Book: Байки старой Луизианы



Байки старой Луизианы

Глава 1

1

–Мистер Моррис, надеюсь, вы сможете вылететь сегодня вечером.

–Конечно, я уже получил свой билет.

–В Новом Орлеане вам нужно будет найти нашу контору. Вас там будут ждать. После заключения контракта вам будут предоставлены все необходимые материалы.

–Отлично, тогда я начну собирать вещи.

–Мы возлагаем на вас большие надежды, мистер Моррис.

–Не волнуйтесь, я профессионал.

Джеймс повесил трубку и улыбнулся. Все складывалось как нельзя удачно. С заключением контракта перед ним открывались большие возможности.

Он достал из шкафа чемодан и принялся складывать туда необходимые для путешествия вещи.

Когда Джеймс закончил, чемодан не был заполнен даже на треть. Он раздраженно вздохнул и убрал чемодан обратно в шкаф.

Взяв небольшую дорожную сумку, Джеймс снова подошел к телефону и вызвал машину до здания аэропорта.

Закончив разговор, он посмотрел на часы. До вылета оставалось еще четыре часа. У него даже было время выпить перед отлетом чашку крепкого кофе.

2

В аэропорту было довольно безлюдно. В такое время многие еще не могли вылезти из своих постелей. К тому же, в последнее время Джеймс все чаще встречал людей, которые попросту боялись летать. Эти железные птицы не внушали людям особого доверия.

Джеймс ожидал вылета, сидя в полупустом кафе. Аэропорт был таким маленьким, что он мог осмотреть почти все его закоулки прямо с того места, где сидел.

Он почти допил свой кофе к тому моменту, как к его столику подошла высокая молодая женщина в деловом костюме. Она села напротив него и внимательно вгляделась в его лицо. Увидев в нем наконец то, что хотела, она протянула ему руку.

–Кара Прайм к вашим услугам.

–Я ожидал вас.

Джеймс пожал протянутую ему руку.

–Я бы предложил вам присесть, но, видимо, уже опоздал с этим. Кофе?

Молодая женщина задумалась и согласно кивнула.

–Да, пожалуй, не откажусь.

Джеймс сделал рукой знак официантке, а сам повернулся к собеседнице.

–У нас ровно двадцать минут, затем я буду должен поспешить на свой рейс.

Мисс Прайм улыбнулась.

–Двадцати минут вполне достаточно. Готова спорить, что мы закончим еще раньше.

–Ловлю вас на слове.

–В первую очередь, наша компания польщена, что вы выбрали именно нас для этой работы. Вы лицо довольно…известное в некоторых кругах, поэтому мы знаем, как важен ваш выбор.

Официантка принесла кофе, и Джеймс, поблагодарив ее, взял свою чашку.

–Вы уже завершили все необходимые приготовления?

–Конечно, будьте уверены.

Она повертела в руках свой кофе, словно решая, пить его или нет.

–И отправили мой багаж?

–Не волнуйтесь об этом. Ваш багаж будет ждать вас в аэропорту, когда вы приземлитесь. Наша компания берет на себя всю ответственность.

Она все же поднесла чашку к губам и сделала небольшой глоток. И тут же, сморщившись, поставила чашку обратно и отодвинула ее в сторону.

–На редкость дрянной кофе.

Джеймс улыбнулся.

–Иногда выбирать не приходится.

Он достал из куртки небольшую пачку наличных и положил их перед мисс Прайм.

–Это аванс. Если все пройдет как надо, и я получу свой багаж, то я отправлю остальное из Нового Орлеана.

Она убрала деньги в сумку.

–А где гарантия того, что мы получим остальное?

–Там же, где и гарантия того, что я получу свой багаж. Придется вам поверить мне и набраться терпения.

Он посмотрел на часы.

–Что ж, вы правы, мы действительно закончили раньше.

Он посмотрел на ее практически не тронутый кофе.

–Я угощаю.

Бросив на стол пару банкнот и повесив через плечо дорожную сумку, он пошел к самолету.

Кара сидела, не шевелясь, и смотрела на свой кофе. Впервые за очень долгое время кто-то заставил ее почувствовать себя любителем. И это ей очень не понравилось.

3

–Дамы и господа, сохраняйте спокойствие. Ничего страшного не случилось. Оставайтесь на своих местах, и все будет хорошо.

Стюардесса носилась между креслами, стараясь успокоить паникующих пассажиров.

Какая-то полная женщина все время пыталась встать, ни на секунду не переставая кричать и размахивать руками.

–Мы разобьемся! Я чувствую, как самолет падает!

По салону прокатился взволнованный гул.

Самолет качало из стороны в сторону. Стюардесса пыталась усадить женщину на место и при этом не упасть самой.

–Прошу вас, сядьте! Перестаньте пугать других пассажиров! Причин для волнения нет, это обычная турбулентность! Это совершенно нормально! Скоро мы выйдем из этой зоны, и самолет полетит более плавно.

Успокоив наконец пассажиров, стюардесса пошла в хвост самолета, прислонилась к стене и устало прикрыла лицо ладонями.

Джеймс поднялся со своего места и подошел к ней.

–А теперь, между нами, что происходит?

–Ничего страшного, сэр, можете вернуться на свое место, скоро…

Она подняла глаза и встретилась взглядом с Джеймсом. Этот взгляд заставил ее тут же забыть свою заученную речь.

–Мы попали в эпицентр грозы.

Джеймс окинул взглядом салон. Большая часть пассажиров уже успокоились и даже пытались переговариваться, нервно смеясь над шутками своих собеседников.

–И чем это нам чревато?

–Если мы сможем выйти из грозового облака, то все будет хорошо. Если же нет…ну, мы оба знаем, чем это тогда закончится.

Полная дама лежала на своем сиденье в полуобморочном состоянии. Видя, что ее старания не оправдываются, и другие пассажиры ее не поддерживают, она решила поберечь силы для новой попытки.

Джеймс внимательно посмотрел на стюардессу и кивнул в сторону женщины.

–И как вы думаете, сколько времени у нас есть до новой волны паники?

–Если самолет будет качать так и дальше, то совсем немного.

–Что тогда будете делать?

–А что еще остается? Попытаюсь снова ее успокоить.

Джеймс посмотрел на ее замученное лицо.

–Но вы же не можете делать это вечно. Нельзя ли как-то узнать, скоро ли мы покинем зону грозовой активности?

Стюардесса фыркнула.

–Это неизвестно. Мы не можем узнать размер грозового облака. Остается только надеяться, что это скоро закончится.

–Это довольно сомнительный план.

–Другого нет, и мы ничего не можем с этим поделать. А сейчас я попрошу вас занять свое место. Кажется, эта дама начинает свое очередное выступление.

4

Джеймс сошел с трапа на темное поле, тускло освещенное сигнальными огнями. За ним на нетвердых ногах, качаясь, шли остальные пассажиры.

Полет выдался тяжелым, и Джеймс догадывался, что большинство пассажиров предпочтет больше никогда не доверять свою жизнь самолетам.

Что касается самого Джеймса, то он видел вещи и похуже. И одного страха разбиться было явно недостаточно, чтобы сломить его.

Джеймс никогда не понимал людей, которые, ограничивая себя своими же страхами, отказываются от стольких радостей жизни.

В аэропорту к нему подошел очень бледный мужчина с чрезвычайно светлыми волосами. На нем был дорогой костюм, а его акцент выдавал в нем иностранца европейского происхождения.

–Здравствуйте, мистер Моррис.

Незнакомец широко улыбнулся.

–Я полагаю, вы уже знакомы с моей коллегой, Карой Прайм. Надеюсь, она рассказала вам о том, что вас встретят.

Джеймс поправил на плече все время сползающую с него сумку.

–К сожалению, нет. Она лишь сказала, что ваша компания обо всем позаботится, и мой багаж будет ждать меня в аэропорту.

Мужчина покачал головой.

–Я очень разочарован, мне казалось, что мисс Прайм более толковый специалист. Но, это не так важно. Прошу за мной.

–Вы так и не представились.

–Адам Корти, представитель Новоорлеанского филиала нашей компании. Мне было поручено заняться вашим делом.

Джеймс усмехнулся.

–Вы так говорите, словно это нечто особенное.

Адам посмотрел на него так, словно он сказал большую глупость.

–Конечно, особенное. Вы очень значительное лицо в наших кругах.

–Что-то я слишком часто это слышу.

–Потому, что это правда. Ваша слава идет впереди вас.

–Не уверен, что это хорошо для моей профессии.

Адам засмеялся.

–Расслабьтесь, такая слава не может навредить даже вашей профессии.

–Надеюсь.

Они вышли из аэропорта и сели в ожидавшую их машину. Когда они оказались на заднем сиденье, Адам протянул руку под кресло и достал оттуда кейс средних размеров. Протянув его Джеймсу, он откинулся на сиденье и стал ждать.

Джеймс открыл кейс и вытащил из него небольшой пистолет. Повертев пистолет в руках, он взвесил его на ладони, снял и снова поставил его на предохранитель. Примерившись к прицелу, он удовлетворенно кивнул и убрал пистолет в подмышечную кобуру, которая все это время скрывалась под его широкой кожаной курткой.

Он взял из кейса удостоверение и через мгновение оно исчезло в кармане все той же кожаной куртки.

–Отличное оружие.

Адам с усмешкой наблюдал за действиями Джеймса.

–И часто вы используете в своей работе пистолет?

Джеймс пожал плечами.

–Не очень, но все зависит от обстоятельств. Как говорится, раз на раз не приходится. Нужно быть готовым ко всему.

–Я вас понимаю.

Адам любовно похлопал по карману своего пиджака.

–Нужно быть осторожным. Особенно в Новом Орлеане. Я бы не советовал вам выходить на улицы ночью.

Джеймс презрительно изогнул бровь.

–Ну вот, а вы говорили, моя слава идет впереди меня. Если бы это было так, вы бы знали, что такое меня не пугает.

–Иностранцы, приезжающие в Новый Орлеан, далеко не всегда могут понять, с чем имеют дело.

–Поверьте, я прекрасно понимаю с чем имею дело.

Они замолчали. Адам не решался продолжить этот разговор.

Машина тронулась с места. Путь в город занял совсем немного времени, и вскоре они уже ехали по оживленным улицам Нового Орлеана.

Шофер остановился, и Джеймс распахнул дверь пассажирского сиденья. Адам улыбнулся и пожал ему на прощанье руку.

–Удачи с работой, мистер Моррис. Надеюсь, вы остались довольны услугами нашей компании.

Машина уехала, и Джеймс остался один.


Глава 2

1

В городе светало, и народ уже начал постепенно заполнять улицы. Новый Орлеан-это тот город, который был оживлен и днем, и ночью. Но сегодня был особенный день. Сегодня городу предстояло празднование Марди Гра.

Люди собирались в группы, готовясь к карнавалу. Некоторые занимали выгодные места для созерцания большого шествия. Многие были празднично раскрашены. Джеймс видел даже нескольких человек в полноценных костюмах. Пока их было немного, но вскоре их станет бессчетное количество.

Лавочники уже вовсю торговались с туристами, боявшимися пропустить торжество и поэтому пришедшими столь рано. Впереди у них были длинные часы ожидания, и они закупались сувенирами, стараясь хоть как-то скоротать время.

Уверен, Новый Орлеан делает огромные деньги на туристах, которые хотят посмотреть карнавал.

Джеймс двинулся сквозь уже успевшую образоваться небольшую толпу.

Из окон домов, мимо которых он шел, доносились великолепные запахи самых разнообразных яств. Он знал, что все эти яства женщины стали собирать еще за неделю до празднества, откладывая все самое жирное и вкусное на ночь Марди Гра.

Сейчас у него еще была возможность протолкнуться через толпу, но ближе к вечеру начнется настоящее безумие. Все, от мала до велика, выйдут на улицу, и толпа превратится в одну большую непрестанно шевелящуюся массу.

Джеймс скользнул в узкий проем между домами и оказался в небольшом пустынном переулке.

По телефону сказали, что в контору следует явиться незамедлительно, и Джеймс не намеривался откладывать этот визит.

Он старался держаться наименее оживленных улиц, тщательно выбирая свой маршрут. Сначала было тяжело, но, как только он удалился от французского квартала на достаточное расстояние, движение сразу стало более свободным. Он уверенно шел по лабиринту улиц, нисколько не сомневаясь в правильности своего направления.

Весь путь занял у него около часа, но усилия его оправдались успехом. Перед ним была небольшая вывеска «Бейкер компани». Джеймс сверился с названием, написанным на клочке бумаги, который он держал в руках. Удостоверившись в верности своего выбора, он толкнул входную дверь и вошел внутрь.

2

В приемной сидела секретарь, настолько погруженная в работу, что даже не сразу заметила появление Джеймса. Она сидела, низко склонив голову, и что-то усердно писала в большом толстом журнале. Ее ручка издавала тихое монотонное шкрябанье, разносившееся из-за акустики по всему помещению.

Джеймс слегка кашлянул, привлекая ее внимание.

Секретарь подняла голову и безразлично взглянула на посетителя. Она разглядывала его, не произнося ни слова, и Джеймсу даже стало неуютно от столь затянувшегося молчания. Он сделал шаг по направлению к ее столу.

Она резко захлопнула журнал, в котором делала записи, словно решив, что Джеймс намеривается заглянуть внутрь.

–Вы что-то хотели?

–Да, у меня назначена встреча с мистером Бейкером.

Секретарь сердито нахмурилась.

–Мне нужно уточнить наличие вашего имени в списке.

Джеймс пожал плечами.

–Конечно, если хотите.

Он принялся было рассматривать приемную, но заметил ее раздраженный взгляд.

–Что-то не так?

–Может для начала назовете свое имя? Я не телепат.

Джеймс нахмурился. Эта дама явно не принадлежала к тем людям, которые вызывают у своих собеседников желание увидеть их еще раз.

–Джеймс Моррис. И я буду очень признателен вам, если впредь вы будете говорить более конкретно.

Женщина фыркнула и, достав еще один журнал из ящика стола, стала нарочито медленно листать его пожелтевшие от сырости страницы. Наконец, она нашла нужную страницу, и вновь подняла глаза на Джеймса.

–Вас нет в списке.

–Это не удивительно. Вряд ли я был записан на какое-то определённое время.

Секретарь гневно сверкнула глазами.

–Все…посетители должны записываться на прием.

Джеймс изо всех сил пытался сдержаться, но не смог и расхохотался, согнувшись пополам. Мысль о том, что в заведение такого рода нужно было записываться, никак не хотела укладываться в его голове.

Постепенно его хохот утих, и Джеймс распрямился, пытаясь отдышаться.

–Извините, но вы сами должны понимать, насколько смешно это звучит.

На ее лице не было даже намека на улыбку.

–Не вижу ничего смешного в установленных правилах приема посетителей.

–Да не будьте вы такой занудой. Я думал, даже у камней есть сердце.

На ее лице словно застыло выражение сердитого недовольства.

–Если вы хотите попасть на прием, вам необходимо записаться.

Джеймс раздраженно закатил глаза и скрестил на груди руки.

–По телефону мне сказали, что мне следует явиться сюда сразу, как я окажусь в Новом Орлеане. Ни о какой записи речи не шло.

–Не знаю, с кем вы разговаривали, но, если вы все же хотите попасть на прием, мы можем посмотреть свободные окна. Может вам повезет, и вы попадете на прием через неделю-другую?

Впервые за всю их беседу она криво улыбнулась.

Подавив в себе почти непреодолимое желание убить эту женщину, Джеймс глубоко вздохнул.

–Мне надоело с вами препираться. Спросите Мистера Бейкера сами. Он подтвердит, что ждет меня.

–Я считаю это пустой тратой времени.

–И все же…

Женщина с надменным видом встала из-за стола и неторопливо прошла в кабинет своего начальника.

Через закрытую дверь Джеймсу были слышны приглушенные голоса.

–Мистер Бейкер, там клиент, он пытается пройти без записи.

–Так скажи ему, что без записи я не принимаю.

–Я говорила много раз, но он настаивает…

–Хорошо… посмотрим на этого настырного…

Послышались шаги. Дверь распахнулась, и в приемную вошел полный мужчина представительного вида в сопровождении секретаря.

Мужчина посмотрел на Джеймса, его брови взметнулись вверх. Он кинул яростный взгляд на свою спутницу.

–Идиотка. Это не клиент… Это… наш партнер.

Секретарь испуганно посмотрела на Джеймса и тут же опустила глаза в пол.

–Извините меня, я…

Мистер Бейкер плавным, но твердым движением отодвинул ее в сторону и подошел к Джеймсу.

–Очень рад встрече, Мистер Моррис. Извините моего секретаря, возможно, мне следует подыскать нового. Пройдемте в мой кабинет.

Он махнул рукой в сторону дальней комнаты. Джеймс кивнул, и они прошли в кабинет мимо сильно побледневшей женщины, все еще продолжавшей бормотать извинения.

3

–Думаю, вы ее напугали.

Бейкер бросил на Джеймса удивленный взгляд.

–Чем? Угрозой уволить? Может, хоть это научит ее уму-разуму. Вообще, у меня ангельское терпение, но после сегодняшнего я правда задумался, не воплотить ли мои угрозы в жизнь.

–Не будьте так жестоки.

Джеймс беспечно качнул головой.

–Я здесь, значит инцидент исчерпан.

Его собеседник взглянул на него с неподдельным интересом.

–Довольно неожиданно встретить в вас такую отходчивость. Я думал, вы будете несколько жестче.

–Я могу быть жестче, если того требует моя работа, но не вижу смысла постоянно пребывать в таком состоянии.

–Конечно, вы правы, но поймите и вы меня. У вашей профессии существует множество стереотипов.

–Как и у любой другой.

– Что ж, не буду спорить. Присядем?

Он указал на два больших и с виду очень удобных кресла.

Джеймс сел и огляделся по сторонам. Темное дерево, кресла, обтянутые мягкой серой тканью, льняные шторы. Он усмехнулся.

– У вас очень английская компания.

Мистер Бейкер широко улыбнулся.

–Что поделать, где бы англичанин ни жил, он всегда остается англичанином. Даже в Новом Орлеане.



–Не очень-то этот уют вяжется со специализацией вашей компании.

Тот лишь пожал плечами.

–Вы сами сказали, любая профессия полна стереотипов. Моя-не исключение. Почему я должен отказывать себе в уюте только из-за рода деятельности моей компании?

Джеймс примирительно развел руками и улыбнулся.

–Вы настоящий англичанин, сэр.

Бейкер выпрямился в кресле, его лицо засияло.

–И я очень этим горжусь.

Джеймс посмотрел на Бейкера с едва заметной усмешкой и уселся поудобнее в кресле, облокотившись на одну из его ручек.

–Итак, мистер Бейкер, возвращаясь к делу… Вы должны были мне что-то передать?

Лицо Бейкера сразу стало очень серьезным.

–Да, сэр, вы правы. И, если вы подождете немного, я принесу все необходимые материалы.

Он встал и, подойдя к узкому высокому шкафу, достал оттуда толстый конверт. Вернувшись назад, он сел в кресло и протянул конверт Джеймсу.

Тот взял конверт и собирался открыть, но Бейкер поднял руку, прося его остановиться.

–Прошу вас, не здесь. Я дам вам нужную информацию, но конверт вы откроете только после того, как покинете этот дом. Таковы условия нашего соглашения с вашим нанимателем.

Джеймс положил конверт на колени и выжидающе посмотрел на Бейкера. Бейкер глубоко вздохнул и откинулся в кресле.

–В этом конверте вы найдете всю информацию об интересующих вас людях, краткие указания и еще один конверт, который содержит ровно половину того, что вы получите, когда задание будет выполнено. В случае провала, ваш наниматель не несет ответственность за вашу жизнь. Вам придется выкручиваться самому.

Джеймс молча кивнул, задание было ему предельно понятно. Он уже много раз встречал подобные условия. Что касается отказа от ответственности за его жизнь… что ж, он и так всегда считал, что полагаться можно только на себя.

Бейкер внимательно посмотрел на него и продолжил:

–После выполнения задания вам следует незамедлительно покинуть Новый Орлеан.

–Я принимаю ваши условия и, если вы не против, хотел бы приступить к выполнению.

Деловое выражение исчезло с лица Бейкера, он снова улыбнулся.

–Только не следует спешить, поверьте, эти материалы лучше сначала хорошенько изучить.

Джеймс кинул на Бейкера пронзительный взгляд.

–Благодарю, но я знаю, как делать свою работу.

Бейкер, казалось, смутился. В его глазах мелькнул легкий страх.

–Мистер Моррис, я, право, не хотел вас никоем образом оскорбить. Мне просто хотелось попытаться хоть как-то облегчить вам задачу.

Джеймс рассмеялся.

–Я слабо представляю, как это вообще возможно, но ладно, не берите в голову.

Они встали, пожали руки и вышли из кабинета.

Проходя мимо стола секретаря, Джеймс кинул ей мимолетную улыбку, при виде которой женщина испуганно съежилась и еще больше уткнулась в журнал, над которым работала.


4

Получив крайне выгодный контракт, Джеймс, довольный удачной сделкой, вернулся на улицы Нового Орлеана.

Со стороны французского квартала доносился гул толпы, который было слышно даже на таком расстоянии.

Он свернул конверт пополам и засунул во внутренний карман своей куртки.

В воздухе снова витал запах праздничной еды. Джеймс посмотрел на часы и, кинув взгляд в сторону дороги, ведущей к отелю, махнул рукой и, развернувшись в абсолютно противоположную сторону, пошел навстречу карнавальному шуму.


Глава 3

1

Джеймс влился в поток пьяных веселящихся гуляк, и этот поток понес его прямиком в сердце французского квартала.

Он пил и веселился вместе со всеми, совсем забыв о работе до тех пор, пока не увидел небольшую лавку, увешанную высушенными травами. На вывеске была надпись: "Практическое Вуду. Травы, амулеты, пророчества, сувениры".

Джеймс отделился от толпы и вошел в темный магазин.

Жрец стоял в тени в дальнем углу комнаты, окруженный магической атрибутикой. Его низкий голос словно заполнял собой все пространство.

–Кто посмел потревожить великого Тонго?! Говори за чем пришел, смертный.

Джеймс не смог сдержать смеха.

–Привет, Мартин. Прости, что порчу твое представление, но я не за сувенирами.

Мартин щелкнул выключателем. Он посмотрел на Джеймса и выругался на неизвестном ему наречии.

–Черт, Джеймс, ты распугаешь всех моих клиентов! А впрочем…ладно.

Он махнул рукой и улыбнулся. На контрасте с цветом его лица, его зубы казались абсолютно белыми. Сливаясь с темной обстановкой, он оставлял за собой улыбку, словно новоорлеанский Чеширский кот.

–Давно тебя не было.

–У меня были дела в других местах. Но сейчас я снова здесь, и не отказался бы от небольшой помощи.

Он взял в руки одну из кукол Вуду, лежащих на прилавке.

Мартин усмехнулся.

–Все таскаешься с амулетами? Что, по старинке уже не получается?

–Ты даже не представляешь, сколько трудных задач порой помогает решить Вуду.

–И это ты мне говоришь? Вуду-это мой хлеб.

–Ты не боишься так неуважительно отзываться о Вуду?

Мартин закатил глаза.

–Думаю, Лоа поймут меня. Мы все вертимся как можем.

–Тут я с тобой соглашусь. Как обстоят дела с магазином? Туристы еще не просекли, что сувенирные кости, которые они покупают, еще недавно были твоим завтраком?

Мартин расхохотался.

–Надеюсь, нет. Знаешь, они хватают вообще все, что попадается им под руку. Но я не возражаю, для бизнеса все пути хороши.

Джеймс улыбнулся.

–Готов сделать вклад в твой бизнес. Найди мне эти вещи.

Он протянул ему список.

Мартин взглянул на список. Его брови удивленно взметнулись вверх.

–Работаешь по-крупному?

–Еще как. Найдешь?

–Не вопрос. Дай мне немного времени. Кстати, у меня кое-что есть для тебя.

–Неужели?

–Да. Он просил передать.

–Он приходил к тебе?

Мартин хмуро качнул головой.

–Нет. Со мной он использует более традиционные методы. Сейчас вернусь.

Он ушел в соседнюю комнату, но уже через минуту вернулся и протянул Джеймсу тонкий витой кинжал.

–Он сказал, это поможет тебе выполнить задание.

Глаза Джеймса загорелись, когда он взял в руки великолепное оружие.

–Какого его происхождение?

Мартин пожал плечами.

–Понятия не имею. Он сказал, ты сам все поймешь.

Джеймс усмехнулся.

–Вполне в его духе.

Он убрал кинжал в сумку.

–Так ты найдешь мне то, что я просил?

Мартин фыркнул и, взяв список, стал медленно ходить по магазину, собирая все необходимое.

Через пол часа Джеймс уже плыл по течению из гуляк, сжимая в руке небольшой бумажный пакет.

2

Парад был в самом разгаре. По улицам тянулась вереница ярких платформ. С них в толпу летели большие оловянные монеты, пластиковые бусы и прочие безделушки.

В стороне от основной толпы Джеймс заметил небольшую группу людей, столпившихся вокруг женщины в черной одежде и лицом, раскрашенным под скелета. Из-за грима было совершенно невозможно определить ее возраст.

Женщина яро жестикулировала, подзывая людей к себе.

–Подходите ко мне, не стесняйтесь. Подходите к Мамбо Борони. Кто из вас, чужеземцы, слышал легенду Марди Гра? Все вы приезжайте в Новый Орлеан, чтобы веселиться, но знаете ли вы цену такому веселью? Послушайте меня внимательно, белые люди, ибо то, что я сейчас скажу, может спасти ваши несчастные души.

Женщина подняла руки к небу, и за ее спиной начал расползаться лёгкий туман.

–В одном небольшом селении жила красотка Роз Латюлип, отправившаяся однажды со своим возлюбленным Габриэлем на карнавал Марди Гра.

Роз была чрезвычайно красива, и многие мужчины любили и желали ее. Неудивительно, что некоторые из них испытывали лютую ненависть к ее избраннику.

Когда на карнавале начались танцы, развеселая компания ухажеров-соперников прогнала Габриэля. Но обиженный Габриэль не ушел с праздника, а притаился в углу и наблюдал за возлюбленной. Ревностью и гневом было наполнено в эти минуты его сердце.

Ровно за час до полуночи среди пьяной толпы возник таинственный незнакомец, который увел Роз от ее поклонников, и закружил ее в страстном танце.

По мере того, как Роз с незнакомцем кружились в танце, ревность, обида и злость пеленой застилали глаза Габриэля. Он бросился прочь, попал в темный переулок и не поверил своим глазам. В темноте, выпуская из ноздрей пар и сверкая копытами, стоял черный как смоль провожатый незнакомца. Это был черт, а таинственным незнакомцем, танцующим с Роз, оказался сам Сатана.

И Сатана знал, что, если ему удастся удержать красотку Роз в танце до полуночи, тогда ее душа навеки будет принадлежать ему. Время шло, Роз, позабыв обо всем, танцевала с незнакомцем, а стрелки часов медленно и неумолимо приближались к двенадцати ночи. Незнакомец, торжествуя, уже предвкушал свою победу.

Но планам Сатаны не суждено было сбыться. За несколько секунд до полуночи Габриэль, прорвавшись сквозь толпу танцующих, вырвал любимую из лап незнакомца. Роз удалось избежать страшной участи, но далеко не всем везет так сильно, как ей. Помните, чужеземцы, у карнавала Марди Гра есть одно важное условие. Он должен продлиться ровно один день и закончится с наступлением полуночи. Когда часы пробьют двенадцать, настанет пепельная среда, и души всех празднующих окажутся в цепких когтях Дьявола. Не забывайте об этом, если хотите сохранить свои при себе.

Жрица обвела толпу сердитым взглядом. Глаза на ее раскрашенном лице сверкали.

– Не забудьте об этом, когда будете веселиться.

Она бросила в толпу несколько связок разноцветных традиционных бус. Туман за ее спиной незаметно подобрался к ее ногам. Вскоре она вся была окутана им. Когда туман рассеялся, женщины уже не было.

Джеймс улыбнулся. Он посмотрел на туристов, восхищенно смотревших на то место, где еще минуту назад стояла жрица.

На их месте я бы проверил свой кошелек. Колдовство колдовством, но такие раззявы-прекрасный способ для заработка.

Он посмотрел на часы и нахмурился. Если он хочет сегодня ещё успеть разобраться с переданными ему материалами, то должен двинуться в сторону отеля.

С сожалением взглянув на беснующуюся толпу, он побрел в сторону отеля, подальше от бурлящего веселья.

3

Джеймс зашел в свой номер и включил свет. Неожиданно яркие лампы заслепили глаза.

Обстановка была скромная, но вполне сносная. В комнате стояла большая кровать, а больше ничего ему и не надо было.

Джеймс снял с плеча свою дорожную сумку и сел вместе с ней на кровать. Он расстегнул молнию и хотел было достать из сумки вещи, но заметил небольшой конверт, который лежал рядом с ним на кровати.

Он удивлённо посмотрел на конверт. На нем четкими мелкими буквами было выведено:

"Джеймсу Моррису от Новоорлеанского общества кладоискателей"

Джеймс достал из сумки кинжал, переданный ему Мартином, и вскрыл конверт. Внутри лежал лист старой пожелтевшей бумаги.

"Мистер Моррис,

Мы рады приветствовать вас в Новом Орлеане. Надеемся, вы успели вкусить все радости Марди Гра. К сожалению, карнавал идет всего один день. Но уверяю вас, это не единственное грандиозное событие нашего города.

Вы попали в ряды счастливчиков, тех, кто удостоился получить приглашение на наше закрытое мероприятие. Многие отдали бы душу за право получить такое приглашение. А от вас требуется только прийти.

Завтра. Семь вечера. Старый особняк у болот. Там вам объяснят правила игры.

Сокровища будут ждать тех, кто отважится".

Джеймс непонимающе уставился на письмо.

Что за бред? У меня нет времени на…

Он внезапно вспомнил про конверт, который получил от Бейкера, и достал его из куртки.

Вскрыв его, он вывалил содержимое конверта на кровать.

Из него выпала пачка наличных и небольшая папка.

В папке были досье. К тому же, помимо этого, несколько фотографий и небольшая записка.

"Мистер Моррис, в полученных вами досье все, что вам необходимо знать об этих людях. Вы получите приглашение на некое мероприятие. Примите его. План дальнейших действий вам известен".

Джеймс с сомнением повертел в руках записку, ища, не пропустил ли он что-нибудь.

Но больше ничего не было.

Видимо, мой наниматель предпочитает оставаться немногословным.

Он открыл папку и принялся за предоставленные ему записи.

4

Эван Филлипс. 42 года.

Родился в очень бедной семье и за всю свою жизнь так и не смог выбраться из этой бедности. Женат, двое детей. Проживает в Новом Орлеане. Снимает очень дешевую квартиру. Почти все свое время тратит на поиски денег для того, чтобы прокормить свою семью. Жена-инвалид, практически не функциональна. Филлипса отличает скверный характер и полная нетерпимость к высшим слоям общества. Уровень опасности: средний


Лорейн Майер. 24 года.

Вдова крупного банкира, Бена Майера. Выросла в абсолютно непримечательной семье среднего класса. Ни дня не работала, высшее образование не получала. Вышла замуж и наслаждалась жизнью богатой домохозяйки. Несколько месяцев назад Бен Майер погиб в автокатастрофе. Теперь его вдова путешествует по миру, растрачивая его состояние. Характер мягкий, легко поддается внушению. Уровень опасности: низкий.


Говард Ричардсон. 33 года.

Архитектор. С отличием окончил все учебные заведения. Долгое время был очень востребован, но потом его идеи иссякли. С ранних лет занимается боевыми искусствами. Очень вспыльчив, а его упрямости много кто позавидует. Уровень опасности: высокий.


Джефф Киндерман. 26 лет.

Успешный журналист. Очень неприятный пронырливый тип. Готов на все ради статьи. Работает со многими издательствами, постоянством не отличается. Крайне труслив, особыми умственными способностями не обладает. Довольно добродушен, но только до тех пор, пока не возникнет угроза его работе. Бывает не сдержан. Может стать хорошим источником информации. Уровень опасности: выше среднего.


Джонатан Аддерли. 31 год.

Английский лорд. Обладатель огромного состояния. Один из главных недостатков: чрезмерная властность. Совершенно не терпит неповиновение. Работы в привычном смысле этого слова не имеет. Последнее время путешествует со своей новой фавориткой, некой Элизой Моне, бывшей французской танцовщицей. Очень высокомерен. Как и подобает лорду, обучен боевым искусствам и фехтованию. К тому же отличный стрелок. Уровень опасности: очень высокий.


Элиза Моне. 21 год.

Родилась в очень бедной семье. Однако ей удалось подняться в материальном плане, благодаря тому, что она устроилась танцовщицей в широко известное кабаре "Мулен Руж". Год безупречной работы, море довольных клиентов. Но все резко закончилось, когда в Мулен Руж занесло Джонатана Аддерли. Он забрал Моне с собой и оборвал ее только начинавшуюся карьеру. Хотя, возможно, она от этого только выиграла. На редкость глупа, эмоционально нестабильна. Несмотря на свое происхождение, относится к беднякам с сильным презрением. Любит провоцировать конфликты. Уровень опасности: низкий.


Коган Симмонс. 34 года.

Временно безработный актер. Родился в семье финансистов, однако, воспротивившись желанию семьи, стал не финансистом, а актером. Но не слишком удачным. Несколько второстепенных ролей-это вершина его карьеры. В последнее время нет и этого. В связи с неудачами начались проблемы с алкоголем. Характер довольно посредственный. Агрессивен в пьяном состоянии. Сексист. Уровень опасности: средний.

5

Джеймс закрыл папку.

Да, компания собралась, откровенно говоря, разношерстная.

Он снова взял в руки таинственное приглашение и перечитал его несколько раз.

– Что ж, думаю, это будет интересно.


Глава 4

1

Дом у болот был выбран организаторами не случайно. Он стоял на самой окраине города, и Джеймс мог побиться об заклад, что это место такое же уединенное и покинутое, как и местные смертоносные топи.

Было не сложно понять их выбор. И, несмотря на витающую в воздухе опасность этой авантюры, в Джеймсе все сильнее разгоралось любопытство.

После вчерашнего карнавала половина населения города мучилась жутким похмельем и предпочитала не выходить из дома. Таким образом, шум на улице поутих, и передвижение стало куда более свободным. Поэтому путь к особняку не занял у Джеймса много времени.

Всё утро он бродил по городу, стараясь убить время, оставшееся у него до назначенной встречи. Как бы ни был прекрасен Новый Орлеан, Джеймс не мог наслаждаться им в полной мере. Его мысли были заняты совершенно другим.

В какой-то момент он остановился около небольшого кафе и прислушался. Из дверей этого заведения лились ласкающие слух звуки джаза. Несмотря на пепельную среду и Великий пост, джаз оставался неотъемлемой частью Луизианы. Джеймс зашел в кафе и сел за самый неприметный столик. Он просидел так несколько часов, вплоть до того момента, когда ему уже надо было начать двигаться в сторону особняка.

Он не удержался и, следуя своей привычке, пришел немного раньше, чтобы успеть разведать обстановку. Он засел неподалеку от особняка, наблюдая за происходящим и при этом оставаясь на достаточном расстоянии, чтобы оставаться незамеченным.

Ближе к часу, указанному в приглашении, начали съезжаться гости. Кто-то из них приехал на дорогих машинах, кто-то пришел пешком. Молчаливый дворецкий встречал их и по одному сопровождал в дом, всё время возвращаясь назад и неизменно занимая свой пост.

Джеймс насчитал шестерых гостей и терпеливо ждал последнего. Когда седьмой гость, молодой мужчина, вошел в дом, он вышел из своего укрытия и пошел навстречу дворецкому.



Дворецкий встретил его легким кивком головы.

– Мистер Моррис, мы ждем только вас. Прошу, пройдемте за мной.

Он распахнул входные двери, предлагая Джеймсу войти внутрь. Войдя в особняк, дворецкий развернулся и плотно закрыл дверь и у них за спиной.

2

В большом зале около ярко горящего камина собрались счастливчики, получившие приглашения.

Когда Джеймс вошел, все семеро, две женщины и пятеро мужчин, переключили на него все свое внимание.

Дворецкий отрешенно встал в углу, наблюдая за гостями.

Молодая рыжая девушка, все это время прижимавшаяся к представительного вида мужчине, отодвинулась от него в сторону и сердито нахмурилась.

Ее недовольный взгляд скользнул по Джеймсу, слегка задержавшись на его лице, и остановился на дворецком.

–Вы объясните, наконец, чего мы ждем? Мы здесь уже сорок минут, и нам до сих пор никто ничего не сказал.

Мужчина, стоявший с ней рядом, слегка приобнял ее за плечи.

– Элиза, дорогая, перестань. Я уверен, скоро нам всё объяснят, наберись терпения.

Она убрала его руку со своего плеча и обиженно надула губы.

– Джонатан, ты невозможен. Ты всегда выставляешь меня капризной идиоткой! Хоть бы раз поддержал меня вместо того, чтобы критиковать.

Мужчина оставался спокойным, даже слегка улыбался.

– Уверяю тебя, Элиза, я обязательно тебя поддержу, если хоть раз твое мнение совпадет с моим собственным. Я не могу отстаивать точку зрения, которую не разделяю.

Она надулась еще больше и села в кресло, стоявшее у камина.

Мужчина, стоявший рядом с креслом и наблюдавший за их перепалкой, презрительно посмотрел на женщину и перевел взгляд на дворецкого.

–Теперь, когда эта сцена закончена, я вынужден признаться, что тоже хотел бы услышать хоть что-то. Мы собрались здесь не просто так, и хорошо бы уже услышать правила вашей игры. Вы заставляете нас терять время.

–Поверьте, времени у вас будет достаточно. В конце концов вы будете умолять, чтобы его стало меньше.

Голос раздался сверху, и все гости, как по команде, подняли головы.

На втором этаже, оперевшись на перила, стоял человек в белом костюме и карнавальной маске.

–Добрый вечер дамы и господа, сегодня я буду представлять наше общество кладоискателей. Только один из вас пройдет весь путь до конца, получит сокровище и право вступить в наше общество.

Гости молчали. Все были словно загипнотизированы хозяином вечера. Никто из них явно не ожидал ничего подобного.

Тот обвел взглядом весь зал. Лицо мужчины было спрятано под маской, но Джеймс был уверен, что в этот момент он улыбается. Он даже словно видел эту улыбку. Мерзкую и самодовольную. Улыбку человека, который чувствует себя хозяином положения.

–Чтобы вы понимали, сейчас вы находитесь в особняке с очень богатой историей. Она возвращает нас ещё в те времена, когда над Луизианой безраздельно властвовала магия Вуду. Ходили слухи, что этот дом когда-то служил пристанищем для самой Мари Лаво. Она была воистину Королевой Луизианских топей. Но времена изменились, и те секреты настоящего практического Вуду были утрачены. В гневе Мари Лаво покинула эти места, напоследок наложив на свой дом проклятие. Никто не может провести в нем ночь. Собственно, именно этого мы и хотим от вас. Проведите здесь ночь и найдите сокровища, спрятанные где-то в доме. Двери будут заперты, на окнах решетки. Ни входа, ни выхода. Вы одни, сами по себе среди своих соперников.

Он тихо засмеялся.

–Можно сказать, что это все правила. Дальше все в ваших руках. Завтра мы узнаем имя того счастливчика, который получит шанс, выпадающий лишь один раз в жизни. Ищите свое счастье, но не забывайте о проклятии нашей Королевы.

Он снова засмеялся, глядя на гостей. Некоторые из них были бледны, у многих глаза загорелись алчностью.

–Игра началась, друзья мои. Удачи.

Он сделал несколько шагов назад и исчез из виду.

Джеймс обернулся. Дворецкого тоже не было. Улыбнувшись, он покачал головой.

Мои поздравления, господа. Чисто сработано.

Джеймс сел в одно из свободных кресел. Можно было не сомневаться, что дом уже пуст и заперт. Он даже не видел смысла проверять свою теорию. Ему оставалось лишь сидеть и наблюдать за истерикой, которая непременно последует, когда остальные поймут, что они в западне. Такова человеческая природа. С этим ничего не поделаешь.

3

Гости стояли в ступоре. Никто даже не шевелился. Эту нелепую композицию нарушила вторая гостья. На нетвердых ногах она подошла к окну, чтобы поймать хоть глоток свежего воздуха, но это не помогло, и она рухнула в обморок. Мужчины тут же кинулись ей на помощь. Джеймс нехотя встал, не желая особенно выделяться из толпы. Девушку подхватил именно тот мужчина, которого рыжая Элиза называла Джонатаном.

–Мисс…

Он слегка похлопал ее по щеке.

– Мисс, очнитесь. Все хорошо, не отключайтесь. Как вас зовут?

Девушка медленно села и открыла глаза. Голос ее был изможденный. Казалось, она еле удерживается от того, чтобы снова не упасть в обморок.

– Лорейн. Лорейн Майер.

– Отлично.

Он ободряюще улыбнулся.

–Я Джонатан Аддерли. Но вы можете называть меня просто Джонатан.

Элиза громко фыркнула.

Аддерли укоризненно посмотрел на нее.

– Это моя спутница, Элиза Моне. Не обижайтесь на неё.

Лорейн слабо улыбнулась.

– Не буду.

Лорд обернулся к другим гостям, взяв на себя всю инициативу.

– Господа, полагаю мы с вами в западне. Видимо, нам придется провести эту ночь вместе. Я думаю, что все согласятся со мной, если я скажу, что это будет намного легче, когда мы все познакомимся. Я уже назвал свое имя. К тому же, мы знаем имена этих прекрасных дам. Не согласитесь ли представиться и вы?

Мужчина в не очень свежей одежде рабочего типа что-то пробурчал себе под нос, но все же повернулся к остальным.

– Эван Филлипс.

Представляться первым всегда тяжело, но после Филлипса дело пошло быстрее.

– Говард Ричардсон.

– Джефф Киндерман.

– Коган Симмонс.

Все посмотрели на Джеймса. Он встретился взглядом с Аддерли. На минуту воцарилось молчание.

– Джеймс Моррис.

Аддерли помог Лорейн подняться. Она уже немного окрепла и могла стоять на ногах.

Ричардсон выступил вперед.

–Не знаю, как вы, но я хочу выпить. Предлагаю всем ко мне присоединиться.

Через десять минут все уже сидели в просторных креслах. У каждого в руке были бокалы с крепким алкоголем. Мужчины пили виски, женщины джинн. Разговор кипел, всем надо было выплеснуть накопившиеся эмоции.

Говард осушил свой бокал и удовлетворенно вздохнул.

– Да, это именно то, чего мне так не хватало. Ну что, друзья по несчастью, что вас привело в это чертово место?

Филлипс фыркнул.

–Для кого чертово место, а для кого большая возможность.

Коган усмехнулся.

– И ты поверил в эту чушь, о которой он говорил?

– Если ты не веришь, зачем вообще пришёл?

Коган задумался.

– Честно говоря, не знаю. Думаю, мне надо было развеяться, это показалось мне хорошим способом, хотя сейчас я уже начинаю сомневаться.

Эван презрительно посмотрел на него и скользнул взглядом по остальным.

– Я что, единственный в этом доме, кто пришел сюда не развлекаться?

Гости растерянно переглянулись. Адели засмеялся.

– Выходит, что так.

Он посмотрел на Филлипса и улыбнулся.

– Не злись так, Эван, что плохого в том, что люди захотели немного развлечься?

Филлипс бросил на него сердитый взгляд.

– Ничего. Я даже не буду против, если вы будете развлекаться, вместо того, чтобы искать мое сокровище. В отличие от вас, богатеев, моя семья действительно в них нуждается.

– Эй, перестань. Не надо ссориться. Зачем омрачать наше пребывание здесь?

Лорейн тихо всхлипнула.

–Не надо утверждать, что все приехали развлечься, мистер Филлипс. Вы этого не знаете… После смерти моего мужа я… я не нахожу себе места. Может, это моя последняя надежда хоть как-то развеяться…

Часть гостей сочувственно на нее посмотрели.

Филлипс же остался непреклонен.

–Если вы хотели развеяться, миссис Майер, вам нужно было снять яхту, а не искать сокровища на болотах Луизианы. Вы, чужаки, мало того, что совсем не цените нашу культуру, так еще и пытаетесь отобрать у нас то, что по праву принадлежит нам.

Киндерман улыбнулся.

–Так вы, значит, местный, Филлипс? Это же просто отлично!

– Это еще почему?

– Видите ли, я тоже не развлекаться сюда приехал. Я пишу статью о легендах Нового Орлеана. Естественно, я не мог отказаться от возможности побывать в этом доме. Собственно, поэтому я и здесь. Думаю, вы могли бы помочь мне с моей статьей.

– Я так не думаю.

– Не спешите с решением. Подумайте, у вас есть шанс донести до людей свое мнение так, чтобы вас услышали.

Филлипс замялся, было видно, что он сомневается.

Джефф улыбнулся.

–О, не стоит решать все сейчас. Я не тороплю вас, у нас впереди целая ночь.

При его последних словах вздрогнули практически все. Практически…

И это не ускользнуло от Джеймса.

Глава 5

1

Они просидели за выпивкой больше часа. И вот, когда стаканы опустели, а люди свыклись, наконец, со своим положением, гости стали разбредаться по дому.

Особняк был действительно огромен. Множество комнат и залов, к тому же, каждый гость мог бы взять себе отдельную спальню, если бы захотел.

Когда часть гостей ушла, в зале с камином остались Джеймс, Лорейн Майер, Филлипс и Киндерман.

Лорейн тихо сидела в своем кресле, крутя в руках пустой бокал из-под джинна. Она выглядела утомленной и явно не была сейчас расположена для беседы. Поэтому Джеймс сосредоточил все свое внимание на оставшейся паре гостей.

Наблюдая за тщетными попытками Киндермана разговорить Филлипса, он еле сдерживал смех.

– Ну послушайте же, Филлипс, я предлагаю вам огромные возможности! Только представьте, нашу с вами статью опубликуют в одном из самых известных журналов Америки. Вы так хотели, чтобы вас услышали. Вот ваш шанс! Неужели вы упустите его?

Филлипс нахмурился и сложил на груди руки.

– Я на сто процентов уверен, что в своей так называемой статье вы переврете половину моих слов, а то и больше! И я совершенно не горю желанием сотрудничать с таким посредственным писакой, как вы. Вы все жулики и проныры!

– Эй, что сразу оскорблениями-то бросаться? Что с того, что я хорошо делаю свою работу? Важен результат, а не методы.

– Не сказал бы.

– Я прекрасно вас понимаю! Вы-человек, не вращающийся в этих кругах. И для вас вполне естественно не знать некоторых тонкостей моей профессии.

Филлипс вспылил.

– Знаете что, я очень рад, что не знаю этих тонкостей. Я вообще ничего не хочу знать о вашей профессии!

– Это очень глупо с вашей стороны. Я предлагал вам шанс выйти в высшее общество, а вы по глупости своей его отвергнули.

– Знаю я вас, представителей высшего класса. Поверьте, я оказываю сам себе огромную услугу, отвергая это ваше сотрудничество. Я никогда бы не стал работать с таким как вы!

Перепалка все продолжала разрастаться, и Джеймс позволил себе отвлечься от бранящийся мужчин и перевел взгляд на Лорейн. Посмотрев в ее сторону, он с удивлением заметил, как внимательно она наблюдает за этой сценой.

В ее глазах сверкал живой разум, который не так уж часто встречается. К тому же, Джеймс впервые за вечер заметил, насколько она красива. И почему он не замечал этого раньше?

Она оторвала взгляд от мужчин и посмотрела в его сторону. Свет в ее глазах потух, и она снова превратилась в несчастную слабохарактерную женщину. Лорейн повернулась в сторону бранящихся и печально вздохнула.

– Господа, перестаньте. Неужели вам так хочется потратить всю ночь на пустую ругань? Лучше расскажите, что вы думаете о сложившейся ситуации.

Джефф перестал ругаться с Филлипсом и сел в кресло рядом с ней. Филлипс же бросил на него очередной презрительный взгляд и встал в стороне с недовольным лицом. Впрочем, у него всегда было недовольное лицо.

Киндерман задумался.

– Честно говоря, дорогуша, мне довольно сложно сформулировать мое мнение. Я пришел сюда за легендами для своей статьи, а в итоге не понял и половины из того, что говорил тот человек.

Лорейн согласно кивнула.

– Да, я даже не слышала о таком. Вуду. Лаво. Кто это?

Джеймс усмехнулся.

–Вы приехали в Луизиану не знаете даже самых простых вещей?

Джефф повернулся к нему и саркастически изогнул бровь.

–Так просвети нас, дружище.

–Лаво– Королева Вуду. Одна из самых влиятельных женщин Нового Орлеана.

2

Говард зашел в одну из спален и запер за собой дверь. Он провел весь день на ногах и сейчас все, чего он хотел, это принять душ и немного отдохнуть.

Он открыл дверь в ванную комнату. Увидев вместо стандартной душевой кабины старую ванну на ножках, Говард удрученно уткнулся лицом в ладони.

Черт, это совсем не то место, где я хотел оказаться, выйдя сегодня из дома.

Он устало вздохнул и, скинув с себя запыленную одежду, залез в ванну и включил горячую воду. После столь долгого дня горячая вода показалась ему пиком блаженства.

Говард был гениальным архитектором, но в связи с многочисленными стрессами, на него обрушился небольшой личностный кризис, лишивший его впоследствии всех его идей.

Он думал, что путешествие в Новый Орлеан поможет ему, вдохновит на новые проекты. Но местная архитектура не принесла ему ровным счетом ничего.

Как? Как можно было так облажаться? У меня было все! А без моих проектов… Кто я теперь?

Он с силой ударил кулаком по стенке ванны. Часть воды выплеснулась наружу, и по полу стали растекаться небольшие лужи.

Брав билеты в Новый Орлеан, Ричардсон рассчитывал совсем на другое. И когда ему предложили посетить один из самых старинных особняков города, ухватился за это, как за последнюю возможность.

Стремясь вырваться из омута тревожных мыслей, он резко вылез из ванной и, повязав на пояс махровое полотенце, подошел к зеркалу.

Его трясло, и он никак не мог справиться со своим состоянием. Судорожно вцепившись пальцами в края раковины, Говард уставился на свое отражение.

Несколько минут он смотрел себе в глаза, но не в силах вынести своего же взгляда, уставился в сливное отверстие.

В это мгновение его глаз пронзила острая боль.

Говард снова метнул взгляд на зеркало, стараясь вычислить причину столь адовой боли. Из его глаза, прямо на том месте, где должен был быть зрачок, торчало острие толстой иглы.

Все его тело загудело от боли. Огромные иглы словно протыкали его изнутри. Он закричал. Звериный ужас плескался в его глазах.

Ричардсон пытался руками вытащить иглы, но что-то внутри мешало ему. Поскользнувшись в луже собственной крови, он упал.

И больше не поднимался.

3

–В свое время Мари Лаво была легендой Нового Орлеана. Ее власть в Луизиане была безгранична, а весь Новый Орлеан был целиком и полностью в ее руках: и богатые, и бедные, и белые, и черные. Никто не мог противиться ей.

Она была дочерью владельца плантации и рабыни. Но даже факт столь низкого происхождения не мог помешать ей.

К ней обращались с разными просьбами. Некоторые из них носили добрый характер, другие же… не очень. Чаще всего к ней обращались за приворотными чарами, желая получить наследство, или просили помощи при родах, просили, чтобы дети рождались здоровыми. Но не реже к ней приходили с просьбами о мести.

Вскоре после этого, жертва, на которую хотели наложить порчу, получала сувенир от Лаво– небольшую куклу Вуду, оставленную у нее на пороге. Как правило, после такого жить человеку оставалось недолго.

Существуют две самые известные истории, которые на уровне местных легенд передаются из поколения в поколения.

Первая история повествует нам о свадьбе богатого старика и шестнадцатилетней девушки. Звучит знакомо, да? Мы с вами множество раз слышали такие рассказы. Но ведь история постоянно повторяется. Невеста никак не хотела выходить за него замуж и всеми силами пыталась препятствовать этой свадьбе. Ее отец, разгневанный ее непреклонностью, избил ее плетью и запер в комнате, посадив на хлеб и воду.

Но, несмотря на порку и голод, девушка никак не хотела менять своего решения. Узнав об этом, старик забеспокоился. Он решил обратиться к Мари Лаво. Всей Луизиане было известно о действенности ее любовного зелья. Стоит ему заполучить это зелье, и брак с молодой девицей ему обеспечен.

Бесспорно, у старика был беспроигрышный план. Вот только он не учел одну вещь. Его невеста уже успела обратиться к Лаво первой.

Лаво заверила его, что, если он того хочет, то свадьба состоится.

И действительно, строптивая невеста внезапно перестала упрямиться и согласилась назначить день свадьбы. И свадьба состоялась, но все сложилось не совсем так, как они рассчитывали.

Во время праздничного танца жениха хватил удар, и он рухнул на пол. Вызвали врача, но к этому времени он уже был мертв. Девушка овдовела, побыв женой не больше часа и получив законные права на деньги своего безвременно почившего супруга.

Вторая история повествует о деле более громком. К Мари Лаво обратился горожанин, чей сын обвинялся в убийстве. Если бы его осудили, его бы ждала виселица.

Его отец пообещал Мари Лаво подарить ей собственный особняк, если она сделает так, чтобы сына признали невиновным. И Лаво согласилась.

Утром того дня, когда был назначен суд, Мари явилась в церковь, положив в рот три стручка перца, и долго молилась, накладывая на него заклинания. Потом она отправилась в здание суда и прошла в зал, где должно было состояться слушание. Там она положила по стручку перца под сиденье каждого из судей.

Результат заседания был предрешен, молодой человек был оправдан, а совершенное им убийство признано самообороной.

Отец молодого человека сдержал свое обещание и передал особняк Мари Лаво. Думаю, мы все с вами догадываемся, что это был за особняк.

Этот случай, ставший известным во всем городе, принёс Мари Лаво еще большую славу, а ее колдовство было признано всемогущим.

Одна только угроза о проклятии заставляла людей выполнять все требования и просьбы. Она одинаково умело обращалась и с приворотами, и с проклятиями, была в курсе всех тайн Нового Орлеана, и даже поговаривали, умела читать мысли.

Мари Лаво также содержала небольшой публичный дом на берегу озера Поншартрен, и девушки, работающие там, все до единой служили ей осведомителями, исправно сообщая все, о чем рассказывали им клиенты, и расспрашивали их о том, о чем велела расспросить Мари. Это привело к тому, что вскоре у нее было подробное досье на каждого жителя Нового Орлеана. Так что, помимо звания королевы Вуду, она по справедливости заработала звание королевы шантажа.

Лаво воспитывали как католичку, поэтому она принесла много нового в обряды Вуду: святую воду, ладан, статуэтки святых… Итогом подобных преобразований получилось то, что впоследствии назвали новоорлеанским Вуду.

Могила Мари Лаво стала объектом поклонения у жителей города, несмотря на неприятные события, описанные хозяином нашего вечера. Многие верят, что, если нарисовать на ее могиле крестик, загадать желание, а потом постучать в дверь склепа, то оно непременно сбудется.

Говорят, что подобная активность очень не нравится самой Мари Лаво. Ходят слухи, что ее приведение часто разгуливает между гробницами, бормоча страшные Вуду-проклятия в адрес нарушителей кладбищенского спокойствия.

Джефф расхохотался.

– Браво, приятель, вы прекрасно знаете материал.

Слегка побледневшая Лорейн заерзала в своем кресле.

– Думаю, это была страшная женщина. Но я все равно не понимаю… Что представляет из себя Вуду само по себе?

Киндерман усмехнулся.

–Ну же, мистер Моррис, класс готов к очередной лекции.

Джеймс безразлично взглянул на его улыбающееся лицо, так сильно контрастирующие с угрюмым лицом Филлипса. Он рассеяно провел по голове руками, убирая от лица длинные непослушные волосы.

– Ладно. Надо ведь как-то коротать время. Родиной Вуду принято считать западную Африку. Ее концепция связывает воедино три сущности: природу, человека и сверхъестественные силы. Если верить последователям Вуду, каждый может обращаться к божествам лично, без каких-либо посредников.

Каждый человек состоит из трех тел. Физического-ощутимого другими людьми. "Духа плоти"– что-то вроде энергетической копии физического тела, которое растворяется в течение восемнадцати месяцев после смерти. И души.

В качестве божеств Вуду выступают Лоа. Вудуисты верят, что любая вещь является продолжением или проявлением того или иного Лоа и служит ему. Также, утверждают, что в некоторых случаях Лоа вселяются в верующих во время проведения ритуалов.

Одним из главнейших Лоа является Папа Легба. Никакое божество не может участвовать в ритуале, пока Легба не откроет для него "дверь". Никакой Лоа не может действовать без его разрешения. Чаще всего он изображается как старик с палкой, одетый в широкополую шляпу из соломы и курящий трубку.

Темная сторона Легбы-Мэтр Киррефур. В переводе-Владыка перекрестков. Он же Легба Кафу. Считается покровителем колдовства. Жестокий непредсказуемый шутник. Лунное божество.

Отдельный класс Лоа представляют Геде, духи смерти и могил, разврата и необузданных желаний. Но, несмотря на эти характеристики, Геде также отвечают за сохранение и обновление жизни и считаются защитниками детей. Самые популярные среди них: Ниббо, Мазака, Юарон, Самеди и Барон Семетьер.

Люди, одержимые Бароном Самеди, отпускают грязные шуточки, курят сигары, жадно набрасываются на еду и сильно злоупотребляют алкоголем. Согласитесь, мы с вами знаем немало таких экземпляров.

В целом, Вуду позволяет преодолеть многие барьеры и взять в руки власть, недоступную большинству людей.

На самом деле, я не могу назвать себя знатоком Вуду. Я уверен, что в Новом Орлеане найдутся люди куда более сведущие в этих вопросах. Так что, если кто-нибудь из вас захочет узнать о Вуду побольше, вам следует навестить местных шаманов и расспросить их.

Филлипс едко усмехнулся.

– Если нам вообще представится такая возможность.

Лорейн испуганно на него посмотрела.

– Что вы имеете в виду?

– А как вы думаете? Мы заперты здесь, в доме, в котором лежат сокровища. Никто не может ни войти, ни выйти. Это только вопрос времени, когда мы начнем грызть друг другу глотки.

Джефф смерил его сердитым взглядом.

– Перестаньте пугать даму.

– Я могу замолчать, но помяните мое слово, я вас предупреждал.

Они напряжённо смотрели друг на друга.

Джеймс бросил ироничный взгляд на возобновившуюся склоку и развернулся к Лорейн, чтобы продолжить их разговор, но заметил в ней что-то странное, что-то похожее на тень улыбки. Она улыбалась, глядя как грызутся Филлипс с журналистом.

Раздался громкий крик. Мужчины моментально перестали ругаться. Крик был женский и, так как Лорейн сидела прямо перед ними, мог принадлежать только Моне.


Глава 6

1

Выбежав из гостиной, они устремились на крик. Поднявшись на второй этаж, они увидели Моне, бившуюся в истерике в руках Лорда Аддерли.

Джефф подбежал к ним первым.

–Что случилось?

Джонатан хмуро на них посмотрел.

–Ричардсон мертв.

–Что?!

Оставив Лорейн с Элизой и Джонатаном, мужчины вошли в спальню. В ванной комнате на корточках перед трупом сидел Симмонс.

При звуке шагов, Коган обернулся.

Увидев труп, Филлипс громко выругался.

–Ну, что я говорил?! Вы не послушали меня в первый раз. Так вот теперь учтите, этот труп не последний.

Аддерли вошел в комнату и взмахнул рукой.

–Прекратите истерику, мистер Филлипс. Мы и так в довольно непростом положении.

–Да? Вы так думаете?

–Именно. И нам совсем ни к чему паника. Хоть это вы в состоянии понять? Судя по всему, где-то в доме прячется убийца. И он может быть сейчас где угодно.

Коган нервно усмехнулся.

–Убийца…Посмотрите на труп. Это не просто убийца, это самый настоящий психопат.

Все посмотрели на Ричардсона. Тот был похож на подушечку для булавок. Десятки гигантских игл прорывались сквозь его тело.

Джефф с отвращением отвернулся. Было видно, что ему становится плохо. Он поспешно вышел из комнаты.

Джеймс с интересом посмотрел на него и, кинув взгляд на изуродованное тело Ричардсона, вышел вслед за Киндерманом.

2

Лорейн пыталась успокоить Элизу, но та никак не могла остановиться. Сотрясаясь в рыданиях, она хватала Лорейн за руки, рискуя уронить ее на пол.

Мимо них пронесся Киндерман, за которым размеренной походкой шел Джеймс. Они скрылись за поворотом коридора.

Вскоре, вслед за ними, из комнаты вышел Аддерли. Он посмотрел на свою спутницу и нахмурился.

–Уймись, Элиза. Все хорошо. Ничего особенно страшного не случилось.

Элиза снова затряслась, но уже от гнева.

–Уймись?! УЙМИСЬ?! По-твоему, это просто мои женские капризы? Прочисти глаза, Джонатан, в доме убийца! А ты говоришь, что все будет хорошо?! Сам-то понимаешь, насколько нелепо это звучит?!

–Не кричи на меня, я его не убивал.

–Это-то как раз и не утешает. Кто-то ведь сделал это.

Аддерли ошарашенно уставился на нее.

–И ты бы предпочла, чтобы этим кем-то оказался я?

–Да, Черт возьми! Это было бы дало мне хоть какой-то шанс на спасение.

Она уронила голову на руки и снова зарыдала.

Аддерли подошел к ней и обнял за плечи, но она его оттолкнула.

–Нет! Не трогай меня! Это ты во всем виноват! Ты хотел развлечься! Ты затащил меня в этот дом! Так что не смей теперь говорить, что все хорошо. Все совсем нехорошо!

Она вырвалась из его объятий и побежала по коридору прочь от злополучной комнаты.

Филлипс подошел к Аддерли.

–Может, вы объясните, что произошло?

–Она хотела немного передохнуть и пошла искать для нас спальню…а нашла его.

Коган, пару минут назад присоединившийся к ним в коридоре, тяжко вздохнул.

–Ну что, Филлипс, вы еще собираетесь искать свои сокровища? Или того, что в комнате за моей спиной, вам хватит?

3

Джеймс последовал за Киндерманом и вошел за ним в библиотеку.

Обернувшись и заметив, что за ним все это время кто-то шел, Джефф испуганно шарахнулся в сторону.

Джеймс успокаивающе поднял руки.

–Не бойся. Я не убийца.

–Как я могу тебе верить?! Любой из вас может оказаться убийцей!

–Хорошо, твои слова не лишены смысла. Но вот, посмотри сюда.

Он достал из кармана удостоверение. Я из ФБР, меня послали сюда именно для того, чтобы поймать этого убийцу.

Джефф уставился на удостоверение, его глаза удивленно округлились. Видя это, Джеймс усмехнулся.

–Не стоит так удивляться.

–Но почему же тогда вы не схватите убийцу сразу? Зачем идти на такие жертвы?!

Джеймс нахмурился.

–Ты должен понимать, что это не так просто. Мы не уверены, кто именно убийца. За этим-то я и здесь. Я работаю под прикрытием, и мне очень бы пригодилась твоя помощь.

–Моя?! Но что я могу сделать? Я не разбираюсь в этом. Я вообще не хочу рисковать своей жизнью!

Джеймс раздраженно закатил глаза. Эта истерика начинала действовать ему на нервы.

–Успокойся, у тебя уже нет выбора. Мы заперты в этом доме, и один из гостей-убийца. Ты уже рискуешь своей жизнью.

Он посмотрел на перепуганное лицо Киндермана и продолжил более спокойно.

–Но, если ты будешь держаться ближе ко мне, шансов выжить у тебя будет значительно больше.

Джефф замер. До него наконец стал доходить смысл прозвучавших слов. Он с недоверием посмотрел на Джеймса.

–Ты не похож на федерала.

–Что ж, значит, я хорошо справляюсь со своей задачей. Если бы агент под прикрытием выглядел бы как агент, это был бы провал. Не находишь?

Киндерман уже почти успокоился.

–Да, ты прав, прости. Но в таком случае…почему же тогда ты уверен, что я точно не виновен?

Джеймс пожал плечами.

–Чистое наблюдение. Ты не похож на убийцу. Когда ты увидел тело Говарда, тебе стало плохо. Такой зеленый цвет лица очень сложно вызвать специально. К тому же, убийца бы не стал привлекать к себе столько внимания. Да и психологический тип у тебя не тот. Нет, безусловно, ты тоже можешь убить. Но точно не таким способом.

–И что я должен делать? Я ведь ничего не умею. Я журналист, а не полицейский.

–Так и будь журналистом. Вынюхивай, высматривай. Собери мне всю информацию, какую только возможно. Самое главное, доверяй мне и слушай все, что я тебе говорю.

–Я боюсь, у меня не получится.

–Эй, куда подевались твои наглость и безбашенность? Ты же журналист. Известный Джефф Киндерман, готовый на все ради своих статей.

–Да, но это другое. Раньше на меня никогда не охотился убийца.

–Охотится он на тебя или нет, еще не известно. Но, как бы то ни было, если ты поможешь мне, и мы его поймаем, это будет уже не важно.

4

Моне бежала, не разбирая дороги. Множество дверей окружало ее, сводя с ума. Но ее гнало вперед жгучее, непреодолимое желание убраться подальше. От той страшной комнаты, от трупа, от людей, оставшихся за ее спиной. Вообще из этого дома.

Джонатан настоял на их посещении этого поместья. Он утверждал, что такого они еще не видели и просто не простят себе, если упустят эту возможность.

Сейчас Элиза много бы отдала за возможность вернуться назад, домой, в те времена, когда она еще не была знакома с величественным английским лордом, пустившим в итоге под откос всю ее жизнь.

Она распахнула железную дверь и увидела перед собой широкую винтовую лестницу, ведущую в одну из башен особняка.

Поднявшись наверх, Элиза почувствовала свежий воздух. Окно, способное открываться и закрываться показалось ей после тех чудовищ, ждавших ее внизу, настоящим сокровищем.

Вот оно, мистер Филлипс, наше сокровище, я его нашла.

Она подошла к окну и глубоко вздохнула. Сзади нее послышались тихие шаги.

Моне обернулась и испуганно вздрогнула.

–А, это вы. Вы меня напугали.

–Что вы здесь делаете? Вам не следует бродить по дому в одиночестве, когда где-то здесь ходит убийца.

–Я знаю…просто Джонатан так меня разозлил, и я…Не берите в голову.

Она помолчала.

–Лучше посмотрите на это! Я нашла окно, не загороженное решеткой! Если постараться, мы сможем выбраться отсюда. Только здесь очень высоко, и я не вижу никаких зацепок.

Она перегнулась через оконную раму в поисках чего-нибудь, что могло бы помочь им спуститься.

–Ну так найдите их.

–Что?

Она почувствовала сильный толчок и в следующую секунду уже летела вниз с все возрастающей скоростью, приближаясь к земле.

Можно сказать, она добилась своей цели и выбралась из ненавистного ей дома. Вот только немного не тем способом, на который рассчитывала.


Глава 7

1

–И как мы будем решать эту проблему?

Филлипс опять вспылил.

– Хватит, Аддерли. Перестаньте строить из себя главного. Вы здесь на абсолютно таких же правах, как и мы.

Аддерли гневно сверкнул глазами.

–Что-то я пока не видел, чтобы кто-то хотел взять на себя инициативу. Может быть, вы хотите заняться этим? Филлипс? Давайте, дерзайте. Я не против. Уверен, вы справитесь с этой задачей.

–Я просто говорю, что мы можем обдумать это вместе, вместо того, чтобы пытаться выяснить, кто из нас главный.

Джонатан фыркнул.

–Моего вопроса это не отменяет. Как бы мы это ни формулировали, суть остается той же. В доме убийца, и он уже начал убивать.

Лорейн вздрогнула.

–Думаете, он убьет снова?

–У вас есть другие предположения?

Она слегка замялась.

– А не могло ли это быть просто убийством в состоянии аффекта? Может, это единичный случай, и нам ничего не угрожает?

Коган невесело рассмеялся.

Вы видели тело? Это похоже на убийство в состоянии аффекта? Да это вообще ни на одно обычное убийство не похоже. Кто бы это ни сделал, он тот еще псих.

Джеймс устало потер переносицу. Постоянный конфликт между гостями сначала его забавлял, но теперь начал изрядно действовать ему на нервы.

Он встал, чтобы подкинуть дров в затухающий камин.

–На самом деле, мы упускаем главное.

Все повернулись в его сторону.

–Никто из вас не подумал, что убийца может с равной вероятностью как прятаться где-то в доме, так и быть одним из нас?

Коган нахмурился

– И как вы предлагаете это выяснять?

–Для начала хотя бы прочесать дом в поисках мест, где можно спрятаться.

Джефф обреченно вздохнул.

–Но этот дом огромный! Мы не сможем обыскать каждый его угол.

–Тогда разделимся.

–Как? Разве мы сможем разделиться на пары после произошедшего? Никто не будет доверять своему напарнику. Мы будем играть в гляделки вместо того, чтобы искать убийцу.

Аддерли сложил на груди руки.

–Опять же, если это действительно кто-то посторонний.

Лорейн поежилась.

–Мне начинает казаться, что тот человек был прав. Этот дом проклят…

Эван бросил на нее рассерженный взгляд.

–Не говорите глупости! Нет никакого проклятия. Это просто рекламный трюк.

Джефф усмехнулся.

–Так может сокровища-тоже рекламный трюк?

Лицо Филлипса почернело.

–Надеюсь, что нет.

Джонатан задумчиво наблюдал за пламенем.

Джеймс подошел к нему и положил руку ему на плечо.

–Вас что-то беспокоит?

–Думаю, куда могла убежать эта идиотка. Она была очень расстроена, а в таком состоянии Элиза может натворить тех еще глупостей.

–Все двери и окна заперты. Что с ней может случиться? Скорее всего она отсиживаться в одной из многочисленных комнат. Скоро она успокоится и вернется.

–Вы забываете, что в доме убийца.

–Джонатан, вы действительно думаете, что это кто-то посторонний? Если нет, то вам бояться нечего, мы все здесь.

–Но ведь вы сами агитировали нас осматривать дом.

–Ну, во-первых, нельзя совсем исключать такой возможности. А во-вторых, я не хочу разводить панику. Представляете, как сложно будет вычислить убийцу, если люди будут подозревать всех подряд?

–Может это и неплохо. Так они будут более осторожны.

–Да, в ваших словах безусловно есть определенный смысл, но все же думаю, нам следует всеми силами избегать суматохи.

Они посмотрели на остальных, которые уже опять начинали ссориться.

–Но, судя по всему, это будет непросто.


2


Чем больше времени проходило, тем сильнее Аддерли волновался.

Элиза и раньше уходила во время своих истерик. И бывало не возвращалась несколько дней. Но не в такой же ситуации! Она должна понимать, насколько это опасно!

Он мерил гостиную широкими нервными шагами. И его все нарастающее беспокойство, как ни странно, действовало на остальных успокаивающе.

Наконец, он не выдержал и замер посреди комнаты.

–Нет. С ней явно что-то случилось.

Филлипс закатил глаза.

–Перестаньте разводить панику, Аддерли. Учитывая характер этой особы, не удивлюсь, если она, как ни в чем ни бывало, появится здесь через несколько часов.

–Я иду ее искать.

Коган встал со своего кресла.

–Притормозите, Джонатан. Мы вам поможем.

Эван нахмурился.

–Я не собираюсь тратить свое время на женские капризы.

Лорейн одарила его презрительным взглядом.

–Позвольте спросить, а если бы ваша женщина пропала в доме, где орудует маньяк?

–Вообще-то, миссис Майер, мы пока еще не пришли к выводу, что это маньяк. К тому же, моя женщина не стала бы устраивать подобные истерики.

–И вы считаете это оправданием? Мне тошно на вас смотреть.

–Да, ну тогда, может, хотя бы закончим эти формальности? Мы заперты в ловушке, но до сих пор выкаем, как на светском ужине. Так что, скажи уже, дорогуша, что презираешь меня, и продолжим заниматься своими делами.

Лорейн, казалось, была очень возмущена, но гордо промолчала и подошла к Аддерли.

–Джонатан, мы поможем тебе найти ее, не волнуйся.

Она совсем не хотела брать никакого примера с Филлипса. Но после его слов, обращение на «вы» казалось ей смехотворным.

Он благодарно сжал ее руку.

Коган со вздохом поднялся с кресла.

–Ну тогда пойдем. За мной, утятки, мамочка отведет вас на прогулку.

Джеймс улыбнулся, и Лорейн бросила на них укоризненный взгляд.

Они вышли на поиски Моне, стараясь держаться одной единой группой. Несмотря на мнимую веселость, они не хотели рисковать, доверяя друг другу, и совсем не собирались делиться на пары.

3

Джефф пристроился сбоку от Аддерли.

–Да расслабься ты, она просто где-то в доме. Неужели шесть человек не сможет ее найти?

Джонатан вздохнул.

–Ты не понимаешь, я увез ее из Парижа. Можно сказать, вырвал из привычной для нее среды. Все, что с ней происходит, полностью под моей ответственностью.

–Ну, в конце концов, ты не можешь нести ответственность за все ее действия. Она сама согласилась поехать с тобой. Ты ведь не заставлял ее.

–Но это я уговорил ее пойти на этот шаг. С того момента, как увидел ее, я понял, что не смогу оставить ее там. А теперь она пропала. Это моя вина.

Джефф не знал, что ему ответить. Он не был экспертом в любовных делах и сам не испытывал ни за кого подобной ответственности. Он считал, что каждый человек должен отвечать только сам за себя. Остальное для него оставалось лишь ересью, которую придумывают люди, чтобы усложнить себе жизнь.

Он незаметно отстал от Аддерли на несколько шагов и стал искать глазами следующую жертву для своих допросов.

4

Поиски Моне оказались тщетными и в какой-то момент стало ясно, что нужно разделиться, так как они забыли, что она тоже может передвигаться по дому одновременно с ними.

Разбившись на две группы, три и два человека (Филлипс наотрез отказался идти на поиски), они принялись обшаривать этаж за этажом.

Джеймс оказался в паре с Коганом, и они, не переставая перешучиваться, осматривали комнаты самого верхнего этажа.

В конце коридора они наткнулись на большую дверь. Открыв ее, они поднялись по лестнице в башню.

В башне был собран старый хлам, хранившийся здесь с незапамятных времен. Джеймс принялся внимательно его разглядывать. Старые вещи очень часто могут многое рассказать о своих бывших владельцах. А этот дом успел-таки привлечь его.

Коган облокотился о большое открытое окно, вдыхая свежий воздух.

–Слушай, а, может, убийца приходит именно через него? Залезает по выступам, убивает, а потом прячется где-то на крыше?

Он с интересом посмотрел вниз.

Джеймс усмехнулся.

–Неплохая теория, приятель.

Тот шумно выдохнул.

–Вот дьявол…

Он обернулся к Джеймсу. На его лице запечатлелась глубокая растерянность.

–Я нашел ее…


Глава 8

1

Джонатан сидел перед камином с потемневшим от горя и гнева лицом и не сводил взгляд с огня. Рядом с ним сидел белый как полотно Киндерман.

–Что она вообще там делала?

Коган вздохнул и потер уставшие глаза.

–Кто знает. Может она пыталась спуститься по стене на улицу? Учитывая то, в каком она была состоянии, это могло показаться ей хорошей идеей.

Аддерли раздраженно всплеснул руками.

–Но она же не идиотка! Была…

–Она думала, что спасает свою жизнь. Такие обстоятельства, как эти, могут оправдывать многие поступки.

–Всему есть предел.

Никто не мог найти для него утешительных слов. Да и не особо старались. Все были испуганы. Их головы занимали лишь мысли об угрожающей им опасности.

Коган подошел к зарешетчатому окну и подергал за прутья.

–Не знаю, как вы, а я не хочу оставаться в этом доме. К черту сокровища, нужно искать выход отсюда.

Джефф встал и подошел к нему.

–Я согласен, но как ты себе это представляешь? Все двери и окна заперты. С крыши не спуститься, слишком высоко…

Он осекся, поняв, что сболтнул лишнего, и кинул взгляд в сторону Джонатана. Но тот даже не шевельнулся. Джефф снова повернулся к Когану.

–К тому же, кто-то явно не хочет, чтобы мы выбрались отсюда живыми.

Взгляд Когана стал суровым.

–Значит, придется расстроить его планы. Я не собираюсь подыхать здесь на потеху какому-то безумцу.

Филлипс встал и направился к выходу из комнаты.

Аддерли поднял голову.

–Куда ты?

–Что бы вы ни говорили, я не верю в то, что мы сможем выйти отсюда раньше срока. Нам сказали, что дом откроется только утром. Мы все это слышали. И я склонен этому верить. Так что пытаться найти выход бессмысленно. Я буду искать то, за чем, собственно, и пришел.

Он вышел из гостиной.

Коган хмуро посмотрел ему вслед.

–Идиот.

2

Вопреки здравому смыслу, гости рассредоточились по дому, ища выход. Они понимали опасность такого разделения, но считали, что даже небольшой шанс выбраться оправдывает этот риск.

Джефф нагнал Джеймса в коридоре.

–Эй, федерал!

Джеймс сверкнул глазами и бросил на него предостерегающий взгляд.

–Тише, идиот! Хочешь сорвать мое прикрытие?

–Черт. Прости. Мне начинает казаться, что я начинаю сходить с ума от этого дома. А называть тебя федералом как-то успокаивающее.

–Если хочешь, чтобы это и вправду звучало успокаивающе, хватит дискредитировать мою легенду. Ты узнал что-нибудь?

Киндерман напустил на себя важный вид. В этот момент он чувствовал себя настоящим детективом.

–Ну, прошло не так много времени, но я все же кое-что выяснил. Во-первых, с этим типом, Филлипсом что-то не так.

Джеймс усмехнулся.

–Я заметил.

–Особо про него узнать не удалось. Ты сам видел, что это за фрукт. Знаю только, что что-то не так с его женой, и ему срочно нужны деньги. Сдается мне, что ради этого он бы на многое пошел. Не удивлюсь, если убийца он, и просто устраняет конкурентов, стоящих на его пути к сокровищам.

–Может перестанешь строить теории? Это моя работа. От тебя мне нужна информация, не отвлекайся.

–Ладно. Но я серьезно говорю, он мутный тип.

–И это все, что ты выяснил?

–Что? Нет, конечно!

Джефф надулся.

–Ты меня оскорбляешь! Я, между прочим, один из известнейших журналистов страны!

–Не преувеличивай. Лучше рассказывай дальше.

–Знаешь, здесь собралась не самая болтливая компания. Все упорно молчат о своем прошлом. По крайней мере, не сильно о нем распространяются. Аддерли вообще ничего не говорит. Только и делает, что причитает о том, что виноват в смерти Элизы. Как по мне, так этот парень слишком усердствует. Выглядит, как дешевый спектакль. Может, он не настолько скорбит, насколько хочет это показать?

Джеймс задумался.

–Пожалуй, такое вполне возможно. Не просто так первыми подозреваемыми всегда были супруги и любовники.

–А дамочка? Скажу тебе, она та еще темная лошадка.

–Что ты имеешь в виду?

–Ну, ты ее вообще видел? С ее-то сочетанием столь облегающей одежды, одни брюки чего стоят! И этой ее ангельской невинностью. Но при этом, могу сказать тебе, приятель, что характер у нее тот еще. Я это на флюидном уровне чувствую. Не верю я во все это, дружище. А ее задница? Не могут у приличной женщины быть такие формы!

Джеймс закатил глаза.

–Очень полезная информация, Джефф… У тебя есть по поводу нее мысли, которые ты надумал мозгом, а не другой частью тела?

–Говорю тебе, с ней не все ладно. И в историю с ее мужем я не верю. Внезапно погибший банкир, оставивший ей кругленькую сумму. Удобно, правда? Не удивлюсь, если она его и кокнула.

–Я смотрю, у тебя уже все потенциальными убийцами стали.

–Но ведь у каждого может быть мотив! Нельзя никого выпускать из виду!

–Да, но и подозревать всех и вся тоже бесполезно.

–Не всех. Коган не такой. Он более… искренен, что ли. Я ему верю.

–А вот это уже опасно.

–Нет, ты не прав. Я считаю, что он надежен. Нужно ему все рассказать.

–Что?! С ума сошел? Нельзя ему ничего рассказывать. Он потенциальный преступник!

–Но ведь я тоже. Ты сказал, что видишь, что я не убийца. А я говорю тебе, что Коган тоже чист. Поверь моему чутью. Чем оно хуже твоего?

–Тем, что я постоянно кручусь в этой сфере. У меня опыта по этим делам столько, сколько тебе в жизни не набрать.

–Джеймс, я уважаю твой опыт, но я все же не твой подчиненный. И я считаю, что он должен все знать.

Джефф развернулся и пошел в сторону гостиной.

Джеймс стиснул зубы.

–Дьявол… Эй! Вернись.

Киндерман вернулся и выжидательно на него посмотрел.

На лице Джеймса появилось участливое выражение.

–Я понимаю, что ты ему веришь. Но говорю тебе, он не тот, за кого ты его принимаешь. Я могу это тебе доказать.

Джефф смотрел на него с сомнением, которое в этот момент казалось почти осязаемым.

–Пойдем, покажу тебе кое-что. Это тебя переубедит.

3

Они зашли в один из многочисленных кабинетов, и Джеймс запер дверь. Он подошел к Джеффу и положил руку ему на плечо.

Участливое выражение в его глазах сменилось яростью, смешанной с разочарованием.

–Ну кто же тебя просил все портить?

Джефф испуганно попятился назад, но не успел сделать и пары шагов.

Джеймс легким движением рассек тонким витым клинком артерии у него на шее.

Увернувшись от брызнувшей во все стороны крови, он отошел в сторону и вытер окровавленное лезвие носовым платком.

Джеймс вытащил из кармана свое липовое удостоверение и, посмотрев на него, усмехнулся.

Полезная оказалась вещь, жаль не удалось выжать из нее все до последнего. Ну да ладно, оно и так немало помогло.

Он убрал удостоверение обратно в карман.

Джефф лежал на полу в луже крови, продолжающей вытекать из артерии. В его остекленевших глазах застыло удивление.

Еще один был готов. Оставалось четверо. Задача усложнялась, но от этого становилась только все более интересной.

4

Обернувшись, Джеймс увидел высокую худую фигуру во фраке с большим цилиндром на голове. Его рука, державшая кинжал, дернулась. Но в следующую же секунду расслабилась.

–Самеди! Сукин ты сын! Хватит меня пугать.

–Сказал мужик с ножом в руке. Кстати, как он тебе? Нравится?

Джеймс повертел кинжал в руках и усмехнулся.

–Да, очень удобный. У тебя хороший вкус.

Самеди посмотрел на лежащее посреди комнаты тело Киндермана.

–И зачем ты так долго с ним возился? Он же не принес тебе никакой пользы.

–Не сказал бы, некоторые наблюдения показались мне весьма занимательными.

Самеди поднял бровь.

–Да? А мне показалось, ты просто развлекаешься.

–Ну, что тебе сказать, работа должна приносить удовольствие.

–Что ж, да, тут ты прав.

Он пожал плечами.

–Но не особо увлекайся. Все же помни про само задание.

–За последние несколько часов ты получил уже три души. Тебе этого мало?

Самеди усмехнулся.

–Ну, ты же знаешь мою натуру. Я от природы ненасытен.

Он слова кинул взгляд на труп.

А кукла пригодилась?

Джеймс засмеялся.

–О, ты бы это видел. Да, Вольт был очень кстати. Я давно не видел таких перекошенных лиц. Он был похож на перекормленного ежа.

Самеди расхохотался.

–Согласись, дистанция-большое преимущество.

–Да, но второй раз это не пройдет. Кукол больше нет. Нужно сокращать дистанцию, хотя это будет вдвойне сложно после того, как они узнают про Джеффа.

–Так делай, как всегда. Изображай из себя отличного парня, и рано или поздно они к тебе потянутся.

–Очень сомневаюсь. Они слишком насторожены.

–Ну, это может сработать с Лорейн.

Джеймс прищурился.

–Я смотрю, она тебя зацепила.

Самеди грустно покачал головой.

–Такая красотка…Даже жаль, что тебе придется ее убить. Может, ты дашь нам с ней время немного развлечься?

Он выпустил в воздух густое облако сигарного дыма. Джеймс усмехнулся.

–Видимо, в ваши с Бриджитт клятвы моногамия не входила?

Самеди пожал плечами.

–Никогда не видел в ней смысла. Это всего лишь очередная попытка ограничения свободы. К тому же эта женщина того стоит.

–Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

Самеди снова расхохотался.

–И многое, друг мой.

–Может поделишься?

–Это неинтересно.

–Я думал, ты мне помогаешь.

–Так и есть, но помогать и делать всю работу за тебя-разные вещи.

Он приблизился к Джеймсу, и у того запершило в горле от едкого дыма.

–Хорошо, можешь не говорить. Так только веселее.

–И, на твоем месте, я бы убрался отсюда, пока тебя не нашли запертым в комнате с трупом.

–Эй, это ты выбрал такое неудачное место для нашей встречи.

–Но тебя ведь никто не заставлял меня слушать.

Джеймс раздраженно качнул головой. Лоа был в своем репертуаре. Он вышел из кабинета и поспешил найти себе какое-нибудь занятие, которое могло служить ему алиби.


5

Аддерли нервно крутил в руках статуэтку, взятую им с каминной полки.

–Кто-нибудь из вас нашел что-нибудь?

Коган беспомощно развел руками.

Джеймс лишь покачал головой.

–Ни тайных комнат, ни подземных ходов. Кажется, мы действительно заперты.

–Сколько часов до рассвета?

Коган взглянул на часы.

– Около шести. Думаете, единственное, что нам осталось, это попытаться пережить их?

Джонатан удручено вздохнул.

–Честно говоря, не вижу других вариантов. Но, если у остальных есть какие-то мысли по этому поводу, готов выслушать. Нам сейчас пригодятся любые идеи.

Лорейн задумалась.

–Может, все же попробуем выбраться через окно?

Аддерли нервно дернулся.

–Вы забыли, чем это кончилось прошлый раз?

–Нам всем очень жаль Элизу, Джонатан, но мы не можем сидеть сложа руки.

Ее взгляд был мягким, но уверенным.

–Я прекрасно помню, чем это закончилось, но в этот раз мы будем все вместе и будем страховать друг друга.

Коган огляделся по сторонам.

–Кстати об этом… Кто-нибудь видел Киндермана? Куда он мог деться?

Лица всех присутствующих омрачились. В воздухе повисло тяжелое молчание.

Они прекрасно знали, что это означает. И после того, что произошло, даже были готовы к этому.

Но от этого им становилось только страшнее.

6

Найти Киндермана не составило особого труда. В отличие от Моне, его тело лежало практически на видном месте.

Лорейн внимательно посмотрела на него.

–Идея поскорее убраться отсюда через окно теперь не кажется вам такой безумной?

Коган встретился с взглядом ее ясных темных глаз.

–Нам нужна веревка. Прыгать по крыше-безумие. Но можно попробовать спустить всех на веревке по одному.

Аддерли пошел к выходу.

–Ты уходишь?

–Чтобы использовать веревку, сначала надо ее найти.

Остальные пошли за ним.

Коган пребывал в хмурой задумчивости. Лорейн легонько коснулась его плеча.

–Ты в порядке? Эти слова вырвали его из пучины мрачных мыслей.

Он слегка вздрогнул.

–Да. Просто…мы все были в гостиной, когда убили Джеффа. Значит, это кто-то посторонний. Кто-то, пришедший из вне.

Джеймс оглянулся по сторонам.

–Вообще-то нет. Кое-кого не хватает. Где Филлипс?

–Он еще не вернулся со своей охоты за сокровищами.

Было видно, как в Джонатане начинает закипать ярость.

Глаза Лорейн округлились от ужаса.

–Может, он тоже мертв?

Джеймс посмотрел на нее и едва заметно усмехнулся.

Очень убедительно.

Аддерли отрицательно покачал головой.

–Что-то я очень в этом сомневаюсь.

Коган сразу стал очень серьезным.

–Думаете, убийца он?

–Я не рискну выдвигать теории. Но я бы запросто в это поверил.

Джеймс осмотрел оставшихся.

–Ну что, будем искать веревку или Эвана Филлипса?

–Веревку. Первое в итоге может помочь справиться со вторым.

Лорейн испуганно поежилась.

–Думаете, до этого дойдет?

–Не знаю, но нужно быть готовым ко всему.

7

Веревку они не нашли, но, спустившись обратно в гостиную, обнаружили там Филипса, мирно сидевшего рядом с огнем.

Когда они вошли в комнату, тот обернулся.

–А, вы вернулись. Устроили очередную коллективную прогулку?

Коган бросил на него яростный взгляд.

–Да, ты ведь знаешь, как мы любим гулять толпой по этому старому смертоносному дому. Это так вдохновляет. Нам тебя не хватало. Где же ты был, Филлипс?

Коган вцепился в Филлипса взглядом. И, несмотря на всепоглощающее глубокое презрение, которое тот источал, Эвану стало не по себе.

–Прекрасно знаешь, где. Я искал сокровища.

–И как? Нашел?

От его тона веяло диким холодом.

Джеймс никогда бы не подумал, что Коган может придавать своему голосу такой эффект. Он удивился. Но потом вспомнил, что Коган актер. Может, не очень успешный, но все же.

Филлипс старался придать себе уверенный вид.

–Пока нет, но я не собираюсь сдаваться.

Лорейн вплеснула руками.

–Серьезно? Ты все еще веришь в то, что здесь есть хоть какое-нибудь сокровище? Раскрой свои глаза! Нас убивают по одному, словно на скотобойне!

–Не преувеличивай. Это не скотобойня. Убийство того типа дело рук какого-нибудь психа или часть испытания. Откуда вы вообще знаете, что это не искусно сделанная кукла?

–Да ты в своем уме?

–Технологии идут вперед. Как вы представляете убийство этого парня? Как такое вообще возможно? Существует же столько способов. И силикон, и резина. Неужели так сложно предположить, чтобы кто-то смог додуматься до такого? Вы только подумайте, как хорошо вяжется труп Ричардсона с легендой о проклятии Лову.

–Ты псих…

–Я? Нисколько? Где этот писака? Ему точно понравится моя теория.

Аддерли мрачно на него посмотрел.

–Ему уже вряд ли что-нибудь понравится. Он мертв. Ну, что, Филлипс, а как вы объясните его смерть? Или это тоже очередная подстава?


Глава 9

1

–Что значит мертв?!

–Это ты мне скажи.

–Подожди, ты думаешь, это я его убил?! Ты что, псих?!

–Не больше, чем кто-либо из присутствующих.

–Включите свои мозги, черт возьми! Зачем это мне?

Коган пожал плечами.

–Мотив придумать несложно.

–И ты туда же?

–Ты все время твердишь о своих сокровищах. Не трудно представить, что таким образом ты пытаешься убрать конкурентов.

–Но это безумие! Полный бред. Вспомните, идиоты, я был с вами, здесь, в этой комнате, когда убили Говарда. Я просто физически не мог этого сделать! А вот вас двоих…

Он посмотрел на Когана с Джонатаном.

–… В тот момент здесь не было.

Аддерли фыркнул.

–Это абсурд. Мне незачем его убивать, я не имел к нему никаких претензий, да и за сокровищем я не гоняюсь. К тому же, хочу напомнить, во время убийства Джеффа я был здесь вместе со всеми.

Коган передернул плечами.

–Я тоже был здесь.

Джеймс задумчиво обвел окружающих взглядом.

–Значит, убийца все же приходит из вне.

Филлипс сложил руки на груди.

–А не может быть так, что два убийства совершили два разных убийцы?

Лорейн нахмурилась.

–Или это один убийца. Мы не знаем, когда был убит Джефф. Почему бы убийце не прирезать его, а потом просто спокойно не спуститься вниз?

Джеймс вперился в нее взглядом.

Она посмотрела на него в ответ, и ему показалось, что ее губы вновь изогнулись в еле заметной улыбке.

Аддерли покачал головой.

–Все возможно. Одно знаю точно, кто бы из вас ни был убийцей, держитесь-ка все от меня подальше.

Филлипс усмехнулся.

–Очень удобная позиция, Джонатан. Подобное заявление, конечно, должно отвести от тебя все подозрения. Вот только звучит уж слишком наигранно.

Лорейн вдруг вспылила.

–Перестаньте все бросаться обвинениями. Этим никто ни себе, ни другим не поможет. Вместо этого лучше давайте подумаем, как нам себя обезопасить.

Филлипс презрительно скривился.

–То есть, ты предлагаешь уподобиться Аддерли и, отделившись от остальных, зарыться в какую-нибудь нору и сидеть трястись за свою жизнь?

–Нет. Просто хотя бы проявлять осторожность.

Аддерли встал со своего кресла.

–Вы как хотите, но я все же последую своему совету.

Коган положил руку ему на плечо.

–Не принимай поспешных решений. Вместе безопаснее.

–Да неужели? Мне кажется, у нас уже было время убедиться в обратном.

Он отвел руку Когана в сторону и вышел из комнаты.

Коган задумчиво посмотрел на огонь.

–А к черту, может, он и прав.

Он вышел из комнаты вслед за Джонатаном.

Джеймс перевел взгляд на Филлипса и Лорейн.

–Ну что, не будем выделяться из толпы?

Гости снова рассредоточились по дому.

Медленно двигаясь под длинному коридору, Джеймс улыбался. Провокация сработала отлично, жертвы сами загоняли себя в угол.

Он скользнул в одну из приоткрытых дверей.

Идиоты…

2

Джеймс сел в одно из широких кабинетных кресел.

–Самеди, где тебя носит, когда ты нужен?

Сзади послышалось легкое шуршание и в комнате, казалось, стало чуть темнее.

Не оборачиваясь, Джеймс улыбнулся.

–Ты наконец перестал игнорировать мой зов?

–Знаешь, Джеймс, здесь уже попахивает неуважением. Не стоит так разговаривать с хозяином кладбищ. Я ведь могу и с собой забрать.

Он обошел Джеймса и сел в соседнее кресло. Изо рта у него торчала все та же неизменная сигара. Цилиндр был чуть сдвинут, и, из-за этого, верхнюю часть лица Самеди покрывала тень. Только сверкающие глаза смотрели на Джеймса из этой тьмы.

–Я думал, тебе не за чем звать меня. Ты и так отлично справлялся.

–Это не значит, что я не хочу тебя видеть. Есть небольшая просьба.

Самеди вопросительно поднял бровь. Джеймс продолжал:

–Раз уж ты здесь, то я думаю, можем обойтись без рома, пенни и тыквенной палки.

Самеди усмехнулся.

–Настолько опытен, чтобы нарушать последовательность обряда? Хочешь, чтобы я сделал за тебя твою работу?

–Нет. Лишь слегка посодействовал. Сам понимаешь, я мог легко убить их всех сразу еще в тот момент, когда мы только собрались в этом доме. Но мне дали четкое задание. Мой наниматель хочет, чтобы они перед смертью дрожали от страха. Умирая в одиночестве и пытаясь справиться с ужасом. И твои фокусы подходят для этого идеально.

Самеди фыркнул.

–Это-не фокусы, парень. Еще раз говорю тебе, побольше уважения.

Джеймс усмехнулся и примирительно поднял руки.

–Ладно, ладно… Не горячись. Так ты мне поможешь?

Самеди нахмурился.

–Астральное зомбирование? Серьезно?

Джеймс пожал плечами.

–Чем не метод? Сомневаюсь, что они когда-либо видели нечто подобное.

–Может и видели…

–Ты про Лорейн?

–Почему ты так решил?

Он невольно передернул плечами.

–Она другая. Я бы не удивился, если бы она занималась и Вуду.

–Ты даже не догадываешься, насколько она другая.

–Так расскажи мне.

–Ну нет. Еще раз повторяю: так не интересно. Ты претендуешь на образ человека, который уж точно сам в состоянии понять, о чем я говорю. Мне нет смысла раскладывать это по полочкам.

–Как скажешь.

Джеймс раздраженно махнул рукой.

–Так ты поможешь мне?

Самеди ухмыльнулся, склонив голову на бок, и растаял в воздухе.

Джеймс сердито вздохнул.

Ненавижу, когда он так делает…

3

Дверь слегка приоткрылась, и в комнату скользнула Лорейн.

Джеймс поднял голову, отрываясь от своих мыслей.

Лорейн вздрогнула, увидев его, и остановилась.

–Извини, я не знала, что ты уже оккупировал эту комнату. Я поищу себе другую.

–Нет, что ты, садись.

Он указал на одно из кресел. Лорейн мешкала. Джеймс задумчиво склонил голову, с интересом ее рассматривая.

–Или ты меня боишься?

–Глупости.

Она прошла мимо него и села в кресло, но не в то, на которое он указал, а в то, которое стояло у книжного шкафа. Даже сейчас она все делала по-своему.

–Каждый теперь должен быть осторожен.

Джеймс усмехнулся.

–Перестань. Ты пытаешься выглядеть более испуганной, чем ты есть на самом деле. Ты меня не боишься.

–Мы все чего-то боимся, Джеймс.

–Но не друг друга. Можешь не притворяться, я в этом уверен. Вот только не могу понять, к чему тогда весь этот концерт?

–Какой концерт?

–Да ладно, ты прекрасно знаешь, о чем я.

Она улыбнулась и пожала плечами.

–Как способ защиты?

–Ерунда, а если и так, то весьма сомнительный.

–У каждого свои методы.

–Где остальные?

–Понятия не имею. Где-то в доме. Вряд ли они смогли бы выбраться отсюда.

–Ты слишком спокойна для человека, запертого в доме с маньяком.

Лорейн невесело усмехнулась.

–В моей жизни было слишком много дерьма, чтобы переживать. Я смирилась.

Он удивленно вскинул брови и засмеялся.

–Что смешного в нашей ситуации?

–Прости, ничего, но подобное поведение сейчас редкость.

–Я стараюсь быть сильной, но иногда моя женская сущность не в силах противостоять некоторым обстоятельствам.

Она виновато улыбнулась, явно намекая на инцидент, произошедший в самом начале вечера.

Джеймс улыбнулся в ответ и принял сочувствующий вид.

Ничего подобного. Ни о какой слабой женской сущности не может быть и речи. И в обморок ты не падала. Но, следует отдать должное, актриса из тебя вышла хорошая. Вот только зачем?..

–Аддерли забаррикадировался в какой-нибудь из комнат и ждет рассвета?

–Ну, по крайней мере, план у него состоял именно в этом.

–И ты веришь в его успех?

–Я вообще не вижу в нем смысла. Если убийца захочет достать его, он достанет.

–То есть, ты предлагаешь просто сдаться и сидеть ждать расправы?

–Я этого не говорила. Но чем чаще ты убегаешь, тем выше для тебя вероятность оказаться пойманным.

4

После того, как Аддерли выбежал из гостиной, за ним увязался Коган.

Джонатана это не особо устраивало. Когану он доверял не больше, чем остальным.

Он с раздражением повернулся к Симмонсу и вперил в него сердитый взгляд.

–Зачем ты пошел за мной?

Коган пожал плечами.

–Мне кажется, так нам будет легче продержаться до утра.

–Конечно, если ты не убийца.

Тот кинул на него возмущенный взгляд.

–У меня было столько возможностей напасть на тебя, идиот. Если бы я был убийцей, то давно уже сделал бы это.

–А может, ты просто понимаешь, что в честной борьбе ты со мной не справишься, и теперь только и ждешь удобного случая, строя из себя моего друга? Ну уж нет, держись от меня подальше!

Он ускорил шаг и скрылся за поворотом коридора.

Коган остался в растерянности стоять в окружении запертых дверей.

Вот параноик, совсем с ума сошел от страха за свою шкуру.

Он развернулся, чтобы уйти искать себе свой собственный уголок, и столкнулся с Ричардсоном.

У того из глаза торчала игла, взгляд был мутен, а иглы, торчащие из его тела, походили на огромные шипы.

Глаза Когана от ужаса округлились. Он отступил на два шага назад.

–Говард? Как… Черт возьми, как ты после такого выжил? Пойдем вниз! Тебе нужна помощь…

Говард что-то невнятно прохрипел и резко шагнул вперед, обхватив Когана руками и с силой прижимая его к себе.

Иглы вонзились в тело Симмонса. Тот сдавленно закричал. Последним, что он увидел, были мутные глаза Ричардсона, в которых были различимы боль и печаль. И что-то еще, отдаленно напоминающее просьбу о прощении.

Глава 10

1

Он отделился от остальных не только потому, что больше не мог доверять им, но и потому что боялся признаться им, да и себе, что пару часов назад, незадолго до убийства Джеффа, начал слышать голос Моне.

Джонатан боялся, что сходит с ума. В его голове даже мелькало предположение о том, что, может быть, он сам убийца? Ведь, если он слышит голоса, это недалеко от полного помешательства. А если так, то почему бы не допустить мысль о том, что в таком состоянии он мог запросто начать убивать и по возвращению в нормальное состояние просто забывать об этом?

Нет… Это полный бред!

Но этим он не особо себя утешил. Сомнения не давали ему мыслить спокойно. А голос Моне все также звучал в его голове.

– Я не хотела сюда приезжать, Джонатан. Но ты настоял. Сказал, что нам здесь понравится, что мы развеемся. И что теперь? Я мертва. Понимаешь? МЕРТВА!

–Нет… Тебя здесь нет! У меня галлюцинации…

Он сжал ладонями свое бледное лицо и еще сильнее забился в угол комнаты, в котором сидел.

–Неужели? Да и если так, какая теперь к черту разница?! Ты меня не послушал, теперь я мертва, а ведь смогла бы сейчас танцевать в моем любимом кабаре. Знаешь, в Париже жизнь была куда проще. Но ведь ты не можешь оставить кого-то в покое. Нет, лорду Аддерли совершенно необходимо, чтобы все принадлежало ему. Вспомни, когда ты предложил мне ехать с тобой, я сомневалась, хотела остаться, чтобы продолжить карьеру. Но ты настоял. Настоял на своем, несмотря ни на что.

Аддерли сжался в клубок.

–Прекрати. Пожалуйста, прекрати. Я знаю, что виноват. Но я не могу тебя больше слушать!

От отчаяния у него потекли слезы. За всю свою взрослую жизнь лорд Аддерли никогда не плакал. И именно в этот момент, когда ему нужно было оставаться сильным хотя бы ради того, чтобы сохранить себе жизнь, эта слабость настигла его.

2

Филлипс тщательно обыскал весь дом, заглядывая в любую, даже самую маленькую щель.

Он не знал, какие именно сокровища спрятаны в доме, и не хотел пропустить ни одну из возможных подсказок. На самом деле, сокровищем могло быть что угодно. От чека на солидную сумму до большого старинного сундука, набитого драгоценностями.

Остальные считали, что сокровище лишь уловка, способ заманить всех на бойню, но Эван вырос в суровых условиях и считал происходящее в доме частью испытаний. Даже, может быть, последствиями конкуренции. Безусловно, такие методы были жестоки, но он считал, что, когда тебе есть за что, и главное за кого, бороться, все способы хороши. В конце концов, если бы сложилась такая ситуация, что ему пришлось бы бороться за выигрыш, он сам бы не пощадил своих соперников.

Выжившие разбрелись по одному, спрятавшись в свои норы. И в глазах Эвана это давало ему определенные преимущества.

Как минимум, он мог беспрепятственно искать, не опасаясь того, что его опередят.

Хотя то, что происходило, вызывало у него немало подозрений. Какой смысл людям грызться за право получить приглашение на охоту за сокровищами, если они и не собираются его искать? Оно им просто не нужно.

Эван толкнул очередную дверь, но в отличии от предыдущих, это была заперта.

Он оглянулся по сторонам и ударил дверь ногой, целясь ближе к замку. Во все стороны полетели щепки, и дверь отворилась. Конечно, Филлипс мог бы придумать что-нибудь менее разрушительное, но Эван всегда предпочитал самый простой грубый путь.

Запертая комната оказалась кабинетом. На массивном столе лежала кипа каких-то бумаг.

Эван разочарованно вздохнул.

Бумаги. Ну и что мне с ними делать? Лучше уж что-нибудь полезное было… Хотя… Если это простые бумаги, тогда на кой черт их запирать? Может, в них есть подсказки? Вряд ли наше соревнование состояло бы только в том, чтобы рыть землю носом, подобно ищейке. Должны быть какие-то подсказки, испытания, может, даже загадки?

Он оглянулся на коридор, думая о том, чем занимаются сейчас остальные гости злополучного вечера.

Если им это не нужно, это не моя проблема.

Филлипс утвердительно кивнул, словно соглашаясь со своими же мыслями, и стал листать и перекладывать бумаги лежащие на столе.

3

–Если бы ты был мужчиной, то давно бы уже попытался уйти отсюда.

–Заткнись уже, я и без тебя знаю, что мне делать!

Пока Аддерли метался по комнате, Моне спокойно сидела за столом, невозмутимо рассматривая свои ногти.

Около тридцати минут назад галлюцинации достигли нового уровня. Перейдя от слуховых к зрительным. К сожалению, сладить с ними у него пока не получалось. Галлюцинация Элизы вышла еще ворчливей, чем она была при жизни.

Так что, обостренное чувство вины очень быстро переформировалось в сильнейшее раздражение.

–Ты мне при жизни не давала отдыха со своими истериками, так еще и после смерти продолжаешь в том же духе!

Моне фыркнула.

–Ты сам меня выбрал. Я не напрашивалась.

–Неужели? Что-то я ни разу не слышал, чтобы ты была против своего отъезда.

–А ты меня ни разу и не спрашивал.

–Разве? Вот только не надо мне врать. Я, может, и схожу с ума, но то, что ты моя галлюцинация, понимаю прекрасно.

Элиза слегка подалась вперед.

–Вот видишь, если я твоя галлюцинация, значит, я прямиком из твоей головы. И что же это значит, умник? Я тебе скажу. Ты сам считаешь, что виноват в произошедшем. Считаешь, умно спорить с самим собой? Все равно, какие бы аргументы ты не использовал, в конце концов, придешь к тем же выводам. Так может не будем попусту тратить наше время?

Аддерли вспылил.

–Тратить время?! А что нам еще остается?! Мы заперты здесь, ночь еще не кончилась. Если нас выпустят сюда, то это будет только утром. Так что, тратить время, пожалуй, одно из лучших решений, которое только можно принять.

– Ты сам сказал: если. Ты правда думаешь, что вас выпустят после всего, что здесь произошло? В лучшем случае вы свидетели, в худшем-планируемые жертвы. Вас отсюда не выпустят.

–Ну и что ты предлагаешь? Последовать твоему примеру? Сигануть из окна? Убежать от проблем в тихую загробную жизнь? И чем это лучше, чем спокойно ждать смерти здесь? С надеждой на то, что меня оставят в живых.

–Тем, что у тебя будет шанс на спасение. Шанс, вырванный собственными усилиями, собственными решениями. Ты вообще слышишь, что ты говоришь? Посмотри на себя. И это храбрый лорд Аддерли, славящийся своим бесстрашием? Мне тошно видеть тебя таким. Неужели ты сдашься и уйдешь без войны? Я не узнаю тебя.

–Послушай, даже если я смогу выбраться, то как же тогда остальные? Просто бросить их?

Элиза презрительно выгнула бровь.

–А тебе есть до них дело? Ты забываешь, один из них убийца. Это не твои проблемы.

–Но ведь, даже если попробовать вылезти из окна, не лучше ли, чтобы в этот момент кто-то страховал меня?

–Кто?

–Ну, например, Коган. Он кажется хорошим парнем.

–Да? А ты уверен, что он не сбросит тебя, когда ты полезешь вниз? Вспомни, как он пытался увязаться за тобой. Думаешь, это из-за большой симпатии?

Джонатан взметнул руками.

–Хорошо! Убедила. Я сделаю это.

Он подошел к двери и стал отодвигать тяжелый шкаф, которым он загородил проход.

Выглянув в коридор, он обернулся.

–Ты не пойдешь?

–Ты уже большой мальчик, Джонатан. Ты прекрасно можешь справиться без меня. Если же нет…тогда я буду ждать тебя там. Ты сам знаешь об этом.

Аддерли вышел в коридор, напряженно оглядываясь по сторонам. Чувство опасности преследовало его и мешало собрать воедино последние оставшиеся ясные мысли.

Галлюцинации сильно подогнули его, но он старался держаться.

Завернув за угол, он сильно побледнел и вцепился в стену, стараясь сохранить оставшееся присутствие духа.

Посреди коридора лежал Коган. Кровь растекалась от него во все стороны. На теле были многочисленные раны. Создавалось впечатление, что на него напала толпа сумасшедших, вооруженных ножами.

Джонатан опустился на колени и застонал от отчаяния.

4

Моне осталась сидеть за столом.

Когда Аддерли ушел, на ее лице расплылась широкая белая улыбка. Лицо почернело, ее одежда растаяла, превратившись во фрак и цилиндр.

Самеди окончательно завершил свое перевоплощение и громко расхохотался.

–Прости, Джеймс, что отнимаю у тебя работу, но мне же тоже надо как-то развлекаться…

5

–Ты пытаешься подбить меня на абсолютную глупость.

–Но, если мы будем друг друга страховать…

–Лорейн, ты видела высоту этой башни? А то, что стало с


Элизой? Ты действительно хочешь так рисковать?

–А лучше вообще ничего не делать и смиренно ждать конца? Я не хочу умирать, Джеймс…

Он закатил глаза.

–Послушай, до рассвета не так много времени. Остаться здесь и ждать будет намного безопаснее, нежели лазить по крутым крышам. В этой комнате наши шансы на выживание значительно выше, поверь.

–Ты не понимаешь, я просто не могу сидеть на месте и ждать. Не могу.

–У тебя нет выбора. Я не собираюсь заниматься самоубийством. И тебе не советую. Конечно, помешать я тебе не могу, но и содействовать не буду.

Лорейн встала с кресла.

–Мне очень жалко это слышать. Я думала, ты другой.

Она посмотрела ему в глаза.

–Что ж… Тогда я пойду вниз. Может, мне не суждено отсюда выбраться, но и прятаться я тоже не собираюсь.

Проводив ее глазами до дверей, Джеймс усмехнулся и покачал головой.

6

Лорейн спустилась и окинула гостиную мрачным взглядом.

Подкинув дров в камин, она села в кресло и постаралась принять наиболее удобную позу.

Внимательно глядя на дверь, Лорейн замерла, следя за малейшим движением воздуха.

Она знала, что развязка не заставит себя долго ждать, и была к ней готова.

Своим отказом Джеймс усложнил ситуацию, но у нее еще было время.

7

Филлипс потратил уйму времени на абсолютно бесполезное занятие. И был чрезвычайно из-за этого зол.

Все эти кипы бумаг не принесли ему абсолютно ничего полезного, никакой важной информации, ни указаний, ни подсказок.

Эван вывернул все ящики и шкафы, но так и не нашел ничего такого, из-за чего стоило бы запирать этот кабинет. Похоже на то, что кто-то просто захотел подразнить его и потратить его время.

В гневе Филлипс начал громить кабинет. Он сделал это без какой-то особой цели, просто стремясь выместить свою злость на предметах, так некстати подвернувшихся ему под руку.

В один из таких разрешительных порывов со стены слетела картина и открыла спрятанный за ней небольшой сейф.

Эван перестал крушить комнату. Глаза его загорелись алчностью, и он быстрым шагом подошел к сейфу.

–Ну наконец-то…

8

Джеймс шел по верхнему этажу, ища место, где мог засесть Аддерли. Время подгоняло его, и он решил действовать в более ускоренном темпе.

Но в коридоре он наткнулся не на Джонатана, а на Когана. Остановившись, Джеймс с интересом рассматривал его тело.

Что ж, Барон постарался на славу.

Он прошел дальше и заглянул в комнату, дверь которой была распахнута настежь.

Самеди сидел за столом, явно ожидая его появления. Джеймс вошел внутрь и прикрыл за собой дверь.

–Отличная работа.

–Какая из?

Джеймс изогнул бровь.

–Вообще-то я говорил про Когана. А ты сделал что-то еще?

Самеди насмешливо улыбнулся.

Джеймс огляделся по сторонам. Многие вещи в комнате были перевернуты, тяжелый шкаф явно стоял не на своем месте.

–Кстати…

Он перевел взгляд на довольное лицо Лоа.

–… ты Аддерли не видел?

Самеди улыбнулся чуть шире.

–Заглянул бы ты в башню.

9

Джеймс хмуро смотрел вниз. Искореженные тела лорда Аддерли и его пассии выглядели как сломанные куклы, брошенные мастером на произвол судьбы.

Самеди бесшумно подошел к нему и встал у него за спиной.

–Если не возражаешь, я взял кое-что на себя. Мне стало скучно.

Джеймс усмехнулся.

–И как тебе удалось?

–Небольшие галлюцинации, легкое помешательство…

Самеди пожал плечами.

–В общем-то ничего необычного.

Он посмотрел на Джеймс, и его взгляд стал более жестким.

–До рассвета от силы пара часов. Тебе надо поторопиться.

Джеймс снова нахмурился и стиснул зубы. Он не любил, когда ему приказывали.

–Я и сам знаю.

10

В своей жизни ему приходилось вскрывать замки. И не единожды.

Филлипс не гордился этим этапом своей жизни, но и не страдал особо сильным чувством вины. Он считал, что временами цель оправдывает средства. А свою семью он считал достойной целью.

Несмотря на весь свой опыт, открыть этот замок оказалось совсем не простой задачей. Он остервенело крутил цифровое колесо, когда почувствовал за спиной чье-то присутствие. Резко обернувшись, он разочарованно вздохнул.

–А, это ты.

Кивнув, Джеймс усмехнулся.

–А ты ждал кого-то другого?

–Честно говоря, не знаю.

Джеймс бросил взгляд на сейф.

–Что, никак не откроется?

Филлипс нахмурился.

–Только не делай такое лицо, будто для тебя это раз плюнуть.

–Позволишь?

Он отодвинул Эвана в сторону и подошел к сейфу. Прислушавшись, Джеймс быстро закрутил колесо. Через пару минут замок щелкнул, и крышка с легкостью открылась.

Филлипс смотрел на него во все глаза. В них смешивались гнев и удивление.

–Как, черт возьми?!

Джеймс развел руками. Лицо его было серьезным, но глаза откровенно смеялись.

–Я раньше был музыкантом.

Филлипс презрительно фыркнул.

–Музыкант…

Он подошел к сейфу и распахнул дверцу. Но там ничего не было кроме бумаг.

В гневе он швырнул в стену лампу, которая так не вовремя попалась ему на глаза. Казалось, ярость, изливаемую из него потоком бранных слов и агрессии можно увидеть невооруженным взглядом, просто посмотрев его сторону. Она словно ореолом светилась вокруг него.

Происходящее сильно веселило Джеймса, и он совершенно не пытался это скрыть.

Видя это, Эван распалялся еще больше.

–Здесь нет ничего смешного, идиот! Это был мой последний шанс!

–Да ладно тебе, найди нормальную работу.

Филлипс взвыл и накинулся на него.

Джеймс не перестал смеяться ни когда Эван схватил его, ни когда тот припечатал его к стене. Но когда тот занес руку для удара, Джеймс перехватил ее и, вывернув, поменялся с Филлипсом местами.

–А теперь послушай меня. Здесь явно происходит что-то странное. И поверь, когда это говорю тебе я, над этим стоит задуматься.

Эван дернулся и Джеймс сильнее нажал на его руку. Тот вскрикнул.

–Я мог бы тебя убить. Больше скажу, я это и собирался сделать. Но у меня возникло сильное ощущение, что меня водят за нос. А это мне очень не нравится. Так что советую тебе быть умнее и убраться отсюда, пока я тебе разрешаю.

Он отпустил Филлипса и отошел в сторону. Но тот не последовал его совету. С ревом он снова кинулся на Джеймса, но ему преградил путь нож, вошедший ему в живот.

–Я тебя предупреждал.

Лицо Джеймса было серьезным, а взгляд стал настолько холодным, что Эван моментально продрог. Хотя…возможно, это было вызвано стремительной потерей крови. Но в тот момент у него не было времени вдаваться в такие подробности. У него вообще ни на что уже не было времени.

Филлипс отчаянно продолжал цепляться за Джеймса, и тому никак не удавалось отцепить его от себя.

Вследствие этого, когда Джеймсу, наконец, удалось разжать уже не шевелящиеся пальцы, он был перепачкан кровью похуже, чем мертвец, лежащий у его ног.

11

Даже не озаботившись тем, чтобы смыть кровь, Джеймс спустился в гостиную и, встав в проходе, с любопытством посмотрел на Лорейн. Когда она подняла взгляд, в ее глазах застыл ужас.

–Не подходи ко мне!

Он улыбнулся и сел в кресло напротив нее.

–Теперь, наверно, надо сказать, что один из нас убийца, но я почему-то уверен, что мы оба не безгрешны в этом вопросе.

–Я не понимаю о чем ты! Пожалуйста, отпусти меня!

У нее началась истерика. Слезы уже вовсю струились по ее лицу.

Джеймс раздраженно махнул рукой.

–Перестань, Лорейн, тот кто, кто писал твое досье, совсем тебя не знает. По тебе сразу видно, что ты другая. Хотя твое представление с обмороком достойно оваций.

Он расхохотался.

Ужас в глазах Лорейн сменился на лукавый огонек. Слезы моментально высохли. Она улыбнулась и откинулась в кресле.

–Что, совсем не впечатлило? Даже чуть-чуть? Не знаю, как для тебя, но для остальных, я думаю, моя роль была вполне убедительной.

–О, это было бесподобно.

–Признаюсь, с тобой было довольно тяжело работать. Ты оказался намного сообразительнее всех, с кем мне приходилось иметь дело. И можешь поверить мне, они отнюдь не были глупцами. Легкие дела меня не привлекают.

Между ними воцарилось напряженное молчание. Лорейн смотрела на него со спокойным интересом.

–Теперь ты меня убьешь?

– А разве не это ты собиралась сделать со мной? Только не надо врать, что ты послана помочь мне. Не поможет.

Она усмехнулась.

–Я и не собиралась. Говорю же, ты для этого слишком умен.

Это не была попытка лести. Лишь простая констатация факта. И Джеймс прекрасно это понимал.

Лорейн уселась поудобнее в кресле. Она была абсолютно спокойна, не было даже намека на то, что ее беспокоит сложившаяся ситуация.

–Все это мероприятие было спланировано только для того, чтобы убрать тебя. Не знаю, какие у них причины, но, раз я здесь, ты им чем-то очень сильно насолил.

Джеймс удивленно поднял брови.

–И ты так просто мне все расскажешь?

Она пожала плечами.

–Кто-то из нас сегодня умрет. Если это будешь ты, эта информация умрет с тобой. Если я… Что ж, мне глубоко все равно, падет твой гнев на моих нанимателей или нет. Я наемница, а не верный пес.

–И кто твой наниматель?

–Не знаю. Он никогда не связывался со мной напрямую. Впрочем, как и с тобой. Знаю только, что все операции происходят через Бейкера. Но это и так тебе известно. Можешь начать с него. Хотя, скорее всего, его уже давно нет в Луизиане.

–Ты пока не сказала мне ничего такого, чего бы я не знал.

–А чего ты хочешь? Нас нанимали на одинаковых условиях.

–Пытаешься этим вызвать к себе расположение, чтобы сохранить жизнь?

Лорейн фыркнула.

–Можешь мне не доверять, но оскорблять я себя не позволю. Я просто говорю тебе то, что знаю. Что ты будешь делать с этой информацией-твое дело.

Она поставила одну ногу на стоящий между ними столик и с вызовом на него посмотрела.

Джеймс улыбнулся.

–И что мы будем с этим делать?

–Есть у меня пара идей по этому поводу, но боюсь, они несколько несвоевременны.

Лорейн слегка склонила голову, сделал притворно грустное лицо. В ее глазах плясали чертики.

Он засмеялся и покачал головой.

–Мне будет тебя не хватать.

Он сделал резкий выпад, кинжал полетел в ее сторону.

Оттолкнувшись ногой от стола, она упала назад вместе с креслом. Кинжал вонзился в изнаночную часть сиденья.

Ответных действий долго ждать не пришлось. Из-за перевернутого кресла в него полетели метательные лезвия.

Джеймс соскочил с кресла на пол, но одно из лезвий все равно слегка прошлось по его ноге. Рана была не серьезной, но крови было много. Даже слишком много для такого пореза.

Он засмеялся еще громче.

–Неплохо! Черт, да ты практически первая, кто пустил мне кровь.

Она расхохоталась.

–Ну, если я первая, тогда я буду нежной.

Подмигнув ему, Лорейн сделала выпад ногой, но Джеймс перехватил ее и выкрутил.

Вместо того, чтобы упасть, она оторвала вторую ногу от пола и обвилась вокруг его шеи. Джеймс потерял равновесие, и они рухнули на пол.

Лорейн села на него сверху и приставила к горлу нож.

–Прости, Джеймс, но иногда даже в нашей профессии встречаются непредвиденные обстоятельства.

Он ухмыльнулся.

–Забавно, но это почти то же самое, что хотел сказать я.

Он нажал на спусковой крючок пистолета, который все это время был у него под курткой.

Лорейн дернулась, на ее губах выступила кровь. Она медленно встала, качаясь подошла к свободному креслу и села в него.

–Не плохо. Совсем не плохо.

Улыбнувшись, она откинулась в кресле. Подвижные сверкающие умом глаза замерли. Как и сердце.

Джеймс совсем не хотел ее убивать и теперь испытывал глубокое сожаление. Но он никогда бы не смог ей доверять, поэтому у него просто не оставалось выбора.

Послышалось легкое ворчание. Он обернулся.

В дверях, дымя сигарой, стоял Самеди.

–Ну вот… а я ведь просил…

Джеймс устало улыбнулся.

– Заткнись.


Глава 11

1

Когда солнце наконец встало, от дверей послышался ряд коротких щелчков. Кто-то крутил ключ в замочной скважине.

Джеймс выжидающе стоял под дверью. Его кинжал был готов к любым требуемым от него действиям.

Дверь отворилась и в дом вошел дворецкий. Не став терять время, Джеймс швырнул его к стене и надавил кинжалом на его яремную вену.

–Попытаешься пошевелиться, и ты труп.

Он ожидал увидеть в глазах дворецкого страх, но увидел лишь удивление.

–Не я должен был выйти отсюда. Ведь так? Ты ожидал кое-кого поизящнее.

Джеймс кивнул в сторону гостиной.

–К сожалению, миссис Майер сейчас не может подойти. Тебе придется общаться со мной.

Дворецкий упорно молчал.

–Я знаю, что ты пешка, скажи мне, что я хочу услышать, и проваливай на все четыре стороны.

Мужчина продолжал холодно смотреть на него, словно анализируя вероятность того, что Джеймс говорит ему правду.

Джеймс терпеливо ждал. Он знал, что информация, которую знает дворецкий, может стать хорошей отправной точкой в поиске его нанимателей.

Мужчина медленно поднял руку и отвел в сторону кинжал Джеймса. Тот отошел назад и выжидающе склонил голову. Дворецкий нарушил свое молчание.

–У меня нет никакого желания умирать из-за какой-то дрянной работы, за которую мне платят гроши.

Джеймс улыбнулся.

–Правильный выбор, приятель. Теперь скажи мне, как найти твоего нанимателя?

–Меня наняли через "Бейкер компани". После собеседования Мистер Бейкер дал мне все необходимые инструкции и отправил сюда.

–Он сказал, что здесь будет происходить?

–Сказал, что суть происходящего не мое дело, и чтобы я в него не лез. В дом войдет восемь человек, а выйдет лишь один. Женщина. Вы один. Но вы не женщина. И с ножом. Думаю, можно понять мое удивление. Особенно после того, как этот нож оказался у моей шеи.

Джеймс усмехнулся.

–Уж прости, обстоятельства тяжелые, приходится прибегать к крайним мерам.

–Мне больше рассказать не о чем.

–Знаю.

Он кивнул, пропуская дворецкого к двери. Когда тот проходил мимо, Джеймс придержал его за плечо.

–Послушай мой совет, в следующий раз, когда тебе предложат столь сомнительную подработку, будь умнее, откажись.

Он отпустил его руку и дал ему выйти из дома.

Не было никакого смысла убивать дворецкого. Он не представлял ни угрозы, ни особой важности. Может, убийство и было неотъемлемой частью его работы, но это не означало, что Джеймс убивал всех направо и налево.

Дворецкий мог спокойно уйти и жить дальше. Конечно, если он снова не ввяжется в дела, которые его не касаются.

2

Люди окончательно привыкли к послепраздничной рутине. Облик города очень изменился. В этих серьезных людях практически невозможно было узнать тех веселящихся пьяных гуляк.

Контора, где он встречался с Бейкером, оправдала все его ожидания. Как и предполагал Джеймс, она была пуста. Ее просто вынесли подчистую. Даже мебели не оставили.

Конечно, он знал, что так и будет, и был абсолютно к этому готов.

Он прошел по пустым комнатам, застланным полиэтиленом. Дойдя до бывшего кабинета Бейкера, он остановился в дверях и пробурчал что-то себе под нос. Может, Джеймс и знал, что так будет, но отнюдь не был этим доволен.

Он уже собирался уходить, но его внимание привлек какой-то крупный темный предмет, который лежал в углу комнаты, прикрытый полиэтиленом.

Джеймс подошел ближе и, присев, аккуратно отодвинул часть полиэтилена в сторону. Это была секретарь.

Когда он дотронулся до нее, ее мутные глаза чуть приоткрылись, рука дернулась и судорожно сжала его предплечье.

Джеймс окинул ее профессиональным взглядом.

Один удар. Нож попал в печень. Долгая и мучительная смерть. Либо ее хотели помучить, либо просто не знали, куда бить. В любом случае, помочь уже нельзя.

Он взглянул на бейдж у нее на груди.

–Роуз, что произошло?

Услышав знакомый голос, Роуз напряглась, пытаясь понять, откуда она его знает. Перед глазами все расплывалось, и она никак не могла сконцентрироваться на его лице.

–Бейкер заметал следы. Говорили ведь мне, не браться за эту дерьмовую работу. И почему я никогда никого не слушаю…

С ее пересушенных губ сорвался легкий смешок, сопровождаемый небольшим сгустком крови-следствие внутреннего кровотечения.

Она попыталась встать, но Джеймс почти бережно уложил ее на место.

–Не надо. Лучше лежи. Почему Бейкер просто не взял тебя с собой?

–Он не хотел оставлять в живых людей, которые могли бы каким-то образом привести к нему.

–Вот только, несмотря на свою карьеру, кажется, он сам не очень любит пачкать руки. Ему не хватает опыта, иначе ты уже была бы мертва.

–Даже не знаю, радоваться мне или нет. Может, если бы он был поточнее, мне бы не пришлось валяться здесь и истекать кровью.

–Зато у тебя есть возможность сказать мне, где Бейкер.

Она хрипло засмеялась.

–И на кой черт? Мне ты ничем не поможешь, я уже мертва. Никакой выгоды, парень. Или предлагаешь помочь тебе из чистого альтруизма? И зачем это мне? Ты такой же убийца, как и он.

–Я прекрасно понимаю, что твой разум утекает вместе с твоей кровью. Но послушай, Роуз, напряги мозг. Да, я убийца, но подумай кого я могу убить.

Она улыбнулась.

–Я не знаю, где он, но знаю куда он отправился.

–Уже хорошо.

–Он улетел в Италию. Венеция.

Далековато собрался.

–Хорошо. Ты молодец. А теперь… закрой глаза, Роуз.

Смирившись, она закрыла глаза и попыталась расслабиться. Такой исход все же лучше, чем пролежать здесь еще несколько часов. К тому же, она понимала, ему-то все равно, что с ней будет. Он делает это для нее.

–Давай, сладкий.

Джеймс кивнул и достал свой кинжал.

3

От Америки до Европы лететь много часов, и, оценив перспективы, ожидающие его в этом перелете, Джеймс взял билет в первый класс.

Небо было довольно ясное, и пока что ничто еще не указывало на возможность повторения истории с грозой.

Да и условия в этот раз были определенно лучше. Хотя и здесь были свои минусы.

Рядом с ним сидела крайне болтливая особа средних лет, вся увешанная драгоценностями.

Она все время заваливала Джеймса огромным количеством вопросов и явно была одной из представительниц тех сплетниц, которым вечно надо знать все и обо всех.

В Джеймсе клокотало жгучее желание украсить ее мозгами салон самолета, но он сдерживался и лишь любезно улыбался в ответ.

–А зачем вы летите в Венецию? Не поймите меня неправильно, но я заметила, что вы совсем один, а ведь Венеция такой романтичный город…

Джеймс натянуто улыбнулся.

–В Венеции меня кое-кто ждет.

–О, вы встречаетесь с итальянкой? Так ведь? Ну признайтесь. Это так романтично! А как вы с ней познакомились? Вы планируете свадьбу?

Джеймс в отчаянии закусил губу. Он явно выбрал неправильный вариант ответа.

Еще чуть-чуть, и у меня начнет дергаться глаз.

–Мы в самом начале наших отношений. Думаю, пока рассказывать не о чем.

–Ну как же! Если вы ради женщины преодолеваете столь большое расстояние, значит вы испытываете к ней очень сильные чувства!

–А если ради мужчины?

Он обворожительно улыбнулся.

Женщина сильно смутилась и, сославшись на то, что она только что вспомнила о том, что ей срочно нужно просмотреть важные бумаги, прекратила разговор и поспешно пересела.

Джеймс с облегчением вздохнул и откинулся в кресле. Пусть думает о нем все, что хочет. По крайней мере, теперь у него есть время хоть немного расслабиться.

Он закрыл глаза и собирался немного поспать, но почувствовал, что что-то не так. Вокруг было слишком тихо.

Джеймс снова открыл глаза и осмотрелся вокруг.

В салоне было очень тихо, пассажиры не шевелились. Стюардесса застыла на месте, даже плед, который она протягивала одному из пассажиров, замер в воздухе.

Самеди сел напротив Джеймса в кресло, еще недавно занимаемое надоедливой дамой.

–Дал поглотить себя жажде мести? Так не пойдет, друг мой.

Джеймс скрестил на груди руки.

–Тебе-то какое дело?

–Ты забыл про наш договор?

–Нет. Но одно другому совсем не мешает. Ты получишь свои души, на что тебе еще жаловаться?

Самеди поставил на столик между ними стакан, который держал в руках и немного подался вперед.

–Ты поглощен гневом, он застилает тебе глаза. А такими темпами недалеко до ошибки.

Он снова откинулся назад и взял свой стакан.

–Ты один из наших лучших поставщиков душ. И за это мы тебе хорошо платим. Сам знаешь. Но месть заставляет тебя мыслить менее трезво. А это нам совсем не на руку.

Джеймс улыбнулся.

–Ни о какой мести речи не идет. Ну… может слегка. Но главная причина не в этом. Все дело не в импульсивном решении, а в холодном и трезвом расчете. Считай, что я просто устраняю фактор опасности.

Самеди скептически поднял брови.

–Устраняешь фактор опасности? Серьезно?

–Неужели ты думаешь, что, попытавшись меня устранить и потерпев в этом неудачу, они не сделают новых попыток? Они захотят меня убрать уже хотя бы потому, что я знаю, что они пытались.

–Звучишь убедительно, да вот только я все равно тебе не верю.

Джеймс пожал плечами.

–С этим ничего не поделаешь. Но от моей идеи я не отступлюсь. Тебе придется принять это. К тому же, я ведь могу рассчитывать на твою помощь?

Самеди хмуро посмотрел на него, но кивнул.

–Кстати, ты никогда не думал, что с теми, кто может размазать тебя всего одним щелчком пальцев, нужно быть повежливее?

Джеймс усмехнулся.

–Каждый день, приятель.


Глава 12

1

2 месяца назад.

–Поймите меня правильно, я не берусь за простые дела, найдите себе более подходящего по уровню специалиста.

Бейкер мягко улыбнулся.

–Поверьте мне, мы прекрасно понимаем, насколько высок уровень вашей подготовки. И если бы речь шла о простом устранении, мы бы даже не стали вас беспокоить. Вы…знаете, мне даже неловко. Скажите мне хотя бы, как я могу вас называть.

–Зовите меня Лорейн.

–Лорейн…

Он на мгновение замолчал, словно пробуя это имя на вкус.

–Лорейн, вы один из лучших специалистов в своей области. Вот только проблема в том, что ваша цель тоже.

Она слегка прищурилась.

–Вот это уже интересно. Продолжайте.

–Мы дадим ему похожее задание. Он должен будет устранить несколько человек. И вас в том числе.

Ее брови удивленно взметнулись вверх.

–Хотите, чтобы мы устроили друг на друга охоту?! Вы вообще соображаете, что говорите? Да после такого заявления оставаться живым пятнадцать минут– это уже достижение.

Глаза Лорейн гневно сверкнули. От нее исходило такое острое ощущение опасности, что Бейкеру стало очень не по себе.

–Вы неправильно меня поняли! Он не будет знать, кто вы. Вы попадете на одно закрытое мероприятие, и его целью будет устранить остальных участников. Ваша же задача заключается в том, чтобы застать его врасплох и нанести удар.

–Хорошо, я почти согласна. Но вы так и не сказали, почему вы решили нанять именно меня?

–Это как раз-таки очень просто. Думаю, вы и сами понимаете, что у вас довольно…впечатляющее портфолио.

Она улыбнулась.

–И только?

Он пожал плечами.

–А нужно что-то более весомое?

Лорейн серьезно на него посмотрела.

Бейкер напряженно следил за ее движениями, стараясь понять, что следует от нее ждать, но ее серьезный взгляд сменился улыбкой. От которой Бейкер, однако, занервничал еще больше.

–Если я возьмусь за это дело, мне нужно знать несколько вещей. Во-первых, кто он?

2

–Желаете чего-нибудь еще?

Голову этого горлодера, который мешает мне сосредоточиться.

–Не откажусь от еще одного бокала вина.

–Сейчас принесу. Ваша паста будет готова минут через семь.

–Отлично.

Официант кивнул и пошел за вином.

Джеймс задумчиво уперся подбородком в руки и посмотрел в окно, через которое был виден большой канал. Из приоткрытой двери кафе с улицы доносилось пение. Слишком громкое и слишком фальшивое для восприятия Джеймса.

Однако, кто бы ни был этим певцом, он явно не понимал весь ужас своего исполнения и упорно продолжал терзать слух окружающих. Джеймс с превеликим удовольствием бы заткнул его, но понимал, что сейчас для него не выделяться из толпы было не просто желательно, а совершенно необходимо.

Официант принес его заказ, и Джеймс принялся за еду, попутно прокручивая у себя в голове план дальнейших действий.

Он понимал, что найти Бейкера в таком городе– задача не из легких. Однако, было кое-что в этой ситуации, что его утешало. По крайней мере, можно было точно рассчитывать на то, что Бейкер сам рано или поздно объявится.

Насколько Джеймс успел изучить Бейкера, того всегда привлекают громкие события. Он просто не в состоянии засесть на дно и не вылезать из тени. Джеймс полагал, что рано или поздно он объявится на каком-нибудь мероприятии, и это даст ему шанс действовать.

Он поднял руку, подзывая к себе официанта. Тот в мгновение ока подскочил к столику.

–Еще вина?

–Нет. Извините, что беспокою, но не могли бы вы подсказать мне, не намечается ли в ближайшие дни каких-нибудь крупных мероприятий?

Официант задумался.

–Честно говоря, в голову не приходит ничего определенного. В Венеции каждый день что-то происходит. Сложно выделить что-либо конкретное.

Джеймс нахмурился.

–Что ж, ясно. Все равно спасибо.

–Извините, мне очень жаль, что я не могу вам ничем помочь.

–Мне тоже. Но это не ваша вина. Не беспокойтесь, я найду у кого можно узнать нужную информацию.

В его сознании резко вспыхнула мысль. Он остановил официанта, который уже собирался уходить.

–Подождите, последний вопрос.

–Да?

–У вас в городе за последнее время не происходило никаких крупных краж?

Официант с удивлением посмотрел на него. Увидев его взгляд, Джеймс слегка улыбнулся, чтобы разрядить обстановку.

–Я знаю, мой вопрос кажется странным. Не поймите меня неправильно, людей всегда притягивают громкие новости. Я не исключение. Мне казалось, что я что-то слышал о какой-то крупной краже, но не был уверен, вот и спросил у вас, чтобы убедиться.

Было видно, что официант немного расслабился.

–Да, в самом деле, недавно была совершена довольно крупная кража. Не то, что бы особенно крупного масштаба, но на кругленькую сумму. Ограбили небольшой частный музей. Одна очень богатая семья устроила выставку своих семейных реликвий. А на четвертый день после открытия выставки исчезло несколько экспонатов.

–Как давно это произошло?

–Точно не скажу, но что-то около недели назад.

–Неделя…вряд ли она еще здесь…

–Что?

–Не берите в голову.

Джеймс улыбнулся.

–Спасибо за информацию. Поверьте, вы мне очень помогли. Ах да, самый-самый последний вопрос.

–Спрашивайте.

Официант слегка напрягся, странные вопросы посетителя уже начали его волновать.

Джеймс посмотрел на него с печальным лицом.

–Этот певец-самоучка хоть когда-нибудь затыкается?

3

Джеймс никогда не забывал людей, с которыми ему приходилось сталкиваться на своем жизненном пути. И помимо запоминания всяческой полезной информации, которая впоследствии могла стать связующей нитью или основой для шантажа, он также умело заводил полезные знакомства, и не менее умело пользовался ими.

Собрав воедино все факты, которые были ему известны про Бейкера, он пришел к выводу, что кое-кто мог бы помочь ему в поисках. И судя по полученным от официанта сведениям этот кое-кто сейчас как раз находился в Венеции и, надо сказать, как нельзя вовремя.

Теперь перед ним стояла совсем иная задача, и Джеймс опасался, как бы она не оказалась еще сложнее, чем первоначальная. Чтобы получить сведения от нужного человека, его сначала нужно найти.

А женщина, которую Джеймс искал, по части пряток была куда искуснее Бейкера. В этом сомневаться не приходилось. Однако… из всех ныне живущих людей он, пожалуй, знал ее лучше, чем все остальные. И это давало ему надежду на то, что эти поиски окажутся не такими тяжелыми, какими кажутся на первый взгляд.

Джеймс окликнул стоявшего без дела гондольера, и тот, подплыв поближе к берегу, протянул Джеймсу руку, помогая ему забраться в гондолу.

–Куда вас везти, сэр?

–Знаете частную выставку современного искусства?

Гондольер усмехнулся.

–Мы же в Венеции. Вы представляете, сколько здесь выставок? Венецианцы высоко ценят искусство.

–Я слышал, одну из них недавно ограбили.

–А, вы об этом. Музей семьи Буджардини. Значит, вы из тех, кто охотится за сенсациями?

–Просто хотелось самому увидеть, чем же так примечательна эта выставка, что привлекла к себе внимание воров.

–Да разве им нужен повод? Оставь где-нибудь ценную вещь, и они уже тут как тут.

–Сомневаюсь, что эти воры действовали по такой схеме.

Гондольер лишь пожал плечами, отталкиваясь шестом от дна канала.

Джеймс отвернулся от гондольера, хмуро глядя на дома, мимо которых они проплывали. Некоторое время они плыли в молчании. Джеймс резко поднял голову, заметив что-то в мутной воде.

–У вас что, в большом канале купаются дети?

Гондольер бросил встревоженный взгляд на то место, куда так напряженно вглядывался Джеймс.

–Вы видели девочку?

–Знаете ее?

–Старинная венецианская легенда.

–Я смотрю, ваш город так и кишит легендами.

–Конечно. За столько столетий он оброс ими также, как старец обрастает за жизнь всевозможными историями.

–И что это за история?

–О, это темная история, случившаяся много лет назад…

Джеймс закатил глаза, готовясь слушать очередную темную историю. Все рассказчики темных историй превращались в самых настоящих актеров драмы. В особенности итальянцы…

–В 1904 году судно "Пеллестрина" под командованием Франческо Квинтавалле потерялось в густом тумане. Судно шло к Бурано, но на беду "Пеллестрине" из Венеции шло еще два судна в этом направлении. Судно получило неожиданный приказ возвращаться обратно, но в таком тумане не заметило остальные. Одна из лодок раскололась надвое, но некоторые пассажиры сумели спастись. После этого "Пеллестрина" приняла к себе спасшихся. Но пять женщин пропали. К утру нашли троих, позже еще одну. Но Жозефину Габриэль так и не нашли. Она навечно нашла себе пристанище в пучине венецианских вод. Иногда гондольеры видят качающийся на волнах детский гроб, реже саму девочку. Считается, что она предупреждает о предстоящей опасности. И если вы и вправду видели ее, то на вашем месте я бы был осторожнее.

Джеймс с трудом подавил смех. История гондольера наконец вернула ему расположение духа. Вот только видение мертвой девочки тревожной мыслью закралось глубоко ему в подкорку. Но он не трогал эту мысль, зная, что еще успеет обмозговать ее позже.


4

Джеймс сошел на мостовую и кинул гондольеру несколько монет. Тот ловко поймал их на лету, улыбнулся и, махнув на прощание Джеймсу рукой, оттолкнулся шестом от берега.

Около музея стоял охранник довольно свирепого вида. Джеймс подошел к нему и приветливо улыбнулся.

–Эй, приятель, выставка ведь еще работает?

Охранник бросил на него взгляд, сочетающий в себе безразличие и легкое раздражение. Он явно воспринимал Джеймса как очередного докучливого туриста.

–Во-первых, я тебе не приятель. Во-вторых, музей закрыт. Произошла кража и полиция не велела никого пускать внутрь.

С лицом, будто у него только что скончалась любимая тетушка, Джеймс вцепился руками в волосы.

–Вот черт! Но как же так? Я ведь так хотел посетить эту выставку! Я столько слышал о выставленных на ней экспонатах!

–Уж прости, ничем не могу помочь.

–Эта выставка столько для меня значила… может…

Он встрепенулся, словно ему в голову пришла отличная идея.

–Может, мы сможем что-нибудь придумать?

Охранник усмехнулся. Но, увидев в руках Джеймса пачку наличных, сменил усмешку на алчную улыбку.

–Уверен, у вас есть вполне законное основание для того, чтобы войти в музей.

Он кивнул и шагнул в сторону, освобождая Джеймсу путь внутрь.


5

В музее был практически идеальный порядок. Вор провернул дело аккуратно, без лишнего погрома и ущерба для выставки. Кроме нескольких отсутствующих экспонатов, все остальное было совершенно не тронуто.

–Чистая работа.

Он осмотрелся по сторонам. В выставочном зале было всего два входа, и один из них был закрыт, причем довольно давно. Замок не был в пыли, зал убирали исправно, но успел весь проржаветь, и когда Джеймс сунул в него отмычку, совершенно отказался функционировать. Так что, эту дверь давно не открывали, а это значит, что вор зашел на выставку через главный вход.

И не просто зашел, его впустили.

6

–Извините, не поможете мне?

Джеймс выглянул из музея и махнул рукой, зазывая охранника. Увидев его, тот закатил глаза.

–Ну что тебе еще надо? И не торчи на входе, тебя могут увидеть! А если из-за этого у меня будут неприятности, тебе я их гарантирую.

–Может, сто моих бумажных друзей смогут решить проблему?

Джеймс помахал стодолларовой купюрой. Охранник мгновение помедлил и, вздохнув, вошел внутрь. Он прикрыл за собой дверь и, взяв деньги, выжидающе посмотрел на Джеймса.

–Так все же, что тебе еще надо?

–Информация.

–Что? Какая еще информация?

–Информация об ограблении.

–Но что я могу тебе рассказать?

–Все. А начать можешь с того, как ты впустил воров внутрь. Как впустил ее.

–Я совершенно не понимаю, о чем ты говоришь.

Он взмахнул руками и сделал шаг к двери, но Джеймс преградил ему путь.

–Послушай, парень, я прекрасно знаю, что здесь произошло, мне только нужны детали. И если тебе так будет легче, давай представим, что таких друзей как те, которые уже перекочевали из моего кармана в твой, у меня целая пачка.

–Разве ты уже не отдал мне ее?

–У меня есть еще одна.

–Докажи.

Джеймс сунул пачку наличных прямо под нос охраннику.

–Поверь, ответить на мои вопросы в твоих же интересах.

–Хорошо, ладно. Эта женщина пришла ко мне и заплатила за то, чтобы я ее впустил. Я знал, что ее намерения довольно однозначны, но она заплатила мне очень даже хорошие деньги.

–А что было потом?

–Потом?

–Ты знаешь что-нибудь о том, где она теперь может быть?

–Она говорила только то, что собирается задержаться в городе.

–Как она выглядела?

–Высокая брюнетка, фигура что надо, а глаза– бездонные пропасти, полные тьмы. Честно говоря, я бы за ней приударил, вот только от ее взгляда меня в дрожь бросает.

Джеймс улыбнулся.

–И правильно.

–В каком смысле?

–Ты хоть представляешь, насколько опасна эта женщина? Ты говоришь, что тебя от нее в дрожь бросает, а сам треплешься о ней направо и налево за жалкую пачку налички. Я смотрю, мозгами тебя при рождении точно обделили.

–Да брось ты, она сделала свое дело и давным-давно уехала отсюда. Она не станет возвращаться сюда ради меня.

Джеймс покачал головой и усмехнулся.

–А тебе ни разу не приходило в голову, что может вернуться кто-то кроме нее?


Глава 13

1

Джеймс остановился перед старинным домом и с интересом посмотрел на его обветшалый фасад. Венецианцы старались обходить этот дом стороной, здесь он пользовался дурной славой.

Подобные суеверия обеспечили Джеймсу шанс спокойно вскрыть замок, не заботясь о том, чтобы его не увидели.

На первом этаже было пусто и пыльно. Он засмотрелся на старый рояль и сам не заметил, как провалился в свои мысли.

Сзади послышался щелчок предохранителя. Он улыбнулся.

–За то время, пока мы с тобой не виделись, ты растеряла последние остатки гостеприимства.

Он обернулся.

–Привет, Арлин.

При виде него ее брови взметнулись вверх.

–Твою мать… Знаешь, мог бы и предупредить. Я ведь так и застрелить могу.

Она опустила пистолет.

–И как ты меня нашел?

–Это было не очень трудно.

–Неужели?

–Палаццо Дарио. Знаменитый дворец. SUB RUINA INDIOSA GENERO– кто будет жить в этом доме, будет уничтожен. Отличный домик, к тому же, продается. Я тебя знаю, такие истории тебя привлекают. Сложно представить, что ты выбрала бы себе другое место для того, чтобы залечь на дно. Как говориться, лучше всего прятаться на самом видном месте, ведь так?

Она громко засмеялась.

–Осторожнее, Джеймс, ты ведь помнишь, что бывает с людьми, которые слишком много знают.

Джеймс усмехнулся.

–Ты и сама знаешь обо мне слишком много лишнего, чтобы беспокоиться за сохранность своих тайн.

–Ловлю тебя на слове.

–А с чего ты вообще решил, что я в Венеции?

–Наткнулся на ограбленный тобой музей.

–И как ты понял, что это я?

–Во-первых, это вполне в твоем духе. К тому же, подкуп охранника, ограбление без следов, без заморочек. Довольно отлаженная схема. Мы выработали ее вместе. Помнишь? Вот только ты забыла про одну важную вещь. Все концы в воду. Или это потом может сыграть против тебя.

–Раньше для этого у меня был ты. Значит, этот сукин сын все-таки сдал меня?

–Первому же встречному.

–Но ты ведь сказал ему, что он был не прав?

Джеймс усмехнулся.

–Конечно. И что бы ты без меня делала?

Она закатила глаза.

–Умоляю, Джеймс, не так-то часто мы и видимся.

–Я что, слышу сожаление в твоем голосе?

–Скорее легкую досаду.

Арлин улыбнулась.

–А что ты сделал с телом?

–Думаю, можно считать, что он пополнил ряды городских легенд.

–Сбросил его в реку?

–Зачем же так грубо и прямолинейно? Хотя, знаешь, мне нравится. В таком подходе тоже есть некое очарование.

–Иди к черту.

–Эй, это же был комплимент!

–Засунь его себе в…

–Ты все еще злишься на меня из-за Омахи?

Дуло ее пистолета снова нацелилось между глаз Джеймса. Он поднял руки и, медленно взяв дуло двумя пальцами, отвел его в сторону.

–Я понял. Значит, могу больше не спрашивать. Кстати, скажи своему дружку, чтобы тоже опустил ствол. Для того, кто хочет спрятаться в тени, он слишком громко дышит.

Арлин рассмеялась и сунула пистолет в набедренную кобуру.

–Выходи, Кайл. С ним такие шутки не проходят.

Она снова повернулась к Джеймсу.

–Этот идиот ничего не может сделать как надо.

–Эй! А я то думал, что я любовь всей твоей жизни…

Кайл вышел из тени и встал, сложив на груди руки и облокотившись на старинный запыленный рояль.

Арлин приподняла бровь.

–Так вот чем ты утешаешь себя одинокими ночами.

–Не такие уж они и одинокие.

Она брезгливо сморщилась.

–Знаешь, это звучит еще хуже.

Джеймс расхохотался.

–С ней спорить бесполезно, Кайл. Лучшее, на что ты можешь рассчитывать– это бесконечная череда сарказма.

–Я это и без тебя, приятель, знаю. Вот только не пойму, откуда у тебя такие сведения. Я тебя что-то не припомню.

–Не думаю, что ты тогда был при делах.

–С чего ты взял?

–Ты выглядишь как новичок. К тому же, она помощников долго не держит.

–Я не помощник. Мы партнеры.

–Размечтался.

–Уверяю тебя.

Арлин усмехнулась.

–Может, перестанете уже мериться достоинствами и перейдем к делу?

Кайл скривился в презрительной усмешке.

–Да брось, только посмотри на него. Какие у него могут быть дела? Одна его прическа чего стоит. Эй, дружок, ты патлы отращиваешь специально, чтобы девиц клеить?

–Не думаю, что именно это залог моего успеха.

Арлин задумчиво прищурилась.

–Ну не знаю, выглядит довольно сексуально.

Джеймс улыбнулся.

–Не искушай.

Кайл мотнул головой и замахал руками.

–Стоп-стоп-стоп! А ну прекратите, а то меня стошнит.

Арлин оторвала взгляд от Джеймса.

–Ревность тебе не к лицу, Кайл.

–Так, я серьезно, завязывайте. Рассказывай про свое дело.

–Ты же говорил, что нет у меня никакого дела.

–Я передумал. Выкладывай.

–Да ты сама снисходительность.

Джеймс кинул на Кайла последний взгляд, полный сарказма, и сосредоточил все свое внимание на Арлин.

–Мне перепало одно интересное дельце в Луизиане. Ты меня знаешь, я просто не мог отказаться.

Она улыбнулась.

–Еще бы. Новый Орлеан, надо полагать? Там как раз прошел Марди Гра. Ты бы такое не пропустил.

–А как иначе?

Джеймс пожал плечами.

–Я не хотел упускать такую возможность, да и платили они очень даже неплохо.

–Чувствую, что все закончилось не так уж радужно. Здесь явно должно быть "но".

–Меня подставили. Мы с Самеди зачистили нужный особняк, так что контракт можно считать выполненным.

–И в чем тогда подстава?

–Среди людей, которых надо было устранить, был еще один наемник, который должен был устранить меня.

–А вот это уже что-то новенькое.

Она прищурилась, внимательно вглядываясь его лицо, словно стараясь найти там ответы на вопросы, возникающие в ее голове.

–И с каких пор тебя пытаются убрать?

–Дорогая, меня всегда пытались убрать. Это как раз не ново. Ново то, каким образом это было сделано.

–А что, собственно, необычного? Убийца затерялся среди жертв. Разве это такая редкость?

–Нет, но ты не понимаешь. У меня было определенное задание. Тебе бы понравилось, я знаю, тебе было бы интересно. Я должен был влиться в ряды гостей и за одну ночь устранить их всех, но так, чтобы никто не понял, что происходит. Зачем такие сложности? Они не могли просто нанять профессионала, чтобы он убрал меня без лишнего цирка?

–Может, хотели таким образом притупить твою бдительность.

–Я не уверен.

–Не понимаю, что ты хочешь от меня. Я тебе уж точно не дам ответ на этот вопрос.

–Знаю, даже Самеди не дал.

–Тем более.

–Мне сможет ответить только заказчик, и как раз в этом мне нужна твоя помощь.

–Подождите.

Кайл отошел от рояля и встал между ними, руша возникшую связь.

–Не торопитесь. Давайте начнем с того, кто такой Самеди. Я так понял, вы оба его знаете, но я вообще понятия не имею, о чем вы.

Арлин вздохнула.

–А тебе это надо?

–Уж прости, детка, но пока мы партнеры, думаю, меня это тоже касается.

–Знаешь, Кайл, тебе надо было лучше учиться в школе.

Она посмотрела на Джеймса, но тот лишь безразлично повел плечами, давая ей самой принять решение.

Арлин досадливо хмыкнула.

–Самеди-хозяин кладбища, один из Лоа Вуду. Он решает кому жить, а кому покинуть этот мир. Владеет информацией всех ныне умерших. Настолько силен, что может появляться не только ночью, но и днем. С ним связывают все, что относится к смерти, сексуальности и рождению детей. Изображается в виде скелета или человека в черном фраке и черном цилиндре. Первая могила на новом кладбище посвящается Барону Субботе. Считается, что человек, в которого вселился Самеди, проявляет невоздержанность в питье, пище, курении и сексе. Он курит крепкие сигары, пьет ром и позволяет себе материть всех на том и на этом свете.

Из угла комнаты послышался смех, и в воздухе запахло дымом.

–Приятно знать, что о тебе помнят.

Самеди слегка поклонился Арлин, приподняв свой цилиндр.

–Надо признаться, я много о вас слышал, но, к сожалению, не имел удовольствия видеть. И то, что я вижу, даже лучше, чем мои ожидания.

Он подмигнул ей, и Джеймс заметил, как Арлин слегка вздрогнула, но тут же улыбнулась.

–Думаю, о вас я знаю больше, чем вы обо мне. По крайней мере, надеюсь.

Она кинула на Джеймса сердитый взгляд, но тот остался совершенно невозмутим.

–Думаешь, он без меня бы не узнал, если бы захотел?

–Проехали. И все же, что ты хочешь от меня?

–Чтобы выйти на заказчика мне нужно найти одного человека. Он бежал из Нового Орлеана и теперь скрывается здесь.

Самеди усмехнулся.

–Сомневаюсь, что он прячется. Он сделал свое дело и смылся. Не думаю, что ему известно, что ты жив.

–Именно поэтому я считаю, что он не станет пропускать мероприятия, на которых хотел бы побывать. Я знаю, что его привлекает зрелищность и запрещенность.

Арлин нахмурилась.

–С чего ты взял?

–По нему видно, что он любит эффектность, а по поводу запрещенности… Когда я был у него в кабинете, то заметил, что виски и сигары, которые он употребляет, запрещены для ввоза. К тому же, среди его книг была спрятана небольшая коробочка. В таких местные дилеры продают наркотики. Но Бейкер не употребляет, я уверен. Значит, держит их просто ради забавы.

–Допустим. И что с того?

–Какие в городе есть места, которые могли бы его заинтересовать?

–А мне откуда знать?

Джеймс усмехнулся.

–Если кто и знает, то только ты.

Арлин задумалась.

–В Венеции почти все мероприятия подходят. Из выделяющихся только тайный маскарад в доме кардинала Джозефе Контарини. Хотя, тайный он скорее условно, о нем все знают, но молчат. Говорят, в этом доме появляется призрак Джорджоне– художника, который покончил с собой в стенах дома из-за несчастной любовной истории. Кроме того, там собираются беспокойные духи: повсюду слышны шепоты, стоны, скрипы. Говорят, они приходят в этот дом, чтобы оплакивать свою несчастливую судьбу.

Джеймс тяжело вздохнул и впился пальцами в переносицу.

–Опять особняки…

2

Самеди ушел, а Кайла Арлин отослала по какому-то делу. Они наконец-то остались одни.

–Этот бог всегда за тобой таскается?

Джеймс улыбнулся.

–Почти. И он не бог, а барон Вуду.

–Не думала, что они существуют.

–Я тоже… пока не заключил сделку.

–Черт возьми, Джеймс, во что ты опять вляпался?

–Просто совершил выгодный обмен.

–Душу продал?

–Души.

–Это как?

–Не волнуйся, моей среди них нет. Самеди дает мне силу Вуду, а сам получает души моих целей.

Арлин снова нахмурилась.

–Ты уверен, что здесь нет никакого подвоха?

–Ни в чем нельзя быть уверенным, но в чем бы ему быть? Неужели ему мало тех душ? Моя ничего не стоит, ему не за чем за ней охотиться.

Она покачала головой.

–Как знаешь, это твое дело. Но я бы ему не доверяла.

–Я никому не доверяю.

–И мне?

Он усмехнулся.

–Тебе в особенности…


Глава 14

1

Достать приглашение особого труда не составило. Многие из тех, кого приглашают на подобные вечера, охотно готовы обменять такое приглашение на вполне выгодное пополнение их капитала. Ну, или на сохраненную жизнь– зависит от степени их упрямства.

Однако, этим расходы Джеймса не ограничились. Ему пришлось купить дорогущую карнавальную маску, без которой его не пустили бы внутрь. В Венеции есть целые магазины таких масок, и после тщательного осмотра ассортимента одного из таких магазинов он остановил свой выбор на маске скалящегося волка.

Эта маска была достаточно богато оформлена, но при этом особо не выделялась среди остальных. Другими словами, идеально подходила, чтобы держаться на уровне и при этом слиться с толпой.

Джеймс попрощался с Арлин, и, пожалуй, это прощание могло войти в пятерку лучших. Кайла он не застал, но это его не особо заботило. Самое главное было то, что он был готов нанести следующий удар и, если понадобится, отразить нападение.

2

Маска значительно сокращала угол обзора, не позволяя достоверно оценить обстановку.

Перед входом выстроилась целая очередь из желающих попасть внутрь. И, несмотря на то, что данное мероприятие считалось секретным, в образовавшейся толпе явно хватало людей, которые пытались прорваться без приглашения. Но их тут же вылавливали здоровенные охранники и, дав на прощание увесистого пинка, отправляли их по домам.

Когда очередь дошла до Джеймса, он с невозмутимым видом сунул охраннику свое приглашение. Через прорези маски ему было видно хмурое лицо охранника. Проверка длилась так долго, что рука Джеймса невольно потянулась к спрятанному кинжалу. Но мужчина протянул ему обратно приглашение и отступил в сторону, освобождая проход.

Я внутри. Пол дела сделано. Осталось найти Бейкера.

Все действо чем-то напоминало ему Марди Гра, но все же отличалось от него некой напыщенностью. И если в Новом Орлеане маскарад сопровождался пьянкой и весельем, то этот скорее возвращал нас ближе к викторианской эпохе.

Смотря на людей, которые его окружали, Джеймс пришел к выводу, что вечер в доме кардинала Джозефе Контарини был организован только лишь для увеселения аристократии города и богатых туристов.

Уверен, на этом неплохо нажились не только организаторы, но и владельцы магазинов карнавальных костюмов.

Маски поражали своим разнообразием. Многие из них наверняка были сделаны на заказ. Оставалось только гадать, сколько денег эти люди носят на своих лицах. Джеймс даже подумал, что следует прихватить парочку таких масок, когда соберется уходить. Потом он сможет выручить за них неплохие деньги.

Иногда сквозь шум маскарада пробивались тихие стоны и звук, отдаленно напоминающий грохот цепей. Тогда толпа благоговейно замирала и на пару мгновений воцарялась полнейшая тишина. Гости верили или хотели верить, что это те самые души, ради которых они сюда и пришли.

Чтобы иметь возможность охватить взглядом как можно большую часть гостей, Джеймс старался держаться в стороне от основного скопления людей. Со стороны ему было видно гораздо лучше. Особенно, если учитывать ограниченный обзор, который давала маска.

–Такие приемы навевают на меня тоску.

Джеймс обернулся, рядом с ним стояла молодая блондинка в маске лисы.

–И что же вас в них так печалит?

–Этот дом является частью достояния Венецианской истории. Давно пора было сделать из него охраняемый исторический объект. А вместо этого они сделали из него аттракцион.

Джеймс не мог из-за маски видеть ее лица, но почувствовал, что ее губы под маской скривились в горькой усмешке.

–Почему вас это так волнует? У вас интересный акцент, но вы не итальянка.

–Я англичанка, но это не значит, что меня не волнуют культурные ценности.

–Но, если этот маскарад так ужасен, то что вы здесь делаете?

Она слегка замялась.

–Я не могу как-то помешать тому, что здесь происходит. Но я могу рассказать обо всем людям. И, естественно, для этого мне нужно увидеть все своими собственными глазами. Да, вот тогда-то я и расскажу всем о том беспределе, который устраивают осквернители исторических мест.

Джеймс беззвучно засмеялся. Он склонил голову и внимательно вгляделся в светлые голубые глаза, видневшиеся на изысканно украшенном зверином лице.

–Вы сами не верите в то, что говорите. Убеждаете себя в том, что делаете благое дело, но на самом деле всего лишь тешите свое любопытство. Никакого народного героя, лишь очередной зритель.

Женщина явно никак не ожидала такого ответа.

–Да как вы смеете…

Джеймс усмехнулся и слегка поклонился.

–Приятного вечера. Не отказывайте себе в получении удовольствия от этого мероприятия.

Он нырнул в толпу. Этот разговор не был для него полезен и на данный момент довольно сильно мешал его наблюдению. К тому же, не мешало бы слегка сменить точку обзора.

Джеймс прошел мимо мужчины в маске ворона, который собрал вокруг себя небольшую группу людей и, по-видимому, вел экскурсию по дому.

Англичанка была бы в восторге.

Он решил ненадолго затесаться среди этих слушателей. Их передвижения позволяли ему свободно осматривать зал и, к тому же, возможно, позволят ему попасть в те места, куда без экскурсовода не пускают.

И правда, через некоторое время они покинули основную залу и прошли в соседние помещения. Мужчина показывал, где художник при жизни спал, где творил и где, по мнению рассказчика, повесился.

Гости энергично крутили по сторонам головами и восторженно вздыхали. Джеймс же осматривался по сторонам совсем по другим причинам.

Какой-то скептически настроенный мужчина перебил экскурсовода, не дав закончить повествование.

–Скажите, ведь всем известно, что призраки в основном обитают там, где умерли или в местах, с которыми их что-то связывает. Можно понять, почему сам художник застрял здесь, но что же тогда привлекает других призраков? Разве они могут здесь оставаться?

Экскурсовод, казалось, даже не был возмущен. Хотя, наверно, он уже привык к такому поведению со стороны посетителей.

–Джорджоне покончил с жизнью не просто так. Его страдания были столь велики, что даже после смерти, как магнитом, притягивают к себе несчастные души.

–Но это не научно!

–Дорогой мой, если вам нужна была наука, вы не туда пришли.

Не найдя, что ответить, мужчина замолчал и больше не задавал вопросов на протяжении всей экскурсии.

Группа снова вернулась в зал, мужчина в маске ворона даже и не собирался прекращать свой рассказ.

Из толпы гостей до Джеймса донесся знакомый смех. У него внутри все напряглось, словно готовясь к броску.

Он повернул голову. Его глаза рыскали по гостям, пока, наконец, не наткнулись на знакомую фигуру.

–Попался, ублюдок.

3

–Ну что, твой карманный душегуб уже отчалил?

–Еще час назад.

Кайл поморщился.

–Я даже думать не хочу, что здесь было, пока я отсутствовал.

Арлин улыбнулась.

–Вот и не думай. Не уверена, учитывая твое больное воображение, что подобные думы пройдут для тебя бесследно.

–Ужас.

Она засмеялась.

–Кто бы говорил.

–И часто он появляется на горизонте?

–Вот уж нет. В ближайшие пару лет его уж точно можно не ждать.

–Значит на ближайшие пару лет я могу расслабиться.

Арлин усмехнулась и насмешливо сощурилась.

–С чего ты взял, что протянешь так долго?

Кайл фыркнул, приподняв одну бровь.

–Куда же ты без меня. Мы оба отлично знаем, что тебе без меня не обойтись. Я тебе нужен.

–Знаешь, Кайл, похоже ты зазнался. Наверно, мне следует бросить тебя здесь к чертовой матери.

–Не стоит. Ты будешь по мне скучать.

Арлин покачала головой.

–Ладно, хватит пустой болтовни. На самом деле, мы и вправду здесь слишком задержались. Так что пора нам сматывать удочки.

–Я думал, тебе здесь нравится.

–Нравится. Но, если мы и дальше хотим наслаждаться красивыми городами, нам нельзя засиживаться на одном месте.

–Хорошо.

Кайл сокрушенно поднял руки.

–Но ты ведь дашь мне напоследок развлечься?

–Как будто я могу тебе помешать. Ты же мне потом весь мозг выешь. А ты уверен, что тебе там будут рады?

–Ты меня обижаешь, Арлин. Мне там всегда рады.

–Не придешь к утру, уеду без тебя.

–Не волнуйся, я вернусь. Ни одна женщина Венеции с тобой не сравнится.

Она раздраженно вздохнула и закатила глаза.

–Иди уже, герой-любовник.

4

Бейкер явно веселился по полной. Он пил, шутил и громко смеялся. Но, несмотря на всю его веселость, за ним неотступно, как зловещие тени, следовали два телохранителя. Один в маске тигра, другой-медведя. А на самом Бейкере была маска собаки, по-видимому, бульдога.

Что было не удивительно. Может, в остальном Бейкер Джеймса и обманул, но об одном уж точно говорил правду. Он действительно был англичанином до мозга костей.

Джеймс старался держаться поближе, но ровно настолько, чтобы не привлекать нежелательного внимания.

Бейкер все время менял собеседников, видимо, стараясь не задерживаться долго на одном человеке.

Джеймс не знал, с чем связано подобное поведение, но предполагал, что оно не случайно. Бейкер явно кого-то искал. Он плавно перемещался по залу, а Джеймс старался как можно более незаметно двигаться за ним.

Один из охранников Бейкера, тот, который был в маске тигра, еле заметно кивнул головой в сторону примыкающих комнат. Его напарник коротко кивнул, давая ему понять, что он понял сигнал, и встал поближе к Бейкеру. Тигр развернулся и пошел в сторону комнат. Судя по всему, с целью отлить.

Джеймс решил, что нельзя упускать такую возможность и, оставив Бейкера, поспешил вслед за охранником.

Предположение Джеймса оказалось верно и, когда он нагнал охранника, тот входил в дверь туалета.

У двери был обычный замок, но Джеймс явственно услышал щелчок закрывающейся защелки. Этот щелчок дал понять, что проникнуть в туалет без лишнего шума не получится.

Он взял тяжелую статуэтку, стоящую на маленьком столике в коридоре, и принялся ждать.

Ждать пришлось не долго. Вскоре снова раздался щелчок. Распахнулась дверь и мужчина, державший в руках маску тигра, едва сделав шаг в коридор, тут же получил по лицу статуэткой. Охранник упал вглубь туалета. И, в дополнение ко всему, приложившись затылком об унитаз, повалился в угол.

Джеймс огляделся по сторонам, убедившись, что никто из гостей случайно не забрел в эту часть дома и не стал свидетелем произошедшего.

Убедившись, что все в порядке, он поднял с пола отлетевшую в сторону маску тигра и, поменяв ее местами со своей, кинул свою рядом с охранником.

Накинув поверх куртки (чтобы казаться шире) пальто охранника, Джеймс вышел из туалета. Порывшись в кармане, он извлек из него отмычку и, закрыв дверь, запер ее снаружи. Теперь, даже если оглушенный телохранитель Бейкера очнется, запертая дверь даст Джеймсу некоторое время. К тому же, никто не сможет случайно на него наткнуться.

Застегнув пальто и поправив маску, Джеймс вернулся в зал и занял место второго телохранителя рядом с Бейкером.

Другой телохранитель повернул голову к Джеймсу, как бы спрашивая все ли в порядке. Джеймс кивнул. У него все было отлично.

5

Джеймсу пришлось сопровождать Бейкера около двух часов до того момента, как его ожидание, наконец, принесло свои плоды. Все-таки, найдя того человека, которого искал, Бейкер ушел с ним вглубь дома, заняв один из кабинетов и приказав телохранителям ждать снаружи.

Не имея права возражать, личная охрана вынуждена была ждать у кабинета.

Джеймс решил подождать окончания разговора. Это бы позволило хоть как-то сократить количество жертв.

К счастью, второй охранник, даже несмотря на предоставящуюся возможность, казалось, совсем не горел желанием завести разговор. Видимо, в жизни они со своим напарником не общались.

Через некоторое время из кабинета послышался голос Бейкера.

–Эй, парни, идите сюда.

Охранник в маске медведя, не произнеся ни слова, послушно открыл дверь и прошел внутрь. Джеймсу ничего не оставалось, как идти следом.

В кабинете стоял Бейкер и с беспечной тщательностью вытирал платком кровь с рук. Рядом с ним, на стуле, сидел труп с перерезанным горлом.

–Что смотрите? Приберите тут. Мы же не хотим, чтобы у нас возникли проблемы с организаторами вечера.

Охранник уже было двинулся к трупу, но Джеймс, схватив стоящую рядом вазу, обрушил ее ему на голову.

–Черт, как же мне нравится местный интерьер. Под рукой всегда столько полезных в быту вещей!

Он перевел взгляд с валявшегося у его ног охранника на Бейкера. Тот, казалось, опешил и отступил назад.

–Кто ты?

Джеймс снял маску.

Выражение страха и удивления на лице Бейкера сменилось чем-то, похожим на мрачное удовлетворение.

–Я знал, что этой девочке тебя не убить.

–О, значит, ты не удивлен? Как жаль, а я так надеялся сделать для тебя сюрприз.

Он закрыл за собой дверь и снова повернулся к Бейкеру.

–Но мне нравится то, что ты не стал врать и упираться. В тебе есть стержень. Хотя… может ты просто слишком туп, чтобы придумать какое-нибудь оправдание? В любом случае, нас ждет интересный разговор. Но, прежде чем мы к нему перейдем… какого черта?

Он кивнул головой в сторону медленно истекающего кровью трупа.

Испуг Бейкера прошел, и он полностью взял себя в руки. Он понимал, что ситуация безвыходная, и не хотел омрачать последние минуты своей жизни унижениями и мольбами.

Он вскинул голову и посмотрел на Джеймса с тем достоинством в глазах, на которое способны только англичане.

–Он оказался копом.

–А кем он должен был быть?

–Мне поступила информация, что некий джентльмен хотел бы сделать у нашей фирмы заказ. Я решил совместить приятное с полезным и назначил встречу с ним здесь. Но он прокололся. Копам здесь не место, так что он получил то, что искал.

–А от трупа, значит, должны были избавиться эти ребята. Знаешь, у твоих телохранителей довольно грязная работа. Хотя, я уверен, ты хорошо им за это платишь.

–Кстати об этом, куда ты дел Майкла?

–Майкл отдыхает в туалете. Он устал и решил ненадолго прилечь. Ты даешь им слишком мало выходных.

–Я обязательно это исправлю. Хотя, видимо, уже нет.

–И правда.

Бейкер сел на стул, стоящий около стола и закурил.

–Честно говоря, я не сомневался, что ты выживешь. Вот только не думал, что ты так быстро меня найдешь.

–Я не был бы профессионалом, если бы не нашел. И раз уж я так хорошо делаю свою работу, из этого рождается логичный вопрос: зачем меня убирать?

Бейкер пожал плечами.

–Если ты думаешь, что я могу ответить на интересующие тебя вопросы, ты глубоко заблуждаешься, я лишь посредник.

–Тебе не кажется, что мы это уже проходили?

–Думаешь, мой ответ изменился?

–Ну, по крайней мере, парочку вещей ты от меня утаил.

–Да брось ты, разве что самую каплю.

–У тебя есть шанс все исправить.

–А смысл? Ты меня все равно убьешь.

–А если я дам слово?

Бейкер посмотрел Джеймсу в глаза.

–Я скажу, что ты врешь.

–И будешь прав. Я не могу пообещать оставить тебя в живых, но могу предложить кое-что другое.

Бейкер рассмеялся.

–Что? Что ты мне можешь предложить? Какая разница, если это все равно конец.

–Ты думаешь, смерть-это конец? Уверяю тебя, ты ошибаешься. После смерти тебя ждет совсем другая жизнь. И сейчас только от меня зависит какой она будет.

Бейкер посмотрел на Джеймса как на идиота.

–Черт, приятель, что она с тобой сделала?

Джеймс расхохотался и уселся на соседний стул.

–Я все время забываю об ограниченности окружающих меня людей. Мистер Бейкер, что вы обо мне знаете?

–Что ты наемник, к тому же, один из лучших.

–И все? Я разочарован. Я думал, что ваша компания собирает информацию лучше.

–Я всегда рассчитывал, что так оно и есть.

Джеймс вздохнул.

–Я не буду пускаться в пространственные излияния. У нас на это нет времени. Если быть кратким, я могу отпустить твою душу, а могу отдать ее Лоа.

Бейкер хотел было рассмеяться, но как только его глаза встретились с глазами Джеймса, он понял, что тот не шутит.

–Святое дерьмо, да ты серьезно…

–Расскажи мне, что знаешь.

–А черт с ним…В общем-то немного. Знаю точно, что ты не там ищешь. Ты зря уехал из Нового Орлеана, все, кого ты ищешь, там.

–Человек в белом костюме?

–И он в том числе. Но не думай, что он один. Тебя пытались убрать могущественные люди, и на твоем месте я бы держался от них подальше.

–Это все?

Бейкер кивнул.

–Дашь докурить?

–Да пожалуйста.

Джеймс неторопливо откинулся на спинку стула и начал шарить в карманах. Бейкер с интересом наблюдал за его действиями. Наконец, Джеймс достал небольшую коробочку и протянул ее Бейкеру. Но тот не спешил ее взять.

–Возьми. Так будет проще нам обоим. Мне по большей части все равно, но не хотелось бы заливать здесь все кровью…

Он взглянул на сидящего рядом копа.

–…еще больше. К тому же, для тебя так будет намного более безболезненно.

Бейкер встал и подошел к столику, на котором стоял графин с дорогим виски. Рядом с графином теперь пустовало место, где недавно стояла ваза.

Он взял графин и снова сел на свое место.

–Говорят, нельзя мешать медикаменты с алкоголем. Но ведь сейчас мало кого такое волнует, верно?

Джеймс не ответил, но этого и не требовалось. Бейкер со вздохом затушил в пепельнице свою сигару, вынул из коробочки пару пилюль, закинул их в рот и запил виски прямо из горлышка графина.

–Знаешь, самое смешное, что, несмотря ни на что, ты мне все равно нравишься. Я бы хотел, чтобы все вышло по-другому.

–Но ведь не вышло.

–Да, не вышло…

Через десять минут все уже было кончено.

Когда найдут тела, у копов будет готовая история. Убийство и самоубийство. Классический вариант. Что же касается телохранителей, они не станут распространяться о случившимся. Хотя, скорее всего, и не придется. Учитывая то, что все это сборище в принципе не законно, Джеймс не был уверен, что дело вообще дойдет до полиции.


Глава 15

1

На маскараде никто даже не заметил его ухода. Джеймс вышел из дома и, дойдя до канала, сбросил в воду пальто и маску.

–Не самый лучший способ избавиться от улик.

Джеймс резко обернулся. У него за спиной стояла Арлин. Его рука, судорожно сжавшая рукоять клинка, снова разжалась.

–Ну что, одного захода все-таки оказалось мало? А я тебе говорил.

Она засмеялась.

–Держи свои руки при себе, похотливое ты животное.

–Значит, нет?

–Я бы рада, да время поджимает. Мы и так здесь слишком задержались.

–Так в чем проблема? Уезжай.

–Этот идиот снова куда-то пропал.

–Так брось его.

–Не могу. Брошу здесь– обозлится, и сам понимаешь.

–Понимаю. Нежелательный свидетель.

–Можешь его найти?

–Убить?

–Вернуть.

–Вот за что не люблю напарников, с ними слишком много мороки.

–Так ты поможешь?

–Для тебя все, что угодно.

Он улыбнулся.

–Разумеется, в пределах разумного.

Арлин фыркнула.

–Да ты прямо сама благодетельность.

–Ну что поделать, я такой.

Он облокотился о перила и посмотрел на воду, над которой еще торчали тигриные уши, все никак не хотевшие размокать.

–Есть какие-нибудь мысли о том, где он может быть?

Арлин подошла к Джеймсу и прислонилась к перилам спиной.

–Он собирался в квартал красных фонарей.

–Проститутки?

–А ты знаешь еще какие-то достопримечательности этого места?

–Так, может, он просто загулял?

–Он должен был вернуться к сегодняшнему утру, точнее уже к вчерашнему.

–Слушай, мне одного взгляда на этого идиота хватило, чтобы понять, что на него нельзя положиться.

–Не совсем. Он, конечно, болван, но, если надо, всегда приходит вовремя. Если действительно надо. Так что он не мог уйти так надолго. С этим идиотом что-то случилось.

Джеймс задумчиво нахмурился.

–Ну хорошо. В какой бордель он ходит?

Арлин не смогла сдержать смех.

–Извини, но такой информации у меня уж точно нет.

Он улыбнулся.

–Ну мало ли…

2

Когда-то давно властям Венеции было куда проще легализовать проституцию, чем бороться с ней. С тех пор многое изменилось, поменялись законы. Но, если какой-нибудь турист захочет расслабиться и забыться, квартал красных фонарей все еще сможет ему в этом помочь.

Кайл не был похож на человека, который отказывает себе в удовольствиях, и Джеймс не сомневался, что из всех борделей квартала, он бы выбрал самый большой. К тому же, самый знаменитый (естественно, в определенных кругах).

Он вошел в здание и, немало потрудившись, убедил вышибалу, что не имеет никакого отношения к полиции. Пройдя через тяжелую бархатную занавесь, имитирующую дверь, Джеймс оказался в царстве разврата.

Джеймс подошел к группе проституток, лежащих на мягких пуфах. Он приветливо улыбнулся и учтиво им поклонился.

–Дамы.

Их лица озарились улыбками, а одна из них зазывающе потянула его за рукав и усадила на пуф рядом с собой.

–Привет, красавчик.

Она запустила руку ему в волосы и стала кокетливо их перебирать.

–У тебя такие шелковистые волосы…

Джеймс натянуто ей улыбнулся и отвел ее руку в сторону. Учитывая обстановку, эти прикосновения были для него не очень приятны.

–Честно говоря, я здесь не совсем за этим.

Он обвел взглядом сидящих вокруг него женщин.

–На самом деле, я ищу своего друга. И я почти уверен, что он был здесь.

Одна из проституток подсела к нему поближе и положила руку ему на колено.

–Вполне возможно. Скажи, а он такой же сексуальный, как и ты?

Джеймс рассмеялся и еле удержался от того, что хотел сказать изначально.

–Боюсь, о сексуальности моего друга я судить не в праве. Но я попытаюсь вам его описать. Ему где-то под тридцать, серые глаза, блондин, на щеке небольшой шрам…

Одна из женщин, сидящих в отдалении, оживилась.

–О, да это же Кайл!

Джеймс раздраженно вздохнул.

Прекрасно, еще и этим именем назвался. Совсем идиот…

Он снова улыбнулся.

–Так вы все-таки видели моего друга. Не подскажите, где он может быть?

–Ну, он был здесь совсем недавно.

Она улыбнулась.

–Мы с ним славно порезвились.

–Не сомневаюсь. Скажи, а что было после того, как вы расстались?

–Я за ним особо не следила. Но, может, Франческо знает, куда он пошел?

–Франческо?

–Еще один вышибала. В тот день была его смена.

–Где я могу его найти?

–Если подождешь минут двадцать, то найдешь его прямо здесь. Скоро начнется его рабочий день.

–Спасибо, вы даже не представляете, как вы мне помогли.

Та проститутка, что все это время держала руку у него на колене, наклонилась к его уху.

–До смены Франческо целых двадцать минут. Если ты потратишь их на меня, я покажу тебе много нового. Такое, о чем ты и представить не мог.

Джеймс усмехнулся и, освободившись от объятий окружающих его женщин, встал.

–Прости, но я вынужден отказаться.

Она нахмурилась и обиженно надула губы.

–Ну и зря. Ты многое теряешь.

Он снова улыбнулся.

–Даже не сомневаюсь.

3

Кайл сидел в сырой темной комнате, больше всего напоминающей каменный мешок. С потолка капала вода, и этот монотонный звук медленно сводил его с ума.

Судя по звукам и ощущениям, Кайл пришел к выводу, что находится под землей. С потолка вновь упали капли.

Скорее даже под водой.

Голова гудела, и он не мог вспомнить, как сюда попал, но, как только в глазах перестало двоиться, к нему начали возвращаться воспоминания.

Он был в борделе, а когда пришло время уходить, вышел через черный вход. Оказавшись на улице, он вдохнул свежий ночной воздух, радуясь ему после духоты покинутого им заведения. Он только успел расслабиться, когда почувствовал жгучую боль в шее, а затем была чернота.

Кайл поднял руку, ощупывая все еще зудящую кожу, и наткнулся на небольшое уплотнение-место укола.

Вот Дьявол…Луи.

4

Франческо оказался полным лысеющим амбалом, приближающимся к своим пятидесяти. Судя по его лицу, он был совсем не рад видеть Джеймса, но не сказал ему ни слова и спокойно ждал, когда тот, наконец, скажет, зачем он пришел.

Джеймс собрал в хвост и перетянул резинкой волосы, которые так тщательно растрепала одна из проституток. Он понимал, что это движение у лысеющего вышибалы вызовет только неприязнь, но ничего не мог с этим сделать.

–Ты ведь Франческо?

Франческо окинул Джеймса угрюмым взглядом и сложил на груди руки.

–Смотря кто спрашивает.

–Да не дергайся ты, я просто ищу друга.

–Ну, я тебе точно не друг.

Джеймс с трудом подавил раздражение. У него совершенно не было времени на плоские шутки этого громилы.

–Ты разрываешь мне сердце.

Франческо нахмурился, и, глядя на него, Джеймс устало вздохнул.

–Проехали. Моего друга зовут Кайл, он был здесь прошлой ночью.

–Блондин, который постоянно ведет себя, как идиот?

Джеймс искренне улыбнулся.

–Это его естественное состояние. Мне бы хотелось узнать, что с ним произошло.

–Ну, он весь вечер провел с Эльзой. Хотя…

Он усмехнулся.

–Скорее большую его часть. Остальных он тоже вниманием не обделил. И откуда у него столько денег…

Джеймс нетерпеливо кивнул.

–Да, это я уже знаю. Меня больше интересует, что было после этого.

–После…

Лицо Франческо приняло показушно задумчивый вид.

–Честно говоря, наверно, и не вспомню…

Джеймс, не скрывая раздражения, вытащил из куртки двадцатку и протянул вышибале.

–Освежает память?

Тот улыбнулся.

–Вполне. После того, как веселье кончилось, он вышел через черный ход.

Джеймс удивленно вскинул брови.

–Зачем? Почему не выйти также, как пришел?

–У нас старый квартал, и заведение, подобное нашему, здесь уже часть истории. Но многим горожанам это не нравится, и время от времени они напиваются и устраивают небольшие акции протеста, которые обычно выражаются в том, что собирается маленькая группа людей, нападающая на всех, кто выходит из этих дверей. Так что, то, что твой друг предпочел воспользоваться черным входом, меня нисколько не удивляет.

Джеймс задумчиво обвел помещение взглядом. У него внутри зашевелилось неприятное чувство. Весь его организм словно напрягся, заранее готовясь к любому развитию событий.

–Не возражаешь, если я тоже им воспользуюсь?

–Да пожалуйста, вниз по лестнице.

Франческо ткнул пальцем за спину, указывая на неприметную закрытую дверь. Джеймс кивнул и пошел к ней.

Лестница вывела Джеймса в узкий проулок. Он осмотрелся, ища кого-нибудь или что-нибудь, что бы подсказало, куда двигаться дальше.

Его взгляд зацепился за шприц, странной формы, валяющийся недалеко от двери. Он привлек Джеймса своим странным видом, так как походил скорее на старый больничный шприц, чем на те, которые обычно используют наркоманы.

Джеймс взял шприц в руки. Его пальцы коснулись холодного металла, и он невольно поморщился. Поднеся шприц к лицу, он принюхался к запаху, исходившему от иглы. Запах не был похож на наркотики. По крайней мере, на обычные.

Джеймс чертыхнулся и сунул шприц в карман.

Факт налицо-Кайла похитили.

5

Он устал сидеть в темноте и, подойдя к тяжелой металлической двери, из-под которой еле-еле пробивался тусклый свет, забарабанил по ней ногами.

–Луи! Луи, какого черта?! Давай поговорим! Я уже устал здесь сидеть, выпусти меня!

За дверью послышались глухие шаги и в двери открылось небольшое окошко. Кайл встретился взглядом с темными глазами Луи, которые казались черными, контрастируя с мертвенно-белым цветом его лица.

–Привет, Кайл.

–Луи! Какого хрена?

–Как будто сам не знаешь.

–Нет, так что потрудись объяснить! Мы же практически друзья.

Луи усмехнулся.

–Правда? А я всегда думал, что у нас чисто деловые отношения.

–Но ведь хорошие!

–Я так не думаю.

–Это все из-за вещества, да?

Кайл прочел у него в глазах спокойную, но сильнейшую ярость.

–Я тебя предупреждал, что оно не продается. Что у него нет аналогов, и оно не готово к распространению. И что же ты тогда сделал, друг?

Он сощурился, и гнев заплескался в его глазах с новой силой.

–Ты просто украл его.

–Ну…я бы это так не назвал. Скажем так, я его по-дружески позаимствовал.

Луи рассмеялся.

–Ну раз так, это в корне меняет дело. Что ж, дружище, тогда я приглашаю тебя у меня погостить.

С этими словами он захлопнул окошко, оставив Кайла в темноте со своим с каждой минутой все больше растущим отчаянием.

6

–Что ты о нем знаешь?

–Достаточно, чтобы с ним работать.

Арлин нетерпеливо сложила на груди руки.

–Джеймс, ты можешь быть конкретнее? Почему ты спрашиваешь? И что ты узнал?

Джеймс со вздохом потер уставшие глаза и, вытащив из кармана шприц, отдал его Арлин.

–Этого идиота похитили.

–Твою мать.

Она со злостью сжала шприц в кулаке.

–Так и знала, что без проблем не обойдется.

Джеймс пожал плечами.

–Я тебя предупреждал, чтобы ты бросила здесь этого парня.

Арлин на мгновение задумалась, а затем решительно поджала губы.

–Нет. Он, конечно, идиот, но напарник из него вышел хороший.

Джеймс сокрушенно вздохнул, закатив глаза.

–Арлин…никогда не привязывайся к людям.

Она фыркнула.

–Ничего подобного. Чисто профессиональный интерес.

Джеймс саркастически поднял бровь, но воздержался от дальнейших комментариев.

–Ты знаешь, кто бы мог его похитить?

Арлин задумчиво вертела в руках шприц. Джеймс не мог понять, думает ли она над его вопросом или решает, что именно ему рассказать. В конце концов он все же склонился ко второму варианту.

–Выкладывай.

–Химик.

–Кто?

–Его так называют, хотя Кайл говорил, что на самом деле его зовут Луи.

–И что ему надо от Кайла? Зачем его похищать?

Арлин нервно передернула плечами.

–Уверена, на это были причины. По крайней мере, по мнению Химика.

–И все же?

–Кайл был одним из его покупателей. Зная Кайла, я не удивлена, что что-то пошло не так.

–Просто отлично. Учти, если я из-за этого придурка схлопочу какой-нибудь кислоты, я его убью. Я серьезно.

Арлин усмехнулась.

–Знаю.

–Ты знаешь, где его искать?

–Химик прячется под каналом, где-то в районе моста Риальто.

–Под каналом?

–Он вроде что-то говорил о том, что влажный климат больше всего подходит для его опытов.

–Даже думать не хочу, что он там делает.

Он мотнул головой и с надеждой посмотрел на Арлин.

–Он точно сам не выберется из этого дерьма?

–Сомневаюсь.

–Черт. Ладно…

7

Арлин шла впереди по канализационному тоннелю. Джеймс не хотел пускать ее вперед, но было совершенно очевидно, что она знает дорогу, хотя и утверждала, что это не так.

Джеймс начал подозревать, что Кайл был не единственным клиентом Химика. Но у Арлин всегда были свои секреты. Так что этот факт не стал для Джеймса чем-то новым или неожиданным.

Арлин остановилась на пресечении двух тоннелей и решала, куда лучше повернуть. Джеймс подошел сзади и заглянул в примыкающие тоннели.

–Далеко еще?

–Откуда мне знать?

Последовало выразительное молчание.

–…нет. Почти пришли.

И правда, скоро они вышли на небольшую лабораторию. Повсюду стояли склянки и пробирки, лежали какие-то порошки и корни странных растений. Посреди всего этого хаоса сидел лохматый мужчина с такой бледной кожей, словно он никогда не видел солнечный свет. Его возраст был абсолютно неопределим. На вид ему было лет двадцать шесть, однако остро чувствовалось, что он гораздо старше.

Он поднял голову и с интересом посмотрел на двух вооруженных людей, без разрешения нарушивших покой его обители. Его взгляд задержался на Арлин. Он усмехнулся.

–Кого я вижу…


8

Кайл знал, что рано или поздно Луи вернется. И он хотел быть к этому готов. Он обследовал всю комнату, двигаясь в темноте на ощупь. Но ничего не нашел. Гладкие стены не оставляли даже надежды на то, чтобы отколоть какой-нибудь камень.

Он как раз изучал прочные дверные петли, гадая сможет ли он что-нибудь с ними сделать, когда за дверью послышались шаги. Щелкнул замок.

Кайл не планировал упускать такую возможность и поэтому, сгруппировавшись, встал, готовясь к прыжку.

Как только дверь открылась, Кайл кинулся на стоящего в проеме человека. Но его нападение очень быстро перешло в оборону. Кайл оказался на полу. К его горлу приставили нож. Его ослепленные светом, показавшимся слишком ярким после темной комнаты, глаза привыкли к освещению, и он увидел, что перед ним не Химик, а Джеймс. А сместив взгляд немного в сторону, он увидел, что у того за спиной стоит Арлин, держа наготове пистолет.

У него из груди вырвался вздох облегчения, смешанного с удивлением.

–Какого черта?..

Джеймс отвел в сторону нож и встал, протянув руку, чтобы помочь Кайлу подняться.

–Я думал, ты будешь рад нас видеть. Но, если что-то не так, ты только скажи, мы снова запрем тебя и уйдем. Нет проблем.

Арлин улыбнулась и ткнула его в бок локтем.

–Вы снова разведете болтовню или мы все же пойдем?

Джеймс с Кайлом переглянулись и двинулись вслед за Арлин, которая уже успела скрыться в тоннеле.

Арлин ушла далеко вперед, и они с Кайлом остались вдвоем. Кайл слегка склонил голову в сторону Джеймса.

–Ну что, вы, наверно, славно повеселились пока меня не было?

Джеймс усмехнулся.

–Ты маньяк или просто ревнуешь?

–Я? Нет.

Он фыркнул.

–Мы свободные люди, моногамия нам не свойственна.

–Я это уже понял, пообщавшись с Эльзой.

Он лукаво прищурился. Кайл рассмеялся и с нарочитым негодованием ткнул в его сторону пальцем.

–Эй, это не считается.

–У вас уже что-то было?

–С Арлин? Нет. Но еще чуть-чуть и я пробью ее защиту.

Джеймс не сдержал смеха.

–Запомни только одно, приятель. Если это и произойдет, твоей заслуги тут не будет. Это будет означать только то, что она попросту тебя поимела.

–Кто кого поимел?

Арлин вынырнула из тени рядом с ними. Сами того не заметив, они добрались до выхода.

Джеймс улыбнулся.

–Да так, разводим болтовню. Не обращай внимания.

Арлин бросила на него подозрительный взгляд и усмехнулась.

Они выбрались на поверхность. Пока Арлин с Джеймсом искали Кайла, на улице уже затеплился рассвет. И даже Джеймс подметил, как красив мост Риальто в лучах восходящего солнца.

Джеймс посмотрел на стоящих рядом с ним людей. Он выполнил свое обещание, и теперь пришло время вернуться к первоначальной задаче. Его снова ждал Новый Орлеан.


Глава 16

1

Джеймс ждал отлета, бродя по небольшому ангару. Один горе-летчик за довольно большое вознаграждение согласился подбросить его и еще парочку искателей приключений до Нового Орлеана без лишнего шума.

Он не сомневался, что, если все так, как говорил Бейкер, и люди, которым он не угодил, действительно так могущественны, то за обычными пассажирскими рейсами будут следить. Джеймс, конечно, мог бы полететь под другим именем, вот только что-то подсказывало ему, что они знают и то, как он выглядит.

Он с интересом рассматривал небольшие самолеты, оставленные здесь их владельцами до лучших времен.

Около одного из самолетов он почувствовал чужое присутствие и инстинктивно схватился за нож, но сразу же отпустил его.

–Ты пришла со мной попрощаться?

Арлин вышла из тени.

–Честно говоря, не собиралась, но потом подумала, что в ближайшие несколько лет такой возможности может и не предвидеться.

–Ты настолько плохо обо мне думаешь?

–Да ладно, Джеймс, ты слишком редко заглядываешь в гости, чтобы опровергать мои слова.

Он грустно усмехнулся.

–Пожалуй, ты права.

Арлин внимательно посмотрела на выражение его лица, и ее сильно обеспокоило то, что она увидела.

–Что с тобой?

–Ничего, так, вспомнил кое-что.

Она выжидательно склонила голову, давая ему понять, что просто так она не отступится.

Увидев это, Джеймс снова усмехнулся, но в этот раз уже веселее.

–Знаешь, я встретил одну женщину, вы с ней безумно похожи.

Он улыбнулся, явно что-то вспомнив, и посмотрел ей в глаза.

–Во всяком случае, она мне очень тебя напомнила.

–О, так ты влюбился? Теперь понятно, почему ты так редко появляешься.

–Я ее убил.

По телу Арлин проскочила, не ускользнувшая от Джеймса, электрическая волна, она на секунду закрыла глаза, а когда открыла, в ее взгляде стало еще больше стали.

–Смотри-ка, у нас есть еще кое-что общее.

Черта с два.

–Ты его не убивала.

–Может быть, но вот ощущения у меня прямо противоположные.

Джеймс почувствовал, что они углубились в дебри, где ни он, ни она не хотели находиться.

–Послушай, Арлин, я дам тебе один совет, и ты, как всегда, меня не послушаешь. Наше прошлое– это наша самая главная слабость. Положи его в самый глубокий сундук своего сознания и выброси ключ.

Ее рука сжалась в кулак, и Джеймс почувствовал, как от нее полыхнуло волной невообразимого гнева. Но этот гнев прошел также быстро, как появился.

–Я и без тебя это знаю, Джеймс. И не нуждаюсь в лишних напоминаниях.

Он подошел к ней вплотную. Арлин уткнулась лицом ему в плечо. Это была минута слабости для них обоих, и оба они убили бы любого, кто увидел бы их в этот момент.

Они отстранились друг от друга, и все снова стало как прежде. Просто два профессионала. Без чувств. Без эмоций. Без прошлого.

–Спасибо, что вытащил Кайла.

–Так ты все-таки к нему привязалась?

Арлин пожала плечами.

–Не знаю. Может, самую малость. Он меня веселит.

–И это не плохо. С нашими профессиями нам явно не хватает веселья в жизни.

–Звучит как насмешка.

Он улыбнулся.

–Так и есть.

Она попыталась нахмуриться, но из-за сдерживаемого смеха это получилось у нее не очень убедительно.

–Ты ужасный человек.

–Хочешь отправить меня на прогулку по мосту вздохов?

–Ну, если бы мы жили в то время, нас обоих бы по нему провели рано или поздно.

Джеймс усмехнулся и провел рукой по ее щеке, убирая в сторону темные локоны, но Арлин перехватила его руку.

–Не надо. Давай не будем пересекать эту черту.

Она явно хотела сказать ему что-то еще, но в последний момент передумала. Выражение беспечного безразличия ко всему происходящему снова заняло законное место на ее лице. Но в ее глазах Джеймс еще мог разглядеть следы некой тревоги. Тревоги, никак не связанной с ним.

Однако, он ничем не мог ей помочь. Он не добился бы от нее ответов, даже если бы начал пытать. Арлин была одной из тех людей, которым можно помочь, только если они сами этого хотят.

Он хотел поцеловать ее на прощание, но не стал. Минут двадцать назад он сделал бы это, не задумываясь. Ведь он делал это столько раз. Но сейчас это бы только снова оголило то, что они всеми силами пытались упрятать поглубже.

–Я опоздаю на самолет.

Арлин усмехнулась.

–Тогда тебе стоит поторопиться.

–Скоро увидимся.

Она покачала головой.

–А вот и нет.

–Ты сейчас обо мне или о тебе?

–Иди уже.

Джеймс рассмеялся и, подмигнув ей, пошел к самолету.

2

Пилот оказался довольно странным мужчиной, импульсивным настолько, что Джеймс усомнился в его адекватности.

Помимо него в самолете оказалось еще двое пассажиров. Семейная пара, которые к моменту посадки на самолет уже были изрядно пьяны.

Джеймс сел как можно дальше от этой парочки и погрузился в свои мысли. Произошедшее не давало ему покоя. Он вспоминал, что произошло в тоннеле, и его все никак не оставляло чувство, что что-то не так.

3

Несколько часов назад.

–Кого я вижу…

Химик поднялся и встал, опершись о свой стол.

–А это кто?

Он перевел взгляд на Джеймса.

Арлин вскинула пистолет.

–Не твое дело.

Ее пальцы нажали на спусковой крючок, и мозги Химика, разлетевшись во все стороны, украсили собой скромный интерьер. Его тело с глухим звуком рухнуло на пол.

Джеймс удивленно на нее посмотрел.

–Не мне тебя судить, но…

Она убрала пистолет.

–Именно. Не тебе. Он был опасен.

–Нас было двое.

–Луи непредсказуем. Пустить пулю ему в голову было самым лучшим решением.

–Не спорю, но мы бы могли для начала узнать у него, где Кайл. И зачем он его похитил. К тому же, мы не до конца уверены, что это был он.

–Это был он. И, если Кайла здесь нет, значит, он уже мертв. А что до причин, это не важно.

Джеймс задумчиво нахмурился.

–Как скажешь.

Из комнаты, в которой Химик проводил большую часть своего времени, вел узкий проход, который вывел их в еще более маленькую комнату, чем та, которую они только что покинули. В ней было две тяжелые двери. Одна из них была приоткрыта, и Джеймс заглянул внутрь. Комната была похожа на тюремную камеру. В ней только не хватало кандалов, свисающих из стены.

Джеймс вышел из камеры и подошел ко второй двери. Она была заперта.

Он кивнул на дверь.

–Если Кайл где-то здесь, он за этой дверью.

Арлин подняла пистолет и направила его на дверь.

–Я прикрою. Открывай.

Джеймс усмехнулся и потянулся за связкой ключей, которые прихватил по дороге со стола Химика.

4

Самолет слегка качнуло, и Джеймс вернулся мыслями к реальности.

Он осмотрелся по сторонам. Пьяная парочка наконец утихомирилась. Мужчина дрых без задних ног на одном из кресел, а женщина сидела рядом с иллюминатором и как зачарованная смотрела на небо. Она почти не шевелилась, лишь изредка прикладываясь к бутылке.

Джеймс снова откинулся в кресле.

Это не могло быть обычной самозащитой, она явно пыталась что-то от меня скрыть. Что-то важное, по крайней мере, для нее. Для столь бескомпромиссного убийства должны были быть веские причины. И Кайл, скорее всего, о них знал. С ним тоже было что-то не так. После того, как мы вытащили его из камеры, он ни разу не спросил, где Химик, или что произошло. А когда увидел его тело, и бровью не повел. За всем этим что-то кроется. Она ведь хотела мне что-то рассказать. Но Арлин есть Арлин. Надеюсь, ей не придется заплатить за свой секрет слишком большую цену.

Он встал со своего места и, стараясь не упасть (самолет изрядно трясло), добрался по проходу до кабины пилота. Он зашел внутрь и сел на свободное место второго пилота.

–Ты тут вообще один справляешься?

Пилот улыбнулся.

–Все нормально, мне не привыкать. Трудно найти напарника, готового на нелегальные перевозки.

–Проще, чем ты думаешь. Если ты справляешься, почему самолет так качает?

–Воздушные ямы.

Джеймс усмехнулся.

–Ну, по крайней мере, двух пьянчуг в салоне точено устроит твое объяснение.

–Думаешь, им нужно какое-то объяснение?

–Долго нам еще лететь?

–Долго, ты лучше сядь, расслабься и наслаждайся полетом.

Он рассмеялся, и самолет снова качнуло.

Джеймс нахмурился.

–Так, все, давай сюда штурвал. Хватит с меня на сегодня воздушных ям.

5

Мистер Сорренс не любил, когда люди, которым он давал задания, подводили его. И еще больше не любил, когда его приказы оставались невыполненными. Так что дело Джеймса Морриса оказалось для него полным разочарованием.

Так как неудачливая наемница уже была мертва, Сорренсу оставалось только послать людей за англичашкой, который не смог оправдать его доверия.

Сорренс загасил сигару и подошел к окну, глядя на ночной Орлеан.

–Уилсон!

В комнату вошел невысокий мужчина с густой неопрятной бородой.

–Вы что-то хотели?

–Да, узнай, как успехи у тех, кто отправился за Бейкером. И скажи остальным, что, если Моррис появится в Новом Орлеане, я запрещаю его убивать. Притащите мне его живым.

–Но, мистер Сорренс…

–Планы поменялись, Уилсон. Это все, что тебе нужно знать. Теперь иди.

Уилсон повернулся к двери, чтобы уйти, но неожиданно вспомнил нечто важное.

–Мистер Сорренс, я совсем забыл, собирается Совет, они хотят с вами встретиться.

Лицо Сорренса полыхнуло гневом.

–Идиот! С этого надо было начинать!

Он пронесся мимо Уилсона и выбежал из комнаты.


Глава 17

1

–Ты уверен, что сможешь посадить самолет?

–Скажем так, у меня это получится точно уж никак не хуже, чем у тебя.

–Эй, я все-таки лицензированный пилот! Может, лучше я?

Джеймс фыркнул.

–Купить лицензию и отучиться на нее– вещи разные, приятель.

–У меня большой опыт.

–А судя по крену самолета, так не скажешь. Знаешь, вот мой тебе совет: продай самолет и купи яхту. По крайней мере, в случае чего твои пассажиры смогут спастись вплавь. Ну, или заарканив пару акул.

–Подожди, а как вообще можно заарканить акул?

Он усмехнулся.

–Как Пиноккио.

Пилот расхохотался, и Джеймс, больше не обращая внимания на горе-эксперта, повел самолет на посадку.

Пьяная пара, проспавшая весь полет, все это время прибывала в мирном неведении, даже не думая о том, куда мог деться один из пассажиров.

2

–Мистер Сорренс, не хотите ли вы объяснить нам, почему Моррис все еще жив?

–Во-первых, какое право вы имеете, чтобы вот так на меня набрасываться? Во-вторых, никто не может точно утверждать, что он еще жив. Такие люди довольно часто умирают.

Член Совета проигнорировал первое замечание Сорренса.

–Такие люди, они как геморрой, приносят кучу неудобств и никогда не исчезают сами по себе.

Сорренс уже начинал злиться. Он окинул Совет сердитым взглядом.

–Вы все это говорите так, словно это я виноват в том, что Моррис ускользнул. Хочу напомнить вам, что это наша общая проблема.

Один из членов Совета хотел что-то сказать, но Сорренс не дал ему даже открыть рот.

–Задача убрать Морриса была возложена не на меня, а на Бейкера. Которого, кстати, наняли вы, Уильям.

Он ткнул пальцем в того мужчину, который хотел его перебить.

–А я, между прочим, единственный здесь, кто пытается прибрать за вами ваше дерьмо. Тогда какого же хрена, я спрашиваю, вы сейчас отчитываете меня?!

–Потому, что это ваши люди отправились за Бейкером.

–И что дальше?

–То, что Бейкер мертв, и убили его совсем не ваши люди.

–И вы считаете, что это Моррис?

–Официальная версия– самоубийство. Но вы сами понимаете, что на Бейкера это не похоже. Так скажите мне, как обычный киллер смог превзойти ваших лучших ищеек?

Сорренс невозмутимо усмехнулся.

–Потому, что он не обычный киллер, а профессионал.

–И это должно вас оправдывать?

–Меня сейчас вообще не нужно оправдывать. Но это может в какой-то мере оправдать наемников, которые шли по следам Бейкера. Свои оправдания я буду искать только после того, как мы встретимся с ним лицом к лицу. А, раз уж он добрался до Бейкера, ждать нам этого осталось недолго. И, если вы еще не настолько выжили из ума, чтобы выгнать меня из совета, я бы порекомендовал вам выставить охрану во всех ближайших от Нового Орлеана аэропортах.

3

Джеймс сошел с самолета с полной уверенностью в том, что те, кто доверяют свою жизнь другим-идиоты. И ведь этот летчик не дает начало теории, он лишь ее подтверждает. А сколько еще таких псевдо профессионалов, которым люди доверяются каждый день? Джеймс полагал, что огромное множество.

Он был рад вернуться в Новый Орлеан. И, хотя время великого поста не было самым лучшим для посещения Луизианы, он все равно любил это место.

Джеймс шел по улице сам не зная куда точно идет, когда его внимание привлек мальчик, продающий газеты.

Мальчик стоял в угрюмом молчании, явно не в восторге от того, что его заставили продавать газеты. Он хмуро смотрел на прохожих, лишь изредка выкрикивая названия статей. Как раз, когда Джеймс проходил мимо него, его уши уловили нечто довольно интересное.

–Убийства в доме Лаво! Убийца не найден!

Он подошел к газетчику и, молча протянув ему несколько монет, забрал одну из газет.

Отойдя немного подальше, он раскрыл газету и углубился в статью, занимающую всю первую страницу.

«Убийства в доме Королевы Вуду! Убийца так и не найден!

Около недели назад в знаменитом доме Мари Лаво на болотах были найдены семь тел, две женщины и пятеро мужчин. Пока полиции удалось достоверно определить лишь то, что тело одного из мужчин принадлежит Эвану Филлипсу.

Его жена, Бетани Филлипс, подтвердила личность своего мужа. Безутешная вдова осталась совсем одна с двумя малолетними детьми. Власти Нового Орлеана обещали материальную поддержку ее семье. Жаль только, что, чтобы получить помощь, миссис Филлипс пришлось лишиться мужа и отца семейства.

Остальные тела остаются пока неопознанными. Предположительно принадлежат иностранцам.

Единственная наводка, которую получила полиция, гласит, что один из неизвестных это уважаемый английский лорд, Джонатан Аддерли. Но эту информацию пока не удалось подтвердить.

Некоторыми деталями полиция отказывается делиться с прессой, но нам удалось узнать, что расследование сильно замедленно тем, в каком состоянии были найдены тела жертв. Наши достоверные источники утверждают, что никогда раньше такого не видели. Как только нам удастся выяснить новые подробности дела, мы обязательно поделимся ими с читателями.

На данный момент можно лишь добавить, что поиски убийцы продолжаются. Власти просят всех жителей Нового Орлеана проявлять осторожность. Особенно в темное время суток»

Джеймс сложил газету и усмехнулся.

Полиция никогда не могла нормально выполнять свою работу.

Он не корил копов за то, что они не взяли его след, он все же считал себя профессионалом своего дела, но был очень разочарован, что те даже не смогли определить личности убитых.

Поддавшись очередному авантюрному порыву, Джеймс зашел в ближайший магазин и купил конверт. Одолжив у продавца ручку, он написал небольшую записку и, сунув ее в конверт, вышел из магазина.

Оказавшись на улице, он подошел к ближайшему почтовому ящику и сунул внутрь конверт, на котором был написан адрес местного полицейского участка.

Конечно, это был совершенно излишний риск, но Джеймса это не особо волновало. Он был полностью убежден, что, даже если бы он сам пришел в участок, эти олени не догадались бы надеть на него наручники.

Только один раз за всю его, так называемую, карьеру он был близок к провалу. Но это было много лет назад, ему просто не хватало опыта.

Удовлетворив свой авантюрный порыв, Джеймс задумался. Во время полета его мысли были заняты многим, но, к его крайнему удивлению, совершенно не теми людьми, которые пытались его убить.

На фоне всего остального, у него даже не было времени подумать, что он будет делать в Луизиане, и как ему вообще искать нужных людей.

Бейкер и его секретарша мертвы, в их конторе ничего не осталось. Дом на болоте оцепила полиция, а из знакомых в Новом Орлеане остался только Мартин.

Джеймс бросил взгляд на хмурого газетчика и, вспомнив нечто немаловажное, торжествующе сощурился.

Или не только Мартин…

4

Джеймс вошел в лавку колдовской атрибутики. Спиной к нему стояла женщина и, шурша длинной многослойной юбкой, поправляла товар на прилавке.

–Мамба Борони.

Лавочница резко обернулась.

–Джеймс? Какого Дьявола?

Она нахмурилась, но смогла удержать такой вид только на несколько секунд. Ее ярко накрашенные губы разошлись в широкой улыбке, и она заключила Джеймса в крепкие объятия с такой силой, что он почувствовал себя, по сравнению с ней, ребенком. Место обычного голоса занял сдавленных хрип.

–Борони. Ты меня раздавишь.

Женщина отстранилась.

–Прости, малыш, я все время забываю, что вы, европейцы, не привыкли к любви сильных луизианских женщин.

–Я не европеец.

Борони фыркнула.

–А я родом из Китая. Джеймс, рассказывай свои байки кому-нибудь другому.

Он улыбнулся.

–Как скажешь, Борони.

Она оправила свои юбки и внимательно посмотрела ему в глаза.

–Скажи честно, мне показалось, или я действительно видела тебя в ночь Марди Гра? Мои глаза, конечно, иногда меня подводят, но что-то я сомневаюсь, что я могла тебя с кем-то спутать.

–Кто бы сомневался. Нет, я правда там был. Кстати, хорошее выступление. Много туристов удалось обобрать?

Борони усмехнулась.

–Не понимаю, о чем ты. Это плата за представление. Можно сказать, плата за билет.

–Конечно, если пренебречь тем, что люди обычно знают, что покупают билет.

Борони схватила со стола старинный веер и стукнула им Джеймса. Он засмеялся.

–Не строй из себя ханжу, Джеймс.

–Даже не собирался. Отличный бизнес.

Она поморщилась.

–Да, вообще-то, не очень. Основная масса туристов приходится на Марди Гра, а на одном дне в году особо не напасешься. Да и с них особо ничего не насобираешь.

–А лавка?

–Живет, как видишь.

Она раскинула руки, обводя пространство вокруг.

–Хотя, тоже без особых излишеств. Туристов мало, а местные, в основном, выращивают все сами.

Джеймс повертел в руках гри-гри.

–Ну, уж совсем не прибедняйся. Если ты еще не разорилась, значит, кто-то да ходит.

Она отобрала у него гри-гри и кинула его в общую кучу.

–Я обратного и не утверждала. Лишь то, что их мало. И не играй с товаром, еще вызовешь кого-нибудь, кого не следует.

Она усмехнулась.

–Борони, мы оба знаем, что это уже произошло.

Усмешка исчезла с ее лица, и оно стало очень серьезным.

–Он все еще с тобой?

Джеймс кивнул. Борони удалилась вглубь лавки, ругаясь на непонятном для Джеймса языке. Покачав головой, он пошел следом.

–Хватит ругаться, я все равно тебя не понимаю.

Борони нахмурилась, и это рассмешило его еще больше.

–Хотя…может оно и к лучшему.

Она вздохнула, и ее лицо стало немного мягче.

–Пойми, Джеймс, я за тебя переживаю. Это наша магия, она не для вас. Не знаю, что вообще побудило Самеди заключить с тобой сделку, но от этого явно добра не жди.

–Борони, мы в этой связке живем уже три года. И пока все было отлично.

Доводы Джеймса явно не возымели на Борони никакого эффекта, она лишь покачала головой.

–В жизни Лоа три года– мгновение. Этот союз может в любой момент сработать против тебя.

Джеймс вздохнул.

–Что-то в последнее время я слишком часто это слышу.

–Так может стоит прислушаться?

Он пожал плечами.

–Все когда-то заканчивается. Так что, если это случится, что ж, значит, так тому и быть.

–Ты настолько самоуверен или тебе настолько безразлична твоя жизнь?

Джеймс улыбнулся.

–Спроси у меня что-нибудь попроще.

Борони сокрушенно вздохнула и, выбрав один из гри-гри, протянула его Джеймсу.

–Возьми, будет работать как оберег. Может, убережет твою дурную голову.

Джеймс внимательно посмотрел на яркий мешочек, лежащий у него на ладони, и сунул его во внутренний карман куртки.

–Спасибо.

Борони отмахнулась.

–Выживешь-поблагодаришь.

Джеймс удивленно поднял брови.

–А с чего мне умирать?

–Вот только не рассказывай мне, что ты пришел потому, что соскучился.

–Ты ко мне несправедлива.

–Да перестань, ты даже не поздоровался со мной, находясь в двух шагах от места моего выступления.

–Вот именно, что выступления. Я не хотел тебе мешать.

–А до лавки дойти, у тебя ноги отсохли?

Она усмехнулась. Джеймс знал, что она не обиделась, ей просто надо было за что-нибудь его пожурить.

–Во что ты вляпался?

–Меня пытались убить.

–Ну, это не новость.

–Знаю. Но в этот раз все было организованно. Не очень удачно, но довольно запутанно. Не знаю, кто меня заказал, но знаю, что эти люди довольно влиятельны в Новом Орлеане.

–И что требуется от меня?

На ее лице застыло удивление.

–Ты знаешь, что я держусь от такого подальше. Интриги это не мое…Ну, интриги такого масштаба.

–Да, но, может, ты свяжешься с духами? Мне нужно хотя бы направление, в котором двигаться дальше.

Борони уперла руки в бока, решительно намереваясь отказать, но, посмотрев на Джеймса, лишь вздохнула и махнула рукой.

–Ладно. Но мне надо кое-что подготовить. Погуляй пока. Хотя…

Она вновь посмотрела на его лицо.

–Знаешь, иди-ка ты лучше поспи. Ты когда вообще последний раз спал?

После ее слов Джеймс почувствовал, насколько она права. Он устало улыбнулся.

–Честно говоря, и не вспомню.

5

Вопреки мнимой спешке, Борони не стала будить Джеймса ни в этот день, ни на следующий. И, что бы Джеймс ни думал об этом ее решении, проснувшись, он чувствовал себя намного лучше.

Джеймс проснулся в небольшой, но удобной кровати, которая стояла в самой дальней комнате магазина Борони. Часто бывает, и Борони не была исключением, что лавка с травами также служит жрецу и домом. Так что несложно было догадаться, что женщина отдала ему свою собственную постель.

Он прошел сквозь задние помещения и оказался в лавке, где Борони как раз торговалась с одним из туристов. В конце концов турист выиграл торги и удалился из лавки с торжествующей улыбкой, чувствуя себя победителем и совсем не осознавая, насколько его только что надули.

–Опять разводишь туристов?

Борони обернулась на звук его голоса и довольно улыбнулась.

–Все еще не понимаю, о чем ты.

–Сколько я спал?

–Часов тридцать, плюс-минус.

–Сколько?

–Не делай такое удивленное лицо, Джеймс, мы оба знаем, насколько ты был уставшим.

–Почему ты меня не разбудила?

–По той же причине, по которой заставила тебя лечь спать. Нельзя бороться совсем без сил.

–Борони, хватит изображать из себя мамочку.

–А что мне еще остается? Остальное возраст уже не позволяет.

Она лукаво улыбнулась, и Джеймс невольно рассмеялся.

–Ты нашла то, что было нужно для вызова духов?

–Все ждет только тебя.

–Так вот он я.

Борони фыркнула и, пройдя мимо Джеймса, повесила на дверь табличку с надписью, что магазин закрыт.

Сам ритуал призыва Джеймс не мог ни понять, ни описать. Борони смешивала какие-то травы и бормотала что-то на странном языке. Несмотря на тесное общение с Вуду, многие его аспекты оставались для Джеймса абсолютно неясными.

Ритуал резко кончился, и Борони со спокойным видом стала собирать остатки трав. Перевязав их в пучки, она пошла в сторону лавки, чтобы снова вывесить их на продажу.

Джеймс преградил ей дорогу.

–Ты что, проверяешь, насколько меня хватит?

–Имей терпение, Джеймс.

Она отстранила его и вошла в лавку. Пройдя следом за ней, Джеймс наблюдал, как она развешивает травы над прилавком.

–Что сказали духи?

–Что-то крайне невнятное.

–А точнее?

–Сказали, что выход из ловушки там же, где и вход.

Джеймс раздраженно провел рукой по волосам, убирая их от лица.

–И что это, черт возьми, значит?

Борони пожала плечами.

–Духи никогда не говорят прямо. Хочешь получить внятный ответ, спроси кого-нибудь другого.

–А ты уверена, что они поняли твой вопрос?

Она снова пожала плечами. Джеймс вздохнул.

–Ясно.

Он потер переносицу.

–Что ж, мы снова там, откуда начали.

–Может так, может и нет.

–Ты что, тоже с духами переобщалась? Ты можешь говорить нормально?

–Прости, малыш, работа у меня такая.

Она подошла и поцеловала его в щеку.

–Будь осторожен, Джеймс.

6

–Капитан Мюррей! Сэр!

Мюррей оторвался от бумаг, лежащих у него на столе, и поднял взгляд на дверь. В проеме стоял один из детективов.

–Что такое, Оливер?

–Сэр, мы получили письмо.

–И?

–В нем описание всех жертв, которые были найдены в доме. Имена, возраст, основные черты внешности.

Мюррей вздохнул.

–Оливер, мы каждый день получаем уйму писем от шутников и сумасшедших, которые утверждают, что знали жертв, или более того, убили их.

–Да, но…

–С чего ты взял, что это письмо особенное?

–В нем есть описание внешности некоторых жертв, которые не были описаны в газетах. К тому же, он назвал имя Моне. А эту информацию мы получили только два часа назад. Даже, если бы произошла утечка информации, никто бы не успел отправить письмо.

Мюррей быстро поднялся и беспокойно заходил по кабинету.

–Ты уверен? А отправитель не мог зацепиться за имя Аддерли в статье и сложить это с тем фактом, что Моне была его любовницей?

–Честно говоря, я об этом не подумал, сэр. Думаете, это просто догадки?

Мюррей покачал головой.

–Не знаю, Оливер. Но это письмо действительно надо выделить, ты молодец. Отдай его криминалистам. Пусть снимут отпечатки пальцев. Да и вообще, пусть исследуют все, что смогут найти.

Оливер кивнул.

–А содержание?

–Что касается письма, то это уже твоя задача. Проверь все имена и сообщи мне, что нашел.

–Да, сэр.

Оливер вышел из кабинета.

Мюррей снова сел в свое кресло и, удовлетворенно вздохнув, закрыл глаза.

Наконец, дело сдвинулось с мертвой точки.


Глава 18

1

Дом на болоте был оцеплен полицией. Возможно, такое внимание со стороны полицейских отчасти было вызвано письмом Джеймса, но у него не было ни времени, ни желания проводить параллели.

На этот раз дом произвел на Джеймса совершенно другое впечатление. В прошлый раз он оценивал его со стратегической точки зрения, рассчитывал тактику действий и пути отхода.

Сейчас же дом выглядел скорее зловещим. В нем чувствовалась некая темная сила, и в Джеймсе постепенно начал исчезать скепсис по поводу того, что он когда-то принадлежал самой Лаво.

В темноте Джеймс передвигался практически незаметно. Он остановился неподалеку от дома, спрятавшись в густом кустарнике, вход преграждали два полицейских. И один из них явно был чем-то недоволен.

–Мы ведь поступаем правильно?

Тот коп, что постарше, оторвался от своей сигареты и удивленно взглянул на своего молодого подручного.

–О чем ты?

–Ну, все эти убийства, разве мы не должны искать убийцу?

–Мы и ищем.

–А, по-моему, мы сидим на одном месте и ждем непонятно чего.

–Мы ждем убийцу.

–И ты думаешь, он появится? Серьезно? После того, что он сделал? Да какой идиот станет возвращаться на место преступления?!

Второй коп покачал головой и, выкинув окурок, затоптал его.

–Ты даже представить себе не можешь, насколько это распространенное явление.

–Да брось.

Молодой коп махнул на напарника рукой.

–Боюсь, если расследование будет двигаться такими темпами, нам придется сидеть здесь до второго пришествия.

–Ну, тогда просто расслабься и устраивайся поудобнее.

Молодой коп раздраженно фыркнул и поднялся со ступенек крыльца.

–Пойду сделаю обход, все лучше, чем сидеть на одном месте.

–Хорошо, но не задерживайся. Наша смена скоро кончается, не вернешься, уйду без тебя.

–Договорились.

Он прошел совсем рядом с кустарником, и Джеймс даже задержал дыхание, чтобы никаким неосторожным движением не обнаружить свое местонахождение.

Молодой коп ушел, и его напарник остался совсем один. Джеймс поднес к губам трубку, заряженную дротиком– еще один сувенир от Борони. Одно легкое движение, и коп завалился на ступеньки, на которых сидел. Не умер, но отключился надолго.

Джеймс затащил его внутрь дома и положил на один из диванов, стоящих в гостиной. Оставалось только надеяться, что его напарник решит, что он все-таки не дождался его и просто ушел.

В доме почти ничего не изменилось, ну разве что при расследовании детективы изрядно истоптали место преступления.

Главное действовать тихо, снаружи все еще полно копов.

Джеймс выглянул в окно, патрульные спокойно занимались своими делами. Кажется, исчезновение полицейского пока оставалось незамеченным.

Он обвел комнату взглядом.

Ну, и что дальше?      

Если бы я знал…

Джеймс поднялся на второй этаж и остановился там, откуда человек в белом вещал гостям историю дома.

Он исчез. А когда он исчез, дом был уже заперт. Значит, есть еще выход.

Джеймс потратил довольно много времени, но прошерстил весь дом в поисках выхода, которым тот мог бы воспользоваться. Но ничего не нашел.

–Черт!

Он с силой пнул стоящее перед ним кресло.

Кресло немного сдвинулось, изменив обзор, и взгляд Джеймса зацепился за пятно крови, оставшееся после их с Лорейн схватки.

Джеймс сел и расхохотался. Долгим и неудержимым смехом. Запустив руку под куртку, он извлек пистолет и осторожно открутил от него глушитель.

Если не можешь кого-то найти, так, может, ты сам потерялся?

Он поднял пистолет к потолку и выстрелил.

На улице послышались крики и топот. Джеймсу оставалось лишь откинуться в кресле и ждать.

2

–Борони, ты меня разочаровываешь.

–Самеди, он же не знает во что влез. Совсем как беззащитный ребенок.

–Ему тридцать два. Понятие о детстве у нас с тобой явно разное.

Борони устало уронила голову на руки.

–Да причем тут возраст… я не про возраст тебе толкую. Он ведь не знал на что соглашается.

Самеди раздраженно выпустил в воздух струю дыма.

–Я предложил ему сделку, он согласился. Джеймс сам сделал этот выбор, я его ни к чему не принуждал. И сделка, кстати, оказалась довольно удачной.

Женщина в гневе сжала кулаки и, высоко вскинув голову, посмотрела прямо в глаза Барону.

–Ты не имел права предлагать такую сделку чужеземцу!

Самеди усмехнулся, но уже через мгновение поменялся в лице. Он подскочил к ней, и его рука сомкнулась вокруг шеи жрицы.

–Не забывайся. Я Лоа. У меня есть право на все, что я сочту нужным. И, если не хочешь потерять мое покровительство, а ты знаешь, что с тобой тогда сделают тени, лучше придержи язык.

Он разжал хватку, и Борони рухнула на пол, ловя открытым ртом воздух. Самеди присел рядом с ней и, взяв ее за подбородок, приподнял ее лицо кверху.

–Впредь постарайся меня не разочаровывать.

Он растаял в воздухе, и Борони снова рухнула на пол и, свернувшись клубком, изможденно закрыла глаза.

3

–То есть вы утверждаете, что оказались на месте преступления случайно?

–Возможно.

–И понятия не имеете о том, кто бы мог напасть на охраняющего дом полицейского?

–Возможно.

–Черт возьми, вы вообще другие слова знаете?

–Возможно.

Джеймс лукаво улыбнулся.

Не оценив этой улыбки, Мюррей раздраженно всплеснул руками и с грохотом уселся на стул, стоящий напротив подозреваемого.

–Хорошо, давайте начнем с начала. Как вы оказались в доме?

–А если я скажу, что заблудился?

–Я вам не поверю.

Джеймс усмехнулся.

–Жаль. А ведь знаете, я только что вспомнил. Да, все так и было. Я заблудился. В этих местах такие страшные топи. Я испугался и решил зайти в дом.

–Неужели?

Мюррей нахмурился.

–Вы заблудились, и вместо того, чтобы подойти к полицейским, забрались в оцепленный дом? Так? Я ничего не упускаю?

Джеймс задумчиво потер подбородок.

–Дайте подумать…Ну, начнем с того, что я не знал, что дом оцеплен.

–А столпотворение полицейских вас ни на какие мысли не навело?

–Там никого не было.

–А патрульный, охраняющий вход?

–Я его не видел.

–Вы сидели рядом с ним, когда вас нашли.

Джеймс удивленно расширил глаза.

–Так это был полицейский? Я думал, этот парень просто прилег там отдохнуть.

–И вы не пытались его разбудить, чтобы узнать, где вы находитесь? Раз уж вы утверждаете, что потерялись.

–О, я пытался, но он так крепко спал…

–И поэтому вы решили стрелять?

–Ну, я подумал, что так смогу привлечь чье-нибудь внимание.

–Хорошо…А где вы взяли пистолет?

–Честно говоря, думаю, мне жутко повезло. Он лежал прямо посреди комнаты.

–Этот дом множество раз обыскивали, мистер…Как, вы сказали, вас зовут?

Джеймс улыбнулся.

–Лео Адамс. Можете звать меня просто Лео.

–Мистер Адамс, этот дом неоднократно обыскивали, и уверяю вас, никакого оружия там не было и в помине.

–Ну, не знаю, может кто-то принес его туда уже после вашего осмотра?

Мюррей тяжело вздохнул.

–Вы ведь понимаете, насколько неправдоподобно это звучит. И я сейчас говорю не только о пистолете, я обо всей вашей истории в целом.

–Возможно.

–Да чтоб вас…

Мюррей поднялся из-за стола и нервно заходил по комнате.

–Вы ведь отдаете себе отчет, в какой глубокой заднице сейчас находитесь? Вас поймали на месте преступления, вооруженным, да еще и рядом с пострадавшим полицейским. Я бы на вашем месте начинал бы говорить.

Джеймс обиженно надулся.

–А я думал, вы начнете говорить про адвоката…Ну вот, я никогда не угадываю…

Мюррей яростно сжал кулаки, борясь с непреодолимым желанием хорошенько отпечатать их контуры на лице этого шутника.

В дверь постучали, и в комнату заглянул один из детективов.

–Капитан Мюррей, можно вас?

Мюррей сердито взглянул на Джеймса и направился к двери.

–Я вас ненадолго оставлю, постарайтесь за это время хорошенько обдумать свое положение и прийти к правильным выводам.

Джеймс облокотил голову на руки и подмигнул Мюррею.

–Даже не сомневайтесь.

4

–Еще чуть-чуть, и я его пристрелю. Нет, правда.

Они зашли в комнату, из которой можно было наблюдать за допросной.

–Капитан, может он просто перенервничал из-за ареста?

–О, этот сукин сын не только никак не обеспокоен своим арестом, он еще и откровенно издевается.

Оливер задумчиво посмотрел на задержанного.

–Думаете, он специально организовал свой арест?

–А ты думаешь он забыл о том, что стрелял, и просто присел перевести дух? Нет, он сделал это специально. Вот только я никак не могу понять зачем.

–Может ему просто стало скучно? Ну, знаете, всякое бывает.

Мюррей устало вздохнул.

–Послушай, Оливер, я ценю всю ту работу, которую ты делаешь, но если ты будешь продолжать высказывать подобные предположения… Я уволю тебя ко всем чертям!

Оливер потупился и отступил на шаг в сторону.

–Простите, Капитан.

–Лучше расскажи мне, как там обстоят дела с письмом. Личности убитых подтвердились?

–Почти все. Мы до сих пор не можем найти никаких доказательств по поводу личности Лорейн Майер. Но в остальном все сходится.

–Черт, значит, письмо все же настоящее. Думаешь, его отправил убийца?

–Не знаю, сэр. Думаю, не стоит делать каких-либо выводов без веских на то доказательств.

–Тут я с тобой согласен. А что будем делать с шутником?

Оливер пожал плечами.

–Вы тут главный, сэр. Как скажете, так и поступим. Самое главное– не выходить из себя.

Мюррей удивленно вскинул брови.

–Не выходить из себя?

–Я наблюдал отсюда за допросом, и, если отбросить тот вариант, что он нервничает из-за ареста, то мне кажется, что он получает от всего этого удовольствие. Если вы начнете злиться, его это только порадует.

–Возможно…Черт.

–Капитан?

–Я теперь вечно буду ненавидеть это слово.

5

–Что вы хотите от меня услышать? Признание? Заявление? Что?

–Я хочу знать, что вы делали на месте преступления. Неужели это такой сложный вопрос?

Джеймс облокотился о спинку стула.

–Мне казалось, я уже на все вам ответил.

–Прошу прощения, но ваши ответы не кажутся мне убедительными.

Джеймс снова подался вперед, значительно сократив расстояние между ним и полицейским.

–А вам не кажется, что это не мои проблемы?

Мюррей откашлялся.

–Что ж, я смотрю, вы сменили тактику.

Джеймс удивленно поднял бровь.

–Что, простите?

–Ну, все это время вы вели себя как простодушный болван, а теперь откровенно язвите. Даже не могу сказать, что из этого больше действует мне на нервы.

Джеймс усмехнулся.

–Попробуйте антидепрессанты. Сильная вещь, рекомендую. Даже причину искать не придется.

Мюррей наклонил голову и задумчиво посмотрел на Джеймса, Джеймс в ответ скопировал его движение и усмехнулся.

–О чем задумались, Детектив?

Мюррей, вздохнув, снова сел прямо.

–Да, вот все никак не могу понять, что это такое во мне пробуждается, ненависть или симпатия?

Джеймс коротко засмеялся и подмигнул капитану.

–Надеюсь первое. Вы, конечно душка, но я занят.

–Неужели? Может, расскажешь кем?

–Думаете, это относится к делу?

–Не знаю. Мне кажется, вообще сложно понять, что к нему относится.

–Знаете, такие речи позиционируют вас как не самого лучшего детектива.

–Возможно…

Мюррей скривился, по привычке употребив так ненавистное ему теперь слово.

–…но это мое дело, и я считаю, что нам сейчас могут пригодиться любые подробности.

–Любые подробности? Как скажете.

Он задумчиво потер подбородок.

–Что ж, возможно, стоит начать с более мелких деталей.

–Если они относятся к делу…

–Ну, вы сами сказали, что не знаете, что к нему относится. Так о чем это я? Ах да, никогда не летайте на самолетах, если есть хоть какой-нибудь намек на плохую погоду, и уж тем более не летайте с пилотами– любителями. Они угробят вас, уж будьте уверены. И алкоголь. Никогда не злоупотребляйте алкоголем, особенно в незнакомом месте. Я серьезно. Стоит только потерять бдительность, и проснетесь без почки в ванне, полной льда. И это в лучшем случае. Знаете, я где-то читал о таком. Да и вообще, в последнее время торговля органами набирает обороты. Я бы на вашем месте бы был осторожнее. Вы вроде здоровый мужчина, на ваши органы может быть большой спрос. Кстати о спросе, много туристов приезжают в Новый Орлеан во время поста?

–Стоп!

Мюррей помотал головой, стараясь избавиться от бесконечного потока несвязной информации.

–Так, давай покончим с мелкими деталями. Расскажи лучше что-нибудь более значительное.

Джеймс задумался.

–Более значительное? Знаете, мне всегда казалось, что у всего должны быть более глубокие причины. Следовательно, можно предположить, что все идет из детства, вспомните того же самого Фрейда. В детстве тетя рассказывала нам с сестрой страшные истории, я думаю, это могло послужить почвой для психологической травмы. Или нет. Конечно, было бы проще определить это, если бы у меня была тетя. Ну, или сестра…

Мюррей в отчаянии уронил голову на руки.

–Твою мать…

6

–Честное слово, было лучше, когда он молчал.

–Я думал, вас это выводило из себя.

–Меня больше выводит его бесконечная болтовня.

–Сэр, может, нам следует сменить тактику?

Мюррей поднял на него уставшие глаза.

–Да? И что ты предлагаешь?

Оливер пожал плечами.

–Не знаю. Мы можем попробовать игнорировать его.

–И как это поможет?

–Ну, я читал, что долгое нахождение в одиночестве сильно действует на психику, и в конце концов человек согласен на все просто ради разговора.

Мюррей усмехнулся.

–Не думаю, что все будет так легко, Оливер. Этот парень не так-то прост. Сомневаюсь, что его можно сломить обычным молчанием. К тому же, у нас нет на это времени.

–Но тогда чем?

–В этом-то и вопрос.

Оливер открыл папку, которую держал в руках, и прошелся взглядом по фотографиям жертв, найденных в доме.

–Может, показать ему письмо?

–Зачем?

–Если это он, то мы сможем добиться от него хоть какой-нибудь непритворной реакции.

–Не думаю, что он автор письма.

–Но почему? Неужели так сложно в это поверить?

Мюррей покачал головой.

–Он слишком умен. Не могу поверить, чтобы такой человек, как он написал письмо, а потом еще и вернулся на место преступления. Это слишком глупо.

–По вашей логике, тогда он не может оказаться и убийцей.

–И это меня беспокоит больше всего. Если он не убийца, то какого черта он там делал?

7

Мюррей положил на стол лист бумаги, Джеймс посмотрел на него и про себя усмехнулся.

–Что это?

–Это письмо мы получили несколько дней назад.

–И почему вы показываете его мне?

–Сами скажите.

Мюррей, не отрываясь, следил за выражением лица Джеймса, но тот оставался абсолютно спокоен.

–Как вы думаете, какое отношение это письмо имеет к вам?

Джеймс задумчиво сощурился.

–Полагаю, вы хотите выяснить, знаю ли я жертв. Ну, или считаете, что я автор.

–Так а вы знаете жертв? И откуда вы знаете содержание письма?

–Вы положили его прямо передо мной.

–Все то время, что оно здесь лежит, мы разговариваем, и вы его даже в руки не брали.

–Я быстро читаю, и могу сосредотачивать свое внимание не только на одном деле.

–Что ж, отлично. Тогда скажите, может, вы узнаете кого-нибудь.

Джеймс нахмурился, делая вид, что серьезно раздумывает над вопросом.

–Имя Аддерли звучит знакомо. Но вряд ли я знал его лично. Звучит так вычурно, скорее всего я читал о нем в какой-то газете. Остальные же…нет, эти имена мне не знакомы.

Мюррей сердито вздохнул.

–Вы уверены?

–Абсолютно.

–А как насчет вас?

–Что-то не так?

–Вы не Лео Адамс.

–Да что вы?

Джеймс сделал испуганное лицо.

–Вы уверены?

–Мы пробили по базе.

–Что ж…

Лицо Джеймса приняло абсолютно несчастное выражение.

–Кажется, во время всех этих странствий я немного потерял себя…

–Да неужели.

Мюррей ненадолго замолчал, обдумывая следующие действия.

–Знаете, что я нахожу самым ироничным в нашей ситуации?

–Мм?

–Мы здесь уже не один час, успели пройти все стадии общения. От угрюмого молчания до неиссякаемого бессвязного потока слов. Но так и не сдвинулись с места. Совсем.

Джеймс придвинулся поближе к столу и сложил на него руки, переплетя пальцы между собой.

–А я нахожу ироничным то, что вы до сих пор верите, что сможете чего-то добиться.

Мюррей тоже придвинулся.

–А вы понимаете, что ваши слова гробят все, даже самые маленькие шансы на то, что мы вам поверим. Хоть в чем-то.

–А кто сказал, что мне это нужно?

–Тогда наша задача упрощается. Будешь сидеть здесь, пока не расколешься.

–А на каком основании вы меня задержали?

–Незаконное проникновение на место преступления и отказ сотрудничать со следствием.

Джеймс облокотился о спинку стула.

–Что ж, я никуда не спешу.

–Очень надеюсь.

–Но имейте в виду, надолго я здесь не задержусь.

–Звучит слишком самонадеянно.

Джеймс улыбнулся.

–Просто подождите немного.


Глава 19

1

–Что значит, вы его забираете?!

Мюррей с громким стуком грохнул кулаком по столу.

–Я здесь пока капитан, и это мой участок! Вы не можете тут хозяйничать!

–Вообще-то можем.

Мужчина с невозмутимым видом достал из дипломата необходимые бумаги.

–Мы прекрасно понимаем ваше недовольство, но этого мало. Вы здесь больше ничего не решаете. Этого подозреваемого мы у вас забираем. И вы не будете нам мешать.

Мюррей в бешенстве смял бумаги и отшвырнул их в сторону.

–И вы думаете, каких-то бумажек достаточно? Я не обязан вам подчиняться. Приведите сюда какое-нибудь высокопоставленное лицо или уматывайтесь к чертовой матери!

–Боюсь, в этой просьбе я вынужден вам отказать.

–Это-не просьба!

–Боюсь, что с нашей стороны тоже.

Мужчина прошел мимо Мюррея, не удостоив того даже взглядом. Мюррей резко развернулся на пятках и окликнул удаляющегося мужчину.

–Эй вы…

–Кетлер.

–Знаете что, Кетлер…

Мюррей подошел к мужчине и его укоризненно выставленный палец практически уткнулся тому в нос.

–Раз уж вы настаиваете на том, что эти бумаги дают вам право хозяйничать здесь, я даже разрешу вам забрать моего подозреваемого, но только после того, повторяю, после того, как я с ним еще раз поговорю.

Кетлер снисходительно улыбнулся.

–Как вам будет угодно.

Он посмотрел на часы.

–Пожалуй у нас даже есть в запасе десять минут.

Мюррей смерил его испепеляющим взглядом.

–Имейте в виду, что мне все это не нравится, и я обязательно напишу жалобу.

Кетлер снова улыбнулся.

–Разумеется.

2

Джеймс сидел, вальяжно раскинувшись в кресле, когда в допросную влетел Мюррей. Вид у него был такой, словно он собирается разнести здесь все по кирпичику.

Джеймс прищурился и, снова приняв беззаботный вид, закинул ноги на стол.

–Я смотрю, вы не в настроении, что-то случилось?

Рывком отодвинув стул от стола, Мюррей сел на него и вцепился взглядом в Джеймса.

–Скажи мне, как ты это сделал, сукин ты сын!

Джеймс приподнял бровь, поморщившись от резкого звука.

–В чем дело?

–За тобой пришли.

–Ах вот оно что…

Он усмехнулся.

–Дайте угадаю, и вы ничего не можете с этим сделать.

Мюррей слегка наклонился вперед и угрожающе понизил голос.

–Послушай меня, будь моя воля, ты бы сидел здесь, пока не вывалил бы нам все, что знаешь.

–Что ж, видимо ваша воля особого веса уже не имеет.

Мюррей схватился за наручники Джеймса и с силой дернул их на себя. От неожиданности Джеймс потерял равновесие и впечатался лицом в стол. Подняв голову, он почувствовал на губе кровь.

–Что-то вы сегодня совсем не ласковый.

Мюррей ухватил его за волосы и немного приподнял. В ответ на это Джеймс лишь посмотрел на его перекошенное яростью лицо. Ему ничего бы не стоило одним легким движением изменить расклад игры, и тогда бы цепь от его наручников в мгновение ока нашла бы шею полицейского, но он понимал, что тот ему нужен живым. Целью этого ареста были именно те люди, которые пришли его забрать, а для этого Мюррей должен был передать его им.

–Вы явно не в настроении, капитан.

–Уж поверь. Не знаю, как ты это устроил, кто те люди, и кому они служат, но запомни, просто запомни, что я тебя найду. И тогда ты ответишь за все, что скрываешь.

Джеймс мрачно улыбнулся.

–Об этом можете не волноваться, капитан, они все равно собираются меня убить.

Мюррей ослабил хватку, и голова Джеймса вернулась в нормальное положение. Джеймс немного покрутил ею, пытаясь размять успевшую затечь шею.

Мюррей отошел в сторону и, сложив руки, хмуро на него посмотрел.

–Что ты хочешь этим сказать?

–Именно то, что уже сказал. Они меня убьют. Или попытаются.

Джеймс усмехнулся.

–В любом случае, теперь это уже не ваша забота.

Мюррей нахмурился еще больше.

–И ты думаешь, я поверю твоим россказням о каком-то заговоре? Ты меня совсем за идиота держишь?

Джеймс пожал плечами.

–Верить или нет– решайте сами. Мое дело– предупредить.

Мюррей снова придвинулся к Джеймсу.

–Я тебя тоже предупредил. Надеюсь, ты это запомнил.

Джеймс кивнул.

–Как скажите, капитан.

3

–Подожди, говори помедленнее. Я за тобой не успеваю. Отдышись сначала. И что у тебя, черт возьми, с шеей?

Мартин усадил Борони на стул и, подойдя к витрине, повесил табличку о том, что лавка закрыта.

Вернувшись к Борони, он осторожно взял ее за подбородок и приподнял ее голову, открывая взору успевшие сформироваться отметины.

–Кто это сделал? Скажи мне, я замучаю его самыми страшными способами, о которых известно жрецам всех религий.

Борони закашлялась, горло ужасно саднило, и ей очень хотелось пить. Хотя, скорее даже выпить.

–Не стоит. Лучше дай мне чего покрепче.

–Что значит, не стоит?

Мартин откупорил бутылку, выуженную из его самых сокровенных запасов.

–Такое нельзя оставлять без внимания.

–Можно.

Борони с благодарностью приняла бокал и, сделав пару глотков, поморщилась. Алкоголь прожег горло, раздирая его словно когтями, но жрице все равно значительно полегчало. Она отставила бокал в сторону.

–Ты не можешь проклясть Его.

Мартин, пивший в этот момент из своего бокала, замер. Тонкая струйка горячительной жидкости, ускользнув от него, полилась на его костюм. Выругавшись, он поставил бокал на стойку и принялся оттряхиваться.

–Только не говори мне, что ты умудрилась перейти дорогу Барону.

–Так вышло.

–Дьявол!

Мартин в гневе смахнул рукой бокал, и тот, пролетев несколько метров, разлетелся по всей комнате на мелкие осколки.

Выплеснув гнев, он поник и сполз по стене на пол. Не обращая никакого внимания на осколки, он уселся поудобнее и, сняв с себя цилиндр, бросил его рядом с собой.

–Рассказывай. Как ты умудрилась?

Борони потерла шею.

–Да не о чем рассказывать. Полезла не в свое дело и поплатилась за это.

Мартин невесело усмехнулся.

–Как всегда.

Он покачал головой.

–Может, пора уже задуматься и понять, что не стоит лезть в дела, которые тебя не касаются?

Борони тоже усмехнулась.

–Ты сам-то веришь в то, что говоришь? К тому же, ты знаешь, иногда у нас просто нет выбора.

Он пристально посмотрел ей в глаза.

–А теперь посмотри на меня и скажи, что это была именно такая ситуация.

Борони отвела взгляд.

–Я так и думал.

–Я не могла оставаться в стороне. Речь шла о Джеймсе. И вот только не говори, что тебе на него плевать.

Мартин нахмурился.

–А что с ним?

–Самеди. Вот, что с ним.

Мартин пожал плечами.

–Он был удостоен огромной чести, о которой нам и не снилось. Ты должна бы радоваться за него.

–Да очнись же ты! Неужели ты не видишь, что эта связь разрушает его?

Мартин передернул плечами.

–Нас она тоже разрушает, Борони. Такова цена, которую каждому из нас приходится платить. Мы сами сделали свой выбор. Так что теперь не время жалеть об этом.

Лицо Борони словно окаменело.

–Мы знали на что шли, Мартин. А он нет.

Мартин пожал плечами.

–Он взрослый человек, Борони, и вполне в состоянии самостоятельно отвечать за свои действия.

–И тебе абсолютно все равно, куда это его заведет?

–Нет. Мне не все равно. Ты знаешь, что я всегда готов помочь ему, на какую бы глупость или безумство он бы ни решился. Но я не стану лезть в это дело, пока меня не попросят.

Борони поднялась со стула.

–Тогда мне больше нечего здесь делать.

Резко поднявшись, Мартин схватил ее за руку.

–Не принимай поспешных решений. Ты знаешь, что я всегда помогу Джеймсу. Приходи ко мне, если ситуация выйдет из-под контроля. Но сейчас…Послушай, если ты притормозишь и подумаешь, то увидишь, что все не так глобально. По крайней мере, на данный момент. Если возникнет критическая ситуация, ты знаешь где меня найти.

Он отпустил ее руку.

Немного помешкав, Борони вышла из лавки.

Мартин лишь обреченно покачал головой.

4

–Мистер Кетлер, вот ваш подозреваемый.

–Премного благодарен. Надеюсь, он не доставил вам особых хлопот.

–Пытался убедить меня, что вы хотите его убить.

Кетлер натянуто улыбнулся.

–Да что вы.

Джеймс пожал плечами.

–Убедить– громко сказано, просто поставил в известность.

Он встретился взглядом с Кетлером, тот смотрел на него напряженно и не отводя взгляд. Джеймс усмехнулся.

–Не волнуйтесь, он мне не поверил.

Кетлер перевел взгляд на Мюррея.

–Что ж, раз уж мы все выяснили, думаю, нам пора.

Мюррей передал Джеймса Кетлеру и, немного помедлив, нехотя отступил в сторону, освобождая проход.

–Надеюсь, вы все же вернете его нам. У нас еще остались к нему вопросы.

Кетлер снова улыбнулся.

–Мы учтем ваше пожелание, но я бы на вашем месте не особо на это рассчитывал.

Он взял Джеймса под локоть и вывел его из участка.

На улице их уже ждал автомобиль. Рядом с заведенной машиной стоял полицейский. Подойдя к нему, Кетлер кинул ему пару монет, словно швейцару. Поймав монеты, полицейский ушел обратно в участок. Джеймс кинул взгляд на закрывшуюся за ним дверь и повернулся к Кетлеру.

Тот открыл заднюю дверцу машины и пригласил Джеймса садиться. Когда Кетлер закрыл за ним дверцу, он сел за руль, и машина отъехала от участка. Через окно заднего вида Джеймс мог видеть Мюррея, стоявшего у окна и смотревшего им вслед.

Он повернулся к водителю. Их разделяла решетка, такая же, какую могли наблюдать многочисленные пассажиры патрульных машин.

–Почему именно Кетлер?

–А почему Моррис?

Джеймс пожал плечами.

–Первое, что прижилось.

Кетлер кивнул.

–Можете считать, что в моем случае было что-то похожее. В любом случае, выбор сделан, зовите меня Кетлер.

–Что ж, Кетлер, скажите мне, куда вы нас везете?

–Сказал бы, да какой смысл? Вы и сами все прекрасно знаете. Я правда слегка разочарован, что вы пытались убедить в чем-то Мюррея.

–Повторяюсь, убедить– громко сказано. Этот идиот не видит ничего дальше своего носа.

–Тут я соглашусь. Поэтому я и был разочарован. Правда, не уверен, что он сам об этом знает.

–Если бы знал, бросил бы работу в участке.

Кетлер усмехнулся.

–Сомневаюсь. От осознания своей глупости идиот умней не станет.

–Кажется, мы залезли в философию.

–Возможно. Но, учитывая то, куда мы едем, я бы на вашем месте пытался бы отвлечься любыми разговорами.

–Может, тогда скажете куда?

–Адрес вам ничего не скажет.

Кетлер улыбнулся.

–Да и второй раз уж точно не понадобится.

–А вы категоричны.

–Я просто реалист.

Он пожал плечами.

Джеймс откинулся на спинку заднего сиденья. Руки уже начали неметь, и под наручниками виднелись темные полосы синяков.

–Кетлер.

–Мм?

–Может, снимете с меня наручники?

Кетлер посмотрел на Джеймса через зеркало заднего вида.

–Нет уж, простите, но меня совсем не привлекает идея оставить у себя за спиной наемного убийцу, на котором нет даже наручников. Приедем на место, Сорренс скажет, что с вами делать.

–Я даже пожму ему руку, если моя к этому моменту не отвалится.

Он многозначительно посмотрел на наручники. Кетлер мимоходом бросил взгляд на его руки и перевел взгляд на дорогу.

–Будем надеяться, что не отвалится.

5

–А вот и вы, мистер Моррис. Это имя ведь еще актуально?

–Актуально. На данный период времени.

Сорренс кивнул.

–Что ж, я рад это слышать. Полагаю, будет слишком самонадеянно рассчитывать, что мои парни застали вас врасплох.

–Я не хотел вас расстраивать.

Сорренс пожал плечами.

–Я этого ожидал. Я бы больше расстроился, если бы вы не были готовы к такому повороту событий. К тому же, я полагаю, вы сами организовали ваш арест. Крайне неусмотрительно.

Джеймс улыбнулся.

–Возможно. Но я все же надеюсь, что смогу извлечь из этого выгоду.

Сорренс усмехнулся.

–А вы еще более самонадеянны, чем я.

–Стараюсь.

Минуту они просто смотрели друг на друга.

–Можно спросить?

Сорренс вопросительно поднял бровь.

–Зачем все это?

–Не привыкли к тому, что кто-то пытается вас убить?

Джеймс усмехнулся.

–Нет, это-то как раз давно уже в порядке вещей. Просто, все никак не могу понять, зачем это именно вам. К вашей организации я не имею ни малейшего отношения, а на рассерженного родственника какой-нибудь жертвы вы не похожи.

–Скажем так…

Сорренс сделал глоток из бокала, который держал в руках, когда Джеймса завели в комнату.

–…со всеми вашими талантами и умениями вы являетесь для нас довольно крупной потенциальной угрозой.

–И в этом все дело?

Сорренс развел руками.

–Иногда этого вполне достаточно.

–Хотите сказать, вы заставили столько людей грызться между собой только для того, чтобы устранить возможную угрозу?

Сорренс снова сделал глоток.

–А вы бы так не поступили?

От неожиданности Джеймс удивленно вскинул брови, но в ту же секунду рассмеялся.

–Что ж, вы правы, иногда лучше лишний раз перестраховаться. Видимо, должен был настать тот момент, когда я сам попаду под действие этого правила.

–Мне жаль.

–Не жаль.

Сорренс задумчиво посмотрел на Джеймса.

–Знаете, а мне и правда жаль. Я ценю умения и уважаю специалистов. Мне жаль не вас, вы неправильно меня поняли, мне жаль лишь то искусство, которое умрет вместе с вами.

–Не уверен, что вы бы захотели увидеть его в действии.

Сорренс улыбнулся.

–Разве что, если оно будет продемонстрировано не на мне.

–Если хотите, продемонстрирую его на одном из ваших коллег.

–Коллег?

–Сомневаюсь, что вы все это время действовали в одиночку. Вы не похожи на главу организации. В этом должен был участвовать кто-то еще.

–И, к тому же, не один. Не волнуйтесь, вскоре вы предстанете перед Советом. И, если сумеете, можете попытаться продемонстрировать на ком-нибудь из них свои умения.

–И вы так равнодушно говорите о возможном убийстве одного из ваших партнеров?

Сорренс усмехнулся.

–Развлекайтесь на здоровье. Эти напыщенные сукины дети у меня уже в печенках сидят. Если вы немного сократите их количество, может, я наконец-то смогу нормально вздохнуть.

–Интересная у вас тут политика отношений.

–Уж какая сложилась. Время от времени Совет тоже надо ставить на место. Это для нашего общего блага.

Джеймс ухмыльнулся.

–И личные мотивы здесь, конечно, ни при чем?

–О, что вы, в этом мире все основано на личных мотивах. Выпьете?

Он указал на графин, стоящий у него под рукой.

Джеймс пожал плечами.

–Что ж, вряд ли вы собирались убить меня таким способом.

–Об этом можете не беспокоиться, я все же все еще питаю надежду на то, что вы немного подсократите наши ряды.

Джеймс взял в руки бокал, протянутый ему Сорренсом.

–Знаете, вы самый неординарный наниматель, когда-либо приказывавший меня убить.

–Ну, строго говоря, решение о вашем убийстве по большей части было решением Совета. Не буду отрицать, что я принимал в этом участие, но оно не сыграло особо большую роль.

–Пытаетесь обелить себя?

–Ни в коей мере. Просто констатирую факт. Это не значит, что я не убью вас, если понадобится.

–Пожалуй, я бы только расстроился, если бы это оказалось не так. Радует, что мы оба понимаем, как на самом деле обстоят дела.

–Иногда мне кажется, что только мы одни.

–Я бы не был так категоричен. Людей, которые понимают, как устроен мир, довольно много. Просто вся суть в том, что им хватает ума не высовываться.

А вам?

Джеймс рассмеялся.

–Мне, видимо, не хватило.

–Что ж, талант такого масштаба не может долго оставаться незамеченным, можете считать это комплиментом.

–Это– не талант, это навык, к тому же, судя по всему, не такой большой, раз уж он не остался незамеченным.

–Не судите себя так строго, пока вас не начал хватать каждый встреченный вами полицейский, можете считать, что это просто идущая впереди вас репутация.

–Не уверен, что это соответствует действительности, но спорить не буду. Но это все обо мне. А как насчет вас?

–Что насчет меня?

–Как же так получилось, что ваша организация все еще держится на плаву, если ее главенствующие верхушки готовы впиться друг другу в глотки?

–Вы удивитесь, если узнаете, что так устроены практически все организации, к какому бы роду занятий они ни относились?

Джеймс пожал плечами.

–Не то что бы очень. Кстати, отличный виски.

Он поднял свой бокал и кивнул в знак одобрения.

Сорренс покрутил в руках свой бокал, задумчиво глядя на его содержимое.

–Это, конечно, не лучший виски в моей жизни, но пить можно.

–Не самая лестная характеристика.

–Зато вполне верная.

–Когда меня поведут на встречу с Советом?

Сорренс коротко рассмеялся. Джеймс вопросительно склонил голову.

–Я сказал что-то смешное?

–Просто, я вот думаю, сколько времени вам понадобилось бы, чтобы убить меня, всю мою охрану, и сбежать? Но я все еще жив. А вы, как я вижу, горите желанием познакомиться с остальными членами Совета. Видимо, жизнью я обязан как раз-таки этому.

–Вы не похожи на человека, который не может постоять за себя.

–Что ж, как показала практика, когда дело доходит до вас, это уже не имеет никакого значения.

–Вы меня боитесь?

–Боюсь? Нет, что вы. Однако, я вполне в состоянии трезво оценить сложившуюся ситуацию. Мне казалось, мы уже это выяснили.

Джеймс одним глотком осушил свой бокал.

–Просто уточняю детали.

В дверь постучали, Сорренс поднял взгляд на дверной проем.

–А, это вы, Уилсон? Вас прислал Совет?

Уилсон мялся в дверях, стараясь не поднимать взгляд, чтобы уж наверняка не встретиться взглядом с Джеймсом. В отличие от Сорренса этот тип точно его боялся.

Сорренс посмотрел на Джеймса и улыбнулся.

–Что же, вы хотели встретиться с Советом. Вот ваша возможность.

6

Джеймс сам когда-то состоял в крупной гильдии и поэтому не понаслышке знал, как устроены подобные организации. Так что, когда его выволокли в просторную комнату, чтобы он предстал перед Советом, он нисколько не удивился. Чем, видимо, сильно разочаровал заседающий Совет.

Джеймс очень сомневался, что те члены Совета, что сейчас сидели перед ним-это все главенствующие верхушки организации. Он кинул взгляд на Сорренса и с улыбкой отметил его нетерпение, словно тому не терпелось поглядеть на парочку свежих бездыханных тел.

Но Джеймс пока не спешил радовать его таким зрелищем. Для начала надо было оценить масштаб заварушки, в которую он угодил. Хоть и, отчасти, по его собственной инициативе.

Глава Совета отвернулся от своих коллег и обратился к Джеймсу.

–Мистер Моррис, вы знаете, почему вы здесь?

–Меня намного больше интересует, почему я все еще жив.

Советник нахмурил брови.

–А вас это огорчает?

–Скорее интригует. Зачем всеми способами пытаться меня убить, а когда представилась такая возможность, тащить на какое-то заседание?

–Вы задаете интересные вопросы, друг мой.

–Я тоже так думаю.

–Однако, я не склонен полагать, что вы получите ответы на них.

Джеймс напряженно всмотрелся в Советника и выжидающе склонил голову.

–И все же…

–Как вы уже знаете, деятельность нашей компании частично приходится на организацию заказных убийств. Собственно, за счет этого вы как раз и здесь. Поверьте, мы тщательно проанализировали все риски, в частности риски, касаемые вас. И, на основании данного анализа, мы приняли решение, что, несмотря на то, что вы можете стать золотой жилой, если будете участвовать в этом деле, риск слишком велик. Он пересиливает даже возможную прибыль.

Джеймс скрестил на груди руки.

–Я понимаю ваши опасения. Но чем, скажите пожалуйста, для вас был опасен одинокий убийца, не имевший на тот момент даже мотива? Не подумайте, что я пытаюсь выкрутиться, нет, мне правда интересно.

–Поверьте, у нас были основания так полагать. Они есть и сейчас.

Джеймс раздраженно закатил глаза.

Пустой треп.

–Но на мой вопрос вы так и не ответили. Почему я еще жив?

–На это тоже есть ряд причин.

Джеймс устало вздохнул.

–Ну конечно…

Он обвел взглядом зал.

–И что дальше? Так и будем стоять и глазеть друг на друга? Раз уж вы отказываетесь говорить, что вам от меня нужно.

–Вы все узнаете в свое время.

–В свое время? И какой тогда был смысл тащить меня сюда?

Советник повел рукой в сторону своих коллег.

–Мы просто хотели вживую посмотреть на неуловимого убийцу, который доставил нам столько неудобств.

Он кивнул головой в сторону двери, и к Джеймсу подошли двое и взяли его под руки.

–И мы увидели то, что хотели.

Мужчины повели Джеймса к выходу. Он нашел глазами в толпе Сорренса. У того во взгляде читалось глубочайшее разочарование.

7

Джеймс был уверен, что в качестве камеры его ждет классический каменный мешок. Но вместо этого его привели в не очень большую, но вполне приличную светлую комнату. Мужчины, державшие Джеймса под руки, втолкнули его внутрь и заперли за ним дверь.

Единственное, что становилось понятным во всей этой ситуации было лишь то, что пока его убивать не собирались. Это наталкивало на определенные размышления и порождало немало вопросов.

В комнате было очень тихо. Неестественно тихо. Если не двигаться, тишина прямо-таки била по ушам. Создавалось впечатление, что находишься в вакууме.

Скорее всего звуконепроницаемая. Видимо, для того, чтобы я не мог слышать их разговоры. Для пыток эта комната слишком чистая, обстановку было бы жалко.

Впервые за долгое время он прошел мимо графина со спиртным и даже не взглянул на него. Джеймс растянулся во весь рост, хотя кровати не хватило, и его ноги свесились с края, и закрыл глаза.

Он не хотел тратить свое время впустую, ходить кругами по комнате, ставшей его тюрьмой, и обдумывать, что может быть на уме у его противника.

Самым вероятным казалось то, что им нужна от Джеймса какая-то информация. А здесь его заперли для того, чтобы он поварился в собственном соку и стал посговорчивее к тому моменту, когда его снова заставят предстать перед советом. И, несмотря на здравый смысл и вполне ожидаемое желание досадить врагу, он собирался заняться именно этим– уйти в себя.


Глава 20

1

12 лет назад

–Что тебе от меня надо?

–Всего лишь плата за мою работу.

–Ты ее не заслужил.

–Неужели?

Джеймс нащупал под курткой рукоять кинжала.

–Я выполнил все условия сделки, как мы и договаривались.

–Не все.

Форвуд отодвинул в сторону книги и бумаги, расчищая перед собой стол. Он открыл ящик стола и, вытащив оттуда газету, положил ее перед Джеймсом.

–Мы договаривались, что все будет выставлено так, словно это был несчастный случай. Но это не так.

Он тыкнул пальцем в заголовок.

–Ее смерть расценили как самоубийство. И меня это совсем не устраивает.

Джеймс отодвинул газету.

–Она мертва, и ее смерть полностью соответствует классическому несчастному случаю. И то, что газетчики раздули их этого громкую скандальную историю, только доказывает это. И люди об этом знают. Достаточно лишь немного подтолкнуть их к верному толкованию случившегося, и история газетчиков забудется. Будьте уверены.

–Мне плевать, каких результатов можно достичь, если слегка подтолкнуть их. Эти результаты были нужны мне сейчас, и вы не справились со своей задачей. Так что и платить вам не за что.

Джеймс покачал головой.

–Сказать вам, что вы совершаете глупость, или вы и так это знаете?

–Я знаю, что нам с вами больше не о чем разговаривать. Уходите, пока ваша ошибка не стоила вам жизни.

Форвуд указал рукой в сторону двери.

–И не возвращайтесь.

Джеймс медленно поднялся со своего места.

–Вы идиот.

Дальше все происходило быстро. Это всегда происходило быстро. Из-под куртки показался кинжал и в следующее мгновение Форвуд уже лежал на полу, захлебываясь собственной кровью, хлещущей из располосованной глотки.

Джеймс со вздохом снял с убитого фамильное кольцо. Ненадолго задержав взгляд на сверкающем камне, он обмакнул его в кровь, скопившуюся в лужицы на полу. Вытащив из пиджака Форвуда носовой платок, он завернул в него окровавленное кольцо.

Кинув последний взгляд на труп, Джеймс презрительно скривил губы.

Англичане…

Он вышел из здания и направился прямиком в особняк. Орден не любил задержек, они хотели узнать о сделке как можно скорее, хотя Джеймс предпочел бы сначала промочить где-нибудь горло.

Джеймс провел рукой по волосам, они уже начали отрастать после того неприятного случая в Небраске. Но все же еще не до конца.

Путь до особняка занял не очень много времени. Джеймс шел целенаправленно и на пути нигде не задерживался.

Сам по себе Орден не представлял собой ничего особенного, всего лишь кучка дряхлых засранцев, возомнивших себя лучше других. Но с ними считались, и ни один убийца в Лондоне не решался действовать без их позволения. Они держали в своих руках всех подонков Лондона и тех, кто был раскидан на многие мили вокруг. Почему? Кто ж теперь разберет, никто не помнил, как все началось, просто все знали, что так было всегда.

Джеймс вошел в особняк, возможно, слишком вычурный для тайной организации. Хотя, вероятно, давно уже далеко не тайной, просто никто ничего не мог с этим сделать.

Охранник, с первых же дней невзлюбивший Джеймса, преградил ему путь.

–Вы к кому?

Джеймс бросил на него раздраженный взгляд.

–Может хватит уже? Ты прекрасно знаешь, кто я, и что я здесь делаю.

Охранник бросил на него взгляд, полный неприязни, граничащей с ненавистью.

–Господа ожидают вас.

Джеймс фыркнул.

Господа. Да уж.

Охранник нахмурил брови.

–Что-то не так?

Джеймс отрицательно качнул головой.

–У меня нет на это времени, просто дай мне пройти.

Охранник кинул на него очередной злобный взгляд, но все же нехотя отошел в сторону.

–Благодарю.

Джеймс пластмассово улыбнулся.

Он поднялся по лестнице на второй этаж и прошел в кабинет, где его обычно встречал кто-нибудь из представителей ордена.

В этот раз, в кабинете его ждал мистер Кейн. Когда Джеймс вошел в кабинет, Кейн повернулся и вперил в него свой острый взор. Махнув рукой в сторону кресла, он пригласил Джеймса присесть.

–Как прошла работа?

Джеймс уселся в кресло и по привычке нащупал под курткой кинжал.

–Возникли некоторые проблемы.

Глаза Кейна сверкнули, но в остальном он оставался абсолютно спокоен.

–Проблемы? И какие же?

–Смерть одного из объектов была истолкована общественностью не совсем верно, и клиент отказался платить деньги.

Кейн сел в кресло напротив и закурил.

–Это была ваша вина, или вмешался какой-то посторонний фактор?

–Газетчики. Они раздули очередную сенсацию, сделали из обычного несчастного случая самоубийство. А это в корне меняло результаты произошедшего.

–Плохо.

–Знаю.

–Клиент мертв?

–Естественно. Я знаю свою работу.

Джеймс протянул Кейну окровавленный носовой платок. Тот развернул его, и к нему на ладонь выпало кольцо. Он с интересом вгляделся в камень, от слоя крови приобретший красноватый оттенок.

–Занятная вещица. Пожалуй, этого хватит на то, чтобы покрыть наши расходы.

Он убрал кольцо в нагрудный карман.

–Как вам здесь, Джеймс?

–Что?

Джеймс кинул на него недоуменный взгляд.

Кейн сухо улыбнулся.

–Я спрашиваю, какого вам работать на Орден? Вас устраивают все условия? Или хотелось бы что-нибудь изменить?

Джеймс поднял одну бровь.

–Не думаю, что подобные разговоры имеют место. Я здесь, значит, на данный момент меня это устраивает. Во всяком случае, я и не рассчитываю задерживаться в Англии надолго.

–Неужели? Вы здесь уже больше шести месяцев.

Джеймс усмехнулся.

–У меня были здесь дела. И Орден недурно помог мне подхалтурить. Но я закончил со всеми делами. Думаю, я задержусь максимум еще на пару месяцев.

Кейн коротко рассмеялся.

–Изумительно.

–Что именно?

–Вы.

Кейн потушил в пепельнице сигарету и наклонился поближе к Джеймсу.

–Джеймс, из Ордена не уходят. Вы прослужили здесь только полгода, но вы все равно уже слишком много знаете. Развития сюжета только два: смерть или новый контракт. Выбирайте. Так что, если вы все-таки хотите изменить что-либо в условиях своей работы, сейчас самое время.

Он протянул Джеймсу сигарету.

–Так что выбираете?

Погладив под тканью куртки рукоять кинжала, Джеймс поднял руку и принял сигарету, протянутую Кейном.

–Мне кажется, выбор очевиден.

Кейн улыбнулся чуть более искренно и протянул Джеймсу зажигалку.

–Вот и мне так кажется.

2

Когда Джеймс проснулся, в комнате было очень темно, а тишина казалась непроницаемой. Улыбнувшись, он перевернулся и ткнулся лицом в подушку.

–Ты всегда вовремя, дружище. Мне как раз не с кем было поболтать.

–Может, тогда сядешь и проявишь хоть какое-то уважение?

–Не будь занудой.

Тяжело вздохнув, он перекатился на спину и сел.

В темноте не было видно ничего, кроме глаз Самеди, мерцающих где-то в глубине комнаты, и, судя по их расположению, Самеди стоял где-то в углу.

Джеймс усмехнулся.

–Пытаешься казаться страшным?

–Нет. Если бы хотел, ты бы уже визжал, как девчонка.

–Тогда, может, прибавишь света? Не все из нас видят в темноте.

Послышался щелчок, и тьма понемногу начала рассеиваться. В комнате зажглась лампа.

Джеймс довольно улыбнулся.

–Так намного лучше.

Самеди придвинул к кровати стул и сел на него, не сводя с Джеймса хмурого взгляда. Словно из воздуха в его руке материализовалась сигара.

–Ты облажался.

–Все под контролем.

–В самом деле?

Самеди выразительно поднял брови.

–Ты знаешь где ты, кто они, и что им от тебя нужно?

–Нет, но скоро узнаю.

–Я бы не был так уверен. Попадаться им было глупостью.

–Мне нужно было знать. Как еще я мог найти их?

–По старинке, собрать информацию, действовать с умом. Но ты предпочел быстрый вариант. К чему была скорость?

Джеймс пожал плечами.

–Мне осточертело ждать.

–Ты начал сдавать.

Самеди покачал головой.

–В былые времена ты бы выяснил все, не совершая подобной глупости.

–Былые времена прошли. Тогда у меня было больше терпения.

–И мозгов, как я вижу.

–Не преувеличивай.

Самеди угрожающе прищурился.

–О, я не преувеличиваю. Я бы сказал, что даже кое о чем умалчиваю.

–Что ты имеешь в виду?

–Ты размяк.

–О чем ты?

–О Лорейн.

–Не говори глупостей!

Джеймс нахмурился.

–Я ее убил. Чего ты ожидал? Где я размяк?

–Но зачем ты ее убил?

–Что значит, зачем? Я был ее контрактом! Она пыталась убить меня, и я убил ее.

Самеди снисходительно склонил голову, словно пытался растолковать что-то очень простое маленькому ребенку.

–Мы оба знаем, что причина не в этом. Ты испугался.

–Чушь. Я не боюсь ни наемных убийц, ни смерти.

Самеди согласно кивнул.

–Нет, не боишься. Но я не о них. Ты боишься привязанности.

Джеймс промолчал, тяжело глядя на Лоа. Игнорируя этот взгляд, Самеди спокойно продолжал.

–Ты увидел в ней нечто родное и побоялся того, что может быть, если оставить ее в живых. Не хотел привязываться к ней. Тебе проще было убить ее, чем снова чувствовать ту боль, которую ты испытываешь до сих пор из-за того, что много лет назад не смог убить воровку, вставшую у тебя на пути.

–Хватит.

Джеймс поднял на Самеди глаза, полные ярости.

–Я понял твою мысль. Можешь не продолжать.

Самеди улыбнулся и глубоко затянулся своей сигарой.

–Я рад, что мы достигли понимания.

Он стряхнул пепел и посмотрел Джеймсу в глаза.

–Если хочешь решить свои проблемы, для начала признай их.

Джеймс встал с кровати и налил себе выпить, потом, слегка помедлив, наполнил еще один бокал для Самеди. Он сел обратно на кровать и молча протянул бокал Лоа.

Самеди усмехнулся, но взял бокал. Отхлебнув, он поморщился и отставил бокал в сторону.

–Редкая дрянь.

–Подстать тебе.

Лоа улыбнулся.

–Теперь ты будешь делать вид, что обиделся?

Джеймс мрачно отпил из бокала.

–Нет. Ты редкостный мудак, но говоришь то, что думаешь. Это дорогого стоит. Хотя из-за этого порой можно получить ножом в почку.

Самеди рассмеялся.

–У меня нет почек. По крайней мере, в том смысле, в котором ты подразумеваешь. Но твоя мысль мне ясна.

–Чудно.

Он осушил бокал одним глотком.

–Вернемся к проблеме.

–Вернемся. Ты в западне.

–Я бы это так не назвал. Повторяю, все идет по плану.

–И каков же твой план?

–Выжить.

–Шикарный план.

–Я тоже так думаю. Может, поможешь мне в его осуществлении?

Самеди задумчиво раскурил очередную сигару.

–Нет. Я хочу посмотреть на то, как ты выкрутишься. Иначе, зачем мне такое бесполезное вложение магии? Так что тебе придется выкручиваться самому.

–Знаешь, а я ведь даже не удивлен. Мне почему-то казалось, что именно это ты и скажешь.

–Ты знаешь, что они для тебя приготовили?

–Скорее всего будут пытаться вытащить из меня какую-нибудь информацию. Всегда так, дело либо в мести, либо в информации. Мстить им мне не за что. Остается информация.

–И какая информация им нужна?

–Понятия не имею. Уж чего, а информации у меня хоть отбавляй. Черт их знает, что именно их интересует.

–И никаких предположений?

–Никаких.

Самеди покачал головой.

–Когда-нибудь твоя глупость выйдет тебе боком.

Он поднялся со стула.

–Может быть, даже в самом скором времени. Сделай мне одолжение, перестать быть идиотом. Ты уже не тот, что прежде.

Джеймс скептически скривил губы.

–И что ты имеешь в виду?

–Еще пять лет назад ты бы не стал подвергать себя такому риску. Иногда я вообще сомневаюсь, оставался бы ты профессионалом, если бы не моя помощь.

Джеймс покрутил в руке пустой бокал.

–На этот счет можешь не сомневаться. Профессионалом я бы остался. Только, быть может, чуть более трезвым.

Он усмехнулся.

–Ты плохо на меня влияешь.


Глава 21

1

–На этот раз мы перейдем к делу? Или вы снова привели меня сюда только для того, чтобы на меня посмотреть? Если вдруг вы воспылали ко мне тайной страстью и боитесь в этом признаться, должен предупредить, что, к сожалению, вы не в моем вкусе.

–Много лет назад вы состояли в одной тайной организации. Мы бы хотели узнать о ней побольше.

Информация. Всегда информация.

–О какой именно?

–Простите?

Джеймс пожал плечами.

–Я состоял во множестве организаций. Какая именно вас интересует?

–Они называли себя Орденом.

–А, что-то припоминаю.

Советник нахмурился.

–Эта организация является пожизненной. Почему вы здесь?

Джеймс усмехнулся.

–Потому что я ушел. А вы правосудие Ордена? Не думал, что они вспомнят обо мне через столько лет.

–Орден никого и ничего не забывает. Но нет, мы не правосудие Ордена. Мы лишь хотим знать, как вы ушли.

–Просто ушел. На своих двоих.

–Я вам не верю.

–Это ваши проблемы.

Он фыркнул.

–Это не та информация, которую я стал бы скрывать. Мне нет дела до Ордена. И никогда не было.

–Что ж, отлично. Тогда расскажите нам все, что знаете.

–Это просто. Я ничего не знаю.

–Все, кто когда-либо состоял в Ордене, что-нибудь знают.

–Но не я. Я никогда не интересовался делами Ордена. Мне платили деньги, я выполнял свою работу. На этом наше общение заканчивалось.

–Хорошо. Я вам верю.

Советник кивнул одному из охранников, и тот удалился из зала. Все это действо слегка насторожило Джеймса. Он подозрительно посмотрел на Советника.

–Хотите знать еще что-нибудь?

Советник снова развернулся к Джеймсу.

–Нет, Мистер Моррис, в этом нет необходимости. На самом деле, мы бы хотели вас кое с кем познакомить.

–Познакомить? И это знакомство можно будет назвать приятным?

–Сомневаюсь.

–Тогда я воздержусь.

Советник снисходительно улыбнулся.

–Это вряд ли. Мистер Моррис, позвольте представить вам нашего большого друга– Барон Суббота.

Где-то в желудке у Джеймса скрутился холодный узел.

Какого черта…

Он развернулся навстречу приближающемуся Самеди.

–Какого черта?!

Самеди усмехнулся.

–Ты удивлен?

–Хотелось бы сказать, что да, но, если честно, то как-то не очень. Чего еще ждать от озабоченного алкоголика.

–Эй, давай-ка без оскорблений. Хотя, по сути, так оно и есть… Но это не дает тебе право тыкать мне этим в лицо.

Он оскалился и отправил в рот очередную сигару. С невозмутимым видом прикурив от собственного пальца, он повернулся к Совету.

–Мне, конечно, доставило огромное удовольствие выражение его лица, но, может, перейдем ближе к делу? Пока я не передумал.

–Конечно.

Советник кивнул. Было видно, что он слегка побледнел.

–Мистер Моррис, наверно, вы решили, что находитесь здесь ради информации. Но, честно говоря, это далеко не главная причина. Просто глупо было бы не спросить вас об этом. Всегда остается шанс, что кто-то что-то да знает. Но сейчас не об этом. Знаю, мы вели себя очень неопределенно, когда сначала приказали вас убить, а затем притащили сюда. На самом деле, вы доставили нам столько хлопот, что это пробудило в нас недюжинный интерес к вашей персоне. Несмотря на то, какую угрозу для нас вы представляете, особенно, после всех наших действий, мы хотели проверить вас на прочность.

Джеймс удивленно вскинул брови.

–Серьезно? Проверить на прочность? Зачем? Неужели вы думаете, что наше сотрудничество еще возможно?

–Безусловно. Об этом позаботится Барон.

Самеди усмехнулся.

–Это мы еще обсудим.

Джеймс улыбнулся, а Советник бросил на Лоа нервный взгляд.

–Мы отправим вас в некое…место. Если вернетесь, обсудим наше сотрудничество. Если нет, что ж, нам же одной проблемой меньше.

–Дайте угадаю, я вернусь, а вы, решите, что раз уж я выжил, то слишком опасен. И убьете меня. Ничего не напоминает? У меня вот в голове отчетливо возникают образы охоты на ведьм. Если женщина утонула– была человеком, если нет– надо ее сжечь. Не самый современный подход, не находите?

Советник развел руками.

–Все новое– хорошо забытое старое. К тому же, поговаривают, что лучше старых методов ничего нет. Так что начнем. Конечно, если вы не против, Барон.

Самеди кивнул. Он повернулся к Джеймсу и перекинул сигару из одного уголка рта в другой.

–Прости, Джеймс, но, боюсь, нам всем нужна эта проверка.

Воздух вокруг Джеймса завибрировал.

Притянув к себе ближайшего охранника, Джеймс быстрым движением свернул ему шею. Выхватив из кобуры пистолет, он направил его на второго охранника и выстрелил. Тот упал.

Воздух почернел и начал сгущаться. Он обступил Джеймса со всех сторон, и в конечном счете Джеймс в нем исчез. Послышалось еще несколько выстрелов, и, когда тьма рассеялась, на месте Джеймса остались лишь трупы охранников.

2

Джеймс был в темноте. Сначала ему казалось, что он падает, бесконечно долго летит в черную бездну. Но потом чувство падения переросло в ощущение невесомости. И, наконец-то, он понял, что может твердо стоять на ногах.

По мере изменения ощущений, менялись также и окружающие его звуки. Вакуумная тишина постепенно переросла в навязчивый шепот, а затем к этому добавились крики и угрожающее рычание.

Вокруг было темно, но темнота больше не была непроницаемой. Джеймс с трудом, но мог различить очертания своих рук. А главное, очертания пистолета, который он отобрал у охранника.

Звуки то приближались, то отдалялись, заставляя Джеймса прислушиваться и вертеться вокруг своей оси, чтобы определить источник шума.

В последний момент, перед скачком, Джеймс успел вытащить у охранника из-за пояса что-то острое. Сейчас же у него появилась возможность рассмотреть, что это. Он с удивлением заметил, что держит в руке свой собственный кинжал, который у него забрали при аресте. Видимо, когда Джеймса забрали из полицейского управления, они заодно прихватили и его личные вещи.

Убрав кинжал на его законное место, под куртку, Джеймс еще раз осмотрелся вокруг. Он не понимал, где оказался, и даже не мог подобрать подходящее слово, которое бы описало это место. Единственное, что Джеймс понимал, это то, что в этом месте кроется какая-то опасность. И она приближается.

Присмотревшись внимательней, Джеймс обнаружил, что тьма вокруг него словно завихряется, образуя нечто, похожее на тоннель. Где-то вдалеке он увидел слабое зеленое свечение. Учитывая то, что вокруг него была сплошная тьма, направление дальнейшего пути было очевидно.

Чем дальше он заходил, тем громче становились шепот и рычание. Он слышал тяжелое дыхание, будто кто-то дышал прямо ему в ухо. Что-то вцепилось в его штанину. Не видя ничего вокруг, Джеймс вслепую ударил это наотмашь. Нечто взвизгнуло и отпустило его.

Освободившись от хватки существа, Джеймс двинулся дальше, но уже буквально через пару шагов вновь был атакован непонятным созданием. Оно было маленьким, но держалось крепко. Джеймс потряс ногой, надеясь стряхнуть его, но у него ничего не вышло.

Вокруг послышались шорохи. Что-то приближалось. Он перехватил пистолет поудобнее и продолжил путь, таща за собой цепкого пассажира.

Вскоре он почувствовал, как что-то оцарапало его ногу. Взглянув вниз, он обнаружил, что на второй ноге присоседилось еще одно существо.

Шум вокруг него все усиливался. Осмотревшись вокруг, он заметил тени, мелькающие в темноте. Существа шипели, рычали и подбирались все ближе.

Джеймс пошарил по куртке в поисках фонарика, но его не было. Его и не могло быть.

Не найдя хоть какой-нибудь источник света, Джеймс пальнул в темноту. Вспышка осветила небольшое пространство вокруг, открыв взору десятки злобных маленьких созданий, которые не могли бы возникнуть и в самом больном рассудке. Они тянули к Джеймсу свои маленькие лапы, похожие на нечто среднее между лапами крысы и енота. Их глаза блестели в темноте совсем не добрым огнем.

Он в упор выстрелил в тварь, висевшую у него на ноге, при этом немного обжегшись. Второе существо он сбил сильным ударом рукояти.

Шепот в темноте перешел в визг. Джеймс слегка попятился, отступая от источника резкого звука. Тени мелькали практически прямо у него перед носом. За ними, на заднем плане, все еще можно было различить слабое зеленое свечение.

Глубоко вздохнув, он вытащил из-под куртки кинжал. Другого момента могло и не представиться. Либо это зеленое свечение поможет ему выбраться, либо он умрет. В любом случае, оставаться на месте не стоило.

Джеймс принялся пробиваться через толпу, расчищая себе путь, орудуя кинжалом и пистолетом. Зеленое свечение становилось все ближе.

При ближайшем рассмотрении расплывчатое зеленое пятно оказалось чем-то, вроде окна, из которого, словно через зеленую пленку, пробивался свет.

Обвешанный существами, исцарапанный, с выдранным клочком волос и еле стоящий на ногах, Джеймс рухнул в это окно, совершенно не заботясь о том, что ждет его на другой стороне.

3

–Думаете, он вернется?

–Не знаю.

Самеди отпил из своего бокала.

–Джеймс крепкий сукин сын. Но обычно оттуда не возвращаются. За все мое долгое существование такое случалось всего пару раз.

–Но шанс у него есть?

Советник обеспокоенно мерил шагами комнату. Глядя на него, Самеди изрядно развеселился.

–Вы что-то чересчур нервничаете. Неужели, никогда не отправляли людей в мир иной?

–Не таким способом.

Самеди усмехнулся и, прищурившись, чуть подался вперед.

–Скажите, вы больше боитесь того, что он не вернется, или того, что вернется?

–А как вы сами считаете?

–Я считаю, что вы мечетесь между страхом того, что он вернется и убьет вас, и вашей собственной алчностью, которая нашептывает вам, что, если он вернется, на человеке с такими возможностями можно сделать очень неплохие деньги. Скажете, что я не прав?

Советник сердито нахмурился, но сдержал порыв потому, что грубить Лоа не стоит. Это может быть чревато последствиями.

–Я никогда не отрицал того, что этот человек чрезвычайно опасен. И я также никогда не скрывал, что исходящая от него угроза может стать прекрасной золотой жилой. Но он непредсказуем и абсолютно не поддается контролю. Мы долго его изучали. Каждый раз, когда он работает на какую-нибудь организацию, его нанимателям это выходит боком. И далеко не все после этого могут оклематься.

Самеди пожал плечами.

–Джеймс довольно свободолюбив. Этого у него не отнять. Нельзя рассчитывать на помощь льва, не допуская того, что однажды он может тебя сожрать.

–Здесь скорее тот случай, когда тебе очень повезет, если он в первую же секунду не откусит тебе голову.

–Вы сами выбрали такой вид деятельности. Неужели, вы рассчитывали на то, что не будете сталкиваться с угрозами?

–У всего есть предел. Если угроза становится слишком ощутимой, ее необходимо устранить.

–Что ж, ваш подход вполне имеет право на существование. Я бы сказал, что он даже очень близок к истине. Но, несмотря на это, вы выглядите, скорее, как трясущаяся от страха мышь, нежели как дальновидный деловой человек.

Советник весь покраснел от ярости, но все же снова проглотил слова, готовые сорваться с его языка.

Самеди выжидательно склонил голову, но поняв, что ответа не последует, с усмешкой отвернулся.

Он слегка поболтал содержимое своего бокала, и количество спиртного значительно возросло. У него в руках снова был полный бокал. Самеди с наслаждением сделал глоток.

–Честно говоря, я начинаю сомневаться, что в данном конфликте мне следует принять именно вашу сторону.

Советник удивленно поднял брови.

–Мы крупнейшая компания. Столько душ, сколько вы получаете от нас, вы не соберете ни с одного наемника-одиночки.

–Возможно, но вы начинаете действовать мне на нервы. И я бы не рекомендовал вам узнавать, что обычно происходит после этого.

Он широко улыбнулся, но в его улыбке не было ни тени веселья. Поднявшись с кресла, он небрежным движением стряхнул с фрака налетевший на него пепел.

–Надеюсь, вы примите во внимание то, что я сейчас вам сказал.

Он многозначительно кивнул и по своему обыкновению растаял в воздухе.

4

Джеймс ввалился в какой-то длинный темный коридор. Перед глазами все плыло, но собрав последние силы, он развернулся, держа в руках пистолет и готовясь отстреливаться. Но окно, через которое он попал сюда, словно никогда и не существовало, как и маленьких надоедливых тварей, успевших (в чем он никогда не признается) довольно сильно его потрепать.

Не увидев ничего, Джеймс опустил пистолет и развалился прямо посреди коридора. Сложив руки на животе, он пялился в потолок. Его тело абсолютно отказывалось шевелиться. Да он и не настаивал.

Пролежав так минут пятнадцать, Джеймс все же решил встать и осмотреться.

В коридоре было темно, но все же не так темно, как в том месте, откуда он только что выбрался. Так что Джеймс не жаловался.

Пройдя немного вперед, он уловил крепкий запах, показавшийся ему до боли знакомым. Но он не мог вспомнить, что это. Выйдя из коридора на лестничную площадку, Джеймс посмотрел вниз. Внизу что-то мелькнуло, и раздался ружейный выстрел.

А вот и причина запаха-порох.

Помимо запаха пороха воздух начал наполняться тяжелым медным запахом, оседающим на языке.

Кровь.

Джеймс проверил, сколько пуль осталось в обойме, и осторожно начал спускаться вниз, стараясь ступать как можно тише.

Спустившись, он огляделся вокруг. На первый взгляд все было тихо, но в воздухе витал все тот же запах. Из небольшой комнатки под лестницей послышался стон.

Джеймс осторожно приблизился к приоткрытой двери и толкнул ее ногой. Внутри лежал раненный мужчина. На животе у него расползалось большое кровавое пятно. Увидев Джеймса, он попытался приподняться.

– На нас напали. Они уже здесь, мы не можем отбиться. Нужна подмога. Ты должен…

Он закашлялся.

–…должен предупредить штаб…

Джеймс во все глаза смотрел на раненного мужчину. Нахмурившись, он мотнул головой, но видение не исчезло.

Какого черта? Конфидераты?..

Мужчина был одет в форму армии конфидератов времен гражданской войны. И это означало либо то, что Джеймс спятил, либо, что он все еще не вернулся в свое измерение. И он не знал, какая перспектива нравится ему больше.

Углубившись в свои размышления, Джеймс даже не заметил, как с телом солдата стало происходить что-то странное. Мужчина стал словно мерцать, а затем просто исчез.

Джеймс завертел головой, но в комнате было пусто. Из холла послышались крики. Он вышел из комнаты и увидел солдата, который крича что-то, палил из мушкета в нечто, неподвластное взгляду Джеймса. Выстрелив еще несколько раз, мужчина побежал в сторону комнаты. Добежав до двери, он развернулся и еще раз выстрелил. Сделать второй выстрел он не успел, все его тело дернулось, и он влетел внутрь комнаты. Джеймс заглянул внутрь, на животе мужчины снова стало расползаться пятно.

–На нас напали. Они уже здесь, мы не можем…

Не зная, что и думать, Джеймс медленно закрыл дверь в комнату с раненным солдатом и вернулся в холл.

Из холла вел еще один коридор, весь увешанный старинными картинами. Пока он шел по нему, вокруг слышались стоны и звуки пальбы. Видимо, тот солдат был не единственным местным духом.

Коридор вывел его в просторный зал, являвшийся, видимо, в этом доме парадным. Напротив дверей, скорее всего, ведших наружу, расположились две широкие лестницы на второй этаж. Все говорило о том, что этот дом принадлежал когда-то очень состоятельным людям.

Отвлекшись от созерцания окружающей его обстановки, Джеймс подошел к высоким створчатым дверям.

Он подергал входные двери, но они не открылись. Со злостью залепив по ним кулаком, Джеймс отошел назад.

–Ну охереть теперь.


Глава 22

1

Справившись с приступом гнева, Джеймс снова повернулся к залу и с удивлением заметил, что с вершины лестницы за ним с любопытством наблюдает монахиня. Увидев, что Джеймс ее заметил, монахиня поспешила вглубь дома. Недолго думая, Джеймс направился за ней, перескакивая через две ступеньки.

Когда Джеймс добрался до верха, монахиня уже скрылась, лишь краем глаза он заметил часть монашеского одеяния, исчезающего за поворотом.

Джеймс забежал в просторную темную комнату, по пути по инерции хорошенько приложившись плечом о дверной косяк. Потерев ушибленное плечо, он пошарил рукой по стене, ища выключатель.

В комнате зажегся тусклый свет, но его не хватало чтобы осветить все пространство. В тени, прячась за высоким торшером, стояла монахиня. Ее строгая фигура практически сливалась с окружающей обстановкой. Джеймс сделал шаг в ее сторону, но монахиня предостерегающе подняла руку.

–Ближе не надо. Кто вы?

–Эм…Меня зовут Джеймс.

Он улыбнулся максимально очаровательно.

–Не бойтесь меня, я вас не трону.

Монахиня усмехнулась.

–Вот уж за это я точно не волнуюсь. Как вы сюда попали? Я здесь вас раньше не видела.

–Я бы и сам хотел это знать. Вы и не могли, я тут недавно…минут двадцать, может быть.

–Вам здесь не понравится.

–Воодушевляет. Но все же, где здесь?

–Не столь важно, что это за место. Важно то, что, если вы здесь, то мертвы. Мне жаль.

Джеймс нахмурился.

–Выйдете из тени.

–Не стоит этого делать.

Он недоверчиво прищурился.

–Почему?

–Я не хочу вас напугать.

Джеймс рассмеялся.

–Что? Не говорите ерунды. Вряд ли меня еще может что-то испугать. Выходите.

–Как скажете.

Монахиня вышла из тени, навстречу Джеймсу.

При виде ее лица он невольно скривился, но тут же взял себя в руки.

–Не вижу ничего страшного.

–Вы так думаете?

–…Да.

Приободренная монахиня подняла голову и улыбнулась тем, что осталось от ее губ. Остальная же часть ее лица была сильно изуродована. Через рваную щеку были видны зубы и часть челюсти. Что бы ни случилось с монахиней при жизни, смерть ее уж точно не была мирной и безболезненной.

–Кто вас так?

Она осторожно дотронулась до остатков щеки.

–Столько времени прошло…Это уже не важно.

Она покачала головой. Ее лицо выражало такую глубокую скорбь, что Джеймс невольно отвел взгляд.

–Расскажите мне побольше об этом месте. Как отсюда выбраться? Двери заперты.

–Конечно, заперты. Мертвые не могут покинуть дом.

–Но я не мертв.

–Я не хотела на вас все так вываливать, но чем скорее вы признаете случившееся, тем скорее вам станет легче.

–Но…

–Не противьтесь.

Он мотнул головой.

–Послушайте, я знаю, что в это трудно поверить, учитывая обстоятельства, но я живой, правда.

Монахиня тяжело вздохнула.

–Если бы вы знали, как часто мне приходится слышать это от новоприбывших несчастных.

Джеймс раздраженно схватился за волосы.

–Да чтоб его…

Он закрыл лицо ладонями и выдохнул.

–Ладно, давайте начнем сначала. Я попал сюда не из-за того, что умер, а из-за того, что повздорил с довольно сильной сущностью, если быть точнее, с бароном Вуду. Хотя…

Он бросил скептический взгляд на ее одеяние.

–Теперь все это звучит для вас еще более неправдоподобно.

–Нет.

Она подошла к Джеймсу и взяла его руку в свои. Он с удивлением отметил, что начинает привыкать к ее облику и его больше так не коробит.

–Нет, то, что вы говорите, вполне имеет право на существование. За столько лет, проведенных здесь, я повидала много такого, что не могу объяснить с помощью одной лишь веры. Я не говорю, что отказалась от нее, но, при виде такого, некоторые границы размываются.

Она пожала плечами.

–Предположим, что произошло именно то, что вы говорите. Тогда, что именно вас тут держит?

Джеймс торжествующе развел руками.

–Вот именно это я и пытался узнать.

–Боюсь, я вам ничем не смогу помочь. Я стараюсь по мере сил помогать новым душам, но вас трудно назвать душой. С таким я еще не сталкивалась. Живые посещают нас крайне редко, и то все равно находятся по ту сторону.

–Что?

Джеймс слегка оживился.

–Что значит по ту сторону?

Монахиня замялась.

–Я не знаю, как лучше это объяснить. Иногда грань между нашими мирами словно истончается, и мы можем видеть живых, посещающих этот дом. В свое время этот дом был довольно знаменит, и теперь в нем музей. Ну, по ту сторону. И иногда мы видим посетителей, расхаживающих по залам.

Джеймс задумчиво потер подбородок.

–Значит, грань между мирами истончается?

–По-видимому так, я в этих делах не эксперт, но думаю, что так. Некоторые местные духи довольно злобные, но здесь им не на ком выместить свою злость. И они нашли себе другое развлечение. Они цепляются за посетителей и, проникая им в разум, сводят с ума. Я этого не одобряю, но и повлиять на это никак не могу.

–Покажите мне их?

–Только если они сейчас здесь. Мы видим живых не постоянно, это происходит словно периодами.

Она направилась к выходу из комнаты.

–В основном, я встречаю их внизу. Пойдемте.

Джеймс проследовал вслед за монахиней через коридор и вниз по лестнице.

Встав напротив входных дверей он еще раз хмуро на них посмотрел. Протянув руку, он ухватился за ручку.

–Бесполезно. Зря тратите время. Обитателям дома эта дверь неподвластна, и вам, я полагаю, тоже.

Обернувшись на монахиню, Джеймс снова перевел взгляд на двери. Собравшись с силами, он еще раз сильно дернул ручку. Но ничего не произошло, дверь так и осталась закрытой.

Сдаваясь, он поднял руки.

–Ладно, давайте пойдем посмотрим на ваши привидения.

2

–Что значит, вы никого не посылали?! Ваш человек забрал моего подозреваемого!

–Мне очень жаль, капитан, но мы ничем не можем помочь. Судя по всему, вас провели. Я бы посоветовал вам объявить вашего пропавшего в розыск как беглеца. Наше учреждение тут ни при чем. Так что, либо подавайте в розыск, либо ищите по другим инстанциям.

–Нет уж, послушайте…

–Ничем не можем помочь. До свидания.

–Нет! Не смейте бросать трубку! Я…Алло. Алло!..

В трубке послышались гудки.

–Дьявол!

Мюррей с грохотом опустил трубку на автомат, дав выход своей ярости.

–Оливер!

Оливер заглянул в кабинет.

–Вы звали, капитан?

–Да, Оливер, объяви в розыск того засранца, которого на днях забрали спецслужбы.

–Но, капитан, разве у нас не забрали это дело?

–Я только что говорил об этом по телефону. Все службы отрицают свою причастность. Он просто пропал. Так что делай, что я говорю. Поработай с художником и разошли ориентировку. Пусть его объявят в розыск.

–Объявить его в розыск как Лео Адамса?

Мюррей задумался, но, в конце концов, лишь махнул рукой.

–Нет, это бесполезно. Называя это имя, он просто развлекался. Вряд ли он использовал его где-то еще. Не стоит акцентировать внимание именно на этом имени, это может пустить общественность по ложному следу.

Оливер кивнул.

–Хорошо, я понял. Что-нибудь еще, капитан?

–Нет, Оливер, можешь идти.

3

Мимо него скользнула тень, и от неожиданности Джеймс отшатнулся. Монахиня улыбнулась.

–Ну вот, а говорили, что ничего не боитесь.

–Я и не боюсь, это рефлекс. А монахиням вообще можно подтрунивать над несчастными смертными?

Она смущенно потупилась.

–Я над вами не подтруниваю.

Она подняла голову, и Джеймсу показалось, что в ее глазах мелькнул лукавый огонек.

–К тому же, я думаю, данные обстоятельства дают мне небольшую поблажку.

Джеймс усмехнулся.

–И где эти правила прописаны?

–Уж точно не в святом писании. Сомневаюсь, что в нем было какое-то руководство к подобному стечению обстоятельств. Да простит мне господь мое богохульство.

–Эти тени, вы имели в виду их, когда говорили о посетителях?

–В целом, да. Иногда я вижу их четче, словно они стоят прямо передо мной, а иногда лишь их тени.

Она покачала головой.

–Не знаю от чего это зависит. Может, от крепости связи между нашими мирами. Но что на это влияет, я и представить не могу.

–Что ж, давайте выясним.

В зале на стенах висело множество картин, а на небольших столиках стояли различные редкости. То там, то здесь можно было заметить тени, скользящие между экспонатами прогулочным шагом.

В центре зала, на диване, сидел статный мужчина в одежде времен гражданской войны и чистил мушкет.

Джеймс подошел ближе, но мужчина не обратил на него никакого внимания. Он просто продолжал чистить свое оружие.

–Булл-Ран, Силома, Коринф, Миссисипи, Булл-Ран, Силома, Коринф, Миссисипи, Булл-Ран…

Джеймс помахал рукой перед его лицом и, не добившись результата, вернулся к монахине.

–Что с ним?

Монахиня сочувственно покачала головой.

–Это полковник Борегард. Практически все время он сидит здесь, чистит свой мушкет и перечисляет битвы, в которых принимал участие.

Джеймс бросил взгляд на полковника.

–Да уж, не самая радужная перспектива для того, чтобы провести вечность.

–Да, но, с другой стороны, эта участь лучше, чем участь тех несчастных, которые снова и снова обречены проживать собственную смерть.

–А почему вы не такая, как они?

Он окинул монахиню подозрительным взглядом. Поймав его взгляд, она отвела глаза.

–Не знаю. Видимо, мой дух оказался сильнее, чем я думала. Но я не одна такая. В доме есть и другие духи, не утратившие рассудок. Возможно, скоро вы их увидите. Они не любят чужаков, но скоро они к вам привыкнут.

–Надеюсь, к этому моменту меня уже здесь не будет.

Монахиня кивнула.

–Да, пожалуй, надежда и вера– это все, что нам остается.

Джеймс вскинул бровь.

–А что в таком случае делать людям, далеким от веры?

–Попытаться ее обрести.

–Оптимизм из вас сегодня так и хлещет.

Насколько возможно, ее лицо покрылось румянцем.

–Простите мне мое неверие, но даже как человеку, который привык слепо верить, мне тяжело представить, что отсюда можно выбраться. Надеюсь, я ошибаюсь.

–Я тоже.

Джеймс подошел к одному из посетителей и попытался его коснуться, но его рука просто прошла сквозь него.

–Проклятье!..

Он повернулся к монахине. Она стояла в стороне и с интересом наблюдала за его действиями. Увидев, что Джеймс смотрит на нее, она попыталась ободряюще улыбнуться, но из-за отсутствия значительной части лица это получилось у нее не очень хорошо. Джеймс вздохнул.

–Вы уже пробовали войти с ними в контакт?

–Да, и не раз. Но у меня это никогда не выходит. Наверно, я делаю что-то не так.

Джеймс задумчиво посмотрел на тени.

–Может, вы были недостаточно настойчивы?

–Я старалась.

Джеймс улыбнулся.

–Я и не отрицаю этого. Но все же, иногда мы сдаемся слишком рано…

Встряхнув головой, чтобы избавиться от дурных мыслей, Джеймс снова подошел к теням. Но как бы он ни старался, посетители его не замечали. Порой они просто проходили сквозь него, даже не замедляя шаг.

Вконец разозлившись, Джеймс вмазал кулаком по призрачной сущности и, к своему удивлению, почувствовал, как тень отшатнулась.

Другая тень приблизилась к первой, и в комнате зазвучали голоса, будто растекающиеся по всему помещению.

–Дорогой, ты в порядке?

–Что? А, да…Просто…Просто мне показалось, что я что-то увидел.

–С тобой все в порядке?

–Да, не переживай. Только немного заболело плечо, видимо, снова суставы разнылись.

–Ну вот, Джош, а я ведь столько раз говорила тебе, чтобы ты сходил к врачу. Но ты ведь никогда меня не слушаешь…

–Не начинай…

Голоса потихоньку стихали, словно ненадолго образовавшаяся брешь снова затягивалась.

Джеймс с ошарашенным видом обернулся в сторону своей спутницы. На ее лице читалось не меньше удивления.

–У вас получилось!

–Да…кажется.

–Но он вас почувствовал! Я столько времени пыталась войти с ними в контакт…

–Боюсь, что, судя по всему, для этого нужно кое-что, чего у вас нет.

–Что?

–Ярость.

Монахиня задумалась.

–Вам нужно поговорить с Уилфредом.

Джеймс внимательно следил взглядом за перемещающимися фигурами.

–С Уилфредом? А это еще кто?

–Один мятежный дух, обитающий в этом доме.

–И зачем мне с ним разговаривать?

–Если вы хотите связаться с той стороной, он может вам помочь. Он один из тех, кто развлекает себя тем, что манипулирует этими несчастными.

Джеймс сжал пальцами переносицу.

–И почему вы сразу с этого не начали?

Монахиня снова смущенно потупилась.

–О…я…я просто сразу не подумала…извините.

4

–Уилфред?

–Смотря кто спрашивает.

Солдат развернулся и посмотрел на Джеймса с нескрываемым недовольством.

Джеймс с сомнением взглянул на монахиню, но та в ответ лишь кивнула. Он снова развернулся к солдату.

–Поговаривают, ты знаешь, как связаться с живым миром.

Солдат поджал губы.

–И что с того?

–Можешь помочь мне с этим?

–Нет.

–А если перестать быть скотиной?

Уилфред внимательно посмотрел ему в глаза.

–Нет.

–Почему?

–Не хочу.

Джеймс нахмурился. Пальцы непроизвольно сжались в кулак.

–Зачем вообще ты этим занимаешься? Мне сказали, что ты можешь завладевать разумом живых.

–Кто-то слишком много болтает.

Солдат бросил злой взгляд на монахиню.

–Это не ваше дело.

–Да ладно тебе, мужик, я почти уверен, что ты делаешь это из-за скуки. Давай поможем друг другу. Ты поможешь мне с ними связаться, а я гарантирую тебе хоть какое-то развлечение. Уж всяко лучше, чем сидеть здесь без дела.

Уилфред фыркнул.

–Много ты знаешь. Ты здесь новенький, так что не надо делать вид, что ты понимаешь, как здесь все устроено.

Джеймс передернул плечами.

–У меня не было такой цели. Но ты бы тоже перестал бы делать вид, что мое предложение тебя не интересует.

Солдат раздраженно махнул рукой.

–Ладно.

5

–Сосредоточься.

–Я сосредоточен.

–И где тогда результат?

–Будет у тебя в заднице, если не заткнешься.

Уилфред, сдаваясь, поднял руки.

–Сам просил помочь.

–Вот и помогай, а не мешай.

Джеймс нахмурился и, максимально сосредоточившись, протянул руку к посетителю. Но его рука по-прежнему проходила сквозь него.

Он разочарованно плюхнулся на диван рядом с Борегардом, тот даже не шелохнулся.

–Да как это у тебя получается?

Уилфред пожал плечами.

–У меня было много времени.

Он подошел к тени и выставил руки так, что голова посетителя оказалась между его ладонями. Вокруг нее начала образовываться мерцающая дымка. Уилфред закрыл глаза, по его лицу расплылась довольная улыбка, от которой бросало в дрожь.

Постепенно поведение тени стало меняться, ее конечности дергались в хаотичном порядке. Неожиданно, рванув в сторону, тень сбила с ног другого посетителя, и началась возня, своими очертаниями очень походящая на драку.

Глядя на все это, Уилфред усмехнулся и с самодовольным видом прислонился к стене.

–Ну что, попробуешь?

Джеймс уже собирался послать солдата куда подальше, но его внимание привлекло движение сбоку от него. Развернувшись, Джеймс с удивлением проследил взглядом за тем, как Борегард, взяв свой мушкет, встал и размеренным шагом направился к выходу из комнаты.

–Чего это он вдруг…

У него под ногами завибрировал пол. Джеймс обернулся к монахине, которая все это время наблюдала за происходящим со стороны, и ему совсем не понравился ее встревоженный взгляд.

Она склонила голову, словно прислушиваясь. Так продолжалось некоторое время. Наконец, видимо, придя к каким-то выводам, она обернулась к Джеймсу.

–Найдите укрытие.

–Что?

Он удивленно вскинул брови. Чтобы не терять время на объяснения, монахиня быстрым шагом приблизилась к Джеймсу и, схватив его за руку, потащила в другой конец комнаты.

Забившись в щель между шкафом и витриной, они прижались к стене. Бросив взгляд вглубь комнаты, Джеймс отметил, что Уилфред тоже занял стратегическое положение под массивным столом. Он обернулся к монахине.

–Почему…

Она сердито шикнула на него, напряженно всматриваясь в дверной проем. Все вокруг тряслось. И вибрация с каждой секундой только усиливалась.

Неожиданно к вибрации прибавился гул множества голосов. Вытянув руку в сторону, монахиня еще сильнее прижала Джеймса к стене.

Гул приближался. И вот из стен уже начали выскакивать первые солдаты, слившиеся в итоге в один сплошной поток.

Они проходили сквозь стены, палили из мушкетов и сшибали все на своем пути. Когда все закончилось, помещение выглядело так, словно по нему прошла целая армия. Хотя, в принципе, так оно и было.

Монахиня вышла из их укрытия и стала молча ставить на место опрокинутую мебель. Выйдя из ниши, Джеймс помог ей перевернуть диван.

–Что это было?

–Армия.

Он усмехнулся.

–Это я заметил.

–Просто еще одна петля.

–Но, если это петля, то почему это не повторяется постоянно?

Она пожала плечами.

–Эта петля не постоянная, она скорее…

Женщина задумалась, ища нужное слово.

–…скорее периодическая. Это повторяется пару раз в сутки, примерно, в одно и то же время. Ну, насколько мы можем судить. Здесь нет часов.

–И это всегда вот так?

–Практически. Но мы уже привыкли.

Уилфред, отряхиваясь, вылез из-под стола.

–Говори за себя, дорогуша. Лично я к этому дерьму так и не привык.

Монахиня покачала головой и, кинув на него презрительный взгляд, отвернулась. Невооруженному глазу было видно, что эти двое не ладят.

Тени все также бродили по комнате как ни в чем не бывало. Джеймс повернулся к Уилфреду.

–Ну что, продолжим?

Уилфред сердито посмотрел на него, но Джеймс и бровью не повел. Сдавшись, солдат раздраженно вздохнул.

–Пробуй давай. Лишняя болтовня только тратит мое время.

Джеймс ухмыльнулся и подошел к одному из посетителей. Подражая действиям Уилфреда, он вытянул руки и постарался сконцентрироваться на пространстве между его ладонями. Он попытался спроецировать в него все свои эмоциональные силы. Но не получил от этого ни единого отклика. Ему даже не удалось обездвижить тень, не говоря уж о том, чтобы в корне изменить ее поведение. Выругавшись, Джеймс снова сел на диван.

–Проклятье! Это бесполезно. У меня нет времени на то, чтобы практиковаться!

Уилфред пожал плечами.

–Тогда я ничем не могу тебе помочь. Здесь нет никакого секрета, никакой особой методики. Я потратил на это уйму времени.

–У меня нет времени.

–Тогда твои дела плохи.

Он снова пожал плечами и, развернувшись, вышел из комнаты.

–Твою мать.

Закрыв глаза, Джеймс откинулся на спинку дивана.

–Мне никогда отсюда не выбраться.

6

–Уилсон!

–Да, мистер Сорренс?

–Есть какие-нибудь новости про Морриса?

–Боюсь, что нет.

Сорренс разочарованно вздохнул.

–А как отнеслись к происходящему остальные члены Совета?

–Право, мистер Сорренс, не понимаю, почему вы спрашиваете об этом именно меня.

–Брось, Уилсон. Мы оба прекрасно знаем, что тебе известны все местные слухи и интриги.

–Если говорить гипотетически…

Закатив глаза, Сорренс покачал головой.

–Хорошо, давай говорить гипотетически.

–Если говорить гипотетически, я бы сказал, что большая часть советников обескуражены, они не понимают, что происходит.

–Я всегда говорил, что мы набрали в нашу организацию беспросветных тупиц.

–Мне кажется, они просто обеспокоены нашей связью с Бароном. Местные-народ довольно суеверный. Им не нравится, что вы играете с огнем.

–Ты тоже так считаешь?

Сорренс бросил на Уилсона взгляд, полный истинного любопытства. Поймав этот взгляд, Уилсон отвел глаза.

–Я бы так не сказал. Моя работа– делать то что мне говорят. Мне некогда гоняться за суевериями. Если Совет считает, что подобный союз-необходимость, значит, так оно и есть.

Сорренс усмехнулся.

–А ты далеко пойдешь, Уилсон. Конечно, если будешь продолжать в том же духе.

–Благодарю, сэр.

–Сообщи мне, если кто-нибудь будет проявлять излишнее любопытство. Я понимаю, что, устроив все это, мы не могли не привлечь внимание, но все же, если кто-нибудь будет выделяться, дай мне знать.

–Хорошо, мистер Сорренс, я вас понял. Если что-то узнаю, незамедлительно сообщу. Кстати, я принес вам документы, которые вы просили. Пришлось повозиться, чтобы найти их, но в конце концов, мне это удалось.

Сорренс практически выхватил протянутые ему документы.

–Прекрасно. Просто прекрасно. Можете идти, Уилсон.

Уилсон кивнул и вышел из кабинета.

7

–Не накручивайте себя. Вы не можете заставить себя сделать то, что вам не подвластно. Может, со временем…

–Я же сказал, у меня нет времени! Как вы не понимаете? Я все еще жив. Пока жив. И собираюсь оставаться таковым в ближайшее время.

Он бросил на монахиню сердитый взгляд, и она отвернулась.

–Я хотела сказать, что, может, со временем вы привыкните к этому месту, и оно перестанет действовать на вас так угнетающе. Мы привыкли… Нам пришлось.

–Вот именно, что пришлось. Я привыкать к этому не собираюсь. Я должен вернуться обратно.

Она смутилась.

–Простите за нескромный вопрос, но вы так рветесь на ту сторону…у вас там семья?

–Не обязательно иметь в жизни смысл, чтобы ценить ее.

Джеймс вздохнул и, поднявшись с дивана, прошел мимо окончательно сконфуженной монахини к выходу из зала.

Пройдя по коридорам, он снова оказался в небольшом зале с дверьми, ведшими на улицу. Подойдя к дверям, он почти нежно провел по ним рукой, но тут же, разозлившись, крепко стукнул по ним ногой.

Он сел на нижние ступеньки лестницы и начал буравить дверь тяжелым взглядом. В его голове копошились многочисленные вариации пути побега из этого призрачного заточения, но ни одна не казалась ему на данный момент возможной для осуществления.

Из коридора, ведущего в зал, в котором осталась монахиня, вышли две тени. Они остановились около небольшой статуи, стоящей напротив дверей. Поговорив о чем-то, тени пожали друг другу руки, и одна из них прошла сквозь входную дверь.

Джеймс, внимательно наблюдавший за происходящим, поднялся со ступенек и направился за первой тенью. Но достигнув дверей, лишь врезался в них. Он выругался и оглянулся.

Вторая тень, закончив осмотр зала, тоже собралась выходить. Джеймс расставил руки, преграждая ей путь, но тень его даже не заметила. Он почувствовал, как призрачное создание проходит сквозь него. Его захлестнула волна сильнейшей ярости, и он даже не заметил, как слился с тенью в одно единое целое.


Глава 23

1

Джеймс повалился на крыльцо, тяжело дыша. Его состояние было чрезвычайно похоже на панический приступ, его тело явно не было готово к подобным перемещениям. Подняв глаза, он увидел удаляющуюся как ни в чем не бывало тень.

Он бросил взгляд вниз, на свои руки, и, собравшись с силами, с трудом стал подниматься.

Оглядевшись по сторонам, он оценил обстановку, чтобы установить свое место положения. К своему удивлению он обнаружил, что находится совсем рядом с французским кварталом. И это было ему чертовски на руку.

Он бросил на дом последний взгляд, подумав, что позже, когда все уляжется, наведет о нем кое-какие справки. И уделит особое внимание всему, что касается находящегося рядом монастыря и монахинь, в частности. Что-то в этом всем не складывалось, и это не давало Джеймсу покоя.

Ноги все еще тряслись, и он ничего не мог с этим поделать. Было ощущение, словно его всего пропустили через мясорубку. К тому же, его не покидало чувство, что он-таки оставил в той тени частичку себя.

Собравшись с мыслями, Джеймс спустился с крыльца и направился вглубь французского квартала. Вокруг было очень тихо, и это казалось чрезвычайно неестественным по сравнению с обычным для этого места укладом жизни.

Пока он шел по пустынным улочкам, его не отпускало чувство тревоги, заставляющее его постоянно оглядываться по сторонам. Пару раз ему даже казалось, что он видел кого-то в окнах пустынных домов. Но он раз за разом убеждал себя в том, что это лишь игры его воображения, вызванные переутомлением. К тому же, это вполне могли быть живые люди, проскочившие через пространство из-за слишком тонкой границы, как это было в особняке.

Но что бы там ни пряталось, Джеймс совсем не горел желанием проверять, что это.

Несколько раз ему даже попадались духи, которые, однако, при виде него сразу же спешили убраться подальше. Джеймс не знал, чем была вызвана подобная реакция, но догадывался, что он виновен в этом лишь отчасти. И эта догадка лишний раз заставляла его оборачиваться.

У Джеймса успел сформироваться вполне определенный план, но он совершенно не был уверен в его успехе. Однако, несмотря на это, он твердо был намерен попытаться.

Но с каждым его шагом ощущение чьего-то присутствия становилось все сильнее, и это его не на шутку тревожило.

2

Джеймс вошел в дом, где по его расчетам в реальном мире должна была находиться травяная лавка Борони. Помещение было серое и пустынное, впрочем, как и все по эту сторону. Вещи валялись в беспорядке, и кое-какие из них явно пришли не из этой эпохи.

Расчистив себе немного места, Джеймс сел на пол и закрыл глаза. Борони как-то говорила ему, что имеет особенную связь с потусторонним миром. Теперь пришло время, это проверить.

Закрыв глаза, Джеймс постепенно начал уходить в себя, его состояние чем-то напоминало медитацию. Он постарался сфокусировать все свои мысли на чернокожей жрице, снова и снова вызывая у себя в сознании ее образ. Представляя ее лицо.

–Борони! Борони, ты слышишь меня? Мне нужна твоя помощь.

Он отстранялся от окружающего мира все больше, проваливаясь сквозь слои реальности. Вскоре ему стало казаться, что его тело совсем ничего не весит, а реальность словно утекает сквозь пальцы.

Он достиг состояния, которое практикующие специалисты называют состоянием тотального погружения. Все вокруг перестало существовать. Он снова летел через черный тоннель.

–Джеймс?

3

–Это все, что вы хотели? Может, желаете взглянуть на травы? Есть на любой случай. От болезней, для денег, для любви.

Борони многозначительно подняла брови. Посетительница засмеялась.

–Нет, спасибо. Боюсь я и так оставила у вас почти все свои деньги. Муж будет в ярости, я такая транжира.

–Что ж, если вдруг надумаете, я всегда здесь.

Женщина уже собиралась уходить, но перед выходом немного замялась.

–Простите, не сочтите за грубость, но откуда у вас эти отметины на шее?

Борони непроизвольно дотронулась рукой до синяков. Она вежливо улыбнулась чрезмерно любопытной покупательнице.

–Ничего страшного, не беспокойтесь.

–Вы не должны это терпеть.

–Что?

–Я…я сама когда-то стала жертвой домашнего насилия. Мне было страшно, и рядом не было никого, кто решил бы мне помочь. Но я справилась с этим. И вы справитесь. Не молчите, обратитесь в полицию. Вы достойны лучшего.

Борони вздрогнула, вспомнив черные нечеловеческие глаза всего в нескольких сантиметрах от ее лица. Казалось, что они смотрят прямо ей в душу. Отогнав от себя это видение, она заставила себя рассмеяться.

–Не переживайте так, милая. Для паники совершенно нет причин. Мои синяки носят сугубо сексуальный характер.

Да уж, поимел он меня по полной.

Видя замешательство на лице посетительницы, Борони улыбнулась.

–Что, не ожидали такого от старушки лавочницы? Я в самом расцвете сил, дорогая. Мы еще можем подсыпать перца.

Женщина смутилась и потупила взгляд.

–Ооо, прошу, извините меня за мою бестактность. Мне не следовало лезть не в свое дело.

–Ну что вы. Вы же просто хотели помочь. Спасибо вам за то, что не остаетесь равнодушной.

Женщина слабо улыбнулась в ответ. Было видно, что она все еще очень смущена.

Борони проводила ее до двери и, закрыв лавку, повесила табличку об окончании рабочего дня. На сегодня с нее хватит туристов.

Она принялась раскладывать травы, лежащие в беспорядке после рабочего дня.

Борони…

–Что…

Она резко развернулась, но никого не увидела.

-Борони, мне нужна твоя помощь.

–Кто ты?

Она с силой сжала висящий у нее на шее амулет, предназначенный защищать его хозяйку от злых сил.

Борони.

–Джеймс?

Она удивленно уставилась на пустую лавку.

–Джеймс? Где ты? Что это еще за шутки?!

Выражение ее лица вместо испуганного стало сердитым.

–А ну выходи. Перестань дурачиться.

Борони? Это правда ты?

Жрица фыркнула.

–Конечно я, умник, ну а кто же еще? Выходи уже давай.

Я бы рад. Но не могу.

–Что значит, не можешь?

Она отошла от прилавка и стала разглядывать комнату в поисках мест, где можно спрятаться.

Я, можно сказать, застрял.

–Застрял? Где?

В другом мире.

–Что?!

Ее рот округлился.

Ну, не знаю, как это точно называется, но тут повсюду призраки… и еще какие-то твари. Так что, похоже это загробный мир.

–Как ты туда попал?

Самеди постарался.

–Он… убил тебя?

-Нет.

Борони облегченно вздохнула.

Ну, наверное, нет. Кажется, он просто забросил меня в этот мир. По крайней мере, он сказал, что я могу вернуться.

–Я так и знала, что этот союз ничем хорошим не закончится. И я говорила тебе об этом.

Не начинай. Поезд уже ушел. Твои поучения делу не помогут.

–Зачем он это сделал?

Кто ж его знает. Хотя, скорее всего, он хотел проверить меня на прочность. Точнее, именно это он и сказал.

–Но зачем это ему?

Мы немного поспорили, и у Самеди создалось впечатление, что я больше не могу справляться без него.

–И ты, конечно, дурья башка, решил это опровергнуть.

Мне не за чем опровергать этот бред. Самеди меня не спрашивал.

–Что-то я не удивлена. Он никогда не спрашивает.

Что мне делать, Борони?

–Почему ты спрашиваешь меня?

Но ты же жрица. У тебя должно быть какое-то средство, чтобы вернуться в реальный мир. Ты моя последняя надежда.

Борони тяжело вздохнула.

–Хорошо, детка, я что-нибудь придумаю. Наберись терпения.

Черт…Поторопись. Пожалуйста…

4

–Поторопись…

Что за черт?!

Сквозь отрешенное состояние Джеймс почувствовал волну боли, пронзившей его шею и край щеки. Молниеносно вернувшись в сознание, он схватился за шею. Его пальцы нащупали кровоточащие следы когтей, и он слегка вскрикнул от боли.

Когда Джеймс поднял глаза, его вскрик превратился в ругательства. Перед ним стояло высокое долговязое существо. Именно таких он видел в тени зданий, мимо которых проходил.

Джеймс потянулся к пистолету, но существо сильным ударом выбило пистолет из его рук. Пистолет отлетел в дальний угол магазина. Джеймс кинулся было за ним, но тварь схватила его за шею и легким движением подняла в воздух.

Вцепившись руками в лапу, держащую его за шею, он колотил существо ногами, но оно будто совсем этого не замечало. Острые когти впивались в его шею, оставляя новые следы. Ему было уже совсем нечем дышать.

Поддавшись отчаянному порыву, он отпустил лапу чудовища, надеясь на то, что его шея не сломается под его собственным весом. Его пальцы хаотично заметались под курткой, пока, наконец, не нашли такую родную и успокаивающую рукоять.

Тварь чуть сильнее сжала лапу, Джеймс закряхтел. Глаза чудовища заблестели недобрым блеском, было видно, насколько оно упивается моментом.

Воспользовавшись своим единственным шансом, Джеймс воткнул свой кинжал прямо в глаз твари. Та завизжала и отпустила Джеймса. Он грохнулся на пол. Но для того, чтобы отдышаться и перевести дух, времени не было, нужно было действовать, пока еще есть такой шанс.

Он запрыгнул на вопящего монстра и начал хаотично наносить ему удары. Он кромсал его до тех пор, пока существо под ним не перестало подавать признаки жизни. И еще немного после.

Когда Джеймс скатился с бездыханного тела, он был весь в крови. В своей и в чужой. Перемазанный с ног до головы и с почти невменяемым взглядом.

Сев на пол, посреди того хаоса, творившегося в магазине, он потихоньку начал приходить в себя. Прислонившись спиной к стойке, которая в реальном мире служила прилавком, Джеймс закрыл глаза.

Снова провалившись в темноту, он все же оставил себе небольшую лазейку, позволяющую ему следить за тем, что происходит вокруг. Однако, это ухудшило и без того паршивую связь со жрицей.

–Борони?

-Джеймс? Черт бы тебя побрал! Я тебя зову уже минут десять. Какого хрена ты меня так пугаешь?

–Возникли небольшие проблемы.

-Проблемы? Ты в порядке?

–Да, но этот мир меня доконает. Ты нашла для меня способ вернуться?

-Да. Тебе нужно будет найти кое-какие травы. Это не проблема?

Джеймс слегка задумался.

–Не знаю. Надеюсь, что нет.

-Попробуй проверить места поклонения. Среди даров могут оказаться травы, которые тебе нужны.

–Хорошо… Спасибо за идею. Что нужно кроме трав?

-Надо будет нарисовать специальный символ, служащий как бы катализатором для перехода и сжечь травы. Но это нужно делать обязательно в том месте, откуда все началось.

–Проклятье…

-Что? Что такое? Говори громче, тебя очень плохо слышно.

–Я не знаю, где меня держали. А при скачке между реальностями, меня вообще забросило в другую часть города.

Дьявол…

–Точно.

Джеймс, ты должен найти это место. Или ничего не получится.

–Я попытаюсь…Какие травы нужны?

5

–Вильбур, скажите честно, что вы думаете о нашем главе Совета?

Вильбур нахмурился.

–Если вы думаете, что я буду сплетничать о нашем руководстве, то вы глубоко заблуждаетесь.

Сорренс поднял руки.

–Прошу вас, не стоит заводиться раньше времени. Я не собирался сплетничать, я просто хотел узнать ваше мнение и обсудить с вами сложившуюся ситуацию, как с коллегой.

Вильбур вздохнул.

–Извините, Сорренс, мы сейчас все немного на взводе.

Сорренс кивнул.

–Понимаю.

–Честно говоря, никто просто не ожидал, что Совет ввяжется в игру такого масштаба. Мы не были готовы.

–Но ведь за время его существования Совет не раз устраивал махинации и более крупных масштабов. Я думал, именно из-за этого вы и здесь.

–В каком-то смысле да, но ведь мы никогда не сталкивались со сверхъестественным вмешательством.

–Разве? Насколько я помню, такое происходило не раз.

Вильбур всплеснул руками.

–Но то было малое вмешательство! По сравнению с тем, что происходит сейчас, у меня и язык-то не поворачивается назвать это сверхъестественным.

Сорренс пожал плечами.

–Каких бы масштабов ни было сверхъестественное влияние, оно все равно остается сверхъестественным.

–Но мы никогда не решались на подобные безрассудства. Приручить одного из Лоа! Это неслыханно…Вы правда считаете, что это никак не отразится на Совете?

Это уже отразилось на Совете. К тому же, я очень сомневаюсь, что Лоа возможно приручить. Это, скорее, сотрудничество.

–Как бы это сотрудничество не сыграло с нами злую шутку.

–Вряд ли теперь мы можем это остановить. Но, в целом, вы недовольны сложившейся ситуацией?

Вильбур внимательно на него посмотрел.

–А вы, значит, довольны?

На лице Сорранса появилось напряженное выражение.

–Я не могу утверждать, что целиком и полностью согласен со всеми действиями Совета. Но в данном сотрудничестве я все же вижу определенную пользу. С другой стороны, подобное сотрудничество, безусловно, имеет некие риски. Я не против нашей сделки с Бароном, но мне кажется, что глава Совета слишком далеко заходит в своих требованиях. Я опасаюсь, как бы именно это не стало причиной провала.

–И, раз уж вас это совсем не устраивает, что вы намерены с этим делать?

Сорренс удивленно вскинул брови.

–Я? О, нет, боюсь, я не могу изменить что-либо самостоятельно. А вот мы, и я говорю не только о вас с нами, мы можем.

–Не думаю, что мое мнение будет учитываться на собрании. Все равно все самые важные решения будут приняты без нашего участия.

Сорренс с негодованием сложил на груди руки.

–С каких пор положение таких советников, как мы, стало пустым звуком? Мы такая же часть Совета, как и остальные. Они обязаны учитывать наше мнение!

Вильбур обеспокоенно заерзал в кресле.

–Я полностью согласен с вами, но, все же, как мы можем повлиять на сформировавшийся устрой? Раньше наши голоса что-то значили, теперь же, нам остались лишь воспоминания о тех временах.

–А что, если я скажу вам, что верю в то, что мы все еще можем вернуть все назад?

–Но каким образом?

Сорренс принял задумчивый вид.

–Возможно, нам помогут другие советники? Не думаю, что мы единственные, кто недоволен современным укладом.

–Что ж…в ваших словах определенно есть смысл. Здесь есть над чем подумать. Сейчас я должен идти, но я обещаю обдумать ваши слова. Возможно, я даже знаю нескольких наших коллег, которые могут встать на нашу сторону.

Он встал с кресла и, кивнув на прощание, удалился.

Оставшись один, Сорренс довольно улыбнулся.

Процесс запущен.


Глава 24

1

Джеймс шел по улицам очень осторожно. После того, что случилось с ним в лавке Борони, он опасался того, что скрывается в тенях. Он совершенно не был уверен, что переживет еще одну подобную схватку.

Поврежденная кожа нещадно саднила, но кровотечение уже прекратилось, и на ране успела образоваться корка из запекшейся крови.

Джеймс потрогал рану и вздрогнул, кожа вокруг распухла и воспалилась.

Хоть бы не загноилась. Интересно, в загробном мире существуют инфекции?

Проходя мимо лавки Мартина, Джеймс остановился и задумчиво посмотрел на темную дверь.

Зайдя внутрь, он осмотрелся по сторонам. Он надеялся, что сможет найти здесь необходимые травы, но эта лавка по содержанию мало чем отличалась от лавки Борони.

Он прошел вглубь комнаты, отбросив ногой в сторону мусор, лежавший на пороге.

Под перевернутым стулом Джеймс заметил что-то странное. Отодвинув стул в сторону, он увидел пучок засохшей травы. Он осторожно взял его в руки, боясь повредить хрупкую находку. Но, рассмотрев пучок поближе, он с разочарованием отбросил его в сторону. Эта трава не имела ничего общего с той, которая была нужна ему.

Вздохнув, Джеймс продолжил поиски, каждый раз вздрагивая, если случайно не так поворачивал голову.

В основном зале лавки он не нашел больше ничего полезного и интересного. Джеймс сделал несколько шагов к задним помещениям, но, услышав тихое рычание, замер как вкопанный.

Из дальней комнаты снова послышалось рычание, рука Джеймса невольно потянулась к поврежденной коже. Он постоял еще немного, глядя в темный дверной проем.

Да ну нахрен.

Развернувшись, он поспешил покинуть лавку.

На улице он почувствовал себя в большей безопасности, но тревога все же не покинула его окончательно.

В лавке не оказалось ничего полезного, Джеймс пытался вспомнить места, в которых могло быть что-то, что ему пригодится, но подобные мысли упорно отказывались лезть ему в голову.

Он зашагал по улицам, в поиске оглядываясь по сторонам. В голове зазвучал голос Борони: «…посмотри на местах поклонений…».

Джеймс остановился и, на секунду задумавшись, резко изменил свое направление, теперь оно было осмысленным.

Новый Орлеан-город, чья культура неотъемлемо связана со смертью. И где же должны располагаться основные святыни, как не на кладбище.

2

Советник посмотрел в зеркало на свое лицо. Синяки глубокими тенями залегли у него под глазами. Он чувствовал, что перестает справляться со своими обязанностями.

Общество всегда отнимало у него много сил и времени, все больше и больше повышая уровень его тревожности. Но в последнее время его паранойя достигла своего предела. И хуже всего было то, что он не мог с уверенностью сказать, верны ли его опасения, или это просто проекции его уставшего рассудка.

Ему стало казаться, что остальные советники обсуждают его у него за спиной. И с каждой минутой это все меньше походило на паранойю. Он видел, какие взгляды бросают на него его коллеги.

Конечно, он понимал, что отчасти сам виноват в таком положении вещей. Если бы он был более осторожен в своих решениях, этого недопонимания можно было бы избежать. Но, к сожалению, он слишком поторопился, не успев подготовить общество к переменам, не позаботившись о последствиях.

Сделка с Бароном одновременно стала для него и большим успехом, и грандиозным провалом. Его коллеги оказались совершенно неподготовлены к такого рода переменам. Им было сложно даже осознать существование подобных методов, не то что принять их.

Но главным своим провалом он считал даже не то, что они отказывались принять перемены, а то, что они ставили под сомнение его решения. Дни демократии в их обществе давно прошли, и Советнику казалось, что остальные успешно это усвоили. Однако, последние события значительно подорвали его авторитет, как главенствующего лица, и теперь он почти физически ощущал, как власть словно утекает сквозь его пальцы.

Так что подобное стечение обстоятельств, ясное дело, совершенно его не устраивало. Еще больше его гложило как раз-таки то, что он ничего не мог с этим делать. Все достигло того уровня потери контроля, когда события развивались уже сами по себе.

Он не хотел терять власть и свое положение, но еще больше он боялся тех сил, которые должны были наоборот стать его опорой. А в итоге полностью разрушили ту, что у него была.

Все это не могло быть обыкновенной случайностью, самостоятельно советники вряд ли решились бы поднимать бунт. Его положение кто-то подрывал. И у него были мысли насчет того, кто бы это мог быть.

3

Кладбище было старым и довольно мрачным. Весь его облик словно был пропущен через призму тусклости и обреченности. Впрочем, как и все по эту сторону реальности.

Этот мир в целом был похож на карикатуру того, откуда пришел Джеймс. Он был более темным, более мрачным, словно из него убрали все краски.

На самом деле, чем дольше Джеймс находился в этом мире, тем больше он сомневался в том, что это та самая загробная жизнь, о которой толкуют жрецы. Он полагал, что это скорее лишь один из миров, куда мы можем попасть после смерти.

Но даже осознание этого никак не меняло ситуацию и уж точно не приносило облегчения. А ситуация, в которой он оказался, с каждой секундой только усиливала желание Джеймса съездить по черной ухмыляющейся роже Барона. В данную секунду его не волновали никакие последствия.

Джеймс шел мимо склепов, поросших мхом, оставив за собой высокие кованные ворота. Склепы были чистые, без следов вандализма и разграблений. Однако, из-за атмосферы, царившей на кладбище, они казались неухоженными и разрушенными временем.

Возле склепов были небольшие кучки сухих цветов, но кое-где все же встречались и свежие. Джеймс внимательно изучал каждую кучку, но все же не мог найти того, что ему нужно.

Продолжая свои поиски, он набрел на склеп, который был больше, чем те, что его окружали. Возле него Джеймс обнаружил алтарь с приношениями.

Когда он увидел подношения, у него в животе прошла волна приятного холодка. У этого алтаря были все шансы, чтобы удовлетворить все его потребности в ингредиентах. Он почувствовал себя словно в лавке Борони. В настоящей лавке, а не в ее призрачной копии.

Склонившись над алтарем, он начал перебирать травы.

4

–Ты сказал, что поможешь мне, если возникнет такая необходимость.

Мартин кивнул.

–И я не отказываюсь от своих слов.

Он вышел из-за прилавка.

–Но, учитывая то, в каком расположении духа ты ушла в прошлый раз, я уже и не надеялся, что ты придешь ко мне снова.

Борони отвела взгляд в сторону.

–Возможно, в прошлый раз я слегка погорячилась. Но, вспомнив об обстоятельствах, которые вообще сподвигли меня на прошлый визит, думаю, мне это простительно.

Мартин улыбнулся.

–Простительно.

Он вздохнул и поднял брови.

–Ну что, раз уж мы пришли к пониманию и отпустили старые обиды, может, выпьем? И ты расскажешь мне, что произошло.

–Черт, а ты знаешь толк в заманчивых предложениях.

Борони уселась за маленький столик, и Мартин по традиции протянул ей бокал.

Отпив немного, Борони скривилась.

–Ох, дьявол, Мартин! Что это за пойло? А с прошлого раза ничего не осталось?

Мартин расхохотался.

–Прости, дорогуша, такого рода вещи у меня надолго не задерживаются. Так что придется пить то, что есть.

–Это больше похоже на средство от тараканов.

–А что, неплохая идея. В следующий раз, когда появятся эти надоедливые твари, надо будет попробовать.

–Заодно случайно гостей не потрави.

–Я обещаю постараться.

Он облокотился о прилавок, его лицо приняло серьезное выражение.

–Так что тебя привело? Уж точно не просьба налить тебе выпить. Какая помощь от меня требуется?

–Речь снова пойдет о Джеймсе.

Мартин со стоном закатил глаза.

–Ох, Борони, ну не начинай. Мы же вроде это уже обсудили. Это его жизнь, и мы не имеем никакого права в нее вмешиваться.

–Да заткнись ты и послушай. На этот раз даже ты не сможешь сказать, что ситуация все еще под контролем.

–Что случилось?

–Самеди забросил его в параллельную реальность.

–Что?!

Мартин вытаращил на Борони глаза.

–Какого черта?! Почему ты так уверена? Может, он просто опять куда-то свалил.

–Потому, что он пытался со мной связаться.

–Джеймс?

Борони кивнула.

–Он связался со мной, сказал, что находится среди мертвых. По вине Барона.

–Стоп.

Мартин отставил в сторону пустой бокал и сел напротив Борони.

–Ты уверена, что это был Джеймс? Может, над тобой просто подшутил какой-нибудь дух?

Борони посмотрела ему в глаза.

–Неужели ты думаешь, что я бы не узнала Джеймса?

–Но все же. Ты сама знаешь, что духи порой выбирают не самые удачные способы пошутить.

–Это был Джеймс, говорю тебе.

Мартин уронил голову на руки, но тут же встряхнулся.

–Ладно. Предположим, что это действительно был Джеймс. Что он сказал?

–Сказал, что Самеди устроил для него своего рода проверку, и спросил, как ему оттуда выбраться.

–И ты сказала ему?

–Я объяснила ему суть ритуала, который нашла. Но с его исполнением могут возникнуть проблемы.

–Какие?

–Ну, во-первых, неизвестно удастся ли ему найти необходимые травы. Но это не самая большая проблема в нашем случае.

–Не самая?

–Он не знает, откуда его отправили.

–Что? Как такое возможно?

–Его держали в доме какого-то общества. И он не знает, где оно находится.

–Дьявол…

–Да. У него была такая же реакция. Проблема в том, что ритуал не сработает, если не вернуться на то место, откуда его отправили в путешествие по мирам.

Мартин тяжело вздохнул.

–Я не отрицаю, ситуация серьезная, надо что-то делать. Но чем могу помочь я?

Он встал из-за стола и, подойдя к прилавку, взял стоящую на нем бутылку и принялся пить прямо из горла.

Борони следила за его движениями, но не двигалась с места.

–Мои возможности не больше, чем у тебя. Мы с тобой здесь в равный условиях. И мне бы очень пригодилась твоя помощь.

–В чем?

–Мы должны найти это место.

–И как ты предлагаешь это делать?

Борони опустила лицо на ладони.

–Не знаю.

5

–Кто ты, мать твою, такой?

Джеймс бросил мимолетный взгляд на женщину, стоявшую рядом со склепом и продолжил заниматься своим делом.

–Могу спросить тебя о том же.

–Эти дары тебе не принадлежат.

–Эти дары никому не принадлежат.

Джеймс, наконец, нашел связку нужной травы и сунул в карман.

Женщина нахмурилась.

–Эти дары принадлежат обитателям кладбища. Верни их.

Джеймс фыркнул.

–Не хочу тебя расстраивать, но обитателям этого кладбища ничего не нужно, они мертвы. Кстати, раз уж ты здесь, то ты тоже.

Женщина язвительно усмехнулась.

–А ты, значит…

Ее лицо стало непроницаемым. Джеймс поджал губы и развел руками.

–…жив. Но как такое возможно? Тебя не должно здесь быть. Они не пропускают живых. Я об этом позаботилась.

Джеймс изогнул бровь.

Ты позаботилась? Так, значит, ты Бриджитт?

Она оценивающе на него посмотрела.

–А кто ты?

Он пожал плечами.

–Какая разница? Сомневаюсь, что мое имя тебе о чем-то скажет.

–Это мне решать.

Она снова нахмурилась.

–Так или иначе я узнаю, как ты здесь оказался.

–Для этого мое имя тебе не нужно. Я здесь из-за твоего мужа.

Бриджитт усмехнулась и обвела рукой кладбище.

–Они все здесь из-за моего мужа.

–Мы с ним…вместе работали.

–Да неужели? Этим ты хочешь сказать, что заключил с ним сделку?

–Ты знаешь про сделки?

–Я много о чем знаю. Но, как бы там ни было, теперь ты здесь. Видимо, что-то пошло не так?

–Я здесь, но я живой. Так что, можем считать это временными неприятностями.

–И что же такого ты сделал, что оказался здесь?

–Видимо, недостаточно. По крайней мере, так думает Самеди.

–Значит, это своего рода проверка?

–Похоже на то.

–И чего он от тебя хочет?

–Чтобы я вернулся.

У Бриджитт вырвался циничный смешок.

–Вполне в его духе. Ты уже придумал, как будешь выбираться?

–Есть у меня пара идей…но, если ты здесь…все может быть гораздо проще.

Он многозначительно склонил голову.

–Что?

–Вытащи меня. Я знаю, ты можешь.

–О, нет. Нет, даже надейся.

Она, смеясь, замотала головой.

–Не думаю, что он этого бы хотел, так что не мне тебя отсюда вытаскивать.

–Ты боишься своего мужа?

Она лукаво прищурилась.

–Нет. Мне просто чрезвычайно интересно посмотреть на то, как ты будешь выкручиваться.

Джеймс рассмеялся.

–А вы друг друга стоите.

–А чего ты ожидал? Что я кинусь возвращать тебя в мир живых только за красивые глазки? Самеди хотел проверить тебя. И я думаю, у него были на это причины.

Джеймс тяжело вздохнул.

–Черт бы вас, Лоа, побрал.

Бриджитт сердито шикнула на него.

–Не забывайся.

Он усмехнулся.

–Значит, помогать ты мне не будешь?

–Нет, но травы ты, так уж и быть, можешь оставить.

–Уже что-то.

Она приставила ладонь к уху и закатила глаза.

–Что-то не слышу криков благодарности.

Джеймс улыбнулся.

–О, не волнуйся, где-то внутри я визжу как маленькая девочка.

Он кашлянул.

–Где-то глубоко внутри.

Бриджитт покачала головой.

–Я начинаю понимать, почему ты здесь. А ведь мы знакомы всего пару минут. И как мой муж тебя терпит?

–Как оказалось, не очень удачно.

Она улыбнулась.

–Вали отсюда.

Джеймс отвесил ей шутливый поклон и направился к выходу с кладбища.

6

–Признаться, я удивлен. Я теряюсь в догадках о том, почему ко мне решили обратиться сразу два жреца. Я думал, вы всеми силами стараетесь избегать подобных встреч.

Борони поклонилась.

–Уверяю вас, мы избегаем этого только из соображений, что негоже беспокоить старейшину по пустякам.

–Значит, следуя вашей же логике, сейчас у вас ко мне срочное и серьезное дело.

Старейшина задумчиво потер подбородок.

–Что ж, давно никто не делал подобных заявлений.

Мартин подался вперед, слегка заслонив рукой Борони.

–Надеюсь, вы понимаете, что дело действительно серьезное.

Борони предостерегающе сжала его руку.

Старейшина усмехнулся.

–До меня дошел смысл ваших слов еще с первого раза. Рассказывайте, что у вас случилось.

Мартин снова слегка поклонился.

–Прошу, поймите нас правильно, но мы не можем разглашать подробности этого дела.

–Ну и зачем вы тогда пришли?

–Помогите нам найти некое общество. Оно предпочитает действовать незаметно, но мы все же уверены, что им бы не удалось укрыться от вашего зоркого глаза.

–Если это вся информация, которую вы готовы или можете мне дать, то можете смело двигаться к выходу. Мы в Новом Орлеане. Вы хоть представляете сколько здесь различных обществ и сект? Столько же, сколько и в любом другом городе-огромное количество. Как, по-вашему, я должен найти ее по такому описанию?

–Это общество сотрудничает с Лоа. Должен был остаться хоть какой-нибудь след.

–С Лоа?

–И с довольно могущественным.

–Тогда шанс есть, но я все равно за успех не ручаюсь.

Борони отстранила Мартина и вышла вперед.

–Так вы поможете нам?

Старейшина посмотрел ей в глаза, и жрица, не выдержав, отвела взгляд.

–Я помогу вам, если на то будет воля духов.

Старейшина подошел к полке с травами и, взяв несколько пучков и кореньев, бросил их в миску, стоявшую на полу. Из миски повалил густой дым.

Жрец вдохнул дым и провалился сквозь реальность.

Зная о возможных нюансах подобного действа, Мартин с Борони отошли на безопасное расстояние, продолжая перешептываться между собой.

–Думаешь, это была хорошая идея?

–Ты знаешь варианты получше? Если нет, то прекрати нагнетать.

–Сама знаешь, что из этого может выйти. Если Барон узнает…

–Не узнает.

–Ты не можешь быть в этом уверена.

–Нет. Но я могу на это надеяться.

Мартин покачал головой.

–Я считаю, это верх безрассудства.

–Согласна. Вот только выбора у нас нет.

–Выбор есть всегда.

Борони гневно сверкнула глазами.

–Предлагаешь просто его бросить?

–Нет, я уже говорил, мы могли бы…

–Даже не начинай. Это безумство…

Старейшина резко открыл глаза. Он схватился за подвернувшуюся под руку полку, чтобы не упасть из-за сильной дезориентации.

–Магхоун-роуд 41.

Он поднял голову. В его глазах плескалась ярость.

–И вы могли бы заранее сказать, что в дело замешен один из верховных Лоа! Вы получили, что хотели.

Он гневно махнул рукой.

–Теперь убирайтесь.

Мартин с Борони испуганно попятились к двери, стараясь как можно быстрее скрыться с глаз.

7

Джеймс.

Он замер посреди улицы.

–Борони? Как ты…

Долго рассказывать, мы с Мартином…

–С Мартином?

Да, прости, что он с тобой не здоровается, но мне сейчас нужны все его силы для поддержания связи. Так что помолчи, у нас совсем мало времени.

Джеймс огляделся по сторонам, следя, на всякий случай, не притаился ли где какой-нибудь незваный гость.

–Я слушаю.

Хорошо. А теперь ещё постарайся запомнить. Дом, который тебе нужен– Магхоун-роуд 41.

–Но откуда у тебя этот адрес?

Мы с Мартином ходили к старейшине.

–И, подозреваю, это дорого вам обошлось.

Нам всё равно, в конце концов, выставят счёт. Так что мы уже ничего не теряем.

–Как бы там ни было, вы чертовски вовремя. Я уже устал бесцельно шататься по городу, не зная с чего начать.

Джеймс, ты нашёл травы?

–Да.

Отлично, послушай, я должна предупредить, что

–Борони? О чем предупредить? Борони?!

Но вокруг была лишь тишина.

–Да твою ж мать!

Джеймс со всей силы пнул ближайшую к нему дверь, и за ней тут же послышалось тихое, но настойчивое шкрябанье.

Оставив дверь в покое, Джеймс поспешил убраться оттуда, постоянно прокручивая в голове нужный адрес, чтобы ненароком его не забыть.


8

Джеймс представлял себе здание Совета совсем по-другому. Его внешний вид снаружи совершенно не соответствовал тому, что было внутри. Он никогда бы не подумал, что его держали именно в этом доме.

Двери оказались не заперты, и Джеймс без каких-либо проблем зашел внутрь.

Пройдя вглубь дома, он сначала был уверен, что Борони ошиблась, но затем все же начал замечать некую схожесть. Наконец, он вышел в коридор, ведущий в тот зал, который был ему нужен.

Приблизившись ко входу в зал, Джеймс вытащил травы, которые ему удалось найти. Но, едва ему стоило переступить порог комнаты, как нечто невидимое швырнуло его к стене. Травы разлетелись по всему залу.

Джеймс тряхнул головой, приходя в себя после сильного удара. По полу скользили бестелесные тени. И двигались они по направлению к травам, разбросанным по полу.

Вскочив на ноги, он бросился к пучку травы, лежащему к нему ближе всего. Изловчившись, ему все же удалось схватить его раньше тени, но та успела сильно его оцарапать.

Оглянувшись, Джеймс увидел, что другие тени уже добрались до остальных трав, а от некоторых ингредиентов остались лишь маленькие горстки пепла.

Вцепившись в волосы, он в отчаянии упал на колени. Это была его последняя надежда

9

Бриджитт ласково приманила к себе одну из теней.

– Что это у тебя?

Она посмотрела на пучок травы, лежащий у нее на ладони.

–Хороший мальчик.

Сжав ладонь в кулак, она почувствовала, как под ее нажимом ломаются тонкие прутики засохших растений.

Ее глаза недобро сверкнули. Тень слегка съежилась и поспешила укрыться в одном из склепов.

–Ни один живой не проскочит мимо моих стражей.

Она посмотрела на склепы, окружающие ее.

–А мертвые должны оставаться мертвыми.

Бриджитт разжала ладонь, и ветер подхватил с нее пыль, унося ее прочь.

10

Джеймс хмуро смотрел на иссохший пучок травы, который вертел в руках. Это все, что осталось от его кладбищенской добычи.

Покачав головой, он полез за зажигалкой. Если уж это не сработает, то он хотя бы будет знать, что пытался. Похлопав по верху карманов, он, наконец, обнаружил небольшую выпуклость. Запустив пальцы во внутренний карман, он принялся шарить там в поисках зажигалки.

Однако, то, что он нащупал, оказалось не зажигалкой, предмет был твердым и круглым как шарик.

Вытащив это на свет, Джеймс с удивлением обнаружил маленький мешочек гри-гри, который дала ему Борони. Сейчас ему казалось, что это произошло в прошлой жизни.

Встав, он подошел к тому месту, где лежали останки одного из принесенных им ингредиентов и зачерпнул немного пепла.

Прикинув на глаз место, где он стоял, когда Самеди зашвырнул его в проход между мирами, Джеймс принялся чертить усиливающий знак.

Когда знак был закончен, он покрыл его сверху слоем травы из растерзанного пучка, который держал в руках, и положил сверху Гри-гри. Подпалив ткань мешочка, он немного отошел в сторону.

Над гри-гри взвилась тоненькая струя дыма. Джеймс стоял рядом, без энтузиазма наблюдая за этим импровизированным ритуальным костерком.

Струя дыма стала толще и начала делиться на несколько дымовых столбцов. Джеймс сделал шаг назад, не зная, чего ожидать.

Дым начал обвиваться вокруг его тела, заползая в нос и рот и мешая дышать. Джеймс кашлял, его легкие горели. Было ощущение, что еще чуть-чуть и он задохнется по-настоящему. Не в силах больше сопротивляться, он постарался найти опору, но рядом не было ничего, за что можно было бы ухватиться. Джеймс почувствовал, что теряет сознание.

Он повалился на начищенный до блеска пол, надрывно кашляя от скопившегося в его легких дыма. Он был так увлечен тем, чтобы снова научиться дышать, что ничего не замечал вокруг себя.

Наконец, сумев поднять голову, Джеймс поймал на себе ошарашенный взгляд охранника, который во все глаза смотрел на его появление.

Охранник явно принадлежал к громилам Совета, но он был живой. Самый настоящий, из плоти и крови. А это сейчас было самое важное.

Перелет через реальности дал о себе знать, и Джеймс скривился от судороги, пробежавшей через все его тело. В нос снова ударил запах дыма, и Джеймс отключился.


Глава 25

1

Без стука ворвавшись в просторный кабинет своего коллеги, Советник прямиком от двери направился к столику с выпивкой.

Сорренс бросил на него недоуменный взгляд, но уже через мгновение, раздраженно вздохнув, вернулся к чтению книги, которую держал в руках.

Воцарилось молчание. Советник пил, не произнося ни слова и просто смотря в одну точку. Сорренс пытался сосредоточиться на книге, но смысл прочитанных только что страниц неумолимо ускользал от него. Через минут десять такого чтения он все же не выдержал.

–Вас что-то беспокоит?

–С чего вы взяли?

–Вы молча стоите в моем кабинете и пьете мой виски.

Советник задумчиво посмотрел на бокал и, покрутив его в пальцах, поставил на столик.

–Вы правы.

Он сел в кресло напротив.

–Что вы думаете о нашем общем знакомом?

Сорренс слегка напрягся.

–О Моррисе?

–Да.

–Смотря, что именно вы хотите услышать.

–Я хочу услышать ваше мнение.

–Это зависит от того, с какой стороны подойти к вопросу. Вы хотите знать мое мнение о нем с точки зрения профессионализма, человеческих качеств, возможной угрозы или…

–Последнее.

–С точки зрения угрозы? Что ж, здесь все просто.

–Вы так считаете?

–Безусловно. Все очень просто. Вы все просрали.

–Что?

У Советника от удивления округлились глаза. Сорренс невозмутимо продолжал.

–Моррис был бы отличным вложением средств. Он бы выполнял заказы любой сложности, если бы ему платили. Но теперь уже поздно говорить об этом. Думаете, он будет работать с нами, если вы оставите его в живых? Я вас уверяю, единственное, что у него на уме после его возвращения, а я всегда говорил, что он вернется, это убийство всех нас.

–Вы не можете это утверждать.

–Не стройте из себя идиота. Вы прекрасно знаете, что я прав, но сами же убеждаете себя в обратном.

Советник нахмурился.

–А вас, я смотрю, это веселит?

–Меня вообще многое веселит. Например, наша сделка с магическим существом, которое в любой момент может прихлопнуть нас как муху, если ему вдруг станет скучно.

–Он не станет этого делать.

–Вы сейчас говорите это для меня или для себя?

Советник в негодовании вскочил с кресла.

–Вы забываетесь!

–Вот только не надо разыгрывать передо мной разъяренного начальника. Мы начинали вместе, помнишь? Я создавал эту компанию точно также, как и ты. Вот только мой вклад больше. А то, что именно ты стал главой Совета, что ж, мы оба знаем причины, возведшие тебя на эту должность. Однако, долго ли ты на ней продержишься, если дела пойдут так и дальше? Я бы на твоем месте об этом подумал.

Советник бросил на Сорренса ненавидящий взгляд и поспешил к двери.

Сорренс, не отводя взгляда, смотрел ему вслед. Когда Советник скрылся из виду, напоследок громко хлопнув дверью, Сорренс вздохнул с облегчением. Расслабив, наконец, руку, в которой он держал спрятанный под столом пистолет, он положил его в ящик.

Не сейчас. Еще не время. Но уже скоро. Скоро.

2

Джеймс довольно долго провел без сознания, восстанавливаясь после скачка, но, когда он сел в постели, обхватив руками раскалывающуюся от боли голову, во рту все еще чувствовался привкус дыма.

Он попробовал оторвать голову от рук, но она тут же зазвенела от яркого света прикроватной лампы. Махнув рукой, Джеймс сбил лампу с тумбочки, и она с гулким звуком грохнулась на пол. Свет погас.

Но глаза, по-прежнему, продолжал терзать яркий свет. Посмотрев по сторонам, Джеймс нашел его источник. В дальнем углу комнаты стояла еще одна лампа. Джеймс закрыл лицо ладонями и, громко выругавшись, снова рухнул на кровать.

Сквозь пальцы ему показалось, что свет слегка померк. Он снова приподнялся, рядом с лампой сидел Самеди.

–Так лучше? Я уж думал ты никогда не проснешься. А ведь это было бы так глупо: вернуться оттуда и умереть здесь.

Он усмехнулся. Джеймс не сводил с него тяжелого взгляда.

–Не ожидал, что я вернусь?

–Напротив, я был в этом уверен.

–А я вот не был.

–Я знал, что ты выберешься, но, черт возьми, не понимаю, как ты это сделал.

–У каждого свои секреты, Самеди. Я бы предпочел опустить детали.

Самеди усмехнулся.

–Значит, Борони. Это жрица никогда не знала свое место. Впрочем, как и ты. А вы друг друга стоите.

–Рад это слышать.

–Но как ты умудрился выйти с ней на связь?

–Ты удивишься, если узнаешь, на что я способен.

–Прозвучало крайне двусмысленно.

–Самеди…

–Мм?

–Это надо прекратить.

–Прекратить что?

–Все это. Это неправильно.

–Что ты от меня хочешь?

–Чтобы ты боролся.

–С ними? А с какой стати? У нас с ними очень выгодное соглашение.

Джеймс мрачно на него посмотрел.

–Но ты ведь сам знаешь, что это плохо кончится.

Самеди пожал плечами.

–А мне плевать. Мне начинает казаться, что ты забываешься, мальчик. Я не твой веселый друг и не ручной Лоа на побегушках.

Его глаза пылали, а лицо утратило все человеческое.

–Мы заключили соглашение.

–А теперь оно стало мне не выгодно. По крайней мере, недостаточно выгодно, чтобы пренебречь другим. Ты должен был знать, что это все не вечно, Джеймс. Если нет, то ты просто глупец.

Джеймс раздраженно выдохнул и нахмурился.

–Самеди, нельзя это так оставлять, они идут по стопам Дювалье. Думаю, миру хватило одного одержимого черной магией диктатора. Ты что, не понимаешь, что ты не сможешь долго держать их под контролем? Они-то убеждены, что это они контролируют тебя.

–Это ненадолго.

–Ты не можешь это утверждать.

–Я-хозяин кладбища. Только я и могу ручаться за такие вещи.

3

–Не поймите меня неправильно, но я просто хочу быть уверенным в том, что вы поддержите наше решение.

Самеди приподнял бровь.

–Так вы для этого вызвали меня сюда, словно шавку?

Он обвел Совет тяжелым взглядом.

Главный Советник заерзал на месте.

–Прошу прощения, Барон, мы не хотели оскорбить вас. Лишь узнать ваше мнение.

–Мое мнение? Оно зависит от самого решения. Судя по всему, вы не собираетесь оставлять его в живых?

–Мы все же пришли к выводу, что он слишком опасен.

Самеди кивнул.

–Что ж, это было ожидаемо.

–Наше решение вас расстроило?

–Повторюсь, это было вполне ожидаемо. Не могу сказать, что сильно обрадован таким стечением обстоятельств, но расстроен-это слишком сильно сказано. Джеймс был для меня крайне удачным вложением. И то, что он вернулся с того света лишь только лишний раз это подтверждает. Но, если вы все же решили избавиться от него, что ж, я не буду в это вмешиваться.

–Ну, строго говоря, мы надеялись, как раз, на обратное.

Самеди нахмурился.

–Неужели?

–Мы рассчитывали, что именно вы приведете в исполнение приговор.

Самеди усмехнулся.

–Даже так?

–Это было бы правильно.

–Нет. Я не буду в этом участвовать.

–Со всем уважением, Барон, но мы вынуждены настаивать.

Самеди недоуменно уставился на Совет. От удивления сигара чуть не выпала из его рта.

–Настаивать? Я не ослышался?

Советник решительно кивнул.

–Мы заключили сделку. И в эту сделку входила ваша сила. И именно она нам сейчас и нужна.

–Я начинаю сомневаться в вашей адекватности. Вы хоть помните, кто я такой? Я не подчиняюсь чужим приказам. Черт возьми, да я даже просьбы не всегда исполняю!

–Мы связаны контрактом.

–Который я могу в любой момент разорвать.

–Поймите нас. То, как он с вами разговаривает, и то, как вы разговариваете с ним…Все это выглядит так, словно вы к нему привязались. Именно поэтому мы призываем именно вас избавиться от него. Докажите нам, что мы ошиблись.

Вынув сигару, Самеди щелчком пальцев откинул ее на другой конец комнаты. Воздух вокруг него потемнел и стал вязким.

–Я– Самеди. Один из старейших Лоа и хозяин кладбищ. Как вы смеете так со мной разговаривать? Вы всего лишь люди. А у людей в последнее время смерть вошла в привычку. Ваше поведение крайне неосмотрительно.

Послышалось глухое рычание. Из облака тьмы позади Самеди начали вылезать тени и расползаться по комнате.

Советники испуганно загомонили и стали шарахаться в стороны.

Достигая одного советника за другим, тени, хохоча и резвясь, принялись рвать их тела на кусочки. Вопящие от ужаса люди пытались сбежать, но все выходы оказались заблокированы невидимой силой. Самеди лишь улыбался, глядя на происходящее вокруг.

После того, как тени расправились с седьмым советником, Самеди все это уже изрядно наскучило. Он поднял руку вверх, и тени поспешили вернуться назад, в темное облако.

Барон повернулся к оставшимся в живых членам Совета.

–Что ж, надеюсь, урок усвоен. В качестве небольшого подарка, я не буду вмешиваться в ваши с Джеймсом дела. Полагаю, будет лишним напоминать вам о том, чтобы вы больше не выводили меня из себя.

Он улыбнулся и начал шарить по фраку в поисках еще одной сигары. Не найдя ничего, он чертыхнулся.

–Я бы предложил вам загладить свою вину упаковкой сигар. Но, боюсь, что та дрянь, которую вы курите, вызовет лишь новую волну насилия.

Повернувшись к залу спиной, он оставил в одиночестве окровавленный, пребывающий на грани истерики Совет.

4

–Пришел позлорадствовать?

–С чего бы это?

Джеймс пожал плечами.

–Мы оба знаем, что Совет использует любую возможность, чтобы от меня избавиться.

–И почему при этом я должен злорадствовать?

–Потому, что это ты все неустанно повторял, что однажды мне придется заплатить за мое неуважение.

Самеди задумчиво закатил глаза.

–Не помню, чтобы я выражался именно так.

–В общих чертах смысл был именно такой.

–Что ж, если смысл был столь очевиден, тогда вдвойне странно, что он так долго до тебя не доходил.

Он многозначительно поднял бровь.

Джеймс снова пожал плечами.

–Что говорить, я просто туповат по природе. Ну, или упрям. Выбирай, какой вариант тебе больше нравится.

Самеди расхохотался. Отсмеявшись, он громко выдохнул.

–Черт, я каждый раз удивляюсь, как такой раздолбай, как ты, мог стать таким выгодным вложением средств.

Он покачал головой.

–Непостижимо.

Джеймс улыбнулся.

–У меня не было выбора. Хочешь оставаться в живых– оставайся полезным. Но мне это, видимо, не особо помогло.

–Ты правда веришь в то, что ты хотел быть полезным? По-моему, ты просто эгоистичный сукин сын, у которого чертовски хорошо получается выходить сухим из воды.

–Не таким уж сухим.

–Это детали.

Джеймс усмехнулся.

–Действительно. И как я мог забыть?

–Не начинай. Ты ведь не будешь отрицать, что от того количества дерьма, через которое ты прошел, другой бы уже откинул копыта? А ты все еще здесь.

–Барон, я не ослышался? Это и вправду была похвала?

–Ой, да заткнись ты уже. Пока я не передумал.

–Передумал? Значит, ты пришел не для того, чтобы развлечь приговоренного к смерти?

–А ты думал, я пришел сюда языками чесать?

Джеймс довольно оскалился.

–Я надеялся, что ты это скажешь.

5

Джеймс повернул голову в сторону открывающейся двери.

–Кетлер! Вы не поверите, но я и впрямь рад вас видеть.

Кетлер приветственно кивнул.

–К сожалению, вряд ли ваша радость продлится долго.

–Что ж, раз уж за мной послали вас, полагаю, сюда я больше не вернусь.

Кетлер снова кивнул.

Джеймс пожал плечами.

–Это все равно должно было случиться. Рано или поздно.

Он слез с кровати и последовал за Кетлером в большой зал.

Глядя на угрюмое выражение лица своего сопровождающего, Джеймс понял, что всем и так ясно, какое решение принял Совет. И, на самом деле, он давно был готов к этому.

Первое, что заметил Джеймс, войдя в зал, это выражение ужаса, застывшее в глазах советников.

Он усмехнулся и кинул взгляд в толпу, где стояли члены Совета, мало относящиеся к принятию важных решений. Заметив Сорренса, он кивнул. Сорренс кивнул в ответ и хмуро улыбнулся.

Глава Совета восседал на своем месте, внешне сохраняя абсолютно невозмутимый вид. Но Джеймсу все же показалось, что внутренне он напряжен до предела. Он то и дело бросал по сторонам тревожные взгляды, словно искал кого-то. И боялся найти.

Джеймс встал перед трибуной и потянулся, словно залежал спину.

–Ну что, вы уже решили каким способом хотите от меня избавиться?

–Кто вам сказал, что мы собираемся избавляться от вас?

–Вот только не надо говорить мне, что вы решили отказаться от этой идеи.

Он усмехнулся.

–К тому же, у вас на лице все написано.

Советник посмотрел на него с каменным выражением лица.

–Что ж, вы правы. Пожалуй, не за чем тянуть время и делать вид, что у нас есть другие варианты развития событий.

Джеймс фыркнул.

–Ваше решение и раньше не было особой интригой.

–Мы вынуждены все же вынести вам смертный приговор.

–Никто не удивился, поверьте.

Советник кинул быстрый взгляд на зал и, не найдя того, кого искал, заметно расслабился. К Джеймсу подошел Кетлер и, дождавшись сигнала Советника, приставил пистолет к его голове. Советник поднял руку, призывая его помедлить с исполнением приговора.

–Мистер Моррис, вы можете не верить мне, но мне правда жаль, что так вышло. Вы хотите сказать что-нибудь напоследок?

Джеймс отрицательно качнул головой.

–Мне нечего сказать.

–Жаль.

Советник кивнул. Кетлер взвел курок. Когда выжившие рассказывали о случившемся, они говорили, что все произошло очень быстро. Но для Джеймса время словно замедлилось.

Он нанес Кетлеру быстрый и сильный удар в кадык. Выронив пистолет, Кетлер упал на колени глотая воздух. Подхватив с пола пистолет, Джеймс направил его на Советника.

Прогремел выстрел, послуживший началом грандиозной перестрелки. Пули летали со всех сторон, попадая в тех бедняг, которым не посчастливилось укрыться от перекрестного огня. Углядев Сорренса, который с ошалевшим видом наблюдал за перестрелкой из своего укрытия под столом, Джеймс подмигнул ему и выстрелил в еще одного члена Совета, прятавшегося рядом с ним.

Снова развернувшись к трибуне Совета, он замер как вкопанный. Почувствовав резкую боль в груди, он посмотрел вниз и увидел кровь, пятном расползавшуюся по его рубашке.

Его ноги подкосились, и он рухнул на пол. Перевернувшись на спину, он глотал ртом воздух. Сердце неумолимо замедляло свой ритм, он слышал и чувствовал каждый его удар, пока, наконец, оно совсем не перестало биться, и его поглотило небытие.


Глава 26

1

Он резко открыл глаза.

–Черт, что ж так больно-то?!

Самеди пожал плечами и усмехнулся.

–Умирать всегда больно.

Джеймс развалился на траве, прижав руку к тому месту, куда попала пуля.

–Ты не предупреждал, что астральная проекция это так дерьмово. Надеюсь, ты не лапал тут мое тело, пока я в отключке разбирался с делами.

–Нет, что ты…Разве только слегка…

Они посмотрели друг на друга и расхохотались.

–Я знал, что ты ко мне неравнодушен.

–А ты думал, почему это я тебя все время мучаю. От большой любви, дорогуша, от большой любви.

Престав смеяться, Джеймс привстал на одном локте. Его лицо стало серьезным.

–И все же…Почему ты мне помог?

Самеди посмотрел на дым, шедший из его сигары, и пожал плечами.

–Честно говоря, похоже, я к тебе привязался.

Джеймс усмехнулся.

–Ты размяк.

–Скажешь это еще раз, и я тебе все кости переломаю. И даже пальцем шевелить не придется. Ты знаешь, что я серьезно.

Ухмыльнувшись, Джеймс снова завалился на спину.

–Знаю.

Самеди все смотрел на дым, сворачивающийся кольцами прямо у него перед носом.

–Я бы хотел знать только одну вещь.

–Мм?

–Я предлагал тебе силу и помощь, с которой бы ты с легкостью вычистил все их сборище. Почему вместо этого ты решил сфальсифицировать собственную смерть?

–Пожалуй, на это есть несколько причин. Кто-то же должен доставлять тебе души.

Джеймс засмеялся. Но Самеди смотрел на него все также выжидательно.

–И?

–И, к тому же, эта личность уже изжила себя. О Джеймсе Моррисе скоро будет знать каждый уличный музыкант. С этим пора заканчивать, так дела не ведутся. От этих придурков есть польза. С их подачи разойдется слух о моей гибели. А это, в свою очередь, откроет для меня новые возможности. Так что пусть живут. Если что, я всегда успею вернуться.

Он сел, облокотившись рукой об одно колено. Самеди внимательно следил за всеми его движениями.

–Что теперь будешь делать?

Джеймс передернул плечами и начал вставать.

–Попрощаюсь и сяду на ближайший самолет.

Самеди кивнул.

–Что ж, тогда дам тебе немного времени.

Он растворился в утреннем тумане. Джеймс вздохнул и, бросив взгляд на то место, где только что сидел Лоа, направился в сторону города.

2

–Борони.

Она обернулась.

–Джеймс, мать тебя!

Жрица кинулась к нему и по-матерински заключила в объятия.

–От тебя не было никаких вестей, и я уж было решила, что тебе не удалось выкарабкаться.

Выбравшись, наконец, из объятий Борони, Джеймс потер мышцу, которая все еще ныла после фантомной пули.

–Да ладно тебе, неужели ты думаешь, что от меня так просто избавиться?

–Что ж, я как раз-таки надеялась на обратное.

Джеймс усмехнулся.

–Кстати об исчезновениях. Где Мартин? Я заходил к нему, чтобы попрощаться, но никого не нашел. Лавка была закрыта. А раз уж Мартин закрыл лавку в такое время суток, значит, все совсем плохо.

Борони махнула рукой.

–Да все с ним в порядке. Просто, после нашей небольшой выходки, он уж больно опасался реакции Барона, вот и решил залечь на дно.

–Неужто он считает, что сможет укрыться от Самеди, если тот вдруг решит найти его?

Борони улыбнулась.

Скорее всего, ему просто нравится так думать. Вряд ли он настолько глуп, чтобы всецело положиться на свои силы. Хотя…черт его знает.

Она засмеялась. Джеймс укоризненно покачал головой, но не смог сдержать улыбки.

–И не жалко тебе гнобить несчастного парня?

Она на секунду притворно задумалась.

–Нет. К тому же, он жрец Вуду, а не уличный мальчишка-попрошайка. Ему по статусу не положено прятаться.

–Он, видимо, так не считает.

Борони нахмурилась.

–А зря. Будь я Лоа, меня бы больше всего разозлило именно это. Зачем лезть в такое дело, если не можешь отвечать за последствия?

–А разве не ты впутала его во все это?

Борони фыркнула.

–Он мог отказаться.

–Хочешь сказать, тогда бы ты его по головке погладила?

–Это уже другое.

–Как бы то ни было, попрощайся с ним за меня. Я так полагаю, раз уж он залег на дно, теперь уж мы вряд ли увидимся.

Жрица с грустью посмотрела на Джеймса.

–Это наша последняя встреча?

Джеймс кивнул.

–Вряд ли я еще когда-нибудь вернусь в Новый Орлеан. Хотя…

Он пожал плечами.

–Никто не может точно знать, что ожидает нас впереди. Может, я и вернусь.

–Но это маловероятно?

Он снова кивнул.

–Спасибо тебе за все, Борони, без тебя я бы оттуда не выбрался.

Борони засмеялась, но глаза ее были мокрыми.

–Неужто признал? Я думала, ты никогда не скажешь ничего подобного вслух. Сколько лет тебя знаю, но такое признание слышу впервые.

Джеймс улыбнулся.

–Ты все испортила.

Жрица пожала плечами.

–Как и всегда.

Они посмотрели друг на друга, и Джеймс, подойдя, обнял ее. Борони прижалась к его груди, мгновенно промочив слезами рубашку. За столько лет Джеймс стал ей почти как сын, и их расставание далось ей намного тяжелее, чем она думала и готова была признать.

Отстранившись, Джеймс посмотрел ей в глаза и, вытерев ее слезы, кивнул на прощание и вышел из лавки.

3

Джеймс сидел за столиком в кафе, коротая время перед вылетом. Ждать в аэропорту ему совсем не хотелось, и он собирался приехать туда прямо перед отправлением рейса.

Слух ласкал джаз, и с каждой секундой в его сознание все больше закрадывалось предчувствие, что больше он такого джаза не услышит. Джаз Нового Орлеана имел какую-то особенную неповторимую изюминку, которую невозможно было услышать ни в одном другом исполнении.

Самеди зашел в кафе и сел за его столик. Джеймс усмехнулся, не каждый день Лоа жертвовал своим эффектным появлением, чтобы зайти в кафе, как обычный смертный.

Его необычный вид не вызвал в кафе чрезмерного внимания. Некоторые туристы схватились за фотоаппараты, но это было нормально. Все решили, что он просто часть представления, представления, которым в сущности Новый Орлеан и являлся.

–Если ты решил напоследок урвать по максимуму, то это бесполезно, тебе всегда будет мало.

–Знаю.

Джеймс посмотрел на музыкантов, продолжая постукивать ногой в такт музыке.

–Но не попробовать было бы глупостью.

–Попрощался с Борони?

Джеймс бросил на Самеди напряженный взгляд. Заметив это, Лоа засмеялся.

–Да не собираюсь я ее трогать. Пока что.

–Почему?

–Что?

–Она помешала твоим планам, провинилась перед одним из Баронов. Так почему она все еще жива?

Самеди достал из кармана свою неизменную сигару.

–Она не боится отстаивать свою точку зрения и не побоялась идти против меня, хотя и знала, что может перестать существовать просто по щелчку моих пальцев. Мне нравится. Только не вздумай говорить об этом ей или ее смерть, к нашему общему сожалению, наступит намного скорее, чем мы все рассчитываем. И это будет на твоей совести.

–Но от других ты это терпеть не стал? Да, я заметил, что Совет изрядно поредел.

–Я не стал терпеть не это. Совет не пытался дать мне отпор, он пытался меня подчинить. А этого я не потерплю. Да и того, что сделала Борони я обычно не прощаю, но иногда надо делать исключения.

Он пожал плечами.

–Слишком много убийств тоже вредит репутации.

–Главное, не забывай об этом.

Самеди выдохнул очередное дымовое кольцо.

–Посмотрим, как пойдет. Ты уже решил, что будешь делать дальше?

Джеймс отрицательно покачал головой.

–Что же, теперь ты официально мертв, так что времени у тебя навалом. Кстати об этом.

Он протянул Джеймсу газету. Тот посмотрел на заголовок. «Найдено еще одно тело! Серийный убийца? Или в Новом Орлеане очередная вспышка насилия, вызванная недавними событиями?». Под заголовком была фотография найденного тела и просьба сообщить полиции, если вы узнали неизвестного. Самеди выпустил в воздух струйку дыма.

–Отличное фото, не находишь?

Джеймс расхохотался.

–Ужасное фото. Это ты мне так мстишь?

–Это не я. Это болотная вода. Но, может, эти фото тебя порадуют больше?

Он перевернул страницу, и Джеймсу в глаза бросилась другая статья. Прессе, наконец, разрешили опубликовать фотографии убитых в доме Лаво.

–И что меня здесь должно…твою мать…

Подпись под последней фотографией гласила: Лорейн Майер. Вот только на фото была совсем другая женщина. Он непонимающе уставился на Лоа.

–Как?

Самеди пожал плечами.

–Неужели ты думаешь, что только ты один умеешь исчезать?

Джеймс молча смотрел на фотографию.

–Оно и к лучшему.

Он отложил газету в сторону.

–Знаешь, а ведь ты был не прав.

Самеди вопросительно на него посмотрел.

–Я не хотел ее убивать. Мотивы ты может и прочувствовал, но я до самого конца надеялся, что мне не придется этого делать. Она просто не оставила мне выбора.

Лоа усмехнулся.

–Порой мне кажется, что вами обоими двигали схожие чувства.

Он снова затянулся сигарой и рассмеялся.

–Хотя это не отменяет того, что ты размяк.

–Иди ты к черту!

Джеймс толкнул Самеди в плечо, и его смех превратился в хохот. Когда его хохот иссяк, в его взгляде появилось некое подобие на серьезность.

–Ты же понимаешь, что Новый Орлеан для тебя теперь закрыт?

Джеймс пожал плечами.

–В мире есть множество других интересных мест.

–Согласен. Как насчет Новой Зеландии?

–Почему именно она?

–Скажем так, там есть одна…организация, которая может быть тебе интересна. Конечно, твой послужной список придется им не по душе, но твои умения могут сильно им пригодиться.

–Организация? Снова? Тебе не кажется, что хватит с меня уже организаций?

Барон вздохнул.

–Послушай, ты можешь хоть раз сделать так, как я тебя прошу? Хотя бы попробуй.

Джеймс смотрел на панораму ночного Орлеана, думая, увидит ли он его еще когда-нибудь.

–Новая Зеландия…что ж, звучит неплохо.

Самеди усмехнулся, но тут же вновь стал серьезным.

–И, Джеймс, сделай так, чтобы эта наша встреча оказалась последней.

4

–Капитан, вот отчет по делу.

–Хорошо, Оливер, оставьте на столе.

Мюррей махнул рукой, даже не посмотрев в его сторону.

Оливер положил отчет на стол. Он посмотрел на поникшего капитана и собирался было уйти, но остановился.

–Вас что-то беспокоит?

–А?

Мюррей поднял голову. Оливер подошел ближе и боком оперся о стол, сложив на груди руки.

–Вы выглядите встревоженно.

Мюррей вновь махнул рукой, на этот раз отмахиваясь от ответа.

–Просто не обращай внимания.

–Но ведь вас что-то беспокоит. Не понимаю только, что вводит вас в такое уныние. Дело закрыто, убийца пойман, если это можно так назвать.

–Вот именно. Если он и был нашим убийцей, во что мне было довольно нелегко поверить после допроса, то кто тогда убил его?

–Да какая разница?

Мюррей грозно на него посмотрел, и Оливер сконфузился.

–Я имел в виду, какое это имеет значение именно для этого дела? Мало ли с кем он мог повздорить? Нет, безусловно, это убийство мы также должны расследовать, никому не нужно, чтобы убийцы расхаживали по нашим улицам. Но это задача завтрашнего дня. Сегодня мы можем радоваться, что крупное дело закрыто. Согласитесь, массовое убийство мирных граждан намного важнее, чем смерть одного убийцы.

Мюррей вздохнул.

–Наверно, ты прав. Но я все равно не могу отделаться от чувства тревоги. Словно все должно быть совсем не так.

Оливер пожал плечами.

–Вы много сил потратили на это дело, возможно, вы просто отказываетесь верить в то, что его наконец-то можно считать закрытым.

–Думаешь, мне нравится копаться во всем этом дерьме?

–Не больше, чем всем остальным. Но вы, похоже, восприняли все это слишком близко к сердцу. Со всем уважением, капитан, но относитесь к этому проще. Отдохните, выпейте, отметьте удачное окончание дела.

Мюррей усмехнулся.

–Ну и кто тут из нас капитан?

–Со всем уважением, сэр, со всем уважением.

Мюррей кивнул.

–Хорошо, тогда снимите ориентировку и разошлите патрульных, чтобы искали свидетелей преступления.

Оливер сник и покачал головой. Видя его реакцию, Мюррей про себя улыбнулся.

–Разумеется, после того, как вы с ребятами хорошенько отметите закрытие дела.

Губы Оливера разошлись в широкой улыбке.

–Может, присоединитесь, сэр?

Мюррей рассмеялся.

–Нет. Спасибо, но я все же еще немного поработаю.

Оливер кивнул.

–Хорошо, как скажите. Но, если вдруг передумаете, то учтите, что мы всегда рады вас видеть.

–Приму к сведению.

Оливер ушел, и Мюррей остался один. Он чувствовал, что в этом деле что-то не складывается, но не мог понять, что именно. Конечно, было огромное множество нестыковок, но волновало его не это. Из головы все не шел их последний разговор, когда тот парень сказал, что его убьют. Конечно, это мог быть просто трюк, но все подозрительно гладко сложилось.

Просидев так некоторое время, он, окончательно отчаявшись что-либо найти, со вздохом закрыл папку с делом и, выключив свет, вышел из кабинета.

5

Джеймс равнодушно смотрел на самолет. Подобные перемены в его жизни случались на удивление часто, и он уже давно успел адаптироваться к ним. Так что, запрятав подальше любые отголоски каких-либо чувств, он вернулся к старой доброй апатии.

Коротко кивнув стюардессе, которая всё ещё не уставала кокетничать с пассажирами, несмотря на поздний рейс, Джеймс прошел в салон и, найдя свое место, сел и уставился в окно, стараясь ни о чём не думать.

Какое-то время его никто не трогал. По передатчику объявили, что посадка заканчивается. И Джеймс уже было начал тешить себя надеждой, что проведет в спокойствии весь полёт, когда на него упала тень.

Он устало поднял голову, его брови взметнулись вверх, а от апатии не осталось и следа. В его глазах заплясали веселые искорки.

–Неожиданно, отдаю должное. Пришла убить меня?

–Зачем это?

–Может, потому, что я пытался тебя убить?

–Хотел бы убить, стрелял бы в голову.

–А как же заказчик?

–Моим заказчиком был Бейкер. Бейкер мертв. Нет заказчика-нет денег. А тогда зачем это все?

Лорейн равнодушно пожала плечами.

–Что ж, тогда следует лучше спросить, надолго ли ты.

–Посмотрим.

Она села в соседнее с ним кресло, немного поморщившись от боли.

–Знаешь, а ты ведь сломал мне ребро.

Джеймс улыбнулся.

–Только ребро? Я думал, что работаю лучше.

Лорейн рассмеялась.

–Скажем так, это то, что причиняет наибольшее неудобство. Проблема в другом, я тоже считала, что работаю лучше, а у тебя так ничего и не сломано.

Он усмехнулся и, выглянув в иллюминатор, в последний раз посмотрел на Новый Орлеан.

–Еще успеешь.

–Не сомневаюсь.

Она уселась поудобнее, морщась каждый раз, когда поврежденное ребро давало о себе знать.

–Куда мы летим?

–Ты села в самолет, даже не узнав, куда он направляется?

–Ну, меня интересовало немного не это.

Джеймс улыбнулся и снова отвернулся к окну.

–Скажу лишь, что лететь долго, так что устраивайся поудобнее.


home | my bookshelf | | Байки старой Луизианы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу