Book: Повелитель льда



Повелитель льда

Алекс Каменев

Повелитель льда

Глава 1

*Дальний Восток. Владение клана Охотниковых.

*Загородная трасса М-76. 16:35


Машина шла ходко, ровный асфальт тихо шелестел под мягкими шинами, в ушах стоял свист ветра, а в крови бурными волнами расходился адреналин. Ощущения зашкаливали. Сердце билось быстро, прямо в такт ревущему мотору.

— Не отставай! — слева прилетел голос Полины.

Оглянулся, приземистый спорткар названной сестренки стремительно пошел на обгон, дождавшись освобождения встречной полосы.

Под капотом наших стальных коней не пара лошадок, а несколько сотен. Скорости дикие, благо редкие автомобили на междугороднем шоссе позволяли не слишком оглядываться на безопасность.

— Догоняй! — вредина не удержалась, показал язык.

И тут же вдавила педаль в пол, разгоняя и так резво едущую машину еще больше. Серебристый болид чуть ли не подпрыгнул на месте и рванул вперед с ускорением метеора.

Пришлось повторять данный маневр, чтобы не отстать от сумасшедшей девчонки. Газ до упора, руки крепко вцепились в руль, не позволяя спорткару вилять. Мы не ехали, мы летели, стелясь над трассой двумя серыми призраками.

Стрелка спидометра медленно, но неуклонно переваливала направо. Еще немного и упрется в конечный предел. Смотреть на цифры не слишком хотелось, понимание конкретного уровня скорости сейчас скорее отвлечет, чем действительно поможет не выйти из спонтанно возникшего соревнования.

— Совсем спятила! — пробормотал я, увидав, как магический фон вокруг машины Полины вдруг взвихрился.

Магия окутала серое авто, подталкивая тачку мощным напором сконцентрированной энергии. Казалось еще немного и она вовсе взлетит, вопреки всяким законам притяжения, не в силах удержаться на грешной земле.

— Ох и грохнется она, — проворчал я, предпочитая вместо чар все еще использовать стальное сердце своего автомобиля.

Подхваченный потоками колдовства, окруженный им со всех сторон плотной дымкой, спорткар Полины резво уносился по трассе вперед, разрывая между нами дистанцию.

— Засранка, — по моим губам пробежала улыбка.

Выходки названной сестренки иногда жутко бесили, но по-настоящему злиться на нее у меня никогда не получалось.

Машины разгонялись все сильнее. В какой-то момент дорога начала плавно поворачивать, выходя к небольшой развязке вокруг основания холмистой гряды. И тут скорости резко упали, рисковать, влетев в бетонный отбойник не захотела даже Полина.

Вскоре появился еще один поворот, расстояние между машинами сократилось еще больше. Увидав площадку с распахнутыми настежь воротами, я дал по газам, делая крутой вираж и обходя серебристую каплю сестрицы на последнем десятке оставшихся метров. Сзади послышался возмущенный вскрик. Мой рот искривился в злорадной ухмылке.

Проворонила, не учла конечный отрезок и теперь будет второй. Через кованные ворота раскидистого поместья я въезжал первым.

— Ваше сиятельство, — дверцу спортивного кабриолета с поклоном предупредительно открыл слуга в ливрее родовых цветов Охотниковых, коричневый и зеленый, на груди виднелась вышитая эмблема натянутого лука с наложенной стрелой — герб правящего рода здешних земель.

Небрежно придержав дверь, я выбрался из машины, ноги в мягких летних туфлях легко ступили на мелкий гравий подъездной дорожки резиденции колдовского клана, одного из самых могущественных на Дальнем Востоке.

В обрамлении сердитого рева появился спорткар сестрицы. Рванул вперед, пугая собравшуюся неподалеку многочисленную прислугу, и метнулся прямо ко мне на бешеной скорости.

Кто-то испуганно ахнул, послышались возгласы страха. Со стороны казалось, будто новая гостья намеревается задавить прибывшего перед ней человека.

Я с усмешкой остался стоять на месте, демонстративно отставил ногу чуть в сторону, как будто встречая овации за некую только что полученную награду.

Автомобиль пронесся быстрее молнии мимо ухоженных лужаек по самому краю дорожки все сильнее разгоняясь…

И резко затормозил. Оставляя между моими ногами и своим бампером узкую полоску в два сантиметра. Я похлопал по серому капоту, еще раз усмехнулся и погрозил пальцем лицу Полины, видневшемуся сквозь лобовое стекло. Сестрица выглядела сердитой.

— Ты сжульничал, — обвиняющее подняв вверх указательный перст заявила она, выбираясь наружу.

Юная колдунья уровня Повелителя Льда не стала ждать пока растерявшийся слуга-парковщик подскочит к очередному клиенту, появившемуся столь неожиданно.

— Нечего было зевать, — отозвался я. В противовес Полине, по моим губам все еще блуждала довольная улыбка. — Сама виновата.

Княжна с досадой скривилась. Поправила ослепительно белое коктейльное платье и шагнула вперед. Тонкая, но крепкая рука, украшенная браслетом с многочисленными мелкими бриллиантами, повисла в воздухе, ища не слишком нужную для ее хозяйки опору.

Я с готовностью подставил свой локоть.

— И вообще, с тебя три тысячи на аренду машины, — едко напомнила она, беря меня под руку.

Поправила стильную прическу, похожую на спутанные в беспорядке волосы, провела пальцем по ободку алмазного ожерелья и уверенно потянула к распахнутым настежь высоким дверям парадного входа, начисто игнорируя неудобство передвижения на высоких каблуках по мелкому гравию.

Мда, в свете произошедших событий, деньги теперь для меня вопрос довольно больной. Содержания от клана нет, приходится выкручиваться самому. И тем не менее беспечно ответил, позволяя увлечь за собой:

— Непременно.

Коротко брошенный взгляд на краешек видневшейся неподалеку парковочной стоянки, заполненной под завязку, показал, что мы слегка припозднились. Хотя часы, встроенные в инком, показывали, что до официального начала приема еще оставалось около получаса.

— Опоздали что ли? — негромко осведомился я, глядя на загоревшийся дисплей с цифрами.

— Не волнуйся, — успокоила Полина. — У них тут свои порядки. Постоянно раньше времени начинают.

Помолчала, словно раздумывая стоит ли говорить дальше. Решила, что да и продолжила:

— У Курбатовых на день рождение внука тоже так было. В приглашении указывалось ровно семь вечера, а веселье началось чуть ли не в пять.

В голосе сестренки проскользнули извиняющие нотки, плохое настроение от проигранной гонки испарилось без следа, заменив собой чувство вины по другому поводу. Как будто она была в чем-то виновата. Что совершенно не так.

Я сжал ладонь Полины, шутливо толкнул в плечо и ободряюще заявил:

— Не волнуйся, все будет в порядке.

В ответ грустная улыбка и печаль в глазах. Прозвучавшие уверения не убедили молодую колдунью.

— Зря ты так, — сказала она, прижимаясь ко мне. — Все можно вернуть обратно прямо сейчас. Достаточно одного звонка.

Внутри меня мгновенно поднялась волна злости. Идти на попятную? Сдаваться? Нет уж, лучше так, чем переступать через собственную гордость. Не собираюсь доставлять такое удовольствие князю.

— Вот пусть он и звонит, — отрезал я, показывая резким тоном, что больше не хочу возвращаться к обсуждаемому вопросу.

Полина поняла и больше не поднимала неприятную тему. Остаток пути до главных дверей мы прошли в тишине. Здесь нас уже ждал мажордом в сопровождении пары лакеев. Наряженные в ливреи родовых цветов своих господ слуги проводили нас в общую залу.

Поместье Охотниковых, построенное с налетом старорусских мотивов, с первых мгновений поражало простором внутренних помещений. Очень высокие потолки, которые не ожидаешь увидеть в деревянных строениях, украшенные красивой резьбой перила, широкие лестницы, обилие анфилад сквозных комнат и большое количество открытых террас — встретили нас внутри резиденции.

И всю эту красоту окутывала плотная дымка магии местных хозяев. Стихия Леса. Не слишком дружелюбная сила носителям магии Льда.

Появилось неосознанное желание окутать себя приятной прохладой пелены Холода.

— Долбанные «эльфы», — сквозь зубы ругнулась Полина, сохраняя на лице любезное выражение. — Терпеть не могу их энергию.

Показывать открыто свое раздражение значило выставлять на всеобщее обозрение свою слабость. Поэтому ругательства прозвучали едва слышно и предназначались исключительно для меня.

— Да ладно, ты же не думала, что здесь будет властвовать Вечный Лед, — рассудительно проронил я. — Это их земля, их порядки, их магия.

— Могли бы пригасить на время торжества, — проворчала сестрица уже более спокойно, так для проформы, чтобы последнее слово оставалось за ней, а не потому что действительно спорила.

Я ничего не сказал в ответ, молча пожал плечами, дожидаясь пока небольшая процессия дойдет до главного места праздника.

— Сиятельные Виктор и Полина Строгановы, — возвестил о прибытии новых гостей мажордом, стоило нам дойти до очередных распахнутых настежь двойных дверей, больше похожих на небольшие, но невероятно узкие и высокие ворота.

К нам сразу навстречу подошла женщина средних лет. В изысканном платье зеленых цветов, темные волосы скрепляла заколка, украшенная нефритом, а на груди покоилась брошка с большим изумрудом.

— Виктор, рада, что ты смог выбраться. Полина, ты как всегда очаровательна, — защебетала женщина, протягивая руки для легкого пожатия и обнимая за плечи, имитирую поцелуй в щечку.

Галина Юрьевна Охотникова, жена местного князя, официальная хозяйка праздника.

Приветствие, пустой треп ни о чем на пару минут. Как поживаете? Как здоровье уважаемого Кирилла Константиновича? Как дела дома? И все в таком роде. Под конец добрые пожелания провести весело время этим вечером.

И легкий, едва заметный намек на мое положение. Куда уж без этого. Слухи разнеслись далеко. Дотянулись даже до этих далеких краев.

Я предпочел сделать вид, что не заметил намека. Вежливо растянул рот в холодной улыбке и больше слушал, чем говорил.

Ее бы можно принять за милую тетушку, повстречавшую своих дальних племянников, но вот беда, пока голос сочился патокой меда, глаза глядели остро и цепко, замечая любую деталь после каждой сказанной фразы.

Прямо не живой человек, а бездушный сканер с кучей электронных плат внутри…

Терпеть таких не могу.

Как обычно светский раут колдунов отличался разнообразием нарядов приглашенных, напоминая прием в каком-нибудь из фэнтезийных миров. Модники не ограничивали свою фантазию в стремлении показать свою принадлежность к определенной стихии.

Впрочем, традиционные вечерние туалеты на дамах здесь тоже присутствовали, как и классические костюмы у мужчин. Не все обращали чрезмерное внимание на собственный вид.

То тут, то там в толпе гостей мелькали люди, отдающие дань более консервативным одеяниям. В этом плане я в своем сером пиджаке, темной сорочке и черных брюках не слишком выделялся среди них.

Мимо проскользнула официант, здесь предпочитали использовать живую обслугу, в отличие от Чертогов Льда, где преобладали големы. Полина ловко подхватила с проплывающего мимо подноса два фужера с шампанским. Один тотчас протянула мне.

— Посмотрим, чем тут угощают, — промолвила она, делая небольшой глоток.

Охотниковы всегда праздновали летнее солнцестояние. Тесно связанные с природой, они воспринимали эту дату как-то особенно близко и отмечали ее с завидным постоянством с самого дня основания клана. Приглашали гостей, устраивали празднество в честь самого длинного дня в году.

Забавно, у Курбатовых, известных оборотней и в определенной степени тоже относящихся к лесной стихии, похожее мероприятие проходило зимой. Эти отмечали самую длинную ночь. Правда и в начале лета тоже вроде устраивали еще один бал, за всеми этими тусовками не уследишь.

Кто восхвалял весеннее и осеннее равноденствие я был не в курсе, туда еще приглашения не приходили.

Хотя, по правде говоря и на эту вечеринку меня формально не звали. Это все затея Полинки. Мы с ней в последнее время стали меньше видеться, и она решила, что это отличная возможность побыть вдвоем. Я не возражал, потому что тоже порядком скучал по названной сестрице, несмотря на ее невозможный взбалмошный нрав.

— А что, вроде неплохо, — я тоже сделал глоток. Мы неторопливо фланировали по залу, находясь все так же под ручку.

На нас оглядывались. Украдкой, стараясь не встречаться взглядом. В основном представители малых родов и вассальные семьи.

«Близнецы» — шелестело среди пестро наряженной публики.

«Владыки Холода» — еще глуше звучало вдогонку.

И совсем уже на грани слышимости уважительно-опасливое — «ледышки».

Вечный Лед редкий гость в здешних краях. А члены правящего рода клана Строгановых и подавно…

— Как вообще у тебя дела? — спросила Полина, рассеяно оглядывая центральный зал с живым фонтаном в форме низвергающегося водопада. Судя по голосу, она опять намеревалась вернуться к первоначальной теме.

Я не скрываясь поморщился. Опять двадцать пять. Ну не охота мне это обсуждать. Да и нечего обсуждать, если уж на то пошло. Все вышло, как вышло.

Если вкратце, женитьба с Алисой не состоялась. Помолвку расторгли, стороны разошлись. Волконские переметнулись под крыло Орловых.

Сначала никаких разговоров об отмене брака не шло. Княгиня Волконская отлично понимала, что за оскорбление такого рода, князь Кирилл достанет везде. Не спасет никакое заступничество. Она всего лишь сделала небольшой намек и тут случилось это. Совершенно неожиданно для всех, князь согласился и даже одобрил всецело идею.

Оказалось, за прошедшее время расклад в политике изменился. Орден Крови покинули многие кланы, его влияние, как в стране, так и в мире существенно снизилось. А неплохих целителей вокруг хватало и без династических браков.

Кирилл Константинович вознамерился вернуться к прежнему плану. Хотел выдать меня за более выгодную партию — Светозару, наследницу Бельских, последнюю из рода владык Темной Дубравы.

Тут уж у меня, что называется взыграло. Я вспылил, отказал, первый раз в жизни накричал на князя. Прозвучало много обидных слов с обеих сторон. За три месяца близкого общения у меня появились к Алисе настоящие чувства. А у нее ко мне. Ну, точнее я так думал тогда…

Что в основном меня окружало до этого в жизни? Лишь смерть и война. Заботливая и ласковая Алиса выступила отдушиной в противовес всей этой грязи. В этом отношении ее действительно хорошо готовили в Ордене Крови…

И тут вдруг такой жестокий удар. И подставляться по новой я уже категорически не желал. Так что послал князя с его новой женитьбой, посоветовав искать себе другого племенного бычка.

Старший Строганов в гневе велел убираться прочь, пока юношеская дурь не пройдет, а до тех пор не сметь показываться ему на глаза. И вообще посещать Холодный Предел.

Признаюсь честно, я был готов бороться за счастье. И первым делом направился к Алисе. Но и там меня ждало разочарование, больше похожее на ушат холодной воды. Послушная дочь не захотела идти наперекор собственной матери и смиренно приняла решение старших в роду.

Было горько и было невероятно обидно. Наверное, это можно назвать разбитым сердцем. Не знаю. Лично у меня тогда возникло дикое желание крушить все подряд. Помню, как сила потекла послушными ручейками, откликаясь на призыв своего повелителя. И лишь неприкрытый испуг в глазах княжны остановил меня тогда от окончательного впадения в бешенство.

Я не винил ее. Девчонку так воспитали. Но и простить предательства тоже не мог. В общем, послал далеко и надолго, посоветовав напоследок не попадаться мне на глаза…

Смешно, помнится тогда я повторил почти те же слова, что сказал мне князь на прощание…

Ну а дальше все просто. Так как помолвку расторгли, то и все подарки подлежали возврату. В том числе оба острова, особняк в центре Хладограда, пентхаус в Зладограде и другие вещи попроще. Одни Демидовы не стали жадничать, оставив боевой артефакт в моем пользовании.

Странная сложилась ситуация. Фамилию Строгановых у меня так и не отобрали, формально из правящего рода клана не исключили. Но при всем при этом действовал запрет на нахождение в Холодном Пределе.

Князь был согласен на возвращение лишь при условии непременного извинения перед ним и согласия на брак со Светозарой. О чем мне сообщил Мстислав, пару раз навестивший после.

Я отказался, потому что не считал себя виноватым и ушел. Не из клана. Только из Холодного Предела. Покинул территорию, как только подвернулась возможность.

Выручил меня Григорий Мамонтов. Молодой и успешный банкир узнал о размолвке с князем и предложил пожить пока в одной из его квартир в Златограде. На что я с благодарностью согласился.



Нашел подработку, много тренировался. Так и жил не тужил, собираясь опять поступать в Златоградский Лицей для получения классического магического образования. Пока вдруг вчера не заявилась Полина и не утащила за многие тысячи километров от дома на празднество клана Охотниковых…

* * *

*Холодный Предел. Чертоги Льда.

*Личный кабинет князя. 01:11


— Ты уверен, что данные верны? — Кирилл Константинович быстро просматривал папку с бумагами, уделив особое внимание последним страницам.

Именно там содержались общие выводы череды проведенных экспериментов по исследованию влияния магического фона на живые организмы.

— Абсолютно, — Мстислав скупо кивнул. — Опыты убедительно доказали, что вероятность возникновение дара связана лишь относительно, касательно показателей плотности излучения магии.

Князь с отвращением швырнул документы на стол, встал, неторопливой походкой прошелся до окна и обратно, напряженно морща высокий лоб.

— Другими словами, поголовное рождение магов нам не увидеть?

Мечта о клане, целиком состоящем из одаренных разбилась в прах. Понятно почему властитель Холодного Предела находится в дурном настроении. Его мечты и надежды только что испарились.

— Процент повысился незначительно, а вот смертность возросла на порядки. Человеческий организм просто не справляется со слишком большим магическим фоном, — объяснил первый советник.

Они находились с ним в кабинете одни. Пришли последние результаты, и хозяин Чертогов Льда незамедлительно вызвал помощника на срочный доклад несмотря на позднее время. За широким окном из прозрачного зачарованного льда черным покрывалом темнела поздняя ночь.

— Ученые могут что-нибудь сделать? Есть предложение, как увеличить первый показатель и уменьшить второй? — князь все еще не сдавался от осуществления своего изначального плана.

Длань Войны покачал головой, его тоже расстроили данные, тотальное наделение даром давало невероятные возможности для стремительного расширения влияния клана. Как в политическом, так и в военном аспектах. Не говоря уже о значительной территориальной экспансии. Сначала первые в стране. Потом первые в мире. С такими технологиями это не казалось чем-то невероятным. Наоборот, более чем реальным.

Но не срослось.

— Для усиления выносливости необходимо вмешательство на генетическом уровне. Однако тут появляются трудности. Способность к магии тоже проявляется в генах и одно изменение влияет на другое, появившееся вследствие излучения насыщенного магического фона. Они вступают в противоречия с самими с собой. Начинаются необратимые разрушительные процессы.

— Исследования продолжаются? — осведомился князь.

Здоровяк с фигурой тяжелоатлета помолчал, крупные пальцы побарабанили по лежащему на коленях ультратонкому рабочему планшету.

— Я могу приказать продолжать программу дальше, но как уже и сказал ранее, шанс на успех очень мал, — возникла еще одна короткая пауза, а следом за ней неохотное уточнение: — Исчезающе мал.

Старший Строганов испытывающее взглянул на помощника.

— То есть, ты не хочешь тратить ресурсы на проект? Считаешь отдачи не будет?

Советник пожал мощными плечами, пошитый на заказ дорогой пиджак натянулся вокруг бугрящихся гор мышц.

— Думаю процент вероятности достижения цели не оправдывает вложенных средств. Мы уже потратили очень много. Продолжать дальше, значит выкидывать деньги на ветер, — закончил Мстислав твердым голосом, абсолютно уверенного в собственной правоте человека.

Князь не стал ему сразу возражать. Он всегда с уважением относился к мнению своих ближайших помощников.

Вот только сегодня на совещании присутствовал лишь один из них. Вторая, Длань Порядка, сейчас находилась далеко за пределами Хладограда и Чертогов Льда. Можно конечно вызвать по связи, но князь не очень любил пользоваться техникой, прибегая к помощи электронных устройств лишь в крайнем случае.

— А что Лариса? Небось поддерживает решение? — насмешливо изогнул правую бровь Кирилл Константинович.

Нелюбовь советника, отвечающего за мирную составляющую жизни клана, к излишним жертвам, являлась общеизвестной. В отличие от Мстислава, Лариса была Созидателем и потому всегда остро переживала смерти других.

Что, в целом не мешало ей при необходимости твердо отстаивать интересы рода, не уступая в горячности Воинам.

— Она понимает, что пытаться бесконечно нельзя и когда-нибудь стоит остановиться, — нейтрально заметил Мстислав.

Бросать камень в огород своего извечного оппонента он не стал, хотя при других обстоятельства не преминул бы каким-нибудь образом задеть деятельность Ларисы. Однако сейчас не время и не место. Это советник тоже прекрасно осознавал.

Князь одобрял и поддерживал соперничество между своими «правой и левой рукой», но также четко следил, чтобы дело никогда не доходило до открытой свары.

— А я вот считаю иначе, — заявил Патриарх, упрямо поджав рот. — Это слишком хорошая возможность, чтобы так легко от нее отказываться. И потом, ты же не думаешь, что другие кланы не ведут похожие разработки в собственных лабораториях?

Мстислав в очередной раз пожал плечами. Князь говорил очевидные вещи, но не указывать же ему на это.

— Вполне вероятно, — бесстрастно ответил он.

Кирилл Константинович победно вскинул вверх указательный палец.

— Вот, — нравоучительно протянул он. — А ты предлагаешь закрыть проект.

И снова от советника последовало пожатие мощными плечами.

— Достигнув наших результатов, они тоже упрутся в стену и вынужденно отступят, — сухо проронил он.

Лицо князя нахмурилось.

— Не факт, может найдется выход из ситуации и случится прорыв. Что нам тогда делать? На каких задворках окажется в таком случае клан Строгановых в будущем?

В ответ тишина. Положение клана слишком деликатная тема, чтобы бездумно бросаться словами. Особенно, что касается его дальнейшего развития.

— Можно сократить расходы программы, — все никак не отказывался от мысли слегка поумерить аппетиты ученых на исследовательский проект в пользу других важных сфер Длань Войны.

Некоторые из которых занимали не менее стратегическое значение. Например, вооруженные силы клана. В последнее время расходы на армию существенно снизились. Слишком много требовалось денег в других местах. Территория Холодного Предела очень серьезно расширилась. И поглощение новых земель шло очень туго и трудно.

Поняв, что советник от своего не отступит и будет настаивать до последнего, князь махнул рукой.

— Ладно, уговорил, пусть немного урежут бюджет умникам, — сказал он и тут же уточнил: — Но не слишком, чтобы работа над проектом вовсе не прекратилась. Ясно?

Мстислав кивнул. Редкое дело, ему удалось сдвинуть Патриарха в его решении. Совсем чуть-чуть, но все же. Успех окрылил. Чем черт не шутит, может удастся и по другому вопросу найти компромисс? Эта проблема беспокоила Мстислава уже очень давно. Если быть точным, с самого начала своего появления.

— Раз уж результаты оказались отрицательными и в ближайшее время клану точно не грозит стремительное пополнение из числа новых одаренных, то может стоит задуматься о…

Докончить он не успел. Не дали. Князь стремительно развернулся, ноздри старшего Строганова хищно раздулись, в глазах заплескалась неприкрытая злость.

— Опять про Виктора хочешь просить? — яростно прошипел он. — Сколько раз повторять, пока несносный мальчишка сам не одумается и не придет с покаянием, ничего слышать о нем не хочу.

Кирилл Константинович прошелся по кабинету, остановился и тут же противореча своему недавнему заявлению неожиданно спросил:

— Чем он вообще занимается?

— В основном продолжает тренировки, — быстро ответил Мстислав, как будто ожидая вопрос о судьбе бывшего ученика.

И неудивительно, князь может и ярился, но дураком он никогда не был. Отказываться от Повелителя Льда насовсем будет глупым поступком, несмотря на все разногласия. Слишком расточительно разбрасываться столь ценными кадрами в столь неспокойное время.

— Где живет?

Об этом Мстислав уже докладывал раннее, но счел нужным снова напомнить.

— У Григория Мамонтова в Златограде. В одной из его квартир.

Возникла пауза, советник не знал, стоит ли продолжить доклад о судьбе «блудного сына», а хозяин кабинета раздумывал о причинах произошедшей в прошлом размолвки.

— Его уже пытались перетянуть на свою сторону другие кланы? Твои орлы из разведки Детей Вьюги зафиксировали какие-либо посторонние контакты? — наконец осведомился князь.

Мстислав отрицательно покачал головой.

— Нет, ничего такого. Все в пределах обычного поведения, — Длань Войны помолчал. — Вроде собирается поступать в Златоградский Лицей. Хочет получить нормальное магическое образование.

Кирилл Константинович прошел вдоль длинного стола, уселся в свое кресло с высокой спинкой, неторопливо откинулся назад. Его лицо сохраняло отрешенно-задумчивое выражение.

— Что же, похвальное рвение. Учиться никогда не поздно. Наш с ним курс носил несколько односторонний характер.

Все верно, обоих Повелителей Льда прогоняли по ускоренной программе боевых магов исключительно для войны. Когда дар целенаправленно готовили нести смерть и разрушение. А любому одаренному требовалось разносторонне обучение. В идеальном варианте. Что Воинам, что Созидателям.

— Твои люди его плотно опекают? — Патриарх остро взглянул на советника.

Мстислав кивнул. Что тут скажешь? Выпускать из поля зрения Повелителя Льда было бы несколько нерационально. С того момента, как брат Полины покинул Холодный Предел, его постоянно вели специалисты особого подразделения.

Князь еще некоторое время посидел, что-то обдумывая, затем махнул рукой и сказал:

— Снять постоянное наблюдение. Приглядывайте, но без фанатизма и без контроля. Не вмешивайтесь. Посмотрим, как Виктор себя покажет. А там поглядим…

Глава 2

*Дальний Восток. Владения клана Охотниковых.

*Загородная резиденция. 17:10


Вставленное к месту острое слово зачастую могло ранить не хуже удара хорошо заточенным клинком. Особенно при общении в великосветских кругах. Здесь любили задевать соперников тончайшим намеком на несовершенство.

Не оскорблять напрямую, ни в коем случае нет, чтобы не выглядеть простым грубияном, а сделать так, что человек почувствовал бы свою ущербность и незначительность от пары небрежно брошенных фраз. Этому учили с самого детства.

Изначально мы с Полиной не получили классического воспитания аристократов, родившихся и выросших в благородной семье одного из великих родов.

Голубая кровь, белая кость, плоть от плоти старых семей, те, кто в Златоградском лицее именовали себя не иначе, как «истинными магами», потому что с самого начала появлялись на свет с колдовским даром.

Наше происхождение на фоне этих дам и господ выглядело не очень солидно, не говоря уже о всей родословной, где вряд ли можно встретить предков, замеченных в деяниях, достойных героев.

Казалось бы, бывший сирота ничем не примечательного сиротского приюта и девочка из неблагополучной семьи, осужденная за убийство своего отчима, должны ощущать себя не в своей тарелке в блестящем великосветском обществе магической знати.

И тем не менее мы не терялись. Гордо держали головы и смотрели на присутствующих на равных, не испытывая смущения и не считая себя ниже других.

Дело в том, что у кланов способности к магии всегда стояли на первом месте, легко перекрывая любое право крови через рождение. В этом отношении колдовские семьи (и не только русские, зарубежные тоже) отличались от привычных дворянских сообществ, где генеалогия играла главную роль.

Здесь же в первую смотрели на личную силу, на магический дар, а лишь затем на все остальное. Так завещали традиции, пришедшие из прошлых времен. Отбор лучших из лучших, сильнейших, для вхождения в правящий род, так повелось с незапамятных времен основания кланов, когда первые Патриархи подчиняли своей воле стихии и выбирали в ближний круг людей, опираясь исключительно на их личные качества, а не на то кем они родились изначально.

Определенная тень отчуждения присутствовала, не без этого. Но небольшая, некритичная для общения. И пусть мы пока не знали точно, какую вилку брать для салата, а какую для мяса, запросто могли перепутать бокалы для красного и белого вин, никто не посмел бы нас этим попрекнуть по-настоящему.

Потому что прекрасно знал, кто такие Повелители Льда…

Хотя умение изысканными словами послать собеседника в долгое эротическое путешествие могло здорово пригодиться на великосветских тусовках, этого не отнять…

— Я слышал ваши земли в Скандинавии до сих пор не освоены, — непринужденным тоном произнес Леонид. — Возможно не стоило так спешить и объявлять права на эти территории. Как вы считаете?

Высокий худощавый парень бросил на Полину невинный взгляд. Скрытая подколка насчет чрезмерно расширившихся владений Холодного Предела и малого количества выделенных сил для их полного контроля легким порывом прошелестела в бархатистом голосе лощенного повесы.

Леонид был Орловым. Третьеразрядным племянником младшего брата главы клана. Или что-то вроде того. Всегда запутывался в хитросплетениях родственных связей князей.

Недостаточно сильный чтобы подняться выше по лестнице клановой иерархии и недостаточно слабый, чтобы вылететь из правящего рода навсегда, он представлял огненный клан на приеме Охотниковых.

— Торопливость в таком деле не нужна. Сначала необходимо полностью очистить территории, а затем уже их заселять, — любезно ответила Полина, по ее губам блуждала рассеянная улыбка.

За последние месяцы сестренка успела побывать на многих мероприятиях подобного рода. Пообтесалась и за словом в карман не лезла, отбивая словесные нападки с легкостью умелого игрока.

— А как у вас дела с Хранителями Тишины? — продолжила Полина, перед этим не забыв отпить маленький глоток из фужера с шампанским.

По лицу Орлова едва заметной тенью скользнуло кислое выражение. Из-за большой плотности заселенности центральных районов у огневиков начались большие проблемы с органами правопорядка. Ходили неясные слухи, что на уровне областей в отдельных провинциях вообще не признавали новую центральную власть.

— Мы понемногу наводим порядок, — сухо ответил Леонид.

Сестренка доверительно склонилась в его сторону и негромко заметила:

— А я слышала совершенно другое. Говорят, кое-кто из ваших вассалов вовсю глядит на сторону и не прочь перейти под руку более достойного господина, — сказала и тут же с досадой покачала головой, словно сетуя на отсутствие преданности у отдельных представителей малых магических родов.

Орлов улыбнулся самыми кончиками губ, больше никак не реагируя на замечание, высказанное с явным сарказмом.

Вечный Лед и Неугасимое Пламя никогда не дружили друг с другом. Окружающая публика с любопытством следила за пикировкой между членами двух сильнейших русских колдовских кланов. Натянутые отношения между Строгановыми и Орловыми ни для кого не являлись секретом.

— Наши вассалы держат слово, — вяло огрызнулся Леонид.

Судя по напряженному блеску в глазах, он уже пожалел, что вступил в перепалку с языкастой ледышкой.

— Да вы не волнуйтесь, — Полина деланно рассмеялась. — Холодный Предел с удовольствием примет всех недовольных. Мы всегда рады притоку свежей крови извне.

Тут она сделала паузу и слегка прищурилась.

— Могу замолвить словечко даже за вас. Уверена, человек ваших талантов придется при дворе князя Кирилла. Никогда не хотели поселиться в Чертогах Льда? — сказал сестрица, причем сделала это таким тоном, что судя по интонациям имелось ввиду вовсе не обычные гостевые покои в главном дворце Строгановых, а подземные казематы для пленников.

Я не сдержался и хмыкнул. Вот дает, это она его так вежливо в темницу что ли приглашает? Острячка блин.

Всю перебранку (проделанную очень вежливыми тоном, надо отдать должное обеим сторонам) я индифферентно крутил в руках наполовину опустившей бокал, следя за разговором вполуха.

Сестрица в своем репертуаре. Она и до этого вела себя, как стерва, а уж покрутившись среди сливок общества и вовсе стала натуральной язвой. В этом отношении я ей здорово проигрывал.

Орлов уже не скрываясь скривился, будто свежий лимон сжевал. Фактически ему не только косвенно пригрозили пленом, но еще и умудрились засомневаться в преданности родному клану, предложив перейти на другую сторону. Тут уж волей-неволей начнешь морщиться.



Полина прошла по самой грани прямой грубости, тонко сумев рассчитать нужный момент.

Говорил же, за прошедшее время она успела поднабраться опыта в общении на светских раутах. В отличие от меня.

— С удовольствием посещу Цитадель Строгановых при случае, — к чести Леонида он сумел сдержаться и не ответить примитивными ругательствами, хотя судя по виду ему этого очень хотелось. — В сопровождении надлежащего эскорта, разумеется.

О как, а вот это уже намек на штурм твердыни ледяного клана. Мол я обязательно приду, но с армией.

— Прошу прощения, — не дожидаясь следующей реплики Полины Леонид откланялся.

По толпе, кто внимательно прислушивался к пикировке, прошелестел вздох разочарования. Скандала не случилось. Никто в краткой словесной баталии не получил ощутимого преимущества. Обменялись уколами и разошлись.

Ретировался огневик так же непринужденно, как и появился, под ручку со своей спутницей, как и я, за весь разговор не промолвившей ни слова. На Полину смазливая красотка вообще не смотрела, уделив основное внимание моей скромной персоне.

— Чего это она на меня так пялилась? — судя по алому платью, барышня тоже относилась к московскому клану.

— А ты не знал? — сестрица проводила спину уходящего огневика раздраженным взглядом и повернулась ко мне. — После отмены помолвки, многие великие рода рассматривают твою кандидатуру в качестве потенциального жениха для своих незамужних девиц. Очень уж лакомый кусок — свободный Повелитель стихий.

Я мысленно «пришел в ужас». Этого еще не хватало.

— Издеваешься? Да после случившегося я вообще ни о какой женитьбе и думать не собираюсь. Пошли они все со своими хотелками.

Полина (зараза такая) как-то нехорошо усмехнулась и быстро поменяла фужер с остатками шампанского на новый.

— Ну прямо здесь тебя хомутать конечно не будут, — «успокоила» она меня. — Но сватов могут заслать. Для обсуждения возможного приданного. Думаю, миллионов десять запросто можно выторговать. Возможно даже под венец пойти не понадобится. Осеменишь парочку-другую дурех и свободен.

Я аж поперхнулся от нарисованной картины. Меня в племенные быки? Совсем с ума спятила? Нет, она все-таки издевается.

— Орден Крови давно уже кончился, туда ему и дорога, — огрызнулся я недовольно. — И все сводники могут смело отправляться вслед за ним.

Сестрица жизнерадостно рассмеялась, моя вытянутая физиономия ее весьма позабавила.

— А кто сказал, что практика заключения браков для получения сильного потомства осталась в прошлом? Появление новых одаренных вовсе не означает отказ от дедовских, проверенных веками способов, — Полинка озорно подмигнула.

Нет, иногда она становилась полностью невозможной. Все еще злится за проигранную гонку, вот и щекочет мне нервы. Но ничего, мы так сказать, тоже не лыком шиты.

— В таком случае, тебе еще больше нужно опасаться возвращения к старым традициям. Если только тебя не прельщает роль родильной машины для детей с потенциально сильным магическим даром.

Пришла очередь хмурить брови сестрице, судьба стать ходячей утробой для создания новых колдунов ее совсем не прельщала.

— Ах ты жопа с ушами, — сказала она и неожиданно тепло улыбнулась. — Как же мне не хватало тебя, братец.

Я усмехнулся.

— Мне тебя тоже.

В зале продолжался прием. Звучал громкий смех, раздавались двусмысленные остроты, представители конкурирующих родов подзуживали друг друга, интриговали, иногда флиртовали, задиристые интонации то и дело сменялись игривыми.

На летний бал в основном собрались молодые, здесь не встретить угрюмой задумчивости и серьезной молчаливости, характерной для собраний старших клановых иерархов. Здесь царствовал шум, гам и веселый перезвон полных бокалов.

Впрочем, политику тоже не забывали, как и подковерную грызню между кланами. А что еще обсуждать отпрыскам родов, ставших новой элитой? Очередную сумочку от модного дизайнера? Или обновленный спорткар? Разумеется, это тоже присутствовало, но не в таких количествах, как у золотой молодежи прошлых власть имущих. В этом отношении юные колдуны довольно сильно отличались от своих сверстников из числа обычных людей.

— … Европу так до конца и не зачистили…

— … будут использовать в своих интересах, почему нет?

— … хунганы неплохо по ним прошлись, но недостаточно.

— … никто не хочет тратить военные ресурсы и подставляться под удар соседей.

— … а мне нравились фон Бергеры, такие лапочки, все рослые, учтивые…

— … меня сейчас больше волнует Япония, мы на периферии и без поддержки.

— … никто и не обещал помощь, все лишь на словах. Орловы, как обычно тянут одеяло на себя, строят из себя самых главных.

— … я слышал, что Курбатовы предлагают Охотниковым союз. От этого выиграют все.


— Оборотням нельзя доверять. У них две личины, пойди угадай, с какой ты заключаешь договор и не отзовет ли другая потом свое слово…

— … А что Строгановы? Не будут вмешиваться? Если сюда высадятся Дети Вьюги, то ни о каком вторжении говорить не придется. Мало кто захочет воевать с ледышками.

— … ага, если здесь появятся Владыки Холода большими силами, то их потом уже ни за что не выгонишь…

— Да не будет никакого вторжения. Все уже обговорено. Заключат договор о нейтралитете. Для этого сюда прислали переговорщика от японских кланов.

— Ты про Такеши? Кто-то сказал, что он на приеме, только я его еще не видела. Симпатичный?

— Вам только смазливую мордашку подавай…

Гомон множества голосов не мешал изредка выхватывать обрывки бесед, прислушиваться, анализировать и запоминать полезную информацию.

— Думаешь правда? — неторопливое передвижение в конечном итоге привело нас к столику между двумя увитыми плющом колоннами из мореного дуба, рядом негромко журчал декоративный фонтанчик, в обрамлении клумбы из ядовито красных цветков крайне экзотичного вида.

— О чем ты? — Полина примерилась и подхватила с серебряной подставки сочную клубнику, не забыв перед этим макнуть ягоду в сливки, чтобы лакомство оттеняло шампанское.

— Слухи о всеобщем Соборе всех русских магических кланов, — пару минут назад в одном из случайно подслушанных разговоров какой-то парень, судя по одежде цвета морской волны из водного клана, довольно уверенно заявлял, что совместная встреча всех великих родов России произойдет в ближайшее время.

Больно уж молодой чародей убедительно говорил, будто о свершившемся факте.

— Да, через месяц вроде собираются, — беспечно подтвердила Полина, не делая из новости какое-то значимое событие.

Я удивленно приподнял брови. Однако. Сестренка оказывается неплохо осведомлена о планах высших эшелонов власти.

Правда, стоило ли удивляться, она входит в правящий род. На совещании кланового Совета наверняка досконально обсуждали данный вопрос.

— Ты бы сам знал, если бы не сидел в Златограде, — без труда угадав ход моих мыслей отчеканила девушка.

По моему лицу скользнула гримаса раздражения.

— Обойдусь, — буркнул я, досадуя, что мы похоже опять рискуем вернуться к неприятной теме.

Но похоже Полина поняла, что заводить пластинку о возвращении сейчас явно не к месту и поэтому не стала заострять внимание на причинах моего беспокойства. Вместо этого поделилась информацией:

— Князь Орлов позвал глав всех кланов обсудить дальнейшие действия, — сказала она, взяла паузу и не замедлила уточнить: — Совместные действия.

— Да? — протянул я, не хотелось признаваться, однако сведения звучали весьма любопытно. — И что конкретно Всеволод Юрьевич хочет обсудить? Ты случайно не в курсе?

Полинка смерила меня укоризненным взглядом, мол, может ну ее эту политику, смотри какая клубника классная. Вкуснятина… А ты редиска такая, отвлекаешь милую барышню глупыми расспросами.

Поняв, что сочувствия не дождется и что придется отвечать, княжна Строганова протяжно вздохнула.

— Будущее русских земель, что же еще, — безразлично сообщила она и поспешила подхватить еще одну ягоду.

Странное дело, наблюдать, как один из опаснейших боевых магов России с упоением поедает клубнику.

— Неужели думают о создании общего государства? — неприкрыто удивился я.

Что тут скажешь, Патриархи всегда отличались самостоятельностью и очень болезненного реагировали на любые попытки ограничить собственную свободу. После Великого Откровения из-за этого фактора даже развернулась самая настоящая война между малыми и великими родами.

Недаром ведь крепости кланов издавна знали в мире, как Цитадели гордыни. Лидеры слабых кланов не захотели склонять головы перед более сильными и поплатились за это жизнью.

А тут такой пассаж. Не вяжется.

— Что-то вроде того, — беспечно кивнула Полина и снова потянулась к блюду с ягодами.

— Думаешь захотят? — с сильным сомнением протянул я.

— Это вопрос не желания, а выживания, — нравоучительно заметила ученица князя Кирилла, приподнимая в салюте бокал с шампанским.

— В смысле? — я тоже промочил горло веселящими пузырьками.

Действуя назло медлившей сестрице взял вместо клубники на закуску мясное канапе, вроде не слишком подходящее для такого напитка. И с крайне независимым видом принялся жевать.

— Процессы консолидации по территориальному признаку зафиксированы по всей планете, — Полина наблюдала за моим маленьким демаршем со смесью иронии и раздражения.

— Да? — я подхватил еще одну порцию мясного угощения, аккуратно освободил из плена зубочистки и принялся с упоением пережевывать.

А вообще неплохо. Слегка островато, но довольно вкусно. Жаль нет пива вместо шампанского. Сейчас бы светлого пшеничного нефильтрованного хлебнуть. Красота.

Бар далеко, идти продираясь сквозь толпу слишком лениво. Делать нечего, придется ловить официанта.

— Да, такие поползновения замечены почти на всех континентах. В основном сближение идет по географическому признаку, нередко в границах бывших государств, где находились маго-зоны. США, Бразилия, Япония, Китай — многие кланы этих стран сейчас активно ищут точки соприкосновения между собой.

Я зацепил проходившего мимо официанта и попросил принести бокал светлого.

Вымуштрованная у Охотниковых обслуга. Гляди, как рванул. Надеюсь пиво здесь соответствует уровню исполнительности слуг. А то будет обидно, на персонал потратились, а на хорошие напитки пожалели.

— Неужели в Штатах грызня закончилась? — признаться честно, после памятного рейда по бункеру Пентагона я перестал следить за ситуацией на американском материке.

В нашу бытность там, ван Хоторны и Морганы неплохо сцепились между собой за главенство на западном побережье бывших US. Стихия Молний бросила вызов стихии Пространства. И понеслась. Пока одни с упоением долбали Вашингтон, топча берцами знаменитую лужайку перед Белым Домом, вторые устроили контратаку на Бостон. Веселье поднялось страшное.

— Кстати, чем тогда все закончилось?

— Ты про разборку между прыгунами и шокерами? — Полина пренебрежительно отмахнулась. — Да ничем толковым. Никто так и не смог одержать верх. Пока одни разоряли владения неприятеля, соперник занимался тем же самым. Поубивали кучу народу с каждой стороны и разошлись. Собственно, большие потери и вынудили их пойти на переговоры между собой. Быстро дошло, что ослабленным состоянием может воспользоваться кто-то третий, вот и принялись усиленно сближаться.

— Удивительная прагматичность, — пробормотал я.

Для меня это звучало немного дико. А пиндосским колдунам нормально. Перед лицом общей угрозы бывшие враги почти молниеносно заключили мир и создали совместный альянс. Очень практичный подход.

Сомнительный с этической точки зрения, но очень практичный. Этого не отнять.

— Такое творится сейчас повсеместно, — просветила меня сестрица. — Старые враги в быстром темпе замиряются и создают союзы. Аналитики прогнозируют, что в ближайшие годы политическая обстановка в мире весьма сильно изменится. На картах появятся новые образования.

— Кланы в единой упряжке на долгосрочной основе? — я с сомнением покачал головой. — Передерутся. Это же хуже, чем пауки в банке. Вспомни последние переговоры после рейда в Европу.

Еще одно знаковое событие. Я тогда еще жил в Холодном Пределе и был в курсе событий. При возвращении кто-то из Патриархов предложил сохранить общую армию русских кланов, так другие подняли такой хай, что небесам тошно стало. Никто не желал уступать и толику власти, тем более отдавать своих солдат (что еще хуже боевых магов) под чужое командование.

— Они тогда по жалкому батальону не захотели выделять, а ты говоришь о совместном государстве, — я со скепсисом усмехнулся. — Да они скорее удавятся, чем пойдут на это. Сама знаешь, ни один князь не позволит кому-то встать над собой.

Полина пожала плечами, аккуратно поправила сползшую бретельку шелкового платья цвета свежего молока и поболтала остатками шампанского в полупустом фужере.

— У них выбора нет, — повторила она ранее высказанную концепцию о желании и нежелании. — В одиночку выжить становится все сложнее. Если те же японцы создадут единую Империю, то такое соседство станет опасно для Курбатовых и Охотниковых. Они не выстоят против гипотетического удара объединенных кланов самураев. Они это отлично понимают, потому и дали уже предварительное согласие на участие в Соборе.

Я задумался, прикидывая расклад сил. Звучало логично. Для дальневосточников тенденция к объединению несомненно принесет весомую выгоду.

А что насчет остальных? Например, князь Кирилл Константинович всегда отличался скверным, неуступчивым нравом. Бесполезно надеяться, что хозяин Чертогов Льда добровольно согласится ограничить свою власть какими-то договоренностями с другими кланами.

Прохоровы. Эти вообще отдельная история. Еще до Великого Откровения водный клан успел переругаться с большей частью магических родов, не желая забывать ни одной нанесенной обиды. Их с большим трудом удалось уломать на одиночное совместное выступление против европейских кланов. Рассчитывать на что-то большее, все равно что верить в пришествие под Новый Год Деда Мороза.

Мечниковы, Шуйские, Гагарины, Глинские и еще ряд других семей поменьше также имели свою точку зрения на пределы собственной власти. Кто из них захочет ей поступаться? Тем более ради такого эфемерного понятия, как «угроза в будущем»?

Не знаю, что-то сильно сомневаюсь по поводу этой затеи. Похоже в этот раз Орловы здорово переоценили свои силы и влияние.

— Кстати о японцах, смотри кто идет, — Полина кивком указала на приближающуюся в нашем направлении плотную группку людей.

Во главе неторопливо шествовал молодой парень азиатской наружности в классическом костюме-тройке темных тонов.

— А это еще кто? — спросил я.

— Ояма Такеши, второй сын главы клана Такеши, — просветила меня названная сестрица.

Про клан Такеши я слышал. Сильнейший на японских островах на данный момент магический род. Практикуют Стихию Тени. Умелые бойцы и непревзойденные убийцы, мастера тайных проникновений и прочая-прочая. Такие себе ниндзя с налетом активного использования чародейской составляющей.

Мстислав о них отзывался весьма уважительно. А это что-то да значило. Не так-то просто впечатлить Длань Войны Холодного Предела.

Тем временем процессия достигла нас, представитель японского клана отвесил учтивый поклон Полине на европейский манер, перевел взгляд на меня и немного притормозил. Карие глаза равнодушно скользнули по лицу и зацепились за небольшой значок на лацкане пиджака. Судя по реакции, азиат его узнал.

Снежинка — герб рода Строгановых и заодно символ Детей Вьюги. Одеваясь на официальные мероприятия, я нередко цеплял значок в силу устоявшейся привычки.

— Большая честь встретить Владык Холода, — последовал более церемониальный поклон в чисто японском стиле.

Говорил заморский гость по-русски довольно чисто, с едва уловимым акцентом.

— А для нас честь приветствовать Идущего тропою сумрака, — ответила Полина почти в точности повторяя поклон собеседника.

Я с любопытством на нее покосился. Ишь, как ловко навострилась. Идеальное исполнение. Как будто тренировалась заранее.

В голове мелькнула искра подозрения. А может и впрямь готовилась? Точнее ее готовили для общения с представителями японских кланов. Обучали этикету, наставляли, как правильно себя вести при встрече.

Мог князь или Мстислав провести нужные уроки? Да легко. Видимо поездка подразумевала нечто большее, чем просто способ развеяться. В отличие от меня, Полинка играла все большую роль в политике клана.

Осознание данного факта вызвало легкую обиду. Меня значит в изгнание, а сестрицу на курсы дополнительного обучения.

Подумал, и тут же сам себя одернул. Фигню несу. Обижаться на Полину абсолютно не на что. Как в общем-то и на ее наставников. Они делают, что лучше для клана.

Забавно, похоже мои ранние размышления насчет поведения в светском обществе касались исключительно меня, но никак не названной сестренки. Неправильная вилка и не тот бокал — это определенно не про нее. Стоило догадаться, достаточно взглянуть насколько уверенно она себя вела с самого начала приема. Прямо, как рыба в воде.

Это я пень пнем, умею только хорошо убивать, а сестрица не останавливалась в развитии.

Черт, мои мысли насчет Лицея на этом фоне выглядели как-то убого. Пока я думал о классическом образовании, Полина вовсю осваивала науку управлять людьми и вести серьезные дела на высоком уровне.

Мда, неудобно как-то вышло. Чувствую себя идиотом. Тренировался блин он, ходил каждый день на полигон. Давно надо было понять, что умение применять боевые заклятья значит в мире колдовских семей далеко не все…

Между тем, к уху Оямы Такеши склонилась девушка в элегантном черном платье (судя по внешности тоже японка, вероятно из личной свиты княжича) и что-то быстро прошептала ему на ухо. Глаза японца немного расширились, в них заплескался неприкрытый интерес.

— Я и не знал, что судьба свела меня со знаменитыми Близнецами. Позвольте выразить вам свое восхищение, — он еще раз поклонился.

Мы ответили тем же. Полина изящно и непринужденно. Я в меру своих сил.

— Виктор, если не ошибаюсь? — как ни странно, первым делом иноземный чародей протянул руку мне, а не сестренке, хотя именно она показывала класс в общении на японский манер.

У них там вроде жуткий патриархат, может в этом все дело?

— Да, — коротко ответил я, отвечая на рукопожатие.

Парень повернулся к сестре.

— И конечно же несравненная Полина, я много слышал о вашей храбрости и мастерстве в боевой магии.

Княжна Строганова нимало не смущаясь кивнула, принимая похвалу, как должное.

Вполне справедливо, надо заметить.

— Предлагаю тост, — Ояма повел рукой и сразу же неподалеку нарисовалась официантка с полным подносом фужеров с шампанским.

Последователь Стихии Тени любезно передал новый бокал Полине, вместо опустевшего. К этому моменту я уже держал свое ранее заказанное светлое пиво и поэтому жестом отказался, поблагодарив «самурая». Оставшиеся расхватали стоящие поблизости гости.

— За тех, кто бесстрашно смотрит в лицо смерти и не боится бросить вызов самой вечности! — пафосно провозгласил Такеши взымая тонкий бокал вверх.

— За вечность!

— За смелых людей! — подхватили со всех сторон.

Я сделал небольшой глоток и замер, на краю чувствительности эмоционального фона промелькнуло странное колебание. Почти незаметное и мимолетное, на самой грани восприятия, но все же довольно явственное. Словно кто-то испытал злую радость и не смог этого скрыть.

Это еще что такое? Додумать не получилось. Именно в эту секунду, вдруг все те, кто отпил из принесенных фужеров для тоста Оямы неожиданно стали падать на паркетный пол, биться в судорогах и громко хрипеть.

Все, включая Полину…

Глава 3

*Дальний Восток.

*Владения клана Охотниковых. 17:30


Проклятый Скорик! Мелкий злобный гаденыш! Пусть только попадется в руки, сверну шею, как цыпленку! Вздорный ублюдок, всегда ему крови мало! Следовало догадаться, что подонок не удержится и сделает какую-нибудь гадость.

Тварь! Скотина! Паскудная душонка, думающая только о себе! Мерзкий выродок…

Впереди зажурчала вода, из-за скошенного пригорка показалась река. Сбежав по травяному склону Ласка обратилась к дару, второй раз за день вызывая «призрачный плащ». Заклинание не только укрывало от посторонних глаз, но и позволяло двигаться с большой скоростью, давая возможность легко перемахнуть через возникшую преграду.

Семь-восемь метров — пустяк, зато ноги сухие и выиграны драгоценные секунды. Тратить время идя вброд, сейчас она не могла.

Мягко ступив на противоположный берег, Ласка обернулась, проверяя не отстал ли преследователь.

Не отстал. К сожалению.

На вершине холма возникла фигура, не замирая и не останавливаясь ринулась вниз.

Ласка не стала ждать его появления в непосредственной близости и бросилась к видневшейся впереди опушке леса. Дальше начиналась чащоба. Старая, густая, куда и охотники редко забредали. Был шанс, что там получится скрыться и наконец избавиться от погони.

Перед тем, как нырнуть в царство деревьев, она не отказала себе в удовольствии оглянуться, желая посмотреть, как преследователь форсирует реку. Неужели просто переплывет? Не верилось. Тоже скорее всего не захочет сбавлять темп и что-нибудь придумает. В любом случае, просто перемахнуть не получится. Даже в боевой ипостаси такую ширину не преодолеть с одного прыжка.

Как Ласка и предсказывала высокий плечистый парень не стал нырять в воду, пересекая препятствие по старинке. Он поступил по-другому.

Выброшенная вперед рука сделала замысловатый пас, из открытой ладони вырвался сгусток силы. С бешенной скоростью полетел вперед, гоня перед собой волну мощных чар.

Раздался треск, еще мгновение назад текущая весело и свободно вода начала стремительно покрываться толстой коркой льда.

Два удара сердца и реку сковали оковы морозной стужи, создавая узкий ледяной мост. Ласка моргнула, а преследователь оказался уже на другой стороне, почти так же к ней близко, как и тогда в галерее особняка…

Это должна была быть чистая работа. Без лишних жертв, без фатальных осложнений. Никакой шумихи, никакой поднятой тревоги раньше времени и уж точно никаких погонь.

Все планировалось иначе. Один бокал, одна доза отравы, одна смерть. И обязательно низкая концентрация яда, чтобы мишень умерла не сразу, а спустя определенный промежуток времен, когда исполнители уже будут далеко от места событий.

Отсроченная смерть, что может быть безопаснее для наемных убийц?

Проклятый Скорик. Малого того, что поганец существенно увеличил дозу отравы (хорошо еще, что токсин не выдавал себя ни запахом, ни вкусом вне зависимости от общего количества в напитке), так он еще вылил ее сразу в несколько бокалов, использовав весь доступный запас.

Как итог, вместо ювелирного исполнения заказа, бойня на приеме с множеством ненужных смертей.

Кровожадный придурок! Не хотела ведь брать на это дело. Так нет, поверила уверениям, что прошлое осталось в прошлом и все будет хорошо. Сглупила, теперь приходиться расплачиваться по полной.

С раннего детства Скорик люто ненавидел колдунов. Еще с тех пор, как в дивных землях стояли крепости кланов. Там, за границей магических зон творилось волшебство, и невозможное становилось возможным. В том числе исцелялись болезни, неизлечимые у обычных врачей.

Его родители заболели, но денег на чародейские клиники у малообеспеченной семьи не нашлось. Колдуны никогда не лечили в кредит и никогда не проявляли благотворительности. В их мире существовало четкое разделение на своих и чужих, где за первых стояли железной стеной, а на вторых было всем наплевать…

С тех пор, как болезнь забрала и мать и отца прошло много лет, а Скорик все еще не мог простить отказавших в лечении магов. Даже когда сам получил дар после Великого Откровения, то никаких добрых чувств к кланам у него не возникло. Лишь вся та же застарелая ненависть.

Они работали вместе давно и как только у напарника проклюнулся дар, Ласка стала его понемногу обучать магии, передавала те немногие крохи, что знала сама, рассчитывая со временем чуть погасить шквал негативных эмоций в отношении чародеев. Ведь в изменившемся мире с повсеместным распространением волшебства, это будет лишь еще больше мешать в их и так сложной работе.

Не вышло. Не приглушить злость, не заставить действовать осторожно. Все вышло ровно наоборот.

Проклятье… Не стоило его брать на дело. И вообще, рассказывать о нем, упоминая, что местом действия будет резиденция одного из колдовских кланов.

Впрочем, взять с собой Скорика оказалось не последней ошибкой. Еще две последовали сразу же после раздачи шампанского. Она тогда еще не знала о яде во всех фужерах и постаралась повернуть поднос так, чтобы помеченный изначально бокал взяла именно заказанная цель, а не кто-то еще.

И когда люди начали валиться один за другим, Ласка не выдержала, поддалась мимолетному импульсу паники и рванула назад, пытаясь оказаться от места происшествия как можно подальше.

Это была ее первая оплошность, не стоило дергаться, выдавая себя.

Второй промах состоял в брошенном взгляде через плечо, чтобы оценить нанесенный ущерб операции. Это и выдало ее окончательно. Один из гостей заметил напряжение в глазах официантки и захотел ее остановить.

В отличие от Скорика, обрадованного удачным массовым убийством, Ласка до последнего глушила эмоции, стараясь не показывать враждебных намерений. Прекрасно знала, что одаренные могут чувствовать направленный на себя негатив. Но дурацкая несдержанность и удивление от стольких жертв выдали ее маскировку с головой, вынудив обратиться в бегство.

Дальше начался бег по широким коридорам и просторным залам огромного поместья клана Охотниковых. Поначалу за ней бросились многие, некоторые даже успели применить заклинания, пытаясь задержать подозрительную светловолосую официантку.

Благодаря невеликим способностями мага ранга адепт, давно практикующего стихию Тени, ей удалось довольно быстро оторваться от основной массы загонщиков.

Наведенный морок, запутывание следов, затирание отпечатков ауры помогли избежать внимания большей части колдунов, оказавшихся не готовыми к такому развитию событий.

Очень скоро позади осталась всего парочка человек. Особо упертых, никак не желавших прекращать охоту.

Ласка уже подумывала устроить им засаду, как вдруг заработала система безопасности клановой резиденции. Видимо ее до последнего момента не хотели пускать в ход, опасаясь причинить вред гостям, принимавших участие в погоне. И как только их стало меньше, операторы тут же врубили защиту на полную мощность.

Это было похоже на удар бетонной плиты. На плечи навалилась невероятная тяжесть, в груди сперло, стало трудно дышать, ноги дрогнули и помимо воли разума начали медленно сгибаться, вынуждая встать на колени. Казалось еще чуть-чуть и появившийся невидимый пресс раздавит нарушителей спокойствия обиталища рода Охотниковых.

А ведь выход уже виднелся на расстоянии вытянутой руки. Витражное окно на втором этаже, выходящее прямиком к задней части поместья. Оставалось пройти буквально всего ничего, разбить стекло и оказаться на воле…

Ласка не выдержала и застонала, давление усиливалось, становясь все сильней.

Радовало одно, досталось не только лже-официантке. Стоящая вполоборота девушка отлично видела у входа в галерею трех мужчин с приема, тоже замерших под действием охранных систем.

А потом случилось невероятное. Находившийся чуть впереди остальных парень повел плечами и попытался подняться.

Она не верила своим глазам, он не сдавался, превозмогая давление чудовищной мощи чужеродной силы незнакомец медленно распрямлялся. К нему потянулись струйки энергии, сначала тонкие, едва заметные, а затем все более мощные.

В коридоре резко похолодало. По зеркальному полу зазмеились узкие полоски инея, пол под ногами колдуна обратился в лед, отполированное дерево треснуло, брызнуло щепками. Дорогой паркет за секунду обратился в мелкое крошево.

Маг поднял голову и взглянул прямо на Ласку, его глаза заливала тяжелая синева.

Девушка вздрогнула и поспешил отвести взгляд, раньше она уже слышала о таком.

Силовая завеса быстро слабела, незнакомец продавливал ее с неумолимостью танка, контур сложного плетения дергался, ничего не сумев противопоставить сумасшедшей мощи, брошенной против него. Роли неожиданно поменялись, теперь защита не удерживала нарушителей, а банально боролась за свое выживание.

И что-то подсказывало, в этом противоборстве бездушной механике не победить.

Движения парня становились все более уверенными. Шаг вперед, еще один. Перед ним шла плотная пелена стылого, как январский мороз, холода.

Стоящие рядом двое других мужчин принялись осторожно пятиться назад, избегая столь опасного соседства. Желание поймать подозрительную официантку у них резко исчезло.

Ласка судорожно дернулась. Раз, другой, чувствуя, как опутавшая ее сеть тоже слабеет.

Ледышка (а кто это еще мог применять с такой силой Стихию Льда?) своими действия ненароком помог беглянке, нарушая общий функционал всей системы.

Говоря образно, можно сказать, что парень в сером пиджаке взял гигантский молот и врезал со всей дури по ограждающей стене, прорубая себе дорогу. Пошли трещины, делая конструкцию ломкой не только в эпицентре удара, но и значительно дальше. Чем беглянка и не замедлила воспользоваться в собственных интересах.

«Паутинка» — слабое заклинание, призванное отвести внимание от человека. Не сделать его полностью невидимым, а превратить в «неинтересный объект». При обычных обстоятельства пытаться перехитрить такими простыми чарами системы, сочетающие технологию и магию бесполезно, раскусят фальшивку на раз. Но сейчас, когда управляющий контур перегружен и сенсоры уже не так бдительны, испытывая недостаток энергии, их вполне можно обмануть.

И ей это удалось. На краткий миг, Ласка как бы превратилась в «пустоту» для маго-технологического ока. Всего на пару секунд железная хватка исчезла, но наемнице этого хватило, чтобы прорваться к окну и выскользнуть наружу, оставляя позади растревоженный муравейник поместья клана Охотниковых.

Дальше все просто, несколько брошенных качественных обманок, созданных двойников-миражей и основная погоня быстро сбилась со следа. Лишь упрямый ледышка все никак не желал отставать, неуклонно ведя преследование беглянки.

Пару раз она притормаживала и устраивала ловушки. Один раз даже осмелилась атаковать из засады сама.

Тщетно. Ловушки оказались бесполезны против столь зубастого зверя, а попытка применить чары и вовсе чуть не окончились гибелью самой Ласки.

Маг из Холодного Предела шутя отбил первое боевое заклятье, ловко увернулся от следующего и четко выверенным импульсом силы нейтрализовал в зародыше третье.

Расчетливые, экономные движения и отличная координация выдавали в нем бойца высокого класса. А если присовокупить к этому великолепное умение обращения с магическими потоками, то становилось понятно почему многие так опасались ледышек.

Это не просто боевой маг, это какая-то идеальная боевая машина, запрограммированная исключительно на достижение поставленной цели.

Как профессионал Ласка даже в какой-то степени испытывала восхищение от мастерства парня. Если бы еще он гнался не за ней, а за кем-нибудь другим…

Достигнуть опушки леса получилось, а вот нырнуть в спасительную прохладу тени деревьев уже нет. Неожиданно возникший из воздуха ледяной шип с тупым обрубком вместо острого наконечника, ударил лже-официантку в бок и отбросил далеко в сторону, заставив кулем покатиться по скошенной траве.

Ласка гибко извернулась и вскочила на ноги, одновременно с этим формируя «призрачные когти». Увидав, что у беглянки появились реальные шансы уйти, преследователь наконец применил чары, чего до этого не делал, видимо опасаясь случайно убить.

Она собиралась дать бой, не слишком надеясь на положительный результат, но и этого ей сделать не позволили. Покрывало колючего холода окружило со всех сторон в один миг, сдавливая в крепких объятиях и не давая возможности колдовать.

Ласка не успела опомниться, как оказалась прижата к дереву. Чужеродная маги связала ее по рукам и ногам, не позволяя пошевелиться.

— Знаешь кто я такой? — рослый плечистый парень встал напротив нее.

От высокой фигуры волнами исходил лютый мороз, а глаза, как и тогда в галерее, заливала тяжелая синева.

— Дед Мороз? — сострила Ласка, пытаясь сохранить присутствие духа.

Ее до жути пугал его взгляд, но не признаваться же в этом. Поэтому мрачно шутила, понимая, что ничего хорошего дальше ожидать не приходиться.

— Меня зовут Виктор Строганов, и ты выбрала очень неудачный день для массового убийства, — не обращая внимания на язвительный ответ продолжил колдун.

Ласка мысленно охнула. Не просто ледышка, а кое-кто посерьезнее, один из клановой верхушки. Понятно теперь, как он продавил защиту Охотниковых. В правящий род всегда выбирали только сильнейших.

Холод разливался вокруг. По земле стелился молочно-белый туман. Траву медленно накрывала густая изморозь, делая тонкие стебельки хрупкими. Кора деревьев поблизости стремительно затягивала свежая корка из льда. На опушку летнего леса пришла ее величество зима в сопровождении обжигающей стужи.

— Кто тебя послал? — хлестко прозвучал новый вопрос.

И скорее всего не последний. Она трезво смотрела на вещи и понимала, что последует дальше. Ледышка не станет утруждать себя долгими расспросами. Не получив нужных ответов, сразу приступит к пыткам. Станет причинять боль, пока не добьется желаемого.

Рассчитывать на жалость не приходилось. Притвориться дурочкой тоже не выйдет. Не поверит. Порежет на куски, хладнокровно, равнодушно и без моральных терзаний, добьется своего и прикончит.

Достаточно вспомнить девиз рода Строгановых — «Все превращается в лед», чтобы понять насколько все плохо.

Ласка лихорадочно принялась думать, как выпутаться из ситуации. Ощущение близости смерти приходило вместе с ознобом от проникающего все глубже невообразимого холода.

— Яд, — воскликнула она, сообразив, что по-настоящему сейчас сможет заинтересовать ее пленителя.

— Яд? — парень склонил голову набок. — А что с ним?

Стараясь не смотреть в заполненные густой синевой глазницы, девушка торопливо принялась объяснять:

— Он искусственный. Его сделали на основе блокиратора магии. Специально, чтобы целители не смогли помочь и спасти жертву. Он затрудняет чары, делая организм невосприимчивым к магическому лечению.

Маг задумался, сделал шаг назад, поднимая руку и активируя инком. Ласка шумно выдохнула, расправа откладывалась.

— Да, это я. Вы где? Понял. Нет, в клинику не везите, давайте в обычную больницу. Отрава с секретом, специально рассчитана на противодействие целителям. Пусть попробуют процедуры, что делают при обычном отравлении. Да, под мою ответственность. Выполняйте. Я скоро буду.

Закончив говорить, ледышка снова повернулся к девушке.

— Не думай, что это спасет твою жизнь, — бесстрастно проронил он.

Вокруг правой кисти закружился веселый хоровод снежинок. И это могло бы выглядеть красиво, если бы края каждой снежинки не поблескивали гранями остро заточенных лезвий.

Мясорубка — вот что приходило на ум при взгляде на небольшой белый вихрь.

— Подожди, — взмолилась Ласка. — Я могу помочь.

Круговерть снежинок уже вплотную приблизившаяся к телу пленницы, немного отодвинулась. Не делая паузы, Ласка торопливо объяснила:

— Антидот. У меня в машине есть три дозы. На всякий случай их прислали вместе с ядом.

Парень помедлил.

— Где машина? — осведомился он.

Холод все глубже проникал в организм, вызывая своим появлением неконтролируемую дрожь.

Ласка с завистью посмотрела на ледышку, этому резкое понижение температуры не доставляло никаких неудобств. Опушка леса стала выглядеть, как после сильных морозов. Морозов посреди жаркого лета.

— В двух с половиной километрах на северо-запад.

Еще одна пауза на обдумывание. Клановец прикидывал возможные варианты дальнейшего развития событий.

— Хорошо, пойдем туда, — сказал он, небрежным взмахом освобождая пленницу из колдовских оков. — Советую не делать глупости.

И Ласка пошла, смиренно опустив голову и покорно указывая дорогу. Попросту не оставалось иного выбора. Вступать в драку бесполезно, ее уровня адепта хватало разве что на внезапные удары, тягаться на равных с полноценным боевым магом, да еще входящим в один из сильнейших кланов, ей было не по плечу. Короткая схватка в середине погони убедительно это доказывала.

Нужно искать другой способ выбраться из того дерьма, в которое ее втянул Скорик.

— Я так понимаю ты исполнитель. Кто заказчик? — шедший за спиной Строганов изредка подталкивал ее заставляя убыстрять шаг.

Торопился, желая побыстрее добраться до антидота. Однако даже при спешке не захотел зря терять время и вскоре снова принялся за допрос.

— Не знаю, — ответила Ласка и предупреждая возможное недоверие быстро добавила: — Правда не знаю. Все происходило анонимно, через специальный чат в даркнете.

Она помедлила, обдумывая стоит ли объяснять, что такое даркнет. Решила, что лишним не будет и начала говорить:

— Даркнет — это…

— Я в курсе что такое даркнет, — грубо прервал ее маг.

Какое-то время они шли в тишине, все так же сохраняя быстрый темп. Ледышка о чем-то усиленно размышлял.

— Анонимность не бывает абсолютной, — принялся вслух рассуждать он. — Можно пройти по электронному следу до автора сообщений. Нужен лишь квалифицированный специалист, разбирающийся в подобного рода делах. Так?

Поняв, что последний вопрос обращался к ней, Ласка пожала плечами. Ничем таким она раньше не занималась. Себе дороже. Наемные убийцы не пытаются выяснять личность нанимателя. Иначе к ним перестанут обращаться за услугами другие клиенты.

— Нужен хакер, достаточно квалифицированный и умеющий держать рот на замке, — как ни в чем не бывало продолжил говорить молодой чародей.

Ласка вздрогнула, каким-то подспудным чутьем она вдруг поняла куда клонит ее странный собеседник.

Боги. Не хотела ведь браться за это дело. От заказа так и несло высокой политикой. А где она там и кланы. А где кланы, там всегда проблемы.

Но уж больно много нулей стояло после первой цифры в стоимости контракта. Не удалось удержаться, поддалась соблазну, рассчитывая взять большой куш.

Да и Скорика тоже привлекла не потому что сильно доверяла, а потому что времени подобрать кого-то еще уже не оставалось. Временные рамки были поставлены жесткие, условия тоже. А одной с таким заданием не справиться…

— Полагаю ты знаешь, где найти умелого специалиста такого рода.

Так и знала. Ласка затравленно вздохнула. Что последует дальше она уже поняла. Ледышка использует ее по полной программе. Сначала для поиска хакера, затем заставит договариваться с ним вместо себя. Еще и платить, наверное, прикажет из своего кармана, чтобы выйти на заказчика. А сам останется в стороне. В лучших традициях колдовских кланов. Наказание преступника за его счет. Колдуны обожали проворачивать такие штуки.

— Знаю, — призналась она.

— И похоже ты уже поняла, что от тебя потребуется, — голос молодого мага оставался бесстрастным, с легкой ленцой.

Он уже продумал план и теперь приступил к его исполнению. А ей ничего не оставалось, как подчинятся. При любых других раскладах, пленницу ждала смерть. Не стоило тешить себя ложными иллюзиями, о ледышках ходили всякие слухи, но ни в одном не упоминалось об их милосердии.

— Да, поняла.

И уже в который раз за день прокляла Скорика, заодно подумав, где этот мелкий ублюдок сейчас находится.

Отход предполагалось осуществить на том же фургоне фирмы обслуживания приемов, на котором они прибыли к особняку. Тихо, незаметно, не привлекая внимания доехать до нужной точки, где пересесть на вторую машину и скрыться еще до того, как цель проявила бы признаки отравления.

Проклятье! А если этот поганец добрался до машины первым? И уже давно удрал вместе с антидотом?

У Ласки по спине пробежали мурашки. Подчиняясь рефлексу она еще сильнее прибавила шаг, порой переходя на бег. Благо ее пленитель не возражал и кажется даже всецело одобрял ускорение передвижения…

Вторая машина оказалась на месте. Серый неприметный седан стоял именно там, где они его оставили. И судя по нетронутому внешнему виду, до нее не успел добраться не только Скорик, но и люди Охотниковых, прочесывающих сейчас окрестные земли с усердием гончих.

— Где лекарство?

Девушка открыла пассажирскую дверь, откинула подлокотник между сидениями и вытащила из углубления пластиковый пакет.

Маг взял его в руки, повертел, задумчиво разглядывая ампулы с прозрачной жидкостью.

— Надеюсь ты понимаешь, что я с тобой сделаю, если это окажется просто вода? — спросил он безэмоциональным тоном.

Ласка вздрогнула. Не сколько от самой фразы, а сколько от того, как она была произнесена. Ледышка не угрожал, он просто сообщал, что последует за попыткой обмана.

— Мне сказали, что это антидот.

Виктор Строганов взглянул на нее.

— Зачем его вообще прислали?

Девушка пожала плечами.

— Так полагается. Заказчик мог передумать в последний момент. Должен быть способ все отменить, даже когда цель уже приняла яд.

Молодой маг ничего не ответил, молча положил пакетик с ампулами во внутренний карман пиджака. Открыл багажник и подтолкнул к нему пленницу. Что-то сделать она не успела. Резкий удар по затылку и Ласка отправилась в небытие.

Глава 4

*Хабаровск. Владения клана Охотниковых.

*Первая городская больница. 20:19


Аристарх Семенович нервно затянулся, добивая уже третью сигарету за последние пятнадцать минут. Взглянул на часы, автоматически отмечая прошедшее время.

Очередной бычок исчез в переполненной пепельнице на подоконнике. Из открытой форточки доносился шелест листвы растущих под окном кабинета деревьев.

Срочный вызов на работу застал его в кругу семьи на ужине. Старую добрую традицию собираться воскресным вечером пришлось прерывать и отправляться в больницу, гадая про себя, кому могла понадобиться настолько экстренная медицинская помощь, что ради нее из дома выдернули даже главного врача.

А еще был непонятен выбор больницы. Госпиталь ветеранов, где обычно лечились всякие шишки, обладал лучшим оборудованием и персоналом. Но туда неизвестную важную персону почему-то не повезли.

У него имелись смутные догадки о причинах странного выбора, но верить им не слишком хотелось. Потому что в таком случае придется признать, что в деле замешаны кланы.

Загородная резиденция новых хозяев области, да и вообще половины Дальнего Востока, находилась ближе всего именно к первой больнице. В отличие от ветеранского госпиталя, находящегося на другом конце города.

Кому-то в обители колдунов стало плохо, и чтобы не терять лишнее время, его везли именно к ним, а не куда-то еще.

Но тут тоже возникали вопросы. И самый главный из них — какого черта маги вообще решили обратиться сюда, а не в одну из своих волшебных клиник, битком набитых целителями, способными оживлять больных буквально одним прикосновением пальца?

Вспомнив о волшебстве, врач не удержался и скривился.

Нет, против лечебной магии он ничего не имел против. Наоборот, всецело интересовался ее возможностями, яро выступая за более широкое распространение. Чтобы чудодейственными чарами лечили не только избранных, но и обычных людей. В таком случае процент летальных исходов снизился бы до минимального уровня. А это не могло не радовать любого из докторов.

Однако, кроме целительской магии существовала еще и другая. Боевая. Несущая смерть, не хуже любого оружия.

Вот против нее у Аристарха Семеновича имелось стойкое предубеждение и неприятие.

Все началось, когда магические источники взорвались и магия распространилась на всю планету. Сразу же вспыхнула война. Колдуны схлестнулись с прежними власть предержащими.

Боевая магия на улицах города — это действительно страшно. Силовые структуры в лице армии Росгвардии, ФСБ, и других спецслужб пытались оказаться сопротивление, защищая старый режим. Дрались отчаянно, но это им не помогло, в прямых боестолкновениях колдуны разгромили противников.

Поняв, что простой агрессией ничего не добиться, остатки бывшей элиты попробовали прибегнуть к методу с недовольством «народа». Организовали митинги, устроили массовые волнения, тем самым пытаясь построить фундамент для организации переговоров. Хотели сохранить собственные шкуры с накопленными за годы «тяжелой» работы богатствами.

Не вышло.

На что рассчитывали безумцы непонятно. Маги ответили жестко. Беспорядки подавили железной рукой, организаторов выявили и показательно вздернули прямо на фонарных столбах, выживших чиновников-функционеров нашли и перебили всех до единого, вместе со взрослыми родственниками.

Тогда в первый раз он увидел последствия массового применения смертоносной волшбы.

Говорили, это называлось «кислотный туман». В больницу поступило множество раненных с волдырями и химическими ожогами. Демонстранты, кому повезло выжить и не оказаться в эпицентре воздействия дьявольского заклятья. Остальные умерли прямо на мостовых.

Вспомнив подробности того безумного дня, доктор поневоле передернул плечами. Ужасные раны еще долго стояли перед глазами, не желая покидать разум. После этого какое-то время ему даже снились кошмары, настолько ситуация выглядела плохо.

Кланы не шутили, не шли на компромисс и не желали изменять собственным принципам. Не стали мудрить, попросту перенеся свои порядки из дивных земель на новые территории.

Казалось бы, диктатура, да еще какая. Но и тут все оказалось куда страннее и необычнее, чем выглядело на первый взгляд.

Например, проводить шествия и митинги в пределах города строжайше запрещено. Зато совершенно не возбранялось это делать где-то еще.

Вы без проблем могли собраться хоть целой толпой в тысячу человек в какой-нибудь сельской местности или отдаленном пригороде. Никто и слова не скажет. Лишь бы не перекрывали дорогу. Полиция не приедет и не станет чинить никаких препятствий. Ходи, ори, тряси транспарантами. Без всяких проблем.

Можешь даже снимать на видео и выкладывать в сеть. Хоть целые репортажи монтируй, новые власти не реагировали на подобные действия. Создавалось впечатление, что колдунам попросту наплевать.

В информационном пространстве царила почти полная свобода. За редким исключением, вроде оскорбления какого-нибудь кланового иерарха, маги и ухом не вели на выражение собственного мнения.

Получалась некая необычная квинтэссенция из строго уклада в реальности и вольнодумства в сетевой среде. Никто не следил за социальными сетями, не наказывал за репосты и вообще не обращал внимания на то чем там люди занимались.

Зато попробуешь нарушить закон наяву и сразу же почувствуешь на собственной шкуре тяжелую руку клановой власти.

Заменившие полицию Хранители Тишины действовали с невероятной жестокостью, совершенно не боясь применять силу. Пожалуй, впервые за историю города произошло радикальное снижение преступности. Колдуны не шутили, не делали разницы между нарушившими закон, не отмазывали и не спускали дела на тормозах невзирая на личность бандитов.

Преступные группировки держались на особом контроле. Рецидивистов уничтожали сразу. Совершение тяжкого преступления больше не наказывалось тюремными сроками, а служило поводом для физической ликвидации, читай смертной казни прямо на месте.

Такая дикая суровость объяснялась несколькими факторами. Одним из которых являлся тяжелый период перехода власти.

Чтобы не допустить хаоса и анархии на улицах колдуны кроме всего прочего взяли в крутой оборот теневую жизнь общества, искореняя преступные элементы на корню. Действовали на упреждение во время социальных потрясений революционной смены властных структур.

Правда, до конца всю нечисть выковырять кланам так и не удалось. Ходили слухи, что те бандиты, что избежали расправы, переместились в провинции. Туда маги толком свою власть еще не распространили в связи с недостатком проверенных обученных кадров и общим положением сил.

Второй причиной сурового подхода к установлению порядка служила та самая калька, откуда пришли новые правила жизни.

Чародеи не заморачивались адаптацией законов, просто скопировали с тех, что применялись в старых клановых землях. И это являлось в какой-то мере ошибкой. Потому что там всегда было мало жителей, относительно общего количества населения всей страны. Их воспитывали совершенно по-иному, с самого детства прививали абсолютно другие моральные ценности и этические нормы поведения.

В конечном итоге это создало определенные трудности, вызвало социальное напряжение, грозящее перерасти в полноценное восстание с вооруженным конфликтом. Очень уж круто на первых порах магические кланы принялись устанавливать свою власть. Совершенно не оглядывались по сторонам, считая, что в этом нет необходимости.

Но чуть позже вожжи все же решили ослабить, понимая, что действовать кнутом все время нельзя. Наступил период определенных послаблений. Вылившихся в конце концов, в установление строя, что действовал и доныне…

В большинстве своем маги оказались вовсе не похожими на добрых волшебников из детских сказок. Жестокие и циничные, они скорее походили на роли злодеев.

Философия кланов, что колдуны впитывали с молоком матери, отличалась от общепринятых стандартов морали человеческого социума. Совершенно другая этика шокировала обывателей своей чуждостью и суровостью.

Равнодушие к чужакам, забота о своих и абсолютная безжалостность к врагам. Вот что проповедовали иерархи колдовских кланов.

В то же время такой уклад обладал определенной притягательностью для обычных людей и вызывал среди них определенную долю одобрения. Особенно среди подрастающего поколения.

А уж когда после Великого Откровения магический дар стал появляться с завидной регулярностью среди простых жителей, как правило в возрасте от четырнадцати до двадцати пяти лет, в большинстве своем молодежь и вовсе перешла на сторону новой власти.

Более старое поколение не испытывало подобных восторгов и относилось к правлению магов с гораздо большей опаской.

Аристарх Семенович относился как раз к такому типу людей. Немало поживший и повидавший на своем веку доктор очень настороженно относился к чародеям, кланам и всему, что с ними связано.

Правда, случались здесь и свои исключения из правил…

Из коридора донесся стук каблучков, в дверь осторожно постучали.

— Войдите, — сказал он.

В кабинет осторожно заглянула светленькая головка.

— Здравствуйте, Аристарх Семенович.

Врач улыбнулся. Этого человека он всегда был рад видеть.

— Здравствуй, Любочка. Тебя тоже вызвали? Не дают супостаты отдыхать в выходной день?

Девушка стесненно заулыбалась в ответ. Отеческий тон всегда вызывал у нее смущение.

Люба являлась как раз таким исключением из правил среди колдовской братии. После повсеместного распространения магии совсем юная целитель добровольно пошла работать в простую городскую больницу, отказавшись от места в престижной магической клинике.

Несмотря на существенное увеличение финансирования и проведение ряда реформ в медицинской сфере должность врача в обычной больнице не шла ни в какое сравнение с тем, что давала работа в клановых медцентрах. И зарплата, и статус были несопоставимы.

И тем не менее, молодая волшебница все равно выбрала их учереждение, желая помогать всем людям, а не только тем, кто мог позволить себе дорогое лечение магией.

Причем, она относилась к числу тех, кому повезло родиться еще в магических зонах. Смогла вырасти, не зачерствев душой, неся в душе доброту, а не только холодный расчет.

— Звонили с проходной, просят вас спуститься, — Любочка показал рукой куда-то за спину.

— Уже приехали? — Аристарх Семенович положил зажигалку и убрал пачку сигарет в карман.

Целительница пожала плечами, подробностей ей не сообщили.

Они вышли из кабинета, миновали коридор и проследовали на лестницу, откуда спустились вниз на первый этаж административного корпуса. Пройдя через двойные двери пересекли просторное фойе и направились в приемный покой, на ходу поздоровавшись с дежурной сменой. И уже откуда вышли на улицу.

Как раз в этот момент мимо поднятого шлагбаума проехали три больших джипа. Миновали будку охранника и направились по подъездной дорожке прямиком к входу.

Блестя тонированными стеклами черные зализанные внедорожники имели обтекаемые формы. На дверце каждого красовался желтый кругляш с объемным рисунком, как будто выдавленным на твердой поверхности.

Понадобилось несколько секунд, чтобы сообразить, что картинка обозначала стилизованное изображение золотой монеты.

— Это еще кто? — нахмурился главный врач.

— Мамонтовы, — едва шевеля губами подсказала Люба, не отстававшая от доктора за все время пути больше чем на один шаг.

— Мамонтовы? — Аристарх Семенович удивленно повернулся к девушке. — А они что тут делают?

Он полагал, что вызов связан с Охотниковыми, либо с кем-то из их людей. Появление знаменитых на всю страну предпринимателей и промышленников оказалось сюрпризом.

— Вряд ли там кто-нибудь из Мамонтовых, — поправилась Любочка. — Скорее всего просто сотрудники из регионального представительства.

Тяжело захлопали дверцы массивных внедорожников. Из недр машин появились пассажиры.

«Сотрудники» выглядели весьма представительно и лишь отдаленно походили на бизнесменов.

Темные строгие деловые костюмы, короткие стрижки, подтянутые фигуры. Больше всего прибывшие гости напоминали телохранителей или каких-нибудь агентов из службы безопасности. Разве что зеркальных солнечных очков не хватало.

— Вы главный? — напористо поинтересовался один из «людей в черном» дела шаг к Аристарху Семеновичу.

Врач степенно кивнул и тут же в легком ступоре застыл на секунду. Брошенный мельком взгляд зацепился за полы пиджака незнакомца, за которыми мелькнул ремешок с подвешенным короткоствольным автоматом.

Такого он увидеть не ожидал. Максимум пистолет, да и то, спрятанный глубоко в кобуре.

Кто же этот таинственный больной, ради которого в больницу приехала чуть ли не целая армия вооруженных бывших вояк?

То, что они из бывших военных угадывалось с первого взгляда. Стальной блеск в серьезных глазах, офицерская выправка, командирский голос у главного, привыкшего отдавать приказания. Ребятки в прошлом явно занимались не ландшафтным дизайном.

— Наши люди готовы, — сообщил Аристарх Семенович, подождал, глядя на тонированные авто и уточнил: — Пациент в одной из машин?

Крепко сложенный мужчина отрицательно качнул головой.

— Нет, пациента везут в вертолете, будет через три минуты. А нам бы пока хотелось осмотреть помещение и расставить на этаже охрану. Надеюсь вы не против?

Вопрос, заданный для проформы, остался без вразумительного ответа. Именно в этот миг у ограды больничного комплекса возникло неясное шевеление. На одну из дорожек колобком выкатился какой-то мужик в цветастых кедах, рваных джинсах и в темно-зеленой ветровке с капюшоном. Пухлые пальцы неизвестного сжимали ярко-красный смартфон.

Стоило отдать бодигардам должное, среагировали они молниеносно. Никто не успел ничего толком понять, как на причину возникшего шума в мгновение ока оказались наставлены сразу пяток стволов, чудесным образом появившихся на свет черных, как сама ночь, автоматов.

Главврач сглотнул, ожидая услышать частый стрекот стрельбы. Но нет, палить пришельцы с ходу не стали.

— Это кто? — отрывисто осведомился главный охранник кивая на нарушителя периметра.

Аристарх Семенович послушно повернул голову, разглядывая еще одного нежданного посетителя.

Что-то с ними сегодня прямо беда. То на внедорожниках заявятся, то через забор без спроса лезут…

— Местный блогер, — врач скривился, рассмотрев кто именно, к ним на этот раз пожаловал в гости.

Мужика он и впрямь знал. Мерзкий тип. Прямо-таки обожал провоцировать экстренные службы во время работы. К полиции соваться опасался, а вот к врачам и сотрудникам МЧС лез постоянно.

Оскорблял, провоцировал на резкие действия, задавал неуместные вопросы — снимал всю эту гадость на телефон и затем выкладывал в интернет. Как говорили в сети — ловил хайп и завоевывал крайне сомнительную популярность.

Мелкий засранец нагло прикрывался общественной заботой о гражданах, а по факту просто пытался раскрутить свои паршивые странички в социальных сетях.

Однажды из-за его действий чуть не погибла четырехлетняя девочка на пожаре. Блогер так усердствовал и лез к эмчеесникам, что те вынуждено потратили время на его выдворение подальше от горящего дома, тем самым отвлекаясь от своих служебных обязанностей.

Случай получил широкую огласку. «Активиста» тогда чуть не посадили, но вмешались московские защитники гражданских прав и свобод. Подняли шум, заявили о притеснениях, чуть ли не развернули компанию по спасению очередного «политзаключенного», страдающего за свободу слова.

Короче дело спустили на тормозах, блогера выпустили. Какое-то время о нем не слышали. И вот опять…

— Скажите, ради кого сегодня в больнице объявлено чрезвычайно положение? И почему приемный покой закрыт для обычных посетителей? — держа телефон наперевес еще издалека зачастил сетевой активист.

Аристарх Семенович не скрываясь поморщился. Явная ложь с утверждением о закрытии приемного покоя вызвала у него закономерное раздражение. Перед глазами моментально всплыли идиотские заголовки из интернет-изданий о злоупотреблениях в первой городской по поводу исключительного обслуживания неких избранных частных лиц.

Но тут в дело вмешался главный телохранитель из торгового представительства Мамонтовых. Вскинув руку ладонью вперед, он решительно заявил:

— Территория закрыта. Немедленно покиньте комплекс.

Разумеется, блогер не внял просьбе, настойчиво продолжая двигаться вперед.

— Это правда, что больница переведена на усиленный режим всего из-за одного пациента? — надрывался парень двигаясь по лужайке. Камера его мобильного все так же фиксировала происходящее в округе.

Главврач подивился упертости идиота. Где этот придурок провел последние месяцы? Неужели не понимает, против кого нарывается? Мозгов совсем нет?

— Общественность требует, чтобы персонал больницы отчитался о своих действиях и объяснил, почему из-за одного человека, другие больные не могут получить помощь?! — завопил паршивец, перейдя на фальцет.

Это был его фирменный стиль. После такого не выдерживали нервы даже у самых стойких. Визгливые интонации вкупе с провокационными фразами выводили из себя работников муниципальных служб. Далее следовал какой-нибудь необдуманный поступок и вуаля — очередная «сенсация» готова.

— Кто эти люди и почему они находятся на территории больницы? — уже откровенно завопил гаденыш, тыча камерой в сторону плечистых ребят у внедорожников.

Дальше произошло все в точности так, как ожидал врач. Один из «деловых костюмов» шагнул вперед и коротким отработанным ударом врезал под дых блогеру. Понятно дело, тот сразу же заорал:

— Нарушение гражданских прав! Да вы знаете кто я такой?! Что вы себе позволяете?!

Ой дурак, — Аристарх Семенович скорбно покачал головой, жутко захотелось хлопнуть себя по лбу, реагируя на неадекватное поведение идиота.

Возмущенные вопли вызвали совсем не ту реакцию, на какую рассчитывал горе-активист. Раньше при таких раскладах обычно люди старались отойти от него подальше, чтобы не заполучить обвинение в чрезмерном применении насилия и нанесении физического вреда средней степени тяжести. Никому не хотелось попадать в суд из-за какого-то недоразвитого истеричного полудурка.

Но тут, как говорится, нашла коса на камень. То ли блогер забыл, что времена изменились, то ли думал, что свобода в сети и вседозволенность наяву одно и тоже. Короче, не рассчитал немного с напором и попал под раздачу по полной программе.

Люди Мамонтовых не стали церемониться. Сноровисто повалили орущего кретина на землю и от души отходили ногами, не забыв раздавить модный смартфон каблуком элегантных кожаных туфель.

Экзекуция продлилась недолго и закончилась закономерным выдворением нарушителя за пределы охраняемых границ больничного комплекса. Только уже не просто выводом под руки, а натуральным вышвыриванием стонущего тела на асфальт пешеходного тротуара.

Врач наблюдал за наказанием с толикой удовлетворения. Стыдно признаться, но никакой жалости к паршивцу он не испытывал. Помнил, сколько крови попил этот хмырь у нормальных людей раньше.

Идиот сам виноват. Хотел словить хайп — не вышло. Зато получил сломанные ребра и разбитый мобильник. Вот только никто этого не увидит, записей нет, шкуру попортил зазря.

Хоть кто-то толком наказал засранца за прошлые «подвиги»…

Аристарх Семенович покосился на Любочку. Когда все началось, он боялся, что девушка попытается заступиться за «звезду» местного разлива, обижаемого злобными церберами могущественного клана. Однако она удивила, довольно спокойно восприняв произошедшую потасовку и не высказав никаких требований прекратить избиение.

Заметив взгляд доктора целительница слабо улыбнулась.

— Удивляетесь моей реакции? — спросила она.

Врач неопределенно пожал плечами.

— Этому дураку еще повезло, что с ним проводили воспитательную беседу люди Мамонтовых. Все могло закончится куда хуже, если бы здесь были Дети Вьюги. Скорее всего этого недотепу просто бы пристрелили на месте, — сказала девушка и добавила: — Поверьте, я знаю, о чем говорю.

В ее голосе прозвучала печаль, а в глазах зародилась легкая грусть.

— Есть огромная разница между боевыми кланами и обычными. Думаете Охотниковы жестоки? Вы еще не видели тактику действий Орловых и Строгановых. Вот кого надо по-настоящему бояться.

Аристарх Семенович заинтригованно наклонился к девушке. Несмотря на всю свою нелюбовь к кланам, как и все обыватели он испытывал сильное любопытство ко всему, что касалось их жизни, уклада и внутренних взаимоотношений.

— Тебе приходилось с ними сталкиваться? — осведомился он, краем глаза отмечая, что телохранители уже ничего не спрашивая заходили внутрь и растекались по приемному покою, беря помещение под охрану.

— Лично нет, но слышала много рассказов, — ответили целительница и тут же поспешила уточнить: — Весьма неприятных рассказов. Страшных и жутких, для обычных людей…

Договорить ей не дали, сверху раздался шум работающих винтов. По земле проползла широкая тень, прямо на стоянку перед центральным корпусом больницы быстро заходил на посадку вертолет из службы спасения…

Глава 5

*Дальний Восток. Владения клана Охотниковых.

*Загородная резиденция. Хозяйские покои. 20:31


— Это просто не может быть. — уже в который раз нервно воскликнула Галина Юрьевна Охотникова. — Как такое вообще могло произойти?

Привычное хладнокровие покинуло княгиню, вот уже десять минут она непрерывно ходила по комнате, не желая остановиться и успокоиться.

— Скандал. Нас ждет невероятный скандал. Ты хоть понимаешь какой принесет ущерб нашей репутации случившееся?

Удобно устроившийся в глубоком кожаном кресле Лев Николаевич Охотников промолчал, наблюдая за метаниями супруги. Изредка князь отпивал из пузатого бокала, наполовину наполненного ядреной настойкой из можжевельника.

— Почему ты ничего не говоришь? — наконец сообразив, что обращается в пустоту жена патриарха клана резко остановилась на полпути привычного маршрута, встав точно посередине роскошного персидского ковра с толстым ворсом, привезенного пару сотен лет назад кем-то из предков с одной жаркой арабской страны.

— Какой смысл переживать, если уже все случилось? — все же соизволил разомкнуть уста князь.

И не забыл сделать еще один глоток ароматного напитка. По помещение плыл запах свежих трав с легким привкусом хмельного оттенка.

— Произошедшего не вернуть обратно, — продолжил старший Охотников. — Надо думать, как выкручиваться из ситуации.

Еще немного постояв на месте, княгиня прошла к другому креслу, стоящему с другой стороны низкого журнального столика и аккуратно присела, закинув ногу за ногу и вытянув руки вдоль подлокотников. Ей всегда нравилась эта поза, позволявшая быстрее сосредоточиться.

— Полагаю, скандалом здесь дело не ограничиться. Даже самым громким, — не успокаивался супруг, вызывая у жены страдальческие гримасы на лице.

Упоминание о будущих заголовках, пестрящих на страницах всех мало-мальски известных газет и журналов вызывало у светской львицы приступ неконтролируемой ярости. Теперь все только и будут говорить, что у княгини Охотниковой на приеме травят народ почем зря. После такого зазвать гостей будет, мягко говоря, очень сложно. Репутация доброй хозяйки разрушена. И осколков не осталось, после сегодняшнего.

— Меня теперь съедят на любом светском рауте, — мрачно проронила она. — Хоть дома запирайся и никуда не выходи до конца жизни.

Лев Николаевич печально покачал головой, иногда узость мышления супруги его поражала.

— Думаешь сейчас это наша самая серьезная проблема? — он скептично изогнул бровь и вкрадчивым тоном попросил: — Вспомни, кого именно отравили?

Княгиня наморщила высокий чистый лоб, быстро догадалась на что намекает муж и в испуге распахнула глаза.

— Они не посмеют, — тихим шепотом выдохнула она.

Князь мрачно поджал губы.

— Боюсь еще как посмеют. Нас обвинят в потворствовании убийцам. Переложат вину и потребуют объяснений. А если мы ничего не сможем рассказать, то дело легко может дойти до прямого объявления войны. Особенно со стороны ледышек.

— А Такеши? — быстро спросила Галина Юрьевна.

Старший Охотников едва заметно дернул правым плечом.

— В настоящий момент японцы меня волнуют гораздо меньше, чем реакция Строгановых. Владыки Холода очень остро отреагируют, если княжна Полина умрет. Могут сделать все что угодно, вплоть до прямого вторжения. Если повезет, отделаемся всего лишь бомбардировками.

Последняя фраза прозвучала с явным сарказмом. Все знали, про необузданный нрав хозяина Чертогов Льда и насколько он бывает суров со своими врагами. Достаточно вспомнить судьбу Олсонов. Всех норвежцев до одного перебили, никого не оставили в живых, а Согне-Фьорд разрушили до основания, оставив вместо него лишь занесенные снегом развалины.

Викинги во всей красе познали гнев Владык Холода, осмелившись бросить им вызов. И становится на их место князю совсем не хотелось.

Он трезво смотрел на вещи и понимал, что справится с закаленными в многочисленных боях Детьми Вьюги они не смогут. По крайней мере, в одиночку уж точно.

— Надо найти убийцу и представить его ледышкам, — решительным тоном заявила княгиня.

Князь одобрительно кивнул. Вот это уже ближе к поиску решения проблемы. Пойманные исполнители, желательно заранее выдавшие имя заказчика, помогут сгладить негативный эффект.

Вот только вряд ли этого будет достаточно. Как ни посмотри, а за жизнь приглашенных гостей отвечают хозяева празднества. И с этим ничего нельзя сделать. Высказав претензии, Строгановы будут в своем праве. Остальные Патриархи скорее всего их поддержат.

— Этого будет мало, — проронил Лев Николаевич. — Придется дать ледышкам что-то еще.

— Например? — жена остро взглянула на супруга.

Возникла пауза, так как сразу ответа не нашлось. На пару минут в комнате воцарилась напряженная тишина.

— Скоро собираются созывать Собор, — неторопливо промолвил князь. — Возможно будет нелишним заранее сообщить в Холодный Предел, что любая их позиция на собрании встретит со стороны рода Охотниковых полное понимание и одобрение.

Галина Юрьевна нахмурилась.

— Союз? Предлагаешь вступить в союз с ледышками?

Поступок для дальневосточного клана далеко не типичный. В отличие от Курбатовых, вступивших недавно в альянс с Орловыми, их клан предпочитал держаться подальше от дрязг в центральных районах страны.

«Эльфы», как иногда насмешливо называли последователей магии Леса, в основном соблюдали строгий нейтралитет, не вмешиваясь в разборки между другими русскими колдовскими кланами.

Так безопаснее. Так спокойнее. Так намного удобнее.

У них нет безмерных амбиции Повелителей Неугасимого Пламени. И они не обладают надменной яростью Властителей Вечного Льда. Их выбор — тишина и покой.

Охотниковы предпочитали решать вопросы дипломатией, а не войной.

Приглашение одного из сыновей Такеши на прием, как раз относилось к подобному способу ведения дел. Они рассчитывали договориться заранее, прояснить отношения и не доводить до прямых столкновений с применением военных подразделений.

Армия у них разумеется тоже имелась, но всегда лучше, когда звучат слова дипломатов, а не пушки в бою…

— Извините, ваша светлость, — в дверь деликатно постучались.

— Заходи, Сергей.

В комнату просочился высокий худощавый мужчина с невыразительным лицом. Длань Войны, советник князя по военным вопросам и всем силовым структурам клановой организации.

— Какие-то новости? — осведомился князь, прерывая приветственные расшаркивания помощника с княгиней. Сейчас не до официального этикета.

— Кое-что есть, ваша светлость, — Сергей склонился в коротком поклоне. — Поисковая группа нашла за рекой остаточные следы применения магии Холода. Большой выброс, полностью соответствует характеристикам энергии, что применяют наши друзья с далекого севера. Судя по наблюдаемой картине, там произошла схватка. И нет никаких сомнений, кто вышел из нее победителем.

Да уж, какие тут могут быть сомнения. Князь неосознанно нахмурился. На ум сразу же пришло происшествие на втором этаже в центральном коридоре Весенней галереи.

У операторов глаза на лоб полезли, когда Виктор Строганов принялся продавливать защитные барьеры с изяществом бульдозера. Снес все подчистую. И чары контроля, и вспомогательные артефакты поддержки, и общий контур охранных заклятий.

Ошарашенные маги Охотниковых еще долго приходили в себя от демонстрации силы разбушевавшегося Повелителя Льда.

И это он только один. А ведь магов в Холодном Предел намного больше. И хотя ранг у них меньше, чем у членов правящего рода, все равно нашествие ледяных монстров лесному клану вряд ли удастся пережить.

Нет, до войны никак нельзя доводить…

— Значит Виктор схватил фальшивую официантку, — констатировал князь.

— Факты ведут именно к такому выводу, — подтвердил Длань Войны. — Из-за отсутствия тела, можно предположить, что ее взяли в плен.

Галина Юрьевна приподнялась в кресле, выпрямив спину, показывая идеальную осанку.

— Тогда где он? Почему не привел убийцу сюда? Ему есть что скрывать? Я слышала, мальчик сейчас не в фаворе у князя Кирилла Константиновича. Его чуть ли не отправили в ссылку с запретом появляется в клановых землях. Возможно это как-то связано с сегодняшним событием?

Легкий намек на участие в отправлении одного из Близнецов другим у обоих мужчин в комнате вызвало одинаковое выражение скепсиса.

— Вряд ли Виктор стал бы травить Полину, — с сомнением протянул Сергей.

Князь выразился более эмоционально.

— Бред. Слишком надуманно и неправдоподобно, — он отмахнулся от притянутой за уши версии супруги. — Это не в духе Строгановых. Тут что-то другое.

Лев Николаевич задумался.

— И вообще, кто сказал что основной целью была именно Полина? Что там насчет других пострадавших?

Обращенный к военному советнику вопрос вызвал у того моментальную реакцию. Приглушенным светом засветился дисплей активированного инкома на его запястье.

— Среди отравившихся нет никого, кто бы заслуживал особого внимания. Обычные повесы из средних и малых родов. Сильно сомневаюсь, что ради них могли организовать такое сложное покушение. Более или менее значимые фигуры — люди из состава личной свиты японского княжича. Ну и конечно он сам и оба Близнеца.

— Виктор не отравился, — не замедлила напомнить княгиня.

Помощник покладисто качнул головой.

— Не отравился, — подтвердил он. — Парень пил светлое пиво, вместо шампанского. Ему его принесли за пару минут до встречи с Оямой. Мы проверяли. Ничего особенного, многие гости заказывали напитки по собственному усмотрению.

Княгиня собиралась добавить язвительную ремарку по поводу удачного стечения обстоятельств, но взглянув на мужа передумала.

— Выходит мишенью являлся кто-то из них, — хмуро резюмировал князь, помолчал задумчиво глядя перед собой и лишь затем спросил у Длани Войны: — Или есть еще какие-то теории?

Последний независимо пожал худыми плечами.

— Да сколько угодно, ваша светлость. Целью вообще могло быть не убийство, а само покушение. Попытка убийства стольких одаренных за один раз случается впервые. За исключением случаев на войне. Возможно, мы имеем дело с силой, борющейся исключительно против магов. Какие-нибудь террористы, воющие против колдунов. Все может быть. Аналитический отдел сейчас просчитывает различные варианты.

— Мда, варианты, — протянул князь.

Лев Николаевич выбрался из кресла, прошелся до столика с напитками, жестом велев советнику не дергаться при вставании на ноги господина.

Какое-то время в комнате слышался лишь позвякивание бокалов и бутылок. Ни Сергей ни Галина Юрьевна не нарушали спонтанно возникшую в разговоре паузу. Каждому имелось, о чем подумать.

— Все это конечно прекрасно и нужно, спору нет, — наконец вновь подал голос князь. — Выяснить местонахождение убийц, их основных намерений и всего, что с этим связано. Однако, лично я вижу главной проблемой все-таки потенциальную войну между кланами. В первую очередь между нами и Строгановыми. Ледышек обязательно нужно чем-то задобрить. И как можно скорей. Мне совершенно не нужно, чтобы алчущая крови свора князя Кирилла рыскала по моим землям, убивая всех подряд. Этим хищникам лишь дай повод, чтобы устроить очередную кровавую баню. Надо это предотвратить.

— А что с японцами? — осведомился Длань Войны.

Старший Охотниковых пожал плечами.

— С этими проще. Клан Такеши не полезет на материк, не заручившись поддержкой остальных кланов Японии. Это займет определенное время. Достаточно, чтобы успеть пройти Собору. А потом станет уже слишком поздно. Заключенные договоренности остудят самые горячи иноземные головы, — пробубнил князь.

— Такеши практикуют Стихию Тени, — тактично напомнил Длань Войны. — Они могут подослать своих убийц.

Лев Николаевич злобно покосился на советника.

— Тогда стоит не допустить этого, — рявкнул он. — Найдем истинного виновника покушения и представим его Такеши. Проведем полноценное расследование, пригласим их наблюдателей, покажем, что скрывать нам нечего и что наш род никоим образом не причастен к случившемуся.

— Думаю, это будет весьма актуально, — Сергей приподнял руку, чтобы заглянуть в экран тренькнувшего сообщением инкома. — Из Высоких садов сообщают, что Ояма Такеши две минуты назад скончался от остановки сердца. Целители не смогли спасти ни его, ни других привезенных в клинику пострадавших.

— … — князь не сдержался и грязно выругался и тут же поспешил уточнить: — Полина Строганова тоже умерла?

Длань Войны отрицательно покачал головой.

— Информации о ней нет. Согласно распоряжению ее брата, переданному пилоту вертолета, на котором ее увозили из резиденции, вместо нашей клиники княжну отправили в обычную городскую больницу. Каково ее состояние сейчас мы пока не в курсе. Отправленные туда люди были остановлены вооруженной охраной. Судя по всему, последних привлек Виктор, обратившись в региональное представительство клана Мамонтовых. Учитывая обстоятельства, мы вошли в их положение и не стали настаивать.

Лев Николаевич завистливо вздохнул. Знаменитая взаимовыручка не менее знаменитого Триумвирата. Каждый из тройки всегда готов прийти на выручку двум другим невзирая ни на что. Остальные кланы могли о такой крепкой сплоченности только мечтать.

Нет, определенно до войны дело доводить ни в коем случае нельзя…

— Такеши умер — это очень плохо, — князь опять утонул в глубоком и чрезвычайно удобном своем любимом кожаном кресле. Сидеть за широким столом ему почему-то никогда не нравилось.

— Необходимо, чтобы новость об этом японцы первыми узнали от нас, — сказала Галина Юрьевна.

Супруг взглянул на жену. Иногда она давала весьма дельные советы.

— Хорошая идея. Выразим соболезнование и заявим, что готовы к сотрудничеству в расследовании этого ужасающего преступления.

Князь перевел взгляд карих глаз на советника.

— Я сам с ними поговорю, — предупреждая вопрос заявил он и почти сразу же проронил: — А потом пусть меня свяжут с Холодным Пределом. Необходимо поведать князю Кириллу нашу точку зрения на случившееся. Пока кто-нибудь не сделал это за нас.

Длань Войны четко по-военному кивнул и шагнул к двери.

— И выясни, почему Виктор Строганов приказал повернуть вертолет. Было ли это простое недоверие к нашим целителям или имелась какая-то другая причина, — донесся ему в спину ворчливый голос князя.

Последовал еще один короткий кивок и советник вышел из комнаты.

* * *

*Хабаровск. Владения клана Охотниковых.

*Первая городская больница. Отделение реанимации и интенсивной терапии. 20:45


— Поражение нервной системы, дыхательная недостаточность, повышенное давление, учащенный пульс, — перечисленные симптомы Аристарх Семенович выслушал с мрачной миной на лице.

— Удалось стабилизировать состояние? — хмуро осведомился он у врача, делавшего доклад.

— Нет, — последовал короткий ответ.

Пациентку, совсем еще молоденькую девушку, сразу по приезду подключили к кислороду, установили внутривенную капельницу с медикаментозными препаратами для нормализации сердечно-сосудистой и дыхательных систем. Взяли общий анализ крови и отдельно биохимический. Все отправили на токсикологию.

Запустили процедуру гемодиализа. Назначили ультразвуковое обследование внутренних органов.

Очищение крови лишь ослабило симптомы, но не сняло их полностью, а из лаборатории пришла какая-то ересь на полученные анализы. Пришлось срочно отправлять другие образцы.

Заражение прогрессировало, неизвестное вещество сильно поразило организм. Стало понятно, что врачи ничего не могут поделать против странного отравления.

— Что это за дрянь-то такая? — в сердцах ругнулся главврач.

Стоящая ближе всех Любочка грустно пожала плечами.

— Не знаю, но оно вообще не реагирует на энергетическое воздействие через целительные чары, — посетовала она.

В голосе юной целительницы отчетливо проскользнули нотки обескураженности. Похоже раньше ничего подобного на практике ей не встречалось.

— Первый раз такое вижу, — подтверждая догадку собеседника вслух сказала она.

Неизвестный токсин действовал весьма эффективно, нарушая работу внутренних органов и препятствуя любым попыткам избавить организм от своего присутствия.

— Сколько у нее осталось времени? — спросил Аристарх Семенович подразумевая экстренно доставленную на вертолете пациентку.

Токсиколог пожал плечами, прогнозы давать в таких случаях сложно. Никогда не угадаешь.

— Тридцать минут, двадцать, сложно сказать. Поражение распространяется очень быстро.

Целительница вздохнула.

— Если она умрет, будут очень серьезные последствия, — тихо промолвила она.

Главврач повернулся к ней.

— О чем это ты?

— Я ее узнала, — призналась Люба. — Это Полина Строганова. За ее смерть обязательно начнут мстить.

— Нам? — удивился Аристарх Семенович и не ожидая ответа возмущенно воскликнул: — Но мы же не виноваты, что не можем распознать вещество!

— Больничном персоналу вряд ли, — поспешила успокоить разгневанного врача девушка. — Но клан Охотниковых вполне могут посчитать виновным.

Уже лучше, перспектива оказаться вовлеченными в разборки между колдовскими кланами его совсем не прельщала. Пусть чародеи выясняют отношения где-нибудь еще и не впутывают в свои свары посторонних людей.

— Это меня уже не волнует, — беспечно отмахнулся главный по больнице.

— Хабаровск, как город, принадлежащий Охотниковым вполне может оказаться под ударом, — холодно объяснила Люба. — Слышали, как Строгановы разобрались со Скандинавией?

Оба слушателя в унисон мрачно кивнули. Про действия ледяного клана в северной Европе знали все, кто хоть раз смотрел телевизор. Тактика тотальной зачистки от населения мягко говоря не отличалась гуманизмом и человеколюбием.

Помниться услышав об этом в первый раз Аристарх Семенович сначала подумал, что все из-за чрезмерной кровожадности колдунов Холодного Предела. Однако потом выяснилось, что основная причина до простого банальна. Они не хотели оккупировать территории, тратя в дальнейшем огромные ресурсы на поддержание порядка среди враждебно настроенных жителей. Они хотели их занять и заселить в дальнейшем своими людьми, полностью лояльными и преданными.

Рациональный и прагматичный подход, если подумать. И ужаснуться, если вникнуть в логику магов известного боевого клана.

— Пойду проверю еще раз анализы, — хмуро буркнул токсиколог и отправился в лабораторию.

В этот момент с другого конца коридора донеся шум, быстро перерастающий в торопливый топот. Кто-то шел очень быстро и судя по звуку, весьма спешил.

Охранники, бывшие у стойки дежурной смены на втором этаже, напряглись. Один так и вовсе провел рукой рядом с правым боком, где за полами пиджака скрывалось компактное скорострельное оружие.

Когда из-за поворота чуть ли не выскочил высокий парень, врач ожидал, что его резко остановят и заставят покинуть закрытую зону. Однако дальнейшие поведение ребят в черных костюмах его удивило. Вместо того, чтобы завернуть нарушителя, как случалось до этого, они вдруг подтянулись, встав чуть ли не по стойке смирно.

Стоящая рядом Люба, рассмотрев посетителя, удивленно ойкнула и торопливо сделала шаг назад, прячась за спину начальства.

— Где Полина Строганова? — резко спросил незнакомец, окидывая строгим взглядом врача.

Аристарх Семенович кивнул на закрытые двери палаты интенсивной терапии под охраной еще парочки телохранителей.

— Ваше сиятельство, она здесь, — откуда-то моментально появился предводитель людей Мамонтовых.

Парень подошел к двери, заглянул в небольшое окошко, но входить внутрь не стал. Вместо этого снова повернулся к главврачу, без труда угадав в нем главного, несмотря на отсутствие бейджа на белом халате.

— Немедленно проверьте этот препарат, — тоном, не допускающим никаких возражений, велел незнакомец протягивая три ампулы с прозрачной жидкостью. — Возможно это антидот. Нужно ввести его больной, как можно скорее.

Аристарх Семенович заколебался, давать пациентам незнакомое лекарство запрещалось всеми правилами врачебной практики.

Черты лица молодого парня вдруг заострились, приняв хищную жесткость.

— Живо! — рявкнул он и главврач помимо своей воли схватил пакетик с емкостями.

Телохранители тоже не остались в стороне, шагнули вперед, явно нацелившись не на необычного посетителя, а на строптивого доктора. Кем бы парень ни являлся, вооруженные лбы в костюмах были намерены выполнять его приказания.

Так что врач тоже не стал противиться и отправился проверять прозрачные ампулы…

Ночь прошла в тревожном ожидании. Антидот все же ввели больной, после того, как стало понятно, что жидкость не простая дистиллированная вода и не еще одна порция яда.

Напористый посетитель, оказавшийся братом пациентки, большую часть времени просидел рядом с палатой ни с кем не разговаривая. Он явно очень переживал за состояние доставленной вечером девушки. Пару раз он куда-то уходил ненадолго. Один раз попросил шприц с успокоительным. Просьбе удивились, но выполнили. Больше никаких происшествий не случилось. За исключением прибывшей целой толпы каких-то людей, судя по важным рожам больших шишек из городской администрации. Вместе с ними заявились доверенные лица рода Охотниковых, выразить соболезнование пострадавшей и предложить любую помощь.

Никого в закрытую зону так и не пропустили. По прямому приказу Виктора Строганова.

Под утро состояние больной стабилизировалось, даже больше, она пришла в сознание, общие показатели ушли от критических норм. Было принято решение о срочной перевозке в Холодной Предел.

— Вы хорошо поработали, доктор, — когда пациентку вывозили на каталке из палаты к Аристарху Семеновичу подошел Виктор. — Вы и ваши люди.

Главврач покачал головой, приписывать себе чужие заслуги он не собирался.

— Помог антидот, а не мы, — заявил он. — Его привезли вы, так что вся заслуга полностью ваша.

Парень усмехнулся, в холодных глазах промелькнуло искорка одобрения, ему понравилось поведение врача.

— И тем не менее, ваши действия позволили мне успеть. Если бы не процедура очищения крови, то токсин действовал бы более агрессивно. Вы его притормозили, позволив мне приехать вовремя. Я не забуду этого.

Виктор подошел к стойке дежурных, взял ручку и быстро написал что-то на одном из пустых бланков. Затем оторвал кусочек и протянул его Аристарху Семеновичу.

— Это мой личный номер, если вам понадобится помощь, звоните в любое время. Обязательно постараюсь помочь.

Больше ничего не сказав, молодой колдун развернулся и направился вслед за вооруженной охраной, эскортом сопровождающих носилки с важной пациенткой.

Аристарх Семенович задумчиво повертел клочок бумажки в руке, чуть помедлил, а потом аккуратно сложил его и спрятал в бумажник.

* * *

*Хабаровск. Владения клана Охотниковых.

*Международный аэропорт. Взлетная-посадочная полоса. 08:30


Всю прошедшую ночь и все утро меня одолевали мысли по поводу покушения. Возникло множество вопросов и не на один не находилось внятных ответов.

Я уже знал, что основной целью являлся прибывший на прием Ояма Такеши, второй сын главы японского клана. Перед тем, как получить убойную дозу снотворного Ласка успела вкратце поведать о полученном задании и о непутевом напарнике.

Кстати, вот бы кого еще не помешало найти…

Но кто заказал Такеши? Кому это выгодно? Охотниковы начали крутить шашни с японским кланом под предлогом о взаимном ненападении, и Орловы или какой-то другой русский клан таким образом предупредили возможный союз?

А может кто-то сам из азиатов устроил убийство одного из наследников? В рамках борьбы за власть внутри клана? Или хотел спровоцировать войну, дав повод для полноценного вторжения.

Третья сторона тоже могла поучаствовать. Те же американцы, например. Устроить конфликт, чтобы в дальнейшем загребать жар чужими руками. Они на такие фокусы мастера. Заодно ослабить вероятных соперников в будущем. Стравить между собой, самим оставаясь над битвой. Отличная тактика.

Имелась также вероятность, что произошедшее месть выживших из европейских кланов. Этих тоже не стоило сбрасывать со счетов. Решили свести счеты косвенным образом. Могло быть такое? Легко. Раз уж изначальный план навсегда избавиться от угрозы с запада не был полностью выполнен. Обескровили, снесли верхушку, проредили ряды рядовых магов, но не уничтожили полностью. Пожалели времени и ресурсов. А те потихоньку принялись восстанавливаться, действуя не напрямую, а скрытно…

Еще эта странность со Стихией Тени. И Ласка, и Такеши практиковали одну и ту же магию. Совпадение? Или за ним тоже что-то стоит? Непонятно.

Черт его знает. Вариантов слишком много, а информации мало, чтобы делать какие-то выводы прямо сейчас.

Пока точно известно одно — Охотниковы вляпались по полной. И Такеши и Строгановы не спустят такое на тормозах. Князь Кирилл захочет разобраться до конца, а значит копать будут до упора.

В этом случае мою пленницу ожидала весьма незавидная участь. Но и тут все не так однозначно. Главное найти основного заказчика, наемница выступала лишь в качестве инструмента. Не станешь же выливать всю злость на меч, а не на того, кто нанес им удар? Здесь тоже имелись свои особенности к подходу восприятия ситуации…

А вообще странно, что «эльфы» так круто подставились. Обычно они вели себя более осторожно, предпочитая сохранять строгий нейтралитет. Охотниковы никогда не отличились особой воинственностью. Безвредными хиппи их конечно не назовешь, но и не отморозки по типу Орловых и Строгановых готовых стирать целые города в порошок ради уничтожения противника.

Кто-то умело подбросил им здоровенную свинью…

Кавалькада машин остановилась у ангара. Нас уже ждали, малый реактивный бизнес-джет был готов к срочному вылету. Полину со всей осторожностью перенесли внутрь салона.

Я подошел к задней двери внедорожника.

— Выходи, пора в путь-дорогу, — я вытащил Ласку наружу.

К нам подошел человек с передвижной капельницей и наручниками из сверхпрочной стали.

Пока будет длиться полет наемнице будет вводиться блокиратор магии. Напротив сядет человек с пистолетом и станет следить, чтобы она не вздумала делать глупости. На всякий случай.

Девчонка ничего не стала говорить, без сопротивления позволила заковать себя и воткнуть иглу в вену.

Мы поднялись на борт и самолет принялся выруливать на взлет.

Дальше ничего интересного не происходило. Я в основном дремал, отдыхая после бессонной ночи. Когда объявили о заходе на посадку чувствовал себя вполне отдохнувшим.

Приземление в аэропорту Холодного Предела прошло в штатном режиме. Нас уже встречали. Мстислав и группа солдат Детей Вьюги. Рядом весело перемигивалась проблесковыми маячками скорая помощь.

— Виктор.

Моя рука утонула в лапище здоровяка.

— Привет, — я кивнул первому советнику князя.

Он почему-то выглядел слегка смущенным.

— Ты молодец, сделал все правильно, но дальше тебе нельзя, — маг виновато пожал плечами. — Запрет князя все еще действует. Извини. Самолет отвезет тебя в Златоград прямо сейчас. Позже я обязательно сообщу о состоянии Полины.

Я скривился. Ну да, никто не отменял опалу. Да и хрен с ней. Главное сестрица жива, а остальное неважно…

По лестнице осторожно свели связанную пленницу. Главный боевой маг клана плотоядно улыбнулся, увидав взятую в плен наемницу.

— С ней мы тоже хорошо поработаем и сообщим результаты, — пообещал он.

Увидав многообещающий оскал на лице незнакомого мага, стоящего в окружении солдат в белой униформе, Ласка вдруг дернулась и резко рванулась вперед, успев рухнуть передо мной на колени до того, как ее перехватили.

Девушка без тени сомнения полоснула ногтями по руке, омочила кончики пальцев в брызнувшей крови и подняв окровавленные ладони вверх скороговоркой произнесла:

— Клянусь честью и верой служить вам! Клянусь на крови!

Мстислав аж крякнул от удивления, а я застыл, не зная, что делать. Что это вообще сейчас такое было? Может мне кто-нибудь объяснить?

Глава 6

*Златоград. Столица клана Мамонтовых.

*Банк «Золотой стандарт». Пустующий конференц-зал на втором этаже. 09:05


— Продолжается концентрация армейских подразделений клана Прохоровых на восточных границах с прибалтийскими государствами, — лилось из телевизора, подвешенного на стену между двумя декоративными колоннами.

Миловидная ведущая бойко вещала последние новости. Глубокое декольте белой блузки с двумя видневшимися аппетитными полушариями поневоле заставляло отвлекаться от газеты, откидывая страничку в сторону и бросать заинтересованные взгляды на горящий экран.

— Пресс-секретарь клана уже сделал заявление по этому поводу, — картинка мигнула, соблазнительная барышня исчезла, вместо нее появился худой мужик с лицом аскета и безжизненными глазами глубоководной рыбины.

— В связи с тем, что указанные страны не выполнили законное требование убрать от наших границ воинский контингент враждебно настроенных солдат из состава испанских, английских, датских и других частей бывшего, так называемого блока НАТО, мы вынуждены реагировать на потенциальную опасность для наших граждан из-за их близкого присутствия, — принялся говорить сухим надтреснутыми голосом представитель водяных.

Какой-то журналист, присутствующий на брифинге, воспользовавшись образовавшейся паузой успел вякнуть насчет того, что у данных вояк уже фактически нет места куда возвращаться, их родные страны почти полностью уничтожены.

— Нас не касаются трудности чужих солдат, — человек Прохоровых бесцеремонно отмел прозвучавшее возражение. — Хочу сообщить, что ровно через шесть часов мы начнем операцию по освобождению данных земель от присутствия жителей. Так как наши ранние требования были не удовлетворены…

Я хмыкнул. Человеческая психика все-таки чрезвычайно пластична. То, что еще вчера казалось совершенно невозможным, сегодня легко становилось реальностью.

Следуя примеру Строгановых, Прохоровы нацелились на зачистку Прибалтики, расширяя ареал подконтрольных себе территории. Они не собираются их захватывать с последующей оккупацией. Князь Кирилл наглядно показал, что есть способ получше.

Зачем тратить силы на поддержание порядка среди враждебно настроенного населения или выделять деньги на его умасливание, если можно от него избавиться навсегда?

Правильно, незачем. Легче потом провести заселение по новой, не забыв перед этим проверить всех переселенцев на лояльность.

Среди прибалтов слишком высокие русофобские настроения, чтобы пытаться проводить интеграцию. Поставят ультиматум: либо валите, либо подыхайте и все. Территории слишком близко расположены к владению водного клана, чтобы оставлять их «бесхозными». Потенциальную опасность с этого направления еще никто не отменял, как и захват каким-нибудь другим магическим родом.

Так что можно не сомневаться, вскоре Латвия, Литва и Эстония попросту исчезнут с карты Земли. Терпеть такое соседство Прохоровы не будут.

— … продолжается инцидент с захваченными работниками русской компании в Нью-Йорке. Из канцелярии князя Орлова уже сообщили, что сотрудники «Правен-групп» являются подданными его светлости и что их задержание по надуманным предлогам абсолютно недопустимо…

Показали каких-то женщин и мужчин, выводимых в наручниках из офисного здания на Манхэттене.

— … в рамках противодействия захвату русских граждан в настоящий момент все члены московского представительства корпорации «Боинг» также помещены под арест…

Мда, это вам не старые власти, боящиеся потерять доступ в солнечное Майями и закрытия своих зарубежных счетов. Колдунам плевать, схватили наших — ловите ответку немедля.

— … в ходе задержания не обошлось без применения насилия. Трое сотрудников Боинга попытались оказать сопротивление и были ликвидированы на месте группой захвата Алой Стражи…

Если в операции участвовали последние, то скорее всего пиндосов сожгли. Скорее всего живьем. Элитные боевые маги огненных редко использовали обычное оружие.

А еще это жирный намек. Грохнули парочку служащих штатовской корпорации, показывая, что дальше вполне может быть еще хуже и что со взаимным обменом лучше поспешить, пока есть еще кого отправлять на обмен.

Учитывая, что активы Боинга теперь принадлежат совместному консорциуму с правлением из нескольких американских кланов, можно не сомневаться, что на Ллойдов, завладевших Нью-Йорком, надавят партнеры, вынуждая решить дело миром. И вообще не провоцировать могущественный русский колдовской клан.

Это раньше можно было легко проводить задержания граждан России. Максимум что следовало — мычание министра иностранных дел и других официальных лиц с вялыми попытками угрозы. Сегодня это уже не пройдет. Маги не чиновники из прежних властей, будут действовать агрессивно, защищая своих.

Это основа политики, заложенная в философии магических кланов. Странно, что Ллойды не просчитали такую реакцию.

Или просчитали? Любопытно, чем занималась «Правен-групп» и что могло понадобиться от нее новым хозяевам Нью-Йорка?..

Подумал я лениво, потому что в целом меня мало волновали разборки между Орловыми и американцами.

— … мы внимательно будем следить за дальнейшими новостями, — выпуск подошел к концу, симпатичная ведущая исчезла с экрана, вместо нее появилась заставка следующей программы.

Подождав и убедившись, что дальше ничего интересного не последует, я щелкнул пультом, гася телеящик, и снова зашуршал газетой. Правда изучать «Вестник Златограда» долго не вышло, мысли сами собой возвращались к событиям недельной давности…

Ситуация с покушением совершенно неожиданно как-то резко затихла, не получив дальнейшего развития. Ни громогласных объявлений претензий, ни эскалации напряженности с перерастанием в полномасштабную войну не последовало. Как подспудно ожидалось всеми, кто так или иначе оказался вовлечен в произошедшее.

Словно рубильник дернули. Раз и все моментально забылось, как будто ничего не было вовсе.

Чудеса, да и только.

Признаться честно, я удивился, и сильно. Думал, князь Кирилл отреагирует куда жестче. Но Холодный Предел по абсолютно непонятным причинам приглушил скандал, заняв выжидательную позицию.

Разумеется, это не значило, что эльфам все забыли и простили. Не в характере Владык Холода спускать покушение на одного из членов правящего рода так легко. Охотниковы сполна заплатили за свой косяк, но скорее всего сделали это каким-то иным образом, скрытым от простых обывателей. Каким именно? Понятия не имею. Должно быть лесовики нашли что предложить в уплату виры.

Вопреки распространенному мнению с ледышками можно не только говорить, но и договариваться. Строгановы вовсе не безумцы, алчущие лишь одной крови. Безумцы в магическом мире долго не живут.

Полина не умерла (в противном случае ни о каком мирном исходе не могло идти и речи), напрямую Охотниковы не причастны к попытке убийства, следовательно, имелся фундамент для ведения переговоров. Скорее всего хозяева Хабаровска так и поступили. Холодный Предел не впал в ярость, и волна обжигающей Стужи не прокатилась по землям властителей леса. Все быстро сошло на нет.

А вот Такеши смерть второго сына главы проигнорировать уже не могли при всем своем желании. В Токио раздавались воинственные призывы наказать дерзких северных варваров, допустивших смерть одного из наследников клана. Там ситуация уверенно продвигалась к войне. Другой вопрос, когда это физически станет возможно. Не все японские кланы поддержали идею вторжения на материк. По крайней мере не прямо сейчас и не в данных условиях.

К чему в конечном итоге все это приведет сейчас трудно сказать. Явно ни к чему хорошему. Возможно к войне. Но лично я предсказывать не берусь.

Что касается Ласки. Мда… С наемницей получилось как-то совершенно неожиданно. Причем не только для меня, но и для присутствующего рядом Мстислава. Очень уж к необычному способу она прибегла, желая избежать попадания в темницы Чертогов Льда.

Ее можно понять. Кому понравятся сначала ментальные, а затем и физические пытки? Да еще с последующей судьбой остаться замурованной живьем в стенах ледяных подземелий?

Участь, прямо скажем, незавидная, оказаться пленницей ледышек. Ласка это прекрасно понимала, потому и решилась на отчаянный шаг. Произнесла древнюю формулу вассалитета, завязанную напрямую на кровь, дающего клятву.

Страшная штука. Не просто сказанный вслух набор слов, ритуал скреплялся специальными чарами. В случае нарушения магический дар сжигал предателя изнутри.

Подробностей в тот момент я, разумеется, еще не знал, но что-то внутри заставило откликнуться на дикое отчаяние в глазах светловолосой девчонки. Взял и сказал, что принимаю клятву, почувствовав, как заклятье связывает нас двоих невидимой нитью.

Мстислав был очень недоволен. Однако сделать уже ничего не мог. Пробормотал что-то о распоясовшихся юнцах и махнул рукой, напоследок велев обязательно поделиться полученной информацией. Знал, что случай с отравлением я так не оставлю.

Так и случилось. Данная Лаской клятва несла в себе магическую составляющую. Не исполнять мои распоряжения теперь она в принципе не могла. Ни обманывать, ни хитрить, ничего такого. Иначе смерть. Таким образом в старые времена первые патриархи усмиряли особо буйных новоиспеченных адептов дивных земель. Как оказалось, в современности формула тоже работала довольно неплохо.

Естественно я этим воспользовался и поручил своему неожиданному вассалу немедля заняться выяснением всего, что связанно с ее последним заданием, путем привлечения умелого хакера, а также активным поиском бывшего напарника наемной убийцы.

Строгановы копали по своим каналам разведки. Каким именно образом? Точно не скажу, но расследование определенно велось.

Первая информация появилась уже через три дня. И нельзя сказать, что она обнадеживала.

Электронный след самого заказа довел до серверов фирмы-пустышки, зарегистрированной аж в Кейптауне.

С проведенной оплатой еще веселей, там никаких концов толком найти не удалось. Деньги пришли и ушли через счета одной из многочисленных офшорных компаний на Каймановых островах. Проследить денежный путь через банки, зарабатывающие на анонимности клиентов, было физически невозможно.

Разве что лично туда приехать и начать устраивать казни каждый день, да и то не факт, что поможет…

Короче говоря, мы уперлись в тупик. Выследить нанимателя с ходу не удалось. Предстояла медленная и кропотливая работа по выявлению личности основного заказчика. И так как я в этом не шибко разбирался, то спихнул все на плечи Ласки (благо клятва на крови не позволяла ей сбежать), приказав приложить все усилия для поиска злодея. А заодно выяснить местоположение Скорика, коего тоже никак не могли отыскать. Мелкий крысеныш глубоко залег на дно после устроенной бойни.

Говоря откровенно, с Лаской я вообще не знал, что делать. Как-то раньше не приходилось иметь на службе профессиональных наемных убийц…

Что касается Полины. Сестрица окончательно выздоровела. Антидот не просто вернул ее к жизни, но и также вывел все остатки токсина из организма, полностью удалив весь негативный эффект отравления.

Что лично меня весьма обрадовало…

— Виктор Владимирович, не желаете чашечку кофе? — в широкую стеклянную дверь заглянула секретарша.

Не моя, понятно дело, а какого-то руководителя с этажа. Ниночка была очень активной девушкой и с первого дня моего появления здесь старательно пыталась угодить моей скромной персоне. Как только узнала, какую фамилию носит новый штатный боевой маг в структуре охраны банка.

Девица явно надеялась свести знакомство поближе с членом правящего рода одного из сильнейших кланов страны. Флиртовала напропалую. Иногда действительно возникало желание швырнуть ее на кушетку и сорвать всю одежду. И ведь по озорным глазам видно, что против не будет, наоборот, с готовностью стянет юбку и сама поможет расстегнуть блузку.

Не понимает дуреха, что мое положение довольно сильно отличается от того, на что она видимо рассчитывала.

— Спасибо, не нужно, — ответил я.

На смазливом личике мелькнула тень разочарования, быстро сменившаяся на улыбку.

— Хорошо, — сказала она, игриво поправив кудряшку русого локона, и задорно добавила: — Если что я буду у себя, обращайтесь.

И пошла, сверкая стройными ножками, напоказ выставляя упругие бедра, туго обтянутые тонкой тканью мини-юбки.

Вот чертовка! Когда-нибудь и впрямь дождется, что зажму ее где-нибудь в темном углу…

Проводив взглядом сексапильную молоденькую секретаршу через прозрачные стены конференц-зала, я неопределенно хмыкнул и вновь вернулся к позабытой газете.

Формально считалось, что я нахожусь на смене. Сидеть в одном месте постоянно не требовалось. Все-таки не обычный охранник. Как такового поста у меня не имелось. Что было весьма удобно.

Пустующие офисы переговорных, каморка операторов наблюдения, комнаты охраны — неважно где, главное всегда оставаться на связи.

В основном я предпочитал конференц-залы, сюда всегда ставили удобные кресла и как правило помещение оборудовалось телевизорами, на презентациях, играющие роль компьютерных мониторов.

Читал газету, пил кофе, смотрел выпуски новостей — работа из разряда «не бей лежачего». Но это сейчас, мне повезло попасть уже на период затишья, а всего несколько месяцев назад здесь творилось форменный беспредел.

Все дело в желании Мамонтовых сделаться более открытыми для мира после Великого Откровения. Банкиры снизили планку требований для нахождения на территории мегаполиса. Город и так являлся самым открытым чуть ли не из всех поселений магов на планете для обычных людей, а стал еще более доступным для посещения.

И тут началось.

Хлынули люди. Разные люди. И в довольно приличных количествах. Даваемые провидцами и аналитиками прогнозы почти моментально полетели в тартарары. Население принялось разрастаться в сумасшедшем темпе. Народ рванул в ультрасовременный город огромными массами. Как же, думали привычными стереотипами — город богатый, значит и мы вскоре станем такими же.

Спонтанно возникшая миграция, кроме тех кто мечтал о хорошей работе, принесла и мутную пену человеческого общества.

Проще говоря, криминальные элементы. Ушлые ребята с низким порогом нравственного развития на всех парах понеслись зарабатывать первоначальный капитал с револьверами наперевес.

Ограбления банков, ювелирных магазинов, да просто обычных придорожных кафе посыпались, как мелочь из игрального автомата. Почти не знающие, что такое преступность, местные обитатели пришли в ужас от начавшейся вакханалии разбойных нападений.

Колдуны-банкиры естественно обратились к проверенному веками источнику за поддержкой. И так взбешенные Хранители Тишины вызвали подкрепление из Холодного Предела. В город вошли дополнительные подразделения Детей Вьюги.

И пошел обратный откат.

Преступников ловили, уничтожали, искореняли без всякой жалости. Устраивали показательные расправы над грабителями.

Один раз вообще, после ограбления крупного международного банка, поймали бандитов, успевших вынести почти пять миллионов в валюте, и вздернули идиотов прямо на флагштоках перед парадным входом ограбленного банка. В назидании другим. Даже не забыли заботливо приколоть на грудь каждого записку, разъясняющего за что злодеев повесили.

Там еще целый день прохожие шарахались от болтающихся на веревках тел, спеша перейти на другую сторону улицы. После, Мамонтовы мягко попросили убрать нелицеприятные украшения.

На краткий период времени Златоград превратился в натуральный Дикий Запад. И это когда кланы выясняли отношения между великими и малыми родами. То есть в мире творился натуральный бардак. Особо впечатлительные натуры заговорили о наступающем конце света. Неудивительно, что многие сорвались, желая сорвать куш во время всеобщей неразберихи. Более удачного момента сложно найти. Старой власти нет, а новая, в лице колдунов, занята разборками между собой.

Второй волной пошли более прошаренные товарищи из организованной преступности. Эти действовали более осторожно, без нахрапистости. Предпочитали сначала провести тщательную разведку и лишь затем начать действовать.

Их просчет заключался в том, что даже не совершив еще никаких противоправных действий, они вздумали провести встречу прямо в Златограде. Устроить сходку авторитетов в мегаполисе колдунов. Наверное, хотели заранее поделить зоны влияния в столь лакомом пироге.

Большая ошибка.

Дети Вьюги нагрянули неожиданно. Действуя в своей привычной манере агрессивного штурма, боевые маги произвели захват, перебили всех «уважаемых людей». Взяли за горло единственного оставшегося в живых бандита и глядя ему в лицо заполненными темной синевой глазницами, вежливо попросили передать сообщение коллегам счастливчика-выжившего держаться подальше от территории Триумвирата и не заставлять их искать для новых встреч.

Естественно предупреждению вняли. Когда надо, ледышки могли быть весьма убедительными.

В этом отношении кстати, в землях Строгановых, Демидовых и Мамонтовых царил относительный покой. Слышал, что у других кланов в подвластных областях творилось черт знает что. Крупные города еще ничего, а вот с провинциями прямо беда. Реформирование правоохранительной системы путем замены института Хранителей тишины полицейскими департаментами, а во многих местах и попытки сращивания двух этих структур показали совершенно не те результаты, на которые маги рассчитывали.

Опыта управления такими огромными территориями нет, вот и обжигались частенько. Плюс недостаток кадров и пренебрежительное отношение истинных одаренных к простым людям.

Да и ладно. Чужие проблемы меня мало волнуют. Сейчас речь о Златограде.

Впоследствии ситуация конечно нормализовалась. Владыки Холода действовали безжалостно, наводя железный порядок. Народу в мегаполисе меньше не стало, зато люди поняли, что конкретно в этом городе преступления лучше не совершать, особенно тяжкие. Себе дороже. Деньги любят тишину, а банкиры так ее просто обожают. Хотя определенное напряжение конечно осталось.

К чему все это я? А к тому, что именно такая обстановка нервозности позволила найти мне работу.

С занятостью боевого мага дела вообще обстояли неважно. В объявлениях на работу нигде не требовался столь специфичный специалист. Малое количество чародеев, ориентированных на войну, во времена существования магозон сыграло негативную роль на формирование рынка подобных услуг.

Все поголовно боевые маги служили определенному клану. Никаких вольных Воинов в принципе не существовало. Отсюда и невозможность найти постоянную работу по специализации.

Да и вообще, это касалось всех волшебников разом. За исключением целителей. Да и те, пахали в магических клиниках, принадлежащих исключительно кланам.

Но популяция одаренных увеличивалась, рано или поздно рынок отреагирует, возможно появится больше достойных вакансии для одаренных, действующих в частном порядке. Правда в основном они пока учатся, но после выпуска думаю основная движуха по этой теме все же начнется. Без этого никуда…

Кстати об обучении. Сейчас у нас конец июня, может следовало подумать о Лицее заранее? Выбрать курс, подробнее узнать, что да как. И конечно, главное выяснить во сколько все это удовольствие мне обойдется. Теперь счета никто не оплачивает, все сам, все сам…

— Виктор, спустись пожалуйста в фойе, — прошелестело в наушнике гарнитуры.

Начальник банковской СБ. Мужик нормальный, но со своими закидонами. Ему просто претила мысль, что один из сотрудников его подразделения (по сути подчиненный, пусть и формальный, с оговорками) ничего на работе не делает. Весь день пьет кофе, в перерывах шляется где попало, смотрит телек и пялится на стройные ножки секретарш. Вот и дергал при каждом удобном случае, заставляя заниматься хоть чем-то.

Ничего, недолго ему осталось страдать. После существенного снижения вала преступности, руководство банка подумывало урезать расходы на разбухший бюджет усиленной охраны. Устроивший меня сюда Григорий Мамонтов уже об этом предупредил, сказав, что возможно вскоре придется подыскивать новую работу. Лафа подходила к концу.

— Иду, — буркнул я, складывая газету и оставляя ее на столе.

Встал, сдернул со спинки пиджак и легким шагом направился к лестнице, конференц-зал находился на втором этаже. На ходу подмигнул через стеклянные двери Ниночке (девчонка сразу заулыбалась в ответ), и направился по вызову.

Опять небось попросят помочь в утихомировании какого-нибудь возмущенного клиента. После финансового кризиса, разразившегося во время Великого Откровения, много людей попало на деньги, кое-кто из них приходил разбираться в банк. Что если честно, совершенно непонятно. Банковские депозиты и вклады никто и не думал трогать. Все дело в лопнувших брокерских фирмах, использовавших в работе «Золотой стандарт». Народ думал, что их деньги в этом банке, не понимая, что счета трейдеров давно уже закрыты.

Банк действовал строго в соответствии с заключенными договорами. Вот если бы у людей здесь имелся депозит, вклад или счет, оформленный на собственное имя, тогда совершенно другое дело. В любом другом случае, бесполезное сотрясание воздуха.

Так и оказалось, какая-то дамочка пришла выяснять отношения по вышеперечисленным вопросам. Да не одна, а в сопровождении то ли водителя, то ли телохранителя.

Ничего сложного, по отработанной схеме ее обработали и под ручки увели в ближайшую переговорную, чтобы не мешать другим клиентам. Дальше скандалисткой занялись менеджеры.

Мне оставалось следить, чтобы бодигард не наделал глупостей. Но тот верно оценил обстановку и проявил благоразумие, несмотря на то, что хозяйка пару раз даже велела ему «настучать по башке этим мошенникам».

В общем, все закончилось хорошо, я уже собирался возвращаться обратно к чтению газеты, как вдруг ко мне подошел человек и сказал:

— Здравствуйте, Виктор. Знаю, что мы с вами незнакомы, но не могли вы уделить мне пару минут вашего времени? — и протянул визитку.

На белой картонке значилась надпись: «Торговый дом братьев Бахрушиных». И ниже: «Петр Сергеевич Бахрушин. Председатель правления». Коротко и со вкусом. Телефон, юридический адрес — также присутствовали.

Судя по обращению, меня узнали, значит предстоит не пустая болтовня. Почему бы и нет? Делать все равно пока нечего.

— Хорошо, — ответил я. — Пройдемте.

И махнул в сторону лифтов…

Глава 7

*Окраины Златограда.

*Офис торгового дома братьев Бахрушиных. 11:10


— Не могу поверить, что ты сделал это, — Борис вышагивал по кабинету нервно сжимая в кулаке подхваченный со стола стрессбол.

Тонкие подошвы лакированных туфель едва заметно поскрипывали при каждом упругом шаге по полу, выложенном недорогим паркетом.

Исполнительный директор компании по организационным вопросам не изменил своей давней привычке, придя сегодня на работу в старомодном костюме-тройке, проходящий у знатоков в разряде классики. Даже золотая цепочка выглядывала из-за кармашка жилета, дополняя образ джентльмена из начала двадцатого века.

— Ты же всегда отличался осторожностью, — Борис резко остановился и развернулся. — Просто не узнаю тебя брат.

В отличие от младшего родственника, имевшего весьма взволнованный вид, Петр Сергеевич Бахрушин, занимающий должность председателя правления, выглядел довольно расслабленно и чуть ли не умиротворенно.

Первое лицо компании расположилось в одном из двух кресел, установленных в дальнем углу для приватных переговоров, и спокойно предавалось такому банальному занятию, как попивание свежего кофе.

На возмущенные выкрики и взгляды, полные негодования на опрометчивое поведения старшего брата, Петр не отвечал, предпочитая переждать всплеск эмоции за более приятным времяпрепровождением.

— Почему ты молчишь? — не выдержал Борис с ненавистью швыряя измученный резиновый мячик куда-то под окно.

— Жду когда ты успокоишься, — флегматично ответил Петр и невозмутимо сделал еще один глоток ароматного напитка.

— Нет, вы только посмотрите на него, — всплеснул руками младший компаньон семейной фирмы. — Он ждет пока я успокоюсь. Да здесь не мне надо успокаиваться, а тебе. Ты что, не понимаешь, в какие неприятности нас втягиваешь?

Петр поставил чашку, фарфоровая тарелочка тихонечко звякнула. Помолчал, глядя поверх головы брата и лишь только после этого бесстрастно произнес:

— Честно говоря, я не совсем понимаю твоих переживаний. В чем собственно проблема?

Заданный довольно флегматичным тоном вопрос повис в воздухе. Возмущенно вскинувшийся Борис не сразу нашелся с быстрым ответом.

— И потом, если тебя что-то не устраивает, все вполне можно отыграть назад. Ничего не изменилось. Мы только поговорили и назначили встречу. Вот и все. Никаких договоренностей и тем более подписанных обязательств еще нет.

Младший брат раздраженно махнул рукой.

— Ты не посоветовался со мной, — обвиняющее сказал он.

— Я же тебе уже объяснял, идея возникла спонтанно, — терпеливо проронил Петр. — Я увидел парня в холле банка. Узнал его, вспомнил о слухах и решил действовать. Очень уж ситуация показалась удачной. Грех упускать такой шанс.

Петр не лукавил говоря об обстоятельствах утренней встречи. Он и впрямь действовал наобум, положившись на инстинкт предпринимателя, который видит хорошую возможность и цепляется в нее зубами стараясь не упустить.

Члены правящего рода кланов, как правило не светились на экранах без острой необходимости, предпочитая выставлять на ТВ разного рода пресс-секретарей и других сотрудников по работе с общественностью, в основном стараясь сохранять приватность.

Иногда это не получалось и в информационное пространство кое-что прорывалось. Слабые отголоски недавнего скандала наверху докатились и до простых обывателей. Широкого распространения разумеется новость на получила (свою личную жизнь «сиятельные» охраняли очень строго), но кое что все же проскользнуло узкой строчкой в прессе.

Это случилось пару-тройку месяцев назад, тогда глава Торгового дома Бахрушиных не заострил на нем внимание. Однако в памяти отложил, на всякий случай, разумно полагая, что все происходящее наверху, в определенной степени может повлиять на него и бизнес.

И когда вчера он увидел Виктора Строганова, выполняющего роль чуть ли не простого охранника, то моментально вспомнил о его размолвке с Патриархом северного клана.

Дальше дело техники, мозг бизнесмена усиленно заработал, пытаясь понять какую выгоду можно будет из этого получить. Чего-то конкретного с ходу в голову не пришло, но то что будет полезно завести личное знакомство со столь знаковой фигурой стало понятно с первых секунд.

Что он сразу и сделал, предложив парню поговорить. Поднимаясь на лифте Петр еще толком не знал, что именно он скажет, но был твердо уверен, что нельзя упускать такую возможность.

— Мы встречаемся в час дня в ресторане ТургеневЪ на Малой Тихомировской, — сообщил Петр и значительно посмотрев на брата добавил: — Ты тоже должен присутствовать.

Борис импульсивно дернулся к широкому дубовому столу, где на краю лежал тонкий планшет. Крепкие пальцы купца так сильно схватили девайс, что пластик протестующее затрещал, пока их хозяин суматошно нажимал на иконки, открывая интернет-браузер на интересующей страничке глобальной сети.

— Вот, смотри, — найдя искомое, Борис ткнул портативным компьютером в сторону брата. — Гляди, что здесь написано. И это не какая-то желтая газетенка, это официальные данные.

Петр без всякого энтузиазма мазнул ленивым взглядом по светящемуся экрану.

— Ну и что? — протянул он. — Я тоже наводил справки и немного покопался в интернете. Поверь, ничего нового ты для меня не расскажешь.

И это тоже было правдой. За те два часа, что прошли после посещения банка Петр успел освежить знания о магах и узнать кое-что новенькое.

— Не забывай, у колдунов совершенно другая этика и мораль, — не успокаивался Борис. — Особенно у клановых иерархов.

— Он всего лишь мальчишка, — вяло возразил Петр, спорить ему совершенно не хотелось.

— Он Строганов и этим все сказано, — решительно заявил Борис. — Мальчишка входящий в правящий род, по определению не может быть обычным мальчишкой. И неважно сколько ему физических лет. Особенно из этого клана. Для совместных дел это более чем неподходящая кандидатура.

Возникла пауза. Определенная логика в прозвучавших словах явно присутствовала.

Тут надо уточнить, что ледышки считались одними из самых консервативных кланов в плане взаимодействия с внешним миром еще со времен возникновения магических зон. И это странно, учитывая их более чем лояльное отношение к обычным людям. Вспомнить хотя бы принцип комплектования армии, где применялся подход «солдат-командир», а не «слуга-господин», как у большинства других великих родов.

А привлечение неодаренных в Совет клана? Неслыханный случай! Другие маги ни за что бы не потерпели рядом с собой простых людишек, тем более не захотели бы делиться с ними и толикой власти. А Строгановым плевать. Взяли и привлекли на посты высшего военно-политического руководства обычных людей.

В этом плане Владыки Холода никогда не шли на поводу общественного мнения магического сообщества, предпочитая двигаться своим путем.

Но вот что касается всего остального, тут имелись серьезные пробелы. Особенно касательно кооперации с чужаками. В этом плане Строгановы оставались ретроградами, полностью следуя древним правилам и неохотно идя на контакт.

С другой стороны, они вполне могли себе это позволить. В Триумвирате за сношения с внешним миром отвечали известные дельцы Мамонтовы, ограждая воинственных ледяных магов от необходимости общаться с чужаками. Грозные Повелители Льда всегда в этом могли положиться на провидцев-торговцев…

— Пойми, это же редкий случай, — убежденно выдохнул Петр. — Член правящего рода целого клана в свободном плавании. Не связанный никакими обязательствами, он может здорово пригодится нам, — бизнесмен помолчал и задумчиво добавил: — Если удаться достигнуть взаимовыгодных договоренностей.

На лице собеседника появилась скептичная мина.

— Мировоззрение колдунов отличается от общепринятого, — повторил он. — Откуда ты знаешь, что парень потребует за содействие? И вообще, раз уж ты захотел привлечь в бизнес кого-то из новой властной верхушки, то не мог выбрать кого-то попроще? Это же один из Близнецов. Знаешь какие о них ходят слухи? Они на пару с сестрой перебили такую кучу народу, что хватит на небольшое кладбище!

Закончил Борис устало, ему тоже надоело спорить с братом, убеждая его в безумстве идеи.

— Подумай, о ком мы говорим. Это же не какие-нибудь обычные маги, как например из окружения тех же Мамонтовых, на которых мы пытались выйти месяц назад. Это намного серьезнее. Виктор и Полина Строгановы — безжалостные исполнители воли Патриарха Холодного Предела отметились, пожалуй, во всех последних стычках с участием ледышек. Они оставили за собой такой кровавый след, что многим ветеранам горячих точек станет плохо.

Петру ничего не оставалось, как мрачно кивнуть. На ум сразу же пришли кадры редких репортажей с полей сражений Войн Господства.

Так пронырливые журналисты прозвали период противостояние великих и малых магических родов. Тогда погибло огромное количество народа. Улицы буквально затопила боевая магия, штурмы Цитаделей, жаркие схватки, тяжелые бои. И посреди всего этого ужаса особенно выделялись Близнецы Строгановых, безжалостно сметавшие врагов князя Кирилла магией льда. Не щадящие никого и ничего, несущие смерть в морозных клубах убийственного Холода…

— Может ты и прав, — проворчал старший брат, побарабанил по подлокотнику кресла и тут же заявил: — Хотя Виктор показался мне вполне адекватным молодым человеком. Тактичный и вежливый юноша, совсем не похожий на спятившего от крови вояку.

— Ну да, тигр тоже может создать впечатление безобидной зверушки, — буркнул Борис, — пока не проголодается.

По лицу главы семейного предприятия скользнула слабая улыбка.

— А ты знаешь, это в нем тоже чувствовалось, — сказал он. — Сила. Пока еще дремлющая где-то в глубине, но готовая в любой момент пробудиться. Это четко прослеживалось. Впечатление слабого Виктор не производил.

— Ну еще бы, — проворчал Борис.

В кабинете в очередной раз возникла напряженная пауза. Было видно, что несмотря на все слова младшего, старший из родственников не желал отказываться от сумасшедшей затеи.

Братья Бахрушины числились в когорте предпринимателей средней руки. И как все середнячки всегда мечтали попасть в высшую лигу. Петр искренне верил, что вот это и есть их шанс подняться, вырвавшись на более высокий уровень. Внутренние амбиции требовали действовать и ни в коем случае не упустить удачно подвернувшуюся возможность.

Пока что они занимались грузовыми перевозками (парк грузовых фур на сто единиц), оптовой торговлей стройматериалами и мелкими подрядами в строительной сфере, кои выполняла небольшая дочерняя фирма.

Империя так себе, но с учетом того, с чего вообще все начиналось, можно сказать, что дела обстояли в целом неплохо.

Скромное положение компании хорошо выдавало местоположение ее главного офиса. Окраина огромного города, на периферии стремительно разрастающегося и так далеко немаленького мегаполиса. На сегодняшний день Бахрушины могли позволить себе помещения только здесь. Центр давно и прочно оккупировали более крупные воротилы, тузы промышленной и финансовой индустрии.

Братья не знали, смогут ли когда-нибудь достигнуть подобных вершин, но как и все амбициозные люди надеялись на это.

Но пока приходилось обретаться внизу, у подножья вершин «золотых» башен.

— Кстати, завтра я еду к тому бирюку, ты уже приказал бухгалтерии привезти наличные? — вспомнил Петр, стоило мыслям повернуть в сторону любимого бизнеса.

Подвернулась удачная оказия приобрести партию подержанной строительной техники по дешевке. Не хотелось упускать столь выгодную сделку. Расширить вспомогательный род деятельности, увеличить доходы, возможно брать подряды на более серьезные объекты.

— Да, сумку принесут тебе прямо с утра. В банке уже заказали снятие наличных. Ровно семьсот пятьдесят тысяч. Охранников я также предупредил и напомнил о командировке.

— Хорошо, — Петр кивнул и опять замолчал.

Неприятная пауза затягивалась. Борис встал со стула и прошелся снова по кабинету.

— Я не понимаю, что ты вообще хочешь ему предложить? — спросил он, не выдержав очередную порцию тяжелого молчания. — Кто мы такие по сравнению с ним? Пыль под ногами. Обычные торгаши, коих вокруг пруд пруди. С чего ты решил, что ему интересно твои предложения?

— Потому что Виктор согласился на повторную встречу, — рассудительно ответил Петр и пояснил: — Мы не успели ничего толком обсудить, как его вызвали куда-то еще.

Он отхлебнул из кружки с уже порядком остывшим кофе. По лицу скользнула гримаса неприятия, что может быть хуже, чем холодное кофе?

— Уверен, — сказал старший брат и тут же поправился: — Нет, я убежден, что наше сотрудничество принесет в будущем великолепные плоды. Ты только представь это. Перед фамилией Строганов отроются двери, недоступные для Бахрушиных. Понимаешь о чем я?

Пришла очередь Бориса неохотно качать головой. Как это ни прискорбно признавать, а брат говорил верные вещи. Член правящего рода клана мог свободно пройти туда, куда обычным купцам доступ был закрыт.

А в бизнесе данное обстоятельство порой значило весьма немало. Доступ в верхние эшелоны, куда простым смертным хода нет, давал несравненное преимущество.

— Ты так и не ответил, в каком конкретном виде ты видишь это потенциальное сотрудничество? Вряд ли Виктор согласится на заурядные условия с выполнением представительских функций. И роль простого лоббиста за гонорар его тоже скорее всего не устроит.

Петр кивнул, как будто ожидал услышать что-то похожее.

— Разумеется, нам чем-то придется поступиться, — сказал предприниматель, следом последовала деловая констатация суровой прозы жизни: — В этом мире за все приходится платить.

Борис остро взглянул на брата.

— Да? — с сомнением протянул он. — И до каких пределов ты согласен подвинуться, если не секрет?

Теперь голос младшего сочился неприкрытым осуждением. Затея братца вызывала у него все большее неприятие. Сначала опасные связи с кланами, потом выделение доли незнакомцу. Что дальше?

— Да брось, — Петр отмахнулся. — Хватит бояться. Открой глаза и взгляни на перспективы. Мы сможем сделать рывок, о котором так долго мечтали. А ты хочешь топтаться на месте. Это не выход.

— Тогда почему твоему «перспективному» Виктору Строганову никто до тебя не предложил сотрудничество? — ядовито осведомился Борис. — Ты об этом подумал? Сколько уже прошло времени с момента опалы? Судя по твоим же словам, он работал обычным охранником. Почему никто из тех, кто обитает в центре не сделал ему похожего предложения? Уверен, многие бы согласились заиметь в свое распоряжение члена правящего рода клана. В нынешние времена это дорогого стоит. По крайне мере, если судить по твоим словам.

Младший Бахрушин торжествующе уставился на брата, посчитав что нашел аргумент, против которого тот ничего не сможет противопоставить.

Однако к его удивлению, Петр совсем не выглядел растерянным или смущенным. Наоборот, в его глазах мелькали искорки удовлетворения.

— Да именно потому, что это уникальная ситуация. Ничего похожего раньше никогда не случалось. Никто попросту не знал как реагировать на подобную ситуацию. Пригласить в деловые компаньоны одного из зловещих боевых магов? До этого не додумались даже Мамонтовы, хотя они сами чародеи и варятся в этом соку уже не первую сотню лет.

Петр привстал, не забыв отодвинуть наполовину пустую кружку с кофе подальше от края столика.

— С момента основания, в кланах существовало четкое разделение функций. Воины воюют, Созидатели созидают, Патриархи правят. А тут вдруг такое. Член правящего рода неожиданно оказывается чуть ли не выброшенным на улицу. Как на это реагировать? Увеличение численности одаренных, исчезновение дивных земель и повсеместное распространение магии полностью изменили правила игры. Уверен на сто процентов, колдуны сами находятся в определенном шоке и все еще приспосабливаются к произошедшим изменениям, несмотря на более чем активные действия после схлопывания источников и захват власти на всей планете.

Петр замолчал.

— Нужно понимать, что сейчас уже не двадцать первое столетие от Рождества Христова истории людей — сейчас первое десятилетие эпохи магов, — нравоучительно сказал он. — Вот, что в первую очередь необходимо понять. Понять и принять, а затем действовать. Иначе останешься за бортом.

Короткий монолог вызвал неоднозначную реакцию у Бориса. Он конечно уже привык, что брат имел привычку мыслить широко. Но иногда его размах пугал даже его…

— Ладно, — вздохнул Борис, плюхаясь на стул. — Считай убедил. Когда там твоя встреча с Виктором?

Петр улыбнулся и довольно качнул головой.

* * *

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Банк «Золотой стандарт». Пустующий конференц-зал на втором этаже. 12:20


Я сидел на узком подоконнике и занимался тем, что знакомо каждому, кто хоть раз работал полный рабочий день — с нетерпением ждал обеденный перерыв.

Параллельно пялился в окно (точнее на происходящее внизу), лениво размышляя об удивительной привязанности людей к нехорошим привычкам.

Например, мусорить на улице.

В этом «нелегком» деле мне помогала одна довольно занимательная технологическая штука. Конкретно, недавно проведенная модернизация разветвленной системы камер городского видеонаблюдения «Недремлющее око». А точнее внедрение в нее функции автоматизации штрафов через обновленное программное обеспечение.

Проще говоря, после апгрейда, система, следившая ранее за безопасностью, научилась мониторить окружающую территорию ко всем прочему еще и на предмет незаконного загрязнения.

Выбросили, вы скажем окурок мимо урны, компьютеры мгновенно засекали данное безобразие, проводили идентификацию нарушителя и автоматически выписали штраф, отправляя электронную квитанцию прямиком на личный инком.

Такие себе «письма счастья» в лайт режиме за нарушение общественного порядка.

Без участия людей, без дополнительных бюрократических процедур. Быстро, эффективно и без лишних затрат.

Забавная фиговина. Ее как раз сейчас тестировали в квартале, где находилось здание банка…

О, кажется, для моих наблюдений нарисовался первый подопытный. Внизу на тротуаре остановился мужик. Любопытно, сделает что-нибудь, на что будет вынуждена отреагировать новая система?

Бедные Мамонтовы, после чудовищного наплыва людей, малознакомых с местными порядками, им пришлось здорово поднапрячься, придумывая способ поддержания прежней чистоты на улицах любимой столицы. Как и все колдуны, в конечном итоге они пошли самым легким путем, решив использовать кнут, вместо пряника…

Ха, все-таки не удержался. Остановившийся прохожий смачно харкнул, точно попав на едва выступающий над ровной линией асфальта бордюр.

— Ну ты попал, мужик, — пробормотал я.

Я уже озаботился узнаванием расценок штрафов на сайте городских служб и знал, что плевок оценивался в пятьдесят рублей.

Кажется немного, сущая мелочь. Но тут надо иметь ввиду, что курс родной валюты за последние полгода существенно поднялся. Великое Откровение вкупе с глобальным экономическим кризисом и активной деятельностью уважаемых Мамонтовых сыграли свою положительную роль в этом вопросе.

Полтинник сегодня — это далеко не то же самое, что полтинник шесть-восемь месяцев назад. Сейчас это довольно неплохие деньги. Запросто хватит на два обильных обеда в кафешке средней ценовой категории.

— Ну вот, дождался, — у мужика пришло сообщение на инком.

Судя по озадаченному виду, такого послания он ни разу не ожидал.

— Быстро работают черти, — слегка удивленный расторопностью системы протянул я. — Сколько прошло? Две-три минуты? Оперативно.

Мужик суматошно заозирался. Камеры что ли ищет? Дак хрен найдешь. «Недремлющее око» изначально проектировали для охраны правопорядка и позаботились, чтобы потенциальные преступники не смогли так легко обнаружить электронные глаза города.

Прошло еще пять минут. Объект наблюдения оставался на месте. Поглядывал на инком, переступал ногами, периодически крутя головой.

Ждет кого-то? Судя по поведению — да.

Полез в карман, достал какую-то бумажки, развернул, вчитался, смял и…

— Ты чего творишь, дубина? — я улыбнулся.

Мужик отбросил смятый клочок прямиком на газон позади себя. И так привычно-небрежно швырнул, словно делал так уже не один раз. Скорее всего так и есть. Машинальная реакция избавиться от мусора.

Инком нарушителя пискнул новым сообщением. Я захохотал.

Прочитав уведомление об очередном штрафе мужик в сердцах сплюнул. Я заржал, как сумасшедший.

Поняв, что последует дальше мужик, уже не помышляя ни о каких встречах, что-то пробормотал себе под нос и ускоренным шагом двинулся выше по улице.

— Это просто жесть! — утирая слезы я сполз с подоконника.

Ну Мамонтовы, ну затейники. Учитывая привычку наших людей мусорить где попало, они можно сказать наткнулись на золотую жилу.

Конечно, со временем народ станет осмотрительнее (ничто так не дисциплинирует, как удар по собственному карману), но торговцы к этому времени уже успеют заработать целое состояние.

— Ох, надеюсь он успеет выйти за пределы района, прежде чем снова решить плюнуть на землю.

Я мысленно пожелал несчастному прохожему, не ожидавшему такой подставы от муниципалитета, удачи. Благо, что эксперимент пока задевал лишь небольшой участок центра Златограда. И неизвестно, когда нововведение доберется до городских окраин.

Кстати, об окраинах. Именно в тех местах у меня встреча с… Я достал из кармана визитку и процитировал вслух:

— Петр Сергеевич Бахрушин. Председатель правления. «Торговый дом братьев Бахрушиных».

Мда, пробил по сети я эту контору. Ну что сказать, должность «председатель правления» явно слишком громкая для фирмы настолько скромной величины. Сильно подозреваю, что никакого правления в том смысле, какой обычно применяется в коммерческих организациях у них и в помине нет. Максимум состоит из тех «братьев», что упоминаются в названии компании.

Перевозки, строительство, немного производства (где-то под Вологдой клепают дорожную плитку) — вот, собственно, и все. Прямо скажем, не огромный торгово-промышленный конгломерат.

С другой стороны, огромные торгово-промышленные конгломераты не приглашали меня на встречу для обсуждения «взаимовыгодных дел». Так что, выбирать, как говорится, не приходилось.

Бахрушин рискнул и пошел на контакт, а крупные тузы нет. Хотя последних в какой-то степени тоже можно понять. Слишком много подводных камней, слишком много непонятного со мной, чтобы привлекать к сотрудничеству. Никто ведь толком не знал из-за чего случилась размолвка с князем Кириллом. Слухи ходили, но не более. А вдруг властитель Холодного Предела будет недоволен. Вызывать гнев главы одного из сильнейших колдовских кланов — не самая лучшая идея…

Я догадывался что от меня хочет Петр Сергеевич, какую выгоду и дивиденды в конечном итоге рассчитывает получить от нашего знакомства. В самом деле, я же не тупой. Может местами и дурак, но не до такой степени. Сообразить куда ветер дует не трудно.

Предприниматель хочет воспользоваться моим статусом в собственных интересах. Что же, в целом логичный и оправданный шаг. Здесь не к чему придраться.

Обижаться не на что, потому что я тоже собираюсь воспользоваться ситуацией к собственной выгоде и поправить свое финансовое положение за счет оборотистого дельца, не побоявшегося сделать первый шаг, когда все остальные замерли в ожидании.

— Нуссс, посмотрим что это за заведение такое «ТургеневЪ», — проронил я, бросая беглый взгляд на часы инкома.

Время обеда. Пора вызывать такси и ехать на встречу с бизнесменом. Давненько я не ел в хороших ресторанах.

Глава 8

*Окраины Златограда. Владения клана Мамонтовых.

*Ресторан «ТургеневЪ». 12:58


Клан колдунов-финансистов не стал по примеру других стремительно расширять территорию собственных владений после исчезновения источников. Им и так уютно жилось в пределах старых земель, что существовали еще со времен магических зон.

Основное могущество Мамонтовых всегда заключалось в подвластных семье капиталах, а не в количестве подконтрольных областей и наличии многочисленной армии.

Это понимали они, это понимали другие. А так как все финансы были преимущественно сосредоточены в Златограде, то многие крупные корпорации, банки и другие торгово-промышленные гиганты старались открыть свое представительство именно здесь. В этом городе.

По значимости мегаполис давно уже стал сопоставим с такими финансовыми центрами, как Нью-Йорк, Токио, Гонконг, Сингапур и Лондон.

Хотя последний из списка можно уже вычеркнуть, британские острова вместе с прибрежной столицей еще в прошлом году успешно схарчила орда мертвяков под управлением хунганов…

За последние месяцы город сильно вырос, что принесло не только пользу, но и определенный вред. В частности, для тех, кто здесь поселился совсем недавно и не обладал таким преимуществом, как старожилы.

Как и все новые заведения подобного толка ресторан «ТургеневЪ» вынужденно открылся не где-нибудь в центре знаменитого на весь мир мегаполиса, а всего лишь на его окраинах, довольствуясь выделенным под застройку местом.

И дело не в том, что хозяевам не хватило на более фешенебельный район города (определенная часть из тех, кто переехал сюда в последнее время, привезла с собой довольно приличные деньги), а потому, что там попросту не нашлось подходящих свободных зданий, продающихся или сдающихся в аренду.

Поэтому многим приезжим, желающим открыть свой бизнес (любого типа) приходилось довольствоваться периферией.

Впрочем, новенькие не унывали. Благодаря притоку свежей крови и обильным финансовым вливаниям здешние места очень быстро преображались, грозя уже в скором времени полностью слиться с остальной инфраструктурой гигантского образования под названием Златоград…

— Дороговато, — промолвил Борис, изучая поданное стройной официанткой меню.

— Я же говорил, это одно из самых модных мест в последнее время. Бешеная популярность. Повезло еще, что удалось заказать столик, — Петр бросил взгляд на лежащий на столе инком.

Подходило назначенное время, а их гость все не появлялся. Где-то глубоко внутри это вызывало легкое раздражение. Ему не нравились люди, имевшие привычку опаздывать.

Правда речь шла не о каком-то заурядном контрагенте по еще более заурядным сделкам по продаже очередной партии товара. Но все же правила хорошего тона еще никто не отменял, а пунктуальность, как раз входила в их число…

— Отличный вид из окна, — младший брат не преминул показать свое плохое настроение еще раз, указав подбородком на проем, где виднелся парадный вход ресторана и просто гигантская парковка чуть дальше, почти полностью заставленная автомобилям. За ней возвышалась скучная коробка какого-то гипермаркета.

— Да перестань, — Петр легкомысленно отмахнулся. — Нам бы пенять на вид. Из окон нашего офиса пейзажы куда менее лицеприятные. Сам же знаешь.

Борис поджал губы. Крыть было нечем. Их здание, совмещающее офис и складские помещения, и впрямь не могло похвастать привлекательностью окружающих территорий.

Он еще раз посмотрел в окно и тут же встрепенулся.

— Кажется наш друг приехал, — сообщил он.

Петр тоже повернулся к окну. Прямо в этот момент к главному входу ресторана подъехало такси.

Обычное такое такси, желтое, с шашечками, ничем ни примечательная машина.

Признаться честно, оба брата подспудно ожидали чего-то другого. Чего-то более представительного что ли, чего-то более шикарного. Соответствующего статусу такого известного мага. Несмотря на то, что его положение сейчас сильно изменилось.

Виктор вышел, расплатился и спокойным шагом направился к двери. Наблюдатели с одинаковым интересом вывернули шеи, стараясь не пропустить момент, когда молодой человек непосредственно подойдет к небольшому крыльцу, где обычно дежурил охранник, следящий за тем, чтобы рядом с фешенебельным заведением не крутились всякие неподходящие личности, ну и заодно выполняющий роль швейцара.

Петр нахмурился. Неброский костюм княжича и его появление на обычном такси могло вызвать впечатление, что данное заведение ему не по карману. Что может спровоцировать охранника преградить путь и начать выяснить, чего тут парень забыл и не лучше ли ему найти себе забегаловку для перекуса где-нибудь еще.

Бросаться с кулаками никто, конечно, не станет, но легкие презрительные интонации в голосе вполне могут проскользнуть. Таким незамысловатым образом привратник может отомстить бедняку за то, что сам вынужден целый день открывать двери перед богатеями, пока те идут жрать.

Психология прислуги для опытного дельца не являлась большим секретом. В отличие от психологии боевого мага.

Как в таком случае отреагирует Виктор было трудно сказать. Может вежливо пояснит, что у него здесь назначена встреча, а может свернет шею хаму и невозмутимо проследует дальше. Неоднозначная репутация юного ветерана магических войн могла привести к любому исходу.

— Думаю нам надо предупредить… — Петр собирался встать, да так и застыл в нелепой позе, наполовину выбравшись из-за стола.

Не сбавляя шаг Виктор спокойно прошествовал мимо охраны. В каждом жесте в каждом движении парня чувствовалась непоколебимая убежденность в собственном праве здесь находится. Это очень хорошо ощущалось.

Одень оборванца в дорогие шмотки и его все равно выдаст поведение. Наряди привыкшего отдавать приказы в грязные лохмотья и он все равно будет вести себя предельно уверенно.

Швейцар шестым чувством распознал в новом посетителе важную персону (пусть и одетую более чем скромно) и безропотно пропустил внутрь, не забыв даже с легким поклоном придержать дверь.

— Однако, — протянул Борис.

— Да уж, — согласился с ним Петр.

Никакой тебе нерешительности, никаких сомнений и колебаний. Подобному настрою и вере в собственные силы можно только позавидовать.

А ведь парнишка родом из обычного приюта. Вот какое сильное влияние на формирование личности оказала суровая учеба у самого князя Кирилла Константиновича Строганова. Не говоря уже о последующих месяцах участия в клановых войнах…

— Господа, — Виктор по очереди пожал руки Бахрушиным и непринужденно опустился на стул с другой стороны стола.

— Здраствуйте, Виктор. Рад что вы приняли мое приглашение, — Петр указал на брата. — Позвольте представить моего брата Бориса.

Борис скупо кивнул.

— Приятно познакомиться, — молодой чародей несомненно заметил признаки легкого недовольства у третьего участника встречи, но заострять внимание на этом не стал, предпочтя вместо этого перевести взор на старшего родственника.

— Вы уже сделали заказ? — осведомился он и не дожидаясь ответа приподнял руку, подзывая официанта.

Новомодную штуку с кнопкой дистанционного вызова персонала, вплавленную прямо в солонку, он предпочел проигнорировать.

— Пока нет, — ответил Петр.

Подошла девушка, изучение меню и заказ обеда растянулись минут на десять. Стандартных наборов бизнес-ланчей здесь не подавали, пришлось подключать собственную фантазию для формирования заказа.

Симпатичная официантка скользнув напоследок заинтересованным взглядом по крепким плечам Виктора, кокетливо улыбнулась и пообещала поторопить поваров.

Дождавшись ее ухода, молодой колдун не стал ходить вокруг да около, развлекаясь светским пустопорожним трепом и что называется сразу взял быка за рога.

— Итак, господа, не будем тратить время на долгие разговоры. Вы понимаете чего хотите от меня, я знаю, чего хочу от вас. Предлагаю сразу расставить все точки над «i».

Петр степенно кивнул. Борис вторил ему спустя секунду задержки.

— Разумно, — чуть ли не в унисон согласились братья.

— Отлично, — Виктор наклонился вперед, прижимаясь к краю стола. — Тогда приступим к обсуждению нашего сотрудничества.

Маг давил, изумляя своей напористостью. Петр не ожидал столь сильного напора практически с первых мгновений начавшегося разговора.

Парнишка удивлял и довольно сильно. Братья думали, что беседа пойдет в более плавном ключе. А тут сразу — трах бах, карты на стол, бумаги следом, ставим подписи господа, не стесняемся.

Молодой Строганов понимал, что преимущество на его стороне и пользовался этим по полной программе.

Прямо скажем, довольно необычное поведение для того, кого в основном учили применять магический дар для убийства себе подобных…

— Первое, что мне бы хотелось обсудить это уровень участия в вашем деле, — продолжил Виктор и вкрадчиво уточнил: — Надеюсь вы понимаете, что на меньшее мне будет глупо соглашаться?

От старшего брата последовал еще один сдержанный кивок. Ничего удивительного, в сообразительности парню не откажешь. Он явно пришел к тем же выводам, что и они с братом при давешнем разговоре. Торговать лицом за сдельную плату носитель знаменитой фамилии не согласится.

— Сколько вы хотите, Виктор? — подчеркнуто вежливо осведомился Петр.

Возникла короткая заминка. Бывший боевой маг по очереди бросил оценивающие взгляды на Бахрушиных и лишь только после этого буднично обронил:

— Половину вашего предприятия.

Борис задохнулся, губы Петра сжались в тонкую линию. А вот такого никто из них не ожидал. Максимум планировали выделить пятую часть компании. Да и то рассчитывали в ходе упорного торга снизить долю внешнего партнера до пятнадцати процентов.

А здесь пятьдесят. Мягко говоря, требования звучали завышено. Или мальчик тоже хочет поторговаться и не рассчитывал сразу получить требуемое? Обычный прием при заключении сделки. Сначала выдвинуть нереальные требования, а затем начать потихоньку уступать, приближаясь к цифрам, на которые действительно согласишься.

Будет не преувеличением сказать, что запросы потенциального бизнес-партнера неприятно поразили своими условиями.

Петр посмотрел на Виктора. Только сейчас бизнесмен заметил, что у него очень необычный цвет глаз. Сами черные, а по краю шла тонкая синяя линия с маленькими вкраплениями тонких отростков, словно по радужной оболочке медленно растекался свежий иней.

Это напомнило с кем они общались. И слегка отрезвило. Резкую отповедь на неприемлемость выдвинутых условий пришлось проглотить и отвечать более взвешенно:

— Уважаемый, Виктор, не буду скрывать, ваше предложением нам кажется чрезмерно… — он взял паузу пытаясь подобрать приемлемое определение слову и мягко закончил: — завышенным.

— Хорошо, тогда сколько? — отрывисто бросил молодой маг и с ожиданием уставился на купца.

Именно сущность одаренного все время сбивала с толку предпринимателя, привыкшего вести переговоры с людьми совершенно иного рода. Наличие у оппонента способности к магии влияло на ход беседы. А уж воспоминание о личности собеседника и вовсе действовало на нервы.

— Не больше тридцати процентов, — с облегчением выдохнул Петр.

К его полному изумлению маг не стал продолжать спор, пожал плечами и равнодушно заявил:

— Идет.

Бахрушины быстро переглянулись. Обоим одновременно пришло на ум, что их только что развели.

— При условии, что все сделки будут согласовываться непосредственно со мной, — подчеркнул Виктор. — Мне знаете ли, как-то не улыбается быть замешанным в темных делишках. Выгода выгодой, а репутация мошенника мне не нужна ни за какие деньги. Вы меня понимаете?

Боевой маг в отставке долгим взглядом посмотрел на коммерсантов. И столько в нем виднелось «многообещающего» в случае какой-либо подставы с их стороны, что оба брата вздрогнули.

— Значит решили, — Виктор хлопнул в ладони и с нетерпением потер руки. — Где там наш заказ? Есть хочется, до невозможности.

Петр сглотнул и с тоской подумал, что к переговорам стоило лучше подготовиться. А главное, попытаться абстрагироваться от прошлого визави. Изучением жизни Близнеца они сами себя накрутили и теперь, как идиоты лишь качали головой, согласившись на выдвинутые условия.

А что делать? Не давать же задний ход. В случае отказа молодой Строганов вполне мог встать и уйти. Все козыри находились на его стороне. Ладно еще ограничился долей в компании и не потребовал чего-то большего.

Далее последовало стандартное обговаривание деталей. Контроль над компанией полностью оставался за братьями.

Отдельно указывалось условие не заключать сомнительные контракты и чтобы все сделки проходили исключительно с одобрения всех участников управляющего совета компании. Единогласно. Именно так и никак иначе. То есть, принцип большинства, где два за, один против здесь не работал. Все или за, или ничего не принимается.

На этом особо настоял Виктор и Бахрушины согласились.

Ну и, разумеется, не обошли стороной обязанности каждого компаньона. Тут уж инициативу взял в свои руки Петр, хотевший выжать из ситуации максимальную выгоду.

Предприниматель встряхнулся и по полной отыгрался за проигранное начало переговоров, убедив колдуна с известной фамилией взять на себя строгие обязательства по продвижению Торгового дома братьев Бахрушиных наверху. Особенно среди Мамонтовых.

Отдавать деньги за так, глава компании не собирался…

— Неплохо поболтали, — Виктор откинулся на спинку стула.

Было видно, что парня изрядно утомил разговор. И немудрено, пользуясь своим несомненным преимуществом в ведении деловых переговоров братья в конце поднажали и добились некоторых уступок от нового компаньона.

— Я распоряжусь подготовить бумаги в ближайшие дни, — сухо буркнул Борис.

— Да, осталась сущая ерунда, перенести теперь все это на бумагу, — маг кивнул на дисплей планшета, где со старательностью прилежного ученика всю беседу делал пометки.

— И подписать, — добавил Петр, улыбаясь.

При прочих равных, его в принципе устраивали достигнутые договоренности. Могло быть куда хуже.

Первым обязательством взятым на себя Виктором было достать приглашение на благотворительный прием, устраиваемый Мамонтовыми на следующей неделе. На нем собирались спасать то ли какое-то озеро от загрязнения, то ли какие-то леса. Неважно, на самом деле заявленная благая цель давала лишь повод собраться вместе и обсудить дела в неформальной обстановке для различного рода важных шишек.

Бахрушиным в свою очередь, это поможет завязать нужные знакомства…

— Отлично. А вот и еда поспела. Вовремя.

Появилась официантка с подносом. Исходящие аппетитным ароматам тарелки принялись потихоньку заполонять обеденный стол.

Однако приступить к трапезе они не успели. Внезапно из-за ширмы, огораживающей один из приватных «кабинетов», донесся сильный шум. Следом в общий зал ресторана вывалилась небольшая толпа, возбужденно гудящая о чем-то на ходу.

Послышались какие-то крики, возгласы. Спустя уже несколько секунд стало понятно, что спорят две неравные группы. Парень и девушка лет двадцати противостояли более многочисленным соперникам, убежденно что-то им доказывая.

Еще через минуту к ним присоединились охранники. Но к полному непониманию Петра, они не стали выводить дебоширов на улицу, а совершенно неожиданно принялись поддерживать первую парочку.

— Какого черта там происходит? — нахмурился Борис.

Скоро стало понятно двое богатых ребятишек закатили скандал из-за занятия их любимого столика. Нимало не сомневаясь, они направились выяснять отношения, где и встретили отпор.

Охранники встали на их сторону, потому что А-постоянные клиенты, и Б-хорошие знакомые хозяина заведения.

Шум постепенно нарастал, грозя перейти в полноценный погром с дракой и битьем посуды.

В этой ситуации Петра весьма удивила реакция Виктора. Парень поначалу приподнялся, явно намереваясь вмешаться, а потом махнул рукой и плюхнулся обратно, предпочтя отдать дань уважения кухне ресторана, вместо наведения порядка.

Братья с интересом наблюдали за телодвижениями юного боевого мага.

— Не будете унимать смутьянов? — не выдержав, осведомился Петр.

Виктор отрицательно покачал головой.

— Нет, пусть сами разбираются.

— А разве это не земли союзника вашего клана? — прищурился Борис, намекая на более чем тесные связи между членами Триумвирата.

Следуя философии колдовских кланов, Виктор, по идее должен был вмешаться в ситуацию. Как никак носитель фамилии Строганов.

— Уверен, Хранителей тишины уже вызвали, — скривился маг. — Скандалисты еще сильно пожалеют, что нарушили общественный порядок. Как и владельцы заведения, допустившие такое. Не собираюсь быть в каждой дырке затычкой.

— Удивительное здравомыслие для вашего возраста, — пробормотал Петр.

— Работа в банке научила меня кое-чему в этой жизни, — усмехнулся юный колдун. — Далеко не всегда надо лезть вперед. Я маг, а не герой в синем трико с надетыми поверх красными труселями.

Борис несмело хохотнул. Петр тоже не смог удержаться от улыбки.

— Рад это слышать, — искренне заметил старший из братьев.

В этот момент инком Виктора пискнул пришедшим сообщением. Глянув на экран, парень нахмурился.

— Господа, похоже мне покинуть вас раньше времени, — сообщил он быстро набирая ответное послание.

— Срочный вызов на работу? — нейтральным тоном осведомился Петр, стараясь скрыть заинтересованность в голосе.

— Вроде того, — туманно ответил Виктор, не вдаваясь в подробности.

Бахрушины тактично промолчали. Через пятнадцать минут их новый бизнес-партнер ушел. Скандал к этому времени уже затих. Приехал патруль Хранителей и не разбираясь кто прав, а кто виноват увез всех нарушителей в Оплот тишины, подкрепив требование наставленными короткоствольными автоматами. Понятно дело, спорить никто не рискнул.

— Глянь, какая цыпа, — Борис кивнул на окно.

В окружении рокота мощного мотора к парадному подъезду ресторана подъехал ярко красный спортивный кабриолет. За рулем сидела девица с хвостиком светлых волос.

— Кажется я догадываюсь за кем это, — едва слышно откликнулся брат.

И правда, вышедший из дверей Виктор прямиком направился к дорогому авто, открыл дверь и уселся рядом на пассажирское сиденье.

— Мда, это вам не такси, — пробормотал Петр и вернулся к трапезе.

Проводив взглядом умчавшуюся машину, Борис последовал его примеру.

* * *

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Автомобильная трасса. 13:59


— Хорошая машина, — похвалил я, набрасывая ремень безопасности.

— Одолжила у знакомых, — коротко объяснила Ласка.

Забавно, мой вассал ездил на тачке, стоимостью больше, чем моя нынешняя годичная зарплата. Судьба не лишена иронии…

— Говори, — приказал я, стоило авто немного отъехать от ТургеневЪа.

Ласка принялась докладывать, рассказывая, как ей удалось выйти на след замешанных в деле с отравлением Полины и еще целого выводка гостей на празднестве Охотниковых.

Слушал я девушку вполуха, выхватывая лишь главные тезисы, погружаться в перипетии истории с проведенным расследованием в мои планы не входило.

Заодно обдумывал достигнутые договоренности с предпринимателями. Оборотистые малые. Своего не упустят. Хватка то, что надо. Не дали полностью сесть себе на шею и в то же время не упертые бараны, готовые терять прибыли, лишь бы ни на йоту от своего не отступать.

Короче, ребята нормальные. Насколько, конечно, покажет время, но пока вроде ничего. Не зря съездил на встречу.

Взгляд случайно зацепился за то, как уверенно тонкие руки Ласки сжимали руль мощного алого кабриолета. Мысли тут же приняли другой оборот.

Жаль, что не одаренные не могут давать клятву крови. Это бы пригодилось при заключении сделки с купцами.

Хотя стоп. Не пригодилось бы. Я успел прояснить вопрос насчет данной клятвы и надо сказать, дела здесь обстояли не так гладко, как могло показаться на первых порах. Недаром Патриархи кланов крайне неохотно использовали данный инструмент, будто созданный для них в плане удержания власти и сохранении лояльности подданных.

Подвох скрывался в самой структуре чар. Клятва накладывала ограничения на обе стороны, на того, кто приносил роту и того, кто ее принимал. Просто так убить или предать не мог не только вассал, но и сюзерен. Наказание шло незамедлительно и как правило заканчивалось летальным исходом.

Понятно почему ни русские князья, ни заморские герцоги и лорды не спешили связывать себе руки подобным образом. В жизни есть место случаю, кто знает, что придется делать в будущем, на что пойти, чтобы повернуть события к собственной выгоде. В том числе использовать вассала в качестве пешки, отправляя его в любое время на верную смерть или как-то по-другому используя, чтобы получить преимущество для себя или клана. Никто не хотел ограничивать свои действия какими-то посторонними заклятьями.

В конце концов, среди сильнейших магов планеты никогда не встречались ангелы с чистой и благородной душой…

— Как ты сказала ее зовут? — прервал я повествование Ласки.

— Элеонора Степановна Тишкина, — четко ответила девушка, никак не отреагировав на то, что ее перебили. — Так значится по паспорту. Сама любит называть себя Элеонора Каа.

Я наморщил лоб.

— Элеонора Каа? Творческий псевдоним что ли?

Бывшая наемная убийца ухмыльнулась.

— Можно сказать и так, — промурлыкала она и тут же пояснила: — Девица занимается эскорт-услугами.

Я понимающе качнул головой. Понятно, девочка по вызову.

— Она выступала последним звеном в передаче посылки с антидотом, — продолжила Ласка. — Если удастся проследить обратную связь то получится…

— Найти следующее звено, а за ним следующее, пока не доберемся до заказчика, — закончил я.

Помолчал, обдумывая информацию.

— Слушай, это все понятно и интересно, но зачем ты позвала меня? Да еще и так срочно. Могла бы сама разобраться, — наконец нащупав, что меня удивило в рассказе наемницы, проворчал я.

Девушка сморщила носик.

— Я бы могла, да только эта девка сейчас живет с одним папиком, который тесно связан с одним из банков Мамонтовых. Не хотелось лишних неприятностей или тем более скандала. Вам решать, действовать прямо сейчас и получить результат, как можно скорее или выбрать более долгий, но тихий вариант.

На этот раз усмехнулся я.

— Полагаю ты уже знаешь ответ, раз уж везешь меня по выбранному адресу, — я повернулся к Ласке: — А со мной значит можно это сделать?

Наемница пожала плечами.

— В случае чего, вся ответственность на вас. Я всего лишь сопровождающая.

Я рассмеялся. Прагматичный подход. Быть пойманным на проникновении в чужое жилище, да еще на незаконном допросе жителя Златограда (неважно, чем последний зарабатывал на жизнь, главное находится в городе легально) не очень полезно для здоровья, учитывая деятельность Хранителей тишины.

Можно пойти законным путем и связаться с Мстиславом, чтобы сверху пришло распоряжение и подозреваемую арестовали и привезли на официальный допрос. Но это трата времени, возможная потеря следа (кто знает эту Элеонору, возьмет и свалит за границу, как частные лица, мы не могли ее просто так задержать на легальной основе) и распространение информации о проводимом расследовании среди широкого круга лиц.

Короче, морока еще та.

Подумав о нарушении закона, я мысленно покачал головой. Всего полчаса назад ратовал за прозрачность коммерческих сделок, яро настаивая, чтобы никаких подтасовок в контракты не совалось, а сейчас сам собираюсь заняться противоправной деятельностью.

Правда для боевого мага прослыть отморозком, не чурающимся различными методами для поиска отравителей сестры далеко не то же самое, что прослыть мошенником, замешанном в финансовых махинациях. Так что тут тоже все довольно непросто…

К черту все, упускать заказчика ни в коем случае нельзя. Если что, как-нибудь уладим недоразумение с воротилой из ближников Мамонтовых. На худой конец, обращусь к Мстиславу за поддержкой. Думаю, он не откажет, особенно узнав в чем собственно дело.

— Ладно, едем к этой твоей работнице из эскорт-сервиса, — решил я. — Поговорим по душам.

Ласка кивнула, словно и не сомневалась в другом ответе. Красный спорткар рыкнул и припустил быстрее.

Еще через полчаса мы съехали с эстакады и нырнули в тоннель. Сеть подземных автомагистралей протянулась под всем Златоградом, избавляя крупный мегаполис от уличных пробок.

Понадобилось около десяти минут, чтобы достигнуть нужного адреса. Не выезжая наружу, Ласка заехала на подземную парковку под высотным жилым комплексом. Выйдя из машины, я двинулся к лифтам, наемница пристроилась рядом, не забыв засунуть за пояс джинс пистолет и прикрыть его короткой кожаной курткой.

— Какой этаж? — спросил я.

— Сорок шестой, — ответила Ласка.

Я нажал на указанную кнопку. Дверцы закрылись и кабина мягко двинулась вверх. Внутреннее чутье подсказывало, что мы не уедем отсюда с пустыми руками.

Глава 9

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Центр города. Элитный жилой комплекс «Небеса».


Сенсорная панель отреагировала на касание едва заметной вибрацией. Щелкнул, открываясь замок. Сработала автоматика и дверь распахнулась.

Элеонора переступила порог и первое, что сделала, избавилась от многочисленных пакетов, украшенных модными брендами известных производителей. Утренний шопинг удался на славу, продлился до обеда, принеся очередную порцию приятных эмоций.

Звякнули, опускаясь на столик в прихожей ключи от машины. Скидывая на ходу туфли на высоких каблуках девушка проследовала по коридору в гостиную, на ходу отдавая приказ домашней системе:

— Включить музыку!

Ей никогда не нравилась тишина. И как только возвращалась домой, то первым делом что-нибудь запускала. Иногда просто медиапроигрыватель, иногда телевизор, как правило настроенный на «World Fashion Channel». Выбор зависел сугубо от настроения. Сегодня хотелось послушать последние хиты.

Заранее напевая легкий мотивчик, Элеонора принялась обдумывать, какое нижнее белье наденет после душа. Ее новому покровителю нравилось, чтобы она встречала его в полупрозрачном пеньюаре или коротком халатике, едва прикрывающем длинные стройные ноги.

Ему хотелось видеть «товар лицом» и знать, за что уплачены немалые деньги. Кого-то могло подобное поведение оскорбить, но не ее. Она прекрасно знала правила игры и с удовольствием им следовала, готовая выполнять любые желания стареющего любовника за определенное количество денег, предоставленных с его стороны.

Одно вызывало неудобство. Слишком свободный график Геннадия. Он мог заявиться в любое время, чем нередко пользовался, вынуждая отменять свои планы.

Как например произошло сегодня. Вместо продолжения веселой прогулки по бутикам, полученное на телефон короткое сообщение, вынудило вернуться домой немного раньше привычного времени.

Элеонора считала себя умной девушкой и понимала, что за все в этом мире приходится платить. За удобство проживания в центре гигантского мегаполиса, за кредитные карты, с большим лимитом, за дорогую машину и за все остальное, что давал статус любовницы влиятельного мужчины. И главной ценой здесь выступало ее идеальное тело, которое должно постоянно быть готовым ублажать все плотские прихоти того, кто за него заплатил.

Рассеяно перебирая в голове содержимое шкафчиков в спальне и прикидывая какое же белье выбрать для будущей встречи, девушка сделала еще несколько шагов и лишь после этого остановилась, внезапно поняв, что идет все еще в окружение тишины.

«Умный дом» не отреагировал на последний приказ, что несколько странно. Обычно система «Домовенок» работала превосходно, выполняя поступающие распоряжение с исполнительностью хорошо отлаженного механизма. Быстро и без проблем наполняла ванну, ставила кофе или открывала жалюзи. Как и обещала компания-изготовитель.

Целая сеть сенсоров, датчиков, встроенных микрофонов и другой машинерии объединенных под управлением единого мощного компьютера делала проживание в шикарной квартире еще более комфортным.

Не нужно тянуться к выключателю света, достаточно произнести вслух нужную команду и комната погрузится в полную темноту или приятный для романтического вечера полумрак.

За все время, пока Элеонора здесь жила продвинутая механика ни разу не подводила хозяйку.

Что же случилось? Неужели придется вызывать техническое обслуживание? Гена будет весьма недоволен…

Именно об этом думала девушка, проходя по коридору дальше. Неполадка в домашней системе воспринималась, как простая бытовая поломка. Тем сильнее было ее удивление, когда она зашла в гостиную, обнаружив там нежданных гостей.

— Вы кто такие, мать вашу? — под влиянием сильного удивления натура бывшей провинциальной хищницы из страшного захолустья проступила за внешним лоском светской дивы в единый момент.

Почти сразу же за изумлением появился испуг. Внезапный визит незнакомых людей, поджидавших в квартире, напомнил Элеоноре случай из прошлого. На заре своей карьеры она совершила очень серьезную ошибку, за которую пришлось весьма дорого заплатить.

Неуемное любопытство помноженное на желание заработать побольше денег за короткий срок сыграли с молоденькой девочкой злую шутку.

Стащив кое-что у своего очередного ухажера, крутящегося в околокриминальной среде, она и не предполагала, как жестоко за это поплатится в дальнейшем. Ее не убили и даже не пытали. «Всего лишь» заставили отработать «долг» в коленно-локтевой позе несколько недель кряду, служа бесплатным развлечением для приятелей и знакомых обворованного любовника.

Элеонора непроизвольно вздрогнула. Даже сейчас тот эпизод из жизни вспоминался со скрытым страхом. Потому что ни до, ни после, ей не приходилось вытворять такое, чего от нее требовали скучающие бандиты.

Воспоминания про давний случай вихрем пронеслись в голове. Девушка осеклась и инстинктивно подалась назад.

— Стоять, — глухо прозвучало в гостиной, обставленной в стиле техно-минимализма.

И только тут перепуганная Элеонора потрудилась разглядеть кого именно занесла к ней нелегкая. До этого сам факт присутствия незнакомцев в квартире помешал трезво оценить ситуацию под влиянием взбудораженной памяти о печальных событиях прошлого.

В комнате находилось двое. Совсем еще молодой парень, не старше двадцати лет, и молодая женщина чуть постарше. Он вольготно расположился в кресле. Она замерла позади, убрав руки за спину.

На посланцев преступных элементов парочка не походила. Однако и безобидно вовсе не выглядела.

Элеонора не могла точно сказать откуда возникло это ощущение. Просто она вдруг поняла, что кричать и угрожать незваным гостям бесполезно. На них не произведет впечатление ни должность Геннадия Давидовича Столярова, ни его связи, ни тем более его пассии.

Все угрозы будут внимательно выслушаны и тут же отброшены в сторону. Как несущественные.

— Присядьте, — мягко предложил парень, делая жест рукой в направлении кресла напротив.

За годы деятельности в столь неоднозначной сфере, как эскорт-услуги, Элеонора хорошо научилась различать моменты, когда стоит подчиняться, а когда можно и взбрыкнуть. И сейчас был как раз первый вариант. На это четко указывал и легкий металл, промелькнувший едва заметной тенью в голосе молодого незнакомца и стальной блеск в его холодных глазах.

Про таких, как правило говорят: мягко стелет, да жестко спать.

Не стоило обманываться насчет вежливости. Она легко могла испариться. Интуиция девушки легкого поведения просто вопила, настоятельно требуя не делать глупости. Пока с ней еще разговаривали. Все может быстро закончиться и общение будет уже не таким приятным.

Это не провинциальные бандиты. Это намного хуже. Птицы высокого полета, от которых прямо-таки разило клановыми делами.

— Что вам нужно? — пересохшее горло мешало нормально говорить, но мысли прервать беседу и пойти на кухню за стаканом воды, разумеется, не возникло.

Зачем они пришли? Это из-за Гены? Он вляпался в какие-то разборки колдунов и ее по глупости втянул? Ублюдок! Не стоило с ним связываться.

— Несколько дней назад вы оставили в 92-м почтовом отделении посылку на абонентский ящик под номером 31, — скучающим тоном принялся объяснять парень. — Небольшая коробка десять на двадцать, высотой пять сантиметров. Весом около трехсот грамм. Припоминаете?

Поняв о чем идет речь Элеонора с облегчением выдохнула. А она-то навоображала уже себе. Это же полная ерунда.

Кажется…

Девушка уже открыла рот, собираясь обстоятельно объяснить, что имеет к произошедшему весьма косвенное отношение, когда вдруг из темного провала коридора донесся щелчок сработавшего входного звонка.

Юноша приподнял правую бровь, молчаливо вопрошая: вы кого-то ожидаете? Пришлось усиленно кивать, признаваясь.

Последовал небрежный жест рукой. Стоящая неподвижно до последней секунды блондинка с непримечательным лицом и отвратительным вкусом в одежде (джинсы и кожаная короткая куртка — фи, какой провинциализм) повинуясь знаку плавно скользнула вперед.

К дикому ужасу Элеоноры, в руках хрупкой на вид незнакомки, как по мановению волшебной палочки возник большой пистолет.

Заметив ее испуганный взгляд, парень покачал головой и приложил палец к губам, приказывая молчать.

И снова пришлось подчиниться. Чутье все еще предупреждало, что с пришельцами лучше не спорить. Целее останешься.

— Дорогая? У меня малого времени до следующей встречи, давай быстрее, — донесся из прихожей мужской голос с глубоким баритоном.

Следом послышались уверенные шаги. Элеонора зажмурилась. Она почему-то считала, что следующим что услышит будет громкий хлопок пистолетного выстрела.

— Ты где? Я не могу сейчас играть в прятки… — закончить фразу Геннадия Давидович Столяров, один из трех вице-президентов исполнительного совета банка «Развитие» не успел. Рядом с его правым ухом раздался щелчок взводимого курка.

— Тихо. Не двигаться, — почти нежно прошептала блондинка, быстро обыскивая замершего мужчину.

Делала она это со сноровкой, выдававшей недюжинный опыт в подобных делах. Прибавить к этому отличное умение обращаться с оружием и получится, что светловолосая выступала в роли силовой поддержки.

Забавно, а глядя на гостей и не скажешь. На боевика больше походил широкоплечий парень. Хотя стоило сразу понять, что в паре он главный. И потому что сидел, в то время, как блондинка дисциплинированно стояла за его правым плечом, и потому что сам вел разговор.

— Что здесь происходит? — возмущенно вскинулся банкир, презрительно оттопыривая верхнюю губу.

— Вы помешали нашей беседе, — невозмутимо ответил юноша, кивнул на соседнее с Элеонорой кресло и приказал: — Присядьте пока, мы скоро закончим.

Вице-президент одного из крупнейших в стране банков яростно засопел. Не привык к подобному обращению.

— Как вы смеете! Да вы знаете кто я такой?! — негодующе воскликнул он.

А затем случилось невероятное. Геннадий вдруг пригляделся к лицу парня и ойкнул. Судорожно сглотнул, осторожно покосившись на блондинку с пистолетом справа.

— Я-я-я-я, — испуганно зачастил мужчина в дорогом костюме, стоимостью в несколько тысяч и наконец выдохнул: — Я узнал вас.

Юноша спокойно кивнул, словно и не ждал другой реакции.

— Хорошо, значит необходимости в дополнительном представлении нет.

Элеонора с недоумением покосилась на любовника. Его поведение поражало своей несуразностью.

— Это официальная операция клана? — Геннадий Давидович суетливо облизал пересохшие губы, послушно опустился в предложенное кресло и замер, боясь лишний раз шевельнуться.

— Это всего лишь разговор, — рассеяно объяснил парень и напомнил: — Я же уже говорил.

— Да-да, вы правы. Простите. Спрашиваете что угодно. Я всегда рад помочь… эээ содействовать всеми силами… и эээ… все что потребуется…

Юноша с холодными глазами хищника благосклонно кивал под каждую сказанную фразу.

Элеонора поразилась произошедшим изменениям с ухажером. Даже занимаясь с ней сексом он сохранял важный вид. Как будто делал одолжение за то, что трахал ее.

А тут вдруг сдулся и стал похож на школьника, вызванного в кабинет директора.

— Не от вас, — указательный палец парня ткнулся в хозяйку квартиры. — А от вашей приятельницы. У нас есть к ней несколько вопросов.

Геннадий с ужасом покосился в сторону любовницы. Затрясся всем телом и постарался отодвинуться, чуть ли не вместе с креслом, на котором сидел.

— Если она в чем-то замешана, то я не при чем, — горячо заявил он с нотками легкой паники.

Девушка вспыхнула (как это по-джентельменски при первых признаках угрозы спрятаться в кусты), а незнакомец скривился.

— Знаю, — сухо проронил он и спустя секунду попросил: — А теперь будьте добры, помолчите пожалуйста.

Столяров суматошно закивал, превращаясь в безмолвную статую, на свою пассию он предпочитал больше не смотреть.

Элеонора нахмурилась и с опаской взглянула на «дознавателя». Нехорошее предчувствие лишь усиливалось.

И само собой, в голове не прекращался вертеться вопрос: кто же это такие, что их боится далеко не последний человек в городе?

— Посылка не моя. Мне ее передали, — призналась девушка, стараясь смотреть прямо в глаза молодому незнакомцу.

Последний прищурился, внимательно изучая лицо. Здесь Элеонора не удержалась и следуя давней привычке при общении с мужчиной пытаться ему понравиться (если, конечно, экземпляр попадался подходящий) слегка изменила позу, сделав так, чтобы тонкая талия и высокая грудь больше бросались в глаза.

Без труда угадав маневр жрицы любви, юноша понимающе усмехнулся.

— Кто? — хлестким ударом прозвучал новый вопрос.

На этот раз заданный хрупкой на вид блондинкой, так и стоящей позади задержанных (арестованных?) людей, держа в руках очень большой (и оттого страшный) пистолет.

— Кобылина Ксения Львовна, — сквозь зубы пробормотала Элеонора, досадуя на то, что девка-телохранитель вмешалась в разговор. — Моя подруга. Мы с ней знакомы уже давно. Она попросила оказать ей услугу и завезти коробку на почту. Сказала, что для приятеля. Я не знала, что в ней находится, просто сделала одолжение.

Здесь Элеонора скривила душой дважды. Во-первых, Ксения никогда не являлась ее подругой. По крайней мере достаточно близкой, чтобы оказывать какие-либо услуги. Тем более подобного рода. Ксюша была дочерью бывшего мэра одного из крупных городов на севере страны и крутилась немного в других кругах, нежели простая содержанка (пусть и элитного класса). Они познакомились с ней случайно на одной из тусовок пару лет назад, с тех пор поддерживали шапочное знакомство, здороваясь на вечеринках. Не более.

А во-вторых, за «услугу» Кобылина ей щедро заплатила, сославшись на то, что у самой нет на это времени. От просьбы, разумеется, немного пованивало, не без этого (как оказалось совершенно не зря, иначе «гости» не заявились бы сегодня к ней), но очень уж заманчиво прозвучала сумма вознаграждения. Вот и согласилась.

— Адрес проживания вашей подруги, — попросил парень.

Ей поверили, копать дальше не стали. Или не захотели. Скорее всего догадывались, что не все рассказала, но продолжать расспросы не стали. Возможно, куда-то торопились. Или посчитали неважным

Покрывать белобрысую очкастую стерву Элеонора естественно не пожелала. Выложила все известные адреса, включая номера телефонов. Имея эти данные, найти искомую особу станет несложно.

— Хорошо, мы проверим ваши слова, — парень легко поднялся с кресла.

Плавные движения выдавали спортсмена, хорошо контролирующего свое тело.

Или тренированного бойца — тут же здраво подумала вторая половина рассудка, отвечающая за логику.

— Надеюсь не стоит напоминать, что будет лучше сохранить наш визит в тайне? — напоследок спросил так и не потрудившийся представиться таинственный незнакомец.

Геннадий Давидович Столяров усиленно закивал, не делая попыток встать на ноги.

— Провожать нас не надо, — юноша шагнул было в проем коридора прихожей, но тут же остановился и развернулся в сторону ничего не понимающей Элеоноры: — Я очень сильно огорчусь, если вы попробуете предупредить вашу подругу об этом разговоре. Понимаете, о чем я?

И опять первым отреагировал Гена, похоже только и мечтавший о том, чтобы страшные гости побыстрее ушли из квартиры.

— Не беспокойтесь, ваше сиятельство, она все понимает. Будет держать рот на замке. Не извольте беспокоится.

И уже в который раз затряс головой на манер китайского болванчика. Парень кивнул и исчез в полутьме дверного проема. Следом испарилась блондинка, на ходу пряча оружие под темную куртку.

Через минуту о посетителях напоминало лишь пиканье включившегося умного дома, запущенного в режиме перезагрузки операционной системы.

Элеонора порывисто повернулась к любовнику, вопросительно приподняв ухоженную правую бровь.

— Сиятельство? — переспросила она в изумлении.

Но отвечать господин вице-президент не стал, вместо этого подошел к спрятанному в стенной нише бару на ходу ослабляя галстук на шее. Налил себе на два пальца чистого шотландского виски, опорожнил махом стакан и только после соизволил ответить:

— Только попробуй кому-нибудь растрепаться о произошедшем, — проигнорировав вопрос, заявил он, упирая тяжелый взгляд в содержанку. — Эти шутить не будут. Они не любят, когда их просьбы игнорируются. Ясно?

Впечатленная серьезным тоном девушка медленно кивнула.

— Забудь о разговоре, как будто его никогда и не было, — продолжал напутствовать Гена, наливая себе вторую порцию.

Выглядел он донельзя встревоженным и нервным.

— Это как-то связанно с кланами? — осмелилась спросить Элеонора.

Мужчина неопределенно дернул плечом, посмотрел на бутылку с янтарной жидкостью в руке и принялся наполнять третий стакан.

— Нам лучше не лезть в дела магов, — наконец соизволил ответить он. — Поверь, клановые дела не для простых людей. Это игры другой величины. Там играют жестко и не знают пощады…

* * *

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Улица Малая академическая 26, дом 7.


Кроме небоскребов, торговых центров и высотных жилых комплексов в мегаполисе клана прорицателей-финансистов, как и в любом городе гигантских размеров, имелись улочки с обычными зданиями. Кварталы и районы, не устремленные в небеса, а довольствующиеся вполне скромными размерами.

И среди них попадались такие, что прозывались элитной недвижимостью. Дома с тремя-четырьмя этажами в классическом исполнении с закосом под старину. Здесь легко можно встретить мраморные колонны, наличники с резьбой по камню, кованные калитки и массивные дубовые двери с молоточком вместо звонка.

Как правило в такое здание вел один отдельный подъезд, на каждый этаж приходилось всего лишь по одной квартире. Реже две, но не более. Обязательно присутствовал швейцар и консьерж. А бывало что и лифтер за компанию.

Именно к такому домику мы подъезжали, ориентируясь на адрес, полученный от проститутки.

— Вход под наблюдением, — сообщила Ласка, стоило красному кабриолету аккуратно припарковаться у тротуара.

Я потер подбородок, оценивающе бросив взгляд вверх по немноголюдной улице. Летнее солнце с трудом пробивалось сквозь густую листву, высаженных вдоль тротуара деревьев.

— Народу не видно, — резюмировал я, оглядывая близлежащую территорию. — Чистенько у них тут. Уютненько.

— И дорого, — вставила наемница.

— Не поспоришь, — рассеяно протянул я.

Ласка обернулась ко мне и пояснила:

— Это я к тому, что здесь живет не обычный люд. Уровень охраны возможно выше чем в той высотке.

Она помолчала и намного увереннее добавила:

— Намного выше.

Я безмятежно отмахнулся.

— Там ты довольно неплохо справилась. Уверен, здесь тоже не оплошаешь. Давай, доставай свою шайтан-машину.

Профессиональная киллерша что-то пробурчала себе под нос, но тем не менее подчинилась. Отказаться не могла — приказ сюзерена. Магическая клятва на крови не оставляла выбора. А я этим беззастенчиво пользовался.

На свет появился уберкрутой планшет. С его помощью в квартире девочки по вызову Ласка отключила систему умного дома, отвела камеры наблюдения в сторону и вообще, сделала из нас цифровых призраков. Никаких следов посещения банкира и его зазнобы, за исключением их личных наблюдений, не осталось.

А свидетельские показания, знаете ли, вещь такая, не железобетонная. Слово одних людей против других.

Я покосился на портативный комп в руках своего вассала женского пола. Такой в магазине электроники не купишь. Нестандартная модель. Заточенная под определенные узкоспециализированные функции с набором продвинутых программ для сетевого взлома. Дорогая игрушка.

— Не получается, — контрастировала наемница спустя пару минут активной возни с интерактивным дисплеем. — Тут не только штатная сигналка и видео от городской службы охраны правопорядка, как в высотке. Поверх еще две, а то и три вспомогательные системы безопасности, накрепко завязанные между собой. Тронешь одну — автоматически поднимется тревога. А взломать сразу все без дополнительной поддержки у меня не выйдет.

— Плохо, — буркнул я.

Ласка виновата развела руками.

— Извините.

Я перевел взгляд на респектабельное здание, в котором находилась наша цель. Об этом мы точно знали, отследив телефон девицы заранее. На это мощности планшета хватило с лихвой.

— Ладно, тогда действуем в наглую, — веско проронил я, открывая дверь машины и ставя ногу на невысокий бордюр.

Наемница чуть помедлила, с сомнением проследив за моим маневром, но все же полезла наружу следом. Идти за господином, прикрывать его, тоже требовала клятва. Невзирая на то, насколько по-идиотски он поступал.

— И что мы скажем? — проворчала девушка. — Здраствуйте, мы хотели бы допросить одну из ваших постоялиц? Вряд ли обслуживающий персонал отнесется с пониманием к такой просьбе.

Я хмыкнул, представив нарисованную картину в воображении.

— Да какой там персонал. Сидит, наверное, один старичок за стойкой, скучает, разгадывая кроссворды. Скажем, что в гости в какую-нибудь квартиру.

— Он наверняка спросит имя и непременно захочет уточнить у хозяев не ждут ли последние посетителей, — въедливо возразила моя вредная спутница.

Ну что за люди, лишь бы критиковать.

— Оставь оружие в машине, — вместо ответа велел я. — Там видимо-невидимо всяких сенсоров и детекторов. Обнаружат железку на раз.

Еще раз что-то пробурчав сквозь зубы, Ласка положила пистолет под водительское сиденье.

Мы под ручку неторопливо перешли дорогу и направились по мостовой. Дошли до нужного дома, подождали пока выдрессированный швейцар услужливо откроет дверь и вошли внутрь.

— Скажешь, что от Элеоноры Степановны Тишкиной, — принялся на ходу инструктировать я. — Пришла к Кобылиной Ксении Львовне поговорить насчет услуги, оказанной несколько дней назад. Добавишь, она знает о чем идет речь. Разговор очень срочный.

— А если велит не пускать? — засомневалась Ласка.

— Вряд ли. Скорее всего остро заинтересуется. Единственный минус при таком подходе, что она будет настороже, но зато получим доступ внутрь.

Так в общем-то и получилось. Указанная особа, проявила любопытство, дав разрешение на вход.

Без волнения, мы спокойным размеренным шагом поднялись по лестнице на третий этаж. Так же не торопясь, дошли до двери и позвонили, сохраняя на лицах невозмутимые выражения людей, имеющих полное право здесь находиться.

Виновницы торжества долго не открывала. Вероятно, изучая наши физиономии через электронный глазок (я постарался сместиться назад, держа голову все время опущенной вниз, отдавая пальму первенства в представлении наемнице, тем самым стараясь отвлечь от себя избыток внимания).

Получилось. Пришлось подождать, но в итоге входная щеколда все-таки щелкнула.

Правильно говорят: наглость города берет.

Ну и импровизация рулит. С более серьезным противником такой подход вряд ли сработает. А тут пожалуйста. Прокатило.

В следующее мгновение, открывшая дверь хозяйка шикарной квартиры сама видимо не поняв как именно, очутилась в прихожей. Непринужденный напор, казавшийся со стороны вполне естественной встречей двух близких подруг, позволил Ласке утянуть Ксению Кобылину внутрь.

А то что при этом рот одной из «обрадованных» приятельниц оказался зажат тонкой, но крепкой ладонью, то это право пустяк, не заслуживающий отдельного упоминания…

— Добрый день, вы не против, если мы войдем? — спросил я для проформы, захлопывая за собой дверь.

Девица отчаянно замычала, принялась вращать вытаращенными глазами и всеми силами пытаться показать, как сильно возражает против нашего вторжения.

Я пригляделся к «объекту». Хотя какая к черту девица. Молодая женщина уже. Где-то за тридцать. И весьма потасканного вида, надо отметить. Лицо опухшее, под глазами синяки, наметился второй подбородок, шея дряблая и весь вид такой, словно она беспробудно бухала пару месяцев кряду.

Мда, тот еще образчик тусовочной богемы.

— В доме кто-нибудь еще есть? — прямо спросил я, давая знак Ласке немного ослабить хватку.

В ответ глаза полные ненависти и попытка укусить кисть наемницы. Очень зря. И так, находившаяся в плохом настроении, Ласка не церемонясь врезала локтем по лицу светской дивы.

На одутловатой физиономии появился кровоподтек. Била убийца не сдерживаясь в силе.

— Займись ей, я проверю остальные комнаты, — приказал я и отправился исследовать довольно крупную по размерам квартиру.

На это ушло еще около трех минут. Когда вернулся пленница уже все выкладывала взахлеб. О посылке, о том, кто ее попросил передать и вообще обо всем, включая имя главного посредника.

Сведения слегка огорошили. Честно говоря, у меня догадки строились вокруг совсем других фигур в разыгравшейся партии. А тут вон оно оказывается как. Неожиданно

Я вздохнул.

— Свяжи ее, — приказал, одновременно с этим поднимая руку с удобно обтягивающим кисть инкомом.

Из внутреннего кармана куртки Ласки появились пластиковые наручники. Спустя мгновение, тушка «мадмуазели» была аккуратно упакована и сложена у приземистого дивана. Во рту вместо кляпа торчала наспех скомканная наволочка от подушки.

— Поедем за посредником? — осведомилась наемница, закончив упаковывать распухшую бабищу.

Я отрицательно покачал головой.

— Боюсь в одиночку нам с этим не справиться. Это тебе не проститутка и не пропойца, не умеющие себя толком защитить и ничего не знающие об осторожности. Удивительно, как их вообще еще не прикончили. Будь я на месте кукловодов, то в первую очередь избавился бы от такого балласта. Концы в воду — конец истории.

— Думаете очередная подстава? — прищурилась Ласка.

Я замер. Черт, а ведь точно, может быть и подстава. Секрет внутри секрета, чтоб его. А за ними ложь в обертке возможной правды.

Проклятье! Все-таки не хватает мне опыта в подобных делах. Как и в оперативно-розыскной работе. Мне что попроще, голову там кому оторвать или еще что-то в этом роде.

Звонить Мстиславу? Нет, рановато. Лучше Дмитрию Билецкому. Вроде старый наставник до сих пор входил в состав златоградского гарнизона. Идеальная фигура для того, чтобы выкрасть и пытать дипломата единственного оставшегося в живых магического клана бывшей Британии.

Хмм… Если информация подтвердится, будет любопытно поучаствовать в штурме Авалона.

Ну а если нет… что же… значит англичанину немного не повезет…

Глава 10

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Центр города. 15:45


На первый взгляд может показаться, что вести слежку за человеком в вызывающе ярко красном спорткаре не самая лучшая затея ввиду чрезмерной заметности автомобиля.

И все именно так, если бы речь не шла о Златограде, одном из самых богатых городов на Земле. Здесь железный конь Ласки выделялся из потока машин не больше, чем старенький Ларгус на улицах провинциального городка.

Богачи любили не только утонченные лимузины, многие предпочитали передвигаться (в том числе на работу) на личных «игрушках», купленных под настроение.

В отличие от наблюдаемого объекта, отдававшему предпочтение более классическому четырехдверному седану родного Роллс-Ройса.

Дмитрий опаздывал. Он не мог просто так забрать на внезапную операцию (к тому же имеющую более чем полуофициальный статус) дежурную группу быстрого реагирования. Если дело не касалось прямой угрозы городу, делать это было запрещено. Как ни посмотри, а гарнизон тут стоял не для развлечения, и главной обязанностью бойцов выступала безопасностью самого Златограда, а не чего-то еще.

Пришлось вызывать на смену дополнительных людей, объяснять ситуацию и так далее. Собраться за пятнадцать минут, разработать операцию на ходу и выдвинуться на позиции сразу по понятным причинам не вышло. Поэтому функции первичного наблюдения взяли на себя мы с Лаской, как уже находившиеся в пути.

Решили не ждать и завершить дело за один день. Кто знает, как повернется ситуация после.

Я позвонил в банк, отпросился до конца рабочего дня и велел наемнице рулить к представительству английского клана Кэмпбеллов, практикующих стихию Воздуха. Единственному магическому роду Британии, кому повезло остаться в живых после нашествия армии мертвецов во главе с хунганами, жрецами магии вуду с черного континента.

Мда… Вовремя они тогда подняли в воздух свою вновь отстроенную цитадель после Великого Откровения, вместе с приличным куском прилегающей местности. Иначе разделили бы судьбу остальных британцев, надменно понадеявшихся, что смогут отбиться от озверевшей толпы зомбяков, ведомых не менее озверевшими неграми-некромантами.

А еще мне «повезло» познакомиться несколько раньше с одним из молодых членов этого клана. Аллан Кэмпбелл. Самодовольный засранец, считавший, что может безнаказанно оскорблять незнакомых людей направо и налево.

Любопытно, говнюк выжил или же ему повезло меньше остальных родственничков? Надеюсь, что да. С удовольствием сверну шею мелкому крысенышу лично…

— Покидает центр, — прокомментировала Ласка очередной поворот цели.

Вздымающийся лес громад небоскребов постепенно измельчался, сменяясь более приземистыми строениями.

Формально представительство клана воздушников не считалось настоящей дипломатической миссией. И если говорить начистоту, никаким иммунитетом и неприкосновенностью лимонники не обладали.

Теоретически мы тупо могли перегородить дорогу, остановить Роллс-Ройс, вытряхнуть оттуда всех, взять нужного человека, запихнуть его в багажник и спокойно отбыть восвояси, в более удобное место для обстоятельного допроса.

Однако подобное поведение не встретит понимания ни у Мамонтовых, ни в конце концов у самих Строгановых. И не только у них. Публичное нападение в нейтральных землях на официального представителя чужого клана будет воспринято очень неоднозначно среди остальных великих родов.

Поэтому действовать предстояло тихо. Зажать где-нибудь в укромном уголке, провести молниеносную операцию захвата, чтобы никто из сопровождающих английского мага не успел подать сигнал тревоги и быстренько исчезнуть, не оставив следов.

Шум, разумеется, поднимется. Но гораздо позже. Даст время выяснить степень причастности англичан к покушению на Полину и убийству японского принца.

Если все подтвердится… Что же… В таком случае никого уже не будет волновать при каких обстоятельствах забирали преступника.

Ну а нет…. Тоже не критично. Всем известно какой творился бардак в Златограде в последнее время. Волна преступности, наплыв большого количества людей… Разбойное нападение на автомобиль английского дипломата безусловно трагедия, но куда деваться и не такое в жизни случается. Приносим вам искренние соболезнования и настоятельно советуем в следующий раз предоставлять своим сотрудникам более серьезную охрану…

Главное не оставлять лишних свидетелей и не светиться на камерах наблюдения. Сработать чисто, без ошибок. Для этого и необходима поддержка со стороны Дмитрия Билецкого и его бойцов. Вдвоем мы такую операцию не потянем. Слишком много неучтенных факторов может вылезти в самый неподходящий момент. Нужна подстраховка. Так надежнее выйдет.

Поэтому мы колесили по городу, отслеживая передвижения объекта, а мой бывший наставник занимался набором бойцов и планированием предстоящего захвата. Каждый пять минут я скидывал ему инфу по инкому о поведении цели.

— Едет ужинать? — предположила Ласка, когда роскошный темный Роллс-Ройс повернул на окраины.

Она помнила о множестве открытых ресторанах, появившихся в пригороде, как грибы после дождя. Как раз из одного такого модного места ей пришлось забирать днем и меня.

— Черт его знает, — лениво откликнулся я. — Возможно.

Помолчал, прикидывая возможные варианты и добавил:

— Главное чтобы не поехал к какой-нибудь крале с ночевкой. Из жилого дома вытащить без шума будет почти невозможно. Такой тарарам устроим — пол округи сбежится. Куча соседей не даст тихо осуществить захват.

Ласка дернула правым плечом.

— Можно замаскировать под полицейскую облаву. Рейд Хранителей по проверке документов.

Я с сожалением покачал головой.

— Не выйдет. Во-первых, есть риск нарваться на настоящих стражей правопорядка. Какой-нибудь бдительный гражданин обязательно позвонит в ближайший оплот уточнить насчет устроенного балагана. И, во-вторых, Билецкий и его люди будут в штатской одежде. Нас тут как бы вообще нет и никогда не было, если вдруг что пойдет не так.

Наемница мрачно кивнула.

Между тем, ее первое предположение подтвердилось. Тачка англичанина остановилась у парадного входа в ресторан. Тяжело захлопали дверцы, вместе с двумя бодигардами островитянин проследовал внутрь заведения.

Сиди теперь, жди, пока поганец насытит брюхо. Я скользнул равнодушным взглядом по вывеске над просторным крыльцом.

— «Амбарный двор», — прочитал вслух.

Нахмурился, оценив общий вид здания и стоимость автомобилей на ближайшей парковке. Именно у ближайшей, у самого ресторана парковки не виднелось, небольшой пятачок для разворота и все.

— Что-то здесь нечисто, — пробормотал я и полез в инком наводить справки о представленном заведении.

— Вы о чем? — спросила Ласка.

— Слишком низкий уровень для лимонника, — объяснил я, поворачивая дисплей телефона в сторону напарницы. — Не рыгаловка, конечно, какая-нибудь, но и ни разу не место премиум-класса. Как думаешь, пойдет хорошо обеспеченный маг в такой ресторан? Слишком дешево для лица столь высокого ранга.

— Может ему нравится местная кухня, — возразила моя нынешняя напарница.

Я хмыкнул.

— В то, что в недорогих кафешках попадаются хорошие повара я еще могу поверить. Как и в то, что богатей туда вполне может заехать утром или в обед, перекусить на скорую руку. Но чтобы ехать ужинать… Нет, это уже совсем другой коленкор. Тут явно что-то не чисто.

Я вызвал карту на экране поисковика, нашел наше местоположение и проверил схему проезда.

— Сделай-ка круг вокруг здания, — попросил я. — И поставь крышу.

Ласка послушно выполнила требуемое. Кабриолет обзавелся крышей из темного пластика, появившегося из задней скрытой панели, и проехал чуть дальше, огибая ресторан слева-направо.

И точно, за следующим углом мы увидели, как наш английский друг ныряет в нутро серого Кадиллака, стоящего у заднего входа заведения. Почти сразу машина начала двигаться.

Простой трюк, зато действенный. Входишь через одни двери, а выходишь через другие, попутно меняя средство передвижения.

Я мысленно поздравил себя с удачной догадкой. А то сидели бы у парадного входа, как идиоты, дожидаясь пока испарившийся объект слежки закончит есть.

— Чуть не упустили, — негромко проронила Ласка.

— Да. — согласился я. — Интересно, куда он теперь направится. Держи дистанции побольше.

Наемница молча приняла приказ к исполнению, позволив машине лимонника оторваться.

Еще какое-то время мы кружили по северо-западным районам города. Пока наконец Кадиллак не заехал через железные ворота во внутренний двор двухэтажного здания. Ласка притормозила за сотню метров от него и вопросительно уставилась на меня.

Я покряхтел и полез в сеть проверять адрес строения. Если верить сведениям регистрации, там базировалась средней руки компания, занимающаяся продажей, установкой и дальнейшим обслуживанием водонагревательных систем различной степени сложности.

— Что-то мне подсказывает, что вряд ли англичашка заехал заказать себе новые батарей для дома, — пробурчал я, отрываясь от инкома.

— Прикрытие для конспиративной явки? — предположила девушка.

— Черт его знает. Может быть все что угодно, вплоть до натурального центра иностранной резидентуры, — откликнулся я.

И действительно, при беглом осмотре, снаружи здание походило на обычную офисную коробку, коих в любом маломальском населенном пункте встречалось в избытке.

Но если приглядеться более внимательно, то обнаруживались довольно любопытные особенности конкретно этого строения.

Например, окна первого этажа находились неоправданно высоко над уровнем земли. Чуть ли не в пару метров. Все что ниже сплошной кирпич, без всякого просвета. Сами узкие, забранные частой решеткой, походили на амбразуры.

Вход один. Через ворота, ведущие во внутренний дворик, закрытый со всех сторон. Само здание имело форму квадрата и находилось на достаточном удалении от соседних построек.

Глянешь со стороны, вроде ничего особенного. А по факту — натуральная крепость, готовая к обороне. Уверен, у них над каждым окном, установлены выдвижные жалюзи с хорошим бронированием.

Охрана тоже наличествовала. Два молодца в синей униформе сторожили ворота, еще парочка сидела в будке рядом с внешней парковкой. По виду обычные сотрудники заурядного ЧОПа.

— Какого хрена он сюда приперся? — вслух удивился я.

— Фирма принадлежит ему? — вместо ответа осведомилась Ласка.

Я еще раз посмотрел электронные выписки на компанию. Нет. Учредитель, он же собственник и он же директор в одном лице значился совершенно другой человек.

В теории это ни о чем не могло говорить, традиция ставить на руководящие должности подставных кукол дошла до наших дней с древнейших времен. И такой вывод вполне можно допустить, если не принимать во внимание местоположение фирмы.

Мамонтовы за такие проделки на собственных землях наказывали очень жестоко. И неважно, что в других местах сами порой проворачивали нечто подобное. У себя дома, пресекали такое на корню. И причина вовсе не в какой-нибудь честности. Нет, сами маги-банкиры те еще прожженные дельцы, не гнушающиеся левых финансовых схем.

Дело вовсе в другом. В налогах.

Союзники Строгановых по Триумвирату очень тщательно следили за сбором всех пошлин и податей, внимательно отслеживая любые попытки укрыть деньги в тени. Очень уж не любили они, когда их самих пытались обманывать, потому и настаивали на кристальной чистоте при ведении бизнеса на землях Златограда.

Где-нибудь еще — пожалуйста. Сколько вашей душе угодно. А здесь, будьте добры вписывать свое имя во все необходимые документы, раз уж вы конечный владелец конторы.

— Тут что-то другое, — протянул я, задумчиво поглаживая подбородок. — Ладно, подождем, понаблюдаем. Все равно еще дожидаться Дмитрия и его людей.

Ожидание затянулось довольно надолго. Уже успел приехать Билецкий, привезя с собой две полноценных боевых пятерки штурмовиков (их рассредоточили по периметру на удалении от здания), мы убрали машину с улицы, нашли неплохое местечко в небольшой кафешке неподалеку, а так ничего особенно и не происходило.

Реально, как ворота за безликим кадиллаком закрылись, так оттуда больше никто не выезжал и не въезжал. Никакой активности визуально не наблюдалось.

— Если лимонник ушел через подземный ход, будет совсем не смешно, — проворчал я, покосившись на часы.

— Установят сканнер и проверим «избушку» по полной, — успокоил меня Дмитрий.

Его люди приехали не с пустыми руками, кроме оружия, прихватили полевой комплект спецаппаратуры, как раз для подобных случаев. Прямо сейчас спец из команды заканчивал с ее настройкой на крыше одного из соседских зданий.

— Будем надеяться.

Мы допили кофе и неторопливо покинули втроем кафетерий, спокойной поступью гуляющих прохожих прошлись по улочке в противоположном от объекта направлении и свернули в переулок.

Дальше вверх по пожарной лестнице, туда, где облюбовал себе местечко техник из состава привлеченной группы захвата.

— Ну что там? — первым делом спросил Дмитрий Билецкий, подходя к подчиненному. — Готово?

— Да и я уже снял первичный данные. Боюсь они вам не понравятся, — ответил спец, показывая экран портативной складной комп-консоли.

Боевой маг без дальнейших расспросов взял протянутый девайс, впиваясь глазами в горящий дисплей. Испытывая дурные предчувствия, я встал рядом, заглядывая через плечо.

— Просто отлично, — спустя несколько секунд протянул я.

Затем повернулся к Дмитрию и скрипнув зубами спросил:

— Как вы такое допустили?

Гребанное строение оказалось экранировано от дистанционного проникновения. Наглухо. По высшему разряду.

— У вас под носом свили целое осиное гнездо. И что-то мне подсказывает, что это не просто какой-нибудь вшивый информационный центр с задохликами-аналитиками.

Командир одного из подразделений Детей Вьюги нахмурился. Обвинения (вполне справедливые кстати) ему не понравились.

А кому бы понравились?

Понятно теперь почему нам так легко удалось выследить дипломата островитян. Это поначалу они вероятно тщательно шифровались, а как поняли, что местная контрразведка совсем мышей не ловит, сами расслабились.

Мда… вот уж точно, кот из дома, мыши в пляс…

— За последнее время в город столько дерьма понаехало — чистить не успеваем, — попытался оправдаться Дмитрий.

Все верно, сейчас это беда всех клановых владений, за короткий срок разросшихся в сотни, а то и тысячи раз от первоначальных размеров. Нехватка кадров, ресурсов и как следствие — общее ослабление контроля.

Это вам не небольшие по площади магические зоны. Игра вышла на совершенно иной уровень.

— Надо вызывать подкрепление, — угрюмо засопел маг. — Проводить штурм и брать всех внутри за шкирку.

— Появление кавалерии могут заметить, — рассудительно заметил я. — Надо действовать быстро, пока они на расслабоне и считают, что русские не догадываются об их присутствии.

Уголок рта Дмитрия предательски дрогнул, выдавая раздражение хозяина. Правильно, не нравится, когда макают в дерьмо. Сам виноват. Как и весь златоградский гарнизон Детей Вьюги. Пока с упоением искореняли криминал, иностранная разведка буквально под носом развернула чуть ли не целую базу.

Это прокол, боец… Нет, это тотальный залет.

— Дождемся пока стемнеет и начнем приступ, — я посмотрел на алеющий горизонт. — Через пару-тройку часов после заката.

Боевой чародей кивнул и вызвал меню суб-кома, отдавая распоряжение подчиненным…

* * *

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Северо-западный район окраины. 22:12


В назначенное время изображавший случайного прохожего боец резко остановился на противоположной стороне улицы от здания резидентуры английского клана, одним слитным движением выхватил из продолговатой сумки гранатомет и присев на одно колено произвел выстрел.

Снаряд вырвался на волю и с шипением устремился к воротам.

Раздался гулкий взрыв. Створки влетели внутрь проема исковерканными железками. Следом в освободившийся проход полетела еще одна реактивная граната, на этот раз термобарическая.

Еще раз здорово бахнуло. И тут же следом еще. Кажется, стоящие во внутреннем дворике машины начали тоже взрываться.

Я зло усмехнулся. Неплохое начало. Люди Билецкого бросились внутрь, на ходу доставая из-под полы короткоствольные штурмовые винтовки.

Убедившись, что первая фаза прошла успешно, я в свою очередь ринулся вперед, на бегу впадая в боевую ипостась.

Тело окутала привычная легкость, мышцы налились нечеловеческой силой, восприятие обострилось и появилось знакомое ощущение собственного могущества.

Сильный толчок ногой и где-то внизу промелькнул забор парковочной стоянки. Рывок вперед и передо мной появилась боковая стена офисного строения, по документам принадлежащее компании по продаже водонагревательного оборудования.

Я потянулся к родной стихии и Вечный Лед откликнулся на призыв, давая мне прорву энергии.

Еще один мощный прыжок. Уже находясь в воздухе, я создал перед собой таран из туго свернутых спиралей сырой силы и ударил во всю мощь, проламывая окно на первом этаже.

Послышался скрежет. Не выдержав, оконную раму вместе косяком внесло внутрь комнаты. Тут же следом приземлился я, не останавливаясь формируя новое заклинание.

В помещении никого. Пара столов, кресло и шкаф на всю стену, заполненный бумагами, в углу компьютерный терминал, темнеющий мертвым широкоформатным экраном.

Не останавливаться. Двигаться дальше.

Сильный пинок. Межкомнатную дверь сорвало с петель и вынесло в коридор. Ринулся следом, не забыв окружить себя «Хрустальной мантией».

Не зря. Почти сразу зло прострекотала длинная очередь. Выставленный щит покрылся сеткой маленьких трещин. Еще через секунду, не выдержав напора, лопнул и рассыпался обломком безвредных осколком. К этому моменту я уже успел скользнуть дальше, уйдя за ближайший угол.

Даже так. Зачарованные пули. Давненько мне не приходилось сталкиваться с этой гадостью. Еще со времен подчинения малых родов.

Я не глядя швырнул в сторону невидимого стрелка гроздь «ледяных стрел». И без паузы туда же добавил «морозным копьем».

Послышался вскрик. Кого-то задело. Понравилось? На, лови еще гостинец. Еще одно «копье» отправилось следом.

Двинулся дальше по коридору, но не успел сделать и несколько шагов, как снова наткнулся на очередного противника. Боевик выскочил из-за дверей следующей комнаты. В руках бравый иностранный вояка держал помповое ружье.

Что-то предпринимать я не стал, всего лишь замедлил шаг, огибая человеческую фигуру справа. Потому что в тот миг, как он появился, тень за его спиной вдруг налилась объемом, из густой темноты шагнула Ласка.

Хват за голову, тусклый блеск выхваченного ножа и перерезанное от уха до уха мужское горло. Тело еще билось в агонии, исходя потоками крови, когда ассасин небрежно отшвырнула его в сторону.

— Найди дипломата, — приказал я своему вассалу.

— Да, господин, — девушка согнулась в коротком поклоне с осторожностью покосившись на мои залитые густой синевой глаза.

Тонкая фигурка растаяла в воздухе, обращаясь в едва заметную тень.

Я двинулся дальше. Правую руку приятной тяжестью оттягивал клинок фамильяра. Оживленный белоснежный металл только и ждал, чтобы с жадностью поглотить исходящую жаром кровь глупцов, осмелившихся бросить вызов хозяину.

«Белое безмолвие» катилось вперед, покрывая стены морозным покровом. Трескались пластиковые панели, лопались лампы дневного освещения и слетали с креплений декоративные украшения, не в силах противостоять его величеству Холоду.

Летели в разные стороны «ледяные стрелы» и «морозные копья». Тонким маревом блестел «алмазный щит», принимая на себя огненный шквал вражеских выстрелов.

Слышались крики, звучали проклятия, изредка бухали взрывы под аккомпанемент топота ног.

Я убивал магией. Я убивал зачарованным мечом. Я убивал голыми руками.

Любое сопротивление сминалось без всякой пощады, не оставляя защитникам ни единого шанса.

Меня хорошо научили в свое время использовать свой магической дар для войны. И сейчас я всецело использовал полученные когда-то знания, отдавшись на волю рефлексов прирожденного Воина.

Сознание отошло на задний план, вперед, как обычно в бою, выступили навыки, вбитые на уровень безусловных инстинктов.

Я окунулся в родную стихию сражения и полностью отдался ей, не реагируя ни на что.

Смерть под ручку прогулялась со мной по коридорам и комнатам здания, с удовольствием собирая урожай свежих душ.

А потом вдруг все кончилось. Наступила звенящая тишина. Не слышались выстрелы, ни звучали разрывы гранат и крики людей. Лишь злосчастный пластик все так же потрескивал, деформируясь под влиянием невероятно сильного холода.

Битва закончилась. Разум снова взял руль управления в свои руки, отодвинув боевые рефлексы вглубь подсознания.

— Дмитрий, вы где? — я активировал инком.

— Внизу, во дворе, — оперативно откликнулся Билецкий. — Спускайся сюда.

Я проследовал в указанное место, осторожно переступая через лежащие трупы в коридорах, несущие следы многочисленных повреждений, последствия применения боевой магии.

Во внутреннем дворике, служащем также дополнительной парковочной площадкой для ряда автомобилей (превратившихся уже в кучи исковерканного сожженного металла), обнаружились несколько бойцов Детей Вьюги во главе со своим командиром.

Прямо в центре на коленях с руками за головой стояли пленники, кому повезло пережить штурм.

Тут же нашлась Ласка, охранявшая связанного мужчину средних лет. К нему-то я и подошел в первую очередь. Очень уж меня интересовала один непонятный момент. А именно, почему не убрали тех двух тупых баб, благодаря которым мы вышли на след посланника английского клана.

Как это обычно и бывает, ответ оказался довольно прозаичным. Проститутку и богемную тусовщицу собирались использовать в еще одной акции. Самоубийственной для исполнительниц.

Типа, двух зайцев одним выстрелом. И от неудобных свидетели избавиться и выполнить еще одно какое-то задания.

Мда, банально. Думал, что-то похитрее.

А еще, островитянин не думал, что на него выйдут так быстро. Полагал времени достаточно. И чтобы замести следы, и чтобы самому успеть свалить, если что пойдет не так.

Прямым следствием быстроты являлось то, что непосредственный исполнитель (Ласка), знакомый с деталями заказа изнутри, занимался поиском лично. Потому и справились за неделю, а не провозились куда дольше. С абонентского ящика антидот пересылался еще несколько раз, пока его не доставили наемному убийце частной курьерской службой. Зная конечный способ передачи, наемница начала разматывать клубок в обратном направлении.

Остальные загонщики, участвующие в охоте, не знали этих подробностей. Уверен, разведка Детей Вьюги серьезно от нас отставала. Или, что более вероятно, вела расследование в ином направлении, ища заказчика по-другому.

— Ладно, все с ним понятно, — сказал я и распорядился: — Сторожи пока. Его ждет увлекательное путешествие в Чертоги Льда. Там он поведает о причинах, почему Кэмпбеллы устроили покушение на приеме Охотниковых.

Я повернулся к пленникам. Судя по внешнему виду, опытные вояки.

— Что здесь у нас? — осведомился я у Дмитрия.

— Не клановцы, — ответил он. — Работают на частную военную компанию. Сборная солянка. Чехи, поляки, словаки, немцы и другая европейская шваль.

Я покачал головой. Все-таки Мамонтовы зря смягчили запрет на нахождение в Златограде для иностранцев. Теперь на короткий срок пускали даже тех, кто не знал русского языка. Пусть и с повышенной стоимостью для получения визы.

— Глянь сюда, — Дмитрий показал один из захваченных автоматов боком.

Тускло блеснуло матовым покрытием рельефная картинка. Два перекрещенных меча. Клеймо оружейного концерна Демидовых.

Мда, экипировались иностранные «дикие гуси» по-взрослому. Крутая снаряга, продвинутые стволы. Да не абы кого, а наших союзников по Триумвирату.

— Хорошо еще лицензию на производство на сторону не продают, — проворчал недовольно Билецкий.

— Мамонтовых работа, — лениво отозвался я. — Толкают стволы кому угодно, лишь бы бабки платили.

На самом деле приобрести оружие Демидовых не так уж и сложно. Достаточно иметь большое количество денег. Торговые агенты Мамонтовых с удовольствием поспособствуют. Если вы докажете, что платежеспособный клиент. Продукцию уральских оружейников уважали во всем мире. За надежность, за высокое качество.

Если в тактико-технических характеристиках указано, что автомат будет стрелять без осечек в минус пятьдесят. Будьте уверены — будет. Профессионалы это знали и были готовы платить бешеные деньги ради изделия русских мастеров.

— Мы изъяли жесткие диски с компьютеров, забрали записи камер наблюдения и всю документацию. Еще раз обыскиваем все здание, — доложил подошедший солдат.

Дмитрий кивнул подчиненному.

— А с этими что? — боец указал на замерших пленников, позади каждого возвышался воин Детей Вьюги.

Маг задумчиво пожамкал губами, бросил на меня оценивающий взгляд, как бы спрашивая совета. Я равнодушно дернул плечами, судьба пришлых чужаков меня совершенно не волновала.

— Всех в расход, — приговором прозвучали слова, произнесенные бесстрастным голосом Билецкого. — Пешки не нужны.

В ту же секунду десантные ножи с чавканьем погрузились в человеческую плоть, входя под углом сзади в шею приговоренных. Солдаты Холодного Предела не использовали оружие, экономя патроны. Четким отработанным движением вгоняли лезвие прямо в затылок, перерубая позвоночный столб одним точным ударом.

Кто-то успел дернуться, что-то завопить (должно быть все же знал русский язык), но в остальном иноземцы не успели толком среагировать, как оказались мертвы.

Странные люди, неужели и вправду думали, что им пригласят консула и адвоката? Придурки. Туда им и дорога. Пришел в земли русских колдовских кланов с оружием в руках, будь готов заплатить за это собственной жизнью. По-другому никак…

Глава 11

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Большая Черемушкинская 18.

*Здание дипломатической мисси клана Кэмпбеллов. 06:30


Трехэтажное строение главного корпуса представительства британского клана находилось не в самом центре. Достаточно далеко от шумной суеты многолюдного мегаполиса и недостаточно близко к отдаленным окраинам, оно располагалось в идеальном месте для тех, кто ценил уединенность, но не мог себе позволить слишком отдалиться от средоточия общественной деятельности огромного города ввиду необходимости частых деловых встреч.

В свое время выбирая дом для будущей дипломатической миссии сэр Артур Престон опирался именно на эти критерии. И долгое время считал, что не прогадал.

А еще из широких панорамных окон его кабинета открывался потрясающий вид на урбанистические пейзажи современного мегаполиса. Которые к превеликому сожалению сейчас скрывали плотные темные шторы, задернутые почти полностью. Лишь узкая щель позволяла с ощутимой опаской глядеть наружу.

— Сэр, я позволю себе еще раз напомнить, что вам лучше отойти от окон, — негромко промолвил уже в третий раз за последние пятнадцать минут, как всегда предупредительный Бастер, начальник охраны делегации, и вкрадчивым тоном предупредил: — Там могут находиться снайперы.

— Да-да, — с раздражением протянул господин Престон и задернул край плотной портьеры, полностью отсекая комнату от улицы.

Теперь вместо величественных видов с потрясающими небоскребами, взор любого выглянувшего из окон поневоле притягивали совсем другие предметы.

Белые приземистые боевые машины на шести колесах с символом снежинки на боку. И снующие между ними в большом количестве солдаты в такой же белоснежной униформе.

Из какого окна ни выгляни увидишь только их. Здание оцепили по всему периметру, наглухо блокируя со всех направлений. Даже в воздухе кружили ударные вертолеты с подвесками крупнокалиберных пулеметов и ракет по бокам.

— Подвал уже проверили? — резко спросил сэр Артур.

Бастер кивнул.

— Да. Боюсь, там тоже все перекрыто.

Как и любое уважающее себя иностранное учреждение, находящееся на чужое земле, представительство имело несколько секретных выходов, позволяющих покидать территорию незаметно.

В настоящий момент на конце каждого из них ждали суровые ребята в белых армейских комбезах со штурмовыми стрелковыми комплексами наперевес.

И ладно бы они там находились одни, тогда шансы прорваться еще бы имелись. Но в каждую такую ударную группу входил боевой маг Холодного Предела, отчего затея сбежать сразу же становилась безнадежной.

Только глухой не слышал о мастерстве воинов Замерзшего Леса.

— Может все-таки попытаемся пробиться к аэропорту? — осторожно спросил Бастер. — Многих, конечно, потеряем, но кто-нибудь сумеет проскользнуть.

Артур не скрываясь поморщился. На утонченное лицо наползло выражение брезгливости к идее подчиненного.

— Будь здесь люди Мамонтовых, я бы не колебался ни секунды, — презрительно выплюнул сэр Престон. — Но это Дети Вьюги и умирать в самоубийственной атаке — верх глупости. Думай, что говоришь.

Доверенное лицо главы британского клана воздушников строго посмотрел на начальника охраны.

— Без моего приказа, чтобы никаких действий не предпринималось, — предупредил он. — Понял меня?

Бастер склонился в поклоне. Хозяин кабинета внимательно оглядел скособоченную фигуру подчиненного, остался доволен проявленной степенью покорности и прошел к своему столу.

— Пытаться выиграть силой может предлагать только идиот. Нас раздавят и не заметят, — продолжил он мысль, усевшись в кресло.

Возникла небольшая пауза. Помощник не смел прерывать размышления господина после полученной только что небольшой выволочки.

— Проклятый Джонатан… — наконец сквозь зубы процедил сэр Артур. — Из-за его беспечности мы все оказались в этой заднице. Тупой идиот, сын портовой шлюхи и обезьяны…

Бастер с удивлением покосился на шефа. Раньше тот не позволял себе произносить вслух столь откровенные ругательства. Должно быть и впрямь находился на последней стадии бешенства, когда уже знаменитое воспитание чопорных англичан исчезало под действием сильных эмоций.

— А ведь так все прекрасно шло… — место злости уступила задумчивость об утраченных возможностях.

Начальник охраны не прерывал руководство, пока последнее меланхолично предавалось вслух размышлениям. Хотя времени оставалось все меньше и меньше. Но он достаточно хорошо знал своего господина, чтобы понимать, что тот сейчас не просто сидел и болтал, бесцельно прожигая драгоценное время, другая половина его разума напряженно работала, ища выход из сложившейся ситуации. Потому и не стал ничего говорить, терпеливо дожидаясь окончания монолога.

— Нашествие дикарей перечеркнуло все. Могущество клана пошатнулось. Многие активы оказались потеряны вместе с блистательным Лондоном, городом всех городов. Жалкие остатки в офшорных компаниях не могли компенсировать весь вред, что род понес по вине сошедших с ума негритянских вождей, отчего-то возомнивших себя равными белому человеку, — голос мага звучал монотонно и ровно, создавая иногда впечатление записи на пластинке. — Авалон, вот и все что у нас осталось, вынужденных покинуть разоренные земли нашей прекрасной родины.

При последних словах Бастер автоматически припомнил промозглую сырость поздней осени, когда впервые цитадель Кэмпбеллов вознеслась в небеса и дальнейшее путешествие к экватору с его жарким тропическим солнцем. Он был там и мог однозначно заявить, что мало кто из тех, кто находился на летающем острове, хотел тогда возвращаться назад.

— Все заморские владения, должные по праву наследства принадлежать нашему клану отобрали другие. Мы не стали бороться ни за Антигуа, ни за другие домены, понимая, что в прямом бою можем не выстоять. Слишком мало ушло в путь, слишком слаб оказался род во время Великого Откровения, — все продолжал говорить размерным тоном сэр Артур, скользя задумчивым взором по лакированной поверхности дубовой столешницы.

Все верно, после исчезновения магических зон в мире начался настоящий бардак. И возводя новую цитадель — дом для своего рода, Кэмпбеллы в первую очередь думали о безопасности, считая все остальное второстепенным.

Учитывая судьбу многих других европейских кланов, можно сказать, что решение оказалось более чем оправданным.

За исключением одного важного «но» — клан потерял былое влияние, финансовые активы и военный потенциал. И так средний по уровню род стал еще слабее, сильно опустившись в общем рейтинге магических семей на планете.

— Но мы не сдались, не опустили руки и не позволили врагам добить ослабевшего льва, — чуть громче обычного проронил Престон. — Его светлость никогда не пасовал перед трудностями и придумал, как найти выход из сложного положения.

Да, план был в общем-то хорош. Как военный (боевые маги все по сути являлись военными), Бастер по достоинству мог оценить замысел старшего Кэмпбелла.

Убить принца Такеши, спровоцировать войну между русскими и японцами, под прикрытием начавшихся военных действий, провести ряд атак в Златограде. Похищать планировалось не заурядное скучное золото, а самое ценное, что есть в современном мире — информацию. А если быть точным — коммерческие сведения о различных сделках клана Мамонтовых по всему миру. Заполучив эти данные, можно достичь многого. Перенаправить финансовые потоки в нужное русло, изменить состояние на мировом рынке и обрести былое могущество.

Вину предполагалось возложить на выживших из почти полностью стертых с лица Земли европейских магических кланов, якобы мстящих за уничтожение своих родов. Для этого привлекли наемников.

Ну а то, что после псы войны продали информацию третей стороне — Кэмпбеллам, то какой с покупателя спрос? Тем более, что оные с большим удовольствием возвернут все украденное обратно прежним владельцам за чисто символическую благодарность. Успев перед этим по полной воспользоваться полученной возможностью укрепить собственное положение.

Провидцы хороши, но не настолько. Тем более, что последние годы они привыкли применять дар исключительно для ведения бизнеса. К тому же вредить им сильно никто и не собирался.

Ведь конечной целью являлось вовсе не противостояние с русскими кланами. Совсем наоборот. Лишившиеся дома воздушники хотели предложить Мамонтовым сотрудничество на взаимовыгодной основе. А что может быть лучше для завязывания отношений, чем оказание услуги одной из сторон?

К превеликому сожалению, просто так прийти в гости и предлагать альянс другому клану не выйдет. Не поверят, отвергнут, заподозрив подвох. Пройдут годы, прежде чем получится заручиться хоть какими-то зачатками доверия. Время, которого у Авалона попросту нет…

И все пошло прахом. Из-за всего лишь одного недоумка. Исполнитель напутал, отравив вместо одного сразу несколько гостей на приеме. И ладно бы кого-то из обычных вассальных родов. Одной из пострадавших оказалась княжна Строгонова. Не та фигура, на кого покушение останется без последствий.

После все завертелось и даже начались усиленные подвижки в сторону резкой корректировки изначального плана с жестким обрубанием всех концов, но совершенно неожиданно на них очень быстро вышли, хотя казалось, что запас времени еще есть.

Половину ночи, с тех пор как вокруг миссии появилось силовое оцепление, сэр Артур гадал, пытаясь понять, где они допустили ошибку. Единственное что приходило на ум — второй наемный убийца. Переодетая официанткой девчонка не умерла от рук Виктора Строганова, как считали остальные участники злосчастного светского раута. Должно быть юноша проявил несвойственное своему возрасту благоразумие и не поддался гневу из-за отравления сестры. Сумел удержать себя в руках и взять убийцу живьем. Как итог, та поведала пленителю все что знала. Дальше уже дело техники. Отследить путь посылки не составило большого труда…

Сэр Артур замолчал, взглянул на подчиненного.

— Из дома также ничего? — спросил он.

Бастер отрицательно качнул головой.

— Они не могут выйти на связь с Мамонтовыми, — сообщил он, помолчал и позволил себе уточнить: — Как и мы.

Все попытка напрямую обратиться к хозяевам местных владений окончились неудачей. И дело не в том, что их технику блокировали или глушили. Нет, вызовы беспрепятственно проходили, заканчиваясь все время одним тем же коротким ответом от секретаря из канцелярии князя Мамонтова, что в данный момент все заняты и нет ни одного должностного лица, способного пообщаться с полномочным представителем клана, за исключением того самого секретаря, что отвечал на звонки.

Ясное дело, опускаться до общения с мелким клерком они не стали.

Но что самое ужасное, то же самое слышали переговорщики из Авалона. Даже упоминание имени лорда не помогло. Что могло говорить лишь об одном — на них поставили крест. А что может быть нелепее, чем говорить с мертвецами?

— Тогда почему они не идут на приступ? — пробормотал себе под нос Престон. — Чего ждут?

Оцепление появилось поздней ночью. Однако с тех пор больше никаких подвижек не последовало. Их обложили со всех сторон, но не стали трогать. Все равно, что загнать лису в нору и в последнюю секунду отозвать свору собак назад.

На первый взгляд положение выглядело безнадежным, подавляющее преимущество в живой силе и технике полностью оставалось за Детьми Вьюги. Но штурма почему-то все не следовало. С чем это связано?

Говорить не хотят. Воевать тоже. Загадка. Чего-то ждут? Но чего? А может кого-то?

Сэр Артур медленно сложил перед собой пальцы домиком, бездумным взглядом уставился в пустоту перед собой, пытаясь найти ответ на заданный вопрос.

Разгром объекта «Логово» произошел около десяти часов вечера. Вскоре представительство окружили. Никаких требований не выдвигалось, никаких переговоров не проводилось. Любая попытка выйти на связь наталкивалась на безмолвие. За исключение тупого секретаря, повторяющего одно сообщение раз за разом с исполнительностью заезженного автоответчика.

— Почему они не идут на приступ? — чуть громче проронил сэр Артур.

На этот раз Бастер разобрал слова шефа и набрался храбрости ответить.

— Ждут подкрепления? — предположил он.

Глава миссии взглянул на подчиненного, как на полного недоумка.

— За окном собралась небольшая армия. Куда уж больше? Они и так могут нас раздавить походя.

Начальник охраны пожал плечами.

— Тогда ожидают подхода крупной техники. Расстреляют из танковых орудий здание и все. Не надо будет рисковать людьми. Я бы сам так и поступил.

Артур с сомнением покачал головой.

— Если там хоть половина златоградского гарнизона, а судя по общему количеству бэтээров и солдат, скорее всего так оно и есть, среди них должно присутствовать как минимум десяток-полтора полноценных боевых магов. Думаю, не надо тебе объяснять, что их за глаза хватит, чтобы обратить все здание в мелкую пыль.

Бастер неохотно кивнул, от правды не скроешься. У противника не только многократный численный перевес, но и качественный. И о чем они думали, рассчитывая на увеличение уровня преступности в мегаполисе?

Череда ошибок и случайностей привела к печальному результату с осадой.

С другой стороны, а имелся ли у них выбор? Без ресурсов, без надежной гавани на земле, Авалон долго не продержится. И здесь надо скорее говорить «рано», чем «поздно». Слишком многие уже присматривались к летающему острову.

Идти к кому-то в вассалы? Согласиться на унизительные условия подчинения?

Нет, это путь не для великих покорителей воздушной стихии. Лучше умереть, чем склонить голову перед кем бы то ни было. Так думали Кэмпбеллы. И подданные их в этом всецело поддерживали.

Они рискнули, поставили на кон все и проиграли.

— Думаете, от нас отрекутся? — тихо спросил Бастер.

Сэр Артур смерил подчиненного сосредоточенным взглядом. Помощник задел больную тему. Он и сам уже размышлял об этом. Кэмпбеллам будет намного проще заявить, что вся операция самодеятельность местных посланников и что они сами не ведали о творящемся здесь непотребстве.

А что? Легко положат на алтарь примирения жизни нескольких слуг. И плевать, что те до последнего оставались верны хозяевам…

Здесь Престон резко замер, то что раньше лишь проскакивало искрой на самом краю сознания, сейчас выкристаллизовалось в идею спасения. Крамольная мысль, недостойная человека чести. Ну а что в конце концов им еще остается?

В тишине кабинета звуковой сигнал сообщения, прозвучал ревом воздушной тревоги.

Сэр Артур быстро посмотрел на помощника. Тот расторопно достал из кармана портативный коммуникатор. Пробежал глазами электронное послание от службы безопасности и доложил:

— Снаружи наблюдается какая-то активность. Возможно, готовится приступ.

Сэр Артур быстро открыл ноутбук на столе, ввел команду на подключение к внешним камерам. И тут же прилип к экрану, наблюдая за ожившей картинкой.

Бастер не удержался и сделал пару осторожных шагов, заходя шефу за спину.

— Что это? Кто-то приехал?

Минуя внешний кордон из рядовых стражей правопорядка к группе солдат в арктическом камуфляже уверенно подкатил ярко красный кабриолет.

Господин Престон нажал кнопку зума. Изображение изменилось и начало плавно расти. Цифровая обработка и камеры с высоким разрешением позволили без помех рассмотреть очередных гостей, присоединившихся к осаде британского посольства.

— Вот кого они ждали, — скривил губы хозяин кабинета.

Из машины выбрался парень, Бастер напрягся, вспоминая, где видел это лицо.

— Виктор Строганов, — проронил он, в памяти всплыли страницы досье на вновь прибывшего.

— Да, Виктор Строганов, — подтвердил сэр Артур недовольно. — Разящий меч клана ледяных владык. Впавший в немилость своего князя и неожиданно оказавшийся на том треклятом приеме Охотниковых.

Теперь понятно почему штурм откладывали. Ожидали прибытия главного действующего лица.

При взгляде на парня сердце Престона предательски дрогнуло, реагируя на появление крайне нехорошего предчувствия. За Виктором, как и за его названной сестрой, закрепилась очень мрачная слава безжалостных воинов.

Глава британской миссии вдруг с кристальной ясностью понял, что договориться уже не получится. Хищник в человечьем обличье, только что выбравшийся из дорогого спортивного авто приехал за кровью своих врагов и вряд ли удовольствуется чем-то меньшим.

Между тем Виктор спокойно пересек линию оцепления и направился к зданию посольства британского клана. В его правой руке покачивался необычный клинок из странного белого металла, отдаленно похожий на ледяной, щедро припорошенный снегом.

Легендарный «Пьющий Души», — автоматически отметил сэр Артур. — Меч, знаменитый не менее своего хозяина.

Юный Повелитель Льда шел убивать. В его размеренной поступи многие сторонние наблюдатели видели идущую смерть.

Сэру Артуру некстати вспомнилось об обстоятельствах, при которых этот юноша обрел свой магический дар. О Постулатах Силы, через которые прошел молодой боевой маг, проходя суровую школу обучения в Холодном Пределе. И о целой череде колдовских схваток, оставленных за плечами, откуда он выходил победителем.

Это решило все.

Престон не хотел умирать. Все естество британского чародея вопило, протестуя против приближающегося конца в облике плечистого парня в неброском светло-сером пиджаке с зачарованным клинком в ладони.

И тогда он сделал то, что должен был сделать еще час назад. Приказал никому не двигаться.

— Я сам выйду к нему, — сказал Артур, игнорируя восхищенный взгляд Бастера, подумавшего, что господин решил отдать свою жизнь в обмен на жизни людей в миссии.

Разубеждать его Престон конечно не стал. Вместо лишних слов, молча спустился по лестнице сначала на второй этаж, а затем и на первый. Далее быстрым шагом прошествовал по большому фойе к выходу, на ходу дав знак охране распахнуть дверь.

Несмотря на раннее утро улицы мегаполиса встретили его привычным шумом никогда не засыпающего города.

Он не стал выходить за ограду, предпочел дождаться прихода страшного гостя вдали от лишних глаз.

Виктор двигался неспешно, как тяжелый танк, выдвигающийся на ударные позиции. В каждом движении боевого мага сквозила мощь собранной силы. И чем ближе юноша подходил, тем явственнее это проявлялось во внешней среде.

Первым долетел порыв стылого ветра. Пробирающий до костей, вызывающий своим появлением озноб и непроизвольные мурашки по телу.

Следом докатилась волна настоящего холода. Температура вокруг резко просела, опускаясь гораздо ниже нуля. На асфальте блеснули капельки зарождающегося инея.

За ним пришел лед, с жадностью принявшийся пожирать зеленую листву аккуратного газона, превращая травинки в застывшие изваяния стеклянного ковра, покрытого ворсом острейших иголок.

Сочные краски жаркого лета поблекли. Даже солнце, казалось, стало светить чуть тусклее. Воздух стал сухим и колючим.

И лишь после этого в окружении морозной стужи появился источник диковинной аномалии, умеющий превращать летний день в зимний полдень.

— Мистер Престон, я полагаю? — Виктор Строганов легко перешагнул невысокий бордюрчик, входя на внутреннюю территорию посольства.

Обратился на американский манер. «Мистер» — царапнуло слух сэра Артура. Но возражений на подобное обращение, разумеется, на последовало.

— Ваше сиятельство, — склонился он в приветственном поклоне.

Отвечать ледышка посчитал излишним молча двинулся дальше, поигрывая на ходу белоснежным клинком.

Сэр Артур занервничал. Быть умерщвленным без внятного разговора никак не входило в его планы.

— У меня есть к вам предложение, — отчаянно труся и прилагая колоссальные усилия, чтобы этого не показать, воскликнул он.

— Ты знаешь, что такое воздаяние, британец? — вместо ответа вопросил княжич клана Строгановых.

Сэр Артур инстинктивно качнулся немного назад, настолько нестерпимо обжигающе холодным стал воздух.

Понимая, что еще немного и станет уже поздно что-либо говорить и что на грани слышимости уже появились звуки автоматных очередей, откуда-то с торца здания, английский волшебник скороговоркой выпалил:

— Я помогу вам захватить Авалон! Целым и невредимым!

Ледяной маг остановился, по белому зачарованному мечу лениво проскальзывали яркие искры разрядов энергии призванной силы.

Предложение оказалось слишком заманчивым, чтобы отвергать его с ходу. Усиливая нажим, сэр Артур добавил:

— Вы сможете забрать летающий остров себе.

Искушение приза такого уровня не может оставить равнодушным ни одного чародея. И Виктор не являлся здесь исключением. Хотя про обитателей Холодного Предела, говорят, что их кровь жидкий азот, а сердце кусок чистого льда, эмоции для них вовсе не являются чем-то чужеродным.

— Мне нравится эта идея, — наконец соизволил вымолвить молодой Строганов и тут же уточнил: — Но для начала ты принесешь мне клятву верности на крови, британец.

Колдовской меч-артефакт из удивительного молочно-белого сплава похлопал по правому плечу английского мага.

Сэр Артур гулко сглотнул. Похоже ему предоставили небольшой выбор. Либо клятва, либо смерть прямо здесь, на крыльце треклятого представительства.

— Каков твой ответ, британец? — пустые глазницы, где не виднелось ни белков, ни зрачков, а лишь лениво колыхалась темная синева, равнодушно уставились на замершего человека.

Скрытая за страшным взглядом стихия Вечного Льда бесстрастно взирала на смертного, готовая с одинаковым безразличием, как забрать его жизнь, так и помиловать.

Престон поежился и неохотно опустился на одно колено…

Глава 12

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Окраины города. 12:50


Говорят, привычки и образ жизни формируют характер. Припоминая многочисленные случаи из реальной жизни вполне можно согласиться с данным утверждением. Изобилие развращает, скудость дисциплинирует.

Если ты не стеснен в денежных средствах, то никакого смысла для собственного развития у тебя не имеется. При условии, что деньги заработаны не личной тобой, а кем-то другим. Например, предоставлены родителями.

Думаю каждый слышал о подобных индивидах, долгие годы сидящих на содержании у своих более успешных предках, ничего не желая изменять в устоявшейся жизни, где от него почти совсем ничего не зависит.

Разве что поменьше попадать в неприятности, преступая законы. Да и то не всегда. Армия дорогостоящих адвокатов и многочисленные связи мамы и папы в случае чего всегда готовы оказать необходимую поддержку и вытащить любимое чадо из любого дерьма, куда оно умудрилось по уши погрузиться. А иногда и нырнуть с головой.

Все верно, речь идет о так называемой «золотой молодежи». Данное явление вовсе не осталось в прошлом после смены элит. Пришедшие на смену бывших власть предержащих колдуны тоже имели детей. Которые в свою очередь зачастую недалеко уходили от сверстников обычных людей без магического дара, зато с внушительным состоянием за душой, доставшимся без приложений каких-либо усилий с их стороны.

Естественно, и там и там встречались нормальные ребята, кому тупо скучно за просто так прожигать жизнь на танцполах ночных клубов в перерывах между дорожками кокаина и огромного количества алкоголя.

Но это скорее исключение из правил, чем правило. В основном народ предпочитал балдеж и угар.

Среди носителей правящих фамилий по понятным причинам подобные субъекты встречалось в гораздо меньших пропорциях. Принадлежность к верхушке клановой иерархии накладывало целую кучу обязательств, в основном связанных с процветанием и развитием родного клана.

Обязанностей столько, что бухать, трахаться и употреблять наркоту ты будешь тупо не успевать. А если вдруг нанесешь урон престижу фамилии пьяными выходками, то запросто можешь влететь на церемонию полного отлучения.

Дебилов и дегенератов в колдовском сообществе не держали. Отсев шел очень жестко и как правило не признавал исключений.

Ты мог прикончить кого-то (лучше всего кровного врага рода), нанести ущерб противникам клана, в конце концов, как-либо их унизить, выставив в неприглядном свете — эти деяния не порицались, а даже всецело одобрялись.

Но если ты бухой врезался на машине и об этом узнали, то будь готов подставить свою задницу для порки от Патриарха. И дело тут вовсе не в употреблении алкоголя. Зачастую наказание следовало не за то, что ты напился, а за то, что не сумел, будучи пьяным справиться с управлением автомобилем.

Как тебе доверять власть над людьми, если ты с какой-то паршивой железкой справиться не можешь?

Правда тут имелся нюанс с оборотной стороной медали. Получая денежное содержание из клановой казны, молодой маг, кроме всего прочего, крепко привязывался к своему клану. Что играло роль своего рода контроля. Кредитки, жилье, да даже банальная оплата за мобильный телефон — все оплачивалось с банковских счетов клана.

Финансы выступали мощным инструментом сдерживания. Как на уровне рядовых чародеев, так и на уровне целых вассальных родов, связанных крепкими узами торгово-промышленных связей.

Собственно, к чему это я? Да к тому, что как это ни прискорбно признать, я сам в какой-то мере все еще оставался зависим от Строгановых.

Да денежное довольство мне отрубили. И вроде переезд в Златоград мог говорить о начале самостоятельной жизни. Но если вглядеться в ситуацию глубже, то картина выходила не слишком приглядная.

Во-первых, где я жил? Правильно, в квартире Григория Мамонтова, прямого союзника Строгановых.

Я даже не уверен, что он сделал это одолжение лично мне, а не подчиняясь просьбе сверху, переданной из бело-голубых залов Чертогов Льда.

Второй момент, это работа. И опять-таки, получил я ее отнюдь не самостоятельно. Помог все тот же Григорий. И здесь нет никакой уверенности, что за всем не стоят люди Мстислава, а то и вовсе самого князя Кирилла.

Контроль? Контроль! Пусть и не прямой.

Задумавшись о таком, поневоле начнешь искать похожие намеки в собственной жизни дальше, находя подвох везде где только возможно. Появлялась паранойя и ты начинал думать, что твоя жизнь давно уже не твоя. Все мираж. Просто сегодня контроль виден не столь явно, как прежде…

Об этом я размышлял на следующий день после того, как разобрались с британцами. А толчком послужила мысль о клятве верности от англичанина.

Я с иронией подумал, что забавная выходит у меня коллекция вассалов, по традиции составляющих свиту своего господина. Ассасин, устраняющая людей за деньги и заморский волшебник, с легкостью предающий бывших хозяев, как только на горизонте запахло жареным.

Прямо скажем, не идеал для носящего гордую фамилию Строгановых. В приличном обществе на таких личностей то и дело будут коситься.

Подумал и тут же поймал себя на мысли, что мне все еще небезразлично мнение клана и вообще всех причастных. Цепь рассуждений раскрутилась и в конечном итоге привела к выводу, что с этим нужно что-то делать. Избавляться от пут, каким-бы неоднозначными они не выглядели.

Первым делом уволился из банка. Так и так эпопея с работой подходила к концу. Ждать очередного предложения от Мамонтовых не хотелось. Заехал, уведомил и просто ушел. Остаток по зарплате обещали перевести на карту к концу рабочей недели.

Затем съехал с квартиры. В тот же день, не откладывая на потом. Как резко сорвать лейкопластырь с раны или прыгнуть в холодную воду. Без промедления, не оглядываясь и не колеблясь. Иначе можно прождать до второго пришествия. Пожили и хватит, пора и честь знать.

Кому-то подобное поведение могло показаться инфантильным и необдуманным. Но дело в том, что именно так и происходят обычно резкие перемены. Я не проделывал ничего подобного раньше, просто интуитивно чувствовал, что так будет лучше, чем тянуть резину до бесконечности, находя все новые и новые отговорки ничего не предпринимать, сидеть на жопе ровно и ждать перемен.

Жилье нашел без проблем. Правда не совсем такое, к чему уже немного привык. Ориентировался главным образом на цену и примерное расположение в пределах городской черты.

Позволить себе на данный момент апартаменты в центре я естественно никак не мог, потому пришлось довольствоваться окраинами. Не престижный квартал с элитной недвижимостью, но и не полные трущобы с кучей бомжей-оборванцев. Так, серединка на половинку.

Двухкомнатная мебелированная квартирка вдали от основных улиц. За месяц просили девятьсот рублей. С учетом понаехавших в Златоград толп народа в последнее время не так уж и дорого. Плюс оплата ЖКХ-услуг в сотню.

Забавно, раньше о таком мне не приходилось задумываться. Вольготно проживая в пентхаусе Григория, я за него не платил вообще ничего. Но ведь не могло быть так, чтобы сервис оставался бесплатным. Выходит, кто-то все же оплачивал шикарные апартаменты, просто постояльца посчитали излишним об этом уведомлять.

Еще один пунктик в копилку невидимого контроля.

С расходами вообще все было не так просто. Одежда, питание, какие-то вещи повседневного обихода, транспорт, оплата связи и интернета — в конце месяца выходила довольно приличная сумма.

Глядь и зарплата штатного охранника-мага в банке полностью исчезает. А бывало еще и немного долгов успеешь набрать, в ожидании следующего аванса.

Невозможная ситуация для боевого мага, сидящего на полном денежном содержании у родного клана. Приходилось как-то приспосабливаться и привыкать к изменившемуся социальному статусу.

Да и плевать. Власть над собственной судьбой стоила того. Каждый кузнец своего счастья — очень меткое выражение, как нельзя лучшее отражающее положение дел.

Заполучить Авалон и вынужденно отдать его потом в руки Мстислава или какому-то другому доверенному лицу из приближенных князя Кирилла?

Хрен да на рыло. Все претенденты могут смело следовать лесом.

Это мой трофей и ни с кем делиться я не намерен. Потому все рычаги давления прочь! Стать по-настоящему независимым и не прибегая к помощи клана захватить столь ценный приз в одиночку, чтобы потом загребущие лапы Длани Войны не смогли протянуться к моей законной добыче.

Не стану скрывать, беря клятву крови с предателя британского клана я еще смутно представлял свои дальнейшие действия. Сначала казалось нормальным продолжать плыть в фарватере клановых интересов. Но потом я задумался и пришел к не совсем однозначным выводам.

Эгоизм? Да. Желание подмять все под себя? Еще бы. С чем-то сродни инстинкту хищников, не любящих делиться добычей с кем-то еще. Сама мысль об этом мне почему-то претила. Хотелось забрать все себе и не отдавать ничего.

Возникал логичный вопрос, как заполучить желаемое в свои руки?

Дети Вьюги взяли в плен много британцев, целые горы всякого рода информационных и бумажных носителей. Дойти до сути им будет несложно. А поняв замысел полностью — ударить по летающему острову, беря его штурмом.

Тот самый остров, что я уже считал чуть ли не своей собственностью.

Как обогнать Холодный Предел, имеющий в своем распоряжении практически неограниченные людские и военные ресурсы?

Прямо скажем, задачка не из простых. Хотя и не совсем безнадежная.

Для начала у меня имелись два небольших преимущества. Первое — наличие расчетливого сэра Артура Престона, настоящего британского рыцаря-джентльмена, весьма трепетно относившегося к сохранности собственной шкуры.

Трусоват. Как маг почти ничего из себя не представляет. Зато знает про внутренний распорядок Авалона, его ближайший маршрут, стоянки на земле и алгоритм генератора кодов «свой-чужой» для пересечения первого кольца обороны.

За ним ясное дело располагается еще несколько линий защиты, где необходимы совсем другие кода доступа. Но пройти беспрепятственно чуть дальше обычного прохожего тоже дорогого стоит.

Вторым преимуществом для меня выступало время. Совсем ненамного я обгонял своих соперников по движению к цели. Тем более, что просто так с бухты-барахты Строгановы не могли напасть на клан Кэмпбеллов. Существовали определенные правила ведения войны, которые просто так нельзя было нарушать.

Я же со своей стороны мог действовать исключительно, как частное лицо. На меня указанные традиции не распространялись. Клан, не способный защитить себя от действий одного человека (неважно, насколько он богат и влиятелен) не заслуживал существования.

Так думали патриархи. Так считали обычные колдуны.

Плюс ко всему прочему в данный момент Авалон находился на другом конце планеты. Что играло против всех участников забега. При всем своем могуществе Строгановы физически не могли перебросить достаточное количество войск на такое большое расстояние в кротчайшие сроки.

Не говоря уже о моей скромной персоне.

В общем-то я и не рассчитывал на прямой силовой захват. Для этого понадобиться небольшая, но все-таки настоящая армия. Где ее взять?

Зато вариант с тайным проникновением выглядел более заманчивым. Воспользовавшись знаниями своего нового вассала (скользкий тип, да куда деваться, главное умело с ним обращаться и не зевать, как с оружием, можно использовать грамотно, а можно самому порезаться, в зависимости от личных умений) вполне реально организовать нападение хорошо подготовленного диверсионного отряда.

Один молниеносный выпад рапирой, а не широкий удар огромной дубиной.

Могло сработать. При наличии необходимых ресурсов. Вот только где взять столько бабла? Нанять грамотных военспецов, снарядить, обеспечить экипировкой и амуницией. Винтовки, бронежилеты, шлемы и куча еще всего необходимого — все это добро стоит дорого.

Влетит в копеечку и немалую. Для человека, потратившего последние деньги на съем квартиры, расходы просто гигантские.

Где достать деньги? Взять кредит?

Я широко ухмыльнулся, представив картину, как прихожу в банк и объясняю для чего беру деньги. У служащих глаза на лоб полезут от услышанного рассказа. Потом очухаются, откажут и не забудут донести наверх. Оттуда уже информация докатится до Чертогов Льда, прямиком на стол к Мстиславу.

Оно мне надо? Риторический вопрос.

Тогда что? При прочих равных оставался только один источник денежных средств. Братья Бахрушины. С кем буквально на днях мы успели заключить сделку.

Рискнут коммерсанты спонсировать столь сомнительное предприятие? Трудно с ходу сказать. Может да, а может и нет. Это не шутки, игра совсем на другом уровне, к чему обычно привыкли предприниматели средней руки.

Внутренний голос подсказывал, что не откажут. Петр создавал впечатление азартного человека, готового поставить на кон все, лишь бы сорвать куш. Борис был поспокойней брата, но тоже, кажется, был не против взобраться повыше по социальной лестнице общественного устройства.

Значит решено, отправляемся к братьям-бизнесменам на переговоры.

* * *

*Холодный Предел. Владения клана Строгановых.

*Чертоги Льда. Кабинет князя. 14:02


— … нововведение уже вызвало гневную реакцию со стороны РПЦ, — как обычно в начале новостного выпуска шло обсуждение событий внутри страны.

После последних слов, вместо подтянутого ведущего с строгом костюме на экране телевизора появился рыхловатый мужчина с широкой окладистой бородой, на черной расе посверкивал золотой крест внушительного размера.

— Это деяние возмутительно! — патетически воскликнул священнослужитель гневно глядя в зрачок камеры. — Власти не смеют облагать налогом культовые сооружения только на основании своего желания обогатиться.

Князь Кирилл Константинович насмешливо улыбнулся. Какой пассаж, какая экспрессия. Любопытно, этот поп будет столь же смел в присутствии князя Орлова?

Подумав о коллеге, старший Строганов покачал головой. Обложить данью все храмы вне зависимости от религиозных предпочтений — это знаете ли смелый шаг в нынешних условиях общей нестабильности подконтрольных земель.

С другой стороны, почему бы и нет? Деньги казне ой как нужны. Лучше уж залезать в мощну церковников, чем простых жителей. А перед этим не забыть объяснить люду, если вдруг вздумает возмущаться притеснением «святых мучеников», что в случае чего налоги будут собраны с них.

Ловко. Удивил Всеволод Юрьевич, как есть удивил. Не мешало бы взять на заметку. Грех не поучиться у умных людей. Даже если последние те еще сволочи…

Патриарх сделал пометку в планшете дать соответствующие указания Длани Порядка на следующем совещании.

— … Гражданину Австралии отказали в госпитализации в центральную клиническую больницу Екатеринбурга без предварительной оплаты услуг врачей. Это уже третий случай отсутствия медицинской страховки у туристов за последнюю неделю. Пресс-служба княжеской канцелярии напоминает иноземным гостям о необходимости приобретения медицинских полисов в случае долговременного посещения земель русских кланов…

С Шуйскими не забалуешь. Сказано плати, а потом лечись — будь любезен выложить монеты на стол. В противном случае лежи на асфальте и не мешай добрым докторам работать. Никто и слова не скажет. Чай людишки иноземные, залетные.

— … переходим к зарубежным новостям, — на экране вновь появился бойкий ведущий. — Война на Кавказе вступила в заключительную фазу. По оценкам аналитиков после взятия Тбилиси, объединенным силам Осетии, Ингушетии, Чечни и Дагестана понадобится не так много времени для окончательной зачистки оставшейся грузинской территории. Между тем на фоне развернувшегося противостояния с новой силой вспыхнул конфликт в Нагорном Карабахе. Армия Азербайджана, пользуясь преимуществом в воздухе уверенно начала теснить силы самообороны армянской республики.

Появились красочные кадры с поля боя. Что-то взрывалось, периодически мелькали вставки с самолетами, танками и стреляющими пушками.

— … напомним нашим телезрителям, что после ухода русских миротворцев Кавказский регион вновь превратился в одну из горячих точек на планете…

Здесь князь Кирилл хмыкнул. Как будто в других регионах лучше. Сейчас куда ни плюнь, везде кто-нибудь спешит повоевать. Остались бы миротворцы или нет, в любом случае, дело бы кончилось войной. Слишком уж сложен клубок противоречий, чтобы решить дело миром одним махом.

— … пресс-секретарь канцелярии князя Мечникова уже сделал заявление, сообщив всем заинтересованным сторонам, что запрет на передвижение беженцев через южные границы продолжит действовать как минимум до конца текущего года…

Подчинившие своей власти Ставропольский край Мечниковы не стремились, чтобы их земли наводнили бегущие от войны беженцы. В принципе, верный подход. Сам Строганов поступил бы схожим образом, окажись на их месте.

Кто там к ним ближе всего? Краснодаром завладели Храмовы. Раньше были с Мечниковыми на ножах, но сейчас между ними вражда вроде более или менее успокоились. В случае чего поддержат соседей, защищая одновременно и свои земли.

В преддверии Собора князь Кирилл заимел привычку припоминать расстановку сил между русскими кланами, заранее прикидывая, чего от других Патриархов ожидать на будущем сходе.

— … последствия нашествия армии оживленных мертвецов до сих пор сотрясают Европу. Высокая смертность среди населения, эпидемии, проблемы с поставками продовольствия — вот лишь короткий список проблем, обрушившихся на жителей стран, переживших нашествие некромантских орд с Африканского континента.

Пошли кадры разрушенных городов Испании и Франции, горы трупов, работа мобильных санитарных команд, сжигающих мертвечину с остатками магического присутствия.

— … общее положение усугубляется отказом от дальнейших поставок углеводородного сырья из России. Энергетический кризис больно ударил по хозяйственной и промышленной сфере…

Опять появился пресс-секретарь огненного клана. Князь с неудовольствием подумал, что больно много Орловых показывают в последнее время по телевиденью. Как бы не лишней популярности себе ищут, хитрые засранцы…

Сухопарый мужчина монотонным скучным голосом принялся объяснять, что в настоящий момент управляющий совет нефте— и газодобывающего объединенного консорциума не видит необходимости возобновлять старые контракты прежнего правительства.

Какая-то журналистка выкрикнула вопрос, не думают ли русские кланы помогать европейцам для преодоления кризиса? Чиновник Орловых с искренним недоумением уставился на молодую женщину. В его взгляде так и читалось: что ты несешь идиотка, какое нам до них дело, пусть хоть все сдохнут, плевать. Не хватало только пальцем покрутить у виска для полного соответствия. Но сотрудник пресс-службы пересилил себя и сдержанным тоном ответил, что дела Европы русские колдовские кланы не волнуют. Своих нерешенных проблем полно.

Старший Строганов одобрительно покачал головой. Верно молвит шельмец, нечего способствовать возрождению западных заклятых «друзей». Их вообще под корень нужно было извести в идеале, да вот беда, не хватило ресурсов.

Эх, обезглавили, обескровили, да не добили. Беда…

Появилось ощущение мягкого беспокойства. Еще на подходе к двери Мстислав через легкое колебание в магическом фоне, попросил разрешения на аудиенцию. Князь взмахом руки выключил технику, небольшим усилием воли доводя до Длани Войны разрешение войти в кабинет.

— Ваша светлость, — здоровяк привычно протиснулся в дверной проем, удерживая в правой руке тонкую папку планшета.

— Что там у тебя? — Кирилл Константинович указал на стул напротив стола.

— Доклад по операции в Златограде, — главный боевой маг клана плавно опустился на предложенное место.

— Ааа, Кэмпбеллы, — протянул князь. — Ну что там, отличился наш блудный сынок? Утер нос твоим гончим.

В голосе Патриарха проскользнули нотки искреннего довольства. Ему понравилось, как действовал Виктор, невзирая на то, что тот все еще находился в опале.

Простить его не простили, но проявленную расторопность всецело одобрили. Все бы так шевелились.

— Мамонтовы что-то в последнее время совсем расслабились, — осклабился князь. — В собственном доме разобраться не могут.

— Все усилия направляют на бизнес, — благодушно пожал плечами Мстислав. — Вот и проворонили чужаков.

— Пока они там считают прибыли, у них весь город из-под носа уведут, — проворчал Кирилл.

На самом деле претензии к оракулам Мамонтовых выглядели слегка предвзято и оба присутствующих это прекрасно понимали. Провидцы не могли следить одновременно за всем сразу. Для начала нужно знать, куда именно обращать взор. И даже после этого, не факт, что получится разглядеть будущее так четко, что можно будет говорить о каких-то однозначных выводах. Следить за чародеями всегда оказывалось намного труднее, чем за обычными людьми.

— И тем не менее дело сделано, — резюмировал Мстислав.

— Нашими стараниями, — заметил князь, однако продолжать тему беспечности союзников не стал.

— Что там по Виктору? — нейтральными тоном осведомился Патриарх спустя небольшую паузу.

Длань Войны задумчиво почесал трехдневную щетину на подбородке, словно сомневаясь стоит ли сообщать последние новости о «строптивом мальчишке».

— Он взял себе еще одного кровного вассала, — признался Мстислав и уточнил: — Главу английской дипломатической миссии.

Старший Строганов недоуменно нахмурил брови.

— Зачем? — спросил он и тут же быстро добавил: — Прогнозы?

— Аналитики сходятся во мнении, что Виктор нацелился на Авалон. Хочет забрать летающий остров себе. В полное личное владение.

Князь с шумом выдохнул воздух. Хороший у мальчика аппетит. С другой стороны, чего еще они еще ожидали? Сами вырастили с такими ухватками.

— Он уже съехал с квартиры Григория Мамонтова и уволился из банка.

Это тоже вполне ожидаемо. Повзрослел, заматерел, окончательно почувствовал вкус к свободе и решил полностью освободиться от любого вида опеки. Захотел подлинной независимости. В принципе ничего удивительного. Вполне укладывается в русло парадигмы изменившегося поведения.

— Кстати, что там по купцам? — князь сделал паузу, припоминая фамилию коммерсантов. — Бахрушиным?

— Взяли в разработку, — коротко ответствовал главный боевой маг клана.

— А по ситуации с Авалоном в целом? Рекомендации?

— Тут либо форсировать события и действовать на опережение. Либо отступать. Виктор пойдет до конца. Если столкнемся на финишной прямой не исключен силовой конфликт.

Трудно вырвать добычу из пасти зверя, когда тот уже вцепился в нее зубами. Князь одобрительно покачал головой. Ему нравилась жесткая решительность названного сына.

— Хорошо, действуем, как раньше, ничего форсировать не нужно, — решил глава клана Строгановых. — А там посмотрим, как мальчик себя покажет…

* * *

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Офис торгового дома братьев Бахрушиных. 16:30


— На что вам понадобились деньги? — Борис Сергеевич вытаращился на меня, как на восьмое чудо света.

— На военную экспедицию, — терпеливо повторил я. — Хочу уничтожить один колдовской клан и завладеть его имуществом.

Бизнесмен застыл, не зная как реагировать на прозвучавшее объяснение. Сиди перед ним кто-нибудь другой, то скорее всего собеседника уже вежливо выпроваживала бы охрана на выход. Не забыв перед этим позвонить куда надо, чтобы сдать прямо на руки подъехавшим санитарам, прихватившим с собой смирительную рубашку и укольчик с успокоительным.

Но я тот, кто я есть, поэтому меня приходилось выслушивать до конца.

— Да не волнуйтесь вы так, предприятие полностью окупится, — успокоил я ошарашенного купца.

А сам сделал пометку в голове, отправить Ласку вперед на рекогносцировку. Заодно заскочит на одни острова в Тихоокеанском регионе, навестит своего старого приятеля. Благо Престон не хлопал ушами и сумел проследить путь отхода напарника Ласки. Вскоре Скорик очень сильно пожалеет, что слишком плохо спрятался и не залез в самую глубокую нору где-нибудь на краю мира.

— Но-но-но яй-яй-яй нее ммоогуу… — от волнения Борис начал заикаться и наконец справившись с шоком четко вымолвил: — Я не могу решать такие вопросы в одиночку.

Я благожелательно покачал головой. Рассчитывал услышать нечто подобное. Придется уговаривать обоих братцев-кроликов.

— Справедливо. Так зовите Петра Сергеевича. Я подожду.

Борис как-то затравленно покосился на стоящий на краю стола стационарный телефон. Будто на гадюку уставился.

Право слово, чего он так распереживался. Ну прикончим мы десяток-другой англичашек. Эка печаль. Было бы, о чем беспокоиться.

В это мгновение спасительным для моего нервничающего собеседника набатом прозвенел его сотовой телефон. Стараясь не показывать, как его обрадовала внезапная передышка, Борис суматошно схватился за трубку.

Что ему там говорили я не слышал, зато смог отлично наблюдать за последовавшей реакцией. На лицо бизнесмена сначала наползло выражение непонимания, быстро сменившееся на искреннюю тревогу.

Когда он дал отбой, я как воспитанный человек вежливо осведомился:

— Что-то случилось?

Борис посмотрел на меня.

— Петра похитили. Требуют выкуп, — как-то заторможено объяснил он, словно сам не верил в то, что говорит.

Я мягко перегнулся через стол и подхватил мобильник предпринимателя, вызывая подробности входящих звонков.

— Не беспокойтесь, я разберусь. Никто не смеет похищать моих деловых партнеров, — тряхнув в воздухе трубкой я добавил: — Это я возьму с собой. Скоро свяжусь.

В глазах Бориса затеплилась надежда. Коротко кивнув на прощание, я вышел в приемную и направился по лестнице к выходу. Предстояло спасать непутевого бизнесмена. А то, кто мне оплатит вояж на Авалон?

Глава 13

*Ростовская область. Владения клана Боровецких.

*Деревня Малая Кужма. 10:20


После уничтожения магических источников, повлекших за собой повсеместное распространения магии по всей планете и последовавший за ним слом прежних властных структур государственного устройства, многие территории совершенно неожиданно для себя вдруг превратились в бесхозные земли, где балом правили анархия и хаос.

Во время стремительной экспансии по установлению собственного господства колдовские кланы в первую очередь сосредотачивались на крупных городах, здраво рассудив, что прожевать все за один раз никак не получится из-за острой нехватки обученных кадров, полностью лояльных новым властям.

Нет, формально каждый великий род громогласно объявлял те или иные области и края своей собственностью и как бы полностью брал под крыло.

Причем зачастую права заявлялись на земли, где представители клана вообще ни разу не появлялись. Зато не забывали обозначать территорию, как свою, вписывая владения на бумагу.

Но все это оставалось обычной формальностью. Совершенно ничего не значащей для людей, проживающих на данной местности. Разве что другие магические семьи признавали указанные домены. И то лишь в обмен на похожий акт признания собственных вотчин, которые тоже являлись собственностью лишь номинально.

Короче говоря, после Великого Откровения на территории страны (да и всего мира, чего уж скрывать) творился форменный бардак, где каждый старался подгрести под себя как можно больше, не слишком заботясь о том, хватит ли у него сил и влияния, чтобы в дальнейшем установить полный контроль на бывших ничейных землях. Главное застолбить, а там хоть трава не расти.

Вспыхнувшие вскоре войны по уменьшению поголовья патриархов слишком слабых кланов еще сильнее усилили неразбериху, когда вообще перестали обращать внимание на границы, обозначенные только на картах. Каждый действовал так, как ему удобно, не оглядываясь на мнение соседей. За которыми кстати и велась в основном охота…

Со временем ситуация более или менее стабилизировалась. В плане взаимного признания подконтрольных владений. Все более или менее устаканилось. Никто из князей не хотел поднимать новую волну беспредела и воевать. Все принялись обустраивать то, что успели нахапать.

Лучше всех это получалось у великих родов. У них и ресурсов оказалось побольше (как финансовых, так и кадровых) и действовали они более оперативно, как никто лучше понимая, что времени может не хватить.

Зазеваешься — раз и схарчит тебя на обед более расторопный соседушка, успевший уже привести дом в порядок и теперь оглядывающийся по сторонам в поисках другой «неустроенной» землицы.

Тем, кто послабее, приходилось сложнее. Например, клан Боровецких, (малый вассальный род клана Орловых) после поражения в войне Господства, гибели патриарха и существенной части магов, все еще никак не мог полностью освоить Ростов-на-Дону, вынужденный прилагать огромные усилия, чтобы удержать город под контролем.

Обращаться к сюзерену бесполезно, у огневиков своих проблем выше крыши. Заявишь, что не справляешься, мигом отнимут и передадут кому-то еще. А всех неудачников — на свалку истории.

Медленно, шаг за шагом, кланы отвоевывал территории. Не без этого. Но еще на многих землях властвовала махновщина.

Ситуацию усугубляла проблема с пенитенциарными исправительными учреждениями. Проще говоря с тюрьмами и колониями.

Их понятное дело брали под контроль (колдуны понимали, как опасен наплыв криминальных элементов и действовали на упреждение), рецидивистов и особо опасных пускали в расход, а персонал прогоняли через артефакты истины.

Но не всегда это получалось сделать вовремя, бывало так, что отряды зачистки опаздывали. Связанные с сотрудниками пресловутого ФСИН особо авторитетные бандиты успевали сбежать, при прямом содействий своих же бывших охранников.

Одним из таких счастливчиков оказался Казбек, вместе со своими подельниками успевший вовремя соскочить и уйти в бега, до того, как в колонию нагрянули «чистильщики».

Прослышав, что творится в городах и как действуют новые стражи порядка (чудное название — Хранители тишины) банда направилась на запад, подальше от ставшей жутко неудобным местом для проживания Родины, справедливо опасаясь закончить жизнь в петле, а то и того хуже — заживо умерщвленными страшной магией.

По дороге грабили небольшие городки, угоняли машины, забирая все что хотели. Таким макаром добрались до Ростовской области, где обосновались в одной из деревень. Нужна была короткая передышка, чтобы обдумать, как пересечь границу (ставшую за последнее время форменной полосой смерти) и не попасться…

— Тащи еще, — Казбек смачно рыгнул, вытирая сальным рукавом губы.

Щербатый метнулся за новой бутылкой самогона. Главарь перевел взгляд на диван, где вовсю трудился Боров, обрабатывая постанывающую девку. Голые ляжки распластанной соски тряслись в такт ритмично двигающейся заднице любвеобильного бандита. Это уже была вторая баба за утро, которой он задрал подол.

— Ты Боров в натуре озабоченный, — после минутного наблюдения за пыхтящем товарищем вынес вердикт Казбек. — Трахаешь все что шевелится.

Захват деревни осуществлялся по накатанной схеме. Под угрозой оружия согнали всех жителей в одну кучу, отделили молодых баб и обосновались в самой большой хате, использовав молодух в качестве заложников.

Это случилось два дня назад. Уже утром из соседних деревень — Средняя Кужма и Большая Кужма подтянулись мужики на выручку соседям. Вооруженные топорами, ножами и охотничьими ружьями деревенские думали выбить бандитов из захваченного села, справедливо надеясь на собственное численное превосходство.

Но не тут-то было. Совершенно неожиданно для спасателей один из разбойников продемонстрировал магические способности, зажгя между ладоней небольшое рукотворное солнце.

Будучи еще в колонии Казбек прошел через спонтанную инициацию, став так называемым «диким» одаренным. Чем с успехом и пользовался в случае крайне необходимости.

Мужиков разогнали, нескольких убили. И продолжили веселье.

А девок заперли в сарай обширного подворья, откуда периодически таскали по одной в хату для развлечения. Больше всех на этой ниве отличился Боров, успевший оприходовать уже больше десятка грудастых колхозниц.

— Хороша баба, — наконец насытившись вдоволь бандит слез с женского тела, подтянул штаны и довольно заулыбался.

Поскуливая, со слезами на глазах, бабенка встала и придерживая разорванный ворот платья метнулась к выходу из избы. Напоследок Боров наградил ее смачным шлепком пониже спине. В сенях девку ждал один из бандитов, чтобы погнать к остальным заложницам.

Казбек хохотнул. Сам он не проявлял такого усердия, ограничившись одной соской за раз и то ближе к ночи.

— А ты чего замолчал? Уже не такой болтливый?

Щербатый походя пнул связанного пленника, лежащего кулем у печи, и уселся на широкую деревянную лавку.

Мужчина средних лет в практичном твидовом костюме проводил уголовника злым взглядом. Однако говорить ничего не стал, помня о нехорошей привычке преступников на каждую сказанную фразу отвечать градом сильных ударов.

— Что, привезет твой брат денежки или пожадничает? Как считаешь? — подал голос Казбек.

Бизнесюка они захватили вчера. Как прознали, что в соседнем районе местный барыга собрался продавать целый автопарк разной техники, так метнулись туда и перехватили покупателя. Заодно продавца пощипали, успев прикончить и его самого и тройку его недалеких охранников. Напрасно посчитавших, что помповые дробовики являются защитой от любых бед в этом мире.

— Че молчишь? — Казбек дотянулся до связанного и от души пнул его по ногам.

Мужчина дернулся и поднял на мучителя взгляд. Как ни странно, в нем не виднелось особого страха.

— Будут вам деньги, — пообещал коммерсант невыразительным тоном.

Его слишком спокойное поведение впервые насторожило главаря. Раньше он все списывал на гонор крутого богача, но теперь что-то заставило засомневаться, что дело только в наличии кругленькой суммы на счету в модном банке.

— Что, думаешь мусора вызволят? — глумливо осведомился Казбек. — Так нет теперь мусоров больше. Всех перевывили.

Комерс едва заметно пожал плечами. Чуть помедлил, будто сомневаясь, стоит ли говорить и не получится ли так, что после уголовники снова набросятся с кулаками.

— Не боись, бить пока не будем, — пообещал главный бандит и издевательски прибавил: — Подождем, чтобы не потерял товарный вид.

Сидящие за столом захохотали. Щербатый, успевший принести новую бутыль самогона подвизгивал, тряся кудлатой головенкой.

— Нынешние Хранители куда опаснее прежней полиции, — открыл рот пленник. — Но есть те, кто намного опаснее их.

Беглые урки как один замолчали, ожидая продолжения, но пленник все что хотел сказать уже сказал и теперь сидел, облокотившись на стенку теплой печи, прикрыв глаза от дневного света, бьющего через тонкие занавески.

Поняв, что продолжения не будет Казбек насмешливо оскалился.

— Да, слышали мы о новых порядках. Только вот все это в больших городах. И сюда никто из псов колдунов не поедет. Че им тут делать? В захолустье этом. Или считаешь, что тебя поедут выручать? Так не надейся, в Ростове еще порядок толком навести не могут, куда им до райцентров.

Главарь говорил убедительно, со знанием дела. Они ведь не просто так рискнули сделать остановку по пути к границе. Бывалый вор сначала хорошенько провентилировал обстановку в округе, прежде чем дать отмашку на отдых в деревеньке.

Ждать гостей из областной столицы не стоило. Местные маги по горло заняты своими делами и еще долго не наведаются в здешние края. Отвлекаться на какого-то исчезнувшего комерса явно не будут.

Вот если бы на его месте оказалась какая-либо важная персона, тогда да, имелись причины волноваться. Но птицы высокого полета сами не ездят по свалкам скупать старый хлам под видом строительной техники.

Время чтобы погулять и покуражиться есть. Заодно баблишка стрясти с залетного купчишки. За бугром без денег трудновато будет на первых порах обустроиться. Зато потом можно будет и развернуться по полной. Ходили слухи, что в «заграницах» сейчас закона еще меньше, чем в земле российской…

Бизнесмен насмешливо скривил губы.

— Все так, — сказал он, сделал выразительную паузу и заявил: — Будь я из Ростова.

Казбек замер. А пленный между тем продолжил:

— Вы не задумывались, где мои документы и почему со мной был всего лишь один человек?

Главарь прищурился, несмотря на густые пары алкоголя, плотно опутавшие мозг, опытный урка нутром почуял опасность. Внезапно появившуюся на горизонте, где вовсю уже гремели раскаты грозы, идущей по их души.

Бизнесмен хрипло рассмеялся. Сидящие за столом уголовники вздрогнули, смех связанного мужчины показался предзнаменованием чего-то крайне нехорошего.

— Вы все уже мертвецы, — уверенно заявил он. — Только еще не знаете об этом.

Заложник слегка приподнялся.

— Я служу принцу Виктору из клана Строгановых, тупорылые вы куски дерьма! — с ненавистью выплюнул он. — Когда станет известно, что вы захватили его человека, то вас живьем порубят на куски и подадут его сиятельству на блюде под кисло-сладким заливным соусом! Чтобы впредь никому неповадно было творить нечто подобное!

И так пленник говорил убежденно, что у закоренелых душегубов внутри шевельнулись предательские червячки страха.

Но не таков был Казбек, чтобы сдаваться от одной лишь словесной угрозы. Главарь злобно ощерился и сказал:

— Пусть приходят. Нам тоже есть чем встретить нежданных гостей.

* * *

— Что будем делать, Михалыч?

— А что тут сделаешь? Видал как тот выродок огонь швырял направо и налево? — староста с отвращением сплюнул. — Бесово племя.

Федор мрачно кивнул. Присутствие самого что ни на есть настоящего волшебника в пришлой шайке стало неприятным сюрпризом для объединенной группы сельчан, отправленных на выручку соседям.

Несколько погибших, два сожженных автомобиля. Магия давала несомненное преимущество в разыгравшемся сражении между бандитами и деревенскими.

— Как думаешь, они из этих… — Федор нахмурился, вспоминая непривычное слово: — из клановых?

Бывший председатель колхоза Большая Кужма, а ныне предводитель деревни в должности старосты, Михалыч неуверенно пожал плечами. Признавать, что новым властителям могли служить настолько отъявленные мерзавцы категорически не хотелось. Потому что, если берут таких, то каковыми тогда являются сами хозяева?

Про «дивные земли» и про их обитателей всегда ходило много разных не слишком хороших слухов. Но еще никогда колдунов не обвиняли в пособничестве отъявленным преступникам.

— Что там из города? Слышно что? — спросил староста.

Лицо Федора скривилось в гримасе отвращения.

— Обещали помощь через несколько дней, — сообщил он и с удовольствием харкнул на обочину дороги, показывая тем самым свое отношение к так называемой нынешней власти.

Чиновник Боровецких внимательно выслушал информацию о банде и… перенаправил звонок на центральный оплот тишины, где попавшим в беду сельским жителям уже посоветовали разбираться самим и в случае чего пытаться выйти на кого-нибудь рангом повыше, потому что у самих стражей правопорядка сейчас с трудом хватало сил на город и ближайшие окрестности, но никак не на отдаленные районы где-то в глуши.

— Ублюдки, как налоги устанавливать, так первые, а как помогать, так «в настоящее время мы не располагаем достаточным количеством личного состава для оправки к вам», — передразнивая какого-то хмыря из переименованного полицейского управления прогундосил Федор.

Михалыч невесело усмехнулся. Они и еще несколько мужиков остались на дороге, ведущей к захваченной Малой Кужме, надеясь, что на призыв все-таки кто-нибудь откликнется. Но видимо зря.

Выбор оставался невелик. Либо сворачиваться и уходить. А на это скорее всего никто не пойдет, потому что знают, что потом не смогут смотреть друг друга в глаза. Либо дожидаться темноты и пытаться напасть ночью. Когда лиходеи перепьются и дадут слабину. Они и так много пили, но двое или трое всегда оставались настороже.

Да и наличие заложниц не давало покоя. Как сделать так, чтобы никто не пострадал не понятно. Очень уж много у бандитов оказалось в наличии оружия. Тут и без магии непросто будет, а уж с колдуном и подавно.

— Полезем, девок первыми убьют, — будто отвечая на невысказанные мысли старосты заметил Федор.

— Сам знаю, — недовольно буркнул Михалыч. — А что предлагаешь? Сесть по машинам и разъехаться по домам?

— Нет конечно, просто говорю, что надо что-нибудь придумать.

Как и все деревенские мужики, они в свое время отслужили срочную в армии, в отличие от городских предпочитающих бегать от военкомата. Но простая военная подготовка рядовых и сержантов здесь не помогала. Сюда полноценный спецназ нужен, обученный освобождать заложников, хорошо вооруженный, с бронетехникой.

Обычные охотничье ружья и ножи мало годятся для таких сложных дел.

Но опять же, выбора в общем-то не оставалось. Все знали, что придется идти. Негоже бросать соседей в беде. Сегодня отвернешься ты, завтра отвернутся от тебя…

— Глянь-ка, а это еще кто пожаловал?

Михалыч обернулся. По грунтовке пылила небольшая кавалькада машин. Впереди двигался приземистый ярко красный спорткар, смотревшийся совершенно не к месту на фоне заросшего поля (такую красавицу ожидаешь увидеть в окружении стекла, бетона и стали, под сенью вздымающихся в небеса небоскребов, но никак не на заурядной проселочной дороге с ее многочисленными ухабами), вторым шел массивный внедорожник темно-серого цвета.

Еще гости? Староста непроизвольно нахмурился. После случившегося любые пришельцы у него прочно ассоциировались с грядущими неприятностями.

Руки сами сжали покрепче ружье. Быстрый взгляд по сторонам, мужики понятливо разошлись, готовые действовать в случае возникновения угрозы.

— День добрый, — ехавший первым кабриолет плавно остановился, как раз рядом с УАЗом Михалыча.

Обратился к нему сидящий на пассажирском сиденье крепко сложенный парень лет восемнадцати.

Впрочем, простым парнем называть его язык не поворачивался. Слишком серьезный и цепкий взгляд темных глаз выдавал его с головой. Было видно, что их хозяин не обычный юный богач, выехавший на прогулку с подружкой, а человек повидавший в своей жизни много нехорошего.

Михалыч мысленно тоскливо вздохнул. От пришлых веяло ощутимой опасностью, как бы не больше, чем от подонков в деревне. Даже светловолосая девчонка за рулем совершенно не походила на обычную вертихвостку, какими им нужно быть в этом возрасте. Мазнула взглядом по стоящим вокруг мужикам так, будто прикидывала, кого, прости Господи, будет убивать в первую очередь, кого во-вторую, а кого оставит на сладкое.

Не смотрят так обычные люди. Не смотрят. Убивцы приехали, как есть убивцы. И как бы не страшнее тех беглых выродков…

— Добрый, — тем не менее степенно ответил предводитель деревенского ополчения, напряженно пытаясь рассмотреть, сколько людей едет в джипе.

— Нам нужна Малая Кужма. Мы правильно едем? — вежливо осведомился молодой незнакомец.

Михалыч помедлил, не зная, как бы поделикатнее выяснить причины появления гостей. Но тут, как всегда некстати, вперед вылез Федя.

— А вам зачем туда? Дружков своих ищите? — под конец фразы голос мужика дрогнул и налился неприкрытой злостью.

Парень в спорткаре внимательно на него посмотрел и предельно серьезным тоном ответил:

— Если вы имеете ввиду преступников, то нет, они нам не дружки. Совсем наоборот. Они похитили одного нашего человека и убили другого. Мы здесь чтобы забрать их жизни и освободить пленника.

«Забрать жизни» — прошамкал губами Михалыч. Необычное выражение. Не убить, не прикончить — а именно забрать жизни. Кто так говорит?

— Вы из клана? — хмуро осведомился он. — От Боровецких?

Парень покачал головой.

— Я сам от себя, — веско ответил он.

И Михалыч почему-то сразу поверил. Было видно, что незнакомец не рисуется, не бравирует, а просто объясняет положение дел.

— Так что, Малая Кужма дальше по дороге? — повторил вопрос гость.

Староста неохотно кивнул. Потом чуть подумал и к удивлению собственных соратников вдруг заявил:

— С вами поеду, покажу дорогу, — и не дожидаясь согласия полез в уазик.

Федор подскочил к окну.

— Ты чего и вправду собрался ехать? Там же маг.

Михалыч дернул подбородком, указывая на щегольский спорткар.

— А это думаешь кто?

И больше ничего не говоря, покатил по грунтовке. Ехать предстояло недолго. Уже через пару пригорков показалась злосчастная деревенька.

Они не скрываясь проследовали по единственной в селе улице и остановились прямо напротив крепкого бревенчатого дома, ставшего убежищем для приезжих бандитов. Странно, но поначалу подъехавшие машины никто не выбежал встречать. Лишь через минуту-другую уголовники соизволили выглянуть из окон и вальяжно выйти из немного приоткрытых ворот.

Почему-то их всего было двое, хотя староста знал, что должно быть больше. Шестеро-семеро минимум. Тогда где остальные?

Лиходеи в руках держали оружие. Да не абы что, а настоящие АК с укороченными стволами. Из-за поясов выглядывали рукоятки пистолетов.

— Что, приехали за добавкой? — с глумливой ухмылкой выкрикнул один.

Михалыч подспудно ожидал, что сейчас начнутся долгие разговоры, с выяснением отношений, потоком угроз и всего того, что обычно бывает перед зарождающейся дракой.

Но похоже парень в красном авто не любил трепать лишний раз языком.

— Убей их всех, — коротко бросил он своей спутнице, едва повернув к ней лицо. — Главного приведи живьем.

Стройная девушка, в ком едва ли пятьдесят килограмм наберется, спокойно кивнула и плавно, как вытекла, выбралась из машины.

Дальше начался кошмар. Сладкая парочка еще не успела вдоволь навеселиться, как неведомо откуда возникшее лезвие, сотканное из темной полупрозрачной дымки, насквозь пронзило грудь правому.

Густыми потоками хлынула кровь.

Напарник медленно оседающего мертвеца едва успел приподнять ствол автомата, как непонятно откуда возникшие когти, сплетенные из сгустка теней, разорвали его горло. Полетели кровавые ошметки в обрамлении дикого крика умирающего бандита.

Захлебываясь кровью, второй уголовник последовал примеру первого и тяжелым кулем скомканного тряпья рухнул на землю.

Михалыч и моргнуть не успел, как страшная девчонка распласталась в воздухе, на лету превращаясь в едва заметную тонкую полоску тени.

Почти сразу со двора послышались крики. Следом раздалась суматошная стрельба. Что-то грохнуло. Над крышей дома взлетела небольшая зарница.

Молодой клановец, все это время простоявший облокотившись на крыло алого автомобиля, приподнял правую бровь в легком удивлении. Однако идти на помощь девице не стал, беспечно остался дожидаться развязки, скрестив руки на груди.

Через пару минут все закончилось. Шум стих. Из ворот выбежали сначала целая толпа женского пола. Заложницы не разбирая дорогу с плачем ринулись в сторону ближайших домов. Останавливать и ловить их никто не стал.

После появилась стройная блондинка, ведущая перед собой с заломленной рукой за спиной главаря банды. И уже за ними шел какой-то мужчина, на ходу потирая запястья рук, где отчетливо виднелись следы от туго стянутых веревок. Он-то и подошел первым к парню.

— Ваше сиятельство, — поклонился мужик. — Не представляете, как я рад вас видеть.

— Петр Сергеевич, в следующий раз берите в командировку охрану побольше. А то взяли всего двоих. Одного убили, хорошо еще второй с документами и деньгами остался живой, — укоризненно покачал головой тот, к кому обратились так необычно.

И точно клановец. И, судя по всему, довольно важная шишка. Ишь, как он его — «сиятельство». Видать птица высокого полета. Даже удивительно, что лично приехал выручать подчиненного.

— Вам надо в больницу, — заметил парень.

Мужчина небрежно скривился.

— Всего лишь синяки. Меня они почти не мучили, в отличие от несчастных женщин.

Сказал и посмотрел с презрением на пленного главаря. Последний ответил злобным взглядом. Было видно, что он все еще находился в некотором шоке от того, как легко и быстро его повязали.

— Одаренный? — спросил парень.

Вместо уголовника ответила девушка.

— Да. Судя по всему дикий инициированный. Пытался меня сжечь.

— Ладно, заканчивай с ним. Только не быстро. Он должен до конца прочувствовать всю глубину своего проступка.

Девушка кивнула. На тонкой ладони возник клубок пепельной дымки, медленно потянувшийся к голове уголовника. В следующий миг бандит заорал, упал на траву и затрясся в эпилептическом припадке.

Староста не знал сколько это продлилось. Главарь все кричал и кричал, сначала просто сжимая голову руками, как в тисках, затем и вовсе принялся выть, царапая лицо и вырывая целые куски мяса, словно пытаясь добраться до мозга.

Это было по-настоящему страшно. Никогда еще Михалыч не видел ничего подобного. Наказание от клановых колдунов оказалось невероятно жестоким.

Когда бандит наконец-то затих, автор безжалостного приказа, как ни в чем не бывало повернулся к своим людям и сказал:

— Поехали.

Бывший пленник бросил напоследок равнодушный взгляд на своего бывшего мучителя и направился ко второй машине.

— Дикие края, — пробормотал он. — Бесхозные земли, где нет никакого закона.

Неожиданно молодой маг остановился и нахмурился.

— А ведь и впрямь бесхозные, — повторил он. — Если подумать.

Он посмотрел на притормозившего мужчину. Тот ответил своему избавителю заинтересованным взглядом.

— И транзит железнодорожный есть. И автомагистрали идут в западном направлении, — пробормотал парень. — Невзирая на то, что товарооборот с Европой значительно снизился, грузы все еще идут в обе стороны. Торговля полностью не прекратилась.

Он будто рассуждал с сам собой. У бывшего пленника в изумлении распахнулись глаза.

— Вы же не думаете… — начал он и не закончил.

Парень хмыкнул и неопределенно пожал плечами.

Глава 14

*Сингапур. Отель «ParadiseSlim».

*Номер люкс на 12 этаже. 13:35


Тело нашла горничная. Зашла для уборки, увидела кровь, затем мертвеца, заорала и побежала к администратору. Последний сначала не поверил перепуганной женщине, посчитав случившееся обычным недоразумением.

Постоялец напился, упал на пол, по пути смахнув с барной стойки бутылочку кетчупа. И благополучно заснул, не став утомлять себя ненужной уборкой.

Здесь и не такое случалось.

А слишком впечатлительная особа, не разобравшись, подняла шум раньше времени. Такое поведение тоже не редкость. Хорошо еще сразу не побежала полицию вызывать, поднимая шум на всю улицу.

Однако прибыв на место администратор был вынужден признать, что без шума на этот раз не обойтись. Дело не в обычном чудачестве гостя. Его действительно убили и в номере находился остывающий труп.

Первыми прибыли патрульные. Оцепили номер, приказали никого не выпускать с этажа и потребовали доступ в комнату видеонаблюдения.

Затем появились криминалисты. И лишь после них приехали детективы из отдела расследования убийств. Коронеры уже топтались в коридоре, терпеливо дожидаясь разрешения забрать труп в морг на вскрытие, когда два следователя вошли в номер.

Хотя на взгляд стареющего администратора большой необходимости во вскрытии не имелось. Достаточно посмотреть на тело, чтобы понять, как его убили.

— Значит сначала перерезали горло, а затем вонзили кинжал в сердце, — задумчиво прошамкал губами первый детектив. — Ради бога, зачем так напрягаться? Сегодня перерезать глотку уже недостаточно? Он бы еще ему в голову выстрелил для надежности.

— Может убийца хотел убедиться, что сделал все правильно. Не знал точно хватит ли обычного пореза, вот и ударил еще раз для страховки, — возразил второй, оглядывая диковинную рукоятку ножа, торчащую из груди жертвы. — На это кстати намекает орудие убийства на месте преступления. Убийца запаниковал и оставил кинжал в теле. Снимем отпечатки и найдем ублюдка.

— Кхмм, — один из криминалистов приподнял руку.

Детективы дружно покосились на парня в синей ветровке с белыми буквами на спине, показывающими, что ее обладатель относился к лаборатории криминалистики главного департамента полиции.

— Что-то хочешь сказать? — осведомился первый детектив.

Он всегда с уважением относился к работе «гиков». Без этих ребят в белых халатах многие преступники могли бы избежать наказания за свои злодеяния. Наука на службе правопорядка зачастую творила чудеса.

— Я бы не стал столь категорично утверждать, что нож оставили случайно, — судмедэксперт наклонился над телом, рука в медицинской перчатке осторожно прошла вдоль раны. — Видите, какой глубокий и ровный порез? Это работа профессионала. Он четко знал, что и как делать. Яремная вена перерезана очень точно.

— То есть, нож оставили специально? — быстро сообразил второй следователь.

Криминалист пожал плечами.

— Не исключено. В добивании жертвы точно не было необходимости. Он бы и без удара в сердце скончался в течение следующих нескольких секунд. Порез очень глубокий. У несчастного не было шансов.

Парень присел на колени рядом с телом и медленно потянул орудие убийства из тела. Нож оказался извлечен с легким чмоканьем.

— Обратите внимание. Удар в сердце выполнен тоже очень искусно. Били один раз. Попали куда надо, пробив грудную клетку с одного удара. Это также говорит о том, что убийца отлично знает свое дело.

Судмедэксперт поднялся, нож перекочевал в пластиковый пакет для улик. Вжикнула застежка. Первый детектив протянул руку. Гик с неохотой расстался с добычей. Ему тоже хотелось рассмотреть необычный кинжал поближе. Белая рукоять и голубовато-льдистое волнистое лезвие притягивали взгляд любого из присутствующих.

— Любопытный ножичек, — пробормотал следователь.

Полностью увидав орудие убийства он был склонен согласиться с криминалистом, что его оставили в теле не просто так. Очень уж нож отличался от своих обычных собратьев.

— Да, это тебе не кухонная хлеборезка, — согласился с напарником второй детектив.

И тут же достал телефон и сфоткал приметное холодное оружие на телефон. Чтобы еще через секунду запустить поиск по изображению в сети.

— Ха, ты не поверишь, — промолвил он спустя мгновение, поворачивая экран мобильного в сторону напарника. — Только глянь на это.

Первый посмотрел на дисплей, вгляделся в страничку куда привел поисковик и не сдержавшись удивленно присвистнул.

— Ничего себе. Вот так номер.

Судмедэксперт не выдержал и шагнул ближе.

— Что там? — спросил он с нескрываемым интересом.

Второй коп сжалился над парнем, поворачивая экран мобильника к нему. Настала очередь лаборанта издавать звуки, обозначающие высшую степень изумления.

— Быть такого не может.

Детектив повернулся к патрульному.

— Что показал опрос постояльцев?

— Несколько человек заметили в холле и лифте молодую темноволосую девушку. Раньше ее здесь никто не видел. На ресепшене говорят, что среди новых гостей никого подходящего по описанию нет.

— А записи с камер видеонаблюдения? — подключился другой следователь.

Офицер замялся.

— Их нет, — сообщил он и поспешил объяснить: — Компьютерную систему отеля взломали удаленно и стерли всю информацию за сегодняшнее утро. Мы не можем посмотреть записи, потому что их просто больше не существует. Уничтожено все, включая резервные копии.

В комнате повисла напряженная тишина.

— Кланы, — медленно проронил первый коп. — В деле замешаны русские колдовские кланы. Нож оставили не зря. Это послание.

Оба детектива одновременно покосились на горящий экран смартфона, где все еще высвечивалась информация с сайта оружейного концерна рода Демидовых.

На дисплее медленно вращалась трехмерная модель точной копии орудия убийства, только что извлеченного из тела жертвы. Под объемной картинкой значилась лаконичная надпись: «Десантный нож. Модель 3. Изготовлен по спецзаказу «Детей Вьюги»…

* * *

*Сингапур. Независимое владение.

*Международный аэропорт. Зал ожидания. 16:30.


Покинуть город сразу к превеликому сожалению не получилось. Синоптики объявили штормовое предупреждение и все вылеты отменили.

Ласка осталась в аэропорту в числе массы других пассажиров дожидаться, пока погода успокоится и самолеты смогут подняться в воздух.

Вынужденная задержка не расстроила девушку. Она знала, что замела все следы и полиция не сможет на нее выйти. Даже немногочисленные свидетели, видевшие ее в отеле, не смогут толком опознать в хрупкой на вид светловолосой девчонке, одетой в рваные джинсы, фланелевую рубашку и с рюкзаком на спине (образ студентки в путешествии), знойную голубоглазую брюнетку в дорогом брючном костюме, что они повстречали в коридоре пятизвездочного отеля.

Вспомнив, как выпучились глаза Скорика, стоило ему увидеть перед собой бывшую напарницу, Ласка мстительно улыбнулась.

Мелкий злобный гаденыш не ожидал ее больше встретить. Да еще с кинжалом у собственного горла. Своей неумной кровожадностью крысеныш здорово подставил их обоих в ходе последнего заказа. И закономерно поплатился за это жизнью.

Не она, так гончие Холодного Предела рано или поздно прикончили бы маленького ублюдка. Если бы раньше этого не сделали люди Такеши.

И о чем только придурок думал, выливая отраву сразу во столько бокалов? А ведь могли сработать чисто. И уйти незаметно. Все пошло бы совершенно по-другому…

Ладно, что уж сейчас жалеть. Все вышло, как вышло. И теперь она вынуждена служить Виктору Строганову. Клятва крови оказалась единственным более или менее приемлемым выходом из паршивой ситуации, куда ее загнал Скорик.

О другой перспективе — допросе в застенках Детей Вьюги с последующим заключением в темнице Чертогов Льда — не хотелось и думать.

Провести остаток жизни, вплавленной в живой лед — бррр… участь, прямо скажем, не та о которой стоит мечтать. Лучше сразу сдохнуть. Ну или поклясться в вечной преданности новому господину.

Ласка задумалась о последних днях. В принципе жаловаться на судьбу ей не приходилось. Могло быть куда хуже. А так, по большому счету от нее не требовалось ничего, что не приходилось бы выполнять на прошлой «работе». Разве что сейчас не платили. Но скорее всего это временно. Виктор не производил впечатление человека, не заботящегося о своих людях. А она, как ни посмотри, теперь входила в его личную свиту.

Молодой Повелитель Льда оказался вполне сносным сюзереном. Ничего непотребного не требовал, в койку не тащил…

Здесь Ласка сделала паузу и самокритично подумала, что при прочих равных, была бы отнюдь не против подобного развития событий, парень видный, привлекательный, атлетически сложен — довольно неплохой экземпляр для постельных забав.

Даже немного жаль, что юный Строганов предпочитал использовать ее таланты в умерщвлении себе подобных, нежели таща в кровать.

Ладно, об этом не стоило. Наверняка у такого завидного жениха от девиц отбоя нет. С его-то данными и происхождением…

Ну и, конечно, приобщение к великим свершениям. Уже очень скоро она будет участвовать в том, о чем позже станут слагать легенды и еще долгие годы будут рассказывать по всему миру.

Рассудок убийцы вопил о предосторожности, а душа Воина пела в предвкушении битвы. Штурм Авалона войдет в историю колдовских кланов всей планеты. И она будет участвовать в этом лично…

— Attention, please! — донеслось из динамиков громкоговорителей аэропорта.

Ласка прислушалась. На английском прозвучало короткое сообщение, что рейсы откладываются на неопределенное время. Информационные табло запестрели надписями с белыми прочерками. Речь уже не шла о простой задержке на три-четыре часа. Похоже синоптики и сами не знали, когда ураган успокоится и уйдет.

Потянулись томительные часы ожидания. В залах аэропорта столпилось довольно много народу. Напряжение постепенно нарастало, люди волновались. Новости приходили все более неутешительные. Пока наконец в воздухе не запахло настоящей катастрофой.

Хотевшие показать, что волноваться не о чем, ведущие с экранов телевизоров призывали сохранять спокойствие. Незаметно появились вставки с экспертами, советующими, как вести себя в чрезвычайных ситуациях. Что, разумеется, не прибавило уверенности населению.

Мосты на материк моментально оказались забиты в километровых пробках. Попытки перебраться через пролив на лодках ни к чему не привели. Море окончательно взбунтовалось и любые плавательные средства за милую душу топились на раз.

Впервые прозвучало слово — цунами. Да не просто цунами, а какое-то особенное, для которого не хватало шкалы по определению силы разбушевавшегося природного катаклизма.

Огромный мегаполис оказался в ловушке. Где-то посреди океана возник гигантский шторм, переросший в огромное цунами. Циклопических размеров волна шла прямо на обреченный город.

Синоптики ничего не понимали. Ничего не предвещало беды. Ураган буквально возник на пустом месте и целенаправленно двинулся к обиталищу многих миллионов людей. Словно кто-то его вел на поводке, аккуратно подправляя движение…

Ласка нахмурилась. Вот оно что. Шторм не просто шторм, а рукотворный. Стихия, которую обуздали и направили в строго определенное место.

Этого стоило ожидать. Распространение магии принесло с собой новые методы ведения войны. Кто-то захотел разрушить Сингапур и выбрал для этого такой оригинальный способ. Вместо скучных бомб и ракетных обстрелов.

Что же, стоило признать, неизвестные чародеи действовали довольно логично. Интересно, чем им не угодили власти азиатского мегаполиса? Или дело как раз в том, что на данный момент это свободные территории и кто-то таким образом хочет подмять его под себя?

Возможно. Только лично для нее это не так уж и важно. Главное сейчас выбраться из обреченного города. Вдруг нынешние правители не захотят уступать и город все-таки сотрут с лица планеты, не удовольствовавшись созданием угрозы?

Как уходить? Море сразу же отбрасывалось. Ни один корабль не выдержит даже самого короткого перехода. Разве что на подводной лодке плыть, да где ее взять?

Перебраться на материк подальше от разошедшейся водной стихии? Как вариант. Проблема в том, что мосты находились на другом конце города. На улицах пробки, на машине далеко не уедешь. Пешком идти долго, искать другой транспорт некогда.

Не пойдет. Как это ни странно покинуть сейчас Сингапур можно лишь через воздушную гавань на самолете. Здесь тоже имелись серьезные риски, но не такие безнадежные, как через море. На воде вообще уже творилось черт знает что.

Видимо к похожему выводу пришли власти аэропорта. Потому что внезапно объявили о подготовке к старту нескольких отмененных ранее рейсов.

Народ приободрился. Сидеть, оставаясь на земле в ожидании конца, всем порядком поднадоело. Да еще телевиденье не умолкало, постепенно нагнетая и так сильное напряжение.

Однако радость продлилась недолго. Вскоре стало известно, что не все лайнеры готовы к экстренному вылету. И количество счастливчиков, кому повезет оказаться на борту, и вовсе строго ограничено.

Тут уж, что называется, у народа пригорело. Чуть не дошло до стихийного бунта с силовым прорывом внутрь свободных самолетов. Послышались крики, следом возникла стрельба, полиция аэропорта принялась жестко наводить порядок среди обезумевшего человеческого стада.

Дальше больше. Через все тот же злосчастный громкоговоритель диспетчер объявил, что на посадку заходят два военных транспортника. Русский и американский. И что гражданам указанных стран следует немедленно проследовать в зону Е-12 и Е-14 для дальнейшей эвакуации.

Услышав сообщение, Ласка лишь уважительно покачала головой. Вот что значит великие рода. Даже на другой конец планеты дотянулись, чтобы вытащить своих из беды.

Оперативно сработали. Хотя и не слишком понятно, как так быстро успели среагировать. Прошло сколько? Шесть-семь часов после начала нелетной погоды? О цунами узнали лишь недавно, плюс время перелета, сама организация спасительной экспедиции. Все это с бухты-барахты не делается. Следовательно, русские и американские кланы кто-то предупредил заранее о взбунтовавшемся океане.

Какой-то другой могущественный колдовской клан в качестве любезной услуги коллегам? Не знаю, возможно.

А может и вовсе сами приложили к этому руку, стремясь приобрести побольше заморских владений. Сейчас с этим просто. Сильные колдуны спешат хапать все подряд, что плохо лежит.

Ласка проследовала к указанным зонам, уже к тому времени оцепленным дополнительным отрядом местной полиции (дали взятку туземным властям?). Где-то через пятнадцать минут перед двумя пустующими залами ожидания появились мобильные посты пограничного пропуска.

Слева расположились русские посланцы от клана Орловых. Справа американцы во главе с кем-то из людей Морганов.

— Документы, — строгая девушка в синей форме МЧС требовательно протянула вперед правую руку.

Ласка послушно вложила в ладонь корочку паспорта. Защелкали клавиши переносного комп-терминала. Пошла сверка с базой данных.

— Проходите, — сотрудница импровизированного таможенного контроля отдала документы обратно.

Шагнув за невидимую черту, наемница сразу же очутилась в компании счастливчиков, кого ждала эвакуация из объятого страхом аэропорта.

Импровизированная очередь пошла своим чередом. В основном она состояла из сотрудников русских компаний, имеющих представительство в Сингапуре. Плюс дипломаты и совсем немного туристов.

Наличие гражданства проверяли у всех. Поголовно, никого не пропуская. Силовую поддержку невысокой девушке, проверяющей паспорта, обеспечивала пятерка бугаев в полной боевой выкладке со знаками различия рядовых Алой Стражи.

Видимо бойцы из группы прикрытия боевых магов огненного клана, откомандированных для поддержки ребят из службы спасения.

Правильно. А то мало ли что. Случаи бывают всякие…

Стоило об этом подумать, как у пропускного пункта возник некий конфликт. Мужчина и женщина средних лет что-то кричали, возмущенно потрясая в воздухе сжатыми кулаками.

Ласка не поленилась и пересела поближе, желая узнать в чем причина возникшего спора на повышенных тонах.

Очень скоро стало понятно, что указанная парочка не имела гражданства России. Скорее всего посчастливилось наблюдать последствия исполнения закона «9–3» в действительности. Проживать свободно за рубежом теперь можно только три месяца в год, девять остальных следует проводить дома, платя налоги и трудясь на благо развития родных земель.

Если только вы не являетесь дипломатом или ваша компания (имеющая стратегическое назначение в сфере экономики) не отправила вас в полугодовую специальную командировку. При любых других раскладах — будьте добры оплатить гражданство по новой. А это, внимание, ни много ни мало, порядка трех миллионов полновесных рублей.

Кланы. Они умели извлекать выгоду прямо из воздуха. Колдуны всегда славились подобными фокусами. Достаточно вспомнить правила депортации, где нарушитель миграционного режима сам оплачивал свой отъезд. Нет денег — будешь отрабатывать всю сумму на принудительных работах по уборке улиц и всякой другой похожей работе до тех пор, пока не покроешь долг. Вот так. Миндальничать в магических сообществах с чужаками не принято.

Кстати, об этом, эвакуируют всех, вне зависимости от принадлежности к клану. Договорились между своими о помощи? Вероятнее всего. В преддверии предстоящего Собора такая сплоченность сыграет огненным на руку.

— Вы не имеете права нас здесь бросать! — между тем запальчиво продолжала по нарастающей повышать голос женщина.

Стоящий рядом мужчина (муж?) усиленно кивал, поддакивая более активной супруге.

— Вы не являетесь гражданами русских земель, — равнодушно ответила сотрудница МЧС и добавила: — И никогда не являлись.

Ласка покачала головой. Вот даже как. Теория с лишенными гражданства оказалась неверной. Должно быть кто-то из бывших советских республик. Считающие, что Россия обязана о них позаботиться и спасать, только на том основании, что они русскоязычные или считают себя русскими по национальности, при этом проживая в другой стране и имея тамошнее гражданство.

Но колдовским кланам на это плевать. Для них есть только свои, живущие на русских землях.

Как назло, и будто в насмешку над скандалистами, к стойке подошла чернокожая девушка с довольно миловидной внешностью, спокойно протянула паспорт и получив разрешение невозмутимо прошествовала за заветную линию.

При виде такого «непотребства» у женщины перехватило дыхание.

— А почему эту негритоску пропустили? — злобно прошипела она.

— Потому что у нее есть гражданство, — флегматично объяснила спасательница. — Она стопроцентно русская. Кенийского происхождения.

Ласка хмыкнула. Русская кенийского происхождения. Это что-то новенькое.

Скандалистка выпала в осадок от полученного пояснения.

— Это я русская! — возмущенно возопила женщина. Мужчина опять поддержал крикливую жену частыми кивками. — Вы обязаны меня спасти!

Сотрудница миссии спасения презрительно скривилось. Было видно, что эти двое ей уже порядком надоели. Еще секунда и последует просьба солдатам угомонить чрезмерно активных крикунов.

Что последует дальше догадаться не трудно. Помня о репутации Алой Стражи, словесных увещеваний можно не ждать. Врежут прикладом по башке, пересчитают ребра и закинут в какой-нибудь ближайший темных закуток подальше от глаз. А то и вовсе пристрелят на месте. С этих станется.

— Обязательно об этом расскажите властям страны вашего проживания, — серьезно посоветовала девушка в синей униформе и жестко посмотрела на стерву, считающую, что ей весь мир чем-то обязан. — Уверена, они моментально пришлют за вами отдельный самолет.

Мадам заткнулась, вытаращив глаза, не находя что возразить.

— Стенды с информацией об иностранных посольствах и консульствах находятся в главном зале ожидания, — любезно завершила спасательница и улыбнулась дежурной улыбкой.

Последняя фраза закончилась многозначительным молчанием с явным намеком провалить отсюда. А если нет и будешь и дальше досаждать, нам придется применить силу.

И будто в подтверждение невысказанной вслух угрозы из зоны Е-14, где разместилась американская команда эвакуации, послышался вскрик. Один из морпехов нимало не колеблясь врезал рукоятью пистолета по морде какого-то особого настырного субъекта, пытавшегося пролезть мимо очереди. Имевший довольно немаленькие габариты нахал завизжал на манер раненной свиньи и покатился по полу, зажимая лицо руками. Из-под ладоней вовсю хлестала кровь.

Что показательно, никто к нему не бросился на помощь. Люди видели за что получил придурок и полностью одобрили действия военного, дисциплинированно продолжая дожидаться своей очереди.

Дебоширка вздрогнула и опасливо покосилась на стоящих рядом солдат Алой Стражи, как будто ожидая, что те прямо сейчас набросятся на нее и начнут запинывать ногами.

— Следующий, — звонко выкрикнула сотрудница МЧС и к терминалу подошли другие люди, мягко отодвинув застывших в ступоре бывших соотечественников, внезапно осознавших, что их на самом деле никто спасать не собирается и на борт желанного самолета они не попадут.

В дальнейшем особых эксцессов не возникало. Те, кто оказывался в списках базы данных, проходили в зал. Те, кто нет, оставался по другую сторону.

Еще несколько пытались качать права, апеллируя к странным для магов понятиям насчет братских стран и народов, но тут уже бойцы огненных не выдержали и демонстративно передернули затворами автоматов. Помогло. Больше насчет обязанностей русских кланов спасать всех подряд никто не заикался.

Через двадцать минут объявили посадку. Народ из числа счастливчиков потянулся к выходу, где ждал трап военного транспортника.

Шла погрузка на другие свободные лайнеры. Остающийся народ вел себя довольно пассивно и не пытался буянить, пробуя с силой пробиться на борт. Этому мешала вооруженная охрана из полицейских и надежда на неточность прогнозов синоптиков. Первый шок от неожиданной новости прошел, люди слегка успокоились, многим слабо верилось, что цунами может полностью уничтожить такой огромный мегаполис, как Сингапур. Какой бы мощью стихия ни обладала.

Наивные. Они еще не знали, на что способна настоящая магия.

Ласка печально улыбнулась и проследовала к выходу. Ее ждала пересадка в Нью-Дели и другой рейс на Кейптаун.

* * *

*Кейптаун. Складское здание на окраине города. 18:34


— Посмотрим, что у нас тут, — Малой пододвинул ближайший ящик к себе.

Десяток похожих контейнеров из твердого пластика остались лежать на грубом металлическом верстаке. Еще несколько были сложены в дальнем углу. Все темные, продолговатые, они несли на себе непонятный для постороннего разнообразные наборы маркировок, в основном состоящих из цифр и аббревиатур, написанных кириллицей.

Те же, кто пользовался раньше продукцией оружейного концерна Демидовых, без труда распознали зашифрованные обозначения различной военной продукции.

— Стрелковый пехотный комплекс, версия 5.0. Модульный вариант, — чуть ли не с нежностью произнес командир, извлекая из упаковки оружие с футуристичным дизайном. — Невероятно. Как ты умудрилась его достать? Он же еще не поступил в свободную продажу и доступен лишь для оперативных подразделений Детей Вьюги.

Наемник посмотрел на Ласку. Девушка загадочно улыбнулась, но ничего не ответила.

Командира звали Грин, он возглавлял команду солдат удачи. Обстрелянные, побывавшие во множестве переделок, прошедшие огонь, воду и медные трубы, они были готовы полезть хоть на Олимп и оторвать Зевсу яйца на золотом троне, если за это будет щедро заплачено.

Ласка знала их давно и не сомневалась, что отчаянные сорвиголовы идеально подойдут для задания господина.

— Так что за «хорошо охраняемый объект» нам предстоит захватить? — среднюю часть предложения Грин процитировал по памяти, вспомнив телефонный разговор, когда договаривались о заключении контракта.

Подробностей ему сразу не сообщили, пообещав это сделать при непосредственной разработке операции.

Обычная практика, чтобы наемники не смогли разболтать о цели миссии до того, как все будет готово. Многие заказчики перестраховывались таким образом.

— Узнаешь в свое время, — сказала Ласка.

С другого верстака послышались восхищенные вздохи. Кто-то открыл очередной контейнер, где лежали продвинутые средства связи.

Специальные универсальные боевые коммуникаторы — суб-комы. Устройства, совмещающие в себе множество функций, весьма полезных при ведении боя.

— Даже так, — протянул лидер наемников и признал: — Солидно.

И на то имелись причины. Указанный девайс стоил бешеных денег и далеко не каждый имел возможность его свободно приобрести на данное время.

— Это еще что, глянь сюда, — Ласка открыла другую коробку.

За матовым пластиком блеснула череда гильз с непонятным обозначением и красной окантовкой по ободку.

— Будь я проклят, — прицокнул языком Грин. — Это то, о чем я думаю?

Девушка кивнула.

— Зачарованные пули. Полностью снаряженные и готовые к применению. Сразу замечу — других здесь попросту нет.

Солдат удачи прищурился.

— Это может означать только одно, — сказал он. — Мы будем действовать против магов.

Помолчал, обдумывая новые сведения. Ласка не мешала, понимая, что торопить сейчас собеседника нельзя.

— Ты же знаешь, какими мстительными ублюдками бывает колдуны, — наконец проронил Грин.

— Не беспокойся, мстить будет некому, — пообещала Ласка жестким тоном.

— Все равно, небольшая надбавка не помешает, — наемник мило улыбнулся.

Девушка усмехнулась. Ожидаемо. Другие вообще могли отказаться, узнав, что предстоит воевать против чародеев.

— Я посмотрю, что можно будет сделать, — пообещала она.

В этот момент ее инком пискнул входящим сообщением. Ласка посмотрела на запястье с дисплеем.

— У нас небольшие изменения в планах, — сказала она. — Наниматель говорит, что цель хотят захватить и другие игроки.

— Придется действовать на опережение? — Грин хищно подобрался. Его никогда не пугали трудности. Особенно, если за их преодоление щедро платили.

Девушка отрицательно покачала головой.

— Нет, у моего господина есть другая идея…

Глава 15

*Кейптаун. Независимое владение.

*Складские помещения на окраине города. 15:30


— Авалон, — медленно произнес предводитель наемников. — Вы хотите захватить Авалон.

Я небрежно кивнул. Вояка по найму внимательно посмотрел на меня, словно сомневаясь в способности адекватно оценивать обстановку.

— Вы же понимаете, что речь идет не о каком-нибудь дырявом сарае, под охраной двойки-тройки подвыпивших растяп, у которых вместо табельного оружия в кобурах болтаются травматы и шокеры? — уточнил он.

— Отлично понимаю, — заверял я его, сохраняя безмятежное выражение лица.

— Ага, ясно, — солдат удачи рассеяно потер щетину на подбородке.

Говорил он по русский довольно прилично. С небольшим акцентом, не без этого, вворачивал словечки и обороты хорошо знающего язык. Пользоваться электронным переводчиком при общении не пришлось. Что делало разговор более живым и понятным.

Сам Грин по национальности относился то ли к сербам, то ли к словакам, а то и вообще к каким-нибудь хорватам. Точно не знаю. Он, наверное, уже и сам забыл откуда родом. По словам Ласки, за долгие годы ему пришлось побывать во всех концах света. Начиная от джунглей Амазонки и заканчивая улицами Гонконга и Токио.

Отлично дополняла своего лидер команда, состоящая из разных национальностей. Сборная солянка из представителей самых разнообразных народов мира. Тут присутствовали и азиаты, и чернокожие, и обычные европейцы, и даже один араб затесался, находящийся на позиции снайпера.

Такой себе дружный интернационал, работающий на любого, кто имеет достаточно денег для оплаты их услуг.

А брали они за свою работу надо отметить весьма прилично. Это вам не пару бодигардов нанять для сопровождения на несколько дней. Совершенно другая категория, с совершенно другими тарифами.

Организация рейда опытных наемников (хорошо зарекомендовавших себя на прошлых миссиях и имеющих в соответствующей среде репутацию крутых профессионалов, а это тоже повод увеличить расценки, как ни посмотри) удовольствие не из дешевых.

Здесь каждый боец не просто боец. Не тупое пушечное мясо с автоматом наперевес, умеющее только нажимать на курок, а высококлассный специалист своего дела.

Если снайпер, то будьте уверены, он действительно снайпер, способный отстрелить башку мишени с дистанции в километр (а то и полутора), а не какой-нибудь раззява вчера первый раз в жизни взявший в руки BarretM82.

То же самое касается остальных членов отряда. Подрывник отлично умеет обращаться со взрывчаткой. Связист сдохнет, но сумеет наладить связь в условиях радиоэлектронного подавления. Штурмовики зачистят здание, не потеряв никого из своих. А лидер будет управлять всей командой так, как умелый дирижер управляет хорошо сыгранным оркестром.

За все это приходилось платить. Квалифицированные спецы стоили дорого. И это относилось к любой сфере деятельности, не только к военной. Будь то искусный каменщик или меткий стрелок…

С бюджетом проводимой операции дела обстояли следующим образом. Оборудование и оружие удалось приобрести со значительной скидкой через Ксению Демидову.

Моя бывшая любовница не отказала в небольшой услуге и провела расходную часть по каким-то своим каналам, предоставив не только приемлемую цену, но еще и обеспечив доставку на другой континент.

За последние месяцы бывшая светская дива и любительница ночных клубов радикально сменила прежнюю деятельность став одним из ведущих артефакторов своего клана, что давало ей определенные привилегии и немалую власть вкупе с принадлежностью к правящему роду Демидовых.

Понятное дело, что обо всех манипуляциях обязательно со временем доложат наверх и оттуда информация скорее всего утечет в Холодный Предел. Но определенный запас времени у нас все-таки будет.

Что касается оплаты непосредственно «диким гусям». Ласке удалось договориться, что вся сумма не будет выплачена полностью сразу. Старые знакомые наемной убийцы согласились подождать с окончательным расчетом, однако взамен потребовали оформить страховку на каждого из бойцов с довольно внушительным первоначальным взносом.

Пришлось соглашаться. Все равно выходило гораздо меньше, чем платить весь гонорар вперед. Плюс вся предоставленная снаряга и стволы после операции оставались у Грина с людьми.

А теперь самое интересное. Где я взял столько денег. Точнее, где их достали братья Бахрушины.

Вытащили из кубышек? Распороли матрасы? С вальяжным видом открыли огромный сейф и небрежно швырнули толстые пачки крупных купюр на дубовый письменный стол? Выписали чек с равнодушным видом богатеев у кого куры деньги не клюют?

Почему-то думая о бизнесменах, простые обыватели считают, что у них всегда куча свободного бабла, только и ждущего чтобы его немедленно оприходовали.

На самом деле все обычно не так. И я сейчас говорю о нормальных предпринимателях, а не о коррумпированных чинушах, хранящих горы наличной валюты где-нибудь в гараже.

У обычного бизнесмена, как правило не бывает крупных сумм в свободном наличии. Все вложено, все в обороте, все крутится и приносит доход. Редко, когда деньги лежат мертвым грузом на простом депозите под заурядные проценты.

Как же быть? Выдергивать из предприятия необходимые средства? Распродавать активы по сниженным ценам, теряя потенциальную прибыль в будущем?

Разумеется нет. Имелся выход получше.

Обращение в банк за краткосрочным кредитом. Под залог того же самого бизнеса. Слегка рискованно для обычно осторожных братьев, зато не надо вставать на грань полного разорения.

Петр весьма высоко оценил мое личное участие в процессе его освобождения из рук беглых уголовников, потому согласился спонсировать операцию без дополнительных условий. Чувствовал себя достаточно обязанным, чтобы не задавать лишних вопросов.

Тем более, что я обещал ему, что предприятие обязательно окупится. Стоит лишь подождать.

На чем основывалось мое мнение? Ведь английский клан лишился многого в ходе вторжения хунганов на материк. Лондон вместе с Парижем и Мадридом в буквальном смысле слова сожрали подчистую орды восставших мертвецов. Ничего не осталось.

Британцы потерял немало, это чистая правда. Но по миру с протянутой рукой они не пошли. Отнюдь. У клана имелся жирок, позволяющий протянуть какое-то время, чтобы снова встать на ноги, окрепнуть и вернуть былое влияние.

Вот эти накопления я и планировал экспроприировать, заодно забрав себе Авалон и полностью истребив весь род Кэмпбеллов.

Хватит и для расчета с кредиторами и для полной выплаты гонорара солдатам удачи.

На крайняк распродадим внутреннее убранство цитадели воздушников. У чопорных лимонников, наверное, и мебель внутри замка из антиквариата. Будет что пустить с молотка.

Короче, денежный вопрос удалось закрыть довольно быстро, не прилагая особых усилий. Осталась самая малость — захватить треклятый летающий остров. А вот с этим могли возникнуть проблемы…

— Ласка сказала, что на приз нацелился кто-то еще, — напомнил Грин после того, как полностью переварил известие о природе объекта предстоящей операции.

Я рассеяно кивнул.

— Да, мне шепнули на ухо, что есть кое-кто еще, желающий прибрать к рукам собственность ослабевшего британского клана. Очень уж они смогли удивить мир, подняв в воздух такую громаду и поддерживая ее на лету столь долгое время. Некоторые подумали, что им тоже может пригодится эта технология, основанная на магических артефактах.

— Кто? — отрывисто осведомился наемник.

Судя по выражению лица, он не ожидал услышать ничего хорошего.

— Клан Морганов, — не разочаровал я его.

Грин кхекнул, потер шею.

— Вижу, на мелочи вы не размениваетесь, — уважительно протянул он. — Умеете выбирать врагов.

Я пожал плечами. Что тут скажешь, американцы протянули лапы к моей игрушке (и неважно, что Авалон фактически еще находится во владении Кэмпбеллов, я уже считал остров своим) и не был намерен это терпеть.

— Они не мои враги, — тем не менее уточнил я. — По крайне мере, на сегодняшний момент.

— Наша общая знакомая, — кивок в направлении стоящей рядом Ласки, — упоминала, что у вас есть какая-то идея на этот счет. Я так понимаю, ускорять штурм вы не хотите?

— Верно. В этом нет необходимости.

— Тогда что? Ждать пока штатовцы захватят объект?

По моим губам расползалась довольная улыбка.

— Именно, — подтвердил я. — Мы подождем, пока наши заокеанские коллеги полезут на приступ Авалона.

Наемник хитро прищурился.

— Что-то мне подсказывает, что простой ролью зрителей вы не ограничитесь, — сказал он.

Я широко ухмыльнулся.

— А как же. Но только после того, как обе стороны достаточно ослабнут для внезапного удара в спину.

Когда сэр Артур Престон поведал мне о сведениях касательно интереса американского клана к Авалону, то первым делом я подумал о том, что неплохо будет стравить пиндосов и лимонников. И лишь после того, как они хорошенько пустят друг другу кровь, прийти на готовенькое и забрать себе все сразу.

Отличный план. Слегка циничный, не без этого, зато оправданный с точки зрения заботы о собственных силах. В лучших традициях клановых противостояний.

Английский перебежчик не передавал информацию о подготовке Морганов к атаке. Тянул до последнего, рассчитывая получить из ситуации максимум дивидендов.

Мол, спас в последний момент родной клан, предупредил за пару часов до нападения. Честь герою и хвала. А заодно стремительный карьерный рост в клановой иерархии. Слишком высоко залезть ему не дали бы, способности не те, но на более престижную должность рассчитывать можно. С более высоким окладом и статусом.

Не выгорело. Вместо этого, был вынужден выкладывать все новому сюзерену. Я ему устроил весьма тщательный допрос, дотошно расспрашивая о летающей цитадели. Клятва верности не позволила врать. И как итог, всплыла инфа про америкосов.

Мой второй вассал, кстати, сейчас сидел в углу помещения и имел крайне недовольный вид. Нахохлился, сунул руки в карманы и демонстративно ни с кем не разговаривал.

— А если победят Морганы? Не будет ли так, что наша атака вызовет в дальнейшем негативную реакцию со стороны их клана? — поинтересовался осторожный Грин.

— Не победят, — успокоил я его. — Мы заранее предупредим Кэмпбеллов о штурме. Они положат всех нападающих. Но перед этим, американцы успеют их хорошенько потрепать. Потом придем мы и добьем победителя.

Командир солдат удачи уважительно покачал головой.

— Коварный план. В духе колдовских войн.

— Практичный, — поправил я. — И эффективный. Здесь вам не рыцарский турнир, чтобы соблюдать правила.

Грин насмешливо скривился. Мол, кому ты это говоришь? И то правда, наемнику ли рассказывать о грязных приемах, принятых на войне.

Дальнейшее обсуждение прервал звуковой сигнал моего инкома.

— Секунду, — я бросил взгляд на экран.

Удивленно приподнял брови. Неожиданно. Судя по надписи, звонил доктор из Хабаровска. Тот самый, что принял весьма деятельное участие в спасении Полины. Не ответить нельзя. Сам же дал личный номер и позволил обращаться в любое время.

— Мне надо поговорить.

Я отошел в сторону, в дальний угол.

— Здравствуйте, Аристарх Семенович, — приветствовал я врача, работающего в городской больнице на Дальнем Востоке.

— Ааа… эммм, здравствуйте, Виктор, — судя по короткой заминке доктор до последнего сомневался, что действительно дозвонится до абонента.

Не верил, что ему дали правильный номер? Или что попросту сброшу вызов, увидав, кто на другом конце? Зря. Среди магов не принято отказываться от однажды данного слова. И не потому, что, все такие честные и благородные. Просто подобное поведение считалось дурным тоном. Если уж что-то пообещал, то делай, а иначе не открывай рот. Так воспитывали большинство чародеев в кланах.

— Что-то случилось? Если не против, давайте перейдем сразу к сути дела, а то я тут немного занят, — тянуть быка за рога я не стал.

— Да-да, конечно, — зачастил доктор. — Извините, что беспокою.

— Видимо у вас есть для этого повод, — изрек я и мягко подтолкнул смущенного собеседника: — Так что случилось?

Док принялся сбивчиво рассказывать о возникших проблемах. Вокруг его старшей дочери началась какое-то странное шевеление. Иногда девочке казалось, что за ней следят, когда она возвращалась из школы. В последнее время, похожее ощущение появилось и у Аристарха Семеновича.

Попытка обращения в ближайший по месту жительства Оплот тишины ни к чему конкретному не привела. Явного преступления нет. Чувства не являются основанием для возбуждения дела. Нужны хоть какие-то доказательства. Любые. Описание машины, внешности подозрительных лиц. Хоть что-то, за что можно зацепиться.

Но преследователи оказались слишком осторожны, чтобы их заметили.

Фигня какая-то. Долбанные сталкеры. А много ли надо, чтобы запугать девчонку-подростка?

Отец теперь провожал в школу обоих детей. Вся семья в страхе. Не понимают, что происходит.

Мда, и как с таким разбираться? Кто-то затеял с родными доброго доктора игры в кошки-мышки. Вопрос зачем? И кто? Неужели кто-то из младших вассальных семей Охотниковых? Не сами главы родов, а некто рангом пониже. Приятели или родственники погибших на приеме. Там ведь не только принц Такеши умер, еще пять или шесть обычных молодых чародеев взяли те злосчастные бокалы с подноса. И их в отличие от Полины повезли в магическую клинику, где целители оказались бессильны против отравы на основе блокиратора.

С чего вообще на доктора наезжать? Видимо малолетние идиоты пытаются хоть на ком-то сорвать злобу. Ледышку спас, а их друзья-родня сдохли, вот и бесятся.

Может такое быть? Да запросто. В этом плане колдуны нисколько не отличались от обычных людей. Психика у всех схожая и склонна выкидывать и не такие кульбиты.

Остается решить, остановятся ли мстительные порывы придурков на просто неявных угрозах или дело однажды зайдет слишком далеко?

Боюсь, что последнее более вероятно.

Что делать? Организовать переезд доктору с семьей в Холодный Предел? Думаю, Мстислав и сам князь не будут возражать. Полину врач спас. За Строгановыми должок.

Этот варианта не встретил у меня одобрения. Да и неизвестно, захочет ли сам док уезжать, бросать все и срываться с насиженного места. Скорее всего по старой русской привычке понадеется на авось. И потом сильно об этом пожалеет.

Приставить охрану? Тоже так себе идея. Всю жизнь таким образом не проживешь. Рано или поздно телохранители исчезнут. Да и не факт, что смогут защитить от происков обученных магов.

Оставался единственный выход.

— Не волнуйтесь, Аристарх Семенович, я разберусь, — пообещал я.

* * *

*Дальний Восток. Владения клана Охотниковых.

*Загородная резиденция. Веранда. 23:34


— Доброго вечера, Лев Николаевич, не помешал?

Звонок от Виктора Строганова застал хозяина поместья на веранде, где они вместе с супругой наслаждались приятной прохладой позднего вечера.

Что любопытно, звонил опальный принц ледышек не через канцелярию и ближайших помощников, а напрямую на личный княжеский инком.

И где только номер достал? — лениво раздумывал князь, проводя пальцем по зеленой полоске ответа.

— Не слишком, — отозвался старший Охотников с интересом глядя на изображение гостя с проклятого приема.

Беседа шла по видео, через отдельный выделенный канал коммуникационного спутника с полным набором двухстороннего шифрования.

— У меня возникли небольшие трудности, Лев Николаевич. Может вы сможете мне помочь?

Охотников слегка наклонил голову. Позвони ему таким макаром кто-нибудь другой, за исключением другого патриарха, он бы и разговаривать не стал. Но недавние события вынуждали вести себя взвешенно. Придется, как минимум выслушать парня.

Дурацкое отравление серьезно пошатнуло репутацию властителей дальневосточных земель. Ходили слухи, среди других кланов уже шутили насчет угрозы здоровью на обедах у Охотниковых.

Тут уж хочешь не хочешь, станешь пользоваться любой возможностью, чтобы хоть как-то исправить положение. Особенно в преддверии предстоящего Собора.

— Я слушаю, — нейтральным тоном сказал Лев Николаевич.

Парень выложил историю про доктора. Думал князь недолго. Причинение вреда спасителю Полины Строгановой будет выглядеть откровенной пощечиной Владыкам Холода.

И так черт знает что творится, а тут еще это.

— Я понял. Не волнуйся, Виктор, я прослежу, чтобы с врачом ничего не случилось. Никто не смеет обижать моих подданных.

Последнюю фразу он добавил намеренно, как бы намекая, что делает это не по просьбе собеседника, а потому что по-другому и быть не может.

— Рад, что мы пришли к взаимопониманию, — молодой маг обозначил поклон и нажал кнопку отбоя.

Экран мигнул, завершая звонок и вышел в обычное меню операционной системы.

— Зачем ты согласился ему помочь? — с соседнего кресла осведомилась Галина Юрьевна, супруга князя.

Охотников посмотрел на жену, перевел взгляд на перила веранды, за деревянной оградой лениво шумел ночной лес.

— А почему нет? Это и в наших интересах тоже, — объяснил патриарх, помолчал и неторопливо заметил: — К тому же при разговоре я обратил внимание на задний фон. Было плохо видно, но кажется в помещении позади находились вооруженные люди. Судя по всему, солдаты. Довольно занимательно, если подумать.

— Чего занимательного? — проворчала княгиня. — Виктор Строганов всегда славился своей неумной страстью к войне.

— В общем-то да, но ты забываешь одну маленькую деталь. Он в опале. Я бы больше понял, если бы он звонил из какого-нибудь офиса или дома. Но мальчик явно находится где-то далеко и кажется занят чем-то важным. Довольно странное поведение для того, кто находится в немилости у главы рода. Не находишь?

Галина Юрьевна поджала губы. Ей не понравилось сделанное мужем замечание.

— Может он на какой-нибудь тренировке, — слабо возразила она.

Лев Николаевич покачал головой.

— Сомневаюсь. Тут определенно что-то другое, — князь взял короткую паузу, еще раз рассеяно оглядел кроны деревьев под небосводом звездного полотна. — Чем больше я думаю об истории с опалой Виктора, тем сильнее прихожу к мысли, что все это фикция. Игра на публику. Князь Кирилл Константинович всегда был тем еще хитрецом. Может размолвка с молодым Повелителем Льда — это всего лишь игра? И что за ней стоит что-то еще?

— Что например? — княгиня заинтересованно приподнялась, изящный женский локоть облокотился на столик, стоящий между креслами супругов.

Охотников пожал плечами.

— Точно не знаю. Может устраивает провокацию. А может выращивает еще одного патриарха? Создает еще один отдельный союзный клан с Виктором во главе. Для повышения боевой мощи Триумвирата.

Супруга с недоверием округлили глаза.

— Ты думаешь это возможно? — пораженно воскликнула она.

Князь еще раз дернул плечами.

— Почему нет? Такой подход мог быть осуществлен для взятия под контроль чужих территорий. Ударным тараном выступит Виктор, формально выступающий, как независимый правитель. А на самом деле, остающийся полностью под влиянием своего названного отца.

— Но это развяжет новые войны, — логично возразила Галина Юрьевна. — Только недавно все более или менее успокоилось и вот опять?

Княгиня покачала головой.

— Не верю. Даже ледышки на это не осмелятся.

— Для того и нужна опала. В случае чего хозяин Чертогов Льда всегда может заявить, что не имеет к происходящему прямого отношения. Но как праведный отец, всегда готов помочь сыну, если вдруг у кого-то возникнет желание создавать многочисленные альянсы против «несчастного» и «заблудшего» юноши. Приличия будут соблюдены. Мало кто захочет поднимать большую бучу. Конечно, за исключением тех, против кого будет направленна агрессия.

— Официально ссора между князем и Виктором произошла из-за отмены помолвки между Волконскими и Строгановыми, — припомнила супруга. — Может мальчика хотят женить на ком-нибудь и использовать брак, как предлог для притязаний на чужое владение?

Князь нахмурился.

— Это могло бы многое объяснить, — задумчиво протянул он.

Вдруг замолк и уставился бездумным взглядом в темноту ночи. Жена не мешала, догадываясь, что супруга озарила какая-то мысль.

— У меня возникла идея, — спустя пару секунд главный Охотников ожил. — Давай зашлем к Виктору сватов с предложением руки и сердца Дианы.

— Зачем? — оторопела Галина Юрьевна.

Диана была их старшей дочерью. Более известная, как «Диана-Охотница», она выделялась среди остальной женской части дальневосточного рода принадлежностью к Воинам.

Обычно Охотниковы соблюдали баланс и следовали старому принципу: мужчины воюют, женщины берегут очаг. Так что все девушки целенаправленно воспитывались, как Созидательницы. Но на Диане система дала сбой, и девушка вопреки наставникам с раннего возраста проявляла все признаки боевого мага.

— Создать нужное давление, конечно же. После покушения на Полину, князь Кирилл меня здорово прижал, фактически вынуждая поддерживать любую его позицию на Соборе. Не очень вежливо с его стороны, не находишь?

По вишневым губам княгини скользнула скупая улыбка.

— А так, ты сможешь надавить на его планы с Виктором. Опосредственным образом через предложение женитьбы, — закончила она за супруга.

Тот небрежно кивнул, подтверждая сказанное.

— Полагаю, властитель Холодного Предела не ожидает от нас этой небольшой шалости, — сказал князь и довольный собой заливисто расхохотался.

Глава 16

*Кейптаун. Независимое владение.

*Окраины города. Заброшенный склад. 17:05


После окончания разговора с патриархом клана Охотниковых меня не покидало тревожное чувство. Как-то легко повелитель стихии Леса согласился решить вопрос с доктором.

Нет, разумеется, ему это тоже на руку. Тем более, Хабаровск относится к его землям и творить беспредел в своем городе не позволит ни один клан. Ни собственным малым вассальным родам, ни пришлым чужакам, ни тем более каким-нибудь отмороженным безусым молокососам.

А то, сегодня запугают мирного врача, а завтра покусятся на твою личную власть. Подобного поведения допускать нельзя. И князь это понимал куда лучше других.

Когда ты стоишь на вершине пирамиды власти, ты видишь дальше и больше по сравнению с теми, кто находится внизу или в середине.

Придурков бы обязательно наказали и скорее всего весьма жестко, но стало бы от этого лучше Аристарху Семеновичу и его семье, после того как трагедия уже бы случилась? Сомневаюсь.

И все равно. Как-то быстро князь дал согласие. И вообще вел себя слишком благожелательно с «юнцом», что посмел его побеспокоить в столь позднее время.

А еще эти его заглядывания за спину во время разговора мне не давали покоя. Я прямо-таки лопатками чуял, как настырный взгляд Охотникова шарит по заднему фону, пытаясь высмотреть подробности обстановки, и кто там находится.

Блин. Стоило подальше отойти в угол. Ишь как внимательно зыркал, стараясь уловить любое шевеление в полумраке. Боюсь в кадр могли случайно попасть несколько моих новых «друзей» из наемной когорты.

Надо было выйти наружу и болтать на фоне обшарпанной стены заброшенного склада. Хрен бы он понял, где я нахожусь. Разве что примерно бы угадал часовой пояс. Да и то не факт.

Ладно, черт с ним. Не так уж это сейчас и важно. Точное местоположение все равно не узнает. Не говоря уже о цели предстоящей операции. Да и вообще о самой операции.

Подумаешь, Виктор Строганов один из Близнецов, якшается с подозрительными типами, вооруженными до зубов. Вполне соотносится с моей репутацией, полученной за время разборок между колдовскими кланами.

Короче плевать. Нечего забивать голову любознательным Охотниковым. У нас тут других проблем хватало с избытком. У него, кстати тоже сейчас должно быть забот полный рот.

Вот интересно, Такеши уже объявили мобилизацию для объявления войны? Убийство принца не шутки. Лев Николаевич не выглядел каким-то взволнованным, скорее расслабленным. Так себя не ведут в преддверии возможного военного вторжения.

Японцы дали заднюю? Слышал у них там тоже тот еще зоопарк. Каждый тянет одеяло на себя и не хочет признавать главенство другого. Такеши вроде удалось укрепить собственные позиции, став формальными лидерами в сообществе, но тут скорее ситуация из разряда: первый среди равных, чем главный среди слуг.

Правда смерть одного из своих хороший повод сплотиться. Кинуть клич, предложить отомстить всем вместе, заодно получив неплохие трофеи от захвата иноземных владений. Если с умом подойти к делу, то вполне может выгореть.

Или нет? Не стоит забывать, что у них под боком Китай, с его многочисленными кланами. Пока они собачатся между собой и с упоением режут другу друга, но кто сказал, что ситуация не перевернется с ног на голову за одну ночь? И не такие прецеденты случились.

Увидят, что соседи крупными силами куда-то свалили, моментально загорятся идеей пограбить их земли, пока хозяева шляются не пойми где.

Возможное такое? Почему нет? Сейчас Азия та еще банка с пауками (как, впрочем, и другие регионы планеты) каждый жаждет захапать себе побольше. Подмять под себя и ни с кем не делиться.

Вспомнить хотя бы историю с Сингапуром. Ласка в подробностях рассказала о приключениях в аэропорту.

Кто поднял цунами? И не надо тут говорить о природном явлении. Судя по целому ряду специфических признаков, вызванный катаклизм — работа довольно квалифицированного мага стихии Воды.

Почему предупредили только американцев и русских? А других нет? Уверен в мегаполисе оставалось много народу, принадлежащих к другим иноземным магическим семьям.

Может австралийцев работа? У них есть умельцы, способные провернуть нечто похожее.

Азиатов считают соперниками. Русских и американцев держат за нейтральную сторону. Не хотели испортить отношение, вот и уведомили заранее про силовую акцию.

Для обитателей родины кенгуру Сингапур мог стать отличным форпостом в глубине тихоокеанского региона. Развитая инфраструктура, более или менее лояльное население, склонное к космополитизму. Неплохое приобретение.

Ставлю пятерку против рубля, их работа. Знают, что со временем кто-нибудь обязательно захочет прибрать свободное владение и рыпнулись первыми, руководствуясь принципом: кто успел, тот и съел.

Город, кстати, так и не был разрушен. В какой-то момент цунами, как по мановению волшебной палочки, стало быстро спадать, пока не превратилось в обычную ничем не примечательную волну. Шторм тоже испарился едва ли не мгновенно.

Выходит договорились. И очень скоро узнаем, кто все-таки стоял за случившимся. Принадлежность к владению обязательно объявят во всеуслышание.

Ладно, чего-то меня понесло не в ту степь. Передел мира продолжается и на это никак повлиять нельзя. По всей планете еще куча бесхозных земель и все рано или поздно получат новых хозяев из числа колдовских родов. Если не напрямую, то в форме протектората уж точно.

Взять хоть тот же Кейптаун. После провального «великого похода» на европейский материк, повлекший за собой гибель почти всех вождей, племена хунганов значительно потеряли в силе.

Как следствие, второй по численности город бывшей Южно-Африканской республики остался в управлении старых властей. И рано или поздно на него обязательно обратит свой взор какой-нибудь из патриархов.

Тем более, что местные недра весьма богаты полезными ископаемыми. Алмазы, золото, редкие минералы. Просто приходи и бери…

Хмм… заманчивая мысль. Так и просится сама в руки…

Я поймал себя на том, что уже второй раз думаю о собственном владении. Первый был в Ростовской области, где из-за нерасторопных вассалов Орловых в сельских районах творился форменный беспредел. Тогда тоже возникла идея, навести порядок и установить полный контроль над указанными территориями.

Что там, что в здешних краях, выгоды от приобретения более чем значительны. Однако и минусы тоже имелись. И в немалых количествах.

Самое главное, естественно, притязания других любителей подобрать, что плохо лежит. Столь лакомые кусочки не останутся без внимания соответствующих фигур, достаточно могущественных, чтобы бросить вызов за обладание ценными ресурсами.

Придется воевать. И скорее всего парой месяцев противостояние не ограничится. А затяжной конфликт потянуть не так-то просто, без внешней поддержки. К тому же, вряд ли разобравшись с одним врагом, не получишь следом выводок новых. Будут лезть пока не сомнут.

Сидеть в осаде, отбиваясь от бесконечных нападений? Напряжно и не факт, что выгодно. Если львиную долю будешь вынужден тратить на оборону. А траты обязательно будут и серьезные. Одному такое дело явно не вытянуть. Необходимо привлекать союзников. Достаточно сильных, чтобы с их мнением считались крупные кланы.

Хлопотно это все. Надо хорошенько обмозговать. С бухты-барахты такие дела не решаются.

Для начала стоит разобраться с Авалоном. А уж потом думать, что дальше. Нет смысла строить планы заранее, когда предстоит столь сложное мероприятие, как захват цитадели вражеского колдовского клана…

— Так как будем действовать? — спросил Грин, возвращаясь к теме обсуждения тактики предстоящего штурма. — Предстоит высадка с воздуха? Залетим к ним на дельтапланах? Или сбросимся с парашютов?

— Ага, прямиком на лужайку перед игрушечным замком англичашек, — подхватил один из бойцов по кличке Малой.

Следом послышался жизнерадостный смех от стоящих поблизости солдат удачи.

Пресекая веселье, командир сдвинул брови. Сработало на ура. Улыбки с лиц подчиненных, как ветром сдуло. Видно, предводитель держал своих сорвиголов в ежовых рукавицах.

— Сейчас не время для хиханек. Предстоит серьезная работа, — сурово напомнил он и вновь обратился ко мне: — Каким образом предполагается проникновение на объект?

Правильно, нечего шутки шутить, пока дело не сделано.

— Проникнуть по воздуху в крепость не получится. У них очень серьезная защита. И не только от десанта, но и от угроз другого типа. Вроде ракетного обстрела или даже прямых бомбардировок.

— Неужели смогут выдержать воздушный налет штурмовиков? — недоверчиво спросил кто-то из солдат.

Я уверенно качнул головой.

— Легко, — подтвердил я. — Цитадель, а вместе с ней и весь летающий остров, со всех сторон окружены сжатыми потоками плотного воздуха. Они циркулируют вокруг Авалона в бесконечном хороводе. Любой материальный объект, попавший в объятия этих воздушных смерчей сначала будет мгновенно захвачен в сильный водоворот. А еще через несколько секунд буквально разорван на мелкие части. И это касается всего, начиная от обычного человеческого тела и заканчивая боеголовкой ракеты. Подрыв рядом не сработает. Осколки затянет в воздушные вихри, не дав приблизиться к парящей твердыне.

— Оригинально, — по достоинству оценила фантазию воздушников Ласка.

— И не говори, — согласился я с ней. — У стихии Воздуха есть множество форм. Умелый волшебник может так сжать порыв обычного ветра, что превратит его в тончайшее лезвие, способное без труда разрезать лист металла.

Озвученные факты не всем пришлись по душе. У многих наемников брови сдвинулись к переносице, а лбы украсились морщинами, выдавая усиленную работу мыслей хозяев.

— Это что же получается, подлететь к ним просто так нельзя? Покромсает на куски? — осведомился еще один солдат удачи, переварив неприятные новости.

— Да, когда цитадель в воздухе просто так сблизиться с ней невозможно. Есть несколько ступеней защиты и каждая требует особый доступ. На время подлета создается особый коридор. Два слоя щитов. Без предварительного согласования пропускают только через первый периметр. Перед второй линией следует задержка, транспорт оказывается в своеобразном воздушном мешке. Только после проверки разрешается лететь дальше. Окончательное решение о посадке принимает сам лорд.

— Магические щиты, — озадаченно выдохнул Грин. — Следовало ожидать, но как тогда проникнуть на борт?

— Конечно же, когда цитадель находится на земле, — ответил я.

— А она опускается на землю? — с интересом осведомился Малой.

Видно парня весьма увлекла идея захвата колдовской твердыни. Раньше ребяткам ни с чем подобным сталкиваться не приходилось.

— Регулярно. Авалону нужны припасы. Продовольствие, технические детали, предметы из обихода. Кроме нескольких парников на летающей платформе нет почти ничего. Недостаточно места для организации полноценного хозяйства с полным циклом самообеспечения. По крайней мере, для всего количества жителей, что сейчас находится на острове.

— Почему они не избавятся от лишних? — быстро спросил кто-то из бойцов.

Я отрицательно качнул головой.

— Не выгодно. Даже если снизить количество населения до минимальных значений, все равно от необходимости спускаться вниз никуда не деться. Авалон большой, спору нет. Его площадь равна нескольким футбольным полям. Но создать там замкнутый цикл производства физически невозможно.

На этом месте я сделал паузу, немного подумал и добавил:

— Если только радикально не снизить технологический уровень сообщества. Полностью отказаться от техники и вернуться во времена средневековья. В иных других случаях изолироваться не получится. Магия могущественна, но отнюдь не всесильна. Вы не сможете создать из воздуха электрическую бритву, какими-бы силами ни повелевали.

Наемники закивали. Они поняли мою мысль.

— Итак, благодаря помощи моего вассала, — кивок в направлении сэра Артура Престона, англичанин кисло улыбнулся, — нам удалось узнать местоположение нескольких стоянок Авалона на земле. Одна из них находится в Кейптауне. И судя по расписанию, уже завтра остров должен снизиться на приемлемую высоту для забора грузовых контейнеров.

Я обвел взглядом слушателей, солдаты усердно внимали деталям предстоящей операции. Похвально. Никто не морщится и не делает вид, что ему эти англичашки на один зуб. Настоящие профи, относящиеся к делу со всей серьезностью.

— До того, как стало известно о желании американцев осуществить нападение, я предполагал проникнуть на борт в момент загрузки. Времени будет более чем достаточно.

— А сейчас, как я понимаю, план изменился? — вставил свое слово Грин. — Подождем атаку американского клана.

— Не забыв предупредить о нападении Кэмпбеллов, — кивнул я.

Вообще, простым проникновением дело, разумеется, не ограничивалось в первоначальной версии штурма. Для нейтрализации численного превосходства противника предполагалось использовать специальное вещество в газообразном состоянии, разработанное на основе все того же блокиратора магических способностей.

Распространение через вентиляцию замка должно было дать преимущество диверсионной группе для захвата центра управления Авалоном.

Очередная разработка лаборатории Демидовых. Без запаха, в малых концентрациях практически не заметен. Начинает действовать постепенно, поражая организм воздушно-капельным путем.

Один минус — краткосрочное действие. Двадцать, максимум тридцать минут и воздействие нейтрализуется.

Не убивает, лишь ослабляет возможность обращаться к магии. При столкновении в бою с чародеями очень весомый аргумент. Особенно если солдаты вооружены зачарованными пулями.

Для меня и Ласки имелся антидот. Тоже с краткосрочным эффектом, но нам должно хватить с лихвой.

И патриарха прикончить и перебить остальных членов клана Кэмпбеллов.

Но в первую очередь естественно лорда. Без его устранения замысел можно смело спускать в унитаз. Застать врасплох, ослабить и нанести внезапный удар, не давая шанса опомниться. А уж после заняться оставшимися противниками.

Иначе никак.

Кстати, действовать предполагалось в привычной для колдовских схваток агрессивной манере. На первых этапах скрытно. Затем в классическом исполнении: шок и трепет из разряда: позади все горит, впереди все рыдает.

Совершать идиотскую ошибку и оставлять кого-то в живых, я ни в коем случае не собирался. Ну его нафиг, сохранять жизнь врагам.

Будем следовать заветам князя Кирилла. Он может и сволочь, и тиран, и в принципе личность не очень приятная, но в богатом жизненном опыте и прагматизме ему не откажешь.

Лучше сейчас немного испачкать руки в крови, чем спустя несколько лет сильно об этом пожалеть. Поэтому будет тотальная зачистка. Оставлять в живых никого не будем. Всех в расход.

Жестоко? Да. Но поступать по-иному, значило навлекать на свою голову лишние неприятности. Тут играют в серьезные игры и склонным к малодушию лучше сидеть дома и не соваться в игры взрослых дядей и теть.

Я собирался покончить с единственным выжившим британским колдовским кланом раз и навсегда. И не собирался идти на поводу таких чувств, как милосердие и сострадание.

— Снаружи движение, — Грин поднес ладонь к гарнитуре, слушая доклад внешнего наблюдателя. — К складу приближается джип. Один. Внутри трое. Два мужчины и одна женщина. Оружия не видно.

Периметр временного убежища охранялся на совесть. Неизвестные еще не успели толком приблизиться, как их взяли на сопровождение снайперы.

Я уже говорил, какое удовольствие работать с настоящими профессионалами? Этих врасплох не застанешь. Специфика специальности, всегда оставаться настороже.

Мой инком тренькнул входящим сигналом.

— ТУК! ТУК! ТУК! — значилось на вспыхнувшем дисплее.

Хммм, я мазнул взглядом по адресату входящего сообщения. Очень смешно, юмористка, блин.

— Не стрелять, — распорядился я.

— Ваши люди? — спросил Грин.

— Не совсем. Похоже наша конспирация не очень помогла.

Я автоматически потянулся к фамиляру, чувствуя, как зачарованный металл оживает на запястье, готовый трансформироваться в клинок и влиться в руку готовым оружием.

— Я выйду с гостями, — сказал я.

Наше убежище раскрыли. И не кто-нибудь, а соперники в борьбе за главный приз операции. Сообщение пришло от Джессики Морган.

Коза штатовская каким-то образом пронюхала о моем присутствии здесь и решила навестить. Или, что скорее всего, разведка американского клана отследила перемещение группы бывалых солдат удачи. Это более вероятно. Такие парни редко оставались без присмотра со стороны. Полностью замаскировать свое перемещение не смогли и как итог, об их появлении в Кейптауне дошло до чародеев из клана Молнии.

Да уж, профессионалы. Раззявы, прошляпили наблюдение. Склад защитили, а избавиться толком от слежки не смогли.

С другой стороны, у пиндосов всегда была отличная разведка. Сам виноват, стоило учитывать это при планировании рейда.

Черт. Хреново. Вся задумка летит в тартарары. Постоять в сторонке в будущем штурме похоже уже не выйдет.

Я шагнул за порог склада. В глаза ударило жаркое солнце Саванны. Проклятые тропики, терпеть не могу этот климат. А еще хотел взять Кейптаун с прилегающими землями в собственное владение. И о чем только думал? Это не место для таких, как я, созданий Холода. Жить здесь на постоянной основе станет подлинной мукой.

— Хей! — окликнула меня Джессика, выбираясь из джипа грязно зеленого цвета.

На таких обычно гоняли на сафари. Ладно еще не на хаммере приперлась. Зато своей привычке одеваться в готский стиль американская чародейка не изменила. Все тот же вызывающий сочный макияж, все те же темные и фиолетовые тона в одежде. Среди старых построек окраин Кейптауна она смотрелась абсолютно чужеродно. Как пришелец с другой планеты.

А вот два ее спутника вполне вписывались в окружающий пейзаж. Оливковые футболки, штаны цвета хаки, ботинки на тяжелой подошве с высокой шнуровкой. Не военная форма, но и не цивильный прикид. Этакий стиль милитари на выпасе.

Морпехи? Скорее всего. Крепкие короткостриженые ребята, стреляли напряженными глазами по сторонам, будто ожидая нападения.

— Привет, не ожидал тебя здесь увидеть, — откликнулся я, ленивым взмахом руки приветствую свою старую знакомую. — Приехала поохотиться на львов?

Губы девушки изогнулись в насмешливую улыбку.

— Да, поохотиться, но только не на львов, а на добычу слегка покрупнее, — ответила она, сверля меня неприязненным взглядом.

Я рассмеялся. Кивнул на сопровождающих.

— Тогда ты взяла с собой маловато загонщиков. Иная дичь может легко поменяться ролями с охотником, и сама стать хищником, преследуя жертву.

Неприкрытая угроза в моих словах заставила парочку бравых вояк еще больше напрячься. А вот чародейка осталась спокойной. Даже наоборот, перестала пялиться на меня со скрытой злостью. Джессика улыбнулась, ладони юной колдуньи приподнялись в примиряющем жесте.

— Мы не собираемся нападать на вас. Я имела в виду совершенно другое. Может оставим колкости и перейдем к делу?

Я помолчал, изучающее всмотрелся в лицо собеседницы.

— Ты довольно неплохо говоришь по-русски, — наконец выдал я.

Говорила она и впрямь сносно, с мягким грассирующим акцентом, приятным для уха. Иногда путала окончания, но в целом довольно хорошо, по сравнению с нашей последней встречей.

— У меня оказалось много свободного времени, — пояснила она и с сарказмом добавила: — Ты же, лентяй, не торопишься заниматься изучением английского.

Я усмехнулся.

— Так мы можем поговорить? Без острот и неуместных шуток? — снова спросила Джессика из рода Морганов. Американского клана, практикующего стихию Молний. Второго или третьего по силе на североамериканского континенте.

Я неторопливо качнул головой. Взмахом руки указал на тень ближайшего здания.

— Только без глупостей, — предупредил я. — Если кто из твоих дернется, будем вынуждены положить всех. Ты меня знаешь.

Медленно и неохотно девушка кивнула. Она действительно меня знала и понимала, на что я способен. Лицезрение последствий нашей с Полиной «прогулки» по коридорам Пентагона давало отличное представление о том, на что способны разъяренные ледышки высшего ранга.

* * *

— Почему вы согласились? — спросил лейтенант, стоило джипу немного отъехать от временной базы наемников. — У нас численное преимущество. Усиленный взвод морской пехоты, три взвода синтетиков в штурмовом обвесе. При таком тактическом превосходстве ничего не мешало атаковать этот сарай и раздавить их раньше, чем они опомнятся.

— И заодно рассказать всему миру о своем местонахождении, — раздраженно буркнула Джессика. — Очень умно.

Чародейка помолчали и напомнила:

— Не забывай, зачем мы здесь. Нам нужен Авалон, а не драка с русскими. Виктор высказал довольно здравое предложение, и я склона с ним согласиться.

— Будем действовать вместе? — подал голос водитель и по совместительству заместитель командира взвода.

— Да. Сейчас это лучший вариант, — мрачно заметила девушка.

Ей самой не нравилось куда вели событий, но пытаться идти напролом значило ставить всю миссию под угрозу. В Небесном Доме будут ОЧЕНЬ огорчены, если они упустят Авалон. Лорд Конрад не простит подобного промаха. Приходилось импровизировать, перестраиваясь на ходу.

— А потом? Когда все будет закончено? — лейтенант покосился на молодую колдунью.

Джессика долго не отвечала, рассеяно глядя в окно, за стеклом проносились грязные халупы бедных районов Кейптауна.

— Посмотрим, — наконец выдохнула она. — В любом случае, отдавать остров просто так в руки Виктора Строганова я не собираюсь.

Глава 17

*Кейптаун. Независимое владение.

*Окраины города. Заброшенный склад. 19:25


После обнаружения американцами старого убежища пришлось перебазироваться на запасную точку. Не потому что ждали нападения от заокеанских коллег (хотя такой вариант тоже рассматривался), а просто так, на всякий случай. Для дополнительной страховки из разряда — мало ли что.

Разместились почти в точной копии давно заброшенного складского строения, где отсиживались до этого. Благо подобных пустующих построек на окраинах города хватало с избытком.

В ожидании старта операции солдаты удачи активно осваивали выданное снаряжение с оружием. Продвинутая экипировка пришлась наемникам по душе. То и дело раздавались восторженные реплики, восхваляющие продукцию уральских оружейников.

Я же решил сделать себе небольшой перерыв, понимая, что прямо сейчас парней не оторвать от новых «игрушек» и что фокус внимания у них постоянно будет сбиваться, а значит «брифинг» по операции проще немного отложить, чем потом мучиться, повторяя все по два раза.

На захламленном всяким шлаком столе обнаружился небольшой телевизор. К сильному удивлению вполне сносно работающий и даже принимающий сигналы.

— … продолжается бурное обсуждение недавней инициативы князя Орлова по введению налогового обложения на здания религиозного назначения, — строго вещала ведущая.

Расположенный в правом верхнем углу значок показывал, что канал принадлежал родной Информационной медийной сети. Трансляция шла на русском языке, с узкой полоской бегущих субтитров перевода в нижней части экрана.

Можно удивиться, с чего это в Африке ловит знакомый канал, если не вспомнить, что раньше ИМС охватывал всю планету, передавая новости для всех магических кланов. Позже холдинг выкупили русские колдовские рода, потому что другие семьи стали активно захватывать информационные ресурсы в собственных странах.

— … череда протестов прокатилась по крупнейшим городам. Ведомые религиозными деятелями различного толка люди вышли на митинги, требуя отменить указ о «налоге для верующих». Так его уже успели окрестить в народе…

Пошли кадры улиц, заполненных толпами протестующих. Они что-то кричали, скандировали, в руках у идущих покачивались транспаранты и плакаты. Впереди важно вышагивали попы.

Но не только РПЦ вывела своих последователей на митинги. Мусульмане тоже не отставали, организовав довольно внушительный марш в защиту мечетей.

Вслед за основными религиями подтянулись более мелкие общины. По типу католиков, протестантов, буддистов и еще хрен пойми кого.

Единственно кого не хватало — иудеев. Хитрые товарищи из пустыни оказались более осторожными. Помнили, чем в конечном итоге заканчивались протесты у кланов.

Правильно помнили.

Власти не стали терпеть беспорядки на улицах городов. Одно предупреждение от Хранителей тишины разойтись, дабы не мешать основной части добрых жителей в их повседневной жизни, а потом сразу удар боевой магией.

— … после первого применения силы основные беспорядки быстро сошли на нет. Протестующие разошлись, не желая умирать за деньги религиозных организаций…

Миловидная ведущая новостного выпуска бойко рассказывала о возникшем конфликте.

— … особое неприятие у духовных лиц вызвало известие о полном снятии запрета на любые религиозные предпочтения вне зависимости от их предрасположенности…

Какая-то заковыристая фраза. О чем это она?

— Отныне любая вера имеет право на существование, — сухопарый пресс-секретарь из администрации Москвы давал интервью, лаконично объясняя измененные законы.

Если вкратце, то ранний запрет на деятельность всяких экзотичных вероисповеданий полностью отменили. Можно возводить храмы, вести миссионерскую практику (только не приставать к обычным гражданам без их воли, иначе сразу встретишься с Хранителями тишины), проповедовать.

Делай что хочешь, верь в кого хочешь. Главное не забывай платить налоги в казну. Остальное неважно.

Забавно, но первые, кто откликнулся на снятие запретов оказались последователи Пастафарианства — церкви летающего макаронного монстра. Любители фотографироваться с дуршлагом на голове на водительские права заявили, что отныне будут открыто исповедовать свои религиозные взгляды.

За пародийными юмористами быстро подтянулись более серьезные секты. Всякие адвентисты седьмого дня, свидетели иеговы и другой похожий сброд.

Формально им тоже разрешили действовать на территории княжества Орловых.

Спорное решение, как на мой взгляд. Эти занимаются не хиханьками да хаханьками, а довольно профессионально дурят людям головы. Не так безобидно и весело, как напялить половник на башку перед фотографированием на официальные документы.

Но тут я понял, что рассуждаю с позиции обычного человека. У колдунов своя точка зрения на происходящее. Недостаточно воли отказать каким-то шарлатанам? Плевать, исключительно твои проблемы. Слабые не нужны. В обществе чародеев признавали лишь силу характера…

— … столкновения на границе Сектора Газа за последние дни усилились. Ожесточенные бои проходят по всей линии соприкосновения, — начался блок зарубежных новостей. — На сегодняшний момент уже известно, как минимум о трехстах пятидесяти погибших. Армия обороны Израиля оказывает ожесточенное сопротивление, но судя по последним данным боевики ХАМАС с каждым днем набирают все большую силу и влияние…

Пошли красочные кадры уличных боев. Сожженные Меркавы, трупы солдат в форме израильской армии, празднующие победу бородатые мужики в зеленых фесках.

Да, евреи огребали от арабов не по-детски. Без внешней поддержки Штатов Израиль очень быстро начал сдавать противостояние за спорные территории. Точнее, они там еще что-то рыпались, огрызались. Но исход уже предрешен. У Палестины ручеек помощи не оскудел, а наоборот набирал обороты.

Я широко зевнул, проблемы любителей пышных бакенбард и ермолок меня мало волновали.

Старенький кинескопный телевизор продолжал тарахтеть, передавая мировые новости.

— … срок ультиматума истек в двенадцать часов пополудни. Представители водного клана уже заявили, что продлять время не намерены. Не успевшие эвакуироваться сами виноваты в своей дальнейшей судьбе.

На экране возникло изображение большого аэродрома. По взлетной полосе неторопливо выруливали грозные боевые машины. Под крыльями каждой виднелась гроздь готовых к применению авиабомб.

Что будет дальше предсказать нетрудно. Воздушные налеты, бомбардировки, масштабное применение магии по большим площадям. Бескомпромиссно, жестко, без пощады. Один за другим, города прибалтийских стран сотрут с лица Земли.

Еще один образчик поведения кланов.

Эстония, Латвия и Литва пытались выйти на представителей Прохоровых для переговоров. Бесполезно. Новым хозяевам Санкт-Петербурга и прилегающей Ленинградской области нужны земли, а не люди с отрицательным индексом лояльности.

Повторять ошибку коммунистов, делая вторую «витрину СССР» из Прибалтики, чародеи не собирались. Зачем вливать кучу бабла в экономику потенциально враждебных территорий, строить заводы, фабрики, развивать инфраструктуру, чтобы позже получить обвинения в оккупации? Проще вытеснить, перебить, а остатки вышвырнуть вон, заселив освобожденные земли по новой.

Философия кланов отличалась от общечеловеческих стандартов. За долгие столетия жизни в изолированных анклавах магических зон у колдунов выработалась собственная система ценностей и морали. Совершенно не похожая на ту, что превалировала на планете до Великого Откровения.

Присовокупить к этому надменное отношение волшебников к «простым людишкам» и станет понятно, чем руководствовались кланы принимая подобные решения и приводя их в дальнейшем в жизнь.

Глупец тот, кто не понимает изменившееся положение дел, считая, что к владычеству кланов можно подходить со старыми взглядами. Все поменялось. И сильно.

Обращала на себя внимание подача материала. О происходящем рассказывали не в обычном ключе, а строго определенным образом. В сюжет основной темы искусно вплетались вставки с высказываниями прибалтийских политиков из прошлого. Выражение неприкрытой ненависти к России, оголтелая русофобия, непонятные претензии, буквально высосанные из пальца.

Умелая компоновка позволяла оказать нужный эффект. Вызывала у зрителей ярость с полным одобрением действия клановых властей, вплоть до горячего одобрения.

Обработка сознания велась на высочайшем уровне. И что самое показательное — полностью основанная на правде. Никаких подтасовок, никаких поддельных интервью и смонтированных записей. Все настоящее, без единого грамма лжи.

Прибалты ведь и впрямь ненавидели, и всегда это открыто демонстрировали. И сегодня им подобное поведение неплохо аукнулось. Прилетело бумерангом, по самые гланды.

Молодцы пиарщики огненных. Ничего не скажешь, отлично работают. Знают свое дело на ять.

Помнится, нечто похожее проделывали во время массовых депортаций. Тогда тоже не обошлось без «сглаживания» подачи информационных выпусков новостей. Показывали телевизионные хроники с репортажами из Средней Азии, Кавказа и других республик бывшего СССР, где в 90-х годах открыто нападали на русское население.

Благодаря такому подходу никакой жалости и сострадания к изгоняемым гастробайтерам жители не ощущали. Наоборот, всецело одобряли действия новых властей, желающих избавиться от лишних ртов во время обширного финансового кризиса.

— … оставайтесь с нами. Сразу после короткой рекламы прогноз погоды с Дарьей Ковалевой…

Я встал, небрежный взмах руки создал легкий силовой импульс, вырубая тарахтящий ящик. Потянулся, с удовольствием вдыхая прохладный воздух раннего вечера, незаметно проникающий через разбитое окно. И только после этого обернулся к Грину со товарищами:

— Наигрались?

Командир наемников небрежно перебросил штурмовой стрелковый комплекс с правой руки на левую, пристраивая эргономичный приклад из шершавого пластика на изгиб локтя.

— Отличная пушка, — поделился он результатами знакомства с подаренными «игрушками».

Еще бы, мысленно проворчал я. Как-никак производство концерна Демидовых, а не какой-нибудь шарашкиной конторы из заплесневелого подвала.

— Мне нравится эта малышка, — Малой нежно провел большим пальцем по верхней крышке крупнокалиберного пулеметного комплекса.

На глазок, «дура» весила никак не меньше пары десятков килограммов, а то и все тридцать. Громоздкая бандура тем не менее обладала весьма продуманным дизайном. Перезарядка занимала совсем ненамного дольше смены магазина у обычного автомата.

— Рад за тебя, — обронил я, глянул на Грина и предложил: — Преступим к обсуждению плана?

Предводитель солдат удачи качнул головой, знаком велев подчиненным заткнуться и внимать словам нанимателя, как святому писанию.

Хорошо они у него вымуштрованы. Знают, когда можно побалагурить, а когда лучше тихо слушать своего командира. Уважаю. Дисциплина на высоте. Почти, как у Детей Вьюги. Может штурм не такое уж и безумие, как казалось до сих пор.

Подсознательно у меня имелись серьезные сомнения, что все выгорит. И союз с отрядом американского клана не развеял опасения, что впереди нас ждет сокрушительное поражение.

Сами посудите, мы собрались брать приступом не какую-нибудь халупу под охраной парочки охламонов с тазерами у бедра. Цитадель клана — это вам не хухры-мухры. Дело серьезно. И невероятно опасное.

Взглянуть со стороны — полный дурдом. С кучкой наемных солдат, пусть и вооруженных по последнему слову техники, но не обладающими ни малейшими зачатками колдовского дара, пытаться захватить крепость истинных магов.

Сумасшествие. Игра на грани фола с минимальными шансами на успех.

Любой-другой на моем месте, покрутил бы пальцем у виска и благополучно забыл о дикой затее. Только настоящий самоубийца отважиться на нечто подобное.

Так думал я, так думали все нормальные люди, у кого с мозгами все в полном порядке, так думали аналитики клана Кэмпбеллов.

Ха, все верно. Именно на это возлагалась основная надежда. Не на внезапность атаки, не на применение аэрозоля из блокиратора, а на то, что нападение столь малыми силами не будут ожидать в принципе. Ведь любому понятно, что диверсанты сами по себе не смогут произвести полноценный захват. Они всегда идут в авангарде более крупных войск. Подготавливают площадку для настоящего вторжения, но никак не выступают в роли основных захватчиков.

Что будут делать операторы на боевых постах Авалона, когда проникновение вскроется?

Правильно, судорожно обшаривать землю и небо в поисках армии, что пойдет на полноценный штурм, выделяя на уничтожение нарушителей минимум ресурсов и приведя основной штат гарнизона в состояние полной боевой готовности для отражения десанта.

Никто в здравом уме не подумает, что диверсионный отряд и есть та самая пресловутая «армия». И что она уже находится внутри, а не трется где-нибудь на подходе в ожидании сигнала. На этом строился весь расчет предстоящей операции.

— Что из себя представляют «синтетики»? — осведомился один из бойцов. — Насколько они эффективны?

После встречи с Джессикой я успел кратко ввести в курс дела наемников по поводу клана Морганов и достижений подконтрольной им робототехнической корпорации «BostonDynamics».

— Достаточно, — признал я. — У роботов довольно высокий уровень самодостаточности. Они отлично воюют, умеют импровизировать.

— То есть, опасаться действий по заданным шаблонам не стоит? Железяки не напортачат в нужный момент? — уточнил Грин.

— За это я ручаться не могу. Сами знаете, как бывает. Иногда и люди тупят на ровном месте. Что уж говорить о синтетических устройствах, — честно ответил я. — Джессика уверяла, что машины не подведут. У меня нет оснований не доверять ей в этом вопросе.

Главный наемник сделал стойку, стоило мне закончить говорить.

— А в других вопросах имеются сомнения? — нейтрально осведомился он и выжидательно уставился на меня.

Примеру командира последовали остальные солдаты удачи. На мне скрестилось сразу два десятка напряженных взглядов.

Я положил руки на пояс.

— Справедливое замечание. Скорее всего, Морганы будут нашими союзниками до тех пор, пока сопротивление Кэмпбеллов не будет полностью сломлено.

— А потом? — подала голос Ласка.

Стоящий рядом с ней Артур Престон при упоминании бывшего родного клана неосознанно скривился. Джентльмену претила сама мысль о творящемся непотребстве и о том, что его заставили во всем этом участвовать.

Надо будет за ним приглядеть. Как бы в самый последний момент не вздумал изображать из себя героя, — автоматически отметил про себя я.

Сообразив, что его гримасу заметили, англичанин быстро вернул физиономию в состояния бесстрастного равнодушия. Что не помешало мне еще раз оглядеть его цепким взглядом.

Неужели совесть замучила? Удивительно. Видать отсутствие над головой дамоклова меча действует на островитянина излишне расслабляюще. Надо бы при случае встряхнуть засранца. Еще немного и он у меня забудет о клятве верности на крови.

Разум человека склонен к самообману. Убедит себя, что магическая клятва ничего не сделает и привет.

— А потом каждый будет сам за себя, — ответил я.

— То есть, после основного штурма нам предстоит еще драка с американцами? — медленно протянул Грин.

— Не исключено. Я не знаю точно планов Джессики, мы договорились решить судьбу Авалона после штурма путем мирных переговоров, но допускаю, что она не захочет ждать и ударит первой.

На самом деле ситуация с моей старой знакомой сложилась довольно дурацкая. Откровенно говоря я не испытывал особого желания переводить наши отношения из настороженного мира в горячую фазу прямых боевых действий. Не потому что боялся лично ее и тех немногих солдат, что с ней были, а из-за клана, что стоял за ее спиной.

Как ни посмотри, а Морганы великий род. Объявлять им войну в одиночку будет весьма опрометчиво. Мягко говоря. Что потом прикажете делать? Воевать против всей пиндоской оравы? Этих ублюдков в Бостоне осело довольно приличное количество.

С деньгами, с ресурсами, с обширными подвластными территориями и очень неплохими вооруженными силами, разбросанными по бывшим военным базам США.

Не спорю, они с пространственниками неплохо пустили друг другу кровь, но говорить о полном ослаблении и упадке не приходилось. Становиться врагом целому клану, как-то совершенно не улыбалось.

Возникал логичный вопрос. Как поступить?

Подставить под удар британцев анонимным сообщением, оставаясь в стороне — это одно. Совершить непосредственное нападение — совершенно другое дело.

Прямая агрессия, убийство членов правящей семьи, оскорбление клана — довольно серьезный список прегрешений, чтобы спустить все на тормозах. Такое не прощают. Обязательно постараются отомстить.

И что, сидеть остаток жизни в Златограде, постоянно оглядываюсь за спину? Атаки на город конечно не будет, репутация Мамонтовых защитит от какой-нибудь масштабной операции, однако киллера непременно пошлют.

Не справится один, придет следующий. И так пока враг не сдохнет. Упорству разъяренным магам не занимать. Будут пытаться до тех пор, пока виновный не отправится на тот свет. Дело принципа.

Знаю. Потому что сам бы поступил схожим образом. При таких раскладах ни о каком прощении не могло идти и речи. Вспомнить хоть тех же Кэмпбеллов. Меня сюда привело именно покушение на Полину. Подобные выпады не оставляют без ответа. Никогда.

Но делать все равно что-то надо. Задницей чую, Джессика затею забрать летающий остров себе так просто не оставит. Готичная стерва явно что-то готовит. Надо поднапрячься и организовать встречную каверзу.

— Ты сможешь заблокировать связь американцам? — я повернулся к Ласке.

— Не зная спецификацию оборудования и установленной на ней операционной системы — нет, — ответила девушка.

Я мысленно поморщился. Неприятно, когда едва наметившиеся планы терпят неудачу еще на стадии предварительной подготовки.

— «Призрачная сеть» на базе «MILSTAR» третьего поколения, — неожиданно для всех вставил Престон.

Англичанин по большей части отмалчивался, предпочитая держаться подальше, корчить неприязненно рожи и вообще всем видом демонстрировать, как противно ему здесь находиться. А тут вдруг открыл рот и сделал довольно дельное замечание.

— Откуда информация? — я прищурился.

А не водит ли нас лимонник за нос, пытаясь всучить тухлый товар?

— Передали вместе со сведениями об организации атаки американского коммандос на Авалон, — стойко выдержал мой изучающий взгляд рыцарь исчезнувшей британской империи.

Врать прямо он не мог. Вроде бы. Клятва не должна позволять предавать своего сюзерена. Точнее позволит-то она могла, рот заклинание не затыкало, но после непременно следовало смертельное наказание.

Блин. По виду ничего, загибаться не торопится. Значит не врет? Придется поверить.

— Что скажешь? — я вновь посмотрел на Ласку, кивком поблагодарив Престона.

Сказав, что хотел, сэр Артур с достоинством снова отступил слегка назад, как бы дистанцируясь от дальнейшей разработки плана.

Размышляла девушка недолго, несколько секунд, успев за это время посоветоваться со своим ультра крутым планшетом.

— Думаю, это осуществимо, — вынесла вердикт специалистка по устранению людей и взлому компьютерных сетей.

— Сколько тебе потребуется времени?

Ласка неопределенно пожала плечами.

— Трудно сходу сказать. От двух до пяти минут на проникновение. Еще около трех займет интеграция вирусной составляющей в структуру формирования каналов связи. Уверена, у них есть вспомогательные линии на аварийный случай. Их выявление тоже займет какое-то время. Как и нейтрализация.

— Тебе могут помешать?

— Кхм… — откашлялся Грин привлекая к себе внимание. — Если позволите, меня больше волнует, успеют ли ее засечь? В таком случае, отрезать хакера не станет слишком сложной задачей. Я не прав?

Ласка нехотя кивнула, соглашаясь с командиром отряда солдат удачи.

— А если у тебя будет возможность заранее прощупать их систему? — спросил я.

— Тогда осуществить задуманное будет намного проще.

Я неторопливо скрестил руки на груди.

— Примерно через двадцать минут Джессика свяжется со мной для уточнения деталей предстоящей совместной операции и координации общих действий. Ты сможешь незаметно сделать что надо, опираясь на установленный канал связи?

На этот раз Ласка думала чуть дольше и обращалась к внутренностям своего компьютера куда чаще.

— Полагаю, это реально. Если сеанс продлиться хотя бы двадцать минут. В идеале полчаса.

Я махнул рукой.

— На этот счет можешь не беспокоиться. Как минимум час у тебя будет. Гарантирую. Мне уже приходилось раньше участвовать в похожих совещаниях. Это еще тот геморрой, обговорить совместные действия двух ранее незнакомых подразделений. Времени хватит с лихвой. Главное, чтобы попытку хака не засекли.

— Не засекут, — пообещала Ласка.

Малой приподнял руку.

— Так я не понял, насчет американцев, — сказал он. — Будем их валить после штурма или нет?

Заданный простодушным тоном вопрос почему-то вызвал у остальных солдат приступ веселья. Послышались смешки, быстро переросшие в хохот. Не выдержав, я и сам улыбнулся.

Глава 18

*Южно-Африканская республика.

*Окрестности Кейптауна. 07:30


Прилет Авалона выглядел невероятно зрелищно. Находящимся на земле наблюдателям казалось будто они видят прибытие огромного инопланетного корабля.

Большая махина величественно плыла по воздуху, медленно приближаясь к месту посадки, с каждой секундой заполняя собой чистое голубое небо Саванны.

Впереди неторопливо ползла тяжелая тень, накрывая своим гигантским размером чуть ли не половину Кейптауна.

— Здоровая тварина, — уважительно протянул Грин.

Размеры Цитадели произвели впечатление на наемников. Да что там, я и сам стоял, чуть не разинув от удивления рот.

Воздушникам удалось осуществить невообразимое. Поднять такую тушу в воздух, заставить ее летать, многими днями, неделями и месяцами не приземлялась обратно — это знаете ли не в носу поковырять.

Несмотря на мое личное неприязненное отношение к роду Кэмпбеллов, стоило отдать им должное, они сотворили удивительное. Умеют засранцы, этого не отнять.

Черт. Натуральное восьмое чудо света. Глядя на летающий остров, испытываешь чувство благоговения перед ее создателями. Эффект появления просто убойный, разит наповал. Даже маги, знающие на что способны покоренные стихии, выпучивают от изумления глаза, пораженно качая головами. Что уж говорить о простых людях. На них появление Авалона в небесах вообще действует ошеломляюще.

Ясно откуда могли пойти рассказы о богоподобных существах, спустившихся со звезд. Если сейчас летающий остров перебросить на несколько сотен лет назад, то его обитателей моментально примут за возродившихся богов из древних времен.

Я плотоядно улыбнулся. Отлично, скоро эта летающая штука перейдет в мое личное пользование.

Полетали англичашки и хватит, настала моя очередь. С ближними надо делиться или как там завещали в Библии? Короче, мне тоже охота побороздить небеса на этой гигантской хреновине.

— Готовы? Все на местах? — я обратился к командиру наемников.

От него последовал короткий кивок. Перекличка по системе закрытой связи через суб-комы показала, что бойцы заняли позиции по плану.

— Пять минут, — напомнил я.

Таймер включился. Отчет пошел.

Я поднес к глазам бинокль. Дальномер, цифровой зум, электронная обработка данных — встроенные навороты позволили с комфортом наблюдать за последними этапами «швартовки» предстоящего объекта атаки.

Авалон не приземлялся полностью в прямом смысле этого слова. Остров лишь опускался на достаточную высоту, чтобы появилась возможность перебросить груз с земли без лишнего затруднения.

«Якорная стоянка» сухопутной базы воздушников представляла собой подобие сильно приподнятой вертолетной площадки. Конструкция возвышалась метров на пять, туда вели несколько пологих пандусов по которым сновали электрические погрузчики.

Дальше упакованный в пластиковые контейнеры многочисленный груз устанавливался на плоскую квадратную платформу. Ящики фиксировались страхующими ремнями, чтобы не свалиться в ненужный момент.

После в дело вступали чародеи. Все верно. Никаких механических подъемников, лифтов, канатов и любой другой машинерии тут не применялось. Переброска происходила исключительно за счет магии.

Человек с гербом рода Кэмпбеллов на груди подходил к выбранной партии припасов, что необходимо перенести на остров, какое-то время стоял, формируя необходимое количество энергии для заклинания.

Ну, а потом следовало плавное поднятие рук вверх, открытыми ладонями вперед. Вместе с ними в воздух взмывала грузовая платформа. Направляемая движениями мага-оператора она пролетала по четко указанному маршруту, заканчивая свой путь на принимающей площадке на самом верху.

Простенько и со вкусом. Красота. Никакой тебе суеты с грузчиками, несуразными высотными кранами и другой похожей техникой. Магия полностью перекрывала потребности в технологиях.

— Кучеряво, — Грин прокомментировал увиденное.

— Да, это тебе не мешки с цементом на пятый этаж затаскивать по лестнице на хребте, — пробормотал я.

Круто, ничего не скажешь. И удобно. Только вряд ли данный способ приживется повсеместно. Магов-докеров на разгрузке сухогрузов в портах мы еще долго не увидим. Слишком малое соотношение одаренных к числу обычных людей, чтобы заниматься подобной низкоквалифицированной работой.

Но в будущем, кто знает…

Представив объявление: «требуются грузчики-чародеи, оплата почасовая», я хмыкнул. А затем подумал о росте популяции владеющих магическим даром, о Лицее и о методах стороннего заработка, принятого у некоторых студентов.

Блин, неужели доживу до того, что увижу, как студенты подряжаются грузчиками, используя вместо собственных мышц простейшие заклинания телекинеза?

Собственно, почему бы и нет? Мне ведь пришлось поработать охранником банка. В нынешних реалиях возможно и не такое. Магия все сильнее проникала во все сферы жизни.

Ладно, прочь сторонние размышления, пришла пора заняться делом. Я активировал канал связи отряда:

— Ну что же, господа, приступим.

* * *

*Авалон. Цитадель клана Кэмпбеллов.

*Командный центр управления. 07:41


— Сколько еще? — мастер войны нетерпеливо побарабанил по спинке кресла.

Два клановых офицера-оператора быстро переглянулись. Один незаметно страдальчески скривил лицо. На каждой остановке одно и тоже. Погрузка обычно занимала около часа чистого времени, без процедуры сбрасывания скорости, снижения высоты и швартовки. И каждый раз главный боевой маг приходил в пункт управления, чтобы лично проследить за процессом, поторапливая исполнителей, иногда совсем невпопад.

— Они только начали, — осмелился напомнить один из операторов.

Правая рука лорда поморщился, не потрудившись ответить на реплику подчиненного, вместо этого опять заявил:

— Пусть пошевеливаются, у нас нет времени задерживаться в этой дыре.

Офицер не рискнул возразить, послушно наклонился к микрофону. Послышалась сухая команда ускорить погрузку. На другом конце знали от кого исходит распоряжение, потому также не спорили, флегматично сообщив, что приказ принят к исполнению.

А сами, как ни в чем не бывало принялись работать в прежнем режиме, отлично понимая, что если напортачат и потеряют часть припасов при переброске вследствие торопливости, последствия окажутся куда хуже хмурого неудовольствия мастера войны. В этом случае, инцидентом мог заинтересоваться сам лорд. И ему будет плевать, из-за чего криворукие раззявы лишили крепость ценных запасов. Наказание последует жесточайшее.

Но и боевого мага тоже можно понять. Во время остановки, находясь очень близко к земной поверхности, Авалон становился как никогда уязвимым. Щиты ослаблены, в одной из боковых полусфер и нижнем сегменте и вовсе полностью отключены. Плюс ко всему прочему полная неподвижность. Идеальная мишень для массированного обстрела с дальней дистанции.

Только идиоты, далекие от боевых чар, думают, что колдовская защита имеет бесконечный запас прочности. Предел есть, после пересечения которого, щиты падут, оставляя воздушную твердыню полностью беззащитной.

Например, удар из реактивных систем залпового огня. В отличие от менее плотных ракетных атак в воздухе, такой вид нападения довольно опасен для летающей крепости. Особенно, если залпы будут следовать один за другим, а начинка боеголовок будет отличаться особенной мощностью.

Поэтому за прилегающими к стоянке окрестностями следили особенно строго, в первую очередь уделяя внимание любой мало-мальской массивной технике, похожей на военную. Одиночные джипы, микроавтобусы и маленькие грузовички наблюдателями со станции слежения обычно игнорировались.

— Ничего подозрительного не замечено? — мастер войны мазнул взглядом по соседнему посту, занятому проверкой воздушного пространства.

— Нет, сэр, небо чистое, — дисциплинированно откликнулся клановый воин.

— Что с контейнерами? Все в обязательном порядке прогоняются через сканеры? — никак не желал успокаиваться один из высших иерархов воздушников.

— Да, сэр, через проверку пропускают весь прибывающий груз, — на этот раз пришла очередь отвечать другому офицеру-оператору, ответственному за внутреннюю безопасность.

Появляющиеся на острове контейнеры первым делом пропускали через стенд со специальной рентген-установкой, просвечивая насквозь все ящики, даже самые маленькие. Похожее оборудование применялось на таможенных переходах.

Затем следовала проверка на биологическую и радиационную опасность, на наличие взрывчатых веществ и опасных химических элементов. Кэмпбеллы не хотели, чтобы к ним в Цитадель протащил какую-нибудь заразу или боевой мутаген.

— Передай на пункт приема чтобы не зевали.

— Да, сэр. Выполняю.

И опять пошли лишние телодвижения с повторной передачей дублирующих приказов.

Нервозность начальства постепенно передавалась подчиненным, командный пункт охватывала атмосфера паранойи и недоверия. Бывалые операторы привычно ловили себя на мысли предложить провести дополнительную проверку поставщиков продовольствия.

Мастер войны удивительным образом умел пробуждать в других чувство тревоги. Все знали, что это скоро пройдет, но ничего поделать с собой не могли. Естественно, это влияло на скорость работы, погрузка непреднамеренно затормаживалась.

Далее следовала ожидаемая реакция. Правая рука лорда косил глаза на часы, замечал ощутимую задержку и в комнате раздавались рявкающие команды поторопиться, обвинения в лени, косорукости, щедро приправленные сомнениями в умственных способностях всех присутствующих.

Похожее происходило при каждой остановке и воспринималось офицерами уже чуть ли не традицией.

— У нас проблемы, — донеслось от одного оператора.

— В чем дело? — мастер войны стремительно сделал два шага в сторону, выходя к подавшему голос офицеру за спину, цепко впиваясь глазами в монитор перед ним.

— Контейнер-рефрижератор показал увеличение в массе на сто пятьдесят фунтов по сравнению с прошлым разом.

— На земле загрузили больше замороженных коровьих туш? — спросил боевой маг, вглядываясь в выводимые на компьютер данные.

— Внутренние объемы не позволяют увеличивать количество мяса, — возразил подчиненный.

Кэмпбелл думал недолго.

— Проверить, — быстро приказал он.

К подозрительной коробке из металла, оснащенной встроенной холодильной установкой, выдвинулась дежурная группа быстрого реагирования.

К сожалению добраться до места они не успели. Прошло буквально несколько секунд после задержки с движением по ленте транспортера, как створки контейнера распахнулись и наружу полезли высокие человекоподобные фигуры. Каждая в руках уверенно сжимала тяжелую штурмовую винтовку.

— Тревога! — заорал мастер войны, стоило ему увидеть, кто именно выскочил из контейнера.

— Проникновение в секторе А-4. Внимание всему личному составу. — оператор скороговоркой забормотал в микрофон, одновременно утапливая большим пальцем приметную красную кнопку на приборной консоли.

В коридорах Цитадели зазвучали базеры системы оповещения, информируя жителей о нападении.

— Это дроиды, — воскликнул какой-то офицер, применив странное название от которого так и несло голливудской фантастикой.

— Это роботы, идиот! — гаркнул мастер войны. — Боевые роботы!

Названные по-разному пришельцы не стали ждать прибытия дежурного отряда, следуя заложенной военной программе ринулись вперед, стремясь занять господствующие позиции и встретить врага во всеоружии.

Судя по тому, что механизмы начали действовать почти сразу после небольшой заминки на прохождении контрольного пункта, тем самым проявляя инициативу, и дальнейшие действия с рассредоточением по залу, на борт проникли не примитивные железяки, способные только открывать-закрывать двери или заниматься другой подобной ерундой.

На Авалон напали машины намного более продвинутой версии. Знать бы еще, кому «устройства» принадлежали…

— Идентифицировать противника! — рыкнул главный боевой маг клана.

Первая мысль — происходящие прямое следствие недавних событий. Комбинация с Такеши, неудачное покушение, вылившееся в провал с ранением княжны Строгановых и уничтожением кланового представительства в Златограде. Ошибка исполнителей дорого стоила Кэмпбеллам.

Настораживало применение роботов. За ледышками раньше не замечалось приверженности к применению данных средств для ведения боевых действий. Големы — да, набитые электроникой жестяные банки — сильно вряд ли. Владыки Холода предпочитали более традиционные методы ведения войны.

И все равно, сбрасывать Холодный Предел со счетов не стоит. Как и Такеши. За последнее время только у них появился весомый повод для нападения.

Мастер войны с неудовольствием потер щеку, затея лорда с отравлением ему никогда не нравилась. На взгляд воина план был слишком сложен, а потому ненадежен. Ассасин, попытка вызвать войну между русскими и японцами, еще эти дурацкие атаки на дата-центры Мамонтовых с подставой европейских наемников. Понятно, что любая ошибка могла привести к катастрофе.

Так и случилось. Затея провалилась, пришла пора расплачиваться за ошибки.

Только непонятно, как противники сумели все так быстро организовать? Подготовка такого масштаба требует времени. К тому же у Кэмпбеллов везде имелись свои соглядатаи, о крупной операции вооруженных сил указанных кланов воздушники узнают заблаговременно. Последний британский клан может и не относился к великим родам, но имел вполне грамотную разведку.

Вообще, воевать никто не хотел. Рассчитывали договориться. По крайней мере с русскими. Японцы пока не знали кто стоял за убийством. Еще оставалось время свалить все на континентальных европейцев, состряпать легенду, перевернув версию с ног на голову, выставляя принца случайной жертвой, а княжну делая основной целью покушения.

Остатки разгромленных кланов желали отомстить за свое падение, пытались убить Полину Строганову, а японский гость на приеме стал всего лишь жертвой неудачно сложившихся обстоятельств.

Вполне стройная теория. Главное правильная трактовка событий, а остальное приложится…

— На каркасе символ корпорации «BostonDynamics», — доложил самый расторопный оператор, успевший обработать изображение нападающих.

Бостон? США? Кэмпбелл с недоумением наморщил лоб. А этим что надо? Вроде американским кланам они дорогу не переходили.

— Что снаружи? — отрывисто осведомился мастер войны. — И предупредите наконец кто-нибудь лорда!

Один из офицеров резво поднял трубку внутренней связи.

— Горизонт чист. Как на небе, так и на земле. Системы наблюдения не фиксируют появления каких-либо военных сил противника, — сообщил оператор внешнего контроля.

Боевой маг нахмурился еще сильнее. Происходящее ставило в тупик. Неужели нападающие ограничились всего одним взводом безмозглых железяк? Какой смысл?

Ну продержатся они в пункте сортировки грузов, ну постреляют от души, возможно кого-нибудь ранят, если сильно повезет, может даже убьют рядового пехотинца, разменяв одну жизнь на два десятка своих.

И что дальше? Какой в этом смысл? Агрессоров перебьют меньше чем за пять минут. Как только группа оперативного реагирования прибудет на место, происшествие можно считать законченным. А произойдет это уже через десять секунд. Есть еще нападающие? Вероятнее всего.

Мозг мастера войны лихорадочно просчитывал возможные варианты дальнейшего развития событий.

Оптимальным сценарием виделось проникновение отдельных небольших отрядов. Группы действуют поодиночке, накапливаются для критической массы уже внутри, а затем начинают действовать, производя захват Цитадели.

В условиях отсутствия поддержки извне данный ход казался единственно возможным. Или основные силы все же на подходе? Просто они пока их не видят.

Налет усиленного авиакрыла штурмовиков, выброска десанта, под прикрытием мощных ударов боевой магии…

— Что там снаружи? — мастер войны повторно обратился к оператору, отвечающему за внешний контроль.

— Горизонт чист, — как и в прошлый раз доложил подчиненный.

— Начинайте срочную проверку всего прибывшего сегодня на борт груза. Направить в сортировочный зал дополнительные группы, — распорядился главный боевой маг клана, равнодушно наблюдая, как прибывший отряд солдат, под предводительством чародея-воздушника вступил в бой с синтетиками.

Происходящее вывели на центральный экран. Все находящиеся в пункте управления с любопытством принялись смотреть, как родные соклановцы расправляются с нарушителями.

Как и предсказывалось, дежурная группа быстрого реагирования с первых секунд вспыхнувшего боя показал свое превосходство в боевых возможностях. Воины Кэмпбеллов буквально обрушились на врага, с ходу уничтожив пятерых синтетиков, а после одного за другим принялись методично выбивать остальных.

По лицу мастера войны расползлась довольная улыбка. Отличная работа. Еще немного и…

— Фиксирую блокировку сети артефактов внутренней безопасности! — резко закричал офицер справа.

В голосе совсем еще молодого парня отчетливо слышались панические нотки. Помощник лорда скривился, сохранять присутствие духа необходимо в любой…

— Прорыв внешнего периметра!

Военачальник повернулся в сторону очередного экстренного сообщения, но не успел толком среагировать, как уже от всех постов неслись новые возгласы, информирующие о многочисленных нарушения:

— Нарушения в системе энергоснабжения!

— Сбой в сети артефактов обороны!

— Щиты спали!

— Нападение на наземный узел стыковки!

Последний доклад проиллюстрировала картинка на главном экране, кто-то вывел изображение творившегося внизу на дисплеи командного пункта.

Головы магов, занимающихся погрузкой, взрывались, как спелые дыни, от попадания из крупнокалиберных снайперских винтовок. Что самое ужасное, не помогали личные щиты чародеев, пули проходили магическую защиту насквозь.

Следом пришла очередь обслуживающего персонала. Неизвестные стрелки не церемонились, за считанные секунды перебив всех находившихся в данный момент на стыковочной площадке.

— Немедленный взлет! — взревел мастер войны.

Экран показывал, как сразу несколько человек подскочили к стоянке Авалона, вскинули странное оружие, отдаленно похожее на арбалеты, и выстрелили вверх тонкими тросами.

Еще через мгновение, фигурки в черном взмыли к неподвижно зависшему острову.

Набрать быстро высоту Авалон физически не мог, как и произвести принудительную отшвартовку.

— Регистрирую вторжение многочисленного противника. На место прорыва отправлены отряды оперативного реагирования. Гарнизон приведен в полную боевую готовность, — затараторил старший офицер.

— Не ослаблять наблюдение за горизонтом! — рявкнул главный боевой маг. — Отправить техников на починку артефактов. Немедленно восстановить работу внешних щитов! Наладить энергоподачу!

Лающие команды встряхнули и так напряженных операторов, работа закипела. И можно было не сомневаться, что все поломки будут устранены в кратчайшие сроки.

Проблема в том, что нападающие тоже ждать не станут, сколько они успеют нанести вреда, пока их не ликвидируют, одному богу известно.

А в том, что всех нарушителей перебьют мастер войны не сомневался. Он успел оценить количество врагов и был уверен, что у них нет не единого шанса.

— Что у вас здесь происходит? — в командный центр ворвался Аллан, сын лорда Ричарда.

Главный боевой маг обернулся и небрежно обронил:

— Попытка несанкционированного проникновения. Группа вооруженных лиц неустановленной принадлежности пытается прорваться через внешнее кольцо периметра.

Наследник повелителя всегда вызывал у него чувство здорового раздражения. Из-за чванливости и чрезмерно раздутого самомнения.

— Почему их еще не перебили? — тонким фальцетом воскликнул юноша, лихорадочно застегивая последние пуговицы на рубашке.

Судя по взъерошенному виду, объявленная тревога выдернула молодого чародея прямиком из постели. Из-за плеча юного лорда выглядывала симпатичная мордашка женского пола с растрепанными волосами.

Нашли время, голубки, — с неудовольствием подумал мастер войны.

— Дежурные боевые маги вместе с солдатами уже отправлены на ликвидацию возникшей угрозы, — терпеливо объяснил помощник лорда. — Беспокоится не о чем.

Алла надменно вздернул подбородок.

— Я сам разберусь с этими ублюдками, раз вы не выполняете свою работу, — и покосился на спутницу.

Где он подцепил эту девку? В Сиднее вроде? Или Гонконге? — попытался вспомнить мастер войны. Быстро понял, что сделать это не получится и плюнул.

— Я бы не советовал вам покидать внутреннее кольцо, — попытался образумить он разошедшегося мальца.

Не помогло. Слова главного воителя клана лишь раззадорили высокомерного молокососа.

— Я покажу, как следует обращаться с врагами, — надменно выдохнул он. — Я…

Тут его невежливо прервал один из операторов:

— Фиксирую мощный выброс магической энергии. Зона 5, квадрат F-11. Провожу инициализацию… Стихия Льда.

Озвученный результат заставил одинаково вздрогнуть и мастера войны и наследника рода. Физиономия последнего исказила гримаса испуга.

— Дьявол! Значит все-таки Владыки Холода! — ругнулся боевой маг и чуть тише: Тогда при чем здесь синтетики из Штатов?

— Откуда на борту Авалона ледышки? — гневно воскликнул Аллан, сжимая тонкие пальцы в кулаки.

Центральный монитор отобразил происходящее в указанной точке. Стена одного из примыкающих зданий западного крыла замка с треском обвалилась. В клубах пыли возник силуэт не по годам физически развитого парня.

— Во имя фаты Морганы, — потрясенно выдохнул Аллан.

Незнакомец вскинул вверх руку с зажатым белым мечом.

— Вечный Лед! — прогрохотало с экрана.

Боевой клич Владык Холода в стенах Цитадели воздушного клана — кошмар наяву для всех ее обитателей. Операторы вздрогнули. Каждый из присутствующих в общих чертах знал русский язык и отлично понимал, что только что услышал.

— Заблокировать область! — взревел мастер войны. — Резервные группы в точку прорыва!

Ледышка не стал дожидаться местной охраны и не стал пользоваться выходом в дальнем конце помещения, вместо этого выбросил сжатый кулак вперед, словно ударяя перед собой невидимого противника.

Стена на другой стороне пошла трещинами, пошатнулась, и как уже разрушенная товарка рухнула россыпью мелких обломков.

Молодой маг Холодного Предела не утруждал себя поиском дверей, делая проходы прямо в стенах.

— Убейте его! — бешено заорал наследник лорда.

Мастер войны злобно ощерился. Если дело касалось простого чародея, то никаких проблем не возникло бы. Но речь шла о Викторе Строганове. Кошмарной твари, взращенной под сенью Замерзшего Леса самим князем Кириллом. Наученный убивать раньше, чем толком выполнять простейшие магические заклятья. С самой инициации из него целенаправленно лепили живое оружие, призванное служить интересам хозяина Чертогов Льда.

А Патриарх северного русского клана знал толк в воинском искусстве. И учеников себе подбирал под стать. Прирожденные Воины, творящие боевые арканы быстрее, чем мозг способен создавать мысли. Не колеблющиеся, не сомневающиеся. Матерые волки, умеющие великолепно использовать свой дар для разрушения.

— Они с ним не справятся, — глухо буркнул мастер войны, отмечая продвижение точек по электронной карте-схеме. — Отозвать группу назад! Немедленно! Я сам им займусь.

— У нас еще три прорыва! — сообщил оператор внутренних систем безопасности. — Артефакты все также не функционируют. Перегрузка по всей сети. Наблюдаются слабые признаки применения стихии Молнии.

Помощник лорда потер лоб. Бостон… стихия Молнии… Морганы? А эти здесь откуда? И почему действуют сообща с ледышками? Что происходит?

Хотелось врезать кому-нибудь по морде, вымещая вспыхнувшую злость. Непонимание ситуации выводило из себя. Почему нет массированного нападения? Неужели безумцы надеются захватить Цитадель столь малыми силами?

Тем временем приказ на отход немного запоздал. Среди защитников появились первые жертвы. Навстречу ледяному магу вышли сразу два мага-воздушника. Подчиненные мастера действовали слаженной командой. Ударили быстро, не давая врагу опомнится.

Широкий веер «воздушных лезвий» прошелестел на уровне груди взрослого человека невидимой смертью.

Ледышка не стал уклонятся, вскинул клинок, разрезая сплетенные чары небрежным взмахом наискосок. Заклинание с тонким вибрирующим звуком рассыпалось.

Вот так, легко и непринужденно, даже не прибегая к магии. Среди наблюдателей прошелестел уважительный говорок. Боевые навыки «гостя» вызывали опасливое уважение.

Аллан скрипнул зубами.

Ответный выпад не заставил себя долго ждать. Виктор в мгновение ока сформировал атакующее плетение. На кончиках пальцах мага заплясали яркие искры.

Секунда — и вперед устремилось целое облако острых сосулек… Чтобы тут же завязнуть в защите воздушников.

Ноль-ноль. Пока что ничья.

Стоило об этом подумать, как ледышка снова ударил. Скорость реакции молодого Повелителя Льда поражала.

Неистовый поток энергии ее величества Стужи смял, разорвал выставленные щиты, пролетел дальше и отшвырнул заклинателей, превращая на лету фигуры взрослых мужчин в нелепо изломанные куклы.

По коридору прокатилась волна обжигающего холода, с корнем выдирая из стен и пола элементы декора, разрушая все до чего смогла дотянуться.

Виктор не стал наслаждаться одержанной победой, вместо этого подошел к следующей перегородке и пробил очередную брешь в каменной кладке, проникая за второй круг периметра внутренней безопасности.

Мастер войны сжал челюсть, мазнул взглядом по другим мониторам и шагнул к выходу, не забыв передать руководство командным пунктом старшему офицеру. Он сам разберется с наглым вторжением.

Глава 19

*Авалон, Цитадель клана Кэмпбеллов.

*Основной замок, центральный донжон. 07:59


В бою нельзя колебаться. В бою нет места сомнениям. И медлить тоже нельзя. Вперед выходят рефлексы, давая разуму отдохнуть.

Излишние раздумья также вредны. Выражение: сначала стреляй — потом думай, появилось не просто так. Зазеваешься в водовороте сражения — не успеешь опомниться, как погибнешь. Враг уж точно не будет дремать, обязательно воспользуется подвернувшейся возможностью и поспешит прикончить мыслителя.

Думать надо, но не в привычном расслабленном ритме, когда у тебя есть время всего этого мира.

Необходимо уметь просчитывать варианты, проводить беглый анализ сложившейся обстановки, внося изменения в разработанный план на ходу. Быстро, плавно, не тратя ни одной лишней секунды.

Подобное состояние похоже на озарение. Инстинкты помогут, подскажут, дав верное направление. Тебе лишь останется подчиниться, выполняя команду, отданную внутренним подсознанием.

Я рухнул в боевую ипостась и окружающий мир стремительно изменился. Нет больше привычных людей и предметов. Есть задача, которую необходимо решить.

Эмоциональный фон расцвел алыми пятнами. Пульсирующими отметками выделялись те, кто жаждал причинить вред. В идеале убить.

Я не испытывал к ним ненависти или злости. И дикая ярость не разгоралась в груди жарким пламенем. Ничего такого, о чем принято писать, описывая сражения. Никаких негативных эмоций к врагам. Лишь холодная отстраненность и равнодушие, приправленные малой толикой желания избавиться от дискомфорта, вызванного наличием поблизости объектов, жаждущих отправить тебя на тот свет.

На самом деле это очень необычное чувство. Восприятие меняется кардинально. Ты не убиваешь врагов, ты гасишь ядовито красные капли, исходящие злобой и страхом, стремясь принести в окружающий мир потерянную гармонию.

Удар с оттягом назад тяжелым белым клинком — источник алого исчезает.

С ладони срывается рой невесомых снежинок, блестя острыми гранями — еще одна концентрация чьей-то ненависти растворяется в небытие.

Выброс сгустка сырой силы с одновременным выпадом вправо — очередная багровая клякса навсегда канет в лету.

Отклонение влево, качание маятника от вражеских выстрелов — мимо проносятся рубиновые нити, опасных для жизни выстрелов.

То, что несет смертельную опасность тоже окрашено в ярко красные цвета с переливами, в зависимости от степени близости надвигающейся угрозы.

Боевая ипостась пронизывала организм насквозь, доставая до каждой клетки. Движения ускорились, координация улучшилась, сила возросла. Я не видел себя со стороны, но знал, что по краю моей фигуры стелилась полупрозрачная белесая дымка, смазывая силуэт. Энергия циркулировала, наделяя нечеловеческой мощью и облекая тело в силовой каркас.

Редкие солдаты клана Кэмпеллов ничего не успевали сделать, как умирали. Пьющий Души ликовал, впитывая дымящуюся кровь врагов.

Так продолжалось какое-то время, пока вдруг не наступило затишье. Окончательно поняв, что не справляются, защитники резво откатились назад, больше не делая попыток перейти в контратаку.

На другой стороне замка раздавалась частая стрельба, гремели взрывы, слышались крики. Там вперед продвигались люди Грина, довольно успешно противостоя гарнизону твердыни воздушников. Последние должно быть и впрямь находились в растерянности, раз до сих пор не притормозили наступление наемников. Видимо все еще ждали масштабного нападения извне с крупным десантом на острие большой армии.

Джессика с морскими пехотинцами тоже не сидела сложа руки, американский отряд пробивался к командному пункту, рассчитывая захватить центр управления летающим островом.

Брошенные на убой синтетики, как ни странно, до сих пор функционировали, ведя бой где-то в районе цеха принимающей грузовой платформы. Из трех взводов на ходу оставалось два. Один, к сожалению, уже уничтожили.

Именно из-за него штурм начался раньше времени. Роботов засекли на прохождении весового контроля. Внимание сканера благодаря специальному составу, покрывающему внутренние стенки контейнера-рефрижератора, пройти удалось, а вот на взвешивании попались.

Американцы не учли данный момент, как итог — маскировка вскрылась, поднялась тревога.

Видимо местные хранили сведения о предыдущих операциях по перевозке припасов. Программа автоматически провела сверку, выявила несоответствие, вывела на экран предупреждение, операторы среагировали по уставу, задержав подозрительный груз.

Ну а дальше понятно, продвинутые электронные мозги подопечных готичной особы сообразили, что обман не прошел и ринулись в атаку, действую в соответствии с заложенной директивой алгоритмов по тактике боя.

Помешало это нам? Нарушило план? Да ничуть, и так и так предполагалось, что на первых этапах синтетические уродцы постараются отвлечь внимание на себя, связав передовые отряды солдат из гарнизона Цитадели.

Наоборот, мы взяли такой неплохой темп и так далеко прошли, что даже не верилось. Инстинкт подсказывал — все не так просто и следует ожидать неприятный подвох.

Напрягало одно, скользя смутной тенью ощутимого беспокойства по краю сознания, — бездействие лорда.

Почему Патриарх Кэмпбеллов до сих пор не вступил в игру? Не накрыл родную крепость «Куполом неприступности» и не разобрался с наглецами-вторженцами? Почему медлит? Чего ждет?

И хотя реагент блокиратора уже начал свой путь по воздуховодам вентиляционной системы, прямое столкновение с главой клана необходимо избегать, до его полного распространения.

Увидел, что нападающие с огнестрельным оружием и решил зря не напрягаться, рассчитывая, что подчиненные справятся с проблемой? Возможно. Ведь, как ни посмотри, а нейтрализация магии лишит чар и противную сторону. Колдовать сможет лишь сам лорд, его прихвостни лишаться этой способности, как и остальные участники битвы.

Оставалось надеется, что самонадеянность старшего Кэмпелла продлиться подольше, дав время отраве достать до самых удаленных уголков воздушной твердыни, впитавшись в кожный покров каждого местного мага, включая их предводителя.

Дальше будет окно примерно в десять-пятнадцать минут, чтобы разобраться с ослабленным Патриархом. Не успеем — все ляжем здесь, победить без «химии» не получится.

Мне уже приходилось наблюдать на что способны лидеры кланов в бою, не хотелось бы драться с таким монстром в честной схватке.

И пусть Кэмпбеллы далеко не великий род и даже ни разу не боевой клан, все равно, их глава не простой маг, кого можно играючи уничтожить. Это не растяпа Олсон, станет драться отчаянно, призывая в сражении весь свой опыт и силу…

Пустынные коридоры в конечном итоге привели меня в просторный холл, заставленной антикварной мебелью. На потолке весело перемигивалась гигантская люстра из хрусталя (результат скачка напряжения в сети энергоснабжения? Джессики работа), мраморный пол с зеркальным покрытием отражал световые блики, бьющие сверху. Куда ни кинь взгляд блестело благородное золото и темнело редкое дерево дорогих пород.

От обстановки так и веяло аристократизмом.

Как-то буднично открылась высокая дверь в противоположном конце огромного зала. Внутрь зашел мужчина средних лет, одетый в обычный такой твидовый костюм-тройку из английского сукна.

Постоял, задумчиво оглядывая меня (в простом комбезе армейского образца пустынного камуфляжа) и размеренной поступью двинулся вперед.

Он шел спокойно, неторопливо, нисколько не сомневаясь в собственном превосходстве.

Эмоциональный фон резко просел. Инстинкт взвыл, предупреждая о смертельной опасности. Враждебный настрой незнакомца ощущался чуть ли не на физическом уровне. Казалось, еще немного и его можно будет потрогать руками.

Внезапный удар обрушился со всех сторон. Это были не заурядные боевые заклятья, не банальная попытка ранить или убить стоящего напротив противника. Это было нечто совершенно иное.

Нападение происходило на более глубоких уровнях, нежели заурядное уничтожение физической оболочки.

Враг хотел не только разрушить тело соперника, он стремился дотянуться до самой сути, выжечь дар, распылить душу, не оставив после ничего, кроме небольшой горки праха.

Мне уже приходилось видеть нечто подобное, когда Мстислав схватился с мастером войны фон Бергеров. Никаких тебе «ледяных стрел» или других подобных игрушек, все по-взрослому, с применением магии высшего порядка, где конструкции плетений заменялась прямым оперированием потоков чародейской энергии.

И откровенно говоря, в моем арсенале не имелось способов защиты от заклинаний столь высокого ранга.

— Кха, — организм накрыло вспышкой боли.

Выставленные щиты смело, как листы бумаги, разорвало на лоскуты и отбросило прочь.

Не выдержав, я опустился на одно колено, тут же поднял голову вверх, успев заметить, как по лицу главного боевого мага Кэмпбеллов растекается выражение откровенного изумления.

Мужик думал, что сразит меня с одного удара. И нельзя сказать, что надеялся он зря. В обычных обстоятельствах скорее всего так бы и случилось. Избежать и закрыться от грамотно выстроенной атаки такого уровня почти невозможно.

Другое дело, что удар не прошел до конца и не завершился логичным окончанием. Из-за чего? Не хватило энергии. Мастер войны Авалона врезал мощно, но недостаточно напитал силой свое творение, потому что реагент уже попал в его тело и нарушил работу внутренней энергетической системы колдуна.

Грубо говоря, он «зачерпнул» недостаточно энергии, а так как атакующие структуры подобной сложности напрямую завязаны на вливаемую мощь, то на выходе получился не сокрушительный удар, а звонкая оплеуха.

Неприятно, болезненно, но отнюдь не смертельно.

Мои губы скривились в волчьем оскале.

— Неплохо, островитянин, — сказал я и смачно сплюнул, украшая мраморный пол сгустком кровавой слюны.

Совсем уж без последствий пережить атаку главного боевого мага Кэмпбеллов не получилось.

— Теперь моя очередь.

Судя по ошарашенной физиономии лимонник никак не мог понять, что происходит и почему собственный магический дар подвел, не дав прогнать через себя достаточное количество энергии.

У него даже взгляд расфокусировался, прислушивался к организму, стервец, пытаясь выявить нарушение. До определенного момента газ действовал незаметно.

К сожалению, подобный расклад не продлится долго, окно возможности испарялось, грозя избавить противника от временной слабости. А ведь еще оставался сам лорд…

Я не стал изобретать велосипед, взвился в воздух, шарахнув «белым безмолвием» по одинокой фигуре, одновременно занося клинок для удара.

Излюбленная тактика Детей Вьюги, сначала всех заморозить, а потом вдумчиво добивать выживших. Просто и эффективно.

Взвихрился магический фон, потоки энергии хлынули к мастеру войны, наполняя носителя воздушной стихии призванной силой. Аура мужчины налилась упругой мощью, готовой отразить любое заклятье.

Чары Льда столкнулись с чарами Воздуха. В месте соприкосновения двух различных проявлений магии пространство искривилось, послышался странный металлический звук скрежета высокой тональности.

Клинок проскрипел о выставленный невидимый щит, не в силах пробить брешь для окончательного удара.

Мягкое касание пола, колени согнулись, гася инерцию приземления. Не останавливаясь, я предпринял еще одну попытку, с сумасшедшей скоростью втягивая разлитую вокруг энергию для нового выпада.

Не получилось в первый раз, получится во второй, главное не отчаиваться, не отступать и уж точно не пытаться бежать. Получить в спину парочку «воздушных лезвий» будет очень обидно.

Вокруг моей левой ладони закрутилась метель. Быстрая круговерть снежинок, похожих на миниатюрные полупрозрачные звездочки, образовали маленький смерч.

Один удар сердца — и вихрь прыгнул вперед, стремясь разрезать вражеский щит.

Температура в зале стремительно падала, на отдельных элементах шикарного интерьера поползли первые сеточки зарождающегося инея.

Я давил из-за все сил, пытаясь пробить защиту Кэмпбелла. Сообразив, что с его даром что-то не так, мастер войны сел в глухую оборону, пытаясь разобраться с причинами провала первой атаки.

Было ясно, что это не продлиться долго, еще секунд пять, может семь, противник опомнится и перейдет в наступление. Врежет так, что мало не покажется, но на этот раз приняв во внимание магическую утечку в собственной энергетической оболочке.

Мгновения истекали, а проклятый англичашка все никак не поддавался. Где-то глубоко мелькнуло сожаление, что отправил Ласку присматривать за Джессикой, не доверяя американке одной захватывать командный пункт Цитадели.

Как же силен, зараза. «Дыхание зимы» сменилось «Ледяным шквалом», а щитам хоть бы хны.

Время быстро уходило, приближая миг развязки.

И тогда я взбесился, отринул прочь отстраненную сосредоточенность, позволив разум опутать пеленой первобытного бешенства.

Я четко понимал, что если не продавлю защиту врага в течении следующих трех секунд, то вскоре буду сам отбиваться от атак мастера войны. И боюсь, не столь эффективно, как это делал последний. Громадный опыт и сила даст тому несравненное преимущество.

Напор нарастал по экспоненте, вливаемая мощь в боевое заклятье поражала чудовищными объемами.

И о чудо, «стена» поддалась, продавливаясь внутрь. Медленно, тяжело и неохотно, но поддалась, пойдя невидимыми обычному взгляду трещинами.

С громким звоном щит лопнул, осколки плетения брызнули в разные стороны.

— Да! — торжествующе взревел я, вздымая над головой «Пьющий Души» для заключительного удара.

В глазах мастера войны впервые с начала схватки мелькнули искры откровенного страха. Он не ожидал, что пришлый ледышка зайдет так далеко.

Наш с ним колдовской поединок продлился ровно семь секунд. Двенадцать, если считать первый удар и замешательство островитянина после.

Я уже видел, как рассеченный на две неравные половинки Кэмпбелл кротко уляжется на мраморный пол, когда вдруг от тех же уродских дверей, через которые он зашел в зал, прогрохотало:

— ДОСТАТОЧНО!!!

И чья-то сила остановила белый клинок буквально в миллиметре от шеи побледневшего островитянина.

Что за на…? Я попытался дернуть меч на себя, но силовой захват держал оружие крепко.

И только после этого я удосужился наконец взглянуть, кто там так повелительно кричал во все горло. В широком проеме холла стоял еще один мужик, одетый в классический костюм-тройку. Сухопарый, с породистым вытянутым лицом, с аккуратной стрижкой — своим внешним видом он олицетворял собой словосочетание «английского джентльмена».

Короткая заминка, быстрый перебор в памяти надменной физиономии и стало понятно, что в зал пожаловал лорд Ричард самолично.

Превосходно, только этого урода здесь не хватало. Сейчас эта парочка лимонников сделают из меня хорошую отбивную.

Вот дерьмо… Против обоих сразу, шансов меньше, чем маловато…

Понимал ли это я? Разумеется да. Трезво отдавал себе отчет, что победителем уже не выйти. И вообще, вряд ли удастся уйти живым из блестящего зала.

Появилось ли у меня желание сложить руки и стать на колени, покорно дожидаясь конца? Конечно нет! Даже стоя на краю гибели, Владыки Холода не молят о пощаде. И уж тем более не ждут безропотно смерти…

Я криво усмехнулся, гордо вздернул подбородок вверх и повел руками, собирая разлитые вокруг избытки энергии. Магия ринулась ко мне неудержимым потоком, наполняя мощью заготовки форм боевых заклинаний.

Воздух задрожал от гигантских переливов энергии. В помещении еще сильнее похолодало, морозные клубы белесого дыма медленно поползли над полом, вызывая в мраморных плитах мелкие трещины.

Мастер войны взглянул на меня, наткнулся на залитые тяжелой синевой глазницы и принялся пятиться назад, не спуская опасливого взора. Не знаю, что он там увидел, но это ему определенно не понравилось, никакого желания продолжать драку англичанин не высказал.

Я посмотрел на лорда, готовый выплеснуть поток убийственной магии стихии Льда на главного воздушника.

И с недоумением нахмурился, физиономия старшего Кэмпбелла не выражала ни грана лишнего беспокойства.

Так уверен в своих силах? Ну что же, самонадеянный лимонник, тебя ждет сюрприз. Легкой победы ты от меня не дождешься…

— В этом нет никакой необходимости, — дверь снова приоткрылась, впуская в просторный холл новое действующее лицо.

Да такое, что от удивления я замер на месте, остановив удар в последний миг.

Какого черта?! Нет, не так. КАКОГО ЧЕРТА?!!!

— Мстислав? — полностью ошалевший я замер в дурацкой позе с вытянутой вперед левой рукой, мою ладонь окутывала белая дымка незавершенного заклинания.

— Привет, Виктор, — как ни в чем не бывало поздоровался ближайший советник князя Кирилла, властителя Холодного Предела.

Привет, Виктор?! Он что охренел?! Что тут вообще происходит?

* * *

*Авалон, Цитадель клана Кэмпбеллов.

*Северо-восточное крыло замка. 08:07


Сэр Артур скривился, повеление сюзерена участвовать в штурме бывшему дипломату пришлось не по душе. Но куда деваться? Клятва требовала беспрекословного подчинения.

Правда одного его все-таки не оставили, дали в сопровождение двух матерых наемников.

Небольшая группа двигалась позади господина, прикрывая тылы и зачищая недобитков, кому повезло остаться в живых после встречи с молодым Повелителем Льда.

Шли не спеша, соблюдая дистанцию, потому на бой с мастером войны слегка опоздали, как и на появление на сцене разыгравшегося действа его светлости лорда Ричарда.

Застав необычную композицию из четырех колдунов, застывших посреди огромного зала, Престон первым делом подумал, что вот и пришел их конец, узнав в одном из молчавших мужчин своего бывшего повелителя.

Разбираться с Патриархом клана планировалось на поздних этапах, после окончательно распространения реагента, силами всех участников штурма. Предполагалось, что лорд не пойдет лично воевать с наглыми нарушителями, дав нападающим драгоценное время продвинуться достаточно далеко.

Но судя по открывшейся картине, все пошло наперекосяк. При всех своих достоинствах, Виктор не выстоит в одиночку против главного Кэмпбелла и главного боевого мага клана воздушников.

Значит конец, план пошел прахом, теперь из Цитаделей уже никому не сбежать.

Как ни удивительно, Артур испытал некое облегчение. Предательство своего клана, дальнейшая клятва верности и участие в разработке операции захвата родной крепости, вызывали нервное раздражения и злость на себя самого.

Ему не хотелось умирать, и в Златограде он сделал все необходимое чтобы выжить. Но потом, как это обычно и бывает, малодушный поступок стал бесконечным напоминанием о собственной слабости. Причем иногда такой сильной, что в голову помимо воли закрадывались мысли о нарушении клятвы на крови, невзирая на всевозможные последствия.

И вот сейчас, наблюдая, как бывший хозяин спокойно стоит, глядя на главаря захватчиков, Престон облегченно вздохнул. Все кончилось, сейчас их всех перебьют и позору придет долгожданный конец…

— Вы уже захватили Авалон? — угрюмо осведомился Виктор.

Артур удивленно приподнял правую бровь. Сюзерен почему-то обращался не к источнику их скорой гибели, а к тому, кто стоял чуть позади.

Пришлось поднапрячь память, чтобы вспомнить, почему здоровой бугай, кажется таким знакомым.

Не может быть, это же…

— В этом не было необходимости, — покачал головой главный боевой маг русского клана ледяных владык.

Мстислав? Что он тут делает? И почему лорд Ричард так спокойно относится к его присутствию в стенах своей Цитадели?

Виктор помолчал, обдумывая ситуацию.

— Вы договорились, — обвиняющее констатировал он.

От здоровяка послышался смех.

— Не обижайся, мы и сами не предполагали, что все повернется таким образом.

— Каким — таким? — не преминул въедливо уточнить молодой Строганов, выглядел он очень недовольным.

Юношу можно понять, увели добычу чуть ли не из под носа. Дело вполне могло закончиться новым боем. Пробовали когда-нибудь выдергивать из пасти голодного тигра кусок свежего мяса? То-то и оно…

В этот момент от правой стены послышался шум, в помещение через маленькую дверцу вспомогательного входа в технический коридор, зашли двое.

Светловолосая девчонка в армейском камуфляже пустынной расцветки толкала перед собой щуплого паренька, заломив тому одну руку за спину и одновременно удерживая у шеи лезвие остро заточенного кинжала. Одежда пленного находилась в беспорядке, да и весь вид был какой-то взъерошенный.

Артур мысленно присвистнул. Да это же Аллан, сынок лорда. Девчонка захватила наследника. Что любопытно, она сама, насколько узнал Престон, могла похвастать лишь рангом адепта, а младший Кэмпбелл вроде как относился к полноценным магам.

Застала врасплох? Последователи стихии Тени мастера на такие уловки. Скрытность, удар исподтишка, внезапная атака в спину — вот краткий перечень преимуществ «охотников сумрака».

Увидав сына в положении пленника, лорд опять удивил, не став ничего предпринимать, бесстрастно мазнул взглядом и с безразличием отвернулся.

Прямо удивительно, а ведь Аллан раньше ходил у него в любимчиках. Парнишке многое спускали с рук, прощали слабости и позволяли вести себя весьма развязно. Неужели у Повелителя Ветра наконец-то иссякло терпение?

— Думаю будет лучше, если ты прикажешь своим людям прекратить бой, — рассудительно предложил Мстислав, обращаясь к Виктору.

— Зачем? Штурм еще не окончен, — дерзко ответил он.

Длань Войны поскучнел.

— Хватит, ты знаешь, что все кончено.

Опальный княжич засопел, новый расклад его не устраивал. Вмешательство родного клана полностью изменило положение дел.

— Слушай, а как вы…

Договорить Виктору не дали, пространство у задней стены зала пошло изломанными линиями, воздух загустел, покрываясь рябью. Из развернувшегося портала шагнула стройная девушка, затянутая в темные одежды. Правую руку незнакомки украшала изящный наруч из матово-черного металла, левая сжимала узкую катану.

Вслед за воительницей сразу же появился мужчина среднего роста субтильной комплекции, с легкой проседью на висках. На щеке у него алел рубец застарелого ожога, уродливый шрам проходил через всю левую половину лица.

Уже второй раз за последние пару минут сэру Артуру захотелось присвистнуть. Он узнал появившихся.

Джордж ван Хоторн — дипломат, шпион, интриган. Фактически коллега, служащий клану пространственников уже долгие годы.

Теона — внучка лорда Конрада ван Хоторна и по совместительству одна из сильнейших воинов рода. Ранг — Повелитель Пространства.

— А вот и недостающие участники сделки, — Мстислав с улыбкой повернулся к вновь прибывшим.

Виктор наградил тяжелым взглядом парочку американских колдунов (особенно почему-то досталось привлекательной девчонке, неужели пересекались раньше?) и мрачно спросил:

— Может наконец объяснишь, что здесь творится?

Северный боевой маг хитро взглянул на парня.

— Сейчас, только уладим несколько формальностей, — здоровяк поднес запястье к рту, неразборчиво прозвучали команды в микрофон инкома.

— Небольшая предосторожность, — объяснил он свои действия. — Ваши американские союзники уже включили маяк, его необходимо заглушить, чтобы предотвратить ракетный обстрел.

Виктор нахмурился, Артур последовал примеру сюзерена, не понимая куда клонит русский мастер войны.

— Морганы не хотели захватывать Авалон, — пояснил Мстислав. — Только скачать с изолированного сервера Цитадели информацию об устройстве артефактов, позволяющих острову держаться долгое время в воздухе.

Престон судорожно потер вспотевшую шею. Проклятые янки, так и знал, что от них будет подвох, не зря подсказал насчет систем связи. Жаль, что подстава юного ледышки не удалась, похоже любительница вызывающего темного макияжа обыграла своего визави.

— Думаю, мисс Джессика теперь нам не нужна, — Мстислав повернулся к лорду Ричарду.

Тот невозмутимо кивнул и отдал приказ по рации своим боевым магам и солдатам разобраться с остатками американского отряда вторжения.

Кровь — догадался Артур, Кэмпбеллов связывают кровью через убийство Морганов. Чтобы клан воздушников впоследствии не сдал назад и не отказался от достигнутых договоренностях. А то, что договоренности есть, сомневаться не приходилось. Вопрос только в чем именно они заключались?

— Выходит все в силе, — настала очередь растягивать рот в довольной улыбке Джорджа ван Хоторна.

Пространственник выразительно посмотрел на Мстислава, затем перевел ожидающий взгляд на хозяина летающего острова. Боевой маг Строгановых последовал его примеру, уставившись на английского лорда.

Возникла неудобная пауза. Посланникам двух великих родов явно требовалось что-то еще от бывшего хозяина Артура.

Но тут в разговор вмешался Виктор, молодого Повелителя Льда не устраивала роль простого статиста.

— Может кто-нибудь наконец объяснит, какого черта здесь происходит? Или моему человеку перерезать глотку этому маленькому засранцу? — последовал знак в сторону Ласки.

Девушка напрягла руку с кинжалом, на белой коже Аллана выступила тонкая полоска крови. Младший Кэмпбелл заскулил, с мольбой протягивая руки к родителю:

— Отец.

Но как и в прошлый раз, лорд никак не отреагировал на угрозу жизни наследника. Видать и впрямь допекло.

Престон взглянул на происходящее его глазами. Сравнение молодых магов следующего поколения трех представленных кланов явно выглядело не в пользу воздушников.

Теона, краса и гордость пространственников, великолепный воин, одержавший не одну победу. Достойный представитель своего рода.

Виктор, недавно вошедший в магическую элиту, но уже заслуживший репутацию грозного воителя. «Карающей дланью князя» не назовут размазню и мямлю

И Аллан, ни разу не замеченный в каких-либо мало-мальски важных свершениях. Жалкий, трусливый, умудрившийся попасть в плен к чародею более низкого ранга, утирающий сопли и молящий о пощаде.

Прямо скажем, сравнение не в пользу юного Кэмпбелла.

И как вообще у этого хлюпика до сих пор не отобрали фамилию? В ином другом клане это сделали бы уже давно. Не говоря уже о великих родах, там вообще со слабаками не церемонились.

Лорд Ричард поджал тонкие губы, окинул сына презрительным взглядом и повернувшись к Виктору неожиданно заявил:

— Можешь его убить, мне он больше не нужен.

Предложение воздушника застало ледышку врасплох, он помедлил, удивленно рассматривая хозяина Авалона, словно убеждаясь не шутит ли тот. Подумал о чем-то и равнодушно пожал плечами.

— В конце концов, кто-то должен ответить за отравление Полины, — философски пробормотал молодой Строганов и повернулся к Ласке, готовясь отдать необходимый приказ…

Глава 20

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Центр города. Кафе «Лоралея», летняя терраса. 09:46


— Деньги пришли, — Ласка изящно опустилась на стул, тонкие пальчики опытного киллера ловко подхватили маленькую чашечку, доверху наполненную натуральным колумбийским кофе.

Без сливок, без сахара, черный — все как полагается. Именно так надо пить божественный напиток, привезенный из далекой южноамериканской страны.

— Вместе с уговоренной надбавкой? — уточнил я, подхватывая собственную чашку.

Девушка кивнула. Налетел легкий ветерок, следом из-за невысокой оградки вынырнул гудок автомобиля, кафетерий находилось на высоте пятого этажа, располагаясь в одном из высотных зданий, где-то внизу гудели улицы никогда не засыпающего мегаполиса.

— Хорошо, парни заслужили премию, — удовлетворенно промолвил я. — Без расторопности наемников ничего бы не вышло.

Люди Грина действительно сыграли решающую роль на переговорах. Пока солдаты из гарнизона Авалона разбирались с американцами, ставя окончательную точку в эпопее клана Морганов завладеть сведениями об устройстве техно-артефактов, позволяющих огромному острову летать, наемники не теряли времени даром и захватили тот самый злосчастный командный пункт, что по плану должны были взять морские пехотинцы звезднополосатого флага.

Дальше просто, выдвинутый ультиматум с требованием оплатить мои расходы на операцию. Альтернатива — полное уничтожение центра управления. И гори оно все синими племенем, пусть Цитадель грохнется вниз, плевать, совсем с пустыми руками я уходить не собирался. Как минимум свести баланс к нулю, на меньшее не согласен.

Я трезво смотрел на вещи и отлично понимал, что пытаться противостоять сразу трем кланам силенками не вышел. От первоначального замысла придется отказаться, никакой тебе личного «домика», умеющего парить в небесах.

Сволочи… До сих пор трясет, как подумаю об этом. Нас подрезали на финишной прямой, выдернув добычу прямо из-под носа. Гадство…

— Ну, что скажешь? — я обратился к сидящему справа англичанину.

Разбор полетов происходил в узком кругу верных вассалов на следующий день по возвращении в Златоград.

— Могло быть хуже, — невозмутимо заметил сэр Артур.

Я с отвращением поморщился. Подумал, и вынужденно согласно качнул головой. Паршиво, но в принципе британский рыцарь прав, могли вообще ничего не получить и остаться в огромном минусе. А так хоть остались при своих.

И опять же, все благодаря инициативности «диких гусей». Ребятки отлично сработали. У главного Кэмпбелла в нервном тике задергалось левое веко, стоило ему сообразить, что таится в озвученной угрозе.

Полностью разрушить Авалон у людей Грина не вышло бы, чтобы взорвать далеко не маленький остров понадобится очень много взрывчатки. Зато вполне реально приземлить на потрескавшийся грунт Саванны. Сколько времени займет ремонт и когда замок вновь взлетит, одному богу известно. Неприятная перспектива для клана воздушников, оказаться прикованными к земле.

Короче, мы получили компенсацию за «беспокойство». Не так чтобы много, но и не совсем ничего. Полная оплата услуг наемникам, покрытие кредита братьев Бахрушиных.

По итогу, никакой прибыли предприятие не принесло. Как впрочем и убытков, если не считать затраченного времени.

Одно радовало, за все платил лорд Ричард. Если подумать, то выходило, что он из своего кармана профинансировал штурм собственной Цитадели. Злая шутка в стиле великих родов.

Ни Мстислав, ни посланники ван Хоторнов раскошеливаться, разумеется, не собирались.

Наглые морды… и чего только дома не сиделось?

— Вы уже выяснили подробности заключенного союза? — осторожно осведомился Престон, не забыв на всякий случай немного понизить голос.

Тоже мне, конспиратор. Как будто нас не окружает «шатер безмолвия», заклинание от подслушивания из арсенала универсальной школы магии.

— Это нельзя назвать полноценным союзом, — угрюмо отозвался я. — Скорее коалицией с общими интересами.

Мда… интересами. Следовало помнить, что в большой политике не приемлют участие личных интересов. Что называется «сунулся в калашный ряд со своей свиной мордой». Большим дядям не нравится, когда лезут в их дела.

— Это сказал ваш эээ… — Артур замялся, не зная точно, как покорректнее охарактеризовать наши взаимоотношения с Мстиславом. — … знакомый. — Быстро нашелся он с нейтральным определением.

Да уж, после случившегося язык не поворачивался назвать правую руку князя Кирилла другом или приятелем.

Правда другого ожидать глупо, для Длани Войны на первом месте всегда будет клан, а не отдельные личности, что бы с ними его ни связывало.

— Сам догадался, ничего сложного, — ответил я.

И почему-то вспомнил окровавленный клинок в руке Ласки. Наемная убийца одним четким отработанным движением покончила с сынком лорда, перерезав тому горло от уха до уха.

Естественный отбор в действии. Слабым нет места на вершине пищевой цепочки. Клановыми иерархами не могут становится малодушные слизняки.

Непонятно, почему старший Кэмпбелл терпел так долго? Сносил капризы, кутежи, идиотское поведение на грани позора. И самое главное — проявление слабости. Такое вообще никогда не прощали среди колдунов высшего ранга.

Почему не избавился от полудурка сразу? Влияние родственных уз? Пресловутый зов крови? Непонятно. Ясно одно, в крупном клане подобного идиота убрали бы сразу, в первую очередь лишив гордой фамилии.

У лорда Ричарда так и не получилось взрастить истинного наследника. Пассивный, изнеженный, мягкотелый трус не годился на роль лидера клана. Странно, что папаша этого раньше не понял.

В великих родах с этим строго. Тут тебе и отбор детей с сильным даром сразу после рождения и жесткие проверки на протяжении дальнейшего хода жизни. Чтобы будущий глава никогда не почивал на лаврах, всегда тянул родной клан вперед, делая его еще более могущественным.

Традиции, прошедшие через века. Спартанцы со своими обычаями могли показаться добрыми и заботливыми родителями по сравнению с суровыми порядками, царившими среди верхушки общества колдунов.

Рядовым магам приходилось гораздо проще, по сравнению с теми, кого прочили на роль вожаков…

Кто-то должен был заплатить за покушение на Полину и смерть нескольких чародеев на приеме. Аллан подошел идеально. Жизнь изнеженного полудурка сынка-слизняка, не годящегося в преемники, в обмен на заключенный мир. Неплохая сделка для того, над чьим родом завис топор воздаяния.

— А вам известны детали сделки? — продолжал допытываться англичанин.

Вот неугомонный, все надо знать. С другой стороны правильно, так и нужно, не зная всех раскладов, трудно планировать дальнейшие действия. Особенно, если господин вдруг затребует совета. А я это обязательно сделаю. Престон единственный в нашей небольшой компании, обладающий достаточным опытом интриг для оценки сложившейся ситуации.

— В подробности меня не посвятили, — разочаровал его я. — Лишь общее положение дел.

Мы с Мстиславом успели перекинуться несколькими словами перед моим отбытием с Авалона. И нельзя сказать, что услышанное меня как-то обрадовало.

— Помните того мужика со шрамом? — спросил я.

Ласка молча смежила веки, без дополнительных подсказок догадавшись о ком я говорю.

— Джордж ван Хоторн, — кивнул Артур. — Доверенное лицо лорда Конрада.

— Верно, — подтвердил я. — Судя по словам Мстислава, именно указанный человек выступал основным архитектором изначальных переговоров. Ему очень сильно чем-то досадил клан Орловых и таким образом он хотел насолить огневикам, устраивая ледышкам договоренности с пространственниками. Посредником в созданной схеме выступали воздушники.

Неисповедимы пути высокой политики. Пару месяцев назад мы с Полиной (а значит, читай весь клан Строгановых) в недрах Пентагона убивали ван Хоторнов, а Морганы проводили массированную бомбардировку Белого Дома. Сегодня те же самые ван Хоторны, кого вчера ледышки резали, выступают у них же союзниками. А Морганы в свою очередь переместились на роль противников.

Круговорот друзей-врагов в природе, блин.

Стоило Владыкам Холода отдать должное, умело сыграли на междоусобице между американскими кланами и недовольством отдельных представителей пространственников действиями Орловых, своих давних соперников и вообще недоброжелателей.

Любопытно, чего это Джордж так взъелся на Неугасимое Пламя? Помниться, ван Хоторны довольно тесно сотрудничали с Орловыми. Тут тебе и изучение феномена магических зон, и разрушение источников с одновременной попыткой основать две мощнейшие колдовские империи на планете.

Не поделили чего-то? Вполне может быть. Два великих рода в одной сцепке — это хуже, чем два паука в банке. Рано или поздно обязательно перегрызутся.

— Прыгуны и ледышки вступили в альянс, — задумчиво пробормотал сэр Артур.

Тут же опомнился и бросил на меня встревоженный взгляд, не обиделся ли господин на фривольное обозначение ледяных магов.

Я отмахнулся, нашел о чем переживать. Лично мне никогда не казалось ругательным название ледышки. Подумаешь. Некоторых и вовсе «эльфами» кличут. У нас еще ничего прозвище.

— Думаешь это как-то связано с предстоящими собраниями об объединении в пределах географических границе старых государства? — осведомился я. — Ван Хоторны ищут поддержку у Строгановых, влияя на собственное положение среди других американских кланов. Князь Кирилл делает тоже самое, в преддверии Собора, где будет решаться судьба всех русских земель.

Престон медленно пожал плечами.

— Не исключено. Обе стороны выиграют от заключенного союза. Владыки Холода известные бойцы. Грозные, несокрушимые. Много кто захочет иметь поддержку в лице Детей Вьюги. Властители Пространства в свою очередь дадут огромное преимущество любому клану своим умением строить порталы. Вряд ли кто-нибудь проигнорирует столь сильный козырь.

Я хмыкнул. Что верно, то верно. Мгновенная переброска боевых подразделений на огромные расстояния зачастую может оказаться залогом победы. Кто от такого откажется?

Достойная цена за то, чтобы на время забыть прошлые обиды. И у первых, и у вторых есть веские причины начать сотрудничать с бывшим соперником.

Политика. Без этого никуда.

Хреново то, что я попал в жернова межклановых интересов со своим желанием заиметь собственный летающий замок. Не повезло.

Обидно и неприятно. Однако стоило четко оценивать ситуацию, тягаться с двумя такими «тяжеловесами» я никак не смогу.

Как боевого мага, меня в свое время этому учили в первую очередь — уметь оценивать силу противника, так как излишняя самоуверенность ведет к быстрой погибели. Пришлось отступить, довольствовавшись малым откупом.

Пытаться лезть напролом, все равно что бросаться с голыми кулаками на бетонную стену. Так поступают лишь идиоты, к коим я себя естественно не причислял.

Этому тоже учили в Замерзшем Лесу — сохранять ясность сознания в экстремальных ситуациях боя.

— Строгановы выиграли, ван Хоторны выграли, даже Кэмпбеллам повезло остаться в живых и завести полезные связи, — недовольно буркнул я. — Только мы пролетели, как фанера над Парижем и ничего не поимели с вылазки.

— Не думаю, что воздушникам есть чему радоваться, — жестко заметила Ласка. — Их здорово прижали с двух сторон, взяв в клещи двух боевых кланов. Шаг влево, шаг вправо — расстрел. Фактически можно говорить, что Авалон взяли под объединенный протекторат ледышки и прыгуны.

Сэр Артур недовольно поджал губы, выводы киллерши ему не понравились, однако клятва вынудила говорить правду.

— Моя коллега права, — с неохотной протянул он. — В данный момент Цитадель моих бывших работодателей скорее всего находится под совместным контролем русско-американского альянса великих родов.

Второй раз за разговор я пренебрежительно отмахнулся.

— Да и плевать. Меня сейчас мало заботит судьба летающего острова. Не получилось заиметь для себя — пусть проваливается в тартарары. Хрен с ним.

Тонко пискнул инком, информируя о входящем сообщении. Приподнял руку, вчитался в куцые строки лаконичного месседжа от братьев Бахрушины. Неосознанно нахмурился, сведя брови к переносице.

— Проблемы? — нейтральным голосом осведомился Престон.

— На фирму моих компаньонов наезжают конкуренты, похоже взятие кредита кое-кто посчитал признаком надвигающихся проблем в работе компании, — прокомментировал я послание от бизнес-партнеров. — Пытаются подмять под себя.

Помолчал, обдумывая неожиданную проблему.

— Видимо придется открутить некоторым личностям головы, раз уж они используют их только чтобы шапки носить, — резюмировал я результат коротких раздумий.

Ласка фыркнула, в глазах хладнокровной убийцы читалось согласие хоть прямо сейчас отправиться резать глотки слишком наглым коммерсам.

Слабость. Слабость нигде не прощали, ни в играх власти, ни в деловой сфере. Конкуренты увидели уязвимость Торгового дома Бахрушиных и поспешили воспользоваться моментом. О моем участии в деле придурки явно не знали.

— Кхмм… — неожиданно откашлялся Престон, привлекая к себе внимание.

Я глянул на англичанина, при всех своих недостатках, мужик имел богатый жизненный опыт, его стоило выслушать.

— Ты против? — я вопросительно посмотрел на вассала, ставшего оным не совсем по своей воле.

— Если позволите, хотелось бы сделать замечание, — начал британец. — Насилие не должно являться панацеей от всех бед. Такой способ ведения дел рано или поздно заведет вас в тупик. Его нужно строго дозировать. Прямой агрессией не всегда можно добиться желаемого, есть другие пути.

Я скептично изогнул правую бровь.

— Уговоры? Не думаю, что простой разговор будет эффективнее демонстрации силы.

Артур как-то нервно провел ладонью по шее, холеные пальцы автоматически проверили идеальную укладку волос и скользнули по идеальному виндзорскому узлу элегантного галстука.

— Я понимаю, что вас учили в первую очередь полагаться на силу, — объяснил Престон. — В подготовке боевого мага подобный подход полностью оправдан. Однако в мирной жизни, он нередко может мешать. Насколько я знаю, вам не удалось получить классического образования и…

Под моим тяжелым взглядом англичанин замолк, не рискнув продолжать дальше.

Я же в свою очередь задумался. Вспышка злости, возникшая в свете подозрений, что наглый лимонник вздумал выговаривать своему сюзерену, быстро испарилась. Я не дурак и понимаю, что дело тут вовсе не в желании осмелевшего британца показать свое превосходство. Он просто давал советы. И если подумать, весьма дельные.

Неторопливо отпив глоток порядком остывшего кофе, я помедлил, обдумывая ситуацию.

— Хорошо, я понял вас, сэр Артур, — спустя несколько секунд неторопливо проронил я. — Что вы предлагаете?

Упираться рогом и действовать наперекор я не собирался. Мозги даны чтобы думать, а не чтобы бесцельно болтаться в черепной коробке. Надо уметь слушать и учиться, иначе закончу свои дни, как Аллан.

— Для начала я бы открыл собственное участие в компании, — рассудительно заметил Престон. — Здравомыслящие бизнесмены откажутся от атаки, узнав, что одним из совладельцев является клановый маг. К тому же обладатель фамилии правящего рода. Умные поймут намек и перестанут делать глупости.

Я медленно качнул головой. Разумно. Вместо войны, вкрадчивое указание: не влезай — убьет.

— Если вдруг не поможет, — англичанин сделал паузу. — То следует не спешить и обратиться к классическим методам финансового давления, принятым в среде рыночных отношений.

От меня последовал еще один неторопливый кивок. Ясно, бить не по человеку, а по его бизнесу. Что же, тоже логично. Вполне укладывается в русло конкурентной борьбы.

— Для этого неплохо объединиться с другими лицами, кому деятельность ваших соперников может доставлять неудобство. Общими усилиями свалить врага проще, — закончил краткий экскурс в основы ведения бизнеса в условиях сильного давления извне бывший британский рыцарь.

Я рассеяно отхлебнул окончательно остывший кофе. Советы звучали довольно разумно. Мне ведь и впрямь раньше не приходилось заниматься ничем подобным, может и правда стоило не спешить обнажать меч?

— Пожалуй, я склонен согласиться с вашим мнением, Артур, — сам не заметил, как перешел с англичанином с «ты» на «вы».

Умные люди редкость, таких надо ценить. Не доверять, конечно, без оглядки, но держать рядом, используя по-полной.

— Вот вы и займетесь этим вопросом, — я вопросительно взглянул на британца.

Тот с достоинством ответил поклоном.

— Как прикажете, милорд.

Я хмыкнул. Милорд. Так меня еще не называли. Ласка бесстрастно слушала разговор, не вмешиваясь.

— Неплохо бы еще поиметь с этих «конкурентов» деньжат, — я расслабленно откинулся на спинку стула. — А то финансовый вопрос после неудачи с захватом Авалона становится все острее.

Говоря это, я не спрашивал совета, а скорее размышлял вслух, но и тут Престон неожиданно имел что сказать.

— Если позволите, — проронил он. — У меня есть одна идея по этому поводу.

Светловолосая убийца подозрительно покосилась на слишком инициативного лимонника. Чрезмерная активность вызвала настороженность у Ласки.

Я внимательно посмотрел на англичанина. Что-то у него сегодня прям день откровений. Неужели и в самом деле такой умный? Для чего так старается? Совсем недавно воротил морду, напоказ выставляя, что действует исключительно из-за наличия магической клятвы. А теперь разговорился, не остановить.

Или это из-за причастности к захвату Авалона, Цитадели бывшего родного клана? Вот и упрямился. А сейчас, вроде как ничего уже больше не сдерживает. Поэтому старается, пытаясь выслужиться.

Черт его знает. Посмотрим. В любом случае, обмануть он сюзерена не может. И подставить. Если только не хочет покончить жизнь особенно мучительным образом.

Правильно истолковав возникшую паузу, английский джентльмен, умудрившийся заслужить рыцарское звание еще у старых британских властей (интересно, какие дела Кэмпбеллы мутили с королевской династией, что одного из их людей отметили столь высочайшим образом? Вылечили старой кашелке подагру?), примиряюще развел руками:

— Я дал клятву и нахожусь с вами в одной лодке, обратного пути нет. Теперь ваше будущее неразрывно связано с моим, — сказал Артур, чуть помедлил и веско добавил: — Милорд.

На этот раз хмыкать мне не захотелось. Было ясно, что официальным обращением, Престон подкреплял серьезность своего заявления.

Ладно, допустим.

— Так что за идея? — спросил я, поощрительно кивая.

Подошла официантка, на столе появились чашки свежего кофе. Дождавшись, пока девушка закончит сервировку и удалится, Артур принялся рассказывать:

— В момент пика финансовых трудностей, советники лорда Ричарда искали дополнительные способы денежных вливаний в клановую казну. Нетрадиционные источники дохода.

— Так, — протянул я, догадываясь, что ближники старшего Кэмпбелла явно не предлагали ему пойти торговать семечками на вокзале.

В смысле не заниматься банальной предпринимательской деятельностью. На этом поприще в сжатые сроки поднять большие деньги не получится, как не старайся. Это вам не игра на тотализаторе.

— Одна из программ носила название «Викинги». Она представляла собой план по налету на отдельные европейские города. Действуя по типу скандинавских викингов, устраивающих разорительные набеги на земли франков в языческие времена.

Я замер, пораженно уставившись на вассала. Ласка не отставала, округлив глаза и не зная, как толком реагировать на озвученную задумку.

— Кха, вот это номер, — я хохотнул. — Клянусь Одином, мне нравится твоя мысль.

— Это не моя мысль, — поспешил откреститься Престон, — а одного из советников лорда Кэмпбелла. Тяжелое положение, в которое попал клан, вынудил…

— Да-да, — я прервал занудные объяснения рубящим жестом. — Бедные и несчастные авалонцы лишились родины и не имели средств к пропитанию.

Англичанин обижено умолк. Я переглянулся с Лаской, а затем задумчиво уставился на соседний небоскреб, высотное творение из стекла, стали и бетона, в данный момент купающееся одной стороной в лучах летнего солнца.

Хорошо, что терраса находится в тени, — мимолетно отметил я. — Не люблю жару.

— Так, ладно, общий принцип я понял. А кого грабить будем?

Прямой вопрос, заданный без экивоков, покоробил щепетильного островитянина.

— Я бы предпочел называть это каким-нибудь другим определением, более подходящим для…

— Хорошо-хорошо, название придумаем позже, давай ближе к делу, — заторопился я, идея и впрямь показалась мне перспективной.

А что? Европейские ухари несколько веков грабили половину мира, будет вполне справедливым провести экспроприацию теперь у них. В счет когда-то ограбленных колоний, так сказать.

— Несмотря на хаос, наступивший после нашествия хунганов, основные банковские хранилища стран, занимающихся крупной финансовой деятельностью, до сих пор хорошо охраняются, — поняв, что деликатности от боевого мага не дождаться, Престон решил продолжить. — Необходимо задействовать довольно крупные силы, чтобы произвести захват объекта и удерживать его, пока будет проводиться вывоз ценностей.

— Масштабная войсковая операция, — пробурчал я. — Ясно, в Швейцарию лучше не лезть.

— Верно, ни в Швейцарию, ни в Австрию малочисленным отрядом не рекомендуется соваться, если только он не состоит целиком из опытных боевых магов, — подтвердил Артур.

— Тогда куда?

Престон собирался ответить, но тут у меня опять звякнул инком, сообщая об еще одном послании.

Бегло ознакомившись с текстом, жутко захотелось почесать затылок пятерней. Это еще что за новости?! Совсем уже спятили?

— Что-то случилось? — осторожно поинтересовалась Ласка, реагируя на озадаченное выражение моего лица.

— Не знаю, — честно ответил я. — Ерунда какая-то. В Златоград прибыли люди Охотниковых. Хотят пообщаться на предмет моей женитьбы с дочерью князя Дианой.

Я помолчал, все-таки поскреб затылок… и от души выругался вслух. Нет, ну они там точно с ума посходили.

Глава 21

*Златоград. Владения клана Мамонтовых.

*Центр города. Торгово-развлекательный комплекс «Нефритовый дворец». 20:25


Светские мероприятия, проводимые влиятельными финансистами, как правило отличались от обычных клановых тусовок на высшем уровне.

Меньше официоза, меньше помпезности, больше простого неформального общения. Завсегдатаями выступали крупные бизнесмены, промышленники и магнаты, не обладающие колдовским даром, зато имеющие другие достоинства, ценимые в мире коммерции и предпринимательства.

На такие приемы приходили пообщаться вживую, обсудить последние новости, обменяться мнениями на последние события, договориться о сделках в обстановке свободного общения между своими.

Да, «своими», в круг посвященных крайне неохотно пускали новых членов. Кандидат должен доказать, что достоин оказанной чести, что имеет представление не только о сведении дебета с кредитом, но и обладает тем, что отличает настоящего предпринимателя от удачливого обывателя, кому повезло провести несколько выгодных операции и получить неплохой гешефт пару раз.

Дело не в наличии капитала, хотя его размеры тоже важны. Дело в неукротимом духе самого человека, готового не сдаваться даже после череды крупных провалов, не желавшего оставаться на дне и упрямо карабкающегося вверх несмотря ни на что, зубами прогрызающего себе путь на вершину.

Вот что в действительности отличало истинных дельцов от серой массы пассивных слюнтяев. Сколько у тех, кто впоследствии стал миллиардером, случилось неудач по пути на вершину финансового могущества? Как правило немало. Но пока другие получив удар от судьбы, складывали руки и сдавались, эти монстры упрямо шли вперед, снова и снова, раз за разом основывая компании, перебирая идеи и не желая останавливаться, прекращая борьбу.

Упрямство и воля двигали таких людей вперед, позволяя добиваться успеха. Создавать гигантские транснациональные корпорации, которые действовали во всех уголках планеты.

Я мог открыть двери перед братьями Бахрушиными в высокие сферы, но удержаться там, доказать, что достойны, они могли только сами.

Почти каждый находящийся в зале когда-то начинал с нуля, с небольшого дела, не могущего похвастать огромными оборотами. С этой стороны никаких претензии к новичкам не имелось. Разве что способ появления на приеме вызывал у небольшой части вопросы.

Большинство оценило смекалку провинциалов и уверенно подняло большой палец вверх. Не каждый из присутствующих смог бы додуматься (и рискнуть, что немаловажно) до идеи предложить опальному боевому магу из правящего рода войти в компанию на правах соучредителя.

Я не мог заставить воротил иметь дела с незнакомцами, я лишь предоставил возможность братьям показать себя.

И надо отметить у них это неплохо получилось. К ним присмотрелись, пообщались, отметили задатки «молодых дарований» и благожелательно «потрепали по плечу», давая шанс проявить себя на ниве крупного бизнеса…

— Это невероятно, — глаза Бориса возбужденно блестели. — Мне только, что удалось договориться о сотрудничестве с владельцем компанией «Астра-групп» о строительстве их следующего торгового центра в пределах Златограда! Весь контракт наш!

Младший Бахрушин подскочил ко мне, выныривая резвой рыбкой из толпы деловых костюмов, заполнивших «Нефритовый дворец» под завязку.

Официальная цель мероприятия — сбор денежных средств для детских домов. Неофициальная — повод собраться всем вместе, слегка прибухнуть и вволю пообщаться.

Последние пункты вовсе не означали, что денег не соберут. Соберут и немало, участие в благотворительности считалось проявлением хорошего тона в бизнес-сообществе. И плевать, что у большинства выписанные сегодня чеки проходили под графой «прочие расходы». Главное жест.

— Мои поздравления, — я сухо улыбнулся.

Признаваться, что если бы не взятые обязательства по знакомству деловых партнеров с верхушкой Златограда, я бы с большим удовольствием сейчас занялся чем-нибудь другим, не хотелось. Очень уж воодушевленным выглядел купец. Зачем лишать человека радости?

— Я не знаю пока точных цифр, но это очень крупный проект! Очень! — Борис залпом опустошил тонкий фужер с шампанским, поискал глазами куда бы пристроить ставшую ненужной тару.

Тут же сбоку молниеносно материализовался вышколенный официант, пустой бокал приземлился на поднос, взамен появился еще один, полный.

— Надеюсь перед тем, как соглашаться, вы продумали, как будете приводить проект в жизнь, — нейтральным тоном обронил я.

Младший из братьев Бахрушины оскорбленно вскинулся. Я не стал отводить взгляд, терпеливо дожидаясь ответа. Дело не шуточное. В деловой среде принято правило: дал обещание — будь любезен, исполняй. Или плати серьезные неустойки.

Если что-то пойдет не так, начнутся срывы или на финише обнаружится слишком много недоделок, то больше к нерадивому подрядчику не обратятся. А это удар по репутации и отсутствие дальнейших контрактов.

Борис не дурак, он моментально просек безмолвный намек с моей стороны. И у него хватило ума не обидеться на прозвучавший вопрос.

— Мы сделаем, — глаза предпринимателя загорелись фанатичным огнем, тонкие губы поджались в упрямую складку. — Я лично за всем прослежу.

— Хорошо, надеюсь на ваше усердие, — я доброжелательно кивнул.

Борис нахмурился, сосредоточенно потер лоб и извинившись снова отправился бороздить зал в поисках интересных знакомств.

Я задумчиво сделал глоток (незаметно поморщился, не очень люблю «шипучку») и принялся лениво размышлять о недавних событиях. Благо никто с разговорами больше не лез. Петр Бахрушин, следуя примеру брата, активно общался с представителями крупного бизнеса, а приставленный развлекать юного Строганова на приеме доверенный человек Мамонтовых испарился, после сделанного замечания излишне не опекать гостя. Мне бы помогать своим бизнес-партнерам, присутствуя рядом, да общаться с шишками из золотых небоскребов, но что-то настроения совершенно нет. Как бы хуже не получилось.

Итак, анализ драки с мастером войны на борту Авалона. Последняя схватка перед эффектным появлением Мстислава оставила неприятный осадок. Следует честно признать, что развивайся ситуация в прежнем ключе, Патриарх Кэмбпеллов и его главный боевой маг на пару легко могли прервать линию моего земного существования.

Как ни прискорбно признавать, в мастерстве мастеру войны я проигрывал, и весьма ощутимо. Разницу удалось нивелировать исключительно за счет силы, не умений. Окажись помощник лорда Ричарда рангом повелителя стихий и мне вряд ли бы удалось пробить его щит, или вовсе застать врасплох, нанеся встречный контрудар.

К счастью не все военные помощники Князей Пустоты имеют столь высокий уровень. Зависит от клана и доступности выбора среди одаренных.

Мстислав, например, Повелитель, с внушительным багажом знаний по практическому применению магии в бою.

Правда на нас с Полиной он совершенно не походил в этом качестве. Его ранг «повелителя» отличался от нашего определенным набором нюансов. Князь Кирилл вскользь упоминал данный факт при обучении.

Не вдаваясь в подробности, экстремальное Посвящение Холоду и пройденные Постулаты Силы сыграли основополагающую роль на формировании наших внутренних энергетических систем. Благодаря двум этим факторам, мой и Полинин потенциал превышал потолок Мстислава. Который, между прочим, он уже давно достиг.

Так что, в теории мы могли стать сильнее его. Через годы упорной учебы и не менее упорных тренировок. На практике же, пока Длань Войны Холодного Предела оставался недосягаем.

На его фоне мастер войны воздушников выглядел хиляком. Опытным, умелым, мастерски обращающимся с потоками энергии, но хиляком. Если бы Патриарх не заявился так не вовремя, то я бы успел прикончить поганца. Клинок остановился буквально в миллиметре от его беззащитной шеи.

Верно? Верно! Поэтому с этой стороны я показал себя довольно неплохо, сумел продавить щиты и почти дотянулся до врага.

Плохо то, что в реальном бою «почти» не считается. И победа не состоялась в реальности.

Сила есть — ума не надо? Не в большой игре политики кланов, где суровые дяди и тети били наотмашь, не считаясь с потерями.

Какой из этого следовал вывод? Необходимо классическое образование чародея. Чтобы при меньших затратах достигать большего, а при серьезных усилиях добиваться невозможного.

Итак, что имеем в сухом остатке? А имеем мы ни много ни мало, фиаско с затеей по захвату Авалона. Новоявленных добытчиков щелкнули по носу, посоветовав не лезть куда не следует.

Обидно? Вроде да. И в тоже время урок пошел впрок. Вместо того, чтобы с бухты-барахты пытаться завладеть Цитаделью чужого клана, мне следовало заранее продумать ходы наперед. И вовсе не о том, как захватывать летающий остров, а о дальнейших последствиях своих действий.

Не следовать принципу: увидел — захотел — поспешил завладеть. А просчитал всевозможные варианты, четко и взвешенно спланировал замысел и лишь после этого приступил к его осуществлению.

Что поделать, сказывалась подготовка боевого мага, где во главу угла ставилась тактика, а не стратегия. Стратегией занимался князь и Длань Войны. Сейчас за спиной не стоял клан и положиться можно лишь на себя.

Тем более, если уж на то пошло, то я еще легко отделался. Набил шишек, потерял время, вложенные деньги отбил. В принципе, не так уж и страшно, в том плане, что могло закончиться куда хуже…

Подумал, и тут же поймал себя на мысли, что успокаиваю себя. Отлично, только этого еще не хватало, заниматься самоуспокоением. Знаменитое хладнокровие ледышек дало заметную трещину. Моя первая самостоятельная операция и такой провал. Это взбесило.

На самом деле, меня внутри трясло от бешенства. Хотелось найти Мстислава и разбить его черепушку чем-нибудь тяжелым, так же поступить с князем, а затем со всеми Кэмпбеллами. После слетать в Штаты и перебить всех ван Хоторнов.

Гребанные ублюдки, отобрали мой остров… МОЙ ОСТРОВ! И плевать, что он мне еще не принадлежал, я воспринимал его уже своим, а это главное. А какие-то… политики… чтоб им тысячу лет икалось…сговорились и лишили меня возможности им завладеть…

Сволочи…

Гнев клубился внутри темным смерчем, все сильнее захватывая разум в объятия ярости. Не обжигающей страстной, безумной, иррациональной, а холодной, твердой и жесткой.

Мне жутко захотелось кому-нибудь что-нибудь сломать.

Бокал между пальцев стремительно покрылся корочкой тонкого льда, игристое вино зашипело и в один миг обратилось в единый кусочек кристалла. Стекло не выдержало резкого перепада температуры, прозрачная поверхность пошла мелкими трещинами, чтобы в следующую секунду осыпаться на пол дождем мелких осколков.

Рядом плюхнулась кусочек замороженного шампанского, целым осталась лишь ножка фужера в руках.

— Дерьмо! — я выругался сквозь зубы.

— Гнев плохой советчик в бою и еще более худший в мирной жизни, — мягко прошелестел сбоку мужской голос.

Я с неудовольствием покосился на говорившего.

— А ты что здесь делаешь? Не думал, что подобные сборища тебе по нутру, — буркнул я.

Дмитрий Билецкий ухмыльнулся.

— Присматриваю за порядком, — непринужденно объяснил свое присутствие на тусовке денежных мешков боевой маг из златоградского гарнизона Детей Вьюги.

— Ну да, так я тебе и поверил, — проворчал я, протягивая руку для рукопожатия.

Мой бывший учитель по «боевке» крепко пожал протянутую ладонь. У нас всегда с ним оставались ровные отношения со взаимным уважением друг друга.

— Рад тебя видеть, Виктор, давненько не виделись.

Прежде чем ответить, я мельком огляделся, не заметил ли кто выброс силы. К счастью, я стоял чуть в стороне и среди ближайших людей не было магов, разбитый бокал приняли за небольшой инцидент. Молодой парень слегка перебрал, фужер выскользнул и разбился — ерунда, бывает.

— Взаимно. А ты все еще сидишь в Златограде? — спросил я.

Дмитрий развел руками.

— В последнее время здесь неспокойно, — с легкой улыбкой обронил он.

Настала моя очередь фыркать. Шутник блин, неспокойно. Так и скажи, творился полный дурдом.

— Я слышал о твоих последних похождениях, — продолжил Билецкий. — И если позволишь, дам тебе небольшой совет.

Снова-здарова. О провале с рейдом на треклятый остров уже все что ли в курсе? Чертовы сплетники, не мегаполис, а одна большая деревня…

Говорить я ничего не стал, молча дернул плечом, как бы говоря: ну давай, выкладывай, раз уж начал, чем уж там.

Удовлетворившись поданным знаком, Дмитрий согнал с лица улыбку и предельно серьезно произнес:

— Молодости свойственна несдержанность. Молодые мечтают о подвигах, о героических свершениях, что войдут в анналы истории, стремятся прославиться на века. И я их вполне понимаю, этого многие жаждут.

Я прищурился.

— Мне кажется или я слышу в твоей речи — «но»?

По губам мага пробежала мимолетная улыбка.

— Но, — сказал он, — Тщеславие и честолюбие нередко ведут к катастрофе, если рука об руку с ними не идут разумность и рассудительность. Понимаешь, о чем я?

Я помолчал.

— Думаешь я хотел захватить Авалон чтобы прославиться? — с любопытством спросил я.

С любопытством, потому что не ожидал, что бывший наставник подумает, будто его ученик способен идти на поводу столь примитивных эмоций.

Дмитрий взглянул мне в глаза, прочитал в них что-то и покачал головой, готовый отказаться от первоначальной теории.

— В этой жизни, никто ничего не дает просто так, — я жестко посмотрел на боевого мага. — Все приходиться брать самому.

Старая аксиома, знакомая каждому детдомовцу. За последнее время, нахождение в клане заставило меня слегка подзабыть истины, известные с детства. Теперь пришла пора их вновь вспоминать.

— Мне плевать на славу, мне плевать на известность, и я вовсе не стремлюсь войти в историю. На нее мне по большому счету тоже плевать. Я хотел захватить воздушную Цитадель не для всего этого дерьма, — мое лицо скривилось в выражении искреннего отвращения. — Авалон мне нужен, потому что ничего другого у меня теперь нет. Ты, понимаешь меня?

Я вернул вопрос Дмитрию и не сказать, что ему это понравилось. Зато в его глазах медленно зародилось понимание причин, которые подвигли опального княжича на безрассудный (да ладно, чего уж там — отмороженный) поступок.

Для меня самого собственная яростная речь послужила неким катализатором, встряской мозгов. Терзания, переживания, размышления о неудаче — все это хрень! Не ошибается тот, кто ничего не делает. Не вышло? Да и плевать. В следующий раз буду умнее, в следующий раз обязательно получиться. По-другому и быть не могло. Точка.

— Кажется я тебя понимаю, — медленно протянул Билецкий, глядя на меня, словно на незнакомого человека.

Я подхватил новый бокал и коротко отсалютовал собеседнику.

— За понимание, — хмуро буркнул я, делая глоток.

Командир одного из подразделений Детей Вьюги смотрел на меня с веселым изумлением. Его удивили мои слова. Не каждый день можно увидеть, как некто решается перестать быть фигурой на шахматной доске и жаждет превратиться в игрока. Такое заслуживало уважения.

— Так зачем ты на приеме? — мрачно спросил я, возвращаясь к теме начала беседы. — Только не говори про порядок. От этих богатеев можно ожидать неприятностей разве что в виде небольшого дебоша. И то не здесь, а в номерах отеля.

Последовал красноречивый взгляд, брошенный на окружающую публику. Степенные бизнесмены, важные магнаты — максимум на что способны эти деятели: напиться и вызвать девочек из эскорта.

Билецкий как-то по-хитрому ухмыльнулся и ничего не сказал. Тоже мне конспиратор хренов.

Я равнодушно пожал плечами. Тайны мадридского двора, блин. Хотя его тоже можно понять, по уставу ему запрещено посвящать в детали задания посторонних. А я сейчас как раз и есть — посторонний…

Вечер потек в прежнем русле, Дмитрий куда-то свалил, братья Бахрушины завязывали полезные знакомства, я скучал, едва не выворачивая челюсть от попыток скрыть прорывающиеся зевки.

Пару раз подходили какие-то мутные личности, заводили еще более мутные разговоры непонятно о чем. Этим хватило холодного взгляда, чтобы не мешали юному отпрыску славного рода Строгановых «развлекаться».

Еще несколько раз разговор заводили весьма миловидные молодые особы женского пола, но с таким алчным блеском в глазах, что вся охота к общению моментально испарялась. Ясно что ищут — выгодную партию. Ну или желают пристроить упругую попку в теплое местечко. Смотря к какой когорте относились девицы: дочери воротил финансового мира или же их пассии, всегда находящиеся в поисках лучших вариантов для себя любимых.

В какой-то момент мне все это так осточертело, что я плюнул и вознамерился покинуть прием. И только направился к выходу, как стоящий у парадных дверей слуга (мажордом? дворецкий?) неожиданно громогласно не объявил:

— Ее сиятельство, Полина Строганова.

Я аж крякнул от удивления. Зрастье-приехали, а она тут откуда? Когда прикатила в Златоград и почему не отзвонилась заранее?

Пока медленно делал два следующих шага, лениво раздумывал, не приперся ли Билецкий на благотворительную тусовку по этому поводу? Типа дополнительная охрана важной особы, собирающейся посетить с незапланированным внезапным визитом «Нефритовый дворец»?

Вполне может быть. После покушения выглядит, как разумная предосторожность.

Я проводил взглядом спешащего навстречу важной госте Григория Мамонтова. Мы с ним пообщались несколько минут в самом начале приема, но быстро разбежались в разные стороны. Слишком непохожие у нас интересы с молодым банкиром. А болтать через силу не хотелось.

Полина блистала, в изящном коктейльном платье, она моментально приковала к себе внимание всех присутствующих.

Я зевнул, это надолго, пока она до меня доберется, пройдет минимум полчаса. Лезть вперед я посчитал излишним. Проще подождать, пока ажиотаж немного спадет.

Все-таки интересно, зачем княжна Строганова заявилась на благотворительный вечер бизнес-элиты Златограда? Никогда не поверю, чтобы развеяться.

В какой-то миг, любезно выслушивая некого господина, склонившегося в подобострастном поклоне, Полинка случайно приподняла голову и дотянулась взглядом через весь зал до меня. Мгновенно заметила скучающее выражение на лице и озорно подмигнула.

Юмористка блин, все бы ей шуточки…

Ладно, пока там столпотворение, не будем терять времени даром. Подумаем, куда планировать следующую вылазку. Идея Престона с налетом на один из европейских городов выглядела довольно перспективно.

Или далеко не летать? Выбрать ближнее зарубежье? Какая-нибудь Украина, Азербайджан или Узбекистан. По идее у них тоже имелись Центробанки, где хранились золотовалютные запасы страны.

Нет, вряд ли там что-то осталось. Скорее всего местные власти во время Великого Откровения сами постарались и опустошили закрома своих родин. Верхушка бывших союзных республик всегда отличалась особой жадностью и желанием думать исключительно о собственной шкуре. Ставлю рубль против миллиона, бывшие власти ободрали своих сограждан до нитки и счастливо смотались в теплые страны.

В тех краях ловить нечего.

Германия? После падения немецких кланов в тамошних землях порядка мало. Хотя справедливости ради стоит отметить, что до откровенной анархии тоже не дошло. Можно ждать хорошо организованного сопротивления.

Кстати об этом, стоит действовать быстро. Стремительный налет и отход. Никаких задержек, не давать связать себя боем, позволяя охранникам подтянуть резервы из подкрепления.

Шок и трепет. Натиск и быстрота. Будем брать пример с викингов. Древнескандинавские товарищи поступали умно, выбирали жирную цель для атаки в виде богатого монастыря, брали его приступом и сматывались, не дожидаясь, пока местный феодал приведет армию на подмогу монахам.

Сейчас в монастырях сокровища не хранят, священники, как и другие богатеи уже давно подались веянию времени и использовали для этого банковские хранилища.

Так куда лучше всего нанести визит? Может в Польшу? Вот где полный дурдом. Территория бывшей страны наводненна беженцами из южной и северной Европы (а сейчас и с Прибалтики туда подались), централизованной власти нет, немногочисленные одаренные из слабых родов, которых и кланами нельзя назвать, с упоением режут другу друга за свободные земли.

Идеальный вариант.

Или все-таки выбрать Италию? Там тоже весьма беспокойно. А миланские и ватиканские банки ломятся от деньжищ. Не знаю, стоит обдумать получше. Возможно посоветоваться с Артуром Престоном. Мой новоявленный вассал определенно разбирается в этих делах…

— Здравствуй, братец, — занятый мыслями я не заметил, как подкралась Полина.

Я поневоле улыбнулся, мне всегда было приятно ее видеть.

— Здравствуй, сестрица, — подыгрывая княжне ответил я.

Позади девушки флером из деловых костюмов вились гости приема, разбавленные парочкой телохранителей, выделяющиеся из толпы слишком подтянутыми фигурами и короткострижеными прическами.

Все они конечно старались сделать вид, что оказались поблизости совершенно случайно.

Забавно. Ко мне так не липли. Что в целом объяснимо. Бизнес соблюдал осторожность, не зная, чем в будущем может аукнуться тесное общение с опальным принцем. Полина у князя Строганова в фаворе. Да и в целом всеобщая любимица.

— Очередь на раздачу автографов от поклонников? — пошутил я, кивая на кучкующийся позади народ.

— Надо общаться с людьми, — отозвалась Полина, беря меня под руку и отводя к столам с закуской у стены.

Шведский стол, горы разнообразной снеди, сбоку переносная барная стойка с живым барменом.

Поняв, что знаменитые Близнецы желают остаться наедине, за нами никто не рискнул последовать. Даже бодигарды притормозили, справедливо полагая, что брат не представляет опасности для сестры.

— Как твое самочувствие после отравления? Мстислав сказал, что ты прошла полный курс восстановления. Никаких последствий не выявили? — первым делом спросил я и добавил, указывая на причину своего беспокойства: — Отрава влияла на магический дар.

Полина махнул рукой.

— Ничего страшного, дар в порядке, организм тоже, — она крепко сжала мою ладонь: — Я так и не поблагодарила тебя за спасение. Если бы не антидот…

Я не дал ей договорить.

— Забудь, ты сделала бы для меня то же самое. Нам обоим повезло, что лекарство оказалось поблизости.

Названная сестра остро взглянула из-под тонко подведенных ресницы.

— Я слышала ты взял на службу одного из убийц, — она помедлила и поправилась: — Точнее одну — девицу-ассасина.

В глазах княжны Строгановой плавали маленькие льдинки. Я догадался, что она жаждет мести.

— Не просто взял на службу, а принял клятву крови, — подчеркнул я. — Может ты не знаешь, но это двусторонняя клятва, связывающая вассала и господина в равной степени.

Я рассеяно подхватил кусочек фруктовое канапе с подноса.

— И потом, Ласка не была виновата в случившемся с тобой напрямую, причиной массового отравления послужила самодеятельность ее напарника. Которого уже нет на свете в живых.

Полина молчала.

— И если уж на то пошло, почему бы тебе не обратить внимание на изначального заказчика? Последний раз я его видел в компании Мстислава и не скажу, что они выглядели врагами, — язвительно посоветовал я.

Княжна взяла виноградину, небрежно бросила ее в рот и неторопливо прожевала.

— Кстати насчет советов, — она не стала продолжать расспросы, давая понять, что тема с наемными убийцами закрыта. — До нас дошли слухи о странной выходке Охотниковых.

«До нас», не «до меня» — небольшая оговорка, прямо намекающая на смену уровня беседы с частного характера на государственный, то есть клановый.

Вот из-за чего она здесь. Из-за дальневосточного клана. Точнее из-за их предложения женитьбы.

— Князь волнуется? — с ухмылкой спросил я.

Полина резко дернула головой.

— Думаешь, это смешно? Ты не можешь жениться на Диане Охотниковой, — в ультимативной форме заявила она.

Я изобразил изумление.

— Почему? Мне показывали ее фотографии, очень симпатичная и милая особа. Уверен, из нее получится отличная жена.

Сестрица поджала губы.

— Ты понимаешь, что в таком случае у тебя заберут фамилию и выгонят не только из правящего рода, но и из клана? Князь Кирилл ее никогда не примет.

Я беспечно отмахнулся.

— Подумаешь, можно будет взять фамилию супруги. Кажется это более чем законно.

Полина вздохнула, догадавшись, что ерничать я могу еще очень долго.

— Ладно, чего ты хочешь?

Учитывая события с Авалоном, видимо в Чертогах Льда опасались, что неожиданное предложение дальневосточного клана может вызвать у меня взрыв нездорового энтузиазма, в стремлении отомстить за провал с летающей Цитаделью.

Вот и подсуетились, отправили посла в лице сестрицы на переговоры, чтобы уберечь от необдуманных поступков.

Кстати, зря волновались, серьезно вопрос женитьбы на Диане-Охотнице я не рассматривал. Что не помешает мне вытрясти из встревоженных родственничков небольшую компенсацию за исчезновение беспокойства.

— Хочу собственный аэропорт в окрестностях Златограда, — сказал я, натянув на лицо самое невозмутимое выражение из своего арсенала.

— Что? — Полина растерялась.

Не ожидала услышать ничего подобного. Наверное, думала буду просить денег, снаряжение или военную технику. Вполне нормальный набор для боевого мага.

Проходи разговор где-нибудь в другом месте, может так и случилось бы. Как ни посмотри, а добротная армейская амуниция в свете вероятного рейда на запад придется ко времени.

Однако мы стояли в зале, битком набитым бизнесменами и дельцами, что поневоле заставляло мысли течь в совершенно ином направлении.

— Я хочу получить разрешение на строительство личного аэропорта в пригороде Златограда, — по слогам повторил я.

Сам между тем подумал: сначала аэропорт, а потом кто знает, может и до космопорта дело дойдет. В конце концов, наука и технология развиваются ударными темпами, все сильнее переплетаясь с магией. Уверен, вскоре прогресс затронет и ракетную технику.

А мне бы не помешала собственная космическая гавань.

Глава 22

*Холодный Предел. Владения клана Строгановых.

*Столица Хладоград. Дворец советников. 08:00


Как и полагалось, последним на совещание пришел князь. Витавший под сводами высокого потолка гул голосов моментально стих, стоило старшему Строганову переступить через порог.

В помещении, выполненном в стилистике огромной ледяной пещеры, наступила дисциплинированная тишина. Сидящие за вытянутым овальным столом белого мрамора члены Совета послушно ждали, пока властитель Холодного Предела дойдет до места председателя.

Перед тем как сесть седовласый маг, выглядевший удивительно крепко для своего возраста, цепким взглядом окинул следившую за его появлением аудиторию, отмечая, все ли присутствуют.

Лишних прорех за столом не обнаружилось, а значит можно начать.

— Приступим, — голова князя повернулась влево, обозначая внимание к Длани Порядка.

Женщина в светлом брючном костюме без лишних слов потянулась за рабочим планшетом. Ультратонкий девайс, рассчитанный на работу в экстремальных условиях низких температур, загорелся ярким дисплеем.

— Общее состояние инфраструктурных проектов…

Потекли цифры и данные с временными отрезками, на отдельном экране, как бы вплавленным в стену, замелькали графики и диаграммы. Хитрый монитор с большой диагональю в пассивном состоянии маскировался, выводя картинку ледяного узора.

Доклад советницы, отвечающей за мирную составляющую жизни клана, затянулся на полчаса, невзирая на то, что проходил в краткой форме. Очень сильно выросли владения Владык Холода после исчезновения магических зон. Обширные земли, много городов, большое количество населения. И везде нужно поддерживать порядок и обеспечивать развитие.

— У кого-то есть что добавить? — когда женский голос стих, князь вопросительно оглядел слушателей.

В ответ уважительное молчание. Презентацию по текущему состоянию дел сочли исчерпывающей.

— Хорошо, отличная работа, Лариса, — Патриарх коротко кивнул.

Длань Порядка приняла похвалу как должное, не забыв выразительно глянуть на извечного оппонента напротив.

Мстислав, он же Длань Войны, он же главный боевой маг клана, скупо улыбнулся, показывая, что заметил внимание соперницы.

— Деньги выделяются на все программы?

Взгляд князя нашел кланового казначея. Упитанный парень лет двадцати восьми в старомодной жилетке, делающей его чем-то похожим на стряпчего из викторианской эпохи, приподнялся, выпрямляя спину.

— Да, ваша светлость, необходимые средства поступают на счета в полной объеме, — сообщил он.

Роман был слабеньким магом, зато потрясающе разбирался в бухгалтерии и финансах, являясь на этой ниве настоящим гением. При его назначении многие указывали на слишком юный возраст, считая, что на такую важную должность следует поставить кого-нибудь более солидного и опытного. Однако князь не послушался рекомендации и, судя по всему, ни разу об этом не пожалел. Молодой казначей искусно вел дела, связанные с многочисленным имуществом клана.

— Мамонтовы пообещали поддержку, если вдруг возникнут трудности с текущими расходами, — напомнил Кирилл Константинович.

Советник закивал, пухлые руки сами собой потянулись к мобильному комп-терминалу, точной копией тех, что лежали перед другими членами Совета.

— Пока что мы успешно справляемся сами, — ответствовал Роман. — В последнее время доходы казны показывают устойчивый рост, благодаря совместному участию Триумвирата в коммерческих начинаниях на равных основах.

— Благодаря шилу в заднице Мамонтовых, — вполголоса пошутил Петр.

Худой блондин в неряшливом бордовом свитере и потертых джинсах вносил легкую дисгармонию среди сидящих за столом на фоне строгого интерьера зала.

Предпочитавший свободный стиль в одежде отвечал за исследовательский отдел. И как все ученые, искренне считал, что тратить усилия на внешний вид слишком расточительно.

Князь сурово посмотрел на шутника.

— Это, как ты выразился, «шило в заднице» сделало Мамонтовых одними из самых богатых и влиятельных семей в мире. Что в свою очередь серьезно увеличило состояние нашего рода.

Сказанный сухим надтреснутым голосом комментарий заставил научника судорожно подтянуться, все следы веселости с добродушной физиономии испарились, оставив сосредоточенность и внимательность.

— Простите, мой князь, — извинился Петр, пытаясь изогнуться в покаянном поклоне.

После провала с экспериментами по наделению магическим даром всех жителей Холодного Предела, Патриарх уже выражал неудовольствие работой ученой братии клана. Провоцировать повелителя дурацкими замечаниями в свете указанных неудач будет весьма опрометчиво. Возьмет и еще больше урежет финансирование, перенаправив средства на другие нужды, коих после расширения подвластных территории появлялось с завидной регулярностью.

— Как протекает процесс сбора податей с сооружений религиозного толка? — внимание вновь переключилось на казначея.

— Превосходно, налоги идут без задержек, после пары случаев закрытия храмов, священники больше не тормозят выплаты за текущий год, — бодро отрапортовал Роман.

Князь удовлетворенно смежил веки, идея огненных приносила недурной доход клановой казне.

— Эксцессы? — поворот в сторону Длани Войны.

— Никаких, — Мстислав отрицательно покачал головой. — Одно выступление с протестами из десятка особо упертых фанатиков и все. Обошлось без насилия. Все задержанные оштрафованы на крупные суммы и предупреждены о принудительной депортации на случай повторных арестов.

Лазарь, бывший командир одного из подразделений Детей Вьюги, а ныне ответственный за реорганизованный Департамент Хранителей Тишины подтвердил слова Длани Войны и добавил уже от себя:

— Всем верующим, независимо от конфессии, вынесено замечание на предмет массовых сборищ. Проводить собрания можно исключительно за пределами городской черты, включая религиозные празднования.

— Правильно, не надо чтобы улицы запруживали толпы, тем самым мешая обычным людям в повседневной жизни. Хотят проводить шествия? Пусть, не мешать. Но только в безлюдной местности. Перекрывать улицы и затруднять дорожное движение Хранители не будут. Им и так есть чем заняться.

Князь мазнул взглядом по дисплею своего планшета.

— Что там кстати насчет криминогенной обстановки? — вспомнил он.

Лазарь встал, демонстрируя идеальную военную выправку. Зазвучали четкие рубленные фразы отчета по ситуации с правопорядком на подвластных клану землях: сколько преступлений совершенно за последний месяц, какого типа, сколько тяжких, процент раскрытия, количество казненных.

На последней цифре Лариса Ивановна едва заметно поморщилась. Подозрение, что назначение боевого мага на пост главного Хранителя, выльется в ужесточение работы правоохранительной системы, полностью подтверждалось. Предшественник Лазаря из бывших полицейских не задержался надолго в кресле руководителя Департамента. А ведь через него имелись все предпосылки провести реформы по смягчению уголовного кодекса. Очень уж суровым он выглядел в глазах Длани Порядка для обширных новых владений.

— Таким образом открытие границ напрямую связано с небольшим всплеском преступности, но говорить о регулярной тенденции нельзя, несмотря на то, что количество прибывающих не уменьшается, — закончил военный чародей.

Следующим эстафету подхватил советник по административному управлению. Крыжовников Борис Анатольевич в прошлом губернатор Архангельской области. Выступление касалось подготовки и обучения чиновничьего аппарата для руководства подвластными областями.

А также кадров для муниципальных служб, здравоохранения и всего того, что нужно для стабильного функционирования такой сложной структуры, как государство.

Сейчас Холодный Предел по размеру и численности населения превышал иные страны европейского континента.

Специальные курсы, строгий надзор, отбор и контроль. Обязательное прохождение через артефакты истины.

Важность затронутого пакета вопросов потребовала въедливого изучения, князь досконально желал знать, что и как творится в указанной сфере.

Отдельным пунктом проходило обсуждение Скандинавии. Здесь слово снова взяла Лариса Ивановна, поведав о предпринимаемых шагах на освобожденном «заднем дворике» ледяных земель.

Незаметно прошел еще один час. Время приближалось к полудню. По итогу высказались все присутствующие. Наступил момент сделать перерыв на обед. Получив разрешающий знак от князя советники медленно потянулись на выход, рассчитывая подкрепить силы в столовой на два этажа ниже зала для совещания.

За столом остался Патриарх и Длань Войны, оставленный господином в последний момент.

— Ну и что ты об этом думаешь? — Кирилл Константинович уставился на своего главного полководца.

Боевой маг с фигурой борца догадался, о чем идет речь, но на всякий случай уточнил:

— Вы о несуразной просьбе Виктора? Думаю, бред. Какой еще аэропорт?

Князь медленно потер подбородок.

— Просьба, скорее похожая на ультиматум, — протянул он спустя небольшую паузу.

Мстислав подобрался.

— Считаете рискнет принять предложение Охотниковых?

Патриарх клана ледяных владык поднял голову, посмотрев на ближайшего помощники с прищуром.

— А ты нет? Можешь дать гарантии, что мальчишка не взбрыкнет и не согласится на женитьбу чисто из вредности?

Длань Войны запнулся, гарантировать такого он не мог. Да и никто не мог, если уж на то пошло. Психологический портрет второго (или первого, смотря кто считал) Близнеца четко указывал на такую черту характера, как мстительность.

После Авалона Виктор запросто мог пойти на союз с «эльфами», желая отплатить за провал с захватом летающей Цитадели.

— Мальчик решил показать зубки, — негромко промолвил князь.

— То, что волк отбился от стаи, не значит, что он превратился в овцу, — философски отозвался Мстислав.

Патриарх усмехнулся, сравнение пришлось ему по душе.

— Аэропорт значит, — протянул старший Строганов. — Ладно, будет ему аэропорт…

* * *

*Окраины Златограда.

*Офис торгового дома братьев Бахрушиных. 15:20


— Ну что, теперь ты доволен, что я тогда заговорил с Виктором Строгановым? — Петер Сергеевич Бахрушин резко остановился и весело покосился на брата.

Последние полчаса он мерял шагами кабинет, рассуждая вслух о заключенных контрактах, активно жестикулируя. Возбуждение позапрошлого вечера не желало оставлять воодушевленного предпринимателя. Перед ними открывались такие перспективы, что дух захватывало.

— Одна проблема, мы раньше не занимались столь крупными проектами, — уже в который раз попытался охладить пыл брата Борис.

Младший Бахрушин не разделял оптимизма родственника и напарника по бизнесу, предпочитая с критической точки зрения смотреть на ситуацию. Первый азарт прошел, появилось понимание серьезности поставленной задачи.

До сего дня основной сферой деятельности компании выступали перевозки и совсем немного строительство. Плюс небольшое производство дорожной плитки под Вологдой.

Сейчас же от них требовалось полностью заняться строительством. Довольно крупным и сложным.

И о чем они думали? В тандеме Петр-Борис, Борис всегда выступал в роли пессимиста, призывающего к осторожности, а тут вдруг расслабился, подался эйфории на приеме и пожалуйста — три подряда, да еще каких. Волей-неволей возникнут сомнения.

— Не дрейф, все получится, — успокоил брата Петр. — Это шанс прорваться, и я не собираюсь его упускать. Даже если для этого придется работать сутками напролет и лично класть кирпичи или делать проводку.

Борис неохотно согласился. Не поспоришь, или они делают и выходят победителями, или нет и остаются заурядными предпринимателями средней руки. Третьего не дано.

— Глянь, что показывают, — младший Бахрушин кивнул в направлении телевизора.

Плоская панель висела в углу, работая с выключенным звуком, шла трансляция канала «Правосудия».

Увидав значок известной телекомпании, Петр удивился.

— Зачем ты это смотришь?

Борис пожал плечами.

— Интересно, — сказал он и потянулся за пультом.

Появился звук. В прямом эфире обсуждали пойманного чиновника из старых властей, депутата законодательского собрания какой-то области. Беглеца взяли вместе с женой в Мексике.

Внизу экрана бегущей строкой сообщились любопытные факты из жизни бывшего функционера, наделенного властными полномочиями. Один из них как раз привлек внимание второго брата: дочь депутата служила в национальной гвардии США в то время, пока папаша «трудился в поте лица» в должности «народного избранника».

— Охренеть, — Петр понял, что вызвало удивление Бориса. — Только в прежней России было такое возможно. Пока отец рассказывал об ужасах Запада, его дочурка служила в фактически вражеской армии. Неудивительно, что народ так рьяно поддержал чистки ублюдков.

Тотальное истребление политической элиты старой РФ жители встретили с ликованием. Кланам не пришлось прикладывать никаких усилий, убеждая в правильности жестоких мер. Как оказалось большинство граждан искренне ненавидели старые власти и встретили ликвидацию чиновников с радостью.

— Я только не понимаю, зачем они до сих пор за ними охотятся? Никогда не поверю, что ради справедливости.

Петр пожал плечами.

— Может у них обычные преступники заканчиваются, вот и приходиться ловить беглых казнокрадов по всему миру. Первого попавшего вора, стырившего у соседа курицу, не взять, нужна более значимая фигура, которая вызовет необходимый отклик у аудитории. Вот и изворачиваются, разыскивая «деятелей» из прошлого. Чтобы создать нужный эффект

— Охотники за головами, тудыть их налево, — кисло ругнулся Борис.

Брат повернулся с выражением недоумения.

— Только не говори, что тебе жалко выродков. Не забывай, какие грешки за спиной у каждого такого пойманного карася.

— Да не жалко, просто не понимаю почему делают это так громко. Могли не раздувать шумиху.

Борис махнул рукой, пульт приглушенно щелкнул, экран телевизора погас.

— Ладно, вернемся к нашим баранам, — Петр не возражал против отключения источника лишнего шума. — Я тут подумал, может нам не ограничиваться простой стройкой?

— В смысле? — брат с интересом покосился на старшего родственника.

— Как насчет идеи дальнейшего технического обслуживания возведенного объекта? Услуги по клинингу, безопасности, обустройству и слежением за прилегающими территориями? За отдельную ежемесячную плату разумеется.

— Типа вывоза мусора, подержания в работоспособном состоянии водопровода, канализации и прочее? — с сомнением протянул Борис.

— Почему нет? Создадим дочернюю фирму, будем оказывать помощь клиентам в эксплуатации зданий, возведенных нашей основной компанией. Вроде сервисного центра. Как тебе?

Младший партнер Торгового дома хмыкнул.

— Толково. Может сработать. Только надо озаботиться квалифицированным персоналом. Где взять сотрудников?

— Найдем, — Петр отмахнулся. — Сейчас по провинциям много безработных умельцев. Предложим переезд, хорошую зарплату, многие согласятся.

— Попробовать стоит, — нейтрально отозвался Борис.

Петр энергично прошелся по кабинету.

— Если все получится, то к концу года бизнес вырастет, как минимум вдвое. А дальше, чем черт не шутит, возможно дело дойдет и до клановых тендеров. Представляешь, какие там крутятся деньги?

— Эй-эй, полегче, — младший брат замахал руками. — Придержи лошадей. Мы еще эти три подряда не выполнили, а ты уже замахнулся на госконтракты. Это тебе не просто так. Там давно уже обустроились старожилы со связями на самых верхах. И в партнерах у них наверняка имеются лица, с приставками «сиятельные» при обращении. Не думаю, что на них произведет особое впечатление упоминание имени Виктора Строганова.

Петр задумался.

— Да, может ты прав. С тузами этот трюк уже не пройдет.

Недавние неприятности, возникшие на горизонте после взятия срочного кредита, испарились, стоило нужным людям шепнуть, что совладельцем предприятия является один из легендарных ледышек и не абы кто, а носящий фамилию правящего рода.

Конкуренты пораскинули мозгами и разумно решили отвалить, не желая связываться с излишне зубастой добычей.

Но это работало на их нынешнем уровне. У тех кто на самом верху, тоже имелись покровители из числа клановых иерархов. Следовательно, игра, как минимум будет идти на равных.

— Хорошо, перспективы дальнейшего роста обсудим, когда придет время. Пока сосредоточимся на нынешних контрактах, — изрек Петр и шагнул к столу.

* * *

*Окраины Златограда. Владения клана Мамонтовых.

*Железнодорожная станция «Быстрая-9». 15:17


Стальная змея с мягким шипением замедлила ход, дальше наступила очередь тормозов, сработала автоматика, останавливая состав в точно указанном месте.

От металлической поверхности однотипных грузовых вагонов дыхнуло горячим воздухом. Висящее в зените летнее солнце неплохо прогрело коробки, высокая скорость с обдувающим ветром не спасла от высокой температуры.

— Внутри, наверное, жуткая духотища, — Ксения наморщила носик. — Хорошо, я не поехала вместе с грузом. Представляю в каком виде сейчас бы оттуда выбиралась.

— Так эти консервные банки и не предназначены для перевозки пассажиров, — я пожал плечами, суть претензии для меня осталась непонятной.

Стоящий чуть позади начальник дежурной бригады аккуратно кашлянул, привлекая внимание высокородных.

— Выгрузку где делать? Прямо здесь?

Я оглядел перрон складского тупика, покосился на редкие барашки кучерявых облаков на голубом небосводе. На ум пришли спутники-шпионы, высококачественные объективы с многократным увеличением и фотографии высокого разрешения, сделанные с орбиты.

— Нет, загоняйте в пакгауз, — скомандовал я.

Рабочий замахал машинисту, руками указывая на развилку и дальше вправо, где ближние к нам рельсы упиралась в приземистое здание из красного кирпича.

— Давай в будку! — заорал бригадир, не забыв для могучего крика сделать богатырский вздох.

Спустя десять минут, определенного количества мата и небольшого количества пота, состав оказался загнан под крышу складского строения, где и остался, освобожденный от локомотива.

В руки рабочих перекочевал пухлый конверт с «благодарностью» за халтуру. Закрыв за собой скрипучие ворота, наверное помнящие еще времена Ленина, труженики железнодорожного депо ушли, оставив нас одних.

Через мутные стекла, испещренные грязными разводами, проникало достаточно света, чтобы не беспокоиться о неработающих лампах старого пакгауза. А небольшой слой пыли внутри мог испугать разве что особо привередливых личностей.

— Первые три, — Ксения указала на вагоны. — Основной груз.

Я глубокомысленно кивнул.

— Последние два, оборудование для полевого тестирования и диагностики. И конечно боекомплект.

Моя голова еще раз важно качнулась.

— И чего ждем? — княжна Демидова требовательно уставилась на меня. — Или ты думал я сам буду открывать тяжеленые створки? Вперед, не ленись.

Пробурчав под нос про бабскую привычку командовать и мысленно посетовав, что отпустил слишком рано рабочих, я подошел к раздвижной двери первого вагона.

Небольшое усилие, дергание ручки, обязательное упоминание какой-то матери и заржавевший засов поддался, открывая взору внутренности металлического контейнера.

Полутьма, два неясных предмета довольно большого размера скрывала плотная ткань брезента.

— Запаковать нормально не могли что ли? — проворчал я, сдергивая фиксирующие ремни, натянутые поверх неясного контура.

— Пойдет, не хрусталь везли, — откликнулась Ксюша, бодро берясь за края тента со своей стороны.

Напряглись, дружно потянули, кусок ткани соскользнул вниз, оставшись лежать на полу смятой кучей, следом полетели полоски капроновых стяжек.

— Представляю вам АРПы второго поколения, серия «Мантикора», программа «Металлическая жизнь». Версия два, дробь, один, — добавив торжественности в голос, представила изделия родного концерна Ксения.

— А почему дробь один? — живо заинтересовался я последним обозначением.

Княжна Демидова посмотрела на меня, как на идиота.

— Потому что краска другая, сам же просил, городской камуфляж вместо «Арктики».

Подивившись извилистой женской логике (мысленно разумеется, не дурак же высказывать ТАКОЕ вслух), я провел ладонью по поверхности механизма.

Робот выглядел солидно. Весьма. Только не понятно почему назывался «Мантикорой». Если судить по выступающим суставам и продолговатому корпусу, модели больше бы подошел гриф «паук-мутант-кузнечик».

— Автономные платформы обладают высокой мобильностью и внушительной огневой мощью. Многофункциональные комплексы предназначены для выполнения комбинированных задач, включающих, как боевые, так и разведывательные миссии, — заучено принялась перечислять тактико-технические характеристики Ксюша.

Я слушал, да мотал на ус. Как-никак с железяками воевать бок о бок. Надо же знать, на что способны.

— Модуль поведенческого самоанализа формирует алгоритмы самостоятельного функционирования, а скрипты взаимодействия с окружающим миром позволят не выходить за рамки выполнения поставленной задачи.

Тут потребовалось уточнение.

— Как они действуют на поле боя? Поодиночке или взаимодействие идет на уровне группы?

Как известно, сжатые в кулак пальцы намного сильнее растопыренной пятерни. Здесь тот же принцип. Воевать одному и в составе слаженного подразделения, далеко не одно и то же.

— Единую коммуникацию осуществляет специальный зашифрованный канал широкополосной связи. Представленные модели могут обходиться без «погонщика» — живого оператора дистанционного контроля. Роль лидера группы плавающая и не привязана к конкретному юниту. Каждый из роботов может взять функцию ведущего, после уничтожения предыдущего лидера.

Что тут скажешь? Объяснение полностью удовлетворило. Правда имелось еще одно уточнение.

— Связь идет через спутник?

— Есть два режима: глобальный и внутренний, между участниками отряда. У каждого имеется дополнительные степени защиты. Уровень шифрования высокий. Даже если объекты окажутся под землей, то запустится резервный канал, позволяющий обмениваться информацией на коротких дистанциях. В случае потери контакта с группой, робот входит в режим полной автономности.

— Круто. А что с вооружением?

Девушка приподняла руку, на запястье загорелся инком. Пара отданных через устройство команд и освобожденный от брезента металлический кибер-пехотинец ожил, приподнимаясь на высоту пары метров.

— Фига себе дура, сколько в нем?

— Два с половиной метров в холке, — сообщила Демидова.

— Здоровенный штука, — уважительно прицокнул я.

Колдующая над дисплеем Ксения не разделила восторгов (видать привыкла), продолжая нахмурив точенные бровки нажимать светящиеся иконки в сложном меню.

Спустя минуту робот снова пошевелился, вставая боком. Щелкнули, открываясь, пазы оружейных пилонов, из темных недр выглянули острые наконечники реактивных снарядов.

— Вооружение представлено крупнокалиберными пулеметами на 2 тысячи выстрелов. Против живой силы противника не защищенных броней. И ракетными пусковыми установками «Спираль-3». Боевая часть снаряжается в зависимости от целей задания. Имеется, кумулятивные боеприпасы, предназначенные для поражения техники, оснащенной, как композитной броней, так и динамической защитой. И термобарические боеголовки для уничтожения врагов в укрытиях.

Неплохо. Засядет супостат в здании, станет палить из окон, а робот ему туда гостинец — объемно-детонирующий. Простенько и со вкусом.

— Красавцы, — я похлопал по корпусу, как по крупу породистого скакуна.

Металл украшал ломанный рисунок цифрового камуфляжа из черного, темного-синего и серого различных оттенков.

— И как тебе только удалось уговорить руководство поделиться ими?

АРПы мне предоставили на условиях краткосрочного лизинга, провести испытания в реальных боевых условиях. Я получу бездушных солдат, кому не нужно платить, а оружейники протестируют технику. Обе стороны в выигрыше. Win-win, как говорят у пиндосов.

Ксения на меня внимательно посмотрела.

— А ты что, до сих пор не понял? — осведомилась она со странной интонацией.

Я нахмурился. Разве ответ не очевиден? Или есть подвох? Ну да, куда же без подводных камней в общении с кланами. Стоило уже привыкнуть.

— Ты же понимаешь, что тебя до сих пор испытывают? И что изгнание вовсе не означает полного разрыва с Владыками Холода? — девушка отпустила руку, дисплей инкома автоматически погас. — Поверь, я с самого рождения кручусь в обществе колдунов, магов уровня Повелителя стихий просто так не отпускают на вольные хлеба. Тебя проверяют.

— Зачем? — чувствуя себя глупо спросил я.

Княжна посмотрела на меня с показной скорбью, типа ну что ты как маленький, неужели не ясно.

— У Строгановых сейчас только два чародея подобного ранга. Остальные болтаются на уровне чуть выше среднего, хотя и входят в правящий род. А вы с Полиной, совершенно другое дело. Идеальные претенденты на роль главы клана.

У меня нервно сглотнул от неожиданного вывода.

— Князем? Меня? — затем: — Спятила?

— Или Полину княгиней, — хладнокровно дополнила Ксения. — Других вариантов нет. На троне должен сидеть самый сильный.

Я ошарашенно потер щеку.

— А как же Мстислав? Он тоже Повелитель Льда. К тому же намного более опытный.

Девушка отрицательно покачала головой.

— За годы службы он слишком привык находится в положении подчиненного. Идти в фарватере принимаемых кем-то другим решений. Такой склад ума не подходит для правителя. Даже опасен. Вы в свою очередь достаточно молодые, не скованы рамками прошлого, умеете гибко мыслить и не идти на поводу чужого мнения. При желании.

Так-так-так, это что же получается, опять какой-то тест? Бросили в воду и смотрят, как буду барахтаться, выплыву-не выплыву? Как тогда в случае с Постулатами Силы.

Сволочи…

— Полину оставили при дворе, ее обучение расширили, не только магия, но и умение обращаться с людьми.

В голове промелькнули мысли насчет приема Охотниковых, как легко и непринужденно сестрица тогда вела себя в высшем свете.

— Но это не значит, что ей дают больше поблажек. Просто к вам применяют разный подход подготовки. Методы разные, цель одна — воспитать нового Патриарха.

Я со щелчком закрыл рот. Теперь ясно откуда растут ноги появления роботов. Уральский клан подстраховался на случай, если вдруг опальный принц в будущем станет властителем Холодного Предела. Им нетрудно, а пользы много. Глядишь и не забудет новый князь, как ему однажды помогли.

— Ладно, не парься об этом раньше времени, Кирилл Константинович запросто переживет еще нас с тобой. Ты же знаешь вредного старика, у него вместо крови жидкий азот, а сердце из куска чистого льда.

— Угу, — пробурчал я.

Ксения посмотрела на меня, поняла, что моя голова сейчас занята чем угодно, только не металлическими кибер-болванками, вздохнула и заявила:

— Ладно, ты пока подумай, а я пожалуй, займусь диагностикой.

Я махнул рукой и остался стоять, размышляя о клановых порядках, к которым, как оказалось, так и не смог толком привыкнуть.

Глава 23

*Москва. Владение клана Орловых.

*Кремлевский комплекс правительственных зданий. 13:15


Небо наводнили беспилотники, кружили вертолеты с командами быстрого реагирования на борту, с орбиты вели наблюдение спутники, специально выделенные для контроля указанной зоны.

Снайперы прятались между зубцов стен, сложенных из красного кирпича, помнящих еще времена правления Иоанна Грозного.

Многочисленные видеокамеры передавали сигналы как в стационарные операторские, оборудованные прямо в Кремле, так и в мобильные командные пункты, пригнанные кланами, не доверяющими местным хозяевам.

Те, впрочем, не возражали, понимая, что при других обстоятельствах поступили бы схожим образом. А потому предоставили необходимое, дав доступ чужой охране к системам безопасности. Не всеобъемлющий, но достаточной для наблюдения за окружающей обстановкой.

Сенсоры, настроенные на поиск взрывчатки. Рамки металлоискателей. Датчики, реагирующие на опасные биологические и химические вещества. Сканеры, просвечивающие насквозь людей и предметы на наличие оружия. Всевозможная техника следила за тем, чтобы никто и ничто не смогло проникнуть незаметно на закрытую территорию.

Пространство над городом закрывали пять ракетно-зенитных дивизионов. В воздухе постоянно, сменяя друг друга, находилась пара дежурных истребителей. Под крылом каждого покоился полный боекомплект, дающий возможность вести не только воздушный бой, но и позволяющий наносить удары по земле.

Естественно, техникой дело не ограничивалось. Знаменитый на весь мир государственный комплекс окутывали мощные колдовские щиты, способные остановить практически любой удар извне.

Маги-операторы отслеживали всплески чародейской энергии, готовые отправить боевые группы захвата на проверку подозрительной активности в любую секунду.

Никогда еще прежде Кремль не был так защищен. Беспрецедентные меры безопасности. Три линии обороны: магия, технология, живые телохранители, охраняли покой тех, кто сегодня съезжался в центр старой Москвы.

Вереницы черных лимузинов раз за разом ныряли в темные провалы кремлевских ворот. У парадного входа, прямо у дверей, гостей лично встречал князь Орлов. Не поленился, вышел сам, показывая, как ценит то, что на его приглашение откликнулись.

Хотя жест совершенно не обязателен, те, кто приехали и сами прекрасно понимали, что время пришло. Пора договариваться. И Неугасимое Пламя лишь успело выступить инициатором сбора. Как и полагается самому влиятельному и могущественному клану страны.

Автомобили шли один за другим. Кавалеры и дамы в шикарных нарядах приветствовали главу сильнейшего рода. Сверкали белоснежные улыбки, пряча скрытое напряжение, фальшивая теплота маскировала холодную настороженность, что сопровождала каждого, кто не относился к явным друзьям и союзникам огненных.

Вот показалась кавалькада больше других. Триумвират решил не давать лишних поводов для сомнений в крепости собственного союза. Приехали вместе.

Первыми на потертую брусчатку Кремля ступили Мамонтовы. Дорогой парфюм, галстуки ручной работы из лучшего шелка, бриллиантовые запонки на рукавах, золотые заколки на галстуках и элегантные костюмы из дорогого сукна. Вокруг небольшой группы мужчин витал дух биржевых котировок и запах денежных облигаций.

Следом появились Демидовы. Здесь выделялись на фоне богатых одежд разноцветные каменья. Да не просто какой-нибудь ширпотреб, что любой может купить в ювелирке, а настоящие произведения искусства, созданные при помощи редкой стихии Трансмутации.

И последними, но не по значимости, вышли Строгановы. Тут предпочитали неброские, добротные наряды, без излишнего пафоса. Боевые маги, Воины. Скромная делегация, где каждый стоил небольшой армии.

Три клана, три великих рода, три сотни лет поддерживающие друг друга и никогда не отказывающиеся от однажды данного слова всегда выступать плечом к плечу против общих невзгод.

Несколько лет назад понадобились усилия сразу нескольких сильнейших кланов страны, чтобы утихомирить разбушевавшихся ледышек. Но даже тогда ни Мамонтовы, ни Демидовы не отвернулись от старого союзника, понимая, чем грозит поддержка объявленного общего врага.

Золотые небоскребы разорвали все торговые связи с противниками Владык Холода. Уральские кузнецы отказались отгружать уже выполненные заказы и перестали принимать новые до тех пор, пока столкновения не прекратятся.

В то же время в Холодный Предел щедрой рекой потекли финансы и поставки лучшего военного оборудования. Триумвират официально не включился в войну, неофициально воевали все участники древнего альянса.

Дружно, спина к спине, прикрывая союзника по всем направлениям, готовые прийти на помощь при любых исходах и невзирая на последствия.

Многие завидовали подобной сплоченности. И недоумевали, почему союз до сих пор не распался, пройдя сквозь века существования. Ведь нет более гордых и надменных существ, чем Патриархи великих родов…

Поприветствовав прибывших и не показав ни грамма недоброжелательности, князь Орлов обменялся рукопожатиями с князем Кириллом.

Исторический момент запечатлели сотни камер, увидели десятки любопытствующих глаз. Старые соперники впервые за долгие годы встретились лицом к лицу…

— Как думаете, насколько все затянется? — Катерина Мечникова бросила взгляд на экран инкома.

Коммуникационное устройство в форме изящного браслета выводило информацию на ультратонкий дисплей, выделяющийся слегка изогнутыми краями. Самая дорогая модель на рынке.

Инга Глинская завистливо вздохнула, в настоящий момент она не могла себе позволить такую игрушку. Клан находился в трудном положении, вследствие чего содержание существенно сократилось. А значит никаких подарков «себе любимой» и никаких чрезмерных трат.

— Надолго, — ответила Алиса Волконская. — Раньше вечера вряд ли разойдутся. Так что можешь смело отменять спа-процедуры или что ты там запланировала.

Катерина недовольно поджала губы. Идеально подведенные, цвет — последний писк моды — «закатный коралл», — автоматически отметила Инга.

— Не понимаю, зачем нам здесь находится, — подала голос другая Глинская — Тина.

В отличие от сестры, ее не привлекали новые цацки, и зависти к ним она не испытывала.

— Чтобы поддерживать свой клан и род, — нравоучительно изрекла княжна Волконская.

Тина хитро покосилась на подругу, с подковыркой спросила:

— А правда, что тебя выдают замуж за одного из Орловых? — девичий голос сочился искренним любопытством.

На лице молодой целительницы возникло выражение не менее искреннего изумления. Тонкие брови взлетели вверх, глаза расширились, а рот приоткрылся.

— С чего ты это взяла?

— Ходят слухи, — туманно проронила Глинская, неопределенно поведя в воздухе указательным пальчиком, украшенным ободком золотого колечка.

Их небольшая компания встала чуть в стороне от основной массы народа, чтобы не бояться лишних ушей, но достаточно близко к центру зала, чтобы не выпадать из общего потока.

— Бред, — категорично отвергла предположение Волконская и отчеканила по слогам: — Никакого замужества никто не планирует.

— Да ладно, — жалостливо протянула Тина. — Нам ты можешь рассказать.

— Да не о чем рассказывать, — разозлено бросила Алиса и добавила: — И вообще, не желаю говорить ни о каких свадьбах.

Сказанная категоричным тоном фраза подвела черту под неудобной темой. «Невеста» ясно дала понять, что не желает дальнейшего обсуждения своего потенциального замужества.

Инга и Тина коротко переглянулись, пожали плечами и непринужденно улыбнулись, соглашаясь с требованием приятельницы. Нет так нет, можно поговорить и о другом. Например, вспомнить, что каждая из четверки относится к влиятельному роду, а значит можно обсудить кое-что серьезное, затрагивающее будущее всех русских магических кланов.

— Вы тоже думаете будет империя? — понизив голос поинтересовалась Катерина, сделав вид, что картинно оглядывается, не подошел ли кто слишком близко.

Увидав кривляние подруги Алиса прыснула. Обстановка разрядилась, чувство неловкости исчезло.

— Слышала, Орловы претендуют на первенство, — уже без ужимок продолжила Катя.

— Многие откажутся признавать единую власть, — возразила Инга. — Не видать огонькам престола, как своих ушей.

— Да и вообще, никому не видать, — подхватила Тина. — Империя — это необходимость подчиняться общим правилам. Вспомните, кто в последний раз из князей склонял перед кем-то голову?

Клановые твердыни не зря прозывались Цитаделями гордыни, их хозяева слишком уважали свое эго, чтобы признавать чье-то главенство. Так повелось исстари, со времен появления магических зон. Именно нежелание поступиться властью спровоцировало бойню, уже вошедшую в историю под названием — Войны Господства.

Патриархи слабых родов пожелали остаться свободными, более сильные семьи имели на этот счет свою точку зрения. Как итог — смерть, штурмы родовых замков и рождение малых вассальных родов из остатков некогда независимых кланов.

— Но до чего-то они договориться должны. Иначе зачем вообще собираться вместе? — Катерина вопросительно посмотрела на Алису, затем перевал взгляд на сестер Глинских.

Княжна Волконская рассеяно отпила из узкого бокала с белым вином.

— Кажется это называется Уложением, — негромко промолвила она. — Слышала, для начала хотят создать нечто вроде общего свода правил для всех. Чтобы окончательно покончить с хаосом.

— Типа — права и обязанности кланов? — уточнила Тина, в голосе девушки явственно прозвучали нотки недоверия.

Кто наденет себе на шею хомут ограничений? Да еще добровольно? То же самое, что признать чью-то власть над собой. А на это, как они уже успели выяснить, никто и никогда не пойдет. Из действующих князей так уж точно.

Алиса пожала плечами, подробности ей были неизвестны.

— За что купила, за то и продаю, — отозвалась она.

— Говорят, пошли разговоры о представительском органе, — вклинилась Инга, помолчала и уточнила: — Навроде Сената.

— Зачем? — удивилась сестра. — Хотят сделать аналог республики? Ни за что не поверю.

Категоричный отказ встретил понимание у четвертой участницы беседы.

— Глупость какая, — возразила Катерина. — Там же все перессорятся в тот же миг, как окажутся в одном помещении. Никто не будет слушать другого, начнут вставлять палки в колеса при выдвижении любой инициативы. Работу парализуют в день открытия. Причем намеренно, чтобы подгадить конкурентам из других кланов. Управляющий орган, который не выполняет возложенных функций, кому он нужен?

Инга по-хитрому ухмыльнулась.

— А кто сказал, что туда войдут представители кланов? — девушка сделала эффектную паузу и смачно припечатала: — Да и вообще, кто-либо из магов.

Наступило ошарашенно молчание. Смысл сказанного не сразу дошел до собеседниц, а когда дошел, то поневоле вызвал небольшой гвалт.

— Бред!

— Идиотизм!

— Ерунда! Не может такого быть!

Предположение, что в новообразованный Сенат войдут исключительно простые люди, не обладающие даром, «природным» колдуньям, родившимся со способностью повелевать неведомым, показалось настоящим кощунством.

Это все равно, что признать, будто кто-нибудь из Патриархов слезет с трона и отдаст свое место какому-нибудь человеку из числа рядовых обывателей, коих на улицах любых городов шляется невообразимое количество.

— Если правда, то зачем это нужно? — как более здравомыслящая из всей четверки Алиса первой догадалась задать правильный вопрос.

Подумала и тут же сама на него ответила.

— Чтобы снять возможное напряжение в обществе.

В Ордене Крови учили не только соблазнять мужчин, но и думать головой.

— Первая эйфория прошла, люди все чаще стали задумываться о сложившемся поло