Book: Мир, где мне пока не рады



Мир, где мне пока не рады

Мир, где мне пока не рады

Часть двадцать четвёртая. Первые шаги по сцене. Глава 86

Тяжёлый дух подземелья. Не пещеры или подвала, а именно классического подземелья, катакомб, что привыкли мы представлять, когда слышим ключевое слово – фэнтези.

Стоит это услышать, как в голове выстраивается мрачный образ длинных коридоров, чьи стены, пол и потолок выложены чёрным, слегка выпуклым камнем. Его влажная поверхность отражает свет тех редких факелов, что установлены здесь. В некоторых коридорах встречаются деревянные подпорки, подобные тем, что можно встретить в шахтах.

И в подобных катакомбах сейчас нахожусь я. Такие архитектурные решения никак не добавляли спокойствия. Особенно когда я слышал, как то тут, то там скребётся камень о камень.

Вот не дай бог эта вся хуйня обвалится мне на голову.

Часть коридоров были закрыты деревянными массивными дверями. С большой, просто чудовищной замочной скважиной, куда мог поместиться мой палец, сколоченные из толстых досох и скреплённые полосками добротного металла. Эти чудовища висели на не менее чудовищных петлях, как бы нескромно намекая, что ты их хуй откроешь и они здесь явно не для красоты.

За некоторыми из них встречались обычные комнаты. А некоторые открывали проход в другие коридоры, уходящие чёрт знает куда. Оставалось молиться, чтоб не в преисподнюю или в гости к тупым друзьям каннибалам.

Ещё одной отличительной чертой здесь можно было назвать сам воздух. Нет, наверное, это была основная отличительная черта этого места. Что-то типа души этого места. Тяжёлый, вязкий, сырой, пропитанный этой затхлостью и плесенью. Тут даже одежда становилась влажной, впитывая эту влагу из воздуха в себя. Да чего уж там, руку вытяни, и она становится по мерзкому слизкой и потной.

Отсутствие нормальной вентиляции на лицо.

Короче, мечта любого монстра в любой игре. Зайдёшь сюда и сразу понимаешь, что здесь есть сокровища.

Стоит учитывать, что я нахожусь где-то на самом дне этих катакомб. Ну просто на самом дне, где скапливается весь тяжёлый не сменяющийся и непроветриваемый воздух. Хотя мне то не привыкать, я всегда на самом дне и пока выбираться оттуда в ближайшие дни не собираюсь. Если так дальше пойдёт, я превращусь в донное животное.

Ну не жопа ли?

Нет, это не жопа.

Жопа – это та, которая сейчас тихо сидит рядом со мной. Вот она занимает ну просто почётнейшее место в списке всех жоп, которые случались со мной, занимая место сразу за дроздами и моей окончательной смертью в этом мире в случае неудачи.

Иногда я не перестаю поражаться своей способности находить на сраку неприятности, которые медленно режут её на ремни.

Правда обычно, когда ты знаешь, что это за неприятность, тут всё очень понятно – беги или дерись в зависимости от ситуации. А вот жопа, что схватила меня за яйца, ну блять слишком неоднозначная. Я не отношу себя к великим стратегам, да и вообще считаю, что эти все гениальные многоходовочки, если разобраться, совсем и не гениальные, а вполне обычные и предсказуемые, когда знаешь, чего ждать. Но вот с ней…

Проблема в том, что ты как раз не знаешь, чего ждать. Чего ждать от человека, который добровольно надевает на себя поводок, но при этом запрещает тебе её убивать или выгонять? Зачем? Влиять и нашёптывать, чтоб чужими руками сделать дело? Да, это возможно, но такая же хрен что-то незаметно нашепчет! Да с ней в одной комнате страшно находиться! Как такая повлиять незаметно сможет!? К тому же, можно просто заставить сделать это уговором, чего она не сделала.

Возвращаюсь немного назад, к тому моменту, когда Клирия спросила меня, каков будет мой ответ. Тогда я думал, что желание будет банальным до ужаса: захвати мир, уничтожь мир, победи королевство и так далее. Короче всё самое наитипичнейшее, что может попросить истинное зло.

Да вот только Клирия не относилась к тем типичным злым людям, которых я знаю. Она не просила власти или денег.

- Время отдавать долги. Так каков ваш ответ, мой господин? – спросила она тогда.

Она специально выделила два последних слова, чтоб показать, насколько широк мой выбор.

- Прежде чем получишь ответ, может скажешь своё желание? - предложил я.

Но хитрая сучка лишь покачала головой.

- Договор, мой будущий господин.

- Ты, скорее всего, уже знаешь ответ, не так ли? – спросил я, попутно запуская «Трусливую душонку».

Да-да, нельзя смотреть её стату, но когда за меня так плотно взялись, в этом я не вижу уже ничего плохого. Хуже не станет, а так я пойму хотя бы примерно, с кем имею дело. А она вряд ли что-либо предпримет.

Быстрая активация…

Имя: Клирия.

Фамилия: Стелкори.

И всё.

Вот просто блять всё! Имя и фамилия, но дальше дело не уходит, просто нет текста! Блять, да даже раса скрыта! Может она и не человек совсем! Это чо за хуйня!?

Кажется, моё негодование и неподдельное удивление было слишком сильно видно на лице, хотя я старался выглядеть беспристрастным. Клирия слегка склонила голову на бок, после чего очень нехорошо и недобро улыбнулась.

- Ай-яй-яй, мой будущий господин. Так нагло пытаться заглянуть в мою душу… - с этой нехорошей улыбкой одной рукой Клирия погрозила мне пальчиком и расстегнула несколько верхних пуговиц на платье.

Оттуда вывалился маленький кулончик на цепочке. Кулончик в форме женщины в плаще, которая словно клубком свернулась над своим ребёнком. Маленький, круглый, из потёртого чёрного металла на такой же металлической цепочке. Магическая хрень, блокирующая стату? Да ты чо, охуела!? Это же читерство!

- Мой будущий господин, неужели вы думали, что я не подготовлюсь к самому очевидному ходу? – улыбнулась она, пряча кулон обратно. – Прошу вас, не делайте мне больно, не думайте, что я так же глупа, как и те, кто встречался вам до этого. Теперь это другая лига, другие люди, другие правила. Пусть это будет для вас маленьким уроком на счёт того, как нельзя поступать.

Сучка… просто сучка… В жопу тебе раскалённую кочергу за такое. Да от куда ты вообще поняла, что я в твоей стате роюсь. Хотя надо признать, мой ход был довольно очевидным, когда знаешь, чего ожидать… Только знала ли она о моей способности? Или действовала так, на всякий случай? И вообще, что знает Клирия?

Хотя это тупой вопрос, так как из него следует куча других вопросов, один из которых - кто она на самом деле. Короче, задавать себе такие вопросы тоже самое, что озеро ложкой вычерпывать – толку ноль.

- Мой будущий господин, торопитесь, - погладила она меня по голове. – Поместье по большей части обшито легкогорючими материалами, а мне надо ещё успеть спасти вас.

- Будь ты проклята, сука, - прохрипел я.

- Слишком поздно. Я уже проклята. Меня проклинали так часто, что я даже не знаю, какое из проклятий действует. - Кажется эта мысль веселила её. – Так каков ваш ответ?

Я заскрипел зубами. Я бы мог подготовиться, мог бы придумать, как действовать… если бы это так неожиданно не свалилось на голову. А после всего весёлого пиздеца, что прогулялся по мне, после такого вот чуда, что свалилось на меня, мои мозги просто выдают многоточие. Что сделать, что спросить, что активировать? Конечно, сиди я сейчас дома, наверняка бы сказал: Так ты можешь поступить так! Сделай, чего тупишь!?

Но вот незадача, именно в этот момент мне никакого такого решения не приходит в голову. Может потому… что я не сижу целый и здоровый дома, а уставший и переломанный валяюсь здесь?

И в конечном итоге я просто ничего не придумал. Хотя мне простительно, я никогда не входил в категорию супер умных.

- Я согласен, - выдавил я из себя.

Клирия не была удивлена, не была обрадована. Она уже знала исход. Оказалась довольно подготовленной ко встрече со мной. Уверен, что трюков у неё ещё море на все мои возможные выходки, однако я не знаю, что предпринять.

Она достала маленький нож и порезала свою ладонь, после чего взяла мою и так же сделала разрез. Взяла её, соединяя нашу кровь, наши раны, после чего закрыла глаза.

- Мой будущий господин, принимаете ли вы условия договора? – тихо спросила она.

- Принимаю, - ответил я, скрипя сердцем и чувствуя себя шестнадцати летней девчонкой, которую выдают насильно за муж за столетнего старика. – Чтоб тебя кочергой с жопу ебали.

- Как вам будет угодно, мой господин.

- Раз я твой господин, ответь мне, что за желание ты хочешь, чтоб я исполнил?

Да, я ожидал уничтожение мира, ожидал власти и денег. Ожидал, что меня будут использовать как марионетку и так далее. Но Клирия была слишком… нет, не непредсказуемой. Слишком странной.

- Я хочу, чтоб вы получили то, чего желаете, мой господин, - ответила она мягко.

- Чего желаю? – вскинул я бровь.

Я еле удержался, чтоб не спросить: «Что за хуйню ты несёшь, ненормальная?»

- Боюсь, что вы сами не понимаете этого, поэтому я просто подтолкну вас к верному решению. Я хочу, чтоб вы взяли под контроль и правление эти земли. Вот моё желание.

Так-так-так… Открываем блокнотик в моей душонке. Есть ли в списке моих желаний такое? Так… Стать счастливым - есть, путешествовать с командой – есть, завести семью и жить в дали от мирской суеты – есть, иметь свой гарем – есть, поиграть в игру «Half-Life 3» - есть, наконец запомнить, как правильно говорить, тОрты или тортЫ – есть, перестать позориться и запомнить, сколько букв в русском алфавите – есть.

Странно, в списке желаний нет пункта «стать правителем земель». Почему же? Может потому…

ЧТО Я БЛЯТЬ НИКОГДА НЕ ЖЕЛАЛ ТАКОГО!? Я НЕНАВИЖУ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!!! НЕНАВИЖУ ЗА ВСЕХ ОТВЕЧАТЬ!!! НАХУЙ МНЕ ЭТОТ ГЕМОР НУЖЕН!? КАКОГО ХУЯ Я ДОЛЖЕН МЕЧТАТЬ ТОГДА БЫТЬ ТАКИМ!?!?!?

Нет, сразу оговорюсь, что мне нравятся игры, где надо строить своё государство, распределять там налоги и бла-бла-бла. Да, мне нравится подобное, где надо управлять, но то игра, а это реальность! Тут нет рестарта! И там, в отличии от реальности, нет ответственности!

Вот так Клирия выбрала ловко за меня мою дальнейшую судьбу, решив, что для меня будет лучше. Ну не сука ли? Как восстановлюсь, побью её на правах господина, благо на это ограничений нет. Отпизжу её так, что кровью ссать будет.

К тому же, я уже думаю о том, как бы эту сучку грохнуть. Так, чтоб договор меня не убил. Но вот незадача - оставить тёмную дрянь на смерть, зная, что для неё это смерть – явно убить. Если я это понимаю, договор это тоже поймёт (сужу по рабской печати). Да и если я отправлю её хуй знает куда, то в первую очередь сдохну первым, ведь я недееспособен.

Потом отправить подальше? Это неплохая идея, держать её подальше от себя, но не знаю, будет ли договор рассчитывать это как выгнать её. Плюс, если учитывать её нелёгкую просьбу, то в моём будущем тяжёлом пригодиться любая помощь. А эта сука пиздец как может оказаться полезной. И боюсь, что она именно на это и делает ставку. Без неё я просто провалюсь, а там и нарушение договора.

Позвать на помощь Лиа и Мэри? Ну… сами они наверняка не полезут её мочить, а если я буду приказывать это сделать или даже там через кучу посредников, то это тоже будет считаться убийством. Да и не верю я, что такая, как Клирия не продумала столь очевидный ход. Особенно после пиздеца, что она тут устроила.

И вот я там, где я есть.

Не знаю, сколько прошло точно времени с момента как мы спустились в сраные катакомбы. Может суток двое или трое. Клирия уволокла меня сюда, словно паук в свои сети, сказав, что здесь безопасно и пожар нам тут будет не страшен. От такой аллегории мне становится реально страшно. Ведь мы тут вдвоём, практически в полной темноте, и она слишком похожа на паука, затащившего несчастную жертву в свой кокон.

Не могу сказать, что поверил ей на слово и что я вообще горел желанием отсиживаться здесь, но ей, наверное, виднее.

В этой комнате, кроме одинокой свечки, больше ничего из освещения нет. И Клирия, словно чудовище, сидит постоянно около меня, нехорошо улыбаясь и светя своими тёмно-красными глазами в темноте. Иногда мне кажется, что я вижу в её глазах пламя.

Пиздец, жуткая особа.

И я же пока в её сраной власти! Хули я сделаю, когда обездвижен?

Единственное, что говорит в пользу этой сучки, так это её подготовка. Место она уже заранее для меня выбрала. Это было видно как по кровати, которая представляла из себя хороший матрац, заправленный чистым бельём и лежащий на деревянных коробках, так и по мешкам с одеждой и едой, которые к тому моменту, как мы спустились, уже стояли здесь.

Здесь же находилась большая деревянная бадья, в которой я мог уместиться, и которую Клирия не ленилась наполнять, чтоб мыть меня. Я не буду описывать, насколько это унизительно, когда тебя вот так моют. Особенно жуткая девка примерно твоего возраста. Единственное, что могу сказать - она мыла меня тщательно и везде.

Удивительно, как я от стыда и смущения там же и не растворился.

Короче, Клирия действительно ухаживала за мной без всяких нареканий. Молча, послушно, аккуратно. Про то, как я ходил в туалет, тоже отдельная тема, я чуть не сдох от позора, а вот эта жуть-сучка воспринимала подобное вполне спокойно.

И сейчас с наглой милой мордой сидела передо мной и протягивала ложку с злоебучей кашей. Это была борьба. Борьба, которую я не собирался проигрывать.

- Скажите «А», мой господин. Сейчас к вам в ротик заедет тележка с едой, - Клирия сама раскрыла мило рот буквой «О», словно мама, показывающая неразумному дитя, что надо сделать. Как она меня вообще видит?

- Блять, Клирия, я похож на ребёнка!? Ты не прихуела издеваться!?

- Скажите «А», - снова раскрыла она ротик.

- «Б» бле…

Клирия оперативно запихнула мне ложку в рот. Я бы выплюнул это дерьмо ей в лицо, да вот только она так закинула мне его, что я ненароком всё и проглотил. Сука.

- Я тебе в жопу затолкаю эту кашу, - сказал я, подавляя рвотный позыв.

- После того, как выздоровеете – всё что пожелаете, мой господин, - вполне спокойно отреагировала на это стерва. – Но пока вам надо хорошо питаться, в противном случае ваше здоровье может быть подорвано.

- Какого хрена я должен жрать это говно? – поинтересовался я.

- Она питательная.

- Да она без всего! Даже без молока!

- Если бы у меня была лактация, то каша была бы с молоком, мой господин. Но увы… я девушка нетронутая и без ребёнка. А зелий, чтоб запустить процесс нет. Простое же молоко нецелесообразно было брать сюда.

Я даже слегка прифигел от заявы про лактацию, если честно. По большей части потому, что чувствовал – Клирия нихуя не шутит и будь возможность, она бы так и сделала.

- Я ненавижу каши. Любые.

- Мой господин. Сейчас на дворе утро, хоть вы и не можете этого знать. По утрам принято подавать кашу, - настоятельно объяснила она мне. - Но я очень сожалею, что нет ничего другого.

Хуже то, что голосом она действительно сожалела об этом. Вот и пойми, где она притворяется, а где говорит искренне.

- Да как нет!? – я махнул головой на мешки. – Там полно жрачки!

- И она уже рассчитана на определённый срок. Если бы я знала, то подготовила бы что-то более приятное для вас.

- Я не буду это есть, - отвернулся я в сторону.

Клирия вздохнула. Вздохнула так, словно она была матерью непослушного ребёнка. Вот же…

И эта сука стала тыкать мне в щёку ложкой с кашей!

Блять, да ты вообще охуела!

- Знаешь чт…

И тут же мне в рот запихнули кашу, после чего оперативно вытащили ложку. Я было попытался выплюнуть в неё, но дрянь ловко закрыло мне рот рукой, и я в конечном итоге это всё проглотил.

Сука. Просто сука.

- Я не буду это есть, - категорично ответил я. – Просто буду голодать, если будешь и дальше меня ей тыркать.

- Прошу вас, мой господин. Это всё для вашего же блага.

- Выглядит так, словно ты издеваешься.

- Я хочу для вас только всего наилучшего.

- Я всё равно не буду это есть, - ответил я. – Сдохну с голода.

Она внимательно посмотрела мне в глаза своим жутким взглядом, своими тёмно-красными слегка светящимися глазами, в которых словно играло пламя. Я, собрав всю силу воли ответил ей таким же взглядом.

- Мой господин, я забочусь о вас. И если понадобится, я буду кормить вас силой, - угроза звучала ещё более устрашающе при её спокойном голосе.

Приехали называется. А мне ещё хуй знает сколько тут с ней сидеть.



Глава 87

Надо ли говорить, что под конец я просто выплюнул ей всю кашу прямо в лицо? До сих пор вспоминаю, как она сидела рядом, а с её лица стекала эта мерзость. Надо сказать, что она даже бровью не повела. Я ожидал, что она съязвит или ещё чего сделает, но Клирия молча вытерла лицо полотенцем.

После этого наша жизнь потекла дальше. А именно, никак.

Вообще никак; такое ощущение, что нихрена не меняется, кроме места расположения коварной тёмной сучки.

- Клирия, сколько мы здесь? – спросил я.

- Прошло двое суток, мой господин, - ответила она.

- И сколько… нам сидеть здесь?

- Я рассчитывала в случае необходимости продержаться здесь неделю. Однако можно выйти уже и завтра, если понадобиться такая необходимость.

Уже и завтра?

- Слушай, на счёт твоего желания, что ты конкретно подразумевала под ним? – решил я уточнить.

- Что подразумевала? – задумалась Клирия. – Но я сказала всё открытым текстом, мой господин. Я не ни в коем случае не смею вкладывать двойной смысл, который можно будет трактовать по-разному.

- Взять под контроль и правление эти земли. Другими словами, ты хочешь, чтоб я стал заменой графу?

- Верно, - кивнула она.

- Но… если тебе нужна власть, то чего ты сама не займёшь его место?

- Мой господин, вы неверно меня поняли. Мне не нужна власть, мне не нужны деньги, мне ненужно ничего от этой жизни.

- Тогда…

Она улыбнулась, словно рассказывала прописные истины ребёнку.

- Я уже сказала, что делаю всё ради вас.

- Мне не нужна власть.

- Действительно? – скептически склонила она голову. – Вы так… уверенно говорите об этом.

- Я знаю, чего я хочу.

- Жаль, что этого не видно, - улыбнулась Клирия. – В любом случае, я приму любое ваше решение.

- Ага, заставив действовать меня по договору, - скривился я.

- Я ни в коем случае не намерена сдерживать вас этим договором долго. Лишь до того момента, пока вы сами не определитесь, мой господин, - поклонилась она. - А теперь я прошу меня простить. Мне стоит заняться своими делами.

- Своими делами?

- Постирать вещи, мой господин, - уточнила Клирия и с поклоном вышла из комнаты.

Честно говоря, меня пугает Клирия. Нет, она меня в любом случае пугает, но сейчас она меня пугает несколько иначе. Словно знает то, что мне ещё недоступно.

Её слова о счастье, что они значили? Чего я хочу? Нет, я знаю, чего я хочу, но она говорит так уверенно, словно уже наперёд знает всё. Наперёд…

А не пытается ли она мне мозги случаем закомпостировать? Типа самовнушения как у всякий там гадалок, что внушают тебе что-то. Они говорят это так, что ты сам начинаешь им верить и сомневаться в своём решении. И, в конце концов, сомневаешься так, что думаешь – это не то, чего я хочу. Нечто подобное заметно и на детях, которые перенимают мнение родителей.

Клирия случаем не так же делает?

Подозрительно всё это.

Третий день, если верить Клирии, прошёл так же скучно и бессмысленно, как и предыдущие два дня. Я лежал и нихуя не делал. Клирия меняла постельное бельё подо мной, стирала, кормила, убиралась. На мою просьбу повесила в комнате дополнительный факел, и я наконец смог нормально рассмотреть это место.

Обычная каменная комната, которая была похожа больше на подвал какой-нибудь тюрьмы. Здесь ещё не хватало всяких цепей и оков для полноты картины.

- Клирия, а здесь есть вентиляция? – спросил я, оглядывая комнату.

- Я не могу знать, мой господин. Возможно раньше была вентиляция, но вряд ли сохранилась. Если верить моим знаниям, эти катакомбы были здесь ещё задолго до того, как граф отстроил своё поместье. После этого по его приказу оно было полностью зачищено и освещено, чтоб здесь не рождалась нечистая сила.

- Зачем эти катакомбы графу?

- Здесь находилось хранилище его золота.

- То есть правильно я тебя понял, здесь хранится его золото?

- Верно, - кивнула она.

- И ты имеешь доступ к нему?

- Вы имеете к нему доступ, мой господин. Оно теперь принадлежит вам.

Кстати да. В четвёртом столбике, несмотря на то, что я имел теперь подчинённого в виде Клирии, под моим началом теперь значилась и эта территория. Просто надпись: «Хозяин западной приграничной территории». В принципе, на этом всё и заканчивалось. То есть после убийства графа за мной закрепилось это место, но…

Но давайте взглянем правде в глаза. Я не могу быть хозяином земель. Любой придёт и скажет: Эй ты, хули забыл здесь? Думаешь, если грохнул графа, то тебе всё можно? Давай лучше проверим, как хорошо твоя голова смотрится на колу.

Естественно, могут сказать и по-другому, но мне совсем не хочется проводить ещё одну неделю в темнице. А то, что всё именно так и обернётся, я даже не сомневаюсь. Никто не пожелает видеть ноунейма без политической или кровной силы на месте графа. Вот если бы это сделал другой граф и поставил своего человека – другой разговор. Или если бы это сделала его дочь, тоже другой разговор.

Но не для меня. Я просто убийца, который вряд ли получит что-то больше, чем кинжал в спину.

- Клирия, ты говорила, что рассказала про золото под городом, оно ещё там?

- Да, граф решил не трогать его, мой господин. Это бы потребовало времени и людей, которых он хотел держать при себе.

Вообще, я рассчитывал после всего пиздеца и того, как получу свободу, наведаться туда и забрать всё золото. Видимо так и получится. Правда, я не думал, что сделаю это в роли хозяина этих земель.

Ха-ха, я хозяин этих земель, кто бы мог подумать.

- Сколько здесь золота?

- Примерно столько же, сколько и под городом. Три полных повозки золота.

- И… насколько нам его хватит? Если мы не будем его пополнять?

- Не учитывая налоги, что платятся страже, королю каждый месяц увозят по две трети телеги. Иногда полную, зависит от того, сколько потребуют с наших земель.

- И сколько потребуют?

Клирия задумалась на секунду.

- Прошу меня простить, - поклонилась она слегка, - однако я не могу точно сказать. Этим занимался казначей графа, который после его смерти тоже умер. Однако по тому, что я знаю, с графа из-за проблем на территориях брали всего две трети повозки в этот раз. Скорее всего две трети возьмут и в этот.

- Ясно… не сильно они обременяли это место налогами.

- Этот край считается неперспективным.

- Серьёзно? – покосился я на неё. – Он же как бы пограничный, не? Типа налоги на ввоз и вывоз?

- Боюсь, что данную структуру не доверили графу. Ею занималась столица. Никто не хотел по-видимому давать такой приток денег фракции Ночи и возможность спекулировать товарами с земель зверолюдей. Есть множество ограничений, оговорок и правил, что существуют в королевстве. Они созданы, чтоб сохранить баланс. Возможно за такое каждому даётся поблажка в какой-то другой сфере деятельности.

- Много ты знаешь, однако.

- Я служила графу несколько лет, мой господин. Ваша слуга очень образована и может заниматься с документами, чем естественно занималась и при графе. Так что я знаю некоторые вещи, что неизвестны другим.

Какая... опасная и интересная личность. Завалить бы тебя от греха подальше, но нельзя. Ну ничего, управу на тебя найдём. Желательно на цепь в подвал, чтоб до конца жизни бумажками занималась.

- Кстати, Клирия, раз ты так всё хорошо продумала, может быть ты поняла и то, что я не могу стать графом? Что ты думаешь на этот счёт?

Но Клирия в ответ лишь мило улыбнулась и сделала глубокий поклон.

- Слуга не смеет говорит своему господину, что делать. Она лишь может предложить в самый трудный момент вариант, который её господин естественно давно заприметил. Но сейчас… - она посмотрела на меня хитрыми глазами, - господин и так знает, что делать, не так ли?

Да… я об этом думал… очень долго думал и от того я размышляю, что делать с тем, что надумал. Вроде решение есть, но вот как его родить на свет…

Я не могу управлять этим местом. Не могу управлять открыто, а вот за спиной вполне можно. Да, именно за спиной другого человека, который будет гарантировать, что на это место никто не покусится. Другими словами, положить на стул сумку, чтоб показать – здесь занято. А так как политической силы у меня нет, как и кровной, надо это всё позаимствовать.

- Клирия, ты знаешь дочь графа? – спросил я.

Клирия словно ожидала моего вопроса и улыбнулась.

- Да, я знакома с этой особой.

- Значит… ты можешь и заманить её сюда?

- Я бы с удовольствием, но боюсь, данная особа не пожелает с вами сотрудничать. Она отличается довольно скверным характером.

- Окей, но где она сейчас?

- Отправлена в столицу отцом подальше от местных бед.

Решил от греха подальше отправить своё сокровище в безопасность? Это, в принципе, на руку мне, так как она ещё не знает, что её папаша стал корейским деликатесом. Вряд ли вообще кто-либо знает, что случилось, от того очень важно, чтоб до поры до времени всё оставалось в тайне.

План прост. От лица бати позвать её сюда, скрутить и принудить плясать под мою дудку. Конечно, желания становиться хозяином этих земель у меня нет, но это же делать на прямую не обязательно, верно? Посадим сюда человека, который всё умеет и будет представлять власть. И всё, что останется – сказать сделать то или это. Довольно удобное решение.

Правда никто не согласится работать на ноунейма, который просто решил взять власть в руки, поэтому здесь на сцену выходят всевозможные фокусы, что помогут справиться с ситуацией. Много фокусов. Но до этого момента надо ещё подготовиться. Очень много готовиться.

Я не собираюсь вечно просиживать в этой пещере и тем более не собираюсь сидеть на жопе и править этим сраным куском земли. Я немного поиграю в графа, причём сам хотел попробовать подобное, потом поставлю куклу, которой можно управлять и буду свободен. А там глядишь, что-нибудь да изменится. Мир вообще любит меняться.

А тем временем настало время мыться.

Просто удивительно, как аккуратно и нежно Клирия на себе отнесла меня в бадью, стараясь лишний раз не уронить меня, хотя я видел, как от натуги на её лице появлялись сосуды. Так что, хоть она и сука, но спасибо за это я мог ей сказать. К тому же, она втирала мне в тело каждое утро какую-то вонючую хрень, которая приятно грела и убирала боль. Я так подозреваю, что она слегка закупилась на казённые деньги, планируя всё это заранее. Ну чтож, спасибо.

Забавно, что мыла Клирия меня, не раздеваясь, от чего после моей помывки была мокрой. Но это не было проблемой, так как она выходила за дверь, где переодевалась. И вот она уже опять чистенькая и свеженькая, а та одежда шла в стирку. Продуманка, ничего не скажешь.

Особенно стеснительно было, когда она мыла моё хозяйство, без всяких там выкрутасов и пошлостей. Аккуратно, с губкой, тщательно. И пока я краснел, она не выдавала даже грамма беспокойства. Помыла, так же подняла и с огромным трудом положила меня на кровать, где обтирала полотенцем. Потом меняла бельё и… на этом в принципе всё.

Кстати, спала она на стуле рядом, словно нянька с ребёнком, готовая в любую секунду помочь. Я иногда просыпался до того, как она успевала сама очухаться и мог наблюдать довольно милую картину. Она не была похожа на то чудовище, коим являлась, когда бодрствовала. Обычная молодая девушка со слегка уставшим лицом.

И вот, помытый и обтёртый до суха я вновь лежу на кровати.

- Клирия, слушай, а зачем тебе это нужно? – поинтересовался я, когда наши водные процедуры закончились. – Зачем ты хочешь стать добровольно слугой, если можешь быть свободной?

Не сказать, что это был вопрос очень важный, но мне просто было интересно узнать её мнение.

Она немного странно на меня посмотрела, словно спрашивала, зачем я интересуюсь и лезу в её самые сокровенные мысли. Кажется, за всё это время на её лице появилась ещё одна эмоция, которая выражала чувство внутренней борьбы по типу «сказать, не сказать».

- Я была рождена для этого, мой господин, - в конце концов, ответила она.

- Почему ты это решила?

- Я чувствую это. Это была моя мечта, служить антигерою, служить вам. Я верю, что вы сможете понять меня.

Какая наивная ложная надежда, просто восхитительно. Тебя только электрический стул поймёт.

- Понять что именно?

- Всё, - ответила она спокойно. – Понять и принять меня такой, какая я есть. Это моя мечта. Вы антигерой, я – просто тёмная личность. Мы отлично подходим друг к другу.

- Ну… а остальные? Если ты всю жизнь стремилась стать слугой зла в понимании местных, то как можешь знать, что тебе больше нигде места не найдётся?

Она странно посмотрела на меня, что-то решая, после чего вздохнула. Как-то с грустью, обнадёживающее, словно её вынудили что-то сделать.

- Мой господин, не примите ли вы это за оскорбление, если я разденусь перед вами и кое-что покажу? Это послужит хорошим примером для вашего понимания.

- Э-э-э… ну… давай, раз так, - неуверенно пробормотал я.

Обычно под фразой «кое-что покажу» все мы понимаем своё, извращённое и неприличное. Однако боюсь, что здесь мне предстоит увидеть не то самое.

Клирия кивнула и повернулась ко мне спиной, после чего, судя по движению рук, начала расстёгивать пуговицы на груди. Потом лёгкое движение плечами, верхняя часть её платья спадает вниз и мне открывается её спина.

Я бы хотел сказать, что это было нежная и гладкая спина молодой девушки, но то, что я увидел, под такое описание никак не попадало. Это… эм… ну как туша, подранная когтями. Я бы охарактеризовал это, как спину человека, которого привязали к машине и тащили на спине по грунтовке. Ну или стегали кнутом с металлическими вставками на кончиках. И может разжигали на спине костерок.

Да, больше всего раны на её спине походили на страшные ожоги. Кожа, грубая, уродливая и вся изрезанная рубцами, словно неровный ландшафт. Ни одного целого места, начиная с шеи и заканчивая поясницей. Если учесть, что это находится на теле девушки, к тому же ещё и молодой, можно понять, какой удар был для неё. Честно говоря, прогоняя быстро всё, что мне доводилось видеть, я не мог вспомнить, где ещё мог видеть такие же жуткие шрамы как эти.

- Люди не могут принять того, чего не понимают. А когда они не понимают чего-то, начинают этого бояться и ненавидеть. И для таких, как я, не найдётся больше места нигде, кроме как с тем, кого так же не признали в этом мире. Однако в отличии от слабой души, которая ни на что больше не способна, как принять покорно свою судьбу, вы отчаянно боролись и вгрызались в тех, кто хотел вашей смерти. Вы смогли пойти против всех, от того я восхищаюсь вами.

Клирия стоя спиной, повернула голову в бок, словно пытаясь меня увидеть.

- Слабые хотят прибиться к сильным, чтоб наконец почувствовать себя в безопасности. Изгои стремятся найти друг друга, чтоб не жить в одиночестве. Увы, не все мы способны быть такими же как вы, мой господин. Теми, кто идёт дальше, гордо подняв голову и складывая головы противников вдоль своей дороги. Я отличаюсь от остальных и в этом моё проклятие. А вот с вами мы похожи.

Да нихуя мы не похожи. Я конечно проникся этой душещипательной историей, которая, между прочим, ещё не полностью рассказана. Но где гарантия, что тебя там не за дело рвали? Хотя её ненависть я отчасти могу понять.

- Так что… я ваша слуга, мой господин. Прошу, примите меня, и я буду служить вам верой и правдой. И вы сможете меня понять. Понять и принять такой, какая я есть. Я просто уверена в этом. А потом…

Я просто уверен, что в этот момент она улыбнулась.

- А потом эти низшие существа зальются криком боли, когда их тела будут гореть на кострах. Скот должен знать своё место. Я буду следовать за вами, верно складывая их головы около вашего трона, пока последний глупец не падёт от ваших рук.

Ненависть. Она просто ненавидит людей и хочет мести. Типичная история о добре и зле. Я не удивлюсь, если она в принципе всех подряд ненавидит. Ясень перец, ей досталось от них и, скорее всего, именно за эту жуткую ауру, от чего Клирия и возненавидела их. И теперь, оставшись одна, она просто мечтает найти того, кто примет её в свою маленькую семью, чтоб не быть одной. Естественно, имея такую ауру, она будет искать кого-то столь же злого и тёмного. Как антигероя, например.

Пиздец, какая жуть же.

- Ну а если мне это не нужно? – спросил я. – Если мне нравятся люди, и я хочу бегать по полю, радоваться жизни и играть с бабочками?

- Тогда я приму всё как есть и буду бегать рядом с вами, - ответила Клирия. – Однако… сможете ли вы действительно придерживаться этого взгляда после всего того, что пережили и всего того отношения, что люди сохранили к вам? Вы уверены в том, что вас примут?

- Они думали, что я зло. Меня оговорили, они поверили. Просто недопонимание. Да и вообще, они думают, что я сдох.

Клирия очень легко рассмеялась.

- Так наивно, мой господин, так наивно… Хорошо, что теперь я буду рядом и смогу вас остановить, если вам действительно захочется проверить свои слова на деле.



Глава 88

Четвёртый день.

После сказанного Клирией, я, кажется, наконец стал понимать её мотивы. По крайней мере я надеялся на это, так как такую тёмную сучку понять ну пиздец как сложно. Мы мыслим в разных плоскостях.

Она не ищет мести. Таким как она такое не нужно. Она метит шире – пробить пизды сразу всем, не зависимо от того, виновны они или нет. Причём сама она это сделать не сможет, от того решила, что тот, кто уже шатал этот мир, сможет пошатать его ещё раз. Сколько доверия ко мне, я аж прослезился.

И несмотря на то, что, по её словам, она будет меня слушаться, ощущения слежки вышестоящих надзорных органов из моей душонки никуда не делись.

Она может сколько угодно говорить о преданности, но мы то уже видели, как Клирия подобно профессиональному адвокату находит лазейки в договоре. Поэтому для того, чтоб лишний раз прижать меня, у неё наверняка найдётся способ. Это и заставляет меня теперь усиленно думать, как обезопаситься.

Пуcть её желание и было взять под контроль эту землю, но это нихера не значит, что ей не захочется потом развязать войнушку моими руками. Да, она кое-как приоткрыла занавес над своим прошлым, но это лишь убедило меня, что у неё есть веский повод желать кровопролития. А ещё это нескромно намекает на то, что я лишь марионетка в игре, где просто остаётся выбирать варианты из предложенных.

Другими словами, Клирия служит до тех пор, пока я делаю как она хочет. Потом меня в случае чего начнут давить. Не знаю как, ведь по договору она полностью в моей власти, но подобное она наверняка продумала.

Хотелось бы, чтоб её слова на счёт веры, правды и службы были правдивыми, но мы то не в детском саду, чтоб в подобное просто поверить. И ведь я уверен, скажи ей сосать, она это сделает, так как подобное вряд ли её как-нибудь тронет. Но скажи, что я не буду в этому участвовать… даже не хочу думать о том, что она предпримет. Клирия у меня ассоциируется с человеком без принципов и готовым на всё.

Хотя может она и говорит правду на счёт всего этого… но я в это не верю.

Сегодня меня вновь накормили кашей, которую я героически съел, пообещав ей вмазать. И пусть она будет уверенна, я сдержу обещание. А пока…

- Слушай, Клирия, я слышал, что дочь графа конченная сука. Реально всё настолько плохо?

- Достаточно плохо, чтоб с ней не связываться лишний раз, мой господин. Помимо ужасного характера ей свойственна страшная упёртость, да такая, что даже поводок её не удержит. Она очень злопамятна, мстительна и глупа. Настолько глупых людей я ещё не встречала.

Ясно, тупая, мстительная и упёртая. Лучше с такой не связываться. Значит переходим к другому плану.

- Клирия, тебе надо подняться и посмотреть, насколько там всё плохо, - сказал я, когда она убирала посуду. – Горит ли что ещё или уже можно выйти наружу. Нам надо приготовиться к скорым гостям.

- Вы собираетесь встретить дочь графа? – поинтересовалась она.

- Да, - кивнул я. – Она рано или поздно приедет. Но лучше будет, если мы позовём её от лица графа, чем она узнает сама, что тут камня на камне не осталось.

А то вполне логично, что, узнав о таком погроме, у неё включится режим «задница семьи графа в опасности, версия пять тысяч» и потом ищи затаившуюся сучку по всему королевству. Подумает, что охота на неё открыта и спрячется. Я уже не говорю о том, что другие могут её перехватить и использовать как ключик к этим землям.

А так позовём до того, как она сама прознает, а там… А там уж будь, что будет.

- Но сначала принеси сюда все вещи, что были со мной. Среди моих вещей есть то, что нам понадобится. Потом возьми денег из хранилища, найди нормальных наёмников, что согласятся на опасную авантюру.

- Вас поняла, мой господин.

- Это не всё. Найдёшь их, напишешь письмо… Кстати, а ты сможешь написать ей? Не вызовет подозрений, что ты пишешь, а не граф?

- Можете не беспокоиться, - улыбнулась Клирия. – Граф был безграмотным, и все документы с письмами заполнялись мной под его диктовку. К тому же его дочь знает меня. Поэтому подозрений, что письмо будет написано мной, не будет.

- Ты же сможешь написать, как написал бы граф? – на всякий случай уточнил я.

Вообще, это очень тупой вопрос. Не скажет же она: Нет, я блять не смогу. Ну мы люди обычные, обожаем задавать тупые вопросы без смысла, чтоб успокоить самих себя.

- Могу заверить, что смогу повторить стиль его писем, - кивнула спокойно Клирия. – А так же найти правдоподобную причину для её скорого возвращения.

- Тогда отлично. Пишешь, нанимаешь наёмников и похищаете её на подъезде сюда. А то боюсь, что, завидев разрушенное поместье своими глазами, она по съебам даст от сюда.

Да-да, увидев разрушенный дом, от куда пришло письмо, даже конченный долбоёб поймёт, что тут что-то не чисто, и свалит. А так возвращаешься по просьбе любимого или не очень отца. И пока ты ничего не подозреваешь, тебя крутят.

- Я всё поняла, мой господин, - с лёгкой улыбкой затаившегося зла поклонилась Клирия. – Могу заверить, что всё будет в лучшем виде.

- Вот именно после такой фразы мне и незбогойно.

- Но я не ваши прежние товарищи. Можете довериться мне как себе.

А вот сейчас мне стало ещё неспокойнее, так как себе я ещё больше не доверяю. Однажды просто пукнуть хотел, а пришлось штаны с трусами менять.

- И это… Задание секретное. Никто не должен знать о том, что похитили дочь графа. Даже похитители. Ты понимаешь, о чём я?

Клирия зловеще показала белоснежные зубки.

- Можете положиться на меня. После дела я позабочусь как о наёмниках, так и о их телах. Кроме меня и собственно графини никто больше о случившемся не узнает.

После этого она с уважительным поклоном удалилась.

Конечно, возможно покажется странным, что я так легко сдался и тут же бросился исполнять договор, но с этой хуйнёй не так всё просто. Я могу сколько угодно думать и сопротивляться ей, но удачный момент с графиней может быть упущен. И не факт, что мне удастся от Клирии отделаться, а выполнить задачу уже станет сложнее.

Поэтому лучше сразу разобраться с этим вопросом, пока есть возможность, и подстраховаться, а потом уже решать проблему с мисс-тьмой.

Ну а пока сосредоточимся на поставленной задаче. Клирия свою задачу получила, так что будем надеяться, что графиня уже в моих руках. Значит теперь надо подготовить почву уже с моей стороны.

Героиня Кэйт, бесславно пропавшая в моей душе. Давно я к ней не заглядывал, наверно соскучилась уже.

Нам по сути не нужна графиня, только её внешность. От сюда следует, что вместо хуёвой и непослушной душонки мы просто всунем нужную. И все звания и статы графини так же останутся, что избавит нас от подозрений и угроз со стороны возможных попыток развеять магию. Просто если как-нибудь магически создать внешность графини, то нет гарантии, что это нельзя будет так же развеять контрзаклинанием.

А что касается смены характера… ну тут такое горе, девушка лишилась отца, шрам на душе на всю жизнь.

Короче, всё можно будет списать на трагедию.

Я закрыл глаза и попытался заглянуть во внутрь себя. В темноту моей душонки, которая тут же предстала передо мной в виде грязного полного хлама чердака.

Мда… мой внутренний мир такой богатый и красивый… пиздец, слов нет. Ну да ладно, не за этим здесь.

Я напрягся, пытаясь буквально всей душой почувствовать неудавшуюся героиню, после чего позвал её.

«Кэйт, ты здесь?»

Ответ поступил не сразу и каким-то неживым бесцветным голосом, лишённого красок жизни.

- А? Кто здесь?

Немного странный вопрос, она там не ку-ку случаем?

«Это я, Мэйн», - и на всякий случай решил уточнить. – «Тот, в чей душе ты сейчас заперта.»

- Мэйн? – бесцветно повторила за мной Кэйт. – Мэйн… Мэйн…

Повторяя моё имя, она словно пробовала его на вкус. И чем больше пробовала, тем живее сама становилась, пока вдруг как не закричит мне в бедное сраное ухо… ну или не ухо, а душу.

- МЭЙН!!! МЭЙН, ЭТО ТЫ!!! ТЫ ЗДЕСЬ!!!

После чего она расплакалась. Пусть я не видел её, но мог представить, как Кэйт сейчас сидит в темноте на коленках и рыдает, вытирая сопли и слёзы рукавом. И ревела она так, словно решилась её судьба. Хм… чувствую себя говном… Как-то это не к добру.

«Кэйт, ты чего?»

- Ты спрашиваешь, я чего? (шмыгнула носом) Я ЧЕГО!?

И она снова разрыдалась, но уже пуще прежнего. Бля, неужели там в темноте настолько хуёво?

- Т-ты… (плач, шмыганье носом) ты… ты здесь… я не одна… Боже, я… (всхлип, шмыганье носом) я не одна… Я уже думала, что останусь здесь навечно… Навечно в темноте одна, без тела и с пустым осознанием того, что я здесь и больше ничего нет… (всхлип) Вечно одна! У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у…

И вновь ревёт, да так, что меня глушит. Однако я на мгновение представил себя в полнейшей темноте наедине с самим собой и возможностью вечно вот так висеть. Даже умереть нельзя. Да… кажется, я могу понять её облегчение.

- Ты же говорил, что будешь навещать меня! У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у…

Хуясе, насколько там должно быть одиноко, чтоб довести героиню до такого состояния? Хотя…

Ведь если по сути, героиня – обычная девчонка, которую призвали сюда и дали силу. Она не герой, не сильная личность, не тот, кто сам добился своей силы, попутно закаляя свой характер. Ей всё это просто досталось, и она не знает трудностей.

Так что её напыщенность и храбрость тогда – не она настоящая, а лишь маска благородной воительницы и избыточная самоуверенность. А на деле – обычная напуганная девушка, на которую стоит просто надавить, и она сломается.

Как по мне, отличный кандидат.

- Я думала, что мне никогда не выбраться. Одна на веки в темноте без тела… - пожаловалась она мне и снова разревелась.

Хотя ревела Кэйт от облегчения, что говорило о её более-менее нормальном состоянии. И я, как истинный джентльмен, дождался момента, когда она закончит свой скулёж, после чего позвал её.

«Кэйт, у меня есть…»

- Ты всё-таки вернулся… Не смей бросать меня здесь, - шмыгнула неудавшаяся героиня носом. – Я не хочу оставаться одна, только не здесь.

«Это очень хорошо, так как у меня для тебя есть предложение.»

- Ты выпустишь меня? - тут же оживилась она, с надеждой спрашивая меня.

«Верно, но при условии… что ты станешь рабыней.»

- Р-рабыней? – переспросила она, словно не поверила в услышанное. Ну да, так себе карьерная лестница из героя в рабы.

«Да. Ничего интимного или плохого, просто делай, что скажут. Будешь как офисный работник. Печать лишь для того, чтоб ты не сбежала.»

Повисла тишина, которую нарушила Кэйт спустя минуту.

- Я была героем… И чтоб стать рабыней…

«Ты никогда не была героем,» - перебил я её. – «Ты была простым человеком, который получил силу. Ты получила её и играла в героя, убивая всех налево и направо. Ты ничего не добилась сама, всё что ты имела, падало тебе с небес. Так что всё типа «я была героем, а стала рабом» оставь в стороне. К тому же у тебя есть шанс действительно сделать мир чуточку лучше и стать кем-то большим, чем человеком, которому привалило.»

- И как я стану лучше?

«Зависит от тебя», - ответил я спокойно.

- У меня же нет выбора, да?

«Выбор есть всегда.»

- Но это не выбор, - вздохнула она.

И я, кстати, с ней в этом согласен. Подобное не является выбором.

«Тебе решать. Но увидишь, что ничего сверхсложного не будет. Или можешь остаться здесь и ждать тех редких моме…»

- Я согласна, - перебила она меня.

Оперативненько. А как же всякие там ломания типа «ну я не знаю» или «нельзя так»? Но не успел я задать вопрос, высказывающий подозрения, как она уже сама ответила.

- Я… я не могу здесь больше сидеть, - пробормотала Кэйт. – Не так… Это просто невыносимо. Лучше быть рабом, чем так. Будучи живой, я хотя бы смогу убить себя, если что.

Довольно позитивный взгляд на жизнь.

«Тогда договорились. Тебе придётся ещё посидеть здесь, пока я всё не подготовлю. Поверь, тебя ждёт очень увлекательное дело, так что можешь помечтать, как будешь играть в повелительницу земель.»

- Повелительницу земель?

«Ну вот тебе и тема для размышлений. А я пока покину тебя. Так что теперь просто жди.»

Это будет просто. Я так надеюсь, потому, что Кэйт практически готова на всё, лишь бы не вернуться во тьму. Уверен, что стоит просто напомнить в будущем ей, что ждёт её за неисполнение, и она будет послушной собачкой.

Короче, одна проблема решена. Дело оставалось за Клирией.

Эта жуткая особа соизволила вернуться ближе к вечеру, когда настало время ужина. Девчонка видимо сразу рассчитала всё, чтоб вернуться вовремя. Я могу только похвалить её за такую пунктуальность и лишний раз удивиться, насколько она тщательно подходит ко всему.

Сейчас эта милая комната пополнилась и моими вещами, которые Клирия забрала тогда вместе со мной и сложила их куда-то. Я с облегчением увидел среди них и ту самую катану, что могла вытащить душу из тела. Можно сказать, основная часть нашего плана.

- Ну как? Всё сделала? – задал я самый очевидный вопрос.

- Всё прошло как положено, - кивнула она, разжигая небольшую печку, что стояла здесь, и начала готовить мне ужин. – И я прошу прощения, что пропустила ваш обед, мне очень жаль, - смиренно добавила она.

Блин, как отыгрывает роль то!

- Ничего, главное дела, еда потом, - хотел бы я пожать плечами, но лишний раз тревожить тело не захотел. – Что там в деревне? Как люди? Они уже знают, что здесь случилось, так?

- Всё… не очень радужно, мой господин. Вся стража была перебита героем, а он сам исчез в неизвестном направлении. Личная гвардия погибла вслед за графом, как и некоторые очень важные люди. Мужчины, что жили там, так же попытались дать отпор герою, но…

- В конечном счёте, там нет теперь мужчин, – вздохнул я.

- Есть, но мало. Очень много вдов с детьми. Эта деревня известна ещё тем, что хорошо охранялась, от того разбойники близко не подойдут к ней в ближайшее время. Но не надо забывать о путниках, что проходят через город. Известия о том, что там случилось, расползутся и это вопрос времени, когда туда нагрянут шакалы.

- А про то, что графа не стало, известно?

- Они видели дым. Когда я пришла, они сразу спросили, что случилось с графом. Отправили ко мне старосту деревни.

А сами сыканули подойти к Клирии. Значит они её тоже боятся.

- И что ты ответила?

- Я посмела предположить, что смерть графа лучше оставить в тайне, - сказала она, сбрасывая накрошенные овощи в кастрюлю. – Поэтому сказала, что в поместье был пожар, но граф жив и здоров.

- Ладно, это уже хоть что-то.

Хоть что-то…

Можно сказать, что мы выиграли время. Ведь неизвестно, как поведут себя жители, узнав о смерти графа. Если, например, до них допрёт, что гвардейцы могли сдохнуть из-за контракта. Они могут воспринять это спокойно, а могут с катушек слететь. От того нам нужно как можно скорее притащить сюда графиню, которая является своеобразным олицетворением власти как наследница графа. Ведь когда есть хоть какая-то власть, народ чувствует себя более-менее защищённым.

Я быстро прикинул всевозможные шансы и возможности, что у нас сейчас были. Нужен план, который даст нам хоть какие-то надежды не быть разграбленными.

И первое… стража деревни.

Деревня находится рядом с поместьем и является его лицом, можно сказать. И если в деревне есть стража, то и поместье защищено. Скажем так, она нужна для виду, чтоб бандюков отпугивать. Значит надо…

Надо-надо-надо…

Ладно, пусть тогда броню надевают бабы, что ещё делать? Пусть надевают, закрывают забрала, чтоб лиц не было видно и стоят на воротах. Так никто и не поймёт, что перед ними обычные женщины в доспехах. Деревню закрыть, чтоб никто не мог через неё проехать и узнать новости о том, что случилось. Пусть в обход валят.

Так мы сможем создать видимость боеготовности и наличия способных сражаться воинов. Заодно на время сможем пресечь утечку информации о проблемах. Да, экономику это пошатнёт, но всё лучше, чем деревни лишиться.

За главного в страже поставим мужика или бабу с басом, кто будет отвечать на вопросы путников.

Да, так пока и поступим. Создадим видимость, чтоб отпугивать незадачливых ублюдков. Но надо теперь найти каких-нибудь наёмников, что возьмут на себя роль бывшей стражи. Деньги пока не проблема, так что раскошелиться мы… я смогу.

Да, именно я. От этого в душонке стало немного неспокойно, так как теперь я глава этих земель.

Ну не пиздец ли?

Глава 89

Пока Клирия быстро готовила для меня ужин, я примерно расставлял приоритеты и строил планы.

Первое - что делать с деревней, я уже решил. Наряжаем баб в доспехи и ставим как пугала на стену, создавая видимость боеспособности и боеготовности. Запираем деревню, чтоб новости не выпускать в мир. А сами тем временем ищем наёмников. Желательно заключить такой же контракт с ними, как и у графа.

Попутно зовём сюда графиню и переселяем души. После этого выводим её в свет, где она с трагическим лицом сообщает о кончине графа и, строя преданное и милое лицо, говорит, что позаботится обо всех. Но надо потерпеть, так как повсюду враги. Могу поспорить, что и здесь подобное проканает. Люди увидят, что власть есть, что власть имеет планы на будущее. В конце концов, все хотят стабильности и наличие графа – один из её гарантов.

И даже если эта стабильность будет суровой, они всё равно предпочтут её неизвестности.

Так, ладно, с графиней и стражей вроде как есть план, простой и суровый. Дальше…

Дальше… дальше-дальше-дальше… Деньги.

Да, именно деньги. После охраны и обезопасивания графства от возможных посягательств со стороны, они идут в первую очередь.

Нам нужно… вообще в душе не ебу, что нужно. Я же не экономист. Нет, ну логично, что производства, рынки и прочее. Но поднять ли налоги? Или это только ухудшит ситуацию? Или наоборот, снизить, чтоб можно было быстрее бизнес развить? А в мире средневековья вообще подействует такой план?

Я читал там что-то когда-то скорее всего. Самый главный двигатель экономики вроде был бизнес. Малый бизнес. Хуй знает, я не экономист, но там говорилось, что один человек создаёт бизнес, чтоб улучшить своё положение. Логично, что создаёт востребованный и приносящий деньги бизнес. Туда подтягиваются работать люди - безработных меньше, налогов больше. Один бизнес требует другой и так далее…

От этого, когда благосостояние растёт, люди хотят больше и думают не только о выживании. Появляется уже бизнес развлекательный и вновь деньги.

Блин, кто мне скажет, так это работает или нет? Я вот читал «Унесённые ветром», где Скарлетт держала лесопилку. После войны многие дома нуждались в починке, или вообще, должны были быть отстроены заново. И так как все дома были деревянные, всем требовался лес, от чего лесопилка стала процветать. Как следствие, появились деньги.

А там уже рабочие и так далее…

В этом я вижу логику и смысл, но будет ли это так работать? Нужен профи, который знает это графство, и знает, что нужно людям.

Почему я не учился на экономиста, пиздец просто… Ладно, как говорили мудрецы, хочешь чего-то добиться, найми того, кто поможет тебе в этом.

- Клирия, тут у нас остались экономисты?

- Прошу прощения, но я не совсем поняла, что вы хотите узнать, - ответила она, не отрываясь от готовки.

- Казначей. Нам нужен тот, кто разбирается в экономике. Или знает, как вести бизнес. Надеюсь, слово «бизнес» тебе объяснять не надо?

- Нет, мой господин, я знаю, что такое бизнес. А на счёт казначея… - Клирия задумалась. - Я не могу сказать точно, есть ли нужные люди в деревне. Казначей то имеется, но насколько он будет компетентен, сказать я не в силах, мой господин.

- Окей, тогда вопрос отложим до появления графини. Но нам нужны какие-нибудь дельцы, что могут организовать бизнес здесь. Да и не только здесь. Надо бы найти самых прогрессивных. Мы будем им содействовать и… короче ты поняла. Больше бизнеса, больше работников, больше налогов.

- Я поняла вас, мой господин, - кивнула она.

- Отлично. Дальше, нам нужны чернила для рабской печати.

- Мой господин, а печать у вас есть? – покосилась на меня Клирия.

- Да, но всего на раз ещё осталось в ней. Она нам пригодится для графини и некоторых важных людей, что будут здесь работать. Ты кстати письмо отправила?

- Да, мой господин. Я решила, что стоит выбрать самый быстрый способ доставки. Магией.

- Молоток, - похвалил я её. - Как долго ей сюда добираться?

- Я написала довольно провоцирующее и побуждающее к действию письмо, так что при доступных ей финансах она выберет телепортацию. Столица нашего графства уничтожена, поэтому ей придётся ехать со столицы соседнего графства, так как телепорты установлены только по столицам. И того, её путь займёт около недели.

Неделя… Ну… народ здесь точно терпеливый, так что недельку потерпят. А вот…

- Мой господин. Ужин, - спокойно произнесла Клирия, отходя от печки.

Так… суп… Ну ладно, не так и плохо. Не каша же.

Я до сих пор не могу понять, как Клирии удаётся так грациозно двигаться и уметь держать себя подобно какой-то аристократке, которая всю жизнь только и делала, что якшалась в кругах всяких графов и графинь. По сравнению с ней я больше похож на… быдло.

Присев рядом с моей кроватью, она по своему обычаю принялась меня кормить. Но сказать, что делала она это своеобразно, это ничего не сказать.

- Скажите «А», - Клирия открыла вновь рот буквой «О», словно кормила маленького ребёнка. Да она просто получает от этого удовольствие! Сука!

Ну хули делать, я послушно открыл рот.

- Вы молодец, мой господин, а теперь за свою верную слугу Клирию…

Ещё одна ложка.

- Очень хорошо, а теперь за здоровье своей верной слуги…

Короче, любой приём пищи был похож на это. Или мы кушали за здоровье Клирии, или за моё здоровье.

- Слушай, Клирия…

- Прошу вас, не разговаривайте за едой, мой господин, - проворковала она. Это жутко. Нет, реально, это жутко! А тем временем Клирия уже новую ложку мне тулила. – Скажите «А».

Да, она слишком усердствует. Более того, пусть я и не эксперт в людях, но мне кажется, что она получает от этого удовольствие. Я не имею ввиду издевательство надо мной. Нет, ей нравится сам процесс кормёжки, словно она представляет, что играет в игру «дочки-матери». Своеобразный способ развлечься и отвлечься.

Я бы сравнил это с маленьким ритуалом, который даёт ей возможность почувствовать себя человеком. Типа обеденного перерыва во время работы, когда хоть на мгновение ты можешь выйти из пыльного цеха на улицу и вдохнуть полной грудью. В первые дни меня кормёжка бесила, дико бесила, так как мне казалось, что она издевается и показывает свою власть таким образом. Но сейчас я чуток по-другому взглянул на ситуацию.

Прикажи ей так не делать, и она бы подчинилась, так как у нас есть уговор, который работает в обе стороны. Но… зачем так делать? Если Клирия хочет поиграть, то, пожалуй, я подыграю. Может так пойму, кто она и что творится у неё в голове. Плюс, если не брать в расчёт этот сраный договор, то уважение к её маленьким прихотям - это знак доверия. И в следующий раз я так же смогу претендовать на более глубокую помощь, если так возможно выразиться, с её стороны.

Нет, я не про секс. Тут уж лучше проститутка, чем она.

И хоть у нас такие интересные отношения, где она использует меня в своих целях, при этом отдавая власть над собой мне, я считаю, что надо всё равно стараться поддерживать уважительное дружелюбие. Пусть даже мы тут все такие интересные личности, уважение друг к другу может иногда давать интересные результаты.

Поэтому я подыграл и позволил себя покормить, словно мне годик.

- Итак, Клирия, через тебя проходили документы, верно?

- Верно, мой господин.

- Значит… документы о всяких бизнес-планах, предложениях о сотрудничестве и прочем тоже проходили через тебя?

- Да.

- И они сгорели, - закончил я.

- Сожалею, мой господин, но это так.

Обожаю, когда всё через жопу. Это добавляет лишь ненужных квестов по типу: сделай то, сделай это; вот так, не знаю как.

- Отлично, тогда вот тебе задача, помимо всего прочего, тебе надо вспомнить о предложениях, что были написаны там, - тут же сбагрил я чудеснейшую работу на плечи своей подчинённой. - И ещё, граф имел дела с наёмниками?

- Да, граф имел контакт со многими из них.

- Другими словами, и ты знаешь всех наёмников, с которыми он сталкивался, так?

- Верно, мой господин.

- Отлично, вот тебе ещё задание. Найми… сто человек. Да, сто человек будет достаточно. Найми лучших, что есть и заключи на… на себя контракт. Всё тоже самое – полное подчинение за зарплату. Смерть в случае смерти работодателя. Короче, стабильный план.

В принципе, Клирия по договору под моим началом и выполняет мои приказы, так что и наёмники будут под моим началом. Нет, я конечно предполагаю, что Клирия что-то мутит и давать ей власть в руки небезопасно, но если вообще всего бояться, то мы с мёртвой точки не сдвинемся. К тому же, она так и так подчиняется мне, а все эти приготовления и наймы, можно сказать, двигаются именно из-за её желания. Так что смысл ей перехватывать власть или мешать мне, если сейчас я конкретно на её просьбу работаю?

Короче, ей можно доверять, пока речь идёт о графстве. Я так считаю.

- Собираетесь набрать сразу маленькую армию, мой господин? – поинтересовался Клирия.

- Ну… не маленькую армию. Скорее, верных последователей, что смогут меня защитить. Часть осядет в деревне. Часть будет здесь. Хоть какая-то защита. Плюс, надо достать деньги из канализации, что тоже очень важно. А ещё же зарплаты платить и дань собирать. Короче, это всё очень важно. Можно сказать, что именно от будущей личной гвардии зависит наша экономическая сохранность. Они будут как охранять нас, так и сопровождать деньги по графству.

- Тогда… я могу сразу посоветовать вам наёмников, что удовлетворят ваши запросы, - ответила Клирия после недолгого раздумья.

- Так быстро? Окей… кто они?

- Отличные воины. Жители королевства под горой. Все их знают, как боевых гномиков.

… …

Кажется, я немного завис. Потому, что услышал совершенно другое слово.

- Прости пожалуйста, ещё раз, как ты их назвала? Гомики?

- Нет, мой господин, гномики.

Бля-я-я-я-я… Скажем честно, у меня травма на этой почве. Сразу вспоминаю, гномиков-домовых, что увидел однажды на поляне и которые, встав в круг, долбили друг друга в жопу.

Теперь же у меня перед глазами момент, где я выглядываю на свой задний двор, а там, встав в кольцо, сотня бородатых, мускулистых и грязных гномов ебут друг друга в жопу, встав в дружный круг.

Не знаю, как другие, но я не хочу, чтоб подобная картина встречала меня на рассвете. А то утро, птички поют, солнышко светит, ты выглядываешь в окно на поляну, а там бородатые гномы долбятся. Просто охуительная картина.

- Эм… нет, давай других.

- Но гомы… (она сказала гномы, но теперь я слышу исключительно гомов.)

- Не надо мне такого счастья, - попросил я.

- Они хорошие воины.

Ага, будут тут у меня на лужайке ебаться. Нет, прости, у меня кажется психологическая травма.

- Давай других, это приказ, - отчеканил я.

- Как пожелаете, мой господин, - кивнула Клирия головой без единого возражения. – Орки с земель зверолюдов. Яростные и очень верные.

- Ага и доверяют тому, кто сильнее их. А теперь посмотри на меня и скажи, кого ты видишь?

Она так и сделала.

- Великого антигероя, который разрушил не один город?

- Нет! Кого ты действительно видишь!?

- Великого антигероя, который разрушил не один город? – повторила она без грамма смущения.

Да Клирия меня дрочит!

- Нет, я хлюпенький, тонкий и не представляющий угрозы парень. Хозяин должен внушать уважение и его должны бояться. Я сомневаюсь, что армия перекаченных орков будет бояться меня, а у них это чуть ли не главное.

- Тогда гвардия наёмников из столицы. Хорошие и честные воины. На их счету многие контракты и они не раз выполняли услуги защиты и эскорта.

- Ты говоришь, что они располагаются в столице?

- Да, мой господин.

Ага… А теперь один момент, кто согласится держать у своего бока армию наёмников, которую каждый может нанять и заставить делать то, что захочет? Особенно в столице? Король? Зачем? Может потому, что ему не надо бояться? Почему? Потому, что он знает, что эти наёмники ничего ему не сделают? Почему? Потому, что они уже под его крылом?

Моя любимая паранойя и мнительность, как я вас люблю, вы единственные мои друзья, что думают о сохранности моей жопы. А вот тупая сука явно этого не видит! Нет, может я и не прав, но лучше не рисковать. Серьёзно. Наёмники в столице.

Даже если я не прав по поводу того, что не разумно держать под боком наёмников, это не убирает того факта, что они могут быть куплены королём, который находится рядом. Я бы так и сделал.

- Не то, давай дальше.

- Дикие дровосеки.

- Блять, что это!?

- Будет правильнее спросить, кто это. Дровосеки, которые обитают в лесу бритоногих…

- Достаточно! – остановил я её. Не могу слушать такой бред от человека, который рассказывает это с каменным лицом. – Не хочу дровосеков.

- Тогда… южные наёмники.

- Южные наёмники?

- Да, - кивнула она. – В этих землях они не сильно популярны из-за количества собственных.

- И… без всяких подвохов? Ни пидоров, не гомов, ни орков или тех, кто может быть связан с властью?

- За ними подобного замечено не было. Их расположение на юге, и популярностью они не пользуются, так что уверена, что этот выбор будет наилучшим. Ручаюсь за свои слова, мой господин.

Я задумался.

Южные воины, нормальные наёмники, здесь не популярны из-за обилия своих людей, от чего местные, скорее всего, не имеют власти над ними. Возможно внешность будет выделяться, но под забралом все одинаковые.

Идеально?

Идеально.

Рояль?

Рояль.

Мне кажется, или это такой огромный воз роялей сейчас на горизонте появился? И движется он на БелАЗе без тормозов? Я не верю в плюшки, которые облегчают жизнь, но я верю в плюшки, которые её отравляют. Не является ли такое удачное войско огромнейшей проблемой?

Хотя… видеть во всём плохое тоже нехорошо.

- Ладно… ещё один вопрос – мне нужен целитель. Такой имеется в деревне?

- Вы хотите целителя для… последствий вашего состояния?

- Да.

- Тогда бы посоветовала схватить и поработить целителя бродячего. Выкрасть его и поработить, чтоб только он знал ваш секрет и никому не смог вас выдать. Деревенского целителя лучше не трогать потому, что это большой удар по самой деревне. Да и знающий ваш секрет – удар уже по вам, мой господин. Оттого должен быть под контролем.

- Логично… - задумался я. – Тогда… могу я на тебя рассчитывать?

Клирия сделала лёгкий реверанс.

- Можете на меня положиться, мой господин. У меня даже есть претендент на это место.

- Живым и здоровым, - предупредил я.

- Уверяю вас, я не трону вашего человека и пальцем без приказа.

- Ладно, поверю на слово. Но скажи, от куда этот человек, если не из деревни?

- Он из семьи, что странствует по стране. Они торговцы. Сейчас, после случившегося, их услуги пользуются популярностью, оттого они задержались на наших землях, мой господин. С начала ваших действий, раненных и нуждающихся в помощи оказалось немало, поэтому они до сих пор здесь.

- То есть, он член семьи, - уточнил я.

- Верно, мой господин.

- Ясно… ну тогда без крови, просто выкрасть, понятно?

- Как пожелаете, мой господин.

После этого меня вновь мыли. Аккуратно и нежно, словно ребёнка. Клирия, что же ты за сука?

Меня на этот вопрос пробивает всё чаще и чаще. Я почему-то уверен, что она хочет меня использовать в своём плане, но при этом она вполне адекватно исполняет свои обязанности. К тому же, как я погляжу, она сама не лишена слабостей.

Так, например, к алкоголю она явно неровно дышит. И эти игры в «дочки-матери»; по ней не видно, что она хочет издеваться надо мной, скорее она даёт свободу своей фантазии…

Клирия, ты случайно о ребёнке не мечтаешь?

Нет, я не хочу быть твоим претендентом, но… такое отношение, я вижу какую-то нехарактерную искру в твоих глазах, когда ты подобным занимаешься. От чего у меня логичный вопрос – связанно это с тем, что в своём возрасте ты хочешь ребёнка и, играя со обездвиженным мной, ты представляешь что-то другое?

Например… своего ребёнка?

Ведь какой бы сукой беспринципной ты не была, материнский инстинкт работает беспощадно.

Главное, чтоб меня до смерти не затискала.

Глава 90

Пятый день.

Помню, что первым днём был тот, когда я подрался с графом. Тогда Клирия меня обломала и затащила сюда, спасая от пожара. Я посчитал его первым днём моих мучений. Но признаюсь честно, мучения ещё никогда не были такими не мучительными в этом мире для меня. Ну а чо, ешь, пьёшь, срёшь – всё за тебя сделают и всё за тобой уберут.

А вот второй день оказался не такой радужный.

Тогда я выяснил, что на завтрак у меня каша. Была ругань, были споры, были крики (и всё это с моей стороны), но кашу в меня запендёрили. Этот день я провёл с Клирией наедине и смог вдоволь насладиться её присутствием. Её жуткой аурой, не менее жуткими глазами и постоянным ощущением, что меня хотят сожрать.

Но потом третий, четвёртый и вот уже пятый день.

Не солгу, если скажу, что у меня теперь иммунитет на неё.

Нет, серьёзно! Пусть она меня до сих пор пугает, а встреть её по пути к туалету, эффект был бы как от слабительного, однако нахождение с ней рядом теперь не вызывает у меня такого мандража. Я бы даже пальцем мог в неё потыкать, если бы в этом была необходимость. Возможно через месяц я вообще не буду чувствовать этого. Но я и не собирался так долго торчать с этой… девицей рядом. Устрою тут на земле всё как положено и дело с концом.

Кстати, сегодня, если верить Клирии, у нас появится свой целитель.

Она ушла сразу перед тем, как я лёг спать, попросив прощение за то, что возможно мне придётся поголодать сутки. Но что такое сутки голода по сравнению с тем, что скоро я вновь смогу двигаться?

Поэтому, проснувшись, я стал терпеливо ждать мисс-тьму и свою стационарную аптечку, которая будет меня лечить. Возможно, после всего этого, я даже заберу его с собой, чтоб в будущем помогал. Ведь компаньон, что тебя излечит, никогда лишним не будет!

Не знаю, сколько займёт времени у Клирии всё это дело, но мне оставалось молиться, чтоб недолго. Я так-то в туалет хочу, а без чужой помощи… Короче, я реально недееспособен. И здесь, в этих сраных катакомбах, я ощущаю это всё лучше и лучше. Темнота, сырость, игра теней из-за постоянных плясок огня на факеле, звук разбивающихся о камень капель. И сраное одиночество.

Нет, мне не грустно.

Мне неуютно.

Не дай бог какая-нибудь хуйня припрётся сюда и всё, пизда бедному Патрику (что за имя, какой же пиздец просто!) – человеку, который правил этими землями меньше всех.

А ещё мне даже звания не дали за подвиг, что немного странно. Тут такое событие, а его нет. Конечно спасибо, что мне не дали там звание долбоёба или ещё чего, но… это странно, если честно. Словно мир затаился и теперь ждёт дальнейшее развитие событий.

Нехорошо… Или хорошо, может про меня забыли.

И пока я раздумывал, к добру это или нет, на голову спустился мой наниматель, что не имел чувства такта и мешал мне жить.

Ты не оборзел, говно!? Как ты разговариваешь с Богом Скверны!?

А вот нечего в голову лезть. Ты мне не помог, когда я просил, подорвал доверия верного слуги в себя, теперь я верю в Богиню Безумия, вот!

Эй, погоди, харе сразу пургу гнать. Чо сразу Безумие. Я к тебе вообще с подарком пришёл, червь.

С подарком?

Я даже удивился подобному. Чтоб Бог Скверны сам пришёл ко мне со способкой…

Не боись. Ты отлично выполнил свою задачу. Взял под контроль целую территорию! Теперь туда подтянутся с моего пинка люди, что верят в меня и целое графство будет поклоняться мне!

Как ты быстро… решил взять всё в свои руки.

А тебе то чего? Для тебя нет разницы, в кого они верят. К тому же, узнают, что тебя поддерживаю я и ещё больше будут тебя почитать.

Разве ты не собираешься вмешиваться в жизнь здесь?

Нахуя? К тому же даже самым сильным богам напрямую вмешиваться нельзя. Только косвенно, артефакт там подкинуть или силы дать… Да и мне важны только последователи. На твоё правление мне чихать, даже если ты там воевать будешь. Только постарайся моих последователей не крошить.

Ну… в принципе, как я понял боги сильнее тогда, когда последователей у них больше. Так что дел до управления землёй им немного. Ну подкинут что-то максимум и всё. Это хорошо, хотя… будет враг, которому подкинут силу и будет не очень удобно. Надо взять это на заметку.

А пока что там у нас по поводу подарка. Что это? Способка?

Ну… почти…

Почти? Не нравится мне не уверенность в голосе.

Молчи, смерд. У меня просто есть способ получить эту способку.

То есть, ты скажешь мне инструкцию, как её достать, так? Ну… это тоже неплохо, хочу сказать. Конечно не готовенькое, но не менее полезно! Давай, я готов!

Верно. Поэтому слушай…

Информация была охуительной. Настолько, что я даже слова не сразу смог подобрать.

И что блять я мог ожидать!? Съешь то, съешь то, выпей это? Или пройди столько шагов и присядь столько раз?

Вот ни-ху-я!

Способность действительно была сверхредкой и сверхудобной. По словам Бога Скверны, даже у великих героев не было такой. Почему?

Да блять потому, что никакой долбоёб на это не согласится!

Кратко о способности. Она даёт полный иммунитет на все направленные на тебя особые способности. Например, использует кто-то на тебе способность поджога тела, а его нивелирует моя способка! Кто-то хочет использовать на тебе магию кинжалов (это когда вокруг появляются призванные кинжалы и втыкаются в тебя), а эта способка нивелирует это! Тебя пытаются прибить способкой, но тебе похуй.

От прямых ударов, выстрелов из луков, магических атак… короче любой простой атаки способка не спасёт.

Но вот незадача, я не видел ещё ни разу прямонаправленные способности. Например, тот же самый меч Кэйт – это просто телепортирование и возвращение предмета. А на абилки типа Мэри она не действует, так как те накладываются на хозяина. От удара абилкой по области тоже не спасёт!

То есть она спасает только от направленного конкретно на тебя удара!

Ну да ладно, это ещё пол беды.

Но вот способ получения…

Как развивается иммунитет? Правильно, тебе надо заболеть, чтоб организм выработал антитела на заразу. Или прививку получить. Как тут можно получить иммунитет к направленной на человека способности?

Правильно! Надо ебашить по нему способностями, пока не появится эта способка!

Ну не пиздец ли? Я просто представил, как меня пидорасит всякими направленными способками как в доте, и содрогнулся. Причём нужны не просто способки, а направленные на цель. Это ещё потом пережить надо! А если говорить об исцелении… короче весело.

Теперь-то понятно, что герои не берут её. Да ты свихнёшься раньше, чем получишь её! Зачем тебе это говно, когда при дикой живучести тебе даже голову не отрубят сразу. Зачем иметь иммунитет на способки, когда они даже убить тебя не смогут?

И раз уж зашла речь о таких вещах, то я всегда хотел кое-что узнать ещё. Но это уже касалось богов.

Бог Скверны, а что будет, если я вступлю в конфликт с представителем другого бога?

Ничего.

А если я буду целенаправленно истреблять их? Например, сжигать храмы и убивать его сторонников?

Он будет зол на тебя. Но на прямую вмешаться… нет, этого никто не сможет.

Не сможет?

Чего ты хочешь, смертный? Уже придумал план по уничтожению всего?

Просто хочу узнать, могут ли боги спуститься сюда и прописать мне пиздюлей, если захотят. Или призвать меня к себе и грохнуть уже там.

Бог Скверны ответил не сразу, словно боялся затронуть неудобную тему.

Нет, они не спустятся к тебе. Нельзя вмешиваться напрямую. Конечно, бог может появиться в этом мире, чтоб направить своего человека и так далее, но, во-первых, это рисково, во-вторых, он не имеет права участвовать ни в чём: ни в боях, ни в убийствах, ни в чём-либо другом. Ещё они могут призвать тебя как я, но в том пространстве… вы будете как в двух разных комнатах. То есть вы рядом с друг другом, но всё равно ничего сделать не можете. Но невозможность вмешаться на прямую они компенсируют своими послушниками.

Кажется, я понял. Мы как в двух мирах. И они могут лишь влиять из своего мира на наш.

Верно. Так что, если ты будешь творить хаос смерть и разрушение, единственное, что они смогут сделать - дать определённую часть силы своему верному воину и отправить его по твою голову.

Ясно… Нет, я не собираюсь тут мочить всех налево и направо, но лучше узнать о возможном вмешательстве свыше заранее. Ну а хули, вдруг завалю героя, а тут такой бог спускается и прописывает мне пизды по самую селезёнку. Я даже об этом не задумывался раньше.

Но слава богу, что…

Не за что.

Да блять, я не тебе это сказал!

В смысле не мне!? Ты чо, рамсы попутал, щен!?

Почему ты разговариваешь как уголовник?

Абонент выключен или находится не в зоне действия.

Да ты посмотри на это! Как что, как неудобный вопрос, так съёбывается!

Клирия вернулась к вечеру, когда я думал, что уже точно схожу под себя.

Эта мисс-тьма влетела в комнату, словно какая-то ворона, быстро озираясь по сторонам и словно ища угрозу. Мотнула головой в разные стороны, после чего подлетела ко мне.

- Мой господин, я вернулась и прошу прощения за столь долгое отсутствие, - склонилась она.

- Клирия, неудобно тебе об этом говорить, но я сейчас в туалет под себя схожу.

Мда… позор позором. Не помню, когда я ещё так унижался… Даже с Лиа не так всё плохо было, так как там я всего сутки мучился. А тут…

Но кризис прошёл, Клирия с непоколебимым спокойствием вернула меня обратно, а я постарался выкинуть подальше из головы позорные воспоминания. Тем более, очень скоро я смогу вернуться обратно на ноги и забыть это всё как страшный кошмар.

- Итак… ты притащила целителя?

- Да, он в отдельной комнате в кандалах, мой господин, - засуетилась Клирия у плиты.

- Не спеши готовить, сначала дело, - остановил я её и, заметив желание опять протестовать против меня, тут же добавил. – Это приказ, Клирия. Без обсуждений.

Она сопротивлялась, она была не согласна. Я прямо видел, как гуляли тени по её лицу, как тогда с кашей, но всё что она сделала в конце, так это просто поклонилась и смиренно произнесла:

- Слушаюсь, мой господин.

Честно говоря, когда она скрылась за дверью, я осознал насколько же я дебил и как много мне ещё предстоит учиться. Например…

Тогда с кашей я мог просто приказать готовить другой завтрак, а не давиться ею.

Признаюсь, я не считаю себя гением и в некоторых ситуациях просто не успеваю принять правильно решение. Конечно, возвращаясь потом назад, вижу, что были другие выходы. Однако на тот момент я просто даже не думаю или не вспоминаю о них.

Печалька.

Очень скоро я услышал, как дверь в комнату отворилась. И в этот самый момент моё сердце сжалось от нетерпения и любопытства. Я с нескрываемым интересом посмотрел на тех, кто вошёл и… вздохнул.

Потому что, сказать честно, целитель меня… слегка разочаровал.

Клирия, буквально волоча за волосы, затолкнула в комнату девушку.

Блять, а… нет, я не имею ничего против девушек, но… почему опять девушка? В смысле, я не против девушек, но… опять баба? Нет, ну серьёзно! Чо это такое!? Где парень!? Я думал, старикан какой-то будет или мужик-лесник, а тут опять баба! Или там на земле мужики вообще перевелись?

И нет, я не пидор, просто такое обилие женщин вокруг меня… напрягает. Вот с кем мне попиздеть о мужских делах?

Клирия с ней не сильно нянчилась. Всё так же держа девушку за волосы, Клирия дёрнула её голову вниз, заставляя встать на колени. Ни капли сострадания или жалости. Сейчас я видел её за работой – хладнокровная, без единой эмоции и даже намёка на какую-то человечность. На её приятное аристократичное лицо словно падала тень.

А на заплаканном лице жертвы я видел только испуг и смиренность.

- Она… целитель? – с разочарованием, однако не без любопытства я оглядел эту девицу.

- Да, мой господин, она целитель, - ответила Клирия тут же изменившись в лице и став более живой. - Подрабатывала в городе, исцеляя людей. Они уже и раньше здесь были. Год назад, если не ошибаюсь. Пользуются определённой популярностью у людей благодаря низким ценам.

- И ты её вытащила без крови, так?

- Без единой капли крови, мой господин. Вытащила её ночью прямо из кровати. Думаю, завтра её родные весьма удивятся пропаже.

А… то-то я смотрю, на ней ночнушка.

- Итак, как тебя зовут? - обратился я к девушке.

Та испуганно посмотрела на меня, позволяя получше разглядеть внешность.

Конопатая, рыжеволосая, с длинным слегка крючковатым носом и вытянутым лицом. Обычные карие глаза, ничего выдающегося.

Ничего особо красивого в ней не было, как, например, в Лиа или Мэри. Я бы сказал, что это просто типичнейший житель деревни; не красавица, но и не уродина. Обычная девушка со своими изъянами во внешности. Она мне неожиданно напомнила какую-нибудь библиотекаршу из магической школы. Не хватало для полноты картины остроконечной шляпы и очков.

На мой вопрос она начала испуганно крутить головой. Вместо неё ответила Клирия.

- Она нема, мой господин. Но могу заверить, что она бесконечно уважает вас.

С этими словами она дёрнула ту за волосы вниз, заставляя смотреть в пол.

- Я не спрашиваю про уважение. Её имя какое?

- Какое дадите, мой господин. Она будет носить то, которое получит.

- Она что, вещь?

- Да, мой господин.

Понятно, вот как видит других Клирия.

- Так, - решил я сразу расставить все точки над нужными буквами. – Клирия, у нас нет вещей. Есть только служащие мне добровольно, служащие недобровольно и враги, понятно?

- Да, мой господин, - слегка поклонилась она.

- Отлично. Пока она в ранге тех, кто служит добровольно. Подними её теперь и относись как к своему товарищу.

- Да, мой господин, - ответила Клирия и подняла за волосы девушку, не спеша её отпускать. – Однако боюсь, что она ещё не потеряла надежды обрести свободу. Могу предположить, что, если я ослаблю над ней контроль, без рабской печати или клятвы кровью она тут же попытается сбежать. Вы уверенны, что хотите ослабить над ней контроль, не получив гарантий?

- Не уверен… - уже более задумчиво пробормотал я.

Ведь Клирия то, не смотря на довольно жестокие методы контроля, права. Отпустим и та съебётся при первой же возможности. Да-да, права человека, свобода выбора и так далее, но извините, это другой мир с другими правилами. Так что на хуе я теперь вертел все моральные принципы и мнения моралофагов. К тому же, я не пытать её собрался.

- Ладно, но без вот этих усердствований, ты поняла? Не надо её пиздить почём зря и мучить. Следи за ней, но помни, что теперь она часть нашего коллектива, – с трудом кивнул я на девушку.

- Да, мой господин, - ответила Клирия и схватила жертву уже за плечо, да такой хваткой, что я невольно подумал о возможных синяках на её руке. Если Клирия такой хваткой вообще не сломает ей кости.

- Окей… Так, значит она немая, верно? И имени мы её не узнаем. – Можно попросить сейчас дать карандаш и лист, чтоб она написала его, но, во-первых, мне лень, во-вторых, их надо искать, а мне опять же лень. Хотя... нахуя? Я могу просто попросить кинуть имя из статы! Блин, иногда такое элементарное просто пропускаю.

- Ладно, немая, кидай своё имя мне.

Девушка кивнула и её стата появилась передо мной. Так-так-так, Рубека… отлично. А остальную стату гляну уже во время исцеления. Пока же…

- Ты понимаешь, зачем ты здесь?

Неуверенно, словно боясь прохватить целебных и живительных пиздюлей, она кивнула.

- Будешь сотрудничать – сможешь насладиться нормальной жизнью. Будешь выёбываться – будешь страдать, - сразу расставил я точки над «и». – Как видишь, я слегка сломан и боюсь, что такое состояние будет для меня вполне обычным в ближайшее время. Твоя задача - при первом же моём зове бежать и исцелять меня. Процесс будет не лёгким, так как я исцеляюсь и лечусь в десять раз хуже обычного человека. - Думаю, на первое время информации для неё хватит. - Есть вопросы?

Девушка смотрела на меня ну со совсем несчастным видом, после чего показала пальцем вверх, какие-то знаки и прочую лабуду, которая должна была что-то значить. Я вопросительно посмотрел на Клирию.

- Думаю, что она спрашивает, сможет ли вернуться потом к семье.

- К семье? Боюсь, что нет, - покачал я головой. – Теперь у тебя новая семья, хочешь ты этого или нет. Так что советую привыкать и делать, что говорят. Потому что, если мне придётся тебя заставлять… ты будешь очень не рада, что родилась с таким даром. Я ясно выражаюсь?

Девушка естественно не ответила, лишь кивнула головой. Из глаз у неё потекли слёзы, блестя в свете факелов.

И знаете что? Ничего. Если раньше бы меня это тронуло, то сейчас мне было глубоко насрать. Перегорел я к этому. Постоянно везде боль, кровь и страдания. С таким переизбытком эмоций меня теперь не тронуть обычными слезами.

Глава 91

Исцеление… было очень своеобразным. Особенно в самом начале, когда Рубека села около меня, протянула руки к голове и начала что-то делать. И как я мог сомневаться в людях вокруг меня? Сомневаться в том, что они сделают всё обязательно через жопу?

Я не сразу допёр, чего она хочет, ведь с головой у меня было всё пока в порядке (ну почти). Но спорить не стал, ей виднее. Да и по голове стало растекаться какое-то приятное и тёплое чувство, от которого я стал невольно засыпать. Однако уже через пару минут она убрала руки и начала что-то говорить своим немым языком, активно жестикулируя.

Клирия с умным видом знающего человека смотрела на неё, но с каждой последующей жестикуляцией немой её лицо становилось всё мрачнее и мрачнее. Движения Рубеки же становились всё неувереннее и неувереннее, а лицо становилось всё более испуганным.

Так… что они там говорят?

Я вопросительно глянул на Клирию, которая была мрачнее тучи.

- И что она сказала?

Клирия явно не горела желанием отвечать.

- Мой господин, её слова могут быть не то…

- Что. Она. Сказала? – буквально по словам спросил я её, показывая, что мне нужен ответ. – Клирия, когда я спрашиваю, ты отвечаешь, даже если это неприятно мне будет услышать.

Да и что там может быть? Рак!? У меня рак мозга!? Да!? Что ещё так может расстроить!?

- Да, мой господин. Она сказала… - Клирия запнулась, - сказала, что вы сказочный долбоёб от природы и такое не лечится. Медицина и магия здесь бессильны, - последние слова она сказала очень тихо.

Если даже Клирия прихуела от такого, то обо мне и говорить нечего.

- Чо? – выдал я своё любимое слово на любую непонятную ситуацию.

Это блять типа заболевание такое мне определили? Да вы что блять…

А тем временем я уже получил отличнейшее звание.

«Долбоёб от природы – медициной доказано, что вы сказочный долбоёб от природы. Увы, медицина и магия здесь бессильны. Вам можно только посочувствовать, пожелать удачи и держаться там.

Условия получения – получить медицинское подтверждение о том, что вы редкостный долбоёб.»

То-то я чувствовал, что званий давно не получал. А оказывается мир тут во всю готовится меня поддержать. Охуеть, какая честь, пиздец просто.

- Мой господин, всегда есть вероятность ошибки…

Блять, это ты меня сейчас так успокаиваешь!?

- Клирия…

Но ту уже было не остановить.

- Мой господин, если эта дрянь говорит, что не может вас исцелить, то это не значит, что такое не лечится, - быстро проговорила Клирия, пытаясь меня утешить.

То есть ты уже записала меня в долбоёбы, верно?

- Клирия, просто завали хлебальник, пожалуйста, - вежливо попросил я.

- Да, мой господин.

- И ударь Рубеку, чтоб хуйнёй не страдала. Я её тело просил вылечить, а не голову.

Клирия незамедлительно выполнила приказ и влепила кулаком перепуганной идиотке по морде, от чего та свалилась на пол. И тут же подняла её за волосы, проговорив прямо в лицо:

- Ещё одно такое неаккуратное слово в сторону твоего хозяина, и я отрежу тебе пальцы.

Это было сказано таким холодным и замогильным голосом, что даже меня пробрало. Чего говорить о перепуганной, сжавшейся в комок деревенской девчонке, которая имела дело с Клирией в первый раз. Она вообще была белой как снег, с глазами человека, который только что познал ад.

- Итак, приступим к лечению, - отогнав это неприятное чувство страха, сказал я. – Не надо мне в голову лезть. Тело лечи, оно всё переломано. Понятно?

Рубека, ни живая ни мёртвая, кивнула и поднесла руки к моему телу под пристальным взглядом Клирии, который был подобен ножу у горла. Того глядишь и порвёт её на части за неправильное движение. Чувствовала это и Рубека, от чего не спешила делать быстрых движений.

И так началось моё долгое лечение с сопротивлением в десять раз. Попутно я глянул статы немой. Уверен, что Клирия сама всё заранее проверила, прежде чем допускать ко мне не пойми кого. Но лучше всегда самому всё увидеть, чем потом пожалеть. В конце концов, я должен знать, кто мои подчинённые (Клирия не в счёт, с ней отдельная песня).

Не сказать, что её статы меня удивили. Самые что ни на есть обычные. Я бы даже сказал, что они лишь подтвердили слова Констанции. У обычного люда выше двадцати уровень не поднимался.

Имя: Рубека.

Фамилия: Брумер.

Возраст: 22. Почти моя ровесница.

Раса: человек.

Уровень: 16

«Параметры»

Сила – 15

Ловкость – 14

Выносливость – 17

Здоровье – 14

Мана – 27

Интуиция – 11

«Дополнительные параметры»

Одноручное оружие – 4

Лёгкая броня – 5

Зельеварение – 41 А тут, я смотрю, у неё вкачено неслабо. Значит, не только целительством занимается, но и такие зелья варит.

Мелкий ремонт – 14

Медицина – 23

Рукоделие – 21

Шитьё – 27

Кулинария – 31

Торговля – 13

Верховая езда – 7

«Звания»

«Молчунья – вы молчунья. Из вас даже слова не выдавишь, так как вы немы. Проклятие это или дар, никто не скажет, однако не петь вам колыбельные своим детям.

Условия получения – быть немой.»

«Доброе сердце – вы следуете зову своего доброго сердца, спеша на помощь тем, кто в этом нуждается. Вы - луч света в этом злом мире. Мир будет жить, пока есть такие как вы. А ещё вы любите щенят и котят - это очень мило!

Условия получения – неоднократно помогать другим безвозмездно и бескорыстно.»

Это у нас классика жанра, даже не удивлён.

«Целитель – этот дар является подарком богов. Знайте это и искренне цените то, чем вас наградила природа. От того вы выбрали путь целителя. Благодаря вам многие обрели утраченное здоровье. И не будет ложью, если сказать, что многим вы спасли жизнь.

Условия получения – исцелять людей.»

«Настоящий ценитель грибочков – кто как не вы можете оценить… грибочки! Любые: красненькие, беленькие, синенькие, чёрненькие. Какая разница, что за гриб, если знать, как их готовить, чтоб получить настоящий полёт. А потом можно и в жопу дать.

Условия получения – создать наркотическое варево из грибов.»

Эм… не то, что я хочу такое звание, просто интересно: а после этого варева в жопу давать обязательное условие? Да и, кажется, я теперь знаю, от куда зелье так прокачено.

«Любовь к животному миру – вы настолько любите животный мир, что готовы любить его всеми возможными способами, даже если это будет обычное животное. Вы очень любвеобильная душа.

Условия получения – заняться сексом с собакой.»

Э-э-э… Ну-у-у… Э-э-э… Вы… вы не подумайте, я не осуждаю зоофилов, если учесть, что многие мечтают трахнуть девушку, являющуюся отчасти животным (да-да, любители кошкодевочек и фури, я о вас)… просто… ну… девушка… с собакой… Неужели парня не нашла? Или переход был долгим? Кстати, то что она любит щеночков и котят, уже звучит слегка иначе, нежели раньше.

Мой красноречивый взгляд на целительницу заставил её залиться краской. А вот Клирию это ни капельки не смутило. Ну… ладно, пусть. Хотя это странно.

«Способности»

«Лечебные руки – ваши руки обладают даром исцелять любые повреждения и буквально вытаскивать людей с того света. Даже заражение не будет страшно вам.

Способность позволяет вам исцелить цель. Перезарядка - нет»

«Зельеваритель – никто даже не подозревает, что вы можете сварить. И только вам будет известен результат, ведь чутьё профессионального зельеварителя не обманешь.

Способность – позволяет интуитивно чувствовать правильные ингредиенты, что надо добавить, незначительно увеличивая вероятность создания правильного рецепта. Время действия - два часа. Перезарядка – двенадцать часов.»

Так, но я теперь понял, откуда зельеварение вкачено, хотя возможно именно после вкачивания его появилась способка. Но зоофилия… блин, я в ауте, если честно.

- Сколько займёт времени на исцеление? – спросил я Рубеку.

Та посмотрела на меня, не отрывая рук от тела, из-под которых разливался мягкий зеленоватый свет, потом на Клирию. Явно не понимала, что лучше – прервать лечение и ответить мне или нет.

Подсказала ей Клирия.

- Отвечай, когда тебя спрашивает твой хозяин.

Рубека оторвала руки от меня и что-то быстро стала показывать.

Сказанное мне перевела Клирия.

- Она говорит, что с вашим сопротивлением, мой господин, это займёт около недели.

- У тебя пять дней, - тут же ответил я.

Нам лучше уложиться до приезда графини, а то мало ли что потребуется.

Рубека только испуганно кивнула.

- Кстати, когда ты прерываешь процесс лечения, он откатывается или останавливается там, где перестала лечить?

Она что-то показала и Клирия ответила.

- Процесс останавливается там, где она остановилась, мой господин. Никакого отката нет.

- Ясно… Тогда ещё вопрос, почему она себя от немоты не исцелила?

Рубека вновь что-то показала руками.

- Говорит, что её навыков не хватает на такое. Надо иметь способность, чтоб исцелить то, что изначально было сломано.

- То есть, как я понял, если человек изначально был с чем-то с рождения, вылечить его можно только до исходного состояния? Например, врождённая слепота не излечится, но приобретённую можно исцелить?

Девушка закивала.

Понятно. Интересное ограничение. Сколько же ещё всяких таких нюансов существует.

Лечение проходило не быстро. Рубека сидела, покрывшись капельками пота, беспрерывно держа ладони надо мной, но за это время я почувствовал изменения только в районе ключицы. Теперь я могу без проблем двигать плечом. Всё это время по телу расходились от того места, где она держала руки, волны тепла и приятной щекотки. Правда всё слегка чесалось, но в пределах нормы.

Просидев так около часа я уже не стал мучить нашего нового и очень важного товарища дальше и отпустил её. После того, как Клирия её отвела и вернулась обратно, я подозвал эту мисс-тьму к себе.

- Клирия, чтоб вела себя с ней нормально.

По лицу этой злобной сучки скользнуло лёгкое недовольство.

- Мой господин, с ней я…

- Уже знаю, что ты хочешь сказать, - перебил я, – но теперь она часть нашей команды. Я не хочу, чтоб мои люди меня потом боялись и за спиной ненавидели. Потом проблем не оберёмся. Они должны понять, что с нами им будет лучше и мы их ценим. Уважение, Клирия, это довольно важно в этом деле. Поэтому хватит её гнобить. Контролируй её, чтоб не сбежала, но старайся вести себя с ней как с младшей подчинённой, которую ты уважаешь и ценишь. Это ясно?

Клирии это пришлось не по вкусу. Ох как не по вкусу, я прямо вижу тени на её лице, что придают ей жутковатый вид. Но меня этим не возьмёшь.

- Это приказ, так что убери это выражение лица. Чтоб никаких побоев или унижений. Корми нормально и чтоб спала не в темнице, а в нормальной комнате.

А то подозреваю, что как раз-таки в темницу она Рубеку и засадила.

Клирия ответила незамедлительно.

- Будет исполнено в лучшем виде, мой господин, - уважительно поклонилась она, убирая с лица всякий намёк на недовольство.

Остаётся надеяться, что она поняла ситуацию.

- Отлично, хочется верить, что мы поняли друг друга, - вздохнул я. – Ладно, как там дела с наёмниками. Ты отправила им приглашение?

- Ещё нет, мой господин, я жду вашего приказа.

- Ясно. Отправь, чтоб они явились ровно после графини. Думаю… что лучше контракт сделать на графиню. А то мало ли.

Я бы и на себя сделал, но я же косячу вечно в этом деле. А Клирия всё равно будет рабскую печать ставить, поэтому та в нашем подчинении будет.

- Сколько им добираться?

- В прошлый раз это заняло неделю, мой господин.

- А графиню ты позвала… вчера, так? Получается, она будет здесь дней через пять. Значит завтра на почту и самой быстрой почтой к ним письмо. Оплата после заключения контракта.

- Будет исполнено, мой господин, - слегка поклонилась Клирия.

Так, что ещё нужно? Размеры катакомб, точно.

- Слушай, эти катакомбы, насколько уходят глубоко?

- Я не могу сказать вам точно глубину, мой господин. Пять этажей вниз, если не ошибаюсь.

- И мы сейчас…

- На пятом, мой господин, - кивнула она. - Здесь же находится хранилище золота.

- И никаких потайных ходов здесь нет? – уточнил я.

- Таких не было обнаружено, - покачала она головой. - Потайные ходы были в самом поместье, однако то сгорело. Эти же катакомбы сообщаются с землёй только одним проходом – главной лестницей вниз. В прошлом, по приказу графа, она была заделана до маленького прохода, но всегда можно снести стену и расширить его обратно.

- А известно, что здесь было?

- Нет, мой господин. Это одни из тех катакомб, что были отстроены здесь ещё в далёкой древности. Никто теперь и не скажет кто и для чего это строил.

Занятно…

Я невольно оглядел комнату, в которой сейчас был. Этот чёрный камень… Если подумать, то он был привезён сюда откуда-то и им выкладывал кто-то эти стены. Только подумать, что, например, тот камень напротив меня кто-то трогал много веков назад. А сейчас к нему могу прикоснуться я и тем самым практически коснусь того человека много веков назад.

- Если хотите, мой господин, - оторвала меня от мыслей Клирия, - я могу найти книги по истории, что расскажут вам об этом месте.

- Бессмысленно, - отмахнулся я (мысленно), - я читать не умею.

Я не сразу понял, что в комнате повисла подозрительная тишина. Такая, что волосы у меня на жопе зашевелились. Мои глаза невольно покосились на Клирию, которая, не стесняясь, буравила меня взглядом. Какой… нехороший взгляд.

Эта минута тишины дала мне так нехиленько прочувствовать недовольство этой сучки. Как же тебе… не понравилось это.

- Мой господин, не сочтите за грубость, но… вы действительно не умеете читать? – она прямо старалась скрыть под своим спокойным голосом… что именно? Своё жуткое недовольство. Даже непробиваемый я это чувствовал.

И ещё, почему я слышу там вопрос: Ты чо, дибил?

- Ага, не умею, - самым бессовестным тоном ответил я, смотря, как Клирия хмурится.

Хм… да кажись её эта новость взбесила… Вернее, не то, что бы взбесила, скорее, не даёт покоя, типа как-так, он не умеет читать. И теперь это недовольство и желание исправить проблему рвётся наружу. Да тебе не нравится, когда что-то идёт не так! Ха!

Кстати, а в том, что ты её бесишь, есть что-то забавное… Она так смешно сердится… Нет, конечно она жуткая, но её злость, так ещё при осознании её бессилия, забавляет меня. Вроде и злится, но и сказать ничего не может.

- Я вообще не умею читать, - подлил я масла в огонь. – И писать не умею.

- Но… как же так?

- При моём воскрешении, в котором ты, верная слуга, не участвовала, я лишился способности понимать, что написано. – Я попал по больному месту. Клирия скривилась так, словно удар пришёлся ей по плоским сиськам. - Конечно, научиться можно обратно, но…

- Прошу прощения, но вы не можете быть безграмотным.

- Могу. Я сказочный долбоёб, это сказала целительница. Так что мне можно не уметь.

- Я убью эту суку и найду вам другую целительницу.

Вот это целеустремлённость, я в шоке. Клирия была не похожа на себя - вся такая спокойная, теперь она была похожа на ракету, которая вот-вот стартанёт. Неожиданно стала возбуждённой до предела, словно моя безграмотность на что-то влияет.

- Так, Рубеку не трогать, это приказ, - сразу отсёк я её намерения. – А читать… ну что же, быть мне дебилом. Правитель земель не умеет читать. Интересно, через сколько я наломаю дров?

- Но… я не могу так всё оставить, – она даже дышать стала странно, словно желание что-то сделать в жопе засвербело. - Вы должны уметь читать и писать, - настоятельно сказала Клирия.

- Зачем? – задал я встречный вопрос.

- Вы должны уметь прочесть документы и подписать их.

- Ты это будешь делать, - вальяжно ответил я.

- Нет. Это исключено. Я не могу допустить, чтоб вы были безграмотны.

С этими словами она выскочила из комнаты ещё до того, как я успел её остановить. Вообще, я сам уже подумывал над тем, чтобы научиться читать и писать. Эти навыки были необходимы даже для того, чтоб прочитать книги по магии. Однако… дразнить Клирию мне показалось более интересным.

Уже через пару минут она вернулась с непонятно откуда взявшейся стопкой чистых листов, перьями и чернильницей.

- Книг нет, мой господин, но я уверена в своих силах и смогу вам дать знания, - уже более спокойно сказала Клирия.

Казалось, что она успокоилась. Типа я принесла, сейчас научу и всё. Да хуй тебе, буду трепать нервы дальше.

- Я не буду, - зевнул я и отвернулся. Краем глаза я смотрел на застывшее лицо Клирии.

Буквально за пару секунд её лицо прошло несколько фаз. Гнев, возбуждённость, тихую ненависть и целеустремлённость. В конечном итоге она сделала вдох и спокойно продолжила.

- Мой господин, прошу вас оду…

- Я отказываюсь.

Я буквально видел, как её лицо потемнело, получив такой ответ.

- Прошу вас, одумайтесь. Вам это необходимо.

- Я долбоёб, не могу одуматься.

- Мой господин…

- Не, не буду, не хочу, - ответил я, с трудом сдерживая улыбку от вида буквально пылающей тьмой из-за бессилия Клирии.

Не тебе одной нервы другим трепать, сучка.

Часть двадцать пятая. Тёмная девушка на охоте. Глава 92

Наконец я мог позволить себе прогуляться по месту, которое, можно сказать, стало моим новым домом-крепостью. Об этом же свидетельствовала и надпись в четвёртом столбике, которая закрепляла за мной власть над этим местом.

Был ли я рад тому, кем стал?

Не совсем. Конечно, ощущать себя кем-то большим, чем говном на подошве, приятно, но с такими привилегиями и плюшками на голову тут же отсыпались и последствия. Например, теперь мне следовало закрепиться здесь, организовать оборону, восстановить экономику и так далее. Список не ленился увеличиваться благодаря Клирии, которая каждый раз находила новые проблемы, которые требовали решения. Короче, количество работы и ответственность полностью убивают всякие приятные ощущения осознания своего положения.

Ухудшает всё ещё тот факт, что я в душе не ебу, что и как делать. Я и до этого умудрялся косячить и не замечать самые очевидные ходы, однако сейчас это будет носить ну просто катастрофический масштаб. Единственное, что приходит ко мне в голову – нанять тех, кто шарит. А чего? Не можешь сам, найди тех, кто сможет! Как по мне, отличная идея. Осталось только их найти.

Ещё конечно можно было бы всё это дело бросить, но договор как бы не мягко намекал, что мне нужно это место. Мне нужно им управлять и контролировать. Если всё бросить на самотёк и это выйдет из-под контроля, смогу ли я и дальше контролировать это место? Очень сомневаюсь.

А там разрыв договора и неизвестные последствия. Намного проще просто всё сделать нормально, поставить марионетку и съебаться, изредка давая указания. Да и знать, что здесь есть гавань, где ты можешь отдохнуть, тоже очень приятно и очень полезно.

Рубека-зоофилка справилась с моим исцелением за четыре дня. Всё это время она сидела в моей комнате и практически не уходила, изредка беря перерыв на то, чтобы поспать, сходить в туалет или поесть. Всё остальное время она водила своими руками по телу, испуская мягкий зелёный свет и попутно исцеляя сломанные конечности.

Это было… долго. Это было ещё и очень нудно. Рубека после такого магического марафона даже ходить сама не могла. Пришлось её Клирии оттаскивать, так как та вся была бледной, исхудалой и мокрой от пота.

А я взял на заметку, что в случае чего так сильно магичку не загонять. В противном случае погорит и помрёт, а мне ищи другую.

И вот, освободившись от оков, я в первый раз вышел из своего чулана, чтоб оценить размеры этого места.

И надо сказать, что они были… впечатляющими. Очень впечатляющими.

Сначала я попал в довольно большой коридор шириной метра три и высотой, наверное, все четыре. Внушительно, хочу сказать. По крайней мере, не создаётся ощущения, что я попал в какой-то склеп на задворках мира.

По стенам на равном расстоянии были развешены факела. Не сказать, что их было много, подставок под них я видел куда больше. Однако те, что были, давали тот мизер света, что был необходим, чтоб не заблудиться и не уебаться. Хотя спотыкаться здесь не обо что, так как пол выложен ровным гладким, и может когда-то отполированным камнем. Прошёл чуть дальше, встречая немало дверей, что, скорее всего вели в другие комнаты, пока не вышел в зал.

Нет, не так… В ЗАЛ.

Так-то получше.

Не, ну зал реально такой эпичненький! Тут блять далеко не четыре метра. Высокий, на самом верху он закругляется, образуя купол. Этот огромный потолок поддерживают не менее внушительные арки, что расставлены здесь. Как я это увидел в тёмном подземелье, где горят одиноко несколько факелов?

Не недооценивайте меня! Я взял один из этих факелов и стал бросать вверх! И, в конце концов, смог докинуть до потолка.

Мне открылся гладкий полукруглый потолок с какими-то картинами, что покрывали его полностью и судя по всему уходили ещё дальше. Я не могу сказать точно, что там было, но по отрывкам, которые я заметил, на потолке были изображены монстры, которые убивали какую-то тварину. Типичная картина для каких-нибудь храмов, где почитают какое-нибудь божество.

Помимо этого, я увидел сами арки, которые были совсем не простыми. На них были вырезаны всевозможные формы, завитки, изгибы. Чтоб такое сделать, наверняка потребовалось немало ресурсов и знающих своё дело людей. Так же верхние части стен были покрыты чем-то вроде штукатурки. Правда она вся потемнела, потрескалась и частично осыпалась.

Значит эти камни, что я вижу сейчас напротив себя – голая стена без облицовки. Видимо там ещё что-то сохранилось, но здесь, у пола, из-за влаги всё уже давно разрушилось.

Да, классный зал… Ничего не скажешь. Вот так слегка углубившись в историю, я увидел много чего интересного для себя. Только при такой высоте потолка у меня невольно появляется вопрос: на какой мы сейчас глубине? Допустим, что только этот зал такой высокий, а остальные этажи намного ниже, примерно как тот коридор… это всё равно дохуя! Блин, целый замок в выстроенный в обратную сторону! Я в восторге!

- Мой господин, прошу вас, прекратите бросать факел к потолку, - раздался за моей спиной голос.

Блять, аж мурашки по коже пробежали.

- Клирия, блин, не подкрадывайся ко мне! Ты пугаешь.

- Вы испугались? – Клирия как-то странно на меня взглянула, словно сверху вниз. К губам она поднесла пальцы, словно хотела прикрыть улыбку. - Мой господин, это так мило.

А вот сейчас меня пробрало. Нет, серьёзно, эта высокомерная улыбочка, взгляд, словно она смотрит на меня сверху вниз, эти тени на лице… Пиздец, жуть, да и только. Я еле сдержался, чтоб факелом в морду ей не ткнуть, чтоб не пугала.

Хотя рука всё равно дёрнулась.

- Чего тебе? – недовольно отвернулся я, оглядывая зал.

- Мой господин, я думала, что вы хотели осмотреть это место.

На мгновение в моём больном мозге предстала картина, где парень стоит в дверях квартиры своей девушки, и она такая говорит: Может ты хочешь осмотреть мою квартиру?

Хм… картинка эротичная… Вот только на Клирию смотришь, и её неведомая тёмная сила сбивает всякий стояк не хуже старой жирухи прошлого века.

Я глянул на Клирию.

Нет, я выберу жируху. В темноте всё равно не видно, а эту хочешь не хочешь, а почувствуешь.

- Да… хотел… Кстати, ты говорила, что здесь он хранил сокровища. Где именно?

- Желаете посмотреть?

- Да, веди.

Блин, если там реально столько же золота, сколько было в повозках, то, по идее, там должна быть целая гора! Просто представлю, сколько там будет… и перед глазами сразу появляется золотое хранилище одной жадной утки, которая там любила купаться.

Клирия, явно зная это место, сразу провела меня из этого огромного зала в какой-то коридор, который под лёгким наклоном уходил вниз. Здесь не было боковых дверей, как в других коридорах. Да и факелов здесь не было. Единственным источником света служил тот факел, что Клирия забрала у меня и теперь, идя впереди, освещала дорогу.

В конечном итоге мы вышли к внушительно железной двери. Клирия неведомо от куда достала внушительную связку ключей, которые весело зазвенели в тишине. Их эхо пролетело через весь коридор. Найдя нужный ключ, она отворила мне дверь.

Ожидания – комната, заваленная золотом, мягко блестящем в свете факела. Я прыгаю в него и словно тону. Оно мягко проваливается подомной, и я чуть ли не купаюсь в золоте.

Реальность – нихуя не видно толком. Только если поднести факел ближе к золоту, можно заметить, как-то вроде как отражает свет. Его действительно много здесь, но… Когда я прыгнул на него спиной… ощущения были, словно я прыгнул на гальку. Мечты поплавать в золоте можно откинуть.

- Мой господин, возможно мне стоило предупредить вас, что плотность золота несколько выше, чем плотность той же воды, - спокойно заметила Клирия, глядя, как я, поднимаясь, потирая спину.

И могу поклясться, что её это повеселило. Да-да, именно так! Пусть её лицо беспристрастно, но странный взгляд и едва заметная интонация выдают её. Сучка… Ну хоть не без эмоций, хотя если её веселит то, что людям больно, это слегка напрягает.

- Тут у нас три повозки? – спросил я рукой беря горсть золотых.

- Да, мой господин. Практически половина от всего.

- Ясно… Ты же письмо уже отправила наёмникам?

- Да, мой господин. Они согласились на наши условия.

- Отлично… - Я медленно встал с золотой кучи, чувствуя лёгкое разочарование.

Я всегда представлял этот момент по-другому. Словно попаду в волшебный мир, будет радость, необычные ощущения, чувство волшебства. Но сейчас ничего подобного я не испытывал. Ну золото и золото, чего тут ещё скажешь? Металл, жёлтый, драгоценный. И всё. Вообще никаких эмоций.

Печально.

Клирия закрыла дверь в хранилище, и мы двинулись обратно.

- Какое место ещё мой господин хочет посетить? – спросила она.

- Место? – я задумался. – Может… ванную? Я же не могу мыться вечно в том тазике.

- Почему? Вам не понравились наши купания?

- А тебе понравилось мыть мои яйца?

К сожалению, моя фраза не возымела должной реакции. Клирия отреагировала на это, не смутившись.

- Если будет такова воля моего господина, я буду мыть вас как и где угодно.

- Нет, спасибо, - как представлю эту картину, нехорошо становится. - Я хочу просто нормальную ванную комнату. Душика там, ванну побольше… ну чтоб всё как у людей было.

- Я вас поняла, мой господин, - кивнула Клирия.

Мы вновь двинулись по этим тёмным коридорам.

- Кстати, что там на счёт принцессы? – поинтересовался я. – Уже едет?

- Не волнуйтесь, мой господин. Я контролирую ситуацию лично, - ответила Клирия, идя впереди меня с факелом, словно какой-то дворецкий в огромном замке Дракулы.

- Уже прошло с тех пор… эм…

- Пять дней, мой господин. По сведениям моих наёмников, что сейчас следят за ней, завтра она уже прибудет сюда.

- Сюда?

- Не именно сюда. На место нашей встречи. Это находится достаточно далеко от деревни, но в тоже время её можно будет быстро доставить в поместье. Всё уже подготовлено, нет поводов для беспокойства.

По классике жанра, именно с этой фразы надо беспокоиться. Уж кто как не я знает это. Правда… вот незадача, чтоб беспокоиться, надо понимать, что и как делать. А я… ну, мои знания не уходят дальше прочитанных книжек. От сюда следует, что я вряд ли предложу что-то гениальное. Более того, от сюда именно и начинается вся проблема, так как я с трудом представляю, что делать дальше.

И дело касается не только графини, но и всего графства. Что, как, где. Просто есть люди, у кого есть талант к подобному. Мой же талант сводится к массированному косячеству.

Тем временем мы вышли в огромный зал, прошли дальше и попали в боковые большие коридоры.

- Значит завтра она уже будет здесь. Хорошо. Ты же знаешь, что делать со свидетелями?

- Не оставить ни единого намёка, что в этом участвовали вы, мой господин, - кивнула Клирия. – Можете быть уверенным, никто кроме наёмников не знает обо мне. Что касается их самих, то они будут устранены быстро и эффективно.

Войдя в какую-то дверь, мы прошли дальше, вновь вошли в какое-то помещение, и…

Оказались в ванной комнате.

Большое помещение из всё того же чёрного камня. Где-то из стены текла вода и уходила в похожую щель в земле, а по центру стояла…

Стояло корыто.

Да меня просто дрочат! Может мне ещё и жрать из него?

- И ты хочешь сказать, что вот это… там, где я буду мыться?

- К сожалению, я пока не могу исправить ситуацию, мой господин, - поклонилась она.

Я тем временем подошёл к стене и потрогал воду. Та была на удивление горячей. Не кипяток, вполне комфортная температура для купания.

Горячие источники?

Возможно Клирия увидела моё удивление, так как сразу раздался её голос.

- Да, мой господин, здесь расположены геотермальные источники. Не прямо под катакомбами, но рядом. На самой территории есть ещё несколько выходов горячих вод, однако граф не имел привычки купаться там.

- Понятно…

И слово то какое умное знает. Слишком умное…

Я недоверчиво покосился на Клирию, которая всё так же невозмутимо стояла с факелом. Глазки в пол, лицо сосредоточенное. Словно она готова бросится. Выполнять приказ или на меня, непонятно.

Меня уже не в первый раз пробивает мысль, что она знает многое. Слишком многое. Обычной деревенщине такое неоткуда знать. А она знает. И вот такой поток мыслей по кругу заставляет меня беспокоиться.

Опять классически вопрос – кто такая Клирия, из-под какого камня она вылезла и чего хочет. Опять вопрос – чего она добивается, надевая на себя поводок, который лишает её свободы, но заставляя меня брать такой глупый контракт на владение этой территорией. Ведь по сути, она могла просто заставить меня подчиняться, что упростило бы дело, но этого не сделала.

Я уже много раз думал, как она может навредить, если обязана подчиняться мне. Я первым делом перечислил главные заветы: не убей, не предай, не укради, слушайся. Короче, установил рамки договора. И вроде всё смог углядеть, но опять же, вон, её стату из-за медальона не смог посмотреть. Может есть такой же на печать?

- Мой господин, вас что-то беспокоит? – поинтересовалась Клирия.

- Ты меня беспокоишь, - вздохнул я. - Веди на другие этажи, моя мутная личность.

- Ваши слова стреляют мне в сердце, мой господин. Я ваша верная слуга…

- Не раскрывающая карты. Знаю-знаю. Лучше покажи, где Рубека у нас живёт.

Клирия вывела меня вновь в коридор, где мы направились в главный зал. Там свернули в самый его конец, где главная широкая лестница уходила вверх.

Это была главная парадная лестница, уходящая вверх по спирали. Я сразу ассоциировал её с главной лестницей в замке. Несмотря на то, что здесь перила были не нужны, они всё же были вырезаны в каменных стенах, таким образом являясь одним целым с ней. Прикольно выглядит.

Поднявшись на второй этаж, или на четвёртый, в зависимости от куда считать, попали в широченный коридор. Правда вот высотой он был уже явно ниже, чем первый.

- Здесь точно больше нет никакого подъёма? Ведь так заебёшься же каждый раз спускаться и подниматься.

- С другой стороны, это будет воспитывать в вас выдержку и силу, мой господин.

- Дрочишь меня? – бросил я острый взгляд в её спину.

- Ни в коем разе, мой господин, - покачала она головой, не оборачиваясь. - Лишь вывод на основе моих наблюдений.

- Всё равно, нужен другой проход, чтоб не шляться по всем этажам. Дай я догадаюсь, лестница на третий с другой стороны, так?

- Совершенно верно, мой господин. Таким образом этот лабиринт должен был задержать тех, кто будет сюда прорываться. К тому же третий этаж представляет из себя довольно большую пещеру, через которую ведёт каменная тропинка к следующей лестнице. Там же есть подземное озеро.

- Хера се, коммуникации здесь. Стой, погоди, если здесь такие большие пещеры и длинные коридоры, то как золото поднимали от сюда?

- Им пользовались только в личных нуждах графа, мой господин. И когда его от сюда выносили, нанимали ведьм или орков.

А тем временем мы уже вышли в боковые коридоры с дверьми по разные стороны. Здесь так же, как и на пятом, горели одинока факела.

- Вот за этой дверью спит ваша новая служанка, мой господин, - остановилась Клирия около двери.

Не сильно заботясь о каких-либо манерах, я открыл дверь и заглянул в комнату.

Да, Клирия сделала то, что я просил. Спала Рубека на матраце, который так же стоял на ящиках. Здесь же был деревянный, похожий на те, что из таверны, добротный стул, такой же стол, и свечка.

Сама же Рубека-зоофилка была буквально примотана к кровати цепями. Но подобное ограничение не мешало ей сейчас мирно спать. Более того, Клирия не поленилась укрыть её одеялом и положить под голову подушку.

Какая забота, я аж прослезился.

- Вижу, ты о ней позаботилась, - взглянул я на неё.

- Естественно, мой господин, - поклонилась мисс-тьма. – Ваши люди – мои товарищи. Могу заверить, что каждый под вашим началом обретёт снисходительность и с моей стороны.

- Только цепи…

- Не волнуйтесь, это для её же блага, если в пустую деревенскую голову вдруг взбредёт, что она обретёт счастье где-либо ещё, - спокойно ответила Клирия.

- Вот как ты это видишь. Направь человека во имя него самого, даже если это будет значить приковать к постели.

- Верно. Иногда люди не всегда понимают, чего хотят и что для них будет лучше. И мой долг… - я обернулся, так как почувствовал её взгляд. И не ошибся, её тёмно-красные глаза были устремлены на меня, - …направить их на путь истинный.

- Даже если они этого не хотят? – спросил я.

- Верно. Потому, иногда приходится людей заставлять сделать правильный выбор, чтоб они потом не пожалели о своей ошибке.

Глава 93

Для Клирии это был важный день.

Поправка.

Для Клирии каждый день был важен, но сегодняшний день занимал наиважнейшее место во всех остальных близлежащих планах. Именно он окажет огромное влияние на будущее и именно сегодня Клирия сможет показать себя.

Можно задать риторический вопрос – перед кем? Перед каким-то парнем, что недавно смог каким-то чудом выбиться на такое престижное место? Можно сказать, подросток, что до сих пор смотрит на задницы девок и мастурбирует, когда других нет? Кто постарается показать себя перед таким человеком?

Клирия бы спокойно смогла назвать себя. Если она покажет себя, сможет проделать всё гладко, то между ней и Патриком (как непривычно и забавно имя звучит для неё, главное при нём не улыбаться) смогут установиться доверительные отношения. Это важно для будущего. Очень важно.

А то сейчас он видит её исключительно как угрозу, которую нужно устранить любой ценой или же, как минимум, обезопасить себя. Клирия была бы рада такому осторожному подходу с его стороны, если всё это не было направленно против неё самой. Ведь именно из-за этого могут возникнуть всевозможные недопонимания, а за ними…

Сегодня она встала очень рано. Её внутренние часы никогда не давали сбоя и могли поспорить даже с настоящими механическими часами. Система этого мира была действительно удобна и иногда можно было получить поистине удивительные способности. И пусть её часы не относились к подобным, однако пользы от них было много.

Хотя иногда мир выдавал сюрпризы.

Не теряя времени, которое было для неё золотом, особенно в данный момент, Клирия запрыгнула в тазик с холодной водой, сжав плотнее зубы, чтоб не издать ни звука. Не положено ей реагировать на такую мелочь. Быстро обмылась, потёрлась мочалкой, выскочила и вытерлась. Готовила она этот таз всегда заранее, ещё с вечера, чтоб утром оставалось просто запрыгнуть в него.

Обтерев себя душистой водой, которая избавляла от любых запахов (дезодорант по версии этого мира), Клирия быстро одела на себя уже привычное чистое платье из десятка тех, что хранились в шкафу. Всё то же платье, чёрное как уголь и строгое как форма уважающей себя слуги. Напоследок, перед тем как надеть его, она оглядела своё тело, богатое на всевозможные истории, что оставили свой маленький отпечаток на нём. С её губ едва не сорвался вздох, но она его тут же подавила. Не положено.

Теперь дело пошло за её оружием. Да-да, она всегда была вооружена, это её работа и обязанность. В любую секунду она была готова отправить к предкам любого кретина и ничтожество, что рискнёт пойти против её господина.

В специальные плотные кармашки, что было не видно невооружённым взглядом легли спицы. Те самые, что купил ей когда-то Патрик. Дальше по потайным карманам были расфасованные ещё спицы, два кинжала, удавка, склянка с ядом и парализующей субстанцией.

Она критично осмотрела себя, поправила платье, быстро навела марафет на своей голове, уже выученными движениями создав шишку волос на голове и закрепив её всё теми же смертоносными спицами. Обычно она носила распущенные волосы, однако сейчас они бы просто мешались.

А сегодня ничто не смеет ей мешать. Она сделает всё как положено, и, возможно, после этого Патрик проявит хоть немного доверия к ней. Это необходимо.

Иначе всё, что она делала и ради чего трудилась, полетит к в бездну.

Закончив с подготовкой, Клирия вышла из комнаты, захватив за собой узкий кожаный ремень. Он мог пригодиться в ближайшее время, если вдруг что-то пойдёт не так. Закрыла за собой дверь на ключ, закинув связку в ещё один потайной карман. Да-да, у неё много карманов.

В отличии от многих людей, она неплохо видела в полумраке. Поэтому, чтоб двигаться там, где остальные бы шли только вдоль стеночки, ей не требовалось факела. Да и ориентировалась она здесь неплохо. Все эти коридоры, каждая комната, каждый угол были ей знакомы. Здесь невозможно было спрятаться от неё, хотя… всё же оставались неоткрытые участки, но туда и она сама попасть просто не могла.

Дойдя то импровизированной кухни, которую она здесь устроила, Клирия принялась готовить. К сожалению, она не могла похвастаться своими кулинарными способностями. Любой хороший повар дал бы ей десять очков вперёд, но её талантов хватало, чтоб сделать что-нибудь приличное. Быстро состряпав завтрак своей новой подчинённой, Клирия уже более медленно и качественно занялась завтраком для Патрика. И пусть это заняло много времени, но не зря же она вставала так рано утром. И только после этого она сделала сама себе поесть.

Села за стол, что стоял здесь и размеренно, как и положено леди, стала кушать. Однако её мысли были не здесь. Они крутили и крутили план и всевозможные варианты, что могли случиться. Да и сам план, что предложил Патрик, уже был в её голове до этого. Да, она сразу подготовила почву, напев графу, чтоб тот отправил свою любимую дочку в безопасность. Таким образом Клирия получила будущую марионетку, которую будет весьма просто взять.

От одной мысли об этой графине, ложка в руках Клирии слегка согнулась, не рассчитанная на такое давление. Но она этого даже не заметила, всё так же на автомате продолжая кушать.

Хорошо, что Патрик сам дошёл до этого плана, это показывает, что он уже соображает и ей не придётся толкать его дальше. Следить - да, но не толкать как камень в гору. А там глядишь и уже волноваться не надо будет.

Доев не самый вкусный, но довольно питательный завтрак, она быстро помыла посуду, подхватила поднос с едой и выскочила за дверь. Нет, она не готовила ему кашу. В прошлом она действительно волновалась, что придётся задержаться, но сейчас, как оказалось, тревога была ложной и ей можно было не волноваться о запасах. А то получать плевок кашей в лицо… то ещё удовольствие.

Тихо скользнув в комнату Патрику, она оставила на столе еду. В другой ситуации она бы дождалась его пробуждения и приготовила бы сразу, чтоб было свежим, но времени на подобное не было. А будить его Клирия не собиралась.

А вот со своей подчинённой она сюсюкаться не собиралась. Зайдя к ней и положив тарелку на стол, она громко хлопнула в ладоши.

- Подъём, Рубека.

В ответ ей было лишь посапывание. Клирия терпеливо подождала и ещё раз хлопнула в ладоши и уже громче позвала её. Эхо её голоса ушло даже в коридор и разлетелось по замку.

Ноль реакции.

Глаз Клирии слегка дёрнулся. Такая пренебрежительность…

Подойдя к Рубеке, она сняла все цепи кроме той, что была прикована к её шее, после чего сбросила ту на пол. Девушка свалилась словно мешок картошки и тихо ухнула, после чего попыталась медленно встать.

Слишком медленно. Для Клирии это было равносильно тому, что кто-то откровенно над ней издевается. А ей хватало уже Патрика. При всём отношении к нему, некоторые его шутки и откровенные издевательства били её словно током. Вторую она не выдержит.

- Подъём Рубека, - громка сказала она.

Но та даже не спешила вставать, медленно садясь на пол. Это было даже удивительно, насколько та была сонной или просто безразличной к словам, что даже аура Клирии её не брала.

Это стало последней каплей для Клирии. Спокойно, даже можно сказать, грациозно нагнувшись, она подобрала цепь, после чего с размаху, словно ремнём ударила медлительную тушку по спине.

Короткий свист и…

Это подействовало мгновенно. Та тут же схватилась за спину, и чуть завалилась на пол. Но это не было концом. Сохраняя беспристрастность, Клирия ударила её второй раз, потом третий, четвёртый…

Девчонка вскочила, но тут же получила по заднице от чего свалилась на кровать, филейной частью к верху. И тут же ей прилетело ещё раз. И ещё. Удар такой цепью не то, что обжигал, он оставлял кровавые синяки на коже. Уже не в силах что-либо делать, Рубека свалилась на пол и забилась в угол, где Клирия продолжала монотонно вбивать в неё правила. Ту не спасли ни заплаканное и молящее выражение лица, ни вытянутые руки, чтоб как-то прикрыться от ударов.

Наконец Клирия решила, что с неё будет достаточно.

- Встать, - спокойно произнесла она.

Девушка, дрожа всем, телом кое-как встала. На ней, не считая лица, теперь не было живого места – всё в кровоподтёках и синяках. Но стоило ей встать, как она тут же получила по спине цепью, и вся скрючилась.

- Когда я бужу тебя, ты должна немедленно просыпаться. Ты понимаешь это?

Рубека отчаянно закивала головой, безмолвно плача.

- Когда я говорю тебе что-то делать, ты делаешь это без вопросов, это тоже понятно?

Вновь быстрые кивки головой.

- Очень хорошо. Уважение к тем, кто старше тебя, Рубека, это ты должна усвоить сразу. Если тебе говорят, ты молча и сразу выполняешь. А теперь ночнушку сняла, ко мне спиной, руки на стену и стой смирно, тебя ждёт второе наказание.

Деревенщина состроила жалобное выражение лица.

- Что я сказала про подчинение? Или ты хочешь получить это наказание цепью? – Клирия демонстративно махнула упомянутым предметом, да так, что воздух засвистел.

Что оставалось Рубеке делать? Да ничего. Дрожа всем телом, она сбросила с себя ночнушку, оставшись полностью голой, повернулась спиной, положила руки на стену над головой.

Клирия критично осмотрела всё её тело. Да, синяки были впечатляющими, с кровоподтёками. От одного тычка пальцем в синяк, Рубека содрогнулась. Значит хорошо так прошлась по ней. Клирия рассудила, что теперь она лучше запомнит этот урок. А для закрепления…

Не зря она захватила ремень.

Воздух со свистом рассекла эта кожаная полоска. Щелчок, Рубека вздрогнула и всё так же беззвучно заплакала, она хотела было прикрыться, но голос Клирии остановил её.

- Не вздумай. Сделаешь такую глупость, и я возьмусь за цепь, а потом вновь за кожаный ремень. Не ухудшай положение и вытерпи заслуженное наказание.

И Рубека осталась так стоять. Удар, ещё удар, уже появились маленькие кровавые полосы на попе и спине. Вновь удар и ещё один. Рубека продолжала вздрагивать и давиться слезами.

Клирия бы восхитилась её выдержке, если бы та имела голос, но… Она продолжала пороть неотёсанную слугу, вбивая простое правило – ты подчиняешься, тебя все любят. Если не подчиняешься или тормозишь – будет наказание. Если слуга этого не понимает или не хочет понимать – значит это плохой слуга. А с плохими слугами ни одно поместье долго не проживёт, чего уж говорить о целом графстве. Поэтому без единой капельки сомнения Клирия выпорола её до такого состояния, что вся спина и попа были в крови.

Больно? Естественно. Но сама Клирия проходила и через более жуткие наказания, так что такое можно было назвать наименьшим из зол. К тому же Рубека могла себя исцелить и это Клирия тоже приняла во внимание.

После наказания Клирия кивнула на стул за столом.

- Садись.

Рубека испуганно перевела взгляд с Клирии на стул. После такого наказания, сесть на стул было ещё одним наказанием, особенно когда твоя пятая точка один сплошно синяк.

- Мне повторить? – осведомилась Клирия таким голосом, словно спрашивала погоду на сегодня. При этом её руки уже были сложены на животе, как и положено служанке.

Рубека замахала головой и, давясь слезами, села за стол.

- Отлично, - удовлетворённо кивнула Клирия и пододвинула к ней тарелку. – Кушай и слушай меня. Теперь ты служанка нашего господина. Хочешь, не хочешь, но теперь это твой дом. Веди себя соответствующе и будет к тебе уважительное отношение. Будешь вести себя вот так…

Клирия не договорила, давая той самой прочувствовать и понять ситуацию. И та поняла. Она что-то начала жестикулировать руками.

- Как это, не можешь рано просыпаться, - улыбнулась Клирия, от чего та буквально превратилась в маленькую едва заметную девочку. – Если ты не можешь, то я тебе помогу. Если не умеешь, то научу. Тебе понятно?

Та закивала головой.

- Значит в следующий раз мне не придётся тебя наказывать за подобное, правильно?

Та закивала ещё сильнее и быстрее головой.

- Хорошо. Мне приятно слышать, что мы нашли с тобой общий язык и поладили.

Правда вряд ли бы кто-то осмелился это назвать «поладили и нашли общий язык».

- Теперь ты можешь покушать и выспаться, сегодня для тебя дел нет. И даже не пытайся сбежать, иначе… - её улыбка была красноречивее слов. – Так же разрешаю тебе исцелить себя. Негоже появляться в таком виде перед хозяином. К тому же… - Клирия поморщила нос, - тебе надо помыться. Когда вернусь, мы обязательно этим займёмся.

Вот из уст Клирии в купе с её аурой и жутковатой внешностью подобное звучало ну совсем обнадёживающее.

С этими словами она оставила наказанную девушку одну, заставив тем самым ту облегчённо выдохнуть и уже стоя продолжить кушать.

Клирия не считала, что поступила неправильно. Она дала три возможности той встать, три раза предупредила, но дурочка не вняла её словам. Зато теперь она в первую очередь вспомнит эту боль. К сожалению, не все люди сразу понимают слова. К тому же наказание то было довольно гуманным. Самой Клирии доставалось намного сильнее и ей не выпадало возможности исцелиться сразу, в отличии от этой девушки.

Забрав свою сумку из комнаты и поднимаясь всё выше и выше по лестницам, Клирия попутно оглядывала этот замок в обратную сторону. Охраны не было, так что теперь она была единственной, кто мог защитить это место, пока не приедут наёмники.

Поднявшись ещё выше, она наконец вышла к основному коридору. Первый этаж. Место, что было входом в эти катакомбы. Длинный коридор с множеством бойниц и окон в него. Параллельно этому коридору по бокам с двух сторон шли другие коридоры. Тем самым, любой, кто бы рискнул сюда сунуться, сразу бы оказался зажат с двух сторон, поливаемым огнём и не имеющий возможности дать отпор. Это, не говоря о конкретных баррикадах, созданных с самой постройки, которые бы так же преграждали путь дальше.

Практически идеальное место, чтоб сдержать врага. Впереди несколько хорошо защищённых баррикад, по бокам бойницы и окна для атаки с флангов. Здесь же была хитроумная система сливов, чтоб на головы нападающим можно было лить масло.

Строили это место явно знающие толк в этом деле. И необязательно, что это были люди. Несмотря на то, что система полива с потолка не работала (Клирия самолично проверяла её обычной водой), её можно было починить, стоило просто пригласить профессионалов.

Все боковые комнаты и коридоры от главного входа использовались как склад, где граф хранил вино и запасы провизии, но и их было расчистить несложно.

И тогда получалось, что буквально неделька работ и это место стало бы практически непреступной крепостью.

Это может показаться странным, но Клирия уже готовила план работ и на этом фронте, хотя по большей части тут строить планов не надо было. Просто знай себе, что убирайся. Это лишь говорило о том, насколько она тщательно ко всему подходила и старалась сразу всё взять под контроль.

Дойдя до самого конца этого широченного коридора, она подошла к большущей лестнице, уходящей вверх. Первый этаж катакомб был глубже чем обычные подвалы поместья, поэтому Клирии пришлось преодолеть ещё один длинный подъём, который заканчивался…

Стеной с обычной дверью, которая казалась на фоне всего этого пространства просто маленькой.

Клирия вышла и оказалась прямо по середине разрушенного поместья. Вокруг была только зола и обгоревшие остатки дома, которые торчали обугленными досками и брёвнами, словно скелет животного. Эта немаленькая площадь теперь была обычным пепелищем с руинами некогда большого особняка. Здесь даже можно было встретить кости тех, кто погиб в тот день и чьё тело сгорело вместе с домом.

Однако Клирию такое совсем не трогало. После всего пережитого она не относилась к впечатлительным людям. Не обращая внимания на окружение, она аккуратно шла среди обугленных обломков, пока не оказалась на подъездной дорожке, что уходила к воротам.

Здесь, если не оборачиваться назад, ещё сохранилось то великолепие – подстриженные и ухоженные лужайки, работающий фонтан, деревья, скамейки. Но Клирия не обращала на это внимание. Уже насмотрелась в своё время. Сейчас она куда больше волновалась о том, что будет скоро происходить.

Утро только начиналось, судя по едва-едва встающему из-за горизонта солнцу, а ей предстояло выполнить задание, что выдал ей господин. Да и проверить дела тоже не помешает. Всё сказанное Патриком уже было исполнено и оставалось посмотреть, как это всё выполнялось.

Уверенным шагом Клирия направилась к деревне.

Глава 94

С тех самых пор, как здесь побывал антигерой, ничего практически не изменилось. Клирия могла вздохнуть спокойно от того, что он решил не уничтожать это место до самого основания, как делал это раньше. Это значительно всё упрощало и избавляло её от множества проблем и головных болей. Если получится, то ей удастся наставить его на правильный путь.

Ну или он всё опять уничтожит.

Деревня встретила её закрытыми воротами, перед которыми стояла стража. Шесть рыцарей в полной экипировке. Ещё столько же было на самой стене за частоколом. Скорее всего, до этого они стоили под самодельным навесом, что был рядом, прячась от солнца.

- Госпожа Клирия, - отдали честь все двенадцать человек под предводительством женщины.

Она была не зря выбрана главной. Её низкий голос было сложно отличить от мужского, особенно из-под забрала.

- Я смотрю, вы времени даром не теряли, - недобро улыбнулась Клирия, бросая взгляд на навес.

- Госпожа Клирия, просто под солнцем многие…

- Открывайте ворота, у меня нет на это времени, - перебила её она.

Женщина быстро кивнула, и отдала приказ, чтоб другие открыли ворота. Она была очень рада избавиться от подобного гостя как Клирия. За глаза её все называли не иначе, как чёрная блядь, потаскуха и подстилка бомжей. Будь у них возможность, они бы самолично закапали её, но увы, возможности у них такой не было, да и не уверены они были, что силы хватит Клирию одолеть.

Клирия же просто не обращала на это внимание, привыкла к подобному отношению.

Войдя внутрь, она быстро огляделась, оценивая обстановку, после чего сразу пошла к старейшине.

Сейчас с утра этого не было заметно, однако в деревне царила мрачная атмосфера, которую неплохо дополняла постоянная пасмурность. Мужчин, как правильно заметила Клирия, здесь практически не осталось. Не будет преувеличением сказать, что деревня практически полностью состояла из одних женщин.

Это было проблемой, если учесть, что стражи не было. Правда фальшивая стража неплохо пока отпугивала своим видом всякий сброд. А чуть позже здесь уже будут наёмники и можно будет совсем не волноваться. Но проблема осталась – мужчин не было. Нет мужчин, нет рабочей силы.

И если даже рабочую силу заменить женской, так как женщины неплохо могли выполнять то же самое, то вот детей делать они одни не могут. Пусть проблема пока не стаяла остро, но в будущем могут возникнуть трудности.

Проблему могут решить путники, что проходили через деревню и которые могли здесь остаться. Но заполнять деревню непонятно кем (алкашами и бандитами) никому не хотелось. То есть придётся решать это уже на уровне управления. Принимать решение, давать право на проживание здесь или нет. Так что пока вопрос стоял именно о графине и наёмниках. Появятся они – деревню можно будет вновь открыть и там уже решить недостаток мужчин.

А пока мужчины, что остались, могли радоваться огромному вниманию среди женщин, даже те, на кого раньше не смотрели. Все понимали возникшую проблему и теперь стремились быстренько её решить.

Клирия постучалась в дверь старейшины деревни. И уже через пару минут ей открыл дверь молодой юноша. У него то вообще теперь отбоя от предложений не было. Как не было отбоя и от всевозможных проблем и нерешённых вопросов.

В отличии от многих (возможно играет роль воспитание отца героя) он всегда встречал Клирию спокойно, пусть и слегка настороженно.

- Чем могу служить, го…

- Я пришла удостовериться, что проблема с охраной решена. Я видела стражу, но мне нужны списки людей. Если мне не изменяют глаза, то их явно меньше, чем я говорила поставить.

- Да-да, я уже почти составил их, если подож…

- Завтра я обязательно приду за ними, - перебила его Клирия. - И скоро у нас будет важное собрание. Дату назову позже, но постарайтесь, чтоб все пришли.

- Ясно, я займусь этим, - кивнул устало он.

- Вопрос с продовольствием. Списки, количество, сколько сможете выделить и сколько деревня может себе позволить заказать, - это уже было важно для наёмников.

В принципе, с учётом того, что гвардии не стало, как и стражи, появилось много свободных ресурсов.

- Я вас понял, завтра будут готовы, - кивнул он.

- Отлично, тогда всё остальное как обычно, - кивнула она и уже собралась уходить, когда её окликнул староста.

- Госпожа Клирия. Меня просили поговорить о закрытии ворот. Многие люди жили торговлей и…

- Не обсуждается, - холодно отрезала она. – Деревня будет закрыта до особого распоряжения. Контакт с путниками осуществляется только стражей.

- Но даже купить…

- Меня это не волнует. Вас тоже не должно волновать. Если есть вопросы, обращайтесь к графу, но на вашем месте я бы была сейчас более терпеливой. Скоро ситуация должна будет восстановиться.

- Я… понял, хорошо, - вздохнул он.

- Очень хорошо. Завтра зайду за документами.

Клирия ушла.

Да, было ещё много вопросов, которые стоило обсудить. Например, при таком количестве урожая для деревни многим жителям придётся выйти на поля, иначе они просто рискуют не собрать всё до срока. А это значило голод. Естественно, будут те, кто не согласится идти туда, но… Это уже дело старосты. Она его предупредила и теперь он должен решить этот вопрос. В конце концов, Клирия не могла всё тащить на себе.

И это была не единственная проблема.

А её ещё ждали всевозможные чудесные и очень интересные отчёты из других деревень, документы о налоговых сборах, рекомендации на будущие месяцы, запросы на помощь, доклады о состоянии посевов, просьбы о финансировании и так далее. Короче, ей ещё решать и решать проблемы. Единственной надеждой было то, что Патрик решит нанять больше людей для этого, но пока ей придётся возиться с этим самой.

Попутно Клирия зашла в таверну, где её поклонами встретили разносчицы и трактирщик.

- Посылка, - кратко бросила Клирия.

Трактирщик тут же метнулся в заднюю комнату и через минуту вернулся с небольшим свёртком размером с музыкальная шкатулка. Многие как раз и подумали, что именно это ей и прислали.

Однако то, что лежало внутри, было намного ценнее любой шкатулки. Чтоб достать подобное, Клирия воспользовалась связями покойного графа, который обожал собирать в рабство служанок. Это были чернила для рабской печати.

Клирия не стала открывать её, уже зная, что там. Просто положила в сумку. Не боялась она и того, что кто-то вскрыл её. Посылка была адресована графу и на ней стояла печать. Попробуй кто-нибудь заглянуть в неё, и он бы отправится в темницы поместья, от куда ещё никто не выбирался. Это знали все.

Теперь, закончив все дела, можно было отправляться на важное задание. В зависимости от того, как она всё сделает, будет зависеть, пойдёт ли всё по плану или нет. С уверенностью, которой позавидовали бы даже самые смелые воины, Клирия вышла из таверны и направилась к северным воротам.

Шесть профессиональных наёмников, которые своим видом не вызывали ничего, кроме опасения. Не самые симпатичные рожи в сочетании со шрамами и странными пропорциями лица, которые бы больше подошли для обезьян, чем для людей. И среди этих шести человек была одна холодная, жуткая, но красивая девушка в плаще.

Каждый уже не раз подумал о том, как трахнул бы эту суку в ближайших кустах, но каждого из них останавливало от подобного два фактора – она жуткая и она платит неплохие деньги. А трахать тех, кто является их работодателем, не входило в планы наёмников.

Да и вообще, дальше тех мечтаний дело бы не ушло, так как в мыслях эта девушка была вся такой милой и аристократичной, а в реальности глянешь и как-то уже не хочется.

- Где она? – тут же спросила Клирия, когда вышла к шести мужикам, что вальяжно расселись в лесу и ждали своего часа.

- О, госпожа, тёмная личность, - усмехнулся один из них, что носил усы и был главным в этой группе. – Наш скаут сейчас как раз идёт за ними.

- Сколько человек охраны?

- Десять. Пятеро спереди, четверо сзади, один ведёт карету. Пятеро ещё щенки, четверо и так и сяк, на козлах довольно сильный воин. Будет проблемно с ним справиться.

- Я для этого вас и нанимала, - бросила Клирия. – Поднимай людей.

- Они ещё…

- Поднимай людей, - уже более холодно и жёстко повторила она, после чего двинулась спокойным шагом через лес к месту засады.

Наёмники переглянулись, пожали плечами и медленно начали вставать. Начальство сказало, они подчинились.

- Шлюха, - бросил один.

- Да ёбаря у неё давно не было. Пизда чешется, с ума сходит, - усмехнулся другой.

- Так пойди, почеши ей.

- Ебанулся? Да в неё хуем тыкать только больной станет. На лицо нормас, но сука в дрожь бросает рядом, - словно в подтверждение своих слов, наёмник обнял себя за плечи и словно задрожал от холода.

- Слышь чо, откуда прорва появилась эта? – спросил заговорческим голосом один из наёмников усача. – Всё спросить хотел.

- В деревне когда был, проходила мимо меня в плаще. Пока проходила как бы невзначай мимо, сказала есть разговор и дело. На северной дороге встречаемся, если интересно. Тут же бросила как бы невзначай деньги в мешочке на стол. Ну вот и сказала о деле, - ответил тот так же тихо.

Так тихо, что это всё слышала Клирия, словно они рядом в полны голос разговаривали.

- Скрытная шлюха, - пробормотал другой. – Кого пиздим то?

- Ебанулся, щенок? В первый раз этим занимаешься? – покосился на него усач. – Ты блять пойди, спроси, кто она ещё такая.

- Да ладно, ладно, чо так сразу то, - примирительно поднял руки наёмник.

Клирия, шедшая впереди, не обращала внимания (по крайней мере старалась), что о ней говорят и в какой манере. Смысл обращать внимание на мусор перед ногами? Да и к тому же, не сильно долго то им осталось землю топтать. Эта мысль грела ей душу и давала сил. Стоило представить их рожи, когда последний подонок отправляется к своим всратым родственничкам с пеной у рта, выпученными глазами, не понимая, что происходит…

Клирия сделала глубокий вдох, после чего медленно выдохнула.

Ещё будет время помечтать о подобном. Ещё будет время…

Проходя через довольно густой лес, она вышла к кустам и остановилась. Её взгляду тут же предстала дорога. От сюда было неплохо видно её в обе стороны и можно было не волноваться, что цель слишком поздно заметят. Это место было выбрано ей не случайно, так как Клирия уже захаживала сюда вместе с главой наёмников и лично показывала, что нужно убрать, а что оставить. Поэтому со стороны это место было неприметно, а вот сам наблюдающий видел всё.

По прикидкам Клирии, зная характер графини, та будет лететь по этой дороге во весь опор. Терпения ей не хватит, чтоб ехать спокойно последние километры. А нетерпение, как известно многим, губит.

- Так, у нас всё готово, - подошёл к ней наёмник.

- Тогда приступайте, - кивнула Клирия. – Одного на юг, другого на север, пусть контролируют дороги. Любого случайного путника устранять.

- Чо, прям всех? – вскинул бровь наёмник. – Не, приказ есть приказ, но…

- Всех. Без исключений.

Но если там будут женщины и дети.

Вот что он хотел сказать, но лишь кивнул головой.

Во-первых, ему очень хорошо платили, чтоб задавать вопросы. И убивает не он, убивает наниматель. Во-вторых, эта работа с самого начала подразумевала подобный подход. Не платят так много за простое убийство или сопровождение. Сразу было понятно, что будут устраняться все свидетели. В-третьих, он не верил, что их отпустят живыми. Как раз-таки потому, что все свидетели должны были быть устранены.

А он не собирался умирать просто так. Слишком долго усатый работал и крутился в данной стезе, чтоб вот так быть убитым. И его чутьё говорило, что эта тёмная дамочка как раз-таки по их голову прислана. И как они дело сделают, отправит червей кормить. В конце концов, не в первый раз он встречался с подобными заказами, однако раньше всегда избегал их.

В этот раз…

Да, деньги, особенно большие, решают многое.

Однако и здесь он не собирался складывать голову. Возьмут цель и сразу же разберутся с этой сучкой. Она скорее всего захочет проверить, того ли они взяли и в этот момент он и его команда нанесёт удар.

Подготовка не заняла много времени. Натянули верёвку, зарядили тяжёлые арбалеты, рассредоточились. За это время на дороге появился только один путник, тело которого забросили подальше в лес. Можно было и не убивать, однако он бы стопроцентно увидел верёвку на дороге, когда бы проходил мимо. И мог бы понять, зачем она здесь.

А свидетели здесь были не нужны.

Теперь оставалось только ждать.

И кроме Клирии, которая стояла словно статуя среди кустов, оглядывая дорогу, все остальные расселись, о чём-то переговаривались и иногда даже смеялись.

Клирия лишь изредка бросала на них пренебрежительные взгляды, даже не пытаясь понять, почему они ведут себя так, словно на пикник приехали. Они вызывали теперь у неё не только омерзение, но и презрении.

Только через час они получили сообщение, что цель приближается. Прочитав записку, что была принесена почтовой птицей, усач громко объявил:

- Всё, по местам парни, цель близко!

- Чтоб всё прошло как надо, я ясно выражаюсь? - неожиданно выросла перед ним эта девка.

- Более чем, - буркнул он и скользнул через кусты, попутно поцарапав руку об ветки. Себе же он пообещал, что эта сучка ещё договорится.

Этот кусочек леса на мгновение затих. Даже и не скажешь, что здесь кто-то был, если не брать в расчёт то, что, хорошенько приглядевшись, можно было увидеть фигуры между деревьями. Да те сливались с лесом, и такая задача становилась непосильной для обычного человека.

Очень скоро в поле видимости появилась и цель. Пять всадников, что мчались вперёд, карета и ещё четверо за ними. Вообще, в такой ситуации им следовало ехать намного медленнее даже просто потому, чтоб на скорости случайно не улететь куда-нибудь с каретой. Но по убеждению Клирии, мозгов у графини было ровно столько же, сколько и у новорождённой улитки. А вот чего было много, так это жестокости и мстительности.

Именно поэтому желание приехать домой поскорее было для неё сейчас важно. Словно эти лишние часы, выигранные скоростью, что-нибудь решат. И они решили, только не в пользу графини.

Когда они оказались достаточно близко, чтоб не успеть затормозить, верёвка натянулась прямо на уровне всадников. И всех как одного сбросило на землю. А вот человека, что правил лошадьми на карете, дёрнуло назад. Он был единственным без брони. Ударившись спиной о кабину кареты с громким хрустом, его просто сбросило на землю. Карета, оставшись без кучера, укатилась чуть дальше где и остановилась.

Но Клирия оставалась на месте, молча наблюдая за представлением. Даже если графиня попытается убежать, догнать её проблем не составит.

Тем временем в тех четверых, что ехали сзади и успели остановиться до того момента, как налетели на верёвку, полетели болты. Тяжёлые добротные болты, что при диком натяжении тетивы пробивали броню и не оставляли людям шанса.

Только один из болтов не нашёл свою цель, его хозяин в последнее мгновение дёрнул арбалетом вверх и тот ушёл поверх головы охранника. Сам же горе стрелок медленно оседал на землю, хватаясь за горло и не издав и звука.

Клирия, держа между пальцами спицы, без какого-либо сожаления посмотрела на него и двинулась к месту действий.

Там уже наёмники во всю дрались с теми, кто ещё мог после такого падения держать оружие. И казалось бы, солдаты, только что кувырком слетевшие с лошадей и хорошенько так приложившиеся об землю, должны были проигрывать, но…

Вот один наёмник не успел защититься и получил удар в шею, вот другой наёмник как-то вяло машет мечом, от чего получает свой контрольный удар наискосок. Клирия вышла на дорогу, наблюдая за тем, как наёмники дерутся со стражей.

Немного подумав, она двинулась к этой драке. Настало её время.

Глава 95

У Клирии не было много сил, её можно было уложить прямым ударом в лицо. И умением драться на мечах она не могла похвастаться - любой мечник мог с ней справиться, возьми она клинок в руки. Как боец, она была ужасна. И именно поэтому она компенсировала это ловкостью. Не очень высокой, но достаточной, чтоб дать отпор.

А вместо ножей, мечей и прочего оружия она предпочитала… спицы.

Обычные спицы без крючков, которыми можно было вязать (вязать она тоже умела, если что). Довольно безобидное оружие на первый взгляд, однако не в руках человека, который умеет ими орудовать.

Грациозно шагая в своём жутковатом плаще к драке, между её пальцев появились спицы. Идя к заварушке, она попутно метнула одну из спиц в шею тому, кто управлял каретой. Просто взмах, словно она что-то стряхнула, и спица ушла бедолаге в шею. Секунда, другая и он забился в конвульсиях.

Для спиц, смазанных ядом, такое не является проблемой.

А Клирия, даже не удостоив его взглядом, шла дальше, подходя всё ближе к людям, словно смерть.

Вот один из стражников обернулся, ища противника, и наконец обратил на неё внимание… но спицы вошли прямо в прорези забрала. Даже не пытаясь вытащить их, она ловко ушла в сторону, избегая меча, которым ослепший и кричащий от боли рыцарь взмахнул, и пошла дальше.

Ещё одни наёмник, стоящий спиной, получил свою спицу прямо в шею между позвонками. В это же мгновение парализованный и не имеющий шансов он замер и получил удар от стражника. И в этот момент Клирия нырнула к ударившему стражнику, ещё две спицы вошли прямо в открытый участок между шлемом и нагрудником. Он захрипел, а она уже плыла дальше.

Удар мечом и спица уходит в место сочленения доспехов на руке. Ещё взмах меча, но она просто уклоняется назад и тут же вновь шагает на встречу и ещё три спицы торчат из незадачливого нападающего. Махнула рукой и две спицы воткнулись в лицо наёмнику… который через пол минуты уже упал, умирая от яда.

И остался только усач. Каким чудом он ещё не помер, известно только богу, которому он поклонялся, но сейчас, глядя на дорогу, заваленную трупами, ясно было что главная угроза перед ним. Девушка в плаще со спицами. Если оглянуться, то можно было увидеть, как похожие спицы торчат из двух наёмников, что не отбили таких элементарных ударов.

- Тупая блядь, – зашипел он. – Я тебе кишки выпушу.

Клирия сбросила капюшон, полностью открывая ему лицо. На её губах играла радостная улыбка.

- К сожалению, господин наёмник, ни разу не блядь и точно не тупая, так как сейчас не на вашем месте.

Мужчина перехватил поудобнее меч. Пусть он чувствует усталость, но на ещё один бой его хватит, а там с деньгами бежать куда-нибудь подальше. Да, мышцы на руке болят, но он и не такую боль терпел. Он сможет. Да-да, он был самым опытным из группы и уже взял сорок первый, что делало его практически исключительным. Он не может проиграть какой-то шалаве со спицами.

Но его оппонент не спешил нападать. Девушка с жуткой аурой лишь стояла и улыбалась ему в лицо своей зловещей победной улыбкой.

- Ну давай же, блядина! Нападай!

Он сможет. Даже если она кинет спицы, он сможет их отбить, способка позволяет. А потом сократит расстояние и прибьёт её.

Но Клирия лишь улыбалась. Медленно подняв одну руку на уровень лица, она пальцем другой указала ему на тыльную сторону ладони. Так, чтоб он увидел.

И он понял.

Усач мельком взглянул на руку и его сердце бешено заколотилось.

От пореза, оставленного веткой, что был на его руке, расходилась паутинка, раскрашивающая сосуды в жуткий синеватый цвет.

- СУКА!!!

Он понял. Понял, что ему уже не достанется золото. И что тот порез был не от ветки. Но по крайней мере он надеялся достать её. Это будет платой за работу. Если он сможет…

Но его движения из-за яда были слишком медленными и неуклюжими.

И Клирия с улыбкой ловко увернулась от удара, после чего ткнула в него спицей. Он вскрикнул от боли, резко взмахнул мечом, но Клирия и здесь играючи увернулась, ткнув в него ещё раз спицей. И дикая боль пронзила его.

Нет, она не собиралась его убивать сразу, эти спицы были без яда. Она просто играла, забавляясь над жертвой. Она била в те места, где были нервы, заставляя того скрючиваться от дикой боли. Она буквально танцевала около него, позволив себе немного расслабиться.

Взмахи наёмника становились всё медленнее и под конец он даже не мог поднять меч, а она продолжала тыкать в него спицей и заставляла заливаться криком боли. Очень скоро его уже мёртвое тело упало на дорогу с выпученными то ли от боли, то ли от страха глазами.

Клирия вздохнула и оглянулась. Больше живых видно не было, но она всё же прошлась и ткнула в каждого спицей с ядом. После этого она двинулась к карете.

Как и ожидала Клирия, дверь была открыта, а самой графини не было. Но она не могла далеко уйти. Не в тех платьях, что она любила надевать – больших, широких, со всевозможными рюшечками, словно праздничный торт. Такое платье будет цепляться за каждую ветку, это, не говоря о его весе и размерах.

Мода действительно убивает.

Но надо было спешить. Перехватив между пальцами две спицы с парализующим ядом, Клирия очень быстро и грациозно нырнула в лес. Она бежала по лесу, не смотря на своё платье, с красотой лисицы на охоте, которая ловко лавирует между деревьями. И уже через пять минут она нагнала графиню.

Один взмах и обе спицы воткнулись той в шею.

Ещё два шага и графиня упала, полностью парализованная.

Теперь дело было практически сделано. Осталось только замести следы. И, не скрывая улыбки, Клирия лёгкой походкой пошла к месту боя, схватив небрежно графиню за руку и таща обратно к дороге. Графиня в ближайшие несколько часов без антидота никуда не денется, поэтому её стоило забрать из леса. Будет обидно, если графиню съест какой-нибудь зверь.

Вернувшись обратно, оглядевшись и не обнаружив свидетельства ненужных глаз, она принялась убирать тела с дороги.

Очень скоро прискакал седьмой наёмник, но дурак так и не успел ничего понять и сделать, как его труп с ядовитыми спицами, торчавшими из шеи упал на землю. После этого первым делом она обвязала все трупы верёвкой, привязала к двум лошадям и оттащила поглубже в лес, где их точно никто не найдёт. Заодно она сняла броню, которая стоила немало, особенно такая; забрала деньги, мечи и всё, что могло пригодиться. Не забыла она забрать и спицы.

После возни с телами, Клирия кое-как отвезла карету поглубже в лес. Это была непростая задача, так как надо было лавировать между деревьями, переезжать ямы и небольшие обрывы. Однако это не было невыполнимым. Конечно, карета стоила денег, но довезти её до поместья не представлялось возможным. Такую все заметят. А там могут подняться вопросы о том, где стража и так далее.

Клирия долго думала об этом, но в конечном итоге решила просто избавиться от неё.

После этого она ещё раз вернулась на место засады. Увела лошадей в лес, так как эти были породистыми и стоили дорого. Да и вообще любая лошадь была нужна. Забрала верёвку, подняла несколько обломанных болтов, присыпала землёй пятна впитавшейся крови, кое-как прикрыла тропинки от кареты и оттащенных трупов, что она утащила в лес, ветками и травой.

Теперь этот участок дороги, если сильно не всматриваться, бы идентичен всем остальным. Ни единого свидетельства того, что здесь был бой или кто-то что-то пытался спрятать. Даже кусты и трава, через которые протащили трупы и карету были не сильно заметны.

Ещё раз напоследок окинув округу взглядом, Клирия скрылась в лесу. Все вещи, включая графиню, что были собраны ею, теперь несли лошади. Возможно, в скором будущем они понадобятся.

Уже уйдя глубже в лес, Клирия достала один из бутыльков, макнула в него спицу, после чего вогнала её графине прямо в задницу, чуть ли не во всю длину. Она знала, что та почувствует всю эту боль до последней капли.

После этого она сбросила её с лошади, ногой перевернула на спину и с улыбкой стала ждать, пока к графине вернётся подвижность.

Та, в свою очередь, глядя на Клирию, выпучила глаза так, что казалось у неё сейчас они лопнут. Это, не говоря про то, что они кровью налились.

- Т-ты… ядь… я, - наконец эффект парализации стал спадать.

Клирия наклонилась и притронулась к её губам пальцем, заставляя замолчать.

- Ну же, графиня Элизиана, не стоит так утруждаться ради меня. Прейдите в себя для начала.

- Не… думай… что тебе… сойдёт… всё… с рук… - выдавила из себя с трудом она.

- Да, да, да, я так и подумала, - пропела Клирия, достала обычную спицу и воткнула её в тело графини. И не просто в тело, а одну из точек. Попав туда спицей, человек мог почувствовать целый спектр боли во всех её проявлениях. Клирия знало это по себе. Ведь было бы очень нехорошо предлагать такой знатной особе то, что сама не пробовала.

Элизиана уже было взвизгнула, но Клирия закрыла ей рот ладонью.

- Ну что вы так, графиня. Небольшой укольчик, неужели вам больно? – улыбнулась она, дёргая спицу в разные стороны.

- Сучка, предательница недотраханная! Я убью тебя, мой отец… - та ревела от боли, силясь высказаться до того, как её голос сорвётся на крик.

- Убьёте? – рассмеялась совсем невесёлым смехом Клирия. - Ну… это смелое заявление.

Тут же за её словами ещё одна спица зашла графине ровно под ноготь до самого упора. Та выпучила глаза… но Клирия опять заткнула ей рот.

- Убьёте значит… Но… я даже не знаю, как вам сообщить. Мне так радостно, но ваш отец умер.

Клирия умудрилась сказать это таким голосом, словно объявила, что графиня только что получила выигрышный лотерейный билет.

- То письмо, которое я написала, было ложью. Теперь у земель новый хозяин и вы ему понадобились. Будьте уверены, что ваши мучения только начинаются. Вы бы видели, как ваш отец умирал. Как вшивая дворняга, которая поперхнулась костью на помойке. Это было так смешно, что могло бы сойти за цирковое представление, где ваш отец стал бы главным номером. Жаль, графиня Элизиана, что вы этого не видели. Я уверена, что вы бы гордились своим отцом после такого. Главный шут графства: плешивая псина, подавившаяся костью.

- Блядь! Я не верю тебе! Мы подобрали тебя, шлюха, на помойке, дали тебе нормальную жизнь, о которой все МЕЧТАЛИ! ТЫ БЛЯДЬ ПРОДАЖНАЯ! Я НЕ ВЕРЮ ТЕм-м-м-м-м-м-м-м…

Графиня что-то неразборчиво кричала через ладонь, но было и так ясно, что она сыплет проклятиями.

- Дышите глубже графиня Элизиана, дышите глубже. Не трате силы на пустой крик, - мило ворковала Клирия, протыкая той губы спицей и как бы продевая ей и верхнюю, и нижнюю, чтоб та не смогла раскрыть рта.

Она могла её обездвижить. Но она так делать не будет. Зачем тратить яд паралича, если можно вот так спицами прикрыть ей рот.

Закончив своё дело и повязав графиню по рукам и ногам, Клирия с чувством удовлетворения отряхнула руки.

- Говорите, что дали мне новую жизнь? Ту, о которой все мечтали? Вы действительна так думаете? – с той же жуткой улыбкой Клирия расстёгивала пуговицы. – Странно, я не помню, чтоб мечтала о подобном.

Она сбросила с правого плеча одежду, оголяя правую грудь. В глаза сразу бросался грубый, чуть ли не рваный шрам на самой груди, который шёл крест на крест и в буквальном слове делил её на части. Ещё несколько уже зарубцевавшихся порезов было по окружности, словно кто-то пытался ей отрезать грудь.

- Помните это, графиня Элизиана? Это вы оставили их. Вам было довольно весело. Как вы сказали тогда? Давай проведём вместе время? А знаете, графиня, я чуть не умерла тогда от заражения. Хорошо, что я была так полезна, что меня спасли. Так что… - она одела одежду обратно, - давайте вновь повеселимся. Я не могу вас уродовать, но это и необязательно, ведь так? Есть множество других способов, например…

Клирия достала одну из спиц и покрутила её в пальцах, после чего взмах… и та торчит из груди Элизианы. Графиня громко замычала, задёргалась, но верёвки из-за попыток вырваться только стягивали её руки сильнее.

- Вам больно? – удивилась Клирия. – Как так? Я думала, что это приятно.

Ещё одна спица торчит из ноги. Но опять же, Клирия попала ей в одну из точек от чего у графини ногу схватило страшной судорогой.

Ещё один взмах рукой. А потом ещё и ещё.

Чуть позже Клирия сидела прямо около Элизианы и тыкала в неё спицей, словно ребёнок, тыкающий палкой в медузу, которую выбросило на берег. Её холодный и очень внимательный взгляд не сходил с глаз Элизианы, полных боли и ужаса.

Тычок, ещё один тычок.

Графиня мычала, уже не помня себя, а Клирия всё продолжала и продолжала. Всё равно двигаться дальше они будут ночью, так что времени было полно.

Сегодня была лунная ночь… Нет, здесь всегда луна. Так, почему здесь не соблюдается лунный цикл? То темно как в пещере, то наоборот, как днём светло?

Клирия тоже задумывалась над этим вопросом в своё время, но потом забросила это пустое дело, так как шансов разобраться в этом вопросе у неё не было. Более того, сейчас для неё они были выгодны. Со своим зрением Клирия видела всё так же, как и днём, поэтому могла везти лошадей через лес, избегая мест, где животные могли сломать себе ноги.

И на одной из лошадей болталась полуживая графиня.

Она, словно кукла, была перекинута через лошадь и свисала без малейшего признака жизни. Нет, Клирия естественно не убила её, однако довела до такого состояния, что та просто ушла в себя. Возможно оттого Клирия сейчас была в приподнятом настроении. Она бы даже начала напевать себе под нос песенку, но в ночном лесу следовало соблюдать тишину и осторожность. Пусть эти леса и были вычищены графом от всяких опасных тварей, но это не значило, что оные не забредут сюда случайно ночью.

Только выйдя к реке, обогнув деревню с восточной стороны, Клирия наконец могла вздохнуть спокойно.

Оглянувшись и убедившись, что никого поблизости нет, Клирия быстро повела конвой из двенадцати лошадей через мост. Провела их дальше и…

Вздохнула от облегчения. Скинула капюшон с головы и вдохнула полной грудью. Теперь Клирия была дома. Немного странно было называть это место домом, учитывая то, что она здесь пережила, но многое изменилось. Теперь здесь была её жизнь, и это место было ступенькой к её нормальному будущему.

И это здание, что неожиданно стало для неё родным возвышалось своими руинами. То тут, то там торчали деревянные опоры или балки. Странно, что граф, имея каменоломню, не стал строить дом из камня, но это теперь не играло никакого значения. Более того, теперь не придётся сносить старое поместье, чтоб построить новое.

А может Патрик будет довольствоваться и подземным замком. Клирия была уверена, что сделай там нормальный ремонт и там будет ещё прекраснее, чем в любом другом месте. Пусть Клирия и походила на жуткую версию девушки из одной игры, но желания её совпадали с обычными желаниями других девушек и женщин. Она уже думала, как сможет всё обустроить, когда Патрик возьмёт на себя управление и снимет с неё часть работы.

Первым делом Клирия отвела лошадей в конюшню.

Трофеи, подумав, оставила в углу, чтоб уже завтра разобраться с ними и разложить. А вот графиню стащила с лошади и за волосы потащила к поместью. Выйдя из конюшни, она присела рядом с Элизианой и, держа её за волосы, повернула голову в сторону руин.

- Посмотри, как красиво, - выдохнула Клирия, действительно наслаждаясь пейзажем выгоревшего поместья. – Посмотри, как торчат эти опоры, как твой дом превратился в красивое олицетворение того, что всё можно уничтожить.

Графиня плакала. Даже для такой пустоголовой дуры было понятно, что её не ждёт ничего хорошего. Особенно в руках Клирии. Про хозяина, которому она вдруг решила так радостно служить, та вообще боялась думать. В глазах появлялся сразу монстр, который мог сломить целое войско.

И от него точно не стоит ожидать милосердия.

- Пойдёмте, бывшая графиня. Скоро вас будет ждать тёплый разговор с моим новым истинным господином. Так что постарайтесь вести себя как подобает, - проворковала Клирия и потащила Элизиану за волосы к руинам поместья.

Глава 96

Эта нахуй была война. Нет, серьёзно, это ебаная война.

Я был настроен очень решительно и был готов применить силу против сраного говна, что решило восстать против меня. Я не потерплю такой хуйни в замке, что честно отвоевал кровью, потом и дерьмом у графа. И если на него у меня сил хватило, то на эту напасть у меня её точно хватит!

Поэтому, подобно бравому рыцарю я вооружился шваброй и гонял…

Маленьких троллей по комнате.

Эти пидоразы спиздили мой правый носок! Суки! Я блять всегда знал, что носки пропадают не просто так, как и долбаные последние чистые трусы! Я всегда говорил маме, что их кто-то пиздит! Специально подставляет, чтоб у меня в каждой паре было по одному носку. И обязательно, чтоб пары были разноцветные!

Я уверен, что каждый из нас, братьев по несчастью, сталкивался с этой проблемой. Ты просыпаешься, начинаешь одеваться на работу, а… носка нет! Одного носка из пары нет! Ты ищешь его днём и ночью, но найти не можешь! Тогда ты берёшь новую пару и… Та же самая история! На утро одного носка нет!

Ты начинаешь доказывать родным, что вечером их было два, но тебе никто не верит! Ты говоришь, что положил их вместе, а тебе говорят, что ты просто их разбросал! И никто не верит тебе. Возникает ощущение, что кто-то их ворует, так как очень скоро все твои пары состоят из одного носка! И это ладно, если они одинаковые, а если нет!?

И вот, по прошествии стольких лет я наконец смог доказать, что их пиздят!

Мой правый носок пытаются утащить ебаные маленькие тролли! Они специально это делают, чтоб у меня остался один носок! Я просто случайно обернулся к чистой одежде утром, которую так любезно оставила мне Клирия, и увидел, как маленькие супостаты схватили мой правый носок.

Сначала я не поверил своим глазам, но одна из этих сук мне сказала:

- Хули вылупился?

И всё, война была объявлена!

Теперь я пытаюсь прибить грёбанных пидоразов шваброй и уже разнёс половину комнаты. Остановит меня это? Нет! На войне как на войне. Я отстою честь мужчин и остановлю носочный апокалипсис, при котором в мире бесследно исчезают миллионы носков, подставляя миллионы мужчин.

Взмах шваброй, но в последний момент тролль, который размером примерно двадцать или двадцать пять сантиметров, подпрыгнул и, словно в матрице, сделал заднее сальто, увернувшись от швабры.

- Сука! – выругался я.

- Сам такой! –ответил маленький зелёный уёбок и скользнул под тумбочку.

Ага! Вот ты и попался, падла!

И когда я уже нагнулся и хотел нырнуть под тумбочку… дверь открылась.

Ну естественно, когда ещё заходить случайному свидетелю, как не в тот момент, когда я раком со шваброй стою.

- Мой… - кажется, даже Клирия потеряла дар речи от такой картины, - господин…

Блин… Я-то думал, что она там с графиней ещё возится, похищает её, а эта мисс-тьма, судя по всему, уже всё сделала и вернуться обратно успела.

Я, словно ничего не случилось, выпрямился и повернулся к ней лицом.

- Клирия, это не то, что ты подумала, - спокойно сказал я.

- Честно говоря, я пока даже не знаю, что думать, мой господин.

- Вот и хорошо, мне нужна твоя помощь.

- Мне тоже раздеться надо? – склонила она голову чуть в бок.

- Нет. Пока нет, но… - тут я увидел, как из-за тумбочки выглядывает тролль и показывает мне язык! Сука!

Взмах, и швабра лишь ударяет камень.

- Ты видела!? Нет, ты видела это!?

- Что именно, мой господин? – непонимающе посмотрела на меня Клирия.

- Тролля!

- Тролля? – она посмотрела на место, куда я указывал. – Я ничего не вижу, мой господин.

- Да как!? Он только что был здесь! Вернее, они, их было несколько! И они украли мой правый носок! Я же не долбоёб! Видел это сам!

- Прошу вас, мой господин, не надо так, - проговорила Клирия, заботливо вытерев мои слюни на губах непонятно от куда взявшимся платком.

Так, я не понял, это ща камень в меня был? Клирия, ты чего!? Хочешь сказать, что я долбоёб!?

- Да я докажу сейчас это! Вот смотри туда, под комод.

Я перехватил швабру по удобнее, обошёл комод с боку, приставил ногу и со всей силы толкнул его. Тот тут же сдвинулся и…

Я УВИДЕЛ ТРОЛЛЯ! СУКА, ДА ОН С МОИМ НОСКОМ, ТВАРЬ!!! ЗА НОСОК НАХУЙ!!!

Я ПОДОБНО ВИКИНГУ, ДЕРУЩЕМУСЯ С ВОДНЫМ ЗМЕЕМ, ЗАМАХНУЛСЯ ШВАБРОЙ…

Глухой удар… чьё-то «ух»…

Я только и успел заметить, как Клирия с разбитой головой потеряла равновесие и ударилась лицом… об табуретку. После чего с глухим стуком рухнула на пол. Её лицо медленно заливала кровь.

Вот же… как неудобно получилось-то, ударил её случайно в порыве борьбы. И кажись она кровью заливается. Тролль же показал мне средний палец и убежал в дальний угол.

Бля-я-я-я-я… Чтож так не везёт.

Я взглянул на эту бедолагу, которая сейчас лежала без сознания, истекая кровью. Несмотря на моё мнение, что поделом ей, вот так бросать Клирию совсем не хотелось. Да, ударил случайно; да, свалилась; да, она может умереть… и мне за это ничего не будет, наверное, так как я её убить не хотел… Хотя если она сдохнет, это может быть посчитано как убийство и тогда уже каюк мне самому.

Блин, рисковать не хочется. Да и как-то стрёмненько её бросать после того, как она в прямом смысле этого слова мне жопу подтирала. Это же получается, что она заботилась обо мне (не будем о мотивах), а я в благодарность по ебальнику шваброй?

Найдя несколько достойных причин оправдать свою слабохарактерность, быстро напялив штаны и ботинки, я бросился бежать с ней на руках к целительнице, которая была на четвёртом, или на втором, если считать от моего этажа вверх.

И тут же уебал Клирию головой об дверной косяк! Блин, одно из правил новобрачных - не ударь головой об косяк. Как я мог затупит!?

От такого удара Клирия глухо ухнула и медленно открыла глаза.

- Патр… Мой господин? Я… Вы меня ударили?

- Лежи смирно, - сказал я и…

Бам.

- Ух-х-х… - Клирия с трудом удержала себя в сознании после того, как я ненарочно ударил её об угол на повороте.

Кажется, я ей ещё раз разбил голову, так как кровь уже стекала по моим рукам.

- П-прошу, мой господин, я сама дойду… - пробормотала Клирия.

- Да ща всё будет! Погоди, перехвачу тебя поудо…

Я подхватил её и попытался закинуть на плечо как мешок с картошкой, чтоб лишний раз не бить головой об углы в тёмных коридорах. Однако… я перестарался и перекинул Клирию через плечо, словно профессиональный борец. Клирия выскользнула у меня из рук, перелетела через плечо и с глухим стуком рухнула на землю.

Да твою мать!

Я в ужасе обернулся, так как отчётливо услышал хруст костей.

Клирия лежала в небольшой луже собственной крови и как-то медленно дёргала рукой, словно пыталась уцепиться за что-то. Блять, кажись, звание мне про долбоёба не зря дали.

И такими темпами я её вообще убью. А это я даже до главного зала не дошёл.

Впереди нас ждало ещё много чего интересного.

Можно сказать, что до целительницы я добрался без происшествий. В смысле, что больше я Клирию не ронял, головой не бил и ничего не делал, что могло ещё сильнее её покалечить. Вот так потом хватай невесту на руки и неси её. Невольно вспоминаю всевозможные видео, где бедняжек роняют, бьют и так далее.

Я подскочил к двери (вроде она, боже, пусть будет та дверь), что шла к целительнице и понял, что дверь закрыта! Вот же сука. Наверняка Клирия её заперла. Пришлось рыться по её карманам. Сначала я даже не нашёл ни одного, но стоило более спокойно пройтись по платью, как тут же начал вылавливать спицы, какие-то пузырьки, записки… о, связка ключей. Большая такая, добротная.

Сука, как же много ключей!

А дальше пошла игра «подбери ключ». Часть я сразу отсеял, часть почти влезла, и часть действительно влезла. Но конечно только один открыл дверь. Как победителю по жизни, мне достался самый последний ключ.

И каково было моё облегчение, когда замок тихо щёлкнул и от моего толчка рукой дверь начала открываться. Моему взгляду тут же открылась уже знакомая комната, в которой я был в прошлый раз с Клирией. Там же на кровати с ошейником на шее сидела наша немая любительница животного мира и испуганно пялилась на меня.

Правда увидев окровавленную Клирию, она стала ещё испуганней.

- Свалила с кровати, - бросил я ей, подходя ближе.

Рубека послушно спрыгнула на пол, а я в свою очередь аккуратно положил Клирию на кровать. Кровь уже не била фонтаном как раньше, однако всё равно стекала по рукам и капала на пол. Простынь сразу начала окрашиваться красным пятном, расходившемся в разные стороны, стоило голове Клирии коснуться её.

- Она головой ударилась, - ответил я на невысказанный вопрос, однако встретившись со взглядом Рубеки, добавил. - Несколько раз ударилась. Очень неудачно ударилась, она была прямо неудержима и стремилась собрать каждый косяк и угол. А, ладно… хули я тут оправдываюсь. Лечи давай её и как можно быстрее.

А то боюсь, кровью истечёт. Как показала практика, объём циркулирующей крови магия не восстанавливает.

Я отошёл в сторону, освобождая место Рубеке-зоофилке.

Та испуганно и осторожно подошла к кровати, и как-то неуверенно протянула дрожащие руки к Клирии, словно та была не девушкой, а аллигатором с открытой пастью.

- Да быстрее, твою мать! Иначе я тебя сам сейчас выебу, - рявкнул я.

Нет, я не зверь и понимаю её, однако пусть боится её в другой раз. Сейчас эту сучку надо вылечить.

Девушка вздрогнула и, словно ошпаренная, протянула руки к Клирии. Из-под её ладоней тут же появился зеленоватый свет, который словно впитывался в раны. Довольно быстро дыхание Клирии стало более равномерным. Можно сказать, что у меня от сердца отлегло. А то сам же сдохнуть могу, да и с ней как-то некрасиво вышло. Знаю, что сука и тварь, но она за мной как бы ухаживала…

А-а-а-а! Я уже слабину даю! Уже ищу оправдания этой тёмной сучке, типа она бедная несчастная и так далее. Вот же блин, я-то избавиться от неё хотел, а тут какие хуёвые мысли полезли в голову. Они явно прогресса не добавят.

Пришлось ждать минут пять прежде чем Клирия подала ещё какие-нибудь признаки жизни кроме равномерного дыхания. Не с первого раза ей удалось раскрыть глаза, которые слиплись из-за засохшей крови –ей пришлось помогать себе руками.

И стоило ей двинуться, Рубека с испугом отпрыгнула от неё. Мне кажется, или Клирия успела хорошенько поболтать со своей подчинённой? От куда такая зашуганная реакция?

Тем временем Клирия, издав стон, попыталась встать.

- Мой господин… ух-х-х… я… вы меня уронили, так?

- Без понятия, о чём ты говоришь, - упёр я руки в бока и сделал вид, что тут не причём. – Ты сама упала.

- После того, как вы ударили меня шваброй.

- Не было такого.

Она вздохнула и потёрла голову, после чего огляделась. На мгновение её взгляд остановился на Рубеке, и та словно попыталась провалиться сквозь землю.

- Ясно… Спасибо, мой господин, что позаботились обо мне, - сказала она слегка тихим голосом и села на край кровати. – И тебя, Рубека, благодарю.

- Ты уверенна, что стоит? Ты… слегка не очень выглядишь. Мне наплевать на тебя, но может лучше отлежишься?

Рубека, прячась за моей спиной, согласно закивала головой.

- Прошу, не беспокойтесь за меня, мой господин, я в поря-я-я-я…

С этим «в порядке» она встала и… тут же потеряла сознание. Плашмя, даже не пытаясь выставить руки, чтоб смягчить падение, Клирия упала вперёд и со всего маха ударилась лицом об табуретку. Я, честно говоря, даже не подумал её схватить. Как истинный джентльмен я наблюдал как она шедеврально оставила часть зубов в табуретке, забрызгав всё кровью под звук ломающихся костей.

- Ну пиздец… - вздохнул я.

Поднял Клирию с конкретно сломанным лицом и положил обратно на кровать на бок.

- Лечи эту дуру, а то она в собственной крови ещё захлебнётся, - кивнул я Рубеке на Клирию.

Пришлось ждать ещё минут пять, прежде чем лицо Клирии стало прежним, если не считать крови, в которой она была вся измазана.

И надо сказать, что стоило Рубеке перестать лечить, как эта бестия сразу пришла в себя. С трудом раскрыла глаза и огляделась.

- Я упала…

- Ага, ты не поверишь, но мы это тоже заметили, - сказал я, выдёргивая один из зубов Клирии, что торчал из табуретки.

Аккуратный, белый, красивый. Просто удивительно, как в такой жопе у человека могут быть такие образцовые зубы. Хотя если глянуть на саму Клирию, то девушка сама по себе была образцовой. Может она того… одна из сверженных аристократов? И теперь, как во множестве фильмов, пытается вернуть то, что принадлежит ей по праву?

Блин, каждый раз возвращаюсь к Клирии и каждый раз мои мысли разнятся о ней. Вроде видишь одно, а оказывается другое, а показывает она вообще третье. Вроде сука, использует в своих целях, но заботится. Невольно пропитываешься к ней симпатией. Но стоит подумать, что делает она это для своих планов, так сразу всё отбивает. И так крутятся эти мысли в голове, не давая покоя.

Наверное, надо пока просто смириться и сделать договор, а потом уже решать, как валить. А может уже по ходу всё пойму. Хотя тут же приходит мысль, что тебе она ничего плохого не сделала, чего ты избавляться от неё собрался.

- Так, ладно, потащу тебя в твою комнату, - вздохнул я и наклонился, чтоб подхватить на руки эту жуть.

- А может не надо? – вежливо спросила Клирия… как бы невзначай отодвинувшись от меня. – Я могу сама дойти, мой господин, не стоит тратить на меня силы.

- Ага, и оставишь во всех табуретках свои зубы.

Вообще, я волнуюсь не о ней. Просто представлю, что она по дороге убьётся и оставит меня одного. Не то, что я волнуюсь… Да и план избавиться от неё неплохой… Хм… может так и поступить?

Я посмотрел на эту сучку, что сейчас пыталась встать и… Чуть блять опять не упала лицом об стул. Я успел поймать чувырву в последний момент, не дав оставить ещё одну коллекцию зубов на стуле. Нет, такими темпами Клирия убьётся, а я буду знать об этом и мне придётся её тащить обратно. Иначе оставить её умирать будет равносильно тому, что я сам её убил. Не знаю, как считает договор, но мало ли что он решит для себя.

Ну ладно, ладно… мне её немного жалко, что странно. Не могу оставить эту дурочку вот так после того, как она мне помогла, пусть и не за бесплатно.

Поэтому мне всё же пришлось подхватить её и перекинуть через плечо, словно раненого бойца.

- Мой господин… не стоит…

- Молчать! – хлопнул я её по заднице. – Показывай, где твоя комната.

В этот момент Рубека что-то начала показывать мне.

- Тебе то чего? – вздохнул я. - Сказать нормально не можешь?

Она пальцем указала на кровь.

- Поменять тебе простынь? Новую принести?

Рубека кивнула.

- Не смей своему хо… - начала там причитать Клирия, но я слегка подкинул её на плече, и она выдала свой «ух-х-х…» Нехуй тут влезать со своими замечаниями, бестия. Я и так чувствую себя неуютно, словно паука держу, так что не выёбывайся там.

- Ладно, понял, сиди здесь. Ща я Клирию отнесу только.

И вышел с ней в коридор. Подумав, взял факел с ближайшей стены, а то вообще ничего не видно. Ещё ударю её, потом вновь бежать и исцелять.

- Так, госпожа бестия, где ваша комната и где хранится бельё.

- Вам не обязательно… ух-ух-ух…

- Молчи давай, - сказал я, ещё раз слегка подбросив дуру на плече. – Я спрашиваю, ты отвечаешь, ясно? Говори, плоская задница, где комната и простыни.

- Она не плоская, мой господин, не судите о том, чего не пробовали. Моя комната на первом этаже. Запасные простыни есть в моей же комнате в комоде.

- Да, да, я понял. Все умничают тут…

Я наконец смог спуститься и найти её комнату.

Замок. Сука, опять замок. Нет, я не могу с ним бороться. В этом замке я заипался подбирать нужные ключи. Поэтому не желая бороться со столь страшным противником, как замок и связка ключей, я поставил аккуратно Клирию на пол.

И она тут же попыталась познакомиться поближе с полом. Пришлось обнять её под мышку, чтоб придерживать и не давать шанса назначить свидание Рубеке ещё раз.

- Открывай, - протянул я связку. – Мойся, спи, что ты там ещё делаешь… я отнесу простынь и займусь борьбой с вредителями. А может… да, пожалуй, я прогуляюсь по замку.

- Вам не стоило вмешиваться.

- Дура что ли?

- Да.

Блин! А чо ответить?

- Ладно, всё, харе стонать и жаловаться. Давай простынь, я отнесу нашей аптечке. А то как сляжешь, так потом проблем не оберёмся. Уж один день могу что-нибудь сделать.

Клирия с какой-то жуткой улыбкой покосилась на меня.

- Вы заботитесь о своих людях, это так… мило.

Ой бля, иди ты со своим «мило». Каждый раз дрожь пробирает.

- Просто считаю, что выгоднее выполнить договор с тобой и свалить куда подальше, - ответил я.

- Вот значит как вы на это смотрите.

- Именно так, - кивнул я.

- Ясно… Тогда я рада, что вы решили довериться мне. Уверена, что со временем вы сами всё поймёте.

Бесполезно спрашивать, что она подразумевает под этим. Спрошу, всё равно не ответит, скажет, что это её личное и так далее. Короче, выкрутится.

А может я действительно всё потом пойму. Иногда действительно что-то делаешь, думая, что поступаешь правильно, но оборачиваешься, а слишком поздно. И тебе становится грустно, что никто не направил тебя в нужную сторону, так как иногда ты действительно не видишь, куда двигаешься. Нет того человека, который сможет тебя уберечь от страшной ошибки, кроме того, кому ты дорог.

Часть двадцать шестая. Тайны, что скрывает мир. Глава 97

Клирии хватило буквально одного дня, чтоб встать на ноги. Только вчера вечером, если верить ей по времени, она была вся в крови с разбитой головой, шатающаяся из стороны в сторону. А сегодня она вновь встречает меня завтраком (слава богу не кашей), новой чистой одеждой и известием, что план по поимке графини удался.

- Удался? – честно говоря, я не сомневался в Клирии, но всё равно не удержался и переспросил её.

- Да, всё прошло идеально. Нашей добычей стали двенадцать лошадей, девять комплектов первоклассной брони, кожаная броня наёмников – семь комплектов, десять отменных мечей и семь обычных. Плюс, тысяча триста шестьдесят две золотых, пять серебряных и девятнадцать бронзовых, что были сразу добавлены в казну. И вещи графини: золотая бижутерия графини…

Она перечисляла этот сраный список ещё минут пять. Клирия подошла к делу довольно обстоятельно, составив целый список на бумаге и сейчас не стеснялась мне его зачитывать.

И я по-честному пытался во всё это вникнуть. Нет, я серьёзно пытался это запомнить, так как подумал, что надо отнестись к подобному со всей ответственностью. Мать всегда меня учила, что копейка рубль бережёт, пока тот не обесценится. А ещё мне предстояло заниматься всякой хуйнёй в будущем, поэтому стояло втянуться пораньше. Сделаю всё как надо – свалю нахуй побыстрее.

И вообще, неудобно в этом признаваться, но меня всегда забавляли игры, где надо управлять чем-либо. Обожаю такие стратежки и меня всегда интересовало, а что будет, если мне выпадет такая возможность?

И вот возможность выпала. Меня страхует Клирия, так что почему бы и не попробовать сыграть уже по-взрослому? Поэтому я решил временно примерить на себя эту роль.

Дослушав её до конца, я задал главный вопрос:

- Ты то графиню саму привела? В твоём списке её нет.

- Естественно привела, мой господин, - мне показалось или в её голосе проскочило возмущение? – Я могу привести её прямо сейчас.

- Да, пожалуйста, - кивнул я, вставая с кровати. – И Рубеку приведи тоже. Её способности нам понадобятся.

Когда Клирия ушла, я подошёл к углу, где лежали мои вещи и вытащил катану. Редкий артефакт, если верить Кэйт, теперь поможет мне осуществить задумку, что меня несомненно радовало. После этого я мысленно обратился к ней.

«Эй, Кэйт, ты здесь?» - позвал я пустоту внутри себя.

- Да! Я готова! Вытащи меня от сюда! Вытащи! – она чуть ли не кричала.

«Эй-эй, полегче, сейчас всё будет…»

- Вытащи! Я больше не могу! Это невозможно! Я не могу сойти с ума, не могу ничего делать, даже спать не могу. Просто сижу в вечно темноте! Вытащи меня! Я буду рабыней! Молю только вытащи от сюда! Я не могу больше сидеть здесь!!! ВЫТАЩИ ОТ СЮДА!!!

«Если ты не заткнёшься, останешься там», - грубо ответил я.

И она тут же заткнулась. Заткнулась так быстро, что даже было удивительно слышать такую тишину в голове после её криков.

Так-то лучше.

«Я спрашиваю, ты отвечаешь точно и быстро, ясно?»

- Да, - очень глухо и подавленно прозвучал её голос.

«Отлично. Как вытащить из тела душу и потом отпустить?»

- В смысле поместить в себя?

«Нет, в смысле забрать из тела, а потом выпустить из себя, чтоб душа как ты не сидела в клетке.»

- Надо нажать на бугор на катане, когда она в теле, и после этого, когда душа окажется внутри вас, просто прижать рукоять к себе и нажать ещё раз бугор. Сама катана не держит душу, она просто выбросит её и тем самым освободит.

«А в тело надо точно так же закинуть? Воткнуть и нажать на бугор?»

- Прижав рукоять к груди. Вы мне нашли уже тело? Тело здесь!? Я буду жить!? – уровень эмоций поднимался с каждым разом, словно назойливый комар, который, не прекращая, пищит под ухом.

«Да, ты получишь тело в течении часа. А пока посиди ещё немного, я подготовлюсь.»

- Да-да-да, меня вытащат, хи-хи-хи-хи-хи… Меня вытащат…

Дальше я не слушал. Хоть она и сказала, что сойти с ума там невозможно, слыша такой истеричный смех, я не могу согласиться с ней. Кажется, она всё-таки поехала. Ну… зато я знаю, как наказывать теперь тех, кто посмеет со мной пререкаться.

Через пять минут Клирия привела какую-то бабёнку, видимо графиню, и Рубеку. И если первую она притащила за волосы, вторая пришла на своих двоих.

Графиня, которая была заплаканной и какой-то немного ёбнутой на вид, имела кудрявые чёрные волосы, мордаху с забавными щеками, большими губами и желтоватыми глазами. Бля, она похожа на одну из тех кукол, что были раньше популярны. Нет, она не уродина и не толстая, но внешность вполне соответствует какой-нибудь избалованной девке.

Бля, ну реально кукла.

- Это она? – уточнил я. – А то как-то не похожа на графиню.

- Да как ты смеешь сме-и-и-и-и-и!!!

Клирия довольно ловко воткнула спицу той куда-то в плечо, заставив недографиню визжать от боли. Рубека, глядя на это, как бы между делом постаралась оказаться подальше, чтоб ненароком не получить свои несколько сантиметров боли.

- Для тебя он хозяин, - настоятельно проговорила Клирия голосом заботливой наставницы.

- Никогда, ни-и-и-и-и!!!

- Повтори, пожалуйста, - попросила Клирия, активно шерудя спицей в плече графини.

- И-и-и-и-и-и!!! Я поняла!! Хватит!!! Мой хозяин!!! Он мой хозяин!!!

- Отлично, а теперь представься нам.

- Я Элизиана Транстава, мой хозяин!!!

Клирия выдернула спицу и удовлетворённо кивнула. Элизиана же обессиленно обмякла и свалилась на пол, хныча и держась за плечо.

- Жалкое зрелище, - бросила Клирия. – Мой господин, я привела её. Что прикажете делать?

Я молча наблюдал за этой картиной и не вмешивался. Если честно, мне даже понравилось смотреть на ту боль, что испытывала графиня. Смотреть, как она кричит, как плачет, как мучается от того, что ей ужасно больно. Да-да, я садист и меня такое возбуждает. Ведь есть в этом что-то неправильно прекрасное, смотреть как такая вот графиня ломается и становится… вот такой валяющейся на полу тряпкой.

Ну да ладно, пора бы нам уже приступить к делу.

- Клирия, можешь её обездвижить? – спросил я.

Мисс-тьма кивнула и тут же метнула в лежащую графиню спицу. Очень скоро я уже и звука от неё не слышал.

- Отлично, а теперь переверните её на спину. Клирия, видишь тот клинок? Тебе надо воткнуть его… давай-ка в живот, чтоб наверняка.

Глаза графини испуганно выпучились и забегали, но ничего сделать она уже не могла. Парализованная, она только и могла что бегать по нам глазами. А я не испытывал особой жалости к ней.

Рубека и Клирия медленно перевернули её на спину, вытянув руки вдоль тела, после чего Клирия взяла в руки катану, по лезвию которой едва заметно пробежал мареновый отблеск, словно клинок облизнулся. Это слегка меня напрягло, так как такая ассоциация выглядела жуткой.

А Клирия тем временем вытянула руки с катаной так, чтоб лезвие было ровно над животом графини. И без единой эмоции воткнула клинок той в живот. Могу поклясться, что приложила она к этому удару усилий больше, чем требовалось. А Рубека наоборот зажмурилась, отвернулась и при звуке того, как клинок прошёл тело насквозь и ударился уже об пол, вздрогнула. Она продолжала слегка дрожать, не открывая глаз и не поворачиваясь.

Что касается самой графини, то её глаза были выпучены как от боли, так и от страха, но не более.

- Так, а теперь нажми на бугор на верхушке рукояти.

Клирия послушно сделала то, что я попросил. По клинку пробежала мареновая лёгкая вспышка.

На мгновение глаза Клирии слегка ушли в сторону; видимо получила звание. Я же внимательно наблюдал за телом графини. Её выпученные глаза вновь стали обычными… Нет, даже не просто обычными, они стали абсолютно пустыми и стеклянными, словно у очень правдоподобной куклы. Графиня мне сразу напомнила одну из супер реалистичных секс-кукол, что можно приобрести за немаленькие деньги.

Она была сейчас ровно такой же, как и Кэйт, когда я забрал её душу.

- Всё верно, - ответил я на её возможный вопрос. – Ты поглотила её душу и сейчас она в тебе. Попробуй связаться с ней, чтоб убедиться.

Клирия кивнула и несколько секунд молчала, после чего ответила с довольно жуткой улыбкой.

- Она во мне, мой господин.

Как до ужаса двусмысленно.

- Отлично, вытащи клинок, приложи рукоять к груди и ещё раз нажми на выступ. Так ты отпустишь душу.

- Мой господин, - неожиданно обратилась ко мне Клирия. – Это обязательно делать? Я могу оставить её в себе?

- Зачем? – с подозрением прищурился я.

- Хм… просто её крики внутри… так успокаивают меня, - улыбнулась плотоядно Клирия.

От такой улыбки даже я отшатнулся. Чего говорить о Рубеке, которая пусть и не открыла до сих пор глаз, но сжалась в комок и дрожала всем телом, словно сейчас её через подобное пропустят.

- Нет, - сказал я как можно твёрже. – Нельзя порабощать души. Отпускай её, это приказ.

- Слушаюсь, мой господин, - кивнула она, приложила рукоять к груди и нажала на выступ.

Лёгкая вспышка маренового цвета на клинке.

Клирия слегка подняла взгляд, словно хотела что-то увидеть и вздохнула. А я подумал, можно ли подобное использовать на Клирии? Ну, чтоб избавиться от неё. Я ведь не убью её таким образом. Хотя… Ладно, успеется, если что. Сейчас я смотрю на ситуацию слегка иначе, чем неделю назад. Теперь я не против слегка попробовать себя в роли правителя, так что пока буду следовать договору.

- Ладно, отдавай мне клинок и сними парализацию с тела. Сейчас я закину в него другую душу. Рубека… Рубека! – я пощёлкал пальцами, привлекая её внимание. – Когда я скажу тебе лечить, ты это сразу же делаешь, ясно?

Та закивала головой.

- Отлично.

- Клирия, готовь печать. На эту и на ту сразу, - я бросил взгляд на Рубеку, которая вся сжалась. – Рубека, без глупостей, - сразу предупредил я. – Поставим печать и будешь жить збогойно. В противном случае… ты сама захочешь получить эту печать.

Вообще, её надо было уже давно сделать рабыней, но руки не доходили. Да и печать всего одна была. В смысле, чернил на одного человека. А тут чот забегались слегонца, я язык этот учил, пока меня лечили… Короче, сейчас поставим её.

Перехватив катану, я аккуратно опустил её лезвие в туже самую рану в животе графини. Незачем делать лишние дырки в теле без надобности. Ещё раз бросил взгляд на абсолютно безразличную к миру физиономию, после чего прислонился грудью к ручке катаны и нажал на бугорок.

Лёгкая мареновая вспышка.

Я тут же вытащил катану из раны.

- Рубека, лечить. Клирия, печать готова?

- Да, мой господин, - кивнула она.

А тем временем графиня заморгала глазами. Очень медленно, словно в воде, она поднесла к своим глазам руки. Медленно сжала их и… расплакалась, спрятав лицо в ладонях. Рыдала громка, попутно смеясь как сумасшедшая. За то время, что она приходила в себя, Рубека успела её исцелить.

- Клирия, поставь пока на Рубеку.

А сам я присел около новой Элизианы.

- Эй, - громко позвал я её. – Давай, быстрее приходи в себя, есть разговор.

Элизиана-Кэйт кивнула, всё так же прикрываясь ладонями, её всхлипы и смех стали сходить на нет. Очень скоро она уже могла открыть нам свою зарёванную красную физиономию и сесть на задницу. Естественно, что первым, на которого она посмотрела, был я.

- Мэйн? – она не выглядела удивлённо. Скорее вспоминала моё лицо.

- Для тебя он господин или хозяин, девушка, - холодно заметила Клирия.

Элизиана-Кэйт удивлённо посмотрела на неё, потом посмотрела на Рубеку и… широко распахнула глаза.

- Я тебя знаю! Ты… ты та самая девушка в повозке, что однажды лечила меня. Да-да, точно, это ты!

Рубека тупила и до сих пор не могла всосать, кто перед ней. Да чего уж там. Даже я бы не смог сказать, кто передо мной, будь на её месте. Была графиня, а сейчас уже непонятно кто.

- Ты не узнаешь меня? Мы встретились на дороге после драки с дикими волками, что напали на вас, я… - Элизиана-Кэйт приложила руку к груди и кажется только сейчас осознала, что обстоятельства этой встречи изменились.

Её лицо стало грустным.

После этого она вновь посмотрела на меня.

- Ты хотел поставить на меня метку, так?

Забавно, но даже интонации похожи. Пусть голос другой, но сейчас она разговаривает ровно так же, как и будучи той Кэйт. Ударения, растяжения слов, да вообще, вся манера речи.

Не дождавшись ответа, она поднесла руки к волосам, пощупала их, после чего убрала в районе шеи, чтоб можно было беспрепятственно поставить туда печать. Какая… Блин, я хотел сказать, что-нибудь эдакое, красивое и эпичное, но слов не нахожу нужных. Да и похуй.

Я кивнул Клирии, и та молча поставила ей печать на заднюю часть шеи. Хотя можно поставить печать вообще где угодно, насколько я знаю.

Вот и всё.

- Готово, теперь тебя будут звать Элизиана.

- Ясно. Прямо как дочь графа, - ответила спокойно и слегка бесцветно она.

- Да, потому что ты в теле этой самой графини.

Вот тут уже Элизиана подняла на меня удивлённые глаза. Потом окинула себя взглядом, посмотрела на руки, пощупала лицо, потрогала волосы и даже сиськи свои помяла.

- Ты… не может быть, ты засунул меня в тело графини! Ты воспользовался катаной! Это же значит, что ты… - она увеличивала громкость с каждым словом и наверное бы под конец кричала, если бы Клирия не ткнула спицей ей в спину.

- Подумай ещё раз, с кем разговариваешь. Для тебя он хозяин и господин. Так что не смей поднимать свой голос на него. Понятно?

Надо отдать должное новой Элизиане, она выдержала боль, выпустив лишь лёгкий скулёж, когда прежняя графиня визжала как свинюшка на скотобойне.

- Или же вернёшься обратно во тьму, - добавил я, посчитав, что это будет страшнее для неё, чем обычная боль.

И не прогадал.

Она испуганно посмотрела на меня и быстро пробормотала.

- Я поняла вас, господин.

- Мой господин, - поправила её Клирия, надавив на спицу.

Элизиана зажмурилась от боли, но всё же выдала:

- Мой господин.

- Вот и хорошо, - кивнула удовлетворённо Клирия и вытащила спицу.

Я окинул взглядом свою команду. Теперь, можно сказать, что мы имели полный набор для будущих действий и установления нового порядка на этой территории. Более-менее верная и умеющая всё понемногу помощница - есть. Официальное лицо, которое будет давать нам связь с внешним миром - есть. И аптечка в случае чего - есть. Отличный набор. Да и сами люди, как бы это странно не звучало, были вполне себе адекватными, что не могло не радовать.

- Отлично, - потёр я ладоши. – Теперь мы можем приступить к следующему этапу. Тебе, Элизиана, я всё заново объяснять не буду. Ты не дура и должна была уже сама понять, что происходит, - удивительно, но она кивнула мне. – Поэтому… Сейчас прибудут наёмники и мы возьмём с них клятву крови на несколько лет. После этого из-за отсутствия нормальных воинов на первое время наберём людей из деревенских баб и научим их быть стражей, пока нормальные мужики не наберутся.

- А почему мы не можем взять из других деревень стражу? – спросила неожиданно Элизиана, которая подозрительно быстро втянулась.

- Потому что тогда мы ослабим другие деревни, и они могут подвергнуться нападению разбойников. А на эту нападать боятся из-за близости поместья графа. Как только с этим закончим, заберём кое-что из города и решим, надо ли его восстанавливать или нет. А пока что…

Я хлопнул в ладоши.

- Клирия, введи ограничения нашей Рубеке, чтоб не сбежала, не сдала, не убила и так далее. Научи её быть служанкой.

- Да, мой господин.

- Отлично, теперь Элизиана будет твоей госпожой на людях. Так что старайся вести себя с ней вежливо. А ты, - я посмотрел на новую графиню, - не думай зарываться. Душ я найти могу много, а вот сидеть тебя в темноту помещу уже на годы.

- Я… я поняла, - пробормотала она.

- Отлично. И Клирия, научи её вести себя как подобает. Ещё нормальную комнату найди, чтоб сразу было видно, что она графиня и самая главная здесь, если гости заявятся.

- Я поняла, - слегка поклонилась она.

- Ну раз ты поняла… тогда все свободны, - хлопнул я в ладоши.

И тут все трое сделали весьма странный жест. Они втроём поклонились мне. Сначала Клирия, потом за ней как-то слегка испуганно последовала Элизиана. И увидев, что две остальных кланяются мне, это же повторила и Рубека.

Блин, я честно говоря, немного смущён, но…

Но мне нравится! Приятно ощущать, что тебя уважают и тебе кланяются. Кажется, я начал понимать, чего хочет добиться Клирия.

Глава 98

Я наконец смог выбраться наружу и тут же поставил перед Клирией вопрос о том, как бы нам можно было быстрее передвигаться между этажами. А то это же ну реально пиздец! Постоянно вот так дёргаться вверх и вниз! Да я скоро смогу марафоны бегать, а это только один раз поднялся наверх.

Пиздец просто.

Облокотившись на какую-то деревяшку, я оглядывал свою территорию.

Мда… от такого поместья осталось только пепелище. Всякие обугленные доски торчат, гвозди слегка расплавленные на глаза попадаются. Вон, куски фундамента видны…

Меня похлопали по плечу.

Я даже знаю, кто это.

Обернувшись, сразу встретился глазами с немой зоофилкой. Она была одета в полноценный наряд горничной. Белый чепчик, чёрное платье с белым передником, по краям которого шли кружева. Видно, что ткань очень дорогая, так что удивительно, что Клирия доверила такую одежду ей. Хотя…

Если вспомнить методы воспитания Клирии, то тут само по себе получится себя вести нормально. Не удивлюсь, если она ещё и порет Рубеку.

Со вчерашнего дня, когда мы получили последний ключик к власти над этим местом, я только и делал что учился читать и писать. Надо сказать, что прогресс просматривался неплохой, так как я уже мог осилить их народные сказки и написать сочинение «Как я провёл время при своём заключении». Возможно от того, что я уже знал этот язык, все знания возвращаются быстро, стоит просто попытаться запомнить то или иное слово.

Рубека показала мне на мою ладонь.

Блин, в саже измазался. Отряхнул кое-как руки, после чего воспользовался платком, что протянула мне служанка.

Я ещё раз окинул взглядом территорию, после чего направился гулять по руинам поместья. Рубека двигалась за мной. Надо заметить, что Клирия кое-чему уже научила неотёсанную деревенщину. По крайней мере сразу заметна её осанка, которую она почти всегда старается держать. Конечно до идеала далеко, но фирменную походку заметно. Да и поведение тоже видимо уже уяснено ей. Ручки на животе сложены, взгляд опущен вниз, вся такая… служанка.

Вообще я искал определённое место. У поместья же были подвалы, так что…

А вот и спуск!

Заваленный досками и незаметный сразу, если не знать, чего ищешь. Тут практически ничего кроме лестницы и не осталось. Вся верхняя часть выгорела вместе с домом, так что можно было спокойно попасть сюда.

Откинув обугленные доски, что мешались здесь и, поднапрягшись и сдвинув мешающую балку, я наконец мог спуститься вниз. Даже заранее подготовленный факел вытащил. Вообще, я рассчитывал здесь один походить, но увы, за мной увязалась эта служанка. Ну… ничего не попишешь.

Факел дал столь нужный свет, и мы начали спускаться по винтовой лестнице вниз. И практически сразу встретили труп служанки. Блин, воняет! Она уже гнить начала, вот опарыши по коже ползают и в глазах шевелятся.

Значит не то подземелье, я рассчитывал найти другое, где были пыточные.

Выбрались наружу и вновь принялись ходить по пепелищу. Так-так-так, где тут у нас другой вход? Я точно знаю, что есть ещё одно подземелье, что ведёт в пыточные камеры. Мне Дара говорила, что там сидит её сестра. Зачем мне туда? Да просто посмотреть хочу, что там да как.

Пришлось мне конкретно поблуждать по развалинам, чтоб найти другой вход. И он, кстати говоря, отличался от прежнего. Конечно, выход на лестницу пришлось вновь разгребать, чтоб попасть туда, однако после того, как я освободил проход, сразу смог увидеть лестницу, которая уходила вниз. Всё та же – винтовая в пол оборота, заканчивающаяся стеной с единственной железной дверью, которая была закрыта на засов. Рядом же лежал уже воняющий труп солдата в доспехах, вокруг которого кружило облако мух.

- Блять, ну и вонь, - пробормотал я, затыкая нос.

За мной повторила и служанка, слегка изменив свой окрас кожи и зажав нос рукой. Она отвернулась, старательно не смотря в ту сторону, чтоб случайно не опорожнить желудок.

Пройдя мимо трупака, свободной рукой я дёрнул засов, пнул ногой дверь, открывая её, и тут же отошёл. Ну так, на всякий случай, вдруг нежить какая там обитает теперь? Я просто слышал, что в тюрьмах, на кладбищах и в прочих злачных местах, связанных со смертью и страданиями иногда может появиться нежить. Не знаю, актуально ли подобное для этого мира, надо будет узнать об этом.

Кстати, раз уж вспомнил об этом…

Я нагнулся и вытащил из ножен мертвеца меч. Обычный добротный меч, коих много можно встретить у привилегированной стражи. А у меня как раз одноручное уже тридцать четыре, если что, смогу дать отпор.

Вот так, вооружившись мечом и факелом, я начал спускаться в довольно тёмный данж. Вернее, уже спустился. Сразу за дверью был коридор из камня, уходящий дальше. Пройдя по нему, я собственно попал в пыточную с камерами.

Ну… что могу сказать? Это, короче, длинный коридор, уходящий в конец, где, судя по всему, есть ещё несколько дверей. Слева и справа в этом помещении установлены решётки камер, которые ещё и между собой разделены решётками. Получаются такие квадратные камеры для заключённых.

А ещё здесь относительно светло. У самого потолка в каждой из камер есть небольшое окошко, из которого льётся свет. Возможно, прямо сразу над нами поверхность, и они как бы выходят наружу. Вылезти через них не получится, слишком узко и ещё решёткой заделано, но вот чтоб не задохнуться этого вполне хватит. Судя по всему, эта секция находилась не под замком и есть возможность, что здесь заключённые не задохнулись.

А если они не задохнулись, то умерли с голоду, так как прошло с момента пожара десять дней. Сомневаюсь, что заключённых кормили хорошо, от чего вряд ли они пережили эти дни.

Держа меч наготове, я двинулся между решёток, оглядываясь по сторонам.

Часть камер была пустой, а часть…

Я бросил взгляд на тела, что были там. Над ними ещё не вились тучи мух, они не воняли, как те трупы, что говорило о недавней смерти. Может дня два назад. А ведь если…

«Не если», - тряхнул я головой. Не надо нам «если». Кому-то повезло, кому-то нет. Я не могу всех спасти и всем помочь. Так что умерли и умерли, хуй с ними. Главное потом трупы убрать, чтоб место освободить для будущих пленников, которые могут появиться.

Однако не только мертвецы были здесь.

Пройдя чуть дальше, я заметил девушку, которая что-то делала, сидя у решётки в соседнюю клетку. Мне открывался вид на её спину и короткие, светлые, грязные волосы. Худая… пиздец, просто скелет. Я могу прямо от сюда разглядеть все её косточки. А ещё на её голом теле я отчётливо видел следы пыток типа прижигания, вырезанных лоскутов и прочие прелести, что могут прийти человеку в голову сделать с другими.

Только подойдя поближе, я понял, чем она занималась. Сейчас это чудо кушало ногу какого-то бедняги, что помер в соседней клетке. Ела с какой-то жадностью, ненавистью, словно пыталась укусами вывалить свою злость на конечность. Она впивалась в ногу зубами и рвала мясо, словно ненавидела эту ногу и хотела сделать ей больно.

И на нас она никак не отреагировала – то ли не заметила, то ли не считала нужным повернуться.

Ещё раз оглянувшись и не заметив больше движения, я подошёл к клетке и слегка ударил по решётке лезвием. Подвал наполнил металлический звон.

Девушка сразу замерла. Очень медленно она повернула к нам голову, словно боялась увидеть на нашем месте призрака, и я наконец смог увидеть её лицо.

Пиздец же она жуткая! Практически череп! Реально, скелет обтянутой кожей! А ещё девка неплохо пародировала семафор во время проезда поезда через переезд. Она моргала глазами так часто и сильно, что это от сюда было заметно.

Девушка смотрела на нас несколько секунд, после чего её губы задрожали, и она бросилась… попыталась броситься к нам, однако её ноги просто не могли удержать тело. Поэтому она поползла по земле к нам.

- П-п-п-поиог-г-г-гиите! П-п-п-пош-ш-ш-шу!!! П-п-п-поиог-г-г-гиите!

Интересно, она сможет доползти до нас?

Девушка чудовищно заикалась. Так чудовищно, что я даже не мог понять, что это чудовище говорит. В голове мелькнула мысль уебать её по голове мечом, да и отправить в мир другой, чтоб не мучилась.

Я молча наблюдал, как она медленно ползла, плача без слёз. Скорее всего, из-за обезвоживания их уже не было.

- Рубека, иди за Клирией и… Нет, только за Клирией, пусть пулей сюда летит. И отмычки захватит с печатью.

Вряд ли она поняла, что такое пуля, но тут же бросилась бежать, приподняв платье руками, чтоб на подолы не наступить ненароком.

Я ещё хотел позвать и Элизиану, но подумал, если та принимала участие этих играх, что вполне возможно, то выжившая помрёт от испуга ещё до того, как мы ей поможем. А у меня есть подозрения, что графиня могла так же участвовать в подобном.

Девушка же к этому моменту, подобно страшному зомби, доползла до решётки и протянула через неё ко мне руки, пытаясь что-то нечленораздельно сказать. У неё даже сил кричать нет.

Она вообще выживет или зря шухер поднимаем? А она вообще в своём уме? Если свихнулась, то как бы мне не хотелось, легче будет грохнуть. Сейчас у нас нет возможности возиться с психически нездоровыми и как бы мне не было её жаль, девушку придётся умертвить.

- Эй, ты меня слышишь? – громко спросил я, но девушка продолжала что-то, заикаясь, говорить и тянуть руки.

Ладно… Тогда я просто встал ботинком на одну из рук, придавливая её к полу и присел. Надавил ботинком сильнее. Девушка перестала говорить и лишь издала странные стоны.

- Ты меня слышишь? – повторил я вопрос.

На этот раз она меня услышала.

- Д-д-д-д-д-да.

- Отлично. Сиди и жди, тебя скоро заберут от сюда. И не кричи, ясно?

- П-п-п-пмог-г-г-гите, - потянула она тут же руки, стоило мне отойти в сторону.

Ладно, будем надеяться, что если она меня понимает, то с головой у неё не всё ужасно. К тому же здесь была и другая девушка, что выжила. Так, стоп, а хули только бабы выжили!? Я не понял, сучки вы облезлые и дрыщавые, где парни!?

Я тут же огляделся. Кроме того, кого ела заика, было ещё трое, но увы, они все сдохли. Бля… ни одного парня. Это может показаться странным, но извините, когда тебя по тихой окружают бабы, тебе просто необходим кто-то для общения из своего пола. А то я чувствую себя окружённым и в западне.

Ладно, потом к ним вернусь. Пойду ко второй, что выжила, посмотрю, кто там за девка.

И это у нас не просто баба, это у нас эльф! Даже не просто эльф! Негр-эльф. Хуй знает, как правильно, но потом спрошу.

В отличии от первой, негр-эльф была более живой. Ну… я не имею ввиду тело, так как у неё были отрезаны сиськи и грубо всё там зашито. Помимо того, что опять же куча ожогов, порезов, пальцев на обеих руках нет, уши конкретно подрезаны, одного глаза нет, как и нет одной ноги. Ну и ещё там по мелочи.

Она с подозрением смотрела на меня, если не с презрением.

- Ты меня понимаешь? – сразу спросил я её.

- Да, человек, - кивнула недовольно она, словно я её отвлёк.

- Ты живее, чем она, - кивнул я на зовущую на помощь девушку.

- Я питалась лучами света, - ответила она на полном серьёзе.

Ты чо, из разрядов тех, кто типа как не нуждается в еде? Чтож такая худая то?

- А… ну и как, вкусно? – поинтересовался я.

- Смеёшься человек? – нахмурилась она. - Если бы была свободна, смог бы ты мне то же самое повторить в лицо?

Не, ну всё, теперь я обиделся. Сразу угрозы посыпались мне на голову.

- Тогда не буду тебя освобождать, негр-эльф, сиди и кушай лучики света, - повернулся я спиной к ней и пошёл к зовущей на помощь дуре.

- Я не негр-эльф, я дроу! – гаркнула она обиженно мне в спину.

- Да всем плевать, - ответил я, не оборачиваясь. – Хоть саранча.

И вообще, сомневаюсь, что она знает, кто такой негр. Но когда я дошёл до девушки, которая была слегка не в себе, негр-эльф вновь позвала меня.

- Стой, человек, погоди. Мы можем поговорить.

Почему твой голос звучит так, словно ты делаешь мне одолжение?

- Мы можем, но хочешь ли ты этого? – спросил я, покосившись на неё.

- Хочу, ты ведь видишь это, человек. У меня нет выбора.

- И… что ты мне хочешь предложить за освобождение? – поинтересовался я.

Вот тут негр-эльф забуксовала. Она обернулась, словно ища что-то. Боже, ну ты и тупня, хоть себя предложи.

И кажется она подумала ровно в том же направлении, так как уже не так уверенно произнесла:

- Меня.

- Ага, это конечно неплохо, но вот незадача, ты в любом случае моя.

- Нет! – тут же отреагировала она.

- Да, - ответил я.

В этот момент сюда спустилась невозмутимая Клирия и зоофилка.

- Короче, вот ваша цель, освободите эту заику и… поставьте на ноги. Потом проверьте другие клетки на наличие живых.

- Вы думаете, что это целесообразно? – тут же спросила Клирия, критично осмотрев девушку.

- А тебе её не жалко? – поинтересовался я, вглядываясь в её глаза. Мне было просто интересно, что она испытывает.

- Жалко, - кивнула Клирия. – Я даже понимаю её. Но если она безумна…

- Она не безумна, - перебил я её. – Она не в себе, но отнюдь не безумна, как ты говоришь. Она может ответить да или нет, что пока достаточно. Потом возможно придёт в себя и… отработает спасение. Или ты предлагаешь её здесь оставить?

- Нет, мой господин. Я не считаю, что это стоит делать. Лучше подобной участи тогда вообще просто добить и избавить от мучений.

- Тогда уводи её, пусть встанет на ноги, а там посмотрим. Думаю, что работать она сможет, раз понимает, что ей говорят.

- А вторая? Собираетесь… - она скользнула по негр-эльфу взглядом, - освободить её?

- Да. Будет у тебя ещё слуга.

После этого я вернулся к клетке с эльфом, или как она себя называла, дроу. Та не сводила с меня глаз, прекрасно понимая, что я предложу.

- Я не соглашусь на это, - пробормотала она.

- Тогда… может мне сразу тебе ногу того парня кинуть, чтоб ты смогла поесть впрок, - спросил я с улыбкой. – Или лучиками будешь обедать?

- Я не раб, - вздёрнула она голову к верху.

- Нет, ты раб. Сидишь тут как животное, от былого величия осталось лишь название. Ты полностью принадлежишь мне сейчас. Если захочу, то просто открою дверь и выебу тебя. А могу бросить здесь. Ты этого хочешь?

Она медленно покачала головой. Я не пойму, ты ещё и задумываешься над ответом? Я тебе свободу, кров и еду предлагаю взамен на работу!

- Ну вот, - развёл я рукам. – Я даю тебе выбор. Печать и работа служанкой или я просто буду тебя здесь мучить дальше. Работа на человека или пытки дальше. Работа, пытки. Ты чувствуешь же разницу?

- Тебе не унизить меня, человек, - ответила высокомерная идиотка.

- Унизить? – я не могу понять, с каких пор работа стала унижением? –Я же предлагаю тебе работу. Нет, гордость конечно мешает тебе работать на человека, но сразу подумай, что хуже – клетка или мытьё полов. Ведь ты там просто работаешь, платишь за спасение, если так будет угодно. Может быть раком загнёшься под меня. А здесь ты в моей власти. Всё, что захочу, сделаю. Будешь, если пожелаю, подстилкой для воинов, что сюда прибудут. Только подумай, сто человек будут через тебя проходить каждый день. Наверное, это будет приятно.

Почему я уговариваю её быть спасённой. Почему происходит сейчас не наоборот? Я что-то где-то упускаю?

- Ты ублюдок, - выдавила она сквозь зубы.

- Хорошо, что та тёмная девушка не слышит этого, - ответил я. – Она бы тебя порезала бы на отличные чёрные кожаные трусы для БДСМ игр.

- И её я знаю. Она помогала графу.

- А теперь мне. И за оскорбления меня она тебя медленно запытает. Однако… будешь работать на меня, и она тебя не тронет. Наверное… Так что вот тебе и весь выбор. Глупая гордость, которую ты потеряла уже давно, - это я про то, что она предлагала себя и наверняка предлагала себя графу. Лицо у неё даже после побоев и пыток приятное. – Или же работа на меня и протекция. А там жизнь и мелкие радости.

Она плотно сжала губы, смотря мне в глаза своим чёрными зенками.

- Ты знаешь, что я не смогу тебе ничего сделать и что я практически пустое место без права выбора. Почему просто печать не поставишь?

- Почему? Ну… просто я показываю уважение к тебе как к личности. Поэтому предлагаю добровольно пойти работать на меня. Да, у тебя нет особого выбора, но я хочу, чтоб ты сама на это подписалась.

- Типа верности? Сама согласилась? – усмехнулась как-то странно она.

- Верно. Что-то типа верности. Так каков твой ответ?

Она несколько секунд ещё молчала. Я буквально видел, как её лицо морщится от преодолеваний самой себя и своей гордости. Да-да, иногда желание жить позволяет нам перемахнуть через то, что раньше было неприступной горой.

И когда я уже собирался позвать её и напомнить о своём присутствии, она дала ответ. Но вместо слов дроу лишь обернулась, убрала волосы с шеи и прислонилась к решётке спиной. Вполне понятный ответ, не требующий пояснений.

Поэтому…

- Клирия, ты где? Печать надо поставить!

Глава 99

Аве Патрик, нахуй. Какой же я пиздец-молодец. Пополнил свои ряды негром-эльфом-девушкой и заикой скелетообразной. Клирия не сказать, что была очень рада тому, что я их поработил, но ничего против не сказала. А я же не стал её лишний раз злить.

Да-да, можно сказать, что ты главный, покажи, кто тут хозяин, но именно такая тупая логика и ведёт к краху. Ты главный, но не забывай, что другие тоже люди (наверное) и если ты относишься к ним с уважением, то и они будут мягче и легче многое переносить. А то общая напряжённость до добра не доводит, говорю как эксперт.

Вчера, после открытия того самого подвала, где мы нашли целых полтора выживших (они настолько худые, что на два не тянут) и десяток трупов, я ещё некоторое время погулял, после чего стало темнеть и мне пришлось вернуться в свою нору.

Сегодня же я обошёл всё остальное поместье, осмотрел на наличие ещё чего-нибудь интересного. Спустился в тот подвал, где была мёртвая служанка и нашёл запасы продовольствия. Часть правда уже испортилась, но крупы и алкоголь были в вполне нормальном состоянии.

После этого я обошёл территорию, которая была ну очень большая (имею ввиду всё, что огорожено). За руинами поместья была небольшая лесополоса, которая скрывала за собой ещё поле. Здесь были небольшие горячие озёра, что, скорее всего, были образованны благодаря геотермальным источникам под землёй.

Я даже рискнул там ноги помочить, чтоб проверить – кислота это или нет. Но ноги вроде не растворились, так что там можно смело купаться. Да и случись что, рядом шастала Рубека, которую ко мне наверняка отправила Клирия. Ведь так положено.

Больше ничего интересного я не обнаружил и был вынужден вернуться в своё поместье. Свою пещеру. Свою новую тюрьму… Последнее мне кажется наиболее точным.

И практически на входе, к своему глубочайшему сожалению, встретил Клирию, которая спокойно дожидалась меня. Когда я подошёл, она слегка поклонилась.

Нахуя, мы же знаем, что ты не обязана этого делать. Или это такая у неё игра?

- Мой господин, вижу, вы осмотрелись.

- Клирия, нафиг эта церемониальность, поклоны и прочее?

- Ну вы же мой господин, хозяин этой земли.

- Ложь, пиздёжь и провокация, - ответил я. – Ты сама так решила, Клирия. Спорим, что ты можешь збогойно называть меня по имени?

- А вы этого хотите? – посмотрела Клирия на меня с хитрой улыбкой.

Блин, она же… Да она дрочит меня.

- По тому имени, которое я назвал тебе при знакомстве, - сказал я с нажимом.

- Боюсь, что, учитывая все обстоятельства, это будет некорректно и немного странно выглядеть со стороны. Но этот разговор не для чужих ушей. – Взгляд Клирии скользнул по Рубеке.

- Оставь нас, пожалуйста, - кивнул я ей и та, поклонившись, свалила.

До сих пор не могу привыкнуть к подобному поведению, если честно. Немного странно видеть, что тебе все кланяются.

Оставшись наедине, Клирия внимательно посмотрела на меня.

- Вам не стоит говорить о подобном рядом с другими, мой господин, - сказала она.

- Да… я уже понял, - почесал я затылок. Ну затупил, ну бывает. – Но всё же, ты зовёшь меня «мой господин». Это слегка… сбивает и смущает.

- У нас есть определённая иерархия, мой господин. Не может слуга разговаривать со своим господином иначе. В противном случае авторитет господина может пошатнуться и возникнут проблемы.

- И тебе это нравится?

- Не вижу ничего дурного в этом. И вам следует к этому привыкнуть. Есть главные, есть слуги. К тому же, ваше имя. Вы же заметили, что оно слегка… специфическое?

- Ты имеешь ввиду то, что все ржут надо мной, когда слышат его? Даже животные?

Блин, вспомнил избушку на курьих ножках и то, как надо мной все животные ржали. Было обидно! До слёз обидно! Одно дело, когда люди над тобой смеются, но другое дело животные. До сих пор помню, как там олень рогатый надо мной зубоскалил.

- Вижу, вы понимаете, о чём я, - хитро улыбнулась сучка.

- Ладно, хуй с тобой. Но можешь хотя бы наедине называть меня по имени?

- Патрик? – Я сейчас не поверил своим ушам. Клирия хихикнула. Я думал, она только злобно смеяться умеет.

- Нет, Мэйн.

- Хорошо, Мэйн, - кивнула она. – Вы хотите ещё что-нибудь узнать?

- Нафиг ты отправляешь за мной паству постоянно?

- Потому что так положено, - и тут же подняла ладонь, не давая мне сказать. – Уже знаю, что вы скажете, но нет, без сопровождения вам лучше не ходить. Так положено.

- Чтоб было куда хуй присунуть? – не выдержал и съязвил я.

- Это если вам очень захочется. Но главная цель, выполнять ваше поручения. Тогда в подземелье вы смогли отправить свою сопровождающую за мной и спасти человеку жизнь, не так ли? Плюс, вам следует привыкать к правилам высшего света. Мне кажется, что нам ещё предстоит заняться уроками этикета.

- Кого ты из меня лепишь, чудовище!? – ужаснулся я. – Какой этикет, какие правила!? Отъебись от меня!

- Увы, но не могу. Единственную служанку вы отослали и она, скорее всего, пошла спать, за что её накажут. Остаюсь только я.

- Ты убьёшь её когда-нибудь, - пожалел я бедную Рубеку.

- Ничего подобного, - возмутилась Клирия. – Я отношусь ко всем так, как они этого заслуживают.

- И… чего они заслуживают? – поинтересовался я. – Как ты вообще определяешь, кто чего заслуживает?

- Ненавидь и истребляй врагов, уважай и дисциплинируй подчинённых, защищай и помогай товарищам, - выдала она мне, словно эту фразу заранее выучила.

- Дай догадаюсь, наказание ты относишь к дисциплине, так?

- Естественно, - кивнула она. – Считаю, что лучше сразу вложить в человека правила, чем потом мучиться и исправлять его. И лучше всего для дисциплинарного взыскания подходит боль.

- Ты сука.

- Я знаю.

- Ты даже не отрицаешь этого!

- Не вижу смысла.

- Мне кажется или тебе нравится, когда тебя называют сукой?

- Из ваших уст любое оскорбление теряет негатив и приобретает похвалу.

- Ты садомазохистка.

- Все мы не идеальны.

Какой ужас, то есть, если бы я ей в жопу ложку запихнул, то ей бы понравилось просто потому, что это я? Может сломать ей нос, вдруг понравится?

Клирия совершенно верно перевела мой взгляд.

- Только пожалуйста, не бейте меня. Это больно и немного обидно, если делается ни за что. Хотя я слово не скажу, если вы начнёте меня избивать.

- Даже до смерти?

- Если не убьёте, то да. Но так вам придётся умереть со мной, что не очень хорошо, Мэйн.

- Ясно… Ладно, мы отвлеклись, ты чего вышла? Что нужно? Ты же не просто так от своих дел оторвалась.

- Верно, по моим данным, скоро прибудут наёмники. Скорее всего, завтра, поэтому нам надо подготовиться. Я осмелюсь предложить сделать договор на Элизиану.

- На Элизиану? – слегка удивлённо посмотрел я на неё. – А почему не я?

- Вы слишком плохо заключаете любой контракт. Будь то рабская печать или поднятие нежити. Я бы предпочла не рисковать договором кровью с наёмниками. Будет весьма печально, если они вырвутся из-под контроля и поймут это.

- Почему тогда не ты? – спросил я.

- А вы мне уже начали доверять? – сделала наиграно удивлённое лицо Клирия.

- Ну, договор же действует, ты мне подчиняешься, поэтому… ну ты понимаешь. А Элизиана… Даже не знаю, что думать о ней.

- Вы не верите ей, - подсказала Клирия.

- Что-то типа того.

- Я очень польщена тем, что мне оказывают доверия больше чем герою, но пусть будет лучше всё на неё. К тому же, можете не беспокоиться, я полностью её контролирую печатью.

- Ладно… Что там на счёт двух новеньких? Негр-эльф уже может на ноги встать?

- Негр-эльф? Вы имеете ввиду дроу? Да, её исцелили, и она уже на ногах. Работает в катакомбах, хотя я ей не доверила что-то более сложное, чем мыть полы или развешивать факела. Она слишком худа и слаба.

- Быстро её исцелили… Ладно, а вторая? Ещё не померла?

- Худая девушка, что заикается? Нет, она жива и выживет. К сожалению, она не в силах убираться или даже стоять на ногах, поэтому не вижу в ней необходимости. Мы её выходим естественно, но не факт, что она будет нормальной.

- Плевать, пусть отлёживается, а потом её в одёжку и на работу. Проверила её стату?

- Смогла вызнать, хоть это было и не просто. Ничего особенного, если не считать званий «Людоед» и «Заика».

- Кушала соседа по камере, когда мы пришли, - решил я объяснить ей сразу причину такого странного звания. – Что там по уровням?

- Обычный и типичнейший представитель сельской местности. Пятнадцатый уровень, сильных сторон нет. Но место ей найдётся.

- Ясно… Как там новая графиня? – решил я спросить о самой проблемной личности в нашем скромном обществе. – Она… готова?

- Готова к чему? – улыбнулась Клирия.

О БОЖЕ! ШУТКА ОТ КЛИРИИ, СЕЙЧАС НЕБО РАСКОЛЕТСЯ ПОПОЛАМ, И Я НАУЧУСЬ НЕ ПИСАТЬ МИМО УНИТАЗА!

Перевод её шутки: готова к зачатию детей. Я бы не догадался, если бы сам не любил так шутить. Кажется, тупые шутки заразны, хотя не помню, чтоб когда-нибудь шутил рядом с ней или кусал её.

- Очень смешно, - похвалил я Клирию. – Я имел в виду, готова ли строить из себя «явластьблеать» или кого-то в том же духе. А то вчера она выглядела немного ёбнутой.

- Вы продержали Элизиану, по её словам, в темноте на протяжении нескольких недель. Ей надо немного времени, чтоб оправиться от этого.

- Пусть оправляется быстрее, уже больше суток прошло. Нам нужно лицо в деревне; чтоб она пришла и речь толкнула там. что всё ок, всё будет ещё лучше и так далее.

- Думаете, люди прислушаются? – спросила Клирия, явно отнесясь к идее скептически. – Графиня была известна своим чудовищным нравом.

- Скажет, что поставит часть своей гвардии на охрану деревни… Кстати, что там на счёт доспехов от гвардейцев? Их там не распродали?

- Нет, они на складе, Мэйн, можете не волноваться. Но всё же Элизиана; я не уверена, что она придёт в нормальное состояние.

- Никуда не денется, - отмахнулся я.

- Но она не вы.

- В смысле?

- Её разум ничем не защищён в отличии от вашего. Ей самой придётся с этим справляться, со своими страхами, со своей болью и прочим. Вы же боролись, сами понимаете, что это нелегко.

- Да, я понимаю, просто… Погоди-ка, - я остановился, словно врезался в стену, потому что до меня только что дошла одна мысль.

Очень простая и в тоже время интересная мысль, которая резанула моё сознание словно ножом.

Я посмотрел на ничего не понимающую мисс-сучку. Посмотрел уже другим взглядом. Такое уже случалось со мной. Случалось, когда одна простая мысль заставляла меня взглянуть на ситуацию немного иначе. Многие называют это просветлением. Можно сказать, что неожиданно я прибавил плюс сто к интеллекту, словно нажрался ментатов.

- Клирия, откуда ты знаешь, что мне приходилось с этим бороться? А ещё, от куда ты знаешь, что у меня иммунитет на подобное?

Клирия хлопнула глазами, явно всасывая свой промах быстрее чем кто-либо. И я знаю, что она уже приготовила отговорку.

- У меня есть способность, кото…

- Правду, - отрезал я. – Говори мне правду, это приказ по договору, который мы скрепили кровью. Говорить только правду на мой вопрос.

Клирия менялась на глазах. Она теперь смотрела на меня с опаской, отступая назад. Клирия, детка, даже ты умудряешься иногда опарафиниться, да? Ведь никто из нас не идеален.

- Вы не можете мне такое приказать.

Я недобро улыбнулся.

- Могу, в нашем договоре была речь только про статистику. Но не про прошлое. Мой приказ: от куда ты знаешь про мою способность и то, что я пережил? – холодно спросил я отступающую Клирию.

Если я действительно ошибся и это моя паранойя с мнительностью (кстати, это они и толкнули меня на этот вопрос), то Клирии достаточно ответить правильно. Если это связанно с её способкой, что относится к стате, то меня самого тряхнёт, что не страшно, а ей не потребуется отвечать.

Да вот только, судя по всему, она врёт, иначе такой реакции не было бы.

- У меня есть способность, - упрямо повторила она, но начала сильно моргать и жмуриться. Её голова дёрнулась, словно она получила затрещину.

- Врёшь, была бы способка, тебе бы не пришлось за мной следить, чтоб узнать про тварь, - я наблюдал, как Клирию конкретно штырит. Теперь она начала краснеть и тяжело дышать, а её руки потянулись к шее. - И тебя бы не колошматило так, если бы это была правда. Колошматило бы в первую очередь меня.

- Мне сказал Да… Кха…- Клирия закашляла, словно подавилась. – Мне сказала Дара…

И она вновь закашлялась, но уже кровью. Кашляла, словно туберкулёзник или заядлый курильщик, который откашливает собственные лёгкие. Из носа потекли две струйки крови. Я смотрю, договор всё же работает.

- Ты лжёшь мне?

- НЕТ… - взвизгнула Клирия и схватилась за лицо… после чего начала царапать его.

- Откуда ты знаешь обо мне? Говори! - начал уже кипятиться я.

А вот Клирия начала конкретно истекать кровью. Из глаз, ушей, рта кровь полилась так, словно в голове у неё лопнули все сосуды. Возможно оно так и было. И несмотря на то, что я видел много смертей, такое зрелище выглядело противоестественно, оно выглядело жутко. Было что-то неправильное в нём, что-то нереальное. Голову Клирии дёргало в лучших традициях изгнания дьявола.

- Да твою мать, говори уже! – кажется не выдержу я такого зрелища первым.

- НЕТ! – она упала на колени и её вырвало кровью. Но на этом Клирия не остановилась. Она начала шкрябать по какой-то обугленной доске, обламывая до мяса ногти, которые торчали, словно пеньки или оставались в деревяшке. Она ломала пальцы, сгибая фаланги в обратную сторону.

- Ты сдохнешь, если не скажешь!

- НЕЛЬЗЯ!!!

И тут её выгнуло дугой. Практически идеальный мостик, если только не брать в расчёт, что она упиралась не на руки, а на голову. При этом продолжая истекать кровью, которая, к слову, уже текла по её ногам из-под юбки. А ещё я слышал, как трещат её кости. Или же это были её сухожилия и мышцы?

Помимо этого она начала страшно визжать, словно из неё выковыривали душу.

Такое сложно передать словами, так кричит… я не знаю, что так может кричать.

- Говори!

- НЕ-Е-Е-ЕТ!!!!!!

- Ты сдохнешь, если не скажешь правду!

- НЕЛЬЗЯ НАРУШАТЬ!!!!!!

- Что нельзя нарушать!?

- ВСЁ!!!

Я мог понять только одно – она не расколется. Ни при каких обстоятельствах не расколется, даже несмотря на то, что её сейчас конкретно ломает в фарш в прямом смысле этого слова.

Что она действительно хочет скрыть? Своего тайного покровителя? Да нет, бред это. На кой покровителю такой как я и почему он не надел ошейник на меня? Игры в тёмную? Попытка разрулить ситуацию в стане врага? Нет, тогда бы договор опять же надевал на меня ошейник, а не на неё. Хочет мной управлять? Ага, и сделала себя слугой без свободы. Это всё пиздецки нелогично. Или просто в этой нелогичности не хватает маленького кусочка, с которым всё станет сразу ясно.

Сейчас у меня был способ завалить Клирию, но… нужно ли это? Нет, серьёзно, откинем всё типа жуткой ауры и прочей чуши. Что реально делала Клирия против меня?

Перерезала глотку? Но возвращаясь назад и хорошенько обдумав ту ситуацию, я сразу вспоминаю её глаза, словно она была не в себе… или испуганна до невменяемого состояния. Ладно, там она пошла против меня, но что ещё?

Договор? Да, это единственное, что меня прижало, но опять же, меня держит только задание на управление. В остальном Клирия моя, хоть пизди и насилуй. Не похоже на действие того, кто желает плохого. Ведь по сути она за мной ухаживала всё это время.

Я ломался как баба. От прошлого настроя избавиться от Клирии теперь не было и следа. После этих одиннадцати дней, где она дерьмо за мной убирала и после её маленького откровения про ненависть других к ней, я стал немного терпимее к сучке.

Да, я знаю личностей, что режут людей, делают другим больно и готовы воткнуть нож в спину ради выгоды. Знаю тех, кто при смене ветра, не задумываясь, спокойно кидает тех, кто рядом. У них нет понятия жалости или чего-то подобного. Я знаю, что правильнее подрезать концы, убрать последнее препятствие. Правильнее хладнокровно разобраться с любой угрозой, даже той, которая не спешит портить жизнь…

Но я не могу. Если бы она пошла против меня, то да, убил бы; если бы напала, то ладно, тоже бы убил. Да хотя бы предательство. Но не тогда, когда она ходит по пятам, слушает каждое моё слово и делает, что ей говорят.

- Ладно, достаточно, - вздохнул я и окровавленное тело Клирии обмякло.

Шлёпнулось в золу, словно ей подрезали все нитки и после этого она уже не двигалась. Только её грудь быстро-быстро вздымалась вверх.

Теперь то я знаю, что договор есть и что он работает довольно жёстко.

А знала ли Клирия, что я не смогу завершить начатое? Может быть это и был план, пробыть со мной рядом, поухаживать, чтоб потом у меня просто рука не поднялась доделать желаемое? Зная её, я бы не удивился этому.

Я подошёл к Клирии и присел у её головы, убрав окровавленные волосы с лица. Кажется, у неё даже кожа лопнула в некоторых местах. Видимо договор не убивает сразу в некоторых ситуациях, давая шанс исправиться.

Сначала я думал, что Клирия отключилась, но нихрена подобного. Клирия умудрялась ещё что-то бормотать севшим голосом. Пришлось прислушаться, чтоб понять, что она там говорит. Не сразу, но её слова я всё-таки разобрал.

- Забери меня… забери меня от сюда… пожалуйста, забери меня… - она бормотала это, словно заклинившая пластинка, жалобным голосом, не похожим на свой обычный, пока неожиданно не умолкла и не расслабилась.

Я даже забеспокоился, не померла ли она. Но нет, Клирия дышала. Натужно, с хрипами и бульканьем, неровно, но дышала.

Блин, я так долго думал, что прибью её, но в последний момент рука дрогнула. Дрогнула и я просто не смог доделать начатое, хотя возможность была. Да, легко сказать – убей её. Но реально пришить того, кто тебе жопу подтирал и терпеливо кормил с ложечки, оказалось не так-то просто.

Признайся, сучка ты тёмная, ведь это один из способов защиты от меня, так?

Я вздохнул и поднял её тело на руки. Стоило теперь отнести Клирию вниз, чтоб Рубека привела её в порядок.

Глава 100

Сучка Клирия соизволила свалиться в не самое подходящее время. А именно тогда, когда наёмники должны были прибыть.

Рубеку я застал скучающей в своей комнате. Вот просто сидела в режиме ожидания и ничего не делала! Вообще охуела. Пришлось ей дать живительного пендаля и слегка подёргать за волосы, чтоб дать понять, что таким как она скучать и сидеть не положено. Довольно доступно я ей объяснил, что, если ей ничего не приказали делать, она идёт и спрашивает у старшей, чем помочь. Если старшей нет, а в нашем случае Клирии, то идёт к заместителю старшей. Ею я пока назначил дроу…

Блин, как по мне негр-эльф звучит лучше.

Кстати, что касается дроу, та методично мыла и чистила комнаты, попутно развешивая дополнительные факела. И не сказать, что вчера она была в клетке вся изуродованная. Я её обнаружил в одном из коридоров. Не могу сказать, что здесь стало чище, но точно стало светлее.

- От куда они у тебя? – спросил я, кивнув на факелы, что лежали рядом.

Она посмотрела на меня недовольно, но всё же ответила с почтительным поклоном. Мне интересно, это расовая особенность ли она просто вечно недовольная?

- Госпожа Клирия дала указание развесить их.

- Откуда у неё они и их хватит на всё подземелье? – поинтересовался я.

- Я спросила госпожу об этом, мой господин. Госпожа Клирия говорит, что на верхнем этаже хранили всякую утварь и там есть ещё.

Её голос был пиздецки недовольным, словно у какой-то вахтёрши, пусть она и делала свою работу в отличии от зоофилки. Надо будет потом поговорить с ней об этом, а то звучит так, словно я ей тут должен и она делает мне одолжение.

- Ясно… Но я к тебе по другому поводу. Ты знаешь, что с нашей Клирией приключилось несчастье, так?

- Да, я знаю, - дерзко ответила она, не сводя с меня глаз. Дай догадаюсь, подумала, что это я её так ушатал. Правильно, думай так и бойся.

Как там…

Доминируй и унижай!

Нет, не то… А, вот!

Бей одних, чтоб другие боялись!

- Отлично, видишь эту немую мохнатку? – кивнул я на зоофилку, которую держал за плечо. – Так вот, твоя работа будет находить ей работу. Ты назначаешься заместителем Клирии. Будешь отвечать за служанок на этом этаже.

- Благодарю вас, но… я с Клирией одна работаю здесь обычно. Больше никого нет.

- Ничего страшного. Скоро заика поправиться, эта освободиться от очень важной миссии и будет на твоём попечении сразу две помощницы. Тебе не надо объяснять обязанности?

- Управлять ими, чтоб всё было чисто? - проявила она зачатки догадливости. Отлично, для заместителя Клирии такая догадливость пойдёт. Причём говорят, что эльфы умные, вот и проверим.

- Верно. Но это на будущее, ща я пока ей другую работу дам. Как освободиться, к тебе пулей прилетит.

- Я вас поняла.

Отлично, теперь можно не бояться, что Рубека без дела будет сидеть. Что касается Клирии… Так, нам надо, чтоб эта зоофилка лечила и заику, и мисс-тьму. Что это значит?

Верно, нужна санчасть, где можно собрать всех раненых сразу. А появятся наёмники, так вообще наверняка каждый день будет что не срачка, то горячка. Поэтому, раз целитель есть, нам просто необходимо место, где она будет работать.

Насколько помню, комнаты служанок все находятся на четвёртом этаже. Клирия на пятом этаже. Если брать из практичности, лучше конечно, чтоб санчасть была на четвёртом. И сверху бежать удобнее, и людей там проживает больше.

- Так, слушай сюда, знаешь, где проживает Клирия? – спросил я зоофилку.

Рубека быстро кивнула.

- Отлично, приказываю, иди и лечи её. Я пока займусь другими делами.

На счёт приказов можно не волноваться. Они по приказу Клирии должны повиноваться мне так же, как и ей. Конечно, при столкновении интересов её приказы будут в приоритете, но пока все будут слушаться меня. Да и я имею власть над Клирией и в конечном итоге это значит, что все нити власти сходятся на мне.

Отправив её заниматься делом, я в первую очередь спустился и спросил у дроу, где находятся матрацы. В конце концов, она же на чём-то спит. И знаете где?

В жопе! Ну, в смысле на первом аж! Сука, это туда и сюда тащиться надо!

Но делать было нечего, попёрся я наверх, захватив связку ключей, без которой никуда просто. Заодно захватил стату дроу, чтоб понять, что за фрукт это такой. Звали её Сиианли Буусваль-Нора… язык блять сломаешь. Имеет тридцатый лвл и, как оказалось, является не самой крутой эльфийкой, имевшей по умолчанию всего лишь прокаченный лук, и тот до сорока девяти. Всё остальное было посредственностью. Даже способки были не очень-то и крутыми.

Например:

«Удачный ветер – ветер стал вашим союзником. Теперь при выстреле вы можете не беспокоиться, что он будет дуть не туда, куда нужно. Более того, он будет дуть так, что ваша стрела станет ещё смертоноснее.

Способность позволяет активировать поток воздуха, что поможет вашим стрелам определённое время лететь дальше и точнее. Перезарядка – двенадцать часов.»

Короче, пусть лучше полы моет, толку больше будет, так как в роли бойца она вообще никакая. Надо ещё статку Элизианы глянуть будет.

Поднявшись до первого этажа, я нашёл этот минисклад, где помимо матрацев и факелов лежали тряпки, лопаты, кирки, шторы, простыни, подушки и так далее. Нет, судя по тому, что я вижу, это тянет на полноценный склад. Подхватил я сразу три штуки матрацев и потащил их обратно вниз, от натуги чуть не обосравшись. Дошёл до четвёртого, поискал комнату, где будет попросторнее, после чего бросил матрацы прямо на пол. Развесил факелы для света и… вуаля!

Можно сказать, санчасть начала двадцатого века! Я даже не поленился стопку простыней захватить с подушками и одеялами. Теперь оставалось сюда загрузить Клирию и заику, чтоб за ними следила Рубека: убиралась, кормила, мыла. Сразу двоих сможет поставить на ноги.

Это очень важно, так как Клирия занималась всеми внешними вопросами – наёмники, продовольствие, зарплаты и прочее, и прочее. Без неё я хуй что сделаю, так как ни опыта, ни знаний. Весь документооборот шёл через неё, и я в душе не ебу, что и как там должно быть. Да, я читаю более-менее благодаря всё той же Клирии, но…

Короче, надо будет на всякий случай глянуть, что там за хуйню она настрочила в своих доках. Может я что полезного и вызнаю у этой дурынды, а пока…

Пришлось вновь метаться между этажами, чтоб забрать Клирию, над которой шаманила Рубека.

Надо сказать, что… нихуя не изменилось. У Клирии внешних повреждений особо и не было, так что сказать, вылечила ли её Рубека, я не мог.

- Как она? – спросил я.

Зоофилка сразу стала что-то мне показывать руками, на что я только вздохнул.

- Я нихуя не понял, что ты имеешь в виду. Давай так, я спрашиваю, ты киваешь или качаешь головой, ясно?

Она кивнула.

- Отлично. Ты обнаружила повреждения у неё?

Кивнула.

- Они были внутри?

Кивнула.

- Ты её исцелила?

Кивнула.

- Полностью?

Вот тут Рубека пожала плечами.

- Не можешь сказать, потому, что не можешь оценить количество повреждений?

Ей пришлось немного подумать, чтоб переварить сказанное мною, после чего она кивнула.

- Отлично… Она приходила в сознание?

Покачала головой.

Ясно. Значит договор может и не убить сразу. Ну как печать, только она тебя ломает болью, а эта хрень тебя просто корёжит на живую. Получается, если я попытаюсь что-либо сделать, меня или убьёт, или распидорасит так же? Наверное, если буду выгонять, будет пидорасить, как нарушение правил. Если убью…

Ну логично, в принципе.

Я подхватил Клирию на руки и потащил в санчасть, кивнув головой Рубеке, чтоб та следовала за мной. И шёл я очень аккуратно, чтоб головой Клирии косяки не побить. Голова то ладно, заживёт, а вот косяки отмывать и чинить замучимся.

Дойдя до санчасти, я аккуратно положил Клирию на матрац.

- Ты знаешь, где наша заика дрыщавая находится?

Рубека кивнула.

- Отлично, веди.

Честно говоря, я в шоке, как Рубека тут ориентируется и всё запоминает. Вроде недавно, а уже ходит так, словно давно здесь находится. Вон, сразу привела к нужной комнате. Там за дверью дрыхла наша заика. И как только я подхватил это маленькое чудовище, она сразу проснулась.

-Ч-ч-ч-ч-ч-чт-о-о п-п-п-п-п…

- Просто заткнись, пожалуйста, - вежливо попросил я. – На тебя печать ставили?

- Д-д-д…

- Я понял. Лежи смирно, я просто отнесу тебя в другую комнату, где о тебе смогут заботиться и всё.

Я особо не стеснялся её. Нёс голой, не сильно утруждая себя как-нибудь её прикрыть. Ну а чо, Рубека тоже баба, а мне похуй. Пусть радуется, что вообще о ней заботимся, а ведь могли бы бросить где-нибудь или убить.

Нести такую дрыщуху оказалось так себе удовольствием, если честно. Мне было очень непривычно держать нечто столь лёгкое для подобного размера. Причём, когда сознанием ты прекрасно понимаешь, что человек должен быть тяжелее. А ещё эти кости, которые я аномально хорошо чувствую… Создаётся неприятное впечатление, что стоит мне слегка сдавить их, и те рассыплются под моими пальцами.

Даже когда я положил её обратно на кровать, от этого ощущения я просто не мог избавиться. Не знай, что произошло, подумал бы, что она больна раком.

- Слушай приказ, Рубека, - сказал я, зная, что благодаря Клирии она воспринимает мои приказы ровно так же, как и приказы той, кто ставил печать. – Заботишься о них, кормишь, особенно дрыщавую, моешь, меняешь, стираешь и так далее. Ты же всё это умеешь?

Рубека активно закивала головой.

- Отлично. Как только очнётся Клирия, сразу зови меня, тебе ясно?

Кивает.

Ну вот и отлично.

- Тогда они на твоём попечительстве. Если что случится, отвечаешь не то, что головой, душу вырву, - предупредил я и не без удовольствия отметил, что она побледнела. Видела и помнила, что произошло с Элизианой. – Так, а ты, заика, кидай мне стату.

Несмотря на то, что её уже смотрела Клирия, я решил сам глянуть на неё. Надо сказать, что стата у неё была так себе. Не самая вдохновляющая. Вообще никакая. Можно сказать, вторая Рубека.

Найти комнату Элизианы удалось не сразу. Пришлось приказать дроу помочь. Именно приказать, господин никогда не просит подчинённых, так что, решив воспользоваться советом Клирии, я сразу показывал себя как главный. Да и дроу что-то не спешила мне помогать, говоря, что занята, пока я не приказал.

Надо сказать, что Клирия дала комнату Элизиане неплохую. Конечно, всё тот же камень, всё та же сырость, однако здесь было довольно светло. Очень много факелов. К тому же, она состояла из нескольких комнат, как и подобает графине. Тут и зал есть, и кабинет, и комната с… тазиком… Бля, комната с тазиком для графини, чтоб помыться можно было. Неплохо…

Но саму графиню я обнаружил в комнате с кроватью… Опять же, матрацы на коробках. Хоть простыни заправлены, и на том спасибо.

Ну а сама графиня соизволила закутаться в эти одеяла и не показывать своего носа.

- Эй, Элизиана, подъём!

Ноль реакции.

- Элизиана, ты соскучилась по темноте?

- Нет! – испуганный писк разнёсся по всей комнате.

- Тогда вылезай.

Нехотя эта кукла с кудрявыми чёрными волосами показала свою голову из-под одеяла.

- Меня зовут Кэйт, - жалобно пробормотала она.

- Нет, тебя зовут Элизиана. Ты конченная сука и дочь графа. Запомни это.

- Я не хочу быть конченой сукой.

- Тогда подними задницу с кровати и прояви себя. Скоро тебе надо будет выйти к людям, что живут в ближайшей деревне. Они напуганы и не уверены в своём будущем. Вот где пригодится реальная помощь.

- Но я уже не герой.

- Да всем насрать, кто ты. Люди хотят утешения, и ты можешь это предоставить. Поэтому в твоих интересах всё сделать нормально. Ты же хотела помогать людям, вот он, реальный шанс всё изменить. Скажи, ты хотела спасать мир?

Элизиана неуверенно посмотрела на меня и медленно кивнула.

- Здесь сейчас ужасающая обстановка. Всё разрушено, скоро не будет у людей денег, везде разбойники. А ты графиня, глава этих земель.

- И ваша рабыня. Вы же будете мной управлять, - заметила тихо она.

- Да. Но повлиять на ситуацию и ты можешь. Вот захочется мне сжечь деревню, так как на неё только деньги тратятся, а ты раз и находишь для них работу, которая окупает затраты. Или находишь более выгодный вариант в некоторых вопросах.

- Красивые слова.

- Ну или я запечатываю тебя в себя, раз ты так пессимистично настроена. Найдётся кто-нибудь более сговорчивый, - лупанул я козырем.

Реакция не заставила себя долго ждать.

- Нет! Я поняла! Я просто немного… не в себе ещё…

- Тогда реще приходи в себя. Скорее всего, завтра прибудут наёмники и тебе предстоит заключить с ними клятву кровью. Знаешь, как делается?

Элизиана кивнула.

- Вот и отлично. Проведёшь её, потом надо будет выступить перед людьми, сказать, что…. Короче, там решим, что сказать.

Я окинул взглядом комнату и увидел сундук графини с вещами.

- И ещё, приведи себя в порядок. Накрасься, оденься в вычурное платье, помой голову. Я хочу видеть перед собой ту самую Кэйт, что была до этого – уверенная и желающая помогать людям. Все слуги служат и тебе, если твои приказы не нарушают правил и не противоречат моим. Так что в случае необходимости зови их. Я предупрежу негра-эльфа.

- Правильнее говорить, афроамериканца-эльфа, - поправила она меня.

- Нет уж, я тут главный, я решаю, как их называть. Плюс, в моей стране это не считается оскорблением.

Я направился к двери и практически перед самым выходом вспомнил ещё кое-что.

- Когда приведёшь себя в порядок, загляни ко мне.

Она слегка опасливо посмотрела на меня.

- Нет, я тебя трахать не буду, - успокоил я её. – Мне нужна будет помощь с документами. Разобраться там, прочитать и так далее. Я буду в комнате Клирии.

С этими словами я покинул её комнату.

Теперь дело оставалось за малым. Разобраться с доками. Сомневаюсь, что всё будет так просто – приехали наёмники, расположились на территории и охраняют нас. Нет, надо же и продовольствие, и зарплаты. И места, где они и посрать смогут, и помыться будут иметь возможность. Такая блять морока сейчас будет. Уверен, что Клирия знает, что делать, она с подобным дело имела. Но её пока нет, а провал её желания для меня ну пиздец как не простителен.

А это я только про наёмников вспомнил. Тут же ещё и другие деревни, их потребности, их нужды, каменоломня та же самая, которую бы восстановить надо. Пиздец, да и только.

Комната Клирии заметно отличалась от комнаты остальных. Сама атмосфера была другой, это улавливалось прямо на входе. Не сраного подземелья, но довольно уютной комнаты.

Во-первых, здесь не влажно от слова совсем. Не знаю, как ей это удалось, но здесь очень даже сухо. Плюс ко всему, в отличии от всех остальных комнат, здесь не пахнет затхлостью или плесенью. Здесь я сразу уловил какой-то мягкий и нежный аромат, который можно сравнить разве что с запахом цветов на лугу. Не знаю, что она тут распшикивает, но пахнет приятно и по-домашнему.

Что касается света, то тут темно как в жопе негра, и только у самого стола весит сразу несколько факелов, ярко освещая рабочее место. Правда, мне пришлось сначала их разжечь.

Кстати, стол. Даже у меня его не было, что как бы намекает, кто чем занимается.

Аккуратный стол, который она каким-то образом умудрилась притащить сюда. Нет, серьёзно, она на своём горбу спустила сюда стол! Не дубовый, но всё же. Да даже если она его по частям разобрала, это же надо было туда-сюда бегать.

Честно говоря, я немного в шоке от того, как Клирия обстоятельно подходит к делу. Она словно всю душу вкладывает в это. Просто настолько основательно подойти ко всему, это надо иметь не только выдержку, но и реальное желание.

Взять, например, её подготовку. Продукты, вещи, разведать, есть ли тут вода и безопасно ли тут находиться. Прикинуть примерные планы; распланировать, что и как будет происходить; составить план дальнейших действий (она его точно составила, так как у неё на каждый мой ход уже есть, что сказать или сделать). Я знаю, что для всего этого требуется не дюжинная сила воли и ум.

Теперь что касается документов.

Я сел за её стол. Он был заставлен ровными стопочками листов, которые были подписаны. От налогов, до прогноза цен на продукты. От происшествий в деревнях на моих землях, до политической обстановки в королевстве (кстати, я до сих пор не знаю, как оно называется). Всё буквально по пунктикам расписано.

Открыл первый ящик, а там ещё стопки документов, которые между собой разделены перегородками, чтоб те не смешивались. И так везде.

И не заебалась же она этим заниматься! Я бы бросил всё, наверное, где-нибудь на одной десятой пути, свалив бы всё в кучу.

Бросил бы…

Бля-я-я-я…

Вздохнув, я поискал глазами нужную стопку. Охуительно, путешествие в мир документаций начинается.

Чувствую себя попаданцем в мир бухгалтерии. Уверен, что таких ещё здесь не было.

Глава 101

Мне пришлось изрядно порыться в документах, чтоб найти всё необходимое. Благо Клирия всё по полочкам здесь разложила. Это сюда, это туда и всё подписано.

Вот, например, доклады об урожае, что написаны чужой рукой. Здесь же какие-то расчёты… это сколько потребуется человек… так… что за хуйня… им же не хватит людей. А, похуй, их проблемы, Клирия разберётся.

Здесь же я нашёл доклады о сраных наёмниках. Расчёт их на деревню, сколько патрулей должно быть, сколько встанет на воротах и сколько будет охранять поместье. Сколько надо запросить продовольствия … Так… Чот здесь косячно написано.

Я ещё раз просмотрел все доки с графиками и планами. Нет, с наёмниками надо менять всё. Тут предлагается их в караул на двенадцать часов ставить, но мы-то знаем, что это не эффективно. Восемь часов, как СанПиН велел, иначе они уставать будут и хуёво службу нести начнут. Знаю, знаю, это мелочь, но именно на мелочах строится вся система. Меня этому ещё в институте научили.

Так, а это у нас… Не понял… у них выходные вообще есть?

В конечном итоге, прежде чем я всё смог достать и найти, прошло, наверное, часов семь или восемь. Я через сраное «не могу» и «не хочу» всё это делал, пытаясь сопоставить, сравнить и рассчитать. Это казалось, что просто возьми это, привези сюда, потом привези сюда и так далее.

Вот нихуя.

Это надо привезти сейчас, а это завтра. Вот этого надо в таком количестве, а этого только по определённым дням и совсем немного. Это портится и надо хранить здесь, а этому вообще похуй, бросим прямо в коридорах.

А выходные? Их вообще никто не расставлял! Но я знаю, что без них люди устают. Они не могут провести день ради себя любимых, раздражаются, теряют концентрацию и в конечном итоге допускают ошибку. Надо всегда давать людям возможность отдохнуть денёк и посветить время себе. Не знаю, чего Клирия этого не сделала, но такое явно не порядок. Если уж делать всё, то делать нормально. А то какой толк делать столько работы, чтоб всё потом через жопу пошло?

Может показаться странным, что я проявил такой интерес и усердие к этому вопросу. Но в этом ничего странного нет, просто моё усердие подстёгивалось договором. Дело в том, что в какой-то момент я психанул и послал всё нахуй. Сказал в душе, что пусть валят в пизду со своим договором, я нихуя делать не буду, нихуя работать не буду, просто свалю и пусть Клирия сама разбирается. Что-то в этом духе, короче.

Ебать же меня пробило после этого… Теперь я примерно представляю, что Клирия испытывала. Я сдался уже на втором этапе, когда мне показалось, что под кожей что-то копошится, режет и щиплет плоть, а из носа закапала кровь.

Значит договор пресекает любые активные попытки пойти против него. Неплохо…

Нет, это плохо! Просто ужасно, мне аж срать захотелось.

Однако после такого моя мотивация сама по себе увеличилась, и я продолжил заниматься делом, словно надо мной моя мама стоит и заставляет делать уроки. Желание повторить историю Клирии полностью отсутствовало.

Поэтому я просидел за документами, стараясь откопать и посчитать нужные данные хуеву тучу времени. Я не говорю уже о том, что все подсчёты вёл по старинке без калькулятора, что меня убивало. Каждая строчка, каждый лист… как же меня это раздражает. А как ошибёшься и неправильно посчитаешь. А потом нихуя не совпадает… И ты ищешь ошибку…

Под конец, когда я был готов бомбануть ещё раз и послать всё нахуй, даже рискуя получить живительный разряд от договора, мои мучения оборвал стук в дверь. Я уже так устроился за этим столом с документами в руках, что мне было даже лень выбираться оттуда. К тому же вокруг меня были целые башни из документов. Один раз я уже всё уронил, после чего час, наверное, ползал и заново всё раскладывал. Моё мнение о той ситуации уместилось в одну, но очень затяжную букву «А». Второго раза как-то не хочется.

Поэтому я просто крикнул:

- ВОЙДИТЕ!

Дверь раскрылась и в комнату вошла дроу. Вечно недовольная дроу с видом человека (или эльфа, хуй знает, как правильно сказать), которой через силу заставляет себя разговаривать с другими. Особенно об этом свидетельствовал взгляд на меня, который словно говорит: «Боже, на кого я работаю».

- Я привела… - начала было она.

- Эльф, ты дура? – сразу же поинтересовался я, перебивая её.

На её лице отразилось недоумение. Не это она ожидала услышать.

- Простите?

- Я повторяю, ты дура или нет? – раздражение во мне кипело так, что желания смотреть на высокомерную дроу вообще не было. Я был сейчас как паровой котёл, который от давления вот-вот взорвётся. Особенно когда она заходит с таким видом, словно к себе домой попала, а я к ней доёбываюсь.

- Я не понимаю, о чём вы говорите, - с возмущением ответила она.

- Не понимает она, - вздохнул я. – Тогда приказываю, ударься хорошенько головой о стену.

Дроу на мгновение застыла, а через мгновение скривилась, подошла к стене и хорошенько приложилась к ней головой.

- Ну как, прочистила себе голову? – поинтересовался я.

- Я не понимаю… - пробормотала она, злобно посмотрев на меня. Вот же сучка…

- Тогда я тебе помогу. Ударься ещё раз об стену головой.

После второго удара она разбила себе лоб в кровь, в глазах появились слёзы обиды.

- Я…

- Не понимаешь, - кивнул я. – Тогда позволь тебе объяснить. Ты входишь сюда с недовольной рожей, словно тебе все должны. Говоришь таким голосом, словно тебе все должны и просто раздражаешь своим видом, так как выглядишь так, словно тебе все должны. Напомни, кто ты?

- Служанка, - ответила она. Капельки крови в этот момент медленно стекали по её лицу, словно пот.

- И?

- Что и?

- Как служанка должна вести себя? – подсказал я.

- Почтительно, - ответила наглая дрянь.

- Тогда где твоё почтение? Где поклон, где «мой господин»? Бля, да даже тон. Я бы слова не сказал, если бы ты говорила со мной нормально, а не так, словно я тебе тут чем-то обязан. Где уважение?

- Я уже высказала достаточное количество уважения, - выдала она мне. А потом как вишенку на торте добавила. – Или вы не заметили?

Это… был пиздец. Об меня только что вытерли ноги. Я ещё бы понял, Клирия бы это сказала. Она тут большинство работы делает и возможно имеет право на такое. Но не какая-то рандомная шлюха, которую я спас и которая тут такое отчебучивает. Не тогда, когда я несколько часов сидел над сраными бумагами, пытаясь в этом дерьме разобраться.

Всё-таки мне пришлось встать. И всё-таки я уронил сраные стопки листов, которые с весёлым шелестом разлетелись, натянув моё терпение до предела. Я еле удержался, чтоб не взвыть, глядя как стопки разваливаются и перемешиваются.

- Ещё раз… как тебя зовут?

- Сиианли.

- Будешь Синой, окей? Так вот, Сина, ещё раз говорю, сбавь тон и веди себя нормально, как положено той, кого спасли от голодной смерти и приютили. Ты понимаешь, что такое уважение?

- Я проявляю уважение, - буркнула недовольно она.

Опять, двадцать пять. Тогда поступим по-другому.

- Приказываю, раздевайся.

Сина посмотрела на меня недовольным взглядом, но выполнила приказ без споров.

Мда, а на деле то и смотреть не на что. Сплошные кости. Судя по всему, она и в жизни была худышкой, а тут вообще после нулевой диеты ничего не осталось.

Я протянул к ней руку с карандашом.

- Приказываю, возьми его, - кивнул я на ладонь.

Она с видимой неохотой взяла карандаш в руки, явно ожидая подвоха. И не зря.

- А теперь приказываю - выткни себе правый глаз.

А вот тут она прихуела.

- Но… Нет! – она уже получила разряд в голову, судя по лицу. - Нет! Зачем!?

- Затем, приказываю, вытыкай правы глаз себе.

- Нет-нет-нет! Погодите! – но вот дрожащая рука, сжав карандаш, медленно начала приближаться к её глазу. – Я… Я поняла! Стойте!!!

- Очень хорошо, что поняла. Тогда это просто закрепит результат, - кивнул я и отвернулся.

Смотреть на подобное зрелище желания не было. Она ещё что-то говорила, чуть ли не кричала и просила остановиться, но… боже, как я хочу услышать твой крик боли, тупая ты сука. Может это тебя научит тому, что здесь ты просто никто.

И вот раздался её крик. Просто крик. Я ожидал услышать какой-нибудь звук, типа «чпок», когда лопается глаз, но нихрена подобного. Только крик этой дуры.

Когда я обернулся она уже стояла на коленях, залитых кровью из глаза. Не зря приказал снять форму.

- Ты понимаешь, кто здесь главный? – спросил спокойно я.

Видимо не в силах говорить, она закивала головой.

- Так какого ХУЯ ТЫ ВОШЛА СЮДА БЛЯТЬ НЕ ПОКЛОНИВШИСЬ!?!?!? КАКОГО ХУЯ ТЫ НЕ ДОБАВЛЯЕШЬ «МОЙ ГОСПОДИН» И ХОДИШЬ С ТАКИМ ВИДОМ, СЛОВНО Я ГОВНО!? ТЫ БЛЯТЬ ОХУЕЛА!? Я ТЕБЯ БЛЯТЬ СПАС СУКА!!! А ТЫ ЗАХОДИШЬ С ТАКИМ ЛИЦОМ, СЛОВНО ТЕБЕ ВСЕ ДОЛЖНЫ И ГОВОРИШЬ С ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫЙ ТЕБЯ ВЫТАЩИЛ ИЗ КЛЕТКИ, СЛОВНО ОН МУСОР!!! ТЕПЕРЬ ТЫ БЛЯТЬ ПОНИМАЕШЬ, КТО ЗДЕСЬ МУСОР И ЧЬЯ ЖИЗНЬ НИХУЯ НЕ СТОИТ!?!?!?

Пиздец, у меня бомбануло… Но хочу признаться, мне стало легче.

Эх… нервы ни к чёрту.

- П-п-ростите… - пробормотала она.

- ПОШЛА НАХУЙ И ВОШЛА КАК ПОЛОЖЕННО!!! – заорал я, сдерживаясь, чтоб не кинуть в неё чем-нибудь, ведь пожалею потом об этом.

Эльфийка выскочила за дверь, словно её ужалили, а я почувствовал себя немного лучше.

Скажу по правде, я просто сорвал на ней свою злость и раздражение. Я уже буквально разряды тока пускаю после всех этих документов. Каждая блять циферка, каждое блять слово, это всё в куче надо найти, прочитать, рассчитать и так далее. Словно я скользкий бисер на проволоку натягиваю. Кто хоть раз занимался подобной документацией, поймёт меня, насколько можно быть взведённым.

А тут ко всему прочему заходит пизда с таким видом, словно «ой бля, сидит тут, ну ладно, сделаю тебе одолжение». Словно пила по нервам ходит. Естественно у меня пукан просто лопнул от такого. Ещё блять я не наблюдал здесь, как какая-то чувырва за говно меня держит.

В дверь постучали.

- Войдите, - уже спокойнее ответил я.

В комнату зашла голая дроу, дрожащая как вибратор на полной мощности. Её руки были сцеплены на животе, поэтому я мог отлично разглядеть карандаш, торчащий из глаза. Блин, так и хочется за него дёрнуть.

- М-мой господин, - поклонилась она. - К вам госпожа Элизиана.

- Не так уж и сложно себя вести уважительно к тому, кто сохранил тебе жизнь, не так ли? – спросил я, подходя к ней поближе. Сина вся напряглась.

А я… быстрым движением выдернул карандаш. Вопреки ожиданию, глаза на нём не осталось. Сина негромко вскрикнула и схватилась за глаз, расплакавшись.

- Сопли подотри, - бросил я, вытирая карандаш об её волосы.

Хм… длинные ушки, прикольные такие на ощупь… Я не отказал себе в удовольствии сжать одно, от чего Сина заскулила. Приятно смотреть на её боль и испуг. От этого хочется сделать ей ещё больнее.

От её гордости практически ничего не осталось. Но это на первый взгляд. Естественно она не сдалась, просто отступила на время. Поэтому надо закрепить урок, надо сразу дать понять, что любая такая хуйня будет пресекаться и в её интересах не доводить ситуацию до такого.

- Знаешь, мне нравятся гордые девушки. То, что ты знаешь себе цену не так уж и плохо, - я отпустил её ухо. – Но это не значит, что тебе можно вести себя со мной вот так. Даже потому, что я спас твою жизнь и теперь она принадлежит мне и я здесь главный. Тебе понятно?

- Да, - и немного подумав, добавила, - мой господин.

- Хорошо. Поэтому чтоб я такой хуйни не видел, ты поняла? Вежливо спросила, вежливо ответила, вежливо сказала, я в свою очередь проявлю уважение к тебе и твоему труду. Чтоб твой тон был всегда почтительным, иначе…

И я её ударил в живот, от чего она согнулась, упала на колени и свалилась на бок. А я присел рядом.

- Иначе я тебя нахуй запытаю. И пытки графа тебе покажутся просто детской забавой. Я буду тебя резать на куски, Рубека тебя будет восстанавливать, и этот процесс будет повторяться множество раз. Так что в следующий раз следи как за языком, так и за своими действиями. Если ты думаешь, что сейчас выйдешь и потом вновь сможешь попытаться своим поведением что-то доказать мне, то ты сильно ошибаешься. Любая следующая такая хуйня и ты сильно пожалеешь о своей глупости, ты поняла? Любая малейшая попытка проявления неповиновения, блять, да даже если мне это просто покажется, я прикажу тебе отгрызть себе руку и съесть её. Тебе ясно?

- Д-да, - с трудом выдавила она из себя.

- Вот и хорошо. А теперь позови сюда Элизиану, а сама бери форму и беги к Рубеке. Пусть тебя исцелит. Потом мыться и работать. Всё понятно?

- Д-да, мой господин.

Сина медленно встала и вышла из комнаты. Буквально пара секунд и здесь уже стояла Элизиана, испуганно смотря на меня. А дроу забрала форму и быстро-быстро, поклонившись, свалила.

- Ты заставил выткнуть её себе глаз? – спросила Элизиана, стоило двери закрыться.

- Да, верно, – устало кивнул я, возвращаясь к столу собирать бумаги.

- За что?

- Она буквально вытерла об меня ноги, показывая, что я никто. Не то, что я говорю, что это не так, но всё равно обидно. Я знаю, что ты скажешь, но она в моём доме (уже зову это своим домом), так при этом правила качает.

- Дроу всегда отличались высокомерием.

- Мне насрать. Пусть выёбывается где-нибудь в другом месте. Здесь она слуга и никто больше.

- Но она тоже имеет…

- Она нихера не имеет, - перебил я её. – У нас тут не демократия и к тебе тоже это относится, имей в виду.

- Я… поняла. Просто я не считаю такое правильным.

- А мне насрать. Это бунт, блеать. И я буду подобное нещадно подавлять.

Ещё не хватало, чтоб из-за этой хуйни меня потом убило. А то знаем, начинается бунт, смена власть, и как итог, вы проиграли, вы умерли. Нет, чтоб такого не произошло, надо сразу всех придавить, побить, обругать и дать понять, что против меня лучше не идти. Подчинитесь и будет вам счастье, нет… ну… ваша воля, что сказать.

- Ладно, зачем я тебе нужна?

- Хочу, чтоб ты мне отсосала.

- А? – она слегка удивлённо взглянула на меня. Хочу заметить, что не испуганно, а именно удивлённо.

- Да ладно, шучу, мне нужно, чтоб ты тут с доками разобралась, пока Клирии нет.

- А что именно надо делать? – поинтересовалась она.

- В душе не ебу. Но что-то делать точно надо, так как Клирии нет, а заниматься этим кому-то надо. Я тут только начал, уже понял, что ещё столько же надо сделать. Вот, например, - я взял один и листов. – Тут у нас заготовки на зиму. Сколько нужно для солдат, сколько нужно для поместья… хм… листа не хватает… А, вот он! Так, отлично… Так вот, количество провизии на зиму. Не хватает более точных расчётов. Примерное число на всех… кажется Клирия собирается ещё служанок нанимать к нам, судя по цифрам.

- Много?

- Достаточно. Только… Так, тут ещё какие-то расходы… На какую-то службу… Блять, опять листа нет.

Я принялся искать подходящий лист из всех разбросанных.

- Так… вот он. Она… ещё одна служба, короче…

Дальше я не стал озвучивать ничего, так как, судя по документам, она собиралась сделать что-то типа разведки. Шпионы, стукачи и так далее. Тут даже примерное количество было…

А она не плохо всё продумала. Я тоже думал над подобным. Правда, в отличии от неё, я придумал это не сам, а взял из других книжек, фильмов и рассказов, где берущие в свои руки власть люди сразу расставляют своих людей, чтоб те предупреждали об приближающихся со стороны угрозах.

Ладно, тогда это в сторонку.

- И… ты занимался этим всё это время?

- Верно. Сидел тут до посинения. Но теперь твоя очередь.

- Моя? – удивилась Элизиана.

- Именно. Ты же хотела помочь людям. Вот и помогай. Тут надо и с налогами вопрос решить, и с урожаем, и с продовольствием. Что они будут заказывать. Что делать с экономикой деревни и так далее. Вот это действительно будет помощь им. Сделаешь всё правильно, они будут жить счастливо. Ты ведь этого хотела? Помогать обычному люду?

- Но… что мне делать?

- А вот это твои проблемы, - похлопал я её по плечу. – Сама думай, что ты можешь сделать для них, имея на руках эти бумажки. В принципе, можешь высчитать все расходы, посчитать, сколько надо людей нанять на уборку урожая и будет ли это выгодно. Короче, дать ценные указания, которые, выполнив, они поднимут свой уровень жизни.

По крайней мере, тебя это займёт, а то мне обидно мне сидеть здесь одному. Так хоть какая-то помощь. А то надо ещё к приезду наёмников подготовиться же… Кстати, а сейчас сколько времени?

- Элизиана, сейчас у нас что, вечер, ночь? – спросил я у неё.

Она посмотрела на меня словно на идиота.

- Уже утро.

Я даже дар речи потерял. Вот же блять… Это же получается… Что наёмники очень скоро приедут… если уже не здесь… Сука, и что мне делать? Одному идти их встречать?

Однако стоит просто оглянуться, чтоб понять – больше и некому. Клирия в ауте, Элизиана не подходит, её роль другая. А остальных вообще речи быть не может.

Короче всё как обычно, я опять всё должен делать один.

Часть двадцать седьмая. Самое страшное войско. Глава 102

Я почувствовал себя полностью недееспособным и непонимающим, что делать. Оказавшись без Клирии, я был не в состоянии даже понять, в какую сторону двигаться и что делать. Дело не в том, что я тупой, просто меня теперь никто не подстрахует и, это в лучшем случае, всё закончится провалом.

Так, спокойствие… Всё, что мне нужно, это…

КЛИРИЯ!!! КЛИРИЯ, ПОМОГИ МНЕ!!! А-А-А-А-А-А!!! КЛИРИЯ!!! НА ПОМОЩЬ!!!

Да-да, именно это. Но так как Клирия в ауте благодаря как своей глупости и упёртости, так и моему активному участию в выбивании правды, на это рассчитывать не приходится. Может сжечь всё нахуй и свалить куда подальше? Ведь этой… АЙ БЛЯТЬ!

Меня конкретно приложило по голове, что даже в глазах побелело. Ебаный договор. Стоит просто подумать о побеге – похуй. Но стоит уже серьёзно задуматься о том, чтоб нарушить договор и свинтить – прохватываю пизды. Короче, он довольно своеобразно хуярит. Скорее всего, он основывается даже не на словах, а на нашем понимании. То есть, слова словами, но если ты реально хочешь что-то сделать против, он включится.

Это плохо. Но не хуже, чем нынешняя ситуация.

- Элизиана, приказываю, отгрызи себе ногу, - сказал я, глядя на недографиню.

Та сразу и не поняла, что я сказал, но вот она неожиданно зажмурилась, а из глаз хлынули слёзы.

- Стой, что ты делаешь!? За что!? – Чуть ли не закричала она, заваливаясь на бок и буквально вцепившись в голову когтями. – Пожалуйста, остановись!!!

Я просто мысленно отказался от приказа, как Элизиана сразу же расслабилась. Я тут же подошёл к ней и помог встать.

- Прости. Я не хотел, чтоб ты реально отгрызла себе ногу.

- Ты проверял печать, - тут же отреагировала она, стирая слёзы.

- Верно. Я должен знать, что она работает. Теперь… ты знаешь, как работает клятва кровью?

- Да, я заключала её, - кивнула она. – Ты хочешь, чтоб я заключила с наёмниками договор? Ты поэтому проверял печать?

- Всё, хватит умничать, - я потянул её за собой, оставляя на полу разбросанные бумаги. Потом вернусь и всё уберу. – Идём, мне надо переодеться, чтоб выглядеть твоим слугой.

- Не хочешь показывать, кто главный?

- Если знаешь, зачем спрашиваешь, - тут же отреагировал я.

Мы вышли в коридор, и я потащил её в сторону своей комнаты. Уверен, что Клирия подготовила какую-нибудь одежду для слуги, чтоб я мог шифроваться. Буду играть в тёмного дворецкого, что дёргает за ниточки. А ещё заберу у какого-нибудь ребёнка его душу. Забавно.

Но ладно, оставим это. Надо только вспомнить все фильмы, что я видел, и отыграть свою роль.

В комнате, после недолгих поисков, я обнаружил нужную одежду. Приталенный пиджак… нет, не пиджак… Это…

- Фрак, - тут же сказала Элизиана, видя моё недоумение. – У него есть ласточкин хвост.

А, ну да, сзади свисают два кончика. А это у нас узкие брюки, в которые с трудом влезаю. Садиться вряд ли в них можно, так как лопнут чего доброго; накрахмаленная рубашка; воротник, которой я даже согнуть не могу и платок, что вешается на шею. Этакий набор восемнадцатого века. Такое вообще носят здесь?

Мне с трудом удалось надеть это всё не без помощи Элизианы, которая сама, ко всему прочему, была в вычурном платье, что стесняло движения. Особая проблема возникла с платком, так как я даже с галстуками не дружил, а тут вообще чёрт знает что.

Благо Элизиана помогла.

- От куда ты знаешь, что и как надо делать? – поинтересовался я.

- В прошлой жизни мне нравилось подобное, - нехотя ответила она. – И в этой жизни мне не раз приходилось посещать королевские балы и балы фракции Дня. Иногда с мужчиной, от того я и знаю, что да как.

- С мужчиной… Он твой муж?

- Любовник. Боюсь, у героев нет семьи и только редкие экземпляры отказываются от своих сил в пользу семейного очага, - она проговорила это ровным осуждающим голосом, и я невольно вспомнил её прежнюю, до того, как грохнул в таверне.

Ту самую Кэйт, что спасала людей и была рассудительной. Удивительно, но сейчас, отойдя от всего, она выглядит… точно так же. Быстро подстроилась под новые реалии. На мордахе этой графини очень ответственное выражение, а голос спокойный, рассудительный и слегка поучительный, словно у какого-то лектора. Возможно я правильно сделал, что дал ей тело графини. Со своими взглядами и стремлением она вполне может потягаться с Констанцией, это значит, что земли с таким правителем будут процветать (я так надеюсь).

- Ты не любишь таких героев? – спросил я.

- Нет, - покачала она головой, - завязывая платок на моей шее. – У каждого есть работа и обязательства. Наша работа – защищать мир, раз уж нам досталась эта сила. Так, готово.

Она отошла в сторону, окидывать меня взглядом.

- Думаю, теперь ты очень похож на дворецкого. Идеальная маскировка.

- Отлично. – Жаль, я сам не могу себя оглядеть со стороны. – Тогда… Так, погоди.

Надо составить небольшой план.

- Так, слушай приказ, я сейчас пойду наверх. Тебе же следует топать в санчасть.

- Где она?

- Ладно, я отведу тебя. Там ты поднимаешь Сину, эту глупую негра-эльфу, приводишь в порядок и чтоб она от тебя ни на шаг. Ну и себя в порядок приведи, после чего иди к себе в комнату. Как что, я сразу спускаюсь к тебе, где ты с умным видом сидишь за столом и занимаешься тем, что я тебе поручил.

- Мне забрать бумаги из кабинета Клирии, так?

- Да. Короче, создаёшь иллюзию бурной деятельности и занятой личности согласно твоему статусу… Кстати, сбрось стату, я гляну, что там у тебя есть.

Тут же мне прилетела… ну не её, а графини стата.

Имя: Элизиана.

Фамилия: Транстава Дэ Санта Де Карсон Де Мартин Дэ Парилиони Дэ Капуста.

Во-первых, немного ли «Дэ»? Во-вторых, почему фамилия кончается словом «Капуста»?

Возраст: 19.

Раса: Человек-оборотень.

Уровень: 17.

«Параметры»

Сила – 15

Ловкость – 26

Выносливость – 16

Здоровье – 24

Мана – 0

Интуиция – 21

«Дополнительные параметры»

Одноручное оружие – 3. Судя по всему, она тяжелее перочинного ножа ничего не держала.

Лёгкая броня – 3. Это она так платья наносила, что у неё всего тройка?

Устойчивость к ядам и токсинам – 20.

Устойчивость к болезням и заражениям – 20.

А вот сопротивляемость у неё по двадцать. Видимо сказывается волчья кровь.

Шулерство – 31. Ого, и такой навык есть!? Это получается, она неплохо в азартные игры играет? Возьмём на заметку, в азартные игры с ней не рубиться.

Красноречие – 41.

Пение – 52. Это получается у неё должен быть божественный голос? Я бы с удовольствием послушал какую-нибудь оперную песню. Надо будет её попросить о подобном.

Верховая езда – 15.

Регенерация – 20. Значит всё-таки это связанно с тем, что она относится к оборотням. Наверное, что-то есть в её звании или способках.

«Звания»

«Человек-оборотень – в ваших жилах течёт кровь волков. Тех самых, что дали жизнь другим оборотням. Так что нет ничего удивительного, что вы сильнее и выносливее других

Условия получения – родиться человеком-оборотнем. Бонус – у вас открывается регенерация и увеличивается на двадцать очков. «Устойчивость к ядам и токсинам» и «устойчивость к болезням и заражениям» увеличивается на двадцать очков.»

«Конченная стерва – вас стоит остерегаться и обходить десятой дорогой. Те глупцы, что посмеют пойти против вас, могут лишиться не только чести, но и жизни. Уж кто-кто, а вы умеете раздувать скандалы и делать человека виноватым.

Условия получения – устроить скандал и опозорить своего противника.»

«Наследница – вы дочь графа. Его земли – ваши будущие земли. Пусть каждый знает, что это место по праву принадлежит вам!

Условия получения – стать наследницей земель.»

«Способности»

«Пронзительный голос – ваш голос – страшное оружие! Вы можете им очаровать, а можете оглушить и дезориентировать. Пусть ваши враги не недооценивают вас, так как вы можете быть, если не опасны, то совсем небезобидны.

Способность заставляет спокойного противника, слышащего ваш голос, реагировать на события в полтора раза медленнее. Ваш визг заставляет на полторы секунды дезориентировать противников ниже сорокового уровня, что слышат вас. Перезарядка – двенадцать часов.»

Хочу заметить, что способность довольно хорошая и опасная. Даже если брать в расчёт, что ей никогда не придётся сталкиваться с другими напрямую (не берём нынешнюю ситуацию), она может вполне помочь с атакой или защитой как поддержка.

Я просмотрел её стату ровно тогда, когда поднимался наверх, чтоб встретить нашу будущую миниармию. В крайнем случае, если что-то пойдёт не так, будем их этим голосом очаровывать.

Появились обещанные наёмники через три часа после того, как я вышел наружу.

За это время я успел обойти территорию ещё раз, но уже вдоль самого забора и во время обхода в самом углу территории в небольшом лесочке обнаружил беседку. Очень маленькую беседку, представляющую из себя несколько аккуратных досточек, что стояли на камнях, и навес над ними. Возможно её некорректно называть беседкой, но именно такое впечатление она произвела на меня.

Я бы с удовольствием там посидел, но пришлось караулить наёмников. Не улучшала ситуацию и одежда, которая тёрлась везде, где только можно, особенно воротник. Хуже стало, когда я вспотел – казалось, что эта накрахмаленная рубашка разъедает мне кожу.

Поэтому увидеть вдалеке доспехи, что не отражали солнечные лучи, было для меня настоящим счастьем. Серьёзно! Пусть мне и предстояло сейчас разрулить ситуацию, но это намного лучше, чем просто ждать и волноваться.

Чувствую себя как перед экзаменом.

Так, ладно, не ссать прорвёмся блеать! Клирия смогла, чем я хуже!? К тому же у меня будет собственная маленькая армия! Будем драть этот мир нахуй!

Да, именно так! Этот мир меня заебал! Буду шатать его и шатать до потери пульса!!! Убил меня сука!? Заставил мучиться в бабском теле!? Ну сука, держись! Ты меня тогда не убил и теперь об этом сильно пожалеешь, потому что настала моя очередь!!!

И начнём мы с этой маленькой армии! Я не прощу мир за то, что он со мной сделал и во что превратил, так что пусть сраку мылит!

Так, подбадривая громкими словами и ненавистью к этому миру, что толкнул меня на дорогу разрушения и убийств, я встал как положено дворецкому. Одну согнул в локте и завёл за спину, другую согнул в локте и прислонил к животу. Надеюсь, правильно и мультики не врут.

Надо сказать, что ненависть, которую я разжёг, действительно дала свои плоды. Только весьма… своеобразные. Страх действительно отошёл, но вместо него пришла… обида. Обида за то, что я сейчас здесь, а не где-то в путешествии с друзьями в дальних странах. Ведь если бы не та записка о том, что хотят мою голову, не то убийство Эви и надпись в статах о том, что я антигерой, моя нога никогда бы не вступила на путь разрушения, меня бы никогда не воскресила Дара, и никогда бы не нашла Клирия.

Почему-то с этой мыслью мне стало слегка больно и обидно за себя. А где боль и обида, там и ненависть. В первую очередь к этому сраному миру. Может Клирия и права в этом? Может это просто шанс поквитаться с теми, кто мне устроил головомойку?

Чем больше я думал над этим, тем сильнее меня это охватывало.

И я поспешил сбросить с себя это наваждение.

Нет, не сейчас, ещё успею подумать над тем, что делать, и кто меня обидел. Сейчас главное разобраться с наёмниками.

Я с самым умным, сдержанным и величественным видом, на который был способен, дождался, пока они не подойдут ближе. На свою наглую рожу я нацепил ещё очки, чтоб окончательно создать вид интеллектуала, который всё знает. Таким образом сделал так, чтоб у них вообще не осталось сомнений по поводу того, кто я.

Блин, я думал, что сто человек будет выглядеть… нет так много, если честно. Нет, серьёзно, их слишком много! Хули, тут их случаем не двести разом припёрлось!?

Я быстро посчитал количество. Нет, вроде плюс-минус сто. Но они всё равно занимают много места!

Они зашли строем по три человека в ряд, чётко чеканя шаг. По крайней мере они пытались так делать, но ни один не мог попасть в такт и выглядело это как глубокий рассинхрон. Пройдя всё поле, этот отряд борцунов за деньги выстроился прямо передо мной по десять человек в ряд.

Все в полных доспехах, не блестящих на солнце. Совершенно не гордо выглядящие и своим видом не внушающие спокойствия. Рядом с ними прямо ощущалась неуверенность и чувство незащищённости и ненадёжности.

Короче идеальные рыцари, если бы не куча «не», что приходится вставлять перед каждым прилагательным. Клирия, мразота ты жуткая, что блять ты к нам привела за разбойничье войско?

Но что-то они явно знали, так как ко мне сразу подошли трое наиболее сурово выглядящих рыцаря.

Пардон, два с половиной. Один был конкретным гномом и выглядел так, словно на ребёнка нацепили мини версию доспехов, что были на остальных. Другой, по центру, был детиной в два метра. Это чо, типа так они хотят произвести на меня впечатление? Благо третий был просто толстым. Ну не прям круг, но довольно широкий, что заканчивало картину «рыцари из кунсткамеры».

Мне стоило огромных трудов остаться невозмутимым.

Когда они подошли, я, как и положено дворецкому, поклонился и величественно произнёс.

- Приветствую вас в поместье…

Бля, а как поместье то называется!?

- «Уголёк», - закончил я с невозмутимым лицом, даже не сделав интервала между словами.

- Это… довольно символично, - произнёс толстый.

И я с подозрением покосился на него. Почему?

Да голос подозрительно тонкий.

Кажется, другие восприняли его слова и мою реакцию несколько иначе, так как главный и, по совпадению, самый высокий, что стоял в центре, произнёс:

- Прошу прощения за моего товарища. Ему не хватает такта.

Произнёс с хрипотцой, словно всю ночь он или орал, или курил. Наркоман шоли?

- Идиотина, - бросил третий и самый низкий…

Да вот только такой голос ну просто не мог принадлежать гному!

У меня теперь закрались самые что ни на есть плохие предчувствия. Потому что голос толстяка я ещё могу списать на то, что голос такой. Бывают парни с тонким голосом. Но вот голос мелкого точно лолькин!!! Или гнома-гома, что тоже не может радовать!!!

- Кхм-кхм, прошу меня простить, но не могли вы бы снять шлемы?

- Зачем? – раздался полный подозрения писклявый голос мелочи из доспехов.

- Прошу понять меня, я, как слуга моей госпожи, обязан защищать. Прошу прощения за такую просьбу, - поклонился я слегка, давая понять, что это всего лишь акт вежливости.

- Да, мы понимаем, - сказал мужик по середине, снял шлем…

И ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ЭТО БЛЯТЬ БАБА!!! ВЫ ДРОЧИТЕ!? НА ТЕБЯ НАДЕЖДЫ БЫЛО БОЛЬШЕ ВСЕХ!!!

Я с трудом подавил желание высказать своё «Чо», «Чо за хуйня», «Чего блять» и т.д.

Нет, баба более-менее нормальная, не очень длинные светлые волосы (для меня волосы все делятся на белые, рыжие, коричневые и чёрные, если расцветка обычная) перевязанный тряпкой лоб, и очень тяжёлый взгляд. Вернее, наркоманский, так как глаза были прикрыты, словно она обдолбалась.

Следующим шлем снял… женщина-жируха. У этой наоборот рожа весёлая, взгляд весёлый, на губах улыбка. Интересно, она с таким же лицом сражается?

Третей сняла шлем мелкая. То, что это баба, я уже не сомневался. Вся такая мелкая; глаза злобные, смотрят на меня недовольно из-под чёлки. Она меня раздражает.

- Что смотришь, что тебе надо, книжный червь, - недовольно подняла она на меня мордаху с видом «я тебя сейчас укатаю».

Ах так, сука!?

Не успела главная и слова сказать, а я уже ёбнул в мелкую способкой «Взгляд убийцы».

Та посмотрела на меня. Вот её губы сузились в маленькую полосочку, мордаха сморщилась, глаза наполнились слезами и…

- Беги и подумай над своим поведением, дитя, - выдал я улыбкой маньяка.

И сразу после моих слов (удачно совпало, да?) она разревелась на всю округу. Так громко, что многие повернули к ней голову, явно не понимая, что происходит. А та, разревевшись ещё сильнее, бросилась бежать прямо через строй, подобно ребёнку, расталкивая там стоящих людей.

Блин, реально на маленького ребёнка была похожа.

- Я… - хрипло и явно не поняв, что произошло, продолжила главная, - прошу прощения за свою подопечную. Она резка, но такое выдала в первый раз.

- Я всё понимаю. Дети, они такие, - кивнул я с вежливой улыбкой.

- Так-то она не ребёнок, - тут же заметила пухляшка. – Ей тридцать пять.

- Ох, прошу прощения, её поведение ввело меня в заблуждение, - слегка поклонился я, угорая над их вопросительными рожами.

Спорим, они её такой в первый раз видят?

Глава 103

Забавная ситуация получилась.

Честно говоря, у меня очень плохое предчувствие. Если эти трое женщины, то остальные девяноста семь…

Я нервно сглотнул, стараясь держать себя в руках.

- Осмелюсь попросить снять шлема всех наёмников. Прошу простить мою осторожность, но мой долг требует подобного, - вновь поклонился я, с замиранием сердца ожидая того, чего увижу.

Главная, не задумываясь, кивнула и махнула рукой своим. И те послушно давай снимать шлема.

Ох ебать… Ох сука…

Пиздец предстал мне во всей красе. Потому что все сто человек были бабами, совершенно разными во всех отношениях. Расы – от зверолюдей, до эльфийки, что с краю; рост – от лоль до вот такой вот дурынды в два метра; вес и тело сложение – от пухлика передо мной до конкретных тростинок.

Это была солянка. Это был конкретный подъёб.

Ёбаны в рот, Клирия! Дура ты неотёсанная! Ты чем думала, когда вызвала сюда этот бабский легион!? Ты блять понимаешь, что натворила, тупая ты шлюха!? Тут блять в ближайшем километре никого из мужиков нет! Ёбаны это место я крутил на хую вместе со всеми вами! Нахуя ты баб сюда блять притащила!?

Бля-я-я-я-я!!! Да у нас деревня из одних баб состоит, дура ты не траханная!!! Ты чо блять тут, бабское государство решила устроить!? Ты блять какого хуя натворила, бестия блять ебанутая!?

Да ты посмотри на них!!! Они же все, ВСЕ БЛЯТЬ БАБЫ!!! Да у них ещё и рожи бандитские!

Гарем!? ГАРЕМ, ДА!? Да это не гарем! ЭТО ГАРЕМНОЕ ВОЙСКО!!! Какой мудло может о так мечтать!? Хотел гарем? Ну так получи сразу сотню мужланок-убийц-феминисток.

Я причитал внутри себя и ругался благим матом, позволив себе только сдержанно улыбаться. Они не должны видеть, что я в конкретном ахуе. И мой ахуй сейчас катается по сознанию на трёхколёсном велосипеде по кругу и дудит в дудку с криками: ЕБАТЬ МОЙ РОТ, ЕБАТЬ МОЙ РОТ, ЕБАТЬ МОЙ РОТ.

- Позвольте узнать ваши имена, леди, - поклонился я им.

- Ой, леди, это мило, - улыбнулась пышка. – Я Тулика, а это, - она указала рукой на главную, - Мамонта.

Видимо пышка была у них за секретаря. А Мамонта это… погоняло или имя?

- Прошу вас за мной, леди, - развернулся я и пошёл в сторону руин.

Мы двинулись через пепелище уже по протоптанной дороге, что вела к подвалу.

- Прошу прощения, но наша будущая наниматель живёт… в подвале? – раздался голос пухлика.

Не знаю, почему, но её голос вносит какое-то тёплое хорошее настроение, как кружка тёплого молока или горячего какао. Не раздражает и не выводит из себя как у некоторых.

- Нет. Моя госпожа живёт в подземном комплексе, что выстроен здесь, - ответил я, не вдаваясь в подробности.

Мы наконец дошли до двери, что вела вниз.

- И это… комплекс? – раздался слегка разочарованный голос.

- Тулика, - раздался хриплый и глухой голос главной, который без шлема звучал намного женственнее, – умолкни сейчас же!

- Молчу-молчу.

- Прошу простить мою помощницу, - уже ко мне обратилась Мамонта. – она говорит слишком много.

- Ничего страшного, - кивнул я, открывая дверь.

Спустившись по ступеням, мы попали в длинный коридор, что был, судя по всему, и блок-постом, и пропускным пунктом, и местом основной обороны одновременно.

- А у вас тут довольно знатная оборонительная система, - уважительно хмыкнула пухляшка. – Даже для масла есть протоки в потолке.

Вот как она узнала, что это для масла, так ещё и протоки? Я, во-первых, не увидел их, пока она не сказала. А во-вторых, как увидел, не мог понять, с чего она это взяла. Дырки как дырки, ничего особенного.

Сразу видно пропасть между её знаниями и моими.

Дальше был коридор на втором этаже. Насколько я понял, здесь было несколько коридоров, что выходили к главному и здесь же было много комнат, как больших, так и маленьких. Как я предположил, это было помещение для стражи, чтоб они могли здесь жить. Как раз до верха было недалеко бежать.

Это помещение женщины разглядывали с интересом и молча.

А вот в пещере они выразили мои мысли. Вернее, выразила их пухлик. Наверное, из-за того, что она заменяла голосовые связки.

- Ого… вот это… помещение… - выдохнула она, оглядываясь. – Графиня здесь живёт?

- Боюсь что нет, - ответил я. – Она живёт на нижних этажах.

Кстати, только сейчас заметил, что, когда подходишь к лестнице, что ведёт нас с третьего на четвёртый, сам проход к ней оформлен как замок в прямом смысле этого слова. Замок был буквально вырезан в скале со стенами и башнями как красивая объёмная картинка. И в стене вместо ворот была арка к лестнице.

Дальше мы спустились на четвёртый, неплохо освещённый, но пустой коридор. И позже на пятый. Главный холл, где потолок терялся во тьме, даже не смотря на обилие повешенных здесь факелов (спасибо негру-эльфу Сине). Хоть пухлик и удержалась от вздохов, но оторвать взгляда от потолка не могла.

Потому что его не видела и пыталась разглядеть.

- А у вас тут пустовато, - наконец выдала она, но я промолчал.

Мы прошли дальше, в самый конец холла, где попали в коридор поменьше, но с таким же закруглённым потолком. Он заканчивался двойными дверьми, что вели в комнату графини. Клирия верно рассчитала, дав нашему лицу соответствующую её статусу комнату.

Я остановился у дверей и постучал. Подождал пять, секунд, десять, двадцать… Блять, где она!?

И когда я уже хотел стучать ещё раз, дверь тихонько приоткрылась и оттуда выглянула дроу. Увидев меня, её рука почти было потянулась к глазу, а лицо стало слегка испуганным. Запомнила урок значит, вот и хорошо.

- Леди Мамонта и леди Тулика прибыли к нашей госпоже Элизиане.

- Я… я сейчас спрошу разрешения, - пробормотала Сина и закрыла дверь.

- Ваша госпожа очень занятая, так? – спросила меня Тулика.

Не знаю, что именно слышали они о Элизиане, поэтому решил говорить наиболее близко к правде.

- Да, несмотря на первый взгляд, к работе она подходит всегда ответственно. Просто её характер может иногда дать ложные… представления о ней.

В этот момент дверь широко раскрылась, и Сина почтительно отошла в сторону.

- Госпожа Элизиана ждёт.

Я молча прошёл мимо неё вместе с женщинами. Сина закрыла дверь, быстро обогнала нас и открыла дверь в кабинет.

Там, за не совсем новым и чистым столом в окружении бумажек и свечей сидела Элизиана и что-то делала. Цирк для двоих, вот что мелькнуло в моей голове, когда я это всё увидел. Мы разыгрываем представление для двух дам.

Элизиана, даже не глянув, кивнула на кресло.

- Садитесь.

Это выглядело довольно властно, хочу заметить. Причём говорила она это непринуждённо. Тут играла роль и её манера речи (я имею в виду прежней героини Кэйт) – спокойная, рассудительная и слегка властная. Человек, что добился высот.

Что-то дописав, она посмотрела на двух гостей. А Сина тем временем встала за её спиной. Ну просто идеально играют в хозяина и слугу, хотя Клирия сама отдала приказ, что Элизиана по отношению стоит выше остальных слуг, но не имеет власти. Другими словами, её все обхаживают, но нихрена приказать она без разрешения или отмашки не может.

- Итак, значит это вы? – облокотилась она локтями на стол, сплетя пальцы между собой.

Не договорила, позволяя им самим закончить.

- Приветствую вас, графиня Элизиана, - встали обе и поклонились.

- Оставим это. Как видите, я слегка занята, поэтому предпочла бы поскорее заключить договор. Клятва кровью, верно? Надеюсь, вы помните наш договор.

- Да, графиня Элизиана. Как вы и писали, пять лет и клятва кровью. Оплата после заключения.

- Отлично-отлично, - кивнула она. - Итак, я сейчас выйду, давно хотела прогуляться и отдохнуть от этого подземелья. Поэтому будьте добры, подождите меня в коридоре.

- Есть, - ответили обе, встали и направились к выходу.

- Так, Сиианли, отведи их. Мэйн, останься.

Так ты выучила имя эльфийки? Блин, я тупо сократил его, чтоб легче было. Я тут тупой чтоль самый?

Когда они вышли, мы подождали ещё секунд тридцать, прежде чем шёпотом начать разговор.

- Нет, ты видела!? Ну ты видела это!?

- Наёмниц? – спокойно осведомилась Элизиана.

- Да там их целое войско! Там просто одни бабы. Нет, там есть ещё и бабищи! Да там… я… ну ты просто представь!

- И? – со спокойным лицом она смотрела на меня. – Ну женщины-наёмницы, и что?

- Не, да там… там одни бабы! Там войско бабское во главе с этой черноморкой! Ты просто… не ну ты… а, ладно… - я махнул на неё рукой, всё равно не поймёт. - Нашла? Расходы на наёмников?

- Да, пришлось повозиться, - она толкнула лист с примерными расчётами на человека за месяц, туда входили расходы на зарплату, на обмундирование, еду, лечение и так далее. Короче, Клирия знатно всё расписала.

- Здесь… не хватает тупо денег. В смысле, голой суммы на зарплаты, что надо выделить в месяц.

- Да-да, сейчас… - она стала интенсивно рыться в бумагах, пока не явила на свет ничем не отличный от других листок. – Вот. Здесь только зарплаты.

- Отлично… Кстати, там тебе могли попасться документы, что не предназначены для чужих глаз. Поэтому приказываю никогда и не при ком, кроме меня и Клирии не поднимать эти вопросы, ты поняла? В противном случае я запру тебя в темноте на долгие годы.

- Я… поняла, - испуганно пробормотала она, сразу потеряв всю важность и уверенность. Никак отпечаток на душе остался.

- Кстати, ты неплохо работаешь с бумагами.

- В прошлой жизни, когда была в своём мире, работала бухгалтером, - ответила Элизиана.

- Ясно… Тогда иди пока подписывать клятву кровью. С них полное подчинение в любом вопросе и смерть в случае твоей гибели. С тебя - зарплата вовремя.

Выйдя из комнаты, мы разделились. Я вежливо откланялся и направился в сокровищницу, подхватив один из факелов и связку ключей с листком. Выдам пока им сразу за два месяца, чтоб потом не ебаться.

Дошёл до двери, открыл и оказался в комнате, забитой золотом. А дальше начался нужный процесс пересчёта денег. Десять, двадцать, тридцать, сорок… Методично отсчитывая их, я складировал монеты в один из мешков, что были свалены в кучу в одном из углов. Те же самые мешки, которые я видел в сгоревшем городе. Как закончил, закинул довольно тяжёлый мешок на спину и вышел, закрыв на ключ дверь.

И всё, и пизда… Ебашить мне с этим мешком за спиной на самый верх. А ведь говорил Клирии, что надо придумать другой подъём, а то обосрёмся здесь подниматься. Вот первый результат – я с мешком золота пытаюсь взять штурмом пять этажей.

Пиздец… моё любимое слово выражает практически любую ситуацию, в которую я попадают, потому, что они все подозрительно похожи.

Добрался я до первого… с трудом. Ножки мои бедные уже дрожали и сгибались под тяжестью. Зато поднялся практически за то же время, что шёл бы без мешка, так как я выдавливал из себя все силы, чтоб поспеть наверх к моменту, как они заключат договор.

И почти поспел.

В тот момент, когда я поднялся, Сина и Элизиана стояли с листком бумаги, что был весь залит кровью. Элизиана, проткнув палец, что-то проговорила и прикоснулась к этому листу.

Предположу, что договор был подписан.

И тут же…

До меня дошла одна простая и понятная мысль, которая разрушила всю фишку нашего прикрытия.

Четвёртый столбик.

Он конкретно обозначает, кто над кем стоит. И раз теперь они служат мне, то будут видеть, всю иерархию.

Я быстро открыл его, чтоб убедиться в этом.

Да, верно, вот Мамонта, вот Тулика, вот ещё девяноста восемь имён. Уверен, что можно было бы как-то скрыть то, что Элизиана стоит на ровне со слугами под начальством Клирии, а та, в свою очередь, подо мной. Но я же дебил, я об этом подумал вот, только сейчас, как и положено человеку, имеющему в званиях недвусмысленный диагноз.

Или может я успею попытаться…

- Эм… госпожа Элизиана. Не поймите нас неправильно, но почему вы находитесь на ровне со слугами? – настороженно и очень серьёзно спросила Мамонта своим хриплым голосом.

Тулика тоже не выглядела жизнерадостной, а её рука легла на меч. Ясненько. Всё-таки после заключения контракта они автоматически вписались в группу как её слуги и увидели всю картину целиком.

Тогда время проверить, подчиняются ли они мне или нет. Вернее, приказать Элизиане, чтоб она приказала им подчиняться мне.

Я сбросил мешок на землю, который своим звоном сразу привлёк внимание этих двух и ещё десятка воинов, что как бы стояли подозрительно рядом к графине. Казалось, что после обнаруженного обмана они стали дружно стекаться к ней поближе. Зачем, хуй знает, всё равно ничего не сделают из-за договора.

Но если вдруг попытаются кинуться, придётся под тварью всех перебить.

- Элизиана, приказывай им подчиняться мне, - тут же сказал я.

Не успели они понять, что происходит, как она произнесла:

- Приказываю подчиняться моему господину и главе этих земель.

Не знаю, что должно было измениться, но я в свою очередь громко сказал:

- Всем преклонить колено перед вашим господином!

Сказал громко, уверенно (не чувствую я уверенности сейчас), чтоб вся сотня услышала.

И они услышали. Даже сами не осознавая, все склонили колено предо мной. Некоторые выглядели весьма удивлёнными.

- Что это значит!? – возмутилась Тулика.

- Молчать! – рявкнул я.

Нет, я не приобрёл неожиданно смелости. Лев рычит, чтоб запугать и показать, кто здесь главный. Я тоже это делаю, имея полную власть теперь над всеми. Нельзя дать слабины перед бабьим войском, иначе сожрут и поводок не спасёт. Сразу покажу, что не боюсь их и что я тут главный. А там уже свыкнутся и всё будет нормально.

Главное отыграть свою роль и прилюдно не обосраться.

Я спокойной походкой подошёл к наёмникам и графине со служанкой, волоча мешок.

- Это ваши деньги, Мамонта. Сразу за два месяца, - кивнул я ей, выдерживая этот злобный взгляд женщины, которую кинули.

Да куда тебе до взгляда Клирии, дилетант. Вот у той взгляд так взгляд, сразу в душу смотрит.

- Спасибо, Элизиана, ты неплохо поработала. Можешь встать, - кивнул я ей. – А что касается вас…

Я обвёл взглядом сотню моих людей. Все смотрели только на меня. Кто-то злобно, кто-то с интересом, кто-то непонимающе.

Бля, неуютно-то как под столькими взглядами. Хочется забиться куда-нибудь под камень, хотя чувство, что они под моей властью, греет.

- Итак, позвольте ещё раз представиться, я Мэйн, глава этих земель и ваш господин.

- Нам сказали…

- Это не имеет никакого значения, что вам говорили, - перебил я её. – По сути для вас ничего не изменилось. Ни условия договора, ни условия оплаты. Никто не собирается вас отправлять на войну. Цели всё те же – охрана. Или вы не согласны?

- Нам не нравится, что вы скрыли от нас правду.

Я присел так, что оказаться на уровне её лица.

- А это уже не ваше дело, - сказал я твёрдым голосом. – Теперь ваш голос здесь не играет роли. И да, я запрещаю вам как-либо контактировать без моего разрешения с вашими людьми, - это я уже сказал громче, чтоб приказ услышали остальные. – А теперь встаньте. Ваше место будет на втором этаже подземелья. Или на четвёртом, если считать снизу. Сина!

Вот только сделай глупость, сучка, я убью тебя. Но дроу уяснила уже урок.

- Да, мой господин.

- Покажи им где матрацы с бельём лежат. Если не хватит… то не хватит. Скажешь и мы закажем ещё.

Сина кивнула.

- Пройдёмте за мной, - а вот это она уже сказала недовольным голосом, словно как так, её посмели потревожить. Вот прям раздражение сквозит, что не заметить его невозможно. Значит только со мной сыкует. Ну чтож, тем лучше для меня, сразу видно, что всё поняла и сыкует пиздануть хуйню.

С ней ушла Тулика, и то, после кивка Мамонты.

- Итак, что касается вас, завтра я выдам вам графики. Часть будет сторожить поместье, часть будет охранять ближайшую деревню, что вы здесь видели рядом. Часть в это время будет отдыхать. Мы разобьём время для вас. И ещё, - тут я вспомнил очень важный момент. – Вам надо будет обучить жителей деревни сражаться.

- Всех? – прищурилась недовольно Мамонта.

- Нет естественно. Только самых-самых. Недавно на них напали, и они потеряли всех стражников. Мужчин там практически нет, так что вам придётся обучать женщин. Не думаю, что вам впервой, но я решил предупредить. А пока можете устраиваться, я ещё наведаюсь к вам.

С этими словами я развернулся и, не оборачиваясь, ушёл. Глава никогда не оборачивается, потому, что он уверен в себе и не смотрит назад. Это я в одной эпической книжке прочитал. Элизиана скользнула за мной, подобно послушной служанке.

Когда мы уже спустились на первый, где никого не было, я позволил себе выдохнуть. На мгновение дрожь пробежала по всему телу, выдавая то, насколько я обосрался под давлением как этих баб из легиона, так и от проблем на свою голову. Не каждый день строишь из себя крутого перед головорезами.

Глава 104

Я спустился на первый этаж (буду считать с верху вниз) так, словно мне в задницу засунули палочку для анализов, да так её там и забыли. Ноги вообще не гнулись, а дыхание было где-то на самой вершине лёгких, не желая становиться глубже.

Сказать, что я пересрал, это ничего не сказать. До сих пор отойти не могу. Казалось, что вся та напущенная смелость давила меня не только морально, но и физически.

Попытавшись глубоко вдохнуть, я облокотился на стену.

Мне нужна ебаная Клирия. Она тут самая умная, вот пусть и разгребает, а не в отключке сидит.

- Элизи. Я буду тебя звать Элизи, хорошо?

- Мне всё равно. Это не моё имя.

- Только не сказани это при других, а то проблем не оберёмся, - предупредил я, оглянувшись на случай, не слышал ли кто. – Наша задача следующая, я спускаюсь в санчасть, смотрю, как там наш мозговой центр. Ты же в свою очередь идёшь за бумагами о продовольствии. Нашла же их уже?

- Да.

Так и захотелось срифмовать «пидора еда». Боже, какой же я даун, даже в такой обстановке остаюсь ёбнутым.

- Отлично. Надо будет в город заехать, продовольствие забрать. А завтра или послезавтра отправимся в сгоревший город, заберём оттуда кое-что.

Для этого надо будет взять побольше людей. Может человек семьдесят или восемьдесят, чтоб наверняка. Я не могу точно сказать, надо будет посоветоваться с Мамонтой. Так как она имеет опыт в этих делах, стоит к ней прислушаться. Вообще, стоит побольше умных людей собрать вокруг себя, а то сам я мало чего могу и знаю. Пакости строить, это всегда пожалуйста, но и то, если о них не догадываются.

- Ты окружил себя довольно опасными людьми, Мэйн, - сказала Элизи, когда мы спускались вниз.

Она перешла на «ты», а я не спешил её поправлять. Вот если бы это сделала дроу, которая меня слегка подбешивает, или Рубека, если бы она вдруг говорить научилась, я бы им напомнил их место. Но Элизи меня как-то не бесила от слова совсем. Она действительно выглядела как умная и уверенная бизнес-леди, которая знает, что и как делать. К такой хочется прислушаться, а не послать.

- Ты о чём? – спросил я.

- Эти женщины, ты знаешь, кто это? – спросила она, двигаясь как настоящая графиня. Пальцы сплетены, руки под грудью, спина ровная, шаг тоже ровный. Когда только успела научиться подобному?

- Не-а, Клирия их наняла. Они вроде были самыми нормальными из всех, кого я знал.

- Гномы…

- Достаточно! – оборвал я её. – Никаких гомов, пока я не успокоюсь.

Нет, у меня не предвзятое отношение, просто мне надо немного успокоиться и самому поговорить с ними, чтоб развеять эту хуйню в голове.

- Ладно. Что касается наёмниц, все они – кочевники с южных территорий.

- Типа скачут по степям на лошадях? - задал я тупой вопрос. Да, я считаю, что это надо уточнить.

- Нет, боюсь здесь южные территории лесисты и плавно перетекают в джунгли, что отделяют страну демонов от нашего королевства узкой полосой. Они обитают как раз в тех джунглях.

Не зря спросил про лошадей.

- Приходилось встречаться с ними? – поинтересовался я.

- Сталкиваться. Именно сталкиваться и ушла я победителем. Они живут в джунглях и промышляют набегами, как свойственно это кочевым племенам.

- Хочешь сказать, что мне надо остерегаться их? Или их родственничков? – забеспокоился я.

- Нет, они верны слову, что неплохо. Наёмничество составляет половину их доходов, если не большую часть. Однако… они наёмники.

- Ты так чудесно описала угрозу, - восхитился я. – Теперь-то я точно знаю, от куда её ждать! Ты можешь перевести на русский?

- Я не знаю такого языка, - спокойно ответила она.

- Ладно, объясни нормально и подробно, чтоб даже такой как я понял.

- Наёмники. Ни принципов, ни моральных устоев, ничего. У южных так особенно. Они жили в притеснении между демонами и людьми, от чего очень жестоки и беспринципны. Если надо, они вырежут целое поселение мирных жителей вместе с грудничками. Отдай приказ, и они убьют всех детей в деревне. Так понятнее?

- Да, понятнее. Но разве это плохо? Хороший наёмник - исполнительный наёмник.

- Ты хочешь собрать армию зла? – покосилась она на меня.

- Да ты посмотри на меня, - вздохнул я. – Я и есть зло. Города жгу, людей убиваю ради своих целей, чужие жизни ломаю.

- Понятно. Но на твоём месте я бы старалась не концентрировать таких личностей рядом. То же самое касается и Клирии. От неё этим веет.

Ну от Клирии вообще много чем веет. Хотя, если верить ей самой, люди знатно так прошлись по ней, от чего у Клирии есть все поводы их ненавидеть и желать им сгинуть в огне. Если ненавидят тебя, ты будешь ненавидеть в ответ.

- Я это учту, - ответил я.

- Учти. Власть ещё надо удержать.

- Могу начать с тебя. Как там обстоят дела со тьмой? До сих пор при свете спишь?

Элизи слегка напряглась и отвернулась. Вот и отлично, значит она всё помнит. А раз помнит, лишний раз желания идти против меня не будет. Вообще, лучше и без этого обходиться, так как обычное уважение всегда лучше, чем угрозы. Но это если только ты сам обладаешь подобной силой, что заставит других уважать тебя.

Кстати, надо будет катану куда-нибудь потом спрятать.

Но Элизи действительно права от части. Убийцы, тёмные личности, ещё и со слугами не всё понятно – одна людей хавает, другая строит из себя недотрогу и саму гордость.

Разойдясь на четвёртом этаже, я сразу направился медсанчасть. Прошёл по тёмным коридорам, что были неплохо так освещены, после чего зашёл в одну из комнат… Блять, не та…

Может эта? Нет, опять не то… Блин, а куда я их отправил? Где сделал её? Твою же… сраный лабиринт…

- РУБЕКА! Если ты меня слышишь, выйди в коридор и хлопни в ладоши громко-громко! – крикнул я и мой голос эхом разнёсся по коридорам. Прошло секунд двадцать. Немного подумав, добавил. – ЕСЛИ ТЫ ЭТОГО НЕ СДЕЛАЕШЬ, ТОГДА Я ХЛОПНУ ТЕБЯ ПО ТВОЕЙ ЗАДНИЦЕ КНУТОМ, КОГДА НАЙДУ!

А вот тут я сразу услышал хлопанье. Подействовало, надо же. Неужели без приказа и угроз, они меня не слушают?

По хлопкам я вышел к немой зоофилке.

- Ещё раз будешь игнорировать, я тебя Клирии на съедение отдам, поняла? – спокойно спросил я.

Она кивнула, потом покачала головой, потом начала показывать в комнату. Я заглянул и увидел там таз с водой и заику, которая сейчас там сидела и испуганно смотрела на меня.

- Ты её мыла?

Она быстро закивала.

Бля, косяк… Ну ничего.

- Вот как… Эм… Тогда прости. Я-то думал, ты меня игнорируешь.

Страх и наказание, это конечно хорошо, но только когда это за дело. А так надо просто показать, что ты уважаешь их самих и их труд. Сделал хорошо работу – получил похвалу, не сделал – пизды. Всё просто. Ты ошибся – попроси прощения. Нет ничего зазорного, чтоб признать вину. Зато потом они не будут чувствовать себя обиженными.

Я всегда умел адаптироваться ко многим ситуациям, поэтому подобное я понял ещё давно. Хоть где-то подобный опыт пригодился.

Прав ли я в своих суждениях?

Вот, Рубека немного успокоилась и неуверенно улыбнулась. Её плечи слегка расслабились, а губы не перестали быть такими сжатыми. Значит я действительно прав.

- Так, мой её пока… Кстати, а твоя магия влияет на её вес? Ну, я имею ввиду, что она так исхудала; твоя магия помогает ей восстанавливаться?

Рубека задумалась, после чего подняла ладонь параллельно полу и слегка покрутила ей.

- Ясно, типа не так быстро, как с ранами, но какой-то эффект есть.

Она кивнула.

- Понятно… Ну-ка, как тебя там…

- А-а-а-а-в-в-ви-и-сс…

- Будешь заикой. Вставай, посмотрим на тебя.

Она вся покраснела, что я даже от сюда это увидел, но всё равно встала, покачиваясь и прикрывая себя руками.

Нет, ну это прогресс! Она сама встала, кости пусть и торчат, но не так сильно. Её уже не штормит и не клонит в разные стороны как раньше. Магия исцеления пусть и не очень эффективна тут, но видимо накладывает плюсы на неё.

- Ладно, прячься обратно. Рубека, когда она сможет встать на ноги?

Зоофилка задумалась на мгновение, после чего показала мне один палец, а потом два.

- Один два дня? - Кивок. – Ясно, ну и отлично, а то нам не хватает горничных. Но я сюда по другой причине прискакал. Что с Клирией, есть изменения? Приходила в себя?

Качает головой. Хуёво…

Я сел на кровать рядом с уже умытой Клирией. Только вчера эта дура драла ногти о землю и рвала ими лицо, а сейчас чистенькая, голенькая и целая. Лицо нормальное, коготки на месте. Жуткая, но когда в отключке, её аура словно тоже отключается и она превращается в обычную милую девушку.

Я приподнял одеяло и слегка прихуел – вся грудь больше походила на грудь воина, но никак не девушки. Шрамов по количеству было просто… много. Не то, что каждый квадратный сантиметр, но предостаточно. Это… из-за этого ты так людей ненавидишь? Дай догадаюсь, твоя аура действовала на них специфически, и они боялись тебя. А чего боятся, то пытаются уничтожить, верно? Об этом ты говорила?

Я взял одну из её рук и посмотрел на ладонь. До этого как-то не обращал внимания, а сейчас заметил – как на тыльной, так и на внутренней стороне руки были круглые шрамы. Подобное бы могло остаться, если бы человека приколачивали к чему-нибудь.

Я вздохнул.

Блин, вроде бы миры такие разные, но кажется везде людей обожают приколачивать к крестам. Почему я считаю, что её приколотили к кресту? Ну а к чему ещё можно приколотить человека? Не к бревну же. А тут руки в стороны, на костерок отнесли и заебись будет гореть.

Я не стал уже разглядывать тело своей подчинённой, но вот руки осмотрел. Ни единого следа попытки перерезать себе вены, кроме…

Я поднёс руку поближе к глазам, чтоб разглядеть непонятный и очень старый шрам на внутренней стороне предплечья, что был уже практически незаметен и выделялся лишь лёгкой белой полосой на коже. Нет, тут не одна полоска, их много и все они пересекаются, составляя слово…

«Антигерой».

Антигерой? О! Так это же я!

Да вот шраму годиков так дохуя. Я бы сказал, что такие шрамы остаются с детства. Знала уже с детства, чего хочет? Уважаю.

А ещё я обожаю шарады! Надо теперь узнать, кто такая Клирия. Как? Хуй знает, но что-то мне подсказывает, что начну давить её приказом и она хуй расколется. Скорее всего предпочтёт откинуть копыта мне назло, как это практически и сделала. Ну не сука ли после этого!?

Тогда сменим подход. Умный в гору не пойдёт умный возьмёт лопату и сделает сквозной туннель. Вот и мы будем делать туннель. Только вот понять бы, куда и от куда.

Непонятно… Ладно, хуй с ним, надо проверить состояние Клирии.

Я ущипнул её за ухо, потом хорошенько сжал плечо… есть реакция, но пиздецки слабая. Хорошенько встряхнул за плечи, громко звал – ноль реакции. Открыл один глаз – зрачок вроде как реагировал на свет, но тоже слабо.

Так, Клирия, я не понял, ты чо, от меня в кому съебаться решила? Вот же сучка. И проблема в том, что её как бы Рубека исцелила, а вот приходить в сознание она не спешит. Значит ли это то, что Клирия специально как бы съебалась куда-то сознанием? Говорила же забрать её кому-то. Может богу своему?

А кто её бог?

- Эй, Рубека, где её вещи?

Та показала пальцем в угол.

Я подошёл и очень скоро выловил из вещей потёртый медальончик из чёрного металла, где была изображена мать, которая как бы скрутилась и закрыла собой младенца. Посмотрел на него внимательно, после чего подозвал Рубеку.

- Знаком символ? – показал я его ей.

Та посмотрела и покачала головой. Тогда я подошёл к заике.

- Знаком символ?

Та тоже покачала головой.

Ну чтож ты будешь делать!?

А тем временем зашла Элизи.

- Эй, Элизи, тебе знаком символ? – показал я медальон.

Она подошла, посмотрела на него внимательно и покачала головой.

- Первый раз его вижу.

Хотя я и не удивлён. Уверен, что многих героев не сильно заботит история и культура этого мира. Им бы гаремы и веселуху подавай.

Поняв, что ничего больше не добьюсь, я положил его обратно в вещи Клирии и вышел в коридор.

- Ну чо?

- Нашла. Список небольшой. На одну полную повозку, поэтому проблем возникнуть не должно.

- Ты так говоришь, словно они могут возникнуть, - усмехнулся я. – Ты же графиня!

- Да, но вот у деревни тоже жители есть. И велик шанс, что их количество увеличится.

- Ну… окей, ты права. И что?

- Ничего, - покачала головой Элизи. – Клирия уже всё рассчитала. По крайней мере, на ближайшее время.

Это типа ты её хвалишь? Хотя надо признать, Клирия вела дела действительно неплохо. Всё её почерком исписано, куча заметок, куча подсчётов. Даже глянуть так, всё подрасчитала, сучка. Я бы даже похвалил её за такое.

- Ладно, погнали наверх, поднимем с собой нескольких человек вместе с главной.

Уже поднявшись на второй этаж, мы столкнулись просто с подозрительной активностью. Было здесь куча баб, что ходили, что-то таскали, разговаривали, смеялись, шутили… Короче, типичная обстановка общаги или подобного места. Здесь даже светлее стало, так как факелов развесили побольше.

- Госпожа Элизиана и… господин Мэйн, мне следует так вас называть, верно? – я обернулся и увидел Мамонту. Хотя даже не оборачиваясь, я мог узнать её по голосу. – Я хотела сообщить, что на всех матрацев не хватит.

- Сколько осталось? – спросил я.

- Пятьдесят.

- Так заебись же. Будете по двое спать.

- Я не против, но люди будут не высы…

- Да узбогойся, потом докупим.

Она слегка странно посмотрела на меня, слыша, как я сказал слово «успокойся». Ну извини, это меня лемур один научил.

- Лучше давай, поднимай своих людей. Помимо тебя нужно ещё человек пять, самых что ни на есть обычных по размерам, чтоб можно было на них броню нормальную надеть. Надо в деревню сгонять за жрачкой для вас. Заодно доспехи забрать на ваших людей. Буду ждать вас наверху.

Больше не ожидая их, мы поднялись наверх. Я сразу же пошёл в конюшню, где были лошади и, скорее всего, все вещи. Не идти же нам пешком?

Я не ошибся. Там действительно были вещи, а именно доспехи с мечами, которые явно принадлежали гвардейцам графа. Правда только не было таких доспехов, что могли бы уместить Мамонту. Кстати, а у неё имя от слова мамонт пошло?

Пока я осматривал вещи, Элизи нашла себе коня по вкусу. Белого, красивого, сильного. Что-что, но даже я оценил его.

- Ты сможешь на нём проехаться? – спросил я на всякий случай.

- Хоть мой навык и утрачен, но у графини имеется навык верховой езды. Не такой высокий, но всё же есть.

- Ясно… А ещё какие-нибудь знания тебе от неё передались?

- Да, практически все, что у неё были в голове. Можно сказать, что я просматриваю картотеку. Например, она знала об этом подземелье, а ещё она считала отца тупым. Она ненавидела это графство и ей очень нравилось проводить время в столице.

- Короче, её воспоминания стали твоими, - подвёл я итог.

- Не совсем. Просто сухие знания. Я не могу узнать, что она делала неделю назад. Голые факты без воспоминаний о том, как она это узнала. Можно считать, что я знаю, то что знает она, но не могу сказать, какие именно эмоции она испытывала к тому или иному. Только приблизительные по типу: люблю, не люблю.

Понятно. В принципе, могу объяснить это тем, что мозг остался и все знания, что были записаны в него так же сохранились. А вот воспоминания, что могли забыться, просто стёрлись. Не все, но большинство. Довольно интересно, если учесть, что я всегда думал над вопросом – почему, попадая в чужое тело, ты не можешь воспользоваться его знаниями? Ведь мозг всё тот же.

- Значит… ты знаешь в деревне к кому идти и кого спрашивать?

- Примерно.

- Ну вот и отличненько, - сказал я, выбирая наиболее чистые и неповреждённые доспехи средних размеров, которые по идее должны были налезть на всех, кто не выделяется огромными пропорциями. – Тогда будешь гордо вышагивать перед нами и везти куда надо. Если кто что скажет, смотри как на говно и разговаривай как с говном. Ещё тебе придётся ещё речь толкнуть перед всеми, но там постарайся быть уверенной в будущем и так далее, ясно?

- Я поняла, - кивнула она ответственно.

А тем временем к нам присоединилось ещё шесть человек.

Глава 105

Стоило Мэйну и Элизиане уйти, как Мамонта недовольно цыкнула языком. Неприятное чувство предательства ещё не прошло, хотя по сути для неё ничего не изменилось. Работа осталась всё той же работой. Грабить, убивать, запугивать, защищать – не имеет значения, чем их заставят заниматься, пока деньги будут платиться.

Но неприятный осадочек всё же остался. Мамонта привыкла, что всё всегда понятно и ясно. Конечно, их и раньше использовали для закулисных игр, однако то, на кого они работают, всегда было понятно. А тут она заключает с одним, потом позже выясняется, что служит другому. Мелочь, а неприятно.

Ну ничего, ей плевать… должно быть плевать; деньги заплатили, кровом и едой обеспечили, что не всегда входило в договор при других работах. Да и работка была непыльной, знай себе, что истребляй разбойников, да гоняй пьяниц. Чем не халява? Да она бы в одиночку могла бы пойти, покрошить десяток оборванцев с дубинками просто ради забавы, чтоб косточки размять.

И всё же, неспокойно ей как-то.

Та же самая графиня. Да, о ней она уже была наслышана – тупая, жестокая, мстительная. Мамонта всегда узнавала, на кого ей предстоит работать. И никогда не было никаких вот таких эксцессов.

Что же видят её глаза?

Спокойная девушка без единого признака стервозности или ещё чего.

Явно не та, кого она ожидала увидеть. Но в списках подчинения в четвёртом столбе указана именно графиня, так что сомнений в её личности нет.

А вот её слуга, или её хозяин, смотря как смотреть, был совершенно непонятен. Вроде обычный, но что-то нехорошее пробивается. Мамонта неплохо разбиралась в людях, так как понять, что перед тобой за противник – увеличить шансы на победу. И сейчас она примерно могла сказать, что парень явно небезобиден. Конкретнее сказать она не могла.

- Мамонта, - позвали её сзади.

Мамонта обернулась, уже зная, кто её зовёт. Своих людей она могла отличить прекрасно по голосу.

Перед ней стояла плотная со слегка кругловатым, но не толстым лицом, мужественным, квадратным подбородком, светлыми волосы по каре и шрамом через левый глаз.

- Чего тебе, Женева, - кивнула она ей головой. – Что своей комнатой не занимаешься? С Гартой же делишь, та не любит, когда грязно.

- Да, но по поводу парнишки пришла перетереть, Мамонта. Минута будет?

- Не думала, что тебя на дрыщей тянет, - усмехнулась Мамонта, представляя картину, как Женева берёт его силой. Учитывая особенность их общества, изнасилования мужчин не были такой уж и странной вещью для них. Раньше девок от мужиков прятали, сейчас мужиков от девок прячут.

- Нет, не тянет. Но он и не дрыщ, Мамонта. Я знаю этого парнишку, сидели вместе.

Лицо Мамонты тут же помрачнело. Видя это, Женева закивала головой.

- Во-во, и я о том же.

Да, Женева уже рассказывала о парне, с которым сидела. Того бедолагу, с её слов, резали по кусочкам очень долго, однако он всё твердил о том, что сможет вырваться из западни. И он вырвался. Вырвался, перебив добрых пять десятков человек и двух оборотней, порвав тех на части.

Хорошая история. Мамонта бы с удовольствием взглянула на это чудовище… в своих мечтах, но никак не наяву.

- Это точно он?

- Верь мне, сидели с ним долго, насмотреться на его лицо, до момента, когда его не срезали, я успела. Говорю тебе, там такая тварина, что даже тебе он может быть не по зубам он. Если всей сотней только накинемся…

- Не будем мы ни на кого кидаться, - обрубила эти мысли на корню Мамонта. – И рот закрой, чтоб о подобном вообще молчала. Они нас наняли не для того, чтоб жрать. Поэтому плевать кто он, просто будем несколько осторожнее.

И не зря же она чувствовала, что с этим дрыщём не всё так просто. Сильный зараза. Хотя с другой стороны, он же спас одну из них, так что явно не больной ублюдок, которому нравится кровь. Может даже они найдут с ним общий язык. И всё же…

- Идём, поздороваешься с ним, - кивнула Мамонта и пошла набирать ещё пятерых человек.

Вот я прихуел, когда среди тех шести баб увидел одну знакомую рожу. С шрамом через глаз. Блять, это же специально, да? Ну не бывает таких совпадений! Сука, мир, ты меня порядком подзаебал с этим приколом, честно! А кого дальше я встречу? Эви с Констанцией в роли каких-нибудь блять представителей зла!?

Пиздец, штамп на штампе, верхом на рояле и на нём катятся.

И всё же я попытался сделать самое что ни на есть спокойное лицо, словно мне похуй.

А вот ей явно не похуй! Сразу ко мне пошла. Тебе чо, лень сделать вид, что мы не знакомы?

- Здорова Мэйн, - протянула она мне руку. Всё тот же грубый, мужицкий голос, всё те же мужицкие повадки. Мужик с сиськами и пиздой, короче.

- Добрый день, Женева.

Она хохотнула.

- Не думала, что ты запомнишь моё имя.

- Не думал, что встречу тебя при таких обстоятельствах.

Она замолчала, явно не зная, как бы ещё поддержать разговор. Ну а я хули? Пошёл, взял доспех и протянул ей.

- Держи, будете одеваться как гвардейцы графини, - кивнул я на упомянутую особу, которая восседала теперь на лошади, свесив ноги на одну сторону. – Только вот… - мой взгляд скользнул по Мамонте, - тебе нечего дать. Придётся в старом идти, пока новый не закажем.

- С этим нет проблем, - хрипло ответила та, ни капельки по виду не расстроившись.

- Вот и отлично. Значит так, другие разбирают наиболее чистые и целые доспехи, после чего седлаете свободных лошадей.

- Но у нас свои есть доспехи, - сказала одна из женщин с конопатым лицом и вытянутым подбородком.

- Вот в своих доспехах по своим делам и будете в них ходить, - тут же ответил я грубо. Пусть знают, что я говорю, то и делать. – С графиней вы носите только эти доспехи.

В первую очередь потому, что они красивые и сразу видно, что едет знать. Грубо говоря, своеобразный имидж. Не будет же бизнесмен или хозяин какого-нибудь предприятия приезжать на убитом жигуле в потёртых трениках. В глазах других людей мы должны быть красивыми и сильными.

- Так как ты здесь оказался, Мэйн? – спросила Женева. - Смотрю, поднялся с последней нашей встречи.

Ясно, прислали как разведку узнать, что я за чёрт. Наверняка она растрепала, что знает меня, вот её и отправили мельком поговорить и вызнать, связан ли я со смертью графа. В принципе, ничего страшного в правде нет, так как они договором повязаны и уже знают, кто главный. Но всё раскрывать я тоже не собираюсь, ибо и этого им вполне достаточно. К тому же договор рано или поздно закончится, так что…

- Не твоего ума дело, - отсёк я её.

Грубо? Естественно. Зачем сделал так? Чтоб показать разницу между мной и ей. Я главный, я могу послать, ей же остаётся подчиниться. То, что мы были когда-то там товарищами по несчастью, нихрена роли не играет. Пусть обижается, всё равно ничего не сделает.

Но Женева и не собиралась обижаться.

- Зубы отрастил ещё больше, как погляжу. Тебе кстати очки идут.

- Чего тебе надо, - сразу лупанул я в лоб. – Хочешь узнать, не позавтракаю ли я вами или что?

Полюбому уже все знают, что я умею.

- Чо сразу, надо. Просто узнать решила, как сам, - попыталась возмутиться она.

Ага, сама. Просто так.

Я скосился на Мамонту.

- Твои проделки, так? Мамонта, если есть вопросы, просто спроси, я на них отвечу без задней мысли и настолько честно, насколько смогу. Но засылать ко мне людей не надо, мы договорились?

Я не задавал вопросов, я утверждал.

Она нахмурилась, но головой кивнула.

Вообще, я бы в жизнь не рискнул так с ними разговаривать без силы. Может быть это и трусость, но такова реальность – права качают сильнейшие. И в данном моменте, пусть у меня нет физической силы, но зато есть клятва кровью, что сильнее любой другой силы. Плюс моя способка, которая теперь их слегка тревожит.

Сборы много времени не заняли, хотя пришлось несколько раз на отдельных девушек искать другую броню из предложенных, так как их сиськи явно требовали свободы и не желали быть закованными в броню. Максимум – бронелифчик.

Поэтому выехали мы буквально через какой-то час. Блять, это же надо так долго собираться! Порядок составляла Мамонта, и я особо не вякал – ей виднее, ей и флаг в руки. Нехуй дилетантам как я лезть.

Надо отдать должное, мы выглядели именно как слуги новой графини. Шесть человек по краю образовывали своеобразный вытянутый шестиугольник. Во главе ехала Мамонта, я же замыкал.

- Элизи, тебе надо будет выступить с речью перед людьми.

- Хочешь дать им уверенность в завтрашнем дне? – не обернувшись, спросила она.

- Что-то типа. Скажешь, что всё будет хорошо, что всё будет тип-топ и так далее. Они должны видеть, что власть ещё здесь и готова их защищать.

- Можешь не беспокоиться. У меня есть опыт в речах, - спокойно ответила она.

Ну чтож будем надеяться.

Тем временем мы подъехали к деревне.

Реакция была практически мгновенной, стоило женщинам в доспехах увидеть графиню, окружённую личной гвардией под предводительством большого воина. Люди на стенах тут же засуетились; те, что были у ворот бросились их открывать. Остальные просто кланялись.

- Приветствуем вас, графиня, - сказала одни из женщин, сняв шлем, басом. – Мы рады, что вы вернулись к нам.

Вернулись к нам… В принципе этой фразой всё сказано. Проблем с переходом власти и возможным недовольством точно не будет, так как они сами рады ей. Не могу их винить по той причине, что власть – залог хоть какой-то защиты даже просто от тех же самых разбойников.

- Я тоже рада, что вы все ждали меня. Спасибо за вашу службу, - кивнула Элизи и вызвала неподдельное удивление у женщины.

Та даже голову слегка приподняла, чтоб посмотреть на неё. И не только она, все покосились на неё, словно видели перед собой волшебное явление. После чего все ещё раз поклонились. Мне они казались заведёнными игрушечными солдатиками.

- Мы рады служить вам, графиня Элизиана.

Вот с такими почестями мы заехали в деревню.

- Элизи, - тихо, но чтоб она услышала, начал я. – Тебя всегда так встречают?

- Ну… нет. Хотя кланяются в ноги всегда.

Изголодались бедные по твёрдой руке хозяина что ли? И ведь вроде здесь все свободные, не крепостные.

Мы проезжали по улицам, встречая других граждан, что сразу кланялись, даже дети. Графиня же отвечала лишь кивком, но даже такое приветствие было, мягко говоря, шоком для многих, так как от меня не укрывалось то, что все они проводят нас взглядом.

Чот я очкую. Не сильно ли переигрывает Элизи? А то как закричат, что графиня то ненастоящая, да на пики нас посадят.

Но мои подозрения и очкования так и остались в голове, а мы сами тем временем подъехали к ратуше, которая так смахивала на Капитолий и которую дорога обходила с двух сторон, образовывая круговое движение.

Первой слезла Мамонта. Спрыгнув с лошади, она тут же подошла к графине и протянула руку, позволяя той аккуратно спрыгнуть. Уверен, что Элизи и сама бы спрыгнула вниз без особых проблем, однако так было не положено и она это знала.

А вот я чуть не уебался, зацепившись ногой за стремя. Благо, никто не обратил на меня внимания.

Окружив Элизи с двух сторон под предводительством Мамонты, мы двинулись в ратушу.

Распахнулись двойные двери и Мамонта спокойным уверенным шагом дошла до центра небольшого зала, где были люди, после чего отошла в сторону. Вперёд вышла графиня и тут же направилась к местной версии регистраторши, оставив всех шестерых рыцарей позади. Она подошла к столу, за которым сидела испуганная девушка.

Та, завидев нашу пати, сначала окаменела, а как увидела графиню, вскочила, чуть не опрокинув стул, и тут же поклонилась, едва не ударившись лбом о стол.

- Графиня Элизиана, мы рады видеть вас. Вы к…

- Да, - даже не дослушав, ответила Элизи и прошла дальше.

Стража осталась в холе, а я, как её слуга, двинулся следом. Мы-то понимаем, что я просто как главный обязан присутствовать везде, а Элизи скорее служит своеобразным пропускным билетом.

Я вообще заметил, что как Элизи, так и Мамонта умеют себя вести. Знают, что можно, а что нет. И ладно ещё Элизи, предположу, что это связано с тем, что она была героиней и ходила на встречи к высшему обществу. Но вот от куда о манерах знает наёмница с южных земель? Уже удостаивалась чести сходить на подобное мероприятие? Я бы хотел задать эти вопросы и задам, если не забуду.

Я поспешил вперёд, открывая перед Элизи дверь (я видел, как подобное делают в фильмах другие слуги) и, с лёгким поклоном отходя в сторону, пропустил её. Та, величественно сплетя пальцы под грудью и гордо вздёрнув подбородок, прошла вперёд, после чего я последовал за ней, закрывая дверь.

И мы оказались в небольшой вытянутой комнате, чьи стены были закрыты книжными шкафами, которые буквально ломились от обилия макулатуры. Это не говоря о тумбочках и диванах, что были завалены бумагами.

Завидев её, как я понял, мэр деревни, молодой парень, встал и поклонился.

- Госпожа Элизиана, вы решили сразу навестить меня после приезда?

Не графиня, а именно госпожа. Они что, находятся в более тесных отношениях. Мне кажется или засранец на что-то намекает? Его вежливая улыбка, которая словно говорит: «Вновь твои шалости» и спокойное выражение лица говорили, что подобные встречи были обыденностью.

Боже, да я блять гений! Как людей-то понимаю! Ох сука, горжусь собой, ща обосрусь от счастья. Вижу людей насквозь… если конечно они показывают свои чувства.

- Добрый день, Артур (забавно, здесь они делают ударение в имени на «А»).

Я бесцеремонно быстро смахнул книги и бумаги с одного из стульев, так как они все были заставлены, чем вызвал недовольный взгляд юноши. Похуй на него. Я быстро поставил стул у стола прямо под Элизиану, которая не глядя села.

Было бы забавно в последний момент убрать из-под неё стул, ну да ладно.

- Вы, госпожа Элизиана, сегодня немного серьёзны, что необычно, что-то случилось? И у вас, я смотрю, новый слуга? – его взгляд опять скользнул по мне.

- Мой отец умер, - тут же расставила все точки над «И» Элизиана.

Вот тут лицо паренька застыло, словно время остановилось. Но он быстро взял себя в руки и тут же сел за стол. Его голос стал сугубо деловым.

- Я понял. Примите мои соболезнования, это огромная утрата для всех нас. Во имя наследия, что он оставил нам, я буду работать ещё усерднее.

Засранец, твоя рожа не выглядит сильно удивлённой. Я знаю, как оно выглядит и уж точно не так. Ты же всё понял, так? Понял, когда сдохла гвардия, не так ли?

- Благодарю. Но оставим это, сейчас нам надо решить кое-какие вопросы, что имеют первостепенную важность.

Элизи, не слишком ли ты ринулась в бой? Та Элизи была тупой напыщенной дурой, и я не удивлюсь, если её трахал вот этот парнишка, от куда и такое отношение. Не вызовет ли это ненужных подозрений? Простой люд то ладно, но вот этот хуй явно поумнее других будет.

Но увы, предупредить я её не мог.

- Я понял вас, графиня Элизиана. Пока вас не было, мы работали с госпожой Клирией, выполняя её поручения и отвечая на вопросы. Если надо, я могу проду…

- Нет необходимости, - перебила она его. – Я видела все отчёты. Мной были доверены ей все дела, пока я сама не разберусь во всём. А пока я хочу, чтоб вы подготовили это.

Она протянула лист, который он с интересом взял.

- Продукты питания? – посмотрел он на неё поверх листа. – Подобные затраты могут быть ощутимыми для деревни.

- Ещё ощутимее станет, когда мирных жителей станут уводить в рабство. Вы заметили, что мы лишились стражи, а также личной гвардии графа, не так ли?

- Да, верно, но мы уже собирали продовольствие для стражи…

- И оно сгорело.

- Я понимаю, но люди…

- Это не обсуждается, - отрезала Элизи. – Нам нужно охранять людей. Без новой стражи этого не сделать, а её не будет, если не будет еды. Ещё я хочу видеть всё, что есть в документе и к завтрашнему дню подготовите три повозки с высокими бортами и грузовыми лошадьми.

- Я… Да, я понял вас, графиня Элизиана. Но можно вопрос личного характера?

Я слегка насторожился, однако попросить его заткнуться, а её не отвечать, не мог.

- Разрешаю.

- С чем связана ваша резкая смена… отношений к ситуации?

Его взгляд буравил её и мне это не нравилось. Чо он хочет услышать? Между ним и графиней есть связь? Они ебутся, верно? Тогда он почувствовал, что человек перед ним уже слегка не тот?

- С тем, что ситуация изменилась, - ответила спокойно она.

Глава 106

Вышел я из комнаты вслед за Элизи, напоследок поклонившись мэру.

Не нравится мне пиздюк (хотя так я получается тоже пиздюк). Он знал, что гвардия сдохла. Но вот что ещё знал засранец? Если гвардию перебил герой, до вообще похуй, но если она сама взяла и сдохла после смерти графа? Тут даже гением не надо быть, чтоб сложить три тысячи четыреста сорок два и две тысячи двести пятьдесят семь.

Если он знал, то почему молчал?

С одной стороны, не хотел раскачивать лодку после произошедшего и просто ждал, когда всё разрешится. С другой, чот он мутит.

Я больше склоняюсь к первому варианту, так как парень не глупый. Но если второй? Если он что-то мутил с графиней, раз они на короткой ноге? Не думаю, что Элизи бы промолчала об этом, скорее всего не знает. Она уже говорила, что все её знания как картотека – сухие факты. Нет таких воспоминаний типа повседневных, зато есть сухие факты. А если не знает такого важного, то значит ничего и нет.

Но всё равно надо быть настороже.

Выйдя в зал, где нас ждали рыцари, Элизи обратилась к девушке.

- Объявляй срочное собрание здесь, перед ратушей. Готовьте место, где я смогу обратиться к людям.

- Я поняла, - быстро кивнула она и юркнула в одну из дверей. Мы остались здесь одни.

Я воровато оглянулся и подошёл поближе к Элизе, после чего шепнул.

- Ты хочешь ща речь толкнуть?

- Да, - кивнула она.

- Откуда знаешь, что делать? Воспоминания Элизианы?

- Да. Я порылась тут в её памяти и выудила много чего интересного. Пусть она тратила свои мозги на глупости, однако они забиты и нужной информацией, которой я сейчас пользуюсь.

- А что про мэра? В каких отношениях он был с графиней?

- Любовных, - ответила она. – До постели не дошли.

- А до куда дошли?

- До оральных ласк, - невозмутимо ответила она, даже не покраснев. Да уж, Элизи такая Кэйт, что просто ужас. Спокойная, с умным лицом, представительная. Мне кажется, что эта работа идеально подходит ей.

Когда мы вышли на улицу, минут через пять к двери ратуши женщины стали подталкивать небольшую тумбу со ступеньками. Кивком, словно полноправная хозяйка наёмников, Элизи отправила свою охрану помогать им.

Ещё через пять минут раздался звон колоколов и на улицу перед ратушей стали стекаться люди. Всё это время, закончив двигать тумбу, стража стояла вокруг Элизи, создавая стену.

Ещё десять минут и на широкой дороге, что шла к ратуше собралась практически вся деревня. Я был готов перекреститься, так как тут были ОДНИ бабы, не считая детей. Но тем ещё до поры, когда они смогут портить девок, ещё долго.

Пиздец, бабское государство. Феминизм радуется и аплодирует в моём мире, передавая сюда приветы. И хоть я видел несколько мужчин, они все держались вместе и не горели желанием подходить к этому собранию ближе.

Да чего уж там, даже я чувствовал эти взгляды, что скользили по мне. Причём многие были подобны взгляду хищника, который оценивает, стоит ли покуситься на цель или нет. Я бы обрадовался такому вниманию, если бы не чувствовал себя жертвой.

Но потом на тумбу начала подниматься Элизи, собирая на себе взгляды. Не было видно, чтоб она волновалась или смущалась от такого внимания. Она поднималась гордо, не оглядываясь по сторонам, смотря прямо, словно это её не касалось. Когда Элизи поднялась, толпа притихла, готовая ловить каждое её словно.

И вот она оглянулась, словно учитель на учеников.

- Дорогие жители этой деревни, жители нашего графства и верные поданные моего отца. У меня для вас печальные новости. Несколько дней назад мой отец скончался.

Был пиздецкий шум. Тишину буквально разорвало криками, стонами, плачем и возмущениями, словно у людей весь тот страх и стресс наконец рванул наружу. Толпа подняла огромный ор, который напоминал какой-то однородный шум на подобии звука водопада.

Элизи, спокойно стояла, дожидаясь, пока он не пойдёт на убыль, даже не пытаясь перекричать людей. Пришлось ждать около десяти минут. После этого она деловым тоном начала:

- Дорогие жители деревни…

И дальше началась огромнейшая речь о том, как нам грустно без графа, как мы будем по нему скучать и какие великие дела он сделал.

Больше это было похоже на перечисление информации. Вот серьёзно, я слушал и мне казалось, что она читает по слайдам лекцию. Да живо, да с интонациями, но как-то… по рельсам.

Потом она начала говорить, что уже принялась за дело и взяла на себя всю работу отца, что скоро деревню будут охранять профессиональные стражники и можно будет открыть ворота. Говорила, что все силы пущены на восстановление графства после кризиса и так далее, и тому подобное.

Хорошо заливала, громким уверенным голосом, который мог бы заставить последовать за собой многих людей. Элизи словно знала, что делать, она действительно предлагала план, который мог привести всех к счастливой и безбедной жизни. Она выглядела как та, кто сможет всех вывести из кризиса. Стоило послушать её спокойный, убеждённый в правоте голос, как в душе становилось спокойнее и увереннее. Казалось, вот оно, всё же так просто, сейчас всё будет.

Короче, она заливала воду людям в уши с мастерством умелого афериста.

Когда она закончила, все ей аплодировали, кричали, восхваляли. А она не глядя запрыгнула на лошадь, свесив ноги на одну сторону с помощью рыцарей, после чего величественно двинулась в окружении стражи обратно к поместью.

Кажется, Элизи стала сверх популярна, особенно благодаря тому, что теперь ворота деревни будут открыты. В глазах людей она, наверное, выглядит как дочь, что пришла и навела порядок. Короче, неплохо вышло.

- Ты молодец, - похвалил я её, когда мы поравнялись. – Я думал, ты там бумажки в своё время перебирала.

- Да. И потом рассказывала о том, что и как было. Я была главным бухгалтером.

- То есть опыт у тебя есть, так?

- Естественно. Выступление перед другими входило в мои обязанности, когда надо было рассказать положение дел в фирме, - ответственно кивнула она головой.

Когда мы вернулись к поместью, нас встретили стражники, которые, завидев нас, тут же открыли ворота. Все они были в доспехах. Когда мы проезжали мимо, они просто проводили нас взглядом, после чего закрыли ворота. Надо будет перетереть Мамонтой, чтоб они честь отдавали нам, а то хули хозяина не приветствуют.

- Я смотрю, вы уже выставили своих людей, - огляделся я. Помимо этих четверых у ворот, я увидел двоих патрульных у стены.

- Мы обычно ответственно подходим к любому роду занятий, - хрипло ответила Мамонта.

- Ага, я понял. Однако вот незадача, я не знаю об этом.

- Я решила…

- Никаких решила, – с нажимом сказал я, перебивая её, после чего подъехал к ней поближе.

Все, кто ехал рядом с нами, посмотрели на нас, однако и слова не сказали, сохраняя тишину.

- Сними шлем, Мамонта, - сказал я спокойным уверенным голосом.

Та послушна выполнила приказ. Мне предстал её недовольный взгляд, который недвусмысленно говорил, что она бы меня прибила, будь её воля.

- Без самодеятельности, ты поняла? – посмотрел я ей в глаза. – Если ты что-то делаешь, то в первую очередь об этом должен знать я. Не Элизи, не твои люди и даже не Клирия. Я должен знать это. Я тут главный, я твой господин, я закон тут. Я надеюсь ты понимаешь о чём я говорю, так?

Она смотрел на меня таким взглядом, словно хотела им удавить меня. Я ответил ей тем же.

- Если тебе что-то не нравится, то мы можем решить вопрос иначе. Женева, наверное, уже сказала тебе, кто я. Если считаешь, что уважение заслуживает только сильный, то я быстро тебе это устрою. Хочешь?

Я внимательно смотрел в её серые и полные злости, если не ярости, глаза. Она бы мне много чего сказала и уверен, что, если бы не клятва кровью, меня бы уже прирезала, однако я был защищён. Надеюсь на это.

Причина того, что я начал это, проста. Они должны понимать, что здесь не должно быть самодеятельности. А то сегодня они решат одно, завтра другое, а потом решат, что и моих слов не надо слушаться. Я знаю, о чём говорю. В юности имел удовольствие крутиться в таких группах, где лидер потом становился сам мальчиком на побегушках. Нельзя давать садиться себе на шею и вообще позволять делать что-то без твоего ведома. Все должны понимать, что ты тут главный и каждая самодеятельность будет караться.

- Я не слышу ответа, Мамонта.

- Я поняла, - кажется её голос хрипел ещё сильнее и прыгнул на октаву ниже. Казалось, что она вообще рычала.

- Я надеюсь на это. Выполняйте то, что от вас требуют, а не то, что вы там решили, - спокойно ответил я и поддал скорости, чтоб поскорее доскакать до конюшни.

Правда ещё я хотел поскорее от них отъехать, чтоб отдышаться. От волнения я начал задыхаться, а зубы начали стучать друг об друга, словно я замёрз. Про то, что руки дрожат, я вообще молчу; кое-как смог их удержать, а сейчас вообще ходят хоудном.

Кажется, малейшая эмоциональная нагрузка на меня действует слегка… тяжело. Хотя блять о чём речь!? Она же убийца! А я тут подобное ей в лицо высказываю, конечно тут у каждого мандраж будет!

Но иначе нельзя. Она решила, что может распоряжаться и ставить людей как вдумается. Решила, что может что-то делать без одобрения. Потом будет спорить, потом качать права, а потом моё мнение вообще ничего не будет весить. Подобное надо пресекать на корню, иначе потом будет поздно. Элизия права – я окружил себя ебаными отморозками, хотя этого даже и не заметил.

Выдохнув и взяв себя кое-как в руки, я вышел из конюшни, когда они только подъехали.

- Мамонта, позже зайдёшь ко мне. Надо будет кое-что обсудить.

И что выдумаете было?

Ничего! Вот именно, что ничего! Ни ответа, никакой-либо реакции! Вообще ничего!

Я знаю, что это, как не прискорбно. Игнорирование. Может в нормальном обществе можно на такое просто забить, однако там, где всё решает сила, это подобно просто плевку в лицо. Типа ты пустое место и тебя не замечают.

Я пожалел, что нет рядом Клирии, которая бы смогла на неё воздействовать.

Бля-я-я… опять начинать…

- МАМОНТА БЛЯТЬ! СТАЩИЛА ЗАДНИЦУ С ЛОШАДИ И ПОДОШЛА КО МНЕ! – заорал я.

Подействовало моментально. Она тут же спрыгнула с лошади, словно ждала именно этого. Подошла ко мне тяжёлым шагом, словно гопник, который собирается тебя бить, и встала передо мной, выпятив грудь. Встала так близко, что мы чуть ли не касались друг друга. Мне приходилось задирать голову, чтоб смотреть в её глаза.

- Ответь мне, кто из нас тут главный, - прошипел я.

Не сразу, но она всё же ответила.

- Ты.

- Не ты, а вы, господин. Приказываю, повторила слово в слово.

Она скривилась. Скривилась не от мысли, а от боли из-за сопротивления приказу.

- Вы… господин… - выдавила она сквозь зубы.

- Я хочу, чтоб, когда я спрашиваю, мне отвечали в подобающей форме. Ты понимаешь, что я говорю?

Я не отступал, стоя и задирая голову. Если сделаю шаг назад, это может быть вполне воспринято как слабость. Сразу вспоминаю драки, где в начале двое толкали друг друга, словно петухи, грудью. Кто первый сделает шаг назад, тот проявит слабость и проиграет в глазах других. Тупо, но так оно и работает, когда заканчивается культура и начинаются инстинкты. Поэтому даже несмотря на то, что мне было неудобно, я задирал голову к верху.

- Да, - ответила она, глядя на меня сверху вниз в буквальном смысле слова.

- Когда я что-то спрашиваю или говорю, ты отвечаешь. На «вы» и при необходимости добавляешь «мой господин». Ты работала на других и должна знать элементарное. Если продолжишь качать права дальше и творить подобную хуйню, я тебя искалечу. Оторву сначала руки, а потом ноги. После этого выпущу кишки и запихаю тебе их в рот, а на десерт обглодаю твоё лицо.

Я немного помолчал, давая ей уяснить сказанное и продолжил.

- Теперь по вопросу, который я хотел обсудить. Завтра мы выдвигаемся к сгоревшему городу с тремя повозками. Надо забрать оттуда очень ценный груз. Сколько потребуется человек для этого?

- По шесть на повозку и по десять впереди и сзади, - голосом, словно она мучается запором, ответила Мамонта.

- Ясно, тридцать восемь в сумме… сорок, включая тебя и меня. Ещё два на вторую и третью телегу, что будут везти её. Мы поедем вместе на первой. Тогда завтра мы выдвигаемся с рассветом. Сегодня подгонят телеги – одну с едой, три других для груза. Подготовите их, продукты разгрузите себе куда нужно. Подбери выносливых людей. Придётся топать далеко, так ещё и поработать там надо будет.

- Враги предвидятся? – выдавила хрипло она из себя.

- Есть возможность… Нежить может появиться там, где было много смертей без помощи людей?

- Естественно, если только это место не освещено.

- Тогда могут быть. А ещё хищные дикие твари. Нам придётся спуститься в катакомбы. Не сильно далеко, но всё равно опасность будет.

- Сколько переход будет длиться?

Длиться? Бля, хуй знает, я даже примерно представить не могу. Хотя вру, могу примерно прикинуть.

- Может дней пять, плюс минус один. Это в одну сторону, - подумав, ответил я. – И ещё, Мамонта, чтоб у тебя не было никаких ложных представлений обо мне. Если ты будешь мне подчиняться и следовать моим правилам, будет тебе соответствующее уважение. Попытаешься выкидывать при других такие фокусы и унижать меня, я тебя унижу так, что ты не сможешь потом людям в глаза смотреть, так как своих глаз не будет. Я сейчас не угрожаю, а предупреждаю. Надеюсь, ты подумаешь надо моими словами. А теперь готовьтесь к завтрашнему дню.

С этими словами я развернулся и неспешно отправился к поместью, чувствуя на своей спине тяжёлый взгляд полуприкрытых серых глаз. А хотелось, если честно, бежать без оглядки подальше от неё. Да и вообще, меня слегка трясёт. Надо успокоиться, успокоиться… Вдох, выдох, вдох, выдох…

Когда я спустился на первый этаж, тут во всю орудовали воительницы. Разгребали завалы хлама, убирали продукты, что хранил здесь граф, чистили проходы и так далее. Короче, готовили место к обороне. Без приказа, но я уже решил не доёбываться. Не до них было.

На втором было несколько спокойнее и светлее, так как заметно прибавилось факелов. Здесь сновали женщины и девушки, часть из которых сменила броню на рубаху и свободные штаны. Они носили простыни, вещи, всякую утварь и прочее, готовя для себя любимых места.

А вот третий, четвёртый и пятый представляли из себя всё те же заброшенные катакомбы, которые едва-едва начали оживать.

И первым делом я спустился в медсанчасть.

Там, склонившись над заикой, сидела Рубека.

- Тебя не учили, что надо вставать, когда господин входит? – поинтересовался я, и когда она уже собиралась вскочить, махнул рукой. – Сиди уже, чучело. Просто чтоб в следующий раз знала, иначе, пожалуй, сдам тебя к Клирии. Она, судя по всему, имеет больше влияния на тебя. Клирия не вставала?

Покачала головой.

Я сел на кровать рядом с этой бестией и ещё раз пощипал её за ухо, за плечи, проверил зрачки.

Ноль реакции. Вернее, реакция слабенькая есть, но она просто не приходит в сознание. Сучка… Вот именно сейчас мне нужна её сраная помощь, а она съебалась в свой внутренний мирок. Как её после подобного назвать как не сучкой?

Пока я делал небольшие тесты, сюда зашла наша графиня.

- Есть результат?

- Нет, - вздохнул я. - Она в коме, насколько могу судить, и не собирается оттуда вылезать.

- И… что делать будем?

- То же, что и сегодня. Свои дела. На тебе документы, а я завтра поеду с Мамонтой за баблом. Надеюсь, что не поубиваем друг друга.

- Ты был очень груб с ней, - сказала Элизи.

- Дрочишь меня? Она хозяйничает тут, словно главная!

- Но её работа…

- Слушать нас, - перебил я её. – Если дать ей свободу, она потом на шею сядет. Знаю я такое быдло, у них тормозов нет, так как любая поблажка воспринимается как слабость. Поэтому, когда я поеду с ними, ты контролируешь этих бестий. Расставляешь, объясняешь график дежурств и заставляешь соблюдать порядок, ясно?

- Я не считаю, что всё так серьёзно.

- Ага, не считаешь. До тех пор, пока сама не будешь за место них полы мыть, - буркнул я.

Часть двадцать восьмая. Город мёртвых. Глава 107

Я боюсь.

Мне не стыдно признаться в том, что меня волнует, так как это помогает определить проблему наиболее точно. А чем точнее знаешь, что перед тобой за проблема, тем лучше ты можешь с ней бороться.

Чего я боюсь?

Их.

Мой взгляд скользнул по людям, что готовились к небольшому путешествию к золоту.

Их я боюсь.

Так уж получилось, что я главный, как какой-то бандит в группировке. И ладно бы здесь были какие-то люди, что знают о чести, достоинстве и прочем. Нет, это гопницы, убийцы и сброд, что за деньги делает грязную работу. Тут даже не работает тот факт, что ты наниматель. Никто не будет уважать бесхребетного.

Здесь надо показать, что ты наниматель и самый главный.

И если у Клирии есть её чудесная аура, которая давит тебя как таракана, а у той же Элизи какая-то внутренняя стойкость и стержень, что чувствуется, когда ты с ней разговариваешь (эта её уверенная манера говорить, словно деловой человек), то у меня ничего подобного нет.

Сила твари? Так она сразу порежет мои возможности, потом буду просто телом. Харизма? У камня она и то больше. Какое-нибудь умение? Ну если только их затрахать до полусмерти… Хотя… А это как вариант, если уж вообще будет плохо. Буду трахать её, чтоб ей в голову кроме следующей ночи ничего не лезло. Но это тоже так себе перспектива.

Хотя признаться честно, такой крупной особе я бы запендёрил.

Но всё это не что-то моё, чем действительно можно заставить следовать за тобой и уважать меня. Всё это перки, полученные каким-то чудом. А власть, строящаяся на подобном, пиздецки хрупкая.

- Сегодня отбываете, я полагаю? - подошла сзади ко мне Элизи.

- Блин, я же вчера ещё сказал тебе, что сегодня уезжаю, ты жопой слушаешь или что?

- Я уточнила. Не надо на меня кричать.

- Да я даже голоса не поднял на тебя! – возмутился я. – Но могу поднять на тебя кулак.

- Нельзя бить женщи… ай!

Я костяшками пальцев хорошенько стукнул ей по голове, от чего у неё даже слёзы выступили.

- Поговори мне тут, нельзя женщин бить. Где ты тут таких женщин нашла? Там убийцы, снизу сама тьма спустилась. Остальные наглые до ужаса или глупые. Ни одной мудрой женщины я не вижу вокруг себя.

- Это было больно и несправедливо, - пожаловалась Элизи спокойно, потирая ушибленное место.

- Могу добавить.

- Не стоит, я поняла.

- Вот и отлично. Остаёшься здесь за главную, следишь, чтоб остальные наёмницы соблюдали расписание… блин, я забыл разбить смены по восемь часов. Займёшься этим?

- Да, с этим проблем у меня не возникнет, - с серьёзным лицом кивнула она.

- Спасибо. Разбей по восемь, так чтоб у каждой был хотя бы день отдыха в неделю. Потом, как только встанет на ноги заика, найди для неё работу. Вообще, ты же занималась бумажками? Вот тебе работа, расставь служанок по их интересам и способностям, чтоб поэффективнее было.

- Я поняла. Мне вас ожидать когда?

- Десять дней, примерно, если всё тип-топ будет. А тип-топ не будет, потому что с ними еду я, - вздох сорвался с моих губ сам собой.

- Может мне стоит ехать вместо тебя? – спросила Элизи.

- Ага, а как я проконтролирую всё? Сиди тут, нельзя дом оставлять без присмотра. К тому же Клирия ещё не очухалась и за ней требуется глаз да глаз.

- Что делать, когда она очнётся?

- Её слушаться. Она не дура, знает, что делать.

Подготовка уже подходила к концу и мне стоило тащить свою задницу ближе к нашим друзьям. Помолимся, чтоб всё прошло гладко и без всяких «случайностей».

- Кстати, ты уже пыталась превратиться в оборотня? – спросил я. – У тебя есть эта способность же? Просто раса стоит «человек-оборотень».

- Не получается. Но я не пробовала специально, а каких-то активаторов или способностей у неё нет. Может быть, что она не обладает этим даром.

Не обладает? Ну тогда плевать, он и не особо нужен той, кто собирается стать лицом всего графства.

- Ясно. Ладно, чтож поделаешь. Тогда оставляю всё на твоё попечительство, - кивнул я Элизе и направился к телегам.

Первым делом я выцепил Мамонту.

- Всё подготовили? - спросил я, окидывая людей взглядом. – Потом не выяснится, что мы что-то вдруг забыли?

Мамонта ответила нехотя, смотря на меня своим наркоманским тяжёлым взглядом.

- Всё схвачено. Взяли скрытников, четыре человека, что будут идти спереди и сзади для обнаружения и прикрытия. Ещё…

- Охотницы есть? – перебил я её.

- Я только хотела сказать, что есть охотницы, так что в крайнем случае проблем с провизией не будет.

- Ясно. Спасибо, - кивнул я ей. – Тогда выдвигаемся, хочу успеть отъехать достаточно далеко до того, как начнёт темнеть.

Наш отряд не был очень большим, поэтому, чтоб быстро собраться и двинуться в путь, не заняло много времени. Уже через десять минут мы покидали территорию поместья, чтоб отправиться в увлекательное путешествие (нет) на север к сгоревшему городу.

Проезжая через деревню, мы собрали на себе множество заинтересованных взглядов, которые непонимающе смотрели на нас, словно спрашивая, что происходит. И практически все не рисковали подходить к нам близко, явно опасаясь непонятных вооружённых людей.

Лес на северной стороне деревни нас встретил спокойствием и тишиной. Можно сказать, что в катакомбах я всегда нахожусь в тишине и спокойствии, однако здесь есть значительная разница. Там просто загробная тишина в темноте и сырости, где иногда можно услышать, как капает вода. Ночью это ну просто пиздец как раздражает!

А здесь солнышко светит, птички поют, светло, свежо, кто-то пёрнул, судя по звуку… Пидоразки, всё настроение испортили.

Я вздохнул и оглянулся. Вся моя орава чеканила шаг молча, не оглядываясь, смотря ровно вперёд. Если бы у них ещё и шаг был синхронным, вообще бы цены не было. Но даже без этого они создавали ощущение образцового отряда, что мог дать фору многим другим солдатом на государственной службе.

Правда прошёл час, и они расслабились, показывая мне свой настоящий переход. Женщины разговаривали, смеялись, шептались… Многие сняли шлема, чтоб было не так жарко, хотя здесь вечно, блять, пасмурно и жарко явно не про этот район. А ещё меня напрягало то, как часть девушек и женщин перешёптываются и кидают в мою сторону косые взгляды, словно о чём-то сговариваясь.

- Ты же понимаешь, что если я умру, умрёт и Элизи, а вслед за ней и вы все? – на всякий случай решил спросить я, глядя на тех, кто слишком хитро перешёптывался и кидал в мою сторону взгляды.

- Да, - хрипнула Мамонта.

- Отлично. Тогда объясни, хули они там шепчутся? – кивком указал на девушек впереди.

- Не знаю. Но зная своих людей, предположу, что обсуждают, как тебя бы… вас бы связали и выебали.

Повисла неловкая тишина.

- Эм, прости, повтори-ка ещё раз?

- Обсуждают, как бы вас хорошенько изнасиловали.

Блять, да ну нахуй. Быть не может.

- С чего вдруг? – слегка обеспокоенно спросил я.

- По-вашему, что будет, если в отряде из ста не трахавшихся мужиков будет одна девушка, пусть и не самая красивая замухрышка?

- Будут обсуждать, как её бы они натянули… - пробормотал я, понимая, какая засада образовалась вокруг меня.

- Вот и они без мужика уже несколько месяцев ходят. А деревня ваша явно небогата на них.

- Они меня не изнасилуют?

- Могут, но навряд ли. У нас настолько помешанных нет.

Нет, я мечтал о всяких ролевых играх где меня «насилуют» девушки, но реально быть изнасилованным не хочется. Это в мыслях так всё классно, а в реале на хуй верёвочку набросят, чтоб не спал и будут тебя ебать. Такое уже никак не попадает под мои фантазии.

Уже ближе к вечеру мы получили первую порцию приключений.

Откуда-то из леса выскочила одна из девушек в плаще, который был зелёного цвета. Не скрылся от моих глаз лук и кинжалы, что были при ней.

Махнув рукой, Мамонта тут же остановила колону и кивнула девушке, чтоб та говорила.

- Впереди на дороге семь человек. Ещё столько же в лесу, сто метров справа. Плюс, около десятка женщин с детьми. Пленники.

- Опять разбойники, - вздохнул я. – Мужики среди пленников есть?

- Нет. Они есть среди разбойников.

Женщины вокруг зашушукались, косясь на дорогу впереди. Ну началось… Раньше мужики баб насиловали, теперь бабы мужиков насилуют. Мир не перестаёт заниматься хуйнёй.

- Так, слушай мою команду, - начал я. - Разбойников в расход, баб с детьми не трогать!

- А может наоборот? – начала одна из женщин. – Женщин с детьми в расход, мужиков не трогаем.

- Ты чо, самая умная?

И тут к моему сожалению, все переглянулись и закивали головой, типа да, самая умная среди них. Ну блин, приехали.

- Нет, баб не трогать с детьми. Они мирняк, они нам нужны.

- Ну может одного оставим? – с просила другая так, словно предлагала котёнка приютить.

- Ты знаешь, что такое сифилис? – спросил я. – Или гонорея? Или хламидиоз?

- Это… такие животные? – спросила одна.

- Да нет же, это птицы! – толкнула её другая.

- Дура что ли? Это такие ящерицы, которые бегают между камнями, - высказалась третья.

- Да быть не может! Если бы это были ящерицы, стал бы он спрашивать о них? Это, наверное, такие ручные животные типа собак.

Я смотрел на этих идиоток, не в силах поверить в то, что они выдвигают такие теории. Пиздец, вот это необразованность… Бля, они хоть что-то знают?

Пока бабы спорили, что такое сифилис, хламидиоз и гонорея, я покосился на Мамонту.

- Э-э-э… а ты знаешь, что это такое? – не так уверенно спросил я её.

- Может болезнь, которая может возникнуть во время секса? – прохрипела она, смотря на меня из-под полузакрытых век.

Ну слава богу! Хоть кто-то знает… вернее не знает, но догадывается, что это такое. Я несказанно рад этому! Нет, серьёзно, Мамонта не зря самая главная у них.

А женщины тем временем пришли к выводу, что это злые духи, которых можно натравить на человека и которые будут его мучить, пока его не очистят от них или пока он не умрёт. Можно сказать, что они почти угадали.

Но блять, такая необразованность, это же просто пиздец. Я уже не удержался и спросил:

- А какой формы земля?

- Естественно плоской, - фыркнула одна.

- Ты идиотка? Она треугольная! – тут же начала другая.

- Вы обе идиотки, она куполообразная! – вклинилась третья.

- Она не может быть треугольной, она квадратная! – женщина начала отстаивать свою теорию, уперев руки в бока.

- А где его сторона!?

- Да вон те горы и есть одна из его сторон! – ткнула она пальцем в горы.

Я посмотрел на этот форменный пиздец необразованности и повернулся к Мамонте.

- А ты знаешь, какой формы земля?

Та лишь отвернулась. Понятно… Ну… можно в принципе порадоваться тому, что они хотя бы знают, что такое квадрат, а что такое…

Я осёкся в собственных же мыслях, так как увидел, что они рисуют и называют квадратом, а что треугольником.

Треугольник оказался у нас параллелограммом. А вот другая умудрилась нарисовать тессеракт, если я правильно его называю и правильно помню, как он выглядит. Мне кажется, что она просто тупо чёркала по земле палкой.

- Это не круг! Это тессеракт! – воскликнула одна из них, ткнув пальцем в картинку.

О господи блять, ты ещё и знаешь, как это фигура называется!? Блять, ты не знаешь, как выглядит круг, но знаешь, как выглядит тессеракт!? Серьёзно!?

И ведь их даже дурами не назовёшь после этого!

- Так! – хлопнул я в ладоши, привлекая внимание. – Вернёмся к делу, мы никого не будем брать в заложники и насиловать.

- Даже если очень хочется?

- Даже если очень хочется, - кивнул я и обратился к Мамонте. – Командуй. Но только я иду с вами.

Она кивнула и очень скоро было образованно два отряда по семь человек, которые включали в себя по скрытнику. Я как бы был пятнадцатым и ни к какому отряду не относился. Просто контролировал их, чтоб потом не пришлось бегать с квестом по поиску антибиотиков в мире меча, магии, гопников и летающих слонов.

Мы двигались через лес, пустив двух скрытников, которые взяли наизготовку луки. На минуту они ушли дальше и вернулись обратно, сообщив, что устранили двух отходивших поссать. Мамонта отдала какие-то указы им руками, строя непонятные мне фигуры. Те лишь закивали головой и вновь скользнули в кусты.

Я потрогал Мамонту за плечо, привлекая внимание. Она же в свою очередь приблизилась ко мне максимально близко и в самое ухо шепнула.

- Здесь не только они. Помимо четырнадцати разбойников здесь есть ещё и трое неплохо вооружённых людей не из бандитов. Что нам делать?

Я так же зашептал ей в самое ухо.

- Одного берём, остальных в расход.

Она кивнула и что-то показала другим. Те в ответ закивали, показывая, что поняли, после чего пятеро из них двинулись в сторону, куда отправились разведчицы, а мы остались ждать. Не сказать, что наёмницы выглядели встревоженными. Скорее сосредоточенными и по-своему красивыми.

Блин, а я понял, что их красота проявляется, когда они оказываются в своей стихии. Жёсткие, целеустремлённые и незнающие жалости. Они были как военная техника – в ней есть тоже что-то завораживающее, невидимое и красивое, несмотря на то, что в любую секунду эта техника готова раскатать сотню другую людей, разорвав их тела пулями.

Девушки вернулись через пять минут, кивнув и обменявшись с главной знаками, после чего двинулись в сторону, как я предположил, лагеря.

Через две минуты мы двинулись за ними через кусты и заросли высокой травы. Мамонта шла впереди, а я плёлся сзади. Лес буквально стягивался над нами, словно горловина мешка, в котором ты сидишь. Я не слышал абсолютно ничего кроме птиц и сраных кузнечиков. До того момента, пока мы не подошли ближе.

Вскоре отряд вновь остановился. Теперь я мог расслышать негромкие, но спокойные мужские голоса, которые басом разносились по округе. Часть из них я мог определить, как прокуренные, гопарьски и угрожающие. Скорее всего бандиты. Но среди них раздавались и нормальные голоса, которые бы больше подошли образованным людям.

Все воины распределились в цепочку перед полем, затаившись и двигаясь так, что даже ни единая ветка не хрустнула под их ногами. На мгновение они замерли, после чего Мамонта подняла руку и ладонью махнула в их сторону. Скрытницы тут же скрылись в кустах, а ещё через десять секунд туда нырнуло четырнадцать человек.

Тишина была практически ощутимой. Даже всеебучие кузнечики не рискнули раскрыть свои ебальники. Единственное, что я услышал, так это звуки доставаемых из ножен мечей, которые, словно дуновение ветра, практически сразу растворились в воздухе. Иногда я слышал, как что-то падало на землю, а ещё через минуту в кусты, не сильно скрываясь, зашла Мамонта.

- Готово, можете выходить.

- Отлично.

Я встал, отряхнул колени и вышел на поляну. Моим глазам открылась одна большая клетка, набитая людьми; трупы мужиков, которых уже обшаривали женщины; костёр посередине; навес и сидящие на коленях мужики, которых держали наёмницы.

И те уже пытались качать права.

- Вы не знаете, на кого на…

Я даже слушать не стал бред побеждённого и пнул его в живот, после чего посмотрел на Мамонту.

- Отрежьте ему все пальцы на правой руке, он мне не нравится, - после чего встал напротив более молчаливого.

Кстати, они-то и людьми не были. Глаза имели горизонтальный зрачок, зеленоватые волосы, уши как у эльфа, только оттопыренные в сторону, торчащие верхние зубки, зеленоватые волосы и лоб в складках, не смотря на довольно молодой возраст. А ещё на их руках были такие характерные длинные костистые пальцы с широкими «звериными ногтями».

– Итак, вы оказались на земле графини Элизианы. Зачем?

Он посмотрел на меня волком, словно я тут враг народа и попытался отвернуться, но его удержали за волосы.

- Ясно, отрежьте ему ухо, - и перешёл к другому, которому уже удалили ненужные пальцы.

Единственное, что он выдал за это мгновение – мычание, и то, потому, что ему зажали рот.

- Теперь я буду спрашивать тебя, друг мой. Зачем вы на территории графини Элизианы? Если не ответишь, я отрежу от тебя что-нибудь и перейду к твоему другу. И буду так переходить, пока не сделаю из ваших частей тела суповой набор, после чего накормлю их вами, исцелю и начну заново. Так зачем вы здесь?

В меня плюнули. Причём плюнули довольно метко, прямо в лицо. Ну и ладно. В меня и до этого плевали, так что ничего страшного в этом нет. Я лишь вытерся и спокойно сказал.

- Перережьте ему носовую перегородку, - и пальцем показал неучам, где это, после чего перешёл к совсем нерадостному его другу без уха.

- Итак, расскажешь нам свою чудесную историю или мне надо отрезать у твоего товарища яйца и запихнуть их тебе в рот?

Глава 108

Имя: Мамонта.

Это был первый раз, когда я не увидел у человека фамилии, если честно. Значит встречаются и в системе этого мира исключения.

Возраст: 36

Милфа! Всем любителям милф посвящается. Кстати, я её ещё без брони не видел.

Раса: человек

Уровень: 70

Неплохо… вот это у нас воин… Так, надо будет ей найти более хорошее применение, чем просто начальница стражи. А потом, по возможности, поставить рабскую печать, как только договор пройдёт.

«Параметры»

Сила – 104

Ловкость – 64

Выносливость – 102

Здоровье – 107

Мана – 0

Интуиция – 26

Вот это параметры… Я, честно говоря, до этого ни разу ещё не видел именно семидесятый уровень и то, как при нём выглядят уровни стат. Теперь вижу, что конкретно вкаченные. Правда ловкость мелковата, что характерно для всяких берсеркеров, танков и воинов, заточенных на силу.

«Дополнительные параметры»

Рукопашный бой – 51

Одноручное оружие – 85

Мне уже говорили, что сто, это типа порога, что лучше уже нереально, так как идеал невозможно улучшить. Но также говорили, что есть вероятность поднять выше сотни. Интересно, а что тогда получится в случае этого?

Двуручное оружие – 61

Оружие дальнего боя – 41

Щиты – 23

Лёгкая броня – 11

Тяжёлая броня – 51

Мелкий ремонт – 33

Медицина – 19

Рукоделие – 26

Шитьё – 35

Кулинария – 22

Торговля – 24

Красноречие – 9

А вот это ощущается, причём сильно. Я удивлён, что она даже до девяти смогла добраться.

Верховая езда – 24

Да, Элизи уже говорила, что они кочевники, но не те, что скачут на лошадях. Так что ничего странного.

Скрытность – 17

«Звания»

«Ученица героя – герой стал вашим наставником! Возрадуйтесь, ибо это такая редкость, что люди даже не могут оценить того счастья, что свалилось на них. Вы обретёте могущество, которое многим и не снилось, благодаря вашему наставнику.

Условия получения – стать ученицей героя. Бонус – снятие ограничения на сороковой уровень.»

Так вот как она получила семидесятый. Бонус снял ей один ограничитель. Интересно, если её будет учить герой сто пятидесятого лвла, она сможет получить бонус и снять ограничение на семидесятый?

«Выдающийся воин – вы прошли несколькими навыками порог в сто очков. Не все могут похвастаться подобным. Вы действительно выдающийся воин.

Условия получения – пройти барьер в сто очков тремя навыками.»

«Неубиваемый – вы гора, вы скала, вы танк. Вы выдерживали такое, что нормальному человеку в жизни не выдержать. Не зря вас знают, как неубиваемого!

Условия получения – получить четыре критических удара и выжить.»

«Настоящий маньяк – вы беспощадны и безумны. Вы обожаете убивать и вам плевать, кто перед вами. Дети, женщины старики или настоящие воины – все они станут лишь крошевом. Их крики боли и ужаса будут ласкать ваш слух, когда вы медленно будете ломать им кости.

Условия получения – убить мирных жителей всех возрастных категорий, двадцать раз повторит цикл.»

Хера себе, сколько же ты мирных жителей накрошила?

«Несломленная – иногда жизнь поворачивается нам спиной и всё вокруг становится адом, как ни вам это знать. Но даже если весь мир попытается вас сломать, пусть он знает – ему не выиграть. Вы выстоите всем назло, чтоб в следующий раз была уже ваша очередь пробовать на прочность этот мир.

Условия получения – пережить пытки.»

О… а вот это мне знакомо, если честно. Хотя я и не могу сказать, сколько её пытали, они могли заключаться просто в порке, но всё равно, если даже так, это довольно тяжело.

А вообще, я заметил, что многие звания повторяются, как самые популярные. Видимо, здесь не выдают их рандомно. И за каждым определённым действием есть определённое последствие.

«Способности»

«Лидер – вы настоящий лидер. Глядя на вас, ваши люди не могут не стать лучше, получив настоящий заряд уверенности и мужественности. Под вашим предводительством вы можете всё.

Способность увеличивает силу и выносливость союзников на пятнадцать процентов на пол часа в радиусе ста метров. Перезарядка – двое суток.»

«Мастер меча – вы искусно владеете мечом. Немногие смогут похвастаться таким же мастерством и ещё меньше смогут вас одолеть в бою.

Способность увеличивает ловкость на десять пунктов. Перезарядка – двое суток.»

«Стальное тело – сколько ран вы пережили. Сколько шрамов осталось на вашем теле как отпечаток былых битв. Сколько ещё битв вы переживёте, проходя по самой грани и вытаскивая себя с того света на одной силе воли благодаря вашему стальному телу.

Способность мгновенно прекращает любое кровотечение. Перезарядка – неделя.»

Что я хочу сказать: набор перков у неё довольно мощный. Их немного, но крайне полезные. Правда перезарядка всё портит. Кстати, я заметил, что чем сильнее способка, тем дольше перезарядка, словно таким способом она пытается компенсировать и уровнять силу, чтоб человек не стал имбой из-за неё.

И у Мамонты этот набор перков внушителен. Они делают из неё очень неплохого воина, если все врубить разом. Это при условии, что и её статы высоки, начиная от живучести, заканчивая владением одноручным оружием.

Я очень серьёзно обдумываю теперь сделать её рабом после…

Хотя зачем? Я же не собираюсь здесь оставаться! Блин, уже думаю на будущее, словно останусь здесь.

Но всё равно, она довольно ценное приобретение.

Раздумывая над этим, я посмотрел в сторону, куда утащили незадачливых засранцев, которых мы раскололи. Обещание запихнуть яйца одного в глотку другому подействовали на ура, поэтому я получил всё, что нужно нам знать.

Девушки, в свою очередь, в знак моей доброй воли, получили себе две игрушки. Не думаю, что такие цивильные люди чем-то больны (я так надеюсь), поэтому я позволил опоить их какой-то травой, от которой член не спадает и утащить в кусты. Возможно это покажется раем для кого-то, но не тогда, когда через тебя проходит сороковник озабоченных женщин, которые ещё и по второму кругу идут.

Иногда рай становится кошмаром.

Хотя их вкусов я понять не мог. Парни явно не были людьми и имели не самую привычную внешность, однако мне сказали, что член в большинстве своём у всех одинаковый, а на остальное похуй.

Что касается пленниц, то среди них было четыре женщины, три девочки и три мальчика. Причём один уже в более-менее готовом возрасте, от чего мне пришлось приказами отбивать его. А чуть позже вообще держать рядом, так как бабье войско недвусмысленно пыталось совратить его. Теперь я вижу, что бабы от мужиков не особо отличаются – как захочется почесаться, так блин сами тебе на голову залезут.

Поэтому, оставив выживших ночевать под нашей защитой, мы устроились в этом же лагере на ночлег. Завтра мы тронемся в путь, а беженцы двинутся в сторону деревни, куда они и направлялись изначально в поисках лучшей жизни. До нападения бандитов их было двадцать шесть. Тринадцать мужчин, семь женщин и дети. Однако сначала на них напали одни, потом эти, и вот их исходное количество.

Что же касается самих бандитов и тех чубриков, что мы встретили - это были люди графа Анчутки, уёбка, из-за которого меня пытали в прошлом. Он находится на востоке и, кстати говоря, из его города к нам приехала графиня.

Эти трое чубриков, которые имели не совсем человеческие корни, припёрлись сюда создавать вот такие банды из бывших жителей города, которые в большинстве своём работали там стражей, всякими уборщиками, вышибалами и прочими сбродными профессиями. После этого ставили их на дороги, чтоб те грабили, насиловали и убивали.

Не нравится мне это.

Больше походит на ослабление территории врага. Если бы здесь графом был мужчина, то я бы подумал, что они хотят начать войну. Но так как здесь теперь правит девушка, то предположу, что они хотят вынудить её искать помощь и выйти за муж за… парам-парам-пам… Анчутку!

Ну, может не за него, а за сына или за кого-то ещё. Но засранец граф явно имеет к этому отношение и пытается расшатать обстановку. Хотя план может быть и другим. Довести до свержения или чтоб король за ужасную обстановку сам снял её.

Хуёвенько. Это противоречит моим планам.

Более того, это подставляет меня под удар, от чего нельзя допустить подобного.

Больше засранцы ничего не знали, кроме того, что есть и другие их люди здесь, которые занимаются непонятно чем. Надо срочно создавать секретную службу, давать агентам циферки и пускать гонять на красивых лошадях, стреляя из миниарбалетов.

Ну а пока девушки развлекались, я сидел у костра и кушал чупокабру, которую отловили наши охотницы. Чуть в стороне, сгрудившись в кучу кушали всё ту же чупокабру женщины с детьми.

- Слушай, Мамонта, а ты не собираешься к ним присоединиться? – кивнул я на радостных девушек, сбросивших пар.

Она покачала головой.

- Чего так?

- Главная должна уметь держать себя в руках, – буркнула хрипло она. Боже, да она как маленький ребёнок, которому запретили купаться, когда остальные во всю резвятся в воде.

- Вот оно как… Ну смотри, твой выбор. Кстати, у тебя в стате есть момент, что тебя учил герой. Это правда?

Она кивнула.

- И как так вышло? Как так, что ты стала учеником героя?

- Учила она нас, - хрипнула в ответ Мамонта.

- Она?

- Да. Героиней была она, мне тогда шестнадцать исполнилось. Говорила, что женщины должны быть сильными, что мужчины не имеют права приказывать, что делать и пользоваться нами как вещами. Мы должны уметь давать отпор.

Феминистка. В их мир попала феминистка. А там, если я правильно посчитал, война шла как раз, все друг друга рубили. Победители убивали мужиков и насиловали баб. Уверен, что слова феминистки легли на благодатную почву, особенно во времена, когда женщинам приходилось несладко. Хотя я не ругаю её, вон спасла значит их.

- Она пришла, - продолжила свой рассказ Мамонта, - сказала, что ей надоели мужские войны, что мужчины нужны лишь для потомства и мы сами вольны строить будущее, после чего увела нас в лес. Мы там жили, она нас обучала военному делу, защищала от разбойников и работорговцев. Позже мы набрали силу и уже сами начали делать набеги. О нас прознали и стали за наши услуги платить. Героиня умерла, её место заняла я и мы продолжаем там жить, зарабатывая себе на хлеб войнами.

Ясно, какая прекрасная история. В принципе, быть может, феминистка спасла жизни этим девчонкам своими суждениями и словами. Однако раз они согласились служить нам несколько лет, значит, что не так там теперь и радужно. Предположу, что войн нет и запросов на их услуги тоже нет. А если что, обратятся к другим, более внушающим доверие людям.

К вечеру, когда темнело и видимость ухудшалась с каждой минутой, девушки придумали себе новое развлечение. Они подвесили мужиков к дереву и стреляли по ним из луков. Ну или метали на спор кинжалы. Довольно специфическое развлечение, но им нравилось – ставили ставки медью, смеялись. Спорил, кто сможет метнуть кинжал так, чтоб убить с одного броска.

Я обнаружил это, когда пошёл поссать в лес. Они заботливо не стали травмировать психику людям и занимались этим в метрах пятидесяти от лагеря.

Пиздец, да и только. Я был слегка в шоке, но всё равно дал им поиграть в их игры.

А на утро мог наблюдать подвешенные трупы, которые были, мягко говоря, помяты после вчерашних игр. Так себе зрелище, когда пошёл поссать. Благо амазонки не страдали всякой фигнёй типа отрезания мошонок или ушей, как любили это делать индейцы или американцы в начале двадцатого века, так что я избежал дозы отвращения.

Пришлось правда заставлять их снимать и прятать тела в лес, чтоб потом никто не нашёл этих геройств.

Что касается мирняка, то для них так и осталось секретом, что стало с их поработителями. Когда мы вновь собрались в путь, они кланялись прямо до самой земли, благодаря нас.

- Можете идти дальше спокойно. Больше никаких разбойников вы не встретите, дорога безопасна.

- Мы благодарим вас, господин, - в который раз поклонились они, правильно поняв, что в этой пати я главный.

Уже отъехав от них, Мамонта спросила:

- Думаешь, было правильно их отпускать?

- А что? – посмотрел я на неё.

- Они были свидетелями того, как мы убрали тех людей.

- И вряд ли они поняли, кто это был. Для таких как они все разбойники на одно лицо.

- Стоило зачистить свидетелей.

- Ага. Но мирняк мы не трогаем. Меня больше волнует, что сейчас дороги наводнят вот такие чудики.

- Что предлагаете? – спросила хрипло она.

- Нанять ещё людей из твоего клана. Пустить их в свободное плаванье, чтоб зачистили дороги. За каждого убитого деньги.

- Думаю, им придётся по душе охота на таких условиях.

Охота. Они это воспринимают несколько иначе. Для них это не война и убийство. Для них это охота и игры. Жуткое восприятие насилия. Как бы оно боком нам не вышло.

По пути в город мы ещё несколько раз натыкались… Нет, это разбойники натыкались на нас на своё несчастье.

Это было действительно больше похоже на охоту. После предварительной разведки девушки ставили ставки, кто сколько перережет. Среди разбойников мы странных личностей больше не обнаруживали, что давало свободу наёмницам.

Я был свидетелем довольно странных и для кого-то шокирующих вещей.

Ладно, когда они нападали и рубили их. Но вот то, как они ставили деньги и заставляли разбойников сражаться между собой, было реально странно. Или как они тыкали острой палкой в говнюка, заставляя того отбиваться. Специально не убивали, нанося удары ему и ослабляя с каждым тычком, пока тот не падал без сил под их смех, после чего ему голову… Нет не отрубали, отрезали ножом.

Я был свидетелем и того, как более опытные в таких жутких играх обучали более молодых. Показывали, куда надо тыкать, как надо резать глотки и так далее, позволяя тем опробовать знания на деле. Я был и свидетелем того, как у некоторых не сразу это получалось, от чего жертва мучилась.

Но если честно, я их не останавливал. Почему? А почему я должен избавлять от мучений тех, кто ломал жизни другим? Грабил, насиловал и убивал. К тому же в каждом таком лагере мы обнаруживали пленниц, которые, как мне показалось, вызывали недовольство наёмниц. И его они обрушивали в разных формах на разбойников.

По пути мы проезжали развилку, которая вела на север к нескольким деревням, среди которых была та, где я оставил Мэри и Лиа. Интересно, как они там? Я же говорил, что вернусь к ним, а тут вон как обернулось. Хотя теперь я могу взять их на службу и им больше не придётся ни о чём думать. Мэри спрячу среди служанок, чтоб водилась с более-менее нормальными личностями. Лиа…

Я оглянулся.

Думаю, что Лиа будет чувствовать себя так, словно оказалась в семье. Стоит просто оглядеться и посмотреть на эти копии психологического портрета Лиа, как станет ясно – они найдут общий язык.

И вот мы выехали к городу. Забрались по большому холму на самый верх, откуда открывался вид на чёрное пятно, окружённое стенами от леса. Это место навивало на меня лёгкое уныние, так как просто стоило вспомнить, что причиной этого пожара стал я и все эти люди, что лишились крова, теперь шастают по миру из-за меня.

Нет, меня не мучает совесть от слова совсем. Просто немного грустно. Грустно, что благодаря мне этот мир стал ещё чернее и грязнее, и в нём стало ещё больше сломленных людей.

- Нехорошее место, - пробормотала Мамонта, глядя на город. Её прикрытые глаза неотрывно смотрели на тот выжженный городок, похожий на язву.

- Ещё бы нехороший, там, наверное, столько людей полегло.

Мы начали спускаться с горы.

- Я думал, тебе на такое плевать, - сказал я, мельком поглядывая то на город, то на Мамонту.

- Плевать, - кивнула она. – Но это не значит, что меня такое радует.

- А что тебя радует тогда? – поинтересовался я у неё.

- Что радует? – Мамонта на мгновение задумалась. – Радует… Радует место, где я родилась.

- И? Почему ты туда не вернёшься?

- Его уже нет. Сожгли во время восстания зла.

Глава 109

Спускались мы, не торопясь. Скрытники были сразу отправлены дальше, чтоб разведать обстановку. Мамонта, как и я, в принципе, сразу предположили, что рядом с городом вполне могли осесть люди, начиная от обычных жителей, которым больше некуда идти, заканчивая отморозками и бандитами, что остановились там поживиться. А может и то, и другое сразу.

В любом случае они могли представлять для нас серьёзную опасность, если вдруг решат попробовать нас на прочность. Хорошо, если их там немного, а если половина города? Возьмут же массовкой и хуй что сделаешь. Конечно, остаётся всегда тварь, но мне бы не хотелось крошить одичалых людей, что просто хотят есть или что-то в этом духе.

Вот бандитов валить я бы за милую душу начал. Заодно и фехтование бы поднял, но никак не мирняк, которому я сам такую свинью и подложил.

Всё так же спокойно двигаясь вперёд, мы спустились с горы, где Мамонта отдала несколько приказов. Люди рассредоточились, прикрывая повозки, скрытники разбежались по округе, пытаясь обнаружить возможную засаду.

Которой не оказалось.

Зато они обнаружили небольшое поселение, что образовалось около города.

По словам всё той же скрытницы, люди там были вполне обычными, там так же имелась и стража, которая несла дозор и даже небольшой рынок, где они торговали.

- Что скажешь? – спросила Мамонта.

- Я… хуй знает, если честно, - почесал я репу. – Надо бы заглянуть к ним, посмотреть, что да как. Всё-таки мои граждане.

Звучит-то как пафосно, если честно. Мои граждане… Товарищи…

Чёт меня на ха-ха пробивать начинает от этой мысли.

- Что? – хрипнула Мамонта, глядя на то, как я улыбаюсь.

- Да чот… а, ладно, не бери в голову, - я бросил на неё взгляд и почему-то зацепился глазами за тряпку, которая была намотана на голову.

Такие вроде наматывают на голову, чтоб пот со лба на лицо не тёк, если я не ошибаюсь. Зачем ей это? Не жарко же.

- Слушай, а зачем тебе на лбу эта тряпка? - поинтересовался я.

Она слегка недовольно посмотрела на меня своим обкуренным взглядом. Видимо личное трогаю.

- Там шрам. Вот его и скрываю.

Шрам? Я оглядел её и вынужден заметить, что она вся в шрамах от рук до лица. Не сильные конечно, но тоже заметны. Чтож там за шрам, что даже повязку себе на лоб нацепила?

У меня в голове вспыхнуло всё, что угодно, начиная от неприличных татух, заканчивая рожками и прочими странными образованиями. И раз уж я затронул тему рожек…

- Мамонта, а у вас есть кто-нибудь с рожками? – поинтересовался я.

- С рожками? Если вы думаете, что среди нас есть демоны, то вы правы, однако они на вашей стороне.

О… так тут и демоны есть.

- Нет, не поэтому, я уверен в вашей верности и нужды это подтверждать нет, - ответил я ей. – Мне просто интересно глянуть.

- Ясно, - она повернула голову к солдатам, что шли впереди. – Дини! Сюда!

Одна из девушек обернулась, после чего сбавила шаг, пока не поравнялась с нашей телегой.

- Мамонта? – кивнула она, повернув к нам голову. Из-за шлема я не видел её лица, да и голос был приглушённым.

- Сними шлем.

Та без лишних разговоров сняла шлем, открыв мне своё лицо. Она… была приятной. Действительно приятной, с плавными чертами лица и выразительными глазами, в которых я почему-то видел холод и страшную расчётливость. Казалось, что передо мной и не человек вовсе, а чудовище, что видит только выгоду и невыгоду.

Но самой отличительной чертой были её рога. Они были чем-то похожи на бараньи рога. Они выходили из её виска чуть выше уровня ушей и шли ко лбу. Там они слегка изгибались вдоль него, после чего острыми концами смотрели вперёд. Напоминало это слегка своеобразную корону.

Девушка внимательно посмотрела на меня, и я буквально прочувствовал, как она просканировала меня глазами, словно решая, стоит тратить на меня время или нет. И кажется, по её милой улыбке, которая появилась на её лице и в которой я видел что-то угрожающее, демонша восприняла меня по категории как: «сгодится».

- Чем я могу помочь нашему господину, - лилейным голосом спросила она.

- Он желает глянуть на твои рога.

- О-о-о… вот оно как… И как вам? – она провела рукой по рогу.

- Это… очень симпатично, - кивнул я. – В этом есть что-то очень притягательное и красивое.

- Только симпатично? – склонила она голову в бок.

- Знаешь, если рога на девушке вызывают желание не только посмотреть их, но и потрогать, то это о многом говорит. К тому же они тебе идут, - честно ответил я.

Нет, серьёзно, они ей идут!

- Вот оно как… - промурлыкала она, гладя их так, словно волосы поправляет. – У меня ещё и хвост есть. Если хотите, могу показать. Может вечерком я смогу вам его… Ай-ай-ай! Мамонта! Прости меня! Прости-прости-прости!!! – неожиданно запищала она под конец.

Мамонта неожиданно вытянула руку и схватила её за рог, после чего без видимых усилий подняла одной рукой… Нет, от натуги она покраснела, а на лице появились крупные сосуды. И подняла она не вытянутой, а полусогнутой рукой. Но подняла же!

- Я тебе говорила об этом, Диниарис, - хрипло, но угрожающе зашипела она, держа ту за рог. – Я тебя предупреждала о таких вещах, так?

- Пожалуйста, отпусти! Оторвёшь! Мне очень жаль! Я не сдержалась!

- Ты активировала это сама.

- Пожалуйста, я виновата! Прости-прости-прости! – тут она посмотрела на меня, жмурясь от не самых приятных ощущений. Её глаза были мокрыми, но она плакала отнюдь не из-за боли. Это скорее, как тебя за нос ущипнут и слёзы сами собой текут. – Мне очень жаль, господин! Простите меня! Пожалуйста!

- Десять ударов плетью, Диниарис.

- Я поняла! Десять ударов! Только отпусти!

Но Мамонта не собиралась её отпускать, держа так рукой, пока мы продолжали двигаться дальше. Но вот мне было довольно интересно другое.

- Эм, прости, что влезаю в воспитательный процесс…

- Чего, - чуть ли не рявкнула она на меня, но потом вдохнула, выдохнула и уже спокойно спросила своим хриплым голосом. – Что такое?

- Просто… а я должен был что-то почувствовать?

Причину этого я не понял, от чего посмотрел на неё вопросительно. Мамонта в свою очередь посмотрела уже на меня вопросительно. Нет, я подозреваю, что что-то было использовано, но что именно?

- Ты… то есть, вы ничего не чувствуете? – посмотрела она на меня. Забавно, что из-за полузакрытых век любой её взгляд был один и тот же. Злобный, недовольный, вопросительный – один хрен, получался наркоманский взгляд.

- Не-а.

Тут уже демонша смотрела на меня вопросительно и… разочарованно.

- Она использовала свою ауру соблазнения, - объяснила Мамонта. - На девушек она действует значительно слабее, чем на мужчин. Сейчас вы должны почувствовать жар, желание и страшный стояк с непреодолимой мыслью, что вам надо эту девушку трахнуть. Или, если не её, то кого-нибудь вообще.

После этого она посмотрела на демоншу.

- Десять ударов. Я лично выберу плеть и высеку тебя. Твои шуточки меня порядком заколебали.

- Да, я поняла, - уже более смиренно ответила та. – Десять ударов.

Мамонта кивнула и отпустила её на землю.

А я прокрутил воспоминания и вспомнил, где уже её видел. Это она отрезала пальцы тому парню в лагере разбойников и предлагала всевозможные варианты развлечений над пленными. И её идеи были действительно жуткими и жестокими. Кажется, кое-какие принципы поведения всё-таки зависят от расы.

Уже через пол часа мы приехали к городу. Уже знакомые стены возвышались перед нами и ворота были открыты. Было довольно странно и непривычно видеть, что за ними начиналось просто выжженное поле обломков на сотни метров, где отдельными могильными плитами возвышались полуразрушенные каменные дома.

Здесь же перед воротами, где раньше был большой рынок, собрались люди, много людей, не только женщины, но и мужчины, что теперь в большинстве своём строили, таскали брёвна, капали ямы. Здесь же уже были выстроены небольшие домики, больше похожие на курятники, куда входили и выходили женщины.

Я быстро оглянулся, чтоб оценить количество беженцев, что здесь было. Как оказалось, ещё больше людей устраивали себе дома в лесочке. Только приглядевшись, я понял, что очень много жизни кипит именно там, между деревьями, где было множество навесов и землянок. Своеобразный городок, что был выстроен прямо в лесу.

Правда, глядя на это, моя интуиция пиликнула. Пиликнула, словно на радаре появилась опасность.

Когда мы подъезжали, к нам на встречу вышли… целых одиннадцать стражников во главе с каким-то усатым дядькой с поднятым забралом, что смотрел на нас с тревогой. Количество стражи явно не соответствовало людям, так как их было значительно больше. Да даже обычная банда разбойников могла бы подпортить им жизнь!

Но пара слов Мамонты, и я понял хитрый замысел местных. Ещё десятка два располагалось в лесу между деревьев. Так что в случае проблем они рассчитывали просто застать нас врасплох, хотя теперь их самих уже пасли и любое движение окончилось бы бойней, где жертвы были бы преимущественно с их стороны.

Сказав Мамонте остановить нашу ораву чтоб лишний раз людей не пугать, которые, к слову, уже разбежались по домам, завидев нас, я спрыгнул на землю и спокойным шагом направился к страже.

- Добрый день, - поздоровался я, держа расстояние метров в пять между нами. – Я от графини Элизианы и госпожи Клирии, господин Мэйн. - Поклон с моей стороны. – С кем имею честь говорить?

- Я глава стражи города, стражник Нордланд. Я не слышал, чтоб граф отправлял к нам кого-нибудь.

- Как и не слышали о кончине графа, как погляжу, - кивнул я и спокойно подошёл к ним поближе, но так, чтоб руки мои были видны. – Теперь главой этих территорий является графиня Элизиана, дочь графа.

Он был весьма спокоен, услышав эту новость.

- Мы об этом ничего не слышали.

- Знаю. Графиня приказала держать это в тайне до тех пор, пока она не возьмёт в руки всю власть. Теперь же это не является тайной. Думаю, такую новость надо сообщить гражданам и вы, как глава стражи, обязаны это сделать.

- Но от куда я знаю, что это именно вы? Тот человек, кто от графини Элизианы? – спросил он и я понял, что не взял никакой бумажки, подтверждающей мои слова. Блин, откуда я знал, что здесь будет кто-то!?

- По-вашему, кто-то ещё будет ехать с таким большим отрядом, с тремя телегами сюда, чтоб просто ввести вас в заблуждение?

- Нет, но…

- Я рад, что вы остались и охраняете людей здесь. Уверен, графиня оценит ваши старания. Однако вы бы не могли попросить ваших людей выйти из леса и не прятаться там. Они нервируют солдат графини.

Он нехотя кивнул и махнул рукой, после чего из леса вышли партизаны местного разлива.

- Отлично, - кивнул я. – Но мы, собственно, не к вам пришли. Нам нужно в руины города к ратуше, если там что-то ещё осталось. Плюс, мне нужны списки всех солдат, что остались здесь на охране и списки жителей этого поселения. Нужны списки тех, кто чем занимался: каменщики, плотники, пекари, ткачихи и так далее.

- Прошу простить, но откуда я знаю, что вы не бандит и не используете это против нас? – спросил страж.

- Ниоткуда, боюсь. Однако списки к моему отъезду должны быть у меня. В первую очередь, списки стражи нужны, чтоб выдать вознаграждение за службу. А списки людей для того, чтоб оценить количество требуемого продовольствия для их обеспечения и найти кандидатов на некоторые должности. А пока люди графини устроятся там, - я указал пальцем на место у дороги, - чтоб не смущать своим присутствием вас. Доброго вечера. Если будут вопросы, обращайтесь.

С этими словами я утопал к своей маленькой армии.

- И? – спросила Мамонта.

- Что «и»? Привал делаем. Вон там, чтоб от них подальше, - я кивнул на место у дороги. – Завтра уже пойдём за золотом.

- За золотом?

- Да, часть казны, что осталась здесь. Нам придётся спуститься в канализацию, чтоб забрать его.

- Ты не сказал нам об этом.

- Не посчитал нужным, - ответил я.

Может это звучало грубо, однако она должна знать, что я не обязан ей всё говорить. Если считаю нужным, говорю, если нет, значит нет. И её претензии типа «ты не сказал» должны оставаться при ней. Я, как главный, не обязан отчитываться перед Мамонтой.

К сожалению, большую роль играет как репутация, так и внешний вид человека. Как он выглядит, так к нему и будут относиться. Была бы у меня репутация матёрого волка или внешность настоящего воина, то тогда бы ещё ладно.

Но кого она видит перед собой? Обычный ботан дрыщавого телосложения. Сможет ли она при первой встрече сразу же проникнуться уважением? Да нихрена. Она будет видеть слабака, к которому можно не прислушиваться. И таким меня видят другие. Поэтому единственный способ заставить всех слушаться, который я вижу – тотальная тирания. Не подчиняются – наказание, спорят – наказание, грубят – наказание. Подчиняются – ответное уважение и прислушивание к их просьбам.

К сожалению, сейчас я на стадии, когда прислушиваться не удастся, пока ситуация не изменится.

Мы остановились в стороне от этого городка, и я не без интереса наблюдал, как из-за деревьев выплывают люди и вновь наполняют это место жизнью. Как эти жители, подобно муравьям, суетятся между деревьев, торгуют между собой, обмениваются, помогают.

Кстати…

Я пошмонал по своим карманам, где нашёл несколько золотых, прихваченных для всевозможных нужд, что могут возникнуть по пути. Нужд в данный момент не было, однако я хотел прогуляться по рынку и посмотреть что-нибудь интересное. Например… книги по магии, а то прошлую я где-то потерял.

Но идти туда один я не собирался, поэтому попросил Мамонту дать сопровождающего.

- Сопровождающего? – она тут же выцепила одну из своих и толкнула ко мне. – Она будет сопровождающей.

- Отлично, - кивнул я.

Рынок здесь конечно был не самым богатым. Дорога, что шла через город, была перекрыта и теперь это место было тупиком, от чего сюда никто не заезжал.

Я не ожидал многого, но тут вообще ничего толком не было. Ни инструментов, ни оружия. Видимо всё, что можно было продать, типа украшений, они уже давно продали или обменяли на нужные вещи, а то, что могло пригодиться в быту, оставили при себе. Поэтому я без проблем нашёл то, что никому толком не было нужно – книги. Много книг.

Пришлось лишний раз постоять, чтоб прочитать, что на них написано, но зато я нашёл кучу интересных книжек.

Например, воспитание рабов.

Во! Это берём, будем воспитывать… ну не рабов, однако какая разница? В моём подчинении? В моём! Я ещё в своей стране слышал о подобной книге, однако не удосужился почитать. Теперь надо исправить эту страшнейшую ошибку.

Потом я нашёл книгу по истории народов, которая, по заверению автора, содержала все известные народности и виды существ от людей до… огнедышащих осликов? Ладно… окей… Возьмём, чтоб в свободное время поохуевать можно было.

Потом была книга об всевозможных изобретениях. Довольно странная книженция, если честно. Однако здесь какой-то особо одарённый конструктор предлагал всевозможные изобретения.

Взял я её не просто так, там я увидел оружие, которое было подозрительно похоже на мушкет. Если так подумать, то здесь такого оружия я ещё не видел. Хрень сильно отличалась от реального мушкета, так как это была просто металлическая трубка с упором для плеча и дыркой, куда надо было самому чиркать огнивом, придерживая другой рукой саму пушку. Однако порох, пуля и какая-то хрень, которая запихивалась в ствол, чтоб пуля не выкатилась, были как у мушкета.

В первую очередь меня интересовал металл для ствола и его толщина, чтоб ствол не рванул в руках. И метод его изготовки, естественно, так как раз чувак смог, то я со своими новыми финансами тоже смогу. Найду нужных людей и запилю вундервафлю для активного истребления себеподобных.

Ну а чо, будет армия с огнестрелами! Может здесь есть другие виды металлов, что будут легче и крепче чем привычные моему миру и тогда вообще огонь будет.

Короче, на радость продавцу, я взял три книги, щедро отсыпав ему просто потому, что у меня деньги есть, а ему они понадобятся. Уже возвращаясь назад я подумал, что надо было бы поспрашивать их о том, от куда они берут продовольствие до сих пор…

Ну да ладно, уверен, что в записях у Клирии я найду и это. А ещё я надеюсь, что дура скоро встанет на ноги.

Глава 110

Устроился я в одной из палаток, что была в центре, захерачил себе свечку и начал читать. В первую очередь, изобретения безумного учёного, который расписывал жутковатую картину, где эти механизмы смогут изменить мир. Перед глазами встали сразу кадры второй мировой. Да уж, они изменить точно смогут мир, дай волю людям, которые злы и желают мести за свои страдания.

Если дать волю таким как я.

Ну не будем о грустном.

Здесь же я нашёл нечто похожее на пушки и их пропорции. Ещё нашёл снаряды, которые содержали зажигательную смесь. Их клали в катапульты и кидали в противника. Те, в свою очередь, сыпались бедолагам на голову и вспыхивали ярким пламенем. И такую хрень было не потушить. Были всевозможные довольно странные машины, было странное оружие, которое по функции напоминало огнемёт. И двигалось оно на паровой установке. Правда, судя по размерам, я даже не представляю, где это использовать.

Вот так, рассматривая это безумие, я уснул, уткнувшись ебальником в книгу.

Утро было как всегда прекрасным и пасмурным. Когда я вылез, наёмницы уже были на ногах. Они спокойно ели, разговаривали между собой и собирали вещи.

Стоило мне вылезти, как мою палатку тут же принялись сворачивать. А передо мной выросла Мамонта.

- Вы поздно.

- Да, я заметил.

- Вам стоит вставать пораньше, - хрипнула она.

- Если мне понадобится совет от тебя, я обязательно его спрошу, но в остальном я буду решать сам, ясно? – посмотрел я на неё.

Она молчала. Молчала пару секунд, после чего развернулась и бросила.

- Мы готовы.

- Я рад за вас. Сообщу, когда выдвигаемся.

Она меня бесит. Блять, ладно Клирия даёт советы непринуждённо, ей я ещё могу простить это, но Мамонта… Мне кажется, что она просто пытается меня задавить невзначай. Там совет, там упрёк, там вновь совет, здесь указание, тут настоятельное указание, здесь уже приказ. Такое ощущение, что она забывает своё место и стремится каждый раз взять меня штурмом. Взять главенство, если так правильно выразиться можно.

И меня это бесит.

Я знаю единственный способ показать ей её место в нашей иерархии, но использовать его… ну не знаю, как-то стрёмно, зная последствия. А по-другому она не понимает! Я очень уважаю, когда каждый знает своё место. Сам это любил, работая в помощниках – сказали, выполнил. И вся работа шла как часовой механизм. Но когда кто-то начинает вот так выёбываться…

Короче, я просто давился от бессилия и незнания, что делать. Сюда бы Клирию, она бы поставила её на место. Но на Клирию я не смогу всегда полагаться. Значит надо своими силами решать проблему.

Ладно, подумаю над этим попозже.

Первыми в город мы пустили скрытников, которые тут же затерялись в этом поле обломков, скрывшись между ними.

Мы же двинулись следом. Благо дорога просматривалась и по ней можно было проехать. Возможно дальше придётся разгребать её, но не зря у нас сорок человек. А ещё по пути к воротам нас остановил стражник.

- Будьте осторожны, господин. - Видимо поверили, что я от графини. – Там водятся падальщики и прочая нечисть. Мы больше охраняем граждан не от разбойников, сколько от тварей за стеной, что там появились недавно.

- Благодарю вас за предупреждение и вашу службу, - кивнул я и мы двинулись дальше.

- С разведчицами всё будет в порядке? – спросил я, когда мы отъехали.

- Они в бой не вступают, как заметят кого или чего, сразу вернутся.

Если их не сожрут, на что я очень надеюсь. Не хочется терять людей.

А тем временем мы оказались по эту сторону стен. В городе, что был выжжен вашим покорным слугой.

Это была огромная поляна, травой для которой служили обгоревшие руины домов, а деревьями отдельные полуразрушенные здания. Это мне напомнило один немецкий городок после налёта бомбардировщиков. Мы медленно двигались в хуй знает каком построении, которое сделала Мамонта.

Не сказать, что все были напряжены, однако никто больше не издал и звука. Только колёса скрипели, да доспехи слегка шумели. Уже через пять минут нам на встречу выскочили скрытницы.

- Обнаружена нежить на северо-западе, - сказала одна.

- Ещё отряд нежити на западе прямо по курсу и на юге, - сказала другая скрытница.

- А что за нежить? – поинтересовался я. Сомневаюсь, что та, которую я в своё время поднял.

- Неизвестно. Некоторые обуглены, а часть словно мутированная.

- Ясно, тогда следите за ними, - приказала Мамонта. - Только…

- Нет, - покачал я головой. – Вас же четверо?

Они кивнули.

- Отлично. Встаньте в пределах нашей видимости и охраняйте возы. Чёрт знает, что здесь ещё может водиться, если вы этих не можете определить.

- Мы не можем их определить… - начала недовольно отвечать Мамонта, но я её перебил.

- Не можете, потому, что не видели ни разу. Я вас не обвиняю, просто говорю, чтоб остальные оставались в пределах видимости. Может ещё какая хуйня тут есть, о которой мы не знаем. Просто людей зря потеряем.

Девушки скрытницы не ответили, пока сама Мамонта не кивнула им, подтверждая приказ. Нехорошо. Воины должны быть верны только мне и никому более. Но с этим мы ещё разберёмся. А пока сосредоточимся на окружении. В любом случае, если что произойдёт, я перевоплощусь и прикрою их.

Первую партию нежити мы встретили уже через пару минут. По сути это были обычные зомби. Почти обычные. Часть из них были слегка опалёнными и полусгнившими, а часть обугленными до чёрной корочки. Зомби шли, пошатываясь из стороны в сторону. Завидев нас, они тут же сменили своё направление и двинулись в нашу сторону, протягивая к нам руки, словно бомжи-попрошайки.

- Стоять! – оборвал я намерения сразу десятка девушек, что попытались ринуться на врагов.

Мамонта недовольно посмотрела на меня.

- Не надо командовать моими…

- Моими людьми, Мамонта. Ты меня порядком достала уже. Я могу приказать, чтоб твои же люди связали тебя и бросили в одну из телег, если ты не можешь уяснить правило - тут только один главный и это я. Так что умолкни. А вы, - я обратился к лучницам, - слушайте мой приказ! Убить тех тварей из луков.

Лучницы попытались посмотреть на Мамонту, но по лицам видно, что приказ недвусмысленно их заставил подчиниться мне. Поэтому они вытащили луки и уже меньше чем через минуту уложили всех тварей.

Я спрыгнул на землю.

- Мамонта и вы четверо, - кивнул я на упомянутых девушек головой, – за мной. А ты, отдай мне свой меч.

Я протянул руку, и стоящая рядом женщина отдала свой меч, всем видом показывая, что я этого не достоин.

Заебали уже. Бабье войско. Наверняка из-за того, что я мужчина, и не дают мне проходу. Просто потому, что я мужчина, и они считают, что мне здесь не место и я тупой. Сучки. Ну ничего, мы ещё посмотрим, кто кого.

Спокойным шагом я двинулся к тварям, что были убиты нами. Возможно они меня не понимают, но мне и не нужно.

Я сыкло, параноик, подонок, человек без принципов, когда хочется жить, обожаю теории заговора, мнительный до ужаса и что? Это не раз мне спасало жизнь. Отсутствие сильного ума я перекрываю сыкунством и умением наступать на людей. Это не раз мне спасало жизнь. Если я вижу то, что логически не укладывается в моём сознании (например, этот мир), я сразу думаю, что может за этим скрываться (например, гомосеки-мутанты).

И вот, зомби в сгоревшем городе. Всё ничего, я бы не удивился, увидь здесь скелетов или каких-нибудь тварей пепельных, но зомби…

Остановив всех в метрах пяти, я аккуратно подошёл к трупу, готовый в любую секунду отпрыгнуть. Знаю, что они смотрят на меня насмешливыми взглядами, но интуиция пиликает как радар, говоря, что здесь что-то не чисто.

Подойдя достаточно близко, я тыкнул в труп мечом и тут же отпрыгнул.

Ноль реакции.

Тыкнул уже сильнее и всё равно ноль реакции. Я уже ударил по трупу мечом, но тот просто вошёл в тело.

Только после этого я махнул рукой, подзывая других.

И с удовлетворением заметил, что в отличии от остальных, Мамонта не смотрела на меня насмешливым взглядом. Видимо, не смотря на наши тёрки, понимает, что есть какая-то причина моего поведения.

Я присел около трупа и внимательно его осмотрел. И вот что странно – трупы практически не обгорели. Вернее, часть из них была практически не обгоревшей, а другая была почерневшей. Я сначала думал, что они сгнили так или обгорели, но ничего подобного – это была какая-то корка, похожая на чешую. Я попытался её содрать мечом, как убирают чешую рыбе, но та сошла до самого мяса.

- Кто скажет, что это, того порадую кое-чем интересным, - сказал я, после чего попросил кинжал у Мамонты и стал препарировать тварь.

Все сразу задумались, но никто так и не ответил. А я тем временем грубо вскрывал тварь – воткнул кинжал у правой ключицы и резко дёрнул вниз, ломая рёбра. Тоже самое сделал и с левой стороны, после чего срезал кожу сверху, сломал грудину, подцепил кинжалом и откинул грудину словно люк.

Мне сразу предстали во всей красе внутренние органы. Немного покопашился ножом, чтоб сердце было полностью видно.

И что я вижу? Оно всё в чёрных прожилках, которые буквально входили внутрь него, словно корни. С лёгкими та же тема – эти прожилки, словно корни деревьев, оплетали внутренние органы. Уверен, что подобное я найду и в других частях тела, так как даже на обратной стороне грудины эти корни есть. А ещё везде, где они есть, плоть темнеет, словно они подают через себя чернила, окрашивая всё в чёрный цвет.

- Так… теперь кто-нибудь скажет что-нибудь интересное? – поинтересовался я, не сводя глаз с трупов.

- Некромантия, - сказала Мамонта.

- Думаешь?

- Да. По крайней мере похоже на опыты или нечто подобное.

- От куда знаешь?

- Иногда слышала от других подобное, - ответила она.

Ясно, но то, что это некромантия, меня нихера не радует. Может… проделки графа Анчутки? Вполне возможно, что решил тут насоздавать проблем нам. Ухудшить обстановку и поставлять палки в колёса. Вот же сука…

Но всё равно, это немного странно, трупы не выглядят обугленными от слова совсем. Выползли из подвала, где задохнулись? Или уже после пожара выживших кто-то скрутил и превратил в это? Боже, стоило стать графом, как проблемы начали расти в геометрической прогрессии! Вот что за…

Ёбаным чудом я успел отпрыгнуть назад, попутно, действуя на автоматизме, ударяя клинком по башке супостата. Практически одновременно с этим эту же голову пробил меч и пригвоздил к земле, после чего она задёргалась. Нет, не умерла, задёргалась.

Труп, который мы вроде как и убили, и который я препарировал, неожиданно ожил и попытался меня грохнуть. И только моя и Мамонты реакция не дали ей сделать задуманное. Я прикрылся, Мамонта остановила.

Секунда, кто-то грубо схватил меня за шкирку и дёрнул назад, после чего прямо передо мной встали четверо бойцов, обнажив мечи. А тварь не собиралась дохнуть, даже с пробитой головой она щёлкала зубами и тянулась в нам руками.

- С-сердце… бей в-в сердце, - заикаясь, сказал я.

Секунда и одна из воинов ударом пронзила открытое нам сердце мечом и тварь замерла. За это время, что она тут щёлкала зубами, те успели выпасть, уступив место настоящим клыкам, а пальцы удлиниться, обрадовав нас длинными звериными когтями. И это за несколько секунд.

Зомби-мутант?

Я с трудом стал дыша так, словно пробежал километр. От испуга меня до сих пор колотило.

- Расчлените остальных и пробейте им сердце, давайте быстрее, - скомандовал я, стараясь взять себя в руки. Бля, пиздец, чуть не сдох от испуга, сердце до сих пор бьётся где-то у самого горла.

- Вы как? – хрипнула рядом Мамонта.

- Нормально, - ответил я, наблюдая, как девушки разрубают мечами трупы. - Пусть они двигаются к нам, мы должны побыстрее закончить здесь.

Мамонта махнула рукой каравану, после чего вновь обратилась ко мне.

- Откуда знали про сердце?

- Баян потому что, - буркнул я, но, видя её вопросительный взгляд, начал объяснять. – Классика жанра. Либо мозг – центр управления, либо сердце – источник силы. Если не то и не другое, то надо жечь или…

В этот момент Мамонту окликнули.

- Мамонта! Враги!

И тут же одна из разведчиц выпустила стрелу, которая улетела куда-то за обломки.

К этому моменту наш караван уже подъехал к нам.

Меня грубо толкнули ближе к первой повозке, после чего окружили одну её, оставив те две на произвол судьбы. Видимо решили сконцентрировать оборону на одной. Мамонта тут же надела шлем, который ей дали, и принялась раздавать приказы. Четыре скрытницы уже во всю орудовали луками, распуская стрелы по разным сторонам, но я даже не видел, в кого.

И только десяток секунд спустя на руинах домов стали появляться твари. Зомби и чёрные обуглиши, которые были по-настоящему покрыты чем-то вроде чешуи, медленно поднимались на вершину, после чего падали обратно в руины.

А ещё были конкретно мутировавшие твари – длинные когти, большие зубы, яйцеголовые черепа. Они были резвее и одна стрела была их не в силах остановить. Зато их встречали женщины.

Когти встречали броню и щиты, а зубы даже не успевали добраться до тела – одна принимала тварь на себя, другая обезглавливала.

- Бейте в сердца! – крикнула Мамонта, отойдя от толпы и отманивая на себя сразу двух.

Когда одна из тварей уже прыгнула на неё, она одним взмахом буквально разрубила её вдоль всего тела, достав таким образом до сердца и отбросив тварь в сторону. Развернулась, но ударить вторую мечом не успела. Зато успела ударить ту рукой. Металл на перчатке слегка смялся, а тварь со сломанной мордой отбросило назад. Но та даже не собиралась дохнуть. Она встала, зарычала и получила на голову себе меч, который спокойно разрубил череп и дошёл до самой грудной клетки.

Таких тварей было немного, штук шесть. Их в первую очередь и покрошили. Больше было всяких зомби и почерневших чубриков. Но пока они доползли до нас… Короче, порубили их всех быстро.

Далеко никто не отходил, чтоб случайно не стать одиночной жертвой, которую погрызли. Ждали, пока зомби подойдут поближе, после чего разрубали на части.

Я, честно говоря, ожидал нечто более… агрессивное. Думал, тут будет армия зомби, а оказалось, что шесть штук чубриков и полтора десятка зомби с обуглишами. Наша хоррор битва превратилась в скучное рубилово.

После того, как всё закончилось, ко мне подошла Мамонта, стряхивая с меча налипшее дерьмо.

- Странные зомби, - высказалась она, глядя на останки.

- Ага, честно говоря, когда ты сказала про некромантию, я думал, что все эти твари будут более расторопными, а тут классические зомби.

Ну и мутировавшие твари, что словно из подземной лаборатории вместе с зомби сбежали.

- Классически зомби?

Блин, лень объяснять ей это, но то, что я видел, было классическими зомби – увидели, поползли к цели, их убили. Хотя мне кажется, что эти были просто без души.

Помню, я читал о них и там говорилось как раз о трупах. Многие необразованные дауны типа меня называют любую восставшую саму по себе из останков тварь нежитью, однако по местной классификации нежить – воскрешённый труп с душой. А вот зомби – воскрешённый труп, но без души. Они вроде из-за этого намного тупее и медлительнее, хотя ими тоже можно управлять.

От сюда следует, что данная атака была кем-то направленна. Сомневаюсь, что к нам неожиданно потянулись все местные зомби.

- Надо двигаться к ратуше, - сказал я, не ответив на вопрос. – Чем быстрее, тем лучше, а то у нас тут кажется некромант завёлся.

- Ты так думаешь?

- А по твоему зомби случайно сюда пришли? Пёрлись с округи целенаправленно к нам. Да и судя по трупам, это не сгоревшие здесь люди, а свежачок. Возможно, кто-то из тех, кого уже после пожара завалили. Поэтому поднимай людей, двигаемся быстренько, но осторожно.

Мамонта кивнула и раздала указы людям. Наш конвой вновь двинулся в путь по пепелищу, между сгоревших домов, что раньше здесь стояли. По той дороге, что осталась здесь, заваленной обугленными досками и всяким мусором. Иногда на глаза нам попадались кости и сильно обугленные тела.

И пока мы ехали, я невольно оглядывался по сторонам. Мне постоянно казалось, что нам в спину кто-то или что-то смотрит.

Глава 111

Основная дорога в этом городе была видна сразу. Она представляла собой низину, где её края были завалены пеплом, золой и обломками. И только в середине ещё виднелась высохшая от высокой температуры грязь, ставшая твёрдой и сохранившая в себе следы бывших жителей этого города.

Слева и справа тянулись руины, от которых зачастую целым оставался фундамент и иногда печки. Кое-где белели кости тех несчастных, которым было не суждено вырваться на свободу из огненного ада. Часть из них была слишком мала для взрослого человека.

Девушки после небольшого столкновения явно только разогрелись. Их нетерпение и жажда крови были буквально видны. Все притихшие, напряжённые, но совсем не испуганные; шагали так, словно шли на какой-то долгожданный праздник – с выпрямленной спиной, ровной походкой, держа меч в руках или закинув на плечо. Они постоянно оглядывались, выискивая цели.

А такие попадались, причём ещё три раза. Один раз, когда мы дошли до обломков и пришлось быстро расчищать путь: тогда на нас вышла небольшая бродячая группа зомби из тринадцати тварей. Они бы прошли мимо, если не грохот с нашей стороны. Два других раза те выскакивали из домов, пытаясь нас застать врасплох. Нередко среди них были и обуглиши. Часть успевала мутировать после ранений, но таких было меньшинство – остальных закалывали в сердце и расчленяли на куски.

Наверное, хуже всего было то, что два раза нам среди зомби попадались дети – один раз девочка в платье и второй раз паренёк. Их наёмницы порубили без единого сомнения. Мне кажется, что их вообще не парило, что перед ними дети. А вот меня слегка пробрало.

Слегка.

Дорога к ратуше у нас заняла больше времени, чем я планировал, так как нам приходилось иногда разгребать завалы. Да и лошади иногда сопротивлялись, словно чувствовали эту незабываемую атмосферу мёртвого города.

- Гиблое место, - пробормотала хрипло Мамонта.

- И ты только сейчас это заметила? – усмехнулся я, оглядываясь. – Блин, словно на родину вернулся.

- У вас тоже была война?

- Нет, - покачал я головой, вспоминая заброшенные и разрушенные заводы, где мы иногда бегали, играли в прятки или мерились, у кого писька длиннее. Про то, у кого дальше струя летит, я лучше промолчу (я всегда выигрывал, так как по жизни сыкло). – Наши умудрились такое сотворить и без войны. Не недооценивай нас.

- Ты говоришь это с такой гордостью…

- Ну да! Надо чем-то гордиться, верно?

- Я не могу смотреть с такой точки зрения на это, - ответила она.

А зря.

Тем временем перед нами появилась наша любимая ратуша. Вообще, она появилась перед нами ещё давно, просто только сейчас мы смогли подъехать к ней поближе.

Она слегка отличалась от того, что я видел до этого.

Треугольная крыша полностью обвалилась во внутрь. Одна из башен была разрушена наполовину, а вот вторая рухнула на руины домов, где сейчас и покоилась. В окнах без стёкол без проблем было видно внутреннее убранство, которое представляло из себя закопчённый дочерна камень. На окнах даже решётки остались! Все остальные дома в округе развалились, а оно ещё стояло и будто стерегло город.

- Добрались, - сказал я. – Всё, останавливаемся. Это где-то здесь.

- Где-то здесь? - Мамонта оглянулась. – А где именно?

- Ближе к ратуше, - я спрыгнул на землю, подняв облачка золы. – Вон, видишь кости и две железные конструкции?

Я указал пальцем на то, что раньше было телегами. Можно было заметить не только белые кости лошадей, что сгорели здесь, но и железные конструкции, что применялись в самой телеге.

- И?

- Эти две телеги были отогнаны вниз, чтоб сбить с толку тех, кто решит здесь что-то искать.

- Откуда ты знаешь? – прохрипела Мамонта, глядя на меня.

А я улыбнулся, в свою очередь, ей зловещей улыбкой маньяка и ответил.

- Это я спалил этот город.

Не знаю, что она испытывала от моих слов, так как хорошо держала себя в руках и у неё даже глаз не дёрнулся. А вот некоторые из воинов повернули на секунду свои головы ко мне, явно услышав мои слова.

Да, я хотел произвести впечатление на них. Дешёвые понты своими низкими заслугами, чтоб завоевать уважение.

Это как шалупонь сидит перед подъездом, матерится громко и курит, пытаясь привлечь к себе внимания. Мол смотрите какая я невъебенная шалупонь, тоже матерюсь и бухаю, как и великовозрастные дегенераты. Мы круты.

Ну вот примерно тем же самым я и занимался сейчас, пытаясь набить себе очки в репутации таким заявлением. Все способы хороши, когда надо заставить себя уважать. Особенно подобных. Мамонта может и притихла, но в будущем она точно выкинет ещё какую-нибудь хуйню.

- Итак, - хлопнул я в ладоши. – Я пойду и проверю ратушу, может что осталось там. Как обычно, четыре сопровождающих со мной. Мамонта, останься с другими, ищите лестницу в квадратный колодец, дно которого будет завалено мешками. Или деньгами, если те успели сгореть.

- Думаешь, это хорошая идея? – спросила Мамонта.

- Ты что! Конечно же да! Если я так не сделаю, то не будет никакого интересного момента, когда группа разделилась и начался пиздец. Без этого будет очень скучно! Так что притворимся, что мы не умеем думать и разделимся, как следует поступать по классике жанра.

Ну а то какое это приключение, когда ничего не происходит?

Ладно, шутки шутками, но я просто хочу глянуть, может в ратуше что-нибудь осталось. Всё-таки там были подвалы, и они могли уцелеть. А что в подвалах хранится? Правильно, плюшки и ништяки.

Окружив себя четырьмя стражницами, я двинулся к ратуше. По пути пришлось преодолевать сраные обломки зданий, что рухнули прямо на дорогу и мешали пройти. Пришлось карабкаться по ним и в конце, когда я оказался с другой стороны, был весь словно дроу из печки. Да уж…

Зато теперь ратуша была передо мной и оставалось просто пройти через поле. Кстати, на нём же я увидел несколько обугленных трупов тех несчастных, что не смогли найти выхода из ада. Человек семь сжались в кучу и мне было прекрасно видно, что своими телами взрослые пытались прикрыть своих детей. Это была словно скульптура, апофеоз того кошмара, что я несу за собой.

Хотя могу сказать к своему утешению, что их души освободились и полетели на белый свет, где нашли успокоение и новую жизнь, как однажды это почти сделал я.

В отличии от меня наёмницы вообще никак не отреагировали на это. Только одна подошла к телам, и то, чтоб снять с пальца золотое кольцо. Многие скажут, как так, это немыслимо. Но как по мне, вполне приемлемо, им не нужно, а живым пригодиться. Мы же не могилу раскопали.

Двери во внутрь были выбиты, поэтому попасть в ратушу не составило проблем. Однако там мы обнаружили ещё одного обуглиша, что застрял ногой между балками. Уже через десяток секунд вопрос был решён.

Сказать точно, что и как раньше здесь было, я не мог, слишком уж всё сильно обгорело. Теперь это был просто огромный зал без крыши, чей пол завален её конструкциями. Однако здесь же были видны следы стен, что, скорее всего, были сделаны из дерева. Естественно, от них толком ничего не осталось. В самом конце здания был проход вниз. Первой туда пошла девушка воин со щитом, попутно прихватив с собой каким-то чудом уцелевший факел на стене, который был чуть ниже по лестнице.

Пройдя вниз, мы тут же попали в ещё один узкий коридор, который вывел нас в хранилище.

В два хранилища. В одном, судя по всему, было золото. В другом были всевозможные бумаги. Часть была в виде свитков, часть была представлена книгами. Не мало было и просто деревянных коробок, в которых хранилось множество исписанных листов.

Кстати, книги, это не единственное, что я нашёл здесь. Помимо всего прочего здесь было несколько сгнивших трупов, над которыми жужжали мухи и которые воняли на весь зал. Я старался близко не подходить к ним, чтоб лишний раз не портить себе аппетит и сновидения. Тот ещё кайф, скажу я.

- О! А тут золото! – сказала одна из женщин, заглянувшая в тот зал, где, по моему предположению, хранили золото.

Я подошёл, чтоб посмотреть, где она там нашла его. Как выяснилось, между камней. И если приглядеться, то здесь было, чем поживиться. Видимо деньги они собирали в огромной спешке.

Стражницы вопросительно глянули на меня, спрашивая разрешения.

- Можете забрать себе при условии, что разделите на всех, - пожал я плечами.

- Мы поняли, - уже с приподнятым настроением кивнули они и увлечённо принялись искать золото.

Ну а я тем временем снял затухший факел, прикурил от горящего и прошёлся вдоль полок, что здесь были. Практически каждый стеллаж здесь был подписан, от чего не было проблем найти то, что нужно. Например, на одном хранились дела всяких бандитов, на другом - истории урожаев…

Кстати, вот сюда я и зашёл. Нашёл и забрал последнюю и предпоследнюю книгу, где говорилось о посевах и прогнозе об урожае, после чего двинулся дальше. Забавно, но у них, в отличии от нас, нет такого понятия как неделя. У них есть зимний период в девяноста дней, летний в девяносто пять дней и промежуточный, который объединяется в сто восемьдесят. То есть начался промежуточный период, потом начался и закончился летний, после чего вновь с числа, на котором остановился, продолжается промежуточный. Другими словами, он не начинается заново.

Тупая система.

Но меня не это волнует.

Очень скоро я нашёл списки стражи, которые тоже приватизировал. Потом расходы на них и расходы на деревни – это чтоб знать, сколько тратится денег.

Но самым ценным были книги об экономической ситуации в графстве.

Благо каждая книга была подписана. Все они мне были не нужны, но вот налоги, предложения для развития и возможные статьи доходов я прихватил. Ну и ещё рекомендации от казначея на предыдущий год.

И того набрал аж семь нелёгких томов. И когда обернулся, чуть носом не стукнулся с наёмницей.

- Чего тебе, - недовольно спросил я, чуть не выронив книги.

Наёмница сняла шлем и моему взору предстали уже знакомые рога.

- Не ждал? – усмехнулась она.

- Но догадывался, - парировал я. – Чего тебе?

- Да вот… - её рука коснулась моей груди, - подумала, может господин чего изволит?

Видимо от идеи потрахаться хоть с кем-нибудь она не отказалась.

- Да, чтоб ты его пропустила и помогла с книгами, - ответил я.

- А ещё? – прищурилась она.

- Слушай, я же не в твоём вкусе. Чего ты клеишься?

- Ну так что делать, мужиков то нет в округе. А ты хоть какой-то, но носитель члена.

- Очень приятно это слышать, - хмыкнул я и аккуратно положил на пол тома. – Однако нет.

- Неужели тебе не нравятся такие девушки? – спросила она неожиданно томным бархатным голосом.

- Нет. И твоя магия на меня не действует.

- Чёрт!

Из-за её спины появился хвост. Классический хвост демона с пикой на конце. Он шатался из стороны в сторону, словно показывая настроение своей хозяйки. Та проследила за моим взглядом и усмехнулась.

- Нравится мой вха…

И всё, и умолкла. Могла только хлопать своими неожиданно широко раскрытыми зенками, краснеть и тяжело дышать. Смотрелась как школьница, которую спросили, как пользоваться презервативом, а она не ожидала такого вопроса.

Просто я схватил её за этот самый хвост.

Стоило мне отпустить хвост, как из неё с шумом вышел воздух, а лицо стало прежним.

- Это было…

И вновь схватил. И вновь она похожа на школьницу.

Да её парализует!

И хвост такой бархатный…

Я аккуратно положил факел на пол, после чего второй рукой провёл кончиками пальцев по хвосту. Демонша судорожно выдохнула. Забавно. Я кстати чувствую там лёгкую пульсацию и кости, что проходят внутри. Видимо неслабо так кровоснабжается; и нервов там много. А демонша и не полностью парализована, глаза то следят за мной, хотя выглядит как школьница.

Я отпустил хвост.

- Тебя парализует, когда я тебя за него хватаю, - я утверждал, а не спрашивал. – Это со всеми демонами так?

- Нет. Моя особенность! – выпятила она грудь. – И вообще, хватать его, это тоже самое по ощущениям, что за цветочек меня хватать!

- И чего ты от него не избавишься? Он же твоё слабое место.

- Дурак? Ты себе яйца отрежь тогда, так как они твоё слабое место. А благодаря хвосту я всё чувствую острее и…

Я вновь схватил её за хвост пятерней, и она вновь изменилась в лице, превратившись умилительную школьницу. А я… взял и лизнул её хвост.

А потом ещё раз. И ещё. А она дышала всё быстрее и быстрее.

А потом я взял в рот её пику на хвосте и стал посасывать и слегка погрызывать, от чего наша демоняша начала очень часто дышать и издавать звуки, словно сейчас расплачется. Ну а я зубками совсем чуть-чуть кусь, лизь-лизь, потом пососу, потом вновь её бархатный хвостик кусь.

Под конец она, уже делая за секунду вдоха четыре и сопровождая их звуками похожими на те, когда человек заплачет, стояла и дрожала.

Ну а я… взял, да и отпустил её хвост, после чего поднял факел и тома.

- Эй! Ты не доделал! – чуть ли не истерическим голосом громко сказала она, чем привлекла внимание других.

- Я знаю, - кивнул я. Знаю-знаю, довёл до самой точки, ещё чуть-чуть и… отпустил её. Боже, ну я и уёбок, закончил всё перед самым ответственным моментом. Вот она сейчас испытывает, наверное, кошмарное разочарование и облом. – А ты харе канючить. Иначе Мамонта узнает, чем ты тут промышляла.

И с этими словами оставил демоншу, чуть ли не плачущую от облома и обиды, одновременно пылающую яростью, за своей спиной.

Не в её вкусе… на безрыбье… ну-ну.

Позвав всех остальных и окинув напоследок взглядом место, куда, скорее всего, уже никто не вернётся, я поднялся наверх. Пришлось очень аккуратно пробираться через завалы обратно, так как доспехов на мне нет, а вот напороться на гвоздь или острую деревяшку можно запросто. Пришлось даже поделиться своей ношей.

А моя остальная тима тем временем усиленно разгребала один из завалов.

- Мы, кажется, нашли то, что ты искал, - сказала Мамонта, когда я подошёл. – Мы нашли тут трупы лошадей и остатки телеги, а ещё множество скелетов в оплавленных доспехах и без.

- Мда… были времена, - окинул я взглядом это место. Вот честно, и не сказал бы, что именно здесь был проход, настолько всё изменилось.

А тем временем одна из наёмниц крикнула:

- Есть проход!

Я тут же поспешил туда и глянул вниз. Толком нихера видно не было, хотя вон, что-то лежит на дне… слегка отражает свет.

- Нашли, - выдохнул я. Ну слава богу.

- Его там… не мало… - пробормотала Мамонта, глядя в колодец.

- Ладно, нечего смотреть, доставать надо, - сказал я. – Там раньше обитали всякие твари и вполне возможно, что они и сейчас там обитают, поэтому туда спустится несколько человек. Но первого надо обязательно обвязать верёвками.

- Зачем? – спросила одна из наёмниц.

- Затем, что там могли скопиться газы. И если ты начнёшь задыхаться, мы сможем тебя вытащить. Ну или тварь накинется.

Добровольца выбрали быстро. Им оказалась демонша, которой теперь предстояло отработать своё наказание уже не плетью, а разведкой. Мы обвязали верёвками её за пояс и под подмышками, после чего спустили вниз вместе с факелом.

- Ну!? – крикнул я вниз. – Чо, как?

- Нормально! Тут… Тут очень много мешков с золотом, правда часть из них конкретно обуглена и порвана. А ещё они образовали тут плотину. Немного золота вниз водой смыло!

- Тварей слышно? – спросила Мамонта громко.

- Мне, нет! Всё чисто!

Ну если она ещё орёт и не задохнулась, то действительно всё чисто.

- Ладно, спускайтесь, - дал я добро.

Мамонта тут же начала раздавать указания. Часть встала на караул, часть спустилась, а часть принялась сооружать подъёмник, чтоб золото достать. Ну и я не отставал от этого, помогал чем мог. Не потому что был охуительно трудолюбивым, просто вчера в книжке прочитал, что всегда лучше быть неотрывным от коллектива. На тех, кто не работает, косо смотрят и потом начинают недолюбливать. Никому не нравится, когда кто-то отлынивает в некоторых ситуациях.

И что-то мне подсказывает, что это именно та ситуация. Не то, что я не знал подобного, но всё же это было лишним подтверждением.

Глава 112

Сбор золота занял довольно много времени.

В первую очередь потому, что нам приходилось вытаскивать золото из колодца. Золото так-то не самый лёгкий металл, поэтому доставать его было сплошным мучением. Нам даже Мамонта помогала со своей силой.

Однако золото вытаскивали не все.

Четверо стояли в трубе на шухере, чтоб дать в случае необходимости отпор тварям. Ещё пятнадцать стояли на шухере около нас, изредка уничтожая приближающихся зомби.

После того, как все мешки были загружены в телеги, девушки в трубе спустились вниз по течению и ещё прошарили дно, отлавливая монеты, что были унесены потоком. Его было немного, но всё равно приятно. Нечего там золоту пропадать.

Только после этого они все вылезли, и я смог вздохнуть спокойно. В первую очередь потому, что теперь можно было не волноваться. Да, я действительно волновался, что что-то может пойти не по плану. Вдруг там тварь на них нападёт или же задохнуться в газах. Или здесь на нас нападут. Хуже, наверное, была тревога потерять кого-нибудь. Не то, что я испытывал к ним симпатию, просто хотелось подобного избежать.

Но вот все мешки с золотом собраны, телеги загружены, и мы разворачиваемся обратно к выезду.

Я бросил прощальный взгляд на канализационный вход, куда больше никогда не вернусь. Ох, и пережил я там… Кто мог подумать, что вернусь сюда уже графом.

Возвращались мы заметно быстрее, так как все завалы на дороге были уже нами расчищены. Правда два раза встретились зомби, которые целенаправленно шли к нам, однако этим всё и ограничилось.

А вот интуиция пиликнула в голове, что это нихрена не конец и рано расслабляться. И я ей поверил так как уже до тридцати трёх вкачал.

Пока мы ехали, я ожидал подвоха с любой стороны, даже из-под земли. Но повозки двигались, ничего не происходило, и перед нами уже маячила арка в стене.

- Ничего так и не произошло, - сказала Мамонта. Она видимо тоже чувствовала моё напряжение, от чего сама сидела как на иголках, оглядываясь.

- Ничего не произошло, - кивнул я. – Однако то, что зомби целенаправленно на нас нападали, меня напрягает.

- Где-то есть некромант?

- А может и не один, - пожал я плечами. – Я не силён в подобном. Однако он вряд ли просто так нас отпустит.

- Отпустит. Вон, уже стражу видно.

И точно, в арке стояла стража. Сразу несколько человек, как тогда, когда мы въезжали в город. Но…

- Стоять! – отдала приказ Мамонта, вставая на ноги и приглядываясь к ним.

Все тут же остановились. Тишину наполнили звуки вытаскиваемых мечей. Все дружно напряглись, и это напряжение растеклось по воздуху, заражая всю группу.

- Что такое? – я тоже встал. – Что ты видишь?

- Стража стоит спиной к нам, - тут же ответила она.

Я сначала хотел сказать «ну и что», но потом до меня полностью дошёл смысл слов. Вся странность того, что она увидела.

- Он сказал, что больше охраняет людей не от разбойников, а от тварей из города. Почему тогда они стоят спиной к тому, что должны защищать? – объяснила она то, что я и так понял.

- Засада… нет, слишком палевно…

Я задумался. Стоят спиной… почему? Сами так не встанут. Для засады они слишком палятся, так что нет. Их так поставили? Или может их как-то пригвоздили к тому месту? Например, магией? Ну не знаю, паралич там? Жаль, что я в подобном не силён, но это объясняет, что они так палятся своим странным поведением.

- Это ловушка, - сказал я. – Нас заперли здесь. Я подозреваю, что они или уже нежить, или под какой-то магией.

- Да, я думала над этим. Магия, что не даёт тебе двигаться.

- Как?

- Через твой мозг, - коснулась она шлема пальцем.

- Понятно…

Я ещё раз оглядел стены с той стороны. Возможно это даже просто сигнализация такая.

- Можно попробовать через другие ворота, - предложила Мамонта.

- Нет, я узнавал, они завалены и там не проехать. А золото мы не оставим. Так, мне нужны доспехи со щитом и мечом; плюс, ещё одна сопровождающая.

- Ты…

- Вы, - тут же вставил я. – Мамонта, пожалуйста, просто проявляй уважение к тому, кто тебя нанял, и я буду проявлять уважение к тебе. В противном случае для тебя выйдет это боком. Вот теперь я уже угрожаю тебе, поэтому задумайся над моими словами.

Опять игра в гляделки. Кто первым отведёт взгляд, тот и проиграл. И хоть я очкую в такие моменты, но сдаваться не намерен.

Правда на этот раз мы не доиграли партию, так как нас позвали.

- Мамонта, опять зомби по правому флангу.

Можно сказать, что меня спасли от бессмысленно потраченных минут в моей жизни.

Зомби оказалось не так уж и много, около семи штук обычных и трёх обуглишей.

После этого я получил с одной из наёмниц броню, которая была прямо под мой размер.

- Собираетесь сами проверить? – спросила Мамонта.

- Да. У меня иммунитет на подобное. А вторая нужна как подопытная. Если это магия по зоне действия, то она впадёт в ступор, и я смогу её вытащить. Вы же будете медленно двигаться за нами на расстоянии. Если что, мы просто развернёмся и будем искать другой выход.

Которого нет.

- А что будем делать с людьми?

- Что у ворот? Да и хуй с ними. Конечно, они жители моей территории и так далее, но тут мы рискуем сложить свои головы с ценным грузом за плечами. Что-то сделать будет очень глупо. Поэтому просто оставим их там.

Может показаться такое жестоким, но извините, кто-то заморозил всех (а может не всех, мы ещё не знаем точно). Верхом глупости будет искать этого человека, имея золота три повозки без должной поддержки и прикрытия. Между героизмом и долбоебизмом находится очень тонкая грань.

Получив всю нужную экипировку, я вместе с отмычкой двинулся к воротам. Может быть кстати и другое – мы сейчас подходим, на нас бросаются со всех сторон. Однако это было нестрашно, наёмницы без проблем отобьются. Хуже, если на нас накинут магию и потом нападут. Но в этом не было смысла – зачем тогда заранее предупреждать нас о себе, оставляя стражников на видном месте. Куда логичнее было неожиданно всё это сделать.

Чем ближе мы подходили к воротам, тем тяжелее становилось на душе. Чувство тревоги сдавливало сердце, заставляя то трепыхаться. Да и интуиция достала скрипку и теперь активно играла в моём мозгу произведение: «проблемы на задницу близко».

Девушка-отмычка, которая шла рядом и была показателем того, есть ли здесь магия или нет, вела себя довольно спокойно. Не спешила застопориваться или умирать, продолжая спокойно шагать рядом со мной. Значит всё-таки тут нет области, на которой действует магия, так?

Мы уже достаточно близко подошли, чтоб можно было нормально разглядеть наших друзей, что стояли спинам к пепелищу. Вроде те же стражники, трое человек, вставшие в ряд; броня, шлема, ножны с мечом на поясе. Всё нормально, но стоят спиной к нам, что странно.

- Эй? Вы слышите меня?

Ноль реакции.

Окей… подойдём поближе.

Я медленно приблизился к ним, готовый броситься назад, прикрываясь щитом. Ну чо за хуйня, почему меня игнорируют? Я поднял камушек и бросил в одного из истуканов. Тот с характерным звуком отскочил от брони. И ноль внимания! Ну чтож ты будешь делать…

Тогда, воровато оглядываясь, я решил подойти к ним вплотную.

Кстати говоря, оказавшись рядом с ними, я вышел за пределы стены и мог наконец увидеть, что происходит. Практически все, кто здесь был, замерли. Просто остановились, словно время для них тоже остановилось. Женщины застыли, неся тазики, дети застыли, бегая друг за другом. А вот мужик в кустах застыл… фу блять, он срал и застыл в процессе. Ёбаны в рот, сука, да из него дерьмо торчит!

Я быстро отвернулся.

Блять, мне нужно срочно вычистить эту картинку из памяти. Нахуя я вообще туда посмотрел!? Весь страх и напряжение как рукой сняло. Вся мистическая, таинственная и пугающая атмосфера разрушилась из-за какого-то убеана! Ну вот и как после этого радоваться миру? Я тут крадусь, ожидаю подвоха, чувствую, словно оказался в жутко стрёмном месте, и тут… такое!!!

Всё, я обиделся. Никаких подыгрываний.

Поэтому я спокойным шагом подошёл к одному из стражников и без палева похлопал его по плечу. И этот чёрт неожиданно стал медленно поворачивать свою голову в мою сторону. Поворачивать, нарушая все законы анатомии. И лицо у него было жутковатым. Абсолютно круглые глаза и огромная неестественная улыбка от уха до уха.

Теперь его голова была повёрнута на сто восемьдесят градусов ко мне. И не только его – ещё двое стражников с такими же лицами, как и у семейки из астрала, смотрели на меня, повернув головы под жуткими углами, но не сдвинувшись с места.

И знаете что?

А ничего! После срущего мужика это уже не страшно! Блять, и надо было такую атмосферу запороть то, я просто в шоке и глубоко разочарован.

Это… это обидно! Тут такой хоррор намечался, а превратился в какой-то театр абсурда и нелепостей. Как я должен пугаться после этого? Ко всему прочему, когда ещё и день на дворе. Хотя с другой стороны, из-за подобного я и не сильно испуган, от чего могу более-менее реагировать на ситуацию.

- Так, давай сдвинем этих долбоёбов с дороги и проедем, - вздохнул я, поворачиваясь к отмычке.

Но отмычка застыла.

- Эй! Ты слышишь?

Ноль реакции.

Ну ясно, попала под воздействие.

Я обернулся и помахал рукой, показывая, что здесь есть площадь воздействия магии, но… ноль реакции. Так, или меня игнорируют, или нас накрыли куполом. Только смысла не вижу, если честно – получается купол увеличился? Или ещё один накинули? Если второе, то почему не накинули ещё в городе?

Какие нелогичные враги.

Но всё же, что делать?

Уклоняться блять!

Я прихуевши отпрыгнул, но меч чиркнул меня по броне. Моя отмычка чуть меня не помяла! Отмычка, ты чего!? А она вновь пытается меня пырнуть!!!

- Приказываю, остановись! – крикнул я.

Воительница замерла с поднятым мечом, словно наткнулась на стену. Но через мгновение затряслась и плашмя упала на землю, где начала дёргаться. Это было похоже на приступ эпилепсии.

Я на мгновение выдохнул, но тут же опять насторожился. Ведь отмычка не посмела бы меня атаковать, если только её не взяли бы под контроль. А если это так, то её сейчас дерёт и клятва, и магия. Я поспешил снять с неё шлем, чтоб подтвердить свои догадки. И точно, история была как с Клирией – она сейчас вся покраснела, глаза слегка выпучены и испуганно бегают, а из носа уже бежали две струйки крови.

Ладно…

Я мысленно отменил приказ, после чего ударом кулака в железной перчатке уложил её в аут. Теперь она в более-менее безопасном состоянии как для себя, так и для меня.

Но если её взяли под контроль, то…

Ой блять, кто бы сомневался! Я обернулся на приближающийся бабский легион, который объявил мне восстание в полном составе. Вон, блять, маршируют ко мне суки. Ёбаный гарем, как знал, что от них будут проблемы.

Но как бы и тактика была мне примерно понятна. Кричу «остановиться» на секунду, бью в морду, отпускаю, чтоб долго не сталкивать приказы, вновь кричу «остановиться» и повторяю. Так их не пожгу этими приказами и успокоить смогу. Но стоило мне только об этом подумать, как они все остановились.

Просто замерли.

Я отошёл от них подальше, не очень жаждя подходить ближе, если вдруг они решат бежать на меня.

Но причина их остановки стала появляться буквально через пару секунд.

Люди в чёрных, матовых и очень стильных доспехах (надо будет затариться для гвардии такими же) без опознавательных знаков выходили из леса. Стандартная экипировка – меч, щит, у некоторых тяжёлые арбалеты. А перед ними, явно являясь главной, шла баба в остроконечной шляпе. Ну конечно же баба! Кто ещё мне скажет, что все проблемы не от баб!?

Помимо остроконечной шляпы, которая как бы намекала на её магические таланты, на женщине ещё был такой тёмно-синий шарф со звёздочками. Вот прямо типичнейшая ведьма, только… стоп, где развратный костюм!? Где платье с декольте до пупка, прикрывающая только соски и юбка с разрезом по линии бедра до того же пупка, чтоб все поняли, что ты не носишь труханы? Они ну просто обязательны, чтоб магия лучше в тело проходила. Без подобного платья ты не ведьма, а просто позорная шлюха в плаще!

Даже у Эви было подобное платье, пусть и не настолько развратное, как я описал.

Пидоразов было не много, человек двадцать пять. Плюс, магичка шлюха.

- Добрый день, человек новоизбранной графини Элизианы, - сказала шлюха-ведьма. Как по голосу, так и по лицу я бы дал ей лет сорок, наверное, однако вынужден признать, что смотрелось её личико шикарно. – Вообще, изначально мы не планировали выходить, однако тот, кто смог увернуться от контроля разума достоин моего внимания.

О боже… какое же клише…

Моя рука сама по себе потянулась к лицу, насколько это просто… Думаю, словно «просто» очень неплохо описывает эту ситуацию. Злодейка, перед тем как убить, выходит и показывает себя. А ещё она может рассказать свой коварный план, но в такую тупизну я не поверю.

- Чем имею честь быть не прибитым сразу, госпожа… - я сделал паузу, чтоб она назвалась.

- Просто госпожа подойдёт, - кивнула она. Вот же сука, не говори, что ты из умных злодеев. Мне здесь только такого не хватало. – Мне просто стало интересно, как вам удаётся сдерживать мою магию? Вы маг?

- Это огромная сложность? – поинтересовался я.

- Если знать, что вас собираются взять под контроль, то нет. Однако… мне интересно для себя, вы поняли, что это магия парализации, так?

- Допустим, - не стал я отвечать напрямую.

- Но смогли защититься и от контроля. Вы знаете универсальное заклинание?

Кажется, до меня дошло, о чём она. Да-да, дошло, я читал ещё в прошлой жизни здесь об этом в книге о магии. И я понял, что это был за цирк.

Суть в том, что каждое такое вот ментальное заклинание должно отбиваться своим контрзаклинанием. Контроль разума и тело своим, вот такая парализация через мозг своим, чтение мыслей своим. Можно сказать, что на каждую болезнь свои таблетки. Это была основа ментальной магии, как там написано.

И судя по этой ситуации она применила парализацию, чтоб, если здесь был маг, долбанул контрзаклинанием от парализации, а она в этот момент возьмёт нас под контроль. Другими словами, стража была выставлена специально для того, чтоб мы приняли неправильные методы защиты на обманный манёвр. Но вот мы выходим, она кидает контроль разума и… я вне контроля. Она это видит и скорее всего попыталась кинуть парализацию, но тоже мимо. А вот моя команда застыла, попав под неё.

А может она ещё что-то кидала на меня, от чего решила, что я имею контрзаклинание сразу на всё. Да, скорее всего ещё что-то использовала на меня.

Все эти рассуждения пролетели в моей голове за секунды.

- Я не буду отвечать на этот вопрос, - спокойно ответил я.

- Артефакт?

Я промолчал.

Женщина за сорок задумалась.

- Может хотите занять место среди нас? – она повела рукой, словно приглашая меня. – Место среди победителей?

- И кто же этот победитель? Граф Анчутка? Нет уж, спасибо.

Я увидел смешок на её лице.

- Анчутка? Победитель? Эта группа вряд ли станет победителями. Поэтому я предлагаю сменить не только непутёвую хозяйку, но и саму группу. Таким талантам как вы незачем прозябать среди неудачников.

Опа, да тут у нас блять заговор! Тут не только внутри группы есть претенденты на мои земли, но и из других групп уже припёрлись. Вы чо блять, охуели?

- Боюсь, что нет, - покачал я головой и сделал шаг назад.

Женщина за сорок скептически усмехнулась.

- Верность даже в такой ситуации… тоже похвальна. Но тогда знайте, ничего личного.

Ага, ничего личного. Вот именно когда говорят такую фразу с таким лицом, то значит, что теперь это стало личным. Личное настолько, что мелочиться со мной не будут.

Глава 113

Женщина за сорок-шлюха-ведьма махнула рукой и двадцать пять человек в чёрных матовых доспехах двинулись ко мне.

- Уж не думала, что настолько всё далеко зайдёт, но подстраховка, дело святое, не так ли?

А ещё… я прихуел, глядя на то, что рождается предо мной.

Те самые стражники, которые стояли перед воротами, начали меняться. Их тела увеличивались, кожа рвалась, обнажая мясо, одежда и броня спадали на землю, словно шелуха. Ко всему прочему они соединялись между собой, сплетались и растворялись в друг друге. Трое стражников становились одним целым. И из этого куска мяса появлялись новые конечности, длинные, словно лапки паука с острыми отростками, похожими на мечи, на конце.

Отлично, мы из фентези мира переместились в космос. Кто-нибудь, срочно подайте мне плазменный резак и стальные сапоги, мы идём убивать некроморфов.

Думаете это всё? Нихуя. Все мои люди, кроме той, что я вырубил, двинулись на меня. Ну пизда… двадцать пять плюс пятьдесят и ещё залупа, которая отрастила шесть острых лапок и похожа на кусок фарша с гигантской круглой пастью по центру туловища. Эта хуйня была сейчас размером с пассажирскую газель.

Сказать, что моё сердце ушло в пятки, это не сказать ничего. Даже страха не было, была какая-то странная обречённость. Шестьдесят пять человек и тварь с магичкой. Плюс, большая часть – мои люди, которых я не хочу убивать.

Те испуганные глаза девушки, когда я её обездвижил - она же понимала, что происходит. Это не управление разумом, это управление телом. Другими словами, они всё понимают, но нихуя не могут сделать. Да, я готов идти по трупам, готов жертвовать, но целенаправленно мочить всех подряд… это перебор. Начни раз, и во второй раз это уже покажется обычной необходимостью.

- Вы же не думали, что я дам вам возможность выжить? – улыбнулась она.

А, ну ясно, подумала, что я маг и лупанула всеми способностями. Ну не шлюха ли она после этого? Особенно так поступать с моими людьми.

Я бы четыреста десятый сюда ёбнул, но он же всех подряд будет валить, а ещё люди в лесу, что мирняк.

Никогда не было легко, верно?

Боль резанула тело, а я поспешил скинуть с себя свою броню. Если они думают, что меня это остановит, то глубоко заблуждаются.

В голове заиграл уже знакомый когда-то услышанный мотив, и я невольно начал напевать под него. Текст как раз под подобную хуйню.

- И я знаю, что не остановлюсь, пока не останусь один. Борюсь, пока не умру, ем, пока не наемся.

Они увидели, что что-то происходит и бросились ко мне, а я сам бросился бежать в лес, ломаясь и превращаясь на ходу. Стрела пробила плечо и прошла к чертям на вылет… но поздно, я уже меняюсь, всё теперь неважно.

- И я не собираюсь останавливаться, пока не переведу дыхание.

Вот уже даже идти неудобно, удобнее бежать на четырёх лапах, а из моей пасти вылетает лишь рык. Однако я всё равно слышу свои слова. Ухожу подальше, чтоб мирняк, что живёт в леску у поляны, не мешался, выискивая взглядом преследователей. Здесь лес, здесь у меня преимущество над людьми.

- Борюсь, пока не умру, ем, пока не наемся, а потом я сделаю всё это снова, - рычал я. - И это не из-за денег, работа у меня в крови, я буду нести это дерьмо на своём ебучем горбу.

И вот среди деревьев нагнал меня первый воин в чёрном. Он остановился, опустив меч и щит, явно слегка поражённый тем, что увидел. Уж точно не меня такого он хотел застать. А я встал во весь рост и огласил всю округу своим рёвом.

- Я УБИВАЮ, ПОТОМУ ЧТО Я ГОЛОДЕН!!! – и бросился под играющие мотивы в голове на ублюдка.

(То, что напевал под нос Патрик: HUNGRY By Rob Bailey and The Hustle Standard)

Мгновение, он прикрывается щитом, и я ударом отбрасываю его в дерево. Не смертельно, но неприятно, только отлетел он как-то с трудом. А на меня в этот момент прыгает сбоку моя наёмница, подняв над головой меч. Правильно, расходники вперёд. Но я лишь метнулся в её сторону и ударом тыльной стороны руки отбросил дуру, отправив в полёт. Броня её защитит от удара.

По земле тут не вариант бегать, поэтому я запрыгиваю на деревья и скачу по верхушкам, выискивая цели. А их много, очень много.

- Он на деревьях! – закричал кто-то.

Но поздно, я спрыгнул на одного из чёрных и смял его как консерву. Но в меня тут же воткнулась аж три болта.

На мгновение драка превращается в какое-то безумное месиво, где я тупо молочу руками по всем подряд, при этом не в силах пробить броню и убить их. А они, стойко выдерживая удары, не могут подойти ближе. Это выглядит так, словно я их тупо раскидываю по сторонам.

Ещё удар мечом справа. Я уворачиваюсь, но меня всё равно цепляет и чуть ли не полностью отрубает руку. Сука, с какой силой надо это рубить, что руку чуть не отхерачило?! Я бью кулаком тому в ебальник, несильно сминая забрало и откидывая его назад.

Но блин, если он бьёт с такой силой…

Я вновь прыгаю на дерево, и стрела втыкается мне в спину. Прыжки между кронами деревьев подальше от толкучки, и я выискиваю ещё одного, прыгаю…

Но он замечает меня и слишком резво встречает мою тушку щитом. И мы кубарем катимся несколько метров, после чего оба вскакиваем. В другой ситуации и другого противника я бы смял даже с щитом, но этот не только успел заметить, но ещё прикрыться и отбить. Он не отстаёт в скорости, уже вновь подняв щит перед собой и отступая, не спеша нападать. А к нему тянутся уже другие, включая…

Я отпрыгиваю, пропуская удар, и бью в ответ кулаком в корпус наёмницы, ногой отпинываю другую, и та врезается в дерево, после чего сползает по нему на землю. Третью хватаю за руку и просто выкручиваю, ломая конечность. Отталкиваю. Вновь проходит удар по мне в корпус и меч чёрного входит по самую рукоять. Я хватаю его за шею и отпрыгиваю подальше, после чего пытаюсь сорвать шлем, чтоб сожрать.

Но сука отбивается, причём очень сильно. Сколько у них сил…

Нет, какой у них уровень? Я блять даже грохнуть его нормально не могу, так как он умудряется руками меня отталкивать!

Вновь мои наёмницы настигают меня, и я принимаю бой. Удар в корпус, удар тыльной стороной руки, я практически врезаюсь в толпу своих, просто их раскидывая в стороны.

Вижу чёрного, бросаюсь на него, но меня отбрасывает другой засранец, ударяя щитом. Это быстро. Очень быстро для сорокового. Нет, у них всех семидесятый, это точно. Их удары буквально крошат меня.

Тут меня настигает удар сзади. Меч, подобно брошенной пике, просто пролетает сквозь меня в руки к другому чуваку. Я отпрыгиваю в сторону, но сзади никого нет. Значит способка как у Кэйт?

А эта маленькая армада уже смыкает ряды. И это мне жутко напоминает уже увиденную картину в прошлом, когда герои меня убивали. Эти не та шалупонь, что была встречена мной ранее. Тут у них умение действовать в команде видно, и сила чувствуется. Чот мне кажется, я с ними не потягаюсь. Ещё три-пять может, но не двадцать пять.

И они вновь строем нападают на меня, однако теперь бьют по конечностям.

Да эти суки тактику из Даста используют!

Тут блять плевать, насколько я буду сильным, они щитами прикроются и будут держать оборону, тесня меня, а при моей атаке бить в конечности. А у меня время не бесконечно!

Тогда валим нахуй, надо вынести командование и огромную тварь, обеспечив себя пищей.

Поэтому, ударив кулаком наёмницу, я запрыгнул на дерево и помчался в сторону поляны. Спорим, женщина за сорок-шлюха-магичка там? Добрался я до туда подозрительно быстро и тут же подтвердил свои догадки - она стояла под защитой десяти воинов.

А тварь…

Я отпрыгнул в тот момент, когда этот кусок мяса попытался меня цапнуть. Его коготь однако зацепил мою ладонь, разорвав её на две части. Это было… больно. Но ты то мне и нужен, чмо ходячее.

Отпрыгнув от этого недопаука на другое дерево, я оттолкнулся от ствола и врезался всем телом в тушу.

И мы оба, ломая ветки, полетели вниз. Попутно я рвал когтями ублюдка и втыкал в его брюхо руки, разрывая плоть. По мне же молотили эти сраные лапки и уже к земле на мне не было живого места. Кости пусть и прочны, но не против подобного.

Я закашливался кровью, попутно проглатывая то, что смог содрать с твари и держа дистанцию, чтоб меня не поймали. Шаг в сторону, ещё один и я бросаюсь на неё. Недопаук замахивается лапой, удар… но длинный коготь цепляется за дерево. Я же падаю на колени, проскальзывая под ней, после чего резко встаю и начинаю рыть внутрь туши. Недопауку просто тяжело достать меня, стоя на земле. Он может орудовать всего двумя лапами, но и те с моей живучестью не скоро меня кокнут.

А я уже практически внутри этой хуйни: рву, жру, тянусь лапами куда попало, пытаюсь встать в полный рост. И всё жру-жру-жру… Действительно, тварь пустоты, сколько ем, но не могу наесться. Это созданное существо не кричит, однако дёргается в судорогах, пока я копошусь в нём. Повсюду кровь, повсюду мясо и кишки.

И только когда тело перестаёт дёргаться, его мышцы перестают содрогаться, я позволяю себе прогрызть и прорвать путь наружу. Наверное, я сейчас выглядел как чужой, который вырвался из твари.

А вокруг меня вновь шеренга из щитов. Ой, да ну вас нахуй!

Прыгнул и, цепляясь когтями за дерево, я вновь поднялся наверх. Сейчас у меня есть время, поэтому можно заняться другими. В крайнем случае, смогу вернуться сюда. Только надо…

Я спрыгнул вниз прямо на стражников. Тот, на кого я упал, прикрылся щитом. Но я его всё равно придавил засранца к земле, после чего, выставив вперёд лапы, прыгнул на самого дальнего. Он вытянул меч, вместо того, чтобы прикрыться щитом. Тот пробил мне подбородок, вошёл в правую часть груди по самую рукоять, а я оказался так близко, что смог своими когтями попасть ровно в стык между бронёй и шлемом.

Чуток глубже… я буквально почувствовал, как проткнул шею, как кровь хлынула по пальцам, пульсацию тела… После чего выдернул пальцы и бросился бежать. Его ошибка стоила ему жизни. Правда я чуть сам не сдох. С трудом вытащив меч, я отбросил его в сторону. Такая страшная рана зарастала благодаря моему обеду довольно быстро, хоть и с болью.

Чёрные, тем временем, вновь бросились за мной. Я уводил их всё дальше и дальше, иногда делая ложные выпады, чтоб держать их в тонусе. Иногда я даже доставал кого-то, но и то поверхностно, зато тем самым подбадривал их к атаке на меня.

Так, уведя людей в чёрном достаточно далеко, я подпрыгнул на дерево и понёсся в сторону, уводя их ещё дальше, после чего резко сменил направление и бросился к поляне. Бросился прямо по деревьям, так как прыгать со ствола на ствол было сподручнее. Я не встретил ни одной из наёмниц, однако причину этого уже знал.

Стоило мне выйти на поляну (попутно я закусил мутантом), как мне просто открылась стена из наёмниц, что была готова меня встретить. Но с ними проблем будет меньше, они практически в два раза слабее чёрных (то, что те семидесятого, я просто уверен).

Поэтому я ринулся вперёд. Удар, другой удар, пинок, кто-то по мне попадает, но это не так критично. Одну я хватаю за ногу и начинаю крутить вокруг себя, сбивая других, после чего отпускаю в гущу толпы, и она, как боулинговый шар, всех сбивает. Прыжок дальше, вновь пинки, удары и…

Мне прилетает мечом так, что отрубает руку. Прыжок назад, врезаюсь спиной в кого-то и падаю. А ко мне приближается Мамонта, словно сраный мамонт. Вот она ближе, уже заносит меч надо мной…

И ХРУСТЬ! Её нога сгибается в обратную сторону от моего пинка во всю силу. Я дёргаюсь на встречу, хватаю за руку с мечом и выкручиваю, вырывая суставы, рвя сухожилия, после чего пинком отправляю её нахуй подальше.

Вон уже из леса появились чёрные мечники, видимо осознав свою ошибку. Женщина за сорок-шлюха-магичка же готовит для меня невъебенный подарок, который грозит меня испепелить, а именно фаерболл. И пусть пока его размеры с её ладонь, но он увеличивается в размерах.

Ах так, сука!? Ну и жри тогда свой же фаерболл!

И я направляю все силы в этот огонёк шара. Мана практически мгновенно бьётся в ноль, о чём свидетельствует потемнение в глазах и слабость. Но зато фаерболл, пусть и не сразу, словно она пыталась удержать его, но взрывается в руках магички.

А я оборачиваюсь, звериным чутьём чувствуя, что сзади враги и ударом отправляю подальше ещё одну наёмницу. Я бью не сильно, скорее чувствительное толкание, чем удар. Потом ещё удар и ещё двух отбрасывает в сторону.

Я разворачиваюсь и прыгаю на магичку, чтоб закончить начатое, так как сейчас она вся обугленная, покачиваясь, стоит с охуевшим видом.

Но прямо перед моим носом она оказывается в коконе из щитов! Да вы дрочите, блять! Да чо за хуйня! Читеры ебаные! Да я на вас блять в божественную тех.поддержку напишу, криворукие уёбки!!! Донатеры донные!!!

Раскидывая ругательства, я отпрыгиваю от кокона, так как к нему уже подходят чёрные рыцари. Членососы ебаные. Хуесосы обоссаные. Просто пидоры. Мамку ебал вашу. Раки клешнерукие. Конечно, накачались там, заданатили себе шмотки, суки. А по одному, а не тимой слабо, да?

Правда вместо слов я просто рычал на них, медленно обходя по часовой стрелке. Мои наёмницы уже спешили встать, чтоб прикрыть их собой.

Блин, только не говорите, что там у неё ещё и хиллер есть, это вообще будет жульничество.

Однако они так и не напали. Более того, кокон из щитов исчез и все мои помятые наёмницы рассыпались, словно им подрезали нитки. Помимо этого, по лесу сразу разнёсся гул небольшого городка, что до этого мирно спал.

А что это значит?

Шлюха-ведьма-женщина за сорок съебалась!

Это значит мою сокрушительную победу! Бля, да я просто нахуй бог! Просто батя, пришёл, увидел, разрулил! Бля, да у этой шалупони просто не было шансов, их проигрыш был вопросом времени, я нахуй даже не парился, как отец-основатель затащил катку, gg вам, мрази, ща, только коленки трястись перестанут, и я полностью оценю свою победу, то, как сука по краю прокатилась моя трусливая задница.

Это было реально близко. А ещё это было хорошим наглядным примером того, что «Тварь пустоты» - не ответ на все вопросы. Мелких уровней она конечно неплохо раскидывает, если не учитывать последствия, но вот с теми, кто за сорок, идёт уже намного тяжелее.

Броню и щиты я не пробиваю, а если прибавить сюда силу людей и их способности, то я уже и не выгляжу непобедимым. Против двух-трёх-пятерых я справлюсь, однако против скоординированной толпы шансов практически нет. Их не откидывают нормально пинки, они выдерживают намного лучше удары. Я даже наёмниц раскидывал, а их так не получалось. Я не говорю про опыт, хитроумные ловушки и способки, которыми меня успели жахнуть несколько раз.

Про стольников я молчу, там меня и один сможет раскатать при должном умении, пусть силы и будут примерно равны.

Короче, всё как в игре, добро пожаловать на новый уровень. Теперь ты противодействуешь своему уровню силы и имбовать за счёт этой способки не получится. Чую, даже магичка, если бы знала фишку про огонь, смогла бы мне пиздюлей провешать конкретных. Блин, а я рассчитывал, что с такой способкой стану непобедимым.

Выдохнув, я медленно направился в сторону наёмниц, которые приходили в себя и спешно расползались или расходились от меня в страхе. Но мне нужна только одна.

Мамонта, тварь ты облезлая, чуть не убила меня, ты где?

Нашёл я нашу сломашу пытающейся встать. Завидев меня, она замерла. А я без застенчивости взял её за шкирку и потащил в кусты.

Нет, не ебать. Скоро будет превращение обратно. Я не хочу, чтоб меня видели местные, поэтому хочу спрятаться в лесочке, пока не превращусь в изломанного человека. А как превращусь, Мамонта меня оттащит обратно. И хуй с тем, что нога её сломана, пусть выкручивается и искупляет мою отрубленную руку, которая с болью вырастает обратно.

И только я блять отошёл, таща её, как меня попыталась кокнуть одна из своих! Сука!

Проблема в том, что они должны мне подчиняться по приказу Элизи. Но вот не трогать приказа не было. Это уже они сами понимают, так как знают цепочку, в которой при моей смерти сдохнут все мои рабы и связанные клятвой (вернее Клирия их убьёт за это). Но страх, видимо, выбил последние мозги.

Я поймал меч, который должен был опуститься на меня, рукой (тот мне разрубил всё вплоть до кости), забрал, откинул в сторону, снял дурынде шлем, поднял на уровень своего лица и как рыкнул! У неё даже волосы назад потоком воздуха отнесло назад! Потом я её просто поставил обратно и похлопал по голове, после чего потащил Мамонту вновь в лес.

Думаю, что она поняла намёк.

Отойдя достаточно далеко, я просто бросил Мамонту и сел, облокотившись на дерево.

Она медленно встала, хмурясь от боли. После чего оглянулась и вновь посмотрела на меня.

- Не хочешь, чтоб тебя видели сельчане? – спросила она.

И снова на «ты». Мне кажется или она непроходима? Мне так-то плевать, если она не будет творить хуйню, но именно с «ты» и «вы», когда человек считает себя тебе ровней, всё и начинается.

Я в ответ кивнул.

- Ясно. А меня взял за собой как главную.

Я вновь кивнул. Меня её догадливость пугает.

- Понятно. Я думала, ты меня порвать решил, как тогда сказал.

Я лишь махнул лапой и прорычал что-то в ответ. Может быть мы вернёмся ещё к вопросу о том, что я хотел с тобой сделать, но сейчас есть кое-что поважнее. Сейчас меня начнёт ломать обратно.

Ну… раз!

Часть двадцать девятая. Гости и знакомые нового дома. Глава 114

Я возвращался с ужасной болью во всём моём несчастном теле. Тряска в телеге никак не способствовала тому, чтоб она прошла. Эта ебаная телега собирала каждый камень, каждый бугорок, так как была без амортизаторов. Пусть мне и подстелили вещи под тело, но легче не стало.

Взять на заметку – придумать сраные амортизаторы, а то это вообще жопа.

Ещё ужаснее было то, что половина моей команды возвращалась поломанная: кто с рукой, кто с ногой, кто вообще с позвоночником. Съездили, называется. Ещё забавнее то, что это я их так распидорасил.

Но никто не жаловался, так как знали – им просто повезло. Все они хоть и находились под контролем, но видели и помнили абсолютно всё, что произошло. И они знали, что я мог с ними сделать, от того судьба побыть просто поломанными их не смущала. Надеюсь, подобное зрелище поможет им раз и навсегда усвоить, кто здесь главный.

Мы, кстати, даже две дополнительных телеги отжали, чтоб загрузить туда раненных.

Но вместе с ними мы получили и целую армию беженцев, что жила у стен…

Клирия меня убьёт. Боже, пожалуйста, пусть я смогу ходить к тому моменту, как она очнётся, иначе ничем хорошим это не закончится. Знаю, что я главный и она должна мне подчиняться. Но если я примерно представляю, чем грозит такое переселение народов, то про Клирию даже говорить не надо - её удар схватит. От того я и сыкую увидеть её реакцию.

Но зато мы отстояли три воза золота! Да-да, мы его смогли отстоять в неравном поединке, где мне чуть не надрали задницу и где я понял, что «Тварь пустоты» отнюдь не универсальный ответ на все вопросы.

Но всё равно, это не давало ответа на то, что делать с остальной часть людей. Ладно жить - в землянках перекантуются, ладно есть – поля-то остались, а собрать уже дело техники. Проблема была в работе и канализации. Может звучит и смешно про канализацию, но оттуда начинаются все болезни и эпидемии. Ну а работа логично – деньги то надо от куда-нибудь брать.

Короче, нам нужен экономист.

Помимо дел насущных, я мысленно возвращался к бандформированиям как Анчутки, так и неизвестных людей в чёрном. И мотивы каждого я примерно понимал.

Один пытался просто душить понемногу графство, чтоб такая дура, как Элизи (та, что была раньше, а не Кэйт) начала не справляться с делами. После этого она бы побежала за помощью или люди стали бы её гнать и тут является Анчутка, весь такой спаситель и берёт территорию под крыло. Ну или ставит своего наместника.

Вторые же решили бить больно и сильно – по доходам. Кто знает, как прознали про золото, но они прислали людей его забрать, чтоб сразу и конкретно подкосить графство. Возможно, ещё бед как-нибудь натворить хотели. А после этого сделать как Анчутка – предложить покровительство или тыкнуть наместника.

Короче, сразу две силы к нам лезут и быть может, что обе ещё и действуют за одно, но это вряд ли.

Блин, всё так сложно… А я-то надеялся, что пришёл, сделал и ушёл, а тут блять только граф помер и уже грызня за территорию. Что за хуйня, всё не слава богу.

Сраных пять дней я отбивал себе спину в телеге, таща за собой не только золото, но и людей, которым теперь предстояло найти место. Кстати, они ничего не помнили из того, что случилось перед воротами. Видимо парализация работала исключительно на всё, парализуя даже сознание и останавливая его.

Можно было ещё порадоваться тому, что ко мне никто не приставал. Например, демонше я сломал позвоночник, поэтому она лежала около меня, не в силах пошевелиться, и злобно пыхтела, понимая, что счастье так близко и так далеко. Под это пыхтение я и доехал до долгожданной деревни. Пять дней пути обратно, и я почти дома.

- Мамонта, скажи своим людям, пусть зайдут к целителю, тут вроде есть один, и скажут топать к поместью сейчас же. Приказ графини.

- Ясно.

Она там кого-то позвала, но я уже не прислушивался, ожидая долгожданного приезда обратно.

Очень скоро мелькнули уже знакомые ворота поместья, а ещё чуток позже повозка остановилась. Я замиранием сердца ждал, когда нас начнут вытаскивать. Уж очень не хотелось, чтоб Клирия оказалась на ногах и застала…

Вот же сучка! Уже на ногах!

- С возвращением домой, мой господин, - она поклонилась. – Вижу, вы не сидели без дела.

- Клирия! Чтоб тебе пусто было! – Лучшая защита – это нападение! – Вырубилась и такая умная пришла в себя, да!? У нас ещё будет с тобой разговор!

- Как прикажете, мой господин, - поклонилась она. – Но вам пока лучше соблюдать постельный режим. Позвольте…

Она шагнула ко мне с вполне целеустремлённым лицом.

- Погоди-ка, ты чего делать собралась?! – забеспокоился я, понимая, что на носилках далеко не уползёшь.

- Ничего, мой господин. Просто помогу вам выспаться.

- Чего…

Я бы ещё много чего спросил или сказал, однако моё сознание начало уплывать. Хитрая сучка кольнула меня чем-то острым, и моё сознание поспешило отправиться в весёлое путешествие в страну снов. Но даже так, даже в таком состоянии я смогу тебе кое-что сказать…

- Клирия – ты официально признаёшься сучкой!

Клирия отошла от носилок, после чего кивнула женщинам, что держали их, в сторону входа в подземный замок.

- Рубека, будь добра, сопроводи их до лечебной и займись господином Мэйном.

Рубека кивнула и поспешила увести двух женщин.

Официально признана сучкой… Она, наверное, может порадоваться, так как уже успела занять в этой иерархии место главной сучки.

Клирия обернулась к другим прибывшим.

Она ещё не видела ни одной из них здесь, так как, к её глубочайшему сожалению, была без сознания. И теперь искренне об этом жалела. Стоило ей отвернуться, как поспешил Патрик искалечить не только себя, но и одну пятую отряда. Поразительная способность находить проблемы и потом решать их.

Так ещё и о взаимоотношениях его и главы наёмников ходят весьма тревожные и неприятные слухи. И знала она это не из последних уст. Элизиана тоже присутствовала здесь.

- Могу ли я попросить, чтоб ты позже приказала тем двум девушкам, что ушли, слушаться меня? – не поворачиваясь, спросила Клирия Элизиану, что стояла за спиной.

- Я прикажу им.

- Благодарю. А теперь, пока все не разбежались…

- Я поняла, - кивнула Элизиана, после чего громко обратилась к наёмницам. – Прошу внимания. С этого дня вы так же подчиняетесь госпоже Клирии! Каждое её слово будет моим словом и должно выполняться беспрекословно, таков мой приказ!

Все сразу посмотрели на упомянутую особу: кто с интересом, кто с опаской. Однако все сразу сошлись на мнении, что бояться в первую очередь надо не Мэйна, а именно её. Наёмницы не были новенькими в своём деле и профессиональное чутьё было для них обычным делом. Очень важно определить, опасен ли противник перед тобой или нет.

Так вот, все сошлись на мнении, что Клирия абсолютно опасна.

Клирия удовлетворённо кивнула, после чего дождалась, пока не появится сама глава наёмников. Она спокойно стояла, пока та не подошла ближе, после чего обратилась к ней.

- Я так полагаю, что ты, глава нанятых мною людей, так? – спросила она вытянувшуюся во весь рост Мамонту.

- Верно.

- Очень хорошо. Тогда на колени, мне неудобно с тобой разговаривать, задирая голову вверх.

Край губ Мамонты дёрнулся от неудовольствия, однако она подчинилась. При этом Клирия заработала десяток другой недобрых взглядов её соратниц.

- Итак… Мамонта, если меня не подводит память, так?

- Да, - буркнула хрипло та.

- Отлично-отлично… Знаете, я всегда с уважением отношусь к людям. Практически ко всем, кто является частью моей команды. Ведь уважение - это очень важно, не так ли?

Мамонта кивнула.

- Рада, что ты считаешь так же. Всё-таки надо уважать тех, кто работает на тебя. Ведь одни стирают твоё бельё, другие готовят кушать, третьи убираются. Если не они, ты не сможешь делать свою работу качественно, тратя время на всё это, и под конец всё просто рухнет. Но уважением должно быть взаимным. Я всегда не любила тех, кто пытается гнуть свою линию, находясь под моим начальством или тех, кто не выполняет свою задачу, отлынивает и так далее. Таких обычно ждёт наказание, суровое и бескомпромиссное. Ведь если я их уважаю, то ожидаю подобного в ответ. Их уважение ко мне выражается подчинением и выполнением своих обязанностей. Ты согласна?

Естественно Мамонта была согласна. Что ей ответить на простые истины? Нет?

- Ясно, но тогда скажи-ка мне, Мамонта, кто стоит по старшинству выше, ты или господин Мэйн? – Клирия слегка нагнулась к стоящей на коленях Мамонте так, что расстояние между их лицами составило всего несколько сантиметров. Та даже невольно отклонилась подальше назад.

- Господин Мэйн.

- Так скажи мне, - Клирия слегка поддалась вперёд, вновь сокращая расстояние, - почему до меня дошли слухи, что ты с ним спорила и делала что-то без его ведома?

Как бы невзначай Клирия поигрывала непонятно откуда взявшейся спицей, от которой Мамонта не могла отвести взгляда. Было действительно в её ауре что-то нехорошее и Мамонте оставалось только гадать, как такая как она работает на такого как он? Намного логичнее было бы, если всё было наоборот.

- Я решили-и-и… - тихий писк сорвался с её губ, когда спица вошла той куда-то в шею. Теперь Мамонта выглядела так, словно её бьёт током – лицо напряглось, пальцы согнулись, словно она собиралась что-то царапать, тело буквально окаменело.

- Ты решила? – как-то легко осведомилась Клирия, словно чего-то не расслышала. – Хочешь сказать, что это ты теперь решаешь такие вопросы?

- Эй, что вы… - одна из наёмниц хотела вмешаться, но Клирия, даже не глядя, метнула в неё спицу.

Лёгкий, но быстрый взмах рукой, и та угодила женщине в шею. Она, словно окаменев, просто рухнула на землю с дико выпученными глазами. А Клирия выпрямилась и обвела всех взглядом.

- Давайте усвоим один урок. Когда я разговариваю с кем-то, то я разговариваю только с этим человеком и ни с кем другим. Если надо, я обращусь к вам сама, это понятно? В противном случае вы будете мучиться и мечтать о смерти.

Все как-то неуверенно закивали головой.

Клирия же удовлетворённо кивнула в ответ.

- Я рада, что мы нашли общий язык. Теперь ведите и несите всех раненых по комнатам, скоро к ним прибудет целитель. А что касается тебя, - Клирия вновь посмотрела на буквально замерившую из-за судорог Мамонту, – я хочу сразу всё объяснить. Здесь ты лишь подчиняешься, делаешь то, что тебе скажут. Если тебе разрешают управлять охраной поместья, значит ты этим занимаешься, если тебе доверяют защищать деревню, делаешь это так, как считаешь нужным. Если тебе говорят сидеть ровно и молчать, ты беспрекословно слушаешься. Прояви уважение к тем, кто старше тебя по рангу, и они проявят уважение к тебе и твоей воле, это понятно?

- Да, - прохрипела Мамонта, словно тащила на себе непомерный груз.

- Отлично, так как по моей вине я не смогла с тобой сразу обсудить этот вопрос, в этот раз тебе ничего за такую дерзость не будет. Следующий вопрос, почему господин Мэйн вернулся таким, словно его уронили со скалы? Почему вообще весь отряд вернулся таким, словно вы дружно прыгали со скалы, взявшись за руки?

Вот здесь над Клирией словно тучи сгустились. Кажется, что новость о Мэйне её беспокоила больше, чем неподчинение. Жуть, не то слово, которым можно было описать ауру, исходившую сейчас от Клирии.

И Мамонта рассказала всё. От момента, когда они встретили бандитов, до случая с людьми в чёрном.

С каждой частью Клирия становилась всё темнее, а голос Мамонты всё тише. Наиболее точно Мамонта могла описать Клирию как человека, который забирает надежду на будущее, оставляя лишь пустоту и страх. Способность или врождённый дар, это не имело значения, так как легче от этого не становилось.

Под конец истории Клирия выглядела так, словно своей тьмой прожжёт дыру в земле.

Однако она выпрямилась, вдохнула полной грудью, и аура полностью улетучилась.

- Чтож, вижу, вы сделали всё, что могли, - она протянула руку и вытащила спицу. Тело Мамонты мгновенно расслабилось, словно превратилась в желе. – Тогда можешь пока возвращаться к себе в комнату и ждать целителя. Служанка занесёт вам списки дежурств, по которым вы будете дежурить. Кого и куда ставить будет уже вашей заботой. Так что благодарю вас за службу. И да, ваша подопечная сможет двигаться через три часа, так что пусть пока так и лежит в наказание за неуважение.

Едва заметно поклонившись, Клирия развернулась и пошла к поместью. Элизиана последовала за ней.

- Не слишком ли жёстко с ней вы обошлись? – спросила она у Клирии, когда они уже спускались на первый этаж.

- А разве можно в волчьей стае иначе? – посмотрела она на Элизиану. – Не мне вам рассказывать, кто они. Сила уважает силу.

- Вы так… остро среагировали из-за Мэйна?

- Они должны знать, что за пререкание с хозяином следует наказание. Разве собак воспитывают не так же?

- Значит вот как вы видите своих подчинённых?

- Не надо морали, мы не в том обществе, где такая точка зрения может существовать, - отмахнулась от её слов Клирия. – Мы во фракции Ночи, здесь всё решает страх, который рождает уважение. Доброта здесь является слабостью. Вам следует это запомнить для вашего же блага. Новое общество – новые правила.

Клирия и Элизиана нашли общий язык довольно быстро.

Клирия очнулась практически на следующий день, после того как уехал Патрик. Естественно она не собиралась сидеть, сложа руки, и, раздав указания, принялась за дело. Тогда она и познакомилась с Элизианой, которая сидела в своём кабинете и разбиралась с бумажной волокитой, которая накопилась за всё это время. Пока не было Патрика они уже успели и пообщаться, и сработаться, и разобраться частично с документами.

Клирия вообще легко находила общий язык с людьми, если они вели себя как положено и не отлынивали. Так Элизиана работала с ней и не стеснялась задавать вопросы, если ей было что-то непонятно. И Клирия не ленилась это объяснять, если даже приходилось повторять по четыре раза. От того за эти десять дней они более-менее со всем справились, проводя сутки напролёт за бумагами.

А вот с Рубекой проходило не всё так гладко. Та отчаянно не хотела просыпаться и Клирия ещё три раза жестоко её наказывала за то, что та не встаёт вовремя. Никакая порка, никакое другое наказание не принесли результатов. Поэтому просто пришлось смерилась с этой особенностью. Клирии пришлось уяснить, что некоторые просто не могут бороться со своей природой и наказывать их бессмысленно. Легче просто подобрать им подходящую работу, что будет и проще, и эффективнее, что она и сделала. Просто поставила дежурства Рубеки в другое время, и проблема решилась.

Век живёшь, век учись.

Что касается ещё одной служанки, то там было всё…

Грохот ломающейся мебели и бьющейся посуды огласил коридоры четвёртого этажа.

- Ависия, - вздохнула Клирия. – Я просто уверена, что она уронила шкаф с посудой, который мы вчера сюда спустили.

Заика Ависия. Наверное, только у Клирии было достаточно терпения, чтоб поговорить с ней. Однако особым даром у заики Ависии было всё делать случайно. Клирии уже хватало одного человека, который всё делал случайно, но только уже в промышленных масштабах; второй такой радости она не хотела.

Обнаружила она ходячую проблему естественно на кухне, где большой шкаф лежал на полу, рассыпав по округе крошево из белых тарелок, которые, словно снег, тонким слоем покрывали пол кухни. И рядом стояла всё Ависия, которую била крупная дрожью, переводя взгляд с Клирии на шкаф и обратно.

- Й-й-й-й-й-й-яа-а н-н-н-н-н-е-е-е-е-ех-х-х…

- Прошу тебя, замолчи, - вздохнула Клирия, глядя на это всё. Помимо шкафа и сотни тарелок был ещё разломан и стол, на который это всё упало. Поразительная способность к разрушению. – Элизиана, будьте добры, позовите Сиианли сюда.

- Конечно, - кивнула та и скрылась за дверью.

Клирия и заика Ависия остались на кухне одни.

Глава 115

- Мне, наверное, не имеет смысла спрашивать, как это всё произошло, так? – спросила Клирия, обходя погром стороной.

- Й-й-й…

- Нет, не надо, ты можешь просто молчать, - остановила она Ависию. – Ты полезла на стул, начала доставать тарелки. Тут тебя охватила дрожь, и ты начала падать. И естественно ухватилась руками за шкаф, после чего опрокинула его. Я… ничего не упустила?

Ависия замахала головой так, что хруст позвонков долетел даже до Клирии.

- Знаешь, тебе стоит быть более… собранной. В наказание ты будешь отрабатывать это на других работах. Хотя мне изначально не стоило тебя сюда ставить. Так что тут есть и моя оплошность.

Клирия была уже в нескольких шагах от Ависии, которая чуть ли не прыгала на месте, настолько её колошматило. Но вот лёгкое движение руки, спица входит в шею и Ависию парализует. Не так как Мамонту; Клирия просто обездвижила Ависию, после чего ловко подхватила её падающее тело и усадила на стул.

После Рубеки она уяснила, что от некоторых бесполезно что-либо требовать, если они просто не могут этого сделать. Одно дело, когда кто-то типа дроу Сиианли сопротивляется намерено, то да, надо ставить на место самыми жёсткими способами, чтоб впредь даже мысли такой не было. Но с такими, как Ависия или Рубека подобное делать было бесполезно – наказывай, не наказывай, результат будет одним и тем же.

Поэтому единственным правильным решением было найти им нужную работу. И Клирия нашла Ависии ну самую неподходящую. Пусть лучше полы моет и бельё разносит. Может даже подстригать траву на поверхности отправить можно, ведь поместье должно выглядеть ухоженным.

Клирия спокойно стояла, пока не пришла Сиианли. Та, увидев такое на кухне, перевела своё недовольный взгляд на парализованную Ависию, и потом уже на Клирию.

- Чем могу служить, госпожа Клирия? – тихо и спокойно поинтересовалась она.

- Будь добра, убери это.

- А я вас предупреждала, что до добра это не доведёт, - не удержалась дроу и высказала своё мнение. Дроу не дроу, если не вставит своё веское слово даже под угрозой расправы.

- Да, теперь я вижу твою правоту, - проявила Клирия божественное терпение к Сиианли, после чего вытащила спицу из шеи заики и давая ей возможность вновь двигаться и говорить. – Теперь дрожь прошла?

Ависия незамедлительно кивнула и встала, словно боясь лишний раз заставить Клирию ждать. Вся её дрожь действительно пропала. Клирия не знала, откуда у неё такое появляется и от чего, но единственным способом получить от неё пользу было поставить туда, где она ничего не разобьёт и не сломает. Выгонять её было уже нельзя, а убивать слишком расточительно.

Уже через пятнадцать минут, дав Ависии работу, она вместе с Элизией спускалась к кабинету.

- Мне сообщили, что к деревне прибыло не меньше двух сотен человек. А может и все четыре сотни, - неожиданно сообщила Элизиана, когда они спустились на пятый этаж. Она словно боялась сказать это сразу.

Клирия на мгновение остановилась с лицом-маской. Она так простояла несколько секунд и Элизиана даже успела забеспокоиться, прежде чем та вновь проявила признаки жизни.

- Говоришь, от двухсот до четырёхсот? – на всякий случай уточнила Клирия.

- Примерно. Может быть и больше. Мне трудно судить об этом, так как мне это передала целительница, которую позвал Мэйн.

- Надеюсь, целительница принимает всех на улице?

- Да, так что можете не беспокоиться.

Однако от Клирии уже исходила убийственная аура. В её голове крутились цифры от количества человек, что притащил сюда Патрик. Ей хотелось подойти и спросить напрямую, как ему удалось сотворить хаос на ровном месте?

Нет, она знала причину, но легче от этого не становилось. Совсем не становилось.

Через лес здесь, на южных территориях графства располагались поля, что кормили всех жителей этой территории. И если с недостатком еды можно было справиться этим или в крайнем случае закупками продовольствия, то что делать с безработицей?

Чем людям платить налоги? На что им покупать ту же еду? Вещи? Где им найти работу? Это, не говоря о возможных последствиях типа снижения зарплат, подорожания продуктов и всевозможных спекуляций, которые только ухудшат ситуацию. Надо было что-то делать и срочно.

- Наши действия? – спросила Элизия, когда они в молчании преодолели весь холл и подошли к дверям её покоев.

- Действия? Думаю поручить это более умным и образованным людям чем мы, Элизиана. Есть уже претенденты у меня. Нам очень не хватает людей. Сейчас мы плывём ещё на том, что осталось от прежнего графа и его структуры. Все вопросы, что мы решаем – лишь основные, которые позволяют сохранять жизнь графству. Дальше это не может продолжаться.

- Строим систему управления? – спросила Элизиана.

- Думаю да. Денег хватит на подобное по моим расчётам. Отстроим то, что продержит нам жизнь – финансовую службу, строительную службу и торговую службу. Самый минимум, чтоб люди не умерли с голоду и не замёрзли зимой. И, чтоб управлять всем этим, нужна главная система управления. Так было примерно при графе.

- Вы многое знаете об этом.

- Я работала с его бумагами. Этот край всегда отличался чудовищной экономикой, но я не считаю правильным ровняться на то, что было.

- Понятно… А что нам делать с нашими новыми врагами? – спросила Элизиана.

- С ними… я поговорю об этом с моим господином.

- Думаете, он знает, что делать? – слегка скептически спросила Элизиана. Она явно не считала Мэйна хорошим стратегом.

- Но вас то он смог поймать, - улыбнулась в ответ Клирия. – Я не могу делать ничего без его разрешения. Только если он будет не в состоянии справиться с угрозой, я предприму определённые действия.

- Какие?

- Те же, что и всегда. Будем сеять смерть, - спокойно ответила Клирия. – К тому же, моему господину, как он очнётся, предстоит обрадоваться ещё одной новости, думаю, он будет в восторге.

- Вы уверены? – как-то с подозрением спросила Элизиана, глядя на неё.

- Можете быть уверены. А пока… Думаю, надо подсчитать, сколько мы продержимся до того, как люди начнут голодать. К тому же, мой господин захватил кое-какие документы, что нам могут оказаться полезны, поэтому нам будет чем заняться сегодня.

Клирия, сраная ты мразота. Усыпила меня словно животное. Чтоб тебе в письку этими иглами тыкали, дрянь. Не было всего двенадцать дней дома, а она от рук уже отбилась!

Но надо признать, я проснулся без какого-либо дискомфорта или неудобств, если не считать то, что я опять не двигаюсь! Нет, ну так не интересно. Каждый раз использовать способность и опиздюливаться по полной, кому будет приятно? Я конечно несказанно рад, что лежу на кровати, мягкой, застеленной свежими простынями, однако то, что я ломан-переломан, портит всё настроение.

А когда я открыл глаза, увидел человека, который слишком распускает руки.

- Клирия, ты знаешь, что ты мразота? – спросил я нагло сидящую напротив меня девушку.

- Доброе утро, мой господин, как вы выспались? – учтиво поинтересовалась Клирия.

- Нормально, - нехотя признался я. – Но это не значит, что тебе можно тыкать в меня своими спицами!

- Прошу прощения, я лишь хотела, как лучше, - спокойно ответила она.

Как лучше… Нет, действительно, я выспался сейчас неплохо, в чём не хочется признаваться этой сучке.

- Ладно… оставим этот разговор, - вздохнул я. – Думаю, ты уже знаешь, о чём я хочу с тобой поговорить, не так ли?

Клирия не показала ни грамма эмоций, кроме своего спокойствия. Она лишь с милой улыбкой вежливости смотрела на меня своим совсем несмеющимся взглядом.

- Ты меня подставила, знаешь об этом?

- Мне очень…

- Пиздёжь, - перебил я. – На твоём лице нет и грамма раскаяния. Скажи мне, почему ты не хочешь раскрывать своё прошлое? Опять чушь про то, что оно должно принадлежать только тебе и не надо рыться в чужой жизни?

Молчит. Но и не улыбается. И не смотрит на меня, взгляд отвела, что странно.

- Ты сказала, что нельзя нарушать. Когда я спросил, что именно, ты ответила, что всё. Что ты имела ввиду? – уже мягче спросил я, чтоб не пробиваться с ломом в хрупкие воспоминания.

- Если вы боитесь, что я на кого-то работаю или же хочу подставить вас, то мы можем принести клятву крови прямо здесь, Мэйн. Клятву только с моей стороны о том, что я не работаю ни на кого и не подставлю вас ни сейчас, ни потом, - спокойно сказала мне Клирия.

Ну и хули думать? На понт меня берёт? Хотя тут так легко всё проверить, стоит мне просто протянуть руку и получить клятву. Не думаю, что Клирия такая дура (не будем о том, что она облажалась со своим запретом), что так рисковать, потому, что здесь она просто умрёт и всё.

Или есть подвох? Нет, с Клирией всегда есть подвох. Она сама по себе подвох.

- А на мой вопрос ты не хочешь отвечать, так?

Она вновь воспользовалась правом промолчать. Ну чтож ты будешь делать с ней? Опять заставлять? Ну я тогда не сомневаюсь, что она вновь тут же истечёт кровью из всех своих дырок, после чего отключится.

Зато обо мне оно кое-что да знает. Причём то, что не говорила ей ни Дара, ни я, ни кто-либо ещё. От куда она ещё могла узнать, что я имею такую способность? Если только…

Сама Богиня Безумия ей сказала? Так… А Богиня Безумия и эта сучка не связаны?

Надо бы спросить это у самой богини.

Богиня Безумия? Я бы хотел спросить насчёт девицы, которая сейчас около меня сидит, ты не знаешь её случаем?

Я прислушался к внутреннему «я», но никакого голоса в моей голове так и не появилось. А с Богом Скверны связаться получается сразу, если только он не игнорирует меня. Тут два варианта: либо мне специально не хотят отвечать, либо так просто до богов не дозовёшься и это у нас с Богом Скверны просто связь уже налажена.

Хотя это логично, иначе бы каждый бы стучался к ним, и они были бы как справочная служба, которая может ответить на любой вопрос.

- Я думаю, что в своё время вы сами всё узнаете, - неожиданно сказала Клирия.

- В своё… время?

- Просто поверьте мне, если сможете. Если вы узнаете это сами, то будет намного лучше, - тихо, чуть ли не скромно произнесла она. – А пока, я думаю, есть более важные вопросы, которые мне очень необходимо с вами обсудить.

Я помолчал ещё несколько секунд, прикидывая, стоит ли дальше расспрашивать или же нет.

Нет, это бессмысленно, она не расколется. А вломиться к ней в голову с помощью магии или чего-то ещё… Не знаю, чот рука не поднимается.

- Ладно, давай, не думаю, что там что-то страшное.

- Намечается всеобщий обязательный бал, который устраивают во фракции Ночи, - произнесла она.

- Я забираю свои слова обратно. Это страшно. Отправь туда Элизи и пусть отдувается.

Я бы ещё и на другой бок перевернулся, чтоб продемонстрировать свой настрой, но увы это больно и сложно, от чего я не буду подобное делать.

- Боюсь, что не всё так просто. Вам тоже следует побыть там.

- Зачем? – покосился я на неё. Мне даже было немного интересно, что она предложит. – Скажи мне хоть одну причину, по которой я там должен быть.

- Хорошо, - кивнула она. - Вам говорят о чём-нибудь имена Эвелина Руденвайт и Констанция Бу.

Я не знаю, от чего, но всё внутри похолодело.

- Допустим я слышал эти имена и фамилии, - осторожно ответил я, уже понимая, что теперь узнаю много хуйни, которую лучше не знать.

- Эти женщины были напарницами антигероя во время его похода против королевства, - напомнила Клирия, показывая мне, что не имеет смысла скрывать очевидное.

Поход против королевства? Вот как это называется?

- Ладно, я знаю их, но при чём тут они?

- Госпожа Эвелина – глава фракции Ночи.

Повисла молчание.

- Погоди-ка, - начал неуверенно я. - А фракция Ночи у нас символизирует зло, так?

- Абсолютно верно, - кивнула Клирия.

- Да ну нахуй, быть не может, - я даже задышал тяжело. – Эви была маленьким ангелочком! В смысле, она была добра и всегда относилась к добру положительно! С чего вдруг она стала главой зла? Про фемку… то есть Констанцию я вообще молчу, та на добре и справедливости помешана!

Я просто не мог поверить в это, настолько абсурдно звучали её слова.

Блять, да это ебаный бред! Быть такого не может, я просто не верю в это! Как Эви может быть злой? Маленькая милая Эви, которую я грохнул и превратил в нежить. Блять, я действительно сожалел о своём поступке, так как она не заслуживала такой судьбы. Но как она до такого докатилась?

Я очень рад что они живы и здоровы, но… главы тьмы? Главы зла? Те, кто из себя представляет само добро? Справедливость, доброту, мягкость и правосудие?

Мне… я чуток путаюсь, так как в мыслях подобное не укладывается.

- Я… не верю. Быть не может, чтоб они были главами зла. Это ошибка…

Клирия кивнула, словно ожидала именно такого ответа. Она восприняла мои слова спокойно и достала из-за спины небольшую папку, после чего раскрыла перед моими глазами.

Оттуда на меня смотрели чуть ли не родные девушки, которых я утащил за собой. Одна вечно молодая с обаятельной улыбкой и добрыми большими глазами, что смотрели на меня.

Вторая со строгим взглядом человека-закона, которая до последнего будет биться за справедливость и добро. На её лице не было улыбки, да и глаза не назовёшь добрыми, но всё же она никак не походила на зло.

Мне даже слегка защемило в сердце от вида старых друзей, которых я уже успел позабыть. Может я и тот ещё уёба, который убивает, порабощает, истребляет и ломает, но во мне есть ещё чувства. Даже те, которые возникают от воспоминаний, когда мы своей компанией просто путешествовали по миру.

- Это они, не так ли? – спросила Клирия.

- Знаешь же ответ, зачем спрашивать. Более того, зачем мне там быть?

- Чтоб быть в курсе событий. Иногда словами не передать то, что можно увидеть, Мэйн. Поэтому я считаю, что вам просто необходимо там присутствовать.

- Я… не думаю, что это хорошая идея, - покачал я головой. – Если они стали такими, то я просто не знаю, кто они теперь.

- Боитесь, что их отношение к вам изменилось?

- Власть меняет и развращает. Глянь на меня. До появления я был обычным ссыкуном, который избегал драк, который подстраивался под любую ситуацию. Я сидел перед компом и гулял с другом. Я бы никогда не стал порабощать людей, не стал бы их пытать и так далее. Но… вот я здесь, я пытаю, убиваю и принуждаю. Я не говорю, что это плохо, просто такова жизнь, таковы правила, если ты действительно хочешь выжить среди хищников, а не стать ещё одним донным животным. Но тоже самое относится и к ним. Кто знает, если раньше они не смели даже пальцем никого тронуть, сейчас могут валить всех налево и направо.

- И они убивают своих противников, - подтвердила Клирия.

- Ну что и требовалось доказать. Завидев меня, не решат ли они, что власть для них дороже чем я? А мне кажется, что они именно так и решат, особенно за то, на что я их обрёк. Поймут, что я угроза и всё, пизда Патрику.

- Вы такого плохого о них мнения?

- Нет, просто я смотрю на то, кем они были и кем стали. От сюда выстраиваю возможные последствия от встречи. Может они обрадуются мне, а может и нет. Поэтому лучше вообще им на глаза не попадаться, чтоб они обо мне и не знали. Иначе один раз прознают и мне каюк. Если они главы фракции, то что-то мне подсказывает, что меня из-под земли достанут.

- Я думала так же, - кивнула удовлетворённо Клирия.

- Другими словами, ты проверяла мою реакцию? Брошусь или начну осторожничать? – недовольно посмотрел я на неё.

- Просто хотела убедиться, что, узнав о том, кто они, вы сможете адекватно среагировать. А насчёт бала, я думаю, что вам следует там побыть. Даже просто, чтоб знать графов, политическую обстановку и так далее. Воспользуетесь сменой личности, которая у вас есть, и никто не сможет узнать, кто вы.

- Ты действительно считаешь, что это разумно?

- Я считаю, что это необходимо. Вы должны быть всегда в курсе всего, что происходит, Мэйн. Это будет полезным опытом на будущее.

- На будущее? Мне не нравится это.

- Уверена, что вы будете в восторге, - улыбнулась Клирия.

Клирия опять что-то мутит.

Глава 116

Как случилось, что те, кому было чуждо зло, стали его воплощением для других?

Их историю знал каждый.

А я не каждый, я её не знаю.

Поэтому Клирия меня просветила. Причём просветила куда подробнее, чем знали другие, так как была близка к графу, а тот участвовал в той гражданской войне.

Я погиб, меня не стало. Но отнюдь не это послужило причиной восстания. Я был лишь символом борьбы, символом того, что один может изменить всё.

И этот символ создала Эви.

Она начала свой поход против тех, кто был виновен в моей гибели.

Как такая, как Эви смогла поднять восстание, не имея ни опыта, ни знаний? И с чего вдруг она из-за меня пошла на подобное?

Возможно у неё были кое-какие чувства, если просто вспомнить поцелуй, когда я последний раз её видел. А может Эви подтолкнули к этому. А ещё у неё был наставник, который был известен всем. И мне тоже.

Баба-Яга.

Забавно, да? Бабка-то была не промах. Как многие говорили, это она помогла Эви встать на ноги, это у неё были связи, которые помогли молодой, красивой, но в тоже время уже своей для злого мира девушке пойти против всех. Эви, создав из меня символ (мне кажется не без помощи Бабы-Яги), сама стала им. Восставшая нежить – олицетворение красоты и ненависти тех, кто угнетён. И что может вдохновить ещё сильнее других, если не рыцарь, что перешёл на сторону зла, поняв, на чьей стороне правда. Свет, ставший тьмой.

Я так подозреваю, что Баба-Яга натаскала Эви в магии и многом другом, так как та умеет поднимать зомби, скелетов, создавать нежить. Она действительно стала сильной некроманткой (зомбяша стала некроманткой, приехали), сколачивая себе армию и ища союзников не без помощи бабки. И многие, видя как такую талантливую девушку, так и её довольно знаменитую наставницу, встали под её знамёна. Я подозреваю, что многих бабка или уговорила, или заставила.

Я не знаю, чем руководствовалась Эви и Констанция, когда выбрали этот путь. Я не представляю, что должно быть в голове у них, раз обе на такое пошли. Но Баба-Яга постаралась на славу и смогла научить их многому. Они развязали войну, они повели за собой не без помощи бабки людей и монстров, что хотели справедливости. Они смогли прижать целое королевство и выбить для себя территорию.

Именно Эви, прекрасная, но опасная девушка была той, кто участвовал в переговорах с королём о мире. Милая, с доброй улыбкой и счастливыми глазами, девушка, которая выложила к своему трону тропинку из трупов. Поэтому я даже не представляю, кого увижу, когда встречу её.

И после этого она смогла занять главное место во главе фракции Ночи, на пару с Констанцией истребляя конкурентов и противников. Её место – это трон из костей тех, кто рискнул пойти против них. Эви могла с улыбкой наблюдать, как казнят людей на площади, она могла мило общаться с теми, кому оставалось жить несколько минут. А Констанция без раздумий уничтожала любую угрозу, и говорят, что уже давно дошла до сотни уровней.

Доброта, жёсткость и жестокость действий создали ядерный коктейль, который отпугивал всех, отбивая желание идти против Эви.

Ходят слухи, что с её подачи появились группы. Легче было контролировать других, зная, что они разбиты и борются между собой за власть, при этом сохраняя контрольную часть сил.

А групп было всего три.

Первая, к которой принадлежу я – магические твари полулюди и недолюди (чудно описал). Оборотень (был), Леший, Ачутка, Вий, Алконост, Тина (именно тина, подозреваю, что болотная) и ещё кто-то, которых к людям не причислить. Насколько я понял, довольно слабые и занимающее чуть ли не последнее место среди трёх групп.

Следующая группа – чисто злые дядьки. Не бандиты, а скорее монстры в обличии людей, среди которых есть и другие расы. Например, злобный, коварный граф с синей бородой, который любит страдания людей, демон (чего он затесался, у него же есть своя страна), вампир, весёлый чувак в маске с мачете (пятница, ты хули забыл тут), лепрекон и другие.

Ну и группа Эви. Там, со слов Клирии, у них вообще целый ковен. Туда входят исключительно чёрные маги, ведьмы и другие, обладающие магическими способностями люди и существа. И Эви там всем заправляет. Какая же у неё сила?

Короче, я блять оказался ну просто в глубокой жопе. Просто представить, что ты в группе каких-то чудовищ и становится не по себе. Это у меня ещё люди живут, а у некоторых территория на половину тварями заселена, если не больше. Это получается, что соберутся все члены группы вместе, я такой прихожу туда и словно попадаю в scp, где меня окружают сраные мутанты.

Жуть да и только.

Такое ощущение, что я какой-то повелитель, даже подземный замок есть, пусть и не в девять этажей.

Кстати, моя территория ещё считается обычных размеров. На лошади проехать с одного края на другой, если задаться целью, но не скакать во весь опор, можно за несколько дней. Это мы с повозками так медленно двигались, так ещё и с солдатами в доспехах. А так путешествовать можно довольно быстро.

Просто эти земли не слишком то и нужны кому-то были – не сильно плодородные, кроме хорошего камня для строительства ничего не нашли, деньги от налогов с товара при ввозе и вывозе идут королю. Так себе место. Но естественно, почему бы и не прихватить даже такую землю, если есть возможность.

Кто решил покуситься на территорию? Ну одного мы знаем. Другой, по моему предположению, может быть из группы обычного зла. Эви смысла нет забирать эту территорию, слишком много мороки. А вот второй группе наоборот имеет смысл, ведь таким образом они увеличат свои территории и силы.

Я, честно говоря, считаю, что этот вариант наиболее близок к реальности. Может ещё затесаться фракция Дня, но я сомневаюсь, что добро пойдёт против порядков. Да и Эви незачем тормошить и вызывать на себя гнев других групп, которые могут объединиться из-за несправедливости. Про Анчутку и так ясно, значит остаётся последняя группа.

От сюда вопрос – что делать? Они пока поостерегутся ещё раз лезть в открытую на конфронтацию, но то, что им захочется попробовать свои силы ещё раз на этой земле, сомнений нет.

- Что ты предлагаешь насчёт Анчутки? – спросил я.

- Я надеялась, что вы сами ответите на этот вопрос.

- Спрашиваю мнение советника, - выкрутился я. – Мне надо знать все возможные варианты, которые я мог бы случайно упустить.

- Я… - она задумалась. – Предложила бы распространить об этом информацию. Это принесёт графу Анчутке очень много проблем, если не уничтожит его полностью. Никому не понравится, что кто-то играет за их спинами и пытается присвоить себе территорию, тем самым обманув своих товарищей по группе.

Да, это действенно. Никто не любит крыс. Если уж делить, то делить со всеми. Но есть более действенный и простой способ.

- Травим колодцы и поджигаем поля, - высказал я свою мысль.

- Вам нравится устраивать пожары, как я погляжу, Мэйн, - улыбка едва заметно тронула её губы.

- Если бы было что-то столь же универсальное, то я бы обязательно воспользовался этим способом. Например, потоп или что-то в этом духе, но увы, кроме огня нет ничего.

- Не слишком ли деструктивно?

- Нормально. Ещё нам нужна эпидемия. Проще всего это сделать с пищей и водой. Так что можно заменить травлю колодцев на их заражение. У него есть города?

- Два города. Один, столица графства, другой в основном занимается ремеслом и торговлей через море.

- Отлично, вот в столице и долбануть. Надо выяснить, откуда поставляется вода и заразить её.

- Погибнут люди, - напомнила мне Клирия. – Вы уверены в своём решении?

- Люди всегда гибнут, - пожал бы я плечами, но не могу. – Но так будут гибнуть уже не наши люди, а их. Надо вынудить его заняться своими проблемами и оставить нас в покое. Эпидемия с голодом будут самое то.

Жестоко? Очень. Эффективно? Ещё бы.

Я конечно был бы крайне возмущён подобным поступком, если бы был на их месте. Сразу бы возник вопрос, а я тут причём, за что меня, валите друг друга и так далее. Но я не на их месте. И взглянем правде в глаза - в таких ситуациях всегда будут страдать люди, как это не прискорбно. Они грабят и убивают людей на моей территории, я буду делать это на их.

Это ужасно, если судить от лица одного человека, и вынужденная необходимость, если судить от всего общества.

Все войны построены на том, что ради интересов всего государства будут гибнуть определённые люди. А если речь не об открытом боестолкновении, то самым эффективным способом ослабить противника будет удар по его подданным. Разрушить основу любого государства как экономически, так и морально. Я знаю, что моралисты сейчас меня съели бы с говном, но тут немного другой мир со своими взглядами на жизнь. О чём говорить, если здесь рабство процветает. Поэтому и правила другие.

А они бы могли и дальше сидеть, говорить, как плохо так делать и смотреть как их люди, включая близких, дохнут из-за их же лицемерия.

Плюс, расскажи об этом всем, совсем не факт, что другие товарищи из нашей группы осудят Анчутку и пропишут ему пиздюлей за крысятничество. Ведь для Эви не будет разницы, если это всё происходит в пределах группы и не влияет на распределение сил. Может случиться так, что они его немного пожурят как старые знаковые, да присоединяться за долю. Поэтому проблему надо решить без вмешательства других.

- Сколько займёт это? – спросил я.

- Не могу сказать, Мэйн. Но с поджогами можно всё провернуть быстро. Заразить воду займёт около недели или двух. Я могу заняться этим немедленно и расспросить о таких услугах главу наёмников Мамонту. Уверена, что она знает, к кому обратиться.

- Отлично… Так… пусть этот хуесос займётся своими делами. Думаю, эпидемия прямо в его городе станет для него проблемой, которая заставит отказаться от нас. Теперь, что касается той группы людей в чёрном, есть идеи?

- Кроме того, что они из фракции Ночи и второй группы (мы решили пока их по номерам звать, первая – моя, третья - Эви, вторая – злые дядьки) больше я ничего добавить не могу. Но то, что они пытаются тихо взять под контроль территории лишь значит, что, скорее всего, это неизвестно госпоже Эвелине.

- Да, я тож уже думал над этим. Эви не выгодно отдавать эту территорию и делать кого-то сильнее. Так что с ними можно справиться лишь тем, что настучать на них во время бала. А там уже Эви, если она настолько ужасна, как ты сказала, за них возьмётся. Кстати, ты видела, что я вам принёс?

- Мне ещё никогда не дарили таких оригинальных подарков, как тома по посевам и прогнозы по урожаю, - улыбнулась она.

- Ха-ха, смешно. Разберётесь там? Или вам нужны люди для этого?

- Я хотела обсудить это с вами, Мэйн. Думаю, что нам было бы неплохо сделать финансовую службу, строительную службу и торговую службу.

- А чо эти именно? – спросил я, примерно понимая, что она имеет в виду. – Почему бы не налоговую?

- Налоговая будет входить в состав финансовой службы, Мэйн, - принялась объяснять мне Клирия. – Финансовая служба позволит управлять налогами, распределять их между другими службами, платить зарплаты, строить при необходимости дома и так далее.

- Окей… А строительная?

- Постройка домов, мостов. К ним же отнести тех, кто будет ремонтировать каменоломню, делать дороги. Но в первую очередь постройка домов для тех, кого вы привели. Нельзя просто настроить домов без отлива сточных вод и доступа свежей воды.

Видимо, в связи с приходом беженцев, Клирия решила серьёзно заняться обустройством деревни и понастроить здесь ещё домов. Хотя я предлагаю часть этих людей отправить к каменоломне. Там всё равно работать нужно кому-нибудь. А так им и деньги будут, и работа, и бизнес простаивать не станет.

Ну а если говорят, что этот камень отлично подходит под строительство, то почему бы просто не продавать его дороже? Я видел примерные расчёты, и мне кажется, что графа обували как последнего лоха, который ничего не смыслит в экономике.

- Ладно. Ну а про торговую я понял. Есть ещё служба, которую вы хотите сделать?

- Главная система управления. Чтоб координировать их.

- Дохера денег уйдёт? – спросил я самый важный вопрос.

- Ощутимо, Мэйн. Это зарплаты, это отстроить место, где они будут располагаться. Однако они помогут взять под контроль всю территорию. Например…

- Да знаю, знаю…

Я в курсе. Например, даже налоги собрать с отдельной деревни, это надо заказать, посчитать сколько людей и сколько должно прийти, если обманули, ехать туда, вешать или раздавать пизды. Решать, сколько налогов надо брать. Тут двоим и даже троим не справиться, если учесть, что деревень у нас…

- Клирия, а сколько у нас деревень?

- Пять. Одна находится около северного моря, одна находится на дороге, что соединяет тракт на восток от зверолюдей с трактом на юг от зверолюдей. И три других вы знаете, так как сами бывали там.

- У нас есть деревня около моря? – удивился я.

- Верно.

- Тогда… почему мы не создадим порт и не начнём торговать с кем-либо?

- Потому что порт надо построить, - принялась Клирия мне объяснять так, словно я был глупым ребёнком. - Боюсь, что после этого у нас будет очень мало финансов. К тому же у графа Анчутки уже есть порт и мы вряд ли сможем составить ему конкуренцию. Нам нужны будут корабли и товары, однако в городе графа Анчутки уже всё налажено для ведения бизнеса. Нам же помимо города придётся проложить туда дорогу и создать комфортные условия для бизнеса.

- Понятненько. Ладно, если ты считаешь нужным, то делай. Чего могу сказать ещё. Я кстати там прикупил ещё книжку одну.

- Изобретения безумного гения? – спросила Клирия.

- Да-да, они. Ты знаешь эту книгу? – встрепенулся я.

- Да. А ещё то, что того, кто написал её, сожгли на костре. Так что вы хотите почерпнуть из этой книги? – посмотрела на меня Клирия. - Там я видела довольно много интересных вещей, как, например, лопатки для движения веществ. Он утверждал, что ими можно двигать воду. А паровые агрегаты на западной земле создали по его чертежам.

- Это круто, но я хотел бы создать ружьё.

- Ружьё? – бровь Клирии вопросительно приподнялась.

- Да. Такая труба, ты туда засыпаешь порох, кидаешь снаряд, через дырку поджигаешь порох. Он взрывается и выталкивает снаряд с огромнейшей силой. Сильнее, чем арбалетный болт.

- И почему я не удивлена, что именно это изобретение вас заинтересовало, - вздохнула Клирия.

- А чо такого-то? – возмутился я. – Классно же.

- Я поняла вас, Мэйн, - кивнула она. - Вы, наверное, хотите, чтоб я нашла тех, кто этим займётся, так?

- Да, но… тебе идея не понравилась?

- Я отношусь к любой вашей идее с уважением и восхищением, Мэйн.

- Но? – я всем видом показывал ей, чтоб она продолжала.

- Никаких «но» с моей стороны, Мэйн. Я считаю это отличной идеей. А пока я позову Рубеку, чтоб она как можно быстрее поставила вас на ноги. Нам предстоит подготовить вас к балу. Например… - она очень нехорошо и коварно улыбнулась, - найти вам платье.

- Ах ты сучка некрашеная! Вот чего хочешь!? – был бы на ногах, пендаля бы просадил целебного.

- Ох, прошу вас, не ругайтесь. Я слышала, что плохое настроение ухудшает излечивание. Мы же не хотим, чтоб вы очень долго пробыли в кровати? А нам ещё стоит научить вас ходить в отличном ровненьком платьице на каблуках.

- Выебу тебя! – бля, да она дразнит меня! Вот же мразота неблагодарная! - Ей богу, Клирия, можешь жопу вазелином смазывать уже!

- Ну раз вы так серьёзно настроены, то я обязательно подготовлюсь к нашим отношениям. Надеюсь, что вы будете со мной помягче, я девушка слабая, невинная и очень беззащитная, - состроила она скромняшку, после чего оскалилась.

- Да ты блять льстишь себе!

- Естественно. У меня очень острые зубы. Кстати, Ависия…

- Кто? – не понял я.

- Девушка, которая сильно заикается. Её имя, Ависия. Я просто хотела сообщить, что она уже приступила к выполнению своих обязанностей.

- И что? Как работает? – поинтересовался я.

- Удовлетворительно.

- То есть хуёво? Иначе бы ты мне это не говорила.

- Нет, просто мне показалось, что, как хозяин этого места, вы должны знать, что она выкарабкалась и уже работает. Поэтому, я очень жду, когда и вы сможете нас обрадовать своим исцелением. Нас ждёт много работы.

Это типа мотивация такая? Да у меня теперь с кровати желания вставать нет!

Глава 117

- Это очень важный разговор, мой господин, вы можете проявить хоть немного уважения и отнестись к нему серьёзно?

- Да, могу! Но ты же сама видела!!! Элизи, скажи ей!

- Я поддерживаю госпожу Клирию.

- Блять, да когда вы спеться успели!? Это заговор!?

- Вы мнительны, мой господин.

- Мэйн, тебе надо отнестись серьёзнее к этому вопросу, если учесть, что его причиной послужил ты.

- Это не я, это Бог Скверны.

Бог Скверны, скажи им!

А я что, на меня не смотри, это твои мирские проблемы.

Абонент выключен или находится не в зоне действия.

А-А-А-А-А!!! Меня окружают сплошные предатели!!!

- Мой господин, мы не смеем вас смущать своим присутствием и подождём на поверхности. Прошу вас, проявите серьёзность.

- Клянусь богом, это маленькие тролли спиздили мои трусы!

- Вы уже не маленький, прошу вас отказаться от этих детских суеверий. К тому же, сегодня ночью, пока вы спали, произошло кое-какое событие и я настоятельно прошу вашего участия, так как этот вопрос лучше решать вместе с вами, как с хозяином этих земель.

С этими словами Клирия и Элизи вышли из моей комнаты.

Сучки, когда только спеться успели?!

В этот момент из самого дальнего и чёрного угла выглянуло несколько рож довольных троллей.

- Мы же говорили, что тебе никто не поверит!

- Да пошли вы в жопу!!!

Я схватил табуретку за ножку и пульнул в них, но… промахнулся. Табуретка разлетелась в щепки.

Блин, а это были мои любимые трусы! С медвежатами! Я специально нашёл такие в этом мире. Мои любимые трусы, я буду оплакивать вас и отомщу сраным говнюкам, что вас спиздили.

Так, поплакав над судьбой горькой, пришлось мне надевать трусы с сердечками. Уж лучше бы их спиздили. Я уверен, что эти тролли троллят меня.

Меня к сегодняшнему утру только поставили на ноги, а уже терроризируют своим присутствием. Четыре дня исцелялся и стоило только на ноги встать – всё, опять проблемы! Оказывается, к воротам моего поместья пожаловали те самые люди, что поклонялись Богу Скверны. Я помню, как он предупреждал меня, но не помню, чтоб я предупредил Клирию. Вот она и недовольна.

Пожаловало их немало, Клирия говорит о сотнях трёх примерно. Причём там все разномастные: орки, кикиморы, водяные, мавки, дриады, какие-то мутные личности типа готов, гоблины, минотавры, горгоны, кто-то типа онрё, а ещё… о боже… арахны. Это люди, которых вместо ног тело паука. Боже… за что…

И ещё куча всяких других тварей, что зовутся мифическими. Это прямо целая кунсткамера! От этого Клирия «слегка» недовольна, да так, что я аж проснулся ещё до того, как она постучалась. Это недовольство было подобно радиоактивному излучению, которое проходит сквозь тебя.

Но делать было нечего, я оделся и пошёл наверх, понимая, что меня ждёт ещё куча проблем. И чуть ли не сшиб заику прямо у двери.

- П-п-п-п-п-п…

- Ничего страшного. Просто не стой так близко в следующий раз, - прервал я её. – Тебя Клирия оставила меня проводить, потому, что ходить мне одному не положено по статусу?

Она закивала.

Ну и бред же… А если я подрочить захочу?

Кстати, Ави, как я её решил называть, довольно сильно преобразилась за то время, что меня не было. Я бы даже сказал, что она стала очень красивой и милой девушкой. Большие добрые глаза, неуверенная, слегка напуганная улыбка, коротки светленькие волосы. Блин, ей идёт! И бантик чёрный этот, и фартучек белый.

И сиськи больше стали.

Хотя дроу тоже идёт. И Рубеке, но у той лицо не слишком интеллигентное, поэтому этим двум сдаёт позиции.

Заика вопросительно глянула на меня.

- Мило выглядишь, - улыбнулся я. – Ладно, идём, меня сейчас Клирия сожрёт с потрохами и не подавиться, а Элизи ей поможет.

Нет, Клирия меня не сожрала, как и Элизи. Они были весьма сдержаны… Это я блять был не сдержан!

- Блять, да ты посмотри! Посмотри на это! Там ёбаны чудовища! О господи, оно на меня смотрит!!!

- Никто на тебя не смотрит. Они просто хотят поговорить с тобой. Они считают тебя вестником божества! Многим из них пришлось плохо, особенно от людей. И то, что Бог Скверны помог им выжить, стало для них чудом. Не знаю, о чём они, но это чудо подарил им ты! Со мной они отказываются говорить, - Элизи неумолимо пыталась вытянуть меня на свет из прохода вниз за руку в то время, как Клирия подталкивала сзади.

Благо, это позорище никто не видел.

- Нет! Нет! Не хочу! – блять, я чуть не плакал, глядя на чудовищ. - Ёбаны в рот! Да там девочка из звонка и вся её семейка!!!

- Они просто жутко выглядят, - попыталась их оправдать Клирия.

- А пауки тоже «просто жутко выглядят»!?

- Но у них верхняя часть человека. Вон там девушка, красивая, - пыталась меня убедить Элизи. – Посмотри, какая милашка.

- А низ как у паука!!! Ёбаны в рот, пиздец у неё лапищи!!!

Да-да, у меня арахнофобия. Блять, но увидь такого монстра, и она у любого появиться!!! Да там не только она страшная. Хуй с минотаврами и прочими тварями, но онрё и арахны пиздец же стрёмные!!! Это звучит не страшно, но оказаться рядом с такими, это то же самое для меня, что оказаться в заброшенной психлечебнице, когда на тебя куча тварей вылезает!

Ебать, это ещё монстры меня не видят, так как я в проходе застрял.

- Так хули вы туда не пойдёте?!- спросил я у Элизи.

- Ну…

Вот, блять, и всё!!! Сыкухи!!! На «ну» вас и хватило.

А Клирии вообще похуй, она с кем угодно попиздеть может, так как сама из их общества.

- Прежде чем я прикажу вам идти туда самим, объясните, что сами не поговорите?!

- Мы уже говорили, что нас они не хотят слушать. Они хотят видеть тебя, - объяснила мне Элизи.

А, да точно, она мне буквально минуту назад это говорила. Это всё из-за тебя, Бог Скверны! Хули ты их притащил сюда!? Сидели бы там и сидели!

Молчишь?! Вот она, твоя поддержка во всей красе.

- Одумайтесь, - с натугой сказала Клирия выталкивая меня на свет.

- Не хочу! Не буду! Стой! Мамонта, не смей меня трогать! – пресёк я попытку наёмницы меня вытащить. – К тому же там гоблины! Они ебут женщин!

- Все занимаются сексом с женщинами, если вы не знали, - сказала Клирия. – Просто с теми, кто их расы, чаще всего. И это цивилизованные гоблины.

- А к арахнам всё равно не пойду!

- Там ещё и люди, что будут на нас работать, должны были прийти. Казначеи и дельцы, тебе надо будет встретиться с ними, - сообщила мне Элизи. – Как они взглянут на то, что ты так боишься выйти к своим подданным.

- Да ебал я таких подданных!

- Ну вот и этим сейчас и займёшься, - сказала Элизи.

В конечном итоге минут через пять меня отпустило, и паническая атака начала сходить на нет.

Блять, ну серьёзно, ты вылезаешь из своей конуры, а там невъебенный паук, у которого вместо головы тело человека. Да тут у любого паническая атака начнётся, объясняй ты ему или нет! Особенно когда пауков боишься.

Но вот сердце перестало пытаться сбежать через кишечник, ручки прекратили дрожать, ножки трястись, а мочевой пузырь с кишечником сбросить лишний груз. Я даже дышать стал ровнее.

- Так, всё, я узбогоился, можете меня не держать, - сказал я, выравнивая дыхание. – Так, всё, вроде… вроде живой… - глянул в сторону ворот, где иногда мелькали силуэты. Правда там в несколько рядов выстроились ещё и наёмницы ради безопасности, перекрывая частично вид.

- Мне интересно, от куда они узнали, что я подставное лицо? – спросила Элизи.

- Не боись, сейчас поймёшь.

Я же ей ещё не говорил, кто я такой и чем успел прославиться в своё время. Вот она удивится. Да и не только она.

- Так, Клирия, Элизи, за мной. Будете группой поддержки.

И как же мне не хочется с ними встречаться… не словом сказать, не пером описать, благо набор матов поможет выразить мои чувства. Злоебучый охуительный пиздец, как мне не хочется встречаться с ними. Более того, когда я подошёл ближе, мог видеть, что наёмницы слегка напряжены такой активно…

Ой блять, ну нахуй, арахна на меня смотрит, фу, пиздец, паук… Я едва сдерживаюсь, чтоб не задрожать всем телом, потому что у неё…

Хм, не, ну сиськи у неё зачётные, ничего не скажешь.

Так, о чём это я… ах, да… Потому, что у неё все эти лапки в маленьких волосках. Я ещё вижу две толстых, но коротковатых лапы в теле паука под человеческим туловищем, словно они созданы для того, чтоб хватать кого-нибудь. И руки у неё вроде как человеческие, однако пальцы длинные и острые. Про чёрные глаза и ещё две пары лишних небольших глаз на лбу я вообще молчу.

Здесь есть и вторая страшила – онрё. Ну тут классика… почти классика. В походном плаще, но волосы так же спадают на лицо, полностью закрывая его. Девушка из звонка собралась в путешествие, ей-богу.

- В сторону, - уверенным голосом сказал я рядам стражи, что создали собой целую стену.

Ебать, как Моисей нахуй раздвинул.

- Открыть ворота.

Четыре наёмницы нехотя начали их открывать, давая мне пройти дальше.

Вот честно, открыли ворота и словно я голым перед толпой оказался. Ну ничего, если прям очень невтерпёж будет, захуярю четыреста десятого, пусть тут аннигилирует нечисть.

Именно нечисть, так как по-другому назвать то, что я вижу, не могу. Здесь собрались твари, что в моём мире считаются злом и нечистью, которую надо нещадно убивать и которая несёт погибель людям.

Орки среди всего этого разнообразия выглядят самыми безобидными и обычными. Кикимора… ну просто чудовище: морда лошадиная, вытянутая; рот в самом низу находится; вместо носа две дырки; глаза как у инопланетян; кожа как у лягушки. Это существо было худым, высоким, с длинными руками, ногами и пальцами. Чёрный, ты чо блять, возвращайся в свои туннели.

Ну а водяной явно был в прошлом боевой жабой и спасал принцесс. Вернее, боевой жабой он и остался, только принцессу куда-то дел. Мавки на фоне этого выглядели наиболее нормальными и близкими к людям. Готы… блять, они и в Африке готы, только стайл явно средневековый. Да и более жуткие они здесь, словно безбашенные сектанты. Гоблины вообще безобидными выглядят, хотя их количество здесь огромно. Минотавры… ох… ебать… прибежали прямиком из дума.

Горгоны, это вообще пиз… а нет, вру, на вид обычные девушки, у которых вместо волос змеи, очень тонкие и едва заметные. Если не знать, выглядят как обычные девушки. Только версия их не совсем правильная – я думал горгон хвост, а не ноги.

Хотя тут были и обычные люди, которые выглядели совсем как другие и так же с опаской косились на своих соседей. Однако, судя по всему, никто трогать своих не собирался.

Ну и арахны с онрё. Онрё тут так вообще целая семья: дети, женщины… Так, где мужики? Вот у арахн мужиков вижу, у мавок вижу, кикимор… я затрудняюсь определить пол, но вроде тоже есть. Да тут у всех есть, а вот семейка онрё без мужчин. Или они почкованием размножаются?

Когда я подошёл к толпе через открытые ворота, то вся нечисть тут же сгрудилась вокруг меня полукругом, но при этом держа дистанцию и не спеша подходить. Многие на меня смотрели с нескрываемым любопытством и интересом, хотя у тех же орков я видел лёгкое недоверие. Видимо, никто не мог сразу поверить, что именно я являюсь их «правителем», за которого они пришли прятаться.

А я ещё под завершение очки надел.

- Итак, Бог Скверны сообщил мне, что вы прибудете, пусть и не назвал точной даты. Здесь все или ещё кто в пути? – спросил я громко и уверенно.

Ну… может и не так уверенно, как бы мне хотелось, но точно громкой. И возможно голос у меня как у испуганного мальчишки, кричащего «ау» в лесу. Надо будет потом над голосом поработать, а то им только тараканов распугивать на кухне. Хотя, если учесть, что вокруг меня практически одни чудовища…

После моих слов поднялся гомон, в котором слышались не только голоса, но и рычания, и какие-то чавкающие звуки, и стрёкот. Короче, много чего слышалось, но что они говорят, я разобрать не мог.

- Так! Кто будет говорить от вас всех!? Я не собираюсь стоять тут и слушать этот ор!

Шум стал ещё громче. Теперь все решали, кто пойдёт от их лица говорить. Блять, это невозможно.

- ВСЕМ ЗАМОЛЧАТЬ!!! – заорал я, понимая, что меня и скушать за такое могут.

Хотя почему? Они же пришли к избраннику Бога Скверны, с чего им кушать меня? Да и если что, я успею убежать за спины наёмниц, а там четыреста десятый подоспеет, и они пожалеют, что вообще припёрлись. Сразу пусть знают, что тут я главный. А то пиздец, теперь помимо убийц и отморозков окружает меня всякая страшная опасная нежить.

- БЫСТРО ОПРЕДЕЛИЛИСЬ, КТО ИЗ ВАС БУДЕТ СО МНОЙ РАЗГОВАРИВАТЬ ОТ ЛИЦА ВСЕХ ПРИСУТСТВУЮЩИХ!!!

Все притихли. Буквально сразу вытолкнули мне на встречу…

Ну ёбушки-воробушки… арахна.

Я даже почувствовал на пояснице руку Клирии. Уж не знаю, так она меня успокаивала, что я здесь не один или же готовилась спицу ткнуть, чтоб парализовать меня. Но делала она это наверняка не заметно, стоя за мной. Хотя пожелай убежать, всё равно бы не смог – меня от страха парализовало, так как теперь я мог ну просто отличнейше разглядеть её. Прямо каждый коготок, ворсинку щитки хитина ниже туловища.

Так, надо взять себя руки, это всего лишь чудовище. По сравнению с бабой Маней, вахтёршей в общаге, она просто маленький паучок. Вон та действительно была всегда и везде, любя подвывать свою фразу: «Кто это тут шастает!?»

- Я-с арахна, Шенсассель, господин, - поклонилась она не только торсом, но и телом паука, который склонил передние лапки. Её голос был тихим, шипящим и каким-то бесцветным. Но всё равно он был красивым. Это странно.

- Ясно, Шенсассель. Твой голос будет голосом всех присутствующих? У меня нет желания слушать вас всех по сто раз, - выдавил я через силу из себя. Даже говорить от страха приходится через силу. От этого мой голос получился ещё ниже, чем обычно, зато не дрожал. Ладно, будем говорить эпичненько, чтоб выглядеть эпичненьким. Аля простак, но внутри настоящее монстро.

- Да-с, господин, - она до сих пор кланялась.

- Я знаю причину вашего прибытия. Бог Скверны сообщил мне о вас. Но знаете ли вы, кто я?

- Вы-с вестник Бога Скверны. Бога всех обиженных и угнетённых. Мы-с пришли под вашу-ш милость, так как нам нет места в других местах.

А ещё, помимо шипящего голоса, иногда проскальзывало откровенное шипение.

- Если… я не ошибаюсь, то орки явно таковыми не являются. Как и мавки, им так вообще можно к лешему идти.

- Боюсь, мы-с поклоняемся Богу Скверны. Мы-с держимся особняком. Каждому из нас пришлось обратиться к Богу, когда другие-с отвернулись, от чего мы-с слегка отдалились от остальных.

- Ясно… подними голову… э-э-э…

- Шенсассель, господин, - подсказала она.

- Да, прошу прощения, Шенсассель…

- Прошу вас, не извиняйтесь, - поклонилась арахна.

- Так вот, прежде чем я возьму вас под своё крыло и смогу дать вам новый дом, вы должны поклясться в верности до конца ваших дней. Клятвы кровью будет достаточно.

А то нет у меня желания отпускать рассадник нечистой силы прямо у себя под боком. Не дай бог эта кунсткамера решит тут свои охотничьи угодья устроить.

Да вот только с моими словами некоторые были не согласны. Например, орки. Выглядели они недовольными.

- Я-с… - было начала арахна, но я её остановил.

- Стой, - остановил я её, подняв руку, - погоди. Среди вас есть и те, кто не доволен моим предложением, так?

Я смотрел прямо на орков и ни один не отвёл от меня взгляд. Блин, значит на понт в гляделки не взять. Ну сила пока на моей стороне, так что можно давить их напущенным бесстрашием. Остальные тоже посмотрели на орков – кто-то с боязнью, кто-то с неприязнью, кто-то просто недовольно. Блять, ну что не срачка, то горячка. Надо сразу расставить все точки над «и».

- Орки, я не буду тут сейчас перекрикиваться со всеми. Главный пусть сразу сюда выходит, если ему есть что сказать мне.

И мне на встречу вышел лоб, ростом с Мамонту. Весь в шрамах, с красивыми татухами на плечах, выпирающими мышцами и… без волос на груди. Не то что я тащусь по волосам, но мне просто интересно: орки что, себе эпиляцию на груди делают, раз у них волос там нет? И вообще, они их по всему телу удаляют? Типа посвящения через боль? Просто кроме как на голове (в штаны не заглядывал) у них волос так-то и нет. А этот вообще лысый.

- Ухтунг я, глава и голос орков. Я говорить с тобой буду, - пробасил он мне.

Так, я не понял, это стрела? Стрела блять!?

Глава 118

Большой орк. Очень большой орк.

Вот прямо так и вижу картину, где я чуток согнул колени, руки в стороны, словно у меня синдром большой спины, и с быдловскими интонациями начинаю: «Ты чо!? У тя чо, праблемы, падём атадём!? Не, ну я не понял, у тя праблемы или чо!? Падём атадём, пагаварим!?» Особенно «падём атадём», у меня сразу при таких словах ассоциация, словно мне гомосексуалист подкатывает, а не гопник подходит.

Было бы забавно, если я ровно так же к нему сейчас подошёл. Пацанчик на районе пытается втолковать орку, что тот не правильный пацан и раскидать по понятиям.

Ладно, это всё шутки от нервов.

- Ты не понял, орк, - придал я угрозы голосу. – Это я с тобой говорю. Мне не придётся объяснять, кто здесь главный и хозяин положения, так?

- Мы, орки, себе не хотим хозяина.

- Так какого чёрта вы пришли? – шагнул я к нему через силу. А потом ещё раз шагнул, сжимая сфинктер, словно там давление в Марианской впадине сдерживаю. Этот орк может одной рукой взять мою голову сверху. И я уверен, что сдавить её одной рукой он тоже сможет. – Что вы тут забыли, если не хотите подчиняться?

- Пришли мы по зову…

- Бога Скверны, - перебил я его и увидел ну прямо красноречивое недовольство. Наверное, то, что я вестник Бога Скверны сдерживает его, чтоб меня не убить. А может быть ещё что-то. И я догадываюсь, что. – Но я его посланец здесь. Я здесь несу его слово, и я защищаю всех тех, кто принял его веру и любовь.

Теперь я подошёл к нему вплотную и буквально задирал голову вверх. Я опять играю в бойцовских петухов. Хоть чему-то дворы научили.

- Говоря мне это, орк, ты хочешь меня оскорбить? Ты же говоришь за весь свой род, ты не думал, что слова имеют последствия?

Я очень медленно и показательно снял очки, после чего повесил их за заушник на грудь.

- Ты знаешь, кто я, не так ли, орк?

- Да, - рыкнул он. В смысле, не то что зарычал на меня, а просто говор у него был с рыканьем.

- А теперь скажи это вслух. Я хочу убедиться, что мы знаем одно и тоже, а то такое ощущение, что ты не представляешь, с кем говоришь.

Да-да, много пафоса и выёбистости, но куда без этого? Тут как в животном мире – кто сильнее бьёт в грудь и рычит, тот и молодец. Главное запугать, чтоб не довести до конфликта, ведь судят по упаковке все. А у меня ещё и наёмницы за спиной есть. Думаю, что, если начнётся резня с орками, за них никто не вступиться.

- Антигерой ты.

- На «вы» со мной говори, орк, а не на «ты». Я тебе тут не друг и не товарищ и не помню, чтоб позволял кому-то так с собой разговаривать. Ты меня понимаешь?

Молчит.

- Я тихо говорю? Последний орк, которого я знал, всегда был полон достоинства. Орки так сильно изменились за двадцать лет, что стали безмолвны?

- Нет! – это он уже гневно рыкнул, от чего я буквально почувствовал шевеление за спиной.

- Тогда имей достоинство, как орк, и отвечай на вопрос, когда тебя спрашивают, а не молчи как вещь! – с ненавистью чуть ли не заорал я. - Орк блять никогда не молчал как хуй знает что! Они всегда гордо отвечали на любой вопрос! Покажи блять что ты орк и говори со мной!

Ну это уже лесть, пусть и слегка прикрытая.

Такова жизнь - гневно выскажись, ставя на место, но так, чтоб твои слова льстили и невзначай показывали, что ты уважаешь его, и тогда сможешь удержать равновесие. Иначе просто обидишь и всё. Заставь говорить такого тяжёлого собеседника не только напором, показывая, кто хозяин положения, но и скрытой хитростью. Например, вот такая лесть, когда ты говоришь слова, что льстят ему. То, что я знал орков; знал, что орки имеют самоуважение и поэтому не будут отмалчиваться как рабы и всегда ответят на вопрос.

Другими словами, показать, что, отвечая, в первую очередь, он сам показывает своё достоинство. Заставь делать то, что тебе нужно, подкладывая свою идею и делая её его.

Ох, ну и выкручивался я так в школе, когда надо было улизнуть, но чтоб и в глазах других не упасть, и чтоб тебя не побили.

- Я понял, - прорычал он.

- На «вы», ты понял? – повторил я более спокойно вопрос.

- Да.

- Я Антигерой, тот кто уничтожал города и тот, кто начал войну. Если тебе не нравится моя кандидатура, я тебя не держу, можешь идти. Хочешь со мной драки… сначала подумай над этим хорошенько, потому, что убить я тебя всегда смогу. Для меня это не проблема, орк. И уж ты должен знать это.

Я говорил вновь низким и полным угрозы голосом, показывая всем видом, что его не боюсь и внося столько пафоса, что обосраться можно было. А внутри я весь боюсь!!! Пусть способка и откатилась, так как я пяток дней ехал с золотом обратно и ещё четыре лечился, но пиздиться с ним желания нет. Практика уже показала, что против семидесятых я и не так хорош. А вдруг у него и его людей по семьдесят?

Просто даже тот факт, что у меня двести силы, а у них примерно по сто будет, ни о чём не говорит. Впятером меня, если действовать будут очень слаженно и умеючи, уже опиздюлить смогут. А если их больше…

Короче, драка, это не вариант.

- Так тебе до сих пор не нравится моя кандидатура? Или желаешь проверить силы? А может быть мой вид тебя не устраивает? – развёл я руками. – Худой, щупловатый, неприметный. Многих это смущало и многие об этом тебе уже не расскажут. Поэтому вопрос – принимаешь меня как главного или нет?

- Да, - нехотя и не сразу ответил он. Блять, ты не мог быстрее сказать это!? Я тут пересраться уже успел десяток раз! Знаешь ли, орк, не легко строить из себя вот такого вот бесстрашного антигероя!

- Отлично, - кивнул я. – Моя помощница всё вам объяснит, после этого клятва кровью с ней и…

- С ней почему? – подал тут же голос орк.

- Потому что ты увидишь, - ответил я. – Она полностью подчиняется мне и её душа тоже принадлежит мне. Она отвечает за такие вопросы.

- Я не…

- Ты можешь всегда уйти, орк, и скитаться по землям, пока не принесёшь клятву кровью, - перебил я его. – У меня нет времени на уговоры. Однако если останешься, я хочу видеть тебя у себя сразу по заключению клятвы.

С этими словами я развернулся и пошёл обратно в поместье, едва сдерживаясь, чтоб бегом вприпрыжку не свалить туда. А то странная картина будет – антигерой, гроза всех, вприпрыжку устремляется к себе в замок.

И уже оказавшись под сводом каменного потолка, я смог вздохнуть спокойно.

Фух… кажется, мне начинает нравиться темнота. Здесь так безопасно, что писать хочется. Я вообще удивлён, что здесь даже для туалетов есть места. Тот, кто это строил, знал толк в своём деле.

И какого уровня он там? Семидесятого? А у меня какой? Ну-ка.

Имя: Патрик

Фамилия: Козявкеев.

Возраст: 23

Раса: человек.

Уровень: 25.

«Параметры»

Сила – 28.

Ловкость – 31.

Выносливость – 27.

Здоровье – 29.

Мана – 24.

Интуиция – 33.

«Дополнительные параметры»

Рукопашный бой – 14.

Одноручное оружие – 34.

Двуручное оружие – 10.

Оружие дальнего боя – 26.

Лёгкая броня – 17.

Устойчивость к ядам и токсинам – 50.

Устойчивость к болезням и заражениям – 50.

Медицина – 12.

Рукоделие – 16.

Взлом – 4.

Охота – 8.

Шитьё – 5.

Торговля – 20.

Красноречие – 31.

Верховая езда – 11.

Скрытность – 17.

Я, честно говоря, роста не вижу. Хотя я особо и ничем не занимался в последнее время…

- Мэйн?

Я едва удержался, чтоб не взлететь с визгом.

- Ч-чего тебе, Элизи, хули ты подкрадываешься так сильно?

- Так сильно подкрадываюсь? Разве так можно говорить? – осведомилась она.

- Мне можно. Мне вообще всё можно. Так чего ты хотела? Я немного занят.

- Чем?

Вот же… Тебе обязательно спрашивать, чем именно?

- Ладно, - сдался я. - Дела важные ради тебя откладываю. Чего хотела?

Она ещё раз на меня посмотрела, словно спрашивая, как можно таким быть, после чего продолжила.

- Вообще, я хотела поговорить на счёт антигероя. О том, что ты сказал. Если честно, многие сейчас слегка удивлены твоими словами…

- Давай-ка потом, окей? Позже, ещё будет время перетереть это. Ещё что-нибудь?

- Мы поймали шпиона. Вчера вечером охрана его схватила ну и Клирия… она немного с ним побеседовала.

Клирия немного побеседовала? А там вообще есть, с кем ещё разговаривать сейчас? Зная Клирию, там, блять, любой расколется. Она же как ходячее чудовище, которое сожрёт всех недовольных. Вон, не зассала там наедине с мифической сранью остаться.

Забавно, но меня эта новость даже не удивила. После Клирии любой шпион и наёмный убийца кажется ерундой. Пока он до меня не доберётся, естественно. И вроде она уже что-то говорила мне утром о важном деле, где требуется моё присутствие. Это речь о шпионе что ли шла?

- Ну и? Ну грохните шпиона и дело с концом. Я-то тут причём?

- Мы с госпожой Клирией подумали, ты захочешь с ним поговорить. Он сказал, что ты был его целью.

- Тем более. Зачем мне с ним говорить? Вы с ним говорили и этого достаточно, - пожал я плечами. – В топку его.

- Лучше всегда самому убедиться, чем довериться чужим словам, если есть такая возможность. Возможно тебе он скажет больше, чем ей.

- Привыкли делать всё сами, - хмыкнул я. – Где хоть поймали?

- Через забор в районе реки перелазил.

Я прикинул в уме, чем ещё можно заняться, но дел и не было особо.

- Ладно, давай глянем, что там за чудик такой дурной был, - вздохнул я.

Только пришлось мне вылезать из своей спасительной норы на свет. Мало этого, ещё и дойти до темниц надо было. Какой ужас, я так перетрудился.

Зато я смотрю, спуск к темницам расчистили почти полностью. Удивительно, но здесь было довольно чистенько и никаких трупов не валялось. А на ходе в темницу, как и положено, дежурили две наёмницы. Клирия даже об этом подумала. И не зря, как оказалось. Надо бы ей рассказать о трубе, через которую мы сюда попали, пусть и там всё обезопасит, а то если я догадался, то и другие догадаются.

Наёмницы, словно солдаты, отдали честь и открыли засов, чтоб мы могли попасть внутрь. Здесь нихрена не изменилось кроме того, что в клетках больше не было трупов.

- А где пленник? – спросил я у одной из наёмниц.

- В комнате, господин. Госпожа Клирия допрашивала её вчера вечером.

- Ясно… так, погоди, ты сказала «её»?

- Да, господин, кивнула наёмница.

- Скажи-ка, как она выглядела, эта шпионка? - спросил я в то время, как моё сердце проваливалось всё глубже и глубже в кишечник от того, что предчувствие буквально скручивало мне всё внутри.

Почему? Предчувствие у меня плохое.

- Ну… она белокурая. Глаза… рубиновые? – она вопросительно глянула на свою соседку, и та кивнула. – Да, правильно. Волосы длинные, лицо худое…

- Раса какая? – спросил я волнующий меня вопрос.

- Человек.

Человек? А… ну тогда ладно, а то я уже подумал…

- Только она ребёнок ещё совсем...

- Ёб твою мать! Это лоли, дура! – рявкнул я, направляясь прямо к двери.

Пизда. Если Клирия думала, что это шпион, то там и живого места на ней не останется. Она не из тех людей, кто проявит милосердие или сострадание.

Дверь естественно была закрыта.

Ключ! Где этот ебаный ключ!?

- Быстрее! – рявкнул я, хотя уже понимал, что это ничего не изменит.

Наёмница засуетилась и принялась подбирать ключи.

- Ты! – тыкнул я пальцем во вторую. – Быстро за Рубекой!

Она, даже не кивнув, развернулась и бросилась бежать. Вторая тем временем уже подобрала нужный ключ. Щёлкнул замок, и я бесцеремонно оттолкнул наёмницу в сторону, толкнув дверь так, что она ударилась об стену и чуть не прилетела мне в ебало.

Не знай я, как выглядела Мэри до этого, никогда бы не узнал в этом тельце мелкую весёлую плутовку, взгляд которой на мир был слишком детским и наивным. И если Дара была просто дурой, не плохой, но дурой, то Мэри можно было назвать милой дурёхой. Девушкой, которая ещё умом не повзрослела.

Сейчас же передо мной было тело, что когда-то было ею. Просто тело, которое было подвешено за цепи к потолку. Маленькое и выглядевшее до ужаса безжизненным.

Клирия не мелочилась. И даже не думала, видимо, сбавить обороты, когда начинала это. Если дурёха вторила: «Я пришла за Мэйном» (а я уверен, что этой дурёхе кроме подобной фразы в голову ничего и не пришло сказать, иначе бы Клирия не устроила здесь филиал инквизиции), то естественно Клирия даже бы и не остановилась. Она не знала Мэри; не знала, как она выглядит; никогда с ней не встречалась лично, так как познакомились мы уже после неё.

И результат их первой встречи был очень красноречив.

Начиная от переломанных пальчиков без ногтей, которые торчали в разные стороны, заканчивая опухшими веками, похожими на персики, из-под которых шли дорожки крови. Её волосы, испачканные в крови сосульками спускались вниз; судя по всему Клирия разбила ей голову. Про отрезанные соски, сломанные ноги, отсутствие ушей и другие вещи я старался не думать.

- Помоги мне снять её, - сказал я наёмнице, вставая около бедного тела, которое дышало. Оставалось надеяться, что Мэри не рехнулась.

Несколько секунд и её тело уже было в моих руках. Она даже не отреагировала на свободу, но мне стало немного легче от того, что её тщедушное тельце теперь дышало у меня в руках, а не висело на цепях.

- Элизи, пусть готовят комнату, - сказал тихо я.

Она молча кивнула и вышла из камеры.

Я даже не знаю, для кого это делал - для себя, чтоб заглушить вину и всё то, что в моей душе сейчас бурлило. Или для самой Мэри, которой это уже будет ненужно.

Что-то мне подсказывало именно второй вариант.

Я сидел в той же тёмной комнате, подобной множеству других в этом замке. Факел, матрац на коробках, стол, стул, тумбочка.

Передо мной сидела Рубека, держа руки над тельцем Мэри. Даже несмотря на то, что она уже её исцелила, Мэри не приходила в сознание. Я попросил Рубеку ещё раз прогнать исцелением по телу, хотя понимал, что это бесполезно. А Рубека не стала спорить и так же тщательно проходила по каждому сантиметру магией.

Может она понимала, что я испытываю, а может ей не давало пререкаться моё тёмное настроение. Мне казалось, что малейший вздох заставит меня взорваться как сраную бочку с порохом.

В этой же комнате помимо меня, Рубеки и Мэри была Клирия. Виновница торжества. Она молчала, опустив взгляд в пол, хотя по сути она всегда так стоит. Я позвал её практически сразу, как мы перетащили Мэри сюда. Скорее всего, она поняла, какую ошибку допустила, от чего не проронила ни слова.

- Рубека, ты хорошо потрудилась, можешь идти, - похлопал я по плечу слегка бледную от непрерывной работы целительницу.

Она встала, поклонилась и удалилась из комнаты, оставляя нас с Клирией практически наедине.

Мне казалось, что тишина, повисшая между нами, была осязаема. Типа протяни руку, и ты почувствуешь её вязкость, словно руку в желе засунул. Но это тишину должен был нарушить я, как тот, кто имеет на это право. В конечном итоге за властью тянуться последствия, за которые приходится так же отвечать и тебе. Мэри стала лишь маленькой птичкой, что стукнулась об стекло и напомнила мне об этом.

- Клирия, сядь рядом, - кивнул я на место, что освободила Рубека.

Та подчинилась беспрекословно. Сейчас только от меня зависело, как будет всё развиваться. Не только эта ситуация, но и последующие. Потому, что на таких мелочах строится жизни. И в начале мы можем сделать выбор, однако потом этими выборами будем сделаны мы сами. Я уже успел частично отстроить себя, теперь вопрос в том, как закончится моё строительство.

На ком лежит ответственность за этот промах.

Мне естественно хотелось накричать на Клирию, ударить её и не раз. Сделать её виноватой, чтоб самому легче стало. Увидеть на её лице слёзы, но… она была не виновата, как бы странно это не звучало. Она поступила ровно так, как поступал я с другими, на подобии людей Анчутки. И как бы поступил со случайным гостем. Тут уже была моя вина за случившееся, так как я не дал указаний на текущую ситуацию, и она поступила по умолчанию.

- Клирия.

- Да, мой господин, - подняла она на меня взгляд.

- Мэйн, мы договаривались, что ты так будешь звать меня.

- Мэйн, да, прошу прощения, - кивнула она.

- В следующий раз любых пленников просто запирать и ждать меня. Или же спрашивай совета у Элизи. Без разрешения или совета я запрещаю их трогать или убивать. Если задерживаете, несколько синяков при сопротивлении и максимум переломы. Пытаются убежать… я даже слышать не хочу, что они убежали. Но если такое случиться, пусть стреляют по ногам, но не убивают.

- Я поняла, - кивнула она и, подумав, добавила. – Мне очень жаль, Мэйн, я не знала…

Я поднял руку, останавливая её.

- Я знаю. Поэтому и не виню тебя.

Уж кто тут виноват, так это я. Всё как обычно и ничего не меняется. По крайней мере, можно порадоваться тому, что мне уже хватает сил не перекладывать вину на других.

Жаль, что Мэри это не поможет.

Глава 119

Всеобщий обязательный бал должен быть уже через две недели с этого дня. Если верить Клирии, письмо прислали буквально за день до моего возвращения. Это получается, что времени у нас было мало. Неделю только будем добираться до самого портала в городе столице графа Анучтки. И будет чудесно, если нас не попытаются грохнуть.

- Не попытаются, - сказала Клирия, услышав мои опасения. – Боюсь, что госпожа Эвелина не оставит подобное просто так. Ей важен баланс и такое посягательство со стороны другой группы будет объявлением войны для её власти. А она никогда не мелочится. В прошлый раз головы семей заговорщиков хорошо продемонстрировали её готовность к решительным действиям и скорость реагирования на угрозы. А графу Анчутке это не нужно. Скорее всего он действует за спиной от всех остальных и не будет предпринимать столь громких и необдуманных поступков.

- Хочется верить, - пробормотал я.

Хотя я так же считаю. Если верить Клирии, Эви держит всё в ежовых рукавицах. Вернее, не сама Эви, а её правая рука, Констанция. Она отвечает за безопасность и армию, когда та является политиком и мозговым центром.

Но меня куда больше Баба-Яга интересует, которая стала наставницей Эви. Мне кажется, что бабушка эта и нашептала ей встать на путь возмездия. Не знаю, каким образом, но всё же. А может она и до сих пор рулит Эви, убеждая её действовать именно так, а не эдак.

Мы подошли к одной из дверей в коридоре, после чего я без стука вошёл.

Это была комната Мэри, где какое-то чудовище сейчас её кормило… весьма странным образом.

Дело в том, что Клирия заключила абсолютно со всеми клятву кровью и теперь они до конца своих дней будут под моим крылом, а я до конца своих дней буду их защищать и оберегать. Клирия естественно настрочила кучу пунктов, чтоб дать нам выгодное положение, но смысл примерно такой. И сейчас она привела монстра, который кормил Мэри. Только вчера я вытащил её из оков, и она ещё не приходила в себя.

То, что случилось… мне хочется кого-нибудь обвинить и наказать, но Клирия говорит, что ни разу не видела Мэри в лицо и в свете последних посягательств на территорию думала, что это шпионка. А та только и кричала, чтоб ненавидит её и пришла за Мэйном.

И столкнулись две силы – одна дурёха, другая… я даже не знаю, к чему причислить Клирию. Просто Клирия, мне кажется, этим всё сказано.

Почему тогда Элизи не остановила её, хоть и знала Мэри?

А Элизи блять не спускалась! Ей блять пытки не нравятся, понимаете ли! Она припёрлась, когда Мэри уже утащили в камеру и чисто на словах всё от Клирии узнала. Я довольно точно (без матов и ругани) сказал, что она должна так же всё контролировать.

Мда уж.

Что касается монстра в комнате, он был похож на какую-то х… Нет, какое-то приведение, которых рисуют в мультиках для детей. Типа духа под простынёй. Только здесь у него не простыня, а кожа. Из-под низа торчит кучка щупалец, на которых он передвигается. Глаза абсолютно чёрные и овальные, как у мультяшек, а вместо рта длинный тонкий хоботок.

Этим хоботком он набирает пищу, после чего запихивает его до самого желудка Мэри в рот и быстро эту пищу туда выплёвывает. Как меня заверили, это просто трубка, которая ведёт ко рту и которую Клирия с этим монстриком предварительно помыли.

Я не знал более эффективного способа покормить Мэри, поэтому согласился на это. Ведь просовывая обычную трубку до желудка, мы можем перекрыть дыхательные пути, и она задохнётся. Монстр кажется мне самым нормальным вариантом: просунул туда, куда нужно, словно слон, выплюнул в желудок и вытащил быстро обратно.

Как только он закончил, я сразу поблагодарил его.

- Благодарю тебя за помощь.

- Буль-буль-буль-буль-буль, - ответил он и захлопал своими прикольными чёрными глазами, после чего вежливо попятился назад.

- Благодарим вас, - слегка поклонилась Клирия. – Ависия, проводи гостя.

Та находилась всё это время здесь, следя за процессом. Она закивала, чтоб не раздражать никого своим заикающимся голосом, открыла дверь и вышла вместе с этим монстриком.

Вообще, Авасии сложнее всех приходится сейчас. Она этих монстров боится так же, как и Клирию. Однако выбора у неё немного, поэтому она старалась из-за всех сил, чтоб не убежать с визгом, как это случилось в первый раз. Или не упасть в обморок, как это случилось во второй раз. И не описаться, как в третий, когда она просто стояла и ревела от унижения. Тогда уже Клирии пришлось вмешаться и отвести её помыться и переодеться, потому что Авасию практически парализовало страхом.

Спокойнее же всех к новым жителям отнеслась дроу. Лишь вздёрнула подбородок повыше и добавила во взгляд больше своего гонора.

Ну главное, что не на меня так смотрит, а остальное похуй.

Я отвёл взгляд от Мэри, которая была похожа на заснувшую девушку. Оставалось надеяться, что она проснётся. Мне хотелось попробовать вытащить её душу мечом, но ручки оказались коротковаты, а душонка слишком труслива. Не дай бог что, сама Элизи говорила, что это очень страшно.

Ну а если я вытащу её? Ну поговорю, ну верну обратно, но придёт ли она вновь в сознание? Может не от души зависит, находится человек в сознании или нет, а от нервной системы, которая блокирует саму себя. Но тут уже к нейрохирургам надо обращаться, не спец я в этом.

- Она не очнётся, если вы будете заходить сюда каждый раз и смотреть на неё, - сказала Клирия.

- Ну а вдруг? – посмотрел я на неё. – Вдруг я особенный?

- Вы действительно особенный. Но боюсь не в этом.

- Ага, а в разрушении и создании проблем. Практически супер-перк, если бы только он не бил по территории вокруг меня.

Я молча стоял в комнате с какой-то подозрительной пустотой на душе. Хуёво это, сейчас как депресняк скрутит, потом хуй отойдёшь.

- Ладно, идём. Всё равно сюда скора кто-нибудь из прислуги придёт. А нам ещё подготовиться надо.

Подготовится, это я про всеобщий обязательный бал, который, по словам Клирии, начался слишком рано. И она разделила мои подозрения, что это связанно с нами. Как раз силовая смена власти, надо самой посмотреть, стоит ли оставлять человека или же заменить его кем-нибудь другим.

Ну а пока надо было решить дело с внутренним фронтом работ.

Вчера я так и не удосужился поговорить с орком, поэтому придётся с ним говорить сегодня. Благо Клирия уже описала всем ситуацию, кто является самозваной главой, отвлекающей на себя внимание, и кто реальный правитель. Поэтому каждый должен был следовать легенде, но знать, кто босс. Иначе мало ли что случится, и они могут нас спалить своим неправильным поведением. А так ей кланяются, но вне чужих глаз кланяются мне.

Для таких супер важных встреч мы решили использовать кабинет Элизи. Он и по размеру был заебись, и располагался недалеко. Может позже мне сделают свой кабинет, но я в душе не ебу, чем в нём заниматься, если честно. Пока что все мои дела сводятся к «приехал забрал, уехал, подписал, заполнил, решил, прохватил феерической пизды». Всё остальное решает Клирия и Элизи. Короче, вся работа на них.

В кабинете меня уже ждал мой любимый орк в два метра ростом, Элизи, которая сидела спокойно напротив него, и дроу Сина.

Когда я вошёл, Элизи почтительно встала и сделала лёгкий реверанс одновременно с Синой. Мелочь, а приятно. Орк вообще никак не отреагировал. Может не принято?

- Здравствуй, Ухтунг, - кивнул я. На всякий случай я потрудился запомнить его имя, а то нам ещё обиженного орка в два метра ростом не хватало.

- Вы звали, - сказал он.

- Да, звал. Есть небольшое дело к вам. Надо бы кое-кого поубивать.

- Согласны, - тут же отреагировал он.

- А чо так быстро? Я же ещё не объяснил, в чём заключается дело.

- Готовы орки к битве всегда. За мир мы, но тоже не против повоевать. – Видя, что я не совсем понял, он продолжил. – Это как для людей охота на животное страшное.

- Пощекотать себе нервы? – догадался я.

- Верно. Это всегда весело.

Ага, но вы миролюбивы. Хотя… для таких, как вы, наверное, подобное и есть охота на опасных животных, чтоб пощекотать нервы.

Вообще, изначально я думал нанять ещё наёмниц, однако раз тут привалило счастье в виде орков, почему бы не воспользоваться и ими. Я не собирался их просить делать это за бесплатно, однако их услуги наверняка выйдут значительно дешевле.

- Тогда вопрос решён. Чуть позже вам сообщат, сколько требуется орков. Среди вас есть же скрытники?

- Да.

- Отлично. Они тоже понадобятся. А ещё с вами поедут девушек пять или десять. Они буду…

- Приманкой, – кивнул он.

- Верно. Тогда на этом всё, - кивнул я ему, садясь около стола Элизи.

Могу конечно сесть прямо за него, но там уже сидит наша графиня, а гнать её с места как-то некрасиво. За орком меня ожидала встреча с будущими экономистами, которые будут вести наш финансовый отдел. Клирия сказала, что надо будет выбрать, кого оставить.

Но подойдя к самой двери орк остановился.

- Хочу я спросить от лица моего народа, босс, - я смотрю, у орков принято главного боссом называть.

- Если смогу, отвечу, - кивнул я.

- Сказали вы, что знали орка.

- Да, я знал его, - кивнул я, понимая, что он хочет услышать. – Его звали Грунд. Он был славным воином. Может слышал про город, что был сожран крысами при моём участии?

Он кивнул.

- Грунд тогда славно постарался вместе со мной, устраивая на его улицах хаос и разрушения. Правда он пал в бою. Жаль, что его жизнь оборвалась, но бойню он устроил знатную, - вздохнул я.

Не то что мне было очень грустно, просто это игра на публику. Подкуп своим отношением. Да и приврал я слегка, упустив те моменты, которые могли бы оскорбить или унизить орков.

Реакция на это была не сильно понятной. Однако надеюсь, что я удовлетворил как его интерес, так и чувство гордости за свой род, что тоже немаловажно.

- Ясно. Благодарю я вас, - глухо ответил он и вышел, оставляя в комнате едва заметную Клирию, Сину и Элизи.

Проводив его взглядом, я посмотрел на дроу.

- А теперь… Сина, пожалуйста, позови наших казначеев.

Она вежливо поклонилась и вышла из кабинета. Стоило ей уйти, как ко мне пристала Элизи.

- Ты не говорил, что был антигероем, - сказала она. – Помнишь, ты хотел поговорить со мной?

- Ну и?

- Это правда?

- Ну правда, - кивнул я, наблюдая, как лицо Элизи посерьёзнело. Не уж то думала, что я вру? – В своё время я действительно уничтожил два города, деревню, устроил бойню с героями и ещё там по мелочи, о чём никто и не узнает. Я действительно антигерой, о котором ты слышала.

- И госпожа Эвелина с госпожой Констанцией…

- Обеих знаю, причём очень близко. Одну спас, другую… тоже спас, но сдох, - спокойно пожал я плечами. – А потом восстал из мёртвых и вот я опять здесь.

- Я стала рабом антигероя…. Герой стал…

- Ты не была героем, - перебил я. – Ты просто играла в него. Ни сил, ничего ты не приложила, чтоб стать им. Всё было получено. И вообще, тебе плохо живётся? – развёл я руки.

Ну да, не сахар место, но тут всё можно отремонтировать. А она ещё и не на последних рядах в нашей иерархии.

- И ты стольких убил… - начало было Элизи, но её остановило предупреждающее покашливание Клирии.

- Не думаю, что стоит начинать разговоры об этом, - сказала она. – Мой господин сделал то, что было необходимо.

- Необходимо убить столько людей?

- Случайность, - махнул я рукой.

- Так это ты ещё и случайно их убил? - ужаснулась она, воспринимая слова немного иначе. – Ты понимаешь, что люди слегка встревожены? – продолжила Элизи. - Особенно наёмницы. Я разговаривала с некоторыми, и они весьма обеспокоены таким соседством и хозяином.

- Плевать на них, - отмахнулся я. – Если они просто будут себя нормально вести, то ничего не будет. Я прошу лишь подчинения и уважения. Так и передай этим дурам.

Это так похоже на подобных отморозков. Они воспринимают только язык силы и страха. Спорим, что теперь они зауважали меня? Теперь будут смотреть мне в спину и шептаться, накручивая самих себя страхом, слухами и подозрением. Я и так выяснил, что своей победоносной походкой, оказывается, уничтожал всех налево и направо. И это только один из слухов моих злодеяний. Сейчас же к этим слухам ещё десяток другой прибавиться.

Да даже Сина: я видел, что она хоть и строила из себя мебель, но косилась на меня изредка с опаской, словно поняла, что стоит рядом с ядерной бомбой.

- Мэйн, стоит ли мне тоже… опасаться тебя? – спросила меня Элизи.

Я бы воспринял эти слова как шутку, но её серьёзный тон и взгляд говорили об обратном.

- Нет, - покачал я головой и с самым серьёзным выражением лица посмотрел ей в глаза. – Я никогда не трогаю своих. Ваша верность мне в обмен на мою верность вам. Не предайте и не оставляйте меня, и я никогда не предам и не оставлю вас.

Она несколько секунд смотрела в мои глаза, силясь там что-то прочитать, после чего выдохнула и кивнула.

- Я поняла.

- Вот и отлично, - кивнул я.

Хотя признаюсь, по большей части это всё понты. Дешёвые понты, так как капни глубже, и станет ясно, что их страхи беспочвенны. Но… на таких понтах мир держится. И во что верят, то и становится истиной, как, например, антигерой, который восстал.

Вскоре к нам постучали и в кабинет заглянула дроу.

- Господин Джин и господин Мерил прибыли по вашему приказу, - поклонилась она.

- Давай их сюда. Элизи, ты у нас пока главная и скорее всего этих в тайны не посвящаем, - с этими словами я удалился в самый дальний угол комнаты, поближе к Клирии и стал наблюдать за претендентами.

В комнату вошли два человека. И если одного можно было назвать учёным, то второй припёрся к нам из байкеров.

Первый был интеллигентным человеком с козлиной бородкой, которую уже тронула седина. И полностью седые волосы, которые спускались ему до плеч. На нём была мантия до пола. Чувак явно пародировал Дамблдора, хоть и был значительно моложе.

Второй… Нет, ну точно с байкерского съезда. Чувак был в кожаной куртке, каких-то штанах, напоминающих потёртые джинсы и с банданой на голове. У него была короткая борода и волосы по плечи пшеничного цвета.

- Я Мерил Икс, - поклонилась пародия Дамблдора.

- Я Джин Урда, - намного вальяжнее и проще поклонился второй.

Не, ну теперь то со вторым всё понятно! Имя и фамилия явно символизируют.

- И так, - спокойно, не вставая, начала Элизи, облокотившись на спинку своего стула и сложив пальцы домиком. – Я почитала ваши досье. Обоих. Вижу, что каждый из вас имел опыт, причём весьма богатый в своём деле. Что вас побудила прийти к нам?

Сразу было видно в ней бизнес-леди. От манеры, до первого начального вопроса.

Старик только было начал говорить, как его уже перебил Джин Урда.

- У вас баб тут много. Я как увидел, ну блять сразу понял, моё! Всё думаю, решена нах, устраиваюсь сюда! Хотя изначально просто искал работу.

Господи, да у него голос похож! Такой же басовитый, пропитый голос рокера, который трахает всё подряд.

- Ясно… - даже Элизи растерялась от такого откровения.

Пока Элизи задавала вопросы, я бочком-бочком и к Клирии.

- Что скажешь? – шепнул я.

- Не могу сказать ничего про господина Мерил, но господин Джин успел завести интимные отношения с пятью наёмницами.

- Это… до того, как они стали работать у нас?

- Нет, это пока он спускался через четвёртый этаж. Если бы его не поторопила Сина, то он бы ещё с двумя успел бы завести интимные отношения.

- Бля, да он просто чудо! – искренне восхитился я его целеустремлённости. - Берём его!

- Мой господин… вы слышали, что я говорила? – покосилась она на меня.

- Он трахает баб. Ничего не упустил? Как по мне, он просто отличнейший вариант! У нас тут целое неёбаное войско, которым не хватает мужиков.

- Но… он… я не вижу, чтоб он был силён в экономике, мой господин.

Как раз в этот момент Элизи спрашивала, сколько будет пять плюс пять у него.

- Семь, - с видом человека, который оказался в выигрышном положении, ответил он.

- А два плюс два? – спросила Элизи.

- Пять, - так же вальяжно ответил Джин.

Я посмотрел на Клирию.

- Как по мне, идеальный вариант.

- Он только что сказал, что два плюс два пять.

- Не понимаю, о чём ты. Как по мне, всё верно, - сделал я невинное лицо. – Да и вообще, главное не математика, а мышление.

- Он нас разорит с такой математикой. И у него всё сводится к девушкам, - сказала Клирия. – Он даже ко мне, пусть и осторожно, но пытался подойти и познакомиться поближе.

Бля, да мужик отчаянный!

- Клирия, - начал я объяснять всё этой дурынде. – У нас тут сто баб. Сто! Разница от мужиков в том, что не они входят, а в них входят. Всё остальное то же самое. И им просто жизненно необходимо сбрасывать пар. А я шлюхой тут работать не собираюсь и превращать трахание баб в работу не хочу. Вот он и будет заниматься этим, раз ему это нравится.

- У нас есть орки, мой господин. Я знаю, что некоторые воинственные девушки предпочтут их обычному мужчине.

- Ага, и у нас тут около сорока орков. А баб сто. Ты чувствуешь разницу? Да всем не хватит! К тому же среди орков я видел и женщин-орков, так что совсем не факт, что вообще кто-нибудь им достанется.

Я знаю, что Клирия понимает, о чём речь. Просто её не радует то, что мы практически нанимаем ёбаря для девушек. Да-да, именно такая постановка вопроса не устраивает её.

- Считай, что он будет психологом, - сказал я, глядя на то, как он предлагает бизнес-план. Значит в торговле он что-то смыслит. – И если ты до сих пор сомневаешься, то это приказ, Клирия.

Она лишь кротко кивнула.

- Я вас поняла, мой господин.

Часть тридцатая. Патрик опять испортил всем праздник. Глава 120.

- Это невозможно, - пробормотал я, стоя посередине комнаты. – Нет, ну серьёзно! Это же просто немыслимо блять!

- Прошу вас, не материтесь, мой господин. Вам следует быть сдержанней.

- А то как скажешь что-нибудь при других графах… Это будет катастрофой.

- Блять, да я же не при других графах сейчас! Просто Джин Урда… блять, у меня не слов, есть только маты, которыми я могу разбрасываться, - я сел на свободный стол, за которым сидели Клирия с Элизи и заполняли на пару множество документов.

- У вас расходы на мосты? – спросила Элизи.

- Да… где-то… Вот они, прошу вас, - Клирия протянула несколько листов.

- Благодарю!

- Эй, вы меня хотя бы слышите? – возмутился я такой похуистической реакции.

- Ты сам его выбрал, если моя память меня не подводит. Для того, чтобы девушкам было чем заняться. Как ты выразился, купил им е… кхм-кхм… игрушку? Тогда какие вопросы?

- Я помню это! И я всё понимаю. Но я блять просыпаюсь, а на моей кровати лежит пьяный Джигу… Джин Урда, обняв меня! Уж чего-чего, но не бородатого байкера, обнимающего меня, я хочу видеть в своей постели по утрам!

- Мой господин, прошу прощения за нескромный вопрос, но вы себя проверяли? – поинтересовалась Клирия с серьёзным лицом.

- Это не смешно, - буркнул я.

- Но я не смею смеяться над вами, - спокойно ответила она.

- Да, проверял я, не было пробития. Блять, он клялся, что даже пьяным в жизнь не полезет к мужикам ебаться, он пидоразов за версту чувствует и ненавидит их.

- Тогда ничего страшного, верно?

- Блять, то есть ты не понимаешь, что я проснулся в одной постели с бухим байкером!?

- Но между вами ничего не было даже в мыслях, так что нет, не понимаю.

Ей не объяснить.

Что касается этого Джина Урды, то он клялся… дословно: «Бля, клянусь, пидором буду, если вру! Шёл после баб, так как они меня чот затрахали, а их там телега и тележка поменьше. Иду, заблудился! Зашёл в одну комнату, там баба, не лезть же в постель без приглашения. Зашёл в другую, там вообще пусто! Ну а тут смотрю, ты. Ну мужская дружба же, бро, no homo, просто на ночь приютить!»

Это типа после фразы «no homo» я должен успокоиться? Может стоило этому кадру сказать, что я главный и чтоб он не выёбывался?

Кстати, на счёт работы. Теперь он в финансовом отделе.

Тот «Дамблдор» прошёл проверку на отлично, показав свои отличные знания и был назначен главой финансового отдела. Сейчас на четвёртом этаже ему выделили комнату, где он сможет пока работать. Позже построят ему дом с отделом финансов, где он сразу сможет работать.

Что касается Джина Урды, то он проявил довольно неплохие знания в… ну ладно, он был ушлым предпринимателем, который много чего знал и много с кем был знаком. Его кон