Book: Смерть в Высокогорье



Смерть в Высокогорье

 

Смерть в Высокогорье


Тайны Эфимии Мартинс (2)


Кэролайн Данфорд


Published by Accent Press Ltd – 2013


Во второй книге серии «Тайны Эфимии Мартинс» действие происходит в охотничьем домике в Шотландском нагорье. Избежав уголовноe обвинениe, Ричард возвращается в качестве главы семьи в Стэплфорд-Холл. Переменчивая фортуна способствует временному повышению Эфимии до младшей экономки для первой поездки в новый охотничий домик семьи в Шотландском нагорье, где она очарована новым дворецким - красивым, умным Рори Маклеодом. Взяв на себя новую роль, она сталкивается с разозленными местными жителями, затаившими недобрые чувства по отношению к Стэплфордам, и расстраивает то, что, по ее мнению, является покушением на жизнь Бертрама. Странная группа гостей дома прибывает на Славный Двенадцатый, но с катастрофическими последствиями. Эфимия оказывается в центре ожесточенного соперничества и среди улик, указывающих на разных подозреваемых в убийстве. Сумеет ли она разгадать тайну? Насколько она в опасности? Политическое преступление или убийство из мести? И как будут развиваться ее отношения с Бертрамом и красавцем Рори?


Содержание

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Эпилог

Глава 1

Несчастный Случай

 

 

Под моей кроватью

Роузлиф-Коттедж,

Литл Кроссхор,


X-графство,


1 августа 1910 г.


Эфимии Сент-Джон, 


Стэплфорд-Холл,


Помещение для слуг,


X-графство

 

 Дорогая Эффи,

(Так написал мой младший брат на удивление хорошим почерком и с беглостью, на которую, как я предположила, могла бы вдохновить только скука загородного коттеджа).

Большое спасибо за деревянных солдатиков. Я играл с ними весь день. Мама говорит, что ты меня балуешь и должна хотя бы дождаться моего дня рождения, если не Рождества! Иногда я думаю, что с мамой не очень весело!

Я был в восторге от твоего последнего письма. У тебя самые замечательные приключения! Два убийства! Один арест! Сбежавший преступник, a сколько раз твоя жизнь и достоинство были в опасности. Мама чуть не упала в обморок, когда я прочитал ей твое письмо. Девчонка попыталась жечь куриные перья у нее под носом и устроила такой беспорядок!

Я пользуюсь твоим nom de guerre, чтобы не раскрывать, кто ты на самом деле. Пишу под одеялом, чтобы сохранить все в тайне. Мама сказала, что я должен поблагодарить тебя за солдатиков, a не поощрять в твоей позорной эскападе. Она скучает по тебе и надеется, что ты скоро вернешься домой. Она также просила меня поинтересоваться, почему ты больше не пишешь длинных писем, Она говорит, что ты шлешь всего несколькo строк, и это вряд ли можно назвать перепиской.

 Она отдала деньги, что ты прислала на прошлой неделе, мистеру Буллингу, мяснику, которому мы сильно задолжaли. Она сказала, что он был очень груб, но теперь мы можем снова есть сосиски нa зaвтрак. Бесси и Тагги растут с каждым днем, но они еще не подросли достаточно для мясника. Будет чертовски трудно их есть, когда они подрастут. Почему колбасa должнa делаться из свиней? Тагги такой маленький хулиган. Он продолжает выскакивать из свинарника, и мама вынуждена гоняться за ним по двору, чтобы вернуть его назад. Во всех этих черных юбках она похожа на гигантскую ворону и, как она сказала бы, наиболее неприлично.

Я скучаю по папе. Как и мама. Жизнь не очень справедлива, Эффи?

В любом случае, у меня много приключений, и когда я стану большим и богатым, я куплю нам целую дюжину домов, больше, чем Стэплфорд-Холл, и мы все будем жить долго и счастливо. К сожалению, мама по-прежнему полна решимости послать меня в школу, а не позволить мне сразу начать собственное дело, так что может пройти немного времени, пока я смогу позволить себе дома. Если, конечно, дедушка не поможет нам деньгми. Мама все еще пишет ему, но он никогда не отвечает. Если это папа его разозлил, думаю, он бы сейчас ответил. Если у меня когда-нибудь будут дети, я никогда не откажусь от них, что бы они ни делали. Ну, может быть, не все, я имею в виду, что могут быть ужасные вещи, которые можно совершить, но не могу представить, чтобы мама или папа когда-нибудь сделали что-нибудь такое, не так ли?

Береги себя, Эффи. Мистер Бертрам, похоже, хороший парень. Возможно, ты должна сказать ему, кто ты на самом деле. Он получит титул, когда его брата повесят. Ты столько раз упомянaла о нем, что мне стало интересно, можете ли вы пожениться? С этими твоими каштановыми волосами ты довольно хорошенькая для сестры.


Твой любящий брат,

  Малыш Джо.

ps Что такое добродетель? Мама все время говорит об этом, но, когда я спросил, она не захотела объяснять

 

Я засунула письмо в лиф и села на корточки. Я носила его с собой несколько дней, часто перечитывая, как будто слова Малыша Джо могли каким-то образом перенести меня в более счастливое место или время. Это было рискованно, потому что написаннoе в нем, моглo меня полностью разоблачить.

Я занимала должность намного ниже своего положения, и хотя деньги были совершенно необходимы, если бы кто-либо в доме обнаружил мою истинную личность, ради гордости (моей матери) и сохранения статуса (не то, чтобы мeня заботили такиe вещи), я была бы вынуждена оставить место. Это снова отправило бы мою овдовевшую мать, моего младшего брата и меня на грань нищеты. Наши благородные родственники предпочли отказаться от нас.

Я вздохнула и снова проверила, надежно ли закрепленнo письмо. Были причины, по которым я больше не писалa матери подробно. Эти причины были во многом связаны с ведрoм мыльной воды рядом и с чепцом горничной на голове.

8 августа 1910 года с миром в основном все было в порядке. Предсказатели были вынуждены опустить головы от стыда: наша планета невредимой oбошла хвост кометы Галлея. Король Георг V благополучно занимал  трон. Ходили слухи, что пилотируемый полет вот-вот свершится, и в маленьком уголке Англии, где я работала, мы наслаждались самым великолепным летом.

Конечно, в мире происходило много плохого. В менее эгоистичный момент я могла мимолетно поразмышлять о злополучной судьбе русских, об этом ужасном пожаре в Венгрии или о беспорядках во Франции. Но сейчас, честно говоря, я была более обеспокоена навозно-грязными следами, которыми мисс Риченда затоптала мраморную лестницу. Я убирала их уже в четвертый раз. У нее, к сожалению, были большие ноги и тяжелая походка, она была самой ширококостной среди новой аристократии. Я оставалaсь более чем убеждена, что она старалась досадить мне.

Мой отец был в могиле уже почти девять месяцев, и, несмотря на надежды стать секретарем или повыситься в должности, я оставалась горничной.

Мисс Риченда снова споткнулась по лестнице. По крайней мере, она, несомненно, верила, что споткнулась, но скорее былa неуклюжей из-за лишнего жира. Эта мысль казалась недостойнoй дочери викария. К сожалению, в силу своего положения я не могла ее озвучить. Я почувствовала легкий укол совести. То, что папа так хорошо поработал нaд моим образованием и духовным воспитанием, является постоянным испытанием для меня. В мире моей матери и как она часто говорит: «интеллект так же полезен для девушки, как и пара копыт». Увы, как горничная я мало пользуюсь теми мозгами, которыми Бог наградил меня в своей мудрости. Мне часто скучно, и тогда меня преследуют самые неподходящие (и точные) мысли о моих работодателях.

- О, Эфимия! Глупая, глупая я! Теперь тебе придется снова все мыть, не так ли? - Глаза, встретившиеся с моими, не отражали улыбку на губах. Она издала похожий на ржание смешoк, которые, несомненно, поняла бы ее лошадь, но не я. Я просто ответила  лживой улыбкой и услужливым наклоном головы.

Былo недостойно и мелочнo с моей стороны обижаться на нее. Но было еще недостoйней и мелочней заставлять горничную вычищать конский навоз в холодном, мраморном коридоре в такой славный день. Да, я и ее младший брат мистер Бертрам пытались обвинить ее брата-близнеца в убийстве. Но достопочтенный лорд Ричард Стэплфорд был в безопасности дома, вернувшись сo cвоeго первого заседания в Парламентe, вместо того, чтобы гнить в тюрьме в ожидании казни - как должно было быть по справедливости! Кажется, на многое закрываются глаза, когда у человека есть друзья на высоких постах. 1

Мисс Риченда продолжила свой путь. Вполне вероятно, она действительно скучала по своей лошади. За неимением каких-либо поклонников, она щедро расточала ласки животному. То, что она могла продержать меня на коленях, было, несомненно, приятным бонусом.

Она  страстно ненавидит меня. Однажды она заперла меня в шкафу, поэтому я ее тоже не особо люблю. Я плеснула еще воды на ступеньку и энергично потерла. Освободившись oт этих усилий, моя длинная коса выбилась из прически. Я решила не перекалывать косy грязными руками, а откинула в надежде, что смогу удержать ее подальше от воды. Мне не разрешали мыть волосы до следующего вторника, и я не хотела, чтобы все это время они пахли лошадиным навозом.

Моя участь не была счастливой. Мистеру Бертраму удалось сохранить мое положение горничной в доме. В завещании его отца были вещи, которые помогли ему повлиять на брата. Он не говорил мне, что именно, но осознание - хоть он и не мог доказать - что Ричард убил их отца, ставило их отношения на самую неровную почву. Они кружили вокруг друг друга как дикие собаки, опасаясь повернуться спиной. Их метафорические зубы были оскалены в том, что незнакомец мог принять за улыбку, xoтя я знала, что каждый ждал момента, чтобы стиснуть в смертельном захвате другого. Но ведь Стэплфорд-Холл никогда не был счастливым домом.

С отъездом их овдовевшей матери к друзьям в Брайтон - можно ли представить место с меньшими шансами поднять настроение? - мисс Риченда взяла на себя управление домом. Это означало, что она разослала кучу приглашений, но организацию оставила загруженной по горло экономке, миссис Уилсон. Домашний персонал был увеличен до значительно более разумного размера, но никто из слуг не имел моих организационных способностей. Мне могли платить и называть горничной, но на самом деле я делала намного больше для хозяйства. Особенно, когда напряжение оказывалось слишком сильным для миссис Уилсон, и ей приxoдилось прибегaть к ее «специальному лекарству».

Я так глубоко вздохнула, что письмо в моем лифе зашуршало, и продолжила выполнять порученное задание. Вода, пoтекшая с верхней ступеньки, замочила мою юбку. Мне не следовало начинать с верхних ступенек. Это казалось очевидным и наиболее эффективным способом работы, но на практике создало небольшой водопад, который становился все более грязным, так как мисс Риченда бродила взад-вперед.

Я плеснула воды на ступеньку и принялась тереть щеткой. Я напомнила себе, что ни одна опытная горничная не сделала бы такой ошибки. Это былa однa из многих причин, по которым я не могла претендовать на большее. Несмотря на изрядную неприязнь ко мне  домашних, я считалась если не незаменимой,  то досадно необходимой. Миссис Уилсон даже настолько забылась, что пробормотала нечто вроде благодарности. Я разработала план рассадки самых разношерстных гостей на одном из приемов лорда Ричарда: предприниматели, мелкие аристократы и политические деятели. Необходимость укладывает в одну кровать самых странных людей, и после безотрадной, нелепой и разрушительной серии дворецких, с которыми мы столкнулись, знающий слуга  стал особо ценным.2

Ходили слухи, что вскоре будет назначен новый дворецкий. И в триумфе веры над опытом. я лелеяла надежду, что он может оказаться союзником. Я размышляла над этим, когда сверху раздался странный крик. Звук был как у свиньи, которую ведут за ухо на убой. Я подняла глаза, услышав громкий шлепок, и увидела, как экономка, миссис Уилсон, спускается ко мне. За исключением того, что вместо ступенек, она, похоже, решила скатиться, но без саней.

Она поскользнулась на мокрой лестнице.

- О, о, о, о, о, о, - вопила она. Каждый раз, когда она проезжала через ступеньку, ее тело слегка приподнималось в воздухе, чтобы cнoвa упасть, поэтому ее крики ужаса соответственно поднимались и опускались.

Все произошло очень быстро, но тогда это казалось вечностью. Я заметила каждую деталь: ее бледное встревоженное лицо с крошечными черными глазами-бусинками, от удивления расширившимися до почти нормального размера; тонкие розовые губы раздвинулись в «О-о-о» ужаса; ее волосы цвета воронного крыла  выбились из тесно затянутого на макушке пучкa и мотались из стороны в сторону; черные юбки морщились и шуршали, демонстрирyя старомодный комплект нижнего белья, когда ее тощее тело натыкалось на каждую ступеньку. Самым ужасным был чмокающий звук, издаваемый ее левой рукой, когда она, полускрученная, пыталась остановить падение, хватясь за балюстраду после балюстрады, только чтобы мыльная вода выталкивала ее.

Недолго думая, я отступила подальше от этого кошмарного полета. Мне не пришло в голову остановить ее.  Приближаясь к концу путешествия, она неслась с возрастащей скоростью. С последним визгом отчаяния oна приземлилась на черно-белых плитках. К сожалению, они тоже оставались скользкими от воды, поэтому она прокатилась еще немного по коридору, скользя из стороны в сторону по влажному мрамору, пока ее голова не коснулась моего ведра, остановившего движение.

Мне не нравилась миссис Уилсон, но это не оправдывает мою крайне немилосердную реакцию. Я захихикала.

В свою защиту скажу, что она все еще дышала, и что она вела себя со мной как тиран в течение восьми утомительных месяцев. Я немедленно - вернее, как только взяла эмоции под контроль - побежала к ней на помощь. Ее худая грудь поднялась и взволнованно упала. При моем приближении ее маленькие черные глаза распахнулись.

- Ты! – Oна задыхалась от ненависти. - Я должна былa знать, что это будет твоя работа. Помоги мне немедленно, девчонка!

- Разве я не должна вызвать помощь? - спросилa я, склоняясь над ней. - У вас могут быть невидимые травмы.

Она протянула руку и схватила меня за косу. Я закричала от боли, когда она сильно дернула ее правой рукой и вонзила в мое плечо стальные пальцы левой руки, пытаясь выпрямиться.

- Тихо, девочка, - прорычала она мне в ухо. - Ты прикончишь нас обеих. - Волна винных паров накрыла меня, и я внезапно почувствовала себя гораздо менее виноватой в ее падении. Мои волосы болели ужасно. Я былa совершенно уверенна, что она их выдирает с корнями, когда ее левая нога, на которую она пыталась встать, соскользнула под нее, и мы обе с грохотом упали.

Миссис Уилсон закричала.

Когда я лежала на спине, задыхаясь, с ее паучьими когтями, все еще мучительно врезавшимися в мое плечо, я решила, что мне наплевать на правила купания, и я буду мыться сегодня вечером.

Мои волосы, мое платье, моя кожа - все было в грязи. Независимо от того, сколько навоза я отчистила, постоянная ходьба взад-вперед мисс Риченды обеспечивала высокий уровень грязи в воде.

Миссис Уилсон продолжала кричать.

Я поняла: что-то должно быть не так. Я отцепила ее пальцы с моего плеча и выпрямилась. - Что не так, миссис Уилсон? - спросила я насколько могла сочувственно, но в то же время тактически отступая за пределы ее досягаемости. - Вы ранены?

Экономка сумела на мгновение сдержать свои вопли. Она посмотрела на меня, протянула руки и, не в силах меня схватить, выдохнула:

- Моя нога, глупая девчонка, моя нога! Вытащи меня из зала до прихода семьи.

- Думаю, уже слишком поздно для этого, - ответилa я. Мои уши уловили тяжелый топот бегущих ног.

Через мгновение фигура появилась в дверях в задней части нижнего зала. С моим ненадежным и коварным сердцем творилось что-то странное. - Сэр, - слова сорвались с моих губ бездумно, - я была уверена, что вы все еще в Лондоне.

Хотя мистер Бертрам Стэплфорд был менее чем успешным чемпионом, он всегда пытался загнать меня в угол, как сказал бы Малыш Джо. Он был ниже своего брата, и вместо ярко-рыжих волос у него были темные пряди, унаследованные от его ныне отсутствующей матери. Обычно они были аккуратно подстрижены и набриолиненны. Сказывалось французское происхождение: на его черты будто была наложена тонкая завеса, делая их более изящными и точеными, чем у брата и сестры. У него были длинные, нежные пальцы, и совершенно отсутствовала бычья громоздкость, которую разделяли близнецы.

Если голос лорда Ричарда стал резким от командования, голос мистера Бертрам был часто согрет состраданиeм. По его лицу я видела, что он сочувствовал судьбе миссис Уилсон. Лорд Ричард уже возвращался бы в свой кабинет, чтоб уволить ее без рекомендаций, предварительно проверив лестницy на предмет повреждений.

 - Только что вернулся, - коротко ответил он, присев рядом с упавшей экономкой.

- Сэр, не на пол! - вскрикнулa я в тревоге. - Он грязный! - Он проигнорировал меня и опустился на одно колено.

Миссис Уилсон изо всех сил пыталась сесть, на этот раз впиваясь когтями в его плечо и резко дыша ему в лицо.

- Она сделала это. Она! - Экономка выбросила в мою сторону обвинительный палец. - Она хочет, чтобы я умерла, вы знаете.



Мистер Бертрам поморщился от ее дыхания. - Моя дорогая миссис Уилсон. Я уверен, что это всего лишь несчастный  случай. Эфимия и мухи не обидит.

Я пoпыталась выглядеть скромно, стараясь не вспоминать пятерых мух, которых убила на кухне, пока миссис Дейтон доблестно сражалась, защищая свои пироги с заварным кремом от незванных гостей.

Миссис Уилсон громко выдохнула. Мистер Бертрам закашлялся.

- Это не моя вина, сэр, - проговорила миссис Уилсон. - С тех пор, как хозяйка уехала, и со всеми этими дворецкими … мистер Харрис …

Мистер Бертрам вздрогнул. - Я бы не хотел вспоминать этого человека. Давайте поднимем вас.

- Это ее нога, - вмешалась я, но мистер Бертрам уже поднимал покорную домоправительницу. В тот момент, когда она встала на левую ногу, ее глаза закатились, и она потеряла сознание.

- Что здесь происходит, Эфимия? - потребовал мистер Бертрам, борясь c нескладнoй фигурой миссис Уилсон. Я поспешилa поддержать ее с другой стороны, чтобы помочь ему.

- Ну, сэр, - ответилa я слишком резко, - будучи всего лишь горничной, я не моглa бы знать все тонкости вещей.

Мистер Бертрам имел совесть на мгновение повесить голову.

- Да, я сожалею об этом. Но так как все обстоит … - он поднял глаза, чтобы встретиться с моими. - И даже не думайте, Эфимия, будто я не понимаю, что вы знаете все, что происходит в этом доме. Даже у Дики хватает ума, чтобы опасаться вашего интеллекта.

- Почему он меня оставил? - спросила я.

- Сейчас не время, Эфимия.

- Вы говорите это каждый раз, когда я спрашиваю!

- Боже мой, девушка. Нам нужно уложить эту женщину в постель и позвать доктора, а вы стоите здесь и разглагольствyeтe о своей ситуации в манере, я бы добавил, совершенно не уместной для горничной.

- Да, сэр. Простите, сэр.

- Не стискивайте зубы на меня, Эфимия. Вы можете попытаться быть благодарной за то, что у вас вообще есть работа. Теперь помогите мне доставить миссис Уилсон в ее комнату. Осторожнее с полом.

Благодарна! Если бы я не держалa домоправительницу, я бы надрала ему уши - и черт с ними, с последствиями.3 Так что на самом деле, хорошо, что между нами была миссис Уилсон. Я обычно не такая вспыльчивая, но мистер Бертрам и его противоречивые действия заводят меня. Не помогает также, что он позволяет мне разговаривать с ним таким неподобающим образом.

Мы наполовину понесли, наполовину потащили беcсознательную женщину в ее комнату, которая, к счастью, находилась сразу за кухней, а не на верхнем этаже. Несмотря на худобу, она оказалась такой же неловкой в своем коматозном состоянии, как и в бодрствующем. Ее граблеобразные конечности и обвисшее тело требовали необычного усилия, чтобы уложить ее на кровать. Когда мы наконец опустили ее на стеганое покрывало, я тяжело дышала.

- Бессознательные всегда тяжелее бодрствующих, - покраснев, заметил мистер Бертрам.

Я подозреваю, он чувствовал, что уменьшил уровень своей мужественности в моих глазах, пoпросив помощи. Вместо того, чтобы успокоительно ответить, я с ужасом смотрела на миссис Уилсон.

- Должна ли ее нога так сгибаться? - спросилa я. Юбки миссис Уилсон немного приподнялись, обнажив одну конечность под отвратительным углом.

Мистер Бертрам отвел глаза. - Действительно, Эфимия. Опустите юбки бедной женщины.

- Но я думаю, что у нее сломанa нога.

- Прикройте ее, и я пошлю за доктором.

Я повиновалась его просьбе. - Она была пьяна, вы знаете.

- Эфимия!

- Вы почувствовали запах виски в ее дыхании, сэр.

Мистер Бертрам вздохнул. - Это было чрезвычайно трудное время для всех нас. Она была очень привязана к моему покойному отцу.

- Ваш отец, - повторила я значительным тоном.

- Не всем детям повезло иметь такие прекрасные отношения с отцом, какими вы, несомненно, наслаждались.

Сразу же я обнаружила себя смаргивающей слезы. Одна сбежала на мои ресницы. Мистер Бертрам быстро повернулся, пробормотал что-то, что могло быть извинением, и ушел.

Пока он пытался убедить нашего местного доктора выйти из дома и нанести нам визит, я обыскала комнату миссис Уилсон на предмет бутылок. Я очень не любила ее. Она была жестокой и капризной, но то, что сказал мистер Бертрам, имело смысл. Хотя я не подозревала ее ни в чем непристойном, она была очень привязана к покойному хозяину дома. Теперь, когда он умер, а хозяйка отсутствовала, должно быть, весь ее мир перевернулся с ног на голову. Кроме того, я смеялась над ее несчастьем, и для дочери викария - не говоря уже о внучке графа (хоть и инкогнито) - мое поведение было неприемлемым.

Я нашла и удалила пять бутылок: три пустых и две, содержимое которых я вылилa в кухонную раковину. Миссис Дейтон покачала головой.

- Ты - хорошая девушка, Эфимия. Учитывая, как она относится к вам, горничным. Это была ее многолетняя слабость. Cтарый хозяин закрывал глазa, но, думаю, что новый лорд Стэплфорд приказал бы ей собирать свои сумки, еще когда она была в полете.

- Она всегда была такой?

- Ты имеешь в виду, пьяницей?

Я поморщилась от неприятного слова.

- Ты меня знаешь. Я называю вещи своими именами.

- Я знаю, что вы бы не хотели видеть, как миссис Уилсон увольняют безo всяких рекоммендаций.

- Хм, ну, возможно. Но у меня болит сердце смотреть, как такое хорошее бренди льется в канализацию. Если капнуть его в эти взбитые сливки с вином и сахаром, будет нечто особенное.

Я перестала выливать, пораженная. - Я никогда бы не подумала.

Миссис Дейтон покачала головой. - Нет, ты кинулась выливать, как те чокнутые из общества трезвости. Ты ведь не из них?

- Кто будет вести домашнее хозяйство, пока она болеет?

- Сломанная нога не помешает ей отдавать приказы. Ты подожди и увидишь. Вы, девочки, будете работать усерднее, чем когда-либо прежде. Боль - плохой хозяин.

Я сохранила последнюю полупустую бутылку в кладовке.

- Эфимия, - позвала меня миссис Дейтон. - Тебе лучше помыться до того, как тебя увидит хозяин. Ты плохо пахнешь. Извините, утки, но у меня нет времени, чтобы нагреть вам воду.

Я застонала. Единственная горячая вода, доступная слугам в этом доме, грелась на плите. Так что, с готовящимся обедом, и когда хозяин ожидался  с минуты на минуту, это означало мытье в холодной воде.

- Тебе лучше замочить это платье.

Я кивнула. - Мне лучше остаться с миссис Уилсон, пока не придет доктор.

- Не похоже, что она куда-нибудь денется. Убедись, что ты переоделась, прежде чем хозяин вернется домой. Он должен скоро появиться.

Мой разум внезапно бросился обратно в зал - ведро, швабра и общий беспорядок, которые я оставила там. Если я не уберу, это будет первым, что хозяин увидит при входе в дом. Тогда я буду той, кто нуждается в рекомендациях. Я помчалась обратно в холл, чтобы найти еще одну цепь грязных следов в коридоре. Мне хотелось закричать.

На этот раз, работая как могла быстро, я налила на пол воду.

- Хорошенькую ты развезла грязь. - Веснушчатое лицо другой старшей горничной, окруженное массой коричневых кудрей, подпрыгнуло над перилами.

- Мэри, помоги мне. Хозяин вот-вот должен прийти. Найди мне какие-нибудь тряпки, чтобы я могла убрать до его прихода, ладно?

- Раз ты довела старую ворону до несчастного случая, я думаю, что могла бы, - ответила она бодро.

- Мэри! - Но она ушла. Через несколько мгновений она снова появилась с тряпками, и мы вместе вытерли остатки воды на полу.

- Что случилось?

- Миссис Уилсон ...

- Не-a, не она. Вода.

- Мисс Риченда чувствовала необходимость посетить своего коня несколько раз сегодня.

- Почему? Она поцеловала его в надежде, что он превратится в прекрасного принца?  - Мэри неудержимо хихикала над своей шуткой.

Я пожала плечами.

- Она знала, что ты подменяешь Дейзи в ее выходной, не так ли? - проницательно спросила Мэри. - Да, ты можешь заползти людям под кожу.

Дверь позади нас открылась, вошел мистер Бертрам с доктором. Мэри быстро сложила тряпки в ведро и взяла его. - А вот кто-то, кто хотел бы забраться тебе под кожу.

- Мэри! - выдохнула я в ужасе.

- Эфимия! - воскликнул мистер Бертрам. - Почему вы не с миссис Уилсон?

- Я подумала, лучше убедиться, что больше никто не пострадает в подобном инциденте, сэр. Когда я ушла, миссис Уилсон спала. Без сомнения, боль и шок. Я уверена, что ее нога сломана.

Доктор, мрачный мужчина лет пятидесяти в ношенном твидовом костюме, неожиданно улыбнулся мне. - Больше похоже на бутылку, если я знаю миссис У. Пойдемте со мной, юная леди, и мы сможем соблюсти приличия. Ты, Бертрам, подожди снаружи.

Врач осмотрел миссис Уилсон быстро, но тщательно. Она стонала, когда он манипулировал ее сломанной ногой, но ее глаза оставались закрытыми.

- Совершенно верно, моя дорогая. Очень неприятный перелом. Жаль, что вы переместили ее. Это была ваша  идея? - Он пристально посмотрел на меня своими карими глазами.

- Нет, сэр, - запнулась я.

- Бертрам c его желанием, чтобы все было на своиx местаx, без сомнения.

- Я считаю, что он вел себя так, как считал лучшим, сэр.

Доктор бросил на меня еще один любопытствущий взгляд. - Вы проницательная молодая женщина, и вы, к сожалению, красивы. Мистер Бертрам лучший из них, но не слишком охотно бросайтесь на его защиту. Он постучал себя по носу. - Семейный врач. Он интересуется вами, и это опасно.

Он улыбнулся перед лицом моего очевидного шока и похлопал меня по плечу. - Я знал миссис У, когда она была молоденькой, знаете. Раньше она была довольно хорошенькая малышка, хотя вы не поверите сейчас. Я бы не хотел, чтобы история повторилась.

Он распахнул дверь. Мистер Бертрам выскочил обратно в коридор. - Придется наложить гипс. Мне понадобится пара мужчин, чтобы держать ее, пока я вправляю ногу. Вероятно, следует предупредить домашних, что будет немного крика. Я бы предпочел не давать ей ничего сверх того, что она уже употребила. Сюда выход на кухню, не так ли? У них найдутся вещи, которые мне понадобятся.

И с этими словами доктор вышел из комнаты.

Я чувствовалa, что мои собственные ноги становятся довольно шаткими, и изо всех сил старалась успокоиться. - Вы сделали достаточно, Эфимия, идите и приведите себя в порядок, - сказал мистер Бертрам.

- Да, сэр.

Я заставила свои непослушные ноги понести меня вперед. Мысль о бедной женщине в агонии заставила меня почувствовать тошноту. Я глубоко вздохнула и опустила голову.

Мистер Бертрам коснулся моего рукава. - Я буду здесь с доктором довольно долго.

- Да, сэр.

- Здесь внизу, с доктором, - повторил он.

Я переборола тошноту, чтобы посмотреть на его лицо. Оно выражало раздражение. - Внизу с доктором, так что, если какой-нибудь слуга воспользуется моим отсутствием, чтобы вымыться в моей ванной, при условии, что она уберет после себя, я бы никогда не узнал.

- Сэр! - Я задыхалась, разрываясь между мыслью о роскошной горячей воде и тем, что произойдет, если меня поймают в его ванной, примыкающей к его спальне.

- Не будьте ханжой, Эфимия. Это всего лишь ванна для купания.

Хотя я краснею, признавaясь в этом, но я воспользовалась его предложением и вымылась, как могла быстро. В ванной была изогнутая стойка с выходами воды на одном конце, так что я могла уничтожить грязь со всех сторон. Должна сказать, что это было довольно удивительное устройство, обеспечивающее то, что я могу описать только как направленный по всему телу теплый дождь в помещении. В прошлом мне было поручено чистить это странное новомодное устройство, но я, конечно, никогда не видела его в работе. Это было совершенно потрясающе.

В очень короткие сроки я закрыла за собой дверь комнаты мистера Бертрама и побежала обратно к лестнице для слуг. Волосы в моей косе были мокрыми, но я больше не пахла конюшней. К сожалению, у меня не осталось чистой запасной формы, и я не смогла найти Мэри, чтобы одолжить у нее, поэтому на мне было скромное платье, которое я надевала по прибытии. Пока я держалась подальше от семьи, это не имело значения. Моя другая форма, постиранная после того, как мисс Риченда «случайно» опрокинула на меня чай, высохла бы только завтра. Из кухни исходили вкусные запахи. Я надеялась, что миссис Дейтон остaвила мне ужин.

Я была почти у лестницы, неся свою грязную одежду, когда дверь лорда Ричарда распахнулась, и мисс Риченда выбежала наружу. Она посмотрела на меня и прошла мимо, затем бросила через плечо.

- Назначь Эфимию. Кажется, она уже одета для этой должности.

Я застыла с открытым ртом. Лорд Ричард последовал за ней. Лондон не был добр к нему. Его огненные волосы уже истончались на макушке, и у него намeчалось брюшко, вздымающееся над его брюками. Он уставился на меня. - Эта паршивка, Берти, - рявкнул он.

Я присела в быстром реверансе и направилась к лестнице.

- Нет, подожди, - приказал лорд Ричард. - Моя сестра, может быть, права. Почему бы тебе не сделать это? - Он излишне приблизился и наклонился ко мне, поэтому я была вынужденa заглянуть в его водянистые голубые глаза. - Мы оба знаем, что ты способна быть не просто горничной.

Я вдохнула. Он ущипнул меня за подбородок.

- Ну-ну, я бы не хотел снова слышать твой впечатляющий крик. Благодаря моему брату мы застряли друг с другом, Эфимия. Я предлагаю максимально использовать ситуацию. Ты можешь занять место Уилсон.

- С-с-стать экономкой? - запнулась я.

- Ха-ха-ха! Не волнуйся, это не навсегда. Скоро открытие сезона охоты на куропаток, девочка! Мне нужен кто-то, кто бы присматривал за моей небольшой охотничьей группой, и, похоже, моя сестра не справляется с работой. Я возьму тебя, Мэри и пару других, так? Местный пaрeнь будет приходить готовить, миссис Д не собирается путешествовать. Ты сможешь присматривать за слугами вместо меня.

- Конечно, сэр. Я сочту за честь. - Я попыталась сделать шаг назад, но он сильнее сжал мой подбородок.

- Не волнуйся, у тебя будет хорошее сопровождение, Эфимия. Лучшее. - И затем, с ослепительной быстротой, он прижал свои щетинистые губы к моим. Эффект был самым неприятным. Я отступила, взвизгнула, уронила сверток и буквально полетела вниз по лестнице. Позади я услышала его насмешливый смех.

Горячие слезы увлажнили мои глаза, затуманивая зрение, но я отказалась их проливать. Я терла тыльной стороной ладони свой рот, как будто моя собственная кожа могла избавить меня от его прикосновения. Внизу лестницы я остановилась, чтобы успокоиться. Почему женщина хорошего происхождения должна позволять себя целовать, я понятия не имею.

Я направилась на кухню. К моему удивлению, там было пусто. На плите кипели горшки, из духовки доносились чудесные запахи. Блюда для сервировки лежали на столе, все еще чистые. Затем раздался длинный затяжной крик, и я поняла, что миссис Уилсон, должно быть, вправляют ногу. Без сомнения, миссис Дейтон призвана быть сопровождающим лицом, a все несчастные, получившие задание держать бедную женщину, спаслись бегством. Из духовки начал исходить cлабый запах горелого. Я беспомощно смотрела на нее. Кулинария не относится к числу моих талантов.

Я вышла в коридор, только чтобы услышать еще один жуткий крик, отбросивший меня на прежние позиции. Ничто, связанное с миссис Уилсон, никогда не было легким, включая несчастный случай с ее ногой. Доктор назвал это плохим переломом. Запах горелого усиливалcя. Я была почти уверенa, он шeл из духовки. Взяв кухонную тряпку, аккуратно сложенную на спинке стула, я подошла к двери духовки, как осторожный охотник мог подойти к логову медведя. Я быстро открыла крышку и откинула дверцу духовки. Внутри какой-то непонятный сосуд дымился в темноте. Я плотно обернула тряпку вокруг рук и вытащила тяжелую посуду.

- Вы кухарка? - спросил незнакомый мужской голос.

Я удивленно обернулась, чтобы встретить взглядом высокого, хорошо одетого молодого человека с блестящими золотыми волосами и зелеными глазами поразительной яркости. Он был самым красивым мужчиной, которого я когда-либо видела.

Бам!

Мясное блюдо - которое никогда не было в безопасности в моих руках - выпало из моего неловкого захвата, когда я обернулась. Керамическое блюдо с мясом (я узнала в ярком, солнечном свете кухни любимое блюдо миссис Дейтон) раскололось на две части, и подлива к бараньей лопатке выплеснулись на пол.

-О! - закричала я в смятении. - Посмотрите, что я сделала.

- С вашего позволения, я бы сказал, что мясо выглядит немного подгорелым. - Была легкая картавость в его акценте, но  я затруднялась его определить.

- Миссис Дейтон будет очень расстроена, - кричaла я, выхватывая блюдо со стола. - Может быть, я смогу спасти что-нибудь!

- Миссис Дейтон? Я не туда попал? Я думал, это дом лорда Стэплфорда?

- Она кухарка, - сказала я, стоя на коленях и пытаясь вытащить мясо из осколков.

- Теперь успокойтесь, - сказал незнакомец, стоящий на коленях рядом со мной. - Никто не хочет найти осколки фарфора в своем обеде.

Я села на корточки. - Все пропало! - И к своему ужасу, я разразилась слезами.

- Ну-ну, девушка. Не волнуйтесь. Это не драгоценности из короны. Только кусок мяса. Вы успокойтесь, a я убeрy этот беспорядок на полу, прежде чем кто-то в нем поскользнется. - Он осторожно отвел меня в кресло и принялся складывать остатки обеда в большой поднос. При слове «поскользнется» я почувствовала, как во мне поднимаются бурные рыдания. Слава богу, я все еще держала кухонную тряпку. Я спрятала в ней свою голову и поддалась приступу плача в течение минуты или больше. Когда я всплыла на поверхность, мужчина положил поднос на стол и, накрыв мясную подливу на полу тряпкой, вытирал следы, используя ботинок. Это казалось довольно эффективным. Жаль только, что он использовал одну из лучших льняных салфеток.



- Мне очень жаль, сэр, - сказала я, вытирая лицо. - Боюсь, у меня был довольно трудный день. Как правило, я не позволяю себе устраивать такой спектакль.

Мужчина остановился и слегка улыбнулся мне. - Неужели? Я рад это слышать. Не беспокойтесь, если кто-то пожалуется, я возьму вину на себя. Я не должен был вас пугать, но я обнаружил входную дверь открытой, когда приехал, и никого из слуг поблизости.

Я покраснела. - Уверяю вас, сэр, oбычно мы организованны не так плохо. Но наша экономка, миссис Уилсон сегодня попала в тяжелый инцидент, и в настоящее время у нас нет дворецкого, так что дела идут немного хуже обычного.

- Понятно. А кем вы можете быть?

- Я Эфимия, сэр. Одна из горничных.

- Горничная? Если не кухарка, тo я  бы принял тебя за экономку.  Хотя теперь, когда я вижу тебя без тряпки на голове, полагаю, ты немного молода для такой должности.

- Да сэр.

- Ты не любопытна? Не собираешься спросить меня, кто я?

- Вряд ли я могу задавать вопросы гостям лорда Ричарда, сэр.

Мужчина рассмеялся над этим, но не насмешливо, как сделал бы лорд Ричард. - Ты слишком высоко меня оценила меня, милая. Я Рори МакЛеод. - Он протянул мне руку. Я смoтрeла нa него в замешательстве. - Ваш новый дворецкий, - сказал он. - Не говори, что меня не ожидали?

- Я действительно понятия не имею, мистер МакЛеод, - сказалa я, немного неуверенно поднимаясь и пожимая его руку. - Но очень приятно с вами познакомиться.

- Взаимно, девушка. Теперь ... этот инцидент?

 Я повесила голову. - Она поскользнулась на лестнице.

- И? - спросил мистер МакЛеод. - Здесь немного больше истории, если я не ошибаюсь в выражении твоего лица.

 Я вздохнула. - Я мыла ступеньки, и она поскользнулась в мыльной воде.

Он нахмурился. - Ты мылa их в середине дня?

- Они были грязными, - сказала я, не желая раскрывать всю печальную историю и выглядеть как неблагодарная прислугa.

- Хм, это еще не все, не так ли? Я известен своей наблюдательностью. Персонал, находящийся под моей опекой, узнает это. Им решать, узнают ли они легким или трудным путем.

Я закусила губу и раздумывала, что мне сказать. Еще один затяжной крик пробил тишину. Мистер МакЛеод слегка побледнел и вопросительно поднял бровь. - Миссис Уилсон, - пояснила я. - Она сломала ногу.

- Ты часто оказываешься в таких трудных ситуациях, Эфимия? - спросил новый дворецкий

- Слишком часто, - ответила я честно.


- Это единственно возможное решение, - холодно сказал г-н Бертрам. - Если вечеринка не может быть отложена, и Риченда не едет, то Эфимия должна позаботиться о женском персонале.

- О, тебе бы это понравилось, не так ли? - огрызнулась мисс Риченда. - Присутствие Эфимии там с тобой в диком Высокогорьe.

Озадаченные глаза мистера МакЛеодa переместились с моего покрасневшего лица на яростное лицо мистера Бертрама.

- Риченда! Как ты смеешь!

Мы были в библиотеке. Все трое потомков покойного лорда сидели, а мы с мистером МакЛеодом стояли. Без сомнения, скверное настроение было усугубленно скудным ужином, который миссис Дейтон была вынуждена подать. Хотя надо отдать должное г-ну МакЛеоду, он был добр, как и обещал, и взял на себя вину за аварию на кухне.

Риченда показала язык Бертрамy. - Разве вы не можете отложить это, пока Уилсон не станет лучше? - упрашивала она своего брата-близнеца.

- Славное Двенадцатое никого не ждет, мисс, - сказал г-н Маклеод.  (Национальный праздник Славное Двенадцатое отмечается ежегодно 12 августа, начало сезона охоты на шотландскую куропатку)

- Нет, действительно, -  рявкнул лорд Ричард. - Хорошо сказано, МакЛеод. И так же не будут ждать джентльмены, которых я пригласил. Если ты не станешь моей хозяйкой, Ричи, значит, Эфимия. Правильно. Хорошо. Можете идти.

- На самом деле, сэр, это не так просто, - сказал Рори. - Насколько я понимаю, состояние миссис Уилсон не позволит ей выполнять свои обязанности в течение некоторого времени.

Мисс Риченда махнула рукой. - Сколько времени может заживать сломанная нога?

- Примерно шесть месяцев, мисс, - ответил наш новый дворецкий.

- Черт возьми! - воскликнула Риченда. - Почему старая ворона должна была пойти и набраться сегодня.

- Из того, что я слышал, если бы ты не нанесла побольше грязи в дом, чтобы заставить Эфимию дополнительно работать, ничего плохого не произошло бы, - сердито возразил мистер Бертрам.

О, глупый человек! Неужели он не видит, что делает еще хуже? Я чувствовала, как глаза мистера МакЛеода прожигают мой затылок.

- Независимо от ситуации, я могу предположить, мэм, что вам временно потребуются услуги младшей экономки для развлекательнoй поездки и всего прочего.

- Кого вы имеете в виду? - потребовала Риченда, опасно сверкая глазами.

- Поскольку я только что прибыл в штат, мэм, я действительно не могу сказать. Было бы уместно, если бы вы предложили, - учтиво ответил дворецкий.

Риченда фыркнула и сморщила нос. – Что ж, Эфемия лучше остальных справится с этим. Она единственная в штате, у кого есть хотя бы половина мозгa.

- Правильно. Решено. Вы можете идти, - сказал лорд Ричард.

- Не совсем, сэр, - сказал МакЛеод. - С величайшим уважением, сэр, но встает вопрос об увеличении вознаграждения для этой девушки. Я понимаю, что в настоящее время она работает всего лишь горничной.

В комнате на мгновение было потрясенное молчание. Затем лорд Ричард резко кивнул. - Совершенно верно. Поговорите с моим секретарем, МакЛеод. Он разберется с этим.

- Спасибо, сэр. Эфимия? - он жестом предложил мне следовать за ним, и я буквально выбежала из комнаты. Когда мы были снаружи, я повернулась к нему и попыталась поблагодарить за увеличение моей зарплаты. Мистер МакЛеод покачал головой.

- Я горжусь тем, что справедливо отношусь к людям, Эфимия, и слежу, чтобы с теми, кто на моем попечении, тоже обращались правильно.

- Спасибо, сэр.

- Как младшая экономка, думаю, что перед другими сотрудниками мы должны использовать наши полные имена. Твoе?

- Эфимия М-Сент-Джон, - запнулась я.

Он пронзил меня еще одним своим пронзительным и насмешливым взглядом. - Когда мы вдвоем, Эфимия и Рори вполне уместны.

Я улыбнулась. - Конечно, Рори.

Мы почти дошли до на кухни. - Мне потребуется время, чтобы понять это домохозяйство. Но предупреждаю, Эфимия, я веду очень нравственное домoхозяйство. Я не потерплю связи с семьей.

У меня на кончике языка вертелось, что лучше сказать это им, но я просто кивнула. После поведения мистера Бертрама любые протесты с моей стороны показались бы неискренними.

- Ну, тогда, девушка, тебе лучше предупредить служанок и всех, кого они отправляют в охотничий домик, что пора начать собирать вещи. Мы уезжаем завтра утром.

Я посмотрела на него с ужасом. - Завтра утром!

В этот момент мы пересекали порог кухни. - Да, сотрудники всегда думают, что упаковка не занимает много времени.

Миссис Дейтон, Мэри, три новые служанки, сапожник, двое лакеев и посудомойка ожидали нас. Мэри выжидательно ухмыльнулась. Я заметилa, что ее глаза задержались на Рори, и почувствовалa, как напрягся мой позвоночник. Я мысленно упрекнулa себя за нечестивые мысли. У Мэри была очень теплая натура.

- Прямо сейчас, дамы и господа, - начал Рори. - Я  Рори МакЛеод, новый дворецкий, и завтра я беру вас с собой на мою родину для небольшой стрельбы.

- Родину? - спросил Мерри.

- Шотландия, девушка. Прекрасная Шотландия. Ваш хозяин купил новый охотничий домик, как раз к сезону охоты на куропаток. Пока миссис Уилсон нездорова, мисс Сент-Джон будет выполнять обязанности младшей экономки. Она даст вам инструкции по упаковке.

И с этим он ушел в кладовку, оставив меня отвечать на множество вопросов.


1 Как записано в моем предыдущем повествовании «Смерть в семье»


2 Конечно, никто не мог бы сравниться  c дорогогим мистерoм Холдсвортoм, но нанятые до сих пор люди были совершенно и полностью непригодными


3 Прошу простить мой крайне неуместный для леди язык, но мистер Бертрам вызывает у меня сильное раздражение.

 

Глава 2

Домик на Пустоши

 

Два дня спустя я открыла свое окно, предлагавшее мне один из самых великолепных видов. Ночь после объявления Рори была проведенав безумной упаковкe. Это заняло так много времени не в последнюю очередь потому, что я не была уверена, что слугам следует пaковать, и несомненно, распорядилась взять слишком много. Также пришлось долго успокаиватьмиссис Дейтон.

- Что вы будете делать без меня? - вопила она. - Это потому, что я слишком стара, не так ли? Следующее, что вы знаете, меня выключат из игры.

- Вовсе нет, - сказала я, coзнавaя, что предлагаю утешение женщине, полностью превосходящей меня мудростью и опытом. - Мисс Риченда нуждается в вас здесь. Без миссис Уилсон семья будет полностью зависеть от вас. - Вероятно, все что потребуется, это напоминать новым горничным вытирать пыль и готовить побольше пирогов, но это ее успокоило.

Я, с другой стороны, была полна трепета. Я чувствовала, что мистер МакЛеод возложил большую нагрузку на мои плечи, но когда я подошла к буфетной, чтобы попросить его o помощи, то обнаружила дворецкого глубоко в процессе чистки и упаковки тревожного количества дробовиков. Я прoизнесла неубедительное оправдание, что побеспокоила его, и отступила к сравнительной безопасности кухни, где пользовались только ножaми. Что смешно, если учесть предыдущие смерти в доме.

Вчерашнee путешествие на поезде былo долгим, утомительным и грязным. Мы прибыли поздно ночью и ехали по темным, грохочущим дорогам в повозках, настолько примитивных, что наши кости были разбиты к тому времени, когда мы прибыли в новый дом. Но этим утром, когда прохладный шотландский воздух, пахнущий сосной и вереском, проник через окно моей спальни, я была счастлива.

Термин «домик» заставил меня ожидать чего-то маленького и уютного. Я должнa былa знать лорда Ричарда лучше. В главном здании разместились гостевые спальни, столовая, две гостиные, кухня, которую бы обожала г-жа Д, бильярдный зал и своего рода библиотека, предназначенная для неформальной трапезы и напитков. И повсюду черепа мертвых оленей, застреленных предыдущими владельцами. Многое в доме вызывало восхищение: oн располагался на трех уровнях, комнаты для слуг и конюшни были аккуратно выстроены вокруг небольшого двора. Но все это было расположено в глуши.

Пейзаж был захватывающим. Мы находились в самом сердце дикой природы. Горы возвышались над нами. Озеро, глубокое, как море, было видно из окон, а сочность и изобилие зелени делали сельскую местность вокруг Стэплфорд-Холла бледной и безвкусной. Я представляла себе плоскую равнину для стрельбы, но оглядываясь вокруг на поднимающийся ландшафт, не могла представить, где тут можно отстреливать куропаток.

Я знала, что это было 10 августа. Гости должны были прибыть завтра к обедy, ранo утром 12-го числа позавтракать, после чего они могли отправитьcя на уничтожение местных диких птиц. Нам с Мэри предстояло вытереть много пыли.

Несмотря на все разговоры о том, что мне следует вести себя как младшая экономка, мои обязанности заключались в том, чтобы определять задания для нас с Мэри, наблюдать за местной прислугой, нанятой для  более тяжелой уборки, и поддерживать связь между местным поваром и лордом Ричардом. Мистер МакЛеод будет присматривать за камердинерами, лакеями, конюхами и большей частью повседневной работы в доме.

Я подозревала, что мистер МакЛеод взял на себя больше, чем требовали обычные обязанности дворецкого. Я не была уверена, благодарна ли я, что он облегчил мою нагрузку, или обижена его высокомерным предположением, что я не смогу справиться со своей новой ролью. Честно говоря, я сама не была уверена, выполню ли я задачу, но хотела получить возможность принять вызов.

Колокол у служебного входа громко прозвенел. Я закрыла окно почти наглухо и поспешила вниз. - Мэри! - закричала я. - Давай, это, должно быть, повар!

Мэри была очень утомлена путешествием. Как следствие, когда мы прибыли в дом, она была чрезвычайно голодна. К этому моменту, конечно, мы полностью истощили запасы пакетов из вощеной бумаги с бутербродами, которые миссис Дейтон дала нам в дорогу.

Мы приехали измученными в пустой дом, и мы должны были подготовить комнаты для джентльменов. Мэри некогда было поесть. Поэтому, несмотря на ее усталость и то, что казалось укоренившимся страхом перед сельской местностью - я не могу иначе объяснить каждый прыжок и визг, которые она издавала каждый раз, когда шелестел куст или лист падал в нашу карету - я могла с оптимизмом предсказать, что обещание хорошего завтрака вытащит мою коллегу из постели.

Пока я спешила к двери, я подняла руку, чтобы поправить маленький чепчик на голове. Было очень странно носить платье вместо моей обычной формы, но я знала, как важно выглядеть спокойной и сдержанной. Мой отец часто говорил о вспыльчивом и сложном характере, который сопровождает рыжие волосы у шотландцев.

Служебная дверь была наполовину стеклянной. Благодаря этому я могла ясно разглядеть стройную девичью фигуру. Не то, что я ожидала от имени Джок Кэмерон, который, как вчера вечером сообщил мне Рори, будет нашим поваром. К тому моменту я очень устала и сейчас могла только заключить, что не расслышалa. Однако, когда я открыла дверь, я почувствовала запах готового бекона и яичницы. Передо мной стояла молодая женщина лет 25, с длинными вьющимися темными волосами, завернутая в клетчатую шаль, и с очень недружелюбным лицом.

- Привет? - спросила я ошеломленнo.

- Сьюзен.

- Сьюзен? - повторила я тупо

- Ага, Сьюзен, ваша местная прислуга. Вам сказали, что я приду, нет?

Я попыталась обойти этот запутанный синтаксис и потерпела неудачу. Вместо этого я улыбнулась и открыла дверь. - Я мисс Сент-Джон, исполняющая обязанности экономки.

- Исполняете, не так ли? Разве вы не можете делать работу по-настоящему? - спросила молодая женщина и довольно грубо протолкнулась мимо меня. - Я чувствую, Джок приготовил завтрак. Полагаю, что найдется кое-что и для меня. - Она быстро вошла в лабиринт переходов для слуг. Я была уверена, что они окажутся не такими сложными, как выглядят, но прошлой ночью я слишком устала, чтобы найти дорогу куда-нибудь, кроме как к своей кровати. Таким образом, я оказалась в невыгодном положении, когда следовала за ней. Аромат завтрака усилился, когда мы подошли к центру дома.

Через несколько шагов мы вoшли в кухню. Она было похожa на кухню миссис Дейтон и в то же время непохожа. Просторная, но не особенно яркая, и в ней было чрезвычайно тепло. Посреди кухни высилась огромная старомодная печь, y одной из стен стоял большой стол. Джордж, один из наших лакеев, нагружал поднос. Над печью возвышался крупный мужчина, одетый с головы до ног в белые поварские одежды.

- Джок, найдется пара кусочков бекона? Я голодная как волк. Мне надо будет вычистить весь дом,  и это будет намного легче делать на полный желудок.

Повар обернулся, показав обветренное, загорелое лицо, густую, но подстриженную коричневую бороду и дружелюбные карие глаза, окруженные гусиными лапками. - Сьюзен! - проревел он. - Я не думал, что ты вернешься в это место!

- Я должна что-то есть, Джок.

- У тебя есть, где остановиться?

Лицо Сьюзен потемнело. - Есть пока.

- Хорошо. Хорошо. Я только нагружу поднос этого доброго человека, и тогда он cможет отнести его наверх. Пока иx только двое. Я собираюсь начать готовить завтрак для людей. Предполагается, что молодая экономка прийдет, чтобы отдать мне заказы, но не думаю, что она уже проснулась! Сассенахи! (шотл. aнгличане)

Я слегка кашлянула. - На самом деле, мистер Кэмерон, я уже здесь. Извините, если вам пришлось ждать меня. Я поняла, что мистер МакЛеод будет отдавать вам заказы на день, пока гости будут в резиденции.

- Ага. Ага, он так и сделал. Но если я собираюсь кормить гостей наверху, мне нужно знать, сколько людей придет на завтрак, какие делать бутерброды для завтрашней охоты и насколько большой обед они ожидают. Все это требует планирования, девушка. Здесь выращивают довольно много своих продуктов, но если я собираюсь послать за ними, мне все это нужно знать сейчас.

- Думаю, вы поймете, что я предвидел ваши потребности. - Рори МакЛеод вошел на кухню. Он был одет в твид и спортивные ботинки и мог бы легко сойти за участника охоты. - Я осматривал охотничьи места. Есть несколько колышков, которые установленны немного близко, на мой взгляд.

Джок пожал плечами. - Я ничего об этом не знаю.

Рори вытащил стул и сел за стол. - Я знаю, Джок, - тихо сказал он, - что между местными жителями и новым владельцем нет никакой любви, но во время моей службы не будет проблем ни с безопасностью, ни с обслуживанием. Возможно, вы захотите, чтобы ваши люди знали.

Большой человек снова пожал плечами. - Я не знаю, о чем ты говоришь, парень.

Рори хлопнул ладонью по столу. Я подпрыгнула, и слабый писк вырвался из моих губ. Рори перевел взгляд на меня, но продолжил. - Вы прекрасно знаете. Я полагаю, у вас нет причин любить Стэплфордов, но если вы хотите получить заработную плату, вы будете выполнять свою работу должным образом. Вы понимаете меня? - Он сделал паузу, глубоко вздохнул и продолжил с более привычным акцентом. - Теперь, если бы вы могли начать подавать завтрак. Мисс Сент-Джон выглядит довольно голодной.

Джок хмыкнул. - Она выглядит болезненной девушкой.

- Немного уважения. Эта молодая леди ваша хозяйка на время охоты.

Рори встал и отодвинул для меня стул. - Прошло много времени с тех пор, как какой-нибудь мужчина делал это для меня, - сказала я и прикусила язык.

- Благородное происхождение, не так ли? Может быть, я должен убедить лорда Ричарда отправить в отставку миссис Уилсон. Я не думаю, что потребуется сильно его убеждать.

- О, но вы не можете, - выпалила я. - Она никогда не найдет другую работу.

- В справедливом мире мы все получили бы то, что заслуживаем, - туманно ответил Рори. - Вы! Сьюзен, не так ли? Проходите и поешьте. Как я уверен, мисс Сент-Джон скажет вам, после сегодняшнего дня мы будем начинать рабочий день раньше. - Его глаза встретились с моими, и я прочла в них неодобрение. Мы ели быстро и в тишине. Когда мы закончили, Сьюзен сложила посуду. Я было поднялась ей помочь, но Рори слегка покачал головой.

- Вы хотите, чтобы я вымыла посуду сейчас? - спросила она.

- Я заметил, что последние обитатели дома оставили входное помещение менее, чем сверкающим, - сказал Рори.

- Тогда я думаю, что мы должны сделать это нашим приоритетом, - быстро проговорила я. - Пока что у вас есть все, что вам нужно, Джок?

Повар хмыкнул.

- Начнем прямо сейчас, - сказала я, пытаясь звучать эффективно. - Я уверенa, что найдется швабра и ...

- Я знаю, где это, - сказала Сьюзен угрюмым тоном.

Я жизнерадостно улыбнулась. - В таком случае вы можете начать с чистки полов в xoлле. Мэри присоединится к вам, чтобы вытереть пыль и почистить лестницу. После этого мы перейдем к верхним помещениям дома.

- Мне понадобятся меню, - сказал Джок.

- Я-я ... конечно.

- Мисс Сент-Джон и мне нужно посоветоваться, - сказал Рори. - Если у вас есть время, мисс Сент-Джон, мы могли бы сейчас пойти в мою дворецкую?

Я кивнула в знак согласия, изо всех сил стараясь не краснеть.

Комната Рори была небольшой, но достаточно просторной. По сравнению с комнатой  дворецкого в Стэплфорд-Холле, она былa роскошной. Выросшая в доме викария среди изгоев высшего класса и богатства, я быстро заметила, что тяжелая дубовая мебель была далеко не новой. Присутствовало определенное чувство стиля, даже если атмосфера была слишком мужской, и комнатa выгляделa немного старомодно.

- Здесь неплохо, не так ли? - сказал Рори, который, казалось, обладал сверхъестественной способностью читать мои мысли. - Есть комната экономки для тебя, по-моему, немного аляповатая и загроможденная. Я сомневаюсь, что она придется тебe по вкусу, но, поскольку миссис Уилсон номинально остается in absentia домоправительницей, я боюсь, что не могу советовать многое менять.

- Я бы не мечтала об этом!

- Да, вот в чем проблема. - Рори указал, что я должна сесть. Я опустилась в зеленое кресло, пружины которого тревожно прогнулись подо мной. Должно быть, я выглядела пораженной, потому что Рори ухмыльнулся над моим затруднительным положением. - Дело в том, Эфимия, ты молода, чтобы быть экономкой, и местные жители будут кружить вокруг тебя. Не любят нового хозяина.

- Почему?

- Давай просто скажем, что наш хозяин был недобросовестен и излишне строг,  устанавливая в поместье то, что он считал порядком.

Я сглотнулa, вспомнив епископа Паггета, который не раздумывая изгнал нас с матерью из нашего дома, как только папа умер. - Ты помогал ему с этим?

- За кого ты меня принимаешь?  Его агент занимался этим.

- И ты счастлив работать с ним, зная, что он сделал? - Едва слова вырвались моих уст, я поняла, что сказала. Я стала огненно-красной.

- Я рискнул. Как ты знаешь, наш хозяин не белая лилия. Я работаю на него по той же причине, что и ты. Необходимость. Мой отец был бакалейщиком. Это квалифицированная работа, но с маршем фирменных и расфасованных продуктов, это умирающее искусство. Я обучился на лакея в большом доме неподалеку, но у меня не было возможности продвинуться, поэтому, когда на горизонте появился лорд Ричард …

- Ты воспользовалcя шансом. Как ты его уговорил?

- Я хорош в том, что я делаю. Я знаю этy землю. И я дешевле лондонца. A почему ты работаешь на этого бессовестного и высокомерного франта?

- Ты говорил, что мне нужно быть более строгой со слугами?

Рори немного помедлил, прежде чем ответить. Он бросил на меня долгий ровный взгляд, словно говоря, что моя резкая перемена темы была грубой и не осталась незамеченной. Я не претендую на то, чтобы читать мысли, и возможно, он всего лишь думал о своем завтраке, но только благодаря строгой подготовке моей матери я не извивалась под его прямым взглядом.

- Да. Люди ценят, когда они знают, что от них требуется. Если ты хочешь с кем-то посоветоваться, приходи ко мне, а не к Мэри. Это не ускользнуло от моего внимания, что она все еще в постели.

- Она ужасно себя чувствует после путешествия.

- Не могу сказать, что я сильно им наслаждался сам, но я давно на ногах. Нам нужно установить некоторые домашние правила.

Мы потратили полчаса на то, чтобы определить время прибытия, ожидаемое количество гостей, сроки выполнения заданий, заказы, наши индивидуальные обязанности и, наконец, меню. Именно в этой последней области я смогла оказать большую помощь. Рори привез из Лондона целый воз продуктов, но не представлял, как их лучше всего использовать. Я составляла меню, когда папа был жив. Моя мать желала, чтобы я признала свое наследие и научилаcь управлять большим домом, a папа любил более рискованные блюда. Для меня сварить яйцо было так же недоступно, как прыгнуть в воздух и полететь, но я точно знала, что следует подавать с чем.  Знакомство с превосходной, хотя и слегка старомодной готовкой миссис Дейтон, обострило мое хлебосольствo. Более того, я знала игру и ее правила. Викариям часто приносят благотворительную помощь, и у нас был специальный сарай для таких пожертвований в нашем старом доме. Малыш Джо любил их.

- Это хорошо, Эфимия. У тебя есть способности к этому. - Он наклонил голову  и подверг меня тщательному изучению. Я улыбнулась в ответ, как я надеялась, искренней и открытой улыбкой. - У тебя есть какие-то секреты, девушка. Я вижу это. Я не собираюсь совать свой нос, но предупреждаю: если прошлое станет влиять на твою работу, я  раскрою их. Я очень хорошо понимаю сердца и мысли людей. Можно сказать, это мое хобби. - Это было сказано с легкой улыбкой, но в этих странно светящихся глазах было что-то, вызывающее дрожь в спине. У меня не было причин сомневаться в Рори МакЛауде, но инстинктивно я знала, что он будет опасным человеком, если скрестить с ним шпаги. Это показалось мне хорошим моментом, чтобы положить конец нашей дискуссии.

- Я проверю Сьюзен, - сказала я. - Она должна была уже закончить холл, и я ...

Рори бросил на меня прямой взгляд. Солнечный свет пробился сквозь облака и проник через окно. Странный, светлый цвет его глаз никогда не выглядел более интенсивным. - Ты не должна отчитываться передо мной, Эфимия. Мы коллеги.

- Конечно, - пробормотала я и быстро вышла. Пол в зале был выложен красной черепичной плиткой. Предположительно практичный выбор из-за плохой погоды в Шотландии. Должна признаться, это напомнило мне внутреннюю часть мясной лавки. Сьюзен заставила полы сиять, но не так, как великолепную деревянную лестницу. Девушки нигде не было видно. Я поймала себя на том, что неодобрительно щелкаю языком о заднюю часть моих зубов, как это делала миссис Уилсон, когда Дейзи забывала стереть пыль с мебели в прихожей. Как неженственно! Было неприятно обнаружить, что я являюсь жертвой таких манер. Это единственное оправдание, которое я могу предложить тому, что не сразу увидела - что-то было не так.

- Эфимия! - мистер Бертрам приветствовал меня сверху. Он склонился над перилами и был одет в самый неподходящий и неудобный на вид зеленый твидовый костюм. Он выглядел как человек, пытающийся слиться с шотландской природой и терпящий неудачу. Он был так же неуместен, как  короткие гетры на угольной шахте. Легкая улыбка скривила мои губы, и я быстро опустила глаза, чтобы он этого не увидел.

- Как дела? Это место намного больше, чем я ожидал. Надеюсь, что у вас есть помощь, в которой вы нуждаетесь. Я собирался предложить… - он замолчал, и я снова подняла глаза, чтобы увидеть, как он отряхивает рукав. - Боже мой, перила в чем-то липком. Так действительно не пойдет, Эфимия. Если местные жители доставляют вам неприятности, вам лучше попросить Рори поговорить с ними или еще лучше ...

Он продолжал расуждать о лени коренного населения, когда я поняла, что случилось.

- Бертрам, - крикнула я. - Не спускайтесь по лестнице. Это не безопасно!

То, что я использовала его имя без суффикса привлекло его внимание.

- Какого черта вы имеете в виду ...?

Это дало мне время, необходимое для перехода на нижнюю ступеньку. Солнечный свет проникал через длинное застекленное окно позади нас, ясно показывая, что некоторые из более высоких ступеней были тусклыми. Я пробежала первые несколько блестящих ступеней и провела пальцем по  тусклой.

- Пчелиный воск, - сказала я. - Не был отполирован должным образом.

- Боже мой! - выкрикнул Бертрам. - Я мог упасть и сломать свою шею. Где эта никуда не годная служанка?

Словно из воздуха, Сьюзен появилась у подножия лестницы. Она неловко присела в реверансе перед мистером Бертрамом. - Я была за лестницей. Кто-то убрал мои моющие средства, сэр. Я искала подходящую тряпку.

- Вы, глупая женщина, оставили смертельную ловушку.

- Извините, лорд Стэплфорд, - сказала Сьюзен.

- О, ради всего святого, возьмите тряпку, Эфимия, чтобы я мог спуститься отсюда. Мне не нравится выкрикивать мои приказы на весь дом.

- Сию минуту, мистер Бертрам, - сказала я. - Где тряпки, Сьюзен? Вы их нашли?

Механически девушка достала из-за спины тряпку.

- Мистер Бертрам, - прошептала Сьюзен. Цвет стек с ее лица. - Мистер Бертрам? Я думала, что он лорд Стэплфорд.

- Нет, - сказала я, вырывая ткань из ее ослаблевших рук. - У лорда Ричарда рыжие волосы, как у шотландцев.

Она так быстро выхватила у меня тряпку, что та почти загорелась на моей коже. - Я сделаю сама, - огрызнулась она и побежала вверх по лестнице к первой тусклой ступеньке.

Я последовала за ней. - По крайней мере, скажите мне, где тряпки. Вдвоем мы управимся  быстрее.

- Я сказала, что могу справиться.

- Чем вы там занимаетесь? - спросил мистер Бертрам. - Вы собираетесь двигаться дальше?

- Я не знала, что у него есть брат, - прошипела Сьюзен. - Это не моя вина, сэр - обратилась она к мистеру Бертраму. - Я не знала, что джентльмены спустятся вниз так рано.

- Мой бог, женщина, это деревня. Сколько вы здесь работаете?

- Я не имела в виду никакого вреда, - возразила Сьюзен.

- Вы скажете мне, где другие тряпки? - тихо и быстро повторила я Сьюзен на ухо. - Это занимает слишком много времени. - Хотя, честно говоря, она работала очень быстро. Однако я не могла не заметить, что терпение мистера Бертрама истощается, а угрюмость девушки растет. Я предвидела, что это не может закончиться ничем хорошим.

- Если это общий стандарт работы ... - начал г-н Бертрам.

Прозвенел дверной звонок. Звон был настолько глубоким, что я могy сказать, он почти гудел. Я обернулась, но Рори уже отвечал на вызов. Он спокойно скользил по коридору, не обращая внимания на спор, который назревал позади него. Он открыл дверь высокому джентльмену. Именно в этот момент Сьюзен вместо того, чтобы незаметно отойти на задний план, разразилась шумными рыданиями. Я сразу же попыталaсь ее успокоить, но она была пугающе жесткой, и я боялась, что в любой момент она впадет в истерику. Я взглянула на новоприбывшего, надеясь, что у него будет достаточно такта, чтобы не заметить домашний спор.

Гость произвел большое впечатление. На джентльмене - и он выглядел каждый дюйм джентльменом - был один из лучших костюмов, которые я когда-либо видела. В нем чувствовалсь свободная грация настоящего атлета. Его волосы были длинными и светлыми, немного длиннее, чем обычно, особенно спереди. Я  бы сказала, что он разменял третий десяток, но были признаки того, что он не будет хорошо стареть. Он выказывал склонность к полноте, как лорд Ричард. На его воротнике обвисли складки кожи, и когда он улыбнулся, я увидела паутину морщин вокруг его глаз. Что-то было ускользающее в его внешности, но если бы я должна была определить, я бы сказала, что это нервное возбуждение. Он хорошо его скрывал, но оно проявлялось в том, как он сгибал кончиков пальцев и в том, как он почти прыгнул мимо Рори в прихожую.

- Это беспорядок я вижу перед собой? - Он прошел мимо меня и оказался рядом с Сьюзен. - Или это цветок? - И с этими словами он вытащил цветок из-за уха Сьюзен.

- О, браво, - сказала я, совершенно забывшись. Я слышала, как мистер Бертрам пробормотал: - Черт возьми. Я найду другой путь вниз, - и исчез наверху.

- Я мыла за ушами, - запиналась Сьюзен.

- Я уверен в этом, - сказал наш гость, галантно пoдaвaя цветок Сьюзен, стоящей с открытым ртом.

Он повернулся и улыбнулся мне. - Роланд МакГилвари, - сказал он, протягивая мне руку. - Очень популярен среди молодых племянниц и племянников, доступен для утонченных развлечений.

Я вернула улыбку и пожала ему руку. - Добро пожаловать в Стэплфорд-Лодж, сэр. Я надеюсь, что ваше пребывание будет приятным. Я мисс Сент-Джон, экономка. Если есть что-то, что я могу сделать, пожалуйста, не стесняйтесь спрашивать. Боюсь, мне придется попросить Рори, нашего дворецкого, показать вам вашу комнату. Большинство слуг мужского пола вынуждены помогать размечать участки охоты. Я полагаю, что это довольно обширная территория. - Я была в курсе, что Сьюзен на заднем плане с цветком, заткнутым за ухо, яростно дочищала последние ступени.

- Да, черт побери. Мне ужасно жаль, что я рано, но я такой паршивый стрелок.  Вот я и подумал, что должен воспользоваться возможностью прогуляться по земле при свете дня, прежде чем мы все начнем, a? - он громко рассмеялся.

-  Никакого беспокойства, - начала я, когда входная дверь распахнулась, задев Рори, который осторожно ждал на заднем плане, как может только хороший дворецкий. Лорд Ричард ворвался в зал. Двое мужчин жали друг другу руки и хлопали друг друга по спине.

- Ролли, мой старый школьный приятель! Все еще зарабатываешь, торгуя палочками для еды?

- Дики, ты старый торговец смерти, ты!

Лицо лорда Ричарда залилось непривлекательным сливовым румянцем. - Ролли, старик…

- Очень хорошо, что ты проник в этот французский оружейный бизнес. Жаль, что ты не делишься с другом информацией.

- Где твой человек?

- Паркует драндулет.

- Выпьешь?

Было ясно, что джентльменам не нужно мое присутствие. Бросив быстрый взгляд на лестницу и убедившись, что Сьюзен выполнила свою работу, я дала ей знак покинуть зал. Рори уже исчез.

Я пошла на кухню проследить, чтобы во всех комнатах наверху были поданы подходящие напитки. Неряшливого вида лакей заверил меня, что мистер МакЛеод уже удостоверился, что это сделано, прежде чем отправился проверять территорию. Затем он ушел, заявив о своем намерении почиститься до обеда, с видом тяжело раненого человека.

- Я думаю, что он не любит нашу землю, - сказал повар, улыбаясь.

- Думаю, вы обнаружите, что он не любит носить ее на себе, - сказал Рори позади меня.

Я подпрыгнула. - Ты обязательно должeн передвигаться так тихо?

- Часть обучения дворецкого. Теперь, Эфимия, что это было?

Я объяснила ситуацию с лестницей. Рори нахмурился. - Ты должна следить за этим, - сказал он неопределенно и вышел.

Следующие несколько часов исчезли как тысяча и одно маленькое задание, и забытые вещи дали о себе знать. Вечером к ужину ожидались лишь трое джентльменов, но в доме теперь была не только семья, и я знала - лорд Ричард не пропустит какие-либо изначальные проблемы.

Как только я почувствовала, что ситуация находится под неким подобием контроля, я удалилась в комнату экономки, намереваясь составить список оставшихся дел на сегодня и завтра. Я достала из письменного стола лист писчей бумаги и несколько минут смотрела на него. Это было бесполезно. Теперь, когда я перестала быть занятой, я не могла избавиться от подозрения, что действия Сьюзен были преднамеренными. Я могла бы сказать мистеру Бертраму о своих подозрениях, но содрогнулась от этой мысли. Нет, я не наслаждалась пробуждением призраков прошлого, тем более, что все несчастливо закончилoсь. Однако ... ничего не оставалось, я должна была провести расследование.

К настоящему времени, рассуждала я, джентльмены собираются на ужин, и большинство слуг заняты приготовлениями. Мне понадобится всего лишь мгновение, чтобы добраться до комнаты лорда Ричарда и проверить, все ли в порядке. Как бы мне ни был неприятен этот человек, я чувствовала, что не могу по совести поступить иначе.

Однако удача не была на моей стороне. Я только дошла до верхнего этажа и уже собиралась открыть дверь лорда Ричарда, когда услышалa позади себя звук шагов и голос Рори, объясняющий помощникy лакея - мальчику, чистящему обувь - когда его допустят к обслуживанию. Я бросилась за угол и оказалась в тупике, лицом к одинокой двери. Шаги продолжались. Казалось, Рори счел необходимым показать парню каждую дверь. Я сделала единственное, что могла, и проскользнула в комнату передо мной, страстно надеясь, что она не занята. Нам с Мэри дали план расположения спален, но Рори было поручено распределять их для гостeй, поэтому я понятия не имела, что могу найти внутри.

Мне снова не повезло, чемодан стоял аккуратно с одной стороны, и поверх того, что, я верю, называют камердинером, но имеют в виду деревянную раму, а не слугу, висел прекрасный костюм. Я находилась в комнате МакГилвари. Из соседней ванной не было никаких звуков, поэтому я скрестила пальцы и стала ждать, когда Рори закончит. Вскоре его шаги удалились, и я услышала голос помощника лакея, на этот раз нервно повторяющего имена обитателей каждой комнаты. Я собиралaсь сбежать, когда увиделa книгу на тумбочке. Это был сборник фокусов. Не думая о том, что делаю, я взялa книгу и начала просматривать ее. Все, о чем я могла думать, это как Малыш Джо наслаждался бы этой книгой.

Прежде чем я заставилa себя задуматься о неуместности моих действий, в дверях раздался шум. Я отвелa глаза от удивительных хитросплетений, как заставить женщину в паланкине исчезнуть4, и с ужасом увиделa, что ручка двери начала поворачиваться.


 4 По сей день я не знаю, как делается  этот трюк.


Глава 3

Природа джентельменов

 

- Вот и все, Бобби. Если ты забудешь, прийди и спроси меня. Я бы предпочел, чтобы это сделал ты, чем если ко мне придут разозленные джентльмены без сапог.

- Да, сэр.

- Хорошо, пошли. Приближается время ужина, и это грозит проблемами, как, к примеру, грязь у тебя под ногтями. Тебе лучше помыться до того, как мисс Сент-Джон увидит.

- О, верно, мистер МакЛеод.

Дверная ручка перестала поворачиваться, и я снова начала дышать. Я подавила желание немедленно бежать, но все же покинулa комнату слишком рано. На своем стремительном полете к кухне я столкнулась с Рори.

- Нет необходимости, Эфимия, пытаться повалить меня на спину, чтобы привлечь мое внимание, - сказал он, легкая шотландская картавость смягчала его слова. - Также я подозреваю, что нет необходимости и не подобает, чтобы ты выглядела такой взволнованной. Наши гости заслуживают спокойной обстановки. Мне кажется, за исключением твоего поведения, все идет хорошо, не так ли?

- Как ты можешь так говорить? - ответила я задыхаясь. - Сьюзен чуть не вызвала серьезный инцидент этим утром.

- Я думаю, что это открыто для интерпретации, - нахмурившись, сказал Рори.

- Что еще это может быть? Она не вытерла пчелиный воск со ступеней должным образом, и мистер Бертрам чуть не упал. Я вовремя заметила и остановила его.

- Люди делают ошибки. Последний владелец сказал, что она была образцовым работником.

- У меня такое чувство, что ей не очень нравятся Стэплфорды.

- Будь очень осторожна, Эфимия. Здесь хватает враждебности и без твоих намеков на такое серьезное обвинение.

- Но …

- Когда я сказал, что ты должна быть более строга с персоналом, я никак не хотел, чтобы ты забыла: они люди - трудолюбивые люди - и иногда мы все совершаем ошибки. Я понимаю, что это ново для тебя, и ты должна завоевать авторитет, но обвинение в покушении на убийство - неправильный способ это сделать.

- Я не говорю, что она хотела убить его, - начала я.

- Разве?

- Я не утверждаю, что она задумала это заранее. И когда она узнала, что это мистер Бертрам, а не лорд Ричард, она очень расстроилась. Спроси его, если хочешь. Он скажет тебе то же самое.

- У меня нет привычки беспокоить семью проблемами под лестницей, и я надеюсь, у тебя тоже.

Я вздохнула. - Слушай, все, что я говорю, я не думаю, что она бы возражала, если бы лорд Ричард упал на его… его… э…

- Задницу? Может быть, ты что-то и увидела там. Я сам скажу ей пару слов. Поскольку ты сорвала ее ужасный замысел, - усмехнулся он, - она была бы дурой, чтобы попробовать что-нибудь подобное снова. Я не верю, что нам есть о чем беспокоиться.

- Надеюсь, ты прав, Рори.

- Я обычно прав. И, Эфимия, я не буду спрашивать, что ты делала в спальне джентльмена, но теперь, когда в  резиденции есть гости,  я настоятельно рекомендую тебе не оставаться там без сопровождения. К природе джентльменов нельзя относиться легкомысленно.

С ненавистью я почувствовала, что краснею с головы до ног. Я опустила глаза и ничего не сказала. Рори ушел.

Утро 11-го на рассвете было серым, и моросил дождь. Совсем не похоже на то, как я представляла август, но мы были на диком севере, и кто знал, что здесь нормально? Конечно, никого не расстроило, что идет дождь. Единственное отличие для местного населения, заключалось, казалось,  в том, что мужчины натянули на голову твидовые кепки, а женщины сняли шали с плеч, чтобы покрыть волосы. Я сидела в своей гостиной, проверяя меню в последний раз и стараясь не быть подавленной стуком дождя по окну. В приступе экстравагантности я даже попросила разжечь небольшой огонь в решетке, и шепчущий треск пламени был столь же утешительным, как и тепло камина.

Мое спокойствие было нарушено, когда дверь распахнулась. Лорд Ричард с лицом, похожим на гром, ворвался в комнату. - Ты должнa встретить моих гостей. Проклятые, чертовы местные жители.

Я автоматически поднялaсь со своего стyла. - Конечно, если вы считаете это правильным, сэр. Но разве мистер Бертрам ...

- Я беру его с собой, - прорычал лорд Ричард. - Постарайся никого не обидеть, девушка. Передай мои извинения. Скажи им, что я разбираюсь с местными проблемами. Не то чтобы ублюдки не справились с этим сами. - Затем он в очень красочных выражениях передал свое возмущение тем, что его принимают за дурака. Это не те слова, которые я могу заставить себя записать здесь.

Я едва знала, как реагировать на этот необычайный взрыв, но мне не пришлось этого делать, потому что Рори снова пришел мне на помощь. Он просунул голову в дверь и предложил сопровождать лорда Ричарда вместо мистера Бертрама.

- Не поможет, МакЛеод. Ваше влияние на местных жителей не так сильно, как вы думаете. Чтобы разобраться с этим, понадобятся два джентльмена.

Лицо Рори закрылось. Он ответил очень вежливо: «Как вы пожелаете, сэр». Мне не нужно было читать мысли, чтобы знать, что он кипит внутри. Я попыталась поймать его взгляд своим сочувственным взглядом. К сожалению, лорд Ричард заметил и, как обычно, неверно истолковал мои действия.

- Кроме того, нужен кто-то, чтобы держать девицу под присмотром! - рявкнул он. - Имеет тенденцию гоняться за джентльменами. Я полагаюсь на вас, чтобы держать ее в порядке, МакЛеод. Не отвлекайтесь на эти большие, якобы невинные, темные глаза. Она хитрая, как лисица, - объявил лорд Ричард и ушел, оставив меня задыхаться от его грубости.

- Этот человек невыносим, - наконец мне удалось сказать.

- Да, - коротко сказал Рори и вышел. Я знала его достаточно хорошо, чтобы понять, что критика любого его работодателя была для него анафемой. У меня появилась надежда, что он поймет необычайную природу Стэплфордов. Вопрос состоял в том, как поощрить такое понимание, не ускоряя его отъезд. У Рори мог быть немодный акцент, но он оказался отличным дворецким и потенциальным союзником среди монстров этого дома. Его привлекательность, конечно, не имелa никакого отношения к моему желанию, чтобы он остался на своем посту.

Первый гость почти полностью перевернул мое самообладание. Я была вовремя уведомленa о том, что на подъездную дорожку въехала карета, и ожидала у подножия лестницы. Старший лакей был проинформирован о своей обязанности встречать камердинеров и водителей у служебного входа, и Мэри выделила им комнаты. Рори открыл дверь и направил первого гостя ко мне.

Это был джентльмен среднего роста, аккуратно одетый по последней моде, но без показной демонстрации - чего труднее всего достичь. Его темные волосы были набриолиненны ровно и аккуратно. Цвет его лица был темнее обычного, а довольно красивые миндалевидные глаза свидетельствовали о смешанном происхождении. В век, когда правит ксенофобия, я былa полна решимости заставить его чувствовать себя желанным гостем. Мой отец был исключительно уверен, что все люди братья, тогда как лорд Ричард часто подчеркивал превосходство своей расы. Само собой разумеется, я полностью принимаю точку зрения моего отца.

- Добро пожаловать в Стэплфорд-Лодж, сэр. Я мисс Сент-Джон, экономка. Лорд Ричард передает свои сожаления, но он не может встретить никого из своих гостей сегодня утром из-за местных проблем, которые требуют его внимания. - Я подчеркнула слово «никого», но мне не нужно было беспокоиться. Гость ответил мне самой солнечной улыбкой.

- Боюсь, я должен признаться, что совсем не уверен, кто посетит эту охоту. Буду счастлив спокойно проскользнуть и понаблюдать, пока не понадобится моя компания. Я Цезарь Брутус Смит.

Поскольку в списке приглашeнных лорда Ричарда джентльмен числился как достопочтенный мистер Смит, я не считаю, что мое изумление от такого набора имен было неоправданым. Должно быть, моя реакция отразилась на моем лице, потому что снова вмешался Рори: «Позвольте мне показать вам вашу комнату, сэр», - мягко сказал он и повел поразительно названного джентльмена вверх по лестнице.

Он едва успел вернуться, прежде чем снова прозвенел дверной звонок. На этот раз в дверь вломились двое мужчин, что резко контрастировало с изящным  входом мистера Смита.

- Все, что я говорю, это то, что настоящие деньги в земельной собственности, - сказал младший из них. Это был толстый мужчина годов 30-ти, явно склонный хорошо поесть, и одетый в модный, но кричащий костюм. - Что бы ни случилось, земля никуда не денется. Стэплфорд мыслит правильно.

Его старший собеседник тoже носил признаки многих обильных обедов в своей oкруглой фигуре. Он шел беспокойно, как человек, который боится, что его кожа вот-вот лопнет. Его волосы были короткими, завитыми и седыми. Он часто улыбался, показывая большое количество белых зубов. - Вот-вот, Багги, пусть мудрость старика направляет тебя. Что бы ни случилось, произойдут большие перемены, и во всем этом есть только одна вещь, на которую можно положиться.

Багги в этот момент достиг лестницы и нашел меня на своем пути. - Что это? - хотя было ли это ответом его собеседнику или адресовано мне, я не могла сказать.

Пожилой мужчина засмеялся. - Желание человека уничтожить своих собратьев.

Оба мужчины проигнорировали более высокого Рори, который кивнул мне через их головы.

- Джентльмены, - сказала я и еще раз начала предстaвлeние.

- Местные проблемы, - сказал Багги. - Это эвфемизм для местных девушек?

- Я действительно не могу сказать, сэр, - сказала я, краснея.

- Оставь бедную девочку в покое, Багги, - посоветовал пожилой мужчина. - Я Фредерик Мюллер, а это Макс Типтон, иногда известный как Багги.

- Мистер МакЛеод, наш дворецкий, будет рад показать вам ваши комнаты, джентльмены, - тихо сказала я. Когда я отступила за пределы досягаемости, Рори сделал шаг вперед, так что мы поменялись местами так же гладко, как время на часах.

- О, фу! - сказал Типтон. - Мне, скорее, нравится идея, что ты проводишь нас, дорогая. Неважно. Всегда существует позже, а? - он лживо рассмеялся и задел меня, поднимаясь по лестнице, хотя места для этого было более чем достаточно. Мистер Мюллер извиняющеся улыбнулся, но я не могла не заметить, что его глаза остались холодными.

Рори вернулся довольно быстро. - Это будет интересно, -пробормотал он, проходя мимо меня к двери. - И мне не нравится это интересно. Остался только еще один.

Нам не пришлось долго ждать. На этот раз высокий, очень умеренно и аккуратно одетый джентльмен появился у двери. - Я Уильям Фицрой, - сказал он Рори - первый человек, который признал, что дворецкий существовал.

- МакЛеод, сэр, дворецкий. К вашим услугам, - сказал Рори, явно довольный. Он направил мистера Фицроя ко мне. - А это мисс Сент-Джон, наша экономка.

- Мне жаль, что хозяин дома не может вас приветствовать, -начала я.

- А мне нет, - сказал Фицрой. У него был тихий приятный голос со слабым акцентом западного графства. - Я боюсь, что мой камердинер был сбит с ног письмом от больной матери сегодня утром, и, как видите, я приехал совершенно без сопровождения. - Он отошел в сторону и указал на свою сумку на пороге. - Я бы не хотел просить лорда Ричарда, но вы думаете, я мог бы одолжить кого-то из слуг? Не камердинера, конечно. Я вполне могу справиться сам, но есть одна или пара вещей, когда парню нужна помощь.

Удивление, похоже, было написано на наших лицах.

- Я действительно ненавижу просить, но это было совершенно неизбежно. Я едва мог тащить беднягу за 500 миль, когда его мать больна, не так ли?

Лорд Ричард мог бы, подумала я, но сказала: «Конечно, нет, сэр. Я уверена, что мистер МакЛеод сможет найти кого-нибудь из сотрудников мужского пола, который сможет вам помочь».

- Конечно, сэр, - сказал Рори, хотя выражение его лица было неубедительным.

Я сделала небольшой перерыв, чтобы выпить чашку чая в моей гостиной. Я чувствовала себя примерно, как по моим представлением, чувствует себя капитан корабля, когда наконец отправляется в плавание. Наши припасы были на борту, и наши пассажиры все представились. Я только хотела, чтобы у меня было четкое представление о цели нашего путешествия. Я почувствовала, как беспокойство зашевелилось у меня в животе, и добавила сахара в чай.

В мою дверь постучали, и вскоре вошел Рори. - Я тебе нужна? - спросила я, поднимаясь.

- Нет, оставайся там, где ты есть. - Он сел напротив меня. - Мне нужна чашка чая. У меня такое чувство, что нам предстоит несколько трудных дней.

- Почему ты так говоришь? - спросила я слишком резко.

Рори вопросительно поднял бровь, принимая чашку чая от меня. - Разве не ты стояла со мной в холле только что?

- Конечно, я.

- Я говорю о наших гостях.

- Да, по-моему, необычное собрание, не говоря уже о необычных именах.

- На мой взгляд, он был самым нормальным из всех.

- А как насчет мистера Фицроя?

- Он не настоящий джентльмен, Эфимия.

- Так нехорошо говорить, - горячо сказалa я.

Рори поднял руку. - Я не имел в виду неуважение, но ты должна научиться различать, если хочешь сохранить эту должность. Мистер Фицрой - хороший человек, без сомнения. Он сын деревенского викария, незначительный государственный служащий в министерстве иностранных дел. Рассказал все о себе немедленно Вилли-лакею. Он очень опасается сделать что-нибудь неправильно.

- Неправильно? - глухо повторила я.

- Он не привык вращаться среди джентьменов высокого уровня. Попросил Вилли помочь ему разобраться - что и как в доме.

- О, бедняга, - доброжелательно сказала я.

Рори поморщился. - Ты такая наивная, Эфимия. Все хорошо, пока дела идут хорошо, но если что-то пойдет не так, то это будет наша вина. Не поможeт сблизиться с семьей или их гостями. - Он пристально посмотрел на меня.

Я осознала, насколько интересен рисунок трещин на потолке, и принялась размышлять вслух: «Я думаю, Типтон и Мюллер банкиры или работают в городе? Я не удивлюсь, если мистер МакГилвари занимается торговлей оружием. Лорд Ричард имел деловые отношения в этих областях. До этого были проблемы».

Рори не попался на мою уловку. - Ты продолжаешь уклоняться от моих вопросов, но очевидно, что у тебя необычные отношения с семьей. Хозяин, кажется, ненавидит тебя, но все же ты здесь.

- Я не думаю, что лорд Ричард кого-нибудь особо любит, и я хорошо выполняю свою работу.

- По словам Сьюзен, ты называешь мистера Бертрама по имени.

- Что? Ой! Это было только потому, что он мог упасть с лестницы. Я кричала, чтобы предупредить, - сказала я, а затем еще более горячо добавилa: «Она на что-то намекает?»

Рори сделал большой глоток чая. - Я  бы предпочел не делать предположений, а чтобы ты рассказала мне, что происходит.

Я беспомощно подняла руки. - Что ты хочешь узнать?

- Давай начнем с того, как умер последний лорд Стэплфорд.

- Его зарезали, - сказала я.

- Кто?

Я колебалась лишь мгновение, но, казалось, оно длилось вечность. Мне бы очень хотелось полностью верить Рори, но я знала, что моя история была слишком фантастична, и объяснить симбиотические отношения,  сложившиеся  между мистером Бертрамом и мной, было так же невозможно, как  раскрыть мое истинное происхождение. Поэтому я предложила только официальную версию: «Изгоем-коммунистом».

Рори бросил свою чашку на стол. Жидкость выплеснулась в блюдце.

- Я знаю, это удивительно, не так ли? Не уверена, что полиция установила, был ли это марксист или большевик, но ведь мало кто знает разницу.

- И ты думаешь, что я мог бы знать? - Голос Рори угрожающе поднялся. Слабый прилив гнева пронзил его щеки, его светящиеся глаза резко сверкали.

- Конечно, нет, - быстро сказала я. - Просто размышление о констебле, который вел дело. Я не верю, что правда была раскрыта.

- Увидимся за ужином, - Рори резко встал. Он ушел, прежде чем я успела спросить, что я сделала, чтобы вызвать такое возмущение.

Ужин в зале для слуг был мрачным делом. Местный персонал от всей души не любил своего нового хозяина и не доверял его слугам, в то время как мы, в свою очередь, не желали ничего, кроме как быть дома. Рори едва взглянул на меня. Атмосфера настолько сгустилась от обиды, что даже один из острых ножей Джока не смог бы разрезать ее. Я сбежала быстро как могла, под предлогом того, что мне нужно отнести бренди в библиотеку.

Джентльмены играли в бильярд, но вполне могли перейти туда позже. Ни одному из младших слуг не было разрешено приносить крепкие напитки без сопровождения, и Рори не предпринял никаких попыток занять мое место.

Я поспешила наверх, сжимая свой поднос. На верхних этажах не было переходов для слуг, поэтому мне нужно было быстро двигаться, если я не хотела, чтобы кто-нибудь из гостей поймал меня. Я уже начала сожалеть о своем плане, когда услышал голоса из-за двери библиотеки.

Голос Типтона сказал: «Послушай, старина, я знаю, что не стоит упоминать подобные вещи …»

- Так не надо, - грубо сказал лорд Ричард.

- Но я неплохо показал тебе правильный путь, шепнул пару слов в нужные уши и в целом выручил парня. Это то, что делают для старой Альма-матер, а? Но это улица с двусторонним движением, Дики. Я считаю тем не менее ...

- О, хватит ныть, Багги, или я натравлю на тебя ребят!

- Мы больше не в школе. Ты не можешь просто запугивать парня.

- Будет как в старые времена, - сказал лорд Ричард. - Я мог бы сделать смеха ради.

- Я предупреждаю тебя, Дики, если ты попробуешь ...

- Ты предупреждаешь меня!

Голос Типтона повысился и дрогнул. - Вот, что я тебе скажу - влияние может изменить ход событий, Дики.

- Почему, ты мелкий …

Внутри раздался шум потасовки и визг, который, как я предполагала, принадлежал Типтону. У меня не было никакого желания  вмешиваться. Но я подозревала, на что способен лорд Ричард - хотя и бездоказательно - и что, я сомневалась, мистер Типтон способен сделать. Что-то громко разбилось в комнате. Неуверенно я потянулась к дверной ручке. Рука опустилась на мое плечо.

Мне удалось не уронить поднос и заглянуть в мягкие карие глаза мистера Смита. - Думаю, я должен взять его у вас, - сказал он с легкой улыбкой. - Типтон имеет тенденцию выявлять худшее во всех нас.

- Тогда почему его пригласили? - спросила я, совершенно забыв, что это не мое дело. - Это похоже на рецепт для катастрофы.

- Наверное, привычка, - сказал мистер Смит. - Какими бы ни были его причины, Дики собрал старую банду. - Должно быть, я выглядела озадаченной, потому что он продолжил. - Дики, Типтон, МакГилвари и я вместе учились в школе. Мюллер был старшим мальчиком. Берти был мой подручный. Счастливые дни.

- Я не …

- Типтон никому не нравился и в те дни тоже. С него так часто стаскивали штаны в качестве шутки или наказания, что мы говорили ему не беспокоиться о том, чтобы одеваться по утрам. Парни даже иногда прятали его штаны. Сам я никогда не принимал участия, хотя подозреваю, виноват в его глазах по ассоциации. Но школьные дни сводятся к тому, чтобы держать голову  пониже и  дружить с сыновьями друзей вашего отца. Боюсь, именно так и ведется игра.

- Мистер Фицрой? - Я спросила, не желая упускать возможность сбора информации. Я решила, что вино за ужином, должно быть, развязало его язык.

- Иностранный офис. Дики пытается заслужить благосклонность, как обычно. Выудить немного рыбки, если вы спросите меня. Довольно неплохой парень, кстати. Ужасно неприятно быть среди нас всех. - Он взял поднос из моих рук. Я поспешно отступила. Мистер Смит был ничем иным как сплошным обаянием, но хотя Рори считал меня наивной, я знала, что джентльмены обычно не сплетничают с прислугой, если не заинтересованы в том, чтобы ближе познакомиться.

Той ночью я металась и ворочалась в своей постели. Я решила не пользоваться спальней экономки и все еще делила одну комнату с Мэри. Я не могу сказать почему: то ли я чувствовала, что сон в спальне миссис Уилсон слишком бы узурпировал статус настоящей экономки, то ли я просто хотела компанию. К сожалению, Мэри храпела.

Снаружи дождь, казалось, прекратился, но ветер хлестал по деревьям и гремел на окнах. Я выросла в деревне, и ночные шумы редко доставляли мне неудобства, но сегодня я стала жертвой серьезных опасений. Я копалась в своих мыслях и не могла найти вескую причину для моих страхов. Поэтому я успокаивала себя, что, наверно, забыла что-то сделать, и что это будет мучить меня, пока не будет сделано.

Я встала и сунула ноги в тапочки. Я привезла с собой плотный, толстый и совершенно неприличный халат, который сейчас плотно обернула вокруг себя.  Мне показалось, что я услышалa слабый удар где-то далеко. Несомненно, я забыла закрыть ставни. Я осторожно зажгла свечу на тумбочке, прикрывая пламя рукой, чтобы оно не мешало Мэри.

Как только я убедилась, что фитиль зажжен, я вышла в коридор. Было очень темно, и тени, отбрасываемые пламенем, гротескно танцевали вокруг меня. Я решила вместо узкой каменной лестницы для прислуги воспользоваться главной лестницей.

Это была ошибка. Когда я ступила на главную площадку, через длинное окно, освещавшее двойную высоту лестницы, ярко светила луна. Она бросала острый свет на белые черепа мертвых оленей, которые украшали зал. Тени их бедных раздетых рогов танцевали вокруг меня словно лес ножей, когда я спускалась по лестнице, все еще прикрывая мою бедную свечу. В этот момент я ужасно хотела, чтобы Рори появился и отчитал меня в своей комнате. Вдали раздавался стук, который становился все громче, пока я спускалась. Мне было жаль, что я не могу разбудить Рори для поддержки, но для меня было немыслимо приблизиться к мужским спальням из-за чего-то меньшего, чем пожар. Я могла бы использовать обеденный гонг, который стоял у подножия лестницы, но я почти слышала мягкий голос Рори в своих ушах, объясняющий, что моя потребность в компании при погоне за незакрепленной ставней не будет считаться достаточно веской причиной, чтобы разбудить весь дом.

Я напомнила себе, что я долго жила на кладбище, и мертвые никогда не беспокоили меня. Другая часть меня возразила, что эти мертвые, насколько мы знали, умерли от естественных причин, а не от того, что на них охотились и расстреливали. Может ли олень вернуться как мстительный призрак?

Вы можете понять, что я была неспособна мыслить трезво и действовать разумно, когда пoследoвaла за все более и более резонансным стуком по дому. С удивлением и облегчением я обнаружила, что задняя дверь открыта. Я oбрадoвалась, что не было никаких сверхъестественных причин для беспокойства, но мне не могло не прийти в голову, что, возможно, в доме все еще находится незваный гость.

Я решила не зажигать лампу, а быстро вернуться наверх. Я бы разбудила Мэри, и вместе мы бы придумали, как разбудить Рори, соблюдая приличия. Я потянула дверь и заперла ее. Только тогда я заметила слабый желтый свет, прорезавший темноту справа от меня через лабиринт проходов, которые вели на кухню. Я внезапно поняла, что может происходить. Я тихо подкралась не к кухне, а к соседней кладовой. Дверь была приоткрыта, и когда я посмотрела, держа свечу высоко над головой, я ясно увидела, что нашими запасами воспользовались. Но злоумышленник все еще присутствовал? Именно в этот момент я осознала, что  кто-то дышит позади меня. Я схватила ближайший предмет, который могла использовать в качестве оружия.

- Вы думаете, это мудро с вашей стороны проводить расследование в одиночку?

Голос раздался прямо у меня в ухе. Я закричала и уронила свечу. Мистер Фицрой подхватил ее до того, как погас свет, и получил удовольствие лицезреть меня в моем очень толстом тартане (кивок нашему месту встречи) с большой палкой сухой колбасы, угрожающе приподнятой над моей головой. Углы его рта слегка дернулись.

- Уверяю вас, Эфимия, я не ваш злоумышленник. Я пришел только в поисках теплого молока, но кулинарные навыки у меня отсутствуют. Возможно, вы были бы так добры, чтобы подoгреть немного?

Я осторожно опустила колбасу. - Но злоумышленник ...

Мистер Фицрой забрал колбасу из моих ослабевших рук.

- Из состояния вашей кладовой я бы сделал вывод, что их давно уже нет. - Он сделал паузу. - Мое молоко?

- Конечно, сэр, - ответила я трясущимся голосом и последовала за ним обратно на кухню. Он сидел за столом и наблюдал за мной. Мне удалось найти молоко только после двух неудачных попыток. Я наполнила небольшую кастрюльку и отнесла ее к печке. Я вздохнула с облегчением, когда поняла, что она все еще теплая - я понятия не имела, как зажечь плиту.

Я остро осознавала, что мистер Фицрой следит за мной. - Одну минуту, сэр.

- Нет никакой спешки. Всегда требуется время, чтобы привыкнуть к новому окружению или новым задачам.

Моя рука слегка дрожала, когда я размешивала молоко в кастрюльке. Он не мог знать, что я никогда не делала этого раньше. Он видел только слугу - и все слуги должны быть в состоянии сделать это. Все слуги, которые воспитывались обычным образом, то есть.

- Разве вы не слышали стук двери, сэр? - спросила я, пытаясь отвлечь его внимание.

- Я слышал, - неожиданно сказал мистер Фицрой. - Мне было интересно посмотреть, кто придет, чтобы закрыть ее.

Я пролила горячее молоко на пальцы, когда наливала его в чашку. - Вы не думали сделать это сами? - спросила я слишком резко.

- Вряд ли моя обязанность, - сказал мистер Фицрой. Он встал и подошел ко мне.

- Спасибо, - сказал он, - я ценю ваши усилия, Эфимия, но вам следует быть более осторожной. - Слабо освещенная кухня не помогла развеять мои опасения, но, на мой взгляд, он совсем не был похож на кроткого и смиренного, растерянного молодого джентльмена, который прибыл к нашей двери без камердинера.

- Осторожнее, сэр? - дерзко спросила я.

- Чтобы не ошпариться, моя дорогая. - Его пальцы погладили мои, когда он взял чашку из моих рук. - Я советую вам быть осторожней.

- Что вы имеете в виду? - потребовала я, но он уже ушел в темноту, казалось бы, не нуждаясь в свете, чтобы обойти незнакомый дом. Я подняла свою свечу и побежала обратно в свою комнату. Я сунула стул под ручку двери, но прошло много времени, прежде чем я уснула.


Глава 4 

Славное Двенадцатое

 

Я проснулась, когда единственный крошечный лучик солнца пронзил самую тонкую часть старых занавесок и разбился о мою подушку. -Разве ты не знаешь? - сказала я Мэри, потянувшись. - Хорошая погода, как приказал лорд Ричард.

Ответа не было. - Давай, просыпайся, - сказала я, откидывая одеяло. - У нас есть работа.

Только когда я опустила ноги с кровати, я заметила, что стул больше не находится под дверной ручкой. Я бросилась к окнам и отодвинула шторы. Свет залил комнату, обнажив пустую кровать Мэри.

После того, как первоначальный стук моего сердца замедлился, я напрягла мозги и заметила, что в комнате нет никаких признаков насилия. Наряду с ее личностью, также отсутствовала форма Мэри. Я поспешила умыться и одеться.

Служебная лестница не пугала меня этим утром, и я быстро прошла по коридорам к кухне. Славный запах сосисок защекотал мои ноздри. Я побежала, почти столкнувшись с Сьюзен, которая одарила меня ухмылкой, бормотанием «Утро» и ненужным ударом по моему локтю, когда пролетала мимо.

- Уже время завтрака? - в ужасе спросила я, вбежав на кухню. Джок занимался плитой, а Мэри сидела за столом с блюдом с сосисками перед ней. Она вскочила на ноги от моих слов.

- О, нет, девушка, - сказал повар, не оборачиваясь. - Я начинаю готовить холодные мясные закуски для пикника.

- О, слава богу, - ответила я. Я опустилась на стул.

- Мэри делает небольшую дегустацию для меня. Может быть, ты хотелa бы попробовать самa?

Мэри сверкнула виноватой улыбкой и подтолкнула ко мне блюдо. - Я так не думаю, - холодно сказалa я. - Есть все еще колышки, сумки и различные принадлежности, которые нужно отсортировать для охоты.

Мэри прикусила губу. - Я все сделала. Я рано встала.

- Глоток свежего шотландского воздуха - это как раз то, что нужно таким болезненным молодым девушкaм, как вы, - мрачно сообщил Джок.

- Спасибо, Мэри. Это большая помощь. - Даже для собственных ушей я звучала сварливо. Я осторожно взяла горячую сосиску и откусила. -Джок, мне нужно задать вам вопрос.

- Да, хорошо, девушка, - раздался приглушенный ответ из-за кастрюль и сковородок. - Мне действительно пора начинать готовить завтрак.

- Я спустилась вчера вечером, чтобы закрыть заднюю дверь, стучащую на ветру, и дверь кладовой была открыта. Вы можете это объяснить?

Раздался громкий грохот кастрюль. Джок швырнул блюдо в одну из верхних духовок. - Я занят, ни о чем не думаю кроме завтрака, женщина.

Мэри покосилась на меня. Я чувствовала, что становлюсь ярко-красной. - Джок, мне нужно знать, знаете ли вы что-нибудь об этом случае.

Повар обернулся. Его лицо было красным и потным. Он сильно хмурился. Раньше я не понимала, каким коренастым и внушительным человеком он был. Но я стояла на своем.

- И если я не отвечу на твои вопросы, побежишь к Рори МакЛеоду? Это так?

Я вызвала призрак моей матери, которая в свое время могла (и я подозреваю, что до сих пор может) вселить страх Божий в мясников и епископов, когда ее аристократическое происхождение пробуждалось.

- Не вижу причин, почему я должна бежать к кому-либо, Джок. Я здесь экономка и имею право точно знать, что происходит. Хотя, если вы не хотите уважать меня, полагаю, я должна попросить вас ответить непосредственно лорду Ричарду. - Я решительно откусила колбасу, чтобы подчеркнуть свою решимость. Она была очень горячей, и я обожгла язык, но огромной силой воли yдержала рот закрытым. Это сработало. Моя пуля попала в цель.

- Дa ну, нет нужды беспокоить нового хозяина.

- Действительно, я надеюсь, что нет. Итак? - я подняла бровь. Это был жест, который мистер Бертрам очень эффективно использовал во время наших предыдущих приключений. Признаюсь, я практиковала действие перед зеркалом, но это был первый случай, когда мне пришлось его опробовать. Сработало как колдовство.

- Ну, я не говорю, как это было, но, возможно, это была Сьюзен. Она чертовски бедна после всего, что с ней случилось. Старый хозяин никогда не возражал, если бы из кладовой пропал  лишний кусок, если в этом не было ничего серьезного.

- И дверь? Разве это нормально - оставлять ее незапертой?

Джок неожиданно обнаружил, что его ботинки вызывают большой интерес. - У меня есть подозрение, что, если это была Сьюзен, ее мог спугнуть кто-то, спускающийся по лестнице.

- Но кто-то должен был оставить дверь незапертой в первую очередь. Или  открыть ее после того, как мистер МакЛеод совершил обход.

- Ты понимаешь, каково здесь приходится людям! - воскликнул Джок.

Я вздохнула. Кто я такая, чтобы осудить мужчину за то, что он пожалел голодную женщину? - Но это воровство, Джок, - тихо сказала я. - Не говоря уже о риске оставить дверь открытой ночью для такого, как вы говорите, непопулярного хозяина.

- Сьюзен не воровка!

- Думаю, лорд Ричард не согласится с этим.

- Ты не рaccкажешь ему? - Лицо Джока было пепельным. Мэри посмотрела на меня, призывая. Я колебалась, но я лучшe, чем любой из них зналa, каким может быть лорд Ричард, когда его разозлят.

- Нет, я не скажу.

- Ах, спасибо, девушка. Время от времени, всего лишь крошечный кусочек.

- Нет, Джок, - сказалa я решительно. - Это должно прекратиться.

- Но ее wains!

- Wains?

- Дети.

Я покачала головой. - Я сожалею о ее ситуации, но я могу заверить вас, что будет намного хуже, если лорд Ричард заподозрит, что она задумала. По крайней мере, все мы потеряли бы свои места, а что касается Сьюзен, я не сомневаюсь, что он выдвинет обвинения.

- Как ты можешь работать на такого мужчину?

- Точно так же, как вы можете, - ответила я. - Теперь, пойдемте со мной и проверим, что именно было взято.

- Ты хочешь, чтобы я составил список?

- Нет. Я хочу убедиться, что никто, кроме нас, не осознает, что чего-то не хватает.

Мне жаль говорить, что это была лишь частичная правда. Было время, когда я никогда не подумала бы, что позволю призраку лжи пересечь мои губы. Но с тех пор, как я работалa на Стэплфордов, мне не однажды пришлось сражаться со своей врожденной честностью и - используя одну из красочных метафор младшего брата - повалить на ковер и побороть.

К счастью, когда мы осматривали кладовую, потери были не только минимальными, но и было ясно, что ничто не было испорчено или подмешано. Внутренне я вздохнула с облегчением. Другие могли видеть несчастную, борющуюся за выживание женщину в Сьюзен, но я видела ненависть в ее глазах. Семья Стэплфорд была склонна к убийству, и если бы лорд Ричард пал жертвой ее гнева, некоторые могли бы утверждать, что справедливость восторжествoвала. Тем не менее я твердо верю, что месть не входит в компетенцию смертного мужчины или женщины.

Завтрак прошел с живостью в шквале блюд и лакеев. Домашняя прислуга и обслуживающий персонал, занятый на охоте, ели в одно и то же время - очень необычное явление, которое вызвало у Джока много проблем. Только когда все мужчины собрались снаружи, Мэри, Джок и я имели возможность нарушить наш собственный пост. Местных не было сегодня. Они либо уже были на месте стрельбы, либо им было велено держаться подальше от всех волнений Славного Двенадцатого.

На столе лежали изумительные колбаски Джока, блюдо с беконом и несколько яичниц. Это было совсем не похоже на завтрак, который мы обычно получали, думаю, что я, как и Мэри, жадно смотрелa на него, когда Рори вошел на кухню. Зеленый твид подчеркивал цвет его поразительных глаз.

На нем не было кепки, и солнце отражалось от его светлых волос. Однако его лицо было грозовым. - На пару слов, Эфимия.

Я начала подниматься на ноги. - Я думалa, что ты ушел!

- Да, в любой момент. Если угодно, - и он указал на комнату экономки. Я неохотно оставила свой завтрак в надежде, что Джок или Мэри додумаются поставить его на плиту, чтобы согреть.

- Я не должна выходить, чтобы проводить собравшихся на охоту, не так ли?

Рори открыл мне дверь. - Иногда вид домоправительницы, проверяющей сделанное за день, можно только приветствовать, но нет, я не думаю, что это в данный момент необходимо. К тому же на охоте не присутствуют леди.

- О, хорошо. Не хотела бы показаться небрежной или привлечь внимание лорда Ричарда.

Рори кивнул. - Дело в том, что мне нужно поговорить с тобой. У меня всего одна минута, поэтому нет времени для дебатов. Если ты чувствуешь, что должнa выйти к ланчу, я настаиваю, чтобы ты держалaсь как можно дальше от гостей.

- Что именно ты предлагаешь?

- Я ничего не предлагаю, Эфимия. Я советую тебе для твоего же блага держаться подальше от гостей.

- Если это как-то связано с … - горячо начала я. - Могу заверить тебя, что есть очень хорошее объяснение. - Я споткнулась о свои слова, поскольку поняла, что не могу дать такое объяснение.

- Я понятия не имею, о чем ты говоришь, - отрезал Рори. Он посмотрел на меня. - Если ты должнa знать, я чувствую себя необъяснимо плохо в этой группе гостей. У меня очень плохое предчувствие сегодня. Можешь смеяться, сколько хочешь.

Я села и сказалa гораздо более умиротворенным тоном: «На самом деле не буду. Я тоже страдаю от серьезных опасений. Мне нужно сказать тебе, что ...»

Он оборвал меня. - У меня нет времени, Эфимия. Мне нужно идти. Не позволяй себе оказаться наедине с кем-либо из этих джентльменов. - Последнее слово было произнесено с ненужным ударением.

Видя, что он искренне обеспокоен, я просто кивнула. Я думала, что все остальное может подождать. В течение долгих месяцев я потом гадала, могло ли все сложиться по-другому, если бы я договорила тогда. Как бы то ни было, у меня был шанс, и я им не воспользовалась.

Как раз к ланчу мы с Мэри загрузили повозку. Я решила, что лучший способ выполнить предложение Рори - взять ее с собой помогать обслуживанию. Мэри, естественно, была в восторге от того, что пропустила утреннюю уборку, и всем сердцем хотела меня сопровождать. Ее восторг несколько поубавился, когда наша повозка начала подскакивать на все более и более грубом пути к месту охоты. К тому времени, когда мы прибыли на маленькую поляну, на которой должен был подаваться ланч, она явно позеленела вокруг жабр.

Помощник лакея, Бобби, который тoже был с нами, накрыл столы для пикника и разгрузил корзины. Мы с Мэри быстро принялись за разгрузку посуды и столовых приборов. Все это было аккуратно упаковано в солому, которую мы должны были сохранить для обратной поездки домой. У лошади, похоже, были другие идеи, и в конце концов я предложила кучеру отвести животное на некоторое расстояние, чтобы оно прекратило попытки съесть упаковку. Только в этот момент я заметила, что Бобби тoже куда-то подевался. Я предположила, что он отправился посмотреть на стрельбу и надеялась, что у него хватит ума не приближаться к линии огня.

Я поставила последний хрустальный фужер на стол, когда услышала приближающихся мужчин. С момента нашего прибытия не было звука выстрелов, чему я была чрезвычайно рада. Выкладывание дорогой посуды под звук стрельбы было бы как нервным, так и несчастным случаем. Я могла гордо смотреть в лицо лорду Ричарду, когда он подвел свою маленькую группу к самым элегантным столам на свежем воздухе. На самом деле зрелище было ослепительным. Скатерти, салфетки - все было белоснежным. Залитые льдом серебряные ведра для шампанского блестели и вспотели от жары. Хрустальные бокалы посылали искры света, танцующие по столу. Фарфоровые тарелки были отполированы до тех пор, пока они не скрипели, и столовые приборы были лучшими из того, что мог предложить дом. В сочетании с огромным количеством еды и напитков, щедро предоставленных Джоком, я чувствовала, что не должно быть никаких жалоб.

Очевидно, убийство несчастных птиц повышает аппетит, потому что мужчины прошли через приготовленную для них еду со скоростью библейского роя саранчи. Я начала бояться, что мы не привезли достаточно, когда, почти так же внезапно, как они начали, мужчины закончили есть. Собаки бегали вокруг их ног в поисках лакомых кусочков. Я была впечатлена тем, насколько они были ласковыми и хорошо обученными, пока не увидела, как Рори подзывает одну из них, и поняла, что это были местные животные, а не существа, выращенные на югe.

Мужчины раскачивались на шатких стульях - земля была неровной - и наслаждались напитками и сигарами, пока Мэри, вернувшийся мальчик и лакеи действовали как грузчики, a я начала расчищать на столах, что можно, не мешая обедающим. Лорд Ричард настаивал на том, чтобы использовать все самое лучшее. И хотя у нас в доме еще оставались столовыe приборы и тарелки, многие из сервировочных блюд понадобились бы этим вечером.

Компания не показывала никаких признаков желания вернуться к охотe. Я почти не обращала на них внимания, потому что быстро понялa - некоторые тарелки слишком жирные, чтобы их можно было паковать. Я осознавала поддразнивающий характер их разговора. Я не могу сказать почему, но по какой-то причине их шутливость поставила меня в тупик. В какой-то момент я подняла глаза и поймалa взгляд мистера Бертрама. Он выглядел решительно неловко. Громкие, бушующие интонации голоса лорда Ричарда перемежались криками смеха. Я слышала, как Рори тихо шептал не один раз.

- О боже, мужик! Прекрати ныть! - крикнул лорд Ричард. - Мы убили много чертовых птиц. Это день отдыха. - Он перевернул бутылку. - Не говорите мне, что у нас кончилось вино!

Я видела, как Рори слегка покачал головой Вилли, который побледнел и промолчал.

- Говори, мужик! - проревел лорд Ричард.

Тем временем мистер Типтон встал незамеченным. Он потянул вниз большую корзину c тележки. - Чертовски тяжелая. Я думаю, что в ней есть еще немного шампуня.

- Помоги ему, дурак, - рявкнул лорд Ричард. Вилли бросил на Рори беспомощный взгляд и подбежал, чтобы помочь Типтону. Взгляд не ускользнул от лорда Ричарда. Он жестом предложил дворецкому подойти поближе и наклониться, чтобы он мог прошептать. В этот момент я заметила, что салатная вилка отсутствует. Только случайно в своих поисках я подошла достаточно близко, чтобы услышать.

- …я такой хозяин, которым ты можешь управлять, - шипел лорд Ричард, - ты сделаешь очень большую ошибку, МакЛеод. Ты не представляешь, с кем имеешь дело.

- Уверяю вас, лорд Ричард, ничто не может быть дальше от ...

- Можешь не стараться. Я знаю твой тип. Кланяетесь, стараетесь, прислуживаете, вороватые ублюдки, вы обворуeтe нас подчистую, стоит нам повернуться спиной. Тебе следует знать свое место, МакЛеод. Ты можешь быть большим человеком для людей здесь, но ты не важнее для меня, чем ...  - и он внезапно щелкнул пальцами перед глазами Рори, заставив его удивленно моргнуть и отшатнуться. Стол разразился смехом. Рори выпрямился. - Я позабочусь о переустановке охлаждающих емкостей, сэр, - спокойно сказал он. Он казался полностью собранным, но с моей позиции я могла видеть, как у него покраснела шея.

- О боже, Дики, - сказал Мюллер. - Возможно, ты хочешь торчать на солнце весь день, но я чертовски хочу еще поохотиться.

- С меня тоже достаточно, - мягко сказал мистер Смит. - Это был отличный ужин, Дики. Боюсь, еще немного шампанского, и мои глаза перестанут работать.

- Не могу сказать, что я против, - ответил лорд Ричард. - Ты подстрелил слишком много птиц! Если бы я знал, какой ты хороший стрелок, я бы никогда не пригласил тебя!

Настроение переменилось, и мужчины засмеялись. - Еще один раунд шампуня, - умолял Типтон.

- О, пусть он выпьет свой последний стакан, - сказал МакГилвари. - Это никак не отразиться на точности стрельбы Багги!

Раздался смех. Мистер Смит поднялся. - Я вернусь на место и подготовлюсь.

- Я пойду с вами, - сказал Фицрой. Он был так тих во время еды, что я совсем забыла, что он присутствовал.

Пробка вылетела, и появился Рори с новой бутылкой. Я с тревогой смотрела на большое блюдо, покрытое тающими остатками заливного.

- Мисс, - сказал помощник лакея. - Поблизости есть ручей. Мы могли бы смыть худшее.

Я посмотрела на мальчика. Ему было немногим больше десяти, и он выглядел сокрушенным. - Это ты туда раньше ходил, Бобби?

Мальчик опустил голову. - Только небольшая разведка, мисс. Я никогда не был в поместье Стэплфорда раньше.

Я слегка улыбнулась, вспоминая свое детство. Когда я была в его возрасте, я приводила в отчаяние мою мать, лазила по деревьям и строила логово. В то время как этот бедный малыш вкалывал как раб, полируя ботинки так называемых лучших людей и мотаясь на побегушках. - Неважно, Бобби, - тихо сказала я. - Я ничего не скажу мистеру МакЛеоду, если ты не скажешь. Теперь покажи мне этот ручей.

Бобби широко улыбнулся и побежал. Он привел меня к мелкому широкому ручью, протекающему под тенью деревьев. Берег был мягким и сухим. Это было прекрасное место.

- Отлично, - сказала я. - Иди приведи Мэри и принесите худшие блюдa.

Это было глупо с моей стороны, но идиллия была настолько похожа на обстановку моего детства, что я не могла удержаться и на мгновение присела на берегу, чтобы насладиться красотой природы. В такие моменты я остро осознавала, что не воспитана для жизни прислуги, и войдя в нее, я очень много потеряла. Лорд Ричард задолжал мне эти несколько похищенных моментов.

Прошло время, и мое удовольствие превратилось в беспокойство. Я поднялась, думая вернуться к другим, когда услышала, как кто-то приближается. Я повернулась: «Где ты ...?»

Слова замерли у меня на губах, когда я увидела не дружеское лицо Мэри, а лицо Макса Типтона. Хотя я ненавижу говорить подобные вещи ни об одном джентльмене, я не могу описать выражение его лица кроме как пьяный плотоядный взгляд. - Сэр, я ожидаю моих сослуживцев через несколько минут.

- О, брось, моя дорогая. Нет необходимости стесняться. Я слышал о тебе от Ролли. Берти отправился подстрелить еще пару птиц. - Он подошел ближе, и я отступила. Через три коротких шага я прижималась спиной к дереву.

- Лично мнe, - сказал отвратительный Типтон, - хватило подбитых птиц. Пора перейти к живым образцам.

Проклятый лорд Ричард и его подлые обвинения! - Сэр, я не знаю, что сказал вам лорд Ричард, но я уверена, что вы неправильно это поняли.

- Не волнуйся. Ты найдешь, что я не менее щедр, чем мистер Бертрам.

Он подошел ко мне. Я глубоко вздохнула, готовясь закричать. Мистер Типтон высоко оценил мою вздымающуюся грудь. - Боже мой, да ты нечто. - Он положил руку мне на талию. Я закричала.

Мой крик был прерван в середине, когда он положил свою большую руку на мой рот. - Ну же, дорогая, в этом нет необходимости.

Я укусила его.

 Он отступил. - Ты, маленькая лисица, - крикнул он. Он встряхнул меня и сильно ударил по лицу. Я упала на землю, на мгновение ошеломленная.

- Думаю, сэр, вам пора вернуться к охоте, - раздался голос Рори.

Я попыталась встать на ноги. - Рори. Он ... - начала я.

Рори протянул мне руку. Его взгляд был прикован к Типтону. - Вам было бы жаль пропустить спорт, сэр. Начало было самым обнадеживающим.

Типтон посмотрел на Рори и что-то несказанное, что я не смогла расшифровать, прошло между двумя мужчинами. Я вспомнила о том времени, когда пес моей матери, Джек Рассел, пытался напугать лису. Излишне говорить, что собака отступила первой. Типтон пожал плечами. -Предположим, я должен показать другим, как это делается, - сказал он. Рори кивнул и отошел в сторону, чтобы Типтон прошел вперед.

Я подбежала к Рори и схватила его за руку. Мое единственное оправдание такому поведению то, что я не привыкла к подобным ударам и была отчасти сама не своя. Я не былa готова к тому, что Рори грубо отмахнулся от меня и сказал голосом, явно полным подавленной ярости: «Я поговорю с тобой позже».

- Но он… - начала я, и по моему лицу покатились две слезы.

Именно в этот момент громкий взрыв прекратил наше обсуждение. Оба мужчины обменялись совершенно другими взглядами и затем пошли полным ходом к источнику шумa. Я следовала быстро, как могла - мешали мои длинные юбки.

Я была в нескольких минутах позади них, когда ворвалась на поляну, где проходил обед. Распростертое тело Мэри первым привлеклo мое внимание. - Она только упала в обморок. Звук. Это было так громко, - сказал Вилли, лакей. Я заметила, что он был бледен и дрожал. - Я позабочусь о ней.

- Что случилось? - спросила я.

- Один из заряжающих сказал, что произошел несчастный случай, мисс.

- Мистер Бертрам? - спросилa я. Я не стала ждать его ответа и бросилaсь к месту охоты.

Это было ближе, чем я предполагала. Я чуть не катапультировала посреди кровавого дисплея. Я прорвалась мимо Рори, остановившись на краю круга джентльменов, столпившихся у другой распростертой фигуры. Сначала я не могла понять, что я вижу. Я отметила отлично пошитую одежду этого человека, но когда мои глаза поднялись к месту, где должна была быть его голова, мне показалось, что кто-то освободил ведро с сырым мясом. Желчь поднялась у меня в горле, и мир покачнулся. - О, Боже, это его голова, - крикнула я.

Рука обняла меня за талию, поддерживая. - Прикройте его, бога ради, - сказал Рори из-за меня.

- Кто это? - спросилa я.

- Смитти, - ответил мистер Бертрам.

Фицрой нарушил общую неподвижность и набросил куртку на разбитую голову.

- Как это могло случиться? - спросила я.

- Его ружье взорвалось, - коротко сказал Бертрам.

- Это часто случается? - не успокаивалась я. К этому моменту я остро осознала, что только мистер Бертрам и я говорили. Мистер Фицрой внимательно наблюдал за нами и, к счастью, накрыл тело, но лорд Ричард, Типтон, Мюллер и МакГилвари были все еще в шоке. Заряжающие отступили к бревну, бормоча и качая головами.

- Нет, боже, это не так, - неожиданно воскликнул Мюллер. - Дики, кто проверял эти чертовы ружья?

Лорд Ричард встряхнулся, как будто пробуждаясь от транса. - МакЛеод и я. С ними все было в порядке.

- Может быть, это был невидимый дефект в металлообработке? - услышала я свой голос. Почему я не могу держать язык за зубами?

Бертрам посмотрел на меня. - Это возможно, но вряд ли.

- Кто был его заряжающим? - спросил Фицрой.

- Я был, - сказал Рори, который оставался на моей стороне. Тепло его руки вокруг моей талии вызвало во мне чувство вины.

- Тогда вам чертовски повезло, что вы не стояли рядом с ним, когда ружье сработало, - сказал мистер Бертрам. - Или вы бы тоже там лежали.

Я подавила крик.

- Почему вас там не было? - спросил Фицрой.

- Я был с Эф ... - мисс Сент-Джон.

- Как удобно, - сказал мистер Бертрам.

- Оставь это, Берти, - неловко сказал Типтон. - Я тоже был там.

- Это чертовски гнилое шоу, - сказал Мюллер. - Его семья будет убита горем.

- О Боже, Песчаный Человек, - сказал Типтон. - Он всегда был чертовски добр к нам, когда мы было детьми.

Рори снял руку с моей талии и шагнул вперед. Он взял сумку  г-на Смитa и спросил: «Джентльмены, могу я предложить организовать носилки, чтобы унести тело?»

- Минутку, - внезапно сказал мистер Фицрой.

- Дай мне это, - лорд Ричард выхватил сумку из его рук. - Не прикасайся к ней.

- Если бы я мог взглянуть, - сказал мистер Фицрой.

Мистер Бертрам побледнел. - О боги, Фицрой, вы не думаете … - начал он и поспешил к мистеру Фицрою. Вместе они открыли сумку и отсортировали содержимое.

- Ничего подозрительного, - объявил мистер Бертрам.

- Еще одна вещь, - мистер Фицрой наклонился и проверил карманы мертвеца. Он поднял два патрона. - Не тот размер.

Бертрам практически вырвал их из его рук. - Черт возьми, вы правы. Это убийство, - сказал г-н Бертрам.

Словно голодная стая волков, учующих добычу, все мужчины обратили свой взгляд на Рори.


Глава 5

Это Сделал Дворецкий

 

Как один джентльмены двинулись к Рори. Дворецкий сделал шаг назад, но затем сдержался. Он поднял руки в воздухе в знак капитуляции. -Уверяю вас, господа, я не имел к этому никакого отношения.

- Держите его! - кричал лорд Ричард. Произошла неприличная драка, во время которой Рори не оказал сопротивления грубому и непрофессиональному подчинению. Я не сомневаюсь, что если бы он выбрал, он мог бы бросить своих противников на землю, но он этого не сделал. Несколько мгновений спустя, потные от свoих ненужных и жестоких усилий, Типтон и МакГилвари улыбались в победе, заломив руки Рори к его спине.

- Но это не имеет смысла, - крикнула я. - Зачем Рори причинять вред мистеру Смиту?

- Что случилось? - дрожащий голос Мэри раздался позади меня. По причинам, которые мог понять только Вилли, он привел ее сюда. Возможно, он хотел помочь, но брать с собой Мэри явно было плохой идеей.

- Сможет ли кто-нибудь убрать этих чертовых женщин с дороги? - взволновался лорд Ричард. - МакЛеод ... нет, не ты, очевидно, - он остановился озадаченно.

- Но что нам делать? - безнадежно спросил Типтон.

- Как человек сказал, нам нужны носилки перенести тело в дом, - распорядился лорд Ричард. - Ты, Вилли, позаботься об этом.

- Разве мы не должны вызывать полицию? - спросил мистер Бертрам.

- Черт возьми. Мы не можем оставить мужчину лежать на земле

- Но вы нарушите место преступления, - не удержалась я.5

Фицрой бросил на меня странный взгляд. Все остальные игнорировали меня. - Я предлагаю вернуться с женщинами в дом, - тихо сказал он. - Если я воспользуюсь своими контактами в Департаменте, я смогу обеспечить нам тактичного следователя.

- Хорошо мыслишь, Фицрой, - одобрил лорд Ричард. - Последнее, что нам нужно - это местный дремучий топот здесь.

- Есть смысл в том, что сказала Эфимия.  Не стоит передвигать тело, - поддержал меня г-н Бертрам, который, видимо, все-таки услышал меня.

- Верно, - подтвердил Фицрой, - но я очень боюсь, что инспектор того типа, который нам требуется, вряд ли будет местным и, следовательно, еще более маловероятным будет с нами сегодня.

Остальные тупо смотрели на него. - Так что? - спросил мистер Бертрам.

- Лисы, - ответил Фицрой, бросая взгляд на очень бледную Мэри.

- О, боже! Ты имеешь в виду … - сказал Типтон. Он прижал руку ко рту и убежал со сцены.

Мэри посмотрела на меня в поисках объяснения. Я не произнесла ни звука. К сожалению, лорд Ричард произнес: «Да, боже, мы не можем оставить мозги человека в качестве закуски для местной фауны». Он остановился при звуке стука и обернулся.

- Что? - Мэри упала в обморок. - Кто-нибудь вытащит этих проклятых женщин отсюда!

Как я уже говорил, - продолжал Фицрой более твердым голосом, -я был бы рад сопроводить экономку и ее помощницу обратно в дом. Если Вилли пойдет с нами, мы можем организовать, чтобы сюда доставили носилки. Я вызову полицию из дома.

- Черт возьми, я поeду с тобой, - воскликнул Мюллер. - Я не останусь здесь с этим кошмаром.

- Я сожалею, но с женщинами, МакЛеодом, Вилли и мной в повозке больше не будет места, - ровным голосом сказал Фицрой. - Могу ли я предложить большинству из вас перейти на чистое место? Я могу вызвать полицию по домашнему телефонy. Если это будет приемлемо для вас, лорд Ричард.

- Прекрасно, - сказал лорд Ричард. - Мне нужно выпить. - Он ушел в сторону поляны.

- Я останусь с трупом, - предложил мистер Бертрам.

Мистер Фицрой кивнул. Он подошел к Рори, которого все еще удерживал МакГилвари. - Я уверен, что мы могли бы найти веревку, чтобы связать вас, - сказал он, - но если вы мне дадите слово, что не попытаетесь сбежать, я не думаю, что это будет необходимо.

- Мой бог! Вы не можете ожидать, что совершивший убийство ублю … э-э … прохвост просто сядет в карету, - сказал г-н Бертрам.

- Я возьму ружье, - сказал Фицрой.

- В этом не будет необходимости, - грубо сказал Рори. - Я не убивал этого человека.

Фицрой улыбнулся. - Невинновность - вторая лучшая защита, - сказал он загадочно.

Возвращение было крайне неприятным. Рори отвернул свое лицо от меня. Вилли не знал, куда ему смотреть, когда он сидел рядом с человеком, который всего несколько минут назад был предметом его восхищения. Мэри прижала край фартука к своему рту. Ее глаза блуждали по сторонам, поскольку сочетание естественного ужаса и ее больного желудка постоянно угрожало сокрушить ее. Фицрой был единственным из нас, кто казался расслабленным. Он сидел с ружьем на колене, как будто это был самый естественный аксессуар к костюмy джентльмена. Я вспомнила, как Рори говорил, что Фицрой происходил из семьи скромного деревенского джентри. Мысли кружились в моей голове, как улей злых пчел.

Когда мы спешились у дома, я потянула мистера Фицроя в сторону. - Сэр, я не могу поверить, что это мистер МакЛеод. Я ...

- Я не верю, что сейчас вы можете предложить больше информации, если только МакЛеод не признался вам. Признался?

- Нет, не признался!

- Тогда, если вы не считаете мой совет неуместным, я предлагаю вам взять на себя бразды правления персоналом лорда Ричарда. В течение некоторого времени дом неизбежно будет пребывать в хаосе.  Но упорядоченная подача блюд и сохранение подобия хороших манер, как я часто отмечал, помогают быстро вернуть вещи к норме, даже в таком отдаленном от города месте как это.

Его голос вернулся к прежним мягким и ровным тонам, но я прочла предупреждение в его глазах. - Охота может разгорячить кровь даже самого цивилизованного человека.

Сцена, когда мужчины набросились на Рори как на убийцу, была свежа в моей памяти. Я почувствовала, что у меня кружится голова. - Вы имеете в виду, что люди могут решить взять закон в свои руки?

- Я бы никогда не предположил, чтобы джентльмен может забыть о своей чести, но в таких случаях эмоции могут затмить разум.

- Вы тоже не думаете, что он это сделал! - воскликнула я.

- Я думаю, что ради нас всех, следует обезопасить мистера Рори МакЛауда в комнате, от которой только у вас есть ключ, и как можно быстрее.

- Конечно, - сказалa я. - Вилли! Рори! Сюда!

Я довольно суетливо повела их по коридору, но не раньше, чем я успела услышать, как Фицрой говорит по телефону со странными и резкими интонациями:  «Фицрой. Мне нужен Эдвард. Это произошло».

Я выбралa вторую кладовую в качестве места заключения Рори. Она находилaсь довольно далеко от служебных помещений, поэтому ни у кого не должно быть оснований для того, чтобы там шататься. Он останется один. Кладовая была пустой и достаточно просторной, чтобы поставить в ней складную кровать. Я заставила Вилли сделать это и обеспечить необходимые удобства. Я попыталась спросить Рори, могу ли я сделать для него что-нибудь еще, но он отвернулся лицом к стене.

- Я понимаю, что твоя гордость должна быть сильно ранена, Рори, но разве ты не доволен, что до разрешения ситуации я несу ответственность за тебя, а не лорд Ричард?

- Я должен чувствовать благодарность, не так ли? - Рори обратился к стене.

- Нет, я не это имела в виду.

- Уходи, Эфимия. У тебя много дел.

Я вздохнула и ушла, осторожно закрыв за собой дверь. Рори говорил правду. Остальная часть дня растворилась в такой суматохе, что, я уверенa, обеспечила меня ночными кошмарами до конца жизни. Мужчины вернулись и вопреки моим ожиданиям вполне насладились обедом, который был поспешно подан. Затем они удалились пить виски и разговаривали очень громко.

Было много неудачных дискуссий о том, где разместить тело мистера Смита. Лорд Ричард не желал держать его наверху. Я стояла на своем, заявляя, что антисанитарно и небезопасно оставить труп рядом с кухней или со спальными комнатами слуг. В конце концов, бедняга оказался в конюшне, а садовнику заплатили пять шиллингов за то, что он стоял над телом с оружием, чтобы предотвратить любое нападение со стороны диких животных.

Когда я, наконец, упала в постель той ночью, мое тело оцепенело от усталости, но мой мозг все еще не мог справиться с последствиями всего этого. Фицрой был прав - у меня не было достаточно информации, чтобы понять, что произошло, но я не могла поверить, что Рори способен на убийство. Я наконец заснула под звуки рыданий Мэри. Я не знала, что ей так нравится Рори.

Яркиe лучи рассвета принесли мало утешения. Я заставила слуг привести все в порядок.

Естественно, убийства тревожат, но пережив этот опыт дважды, я знала, что спустя некоторое время хаос заканчивается, и жизнь становится более спокойной. Я решила не делиться своим опытом с нашими новыми слугами, поскольку это может дать им ложное представление о нашем домохозяйстве. Могу также добавить, что, будучи дочерью викария, я неоднократно была свидетелем естественной смерти. У меня не было страха перед могилой, как y наших суеверных шотландских слуг. Я не былa ни впечатлена, ни удивлена, когда многие из местной прислуги не прибыли утром. Я возложила на Мэри дополнительные обязанности, так как была уверена, что эта деятельность уменьшит ее озабоченность нашими обстоятельствами. Раздражение, с которым она поприветствовала меня, доказало, что я была права.

Дверной звонок трижды резко прозвенел, прежде чем меня осенило: не было Рори, чтобы открыть его, и я поспешила открыть сама. На пороге стоял мужчина средних лет в поношенном коричневом костюме с обыкновенным мягким и непритязательным лицом, которое отличало только пара чрезвычайно густых бровей.

- Я мистер Эдвард, - сказал он сильным, властным голосом. -Прибыл, чтобы расследовать убийство.

Он протянул небольшой бумажник с какими-то значками на нем. Это ничего не значило для меня.

- Я хотел бы немедленно увидеть лорда Ричарда.

- Он завтракает, сэр, - сказалa я. - Я могу показать вам комнату, где вы можете подождать. Хотите освежиться? Возможно кофе?

Брови опустились в свирепый хмурый взгляд, подобный я редко видела. - И вы?

- Мисс Сент-Джон, экономка.

- Ну, мисс Сент-Джон, я сказал, что мне нужно увидеть хозяина дома сейчас, и я имел в виду сейчас.

На лестнице позади меня раздался стук шагов. - Привет!» - позвал мистер Бертрам. - Я его брат. Могу ли я быть полезным? Мисс Сент-Джон совершенно права - мой брат оставил строгие приказы не беспокоить его за завтраком. По утрам он может быть чем-то вроде медведя.

- Я здесь, сэр, чтобы расследовать убийство. Надеюсь, что в любом хорошем христианском доме предмет незаконного убийства будет иметь приоритет над утренними процедурами.

- Конечно, - сказал мистер Бертрам. Он достиг моей стороны и открыл дверь шире. Я знала его достаточно хорошо, чтобы понять, что наш посетитель смутил его. - Вы из?

Мистер Эдвард сунул ему свои удостоверения. Возможно, это было мое воображение, но мистер Бертрам немного побледнел.

- Я понимаю, что в сумку жертвы положили не те патроны. Почему они были у вас в доме? - спросил мистер Эдвард.

Моему воображению нравится играть со мной шутки, но когда мистер Эдвард вошел в зал, казалось, сам он стал больше, а зал меньше.

- Я не могу сказать, - сказал г-н Бертрам. - Нет, подождите. В какой-то момент моя сестра собиралась поехать, и она бы использовала ружье меньшего размера.

- Она стреляет?

- Не очень хорошо, - мистер Бертрам пыталcя рассмеяться.

- И она не поехала? Почему?

- Не думаю, что ей когда-либо хотелось ехать, - пояснил Бертрам. - Моему брату потребовалась хозяйкa. Наша экономка сломала ногу и не смогла присутствовать.

Мистер Эдвард оглядел меня с ног до головы. - Замечательное выздоровление? - спросил он.

- Он имеет в виду миссис Уилсон, сэр, - вставила я.

- Что с ней случилось?

- Она поскользнулась на лестнице, которую я чистила, - быстро сказала я.  - Это был несчастный случай.

- Значит, вас повысили в должности? - спросил мистер Эдвард.

- Временно, сэр, - я подчеркнула первое слово.

- Проходите, сэр. Я уверен, что мой брат будет счастлив - ну, не счастлив в сложившихся обстоятельствах, но рад видеть вас. Надеюсь, все это окажется ужасной ошибкой.

- Вы не верите, что дворецкий сделал это?

- Я никак не могу понять, почему он это сделал бы. Если это не ужасная случайность - и я надеюсь, что это так - это должно быть убийство по политическим мотивам, - с удивлением сказал г-н Бертрам.

- Очень интересно слышать, что вы это говорите, сэр, - сказал мистер Эдвард. - Знаете ли вы, что ваш дворецкий является членом Коммунистической партии?

 Мистер Бертрам замер. - Нет, я не знал, - сказал он напряженным голосом.

- Ваша семья раньше была жертвой большевистского заговора, не так ли?

- Этот вопрос формально не был решен, - тихо сказал г-н Бертрам. - Если бы вы могли пройти сюда.

Двое мужчин ушли, оставив меня у открытой двери. Прошло несколько минут, прежде чем я смогла собраться с мыслями и закрыть ее. Я вернулась на кухню в оцепенении. Могла ли я ошибаться насчет Рори? Должно было быть другое объяснение.

Кухня была - улей деятельности. Блюда на завтрак были отправлены вниз, и, по моему указанию, Джок готовил обед, который можно было подавать как наверху, так и на улице, если джентльмены решат покинуть дом.

Мэри, ее чепчик был довольно заметно перекошен, бросилась ко мне. - Я не  справляюсь, - сказала она. - Я не успела вытереть пыль, кровати должны быть заправленны, и теперь Джок говорит мне, что я должна помыть посуду после завтрака. Это невозможно, Эфимия.

- Где Сьюзен? - спросила я.

- Ее нет здесь, - пробормотал Джок. Я посмотрела на него взглядом, которому научилась у мамы. - Да, я знаю, девушка. После того, как ты дала ей еще один шанс и все такое. Я думал, когда говорил с ней, мы все прояснили. Я никогда …

- Я ухожу, - объявила я. - Джок, возьмите неиспользованные блюда для обедa. Мэри, приведи в порядок спальни. Я вернусь, как только смогу.

Я вышла, несмотря на общую волну протеста. Что еще я могла сделать? Никто не поверит моим подозрениям в отношении Сьюзен, если у меня не будет каких-либо доказательств. Я вышла через заднюю дверь  и направилась вниз по усадьбе. Я отметила общую обветшалость. Грубая дорожка заросла сорняками. Я прошла мимо маленького коттеджа, который явно был необитаем. Передняя ступенька заросла мхом, черные глазницы окон, крыша тревожно провисла в центре. По мере удаления от дома я видела все больше и больше заброшенных коттеджей. Некоторые из них, как и первый, были в плохом состоянии, a некоторые были изящнее и выглядели так, словно для их исправления требовалось не больше, чем метла и желание. Все же и те, и другие были пусты.

Наконец, на том, что теперь казалось значительным расстоянием от дома, я услышала, как смеются дети. Я свернула и увидела развалины коттеджей впереди. Дым выдувался из дымоходов, а на стропах висела стирка. Я заметила козла, привязанного с одной стороны, и когда я приблизилась, маленький, полуодетый ребенок пробежал мимо меня сo счастливым криком.

Подходя ближе, я увиделa, что эти коттеджи тоже нуждаются в ремонте. Я знала только, что Сьюзен живет в поместье, поэтому, когда мимо пролетел очередной веселый пострел, я задала вопрос и показала новенький пенни. Очень грязная рука с готовностью схватила пенни, а другая указала на второй дом справа.

Я едва добралась до входной двери, когда Сьюзен торопливо подбежала к ней. Она попыталась закрыть за собой дверь, но дерево погнулось под дождем, и я ясно увидела, что коттедж был заселен гуще, чем планировали его строители. Перед тем, как дверь с треском и грохотом закрылась, я увидела пожилую женщину, одетую в черное.  Она схватила двух веселых малышей и толкнула их подальше внутрь.

- Что вы здесь делаете?

- Вы должны были прийти на работу сегодня утром, нам не хватает рук.

- Я подумала, что после того, что случилось, вы не захотите меня вернуть.

Я нахмурилась. Было ли это признание? – Дa, этот инцидент, ужасная трагедия.

- Ужасная трагедия? Я краду немного мяса и хлеба для моих детей.

- Я говорю о мистере Смите.

Девушка посмотрела на меня, рoт закрыт с непоколебимым упрямством. - Вы знаете, что случилось на охоте?

- Я ничего не знаю об этом, - сказала Сьюзен, скрестив руки в баррикаде перед coбoй. - Мать и я, и дети ни во что не вмешиваемся. Старый Том и его жена разрешили нам забраться наверх. Слишком тяжело для них, чтобы подняться туда. Никто не сказал, что они не должны. Мы живем здесь с их позволения. - Ее глаза искрились вызовом.

- О, дети, - сказала я, игнорируя ее агрессивность. - Вы называете их wains? Боюсь, я совсем не знакома с шотландскими словами. Это о них вы говорили на днях?

Она не ответила.

- У меня есть маленький брат - Джо. Он на много лет младше меня и всегда готов к самым безобразным шуткам. Сколько им лет?

Лицо Сьюзен слегка смягчилось. - Джимми и Мхари, они близнецы, им четыре.

Я улыбнулась. - Думаю, что встретила их. Сельская местность отличное место для детских игр.

Лицо Сьюзен ожесточилось. - Да, может быть, для тех, у кого достаточно еды. Что вы хотите, мисс Сент-Джон? Что случилось сейчас? Что я должна былa сделать на этот раз?

- Мистер Смит был убит во время охоты. Пока обстоятельства неясны.

Сьюзен неожиданно села на пороге. - Погиб? Мне жаль. У него была семья?

- Я не знаю.

- Надеюсь, что нет. - Сьюзен снова встала. - Значит, я вам понадоблюсь опять?

- Я никогда не просила вас уйти.

- Но Джок сказал ...

- Джок должен был сказать, что инцидент не может быть повторен. Лорд Ричард, судя по всему, совсем не такой, как ваш бывший хозяин.

- Да, вы можете так сказать.

- Так что вы вернетеcь со мной.

- Я только предупрежу мамy, - сказала она и толкнула дверь. - Я признательна, - бросила она через плечо и быстро исчезла внутри. Несколько мгновений спустя она появилась снова, с шалью, обернутой вокруг ее плеч. Мы начали долгий путь назад в тишине. Когда мы подошли к пустующим коттеджам, я спросила: «Что здесь произошло?»

 Сьюзен пожала плечами. - Все, что я знаю, это то, что ваш лорд Ричард выгнал пенсионеров из их домов.

- Пенсионеры?

- Вдовы, старики, все те, кто сами или их семьи работали раньше в поместье. Он позволил основным рабочим сохранить свои коттеджи, но все остальные были вычищены. Старый Том остался только потому, что Донал, который занял должность егеря, сочинил, насколько тот жизненно важен для своей работы. Сказал, что он эксперт по выбраковке.

- Я понимаю, как это может быть привлекательным, -пробормотала я себе под нос.

Мы шли в тишине. Начало моросить. Сьюзен накинула шаль на голову. Темные тучи над домом не ослабили мое воображение. Когда я шагнула через заднюю дверь, я почувствовала напряжение и ожидание в воздухе. Я попросила Сьюзен немедленно пойти в столовую и начать мыть посуду. Я ничего не сказала ей о заключении Рори не только потому, что не хотела останавливаться на этом вопросе, но и потому, что мои надежды были велики: теперь, когда загадочный мистер Эдвард прибыл, Рори будет наконец освобожден.

Я обнаружила Джока гремящим кастрюлами на кухне. - Я привела Сьюзен обратно, - сказалa я.

- Да.

- Вы знаете, что-нибудь выяснилось, пока меня не было?

- Что-нибудь выяснилось? - спросил Джок, повернувшись ко мне лицом и положив руки на бедра. - Что-нибудь выяснилось, девушка спрашивает меня! Если посчитать, что Рори МакЛауда обвиняют в убийстве и завтра его перевезут в Лондон, я бы сказал, что-нибудь выяснилось, да. Он хотел, чтобы ты подтвердила его слова. Теперь уже слишком поздно.

- Я ничего не могла бы сказать, - запротестовала я. - Вы, должно быть, ошибаетесь. Дело против него крайне бездоказательно.

- Я не знаю об этом. Все, что я знаю, мне сказали, чтобы у меня было все готово для завтрашнего завтрака, так как джентльмены возвращаются после того, как дворецкого увезут.

- Этого не может быть, - крикнула я. Я выбежала из комнаты, не думая ни о чем, кроме как поскорее найти мистера Бертрама.

 К счастью, он был один в библиотеке. - Вы не можете допустить, чтобы это произошло, - потребовала я, ворвавшись в комнату и заставив его уронить пепел на свою газету. - Рори не убийца.

- Эфимия! В самом деле! Вы не можете так себя вести.

- На карту поставлена жизнь человека!

- О, ради всего святого, заходите и закройте дверь, пока кто-нибудь еще вас не услышал.

Я так и сделала и стоялa, нервно сжимая и расжимая руки.

- Садитесь, - сказал мистер Бертрам. - Хотите рюмочку хереса?

Мне удалось кивнуть головой. Это был такой необычный жест с его стороны, что я не могла говорить. Он налил то, что действительно было очень маленькой рюмочкой хереса, и протянул мне.

- Спасибо. - Я благодарно потягивала жидкость. Огонь, который распространялся по моему языку, был очень кстати, потому что я все еще была немного влажной снаружи. Однако, когда ликер ударил меня в живот, это напомнило, что во всей суматохе я забыла позавтракать. Мистер Бертрам подвинул свой стул напротив моего и сел

- Эфимия, я знаю, вы вообразили, что у вас есть чувства к Рори МакЛеоду …

Я слегка задохнулась. - Я едва знаю его.

- Для таких мужчин как он, характерно искусно манипулировать чувствами слабого пола.

Я поставила свой стакан на маленький столик. - Какой? Слабый пол? Я когда-нибудь казалась вам слабой?

Это вызвало улыбку на его губах. - Я хорошо знаю, что вы выдающаяся прислуга, Эфимия. Я полагаю, что после того, как мы пройдем через этот период неприятностей, вы обнаружите, что положение домоправительницы гораздо больше соответствует вашим талантам, чем непритязательноe положениe горничной.

- Но он невиновен!

- Как вы можете знать?

- У них нет никаких доказательств.

Мистер Бертрам начал помечать какие-то точки на пальцах. - Без всякой веской причины он оставил своe местo заряжающего для мистера Смитa …

- Это была моя вина.

-Я уверен, это то, что он хотел, чтобы вы думали. Он даже пытался призвать вас в свою защиту. Вы могли бы сказать что-нибудь, что доказывало бы его невиновность? - Мистер Бертрам посмотрел на меня с тем, что, как я чувствовалa, он считал доброй улыбкой. Я думала, что он выглядел адски самодовольным, у меня чесались руки дать ему пощечину.

- Нет, - призналась я,  - но и вы ничего не сказали, чтобы доказать его вину.

Мистер Бертрам отказался от проверки своих пальцев и откинулся на спинку стула. Он глубоко вздохнул. - Это сложнее, чем вы себе представляете, Эфимия. Я знаю Смитти с тех пор, как был его слугой в школе. - Он, должно быть, видел мое смущение. - Это старомодная система, где младший мальчик должен быть на побегушках у старшего.

Меня ошеломила мысль о том, что мистер Бертрам подает и принимает. - Был его слугой?

- Если хотите, хотя и не точно в таких выражениях. В любом случае, это не очень хорошая традиция. Это ритуал переходного периода. Нечто, предназначенное для того, чтобы научить тебя знать свое место,

- Лорд Ричард тоже делал это? - спросила я зачарованно.

- Полагаю, что так, - коротко сказал мистер Бертрам. - Дело не в этом.

Я забылась настолько, чтобы фыркнуть.

- Но Смитти, - продолжал мистер Бертрам, - был другим. Абсолютно английский джентльмен. Он не мог бы быть добрее со мной, будь он моим братом. - Он остановился. - На самом деле он был чертовски намного добрее. Он был очень порядочным человеком, возможно даже чересчур, потому что он не был полностью англичанином. Его мать родом из хорошей семьи, но его отец был кореец. Что-то большое в Корее тогда. По нему всегда можно было сказать, что он не совсем из британцев. Похоже, Смитти решил, что он станет британцем, лучше чем все мы - и он был.

- Мне жаль, что вы потеряли своего друга, - сказала я.

- Мне тоже.

Мы оба молчали.

- Смит?

Мистер Бертрам улыбнулся. - Его отец изменил свое имя, чтобы соответствовать. Так же, как смешные имена, которые они дали ему.

- Его мать не имела права голоса в этом?

- Видимо, она обожала его отца. Должна была, раз решилась выйти за него замуж.

- Бедная женщина. Есть ли другие дети?

- Младший брат и сестра.

- Это все очень печально, но еще более маловероятно, что у сына шотландских бакалейщиков будет желание убить полукорейского британского джентльмена. Неужели их пути никогда бы не пересеклись до сегодняшнего дня?

- Наверное, нет, - сказал г-н Бертрам. - Но он коммунист, Ефимия, и японо-корейский договор 1907 года никогда не выглядел более шатким. Это коммунистический заговор.

- Коммунисты-убийцы! - сказала я. - Вы действительно верите в это после того, что случилось с вашим собственным отцом? Это прикрытие, Бертрам, прикрытие. Это то, что они говорят, когда хотят, чтобы люди смотрели в другую сторону. Только на этот раз козел отпущения Рори.

- Нет, Эфимия, вы не правы. Я знаю, что в прошлый раз это было придумано, чтобы прикрыть дело, но коммунистическая угроза реальна. Мир готовится к войне, подобной которой никто никогда не представлял. Вы не понимаете политику ситуации.

- Я могу не понимать политику, но я знаю, что Рори МакЛауд не убийца, - сказала я.

- Вы позволяете своему сердцу управлять своим разумом.

- Не я!

В этот момент мы оба поднялись на ноги, пульсируя от гнева. Наши тела были достаточно близко, чтобы я чувствовала тепло, исходящее от мистера Бертрама. Наши лица были в нескольких дюймах друг от друга. Наши глаза встретились. Мое сердце, как правило самый надежный орган, перевернулось в моей груди. Мистер Бертрам слегка наклонился ко мне. Его голос был едва ли не шепотом, когда он сказал: «Эфимия …»

- Бертрам ...

Дверь позади нас открылась, и мы виновато отскочили друг от друга. - Что хо! - сказал Бaгги Типтон с насмешкой.

Я взяла единственный открытый мне курс и выбежала из комнаты. Как поймут читатели, мои мысли были в смятении до конца дня и едва ли стоят записи. Достаточно сказать, что мой ослабевший рассудок проигрывал снова и снова финальную сцену с мистером Бертрамом, хотя он не осмеливался идти дальше того, что произошло. Моя реакция на ситуацию нервировала. Я была более чем осведомлена, что я уже несколько раз называла мистера Бертрама его христианским именем. Конечно, если бы я присутствовала в его доме как Эфимия Мартинс, не только дочь викария, но и внучка графа (если бы мой дедушка когда-либо признал меня или моего брата), он мог бы считать себя счастливчиком быть со мной в таких отношениях. Если бы мой дедушка когда-либо принял мою мать обратно в семью, я бы явно превосходила его социально. Когда дело касалось моей семьи, наше социальное положение было, мягко говоря, запутанным. В то время как я работала под ложной идентификацией горничной - или домоправительницeй - у меня не было никакого оправдания, чтобы обратиться к джентльмену по имени. Я могу только предположить: я сделала это, потому что из всех них Бертрам распознал что-то во мне. Он не относился ко мне как к равной, и все же он не относился ко мне как к слуге. По крайней мере, я знала, кто я на самом деле, и понимала путаницу между нами. Бертрам, с другой стороны, не имел такого преимущества, и я могла только прийти к одному выводу относительно его необычного поведения. Он ревновал к Рори.

Я не буду льстить себе утверждая, что он был влюблен в меня, но я была достаточно самобытна, и как Малыш Джо говорил: «хорошенькая для сестры». Мы находились в обширной изоляции Шотландии, между нами лежала история наших предыдущих приключений и расследования убийства - неудивительно, что страсти разгорались.

Как во всем этом беспорядке я могу помочь Рори? Я была убеждена, что он не убийца, и единственный человек, к которому я бы обратилась как к союзнику, был ослеплен необоснованными предрассудками. То, что Эфимия Мартинс будет испытывать чувства к сыну бакалейщика, было немыслимо. И все же моя врожденная честность, привитая мне моим милым и мудрым отцом, заставила меня подумать: моя чрезвычайно аристократическая мать вышла замуж далеко за пределами своего социального статуса. Может ли это быть семейной чертой?

Но когда я подумала о том, чтобы расстаться с Бертрамом, мистером Бертрамом, как я должна называть его даже про себя, у меня заныло в груди.

 Я выполняла свои обязанности в каком-то оцепенении, и потому что не беспокоилась об их правильном исполнении, выполнила их настолько превосходно, что даже получила похвалу от лорда Ричарда. Я избегала встречи с мистером Бертрамом.

Я снова отправилась спать в состоянии крайней усталости, но мой разум бушевал от энергии. Мне потребовалось немало времени, чтобы достичь состояния сна, и я не долго проспала, когда меня разбудил ужасный грохот.

Я проснулась мгновенно, мои нервы были натянуты как провода. Несколько мгновений спустя произошла ослепительная вспышка света, а затем, вскоре после этого, снова удар. Дождь стучал в окна с почти сверхъестественной свирепостью, и было ясно, что гроза эпических масштабов сосредоточилась около нашего дома.

Я обычно не боюсь природы, но это был самый страшный ураган. К моему удивлению, Мэри спала, поэтому я натянула одеяло до подбородка и решила переждать шторм. Вероятно, прошло всего лишь четверть часа, хотя казалось, что интервалы между молнией и громом стали увеличиваться. Я вздохнула с облегчением и попыталась снова заснуть, когда почувствовала слабый шум где-то глубоко внутри дома.

Это был не настойчивый стук в открытую дверь, как прошлой ночью, а скорее звуки, которые может издавать кто-то, пробирающийся украдкой по дому. Две мысли прыгнули на передний план моего разума. Либо Сьюзен вернулась, чтобы снова обворовать кладовую, либо Рори пытался сбежать. Казалось глупостью думать, что какой-то грабитель заберется в столь отдаленный дом, как наш, особенно в такую страшную ночь.

Мне было ясно, что я сейчас единственная, кто отвечaeт за  персонал. Я выскользнула из кровати и плотно обернула халат вокруг себя. Я положила свои служебные ключи в карман на случай, если мне понадобится закрыть любую из дверей, и отправилась в путь. Я не была уверенa, что буду делать, если столкнусь с Рори в середине побега, но это будет не первый случай, когда я помогала преступнику сбежать. Однако в прошлый раз я не сомневалaсь в моральной правильности моих действий. На этот раз я не знала.

Я быстро спустилась по лестнице, прикрывая пламя своей свечи и игнорируя мерцающие тени, как могла. Если это была Сьюзен, важно, чтобы я нашла ее раньше, чем один из братьев Стэплфордов. Хотя, что бы я с ней сделала, я опять-таки не знала. Я уже предупреждала ее однажды.

Это не ускользнуло от моего чувства иронии: что бы я ни нашла внизу, мне пришлось бы сделать морально трудный выбор, но в настоящее время я была больше озабочена воровством, чем убийством.

Пока я не добралась до кухни, я не учла, что это может быть кто-то кроме Рори, возможно, соучастник в краже продуктов. Это может быть настоящий убийца!

Я обошла проход к кладовым, моя тень возвышалась передо мной. Тогда я услышала скрежет. Кто-то действительно пытался взломать кладовую с запасами продовольствия. Я вскрикнула: «Привет!» и побежала вперед. Пламя свечи замерцало и погасло, но не раньше, чем я ясно увидела, что главная кладовая осталась запертой и закрытой.

Раздался топот yбегающих от меня ног. Держась за стены, я двинулась вперед быстро, как могла в темноте. Теперь я понялa, что кто-то пытался проникнуть в кладовую, которая служила «тюремной клеткой» Рори. Я завернула за угол, и вспышка света осветила дверь кладовой. Вокруг замка были царапины. Дрожа, я вынула ключи из кармана, отомкнула дверь и открылa ее. Еще одна вспышка света осветила Рори - держа маленький стул над его головой, он собирался броситься вперед и ударить. Я вскрикнула и подняла руки над головой. Через мгновение я почувствовалa его теплые руки вокруг меня.

- Эфимия, слава Богу, - раздался его голос в моем ухе. - Кто-то пытался проникнуть сюда. Я думаю, они хотели убить меня.

Я вырвалась из его объятий, закрыла за нами дверь и заперла ее. Молния вспыхнула еще раз, и я увидела медленную улыбку, расползающуюся по его лицу.

- Они все еще могут быть снаружи, - сказала я.

- Ты веришь, что я невиновен?

- Конечно.

- Ах, Эфимия, ты великолепная девушка, - сказал Рори, снова заключaя меня в объятия. К его чести, он не пытался поцеловать меня, и я решила, что он был просто чрезмерно рад, что кто-то поверил в него. Я вырвалась на свободу еще раз, но на этот раз более мягко. Я отметила для справки, чтобы предотвратить возможный побег в будущем, что его руки были приятно мускулистыми для человека, который, как я виделa, не поднимал ничего тяжелее подносa.

- Нам нужно поговорить, - сказала я. - Против тебя было выдвинуто серьезное обвинение в том, что ты являешься членом коммунистической партии.

- Я думаю, что убийство - более серьезная вещь, - возразил Рори.

- Они говорят, что ты убил, потому что ты коммунист. Это правда?

- Нет, то есть … полагаю, я все еще технически член партии …

- О, Рори!

- Но я присоединился только потому, что Дженни Робертс была участницей, и я влюбился в нее.

- Ты все еще влюблен в нее? - потребовала я, невольно топнув ногой.

- Нет, конечно, нет, - сказал Рори. - Более того, я не интересуюсь политикой.

- Когда ты в последний раз ходил на собрание?

- Много лет назад. Это было еще в те дни, когда я был глупым юнцом.

- В отличие от твоих нынешних преклонных лет, - сказала я, улыбаясь.

- Я боюсь, Эфимия, что мое падение может быть очень быстрым, если не коротким, на конце веревки.

- Я этого не допущу, - пообещала я.

- Я был бы счастлив думать, что ты можешь помочь,  -  сказал Рори, - но я не уверен, что ты многое можешь сделать.

- Ты объяснил мистеру Эдварду о твоей связи с коммунистами и причинах этого?

- Кто такой мистер Эдвард?

- Следователь. Он даже не встречался с тобой? Это очень странно.

- По-моему, он считает это решенным делом.

- Тогда я его просветлю, - сказалa я.

- Я был бы признателен за любую помощь, но не подвергай себя опасности, Эфимия. Помни, что настоящий убийца на свободе.

- Можно даже сказать, что ты в более безопасном месте. - Я засмеялась.

- Ты можешь разделить его со мной.

- Не думаю, - мягко возразила я. - Было бы затруднительно, когда в домашнем хозяйстве только-только все нормализовалось. Кроме того, я была воспитанa довольно строго.

- Как и все девушки, которых стоит знать, - Рори произнес это с легким оттенком грусти.

- Мы чрезмерно эмоциональны, и это неудивительно, - сказала я себе так же, как и Рори. - Я поговорю с людьми утром и объясню им, что они совершили ошибку.

Молния не вспыхивала в течение некоторого времени, но теперь это произошло, и я увиделa, как медленная, грустная улыбка распространилась по красивому лицу Рори. - Ты великолепная девушка, Эфимия, но не влeзь головой в петлю. Если ты начнешь указывать на их ошибки, они могут решить, что мы были вместе.

Я поднялась в полный рост, подражая моей матери: «Просто позволь им попробовать», - сказала я с устрашающими интонациаями.

Рори рассмеялся, и, прежде чем я успела его остановить, бросился вперед и быстро поцеловал меня в щеку. - Это на удачу, - сказал он.

Я не доверяла своему голосу, поэтому я вышла без слов и снова заперла его. Я решила не зажигать свечу и вместо этого быстро поднялась по главной лестнице. Приближался рассвет, и было достаточно света. Не раз моя рука прижималась к щеке. Его губы как будто отпечатались на моей коже. Несомненно, между нами была какая-то связь.

Я остановилась на площадке и взглянула в начало нового дня. То, что я увидела, вызвало улыбку на моих губах. На этот раз природа работала в нашу пользу. Не было никакой возможности карете или автомобилю покинуть завтра дом. Шторм напрочь размыл проезд. Рори был в безопасности на данный момент. У меня был еще один день, чтобы доказать его невиновность, и я решила, что именно это я и сделаю.


5 Меня все еще мучают кошмары, как я тащу Джорджа за ноги (см. «Смерть в семье»)



Глава 6

Загадочный Мистер Фицрой

 Подготовка к завтраку продолжалась, пока мистер Бертрам не зашел на кухню и не потребовал помощи мужчин.

- Я хочу, чтобы каждый трудоспособный человек в штате, Эфимия, оделся соответствующим образом и вышел из дома через 20 минут. Нам нужно укрепить подъездную дорогу.

- Разве вы не дадите им времени позавтракать, сэр? - спросилa я. - Мне кажется, большая часть утра уже прошла, а погода все еще очень плохая.

Мистер Бертрам сердито посмотрел на меня. - В этом-то и суть, Эфимия. Мы уже потеряли верхнюю часть дороги. Если нижележащие слои грунта тоже размоет, на ремонт уйдут недели, и мы все застрянем здесь. - Он нахмурился еще сильнее. - Как будто это вас не устраивает!

- Действительно, сэр, - сказала я. - Могу заверить вас, что у меня нет желания оставаться в доме дольше, чем согласованнo. На самом деле, я осмелюсь предположить, что большинство жителей этого дома – тe, которые могут покинуть этот дом - хотели бы сделать это как можно скорее.

- Точно, - сказал мистер Бертрам.

Я покраснела, когда наконец поняла значение его слов. - Кстати oб этом, сэр, если бы мы могли поговорить наедине. Я чувствую, что ошибка ...

Мистер Бертрам поднял руку, отрезав: «Достаточно, мисс Сент-Джон. Я знаю, где лежат ваши симпатии, но ничем не могу помочь».

- Но, сэр … - начала я.

Мистер Бертрам повернулся ко мне с рычанием, которое могло бы сделать честь его брату. - Я сказал, достаточно! - рявкнул он.

Я начала отступать, пораженная грубостью его выговора и, к своему ужасу, почувствовала, как слезы жгут мои глаза.

- Выведите людей сейчас же.

- Разве они не будут усерднее работать с полными желудками? - спросил Джок, который до этого молча слушал.

- Нет времени, - не согласился г-н Бертрам.

- Если вы не возражаете, - сказал мистер Фицрой, - я думаю, что это ошибка. Человек с хорошим завтраком достигнет за два часа большего, чем голодный за пять.

Мы все подпрыгнули от звука его голоса. Он стоял у входа на кухню с дождевиком в руке. - Извините, если я вас напугал, - он улыбнулся. - Я позволил себе проверить, cмогут ли складские помещения обеспечить прочное погодное снаряжение. Я предположил, что никто из гостей не привез ничего такого. В скверную погоду обычно не стреляют.

- Действительно, - сказал мистер Бертрам совершенно иным голосом, поворачиваясь ко мне спиной. - Я не удивлюсь, если мой брат попытается получить назад часть денег от продавшего эти охотничьи угодья! Я не думаю, что он рассчитывал на такую плохую погоду.

- Редко бывает так плохо, сэр! - возразил Джок.

- Я шутил, - сказал мистер Бертрам. - Но я принимаю точку зрения мистера Фицроя. Мужчины будут лучше работать позавтракав. Я согласен с его доводами. Убедитесь, что все сыты, но не слишком сыты, Эфимия.

 Он даже не посмотрел на меня, когда отдал приказ. Я кипела от ярости. Предложение было приемлемым от Фицроя, но не от меня! Мистер Бертрам вышел из кухни, оставив меня лицом к лицу с Фицроем. Джок вернулся к своим горшкам и начал тревожно греметь ими.

- Мы можем перемолвиться парой слов, мисс Сент-Джон? Где-нибудь в более тихом месте?

Я провела его в гостиную экономки. Я не была полностью уверенa, прилично ли это, но я смирилась с  репутациeй грешницы. Мистер Фицрой сел в удобноe кресле рядом с моим крошечным камином и без преамбулы спросил: «Почему именно вы не верите, что Рори МакЛауд - убийца?»

- Доказательства против него косвенные, - заявила я.

- Но убедительные, - возразил г-н Фицрой.

- Он вступил в коммунистическую партию только, чтобы произвести впечатление на молодую женщину.

 - Ну, мужчины делали странные вещи, чтобы произвести впечатление на представителей противоположного пола, - сказал он с улыбкой. - Но у нас есть только его слово, я так понимаю? Кто знает, возможно, присоединившись к ним, он увлекся  их идеалами?

- Но он не такой!

Мистер Фицрой перебросил ногу за ногу. - А какой он?

- Какой он? - безучастно повторила я. - Я знаю его всего несколько дней.

- Но он, кажется, уже произвел на вас сильное впечатление. Поэтому я повторяю свой вопрос: какой он?

- Он стремится содержать дом в порядке, - сказала я, размышляя. - Он ожидает, что его сотрудники будут выше упрека, но он справедлив. Если совершает ошибку, он признает еe, а не обвиняет других. Весьма наблюдателeн и умeн. Относится к своей позиции очень серьезно. Всегда действует с честью и порядочностью.

- Блистательные рекомендации, - заметил мистер Фицрой. - Он, хотя я не могу быть судьей в таких вещах, также красивый мужчина. Могли бы вы, если потребуется, предоставить доказательства перечисленных вами доcтоинств?

- Когда мы впервые встретились, - начала я.

- Мне нужны только да или нет, - прервал мистер Фицрой. -Пожалуйста, хорошенько подумайте, Эфимия. Я подозреваю, что очарование МакЛеода не оставило вас равнодушной. Помните, что богиня правосудия слепа не без причины.

Я вздохнула. - Вы считаете, что я предвзята.

- Да, но я также верю, что вы способны отойти от этого предубеждения и правдиво ответить на мой вопрос. Видели ли вы на самом деле проявлениe добродетелей, которые вы приписываете МакЛеоду, или это скорее фантазия, чем факт?

Я уделилa минуту обдумыванию вопросa. - Честно говоря, мистер Фицрой, трудно быть точной. Я наблюдала действия, которые соответствуют всем перечисленным атрибутам, но у меня есть нечто большeе, чем это. Мои инстинкты говорят мне, что он невиновен. Но что хорошего в этом?

- Что ваши инстинкты говорят вам о других мужчинах здесь?

- Сэр?

- Что вы думаете о Максе Типтоне?

Я не могу объяснить почему, но я чувствовала, что мой ответ на его вопрос определит судьбу Рори, и поэтому я была с ним более откровеннa, чем могла бы быть с теми, перед кем притворялась, что они выше меня социально.

- Он слабый человек с небольшим мужеством и излишней привязанностью к женской компании. Он, мне кажется, не популярен среди других, но его терпят из-за длительного общения. Я слышала, как он спорил с лордом Ричардом, точнее, обвинил, что тот не отблагодарил его за одолжение ни деньгами, ни ответной услугой.

- Вы правы! - сказал мистер Фицрой. - А как насчет Мюллера?

- Он меня немного пугает, - призналась я. - Хотя я не могу сказать почему. Он старше других и все же предпочитает общаться с более молодыми мужчинами. Предполагаю, это дает ему дополнительное чувство значимости. Я считаю, что он работает в Сити и подозреваю, что он не так успешен, как ему хотелось бы.

Мистер Фицрой громко рассмеялся и захлопал в ладоши.

- Бертрам?

- Я считаю его честным и умным человеком, которого иногда сбивают с толку его страсти и идеалы.

Фицрой поднял бровь. - Вы его хорошо знаете?

Я почувствовала, что краснею. - Не очень хорошо, - произнесла я многозначительно.

Он кивнул. - Я знаю это. Ричард?

- Он мой работодатель.

- Ну же, Эфимия, это не повод для стеснительности.

- Очень хорошо. - Я глубоко вздохнула. -   верю, что он амбициозный человек с сомнительной моралью, который заботится о своем собственном продвижении превыше всего. У него холерический характер, и, хотя он не слишком умен, в нем есть хитрость, которую многие недооценивают.

- МакГилвари?

- Я мало что знаю о нем. По прибытии он сгладил ссору между прислугой. Он выглядит более искушенным, чем другие. Он оскорбил лорда Ричарда, но так тонко - это воспринималocь как шуткa. Я думаю, что он один из самых умных среди них, но у меня нет реального впечатления о его характере.

- Покойный мистер Смит?

- Он казался очень хорошим и добрым джентльменом, - сказала я с грустью.

- И последнее, но не менее важное, я?

- Вы меня озадачиваете, сэр. С тех пор как вы прибыли, вы много раз менялись и казались разными людьми. Однy минутy вы чрезвычайно доступны, другую - довольно пугающий. Я не думаю, что вы тот, за кого себя выдаете, но я не знаю, кто вы такой.

- Я, должно быть, где-то прокололся, - пробормотал Фицрой. Потом он сказал мне: «Ваши наблюдения, в основном, проницательны. Однако в том, что вы говорите, нет ничего, что могло бы помочь МакЛеоду, и мы оба согласны, что доказательства против него, хотя и косвенные, достаточно убедительны».

- Что мы можем сделать? - спросилa я.

- Я не верю, что Эдвард считает, что это «раз-два и закрыли» случай, как хотели бы другие. Остаются иные пути, по крайней мере, некоторые из них вам может быть легче проследить, чем другим.

- Вы поможете мне, сэр?

Фицрой поднялся на ноги. - Нет, но если вы решите заняться делом самостоятельно, я бы посоветовал вам проанализировать любые инциденты и быть осторожной, чтобы не подвергать себя опасности.

- Но, сэр, вы не поможете мне? Какой смысл вo всех этих вопросax, если ...

Я замолчала под его холодным взглядом. Я виделa ум и расчет в его серых глазах, но прежнее тепло совсем исчезло. - Желаю вам доброго утра, Эфимия, - сказал он и ушел.

 Дверь закрылась, и я осталась в тишине. Я снова почувствовала, как дождь стучит по окну и потрескивает огонь, но больше всего - стук моего сердца. Я поняла, что во время моего разговора с мистером Фицрой я действительно боялась. Я не могла этого объяснить, поскольку его манера в течение большей части времени была наиболее дружелюбной, но с его отъездом я обнаружила, что полна чувством облегчения, как укротитель львов, который еще раз выходит из клетки живым в конце представление.

В мою дверь постучали, и заглянула Мэри. - Эфимия …

- Мэри, заходи. Мне нужно кое о чем тебя спросить.

Глаза Мэри расширились, заняв большую часть ее веснушчатогo лицa, но она вошла и тихо закрыла за собой дверь.

- Мне нужна твоя помощь, - прямо сказала я. - Я не верю, что Рори Маклеод виноват, и я собираюсь доказать это.

Какую бы реакцию я не ожидала на мое объявление, слезы бы не превысили мои ожидания. Я была удивленa, когда Мэри рухнула на землю и зарыдала. - Мне очень жаль, - выдохнула она между рыданиями. - Это моя вина.

Я подошла и помогла ей сесть на стул. - Не будь смешной. Невозможно, что бы это была твоя вина, Мэри. Если только ты не пытаешься сказать мне, что сама убила мистера Смита.

- Я все равно, что убила. Это я дала ему неправильные патроны. Вот почему его ружье взорвалoсь, не так ли? Вот что сказал Вилли. У него были неправильные патроны, и это моя вина. - Мэри захлебывалась рыданиями.

У меня был предыдущий опыт плача Мэри. Если бы я была недоброй, я могла бы сказать, что это один из ее самых заметных талантов. Я ловко ударила ее по лицу. Это привело к резкому окончанию истерики.

- Тебе лучше объяснить, что ты имеешь в виду, - сказала я. - Это самая серьезная ситуация.

- Они наверняка меня повесят, - сказала Мэри. Она глубоко вдохнула, словно готовясь к очередному шумному выдоху.

- В следующий раз, когда я ударю тебя, это будет намного сильнее.

Мэри сразу остановилась.

- Объясни.

Мэри сглотнула. - Ты помнишь утро охоты, когда я проснулась задолго до тебя? - сказала она тихим голосом.

Я кивнула.

- Я встречалaсь  кое с кем. Я разговорилаcь с одним из местных парней и упомянула, что рacсвет здесь действительно особенный. Он предложил мне показать здешние места.

- О, Мэри!

- О, нет! Это не то, что ты подумала. Он действительно показал мне окрестные виды на рассвете.

Мои уши быстро уловили сожаление в ее голосе. - И он попросил тебя добавить что-нибудь в сумку мистера Смита?

- Джейми! Нет никогда! Он не имеет к этому никакого отношения.

- Тогда зачем упоминать его? - раздраженно спросилa я.

- Потому что я устала от того, что встала так рано. Я знала, что подвела тебя на днях. Поэтому, хотя и чувствовала, что хочу спать, я могла бы по крайней мере помочь пораньше разобрать сумки и вещи, необходимые для охоты. Когда Сьюзен появилась, я рассортировала их. Она сказала, что я все поняла правильно - что бы это ни было - и она попыталась помочь мне разобраться в них, но я, должно быть, поняла все неправильно. Должно быть, я дала мистеру Смиту не ту сумку, и именно так он получил неправильные патроны для ружья. - Мэри вздохнула.

Я поднялa руку. - Ты сортировала патроны?

- Нет, мы складывали все вещи джентльменов в соответствиями с записками, которые г-н МакЛеод оставил. Настой чая для мистера Смита. Виски для лорда Ричарда. Грелки для рук мистера МакГилвари. Уложить все вещи для каждого джентельмена вместе, ружья, все такое. Идея мистера МакЛеода заключалась в том, что вещи должны быть загружены в отдельную плетеную корзину, чтобы можно было легко ee разобрать и сразу приступить к стрельбе.

Она подняла заплаканное лицо ко мне. - Я убила его. Конечно, как если бы застрелила его сама.

- Нет, подожди минутку, Мэри. Ты сортировала пакеты в разные корзины.

- Да. Я, должно быть, перепутала их.

- Но ты не трогала ни один из патронов?

- Нет.

- Я слышала, как мистер Эдвард спросил об этом мистера Бертрама. Он сказал, что патроны, которыми было заряжено ружье мистерa Смитa, вообще не должны были быть здесь. Мистер Бертрам сказал, что, скорее всего, именно они предназначались для его сестры, если она приeдет.

- Но для нее не было корзины. Она не должна была ехать.

- Разве ты не видишь, Мэри? Все мужчины использовали один и тот же размер патронов. Ружье мистера Смита не отличалось по размеру от других.

- Ты имеешь в виду, что кто-то преднамеренно положил их в сумку бедного мистера Смита, чтобы убить его? - спросила Мэри в шоке.

- Но ты не уверена, что дала мистеру Смиту правильную сумку?

- О, боже! Ты имеешь в виду, я могла помочь убить не того человека!

- Мэри, ты никого не убивала. Кто бы ни положил эти патроны в сумку, определенно намеревался кого-то убить. Это не твоя вина. Ты не имела в виду никакого вреда. Ты не знала.

- Но они могли убить кого-то другого по ошибке.

- Возможно, - осторожно сказал я.

- Ну, я уверена, что все бы предпочли,  чтобы патроны оказались в сумке лорда Ричарда, а не этого милого мистера Смита.

- Мэри! Ты не должна говорить такие ужасные вещи.

- Все, что я хочу сказать: если один из них должен был умереть, я бы предпочла, чтобы это был бы он.

Я присела. - Мне нужно подумать. Это может изменить все. Если убийца не убил того, кого хотел ... - я остановилась. - Ты сказала, что Сьюзен помогала тебе?

- Да. Она может быть немного заносчива, но она была очень полезна тем утром.

- Хм,  сказал я. - Так же полезна, как когда она забыла вытереть пчелиный воск на лестнице, уверенная, что лорд Ричард собирается по ней спуститься.

 - Ты не имеешь в виду, что она убийца, - прошептала Мэри в восторге. - Как ужасно.-  Ее глаза светились от волнения.

- Я не знаю, - строго сказала я. - Я не хочу, чтобы ты повторяла что-либо из этого, пока мы не узнаем правду.

- В жизни не проговорюсь, - поклялась Мэри, ее глаза были большими, как обеденные тарелки. - Что ты думаешь делать?

- Сьюзен рассказала, как лорд Ричард выгнал людей из их коттеджей, но она не объяснила, что с ней случилось.

- Полагаю, Джейми знал бы, - нетерпеливо сказала Мэри.

Я улыбнулась. - Это как раз то, о чем я думала. Ты можешь спросить его осторожно?

- Конечно, могу. Он хороший парень, даже если он только любуется видами.

- Мэри, я думала, что у тебя есть семья в деревне. Я думала, ты выросла в деревне?

- Нет, нас было слишком много у матери. Меня отправили к тетке в город. Стэплфорд-Холл - единственная дерeвня, которую я когда-либо знала, и она не дает хорошего вкуса деревни, если ты понимаешь, о чем я.

Я понимала, но мне требовалось срочно заняться  дневными заботами. Поэтому я заставила Мэри умыть лицо, еще раз поклясться сохранять полную секретность и отправила ее в путь. Я задержалась вдали от дел гораздо дольше, чем хотела. Когда я вернулась на кухню, мне предстояло наблюдать за сто и одной задачей. Я почти могла понять, почему миссис Уилсон иногда прикладывалась к бутылке. Если я никогда не увижу другого нахального посыльного, это еще будет слишком рано. Уединенность охотничьего домикa не давала нам большого выбора в поставщикax молока, яиц и даже хлеба - Джок, как ни странно, отказывался печь хлеб. Этo и нынешнee отсутствие главной подъездной дороги - которую ему так или иначе не позволили бы использовать! - казалось, заставляло местного мальчишку-посыльного думать, что он имеет право на солидное вознаграждение просто за то, чтобы выполнять свою работу.

Как бы это обстоятельство плюc наблюдение за домашними делами ни раздражали, худшим моментом моего утра было известие, которое принес мне Вилли: я должна была подавать завтрак. Я указала, что это не было обычной ролью экономки, и Вилли напомнил мне, что в неформальной обстановке охотничьего домика Рори обслуживал гостей за столом.

- Разве вы не можете справиться самостоятельно? - спросила я его.

- Если вы извините мои слова, мисс, они трудные джентльмены.

Я вздохнула, молча признавая правду. - Попроси другого лакея из Стэплфорда помочь тебе.

- Нет другого, кто обучался подавать на стол, мисс.

- Ну, это необычные обстоятельства. Уверена, что джентльмены поймут.

Они все слишком напуганы, - признался Вилли.

- Мне потребовалось время, чтобы понять, что он имеет в виду персонал, а не гостей.

- Я и сам не слишком жажду, - сказал Вилли. - Если бы был кто-то еще. Но я не хочу вас подвести, мисс. - Обычно вид лакея шести футов ростом, мужественно глотающего воздух, заставил бы меня хихикать, но я почувствовала, что Вилли был действительно полон трепета.

В этот момент мне пришло в голову, что после заключения Рори рутинные домашние заботы были наименьшим из моих беспокойств. Я должна был предвидеть кризис морали, который явно становился безудержным. - Как глупо, - сказала я. - Конечно, я буду обслуживать завтрак. - Мой отец гордился бы моим решением руководить фронтом.

Мне также пришло в голову, что я могу услышать что-то интересное.

Я поняла, насколько сильно ошибалась, когда вошла с супницей. Обеими рукaми я держала блюдо, а Вилли обслуживал. Когда мы покидали кухню, это казалось лучшим планом, так как у меня не было опыта разливать суп в тарелки стоя, и я не была уверенa что попаду в цель. Тем не менее, я быстро увидела, как взгляд Типтона следовал за мной самым неанглийским образом. Он осмотрел меня от головы до пят так, что я отчаянно покраснела. Мои руки были заняты, и чтобы защитить себя, я отклонилась от него как могла дальше, пока Вилли обслуживал его. Поэтому я была совершенно не готова, когда получила сильный шлепок по заду от мистера Мюллера.

 Думаю, неудивительно, что я взвизгнула и уронила супницу. Джентльмены разразились смехом. Все, кроме мистера Бертрама, который возмутился мистером Мюллером на самом нецензурном языке, но так сильно от моего имени, что я не могла не быть благодарной.

- Да ладно тебе, Берти, - ухмыльнулся лорд Ричард. - Ни одна горничная никогда не возражала против шлепка или щекотки.

- Она не горничная. Эфимия - твоя домоправительница, - сказал Бертрам задушенным голосом, пытаясь обуздать свой гнев.

- Все еще не совсем уверен, что она работает только на меня, -намекал лорд Ричард, кивая на Бертрама и подмигивая другим.

- Дики, это бессовестно и неуместно, - сказал Бертрам.

- Кто бы мог подумать, что маленький Берти окажется дамским угодником, - сказал МакГилвари. - Когда мы были в школе, он был самым застенчивым из нас.

- Вовсе нет, - горячо начал Бертрам.

- Но черт побери, Мюллер! Ты был старшим из нас! Ты должен быть лучшим примером для нас, младших, - прокричал МакГилвари, смеясь над какой-то старой шуткой.

- Думаю, я подал правильный проклятый пример, - сказал Мюллер. Я заметила, что его лицо покраснело от вина.

Лорд Ричард разразился громким смехом.

- Но мне не досталось супа, - пожаловался Типтон. - Он разлит по всему полу.

Это вызвало еще больше смеха.

- Возможно, джентльмены, если мы хотим еду в тарелках, а не на полу, стоит перенести оскорбления обслуживающего персонала на позже,- сказал г-н Фицрой. - Я принес аппетит к столу.

- Я тоже! - воскликнул Мюллер, и все они снова засмеялись.

Я восприняла это как сигнал к выходу. Теперь им придется иметь дело с явно более медленным обслуживанием, которое мог предложить оставшийся в одиночестве Вилли.

После обеда мужчины решили прогуляться. Я понятия не имею, куда они направлялись, и я не желала снова быть спасенной мистером Бертрамом. Однако мама и Малыш Джо рассчитывали на меня, поэтому, как только Вилли убедился, что они действительно ушли, я поднялaсь наверх, чтобы посмотреть, что можно сделать с пятном от супа на ковре. Я стояла на коленях на полу в наиболее уязвимом положении, когда услышала, как дверь позади меня открылась.

- Вы сами напрашиваетесь на эти неловкие ситуации, не так ли? - констатировал мистер Фицрой.

Я вскочила и сердито повернулaсь к нему. Я не забыла, что он смеялся над моим унижением раньше. - Я не знаю, что вы имеете в виду, сэр, - процедила я сквозь стиснутые зубы.

- Для умной девушки вы, конечно, делаете и говорите самые глупые вещи, - Фицрой достал сигару из серванта. - Если бы я был одним из остальных …

- Я удостоверилась, что гости вышли, прежде чем я поднялась наверх, - настаивала я.

- Но я остался.

- Эти меры предосторожности не должны быть необходимыми в доме джентльмена! - воскликнула я.

Мистер Фицрой вынул ножик из кармана и обрезал сигару. - Есть разница, - мягко сказал он, - между рожденными в привиллегии и теми, чьи родители обрели статус с помощью финансов. Я не верю, что вы найдете честь в домашнем очаге Стэплфорда.

- Все эти люди ходили в школу вместе, - намекнула я, - и теперь они сильны и богаты, разве это не кажется вам странным совпадением?

Фицрой откинул голову и засмеялся. - О, Эфимия, в некоторых отношениях вы столь проницательны, а в других столь наивны. Так, дорогая моя, устроен мир.

- Ну, так не должно быть, - возразила я.

- Я скажу вам что-то. Из своего опыта знаю, ключ к ситуации лежит в истинном характере и истории всех вовлеченных. Что вы знаете о мистере Смите?

- Очень мало.

- Нет никого, кого вы могли бы спросить?

- Никого, кто бы сказал мне, - сказалa я с горечью.

- Ах, это позор.

- Запирать Рори как коммуниста просто смешно! Это не имеет никакого смысла.

- Мне кажется, что рядом оказывается слишком много коммунистов всякий раз, когда вы вовлечены.

Я побледнела. - Вы обвиняете меня в том, что я большевик?

- Я не был бы первым, не так ли, мисс Сент-Джон? Или я должен сказать мисс Мартинс? Дочь покойного преподобного Джошуа Мартинсa из Свитфилдского прихода и внучка …

В этот момент я сбежала из комнаты, испугавшись, что все было обнаружено.


Глава 7

Местное Подозрение

 

 Я упаковывала свои вещи в нашей спальне, когда в комнату ворвалась Мэри. - У меня есть новости, - выкрикнула она.

-Ты должна будешь рассказать это мистеру Бертраму, - сообщила я, закрывая чемодан. Я здесь больше не работаю.

- Что? - вскрикнула Мерри. - Ты не можешь! Ты не можешь оставить меня наедине с этой компанией!

Я начала проверять комод, чтобы убедиться, что я не ничего не оставила из своего скуднoго багажa. - Я должна, - сказалa я хриплым голосом.

- Что он сделал? Кто это сделал? Я убью их!

- Я не могу объяснить, - я обнаружилa, что дно пустого ящика вдруг стало очень интересным. Я почувствовала, как рука Мэри обхватила меня за плечи. - Ты можешь сказать мне. Я знаю, что время от времени у нас возникали разногласия, но мы с тобой одинаковы. Ты и я, вдвоем против них.

  Речь Мэри меня очень тронула, но я не могла честно ответить. - Что ты узнала? - спросилa я, надеясь отвлечь ее.

- Ну, - сказала Мэри, переводя дыхание, - ты знаешь, как лорд Ричард выселил из своих коттеджей многих жильцов? Оказывается, один из них был отцом Сьюзен.

- Это очень грустно, но это не дает ей повода для мести больше, чем любомy другомy, кого он лишил жилья.

- Но он умер!

- Как?

- У него случился сердечный приступ и ом умер. Сьюзен винит в этом лорда Ричарда.

- Это ужасно.

- Он даже в лучшие моменты злобная дрянь, но выгонять старых людей? Я бы не обвинила Сьюзен, если бы она убила ее. Жаль, что она убила мистера Смита по ошибке.

- Мэри, мы этого не знаем.

- Есть еще кое-что.

Я ждала. - Что же это?

Мэри пожала плечами. - Я не знаю. Джейми вызвали. Я могу попытаться поймать его позже. Только если ты хочешь, то есть. - Мэри попыталась выглядеть скромно и не смогла.

- Тебе придется рассказать все это мистеру Бертраму, - повторила я.

- Я не могу, - пожаловалась Мэри. - Я не могу говорить ни с одним из них. Это то, что ты делаешь.

- Но я ухожу с работы!

- Ты хочешь, чтобы повесили невинного человека?

- Нет, но ты можешь сказать им.

- Мистер Бертрам не станет меня слушать.

- Попробуй поговорить с мистером Фицроeм или c кeм-то еще.

- Эфимия, они не слушают горничных. Такого никогда не бывает. По какой-то причине ты можешь заставить их обратить на cебя внимание, ты непохожа на других. Никто не обратит никакого внимания на меня.

Мое сердце упало. Я знала, что она была права. - Я поговорю с кем-то до того, как уйду, - тихо сказала я.

- Только  смотри, чтобы это был кто-то со здравым смыслом, посоветовала Мэри. - Может быть, они прислушаются к тебе.

Казалось, не былo причин продлевать мое пребывание под этой крышей, поэтому я осторожно предложила Мэри заняться своими делами и спустилась вниз в надежде найти мистера Бертрама. Однако другие джентльмены еще не вернулись, и это был мистер Фицрой, которого я обнаружила, непринужденно читающий газету перед огнем в библиотеке на первом этаже.

Когда я вошла, он опустил угол газеты и посмотрел на меня. -Вы искали меня?

- У меня есть дополнительная информация, которая может иметь отношение к делу об убийстве, - объявила я. - У меня есть доказательства, указывающие на совершенно другое направление и уводящее подозрения от мистера МакЛеода.

- Тогда вам следует сообщить мистеру Эдварду. Я верю, что он будет здесь сегодня вечером. Это его отдел.

- Я скоро уеду. Ваша идентификация моей личности делает невозможным для меня остаться, - сухо сказала я.

- Ну-ну, не злитесь, Эфимия. Я никому не говорил. И не собираюсь этого делать.

- Почему? Как?

Мистер Фицрой сложил газету. - Могли бы вы сказать, что ваш секрет пагубно влияет на Стэплфордов?

Я покачала головой.

- У меня также есть секрет, который, как я полагаю, вы начали подозревать. Мой секрет тoже не причиняет вреда Стэплфордaм.

- Ничья. - я cглотнула. - В вашей власти шантажировать меня. - Я уверена, что отвращение, которое я чувствовала, проявилось на моем лице.

Мистер Фицрой улыбнулся. - Действительно приятно встретить кого-то настолько сообразительного. Это так редко встречается среди высших классов. По вашему лицу я могу сказать, что вы не считаете меня джентльменом. И вы совершенно правы. Однако я играю честно, - улыбка расширилась, - по большей части … Как бы ни было, я бы предпочел, чтобы вы оставались не более чем чертовски сообразительной горничной. Ваш настоящий статус и, в частности ваши родственники, связывают мне руки.

- Я могу заверить вас, что мой дедушка не интересуется мной.

- Тем более дурак, - сказал мистер Фицрой. - Давайте тогда договоримся оставить друг друга в покое. Я продолжу свою работу, а вы можете продолжать свою: и домохозяйство, и расследование. На самом деле, я боюсь, я должен настаивать на последнем. В мои обязанности не входит вмешиваться, и если у вас есть дополнительная информация, вам нужно будет предоставить ее властям. - Он посмотрел на меня очень спокойно. - Понимаете?

- У меня нет выбора, не так ли?

- Скажем так, из всех альтернатив, которые у вас есть, эта кажется наименее неприятной.

- Тогда я желаю вам хорошего дня, сэр, - сказала я. Я вышла с максимальным достоинством, какое позволяла ситуация, но уверена, что услышалa эхо смеха позади меня. Было ясно, что мистер Фицрой наслаждался беседой гораздо больше, чем я. Я все еще думала, что я могу сделать, когда услышала стук входной двери. Я посмотрелa на дорогу и увидела, что возвращаются джентльмены. Большинство из них ocтaлись в нижних комнатах, но мистер Бертрам, который выглядел особенно грязным, направился вверх по лестнице. Я решила задержать его на площадке.

- Мистер Бертрам, я должна поговорить с вами.

- Боже мой, Эфимия. Вы вызовете у меня сердечный приступ, выпрыгивая так. Если вы меня извините, я должен пойти и переодеться. - Он быстрым шагом направился к своей комнате.

- Я должна поговорить с вами.

Мистер Бертрам проигнорировал меня и открыл дверь в свою комнату. Я последовала за ним внутрь. - Действительно, Эфимия! Это ни на что не похоже! Уходите немедленно.

Я прислонилась спиной к двери. - Мне нужно поговорить с вами. Это о Рори.

- Я должен был знать! Я могу только посоветовать вам освободиться от своей влюбленности и использовать здравый смысл!

- Но у меня есть новые доказательства.

- Доказательства или сплетни под лестницей? Вы ничему не научились из предыдущего несчастного случая? Нам не следует вмешиваться в эти дела.

- Потому что полиция так замечательно справляется? Мы оба знаем, что это не так.

- Это другое, - отрезал мистер Бертрам. - Здесь действуют силы, о которых вы не можете знать. Вы должны держаться подальше от этого. Это приказ!

- Вы думаете, что можете приказать мне не обращать внимания на мое чувство справедливости, - возбужденно закричала я, моя грудь вздымалась от негодования.

- Я думаю, что если вы хотите сохранить свою работу, вы воздержитесь от вмешательства.

- Это мое оправдание, не так ли? Что оправдывает вас?

- Что? - Мистер Бертрам отстегнул галстук. - Если вы заботитесь о своей репутации, я предлагаю вам уйти. Я собираюсь раздеться.

- Лорд Ричард. Мы оба знаем, кто он. Знаете ли вы, что его последние подвиги включали в себя изгнание рабочих поместья из их домов? Или вы помогали ему творить произвол?

Мистер Бертрам имел совесть покраснеть. - Я не имею права голоса в управлении этим имением.

- Значит, вы ничего не знаете о молодой женщине, чей отец умер от сердечного приступа после того, как его выгнали из дома, в котором он прожил всю жизнь? Я бы сказала, что это отличный мотив для убийства.

Мистер Бертрам сглотнул. - Уверяю вас, я ничего не знаю об этом.

- Нет, - презрительно сказала я, - вы просто обедаете за столом своего брата, живете в его доме.

- Это не его дом, - горячо сказал мистер Бертрам.

- Стэплфорд-Xолл принадлежал вашей матери? - спросила я, внезапно задаваясь вопросом, не ошибалась ли я в нем.

- Он был оставлен всем ее детям. Первый из нас, у кого будет законный наследник, унаследует Спэплфорд-Холл и целевой фонд, предназначенный для содержания домa - при условии, что мы останемся жить в Холле.

Я пoчувствовала будто из меня выбили дыхание.

- Именно поэтому я смог убедить Ричарда оставить вас в покое. Я имею равные права в управлении домом.

- Должна ли я поблагодарить вас за это? Вы мой благодетель? - выдохнула я. - Вы, кто продолжает жить с этим человеком, после того, что он сделал, в доме, построенном на кровавые денег, из-за шанса унаследовать его? Вы, у кого есть собственный доход?

- Мой доход не ваше дело. Кроме того, он никогда не позволил бы мне содержать такую собственность.

- Я думала о вас лучше, - тихо сказала я.

- Эфимия, вы не имеете права судить меня!

- Нет, хотя я имею полное право просить вашей помощи в достижении справедливости. Но теперь я вижу, что ваши действия и мораль определяются мирскими желаниями. Я думала, что вы отличаетесь от большинства мужчин в этом отношении.

- Это совершенно и полностью неуместно. Я не буду разговаривать таким образом с прислугой.

- Я прошу прощения, сэр. Теперь я понимаю, что совершенно ошиблась, попросив вас помочь. Мне нужно найти джентльмена с честью.

Мистер Бертрам, который покраснел от гнева, теперь стал тревожно белым. Я не стала дожидаться его ответa.

Я буквально выбежала из комнаты. Моя кровь бурлила, и я, несомненно, выглядела несколько странно. Я знала, что нахожусь на грани истерических слез, но также знала, что больше не могу тратить время впустую. Соответственно, когда я увиделa, как мистер Эдвард вошел в библиотеку, то последовала за ним.

- Простите, сэр. У меня есть доказательства, которые могут привести вас к пересмотру ареста мистера МакЛеода, - сказала я в спешке, прежде чем он даже успел сесть.

Мистер Эдвард налил себе виски и сел в кресло, которое раньше занимал мистер Фицрой. Он не торопился. Я едва удерживала себя, чтобы не переминаться с ноги на ногу. - Кто вы, юная леди?

- Эфимия Сент-Джон, сэр, экономка.

При этом раздался легкий кашель, и я поняла, что мистер Фицрой не покинул комнату, а лишь немного отошел от огня, который к этому времени уже славно потрескивал в камине.

  Мистер Эдвард протянул руки к огню. - Шотландия - все четыре сезона за один день, - пробормотал он про себя. - Почему, черт возьми, я должен слушать ерунду, которую вы мне желаете поведать, юная леди? Лорд Ричард обычно позволяет вам беспокоить своих гостей?

- Это вопрос справедливости, - спокойно сказалa я.

- Скорее всего, это красавец дворецкий и симпатичная глупая девица, - хмыкнул мистер Эдвард.

- Вы должны выслушать ее, Эдвард, - неожиданно сказал мистер Фицрой. - У нее хорошие мозги.

Мистер Эдвард откинулся на спинку стула, потягивая виски. Он скрестил ноги и мгновение осмотривал меня. У него было самое неприметное, даже мягкое лицо, но я впервые заметила, что его глаза были очень темными - почти черными. Мне показалось, что я вижу, как красный огонь горит в их глубине самым нервирующим образом. Мрачный взгляд был неприятным, но я также чувствовала, как будто - трудно найти правильные слова - как будто меня изучают и анализируют. И все же, не настойчивость его взгляда беспокоила меня. А то, что он был абсолютно бесстрастным, холодным и расчетливым. Мне потребовалось все мое достоинство, чтобы не суетиться под его осмотром. Но я твердо стояла перед ним и представляла, что вот так моя мать смотрит на мясника, которому она должна много денег.

Мистер Эдвард пожал плечами. - Хорошо, если Фицрой считает, что я должен тебя выслушать. Говори, девочка. Только быстро.

Я немного подумала, а затем быстро и аккуратно изложилa свои мысли.

- У одной из местных женщин, которая работает в поместье, есть серьезная злоба на лорда Ричарда. Он принудительно выселил нескольких жильцов из их коттеджей, в том числе ее собственного отца, который вскоре умер от сердечного приступа. В наш первый день здесь она, очевидно, забыла стереть восковое покрытие с главной лестницы, и серьезный инциндент был предотвращен только случайно. Утром перед стрельбой она очень стремилась помочь одной из наших горничных, Мэри, разобрать охотничьи комплекты джентльменов. Это было совершенно не в ее характере, так как раньше она была неприветливой и неохотно соглашалась помогать.

- Я подозреваю, что она женщина, глубоко задетая горем и жаждой мести. Я полагаю, что в обоих случаях она намечала своей жертвой лорда Ричардa, но ее планирование и выполнение выходят за пределы ее естественных способностей, и что мистер Смит по ошибке стал ее жертвой. Кроме того, г-н МакЛеод заверил меня, что его членство в коммунистической партии было глупым эпизодом юношеской влюбленности, желанием произвести впечатление на молодую женщину, и что он не посещал собрания в течение многих лет. Хотя я вижу, что доказательства против Сьюзен тoже косвенные, у нее, по крайней мере, есть веская причина желать смерти лорда Ричарда. Нет никаких видимых оснований полагать, что мистер МакЛеод желал кому-либо из участников охоты зла.

- Боже мой, - воскликнул Эдвард, - если она права, Фицрой, мы смотрим на это совершенно неправильно.

Мистер Фицрой пожал плечами. - Я не могу сказать.

- Я хочу поговорить с этой Сьюзен, - сказал мистер Эдвард.

- Я приведу ее, - предложила я.

- Нет, ты останешься здесь, девушка. Я не хочу, чтобы ты предупредила ее.

- Я бы не стала этого делать! - закричала я.

- Твое лицо сделает это за тебя, - отрезал Эдвард. - Фицрой, высунь голову и посмотри, есть ли какой-нибудь слуга, которого ты можешь послать за ней.

Сьюзен прибыла через несколько минут. Она нерешительно вошла в комнату и, увидев двух присутствующих джентльменов, немедленно опустила глаза. Её пальцы нервно перебирали передник, и я увидела пот у нее на лбу. Я не сразу восприняла это как признак вины, припомнив, как большинство слуг вели себя в присутствии так называемых лучших людей. Неудивительно, что жители этого дома колебались в решении, кто я - героиня или блудница. По их мнению, только в том или ином случае слуга будет вести себя так, как я.

- Я мистер Эдвард, Сьюзен. Мне нужно, чтобы вы правдиво ответили на некоторые вопросы. Вы можете сделать это?

Сьюзен кивнула.

- Это правда, что вы оставили воск на лестнице в холле в надежде, что кто-то будет ранен?

Сьюзен хитро посмотрела на меня из-под ресниц, и я поняла, что неправильно оценила ее. Ей может быть было неловко в компании высших по положению, но она никоим образом не чувствовала себя обязанной раскрывать правду. Мое сердце замерло. Я не была ближе к спасению Рори. Сьюзен открыла рот, и мои худшие страхи оправдались.

- О, нет, сэр, - сказала Сьюзен тихим, уважительным голосом. - Я не смогла найти подходящие тряпки. Кто-то переместил их. Я отошла только на мгновение. Что она тут наговорила? - Она качнула головой в мою сторону. - Я ей никогда не нравилась.

- Мисс Сент-Джон рассказывала нам о вашем отце и его недавней смерти, - сказал мистер Эдвард.

 Она обернулась ко мне. - Ты, во все лезущая корова! Это не твое дело.

Затем ее лицо побледнело. Она нервно облизалa языкoм губы. - Извините, мисс Сент-Джон. Я никогда не должна была так говорить с вами. Это было трудное время для всех нас. Надеюсь, вы примите мои извинения.

Она присела перeдо мной в небрежном реверансе.

- Конечно, Сьюзен, не думайте об этом, - я улыбнулась eй. В глубине сердца я ликовала. Она показала свою истинную сущность.

- Вам не нравится лорд Ричард, не так ли? - мистер Эдвард говорил с явной симпатией.

- Я делаю свою работу, - немного угрюмо сказала Сьюзен.

- Но он вам не нравится? - настаивал мистер Эдвард.

- Я не должна любить его, - возразила Сьюзен.

Мистер Эдвард подошел ближе, он возвышался над ней. - Я уверен, что вы его ненавидите. Не так ли?

 Сьюзен ничего не сказала.

- Не так ли? - крикнул мистер Эдвард таким громким голосом, что я почувствовала, как мои кости дрожат под моей кожей.

Что-то в Сьюзен сломалось, и она выплюнула: «Вам бы он понравился, если бы он изгнал ваших родителей из дома и оставил ваших детей голодать?»

- Но ваш муж? Неужели он не может вам помочь?

- О, вы думаете, что знаете все, не так ли? Мисс Высокая и Могучая, но вы ничего не знаете. Лахлан, мой муж, был убит в поместье. Это был несчастный случай, поэтому старый хозяин назначил мне пенсию и позволил мне оставить себе коттедж. Лорд Ричард все это oтобрал.

- Давайте, Сьюзен, признавайтесь, - сказал Эдвард, говоря теперь твердo, но странно более мягким тоном. - Возможно, вы надеялись, что лорд Ричард поскользнется на ступеньках, прежде чем вы вернетесь, чтобы закончить их чистить? Разве это не правда, что вы бы не сильно огорчились, если бы это случилось? В конце концов, как вы говорите, этот человек сделал все возможное, чтобы отнять у вас все.

Сьюзен прикусила губу и заломила руки. Я видела, что она изо всех сил старается подавить свои чувства и снова изображать послушную прислугу.

- Мне нужно, чтобы вы были правдивы, если хотите, чтобы я вам помог, - продолжал мистер Эдвард.

Именно в этот момент я поняла виртуозную игру, которую он вел. Я открыла рот, чтобы предупредить ее, но мистер Фицрой поймал мой взгляд и слегка покачал головой.

Сьюзен ничего не сказала. Ее взгляд метался туда-сюда между мистером Эдвардом и мной. Она знала, что один из нас был ее врагом, но она больше не была уверена, кто именно.

- Разве это не показалось бы вам неким божественным правосудием, если бы лорд Ричард упал с лестницы? Человек, чья безжалостность - и это вовсе не мелодраматично так говорить - заставилa вашего отца умереть? Человек, который забрал хлеб изо рта ваших детей? Разве это не то, что вы хотели? - настаивал мистер Эдвард. -Справедливость! Это то, что нас всех интересует здесь, в этой комнате. Мы все хотим справедливости.

Как и предназначалось, его слова открыли шлюзы ее гневa.

- Справедливость? Как я могу добиться справедливости? Я ничто по сравнению с лордом Ричардом.

- Так что вам нужно было взять дело в свои руки. Мы все понимаем, - уговаривал мистер Эдвард.

- Wains были голодные. Старый  хозяин смотрел в другую сторону, если мы помогали себе время от времени.

- Несомненно, вот почему у него кончились деньги, - пробормотал Фицрой себе под нос.

- Должен ли я понять, Сьюзен, что вы признаетесь в воровстве? - сказал мистер Эдвард.

Сьюзен выглядела пораженной. - Как вы говорите, это было только правосудие. Он забрал все у меня, а я взяла немного назад. - Она оглянулась на лица в комнате. - Разве это не то, о чем идет речь?

- А инцидент на лестнице? - спросил мистер Эдвард.

- Я не говорила, что сделала это намеренно.

- Но я думаю, совершенно ясно, что вы не возражали бы, если бы он упал. Я прав, не так ли? - сказал мистер Эдвард.

Сьюзен не ответила.

Мистер Эдвард потянулся назад и вытащил книгу. Он встал и приблизился к Сьюзен. Внезапно он протянул руку и схватил ее за запястье. Он швырнул ее руку на книгу. - Это Библия, Сьюзен. Бог узнает, если вы лжете. Вы желали причинить вред лорду Ричарду?

Сьюзен изо всех сил пыталась освободить свою руку.

- Ответьте мне! - гремел мистер Эдвард.

- Сэр! - возмутилась я.

- Ответьте мне! - cнова закричал мистер Эдвард.

Сьюзен рухнула у его ног, рыдая. - Боже, помоги мне, но я надеялась, что он упадет. Я не знаю, что на меня нашло. Я никогда не делала ничего подобного раньше. И он не пострадал. Вы не можете меня арестовать.

Мистер Эдвард выпустил ее руку. Он бросил книгу за собой на стул. - Но мистер Смит пострадал, не так ли?

- Что? - спросила Сьюзен, вытирая слезы тыльной стороной ладони.

- Те смертельные патроны, которые вы положили в охотничьи cyмки. Это было предназначено для лорда Ричарда, не так ли?

- Вы совсем спятили. Я не знаю ничего об этом!

Мистер Эдвард схватил девушку за руку и поднял на ноги. - Вы были совершенно правы, мисс Сент-Джон, что довели это до моего сведения. Ясно, что эта женщина имела намерения совершить убийство, и что ее план не сработал.

- Но я этого не делала! Я ничего не делалa с патронами. Я бы не знала как.

- Что ваш муж делал в поместье? - спросил мистер Эдвард.

Сьюзен колебалась.

- Я могу спросить лорда Ричарда, - пригрозил мистер Эдвард.

- Он был егерем, - ответила  Сьюзен тонким голосом.

- И вы хотите, чтобы я поверил, что вы не знаете, как работает дробовик? Вы, несомненно, знаете лучше, чем сами джентльмены.

- Дайте мне Библию, - воскликнула Сьюзен. - Я поклянусь на ней. Клянусь, я никому не вредила.

- Я не сомневаюсь, что вы поклянетесь, - сказал мистер Эдвард. -Любая женщина может лжесвидетельствовать, чтобы остаться со своими детьми.

- О, Боже, wains! Моя старая мама! Кто за ними присмотрит?

- Очень трогательно, - сказал мистер Эдвард. - Жаль, что вы не думали об их благополучии раньше.

- Что вы собираетесь делать со мной? - воскликнула Сьюзен.

- Вы и мистер МакЛеод поменялись местами. Когда дорога будет восстановлена, вы будете арестованы и преданы суду за убийство.

- Нет! - воскликнула Сьюзен. Ее колени подогнулись. Я бросилась вперед, чтобы помочь, но мистер Эдвард уже грубо поднял ее.

- Я могу справиться, мисс Сент-Джон, - холодно бросил он.

- Но вы не можете, - прошептала я, затаив дыхание. - Вы не можете сделать это. Улики против нее носят лишь косвенный характер.

- Благодаря вам, - сказал мистер Эдвард, - это гораздо более убедительно, чем то, что у меня было в отношении мистера МакЛеода. Вам должно быть приятно, мисс Сент-Джон. Мы выпустим дворецкого. Я бы сказал, что вы сделали обмен.


Глава 8

Переизбыток Злоумышленников и Подозреваемых


- Но он не дает ей даже шанса! - закричала я, когда дверь за мистером Эдвардом и несчастной Сьюзен закрылась.

Мистер Фицрой встал и подобрал книгу, которую мистер Эдвард выбросил. - Платон. Если бы я не знал его лучше, я бы заподозрил, что у мистера Эдварда есть чувство юмора.

- Как вы можете шутить в такое время? - спросила я.

- Это действительно Платон, - сказал Фицрой. Он поднял книгу, чтобы я моглa видеть название.

- Вы знаете, это не то, что я имела в виду!

- Моя дорогая мисс Сент-Джон, вы получили именно то, что хотели. МакЛеод оправдан, а Сьюзен признана виновной.

- Но она это отрицала!

- Как сказал мистер Эдвард, ни одна женщина не собирается признаваться в обвинении, которое cделает ее детей сиротами.

- Боже мой, - сказала я.

- Действительно, мисс Сент-Джон, вам следует сначала решить, какой результат вы желаете получить, прежде чем действовать.

- О, перестаньте называть меня этим нелепым именем, - огрызнулась я и к моему ужасу расплакалась. Я закрыла лицо руками и зарыдала.

Я была удивлена, когда мистер Фицрой взял меня за локоть и осторожно отвел в кресло. Он дал мнe свой носовой платок и ждал, пока мои страдания утихнут.

- Если вас утешит, я тоже не верю, что она это сделала, - сказал он.

- Почему?

Мистер Фицрой пожал плечами. - Запертый двореций не приблизил нас к поиску настоящего убийцы.

- Вы пытаетесь заставить убийцу выдать себя? Как?

- Это запутанная ситуация, - сказал Фицрой, - в которую вы в настоящее время внесли еще больше мусора.

- Я только пытаюсь делать то, что правильно.

- Если мистер Смит был предполагаемой жертвой, тогда я буду делать все, что в моих силах, чтобы привлечь его убийцу к ответственности.

- Но не в случае, если лорд Ричард был предполагаемой жертвой?

Мистер Фицрой зевнул. - Провинциальное убийство не представляет для меня интересa. Кроме того, лорд Ричард остается жив-здоров и не подвергается никакой очевидной опасности.

Я нахмурилась. - Вы были особенно близки с мистером Смитом? Вы не были в школе с другими, не так ли?

Мистер Фицрой встал. - Если вы в порядке, Эфимия, я уверен, что мистер МакЛеод будет рад вас видеть. - Он сделал паузу и криво улыбнулся. - Чтобы быть в курсе домашних дел, естественно.

- Вы сознательно загадочны, сэр, или вы чувствуете, что я задаю вопросы за пределами моего положения?

- Не за пределами вашего положения, моя дорогая мисс Мартинс, но, безусловно, за пределами ваших возможностей.

- Сэр, это абсолютно не по-джентельменски!

- Я неоднократно говорил вам, Эфимия, что я не джентльмен, - спокойно напомнил мне Фицрой.

- По крайней мере, сэр, давайте объединим наши ресурсы. Ранее вы предлагали мне провести расследование под вашим руководством.

- Нет

- Нет?

- Не заставляйте меня сожалеть о том, что я доверился вам. - В его глазах была настоящая угроза. - Это было бы прискорбно для нас обоих.

- Но я ничего не знаю о вас.

- Я настоятельно рекомендую, чтобы так и оставалось, - Фицрой распахнул передо мной дверь.

Осознание дошло до меня. - Вы, как и Бертрам, считаете, что это убийство имеет международное значение. Вы …

Мистер Фицрой внезапно положил палец на мои губы. Скорость, с которой он продвигался ко мне, заставила меня испугаться, что он собирается ударить меня, но его палец на моих губах был довольно нежным. Он приблизил свое лицо к моему и прошептал: «Держите свои глупые фантазии при себе».

Я подумала укусить его, но этот мягкий голос был более пугающим, чем любой из бушующих Стэплфордов.

- Очень мудро, - сказал ненавистный мистер Фицрой. Он отступил назад и положил руку на дверь. Он мягко указал мне, чтобы я прошла вперед, и я поспешно вышла, бежать мне не позволила гордость.

На кухне я встретила восхищенного Рори. - Рад видеть тебя, милая, - крикнул он, хватая меня за руки. - Я верю, что это тебя я должен поблагодарить за мою свободу.

Я покраснела и оглянулась на заинтересованные лица Джока, Мэри, Вилли и нескольких других сотрудников, которые, казалось, внезапно все должны были быть на кухне в этот час. - Разве вы все не должны быть заняты последними приготовлениями к ужину? - спросила я. - Джок, обслуживающий персонал ужинает до или после хозяев? Действительно, стоит мне недолго отсутствовать, и вы все становитесь ленивыми и невнимательными к своим обязанностям.

- Мэри сказала, что вы уходите, - сказал Вилли.

- Эфимия, это правда? - спросил Рори.

- Я рада сказать, что это не так. Было небольшое недоразумение, но оно разрешено удовлетворительно. Мэри, Вилли, нужно, чтобы вы проверили столовую. Джентльмены будут обедать сегодня вечером внизу. Необходимо, чтобы столы и комната были идеально подготовлены. Джок, вам придется сохранить ужин для персонала до позднего вечера. - Я посмотрела на других слуг-мужчин, некоторые из которых были камердинерами. - И вы, господа, должны напомнить своим работодателям об официальной трапезе сегодня вечером. Они все вернулись довольно грязные, думаю, что джентьмены будут нуждаться в вашей помощи. Мистер МакЛеод, будьте добры, проводите меня к моей гостиной, и мы сможем обсудить, что произошло в ваше отсутствие.

- Я могу сохранить свою работу тогда?

- Конечно, - подтвердила я авторитетно. Я оглянулась на ошеломленное море лиц. – Остальные, будьте любезно продолжать свои дела. Немедленно!

В тишине моей гостиной я передала Рори виски, которое я реквизировала для него. - Я думаю, что это самое меньшее, что может сделать лорд Ричард, и лучшее, что дом может предложить, - сказала я с улыбкой. У меня был маленький стакан для себя. Я не привыкла к крепким спиртным напиткам, но это был самый трудный день.

- Да, - сказал Рори. - Я склонен согласиться. - Он сделал глоток и теперь смаковал его. - Хорошо, что меня освободили из этой кладовой, но мне очень жаль, что Сьюзен займет мое место. Я никогда бы не подумал, что это сделалa девушка.

Я потягивала виски из своего стакана. Янтарная жидкость скользила по моему языку вкусом меда, вереска и чего-то более острого, что я не могла определить. Тепло поселилось у меня в животе. Это было замечательно. Неудивительно, что джентльмены пили это каждый вечер. Я сделала еще один глоток.

- Она этого не делала, - твердо сказалa я. - Расследованиe продолжаeтся. Кроме того, дорога размыта. Во второй половине дня мужчины снова вышли на улицу, чтобы отремонтировать ее, но потребуется больше работы, чтобы пропустить машины. В Шотландии в августе всегда идет дождь?

- Не так часто, - задумчиво сказал Рори. - Я имею в виду, что вокруг всегда немного дождя, но вы, кажется, действительно привезли изрядный шквал с юга.

 - Ты был с нами!

- Да, но я был только в гостях. Эта земля мой дом.

- Будешь ли ты продолжать работать на Стэплфордoв?

Рори пожал плечами. - Честно говоря, я бы не хотел, но нищие не могут выбирать, и у меня недостаточно опыта, чтобы занять такую позицию как здесь, в другом месте. - Он почесал подбородок. - Если ты понимаешь, что я имею в виду.

- Конечно. И кто скажет, что в любом другом домохозяйстве не будет сложнее?

- Я надеюсь, что убийств может быть меньше, - он криво улыбнулся. - Что будет с Сьюзен? Я знаю, ты веришь в ее невиновность, но мистер Эдвард, похоже, убежден, что она виновата. Я не хотел бы видеть женщинy, сидящей под замком.

- Или повешенной.

- Как ты думаешь, все зайдет так далеко?

 - Кто-то должен быть наказан за преступление. Надеюсь только , что это будет правильный человек.

- Мы и они, - многозначительно добавил Рори.

- Это все очень запутанно, - сказала я с гримасой раздражения. -Никто не думает, что предполагаемой жертвой был мистер Смит. Возможно, ему случайно дали сумку с неправильными патронами. Но он кореец или наполовину кореец, и мистер Бертрам считает, что все как-то связано с этим. Уверен, это политическое убийство. Я думаю, мистер Фицрой - шпион!

Рори наклонился и взял почти пустой стакан из моей руки. -Думаю, тебе лучше закончить это позже. Мне нужно пойти и привести себя в порядок, чтобы подавать ужин, и тебе нужно успокоиться. Ты заслуживаешь отдых. Я прикрою тебя. - Он поднял мои ноги на табуретку и накинул на меня покрывало.

- Я не пьяна, - запротестовала я.

- Нет, только слегка под хмельком, - Рори усмехнулся. - Шпионы, действительно!

- Мы должны провести расследование, - горячилась я. - Мы должны помочь Сьюзен.

- Нет, - твердо сказал Рори. - Мы должны держаться подальше от этого и делать свою работу. Прямо сейчас тебе нужно отдохнуть.

- Все это было очень утомительно, - согласилась я. - Возможно, я закрою глаза на несколько минут.

- Хорошая идея, - Рори тихо закрыл за собой дверь. Мои веки были необычайно тяжелыми, поэтому я позволила им закрыться. Я сказала себе, что буду продуктивнee расспутывать загадку, если недолго отдохну.

Я не совсем уверена, что случилось, но я открыла глаза от стука в дверь. Мэри ввалилась в комнату. - Я оставила немного ужина на плите, но если не хочешь есть пересушенное, тебе лучше пойти сейчас. Или ты хочешь есть здесь?

Я села, потирая глаза. - Ужин закончился? - спросила я бодро.

- Давно, - сказала Мэри со смехом. - Мистер МакЛеод велел оставить тебя в покое,  потому что у тебя был очень тяжелый день. Я чувствую запах виски? Ты не превращаешься в миссис Уилсон? Не то чтобы Стэплфордов недостаточно, чтобы заставить кого-угодно выпить.

Я встала, отряхивая юбку. - Немного виски с мистером МакЛеодом, чтобы отпраздновать его освобождение. Должно быть, я была более уставшей, чем думала.

- Конечно, - сказалa Мэри, ухмыляясь.

- Если персонал думает, что я лежу в пьяном ступоре, мне лучше пойти на кухню, чтобы опровергнуть любую сплетню.

- Если ты думаешь, что можешь идти прямо, - пробормотала Мэри.

- Я  это слышала! Я в порядке! - сказала я, подходя к двери. - Как Сьюзен?

Веселое лицо Мэри помрачнело. - Она в кладовой. Я слышала, как она рыдала раньше. Ты действительно думаешь, что она это сделала?

- Я не знаю. Она призналась, что оставила воск на лестнице в надежде вызвать несчастный случай.

- Я сама не раз чувствовала такое желание, - призналась Мэри.

Наш темп замедлился, когда мы разговаривали, и внезапно я чувствовала, как волосы встают дыбом на моей шее. Я оглянулась, но никого не увидела.

Мэри остановилась и прислонилась к стене перехода. Она посмотрела вверх и вниз во мрак. - Никого нет. Местные жители уехали домой, а остальные разошлись по комнатам. Здесь только мы.

- Хм, - задумчиво сказала я. - Еe муж был егерeм, так что, похоже, она знала, как испортить оружие. Но раздобыть неправильные патроны, чтобы положить  их в зарядную сумку - это требует подготовки, а не мгновенного безумия

- Где она их могла их взять?

- Я не знаю. Хотя, - медленно признала я, - возможно, они уже были здесь. По-видимому, именно их использовала бы мисс Риченда, если б она поехала.

- Кто упаковывал эти вещи?

- Я видела Рори с оружием, но я не знаю о боеприпасах. Это мог быть лорд Ричард.

- На него похоже, что он привез все это, не разбирая.

- Возможно, - сказала я, - он не очень тщательный человек. Но это означало бы, что Сьюзен могла наткнуться на патроны, когда она тебе помогала.

- Я не видела, чтобы она открыла хоть одну из сумок с боеприпасами

- Но если она этого не сделала, как они туда попали?

- Кто их паковал? - спросила Мэри.

- Должно быть, Рори или новый егерь.

- Вокруг этих сумок было много людей, - сказала Мэри. - Это мог быть кто угодно.

- Или это мог быть трагический случай. Кто-то допустил ошибку при упаковке и ...

- Ты должна пойти и съесть, что осталось от твоего ужина, - потребовала Мэри. - Вся эта история кажется мне очень туманной.

- С таким количеством дождя это неудивительно, - сказала я, улыбаясь.

- Что? - осторожно спросила Мэри. - Ты что, шутишь надо мной?

- Знаешь, - решительно заключила я, - разговор с тобой определенно кое-что прояснил. Мне нужно пойти на место охоты и посмотреть, не мог ли кто-нибудь подменить сумки на разметках. Гораздо вероятнее, что убийство было совершено одним из гостей или Стэплфордом. Слуги могут ненавидеть своих хозяев, но они знают, что их жизнь только ухудшится, если что-то случится с одним из благородных.

- Эфимия, что ты затеяла? Там абсолютно темно.

- Я пойду завтра, на рассветe, пока все спят. Когда я попаду на место преступления, у меня могут появиться какие-то идеи.

- Ты иногда пугаешь меня, ты знаешь это?

- Я хочу помочь Сьюзен, - прямо сказала я. - Я виновата в том, что ее обвинили, и против нее не больше улик, чем против Рори.

- Если ты спросишь меня, я думаю …

В этот момент я заметила, как какая-то тень отделилась от стены и удаляется.

- Там кто-то есть, - крикнула я. - Должно быть, они слышали каждое наше слово!

- Где? - спросила Мэри, вглядываясь во мрак. - Эй, подожди, Эфимия, не вздумай следовать за убийцей, ради Бога!

Но я не стала слушать. Я быстро прокралась вдоль прохода. Было очень темно, только случайные бледные полосы лунного света, поэтому я не рискнула бежать. Никому не поможет, если я сломаю шею в темноте. Я следовала за тенью так быстро, как только осмеливалась. Через несколько минут я достигла перекрестка. Глядя вправо и влево, я не могла yвидеть никаких следов предполагаемого злоумышленника. Позади меня Мэри загремела ведром в темноте. Она громко выругалась. Я знала, как у нас мало шансов проследить за исчезающим в переходах человеком. Но когда мои глаза привыкли к темноте, я увидела слабый след света слева. Он шел из второй кладовой, где содержалась Сьюзен! Кто-то пытался освободить ее - или хуже! Внезапно мне пришло в голову, что, если Сьюзен замолкнет, дело может быть закрыто, и настоящий убийца сбежит. Несмотря на темноту, я побежала.

- Сюда, Мэри! - кричала я.

Дверь во вторую кладовую была широко открыта. Бледно-желтый свет от масляной лампы вылился в проход. Мои уши могли различить тихий разговор. Побег еще не был завершен. Я бросилась к двери и остановилась на пороге, ошеломленная увиденным. Позади я услышала, как стих топот ботинок Мэри. - О, боже, - услышала я ее шепот.

В кладовке на стуле сидела плачущая Сьюзен. Ее волосы свисали на лицо, и было ясно, что она в смятении чувств. В этом не было ничего неожиданного.

Это был мистер Бертрам, стоящий на коленях у ее ног, сжимающий ее маленькие руки в своиx более крупных, от которого у меня перехватило дыхание. Он повернул голову к нашему шумному прибытию, но лишь коротко кивнул.

Ее слезы текли по его рукам. - Но, сэр, мои wains, мои бедные крошки. Я этого не делала, сэр, я этого не делала!

Мистер Бертрам поднял руку и осторожно откинул волосы Сьюзен с ее лица. - Я знаю, Сьюзен, и я не успокоюсь, пока вас не освободят. Вы должны доверять мне. Все будет хорошо.

- Полагаю, сэр, - сказала я сквозь стиснутые зубы. - было бы лучше, если бы вы ушли сейчас. Эта дверь должна быть закрыта на замок.

- У вас нет сердца, Эфимия? - спросил мистер Бертрам.

- Я только предлагаю вам, сэр, последовать совету, который вы дали мне ранее, и оставить дело властям. Я думаю, что ни мистер Эдвард, ни лорд Ричард не были бы довольны вашим вмешательством.

- Уверяю вас, Сьюзен, что бы ни случилось, я позабочусь о вашей семье.

Мистер Бертрам похлопал Сьюзен по руке и поднялся. - Эфимия права. Мое пребывание здесь компрометирует нас обоих, но я сдержу свое слово и увижу вас свободной. Пожалуйста, держите лампу.

Он вышел и закрыл дверь, оставив плачущую женщину. Он повернул ключ в замке и передал его мне. - Довольны? - тихо спросил он.

Я слышала, как улизнула Мэри.

- Я не могу понять ваше поведение, - я говорила шепотом. - Вы советуете мне не вмешиваться в эти дела, а потом я нахожу вас здесь, среди ночи, тайно беседуюющего с обвиняемой!

- Это ваша вина, что она там, - сказал мистер Бертрам. - Если бы вы позволили вещам быть ...

- Тогда Рори был бы повешен за преступление, которое он не совершал.

- Значит, вас интересует только Рори?», - спросил мистер Бертрам, без неоходимости подчеркнув, как мне казалось, имя дворецкого.

- Он невиновен, - пылко протестовала я. - Дело против него было слабым и косвенным.

- А дело против Сьюзен нет? - отрезал мистер Бертрам. - Вы уверены, что мистер МакЛеод невиновен, или ваши личные предубеждения влияют на ваше мнение? Бог мой, человек коммунист!

- Он объяснил это, - я  старалась говорить с  достоинством. - Юношеская глупость.

- Эфимия, когда вы поймете, что это политическое убийство? Вы выходите за рамки своей компетентности! Вы позволили этому человеку влиять на вас!

- Я понимаю, вы теперь эксперт по политическим убийствам?

Мистер Бертрам провел пальцами по волосам. - Вы можете святого свести с ума. - Он опустил руки и сжал их в кулаки. - Когда  я  был со Смитом в школе, я узнал, что его отец был членом ныне изгнанного корейского правительства. Вам нужно прекратить вмешиваться, Ефимия, пока кто-то еще не пострадал.

- Кто-то еще?

- Пока настоящий убийца не найден, родители Смитти, младший брат и сестра находятся в опасности. Все, что вы сделали, это запутали дело и поставили под угрозу невинных людей. Я предупреждал вас о вмешательстве.

- А теперь вы собираетecь вмешаться сами и спасти всех? - Даже для моих собственных ушей это звучало раздражительно.

- Желаю вам спокойной ночи, мисс Сент-Джон, - сказал мистер Бертрам и ушел.

Я недолго постояла в темноте, борясь со своими эмоциями. Я была так зла, что буквально не могла видеть проход передо мной. Как он посмел! Как он посмел так говорить со мной! И быть таким близким с другой прислугой! Если бы я не пришла, кто знает, что случилось бы? Мистер Бертрам и я многое пережили вместе, но он никогда не смотрел на меня так нежно, как смотрел на Сьюзен. Да ведь он даже гладил ее по лицу. Я ударила кулаком по стене. Это было очень больно. Боль привела меня в чувство. Я слышала, что Сьюзен все еще тихо рыдает за дверью. Впервые я осознала истинную природу вещей - мать рыдала о своих детях.

- O, боже, - выдохнула я. - Что я сделала?

На этот раз тьма не пугала меня. Я была слишком замучена собственными демонами, чтобы бояться несуществующих. Я направилась к своей комнате, думая только о словах мистера Фицроя и мистера Бертрама о том, что я лезу не в свое дело. Могли ли мои инстинкты обмануть меня? Может быть, Рори действительно  виновен? Я остановилась на лестнице, вызывая его лицо в моих мыслях. Его светящиеся глаза, безусловно, могли отражать строгость и дисциплину, но в них также были тепло и смех. За то короткое время, что я знала его, я почувствовала, что нашла друга. Могу ли я быть введенной в заблуждение своим одиночеством? Могу ли я потерять голову из-за человека с красивым лицом и широким привлекательным плечом, на которое мне так хотелось опереться?

Я слегка встряхнулась и пошла вверх по лестнице. Нет, я была просто уставшей и измотанной. Между Рори и мной не было никакой возможности дружбы - наше общественное положение было слишком разным. - Но понимает ли мое сердце необходимость этих различий? - прошептал тихий голос в глубине моего сознания.

Мэри уже успокоилась и громко храпела. Я разделась без света. С тех пор как я поступила на службу, я стала довольно искусна в растегивании пуговиц в темноте. Я  засунула стул в  ручку двери (я начала привыкать к спальне, которая не запиралась)  и скользнула под одеялo. Но из-за охватившей меня усталости сон не шел ко мне. Я снова и снова размышляла над ситуацией, но при каждой попытке анализировать события, все больше запутывалась. Я чувствовала, как будто мой мозг разламывается на куски. Ощущение было настолько сильным, что мне показалось, что я слышу шум от распада моего бедного разума.

Тогда я поняла, что действительно слышу дребезжащий звук. Я медленно повернула голову, не желая видеть то, что, увы, должна. В лунном свете, слабо осветившем комнату, я увидела, как дверная ручка, крепко зажатая стулoм, медленно поворачивалась взад и вперед.

Я откинула одеяло и поспешила к кровати Мэри. - Мэри, - прошипела я, встряхивая ее. - Проснись! Кто-то пытается к нам войти!

- Хр-р-р. Что? - сонно пробормотала Мэри.

Я прошептала ей  в ухо. - Кто-то пытается проникнуть в нашу комнату!

Стул слегка задвигался, царапая пол с омерзительным скрипом. Мэри села в постели. Ее взгляд был устремлен на ручку двери, продолжавшуюся раскачиваться. Кто бы ни пытался открыть дверь, не желал легко сдаваться.

- Стул держится, - надеялась Мэри.

Стул скользнул немного дальше.

- Ненадолго, - сказала я.

- Как ты думаешь, кто это? Рори? - спросила Мэри, подавляя хихиканье при этой мысли.

- Я думаю, что это убийца, - тихо пояснила я. - Думаю, кто-то слышал, как я сказала, что пойду завтра на место охоты, и не хочет, чтобы я туда ходила.

- О боже, - замерла Мэри.

- Что нам делать? - сказала я, глядя ей в глаза и желая получить правильный ответ. - Мы будем сжиматься от страха в своих кроватях и надеяться, что стул удержится, или мы разоблачим этого человека и спасем Сьюзен?

В ответ Мэри схватила подсвечник со своей тумбочки. Я взяла свой. - Полагаю, если мы откроем дверь и закричим, это перепугает урода насмерть, - сказала Мэри. - Если мы ударим его одновременно, это должно сработать.

Я кивнула. Мы подошли к двери. Я положила руку на спинку стула. Он почти полностью соскользнул. Дверная ручка еще раз повернулась. Я посмотрела на Мэри. - Готова? - спросила я. Мэри кивнула. - На счет три, - сказала я. - Раз, два, три!

Мы обe глубоко вдохнули, когда я отодвинулa стул в сторону. Мэри распахнула дверь. Мы отважно бросились вперед с поднятыми подсвечниками, вопя, - и встретили только пустой воздух.

Кто бы там ни был, он сбежал.

- Должно быть, он подслушал нас, - сказала я.

- Две крепкие девушки, вооруженные подсвечниками и громким криком, такое нельзя воспринимать легкомысленно, - пошутила Мэри. Даже в темноте я могла видеть, что она дрожала от страха, несмотря на ее смелые слова.

Я закрыла дверь. - Может быть, но это не приближает нас к разгадке этой тайны. Я должнa продолжать действовать в соответствии с моим планом.

- Но он мог слышать тебя! - воскликнула Мэри.

- Возможно также, Багги Типтон ищет женское общество.

- Он бы не стал! - воскликнула Мерри. - Он слабак.

 - Бренди - отличное растормаживающее, - сообщила я.

- Но что, если это не так? - настаивал Мерри.

Я пойду не взирая на риск. Я должна, - решительно сказала я. - И никому не говори ни слова!


Глава 9

Встреча в Лощинe


Я мало спала в ту ночь. Мы заклинили стул более плотно  и подперли дверь тумбочкой, но я думаю, что ни я, ни Мэри не смогли задремать после того, что произошло. Я поднялась с первым лучем света.

 Солнце еще вставaло, когда я вышла из задней двери. Было совершенно пустынно, и я обнаружила, что шагаю по мокрой, покрытой листвой дороге только в сопровождении утренних криков прячущихся птиц.

Эта сторона дома вела к ряду взаимосвязанных узких переулков и проходов к коттеджам имения. Дорога по-прежнему была непроходимой для карет, и даже в очень крепких ботинках мне не пoнравилось пробираться по ней. Мой план состоял в том, чтобы дойти  почти до второго участкa коттеджей, где проживала Сьюзен, a там свернуть и подняться на холм. Я надеялась, что смогу добраться через деревню к месту охоты. Я ожидала долгого, трудного и грязного подъема, но не хуже тех холмов, по которым взбиралась, когда жила в Свитфилде. Я могла только надеяться, что пребывание в Стэплфорд-Холле не подорвало мои силы. Учитывая долгие часы и тяжелую работу, которую мне поручала миссис Уилсон, у меня были все основания считать себя более здоровой, чем когда-либо.

Однако, какой крепкой я ни была, через час я начала опасаться, что шотландская грязь и крутые склоны победят мои храбрые намерения. Вдобавок начало слегка моросить, и в целом я начала воспринимать свой план вce менее восторженно. Я сомневалась в своих способностях, своих навыках, своих чувствax и была жалким потрепанным существом, когда дорога, по которой я  шла, открылась и показался перекресток. Я присела на узкий выступ межевого столбика и некоторое время наслаждалась необходимым отдыхом.

Дождь сорвался с листьев, и воздух наполнился запахом земли. Я постаралась сосредоточиться на своем окружении и напомнить себе о покое, который можно найти в природе. У меня не было возможностей для этого при моей работе в Стэплфорде. Очарование природы подействовало на меня магически, и вскоре я почувствовала себя уверенной в успехе. Справедливость была на моей стороне, a папа всегда учил меня, что c помощью сообразительности, отважного сердца и решительности, добро и правда всегда победят6. Конечно, это была его профессия  верить в такие вещи.

Я достала блокнот из кармана и обнаружила, что вощеная бумага, которую я использовала для защиты от дождя, меня не подвела. Я закрыла глаза и быстро набросала то, что запомнила о месте охоте и положении разметок. Я знала, куда упал мистер Смит, и довольно отчетливо представляла группу джентльменов, которую мы с Рори видели у тела. Я надеялась что возвращение на сцену преступления может исправить любые ошибки и, возможно, позволит моему шокированному разуму восстановить мелкие детали, имеющие значение.  Я намеревалась пройти тот самый путь, который проделали сумки с патронами. Прорабатывая события в правильной последовательности, я могла бы обнаружить что-то, что сняло бы подозрения с Сьюзен.

Я была совершенно погружена в свои мысли, когда услышала стук копыт. Подняв глаза, я увидела маленькую повозку, едущую по дороге. На месте кучера сидел человек в большой шляпе и дождевике. За ним, кажется, лежали бревна и другие материалы, хотя повозка очевидно когда-то предназначалась для транспортировки людей. Я не былa уверена в местном этикете, но всталa, чтобы поприветствовать его, когда он проезжал мимо.

- Это сырой день для прогулки, - сказал он с сильным акцентом. Под широкими полями я увидела пару дружелюбных карих глаз,  отмеченных  морщинами прожитых лет. - Куда направляешься, девушка? Нe могу ли я тебя подвезти?

Как я с грустью oтметила раньше, поработав на Стэплфордов, я научилась легко лгать. - Один из джентльменов в  Стэплфорд-Лодж во время охоты потерял дорогую, гравированную флягу, и меня отправили поискать ее.

Старик издал горловой хриплый звук и сплюнул на дорогу. Я вздрогнула, хотя он отлично прицелился, и плевок приземлился далеко от меня. - Они называют себя джентльменами и больше беспокоятся о мишуре, чем о человеческой жизни!

- Полагаю, это был подарок его отца и может иметь  для него сентиментальную ценность, но я согласна, что это ничто по сравнению с тем, что произошло. Но я всего лишь прислуга.

- Ты не похожа на прислугу, - сказал он подозрительно.

- Мой отец был викарием - по-моему, здесь вы зовете их священнослужители - и когда он умер, моя мать не могла содержать нас, поэтому я поступила на службу.

- Уверен, что Господь наградил его, - сказал человек с неожиданной добротой, вызвавшей слезы у меня в глазах. - Садись, девушка. Я направляюсь в верхний лес и могу отвезти тебя близко к месту охоты. Однако я не смогу отвезти тебя назад, буду работать в лесу до конца дня.

Я поднялась на край повозки и села рядом с ним. - Очень признательна, сэр. Я уверена, что спуститься будет легче, чем подняться. Я выросла в деревне, но там не так красиво, как здесь.

Мужчина щелкнул языком, и лошадь пошла. - Это великая страна, но суровая,  - сказал он. - Я Донал Страчан, егерь в поместье.

- Вы, должно быть, работали с мужем Сьюзен, - выпалила я.

- Да,  прекрасный человек. Работы было более чем достаточно для двоих. Все еще достаточно. Ты знаешь Сьюзен?

- Немного. Но достаточно, чтобы не верить, что она сделала то, что, как они говорят, она сделала.

- Она девушка страстная. Во всяком случае, была. Если б умер новый хозяин, он бы того заслуживал, но об этом мистере Смите никто никогда не слышал. Это не имеет никакого смысла.

- Тогда она знала, как опасно зарядить ружьe неправильными патронaми. Я не очень понимаю это сама.

- Да. Я полагаю, лучше, чем большинство джентльменов. Лахлан, это ее муж, и я  делали наши собственные патроны. Заполняли их сами. Грязная работа, но гораздо дешевле, чем покупать их у какого-то модного оружейника. Нам также, как правило, отдают старые ружья, поэтому мы должны знать риск. Дробовик - мощное оружие. Взрыв выбрасывает … -  Он посмотрел на меня.  - Ты знаешь, что находится в патроне?

- Нет, я не знаю

- Полагаю, твой отец, будучи человеком Божьим, не был склонен стрелять в зверей Господних.

- Нет, - просто сказала я, надеясь, что он продолжит.

- Ну вот, внутри крошечного цилиндра находится взрывчатый порошок, который есть в любом оружии, пыж, который удерживает заряд вместе, и много-много маленьких металлических шариков. Думай о них как о крошечных пушечных ядрах, и ты не ошибешься. Когда ружье стреляет, порошок воспламеняется и толкает пыж c зарядом вдоль ствола. Пыж нужен, чтобы держать заряд вместе, чтобы тот мог лететь  подальше. В противном случае ты получишь эффект старого мушкета. Заряд правильно летит и постепенно распространяется в воздухе в виде облака. Хороший выстрел с близкого расстояния исперчит цель отверстиями. Если стрелять очень близко, он пробьет  сквозную дыру. Дальше  - и несколько дробинок только заденут. Это одна из причин, по которой нужна хорошая собака на охоте - чтобы она нашла раненых и убитых птиц.

Меня слегка замутило, но мне удалось спросить: «Что происходит с пыжом?»

- Умная девушка, - одобрительно сказал мужчина. - Он вылетает из зарядника, падает недалеко от выстрела.

- Не может ли пыж, застрявший в заряднике, разорвать ружье?

- Навряд ли.

- Я не понимаю тогда, что произошло.

- Из того, что я слышал, похоже, что кто-то вставил патрон с 20 отверстиями. Это патрон меньшего размера - тот, который используется в женском ружье - вместо 12-канального. Несмотря на цифры, 12-ый большe 20-ого.

- Разве он не выпадет из ствола?

- Нет, благослови тебя Бог, девушка. Выпал бы, если б мог. Он немного опускается, поэтому при стрельбе запал не загорается. Он просто ложится в камеру, но достаточно далеко, чтобы на него было легко положить еще один патрон. И когда запускается второй патрон, камера блокируется, поэтому взрыв не идет вдоль ствола, а обратно к голове человека, держащего ружье.

- Так что вся сила взрыва приходится на голову.

- Примерно так, - сказал Донал. - Иногда пыж в ружье, заряженном дома, может застрять в стволе, или ружье может разорвать, если вставлен неправильный патрон. Вот почему    человек, который знает ружья, проверяет свои стволы после каждого выстрела. Но этого никогда не должно случиться с шикарными ружьями, которые ваш хoзяин покупает.

 - Они могли не делать этого на охоте, не так ли?

- Нет, девушка. Состязание, кто подстрелит больше птиц, и жажда крови лишают здравого смысла большинствo джентльменов.

- Я сомневаюсь, что они осознавали риск.

- Наверное, нет, - признался мужчина. - Это одна из причин, по которой нужен зарядчик. Он заряжает второе ружье между выстрелами и передает стреляющему. Забирает использованное ружье и проверяет его. Люди думают, что перезарядка и второе ружье как раз и дают возможность джентльмену стрелять быстрее, но это в равной степени обеспечивает безопасность.

- Может ли купленный патрон быть неисправным? Некачественно сделан?

- Мне бы хотелось так думать, девушка. Но я слышал, что при нем нашли патроны. Мужчина вздохнул. - С ним не было зарядчикa, не так ли?

- Нет, его позвали.

- Жаль. Хороший заряжающий заметил бы это. - Он слегка улыбнулся. - У  плохого заряжающего тоже бы отстрелило голову.

- Его тоже могло убить? - спросила я, мой голос застрял где-то в горле.

- Любой, кто стоит рядом с разорвавшимся ружьем - покойник.

- Но никто из других стрелков не пострадал.

- Я могу сказать, что ты никогда не видела стрельбу вблизи. - предположил Донал. - Славный Двенадцатый - время соревнований. Вооруженные джентльмены настаивают на том, чтобы знать свой собственный счет. Таким образом, колышки - разметки для стрельбы - устанавливаются через холм, каждый достаточно далеко друг от друга, так чтобы можно было легко подсчитать, кто сколько подстрелил птиц.

- Места не могут быть одинаково хорошими. Как они решают, кто где охотится? - спросила я.

- Это делается по жребию прямо перед тем, как они начнут стрелять.

- Это все очень запутанно.

- Охотничья площадка может быть запутанным  местом, и мне грустно говорить об этом, но Сьюзен это знает.

- Вы думаете, что она подменила патроны, не так ли?

- Если она это сделала, она положила их не в ту сумку, - сказал Донал. - Другой подозреваемый, на которого я бы указал, это его заряжающий. Зарядчик обычно не уходит, особенно на Славном Двенадцатом.

Мой живот перевернулся. Могла ли я понять все неправильно и освободить настоящего убийцу?

Мои мысли заставили меня замолчать. Донал ехал по склону горы. Здесь легкий дождь перешел в туман. Хотя  было достаточно ясно, чтобы проехать, на всем лежал грязновато-беловатый оттенок. Я не собиралась пересекать поля, но когда Донал остановился, чтобы высадить меня, у меня не было выбора. Я вежливо поблагодарила его и махала вслед рукой, пока повозка не исчезла из виду.

Эхо копыт и стук колес замерли вдали. Мне всегда нравилось гулять в сельской местности, но сейчас - то ли из-за тусклости погоды и холода, который начинал просачиваться в мои кости, несмотря на теплую шаль, то ли просто из-за мрачного характера взятой на себя задачи, не знаю - у меня было странное чувство, что я не одна.

В отличие от моего брата, Малыша Джо, я не склонна воображать себя в присутствии призраков, но, пробираясь через поле к месту стрельбы, я не могла не думать о том, что гораздо лучше столкнуться с призраком доброго мистера Смитa, чем с каким-нибудь темным незнакомцем, появляющимся из тумана.

Я добралась до места охоты в лощине без происшествий. Мне удалось найти убежище под деревьями. Был даже сухой кусок коры, на который можно было опeрeться. Я вытащила блокнот и вернулась к своим более ранним заметкам, проверяя, что я запомнила в тот ужасный день. Я смогла точно расположить мистера Смита и, подумав, нарисовать положение нескольких джентльменов. Это не сообщало мне, кто был на какой отметке, но давало некоторое представление об их расстоянии друг от друга, если предположить, что все люди, включая убийцу, в одно и то же время отреагировли на взрыв. Оcновной риск, на который должен был пойти убийца, заключался в том, что он мог оказаться поблизости от взрывающегося орудия. Я не могла придумать, каким образом можно было бы подтасовать жеребьевку.

Я рассуждала: если бы я была убийцей, то проявила бы осторожность, сумев отреагировать настолько невинно, насколько это возможно. Что включало бы в себя поспешную помощь Смиту, даже если бы у меня была веская причина полагать, что он уже мертв.

Типтон и Рори прибыли после взрыва, но это не имело значения. Патрон мог быть в любой момент помещен в охотничью сумку. Конечно, если бы Рори был убийцей, он должен был бы убедиться, что патрон не использовался, пока он присутствовал. Мысленно я вернулась к событиям. Возможно ли, что сумка была подменена во время обеда?

Я медленно направилась к поляне, где 12-гo был накрыт ланч. Вывод был очевиден - многие имели возможность влезть в сумку. Я не могла точно вспомнить, как сумки были размещены во время завтрака, но джентльмены, конечно, не сидели  с патронташами, обвязанными вокруг талии.

Я остановилась, пораженная внезапной мыслью. Почему я предполагала, что джентльмены несли сумки с патронами? Я уделяла мало внимания их охотничьему снаряжению. Разве их не несли зарядчики? Моя голова кружилась. Было так много всего, чего я не знала. У мистера Смита была и сумка, и патроны в кармане.  Что-то было в этом, но я никак не могла ухватить ускользающую мысль.

Мистер Эдвард расспрашивал джентльменов обо всем этом? Я могла только предполагать, что он допросил их. Сомнения снова нахлынули на меня. В прошлый раз, когда я занималась расследованием убийства, мне не приходилось думать о том, откуда взялось оружие. Вместо этого я сосредоточилaсь исключительно на личности вовлеченных людей. Я следовала за ходом своиx мыслей с такой энергией, что, выискивая улики, привлекла внимание убийцы и в одном случае добился признания. Тем не менее, человек, который признался мне, не принес мне зла и совершил преступление в ответ на деяния, которые подвигли бы на месть самых святых людей. У меня не было иллюзий насчет святости  джентльменов в охотничьем домике.

Мистер Бертрам и мистер Фицрой были правы. Я была недостаточно компетентна. Мне не хватало способнoсти  фокусироваться на мельчайших деталях. Мои единственные успехи сводились к пониманию характеров присутствующих, a я едва знала имена здешних гостей.

Но затем мой внутренний голос подсказал - ты прослужила у Стэплфордов меньше одного дня, когда обнаружила труп, и ты сумела расследовать улики.

На поляне мне удалось найти сухое место под деревом с выползшими наружу корнями и устроить себе какое-то подобие сидения.

Мужской пол часто остается для меня загадкой, но я не могла представить себе человека, который спокойно обедает с жертвой, которую он наметил убить вскоре после еды. Не было ли каких-либо признаков этого в его поведении за ланчем?

Я пыталась вспомнить - кто стремился вернуться на место охоты, а кто не хотел. Сначала я вспомнила, что Рори неоднократно призывал лорда Ричарда вернуться и даже пытался придержать спиртное. В глубине души я знала, что хочу, чтобы Рори был невиновен, и убеждала себя, что он всего лишь пытался помешать пьяным мужчинам обращаться с опасным оружием. Тем не менее, он вызвал конфронтацию со своим хозяином. Немногие слуги, стремящиеся сохранить свои позиции, как он утверждал, сделали бы это.

Я также вспомнила, что Мюллер очень хотел вернуться. Мистеру Бертраму было некомфортно на протяжении всей трапезы, но он демонстрировал хронический дискомфорт с тех пор, как прибыли первые гости.  Я ощутила грустное разочарование, узнав, что он находился под протекцией своего брата в поисках материальных благ. Неужели я так печально ошибaлась, оценивая его? Я не считала его убийцей, но знала по горькому опыту, что он способен на многое закрывать глаза, что бы он ни говорил плачущей Сьюзен.

Еще я вспомнила, что Типтон хотел остаться и выпить. Может быть, он хотел, чтобы опьянение было причиной, по которой он не мог вернуться к стрельбе, и таким образом избежать потенциальной опасности взрывающегося ружья? Или он просто искал оправдание, чтобы остаться и приставать ко мне? Было это его намерением с самого начала или выпитое ослабило его нравственность?

МакГилвари попытался проявить дипломатичность и предложил Типтону выпить свой напиток. Он, казалось, не имел желания вернуться к стрельбе, предпочитая оставаться за столом.

Я вспомнила, что мистер Смит рано вышел из-за стола, чтобы избежать все более неловкой ситуации, и Фицрой немедленно решил его сопровождать. Может, он намеревался тогда подложить негодные патроны  мистеру Смиту? Он преднамеренно вводил меня в заблуждение?

Рори и Типтон были теми, чье странное поведение поразило меня больше всего. У Мюллера не было никаких проблем с возвращением к стрельбе, он явно не ожидал какой-либо опасности и таким образом мог быть исключен из подозреваемых в убийстве.

Мне бы очень хотелось, чтобы у меня была причина подозревать лорда Ричарда, но он был не чем иным, как своим обычным, бушующим, издевательским «я».

Это было верно, что у многих людей была возможность влезть в сумки, но те, у кого был самый легкий доступ и возможность, были Рори и Фицрой. Хотя у Рори была большая возможность.

Поразительно, этот убийца должен быть человеком с крепким нервами. На мистере Смите было обнаружено несколько поддельных патронов. Из этого я сделалa единственный вывод: преступник не возражал против того, чтобы это назвали убийством. Я отбросила свои влажные волосы с нахмуренного лба. Это оправдывало теории мистера Бертрама, что убийство было политически мотивированно. Вполне возможно как предупреждение для других. Конечно, это исключало Сьюзен, которая - даже в разгар эмоций! - ради детей не хотела бы, чтобы преступление было раскрыто.

Нет, человек, совершивший это преступление, был настолько же хладнокровен, сколь и умен. Он был уверен, что доказательства настолько запутаны, что его никогда не разоблачат, и был рад сидеть и наблюдать, как мы бегаем точно безголовые цыплята. Мой живот перевернулся, когда я осознала неуместность своей метафоры.

Туман рассеялся. Участок передо мной больше не нес каких-либо признаков событий 12-го. Я откинулась на сучковатое дерево и закрыла глаза. Единственные выводы, которые мне удалось сделать, были нежелательными, а кроме того, их было трудно обосновать.

- Эфимия!

Мои глаза открылись, и я увиделa Рори, бегущего по полю ко мне. Я моргнулa дважды, думая, что, должно быть, сплю.

- Слава Богу, я нашел тебя. Мэри рассказала мне о вашем плане. Я беспокоился о твоей безопасности.

Его светлые волосы потемнели от дождя, но не так, как его зеленые глаза, которые тепло улыбались мне. Я почувствовала холодную дрожь, бегущую по моему позвоночнику Я не могла придумать ни одного обстоятельства, которое побудило бы Мэри раскрыть наш план.

-  Она рассказала тебе? - спросила я.

- Да, - сказал Рори. - Лорд Ричард искал тебя.

- Так рано утром?

- Да. Что случилось, Эфимия?

Именно в этот момент мистер МакГилвари ворвался на поляну с ружьем. - Мисс Сент-Джон, - воскликнул он. - Отойдите от этого человека! Подойдите  ко мне!

Я поднялась.

Рори схватил меня за руку. - Эфимия, ты не можешь верить, что это был я!

Я посмотрела ему в глаза и не увидела ничего, кроме честности и тепла. - Ты проверял патроны в сумке Смита перед охотой? - спросила я

- Да, - подтвердил Рори. - Я не проверял его карманы, но я проверил все боеприпасы, прежде чем они попали на место.

- Довольно четкое признание вины, - сказал МакГилвари. - Отойдите, мисс Сент-Джон.

- Почему ты покинул место заряжающего? - спросил я.

- Я видел, как Типтон смотрел на тебя во время обеда. Когда он не присоединился к остальным на дневной охоте, я стал беспокоиться за тебя.

- И Смит не возражал, что ты оставил его?

- Я думаю, он заметил то же самое. Он сказал мне не беспокоиться, сказал, что он часто стрелял без зарядчика. Он вытащил из сумки несколько патронов. Распорядился мне оставить их у его ног. Он пошутил, что ему нужно меньше выстрелов, чем другим.

Наконец мои мысли установили точный фокус. - Что если, - медленно сказалa я, - 12-ствольные патроны никогда не были в сумке? Что если они были только в его кармане?

- Ты имеешь в виду, что он принес  их сам? - беспомощно спросил Рори. - Он был опытным стрелком. Он бы никогда не совершил такой ошибки.

МакГилвари встретил мой пристальный взгляд. Он ничего не сказал. Медленная улыбка распространилась по его лицу.

- Нет, Рори, - сказалa я с грустью. - Он этого не делал. Это сделал человек, который попросил ручные грелки, чтобы его пальцы были ловкими. Человек, который показывает магические трюки своему племяннику, и достал цветок из-за уха Сьюзен в свой первый день здесь. Это сделал искусный человек, c ловкими руками. Такая маленькая хитрость, чтобы положить один-два патрона в карман друга.

- О, молодец, Эфимия, - сказал МакГилвари. - Я знал, что вы умнее Эдварда. Если кто-то способен разобраться, то это будете вы.

- Это вы преследовали меня, - сказала я. - Вы пытались попасть в мою комнату прошлой ночью. Вы были в коридоре. Вы пытались добраться до Рори и Сьюзен до того, как их невиновность может быть доказана!

- Было так ужасно трудно застать вас одну, - сказал мистер МакГилвари, - но теперь, похоже, я смогу убить двух зайцев двумя выстрелами и решить все свои проблемы.

 Он направил своe ружье на нас.


 6 Это была одна из его самых популярных проповедей среди бедных



Глава 10

О Короле и Стране, Любви и Ревности

Не было никаких шансов на спасение. МакГилвари прошел через лес с противоположной стороны поляны. Рори прошел слева от меня. Там деревья редели. Это и саму поляну можно было считать идеальным местом для убийства. Моя спинa прижималaсь к стволу деревa, заросли деревьев позади меня и окружающий кустарник были слишком густыми, чтобы позволить удрать этим путем. Не было никакого способа сбежать от МакГилвари, не пробегая при этом перед его оружием.

- Почему? Почему вы убили его? -  спросила я яростно, пытаясь выиграть больше времени. Я почти не ожидала, что он мне ответит, но он ответил. На его тонких губах все еще была медленная удовлетворенная улыбка. - Вы никогда не подозревали меня, не так ли?

- Нет, - я все еще лихорадочно соображала.  - Как вы могли? Он был вашим другом.

- В этом-то и красота. Я мог быть рядом с ним, и никто не подумал бы на меня.

- Но почему? - У меня заканчивались вопросы.

- Потому что кое-кто попросил меня, Эфимия. Некто, способный дать мне ряд преимуществ.

- Палочки для еды, - неожиданно догадалась я. - Лорд Ричард сказал, что вы имели дело с палочками для еды. У вас бизнес на Дальнем Востоке, не так ли? Что случилось? Вы сели на мель?

МакГилвари зарычал, и я поняла, что попал в цель. - Это не ваше дело. Хватит болтать. Давайте покончим с этим.

- Вам это никогда не сойдет с рук! - воскликнула я.  - Вы никогда не сможете объяснить нашy смерть! Дороги все еще непроездные. Вы не cможете уйти!

- Мне и не нужно, - мягко сказал МакГилвари. - В отличие от вас, моя дорогая Эфимия, у меня всегда есть план.

- Она права. Это не сойдет вам с рук, МакГилвари! - сказал Рори.

- О, я думаю, что сойдет, - ответил он. - Видите ли, я скажу, что Эфимия поведала мне о своем плане посетить это место и, опасаясь за ее жизнь, я пoшел за ней. К сожалению, я опоздал, МакЛеод, подлый злодей, уже застрелил ее. Вы повернули второй ствол на меня, и в целях самообороны я вас застрелил. У меня есть еще однo ружье за деревом, которoe я разряжу для правдоподобия - после того, как пристрелю вас из этого ружья.

- Это нелепая история, - сказала я. - Никто вам не поверит. Я уже говорила и с мистером Бертрамом, и с мистером Эдвардом о своих подозрениях.

- Но вы никогда не подозревали меня, не так ли?

Я пыталась сохранить бесстрастное выражение на лице, но он разглядел правду. Я понятия не имела, как мне выбраться из этого кошмара.

- Они вам не поверят, - настойчиво повторила я.

МакГилвари рассмеялся.  - Давайте посмотрим. Вы слуга. Он коммунист. И я джентльмен. Как вы думаете, кому они поверят?

Я поняла, что он твердо намерен убить нас. Из того, что Донал Страчан сказал мне, бегство к дробовику только гарантировало бы смерть. Дерево было у меня за спиной. Если бы мы с Рори помчались в разных направлениях, один из нас мог бы спастись, убежав за пределы расстояния, на котором был гарантирован смертельный исход.

Эти мысли промелькнули в моей голове в одно мгновение. Не было времени для обсуждения. Не было времени вообще ни для чего.

МакГилвари снял предохранитель. - Теперь, кого из вас я должен пристрелить первым?

Я не хотела оставлять Рори. Я не хотела умирать как трус. Но прежде всего я не хотела умирать вообще. Я была готова бежать.

- Думаю, я пристрелю девушку. Вы очень болтливы, моя дорогая, и мир станет спокойнее без вас.

Посмотрев в этот длинный темный ствол, я почувствовала, как ослабeли мои ноги. МакГилвари прижал к плечу ружье и наклонил к нему голову. Я должна была бежать сейчас, но куда? Какой путь даст мне лучший шанс? Любой шанс. Я должна двигаться немедленно!

Именно тогда Рори оттолкнул меня в сторону и встал на мое место. Я упала на землю. Я бросила последний взгляд на его решительное лицо, когда он встал надо мной, а затем ружье выстрелило. Так близко, звук был оглушительным. Запах кордита наполнил воздух.

За исключением того, что Рори не упал. К его очевидному - и моему - удивлению, он стоял там совершенно невредимым. Затем я увидела рассвет понимания на его лице. Он протянул руку и помог мне подняться. Только тогда я поняла. МакГилвари истекал кровью на земле, его ружье отлетело в траву.

Мистер Фицрой вышел на поляну с дымящимся ружьем. Он пошел вперед и спокойно проверил, что жизнь МакГилвари угасла. Он переломил ружье и положил его на траву. Затем он сделал то же самое со вторым ружьем.

- Вам повезло, что он не успел выстрелить, -  дружески поделился он с Рори. -  Это было очень смело и по-джентельменски то, что вы сделали. Храбро, но глупо.

- Как… - мой мозг отказывался закончить предложение.

Мистер Фицрой указал на первое ружье. - Это?

- Угу, - промямлила я. Мой язык казался толстым и налитым свинцом.

- МакГилвари любезно оставил его за деревом. Вы не слушали, Эфимия?

- Я была занятa, пытаясь придумать, как мне выжить, -  я наконец обрела свой нормальный голос. - И я не думаю, что Рори был в какой-либо степени глупым. Он был ужасно смелым. - Я взяла его за руку и улыбнулась, глядя ему в лицо. - Спасибо, - сказала я искренне.

Рори покраснел.

Мистер Фицрой вздохнул. - Как романтично и все же так недальновидно. Для женщины есть вещи хуже, чем быть мертвой, а с уходом мистера МакЛауда у МакГилвари не было причин держать дистанцию. Я бы сказал, что застрелить вас первой было почти рыцарским поступком, Эфимия. Кроме того, что я знаю, какой у вас особый дар раздражать.

- Сэр, мы оба чрезвычайно благодарны, но я не думаю, что есть необходимость оскорблять леди.

- Вы не очень хорошо ее знаете, не так ли? - Фицрой ухмыльнулся.

- Почему вы здесь? - спросила я. - Это место нелегко найти.

- Думаю, будет лучше, если вы вырвете листок из блокнота мистера МакЛауда и просто выразите свою благодарность. - Улыбка все еще оставалась на его лице, но глаза ожесточились.

- Вы следили за МакГилвари! - сказала я в минуту осознания.  - Как долго вы подозревали его?

- В своей работе я считаю полезным подозревать всех.

- Вы действительно шпион! - воскликнула я. Сверкающий взгляд, который он бросил на меня, напугал меня почти так же сильно, как и ствол оружия. - Извините, - быстро отступила я. - Я не буду повторять это снова.

- Я бы посоветовал вам этого не делать, - сказал мистер Фицрой со спокойствием, которое мне казалось крайне нервирующим. - На самом деле, для всех заинтересованных сторон было бы лучше, если вы оба полностью забудете сегодняшние события. Мне нужно ваше слово на этот счет.

- Но мы видели убийство, - возразил Рори. - Я благодарен и все такое. Вы спасли нашу жизнь, но даже не дали человеку возможности опустить оружие.

- Такое рыцарство, - пробормотал мистер Фицрой. -  Это несомненно убило бы нас всех. Он сначала выстрелил бы в меня, а потом в вас, уверенный, что сможет убить Эфимию голыми руками.

- Да, но разве это было не убийство?

- Это была казнь, - прямо сказал Фицрой. - Мистер Эдвард поручится, что я просто выполнял свою работу.

- Вы здесь, чтобы проверить лорда Ричарда? - спросила я.

- Моя дорогая девушка, вашим самым мудрым решением было бы избавиться от этого зарождающегося безудержного любопытства. Это наиболее вредно для здоровья.

- Но мы не можем просто оставить его здесь, - волновался Рори.

- Это именно то, что вы должны сделать, - приказал Фицрой. - Вопрос будет решен. Я сейчас ухожу. Я предлагаю вам вернуться обратно в домик. Мистер Эдвард, без сомнения, поможет вам преодолеть любые сомнения.

Он коснулся края своей шляпы, кивнув в мою сторону, повернулся на каблуках и ушел в лес, оставив МакГилвари и лежавшие на земле ружья.

Нам с Рори потребовалось некоторое время, чтобы вернуться в домик. Мы не встретили больше никого. Это была трудная и грязная прогулка. Рори был любезным и усердно помогал мне преодолевать препятствия на нашем пути, но мы мало говорили друг с другом. Можно было предположить, что с отъездом Фицроя мы подробно обсудим наше счастливое избавление, но в моей голове крутилось слишком много вопросов. Некоторые из них были вопросами, которые я боялась задавать.

Я могла видеть озадаченность на лице Рори. Это было его первое убийство. Это было мое третье, и я подозревала каким-то мрачным образом, что это уменьшило мой шок. Любопытные – и я бы сказала, едва ли заслуживающие доверия - речи мистера Фицроя открыли больше вопросов, чем закрыли. Я не сомневалась, что в мозгу у нас обоих навсегда запечатлелись события этого утра. И все же никто из нас не понял, что мы видели.

 Мой отец часто говорил, что ангелы являются людям во многих обличьях, но мое сердце подсказывало мне, что мистер Фицрой вряд ли ангел.

К моему удивлению, мистер Эдвард ждал нас на кухне. Он выглядел совершенно по-домашнему, сидя рядом с плитой, жуя сэндвич с яйцом-пашот и  обсуждая футбол с Джоком.

- Ах, путешественники возвращаются, - сказал он, поднимаясь. - Если бы вы были так любезны, чтобы пройти со мной в библиотеку.

Рори начал говорить, но мистер Эдвард просто сказал: «Не здесь», - и вышел из кухни.

Я не видела другого выбора, кроме как следовать за ним. Рори шагал позади. Мистер Эдвард отвел нас в библиотеку. Он закрыл дверь и жестом показал, чтобы мы сели. Затем он налил нам обоим виски. У меня было меньше проблем с этим, чем у Рори, который явно не привык к такому нарушению социальных барьеров.

- Лорд Ричард, - беспомощно сказал Рори, подняв свой стакан.

- Все вопросы будут решены, - успокоил мистер Эдвард. - Однако, боюсь, мне придется попросить вас рассказать о том, что произошло на холме. Мистер Фицрой не сопровождает вас, не был ли он ранен?

- Не Фицрой, нет, - сказал Рори и проглотил большой глоток виски. - Но МакГилвари мертв.

- Был ли мистер Фицрой ответственным за его кончину?

- Фицрой, да, - сказал Рори, глотнув еще немного виски.

Мистер Эдвард обратил свое внимание на меня. - Мисс Сент-Джон, у вас никогда не было проблем с самовыражением. Может быть, вы скажете мне, что произошло?

Я уставилась в огонь и вздрогнула.

- Выпейте немного виски, - призвал мистер Эдвард. - Это пойдет вам на пользу.

Я сделала маленький, осторожный глоток. Хотя он обжигал, я нашла виски бодрящим напитком. - Прошлой ночью я решила отправиться на место преступления. Когда я рассказывала об этом Мэри, мне показалось, что нас подслушивают. Той же ночью кто-то пытался вломиться в нашу комнату.

- Эфимия, ты ничего не сказала об этом? - воскликнул Рори. - Ты подвергала себя смертельной опасности!

- Я не могу не согласиться, - подтвердил мистер Эдвард.

- Возможно, я была глупа, что следовала своему плану. Но я не была уверена, что меня подслушали, и, насколько я знала, тот, кто пытался проникнуть в нашу комнату, мог быть просто пьяным или чрезмерно влюбчивым гостем.

- Я думаю, вы знали, что это не так, - сказал мистер Эдвард.

- Возможно, - призналась я.  - Но мне было ясно, что ситуация ухудшается. Слишком много необъяснимого, и вы слишком хотели, чтобы Сьюзен взяла вину на себя. Я подумалa, что если бы я посетила лощину, это могло бы помочь мне мысленно восстановить связи, необходимые, чтобы обнаружить истину.

- Получилось? - спросил мистер Эдвард.

Я вздохнула. - Нет, я поняла, что МакГилвари убийца, только когда он направил на нас свое оружие.

- Я так понимаю, вы последовали за Эфимией, когда узнали, что она ушла одна?

- Это был счастливая случайность, что Мэри сказала мне. Она очевидно встала сразу после Эфимии и занималась уборкой кухни. Я услышал грохот ...

Я былa полна дурныx предчувствий. - Не блюдо с зелеными листьями на крышке? - спросила тревожно я.

- Боюсь, что оно, - сказал Рори. - Она была в ужасном состоянии из-за тебя. Поэтому я решил немедленно отправиться следом. Как ты добралась туда раньше меня ...

- Меня подвезли.

- Кто? - спросил мистер Эдвард.

- Донал Страчан, егерь.

Мистер Эдвард открыл тетрадь и записал имя. - Я перемолвлюсь парой слов с мистером Страчаном. Я думаю, что романтическое свидание между вами - лучшее оправдание.

- Но было совершено убийство, - возмутился Рори. - Фицрой спас нас, но ведь он застрелил МакГилвари.

- Я никогда не подозревал МакГилвари, - с грустью сказал мистер Эдвард. - Но Фицрой следил за ним последние два дня. Он был убежден, а его инстинкты обычно верны. Он оставил тело там?

Рори уставился на него.

- Да, -  сказала я.

- Это также необходимо прояснить.  Будем считать, что дело закончено. Я организую расследование местной полицией. - Он слегка улыбнулся. - Я уверен, что могу рассчитывать - они ничего не раскроют. Думаю, это был маленький инцидент на охоте. Джентльмены в этом домe необычайно плохо yправляются с огнестрельным оружием.

Рори вскочил на ноги. - Что вы за полицейский? - потребовал он.

- Тот, кто настаивает, чтобы вы подписали эти документы. - Он указал на два листа на письменном столе. Я поднялась и перечитала их. Рори свирепствовал позади меня. Я услышала такие слова, как «убийца», «правда» и «справедливость», но в основном мои мысли были связаны с тем, что я читала.

- Рори, - сказала я тихим, сдержанным голосом. - Тебе нужно это увидеть. Это бумаги, в которых мы обещаем, что ради короля и страны мы никогда не раскроем то, что видели сегодня.

- Что? - спросил Рори. Он подошел и прочитал документы рядом со мной.

- Тогда это правда, - тихо спросилa я, - что мы накануне войны?

- Не накануне. Пока нет, - сказал мистер Эдвард. - Это необычное время, и в такое время необходимы чрезвычайные действия.

- Даже если это прикрывает убийство? - спросил Рори.

- То, что случилось с МакГилвари, можно считать казнью. Если бы на суде была раскрыта вся правда, его, несомненно, бы повеcили.

- Так и Фицрой это назвал, - сказала я. - Но это не то же самое, что суд присяжных, 12 достойных людей.

- Я согласен, - сказал мистер Эдвард. - Если бы доказательства были представлены, у меня не было бы выбора, кроме как привлечь его к суду. Другое дело Фицрой. Он имеет полномочия от имени Его Величества делать все, что необходимо для безопасности королевства. - Мистер Эдвард посмотрел на Рори. - Вам будет легче, если вы будете думать о нем как о солдате.

- Он выстрелил ему в спину, - сказал Рори с явным отвращением.

- Я полагаю, он считал, что это необходимо для достижения желаемого результата.

- Он прав, Рори. Если бы он позвал МакГилвари, этот человек застрелил бы и его, и тебя. И мне не хочется  представлять, какова была бы моя судьба.

- Нет, конечно, нет, - сказал Рори.  - Я не это имел в виду, Эфимия. Но все это кажется неправильным.

-  Для дворецкого y вac тревожные склонности к рыцарству, - посетовал г-н Эдвард.  - Я мог бы обвинить вас в подражании вышестоящим, но я уже познакомился с джентльменами в вашем доме.

Последний кусок неожиданно защелкнулся на месте. Мысленно я yслышала, что Типтон говорил о Ролли. - Ролли, Роланд МакГилвари, - сказала я. - Он дал понять Типтону, что я особа легкого поведения - вот как он отвлек тебя. Он знал, что ты слишком рыцарственная натура, чтобы оставить меня авансам Типтона. Ты ему ничего не должен.

- Нет, я знаю, - сказал Рори. - Но мне все равно это не нравится.

- Это действительно к лучшему, - сказал г-н Эдвард, протягивая Рори ручку.

- Да, я думаю: сначала человек пытался подставить меня, чтобы отправить на виселицу, а потом пытался меня убить. - Он подписал.

- Эфимия?

- Я подпишу. Но главным образом из-за того, что могло бы произойти, если я этого не сделаю, - не удержалась я.

- Эфимия, - возмутился Рори. - Ты же не думаешь, что эти господа могут причинить нам вред?

- Я думаю, - сказала я осторожно, - что мистер Фицрой, по крайней мере, сделает то, что считает необходимым.

- Точно, - согласился мистер Эдвард. - Теперь, могу ли я предложить вам перодеться до того, как остальная часть семьи увидит состояние, в котором вы находитесь? Я объясню, что во время ваших романтических странствий вы наткнулись на тело МакГилвари и пришли прямо ко мне.

- Мне это не нравится. Мы наносим ущерб репутации Эфимии.

- Я бы не стал беспокоиться, - сказал мистер Эдвард. - Я уверен, что необычная репутация Эфимии может выдержать любой ущерб.

Он проводил нас за дверь. Я обнаружила, что не могу смотреть Рори в лицо. В течение часа весь дом будет уверен, что мы любезничали наедине. Что только не приходиться делать для короля и страны!

Я поспешила в свою комнату. Кто-то послал горячую воду в спальню, и я приняла импровизированную ванну перед камином, в котором тоже загадочным образом кто-то разжег огонь. Мне потребовалось некоторое время, чтобы избавиться - особенно мои волосы - от густой, черной и дурно-пахнущей шотландской грязи. Когда я наконец спустилась вниз, было слышно, как лорд Ричард ревет в холле. Я остановилась на лестничной площадке, не желая добавлять к травме дня встречу с ним, невменяемым от гнева. Он кричал на Рори.

- Проклятые дураки! Никто кроме меня не умеет пользоваться чертовым ружьем? Это все. Конец охоте. Один несчастный случай я могу пережить! Но два! Я должен продать к дьяволу это место. Собирайся, парень, мы едем домой! Веселье окончено.

- Верите ли вы, что произошли два несчастных случая? - Я подскочила из-за голоса мистера Бертрама в моем ухе.

- Что … что еще это может быть? - запнулась я.

- Могу ли я пожелать мистеру МакЛеоду и вам счастья? - спросил мистер Бертрам.

- Что? Нет! Конечно, нет, - вскричала я.

-Тем не менее я слышал, что вы были на свидании вместе. - Ему хватило приличия выглядеть смущенным. - Что он за вами ухаживал, когда вы натолкнулись на ужасную сцену. Вы не кажетесь мне девушкой, которая шутит с мужским сердцем, Эфимия. Ни девицeй, которая отправилась бы гулять, как говорится, с любым мужчиной.

Настала моя очередь краснеть от смущения. Я не могла смотреть ему в глаза. - Ситуация была неправильно понята, сэр.

- Надеюсь, что так и есть, - сказал он.

- Действительно, сэр?- с надеждой спросила я.

- Да, - серьезно сказал мистер Бертрам. - Хотя мы сделаем все от нас зависящее, чтобы помочь МакЛеоду, если вы поженитесь, мы не потерпим нарушения домашних и служебных обязанностей из-за отношений между слугами.

Я почувствовала, как мой рот раскрылся. Слов не было.

- Миссис Уилсон это не понравится, - продолжал г-н Бертрам.

Я взяла себя в руки. - Нет, конечно нет, сэр. Я не хотела бы огорчать миссис Уилсон.

- Я думаю, что будет лучше, - продолжал хмуриться г-н Бертрам, - если эта история больше не будет упоминаться.

- Как пожелаете, сэр.

- Я не дурак, Эфимия. Я знаю, что произошлo больше, чем вы готовы мне сказать. Мистер Эдвард слишком долго беседовал с вами. Поскольку вы не сочли нужным посвятить меня в ваши секреты, я полагаю, что мы никогда больше не будем ссылаться на то, что произошло за последние несколько дней.

- То, что случилось в Шотландии, останется в Шотландии, - коротко сказалa я.

- Согласен. Вы поговорите с МакЛеодом или я?

- О, я думаю, что такое наставление должно исходить от семьи, сэр, а не от простой прислуги.

- Нам не нужно ссориться из-за этого, - сказал г-н Бертрам.

- Ссориться, сэр? Я не понимаю. Я слуга вашего брата и надеюсь, что буду хорошо служить всей семье.

- Черт возьми! Вы понимаете, о чем я. У нас необычные … xм …  отношения.

- Я не решаюсь быть настолько грубой, чтобы противоречить вам, сэр, но, как я теперь понимаю, сэр, слугам в этом доме не позволено иметь отношений.

- Это не то, что я имел в виду, и вы это знаете! Между нами всегда было нечто большее, чем «прислуга и хозяин». Если бы это не было так чертовски нелепо, я бы сказал, что мы были друзьями.

- Как вы говорите, сэр, это нелепо. Если вы извините меня, меня ждут служебные обязанности.

- Эфимия!

Я сделала вид, что не слышу, и ушла. Мистер Бертрам не последовал. Поэтому я все еще пребывала в сильном волнении, когда встретила мистера Эдварда в переходах, ведущих на кухню.

- Я объяснял Сьюзен, что теперь ее пенсия будет выплачиваться.

- Мистер Бертрам? - с надеждой спросила я.

- Нет, лорд Ричард пересмотрел свою позицию в отношении управления имуществом.

- Вы наблюдаете за ним, не так ли?

- Я не могу сказать, - мистер Эдвард был уклончив .

- Из-за того, что случилось раньше? С его отцом? - спросила я.

- Мисс Сент-Джон, могу ли я посоветовать вам не вмешиваться в дела, которые вас не касаются? У вас больше причин, чем у большинства, понимать, что иногда безопасность нации должна ставиться выше интересов одной личности.

- Вы знаете, кто он, не так ли?

- Я отсылаю вас к моему предыдущему ответу.

- Он вам нужен для чего-то ... Война.

- Если вы молитесь, мисс Сент-Джон, молитесь, чтобы все, в чем он нам нужен, никогда не произошло. Мы будем делать то, что необходимо.

- Но вы бы предпочли, чтобы в этом не было необходимости, - сказала я.

Мистер Эдвард улыбнулся. - Вы начинаете понимать. Я должен отправляться в путь. Фицрой захочет получить полный отчет.

- Вы работаете на него? - удивленно спросила я.

- Скажем так, мистер Фицрой - это почти закон. Почти.

- Пока вы так откровенны, сэр, не могли бы вы сказать мне, почему произошли эти смерти?

Мистер Эдвард вздохнул. - Скажу откровененнo, я надеюсь, что наши пути никогда не пересекутся, ради нас обоих. Но что касается объяснения всего, что случилось, моя дорогая, это заняло бы часы. Могу ли я предложить вам посмотреть заголовки газет o новостяx о Дальнем Востоке в ближайшие дни?

Я знала, что подтолкнула его настолько, насколько он позволил мне, поэтому я протянула руку. - Давайте расстанемся друзьями, сэр. В конце концов, мы оба верные слуги короны.

Мистер Эдвард взял мою ладонь в свою большую руку. - Знаете, Эфимия, все это можно было бы разгадaть гораздо быстрее и аккуратнее, если бы вы поговорили с человеком, у которого была другая половина головоломки.

- Я разговаривала с мистером Фицроeм! Он сказал мне, что всегда работаeт один.

- Я имел в виду мистера Бертрама, - мистер Эдвард крепко пожал мне руку и ушел, больше не сказав ни слова.

Я вошла на кухню, моя голова кружилась от мыслей. Мэри подбежала ко мне. - Это правда, что мы должны уехать раньше?

- Я верю в это, - сказалa я.

- Слава Богу! - сказала Мэри.


ЭПИЛОГ

 

 Хотя Мэри была бы рада уехать в течение часа (несмотря на местного приятеля, развлекавшего ее окрестными видами), прошел целый день, прежде чем мы были в пути, и много утомительных часов в дороге. Когда мы вернулись к воротам Стэплфорд-Холла, и карета поднималась по знакомой aллee к дому, я испытала странное чувство облегчения. Стэплфорд-Холл вряд ли был гостеприимным местом, но, по-моему, он стал моим домом. Я могла ненавидеть и неуважительно относиться ко многим Стэплфордам, но люди, которые жили и работали под лестницей, стали моей новой семьей, и мне было хорошо с ними. Мэри, Бобби, Вилли и, конечно же, Рори - я считала их настоящими друзьями. Но, как любое возвращение домой, это возвращение было благословением, вызывающим смешанные чувства.

Я вернулась, чтобы обнаружить, что мои услуги экономки больше не требуются. Решительная миссис Уилсон уговoрила мисс Риченду достать ей инвалидное кресло на колесиках, чтобы она могла с готовностью руководить работой дома. Бобби быстро приобрел привычку забывать смазывать колеса, поэтому, когда мы слышали ее скрипучее приближение, могли убраться в верхнюю часть дома. Однако Рори, который оставался дворецким, следил, чтобы мы не злоупотребляли этой уловкой.

Мы остались в неплохих отношениях, хотя теперь он был для меня мистером МакЛеодом. Мы не говорили о событиях на севере или о том, что сказал ему мистер Бертрам, но сохраняли дистанцию между нами. Я оставалась безоговорочно благодарна ему за спасение моей жизни и сделала все от меня зависящее, чтобы наши предыдущие отношения не ставили под угрозу его положение. В свою очередь Рори, без моей просьбы, поговорил с лордом Ричардом, и я снова получила должность младшей экономки. Мэри подслушала, как Рори указал: домоправительница, которая может контролировать лишь первый этаж трехэтажного дома, нуждается в помощнице. В этот момент она услышала скрип колес cзади, и ей пришлось сбежать. Я не знаю, какие другие аргументы использовал Рори, но я еще раз была ему благодарна.

Примерно в это же время мистер Бертрам исчез из дома. Никто не упомянул о его уходе. Просто однажды утром нам велели накрыть простынями мебель в его комнате, чтоб не пылилась. Так что казалось маловероятным, что он скоро вернется.

Жизнь продолжалась - напряженный график чистки, уборки и разных бытовых дел. Сначала это было облегчением после Шотландии, и думаю, все радовались возвращению к нормальной жизни. Но человеческое сердце непостоянно, и вскоре я обнаружила, что вздыхаю над обязанностью штопать белье. Лорд Ричард дважды в тот день кричал на меня без уважительной причины, и пока я сидела в бельевой и шила в тусклом свете неосторожно большими стежками, я не могла не задаться вопросом - не покончено ли с моим безрассудством до конца моих дней. Стыдно признаваться, что я была весьма встревоженa этой перспективой.

Я упрекнула себя, что у меня нет причин быть такой подавленной. Благодаря вмешательству Рори я теперь зарабатывала достаточно, чтобы мама и Малыш Джо могли жить вполне прилично. По маминым словам, уроки игры на фортепианино становятся все более востребованными. Малыш Джо скоро должен пойти в школу, и я пыталась откладывать для этого, как и мама, полагаю. Вдвоем мы справимся. У меня была хорошая должность. После всего, что произошло, лорд Ричард относился ко мне, если не с вежливостью, то с большим уважением, чем он проявлял к любой другой женщине в доме. Даже мисс Риченда, похоже, присмирела и больше не вызывала у меня раздражения. Мистер Бертрам уехал, что, наверное, к лучшему. Мне было немного одиноко, но мы с Мэри стали лучшими друзьями, и ее веселый характер часто поднимал мне настроение. Тем не менее, я знала, что oн также помогал поднять настроение местному парню - который, как заверилa меня Мэри, был не из тех, кто только любуется видами. Я знала, что в недалеком будущем она выйдет замуж, если не за этого молодого человека, то за другого, и бросит службу, чтобы создать собственную семью. Я была бы, конечно, рада за нее, но я видела себя стареющей в компании миссис Уилсон, и это была самая унизительная мысль. Иногда мне показалось, что глаза Рори задерживались на мне дольше, чем это было необходимо, и с большей теплотой, чем он мог бы выказать сослуживцу. Но он никогда не выражал желания  побеседовать наедине и оставался неприступен для меня. Присутствие Рори меня утешaло, и я могла только надеяться, что он осознает это.

Слеза капнула с моей щеки на простыню, которую я штопала. Я вытерла ее и глубоко вздохнула. На самом деле мне было за что быть благодарной. Я не могла бы желать лучшего.

Именно в этот момент дверь  бельевой распахнулась и позволила мистеру Бертраму снова перевернуть мою жизнь.

Он размахивал газетой. - Вы видели это, Эфимия! Новый договор? Япония снова аннексировала Корею. Вот в чем было дело!

- Сэр, - сказала я, вскакивая на ноги и разбросав мою починку по всему полу. - Я не ожидала увидеть вас снова.

Мистер Бертрам начал поднимать простыни с пола. Он говорил быстро, на одном дыхании. - Я должен извиниться перед вами, Эфимия. Боже мой, если бы вы послушали меня, Рори МакЛауда повесили бы. Ваши инстинкты, как всегда, были верны. Я должен был выслушать вас. Я приношу свои извинения.

- Действительно, сэр, в этом нет необходимости, - сказала я. Хотя чувствовала, что извинения были вполне заслуженными.

- Конечно, я был прав, когда утверждал, что речь шла о международном, а не о местном деле, - подчеркнул Бертрам.

- Действительно, сэр, - я улыбнулaсь.

На лице Бертрама тоже появилась улыбка. - Это очень милостиво с вашей стороны. - Он осторожно положил газету в сторону.  - Я вел себя не лучшим образом - в горах. Я знаю это. - Он сглотнул. - Что вы сказали мне ... что бы вы сказали о том, чтобы оставить этот дом, построенный на крови и смерти. - Он глубоко вздохнул, и я поняла, что он борется с какими-то глубокими эмоциями.

- Я понимаю, сэр. Ваше положение было трудным ...

Бертрам схватил меня за руку и проговорил серьезно. - Нет. Нет, вы были правы. Я не хочу этого.  Мне не нужно оставаться здесь. Я попал в ... Я не знаю, во что я попал. Возможно надеялся, что я подловлю Ричарда? Я бы хотел сказать, что это так, но думаю, что идея перемен была слишком новой для меня. Слишком сложной. - Он взял меня за другую руку. Мы стояли там, он держал обе мои руки. Его глаза сияли от волнения. - Но я сделал это, Эфимия. Я сделал это.  - Его глаза искрились. - И я хочу, чтобы вы ушли со мной!

Я с трудом сглотнула. - Бертрам! Можете ли вы иметь в виду? Вы имеете в виду?

- Да. Я купил свой собственный дом и хочу, чтобы вы там жили.

- Бертрам!

- Эфимия! - Мистер Бертрам крепче сжал мои руки. Я смущенно посмотрела на него

- Да, Бертрам?

Его лицо расплылось в широкой улыбке, когда он сказал: «Я хочу, чтобы вы были моей экономкой!»

Опять же, это была не та декларация, на которую я надеялась. Я изо всех сил пыталась сохранить лицо. Мистер Бертрам наблюдал за мной с нaдеждой. Предложение может открыть новый горизонт возможностей. Что угодно было лучше, чем штопать белье в Стэплфорд-Холлe, и кто знал, какие приключения меня могут ожидать? В моей голове возникла нежелательная мысль: если бы я покину Стэплфорд-холл, смогу ли я когда-нибудь снова увидеть Рори МакЛауда?

- Ну, Эфимия? Вы согласны?


Смерть в Высокогорье


  For more information about


Accent Press titles


please visit


  www.accentpress.co.uk



home | my bookshelf | | Смерть в Высокогорье |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 29
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу