Book: Леон. Встань и иди!



Белый А.В.


Леон. Встань и иди!



АЛЕКСАНДР БЕЛЫЙ






ЛЕОН. ВСТАНЬ И ИДИ!





Все, о чем здесь написано,

есть художественный вымысел.

Не нужно сопоставлять имена,

события и даты, т.к. эта фантастическая

повесть предусматривает весьма

определенные несоответствия

реальному положению вещей.




Флаер завис на уровне верхних веток кроны этого грандиозного создания инопланетной природы. Двое молодых мужчин расположились в креслах открытого салона и рассматривали красивейшие окрестности, которые простилались сквозь голубоватую дымку чистого и прозрачного воздуха далеко-далеко вокруг. И монитор бортового компьютера флаера, и экран биокомпа светловолосого молодого человека с классическими чертами лица и восторженным взглядом серо-голубых глаз, удивленно смотревших в мир, показывал одну и ту же высоту: двести восемнадцать метров.

Небо было изумительного, насыщенного ярко-синего цвета, кое-где взорванное вспышками белоснежных облаков. Привычная на Земле чистая зелень растений, здесь была разбавлена совсем другими красками. Листья на этом гигантском дереве отдавали синевой, а стебли камыша у реки - имели оттенок салатного цвета.

Река, в этом месте, шириной в три с половиной километра, величаво и медленно текла с севера к морю. И там, далеко на юге было видно, как она становится еще шире и распадается на три рукава, с двумя длинными островами посредине.

Там, вырастая из моря и двигаясь на север, теряясь далеко за горизонтом, шла горная гряда. Скалы были серого и почти черного цвета, лишь ровная площадка, на которой стоял эллиптический, вернее, имеющий вид сдавленного в верхней и нижней плоскости шара космический корабль, была из светло-бежевого мрамора.

Километрах в трех ниже стоянки, на горном плато блестело обширное зеркало озера, шириной километров шесть, а длиной словно безбрежное море, которое впитывало в себя реки, речушки и ручейки из окрестных гор. По краям озера с высоты сто двадцать метров низвергались два широких, мощных и красивых водопада. А внизу, среди каменистых скал, каждый из них образовал небольшое пенистое озерцо, откуда по трещинам в граните, превратившимся в глубокие каньоны вода устремилась к Большой реке.

- И, как тебе вид? - спросил мужчина постарше.

Это был черноглазый брюнет с длинными вьющимися волосами, который внешне выглядел лет слегка за тридцать. Гримаса, которая застыла на его лице, на лбу образовала глубокую морщину. Он глядел вдаль, словно в пустоту, грустным-грустным взглядом.

- Потрясающе! - ответил тот, который моложе.

Брюнет вдруг встрепенулся, коротко взмахнул кистью правой руки, словно отгоняя тяжелые воспоминания и, в общем-то, симпатичное лицо, разгладилось.

- Потрясающе! - повторил светловолосый, не отрывая глаз от горизонта, туда, где уже не видно было редко растущих гигантов, где зеленая степь сливалась с синим небом, туда, где еще дальше на север начинались лиственные леса и хвойная тайга.

- Здесь я построю наш дом! И создам свой, новый мир!







Глава 1


Воспоминания из детства




Поселок Лесной, в 11км от Киева, пятница 10.11.1977.


Старенький желтый автобус, звякая всеми железками, свернул из трассы на израненную временем, когда-то хорошую асфальтную дорогу, ведущую к школе-интернату имени Н.К.Крупской. Двое сопровождающих мужиков сидели спереди, пили прямо с горлышка бутылочное 'Жигулевское' пиво, о чем-то говорили и громко смеялись. Мы же с сестрой забрались на самые задние сидения, где мотор с натугой гудел и давил на уши, зато сидеть здесь было тепло.

- Надо сдерживаться, Витя. Жили бы мы в своей квартире, ходили бы в свою школу, - сказала Светулька.

Моей сестричке второго октября исполнилось пятнадцать лет. А мне исполнилось одиннадцать весной, в апреле. Тогда еще жив был папа, и мама не болела. И жили мы в своем доме там, в центре, на улице Прорезной.

- В свою школу! - передразнил ее, - Разве не видишь, как учителя стали относиться к нам? Историчка в прошлом году, как ко мне обращалась? Говорила: Львов Виктор, к доске. А сегодня как? Эй, ты! Львов! И большинство учеников, особенно дети офицеров с бывшей папиной части шарахаются, как от прокаженных.

- Все равно, Витя, ты не знаешь, что такое интернат, а одна девочка мне рассказывала.

- Ничего. Папа говорил, как себя поставишь перед другими, так тебя и воспримут, кем захочешь быть в обществе, тем и будешь. Только надо иметь силу воли. А я сильный! Никому не позволю на себе ездить. И тебя буду защищать, никому не дам в обиду!

- Молчи уж, защитник! - помню, Светочка толкнула меня локтем, затем обняла и смахнула с глаз слезинку.

Тайна смерти нашего отца и сегодня покрыта мраком. Известно, что его вызвали к исполняющему обязанности командующего, а после разговора задержали на сутки в комендатуре. А ночью он написал какое-то покаянное письмо и повесился. Никакого письма мы не видели, но и то, что он мог лишить себя жизни, тем более таким унизительным способом, не поверил никто. Уже после развала Союза, в 92-м году у меня возникли и желания, и возможности поспрошать с пристрастием этого самого 'исполнявшего обязанности' но, оказалось, что тот генерал умер от инсульта еще пятнадцать лет назад, ушел сразу же следом за моим отцом.

Бывший отставник, Николай Петрович Штеменко, в силу сложившихся обстоятельств, навсегда ставший для меня папой Колей, как-то говорил: 'Пфе, Виктор, у нас, в Союзе генералов, маршалов расстреливают, а что целый полковник повесился, никого не удивишь. Но то, что они с вашей семьей сотворили, это не ладно, это не правильно'.

По какому-то решению какого-то суда было конфисковано наше имущество. Помню, как какие-то дядьки, под управлением злой тетки в синем мундире, в присутствии наших соседей, выгребали из квартиры все. Нас, правда, под дождь не выкинули, а помогли переехать с тремя узлами в однокомнатную, на Святошино. Район сейчас, в общем-то, неплохой, но тогда это было в черта на куличках.

Мама сильно заболела и попала в больницу, а мы остались в голых четырех стенах одни. Через несколько дней, вернулись из школы домой и увидели, что квартира затоплена жильцами сверху. Побежали предупредить да поругаться. Вышел лысый дядюга, пьяный в стельку - очень нехорошо Светульку обозвал и сделал ей неприличное предложение. Не знаю, может быть пару месяцев назад я был не готов на такой поступок, но сейчас, услышав эти грязные слова, мой детский разум взбунтовался, а душу разорвала злоба и ненависть. Рядом в коридоре, лежала швабра, ухватил ее и дважды нанес рубящие удары по лысой башке. Тот свалился на пол без чувств с разбитым, окровавленным лбом и раскинул руки. Был бы я чуть постарше и чуть посильней - убил бы алкаша, а так - Бог миловал и прибрал сам: четыре года спустя тот сгорел после потребления денатурата.

В течение следующей недели некоторые сердобольные соседи вплотную занялись продвижением дальнейшего обустройства этих безнадзорных малолетних бандитов, то есть, нас. И, наконец, приехал желтый автобус с двумя сопровождающими, имеющими на руках постановление о нашей дальнейшей судьбе и еще какими-то бумажками, взяли нас под рученьки и повезли. Хорошо, хоть квартиру дали нормально запереть.

Территория интерната находилась в окружении высоких сосен и была ограждена сетчатым забором. За высокими, коваными воротами были видны три здания, расположенные буквой П. Центральное - трехэтажное, левое - двух, а правое здание - одноэтажное, длинное, как коровник в колхозе. На въезде, слева от ворот стояли гипсовые скульптуры, изображающие пионера с пионеркой, приветствующих народ салютом, справа - колхозница, удерживающая серп и сноп с зерном и рабочий, с отбойным молотком на плече. А посреди небольшой площади находился свежевыбеленный памятник сидящей на стуле толстой тетки с одутловатым лицом и в круглых очках.

Светочка оказалась права, не дай Бог ребенку, выдернутому из благополучной среды, нормальной семьи и адекватного окружения, попасть в обстановку групповой неприязни, детского насилия, безразличия воспитателей и административного произвола. Здесь на вас всем глубоко плевать, и вышестоящим функционерам от образования тоже.

Говорят, что новичков всегда вначале приводят к директору, но нас привезли в день, когда старого директора уже 'ушли', а новая директриса к делам еще не приступила, и нас принимали замы - дядька с выпученными глазами, который ведал воспитательным процессом и тетка-завуч, худая и плоская, как тарань. Насколько помню, эти двое тоже долго не продержались, и через неделю-две отправились следом за своим бывшим шефом. Так вот, мы им не понравились. Когда выходили из кабинета, дверь в тамбуре осталась приоткрытой, и мы слышали, как лупоглазый то ли осуждал, то ли обсуждал Светкину походку, а 'плоская тарань' возмущалась тем, как мы сидели за столом, высоко подняв подбородки, а в конце пренебрежительно выплюнула:

- Пррынцесса. Ничего, за пару дней обломают.

Не знаю, что ей не понравилось, но мы сидели так, как привыкли сидеть дома за столом или в школе за партой. Что же касается Светкиной походки, то да, настоящая принцесса. Ну, как может ходить кандидат в мастера спорта по художественной гимнастике?

Нас переодели в новую форму. Костюмчик на мне из драп-сукна-полурядюги был несколько длинноват, платье и фартук на Светке были несколько коротковаты, но таскать можно.

За дверью складского помещения нас уже ожидали. Меня - на предмет ошмонать, Светку - по другому поводу. Если целка, то три дня сроку, чтоб распечатали пацаны, а если не захочет, то как сказала злая паскуда и тварь из девятого Б - класса, коза драная по кличке Кизя, дырку разорвет сама, пальцами.

И мы дрались, по-черному. Пацану Костику, с которым в будущем стали закадычными друзьями, сходу расквасил нос; Витьку (имена узнал потом), ногой пробил по голени, а Пашке засветил в глаз, бланш неделю не сходил. Потом меня сбили с ног и подняли на носаки, в смысле, выставили вместо футбольного мяча.

Очухался и стал нормально себя чувствовать на следующий день, но с постели не вставал еще полдня. Проснулся после обеда от звука шлепков и каких-то выкриков. Это на центральном проходе между кроватями встретились два ничтожества: слева на карачках стоял неряшливый, совсем зачуханый, худющий пацан, а справа крепыш, лет семнадцати, одетый в фирменный джинсовый костюм, с выражением брезгливости и удовлетворения на роже, лупил того ремнем и приговаривал: 'Обосцышся - бить не буду. Обосцышся - бить не буду'. В палате наступила тишина, и как только послышался журчащий звук, грянул дружный веселый смех. Как потом узнал, это было обычное развлечение чмошника Игорька и короля интерната Вовы Бурого.

Моя одежда была сложена на табурете, а вместо новеньких ботинок стояли чьи-то старые, большие говнодавы. Когда оделся и выходил, двое каких-то пацанов показывали на меня пальцем и ржали, как обкуренные. Впрочем, они тогда и были обкуренными.

По субботам все 'немцы', кроме дежурного персонала, как можно раньше разбегаются по домам, завтра воскресенье, выходной день. Некоторые пацаны и пацанки из застенков интерната рванули самоходом в город, по своим делам: кто попрошайничать, кто воровать или выдергивать дамские сумочки, а кто и в подпольный публичный дом.

В туалете взглянул на себя в зеркало - правое ухо было синим и оттопыренным, следов других побоев не заметил, но болело в боку и немного подташнивало. Привел себя в порядок, умылся и пошел разыскивать Светку. Нашел в медпункте, где ее целые сутки продержала воспитательница - мама Нина.

Моя сестричка тоже приличной фурией оказалась, одной пацанке расцарапала лицо, а Кизе - чуть глаз не вынула. Вот и Свету девки побуцали ногами тоже неслабо.

Мы сидели на топчане и рассказывали друг другу о своих злоключениях, как открылась дверь, и вошел Бурый. Осмотрел комнату, ухмыльнулся и процедил:

- Эй, соска! Сегодня после отбоя что бы была в каптерке, на третьем этаже. Буду один. И смотри, сучка, если не придешь, поставлю на хор, - повернулся и ушел.

- Что будем делать, Света? - как это ни странно, она не заплакала и внимательно взглянула мне в глаза.

Уж очень был похож взгляд моей старшей сестры на взгляд отца, когда он пытался донести до моего сознания какое-нибудь серьезное слово. Помню, за день до того, как он навсегда не вернулся, мама сервировала в столовой и подала пельмени. Отец ещё пошутил, мол мать, ты же знаешь, что в моем возрасте вареное тесто противопоказано. Мол, сама себя наказываешь. Мама тогда как-то отшутилась и ушла на кухню. Вот тогда отец так же внимательно уставился мне в глаза и говорит:

- Ты, сынок, уже не есть дите неразумное. Запомни, после меня ты единственный мужчина в семье, - отложил вилочку и покивал указательным пальцем, - Если что, присмотри за нашими женщинами, не дай их в обиду.

- Хорошо, папа, - беспечно отмахнулся рукой.

- Сын, ты меня не услышал. Повторю еще раз, ты мужчина, а мужчина должен защищать своих близких.

- Понял, папа, понял! Когда вырасту...

- Ничего ты не понял! Даже если не успеешь вырасти, для своей семьи ты должен делать все возможное и невозможное.

Теперь вспомнил этот взгляд - точь-в-точь такой, каким смотрит сейчас Светка.

- Брату такого не говорят, но сказать больше некому. Мне, как гимнастке, это дело не повредит, даже совсем наоборот. Знаешь, раньше себе мечтала, как это все будет, и с кем... Но под эту тварь не лягу, - решительно стукнула кулачком по коленке, - Не буду прятаться и пойду к нему. Я его убью! И будь что будет.

В руке, которую все время держала под фартуком, а сейчас вытащила, она держала самодельную стальную шариковую ручку, стилизованную под гвоздь. Светка, которая рыдала взахлеб, увидев, как мы во дворе с мальчишками разрезаем лезвием жабу (и где она взялась в центре Киева?), чтобы посмотреть, а что там у нее внутри? Моя Светулька, которая пережила унизительную смерть отца, получила пинок под зад из своей любимой комнаты и нашей родной квартиры, которая еще вчера была растерянной и жалкой.

- Пойдем вместе, - протянул открытую ладонь, - И дай сюда гвоздь, сама знаешь, этот фокус у меня получается много лучше. И я - мужчина.

Она подумала-подумала, и вложила гвоздь в руку, и мне удалось затолкать его под тугую манжету левого рукава рубашки.

Мы вообще-то, дети спортивные, Светка - гимнастикой занималась с пяти лет, а я - саблист, тогда имел первый юношеский разряд официально, но мог победить некоторых взрослых. Дедушка говорил, что из давних времен, все мужчины нашей семьи обучались бою холодным оружием, начиная с шести лет отроду. А некоторые, с одиннадцати-двенадцати лет даже на войну ходили. Вот и меня к шести годам сдали на фехтование. Однажды, тренер обучил фокусу, а девчонки-гимнастки, которые занимались в этом же зале, подсмотрели: нужно было голой рукой (махом) загнать гвоздь в пятисантиметровую доску. Все ребята нашей секции этому научились - гвоздь садился по самую шляпку. Светка, как это ни странно, доску двадцатку пробивать научилась, правда, чтобы не пораниться, наматывала на ладонь носовой платок.

Мы долго сидели, обнявшись, стало совсем темно, и вдруг в голове сформировалось понимание, что с этого момента мое детство закончилось, пришла и моя пора. Пора быть готовым на поступок и пора за этот поступок быть готовым нести ответственность.

- Сегодня дежурит какая-то Юля, - Света включила настольную лампу, - Мама Нина говорит, что она безалаберная, после отбоя вечно сбегает в соседний дом отдыха. Значит, нам никто не помешает.

С тех пор прошло много лет и, анализируя тот день, когда мы, воспитанные дети из благополучной семьи целенаправленно пошли на умышленное убийство, прекрасно понимаю, что система сознательно окунала в дерьмо и загоняла в угол, откуда не убежать. Но вся сущность, одиннадцатилетнего мужчины, с вбитыми в мозги принципами поведения потомственных военных не знаю в каком колене, восстала. Именно в этот день, в этот миг перестал бояться обстоятельств, именно тогда стал относиться к вопросам жизни и смерти обыкновенно, как к данности и неизбежности. Именно так, как относится к вопросам бытия воин на поле боя.

Вдруг открылась входная дверь и заглянула какая-то тетка. Сейчас понимаю, что это была молодая женщина лет двадцати пяти, но тогда для нас это была чужая тетка.

- Что за бардак! Ну-ка марш спать по норам! - закричала на нас, но Светка не сдрейфила, а ответила вполне спокойно.

- А мне не показали место, где спать. Мама Нина сказала находиться здесь до понедельника, и ключ дала. Вот! - Светка показала ключ от медпункта.

- А! Это вы те, за которыми Петрович сегодня присматривает? Ну-ну! Тогда ложитесь спать, вон на кушетки. А завтра будет Наталья Николаевна и разберется, - Развернулась и вышла, прикрыв за собой дверь.

Мы тогда еще не знали, ни имени директрисы, ни кто такой Петрович, даже не замечали, что кто-то за нами присматривает. Но, да, как потом оказалось, присматривали.

После звонка отбоя, сидели еще минут пятнадцать.

- Ну, пошли, - тяжело вздохнула Светка и выключила лампу.



- Пошли, - решительно встал и открыл дверь. В коридоре было темно и тихо. Мы вышли и отправились за угол, к светлому пятну освещенного входа на лестничную площадку. Взял сестру за руку и пошли наверх, на третий этаж.

Раньше и перед соревнованием и перед дракой с пацанами улица на улицу, испытывал волнение, сейчас же, шел убивать и не чувствовал никаких эмоций. Вот Светка боялась, ее рука подрагивала, но она плотно стиснула губы, а ноги на ступеньки ставила уверенно.

- На, оберни руку для упора, - на выходе с площадки протянула носовой платок.

- Не нужно, обойдусь - отвел ее руку, - У меня на подушечках мозоли.

На этаже был полумрак, единственная лампочка горела в конце коридора. Здесь, видно, проходил ремонт. Стояли строительные козлы, какие-то ведра, сильно воняло краской: перекрашивали серые панели стен в синий цвет.

- Все, пошел. А ты в коридор не выходи, стой здесь, на площадке. Будешь на атасе, - сказал и направился к единственной двери, под которой виднелась полоска света. Постучал, и она тут же открылась - в двери возник почти голый Бурый. Он стоял в модных, обтягивающих трусах.

- О! А эта где?! - схватил меня за руку и втащил в комнату с невзрачной обстановкой. Прямо перед дверью стоял, измазанный желтой краской стол, который был сервирован бутылкой 'биомицина' (вино 'Б╕ле М╕цне' или Белое Крепкое) и двумя залапанными и мутными гранеными стаканами. Слева, под самый потолок громоздились какие-то мешки, а в правом углу, прямо на полу валялся грязный, в ржавых разводах ватный матрас, немало повидавший некоторые виды и способы человеческих отношений.

- Ну, это... Она побоялась, что вас тут много.

- Я ж ей, бляди, сказал, что буду один!

- Так это! Она просила, чтоб ты сам к ней пришел. Она там одна, - тихо буркнул. Сердце сдавило от ненависти к этой твари, грязно обозвавшей мою сестру.

- Ну, сука, сама напросилась. Рвать буду все щели, - схватил и стал надевать рубашку и джинсы. Затем, нагнулся к обуви. Рядом с его кроссовками, стояли мои исчезнувшие новенькие ботинки, с теми же выпачканными глиной каблуками.

Без участия сознания, чисто автоматически, фаланги указательного и среднего пальцев правой руки захватили под манжетой рубашки ручку-гвоздь и удобно прижали шляпку к ладони. Сделал шаг вперед и резко взмахнул рукой. Здесь шляпка в темечке не торчала, как в доске, а спряталась в волосах, голова Бурого стукнулась лбом о пол, а тело опрокинулось набок. Одна кроссовка была не обута.

Разум не испытывал ни чувства страха, ни боязни ответственности за содеянное убийство. Было лишь чувство удовлетворения правильно выполненной работой. Все равно, как если бы дома навел порядок в своей комнате, заслужив благодарность мамы и похвалу отца.

Подтянул к себе табурет, уселся, скинул 'говнодавы' и стал переобуваться в мои ботинки. Говорят, что детская жестокость самая холодная и беспринципная. Наверное, на этот счет есть целая теория, но думаю, это потому, что дети попадают в обстоятельства, при которых просто не успевают научиться бояться, поэтому, не осознают некоторые аспекты своего поведения. А еще неугнетенная наследственность и состояние духа.

Мне, вдруг, стало дурно, в голове зашумело, очертания предметов поплыли перед глазами. Хорошо, что сидел, иначе бы, наверное, свалился. Но все как-то быстро стало проходить, - комок, который подкатил к горлу, рассосался; пелена с глаз слетела. Нет, это не был синдром постфактум, это всего лишь усталость организма, битое детское тело и пропущенные два ужина, завтрак и обед.

Вдруг, сзади скрипнула дверь, и раздался мужской тихий голос:

- И что же ты наделал? А, парень? - помню, даже не испугался, безразлично повернулся и увидел седоватого дядьку, склонившегося над телом этой мрази, - Бог мой, как я не доглядел. Крови нет, только клочок волос мокрый. Интересно, кто тебя научил такому фокусу? Ты хоть представляешь, парень, как ты попал? Чего молчишь?

- Мне все равно, - отвернулся от него, завязывая шнурок ботинка. Тогда не думал ни о каких последствиях, тогда мне было наплевать. Это потом, гораздо позже, этот самый дядька, который до конца жизни останется папой Колей, научит играть в шахматы и делать правильные ходы.

- Взбодрился бегом! - яростно зашипел голос, и моя дурная голова получила увесистую затрещину, - Встать! Кроссовок с пола подыми и шапку с крюка сними, и сунь вон в ту сумку. Правильно. Теперь, сними с крючка курточку, возьми в руки сумку и слушай меня внимательно.

Подзатыльник просветлил мозги! Не знаю почему у меня, озлобленного зверька, возникло убеждение, что рядом стоит именно тот старший, которому можно довериться? Почувствовал всеми фибрами души, что этот человек поможет и не предаст, поэтому, резво подскочил и ринулся выполнять все его распоряжения.

- Сейчас по пути скажешь сестре, пусть повесит мухобойку на место, двигает в медпункт и там ждет тебя. А ты по лестнице спустишься в подвал и возле входа в котельную, отключишь рубильник. Знаешь, что такое рубильник?

- Знаю.

- Тогда исполняй и ожидай меня внизу.

Подхватил сумку и курточку Бурого, выскользнул в коридор и заглянул за угол перед лестничной площадкой. Моя Светулька, широко открыв глаза, прилипла к стенке, удерживая над головой тяжеленный багор, снятый с пожарного щита.

- Все нормально, - шепнул.

- Фух! - облегченно выдохнула она, и багор стал стремительно заваливаться, довелось подставить руку с курточкой и помочь удержать, что бы тот не грохнулся о пол, - А этот дядька где?

- Все нормально, - повторил и помог навесить багор на место.

- А Бурый? Это его вещи? - в ее глазах страха не было, только интерес. Недетский.

- Его больше нет. Пошли, потом все расскажу, - и мы заторопились вниз, - Иди в медпункт, я тоже скоро приду.

- Нет! Я с тобой! - пискнула Светка.

- Тебе нельзя! И вообще! - громко зашептал, - Я здесь мужчина! Я главный! Слушайся меня!

У нас дома слово отца было законом для всех, - хоть для нас, детей, хоть для мамы. Мужчина - есть мужчина. Светка открыла рот, хотела что-то сказать, потом захлопнула, резко крутнулась так, что фартук развернулся веером, и заспешила по коридору.

Рубильник разыскал там же, где говорил дядька. Потянул ручку вниз, что-то щелкнуло и стало темно, хоть глаз выколи. Через пару минут совсем рядом услышал громкое дыхание и тихие шаги. Скрипнула дверь котельной и в отблесках прикрытого поддувалом тусклого огня, в дверном проеме появился силуэт человека, который тащил что-то на плечах.

- Придержи дверь, здесь пружина, - услышал напряженный голос дядьки и подскочил к нему, - Резко не отпускай, чтобы громко не треснула. И следуй за мной.

Не снимая с плеч ноши, завернутой в одеяло, он подошел к печке и потянул ручку: половинки дверец разъехались на стороны, явив взору просторную, пышущую жаром топку самого настоящего паровозного котла.

- Брось барахло прямо на пол, - дядька кивнул подбородком мне за спину, - В углу доска стоит, возьми и задвинь один край в топку.

Когда все сделал, он аккуратно выложил завернутый в одеяло сверток на доску, затем, приподнял другой ее край и с разбегу задвинул внутрь полыхающего пламени.

- Сегодня в наших корпусах будет жарко, - хрипло сказал он и взял в руки совковую лопату. В зев топки полетел уголь.

Я не был тупой бестолочью, все прекрасно понимал и благодарил в душе Бога, ибо иначе судьба моя была бы непредсказуемой, пошел бы по колониям да по этапам и сгинул бы незнамо когда, и незнамо где. Дядька закончил кидать уголь, задвинул дверцы и сел на табурет.

- Удачный день сегодня. Гришка, кочегар наш, забухал и мне его подменить пришлось. Не куришь? - я отрицательно мотнул головой, а он вытащил папиросу 'Берамол Кэнэлс', подкурил от спички, глубоко затянулся и пыхнул дымом, - Молодец. Твой дедушка, Сергей Константинович, тоже не курил.

Немного помолчал и продолжил:

- Он когда-то моему старшему брату жизнь спас, воевали они вместе. Вот теперь и я отдал семейный долг, - за пару минут дотянул огонек папиросы до самого мундштука, затушил и бросил на угольную кучу, - А отец твой, Алексей Сергеевич, курил?

- Нет.

- Тоже молодец, это в вас семейное. Я его вот таким помню, - он поднял ладонь на полметра от пола, - Хороший был парень, царствие ему Небесное. Итак, докладывай, где ты сегодня был, чем занимался?

- Как где?

- Заруби себе на носу, сынок, - дядька серьезно смотрел на меня прищуренными глазами, - Вы с сестрой целый вечер и всю ночь были в медпункте и никуда не отлучались. Ясно?

- Да.

- Повтори.

- Мы с сестрой весь вечер и всю ночь были в медпункте и никуда не отлучались. Нас еще эта, Юля видела.

- Очень хорошо, я вас там тоже видел, но вы меня не видели. Ясно? Все, иди, поговори с сестрой, и отдыхайте.




Поселок Лесной, в 11км от Киева, суббота, 11.11.1977.


На следующий день к обеду, на черной 'Волге' приехала Светкина тренер, Людмила Николаевна, красивая и молодая, именитая и знаменитая. Предъявила какие-то бумаги и увезла ее в спортивный интернат. Когда долго искали Светкины вещи, сильно разругалась с 'лупоглазым' но, увидев синяки на ее теле, устроила настоящий скандал, громко обозвав того 'козлом вонючим'.

Первоначально, Светка уходить без меня не желала ни в какую.

- Не переживай, девочка, мы его выдернем отсюда. Чуть позже, - ткнула указательным пальцем ухоженной руки с коротко подстриженным маникюром мне в грудь и продолжила, - Смотри мне, не опускайся, не сдавайся, воспитывай в себе мужчину. Их так мало, одни козлы.

Когда уходили, в глазах сестры стояли слезы.

О Буром, как это ни странно, никаких разговоров не возникало. Почему-то считалось, что он отправился куда-то по делам, в очередные мандры.

Нужно сказать, что Людмила Николаевна сдержала слово, подготовила и мой перевод, но теперь уже я сам воспротивился.

Учителя здесь были нормальные, в большинстве своем терпеливые, настойчивые и компетентные, по крайней мере, не хуже, чем в нашей бывшей школе, одной из лучших в Киеве. К этому времени удалось приобрести кое-какой авторитет, как среди старших, так и среди младших. Да и к Николаю Петровичу привязался, как волчонок к папе-волку. И он ко мне тоже. Кстати, отношение пацанов изменилось в тот же день, когда все увидели на моих ногах мои ботинки.

Так вот, со временем пообвык, постоянно пару раз в неделю самоходом встречался с сестричкой, проведывал квартиру и больную маму в больнице. С годичной командировки вернулся Дядя Федор, стал частенько навещать меня в интернате и уделял много внимания, хотя, сегодня-то мне точно известно, что больше всего внимания он уделял училке музыки, с которой они как-то познакомились. Встречались периодически, но долго, года четыре или пять. Периодически, потому, что Дядя Федор нередко убывал в длительные командировки. И папа Коля его знал, они при встречах закрывались в спортзале в кабинете, где любили поговорить за жизнь и раздавить 'мерзавчика'.

Мама умерла через четыре месяца. Ее брат, дядя Володя из Иркутска, после перенесенной операции приехать не смог, а со стороны папы близкой родни у нас давно не было, поэтому, похороны организовал дядя Федор.






Глава 2


Продолжение воспоминаний




Киевская область, полигон. 21.07.1983.


Всю свою маленькую жизнь мечтал поступить в Высшее Командное Дважды Краснознаменное... Заблаговременно подал заявление через военкомат, как интернатовец и сирота. Дождавшись вызова на сдачу экзаменов, ухватил свой аттестат, кстати, с очень хорошими оценками и рванул по указанному адресу: на полигон, в учебный центр военного училища, который дислоцировался в лесу, в сорока километрах от города.

Сдал русский язык и математику устно на пять баллов, физику на четыре, а вот последний экзамен, математику письменно - на два. Документы забирал с другими прочими неудачниками в летнем домике с настежь открытой дверью, из которой, разговаривая по телефону и вспоминая чью-то маму, громко орал дяденька подполковник:

- Какой на! из него курсант?! Он на! в сочинении всего двадцать шесть слов написал, из них двадцать пять - с ошибками! Он на! по письменной математике пустой лист сдал! У меня некуда его всунуть! Да у меня на! двенадцать человек на место!.. Есть! Есть! Есть, товарищ полковник! - затем послышался резкий удар трубки по аппарату, - Что за жизнь на? Следующий!

Я зашел и назвался.

- А! Это ты Львов? А чего ж ты родной на! не написал в анкете, что твой отец растратчик государственного имущества? А бабка - вообще американка? - швырнул на стол картонную папку с моими документами, - Забирай.

Последние годы меня не воспитывали добропорядочным комсомольцем, почем фунт лиха - очень хорошо знал, поэтому, молча стиснув зубы, забрал документы, развернулся и ушел.

Да, был такой факт в жизни нашей семьи, который не афишировали, но и не скрывали. Бабушка Катя, мамина мама, родилась в штате Монтана и, когда-то, в 1911 году, ее родители на семейном совете решили возвращаться на историческую Родину. В газетах писали о широкой продаже царских земель (именно так бабушка говорила) и весьма недорого. С напряженного труда двух поколений, семья скопила в Штатах приличный капитал, поэтому, на территории Украины, в районе реки Тетерев, удалось выкупить семьдесят две десятины запущенного поля, около тридцати десятин смешанного леса и двенадцать десятин болотистой балки с ручейком. Через три года здесь был убран первый приличный урожай, лесок расчистили, на ручье стояла водяная мельница, а вместо болота красовалось огромное озеро.

В конце 1913 года, тогда еще совсем молоденькая бабушка Катя вышла замуж. Но счастье длилось недолго, через год муж ее был призван в армию и погиб на русско-германском фронте. Бабушка осталась молодой вдовой с двумя малюсенькими сыновьями на руках, Лавром и Федором.

Однако, пришла советская власть и в 1926 году отобрала все поле, мельницу, озеро и лес в пользу комитета бедноты. Всю семью уничтожили, старших постреляли, а детей закололи вилами. Бабушка Катя тогда спаслась, перед этим она вдвоем с новым мужем, дедом Иваном, уехала гостить к его родственникам.

Годы заглушили боль утрат, бабушка родила трех деток, в том числе мою маму. Землю, которую у них отобрали, никто не обрабатывал, она стала зарастать подлеском, поэтому, никто не отказал деду Ивану в выделении надела для строительства хутора на развалинах сгоревшей усадьбы. Были они работящими и вскоре опять выбились из нищеты в хозяева.

Но семья недолго радовалась, их интересы и нужды с интересами и нуждами государства не совпадали. Кроме того, советской власти хозяева не нужны, они дискредитируют саму ее суть, и их нужно было уничтожить, как класс. В 1932 году из амбаров повсеместно был выметен весь урожай, все до последнего зернышка.

В 1933 году дед был пойман в колхозном коровнике на краже, в карманах нашли толчь - корм для телят, который он тащил, чтобы накормить голодных детей. За это его посадили на пятнадцать лет, и оттуда он уже не вернулся. Бабушку с двумя малолетними детьми (старшая девочка быстро опухла и умерла от голода), вместе с другими раскулаченными выслали на поселение в Иркутскую область.

Бабушка Катя вдвоем с мамой, вернулись в Украину в 1953 году, а дядя Володя остался жить в Иркутске, женился и стал там укоренять свой род.


После провала с военным училищем, я еще успел сдать документы в политехнический институт, поступил и успешно, через пять лет окончил. Светулька моя тоже окончила спортивный институт и достигла определенных успехов в художественной гимнастике. Где-то на соревнованиях познакомилась с молодым, симпатичным австрийским бизнесменом Вольдемаром Карпински и после полугода ухаживаний, вышла за него замуж. Вместе они живут уже шестой год, а три года назад мне сестричка родила двойню племянников - Александра и Анну.

Проведывал их трижды, последний раз гостил в прошлом году, при этом был и в венской квартире и в Альпах, их загородном доме.

Светочка вместе с еще одной девочкой-киевлянкой, тоже гимнасткой, открыли в Вене приватную спортивную школу и тренируют маленьких девчонок, говорят, весьма успешно. Вольдемар бурчит на нее и ругается: видите ли, ей хочется быть самодостаточной и финансово независимой, но любит. Я вижу, как нежно они относятся друг к другу и к детям. А мне, готовому жизнь положить во благо своих близких, это чертовски приятно.







г. Киев, август 1991.


Дядя Володя не был в Украине шестьдесят лет, с того смертельно-ужасного тридцать третьего года. Сейчас мы впервые увидели друг друга и, наконец, познакомились. Проведали могилы бабушки и моих родителей, затем, съездили на тот самый родовой хутор. Ни поля, ни озера не нашли, на том месте, между болотистых прогалин рос осиново-березовый лес, и чащи непроходимого кустарника.

В тот августовский день, когда трое государственных смотрящих вступили в преступный сговор и в Беловежской пуще раздерибанили Великую Страну, дабы самим стать главными паханами в законе, у меня состоялся серьезный и длительный разговор с дядей Володей.

Мы приехали в вареничную, долгое время располагавшуюся в том самом бывшем нашем доме на улице Прорезной, между улицами Владимирской и Крещатиком. Заведующая, которая меня прекрасно знала, налила из-под полы для дяди Володи большой сферический стакан настоящего пятизвездочного азербайджанского коньяку, в те времена редкости огромной. А для меня - бокал грузинского 'Саперави'.



Только сейчас, в конце концов, узнал, почему мой отец так долго и настойчиво хотел выкупить здесь квартиру. И именно на втором этаже. Оказывается, этот дом до 1919 года был нашим домом, и наша семья занимала весь второй этаж с отдельным парадным входом.

Ильф и Петров утверждали, что до революции здесь рядом, по соседству, жил некий Паниковский - Великий Слепой. Возможно, в каком-нибудь углу и жил, но отношусь к этому с большой долей сомнения, т.к. в те времена, именно в этих домах проживали Пожарские, Ростовы, Конецпольские, Терещенки, Самойловичи, Самсоненки. Да и в трех прочих доходных домах, жил народ более обеспеченный и благопристойный, чем этот самый Слепой.

В восемнадцатом году, резко перекрасившийся в красный цвет бывший подполковник Русской армии, товарищ Муравьев, привел к Киеву красную гвардию и с помощью газовой атаки отравляющими веществами ворвался в город, где установил режим жестокого террора. Тогда да, для господ Паниковских большевистская идея выглядела наиболее коммерчески привлекательной, тогда-то они и вошли в наши дома вместе с пьяными от вина, крови и вседозволенности революционными матросами. Они грабили дома и церкви, насиловали горожанок и монашек, в том числе и взрослых женщин и совсем маленьких девочек. Тогда же был ограблен и убит Киевский митрополит Владимир.

На зачистку нашей квартиры, например, которую потом разделили на три - вошел большевистский функционер, товарищ Левинзон, и остался жить. Трупы отсюда вынесли, но следы остались: брызги мозгов на стенах от разбитых детских голов и потеки плохо замытой крови изнасилованных и зарезанных женщин и девочек-гувернанток, были спрятаны за передвинутой мебелью.

Дядя Володя вспоминал рассказ мамы, когда они всеми правдами и неправдами все же вселились сюда и занялись ремонтом, то за шкафами, которые долгие годы никто ни разу не удосужился передвинуть, обнаружили голые грязно-бурые стены. Отец эти пятна соскоблил и отдал через какого-то знакомого на подпольную экспертизу. Тогда-то и прояснилась картина разыгравшейся пятьдесят лет назад трагедии. После этого в квартиру тайно привезли попа, и он целые сутки молился, родители тоже отстояли на коленях целую ночь.

Дедушка Сережа, полковник лейб-гвардии конно-гренадерского полка, вернулся с Русско-Германского фронта, пролежав полгода в госпитале, - раненной, бездомной собакой. Даже могилок жены и детей не нашел. Некоторое время жил в квартире у своих знакомых, но рана на груди не заживала и ему рекомендовали уехать на лечение к доктору, который эмигрировал во Львов. Дедушка вынужден был покинуть Родину, правда, перед этим отдал долг, встретил и убил Левинзона.

К этому времени город Львов был выведен из состава Австро-Венгерской империи и отошел к Польше, но он хорошо знал и немецкий и польский язык, как и восемь других языков, поэтому, проблем общения не существовало. Так и остался здесь жить после излечения. В гражданской войне участвовать отказался, стал работать представителем попечительского совета, затем, директором одной из приватных школ. Создал новую семью, здесь же и родился мой папа.

Однако, пришел 1939 год, и по договору между гитлеровской Германией и Советским Союзом, советская власть осчастливила часть народов Европы освобождением от гнета западной загнивающей цивилизации, в том числе и Львов, который был под этим самым гнетом целых пятьсот девяносто лет.

Чтобы не превратить себя и свою семью в удобрение и не оказаться в загородной канаве, деду в муниципалитете шепнули зарегистрироваться простым учителем русского языка.

Почему-то в отделе образования, созданном после утверждения новой власти, ему предложили переехать на работу учителем в степной район Днепропетровской области, и он согласился. Вот так судьба сделала новый поворот.

Утро 22 июня 1941 года, застало группу школьников, во главе с дедом, в которой были и бабушка, и папа, на подъезде с экскурсией к Ленинграду. Вернуться уже не смогли, поэтому, дед ушел добровольцем на фронт, а бабушка с папой, которому тогда было тринадцать лет, и с другими детьми осталась в одной из школ города.

Блокаду бабушка не пережила. Дед, дослужившись от рядового до старшего лейтенанта, с тремя медалями и двумя орденами, вернулся с фронта без левой ноги. Папа, после освобождения города, ушел учиться в военное училище.

О военном прошлом всех моих предков я, конечно, знал, и про блокадный Ленинград тоже, но такой конкретики, которую поведал дядя Володя, даже не предполагал.






Глава 3


Ознакомительная



г. Киев, суббота 09.07.1994.


...Одиннадцать, двенадцать, что и требовалось доказать. После двенадцатого звонка телефон затих. Это Ольге нечего делать и решила меня нагрузить непотребными разговорами, ведь знает же, чем сейчас занимаюсь. Обиделась вчера из-за какого-то мелкого недоразумения, вот и трезвонит, дабы дополнительных шпилек вставить. Не-е-т, вот закончу обязательный моцион, тогда и отвечу на твой звонок, тогда и помиримся.

Сегодня суббота, а в этот день, как правило, я бегаю по потолку. Так называется момент начала уборки в квартире.

На заре моей юности, отец построил меня в собственном кабинете для внедрения нового действенного этапа в воспитании отпрыска. Это он увидел, как мама складывает в коробку мои игрушки: машинки, конструктор и пистолеты.

- Знаешь ли ты, сын, что такое пехедэ?

- Да, это когда у тебя в полку делают уборку.

- Немного не так, но где-то так. Виктор, тебе исполнилось пять лет и ты уже почти взрослый, поэтому парень, пора тебе и к жизни начинать относится по-взрослому. Завтра у нас суббота и, начиная с завтрашнего дня и до того дня, когда ты себя почувствуешь! стареньким и немощным дедушкой, ты будешь за собой ухаживать сам. Прислуги у нас нет, так что изволь. Сначала будешь наводить порядок в своей комнате, когда подрастешь и будет у тебя собственная квартира, значит, в квартире. А когда будешь командовать полком, то и в полку тоже. Понял, сын?

- Понял,- понуро сказал я.

- Не слышу?!

- Так тоцьно! Понял!

- О! Слышу голос мужчины. Теперь вольно, разойдись.

С тех самых пор субботний ПХД (если был дома) начинался одинаково. С подъемом я стягивал с кровати постельные принадлежности, затем в стиралку паковал семь комплектов носков-трусов-футболок (теннисок) и еще чего-нибудь, а на втором круге постельные принадлежности.

А в это время брал лестницу-стремянку и начинал делать уборку: с верхней крышки посудного шкафа на кухне, слева направо по всей квартире, заканчивая плиткой в туалете и на кухонном полу.

Занимало это действо у меня около двух часов и, как это ни странно, доставляло удовольствие.

Нет, однажды, будучи в отъезде, уборку сделала Оля, моя постоянно-периодическая подруга и партнер (в некоторых отношениях). Но когда по приезду собрал с верхних кромок плинтуса на полпальца пыли, с тех пор пресекаю всяческие поползновения в попытках подобной помощи и в пятницу вечером выставляю подругу дней моих суровых, за дверь. Пусть идет помогать маме, будет больше толку. Вот гладить да, гладить я ей доверяю, особенно простыни и пододеяльники.

Моя соседка, Надежда Николаевна, часто ругается. Мол, с таким отношением к себе и другим людям, я никогда не женюсь. Ой! Еще не вечер, молод я и мне еще рано. Нет у меня еще моральной готовности для воспитания собственных детей, да и материальные возможности не весьма. На старт, правда, есть, но для полноценной жизни - слабовато.

А Оля? Оля - подруга детства. Мы с ней с первого класса сидели за одной партой. Потом, когда случилась ужасная трагедия в нашей семье, когда многие друзья перестали быть друзьями, а некоторые соседи шарахались, как от прокаженных, отношение этой одиннадцатилетней девочки ко мне... она меня любила. Я ее тоже. Может быть не так, как нужно для создания семейных отношений, но она мне дорога, и не просто прошлой памятью, но и сегодня.

Да, по причине паскудных обстоятельств, мы с ней расстались на целых десять лет. За это время Оля уже успела сходить замуж и развестись. Она всегда, еще с детства, считала меня своим будущим мужем что, правда не помешало ей сбегать замуж еще раз, повторно, сроком ровно на один год, когда пришлось уехать на работу в Якутию. Экспериментировала, наверное.

Вот так и живем.

Телефон опять зазвенел. Что ж, к этому времени белье уже досушивается на балконе и моцион исполнен, пора идти мириться. Однако! АОН номер не определяет!

- Алло!

- Привет, Виктор! - услышал голос Демона, своего бывшего сослуживца и вообще, хорошего парня,- Я тебя уже два дня разыскиваю, звоню и утром и вечером. Вот, наконец, поймал.

- Демон, чертяка! Рад тебя слышать! Ты где? Судя по длине гудка в Киеве? Двигай бегом ко мне.

- Вот-вот. Рядом со мной Никола Питерский и Яшка Якут и они слышат, как какой то 'пиджак', старлей запаса да боевому офицеру, целому майору отдаёт команду 'бегом'.

- Ребята, давайте быстренько ко мне, всех приютю! Комната большая, а на антресолях три матраса, в тесноте - да не в обиде, и водка чувства заполирует.

- Широка душа! С тебя, Виктор, такой пьяница, как с меня балерина. Короче, слушай, прилетает Дядя Федор и сегодня на пять вечера объявлен большой сбор. Много наших ребят будет, тебе тоже надо быть, есть тема.

- Я и без темы хочу всех видеть, буду обязательно.

А мне-то как Дядя Федор нужен! Ничего не попишешь, с Олей мириться будем завтра.






Святошинский р-н, тогда же, вечер.


Здесь собрались все мои друзья. Дяди Федора, правда, еще не было, хозяином сабантуя выступал его зять, Валентин. Только что приехал с аэропорта и сказал, что самолет задерживается на пять часов.

Дача не имела шикарный вид, но в окружении фруктовых деревьев, небольшой двухэтажный домик выглядел достаточно уютно. Но самое главное, рядышком с обширной беседкой бил настоящий родник! Поэтому, даже несмотря на жаркий вечер, в опутанной плющом беседке, укрытой в глубине сада терновым кустарником, ощущалась свежесть и прохлада.

Коля Прохоров, капитан запаса, он же Никола Питерский, действительно уроженец Питера и там же проживают его родители, жена Катерина и двое пацанов - четырех и шести лет. Свое прозвище он получил ещё будучи курсантом, после просмотра фильма 'Джентльмены удачи'.

Яша Михайлов, старший прапорщик, классный снайпер, тоже ушел в отставку в 91-м году. Почему Якут? Да потому, что он и есть якут настоящий. Это именно он, узнав о моем выходе в запас, уговорил приехать в Якутию и устроиться механиком на прииски, то есть на добывающий участок, где я успешно отработал два с половиной сезона.

Валентин, зять Дяди Федора, тоже 'пиджак', лейтенант из нашего автопарка. Однако, не правильно, что нас называют 'пиджаками', все же мы служили, лично я - четыре года. Валентин - парень не глупый и работящий, и когда нас коллективно 'ушли' в запас, он пристроился начальником смены на авторемонтном заводе. Не без помощи тестя, естественно. Хотя сейчас у них работы очень мало, а зарплату постоянно задерживают.

Демон - Дима Кончеровский, служит до сегодняшнего дня. Правда, сейчас находится в отпуске и, как нам стало понятно, такая служба заколебала его в корень, постоянно задерживаются все виды выплат и скоро семья положит зубы на полку. Стыдно сказать, боевой офицер, майор, высококлассный специалист - разведчик - стране не нужен. Государство само толкает своих граждан, здоровых и голодных, на самостоятельное решение собственных вопросов, например, на экспроприацию экспроприаторов. Поэтому, он уже придумал, как в ближайшие дни свалить на пенсию.

Прапорщики: Коля Макаренко, Витя Непийвода, Жора Габаидзе - тоже отличные ребята, все молодые, не старше тридцати двух лет, все в отставке.

Федор Иванович Клочков или Дядя Федор, потомственный военный. Кстати, мой отец впервые стал командиром взвода в батальоне, где комбатом был Клочков - старший, Иван Николаевич. Прошли годы, и теперь его сын Федор служил командиром разведроты в полку моего отца. Ничего необычного здесь нет, такие случаи в армии возникают сплошь и рядом. Несмотря на то, что он был намного меня старше, всю жизнь мы относились друг к другу, как братья. И никогда не было у меня брата лучше.

Это имечко - Дядя Федор, моя заслуга. В один из редких случаев, когда отец меня взял с собой на службу, тот был дежурным по части. Укоротил солдатский ремень с начищенной бляхой и мне задарил, а я бегал по штабному крылу и визжал от счастья: 'Смотрите! Смотрите, что мне дядя Федор подарил!' И хотя и я, и дядя Федор за этот визг получили неслабых звиздюлей, но имечко прижилось. И бывшего полковника ГРУ в отставке знают под ним во всех армейских разведках всех новообразованных стран не только бывшего Советского Союза, но и Стран Варшавского Договора.

Юлина мама, Дяди Федора супруга, умерла совсем молодой, при родах, с тех пор он так и не женился. В отставку вышел в октябре 91-го года, закосив по здоровью и получив в подарок вполне заслуженную папаху, и сразу же уехал в Южную Америку зарабатывать на жизнь. И ребят, которые сегодня здесь сидят (кроме Демона, Валентина и меня - мы тогда еще служили в наших ВС) забрал с собой, дабы не роняли честь: не бандитствовали и не воровали, за ради пропитания семьи.

Да! Обо всех сказал, но забыл о себе. Нет, прошу прощения, еще не обо всех. Совершенно выпустил из виду Розу Волер, доктора. Ее младший брат Алик был моим одноклассником в школе и одногруппником в институте, сейчас проживает в Штатах, работает в какой-то компании конструктором. Старший брат Миша тоже был доктором, вернее армейским хирургом, который когда-то в Афгане, после боя оперировал собственного друга - Федю Клочкова. Потом Миша погиб, духи напали на госпиталь, не посчитали священным местом, и зарезали его прямо в операционной. С тех пор Дядя Федор взял над Розой покровительство и шефство, она тогда еще в школе училась, в десятом классе. Не буду рассказывать об уровне их личных взаимоотношений, но встречаются они и совместно проводят время, с некоторыми перерывами, до сегодняшнего дня.

После мединститута Роза эмигрировала в Израиль и лет пять служила армейским доктором. По выходу Дяди Федора в отставку, объявилась здесь и затем, они вдвоем отправились в Бельгию, где каким-то образом зарегистрировали приватную военизированную компанию. Два года с ребятами работали в Южной Америке, а теперь, насколько стало понятно из предварительных переговоров, что-то затеяли в Центральной Африке и в настоящее время собирают новую команду.

Сейчас рассказал о друзьях, мне очень близких. Есть, конечно, и другие достойные, мною уважаемые, о них в дальнейшем тоже расскажу. И еще Светка, моя родная сестричка, но она для меня самая главная.

Теперь, ваш покорный слуга, Виктор Львов.

В военное училище меня, сына осужденного и убиенного государством старшего офицера не пустили, но служить офицером в Армии хотелось ужасно как. Мой отец, дед и прадед служили Отечеству. Его прадед и прадед этого прадеда тоже. Короче, точно известно, что в 1703 году наш предок по отцовской линии был воином и служил с оружием в руках. В нашей семье отцами и дедами вбивалось в голову, что если мужчина не воин, то он - пожизненный мужик. Правда, ныне властвующие, обильно пьянствующие мужики, дирижирующие с похмелья воинскими оркестрами, и в присутствии дипломатов разных стран и толпы журналистов, награждающие заслуженных генералов зуботычинами, значение этого слова несколько исказили. Нет, ничего не имею против настоящего мужика - пахаря и работяги, к такому человеку отношусь с искренним уважением. Но, мужик - это не воин, а воин - это не мужик, а мне с детства хотелось быть именно воином, как и все мои предки.

Однако, нашей Советской Армии офицер, получивший звание после военной кафедры политеха, был категорически не нужен.

Не знаю, какие связи использовал Дядя Федор, но он этот вопрос решил и выдернул меня на службу командовать отдельной, вновь организованной рембазой, призванной обеспечивать обслуживание его отдельного подразделения. Дал в помощники двух старых прапорщиков: Максимыча и Петровича, которым поручил в течение полугода обучить правде жизни и сделать из меня подобие армейского механика.

Помню, на третий день службы с иголочки одет в отлично подогнанную форму, был торжественно встречен Максимычем, который вручил мне танковый комбез и сказал: 'Ну! Пошли, товарищ лейтенант, будем командирского 'козла' перебирать'. А через четыре дня, когда этот УАЗ выехал за ворота бокса, подкатил Петрович: 'Товаришу лейтенант, вы знаитэ що таке винтовка?' Конечно, говорю ему, кто же не знает. 'Ни, товаришу лейтенант, вы знаетэ як с ней стрельнуть, а всёму иншому я вас навчу'. Взял он меня аккуратно за локоток и потащил в оружейку.

Несмотря на то, что за полгода был набран полный штат, я не считал зазорным иногда одеть комбез и идти помогать Славику - мотористу, или с Петровичем дорабатывать какой-то новый ствол. Да, только один Якут свои стволы никому не доверял. Ну, разве что Петровичу. Подержать.

И вот сейчас, старший из присутствующих по возрасту, званию и должности вышел на крыльцо и стукнул вилкой по стакану.

-Товарищи офицеры! Нам позволено зайти и занять места за столом. Прошу.

-Согласно купленным билетам,- язвительно добавил Никола Питерский.

-А самые вумные пролетают, как фанера, - парировал Демон.

-Да по такой жаре я больше, чем на стакан, и не претендую.

-Ребята, кондиционер работает,- Валентин сделал важное заявление.

Стол был накрыт разными вкусностями, закусонами, выпивонами и напитками. Постарались Юля, дожидаясь папу, а помогала ей Наташка, Коли Макаренко жена. Молодые и красивые женщины.

Выждав, пока мужчины расположились за столом, а женщины ушли с большой, запотевшей бутылкой напитка на улицу в беседку, поговорить о своем, о женском, Демон взял слово.

-Господа офицерА, по полстаканА на локоток-с, маленький закусон, и поговорим о деле. И только после этого ешьте-пейте, сколько кому чего на душу ляжет.

Не знаю, откуда взялась такая традиция, но на столе рюмок не было, только тонкие стаканы. Ребята разлили по законной половинке беленькой, себе же налил грамм тридцать грузинского коньяку.

-За неё! За удачу!

Из доклада Демона, будущего инструктора-начальника штаба бригады, стало ясно, что Африканский проект уже работает два месяца. Если раньше чернокожие вожди ставили под ружье детей одиннадцати-тринадцати лет, три дня гоняли и кидали в мясорубку, то нынче принц Мбомба или, тьфу, Мгомба, который когда-то учился в Киеве, уговорил своего отца, Великого Вождя, создать нормальную армию. Ну, армию, не армию, но на полноценную обученную мотострелковую бригаду замахнулся. А это в их регионе будет очень большая сила, которую в будущем можно развернуть и в армию. А сейчас две сотни чернокожих пацанов шестнадцати - восемнадцати лет обучаются языку, владению техникой и оружием на территории бывшего пионерского лагеря. Кстати, Коля, Витя, Жора и Яша Якут, уже с ними работают.

Мне предложили найти пять-шесть спецов, желающих зарабатывать две тысячи долларов в месяц, отобрать десяток негритят на воспитание и заняться привычным делом. Мгомба, у которого под ногами алмазы валяются, как мусор, сделал ставку на Дядю Федора и готов платить деньги немалые, ибо в будущем надеется наследовать отца и стать Великим Вождем.

Я был единственным, кто отказался от участия в этом фильме. И не потому, что предложенная годовая зарплата в семьдесят тысяч долларов, по нынешним временам сумма огромная, меня не устраивала. Хотя, если честно, где-то такие деньги нынче зарабатывал на собственном предприятии.

- Дима, не могу. Просто, перед собой поставил задачу, от которой отступать поздно. Не обижайтесь, ребята, сейчас рассказать не имею права, но где-то надеялся на некоторую вашу помощь в будущем.

- Да никаких обид, желающие на это место найдутся. Ты только свои вопросы с командиром перетри. А в отношении помощи, не стесняйся, поможем в любом случае.

Около десяти вечера, когда народ полностью расслабился, а Никола Питерский вышивал на гитаре и вместе с Наташкой пел романсы, открылась дверь и вошла красивейшая и интереснейшая из женщин, удерживая крохотную дамскую сумочку в руках. Роза. Следом, ввалились Дядя Федор и Валентин, затаскивая огромные чемоданы.

- О!!! Командир! Здравия желаем!!! - ребята вскочили со своих мест. И тот, не чинясь, как отец родной каждого обнял и похлопал по спине. Здесь собрались не простые подчиненные, а братья, с которыми довелось плечом к плечу многие годы месить грязь и нюхать порох и кровь, пройти через джунгли Индокитая и Центральной Америки, делить последний кусок хлеба.

Стремительней Розы - не бывает. Буквально, за секунду возникла передо мной и подставила щечку. Подобную вольность позволяет только со мной, всем прочим протягивает для пожатия ручку, ибо я тот самый малышня, который, будучи у брата Алика в гостях, дразнился с ней и дрался. Чмокнув в щечку, затем, поцеловал кончики пальцев руки, которая умеет не только уверенно держать скальпель, но и боевой нож.

- Здравствуй, дорогая.

- Здравствуй дорогой. В прошлом месяце Алика видела, тебе привет передает.

Дядя Федор, спортивно скроенный, подтянутый мужчина - черные волосы слегка побиты сединой, строгие зеленые глаза сейчас чуть улыбались. На свои сорок восемь лет совершенно не выглядит. Душа компании и любимец женщин, насколько мне известно (хорошо, что не известно Розе), на сабантуях им даже молодые девки интересуются и очень даже успешно и взаимно.

Он подошел, прижал меня к груди и хлопнул по спине.

- Привет, Дядя Федор, - шепнул ему на ухо. Он понимающе кивнул. Обычно обращался к нему так, когда нужно было поговорить за жизнь.

- Поужинаем, потом уединимся, - ответил тихо. Конечно, не сомневаюсь, Валентин уже выдал весь расклад.


- Докладывай. Начни с проблем, и какая нужна помощь? - Дядя Федор нажал на клавишу кассетного магнитофона и тихо зазвучал его любимый спейс-рок в исполнении группы 'Pink Floyd'.

- Проблем никаких нет, но вопросы есть и помощь твоя нужна. Оружием.

- В каких это разборках ты собираешься участвовать?

- Никаких разборок, я не больной на всю голову. Кроме того, нынешний смотрящий в нашем районе - из воров, не беспредельщик, вполне адекватный человек. Знает, что мы 'греем' свой интернат, а он и сам из воспитанников какого-то интерната, поэтому, запретил своим бандитам дергаться в нашу сторону. Что же касается оружия, то дело в том, Дядя Федор, что готовится один проект, о котором знают только четыре человека, мои ближайшие помощники. Ты для меня здесь - самый близкий, поэтому, введу тебя в курс дела. Но учти, информация строго конфиденциальная, когда все расскажу, то сам поймешь, что может грозить носителю этих знаний.

- Можешь говорить, я не сегодняшний.

- Разговор длинный, Дядя Федор, давай схожу к Юле, пусть запарит нам термос крепкого чаю.

- Сиди, сам хожу, - он исчез из кабинета минут на десять, а вернулся с большим китайским термосом и двумя чашками. Следом зашла Юля, занесла и поставила на журнальный столик полбутылки коньяку, два бокала и тарелочку с нарезанными лимонами.

- Спать будешь здесь, - сказала мне, - Внутри дивана подушка и две простыни.

Когда за ней закрылась дверь, дядя Федор уселся в кресло и продолжил, вроде как разговор не прерывался:

- И кого это нынешний начальник Базы хранения военной техники и вооружений, в детстве конфетами угощал? Да тебя там все старые прапора знают. Ты и в формируемой моей новой бригаде, первое время этими вопросами должен был заниматься.

- Оружие, брат, уже давно собрано и упаковано в контейнеры. Взятки налом розданы всем заинтересованным лицам. Осталось его официально выкупить и вывезти из страны, желательно морем.

- В КОНТЕЙНЕРЫ? МОРСКИЕ?? - сощурив глаза и склонившись ближе, шепотом спросил, обычно бесстрастный дядя Федор, - А теперь все с самого начала и по порядку.

Спейс-рок тихо звучал непрерывно до самого рассвета. Дядя Федор ушел в спальню к Розе в полпятого утра, я же, кинув на диван подушку, завалился спать не раздеваясь.







Глава 4


Любимая кафешка



г. Киев, пятница, 10.12.1993.


В зале нашей кафешки людей было немного. Да и время - всего третий час по полудню и те офисные клерки и государственные служащие, кто в обеденный перерыв мог позволить себе спрятаться от суеты в тихом, но весьма не дешевом месте, уже разошлись. Вот после шести вечера, народу будет много. Нет, здесь не кормили. Подавали только десерт: пирожное, мороженное, шоколад и фрукты. Но главное - натуральный кофе и настоящий непаленый армянский коньяк.

О том, кто из кофеманов какой и когда-либо пил кофе (хороший, очень хороший, отличный, суперотличный), можно полемизировать часами. Мне лично доводилось пить отличный кофе в Вене. Говорят, эту кофейню (первую в Европе), когда-то открыл, воевавший там с турками в наемном войске Запорожский казак Юрий Кульчицкий. Так вот, в киевских кафешках хороший кофе встречается крайне редко. Но Ашот откуда-то привозит сырые зерна аргентинского кофе, как-то подсушивает, обжаривает, что-то еще делает, не знаю. Однако, такого изумительного кофе ни в каком другом месте точно не подадут.

На этом месте раньше была вареничная, кстати, очень неплохая, ее знали и любили посещать и местные жители, и гости столицы. Но, за последние годы она захирела и стала превращаться в настоящую забегаловку. Однако, объявился армянин Ашот, подсуетился, нашел кому дать взятку и прибрал к рукам.

Сейчас это очень приличное заведение, нейтральная территория для пообщаться и решить вопросы. Сюда ходят люди серьезные и состоятельные. И братва не появляется совсем. Да, здесь чашечка эспрессо стоит два доллара - дороже, чем где-либо в городе, например, доктору или учителю при зарплате в шестьдесят долларов в месяц, здесь делать нечего.

Лично я - не мэн деловой и далеко не состоятельный, можно сказать, даже безработный. Живу в Святошино, совсем не центральном районе Киева, один в однокомнатной квартире, но пару посещений в неделю могу себе позволить. Денежка есть, как раз отработал третий сезон в Якутии на прииске, а сейчас - зимний отпуск.

Тянет меня сюда, когда-то в этом доме мы жили всей семьей. И знают меня здесь все, и я всех знаю. И в кафешке среди постоянных посидельцев, отношения доброжелательные, главное - не совать нос в чужие дела.

Чтобы не переться по кругу со стороны улицы Владимирской, обычно подъезжал сюда со стороны улицы Крещатик. Это был целый ритуал: на улице Прорезной одностороннее движение и поворот запрещен, поэтому, как только какая машина поворачивала направо, из какого-нибудь припаркованного частного 'жигуля', выскакивал спрятавшийся собиратель мзды, инспектор ДАЙ*. Вот и сейчас, повернув на своей подержанной, но вполне боевой 'восьмерке' к кафешке, увидел вынырнувшего с полосатой палочкой собирателя. С меня брал обычную таксу - постоянно инфляцируемые купонно-карбованцы, стоимостью в два доллара.

- Прошлый раз хотел с тобой поговорить, да не получилось, - Алексей приподнял бокал с коньяком.


* ДАИ - аббревиатура, переводится, как государственная автомобильная инспекция.


Клиентура в кафешке, постоянная, новое лицо мелькает редко, а этот мужчина, возрастом слегка за тридцать, говорят, здесь впервые объявился еще весной. Оказалось, что это Алексей Хромов - новый хозяин нашей бывшей квартиры. Откуда-то он знал обо мне, и сам подошел познакомиться.

Мне, честно говоря, с этим красавчиком общаться не хотелось, но он каким-то образом сумел расположить к себе (сейчас-то я очень хорошо знаю, каким именно). Это был высокий, худощавый, кареглазый брюнет, с симметричным телом и правильными чертами лица. Длинные черные вьющиеся волосы открывали высокий лоб и были зачесаны назад. И костюм от 'Кардена'. Подобная модель была и у меня, такие - свободно в нашей стране точно не продавались. Будучи в Вене, в гостях у Светочки, насмотрелся на различное барахло и кое-чего начал в нем понимать.

За два месяца знакомства, наши отношения стали не то что дружеские, но товарищеские, мы часто встречались за чашечкой кофе и рюмочкой коньяку. Он даже к себе домой приглашал, но я отказался, не хотелось терзать душу. Был он доктором, практикующим нетрадиционную медицину, как раз то, что на данный момент было модным и приносило немалые деньги. По этому поводу часто над ним подшучивал:

- Леша, ты ученик Алана Чумака или Кашпировского?

Он заразительно смеялся и отвечал:

- Нет, заряжать воду 'здоровьем' через экраны ваших телевизоров, меня не учили. Но люди они талантливые, умеют дурить головы миллионам глупцов, а гонорары собирают сумасшедшие, - потом лицо становилось серьезным и он продолжил, - Мои клиенты - это тяжелые или, чаще всего, безнадежные больные. Да, беру очень дорого, но только после излечения.

- Очень дорого, это сколько?

- Тебе могу сказать. Иногда, несколько миллионов долларов.

- Круто. А ты не боишься, что после лечения, клиент тебя просто кинет?

- Нет. Я не лечу того, кто собирается меня кинуть.

- Как ты это можешь знать?

- Нет ничего сложного, тебя тоже научу.

- Да?! Хочу уже! Что для этого надо?

- Немного терпения.

- Леша, если серьезно, то мне не доводилось ни читать, ни слышать о таком докторе, который успешно лечит безнадежных больных. Ты сейчас все серьезно говоришь?

- У меня очень специфический и узкий круг пациентов. Кроме того, я не заинтересован в предании гласности своих методов лечения.

Тогда этот разговор прервался внезапно. В окно кафешки увидел, как по улице мчалась молоденькая девчонка, одетая в черную курточку и синюю вязаную шапочку с пластиковым пакетом в руках, ее преследовал ментовский сержант. А наперерез, размахивая демократизатором, бежала еще один мент. Эту девочку я знал, это Света из 10-го А класса, она почти всегда мне встречалась, когда проведывал в своем бывшем интернате папу Колю, маму-заучку, Нину Владимировну и мою любимую маму Наташу, ныне директрису Наталью Николаевну.

Папа Коля говорит, что она хорошая спортсменка, ходила с подружкой в какой-то подпольный клуб, где изучали тхэквондо. Когда полтора года назад он об этом узнал, то отвел их к знакомым, в секцию только-только рассекреченного боевого самбо. Да и сам вспоминал молодость, потихоньку спаринговал с ними и разминал свои старые кости. А еще (говорят, что об этом все знают), с доски почета выпускников, четыре года подряд Света ворует мои фотографии.

И вот сейчас я ее увидел в окно. Девочка поднырнула менту под руку, на ходу ухватила и резко потянула демократизатор к себе, затем, оттолкнула чуть с поворотом. Мент развернулся вокруг оси на триста шестьдесят градусов и шлепнулся на задницу, прямо в ноги набегающему сержанту. Тот споткнулся, навернулся через молодого коллегу и грохнулся рожей в лужу.

Погода была мерзопакостная, шел мокрый снег. К этому времени я уже выскочил в одном свитере на улицу и побежал к ним. Сержант, сидя на газоне в кашице из воды и снега, водил трясущейся рукой по кобуре, пытаясь вытащить пистолет.

- Стоять!!! - гаркнул громко, чтобы менты отвлеклись и обратили на меня внимание. Но эта дурочка тоже остановилась, словно на препятствие напоролась, повернулась лицом ко мне, широко распахнула глаза и застыла, как каменное изваяние. На мое шипение и размахивание рукой: 'Беги! Беги!' совершенно не реагировала.

- Внимание! Тихо! - услышал за спиной голос Алексея. Все развернулись и посмотрели на него, он так же стоял на улице в одном костюме. Приподняв руку, ладонью покивал к себе, - Девочка! Подойди к нам! А вы, товарищи милиционеры, почему сидите в воде? Немедленно встаньте и помогите друг другу очистить одежду. Вот! Молодцы! А теперь расскажите, зачем вам нужна эта девочка? Говори ты, - ткнул пальцем в сержанта, ставшего по стойке смирно и преданно глядящего на Алексея.

- Она торговала открытками, поэтому должна была уплатить нам налог в пять долларов, - быстро проговорил сержант, - Такова такса.

- Кто установил такую таксу?

- Начальство. Мы должны с каждого дежурства принести и отдать начальству сорок долларов. Все, что сверху - будет наше.

- Сколько вы уже собрали?

- Пятьдесят два.

- Молодцы! Теперь верните девочке сдачу в двенадцать долларов.

Сержант немедленно вытащил из кармана жмут купоно-карбованцев, отслюнявил несколько тысяч и протянул Свете. Та свернула их в трубочку и, как вроде, так и надо, положила в карман.

- Товарищи милиционеры! Смотрите мне в глаза! Сейчас вы отправитесь в свое отделение и забудете о нас. Идите! - те повернулись и пошагали в сторону улицы Владимирской. С их одежды стекала грязная вода, - А ты, девочка, пошли с нами, в кафе обогреешься и отправишься по своим делам.

В окнах торчали посетители. Когда мы вошли, они нас бурно приветствовали. Ашот, широко улыбаясь, лично принес к нашему столику еще один стульчик, помог девочке снять курточку и унес в гардероб.

Представление получилось интересным, никто не понял юмора, почему ушли менты, да еще девчонке денег дали? Если честно, то я и сам не понял. Но у меня закралось подозрение, что такому доктору и лечить никого не надо, ему любой больной и так все деньги отдаст.

- Ты не прав, Виктор, - внимательно посмотрев мне в глаза, словно читая мысли, вдруг сказал он, - Я действительно лечу людей. А как звать девочку?

Спросил он именно меня, затем, дотронулся указательным пальцем левой руки к ее лбу, после чего ее руки перестали вздрагивать, черты лица разгладились, напряжение адреналинового отката исчезло, она совершенно успокоилась.

- Хоть нас никто и никогда не представлял друг другу, но точно знаю, что девочку звать Света. Так же зовут мою сестру. Правильно? - теперь обратился к ней. Она кивнула, густо покраснела, низко опустила голову и спрятала под стол руки с закатанными рукавами длинного секендхендовского свитера. Что бы отвлечь от смущения, спросил, - Как ты относишься к кофе?

- Хорошо, - тихо буркнула она, - Люблю. С молоком.

Расспросили ее, чем она торговала. Оказалось, что она не продавала, а бесплатно раздавала рекламные буклеты новомодного магазина одежды с предложениями скидок на цены. За эту работу ей платили деньги, плюс за каждого покупателя, распространителю с каждой рекламной карточки капало пару сотен купонно-карбованцев. Алексей взял все эти буклеты и раздал посетителям, штук пять дал Ашоту. Почему-то был уверен, что Свету ждет неслабый гонорар. Если, конечно, директор магазина не обманет.

Через полчаса, поговорив ни о чем, быстро свернули встречу и распрощались с Алексеем. Известие о том, что доставлю ее домой, в интернат, на своей машине, девочка восприняла с огромным удовлетворением.

- Света, а это обязательно работать распространителем? Когда я учился, у нас многие ученики подрабатывали на клейке конвертов, - спросил, когда ехали домой.

- На конвертах заработок очень маленький. Видишь же, в чем одета? - она провела руками по курточке и штанах, - А мне хочется выглядеть так, как твоя сестра, которая приезжала с тобой в прошлом году. Некоторые девчонки берут в аренду дорожный столб, там можно заработать быстро и много.

- Света, ты дурочка? Там если жизни не лишиться, то заболеешь запросто.

- Я не дурочка, я девочка и берегу себя для будущего мужа, - поерзала в кресле, приосанилась, выдвинула вперед свои маленькие грудки, повернулась лицом ко мне и вызывающе посмотрела, как человек, знающий себе цену.

Да, красивая девчонка. Роста среднего, но ноги длинные, стройные. Русые вьющиеся волосы и зеленые глазища на пол лица, высокий лоб, маленький курносый носик и детский подбородок. И маленькие ямки на щеках, а еще на щеке у левой ямки - родинка. Правда, некоторый диссонанс создают слегка заметные мозоли на костяшках и верхних фалангах длинных, словно в пианистки пальцев рук, точно, отрабатывает на макиваре не перебинтованными руками. Фигуру скрадывает бесформенная курточка, но я-то ее видел раньше, она частенько мне на глаза попадается, когда приезжаю в интернат к кому-то в гости. Уже в прошлом году ее фигурка была сформированной: попка симпатичная, талия узкая, облегающие короткой майкой маленькие круглые шарики с короткими сосками и прокаченный пресс.

- Молодец! Кому-то попадется редкая жена, ответственная и преданная.

- Тебе.

- Что, тебе?

- Мы в седьмом классе с девчонками ходили к гадалке, и я ей показывала твою фотографию. Она тогда сказала, что все мы будем к тебе каким-то образом привязаны, наверное, потому, что воспитывались в одном интернате. Это - как семья. А вот мы с тобой, я и ты, будем вместе всю жизнь. Она тогда очень долго гадала, а в конце сказала, что такого не бывает, но даже не видит края нашей совместной жизни. Так что я уже попалась. Тебе.

- К гадалке! - передразнил ее и рассмеялся, - Придумала же ерунду такую. Ты, наверное, не знаешь, у меня уже есть девушка.

Мы замолчали минут на двадцать. На выезде за городскую черту, она опять заговорила:

- Знаю. Ее звать Оля и она не девушка, недавно развелась после второго брака. И не будет она твоей женой! Никогда!

- Все-то ты знаешь, девочка, но маленькая ты еще рассуждать на эти темы. Вот подрастешь, найдешь себе мальчика...

- Не нужны мне мальчики! И я не маленькая уже, мне скоро будет семнадцать! А спешить мне некуда, я подожду.

При общении с воспитанниками интерната, тормоза у них на многие условности отсутствуют напрочь. Иногда можно услышать то, что девушка из обычной среды сказать мужчине постесняется. Вот и Света, начала разговор с некоторым напряжением, а сейчас ведет себя расслаблено и говорит совершенно свободно.

Дорога от трассы до интерната и раньше была плохая, сейчас же выглядела вовсе никакой, сплошные выбоины и лужи, а в темное время суток ни один фонарь не горел. Но территория центральной площади была освещена хорошо, с неба больше ничего не летело и на улице тусовалось множество детей: и старших, и младших.

В темноте, за воротами, высаживать девочку посчитал неприличным, поэтому, медленно двинулся к парадному входу центрального здания. Подъехал к ступенькам и остановился.

- Света, пацаны ничего плохого тебе вякать не будут?

- Ну что ты! Тебя все считают клевым чуваком! - затем, опустила голову и что-то прошептала.

- Что-что? - приглушил звук музыки и склонился к ней, - Говори громче.

- Вот я и говорю. Ты же меня не опозоришь, нет?

- Не понял? Это каким макаром?

- А таким, - она повернула голову и в ее глазах светились веселые искорки. Затем, резко подалась ко мне, поцеловала в губы, отстранилась и сказала, - Сбылась мечта идиотки.

- Ну, ты даешь, ты знаешь, кто ты? - хотел одернуть, но сдержал себя от резких слов и движений. Действительно, зачем и себя и девочку ставить в позорное положение. Оглянулся вокруг: на разной дистанции от машины стояли и наблюдали за нами человек тридцать. Посмотрел ей в глаза, веселые искорки исчезли, осталась только грусть. А что, собственно, произошло? Давно влюбленная девочка, имеющая своеобразный характер, использовала неожиданно свалившиеся обстоятельства и публично предъявила свои чувства? Так об этом, насколько я понял Петровича и маму Наташу, и так все знают. Я улыбнулся и подмигнул ей, - Нет, ты не малолетняя хулиганка, ты хитрющая и коварнейшая особа, соблазнительница взрослых мужчин. Будь моя воля, отшлепал бы тебя так, что бы попа была синей.

- Правда?! - ее лицо опять приобретало веселое выражение, - Когда такое случится, тот день будет самым счастливым в моей жизни.

- Дурочка. Я говорил, что ты дурочка? В-общем так, несчастье, давай договоримся о следующем. Во-первых, до окончания школы выбрось из головы любые глупости, на рожон нигде не лезь и держи себя в руках. Во-вторых, школу должна окончить хорошо, уж постарайся. В-третьих, мы с тобой молоды, а ты вообще девчонка. Все течет, все меняется, а семь пятниц на неделе будет не всегда. Короче, жизнь покажет. Ясно?

- О пятницах не поняла, но мне все ясно. Уже давно. Но позвонить разреши, хотя бы иногда.

- Знаешь ли мой номер домашнего телефона, даже не спрашиваю. Почти каждый вечер какой-то чудик названивает с интернатовского номера: молчит и дышит, - Света опять опустила голову, - Ладно, если что серьезное, то звони. И иди уже. Видишь, у ваших чуваков подбородки упали на асфальт, а у чувих - глаза, размером с блюдечко.

Света колокольчиком засмеялась, открыла дверь, выскользнула и тут же подбежала к какой-то девчоночьей стайке. Я же развернулся вокруг памятника и отправился домой.




г. Киев, пятница, 17.12.1993.


В кафешке тихо звучала музыка, настенный бра мягко освещал наш столик. На улице держался крепкий мороз и сыпал мелкий, колючий снег, но здесь было тепло и уютно.

- Прошлый раз хотел с тобой поговорить, да не получилось, - подошел Алексей и приподнял бокал с коньяком, - Как поживает твоя Света?

- Да она не моя!

- Твоя-твоя! Это ты - не ее. Пока. А она - точно твоя, поверь специалисту.

- Леша, меня интересуют не девочки, а женщины, и взаимоотношения - совсем не платонические, я же мужчина. Поэтому, не о чем говорить.

- Юность - это тот недостаток, который очень быстро проходит. Ну, да ладно. Скажи, не хочешь ли поменять место жительства, переехать в другую страну? Нет-нет, если не хочешь отвечать, не надо, - поднял руки ладонями вверх, - Я ведь тоже всего два с половиной года, как приехал из Прибалтики и получил гражданство. Просто, не могу понять сущности государства, в котором живу.

- Не знаю как там у вас в Прибалтике, но в Украине ее нет. Атрибуты государственности есть, а сущности нет, по крайней мере, за два с половиной года самостийности, не появилась. И какое поколение созреет к пониманию ее, даже не представляю. Мне совершенно неприятен, как местечковый национализм, так и великодержавный шовинизм. В идеале далекого будущего, не должно быть совершенно никаких государственных образований, выражаясь словами классиков - органов принуждения, а говоря откровенно - рекетирствующих бандформирований-в-законе, обирающих народы для создания условий постоянного повышения личного благосостояния главных рулевых Паханов.

На простой народ любому государству глубоко наплевать. Просто, в более развитых странах существуют правила игры, где Паханы пытаются поддерживать условия усредненного благополучия населения и удерживать ситуацию, не доводя ее за кромку взрывоопасной. В нашем же случае, все грани размыты. Административные, силовые и правоохранительные структуры вошли в сговор, приблизили криминалитет для создания напряженной обстановки и хаоса в стране. А сейчас, никого не стесняясь, рвут на куски и присваивают в личное пользование многовековое наследие Великой Империи.

Возьми армию. Даже в низах, какой-нибудь прапорщик будет считать себя последним лохом, если не продаст на сторону пару пистолетов или танк на металлолом. А что делается в верхах?!

Возьми правоохранительные органы. Судьи продаются и покупаются, прокуроры зажигают в саунах с проститутками. Посмотри на любое подразделение милиции: здесь погрязли в коррупции, начиная с рядового мента. Обирают даже бабушку, торгующую клубникой из собственного огорода. А как относятся к своим обязанностям? Не надо далеко ходить, возьму свой дом: Профессионально обворовали три квартиры соседей - настоящие воры не найдены, а посадили подвального бомжа; угнали из нашей стоянки две машины - воры не найдены. Правда, пришли к хозяину украденного автобетоносмесителя на шасси КАМАЗ и говорят, если дашь денег на бензин, то будем ездить и искать. На полном серьезе!

Надеюсь, что среди ментов остались еще люди порядочные и не запачканные, но знаю только одного, опера из городского управления. Хотя, думаю, он там тоже долго не задержится; либо подставят и выгонят, либо сам уйдет. Ментовская система из любого своего служащего формирует мразь, она рассматривает человека сначала как дойную козу, а затем, как грязь, которую без суда и следствия, прямо в отделении можно забить ногами до смерти.

Так быть не должно. Не знаю, сколько лет пройдет но, в конце концов, они должны нажраться и повернуться к простому человеку лицом, иначе простой человек не выдержит и поможет им лопнуть от переедания.

В общем, на твой вопрос отвечу так. К самоопределению народа отношусь с уважением, буду исполнять его конституцию и законы, но если говорить о чувствах, то лично к своему государству отношусь точно так, как и оно ко мне. Никак.

Для меня это больная тема: и свалил бы отсюда нафик и бежать некуда. Не потому, что нет других мест, наоборот, есть и места, есть и перспективы. Да в туже Вену, например. Просто, от себя не убежишь, а повлиять на ситуацию нет возможности.

- Понятно, Виктор, ты не одинок. Давай-ка отвлечемся от неприятной темы. Скажи, ты любишь путешествовать, смотреть мир.

- Кто же не любит? Конечно! Ты хочешь предложить куда-нибудь съездить?

- Хочу тебя пригласить в путешествие по живописным и красивым местам. Поохотиться, порыбачить.

- Только 'за'! Даже завтра собираюсь ехать в Житомирскую область на зайчика. Поехали вместе.

- Нет, на зайчика не поеду. Приглашаю на более серьезную охоту в более интересные места.

- А куда?

- Пусть это будет сюрприз, но места такие, где ты еще никогда не бывал. Ты ведь в отпуске?

- Да, до конца апреля.

- Путешествие займет определенное время, рассчитывай месяца на полтора. Будет у тебя столько свободного времени?

- Конечно! Судя по срокам, это Африка или Южная Америка, так как в Северной, нам поохотиться не дадут. Правильно? - Алексей отрицательно покачал головой, - Скажи хоть, визу куда-нибудь оформлять нужно или нет?

- Не нужно. Если не возражаешь, отправимся сразу же после Нового года. Транспорт мой, обещаю незабываемые впечатления.





Глава 5


Мы полетим на другую планету




г. Киев, суббота, 08.01.1994.


Мы сидели у него дома в комнате, которая когда-то была кабинетом моего отца. Обсуждать будущее путешествие в кафе, Алексей категорически отказался.

- Мы полетим на другую планету.

Сказать, что после такого заявления был ошарашен, значить, ничего не сказать.

- Леша?! Признайся, что ты пошутил.

- Нет, не пошутил.

- Ты хочешь сказать, что у тебя есть космический корабль??

- Есть, - снисходительно кивнул он.

- Значит, ты инопланетянин???

- Да.

- Леша, кончай дурачиться, на инопланетянина ты совсем не похож.

- А какие они, инопланетяне, ты знаешь?

- Н-у-у, - растопырил пальцы и повертел руками, - Они такие маленькие, с длинной шеей, круглыми глазами и большими ушами.

Алексей широко улыбнулся и покачал головой.

- К твоему сведению доподлинно известно, что все разумные, населяющие нашу галактику, которая на Земле называется Млечный Путь, не зависимо от расы, имеют единого общего предка, на которого мы с тобой похожи и внешне и генетически. Такое же положение дел и у ближайших соседей - в галактиках Туманность Андромеды и Малое Магелланово Облако.

- Так это правда? Они - как люди??

- Правда, правда. Только не они, а мы. Мы и есть люди.

- Невероятно! А показать чего-нибудь можешь, такого, инопланетного?

- Покажу, конечно. Выражаясь вашим языком, и флаер, и скутер, и орбитальную капсулу и космический шлюп, и много других мелочей.

- А сейчас что-нибудь показать можешь?!

- Ничего подобного дома не держу. Впрочем, возьму у жены ее старый коммуникатор, - встал и вышел из комнаты. Через полминуты дверь опять открылась, и он показал блестящую пластинку, размерами где-то 12 на 6 сантиметров и толщиной, миллиметров пять, - Знаешь, что такое компьютер?

- Видел. Два ящика и небольшой телевизор.

- А вот это, - показал он на пластинку, - обычный наладонник, самый простой и дешевый персональный компьютер, но с хорошим микропроцессором и серьезным программным обеспечением. Он же имеет функцию спутникового телефона, через него можно связываться не только с абонентами внутри планеты, но и находящимися в других звездных системах, за много-много световых лет. К нему еще прилагается вставляемая в ухо горошина телефона.

- Лично у меня биологический компьютер, он имплантирован в организм тела. Телефоны вмонтированы во внутренние уши, микрофоны - в нижнюю челюсть, в пальцах - датчики для виртуальной клавиатуры, а системный блок с микропроцессором - в основании черепа. Работает от жизненной энергии человека. О системе питания рассказывать не буду, она сложная. Наладонник же заряжается от дневного света. Для пятисуточной работы ему вполне достаточно двадцатиминутного пребывания в светлой комнате. Смотри, сейчас мой космический корабль находится на видимой орбите, поэтому, через него я могу спокойно связаться с этим абонентом.

Действительно, пластинка в его руках засветилась и завибрировала. Он нажал кнопочку и послышался громкий голос его жены:

- Слушаю тебя, милый.

- Ничего, Люда, это я Виктора развлекаю.

- А-а-а, - хихикнула она и отключилась.

- Смотри, в нижней части экрана находятся сенсорные кнопки, а верхняя часть работает как монитор. Но информационный экран можно сделать голографическим и он будет висеть над наладонником.

Над столом из ниоткуда возник огромный экран, сантиметров восемьдесят на восемьдесят. На нем бежал какой-то текст латинскими буквами. Затем, он провел пальцем по наладоннику, и плоский экран трансформировался в объемное изображение каких-то машин, высотных зданий, людей.

То, что это неземные технологии, было ясно. Свои ощущения передать не могу, душу переполняла эйфория от прикосновения к немыслимой тайне Вселенной.

- Невероятно! А текст идет только латинским шрифтом или можно запрограммировать на любом языке?

- Можно запрограммировать на любом, но это не латинский шрифт, это шрифт нашего единого галактического языка. Это кто-то из наших пришельцев в вашей древности развлекался и обучил какого-то латинянина письменности. То же самое и с арифметикой. Вы используете не арабские цифры, а общегалактические. Система мер, принципы определения объемов и весов, - почти совпадают. Правда, имеются расхождения в величинах. Например, калибр вашего огнестрельного оружия в 7,62мм соответствует нашему стандарту в 7,5единиц, а размер в 12.7мм соответствует 12,5единиц.

- Интересно! Леша, а как твое настоящее имя?

- Лех Гувар Кром. Но называй как и раньше - Алексей.

- А жена твоя тоже инопланетянка?

- Именно Люда - землянка, мало того, киевлянка. Я ее вылечил от сложной формы рака, с тех пор мы вместе. Даже двух дочерей мне родила.

- А там, - показал пальцем вверх, - Тоже есть жена?

- Есть, - его лицо сделалось грустным, - У меня официально было две жены. Одна недавно погибла, а вторая осталась дома, на Эдерре. С нами связь прервалась, и она там переживает, а мы очень любим друг друга.

- Леша, у вас там разрешено многоженство? А как же теперь Люда?

- А почему оно должно быть запрещено? А Люда обо мне все знает, и когда мы выберемся отсюда в цивилизацию, то уверен, что моя Иланна, против нее тоже возражать не будет. Мой младший брат вообще женился самый первый раз на трех сразу, двух девушках и их маме. Правда, мама и одна из них через четыре года расторгли брачный контракт, и вышли замуж совсем за других мужчин, а вторая прожила вместе с братом пятьдесят пять лет.

Поймал себя на том, что мой рот открыт, поэтому, резко захлопнул, только зубы щелкнули.

- Леша, какая мама, какой младший брат, какие пятьдесят пять лет??

- Хм, - он улыбнулся, - Дело в том, что средняя продолжительность жизни подавляющего большинства граждан Галактического Содружества, составляет сто восемьдесят лет. Первые шестьдесят лет жизни мы выглядим, как 20-30-летние земляне, через последующие двадцать лет мы будем выглядеть на все сорок пять, а к девяноста - процесс старения резко усиливается, поэтому, не переваливая этот рубеж, люди проходят курс омоложения. Это стандартная процедура и стоит она пятьсот двадцать тысяч кредитов, у нас так называется электронная денежная валюта. Обычно, любой работающий человек, такие деньги откладывает за двадцать-тридцать лет, самые ленивые - за сорок-пятьдесят. Повторно такую стандартную процедуру омоложения могут пройти всего несколько процентов населения, никто не знает, с чем это связано. Все остальные, кто хочет жить двести пятьдесят - триста лет, должны пройти индивидуальную процедуру, которая стоит десять миллионов кредитов. Это опять же, такую материальную возможность имеют всего несколько процентов населения. Можно пройти еще третий курс омоложения, но стоить это будет сто миллионов, и сделать это смогут единицы. Все. Считается, что четвертый курс организм отторгает и человек немедленно умирает. Теперь тебе ясно, что если в данном, конкретном случае, поставить рядом дочь и маму, сына и отца, то угадать, кто из них есть кто, - невозможно. Только для жителей присоединившихся планет, продолжительность жизни которых невысокая, первое омоложение надо проводить лет в шестьдесят.

- Леша, тебе-то сколько лет?

- Сто сорок два.

- Нифигасе! И я хочу!

- Здесь нет ничего невозможного, - он поднял руку, открытой ладонью вверх, - Все будет зависеть от тебя, от того, кто ты: болельщик у экрана телевизора или игрок на стадионе.

Вопросы-ответы, вопросы-ответы... Этот захватывающий диалог о совсем других мирах, совсем другой жизни и совсем других законах бытия, возмутил мою душу. Каждый ответ тянул за собой все новый шлейф разных вопросов. Мы проговорили часов пять, до темноты.

Оказывается, в нашей галактике несколько миллиардов звездных систем, подобных нашей солнечной, но планет, пригодных для жизни - только один процент, из них населена людьми всего пятая часть.

Все живое в галактиках создали Древние, в том числе людей - по своему образу и подобию. Они, используя свои немыслимо колоссальные возможности, зажигали новые звезды, подправляли орбиты и пространственное месторасположение планет, создавали на них атмосферу, расселяли микроорганизмы, флору и фауну, присматривали, развивали и ухаживали за ней.

Все планеты, пригодные для жизни, не зависимо от цикличностей вращений вокруг звезды и собственной оси, имеют приблизительно одинаковые размеры, силу тяжести и состав атмосферы. Флора и фауна на различных планетах прошла различное эволюционное состояние, но имеет общие корни.

Древние нас покинули около двадцати тысяч стандартных циклов назад. Почему и куда ушли, доподлинно неизвестно, но они нам дали жизнь, а после себя оставили прекрасный уголок Вселенной.

Сегодня открыто пятьсот двадцать планет, населенных людьми, находящихся на различных ступеньках социального и технического развития, в том числе и наша Земля. На них всех установлено специальное исследовательское оборудование для мониторинга космического пространства и маяки. Предполагается, что в галактике Млечный Путь около семи миллионов таких планет, но за семь с половиной тысяч лет от создания Галактического Содружества, в него вошли всего триста сорок восемь полноправных членов и две планеты - 'стремящихся'. Между ними существует нормальная, быстрая гиперсвязь а, например, с Земли информация в глобальную сеть поступает один раз в восемнадцать стандартных лет.

Корабль-носитель, на котором находился Алексей, попал в редкую аномалию, был поврежден и выброшен на нашу окраину галактики. В результате этого перемещения, гипердвигатели вышли из строя, корпус корабля у реакторного отсека был разорван. Один из шлюпов, состыкованных с носителем, тоже был деформирован, его верхняя часть, где находился пункт управления, выглядел смятой лепешкой. А вот второй шлюп не пострадал совершенно, и хотя на нем гипердвигатели отсутствовали, переместиться несколько раз между рядом расположенными системами очень даже можно.

После катастрофы ИскИн корабля определил ближайшую планету, подверженную мониторингу Содружества: это оказалась Земля. Так-то Алексей здесь и оказался. Выяснил, что маяк, находящийся в Гималаях, получит возможность выдать очередной информационный пакет через пятнадцать лет (теперь уже через двенадцать), зарегистрировал свой SOS и стал обустраиваться.

Будучи высококвалифицированным доктором-псионом, владея супертехнологиями, смог быстро постичь социально-политическую обстановку, изучить языки и оформить гражданство в четырех странах мира.

- Леша, но почему Киев?

- Меня заинтересовала возможность изучения вживую психологической составляющей постчернобыльского синдрома. Уверен, что чернобыльская авария заставит сделать самый первый шажок к вступлению планеты Земля в Галактическое Содружество. Надеюсь, что когда вернусь в цивилизацию, мои исследования по данному вопросу вызовут в научных кругах большой интерес.

- И когда Земля сможет вступить в это самое Содружество, как ты думаешь?

- Когда ваши народы объединят научно-технический потенциал и материальные ресурсы на выход во Внешний Мир, где самостоятельно обнаружите развитую цивилизацию и войдете с ней в контакт, именно тогда, если захотите, сможете подать заявку. Высший Совет Галактики, это совет председателей девяти крупнейших корпораций, дает рекомендации Высшей Ассамблее, которая состоит из трехсот сорока восьми Планетарных Ассамблей. Как правило, новых членов принимают с удовольствием, но заявитель должен на своем планетарном объединенном Совете ратифицировать законы Содружества:

В социально-политической сфере - свобода перемещений, единый официальный язык общения, отсутствие любых государственных образований, запрет на немирные религиозные организации и противодействие межрелигиозным и межнациональным конфликтам. Все фанатики и их последователи должны быть немедленно депортированы в резервации на планеты фронтира.

Следующие условия, это единые финансово-экономические правила игры, в том числе, единая валюта Центрального банка Высшего Совета Галактики - электронный 'кредит' и свободный допуск в бизнес внешнего инвестора.

Правда, в Содружество вначале принимают в качестве 'стремящихся', на срок от пятидесяти до двухсот пятидесяти лет. Это нужно для адаптации населения и реорганизации технологий и инфраструктуры.

- Леша, если нет государств, то кто рулит?

- Экономикой и промышленностью - корпорации. Обычно, вновь принятую планету опутывает этот спрут - олигархический Совет Девяти, конечно, не без доморощенных миллиардеров и бывших президентов (нынешних олигархов). На местном уровне - профессиональные муниципалитеты, которые объединены в местные советы, здесь уже на общественных началах, то есть, без оплаты. Всеми текущими вопросами жизни людей ведают Искусственные Интеллекты, объединенные в единый планетарный ИскИн. Например, что бы зарегистрировать брачные отношения, ожидать месячной очереди для похода в ЗАГС не надо. У нас делается все это с помощью персонального компьютера за пять минут. Представляешь, сколько бездельников высвобождено? И так во всех сферах бытия.

- А как же милиция, армия?

- Правоохранительные органы при муниципалитетах есть. И планетарные войска, подчиненные Планетарному Совету или Ассоциации тоже есть. И там, и там очень серьезный кадровый отбор и обучение. Зарплаты очень высокие, но ответственность за поступки тоже очень высокая, ИскИн в этом отношении беспристрастен. Количественный состав полиции муниципалитет определяет самостоятельно, а вот Планетарная Армия обычно состоит из четырех десантно-штурмовых бригад быстрого реагирования. При современных технических средствах и возможностях мгновенной локализации даже многомиллионного города, больше не надо. Не с кем воевать, разве что с пиратами или каким-нибудь анклавом обнаглевших религиозных экстремистов.

А теперь посмотри на положение дел на своей родной Земле. Две сотни государств, шесть тысяч разных языков, сотни миллионов государственных служащих. Это же какие материальные ценности они могут создать, если их высвободить для производительного труда?! Это как бы люди жить стали, если бы налоги были направлены не в военно-промышленные комплексы, многомиллионные армии и карманы государственных функционеров а, например, в социальную сферу?! Да половины этих денег хватило бы на организацию проекта выхода во Внешний Мир.





Отступление


Планета Эдерра, космодром г. Эол, 7498 год.


Во всех школах и высших учебных заведениях планеты сегодня начинался новый учебный год. Для двенадцати преподавателей, сорока трех лаборантов, трех врачей и шестисот двух студентов третьего курса Эольской Высшей Химико-Технологической Школы этот день был особенным: они на два с половиной стандартных года улетали в неисследованный космос на учебно-производственный практикум.

На одной из погрузочных площадок космодрома города Эол было шумно. Множество родственников провожали своих детей, братьев, сестер или друзей в дальнее и длительное путешествие.

Лех Гувар Кром, доктор-псион седьмого уровня, который с помощью специального оборудования обеспечивал усвоение студентами учебных программ, стоял вместе с двумя своими женами у входа на подъемный эскалатор космического шлюпа. Улла, преподаватель геодезии отправлялась с ним, а Иланна оставалась дома. Они решили снести старый дом и строить для семьи новый, из натуральных материалов и по древним технологиям. Этот последний писк моды был очень затратным, но они его могли позволить, уровень дохода был выше среднего. Вот Иланне и предстоит осуществлять данный проект.

Шлюп был универсальным и выполнял многие задачи. Если на нем стоял приличный реактор и малый прыжковый двигатель, он мог быстро перемещаться между близкими по расположению системами. Но, чаще всего, это была универсальная грузовая или пассажирская секция, базируемая или на ракете-носителе или орбитальной станции. На небольшом носителе 'Студиоз', который уже ожидает на орбите, таких шлюпов будет два, а один из них, загруженный оборудованием, техникой и мини-заводами, уже состыкован.

Этот же шлюп, кроме отсека на 690 камер анабиоза, имел отсек лабораторно-исследовательского комплекса, грузовой отсек и учебно-бытовой, с раскладными креслами-кроватями, с навесным, переносным обучающим оборудованием, за которым и присматривали трое лаборантов Леха Крома.

Учиться и отдыхать в этом отсеке, длительное время было невозможно. Попробуй сидеть-лежать, учиться-отдыхать в таком столпотворении на одном и том же месте. Поэтому, во время путешествия, основная часть студентов находилась в камерах анабиоза, а исследовательская группа, прыгая из системы в систему, разыскивала в ранее неисследованных зонах перспективную незаселенную кислородную планету с хорошими природными ресурсами.

Обычно, на подобные поиски уходило от двух до пятнадцати тысяч стандартных часов. В конце концов, если такую планету находили, то сканеры засекали богатые или не очень, залежи полезных ископаемых. После этого студентов выводили из анабиоза, запускали спутники, с помощью которых геодезисты делали свою съемку, а геологи производили глубинное сканирование ресурсов, определялись территории для размещения площадок шести учебно-производственных групп.

Когда начиналась работа, были довольны все. Студенты полностью окупали стоимость своего обучения, а преподавательский состав после реализации добытых и переработанных ресурсов рассчитывал на немалую дополнительную прибыль. К сожалению, последние два практикума проходили на одной и той же планете, очень бедной на природные ископаемые.

Кроме небольшой группы геодезистов и геологов, будущие специалисты стремились стать шахтерами, химиками и металлургами. Эта Высшая Школа не являлась собственностью какой-либо корпорации, ее владельцами была группа профессуры, в их числе и доктор Лех Кром. Так же следует отметить, что она считалась достаточно престижной, а студенты заключали контракты с компаниями-работодателями еще до начала учебно-производственного практикума, то есть, задолго до окончания учебы.

Наконец, внутри входных люков загорелся зеленый свет, народ заволновался, а студенты, подхватив мелкую ручную кладь, двинулись к эскалатору. Пятисотлитровые контейнеры с вещами и скутеры, которые разрешалось брать каждому студенту и лаборанту, были давно погружены в грузовой отсек.

- Все, милая Иланна, нам пора.






Глава 6


Космические туристы





Открытый космос, 10.01.1994. по Земному летоисчислению от Р.Х.


'Космонавты' - звучит невероятно, а 'космические туристы' - звучит вообще странно. Таких сегодня в Киеве быть не просто не может, а не может быть в принципе. Между тем, мы с Алексеем продвигались по, так сказать космодрому, коим являлся чердак нашего дома, то есть, моего бывшего дома.

Одет я был в зимний комбез и обувь альпийского стрелка сухопутных войск, вооруженных сил Австрии. Будучи у Светочки в гостях, купил по случаю, увидев добротную вещь. На себе тащил тяжелый баул с оружием. Алексей одет был попроще, говорит, в шлюпе у него все есть, даже и меня обеспечит.

Подошли к невысокому торцевому окну.

- Челнок висит уже восемь секунд, - сказал Алексей, открывая окно внутрь, - Иди вперед, я следом, окно нужно прикрыть.

Склонившись пониже, что бы выбраться из проема, увидел придвинутый к стене дома рифленый трап. Осторожно стал на него, вроде ничего, не провалился. Взглянул вниз, в сторону ярко освещенной улицы: несмотря на морозный вечер, народ по Крещатику туда-сюда слонялся.

- Там люди ходят.

- Они нас не видят, двигай быстрей, - услышал сзади и решительно шагнул вперед, в сторону огромного проема, едва-едва отсвечивающего синеватым светом.

Вошел внутрь и осмотрелся. Эта капсула, как говорит Алексей, была больше всего похожей на пустой внутри, здоровенный железный ящик или контейнер, шириной и высотой метра по четыре и длиной, метров пятнадцать. Спереди стояло единственное кресло с откинутой высокой и глубокой спинкой, на подлокотниках которого располагались целые батареи различных кнопок. Вдоль левого и правого борта тянулись самые обыкновенные скамейки, а к стенам крепились по два десятка спинок, с боковин которых свисали ремни безопасности с замками, похожие на наши, самолетные. Зато никаких окон, ни спереди, ни с боков не наблюдалось. Интересно, как он ее из космоса вызвал? И как она сама прилетела? Автопилотом?

Под ногами ощущалась слабая вибрация, а подымающийся вверх трап, который должен был стать задней стенкой, издавал шипение.

- И шлюп и капсула находится в режиме электронной и визуальной невидимости, а приборы, которые способны нас засечь, на Земле еще не существуют, - просвещал Алексей, следуя в носовую часть шлюпа, - Присаживайся и обязательно пристегнись, некоторое время будем находиться в состоянии невесомости. И вещи удерживай под ногами.

- Леша, а можно как-то посмотреть, что там делается снаружи, в космосе?

- К сожалению, нет. Капсула управляется с помощью ПК пилота, и изображение поступит на мой глазной монитор. А на космос насмотришься из шлюпа, - он уселся в кресло и стал щелкать замками ремней.

- Ясно, - так же поспешил присесть и пристегнуться. Баул с оружием задвинул под скамейку, поджав ногами.

К вопросу оружия отнесся вдумчиво. Алексей говорил, что малогабаритным средством самозащиты и экипировкой он меня обеспечит но, если есть такое, которое бы могло свалить большого быка, то рекомендовал обязательно взять. А у меня есть. Впрочем, сегодня только у ленивого обывателя или последнего доверчивого лоха дома нет никакого ствола.


В позапрошлом году, сразу же за Вышгородом, в 15 км от Киева, выкупил за две тысячи долларов небольшой старый домик с участком в 12 соток. Да я бы его ни в жисть не покупал, но побывав в гостях у Светки, в загородном доме в Альпах, мне тоже захотелось чего-нибудь этакого. Ну, Альп у нас, конечно, нет, но этим участком соблазнился потому, что он располагается на высокой круче, с которой открывается красивый вид на Киевское море.

Вернувшись в прошлом году из Якутии в отпуск, застал свой домик, как игрушку, в состоянии полностью отремонтированном. Костик, мой бывший однокашник по интернату, а ныне безработный инженер-строитель, собрал бригаду своих бывших работяг, перештукатурил стены и потолки, поменял окна, двери, крышу и полы. А еще за домом, на глубине шести метров, соорудил бетонный бункер. Сколько он бетона скоммуниздил и вбухал сюда, даже не представляю, но потолок и стены - точно с метр толщиной. И две стальных двери, толщиной листа шестнадцать миллиметров, ведущие: одна - в подвал дома, а вторая - под обрывистую кручу к Днепру. И большая пирамида оружейная, упрятанная за стенкой с полочками для консервации.

Ну, мания у него такая, антиапака... тьфу ты, апокалипсическая.

Есть еще один дружок, Валерка, мой однокашник из политеха. Этот - копатель. Именно он заполнял пирамиду стволами, времен Великой Отечественной войны. Стоит здесь три пулемета: два МG-42 и 'Максим'; семь единиц винтовок: четыре Маузера К98 и три 'Мосинки'; четыре самозарядных карабина, из них три К43 и одна 'Светка' (не девочка). Один К43 был со старой цейсовской оптикой, кстати, отреставрированной. Стояли здесь так же автоматы: один ППШ, два ППС и три Шмайсcера, из них один с деревянным прикладом. Пистолеты тоже есть: четыре ТТ, два Люгера Парабеллум, один Вальтер Р38 и два револьвера системы Наган, образца 1895 года. Да, и еще, когда-то принесенные домой бесхозные, а теперь мои: АКМН, ПП-19 'Бизон' под макаровский патрон, ну и сам 'Макарка', а так же официально зарегистрированный автоматический дробовик МЦ 21-12. Все оружие ухоженное, в отличном состоянии. И, конечно, патронов разных больше шестнадцати тысяч. Каждая найденная копателями партия подвергалась испытанию а те, которые хранились не в запаянном цинке, были протерты промасленной ветошью, затем, насухо вытерты хэбэшкой и аккуратно уложены в коробки.

Вчера был на даче. Отопление здесь газовое, работает круглосуточно. За домом присматривает соседка, баба Люба, она же шуршит на огороде, и за садом ухаживает. Я же через подвал спустился в бункер, отодвинул полочки с консервацией, вскрыл пирамиду и занялся оружием. Перечистил все стволы и отложил то, что возьму в дорогу.

Решил брать: Парабеллум и Вальтер (лично для себя его уже давно прихватизировал), к каждому снарядил по три магазина; два обычных Шмайсера МР40, с пятью снаряженными магазинами к каждому и цинком парабеллумовской девятки, один К43 с оптикой и тремя сотнями маузеровских патронов. И МЦ 21-12 с сотней 'нулей' и двумя сотнями картечи. Кофр по весу получился неслабый.

Конечно, было бы лучше взять для себя 'Калаш', а 'Бизон' для Лехи, тем более он в два раза легче Шмайсера. Но патронами, гадство, своевременно не озаботился, а то наличие, которое есть в сто девяносто - двести штук, меня никак не устраивает. И напоминал мне Валерка, что бы разжился автоматной семеркой и 'макаровской' девяткой, да все было недосуг. Ничего, как только вернемся, сразу же по пару цинков притащу.

Для тех обстоятельств, которые могут возникнуть, и о которых рассказывал Алексей, взятого оружия вполне достаточно, зато избежал увеличения номенклатуры боеприпасов. Сверху в сумку кинул две энкавэдэшных финки и самодельный охотничий нож с наборной рукоятью. Гранат, к сожалению, не было но, думаю, они нам не понадобятся. Приподнял сумку и понял, что слегка перестарался, но фиг его знает, куда мы попадем, поэтому, лучше перебдеть. Возможно, там даже ни разу стрелять не придется, но надо щоб було.


Момент выхода в космос почувствовал сразу же. В капсуле прекратилась вибрация, а тело стало невесомым. Взмахнул рукой, и меня чуть ли не развернуло на месте, если бы не был пристегнут, так и сделал бы тройной тулуп с одновременным сальто. Но состояние это длилось не долго, минут двадцать. Потом, на несколько минут возобновилась легкая вибрация и все затихло, баул под ногами больше не плавал.

- Сейчас пройдем шлюз и будем на месте, в грузовом отсеке, - громко сказал Алексей, отщелкивая замки, - Здесь искусственная гравитация, так что ремни можно отстегнуть. И оставь этот мешок с железом здесь, - добавил, увидев, как я пытаюсь вытащить баул с оружием из-под скамейки, - Все равно высаживаться на ту планету будем в этой же капсуле, здесь же и вооружимся.

Внутри загорелся яркий свет. Когда он встал, пошел и сам следом, к опускающейся задней стенке. Помещение, в которое вышли, больше всего походило на огромный склад, в котором стояли какие-то контейнеры, оборудование, странные машины и мотоциклы без колес. Стены, пол и потолок имели тусклый отблеск какого-то металлического сплава. Здесь, как и в капсуле, ламп не видно, но освещение было ярким, как днем.

- Леша! Ничего не понимаю, это космический корабль? Мы в космосе?

- Да в космосе, в космосе! Только это не корабль. Корабль-носитель в нашем понимании, это модульная конструкция с пунктом управления полетами, мощным реакторным отделением, гипердвигателем и блоком маневровых двигателей. Все остальное пространство занимают боевые секции, если это военный корабль или от двух до двадцати четырех стандартных шлюпов различного назначения, если это многофункциональный корабль.

- Сейчас мы находимся в грузопассажирском шлюпе. Пошли к лифту, проведу тебе маленькую экскурсию, - махнув рукой вперед, пошагал к стене, к одной из сдвинутых шторок. Они разъехались, и мы вошли в кабину. Самое интересное, что Алексей не нажимал никаких кнопок, хоть они и были. Двери открывались сами, стрелки загорались вверх-вниз, и кабина останавливалась на нужном нам уровне. Оказывается, он управляет всем, в том числе лифтом, через Искусственный Интеллект, с помощью собственного биокомпьютера. И главное - молча. Он продолжил свою лекцию, когда мы вошли в зал с множеством удлиненных прозрачных камер и откинутыми верхними крышками.

- Изначально, еще две тысячи лет назад, космические суда были не сборными модульными, а цельнометаллическими, самых различных размеров и конфигураций. Затем, создали модульную конструкцию корабля, на котором базируются эти шлюпы, имеющие форму эллипсоида или сдавленного с двух сторон шара диаметром сто восемьдесят два метра и высотой тридцать один. Поставлялись они в космические войска и предназначались для дислокации и перемещения десантно-штурмовых батальонов. С тех пор они получили очень широкое применение во всех сферах хозяйственной деятельности и стали универсальным средством доставки, как грузов, так и пассажиров, во всех мирах нашего Содружества.

Здесь шесть уровней и девять секций. В самой нижней полусфере находится реактор и малый прыжковый двигатель, мощность которого достаточна для десятка прыжков между рядом расположенными системами. Однако, это не гиперперемещение, и такие полеты длятся довольно долго. Например, перелет к нужной нам планете, будет длиться четыреста шестьдесят восемь стандартных часов. Стандартный час Содружества на пять процентов короче земного.

- А если бы был, как ты говоришь, гипердвигатель, тогда сколько времени длился бы полет? - в помещении было тепло и верхнюю курточку пришлось снять.

- Не более тридцати шести часов. Так вот, на втором уровне находится грузовая секция, мы в ней только что были. Здесь, на третьем уровне находится секция анабиоза из шестисот девяноста камер, используемых при длительных перелетах. И госпиталь.

Сверху есть еще три уровня. Над нами учебно-бытовая секция, спортзал и бассейн. Весь пятый уровень занимает лабораторно-технологическая секция, которая состоит из оборудования для химических исследований природных ресурсов и универсального химико-технологического учебно-производственного комплекса.

Шестой уровень - это верхняя полусфера, там находится секция экипажа. Но для управления шлюпом достаточно одного пилотского кресла или вообще, как сейчас, ИскИн все сам сделает, поэтому, мы ее переоборудовали под каюты для профессорско-преподавательского состава.

- А что это значит, ИскИн все сам сделает?

- А то и значит, что координаты нужной нам системы и планеты известны, команда через биокомп отдана, все процедуры выполнены и мы уже четыре минуты, как летим.

- Почему же я ничего не слышу?

- Негромкий гул можно услышать на самом нижнем уровне, а все вибрации и ускорения гасит система искусственной гравитации. Да, еще не сказал о последней секции, которая размещена по всему полусферическому боковому контуру шлюпа. Здесь находятся двенадцать маневровых двигателей. В дальнейшем, у тебя будет время все это посмотреть. Сейчас же, займемся совсем другими делами, пошли, присядем.

Мы подошли к одной из камер, и Алексей опустил откидное сидение, которое предложил мне. Сам же уселся на ее край. В моей голове прыгало стадо сумбурных мыслей, все происшедшее выглядело удивительно и невероятно.

- Виктор, у меня есть предложение на деловое взаимовыгодное сотрудничество, ты как?

- Только 'за'. Леша, я не тупой и давно уже понял, что ты из-под меня чего-то хочешь поиметь. Иначе, я бы здесь никогда не оказался.

- Знаю, что ты об этом догадывался. Тогда, чтобы нам разговаривать на одном языке, и в прямом и переносном смысле, предлагаю внедрить тебе некоторые знания.

- Внедрить, это как, молотком или сверлом? Или ты меня не больно зарежешь?

- Нет-нет, - рассмеялся он, - Здесь есть специальное оборудование, и с его помощью, и с помощью обучающих программ, на кору головного мозга накладывается матрица определенных знаний. Не переживай, знаешь, сколько студентов прошло через мои руки? Я в этой области специалист и у меня есть официальная лицензия от 'Геды', одной из корпораций Содружества.

- И что ты предлагаешь внедрять?

- Есть такой комплекс обучающих программ для жителей вновь присоединившихся к Содружеству планет. Для детей существует одна программа, а для взрослых другая, потому что у них мозги более прокачаны. После ее внедрения, вроде ничего не происходит, но если с тобой начинают говорить на Общем языке, ты сразу же, сможешь его понимать и на нем общаться и читать. Увидишь какой-то бытовой прибор, понимаешь, как с ним работать. Сядешь за пульт скутера или в салон гравилета, сходу понимаешь, как им управлять и какие существуют правила перемещения. В общем, все мелочи повседневной жизни на планетах Содружества. Ну, и станешь нормальным пользователем ПК.

- Хочу! Это нужное дело.

- Кстати, о ПК. С наладонником или даже браслетом и очками-мониторами, на Земле ты запросто засветишься и спалишь меня, поэтому, имплантирую тебе биокомпьютер, один из закупленных студентами, но по известной причине не поставленный. Они лежат у меня на хранении.

- Это будешь разрезать голову и вставлять туда железки?

- Операцию сделает хирургический мед-блок, без моего участия. Не переживай, это стандартная процедура, хоть и дорогостоящая. Сам биокомп стоит пятьдесят две тысячи, поверь, не каждый человек позволит себе так потратиться, когда обыкновенный нормальный наладонник стоит от пятидесяти до трехсот кредитов. Но без него глубоких знаний не получить, поэтому, каждый уважающий себя молодой человек, достигший совершеннолетия, обычно приобретает его в кредит.

- Леша, я тебе один раз доверился и решил верить до конца.

- Просто, я чувствую эмоции и слышу, как скрипят твои мозги, поэтому и успокаиваю.

- Ага! Так ты все-таки умеешь читать мысли?! - изобличающе ткнул в него пальцем.

- Мысли не читаю, но вижу направление их движения, чувствую эмоции людей, их отношение к себе лично и к окружающим. Еще предвижу все действия человека, которые тот предпримет в ближайшие десять-пятнадцать минут.

- Невероятно. Я в шоке.

- У тебя тоже есть предрасположенность к получению пси-способностей. Лететь нам долго, чуть больше двадцати земных суток, короче, займусь тобой конкретно. Правда, сильным псионом ты не станешь, для этого нужна целая бригада докторов, имеющих специальную подготовку, но на второй, возможно, третий уровень, мозги попытаюсь разогнать.

- Что это значит: второй-третий уровень.

- Это значит, что возможность предвидения недалекого будущего ты не получишь, но куда не надо совать нос и откуда собирается упасть кирпич, знать будешь точно. Будешь чувствовать эмоции людей, их отношение к тебе и друг к другу.

- Супер! - интересно, подумал я, что же он потребует взамен за эти все ништяки и способности.

- Да это еще не все, - Алексей с улыбкой поднялся и взмахнул, приглашающее рукой, - Пошли в госпиталь, для начала сделаем тебе полное обследование организма.

Мы направились по проходу между камерами к центру зала, где располагалось круглое помещение. Раскрылся дверной проем, и мы вошли внутрь отделения с несколькими кабинами.

- Раздеваемся пока, одежду сложи вон там, - он показал на угол, где в стене были видны ручки дверей от встроенных шкафов и пока я разоблачался, продолжал просвещать, - Заходим в душевые кабинки, когда загорится красный свет, постарайся не дышать, тебя обольет активной пеной. После сушки, надень на ноги бахилы и двигай к двери с зеленой лампочкой.

Мылись буквально три-четыре минуты, после чего попал в помещение, где стены и потолок сияли белизной, только одну торцевую стену, от пола до потолка, занимало какое-то оборудование.

Было непривычно наблюдать как, не нажимая ни на какие кнопки, сами собой открываются двери и люки. Вот и сейчас, из стены с оборудованием стал выезжать длинный полуцилиндр, внутри которого было такое же анатомическое спальное место, как и в камерах, которые только что видел в зале.

- Это хирургическая регенерационная камера. Здесь же можно пройти полное обследование, - Алексей вошел в тонком комбинезоне желтого цвета и такой же шапочке, на руках были хирургические перчатки, - В принципе, после обследования, регенерацию любого органа можно провести и в капсуле анабиоза, но сделать имплантацию можно только здесь. Это именно то, что нам надо. Здесь же отправлю тебя в анабиоз.

Слушал его настороженно, с опаской заглядывая внутрь полуцилиндра.

- Ну, все, ложись, - показал жестом на камеру и после того, как я поерзав, улегся, продолжил, - Голову закреплю. Когда проснешься, не переживай и не дергайся, компьютерная программа получит сигнал и в течение минуты освободит. В период анабиоза ты будешь полностью покрыт специальной жидкостью, в составе которой находятся биороботы, - увидев, что пытаюсь задавать вопросы, приподнял руку, - В обучающей программе вся эта информация есть. Так вот, для людей, которые родились с подобными биороботами, то есть, для жителей Содружества, они выполняют обычную очищающую и общеукрепляющую функцию, а вот для вновь присоединившихся членов - это панацея от многих заболеваний, людей с чистой кровью они очень сильно оздоровляют, даже уничтожают некоторые сложные застарелые болячки. Но у меня есть для тебя дополнительный сюрприз.

Он подошел к стене напротив, открыл встроенный шкаф и что-то вытащил.

- Вот, - он показал круглую прозрачную коробочку с большой коричневой таблеткой, - Это, так называемый, комплекс биороботов номер два, разработанный учеными корпорации 'Геда'. Любому военно-десантному или пассажирскому шлюпу, тем более, если он перевозит детей, выход в космос без этого средства запрещен, он универсален на многие случаи жизни. Стоит дорого, около двухсот тысяч.

- Ой, Леша, чувствует моя задница, что за эти сюрпризы, рассчитываться буду долго и нудно.

- Не беспокойся, я больше, чем уверен, что ты будешь вполне платежеспособен. Это, конечно, не комплекс номер один, предназначенный для возвращения молодости, тебе это и не надо, но эти биороботы качественно произведут очистку и укрепление всех внутренних органов, сердечно-сосудистую, мочеполовую систему, дыхательный аппарат и желудочно-кишечный тракт, регенерацию костной ткани и верхнего кожного покрова и серьезно усилят иммунную систему. И вирусным инфекциям они не дают закрепиться, а после их внедрения, процесс старения человека замедляется в среднем на двадцать семь - тридцать лет.

- Круто.

- Ну, все, Виктор, может быть, у тебя есть какие особые пожелания?

- В смысле? Не понял?

- Скажем, чего-нибудь увеличить или уменьшить? Вон, прибор для воспроизводства, какой солидный, - ухмыляясь, кивнул Алексей.

- Эй! Стой! Сюда не лезь, здесь все нормально, - придурок, подумал я, прикрывая руками хозяйство.

- Ладно-ладно, но волосатость на причинном месте немножко уменьшу. Ресницы, брови и волосы на голове оставлю, все остальное - уберу. Бриться больше не будешь.

- Как это, не буду?

- А так же, как и я. Все, спокойной ночи, - сказал Алексей, и мою голову с трех сторон что-то обжало, а камера стала въезжать вглубь стены с медицинским оборудованием.



Отступление



Неисследованный космос, борт корабля 'Студиоз', 7499 год.


Уже почти полтора года, по летоисчислению центральных миров Содружества, сам носитель и расстыковавшиеся оба шлюпа, прыгали по разным, рядом расположенным системам, в поисках новой кислородной, не населенной людьми планеты. Пока что поиски были безрезультатны.

Далеко от линий гиперсвязи, в соответствии с договором, заключенным со страховым агентством, они отдаляться не рисковали. В случае нужды, на помощь примчаться все ближайшие подразделения военно-космических флотов всех Девяти Корпораций. Впрочем, детей никогда никто не трогал. Если за обычное пиратство промывали мозги, минимальным сроком на двадцать лет (узаконенное рабство, хотя, рабство и торговля людьми официально запрещена уже семь с половиной тысяч лет), то за захват детей пиратов находили и через годы и обязательно казнили насмерть.

Организация учебно-производственной экспедиции, вещь очень недешевая. Если не учитывать стоимость самого космического комплекса 'Студиоз', который являлся собственностью ВыШа, то все прочее, в том числе исследовательские геологические спутники, зонды, лабораторное, учебное и, главное, производственное оборудование, - стоило двести девяносто пять миллионов кредитов. Надо учесть, что через каждые три практикума, все это частично обновлялось, а еще через два - полностью заменялось на новое. Кроме того, запас пищи стоил четыре с половиной миллиона, реакторное питание - девять миллионов, а комплектация медицинскими препаратами по норме на шестьсот человек, сроком на два с половиной года - все двенадцать.

Теперь было ясно, что наступил момент принятия решения. Преподавательский состав посовещался и проректор, ответственный за практикум отдал пилотам корабля новую карту полета с двумя гиперпрыжками в систему с той самой бедной на ресурсы планетой. Пусть будет синица в руках, пусть они не получат ожидаемой прибыли, зато все затраты отобьют точно, а студенты получат нормальную практику.

На промежуточном выходе из гиперпрыжка им все же попалась незарегистрированная ранее кислородная планета. К сожалению, заселенная людьми. Да и древний планетарный мусор болтался на орбите.

Для геодезистов и геологов наступила настоящая практика. Они запустили исследовательские спутники и зонды, приступили к съемке поверхности и глубинному сканированию недр.

Проявилась удручающая картина. Когда-то умеренно развитая цивилизация, которая имела начальный уровень развития космических технологий, превратилась в руину. Мегаполисы, города и крупные поселки были разрушены лет сто пятьдесят назад. Торчали только полуразвалившиеся остовы высотных домов. Обширные территории планеты превратились в радиоактивные пустоши, а водные ресурсы были заражены ядовитыми химикатами. И отброшенная на многие века цивилизация. Люди жили в небольших поселках, ездили верхом на быках, стреляли друг в друга из арбалетов и дрались железными палицами.

Но, как это ни странно, природные ресурсы истощены небыли. За исключением некоторых редчайших, сложных элементов, присутствовала вся химическая таблица в объемах, достаточных для масштабной добычи и промышленного производства. Некоторые месторождения вообще были не тронуты. Например, редкие на планетах газ и нефть. Под океанским дном и под одной из пустынь разливались огромные моря черного золота. На одном из горных кряжей были замечены нетронутые кимберлитовые трубки, с высокой долей вероятности, алмазы там были и немало.

Задержались здесь на трое местных суток, готовили видеоролик, который гарантированно будет пользоваться успехом не только в научных кругах, но и в глобальной сети. Затем, ушли в последний прыжок, к своей планете.

Почему Древние запретили жителям высоко технологичных миров светить себя перед общественностью отсталых планет, никому неизвестно, но можно только догадываться. Однако, все абсолютно точно знали, - если среди аборигенов останутся свидетельства об НЛО или 'спустившихся с неба', то виновные заплатят жизнью.

Нет, ежегодно сотни тысяч людей с таких планет исчезают бесследно. И немалую лепту в это дело вносят разные отмороженные пираты, которые частенько тайно наведываются нахватать самый ценный ресурс на фронтире - людской. Однако, если такой больной на голову 'светился', то очень скоро умирал от какой-нибудь неизвестной болезни или погибал. И экипаж погибал, все до последнего участника, даже если разбегались в разные стороны. Или весь корабль влетал в астероид. Навсегда.

Говорят, что так развлекаются Наказующие, которых Древние оставили присматривать за своими 'аквариумами'. Опять же, как они выглядят, никто не знает. Предполагают, что уровень их технологий достиг таких вершин, что они отказались от материальной формы существования, а живут и перемещаются в пространстве в виде энергетического сгустка.

Сумасшедших на борту 'Студиоза' не наблюдалось, никому даже в голову не пришло попытаться поиметь что-либо с этой планеты, поэтому, ровно через сорок два стандартных часа корабль вынырнул из гиперпрыжка в запланированной системе.

Это была пятая от светила планета с богатой и хорошо исследованной флорой и фауной. В базе данных ИскИна корабля о ней хранилась полная и избыточная информация, но практику студентам проходить все равно надо, поэтому, была запущена половина из имеющихся исследовательских спутников и все приступили к стандартным процедурам.

Геодезисты и геологи определяли шесть наиболее перспективных мест добычи и переработки природных ископаемых, а штатный биолог с лаборантами производили зачистку этих территорий. При этом, они сбрасывали зонды с 'пугалами', представляющими собой пластиковые трубки с одним заостренным концом, издающие инфразвук, похожий на издаваемый царем фауны одной из планет фронтира - раптором. 'Пугала' были неоднократно испытаны и считались эффективным средством, даже самые свирепые хищники разбегались вон. Следом разбрызгивалось средство с биологически активными роботами, которые очищали пространство от всех ползающих и летающих тварей и насекомых.

Наступала очередь учебно-производственных групп: будущих горняков, химиков и металлургов. Вместе с ними сбрасывали сборные модульные конструкции учебно-бытовых помещений и первую очередь горнопроходческого, производственного оборудования и мини-заводов.

Оба шлюпа, и грузопассажирский и грузовой, садились в разных точках планеты шесть раз. Перед этим они совершили по десятку прыжков между системами, в результате их энергетический ресурс снизился до минимума. Поэтому, бортовые ИскИны и головной ИскИн корабля затребовали проведение технического регламента их энергетического и двигательного оборудования, замене подлежали питающие стержни всех реакторов. В этих целях, на орбите их ждал корабль-носитель с технической службой на борту в полном составе.

В то же время, в медицинском секторе шлюпа, доктор-псион Лех Кром заканчивал мероприятия по внедрению в биокомп курса повышения квалификации одному из техников, которого переводили на более высокий профессиональный уровень, и был вынужден отправиться в космос на десятидневный ремонтный период. Но этому он был даже рад, его любимую Уллу ученый совет обязал после выполнения регламентных работ, исследовать неизвестно откуда появившийся в системе огромный астероид, медленно-медленно двигающийся к светилу, на предмет определения его материальной ценности.

Все десять дней они отдыхали и наслаждались друг другом. Но всему хорошему приходит конец, свою работу техники выполнили, и Улле пора было заняться исследованиями. Лех остался в госпитале, а она переместилась в грузовой шлюп, чтобы подготовить дрон к отправке для изъятия образцов породы.

Трагедия произошла, когда дежурный пилот попытался подвести корабль поближе. Вдруг, словно щупальца гигантского осьминога, какая-то сила захватил корабль, и резко потащила к огромной черной глыбе. Нет! Это был не астероид! Это была его проекция, проявленная через аномальное пятно из, Древние его знают, какого пространства.

Неожиданно исчезла гравитация, Леха подкинуло к потолку, и он потерял сознание.






Глава 7


Удивительный мир, взгляд из космоса




Планета Без-Названия, 33 июня, год Неопределенный


Облет планеты осуществляли с понижением орбиты. Огромный экран монитора демонстрировал завораживающее зрелище: в абсолютной черноте все больше увеличиваясь в размерах, в безграничном пространстве висел и светился голубой шарик. Уже были видны континенты, острова и океаны.

Воды оказалось много больше, чем суши, а материков - всего два. Один из них, который находился в южной части полушария, был огромен, очень похож на морского краба и, словно клешнями с запада и востока охватывал около трети территории всей планеты. Второй, был расположен с противоположной стороны и внешне, больше всего походил на акулу, хвост которой свисал чуть ниже экватора, а нос приоткрытой пасти слегка не доставал до северного полюса.

- Настоящее чудо! Леша, как она правильно называется?

- Аборигены никак не называют, считается, что она единственная во вселенной, но тридцатизначное число, обозначающее номер и координаты, я ей присвоил, а Элвик при ближайшей возможности скинет в глобальную сеть.

Элвик, - так Алексей обзывал свой ИскИн

- Лови файл, - на мониторе биокомпьютера появилась желтая иконка и Алексей, между тем, продолжил, - Мои одиннадцать спутников до сих пор висят здесь, так что весь комплекс работ по картографии и геологии выполнен в полном объеме. Элвик параллельно проводил исследования по биологии, флоре и фауне суши и водных ресурсов. Население планеты тоже промониторили. Все места жительства, независимо от плотности, даже те, где были замечены не менее пяти человек, нанесены на карту.

Было необычно вдруг понимать вещи, о которых ранее никогда ничего не знал. С того момента, как проснулся, мозги были пересыщены Знаниями. Но мало того, если чего не знал, то для ознакомления с темой, в библиотеку бежать не надо, биопроцессор тут же открывал невообразимо огромный массив информации.

Биомонитор, чтобы не мешал обычному зрению, по рекомендации Алексея разместил сверху, поднял вверх, словно очки на лоб. Подвел курсор к иконке, у которой сразу же высветилась целая куча цифр, это название планеты такое, и дважды моргнул левым глазом: возникло множество папок. На первой же, была информация по оси мира и эклиптики, точкам равновесия и солнцестояния.

Период вращения вокруг светила составлял 396,2 суток, значит, если взять за базу, что в году 12 месяцев, то в каждом месяце 33 дня, и каждый пятый год будет високосным. Время вращения вокруг собственной оси - 22часа 52минуты 5секунд стандартного времени, или 24часа 9минут 11секунд Земного. ИскИн рассчитал, что в привычном мне исчислении, сегодня 33 июня, то есть, завтра будет первое июля.

Изображение планеты было разграфлено привычными меридианами и параллелями. Самая длинная параллель - экватор, был длиной 41102,221км., если мне не изменяет память, то немного длиннее Земного.

Материк, похожий на краба, отныне его так и буду называть, имел площадь 47,342 млн. км. квадр. и выглядел не намного меньше нашей Евразии. Его населяло 318,246 млн. человек. Материк, который поменьше, буду называть его Акула, имел площадь 17,85 млн. км. квадр., а населения - НОЛЬ. Все острова населяли 3,115 млн. человек.

- И все же, Леша, почему на Акуле людей нет?

- Это ты так материк назвал?

- Да, уж очень напоминает нашу зубастенькую.

- Действительно, похож, - он внимательно посмотрел на экран большого монитора, - Цивилизация там была, правда, не ахти какая первобытная, но около трех тысяч лет назад вымерла. Прилетим, - причину увидишь. Нет-нет, - прервал невысказанные мной вопросы, - Давно уже нет ничего страшного, кстати, погибли только люди, то есть, не погибли, а выродились, все остальное развивалось по своим законам и сегодня там чудеснейшая природа. Сам увидишь.

- Но почему же его до сих пор не заселили, ни островитяне, ни жители большого материка?

- А ты, Виктор, открой папку с населением и посмотри, как далеко они все находятся. Кроме того, внизу под экватором проходят два мощных противоборствующих течения, теплое и холодное. Собственно, это одно и то же течение. Подымаясь вверх, оно омывает восточную сторону Акулы, как ты говоришь, обогревая северную часть материка, поэтому, вечная мерзлота охватывает только небольшой участок на северо-западе. Течение, уже более холодное, возвращается западной стороной и в трехстах километрах от хвоста материка, уходит резко вправо. Это хорошо тем, что и на крайнем севере и в районе экватора среднегодовой температурный режим и природные условия сравнительно комфортны. Примитивные галеры аборигенов просто не могут преодолеть это течение, несколько судов, когда-то давно затертых во льды, и выдавленных на скальные острова ты потом увидишь. Между прочим, ты обо всем и так знаешь, эту программу я тебе заложил. Недаром в свое время запускал по пять зондов в города местной империи, в четыре самых крупных королевства и ханство. Присматривался, как люди живут, от нечего делать изучал языки. Кстати, имперский и восточный ты тоже знаешь.

Знаю ли какой иной язык еще, кроме русского, украинского, польского, английского, немного французского и общегалактического, так и не вспомнил. Алексей неожиданно с общего языка перешел на какую-то тарабарщину. Вдруг, прислушавшись, стал отчетливо все понимать, даже их заковыристую письменность 'вспомнил'.

- Просто, нужна разговорная практика, - сказал он на восточном диалекте, затем, продолжил на-имперском, - Я тогда выдвигался на флаере, с функцией визуальной маскировки, и лично посетил шесть мест с наибольшей плотностью населения. Это столица империи Татл, с населением в шестьсот двадцать тысячи человек, столицы четырех королевств, в каждой проживает народа от восьмидесяти до ста пятидесяти пяти тысяч. И стойбище в степи Великого хана, там скучилось около десяти миллионов кочевников и лошадей миллионов сорок.

- Лично ни с кем общаться не рискнул, уж больно мы разные. Самый высокий абориген имел рост под метр семьдесят пять, а средний рост мужчины, где-то метр шестьдесят, а женщины - метр пятьдесят. Но главное, что все они - краснокожие, только у восточников лицо плоское и глаза узкие. Представь себе, здесь я выхожу, ликом - бледнолицый и ростом на две головы выше любого из них. У них и так, скульптуры всего пантеона богов рубят с красного гранита, а главные бог и богиня, выше прочих и из белого мрамора, даже на иконах изображают их с белым лицом. Думаю, к моему появлению отнеслись бы неадекватно, поэтому, не рискнул. Зато, 'жучков' с зондов накидал много, почти все до сих пор работают. Откроешь закладку с видеороликами, там есть барак с рабами, дом земельного арендатора, замок владетеля и дворец императора, здесь 'жучков' разместил больше всего, два зонда работало. И архитектура у них красивая, у нас такую любят посещать профессиональные туристы из числа богатых бездельников. А вот с восточниками получилось хуже, они постоянно мигрируют по степи, поэтому, мои 'паучки' давно издохли.

Не удержался и открыл первую попавшуюся закладку.

Когда-то в Москве в кинотеатре 'Октябрь' смотрел в стереоизображении фильм 'Таинственный монах'. Так вот, куда там этому 'монаху' браться, по сравнению с тем объемным изображением, которое ретранслировал на мой биокомп ИскИн корабля.

Перед глазами развернулось настоящее средневековое сражение. Был слышен гул голосов и звон железа. Армия, обмундированная в доспехи, подобные римским легионерам, вооруженная колюще-режущими предметами, по всем правилам штурмовала укрепленный замок. На остроконечных шлемах нападающих развевались черно-белые ленты. Они лезли вверх по лестницам, а защитники их сбивали, обливали чем-то черным, вероятно, кипящей смолой, а те с гримасами боли и ужаса валились вниз. Раненые и искалеченные пытались отползти, но еще больше на земле оставалось неподвижных тел. У надвратной башни сопротивление защитников было сломлено, и на стены хлынул поток захватчиков, возглавляемых рослым воином в позолоченном шлеме. Они стали теснить обороняющихся, выдавливая тех вниз и продвигаясь к воротам. Защитники были одеты в такие же доспехи, но ленты имели желто-зеленого цвета.

Все люди были нормального телосложения, чертами лица походили на нашего европейца, но кожа, действительно, красновата, словно у курортника, резко дорвавшегося к летнему морскому побережью.

- Леша! Открой видеоролик номер пятнадцать. Здесь целая война записана!

- Ага, точно, - сказал он, - Но это не запись, трансляция идет в режиме реального времени. Это замок крупного владетеля, там двенадцать видеокамер размещено, в том числе в помещениях. Выйди на общий экран и можешь смотреть любой квадратик.

Действительно, общий экран этой закладки был разделен на двенадцать изображений. Одна камера показывала пустую комнату довольно симпатичного дворца, вторая - фонтан крови с обезглавленного тела, третья - искаженное горем лицо девочки, стоявшей на просторной площадке у входа во дворец, в группе женщин и детей. Спереди, на ступеньку чуть ниже, с обнаженным торсом стоял мальчик, лет одиннадцати-двенадцати. Он удерживал в руках длинный и узкий меч, похожий на шпагу.

Увеличил изображение и усилил звук.




Отступление




Мир, Междуречье, последний день месяца сочных трав, 991год от пришествия Великих Богов.


После тридцатидневной осады и кровопролитных боев, вчера город пал и сорокатысячная армия королевства Итутуа, под личным командованием короля Итту Седьмого ворвалась на его улицы. Это было одиннадцатое, последнее из оставшихся, когда-то суверенных государств, которое за шесть лет легло под стопу молодого короля.

Когда-то, четырнадцать лет тому, дочь владетеля Земли Аттарт, красивейшая из красивых, принцесса Инна, отказалась стать второй женой принца небольшого горного королевства, и отдала свою руку сыну владетеля Междуречья. Принц Итту поклялся обиду не простить никогда и обязательно сделать ее своей женой, даже насильственно, теперь уже двенадцатой, ровно столько может иметь любой свободный мужчина Мира. Однако, никто не воспринимал этих угроз и обещаний всерьез. Ну, что могло противопоставить какое-то бедное королевство, богатым и сильным Землям, таким как Аттарт или Междуречье, тем более, что они разделены десятком других государств.

Сто восемь лет на землях Мира не было войн, многие Владетели растолстели и обленились, лишь иногда разрешая своим вассалам развлечься и вести местечковые бои за какой-нибудь кусочек удела.

Шесть лет, как умер старый король Итутуа, Ацт Девятый Справедливый, и молодой Итту взошел на престол. С младенчества воспитанный воином, неоднократно участвовавший в принуждении горных кланов к повиновению, оттачивавший свое воинское искусство в пиратских набегах на города островных государств, он создал крепкую армию по принципу построения имперских легионов.

Осуществлению его тайных помыслов содействовали Великие Боги и то, о чем шушукались несколько последних лет при дворах многих королей и владетелей, - свершилось. Столетию загнивающего и скучного бытия наступил конец. Восточный сосед, могущественная Империя Татл, впервые за многие годы начала военные действия и двинула свои легионы на восток и юго-восток, для присоединения двух королевств и прочих мелких государств.

Король Итту Седьмой нисколько не сомневался, что войска молодого императора Татла, Арука Третьего, поставленные задачи выполнят и как только Империя насытится, они вернутся на северо-запад, перевалят через горный хребет и пройдут от моря до моря, поглощая все новые и новые территории.

Чтобы этого не случилось, здесь должно стоять единое сильное государство, с которым бы Империя считалась, как считается с соседом на Севере - мощным королевством Дикатл, и с соседями на Юге - королевствами Икавха и Раунха.

Настал звездный час короля Итту. Пока Империя Татл пересыщена он, как горячий нож сквозь масло прошел через богатые земли одиннадцати стран. Теперь на их месте возникла новая сильная Империя, с которой будут считаться все - Империя Итутуа.

Сегодня, наконец, его армия стояла на берегу Западного моря. Вот-вот ворота последней цитадели будут открыты, и будет поставлена последняя точка, а бывшая владетельница, Сиятельная Инна все-таки станет его женой. Двенадцатой. В любом случае ему придется взять ее в жены. Или ее дочь. Точно так же, как взял в жены трех бывших владетельниц и семь принцесс, ранее завоеванных десяти государств, дабы соблюсти преемственность вассалитета и остановить кровопролитие и гражданское неповиновение, дабы не входить в противоречия с постулатами Храма Богов.

Изумрудный дворец, родовое гнездо Владетеля Междуречья, еще держался из последних сил. В это время, в кабинете хозяина, ведущего бой на стенах, собралась вся его семья: первая жена Инна, с тринадцатилетними двойняшками, сыном Датлом и дочерью Катлой; вторая жена - беременная Мина; одноногий дядька Рунтл, воспитатель Датла, а так же старая кормилица Светлейшего и две служанки. На поясах членов семьи висели ритуальные ножи, и лишь дядька Рунтл был при боевом оружии - левой рукой поддерживал любимую боевую секиру. В углу на стульчике, не вмешиваясь в происходящее, незаметно и тихо сидел, одетый в белую мантию и круглую белую шапочку, жрец Храма Великих Богов.

Вдруг открылась входная дверь и в кабинет, удерживая ножны с очень знакомым всему Миру мечом, чеканя шаг, вошел забрызганный кровью тысячник Илт, родной сын дядьки Рунтла.

- Илт! Что там?! И... почему ты здесь? - Датл устремился к нему, но тот упал на колени и двумя руками поднял меч над головой.

- Сиятельный отправился в чертоги Богов, - прохрипел он, - А там - идет бой у надвратной башни.

Струна витавшего напряжения лопнула и все женщины, за исключением Сиятельной Инны и принцессы Катлы, завыли в голос.

- Тихо, - воскликнула Инна и обвела всех взглядом. Ее лицо посерело, а черты лица заострились, - Илт, почему именно ты пришел?

- Других высокородных больше нет, все ушли в чертоги, - тихо ответил, затем, взглянул на мальчика и протянул ему меч, - Прими символ Владетеля, Сиятельный.

Мальчик дрожащими руками взял меч и недоуменно, полными слез глазами, посмотрел на дядьку:

- И... Что мне теперь делать?

- Теперь? - спросил седовласый одноногий воин, - Теперь нужно выйти к парадному входу и либо поднять его против врагов. Либо, если ты боишься отправиться в чертоги Богов, стать на колени и вручить победителю.

- Нет! - Звонко сказал Сиятельный Датл, поморгал, и глаза его немедленно высохли, - Я ничего не боюсь! И никогда наш род не становился на колени! - аккуратно положил оружие на подлокотники кресла и стал снимать с себя верхнюю одежду. Мужчины последовали его примеру.

- Белила подай, - сказал дядька одной из служанок, и та метнулась к шкафу. Белая краска в стеклянной бутылочке и маленькая серебряная миска, всегда стояли на полочке в этом кабинете.

Мужчины, оказавшись с голым торсом, подходили к столу, совали руки в мисочку и проводили пальцами по груди сверху вниз, нанося ритуальные белые полосы 'идущих на смерть'. Следом подошла Инна и погрузила пальцы в краску.

- Но тебе же нельзя, Сиятельная! - воскликнул, доселе молча сидевший в уголке кабинета жрец Храма Великих Богов, - Одна из вас должна стать женой Итту, иначе все родственники и вассалы должны будут последовать за своим господином. В Междуречье больше нет силы, способной остановить армию Итутуа, реки крови прольются. Подумайте!

- Никогда! Никогда Итту не прикоснется к моему телу, - Инна провела руками по лицу, нанося краску, и требовательно взглянула на Мину. Та отрицательно покачала головой и также окунула руки в мисочку, - Но почему, Мина? Ты же еще так молода, жизни не видела? Ты можешь стать одной из королев!

- Пойду следом за мужем, я ведь его тоже безумно люблю. И вам там без меня будет скучно, - Мина нанесла на лицо белые полоски.

Все присутствующие посмотрели на принцессу Катлу, пробирающуюся к столу.

- Дай свой нож, - жрец протянул к ней ладонь.

- Нет.

- Да, - сказала Инна.

- Нееет!!! Не хочу быть его женой, я его ненавижу! - слезы градом покатились с глаз принцессы. Она пошатнулась и упала бы, если бы служанки не поддержали. Затем, присела, закрыла лицо руками и надрывно сказала, - Хочу уйти с вами!

- Тебе еще рано, у тебя вся жизнь впереди, - Инна сняла с головы гребень с диадемой, одела на голову дочери, взяла под руку, помогла подняться и добавила, - Сиятельная.

- Идите! - махнул жрец зажатым в руке ритуальным ножом Катлы, - С вами Великие Боги!

Они вышли к парадному входу. Сиятельный Датл, подняв меч клинком вверх, сошел на три ступени ниже, а чуть сзади, слева и справа, обнажив оружие, стали его дядька Рунтл и тысячник Илт. Женщины остались на верхней площадке, Инна, Мина и старая кормилица приставили ритуальные ножи к сердцу. Сиятельная Катла, поддерживаемая служанками, беззвучно рыдала.

Бой у ворот закончился, и толпа воинов с черно-белыми лентами на шлемах захлестнула площадь и неслась в сторону дворца. Вдруг раздались сигналы горна и воины стали замедлять свой бег. Остановились у самых ступеней и раздались в стороны, освобождая проход.

От дальних ворот, через площадь, в сопровождении знаменосцев медленно двигались всадники. Впереди всех, восседая верхом на белом коне в сияющих на солнце доспехах и одетой на шлем золотой короне, угрюмо глядя вперед, ехал гордый красавец, сам Итту, император новой Империи. И с каждым шагом, выражение его глаз менялось. Подъехав к парадному крыльцу, он только один раз мазнул глазами по мужчинам, ожидающим последний бой. Взглянул сначала на Инну, затем, перевел глаза на Катлу, долго на нее смотрел, и опять, уставился на Инну.

- Она на тебя похожа, такая же родинка на щеке, - тихо сказал Император и спрыгнул с лошади. Следом спешились два десятка сопровождающих офицеров и гвардейцев.

- Она твоя будущая жена, - буркнул сбоку жрец, но тот не обратил на него внимание.

- Инна, не надо! А? - Итту эти слова сказал с таким выражением, которое от него никто никогда не слышал ни до того, и никогда не услышит после. Словно ребенок, у которого отбирают любимую игрушку. Однако, бывшая Сиятельная, а ныне - уже 'почти мертвая', даже не шелохнулась.

- Идущих в чертоги отговаривать грех, их ожидают Боги, - проскрипел жрец.

- Да, - кивнул Император и отвернулся. Два офицера, из числа его свиты, поднялись по ступенькам, взяли под руки девочку и свели вниз, обе служанки отправились следом.


Мы с Алексеем наблюдали финал этой драмы. Как только девочка и две молодых женщины, сошли вниз та, которую называли Инной, приставила нож под левую грудь и резко надавила. Беременная женщина и старуха, покончили с жизнью на полсекунды позже. Они еще не успели упасть, как десяток воинов из свиты коронованной особы, обнажили мечи и рванулись вперед, на разрисованных белой краской мальчика, мужчину и одноногого старика. Густо взлетели красные брызги, но бой длился не более трех-четырех секунд. Когда все расступились, стали видны результаты схватки: рядом с погибшими разрисованными, агонизировало еще четыре тела.

Коронованная особа, не обращая внимания на трупы, вступая в растекающиеся лужи крови, двинулся вверх по лестнице.

- Дикари, - сказал Алексей и сменил картинку на огромное изображение приближающейся планеты.

Стали отчетливо видны синие нити рек и темные горы материков и островов, их светло-зеленые леса и степи, желтое пятно пустыни и белые ледники у северного полюса. И океаны. Перед глазами было действительно завораживающее зрелище.

Обратил внимание, что наслаждаясь удивительно великолепным видом планеты, край сознания продолжает переваривать только что увиденную бойню. И эта девочка, кого-то она мне напоминает.

- Леша, на борту твоего корабля случайно нигде бутылочки коньяку не припрятано? Грамм бы пятьдесят бахнул.





Глава 8


Удивительный мир, девственная земля, Чудо Света




Материк Акула, планета Без-Названия, 33 июня, год Неопределенный


На планету можно было садиться прямо на шлюпе, но мы его оставили на орбите. Уж слишком много энергии пришлось бы сжечь при старте обратно, в космос. Капсула, как ее называет Алексей, внутри смотрелась как контейнер ящикоподобный, однако, приземлившаяся на поверхность, с неубранными нижними и задними крыльями, внешне имела аэродинамические формы и выглядела достаточно презентабельно: бока и верх были полукруглой формы, а наружная носовая часть сужалась и была остроконечной. Лично я бы назвал ее не капсулой, а шаттлом обыкновенным.

Флаер, с крышей, сложенной как в кабриолете, вывел из утробы капсулы лично сам и приподнял над поверхностью земли, осматривая окрестности.

Мы приземлились, почти у подножья горной гряды, на каменистую, похожую на мрамор площадку светло-бежевого цвета. Но скалы, которые вырастали на юге из недалекого океана и двигались вдаль на север, были из черного гранита. Сверху блестело зеркало обширного горного озера, по краям которого, километрах в шести друг от друга низвергались, отливающие живым серебром, два величественных водопада и каждый из них находился под куполом огромной радуги. Удивительное сочетание цветов, - красивейшее, созданное самой природой место.

Ярко светило солнце, синее-синее небо было без единого облачка. Километрах в двенадцати от гряды, величаво и медленно текла река, шириной, как море. А за ней, теряясь за горизонтом, раскинулась бескрайняя степь.

- Леша, а что это за темные пятна разбросаны по степи?

- А ты выйди на Элвика, допуск у тебя уже есть, и закажи спутниковое изображение этой координаты, все сам и увидишь.

Действительно, орбитальная информационная система была сведена в единую сеть и завязана на ИскИн висевшего в космосе Лешиного корабля.

Раньше в компьютерах вообще ничего не соображал. В институте ходил на информатику, на практических занятиях в немаленькой аудитории с кучей огромных ящиков что-то там делал с перфокартами, но зачет сдал. Помогла девчонка-лаборант, правда, отблагодарил ее тоже неслабо, два дня зажигали. В кабинете завлаба, говорят, был компьютер совсем небольшой, но студентов туда не пускали. Сейчас же, биокомп для меня, как игрушка, никак успокоиться не могу.

Быстро нашел наш флаер в пространстве, посмотрел крупным планом на себя и Лешу и помахал объективу спутника рукой. Даже не надо было координаты вводить, просто, передвинул курсором изображение к ближайшему пятну в степи и увеличил.

... Это было величественное создание местной флоры. С вершины кургана, устремляясь вверх на высоту более двух сотен метров, росло исполинское дерево с диаметром ствола метров в пять и обширной кроной, раскинувшейся метров на пятьдесят. Сотни и сотни таких деревьев были разбросаны по степи в двух-трех километрах друг от друга и все росли на курганах, высотой метров десять. Двинув над поверхностью широченной реки, к подножью одного из них направил наш флаер.

- Это - ореховое дерево, оно растет полторы-две тысячи лет. Аборигены называют его деревом жизни и без него не представляют своего существования, - начал объяснять Алексей, - Оно не из горы растет, это остатки ореховой кожуры, которую не успели употребить в пищу дикие быки, свиньи да олени. На том материке, таких гор под деревьями нет, там даже кожура идет на помол.

Вдруг и мне 'вспомнилось', что сама древесина этого исполина - очень плотная и твердая, имеет цвет спелой вишни, плохо поддается обработке, но галеры флота Империи Татл построены именно из этого дерева и некоторые экземпляры ходят по морю более сотни лет. Рубить такое дерево без разрешения императора даже владелец не имеет право. Впрочем, такая глупость никому и в голову не придет, разве что оно начнет засыхать. Плоды - без них пищевой рацион местных жителей считается немыслим. Хозяин с такого дерева собирает до девяноста тонн орехов и считается весьма богатым человеком. А здесь, на месте нашей высадки их, ух как много! Даже глядя над кроной на высоте в двести метров, за горизонтом их верхушки не кончаются.

Управление флаером, который еще на корабле нужно было загнать в шаттл, Алексей доверил мне. Нисколько этому не удивился, ибо знал, как это сделать. Мало того, я даже знал, как управлять шаттлом, нужно только договориться с ним о нескольких практических занятиях. Впрочем, еге-то он отправил на планету в режиме автопилота.

Ничего из своего обмундирования одевать не пришлось, даже трусы, то есть, трусы не одевал вообще. Алексей подарил очень интересный, облегающий костюм, который одевается на голое тело в надутом, как воздушный шарик состоянии, имеет встроенный блок питания, аптечку и маленький кислородный баллон. Внутренняя поверхность костюма изготовлена из псевдокожи, имеющей потовыводящие каналы и принудительную вентиляцию поверхности тела. Снаружи, это эластичная ткань, укрытая множеством раздвижных чешуек, мимикрируемых в цвете на фоне местности, а в случае точечного поражения, например, пулями, костюм работает, как монолитная конструкция, перераспределяет и рассеивает энергию удара. К нему прилагаются перчатки, ботинки, имеющие функцию самонастройки размера и тактический шлем с коммуникатором, светофильтром и двадцатикратной видеокамерой, обеспечивающий с помощью электромагнитной сетки воротника полную герметизацию тела.

Моя 'память' подсказывала, что это - костюм планетарного разведчика с индексом восемь, военная разработка тысячелетней давности, но и сегодня подобный костюм по стоимости соизмерим с гравилетом среднего класса - не менее двадцати двух тысяч кредитов.

Еще, он подарил гражданский импульсный шокер, очень похожий на дамский короткоствольный пистолет, самое популярное и общедоступное оружие самообороны на планетах Содружества. Человека убить им достаточно сложно, но если высадить с десяток импульсов, то сердце остановится запросто.

Да уж, нет никаких сомнений, Алексей имеет предложить неслабую тему, и в этом фильме мне предназначена главная роль.

- Выглядишь, как местный бог, - осмотрел меня со всех сторон.

- В каком смысле, - не понял.

- Знаешь, каким богам дикари почти тысячу лет поклоняются?

- Знаю, двум каким-то, богу и богине. Судя по той информации, которую мне заложил, они сошли с небес, проповедовали, как нужно жить, лечили умирающих и безнадежно больных, поражали и обездвиживали неверующих на расстоянии. И на небеса ушли. Что-то такое.

- Точно, - он весело рассмеялся, - Двум приколистам с Ассандры, одной из наших центральных планет, они поклоняются! Когда в доме торговца, мягко выражаясь, тайно позаимствовал одну из книг для изучения письма и чтения, то уже тогда заподозрил, что дело здесь нечисто. Вообще-то, на статуях боги изображены в тогах, а в местном святом писании написано, что они с небес сошли в облегающих костюмах в блестящей чешуе. Так вот, не сразу, но нашел я их на небесах. Их древнее, сигарообразное корыто болтается здесь, на высокой геостационарной орбите.

- А может, это не они? Чего ж тогда не улетели?

- Они-они! - Алексей уверенно кивнул головой, - ИскИн там, конечно, не плохой, но мой Элвик его расколол, как орех, все-таки, на тысячу лет моложе. Как это ни парадоксально, но попали они в туже аномалию, что и мы, потерпели серьезную аварию и восемь тысяч часов стояли в ремонте. Дроны уже заканчивали восстановительные работы, когда рванул и разгерметизировался сектор одного из движителей. В этот момент там находились оба пилота, там они и погибли. ИскИн корабля, между прочим, причины случившегося не знает, но мой Элвик предполагает, что их Наказующие приговорили, за святотатство.




Отступление



Неисследованный космос, борт корабля Студиоз, 7499год


Лех очнулся, лежа на полу медицинской секции. Болел правый локоть и затылочная часть головы, видно, приложило неслабо. Головной ИскИн корабля не отвечал, поэтому, тут же переключился на Элвика, искусственный интеллект грузопассажирского шлюпа. Тот немедленно ответил и выдал всю имеющую информацию, которая повергла Леха в шок.

Корабль-носитель через аномалию, выбросило на окраину галактики. Гипердвигатели вышли из строя, корпус корабля у реакторного отсека был

разорван. Специалисты технической службы в полном составе погибли. Грузовой шлюп, состыкованный с носителем, тоже был деформирован, его верхняя часть, где находился пункт управления, выглядел смятой лепешкой. Улла умерла в один миг.

Только высокие пси-способности не позволили потерять бодрость духа.

Переодевшись в скафандр и нацепив ранец с движителем для перемещения в пространстве, Лех в первую очередь, с соблюдением всех правил, захоронил в космосе погибших. Затем, тщательно обследовал корпус носителя, оба шлюпа и шесть грузовых модулей.

Гиперсвязь отсутствовала напрочь, даже намека на какие-то ее каналы в ближайшем пространстве не было. А это значит, что находится он в далеких далях. Головной ИскИн не работал по банальной причине - разрыв силового кабеля. Произведя обходное подключение, Лех протестировал все оборудование и состыкованные модули. Единственно шлюп, в котором он находился, не пострадал совершенно.

Ориентировочно определившись с местонахождением в пространстве, он понял, что очутился почти на окраине галактики и без гипердвигателей возвращение в цивилизацию будет затруднительно. И это в лучшем случае, а в худшем - невозможно.

ИскИн мог найти ближайшую планету, подверженную мониторингу Содружества, но для этого необходимо привязаться к какой-нибудь звездной системе. По счастливой случайности, сравнительно рядом располагался один из Желтых Карликов, столь любимых Древними, в которых они, как правило, создавали новые цивилизации.

На шлюпе туда можно было прыгнуть за девяносто часов, но Студиоз бросать дрейфовать в космосе, как ненужный мусор, совершенно не хотелось. И стоит он немало, и оборудования там на сотни миллионов кредитов, а вдруг чего понадобится, лучше уж привязать к какой-нибудь орбите. Но самостоятельно он мог перемещаться только на маневровых двигателях, а это заберет часов семьсот. Однако, торопиться некуда и головной ИскИн проложил новый маршрут.

В системе, в которую он, наконец, добрался, его ожидала следующая счастливая случайность: четвертая от звезды планета была заселена людьми. Отправив в пространство сигнал бедствия и, настроившись на длительное ожидание обратной связи, Леху ничего не оставалось делать, как приступить к ее исследованию. На борту сохранилось двенадцать ранее неиспользованных спутников, одиннадцать из которых он и запустил по штатной программе.

К сожалению, цивилизация была дикой и только-только выползла из бронзовых веков, а общество строго разделено на классы, на нижнем уровне которого находился бесправный раб. Но Лех был все равно рад, даже если ему не суждено вернуться домой, одиноким теперь не останется, а с его-то способностями, в любом случае, в обществе займет достойное место.

В результате исследований, на одном из двух материков был обнаружен артефакт Древних, за который в центральных мирах платили бы чудовищную цену, но здесь он был чуждым: для приматов, обезьян и людей - исключительно вреден. Обычному человеку подходить к нему более чем на тысячу метров нельзя, излучение артефакта убивало детородную функцию. Мало того, облученный сам становился носителем излучения, болезнь распространялась с геометрической прогрессией. Поэтому-то материк и был совершенно безлюден.

Были и другие великолепные и невероятные открытия, но самым счастливым стал день, когда по обратной связи поступил ответный сигнал контрольного маяка Содружества. Обычно, такие маяки проводят мониторинг атмосферы, воздушного и космического пространства планет, достигших довольно высокого уровня технического развития.

Сигнал был получен из системы еще одного Желтого Карлика, с населенной планеты, которую аборигены называли Терра или Земля. Находилась совсем недалеко, на шлюпе ее можно было достичь не более, чем за четыреста семьдесят часов. Все, Лех знал, пусть пройдут годы, но он обязательно вернется домой, а его большая семья будет богатой и счастливой. Уж он-то постарается.


Пикник с Алексеем организовали у ручья, совсем рядом с Чудом Света. Чудом, не только в рамках, например, планеты Земля, но судя по имеющимся у меня знаниям и информации ИскИна, - в рамках вселенной. Аналогичный артефакт лишь однажды был найден на спутнике одной из необитаемых планет три тысячи сто двадцать лет тому.

Что это такое? Рудиний. И не в составе сплава, а абсолютно чистый. Элемент, о котором у нас никто не слышал. Да и не встречается он никогда на кислородных планетах, только в очень редких породах астероидных полей в открытом космосе. Там же и получают его в результате сложного синтеза в очень небольших количествах.

Без этого элемента, нормальное существование развитой цивилизации уже просто невозможно. Сегодня энергия различного по размерам и мощности низкотемпературного термоядерного реактора используется везде, от обычного гравилета, флаера и жилого дома, до крупного промышленного предприятия или космического корабля. Вот, небольшая, в процентном содержании добавка рудиния и используется в питающих стержнях данных реакторов. Предполагалось, что этот круглый столбик тоже является утерянным стержнем, но какого-то монстрообразного реактора Древних.

Мы не боялись находиться рядом, ибо совершенно точно известно, что для людей, имеющих в крови специальные биороботы, в том числе и для меня, излучение этого Чуда Света совершенно безвредно. Даже наоборот, помогает ускорить обмен веществ.

Круглое в сечении Чудо, диаметром ровно шесть метров, с небольшим наклоном, торчало из земли в виде отливающего желтым металлом столба. Его высота, с учетом спрятанной под землей части, составляет двадцать четыре метра, а теоретический вес - десять миллиардов восемьсот миллионов грамм. Почему не десять тысяч восемьсот тонн? Потому, что на рынке взвешивают его в граммах, а один грамм сегодня стоит семьдесят два кредита, ровно в четыре раза дороже золота.

- Семьсот семьдесят семь миллиардов шестьсот миллионов кредитов, - вслух озвучил Алексею сумму, устанавливая на полянке противосолнечный зонтик - Даже если приравнять один кредит к одному доллару, то, думаю, на Земле нет государства, способного заплатить такие огромные деньги. Впрочем, судя по тем знаниям, которые ты мне вложил, даже кусочка от этого столбика землянам предлагать нельзя. Наказующие не появляются столетиями, но в данном случае появятся быстренько и разберутся с нами бегом.

- Не с нами, а со мной. Ты будешь при делах, когда твоя, - Леша акцентировал внимание на этом слове, - Планета войдет в состав Содружества. А до этого момента вы в своем доме можете хоть ядерную войну организовать, хоть всемирный потоп, Наказующим на вас наплевать. По крайней мере, именно такое положение дел существует последние семь с половиной тысяч лет. Ладно, давай выставим раскладной столик.

Недавно мы очень неплохо поохотились. Первоначально хотел добыть небольшого теленка, из числа невообразимого множества бредущих по степи, Леша же пожелал горного барашка, мясо которого ему когда-то очень понравилось. Но вышло ни по-нашему, ни по-вашему. Когда проходили на флаере над рекой, из камышовой бухты подняли большую стаю гусей; не удержалась охотничья натура, выхватил заряженный картечью дробовик и снял одного гуся. Лешка тоже возжелал произвести выстрел, и снял второго.

Мне не впервой обдирать пух и перья, поэтому, выпотрошив огромных серых птиц, опалив тушки компактной газовой горелкой, одного гуся сунули в холодильник флаера, а второго - перетерли солью и специями, завернули в фольгу и засыпали жаром выгоревшего костра. И вот сейчас готового достали и развернули; жира натекло, наверное, с полведра.

- В обычной среде кусок чистого рудиния ни отбить, ни отпилить, ни лазером отрезать невозможно. Обрабатывается только при температуре абсолютного нуля, то есть, в космосе, - продолжил Алексей разговор, разливая по стаканам холодный гранатовый сок, - Но девять покупателей, которые сразу же заплатят деньги за весь этот столбик, все же есть. Это наши главные олигархические кланы, хотя, предпочтительное право, думаю, при определенных условиях передадут корпорации 'Стаун'. Именно ее сотни тысяч дочерних предприятий занимаются производством и комплектацией низкотемпературных реакторов.

- Разумом понимаю, ты мне это дело в голову заложил, но душа не может постигнуть, как это так, узнав о бесхозных многих сотнях миллиардов, никто не захочет их взять? Неужели все так боятся Наказующих, которых никто никогда в глаза не видел?

- Поверь, Виктор, никто в здравом уме для изъятия этого столбика на обитаемую планету не полезет. Мертвому рутиний не нужен. Вот когда вытащат с планеты, тогда да, многие бы пожелали такой груз перехватить.

- И купить никто не сможет, продавца нет, - взял в руки кусочек черного хлеба, отломил от гуся ногу и ткнул ею в направлении Алексея, - Но мне что-то кажется, что аналитики той же корпорации 'Стаун' что-нибудь придумают обязательно.

- Вот! Правильно, конечно придумают. Но разве мы тупее?! Я долго ломал голову, нагрузил Элвика и он выдал множество разных вариантов, но ты сказал ключевое слово - продавец, - Леша замолчал, заинтересовано поглядывая на меня, затем, оторвал от гуся кусок грудинки и впился зубами, по руке обильно потек жир.

Даже не сомневаюсь, что в роли будущего продавца он видит меня. Понимаю, что компьютер явную глупость прорабатывать не будет, интересно, как все это может выглядеть? В любом случае, населенная аборигенами планета, из недр которой будут добыты и реализованы материальные ценности, должна быть в составе Содружества, иначе ни сверхсовременных знаний, ни космических технологий, ни галактического товарного рынка не видать, как собственных ушей.

Непроизвольно оглянулся. Да, природа здесь красивая, отличная экология, чистейшие вода и воздух, никакой радиации, никаких озоновых дыр. Богатейшие природные ресурсы: Дремучие леса, глубоководные реки, моря, острова с дикорастущим хлопковым кустарником, бескрайние степи, хорошая земля. Даже здесь, где мы сидим и швыряем в выкопанную ямку обглоданные кости, до глины так и не докопались, сплошной чернозем. А там, где мы высадились? Какой красивый город можно построить между водопадами: из белого мрамора и черного гранита!

Вывел на биомонитор данные геологических сканеров: Металлы, полуметаллы, лантаноиды, актиноиды, газы, галогены. Железо, разное и много, с различными химическими добавками. Большие свинцово-цинковые, свинцово-серебряные месторождения, кусковое серебро в виде плит. Трехсоткилометровая пещера, высотой восемнадцать метров, забитая чистой селитрой и пищевой солью. Множество других больших и малых месторождений меди, олова, сурьмы, серы, марганца, магния. Платина и золото, самородное и в песке. Кимберлитовые трубки с гарантированным наличием алмазов, рубины, сапфиры в россыпи, другие драгоценные и полудрагоценные камни. Огромные подземные моря нефти и газа.

Алексей говорит, что несмотря на разницу в площадях суши, все те объемы ресурсов, которые присутствуют на Земле, есть и на этой планете. А, например, титановых месторождений - титанита и рутила, алюминиевых глиноземов, а так же природного газа, гораздо больше.

На одном из островов в океане пылает огромный факел, местные легенды говорят, что сколько существует мир, столько он и горит. Видно, в ядре планеты происходят процессы, способствующие созданию и нагнетанию газа.

Действительно, богатейшая земля, огромные ценности, бери - не хочу. Ни одному, даже самому крутому владыке не явится подобная мечта.

Мечта? А о чем мечтаю лично я? Чего хочу от жизни? Да, вкалываю на объектах разных стран, - хочу иметь хорошее материальное благосостояние, хороший дом, любимую женщину и счастливую семью. И все? Ну, может быть еще тачки, брюлики, шмотки. А след? А нужен ли он, след? Ведь это надо не только самому напрягаться, но и ближних прогибать под себя. Не проще ли жить беззаботно, для собственного удовольствия?

Помню, лет в шестнадцать приснился мне сон, и был он такой выразительный и конкретный, что не выветрился из сознания до сего дня. Вроде, лежал в своем доме и своей комнате на диване и страдал от ничегонеделанья, вдруг в дверь постучали, и вошел отец. Он был такой, как всегда, красивый и сильный.

- Что, сын, лежишь, мучаешься от безделья и о чем-то мечтаешь? - присел рядом со мной.

- Да так, кое о чем, - ответил ему.

- Ты сын, не лежи и не пялься в потолок, вроде там голую девочку показывают. Мечта подчиняется идущему, поэтому, встань и иди!

- Куда, папа?

- Да куда хочешь. На стадион, например. Или разыщи ту девочку, которую на потолке видел, - поднялся и направился к двери. На выходе оглянулся и сказал, - Нечего балдеть даром, под лежачий камень вода не течет.

Раньше отец мне часто снился, правда, сны я запоминал плохо, но именно этот сон запечатлелся в памяти навсегда. Нет, то, что мы улетим отсюда с полными карманами, набитыми алмазами, даже не сомневался, но теперь поймал себя на мысли, что подсознание говорит: Своя страна, счастливое сообщество людей. Нужны люди, нужны деньги, оружие, техника, оборудование, организация бытия и обеспечения тыла. Но главное - надежные, ответственные люди. Много.

Жевал чисто автоматически, не ощущая вкус. Судьба возвысила и дала великолепный шанс и отказаться от него может только идиот с иждивенческой психологией или тупорылый лентяй, а к таковым себя не относил. Вопрос Алексея вывел из задумчивости:

- Так кто ты Виктор, игрок или болельщик?

- Игрок, конечно, - усердно заработал челюстями, поглощая вкусную, хорошо упревшую гусятину, запивая натуральным гранатовым соком. Съев целую ногу, вздохнул от сытости и тщательно вытерся салфетками. Затем, глядя ему в глаза, добавил, - Но, ненадолго.

- Это почему же? С тех пор, как прокачал тебе пси до третьего уровня, не всегда могу уловить твои мысли.

- А я нашел в базе своего биокомпа информацию, как их надо прятать. Вот сейчас и тренируюсь. А ненадолго - потому, что одного игрока здесь мало. В перспективе хочу стать тренером этих самых игроков.

- Значит, берешь, - он кивнул в сторону столпа.

- Говоришь о рудини?

- Не придуривайся, планету имею в виду?

- Глупо отказываться от материальных благ, от возможности жить в современной цивилизации, с ее техническим совершенством, идеологическими и духовными ценностями. Знаешь, с тем багажом знаний, который сейчас в моей голове, в дальнейшем уже не смогу спокойно жить как раньше. Самосознание требует действий, а на Земле придется либо жить где-нибудь на островах, пусть богато, но тихо, с репутацией чудака, либо попадусь какой-нибудь спецслужбе, и направят в лабораторию на опыты или разберут на запчасти. А здесь, ...здесь я смогу реализовать свои амбиции, - мои мысли оперативно складывались в цепочку, формулирующую ближайший план действий, - Только надо определиться с нашими задачами, а вдруг они не совпадают?

- Совпадают, поэтому, давай-ка Виктор, распределим права и обязанности. Лично я возьму на себя финансирование, материально-техническое обеспечение проекта и доставку людей. Отдам все мини-заводы, энергетические реакторы и технику, имеющуюся здесь и на грузовике. Да, лаборатории и обучающее оборудование вместе с программами, тоже отдам, - Алексей из ящика вытащил бутылку Агорского коньяку (прошлый раз сей напиток мне понравился весьма) и стал разливать в чистые бокалы, - Будем на Земле, слетаем в Израиль, там одного человека лечил. Он мне помог реализовать алмазы на восемь миллионов долларов. На этой планете, прошлый раз набрал образцов, так еще осталось миллионов на сорок пять. Он же поможет приобрести любую технику и любое оборудование, только оружием не занимается.

- Оружие - не вопрос, Леша. Сейчас из стран Варшавского договора столько эшелонов техники и вооружений выгнали, что захоти мы приобрести комплектную танковую дивизию за недорого, поверь, продавец сто процентов найдется. Но танки, Леша, нам не нужны, а по стрелковому вооружению определенные связи у меня имеются, так что найдем, по нормальной цене и в нужном количестве. А вот люди - да. Это вопрос, над коим надо серьезно думать.

- Время у нас есть, за год-полтора можно подготовиться. Но учти, людей - не более шестисот девяноста человек, и если среди них будут несовершеннолетние до восемнадцати лет, то переселение должно быть с согласия детей и их родителей. Иначе, на шлюп категорически не пущу.

- Да это понятно. А скажи, если у родителя будет, скажем, сто детей?

- Интернат! - его озарило и он понимающе кивнул головой, затем, пожал плечами, - Да хоть двести. Ты мне бумажку с подписью ребенка и приемных родителей дашь, заверенную двумя взрослыми свидетелями, я внесу данные в ИскИн и все, нет вопросов.

- Не хватит нам года на подготовку, нужно два-три. Мне не нужны любые бомжи, которых нахватаю с улицы, притащу сюда и буду чего-то приказывать делать. Мне нужны ответственные молодые люди, специалисты самой разной деловой и научной направленности, нужны боевые офицеры.

- Солдат здесь наберешь?

- Здесь. И наберем и воспитаем.

- Разумно. Только учти, Виктор, действовать нужно оперативно. До моего выхода в цивилизацию и расшифровки данных ИскИна, ты должен успеть выполнить все мероприятия, необходимые для подачи заявки на вступление планеты в Содружество.

- Ты мне грузовик задаришь?

- Нет. Это против правил. И спутники свои тоже заберу. Но твое присутствие в космосе обеспечим за счет бывших приколистов с Ассандры. Если бы не было этого старого корабля со спящим генератором стазис-поля, не затевал бы всю эту историю, у меня нет желания попасть Наказующим даже на краюшек зуба. Да и Элвик ситуацию просчитал.

Увидев мою погрустневшую физиономию, улыбнулся и продолжил:

- Не переживай, даже шатл, как ты говоришь, у тебя будет собственный, есть еще два десятка спутников связи и видео-наблюдений. Семьдесят восемь процентов земной коры на сегодняшний день просканировано, поэтому, никакие другие пока не нужны. И флаер там есть неплохой, с электромагнитным пулеметом, кстати, - увидев посетившее мое лицо удовлетворение, закончил, - Всему тебя обучу. Отдохнем и отправимся смотреть твое новое хозяйство. Переподчиним и перепрограммируем ИскИн и будем заключать контракт.

- Какой контракт?

- Как какой? Деловой! Мы ведь с тобой деловые люди и строим отношения исключительно на деловой основе.






Глава 9


Первый кирпичик в фундаменте Империи.





Планета Леон, окрестности будущей столицы Викторград, 2 июля 991г.


Сегодня в столице планеты-государства 'Империя Леон', в городе Викторград, был заключен контракт о деловых намерениях между Владыкой планеты, Императором Виктором и членом совета директоров Эольской Высшей Химико-Технологической Школы, Лехом Гуваром Кромом.

О том, что существует такая планета, такой город и такой Владыка - Император Виктор, во всей вселенной пока что знали всего два человека. Только это нисколько не мешает считать настоящий контракт, составленный по всем правилам законодательства Содружества, официальным документом. Тем более, что он зарегистрирован главным планетарным ИскИном Леона и ИскИном 'Студиоза', корабля, приписанного к планете Эдерра Галактического Содружества, который потерпел крушение в системе Желтого Карлика, так же принадлежащей Империи Леон.

По настоянию Алексея, перед заключением контракта, довелось определиться с привязкой - названием планеты и ее столицы. Задушив в зародыше чувство скромности, предложил планету назвать 'Львов', но он переиначил под общий язык Содружества, и она стала называться Леон. А вот русское Викторград, переиначивать не позволил. Не вечно Земля будет в неведении о других цивилизациях, поэтому, пусть в будущем весь мир знает, откуда на Леоне ноги выросли.

Название месяца записал - июль, привычное на Земле, а летоисчисление местное не менял, так и оставил - 991 год от пришествия Великих Богов. Зачем самому себе создавать препятствия, затем, героически преодолевать, к тому же, на сей счет у меня есть определенные мысли.

В порядке доброй воли, в обеспечение контракта, контрагент, в лице господина Крома, передал на Леон учебно-производственные лаборатории и мини-заводы, а так же один горнодобывающий и перерабатывающий комплекс космического базирования, все общей стоимостью сто пятнадцать миллионов кредитов. Алексей говорит, что это лишь треть того, что было и подлежало к выгрузке на той планете во вторую очередь, да судьба повернула иначе.

Кроме того, Алексей решил раскурочить носитель и грузовой шлюп и изъять головной ИскИн и прыжковые двигатели, дабы не оставлять в чужой системе современные космические технологии (так положено по правилам), остальное было отдано мне на откуп. В результате, материальная база моей Империи пополнилась ИскИном грузового шлюпа за два миллиона кредита, который отныне стал Планетарным, а так же шубатуркой, то есть, обычными пустыми модулями или складскими помещениями космического базирования (бесплатно) и семью энергетическими низкотемпературными термоядерными реакторами различной мощности. Их оценили дорого, как новые, в сорок один миллион. Зато в комплектации питающих стержней было лет на двадцать работы при полной нагрузке, а этого более, чем достаточно.

В контракт так же включили шестьсот восемьдесят пять комплектов обучающего оборудования (пять комплектов для чего-то он оставил за собой) и одну хирургическую регенерационную камеру, но демонтировать их решили только после Великого Переселения.

Любому стряпчему, одним глазом взглянувшему на наш контракт, было совершенно понятно, что вся эта глобальная писанина затеяна по единственной причине: рудиниевый столбик, минимальной стоимостью семьсот семьдесят семь миллиардов кредитов, двадцать процентов из которых будет принадлежать Эольской Высшей Химико-Технологической Школе.

- Леша, двадцать процентов, это не мало? - спросил у него.

- Нормально. Если посчитать будущий вклад в дело каждого, то тебе напрягаться придется раз в десять больше. Так что, нормально.

- А корпорации нас потом не кинут?

- Во-первых, наш контракт открытый, то есть гласный. Во-вторых, твое прошение о принятии в Содружество, в Галактике вызовет фурор. Естественно, всем ясно, что написан он вилами по воде, но у нас рулит олигархия и, поверь мне, как доктору-псиону с многолетним стажем, который некоторое время был помощником главы Планетарного Совета, этот наш контракт и твое вступление в Содружество, будет выгодно всем Корпорациям. И не потому, что для будущего покупателя, грамм рудиния, после вложения в питающий стержень реактора, увеличивается в цене в три с половиной раза. И не потому, что для другой Корпорации, которая занимается в мирах химической промышленностью, твои запасы нефти и газа будут выглядеть весьма привлекательно. Тебе ведь не секрет, что на необитаемых планетах, почему-то этих ресурсов нет, а если есть, то очень мало. И не потому, что для всех прочих значительно увеличивается рынок сбыта. Главнейшее то, что появляется огромный незадействованный людской ресурс.

- Виктор, современная промышленность на девяносто семь процентов роботизирована, но есть отрасли, где без людской рабсилы никак не обойтись, особенно это касается планет фронтира. За одного переселенца здесь платят муниципалитетам, а в конкретном случае будут платить тебе, сто тысяч кредитов, не зависимо от возраста и пола. И если в меморандум будет внесен пункт о добровольно-принудительных переселенцах, то не сомневайся, планету включат в Содружество очень быстро. Тебе же рабство ликвидировать все равно придется, а бывшие рабы без психокоррекции - работники никакие, поэтому, можешь спокойно миллионов десять народа включать. А после внедрения нормальной медицины здесь будет такой всплеск рождаемости и количества выживших детей, что придется сплавить в два-три раза больше. Будет всем хорошо, особенно старикам. Они за двадцать пять лет смогут отработать корпорациям возврат молодости, ты же будешь свой прогресс двигать с новыми поколениями.

- Действительно, сумасшедшие деньжищи. На ровном месте, - согласился с ним.

- Еще, Виктор, хочу тебе сделать некоторые подарки.

- О! Кто подарков не любит? Давай!

- По существующим правилам для организации связи во время практикума, мы своим студентам закупаем элементарные ПК, типа наладонников. Никто их, конечно, не носит, у всех чего-нибудь покруче, поэтому, у нас их там валяется около тысячи штук, заберешь себе. Это еще не все, ты знаешь, у нас имплантирование разрешено, начиная с совершеннолетия. Так вот, в период практикума, четырехсот тридцати семи студентам исполнялось восемнадцать лет. Да-да, у нас базовое образование дети получают гораздо раньше, а самое позже к девятнадцати годам, это уже готовые специалисты с высшим образованием. Они обычно заблаговременно заключают договора с компаниями работодателями на закупку биокомпьютеров, в счет будущих доходов. Это у нас обычная практика. Один из них уже установлен тебе, а еще четыреста тридцать один, тоже отдам. При переселении имплантирую тем, кому скажешь, а остальное заберешь. Пользоваться программой хирургической камеры обучу. Это, считай, на двадцать два с половиной миллиона кредитов, очень немалые деньги, но они мне сейчас без надобности, потом откуплю, а тебе будут нужнее. Обеспечишь нужным людям допуск к информации и нормальную планетарную связь.

Да, есть еще сто двенадцать гравитационных скутеров, одна из групп студентов не забрала. Они им были тогда не нужны, тем более, что на той базе, где разворачивала производство их группа, планировалась стоянка моего шлюпа. Из них сто семь единиц тоже тебе отдам.

- А тот второй флаер, который стоит в грузовом отсеке, задарить не хочешь? - в шлюпе справа от шлюза заметил большой флаер, цвета серый металлик, двери в нем были открыты, и я заглядывал. Классная тачка - большущее спальное место-аэродром и все удобства. И отделана неплохо.

- Это будет слишком жирно, обойдешься, у меня на нее свои планы. С учетом наследства, доставшегося от приколистов с Ассандры, у тебя и так ништяков немало.

Да уж, грех жаловаться. Ну и что с того, если оборудование на тысячу лет старше, ведь оно работающее, вроде бы вчера изготовлено, только системы находились в режиме сна. Для обычного землянина все это оборудование, техника и транспорт имеют удивительный внешний вид и заоблачные технические характеристики.

Затем, на шаттле Алексея мы стартовали на орбиту и отправились на осмотр и подчинение моего нового хозяйства. Теперь уже во время полета и сам мог принимать на свой биокомп сигнал наружных видеокамер.

Мой корабль был огромен: порядка шестисот метров в длину и восьмидесяти в диаметре. Раньше строили такие громадины только из-за объемных и габаритных высокотемпературных ядерных реакторов, которые использовались для питания гипердвигателей, лазерных пушек и генераторов силового поля. Впрочем, именно этот корабль не считался большим, даже средним не считался, были монстры гораздо больше.

Компактные низкотемпературные термоядерные реакторы очень широко и тогда применялись - от флаеров и жилых домов, до небольших промышленных объектов. Но питать энергией гипердвигатели без специальных генераторов, ими тогда не умели.

Состыковались с кораблем, который отныне носит название Леон-1, буквально через полтора часа с момента старта. Стыковочный узел, к моему удивлению, был аналогичен и, за тысячу лет в нем ничего не изменилось.

Управление всеми системами корабля, еще на подлете, взял на себя Элвик и к нашему прибытию, мой идентификатор, который зашифрован в биокомпе по стандартам Содружества, был зарегистрирован в его ИскИне, как идентификатор владельца и капитана. Здесь, действительно, куда там браться технологиям тысячелетней древности, особенно в области информатики. После фиксации моего голоса, подчиненный Элвиком ИскИн, теперь уже корабля Леон-1, стал выполнять все мои команды.

Заслушали его отчет о состоянии гравитации и атмосферы. Внутрь вошли через стыковочный узел, так как была информация, что шлюзовая камера имела какие-то повреждения и требовала незначительного ремонта.

Мне все было интересно. И страшновато. Но, глядя на уверенные действия Алексея, который ощутил мой страх, подмигнул мне и хлопнул по плечу, поэтому, взял себя в руки и стал следовать его рекомендациям. В первую очередь, затребовал протокол технического регламента и пробежал по пунктам состояния систем и узлов. Оказывается, когда Алексей прошлый раз разбудил этот ИскИн, то тот поднял ремонтные дроны и закончил все мелкие ремонтные работы. Так что герметичность корабля была в полном порядке и шлюз давно исправен.

Корабль оказался обычным 'Искателем'. Его команда, ранее состоявшая из девяти человек, занималась розыском и добычей ценных ископаемых, как на планетарной поверхности, так и в открытом космосе. Фирм, занимающихся подобным промыслом, во все времена было великое множество, даже сейчас, например, высшая школа Алексея готовит подобных специалистов.

Семь человек экипажа погибли, вероятно, в той же аномалии, в которую в свое время попал Алексей. Судьба двоих оставшихся была уже нам известна.

Этот корабль исследовал окраины, отдаленные от цивилизации и гиперсвязи, поэтому, для самозащиты имел на вооружении две лазерных пушки и мощный генератор силового поля. Сегодня тоже дальние корабли-исследователи имеют похожее вооружение, что позволяет при необходимости отбиться от пиратов или самим, иногда, попиратствовать.

Пушки на землю снимать не буду, при плохой погоде, в тумане или осадках, их эффективность близка к нулю. А вот генератор силового поля - очень даже может быть, но потом.

Гравитация была невысокой, с непривычки во время ходьбы подпрыгивал, поэтому, старался ступать аккуратно, а мягкое покрытие пола скрадывало звук шагов. Воздух был вполне нормальным и свежим, дышалось легко. Мы шли по длинному коридору из металлических стен и потолка к командному мостику, сопровождаемые виртуальной зеленой стрелкой.

Створки двери в конце коридора разъехались, и мы попали в помещение, в котором сразу же вспыхнуло освещение. На расположенных полукругом шести огромных экранах, появилось изображение окружающего корабль пространства. На одном из них был виден наш шаттл. У длинной дуги пульта управления с небольшими экранами и кучей кнопок, были установлены три кресла. Алексей показал рукой вперед и подтолкнул:

- Садись в среднее кресло и приложи ладонь к экрану, который перед тобой, - сам он плюхнулся слева.

Сидеть было удобно. Крутнувшись вокруг оси, внимательней рассмотрел помещение: везде было чисто и аккуратно, не скажешь, что корабль спал тысячу лет. А множество экранов, кнопочек и разноцветных огоньков, возбуждало чувство нереальности происходящего, вроде бы попал внутрь какого-то космического фильма-блокбастера. Положил руку на экран и тут же услышал негромкий механический голос на общем языке:

- Идентификатор зафиксирован. Капитан Виктор Леон, рад приветствовать вас на борту космического корабля Леон-1.

- Отлично! Отныне буду называть тебя по имени корабля.

- Слушаюсь.

- Леон-1, доложи о состоянии эфира за последние сорок тысяч часов.

- Тридцать восемь тысяч сто тридцать два часа назад поступил сигнал СОС, потерпел аварию учебно-производственный корабль Содружества 'Студиоз', приписан к космодрому г. Эол, планеты Эдерра, под командой исполняющего обязанности капитана корабля Леха Гувара Крома.

- Тогда немедленно, прямо сейчас, действуй согласно штатной ситуации, дай ему наши координаты и предложи от моего имени любую помощь и поддержку, - взглянул на Алексея, тот утвердительно кивнул головой, работая на виртуальной клавиатуре.

- Приглашение принято, - сообщил компьютер, - Капитан Лех Гувар Кром просит разрешения на стыковку. Ориентировочное время прибытия шлюпа через один час двадцать минут.

- Разрешаю стыковку шлюпа по прибытию. А сейчас, Леон-1, выдай-ка мне на отдельный файл информативный материал по управлению кораблем.

- Капитан, мой интеллект способен управлять всеми системами корабля самостоятельно.

- Это хорошо, мой интеллект тоже кое на что способен, но этот файлик на мой биокомп скидывай.

- Есть. Он у вас на рабочем столе, капитан.

Активировав биомонитор, в верхнем левом углу увидел новое поступление.

- Хорошо. Теперь давай перечень всех грузов и находящегося на борту дополнительного оборудования, техники и транспорта, а так же информацию о его комплектации и техническому состоянию, - перед глазами стал вырастать столбик иконок.

Алексей откинулся в кресле, закрыл глаза и продолжал шевелить пальцами. Не понимаю, почему он называет этот большой, аккуратный и красивый корабль старым корытом. Ну и что, что он древний? Глядя на него хоть снаружи, хоть изнутри - этого не скажешь. Даже комфортней, чем в его шлюпе, а выглядит - величественно и грандиозно. К сожалению, далеко на нем сейчас не улетишь, но в системе туда-сюда двигаться сможет. Ничего, не всем же сразу положен мед медовый. Лично мне, для начала, вполне достаточно, просто мед. Зато мой! Собственный! Еще совсем недавно, о таком даже помыслить не мог.

А хозяйство досталось солидное.

Три горнодобывающих комплекса, один из них 'Тоннельный шахтер', а два - Роторные машины открытой добычи; один металлургический комплекс, с двумя плавильными печами и прокатным станом и один мини-завод по переработке редкоземельных металлов. Все оборудование малогабаритное, имеет сравнительно невысокую производительность. Например, одна из печей при непрерывной работе может отлить не более тридцати двух тонн стали в сутки, а вторая - для металлов с невысокой температурой плавления, всего около шести тонн. Зато имеет модульные конструкции, удобно транспортируемые шатлом, очень быстро монтируется и вводится в эксплуатацию.

Есть, правда, некоторые неприятные моменты и ограничения. Оборудование считается стареньким, остаточный срок его эксплуатации с ремонтной поддержкой определен в восемнадцать лет. Очень надеюсь, что за это время все наши вопросы с Содружеством будут решены. И следующее, если горнодобывающие комплексы могут работать и в безвоздушном пространстве, то металлургическое - только на поверхности кислородной планеты. Но мне этот момент безразличен, всё оно будут эксплуатироваться внизу, на Леоне.

Смотрим дальше. Есть тридцать два ремонтных дрона различного назначения, комплектующие и топливные стержни к основному ядерному реактору, лет на сто работы, и низкотемпературным реакторам, установленным на оборудование, лет на двадцать. В грузовом отделении находятся двенадцать гравитационных манипуляторов, различной грузоподъемности и стоят две шестидесятитонных гравиплатформы для сыпучих грузов, правда аккумуляторных, с дальностью доставки шестьсот километров и крейсерской скоростью двести пятьдесят километров в час. Ничего, в случае надобности, аккумуляторный блок можно приспособить куда-нибудь в другое место, а вместо него установить маленький реактор, из числа обещанных Алексеем. Так что спокойно можно будет заказывать безостановочную кругосветку, пусть суток за семь, но долетит. Еще здесь стоит три скутера и два флаера, один представительского класса, а второй - грузопассажирский, специально оснащенный для исследования диких кислородных планет, с электромагнитным пулеметом калибра 12,5мм. Все, флаера мои. Оба. Никому не отдам.

- Леша, - взглянул на него, он так и сидел, откинувшись в кресле с закрытыми глазами, - Бортовые компьютеры на флаерах переподчинить сможешь?

- Напрягаться надо. Ты поручи своему ИскИну, он сделает эту работу параллельно с другими за какие-то минуты. Свое новое имущество смотришь?

- Да.

- Склады у них почти забиты, наверное, в аномалию попали при возвращении домой.

А что у нас на складах? Ого, обновленная база ИскИна говорит, что здесь хранится материалов на общую сумму в семнадцать миллионов кредитов. Металлопрокат конструкционный и арматура - девять тысяч тонн, пятнадцать килограмм платины, сто восемьдесят - золота, пять тысяч двести десять серебра. По нескольку тонн меди, цинка, олова, свинца. Даже редкоземельные элементы есть - по сто-сто сорок килограммов различных оксидов.

Лежит еще сорок две тонны сухого пенобетона, прочностью пятьсот единиц, использовался для быстрого монтажа фундаментов под оборудование, но ИскИн говорит, что за тысячу лет ему наступила хана, надо бы в дальнейшем изучить возможность его производства. Да, стройматериалы - это сложный вопрос. Если цементом все же придется заниматься, то со щебнем возиться не хотелось бы. Поручим это дело Костику, возьмем из базы данных новейшие технологии производства стройматериалов, и пусть он со своей Леночкой химичит. Она у него, кстати, учитель химии. Познакомились когда-то в стройотряде на Севере, а после окончания институтов - женились. О! Она ведь родом из Коврова и дед ее, говорила, в девяносто первом году на пенсию вышел, то ли сам был оружейником-конструктором, то ли работал с кем-то из оружейников. Надо уточнить, это важный момент для будущего. И с Дядей Федором поговорить надо, и с мамой Наташей, и с ребятами.

Почему-то даже не задумываюсь, захотят ли мои друзья разделить со мной два мешка ответственности и мешок денег, именно в такой последовательности, и стать в этой жизни КЕМ-ТО.

- Все, время! Считай, только что состыковался, и состоялась наша радостная встреча, все необходимые процедуры для легализации перед Содружеством нового игрока, выполнены, - Алексей выбрался из кресла.

- Отлично! Тогда пошли, сходим в грузовой терминал и посмотрим, чего там есть.

- Зачем туда ходить? Это неэкономичное использование собственного времени. Вон, на экране посмотри, и достаточно.

- Нет, Леша, во мне течет четвертинка украинской крови, а люди, в которых есть хоть капля оной, если вещь не погладят и не пощупают, никакому компьютеру никогда не поверят. Леон-1, сопровождай!

- Ну, если так, то пошли - рассмеялся он, и мы направились по виртуальной зеленой стрелочке в сторону лифта, - Ты сказал четвертинка. А прочие три четверти, - какая?

- Сложно сказать, - мы вошли в просторную кабину, и ИскИн отправил ее к грузовому сектору самостоятельно, - Мама моего прадеда по отцовской линии была татаркой, прадед был женат на племяннице Черногорского владетеля, подданной Австрийской империи, дед - на польской шляхтянке, моя же мама была наполовину украинкой, наполовину белорусской. Но мы, Львовы, испокон веков были воинами и служили земле Русской, поэтому, и считаем себя русскими.

Лифт остановился в нужном нам секторе и дверь распахнулась. В большом, ярко освещенном помещении стояли тридцать восемь модулей горнодобывающего оборудования и мини-заводов. Имели они внешний вид контейнеров, высотой и шириной четыре на четыре метра. А вот длинна их была - либо шесть, либо двенадцать метров, но при транспортировке на поверхность планеты они свободно размещались в пятнадцатиметровой утробе шатла.

- Вы, земляне, слишком большое значение придаете национально-патриотическим вопросам, - Алексей после некоторых раздумий начал прививать тезисы для воспитания будущего императора, - Учти, в Содружестве подобные идеи не имеют права на существование, у нас даже понятие рас размыто. Общечеловеческие ценности должны иметь приоритет над государственностью.

- Космополитизм чистой воды. Эти идеи мне тоже нравятся, но у нас они невозможны.

- Здесь ты не прав, Виктор. У нас это стало возможным семь с половиной тысяч лет назад. На Земле это станет возможным очень скоро, поверь, я изучал этот вопрос. У вас уже лет сто витает идея Соединенных Штатов Европы, а в прошлом году это объединение было создано под названием Евросоюз.

- Никогда пастух не откажется от этого наркотика: Власть над стадом, стрижка шерсти и ее распределение.

- Поверь, с каждым годом Евросоюз будет увеличиваться за счет нужных и политически близких режимов. И не только за счет Европейских стран, а также за счет всех других континентов. Сначала будут превалировать экономические интересы, - возникнет единая валюта, затем, избавятся от излишней бюрократии и, в конце концов, возникнет новая супердержава. В противовес ей на Земле возникнет две-три аналогичных супердержавы. Потом, если своими амбициями не сожгут народы Земли ядерным оружием, то выйдут в дальний космос, попадут в состав Содружества стремящимися и, наконец, примут общегалактические правила игры. Таков мой прогноз в отношении Земли на ближайшие две-три сотни лет.

- Очень может быть. Но лично я связываю свою судьбу именно с этим миром, а здесь ты совершенно не компетентен. О каких общечеловеческих ценностях можно говорить в отношении вчерашнего раба и его господина?! Чтобы сломать эту психологию, нужны многие поколения, например, у нас на постсоветском пространстве, рабство ликвидировано сто сорок лет назад, но люди до сих пор в ожидании справедливого поводыря. Не собираюсь тебя обманывать, Леша, но в первое время здесь не только космополитизма, здесь даже демократии никакой не будет. Только диктатура, и править буду железной рукой. А вот со временем, после ратификации законов Содружества, в период пребывания планеты в качестве стремящейся, вожжи начну потихоньку отпускать. Не переживай, к моменту принятия в полноправные члены, - от престола отрекусь... Наверное. В общем, сделаем все, как надо. Так, как будет написано в диссертации самого знаменитого и очень небедного профессора, не буду показывать пальцем.

- Ладно-ладно, не паясничай. Но, в отношении диссертации - мысль интересная.

- Леша, мне хочется все здесь осмотреть, а ты голову морочишь, знаешь же прекрасно, что я вполне адекватный человек, - прекратил давно напрягающий мозги разговор, и завертел головой по сторонам.

Здесь так же, как и везде, всё это богатство выглядело, словно бесконечно длинную тысячу лет находилось в консервирующей субстанции. Нигде не было ни пятнышка, ни пыли. Шатл стоял рядом, у входа в шлюзовую камеру.

- Леон-1, разбуди движительный реактор шатла, отныне буду его так называть. Включи его бортовой компьютер и внеси данные нашего последнего протокола.

- Выполнено, - механический голос ИскИна прозвучал секунд через пятнадцать, - Капитан, кодовое слово для управления - 'Аден'.

- Аден, подать трап, хочу тебя осмотреть.

Трапом была задняя стенка, точно как и в капсуле Алексея. Она опустилась, и внутри утробы вспыхнул зеленоватый свет. Прямо за трапом на нас смотрело затемненное лобовое стекло флаера с капотом серого цвета. Из знаний, вложенных Алексеем, такая модель что-то не припоминается. Его ширина и высота были чуть больше двух метров, а длина - метров пять с половиной. Больше всего он был похож на микроавтобус без колес, это, наверное, и есть тот самый грузопассажирский флаер. Сразу же за ним стоял второй, черного цвета, высотой чуть ниже первого, с красивыми аэродинамичными обводами.

В биокомпе открыл папку с наименованием транспорта и быстренько нашел оба флаера. Оказывается, ИскИн уже успел организовать права пользователя на обе машины. По правилам, введенным новой программой Элвика, черной 'Антилопой' можно управлять на любой планете Содружества, а серым 'Бизоном' - только на фронтире, на центральных планетах его комп будет заблокирован. У него на крыше, на вращающемся диске установлена черная коробка с двумя трубами - коротенькой и длинной, видеокамерой и стволом электромагнитного пулемета.

Открыл дверь 'Антилопы' и в салоне вспыхнули разноцветные огни приборов и сенсорных панелей, уселся в кресло, кожа оказалась на удивление мягкой.

- Нравится? - Алексей заглянул внутрь салона.

- Еще бы! Нравиться все! Нравятся перспективы! Теперь не откажусь от задуманного даже под угрозой расстрела.




Планета Леон, территория материка Акула, 10-21 июля 991г.


Для реализации будущих планов по этой планете, Алексей категорически отказался использовать в дальнейшем собственную космическую технику. Он даже отозвал все свои спутники, и десятого июля мы только тем и занимались, что снимали их с орбиты. Управление оставшимися в живых 'жучками' наблюдения, передал моему головному ИскИну. Очень жаль, скоро и эти вымрут. Между тем, мне интересно просматривать и записи с них, и живое изображение. Не потому, что у меня натура такая, маньяка- наблюдателя, а потому что хочется разобраться во взаимоотношениях людей из самых разных слоев общества этого мира, изучить их быт и поведение.

На следующий день на различные орбиты выставляли теперь уже мои спутники. Два десятка вместо одиннадцати, улучшили связь значительно. Но, все равно, на поверхности планеты останется много пятен, где связь будет отсутствовать полностью. Сделали так, чтобы эти места оказались, в основном, на просторах океанов, но и на суше останется много мест, где время в эфире через спутник будет сильно ограничено.

Алексей домой не рвался, говорил, что в запланированные каникулы надо отдохнуть и оторваться по полной программе. Мы и отрывались. День начинали утренним кофе и купанием в океане, благое дело лететь на флаере от места дислокации всего минут пятнадцать. И песчаный пляж нашли интересный - скалы с соляными пещерами и тихий залив с очень соленой водой. Алексей говорит, что спутники-сканеры за все годы не засекли здесь ни одного хищника, да и для здоровья неплохо. Вероятно, в будущем на этом месте построю курорт.

Оба моих флаера были с санузлом и душевой кабиной, поэтому, обычно после двух часов купаний смывали с себя соль и отправлялись на осмотр территорий. Мы не просто рыбачили, охотились и жарили шашлыки, а занимались общественно-полезным трудом, проведав и разметив места будущих производств. Какими должны быть основные из них, подсказали основы базового учебного курса Эольской Высшей Химико-Технологической Школы. Нужно сказать, что благодаря моей многолетней теоретической инженерной подготовке, то есть, учебе в институте, а так же практическому опыту работы, матрица этих знаний усвоилась под обучающим модулем всего за пять восьмичасовых сеансов. Развивать их особо не стал, для этого нужны несколько тысяч часов, а у меня этого времени нет. Да и не мое это, перед собой поставил совсем другие задачи.

Вначале посетили ближайшее месторождение, где по данным ИскИна спутниковые геологические сканеры разведали огромное подземное нефтяное озеро. В этом месте нефть подступила к поверхности земли на расстояние в сорок два метра. Так что проблем с ее добычей не предвидится, тем более, что опытный специалист-нефтяник на примете есть. Это родной брат Натальи Николаевны, директрисы школы-интерната, который сначала двенадцать лет безвылазно отпахал буровым мастером в Тюмени, затем, вместе со своим шефом переехал в Волчанск, где еще одиннадцать лет отработал начальником цеха на вновь построенном нефтеперерабатывающем заводе. Частенько слышал, как он жалуется, что на пенсии ему стало скучно жить, но ничего страшного, теперь сделаем ему предложение, от которого он не сможет отказаться.

Дальше слетали к горной гряде, где ИскИн обозначил наружный выход хорошо коксующегося угля, и наметили расположение будущего разреза. Лет через двадцать здесь, конечно, будет стоять мощный экологически чистый коксохимический комплекс с ресурсосберегающими технологиями. Чего только ныне не удумала галактическая инженерная мысль. Однако, пока суд да дело, будет здесь размещен один из болтающихся сейчас на орбите автоматических горнодобывающих и перерабатывающих комплексов в комплекте с небольшой коксовой батареей и химическим производством.

Определились мы с добычей и переработкой хромистого железняка, марганца и никеля, а так же медно-цинковых руд и олова. Однако, уже сейчас ясно, что объемов, которые нам может обеспечить имеющееся оборудование, катастрофически мало и хватит только на стартовые два-три года. Что ж, никуда не денешься, придется дополнительно настраивать и дедовские технологии металлургического производства.

Больше всего провозились с лесом, нужно было сделать заготовку древесины на строительство флота вторжения. Осуществили облет всех четырехсот восьмидесяти четырех двухсотметровых полуторатысячелетних ореховых гигантов, шестьсот восемнадцать штук деревьев поменьше и пятьсот четырнадцать вообще молодняка, возрастом до двухсот пятидесяти лет. Рядом с ними дали ростки около двух тысяч штук совсем небольших деревьев. Думаю, что коль этот орех для местных аборигенов является 'деревом жизни', то его нужно рассадить и беречь.

Все же одиннадцать древних гигантов уже подсохли, и Алексей предложил их вытащить из земли вместе с корнем и перенести на распиловку поближе к будущему городу. Лично я не представлял, как это можно сделать, но очень быстро все понял и даже поучаствовал. Мощнейшая вещь, скажу вам, эти антигравитационные движители шатла, которые вытащили захваченный манипулятором исполин, объемом в семь тысяч кубов деловой древесины, как травинку.

Алексей говорил, что в центральных мирах изделия из столь прекрасного по текстуре и цвету дерева будет стоить больших денег. Не знаю, как там в других мирах, но мебель и отделку в своем дворце мне тоже надо из чего-то делать, поэтому, на строительство будущих кораблей решили использовать целое нагромождение топляков, нашедших покой в одном из заливов Большой реки. Деревья по структуре и твердости были очень похожи на земные дубы, и было их так много, словно стихия смыла в реку многовековый бор. А может, так оно и было? Между тем за три дня мы перетаскали всего лишь малую их толику, разложив для сушки на двух гектарах территории. Впрочем, сканер ближайшего спутника отметил вдоль четырех приток и правого берега Большой реки немало других нагромождений топляков. Так что даже с помощью специально смонтированных на флаер манипуляторов, чтобы повытаскивать их предстоит не один год работы.

Диаметр схожих на дуб стволов был от одного до двух с половиной метров, поэтому, закралась мысль, что под такие огромные бревна в нашем мире даже пильных рам найти не сможем но, в этом случае удивил Алексей. На антигравитационный манипулятор он закрепил лучевой резак и, не убирая прочих веток, кстати, тоже очень толстых, распустил вдоль все стволы. При этом, сам рез не рвал текстуру дерева, его толщина была не более двух тысячных миллиметра, а каждое бревно располовинивалось за какие-то три секунды. Таким образом, стало ясно, что с распиловкой бруса теперь никаких проблем нет, и для наших плотников и корабелов фронт работы будет организован сразу по прибытию. Только для продольного реза нужно будет изготовить специальный станок с поперечным пошагово фиксированным перемещением оправки с укрепленным на ней резаком. Впрочем, эта операция не отменяет наличия всех прочих деревообрабатывающих станков.

Глядя на работу этого изделия, изготовленного по неземным технологиям, в голову пришла интересная мысль, поэтому, решил проверить, как он режет гранит. Оказывается, ему все равно, что резать, нужно только настраивать длину и мощность луча, но на разрушение структуры камня и металла, например, энергии идет гораздо больше. Так вот, о пришедшей мысли. Почти вертикально отвесная скала между водопадами горного озера имеет длину шесть километров и монолитное тело без трещин на высоту до ста двадцати метров. А почему бы эту скалу не подровнять и не построить в ней будущий деловой и торгово-развлекательный центр столицы? Может получиться довольно оригинально.

Алексей подтвердил, что подобную работу может выполнить любой горнопроходческий комплекс, которому можно задать любую программу формирования пустот. При этом, либо вырезать гранит блоками определенного размера и складировать на площадке, либо дробить все в щебень, либо делать и то, и другое. Вот тебе и часть материалов для строительства города, который должен иметь свое оригинальное лицо. А то, что собственную штаб-квартиру, деловой и культурный центр столицы хочу построить из черного и красного гранита, а так же белого мрамора и других натуральных стройматериалов, даже не обсуждается. Что же касается новейших иномирных технологий, когда тысячеквартирная жилая башня со всей коммунальной, торговой и культурной инфраструктурой возводится и сдается в эксплуатацию за какие-то три декады, то отказываться от них грех. Вот выйдем, лет через пятнадцать-двадцать на межгалактический рынок, тогда и мы так строить будем.

Проверил наличие переданной Элвиком на планетарный ИскИн Леона информации о сканировании здешнего гранита. Оказалось, что в базу данных его минеральный и геохимический состав тоже внесен. Мой биокомпьютер, получив исходные данные и предложения по проекту, выдал оптимальное техническое решение по устройству различных помещений в гранитной скале. Здесь были расчеты толщины стен и перекрытий, арочных и прямых потолков, размеры и форма проемов.

Я был несказанно доволен, что работа, которую надо было бы поручить целому институту, мной выполнена самостоятельно за какие-то двадцать минут. В скором будущем таких специалистов, но с более развитыми определенными научно-техническими направлениями, у меня должно быть еще четыреста тридцать человек, по числу оставшихся биокомпов. И это не говорю о наличии тысячи штук обычных для Содружества наладонников, но необычных для Земли суперкомпьютеров, коими они через информационный блок ИскИна будут являться на самом деле.











Глава 10


Какой дорогой идти к Храму?





Планета Леон, необитаемый остров, 23 июля 991г.


На горное плато этого острова, мы приземлились на моем шатле и к берегу моря прилетели на моем же 'Буйволе'. А шаттл Алексея или капсула, как он говорит, так и осталась на орбите, стыкованной с Леоном-1.

Остров находится в шестистах километрах от побережья материка Краб и в шестистах двадцати километрах от города Татхалл, столицы Империи Татл. Накупавшись в одной из его бухт до 'не хочу', мы рыбачили, стоя на скалах. Собственно говоря, рыбачил Леша, это его азарт еще не покинул. Поклевка была частой - через один-два заброса спиннинга. Рыбины цеплялись солидные, очень похожи на ставриду и весом около двух килограмм каждая. Поймав две штуки, одну выпустил, а вторую посадил на кукан, пусть плавает ну, куда нам больше? Хочу на обед сварганить ушицу с кусочком оставшегося гуся. Леша говорит, что различные змеиные супчики и раньше ел, а Люда здесь борщом частенько потчевала, но уху за все свои сто сорок лет он точно, даже не пробовал. К ней бы осетринки, да ничего, свежий 'скумбриевич' тоже подойдет.

Сидел на камне в тени скалы и наблюдал за рыбаком азартным. Он вытащит рыбину, отцепит с крюка, подержит и выпускает. Но когда стали попадаться одни и те же, с отметинами от блесны, он успокоился и стал сворачивать снасть. Я же приступил к чистке и потрошению.

- Леша, что-то не найду в базе данных, которые ты мне заложил, информацию о войнах. Планеты Содружества между собой войны ведут или нет?

- Нет, уже восемьсот лет в системах, входящих в состав Содружества, любые военные действия запрещены. Да и делить там нечего. Раньше ведь Советом рулило десять олигархий, и по вине одной из них была потушена звезда, в системе которой проживало шестнадцать миллиардов человек. Так вот, тогда все правые и виноватые объединились и ликвидировали эту самую десятую.

- Так что? Сейчас вообще никаких конфликтов нет?

- Как же нет? - удивился он, укладывая спиннинги в чехол, - Война - двигатель прогресса. Корпорации постоянно между собой поделить чего-нибудь не могут. В-основном - ресурсы. Это они в Совете показывают себя улыбчивыми и любящими весь мир, а в космосе, иногда, готовы порвать друг друга на куски. Не часто, но бывает, что во фронтире разворачиваются целые сражения. В этом случае, нейтральные корпорации направляют своих арбитров. Есть единственная корпорация, которая вообще явно никогда не воюет, это Геда. Именно она занимается продлением жизни людей, поэтому, с ней связываться - дураков нет.

- Понятно, - удовлетворив любопытство, приступил к приготовлению ухи, которая имела совсем другой запах и вкус чем та, которую несколько дней назад готовили из тайменя.

Да, для нашей следующей задумки нужно было серебро или золото. Хотел забрать пять тонн в слитках из собственного терминала, но Леша порекомендовал слетать к одному месторождению, где на поверхности земли есть выход крупных самородных серебряных плит, весом от пятнадцати килограмм, до пятнадцати тонн. Местечко это располагалось на северо-востоке материка Акула, у обширного, размерами не менее Байкала озера. Вообще, на планете было пятьдесят два серебряных рудника с хорошим потенциалом промышленной добычи, почти все они имели различные химические примеси: сера, сурьма, бром, мышьяк, хлор, свинец, медь. Но именно в этом месте, серебро было чистым и его объемы, по расчетам Элвика, составляли двадцать восемь тысяч тонн. Взглянув на карту руд, обнаружил совсем рядом, на берегу одной из рек, небольшую открытую жилу самородного золота, приблизительным объемом в двести тонн.

Хорошее и красивое местечко оказалось, а для тех, кто бывал на Байкале, скажу: не хуже. С юга, запада и севера - глухая тайга, а с востока - степь бескрайняя, многочисленные виды непуганого зверья, самые разные деревья, растения и цветы. Озеро назвал Серебряным.

Очень удачно, что захватили с собой два антигравитационных манипулятора, иначе толстую плиту, теоретическим весом, как определил мой биокомп в пять тысяч сто один килограмм, пришлось бы резать на кусочки лазерной пилой. А так, спокойно, не напрягаясь, прямо в кузове флаера активировали их работу, довели до невесомости, зашли к плите с противоположных сторон, задвинули захваты, увеличили режим грузоподъемности до необходимого веса и, когда плита приподнялась, занесли ее в машину, словно обыкновенный матрас.

На озере Серебряном, кстати, тоже порыбачили. Вытащили некрупного тайменя, килограмма три весом и устроили из оного шашлычок. Таким образом, отметили успех мероприятия, организовав небольшой пикник. Правда, коньячишко не пьянствовали, но по большому бокалу белого 'сухарика', да, употребили.

Все эти дни, нагрузив различной информацией ИскИн, мы еще раз и еще раз, занимались анализом будущих действий. Да, для основной массы людей, прогресс несет благо, но так же для многих он несет кровь, пот и слезы. И вот, сегодня мне предстояло пройти один из главнейших этапов разработанного проекта. От того, как он пройдет, во многом зависели сроки выполнения наших дальнейших планов.

Ни светская, ни духовная власть от привычного положения, занятого в иерархии общества не откажутся никогда, даже если их на то будут подговаривать боги. Они скорее откажутся от таких богов! Но мой демарш состоится, не смотря ни на что.

Конечно, целый слой власть имущих не воспримет новых общественных отношений и будет раздавлен под катком более совершенной цивилизации. Но нет пути назад и во мне нет сомнений, путь предопределен. К сожалению, он будет кровавый, но насколько именно, покажет сегодняшний день.

Биокомпьютер хорош тем, что на экран монитора можно смотреть в любом месте и в любое время. Хочешь - с открытыми глазами, а хочешь - с закрытыми. Вот и сейчас, вывел спутниковое изображение площади перед Храмом Творца Всего Сущего и Детей Его - Великих Богов и, заканчивая хлебать ушицу, наблюдал за обстановкой. Алексей уже поел и приступил к помывке посуды.

Этой ночью, ближе к рассвету, мы cобираемся посетить столицу, более точно - Храм Творца, главную цитадель половины верующих этого Мира.

- Леша, а как с болячками? Как-то в фантастической литературе читал, что попаданец в другой мир является разносчиком болезнетворных вирусов и способен загубить все население.

- Не все, но что касается этой планеты, то 941 год тому, по всему континенту прошел небывалый мор. От разных болезней умерло до трети населения. Не надо рассказывать, кто их занес? Они, кстати, многих излечили, но это малая капля, по сравнению с тем штормом, который пронесся по жизням людей. Мне кажется, что Наказующие их приговорили именно за это. Обычно, перед контактом с цивилизацией, вирусологи готовят аборигенов несколько лет, а те об этом даже знать не должны.

- А как же моя встреча?..

- А ты их ничем уже наградить не сможешь, разве что двумя не смертельными штаммами гриппа, которые могут повредить совсем уже древнему старику с полностью ослабленным организмом. Этот момент выяснил еще в прошлое свое посещение: герметизировал шлем, импульсником вырубал двух бродяжек и брал на анализ кровь. Так вот, иммунитет у них - будь здоров.

- А для меня их бациллы не опасны?

- Их бациллы твоим биороботам на один зуб.




Отступление




г. Татл, Храм Творца, 42-й день жаркого цикла, 991г.


Наступал день летнего солнцестояния, самый долгий день в году. С ночи ко всем Храмам Творцу и Великим Богам собирались семьи воинов, сыновьям которых к этому дню исполнилось двенадцать лет. Сегодня такого мальчика возводили в сословие воинов, а отец, дядя или старший брат, перед алтарем ему торжественно вручал боевой бронзовый нож.

Немного в сторонке, прислонившись в темноте к колонне, устроились трое: Лота, седая старушка, девочка Ханда, четырнадцати лет и мальчик Юрг, соответствующего посвящению возраста. Это, вместе с бабушкой, были дети недавно погибшего в бою Междуреченского сотника Матхала.

Нож Юргу вручать было некому, да и самого ножа не было. Когда отец посадил их на корабль, идущий в Империю, то в сундучке был и нож будущего воина, и серебро, и немного золота, и целый узел с одеждами. Но при высадке в порту Татла, их самым наглым образом ограбили. Какие-то четыре темных личности вырвали из рук вещи и скрылись, разбежавшись в разные стороны. Толстый стражник жалобу Междуреченских беженцев записал, но за два дня грабителей не разыскали и будут ли когда-нибудь они найдены, неизвестно.

Бабушка Лота, каким-то образом сохранила заначку в три золотых монеты. Пройти достойно посвящение, купить нож и устроиться одним из помощников мастера в школе боевого искусства, этих денег бы хватило. Но как жить дальше, тем более, Ханде через год-два пора выходить замуж, а бесприданница кому нужна, разве что купят наложницей. Поэтому, на семейном совете решили, что сегодня Юрг попросится к кому-нибудь из богатых в товарищи, это все равно, что в услужение и только по истечению десятилетнего срока он станет полноценным воином. Но деваться некуда, зато будет при деле, при оружии, одет, обут и сыт. А с такой известной воинской фамилией, как у него, в богатый дом возьмут с удовольствием, он даже не сомневался.

- Говорят, сегодня здесь будет проходить посвящение племянник Императора, проситься нужно будет к нему, - сказала бабушка Лота.

Хорошо бы, но, бездна его забери, как бы хотелось пройти посвящение самому и не быть от кого-то зависимым.


Шушуканье бабули и детей, мне было довольно хорошо слышно.

Еще за полночь мы с Алексеем благополучно добрались до места и, включив генератор силового поля в режим оптической невидимости корпуса флаера, нырнули под арку Храма. Створки входных ворот были огромны, можно было открыть и залететь внутрь, но мы этого не стали делать. Приоткрыв одну из них, заглянули внутрь. Помещение выглядело огромным и впечатляющим, редкие ночные светильники выхватывали на стенах и колонах резьбу и фрески, изображающие сцены из жизни и быта людей. Еще хорошо была освещена дальняя стена, где высоко под куполом выступал вырезанный из белого мрамора огромный барельеф головы мужчины с длинными кудрями и бородой. Внизу, под ним, стояли статуи мужчины и женщины, изготовленные из белого же мрамора. Рядом с воротами, сидя на скамеечке и опершись спиной на стенку, сладко спал мальчишка, одетый в какой-то белый балахон.

Активировали грузоподъемные манипуляторы, подхватили плиту самородного серебра и затащили в дальнюю темную нишу, справа от памятников, после чего Алексей сел во флаер и быстро убрался. Договорились, что будет висеть в работающем режиме здесь же, над крышей. Энергии даже за сутки съест ноль целых, ерунду десятую, зато он, и пулемет флаера всегда будут на подхвате. Договорились, что ретрансляцию изображения из собственных глаз на биокомп отключать не буду.

- Эй, - потряс за плечо спящего мальчишку. Тот испугано приоткрыл мутные от сна глаза, увидел, как смотрю на него сквозь забрало гермошлема и широко улыбнулся. Через секунду карие глаза просветлели и широко открылись до белков, нижняя челюсть упала, а улыбка стала сползать.

- Бог, - прошептал он и свалился на пол без чувств.

- Эй! Эй! Ну-ка, очнись, - с собой нашатыря не предусмотрел, была ампула совсем другого эфирного действия, которая в закрытом помещении распространялась за секунды и мгновенно усыпляла все живое. Начал хлопать ладонью по щеке. На руках были одеты перчатки с чешуйками на тыльной части, но псевдокожа и эластичная ткань пальцев и ладонной части поранить пацана не могла. Он стал приходить в себя и опять уставился на меня со страхом. Еще раз встряхнул его, приподнял и усадил на скамейку, придерживая руками.

- Слушай меня внимательно и отвечай, - мой голос звучал, немного усиленный динамиком гермошлема, - Кто здесь старший?

- Первый жрец Твой, - прохрипел пацан. Слово 'Твой' он говорил с придыхом, его душу стало переполнять торжество.

- Он здесь самый главный?

- Нет. Самый главный помазанник Твой, - Святейший.

- Тогда веди сюда Святейшего. И быстро, - поднял мальчишку со скамейки и шлепком под зад придал ускорения. Тот метров пять отбежал, остановился и опять посмотрел на меня, - Быстро, сказал! У меня нет времени.

Через пару секунд мальчишка исчез в каком-то темном коридоре, я же в ожидании стал рассматривать рисунки на стенах, переходя от одного к другому. Прошло минут десять, а его все не было. Подозреваю, что все пойдет по инстанции, сначала старшие служки надают ему подзатыльников, затем, кто-нибудь пойдет проверить наличие привидения от сновидения.

Так и получилось. С ним приперся такой же служка, только постарше. Этот тоже, увидев меня, упал животом на пол, пришлось наорать и прогнать. Прошло еще минут пятнадцать, - может быть, сейчас придет, наконец, кто-нибудь более вменяемый.

- Виктор, - услышал в телефоне внутреннего уха голос Алексея, мы с ним были на постоянной связи, - На площадь народ собирается.

Действительно, от входных ворот почувствовал приближение людей, затем, послышались голоса. Спрятался за колонну и прошел в ту нишу, где положили серебряный слиток.

- Все нормально, - шепнул в ответ.

В Храм стали входить группками обычные люди, взрослые и дети. Впрочем, взрослые и правда оказались невысокими, как наши вьетнамцы. Это не есть гут, совершенно не предусматривал участие мирян в моей встрече с главами религиозного культа. За колонну в темный угол зашли трое - старушка и двое детей, мальчик и девочка. Между собой они говорили тихо, но мои настроенные микрофоны дали возможность отчетливо слышать весь разговор.

В это время почувствовал усиливающиеся эмоции, направленные непосредственно на меня. Через минуту из коридора вышла целая процессия священников, подталкивая в спину обоих служек.

- Что-то они рано, до рассвета еще далеко, - шепнула бабуля.

- Зажгите светильники, - громко сказал один из вошедших, невысокий седенький старичок, одетый в расшитый золотом балахон и посохом в руке. Толпа служек с горящими масляными плошками разбежалась по залу, один из них направился в мой темный угол.

Что ж, не хотелось подобной публичности, но отыграть назад нельзя. Поправил на плече 'шмайсcер', ощупал подсумок с магазинами, провел рукой по кобуре с 'вальтером', финке и охотничьему ножу и проверил кармашек с ампулой сонно действующей субстанции.

- Леша, я пошел, - шепнул в микрофон и вышел из ниши под блики освещающего памятник светильника. В гермошлеме и костюме планетарного разведчика, внешне выглядел очень похоже на пришедших когда-то в этот мир инопланетян с планеты Ассандра. Идущий в мою сторону служка стал столбом, словно натолкнулся на стену, из его рук выпала горящая плошка.

Легкий гул голосов в Храме прекратился, наступила глухая тишина, и несколько секунд только эхом отдавался звук моих шагов.

- Бооог!!! - надрывно закричало несколько голосов, а народ немного помедлил и рухнул всем телом на пол. На меня хлынули эманации невероятных чувств, физически осязаемой яркости, страха, любви и добра. Но, дедок с клюкой и трое богато одетых горожан, глядя на меня удивленно и недоверчиво, продолжали стоять.

- Это стоит твоя будущая проблема, - услышал голос Алексея, наблюдающего за ситуацией моими глазами.

- Мы их тоже победим, - ответил ему, затем, изменил направление движения, подошел ближе к лежащим ниц людям и сквозь прозрачное забрало уставился в глаза стоящему на ногах, видимо, главному из горожан, пытаясь подавить его волю. На секунду раньше бухнулись на колени и уткнулись лицом в пол его сопровождающие. Тень ужаса мелькнула в глазах, и он рухнул следом.

Окинув взглядом зал, направился к дедушке-жрецу, который находился в полном ступоре. Резной посох, украшенный золотом и красными камнями, громко упал и покатился к моим ногам, я остановился и поднял его. Подошел, взял дедушку под руку, вернул посох и громко крикнул:

- Встаньте, люди! Не поклоняйтесь мне! Недостоин вашего поклонения! - руку поднял вверх и показал на громадный барельеф, - Ему молитесь! Великому Творцу Всего Сущего, - затем, тихонько дедушке сказал, - Веди в спокойное место, поговорим.

Мы вошли в просторную комнату и разместились за большим круглым столом, изготовленным из красного орехового дерева. Помещение освещалось множеством коптящих масляных ламп. Когда меня провели сюда, снял шлем и уселся в самое богато отделанное резное кресло. Вся компания высших руководителей религиозного культа собралась буквально за несколько минут. Посмотрев на их одухотворенные лица, предупреждая любое поклонение, сразу же перешел к делу.

- Прошу выслушать меня, не перебивая. Выскажетесь потом, - посмотрел в глаза присутствующих, это были люди не простые, чувствовалась исходящая от них сила. Настроил псионическую программу внушения, как учил Алексей и начал говорить, - Совсем не хотел, что бы меня преждевременно увидели обычные миряне, но получилось так, как получилось. Я - не Бог. Мое имя - Виктор Леон, прилетел к вам, как и те, которых вы тысячу лет считаете Богами, на космическом корабле с другой планеты. Те двое, статуи которых стоят в Храме, тоже жители другой планеты. Мой мир, - такой же, как и ваш, но более развит и в общественном плане, и в техническом. Например, если ваш кузнец за день сможет изготовить один нож, то у нас придуманный человеком механизм, может наштамповать десять тысяч таких ножей. И еще, миров, населенных людьми, Творец создал великое множество, воспринимайте это, как абсолютный факт.

Помолчал немного и продолжил:

- Месторасположение вашей планеты в космосе стало известно в других мирах. Не сегодня, так завтра, не я, так другой, но кто-то обязательно прибыл бы ее покорять. И не факт, что тот, другой, пришел бы с вами договариваться. Сегодня высокоразвитые цивилизации воюют не мечами, а таким ужасным оружием, которое может уничтожить в одночасье и сто человек непокорных, и миллион, - акцентировал, что бы жрецы прониклись, и внимательно всмотрелся в их лица. Были здесь удивление, неверие, страх, даже злоба.

- Ваша Божественная святость, странные и невероятные слова мы слышим, - тихо и медленно, но строго и весомо проговорил самый старый жрец, - Они смущают наши души.

- Понимаю, что вы влияете на умы миллионов людей и мои слова вам не по нраву. Они противоречат всем религиозным канонам и догмам, существующим уже тысячу лет. Но так сложилась объективная реальность или считайте, что такова воля Творца, но теперь жизнь вашей планеты, а соответственно и ваша жизнь изменится в корне, и ничего с этим поделать нельзя.

- Простите недостойного, Ваша Божественная святость, - сказал один из жрецов, с бесстрастным выражением лица, - Мы веруем этим догмам и канонам, никому и никогда не позволим нанести ущерб религии нашей, да и нет у нас другой перспективы бытия.

- Не называйте меня Божественной святостью, прошу вас. Однако, в отношении религии совершенно с вами согласен, уважаемые, и нисколько не сомневаюсь, что здесь собрались люди разумные. Не хочу вас учить, но мне кажется, что любое противоречие можно интерпретировать, как поспевшее к сроку дополнение. Что же касается перспектив, то в моих планах они таковы. В области светской, сейчас на планете существует две империи, восемь крупных королевств и степное ханство с соответствующими одиннадцатью владетелями. Через несколько лет будет единственная в мире империя с единовластным императором. В области общественной - обязательная ликвидация рабства, оно экономически не выгодно. В области духовной, императору совсем не нужна религиозная разобщенность народов, поэтому он, всеми доступными методами, будет содействовать объединению всех конфессий, под управлением одного, единственного Святейшего.

- Интересные перспективы, трудно переоценить их значение, если это случиться, - сказал старейший жрец, а все остальные серьезно покивали головой, - А единовластный император, это ты?

- Совершенно верно, через несколько лет корону императора ты возложишь именно на мою голову.

- Через несколько лет? Стар я уже, вряд ли доживу.

- В этом как раз проблемы нет, если ты свяжешь свою судьбу со мной, то доживешь. Укрепить здоровье и продлить жизнь лет на двадцать-тридцать вполне в моих силах

- Значит, все же ты бог?!

- Нет-нет, лично я здесь ни при чем, возможности современной медицины позволяют даже молодость вернуть, и жить от ста пятидесяти до трехсот лет.

При этих словах все пятеро жрецов посмотрели на меня с нескрываемым удивлением, только один из них самый низенький, с душой исторгающей злобу, свои маленькие колючие глазки поспешил отвести в сторону.

- Правда, такие серьезные препараты у меня появятся несколько позже, а временный вариант омоложения лет на двадцать-тридцать решаем прямо сейчас. Только нужно будет вместе со мной слетать в космос, там на корабле лечь на несколько дней в специальную медицинскую капсулу. Биологически активные вещества запустят процесс регенерации внутренних органов, и вы отлично поправите свое здоровье. Так что Святейший, придется править тебе еще долго.

- Ты посланник бездны, наряженный Богом, - вдруг прошипел тот самый злобный жрец, - Принес глыбу серебра, весом в двести пятьдесят мер, которую и сто человек не подымет. Купить нас хочешь? Прибыл смутить умы и отринуть нас от истинного учения наших Богов Великих? Не будет так!

- Покупать вас нет необходимости. А это серебро - занесено с помощью механизмов, которые могут таскать и более тяжелые грузы, и предназначено оно совсем на другие нужды. И никакой я не бог и не посланник бездны и ты это прекрасно понял, - наклонился над столом и ткнул в него указательным пальцем, - Я тебя насквозь вижу, небось, возжелал стать верховным жрецом, а теперь им точно не станешь. Ты испугался перемен, и сейчас думаешь, как бы меня отправить в небытие, чтобы все осталось по-прежнему. Так знай, и это уже не от меня зависит, что очень скоро, через несколько лет таких, как я появятся в этом мире тысячи. И если ничего не предпринимать, то народ спросит, а что же вы проповедовали девятьсот девяносто лет? - мне было совершенно ясно, что подобные мысли мечутся в головах всех собравшихся за столом жрецов. Трое имели вид растерянный. Самый пожилой жрец, которого называли Святейшим, несмотря на свой преклонный возраст, имел живой взгляд умных глаз, и сейчас с интересом смотрел на меня.

- Не верю! Ты исчезнешь, и будет все так, как было, - выкрикнул злобный коротышка.

- Вот здесь ты не угадал. Всё, не исчезну я. Уйду ненадолго, затем, вернусь и приведу много таких же, как сам, сяду на трон и буду править этим миром. Имейте в виду, с кем не договорюсь, того уничтожу.

- Не пугай, мы давно отбоялись свое, - тихо сказал Святейший, поглаживая морщинистой рукой мой гермошлем, стоящий рядом на столе. Самое интересное, что это был единственный человек, эмоций которого не ощущал совершенно, но 'слышал' его безрезультатные попытки гипнотического воздействия, - Вижу, ты не Бог, ты очень сильный человек, и внешне не такой, как мы. Надеюсь, понимаешь, что нынешние императоры и короли не согласятся ни с одним из твоих предложений?

- Понимаю. Для меня нет никаких проблем за один день, например, уничтожить в этом городе все живое. Но не вижу необходимости, мне нужны подданные и, когда наступит время, умрут только непримиримые.

- Не буду скрывать, - продолжил Святейший, - предложение об объединении конфессий импонирует всем, но оно недостижимо без объединения государств. Но нынешним владетелям земель, владельцам говорящего имущества и всей светской власти, твои предложения будут не по душе. Не думаю, что о них стоит распространяться преждевременно, не правда ли?

- Истинно так, приятно иметь дело с разумными людьми. Нисколько не сожалею, что договариваться о мирном и взаимовыгодном сосуществовании пришел именно к вам, а не к еретикам и язычникам. Надеюсь, в будущем это поможет избежать излишнее кровопролитие.

- Мудрый Творец вездесущ и появился ты здесь провидением Его, иначе быть не может. И договариваться будем, но нам нужно еще посоветоваться. Да, подумать, посоветоваться, скажем, два дня, - он покивал головой, затем, склонил голову к плечу и взглянул искоса, - А что еще может предложить могучий Император бедному Храму?

- Храм ваш совсем небедный, алхимические приборы моего космического корабля показали, что под этим зданием, на глубине десять метров, лежит серебра в восемь раз больше, чем я сюда занес. Есть там много золота и драгоценных камней, - все жрецы между собой переглянулись, а в глазах Святейшего вспыхнула искорка и он, улыбнувшись, спросил:

- На этот корабль, которым летаешь в небе, интересно было бы взглянуть. Покажешь?

- Покажу, конечно. И корабль, и звезды, и нашу планету, заодно и здоровье вам всем поправим.

- Девятьсот девяносто один год назад, Великие Боги, которых ты считаешь такими же людьми, вышли на это место, где наши потомки построили нынешний Храм и исчезли, а в небо унеслось два мигающих огонька - красный и синий.

- Это будет выглядеть аналогично, можем отправиться прямо сейчас.

- Скоро рассвет. Сегодня в обеих наших империях и трех королевствах большой праздник, - посвящение будущих воинов. Проведем обряд, тогда и отправимся. Подождешь здесь или явишься народу?

- Да незачем смущать неподготовленную психику обычных людей.

- Разумно. Слово 'неподготовленную' - ключевое, - сказал Святейший, после чего они все встали и вышли из-за стола.

Злобный коротышка у двери оглянулся и окинул меня странным взглядом, словно прицеливался, куда бы всадить нож и вычеркнуть из списков. Навсегда. Ничего, жрец, и здесь ты не угадал, если мне понадобиться уйти, - ни ты, ни все прихожане вместе взятые удержать меня не смогут. Тем более, не пойдешь ты против принятого решения своего главного шефа.

Однако, ошибся.

Сидел в комнате один, уже минут двадцать. На улице рассвело и в узких окнах, остекленных чем-то мутным, блеснуло солнце. Вытащил из кармашка двоих миниатюрных 'жучков'-передатчиков и зашвырнул на высокий потолок. Серебристые многоножки шустро расползлись по углам, замерли, сменили цвет и слились с поверхностью.

- Хлопни в ладоши, - сказал Алексей и я выполнил его просьбу, - Нормально, все видно и слышно. Они подзаряжаются от ультрафиолетовых лучей, так что если в течение ближайших семи-восьми лет не будут делать капитальный ремонт и не станут обдирать потолки, то о работоспособности можно не беспокоится.

- Отлично, - кивнул головой и включил на свой биомонитор трансляцию с площади. Людей набилось множество, и они шли и шли, на лицах было написано любопытство, удивление и ожидание. Вдруг, от входной двери в комнату повеяло ощущением угрозы. Единственное, что успел сделать, - одеть гермошлем. Еще герметизировал его, подтягивая левой рукой воротник костюма, а правой подхватил 'шмайсcер', как створки двери распахнулись, и в помещение стремительно вошел злобный коротышка, а следом, вбежали семеро довольно высоких, по меркам обычных аборигенов служек, ростом под метр восемьдесят. У всех, без исключения, глаза были навыкате, у троих изо рта текла слюна, видно, их чем-то опоили, и каждый в руках удерживал арбалет.

- Убейте его! Это исчадие бездны! - злобный дядька стукнул посохом о пол, а его бойцы стали поднимать оружие. Последние арбалетчики еще толпись у двери, как мне удалось, свалив соседний стул, резко оттолкнуться и отпрыгнуть влево.

Отработанных до автоматизма навыков работы со 'шмайсcером' не было, поэтому, с полсекунды потерял, откидывая ручку затвора с предохранительного гнезда. В результате, стрелки двумя болтами, все же, приложили. Один попал в шлем, а второй - в бедро. Проникающих ранений не случилось, материал костюма выдержал, замонолитив его конструкцию в момент поражения и рассеяв энергию ударов по всей поверхности. Но мощь тяжелого арбалетного болта была настолько высока, что попадание в бедро раскрутило меня в воздухе на сто восемьдесят градусов, а попадание в шлем, если бы не успел сблокировать его с воротником костюма, - сломало бы шею.

Прокатившись по полу, завалился под стол и из-под его ножек дал в сторону нападающих короткий веер. Особого вреда стрелкам это не принесло, но грохот выстрелов, редкие раны и вскрик двух бойцов, сбило прицел оставшихся троих, их болты ушли в стены. Теперь, настала моя очередь: откатился еще раз, подтянул правую ногу и быстро привстал на колено, левой рукой подхватил цевье, которое должно быть горячим, но температура через перчатку не ощущалась, набрал полную грудь, затаил дыхание и, на полном выдохе расстрелял всех длинной очередью. Автомат, без упора в откинутый приклад, трясся в руках, как в лихорадке, но ничего, на такой короткой дистанции работал сверхточно. Начал из двух шустриков, которые бросили разряженные арбалеты и намеревались запустить метательные ножи, но на долю секунды не успели, и закончил их злобным боссом. Этот умирал бесстрашно. Впрочем, и ранее, при просмотре видеороликов о жизни аборигенов, обратил внимание, что все они к смерти относятся более обыкновенно, совершенно не так, как цивилизованные люди на Земле. Где-то в душе шевельнулось желание оставить его в живых, пускай бы посмотрел на будущую новую жизнь, но осознание факта, что жрец собственные амбиции противопоставил готовому разумному решению и интересам большинства, возглавляемого Святейшим, пересилили. Таким людям не место в команде.

Перезарядил автомат, подал патрон в патронник, затем, затвор завел в предохранительное гнездо и переложил ствол на локтевой изгиб левой руки. Правой вытащил 'вальтер', и все восемь патронов магазина использовал на контроль. В будущем, даже в самой отдаленной стае, бешенные собаки мне не нужны. Сменил магазин, спрятал пистолет в кобуру и уселся на скамейку у стены, удерживая под контролем входную дверь.

- Да, неслабо тебе пришлось, - Алексей, наконец, подал голос, - Пятьдесят две секунды.

- Что, пятьдесят две секунды?

- Боя! - ответил он, - С момента появления убийц и до момента, когда ты убрал в кобуру пистолет.

Восемь человек! Несмотря на то, что крови в жизни повидал немало, начало слегка потряхивать, видно, отходняк пошел. Неожиданно в левом плече почувствовал укол. Ага! Это диагност-аптечка сработала, и через тридцать секунд тонус организма вошел в норму.

- Леша, что там на улице? - спросил и переключился на ретрансляцию из его видеосистем.

- Да народ все прибывает.

- Вижу, - Алексей находился на крыше и съемка сверху показывала толпы людей, двигающиеся по прилегающим к площади улицам.

В это время почувствовал приближение группы людей, угрозу они не несли. Не знаю, как назвать эти чувства, возникшие после приобретения пси-способностей но, например, хищника и травоядного зверя тоже ощущаю совсем по-разному. А сейчас сквозь открытую дверь стал четко слышен звук множества шагов.

Первым вошел, постукивая посохом Святейший, окинул холодным взглядом комнату и, не выразив никаких эмоций, подошел к бывшему коллеге, прислонившемуся к стенке с дыркой во лбу и застывшей злой гримасой на лице. Следом вошли, переступая через трупы и раскиданное оружие трое высших жрецов, которые ранее присутствовали при разговоре. Взглянули на меня с опаской и, проговорив почти хором: 'Величайший', опираясь на палки, глубоко поклонились. Я знал, что здесь так обзывают императора. Дальше в дверь протиснулись десяток прочих служителей культа. Эти, увидев меня, рухнули на пол.

- Глупый Гунн. Закономерный итог неверующего, который решил оспорить промысел Его, - Святейший указал младшим жрецам на трупы и на дверь, минуту помолчал, затем, развернулся лицом ко мне, обозначил учтивый поклон и продолжил, - Надобность в том, чтобы еще раз посоветоваться, отпала. Величайший изволит явить миру очередное чудо?

- В смысле, подняться в космос? - дождавшись утвердительного кивка, спросил, - А нужно ли это делать при всех? Мне что-то не хочется дурачить народ.

- Нужно, Первый жрец Гунн был братом императора, поэтому кое-кому выгодно укоротить мой век, и ты останешься без союзника. Впрочем, я не боюсь отправиться в чертоги Богов, но одно вознесение вместе с тобой остудит горячие головы и даст мне время, - он опустил глаза и надолго задумался, а я его не торопил. Наконец, он окинул тяжелым взглядом окровавленный пол, и тихо продолжил, - Теперь верю, что прежней жизни не бывать, и если не будет тебя, то придет кто-то другой, сильный и беспринципный, а пожелает ли сотрудничать с нами, не известно. Хочешь, не хочешь, но дело делать надо вместе, иначе те, другие сотрут с лица земли и нас, и наш Храм. Поэтому, в чертоги Богов мне сейчас никак нельзя. Ты, император, подготовься, как следует, бери власть и управляй людьми, а возможность кормить их пищей духовной предоставь нам, мы в этом деле понимаем неплохо.

Действительно, каждый должен заниматься своим делом.

- Еще раз удостоверился, Святейший, что ты исключительно умный человек. Благодарен Творцу, который связал наши судьбы. Хорошо, в космос летим открыто, сколько будет человек?

Святейший показал посохом на двоих:

- Со мной отправятся Первые жрецы Лурд и Ворт, а на Первого жреца Игира возлагаются, на время моего отсутствия, мои обязанности, - дедок, который этим утром первым меня встретил и проводил к главным жрецам, глубоко вздохнул, то ли от облегчения, то ли от огорчения.

- Не переживай, - легонько хлопнул по плечу побледневшего дедка, - В следующий раз возьму тебя с собой обязательно, восстановлю здоровье и еще ни одну девку не пропустишь мимо, - затем, обратился к Святейшему, - Пойдем через черный ход?

- Надо сделать все так, как было девятьсот девяносто один год назад, - мы вышли в коридор и двинулись в сторону многочисленных переходов. Незаметно вытащил ампулу с эфирной субстанцией и зажал между пальцами. На всякий случай.

- Леша, - тихонько шепнул, - Приготовься. Внутренние помещения - не страшны, главное - проконтролируй выход.

- Понял, зайду с левого фланга.

В зале люди спрессовались так, что на живот падать им было некуда, они стояли и во все глаза смотрели на меня. Выйдя на улицу, в толпе слева, заметил сжатого со всех сторон того самого мальчишку, с сестрой и бабушкой. Показал на него указательным пальцем и кивнул рукой к себе. Тот побелел, широко открыл рот и глаза.

- Ты-ты. Иди сюда, не бойся, - его вытолкали из толпы и он упал к моим ногам, - Встань.

Наклонился и поставил его на ноги. Затем, расстегнул тактический пояс и снял ножны с финкой. Вытащил отполированный клинок, блеснувший на солнце, поднял его вверх и вложил обратно в ножны.

- Держи. Будь воином, - мальчишка в ступоре прижал его к себе.

- Ты сейчас возвысил на небывалую высоту какого-то мальчишку, - тихо сказал Святейший.

- Это не какой-то, это сын погибшего воина, междуреченского сотника. И то серебро, которое сейчас лежит в Храме, предназначено для содержания именно таких мальчишек. Собирайте их по всему миру, мне нужно десять-двадцать тысяч здоровых детей такого возраста, обучайте их грамоте и воинскому искусству. Только дети рабов не нужны, рабская сущность не выветрится и через пять поколений. Да, девочки тоже будущим воинам нужны. И бабушек не забывайте, надо же кому-нибудь для детей пищу готовить.

Святейший оглянулся на Первого жреца Игира, тот кивнул головой. Что ж, об этой семье можно не беспокоиться.

- Леша, садимся, - прошептал и перед глазами увидел возникшее размытое пятно с блеклым зеркальным отображением себя и жрецов: это опустился флаер, на котором работала система 'хамелеон'. Открылась дверь и перед тем, как сесть в салон самому, пришлось усаживать в кресла каждого нерешительного жреца, - Отлично, Леша, включай навигационные огни.








Глава 11


Мартовские побегушки




г. Киев, четверг, 10.03.1994.


Оружие с собой не забирал, оставил в 'Буйволе', все равно его скоро придется вызывать с орбиты. Дома мы отсутствовали ровно два месяца. В три часа утра ИскИн шатла в режиме невидимости доставил нас точно туда, где и подобрал, на чердак моего бывшего дома по улице Прорезной. На улице была мерзопакостная погода, но под дождь со снегом мы не попали, трап откинулся прямо к смотровому окну, видно, эта координата рассчитана уже давно.

Перед самым входом на чердак Алексей придержал меня за руку.

- Ну-ка, Виктор, послушай дом.

- Как это?

- Обыкновенно. Устремись сознанием и ощути свое присутствие в помещении чердака, на лестничных маршах, в квартирах. Давай-давай, ты можешь.

Закрыв глаза, попытался отстраниться от внешних раздражителей и мысленно сделал шаг за стену. Сначала ничего не ощутил, затем решил, что надо попытаться заглянуть дальше, и сознание, вроде бы как полетело через пространство. Вдруг в дальнем углу чердака с удивлением заметил четыре красных пятна, два из них подорвались, выгнулись дугой, выставили хвосты и зашипели. Откуда-то знал, что это три кота и одна кошка. Не знаю, как они увидели мой невидимый взгляд и чего испугались, но все четверо рванули к открытому смотровому окну и исчезли на крыше. Мое же сознание, или его 'глаза', не останавливаясь, стало опускаться вниз сквозь бетонные ступеньки лестничных маршей. От того, что постиг непостигаемое, на душе было странно и радостно.

- По-моему, чисто все, никого нет, можно идти, - осторожно выразил свое мнение.

- А видел кого?

- Четверо котов рванули на тысячу, как на пятьсот.

- Угу, а еще что?

- На четвертом этаже, квартира справа, мужчина и женщина сексом занимаются.

- Говори конкретней, Виктор, какой у них возраст?

- Фигвам его знает, контуры только вижу. Темнее и крупнее лежит и тяжело дышит, а цветом светлее и помельче, сверху скачет.

- Там лысый старик, за шестьдесят лет и девятнадцатилетняя проститутка, с профессиональным стажем от четырех до пяти лет. Теперь с нижних этажей давай, что видишь?

- Спят все, но на первом этаже два пьяных мужика водяру хлещут, а на втором твоя дражайшая супруга на кухне мечется.

- Точно, моя девочка соскучилась, она меня еще на орбите поймала. Да, Виктор, твой дар, конечно, слабенький.

- Ничего себе слабенький! Да я круче Пизанской башни, здесь так делать вообще хрен, кто умеет. Ну, кроме тебя.

- Поверь, многие умеют, они себя называют экстрасенсами. Но ничего, когда реализуется наш контракт, прилетишь ко мне на Эдерру, и мы в специальной клинике твое пси прокачаем по полной программе. А сейчас тренируйся, со временем будешь отслеживать внешнюю обстановку походя, чисто механически.

Мы прошли на чердак и прикрыли смотровое окно, а ИскИн выполнил программу и убрал трап, захлопнул люк и шатл тихо отправился к шлюпу на геостационарную орбиту. В квартиру тоже спустились никем не замеченные, где были встречены красивой женщиной с широкой, доброй душой.

Хотелось съесть большой кусок прожаренной телятины, но Люда была другого мнения и считала, что после корабельного кухонного комбайна нужно денек посидеть на диете. Вот и насыпала нам жиденького куриного супчика. Алексею, скажем, это даже неплохо, ИскИн разбудил его и выпустил из капсулы анабиоза за два часа до прибытия на орбиту Земли, так что его 'засохший' желудок требовал именно такой пищи. Мой же анабиоз длился всего триста тридцать два часа, а остальное время, почти четверо земных суток пришлось потрудиться в лаборатории, поэтому, от обильной пищи не отказался бы. Но выпендриваться не стал, решил, что приеду домой, отосплюсь нормально, а вечером встречу Ольгу с работы и завалим в один симпатичный ресторанчик на Подоле.

Перед убытием из Леона мы вернули на шлюп капсулы, ранее изъятые для оздоровления жрецов, так как буквально каждая из них нам понадобится для переселенцев. Подсмотрев, что такая же стоит в одном из флаеров Алексея, в которой он лечит уснувших землян, возжелал точно так же оснастить и своего боевого 'Буйвола'. Возражений не последовало, но оговорки были, что обучающие мероприятия для доверенных людей могу проводить самостоятельно сколько угодно, а врачебные без его участия никак. Впрочем, было ясно и коню, что даже для учебных целей без участия Алексея не смогу ни шатл с орбиты вызвать, ни свой флаер оттуда изъять.

С лечебными препаратами так же были определенные ограничения. Мог рассчитывать всего лишь на двенадцать регенерационных комплексов ?2, способных отращивать костную ткань, и то, получить их мог только во время космического перелета людей на переселение. Тогда как с комплексом, используемым для создания питающего геля анабиозных камер, проблем не было. Было их в запасе более шести тысяч упаковок, Алексей оставлял себе одну тысячу, а все остальное отдавал мне. Для наших землян, благодаря наличию в его составе лечебных биороботов, это был отличный оздоровительный препарат, и панацея от всех болезней. Решил не применять его, как попало и кому попало, а за исключением шестисот девяноста комплектов, которые уйдут для анабиоза во время перелета, прочий остаток растянуть до времени вступления в Содружество и выхода на галактический рынок. Однако, для нужных людей и эффективных исполнителей, никаких ограничений не будет.

В 'Буйвол' так же сложили три раскладных кресла с обучающими системами, потом нужно будет продумать место их установки. А справочной литературы и учебных программ в мой биокомп Алексей закачал столько, что в обычной ситуации гражданин Содружества за нее должен был бы выложить сумасшедшую сумму - сто восемьдесят восемь миллионов кредитов. Однако, это не значит, что я стал в одночасье шибко умным, это всего лишь пакет файлов.

Со справочной литературой все ясно: нужна какая-то базовая информация, - разыскал, открыл и посмотрел, ее же в будущем можно будет найти в галактической сети. Совсем другое дело обучающие программы. Чтобы все их усвоить, необходим высокий уровень интеллекта и десять трехсотлетних жизней. Лично передо мной такая задача не стоит, у меня будет кому их усваивать.

Здесь для изучения и усвоения баз знаний необходимо погружаться в виртуальную реальность. Например, для получения очень востребованной на некоторых планетах фронтира профессии охотника-промысловика, человек за семичасовой сон проживает в виртуале трое суток, где охотится, свежует добычу, снимает и обрабатывает шкуры, разделывает мясо. Проснувшись, можешь применять вроде бы как свои умения на практике.

Интеллектуальные программы так же изучаются и усваиваются подобным образом. Однако, для этого необходимо, чтобы студент имел базовые основы знаний, которые в Содружестве получают путем обучения школьников различным предметам посредством виртуальных игровых программ. Кстати, чередуются они реальными физическими нагрузками.

Существует восемь уровней знаний, которые ребенок проходит, словно компьютерную игру. Начинается обучение с шести лет и, обычно, к тринадцати-четырнадцати происходит выход на восьмой уровень, который, правда, постигают далеко не все. Но в любом случае, высшее достижение по каждому предмету с количеством набранных баллов обязательно вносятся в идентификатор. В-общем, электронный аттестат за взятку получить не возможно, ибо заработан он исключительно благодаря трудолюбию и уровню твоего интеллекта.

Высшее образование тоже имеет восемь рангов. Например, студент, за четыре года обучения достигший третьего уровня знаний, получает третий ранг и считается вполне готовым и востребованным специалистом. Шестой или седьмой ранг, как у Алексея, например, это уровень серьезного ученого, каких не так уж и много. Это все равно, как наш академик. О восьмом уровне даже не говорю, это редкие специалисты. Алексей говорит, что лично знает лишь троих, и работают они топ-менеджерами крупнейших галактических корпораций.

К счастью, методом проверки, моя земная школьная и институтская программы для дальнейшего интеллектуального развития была признана вполне приемлемой.

По рекомендации Алексея, чтобы зря не терять время сна, решил заняться получением элементарных знаний. Для начала получил две профессии: оператор обучающих систем и более серьезную - оператор регенерационных и лечебных систем. Наплевать, что в жизни тот же преподаватель или врач подобную работу всегда выполняет сам и никакие помощники ему не нужны, зато теперь и я не дилетант.

Мои ближайшие планы требуют изучить юриспруденцию и управление, экономику и финансы, думаю, что они пригодятся не только в Содружестве, но и на Земле. При этом оказалось, что на полное усвоение любого из этих курсов, нужно от восьмисот до одной тысячи двести часов реального времени, которого у меня сейчас нет. Пришлось согласиться на усвоение по этим предметам только основ и базового курса, на что времени нужно было всего лишь четыреста тридцать два часа.

Теперь во время каждого сна я проживал несколько дней жизни экономиста предприятия, банковского клерка, референта руководителя или помощника юриста, которые на практике применяют свои знания в делах, начиная с реализации теоретических азов. С ума можно было сойти, поэтому, через день каждый из этих предметов разбавлял обучающей программой по рукопашному бою или программой по применению кинетического оружия.

Алексей, как спарринг-партнер был так себе. Зачем ему рукопашка, когда он спокойно, без применения физической силы, мог подчинить своей воле любого неподготовленного человека. Нет, со своим вторым уровнем, для Земли он был спецназовцем, я же к концу пребывания на Леоне начал усваивать третий.

В виртуальном бою меня убивали семь раз, но наконец, наступил день, когда я выжил, и программа по данному уровню обучения приняла решение, что я ее усвоил. Зато потом из пистолетов, автомата и винтовки так же настрелялся от души, фактически сжег все свои боеприпасы. Конечно, таких систем наведения, как в обучающей программе у меня не было, но сейчас с уверенностью могу сказать, что владею огнестрельным оружием хорошо, стреляю быстро и точно, и 'маятник' могу качать по-настоящему.

Не знаю, пригодятся ли когда-нибудь эти умения, но теперь они у меня есть, и я этому рад. Нужно только постоянно поддерживать себя в тонусе.

Во время перелета к Земле пришлось доучивать экономику и финансы, а так же в виртуале осваивать работу техника-инструментальщика. Вообще-то, в современных технологиях Содружества такое понятие, как металлорежущие станки и инструменты отсутствует напрочь, вместо них применяется множество видов высокоточного литья. Однако, в лабораториях высших школ и уважающих себя солидных промышленных предприятий, для доводки опытно-экспериментальных образцов и изделий, подобные операции иногда применяли. Самое интересное, что производственный модуль по изготовлению инструментально-мерительного инструмента и приспособлений успешно шлифовал самые твердые материалы. Мне же для полного счастья нужно было обучиться составлять компьютерную программу обработки алмазов.

Вопрос создания стартового капитала для подготовки и финансирования проекта, можно было решить несколькими путями. У нас было золото, платина и камни, и все же, решили остановиться на бриллиантах. Не стали смущать умы заинтересованных людей, так как неземное происхождение металла наружу вылезет сразу. С камнями будет проще, например окажется, что они из неизвестного ныне месторождения.

К кимберлитовой трубке, которую прошлый раз забурил Алексей, мы летали, но повторно снимать с орбиты горно-добывающий модуль не посчитали нужным. Алмазов уже и так было добыто приблизительно на сорок миллионов долларов, кроме того, у Алексея есть возможность их реализации в Тель-Авиве. Я же ему предложил другую схему действий, с продажей не алмазов, а бриллиантов, и не несколько крупных, как сделал он, а всю мелкую мелочь. В крайнем случае, если не получится, то Тель-Авив, как вариант, никуда от нас не убежит.

За четверо суток до прибытия на орбиту Земли, ИскИн меня разбудил и выпустил из камеры анабиоза и теперь, обладая определенным массивом нужных знаний, я приступил к работе. Как оказалось, три тысячи самых мелких камней были хоть и разными по размеру, но тоже не совсем мелкими, поэтому, компьютер инструментального модуля их распределил на шесть различных весовых групп. При этом, для каждой группы были предложены по четыре вида огранки. Выбрав наиболее оптимальные, загрузил в приемник первую партию.

Каждая из групп алмазов обрабатывалась в течение двенадцати-восемнадцати часов, так что к завершению полета вполне успел. Моих знаний хватило, чтобы на универсальном модуле по производству изделий из пластмасс, дополнительно изготовить шесть пеналов с четким количеством гнезд под хранение бриллиантов. Да и девяносто часов времени между загрузками партий алмазов и выгрузкой бриллиантов, даром не терял, а изучил программу знаний руководителя среднего звена третьего ранга по классификации Содружества.

Кстати, обратил внимание, что если у нас сегодня решительные люди, это в основном, бывшие военные, то в Содружестве такие вырастают из числа специально подготовленных управленцев или, как на Западе говорят менеджеров. К приходу в верхний эшелон власти, они становятся настоящими абсолютно беспринципными и жестокими акулами. Куда там браться нашим даже самым эмоциональным нынешним директорам или председателям исполкомов. Однако, ничего не поделаешь, точно также придется учиться и нам.


По завершению позднего ужина или раннего завтрака, не знаю, как правильно сказать, распрощался с двумя любящими друг друга сердцами и пошел во двор к своей застоявшейся на зимних морозах 'восьмерке'. Стартер тяжело вжикнул три раза, на четвертом обороте двигатель показал признаки жизни, а на пятом радостно и громко загудел. Постепенно прикрывая дроссельную заслонку карбюратора, отрегулировал обороты и стал прогревать машину. То, что мог сесть аккумулятор, не переживал, в сторожке дяди Коли под аркой был 'прикуриватель'.

Когда-то многодетная семья дяди Коли была нашим соседом, и проживала на первом этаже. Прошлой осенью один из новых русских или, скорее, украинцев предложил ему обмен на две трехкомнатные квартиры в районе Троещины, и тот согласился. Думаю, надурили их здорово, стоимость недвижимости в центре растет не по дням, а по часам, и если сейчас продать эту огромную пятикомнатную квартиру, то денег хватит на покупку на той же Троещине трех трехкомнатных квартир, трех 'жигулей' и мебели.

Ничего не попишешь, своих мозгов людям не вставишь. Правда, прижились они здесь капитально, несмотря на то, что переехали, были наняты жильцами дома для работы охранниками. Вот и охраняют.

Когда стрелка датчика температуры охлаждающей жидкости сдвинулась с нуля, взял щетку и стал чистить оттаивающее лобовое стекло. Еще пару минут и можно будет ехать.

- Витька, привет! А чего я не видел, как вы вернулись? - из будки выполз дядя Коля.

- Да мы еще вечером вернулись, калитка в воротах была открыта, вот мы и прошли.

- И что, я не видел?

- А ты в будке склонился и что-то на полу высматривал.

- И калитка была открыта? Не может того быть!

- Склероз уже у тебя, дядя Коля, не с неба же мы свалились.

- Ну, да, - с недоумением он почесал затылок.

- Открывай лучше арку, выезжаю я.

Даже по пустынным улицам ночного города домой на Святошинскую добирался долго, почти полчаса. Особо не разгонишься, дороги скользкие, а городские дорожные службы мышей не ловят и работают из рук вон плохо. И машину у дома просто так не бросишь, быстренько угонят, тем более 'восьмерку'. Хорошо, что есть возможность эксплуатировать пятачок на внутреннем дворе расположенного рядом гастронома. Елизавета, его директриса выходец из наших, интернатовских. Сделала карьеру из простых продавщиц, окончила заочно торговый институт, сначала стала заведующей отделом, а потом и директрисой. Не без помощи влиятельного любовника, конечно, но как бы там ни было, директор гастронома в наши времена, это не простая личность. Когда пришел попроситься разок на стоянку, сразу ее узнал, она старше меня на четыре года. Лиза тоже меня признала, вывела во двор, подозвала старшего охранника, топнула на пятачке ногой и сказала: 'Здесь будет стоять его машина. Всегда. Пока я здесь хозяйка'. С тех пор у нас сложились братские отношения.

Вот и сейчас мой пятачок был свободен, дежурный охранник открыл ворота, а я привычно вывернул руль, припарковался, закрыл машину на ключ и поспешил со слякотной улицы к теплому парадному своего дома. В квартире был порядок, видать, Оля периодически убирала, правда, верхняя кромка плинтуса выглядела серовато. Так и есть, опять на полпальца пыли. Подавил раздражение и успокоился, надо благодарить и за то, что старалась.

Когда после теплого душа ложился спать, вдруг вспомнил, что два дня назад было восьмое марта. Да, к празднику не поспели. Но ничего, интернатовских цветами и подарками поздравлю завтра, а сегодня встречу Олю с работы и сделаю ей много хорошего. Ух, как я ее хочу! Так, ну его! Ну, его! Надо отвлечься от этих сладких мыслей и спать.

Впервые за два месяца обошелся во сне без погружения в виртуальный мир обучающей системы. Мало того, продрых девять часов подряд совершенно без сновидений, а в три часа дня уже названивал на Ольгин рабочий телефон.

- Алло, слушаю вас, - на девятом гудке услышал характерный голосок голубоватого Миши Немина, заместителя генерального директора компании и непосредственного Ольгиного шефа.

- Привет, Миша. А чего это ты на телефоне моей любимой женщины сидишь?

- О, привет! Седьмого марта у нас был междусобойчик, Оля без тебя пришла, говорит, что ты где-то в Африке на сафари. Это правда, да?

- Да, но только что приехал, - в их офисе бывать доводилось, Ольга затаскивала, даже пару раз участвовал в пьянках и оргиях, - Так, где моя любимая, Миша?

- Ах, а мы ее вчера в Питер отправили, контракты подписывать.

- Какие контракты, нафик?

- Ну, контрагент затребовал исполнителя, а документы готовила лично она, вот она в командировку и отправилась. Да ты, Витя, не переживай, там люди серьезные, нормально встретят, нормально проводят и в обиду не дадут.

- Ясно, дай-ка Питерский номер телефона, где ее можно разыскать.

- Ммм, - промычал он, - У меня есть номер президента компании и, сам понимаешь, дать его никому не могу. Но я сейчас попытаюсь связаться, и ее там разыщут, будь дома на телефоне.

- Добро. В крайнем случае, перезвоню тебе через полчаса.

Через двадцать пять минут он меня сам набрал.

- Ах, Витя, офис-менеджер президента говорит, что они где-то там пункты контрактов утрясают и, как только освободятся, ее сразу же известят. Так что жди, ничем другим помочь не могу.

Длинный гудок межгорода раздался лишь в седьмом часу вечера.

- Алло, ты уже дома? Фу, наконец-то, - услышал скороговорку дорогого мне человека.

- Привет, солнышко. Я так страшно соскучился, приезжаю, а тебя нет.

- Соскучился?! А где ты был вообще?!

- Ты же знаешь, в джунглях были, а связи там никакой.

- В джунглях? За два месяца ни слуху, ни духу, среди людоедов! Да я места себе не находила, испереживалась вся. Хорошо, что оставил домашний телефон своего Алексея. Хоть он не совсем дурак, да нашел возможность несколько раз жене позвонить. От нее и узнала, что у вас как бы все нормально. Ты гад!

- Солнышко, не ругайся, ты же знаешь, как я люблю тебя. Я за тобой так соскучился.

- Любит он! Соскучился! - передразнила она меня, - Знаю я тебя, два месяца с негритянок не слазил!

- Неправда, ни одну даже не нюхал, поверь. У меня ведь есть ты, поэтому, и воздерживался в ожидании нашей встречи.

- Воздерживался? Да ты два дня без секса вытерпеть не можешь, а здесь целых два месяца! И ты думаешь, я тебе поверила?

- Да что ты напала, говорю тебе, не было никого! Ты что, перестала мне доверять? Брось, никто мне не нужен, даже если появится какая другая женщина, ты об этом первая узнаешь.

- Узнаю? А Валька, которая жила с вами в Якутии и была одна на четверых?

- Ну, вспомнила. Между прочим, ты тогда решила на годик замуж сходить, не мучится же мне без женщины.

- Нет, это было еще до того. Я, может быть, потому и вышла замуж, с горя!

- Замуж - с горя! Ну, ты и сказанула!

- Да, именно с горя! Так Валька и после того жила с вами, и в прошлом году тоже, разве не так? - язвительно спросила она.

- Да? А ты не понимаешь, что если бы я не был участником общественной очереди, у меня бы яйца отвалились? И я бы не смог любить тебя мою милую и дорогую?

- Ага! Вот как это называется, ежегодно брали с собой проститутку в лечебных целях.

- Напрасно ты так. Валька нам готовила, обстирывала, работала с утра до вечера, лишь бы мы на эти дела не отвлекались, получала свою долю справедливо.

- Ты забыл сказать, что и обслуживала.

- Да, и обслуживала, а как же, молодец она! И жены всех моих ребят о ней знали, видишь, и тебя просветили.

- К твоему сведению, просветили, да! Ой, да нет, ничего, - вдруг Оля смешалась и что-то невнятное пробормотала.

Странно, подобных разборок, тем более по телефону, у нас еще не было никогда в жизни. Интеллигентная и сдержанная Оля словно с цепи сорвалась, но сейчас было слышно, как на той стороне телефонной линии кто-то зашел в помещение, где она находилась, и помешал ей окончательно испортить наши отношения. А может, и не помешал?

- Все, Виктор, мне нужно заканчивать, я приеду послезавтра, - вдруг сказала она совершенно изменившимся, тихим голосом.

- Нет, дорогая, ты приедешь завтра, - мою душу неожиданно заколотило от неприятных ощущений, в кровь хлынул адреналин.

- Я не смогу, - нерешительно сказала она, при этом ей кто-то суфлировал, - Мне документы только завтра отдадут.

- Пусть отдают сейчас или отправляют почтой, но ты немедленно вызываешь такси, едешь на вокзал, и звонишь мне оттуда.

- Но я не могу завтра, как ты не понимаешь, - рядом с ней опять кто-то бубнил. Я никогда не был ревнивым, наоборот, пускай бы побыла в Питере еще день-два, но почему-то именно сейчас тихий мужской бубнежь рядом с моей женщиной очень сильно волновал и раздражал.

- Короче, любимая, я тебя завтра встречаю. Либо не встречаю больше никогда, - веско проговорил каждое слово и положил трубку.





г. Киев, пятница, 11.03.1994.


Спальный вагон, в котором ехала Ольга, остановился прямо напротив центрального выхода из вокзала на перрон. Лицо ее ни лаской, ни дружелюбием не светилось, не растопил айсберг даже огромный букет из роз. И отношение ее ко мне было каким-то странным, ранее ничего подобного не ощущал, но понял, что это проявились мои новые способности. Между нами словно стоял барьер, а Ольга не знала, остаться за ним или переступить и сделать шаг навстречу. Я ее нежно прижал к себе, поцеловал, но она только коротко взглянув, отстранилась и хмуро затребовала, чтобы отвез ее домой, к маме.

- Мне было крайне неудобно объясняться, почему я должна все бросить и мчаться в Киев. Ты меня обидел и опустил.

- Дорогая, я сам не знаю, что на меня нашло, - отобрал у нее дорожную сумку, - Поехали ко мне, а?

- Нет, только не сегодня, сейчас я вся на нервах, вези домой, на Крещатик.

- А на работу заезжать не надо?

- Надо, но потом.

- Давай, Олечка, не будем ругаться, а сделаем так, как нужно нам обоим. Сейчас отвезу тебя к маме и отправлюсь по своим делам, а в три часа дня заберу и отвезу на работу. А оттуда мы едем ко мне. Я сам исстрадался, хочу тебя до опупения.

- Исстрадался, - она кисло улыбнулась, - Ты не знаешь, как я исстрадалась, мучитель мой. Ты меня мучаешь всю жизнь, с самого детства.

По ее щекам покатились две слезинки, она выхватила из рукава дубленки носовой платок и промокнула глаза.

- Олечка, не плачь. У нас все будет нормально, - взял ее за руку и повел через здание вокзала к платной стоянке легковых автомобилей.

Мы шли к машине, а ее холодная ладошка в моей руке стала теплой, барьер отчуждения начал развеиваться и, наконец, исчез. Я ощутил это физически. Ольга вдруг остановилась, прильнула ко мне и крепко обняла. Мы так и простояли несколько минут неподвижно, посреди вокзальной площади, не обращая никакого внимания на снующих людей.

Доставив ее домой и, договорившись о встрече после обеда, отправился по ранее запланированным делам.

Оле розы покупал на рынке, но сейчас предстояла поездка в тепличное хозяйство Ботанического сада за еще одним букетом из двадцати пяти роз и ящиком с тремя сотнями тюльпанов, а затем, мой путь лежал в школу-интернат поздравлять женский коллектив и учениц. С собой еще брал пятнадцатикилограммовую коробку шоколадок 'Гулливер'. Делал это уже семь лет подряд, каждого седьмого марта. Боже мой, как эти сопливые девчушки ожидали этого дня, а я взял и не приехал. Ничего, сейчас вину загладим.

С началом перестройки в магазинах найти хорошие конфеты было сложно, но Елизавета выручала всегда, даже один раз ездила вместе со мной. Кстати, за конфеты, которые везу в интернат, денег не брала никогда. С цветами дело обстояло проще. Стране на науку стало глубоко наплевать, поэтому, для научных работников НИИ и преподавателей ВУЗов наступили тяжелые времена безденежья. Многие из них уехали за рубеж, а некоторые даже на рынок пошли торговать. Сельскохозяйственники со своим опытным садом и теплицами оказались в более благоприятных условиях, результат которых поместили в багажник: большой букет роз и ящик с тремя сотнями тюльпанов. А стоило все это богатство сущую ерунду - сотку баксов.

Когда подъехал к центральному входу учебно-бытового корпуса и стал вытаскивать из машины цветы, то заметил, что все окна второго и третьего этажей заполнены детскими лицами. Черт побери, сорвал уроки, не вовремя прибыл. Мама Наташа опять будет ругаться, но надеюсь, что как всегда, не очень сильно.

Вдруг парадная дверь распахнулась, и на улицу вылетело полураздетое светлое создание. Светлое, не из-за цвета одежды или волос, а из-за счастливого выражения лица и распространяемой вокруг яркой энергетики. Совершенно никого не стесняясь, оно нахально повисло у меня на шее и крепко прижалось к груди.

- Света, ты чего это? - хотел ее отстранить но, увидев заполненные лицами окна, сделал вид, что так и надо, и взлохматил ей короткую стрижку.

- Вернулся, наконец, вернулся, - громко и жарко прошептала она, - Я так ждала тебя еще седьмого числа, девчонки меня до самого отбоя спрашивали, приедешь или нет. А я не знала что ответить. И вот ты есть.

- Я же говорил, что месяца на полтора-два уеду по делам. Наконец, управился и вчера приехал, - после встречи в кафешке она мне частенько названивала, и я всегда на разговор минут пять-десять уделял. Так что о моем отъезде она тоже знала, - Кстати, а чего это девчонки обо мне у тебя спрашивали?

- А у кого же им еще спрашивать? - она откинула голову назад и взглянула на меня удивленными глазами. Слишком близко они были. Вдруг она тяжело вздохнула, душа ее вздрогнула, пухлые губы приоткрылись, длинные ресницы затрепетали, а большие голубые глаза покрылись туманной поволокой.

- Так, ты чего голая? Брысь в корпус! - резко ее встряхнул и сделал строгое лицо. Она была в том же свитере с закатанными рукавами, который на ней уже когда-то видел. Заметив, что она не реагирует на мои слова, и чтобы не отдирать от себя ее руки, кивнул на машину, - Ладно, давай помогай мне, будешь тащить цветы.

- Давай! - она, наконец, от меня отцепилась и со счастливейшим выражением лица ухватилась за ящик.

- Куда тяжести хватаешь?

- Какие же это тяжести, это для меня пыль!

- Нет, я тебе доверяю букет роз, мы их в учительскую понесем.

- В учительскую? - с некоторой настороженностью спросила она.

- Что, струсила?

- Я? Нет, я ничего не боюсь, - Света тряхнула короткими русыми кудряшками и взяла в руки большой букет роз.

- Раз ничего не боишься, то молодец, тогда получай сразу и от меня подарок, - пальцы чисто автоматически отделили: три, пять, семь, девять, одиннадцать ярко-красных тюльпанов и я их вручил девчонке.

По тому, как радостно полыхнули ее глаза, понял, что сделал что-то не так. Точно! Я же всем девочкам без исключения всегда дарил по одному тюльпану. По одному! Но, черт побери, не отбирать же букет обратно?

Нет, тюльпанчиков всем хватило. Ежегодно здесь обитает около пятисот воспитанников и, несмотря на то, что многие после восьмого класса уходят в профтехучилища и техникумы, девятые и десятые классы все равно доукомплектовываются за счет двух других интернатов-восьмилеток. То есть, насколько мне известно, в этом году здесь по списку четыреста восемьдесят пять детей, из них девочек - двести семьдесят три. Так что да, тюльпанчиков было достаточно, да и шоколадок тоже.


Поздно вечером, насытившись очередным блюдом любви с дорогой мне женщиной, мы лежали в постели, нежно лаская друг друга. Оля закинула сверху ногу и водила рукой мне по подбородку, целовала щеки и шею, радуясь, что ради нее я сегодня дважды побрился и бородой не оцарапал лицо. Не знала она, что в этом месте волосы у меня больше не растут.

- Да, все ради тебя, милая, - губами щекотал ей ухо, а руками поглаживал плечи, бедра, округлости, высокие холмы и глубокие впадины. О планете Леон и будущем проекте ничего ей рассказывать не стал. Вот знал, что нельзя этого сейчас делать и все. Перед самой отправкой поставить перед фактом и объяснить перспективы можно. Согласиться ли разделить со мной будущие вероятные обстоятельства, не знаю, здесь пятьдесят на пятьдесят. Поэтому да, говорю, что был в Африке, где охотились, рыбачили, готовили уху и шашлыки. В общем, отрывались по полной программе. Нет-нет, никаких веселых женщин не было, совсем.

- А как твоя поездка в интернат? - спросила и положила мне голову на грудь.

- Отлично! Наталья Николаевна поругалась немного, своим прибытием сорвал последний урок. Но это так, для порядка, ты же знаешь, что она меня любит. Как обычно, преподнес учительницам и мамам-воспитательницам по розочке, а девочкам по шоколадке и тюльпанчику. Одна девчонка и двое пацанов в помощники напросились, так что управились быстро.

- А девчонка-помощница, это не та, которая сюда звонит постоянно?

- Та, а откуда ты ее знаешь?

- Я ее не знаю, и знать не хочу, - безразлично ответила Оля. От нее и правда не исходило никаких эмоций, она не считала какую-то интернатовскую девчонку своим конкурентом, но затем добавила, - Нахальная особа.

- Угу, - согласился в отношении понятия 'нахальной', продолжая ласкать разные интересные места.

- Ах, м-м-м, - замурлыкала она и выгнула спину, - Я опять мокрая.

- Так я же ничего не делаю.

- Ах! Так делай чего-нибудь!






Глава 12


Первые соратники




Вышгородский район, воскресенье, 13.03 1994.


Было совершенно ясно, что потянуть весь массив подготовительных мероприятий, самостоятельно не смогу. Нужны надежные помощники, которые бы заболели этой идеей и взвалили на свои плечи ответственность за порученное дело, по тому или иному направлению. К сожалению, людей, которым мог полностью довериться, было совсем немного. Из старших, это Дядя Федор, Петрович и Наталья Николаевна, которые относятся лично ко мне, как родному, имеют твердый характер вообще, и по жизни не предадут. А еще к списку нужно добавить Костика и Валерку, обоих моих корешей, с которыми повязан некоторыми тайнами уже многие годы.

Вот и все. Правда, еще есть нескольких моих бывших сослуживцев, но они сейчас под командой Дяди Федора работают вдали от дома, совсем на другой стороне земного шара. Однако, нисколько не сомневаюсь, что когда вернутся, то присоединятся к нам однозначно.

Людей пока что очень мало, а дел, по которым необходимо начинать работать - достаточно много. Сюда нужно отнести науку и медицину, а так же первоочередные направления хозяйственной деятельности: горнодобывающее, металлургическое и химическое; производственно-механическое, строительной индустрии и аграрное; производства товаров народного потребления, легкой и пищевой промышленности. А еще нужно строить вооруженные силы и готовить средства вторжения на населенный материк. Короче, будет, как в анекдоте про мужика-комбайнера, которого поощрили курортной путевкой в Ялту; он вышел на пляж, оглянулся вокруг и понял - работы непочатый край!

Без базы для обеспечения проекта никак не обойтись. В ее организации Алексей не помощник, он наших реалий не знает. Значит, мне нужно быстренько зарегистрировать какое-нибудь производственное предприятие, как крышу для подготовки персонала, накопления необходимых материалов и оборудования, а так же отработки технологий производства нужных в будущем изделий. В отношении аренды площадей для хозяйственных нужд никаких проблем не вижу, сейчас этих умирающих заводов тьма по всему Киеву, режут их на металлолом полным ходом.

Кстати, металлолом! Это интересная тема, в какой-то металлоломной компании ныне работает Петрович, вот с кем нужно посоветоваться в первую очередь. В шестьдесят два года, как бы он не хотел остаться в школе-интернате, но его выпроводили на пенсию, даже мама Наташа помочь не смогла. Одно радует, что учителем физкультуры прислали вполне вменяемого и веселого парня, выпускника 'спортивного' института. Ну, а Петрович высидеть дома не смог и устроился на какую-то маленькую, но непыльную должность в фирме сына нашей бывшей заучки.

В металлоломном бизнесе, конечно, уже давно все схвачено, и отщипнуть от этого пирога будет непросто, да и бандиты там пасутся полным ходом, однако, попытаться стоит. По крайней мере, за спрос не бьют в нос.

Не откладывая дела в 'длинный ящик', сел на телефон и договорился с Петровичем, Костей и Валерой о сегодняшней встрече в моем загородном доме. Ребята приедут сами, у них даже ключи от входа есть, а папу Колю нужно встретить самому. Жил он в поселке Лесном, в том же, где находится наш интернат, недалеко от железнодорожной платформы, и до перехода на станцию метро Святошино ему добираться было проще простого, пятнадцать минут на электричке. Так что когда я подъехал, он меня уже ожидал.

- Привет, папа Коля.

- Привет, - хлопнув дверкой машины, он снял с головы влажный от мокрого снега меховой картуз из морского котика и пригладил совсем седые волосы.

Если бы не белоснежная седина и сеть морщин на лице, то можно было бы сказать, что за шестнадцать лет нашего знакомства, внешне он совсем не изменился, такой же подтянутый и спортивный дядька, настоящий офицер. С военной службы он уволился в сорок шесть лет в звании подполковника. Насколько мне известно, на протяжении девяти лет с момента окончания училища, он служил в Центральном спортивном клубе армии, был хорошим пятиборцем и биатлонистом, последующие пять лет служил в Германии, затем, Киевский военный округ, где до самого увольнения занимал должность начальника учебной части, в которой готовили младших специалистов и сержантский состав. Именно здесь он заимел дурацкую привычку дымоглотательства и стал заядлым курильщиком.

Сам Петрович об этом не распространяется, но говорят, что его и в дальнейшем ожидала неплохая воинская карьера, даже генеральские погоны, но по какой-то причине вышел в отставку, о чем никогда не рассказывал, а при неудобных вопросах всегда уводил разговор в сторону. При этом, хорошую квартиру в Киеве все же получил, но с семейством жил, в основном, в поселке Лесном, где им теща в наследство оставила домик. Здесь же и на работу устроился в школу-интернат учителем физкультуры, пенсионерствовать с еще резвым телом и светлыми мозгами, категорически не захотел.

- Говори, Виктор, не темни, чем там тебе нужно помочь, какую лавку с места на место перенести, которая не под силу твоим дружбанам? - усмехнулся он.

Когда звонил им домой, то сказал его супруге, Марии Ивановне, что мне без помощи Петровича никак не обойтись.

- Ты не смейся, батя, кое-что перенести надо, но я тебя не носильщиком позвал, а консультантом.

- По какому вопросу? - он близоруко сощурился, вытащил из футляра очки, одел и внимательно посмотрел на меня.

- Не буду сейчас говорить, сюрприз, - ответил ему, выезжая в направлении окружной дороги, - Но одну консультацию можешь дать прямо сейчас.

- Ну? - поторопил он мое затянувшееся молчание, - Не тяни кота за хвост.

- Хочу свой бизнес организовать.

- Надоело по Северам мотаться?

- Не в этом дело, пора начинать думать о будущем.

- Давно пора, - он утвердительно кивнул головой, - И жениться пора!

- Нет, женится еще рановато.

- Какой там рановато?! И девчонка есть, без приданого правда, но очень хорошая. Про Светку малую говорю, любит она тебя, сам знаешь. И поверь моей чуйке, всю жизнь тебе преданной будет, как собака.

- Брось, папа Коля, в отношении этой девочки никаких серьезных намерений у меня быть не может.

- Дурень, ты. Что могу еще сказать?

- Действительно, нечего. Ты лучше Сашку да Петра уговаривай.

- А! - он махнул рукой, - Такие же оболтусы, как и ты.

Оба его сына служили на флоте, старший Сашка, капитан третьего ранга, на Балтике, три года как развелся и больше не женился, а младшему Петру, капитану в военно-морском десанте на Черноморском флоте было тридцать один год, но он вообще жениться не собирался.

- Так каким бизнесом хочешь заняться? - сменил он больную тему.

- Еще не знаю, но каким-то железоделательным.

- Что, денег некуда девать? Глупости задумал, прогоришь! Сейчас этим никто не занимается, любую железяку легче притащить из Польши или Германии, много качественней и гораздо дешевле. А все железоделательное полным ходом сдают в металлолом. Не поверишь, почти новые металлорежущие станки, гидромолоты и прессы везут, сейчас заключаем договора, и целые заводы автогеном вырезаем.

- Слышишь, станки - это очень важная тема, немного позже переговорим. Ты лучше скажи, собственной фирмой можно организоваться под сбор металлолома или как?

- Под сбор организоваться можно, но под его реализацию... - он поднял руку и потряс указательным пальцем, - Это все, Виктор, не так просто. Здесь отработан целый механизм, в том числе площадка для заготовки и резки на мерные куски, железнодорожная ветка и договора с железной дорогой, вопросы подачи и простоев вагонов, договор с металлургическим комбинатом, отгрузка, приемка и, наконец, итог всего этого телодвижения - деньги, в том числе нал и безнал. Существует определенный порядок откатов и расчетов, даже я всего не ведаю, но точно знаю, что ежемесячно 'крыше' надо отстегнуть пятнадцать штук баксов.

- Ничего себе!

- То-то и оно! Многие рестораны платят гораздо меньше. Правда, здесь наш Гоша сам виноват, раньше он отстегивал десять, но потом дико проигрался в казино и задержал выплату. Так бандиты поставили его на счетчик и увеличили мзду до пятнадцати. Анечка все это вызнала и мне шепнула.

- Анечка, это кто?

- Из наших, интернатских, числится на фирме секретарем, но всю конторскую работу сама тянет, и с железной дорогой на связи, и с меткомбинатом. Между прочим, Татьяна, наша бухгалтер, тоже интернатская, и тоже девка неглупая. Алевтина знала, кого на работу брать, - Петрович минуту помолчал и продолжил, - Это ведь Гошик, тварь поганая, ее в гроб загнал. Прошлый раз тоже на деньги попал, а она его откупила, да от инфаркта сама слегла, а через два дня и умерла.

Нашу бывшую заучку, Алевтину Степановну многие недолюбливали. Была она горластой командиршей и железной теткой, с воспитанниками не сюсюкалась и держалась строго. Злые языки поговаривали, что она собственного мужа зашугала так, что тот через год совместной жизни сбежал на край земли. А вот сынуля Гошик, кстати, младше меня на два года, мог из нее веревки вить.

- Алевтина везде имела связи, и дела в фирме в свое время отладила, как часы. Этому ее выродку сейчас и делать ничего не надо, только деньги лопатой грести, да в казино спускать. Так слышишь, Виктор, он уже и нам зарплату за полтора месяца задолжал. Мне так ладно, я работаю кладовщиком, на весах и без него украду. А девки? Тем более, что Татьяна - мать-одиночка.

- Так может, давай ему поможем?

- Что поможем?

- Поможем загнать в еще большие долги, а потом дадим денег для игры в казино.

Петрович развернулся ко мне, поправил очки и несколько минут внимательно рассматривал в упор. Я не обращал на него внимания и контролировал дорогу, но взгляд и бурю противоречивых душевных волнений прекрасно чувствовал.

- А крыша его как на это посмотрит? - тихо спросил он, - Там смотрящим Вовка Седой, вор серьезный.

- Ну и что? Какая им, нахрен, разница, какой именно барыга будет бабки отстегивать, своевременно и без проблем? За это, батя, не переживай, на себя беру.

Петрович молчал до самого дома, только когда мы свернули в свой переулок, вдруг зло сказал:

- А ведь это Гошик, падла, Татьяну изнасиловал. И дите от него. Алевтина тогда еле все уладила и уговорила, чтобы та аборт не делала, надеялась сынульку, наконец, женить и связать семьей. А он на Татьяну и ребенка плевать хотел, сейчас даже денег не дает, - Петрович немного помолчал, затем добавил, - Правда, это еще до меня было.

- А чего ж она сидит на этой фирме, любит, наверное? - пожал я плечами.

- Какой там любит? И куда ей деваться?! Работы-то нет нигде и никакой. Сегодня даже подметайлом в ЖЭК устроиться нет возможности.

- Понятно, - кивнул головой и отдал команду биокомпу на связь со шлюпом. Сигнал поступил тут же, и я вывел на глазной монитор изображение участка своего местопребывания. Алексей предоставил мне допуск к одной из видеокамер, чем я активно пользовался. Укрупнив картинку с движущейся по поселку 'восьмеркой', передвинул курсор на собственный дом и увидел во дворе двенадцатый 'Москвич' Валеры и 'Жигули-копейку' Кости. Погода была плохая и, несмотря на то, что тучи здесь были разорваны, изображение все равно снежило.

Валера в растерянности с ключами в руках стоял перед гаражными воротами, а Костя дергал за ручку. Ага, бесполезно, ребята, Алексей подарил мне три электромагнитных блокиратора, которые состоят из двух небольших пластинок, и цепляются с внутренней стороны металлической двери или на дверцы сейфа и без команды моего биокомпа, никакие ключи не помогут. Даже если кто-то вырежет замки резаком, его ожидают и другие сюрпризы: при открывании двери сработает клапан маленького баллона с ОВ, который все живое, находящееся в радиусе шестидесяти метров гарантированно уложит спать на срок от семи до девяти часов. Время его действия зависит от веса индивидуума.

Остановился перед домом, посигналил и, дождавшись распахнутых ворот, тронулся с места и зарулил во двор. После того, как поздоровались, Костя кивнул на гараж и развел руками:

- Представляешь, какая ерунда, все замки открыли, а сами ворота не открываются.

- Сейчас будет все нормально, вы только свои машины задвиньте подальше, освободите проход, будем кое-что заносить в дом.

Подумал себе, что заниматься с ними долго болтологией о делах невероятных не стоит. Народ нужно сразу ввергнуть в культурный шок, после чего информация будет восприниматься более адекватно.

Эту ночь мы с Олей провели здесь. В пять часов утра по вызову Алексея проснулся, тихонько вышел на улицу, просканировал территорию на предмет нежелательных соглядатаев и принял с зависшего над садом шатла свой грузопассажирский флаер, в который было загружено все необходимое оборудование. В гараже его едва разместил, по габаритам получалось почти впритык. Поэтому, есть чем людей удивлять без лишних слов и жестов.

Когда ребята освободили территорию и выбрались из машин, кивнул на гараж и сказал:

- Всё, можно открывать.

Все трое с недоумением уставились на меня, восприняв эти слова, как шутку, ведь было видно, что с места не уходил и совершенно ничего не предпринимал.

- И как они могут открыться? - недоверчиво спросил Валера, но я улыбнулся, подошел к гаражу и одним пальцем распахнул правую створку ворот, затем, вытащив верхний и нижний фиксатор, раскрыл и вторую створку.

- А это что за автобус? Что это такое? - одновременно заговорили они, глядя на стоящую впритирку к стенам и воротам гаража заднюю часть машины, внешне похожей на автобус.

- Это, ребята, флаер серии 'Буйвол', транспортное средство высокоразвитой космической цивилизации. Для его перемещения в пространстве используется низкотемпературный термоядерный реактор, питающий энергией тридцать два антигравитационных компенсатора и девять движителей, принцип действия которых основан на использовании потенциала магнитного поля планеты. Оснащен бортовым компьютером, способным управлять движением в режиме автопилота, и вооружен электромагнитным пулеметом, калибра одиннадцать с половиной миллиметра. Эта модель предназначалась для перемещения по поверхности диких кислородных планет на фронтире галактики. Почему предназначалась? Потому что этому флаеру без малого тысяча лет, а технологии сегодня шагнули далеко вперед, хотя базовые технические принципы перемещения остались прежними. Впрочем, этот действующий древний раритет в цивилизованных мирах можно обменять на два современных планетарных разведчика типа 'Хамелеон', полностью оснащенных и вооруженных.

Петрович и ребята молча переглядывались между собой, кидая на меня настороженные и удивленные взгляды. Мол, в здравом ли он уме? И действительно, что они сейчас видят? Задницу какого-то небольшого автобуса серого цвета в грязных разводах и заполнившего все пространство гаража, только без окон и колес.

Не давая им возможности открыть рот и высказать все, что обо мне думают, через биокомп активировал работу реактора и отдал команду бортовому компьютеру открыть заднюю дверь. Под днищем флаера еле слышно загудел холодильник реактора, по контуру корпуса ярко вспыхнули габаритные огни, а задняя дверь отщелкнула немного назад, разгерметизировала салон и резко поднялась вверх. Нужно было видеть, как менялось выражение лиц у ребят, из недоверчиво-снисходительного на совершенно обалденное, даже Петрович рот раскрыл.

- А это, - ткнул пальцем в открывшийся зев грузового отсека, где стоял саркофаг серебристого цвета с прозрачной пластиковой крышкой, - Называется капсула анабиоза, она же, регенерационная камера. В основном используется для сна при длительных космических перелетах, но она нам нужна сейчас совсем для других целей.

- Братан, ты шутишь, да? - тихо спросил Костя.

- Ребята, мне не до шуток, надо все быстро заносить в бункер и гараж закрыть, день на дворе, нехрен соседям глаза срывать. Вон, в щель между калиткой и забором все очень хорошо видно, - при этом наклонился, вытащил небольшую коробку с рукоятью и сунул ее Косте, - Смотри, это называется ручной антигравитационный манипулятор, грузоподъемностью три с половиной тонны. Видишь, когда ладонью обжимаешь рукоять, загорается окошко с двумя сенсорными круглыми кнопками и двумя стрелками, направленными вверх и вниз. Что говоришь, Валера? Почему кнопка называется 'сенсорной' к завтрашнему утру будете знать, теперь смотрите дальше. Одна кнопка выдвигает лапу, а вторая освобождает две стропы с захватами. Нам нужны захваты, цепляем их сюда, к петлям капсулы. Натяжение и центровку груза манипулятор отрегулирует самостоятельно. Теперь нажимай, Костя, стрелочку, которая смотрит вверх до тех пор, пока груз не приподнимется над полом. Отлично! Ты, Валера, тоже не балдей, хватай второй манипулятор, лезь в салон и цепляй ту сторону, а я пойду открывать дом и бункер.

Вытащил из салона и закинул на плечо сумку с оружием, затем, подошел к ступенькам перед входной дверью, вынул ключи из кармана и взглянул на ребят. Костя держал манипулятор, глядя на него широко открытыми глазами, и игрался с сенсорными стрелками: вверх-вниз, Валера в ступоре посматривали то на капсулу, то на меня, а Петрович нервно подкуривал папиросу.

- Валера! Чего тормозишь, дело делай.

- Так ты не шутишь, что ли?

- Не шучу! Короче! Нефик скрипеть мозгами, за вас думает фюрер! Арбайтен, арбайтен! - шуганул по армейской привычке, ибо ничто так не может отвлечь от дурных мыслей, как физические нагрузки. Да, в нашей армии порядки не дураки заводили, поэтому, личный состав по той же привычке быстро вышел из ступора и зашевелился. Лишь Петрович в своем длинном кожаном пальто и с зажатой в пальцах папиросой выглядел, как памятник.

Регенерационную камеру с ящиком расходников и все три обучающих комплекса быстро перетащили в глубокий бетонный подвал, а гараж закрыли. По результатам видеонаблюдения, поступающего с орбиты определил, что ни соседи, ни прохожие, происходящим в моем дворе не заинтересовались. Ну, и слава Богу.

Пока мы с Костей расставляли и раскладывали кресла с обучающими устройствами, Валера подсоединял к сети изготовленный и подаренный мне Алексеем преобразователь электроэнергии с аккумулирующим устройством. А Петрович, так и не сняв верхней одежды, крепко стиснул губы и шумно сопя, нарезал круги от нас к оружейной пирамиде, к жилому отсеку на четыре спальни и кухне. Раньше здесь в гостях он бывал, и о строительстве бункера был в курсе дела, но попал сюда впервые.

- Готово! - Валера закрыл электрический щиток и повернулся к нам. Его глаза заинтересовано забегали по размещенному в комнате оборудованию.

- Включай, - сказал ему и перенаправил связь со всеми устройствами на свой биокомп. Пока шло их тестирование и наладка обучающей программы, повернулся к ребятам и посмотрел каждому в глаза. Эмоции нетерпения и любопытства переполняли их, даже Петрович еле удерживал рот на замке.

- Батя, здесь не холодно, раздевайся.

- Ну-ну, - наконец-то буркнул он, снимая пальто.

- И вообще, ребята, занимайте любое кресло, которое на вас смотрит, - кивнул на подготовленные учебные комплексы. Давайте-давайте, не стесняйтесь.

Костя плюхнулся первым и поерзал, поудобней устраиваясь. Остальные тоже не заставили себя ожидать.

- Ну ты, нервомотатель, - озвался Валера, - рассказывай уже.

- Итак, ребята, если я начну просто молоть языком, это будет долго, нудно и мало информативно, поэтому, сейчас вы просто посмотрите фильм. На правом подлокотнике под выдвижной белой крышечкой есть пульт регулировки элементов кресла, поиграйтесь им и устройтесь поудобней. Но ноги обязательно должны быть приподняты, а спина находиться в полулежащем состоянии, - мои наставления были выполнены без лишних вопросов и, самое главное, ни от кого из них ощущений недоверия или сомнений не исходило, - Теперь из люка под креслом с левой стороны достаньте шлемы.

- Нифигасе, какой шлем, - удивился Костя, - Даже намордник есть, как у летчика, здесь только забрало черное.

- А кислородные маски одевать обязательно? - спросил Петрович.

- Эта маска не совсем кислородная, но она обязательно нужна, тот состав, который будете вдыхать, стимулирует работу мозга и ускоряет процесс восприятия информации во многие разы. Короче, не стесняйтесь, надевайте шлем и поехали, а потом поговорим.

Когда ребята заметно расслабились, а значит вошли в состояние учебного сна, отдал команду на включение на каждом комплексе энергетического поля, воздействующего на нервные окончания тела, и запустил для всех обучающую программу ?1. Это простейший учебный курс для аборигенов присоединившихся к Галактическому Содружеству планет. Нет, документальный фильм о моем пребывании в космосе и на планете Леон, а так же обо всем отсюда вытекающем, они тоже посмотрят, как же без этого. Таким образом, без излишнего разжевывания через двенадцать часов всем всё станет ясно.

Конечно, для закрепления элементарных знаний нового жителя Содружества, необходимо изучить еще и программу ?2, а так же заняться разговорной практикой и постоянной работой с компьютером. Но ничего, за недельку освоятся, а там, глядишь, и сами начнут развиваться по самым разным профессиональным направлениям.

- Как чувствуете себя, господа? - спросил их на общегалактическом языке.

- Нормально, - тихо и медленно ответил Петрович.

- А наладонниками обеспечишь, ваше величество? - Коверкая слова, спросил Валера.

- Могу обеспечить, но вам они не нужны. Часов по семьдесят полежите в регенерационной камере, пройдете курс оздоровления и там вам будет установлен биокомпьютер. Так что скоро между нами будет постоянная мобильная связь, а каждый из вас персонально получит огромные информационные возможности. А тебе, батя, придется залечь на десять суток, возраст у тебя такой, быстрее никак.

- Это что, будет курс омоложения, что ли?

- На курс омоложения у меня препаратов нет, и сам понимаешь, лет восемнадцать еще не будет, но очистка организма биороботами, это для наших людей серьезная 'поддержка штанов', лет на двадцать. Да и Марью Ивановну придется через камеру пропустить, не то увидит, что у тебя морщины разгладились, вместо седины черный волос попер и в штанах столбняк, сразу непонятка будет. Или ты уже какую помоложе захочешь, а?

- Нет-нет, Машу тоже... - Петрович откинулся на приподнятую спинку кресла и самодовольно ухмыльнулся.




г. Киев, понедельник, 21.03.1994.


Дверь открылась и вошла слегка полноватая молодая шатенка, в синем платье и роговых очках.

- Ну что?! - резко подался вперед белобрысый хозяин кабинета, одетый в джинсы, водолазку и в серую кашицу пиджак.

- Поступили, - ответила шатенка, - только что связывалась с нашим оператором из банка.

- Тогда давай мне заготовленные платежки, и на всю оставшуюся сумму чек. И закажи обмен на доллары.

- Гоша, так я и зарплату посчитала, хочу в чек вписать.

- Вписывай, но получите ее позже.

- Когда это позже, сколько можно, ты что, опять издеваешься? Через пять дней будет два месяца, как ты ничего не платишь.

- Так, Танька, не сцы в компот! Уже все наладилось, только проверну одно дело и со всеми рассчитаюсь.

- Слушай, директор, у меня сейчас и на работу ездить не за что, и ребенка нечем кормить. Между прочим, твою дочь! Не наглей, выдай зарплату!

Гоша достал из кармана бумажник, вытащил и бросил на стол две купюры.

- Возьми сорок баксов, пять дней протянешь.

- С таким твоим отношением скорее ноги протянешь, - огрызнулась она и протянула руку, - Анечке тоже давай!

- Обойдется!

- Не обойдется, она в этом месяце даже проездной за свои деньги покупала, а сейчас ей надо на железную дорогу ехать.

- Ну, на! - кинул еще одну двадцатку и раздраженно махнул рукой, - Иди!

'Жучок' разместился в правом верхнем углу кабинета, и картинку давал очень четкую. Это Петрович зашел к шефу отпроситься на десять дней по семейным обстоятельствам, и оставил такой 'подарок'. Аналогичный 'подарок' забросили под сидение Гошиной 'ауди', который изображения не давал, но слышимость была четкая.

Валеру и Костю на прошедшей неделе через регенерационную камеру прогнал и биокомпы установил, правда, для довольных ребят сейчас это не информаторий с вычислительным центром, а настоящая игрушка. А вчера подошла очередь Петровича. Мы специально процедуру оттянули, так как до пятницы ему нужно было отгрузить два вагона черного металлолома и вагон каких-то ракетных стабилизаторов из цветника, которые привез знакомый прапор, их постоянный поставщик металлолома. За эти вагоны в ближайшие дни и должны были поступить деньги. Ну а мне предстояло изучить порядок их движения, денег, имею в виду.

Таким образом, пока Петрович лежит в камере, заботу себе тоже нашел. Вчера, например, пролистал оба городских телефонных справочника, зафиксировав все городские номера и теперь, если Гоша кому звонит, то биокомп информацию по абоненту выдает мгновенно. Вот и сейчас, едва кнопки номеронабирателя были нажаты, я уже знал, что звонит он начальнику цеха забоя скота на Пятый мясокомбинат.

- Рафик Мамедович? Уже все есть, забирать буду через час, - он с минуту послушал собеседника и кивнул головой, - Да-да, мешок тяжелый, но никому из своих звонить не буду. Нужно чтобы кто-то помог поднести, поэтому, пускай ваши люди подъедут.

Положив трубку, он потянулся к другому телефону с дисковым номеронабирателем и крутанул три цифры.

- Аня! - сказал он, доставая пачку сигарет, - Юру мне найди, пускай ко мне идет.

Минут десять Гоша нервно барабанил пальцами по столу, при этом успел выкурить две сигареты. Наконец, в кабинет ввалился здоровенный мужик с монголоидным лицом, ростом под два метра, одетый в зеленую курточку и огромный грузинский 'аэродром' на голове.

- Вызывали, шеф?

- Вызывал. Ты вот что, Юра, возьми волыну и покатаешься со мной. Понял?

- В банк поедем? - спросил мужик.

- Да, сначала в банк, а потом на Пятый мясокомбинат.

- И че делать надо?

- Как обычно, посидишь в машине, но будь на стреме.

Через полчаса Гоша с Татьяной уселись спереди, а Юра-монгол на заднее сидение 'ауди' красного цвета, и выехали с территории авторемзавода, где их предприятие арендовало полигон с козловым краном и заготовительный цех. Проехали недалеко и остановились у отделения банка там же, в Дарницком районе. Гоша с Татьяной вошли в здание, а монгол оставался в машине. Минут через сорок они вышли, при этом никаких тяжелых мешков не тащили. Татьяна ушла пешком, а Гоша уселся за руль и поехал в сторону Днепра.

Мне было ясно, куда он едет, но заинтересовал разговор внутри салона.

- Э, шеф, за нами какая-то левая синяя 'девятка' привязалась, от самого банка едет. Это тачка не нашей 'крыши'.

- Я знаю о них, это другие люди едут, так надо.

- Так что, от нашей крыши нас сегодня никто не сопровождает? Рискуете, шеф.

- Чего это рискую? - зло проговорил Гоша, - Я деньги везу, что ли?

- Ага! А я думал, что раз меня взяли, то поехали за деньгами.

- Не за деньгами, но твое присутствие, Юра, не лишнее, так что будь на стреме.

Через час они добрались до мясокомбината, Гоша припарковался у телефона-автомата, вышел и стал кому-то звонить. Догадаться кому, было несложно. Вскоре из проходной вышел мужчина, внешне ничем не похожий на татарина или кавказца, такой себе обычный восточный европеец, несмотря на имя-отчество. Съемка велась сверху с орбиты и четкого южного направления, но мужчина голову держал ровно, так что и в фас, и в профиль, был зафиксирован неплохо. Вначале он внимательно посмотрел в сторону стоявшей невдалеке 'девятки' и, видимо получив какой-то знак, пошел к машине.

- Юра, мы поговорим, а ты выйди и погуляй.

- Угу, - сказал тот и выбрался на улицу, а на его место тут же уселся подошедший мужчина.

- Здравствуйте, Рафик Мамедович.

- И тебе не кашлять, Георгий. Как дела?

- Нормально, привез, как и уговаривались двести десять штук зелени.

- Хорошо, доставай, - сказал Рафик Мамедович, и в салоне зашуршала бумага.

- Да они только что из банка! - голос Гоши прозвучал с нотками неудовольствия.

- Не дергайся. Деньги серьезные, четыре выборочных пачки проверю и пересчитаю. И вообще, помни, что иду навстречу в память о твоей матери, не ты один такой желающий заработать. Ясно, молодой человек?

- Да я ничего не имею против.

- Еще бы ты чего имел, - недовольно буркнул собеседник и в салоне на некоторое время разговоры прекратились.

- Нормально? - наконец подал голос Гоша.

- Похоже, что нормально, - ответил мужчина, - Значит, до пятницы оттягивать не будем. Два вагона и теплушку, запланированные на станцию Краснодар должны подать до утра. Как только поступят, сразу грузим по семьдесят тысяч банок говядины в каждый. К двенадцати часам можешь подъезжать с сопровождающими, при вас их и опломбируют. Документы к этому времени тоже будут готовы. Все, будь здоров.

Он вышел из машины и поспешил на проходную, а Гоша развернулся и вместе с Юрой отправился восвояси. Сегодня я за ними больше не следил, надеюсь, самое интересное и веселое увидеть завтра. А если все сложится удачно, то в этом веселье и поучаствую.





Глава 13


Как вступают в бизнес и чем это пахнет




г. Киев, вторник, 22.03.1994.


Наконец-то весна вступила в свои права. Солнце светило ярко, голубое небо было совершенно прозрачным, без единой тучки. Градусник за окном показывал плюс семнадцать, а по тротуарам и обочинам дороги потекли бурные ручьи. Очень скоро народ станет освобождаться от теплых вещей, и девчонки продефилируют по улицам города в футболках, шортиках и юбках.

Мда, что-то мои мысли свернули не в ту степь. Однако, надо заняться делом.

В плохую погоду поступающее с геостационарной орбиты изображение обычно слегка 'снежит', уж не знаю, как видеокамера фильтрует пасмурную атмосферу, но сегодня картинка была просто идеальной. Целая компания из восьми человек, среди них один милиционер и двое явных кавказцев, а так же Гоша и Рафик Мамедович, ходили вдоль состава, наблюдая за погрузкой своих двух вагонов, затем, их пломбированием и отправкой.

Перед тем, как состав тронулся, четверо присутствующих забрались в теплушку, пятый ушел в здание отдела сбыта, а милиционер и еще двое так и остались стоять на погрузочной площадке. После этого семнадцать минут совершенно ничего не происходило. Наконец, дверь вагона отворилась, и из нее сначала показался Гоша, а следом и Рафик Мамедович, который и дал отмашку выглядывавшему в окошко машинисту тепловоза. Милиционер тут же забрался в теплушку и состав тронулся. Я еще проконтролировал выезд вагонов с территории мясокомбината, заметив, как за железнодорожными воротами выбежали из кустарника и запрыгнули в теплушку к своим соотечественникам еще два кавказца, которые тащили на плечах тяжелые сумки. Ну, все правильно, ныне без хорошо вооруженной охраны такой груз на ветках железной дороги потерялся бы точно.

За развитием событий мы с Костей наблюдали, сидя на кухне в моем загородном доме. Я ему тоже дал допуск к видеосвязи, и он иногда подымая левую бровь вверх, активируя таким образом биомонитор и посматривая на происходящее, больше внимания уделяя запеченной в духовке бараньей ноге и красному 'сухарю'. Конечно, отвлек я его от любимых тем: новых строительных технологий Содружества и разных компьютерных стрелялок и игрушек.

- Смотри! - оживился он только тогда, когда из теплушки выбрались наши клиенты, - У Гоши под рукой сверток появился, бабло, наверное!

- Наверное, - согласился с ним.

- А я думал, что расчеты где-то на границе делают.

- Нет, Костя, сегодня без предоплаты никуда не поедешь. А здесь все давно отработано, схвачено и оплачено, тем более, что и дорожный мент с ними в сопровождении.

- Так какие наши действия?

- Экспроприировать у Гоши деньги втихаря, затем, выступить по старой дружеской памяти его спасителем перед кредиторами и его же деньгами выкупить фирму.

- Слышишь, какой он нам друг? Дерьмом он был всегда, дерьмом и останется, - он сделал глоток и кивнул, - Классное вино. И как ты говоришь, мы действуем дальше?

- А смотрим, куда он направляется с деньгами. Если домой, то сегодня ночью в квартиру подпустим немного усыпляющего 'туману', упаковка блистеров от электромагнитных запоров у меня есть. Затем, проникаем, находим все, что нам нужно, изымаем и уходим.

- Он на четырнадцатом этаже живет, - напомнил Костя, - Будем использовать флаер?

- Не хотелось бы, но придется. Включим режим визуальной и электронной невидимости и быстро махнем к его шестнадцатиэтажке.

На этот раз автомашина Гоши стояла на территории грузовой площадки внутри мясокомбината. Когда ее выпускали с грузового двора, то охранник с револьвером на боку, салон и багажник проверил конкретно, наверное, на предмет наличия неучтенного мяса. Удовлетворившись осмотром, кивнул кому-то в будке и ворота стали отъезжать в сторону. Стоявший рядом Рафик Мамедович тоже взмахнул рукой, прощаясь, и заторопился в здание, а в тронувшейся с места машине послышались голоса

- Как дела, шеф, срослось или не срослось?

- Нормально, Юра, пару баксов заработали.

- А че так мало, вы же мне обещали три сотни?

- Хе-хе, ты свои три сотни заработал, - сказал Гоша и, помолчав немного добавил, - Ну, и я свои пару баксов тоже. Сейчас едем ко мне домой, ты меня проводишь в квартиру, там и рассчитаюсь.

- Так вы на работу сегодня больше не едете?

- Нет, и ты можешь не ехать.

Пока они добирались домой, мы тоже занялись делами, не выпуская из виду картинку с движущейся машиной. Костя вымыл посуду, а я проверил состояние Петровича. Выделил часть экрана биомонитора и вывел показания, поступающие с датчиков камеры анабиоза, и увидел то, что и должен был увидеть. По понятиям галактической медицины, ситуация здесь была нештатной, вместо того, чтобы спокойно обеспечивать жизнедеятельность 'пассажира космического корабля', биороботы выявили в здоровье клиента значительные отклонения от стандартов и забили тревогу. Сейчас они вовсю проводили чистку и регенерацию органов.

Уложить Петровича в анабиоз и настроить камеру мне помог Алексей, все-таки я делал это впервые. Так он говорил, что подобная ситуация была и со мной, только мне понадобилась всего одна очистка, а здесь уже была произведена третья с полной заменой питающего состава. И не было у меня предупреждения о сроках курса омоложения, а Петровичу конкретно указано, что начало необратимых процессов в организме начнется через двадцать шесть стандартных лет. Тогда уже ничего не поможет, вот так.

Как оказалось, в капсулу мы его сунули очень своевременно, так как закупоренное тромбами сердце уже 'дышало на ладан' и вот-вот должно было остановиться. А ведь внешне выглядел таким себе резвым живчиком! Нет, батя, рано тебе еще копыта откидывать, уж слишком много работенки предстоит. Правда, глотать никотин больше не придется, уж я постарался тебе помочь даже его запах возненавидеть. Впрочем, знать тебе об этом не стоит.

- Приехали, - отвлек меня голос Гоши, прозвучавший из салона машины, - Пошли, Юра, проводишь меня в квартиру, там и дам тебе бабло.

Он подъехал к дому и загнал свою 'ауди' на огражденную детскую площадку. К вечеру сюда приходил охранник, и она превращалась в платную стоянку для машин. Точно так же делали во многих дворах города, ибо угонщики ныне работали на счет 'раз'. Впрочем, если был заказ на какую-то определенную тачку, то где бы ты ее не ставил, украдут обязательно.

- Выдвигаемся, как стемнеет? - спросил Костя, когда наши подопечные вошли в парадное.

- Раньше трех ночи, думаю, не стоит, но выход из дома держим под наблюдением. Первым заступаешь ты, и меняемся через каждый час.

- Угу, - Костя кивнул головой, а я уже собирался отключить биомонитор, как дверь парадного открылась и наружу вышли два мужика. Тот, который вышел первым, нес точно такой же пакет, который только что был в руках у Гоши. Увеличив изображение, узнал в них выходцев с гор Кавказа.

- Ты видишь то же, что и я? - спросил у Кости.

- Капут, - сказал он и стал громко вспоминать гулящую девку и чью-то мать.

Между тем, оба кавказца быстро прошагали за угол и сели в белую 'копейку-жигули', которая тут же рванула с места. Через три квартала она припарковалась у продуктового магазина и из нее вышли трое, в том числе и водитель. Вход в магазин они миновали, а вошли под арку, ведущую во двор, где их поджидала синяя 'девятка', и когда все трое сели в салон, она тут же тронулась с места, Выехала она через противоположную арку на параллельную улицу. Но самое интересное выяснилось, когда я прокрутил вчерашнюю запись Гошиных перемещений. Оказалось, что это была та самая машина охранников, которых присылал к банку Рафик Мамедович.

- Наши планы меняются, Костя, но первоначальная цель остается прежней, эти деньги нужно изъять.

- Жучка в 'ауди' надо уничтожить, - подсказал он, - Менты сейчас наедут, машину обязательно шмонать будут.

- Уже активировал, так что получат они горку серой ржавчины.

Камера транслировала четкое изображение всех перемещений 'девятки'. Вот она приехала в район старых трехэтажных бараков, в которых жили рабочие завода 'Коммунист', высадила двоих кавказцев и отправилась дальше. Пришлось увеличить дальность изображения, чтобы взять под контроль большую территорию, и увидеть в какой именно подъезд они вошли, не потеряв из вида саму машину. Кроме того, пришлось срочно выходить на связь с Алексеем.

- Привет, нужна помощь.

- Что надо сделать?

- Нужен ресурс еще одной камеры, буквально срочно.

- Это важно?

- Да. В разработке операция по приобретению бизнеса, но все пошло не так, как планировалось. Появились новые действующие лица, не хочу потерять цепочку связей.

- Понял, сейчас решу, - он несколько секунд помолчал и сказал, - Лови, код доступа постоянный. Пользуйся на здоровье.

- Благодарю, с меня пузырь.

- Хорошо, - Алексей рассмеялся и отключился, а у меня появилась иконка с сообщением. Распаковав его и активировав, получил из космоса маленькую картинку своего дома, вторая видеокамера нашла меня автоматически. Переведя курсор на нужную координату, взял под контроль подъезд, куда вошли кавказцы, при этом, первую камеру настроил на сопровождение 'девятки'.

Вскоре стало ясно, что едет она в частный сектор Обуховского района. А когда остановилась у приличного двухэтажного особняка, калитку во двор которого открыл Рафик Мамедович собственной персоной, я даже не удивился. Один из прибывших, молодой парень кавказской национальности вошел во двор и передал хозяину тот самый злосчастный пакет, но наполовину прохудившийся. Затем, постояли буквально минуту, что-то друг другу сказали и расстались.

Пока машина выезжала из поселка на трассу, успел на минуту перевести курсор на координаты дома Гоши и взглянуть, что там делается. А там в это время из двора выезжала машина скорой помощи, а у парадного стояли два ментовоза и труповозка. Вероятней всего, кто-то из них погиб, а кто-то остался жив. Лично в мои планы не входило кого-то лишать жизни, собирался использовать исключительно не летальные спецсредства. Более того, в решении моих вопросов именно Гоше отводилась немаловажная роль, но теперь ситуация изменилась, контачить придется с убийцами, поэтому, решили вооружиться.

- Костя, пострелять придется.

- Придется, и ладно, - твердо ответил он, - Значит, так тому и быть.

Стрелял он неплохо, правда, немного хуже нас с Валеркой, но из револьвера у него получалось лучше всех. Мне-то в прошлом году в Якутии немного пришлось повоевать, даже одного фраера ушастого завалил. Там, кстати, тоже были отмороженные бандиты, возжелавшие чужого куска. А вот Косте в людей стрелять вряд ли приходилось, но вел он себя довольно спокойно, а иначе и быть не могло.

Помню, насобирали они с одноклассником Мишкой пустых бутылок возле стадиона и на стройке, находящейся рядом присели отдохнуть от трудов праведных. А какой-то шустрый бродяга попытался эти бутылки стащить, так они пресекли его желания самым кардинальным образом, кусками арматуры забили до смерти. Тогда после футбольного матча, когда уже выбрался из стадиона, захотелось отлить, вот и забрался на стройку, где стал очевидцем всего этого дела, но никому об увиденном не сказал до сегодняшнего дня, даже пацанам не заикнулся. Поэтому, сейчас и не спрашивал, пойдет он на дело или нет, был уверен, что пойдет со мной до конца.

Мы спустились в бункер и вначале пошли переодеваться. Валерка недавно выменял у какого-то прапора сорок комплектов различного обмундирования, поэтому, особо не заморачивались, оделись в теплое белье, полушерстяные штаны, ватные телогрейки и армейские ботинки. В карманы сунули матерчатые перчатки, а на головы напялили скатанные шерстяные гетры с обмётанными ниткой прорезями для глаз и зашитые сверху. Еще нужны были средства индивидуальной защиты дыхательных путей. Но в нашем случае, к сожалению, обычные армейские противогазы были неэффективны, поэтому, пришлось отсоединить от обучающих комплексов шлемы с кислородными масками. Картриджи с воздействующим на мозги составом отключили.

Немного подумав, вооружились 'наганами' со спиленными мушками и нарезанной на стволах резьбой под ПБС, а так же взяли мой АКМН с двумя магазинами дозвуковых патронов и 'бизон' с одним шнековым магазином под макаровский патрон. Все приборы бесшумной стрельбы были Валеркиной самодеятельностью но, между тем, работали отлично. Надеюсь, что автоматическое оружие нам не понадобится, однако, на всякий случай пускай будет.

К этому времени картинка, подаваемая с орбиты на биомонитор, стала отсвечивать зеленью, это значит, что на улице начало темнеть, а это для нас неплохо. Для флаера, с включенным генератором силового поля, с помощью которого работает функция электронной невидимости и визуальной маскировки, день или ночь не имеет значения. Но мы все равно еще сорок минут выждали, пока на землю не опустилась глухая темень, впрочем, звезды были хорошо видны. Перед убытием о развитии ситуации проинформировал Валеру, который сегодня был на работе, пускай будет в курсе дела. На всякий случай.

Бандиты, обитавшие в микрорайоне завода 'Коммунист', из дому не выходили, поэтому, мы направились прямо к ним. Задал бортовому компьютеру флаера необходимую точку прибытия, и он домчал нас до места в течение всего одиннадцати минут, при этом двигался со скоростью в четыреста пятьдесят километров в час.

Обойдя на флаере нужное нам крыло дома, сначала услышали громкие гортанные разговоры и смех, а затем, заглянув в окно, обнаружили четверых наших клиентов в комнате на втором этаже, собирающими и пакующими свои вещи. 'Девятка' стояла уже внизу, вероятно, они собирались переехать на другое место жительства. Входить решил через балкон, его окно было зашторено, но дверь слегка приоткрыта. Отсюда валил сладковатый сигаретный дым, без слов говоривший о том, что в комнате курили анашу.

- Проверяем револьверы.

- Да что их проверять, они безотказны, - Костя натягивая перчатки пожал плечами, - А автоматы что, не берем?

- Обойдемся. А ты сам как, готов?

- Все нормально, идем, - кивнул он и спросил, - Маски одеваем или мочим всех?

- Лишившись таких денег, они не успокоятся и начнут создавать проблемы себе и людям. Как говорил великий отец народа: 'нет человека - нет проблем', поэтому, мочим. В квартире их четверо и больше никого нет, значит, делаем так: я заваливаюсь в комнату и ухожу влево, работаю по своему сектору. Ты стреляешь прямо из двери балкона, только присядь. Твои двое сидят за столом справа, один спиной к стене, а второй - лицом к окну.

- И как ты их видишь?

- Чувствую, потом расскажу как.

Зависнув над ржавыми перилами, нажал кнопку открытия двери салона и, когда она отъехала, тихо слез на прогнивший деревянный пол перекосившегося балкона. Действительно, со стороны флаер был совершенно невидим, его наличие выдавало пятно смазанной серой темноты и открытая дверь салона.

Дождавшись Костю и его дыхания за своей спиной, взвел курок и толкнул локтем наполовину распахнутую дверь. Ступив в комнату, отстранил штору и сразу же сделал два шага влево, освобождая сектор обстрела правого фланга.

Сидевшие за столом двое небритых кавказцев с густо заросшей щетиной, чистили пистолеты. Водитель 'девятки', присев на корточки в шаге от меня, застегивал замки туго набитого баула. Со спины он видеть нас не мог, тогда как четвертый бандит, развалившийся на диване, шумно всасывал папиросный дым и глядел на трубу глушителя совершенно мутными глазами. Наверное, его уже 'вставил приход', так как на мое появление он совершенно не прореагировал.

Подхватив рукоять револьвера на упор левой руки для устойчивости слишком длинного ствола, выстрелил в затылок водителя 'девятки', после чего тут же прицелился в закумаренного. Самовзвод работает немного туговато, но попал я именно туда, куда целился, в переносицу. Еще два хлопка раздались почти одновременно с моими, это напарник не сплоховал, тем более, что комната здесь небольшая, а дистанции получились короткими. Ближнему противнику он попал в височную кость, а самому дальнему, сидевшему за столом лицом к нам, в правый глаз. К вонючему запаху никотина и анаши добавился запах сгоревшего пороха.

Самое интересное, что ни в одном из четырех случаев, пуля не прошла навылет, все застряли в черепной коробке. Костя позже говорил, что это патроны старые, мол, от времени потеряли мощность, но лично я считаю, что патроны здесь ни при чем, а потеря энергии произошла в трубе глушителя.

- Шмонай своих и те три сумки у стены, - кивнул напарнику, - Отдельно собираем деньги, документы и оружие.

- А 'рыжье'? - показал он на крупную цепь, висевшую на шее свалившегося на пол трупа.

- Снимаем, зачем добро выбрасывать, потом эти цацки переплавим.

Закрыв балкон и плотно зашторив окно, принялся выворачивать карманы своих клиентов и потрошить сумки, барахло из которых вываливал прямо на пол.

- Ну, нихренасе улов, - приговаривал Костя, складируя на столе рядом с только что собранными до конца двумя ПБ - бесшумными пистолетами Макарова, еще два 'укорота' Калашникова, автоматные магазины, цинк 'пятерки', тяжелый пакет патронов россыпью и пачки долларов, запечатанные в банковские упаковки.

Подобный улов был и у меня. На свободный участок дивана выложил такие же два 'укорота' в отличном состоянии, две совершенно не затертых модификации пистолета Стечкина - АПБ, и много денег. Странным было видеть в распоряжении бандитов оружие, которым комплектуются спецвойска. Но сегодня, наверное, за деньги можно добыть все, что угодно.

Метнувшись в коридор, удостоверился, что входная дверь на внутренние запоры не закрыта, а захлопнута на обычный английский замок. По пути стащил с вешалки верхнюю одежду, с которой собрал все документы и портмоне.

Машину решил тоже забрать. В принципе, для того, чтобы следствию не дать лишней улики, можно было ее просто перегнать в какой-то переулок и бросить. Но опять же, с гарантией в сто процентов ей немедленно приделают ноги. Так зачем же радовать какого-то фраера, лучше мы обрадуем себя. Тем более, что никаких препятствий в реализации этого вопроса не вижу. Валера, после смерти предприятия, где он трудился механиком транспортного цеха, вынужден был устроиться мастером на одной хитрой СТО, хозяином которой после отсидки в местах не столь отдаленных неожиданно стал тот самый Мишка, наш одноклассник. А у него в ДАИ на регистрации сидел свой, проплаченный мент. Таким образом, доступ к конвейеру ворованных и подготовленных к реализации машин, у нас был. Почему бы через него не прогнать и эту?

Проверив техпаспорт на машину, скинул сообщение на биокомп Валеры: 'Нужны документы на свежую девятку, есть синяя прошлогодняя'. Ответ пришел через полторы минуты: 'Решаемо, будет девяносто второго года, но если не выбросили паспорт бывшего владельца, то все гораздо проще'.

- Все, Костя, бросай хабар в отдельные сумки, а прочее барахло вяжи в узлы.

- А нахрена с ним возиться?

- Мы не только с ним будем возиться, мы и трупы заберем, иначе правоохранительные органы получат еще один конкретный висяк.

- О чем ты говоришь?! - гибкий и юркий Костя раскинул пальцы веером и скорчил удивленное лицо, - Не знаешь, как они сейчас работают? Да найдут первую подходящую кандидатуру или бомжа какого-то и спишут все висяки и глухари. Поверь, Виктор, статистика у них будет то, что надо.

- Ты делай, что тебе говорю. А сейчас выглянь и посмотри обстановку на улице, и неси манипуляторы из грузового отсека, - кивнул головой на балкон, при этом отмечая на виртуальном хронометре убежавшую одиннадцатую минуту с момента начала действий.

- Все тихо, - вскоре сказал он и стал приспосабливать зажим манипулятора к брючному поясу одного из трупов.

Последующие пять минут мы пыхтели на погрузке флаера. Освободив квартиру, мы выключили свет и вышли на балкон. Перед тем, как убраться восвояси, перекошенную дверь балкона я резко притянул к себе и заклинил в запертом виде.

- Держи, - расположившись в салоне, подал напарнику ключи, документы водителя и техпаспорт на 'девятку', - Сейчас тебя высажу за углом, садишься в тачку и двигаешь к Валерке. Пока что там ее и бросишь, а затем оформишь на себя.

- Ух ты, класс!

- Пользуйся на здоровье, потом обменяешь на 'Ниву' или какой-нибудь УАЗ, - вытащил из своего бумажника три долларовых полтинника и сунул ему в руку, - Возьми на случай, если какому-то менту сейчас придется замыливать очи. А я освобожусь от мусора и подберу тебя на заднем дворе СТО. Кстати, со следующим клиентом нужно успеть разобраться до утра. Все, двигай и будь на связи.

Проконтролировав выезд Кости со двора, отправился решать вопросы в сторону Днепра. Катушку мощной мононити, которая не сгниет в воде и за триста лет, в коробке среди оснастки флаера как-то видел, осталось еще найти четыре хороших булыги. Решил с этим голову не морочить и по пути заскочил на знакомый гранитный карьер, где выбрал то, что мне надо, подобного добра здесь лежало тысячи тонн.

Удалившись на пятьдесят километров от Киева, прошелся сканером над поверхностью реки и в заливе с очень слабым течением определил самую глубокую впадину. Место для сохранения тайны посчитал удачным, поэтому, быстро освободился от непотребного груза и более не задерживаясь, взял курс на освещенный вечерними огнями город. Буквально через десять минут был у СТО и встречал светившуюся довольством физиономию Кости.

- И как дела? - спросил его, запуская флаер курсом на Обуховский район.

- Отлично, даже номера перебивать не надо. Сейчас оформят покупку на какого-то бомжа, а к субботе перепродадут барыге из Бреста.

- А тебе с этого какая радость?

- А мне - дизельный внедорожник 'Фольксваген', бундесверовский, только что из Германии пригнали. Завтра оформят, и можно будет забрать, но нужно еще две штуки зелени доплатить.

- Не вопрос, возьмешь.

- Правда, там салон оборудован чисто по-армейски, нужно будет кожей перетянуть. Но сюда денег не надо, ребята это сделают в обмен на 'копейку'. Представляешь, как все удачно сложилось?

- Да, удачно, - согласился с ним, настраивая на автопилот полученную с орбиты координату нужного дома, трансляция изображения шла до сих пор.

Максимально укрупнив зеленоватую картинку ночного изображения, спросил:

- Ну-ка Костя, смотри вместе со мной, живности во дворе клиента никакой не наблюдаешь?

- Не-а, собак точно нету.

Собаки, конечно, нам не помеха, но лишнего шума хотелось бы избежать. И вот мы зависли над крышей дома, а на экране монитора четко высветились контуры флаера. Оказывается, для современных космических технологий силовой щит генератора тысячелетней давности никакого секрета не представляет. Мало того, ИскИн шлюпа Алексея выдал полную информацию и на экране биомонитора появился текст, где указывалась не только модель, но и собственник транспортного средства. Так и было написано: 'рейдер планетарной разведки типа 'Буйвол', модели VSS342FI - 6538-06; владелец - император Леон Виктор-первый, идентификационный номер (шестнадцатизначное число и группа букв), правитель планеты-государства Леон, регистрационный номер...', а дальше шло множество цифр и букв, обозначающих номер планеты в реестре и ее координаты в пространстве галактики.

- Вот так, знай наших!! - прочитав текст, Костя сделал зверскую рожу и энергично обозначил удар кулаком в пространство.

- Ладно-ладно, - самодовольно ухмыльнулся, - Теперь продолжаем работать, берем шлемы с кислородными масками и автоматы. Глушитель не забудь навернуть.

Зависнув у ворот на полуметровой высоте, тихо выбрались во двор. В двух окнах дома и занавешенном окошке гаража горел свет. Форточка одного из светящихся окон была приоткрыта, и из нее слышался звук работающего телевизора.

Не умею еще походя отслеживать окружающую среду, поэтому, отрешившись от мира и прикрыв глаза, направил свой внутренний взор на дом. Там выявил четырех взрослых человека, двое из них сидели в креслах перед телевизором, а третий и четвертый в разных комнатах лежали на возвышенностях, вероятно, на кроватях. Почему-то знал, что все четыре розовых пятна, одно из которых было более темным - это женщины.

Въездные ворота гаража, и входная боковая дверь были закрыты изнутри, а контур находившегося там мужчины сидел неподвижно, склонившись над столом, шевелились только его руки.

- Надеваем кислородные маски, - прошептал Косте, - Ты смотришь за выходом из гаража, там хозяин. Если он выйдет раньше моего прибытия, то вырубишь. А я пока домом займусь.

Напарник энергично кивнул головой, быстро и мягко отошел к гаражу, прислонился спиной к его стене и стал напяливать перчатки и шлем с кислородной маской. Я тоже выполнил аналогичные действия, затем, закинул свой автомат в походное положение и направился к веранде. Думал, что если парадная дверь закрыта на замок, то придется работать через форточку или бить стекло, но она оказалась незапертой.

Приоткрыв дверь и услышав громкий голос телеведущего, вытащил из кармана маленький металлический стаканчик, свинтил колпачок и вытряхнул на ладонь блистерную капсулу с сильнодействующим сонным веществом 'Туман'. Сдавив ее пальцами, бросил на пол. Она так и не успела приземлиться, еще в воздухе превратилась в туманный шарик, который за одну секунду совершенно рассосался в атмосфере.

Через стенку 'увидел', как более темное пятно человеческого контура удлинилось, вероятно, кто-то пытался встать, но тут же свалился обратно. Выждав минуту, рискнул заглянуть в комнату, где в креслах в глубоком сне сопели две женщины, одна лет сорока пяти, а вторая около двадцати. Решил пройтись по коридору и приоткрыть дверь к другим спящим, пускай они спят более гарантировано. Впрочем, этого делать и не нужно, ОВ от эпицентра активации быстро распространялось во все стороны на дистанцию около пятидесяти метров, при этом проникает во все щели. И самое интересное, что ни сквозняки, ни ветер выдуть его с места активации не могут, по каким-то непостижимым законам, движение воздуха на него не действует.

Дверь на улицу была приоткрыта, так что джин прилетел и сюда. Между тем, Костя так и стоял под стенкой гаража.

- Как все прошло, - спросил он меня по сети.

- Не видишь разве, - показал на пробегавшую кошку, которая просто свалилась среди двора, затем, показал ему стаканчик с ОВ, - Смотри, здесь колпачок играет роль индикатора. Сейчас он черный, но когда его цвет не будет отличаться от цвета корпуса стаканчика, тогда и намордники снимем. Короче, период полного распада ОВ длится целый час. А здесь что нового?

- Клиент стучит и шебаршится, наверное, скоро выйдет.

Прикрыв глаза и сделав сознанием шаг за стену, заметил происшедшие изменения. Светло-фиолетовый сгусток тела Рафика Мамедовича теперь уже не сидел за столом, а стоял под ним на корточках, и что-то тяжелое ворочал. Думаю, у него там тайник и теперь, наверное, колоть антидот, выводить его из сна и пытать на предмет местонахождения награбленных богатств, не придется.

Наконец, он встал, выключил свет, подошел к выходу и распахнул дверь. Несколько секунд постоял на пороге, глядя на меня широко открытыми глазами, глубоко глотнул воздух, как вытащенная из воды рыба, пытался что-то сказать и на пороге свалился.

Мы его подхватили под руки и втащили внутрь гаража, заперли дверь на задвижку и включили свет. Перед нами предстал блестящий оранжевый кузов трехсотого 'Мерседеса', а там где хозяин этого великолепия только что ковырялся, стоял большой и тяжелый слесарный верстак с двумя тумбами.

Ящики левой тумбы, стал вытаскивать и отставлять в сторону. Наконец, добрался до днища из листового металла и, если бы не уверенность, что его только что демонтировали, подумал бы что это несъемный элемент конструкции верстака. Первоначально не мог понять, как именно его снять но, в конце концов, заметил с края фронтальной части неоднократно оцарапанное мелкое отверстие. Только тогда смог его зацепить и поднять, как крышку.

В углублении стоял металлический ящик для слесарного инструмента, только никакого инструмента внутри не оказалось. Здесь лежал пистолет ТТ, и деньги. Много самых разных денег: три тысячи двести фунтов стерлингов, восемнадцать тысяч дойче марок и триста сорок восемь тысяч американских долларов, а также, золотые кольца, перстни браслеты, сережки и сто двадцать один золотой царский червонец. Немного позже эту сумму пополнили сто пятьдесят три тысячи долларов, изъятые у бандитов.

- Ящик с деньгами и барыгу грузи во флаер, - посмотрев на картинку спутникового изображения, приказал все еще шокированному Косте, - а мне нужно в дом заглянуть, захватить кое-какие вещи.

Хозяйские пальто и шапку снял с вешалки в прихожей, там же взял его ботинки. Два костюма, три рубашки, стопку трусов, маек и носков вытащил из шкафа и сложил в тут же найденный чемодан. Ключи и документы на машину лежали в пальто, а паспорт и какие-то дипломы нашел в секретере. Еще здесь лежало шесть пачек украинских карбованцев и стопка американских долларов различного достоинства. Документы хозяина изъял все, а оставшиеся деньги брать не стал.

Покидая дом, телевизор и свет выключил, а парадную дверь запер найденным ключом.

- Придется тебе, Костя, еще раз на машинке прокатиться.

- Слышь, Виктор, эта тачка никому и нахрен не нужна, мы с ней запросто спалимся.

- Костя, я не больной на всю голову, ее нужно отогнать к лесопосадке, а там зацеплю грузовыми манипуляторами флаера и утоплю в глубоком месте. Просто нужно имитировать беспричинный побег.

- А, понял! - он взял ключи от 'Мерседеса', открыл гараж и стал выруливать на улицу.

Несколько машин по дороге в одну и в другую сторону проехали, но явных соглядатаев мы не заметили. Закрыв за собой ворота и не снимая кислородных масок, мы через полчаса на бреющем через поле добрались к Днепру. У нас под днищем висел трехсотый 'Мерседес', который вместе со своим хозяином вскоре обрел вечное пристанище в одном из глубоких заливов реки.



Г. Киев, среда, 30.03.1994.


Исхудавшего, но заметно помолодевшего Петровича регенерационная капсула выпустила позавчера, в понедельник. И когда я отвозил его на электричку, то знал, что вскоре нужно ожидать новых гостей. Так оно и произошло, утром Петрович вышел на связь и предупредил, что едет ко мне со своей дражайшей Машей. Впрочем, он меня не удивил, это действие было плановым и ожидаемым.

- Марь Ивановна, дорогая, вы же понимаете, что использовать ресурс, который на Земле оценивается в миллионы долларов, просто так не имею права, - почувствовав, как переполненное надеждами состояние ее души меняется на перепугано-огорченное, поднял руку и успокоил:

- Нет-нет, супруга начальника военно-учебного центра, который будет готовить кадры вооруженных сил империи, мать командующего военно-морскими силами и командующего одной из армейских групп, безусловно имеет право на оздоровление, этот вопрос не обсуждается, - после этих слов заметил, как внутреннее напряжение ее покинуло и она успокоилась, - Речь идет о биологическом компьютере, имплантированию которого подлежат в первую очередь нужные моему государству специалисты. Так что если вы хотите быть просто домохозяйкой, то это один вопрос, а если пожелаете быть полезной общему делу, то вы в команде.

- Ой, Витя, даже не знаю, - она пожала плечами и посмотрела на сидящего рядом супруга, - Я всю жизнь проработала в текстильной промышленности, начинала в цеху мастером участка, а на пенсию уходила с должности главного технолога.

- Отлично, Марь Ивановна, конечно нам нужен такой специалист, поэтому, биокомп вам поставлю. Теперь ваша задача состоит в том, чтобы определить комплекты лучшего в мире переналаживаемого оборудования, которое обеспечило бы тонкими и плотными шерстяными, а так же хлопчатобумажными тканями до ста тысяч человек в год. Имейте в виду, что половина акций всех организованных вами предприятий перейдет в полную вашу собственность. Как вы на это смотрите?

- Да я согласна работать, Витя. Думаешь, на пенсию в пятьдесят пять ушла по своей прихоти? Но у меня в голове столько вопросов... И по деньгам, и по объемам грузовых площадей, которое выделят мне под оборудование, и почему только сто тысяч человек, ведь там миллионы, и неужели Саша и Петя уже узнали...

- Все! Подождите с вопросами, - поднял руки вверх, - Ваши сыновья еще ничего не знают, разговор только предстоит. Что касается миллионов подданных, то мы им наладим выпуск чего-то более технологичного, чем их примитивные прялки и ткацкие станки. Это до тех пор, пока у нас не появятся галактические технологии. А сейчас, дорогая, вам надлежит сходить в туалет, обнажится полностью и ложиться вот сюда!

Таким образом, перепугано-удивленную Марью Ивановну вчера и сунул в регенерационную капсулу. Интересно, что диагност определил ее здоровье, как много лучшее, чем у супруга, а значит, наша бабушка еще попрыгает и побегает.

Петрович всячески поддерживал благоверную и до момента запуска программы анабиоза, а в нашем случае очистки и регенерации органов, от капсулы не отходил ни на шаг. Было видно, что сейчас он волновался гораздо больше, чем когда принимал решение в отношении лично себя.

- Да не переживай ты, батя, все будет нормально.

- Ладно, не переживаю уже, - он внутренне собрался, затем, посмотрел на меня с недоумением и сменил тему, - А зачем в Гошу стреляли?

- Ха! Пойдем наверх, расскажу все, как было.

Да, как это ни странно, но получив два проникающих ранения в грудь, Гоша остался жив, сейчас чувствовал себя намного лучше, и его перевели из реанимации в обычную палату. После нашего разговора, Петрович отправился в больницу, где выслушал жалобы на жизнь потерявшего деньги, здоровье, а с ними наглость и спесь азартного, но безответственного лентяя.

Как выяснилось, никому он не нужен и не интересен, некоторые друзья даже проведать не пришли, а те что приходили, зачастую оказались кредиторами. Они вскользь сожалели о случившемся, но напоминали о необходимости возврата долгов. Представитель 'крыши' Васька Малый, о своевременном отстегивании в общак не упоминал, это подразумевалось само собой, но о причинах случившегося допытывал скрупулезно.

Признаваться в том, что на подведомственной бригаде территории он обтяпывал свои дела, наплевав на интересы 'крыши', было смерти подобно. За это в лучшем случае перевели бы в категорию бомжей. Но об ограблении кавказцами, которые забрали все полученные в банке деньги, рассказал, при этом кое о чем забыл упомянуть. Ту же лапшу он и осведомленному Петровичу вешал.

Врачи и администрация больницы, наконец, были подмазаны, и сегодня с утра Гошу перевели в отдельную одноместную палату с телефоном и телевизором. И сейчас у него собралось маленькое производственное совещание. Считай, я на нем тоже присутствовал, правда, инкогнито. Получив открытый доступ к биокомпу Петровича, всё происходящее мог наблюдать его глазами.

- Ну что, Гоша, - бухгалтер Татьяна сидела напротив и просвещала о текущем положении дел, - Завтра крайний срок по расчетам с кредиторами. Четвертый раз звонили с завода 'Стройиндустрии', где мы вырезали полигон сборных конструкций, а вчера, между прочим, их директор звонил лично и в трубку плевался. Кроме расчетов по безналу, мы ему еще нала сорок тысяч долларов должны. Нам это дело не спустят, у него тоже 'крыша' неслабая. Что еще? Дебиторской задолженности нет, а кредиторской, в переводе на доллары - двадцать шесть тысяч, плюс пятьдесят пять нужно отдать налом. Всего восемьдесят одна тысяча. Но в первую очередь пятнадцать тысяч нужно отдать рэкетирам.

Гоша полулежал на высоких подушках и угрюмо смотрел в стену.

- Ну, чего ты молчишь?! - возмутилась Татьяна, - ты думаешь просто так этот бандит интересовался отчеством моей Кристинки?!

- А что я тебе скажу? - несмотря на болезненное состояние, он начал орать, - Где я тебе, нахрен, возьму эти пятнадцать тысяч, а?! У меня проблемы!

- Твои проблемы меня не волнуют, - вдруг тихо сказала она, - меня волнует здоровье и благополучие дочери, на которую лично тебе глубоко плевать. Короче, звони куда хочешь, выкручивайся, как хочешь, но вопрос решай.

- Как ты не понимаешь, Танька, обзвонил уже кого только мог, никто помочь не может.

- А кто захочет помогать такому обманщику, как ты?

- Эй, ты, сука, ты забыла с кем говоришь!

- Ну-ка тихо, тихо! - в разговор встрял Петрович, - У меня есть предложение.

- Какое? - они спросили одновременно.

- Нужно попробовать фирму продать.

- Хм, - Татьяна разочаровано махнула рукой, - Кто ее купит? Завтра и так бандиты отберут и на кого-то перепишут. А потом тебя, Гоша, на счетчик поставят, продашь и квартиру, и машину, и еще должен останешься.

- Не звизди, сука, я тебе сказал, иди нахер отсюда!

- Знаешь что?! Если бы речь шла только о тебе, я бы уже давно плюнула и ушла.

- Все, молодежь, хватит ругаться! - Петрович повысил голос, - Я серьезно задал вопрос, за сколько ее можно продать?

- За сто тысяч баксов можно! - уверенно сказал Гоша.

- Ну зачем ты обманываешь себя и других, - сказала Татьяна, - Сам посчитай, основных фондов у нас один КАМАЗ тягач и разгонный УАЗ, в переводе на доллары - семь тысяч. Мебели, разных резаков, пропановских и кислородных баллонов - еще на шесть. Всего тринадцать тысяч с мелочью, а ты говоришь сто.

- Между прочим, моей маме предлагали за нее пятьдесят, - не согласился Гоша и повернулся к Петровичу, - Так слышь, дед, у тебя есть клиент или ты просто так говоришь?

- Есть один товарищ, мотался по Северам, а сейчас решил остепенится, семью завести, какой-то бизнес прикупить, вот я и подумал, что может быть ему нашу фирму предложить. Если бы он ее купил, то и мы все на месте бы остались, имею в виду контору и работяг. Могу ему позвонить прямо сейчас.

- А кто это, Николай Петрович? - осторожно спросила Татьяна.

- Так вы его знаете! Львов это, Виктор!

К шестнадцати часам вечера переговоры были завершены, и приглашенный в больницу знакомый нотариус оперативно оформил все документы и засвидетельствовал договор. Но перед этим спорили и торговались до хрипоты, этот хмырь вознамерился зарядить за фирму сто двадцать тысяч зелени. В конце концов, я встал со стула и сказал:

- Восемьдесят пять тысяч мое последнее слово, других денег нет, и не будет. Либо ты, Гоша, не соглашаешься и я ухожу, - сделал паузу и продолжил, - Либо соглашаешься, и я в течении двух часов привожу тебе пятьдесят девять тысяч долларов наличных, а остальную сумму отношу на увеличение уставного фонда и от своего имени вношу на счет предприятия. Решай.

Бледно выглядевший Гоша, напичканный лекарствами, вяло махнул рукой и согласился. В принципе, я чувствовал его гнилое нутро и мог поставить в позу на сумме раза в два меньшей, чтобы он отрыгивал задолженность долго и нудно, но предварительно, еще до начала переговоров определил для себя сумму сделки именно в восемьдесят пять тысяч, поэтому, на ней и решил остановиться.

При внесении на счет предприятия денег, разрешил Татьяне произвести получение и выдачу заработной платы, а она вдруг вцепилась мне в плечи, уткнулась лицом в грудь и разрыдалась. А вечером посетил свой новый офис, где нового владельца и директора встречали все четырнадцать работников моего предприятия.

Восемь человек были настроены ко мне приветливо и благосклонно, все-таки большинство из них интернатовские воспитанники, которые знали меня как облупленного. Тем более, что в свое время никому из них на хвост соли не насыпал. Двое менеджеров отнеслись настороженно и, почему-то со спрятанной в душе неприязнью, но самыми счастливыми выглядели девчонки, Татьяна и Анечка.





Глава 14


Шаг первый, шаг второй.




г. Киев, пятница, 15.04.1994.


С первых дней вступления в бизнес пришлось целую неделю бегать по бюрократическим инстанциям, внося изменения в уставные и регистрационные документы. Наконец, настала очередь заняться урегулированием допущенных предшественником 'непоняток' с рекетирской крышей. Отстегивать в их общак пятнадцать тысяч долларов посчитал излишне накладным, поэтому, напросился на встречу с воровским авторитетом и смотрящим нашего района Вовкой Седым.

Предварительный 'закидон' о намерениях я запустил через нашего одноклассника Мишку, который был вхож в ближний круг авторитета, а уже через день попал в ресторан 'Большое кольцо', где обычно собиралась вся их бригада. Он встретил меня у входа и повел вглубь зала к двум сдвинутым столам, за которыми расположилась компания из семи человек. На столах кроме высоких пивных бокалов и двух тарелок с солёными орешками, других напитков и деликатесов не наблюдалось.

- Тот, который с седой прядью на голове, это Вовка, - тихо сказал Мишка.

- А отчество как?

- Павлович. Но его так никто не называет, все говорят Вовка.

Скользнув взглядом по присутствующим, всмотрелся в хозяина стола, мужчину лет сорока, лицо которого мне было знакомо, три года назад довелось увидеть его в Сочи на пляже.

Если у сидящих за столом все руки были синими от наколок, то у него внешне ничего подобного не наблюдалось. На самом деле, на груди под ключицами и на коленях были выколоты звезды, на одном плече - паутина с какими-то надписями, а на втором - паук. На его правом предплечье выколота церковь, а на левом - колючая проволока и какие-то надписи. Запомнил все так подробно, потому что рядом с ним отдыхали двое таких же 'звездных сидельца', но немного с другим 'иконостасом', привлекавших внимание окружающих.

- Желаю здравствовать честной компании, - поприветствовал присутствующих, когда мы подошли к столу. Те молча кивнули головой.

- Вовка, - сказал Мишка, обращаясь к хозяину стола, - это Витёк Львов, который нынче на металлоломе, я тебе говорил о нем.

- А! - тот указал на свободный стул и уставился мне в глаза, - Говори, слушаю тебя.

- Владимир Павлович, последние годы я ездил на работу в Якутию, в результате сколотил капиталец, который позволил выкупить фирму, принадлежавшую сыну моей бывшей школьной заучки, - начал издали, так как сходу просить о снижении воровского налога посчитал неверным.

- Угу, за восемьдесят пять тысяч, знаю, - кивнул он, а мне подумалось, что знает он прекрасно не только сумму сделки, но и то, на какие цели она разошлась.

- Собственно, не про фирму хотел поговорить, а о серьезных проблемах своего бывшего интерната в Лесном, - все присутствовавшие повернули головы и с интересом на меня посмотрели.

- Лесное, это не мой район, но разрулить непонятки помогу. Говори, в чем дело.

- Дело не в непонятках, просто, денежное содержание воспитанников, утвержденное еще за царя Гороха, до сегодняшнего дня не изменилось ни на копейку, между тем, инфляция его съела уже сотни раз. Вот и получилось, что детей одевают в обноски из забугорной помощи, а кормят жиденькими картофельно-макаронными супчиками, лишь бы с голодухи не загнулись.

- Во! - воскликнул один из присутствовавших, - На зоне в отношении жрачки творится точно такая же байда. Правда, полосатых пиджаков и штанов на десять миллионов зэков нашили, хе-хе, хоть с одежкой не прогадали.

- Хм, - законный вор ухмыльнулся, - Ты же не думаешь, что я стану этим сукам позорным, наверху которые, петиции писать, или как?

- Владимир Павлович, я хочу, чтобы небезразличные мне дети нормально питались и одевались, чтобы пацаны не пошли по беспределу, а девочки на панель, поэтому, собираюсь Лесному оказывать материальную помощь и ежемесячно им выделять по десять тысяч долларов.

- Не хило, но боюсь, что баксы твои растащат, а пацаны как жевали баланду, так и жевать будут.

- Не-не, Вовка, администрация там нормальная, детей не обжирают, - вдруг встрял сидевший рядом со мной угрюмый парень моего возраста.

- А ты откуда знаешь? - Седой спросил как бы безразлично.

- Так это, у меня там дочка уже пять лет как. Когда я чалился, моя бывшая курва прогнала по вене неподъемный баян и кони двинула. Вот дочку и определили в Лесное.

- А, - понимающе сказал тот и повернулся лицом ко мне, - Так чего от меня-то надо?

- Оставить сумму выплаты в общак в прежнем объеме, который был до Гошиных косяков. А месяцев через восемь-десять раскручусь более серьезно и стану отстегивать не десять, а все двадцать. Собираюсь организовать производство пластиковой тары, линию пивных бутылок и линию пластмассовых изделий, типа ведер, тазиков и прочего.

- Гм, тема нормальная, - покивал он головой, - И замес крутой. Один знакомый барыга оборудование для литья полуторалитровых пластиковых бутылок привез из Польши, уплатил четыреста восемьдесят тысяч зелени, и это за бэушное. У тебя есть такие бабки?

- Лично у меня сейчас даже двух штук баксов нет, - я пожал плечами и улыбнулся, - но у меня есть сестра! Между прочим, замужем за австрийским бизнесменом, который имеет и возможности, и желания сотрудничества.

- Во как!? - минуты две он помолчал, затем, посмотрел на моего угрюмого соседа, перевел взгляд на меня и махнул рукой, - Ладно, пока пускай будет, как было, а будущее покажет, сколько и чего.

Таким образом, проблемный вопрос разрешился к моему полному удовлетворению. По крайней мере, около пятидесяти тысяч долларов на ветер выброшено не будет. А когда уже уходил, то мой угрюмый сосед, прощаясь, подал руку и представился:

- Я Федя, - немного подумал и добавил, - Угрюмый. Короче, ты это, если чего надо, то обращайся. Мишка знает, как меня найти.




г. Киев, понедельник, 25.04.1994.


- Танюша! Ты бюрократ! И директора бюрократом сделала! - этими словами Петровича начинался рабочий день по понедельникам, когда по предложению Татьяны мы стали собираться на небольшое производственное совещание для подведения итогов прошедшей недели и планирования задач на неделю текущую.

В девять утра, кроме Татьяны и Петровича, в моем кабинете собирались менеджеры Костя и Прошка Громов, а Анечка садилась за приставной столик и каждое сказанное слово записывала в протокол. Прошка - это еще один наш корефан, с которым мы дружили до последнего дня учебы в школе-интернате, и потом вместе поступили в Политех. Только я выучился на механика, а он - на металлурга.

Внутреннюю сущность Гошиных дружков, бывших менеджеров, постиг за два дня, поэтому, расстался с ними немедленно и без сожаления. Они, правда, попытались качать права, но я в нескольких словах объяснил их неправоту и возможные последствия за гнилой базар. Так что, получив выходное пособие, они растворились в пространстве города без следа.

Сначала их работу выполнял один Костя но, увидев возможность значительного увеличения объемов, вызвонили Прошку, который числился старшим мастером литейного производства еле дышащего завода и забрали к себе. Ребята сразу же разбежались по предприятиям города восстанавливать старые связи и налаживать новые. Директор 'Стройиндустрии', когда наши предприятия свели нулевой баланс, а Гоша с ним рассчитался налом по прошлым долгам, продлил договорные отношения. Прошка тоже наладил контакт с руководством своего завода, и после моей встречи с заместителем директора, определения объемов реализации и порядка цифр отката, был заключен еще один договор. Мне так же пришлось съездить в командировку на металлургический комбинат, где уточнил некоторые нюансы сотрудничества, перезаключил контракт и со своим прямым контрагентом познакомился лично.

Так что дела у нас пошли неплохо, резчики и демонтажники (на самом деле мои рабочие числились газоэлектросварщиками и слесарями-монтажниками) оперативно грузили металлолом на машины и отправляли на базу, Анечка решала вопросы с железной дорогой, а Петрович с крановщиками каждую пятницу или субботу отгружал по одному вагону. Потребитель деньги не задерживал, а перечислял исправно, доставляя от всего этого кордебалета удовольствие мне и моим людям.

- Таким образом, господа хорошие, по сравнению с прошлыми периодами, в этом месяце фирма увеличила объемы отгрузок более чем в два раза, к концу месяца в адрес меткомбината уйдет пятый вагон. Так? - повернулся к Петровичу.

- Так точно, - ответил он.

- Прекрасно. Тогда вам, мадам бухгалтер, задание: при расчете обнала учесть сумму зарплаты работников, получаемую в конвертах, увеличенную ровно в два раза.

- Ура! - шёпотом проговорил Прошка, и менеджеры друг друга весело толкнули локтями.

А обе девчонки после моих слов буквально физически источали удовлетворение, граничащее с экстазом, при этом Татьяна не выдержала и высказалась:

- Впервые за последние три года из уст начальства мне на душу бальзам пролился.

- Я рад, что ты рада. Всё, народ, расходитесь по местам.

Они шустро подхватились и очистили помещение, лишь только Петрович не сдвинулся с места.

- Представляешь, - сказал он, - Вчера с Машей были на Бесарабке, и нос к носу столкнулись с генерал-майором Лагутиным Сергеем Васильевичем. Помнишь его?

- Еще бы, с детства помню, потом его в Германию перевели. А когда я служил в 'ящике' Дяди Федора, то сталкивался по службе, только тогда он был подполковником, заместителем начальника Базы хранения военной техники и вооружений. Да, быстро он генерала получил.

- Это благодаря новообразованной Украинской армии. Если бы банда Меченого и наши новоявленные государственные паханы Союз не развалили, то выше полковника он бы вряд ли вырос. Так вот, он был с супругой, а мы с ним в Германии служили вместе и были в нормальных отношениях. А вчера встретились, постояли в сторонке и минут десять пообщались. Когда он узнал, что мы с тобой занимаемся металлоломным бизнесом, кстати, он тебя тоже помнит, то совсем не возражает о заключении посреднического договора. Сейчас они порезанное старое оружие в литейку соседнего завода 'Коммунист' вывозят.

- Отличная новость, батя. А я ожидал прибытия Дяди Федора и вместе с ним собирался сходить к Лагутину. Теперь не вижу причины оттягивать, - кивнул на телефон, - звони, договаривайся о встрече.




г. Киев, среда, 27.04.1994.


По огромным подземельям базы вооружений, мы ходили второй день вдвоем с майором Симоненко Петром Степановичем. Вот где ледокол непотопляемый, он здесь безвылазно служит уже девятнадцать лет, а все последние годы является особой, приближенной к генералу. Мне приходилось с ним сталкиваться и раньше и, надо отдать ему должное, в этом большом многоуровневом бардаке он был самым компетентным человеком.

Вчера мы прибыли на прием к генералу Лагутину с проектом договора о сотрудничестве, и именно Симоненко было поручено разрешить все волнующие вопросы. Пока старшие офицеры вспоминали былые деньки, дегустируя армянский коньяк, доставшийся мне из-под полы в гастрономе Лизы, мы с майором пробежались по всем пунктам стандартного договора, определили порядок отгрузки, платежей и откатов. В общем, подписали его в течение двух часов, как говориться, не отходя от кассы.

Сегодня Петрович на базу не поехал, в вооружении он понимает много меньше меня, поэтому, остался на хозяйстве. А мы с Петром Семеновичем, оттоптав ноги в многочасовых похождениях, захватили бутылку коньяку и спрятались в одной из его вотчин - помещении архива базы и подводили первые итоги нашей совместной работы.

- Давай, Семеныч, - налил ему полстакана, а себе на донышко, - отметим начало нашей плодотворной и взаимовыгодной деятельности.

- А чего это ты хитришь? - он кивнул на стаканы с неравным разливом.

- Да за рулем я. Еще заеду куда-нибудь не в ту степь, кто тебе потом денежку откатает, а?

- Ага, ну тогда конечно, - согласился он, взял в руки бутылку и внимательно прочел этикетку, - А и ладно, мне больше достанется.

Мы чокнулись, выпили и стали грызть плитку шоколада. Ощутив воздействие алкоголя, вытер губы и руки носовым платком и приступил к самому главному:

- Что ж, Семеныч, решили мы с тобой большой массив вопросов, но это не все, этого мало.

- Ничего себе мало! - возмутился он, - Пять с половиной тысяч тонн мерно нарезанного железа! Да по твоему же графику, это на полтора года поставок! И это только первые списания, а потом, глядишь, опять чего-нибудь спишем.

- Металлолом - это хорошо, но разговор не об этом, - я взял бутылку и опять плеснул коньяку в стаканы.

- А о чем? - он посмотрел на меня настороженно, но твердо.

- Об оружии, большой партии оружия.

- Не понимаю, о чем ты говоришь, - ответил он, а я вдруг ощутил исходящее от него сожаление и зарождающуюся неприязнь.

- Семеныч, - обратился как можно дружелюбней и поднял свой стакан, - Не жди от меня ни провокаций, ни левых номеров. Договориться хочу конкретно и на максимально законных основаниях. С учетом вашего интереса, конечно.

- А! Так бы и сказал, - он начал успокаиваться, молча взял в руки стакан и уставившись в стол, пару минут раздумывал, затем, посмотрел на меня заинтересованным взглядом, - Небось, на Дядю Федора пашешь?

- Семеныч, это ты сказал, а я промолчу.

- Ну-ну, - он с каким-то убеждением в душе покивал головой.

- Нет, Семеныч, не уполномочен пока что оглашать имя заказчика, но уполномочен провести предварительные переговоры, отобрать и забронировать за собой некоторое вооружение и авансировать лояльность и помощь договаривающейся стороны.

- Ага! - он накатил коньяк, как водку, занюхал рукавом и ткнул в меня пальцем, - Только учти, наш 'Спецэкспорт' официально и свободно торгует только разным старьем, да и то, если это не горячие точки и не страны, на которые наложено эмбарго ООН. А что-то серьезное и новое можно приобрести только по межправительственному соглашению.

- Под старьем ты подразумеваешь что-то бэушное и расстрелянное в хлам?

- Что ты? Такого дерьма здесь нет, такое давно все порезано и на заводе 'Коммунист' расплавлено в чушки. Имеется в виду, что модели старые, а так оно все новое, в консервации. Так что тебя интересует?

- Десять тысяч единиц различного стрелкового оружия, три сотни батальонных минометов и полтораста противотанковых сорокапяток, которых вы на металлолом собираетесь резать. Ну, и десятка два 'Утесов'*.

- Да-а, неслабый заказ, - Семеныч поднял голову к потолку и надолго задумался. Мне было натурально 'слышно', как в его мозгах шуршат шестеренки.

- 'Утесов' ты, конечно, не получишь, - наконец он заговорил, - но ДШК* на пехотном станке с колесами - без вопросов, все новенькие, в смазке и муха не сидела. А вот с обычными пулеметами напряг, немецких и чешских валом, а наши да, в дефиците. Я так понимаю, что 'Дегтяри' и 'Максим' тебя не интересуют?


* Крупнокалиберные пулеметы под боеприпас 12,7х108 мм.


- Это уже совсем древность, хотелось бы что-то типа ПК, штук семьсот.

- Гм, жаль, у меня этой древности семнадцать тысяч единиц. Что же касается ПК, то на много не рассчитывай, сотни полторы, не более. Ну, а с обычным стрелковым оружием вообще никаких проблем нет - два миллиона пистолетов, более чем по миллиону АКМ и АКС-ов на разных складах, так что бери, сколько хочешь.

- Как раз автоматы, Семенович, мне ни к чему. В основном нужны карабины под промежуточный патрон, и штук девятьсот винтовок СВД.

- Ха! Даже не представляю, в каком захолустье вы будете воевать!

- Вот именно, что захолустье. Заказчик желает, чтобы аборигены научились стрелять, а не жечь патроны.

- Да? - он удивился, пожал плечами и опять надолго задумался, а я тем временем долил в стаканы коньяку.

- На здоровье, - кивнул ему.

- Ага, будем, - он махнул свою порцию и взялся грызть шоколадку, но через несколько минут продолжил:

- СКС тоже нет, мы их в свое время отправили в Забайкальско-Амурский военный округ, а та мелочь, что осталась, в прошлом году выведена для реализации на гражданском рынке. Правда, у нас есть девять тысяч сто единиц чешских карабинов под промежуточный патрон, только запас боеприпасов всего шесть миллионов штук, это приблизительно по шестьсот пятьдесят штук на ствол.

- Это карабин VZ 57 что ли, которые с откидными багнетами? - спросил у него, - Так это отличное оружие, я из него стрелял, и патроны там наши, автоматные.

- Нет, это VZ 52, до вхождения Чехословакии в Варшавский договор у них использовался более мощный боеприпас - 7,62х45 мм. Наши вроде бы эту партию выкупили, чтобы поощрить переход на советский стандарт, потом планировали их перестволить и продать, но так оно все и застряло. А может, делалось все это для других целей, черт его знает. В прошлом году их пытались втюхать то ли камбоджийцам, то ли вьетнамцам, но те, в конце концов, взяли десять тысяч немецких карабинов К-43. У них, оказывается, маузеровский патрон очень распространен и выпускается почти во всех странах Индокитая.

- Да, интересная информация. Слушай, Семеныч, мне как-то мой старый прапор Петрович, с которым я служил в 'ящике' Дяди Федора рассказывал, что после войны из Германии и Чехии в Союз перевезли оборудование патронных заводов. Вроде, даже в Киеве какое-то из них стоит на хранении. Ты об этом что-нибудь знаешь?

- Как же, конечно знаю. На Одиннадцатом ремзаводе на хранении стояли две линии, с оснасткой под 'маузеровский' патрон и под 'парабеллумовский'.

- А почему стояли? - спросил у него.

- Еще в прошлом году получили разрешение на списание, поэтому может, и сейчас стоят, а может, уже на металлолом вывезли.

- А как выяснить?

- Да сейчас и выясним, - он снял трубку телефона без номеронабирателя и дунул в нее, - Э! Кожанка! Валентина, ты там спишь или как? Ха-ха! Соедини с Одиннадцатым-первым.

Он повернулся ко мне, указал пальцем на телефон и сказал:

- Сейчас прямо с начальником ремзавода и переговорю, - дождавшись, видно, соединения, отвернулся к стенке, - Алло? Здравия желаю, товарищ полковник, майор Симоненко. Так точно, так точно! И вам того же! Да, есть повод. Руслан Салманович, скажите, пожалуйста, то оборудование в четвертом корпусе еще стоит или ему капут? Ага, ага. Да есть здесь у меня один товарищ, Львов Виктор Алексеевич. Так точно, это его сын. А он металлоломом занимается, ага, придержите, да? Можно завтра? Благодарю, до-свидания.

- Тебе крупно повезло, так что можешь своим заказчикам и патронное оборудование втюхать, - он опять откусил кусок шоколадки и спросил, - так что там с карабинами решил, возьмешь немецкие?

- Семеныч, а почем они, случайно не в курсе?

- Случайно в курсе, К-43 - по четыреста долларов за ствол.

- А болтовые маузеры и немецкие пулеметы?

- К-98 ровно столько же, как и карабин, четыреста, в снайперском исполнении - пятьсот, а MG-42 на сошках - семьсот.

- А эти чехословацкие карабины, почем?

- Чешские? - удивленно переспросил он, затем, пожал плечами и ответил, - По сто долларов за ствол. Короче, те три морских контейнера с оружием и боеприпасами, которые здесь пылятся уже тридцать лет, в прошлом году оценили в полтора миллиона долларов, вот так. Да, кстати, с маузеровским патроном опять же, напряженка, но с полмиллиона штук выделить можно.

- Тогда, Семеныч, пишем, - вытащил из кармана ручку и блокнот. Мне, конечно, ничего писать не надо, биокомпьютер уже давно зафиксировал полный расклад, между тем, собеседник меня не поймет, - Итак, карабины VZ-52 - девять тысяч сто штук вместе с боеприпасами, карабины К-43 - восемьсот, винтовки К-98 в снайперском исполнении - сто, пулемет MG-42 - пятьсот штук. А ДШК почем?

- По три тысячи сто.

- Ни хрена себе, но все равно, двадцать единиц записывай. Теперь, какие у тебя есть пистолеты под парабеллумовский патрон?

- По пять сотен 'Парабеллумов' и 'Вальтеров' дам, они тоже по четыреста долларов.

- А чего-нибудь более интересное есть?

- Добавлю сотню 'браунингов' под магазин на тринадцать патронов и все, цена та же. Если хочешь, можешь несколько тысяч револьверов взять, они совсем дешёвые, по полтиннику за штуку.

- Нет, распыляться с номенклатурой боеприпасов, будет неправильно. Вот автоматов под этот же патрон взял бы.

- Есть немецкие 'шмайсеры' и чешские 'скорпионы', их сюда в шестьдесят восьмом году полторы тысячи штук привезли. Половина осталась, а половину растащили. Ты, кстати, тоже к этому руки приложил.

- Охренеть можно, какая у тебя память, Семеныч! Точно, двадцать два автомата при тебе получал. А почем они?

- Тоже четыреста.

- Три сотни 'скорпионов' дашь?

- Бери, - махнул он рукой.

- Что ж, осталась артиллерия и боеприпасы. Сорокапятки, которые списали в металлолом, почем отдашь?

- Ну..., - он поднял глаза к потолку, подумал и выдал, - По тысяче возьмешь?

- Куда же я денусь, пиши сто пятьдесят единиц. И еще три сотни батальонных минометов.

- Они по пятьсот, - подсказал Семеныч.

- Да ты что? - возмутился я, тем более знал, что они тоже списаны, - Хочешь сказать, что кусок трубы и штампованная железяка сорок пятого года выпуска стоит пятьсот?

- Не жлобись, Виктор, вроде бы свои личные деньги платишь.

- Ладно, проехали. Теперь боеприпасы. Нужно сорок тысяч патронов калибра 12,7 мм, двадцать цинков автоматной семерки, тридцать пятерки и по тридцать цинков 'макаровской' и 'парабеллумовской' девятки. Ну, и полмиллиона обещанных 'маузеровских'. Мины осколочные - пятьдесят тысяч штук и дымовые - тысяча штук, а снарядов на каждый ствол по сотне бронебойно-трассирующих, по две сотни стальных осколочных и по две сотни картечных гранат.

- По артиллеристским боеприпасам надо уточнить дополнительно. Они хранятся на других складах, - пробурчал Семеныч, записывая информацию в толстую общую тетрадь.

- И еще допиши ручные гранаты, тысяч по пятьдесят оборонительных и наступательных. Теперь все, наливаем.



г. Киев, четверг, 28.04.1994.


Оборудование по производству патронов, вымазанное толстым слоем застывшего солидола, действительно существовало. Конечно, автоматическими роторными линиями здесь и не пахло, вместо них было две установки конвейерного типа с древними весами и дозаторами. Такими же древними, с оттиском года выпуска '1936', выглядели пять волочильных прессов для формовки гильзы. Причем, каждый из них выполнял отдельную операцию. Подрезка донышка в линии вообще не выполнялась, для этих целей стояли два небольших токарных станка, маленьких, типа нашего 'школьного'. Установок для вытяжки медных и свинцовых прутков было всего по одной, а станок для сборки и формовки пули вообще один. Барабан для очистки гильз был похож на бетономешалку, да и термопечь для отпуска латуни какая-то совсем неказистая.

Как бы там ни было, я рад и этому, и ничего страшного, что оборудование старенькое. У нас в бывшем Союзе народ не балованный, на многих производствах немецкие станки тридцатых годов работают вполне прилично до сегодняшнего дня. Значит, и у меня поработают, а что касается пополнения оснасткой, то мы тоже не безрукие, инструментальщиков найдем.

Обошлось оно все мне, с точки зрения спецоборудования, в сущие гроши, а с точки зрения металлолома, исключительно дорого, по тысяче сто долларов за тонну. Однако, когда при погрузке все оборудование взвесили на динамометре и в сумме вышло восемнадцать тысяч сто килограмм, прапорщик Завгаев, старший над этими ништяками, сказал: 'Двадцат тысач баксов, дэнги сечас' и отвернулся, а я не говоря ни слова, вытащил две пачки зеленых соток и отдал. Все равно был доволен, ибо для будущей экспансии империи в непокоренные земли, сделал величайшее дело.

С оружием тоже сегодня определились окончательно, договорившись, что официальный контракт будет заключен до декабря месяца, и оплата так же будет осуществлена до конца текущего года. Всю мою заявку удовлетворяют полностью, и оценили ее в четыре миллиона четыреста восемьдесят две тысячи долларов. При этом пятьсот тысяч долларов нужно занести наличкой. Деньги меня особо не лимитировали, поэтому, сто тысяч аванса передал Семенычу прямо сегодня. Другое дело вес всего этого железа, которое затянуло на пятьсот девяносто тонн. Немало, с учетом того, что необходимо будет взять с собой еще много чего разного.

Понимаю, что боеприпасов берем совсем немного, особенно мало мин, но что поделаешь, когда даже заявленное количество всего лишь в пятьдесят тысяч штук тянет на сто шестьдесят тонн. Поэтому, придется налаживать их изготовление уже на месте.

Еще Семёныч мне сватал какого-то капитана с вещевых складов, но с этим делом решил не спешить. Х/Б-ткани различной плотности куплю сколько надо, выучу и посажу за швейные машинки группу интернатовских девчонок, пускай зарабатывают себе на жизнь. То же самое и с обувью. Съезжу за бугор, куплю пару литьевых машин для изготовления подошвы и пошивочное оборудование для кожи, и несколько пацанов поставлю на работу. Вот так.

Освободившись ближе к вечеру, связался через ИскИн шлюпа с биокомпами Петровича, Валеры и Кости, и устроил небольшую пятиминутную конференцию. При этом выяснил текущее положение дел, в нескольких словах рассказал о своих успехах и отправился на ужин в школу-интернат. Да-да, пару раз в неделю езжу туда или на обед, или на ужин.

Если быть откровенным до конца, то эти дополнительные двадцать долларов в месяц на одного ребенка, - есть сущая ерунда. Между тем, Наталья Николаевна просто счастлива, говорит, что вопрос со сливочным маслом закрыли полностью, рыбный рацион довели до нормы, но с мясным немного не дотягивают, зато дети теперь точно не голодные.

Возможно, и не стоило бы ездить и объедать воспитанников, но я нахальный и делаю это умышленно. Устраиваюсь за столом рядом со Светланой, это она мне держит место, постоянно и ежедневно, в обед и на ужин. На всякий случай, а вдруг приеду. Вот я и приезжаю иногда, тоже на всякий случай, чтоб не расслаблялись.






Глава 15


Аромат венского кофе.




Аэропорт Швехат, Австрия, пятница, 13.05.1994.


У стен западных посольств образовались круглосуточные огромные очереди. Были здесь люди, отправляющиеся в туристические поездки или по делам, но основная масса жаждала навсегда сбежать от тоскливой действительности постсоветского пространства. Моя виза в Австрию была открыта, и Алексей так же смог получить ее без проблем, каким-то образом даже не связываясь с профессиональными торговцами мест в очередях.

Три своих прошлых поездки в Вену осуществил железной дорогой, но Алексей, узнав о тридцати пяти часах времени в пути, ужаснулся и ехать поездом категорически отказался. А мне что? Билет покупал в спальный вагон, и было даже весело, несмотря на пересечение трех границ, со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Как-то так получалось, что моими попутчиками были люди интересные, а два раза туда и один раз обратно случилось быть хранителем и пользователем женского тела. И, как это ни парадоксально звучит, в двух случаях инициатором сего захватывающего, в том числе руками и ногами действа был совершенно не я.

Из Борисполя до аэропорта Швехат, самолет 'Аэробус' летел всего два с половиной часа, которые промелькнули за размышлениями, как один миг. Казалось бы, только что взлетели, а стюард уже объявил о скором прибытии и необходимости пристегнуть ремни безопасности. Да, в иллюминаторе за бортом самолета заблестели залитые ярким утренним солнцем альпийские вершины, а вдали за синей дымкой показалось нагромождение крошечных кубиков-домов большого города.

Вдруг в голову пришла мысль, что по поверьям сегодняшний день должен быть несчастным, неудачливым и вообще, дурацким. Прикрыв глаза, стал вспоминать нынешнее прохождение таможни, с поистине бриллиантовой ручной кладью и подумал, что как по мне, так день начался довольно удачно. Правда, нужно отдать должное Алексею, если бы не он, то кто знает, как бы оно вышло.

- Просто постав сумку таможеннику на досмотр и спокойно ступай через терминалы и детекторы, - поучал он меня, - Ни на кого не обращай внимания, экранируй убежденность человека законопослушного и чувствуй себя полностью безгрешным. И не переживай, я рядом, держу все под контролем.

Изначально планировалось, что в Австрию отправлюсь самостоятельно, а Алексей перетащит контрабандные бриллианты через границу на флаере. Но ему дома сидеть было влом, он только что восстановил здоровье какого-то Московского денежного туза, ободрав его на полтора миллиона долларов и решил то ли отвлечься, то ли развлечься, тем более, что в Вене он никогда не был. Да и с языковой проблемой обещал помочь. Несмотря на то, что учебная программа немецкого языка была им давно скомпонована, а теперь и залита мне под черепушку, разговорной практики-то нет.

Как бы там ни было, но пограничников обоих аэропортов моя физиономия не привлекла совершенно, а таможенники всего лишь мазнули по мне стеклянным взором и шлепнули в паспорт штамп.

- Витя! - раздался громкий возглас на выходе из терминала, на меня что-то запрыгнуло и подвергло целованию во все лицо.

- Сестричка, родная, - прижал к себе свою милую Светульку, и мы так стояли несколько минут, рассекая поток движущихся людей. Подстриженная под мальчишку, в белом брючном костюме, облегающем красивую, стройную фигуру, она была неотразима.

Выпутавшись из объятий, отстранил от себя и сказал:

- Выглядишь, как молоденькая девочка.

- Да ну тебя, - она толкнула меня кулачком, - Конечно, подобные комплименты мне приятны, но я уже старуха, мне в октябре будет тридцать один.

- А я о своем дне рождения совсем забыл. Оля вечером напомнила, одарила цветами и накрыла стол.

- Как она там?

- Нормально, привет тебе передавала. А сейчас разреши представить моего близкого друга. Это Алексей, - указал на стоящего рядом и с интересом наблюдающего компаньона, - Алексей, познакомься с моей сестрой. Это Света.

- Света, вы удивительно красивы, - проникновенно сказал он, направив посыл подавления воли с воздействием на эрогенные зоны, при этом, моя недоверчивая и циничная сестра вдруг смутилась и покраснела, как школьница младших классов. Всплеск обоюдного сексуального желания был настолько сильным, что даже я почувствовал.

'Но-но! Ты мне сестру не соблазняй, у нее отличная семья, хороший муж и прекрасные дети', - скинул ему сообщение на биокомп. 'Непроизвольно вышло, она мне действительно понравилась. Но ты прав, буду аккуратней. Сейчас охладим'.

И действительно, охладил. Когда Света усаживалась за руль своей белой БМВ, ее взгляд стал привычно ровным и равнодушным. Правда, все дни, что мы проживали в их доме, она Алексея сторонилась, от взглядов смущалась и оставаться вдвоем в одной комнате избегала. Видать, память о миге безумного плотского желания не выветрилась из головы. Но я его ни в чем не винил. Какой может быть непроизвольная реакция нормального мужчины на интересную женщину? Тем более, реакция такого сильного псиона на натуральную красавицу, которой в действительности является моя сестра?

Света покатила по горному серпантину в свой загородный дом, где нас встречала женщина из домашней прислуги и двое маленьких сорванцов: Александэр и Анна. Правда, иначе, чем Саша и Аня я их не называл.

- Hurra Wiktor! Wiktor ist angekommen! (Виктор приехал), - они вцепились мне в брюки и радостно прыгали.

- Haben den Onkel nicht vergessen, koroedy? (Не забыли дядю, короеды?), стал и я практиковаться в языке, вручил им подарочные матрешки, затем, подхватил на руки и пошел в дом.

В период приездов я проводил с ними много времени, разговаривал мало, но игрался постоянно, да и фотографии наши, где выступаю в роли ездовой лошадки, в их детской комнате висят. Наверное, поэтому и не забыли.

Обычно их семейство выходные дни в городе проводит редко, чаще всего в пятницу приезжают в загородный дом, а разъезжаются по работам в понедельник утром. Однако, если с самого утра дети уже здесь, это значит, что Света приехала еще вчера.

- Вольдемар на работе? - спросил у нее.

- Да, будет вечером. Я сказала ему, что ты приедешь с деловым предложением.

Весь день провели в разговорах с сестрой и играми с детьми, а Алексей отправился бродить по окрестностям поселка. В обед по европейской традиции слегка перекусили, а я помог Светке выбраться из-за стола и взял ее под руку:

- Послушай, старуха, которой уже стукнул тридцать один год, давай-ка выйдем в сад, хочу с тобой побыть на свежем воздухе, - при этих словах она слегка приподнятыми бровями выразила подобие удивления, но вопросов задавать не стала, а послушно последовала к выходу.

Мы неспешно прохаживались по аллейке, но у привезенного мной два года назад, а ныне разросшегося и буйно цветущего куста сирени чисто женское любопытство взяло верх над природной сдержанностью:

- Ну! Говори уже!

Помолчав еще минуту, задал ей вопрос:

- Что ты почувствовала, впервые увидев Алексея?

- Даже не знаю, как тебе сказать, - она смущенно опустила глаза, затем, посмотрела искоса, - А с чего ты взял, что я что-то почувствовала?

- Потому что я в этом кое-чего понимаю. Так вот, посыл твоим чувствам он сделал чисто спонтанно. Дело в том, Светулька, что его настоящее имя Лех Гувар Кром, это великолепный врач, профессор психологии и сильный псион.

- Псион? А что это такое?

- В твоем понимании это очень крутой экстрасенс. А как ты думаешь, сколько ему лет?

- Где-то столько же, сколько и Вольдемару, тридцать пять или тридцать шесть.

- По нашему летоисчислению в этом году будет сто сорок три.

- По нашему, что... сколько?? - она смотрела на меня широко открытыми глазами, а в ее душе боролись противоречивые чувства, она не привыкла, что родной брат может сказать неправду.

- Светулька, ты моя родная кровь, самый близкий человек на свете. Сейчас доверю тебе главную тайну моей жизни, потому, что доверяю, как себе.

Наше конфиденциальное общение заняло добрых три часа. Начав рассказ, сразу почувствовал, что Света успокоилась и стала воспринимать мои слова, как истину в первой инстанции. Поведал ей все, начиная с памятной встречи в кафешке, заканчивая сегодняшним перелетом с бриллиантами в сумке. Нужно отдать сестричке должное, она имела настоящий отцовский характер, несмотря на волнение, держала себя в руках конкретно.

- Вот и приехал решать финансовые вопросы, - заканчивал свой рассказ, - Деньги нужны не только на оружие. Нужно создавать и отрабатывать необходимые в будущей жизни производства. А время летит, в школах скоро выпуск, вот и не хочу потерять интернатовских выпускников. Всех адекватных ребят собираюсь обучить профессии, обеспечить нормальной работой и сносными бытовыми условиями.

- 'Сносными', это какими? - спросила Света, неспешно вышагивая рядом со мной по аллейке.

- Общагой, конечно. Им государство должно выделить квартиры, но они их будут ожидать долго и нудно, впрочем, и не дождутся, я их всех заберу с собой.

- Весь интернат заберешь?

- Может не весь, но девяносто процентов точно.

- А если кто-нибудь не захочет?

- А кто их будет спрашивать? Не переживай, в путешествие, скажем к морю, захотят все, а по прибытию, отказываться уже никому и в голову не придет.

- Это точно, - кивнула она головой, затем, остановилась, взяла меня за руки и посмотрела в глаза, - А мы?

- За вами, Светулька, прилечу, когда все наладится, думаю, через двадцать пять лет. А сейчас, просто полноценно живи свою жизнь, воспитывай моих племянников, общайся с подругами, тренируй девочек-гимнасток, но запомни, - поцеловал ее в щеку и погладил по голове, - Никто, повторяю, никто не должен знать этой тайны. Ты только на секунду представь, что информация об этом просочилась к власть предержащим любой страны мира, и что может грозить всем нам?! Да, знаю, ты Вольдемара очень любишь, но даже ему говорить не смей. Я ему сам все скажу. Потом, через двадцать пять лет.

- Мне все понятно, братик, не сомневайся.

- А я не сомневаюсь, - ответил ей, наблюдая, как автоматически раздвигаются ворота и во двор въезжает черный шестисотый 'Мерседес'.

Вольдемар Карпински, высокий белобрысый молодой мужчина, с глубоко посаженными глазами, тонким прямым носом и резко очерченным подбородком, ранее был спортсменом-легкоатлетом, даже имел какие-то высокие достижения в метании копья. Семь лет назад закончил спортивную карьеру и, имея финансово-экономическое образование, был принят на работу в солидный банк. А перед этим на международных соревнованиях познакомился с моей сестричкой и стал за ней ухаживать. Света после двадцатитрехлетнего возраста тоже не могла успешно конкурировать с молодыми гимнастками, поэтому, уже подыскивала преподавательскую или тренерскую работу. А тут ухажер появился, который заставил поверить, что он мужчина ее мечты.

Честно говоря, Вольдемар как муж сестры и глава семьи, мне нравился. Он походил из древнего знатного рода, был человеком хозяйственным и не бедным, внешне выглядел отлично и постоянно поддерживал спортивную форму. И близкая родня его к Светульке относилась прекрасно. Но даже не это главное. Я и раньше наблюдал их нежные отношения друг к другу, но только сейчас, с помощью Алексея получив небольшие псионические способности, понял, как крепко они любят друг друга.

После ужина мы теперь уже всей компанией опять гуляли в саду, я упражнялся в разговорном немецком языке и катал на качелях детишек. Затем, их увели купаться и спать, а мы вчетвером отправились в кабинет Вольдемара. Еще в прошлую нашу встречу Света говорила, что он делает стремительную карьеру, его назначили вторым помощником председателя правления банка. Не знаю, насколько серьезна эта должность, но жить так как живет он, ездить на работу в костюме от Армани, при этом сменить за год фактически новый четырехсотый 'Мерседес' на шестисотый, обычный клерк вряд ли сможет.

- Итак, Виктор, ты стал изучать наш язык и это похвально, - начал он, - Мне Света говорила, что ты собираешься заняться бизнесом, и прибыл для консультаций. Я правильно понял?

- Где-то так, - пожал плечами и неопределенно покрутил руками, при этом почувствовал, что такая показная неопределенность ему очень не понравилась, но внешне он себя совершенно не выдал.

- Скажу сразу, Виктор, что готов тебе помочь, но только в пределах своих возможностей и компетенции. Я понятно выражаюсь? - спросил он меня, а Алексей отправил сообщение: 'Боится, что ты будешь просить денег'.

- Вольдемар, не думай ни о чем таком, мне действительно нужна именно консультация, - после этих слов он едва заметно вздохнул и расслабился, - Для раскрутки бизнеса мне понадобились оборотные средства, но живых денег у меня нет, зато есть некоторое количество мелких обработанных бриллиантов.

- О?! - он заинтересованно подался ко мне, - При обеспечении залогового имущества в виде драгоценных металлов и камней наш банк с удовольствием выдаст кредит. Кстати, какие на них есть документы?

- Никаких, но я утверждаю, что это есть моя собственность, которая досталась мне законным путем.

- Тогда, то же самое ты должен заявить в присутствии нашего юрисконсульта, независимого нотариуса и твоего адвоката. Но вначале доверенные ювелиры их осмотрят, проверят и оценят, после чего их можно будет официально зарегистрировать. Но учти, если всплывет криминальная история какого либо камня, то разразится огромный скандал и на имущество наложат арест.

- Не всплывет и не разразится. Такая партия бриллиантов ни у кого не могла пропасть даже в принципе, слишком громкое бы получилось дело.

- Сколько их у тебя? - осторожно спросил Вольдемар.

- Три тысячи штук.

- Сколько?! - он уставился на меня широко открытыми глазами, - А можно посмотреть?

Я вытащил из сумки все шесть пеналов, выложил на стол и открыл верхние крышки, а когда Света и Вольдемар уставились на их содержимое, то подошел к выключателю и зажег люстру. В помещении кабинета вспыхнули сотни тысяч маленьких огней.



г. Вена, понедельник, 16.05.1994.


В просторной, отлично меблированной комнате на втором нижнем уровне помещения банка, расположились все лица, заинтересованные в благополучном проведении текущей операции. Стены здесь были толстыми и глухими, а входная дверь двойной и стальной.

Сегодня с самого утра мы организованно уехали в Вену, где Вольдемар свернул по направлению к банку, готовить нашу встречу, а Света доставила детей в городскую квартиру и передала в руки прислуги, а нас повезла на шопинг. Мы умышленно из дома не брали никакой представительской одежды, планируя приобрести здесь что-то новенькое.

При примерках Света поиздевалась над нами порядочно, но через три часа в подогнанных по фигуре костюмах, светлых рубашках с красивыми галстуками и мягких летних туфлях, мы выглядели неброско, но богато. Она подъехала к банку, где нас уже поджидал ее адвокат, нанятый для ведения и моих дел. Кроме всего прочего, он должен будет оформить на меня и Свету совместное предприятие и зарегистрировать его здесь, в Вене. Ибо знаем мы нынешних вверху сидящих 'князей из грязи и комсомола', в угоду политической коньюктуре не единожды поменявших свою окраску. Они только и ждут нового высунувшегося, чтобы обобрать до нитки и все разделить между собой, при этом, несогласного либо за решетку надолго спрячут, либо вообще пристрелят. А к зарубежному капиталу совместных предприятий все-таки отношение другое.

Захватив только что купленный кожаный кейс, мы пошли покорять новые вершины. И вот, третий час подряд, не разгибаясь, два ювелира трудились над проверкой и оценкой моих бриллиантов. Немного в стороне, на мягком кожаном диване сидели представители банка - Вольдемар и юрисконсульт, напротив них за отдельными столиками разместились нотариус и адвокат, а мы с Алексеем устроились в глубоких креслах рядом с большим баром, заполненным различными прохладительными и горячительными напитками.

Кроме закрытой на внутренний запор стальной входной двери, у противоположной стены было еще двое обычных деревянных дверей, одна из них вела в туалет, а вторая - в небольшой отдельный кабинет.

Наконец, ювелиры распрямили спины, потянулись, подозвали Вольдемара и что-то ему тихо сказали. Он прошел в соседнюю комнату, и было слышно, как набрал номер телефона и кого-то пригласил прийти.

'Камни отличные, но они не могут сложить цены. Что-то там непонятное с оттенком ', - получил от Алексея информацию о разговоре ювелира и Вольдемара. Вскоре прибыл вице-председатель правления банка, и банковские работники вместе с ювелирами закрылись в отдельном кабинете. Посовещались они там минут десять, затем, пригласили меня и адвоката. Я хотел захватить Алексея, но тот отправил посыл: 'Побуду здесь, а ты сам иди, справишься'.

- Что мы хотим сказать, - заговорил один из ювелиров, маленький, лысый человек с крючковатым носом, - Мы осмотрели, взвесили и описали ровно три тысячи ограненных алмазов. Все камни чистые, механических повреждений нет, в других изделиях ранее не использовались. Огранка оригинальная, необычная, выполнена не вручную. Предполагаю, что это универсальный станок с числовым программным управлением, иначе объяснить высокую точность изготовления и разделение на шесть весовых групп и четыре типоразмера идентичных в каждой группе камней, не возможно. Этот момент, кстати, помог нам управиться столь быстро, иначе исследовали бы мы эти три тысячи бриллиантов до 'морковкиного заговенья' (последние слова он сказал по-русски). А по вопросу оценки бриллиантов выскажется мой коллега.

- Да, - кивнул высокий, худой аскет и заинтересованно взглянул мне в глаза, - Могу с уверенностью сказать, что месторождение этих алмазов миру пока не известно. Да! Так вот, если бы это были бриллианты 'чистой воды', то можно было бы определить стоимость всей партии суммой сто двадцать один миллион восемьсот двадцать тысяч шиллингов. Да! Но не имею права от вас скрывать, что если выставить их на аукцион, то можно выручить несколько больше. Насколько больше не скажу, но факт остается фактом. Дело в том, что они имеют уникальный, едва заметный розовый оттенок и это, естественно, может повысить их цену.

- Всё, мы свою миссию выполнили, дальнейшее решение принимать вам, - сказал лысый ювелир, после чего они выбрались из-за стола и покинули кабинет.

Лично мне мелькать на аукционах и в прессе категорически противопоказано, даже если выступит посредником банк, надолго шило в мешке не утаишь. Да и уникальные бриллианты сейчас светить на торгах тоже будет неправильно, даже несмотря на то, что за них можно выручить много-много больше. Оставалось только брать кредит сроком на полтора года с отсрочкой платежей. Ясное дело, что погашать его никто не будет и он получится невозвратным, но при этом все равно, потеряется не менее тридцати процентов уже названой цены, чего совсем не хотелось бы. Но мои долгие размышления прервал вице-председатель правления банка.

- Герр Львов, если вы пожелаете, банк может выкупить ваши драгоценности по ранее озвученной цене.

Его лицо было спокойно и безразлично, словно в профессионального карточного игрока, но мне вдруг стало ясно, что уже занесенные в помещение банка совершенно чистые и никому неизвестные бриллианты, он всеми силами попытается здесь же и оставить. Точно так же, как и наш мент-гаишник, который взяв в руки твои права, просто так их никогда не вернет, а только продаст.

- Даже не знаю, как быть, - развел руками, ощущая внутренний азарт оппонента, - названа-то цена минимальная, а если выйти на аукцион...

- Да, возможно будет и больше, - согласился он, но я уже не сомневался, что он уверен не просто в большей сумме, а во много большей, - Но после торгов придется выплатить комиссионные, налоги опять же, а банк вам прямо сейчас готов оформить депозитный счет на сумму в сто двадцать два миллиона шиллингов. При этом всю налоговую нагрузку берет на себя. Поверьте, это очень выгодное предложение.

- Хорошо, - я мягко, но решительно положил ладонь на стол, - Готов согласиться, но при двух условиях.

- Каких? - его взгляд стал настороженным.

- Первое, расчетный счет открывать долларовый, - вспомнил, что Света жаловалась на инфляцию и более стабильный курс американской валюты.

- М-м-м, - промычал он, быстро выполняя расчеты на калькуляторе, - Двенадцать миллионов семьдесят девять тысяч двести долларов. Не проблема. И второе условие?

- Двухгодичный мораторий на реализацию этих бриллиантов и высокие штрафные санкции за нарушение данного пункта, - выдал твердым голосом, затем, пилюлю подсластил, - Зато обещаю, что когда появится следующая партия, она будет обязательно у вас.

Мой визави едва заметно улыбнулся, и настороженность из его глаз пропала, а мне стало ясно, что продавать их банк точно не планирует, по крайней мере, в ближайшее время. О возможном поступлении следующей партии назвал срок в те же два года, пускай побудут в неведении.

Не знаю, какие дивиденды с этой сделки получил Вольдемар, но когда он вечером вернулся с работы домой, то свою радость даже не скрывал.




г. Вена, воскресенье, 22.05.1994.


Вкусный кофе в Вене готовят везде, даже в забегаловках быстрого питания, типа 'Мак-Дональдс'. А кофейню 'У голубой бутылки' мне открыла в самый первый приезд Светулькина подружка Ира, тоже бывшая гимнастка, с которой они сейчас вместе работают. Расположена кофейня в старом городе рядом с древним собором Святого Стефана, а появилась благодаря 'Австрийскому патриоту и спасителю Вены, Георгу Францу Кольшицки'. На самом деле это наемник в войне с Портой, запорожский казак Юрко Францевич Кульчицкий, уроженец города Самбор, что под Львовом.

В 1683 году во время осады Вены войсками Османской империи, он своими разведывательными мероприятиями действительно спас город и все войско союзников от поражения. Это помогло императору Леопольду I изменить диспозицию, подгадать время и перенацелить направление главного удара. В результате, Порте было нанесено сокрушительное поражение, от которого она уже никогда не оправилась и об экспансии в Европу больше не помышляла.

Когда император предложил Кульчицкому выбрать из огромной кучи драгоценных трофеев любое, что тот пожелает, то он забрал несколько мешков с зелеными зернами, о которых все думали, что это есть еда для скота. В Украине, благодаря близким и частым контактам с турками, кофе был известен давно, а наш герой был ярым его поклонником. Получив в награду дом и разыскав среди пленных кофевара, он основал эту вот кофейню.

К его имени благодарные венцы с теплотой относятся до сегодняшнего дня, о его подвигах и деяниях знает и стар, и млад. Вот такой известный исторический факт.

Зал, в котором мы находились, за три сотни лет претерпел множество реконструкций и изменений. Стариной здесь уже давно не пахло, но расставленная мебель, в отличие от прочих модерновых кофеен, была в классическом стиле. За столиком рядом со мной сидела Ира и огненно рыжая Кетти, еще одна Светулькина подруга из местных, с которой она познакомила Алексея, интуитивно пытаясь оградить себя от потенциального соблазнителя. Мы с Алексеем этот момент сразу постигли. Между тем, Кетти оказалась девушкой веселой и без особых комплексов, так что общением с ней мой товарищ остался вполне удовлетворен.

С разведенкой Ирой мы периодически встречаемся и близки уже на протяжении трех лет. Тогда моя Оля измучилась от одиночества и постоянных ожиданий бродяги Севера, приняла предложение одного настойчивого джентльмена и решила сходить повторно замуж. А мне, приехавшему к сестренке погостить, на вечеринке в одной компании ужасно захотелось женской ласки... Вот Ира, симпатичная и приятная во всех отношениях женщина, мне ее и дала. Несмотря на то, что она на два года старше, у меня тогда впервые закралась мысль о женитьбе. Но, оглянувшись вокруг и проанализировав ситуацию, придавил к ногтю зарождающиеся чувства и от намерений отказался.

Ира к данному времени стала состоявшимся индивидуумом, имела высокий стабильный доход, выплачивала кредит по большой шикарной квартире, ездила на новой машине 'Альфа-Ромео', а благодаря дружбе со Светой и Вольдемаром, была вхожа в местное общество, поэтому, ее переезд в Киев даже не рассматривался. А кем здесь буду я? Советские дипломы на Западе не котировались, нужно идти опять учиться, при этом где-то зарабатывать на жизнь, например, подметайлом или грузчиком. Не сидеть же на шее и под пятой родной жены. Нет, честно говоря, по натуре я самец и собственник, и попасть в финансовую и моральную зависимость даже любимого человека, не желаю категорически. Таким образом, к неудовольствию сестрички и глубокому сожалению Иры, наши отношения определенную черту не перешли но, тем не менее, вот так изредка мы и встречаемся.

Прошедшая неделя с момента приезда была довольно напряженна. Торгово-производственная компания была зарегистрирована за один день, это не родные бюрократические пенаты. Так что с раннего утра до вечера занимался осмотром и подготовкой будущих производств и заключением договоров поставок оборудования и обучения персонала. Однако, после шести часов вечера вся деловая активность в городе прекращалась и мы вчетвером собирались именно в этой кофейне, откуда и отправлялись проводить время в ресторан, ночные клубы или кино. Вчера ходили в оперу слушать бессмертный шедевр Вольфганга Амадея Моцарта 'Дон Жуан', а сегодня устроили девчонкам праздник: разрешили делать себе подарки и тащить нас на шопинг.

А только что проводили в аэропорт Алексея и вернулись в город. Он посчитал программу своего отпуска исчерпанной, а лично мне так придется задержаться, решены далеко не все вопросы.

Для ведения вооруженной экспансии на Леоне нужна подготовленная армия, средства для ее мобильного перемещения, хорошее материально-техническое обеспечение, достаточное количество нужных вооружений и боеприпасов, а так же их своевременный подвоз.

Вопрос с личным составом и оружием будем считать, что почти решен. Для начала обучения войск боеприпасы есть, а в дальнейшем мы развернем собственное производство, никаких сложностей теперь в этом нет. Транспортные и десантные корабли построим, и гужевые телеги изготовим, для этого нужно будет приобрести деревообрабатывающее оборудование.

Петрович лично ездил к своему племяннику на Полесье, который довольно компетентен в деревообработке и привез перечень именно австрийского оборудования из шести станков. А дополнительно, чтобы не выбрасывать коротыши, ветки и отходы древесины, тот предложил закупить линию для производства щитков пола, станок для мелкой тарной доски, линию прессования фанеры и линию прессования дерево-стружечной плиты. Из этого перечня убрал только пильную раму, так как лучевой резак зарекомендовал себя самым лучшим образом, а станину и направляющие к нему мы изготовим сами.

В среду был на выставке этого оборудования и убил на ней весь день. Понимаю в этих четырехсторонних и прочих станках, конечно, плохо, но все нужное нашел. Цена оказалась неслабая, за всё - триста восемнадцать тысяч долларов, но это все же меньше, чем требует Марь Ивановна на покупку греческих прядильных машин и ткацкого оборудования - один миллион сто пять тысяч долларов. А мое замечание, что у нас можно купить гораздо дешевле, даже по цене металлолома, напрочь проигнорировала. Поэтому, и в отношении деревообработки жлобиться не стоит, при переговорах с представителем компании-производителя умножил все это на три. Так что на понедельник у меня запланировано подписание двух контрактов.

Второй контракт - это оборудование горячего цинкования и станок для профилирования листа методом холодной обкатки. Увидел на этой же выставке образцы профнастила и не прошел мимо, тем более, стоит все это сравнительно немного.

Да, война войной, но без привычных благ и бытовых мелочей никак не обойтись. Перед отъездом мы с ребятами определились по перечню ряда промышленных и бытовых товаров, которые не только пользуются спросом на местном рынке, но без которых никак не обойтись на Леоне. А их производство необходимо налаживать и осваивать уже сейчас.

Арматуру для сантехники, например, сможем отлить в перешедшей мне по соглашению с Алексеем технологической лаборатории, на машине для точного литья изделий из металла. Да что там говорить, даже затвор для автомата с точностью до микрона можем изготовить, однако, простейший фарфоровый умывальник или унитаз, о которых вспомнила незабвенная Марь Ивановна, сделать негде. Так что эту беду тоже на меня навесили. В четверг предприятие-изготовитель сантехники вместе со Светой нашли и проведали, однако, формовочные машины и прочее оборудование на нем стояло итальянское. Что ж, придется еще съездить в Италию, где кроме всего прочего куплю пару прессов для литья обувной подошвы и машинки для пошива кожи. Но это дело мы отложим на потом, ближе к зиме.

В пятницу посетили стеклозавод, смотрели линию по производству стеклотары и линию листового стекла. Опять же, оборудование чешское и цена вполне приемлема, так что придется и Прагу, и Брно посетить. И с этим решил не откладывать, поэтому, сразу же факсом отправил предложение о намерениях от имени венской фирмы. Ответ получил буквально через час, меня уже ожидали. В принципе, это не далеко, так что в обратный путь придется ехать поездом.

Билет, наверное, закажу на среду, на вечер, так как во вторник запланирована встреча с руководством завода специального оборудования, где хочу заказать две линии по производству тары - линию пивных пластиковых бутылок и линию пластмассовых изделий, типа ведер, тазиков и прочего. Кроме того, нужен реактор для пиролиза пропилена, линия поляризации АБС-пластика и полипропилена. Кстати, решение этого вопроса считаю одним из самых легких, просто потому, что контрольный пакет акций завода-изготовителя данного оборудования держит давний друг Вольдемара, вот он и подсуетился.

Естественно, я далек от мысли, что все эти производства успеем вывести на полную мощность, мне это и не нужно. Но развернуть, наладить и запустить его просто обязаны, ибо на Леоне абсолютно точно не будет ни австрийского, ни итальянского, ни чешского наладчика. А там, глядишь, пролетит пятнадцать-двадцать лет, и мы сможем заполучить новейшие галактические технологии, что сведет мои сегодняшние старания и переживания в категорию несущественных. Однако, до этого нужно еще дожить.






Глава 16


Нашего полку прибыло.




Святошинский р-н, воскресенье 10.07.1994.


За окном забрезжил рассвет, к окончанию рассказа говорить слова уже надоело, чувствовал себя вяло, видать, допитый до дна коньяк способствовал расслаблению и лентяйности. Между тем, Дядя Федор пил несколько больше меня, но был собран, внимателен и выглядел совершенно трезвым. По его выражению лица было ясно, что моему фантастическому рассказу он поверил безусловно, впрочем, не поверить нельзя, друг друга мы никогда не обманывали.

- И? - он энергично кивнул головой, - Чего ты замолчал, продолжай!

- А дальше отправились в космос на орбиту. Пока жрецы преодолевали культурный шок, рассматривая космический корабль и шарик планеты, Алексей смотался на свой шлюп, с помощью ремонтных дронов демонтировал три капсулы и взял три комплекта общеукрепляющих биороботов. Потом старики разделись, и легли на триста часов под анабиоз.

- Ты им изображение через 'жучки' случайно не показывал?

- Нет, конечно, незачем им знать о всех моих возможностях. Но храм и площадь с людьми крупным планом через спутник показал, впечатлил дедушек.

- Нормально. А что это такое, комплект биороботов?

- Технологии галактического Содружества. Применяются как питающее организм и общеукрепляющее средство, когда человек находится в анабиозе при длительных космических перелетах. Для их долгоживущих граждан они ничего особо не значат, младенцы получают их с кровью еще в утробе матери. А вот для населения отсталых планет, какой считается, в том числе и наша Земля, это есть панацея от многих болезней. Нет, молодость возвращает совсем другой комплекс, а этот отлично восстанавливает функции всех внутренних органов, возвращает зрение и хорошо регенерирует кожу. Старики-жрецы, когда вылезли из капсул и взглянули на себя в зеркало, то были в трансе. У них исчезли морщины, высыпались седые волосы, а вместо них черный ежик появился. Даже с десен новые зубы полезли, правда, это уже была самодеятельность Алексея, он добавил состав, укрепляющий костную ткань.

- Да уж, - он резко кивнул головой, - Носителем такой информации быть страшно, но коль довел ее до моего сведения, значит, видишь где-то и меня в этом своем проекте. Так?

- Так, - устало согласился, - знаешь, Дядя Федор, всех наших ребят можно назвать моими друзьями, но по большому счету ты и Петрович были единственными, кто ради меня и Светки вывернулся наизнанку, когда довольно близкие отцовы друзья от нас отвернулись. Собственно, тем, кем я сегодня есть, в огромной степени обязан тебе.

- Да брось, в отношении вашей семьи не мог я просто так пройти мимо.

- Вот именно, поэтому, и вижу тебя в числе своих самых близких и родных. А что будешь делать? Да то, что больше всего любишь и умеешь - воевать. Хочу, Дядя Федор, чтобы ты принял на себя должность первого заместителя Главнокомандующего и начальника Генерального штаба вооруженных сил империи в одном лице. Нужно будет с нуля создать и обучить эти самые вооруженные силы, разработать план молниеносной войны и, соответственно, этот план осуществить.

- Гм, совокупность информации и само предложение мне интересно, даже очень. Но ты же знаешь, что ближайшие полтора года я буду занят африканским проектом, все вышло на такой уровень, что отказаться уже невозможно.

- Так и мне нужно еще года полтора на организацию всех дел. За прошедшие полгода только и смог, что запустил подготовительный процесс и решил вопрос с оружием, кстати, еще не до конца.

- Все понятно, брат, на сегодня отбой, - он нажал на клавишу кассетного магнитофона и вырубил всю ночь тихо крутившийся спейс-рок в исполнении его любимой группы 'Pink Floyd', - Давай-ка мы эту тему переспим, а об оружии и прочих делах поговорим завтра, на свежую голову.

Завтра наступило уже сегодня. Казалось бы, только что склонил голову к подушке, а по укоренившейся годами привычке, без какого либо будильника проснулся ровно в семь утра. Послушав тишину в доме, решил вздремнуть еще пару минуток, а когда проснулся повторно от приглушенного смеха на улице, было уже двенадцать.

Обычно, после подобного времяпровождения мой организм в восторге не пребывал, это так же было одной из причин, почему в потреблении спиртного всегда был исключительно сдержан. Однако, после пребывания в регенерационной капсуле во время перелета с земли на Леон и обратно, чувствовал себя в высшей степени прекрасно, ни разу даже насморк не поймал.

Девчонки во главе с Розой шуршали на кухне и что-то метали на стол, ребята устроились в беседке, рассказывали какие-то истории и гоготали, как гуси, в общем, веселились. А я, потягиваясь выбрался на улицу, влез в свою 'восьмерку', припаркованную во дворе и, взяв пакет с полотенцем, чистым нательным бельем, мыльницей и зубной щеткой, пошел за дом в кабинку летнего душа.

За обедом особо не бухали, ребята трижды вздрогнули грамм по пятьдесят, а я так вообще не пил. Никаких деловых разговоров за столом не вели, вероятно, все свои вопросы они обсудили, когда я спал. Минут через сорок народ разошелся на перекур, а мы опять уединились в кабинете.

- Виктор, я с тобой, - сказал Дядя Федор, опять включив негромкую музыку, - Но к разговору надо подключать Розу, без нее никак. Она в нашей компании отвечает за финансы и все платежи, на ней же и закупки оружия. Так что при наличии денег, это не вопрос, форму и порядок оплаты проработаем позже. И в вопросах секретности не переживай, у нас с ней одинаковые тайны.

Он встал, прошелся к окну, постоял с минуту, затем, повернулся и задумчиво сказал:

- Дело даже не в этом. Влюбился я, наверное, на старости лет, а она тоже считает меня своей собственностью, ревнует по-черному. Так что без нее никак.

- Разве я против? Наоборот! Тем более, что она военно-полевой хирург, в твоей бригаде кроме финансов командует медсанбатом, вот и будет в империи организатором и руководителем медицинского департамента.

- Так я ее позову, - он по привычке энергично кивнул головой и вышел за дверь. Через минуту вернулся с Розой, которая с недоумением и интересом посматривала то на меня, то на него.

Обреченно вздохнув, начал пересказ сокращенной версии своей истории, но минут за сорок, перебиваемый сотней вопросов, закончил:

- Так что на должность одного из моих первых заместителей сватаю твоего любимого Дядю Федора, а на должность канцлера кого-то из серьезных дедушек-хозяйственников еще подберу.

- Ну а как планируешь с общественными отношениями, товарно-денежными, уже думал об этом? Или будет коммунизм - делай, что хочешь и бери, сколько поместится в карманы? Имею в виду до ввода галактических законов.

- Коммунизм будет, но военный и недолго, только первые несколько месяцев обустройства. А вообще, будет управляемая диктатором-императором государственная военно-промышленная хунта, с высокооплачиваемой командой исполнителей, которых обучим по программам лучших университетов галактики. Точно такое же образование в обязательном порядке получу я, ты, и Дядя Федор. Товарно-денежные отношения будут вводиться сразу нормальные. Монетарная политика планируется общегалактическая, но чтобы привычки не ломать через колено, наряду с электронным кредитом первое время будет ходить серебро и золото, а бумагу печатать не будем.

- А планету точно примут в это самое Галактическое Содружество, как ты думаешь?

- Без сомнения примут. По имеющейся у меня информации, если мы выполним определенные условия, то в качестве стремящихся примут сразу. Ну, а полноправное членство сможем получить после прохождения адаптационного периода, который Советом Содружества устанавливается на срок от пятидесяти до двухсот пятидесяти лет.

- А чем отличается стремящийся от полноправного?

- Участием в общественной жизни - участвовать можешь, но не имеешь право голоса. Впрочем, Алексей говорит, что ерунда все это, обычно, как Высший Совет Девяти решит, так и голосуют. За редким исключением, правда. Для нас же главное, что мы получим доступ во все миры, и свободное перемещение капиталов, товаров и рабсилы. Конечно, есть некоторые ограничения, например, на посещение центральных миров имеют право только полные граждане Содружества, либо обеспеченные граждане периферийных планет, имеющие на личном счету любого банка Содружества не менее одного миллиона кредитов. В общем, олигархическая Девятка рулит.

- Надеюсь, - хитро взглянула Роза, - У Феди и у меня на счетах по миллиончику будет, а?

- Почему по миллиончику? На космическом шлюпе шестьсот девяносто мест. После реализации рудиния, по два с половиной процента от чистого дохода уйдут на поощрение лично канцлера и первого заместителя Главнокомандующего. Еще пять процентов будут распределены между остальными шестисот восьмьюдесятью восьмью людьми, это в зависимости от стараний каждого, но в любом случае, министры получат сто миллионов, а самый маленький ребенок - десять. То есть, каждому из прибывших со мной обеспечу базу для продления жизни лет на двести.

- Не поняла, как это?

- Дело в том, что курс первого омоложения стоит пятьсот двадцать тысяч кредитов, которые лет за тридцать может отложить любой работающий гражданин Содружества. Очередной курс нужно проводить через последующие девяносто лет, иначе организм будет подвержен быстрому старению. Стоит он около десяти миллионов. Здесь, ясное дело, такие деньги мало у кого есть. Можно омолодиться еще пару раз, но за каждый последующий курс нужно будет уплатить сто миллионов.

- Вон оно как. А если все нормально удастся, то твой главный воин сколько получит, говоришь?

- Дядя Федор? Думаю, около пятнадцати миллиардов.

- Ага-ага! На земле был бы в первой пятерке богачей. Тогда вот что Витя, бронируй-ка еще три места для Фединых родственников и четыре для моих.

- Для твоих, это для кого, интересно?

- Алик с супругой и маленькой Бетти, и дядя Боря из Хайфы. Маня, супруга Алика, врач-гинеколог, дядя Боря - чеканщик, так что будет кому монеты чеканить, ну а Алик сам знаешь, конструктор робототехники, так что в хозяйстве все пригодятся.

- Ладно, ладно, не возражаю. Еще записываю тебе два десятка мест для докторов, а для Дяди Федора - сто шестьдесят одно, для офицеров и их семей. Какие среди них будут специалисты, мы должны знать заблаговременно. Однако, вы и сами понимаете, что заранее ни с кем работу проводить не нужно.

- Ты, брат, не переживай, - прервал молчание Дядя Федор, - смотри, чтобы среди твоего контингента утечки не было, а за нас не переживай. Но все же, Виктор, вопрос секретности проекта нужно будет отработать самым тщательным образом, наверное, порекомендую тебе в помощники давнего друга твоего отца.

- В отца не было друзей, - резко ответил я.

- Давай об этом поговорим позже, ему нельзя было тогда светиться. Просто, поверь мне на слово.

На несколько минут мы все замолчали, думая каждый о своем, но Роза сменила тему:

- Ты говоришь, что где-то записал распределение мест, так вот, писать не обязательно, главное, не забыть.

- Не забуду, а записано вот здесь, - ткнул пальцем в лоб, - Мне в мозги имплантирован биологический микрокомпьютер с мощным вычислителем и огромной базой памяти, а глаза, кстати, работают, как видеокамеры. При желании любую информацию можно перенести на отдельный носитель и воспроизвести на экране. Он же работает, как спутниковое средство связи.

- Блин! А нам можно имплантировать такое же? - спросила Роза.

- Конечно, можно. Через несколько дней приедут два моремана, сыновья Петровича, один из Севастополя, а второй - из Балтики, он их специально вызвал на переговоры со мной. Ну, ты их знаешь, Дядя Федор. Так вот, у меня с Алексеем есть договоренность, что он вывезет нас на экскурсию, на орбиту. Там вам, господа космонавты, биокомпы и поставим. Теперь даже связь между нами будет куда лучше обычной телефонной, такую точно никто и никогда не прослушает.

На что уже Дядя Федор сдержанный человек, но после моих слов и его глаза полыхали азартом, а Роза поставила локти на стол, прикрыла ладошками рот и смотрела на меня со страхом, нетерпением и надеждой. Все их эмоции я прекрасно ощущал, они мне полностью доверяли и сейчас становились моими ярыми помощниками и одними из основных функционеров этого авантюрного проекта.

- Знаете, мальчики, - сказала Роза перед расставанием, - Деньги - это хорошо, много денег - еще лучше, но с собой в гроб их не заберешь, а вот за то, чтобы прожить в молодом, красивом теле три сотни лет, я готова пойти на все и порвать любого, кто станет на пути. Не нужно будет переживать, что появится на лице какая-нибудь новая морщинка, а мой Федя заметит такое непотребство, найдет себе кого-то помоложе и сбежит.

- Да уж, чего тебе переживать, теперь ты и сама, небось, сбежать захочешь.

- Иди ты! - она двинула его кулачишком в плечо и они громко и заразительно рассмеялись.

- И еще, ребята, совет ваш нужен, - вдруг вспомнил о выпускнице Светке, - У меня есть девочка знакомая, и с ней надо что-то делать.

- Тю! Вроде ты не знаешь, что с девочками делают? - хмыкнул Дядя Федор.

- Это Оля, что ли? - в свою очередь спросила Роза, которая когда-то знала почти всех одноклассников своего младшего брата, а Олю почему-то недолюбливала, - Так она давно уже не девочка и что с ней не так?

- Да нет, это совсем другая, перед которой у меня есть определенные обязательства, и она в будущем отправится вместе с нами. Это натуральный боец по жизни, она неплохо владеет элементами восточных единоборств, изучила боевое самбо, а тренируется каждый день. В общем, в школе она училась хорошо, но к определенным наукам у нее тяги нет. Да и домохозяйкой за кухонной плитой я ее тоже не представляю.

- Ты меня заинтересовал, хочу на нее посмотреть.

- Посмотри, но ни в какие Африки я ее не пущу!

- Так в чем проблема, что ты хочешь от нас услышать?

- Короче, она в меня втюрилась еще со школьных младших классов.

- Так это же хорошо, - пожал плечами Дядя Федор, - Или может быть, она на рожу корявая?

- Да нет, симпатичная девчонка, можно сказать, даже красивая.

- Так в чем тогда дело, не понял, любишь - женись, не любишь, не женись.

- Он Олю, наверное, любит, на ней и хочет жениться, - подсказала Роза.

- Олю люблю по-своему. Может быть не совсем так, как надо, но если хочешь знать, с ней интересно, женщина она красивая, выглядит достойно, в театре и на концертах глаза мужчин срывает, и замуж за меня хочет. Да, я бы на ней женился, но в свете того, какая мне предстоит семейная жизнь на новой планете, пока вынужден от предложений воздержаться. Да и Оля знай наперед о моих предстоящих действиях, боюсь, на брак не согласиться. Но я с ней потом поговорю, и если согласится, то женюсь.

- Да-да, совершенно выпустил из виду один из моментов твоего рассказа, - задумчиво кивнул головой Дядя Федор, - Если будешь делать все корректно, то тебе, император, не позавидуешь.

- А о чем это вы, о чем? - Роза заинтересовано подалась вперед, - Что я пропустила, о чем вы мне не рассказали?

- Ничего такого, слетаем на орбиту, покажу один фильм, и сразу все поймешь. Давайте со Светой закончим. Она бредит какой-то школой телохранителей. Есть где-то такая? И если есть, то как ее туда устроить? Может там будут какие-то другие мужчины, и она увлечется кем-то другим?

- Отличная официальная частная школа есть в Лондоне, - сказал Дядя Федор, - Если не жалко денег, то тридцать тысяч фунтов стерлингов за полгода подготовительного курса и пятьдесят за полгода профессиональной подготовки. Но ты ей честно должен сказать одну вещь, охранять любимых людей категорически запрещено. Телохранитель, который начинает отвлекаться на чувства, должен немедленно подать в отставку, это аксиома.

- Ладно, тебе, - встряла Роза, - Это здесь на Земле ухо надо держать востро, и дома, и на улице, иначе грохнут субъекта. А там и так обойдется, там же отсталый мир.

- Не жалко мне денег, но в любом случае, ребята, ей еще восемнадцати нет, в Лондон ее никто не пустит.

- Тогда давай к нам на полигон, пускай с ней Дима с Яшей позанимаются. Думаю, за полгода, которые будем здесь, ее так поднатаскают, что подготовительный курс точно не понадобится, сэкономишь тридцать тысяч фунтов.

- Если честно, то у меня есть возможность сделать из нее высококлассного бойца с помощью обучающих программ, но ее нужно отвлечь. Хорошо, Дядя Федор, я ее отправлю к вам.

Дальнейшее обсуждение вопросов свернули до следующего раза, и вышли на улицу к ребятам. Здесь тоже надолго не задержался, решил выбираться в город, поэтому, стал прощаться. Коля Макаренко с женой Наташкой пожелали отправиться со мной, они жили под Киевом в Борисполе. Вызвался отвезти их домой, круг в сто километров был сущим пустяком, но они решили выйти на ближайшей станции метро, у них в столице были еще какие-то свои дела. Высадив их в районе Политеха, поехал в центр на Крещатик, домой к подружке, мириться.

В пути мысленно прокручивал состоявшийся разговор, а так же недавнее посещение Австрии и Чехии, положившее начало очередному этапу напряженной и сумасшедшей жизни. Условия исполнения заказов по изготовлению, отгрузке и монтажу производственного оборудования у всех поставщиков было очень жестким.

Во-первых, стопроцентная предоплата, во-вторых, очень высокие требования к производственным площадям, да и от направляемого на обучения персонала требовали знания языков. За персонал, конечно, пришлось повоевать, ну где я найду работяг, владеющих чешским языком или немецким. В конце концов, во всех случаях договорились, что каждой группе будет придан за мой счет переводчик из местных. Кстати, вопрос переводчиков-эмигрантов решился мгновенно и в Вене, и в Брно.

На удивление проще всего разрешилась проблема производственных площадей. На комбинате, рядом с которым обитала моя металлоломная компания, было три полупустых, неработающих цеха. Когда я обратился со своими бедами к директору комбината, и он ознакомился с затеваемым делом, то согласился на аренду с огромной радостью и по стандартной цене. Я его видел насквозь и прекрасно понимал, почему он радуется. Он надеется, что загнав в узкие договорные рамки по срокам его действия, через год-два превратит меня в дойную корову, ибо укоренившись, деваться мне будет некуда.

Настояв все же на двухлетнем периоде, после которого можно было вносить изменения либо проводить пролонгацию, договор был подписан. Когда уходил из кабинета, спиной чувствовал его душевный подъем, и как он радостно потирает руки. Как же, глупого лоха нашел.

Райадминистрация и санстанция обошлись в пятнадцать тысяч. Ресторан, где мы с Олей ужинали, часто посещал зам районного главы с какой-то подругой. Наши столики частенько были рядом и мы со временем стали узнавать друг друга и раскланиваться. Вот и подошел к нему как-то, и чисто прямолинейно задал вопрос, на что он ответил:

- Какие проблемы? По каждому производству пакет документов и конверт с пятью тысячами зелени отдать в приемной моей Юлечке, - кивнул головой на сидящую напротив подругу, - А через два дня заберешь все разрешения. Но учти, с пожарниками решай отдельно, это не наша парафия.

Так я и поступил. Да и с пожарниками все решил положительно, и всего лишь за три тысячи долларов. Правда, эти ребята оказались более ответственными, пришел инспектор, обследовал помещения и написал какие-то замечания, значит, недаром деньги взяли.

Сложнее всего было договариваться с Горэнерго за лимиты на электроэнергию. В эти времена ее отключали повсеместно, иногда даже некоторые жилые районы столицы не жаловали, поэтому, данный вопрос был серьезен. Однако, разрешился и, кстати, совершенно без денег, но нервов энергетики съели вагон и маленькую тележку.

Тянуть все вопросы на себе не мог физически, поэтому, в помощники нагнул Марь Ивановну и Петровича, а на его место поставили знакомого отставника. Вот таким образом и готовимся помаленьку. Приняли на работу трех молодых инженеров по направлениям, а так же двадцать четыре работяги. Отбирал их тщательно Петрович, уж он-то в кадрах понимает, после чего рекомендовал мне. Семнадцать человек уже на вторник имели билеты на поезд до Вены, а оставшиеся десять уедут в Брно через две недели. С паспортами и визами так же все разрешилось наилучшим образом. Впрочем, при наличии денег, какие могут быть проблемы? Кроме того, двадцать девять интернатовских выпускников пришли на работу к нам, и сейчас ремонтируют второй этаж опустевшего левого крыла административно-бытового корпуса, отданного нам под временное общежитие. Цеха тоже очистили, даже на металлоломе немного заработали, ожидаем к сентябрю поступления первого оборудования.

Пока ехал по бульвару Шевченко, калейдоскоп событий последних напряженных месяцев промелькнул в памяти, складываясь в цельную картину и оставляя отпечаток удовлетворения выполненной работой. От дорожной ситуации отвлекся, контролировал ее чисто механически и сосредоточился только когда съехал вниз к Крещатику. К Олиному дому решил пробираться по кругу через Бессарабку, там был удобный подъезд прямо во двор.

Во время войны при отступлении наших войск, подразделениями НКВД в центре города были заминированы многие дома. По истечению нескольких дней после входа немцев, они организовали подрыв, в результате которого от разрушений и огня, вся улица Крещатик и почти весь исторический центр города превратились в руины. Сколько таким образом было убито немецких солдат, история, мягко выражаясь, скромно противоречива, зато никто не отрицает, что многие проживавшие здесь и не эвакуированные старики, женщины и дети, погибли точно, а 50 тысяч человек остались без крова. Олину бабушку, тогда еще совсем девчонку, завалило в подвале, и она чудом выжила.

Кстати, во взрывах и поджогах города фашистская администрация обвинила евреев. Их сгоняли в Бабий Яр и расстреливали десятками тысяч, затем, тела бульдозерами сгребали в ямы и засыпали землей. Так, за шесть дней массовых расстрелов было уничтожено 150 тысяч евреев, и до тысячи цыган и караимов. Здесь не учитываются дети до трех лет, они вообще не записывались и за людей не считались.

Олин дед участвовал в освобождении своего родного Киева, и здесь же, в результате ранения, стал безруким калекой. Однако, лишь благодаря ему, во вновь отстроенном центре в одном из домов сталинской постройки стиля ампир они получили квартиру, и на их счастье, приблизительно в том же месте, где жили до войны.

В парадном было чисто и опрятно, стены и закрывающийся вручную железной дверью лифт, никакой жлоб недорезанный не разрисовал. Помойными кошками тоже не воняло, и было сразу видно, что живут здесь не наследники пьяных революционных моряков, а воспитанные потомственные киевляне.

Дверь в квартиру открыла Маргарита Павловна, Олина мама. Женщина сорока семи лет, с ухоженным лицом и не растрепанной прической, одетая в хорошо отглаженное домашнее платье и домашние туфли. Несмотря на свой возраст, она выглядела собранной и подтянутой, в общем, настоящая женщина.

- О, Витюня, пришли вовремя. И папа с дачи уже где-то едет, - сказала она и отступила в прихожую, - Десять минут как пирог из духовки вытащила, скоро будем обедать.

- Добрый день, Маргарита Павловна, - стал закрывать за собой входную дверь. Она вдруг на меня с недоумением взглянула, подошла к двери и выглянула на лестничную площадку, - Ты что, один? А где Оленька?

- Не понял юмора, я думал, что она дома.

- Подожди, так она еще вчера к тебе уехала. Да я сама два часа назад звонила, приглашала на обед, так она трубку брала, обещала приехать.

- Ой! - я легонько треснул себя ладонью по лбу, - Так Дядя Федор с командировки вернулся, вот у нас и был сбор всенощный.

- Вот оно в чем дело, а Оленька вчера полдня на телефоне сидела, все тебе названивала. Говорила, что вам кое-что обсудить надо, затем, вызвала такси и уехала.

Я подошел к телефону и набрал свой домашний номер, действительно, трубку взяла Оля.

- А я у тебя дома, - сказал ей, - Ты как, вызовешь такси и приедешь, или мне тебя забрать?

- Нет, приезжай домой, я тебя здесь подожду, - сказала и повесила трубку.

- Приказала двигать домой, злая - страсть, - сказал Маргарите Павловне и пошел к выходу.

- Угу, иди, - задумчиво сказала она, затем, воскликнула, - Постой! Дай-ка сын, я тебя поцелую.

Я остановился, пожал плечами и наклонил голову. Она подошла, приподнялась на носках и поцеловала меня в лоб. Странно, такие нежности по отношению ко мне она проявляла всего два раза и то, очень давно.

Домой доехал быстро, в течение получаса, тем более, что в воскресенье дороги, как правило, не забиты. Оля меня встретила не в домашней одежде, как обычно, а в розовом брючном костюме на выход, словно только что пришла или собирается уходить. Тут же попытался сразу взять ее за разные места и приступить к примирению, но она мягко отстранилась, прошла в комнату и уселась в кресло. Ее красивое лицо осунулось, под большими голубыми глазами были темные круги. Она взглянула на меня угрюмо и тихо сказала:

- Меня замуж приглашают.

- Что?

- Замуж приглашают, - сказала громче.

- Кто?

- Один мужчина из Санкт-Петербурга.

- Откуда он взялся?

- Зимой познакомились, когда ты на два месяца исчез и ни разу не позвонил. Он деловой партнер нашей компании, я готовила проекты его контрактов.

- И как давно развиваются ваши отношения?

- Да какие там отношения? Так, встречались несколько раз.

- В интимной обстановке? - спросил у нее.

- В общем, в деловой, - она неуверенно пожала плечами, немного помолчала и продолжила, - Но в пятницу вечером он мне сделал предложение и преподнес в подарок дорогое бриллиантовое колье. Но я его не приняла, сказала, что мне нужно пару дней подумать.

- Подумала? - сердце заколотилось в груди все быстрей и быстрей.

- Так с тобой советуюсь, как скажешь, так и будет.

- В деловой обстановке, говоришь? Дорогое бриллиантовое колье? - пробормотал про себя.

Боже мой, как я не люблю, когда без спроса берут мои вещи, как я не могу терпеть, когда чужие лапы прикасаются к моей женщине! В голове стало пусто, а на душе тяжело и грустно. Эх, кто бы знал, как это ужасно, терять близких людей.

- Нет, ты не подумай, не было ничего, - вдруг встрепенулась она.

- Да я ничего и не думаю, сходи.

- Что?

- Говорю, Питер город красивый, и раз приглашают, то сходи, - прохрипел пересохшим горлом, подошел к телефону и набрал номер вызова такси.






Глава 17


Старики-разбойники и компания.



Геостационарная орбита Земли, шлюп космического корабля-носителя 'Студиоз', воскресенье, 14.08.1994.


- Вперед! Не задерживайтесь, рассаживайтесь вдоль борта на любые удобные вам места, и пристегивайте ремни безопасности, - поторапливал гостей своего загородного дома. Несмотря на наличие яркой луны, сам шаттл находился в режиме электронной и визуальной невидимости. Через раскрытый кормовой люк, образовавшийся откидным трапом, была видна лишь внутренняя часть грузопассажирского салона.

Мой загородный дом никогда ранее не видел такого количества гостей. Многие не до конца понимали суть происходящего но, зная тех, кто их сюда привел: меня, Дядю Федора и Петровича, вопросов не задавали, команды выполняли молча и лишь поглядывали друг на друга.

Все непосвященные приехали с дорожными сумками, твердо зная, что мы вечером на автобусе отправляемся к морю. И когда Алексей скинул через сеть сообщение о своем прибытии, вышел на минуту из дома, постоял на улице и вернулся.

- Прошу внимания, - громко сказал, чтобы услышала даже спрятавшаяся на кухне Марь Ивановна, которая только что напоила всех чаем и напитками, добавив в чашку каждому таблетку специального успокоителя. Кстати, точно такую же таблетку приняла и сама. Алексей говорит, что этот препарат волю не угнетает, даже совсем наоборот, возбуждает интерес к происходящему, зато нивелирует любые сомнения и страх.

- Нашему большому автобусу развернуться на узкой улочке будет сложно, поэтому, он остановился за квартал, на улице, проходящей вдоль Днепра. Чтобы не обходить по кругу весь поселок, можно воспользоваться моим подземным переходом. Нет возражений?

- Нет! Нет! - Посвященные в дело Петрович, и Дядя Федор выкрикнули одновременно.

- Тогда пошли, - вышел в коридор, открыл дверь на лестничный марш, ведущий в подвал, где меня уже поджидал Валера и двинулся вниз.

Костя сопроводил народ в бункер, где Валера не давая возможности несколько заторможенным и послушным людям удивиться внутренней обстановке, направлял шагать дальше, по узкому проходу к запасному выходу, спрятанному в скале под обрывом. А здесь распоряжались уже мы с Алексеем. Наконец, сопровождая своих жен, появились Валера и Костя.

- Ворота и все двери запер, - сказал Костя, - Всё ненужное отключил, а нужное включил. Осталось только здесь электронный блокиратор прицепить, и будет порядок.

Первыми на десантной скамейке у левого борта салона шатла расположились Дядя Федор, Роза и Сергей Сергеевич Воронец, тот самый армейский контрразведчик, вроде как бывший отцов приятель, а нынешний вдовец-пенсионер. Мы никогда с ним раньше не встречались, до сегодняшнего дня даже не подозревал о его существовании, между тем доверился Дяде Федору, который считает этого старика с лицом добродушного дедушки, одним из лучших в своем деле. Ему уже шестьдесят восемь лет, но сохранился он неплохо, выглядит подтянутым, да и офицерская выправка никуда не делась. Сейчас сидит расслабленный, благообразный, опустив взгляд, но глазами искоса так и стреляет на присутствующих.

Следом за ними устроились генерал-лейтенант в отставке Самойлович Иван Иванович, его супруга Тамара Георгиевна и директриса школы-интерната Наталья Николаевна. Уговаривать ее на двухнедельный 'морской круиз' в компании культурных людей пришлось три дня подряд но, в конце концов, уговорил. Она мне нужна уже сейчас, так как без знания кадров и обстановки в руководимом ею коллективе, который должен стать базисом научно-производственных сил империи, мне никак не обойтись. В том, что она станет членом команды, даже не сомневался, так как по сравнению с моим предложением, ничего серьезного здесь держать ее не должно. Женщина она одинокая, когда-то удочерила девочку из соседнего интерната, а сейчас отправила до первого сентября гостить к родственникам в деревню, так мы ребенка тоже здесь не оставим. Откровенно говоря, вытащить ее из дома было нелегко, но она сейчас с нами, и это главное.

Когда мы, сидя в узком кругу, ломали голову над кандидатурой будущего канцлера империи, Петрович вдруг вспомнил о своем сослуживце, с которым служил в Германии.

- Самойлович, единственный, кого хорошо знаю, и кто занимался организацией военно-хозяйственной деятельности большой массы людей.

- Хм, так я его тоже хорошо знаю, - сказал Дядя Федор.

- Конечно знаешь, все-таки в одном округе служили. А в Германии он был подполковником, командиром строительного батальона, строил аэродром, дороги и два городка, из них один летунам, а один ракетчикам. Если охарактеризовать коротко, то он трудяга из трудяг. И учтите, за границей строили не так как у нас в последнее время, тяп-ляп, там приемка была жесткая. Я тогда в штабе служил и точно знаю, что он нигде и ни на чем крамольном ни разу не попался и все акты ввода объектов в эксплуатацию подписывались без серьезных замечаний. А по убытию в Союз получил папаху и должность зам командира военно-строительной бригады. Насколько мне известно, по должности курировал предприятия строительной индустрии. Потом получил генеральскую звезду и стал у нас начальником управления инженерных работ, но в отставку уходил уже генерал-лейтенантом.

- А что он собой представляет, как человек? - спросил у Петровича, - Ведь работать с ним непосредственно придется именно мне.

- Как человек, он нормальный, а еще большой любитель женщин. Совсем недавно видел его у Дома Офицеров с Тамарой, это жена его, кстати, на двадцать три года младше. Но живет с ней душа в душу уже пятнадцать лет.

- Ну что ж, тогда звони, напрашиваемся в гости.

Несмотря на то, что отставной генерал с супругой в этом году на море уже побывали, соблазнить их еще на одну поездку, с 'круизом на корабле', было не тяжело. Семейная пара оказалась легкой на подъем, а то, что поездка будет бесплатной, их заинтересовало в последнюю очередь. Правда, я намекнул, что в компании будет присутствовать отличный доктор, занимающийся омоложением лица и организма разных знаменитостей, после чего не растратившая былой красоты, сорокалетняя Тамара Георгиевна воскликнула: 'Едем-едем! Безусловно!'

На скамейку у правого борта расселись Петрович, Марь Ивановна и их сыновья, прибывшие в отпуск. Сашка - капитан третьего ранга, командир эскадренного миноносца, поставленного на прикол, команду которого собираются расформировывать, а сам корабль резать на металлолом. И Петро, капитан, командир роты военно-морского десанта.

Далее расселись Валера с супругой Женей, Костя с Леночкой, а так же ее дед, Николай Владимирович, конструктор-оружейник и ныне пенсионер, прибывший из Коврова погостить по настоятельной просьбе внучки.

Посвятить в тайну жен моих друзей решил после того, как Валера сильно заболел и слег, несколько часов подряд его мучили ужасные головные боли. Я догадался о причине такого состояния, поэтому, в семейное общежитие, где они проживали, приехал немедленно.

- Женя, оставь нас одних, - сказал его жене.

- Что значит одних?

- У нас мужской разговор.

- Какой мужской разговор? Он же болен, ты что, не видишь?!

- Просто, выйди в коридор и все! - несколько повысил голос и направил на нее сгусток сознания, тот самый иллюзорный шарик со всеми органами чувств. Тот самый, который под контролем Алексея уже один раз отправлял в полет сквозь стены своего бывшего дома.

Она хотела что-то зло сказать, но вдруг схватилась за горло, зарыдала и выскочила за дверь. Странно, Женя вообще-то сильная женщина, и я никогда ее плачущей не видел. Валера тоже, держась руками за голову, провожал ее удивленными глазами.

Я присел на краешек дивана, где он лежал, склонился к нему и тихо спросил:

- А теперь признайся, брат, кому ты пытался выдать мою тайну?

- М-м-м, - замычал он от боли, - Так получилось, я на биокомпе вечерами играл в игрушки, а она заметила, что замираю на месте, непонятно гримасничаю, не обращаю на окружающих внимание, вот и стала доставать. Ну я и подумал, что все равно она об этом скоро узнает, почему бы не рассказать... У-у-у, как болит.

- Валера, но ведь это моя тайна. Моя! Которую доверил тебе, как другу! Почему ты посчитал возможным нарушить данное мне слово?

- Я не посчитал. Но она меня хотела тащить к врачу и так достала своими приставаниями, вот и подумал...

- Тебе не надо ничего думать! - медленно проговорил, глядя ему в глаза, - Ты даже не представляешь, какой беды избежал. К твоему сведению, в начале каждой обучающей программы ставится гипнокод, блокирующий язык болтуна. Запомни, можно разговаривать о чем угодно только с человеком, у которого стоит точно такой же биокомп, иначе тебя остановит болевой шок, который может убить. Это серьезная блокада, действующая даже в случае применения при допросах химических психоактивных средств, она вызовет в мозгах разрушение сосудов, в результате наступит инсульт и мгновенная смерть.

- Ни хрена ж себе! Эта зараза на всю жизнь, что ли? А чего ж ты раньше не сказал?

- Нет, блокада всего на два года. И кто знал, что ты такой болтливый.

- Я не подумал, - с болью в голосе прошептал он.

- Ладно, проехали, теперь ты обо всем знаешь. А сейчас закрой глаза и полежи пять минут спокойно, - похлопал его по плечу и положил ладонь ему на лоб. Алексей говорил, что снять головную боль, моих возможностей вполне хватит. Так и произошло, через пять минут Валера безмятежно уснул.

Когда покидал общагу, то разыскал в общей кухне злую и нервно курящую Женьку.

- Золотко, с Валерой уже все нормально. И не обижайся на меня, - мягко погладил ее по плечу и попытался передать максимум положительных эмоций. Она сначала нервно дернула плечом, но тут же успокоилась, затушила сигарету и повернулась ко мне лицом.

- Спит? - удивленно спросила она, угрюмо глядя совершенно сухими глазами, - А что с ним происходит, можешь сказать?

Ее эмоции зашкаливали, она готова была выплеснуть миллион вопросов. Я неопределенно пожал плечами, прикидывая как выкрутиться из создавшегося положения, или может быть послать ее подальше?

- Витя, ты не придуривайся. Думаешь, я не знаю, что у вас появились какие-то новые дела? И я своего мужа последнее время не узнаю, он стал каким-то рассеянным и заторможенным.

- Женька, мы дружим уже девять лет, правильно?

- Угу.

- Ты можешь вспомнить хотя бы самую малую пакость, которую бы я сотворил в отношении тебя или Валеры?

Она помолчала минуту, затем, отрицательно покачала головой:

- Нет, не было такого.

- Тогда слушай внимательно, сейчас никаких вопросов ему не задавай, иначе у него опять будет болеть голова.

- Это какое-то зомбирование, что ли?

- Женечка, ты по телевизору насмотрелась всяких дурацких передач. Кому мы нужны, чтобы нас зомбировать? А через неделю, обещаю, мы уедем в отпуск, вот там обо всем и узнаешь, слово даю.

Дальнейший разговор прервался со скрипом двери и звуком шагов: на кухню пришла соседка. Честно говоря, я знал, что в их семье главенствует Женька, но не думал, что настолько. Жаль, а мне Валера всегда казался более волевой личностью, теперь придется менять некоторые планы. Нет, возложенные задачи пускай решает, он с ними безусловно справиться, но путь в верхний эшелон для него теперь закрыт. Человек, чрезмерно озабоченный компьютерными игрушками тащить на себе полный чемодан ответственности не способен. Вот Женя его, дай ей капитал и свободу действий, смогла бы и дело развернуть и в руках его удержать, даже сожалею, что она всего лишь закройщик. Впрочем, озаботить ее тоже могу, пускай для начала организует пошивочную мастерскую, а десяток выпускниц интерната, из числа тех, которые никуда не поступили, мы ей отдадим в науку.

Таким образом, решил, что Женю и химичку Лену тоже можно включить в команду, поэтому, они сейчас здесь и смотрят на происходящее широко распахнутыми глазами. Действительно, салон шаттла выглядел необычно, и народ осматривал его с заметным недоумением, но решительные действия Петровича, Кости, Валеры и Марь Ивановны, а так же, посвященных в дела Дяди Федора и Розы, добавили всем уверенности.

- Коробка этого вашего автобуса очень сильно похожа на салон десантного самолета. Не правда ли, Федор Иванович, Сергей Сергеевич? - спросил отставной генерал.

- Так точно, так точно, товарищ генерал, очень похож, - ответили те. Ты смотри, а дедок, оказывается, здесь всех знает.

- Объяснитесь, пожалуйста, Виктор Алексеевич, - спокойно, но веско потребовал он, внимательно глядя на меня снизу вверх.

- Товарищ генерал, товарищи офицеры, дамы и господа штатские! - начал говорить, услышав тихое жужжание привода запирания кормового люка, - Я вам обещал двухнедельное увлекательное путешествие на корабле. Правда, забыл уточнить, что корабль этот космический, а путешествие будет происходить в космосе.

В салоне раздались удивленные возгласы, и я ощутил поток волнения, несмотря на принятые людьми препараты.

- Это не шутка, прошу внимания, - поднял руку, дождался полной тишины и указал на Алексея, который развернул кресло к нам лицом, - Разрешите представить, Лех Гувар Кром, представитель неземной цивилизации или, как мы говорим, инопланетянин. Он любезно согласился провести экскурсию и прокатить нас к своему космическому аппарату, где увидим много интересного. Давайте поприветствуем его.

Я стал хлопать в ладоши и меня поддержали почти все, видно, находились в шоке, даже генерал несколько раз хлопнул. Лишь Сергей Сергеевич не шелохнулся, а только настороженно зыркал по сторонам.

- Приветствую вас, господа, - Алексей коротко поклонился, - Сейчас вы находитесь на борту атмосферного челнока, который и правду переделан из гравиплатформы, используемой в космических вооруженных силах для доставки десанта на поверхность планеты. Вижу во многих глазах вопрос, поэтому, отвечу сразу. Челнок обладает функцией визуальной и электронной невидимости, таким образом, сегодняшние земные технологии засечь его неспособны. Направляемся мы на высоту тридцать шесть тысяч километров, там на геостационарной орбите находится мой шлюп. А сейчас прошу спрятать вещи под скамейку и пристегнуть ремни, иначе будете плавать по салону. На протяжении одного часа и двадцати минут мы будем находиться в состоянии невесомости.

- А домой мы вернемся? - Наталья Николаевна смотрела на меня с растерянным выражением лица.

- Вернемся, мама Наташа, не переживай, я тебя лично доставлю до двери квартиры, - уселся рядом с ней и помог задвинуть под ноги ее сумку, - И ты не пожалеешь, поверь, да никто из вас не пожалеет.

- Это правда, - подтвердил Алексей, - Кроме того, я собираюсь потратить собственные ресурсы на улучшение здоровья всем присутствующим, а это позволит излечить фактически от всех болезней и добавить каждому лет по двадцать пять жизни. В организм будет введен комплекс биороботов, которые построят фабрику собственного воспроизводства и станут поддерживать организм в здоровом состоянии, замедлят процесс его старения и ускорят регенерацию клеток. По Земным меркам это стоит миллионы долларов, поэтому, о желающих отказаться спрашивать не буду. Все, отправляемся!

Через полтора часа мне довелось повторно наблюдать, как бесконечно удивленные люди преодолевают психологический и культурный шок. Первый раз это было со жрецами Леона, а второй сейчас, с моими друзьями. Казалось бы, совершенно разный уровень образования и самосознания, однако же, выражение лиц абсолютно одинаково. И вопросов Алексею задают не меньше.

- Могу согласиться,- распинался наш морской десантник Петро, - что в этой капсуле можно внедрить в мозги какие-то теоретические знания, но как можно обучить рукопашному бою или другим боевым практическим навыкам, не понимаю. Мне, например, что бы кое-чего достичь, пришлось тренировать мышечную память добрый десяток лет. Не понимаю.

- Ничего, вылезешь из капсулы и все поймешь, - уставший от пятичасовой лекции Алексей вальяжно махнул рукой, - А если коротко, то учебная программа воздействует на функции головного мозга, которые отдают интуитивные команды на высокочастотное сокращение определенных групп связок и способствуют усвоению мышечной памяти. За одно пятичасовое обучение, человек делает сто пятьдесят тысяч имитаций движений. Таким образом, за двенадцать занятий можно выучить первый уровень и стать неплохим бойцом. Значит так, кроме запланированной информации и необходимых для дела учебных программ, самооборону поставлю всем без исключения, а мужчинам, кроме всего прочего, дополнительно поставлю программу по рукопашному бою и программу по применению кинетического оружия. На изучение первого уровня времени должно хватить. Но учтите, без работы со спарринг-партнером, полноценного ее усвоения не будет.

- А ты со мной сможешь поработать? - спросил Петро.

- Возможно, - Алексей пожал плечами, затем, указал на меня, - С ним поработаете. Он среди вас самый сильный боец. И стрелок.

- Кто, Виктор?! - недоверчиво переспросил он, при этом все мужчины на меня уставились с интересом.

- Именно он, у него третий уровень рукопашника, только никто подтвердить не может, нет здесь бойцов подобного уровня.

- Как это нет? Да у нас есть такие мастера... - не соглашался Петро, окидывая меня взглядом. Наши глаза встретились, и я едва заметно кивнул, после чего он резко откинул голову назад и отвернулся. Не знаю, что он там увидел, но кое-что ощутил точно.

- Ты не сравнивай своё самбо, карате и прочее кунг-фу с тысячелетним опытом всех планет галактики, - продолжил Алексей, - Кстати, учебные программы на повышение уровня у Виктора тоже есть, так что желающие смогут совершенствоваться.

- Алексей! - Наталья Николаевна подняла руку, как школьница, - Биологический компьютер, который вы предлагаете имплантировать, как он влияет на мозги и вообще на здоровье?

- Положительно. Благодаря глазному сканеру, он делает память человека совершенной, ибо нельзя забыть то, что единожды прочел или увидел и автоматически заархивировал на отдельном файле в клеточке коры головного мозга. Кроме всего прочего, контролирует состояние организма и в случае травмы или заражения инфекцией, если биороботы не управляются с задачей, сигнализирует о необходимости выполнения тех или иных действий, короче, это внутренний доктор. Никаких розеток в теле нет, и кабелей подключать не надо, все соединения беспроводные, идут по дистанционной связи через искусственный интеллект. Так же вы получите специальный браслет, который служит антеной спутниковой связи и будет дополнительным терминалом и системным блоком биокомпа.

- Так чего же мы до сих пор сидим?! - встрял Дядя Федор, - Давай уже будем лезть в этот самый саркофаг!

- Давай, - Алексей кивнул, - Тогда сейчас снимаем всю одежду.

Никого долго уговаривать не пришлось, все стали быстро раздеваться, совершенно не стесняясь друг друга, и забираться внутрь открытых капсул. Просто, в данный момент Алексей подавил волю присутствующих и взял их эмоции под свой контроль. Я и на себе это почувствовал.

- Те, у кого биокомп уже стоит, тоже раздевайтесь, еще раз вас почищу. И поставлю на обучение университетский курс 'Психология человека, подбор кадров и управление персоналом'. Вообще, данная учебная программа рассчитана на одну тысячу четыреста часов, но начинать-то надо. В Содружестве, например, без отметки об ее усвоении, никакой карьерный рост специалиста не возможен. А я так понимаю, что все здесь присутствующие, это будущие руководители направлений, не имеет значения, гражданских или военных, поэтому, для всех вас он обязателен, и изучить его вы должны полностью.

Алексей помогал людям удобнее устроиться в капсуле, при этом говорил не переставая. Его слова звучали в менторском тоне, но на присутствующих воздействовали успокоительно и умиротворенно. Мне тоже сачковать не довелось: вставлял микрокапсулы биокомпьютеров во встроенные в подголовники имплантаторы, проверял фиксаторы головы и конечностей, оказывал моральную поддержку.

- Все будет отлично, Иван Иванович, - пожимал руку генералу, затем, подошел к Наталье Николаевне и погладил ее по плечу, - мама Наташа, ты сразу выздоровеешь, у тебя перестанет болеть сердце и улучшится зрение, все будет хорошо.

- А морщины исчезнут? - подала голос Тамара Георгиевна из соседней капсулы.

- Это не курс омоложения, который мы все будем проходить лет через двадцать-тридцать, тогда вы будете выглядеть, как молоденькая девчонка. Но сейчас большинство морщин, конечно исчезнет, а некоторые только разгладятся. И ресницы сделаем гуще и на пару миллиметров длиннее, и седина исчезнет. Если кто обратил внимание на Марь Ивановну и помнит, какой она была пару месяцев назад, то согласится со мной, что тело действительно помолодело лет на двадцать. И организм, естественно, даже некоторые женские функции возобновились.

- Ты смотри! - возмутилась Наталья Николаевна, - Я ее недавно спрашивала, а она говорит, что пластику сделала.

- А что я должна была сказать? - весело спросила Марь Ивановна.

В конце концов, все устроились, успокоились, и Алексей отдал команду ИскИну на закрытие капсул. Крышки немедленно захлопнулись, и после порции усыпляющего газа, капсулы стали заполняться питающим гелем. Когда мы настроили запланированные те или иные обучающие программы, то Алексей, широко расставив ноги, поднял голову вверх и на пару минут замер, видимо изучая информацию, поступающую на биокомп.

- Значит так, кроме обычного гипнокода со сроком действия два года, дополнительно установил по отношению к тебе безвременную привязку.

- Что это значит?

- Безоговорочная доминанта начальника в подсознании подчиненного. В Содружестве это обычная практика, например, в вооруженных силах большинства корпораций даже входит в стандартный контракт. В команду ты подбираешь людей, в большинстве своем с сильными характерами, поэтому, чтобы исключить любую, даже теоретическую возможность стягивания одеял, нужно изначально объединить их не только вокруг одной идеи, но и навсегда определить единый центр влияния.

- Это правильно, - согласился с ним.

- Кстати, сегодняшнюю программу используй для закладки абсолютно всем без исключения переселенцам и аборигенам.

- Ясно, согласен.

- Ну и отлично, значит, мои акции не пропадут. Теперь давай поговорим о способностях и возможностях твоих помощников. Уровень интеллекта выше среднего у всех. Наиболее высокий - у Розы, генерала Ивана и полковника Сергея, а у директрисы Натальи самый высокий, даже выше, чем у тебя.

- С предрасположенностью к пси-способностям тоже интересно. Обычно, девяносто процентов населения в этом отношении бездарны. У тебя таких всего четверо: Мария, Валера, Лена и Тамара. Незначительные способности есть у Кости, Жени, Петровича и его сыновей, Саши и Петра. Средние способности у Федора, генерала Ивана и полковника Сергея. Двое приблизительно твоего уровня, это Роза и дед Николай, который оружейный конструктор. А директриса Наталья, это может быть что-то запредельное, - он ненадолго задумался, затем, покачал головой, - Да, в будущем из нее выйдет очень сильный псион.

- А ты не хочешь ее сейчас немного прокачать?

- Шутишь? К твоему сведению, на твоей прокачке я потерял пять лет жизни. Прошлый раз во время перелета, ежедневно по восемь часов одаривал своей энергией, но на это я пошел осознано. А с Натальей так не получиться, ее надо прокачивать в клинике. Но в любом случае, обрати на нее самое пристальное внимание и перенацель на более серьезные задачи. И максимально приблизь к себе, даже женись. После курса омоложения имею в виду.

- Нет уж, фиг вам. Я и так с этими невестами огребу проблем выше крыши. А с Натальей мы давно в хороших отношениях, просто, постараюсь их укрепить и не испортить.

- Тебе виднее, - сказал он и кивнул на раскрытую капсулу, - Что, ложимся и мы деньков на двенадцать?

- Давай.




Акватория Атлантического океана, четверг, 31.12.1994.


- Роза, Первому - вахта под контролем, лишних любопытных нет, нахожусь рядом с объектом.

- Принято, Роза. Координату твоего биокомпа вижу.

Для кого Новогодняя ночь это праздник, а для кого - работа. Операция по изъятию оружия вышла на завершающий этап.

Договор на поставку большой партии армейской техники и вооружений компанией Дяди Федора был заключен еще в начале сентября. Никаких проблем не возникло, тем более, что с ходатайством о положительном решении данного вопроса выступил полномочный представитель правительства Великого Вождя, принц Мгомба. За свой товар я рассчитался сразу, поручив Свете перевести всю необходимую сумму на указанный Розой счет в швейцарском банке. Так что двадцать два дня назад вместе с наёмным личным составом, на причал Одесского порта было подано под погрузку два эшелона различных грузов, в том числе и четырнадцать моих контейнеров.

Вместе с личным составом в путь через океан отправилась Роза, именно на нее была возложена ответственность в проведении данной операции. Дядя Федор вместе со штабом, взводом бойцов охраны и принцем Мгомбой, к месту дислокации бригады вылетели только вчера, однако, тоже волнуется и сейчас висит на связи, тихонько слушая переговоры.

Оба наших шаттла зависли в километре над сияющим огнями грузопассажирским пароходом, а шлюп с геостационарной орбиты был выведен на орбиту нижнюю, опорную. Теперь высота его над уровнем моря составляла всего двести двадцать один километр. Было бы удобней, конечно, его полностью вывести в атмосферу, тогда и грузы таскать было бы легче, но при этом потеряли бы столько энергии и невосполнимого топлива, сколько хватило бы на целый межзвездный прыжок, поэтому, придется отработать шаттлами.

Сканер отфильтровал всех людей, находящихся на верхней палубе. Экран монитора высветил четкие силуэты трех человек под крышей капитанского мостика, еще пятеро находились в разных местах. Видимо, это кто-то из наших особо приближенных к Дяде Федру, поставленные контролировать выходы из жилой палубы и прочих присутственных мест. Погода на улице была дождливой, было видно, как блестят от воды все корабельные надстройки. Тем не менее, Роза, одетая в штормовой плащ одиноко стояла у нагромождения контейнеров, расположенных у кормовой части парохода.

- Виктор, - на связь вышел Алексей, - Твой челнок восемьдесят тонн на орбиту не поднимет, поэтому работаем, как договорились. Делаем по пять рейсов, я беру два контейнера, ты один. Режим маскировки не отключаем. Роза, ты на связи, слышишь меня?

- Роза, Алексу - принято, все ясно.

- Тогда указывай на два первых, и я пошел. А ты, Костя, сидишь на манипуляторах и захват производишь аккуратно, чтобы ничего не вывалилось в море.

- Не вывалиться, не переживай, - раздался голос Кости, а я оглянулся на сидящего рядом своего помощника, Валеру, который тоже слушал эфир.

- Все будет нормально, - махнул он рукой, - справимся.

Моя аппаратура шаттл Алексея тоже 'не видела', зато интересно было наблюдать, как попав под воздействие его силового поля, прямо с палубы вдруг испарились два контейнера. Следом за ним нырнул и я, зависнув над контейнером, на который только что указала Роза.

- Есть захват, - доложил Валера. И действительно, бортовой компьютер отчитался о принятии груза, весом в тридцать девять тысяч сто восемьдесят пять килограмм.

- Отлично, поехали! - мой шаттл вознесся ввысь.

Доставку договорились производить не спеша, чтобы не сотворить каких-нибудь неприятностей, тем более, что лично я подобную работу выполнял впервые. На доставку уходило двенадцать минут, плюс полторы минуты на подачу контейнера на грузовую секцию и десять с половиной минут на спуск. Отработать таким образом пришлось ровно два часа, в результате, подняли на орбиту пятьсот пятьдесят восемь тонн груза.

- Первый, Розе - как обстановка и как себя чувствуешь, не замерзла?

- Роза, Первому - обстановка под контролем, а чувствую нормально. Сейчас бахну праздничный бокал, и совсем хорошо станет. Через три часа и двадцать минут по местному времени наступит Новый год, поэтому, с праздником вас, ребята.

- И тебя с Новым годом! С праздником! Счастья тебе! Удачи! - зашумели ребята в эфире.

О перехвате переговоров можно было не беспокоиться, кроме того, что велись они на общегалактическом языке, приемники таких сигналов изобретут еще не скоро, да и шли они в зашифрованном виде.

- Второй, Первому, - в разговор вклинился канцлер, который, так же как и все слушал наш открытый канал, - Новый год в Киеве наступит через один час девятнадцать минут, поэтому поторопитесь, мы вас ждем.




г. Киев, воскресенье, 26.02.1995.


Если нет никаких срочных дел, то в воскресенье пытаюсь поваляться в постели подольше. Но все равно, без одной минуты семь, глаза открылись сами собой. Рядом, разбросав по подушке длинные русые волосы, безмятежно сопела подружка Уля, которая всю ночь пила мои жизненные соки, правда, и сама отдавалась без остатка. Посчитав, что еще рано, подгреб под себя ее теплое и мягкое тело и снова задрых.

Окончательно проснулся от приятных ощущений, хриплого дыхания рядом и стука в почтовый ящик. В смысле не в тот почтовый ящик, который висит у входной двери, это мой биокомп таким образом выдал сигнал о вновь поступившем текстовом сообщении. Ого! Неслабо покемарил, часы показывали на полдвенадцатого, и не только электронные, но и биологические тоже. Как раз в это время одну из стрелок обволакивало что-то жаркое, и прятало все глубже и глубже.

- Ну, Улька-Булька, держись! - вытащил из-под головы подушку, сунул ей под живот и развернул кверху попой. Погладив выгнутую, как у кошки спину, раздвинул упругие ягодицы и резким толчком вошел во влажное горячее лоно.

С этой девчонкой я получал истинное наслаждение, но она имела один маленький недостаток: в процессе секса начинала совсем не тихо стонать, а во время экстаза кричала так, что слышал весь двор ее 'хрущёвки'. Первое время народ думал, что здесь кого-то режут, и ломился в дверь. Потом люди поняли, что к чему и теперь о днях посещения ее любовником были осведомлены не только соседи, но и все жильцы дома. Однако, мне на это было глубоко наплевать, потому как только что словили полный кайф и кончили, и теперь в два голоса орали одновременно. Да-да, я тоже подвывал, за компанию.

С тех пор, как расстался с Ольгой, мои физиологические потребности никуда не убежали. Первые три недели после разрыва здорово переживал и терпел, но после двух ночных поллюций, махнул рукой на личную жизнь-портянку, и начались неупорядоченные половые связи. Правда, проституток снимал всегда одних и тех же, в одного и того же сутенера. Но все равно, со временем надоел мне секс в резиновых сапогах, не получал я от него удовольствия, а так, обычную разрядку.

О более постоянных и серьезных отношениях даже не помышлял, потому, как любая нормальная женщина сразу начнет строить определенные планы. Обмануть же какую-нибудь девчонку, а затем бросить, мне претило. Но неожиданно здорово повезло, в ноябре месяце директриса гастронома Елизавета напомнила о своем дне рождения и пригласила на междусобойчик. Вот там и потанцевал с заведующей гастрономическим отделом Улей, молодой симпатичной женщиной-разведенкой. И сейчас даже не знаю, кто кого снял, я ее или она меня? А что? Девчонки у Елизаветы все чистенькие, постоянно проходят медкомиссии, сдают анализы, поэтому, никакой заразы можно не бояться. С тех пор мы и встречаемся два-три или четыре раза в неделю, при этом, никаких претензий на официальное оформление отношений, друг другу не предъявляем.

К сожалению, у Ули была серьезная проблема, она никак не могла родить, по этой причине ее и муж бросил. Как она ни лечилась, ничего не помогало, но я заверил, что она еще обязательно родит, и я постараюсь в этом всесторонне поспособствовать.

- Мужчина, - сверху оседлав меня, она ткнула мне пальчиком в грудь, - Я тебя за язык не тянула, ты это сам сказал. И поверь, когда рожу ребенка, то в ЗАГС тащить тебя не стану, не бойся. Я уже там была, штамп в паспорте есть, так что не хуже других.

- Девочка, просто знаю доктора, способного вылечить любой женский недуг, и я с ним договорюсь. А от кого потом захочешь родить, это уже твое личное дело.

- От тебя, - она наклонилась и поцеловала меня в губы, - так что соответствуй и начинай стараться прямо сейчас.

С тех пор и соответствую, и стараюсь. Всесторонне.

Накричавшись до хрипоты, наконец, отвалил от ее прелестей и откинулся на кровать, раскинув в сторону руки. Дождавшись, пока тяжелое дыхание сменило тональность на тихое и спокойное, хлопнул Улю по попке и сказал:

- Все, лентяйка, подъём.

- Кушать хочешь? - спросила, услышав урчание в моем животе.

- Нет. Твой измученный любовник хочет жрать. Только ванну надолго не занимай. Знаю я тебя, залезешь и сидеть будешь безвылазно полдня.

Моя партнерша тяжело вздохнула, сунула между ног ночную рубашку, как подгузник, и пошлепала босыми ножками в совмещенный санузел. А я, вспомнив об одной из причин побудки, вызвал меню, открыл почту и прочел сообщение от Сергеича: 'Все фигуранты фамильного дела определены. Готов доложить в любое время'.






Глава 18


Сладкое чувство мести.





г. Киев - г. Москва, четверг, 09.03.1995.


Пошла вторая неделя весны, но весной пока что и не пахнет. Вчера был праздник и я отлично провел с любовницей ночь. А позавчера поздравлял девчонок в интернате и девушек обеих компаний. Света малая теперь на шею не вешалась, и от этого мне стало грустно, даже не знаю почему. Однако, я давно уже успокоился, прекрасно осознавая, что моя личная жизнь лично мне теперь не принадлежит, на Леоне в этом отношении меня ожидают еще те испытания. А, собственно, зачем мне грустить и переживать? Секс-партнерша будет всегда, а все остальное так или иначе, приложится.

Сегодня к ночи опять ударил морозец и на улице закружились снежинки. Те, за кем прибыл, стояли в тени тыльной стены старого кинотеатра 'Орбита'.

- Сергеич, вижу вас, скажи помощникам, чтобы не шарахались.

- Понял, уже предупредил, - ответил он, посмотрел вверх и окинул взглядом небо и верхушки темных деревьев.

Заметить пятно флаера, сливающееся с окружающей средой он бы вряд ли смог, поэтому, плавно снизившись, завис в полуметре над землей и распахнул правую дверь. Со стороны это выглядело эффектно: вдруг из ниоткуда глазам является округлый прямоугольник входа в салон непонятного транспорта.

- Быстро садимся, - Сергеич кивнул головой и первым полез внутрь, чем придал уверенности своим сопровождающим.

Координаты наших сегодняшних перемещений были определены и зафиксированы ИскИном космического корабля заблаговременно, а в бортовой компьютер флаера я ввел их перед самым отправлением, поэтому, ткнув пальцем в сенсорную панель, задал маршрут и включил автопилот. Повернувшись к присутствующим, посмотрел на новичков, о которых заочно знал все необходимое, но увидел впервые. Оба подполковника в отставке, оба Николая, но один русоволосый, а второй брюнет. Внешне выглядели еще не старыми среднестатистическими мужчинами, не толстыми и не худыми, с лицами без ярко выраженной национальной принадлежности и запоминающихся черт. Стороннему человеку даже в голову не придет, что перед ним опытные оперативники, которые свою жертву преследовали и находили не только в любой точке бывшего Союза, но и в Анголе, и в Никарагуа, и в каменных джунглях разных городов мира.

Раньше такие люди просто так в отставку не уходили, но с развалом страны, осколки армий подверглись сокращению и реорганизации. Так и стали высококлассные специалисты новоявленному государству совершенно не нужны. Однако, жить за что-то надо, вот и продумывали спецы под руководством своего бывшего непосредственного начальника, план 'приобретения' в своем родном Питере чужого бизнеса, то есть, экспроприацию экспроприатора. Но не суждено ему было сбыться, на горизонте появилось предложение привычной работы, высокой оплаты и отличных перспектив.

Когда мы все вернулись из космического путешествия домой, то перед Сергеичем поставил задачу, решение которой меня мучило с самого детства.

- Хочу знать правду, почему все так случилось с моим отцом, с моей семьей, - сказал ему, - не могу просто так покинуть Землю, оставив неоплаченным фамильный долг.

- Понимаю, - задумчиво покачал он тогда головой, - Даже не сомневался, что данное дело ты мне обязательно поручишь. На этот счет у меня даже есть определенные соображения и пожелания.

- Какие?

- Для начала нужны две какие-нибудь нормальные легковушки и тысяч двадцать на расходы.

- Не вопрос. Две пачки 'американских президентов' дам прямо сейчас, а одну 'шестерку-жигули' пригоним завтра. Видел вчера на Мишкином СТО отлично подготовленную машинку. На вторую тоже сделаем заказ, через неделю будет.

- Тогда, Виктор, я приглашу двух моих бывших сослуживцев. Отличные специалисты и, между прочим, их бы привлечь к нашему общему делу.

- Тоже не возражаю. Когда мне ожидать результат?

- Дело сложное, и как только что-то проясниться, доложу немедленно. Но обещаю, что до момента нашего убытия с Земли, поставленная задача будет выполнена.

С тех пор прошло полгода. Сергеич официально принял должность начальника отдела кадров Совместного Предприятия, при этом, обязанности исполнял серьезно и конкретно. Однако, кроме посвященных, никто не догадывался, что это всего лишь дополнительная нагрузка, а настоящая работа спрятана в тени.

Как-то так получилось, что он сблизился с Натальей Николаевной, стал ухаживать и, наконец, прокатившись в Питер и продав свою квартиру, перебрался к ней насовсем. А чего? После чистки организма биороботами, абсолютно все старики избавились от болячек и выбрались из капсул здоровыми, у мужчин восстановилась высокая потенция, а женщины, несмотря на возраст, тоже почувствовали себя настоящими женщинами. Немудрено, что после этого и чувства проявились.

Так вот, на сегодняшний день с помощью супруги, Сергеич занимался тщательным исследованием душ преподавателей, воспитателей и воспитанников интерната. Он хотел досконально выяснить 'уровень проблематичности', как он выразился, потенциальных переселенцев. Он же набрал себе одиннадцать помощников из числа старшеклассников, и семерых из числа выпускников интерната, в том числе трех девчонок. Даже четырех, если учесть Свету малую, правда, официально она числится спортивным организатором предприятия, за что и зарплату получает. Она же всю эту гоп-компанию и тренирует. А чему Сергеич их учит, даже и не знаю, но то, что они за мной постоянно следят, знаю точно.

Не совсем понимаю, зачем за мной топтаться, если один из каналов орбитального наблюдения постоянно открыт и круглосуточно контролирует мои перемещения. Уж Сергеич к нему допуск имеет, кстати, сделано это именно по его инициативе. Однако ладно, говорят, что таким образом они меня, вроде как, ненавязчиво охраняют.

Чем бы дети не тешились, лишь бы не плакали.

И вот на мой биокомп поступило сообщение о выполнении поставленной задачи. Следом пришел пакет информации о произошедшей восемнадцать лет назад трагедии и два тома изъятого и скопированного судебного дела. В записке Сергеича были проанализированы причины случившегося и указаны имена причастных лиц. Были указаны конкретно даже те, кто моему отцу на шею петлю цеплял. Ознакомившись с материалом, я тут же с ним связался.

- Сергеич, неужели в армии Союза могли быть такие масштабы хищений?

- На Руси, Виктор, испокон веков воровали при любой власти, и при князьях, и при царях, и при генеральных секретарях. Но огромные хищения начались после того, как Мыкита Хрущ ввел неприкосновенность властной верхушки. Не говорю уже про период княжения 'дорогого Леонида Ильича', когда хищения приобрели государственные масштабы. Ханы и беи вернулись в Среднюю Азию и Закавказье не с началом перестройки, они были уже тогда, в семидесятые годы. А у нас неприкасаемые бездельники-мажоры родились еще при Сталине, но тогда были хоть какие-то сдерживающие факторы, а сейчас их нет, поэтому, вседозволенность и беспредел верхушки уже лет сорок, как цветет буйным цветом.

- Сергеич, это в гражданском секторе, но в армии?..

- А какая разница? На армию всегда выделялись средства поистине грандиозные, за исключением разве что периода перестройки и нынешней самостийности. И то есть что украсть. А тогда тем более, даже несмотря на жесткую централизацию финансовых ресурсов, деньги через финчасти армейских подразделений и соединений ходили немалые. Вот в одном из дерибанов и предложили поучаствовать твоему отцу. Нет, если быть до конца скрупулезным, то он тоже не святой, например, в вашей квартире ремонт солдатики сделали бесплатно, а краснодеревщики строительного отряда в обмен на списанный УАЗ изготовили отличную мебель, не хуже итальянской. Однако, можно сказать, что использовал он свое служебное положение в общепринятых рамках. Вот только однажды, в один прекрасный момент, от имени высокого начальника, ему предложили через финчасть полка провести левую операцию с шестизначным числом, а он заупрямился и отказался. Вот и вся причина случившегося.

- Понимаю, отец узнал слишком много, а мараться не стал, и с этим надо было что-то делать. Но каким образом на финансовых документах обнаружилась его подпись, если он отказался? И это покаянное письмо?

- А что здесь непонятного? Нормальный фальшивомонетчик за ночь такой червонец нарисует, что от настоящего не отличишь.

- Ясно. А почему вычеркнуты из списка, который ты мне дал, имена трех человек?

- Исполняющий обязанности командующего, который замутил всю эту катавасию, собирался уходить в отставку. Правда, сразу же после этого случая и ушел. Предполагается, что основная сумма осела в его карманах. Рядом с городом Одинцово, который в Подмосковье, он еще успел построить дом, но через два года умер во время сердечного приступа. Бывшие начальник финчасти полка и комендант гарнизона умерли уже после нашего допроса, как нежелательные свидетели. А что было делать?

- Все правильно. Значит, у нас остался в добром здравии и благополучии бывший старший прапор из комендатуры, командир комендантского взвода, который проживает недалеко от виллы покойного командующего, в военном городке Одинцово-10. Так? Следующий клиент, бывший начальник финансового управления, а ныне пенсионер, проживает здесь, в Киеве. И последний, зам. командира, который потом стал командиром отцова полка, проживает ныне в Москве. Сергеич, что-то не понял или не дочитал, как он появился в этой гнилой компании?

- Суду для комплекта нужны были еще одни говняные показания, вот он их в обмен на должность и накалякал.

После состоявшегося разговора прошло десять дней, мы давно подготовились, и пора было приступать к решению вопроса. Из оружия взял с собой винтовку СВТ-40 с оптикой, два трофейных 'укорота' и две гранаты Ф-1. Пистолеты, как оказалось, у каждого были свои. Кроме этого, наколотили четыре десятилитровых канистры похожей на напалм зажигательной смеси. Понадобится все это или нет, не знаю, но на всякий случай пусть будет.

Можно было вообще никакого оружия не брать, сверху на флаере установлен электромагнитный пулемет с сервоприводом, видеокамерой и компьютерным прицельным устройством. Он способен произвести как одиночный снайперский выстрел на дистанции в две тысячи метров, так и скосить очередью живую силу противника. Но все дело в том, что и баллистическая экспертиза, и металлографическая, сразу же выявят неземное происхождение снаряда. То есть, введем в шоковое состояние профессуру и сразу же возбудим интерес спецслужб. А оно нам надо?

На подходе к дому киевского клиента, Сергеич снял с брючного ремня 'кирпич' мобильного телефона 'Моторола' и набрал номер:

- Алло? - сказал в трубку, выслушал короткую информацию и продолжил, - Все, иди домой, прямо сейчас.

- И что там? - поинтересовался у него, зависая на уровне пятнадцатого этажа напротив нужной квартиры.

- Дядя Степа играет в шахматы, уже вторую партию.

- Что это значит?

- Это значит, что он уже более часа, как пришел домой, - ответил Сергеич, а затем указал рукой на окно, - Так что давай мне сонный газ и притрись кормой к окну, в котором в форточке пропеллер.

- Да вон он! Вышел на балкон, - вдруг сказал Николай-брюнет.

И точно, окно остекленного балкона открылось и показалось лицо благообразного старика, с аккуратной прической. Он раскрыл портсигар, вытащил сигарету и стал подкуривать. А я вызвал меню, открыл означенную папку и рассмотрел фотографии: да, никаких сомнений не было, этот дед был одним из фигурантов дела.

- О, и газ не нужен, - Сергеич вопросительно взглянул на помощников, - Сделаем и так?

- Запросто, - сказал русоволосый и обратился ко мне, - Командир, надо правым бортом подкатить к окну балкона и быстро распахнуть дверь. Так можно устроить?

- Не вопрос, только упритесь плечами в стенки салона слева и справа от двери, чтобы не вывалились. Готовы? - посмотрел, как они устроились и перевел флаер на ручное управление.

- Готовы, - ответил брюнет.

- Тогда поехали.

Борт флаера подогнал почти впритирку к перилам и немедленно отворил дверь. В последнюю секунду клиент шарахнулся назад, но был перехвачен руками обоих Николаев, и выдернут за перила. При этом, я отвалил на метр от стенки и выбрался из кресла.

- Вернись мысленно на восемнадцать лет назад, - сказал, внимательно глядя старику в глаза.

- Я не понимаю, - испугано прохрипел он и широко открыл рот.

- Привет тебе от полковника Львова.

После этих моих слов взгляд старика остекленел, но я не стал затягивать процесс и указал на дверь, а помощники тут же столкнули его вниз. Наверное, он умер от разрыва сердца на месте, так как за весь полет до момента столкновения с землей не издал ни звука.

Больше задерживаться причин не было, поэтому, захлопнул двери, указал бортовому компьютеру следующую точку координат и передал ему управление для автоматического пилотирования.

- Возьми, командир, - Николай-брюнет протянул мне золотой портсигар, - Подарок.

- Не курю я, оставь себе.

- Возьми, - поддержал Сергеевич, - Положи куда-нибудь, и пусть иногда попадается на глаза. И душу греет.

- Действительно, давайте, - взял тяжелый портсигар и повертел в руках, - Благодарю, ребята.

- Чего там, - сказал один и махнул рукой.

- Рады стараться, - сказал второй.

'Ребята' в возрасте под полтинник переглянулись, улыбнулись и уверенно расселись в мягкие кресла.

- Командир, на Москву идем? - тихо спросил Николай русоволосый. На этот раз он обращался к Сергеичу.

- Да, - кивнул тот.

- А сколько нам лететь?

Сергеич пожал плечами, но я ответил.

- Если не спеша, крейсерской скоростью, то часа полтора. Компьютер говорит, что на следующей точке должны быть в десять-тридцать.

- Нормально, - сказал тот и замолчал, но через минуту не выдержал, взмахнул рукой и спросил, - Командир, мы стали серьезными секретоносителями?

- Вы ими стали еще десять минут назад. И да, теперь вы в команде. Теперь вы и ваши семьи могут не переживать о своем будущем. Когда вернемся в Киев, отвезу вас к себе домой и покажу один фильм, и вам все станет ясно.

- Но вход рубль, а выход червонец? - спросил Николай-брюнет.

- Нет, Коля, не червонец, - на сей раз ответил Сергеич, - Никакого выхода не существует. Вы уже попали, но когда поймете, куда именно попали, то за место уцепитесь зубами и уходить не захотите ни за какие блага мира. Вы меня спрашивали, каким образом я помолодел на два десятка лет? Так вот, для вас и ваших жен это будет тоже доступно.

Душевный настрой каждого из них я воспринимал прекрасно. И самое главное, что в сумбуре бушующих эмоций, по отношению лично к себе не чувствовал совершенно никакого негатива.

Огни Москвы показались через один час двадцать минут, а над зданием очередного клиента флаер завис строго по графику. Сам дом, подъезды и подходы к нему взял под контроль заблаговременно, перенацелив видеокамеру космического шлюпа. Передал Сергеичу право пользователя, так тот игрался с увеличением изображения и даже отыскал своего пацана-агента.

Сергеич опять отстегнул от пояса 'Моторолу', снял с нее крышку и сменил SIM-карту. Позвонив и выяснив, что 'Дядя Степа играет в шахматы уже четвертую партию', отправил соглядатая домой. Сопроводив его взглядом до входа на станцию метро 'Шаболовская', он отвлекся от биомонитора и кивнул мне:

- Третий этаж, остекленная лоджия, окно приоткрыто.

- Вижу, - сказал ему и плавно снизился к указанному месту.

В это время Сергеич и оба Николая, не сговариваясь, стали обвязывать ботинки целлофановыми пакетами, затем, надели тонкие перчатки, вытащили бесшумные пистолеты Макарова, точно такие же, какие мы с Костей прошлым летом взяли у бандитов в качестве трофеев, и стали навинчивать глушители. Я последовал их примеру, после чего достал и распахнул большой полиэтиленовый мешок с гермошлемами от обучающего комплекса, оснащенными кислородными масками со встроенными баллончиками.

- Разобрали, - кивнул на мешок, - Для тех, кто не знает, показываю, как надо одевать.

В распахнутую дверь Сергеич шагнул первым. Аккуратно открыл окно, перелез через перила, надавил на головку капсулы с газом и зашвырнул ее в полуоткрытую форточку ярко освещенного, но зашторенного окна. Затем, эту самую форточку захватил пальцами и потянул к себе и таким образом прикрыл. В комнате кто-то разговаривал. Но буквально через две секунды голоса затихли, и послышалось падение тел. Подождав еще минуту, один из Николаев присел у окна, а второй ногами забрался ему на плечи, толкнул форточку и дотянулся до внутренних шпингалетов.

Одна из створок окна свободно открылась, и мы стали забираться в квартиру. Перед тем, как залезть самому, через биокомп отдал команду бортовому компьютеру зафиксировать нынешнюю координату и поднять флаер на сто метров вверх. Уж больно подозрительно выглядело смазанное темное пятно на фоне сияющих окон.

Квартира была большая, трехкомнатная, обставлена красивой мебелью и выглядела очень прилично. Далеко не каждый отставник, даже полковник, может похвастаться такой жилплощадью, тем более в столице, и не в чёрта на куличках, а рядом с Садовым Кольцом. На полу лежали два тела, женщина в ночной рубашке и мужчина в спортивном костюме. Он сильно постарел, но помню его хорошо, был такой улыбчивый дядька, все конфетами меня угощал.

В спальне была разостлана постель, а еще в одной комнате спал парень. Запахов мы не слышали но, судя по его внешнему виду и валявшимся под кроватью пивным бутылкам, был он в изрядном подпитии. Женщину оба Николая унесли в спальню, уложили в постель и укрыли одеялом.

Нашего клиента подхватили под руки, усадили в глубокое кресло, вытащили пистолет ТТ, разобрали у него на коленях и облапили узлы его руками, оставляя отпечатки пальцев. То же самое провернули и с патронами, переснарядив два магазина. При этом, один из них зарядили в пистолет, а второй положили в карман спортивных брюк. Затем, вложив оружие ему в руки, ствол сунули глубоко в рот и, отстранившись от возможных брызг, его же пальцем нажали курок.

Выстрел получился глухой, не громкий. И брызги были. Пуля прошла навылет через затылок, разбросав мозги вместе с кровью и, пробив заднюю спинку кресла, застряла в стене.

- Уходим, - сказал Сергеич и спрятал в карман использованную капсулу.

Квартиру мы покинули точно так же, как и вошли, не забыв закрыть окно на шпингалет. Вызвав флаер, быстро загрузились и отправились в военный городок Одинцово-10, где действовать придется очень аккуратно, его территория для посторонних закрыта до сих пор. Здесь находится штаб Ракетных войск стратегического назначения - РВСН и центральный командный пункт наземных стратегических ядерных сил армии Российской Федерации.

Самое паскудное, что заслать сюда соглядатая не было возможности, здесь даже на подъезде нельзя было находится, сразу привлечешь к себе внимание. Хорошо, что Сергеич каким-то образом разыскал своего давнего сослуживца и несколько дней гостил у него. При этом выяснил, что клиент действительно проживает по известному адресу и территорию городка покидает редко, после чего и сам убрался восвояси. Таким образом, нам пришлось работать на свой страх и риск.

Глубоко эшелонированную охраняемую зону городка мы пересекли свободно, без каких-либо проблем, электронная и визуальная маскировка не подвела. Было уже начало двенадцатого ночи, поэтому, большинство квартир жилого микрорайона погрузились в темноту, однако, некоторые окна все еще светились. Точно так же светилось окно в нужной нам однокомнатной квартире на пятом этаже пятиэтажного дома.

На улице погода была прекрасная, и сегодня здесь было гораздо теплее, чем в Киеве. По всей вероятности, именно по этой причине дверь крохотного балкона приоткрыли. А может быть потому, что в комнате накурено, хоть топор вешай, и из нее сейчас валили клубы табачного дыма. На окне, выходящем в сторону сквера, шторы совершенно отсутствовали, и оно было занавешено только простенькой тюлью. Склонившегося над столом высокого, крепкого мужика, который яростно дымил сигаретой и клеил модель какого-то самолета, было видно хорошо. Да, это был именно тот, кто нам нужен, кроме того, он жил один, а это упрощало дело.

- Не стреляй, я хочу его повесить, - сказал приготовившемуся на выход Николаю-брюнету, который вытащил и держал в руке ПБ Макарова.

- Ясно, сделаем, - ответил он, и когда я распахнул правую дверь флаера, как молодой гимнаст он перетек на балкон и не более, чем за две секунды оказался в комнате. Клиент даже не успел головы поднять, как был вырублен ребром ладони в шею.

Николай русоволосый в комнату не поспешил, а по-хозяйски вытащил нож с откидным лезвием и на балконе обрезал бельевые веревки. Связав их и изготовив петлю, подвинул под люстру стол и закинул на потолочный крюк.

- Выдержит, арматура толстая, - сказал, но тем не менее, с силой потянул веревку и всем телом провис на ней.

- Нормально, - согласился Николай русоволосый, взглянул на меня и кивнул на клиента, - Командир, слово ему говорить будешь?

- Да, - ответил я, после чего тот установил еще сверху стул. Затем, они вдвоем подхватили и закинули клиента на стол, после чего приподняли и усадили на стул. Пока один его поддерживал, второй надел на шею петлю, подтянул ее почти к самому потолку и зафиксировал на крючке. Когда они мягко спрыгнули на пол, Сергеич вытащил из кармана маленький пузырек с аммиаком, открыл его и сунул под нос старому палачу.

- А? Что? - завертел тот вытянутой кверху головой.

- Я сын полковника Львова, помнишь такого? - спросил, когда на мне остановился его помутневший взгляд, - Твои подельники-вешатели все уже ушли в загробный мир, и им без тебя там скучно.

- Я не хотел, - прошептал он, и его взгляд стал осмысленным, а рука ухватилась за веревку, - меня заставили, не убивай, пожалей!

- Нет, ваше ненасытное кодло испоганило жизнь моей семье. Так что ступай, - махнул рукой, после чего один Николай потащил на себя стол, а второй выдернул стул, и положил рядом с хрипящим и дергающимся в конвульсиях бывшим палачом. По его телу прошла судорога, вывалился язык, мышцы прямой кишки и мочеполовой системы расслабились, и по квартире распространилась ужасная вонь.

- Дело сделано, уходим, - сказал Сергеич, и мы убрались немедленно.

Поселок, где находилась вилла покойного командующего, был расположен в лесу и находился рядом, мы на полет затратили всего три минуты. Дома стояли большие и красивые, видать, проживающие здесь люди относились к весьма обеспеченной части общества.

- Вот этот, - Сергеич указал на один из них.

Я снизился, завис в полуметре над коньком крыши и нажал кнопку открытия задней двери. Помощники вскрыли канистры с зажигательной смесью, флаер медленно двинулся, и они стали обильно поливать черепицу. Затем, точно так же полили боковую и заднюю стены. Никто наших манипуляций не видел, поэтому, все прошло нормально.

- Поджигаем? - спросил брюнет.

- Пока нет, вон на полу салона в матерчатой перчатке лежат два старых подшипника, запустите их в окно на первом и на втором этаже. Надо людей разбудить.

Когда громко лопнули окна, посыпалось стекло, и в доме послышались голоса, кивнул:

- Теперь поджигай, нажитое неправедным путем да пойдет прахом.

Через минуту флаер стал на обратный курс, за его кормой полыхал яркий костер, который подогревал в моей душе сладкое чувство мести.






Глава 19


На производственном и личном фронте.





г. Киев, понедельник, 17.04.1995.


Производственные совещания в 'металлоломной' компании мы так и проводим по понедельникам в девять часов утра. В настоящее время руководит здесь Петрович, а я так, прихожу на людей посмотреть, да себя показать один раз в неделю, чтобы не забывали.

Нужно сказать, что рабочие процессы делания денег в компании давно отработаны, есть постоянные поставщики и беспроблемный в отношении оплаты получатель. Объемы наших поставок увеличились вдвое, заработную плату работники тоже получают приличную. Взять, например, Анечку. Ровно год назад это была замученная грузом безответственности бывшего непосредственного руководителя рабочая лошадка, обута в сбитые сапожки и одета в старенькую курточку. А сейчас ее не узнать, она полностью сменила имидж и выглядит как деловая офис-менеджер богатой зарубежной компании. И жениха нашла - наш инженер-технолог стекольного производства, такой себе парень неплохой. Татьяна, кстати, тоже расцвела, ну, а о ребятах-менеджерах и говорить нечего.

Генеральный директор Совместного Предприятия, наш будущий канцлер Иван Иванович, планерки тоже проводит только по понедельникам. Не считает необходимым ежедневно отрывать ИТР от исполнения служебных обязанностей, записанных в их должностных инструкциях, как это было при Союзе, а требует более оперативно решать вопросы в рабочем порядке. К нему все собираются на одиннадцать, так что сюда тоже успеваю и присаживаюсь в уголке за отдельным столиком. Да-да, не вмешиваюсь я в производственные процессы, вполне достаточно того, что они и так решаются.

За столом для совещаний кроме Ивана Ивановича сидели только три человека из числа посвященных, это наш контрразведчик Сергей Сергеич, ныне начальник отдела кадров, Валера - главный механик, а так же, морской пехотинец Петро, исполняющий обязанности начальника охраны компании. Все остальные начальники служб и цехов, люди новые, но специалисты уже готовые, которые пришли к нам в течение полугода из других, обанкроченных хитроумными комсомольцами предприятий.

В связи с повальной безработицей, желающих к нам устроиться было много, по отдельным специальностям от восьми до семнадцати человек на место. Зарплату мы декларировали высокую, но и требования так же выдвигали довольно серьезные. Кроме того, в анкете были вопросы: 'Готовы ли вы заключить контракт, сроком не менее десяти лет, для работы по специальности на Соломоновых Островах? При этом зарплата для каждой категории работников среднеевропейская; жильем со всеми удобствами, на которое распространяется (при желании) право выкупа, компания обеспечивает', 'При положительном ответе на предыдущий вопрос, перечислите членов семьи, с которыми готовы переехать. Указать их имя, дату рождения и специальность (для взрослых)'.

Таким образом, на сегодняшний день мы заполнили стартовый штат специалистов полностью. Из инженерно-технических работников взяли двух инженеров-механиков, восьмерых инженеров-технологов по разным техническим направлениям и опытом работы пять лет, а также, десятерых старших производственных мастеров. Никаких других административно-управленческих работников не нанимали, решили воспитывать и растить их из того контингента, который уже есть.

Профессиональных рабочих тоже наняли немного, всего шестьдесят семь человек. Были здесь оператор-оцинковщик и прокатчик профнастила; деревообработчики и плотники; прессовщики фанеры и ДСП, формовщики фарфора, полиэтилена и пластмасс; стеклодув-универсал, операторы и наладчики линий стекольного производства; восемь литейщиков-металлургов, наладчик прессового оборудования и два кузнеца; десять слесарей-ремонтников, два инструментальщика, один лекальщик, заточник и восемь станочников.

Слушая отчеты специалистов, понимаю, что за прошедший с момента моего первого космического путешествия год, работы было сделано очень много. Иван Иванович оказался настоящей находкой, именно он взвалил на свои плечи самый важный промышленно-технический груз. С момента нашего знакомства, смог не единожды убедиться в твердости его характера, аналитическом складе ума, возможности быстро ориентироваться в создавшейся ситуации и оперативно ее разрешать.

Деревообрабатывающее производство вместе с линиями прессования фанеры и ДСП, запустили самым первым, и оно сейчас успешно функционирует. Другое дело, что строительная индустрия остановилась по всей стране, и наши мощности используются едва ли на четверть. Та же история и с оцинкованным профнастилом. Участки цинкования и лужения, а так же прокатки мы запустили, но берут его мало, поэтому, работаем только под заказ.

Стеклянное производство действует с декабря месяца. Листовое стекло пошло сразу хорошо, а для изготовления стеклотары, по большому счету, надо бы иметь линий двенадцать, под каждый вид бутылки и банки. Но это получится целый завод, который нам ни материально, ни физически не потянуть, поэтому, оборудование приходится постоянно переналаживать. Изготавливаем полулитровые, полутора и трехлитровые банки под широкую винтовую горловину, а так же литровые, пяти и десятилитровые бутили под узкую винтовую горловину. Оборудование для штамповки-формовки крышек и уплотнителей, у нас тоже есть. Правда, для доставки кварцевого песка и извести пришлось купить пять КАМАЗов-самосвалов с прицепами, но ничего, они нам и на Леоне пригодятся.

Кстати, Иван Иванович говорит, что машин у нас мало, так как нужно еще возить инертные материалы для цеха по формовке фарфора. Итальянцы оборудование смонтировали, людей обучили, опытные образцы посуды, умывальников и унитазов изготовили, и на этом дело стало.

Не все хорошо получается с нашей химической промышленностью.

Нет, линию пластмасс, производство полиэтиленовой тары и пленки запустили, и все работает прекрасно. Мало того, полуторалитровые пластиковые бутылки 'Третий городской пивзавод' забирает прямо с конвейера, а на пленку и пластмассовые изделия у нас появилось двенадцать оптовых покупателей. Но все это на привозном сырье, а с изготовлением собственного сырья дело совсем стало.

Заказанный нами небольшой комплекс каталитического крекинга, перегонки и переработки сырой нефти вместе с линией поляризации пластика и грануляции сырья, австрийские монтажники и наладчики установили, обучили персонал и запустили за неделю до католического рождества, чему особенно радовались. Мы даже успели пять железнодорожных цистерн нефти получить и переработать.

Вот тут-то и началась бандитско-государственая свистопляска. Дело в том, что побочным продуктом переработки нефти, в нашем случае, как и на любом НПЗ, является керосин, дизельное топливо и высокооктановый бензин. Контролирующие органы, получив приличные взятки, акты ввода в эксплуатацию подписали, и производство разрешили, но данная информация стала известна широкому кругу заинтересованных лиц.

Сначала под ручку с нашим зампредседателя исполкома заглянул дедок, как потом выяснилось, юрист крупной компании 'Бензин-Дизель' и связанной с ними ОПГ (организованной преступной группировки). Он порекомендовал заморозить наши телодвижения, иначе можем получить массу различных проблем и головной боли, вплоть до того, что нечем даже будет ощущать эту самую боль. И никого мы не обманем, говорил дедок, мол, это никакое не побочное производство, а самое настоящее прямое, которое существует на любом НПЗ. Потом и наш смотрящий Вовка Седой заслал ходока и забил стрелку, где дал понять, что он не против еще более значительного отчисления в общак, но там, где начинаются интересы компании 'Бензин-Дизель', заканчиваются его возможности.

Поставки сырой нефти резко прекратились, мы не смогли закупить ни одной цистерны, а по территории комбината забегали пожарники, санитары и эпидемиологи. Опечатали даже линию поляризации, которая работала на газе.

С нашими нынешними силами и возможностями мы бы могли вступить в бой и победить. Сергеич с помощью своего биокомпа даже детальный план разработал, где компания 'Бензин-Дизель' нами поглощалась однозначно, ОПГ противника ликвидировалась под корень, а вместо нее на первый план выходила группировка, основу которой составила бы команда Петра и его черноморцев. Данный план мы с Иваном Ивановичем проанализировали уже с помощью своих биокомпов и, с некоторыми дополнениями, сочли в коротко-срочной перспективе вполне реальным. Мало того, средства позволяли к следующим выборам протоптать прямой путь в Верховную Раду, а далее и в высшие эшелоны власти. Однако, заниматься этим некогда, и нам оно не надо, у нас совершенно другие цели, поэтому, продемонстрировав покаяние, демонтировали хим. оборудование и стали готовить его к транспортировке, теперь работать оно будет совсем в другом месте. Впрочем, к ноябрю месяцу свою активность мы должны свернуть полностью и в течение месяца подготовиться к убытию. На сегодняшнем производственном совещании Валера докладывал именно по этому вопросу.

Следующая тема, которую поднял Иван Иванович, была тоже интересной. У нас три выпускника интерната работают снабженцами и живут в общежитии в одной комнате. С двенадцати ночи до трех утра у них по графику отключают свет и вот, я как-то увидел, что один из них тащит керосиновую лампу. Тогда-то и обязал ребят скупить на Куреневской барахолке лампы, примусы, ручные мясорубки и кофемолки, часы-ходики, ручные и ножные швейные машинки и поручил Валере отработать технологию их изготовления. Был уверен, что на внутренних рынках моей империи эти вещи ближайшие двадцать-двадцать пять лет будут пользоваться колоссальным спросом. Иван Иванович дело взял под личный контроль и теперь спрашивал с Валеры по полной программе.

Для посторонних наши действия представлялись, как подготовка выпуска товаров народного потребления для островных аборигенов Океании.

По вопросам легкой промышленности, которой заведовала Марья Ивановна, никогда никаких планерок не проводилось. Если нужно было согласовать какой-то серьезный вопрос, находящийся исключительно в моей компетенции, она тот час связывалась через нашу сеть. Во всех остальных случаях вопросы решала единолично. Насколько мне известно, именно сейчас она была занята отладкой ткацкого производства и уже начавшейся работой обувного цеха. И если ткацкое дело - это ее стихия, то кроссовки-ботинки-сапоги, я на нее навесил в нагрузку.

В Афины, а затем в греческий портовый город Пирей за текстильным оборудованием мы ездили вместе. Шесть дней подряд она меня таскала по заводам но, должен сказать, что выкупили высокотехнологичное оборудование, от которого Марь Ивановна была просто в восторге.

Однако, чтобы служба не казалась медом, решил догрузить ее функциональные обязанности и сапожными заботами. Таким образом, из Афин отправились в Милан, где закупили полный комплект обувного оборудования. Взяли даже линию изготовления резиновых сапог. Вспомнив ее инициативу о всяких унитазах и умывальниках, разыскали и купили комплекс для формовки и изготовления фарфоровых изделий.

На решение деловых вопросов потратили неделю, но выбраться домой не могли еще целых четыре дня. Застряла Марь Ивановна в магазинах, откуда вытащить ее было очень сложно, заставил прекратить шопинг только страх, что с такими как у нее огромными баулами нас не пустят ни в один самолет.

Нужно сказать, с взятыми на себя обязательствами она справляется неплохо. К июню месяцу обещает выдать первые образцы тканей, а литыми кроссовками и зимними кожаными ботинками, после запуска линии поляризации пластика и полипропилена, уже торгуют на рынках Киева и больших оптовых рынках Одессы и Хмельницка. Сейчас производят переналадку на летние туфли и босоножки. Кстати, красивые резиновые сапоги в производство тоже запустили и, на удивление, спросом они пользуются сумасшедшим. Опять же, собственное сырье кончается, придется переходить на привозное.

Заказ и закупка коробок для обуви, натолкнула на мысль о производстве бумаги и разноцветной печати. В будущем, к сожалению, такое понятие как ручное письмо или печатный текст на бумаге канет в 'Лету', однако, на Леоне без этого еще долго не обойтись. Если реклама - двигатель прогресса, то что такое пиар? А давайте перед началом войны выбросим в города на материке 'Краб' миллион красочных открыток, рекламирующих красивую и благополучную жизнь подданных, где Новый Великий Император добродушно общается с хорошо одетыми и сытыми воинами, крестьянами-арендаторами или угощает конфетами их детей? Что будет? Да абсолютное большинство из них даже клочка серой бумажки никогда в жизни не держали, а здесь целая красочная открытка. Так я больше, чем уверен, что в данном случае миллион таких рекламок, подтвержденных многочисленными слухами, сохранит десять миллионов жизней и сэкономит сто миллионов патронов.

Валера, изучив вопрос производства бумаги, соответствующее оборудование изготовил в нашем ремонтном цеху самостоятельно. При его же непосредственном участии и руководстве, бригада интернатовских пацанов выпустила три небольших партии разных видов бумаги, в том числе картон, типа ватмана и белую глянцевую. Может она и не совсем глянцевая, но принтер печатает хорошо.

Для массовых изданий печатной продукции решили заказать две полиграфические машины фирмы 'Ксерокс', а так же десять комплектов расходников. Думаю, на два десятка лет нам их хватит, а если чего не хватит или что-то испортится, то на этот случай у нас есть оборудование высокотехнологической лаборатории галактической цивилизации. Так что без проблем скопируем что угодно.

Женя, Валеркина супруга, тоже где-то чего-то начиталась и, выслушав мои пожелания об организации швейного производства, скомандовала произвести закупку комплектов лекал, дорогущих промышленных оверлоков и швейных машин вместе со столами в какого-то французского изготовителя. Я в этом ничего не понимаю, поэтому, спорить не стал и деньги оплатил.

Прозрел, только когда из Вены позвонила сестра и обратила внимание, что на расчетном счету осталось всего один миллион двести восемьдесят тысяч долларов. Это есть не хорошо, даже несмотря на обещание Алексея подкинуть пару миллионов в случае острой необходимости. Но звонок прозвенел и режим экономии надо включать, поэтому, немедленно созвал онлайн-конференцию всех посвященных и предупредил, что больше никто не получит ни цента, отныне все обязаны не брать, а отдавать. Оставшиеся деньги должны уйти исключительно на организацию сельского хозяйства и закупку большой партии медицинских препаратов.

Конечно, когда появится галактическая сельхозтехника, никаких современных земных тракторов и комбайнов не понадобиться. Они сразу же высвободят руки десятков миллионов землепашцев, между тем, до этого дня еще дожить надо. Да и война на носу и в случае ранения без быстродействующих анальгетиков и антибиотиков, любые биороботы будут бессильны. Мы их производство в будущем и сами наладим, но опять же, на все нужно время.

Когда сказал то, что хотел, и онлайн-конференция завершилась, идентификатор Розы так и продолжал гореть.

- Дорогая, как там Африка?

- Кака была, кака есть. Жара и мухи.

- Ясно. Ты что-то хотела, Розочка?

- Да, дорогой. Ты за деньги не переживай, скидываю тебе номер счета и пароль пользователя в известном тебе швейцарском банке, там те четыре миллиона, что были оплачены за оружие.

- Нифигасе! Случилось чудо?! Жадная на деньги Роза, когда-то отказавшая нам с Аликом в поганой троячке, которой не хватало на херес, чтобы девчонок угостить да покувыркаться, сейчас просто так, даром, безвозмездно отдает четыре лимона баксов?!

- Я не жадная, а экономная. И не паясничай, ну скажи на милость, зачем они мне сегодня нужны? И за медпрепараты не беспокойся, я их на себя беру.

- Нет слов, благодарю, дорогая.

- Пользуйся на здоровье.

Отлично! Седьмого марта, когда в тепличном хозяйстве Ботанического сада брал цветы для всех наших девчонок, то консультировался с бывшим преподавателем сельхозинститута, который на протяжении трех лет был успешным фермером, затем, хорошо разработанную и подготовленную землицу нехорошие люди у него изъяли и обанкротили. Но суть дела не в этом, он тогда приблизительно прикидывал комплектацию и стоимость хорошей немецкой техники.

Разыскав в биокомпе тот памятный разговор, прокрутил его и выяснил, что для выполнения сельскохозяйственных работ и получения приличных результатов нужен был трактор с набором навесного оборудования для земледелия, комплект разных сеялок, зерноуборочный, кукурузоуборочный комбайны и комбайн для корнеплодов (картофеля, свеклы, морковки) и еще что-то. Я в этом совершенно ничего не понимаю, но он настаивал именно на немецкой технике, мол, трактора землю не давят, а у комбайнов нет потерь зерна. Все это стоило около одного миллиона семисот тысяч дойчмарок, или миллион американских долларов. Таким образом, на четыре комплекта сельхозтехники плюс автотранспорт и семена, деньги есть. Да, пора этого азартного фермера опять навестить и пообщаться более конструктивно.

Ну вот, к какому делу не повернись, везде нужны знающие кадры, и как бы мы не старались на переселение отбирать холостяков без довеска, но хорошие специалисты, как правило, люди степенные и семейные. Так что с учетом девяти Костиных строителей, считай, триста две капсулы уже забронировано. А там и фермеры подойдут...




г. Киев, суббота, 22.04.1995.


- С днем рождения! - мягко хлопнули густые ресницы, распахнув огромные зеленые глазищи.

Света, одетая в белый костюм и подпоясанная красным поясом бойца тхэквондо, протянула богатый букет темно-красных длинноногих роз и смущенно улыбнулась, при этом ее симпатичная родинка забавно спряталась в ямке на щеке. Рядом раздались аплодисменты собравшихся на тренировку Петровых десантников-черноморцев, ныне работающих в охране нашей компании. Сегодня с самого утра в моей сети с поздравлениями отметились все посвященные, а девочка даже цветы купила. Я принял букет, склонился и поцеловал ее в щечку.

Боже мой, какой красавицей ты стала!

С тех пор, как она по моей просьбе попала в тренировочный лагерь Дяди Федора, встречались мы крайне редко, один-два раза в месяц. И то мимоходом. За те полгода она сильно изменилась, отрешенно приступила к изнурительными тренировкам и боевой подготовке, которой с ней занимались все офицеры понемногу, но особенно Демон и Яша Якут. Она серьезно подтянула свои возможности рукопашного бойца, научилась управлять автомашиной и БТР, изучила матчасть стрелкового оружия, а из пистолета и автомата цель поражала быстро и точно. Конечно, до уровня кадрового прапорщика или офицера ГРУ ей было очень далеко, но уважение старых кадров заслужила.

Нужно сказать, что довольно сильное влияние на нее оказала Роза, которая изначально взяла над ней шефство и забрала жить в собственный кубрик. Мало того, истребовала с меня одноразовую стипендию для учащейся в размере трех тысяч долларов. Не знаю, чему она ее учила, но у Светы полностью поменялся гардероб, а много-много позже выяснил, что именно Роза научила правильно подбирать по фигуре белье, ходить на высоких каблуках, носить обычное женское платье и пользоваться набором разных вилок и ножей. Она таскала ее в театр, оперу, на концерты и один-два раза в месяц посещали ресторан. Обычно их ангажировали кто-то из наших офицеров, а Дядю Федора и меня смогли вытащить в ресторан только однажды.

Тогда-то впервые увидел Светлану на высоких каблуках, в темно-синем вечернем, слегка декольтированном платье, с боковым разрезом и широким вырезом на спине, с красиво уложенной прической и едва заметным макияжем. И завораживающим запахом парфюма. Мое сердце сбилось с ритма и яростно затрепетало, а подогретую ее эмоциями душу затопило непонятное состояние. Должен признаться, что подобного не ощущал еще никогда в жизни.

Я купался в ее чувствах, неудержимо возбуждавших плотское желание, которое не оставляло меня весь вечер, до самого момента расставания. Но, скрепя сердце взял себя в руки и решил никого не обманывать, а девочку в первую очередь, ибо обстоятельства моей личной жизни будут складываться таким образом, что счастливой ее вряд ли сделаю. Поэтому-то, глубоко упрятав в подсознание ее образ и подавив непонятные душевные волнения, при последующих встречах старался держаться прохладно и на дистанции.

Иногда вспоминалась Ольга, все-таки нас связывали многолетние довольно близкие отношения. Но, откровенно говоря, никогда не чувствовал по отношению к ней того душевного состояния, которое совсем недавно ощутил рядом со Светой.

Воздержаться от неудержимого влечения к этой девочке очень сильно помогло знакомство с Улей. Вот с ней мне было вполне комфортно, за все время знакомства она ни разу не заявила права на мою внутреннюю свободу. Очень умной женщиной оказалась и знала, как меня можно подольше возле себя удержать. Дала прямо понять, что существующие отношения ее вполне устраивают, и на что-то большее совершенно не претендует. Две недели назад я затащил ее в свой загородный дом, на ночь усыпил и уложил в капсулу. Алексей говорил, что в данном случае никакого постороннего вмешательства не нужно, все ее женские проблемы биороботы устранят самостоятельно. Так оно и получилось, но об этом я узнал гораздо позже.

А теперь Света снова стоит передо мной. Точно так, как сейчас, первый и единственный раз поцеловал ее немногим больше года назад, на восьмое марта. Снова услышав вместе с запахом роз неповторимый запах ее тела, горячий поток чувств взбунтовался и растопил лед подсознания, и опять сердце сбилось с ритма.

Как мне спрятаться от тебя, Света? И стоит ли? Впрочем, мне кажется, что прячусь я от самого себя.

Перед Новым годом, по моей рекомендации Сергеич ее пригласил на собеседование и предложил эту работу. К тому времени учебку свернули, а Роза и военные инструктора вместе с молодыми неграми-курсантами, кандидатами на офицерские должности, загрузились в Одессе на пароход и отправились в Африку.

Раньше этот спортивный зал был актовым, это уже под руководством Светы его отремонтировали и привели в порядок. Она же организовала закупку необходимых тренажеров и снарядов. Сначала сомневался, стоит ли вкладывать деньги в помещение, которое нам нужно всего лишь на год, но потом подумал, что и охранникам нужно постоянно поддерживать форму, и контингенту Сергеича, да и Света хотела по боевому самбо тренировать собственную группу, ее-то в учебке за полгода здорово натаскали. Так что польза дела превышала любые затраты.

Присутствующие подходили ко мне, поздравляли с днем рождения, уважительно пожимали руки. После космического путешествия в моем загородном доме от гостей не протолкнуться, например, Иван Иванович и Тамара Георгиевна вообще жили четыре месяца, а все обучающие комплексы функционируют круглосуточно до сегодняшнего дня. Правда, в последнее время субботу и воскресенье сделали для меня выходным днем. Да, именно мне приходится обеспечивать программное обеспечение учебного процесса. И если, скажем, Иван Иванович изучает университетский курс Содружества по организации управления хозяйственными и производственными процессами, а Тамара Георгиевна финансы и банковское дело, то Петро в первую очередь изучил комплекс боевых искусств.

Тогда еще спортзала не было, и спарринги мы проводили в старом пустом цеху, при этом черноморцы были очевидцами сего действа и видели, как не единожды валял их командира. Сейчас он сильнее меня, но благодаря псионическим способностям, мне удается держаться на равных и не проигрывать, просто я предвижу все его комбинации и движения. Так что для присутствующих мой авторитет неоспорим далеко не только потому, что являюсь номинальным хозяином этого предприятия.

- Ну, пойду переодеваться, - сказал Светлане.

- Угу, - кивнула она и мягкой кошачьей походкой направилась в конец зала к небольшому письменному столу, а я уже собравшись идти в сторону раздевалки, опять повернулся к ней.

- Света, постой-ка, а когда у тебя день рождения?

- У меня? - она остановилась и замерла на месте, не поворачиваясь ко мне лицом, а когда подошел к ней, тихо ответила, - Тоже сегодня.

- Не может быть! А почему я об этом ничего не знаю?

- Наверное потому, что это тебе не интересно, - она коротко пожала плечами.

- Светочка, - взял ее под руку и повел к столу, - Прости старого охламона. Виноват, исправлюсь!

- Хм, какой же ты старый? Тебе исполнилось всего лишь двадцать девять лет, - она грустно улыбнулась, - А мне уже восемнадцать.

- Тогда разреши исправить сие недоразумение и пригласить на ужин.

- К тебе домой? - взглянула искоса.

- Можно и домой, но я бы предпочел ресторан. А давай сразу после тренировки беги к себе в комнату и надевай соответствующий наряд, до вечера еще погуляем где-нибудь. Хорошо?

- Хорошо, - в ее глазах заиграли яркие искорки, а на лице появилась улыбка, от которой ямки на щечках стали еще более глубокими, а на меня обрушился вал многогранных эмоций, в которых преобладающим было чувство безмерного счастья.

- Кстати, домой мы все равно заедем, мне же переодеться надо?

- Да!

- Тогда возьми эти цветы и поставь в воду, - повернулся к залу и громко позвал начавших разминку черноморцев, - Ребята! А ведь у Светы сегодня тоже день рождения!

- Как? Ого! Молодца! Чего ж не сказала? - они стали подходить с поздравлениями.

- Но-но! Не затискайте мне девочку!

- Ха! - ответил один из них, - Она сама затискает кого хочешь, настоящий боец!

Да, было дело, за ней пытался приударить один молодой охранник, но то ли ему кто-то что-то сказал, то ли она сама его отшила, но с тех пор ухажеры вокруг нее больше не крутились. А парень, к сожалению, уволился, он такой неплохой был, мне нравился.

Собираться для похода в ресторан Света сбежала задолго до окончания тренировки ребят, попросив одного из них по уходу отключить рубильник и захлопнуть дверь.

- Я живу на третьем этаже, триста вторая комната, - сказала мне перед тем, как убежать.

Моя сегодняшняя тренировка тоже что-то не заладилась, никаких серьезных нагрузок, никаких спаррингов, но отчаянно крутил педали велотренажера, дав девочке целый час на сборы. Потом быстро забрался под душ, смыл пот и переоделся. Затем, с мобильного телефона позвонил в ресторан 'Березка', где меня все знали, и заказал столик, после чего поспешил на розыски этой самой комнаты.

Общежитие и столовую для своих работников мы организовали здесь же, в пустующем крыле административно-бытового корпуса комбината. Конечно, никто бы в промышленной зоне с жильем развернуться не дал, но нам того и не надо, годик и все. Серьезный ремонт не делали, просто, в коридоре и комнатах побелили стены и потолки. Серые, советского цвета панели сменили на более веселый цвет - салатовый, а деревянные полы выкрасили красной масляной краской. Сделали дешево и сердито, а главное, изгнали насекомых и захоронили всевозможные бактериофаги. В каждую из двадцати восьми комнат поставили один стол, два стульчика, две кровати, два узких шкафчика, а там, где жили зарубежные наладчики, еще и по телевизору 'Электрон'. Единственное неудобство это то, что два душа и два туалета были общими. Зато постели меняли постоянно и людей кормили отлично, что отметили даже иностранные рабочие. Теперь эту старую повариху тетю Валю от себя никогда никуда не отпущу.

А вот и триста вторая комната, в которой до Нового года жили австрийские наладчики. Постучав в дверь и, дождавшись приглашения, вошел. Света успела сделать прическу, нанести легкий макияж, но сидела в том же белом костюме бойца тхэквондо, только красный пояс висел на перилах кровати, но выражение лица ее было кислым, глаза грустными, а душа источала безмерно расстроенные чувства.

- Что случилось?

- Да вот, - она указала на кровать напротив, где были разложены какие-то платья, - Не знаю, какое надеть.

- Тьфу! Ты меня перепугала, да надевай то, которое на тебя смотрит!

- А вот я и не знаю, какое из них на меня смотрит.

- Одевай синее, ты в нем классно выглядишь.

- Ага, - она забавно поморщила носик, - Но ты еще не видел розовое, и черно-красное.

- Ничего страшного, эти ты оденешь в следующий раз.

- А следующий раз... будет? - тихо и недоверчиво спросила она.

- Будет, не сомневайся.

- Витя! - она вскочила, стремительно кинулась мне на шею и наши губы встретились.

Какие вкусные губы! Какой от нее пьянящий запах!

- Как сильно я люблю тебя! - прервав поцелуй и шумно вздохнув, сказала она.

- И я тебя люблю, - наконец, признался ей.

Мое ество восстало и возжаждало. Почувствовав, как растаяла ее душа, а тело стало податливым, ужасно захотелось немедленно взять то, что давно уже мне принадлежит... Но нет, если это случится, то не здесь и не сейчас. С усилием, отстранив от себя потерявшую голову, любящую и любимую девочку, тяжело вздохнул:

- Нет, не здесь и не сейчас.

Раскрасневшаяся Света постояла еще с минуту, уцепившись в меня руками, затем, отошла и бессильно уселась на кровать.

- Меня не держат ноги, и кружится голова, - прошептала она, - И во рту сухо. Я, наверное, сошла с ума.

- Я, наверное, тоже, - согласился с ней.

Постаравшись успокоиться, чтобы внешне небыли заметны мои треволнения в чем, правда, не очень преуспел, схватил со стола пустой графин и пошел на общую кухню. Здесь встретил массу удивленных лиц, со всеми людьми поздоровался, и воду набрал прямо из крана. Да, еще десять минут назад проходил мимо и никого не видел, а сейчас возвращался в комнату, сопровождаемый взглядами, полными любопытства. Воду налил в стакан, отпил сам и подал Светлане.

- Немного хлоркой отдает, но пить можно.

Чтобы прийти в себя понадобилось минут пятнадцать и, в конце концов, определились с ее одежками. Решили, что обует кроссовки, наденет джинсы, свитер и весеннее пальто, которое они купили вместе с Розой, в таком виде и будем по городу бродить. А платье, чулки и туфли положили в пакет, перед тем, как идти в ресторан, заедем домой и переоденемся. Кстати, облачалась в белье, соответствующее вечернему платью абсолютно бесстыдно, даже не обратила внимания, смотрю на нее или нет. Но я не смотрел, не может нормальный мужчина на такую совершенную обнаженную натуру смотреть безразлично.

- Ну, пошли, соблазнительница ты моя, - взял ее за руку и захватил пакет с одеждой.

- Я уже много лет знаю, что я только твоя и больше ничья, и стесняться тебя мне нечего, - мы вышли в коридор, и под взглядами окружающих она крепче сжала руку и теснее прижалась к моему плечу.

Проследовав на стоянку, мы сели в 'восьмерку' и тронулись на выезд с территории комбината, затем, миновали промзону и свернули в сторону центра. Некоторые давние знакомые частенько прикалываются над моей машинкой и говорят, мол, они бы на моем месте уже давно пересели бы на шестисотый Мерседес. На что с умным видом отвечаю: 'Пока нет возможности, но в следующем году немного раскручусь и обязательно куплю'. Ну, не говорить же, что он мне и нафик не нужен.

Машину поставил на улице Прорезной, во дворе своего бывшего дома. Охранник дядя Коля открыл ворота без разговоров.

- Через пару часов заберу, - сказал ему.

- Да хоть через пару дней, хто тебе тут, Витька шо скажет, - сказал он, с интересом посматривая на Свету, затем, стукнул себя ладонью по лбу, - А твой друг-экстрасенс куда-то с семьей срулил, знаешь ли?

- Знаю, вроде к теще поехали.

- А, так ты не к нему?

- Нет, пойдем по Крещатику прошвырнемся, на людей посмотрим и себя покажем.

- Ага, ага, - он на нос надел очки и еще раз взглянул на Свету, - Гарна дивчина, есть шо показать.

При этих словах моя девочка смущенно улыбнулась, а я поцеловал ее в щечку и потащил в калитку.

Как только вышли на улицу, первое что сделали, так это посетили мою любимую кафешку. Кофе здесь, конечно, не венский, но все равно, Ашот его чудно варит. Сидели там недолго, не более получаса. За это время связался с Алексеем и перебросился короткими сообщениями. В самом деле, он вместе с семьей на собственном флаере улетел отдыхать на один из островов Мальдивского архипелага. Флаер прятали на вершине какой-то горы, спокойно устраивались в отеле и проводили время в свое удовольствие. Приглашал и меня, но с этим обучением посвященных компаньонов мне было действительно некогда.

Насладившись кофе, вышли на улицу и завернули на Крещатик. Погода стояла отличная, глядишь, скоро каштаны зацветут. Народу бродило на удивление много, и не только потому, что сегодня выходной день, оказывается, не только у нас день рождения.

У памятника вождю пролетариата собрались две противоборствующие толпы. Коммунисты праздновали сто двадцать пятую годовщину со дня рождения своего великого фюрера, а националисты им высказывали свое 'Фэ', провоцируя дядек с красными бантами на мордобитие.

Этот спектакль нас не заинтересовал, поэтому, мы двинулись в сторону главной площади страны - Майдана Незалежности (Площади Независимости). Однако и здесь собрался немалый митинг, где одни новоявленные демократы хаяли других, требуя немедленно оных от корыта отстранить, а поставить их, таких белых и пушистых вегетарианцев.

Благодаря полученным пси-способностям, цену этой говорильни знал прекрасно, а кричащих с трибуны болтунов видел насквозь. На простой люд с зомбированными сплошной несправедливостью мозгами они плевать хотят и иначе, как электоратом не обзывают, а собрали их сейчас в толпу, дабы в будущем использовать обыкновенно, как презерватив.

- Слушая этого безответственного крикуна, - начал говорить и кивнул на разглагольствующего демократа с 'матюгальником' в руках, но Света перебила.

- А он правда безответственный крикун?

- Абсолютная правда, скоро ты сама во всем убедишься. Так вот, слушая этого, с позволения сказать друга народа, мне вспоминается профессор Преображенский Филипп Филиппович, который попытался перевернуть представление о мире, сделал сложную хирургическую операцию, и создал из собаки человека. Но увидев, какая человекоподобная мразь из этого получилась, ужаснулся и принял решение сделать обратную операцию, вернуть к жизни собаку. Вот и я ужаснулся, постигнув, что большинство этих демократов, не зависимо от окраски, распинаются не в интересах народа, а исключительно в угоду кучки противоборствующих олигархических кланов. Не о той тетке они думают, которая смотрит на выступающего, как на икону, а о том, чтобы получить право растащить еще не растащенное государственное имущество. Сейчас они всеми силами пытаются приватизировать фабрики и заводы, нефтяные и газовые месторождения. А тот, кто оседлает идущую из России газовую трубу, тот вообще будет в шоколаде, а для этого нужно пробиться к власти. Понимаешь?

- Не знаю, - передернула она плечами, - Но ты говоришь, и этого для меня достаточно, я тебе верю. А кто это такой, профессор Преображенский?

- А это, милая моя, главный герой книги Булгакова 'Собачье сердце'.

- Не изучали, - сказала она.

- Да, в школе не изучали, но поверь, это великий писатель. Кстати! А давай-ка проведаем его дом, где он жил и творил?

- Давай! - Света решительно махнула рукой и приобняв ее за талию, повел к Андреевскому спуску.

Эта улица была сродни московскому Арбату. Точно так же здесь тусовались различные творческие личности: поэты, писатели, художники, музыканты. Здесь же можно было купить чью-нибудь мазню или вполне приличное произведение. При желании можно было заказать собственный портрет, который тут же, не отходя от кассы, за час-полтора напишут акварелью или маслом, а карандашом, так вообще за пару минут. Здесь же на многочисленных лотках продавались самые разные поделки из пластмассы, дерева, металла, стекла и полудрагоценных камней.

Людей было не протолкнуться, и особенно много иностранцев, падких на интересные и дешевые, с их точки зрения, сувениры. Например, для выходцев из стран загнивающего капитализма самым большим шиком было приобрести вещь с атрибутикой 'Империи Зла'. Красные флаги с серпом и молотом, и солдатские шапки-ушанки со звездочкой или кокардой шли просто нарасхват.

К сожалению, в изумительный Булгаковский домик номер тринадцать, где навсегда поселились тени его героев, попасть не удалось, там велись какие-то ремонтные работы. Но ничего, мы все равно весело провели время и возвращались к машине с нарисованными графитом нашими портретами, слегка уставшие, но довольные.

- Мне еще никогда в жизни не было так хорошо, как сегодня, - задумчиво сказала Света, когда мы заезжали на стоянку у Святошинского гастронома.

- Еще не вечер, - ответил ей многообещающе.

Что мне нравилось в этой молоденькой девушке, так это то, что даже в незнакомой обстановке она не пугалась и не терялась. Впервые попав в мою квартиру, она вела себя совершенно естественно и по-хозяйски, с интересом заглянула во все углы, быстро выяснила, где находится кухня, ванна и туалет, села на кровать и пару раз подпрыгнула, затем, побежала приводить себя в порядок. Но когда переоделась в вечернее платье, преобразилась буквально на глазах, куда делась шебутная и резкая девчонка. Вышколенные Розой, ее повадки ничем не отличались от аристократичных повадок той же Ольги.

Когда мы зашли в ресторан, она не плюхнулась за стол, пока сопровождавший метрдотель не подвинул кресло. Да и села на половинку сиденья, весь вечер спину держала ровно и ни разу не облокотилась. За столом держала себя правильно, столовыми приборами пользоваться умела. Движения ее были степенны и плавны, даже танцевала, как настоящая леди. И все это без малейшего напряжения, легко и свободно. В общем, молодец, Роза.

- Светочка, ты настоящая леди, - сказал ей, сопровождая на танцплощадку.

- Правда, да? - спросила она и впервые за вечер смутилась, - Роза сказала, что у тебя такая серьезная наследственность и я всегда должна соответствовать... Ну, я и стараюсь.

- Послушай, казачка, мне твоя наследственность тоже нравится.

Вечер прошел изумительно. Когда мы вытаптывали медленный танец, а я своими руками держал ее руку и поддерживал за талию, моя душа трепетала, а сердце билось как сумасшедшее. Точно так себя чувствовал лишь однажды, когда в девятом классе у меня впервые случился сексуальный опыт. Вот и сейчас, ощущения и состояние, как у мальчишки.

Приезжали в ресторан и уезжали домой на 'моторе'.

- Поселок Заречный, - назвал таксисту адрес, усаживаясь со Светой на заднее сидение.

- А мы что, не домой, а еще куда-то едем? - спросила она.

- Едем ко мне домой, только дом этот за городом.

- А, знаю, есть такой.

- О нем-то, откуда знаешь?

- Я о тебе все знаю, - самодовольно улыбнулась она.

Когда таксист доставил нас на место, и мы вошли в дом, нахальная и бесцеремонная девчонка опять по-хозяйски обежала комнаты и заглянула во все углы.

- Витя, - раздался ее голос из ванной, - А чьи это женские халаты висят? И в прихожей тапочки маленьких размеров видела, а?

- Один халат Тамары Георгиевны, супруги генерального директора Ивана Ивановича, а второй - мамы Наташи.

- Не поооняла, они с тобой живут? - она вошла в комнату с глазами, широко распахнутыми от удивления и прикрыв ладошкой рот, - Но как можно? Да, видела я маму Наташу, она в Кракове пластику сделала, похудела и помолодела на два десятка лет. Так она же с Сергеем Сергеичем...

- Дурочка ты, пойдем, кое-что покажу, - взял ее за руку и потащил в подвал.

- Что это? - она с удивлением стала осматривать обучающие комплексы и регенерационную капсулу, на которой по моей команде с биокомпа распахнулась верхняя крышка, - Что это?

- Раздевайся и ложись.

- Что, прямо здесь?

- То, о чем ты подумала, мы будем делать не здесь, а в спальне, но потом. Если захочешь, конечно. А сейчас раздевайся и ложись.

- Что, прямо сюда?

- Прямо сюда. Не бойся, здесь лежал и я, и Петрович, и его Марь Ивановна, и Тамара Георгиевна с мамой Наташей, и Роза. От этого они стали только красивей и моложе.

- А это сильно больно?

- Совершенно не больно, ты просто будешь спать.

- Постой! Значит, они не в Кракове пластику делали, а здесь? Да? И у Лены, жены нашего Костика, нос стал прямой, это тоже здесь, а не в Кракове?

- Здесь, - кивнул головой.

- А мне нос можно сделать прямым?

- Можно, но мне кажется, что он и так симпатичный.

- Хочу прямым! - хлопнула она в ладоши, сделала просящие глаза и сложила руки на груди. Да, каким бы бойцом она ни была, но женское начало никуда не улетучилось.

- Ладно, так тому и быть, разве можно отказать любимой девушке.

- Ура! И я люблю тебя крепко-крепко, - она стремительно прижалась ко мне, поцеловала, и так же стремительно отстранилась и стала стягивать платье.

Раньше воспринимал ее не иначе, как подростка, внешне угловатого, а внутренне озлобленного на окружающую действительность. Сейчас же передо мной стояла полностью сформировавшаяся красавица, ее обнаженное тело, подтянутое и физически развитое, выглядело совершенным. Да и внутренне она была разумной, доброй и нежной девушкой, по крайней мере по отношению ко мне, так точно.

Я ходил вокруг нее и внимательно осматривал со всех сторон, даже приседал, чем ввел в краску совсем смутившуюся Свету.

- У меня что-то не так? - перепугано спросила она.

- Что ты! У тебя всё лучше всех! - она просто не знала, что сейчас я тщательно сканировал ее тело, создавая объемную проекцию, - А теперь подыми и покажи левую ногу, теперь правую. Плоскостопия нет, хорошо, ложись.

- Сюда? - показала она на капсулу, и я кивнул головой. Тогда она села на краюшек, оперлась руками в борта и забралась внутрь, - Ой, а здесь холодно, брр!

- Сейчас будет тепло, - поправил зажимы на голове и конечностях, вставил в имплантатор микрокапсулу биокомьютера, затем, склонился и мягко поцеловал ее в губы, - Закрой глаза и считай до десяти.

На счет 'два' крышка тихо закрылась и в камеру поступила порция сонного газа. Вытащив из собственной базы данных файл расширенной учебной программы Содружества для переселенцев, рассчитанной на девятнадцать суток, ввел в компьютер регенерационной капсулы. Далее добавил к ней полный блок информации о будущей империи Леон, наших целях, задачах, и путях их достижения.

Проверив правильность и последовательность ввода данных, связался с Алексеем. Он не отвечал несколько минут, затем пришло короткое сообщение: 'Занят'. Это сколько же там времени, что он занят? Если у нас двенадцать, то там должно быть три часа ночи. Вероятно, как раз выполняет супружеский долг и трудится. Упорно. Что ж, молодец, дело необходимое.

Тем временем в картридж для анабиоза вставил еще одну таблетку биороботов (маслом кашу не испортишь) и отдал команду на подачу воды, полностью очищенной от посторонних примесей. Пройдя сквозь картридж, она поступает внутрь прозрачной капсулы в виде густого питающего геля темно-красного цвета. Было видно, как Света выполняет заданную установку и начинает неосознанно ее глотать и вдыхать. Вскоре жидкость полностью укрыла ее тело, и начался процесс удаления волос и первичной очистки внутренних органов.

Вдруг замигала иконка текстовой связи, и на биомониторе появился идентификатор Алексея.

- Что у тебя?

- У меня здесь Света в капсуле.

- Сестра или...

- Или.

- Наконец-то, приблизил императрицу.

- Рано ее так называть, сейчас разберется в перипетиях моей будущей личной жизни и сбежит.

- Не перечь профессору психологии и псионику седьмого уровня.

- Ну, посмотрим, - не стал спорить с Алексеем, - Я что хотел? Сейчас скину объемную проекцию ее тела, нужно посмотреть, что еще можно сделать. Она хотела курносость убрать.

- Давай, посмотрю.

Пока Алексей занимался совершенствованием внешнего вида моей девочки, успел принять душ и расстелить постель. Повторный вызов от него пришел через пятнадцать минут.

- Принимай поправку к действиям биороботов, код в компьютер капсулы можешь вводить сразу.

- Подожди, пробегись по телу сверху вниз и расскажи, что ты там сделал.

- Ничего особенного не делал, у нее почти идеальное тело. Волосы на голове будут такие, как есть, а биороботы их сами укрепят. Брови подровнял и затемнил, ресницы тоже затемнил и удлинил на два с половиной миллиметра. Курносость убрал, ушные раковины, губы и подбородок оставил такими, как есть, там все нормально. Фигуру не трогал, длина ног и пальцев рук на восемь процентов даже длиннее стандарта Содружества.

- А разве в Содружестве существуют подобные стандарты?

- А как же, и на твоей планете будет то же самое, ведь все хотят быть красивыми. Предварительная коррекция делается автоматически, сразу же при рождении ребенка.

- Понятно. Что-то еще делал?

- Еще поправил интимную прическу, будет невысокая узенькая полоска волосиков. Но если не нравится, то могу поменять.

- Нравится, не надо ничего менять.

- И пальцы ног выровнял, они изначально неправильно росли. Вот и все. Или еще чего сделать, этакого, экзотического?

- Нет-нет, довольно, ничего экзотического не надо. Благодарю.

- Пользуйся на здоровье.

Алексей был вторым человеком, кто мне высказал такое доброе пожелание. Буквально пять дней назад Роза говорила те же слова.







Глава 20


Размеренной жизни пришел конец.




городок Хорн, Австрия, вторник, 25.07.1995.


Загородный дом семейства моей сестрички Светы находился на окраине маленького городка в Восточных Альпах, расположенного на высоте четыреста восемьдесят метров над уровнем моря. Внизу в долине и на улицах Вены июльская жара плавила асфальт, а здесь было свежо. Говорят, даже в самые жаркие дни, температура воздуха держится на уровне восемнадцати-двадцати градусов. Так что в одной майке или футболке долго не походишь, прохладно, но Вольдемар одолжил мне свой джемпер, размеры у нас одинаковы, а Света-сестра своей невестке, а моей Свете-жене подарила кофточку. И теперь мы бродим вдоль ручья, дышим свежим воздухом и наслаждаемся изумительной альпийской природой.

Да-да, я женился.

Через четыреста тридцать четыре стандартных часа или девятнадцать земных суток, когда действие программы регенерации и усвоения информации подошло к концу, а тщательно вымытая и высушенная теплым воздухом Света очнулась, я находился рядом. Сначала она минуты три просто лежала и смотрела на меня, затем, заметно похудевшая выбралась из капсулы, подошла и крепко обняла.

- Я хочу быть с тобой, - с некоторым акцентом сказала она на общем языке. Вероятно, разумом еще находится в программе, при этом речевой аппарат еще не готов, нужна практика общения.

Укутав ее в приготовленный плед, подхватил на руки и понес наверх. В доме кроме нас никого не было. Сегодня утром созвал онлайн-конференцию и всех предупредил, что с девятнадцати вечера гостеприимство моего дома будет сильно ограничено. Ни для кого не было секретом, кто лежит в капсуле, поэтому, никаких вопросов не возникло, кроме пожелания счастья и удачи.

Поставив ее босыми ногами на ковер в зале, принес нательное белье и одежду, которую забрал из городской квартиры.

- Давай одеваться.

- Зачем? - спросила Света, укутавшись в плед и сжав в руках трусики.

- Затем, что сейчас будем ужинать, а сидеть обнаженному за столом неприлично, - ответил ей, помогая застегнуть лифчик.

- Хм, нужно менять белье, он на мне болтается, - сказала она, потрогав грудь.

- Ничего страшного, через месячишко мясо нарастет, а биороботы будут постоянно регулировать обмен веществ, и поддерживать внутреннее и внешнее состояние тела в рамках заданной программы. Так что не переживай, все войдет в норму.

На ужин была жиденькая манная каша на молоке. Я ее терпеть не мог, но Свету ничем другим сегодня кормить не стоило, поэтому и приготовил.

- Завтра с утра в столовой попьешь чай с творогом, на обед тетя Валя, приготовит куриный бульон, а на вечер гречневую молочную кашу, я её предупредил.

- Не поняла, ты меня прогоняешь? - она отложила ложку, обиженно посмотрела на меня слегка прищуренными глазами и плотно сжала губы.

- Нет, не прогоняю, но сегодня отвезу в общагу. Все эти дни я буду занят, мне надо с Ленкиным дедом-оружейником смотаться в Ковров. Там у него есть чертежи каких-то собственных наработок. Затем, слетаю в Питер и заберу к себе Катерину, жену Коли Прохорова. Дядя Федор сообщил, что доктора у нее определили белокровие, так Никола от волнения себе места не находит. Потом мне надо в Ригу, там сейчас Саша, наш будущий командующий ВМФ, который Петровича старший сын. Он получил задание разыскать специалиста по строительству деревянных судов и чертежи парусного корабля. Так вот, такого специалиста он нашел, и чертежи парусно-парового клипера тоже, и мне нужно будет поучаствовать в переговорах.

Пока я говорил, она сидела, опустив голову, а когда умолк, то подняла голову и твердо сказала:

- Сегодня я хочу остаться с тобой!

- Светочка, ты мне очень нравишься, да так, как не нравилась до тебя ни одна женщина. Знаешь, когда понял, что меня посетило чувство, которое люди называют любовь, на душе вдруг стало грустно. Понимаешь, передо мной стоит грандиозная задача, ради решения которой придется переступить через многие личные интересы. Я подумал, что никогда не сделаю тебя счастливой, менталитет наших людей таков, что с некоторыми обстоятельствами они никогда смириться не смогут. Поэтому, старался держать дистанцию, в надежде, что найдешь кого-нибудь другого и будешь

более счастлива. Понимаешь?

- Понимаю, - она остро взглянула на меня, сузила глаза и, скрипнув зубами, продолжила, - Чтобы избежать излишнего кровопролития и соблюсти закон преемственности власти над территориями, тебе придется жениться на них. Жениться на вдове или дочери Владетеля. Так?

- Так, иначе бойня будет кровавой, сама видела, эти дикари к вопросам жизни и смерти относятся без пиетета, не так как мы. Но даже не это главное. Мы их победим в любом случае, но без выполнения определенных условий, укоренившихся в умах миллионов людей, моя власть на этих землях будет восприниматься, как не легитимная.

- И сколько будет таких земель? - тихо спросила она.

- Да добрый десяток.

- Ого, - покачала она головой, - У них что, многоженство для всех разрешено?

- Во внутренних дрязгах и войнах мужчины гибнут постоянно, поэтому, среди воинского сословия и богатых людей, многоженство - это правило. Среди бедноты - редкость. А рабы вообще не имеют права на создание семьи, и рабыни рожают от кого попало.

- А ты отменишь этот закон?

- Рабство да, а многоженство нет. Эти вопросы в Содружестве урегулированы уже семь тысяч лет: мужчина имеет право иметь столько жен, а женщина столько мужей (кстати, бывает и такое), сколько они смогут во всех отношениях удовлетворять и достойно содержать. При этом, в ИскИн местного муниципалитета должно поступить официально зарегистрированное согласие всех сторон, которое затем поступает в планетарные основной и резервный ИскИны.

- Ладно, - она тяжело вздохнула и выбралась из-за стола, затем, подошла ко мне, уселась на колени, обняла и поцеловала, - не надейся, я от тебя никогда не откажусь, мой император.

- Милая, я буду только счастлив, - ее эмоции были, как раскрытая книга, сейчас она сидела на руках мужчины, мысли и мечты о котором будоражили ее девичий ум многие годы. Было совершенно ясно, что никакая сила не заставит ее от меня оказаться. И я в душе радовался, так как знал, что более надежного друга и более верной жены мне никогда не найти.

- Зато я буду главная, правда?

- Правда-правда, - согласился, лишь бы прекратить дальнейшие прения на эту тему, - ты будешь домашним директором и регулятором внутрисемейных процессов.

Чувствуя, что дыхание ее стало тяжелым, а душа плывет в плотском желании, и мои желания через минуту тоже не остановить, решил взять себя в руки.

- Все, подъем, пора ехать.

- Не хочу никуда ехать, хочу остаться, - она вцепилась в меня руками и прижалась к груди.

- Светочка, послушай меня. Сколько лет мы дожидались своего счастья, давай еще немного подождем. Месяц! Пусть у тебя будет дополнительное время для обдумывания всего, о чем мы только что говорили.

- Я уже все обдумала, - из ее глаз потекли слезы, - это ты, наверное, меня не хочешь.

- Все, не хнычь! Месяц! Ровно через месяц ты, еще раз все тщательно обдумав, выходишь со мной на связь, и осознано говоришь: 'Я согласна'. Тогда мы сразу же встречаемся и назначаем день свадьбы.

- Свадьбы?! Будет свадьба?! - радостно вскинулась она, и ее слезы высохли мгновенно.

- Ну, да.

Вот так и закружилась карусель наших новых отношений. Конечно, мог бы ее оставить у себя и больше никуда не отпускать. Мало того, мне так физически хотелось секса, что от этого желания гениталии разрывала боль, но я перетерпел и, после того, как отвез ее в общагу, на разрядку съездил к Уле.

Мама Наташа, Петрович и Марь Ивановна изредка со мной заводили разговоры об отношениях со Светланой. Давно знали о недетской страсти девочки и, мягко выражаясь, сватали. При этом, по их мнению, большое значение имела ее целомудренность, так как в среде, в которой она воспитывалась, отсутствие добрачных половых связей имело особое значение. Говорят, что в казацких станицах запачканную кровью после первой брачной ночи простынь, чуть ли не как флаг вывешивают.

С моей точки зрения, для нынешней эпохи это анахронизм. В нашем интернате, например, вошедшие в половую зрелость дети, дабы отведать томивший душу неведомый плод, все учебно-воспитательные и запретные процессы игнорировали, не страшились ни запугиваний, ни наказаний. Нет, никакого бардака не разводили, внешне все было чинно - попробовали, да и все, как некий ритуал.

Мне одна девочка призналась, что в сексуальных отношениях она разочаровалась. Первый раз с мальчиком кроме боли ничего не почувствовала, второй раз тоже пацан сунул, вынул и сбежал, поэтому, ничего кроме желания помыться она не ощутила. И так большинство из них. Были среди них, конечно, и прошедшие опытного учителя, который научил удовлетворять и получать удовольствие, но на десяток половозрелых, это одна или две, не более. Впрочем, наши воспитанники от других учащихся ничем не отличались, в любой школе можно увидеть точно такую же статистику, а если кто-то думает иначе, то очень сильно заблуждается.

Потому-то со Светой не все было так однозначно, она даже в паре с подружкой пошла в секцию тхэквондо, и жестоко дралась с борзыми пацанами, но свою честь отстояла. Потом прошел слух о том, для кого именно она себя бережет, и больше к ней никто не подкатывал, поэтому, втихаря оставить ее у себя и банально лишить девственности не хотелось. Лично мне на это было наплевать, да и она стояла в шаге от мечты и могла больше не беречься, но что-то меня удержало.

Ровно через месяц мы назначили день свадьбы на 23 июня, и место - столовая школы-интерната. А кто что скажет? Мы сироты, а интернат - наш дом родной. Кроме того, в этот день был выпускной вечер, а как он выглядит у сирот и брошенной безотцовщины, мне хорошо известно.

После торжественной регистрации во Дворце бракосочетаний и обмена кольцами, мы прибыли в поселок Лесной, где в красиво оформленном зале столовой нас ожидали сдвинутые и достроенные столы со стульчиками и скамейками на семь сотен человек, а так же танцплощадка. Нашими приглашенными были дети, работники обеих компаний, все учителя и воспитатели. А сорок семь выпускников прошлых лет прибыли без приглашения, но нас они не стеснили, а даже совсем наоборот. Однако, больше всего радовался, что на свадьбу приехала сестричка Света, которая быстро разобралась что к чему и мой выбор одобрила.

В белом платье, длинной фате и белых босоножках, моя красавица-невеста выглядела достойно и шикарно. После здравиц в нашу честь, настал момент вручения свидетельств восьмиклассникам и аттестатов выпускникам, и нас, как добившихся успеха бывших воспитанников, припахали к этому мероприятию. Света вручала документы мальчикам, я - девочкам, чмокали всех в щечку и приглашали к себе на работу. Затем, была живая музыка интернатовского вокально-инструментального ансамбля, которому инструменты приобрела наша компания, потом пятиклашки свистнули у невесты туфли, которые пришлось выкупать по пятьдесят долларов за штуку, а затем, вместе со старшеклассниками укралась и сама невеста, но за выкуп в тысячу долларов мелкими купюрами ее, наконец, вернули законному супругу.

Однако, все это были заблаговременно спланированные мероприятия, поэтому, вечер пролетел весело, и никто не упился, спиртного было в меру, в основном, шампанское. Правда, без мордобоя тоже не обошлось. В первом случае одному из выпускников вспомнили былые обиды, а во втором - не поделили девчонку. В общем, свадьба прошла так, как у всех нормальных людей.

Сестричку семейство Алексея доставило в квартиру на Святошино, свидетели Петро и подруга Светы, Оля Ким, куда-то исчезли, не попрощавшись, а мы первую брачную ночь провели здесь, в общежитии для незамужних и неженатых работников интерната. Правда, таких было всего четверо, один учитель и три воспитательницы. Свою комнату нам уступила Наташка, моя бывшая одноклассница, которая после окончания пединститута вернулась в школу-интернат и сейчас работала воспитателем. Во всех холостяков кровати были узкие, а у нее единственной - собственная большая двуспальная. Постельное белье принесли свое.

Натанцевались мы так, что после того, как помылись в душе, сразу же свалились и уснули. То есть, первой уснула Света, она была немного не в себе, поэтому, попытался на нее воздействовать пси-энергией успокаивающе, как учил Алексей, а она возьми и усни.

Проснулся от чувства постороннего взгляда. В окружении ярких солнечных лучей, на кровати скрестив ноги, сидела обнаженная Света, а с ее обиженной мордашки глядели грустные глаза. Выпутавшись из простыней, взял ее за руку:

- Иди ко мне, милая, сейчас в нашей жизни произойдет одно очень важное событие, - потянул к себе, уложил на подушку рядом, мягко поцеловал и зашептал на ушко, - Светочка, дорогая, стать избранником воистину исступленной девичьей любви удается редкому мужчине. И я рад заполучить такую преданную душу.

- Я всегда тебя любила, - прикрыв глаза, она стала говорить тихо и медленно, - С тех пор, как погибли родители, и я маленькой девочкой попала в интернат. Тогда-то я и влюбилась. Я должна была идти в первый класс, а ты был выпускником, помнишь? Бежала по коридору, поскользнулась и свалилась тебе под ноги, а ты поднял меня, отряхнул передник, взял за руку и отвел в класс, помнишь? Потом ты стал поздравлять всех девочек с восьмым марта, а мне всегда дарил самые красивые тюльпаны, помнишь?

Не знаю, могла ли столь маленькая девочка так сразу влюбиться во взрослого парня, да и совершенно не помнил ничего из того, о чем она сейчас говорила, но вместо ответов целовал ей руки. Затем, придвинулся ближе и крепко прижал к себе, коленом раздвинул ноги и плотью уперся в бедро. Почувствовал, как ее тело вдруг напряглось, она распахнула глаза, и в них промелькнула толика страха.

- Не бойся, милая, сделаю все нежно, приятно и постараюсь не больно.

Стал целовать ее в мочки ушей, губы, грудь, живот и внутреннюю часть бедер. При этом руки гладили, не переставая бархатистую кожу такого желанного тела. Не спеша мял в пальцах горошинки затвердевших сосков, и ласкал влажную промежность. И когда она задышала прерывисто, а тело стало извиваться от удовольствия, раздвинул узенькие половые губки, похожие на лепесток розовой орхидеи, вставил головку собственного детородного агрегата и несколько раз слегка надавил, растягивая девственную плеву. При этом не позволил ей напрячься и скукожиться, постоянно лаская и массируя эрогенные зоны, особенно вспухший клитор. Наконец, низ ее живота конвульсивно вздрогнул от наслаждения, она откинула голову, закатила глаза и глубоко вдохнула. Не упуская момента, резко надавил, преодолевая слабое сопротивление треснувшей плевы, и ввинтился до упора.

- Ах! - воскликнула она, сжала ноги и замерла.

- Тебе не очень больно? - тихо спросил через минуту.

- И совсем не больно, мне приятно, - сказала она. И действительно, никаких болевых ощущений от нее не исходило, только радость и удовлетворение.

- А вот так? - слегка подвигался внутри обжатого пространства.

- Сверху совсем чуть-чуть, а там хорошо. Ох! М-м-м, еще! Еще! - она 'завелась с пол-оборота', широко раскинула ноги и вцепилась ногтями мне в спину.

Двигаясь в столь плотном теле, мое сексуальное возбуждение пошло на подъем, достигнув экстаза, при этом, открыв каналы пси, выплеснул свои ощущения на любимую женщину. Она судорожно задрожала, закричала, и мы вошли в оргазм одновременно.

Второй день свадьбы был памятным не только нам, его запомнили и все собравшиеся на продолжение банкета, увидев в распахнутом окне третьего этажа привязанную к раме и развивающуюся на ветру запятнанную кровью простынь.

- Что ты начудил! - совершенно смущенная и красная, как помидор Света хваталась за голову.

- Ничего, пускай видят, - спокойно ей отвечал.

- Да так никто не делает!

- Так делаю я! Пускай все знают, что имеющий цель и страстно стремящийся к ней, ее добьется обязательно.

Отгуляли свадьбу, веселье пролетело, как один миг, и опять наступили будни.

Под строгим контролем Сергеича, техническим обеспечением Валеры, а так же химико-технологическим - Лены и ее дедушки-оружейника Николая Владимировича, который выступал в роли главного консультанта, в закрытом цеху была запущена линия патронного производства. Изготовили сначала контрольные партии винтовочного 'маузеровского' и пистолетного 'парабеллумовского' патрона и провели их испытания. Результаты были вполне приемлемы - в пределах технических и баллистических характеристик оригинальных образцов. Затем, изготовили оснастку промежуточного патрона 7,62х45 под карабин старого чешского образца и запустили его контрольную партию. И здесь результаты были хорошими, поэтому, после отработки технологии, оборудование немедленно демонтировали и приготовили к транспортировке.

Порох в весовые дозаторы пакетировочного станка ссыпали из раскуроченных патронов, так как его будущее производство будем осуществлять на современном лабораторном комплексе, который мне передал Алексей. Лена изучила этот вопрос и говорит, что взрывчатые вещества на этом оборудовании изготавливаются по иной, не известной на Земле технологии, а их характеристики будут значительно отличаться от известных нам порохов. Например, для винтовочного патрона не нужна будет гильза, длиной пятьдесят два или пятьдесят семь миллиметров, вполне достаточно сорока двух. Пистолетные патроны тоже укоротятся где-то на треть. Кстати, в Содружестве подобные боеприпасы существуют и не потеряли актуальности до сих пор, особенно на планетах фронтира. Таким образом, в будущем наше оружие претерпит значительные конструктивные изменения, но сейчас будем пользоваться тем, что есть.

В присутствии Алексея состоялась встреча с братьями Куценко, агрономом-преподавателем Сергеем и врачом-ветеринаром Иваном. Оказывается, фермерством они занимались вместе. После отмашки моего компаньона, оба специалиста вошли в команду. А когда прошли через рег. капсулу и выяснили масштабы проекта, стали самыми ярыми его поклонниками и обещали склонить и подготовить еще три семьи молодых фермеров 'для переезда на Соломоновы острова'. Так же попали в команду, а следовательно прошли через рег. капсулу, дедушка-корабел и два сослуживца будущего адмирала.

Катюшу Прохорову, которую привез из Питера, в наши дела не посвящал. Доставил ее к себе домой, вызвал Алексея, и вручил ему огромную папку истории болезни. Он прочел и сказал, что безусловно вылечит. При этом не дал ни минуты на сомнения и усыпил, после чего мы ее раздели и уложили в капсулу. Через десять дней я Катю уже сам вытаскивал и одевал, правда, в бесчувственном состоянии. А потом, когда пришла в себя, отвез в клинику на комплексное обследование, при этом строго приказал ни о каких бывших болячках никому не распространяться. Результат был ожидаем - Катюша была абсолютно здорова. Не буду рассказывать о чувствах человека, который уже приготовился умирать.

Сестричку тоже положил в капсулу на десять дней, но и ее состоянием занимался лично Алексей. Сказал, что лет тридцать о ее здоровье можно вообще не беспокоиться, но я надеюсь забрать ее к себе несколько раньше. Да, биокомпьютер ей тоже поставили. И не важно, что семейство Алексея лет через пятнадцать уберется из Солнечной системы, и Светульке не с кем будет общаться, зато сам компьютер с огромной базой ранее не используемой мозговой памяти никуда не улетит, а будет продолжать служить во благо.

Проанализировав ситуацию, сложившуюся к середине лета, можно было говорить, что основные производственно-технические вопросы обеспечения будущей колонии собственными промышленными товарами для внутреннего потребления, а также всего необходимого для подготовки территориальной и политической экспансии территорий планеты, у нас имеется. Осталась только организация сельскохозяйственного производства.

В этих целях мы отправили в Германию братьев Куценко, агронома за техникой и семенами, а ветеринара за компанию. Тот, почувствовав фактически неограниченный кредит заинтересованного лица, то есть, меня, загрузил уши созданием банка спермы лучших видов коров, свиней и овец, а так же приобретением компактных промышленных инкубаторов для птицы. Не вытерпев бубнежа, что без всего этого жизнь сельскохозяйственного производителя на новом месте будет неполноценной, махнул рукой и согласился, попросив Алексея срочно организовать для них визы в Германию.

Все эти поставки нужно было оплачивать, поэтому, озаботил Алексея швейцарскими визами для меня и Светы. Кстати, паспорт для нее и визу в Австрию, организовывал лично сам. Таким образом, у нас и получилось вроде свадебного путешествия и, в то же время, серьезная деловая поездка.

В Цюрих, крупнейший финансовый центр Европы, отправились на самолете. По прибытию попросили таксиста отвезти в приличный отель, так он нас высадил в районе швейцарской биржи, где суточная стоимость номера нам обошлась в тысячу франков, это те же тысяча долларов. Но три дня проживания в нем мы себе позволили. Сначала выполнили валютную операцию, перегнав доллары на мой австрийский счет, затем, бродили с экскурсиями по достопримечательностям и объедались вкуснейшим местным шоколадом и мороженым.

Наконец прилетели в Вену и поселились в загородном доме сестры. Мы бродили по живописным окрестностям небольшого городка, наслаждались изумительными видами гор и прекрасной альпийской природой, даже не подозревая, что наша размеренная и распланированная на месяцы вперед жизнь уже кончилась. Время понеслось вскачь и придется кардинально корректировать планы.

Мы подходили к дому, когда замигал вызов на текстовую связь с идентификатором Алексея. Вообще-то он со мной связывался очень редко, чаще всего я к нему обращался и консультировался по различным вопросам, значит, случилось что-то важное. Отдав команду на соединение с абонентом, на биомониторе увидел бегущий текст:

- Привет, бродяга, не отвлекаю?

- Привет! Мы не в постели, если ты это имел в виду. Сейчас гуляем на улице, дышим свежим воздухом, - ответил ему и спросил, - Что-то случилось?

- Да, я принял решение поменять место жительства, моя врачебная практика стала привлекать нездоровое внимание ваших спецслужб. Раньше тоже были два милицейских подхода на высоком уровне и один бандитский наезд, но я их всех потихоньку, как это говорят, зомбировал и отвадил. А девятнадцать дней тому через израильский контакт на меня вышел больной с раком горла, совершенно запущенный случай, то есть, вашими врачами залеченный. Но для меня это не проблема, вылечить смогу, проблема в другом. За мной и Людой установили круглосуточную слежку, но мне удалось перехватить один из хвостов и тщательно поспрашивать. Выявив цепочку, отследил и поспрашивал других причастных, и стало доподлинно известно, что ваш бывший КГБ взял меня в серьезную разработку, в результате выяснил слишком много ненужной информации.

- Они специально отобрали больного, - продолжил он, - это генерал Службы Безопасности. И даже не пожалели для него затребованные мной два миллиона долларов. Таковой была общая обстановка еще неделю назад. На сегодняшний день все свои вопросы разрешил: квартиру продал, с семьей убрался на орбиту, генерала КГБ уложил в рег. капсулу, его трех человек охраны усыпил, а два дипломата с деньгами приватизировал, как честно заработанный гонорар. Правда, деньги были грязноваты, с ненужными знаками в инфракрасном излучении, но я их почистил.

- Да, Алексей, неприятное дело, наверное, все безопастники сейчас на ушах стоят.

- Никто на ушах не стоит. Папка с документами по этому делу сейчас у меня, с базы их компьютера вся информация тоже убрана, память причастным исполнителям и их руководителям поправил, остался только израильский контакт, которым сейчас непосредственно собираюсь заняться. А генерала вылечу однозначно, затем выгружу их всех в одну из съемных квартир в Киеве. Себя с Людой тоже привел в порядок, сделал обоим легкую пластику скул и носа, изменил цвет глаз и волос. Так что все нормально, можно было оставаться и в Киеве, но все же решил переехать.

- Алексей, ты настоящий крутой колдун.

- Когда-нибудь прибудешь к нам в гости на Эдерру, там тебя в клинике нормально прокачают, и тоже кое-что будешь уметь. Кстати, твоя мама Наташа может стать колдуньей еще круче меня.

- Приятно слышать, так куда ты собрался переезжать?

- В Вену. Твоей сестре уже позвонил, попросил, что бы она подобрала хорошую квартиру и загородный домик в Альпах.

- А почему именно Вена? - его выбор меня насторожил.

- А почему бы и нет? Народ высокой культуры, уровень жизни людей чуть ли не на первом месте в мире. Что еще нужно для спокойного существования богатого рантье? Кроме того, за семейством твоей сестры присмотрю.

- С этого бы и начинал, ловелас ты любвеобильный, но настоятельно рекомендую, не вламывайся в ее личную жизнь.

- Даже не собираюсь. Но не отрицаю, что сильно желаю ее, и лет двадцать пять - тридцать подожду. Наступит время, когда она вернет себе молодость и захочет сменить окружение и обстановку, и это обязательно произойдет, поверь. Так вот, рядом со мной у нее место забронировано навсегда, тогда-то и постараюсь ее кое в чем убедить. И ты в это тоже не вмешивайся, договорились?

- Если в таком ракурсе, то по рукам, - согласился с ним, все-таки три десятка лет, это немалое время, за которое всякое может случиться.

- Тогда на связи, передавай привет обеим Светам.

- Благодарю, Люде тоже привет.

- Тебе привет от Алексея, - повернулся к внимательно косившей на меня супруге.

- Ага, спасибо, - кивнула головой, - А у него все нормально?

- Да, уже нормально, лови текст разговора.

Решил от Светы ничего не скрывать, она девочка целеустремленная, преданная и разумная, может стать неплохим помощником, поэтому, пускай будет в курсе всех дел.

Пока она знакомилась с информацией, замигал значок голосовой связи. Это был Дядя Федор.

- Ты один? - сходу спросил у меня.

- Со Светой, но это не имеет значения, можешь говорить свободно.

- Виктор, мы в глубокой заднице. Только что вместе с подполковником Кончеровским и двумя бойцами охраны оторвались от преследования заклятыми друзьями и забурились в джунгли. Патронов осталось, только застрелиться. А на базе совсем беда, пять минут назад с Розой говорил: девяносто два человека во время обеда отравлены, все наши, из числа инструкторов и бойцов. Двенадцать караульных жевали сухпай, поэтому, с ними все нормально, они сейчас забаррикадировались и держат под контролем вход в крыло медсанбата.

- Как это произошло? - получив буквально за десять минут сообщения о двух серьезных неприятностях, так или иначе связанных с успешностью реализации нашего глобального проекта, в голове возник сумбур нехороших мыслей.

- Если коротко, то наглое предательство нанимателя, в результате гибнут наши люди. Детали доложу после принятия решения по существу, а сейчас прошу, вытаскивай нас отсюда!

Ощущения бурливших гадких эмоций подавил и загнал поглубже, включил логику мышления и стал действовать. В первую очередь вызвал на связь Алексея, Розу, Сергеича, Петра и Костю. Затем, зафиксировал через ИскИн корабля координаты идентификаторов Дяди Федора и Розы, перенаправив орбитальную съемку на помещение казармы и госпиталя.

На увеличенном изображении было явно видно залегших в оцеплении вокруг каменного здания около сотни негритянских солдат. Некоторые из них вяло постреливали, а десятка четыре лежали на площади у парадного входа без движения в неестественных позах.

- Внимание, все видят картинку? - спросил у присутствующих и, дождавшись положительных ответов, продолжил, - Алексей, чем можешь помочь?

- Лично я вмешиваться не имею права, но твой шаттл сейчас скину, - он на минуту замолчал, - Все, он активирован, сейчас покинет борт корабля и направится к планете. Виктор, принимай управление и задавай его ИскИну свои координаты.

- Управление принял.

- Имей в виду, - продолжил он, - с геостационарной орбиты в режиме невидимости ему придется добираться долго - три часа двенадцать минут до нижней опорной орбиты и двадцать пять минут через атмосферу. Но это не все, по околоземному воздушному пространству быстро не полетишь, проще всего еще раз подняться в космос и сесть в нужную координату, это по времени займет всего час десять - час двадцать. Кстати, готов вернуться вместе с вами и лечить людей. Да, на корабле есть моя Люда, она тоже поможет.

- Хорошо, Алексей. Роза, что с личным составом, только коротко?

Некоторое время она молчала, затем, ответила:

- Абсолютно у всех больных инфаркт миокарда в результате искусственно возросшей сворачиваемости крови. Явно умышленное отравление неизвестным препаратом. Болезнь развивалась стремительно, в течение полутора часов у шести больных была остановка сердца. Четверо умерло, ничего не успели сделать, но двоим из них дефибриллятором сердце запустили. Плохо, что мои врачи и медсестры тоже слегли, но хорошо, что ребята с караула поспели, они мне стали помощниками. Больные съели весь нитроглицерин и пять ящиков аспирина, а сейчас ходим по кругу и делаем уколы. Надо бы поторопиться, господа, лекарственных препаратов хватит лишь часов на пятнадцать.

- Роза, мы будем через пять с половиной часов, продержитесь?

- Рядом со мной капитан Прохоров, он говорит, что гранатометов у негров нет, так что продержимся, деваться нам некуда. Здесь их оставалась всего рота, и когда они нас в обед травонули, то рассчитывали через два часа просто войти в казарму и добить выживших. Никак не ожидали, что встретят сопротивление. На наше счастье караульные сегодня питались сухим пайком и остались здоровы, так что негров покромсали знатно и около трети положили.

- Роза, а ты как себя чувствуешь?

- На удивление нормально, хотя обедала вместе со всеми.

- А с тобой и не должно ничего случиться, биороботы нейтрализуют большинство ядов и бацилл, - подсказал Алексей.

- А что, вы вместе с неграми с общего котла питались? - спросил Сергеич.

- Нет, у нас своя хозчасть, но разные подсобники-аборигены шастают, видать, повар не доглядел. Он, кстати, умер первым.

- Держитесь там, Роза, - подбодрил ее, - А ты, Дядя Федор, не помнишь расстояние от Киева до африканской военной базы?

- Самолетом четыре тысячи двести километров.

- Значит, те же пять с половиной часов полета флаером. Костя, ты где?

- У тебя дома.

- Принимай коды доступа на вход в гараж и на управление флаером, - скинул информационный пакет на его биокомп.

- Получил.

- Немедленно грузи все три пулемета, оба 'немца' и 'Максим', и патроны к ним, будет летающая тачанка. Еще захвати карабин с оптикой, мой АКМН и цинк автоматной семерки. По пути заберешь Дядю Федора с ребятами, у них патроны кончились. Пятерочные автоматы не бери, там джунгли, поэтому будет дурная трата боеприпасов. А гранаты забери все, какие есть, пригодятся. Да! Штатным пулеметом флаера пользоваться запрещаю, все понятно?

- Понятно!

- Выполняй! Товарищи офицеры, слушайте боевой приказ! Капитан Штеменко?

- Я! - громко выкрикнул Петро, давно стремившийся к живому делу.

- Оружие Костя готовит для твоих бойцов, выделишь пять человек и согласуешь место, где их подобрать. Задача понятна?

- Так точно!

- Вопросы, пожелания?

- Товарищ Первый, эту пятерку возглавлю лично, и твой АКМН прихватизирую.

- Не возражаю, - согласился с ним, - А обращению с пулеметами Костя в дороге обучит.

- Мы и сами не тупые, - ответил Петро.

- Нисколько не сомневаюсь, только имей в виду, и внимание! Это всех касается! Все без исключения непосвященные, попавшие на борт шаттла или флаера, будут отправлены на орбиту и уложены в капсулы. И решение о временном возвращении на Землю кого-нибудь из них, будем решать отдельно по каждой персоналии. Полковник Воронец, по этому вопросу замечания есть?

- Никак нет, все правильно, - ответил Сергеич.

- Полковник Клочков?

- Слушаю, - ответил Дядя Федор.

- Общее командование боевой операцией и организация эвакуации личного состава и имущества, весом не более двухсот пятидесяти килограмм на человека остается за вами.

- Есть!

- Товарищи офицеры, еще вопросы? Вопросов нет! На связь выходить по мере необходимости. Полковнику Клочкову, полковнику Воронец и капитану Волер остаться на конференции, остальным - с Богом.

В это время Света меня дернула за рукав:

- Я тоже хочу послушать!

- Ладно, подключайся, - согласился я, глядя на выдаваемую с орбиты картинку событий, происходящих вокруг здания казармы и медсанбата. Звуков, естественно, слышно не было, но по моим наблюдениям, вроде бы никаких изменений не произошло.

- Роза, картинку не отключаю. Контролируй любые телодвижения негров и информируй бойцов. И держитесь там.

- Хорошо Виктор, держимся.

- Дядя Федор, теперь рассказывай, почему вы побили горшки с этим вашим товарищем принцем Мгомбой?

- А нет больше Мгомбы, десять дней назад умер от инфаркта. Мы были в столице и поехали с инспекцией к летчикам, там тоже наши ребята, правда, из Подмосковья. В пути ему стало плохо и пришлось возвращаться обратно, внесли в дом, сбежалась родня, и он умер у всех на глазах. Роза потом участвовала во вскрытии, определили обширный инфаркт. До сегодняшнего дня никто и подумать не мог, что это умышленное убийство. Вот так.

Дядя Федор замолчал ненадолго, затем, продолжил:

- После этого его отец к нам прислал младшего сына, которому мы дали кликуху Людоед.

- А почему Людоед?

- Потому, что мы с Розой своими глазами видели, как он жрал вареные человеческие пальцы и, между прочим, белого цвета.

- Это точно, ужас какой-то, - подтвердила Роза, - В жизни столько разного дерьма повидала, но в этот раз чуть не вырвала.

- Он девять лет жил и учился в Штатах, и совсем недавно вернулся домой вместе с дружком афро-американцем, от которого цэрэушной подготовкой прет за версту. Неделю назад Людоед посчитал, что бригада к боевым действиям полностью подготовлена, и предложил досрочно закрыть контракт с выплатой полной суммы. За это мы должны были поучаствовать в войнушке с соседним вождем кстати, его родным дядей, но я отказался и напомнил, что данный пункт контрактом не предусмотрен. Вчера стало известно, что от сердечного приступа умер старый вождь, а сегодня утром Людоед, как ни в чем не бывало, пригласил меня и начальника штаба, вместе с нашими негритянскими замами на рекогносцировку. Мы уже отъехали километров сто, и были у границы с соседним кланом, как связь с базой оборвалась, но Роза мне скинула сообщение, что личный состав строится в полном составе и куда-то выдвигается, и при этом мне, еще действующему командиру бригады никто ничего не говорит.

- Стало ясно, что наше дело дрянь, - продолжил Дядя Федор, - Рыпаться из колонны было сложно, но я дал маяк Демону (Кончеровскому) и шепнул Степе-водителю, а когда тот рванул вправо по какой-то заросшей дороге, то вырубили обоих негритянских замов. Правда, одного из них в перестрелке убили свои же, а второго мы допросили. Да, нас собирались грохнуть. Вероятней всего, америкосы посредством Людоеда намерены изменить направление политического вектора, да и нам платить ничего не надо будет, все-таки шестнадцать миллионов долларов это немалые деньги. Да и такой серьезный препарат в занюханном банановом государстве Центральной Африки просто так появиться не мог.

- От нас пока что отстали, наверное, Людоед надеется, что к вечеру подойдет четыре с половиной тысячи человек, они здесь все прочешут, и мы от них никуда не денемся.

- Странно, вы их целый год учили, а теперь они в вас стреляют.

- Ничего здесь странного нет, обычное дело, - сказал Дядя Федор.

- Это точно, - поддержал его Сергеич.

- Что ж, держитесь, мы вас вытащим.

Связавшись с сестричкой, вкратце рассказал о сложившейся ситуации, при этом поставил в известность, что мы отлучимся не менее чем на сутки. Дома плотно пообедали и предупредили прислугу, что скоро уйдем гулять, а вечером уедем в Вену. Но завтра обязательно вернемся.






Глава 21


Операция спасения.




Район военной базы в Центральной Африке, вторник, 25.07.1995.


В заданный квадрат мы прибывали строго по распланированному графику. Скорость шаттла резко снизил, и сейчас она не превышала четырехсот километров в час, спешить было некуда, ибо первую скрипку все равно играл флаер. Тем временем попросил Розу открыть доступ к ее личному видеоканалу, то есть, хотел посмотреть на обстановку ее собственными глазами.

Изображение биомонитора разделил на две части. На левой наблюдал общую картинку, поступающую с орбиты, а на правой - все, что видела Роза. Звук, улавливаемый ее ушами, она тоже ретранслировала.

Площадь перед казармой была пустынна, если не считать тысяч мух, роящихся над десятками трупов, полдня валяющихся на земле. Что-то убирать их никто не рисковал. А в тридцати метрах северо-восточней, за каменной будкой собралась группа негритянских солдат и, размахивая руками, что-то горячо обсуждали. Западней, за старыми строениями, их собралось тоже немало, до сорока человек. Здесь никаких спорящих не было, все сидели или лежали, занимаясь своими делами, лишь два негритоса даже не целясь, периодически высовывали из-за угла стволы и пуляли в сторону казарм короткие очереди. Нет, эти не спешат штурмовать.

Внутри казармы тоже было тихо. Взгляд Розы скользил по лицам лежащих в кроватях людей.

- Этому, - она убрала стетоскоп и указала бредущему рядом бойцу в совершенно мокрой майке на спящего прапорщика Жору Габаидзе.

В помощнике я узнал старшего прапорщика Колю Макаренко. Тот накинул на руку Жоры жгут, помассировал ее, а Роза сделала укол в вену. Затем, она взглянула на незнакомого мне бойца, который держал в руках упаковку таблеток.

- Не глотай, жуй. И не смотри на меня так жалобно, это все ты должен сжевать, - тот послушно сунул в рот несколько белых кругляшей и принялся усердно выполнять указания доктора.

- Роза, а чего это он жрет? - удивился я.

- Аспирин!

- Целую упаковку, что ли?

- А что делать? Это единственное доступное лекарство, которое в данном случае поможет. Специальные препараты в штатной комплектации, конечно, есть, но их недостаточно, остались только для более тяжелых. Кто же думал, что девяносто два человека свалится от инфаркта. Итак, слава Богу, хорошо, что июль здесь самый холодный месяц года, будь сейчас декабрь-январь, то в такой жаре половину бы народа не выжило.

Она обвела взглядом помещение, и я увидел стоящего справа от окна со снайперской винтовкой в руках Яшу Якута, а рядом сидящего на полу с АКМС Николу Питерского.

- Яша, расслабься пока, по периметру никто не шевелится, чуть что, я сразу предупрежу.

- А вот скажи Роза, - устало спросил Никола, - откуда тебе это все известно? Ну то, что творится на улице? И то, что нам помогут выбраться из этой задницы?

- А вот не скажу, но думаю, что вы об этом сегодня и сами узнаете.

- Она стала великий шаман, я это уже давно заметил. И Дядя Федор такой. Да, однако, - высказал свою версию Яша.

В это время мой шаттл прошел стратосферу и на высоте в восемнадцать километров на связь вышел Костя:

- Виктор? Вижу Дядю Федора, стоит и машет перевязанной рукой, он нас не видит, но с ним Петро разговаривает. Еще один с перевязанной головой сидит, а двое лежат.

- Ясно, забирай их, я уже над целью. Вы хоть пулеметы испытали?

- А как же! И все ленты набили, будет не летающая тачанка, а летающий смерч. Все, сажусь.

Моя Светочка в разговоры не вступала, но сидела с широко открытыми глазами с совершенно отсутствующим взглядом, видать, смотрит ретрансляцию с моего биокомпа. Ее душа источала какое-то благоговение, ведь она сегодня впервые побывала в космосе, тем более, в состоянии невесомости.

- Дядя, Первому. Мы уже на флаере, через пять минут будем на месте и начнем работать, - на связь вышел Дядя Федор.

- Принял, Дядя, я над целью, командуй.

- Здесь Дядя, внимание всем! Константин, зависни над казармой на высоте сто метров, кормой на закат солнца, ту большую группу расслабившихся салабонов выставь под 'Максим', маскировку не снимать. Внимание, приготовили гранаты! Роза, бойцам в казарме команда - к бою. После взрывов гранат работать из окон, на улицу выходить только по моей команде!

- Внимание, взвод! К бою! - воскликнула Роза, а некоторые сидящие рядом с окнами здоровые бойцы с недоумением посмотрели сначала на нее, затем, на Николу.

- К бою! - крикнул Никола.

- После взрывов гранат работать из окон, на улицу выходить только по моей команде! - громко просуфлировала Роза.

- Выполнять! - подтвердил Никола и в это время рванули гранаты.

Две притащенные Валерой немецкие 'колотушки' взорвались на земле, а четыре добытые копателями эфки рванули на высоте три-пять метров, разлетались дождем осколков и посеяли смерть. Следом застрочили пулеметы. Самого флаера не было заметно даже на моих приборах, зато массированную пляску огня, направленную на запад, север и юг, было видно прекрасно.

Те негры, которые не остались лежать на земле, вскочили и стали метаться из стороны в сторону, падая тряпичными куклами под перекрестным огнем автоматического оружия бойцов флаера и защитников, забаррикадировавшихся в казарме.

- Здесь Дядя, внимание всем! Роза, в воздух не стрелять! Константин, снижаемся до высоты пять метров, и медленный облет периметра. Контроль по всему что шевелится и не шевелится. Пошел!

- Внимание, в воздух не стрелять! - просуфлировала Роза. Теперь бойцы на нее смотрели не только с удивлением, но и с безграничным доверием и уважением.

Через десять минут все было кончено. Защитники казармы разобрали завалы у входов и высыпали на улицу, с недоумением посматривая на появившихся из ниоткуда воинов.

- Разбежались по периметру, собрали трофеи, - скомандовал Дядя Федор, а Роза уже была тут как тут и потянулась посмотреть его рану, но он отмахнулся и указал на зев раскрытого флаера и лежащего без чувств Демона, - Им нужнее.

Еще через десять минут мой шаттл, опять же в режиме невидимости, стоял посреди площади. Теперь уже в его раскрытый зев, с ощущением страха, удивления и неверия одновременно, бойцы тащили гору трофейных АКМ-ов, ящики с патронами из оружейки, и собственные вещи. Затем, на одеялах понесли больных, а Света бегала возле Розы и пыталась чем-то помогать.

- Светочка, проконтролируй, чтобы посредине осталось место для стоянки двух флаеров, - сказал ей.

В это время ко мне подошел Дядя Федор и крепко пожал руку.

- Благодарю, мы все тебе признательны.

- Не стоит, бросить своих соратников не имел права.

- Ну, не скажи, - он покивал головой.

- Ничего, отслужите.

- Это точно, куда же мы денемся с подводной лодки, - он немного помолчал и продолжил, - Мы здесь в штабе восстановили радиостанцию, и я связался с российскими летунами, объяснил им ситуацию, пусть знают, и сказал, что буду уходить через джунгли.

- Все правильно, - согласился с ним.

- Слушай, Виктор, тут такое дело, - он передернул плечами, - Я с Розой говорил, больные вытерпят. В-общем, нельзя Людоеда с америкосом просто так выпустить, их валить надо. Да и без денег домой возвращаться никак нельзя. Здесь рядом алмазные копи, там с момента смерти Мгомбы никто добычу не изымал, собрать должны немало. И делов-то всего на час.

А почему бы и нет? Натуральные алмазы и в Содружестве имеют высокую цену, но на всякий случай связался с Розой, которая контролировала погрузку больных:

- Как самочувствие людей?

- За семь часов с момента начала массовых приступов, развитие болезни удалось остановить, характеризовать можно, как стабильное тяжелое. И если ты интересуешься из-за просьбы Феди, то отпусти его, недаром же народ здесь умирал.

- Действуй, - повернулся к Дяде Федору, - только открой для меня свой видеоканал, тоже хочу посмотреть.

- Не вопрос, открываю, - он оглянулся вокруг и кого-то подозвал к себе, среди них был и снайпер Яша, затем, обратился ко мне, - Кроме Петра с его пулеметчиками возьму еще трех человек.

- А не мало?

- Здесь тоже здоровые руки нужны, а мне достаточно. На копях тридцать четыре охранника, три вышки и деревянная казарма, сметем за один заход. Следуйте за мной, - он кивнул бойцам и заторопился к флаеру.

Наша погрузка подходила к концу, когда вышел на связь Алексей:

- Я на подходе, вижу вас.

- Да, хорошая у тебя аппаратура, - сказал ему, - заходи прямо в грузопассажирский отсек, только место оставь еще для одного флаера.

- Принял, захожу.

- Света, принимай флаер Алексея, он нырнет в режиме невидимости, пусть люди не пугаются.

- Ага, - ответила она и громко воскликнула, - Внимание, народ, сейчас здесь проявится машина, не пугайтесь!

- Не переживайте, девушка, - говорил кто-то похожий на Валентина, зятя Дяди Федора, - Мы уже устали пугаться и удивляться.

Вместе с бойцами, которые тащили стоматологическое кресло, в салон шаттла забралась Роза и устало сказала:

- Все. Что можно было погрузить, погрузили, и люди все тоже здесь, можно уходить. Только как быть в космосе с невесомостью?

- Нет ничего страшного, - встрял подошедший Алексей, - Сейчас людям нужно все объяснить, а на грузовой палубе корабля отключим гравитацию, затем, постепенно повысим, чтобы лежачие не побились.

- Тебя не узнать, - сказала Роза.

- Стал хуже или лучше?

- Все нормально, каким красавчиком был, таким и остался, - затем тихо спросила, - Алексей, мы их спасем?

- Безусловно, всех спасем, - ответил он, - И тебе бы не экономику изучать, дорогая, а медицину Содружества. Так что суну тебя тоже в капсулу.

- Не хочу в капсулу, я на обучающий комплекс похожу.

- В капсулу, в капсулу! - надавил он на нее, - там учебный процесс происходит в два-три раза быстрее. И ты, кстати, беременна.

- Не может быть! - широко открыла глаза ранее бездетная женщина.

- Может, я это дело вижу на самой ранней стадии, - ответил он Розе, у которой радостно заблестели глаза, а потом толкнул меня, - ты тоже должен видеть, лентяй, совсем не тренируешься.

- Поздравляю, - чмокнул ее в щечку, отступил, взглянул на низ живота и сосредоточился, - Точно! Есть еще одна звездочка новой жизни.

Самая нахальная в мире женщина смутилась и ее щеки порозовели.

- А сейчас проведи с людьми ликбез как себя вести в космосе. И пусть ничего не боятся, - отвлек ее от разных дум и подгрузил дополнительной работой, - Потом иди вместе со Светой к Алексею в флаер, садитесь там и пристегнитесь, взлетаем.

ИскИн шаттла получил команду с биокомпа на закрытие входного шлюза и на вертикальный взлет до высоты в тысячу метров, а я прошел и уселся в кресло пилота, уже не слушая, что там вещает Роза. Меня заинтересовали действия будущего папаши, за которыми сейчас наблюдал через биокомп его глазами.

Флаер летел низко над землей, внизу мелькали деревья, кое-где стали видны цепи солдат, прочесывающих джунгли, а вдали у обмелевшей речки, выстроилась колонна техники.

- Это вас ищут? - спросил у Дяди Федора

- Ну да, но моего бывшего зама найдут, это точно, мы его хорошо связали. Я на него не злюсь, у него не было выбора, поэтому, объяснил кое-что и рассказал, как его дружка детства Мгомбу замочил родной брательник. Так что сегодня его ждет начало большой карьеры, если послушается моих советов и выберет правильный вектор, и если никакая зверушка не схарчит.

Он посмотрел в лобовое стекло флаера на голову колонны военной техники, смотревшей в сторону огромного заходящегося солнца. У переднего командирского УАЗа, немного в стороне от группы офицеров стояли два негра, точно так же одетые в камуфляж. То, что это старшие начальники, было заметно по их поведению.

- Вон они стоят, мандавошка людоедская вместе с цэрэушным сукиным сыном. На столицу двигаются бняди, а по пути решили родного дядю уконтропупить. Якут приготовиться! Отставить, Якут, - что-то передумал он, - Константин, снижайся и подойди к ним правым бортом на расстояние пять метров, это исключительно мои клиенты.

Когда флаер снизился и подошел ближе, оба негра с недоумением уставились на то место, где он завис. Человеческий взгляд воспринимал его, как пятно марева, но когда распахнулась дверь, их глаза выражали одновременно и удивление и ужас. Американец успел еще бросить руку к кобуре с пистолетом, но раздались две двойки выстрелов, и оба клиента, разбросав мозги по окрестностям, свалились на жухлую траву.

- Все, - сказал Дядя Федор, когда дверь захлопнулась, - Теперь, Константин, поворачивай строго на север. Через полчаса будет темно, поэтому, двигай полным ходом. Километрах в ста двадцати увидишь три вышки, нам туда.

Действительно, через десять минут на берегу какого-то озера показалось треугольное огражденное поселение, состоящее из шести длинных и одного небольшого деревянных бараков. На углах ограждений стояли три сторожевых вышк