Book: Сладчайший грех



Сладчайший грех

Сладчайший грех

Название на языке оригинала: Pregnant by the Millionaire

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Когда Ник проснулся, рядом с ним никого не было.

Странно, ему ведь не пригрезилась высокая, стройная блондинка с длинными волосами и такими светлыми карими глазами, что они выглядели золотистыми!

Кажется, он называл ее богиней... Ах, да — Хиби, юная богиня.

Ох, уж эти глаза! Манящие, чарующие, таящие множество тайн... Не то чтобы Нику захотелось посвятить свою жизнь разгадыванию этих тайн, нет, конечно! Хиби стала для него всего лишь очередной любовной победой, ну и, разумеется, прекрасным способом забыться, отвлечься от боли воспоминаний об одном из самых ужасных дней в его жизни. Что еще оставалось ему делать в эту черную годовщину? Можно было, конечно, напиться вдрызг... Но выбранный им способ гораздо эффективнее и приятнее.

Ник стремился отключить память, и присутствие Хиби Джонсон помогло ему. По крайней мере, на несколько часов.

Куда же запропастилась эта красотка? За окном все еще темно, смятые простыни до сих пор хранят тепло девушки, так что, судя по всему, встала она недавно.

Ник недовольно поморщился при мысли, что Хиби могла, не попрощавшись, исчезнуть в ночи. Обычно это было его привилегией! Он водил девушек по ресторанам, выходил с ними в свет, спал с ними, но никогда ничего не обещал, предпочитая не связывать себя никакими обязательствами. И уж тем более не позволял ни одной женщине вмешиваться в свои дела.

На этот раз, ему придется чуть сложнее, ведь с Хиби он нарушил сразу два неписанных золотых правила.

Во-первых, он никогда не приводил девушек к себе. Им совершенно ни к чему знать его адрес. Да и расставаться так легче. Ушел — и до свидания! Но Хиби жила с соседкой, вот и пришлось ему заняться любовью на своей территории.

Во-вторых, он всегда старался не путать личную жизнь с профессиональной деятельностью. А Хиби работала в его компании, только на два этажа ниже.

Но в нестандартной ситуации приходится прибегать к нестандартным мерам. Вот Ник и привез Хиби к себе домой. Ему необходимо было забыться. И у него это получилось как нельзя лучше. Еще бы, такое великолепное тело! Ник был очарован, околдован совершенством красоты Хиби. А то, что она оказалась совершенно не похожей на тех глупых легкомысленных девиц, с которыми ему доводилось общаться раньше, только добавило удовольствия. Его душевная боль утихла в ее обществе, если не исчезла совсем.

Ник тихо простонал, вспомнив о безумствах прошедшей ночи. Давненько он не испытывал такой всепоглощающей страсти. Мужчина поднялся с постели и вышел в коридор.

И сразу понял, что все-таки не один в квартире!

С кухни донеслись какие-то звуки, а через несколько секунд в дверях появилась Хиби со стаканом воды в руке. Ее наготу прикрывали лишь доходящие до груди волосы.

Ник ощутил новый прилив возбуждения, глядя на волшебное загорелое тело девушки — длинные ноги, округлые бедра и аппетитную грудь, упругую, приподнятую, с маленькими розовыми сосками.

Их так и хотелось целовать!

Ник заприметил эту девушку несколько месяцев назад. На такую красавицу просто невозможно не обратить внимание. Но до вчерашнего дня, Ник позволял себе только разговаривать с ней.

А сейчас он хочет ее. Снова.

—Что ты делаешь? — поинтересовался он, поедая Хиби глазами.

При виде хозяина дома, у девушки перехватило дыхание. Она до сих пор не до конца понимала, как так вышло, что она оказалась в квартире Ника Кейвендиша. В его постели. В его объятиях.

Девушка положила на него глаз в тот момент, когда впервые увидела. Может быть, это была любовь с первого взгляда, а может, и просто, чисто сексуальное влечение, кто знает. Но Хиби не сомневалась в одном: ей никогда не забыть поцелуи и ласки, которыми Ник одаривал ее минувшей ночью. С того самого мгновения, когда он впервые коснулся ее, она потерялась в его объятиях, забыв обо всем на свете. К ней пришла любовь.

А может, это случилось гораздо раньше?..

Обаятельный американец Ник Кейвендиш владел художественной галереей в Лондоне, где и работала Хиби, а также еще несколькими подобными заведениями в Париже и Нью-Йорке. Ему постоянно приходилось быть в разъездах, но в каждой из галерей его ждал шикарный пентхаус.

Хиби проработала в галерее несколько недель, прежде чем увидела, наконец, ее хозяина. Всякий раз, думая о нем, девушка ощущала, как у нее перехватывает дыхание, а сердце начинает учащенно биться.

Высокий, мускулистый, с густыми темными волосами до плеч и поразительными глазами синего цвета, какой бывает у лесных озер, он излучал сексуальность и уверенность в себе.

Никогда, даже в самых смелых своих фантазиях, Хиби не смела подумать, что такой мужчина способен заметить ее, девушку, занимающую столь низкий пост в его компании. Вчера, когда Хиби выходила из галереи, они случайно столкнулись нос к носу. Девушка думала, что Ник окатит ее насмешливым или презрительным взглядом, но он добродушно извинился, и они вместе посмеялись над ситуацией, а потом... прозвучало приглашение на обед. Удивительно! Вот уж такого Хиби никак не ожидала! Свое приглашение мужчина объяснил тем, что они работают вместе уже несколько месяцев, и до сих пор плохо знают друг друга.

Теперь такого уже не скажешь!

Они стали очень даже близки прошлой ночью. Хиби была уверена, что навсегда запомнит каждое прикосновение его рук и губ к своему телу.

Щеки девушки вспыхнули румянцем, при одном только воспоминании о страстных объятиях прошлой ночи.

Ник стоял перед ней обнаженный... и возбужденный. Приятное тепло разлилось по ее телу, возвещая о пробуждении уснувших желаний.

—Надеюсь, ты не против, что я немного похозяйничала у тебя на кухне? Просто пить захотелось. — Хиби залпом осушила стакан с водой.

Ник тоже ощущал жажду. Но совершенно отличную от той, что испытывала Хиби. Забрав стакан из ее рук, и поставив его на стол, он склонился к девушке и поцеловал ее в грудь.

Она была прекрасна, эта богиня юности! Ему снова захотелось раствориться в ней, но уже не для того, чтобы позабыть о душевной боли, как вчера, а потому, что он просто хотел ее, как женщину. Хотел так сильно, так исступленно, что был почти уверен, на этот раз, секс получится бурным и почти по-животному грубым. И Ник нисколько не сомневался в том, что она с готовностью примет его. Как и вчера.

Он толкнул девушку на кровать, и их тела вступили в сладкую битву.

Через несколько минут — а может, и часов? — Хиби ощутила, как волны удовольствия накрывают ее с головой, унося на седьмое небо.

Хиби никогда раньше не испытывала ничего подобного. Их тела, казалось, были созданы друг для друга.

Девушка улыбнулась, не веря своему счастью. Она могла бы с легкостью кинуться в омут с головой и окончательно влюбиться в Ника. Если уже не влюбилась! А судя по тому, как ее тянуло к нему, такое вполне возможно.

Что же ждет их в будущем? — размышляла Хиби. Проведут ли они вместе следующий день? Все-таки воскресенье, и им не надо идти на работу. Хорошо бы позавтракать вместе, а потом заняться любовью! Днем погулять в каком-нибудь парке, а вечером снова насладиться поцелуями.

А затем они могли бы...

Уставшая и счастливая, Хиби заснула.

Ник лежал рядом с ней без сна. И хотя он никогда прежде не чувствовал столь полного физического удовлетворения, червь сомнения грыз ему душу.

Да, Хиби Джонсон красива и желанна. Заниматься с ней любовью — неземное удовольствие. Но то, что она так забывалась в его объятиях, теряя контроль над собой, значило только одно — он должен расстаться с ней. И как можно скорее. Нельзя вселять в нее напрасные надежды.

Кроме того, она работает в его компании. Ему вовсе не хочется, чтобы им тыкали вслед пальцем и шушукались, рассказывая всякие небылицы. Ничто так не вредит репутации босса, как подобная любовная интрижка. Впрочем, уже немного поздно рассуждать об этом!

Ник попал в ситуацию, которой, раньше, всегда старательно избегал.

После развода, два года назад, Ник знал много женщин. Он дарил им подарки, спал с ними, а потом бросал без всяких сожалений. Его отношения с женщинами никогда не длились долго, чтобы, не дай бог, не почувствовать хоть малейшей эмоциональной близости. Но от сотрудницы собственной галереи не так-то легко избавиться, она будет вечно маячить перед глазами, порождая в нем угрызения совести. Именно поэтому, Ник избегал связей на работе — боялся утратить ощущение собственной свободы.

Но в любом случае, как бы ни нравилась ему стоящая передним обнаженная девушка, необходимо немедленно порвать с ней. Уйти, не оглядываясь.

Что делать с тем фактом, что Хиби работает в его галерее, Ник пока еще не знал. Самое простое — уволить ее. Но было бы нечестно лишить девушку работы только из-за того, что она переспала с ним. Кроме того, это, наверняка, станет для нее шоком, и в результате может получиться отвратительная и слишком эмоциональная сцена с криками, слезами и упреками, а Ник всегда старался избегать подобных ударов по нервам. В таких случаях, почти каждая женщина наивно полагает, что мужчина влюбился в нее без памяти, уж коли разделил с ней ложе, и что ей теперь нечего бояться за свое место в компании!

Ник осторожно, чтобы не разбудить, посмотрел на Хиби. Не по этой ли причине, она так беззаветно отдавалась ему? Заботится о своей карьере?

Если да, то ее ждет неприятный сюрприз!

Никто и ничто не в силах удержать Ника Кейвендиша от принятия нужного ему решения, даже светловолосая красавица с золотистыми очами.

Несколько часов спустя, Хиби смущенно вошла на кухню.

Она проснулась в одиночестве на огромной постели. Смятые простыни и разбросанная одежда служили красноречивым напоминанием о любовных игрищах прошлой ночи и раннего утра.

Хиби быстро приняла душ, оделась, а затем отправилась на поиски Ника.

Он стоял спиной к ней в черной обтягивающей майке и потертых джинсах и готовил кофе.

Нику Кейвендишу было уже тридцать восемь лет, но в свои двадцать шесть, Хиби никогда еще не видела мужчины более сексуального. Его зрелость и опыт в любовной игре восхищали Хиби.

Конечно, Ник был когда-то женат. Если верить Кейт (еще одной служащей галереи), через пять лет он развелся. Хиби узнала об этом после неожиданного визита босса в галерею три месяца назад. Тогда он был зол как черт, орал на всех, кто попадался под руку, а потом так же неожиданно исчез, наверное, чтобы терроризировать своих сотрудников в Париже.

Кейт сообщила, что иногда с ним такое случается. Рассказала она и о том, что у него был сын, но бедняга погиб под колесами машины, не дожив до пятилетнего возраста. Его смерть послужила поводом для бесконечных ссор, а потом и развода родителей, два года назад. До сих пор Ника Кейвендиша мучают призраки прошлого, и тогда он лютует, не щадя никого.

Но это и неудивительно, рассудила Хиби. Нет ничего более драматичного, чем потеря маленького ребенка. Однако эти детали из жизни босса, только разогрели интерес девушки.

Хиби украдкой наблюдала за ним, когда бы он не появлялся в лондонской галерее. И хотя чаще всего видела босса мрачным и угрюмым, она знала, как преображается его лицо, когда он улыбается, или смеется глубоким, заразительным смехом, который сразу делал его похожим на озорного мальчишку. Вот только глубокая печать пережитого горя, никогда не покидала его чарующих синих глаз.

Ник входил в галерею, принося с собой энергию и жизнелюбие, вдохновляя окружающих своим оптимизмом, а потом исчезал, так же неожиданно, как и появлялся.

Но никогда Хиби и представить себе не могла, что таинственный босс пригласит ее на обед, а уж тем более, что она окажется с ним в одной постели.

Ник скорее не услышал, а почувствовал, что Хиби вошла на кухню. Он догадался, что девушка тихо стоит в дверях и наблюдает за ним, однако не повернулся, оттягивая момент, когда ему придется сказать ей горькую правду.

Этот разговор неизбежен. С тех пор, как Ник развелся, он всегда заводил его с женщинами, которые побывали в его постели. Именно поэтому, он так не любил пробуждение после ночи с сексом. С чего начать, черт побери? Может, поговорить о погоде? Или о том, кто выиграет Уимблдонский турнир в этом году? А может, о соревнованиях по гольфу? Едва ли эти темы подходят, особенно после столь бурной ночи!

Но ведь, если не поговорить на отвлеченные темы, тогда придется обсуждать, когда они увидятся снова, а это было неприемлемо для Ника. Особенно в данном случае. Он понял, какую ужасную ошибку совершил, связавшись с Хиби Джонсон. И не собирался усугублять ситуацию, притворяясь, будто у их отношений есть будущее.

Что ж, настала пора расставить все точки над «i», решил Ник и повернулся к гостье. Чем быстрее он покончит со всем этим, тем скорее сможет вернуться к своей привычной жизни.

Хиби, как и вчера, вечером, была одета в черную шелковую блузу и черные брюки. Ее светлые волосы спадали на плечи, а легкий макияж не смог скрыть покраснения на нежной коже подбородка, след от его щетины.

Нет, нельзя вспоминать о вчерашней ночи! — приказал себе мужчина. Больше никаких мыслей о той страсти и неистовости, с которой они наслаждались друг другом. Иначе они снова окажутся в постели.

—Уже уходишь? — поинтересовался Ник, подчеркнуто безразличным тоном. — Или все-таки выльешь чашечку кофе? — Он поднял кофейник.

Хиби нахмурилась, поражаясь грубости и бестактности хозяина дома. Можно подумать, что он не мог дождаться момента, когда избавится от нее. А она-то, дура, мечтала, что они проведут воскресенье вместе, болтая, смеясь и занимаясь любовью!..

—Н-не думаю, что мне этого хочется. Спасибо, — нерешительно отказалась девушка, размышляя, действительно ли Ник ожидает, что она уйдет прямо сейчас.

Повисла неловкая пауза.

Чего она ждет? — нетерпеливо подумал Ник. Он предложил ей кофе, она отказалась, теперь для них обоих было бы лучше, если бы Хиби просто попрощалась и ушла.

—Я... — прервала его мысли девушка. — Наверное, мне лучше уйти, — фраза прозвучала скорее как вопрос, чем утверждение. Похоже, Хиби продолжала надеяться, что он попросит ее остаться.

Но разве у нее имелись на то причины? Они занимались любовью. Оба получили удовольствие. А теперь все закончилось. Чего еще ей от него нужно? Ему больше нечего ей предложить!

Ник молчал.

—Моя соседка, наверное, волнуется... — Хиби чувствовала себя ужасно, но не двигалась с места, не понимая, как ей следует вести себя.

Конечно, у нее были отношения с мужчинами раньше, когда она училась в университете, но она никогда не оставалась у них на всю ночь. Да и отношения эти были скорее дружескими. Весь ее предыдущий сексуальный опыт ограничивался одной-единственной ночью.

—Уверена, что не выпьешь со мной? — спросил Ник, наливая себе в чашку кофе.

Он повторил свое предложение только из вежливости, с грустью догадалась Хиби. Ник, тем временем, сел за стол. Он пил кофе, не глядя на нее, как будто утратил к ней всякий интерес.

—Я пойду, — объявила девушка. — Я... спасибо тебе за обед.

И за все остальное, хотелось добавить ей, но она не стала этого делать.

Ник украдкой взглянул на Хиби. Кажется, ее расстроила его резкость. Но чего она ожидала, черт возьми? Что он признается ей в вечной любви? Скажет, что не может жить без нее? Или, может, возьмет ее с собой в Нью-Йорк, куда должен был лететь днем?

Господи, это ведь реальная жизнь, а не какая-нибудь мелодраматическая сказка. А они уже взрослые люди, а не романтично настроенные подростки!

Они оба прекрасно провели время. Но на этом надо ставить точку.

—Сегодня я возвращаюсь в Нью-Йорк, — холодно сообщил Ник. — Я позвоню тебе, хорошо? — Мужчина знал, что не станет этого делать, но надеялся, что после этих слов девушка быстрее уйдет.

Хиби еще больше погрустнела. Она уже не была столь наивной, чтобы не понять, Ник только что дал ей отставку. Он ведь даже не знал ее номера телефона, как же тогда свяжется с ней? Можно, конечно, найти ее номер в личном деле, но Хиби, в глубине души, абсолютно точно, знала, что он не собирается так поступать.

Ник пристально смотрел на Хиби. Такая растерянная и печальная... Ему даже стало жаль ее. Он поднялся, подошел к ней и притянул ее к себе.

―Прощай, Хиби, ― прошептал он девушке на ухо.

Она взглянула на него широко раскрытыми глазами.

А у нее все-таки очень красивые глаза, заключил Ник. Как и все остальное, напомнил ему разум.

Возможно, они могли бы встретиться еще раз...

Нет! ― решительно сказал себе мужчина. Не будь идиотом. Лучше оставить все как есть. Не надо потакать своей минутной слабости.

Время поможет ему забыть и об этой ночи, и об этой девушке.



ГЛАВА ВТОРАЯ

Шесть недель спустя, Хиби все еще ждала обещанного звонка от Ника Кейвендиша.

Конечно, глупо было надеяться, что он позвонит. Из разговоров с Кейт, Хиби узнала, что Ник никогда не заводит серьезных отношений с женщинами, с которыми спит. Количество женщин, не устоявших перед его обаянием, по словам той же Кейт, подсчету не поддавалось, особенно после развода. И ни одна из них — Кейт как будто специально подчеркнула эти слова — не работала в галерее Кейвендиша.

Последние полтора месяца девушка жила как на иголках, постоянно ожидая, что руководство объявит ей, что ее дни в галерее сочтены. В настоящее время, разумеется, трудно уволить сотрудника без уважительной причины, но Хиби понимала, что, если Ник захочет избавиться от нее, он непременно найдет какой-нибудь способ.

Тот факт, что Ник Кейвендиш должен был на будущей неделе вернуться в Лондон, чтобы успеть к открытию очередной выставки, не позволял Хиби сосредоточиться на работе.

И чем стремительней приближался этот день, тем хуже чувствовала себя девушка. Все буквально валилось из рук. Ведь уже совсем скоро ей предстоит столкнуться с ним лицом к лицу.

Может быть, стоит сказаться больной и отлежаться дома? Это даже не было бы ложью. Хиби уже второй день почти ничего не ела и ощущала болезненную слабость во всем теле.

Какого черта я так волнуюсь! — ругала себя девушка. Это ведь не я пригласила его на обед. И не я настояла на том, чтобы поехать к нему домой.

—Хиби? — раздался возле ее уха до боли знакомый голос.

Девушка резко развернулась, задев рукой стопку пригласительных билетов, которые приготовила для выставки на следующей неделе.

―Простите, — пробормотала она и, присев на корточки, начала дрожащими руками поднимать с пола рассыпавшиеся по полу билеты.

Ник должен был приехать лишь на следующей неделе!

Что ты здесь делаешь? ― неожиданно для себя самой спросила Хиби, выпрямившись.

Может быть, у тебя провал в памяти, Хиби, но так уж получилось, что я владелец этой галереи и у меня пентхаус на верхнем этаже здания. Я могу приезжать сюда в любое время, когда захочу!

Действительно... Если бы Хиби знала, что Ник приедет раньше, чем ожидалось, она не отреагировала бы так... глупо.

За шесть недель отсутствия босса, девушка решила, что, когда он вернется, она будет холодна и вежлива с ним. И совершенно не важно, что они провели бурную ночь вместе на верхнем этаже этого самого здания...

—Поднимемся ко мне в офис, — нетерпеливо добавил Ник. — Мне нужно поговорить с тобой.

Одетый в строгий темно-серый костюм, белоснежную рубашку и светло-серый галстук, аккуратно завязанный, он выглядел так, как и должен выглядеть мультимиллионер, владеющий рядом известных художественных галерей.

Глядя на него сейчас, Хиби удивлялась, как ей могло прийти в голову, что такой мужчина способен всерьез заинтересоваться ею.

—Хиби! — прогремел он, раздраженный ее молчанием.

Веду себя как полная идиотка, выругала себя девушка. Стою и пялюсь на него, потеряв дар речи от его неожиданного появления в галерее.

Хиби глубоко вздохнула, стараясь побыстрее успокоиться и вести себя как можно более естественно. Если, конечно, это возможно с мужчиной, о котором она мечтала последние шесть недель!

—Чем могу быть полезна, мистер Кейвендиш?

—Ты можешь подняться ко мне в кабинет? — твердо повторил он. — Сейчас же! — Не дожидаясь ее ответа, Ник развернулся и уверенным шагом направился к двери.

Кейт, которая работала неподалеку, вопросительно посмотрела на Хиби. Та лишь пожала плечами в ответ, давая понять подруге, что не понимает, в чем дело.

Она и правда понятия не имела, зачем понадобилась начальнику. Да, они пообедали и провели вместе ночь, но Хиби никогда и никому и словом не обмолвилась об этом, не говоря уже о том, чтобы попытаться связаться с Ником. Так в чем проблема?

Чем больше девушка думала об этом, пока они, молча, поднимались в кабинет Ника, тем больше ее одолевала злость.

Неужели он ожидал, что только потому, что они переспали один-единственный разочек, она до его возвращения напишет заявление об уходе? Поэтому он так злится? Оттого, что не ожидал увидеть ее здесь?

Но это нечестно, не правда ли?

Хиби любила свою работу, как и любила людей, с которыми занималась одним делом. И ведь, проклятье, она ничуть не виновата в том, что ему приспичило переспать с ней!

Как только они вошли в кабинет. Ник поспешно закрыл дверь и оглядел Хиби с ног до головы. Затем присел на край своего мраморного итальянского стола и скрестил руки на груди.

—Ну и чего ты дуешься на меня, Хиби? — Его синие глаза насмешливо светились. — Оттого, что я был не слишком вежлив с тобой сейчас? Или потому, что не звонил тебе несколько недель? — Ник с вызовом посмотрел на девушку.

—Шесть, — бросила она резко, тут же покраснев от собственной наглости.

—Какая разница! — Он пожал плечами. Ник отлично помнил, сколько времени прошло с того момента, как они виделись в последний раз, но ни за что бы не признался в этом Хиби.

Ник вначале был уверен, что Хиби Джонсон ничем не отличается от всех тех женщин, с которыми ему приходилось сталкиваться до нее, но на деле все оказалось по-другому. По какой-то непонятной ему причине, Ник так и не смог выбросить из головы эти золотистые глаза, это великолепное тело, эти шикарные густые волосы...

Воспоминания о ночи, которую он провел с Хиби, посещали его в самые неожиданные моменты. И это не только безумно раздражало, но и мешало ему нормально работать и даже спать.

Сейчас в ее глазах отражалась злость, ее пухлые губы были сердито поджаты, но — черт побери — Ник находил это чрезвычайно сексуальным!

Да и выглядела Хиби прекрасно в кремовой шелковой блузе с лентой под грудью и черной юбке-карандаше, открывающей взору прекрасные длинные ноги.

А он-то самоуверенно полагал, что по возвращении в Лондон и думать забудет о Хиби Джонсон!

Даже до того, как Ник увидел картину работы Саутерна, он уже знал, что не сможет выбросить из головы эту светловолосую красавицу.

Ник немного напрягся, когда бросил взгляд туда, куда поставил картину, прикрыв ее куском ткани. Он сделал это не только для того, чтобы защитить холст от пыли, но и чтобы Хиби не увидела ее до тех пор, пока не придет время...

―Простите... зачем вы позвали меня? — подчеркнуто вежливо поинтересовалась девушка.

―Ладно, Хиби, забудь обо всем на минутку, — расплывчато ответил Ник, — и скажи мне, что тебе известно об Эндрю Саутерне?

Хиби на секунду замешкалась, собирая на задворках памяти все, что она знала об этом художнике. Девушку удивил вопрос босса, но, в конце концов, она решила, что он вознамерился таким образом доказать, что она не знает свою работу. Тогда у него появится предлог уволить ее.

―Англичанин, — сглотнула Хиби. — Родился в тысяча девятьсот пятьдесят третьем году. Живописью начал заниматься с двадцати лет. Рисовал в основном портреты, но потом переключился на пейзажи, недавно начал интересоваться Аляской...

―Я спрашиваю не о биографии этого человека, Хиби! ― резко перебил ее Ник, вставая. ― Я спросил, что тебе о нем известно?

—Мне? — Девушка непонимающе заморгала. — Но я только что рассказала тебе все, что я знаю о нем.

—Не будь так упряма, Хиби. Я не прошу посвящать меня в детали. Просто признайся, что знакома с ним. И что можешь связаться с ним лично.

Хиби была поражена. Этот разговор не имел ничего общего ни с тем, что произошло между ними полтора месяца назад, ни с попыткой доказать ее некомпетентность, как сотрудницы галереи. Дело в Эндрю Саутерне. Да, Хиби восхищалась его творчеством, но она никогда не встречала этого человека, а тем более, не имела с ним каких-то особых личных связей.

Ник расстроился, значит, Хиби не собирается обсуждать с ним свои отношения с художником. Что ж, Саутерн мог вполне годиться ей в отцы. Возможно, по этой причине она и не хочет упоминать его имя. Но, как бы, то ни было, Ник уже много лет пытался договориться о встрече с Эндрю Саутерном. И ни разу, ни ему самому, ни представителям галереи это не удавалось. И вот, оказывается, Хиби может стать ключом к этой заветной двери.

—Послушай, Хиби, давай попробуем еще раз, хорошо? Согласен, шесть недель назад я переступил некую границу, но ведь и ты тоже, разве не так?

Хиби гневно сверкнула глазами. Если Ник хочет таким образом извиниться за ночь, которую они провели вместе, или за то, что он так и не позвонил ей, то у него плохо получилось.

Все это время Хиби мучила себя мыслями о том, что она сделала не так, раз Ник Кейвендиш не захотел позвонить ей, не говоря уже о том, чтобы увидеться с ней снова.

А теперь он неожиданно изменил свое поведение! Как же мало она о нем знает!

―Это все, что ты хотел мне сказать? — холодно спросила девушка.

―Конечно, нет! — Ник сделал паузу. — Не пойму, ты специально пытаешься меня разозлить?

―Мне кажется, и пытаться не нужно. По всему видно, как я тебя раздражаю.

―Теперь я понимаю, — улыбнулся Ник, — почему той ночью ты показалась мне такой загадочной.

Это было совсем не то, что хотела услышать Хиби. Не здесь. Не сейчас.

Всю первую неделю после отъезда Ника в Нью-Йорк, она провела в мучительном ожидании его звонка.

Хиби влюбилась в него, хотела его, и — о боже! — она ведь не сделала ничего плохого, проведя ночь в постели с человеком, которого считала привлекательным!

Но проходили недели, и эта уверенность таяла с каждым днем.

Сейчас она уже не могла так легко вернуться в прошлое.

—Полагаю, будет лучше, если мы оба забудем об этом, тебе так не кажется?

Ник хотел услышать эти слова шесть недель назад, но сейчас они больно ударили его по самолюбию.

Да, ему не терпелось избавиться от нее после той ночи, и он не позвонил ей, как обещал, но такая готовность с ее стороны забыть обо всем, ранила гордость Ника и вызвала в нем волну глухого раздражения.

Он подошел к Хиби и, заглянув ей в глаза, нежно коснулся ее щеки.

—Неужели меня легко забыть, Хиби? — соблазнительно промурлыкал Ник. — Неужели ту бурную ночь так просто выбросить из головы? — Мужчина знал, что, возможно, совершает очередную ошибку, но холодность девушки вывела его из себя. — А ты не обманываешь меня? Может, до сих пор просыпаешься по ночам, вспоминая ласки, которые мы дарили друг другу?

Хиби взглянула на босса широко раскрытыми глазами. Ее пухлые губы приоткрылись, а тело инстинктивно потянулось к нему.

—Думаю, я прав... — Он провел большим пальцем по ее нижней губе, спустившись к шее и ниже, туда, где заканчивалось ее декольте. Ни на мгновение Ник не переставал смотреть на нее.

Как это могло произойти? — с ужасом и восторгом спрашивала себя Хиби. Почему я позволила ему себя гладить?

Но тут Ник, так же неожиданно, отстранился.

—А тебя легко завести, правда? — Он отошел к столу и, облокотившись на него, стал смотреть, как под блузкой выделяются возбужденные соски.

Мистер Кейвендиш...

О, перестань, Хиби, — насмешливо бросил он, покачав головой. В его глазах плясали веселые чертики. — Ты не можешь называть меня так после того, как отдалась мне.

Хиби почувствовала, как лицо ее заливается краской. Почему он так самоуверенно ведет себя с ней? Неужели ему доставляет удовольствие унижать ее подобным образом?

Точно так же и ты отдавался мне! — со злостью воскликнула девушка, меньше всего думая сейчас о том, что Ник запросто может уволить ее с работы за такое поведение.

Спасибо, что запомнила меня среди всех своих любовников, — только и сказал он, улыбнувшись.

«Всех своих любовников»!.. О чем это он? У Хиби до него был всего один мужчина, да и то пять лет назад. Это давний роман. История уже в далеком прошлом.

Я не намерена отвечать на подобные провокационные выпады.

Давай не будем продолжать эту игру, а? — Ник выпрямился.

С удовольствием! Могу я вернуться к своим обязанностям?

Нет! Проклятье, ты... — Ник не договорил. Он собрал всю волю в кулак, чтобы снова обрести контроль над собой.

Ему вдруг стало совершенно ясно, что Хиби хочет поскорее отделаться от него.

И почему она так себя ведет? Непонятно! Не потому ли, что он знал об ее интимных отношениях с Эндрю Саутерном?

Скорее всего, так оно и есть, ― заключил мужчина. ― Да, художник был легендой своего времени, но факт остается фактом ― ему сейчас за пятьдесят, а Хиби нет даже тридцати. Даже он, Ник, немного староват для такой девушки!

Ладно, Хиби. Согласен, твоя связь с Эндрю Саутерном меня не касается...

Моя... ч-что? — Ее золотистые глаза распахнулись от изумления.

―Это давняя история, я понимаю...

Давняя?! — Хиби тряхнула копной светлых волос. — Повторяю, Ник, я не знакома с Эндрю Саутерном!

Зачем отвергать очевидное?

Очевидное? — эхом повторила девушка. — Слушай, Ник, я понятия не имею, о чем ты говоришь. Может, у тебя рассудок помутился? Но...

На прошлой неделе я вернулся из Нью-Йорка, Хиби. До меня дошла информация, что на севере Англии, продается, ранее не выставлявшаяся, картина Эндрю Саутерна. — Его рот скривился в усмешке. — Конечно, я не мог позволить, чтобы эта картина досталась кому-то, кроме галерей Кейвендиша.

То есть, кроме, тебя.

Точно. Только представь мое удивление, когда я увидел написанную им картину!

Что ты имеешь в виду? Ты можешь изъясняться яснее?

Это портрет. — Ник не сводил с нее глаз. — Женщины. Очень красивой женщины, кстати.

Наверное, это одна из его ранних работ...

Нет, — заявил Ник с уверенностью. — Могу тебя заверить, эта картина написана недавно. Я бы сказал, в последние пять лет.

Я полагала, Саутерн больше не пишет портреты...

Очевидно, эта женщина настолько вдохновила его, что он сделал для нее исключение.

Хиби с недоумением пожала плечами. Она чувствовала себя неловко под странным взглядом босса.

Насколько мне известно, Эндрю Саутерн не писал портретов почти двадцать лет.

Ты сомневаешься в моем опыте искусствоведа, Хиби? Считаешь, что я мог спутать Саутерна с кем-нибудь другим?

Нет, она не сомневалась. Ник знал живописное искусство так же хорошо, как знал искусство любви!

Устав от пререканий с Хиби, Ник подошел к стеллажу, где стояла картина, сдернул покрывало, и снова посмотрел Хиби в глаза, чтобы увидеть, какой будет ее реакция.

Девушка удивленно уставилась на картину.

Это действительно был ее портрет. Она сидела на стуле в темно-синем платье, и оно так плотно ее облегало, что, казалось, под ним нет никакого белья.

—Кто это?.. — вырвалось у Хиби.

Оба знали, что вопрос прозвучал нелепо.

—О, перестань! — Ник подошел к ней. — Проклятье! Это же ты! — Он взял ее за плечи и слегка тряхнул, будто хотел добиться от нее признаний.

Наверняка Хиби никогда не думала, что этот портрет может стать достоянием общественности. Именно поэтому на ее лице, застыло искреннее удивление.

Судя по тому, с каким чувством был написан портрет, эта девушка лет пять назад была любовницей Эндрю Саутерна, хотя она так яростно и отрицает этот факт.

Хиби дрожащими пальцами коснулась картины, все еще не веря своим глазам.

Кто она?..

Ради бога, Хиби, перестань притворяться, будто ты ничего не понимаешь. Это же ты! Зачем отрицать очевидное?

Это не я! Взгляни повнимательнее, Ник. — Она снова повернулась к нему.

Но это ты! Твои волосы, твои глаза...

Нет! У нее родимое пятно, Ник. Посмотри. Вот здесь, — Хиби указала на левую грудь женщины. — А теперь взгляни сюда, — она немного отвела край своей блузы.

На ее груди не было никакого родимого пятна!

Кем бы ни была эта женщина на портрете, это точно не Хиби. Ник растерялся.

Но если это не она, то кто же?..

Он взглянул на девушку и только сейчас заметил, как сильно та побледнела.

Хиби внезапно поняла, кто изображен на портрете.

Неужели такое возможно?.. — промелькнуло у нее в голове. Через мгновение все вокруг погрузилось во тьму...

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Ник едва успел подхватить Хиби на руки, не позволив ей упасть, и уложил девушку на кожаный диван у дальней стены кабинета.

Мужчина ожидал увидеть бурную реакцию на портрет, но уж точно не такую!

Негодование, обида, смущение... да все что угодно, только не обморок. Особенно, если учесть, что Хиби вначале отрицала, что это она изображена на портрете.

Но сходство-то полное, если не считать родимого пятна.

Девушка тем временем начала тихонько постанывать, приходя в сознание. Когда она открыла глаза, Ник склонился над ней.

—Вот, держи!

Он протянул ей стакан воды. Девушка с благодарностью приняла его.

Может быть, она просто решила посмеяться над ним, разыграв в его кабинете сцену «умирающего лебедя»? Кто падает в обмороки в двадцать первом веке? Если, конечно, это не от голода?

Ты обедала сегодня? — поинтересовался мужчина.

Вообще-то, нет. — Хиби свесила ноги на пол, чтобы сесть, и глотнула ледяной воды.

Почему? — Нахмурившись, Ник достал из холодильника плитку шоколада и протянул ей. ― Ешь, ― скомандовал он. ― Тебе станет лучше.



Хиби почему-то сомневалась в этом, но ведь шоколад не причинит ей никакого вреда. Она слышала, что сладкое помогает справиться с потрясениями. А она, несомненно, пережила шок.

Жуя шоколад, Хиби снова взглянула на портрет. По телу вновь пробежала дрожь. Неужели ее догадка верна?

Где ты взял эту картину? — чуть слышно спросила она.

Я же говорил — на севере Англии. — Ник нервно заходил взад-вперед по кабинету.

А можно подробнее? — нетерпеливо заговорила девушка, уже более уверенным голосом. — У кого ты ее купил? Как портрет попал к тому человеку?

Портрет мне продала молодая пара, — удивившись настойчивости Хиби, пояснил мужчина. — От дядюшки того парня, им досталось старинное поместье или что-то вроде того. Они не видели картину до самого дня смерти старика, потому что она висела в его комнате среди прочих произведений искусства.

Ник ощутил приступ раздражения, вперемешку с отвращением. Он даже представить себе не мог, что женщина на портрете ― Хиби ― могла спать с человеком, который годился ей в отцы, если не в деды.

Но молодожены не знали ничего о той, что была изображена на картине. Ни того, кто она, ни того, как этот портрет попал к дяде новоиспеченного мужа. Зато Нику было хорошо известно, кто эта женщина. Он не понимал только одного — что этот портрет делал в спальне старика.

И, кажется, Хиби не собиралась давать ему ясного ответа на этот вопрос.

Она облизала пересохшие губы.

―Как звали того человека?

―Проклятье, Хиби, какая разница, как его звали?! — взорвался Ник. — У него был твой портрет, разве этого недостаточно?!

―Нет, — упорствовала девушка. — Потому что, что бы ты там ни думал, на портрете изображена не я. — Хиби улыбнулась, заметив его скептический взгляд. — Не я. Ник. В этом нет никаких сомнений. Эндрю Саутерн не мог написать мой портрет, потому что мы с ним ни разу не встречались! Но, кажется, моя мама с ним знакома, — добавила она так тихо, что Ник не сразу разобрал ее слова.

Ее мать?

Неужели Хиби пытается втолковать ему, что изображенная на портрете женщина — ее мать?

Она что, за дурака меня держит, со злостью подумал мужчина. Это Хиби смотрит на меня с картины. Я ведь не сошел все-таки с ума! Это не может быть другая женщина.

Или может?..

―Имеешь в виду, что ты вылитая мать?

―Ах! — Хиби поморщилась. — Сейчас мне трудно ответить на этот вопрос.

―Почему, черт возьми?! — нетерпеливо перебил ее босс. — Ты что, не знаешь, похожа ты на свою мать или нет?

Хиби взглянула на Ника. Она понимала причину его раздражения. И ей пришлось сказать ему правду.

—А что ты ответишь, если я признаюсь в том, что не знала мою мать и меня удочерили?

Ник резко остановился посреди комнаты, с изумлением смотря на Хиби. Она что, всерьез пытается сказать ему, что... И она ожидает, что он поверит ей?..

Но почему нет?

Каждый год сотни детей отправляются в приемные семьи.

Ник подошел к портрету, чтобы рассмотреть его ближе. Он уже видел похожие черты, но теперь его целью было найти различия.

Конечно, есть родимое пятно. Но оно ничего не доказывало. Эндрю Саутерн мог дорисовать его сам, просто выдумка воспаленного воображения.

И тут он заметил кольцо!

На безымянном пальце левой руки женщины с портрета, красовалось кольцо с изумрудами и бриллиантами. Вряд ли Хиби была помолвлена с Эндрю Саутерном. Значит, она стала невестой того старика, что недавно умер. Иначе, зачем еще ему хранить у себя в спальне ее портрет? Тем более, стоящий целое состояние. Хиби больше не носила это кольцо. Но ведь если ее жених догадался, что у нее роман с художником, а так оно и было, судя по портрету, тогда он мог разорвать помолвку. От женщины на портрете, исходил такой мощный поток чувственности, что не вызывало никаких сомнений, что она являлась любовницей художника. А Ник больше, чем кто-либо другой, знал, как Хиби выглядит в момент страсти!

Нет, в этом портрете нельзя отыскать подтверждения правдивости слов Хиби.

А с другой стороны, с чего ей обманывать?

Сердится, что он раскрыл ее старую тайну?

Или оттого, что она все еще надеялась возобновить отношения с Эндрю?

―Интересная мысль, Хиби, но не очень правдоподобная, да?

―Почему же?

Девушка встала и гордо выпрямилась.

Проклятье! Она продолжает настаивать на своем? Почему не признается, что это она изображена на портрете, и не скажет, где найти Эндрю Саутерна, и как поговорить с ним?

―Потому что это чертовски удобно, вот почему! — хмыкнул Ник.

―Для кого? — с вызовом бросила Хиби.

Ее приемные родители давно рассказали девушке, что удочерили ее. Они были такими заботливыми и добрыми, что Хиби просто не могла сделать им больно, попробовав разыскать своих биологических родителей.

Да и какой в этом смысл? Они не хотели оставлять ее, когда она родилась, так с чего бы, они вдруг захотели, что-то слышать о взрослой дочери?

—Послушай, Хиби, мне абсолютно все равно, какие отношения были у тебя с художником. Позировала перед ним обнаженной? Это твое личное дело. Просто мне нужно поговорить с Эндрю Саутерном, минуя его агента, ― честно признался Ник.

—Что ж, если у тебя это получится, прошу, дай мне знать. Потому что после всего, что я сегодня увидела, мне тоже нужно поговорить с ним!

—Ты права, в постели ведь не до разговоров, правда?

—Оскорбления и нападки ни к чему нас не приведут, Ник. — Кажется, шоколад не поднял Хиби настроения. Скорее наоборот, она чувствовала себя отвратительно.

Но ведь не каждый день, тебе показывают портрет, возможно, твоей матери, которую ты никогда не видела!

Кем бы ни была эта женщина, Эндрю Саутерн, несомненно, был в нее влюблен, когда рисовал эту картину. Все говорило об этом. Каждый мазок дышал любовью.

Но значило ли это, что художник приходится Хиби отцом?

Или ее отцом был следующий владелец портрета?

На эти два вопроса Хиби очень хотелось бы получить точные ответы.

Однако, сначала, нужно закончить разговор с Ником. Хиби набрала в грудь побольше воздуха.

—Можешь думать про эту картину все, что хочешь, Ник. Твое мнение меня, по правде говоря, мало интересует. Я знаю, что эта женщина не я. Это единственное, что важно.

—И ты действительно ожидаешь, что я поверю, будто это портрет твоей матери в возрасте... двадцати шести? Двадцати семи лет?

—В то время, Эндрю Саутерн как раз писал портреты. И еще, Ник. Я вовсе не ожидаю, что ты поверишь мне. Я просто высказала то, что думаю.

Хиби размышляла о том, что ей необходимо самой увидеться с Эндрю Саутерном и расспросить его о женщине с портрета...

Но если, такой влиятельный мужчина, как Ник Кейвендиш, не смог добраться до художника через его агента, то каким чудом, это удастся ей?

Ничего, Хиби найдет способ.

Должна найти!

Она не сможет жить дальше, притворяясь, что никогда не видела этот портрет. Портрет женщины, которая почти, наверняка, является ее матерью...

Конечно, Хиби нужно будет поговорить и со своими приемными родителями. Она не может тайно, не сказав им ни слова, начать поиски настоящих родителей. Она слишком многим обязана этим людям. Хиби была уверена, что они поймут ее. Ведь они воспитывали ее в любви и заботе и прививали ей независимость суждений и мнений. Девушка надеялась, что родители поддержат дочь в ее решении, отыскать женщину с картины.

—Если это все, что ты хотел мне сказать, Ник, думаю, мне лучше уйти. — Хиби поставила стакан на стол, но, встав с дивана, снова почувствовала головокружение.

—Да что с тобой такое делается? ― удержав ее от падения, спросил Ник.

―Я же говорила... почти ничего не ела сегодня, ― девушка попыталась вырваться. Даже легкое прикосновение пальцев Ника, вызывало в ней легкую дрожь.

Она должна была ненавидеть своего босса, но ее тело все еще тянулось к нему.

―Нет. Ты пойдешь со мной наверх, — скомандовал он.

―Наверх? — удивилась Хиби.

―Не волнуйся ты так, Хиби. Я не накинусь на тебя, как только ты переступишь порог моего пентхауза. Тебя шатает от голода, а у меня в холодильнике полно еды, было бы логично пригласить тебя ко мне и накормить.

―Лучше отпусти меня домой. Я сама приготовлю себе что-нибудь.

―Нет, Хиби. Я не могу тебя отпустить. Во-первых, едва ли ты сможешь без приключений добраться до дома. А во-вторых, мы еще не закончили разговор.

―Я же сказала, что не знакома лично с Эндрю Саутерном, — упрямо возразила Хиби. — И мне ничего не известно о том, где он сейчас находится. Мне, правда, хотелось бы помочь тебе, но я не могу.

Неужели она хочет, чтобы я безропотно проглотил все это вранье? ― сердито подумал мужчина.

Да, именно этого Хиби и ждет, заключил он, глядя на нее.

Но он, кажется, ясно дал ей помять, что не верит, ни единому ее слову.

Мы все обсудим после того, как ты ноешь. — Ник взял девушку под локоть и повел в свою квартиру наверху.

Ты никогда не сталкивался с ответом «нет»?

—Кому, как не тебе, знать об этом, Хиби!

Ник догадывался, что эти слова заставят девушку замолчать. Они вошли в лифт и поднялись на один этаж.

Хиби во второй раз вошла в его квартиру!

—Омлет будешь?

Ник полагал, что Хиби идет за ним на кухню, где он собирался накормить ее, еще раз задать интересующие его вопросы, после чего вежливо выставить за дверь. Ответа не последовало.

Проклятье, почему Хиби молчит?

Ник оглянулся и, не увидев девушку, вернулся в гостиную. Он замер, заметив, что она рассматривает одну из фотографий, которые стояли на кофейном столике у окна.

—Какого черта ты делаешь?! — рявкнул мужчина.

Хиби едва не выронила фотографию от неожиданности. Она прижала снимок к груди и оглянулась. Девушка догадалась, по злобному выражению лица Ника, что тот не ждет от нее ответа. Что ему уже известно, что она делает.

На фотографии был изображен маленький мальчик трех или четырех лет. Красивый малыш со счастливой улыбкой на лице. Карапуз с такими же, как у Ника, голубыми глазами и темными волосами...

Ник в два шага оказался рядом и вырвал фотографию из рук Хиби. Девушка испуганно сглотнула.

—П-прости. Я... Он очень красивый.

Да. Был.

«Был», — повторила мысленно Хиби. Значит, это его сын. Хиби вдруг ощутила подступивший к горлу комок. Как же тяжело должно быть Нику!..

—Прости, — тихо повторила она.

Мужчина бережно вернул фото на место и проницательно посмотрел на девушку.

—Ты знаешь, кто это?

—Я... да, — призналась Хиби. — Одна из сотрудниц рассказала, что у тебя был сын.

Люк. Его звали Люк.

Мне, правда, очень жаль. Мне не следовало... Прошу тебя, поверь, у меня даже в мыслях не было...

Чего? — вздернув подбородок, с вызовом спросил Ник. — Подглядывать? Совать свой нос, куда не следует?

Я не такая, Ник. Не такая. — Хиби покачала головой. — Я просто заметила фотографию и... — И что? Он прав. Разве она не подглядывала? Именно так... Но девушке не хотелось обидеть или разозлить Ника. Ей просто стало любопытно. Вот и все.

Ник молчал.

—Мне очень жаль, — повторила Хиби несколько минут спустя, когда оба вошли в кухню. Она немного успокоилась, заметив, что Ник уже не так зол.

Он снял пиджак и повесил его на спинку стула. Затем достал сковороду и разбил в миску яйца.

—Тебе с сыром или с грибами? — сухо поинтересовался он.

Хиби с трудом подавила, внезапно подступивший к горлу, приступ тошноты.

—Без всего, если можно, — попросила девушка. Ей до сих пор было неловко снова находиться в квартире Ника. А он еще и готовит для нее!

Кейт, наверняка, завалит ее вопросами, когда Хиби спустится в галерею. Ведь девушка видела, как та садилась вместе с боссом в лифт.

Ник быстро растопил масло на сковороде и приготовил омлет. Сейчас он уже жалел, что вообще предложил Хиби подняться.

Мужчина никогда и ни с кем не говорил о Люке. Он просто не мог. Даже сейчас, спустя три года, Нику было больно вспоминать о сыне. Именно поэтому и распался их брак с Салли. Они каждый по-своему переживали смерть сына, и никто так и не смог разделить свою боль с другим.

Ник выложил омлет на тарелку и развернулся к столу.

—Вилку и нож возьми в... Какого черта!.. — воскликнул он, когда Хиби пулей выскочила из-за стола и понеслась в ванную, прикрыв рот рукой.

Она влетела в единственную ванную, о расположении которой знала после своего прошлого визита, и ее тут же вырвало. Это из-за запаха яиц, пустой желудок не выдержал, и его буквально вывернуло наизнанку.

—Вот, держи, — пробормотал Ник, протягивая ей намоченный в воде платок.

Хиби взяла платок, стараясь не смотреть на хозяина дома. Это было так унизительно!

Она села на корточки, приложив платок ко лбу. Кажется, тошнота отступила.

Тебе лучше?

Немного. Спасибо тебе. Я умоюсь и все-таки пойду.

Нет, Хиби.

—В смысле? — непонимающе спросила девушка.

—Не думаю, что ты в ближайшее время покинешь мою квартиру.

—Но, уверяю тебя, сейчас я чувствую себя абсолютно нормально.

—Уверен, так оно и есть. Это любопытный факт, но женщины в твоем состоянии всегда чувствуют себя лучше, когда их стошнит.

—В моем состоянии? — еще больше удивилась Хиби.

—Я бы хотел ошибаться, но этот твой обморок без причины...

—Но я увидела мать, которую никогда не знала!

—Твой странный обморок, — продолжал Ник, не обращая внимания на ее возражения. — Приступ тошноты от запаха яиц, слабость — все это может говорить только об одном, насколько я знаю. Ты беременна, Хиби. Скорее всего, около шести недель.

Беременна!

Но этого не может быть!

Или?..

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Как мог Ник не подумать сразу о главной причине, по которой женщины обычно падают в обморок!

Салли, когда ждала Люка, тоже часто теряла сознание на ранних месяцах беременности. В течение первых трех месяцев, бывшая жена просыпалась с чувством подступающей тошноты. Но потом, стоило недомоганию пройти, Салли чудесным образом чувствовала небывалый прилив сил и снова наслаждалась жизнью.

Ник был почти уверен в том, что Хиби Джонсон носит под сердцем его ребенка.

—Я думал, ты принимаешь противозачаточные таблетки, черт тебя побери!

—Что? — еле слышно спросила Хиби, все еще удивленная таким поворотом событий. Бледная, как полотно, она смотрела на Ника широко раскрытыми глазами.

—Слушай, давай, наконец, выйдем из ванной, — нетерпеливо предложил Ник.

Хиби не двинулась с места, и тогда он взял ее за руку, вывел в спальню и усадил на стул.

—Итак, — резко начал мужчина, — я спрашиваю, принимала ли ты противозачаточные таблетки?

Хиби непонимающе смотрела на своего босса.

—О боже! Зачем мне это? — чуть слышно, пробормотала сидевшая с отсутствующим видом, девушка.

—Ради всего святого, соберись, Хиби! — рявкнул Ник и отошел, придя к выводу, что, если он будет нависать над ней, это делу не поможет.

Хотя, если она действительно была беременна, их обоих уже никто и ничто не спасет.

—Все просто, Хиби. Соберись с мыслями и ответь мне на элементарный вопрос, ты пользовалась какими-либо средствами контрацепции или нет, когда мы занимались сексом шесть недель назад? — Ник четко произнес каждое слово, надеясь добиться от Хиби вразумительно го ответа.

Девушка сделала глубокий вдох, борясь с приступом паники. Ну конечно, она не беременна! И неважно, что люди постоянно твердят о том, что иногда хватает и одного раза, чтобы завести потомство. Нет! Она не могла забеременеть после одной бурной ночи в объятиях Ника Кейвендиша. Такую подлость судьба ей не подстроит!

Но ведь они занимались любовью не один раз. Трижды за одну ночь, они растворялись друг в друге, теряя голову от страсти. Не однажды.

И все равно я не беременна!

Глупо даже полагать, что это так!

Девушка выпрямилась, стараясь взять контроль над ситуацией в свои руки.

—Нет. Не пользовалась. Но это ничего не значит...

—Почему нет? — Ник нервно заходил вокруг нее. — Сколько тебе лет? Двадцать пять? Двадцать шесть?

—Двадцать шесть, — подтвердила Хиби, гневно сверкнув глазами. Ее начала утомлять эта беседа. — Но у меня нет постоянного партнера. И уж конечно, я не стала бы принимать противозачаточные таблетки только потому, что могу встретить мужчину, с которым случайно окажусь в одной постели!

Но именно так и случилось!

—Но я не планировала... — Хиби побледнела еще больше.

—Неужели? — с вызовом перебил Ник. — Припоминаю, что ты проявила инициативу в тот вечер.

—На что ты намекаешь? — похолодела девушка.

—Ты не первая женщина, которая ставит подобную ловушку для мужчины, — пожал плечами Ник. — На что ты надеялась, Хиби? Что я заплачу тебе?

—Да как ты смеешь?! — не веря своим ушам, воскликнула она.

Он же не может думать... верить, что... но, кажется, так и есть, заключила Хиби, глядя ему в глаза.

—Перестань, Хиби, — с отвращением бросил Ник. — Образ невинной девственницы тебе совершенно не идет!

Да. Она не была невинна, когда ложилась с Ником в постель. У Хиби был до него мужчина. Друг из университета. Она переспала с ним один-единственный раз и не повторяла тот опыт до той самой ночи шесть недель назад.

Девушка увлеклась своим боссом, его внимание льстило ей, а перед его желанием оказаться с ней в одной постели трудно было устоять. Хиби холодно взглянула на Ника.

—Почему ты винишь во всем только меня? Я не заметила, чтобы и ты пользовался средствами контрацепции в ту ночь!

—Только потому, что никто не сказал мне, что это необходимо! — парировал мужчина.

—Потому что я вовсе не планировала забеременеть! — Хиби вскочила. — И я не беременна! Этот разговор не имеет смысла. Полная чушь! Успокойся, я не жду ребенка. Просто, наверное, съела что-нибудь не то...

—Но ты сама же сказала, что почти ничего не ела, — напомнил ей босс.

Правда, заключила Хиби, но это ведь не значит... нет, я не хочу и не могу забеременеть!

—Есть только один быстрый способ проверить это. — Ник уверенным шагом направился к выходу.

Хиби последовала за ним, размышляя над тем, что он собрался делать. Ник надел пиджак и пошел по направлению к лифту.

—Куда ты собрался? — удивилась Хиби. Это она должна уходить, не он!

—В аптеку. Купить тест на беременность. Не вижу смысла разговаривать дальше, пока мы оба не будем точно знать, ждешь ты ребенка или нет. — Ник взял ключи от машины.

—Когда ты вернешься, меня уже здесь не будет.

Ник резко повернулся к ней. Его губы вытянулись в тонкую линию.

Лучше тебе не делать глупостей, черт возьми! — предупредил он.

А ты не боишься, что я могу «сунуть свой нос, куда не следует», пока тебя не будет? — поддела его девушка.

—Только тронь что-нибудь. Обещаю, ты пожалеешь об этом.

Хиби верила его словам!

Она верила и тому, что он исполнит свою угрозу, если она уйдет. Но даже это не остановило девушку. Убедившись, что Ник исчез из виду, Хиби тихо выскользнула из квартиры, спустилась вниз, чтобы забрать свои вещи из комнаты персонала, и покинула галерею.

Ник может делать все, что ему угодно. Он может даже подать на нее в суд, но после его недавних нападок Хиби не собиралась повиноваться ему.

И уж конечно, девушке не хотелось даже думать о том, что она беременна. Это не так. Смешно было бы даже полагать, что Хиби станет матерью после одной-единственной ночи.

Кроме того, девушке нужно было еще сделать несколько звонков до конца рабочего дня. О том, чтобы звонить из квартиры Ника, не могло быть и речи.

У Хиби осталось много знакомых по университету, которые, так же, как и она, решили работать в галереях или художественных агентствах, так и не став художниками. Кто-нибудь из них, девушка была уверена в этом, наверняка, мог вывести ее на Эндрю Саутерна.

Хиби твердо вознамерилась встретиться с художником. И неважно, что Ник утверждает, будто это практически невозможно. Нет ничего невозможного, если есть жгучее желание добиться этого. А Хиби просто горела желанием узнать о своем прошлом!

Где сейчас ее мама? Живет ли она в Англии? Есть ли у нее муж и другие дети?

Хиби не собиралась вмешиваться в ее жизнь, но теперь, когда она видела портрет, ей просто необходимо было все разузнать.

Был ли Эндрю Саутерн ее отцом?

И почему, если художник так любил ее мать, он не женился на ней, когда узнал, что любимая ждет от него ребенка?

Почему она, Хиби, попала к приемным родителям?

Все это не интересовало девушку до того самого момента, когда она увидела тот злополучный портрет. И благодарить за это нужно Ника Кейвендиша!

Хиби приехала домой и тут же начала обзванивать друзей и знакомых. Она сделала около дюжины звонков, прежде чем ей удалось получить заветные семь цифр. Но когда девушка дозвонилась до агентства, секретарь вежливым голосом, не выражающим никаких эмоций, сообщила, что может записать Хиби на прием к мистеру Джилепи, но она сомневается, что тот поможет ей поговорить, а уж тем более встретиться с Эндрю Скутерном.

Хиби все же назначила встречу на следующий день. Девушка решила передать агенту письмо и свою фотографию для художника. Если ее мать, что-то значила для Эндрю Саутерна — а, судя по портрету, он любил ее, — тогда одной лишь фотографии Хиби будет достаточно, чтобы пробудить в нем интерес!

По крайней мере, Хиби на это надеялась...

Ник барабанил в дверь. Его злость только удесятерилась после того, как, вернувшись домой, он понял, что Хиби исчезла из его квартиры до его возвращения.

Что за игру она затеяла?

Ник велел ей оставаться на месте.

Она ушла.

Он сказал ей, что они продолжат разговор, когда он вернется.

Но Хиби уехала, не дождавшись его.

Ник пришел в ярость. Он злился. На нее. На себя. И с каждой минутой все больше убеждался в том, что Хиби носит его ребенка.

Если у Хиби давно никого не было — а ее злость, когда он предположил наличие любовника, подтверждает это, — тогда скоро Ник станет отцом...

Маленькой девочки, похожей на Хиби. Или мальчика, похожего на него. И Люка...

Ник еще раз с силой ударил в дверь, когда та неожиданно раскрылась.

—Нет необходимости ломать дверь, Ник, — сказала Хиби, наградив его холодным взглядом. — Я ела бутерброд, когда услышала твой... ммм... стук.

—Что за бутерброд? — поинтересовался мужчина. — Ты понимаешь, что в твоем положении, тебе нельзя есть некоторые продукты? — Ник бесцеремонно прошел внутрь, с любопытством оглядываясь по сторонам.

Квартира Хиби располагалась на третьем этаже старинного здания в викторианском стиле, которыми так славится Лондон. Огромные окна с видом на сквер, делали комнаты светлее.

Просторная гостиная так и приглашала отдохнуть. Все здесь дышало уютом. Стены, выкрашенные в теплый желтый цвет, золотистый паркет, коричневый диван с множеством подушек — все это добавляло комнате ощущение солнца.

Ник взглянул на Хиби. Она выглядела намного лучше, чем утром. На ее щеках снова играл румянец, и глаза блестели. В потертых джинсах и черной майке, девушка казалась очень худенькой.

Но худоба скоро пройдет, если Ник сделал правильные выводы!

Он достал упаковку из внутреннего кармана пиджака.

—Это тебе.

Хиби не потрудилась взять пакет из его рук. Она прекрасно знала, что там, и не собиралась удовлетворять его любопытство.

Не помню, чтобы я приглашала тебя войти.

Так и есть, — подтвердил Ник, подойдя к кухонному столу, где на тарелке лежал недоеденный бутерброд. — С сыром, — одобрительно кивнул мужчина. — Правильно, ты должна есть побольше продуктов, содержащих кальций.

Ник...

Что, Хиби?

Тебе не кажется, что ты зашел слишком далеко? — Девушка со вздохом села за стол. — Ты мне уже все нервы вымотал. Я же объяснила тебе, что упала в обморок от голода. Других причин нет.

А вот об этом мы узнаем через несколько минут, правда? — произнес он, положив тест на стол. — Ты можешь провести этот тест прямо сейчас. И тотчас узнаешь результат.

Отрицательный, — кивнула Хиби. — У меня нет ни малейших сомнений.

Хиби, ты не пила таблетки. Я тоже не предохранялся. Ты ходила к врачу после той ночи?

Конечно, нет!

Я так и думал. У тебя уже были месячные?

Слушай... — смущенно покраснела девушка.

Так были? — перебил ее Ник.

А были ли? У Хиби всегда был неустойчивый цикл, поэтому она никогда не считала дни...

Девушка схватила тест со стола и вышла из комнаты. Она сделает все, как хочет Ник, докажет ему, что она вовсе не беременна, и тогда он наконец уйдет и оставит ее одну.

Голубой.

Маленькая линия на индикаторе стала голубой.

Голубой — значит, ответ положительный.

Хиби присела на край ванны, опустив голову и медленно дыша, чтобы снова не упасть в обморок.

Она сначала не поверила результату, уверенная в том, что произошла ошибка. Девушка взяла еще один тест из упаковки и проделала все тоже самое.

И вновь полоска стала голубой.

Хиби — беременна! Совершенно точно!

Она ждала ребенка от Ника Кейвендиша.

Ребенка, который ему не нужен. Которого он не хочет.

Но хочет ли она?

Хиби никогда особо не задумывалась о ребенке. Если она и думала, что когда-то станет матерью, то только после встречи с любимым человеком. Ребенок должен расти в счастливой

семье.

Что же теперь делать?

Она беременна. Внутри нее растет новый человек. Ее сын или дочка. Но ведь это сын или дочь и Ника тоже!

В этом-то и была проблема. Из того, что Ник говорил ранее, Хиби одно уяснила точно, он верил, что она забеременела специально, чтобы заманить его в ловушку.

Что же ей делать?..

—Хиби? — раздался за дверью обеспокоенный голос Ника, а затем и стук. — С тобой все в порядке?

Девушка встала, в нерешительности глядя на дверь. Как она сможет выйти и сказать, что действительно ждет от него ребенка?

Конечно, можно соврать. Сообщить ему, что результат отрицательный, но Ник ни за что не поверит и настоит на том, чтобы она показала ему тест.

Потому что каким-то непостижимым образом, он знал, что она забеременела.

Хиби?

—Уходи! — простонала девушка.

—Открой дверь, Хиби, — скомандовал он.

—Я сказала, убирайся вон!

—Ни за что, — упрямо повторил Ник. — Или ты откроешь эту чертову дверь, Хиби, или лучше тебе отойти, потому что я выломаю ее.

—Ты не имеешь права хозяйничать в моем доме, это преступление, Ник, — пробормотала Хиби, на всякий случай, отойдя от двери.

—Выбор за тобой.

Послышался глухой удар в дверь.

—Я беременна! Доволен? — закричала Хиби. — Ты оказался прав! Я ошибалась!

Повисла тишина. Хиби погрузилась в собственные мысли. Как бы там ни было, она не собиралась просить Ника о помощи. О том, чтобы принять от него хоть что-то, после всех его обвинений, не могло быть и речи. Хотя Хиби и понятия не имела, как будет одна растить ребенка. Даже если Ник не уволит ее из галереи, она сможет работать максимум до шестого месяца. Ее приемные родители, разумеется, захотят ей помочь. Но честно ли просить их о помощи после всего, что они и так для нее сделали? Это было бы просто...

Девушка не успела додумать последнюю мысль. Раздался грохот, и дверь ванной слетела с петель. На пороге стоял Ник Кейвендиш.

—Ты сломал мою дверь, — удивленно выдохнула Хиби.

—Я же сказал, что, если ты не откроешь, я так и сделаю, — пожал плечами мужчина.

Да, но... Он же не может ходить по ее квартире и крушить все вокруг! Что скажет ее соседка Джина, когда вернется домой и увидит, что здесь творится?

—Ты не имел права так поступать. Не было необходимости...

—Нет, была, черт побери! — рявкнул Ник. — Ты не отпирала дверь. И я не знал, что ты здесь делаешь.

—Это ванная. Ник. Чем, по-твоему, я могу здесь заниматься?

—Откуда я знаю? Дверь была заперта. И кстати, Хиби. Никогда больше не пытайся скрыться от меня за закрытой дверью.

Хиби в изумлении таращилась на него. Неужели весь мир сошел с ума?

Девушка не хотела больше слушать Ника. Она не могла спокойно думать, когда он вот так, обвиняюще, смотрел на нее.

Девушка, не глядя на Ника, прошла в гостиную. Комната осталась неизменной. Вот только она, Хиби, больше не та женщина, которая вышла из этой комнаты утром.

Она была беременна! А это значит, ее жизнь больше никогда не будет прежней.

—Ну? — повернулась она к Нику. — Когда ты снова обвинишь меня в том, что я охотница за твоими деньгами? Женщина, которая забеременела, чтобы прибрать к рукам денежки Кейвендишей? Ведь именно так ты и думаешь, а, Ник?

Да, он так думал. Но теперь это неважно. Черт побери, важно совсем другое. Хиби носит под грудью его ребенка.

А хочешь послушать, что я думаю? — визгливо крикнула Хиби.

Да, мне очень интересно.

Ник уселся на стул.

Уж конечно! Кажется, тебе плевать на то, что я говорю и думаю. — Хиби бросила беглый взгляд на выломанную дверь ванной комнаты.

Ник пытался собраться с мыслями. Почему она не замечает, что он тоже в шоке? Он не мог поверить... не смел надеяться, хоть и утверждал, что Хиби может носить его ребенка.

Ник любил сына и был убит горем, когда Люк умер так неожиданно, так трагично. И вот судьба подарила ему новый шанс стать отцом. Отцом ребенка Хиби. Ник не хотел заводить детей после смерти сына, но теперь, когда сама судьба дала ему такую возможность, он чувствовал, что хочет этого малыша больше всего на свете.

Просто нужно время, чтобы все осознать...

—Я слушаю тебя, Хиби.

Ждешь, что я начну выдвигать требования? — мысленно спросила его девушка. Что ж, тогда ты будешь разочарован.

Это мой ребенок, Ник...

И мой тоже.

Но ты ведь не можешь быть уверен, правда? Откуда ты знаешь, что у меня после тебя никого не было?

У тебя был другой? — спокойно поинтересовался Ник.

Нет, черт тебя возьми! Но ты ведь все равно не можешь знать на сто процентов, что ребенок твой.

—Если ты настаиваешь, мы можем провести необходимые анализы.

Если я настаиваю? Да ты...

Хиби, перестань, тебе прекрасно известно, что это мой ребенок.

Хочешь сказать, что собираешься забрать его у меня?

Я не произносил таких слов.

Не понимаю...

Все просто, Хиби. Если ты хочешь «все деньги Кейвендишей», тогда тебе придется иметь дело со мной, признай это.

Но мне не нужен, ни ты, ни твои деньги.

—Слишком уж яростно ты споришь.

Разве спорю? Я просто констатирую факт.

Теперь я несу ответственность за тебя и ребенка — вот это факт, Хиби.

Но мне не нужна твоя помощь, благодарю.

Ты что, еще не поняла, милая? Я не спрашиваю, чего ты хочешь или не хочешь. Я говорю, как будет.

Что ты имеешь в виду?

—Только то, что я собираюсь на тебе жениться, Хиби. И как можно скорее!

ГЛАВА ПЯТАЯ

На лице Хиби отразился неподдельный ужас, когда до нее дошел смысл его слов.

Странная реакция на предложение руки и сердца!

И уж конечно, совсем не та, которую ожидал увидеть Ник.

Он знал, что большинство женщин на месте Хиби запрыгали бы от радости. А Хиби как будто находилась в шоке.

Но ведь если они поженятся, то их явно будет связывать не только ребенок. Иначе брак обернется катастрофой.

Ну, перестань же, Хиби, — хмыкнул Ник. — Все не так уж плохо. Тебе больше не придется работать. И ты можешь потратить сколько угодно из моих денег, чтобы переделать мою квартиру, если тебе что-то не нравится. — Мужчина огляделся. — Или мы можем купить новый дом, — предложил он. — Для ребенка, наверное, будет лучше, если дом будет с садом, где он сможет играть...

Остановись, Ник! — резко перебила его девушка. — Просто помолчи! Я не собираюсь за тебя замуж...

Нет, ты выйдешь за меня.

Нет, не выйду.

Выйдешь.

Нет! Я не хочу быть твоей женой. Я совсем тебя не знаю! И ты не знаешь, какая я, кстати. А то, что тебе известно, тебе не нравится!

Ник соблазнительно улыбнулся, скользнув глазами по ее изящному телу. Осознавала это Хиби или нет, ее соски напряглись от возбуждения...

—О, нет, мне очень нравится то, что я вижу. Ник все не так понял. Он, как всегда, все свел

к сексу. Да, они провели волшебную ночь вместе, но это не та причина, по которой заключаются браки. Ник думает только о ночах. Не о днях, неделях, годах, когда им придется жить вместе, постоянно видя друг друга.

Полагаю, ты согласишься со мной, Хиби, — Ник уверенно направился в ее сторону. — Хочешь, я покажу, насколько тебе понравится быть со мной?

Н-нет... — Девушка отступила, ее глаза расширились от удивления, когда она догадалась о его намерениях.

Ник не обратил внимания на ее слабый протест и, оказавшись рядом, тотчас завладел ее губами.

О боже!

Хиби таяла в его объятиях, и вскоре все преграды, которые она так тщательно выстраивала, рухнули перед напором его губ...

Жгучее желание пронзило все ее существо. Она отдалась охватившему ее наслаждению, даже не заметив, как Ник оторвался от ее губ и спустился ниже, к шее.

Его руки ласкали ее груди, путешествовали по ее телу, и Хиби задыхалась от возбуждения и сладчайшей истомы. Ей казалось, что еще мгновение, и она взорвется. А потом длинные, томительные волны удовольствия накрыли ее с головой, унося прочь все мысли...

Ник медленно выпрямился и взглянул на раскрасневшееся лицо Хиби. Его тело все еще горело от желания, но это было не важно. Ник хотел сделать Хиби приятное, показав тем самым, что они смогут наслаждаться друг другом в любое время дня и ночи, когда поженятся.

Но ты не...

Мне это не обязательно, Хиби. Я сделал это для тебя. Возможно, секс не входил в твои планы, но ты же не станешь отрицать, что хочешь меня после всего, что сейчас произошло?

Не те слова, Ник, не те, мысленно выругал себя мужчина. Но он должен был показать Хиби, что их связывают сильные взаимные чувства, помимо ребенка, который растет сейчас внутри нее.

Его ребенок.

И Хиби выйдет за него замуж. Станет его женой. И матерью их общего ребенка.

Девушка тряхнула головой, словно выходя из оцепенения.

Проклятье! Она должна все обдумать. Должна заставить Ника понять, что, как бы ее ни влекло к нему, она не может выйти за него замуж. Она все еще дрожала после его ласк, понимая, что это будет нелегко, но все же нашла в себе силы заглянуть ему в глаза.

—Это просто секс, Ник.

Не только. Мы начинаем строить наши семейные отношения.

Нет. Женятся люди, которые любят друг друга, которые хотят быть вместе до конца своих дней...

—Или те, у которых скоро будет ребенок, — заметил Ник.

Хиби закрыла глаза. Да, у них скоро родится малыш. Есть ли у нее право лишать ребенка отца?

Да. Если родители не любят друг друга.

Но ведь она любит Ника...

Ее чувства к нему переросли в любовь в ту самую ночь, когда у нее под сердцем началась новая жизнь!

Если бы Ник тоже любил ее, Хиби, ни секунды не сомневаясь, согласилась бы выйти за него замуж. И была бы самой счастливой женщиной на свете. Но он думал, что ей нужны его деньги, а не любовь.

Зачем обязательно жениться?

А ты согласишься просто жить со мной? — удивился Ник.

Нет! Конечно, нет, — призналась Хиби. — Просто я не понимаю, почему ты так настаиваешь на свадьбе.

—Может, для меня дело чести жениться на матери моего ребенка. — Его губы скривились в усмешке. — Мне уже приходилось поступать так.

Хиби с любопытством взглянула на Ника. Неужели он думает, что этот ребенок заменит ему сына, которого потерял? Но ведь Люк — это Люк. А их ребенок, будь то мальчик или девочка, никогда не сможет стать таким же.

—Я понимаю, что смерть Люка, была для тебя трагедией...

—Неужели? — лицо Ника исказилось от боли. — Да. Это была трагедия. Но с тех пор прошло уже три года. Теперь ничего не изменить.

Именно. Этот малыш... — О боже, как же трудно! — подумала Хиби. — Этот малыш, — снова начала она, — не сможет заменить тебе сына...

Думаешь, я этого хочу? Заменить Люка? — внезапно в голосе Ника, зазвучали стальные нотки.

Ну, я...

Нельзя заменить человека кем-то другим! Как нельзя вернуть его обратно к жизни! Хиби, ты хоть понимаешь, что случилось той ночью шесть недель назад?

Я забеременела, если ты об этом.

Нет, черт возьми, я не об этом! — грубо оборвал ее Ник. В его синих глазах горела ярость. — В тот самый день была годовщина смерти Люка. Ровно три года прошло с тех пор, когда один негодяй, выпив слишком много вина за ланчем, врезался в толпу людей на тротуаре Нью-Йорка. Салли и Люк находились среди тех людей. Салли серьезно пострадала, а Люк... Люк погиб еще до приезда «скорой»...

Хиби слышала боль в его голосе.

Какая горькая ирония! Их ребенок был зачат ровно через три года после смерти Люка.

—Мне очень жаль, поверь. Это, должно быть, было ужасно для тебя. И Салли, — добавила девушка тихо.

Хиби лишь недавно узнала о том, что беременна, но уже понимала, что значит потерять ребенка.

—Но я не могу выйти за тебя, Ник. Люди не заключают брак только потому, что женщина беременна!

—Судя по тому, что тебя удочерили, твои настоящие родители именно так и поступили, согласен!

—Это... — Хиби уставилась на Ника. — Как ты можешь такое говорить?..

Прости. Но я в любом случае женюсь на тебе, Хиби. У нашего ребенка будет и мать, и отец. И не отказывайся больше. Я не собираюсь видеться с собственным ребенком только по выходным или на каникулах! Его родители будут жить вместе. Вдвоем. И он будет называть их «мамочка» и «папочка».

А как насчет моих желаний, Ник?

—Я обеспечу тебе и ребенку достойную жизнь. Но только в том случае, если ты выйдешь за меня замуж, — твердо заявил мужчина. — Я собираюсь участвовать в жизни своего ребенка каждый божий день, Хиби. С утра, когда он будет просыпаться, и до того момента, когда я буду читать ему сказку на ночь, чтобы он сладко спал.

А его мать? Когда мы поженимся, что ты собираешься делать со мной?

—Я уже показал, как могу любить тебя, Хиби. Это все, что я могу предложить.

Хиби не могла отрицать их взаимного притяжения. Но как долго оно продлится? И может ли физическая близость стать основой для брака?

—А тебе не приходило в голову, Ник, — медленно произнесла девушка, — что, возможно, теперь, когда я знаю твои условия, я могу не захотеть этого ребенка?

—Надеюсь, это не то, о чем я думаю, — прошипел Ник, сжав кулаки от злости.

—Нет, — вздохнула Хиби, прекрасно сознавая, что не смогла бы убить собственное дитя. — Я никогда не пойду на аборт.

Надеюсь, что так.

Я просто не могу здраво мыслить в данный момент. Прости, Ник. Все свалилось так неожиданно. — Хиби вздохнула. — Я даже не знаю, кто я на самом деле!

Тогда мы узнаем все вместе. Я настаиваю.

Что ты имеешь в виду?

Разве не понятно, Хиби? Ты ждешь ребенка, но до сих пор не знаешь, кто твои настоящие родители, какая у тебя наследственность и все такое. Полагаю, мы должны все разузнать, хотя бы ради ребенка.

Да, конечно, — ответила Хиби, не собираясь рассказывать Нику о том, что она уже назначила встречу с агентом Эндрю Саутерна на завтра.

Она намеревалась пойти на эту встречу одна и узнать все, что только возможно, о женщине, которая, возможно, была ее матерью, и об ее отношениях со знаменитым художником.

Ник кивнул.

—Во-первых, мы должны поговорить с людьми, которые тебя вырастили. Посмотрим, может быть, они что-то знают о твоих настоящих родителях.

Им ничего не известно, я уверена. Они бы мне обязательно обо всем рассказали.

Ты уверена? Точно?

Ну, конечно! — с горячностью воскликнула девушка. — Какие у них могут быть причины что-то от меня скрывать?

Ник пожал плечами.

—Возможно, они не хотели, чтобы твоя жизнь раскололась надвое, как это часто происходит у приемных детей, когда те узнают о своих настоящих родителях. Не знаю, Хиби, — мужчина покачал головой. — Но мне кажется, нам следует расспросить их обо всем, как считаешь?

Хорошо, — согласилась девушка. — Я поеду к ним в выходные и поговорю.

Мы поедем к ним в выходные, — поправил ее Ник. — С этого момента мы должны все делать вместе, Хиби.

Мы!

Хиби и Ник Кейвендиш.

Невероятно!

—Завтра же я займусь приготовлениями к свадьбе, — объявил Ник так, будто об отказе не могло быть и речи. — Сегодня четверг. Думаю, тебе лучше не выходить на работу до конца недели. В субботу мы поедем к твоим родителям, а в воскресенье перевезем твои вещи в мою квартиру. То есть нашу квартиру, — быстро поправился он.

—Я не собираюсь переезжать к тебе ни в воскресенье, ни когда бы то ни было еще! — запротестовала девушка. — И я не стану твоей женой!

—Конечно, станешь.

—Нет!

—Да, Хиби, станешь.

А мои желания ты вообще не рассматриваешь?

Но ты получишь все, что захочешь, — удивился Ник. — Даже больше, Хиби. Ты ведь и не мечтала заполучить меня в мужья?

Но ты не можешь заставить меня пойти с тобой под венец. На дворе, если ты забыл, двадцать первый век.

Успокойся, Хиби. Тебе нельзя волноваться, это вредно для ребенка.

Ребенок. Только о нем Ник и заботится! Не о ней.

Ты выйдешь за меня замуж, Хиби. Я настаиваю. Или ты думаешь, что вправе лишить нашего малыша всего, что я могу ему дать? Или, может, ты хочешь, чтобы я подал на тебя в суд? — добавил он. — Суд, который я непременно выиграю.

О чем ты?

Если ты будешь упрямствовать, я затаскаю тебя по судам, Хиби. Я пойду к своим адвокатам прямо сейчас и попрошу их заняться необходимыми документами.

Хиби смотрела на Ника так, будто перед ней сидел какой-то монстр. Возможно, сейчас он таковым и являлся. Но мужчина не мог поступить по-другому. Слишком многое поставлено на карту. Ник не хотел упустить второй шанс стать отцом.

—И ты способен на такое? — нервно сглотнула девушка.

—Если придется, то да, — невозмутимо откликнулся Ник.

—Даже если я возненавижу тебя?

—Даже тогда.

Хиби как будто впервые увидела этого человека. Она удивленно покачала головой и отвернулась.

—Если не возражаешь, я бы предпочла сейчас остаться одной.

Ник возражал. Оставлять ее одну в данный момент было бы легкомысленно. Она могла сбежать и спрятаться от него. Как будто есть место, где он не смог бы найти ее!

—Мы поженимся, Хиби, — мягко заключил он. — Ты переедешь ко мне. И в субботу мы навестим твоих родителей. И не думай, что я не найду тебя, если ты решишь скрыться. Если надо, все перерою, но тебя найду. Даже не пытайся.

Ты серьезно?

Более чем.

Я позвоню родителям и скажу, чтобы ждали нас днем, — сдалась девушка.

И ты переедешь в мою квартиру?

Давай не будем торопиться, а?

Хорошо, — согласился Ник, заключив, что для одного дня потрясений действительно достаточно. Все-таки Хиби беременна. Лишние волнения ей не нужны. — Я позвоню завтра вечером, поговорим о предстоящей свадьбе. Может быть, пообедаем вместе?

— Полагаю, нам поздно уже ходить на свидания, тебе так не кажется? — грустно улыбнулась Хиби.

—Ты сама сказала, Хиби, мы должны лучше узнать друг друга, — настаивал Ник. — По моим подсчетам, у нас для этого есть семь с половиной месяцев!

По ее подсчетам тоже, заключила Хиби. Девушка не сомневалась, что даже если она сбежит, Ник Кейвендиш ее из-под земли достанет.

Хиби понимала и то, почему он настроен столь решительно. Ник не собирался потерять этого ребенка, как когда-то потерял Люка.

Но уже завтра, в это же время, Хиби будет говорить с Дэвидом Джилепи, агентом Эндрю Саутерна.

А когда она получит ответы на свои вопросы, то с удовольствием скажет Нику о том, как он в ней ошибался!

По крайней мере, в случае с портретом... К беременности, правда, это не имеет никакого отношения.

Теперь ей придется или выйти замуж за Ника, или вступить с ним в борьбу.

Конечно, результат этой борьбы заранее известен, ведь со всеми своими деньгами мистер Кейвендиш легко выиграет любую битву!

Ловушка захлопнулась.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Когда Хиби вечером следующего дня открыла Нику дверь, она все еще не была готова смириться со своей судьбой.

Но все же девушка решила последовать совету Ника и отдохнуть до конца недели. Это было ей только на руку. Ведь сегодня днем она встречалась с Дэвидом Джилепи, агентом Эндрю Саутерна. Встреча, как и предупреждала секретарша по телефону, прошла неудовлетворительно для Хиби и крайне расстроила ее.

Дэвид Джилепи отказался ей помочь. Он не дал ей адрес своего клиента. Нет. Он не сказал ей даже телефонный номер художника. Нет. Неважно, что ее мать была близкой подругой Эндрю Саутерна. Все равно он не имеет права сообщать ей адрес и телефон своего клиента.

Хиби заговорила о портрете, но и это не сработало. Картина не была занесена в каталог работ художника, так что, с сожалением объявил агент, она вполне может оказаться подделкой.

И все же Хиби удалось заставить Дэвида Джилепи пообещать, что он передаст письмо Эндрю Саутерну. Однако мужчина сразу предупредил, что вряд ли девушка получит на него ответ.

Хиби не согласилась с ним. Она долго выбирала слова, проведя за этим письмом уйму времени. Кроме того, она вложила в конверт свою недавнюю фотографию.

Сегодня пятница, а значит, вряд ли Эндрю Саутерн получит письмо раньше завтрашнего дня. Но, несомненно, к началу следующей недели письмо уже возымеет какой-нибудь эффект.

А если нет, тогда Эндрю Саутерн вовсе не такой, каким его считала Хиби!

— Выглядишь потрясающе! — с неподдельным восторгом выдохнул Ник, когда увидел ее в классическом маленьком вечернем платье до колен. Затем подошел и запечатлел нежный поцелуй на ее губах.

Поцелуй, который заставил девушку сразу забыть о настоящем!

Настолько, что она всем телом потянулась к Нику. Но потом здравый смысл снова взял верх над эмоциями, и она резко отстранилась. Этот мужчина хочет заставить ее выйти за него замуж! А она лезет к нему с объятиями. Никакой гордости!

Не нужно играть, когда мы наедине, Ник.

А кто играет? — Его брови приподнялись от изумления, а в глазах заплясали веселые чертики. Он был так красив в черной шелковой рубашке и сером пиджаке! Черные брюки сидели на нем как вторая кожа. — Мне действительно нравится целовать тебя. И у меня сложилось впечатление, что тебе тоже приятны мои поцелуи... — добавил мужчина. — И раз уж мы наедине, может, займемся тем, к чему обычно приводят наши поцелуи?..

—Я просто хотела сказать, что моей соседки нет дома, поэтому здесь не перед кем играть роль счастливого влюбленного!

—Мне начинает казаться, что загадочной соседки просто не существует! — усмехнулся Ник, проигнорировав ее слова. — Кто тебя знает, вдруг ты таким хитрым способом пытаешься держать меня на расстоянии, чтобы я не приставал к тебе.

—О, поверь мне, она есть, — заверила его Хиби. — Мы сразу пойдем обедать? — сменила она тему разговора.

Девушка вовсе не была уверена, что сможет кушать, ее весь день тошнило. Кажется, все, что сегодня оказывалось у нее в желудке, немедленно выходило обратно.

Быть беременной, оказывается, не так уж приятно. Даже сейчас, Хиби чувствовала легкую тошноту. Но токсикоз, судя по тем книгам, которые купила девушка, продолжается в течение первых двух-трех месяцев. А значит, еще немного осталось мучиться!

Да, думаю, сразу, — решил тем временем Ник. — Надеюсь, у нас будет меньше шансов поссориться в шумном зале ресторана.

Уверен? — поддела его Хиби.

Нет, не совсем. Как ты себя чувствуешь?

—В каком смысле? — девушка взяла свой кремовый пиджак.

Ей не хотелось никуда выходить, но Джина, несмотря на то, что Ник думал обратное, жила в этой самой квартире и должна была вернуться скоро домой.

Во всех.

Что ж, я не передумала насчет твоего предложения о замужестве, если ты об этом.

Ник помог ей надеть пиджак.

—Хиби, мы можем не начинать вечер с абсолютно бессмысленной ссоры?

—Ты первый спросил! — пожала плечами девушка.

—Но мы оба знаем, что я имел в виду твою беременность.

О, меня стошнило всего четыре раза, — поморщилась она. — Не так уж плохо, если учесть, что потом я вообще не могла ни есть, ни пить.

Салли, когда ждала Люка, ходила к доктору неподалеку отсюда. Думаю, мне следует записать тебя к нему на прием.

Нет! — в сердцах бросила Хиби. — У меня нет никакого желания идти к врачу, которого посещала твоя жена, когда была беременна!

Но почему, черт возьми, нет? Этот человек считается лучшим специалистом в своей области.

Уверена, что так оно и есть. Но Салли была твоей женой, а я просто... просто...

Женщина, которая очень скоро выйдет за меня замуж, — не сдавался Ник. Ребенок и Хиби стоят того, чтобы победить в этом противостоянии, подумал он. — Лучше тебе привыкнуть к этой мысли, милая. Ты и я, и малыш, которого ты ждешь, скоро станем семьей. Другого и быть не может.

Если ты думаешь, что все так просто, — девушка сочувствующе взглянула на Ника, — то мне тебя жаль.

Не будем спорить. Пойдем. — Ник протянул ей руку. — Уверен, в меню найдется что-нибудь, что задержится в твоем желудке.

После неудачного начала с овощного супа и спаржи, Хиби остановила свой выбор на оливках и легком салате, вот только от одного запаха оливок, она снова пулей выскочила из-за стола.

—Тебе лучше? — поинтересовался Ник, когда она вернулась.

Он привык к тому, что обычно Хиби была совершенно непритязательна в еде. Но сейчас происходило нечто невероятное.

Метрдотель был чрезвычайно любезен, позволив Хиби выбрать то, что не вызывало у нее приступов тошноты, просто принося к их столику различные блюда.

Все-таки обедать в обществе Ника Кейвендиша было не так уж плохо!

Хочешь еще немного? — предложил мужчина, наблюдая, с каким удовольствием Хиби съела весь хлеб и сыр.

Давай подождем, уляжется ли это, а? — она вопросительно взглянула на него. — Надеюсь, что улыбка на твоем лице мне только померещилась?

Просто я доволен, что ты все-таки нашла то, что можешь есть.

Хиби с подозрением взглянула на него, но потом сдалась.

Поверь, беременность вовсе не так трудно переносится, как может показаться со стороны.

Как и многое другое.

Надеюсь, это не очередной камень в мой огород?

О, сегодня я оставил все камни дома, — улыбнулся Ник. — Ты уже звонила родителям? — добавил он прежде, чем Хиби успела придумать очередную колкость.

Да. Она звонила. И это было нелегко. Девушка не могла вот так запросто по телефону сообщить им, что ждет ребенка. Они заслуживали большего.

Но как только Хиби сообщила, что приедет с мужчиной, мама просто засыпала ее вопросами. Она уже, наверняка, мысленно выбирала фасон подвенечного платья и то, какими цветами будет украшена церковь.

Так перед Хиби встала еще одна проблема.

Если, как настаивал Ник, они действительно поженятся, то девушке не хотелось бы, чтобы родители знали истинную причину брака. Конечно, долго хранить все в секрете не удастся, но все же, Хиби не желала, чтобы родители догадались, что Ник не любит ее.

Она была просто уверена, что родители мечтали о романтичной свадьбе их единственной дочери. С белым платьем, цветами и рисом на выходе из церкви.

А Ник, очевидно, хотел просто зарегистрировать брак в зале регистрации, без всякой торжественности!

Но даже этот вариант был бы не так плох, будь в наличии главная составляющая брака.

Любовь.

Как и родители, Хиби всегда думала, что выйдет замуж по любви за того, кто будет любить ее в ответ. А не так, когда один любит, а другой просто испытывает чувство долга!

—Хиби?

Девушка вздрогнула от неожиданности.

—А? Да, да, я звонила им. Сказала, что привезу тебя познакомиться с ними в субботу. Они сразу же сделали соответствующие выводы.

Что она приведет в дом мужчину, за которого собирается замуж, как надеялся Ник. Он был удивлен тем, что Хиби это совсем не радует.

В конце концов, она получит то, что хотела. Его деньги. Конечно, то, что вместе с деньгами Хиби получит мужа, возможно, повергло ее в шок, но ведь иногда все складывается не совсем так, как планируешь!

Включая его собственные чувства к Хиби...

Когда развалился его брак с горячо любимой Салли, Ник поклялся больше не влюбляться и тем более не жениться. Но после ночи, проведенной в объятиях Хиби, он внутренне осознал — хоть и пытался отрицать, — что с ней все происходит по-другому. Может быть, именно поэтому, он был, как-то особенно, жесток с ней на следующее утро.

Но все то время, что Ник провел вдали от этой девушки, он думал лишь о ней. Ему даже не хотелось смотреть на других женщин. Он знал, что сразу пойдет к ней, как только вернется в Лондон.

И тут этот портрет!

А потом и новость, что Хиби ждет ребенка...

—Не забивай голову глупостями, милая. — Ник достал из внутреннего кармана пиджака маленькую коробочку из синего бархата и положил перед ней. — Может быть, это поднимет тебе настроение. — Откинувшись на спинку стула, он ждал реакции.

Но она была совсем не такой, какую представлял себе мужчина.

Хиби с ужасом посмотрела на коробочку!

Возможно, она хотела сама выбрать себе обручальное кольцо, предположил Ник. Без сомнения, с огромным бриллиантом.

Вспомнив о том, что под крышкой, Ник заключил, что она не будет разочарована.

Как глупо было пытаться убедить себя в том, чтобы дать Хиби второй шанс. Что, быть может, он ошибся в мотивах ее поведения, и она забеременела не нарочно.

—Ради бога, Хиби, открой. Я уверен, тебе понравится, — нетерпеливо произнес он. — А если нет, кольцо можно поменять на большее и лучшее.

Надо было быть дураком, слепым идиотом, чтобы хоть на секунду подумать, что Хиби испытывает к нему нечто большее, чем корыстное желание обладать его банковскими счетами. Она права. Это просто секс. Что ж, тогда он отдаст всю свою любовь ребенку, который родится!

Хиби неуверенно взглянула на Ника. Она не ожидала от него подарка. Ведь он сказал только, что они поженятся. И все. Открыв футляр, девушка замерла. Ее золотистые глаза расширились от восторга и удивления.

Хиби никогда в жизни не видела такого огромного бриллианта, да еще окруженного россыпью маленьких бриллиантиков. Такое кольцо стоило целое состояние!

—Зачем ты дал мне это? — Девушка медленно закрыла крышку.

—А ты как думаешь?

—Ты снова пытаешься оскорбить меня подобным образом? — она отодвинула футляр в его сторону.

Может, ты хотела сапфиры? Или что-нибудь другое? Мы можем завтра же отправиться в магазин...

Не помню, чтобы я говорила, что вообще хочу от тебя обручальное кольцо! Но это... это... Ты хотел унизить меня, правда? — Хиби со злостью сверкнула глазами.

Да что не так? Не пойму! Недостаточно большой камень? Уверен, у них есть другие...

Недостаточно большой! — хмыкнула девушка. — Да будь бриллиант хоть чуточки больше, он бы ослепил всех сидящих в ресторане!

Нет. Хиби не собиралась ходить с этим кольцом на руке. С таким же успехом она могла бы повесить над головой неоновую вывеску с надписью «Продано».

А именно это и предполагал Ник, преподнося ей такое кольцо.

Ты можешь говорить тише, Хиби? — прошипел Ник, заметив, что все уже оглядываются на них. — Объясни, что не так с кольцом, и мы поменяем его.

Что не так? Да если бы этот бриллиант был в четыре, а лучше в восемь раз меньше, тогда, может быть, я бы могла принять его. Но это... Это не кольцо. Это клеймо! Акт купли и продажи. А сейчас я бы хотела уйти, если ты не возражаешь. — Девушка бросила салфетку на стол.

Отлично! Пошли! — Он тоже кинул салфетку на стол, оплатил счет и резко поднялся.

Оба вышли на улицу.

—Если ты вернешь кольцо, тебе возвратят деньги?

—Не волнуйся об этом, — сухо отозвался он, открывая перед ней дверцу машины.

Это был новенький красный спортивный автомобиль из тех, которые Хиби до сих пор видела только в глянцевых журналах. Другой машины для Ника она и не представляла. На ней он ездил в Лондоне. А сколько еще таких у него в Париже и Нью-Йорке!

—Красивая машина, — тихо произнесла девушка, оказавшись внутри.

Ей нужно было поговорить с Ником о предстоящей поездке к родителям. Попросить его помочь ей создать видимость того, что они женятся по любви, а не по расчету, но Хиби не знала, с чего ей начать.

—Я куплю тебе что-нибудь подобное, если хочешь.

—С чего тебе делать это? — выдохнула она.

—О, перестань, Хиби! Меня не проведешь.

Ник так ничего и не понял. Он до сих пор полагал, что Хиби всего лишь, охотница за деньгами и ждет от него дорогих подарков...

—Отлично. Купи мне машину, — согласилась она. — Только месяцев через шесть тебе придется выковыривать меня из нее, как бобы из консервной банки! — с сарказмом бросила девушка.

Через полгода она будет уже почти на восьмом месяце беременности...

Этот ребенок уже стал частью ее.

Лежа в тишине квартиры сегодня утром, она разговаривала с этим, зародившимся недавно малышом.

И Хиби была уверена, что слышала его тихий шепот: «Я здесь, мама»...

Девушка украдкой посмотрела на Ника. Ей хотелось разделить с ним свои чувства, но она знала, что он не сможет понять ее удивления оттого, что внутри нее растет новая жизнь.

Ведь он думает, что для нее ребенок — это средство достижения цели. Его денег. И не более того.

—Уверен, ты справишься, — бросил Ник, злясь, что все, о чем бы они ни говорили, приводило к скандалу.

Хиби, кажется, тоже ощущала возникшее между ними напряжение. Всю оставшуюся дорогу до дома, она, молча, смотрела в окно.

В квартире все еще никого не было. Смешно, так Ник, еще чего доброго, и впрямь уверится в том, что соседку она придумала. Хиби сняла пиджак и хмуро посмотрела на Ника.

—Ну что еще? — рявкнул он.

Девушка кончиком языка облизала губы. Лучше бы она этого не делала! От этого маленького чувственного жеста, внутри Ника, вспыхнуло пламя. Ему отчаянно захотелось поцеловать эти губы. Но прежде, чем он успел сделать шаг, чтобы заключить ее в объятия, заняться с ней любовью, разделить с ней неземное блаженство, она заговорила.

—Я хотела обсудить с тобой завтрашнюю поездку к моим родителям. — Хиби смущенно опустила глаза.

Ах, да! Ник совсем забыл об этом. Он тут же понял, что его невеста не хочет проблем. Мужчина прекрасно знал, чего она боится.

—Нет необходимости. Я так полагаю, твои родители не будут счастливы, если узнают, каковы истинные причины нашего брака. Было бы предпочтительнее, если бы у них сложилось впечатление, что мы любим друг друга. Я все правильно понял?

—Они... просто не поймут всю эту ситуацию.

Да уж, заключил Ник. Эти люди точно не поверят, что их дочь способна на такие расчетливые махинации. Как и его родители. Но мужчина был уверен, что его семье понравится Хиби. Только того, что она ждет их внука, будет достаточно, чтобы ее приняли с распростертыми объятиями.

Да и сама Хиби была доброй и ласковой. Вот только ее корыстные мотивы... Впрочем, она не приняла кольцо. Но ведь только потому, что не хотела получать мужа в придачу к деньгам.

Хиби всего лишь корыстная охотница за деньгами, как ни больно это признавать!

Ник пожал плечами.

—Нет проблем, Хиби. Только вот справишься ли ты с ролью влюбленной невесты?

Девушка не подняла глаз. Иначе он бы понял, что ей нет необходимости притворяться. Несмотря ни на что, она любила Ника. Любила всем сердцем.

И любила ребенка, которого ждала от него.

Может быть, когда они поженятся и станут жить вместе, Ник тоже сможет полюбить ее?

Или это просто фантазия?

Возможно, но теперь Хиби твердо решила выйти за него замуж. Только так она сможет убедить его в том, что вовсе не такая, какой он ее считает.

—Уверена, что справлюсь. В конце концов, мы оба знаем, каким обаятельным ты можешь быть, если захочешь, — не удержалась девушка от ремарки, вспомнив, как Ник без труда очаровал ее той ночью, шесть недель назад.

Какой же наивной она была, поддавшись его чарам! А сейчас ей приходится расплачиваться за эту наивность.

Чем мы займемся? Может быть...

Я очень устала, Ник, — вздохнула Хиби. — Я бы с удовольствием сейчас легла спать. Так что тебе лучше уйти.

Он не останется здесь сегодня, решила девушка. Дверь в ее спальню будет закрыта для него до первой брачной ночи! Она надеялась к тому времени убедить его в искренности своих помыслов.

Хорошо. Я не наелся за обедом, так что думаю, пойду куда-нибудь поужинаю.

Ты снова пойдешь в ресторан? — сорвалось с губ Хиби.

—Это тебя беспокоит? — усмехнулся он.

Да, хотелось крикнуть ей. Хиби это очень беспокоило.

Возможно, она всего лишь очередная пассия Ника, среди всех его женщин в Лондоне. Кто-нибудь, несомненно, составит ему компанию за ужином. И потом...

Мысль о другой женщине в объятиях Ника, привела Хиби в ужас. Это было для нее совершенно неприемлемо, но она боялась сказать ему об этом.

Нисколько, — угрюмо заверила его девушка.

Я так и думал. Но, когда мы поженимся, Хиби, запомни, я буду единственным мужчиной в твоей жизни. И в твоей постели. Это понятно?

Надеюсь, то же самое относится и к тебе?

О, да, Хиби. — Ник медленно подошел к ней. — Обещаю, если у нас не будет запретов в постели, я не стану искать утех на стороне.

Вовсе не этот ответ хотелось услышать девушке. Но Ник закрыл ее рот поцелуем, и все мысли тут же вылетели из головы.

Да... — прошептал он, оторвавшись от ее губ. — Мне будет совсем несложно изобразить влюбленного. Ты все еще хочешь, чтобы я ушел, Хиби?

Да, — сказала она, хотя ей и хотелось провести ночь в объятиях Ника. Однако он не любил ее. Только что он сам подтвердил это своими словами. Пусть лучше уходит.

—Тебе же хуже, — пожал плечами мужчина.

О, да, Хиби знала это. Она закрыла за ним дверь и села в кресло. Как же она будет жить с мужчиной, которого любит, но который не испытывает нежных чувств по отношению к ней? Что за испытание ждет ее впереди?..

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

—Да перестань же так волноваться, Хиби, — сердито произнес Ник, когда она села в машину рядом с ним. — Неужели прошлая ночь не убедила тебя в том, что мое появление перед твоими родителями пройдет вполне невинно? И тебе лучше вести себя так же, когда ты познакомишься с моими родными, — добавил мужчина.

Ты... хочешь представить меня своей семье?.. — Хиби не могла скрыть удивления. Она даже не подумала о том, что у Ника могут быть другие родственники, кроме Салли и Люка.

—Ну, конечно, ты познакомишься с моими родителями, — нетерпеливо отозвался Ник. — И остальными членами клана Кейвендиш. Не сомневайся. — Он бросил в сторону невесты беглый взгляд. — Надеюсь, ты уже поняла, Хиби, что мой дом находится в Нью-Йорке.

—И ты ожидаешь, что я перееду туда вместе с тобой? — выдохнула девушка, не веря своим ушам.

Она предполагала, что они будут жить в Англии, и даже не думала о том, что Ник захочет, чтобы она...

Хотя почему? Ее желания и потребности имели небольшое значение в отношениях с Ником Кейвендишем.

У него, кажется, создалось впечатление, что, если он возьмет ее в жены беременной и без гроша за душой, она должна быть безмерно счастлива!

Хиби не хочет переезжать в Нью-Йорк, осознал Ник. Еще одна ошибка в отношении этой девушки!

—Я думал, что большинство женщин мечтает жить в Нью-Йорке. Но если ты хочешь, мы можем купить дом в Англии, — вздохнул мужчина. — Мне без разницы, где мы будем жить. — И чем больше Ник думал об этом, о доме в пригороде Лондона, с большим садом, где мог бы играть их ребенок, тем приятней казалась ему эта мысль.

Ты, правда, сделаешь так?.. — неуверенно спросила Хиби.

А почему нет? — пожал плечами Ник. — Отсюда я могу с такой же легкостью летать в Париж и Нью-Йорк, как и из Нью-Йорка в Париж и Лондон.

Конечно, он может, заключила Хиби. А если я наскучу ему, то он будет встречаться с другими женщинами в этих городах!

—Хорошо, — кивнула девушка и отвернулась к окну.

Этот визит к родителям, станет для Хиби сущим кошмаром. Как она сможет убедить их в том, что выходит за Ника замуж по любви, если каждый их разговор заканчивался подобным образом? Если они находили общий язык только в постели?

—Вот.

Хиби оторвалась от окна и посмотрела на Ника. У него в руках опять была вчерашняя коробочка.

—Я же сказала, что не приму это, — помрачнела девушка. Даже для того, чтобы убедить в чем-то родителей, она не надела бы это... это оскорбительное кольцо!

—Ты можешь, просто взять проклятую коробку, Хиби? — тяжело вздохнул Ник. — Чтобы я мог взяться за руль двумя руками, а? — мужчина был поражен ее упрямством.

Хиби дрожащими руками забрала коробочку.

—Ну не смотри так. Открывай!

Девушка непонимающе захлопала ресницами. Открыв коробочку, она обнаружила внутри кольцо с небольшим желтым камнем, окруженным шестью маленькими бриллиантами...

—Это желтый сапфир, — сообщил Ник. — Его цвет напомнил мне твои глаза.

В этих самых глазах сейчас застыли слезы. Хиби за время беременности поняла еще одну вещь. Она могла с легкостью расплакаться даже над самым невинным поступком. Ее эмоции перехлестывали через край.

Кольцо было прекрасно. Хиби и сама купила бы себе точно такое.

А Ник выбрал его потому, что оно подходило к ее глазам.

Оно чудесное, — выдохнула девушка.

Тогда надевай.

Хиби достала кольцо из коробочки и надела на безымянный палец левой руки. Идеально. Девушка смущенно подняла глаза.

—Ты уже вернул деньги за предыдущее?

—Даже не пытался. Я сохранил кольцо до десятой годовщины нашей свадьбы. Или до рождения нашего четвертого малыша, если это произойдет быстрее!

Четвертого малыша?..

Ник говорил так, будто их брак не был случайностью.

Кольцо действительно потрясающее. Ник! Спасибо.

Значит, ты принимаешь его?

Конечно. — Ее голос дрогнул от нахлынувшей нежности.

Эй, ты же не собираешься расплакаться, правда? — тут Ник услышал тихий всхлип, который Хиби, очевидно, пыталась скрыть.

Она плакала. Слезы текли по ее щекам. Казалось, их просто невозможно остановить.

Ник еще подумает, что она дурочка — разрыдалась из-за кольца!

Но дело было не только в кольце.

Во всем. В неожиданной беременности. В том, что Ник настоял, чтобы она вышла за него замуж. В неуверенности в их совместном будущем.

Не говоря уже о планах Ника, завести четверых детей!

Мужчина снова посмотрел на невесту и, свернув на проселочную дорогу, сбавил скорость и повернулся к ней.

—Мы можем остановиться на трех малышах, если тебя так пугает мысль о четверых.

Его ремарка, кажется, только усугубила ситуацию. Слезы с новой силой хлынули по щекам Хиби. Она казалась такой беззащитной и хрупкой, что Нику хотелось прижать ее к себе, утешить, защитить.

Он не припоминал, чтобы Салли была столь эмоциональной, даже когда ждала Люка...

—Ты не сможешь убедить родителей, что мы любящая пара, если явишься вся красная и опухшая от слез. Наоборот, они решат, что я поколачиваю тебя.

Хиби рассмеялась и подняла глаза на жениха.

Она вовсе не выглядела опухшей или раскрасневшейся. Она была прекрасна. Ник вдруг подумал, что с удовольствием утонул бы сейчас в ее прекрасных глазах.

Нет. Не заблуждайся, Ник, напомнил он себе. Хиби выходит за тебя не от большой любви. Вообще не по любви. Она ждет моего ребенка и, конечно, хочет взамен определенных преимуществ и материальных благ. Вот и все!

Пятнадцать минут спустя, когда Ник уже познакомился с приемными родителями Хиби, он понял, почему она так волновалась, как они отреагируют на появление своей дочери в компании мужчины.

Генри Джонсон — высокий и поджарый — олицетворял собой настоящего профессора истории Кембриджского университета. На пенсии, естественно. Его жена, Джин, относилась к тем пухленьким домохозяйкам, для которых муж и дети представляют смысл всей жизни. Ее дом выглядел уютным и гостеприимным, как и сама хозяйка.

Конечно, такая пара не поняла бы истинных причин, по которым он и Хиби собираются пожениться!

—О, Хиби, дорогая, как чудесно! — воскликнула Джин со слезами на глазах, увидев обручальное кольцо на пальце дочери.

Ты могла бы познакомить нас с Ником и раньше. — Отец обнял ее. — Он ведь владелец известных художественных галерей, как-никак, — добавил он, уважительно покивав головой.

Это моя вина, сэр, — заверил его Ник, пожав старику руку. — Все случилось так быстро. Хиби просто сбила меня с ног, когда я впервые увидел ее!

В буквальном смысле, вспомнил мужчина.

Генри кивнул, как будто прекрасно понимал, что могло случиться с мужчиной, встретившим его красавицу дочь.

Ее родители были старше, чем ожидал Ник. Кажется, им обоим уже за шестьдесят. Значит, Генри и Джин было уже ближе к сорока годам, когда они удочерили Хиби. Странно.

Вскоре появился традиционный английский чай. Генри, извиняющимся тоном, сообщил, что, к сожалению, у них в доме нет шампанского, чтобы выпить за счастье новой пары.

Ник заметил, как неловко почувствовала себя Хиби в этот момент. Кажется, она готова была в любой момент раскрыть родителям правду — и к черту последствия!

—Да не волнуйтесь, чай вполне подойдет, — заверил Ник Генри. — Хиби нельзя пить в ее положении, — уверенно добавил он. — По крайней мере, до того, как родится ребенок. А до этого еще около семи месяцев.

Хиби бросила удивленный взгляд в сторону Ника, но, встретившись с ним глазами, поняла, что теперь у нее нет выхода.

Бескомпромиссный взгляд его голубых глаз дал ей ясно понять, что теперь она принадлежит ему. Она и ребенок.

Будь он проклят!

Мам, пап. — Хиби повернулась к родителям. — Я не собиралась сообщать вам эту новость так неожиданно. — Девушка встала и, подойдя к матери, взяла ее руки в свои. — Но Ник и я действительно ждем ребенка в начале следующего года.

А это значит, что свадьба состоится очень скоро, — добавил Ник. — Мои адвокаты уже готовят все необходимые бумаги.

Его адвокаты!..

Какого черта приготовлениями к свадьбе занимаются его адвокаты? Или Ник хочет заставить ее подписать какой-нибудь брачный договор или еще что-то унизительное, холодное и расчетливое?

Нет. Хиби не собиралась ничего подписывать. Ни сейчас. Ни когда бы то ни было еще.

Но сейчас не время спорить с ним об этом. Хиби должна, прежде всего, успокоить родителей.

—Может быть, немного «шерри» не помешает, — произнес Генри, отправляясь в кабинет.

Он вернулся с тремя бокалами. Для себя. Для жены. И для Ника.

—Кажется, приближается время, когда я, наконец, стану бабушкой!

Джин первой оправилась от удивления.

—Вы ведь не собираетесь увезти нашу малышку в Америку, а, Ник? — поинтересовался Генри.

—Нет, сэр, — заверил его Ник. — Хиби изъявила желание жить в Англии, и я счастлив угодить ей в этом. Как, впрочем, и во всем, чего она хочет, — добавил он, бросив беглый взгляд в сторону невесты.

Генри улыбнулся, как если бы он был счастлив любому, кто заботился бы о его малышке так, как это делал Ник.

Вот только Хиби знала, что все это лишь видимость.

Но родители не должны ни о чем догадаться!

Конечно же, мы хотим, чтобы вы с папой приехали на свадьбу в Лондон, — тепло сообщила Хиби. — Хотя, возможно, вы будете нашими единственными гостями!

Не совсем так, Хиби, — вставил Ник. — Несомненно, твоя соседка, прости, забыл, как ее зовут, захочет прийти. И другие твои друзья. Еще я решил закрыть галерею в этот день, чтобы сотрудники могли тоже порадоваться за нас. Естественно, приедут и мои родители. И младшая сестра с семьей. Ну, еще там знакомые всякие.

Хиби не верила собственным ушам. Она ожидала, что их свадьба пройдет без шума, с небольшим количеством гостей, а теперь оказывается, что Ник пригласил чуть ли не половину Лондона и всех своих родственников!

—Я хотел сделать тебе сюрприз, дорогая, — промурлыкал Ник, нежно целуя ее в губы и одновременно поглаживая по руке.

Разумеется, чтобы родители ничего не заподозрили! А ловко играет, ничего не скажешь. Если бы она не знала всю подноготную их отношений, она бы, пожалуй, поверила в искренность его чувств. Вот что значит, художественная натура.

—Торжество будет проходить в одном из известных отелей, — сообщил мужчина, привлекая Хиби ближе к себе. — Полагаю, будет лучше, если я закажу вам комнату на пару дней пораньше. Уверен, Хиби захочет, чтобы ее мать помогла ей подготовиться к такому важному для нее дню, правда, дорогая? — В его голубых глазах плясали веселые искорки.

Его откровенно забавляла сложившаяся ситуация, заключила Хиби. Конечно, Ник уже был женат. Несомненно, он более сведущ в приготовлениях к свадьбе, но зачем так далеко заходить в обмане окружающих. Ведь гости действительно могут поверить, что они любят друг друга. Наверное, он это делает для того, чтобы у нее не было потом шансов, заявлять о своих правах.

—У нас все же есть одна маленькая проблема, — заговорил Ник. — Хиби, конечно, рассказала мне, что вы удочерили ее. Уверен, она была невыносимым ребенком, — усмехнулся он, чтобы немного разрядить обстановку. — Мы подумали, может быть, вам что-нибудь известно об ее настоящих родителях? Теперь, когда Хиби ждет ребенка, информация о ее биологических родителях очень помогла бы нам.

Что вы хотите знать? — обеспокоенно спросил отец. Мама также посмотрела на гостя с плохо скрываемой тревогой.

Просто медицинские подробности. Наследственность и все такое, — пожал плечами Ник.

Он кожей ощутил напряжение, возникшее в комнате. Интересно, у Хиби возникло такое же ощущение? Хотя вопрос вроде совсем не странный в данных обстоятельствах...

Может быть, вы знаете имя матери Хиби? — продолжил Ник. — Или ее отца?

Нет, — медленно произнес Генри. — Не припоминаю, чтобы при нас упоминали их имена.

Я же говорила, что мама и папа ничего не знают, Ник, — вмешалась Хиби, улыбнувшись родителям. — Ник так суетится вокруг ребенка. Я пыталась убедить его в том, что абсолютно здорова, и в том, что с ребенком все будет хорошо, но он настоял, что мы должны обязательно поговорить с вами.

Хиби никогда не заявляла ему ничего подобного, отметил про себя Ник. Он еще не сказал ей, чтобы не поссориться перед встречей с родителями, что уже записал ее на прием к врачу в понедельник...

Сейчас мужчина был явно не удовлетворен полученными ответами. Джонсоны, очевидно, не хотели посвящать его в какие-то подробности своей прошлой жизни.

Но ведь иногда, когда усыновляешь ребенка, наследственность обсуждается, не так ли? — настаивал Ник.

Уверен, что так и есть.

Но не в вашем случае?

—Да. — В глазах Генри отражался вызов.

Атмосфера в комнате сменилась от теплой до напряженно-подозрительной.

Почему?

Что скрывает эта пара? А в том, что они что-то скрывают, Ник теперь не сомневался.

Что ж, я просто подумал, что стоит задать вам эти вопросы. Уверен, доктор все проверит.

О, я совсем забыла рассказать вам об одной интересной картине, которую Ник недавно купил, — сменила тему Хиби. — Портрет Эндрю Саутерна. Вы слышали об этом художнике?

Ник напрягся, недоумевая, зачем Хиби завела этот разговор. Она ведь наверняка не хотела, чтобы ее родители узнали о портрете.

Ну, конечно, слышали, дорогая, — подтвердил Генри. — Стоит, наверное, целое состояние? — обратился он уже к Нику.

О, у Ника много денег, правда, дорогой?

Он использовал ее родителей, чтобы манипулировать ею, а теперь у нее появилась возможность отплатить ему той же монетой.

—Уже не так много, как раньше.

Хиби была уверена, что Ник пришел в ярость из-за того, что она вообще упомянула о портрете при родителях. Но девушка не удержалась. Он вел себя непредсказуемо, так чем же она хуже?

Этот портрет никто никогда не видел, — продолжала Хиби. — Ник очень доволен своим приобретением, правда, дорогой?

О, да! — скрипя зубами, выдавил мужчина, деланно, улыбнувшись.

Но как вы нашли эту картину? — с интересом спросила мать Хиби.

Она висела в спальне, в доме одного известного человека на севере Англии.

Точно. Как ты сказал, звали ее владельца, Ник? — вмешалась в разговор Хиби.

Я не говорил, — отозвался Ник, удивляясь, почему ее это так интересует. — И уверен, Генри и Джин совсем не хочется это слушать...

Наоборот, — вмешался отец Хиби. — История, кажется, довольно увлекательная.

Хиби сладко улыбнулась Нику, забавляясь тем, как он раздражен.

Но ведь он уже узнал то, что хотел. Настало время для Хиби разузнать информацию, которая могла помочь ей в поисках своих настоящих родителей.

Владелец портрета умер, а его родственники обнаружили картину и продали ее. Вот и все. На этом история заканчивается. Ничего интересного.

А ты собираешься выставить портрет в своей галерее?

Нет! — пожалуй, слишком резко воскликнул Ник. — Мне нравится эта картина, и я собираюсь оставить ее себе.

Чудесно! Но вы ведь покажете ее нам, когда мы приедем в Лондон? — радостно затараторила Джин. — Неужели этого портрета нет в списках работ художника? Может, это подделка?

О, нет, Джин. Это не подделка, — уверенно заявил Ник. — Вообще-то Джейкоб Гарднер сохранил... вы в порядке, Джин? — он быстро подскочил к женщине, которая от волнения едва не выронила чашку из рук.

О, как глупо получилось! Я отнесу все на кухню, чтобы избежать еще каких-нибудь происшествий.

Женщина виновато улыбнулась и, собрав чашки и блюдца на поднос, ретировалась на кухню. Генри под благовидным предлогом последовал за женой.

У Ника не осталось сомнений в том, что пожилой паре известно нечто такое, о чем они не хотят говорить.

Но что?

Хиби, кажется, терзали те же мысли. Она явно не ожидала, что ее настойчивость приведет к такому результату...

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

—Твои родители что-то скрывают, — заявил Ник, когда они отправились обратно в Лондон, этим же вечером.

Он, конечно, прав, Хиби готова была признать это. Услышав имя Джейкоба Гарднера, мама едва не выронила чашку из рук, это, несомненно, служило подтверждением тому, что ей знакомо это имя.

Но какую тайну хранили родители?

Вернувшись в гостиную, отец немедленно вернулся к обсуждению предстоящей свадьбы. О портрете больше не говорили, однако все чувствовали напряженную неловкость, повисшую в комнате.

—Конечно, нет, — возразила Хиби. Она уже решила, что поговорит с родителями наедине. Возможно, когда они приедут в Лондон. Но дата и время свадьбы еще не были назначены, так что девушка не представляла, когда произойдет этот решающий разговор. — Это просто плод твоего воображения. Ник, — заявила Хиби, не желая развивать эту тему дальше. — Расскажи мне лучше, над какими бумагами работают твои адвокаты? — Она не забыла эти слова Ника и теперь твердо намеревалась узнать подробности. — Это ведь не брачный договор?

Ты подпишешь его?

Разумеется, нет!

Так я и думал.

Но это унизительно!

Да, но мои адвокаты работают над другими документами. Я ведь американец, Хиби, а ты — англичанка, так что, полагаю, дальнейшие споры бессмысленны. Когда документы будут готовы, мы их обязательно обсудим.

Хиби смущенно отвернулась к окну, чтобы Ник не заметил, как пылают от стыда ее щеки. Она принялась анализировать встречу с родителями.

Ник словно прочитал ее мысли и снова вернулся к щекотливой теме.

—Наверное, твои родители сделали это намеренно.

—Не понимаю, о чем ты говоришь, Ник.

—Неужели? Они, наверняка, знали о твоей связи с Джейкобом Гарднером. Но я-то понятия об этом не имел. Поэтому твоя мать так растерялась?

—У меня никогда не было романа с человеком по имени Джейкоб Гарднер! — горячо возразила Хиби. — Я никогда не слышала о нем до того, как ты упомянул его имя!

—О, прошу тебя, Хиби, перестань обманывать меня, ведь твои родители знают этого человека. Скорее всего, ты сказала им о нем!

Девушка понимала, что родители действительно слышали это имя, но не имела представления от кого.

Не осознавала она и того, почему Ник заключил, что у нее был роман с Джейкобом Гарднером. Ведь он сам говорил, что мужчина был уже очень стар, когда умер.

Понятия не имею, с чего ты вдруг взял, будто у меня была когда-то связь с Джейкобом Гарднером!

Все очень просто и логично, если подумать, — пожал плечами Ник. — Эндрю Саутерн написал портрет. Портрет, который стал собственностью Джейкоба Гарднера. Мужчина хранил его у себя до самой смерти. На нем у тебя на пальце обручальное кольцо. С изумрудами и бриллиантами, насколько я помню. Именно поэтому я не стал дарить тебе изумруды и бриллианты!

Конечно, Хиби заметила кольцо на пальце девушки с картины, но она никогда бы не подумала, что Ник способен сделать подобные выводы. Ну и извращенная у него фантазия!

Но я вообще не просила тебя дарить мне кольцо!

Я помню, — процедил сквозь зубы Ник.

Одна мысль о том, что Хиби носила обручальное кольцо, подаренное другим мужчиной, лишила его покоя. Хиби принадлежит ему, черт возьми! Ему! И больше никому!

Но стечение обстоятельств убедило Ника в том, что у Хиби была интрижка с Эндрю Саутерном в то время, когда она уже являлась невестой Джейкоба Гарднера!

И подобный вывод привел Ника в ярость!

Ты была помолвлена с Джейкобом Гарднером и одновременно крутила роман с Эндрю Саутерном. Просто признай это, и забудем, — прорычал мужчина, вцепившись в руль с такой силой, что у него побелели костяшки пальцев.

Позволь узнать, правильно ли я тебя понимаю? — повернулась к нему Хиби. — По-твоему, я была обручена с Джейкобом Гарднером — очевидно, богатым человеком, если он мог нанять Эндрю Саутерна, чтобы тот написал мой портрет, — а потом встретилась с художником и решила завести с ним роман. Видимо, я обнаружила, что он богаче, а? А когда мои отношения с обоими не сложились, я решила окрутить владельца галерей Кейвендиша! Поправь меня, если я что-то не так поняла, Ник.

Мужчина был так взбешен, что ему хотелось бы возненавидеть ее, но вместо этого он испытывал непреодолимое желание заняться с ней любовью.

Куда мы едем? — спросила Хиби испуганно, осознав, что они направляются вовсе не в сторону ее дома.

Ко мне в квартиру, — подтвердил ее опасения Ник.

Хиби судорожно сглотнула. Ей совсем не нравилось его настроение. Уж слишком грозным он выглядел. Сейчас рядом с ней сидел абсолютно незнакомый мужчина. Хиби испытывала чуть ли не ужас при мысли, что ей придется остаться с ним наедине в его квартире.

3-зачем?

Может, я хочу немного побыть с моей невестой? Неужели тебя это удивляет? Мне кажется, что ты тоже не против.

У Хиби перехватило дыхание. Она прекрасно понимала, что имеет в виду Ник. Но она не хотела, чтобы он в таком состоянии занимался с ней любовью.

Я так не думаю. Ник.

Но почему, черт возьми, нет?

Не мне говорить тебе об этом.

Я не причиню тебе боль, Хиби, — шумно выдохнул он. — Наоборот. Я собираюсь заставить тебя стонать от наслаждения!

Я бы предпочла отправиться к себе, Ник.

Значит, я не побуду с тобой наедине сегодня?

Сейчас мы одни, — заметила Хиби. — Просто, кажется, разговор у нас не клеится.

—Да уж, в постели мы быстрее находим общий язык! — согласился Ник.

Именно там он и хотел сейчас оказаться — в постели с Хиби, вдыхать ее аромат, касаться ее кожи, ласкать ее, чувствуя единение тел в сладкой истоме наслаждения.

Ник не помнил, чтобы когда-нибудь испытывал постоянное желание находиться рядом с какой-нибудь женщиной. А сейчас все его мысли занимала одна лишь Хиби.

Это было безумие, от которого Ник не мог излечиться даже во сне.

Он даже вынужден был признаться себе в том, что влюблен в эту девушку. Несмотря ни на что!

Безумие! Чистое безумие!

Но Ник ничего не мог с собой поделать. Он любил Хиби. И даже если бы она не ждала от него ребенка, сделал бы все от него зависящее, чтобы добиться ее.

И к черту все! Пусть она даже была любовницей одновременно двоих мужчин! Пусть ей нужен не он, а его деньги! Пусть... Главное, быть с ней рядом.

Хиби!..

Что ты хочешь от меня услышать?

Я не хотел... — Ник замолчал, сделав глубокий вдох. — Забудь! Я не собираюсь упрашивать тебя!

Хиби удивленно взглянула на Ника. Она не могла его понять. Как он мог хотеть ее, если верил, что у нее был роман с мужчиной, годившимся ей в отцы, в то время, когда она была помолвлена с человеком, больше подходящим на роль ее деда?

Мы скоро поженимся, Ник. Ты можешь подождать до первой брачной ночи? — вздохнула девушка.

Но почему, проклятье, я должен ждать?

Я не игрушка, с которой ты можешь играть, когда захочешь, Ник!

Я никогда не считал тебя игрушкой, черт возьми!

—Но ведь сейчас ты как раз доказываешь обратное.

—Хорошо, договорились, я не прикоснусь к тебе, даже если ты будешь умолять меня об этом! — бросил мужчина со злостью.

Но ведь если все пойдет так, как задумал Ник, то они поженятся через несколько недель. И тогда Хиби придется каждый день делить с ним постель.

О боже!..

—Сюда, — скомандовал Ник следующим вечером, когда Хиби перевезла свои вещи в его квартиру. Он предложил ей занять смежную спальню, а не разделить его собственную. Ник заключил, что последние несколько дней оказались для обоих нелегкими, а потому лучше обойтись без новых споров. Если Хиби хочет спать отдельно, пусть спит. Все равно до свадьбы осталось немного времени, он может и потерпеть.

Вчера он отвез Хиби в ее квартиру, а потом позвонил родителям и младшей сестре, чтобы сообщить им о свадьбе. Натали была просто потрясена поспешностью его второго брака.

Новость о ребенке, заставившая мать заплакать от счастья, а сестру захлопать в ладоши, конечно, помогла. Но их вопросы о его будущей жене, на которые он не знал ответов, заставили Ника понять, что им с Хиби нужно время, чтобы узнать друг друга лучше, прежде чем жениться.

Вне постели, разумеется.

—После того, что ты сказала вчера, я подумал, что для нас обоих будет лучше, если у тебя будет отдельная комната до самого дня свадьбы, — пояснил Ник, заметив удивление девушки.

Хиби не знала, что и думать. Прошлой ночью она почти не спала, вспоминая о том, что произошло в доме ее родителей.

Джейкоб Гарднер жил на севере Англии, а, насколько ей было известно, ее приемные родители всю жизнь провели в Кембриджшире.

За двадцать шесть лет своей жизни Хиби ни разу не слышала от них имени Джейкоба Гарднера.

Но их реакция была слишком красноречивой. Они явно слышали это имя раньше.

Откуда?

Тревожные мысли всю ночь не давали Хиби покоя. Ее мучили не только вопросы о своих настоящих родителях, но и те противоречивые чувства, которые она испытывала к Нику. Она любила его, а он, очевидно, продолжал считать ее расчетливой стервой, которая ради денег стала любовницей двух пожилых мужчин. Но ведь она никогда даже не встречала ни одного из них! Как доказать ей свою невиновность?

—Чудесная комната. Спасибо тебе, — произнесла Хиби, вернувшись в реальность.

Спальня была выполнена в красных и золотых тонах. Мебель по стилю относилась, скорее всего, к эпохе Людовика четырнадцатого. Атмосфера в комнате заметно отличалась от атмосферы всего дома.

Может быть, когда-то здесь была спальня Салли?

—Я купил и открыл галерею в Лондоне два года назад, Хиби, — ответил Ник на ее невысказанный вопрос. — Уверен, ты помнишь, где находится ванная.

Ну конечно, Хиби помнила, где принимала душ в то самое утро после их первой ночи, проведенной вместе. И где ей было так плохо шесть недель спустя.

Ванная была примерно того же размера, что и спальня. В одном углу располагалась душевая кабинка со стеклянными дверями, во втором — джакузи, где могли поместиться четыре человека, а если подвинуться, то и все шесть. У стены, ближе к двери, находились две раковины с огромным зеркалом между ними.

— Можешь принять ванну, если хочешь. Мне все равно нужно еще просмотреть кое-какие бумаги.

Хиби рассудила, что горячая ванна поможет ей расслабиться после бессонной ночи и эмоционального прощания с Джиной. Они делили квартиру почти год и очень сблизились за это время.

Ух, ты, после маленькой ванны в их с Джиной квартире, эта казалась просто раем на земле. Да тут и уснуть можно, так приятно было лежать в ней!

Кажется, Хиби заснула, заключил Ник, тихонько открывая дверь в ванную почти час спустя.

Хиби вздрогнула от неожиданности, ощутив прикосновение губ к своей коже, и открыла глаза. Но почти сразу закрыла, почувствовав волну наслаждения, пробежавшую по ее телу.

Было что-то необычайно эротичное в том, как Ник ласкал ее сейчас, нежно, едва касаясь кожи кончиками пальцев.

О боже, что же он делает!

Хиби прогнулась от удовольствия, когда рука Ника скользнула в воду и, слегка раздвинув ее колени, легла между ее ног.

Попроси меня не останавливаться, — прохрипел мужчина. — Попроси меня, черт возьми!

Умоляю, Ник, — выдохнула Хиби. — Продолжай!..

Ощущения были столь сладкими и сильными, что она вскоре перестала различать грань между реальностью и фантазией.

Доведя Хиби до вершины наслаждения, Ник подхватил ее, мокрую, на руки и понес в спальню. Ему хотелось заниматься с ней любовью без остановки весь день. Всю неделю. Боже, он не хотел останавливаться ни на секунду!

Но и у Хиби оказались свои планы. Присев на колени на кровати, она притянула Ника к себе, сняла с него джинсы и стала возбуждать его прикосновениями, легкими, как взмахи крыльев бабочки. Из груди мужчины вырвался стон.

Чего ты хочешь, Ник? — продолжая ласкать и целовать его, спросила Хиби. — Скажи мне... И я все сделаю.

Ради бога... о...

Их тела соединились в едином порыве. Они словно танцевали, кружась в вихре страсти и неземного наслаждения.

На этот раз они одновременно достигли экстаза, и это было потрясающе. Незабываемо.

Ник хотел привязать Хиби к себе с помощью секса, а оказалось, что теперь он сам навеки связан с ней. Он не мог представить свою дальнейшую жизнь без нее!

Ну, вот и дождались первой брачной ночи, — улыбнулась Хиби.

Ты сама просила меня не останавливаться, а я просто не мог оторваться от тебя. Хиби... Проклятье! — выругался мужчина, услышав телефонный звонок.

Не отвечай, Ник.

Но телефон продолжал звонить. Хиби заметила, что Ник начинает нервничать.

Ладно, возьми трубку, — кивнула Хиби в сторону телефона. — Должно быть, это что-то важное, раз звонят так настойчиво.

Если нет, я убью этого человека, кто бы он ни был.

Ник поцеловал ее в губы и снял трубку.

—Да! Что? — он поднялся с постели. — Подожди минутку, хорошо? — Ник вышел из комнаты.

Когда Ник вернется, они поговорят, решила Хиби. Точнее, он выслушает ее. И на этот раз обязательно поверит ей.

Но прошло десять минут, а Ник так и не вернулся. Хиби вдруг почувствовала себя одиноко в пустой постели. Простыни еще не высохли, ведь она занялась любовью, даже не вытершись после ванны. Хиби улыбнулась. Где-то в квартире, наверняка, должно быть свежее сухое белье.

—Чудесно, Салли! — услышала Хиби голос Ника, раздававшийся из гостиной, когда она вышла из спальни.

Значит, звонила его бывшая жена, женщина, с которой Ник уже давно развелся. Но зачем? Хиби замерла, невольно прислушавшись.

—Конечно, я заеду к тебе, как только буду в Нью-Йорке, — продолжал Ник. — Согласен, прошло слишком много времени. Настало время нам поговорить. Я так рад, что ты тоже решила попытаться все исправить. И, знаешь, Салли... — Ник немного помолчал. — Я не могу выразить словами, как я счастлив, что ты вот так позвонила мне.

Хиби бросилась в спальню. В свою спальню. Слезы застилали ее глаза, когда она закрыла за собой дверь.

Из обрывков разговора девушка поняла, что Салли попросила Ника встретиться и поговорить о воссоединении. А в его голосе слышалось столько эмоций...

Что же теперь будет с их свадьбой?

И с ребенком, которого ждала Хиби?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Утром следующего дня Ник и Хиби, молча, сидели за кухонным столом. Оба ничего не ели и только пили кофе. Вопросы, которые задавала себе вчера Хиби, так и остались без ответа.

Прошлой ночью, услышав, что Ник закончил говорить по телефону и идет к ней в комнату, Хиби притворилась спящей. Она лежала, не шевелясь, и даже затаила дыхание, когда он склонился над ней и тихо позвал ее по имени. Ей показалось, что Ник был скорее удивлен, нежели раздражен ее молчанием.

Конечно, Хиби не спала. Да и как она могла спать, когда все в одночасье изменилось, и трудно было понять, что же последует за этим неожиданным звонком.

Тот факт, что Салли позвонила ему именно сейчас, накануне их предполагаемой свадьбы, наверняка что-то значит.

Может быть, Салли просто ведет себя как собака на сене, сама не может жить с Ником, но и не хочет, чтобы он принадлежал другой женщине.

И еще, откуда Салли узнала, что Ник собрался снова жениться? Логично было бы предположить, что Ник сам рассказал ей. Хотя не похоже, ведь звонок Салли так удивил его. Наверное, кто-то из родных Ника решил сообщить эту информацию его бывшей жене.

В любом случае сейчас уже не важно, как Салли узнала последние новости. Мотивы, побудившие ее обратиться к Нику, были слишком очевидны.

Хиби даже поплакала немного. Она злилась на Ника. Злилась на себя. За то, что ей по-прежнему хотелось подняться с постели, подойти к нему и снова утонуть в его объятиях...

Хиби отодвинула чашку с недопитым кофе и резко встала.

Лучше пойду на работу...

Не глупи, — перебил ее Ник. Он выглядел так, будто тоже не спал прошлой ночью. И мужчина явно был не в лучшем расположении духа. — Я говорил с Джейн и сказал ей, что ты больше не будешь работать в галерее.

Тогда тебе лучше сообщить ей, что ты передумал. — Глаза девушки вспыхнули гневом.

Но с какой стати я должен был передумать?

Потому что до тех пор, пока Джина не найдет себе новую соседку, я собираюсь оплачивать мою часть ренты. А для этого мне нужно работать. Кроме того, — раздраженно добавила Хиби, — я буду сама решать, когда мне уходить с работы!

Нет, — Ник театрально закатил глаза. — Если я захочу, то уволю тебя, но пока у меня нет такого желания. По крайней мере, не сейчас.

Попробуй только, — с вызовом отозвалась она. — В газетах тут же появятся статьи с очень интересными заголовками. Ну, например, послушай: «Беременная жена обвиняет мужа в несправедливом увольнении»!

Ник сделал глубокий вдох, чтобы окончательно не потерять контроль над собой.

Когда ты станешь моей женой, тебе не придется больше работать. Никогда.

Я еще не твоя жена! — вспыхнула Хиби.

Пока...

Слушай... — Хиби надоело спорить. — Мне нужно платить за квартиру. Нежели тебе надо объяснять такие вещи?

Проклятье, я буду оплачивать чертову ренту за тебя, пока Джина не найдет кого-нибудь! — рявкнул Ник, поражаясь ее упрямству.

Он был взбешен не на шутку. Прошлой ночью, вернувшись в спальню и не обнаружив там Хиби, Ник очень удивился.

Ее не было ни в ванной, ни на кухне. Он нашел ее в смежной спальне, свернувшейся калачиком на кровати и спящей! Она не ответила на его зов, и Нику не оставалось ничего другого, кроме как оставить ее там и вернуться к себе.

В одинокую влажную постель!

К тому времени, когда Ник сменил белье, он уже окончательно проснулся. И принялся рассматривать портрет, который вчера принес домой из офиса.

Хиби...

Еще одна ночь без сна, конечно, не успокоила его нервы.

—Я не хочу, чтобы ты оплачивал мою квартиру или что-либо еще! Если что-то пойдет не так с беременностью...

—Что ты имеешь в виду, говоря это? — напрягся Ник.

—Нет, не волнуйся, Ник, я не причиню нашему ребенку вреда, — тяжело вздохнула Хиби, увидев обвинение в его глазах. — Согласно твоей теории о том, что я охотница за деньгами, это не поможет мне достичь цели, ведь так? — Она решительно тряхнула головой. — Но если что-то пойдет не так, ты ведь не захочешь, чтобы я стала твоей женой, правильно? А это значит, что мне нужна эта работа!

Хотя Хиби и не представляла, как она сможет дальше работать на Ника, если они разведутся.

Этого не случится. А если и случится, тогда я снова сделаю тебе ребенка!

Но какого черта ты хочешь повторить ту же ошибку? Я ведь расчетливая стерва, помнишь?

Именно поэтому. — Его губы скривились в усмешке. — И я никогда не позволю тебе развестись со мной, Хиби!

Отлично, — хмыкнула девушка. — Но даже будучи твоей женой, я сама буду решать, что мне делать, слышишь, я, а не ты!

Ник медленно опустил веки, а затем снова посмотрел на невесту.

Ты специально нарываешься на скандал, да?

Вовсе нет. Откуда мне было знать, что ты в таком мрачном настроении?

Лгунья. Но ты права, я не в лучшем расположении духа сегодня. Объясни мне, Хиби, какого черта ты исчезла, когда я вернулся вчера в спальню?

Хиби отвела глаза, чувствуя себя неловко под проницательным взглядом Ника. Она не хотела дать ему понять, что слышала обрывок его разговора с бывшей женой. Тем более что Ник может подумать, будто она специально подслушивала. Девушка пожала плечами.

Я устала, вот и пошла в постель.

Но ты была уже в постели, — шумно выдохнул мужчина.

Но не в своей, — настаивала она.

Ты же не думаешь, что после вчерашнего, я позволю тебе спать в отдельной спальне?

Именно так я и думаю, — выпалила Хиби и отвернулась, размышляя, расскажет ли ей Ник о звонке Салли.

Скорее всего, нет, решила девушка.

Ведь Ник любил Салли. Их ребенок стал плодом этой любви. А ее ребенок родится в браке по расчету. Если, конечно, свадьба вообще состоится.

—Как я уже говорила, я пойду сейчас на работу.

—Хорошо, но только ненадолго. Ты ведь сегодня в два часа идешь на прием к врачу, — пояснил Ник, заметив ее удивление.

Я думала, что мы уже все обсудили...

Хиби, не спеши с обвинениями. Секретарша того доктора, посоветовала мне еще одного специалиста.

Неужели?

Да. А теперь мне пора уходить. У меня еще есть кое-какие дела. Встретимся здесь, скажем, в половине первого.

Ты хочешь, чтобы я уже начала готовить для тебя?

На ланч я обычно съедаю пару бутербродов. Которые вполне могу сделать себе сам. И тебе, кстати, тоже, если необходимо. Я намерен следить за твоим питанием.

Ты носишься со мной, как наседка!

Ник подошел ближе, его глаза горели от злобы. Руки были сжаты в кулаки.

Лучше тебе никогда больше не называть меня подобным образом, Хиби, — предупредил он.

А если я не соглашусь? — с вызовом бросила она.

Тогда ты получишь по заслугам!

Хиби сглотнула и облизала пересохшие губы кончиком языка.

Отчего Ник снова ощутил резкое желание заняться с ней любовью.

—И как же ты накажешь меня?

Ник усмехнулся, борясь с желанием взять ее прямо здесь и сейчас, что было бы нетрудно, учитывая их страстное влечение друг к другу. Только вот Хиби возненавидит его за это. Еще больше, чем раньше...

—Также, как и прошлой ночью. Может быть в других вариантах. Я не хочу, чтобы ты заскучала в моей постели!

Хиби вспыхнула и опустила глаза.

Пора на работу, — негромко проговорила она.

Мы выедем в половине второго...

Мы?..

Ты же не думаешь, что я отпущу тебя одну к доктору?

Я не ребенок, Ник. Я могу сама доехать, куда захочу!

Но зачем ехать на такси или на автобусе, если я могу подвезти тебя? И я хочу тоже знать, что скажет доктор.

Зачем?

Потому что это и мой ребенок! — воскликнул Ник, не сдержавшись. — И чем скорее ты признаешь это, тем проще нам будет в будущем!

Он посмотрел на ее испуганное лицо, и сердце его невольно сжалось.

Проклятье! Ему вовсе не хотелось, чтобы Хиби боялась его. Он желал невозможного, чтобы их брак не развалился, чтобы они нашли взаимопонимание и... любовь.

Как этого добиться, когда вне постели, они только и делали, что скандалили. Ник понятия не имел.

Может быть, если они перестанут спорить, то смогут пойти по новому пути...

—Послушай, Хиби, давай заключим перемирие, а? Наши постоянные ссоры выбивают меня из колеи, — признался мужчина. — Полагаю, и тебе не сладко.

Не надо притворяться, что ты беспокоишься обо мне, Ник...

Ты можешь замолчать? — Он слегка тряхнул девушку за плечи. Ее светлые волосы рассыпались по плечам мягкими волнами. — Я не хочу больше спорить с тобой. Хорошо?

У тебя настроение меняется по десять раз на дню...

А где написано, что будущие папы предсказуемы? — рассмеялся Ник.

Нигде, — вздохнула Хиби. — Но если бы ты позволил мне, я научилась бы понимать тебя лучше...

А ты хочешь понять меня?

Не во всем.

Что ж, зато Ник хотел понять, что происходит в голове его невесты. После вчерашней ночи, он уже ни в чем не был уверен.

Ник отказывался верить, что Хиби могла быть с ним, отдаваться ему так, не чувствуя к нему ничего, кроме жажды денег!

Если это не самообман...

Ты права. — Ник выпустил Хиби из рук. — Настало время нам обоим приступить к работе.

Есть, сэр!

Девушка отдала честь и развернулась на каблуках.

Но Ник опередил ее, первым покинув квартиру. Хиби с тяжелым сердцем смотрела ему вслед. Она знала, что их вчерашняя близость — всего лишь иллюзия. Что их объединяет только ребенок, которого она ждет.

Работа — вот в чем ее спасенье. Хиби обожала свою работу в галерее. И даже присутствие Ника двумя этажами выше не испортит ей удовольствия. Девушка быстро переговорила с Джейн, сказав, что Ник ошибся, и она поработает еще несколько месяцев.

Коллеги сгорали от любопытства, с завистью разглядывая ее обручальное кольцо. Хиби чувствовала себя неловко оттого, что все уже знали, что она скоро выйдет замуж за хозяина галереи, но все же ее дружба с коллегами никак не пострадала.

Правда теперь, при ней не обсуждали красавца босса или то, как он выглядит без костюма, но так было даже лучше!

Хиби замерла на месте, когда через некоторое время заметила, что к ней быстрым шагом приближается Ник. При одном только взгляде на своего будущего мужа, все тело охватила приятная дрожь.

Ты что-то хотел? — поинтересовалась девушка.

На нас смотрят, Хиби, — прошептал Ник мягко, стрельнув глазами в сторону Кейт, работавшей неподалеку. — Неужели это все, что ты можешь сказать своему жениху?

А ты хочешь, чтобы я накинулась на тебя, визжа от счастья, перед всеми сотрудниками?

Я надеялся, ты этого хочешь. И еще мне показалось, что тебе нужно знать, что мои адвокаты все организовали. Наша свадьба состоится в пятницу через две недели, в половине третьего, — с удовлетворением сообщил Ник, но тут же помрачнел, не заметив ответной радости на лице Хиби.

Проклятье, почему она все время ведет себя так, будто для нее эта свадьба хуже, чем похороны, ведь Хиби станет обладательницей огромного состояния. Да другие об этом только мечтают!

Полагаю, теперь ты можешь позвонить родителям и сообщить, что наше бракосочетание состоится через восемнадцать дней.

—Я уже пыталась дозвониться до них, но никто не берет трубку.

—Неужели? — поинтересовался Ник, мысленно спрашивая себя о том, зачем Хиби понадобилось звонить им, если они виделись в субботу.

Обычно они оба бывают дома в понедельник утром.

Возможно, в этот понедельник они решили заняться чем-нибудь другим.

Наверное, — кивнула девушка.

Я уверен, тебе не о чем волноваться, Хиби.

Она пыталась не беспокоиться. Но чем больше она думала, тем больше убеждалась в том, что родители повели себя очень странно при упоминании имени Джейкоба Гарднера. Хиби позвонила им, чтобы убедиться в том, что они ничего не скрывают. Вот только ее звонок так и остался без ответа.

Я перезвоню им позже.

Может...

Ник, Хиби. Простите, что прерываю, — извинилась слегка запыхавшаяся Джейн. — Но к вам пришли.

Пусть подождут, я скоро подойду, — с очевидным нетерпением произнес Ник.

Вообще-то, они пришли к Хиби.

Да? — удивилась девушка.

Сказали, что они ваши родители... — кивнула Джейн.

Не дожидаясь продолжения, Хиби отправилась в приемную. Ей было все равно, последовал за ней Ник или нет.

Девушка понятия не имела, что ее родители делают здесь, но, по крайней мере, она получит сейчас ответы на свои вопросы!..

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Ник догнал Хиби, когда та вышла в просторный холл галереи, где у стойки в ожидании стояли Джин и Генри.

Увидев их лица, он понял, что поступил правильно, интуиция его не подвела.

—Надеюсь, ты не возражаешь, Ник, если мы поговорим с Хиби? — спросила Джин, взяв руки дочери в свои ладони. — Впрочем, лучше с вами обоими, — тихо добавила она.

Мы могли бы пойти куда-нибудь, где... меньше народу? — поинтересовался Генри, заметив, что за каких-то пару минут, мимо них прошло около дюжины посетителей галереи.

Мам? Пап? — забеспокоилась Хиби, глядя на лица приемных родителей. — Что-то не так? Что случилось?

Нам просто необходимо поговорить с тобой, дорогая, — успокоила ее Джин. — Нам... есть, что рассказать тебе, — виновато призналась женщина.

Мы можем подняться ко мне в квартиру, — предложил Ник. Он уверенно взял невесту под локоть, заметив, что та не двинулась с места. Девушка побледнела, вопросительно глядя на мать.

Джин, как заметил Ник, находилась на грани эмоционального срыва. Ее глаза еще не просохли от слез, а лицо было белым, как полотно.

Что бы ни произошло, Ник твердо вознамерился быть рядом с Хиби в этот момент. И будь что будет!

Девушка ощутила все возрастающее напряжение, когда они поднимались в квартиру ее будущего мужа. Она почти не сомневалась в том, что разговор пойдет о Джейкобе Гарднере.

Кроме того, ее письмо и фотография, должно быть, уже дошли до Эндрю Саутерна. Но, несмотря на то, что Хиби дала ему адрес ее квартиры и номер своего мобильного телефона, от художника все еще не было никаких вестей.

Что и говорить, Хиби была разочарована. И очень сильно. Но если ее родители расскажут о Джейкобе Гарднере, это уже будет кое-что.

Однако девушку вовсе не радовало то, в каком настроении приехали Джин и Генри...

— Сюда, пожалуйста, — пригласил Ник, открывая дверь в свою квартиру.

Теперь уже их квартиру, машинально подумала Хиби. Она размышляла о том, звонили ли родители ей домой перед тем, как нанести столь неожиданный визит. И были ли они удивлены, когда Джина сообщила, что Хиби переехала. Девушка хотела сообщить им о переезде позже, заключив, что незачем волновать их раньше времени.

Но ведь она не знала, что Джин и Генри свалятся как снег на голову.

Мне думается, вы не откажетесь выпить чего-нибудь? — предположил Ник.

Может быть, немного бренди, — согласился мужчина.

Хиби знала, что ее отец пил бренди лишь в двух случаях, если был болен или обеспокоен чем-то.

Итак, в чем дело? — снова спросила Хиби, когда все уселись в гостиной.

Мы должны были рассказать тебе обо всем еще во время вашего визита к нам в гости на выходные, — вздохнула Джин. — Отец хотел сделать это. — Она виновато взглянула в сторону мужа. — Но я умоляла его не говорить ничего. Но сейчас поняла, что он был прав. Мы должны были признаться намного раньше. — Женщина грустно покачала головой.

Признаться в чем? Что вы скрыли от меня? — с каждой секундой, волнение Хиби усиливалось.

Ник встал позади стула невесты, показывая, что в любом случае будет на ее стороне. Нуждается она в его поддержке или нет.

Правду о твоей матери, — вмешался в разговор Генри.

О моей... м-матери?.. — непонимающе повторила Хиби.

Но ведь, судя по реакции Джин в субботу, разговор должен был пойти о Джейкобе Гарднере, подумал Ник. Интересно, какое отношение к этому богатому старику имеет мать Хиби?

А ведь в выходные Джин и Генри заверяли их, что ничего не знают об этой женщине.

Нет, внезапно осознал Ник. Генри говорил лишь, что никогда не слышал об отце Хиби...

И теперь, кажется, Ник понял почему!

Что вам известно о матери Хиби? — спросил он.

Прошу тебя, Ник, — умоляюще взглянула на него девушка. — Не дави на них. Позволь им... самим рассказать все, когда они сочтут нужным.

Внутренний голос подсказывал Хиби, что ее родители знают о связи ее матери и Джейкоба Гарднера. А возможно, и Эндрю Саутерна. Может быть, они даже слышали ее имя.

Девушка понятия не имела, почему они скрыли от нее этот факт. Ведь они всегда открыто беседовали с ней на любые темы. Наверняка у них были серьезные причины не говорить ей, имя ее настоящей матери. А зная то, как выглядела эта женщина на портрете, Хиби могла даже предположить, каковы были их мотивы.

В субботу вы спрашивали о наследственности Хиби, Ник, — напомнил Генри. — Я сказал тогда, что понятия не имею, но это не совсем так. Нам действительно ничего не известно об отце нашей малышки. — Голос мужчины сорвался. — Но теперь, когда мы узнали о беременности Хиби, мы...

Твоя мать умерла при родах, дорогая, — продолжила Джин. — Она была так молода, так хрупка, врачи ничего не смогли сделать. Роды пошли не так, и... она умерла, а ребенок выжил. Ты выжила. — Слезы хлынули по щекам женщины.

Это было слишком тяжело для Хиби. Ее мать умерла.

Девушка даже не предполагала ничего подобного.

Узнав о том, что ее удочерили, она перебрала в голове тысячи причин, по которым ее мать могла отказаться от нее. И то, что та была слишком молода, и то, что муж бросил ее, и даже то, что женщина просто не могла позволить себе оставить в семье еще одного ребенка. Но смерть... это почему-то никогда не приходило Хиби в голову.

Женщина с портрета, такая молодая и полная жизни, умерла при родах?

Это казалось невероятным. Слишком жестоким.

Как и смерть Люка, сына Ника...

Хиби взглянула на будущего мужа, когда тот опустил руку ей на плечо.

—Я не могу... — она покачала головой, — не могу поверить в это. Ник... а ты?

Он, конечно, мог поверить в такое. Но ведь проблема заключалась совершенно в другом!

Вы имеете в виду... что у Хиби могут возникнуть такие же трудности при родах?

Вполне возможно, — подтвердил Генри. — Теперь вы понимаете, почему мы должны были предупредить вас?

Мне кажется, вам следовало рассказать все еще в субботу, а не дожидаться сегодняшнего дня...

Ник! — остановила его Хиби.

Прости, милая, — извинился он. — Но все это время твои родители знали, что твоя настоящая мать умерла при родах. Осознавали риск, что тоже самое может произойти с тобой, и все же только сейчас... — мужчина не договорил, укоризненно взглянув на пожилую пару.

И тут он понял, что в словах Джин о матери Хиби проскользнуло еще что-то, едва уловимое...

Откуда вам известно, что та женщина была «такой молодой и хрупкой»? — вдруг спросил он.

Вы очень внимательный молодой человек, Ник, — заметил Генри. — Причина, по которой мы знаем это, в том... что Клаудия, мать Хиби, была нашей дочерью.

На этот раз Ник потерял дар речи.

А если у него эти слова вызвали такую реакцию, как тяжело должно быть Хиби?

Только она совсем не выглядела шокированной, когда Ник взглянул на нее сверху вниз. Наоборот, в ее глазах отражался странный свет, когда их взгляды встретились.

Ты не мог бы показать портрет, Ник? — тихо попросила она.

Портрет? — не сразу понял мужчина.

Ту самую картину, которую ты купил.

Какого черта ей сейчас понадобился портрет? — подумал Ник. Зачем вообще показывать его приемным родителям, точнее, бабушке и деду? Разговор ведь идет о ее матери, черт подери...

Ник застыл на месте.

Хиби?..

Прошу тебя, — кивнула девушка.

Ник как во сне прошел в свою спальню. Правда, шокирующая правда, обрушилась на его плечи как снежная лавина.

Правда, которой он не хотел признавать.

Правда, которую пыталась открыть Хиби, но он обвинил ее во лжи!

Женщина на портрете была ее матерью!

Ты в порядке, дорогая? — обеспокоенно спросила Джин, оставшись наедине с заново обретенной внучкой. — Мы не должны были обманывать тебя, знаю...

Все хорошо, — тепло заверила ее девушка. — Хотя я не уверена, насчет Ника.

И ты не расстроена и не злишься на нас за то, что мы все это время не говорили тебе о том, что на самом деле мы тебе не приемные родители, а бабушка и дедушка? — осторожно поинтересовалась женщина.

Хиби пришлось признаться себе в том, что все это было немного странно, но теперь все вдруг встало на свои места. Ее мать — Клаудия — умерла, дав ей жизнь, а ее родители воспитали Хиби как собственную дочь.

Девушка встала и, подойдя к Генри и Джин, обняла единственных родителей, которых она знала в своей жизни. Добрых, жертвенных людей, которые долгие годы заботились о ней и воспитывали ее. Как же она могла злиться на них? Что бы они ни совершили, Хиби была уверена, что ими руководила любовь, а не что-то другое.

Она со слезами на глазах взглянула на бабушку и дедушку.

—Как я могу обижаться на вас? Я уверена, что вы поступили так из лучших побуждений.

—Но все же, мы должны были признаться тебе, — печально вздохнул Генри. — Но мы потеряли дочь, а ты... ты была так на нее похожа. — Голос мужчины дрогнул. — Малышка с пушком светлых волос. Мы полюбили тебя с первого взгляда. Прости нас, пожалуйста. Мы совершили столько ошибок в воспитании Клаудии. Ты стала для нас вторым шансом.

—Вторым шансом?.. — успела спросить Хиби, когда Ник с портретом вернулся в гостиную.

Она подошла к жениху.

—Поставь картину на диван, ладно, Ник? — попросила девушка, видя, что он все еще пребывает в замешательстве.

Что ж, возможно, когда Джин и Генри увидят портрет их дочери, Ник, наконец, все поймет!

Мужчина оглянулся, когда из груди женщины вырвался стон, а Генри подошел ближе, чтобы лучше рассмотреть портрет. Он словно постарел лет на десять.

Мужчина вытянул руку вперед так же, как это сделала Хиби, когда увидела картину впервые.

—Скажи, папа, у Клаудии было родимое пятно?

Да, было, — ответила за мужа Джин, подойдя к нему. — Маленькое розовое пятнышко в форме розы, как раз... вот! Клаудия!.. — женщина разразилась слезами. — Но как?..

Об этом портрете я говорила вам в субботу. Именно его Ник нашел спрятанным в поместье после смерти его хозяина, — пояснила Хиби.

В поместье Джейкоба Гарднера, — добавил Ник.

На картине, должно быть, и правда была изображена Клаудия Джонсон, как и говорила Хиби. Искренняя реакция Генри и Джин не могла быть понята иначе. Но ведь тогда Ник напрасно обвинял Хиби во всех смертных грехах! А он-то назвал ее лгуньей и расчетливой стервой!..

—Этот портрет написал Эндрю Саутерн, верно? — поинтересовался Генри.

—Точно.

Джин вздохнула и начала свой рассказ.

Двадцать семь лет назад, Клаудия была помолвлена с человеком по имени Джейкоб Гарднер. Он был намного старше ее, на тридцать лет, может, и больше. Но мистер Гарднер был богат, так что, когда он сделал дочери предложение, она приняла его.

Но потом встретила Эндрю Саутерна и полюбила его, — закончил Ник.

Все то, в чем он обвинял Хиби.

Обвинял и наказывал ее за это, потому что одна мысль о ней в постели другого мужчины, разрывала его сердце на мелкие кусочки, заставляя сгорать от ревности.

Господи, как, должно быть, она ненавидит его сейчас!

Ник не смел даже взглянуть в сторону невесты. Ему нужно было время, чтобы постараться все исправить, но, кажется, теперь уже поздно.

Мы не уверены, — заговорила Хиби смущенно, — но нам показалось, что художник знал маму не только как друга или модель, но гораздо... ммм... ближе. Вы знаете, какие отношения связывали Эндрю и Клаудию?

Я не могу поверить, что это наша дочь, — Джин не сводила глаз с портрета. — Она красавица, правда? Она всегда была красивой, даже ребенком. Но когда ей исполнилось шестнадцать, она стала... ну, в общем... — Женщина взяла мужа под локоть, ища поддержки.

Клаудия отдалилась от нас, — с грустью покачав головой, продолжил Генри. — Мы не знали, что сделали не так. Она начала все время пропадать из дома, иногда не возвращалась на ночь. А когда мы пытались поговорить с ней, она лишь пожимала плечами и продолжала вести себя также. А в семнадцать лет... Клаудия сбежала из дома. — Генри беспомощно опустился на ближайший стул.

Оказывается, наша девочка влюбилась, — добавила Джин. — Но нам она ничего не сказала, и мы уже не могли достучаться до нее. Когда Клаудия сбежала, она перестала даже звонить домой. За много месяцев, от нее пришло всего одно письмо. Мы даже не знали, что дочь ждала ребенка, пока нам не позвонили из больницы. Но мы опоздали. Приехав в больницу, мы уже не застали Клаудию в живых. — Женщина всхлипнула. — Но обнаружили Хиби. Это был дар судьбы, наш второй шанс исправить все ошибки, которые мы допустили...

Но вы не сделали ничего плохого, — поспешила заверить их Хиби. — Ни Клаудии, ни мне. О таких родителях можно только мечтать. Уверена, со временем Клаудия успокоилась бы, вышла замуж и, возможно, подарила бы вам много других внуков.

Но наши сердца были разбиты, когда она вот так сбежала из дома, — вздохнул Генри. — Мы не знали ни того, где она, ни чем она занимается. Когда спустя полгода после побега от Клаудии пришло письмо, без обратного адреса, чтобы мы не смогли найти ее, она написала лишь, что нашла работу в отеле на севере Англии.

В «Лидсе», — вставил Ник.

Да, верно, — кивнул Генри. — Там она познакомилась с Джейкобом Гарднером, когда тот обедал в ресторане со своими друзьями. Он влюбился в нее с первого взгляда. Клаудия была так захвачена своей помолвкой. Она написала, что познакомит его с нами перед свадьбой. Это казалось таким невероятным. Девочке ведь было всего лишь восемнадцать лет.

Хиби взглянула на портрет своей юной матери. Казалось, у нее впереди целая жизнь, но меньше чем через год ей суждено было умереть при родах.

А Ник смотрел на Хиби.

И теперь он понял, как ошибся в ней. Что ей вовсе не нужны его деньги. И что она согласилась выйти за него замуж только потому, что он пригрозил ей... пригрозил отнять у нее ребенка!

И неужели он полагает, что их брак, основанный на угрозах и страхе, может стать счастливым?

О, если бы только Ник не был так ослеплен ревностью! Его поведение было совершенно непростительным! Неужели он был настолько глух к словам Хиби? Ведь она даже отказалась принять кольцо с огромным бриллиантом, ей не нужна была дорогая машина, она отказалась уходить с работы и находиться на содержании Ника. Но он предпочел думать, что его невеста намеренно отказывается от всех преимуществ богатой жизни и что она изменится, как только они поженятся.

Каким же циником он был!

И как теперь все исправить? Разве можно надеяться, что Хиби когда-нибудь сможет полюбить его после всего, что он ей сделал?

Ты считаешь, что твоим отцом был Джейкоб Гарднер? — обратилась к внучке Джин.

Посмотри на портрет, мам, — грустно улыбнулась девушка. — Как тебе кажется?

Хм... — пожала плечами женщина. — Полагаю, Эндрю Саутерн любил Клаудию.

Вопрос в том, была ли его любовь взаимной? — вздохнула девушка.

Думаю, да, — вмешался Генри. — Взгляните на ее лицо, да она вся светится. У нее глаза влюбленной женщины, — заключил он. — Каково ваше мнение. Ник?

Абсолютно согласен с вами. И вообще, по-моему, это не та картина, которую можно повесить в гостиной над камином.

Только в спальне, да? — поддела его Хиби. Но, встретившись с ним глазами, заключила, что ей не стоило так шутить.

Да что с ним происходит? Она же пыталась убедить его в том, что на портрете изображена ее мать, но... — недоумевала Хиби. Ах, вот в чем дело, поняла вдруг она. Ник злится, что она оказалась права, а он ошибся. Очевидно, Ник не привык ошибаться!

—Мне кажется, что после смерти Клаудии и Джейкоба Гарднера остался только один человек из этого треугольника, который может рассказать нам всю правду. Мы должны разыскать Эндрю Саутерна и поговорить с ним.

Я уже пыталась, — призналась Хиби. — Безрезультатно.

Ты пыталась с ним связаться? — не веря своим ушам, произнес Ник.

Ну да. Я передала его агенту письмо и фотографию в прошлую пятницу. Но Эндрю Саутерн, кажется, ничего не предпринял.

Ты передала ему фотографию?

Свою, — пояснила Хиби. — Ты же сам говорил, Ник, что мое сходство с женщиной на портрете — с Клаудией — трудно отрицать. Я заключила, что Эндрю Саутерн сделает такие же выводы и поймет, что я дочь Клаудии. А возможно, и его собственная. Но он до сих пор не ответил, так что, полагаю, моя теория не верна.

Не торопись, Хиби. Сегодня только понедельник. Мы не знаем, когда агент передал ему письмо. Эндрю Саутерн вполне мог еще не прочитать его.

Ты думаешь, я все-таки получу от художника весточку?

Вполне возможно, — кивнул Ник. — А если нет, я сам пойду к его агенту. Тебе необходимо узнать всю правду.

Ей необходимо?

Или Нику?

—А сейчас, — добавил мужчина, — Хиби пора собираться на прием к врачу, мы обсудим с ним состояние здоровья Клаудии. Я лично попрошу его проверить, возможно ли, что Хиби столкнется с теми же проблемами при родах.

Девушка и думать забыла о визите к доктору, но Ник, оказывается, помнил...

Но не может же он думать, что если ее мать умерла при родах, то с ней непременно должно случиться то же самое?

Хотя такой исход решил бы все его проблемы, печально заключила Хиби. Он получил бы своего ребенка и избавился бы от расчетливой стервы, жены!

Разве не чудесно? Но, глядя сейчас на Ника, Хиби все же засомневалась в том, что подобные мысли могли вертеться сейчас в его голове!..

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

—Радуйся, Ник! — воскликнула девушка, когда вышла из кабинета врача два часа спустя. — Со мной все будет в порядке!

Ник уже знал об этом и был несказанно рад такой новости.

Прогноз Нейла Адамса был весьма оптимистичным. Мужчина заверил будущих родителей в том, что у Хиби не возникнет тех же проблем при родах, а если они и будут, то теперь, зная о наследственности Хиби, врачи смогут вовремя прийти ей на помощь. Доктор назначил дату приема в следующем месяце и отпустил счастливых родителей домой наслаждаться жизнью.

Ник собирался из кожи лезть, чтобы угодить Хиби! Ведь только теперь он понял, что превратил последние дни своей невесты в сущий ад.

Хотя она, кажется, выглядела веселой и довольной!

Нику до сих пор не верилось, что на портрете Эндрю Саутерна изображена не Хиби, а ее мать Клаудия.

Хиби наверняка была потрясена, увидев картину, а Ник набросился на нее с необоснованными обвинениями.

Боже, внутри у него просто все сжималось при одном только воспоминании о том, сколько всего жестокого и несправедливого он наговорил ей!

Обвинения, за которые Ник обязан попросить у нее прощения.

Она была так уверена в четверг, что не беременна, и, конечно, пришла в ужас, когда тест показал положительный результат.

А что сделал Ник? Он обвинил ее в том, что она нарочно забеременела, чтобы отхватить себе мужа-миллионера. Каким глупцом и негодяем он был!

А ведь нужно было всего лишь убедить Хиби в том, что все будет в порядке, что он поддержит ее во время беременности, что ей не нужно волноваться о будущем, потому что он позаботится и о ней, и об их малыше.

Ник должен был предложить Хиби свою любовь и заботу, не ставя перед ней никаких условий и, уж тем более, не заставляя ее связывать с ним, свою жизнь!

Мужчина украдкой взглянул на невесту, восхищаясь ее красотой. Странно, но после того, как врач подтвердил ее беременность, Хиби словно начала светиться изнутри, став еще прекраснее.

И тут Ник окончательно понял, что именно о такой женщине он и мечтал! Но она слишком хороша для него. Ему сделалось так стыдно, что он даже растерялся.

Как странно выглядит Ник, подумала девушка, взглянув на него. Интересно, о чем он думает, раз у него такое грустное выражение лица? Почему он не радуется тому, что с ребенком не должно случиться ничего плохого?

Думаю, Клаудия просто была неопытным подростком, поэтому и пустила все на самотек... — начала Хиби.

Давай отложим этот разговор, Хиби! — прервал ее Ник. — Да, нам необходимо поговорить, но я бы подождал, пока мы не вернемся домой.

Я просто пыталась объяснить, что давно пережила опасный переходный возраст. Тебе не нужно бояться, что я пойду по стопам мамы и повторю ее ошибки.

Клаудия была еще сущим ребенком.

Вот именно, — кивнула Хиби. — И я посчитала нужным сказать тебе об этом.

Ник, кажется, помрачнел еще больше.

Но Хиби все-таки чувствовала огромное облегчение теперь, когда правда раскрылась.

После совместного ланча, ее родители вернулись в Кембриджшир. Девушка пообещала позвонить им позже, чтобы рассказать, как прошел прием у врача.

Странно, но Хиби теперь чувствовала себя еще ближе к Джин и Генри, к ее бабушке и деду. Бабушка пообещала показать ей все фотографии Клаудии, когда она приедет навестить их в следующий раз. Удивительно, но Хиби считала Клаудию больше сестрой, чем матерью, ведь разница в возрасте между ними была совсем небольшой.

А ребенок, которого Хиби носила под сердцем, связал их всех еще крепче, сделав настоящей дружной семьей.

Хотя, глядя сейчас на Ника, девушка вовсе не была так уверена, что он все еще хочет стать частью этой семьи...

Когда они вернулись к пентхаус, Ник даже не присел. Он, как загнанный зверь, заходил взад-вперед по комнате.

В чем дело, Ник? — спросила Хиби со вздохом. — Ты хочешь отменить свадьбу? Да?

А чего ты хочешь? — резко остановился мужчина.

Сердце девушки дрогнуло. Она задала этот вопрос просто так, уверенная в том, что Ник не отступит ни перед чем, чтобы только жить со своим малышом.

А потом она вспомнила о звонке Салли накануне вечером, и ее уверенность испарилась, как утренний туман.

Я первая спросила.

Давай не будем играть в игры, — рассмеялся Ник. — Чего ты хочешь, Хиби?

Она хотела его!

Но он нужен ей был целиком и полностью, и не только его тело, но сердце и душа тоже.

Увы, Ник не мог дать ей всего этого. Какая-то его часть все еще принадлежала Салли...

С прошлой ночи в нем что-то неуловимо изменилось, неужели это произошло только потому, что Ник узнал правду о Клаудии. Не может быть! Он ходил мрачнее тучи еще до этого, а значит, все дело в звонке Салли.

Почему она не отвечает, черт возьми? — злился Ник. Почему она не выскажет мне все, что обо мне думает, и не уйдет, хлопнув дверью? Я ведь заслуживаю именно этого.

—Я приму любые твои решения, Хиби. Что бы ты сейчас ни сказала, — тихо заверил ее Ник.

Девушка некоторое время, молча, смотрела на него.

Вот как. Какое любопытное и неожиданное заявление! И ты поверишь, если я скажу, что забеременела не нарочно? И что для меня эта новость стала столь же удивительной, как и для тебя?

Я тебе верю, — кивнул он. — И мне очень жаль, что когда-то обвинял тебя в обратном. Я прошу прощения. Хотя мне нет прощения за все, что я тебе наговорил и сделал. У тебя есть все причины, чтобы ненавидеть меня.

Но у меня нет к тебе даже капли ненависти, Ник, — пробормотала она. — Ты ведь отец моего ребенка.

Да. И он сможет видеться с Хиби, навещая своего малыша. Но этого недостаточно. Хотя если она предложит ему только это, то он пусть с болью в сердце, но согласится.

Впрочем, теперь уже слишком поздно для него пытаться что-то исправить, Ник причинил Хиби слишком много страданий, чтобы она смогла простить его!

Прости меня, Хиби, за все плохое, что я тебе сделал, — выдохнул он.

Не нужно так говорить! — Девушка побледнела, она явно не ожидала такого поворота событий. — Не извиняйся. Я... Тогда я пойду?

Ник хотел упасть перед ней на колени, умоляя ее не уходить. Он готов был клятвенно заверить ее, что теперь все будет совсем по-другому. Но это было бы нечестно с его стороны. Ник и так перевернул всю ее жизнь, сделав ей ребенка, которого она, очевидно, не хотела. Ведь Хиби еще достаточно молода!

Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня? — не удержался Ник.

Мы не выбираем, кого любить или не любить, Ник. Это либо есть, либо нет.

И Ник заключил из этих слов, что у Хиби нет любви к нему!

Возможно, это было наказанием за его поведение. Любовь к женщине, которая никогда не сможет полюбить его в ответ.

Хиби не могла больше выносить это затянувшееся объяснение. Она была уверена, что теперь Ник вернется к Салли в Нью-Йорк.

Наверное, даже лучше, думала Хиби, что все это произошло до того, как они оба совершили большую ошибку, поженившись, но она не представляла, как сможет перенести охватившую ее душевную боль и это страшное чувство одиночества.

Ник будет появляться, и исчезать из их с малышом жизни, даря свою любовь другой женщине и их будущим детям.

Интересно, с Клаудией произошло то же самое? По всей видимости, она влюбилась в Эндрю Саутерна, но тот отверг ее. И тогда, возможно, Джейкоб Гарднер отказался от невесты, узнав об ее отношениях с художником?

Но Клаудии было всего восемнадцать лет, тогда как Хиби уже двадцать шесть, и она может сама о себе позаботиться.

Хиби не собиралась выпрашивать любовь у мужчины, который до сих пор был влюблен в свою бывшую жену!

Я пойду, Ник. Только соберу вещи. Слава богу, Джина еще не нашла новую соседку, — попыталась пошутить Хиби, но улыбка так и не коснулась ее губ.

Я отвезу тебя в твою квартиру...

Не нужно...

Нужно или нет, но я отвезу тебя, — настаивал Ник. — Это наименьшее, что я могу для тебя сделать.

Ну, хорошо! Спасибо тебе.

Хиби машинально прошла в спальню. Как все быстро закончилось! Она еще даже не успела распаковать чемоданы. Еще пять минут — и она навсегда покинет этот дом.

И жизнь Ника.

Только бы не расплакаться! Это было бы слишком унизительно.

—Я возьму чемоданы. И... я уже запаковал портрет для тебя, — добавил Ник, кивнув в сторону дивана, где лежала картина.

Ник не знал, что ему делать с портретом Клаудии. Он хотел предложить Джонсонам забрать его перед тем, как они уехали, но почему-то не сделал этого. Но у Хиби не было фотографий матери, так что портрет, несомненно, должен принадлежать ей.

Нику картина не нужна. Она только лишний раз напоминала бы ему о Хиби, разрывая его сердце в мелкие клочья. Хотя мужчина знал, что сохранит ее образ в душе и мыслях на всю оставшуюся жизнь.

—О, но я не могу принять портрет, — запротестовала Хиби. — Я... Это же работа Эндрю Саутерна. Оригинал. Портрет стоит кучу денег. Выстави его в галерее или...

—Он по праву принадлежит тебе, Хиби, — перебил ее Ник. — Тебе, а не общественности.

—Боишься выставлять напоказ портрет бабушки своего сына или дочери, Ник? — поддела его девушка.

Я заслужил подобные упреки, с горечью заключил Ник. Даже гораздо более жестокие.

—Мне просто хочется, чтобы портрет хранился у тебя, Хиби. Он по праву принадлежит тебе и твоей семье.

Отлично. Полагаю, я могу продать его и положить деньги на счет нашего будущего ребенка.

Не надо этого делать. Пожалуйста! Ты ни в чем не будешь нуждаться. Я обеспечу малыша всем необходимым. И тебя тоже.

Только до тех пор, пока я не смогу снова выйти на работу и начну сама зарабатывать себе на жизнь, — возразила девушка. — Не нужно платить за ошибку вдвойне.

—Но наш ребенок не был ошибкой! — с горячностью воскликнул Ник.

Его красивое лицо исказилось от злости и горя.

Я говорю о себе, Ник, не о малыше.

Но ты тоже не была ошибкой, Хиби...

Думаю, ты сам отменишь свадьбу.

Хорошо, — кивнул мужчина. — А теперь, почему бы нам не уйти, наконец, отсюда? Я никогда не любил расставаний, а это... просто невыносимо. Поехали, а? — Ник нетерпеливо провел рукой по волосам.

Сначала я должна вернуть тебе кое-что. — Хиби начала снимать обручальное кольцо.

Прошу тебя, прекрати! Кольцо твое. Портрет твой. И все остальное, что я подарю тебе, будет твоим.

Но только не сердце.

Не любовь.

А это единственное, чего хотела Хиби...

—Хорошо. Тогда я готова идти.

По дороге домой Хиби едва сдерживала слезы. Расставание с Ником оказалось необычайно тяжелым. Но она не могла позволить, чтобы Ник понял, какие чувства ее обуревают. У нее все же есть собственная гордость!

Девушка даже не знала, когда снова увидит его.

Если увидит вообще.

Может быть, он предоставит своим адвокатам право вести все дела с ней.

Боже, лучше бы она вышла за него замуж, чем так! Но бороться с его бывшей женой она не хотела. Если он выбрал Салли, пусть так и будет!

—Могу я продолжать работать в галерее, пока... пока?..

Хиби покосилась на него, дрожащими руками отпирая дверь квартиры.

Работай там сколько угодно. Сама решай. Я проинструктирую Джейн, когда вернусь к себе.

Я просто...

Хиби, мы не могли бы войти? Этот портрет весит целую тонну! — Ник поморщился. — Я вспотел, пока тащил его по лестнице!

Ты... — улыбнулась девушка, но не успела договорить.

Простите, — раздался незнакомый голос за ее спиной. — Я ищу квартиру номер... — Мужчина замолчал.

Кажется, человек не поверил своим глазам, когда Хиби повернулась к нему. И побледнел.

—Клаудия?

Был только один в мире мужчина, который мог спутать ее с матерью. Но возможно ли это?..

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Эндрю Саутерн?

Ник первым обрел дар речи.

Д-да, — подтвердил художник дрожащим голосом, не сводя с Хиби глаз.

Ник прекрасно понимал, что чувствовал сейчас этот мужчина, — он и сам не мог заставить себя не смотреть на Хиби!

Ник сразу узнал Эндрю Саутерна. Он видел фотографии знаменитого художника, хотя тот заметно постарел за это время. Его темные волосы поседели, лицо покрылось морщинами, серые глаза потускнели.

Вполне возможно, это отец Хиби. Хотя кто знает?

Впрочем, неважно, приставать к нему с расспросами сейчас не стоило, мужчине и без того хватило волнений, когда он получил письмо Хиби. Более того, он лично приехал в Лондон, вместо того чтобы написать или позвонить.

Хиби чувствовала, как учащенно бьется ее сердце. Она не могла пошевелиться, глядя как завороженная на человека, который мог оказаться ее отцом. Оба, молча, смотрели друг на друга.

Эндрю Саутерн первым пришел в себя. Мужчина покачал головой.

Ну, конечно, ты не Клаудия, — пробормотал он невнятно. — Ты слишком молода, чтобы быть ею. Но сходство... сходство...

Художник замолчал.

Поразительное, правда? — с горечью произнес Ник.

Хиби знала, что именно поэтому Ник столь ошибся в ней, а он был не из тех, кто привык ошибаться.

Меня зовут Хиби, — представилась девушка. — Вы получили мое письмо?

Да, — выдохнул мужчина, и Хиби снова взглянула на него. Эндрю Саутерну на вид было лет пятьдесят, не больше. Высокий и симпатичный мужчина с серыми глазами, которые, казалось, заглядывали прямо в душу.

Глаза художника, решила Хиби. Глаза, способные разглядеть больше, чем внешность.

—Зайдете? — пригласила Хиби.

Ник посторонился, пропуская художника вперед, а потом вошел и сам.

Первое, что он сделал, войдя в комнату, это поставил картину так, чтобы на нее падал свет из окна.

Я думал, что никогда больше не увижу эту картину, — чуть слышно пробормотал художник. — Откуда она у вас?

Я купил ее у внучатого племянника Джейкоба Гарднера после смерти последнего, — ответил Ник.

Клаудия! — воскликнул Эндрю Саутерн. — Я и сам пытался выкупить портрет у Джейкоба Гарднера после... после того, как Клаудия ушла от меня. Но он наотрез отказался продавать картину.

Джейкоб Гарднер так никогда и не женился, — тихо сообщил ему Ник.

Понимаю, — вздохнул художник. — Да и как может жениться человек, полюбивший Клаудию? Моя дорогая Клаудия!.. — воскликнул он и зарыдал, закрыв лицо руками.

Ник понял, что этот мужчина любил свою Клаудию столь же сильно, как он сам любил Хиби.

Но по каким-то еще непонятным причинам, он тоже потерял свою возлюбленную.

Мне так жаль. — Хиби с чувством обняла мужчину. — Простите.

Ты... — Эндрю поднял на нее заплаканные глаза. — Ты еще и извиняешься, дитя? Я сам упустил это чудесное создание, а ты просишь прощения? — Он покачал головой. — Мне нужно было действовать быстрее, решительнее. Я не должен был... — Его голос сорвался. — Последние двадцать шесть лет я жил надеждой, что когда-нибудь взгляну на свою Клаудию хотя бы украдкой, увижу ее улыбку, какой нет больше ни у кого на Земле, обниму ее, еще хотя бы раз!

Нет! — сказал себе Ник. Я не хочу прожить остаток жизни как этот несчастный, не хочу отпускать Хиби, так и не признавшись ей в своих чувствах.

—Из-за Клаудии вы перестали появляться на публике? — спросила тем временем Хиби. — И из-за нее вы перестали писать портреты, да?

Именно так, — горько вздохнул художник. — Когда я потерял Клаудию, вся моя жизнь изменилась. Я невольно наказал себя за свое непростительное поведение.

Но что вы сделали? — растерялась Хиби.

Клаудия была обручена с Джейкобом Гарднером, когда он обратился ко мне с просьбой написать ее портрет. Я был женат — хотя и несчастливо, — но это сейчас совершенно не важно. Мы... мы посмотрели друг на друга, и... моя жена и Джейкоб Гарднер будто перестали для нас существовать. Это было какое-то чудо. Никогда не думал, что такое бывает в жизни.

Теперь Хиби поняла, почему ее мать после разрыва помолвки осталась одна, а не с Эндрю Саутерном. У художника была жена...

—Но почему, если вы любили друг друга, вы оставили мою маму беременной? — осторожно поинтересовалась Хиби. — Или вы любили ее недостаточно, чтобы развестись с женой?

История повторяется. Хотя нет, у них все получилось в точности до, наоборот. Ник не любит ее, и он оставляет ее с ребенком, чтобы вернуться к бывшей жене.

—Конечно, я любил ее! Любил очень сильно! Но мы глупо поссорились. Клаудия... Она почему-то не поверила мне, когда я сказал, что разведусь, чтобы быть с ней. Но я действительно развелся. И в тот же день пошел к ней, чтобы сообщить об этом. И о том, что я хочу быть с ней, жить с ней, провести с ней остаток жизни. Клаудия не призналась мне, что беременна! — простонал Эндрю. — А когда я пришел к ней на следующий день, сказать, что я люблю ее, она... она ушла. И я никогда больше не видел ее. — Художник закрыл глаза и отвернулся, чтобы никто не видел, как он плачет.

Ник смотрел на этого мужчину и с каждой секундой все яснее понимал, что не может потерять Хиби, иначе его жизнь будет так же сломана, как и у этого, до сих пор влюбленного, художника.

Надо полагать, Клаудия и Хиби принадлежат к тем женщинам, которых любят всю жизнь.

Вот и Джейкоб Гарднер продолжал любить Клаудию даже после того, как она предала и оставила его. Портрет, висевший в спальне до самой его смерти, свидетельствовал об этом лучше, чем чтобы то ни было другое. А любовь Эндрю Саутерна была очевидна.

Я... — Хиби судорожно облизала пересохшие от волнения губы. — Вы понимаете, что я... дочь Клаудии?

Еще бы! — хрипло усмехнулся художник и украдкой вытер глаза. Он протянул руку и нежно коснулся щеки девушки. — Ты так на нее похожа. Очень, очень похожа. Просто копия.

Да, — тихо произнесла Хиби, склонив голову. — У меня остался только один вопрос... — она сделала долгую паузу, — ...я ваша дочь или Джейкоба Гарднера?

Конечно, моя! — без тени сомнения воскликнул Эндрю Саутерн. — Твоя мать ни разу не спала с Джейкобом Гарднером. И у нее не было мужчин до меня.

Но...

Клаудия любила играть роль роковой женщины, но на самом деле она была всего лишь юной, неопытной девушкой. Я был на седьмом небе от счастья, когда увидел, что был у нее первым мужчиной. Однако я так и не простил себя за то, что был женат и все же соблазнил невинную девушку! — глаза Эндрю снова наполнились слезами. — Я пытался найти ее. Правда, пытался, Хиби. Но она исчезла.

Думаю, мама не хотела, чтобы вы ее нашли, — вздохнула Хиби. — Я еще не знала в пятницу, когда писала вам, но... Мои родители недавно рассказали мне, что Клаудия умерла при родах. Мои бабушка и дедушка вырастили меня. Они были единственными родителями, которых я знала.

Все эти годы... я не знал, что с ней происходит, Хиби. Не знал, почему она исчезла так внезапно. До того, как я получил твое письмо, я даже не ведал, что она носила под сердцем моего ребенка. И я даже не думал — никогда, — что Клаудия могла умереть.

И что у вас может быть дочь? — мягко спросила Хиби.

Вернее, то, что Бог мог подарить мне дочь. Красавицу, — прослезился художник.

Которая через семь месяцев осчастливит вас внуком или внучкой, — добавил Ник.

Но зачем он сказал это? — удивилась Хиби. Эндрю Саутерну не обязательно сейчас сразу узнавать обо всем, да и Нику после таких слов будет труднее уйти.

—Мы с Хиби собираемся пожениться. Если она согласится... — Ник вопросительно посмотрел на любимую.

Хиби, молча, сглотнула, не веря в реальность происходящего, и покачала головой.

—Кажется, вам придется потрудиться, Ник, чтобы добиться ее согласия, — восприняв реакцию дочери как отказ, произнес Эндрю. — Можете уединиться, я буду вполне счастлив, если посижу здесь, глядя на портрет моей дорогой Клаудии.

Ник увел Хиби в спальню, которая теперь была пустой и одинокой.

Думаешь, с ним все будет в порядке? — обеспокоенно спросила Хиби.

Эндрю Саутерн двадцать шесть лет пытался смириться с тем, что потерял Клаудию. А сейчас он, наконец, узнал всю правду, как и мы. Знаешь, я, пожалуй, отдам ему портрет, если ты не против. Он по праву принадлежит ему, тебе так не кажется?

Да! О, да! — со слезами на глазах воскликнула Хиби. — А что же со свадьбой? Я думала, мы решили отменить ее. Я же говорила, я...

Хиби, — перебил ее Ник. — Я не собираюсь прожить свою жизнь так же, как Эндрю Саутерн, то есть любя женщину, но не живя с ней.

Я понимаю, — вздохнула Хиби. — Поэтому я согласна отменить свадьбу. Я знаю, что вы с Салли хотите снова быть вместе...

Салли? Какое отношение Салли имеет ко всему этому?

Я... я не хотела, но случайно услышала ваш разговор по телефону вчера вечером. — Хиби сглотнула. — Знаю, из-за нее ты передумал жениться на мне...

Внезапно Ник осознал, почему в ту ночь, когда они, кажется, наконец, стали по-настоящему близки друг другу, Хиби ушла спать к себе! И, именно поэтому она с такой легкостью, разорвала помолвку! Она думает, что он все еще любит Салли!

Хиби, — взволнованно заговорил Ник. — Салли год назад вышла замуж. Она звонила мне, чтобы сообщить, что у нее родилась девочка. Я собирался рассказать тебе, но ты исчезла из моей спальни, а утром... ты помнишь...

У Салли родилась малышка?

Да, — в душе Ника затеплилась надежда. — Знаю, ты можешь не верить мне после всего, что я сделал... но единственная женщина, с которой я хочу быть, которую я люблю и буду любить всегда, это... ты!

Правда?

Да. Я влюбился в тебя сразу же. За два года я познал много женщин, но ты... ты была другая. И я собирался признаться тебе в любви по возвращении в Лондон.

Но портрет все изменил, да?..

Потому что я дурак и не поверил тебе! Но ты так похожа на свою мать!

Но ведь теперь ты знаешь правду. И все равно, ты отпустил меня, согласившись отменить свадьбу.

Я пытался поступить честно. Я ведь заставил тебя согласиться на этот брак, потому что думал, будто ты забеременела специально. Но я ошибся, Хиби. Я вел себя с тобой как настоящий подлец.

Но что же изменилось?

Я выслушал Эндрю и понял, что не могу просто так отпустить тебя. Я не хочу становиться еще одним Джейкобом или Эндрю, и всю жизнь жить без любви, даже не попытавшись признаться любимой женщине в нежных чувствах. Даже если мне потребуется много лет, я докажу тебе свою любовь, Хиби Джонсон. — Он взял ее за руку. — Ты позволишь мне сделать это, Хиби? Дашь ли ты мне шанс все исправить, заботиться о тебе, любить тебя?

Не думаю, Ник. Понимаешь, — поспешила добавить девушка, заметив, как он побледнел, — я уже люблю тебя, Ник. — Хиби улыбнулась. — Я любила тебя еще тогда, когда ты даже не замечал меня. И если ты этого еще хочешь, я согласна выйти за тебя замуж!

Хиби?

Ник не мог поверить своему счастью.

Я люблю тебя, Ник! И буду рада провести с тобой остаток жизни!

—Вместе навсегда! — воскликнул мужчина, счастливо улыбаясь. — На меньшее я не согласен!

—Навсегда! — повторила Хиби. — Потому что я тоже не согласна на меньшее!

—Клянусь, мы будем счастливы вместе, Хиби, — заверил ее Ник. — Очень, очень счастливы.

И Хиби поверила.

А когда, через семь месяцев, у них родилась двойня, сын Эндрю и дочь Клаудия, Хиби поняла: Ник был прав, когда говорил, что их любовь будет расти с каждым днем, который они проведут вместе.

Вместе и навсегда.


home | my bookshelf | | Сладчайший грех |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу