Book: Танец обожженной души



Танец обожженной души

Мира Тагирова

Танец обожженной души

Глава 1

Этот день ни чем не отличался от всех других летних дней, которые входили в историю каждого человека по своему, тихонько сменяясь следующим по счету числом. Все было как обычно, вот только погода, которая с утра не предвещала осадков, вдруг испортилась и накрыла город темными грозовыми тучами. Вскоре они разверзлись, как бы говоря о грешности человеческого мира. Вскоре обычный дождь превратился в непроходимый ливень, и на улице практически не осталось ни одного прохожего. Лишь самые стойкие бежали по лужам, прикрываясь газетами или сумками, так как торопились по неотложным делам.

Летние ресторанчики были заполнены, кроме одного, находившегося за углом красного кирпичного здания. Он почему-то не пользовался в этот момент большим спросом, хотя выглядел вполне уютно и презентабельно. Но вот дверь открылась, и в заведение вошел симпатичный молодой человек лет тридцати. Синие потертые джинсы промокли и казались черными, а сквозь мокрую белую рубашку виднелись мускулистые плечи. Но внимание привлекал отнюдь не внешний вид, а голубые глаза, которые притягательным образом выделялись на фоне темно-русых волос.

По щеке потекла капля от дождя, которую молодой человек с легкостью вытер ладонью и прошел за свободный столик. Высокий худощавый паренек, с виду студент, тут же поспешил к нему. Улыбнулся и учтиво здороваясь, подал меню. Гость, извиняясь, попросил полотенце, указывая на свою промокшую рубашку. Моментально отреагировав на просьбу, официант все с той же безупречной улыбкой скрылся за дверью и вернулся с белым полотенцем в руках.

– Спасибо, – поблагодарил молодой человек, после чего заказал кофе и отправился в туалет, чтобы просушиться.

Возвращаясь, он заметил, что дождь за окном почти закончился, и из-за туч робко выглянуло солнце. Присев на место, обратил внимание на соседний столик, за которым сидела девушка в закрытом шелковом платье траурного цвета. Она не была из тех красавиц, что выставляли себя напоказ. Да и кто-то ее даже красивой бы не назвал, но в отсутствии привлекательности гостью нельзя было обвинить. Незаурядная внешность приковывала взгляд гостя, хотя в интервал его вкусовых пристрастий девушки с таким типом внешности не входили. Сам того не замечая, он начал пристально разглядывать незнакомку.

Слегка растрепавшиеся длинные волосы мягкими волнами спадали на точеные плечи. Лебединая шея, тонкие пальцы и аристократичная осанка – говорили об изящности и грациозности. Его привлек холодный чуть отрешенный взгляд. Молодой человек старательно пытался понять, о чем незнакомка думает. Должно быть, у нее случилось горе, возможно даже, что кто-то умер. И именно поэтому она сидит с грустным выражением лица в странном мрачном наряде. Неожиданно девушка чихнула, нарушая невозмутимое спокойствие ресторанчика. Парень тут же заметил, как ее взгляд чудесным образом оживился, придавая лицу девушки большую привлекательность. Она виновато улыбнулась и снова отвернулась к окну.

Голубые глаза гостя тоже устремились в сторону оживленной улицы. Там, за окном молодая женщина что-то объясняла ребенку. То ли откуда берутся лужи, то ли почему идет дождь. Мальчик слушал, разглядывая капельки на машине, напоминающие маленькие стразики, отражающие в себе солнечный свет. К ним подошел мужчина, нежно приобнял женщину, которая, в свою очередь, радостно поприветствовала его поцелуем в губы. Он взял ребенка на руки, и семья радостно зашагала вдоль улицы, как в фильме со счастливым концом.

«Как трогательно», – подумал молодой человек. Потом снова украдкой посмотрел на девушку, и заметил, как она в спешке начала собираться.

Тут официант принес кофе.

– Пожалуйста, – произнес он вежливым тоном, так же улыбаясь.

– Благодарю, – протараторил гость и заключил про себя: «Какой улыбчивый».

Он вновь обратил внимание на незнакомку, которая поспешно поднялась из-за стола и направилась к выходу. Но в этот момент нечаянно задела бедром один из стульев. Раздался резкий неприятный звук. Девушка, повернулась в сторону заинтригованного ею гостя и встретилась с ним глазами. От неожиданности тело молодого человека молниеносно передернуло, а губы разомкнулись от удивления. Какая-то магическая сила заставила его приподняться, но когда девушка поспешно опустила ресницы, он тут же опустился на место. И то ли от его пристального взгляда, то ли от ее неповоротливости, которая заставила привлечь внимание немногочисленных посетителей, на щеках выступил румянец смущения.

– Простите, – чуть слышно проговорила она.

И уже более грациозно миновала два стола и скрылась за дверью. Ему показалось, что вместе с ней ушло очарование, наполнявшее этот ресторанчик, а магическая сила мгновенно куда-то улетучилась. Еще некоторое время молодой человек сидел и приходил в себя, с сожалением поглядывая на дверь. Решив, что делать здесь больше нечего, допил кофе. Попросив счет, бросил грустный взгляд на столик, где недавно сидела девушка. Как вдруг, на стуле заметил книгу.

«Забыла», – пронеслось в голове.

Через какое-то мгновение она оказалась в мужских руках, с азартом перелистывающих изношенные временем страницы. Это произведение было знакомо каждому человеку. Произведение, которое свидетельствовало о существовании вечной и чистой любви: «Ромео и Джульетта». И почему-то хозяйка книги показалась наивной девочкой, все еще верящей в сказки о принцах и мечтающей о той чистой любви, о которой грезят все девочки в подростковом возрасте.

На одной из страниц обнаружилось фото, где была изображена незнакомка с каким-то парнем. Вид у них был счастливый: он крепко сжимал ее в объятьях, улыбаясь во всю ширь, а она, скорчив смешную гримасу, показывала язык. Молодой человек почувствовал болезненный укол досады, перевернул карточку и увидел на обратной стороне стих:

«Она затмила факелов лучи!

Сияет красота ее в ночи,

Как в ухе мавра жемчуг несравненный.

Редчайший дар, для мира слишком ценный!

Как белый голубь в стае воронья —

Среди подруг красавица моя».

А снизу перечеркнутая подпись: «Твой Ромео».

«Очевидно, это отрывок из повести, – заметил внутренний голос. – М-да, прям романтик. Так, значит, у нее кто-то есть или… Или наоборот они только расстались?!» – эта мысль зажгла маленький огонек в душе и начала греть.

Тогда стало ясно, почему лицо незнакомки было таким печальным и отчужденным. Неожиданно мысли прервал официант, который принес счет все с той же знакомой улыбкой.

«Она, у него пришита, что ли», – пронеслось в голове у гостя.

Он посмотрел на часы и понял, что опаздывает, а ведь, ему необходимо забежать домой, чтобы переодеться. Расплатившись, он прихватил книгу и вышел из кафе. На улице было свежо. Солнечные лучи отражались от луж и ослепляли глаза, а неиспарившийся запах дождя вызывал чувство обновленности, которое побуждало к совершению героических поступков.

«Надеюсь, она не будет ругаться за опоздание. Да и, черт побери, совсем не хочется туда идти, каждый раз одно и то же!» – думал он.

Ему так хотелось вернуться назад, где напротив него сидела она – незнакомка. Но понимая, что момент для знакомства глупым образом был упущен, за что он себя сильно корил, молодой человек вздохнул, и нехотя побрел к автобусной остановке.

Глава 2

В квартиру позвонили. Пожилая седовласая женщина поторопилась с криками: «Иду-иду!» Посмотрев в глазок, прокрутила замок три раза и отворила дверь:

– Ну, наконец-то! – воскликнула она. – Маша, Сереженька пришел!

«О, Боже!» – взмолился внутренний голос Сергея.

– Новенькая невеста?! – спросил он, переступив порог, и с неодобрительным взглядом начал снимать кроссовки. – И где ты их только берешь, ума не приложу? – риторически воскликнул он.

– Тш-ш-ш, – недовольно прошипела пожилая женщина, – веди себя прилично. Я позвала ее на ужин и всего-то. Но ты уж будь поласковее с Машей, она такая душка: готовит, убирает, любит чистоту, в общем, идеальная домохозяйка! – с детским восторгом в глазах пролепетала она, при этом сложив руки так, будто собиралась помолиться богу. – А самое главное цвет глаз у нее голубой! Если у вас все получится, то и детки тоже будут голубоглазики! – все с той же детской непосредственностью промолвила женщина.

Она в какой-то степени была одержима этой навязчивой идеей. Ставила своей главной задачей женить сына именно на голубоглазой девушке, чтобы, как и раньше, из поколения в поколение в их роду передавался этот небесный цвет глаз. Сергей вздохнул, но делать было нечего, после гибели брата-близнеца мать только и занималась этим непонятным сватовством, и порядком это поднадоело. Хотя, до смерти брата вся материнская любовь принадлежала только ему, ведь, на фоне Сергея он казался успешной личностью. А что любят матери больше всего? Конечно же, хвастаться достижениями родного дитя. Но он не ревновал, так как считал это бессмысленным и низким занятием, так как тоже искренне любил брата – самого родного человека, который всегда помогал в те моменты, когда близкие друзья отворачивались от Сергея.

– Оделся бы хоть по приличнее. Ну, что это такое?! Ты же знаешь: я не признаю джинсы и футболки, – возмутилась пожилая дама, тыкая пальцем в Сергея.

– Извини, я попал под дождь, который совсем не входил в мои планы. Пришлось возвратиться домой и переодеться. Потому и опоздал, – спокойным тоном и с легкой улыбкой произнес он, пытаясь смягчить мать.

– Ну, неужели у тебя больше нет рубашек? – приподнимая подкрашенные карандашом брови, спросила женщина.

– А зачем?! Я только к тебе так одеваюсь.

– Хорошо, пусть будет так, – недовольно произнесла она.

Но как только в коридор вышла Маша, ее лицо смягчилось. Сергей остолбенел, увидев ее. И эта особа домохозяйка?! На него из-под роскошных длинных ресниц кокетливо смотрели глаза ярко-голубого цвета. Черное строгое платье идеально подчеркивало достоинства пышногрудой блондинки.

«Крашенная», – заключил он.

Да, она была в его вкусе! Но, казалось, что под этим идеалом замаскирована какая-то таинственная фальшивость.

– Привет, я Мария, – нежно, волнуясь, произнесла гостья.

– Добрый вечер, – промолвил Сергей, улыбаясь.

– Ой, ну вот и ладненько, прошу к столу, детки, – женщина замахала руками в сторону просторной гостиной.

Там царил идеальный порядок, а наличие раритетных вещей придавало ей старческую элегантность и интеллигентность. Все прошли в зал, и присели за стол.

– А специально по случаю сегодняшнего ужина я открою бутылку вина. Ее еще Мишенька привез. Упокой бог его душу, – вздохнула мать и полезла в мини-бар, достала бутылку с надписью «Лупикайа».

– М-да, братан любил все Итальянское. Даже подумывал на итальянке жениться, красивая была, как вы, – с очаровательной улыбкой произнес Сергей, разглядывая фигуру Маши.

После этих слов ее рука оказалось на его колене. Он прокашлялся, резко встал и принялся распечатывать бутылку:

– А где же штопор, мам?!

– Ой, я забыла его принести с кухни, милый, – промолвила женщина и собралась за ним пойти, как Сергей опередил ее со словами:

– Не беспокойся, я сам, – и скрылся за дверью, оставив женщин наедине.

– Анастасия Федоровна, вы такая прекрасная хозяйка. Хочу быть похожа на вас, – льстивым голосом произнесла Мария, хлопая невинно глазками.

– Душенька, какие твои годы. Если будешь меня слушаться, то обязательно станешь отличной хозяйкой.

– Я люблю учиться! Всю жизнь чему-нибудь да учусь. Надеюсь, вы мне дадите рецептик вашего персикового пирога?

– Конечно, лапочка, и не только пирога. Но это потом. Ты лучше мне скажи, как тебе Сереженька? Правда, красавец?! За ним столько девчонок бегало. У-у-у… И не сосчитать, – протараторила женщина.

Но тут в комнату вошел Сергей, и девушка не успела ответить. Мать подмигнула, дескать, обсудим эту тему позже и воскликнула:

– Дорогой, а мы тут говорили, как было бы хорошо нам вместе съездить к тете Розе в гости! Машенька согласна. Правда, дорогая? – хитро глядя на девушку, произнесла Анастасия Федоровна.

– О! Да! – радостно подтвердила та. – Я буду счастлива, если составлю вам компанию.

– Прости, мам. Но боюсь без меня. Макс просил ему с переездом помочь. Ты же знаешь, какой это муторный процесс, тем более что жена его беременна. Помощь моя просто необходима, – извиняющимся тоном изложил Сергей.

Поставил бутылку на стол и сел на свое место. Ему почему-то хотелось бежать отсюда из этой комнаты, из этой квартиры и, может быть, даже из города.

Девушка, сидящая рядом, совершенно не интересовала его. Ему казалось, что в ней слишком много косметики, много фальши, да и цвет глаз какой-то неестественный. Может раньше его и смогла привлечь этакая расфуфыренная кукла, но сейчас в голове крутилась только одна девушка: девушка-загадка, девушка-тайна, девушка-незнакомка, которую он встретил сегодня в кафе. Случайная встреча что-то изменила в его внутреннем мире. Да так неожиданно и резко, что он не мог или даже не хотел этому сопротивляться. Сергей решил, что их встреча – это отрывок из какого-то романа, и что в действительности такое не может с ним происходить. А так хотелось быть главным героем, но не с этой жеманной куклой, которая только и делала, что пыталась угодить матери.

– Мальчик мой, ну не беда, Поедем после того, как ты поможешь Максимушке, – со сладкой улыбкой произнесла женщина и сделала удивленное лицо. – Странно, но я такого в твоем окружении не припоминаю.

– Э-э-э… Он с работы… – соврал сын, почесывая затылок.

Тем временем Мария кокетливым, многообещающим взглядом посмотрела на Сергея. Потом наклонилась к нему так, что можно было разглядеть прелесть ее груди и, легонько касаясь рукой плеча, встретилась с ним взглядом, после чего произнесла сладким голосом:

– Нитка. У тебя… – она помедлила и продолжила: —…На плече.

Тут его глаза округлились, и как будто все тело прошибло током.

«Да, у нее же линзы!» – ухмыльнулся он про себя.

Мария, довольная произведенным эффектом, медленно, словно кошка, приняла исходную позу и даже не догадывалась о своем разоблачении. Сергею было неприятно, что эта аферистка обманывает его мать. Но как от нее избавиться, не знал. Да и бесполезно доказывать что-либо матери: женщине, которая любила делать все по-своему и кроме мнения его брата не считалась ни с кем. Если они друг друга устраивают, то пусть и дальше продолжают в этом же духе, но без него.

Прошел час. Время тянулось. Разговоры о брате-близнеце утомили Сергея, ведь он и сам знал, каким хорошим сыном тот был. А Мария слушала внимательно, с предвкушением.

Наконец, изнуренный духотой, Сергей встал из-за стола и направился в ванную.

– Ты куда? – спросила Анастасия Федоровна.

– В ванную, освежиться, – с безукоризненной улыбкой произнес Сергей и вышел из комнаты.

Прикрыв за собой дверь, подошел к зеркалу, как-то горько улыбнулся, взъерошил волосы и включил воду. Вдруг в квартиру позвонили.

Несколько голосов смешались во что-то обеспокоенное и встревоженное. Парадная дверь захлопнулась и наступила тишина. Внезапно в ванную ворвалась Мария. Повиснув у Сергея на шее, впилась поцелуем в его губы. Он никак не ожидал такого поворота событий. Схватив девушку за запястья, попытался отстраниться, но ее хватка была настолько сильна, что ему становилось трудно дышать. Мария оторвалась от его губ и захохотала. В этот момент лицо казалось безобразным и вызывало чувство отвращения.

– Наконец-то мы одни. Я уж думала, что этот ужин никогда не закончится, – вульгарным тоном произнесла блондинка и снова собралась прильнуть к губам, как Сергей отстранился от нее и резким твердым тоном произнес:

– Какого черта ты это делаешь, совсем с ума сошла?

– Что?! Думаешь, я не поняла твоего намека?! В ванну… Освежиться! Я сразу догадалась, что это был сигнал. А тут, как раз, твою маман вызвали: у соседки что-то с сердцем, инсульт, вроде.

– Что? Там человеку плохо, а ты тут со своей похотью… – высказал он, смерив ее презрительным взглядом.

И только хотел выйти, как Мария схватила его за руку, повисла и проурчала кошачьим тоном:

– Я же знаю, что ты хочешь меня: твои глаза тебя выдают. Ну, давай развлечемся, сладкий!

Сергей резко повернулся к ней лицом и произнес ледяным тоном:

– Я тебя не хочу! Ты смазливая размалеванная кукла. Решила обмануть мою мать, надев линзы? Думаешь, я не заметил?! Ты мне неинтересна, более того противна. Иди и ублажай кого-нибудь другого, а я в твоих услугах не нуждаюсь!

Девушка покраснела от негодования, отпустила его руку и вцепилась в футболку с криками:

– Подонок! Хамло! Придурок! Да, кому ты нужен, ноль без палочки! Ни денег, ни семьи – тряпка!

Кровь вскипала в нем. Он грозно посмотрел на девушку, думая, что его взгляд отрезвит ее, но она все не унималась.

– Что? Ударишь меня?! Ну, давай-давай! – и с этими словами она начала колотить кулаками по его груди.

Ему надоел этот спектакль, и он силой поволок «леди» к двери. Она извивалась, кричала, покрывала его нецензурной лексикой. Сергей вытолкнул ее в коридор, бросил туфли и захлопнул дверь. Девушка настойчиво нажимала на звонок. И, в конце концов, когда терпение догорело дотла, не выдержал, и дверь вновь распахнулась.



– Ну, что еще желает, дама? – процедил сквозь зубы.

– Сумку… Верни, – уже более спокойно ответила девушка.

Он снял с вешалки сумочку и пихнул ей в руки. Снова захлопнул дверь. В квартире воцарилась тишина. Сергей прошел в комнату и опустился в кресло. Почувствовав себя раздавленным, откинулся на спинку и выдохнул. От произошедшего на душе остался осадок горечи, который хотелось разбавить чем-нибудь сладкими и забыться. Но этого чего-то не оказалось, и было решено залить горечь виски. Через какое-то время в квартиру снова позвонили. Сергей нехотя подошел к двери и отворил. На пороге стояла мать, чему он непременно обрадовался.

– Слава богу, все обошлось, ложный вызов. А я так испугалась за Ларисочку. Таких подруг беречь надо, – с грустной улыбкой произнесла женщина, войдя в прихожую. – А где же Машенька? – изумилась она.

– Ушла, – безразлично произнес сын, – точнее я ее выставил. Аферистка она.

– К-как выставил? – женщина присела на стул и испуганно спросила: – Что случилось, мальчик мой?

– Мам, зачем все это? Скажи, зачем ты вмешиваешься в мою личную жизнь?

– Сыночек, я же, как лучше хочу! Тебе деток и семью пора иметь, а ты даже с девушкой не встречаешься. Я внуков очень хочу. Ты ведь у меня один остался после того, как Мишенька погиб, – с этими словами она заплакала, но продолжила: – Глядишь сегодня или завтра помру, а так мне спокойнее будет, что дитя мое в хороших женских руках останется. Хотела найти ту, которая тебе действительно опорой станет, почитать будет, любить, как я. Ты сильный! – неожиданно бросила женщина, – Да, только сильные люди тоже в заботе нуждаются. Ой, или ты… все еще Надю забыть не можешь? – на него посмотрели глаза полные нежности и тревоги с нотками жалости, будто она почувствовала, что задела его за живое.

Он подошел к матери нежно приобнял ее за плечи и прошептал:

– Я нашел такую, мам, слышишь, нашел, вот только имени ее не знаю, и где живет, но знаю одно: она существует. А Надя… Надя тут не причем. Давно это было.

Тут женщина как-то взбодрилась.

– Правда?! – с детской наивностью спросила она.

Сергей расхохотался:

– Мамой клянусь! – с армянским акцентом произнес голос его.

Улыбка озарила заплаканное лицо женщины. И освободившись из объятий сына, она снова приняла невозмутимый вид и воскликнула:

– Сто грамм, мне нужно сто грамм, чтобы возместить потерянные слезы!

Глава 3

Несмотря на произошедший инцидент, домой Сергей возвращался в добром расположении духа. Автобусы в это время уже не ходили, и было решено пройтись пешком. Улицы и здания мирно спали, и только машины местных тусовщиков нарушали тишину большого города, тускло освященного ночными огнями.

Мысли о проведенном с матерью вечере никак не отпускали Сергея. Они вспоминали детство, шалости братьев-близнецов, разглядывали старые альбомы с потертыми, чуть пожелтевшими страницами. Казалось, это было совсем недавно – только вчера, как будто брат и сейчас рядом, живой, как прежде улыбающийся и излучающий веру в то, что все будет хорошо.

Михаил отличался от Сергея. Он был безудержным оптимистом, всегда и во всем находил плюсы, любил женщин. Без проблем находил общий язык с людьми любого возраста. И не важно, кто был перед ним: плаксивые дети или ворчливые старички. Умел завязывать новые знакомства и не забывал поддерживать старые, помогая всем нуждающимся, словно посол доброй воли.

«И почему хорошие люди так рано и внезапно уходят из жизни? – подумал Сергей. – Может, было бы лучше, если вместо него ушел я?» Он присел на лавочку и снова стал прокручивать события той ночи, произошедшие три года назад.

Штурмовой ветер гнул и раскачивал деревья. А разгневанные тучи пускали молнии, сопровождаясь раскатистым грохотом грома. Сергей наблюдал за этой картиной из окна своей квартирки и считал, что только безумец, осмелится выйти в это подобие ада. Через некоторое время он уснул, но неожиданный телефонный звонок заставил приподнять слегка припухшие веки.

«Полшестого утра! И кому в это время не спится?!» – возмутился он про себя, но взял трубку.

– Да, слушаю, – прохрипел голос.

– Сереженька, – молвила дрожащим голосом мать, – у нас горе… – послышался всхлип, – Мишенька в аварию попал! На смерть! Сережа, слышишь, на смерть! – и не в силах сдерживать себя она разрыдалась.

В трубке раздался чужой женский голос:

– Здравствуйте, с вами говорит медсестра. Меня зовут Надежда. Ваш брат попал в дорожную аварию. Я думаю, вам необходимо приехать в больницу.

– Д-да, я скоро буду! – взволновался он.

– Ждем.

Сергей выбежал на улицу, поймал попутку и ошеломленный известием все еще не верил, что это правда. Его пальцы нервно барабанили по мягкой обивке пассажирского сиденья, когда машина торопливо ехала мимо серых бетонных зданий, олицетворяющих в себе безмолвную траурность.

Больница еще спала.

– Извините, где мне можно найти Надежду, – спросил он у мимо проходящего дежурного врача.

Тот посмотрел на него сквозь толстые поцарапанные линзы на стареньких очках и произнес картавым голосом:

– А она вроде в морге, старушку успокаивает: сын у нее сегодня погиб. М-да. А ведь парень совсем молодой. На вас, кстати, очень похож!

– Да-да, это мой брат-близнец. Где тут у вас морг? – торопливо спросил он.

– А вот, направо повернете, там лестница будет, так вы по ней вниз спускайтесь, а потом прямо по коридору.

– Спасибо.

Сергей спустился по лестнице и поспешил вдоль слабо освещенного коридора. Обстановка напоминала картину из фильма ужасов, только музыкального сопровождения не хватало. В конце он увидел силуэты двух женщин, сидящих на лавочке. В одном из них Сергей узнал мать. Рядом сидела девушка в белом халате и что-то ей говорила, держа за руку.

– Мама, что случилось? – голос его был встревожен.

– Сережа… – пролепетала женщина.

– Тише-тише, вам нельзя волноваться, – перебила девушка.

Она поднялась и отвела Сергея в сторону.

– Здравствуйте, меня Надя зовут, – представилась девушка еще раз. – Я вколола вашей матери успокоительное: у нее была страшная истерика, – шепотом произнесла она и продолжила: – Ваш брат попал в аварию во время урагана. Врезался в столб и вылетел в лобовое стекло. Есть версия, что он не справился с управлением, – она посмотрела на него с жалостью и положила руку на плечо. – Когда его нашли, он еще дышал. В операционной готовились его принять, но он не дожил до операции.

В горле образовался ком, Сергей не мог сказать ни слова. Хотелось зарыдать, закричать, стукнуть по стене кулаком и считать все это шуткой, розыгрышем, которые так любил его брат. Вместо этого он прикрыл глаза рукой и сдавленным тихим голосом проговорил:

– Понятно.

– Вам с Анастасией Федоровной лучше сейчас поехать домой. Хотите, я вас отвезу? Моя смена как раз закончилась, – все с той же нежностью в голосе молвила девушка.

– Я… я был бы вам признателен.

– Тогда вы поднимайтесь наверх, а я пока переоденусь, – с этими словами она пошла вдоль коридора и скрылась за поворотом. Сергей подошел к матери.

– Мам, я рядом, слышишь? Я всегда буду с тобой.

Женщина сидела молча и смотрела в пустоту длинного коридора. Он взял ее за руку, заставил приподняться, и они медленно побрели к лестнице. На верху их уже ждала Надежда.

Почти каждый день она навещала пожилую женщину, которая так прониклась к ней теплотой и нежностью, что каждый раз ждала ее в гости. Ему вспомнился звонкий смех Нади, ее длинные рыжие волосы… Зеленые озорные глаза… Но тут Сергей потряс головой. Взъерошил руками волосы.

И протестующе про себя произнес: «Все хватит! Не хочу о ней вспоминать!» Он поднялся со скамьи и побрел в сторону дома.

Глава 4

Часы показывали пять вечера. Будильник звенел три раза. Рука Сергея лениво потянулась, чтобы окончательно вырубить его. Сонный взгляд случайно встретился с ярким солнечным светом, который тут же заставил зажмуриться и бросить несколько матерных слов в его адрес.

Вставать не хотелось, лень ласково гладила Сергея по голове не желая отпускать из сладких объятий. Но пересилив себя, он медленно привстал с постели, подошел к окну и раздвинул шторку. Принялся наблюдать за тем, как люди после тяжелого трудового дня спешат домой. Для него это было привычным делом: просыпаться тогда, когда обычные трудяги заканчивали рабочий день.

Шлепая босыми ногами по обшарпанному паркету, Сергей направился в ванную. Холодный душ окончательно разбудил его, а ужин заменил обед и завтрак. Надев любимые потертые джинсы и старенькую красную футболку, он вышел из квартиры и, спустившись на этаж ниже, встретил соседку – тетю Клаву, так ее звали окружающие. Это была русская бабенка лет под пятьдесят с крупными формами и мощной внутренней энергетикой. Женщина, которая коня на скаку остановит и тому подобное… Хотя, остается загадкой, кто приписал эти критерии русской женщине, и есть ли та, кто все эти условия выполнила…

В руках она несла черные мусорные пакеты.

– Добрый день, – поздоровался Сергей.

– Здравствуй, Сережа, – на ее лице появилась растерянная улыбка.

Одета она была, скажем, не для прогулки до мусорного бака, хотя многие женщины считают поход на улицу каким-то важным событием. Тем более, если они все время проводили дома, смотря какой-нибудь сериальчик или убирая квартиру до идеальной чистоты. А эти бесконечные телефонные разговоры?! О чем только можно говорить, когда каждый день проходит одинаково!

Черное платье безвкусно пестрело крупными красными розами, а яркий макияж делал женщину вульгарной, и только красная помада идеально подходила к ее наряду.

– Вы шикарно выглядите, давайте я вам помогу, а то эти мешки совсем не сочетаются с вашим платьем, – сказал он и добавил: – У вас сегодня какой-то праздник?

– Да. День рождения, – заиграла благодушная улыбка на ее довольном лице.

– О! Поздравляю вас! Вам, наверное, исполнилось восемнадцать?! Смотрите много не пейте, а то какой-нибудь поклонник не устоит перед такой красотой и воспользуется вашей слабостью, – подмигнул Сергей.

– Какой ты льстец, все-таки, – проурчала женщина и обняла его за шею, смачно чмокнув в щечку.

– Ух, кажется, становится жарко, – и улыбка снова озарила его лицо.

Они почти благополучно дошли до мусорки, если не считать того, что один из мешков порвался, в тот момент, когда Сергей пытался закинуть его в бак. Что очень сильно рассмешило мимо проходящих людей. Но делать было нечего, пришлось спасать природу от мусора тети Клавы. И когда задача была решена, молодой человек еще раз поздравил женщину с днем рождения и пошел на работу.

В дешевеньких наушниках зазвучал: «Korn – Word Up», что еще больше поднимало настроение, и Сергей решил пройтись пешком. Выйдя на более людное место, он заметил, что проходящие мимо девушки, как-то странно смотрят на него: кокетливо улыбаются и даже подмигивают.

«Кажется, сегодня мой день», – довольно подумал Сергей, улыбнувшись в ответ очередной милашке.

Наконец он дошел до синего здания, на котором красовалась вывеска ночного клуба «Венеция», и вошел внутрь. Поначалу работа здесь ему очень нравилась: движуха, девочки, да и приготовление напитков приносило удовольствие. Он даже придумал парочку коктейлей, которые сразу же вошли в местное меню и пользовались большим успехом. Не работа, а праздник. Но вскоре праздное веселье приелось и превратилось в обычную рутину.

У безлюдной барной стойки его встретил складно сложенный молодой человек.

– Привет, братан! О-о-о! Я смотрю, ты сегодня уже успел подцепить куколку Барби?! – воскликнул Дэн и расхохотался.

– Какая еще Барби?! Мне вчерашнего ужина хватило с одной куклой. Я на сегодня в завязке, – поморщился Сергей.

– Кстати, да! – он с интересом взглянул на него. – Любопытно было бы узнать. Но это потом, а сейчас иди-ка и взгляни на себя в зеркало.

Он решил не ходить далеко, а посмотреться в одиноко лежащий на полу металлический поднос.

– Вот, черт! А я-то думаю, что это на меня девчонки заглядываются, – Сергею тоже стало смешно, и его голос сквозь смех произнес: – Это все тетя Клава… понимаешь?! У нее сегодня день рождения, вот она и… поцеловала меня.

На щеке виднелся яркий след губной помады.

– Я смотрю, тебя на зрелых дам потянуло!

– Уж лучше, чем намалеванная малолетняя пустышка.

– Ну, смотря для каких целей, – коварная улыбка появилась на лице Дэна.

– Главное, чтобы разговор могла поддержать и борщ умела готовить. – Сергей, приподнял указательный палец вверх.

– Старичкам самое то, а нам пока рановато одними борщами довольствоваться.

– А тебе, по-моему, они совсем не нужны…

– Не, ну готовить уметь должна любая женщина. Это одно из ее предназначений.

– Согласен. Но в наше время многие женщины не умеют готовить, но зато отлично забивают гвозди. – Сергей стер салфеткой след от помады.

– На что ты намекаешь? – его брови сложились в домик.

– А то, что некоторые мужчины утратили свои навыки, а некоторые женщины свои.

– Хм… Это все потому, что кто-то слишком сильно хотел равноправия, – закончил тему друг.

Они еще немного поболтали, и Дэн побрел в гримерку. Это был красивый и очень привлекательный молодой человек с темными, блестящими и аккуратно зачесанными назад волосами. И никто в этом клубе не понимал, зачем ему эти танцы, ведь он сынок богатенького бизнесмена. Но как потом выяснилось, папочка хотел сделать ребенка своим преемником, но тот был против, сказав, что эта работка не для его творческой натуры. Отец, конечно, огорчился, но от любимого сына не отказался, потакая всем его выходкам.

В клубе местные стриптизерши прозвали его «сладкий мажорчик». Но, не смотря на наличие денег и заурядной внешности, внутренний мир Дэна казался простым, без напыщенности и высокомерия. И Сергей ценил это редкое качество в нем, да и дружба, казалась, легкой и в тоже время прочной. А началась она еще в детстве, когда их отцы стали партнерами по бизнесу. С тех пор их пути пересеклись и больше не расходились.

Сергей переоделся и уже суетился за барной стойкой, когда в заведение начал пребывать народ. В клубе размещались два этажа. На первом располагался танцпол и сцена, а второй этаж украшали диванчики, обитые натуральной кожей коричневого цвета. Много красивых девушек посещали это место. Кто-то приходил с подругами, чтобы поразвлечься, а кто-то, чтобы найти и соблазнить очередного богатенького простачка. У мужчин же всегда была одна цель: девушка на одну ночь.

Клуб наполнился. Танцпол гудел. Народ веселился. Барная стойка тоже не пустовала. Играл какой-то супер микс. Но Сергея раздражала клубная музыка, которую он называл «музыка для скота». Хотя, она менялась, в зависимости от ди-джея, но все же, казалась монотонной и однообразной.

Время шло незаметно, лица менялись, а вместе с ними и содержимое бокалов. Половина ночи уже прошла. Но гости клуба все не унимались. Накаченные кто чем – они танцевали, словно заводные игрушки.

Очередной клиент подсел за стойку и попросил двойной скотч. Сергей налил. Представительный мужчина лет сорока только и делал, что кидал пошлые взгляды на мимо проходящих цыпочек. Опустошив стакан, он попросил еще и, переведя взгляд на танцпол, принялся неотрывно наблюдать за кем-то. Вдруг резко повернулся к Сергею, что-то буркнул и показал пальцем в сторону толпы. Тот не понял ни слова из-за громкой музыки, но все же взглянул на указанный объект. И тут, то ли обман зрения, то ли действительно, правда. Его глаза увидели ее – девушку из кафе. Незнакомка стояла с высоким парнем и о чем-то оживленно беседовала. Неожиданно луч от прожектора на долю секунды ослепил Сергея, заставив резко зажмуриться. А когда глаза открылись вновь в поисках знакомого лица, то девушки уже не оказалось. Сколько бы не вглядывался в толпу – ее там больше не было. Бежать за ней, но куда?! Тут же возникла идея подняться на второй этаж. Предупредив напарника, он вышел из-за барной стойки и побежал вверх по лестнице. Глаза впились в кучку незнакомых людей. Но среди них он так и не смог разглядеть лица незнакомки.

«Черт!», – выругался он.

После чего еще некоторое время всматривался в толпу, но осознав, что все тщетно – направился назад. Вернувшись с подавленным видом, присел на холодный пол. Попытался оградиться от раздражающей его обстановки, прикрыв уши руками.

– Ты в порядке? – поинтересовался напарник.

– Что? – рассеянно переспросил Сергей.

– С тобой все хорошо?

– А! Да. Все отлично, – он не спеша поднялся.

Тут свет в клубе потух, сцену озарил прожектор, и из-за кулис вышел Дэн в костюме ковбоя. Публика заликовала. Музыка заиграла, и шоу началось. Но Сергею было все равно, что творится по ту сторону стойки. Он думал о том, что его девушка-загадка сейчас где-то там, среди разгоряченной толпы:

«Был шанс, ведь был! Но что она здесь может делать? – вопрошал внутренний голос. – Нет. Это не возможно! – его рука провела по подбородку. – Надеюсь, что не возможно. Только не здесь».



Наконец после яркого продолжительного шоу, танцпол начал потихоньку пустеть, и только лишь заядлые тусовщики все еще не унимались.

Сергей понес мешки с мусором на выход. Оказавшись на улице, вдохнул глоток свежего воздуха, закинул мешки в бак и вдруг услышал женские крики:

– Нет! Отпустите! Пожалуйста! – вопил голос.

– А ну заткнись, давай внутрь! – приказывал мужской.

Сергей оглянулся и увидел каких-то парней, которые пытались запихнуть девушку в машину.

– Эй! Мужики! Совсем оглохли? Она просила ее отпустить, – рявкнул он.

– Че-е? Вали-ка ты отсюда, мужик, пока живой, – огрызнулся один из них.

– А вот теперь я вам говорю: отпустите девушку!

Та стояла, прижав руки к груди, с заплаканным, исказившимся от страха лицом и всхлипывала.

– Нет. Ты че не расслышал, горец? Вали, сказал! А то узнаешь, с кем имеешь дело, да только поздновато будет.

– Я уже понял, с кем я имею дело. Отпусти девчонку! – выпалил Сергей, медленно подходя к ним.

– Слушай, кто она тебе? Это обычная шалашовка, и мы уедем с ней! – второй парень, по-видимому, не трезвый выпятил грудь и достал нож.

– Она моя сестра, – спокойно ответил он и оттолкнул девушку, чтобы ей не досталось.

Нападавший замахнулся ножом, но Сергей ударил по его руке ногой. Холодное оружие тут же выпало, звонко ударяясь об асфальт. Парень попытался поднять нож, за что получил коленкой в нос.

– Ой! больно же! – завопил противник.

Повернувшись к сообщнику, который запихивал девушку, он прорычал:

– Теперь твоя очередь.

– Мужик, ты больной? Из-за какой-то… Пр… дев… Дуры!

Но Сергей не слушал его и надвигался так, будто в запасе находилось еще шесть жизней.

– Ну, мужи-и-ик, это тебе аукнется! – воскликнул тот, залезая в машину. Завелся мотор.

– Меня подожди! – заорал пострадавший и на ходу запрыгнул в салон.

– И всего-то! – ухмыльнулся Сергей и разжал кулаки. Взглянул на девушку и поинтересовался: – Ты в порядке?

– Д-да, с-спасибо, – пролепетала та.

– Я вызову такси, подожди здесь.

– Не надо, я у дороги поймаю.

Он снова усмехнулся и добавил:

– Нет уж, лучше я вызову такси! А ты пока зайди в клуб, вдруг эти подонки вернутся.

– Нет. Я туда больше не хочу, – прошептала девушка и сглотнула, – я здесь подожду. Не думаю, что они вернутся, по крайней мере, сейчас. На самом деле… – она помедлила, – на самом деле я сама виновата… Я не думала, что все так закончится, – взгляд ее был невинным и измученным.

Сергей ничего не ответил, развернулся и пошел к входу клуба, откуда неожиданно повалил народ.

– Эй! А почему сестра, а не девушка, например? – крикнула она вслед. Он остановился у двери, развернулся и произнес:

– Все мы братья и сестры, – улыбнулся, подмигнул и скрылся за дверью.

Такси подъехало быстро. Сергей проследил за тем, как девушка села в автомобиль, заплатил, не проронив ни слова, и удалился.

Когда он вошел в зал, там никого уже не было.

– Я уберу, сегодня моя очередь, можешь идти домой, – с мягкой жалостью во взгляде протараторил напарник.

– Спасибо, друг, – поблагодарил измученный Сергей.

Дорога домой казалась длинной. Насыщенная событиями ночь измотала окончательно. Мозг всю дорогу прокручивал произошедшее. Не верилось во внезапное появление незнакомки в столь злачном месте. Лучше бы это был плод его воображения. Она, представлялась нравственно чистой и интеллигентной девушкой, которую не интересуют подобные заведения. Но мысль о том, что она находилась рядом, а он ничего не смог предпринять, мучила его.

Вот так размышляя, Сергей дошел до дома. Устало поднялся по лестнице, приложил ключ-таблетку к магниту, та запищала и открылась. Глаза печально посмотрели внутрь подъезда, как вдруг сделались большими, и слова сами сорвались с губ:

– Твою ж мать!

Глава 5

На лестничной площадке лежало тело. Он сразу же узнал, кто это, подошел ближе и пощупал пульс. Крови не было.

– Вот, хрень! Надо вызвать скорую! – воскликнул он вслух, после чего про себя добавил: – «Или полицию».

Как ни странно, но полиция сработала быстро, даже, скажем, оперативно. Соседи проснулись от шума и выбежали в коридор, наполняя его вздохами сожаления и отчаяния.

Сергея допросили о жертве. Он рассказал, что видел женщину днем, когда выходил из квартиры, что сегодня она собиралась справлять день рождения, и поэтому была в прекрасном расположении духа. Полицейский предупредил его о необходимости прийти в участок для более подробного допроса, а пока свидетель и подозреваемый в одном лице, может быть свободен.

Войдя в квартиру, Сергей тут же поспешил на кухню, достал из шкафа початую бутылку виски и допил залпом оставшуюся часть. Мысли спутались в один клубок, но сил распутывать их уже не было. Так что, снимая на ходу кроссовки, он плюхнулся на кровать с бутылкой в руках и уснул.

День. Новый день приближался незаметно. Как кошка, которая крадется за добычей, а потом внезапно нападает и съедает ее. День, что состоит из часов, часы из минут, минуты из секунд – это время. Оно убивает нас медленно, но так верно. И ужасно представить конец нашей жизни, ужасно познать смерть. Но, все же, она не так страшна, как сам процесс. Кто-то ее боится, кто-то думает о ней, а кто-то помогает забирать людские души. Как ты уйдешь из жизни – это важно. Но что останется в памяти людей после твоей смерти, решать тебе.

Шум барабанящего по стеклу дождя, разбудил Сергея. Тяжелые веки разомкнулись, мозг заработал и пошел мысленный процесс. Память восстановила события прошлой ночи. Он приподнял голову, посмотрел в окно, и увидел, как угрюмые тучи сомкнулись в одно темное пятно над городом. Казалось, они оплакивали страшную потерю.

Часы показывали четырнадцать тридцать. Он решил, что лишний часик ему не повредит, и снова почти уже погрузился в сон, как вдруг завопил телефон.

– Только не это, – прошептал сонный голос.

Звонок был пропущен. Вскоре мелодия снова заиграла. Сергей нехотя вытащил из кармана джинс телефон, которые он не изъявил желания снять, и ответил хриплым голосом:

– Да.

– Сергей, твою мать! Ты знаешь, кому ты вчера дорогу перешел?! Тебе че на месте не сиделось? – кричал начальник из трубки.

– Вы о чем? – не понял тот.

– Я о тех парнях, которых ты ночью избил!

– Я… Да-да, вспомнил. Ну, да, было дело. И что?

– А то, что ты уволен, сынок, понял?! – не унимался грубый голос.

– Как? За что? Я девчонку спас! – изумился он.

– А вот за что: среди пострадавших был сын нашего учредителя. Прости уж, но либо они, либо ты, – более спокойно ответил он. – Советую больше в клубе не показываться, он очень зол на тебя. Это в твоих же интересах. Расчет получишь по карте.

В трубке зазвучали гудки. Минут пять Сергей приходил в себя. Тихая мрачная комната отражала его внутреннее состояние. Ему не было обидно, он знал, что сам виноват в случившемся, но то, что деньги и власть решают все, вплоть до человеческих жизней, огорчало. И он ни сколько не жалел о своем поступке, более того, считал, что каждый уважающий себя мужчина должен поступать именно так.

Сергей встал с кровати, оступился о бутылку, выругался и, ковыляя, приблизился к окну. На улице не было ни души. Небесная вода образовала лужи на дорогах. И дождь не думал прекращаться. Ему казалось, что кто-то там, на верху, сейчас смотрит на него и сочувствует. Он распахнул форточку. Лицо обдало ветром, и свежий влажный воздух ворвался в комнату.

«М-да, теперь я безработный», – удрученно заметил внутренний голос.

Сев на подоконник, Сергей задумался. Мысли перетекали из одной темы в другую.

Вчерашнее убийство тети Клавы казалось нереальным, будто это событие ему приснилось, а появление незнакомки в клубе было совсем неожиданным. Да, и почему собственно в клубе, а не в магазине или, например, в парке? А может это всего лишь иллюзия? Навязчивая идея? Сергей посмотрел на книгу, которая лежала на тумбочке и просилась в руки. Взяв ее, вытащил фото влюбленной парочки и начал внимательно рассматривать девушку. Веселая и беззаботная, она казалась, озорным ребенком. И этот образ на фото совсем не соответствовал той грустной и одинокой девушке в кафе.

«Несчастная любовь, – хмыкнул он и добавил: Никто от нее не застрахован».

Раздумья прервал телефонный звонок.

– Слушаю, – ответил Сергей.

– Здравствуйте, Вас из полиции беспокоят, – раздался голос из трубки.

– A-а… Да-да. Здравствуйте. Юрий Николаевич, кажется… Вас так зовут?

– поинтересовался Сергей.

– Да, именно так. Мне необходимо, чтобы вы явились в отделение для дачи показания, желательно сегодня.

– Оу, да, конечно.

«Времени у меня сейчас хоть отбавляй», – подумал он и добавил:

– Думаю, через пару часов буду у вас.

– Хорошо, тогда жду, – произнес твердый мужской голос, и в трубке тут же послышались гудки.

Сергей включил ноутбук, залез в папку «Музяка» и стал искать, чтобы послушать. Хотелось чего-то настоящего и жизненного.

«Тальков! То, что нужно!»

Наконец найдя исполнителя по настроению, он нажал кнопку «плей». Зазвучала музыка, и мужской голос запел. На припеве Сергей затянул: «Катится, катится жизнь колесницей фатальной. Мы пассажиры на данном отрезке пути. Кучер-судьба колесницею той управляет, кто не согласен с маршрутом, тот может сойти…»

Вдруг телефон снова зазвонил. На этот раз это был Дэн.

– Привет, братан! Как ты? – как всегда ободряюще звучали слова.

– Здорова, я норм, – ответил он не празднично.

– Слышал о твоих вчерашних разборках… Ну, ты даешь! Угораздило же тебя! Ну, ладно, мы и не из такого дерьма выкарабкивались. Начальник вроде замял эту ситуацию, но на глаза лучше не попадаться: опасные люди.

– Да, сделал я доброе дело… Но все не так уж и плохо, найду другую работу.

– А я и не сомневаюсь, что найдешь, только ситуация все равно не из приятных. Короче, надо это дело залить. Так что, гуляем сегодня – я плачу.

– Но…

– И ни каких там твоих «но», я сказал, гуляем. Поедем в клуб, подцепим красоток и расслабимся. Тебе это надо, дружище, – убедительным тоном произнес Дэн.

Спорить с другом было бесполезно, поэтому Сергей согласился.

– Ну, ладно. Раз ты платишь…

– Отлично! В девять у твоего подъезда.

– Хорошо.

– Запомни! В де-е-евя-я-ять! – протянул Дэн.

– Да, понял я!

– Адиос, амиго!

«По-любому пьянка! Все гулянки с ним заканчивались одинаково: головной болью на утро», – возмутился внутренний голос.

Сергей устало вздохнул, достал из шкафа полотенце и побрел в ванную. Холодная вода привела мысли в порядок и освежила испорченное утро. Выйдя из душа, он подошел к умывальнику и провел рукой по запотевшему зеркалу.

– М-да, тебе не помешает побриться, дружок, – ответило его отражение. Взяв пену для бритья, Сергей замешкался, потом произнес:

– Не хочу, не сегодня.


Дождь на улице не прекращался, так что пришлось взять зонт. Шагая не спеша по скользкой улице, Сергей наслаждался песней, отлично подходящей под слезливую погоду: «Летний дождь, летний дождь, начался сегодня рано…», – доносилось из наушников.

Наконец он добрался до здания. В глаза бросились три главные буквы: «МВД». Через какое-то время Сергей стоял у двери кабинета, в которую тут же постучал.

– Входите, – ответил знакомый мужской голос.

– Здравствуйте, я на допрос, – приоткрыв дверь, робко проговорил Сергей.

– Да-да! Я вас ждал. А Вы не торопились, – он вздохнул и добавил: – Хотел пораньше домой уйти… Ну, да ладно. Проходите, садитесь.

– Спасибо.

Он прошел и сел на то место, куда указал следователь. Кабинет был не большой, но вполне уютный. На двух столах, располагавшихся друг против друга, лежали стопки аккуратно сложенных бумаг, а посередине каждого из них, стоял компьютер. Параллельно столам в ряд выстроились четыре черных стула. На стене висели квадратные часы, на циферблате которых изображалась роза, а над ними устроилась фотография президента.

Следователь лет сорока стоял у окна и докуривал сигарету. Потушив ее, он сел за стол и начал беседу:

– Ну, что же, начнем. Из сегодняшних ваших показаний следует, что около пяти часов утра, вы вошли в подъезд и увидели труп, затем немедленно вызвали «скорую помощь» и полицию.

– Да именно так, – подтвердил он.

– Ага… мы узнали, что зовут ее Розочкина Клавдия Федоровна и, как ни странно, день рождения у нее зимой, а вы ее встретили шестого июня… – задумчиво произнес следователь. – Хм… Вот тут-то неувязочка получается, ведь вы сказали, что она говорила про день рождения. Стало быть, кто-то солгал… Либо вы, либо она… Но вам врать ни к чему, а у нее, возможно, были на то причины. А Вы не могли что-нибудь перепутать? – холодным тоном произнес следователь.

– Нет, ну что вы. Я отчетливо все помню. Я ее несколько раз поздравил. Давно не видел тетю Клаву такой счастливой.

– Хорошо, допустим, она соврала, но зачем?! Значит, сделаем так! Еще раз пройдемся с места встречи на лестнице до момента убийства, – он достал пачку сигарет и предложил собеседнику. – Будете?

– Нет, спасибо, я не курю, – отказался Сергей.

– Похвально. Это не показатель человечности, но показатель хорошего здоровья, – произнес следователь.


Разговор получился оживленным. Юрий Николаевич все время курил и отпускал забавные шутки. Даже вспомнил случай, когда муж решил отравить жену ради молодой любовницы. Но в назначенный день убийства жена сбежала со своим любовником, прихватив все ценности в квартире. Так что он сам же потом на нее в полицию и заявил. Беседа приняла дружеский оттенок, и время пролетело незаметно. Следователь посмотрел на часы и произнес:

– Думаю, на сегодня хватит. Если что-то понадобится, то я дам знать. Сергей встал со стула и отрапортовал:

– Я к вашим услугам, сэр!

Легкая улыбка тронуло лицо Юрия Николаевича:

– А вы шутник.

Собеседники обменялись рукопожатием. Сергей подошел к двери, и только хотел выйти, как услышал за спиной:

– Эй! А ты хороший парень, с мозгами. Не знаю, что там у тебя случилось, но все будет хорошо, – произнес следователь, обращаясь к нему уже менее официально.

– С чего вы взяли, что у меня…

– А я людей насквозь вижу, работа, понимаешь ли, такая, – прервал он и добавил: – Ну, ладно, до свидания, а то мы и так задержались.

Молодой человек символически отдал честь и скрылся за дверью.

Глава 6

По дороге домой он все думал, кто же мог убить бедную женщину, а главное за что? Обычная домохозяйка без мужа и без детей…

«Хм… без мужа, без детей и без работы… а жила она небедно. Ну, ведь на что-то она жила?!» – вдруг пронеслось в голове.

Кто знает, чем могла промышлять тетя Клава, хоть и жили по соседству, но друг о друге мало что знали.

Домой Сергей вернулся в половине девятого. В квартире пахло свежестью. Он медленно вдохнул легкий воздух и так же медленно выдохнул.

«A-а… Не буду переодеваться, так сойдет, – подумал он и как бы мысленно махнул рукой, проходя мимо шкафа. – Лучше матери позвоню».

С этой мыслью плюхнулся в кресло и достал из кармана телефон. Первый звонок не увенчался успехом: в трубке просто звучали гудки. Тогда он позвонил второй раз.

– Алло! – наконец послышался родной голос матери.

– Мам, привет, звоню узнать, как твои дела, – ободряюще спросил Сергей.

– Сереженька, сыночек, все хорошо. Что со мной может случиться?! Я только собиралась тебе позвонить, да ты опередил. Ты мне лучше скажи, как у тебя дела?

– Э-э… Хорошо, – замешкался он.

– Что-то я не чувствую в твоем голосе уверенности! Ты мне что-то не договариваешь… – подозрительно произнесла женщина.

– Ну, что ты такое говоришь, у меня нет секретов. Я же не четырнадцатилетняя девочка, которая ведет дневник.

– Жаль-жаль, тогда бы я точно знала, что в твоей жизни творится.

Сергей рассмеялся.

– Ты была шерифом в прошлой жизни, это точно!

– Не знаю про шерифа, но королевой красоты в семьдесят втором точно! – гордо произнесла мать. – Ты же знаешь, как за мной мужчины бегали, и даже мэр города входил в их число!

– Да-да, отец мне в детстве рассказывал… – он осекся.

– И я помню, как он хвастался этим, – она вздохнула.

– Э-э, мам, если тебе одиноко, то можем сходить куда-нибудь вместе, – перевел тему Сергей.

– Милый, скажи, отец тебе звонит?

– Может, не будем…

– Просто ответь, – настаивала она.

– Да, звонил месяц назад. Интересовался как наши дела.

– Понятно… – она помедлила секунду и произнесла: – Хорошо.

– Что хорошо? – не понял он.

– Это значит, что я согласна куда-нибудь с тобой сходить, хоть ты не Ален Делон, но тоже красавчик, – пыталась пошутить мать.

– О! Да! Куда мне до него! – воскликнул он.

– Ладно, мальчик мой, пойду Маришку прогуляю.

– Кого? Что за…

– Ой! – перебила она его. – Ты же не знаешь! Я тут на днях иду, значит, смотрю, белый пушистый комочек мяукает. Пригляделась, а комочек-то с голубыми глазюльками. Ну, я не удержалась и приютила бедняжку.

Смотрю на нее и умиляюсь! – восторженно произнесла мать.

– Понятно. Рад за тебя.

– Ну, все, целую, Сереженька, – попрощалась женщина и отключилась.

«В своем репертуаре», – подумал Сергей, откинувшись на спинку стула.

Тут мысли снова захватили его голову. Но внезапный звук сигналящей машины вернул к реальности, заставив подскочить от неожиданности.

– Серый! – вдруг послышался голос с улицы.

– Этот человек-праздник меня до ручки когда-нибудь доведет! – рявкнул Сергей, торопливо подходя к окну.

Выглянув, он увидел Дэна у автомобиля марки «лексус».

«Твою ж мать!» – изумился внутренний голос. Спортивное авто вишневого цвета соблазнительно блестело под выглянувшим перед сном солнцем и словно говорило: «иди ко мне, потрогай мой бампер, прикоснись к моему покрытию, заведи и объезди меня».

– Карета подана, сударь, – прокричал мажорчик и снял воображаемую шляпу.

– Иду! – махнул Сергей в ответ.

«Да, что мы в Лас-Вегас собрались, что ли?!» – возмутился внутренний голос.

В спешке закрыв дверь, Сергей перелетал через ступеньки и, выйдя во двор, заметил у машины троих парней. Из-за солнца, которое слепило глаза, не сразу узнал двоих рядом с Дэном. Прищурился, чтобы хоть как-то разглядеть незнакомцев.

– Серега, здорова! Как ты? – высокий накаченный парень в джинсах и черной футболке протянул руку.

– Никитос! – радостно зазвенел голос Сергея. – Я отлично! Давно тебя не видел.

Молодые люди обменялись рукопожатием.

– А это Санчо, – представил Дэн.

Светловолосый парень в черных узких брюках и белой рубахе протянул худенькую руку для символического приветствия.

– Сашка что ли? – с улыбкой на лице спросил Сергей, подставив ладонь.

– Ну, типа того, только Санчо, – картаво ответил тот.

– По коням, господа! Нас ждут женщины, вино и приключения! – с энтузиазмом произнес Дэн, садясь за руль.

Сергей сел спереди, остальные устроились на заднем сидении.

– Классная тачка! У меня нет слов, братан! Папа подогнал или очередная подружка? – с восхищенной улыбкой спросил Сергей.

– Э-эм… Нет, сам купил! – послышалась гордость в голосе друга.

– Ты серьезно?!

– Натурой заработал, ну, в смысле, танцульками, как мой отец говорит. Нравится, да? Крошка моя, – ласково прошептал он.

Эта «крошка» была начинена современной электронной техникой, в которую входила приборная панель, состоящая из нескольких жк-экранов. Также на каждой из дверей были установлены сенсорные дисплеи. А сидения пахли кожей.

– Конечно же, вру! – захохотал Дэн. – Думаешь в нашем клубешнике заработаешь на такую тачку? Я тебя умоляю, все то бабло на шмотки уходит. А эту крошку мне моя цыпа подарила.

– Какая из? У тебя их много, – спросил Сергей.

– Ну, помнишь, ту престарелую блондинку с телевидения?

– Оу, конечно. Хм… И как тебе удается разводить их на это?! – недоумевая, произнес он.

– Это искусство, но секрет его прост. Помнишь фильм «Дон Жуан Де Марко»?

– Ну, да, – ответил Сергей, все еще разглядывая салон.

– Так вот, он говорил, цитирую: «Каждая женщина – это тайна, которую нужно открыть, но женщина ничего не будет прятать от настоящего любовника. Цвет её кожи расскажет, что делать дальше: румянец оттенка розы, бледный и розовый – ее нужно соблазнять солнечным светом, чтобы она раскрыла свои лепестки. Если она раскраснелась – это говорит о волне страсти, которая разбилась о берег, чтобы обнажить все то потаенное и превратить это в пенящееся наслаждение на поверхности. Но ни одна метафора не способна передать, что значит заниматься любовью с женщиной. Самая близкая аналогия – игра на редком музыкальном инструменте».

После такого выступления Дэна, парни потеряли дар речи. А Сергей смотрел на него с удивленным видом.

– Вы это слышали?! – наконец произнес он. – Ты либо неизлечимый романтик, либо заядлый альфонс! Долго зубрил?

– Да, делов-то. Выучил для эксперимента. А потом оказалось, что не зря. Работает, как заклинание.

– Я это слышал, когда он девчонку кадрил, – оживился Санчо. – Эффект потрясный, хоть сразу в кровать. Да, только вот у меня этот трюк не вышел, – раздосадовано прокартавил он.

– Потому что ты неудачник! – заржал Никитос, бросая последнее слово ему в лицо.

– А мы посмотрим, кто сегодня больше мамзелек закадрит, – в ответ бросил Санчо.

– Ок! Вызов принят.

Светофор остановил машину красным светом. И какое-то время пассажиры сидели молча.

– А как у тебя дела с отцом? – нарушил тишину Дэн.

– Зачем ты спрашиваешь? – нахмурился Сергей.

– Я… Я его видел недавно в ресторане, он…

– Не продолжай, – послышалась резкость в его голосе.

Дэн нахмурился, осознав, что совершил ошибку, сказав об отце, но продолжил:

– Он развелся, теперь у него новое увлечение…

– Ну, и ладно. Мне-то что?!

– Твой отец интересовался тобой. Спрашивал все ли в порядке, нужна ли тебе помощь, просил приглядеть… – произнес он медленно, украдкой поглядывая на друга.

Тот сидел, нахмурившись, задумчиво глядя на дорогу. В машине снова воцарилась тишина.

– Блин, пацаны, музон забыл врубить! – вдруг воскликнул Дэн.

Одно легкое движение руки, и салон наполнился музыкой. Молодые люди переглянулись.

– Нора Джонс! Ты издеваешься? – завопил Никитос.

– А что?! Она расслабляет, – спокойно ответил Дэн. – Ладно-ладно, что не сделаешь для друзей, – иронично вздохнул он.

– М-м-м… – простонал Санчо. – Артист погорелого театра.

– Хорошо, а как вам эта?! – злорадная улыбка пробежала по его лицу.

В колонках заиграла Бритни Спирс «Oops!»

– О, черт, да ты издеваешься! Выключи эту муть! – вскричал Никитос.

– Дэн, садюга! – снова завопил Санчо.

– Эту старушку еще кто-то слушает?! – захохотал Сергей.

В салоне поднялся, кипишь. Рука Никитоса потянулась к дисплею.

– Нет! Нет, я сказал, сейчас будет припев! – и он запел, отбивая одной рукой руку противника, – Oops!.. I did it again. I played with your heart, got lost in the gameoh baby, baby.

В машине зазвучал дружный хохот.

– Твою мать, петь – это не твое, заткнись, – еле произнес Санчо, смахивая слезинку от смеха.

– Жжешь, юморист, – еле выговорил Сергей.

– Да! Я самый клевый шоумен! – хвастливо воскликнул Дэн, но, резко сменив тему, произнес: – Вот мы, кажется, и подъехали.

Впереди виднелась неоновая надпись: Клуб «Sweet kiss».

Припарковав машину, молодые люди подошли к входу с длинной очередью, но встали не в конец, а в начало, что спровоцировало несколько недовольных возгласов.

– Привет, Огурец, – поздоровался Дэн с охранником.

– Вечер добрый, Денис Михайлович, – пробасил тот.

– Ну, как? Сегодня есть чем поживиться? – он подмигнул.

– Как всегда, – ответил охранник, пропуская компанию вперед. – Приятного отдыха.

– Спасибо.

Дэн, незаметно всунул ему купюру в передний карман пиджака.

– Хм… Я смотрю у тебя блат, – подметил Сергей, когда они вошли в клуб.

– Этот мужик у отца охранником работал.

– А почему «Огурец»? – поинтересовался он.

Дэн хмыкнул.

– Да, мы с ним играли в игру, кто быстрее съест огурец. И так получилось, что бедняга, подавился, – он замолчал при виде попастой девушки.

– И?! – не выдержал Сергей.

– А я не знал, что делать, подростком был. Стою и кричу горничной: «Огурец-огурец», а она, дура не понимает. А я все тычу в него пальцем и ору: «Огурец». Ну, и после этого я его так и зову. Понял? И вообще, что ты пристал, смотри, сколько тут цыпоче-е-ек! – изображая слюноотделение, застонал Дэн.

Душный клуб был заполнен. Запах недешевых духов смешался в один непонятный коктейль, который олицетворял в себе вульгарную распутную девку в дорогом наряде и на высоких шпильках.

– Куда ты нас привез? – изумленно спросил Сергей.

Дэн усмехнулся и посмотрел на друга хитрым взглядом. Затем к нему подошла девушка и попросила пройти за ней.

– Парни, за мной! – скомандовал он.

И они через танцпол побрели в сторону отсека с диванами. Народ веселился, как мог. По пути они встретили целующихся лесбиянок; парня, который пытался изобразить тектоник; хищные женские взгляды.

– Черт! – выругался Сергей, почувствовав щипок за ягодицу.

Девушка остановилась у стеклянного столика, по бокам которого красовались два кожаных диванчика, и улыбнулась. – Прошу.

– Спасибо, нам, пожалуйста, официанта, – вежливым тоном попросил Дэн.

Девушка кивнула и удалилась.

– Я сейчас, – вдруг бросил Никитос и поспешил к длинноволосой симпатичной блондинке.

Молодые люди разместились на мягких диванах.

– Что за злачное место?! – воскликнул Сергей.

– А что такое? Можно подумать ты в клубе никогда не бывал, ты же там работал!

– Понимаешь, работать в клубе и отдыхать там – это разные вещи. А когда мы пробирались через этот океан людей, меня какая-то акула за задницу укусила! На работе у меня таких инцидентов не было.

Санчо расхохотался.

– Можешь это расценивать как комплимент, здешние охотницы любят так делать!

– Ты уверен, что это была охотница, а не охотник?! – вопросительно взглянул на него Сергей.

Тут подключился Дэн:

– Оу! Я надеюсь, остальные органы не пострадали? – лицо его озарила ироничная улыбка. – Расслабься, закажи что-нибудь покрепче, я плачу. Давай!

Сергей ухмыльнулся.

К этому моменту подошел официант, принял заказ и растворился в толпе.

– Пацаны, я отойду ненадолго, – сказал Санчо.

– Ну, вот, сейчас и тебя потеряем! – недовольно произнес Дэн.

Но тот его не расслышал и зачем-то жестом показал, что все хорошо, скрываясь за компанией молодых людей. Тут зазвучал ремикс LykkeLi «I Follow Rivers», из толпы послышался женский визг, и танцпол задвигался с двойной силой. Наконец подошел официант с большим подносом, на котором находилось несколько разновидностей элитного напитка, все это красиво расставил на столе и снова исчез в толпе.

– Ого! Это серьезно, – ухмыльнулся Сергей, поглядывая на заказ.

– А ты как думал? У меня все серьезно, – ответил Дэн, закуривая сигарету.

– Эй, дружище, да ты вроде у нас не куришь?

– Нет, но иногда позволяю себе такую слабость. Это ты у нас спортсмен, комсомолец, красавец и борец за справедливость, а я так… – тут он осекся, задумчиво посмотрел куда-то вдаль, затем вдруг улыбнулся и произнес: – Вот ты представляешь, сколько лет этой фразе, а она все еще жива! Да-а-а, умели раньше фильмы снимать…

– Так, что случилось, братан? – Сергей проницательно посмотрел на Дэна.

Тот налил себе виски, как-то грустно посмотрел на стакан, а потом залпом осушил его.

– Я влюбился, – он поморщился, то ли от горячительного напитка, то ли от произнесенной фразы.

– Не понял. А почему так грустно-то?! Для тебя это прогресс, – одобрительно произнес Сергей и, плеснув себе виски в стакан, тоже осушил его. – Кто она?

Дэн откинулся на спинку дивана.

– Ты не знаешь ее, да это и не важно, понимаешь, – он сложил руки на затылке в замок. – Важно то, что она не такая, как все они, – он обвел взглядом танцпол. – Она необычная. Нет! Она волшебная.

Он снова наклонился вперед.

– Ха! Еще бы, раз околдовала тебя! В ее суперспособностях я не сомневаюсь, – воскликнул Сергей, постукивая по плечу Дэна. – Ну, и где ты нашел эту колдунью?

– Я ехал на машине от очередной пассии, – начал он. – Ну, знаешь все, как обычно. Тут светофор загорелся красным, и вот я стою, значит, жду и вижу, как очаровательное создание переходит дорогу… То есть не так! На ней был белый сарафан в горошек, ну знаешь, как у маленьких девочек, – волнуясь, произнес он и продолжил: – Она шла с подругой, улыбалась так чисто и невинно, словно ангелочек, а ее блестящие кудряшки озорно подпрыгивали при каждом шаге. Перейдя дорогу, они попрощались, а я, припарковав машину, фиг знает как, последовал за ней. И думаю, была не была. Подхожу и волнуюсь главное, понимаешь? Я уже и не помню, когда в последний раз боялся подкатить к девушке.

Сергей слегка рассмеялся.

– По-моему, они к тебе сами липнут! – добавил он, но Дэн его не расслышал, видимо, сильно был поглощен воспоминаниями.

– И вот я ей говорю, что я влюбился в нее с первого взгляда и теперь хочу пригласить такую красивую и очаровательную девушку пообедать со мной, а она взглянула зелеными глазами глубоко-глубоко в мою душу, а потом сказала, что любовные игры не ее стихия. Я долго упрашивал, совсем было отчаялся, как вдруг она сказала: «Хорошо».

– Хорошо?

– Хорошо…

– Так это же отлично, – воскликнул Сергей.

– Погоди, это «хорошо» не так отлично, как ты думаешь, – вздохнул Дэн.

– Она поставила условие.

– И какое же?

– А вот такое… Сказала, что если я говорю правду, то приду на концерт ее любимой группы, который будет проходить в августе в центральном парке, и если судьбе будет угодно, то мы там обязательно встретимся. Эта малышка просто поиздевалась надо мной, а я вот сижу сейчас тут и загружаюсь по этому поводу, – возмутился он.

– Нашла коса на камень. А имя ты ее знаешь?

– Знаю… Сказочное такое… – Дэн сладко улыбнулся. – Алиса! – помедлил секунду и продолжил с серьезным лицом: – Вот теперь думаю, как я ее найду?! Там столько народу соберется! Иголка… Как иголка в стоге сена!

– М-да, – задумался Сергей, – не парься, брат, мы что-нибудь придумаем! – пытался он приободрить друга.

Дэн улыбнулся:

– Конечно, – безнадежно произнес его голос.

Тут вернулся Никита, с довольной улыбкой на лице:

– Уф, парни, это такая крошка, полный атас! Короче, мы на ее хату едем, – наливая себе в стакан, протараторил тот.

– Что? Мы же только приехали?! – возмутился Дэн.

– Ну, парни вы же меня поймете! Ну, просто, это такая женщина! – воскликнул он и сделал глоток.

– Ладно, шуруй! – одобрил Сергей.

– Ну, счастливо, – махнул рукой Никитос и скрылся в толпе.

Танцпол немного опустел, но движение в клубе не прекращалось.

– И Санчо куда-то пропал, – озираясь, произнес Дэн.

– Не маленький, вернется, – допивая содержимое стакана, пробурчал Сергей.

– Ну, а у тебя как на личке? – спросил Дэн, располагаясь поудобнее.

– Там полный бардак. Мать меня с какой-то ненормальной пыталась свести, которая в день знакомства зажала меня в ванной. Причем все происходило в квартире моей же матери! – возмутился он.

– Ну, а ты что? – с любопытством спросил друг.

– А что я?! Я ее выставил.

– Ну-у, надо было удовлетворить дамочку.

– Ты шутишь?! Зачем она мне. Таких женщин пруд пруди, меня от них уже тошнит!

– Хм… Понимаю.

– А я… Я ведь тоже влюбился… Кажется, – запинаясь произнес Сергей.

– Ого! После Нади ты для кого-то открыл дверцу в сердце, чувак, дай пять! – Дэн подставил ладошку.

– Хватит придуриваться, шут!

Они рассмеялись.

– Ну, и кто она?

– Э-э… Я встретил ее в кафе, но с тормозил и не познакомился, но у меня есть книга, которую она в тот день оставила.

– И это все? А имя хоть знаешь?

– Нет.

– Пф-ф… Ты что? Надо было попробовать! – возмутился Дэн. – Что за книга хоть?

– Ромео и Джульетта.

– М-м-м… Романтичная натура… Верит в любовь… и т. д. и т. п.

– Наверное… Знаю точно одно, она прекрасна.

– Ну, тогда удачи, брат.

– И тебе удачи.

– Выпьем за это! – Дэн поднял стакан и чокнулся с Сергеем.

В этот момент из толпы вынырнул Санчо.

– Уф, жаркая ночка, – произнес он присев на диван. – А где Никитос?

– Никитос нас бросил, как всегда в самом начале, – сказал Дэн.

– Что? Опять с очередной красоткой укатил?

– Да.

– Еще тот Казанова… А вы почему с такими рожами сидите, как будто кислинки объелись?

– А мы глаз во-о-от на тот столик положили, – Дэн указал взглядом в угол зала, где сидели три симпатичные девицы. – Парни улыбаемся, – скомандовал он, натянув на лицо самую очаровательную из своих улыбок, и помахал рукой.

Девчонки ответили кокетливым хихиканьем.

– Чур, блондинка моя, – прокартавил Санчо.

– А мне все равно, – бросил Сергей, допив остатки виски.

– Тогда в бой, жеребцы, – снова скомандовал Дэн.

Молодые люди жаждущие попасть в женское общество целеустремленно направились в противоположную часть зала.

Первым заговорил Дэн:

– Дамы, вы так прекрасны, что мы не удержались и решили побеспокоить вас своим присутствием. Окажите нам честь и удостойте трех одиноких рыцарей своим вниманием.

Он взял руку у одной из девушек и легонько коснулся губами. Та незамедлительно растаяла от произведенного эффекта.

– Ну, что же, прошу в наши покои… рыцари, – произнесла она.

– Простите, а как вас зовут, – спросил у нее Дэн.

– Анна.

– Какое красивое имя, – польстил он.

– А как же зовут ваших друзей, – поинтересовалась та в свою очередь.

– Это Санчо-Панчо, – указал на него Дэн.

– М-м-м… Панчо?! Прям как тортик! – восхитилась крашенная пышногрудая блондинка.

– Простите, а вас как зовут, – в бой пошел Санчо.

– Люся.

– Какое э-э… – он замялся.

– Какое редкое имя в наше время, – на помощь пришел Дэн.

– А я – Вера, – неожиданно произнесла третья девушка.

Все взглянули на нее. Вера, которая была одета в красное платье с неприлично открытым декольте, кинула кокетливый взгляд в сторону их картавого друга.

– Здравствуй, Вера, – улыбнулся тот.

– А кто этот молчаливый красавчик, – заинтересованно спросила Анна.

– А это Серега, отличный парень, между прочим, – произнес Дэн, подмигивая ей.

– Привет, девчонки, – Сергей одарил присутствующих дам полуулыбкой.

– Привет, – ответила одна из них.

– Девочки, что будете пить? – осведомился Дэн.

– Нам «Маргариту», – оживилась Вера, отвечая за остальных.

– Слушаюсь и повинуюсь, – он изобразил Джина.

– Сережа, присаживайтесь, не стесняйтесь, – Анна указала на место рядом с ней.

– Спасибо, миледи, – иронично поблагодарил он, подсаживаясь.

Девушка рассмеялась:

– А ты ничего так, – она провела пальцем по его плечу.

«Пантера на охоте», – заключил Сергей про себя.

– Ну, и чем ты занимаешься?

Облокотившись на диван, она положила ногу на ногу, выставляя грудь вперед. Взгляд хищницы. Как он ему был знаком. Работая в клубе, он повидал немало таких девиц, которые приходили ради очередной наживы. И неважно был ли это глупый мажор или престарелый папик, главное, что у него были деньги.

– Я… Ничем. Недавно меня уволили, и теперь я безработный бедный парень, – ухмыльнулся он.

– Правда?! А выглядишь ты очень даже ничего. Да и такие места бедняки не посещают, – она коснулась рукой его подбородка.

«Хм, не поверила что ли… Ладно, сама напросилась», – подумал он.

– Крошка, ты меня раскусила. На самом деле мой отец богатый бизнесмен и за все платит он. Поэтому мне не нужно работать.

– Правда?! Я так и знала, – довольная улыбка засияла на ее лице.

– Ага.

– Выпьем за отцов и детей! – воскликнула она, поднимая бокал с мартини.

– Выпьем! – поддержал Дэн.

Стакан за стаканом, и сознание начало постепенно мутнеть. Поступки стали смелее, а мысли раскованнее.

Глава 7

Тик-так, тик-так, а может так-тик, так-тик… Именно такой звук издает, уходящее без возврата время. Кто-то сказал, что время – это деньги, но разве можно тратить то, что бесценно и невозобновимо на то, что порабощает, делает циничнее, злее, и даже толкает на преступления.

Время – это жизнь, которую надо потратить на незабываемые моменты.

Это история, в которой нужно оставить след. И это, то к чему нельзя прикоснуться, но можно ощутить на себе.

– Воды, – прошептал Сергей, медленно приподнимая тяжелые веки.

Не успевший выветриться алкоголь, ядовито действовал на организм, притупляя способность думать. Тут он почувствовал тепло от чьих-то ног, и осторожно повернулся. Рядом на кровати, развалившись и похрапывая, лежала незнакомая девица. Он ткнул в нее пальцем, но та даже не пошевелилась.

– Не глюк, – прохрипел его голос.

Тогда Сергей принялся рассматривать потолок, пытаясь уцепиться в памяти за ключевой момент, который бы смог объяснить ему, как здесь оказалось это «чудо». Но память в свою очередь безжалостно молчала.

Кое-как приняв сидячее положение, он обхватил голову руками и отчаянно простонал. Затем снова поглядел на девушку, гадким образом пускающую слюни на подушку.

– Нет… Нет! – воскликнул Сергей встряхнул незнакомку. – Ну, что это такое, это же свинство! Просыпайся!

Девушка недовольно заерзала.

– Отвали, придурок, – буркнула она.

– Вставай, говорю. Тебе пора, – схватив гостью за талию, попытался поднять ее, но не рассчитал силы и плюхнулся на матрац вместе с ней. – Ну, ладно.

Сергей еле как встал с кровати и, шатаясь, направился в сторону кухни.

Он припал к крану, принялся жадно утолять мучившую его жажду. Удовлетворив утреннюю потребность, налил в тазик холодной воды и побрел в комнату, расплескивая его содержимое.

– Просыпайся! – в голосе проскользнула угроза.

Но в ответ послышался только мерзкий храп, таким, по крайней мере, он ему казался.

– Ладно, – пробурчал Сергей, пошатываясь, и вылил остатки воды из таза на беззащитную, ничего не подозревающую девушку. Она не сразу, но отреагировала, вскочив с воплями и махая руками.

– Дебил, совсем оборзел! Да я тебя сейчас калекой сделаю! – разъяренная девица пустила в ход ногти, оставляя царапины на теле жертвы.

– Оу! Черт! Больно! – Сергей схватил ее за руки, но она принялась атаковать ногами.

– Скотина, неотесанный мужлан! Совсем страх потерял! Да, что ты о себе возомнил?

– Прости, но мне кажется, что тебе пора, – как можно спокойнее промолвил он, грозно всматриваясь в ее бешенные черные глаза.

– Пора? Да, кто ты такой, чтобы говорить мне об этом?

Его взгляд стал жестче, а хватка сильнее. Девушка вскрикнула и умолкла.

– Лучше уходи по-хорошему, я тебя очень прошу, – еще резче зазвучал его голос.

Резким движением она освободилась из рук Сергея, затем агрессивно показала средний палец, одарив самым презрительным взглядом в его жизни.

– Тряпка, – прошипела гостья, натягивая платье.

– Сумочку не забудь, – напомнил он, чувствуя, что голова сейчас лопнет.

– Да, пошел ты! – рявкнула она, и захлопнула за собой дверь.

– Пф-ф… И как мне это удается: довести ситуацию до скандала?!

Он надел старенькие джинсы и с этими мыслями медленно зашагал на кухню.

Утро было испорчено, и Сергей решил отметить столь неудачное начало дня, приняв на грудь несколько стаканчиков успокоительного: крепкого напитка. Открывая новую бутылку виски, взглянул в окно и увидел у мусорного бака щенка, который жалобно скулил, то ли от мучившего его голода, то ли от безысходного одиночества. Глаза испуганно смотрели на мимо проходящих людей, и казалось, что еще чуть-чуть, и он расплачется, будто человек. Сергей наполнил стакан и, сделав несколько быстрых глотков, с грохотом поставил его на стол, после чего отправился на улицу.

– Эй, бродяга, – произнес вкрадчиво голос Сергея, когда тот подходил к мусорке. – Ну, и откуда ты у нас такой? Потерялся или бросили? – руки ласково взяли щенка. – Ну, все, теперь ты не бесхозный.

Подойдя к подъезду, на скамейке он заметил соседку с первого этажа. Старушка, что-то бормотала себе под нос и отрешенно разглядывала изношенные тапочки большого размера, которые так нелепо смотрелись на ее ногах.

– Добрый день, – поздоровался он, подсев рядом. Но она не отреагировала, тогда его голос продолжил:

– Хорошая сегодня погодка, не правда ли?

Старушка замолчала на мгновение, потом снова начала бормотать. Сергей взглянул на нее с подозрением.

– Вам плохо?

– Она отравила мою кошку, – наконец пролепетала соседка все так же, смотря себе под ноги.

– Простите?

– М-м-м… – промычала она, – отравила…

– Кто?

– Убийца.

Он напрягся.

– Кто убийца?

Тут старушка повернулась к нему и посмотрела в глаза каким-то сумасшедшим взглядом:

– Она отравила мою Василиску, а я отравила ее.

– Как? – кажется, он догадывался, в чем дело.

Старушка приняла исходное положение и снова забормотала что-то непонятное. Сергей решил сообщить полученное неожиданным образом признание следователю, но как некстати телефон куда-то затерялся, и он отложил данное дело на потом, успокаивая себя тем, что никуда эта непроверенная информация не денется. В холодильнике оказалось молоко. Миской послужила кастрюлька, на которой виднелась потертая надпись, когда-то сделанная черным маркером: «Сегодня для моего котика самые вкусные котлетки».

– Ну, как тебе? – поинтересовался Сергей, наполняя миску. – Извини, что для котика. Так меня моя бывшая называла, это последнее, что она готовила, – он горько улыбнулся. – М-да, у нее они были действительно очень вкусные.

Щенок принялся с жадностью лакать подачку, а Сергей в это время допил остатки виски.

«Надя», – пролетело в голове. Поток воспоминаний захлестнул его, унося в водоворот ушедших дней.

Все лучшие моменты жизни он связывал с Надей. Пора любви, конфет, цветов и поцелуев. Тогда она казалась самой необычной и самой очаровательной девушкой, которую Сергей когда-либо встречал. Милая, рыжеволосая, как маленькая фея с волшебной палочкой, она раскрасила черно-белые полосы в его жизни яркими разноцветными красками. Он любил ее искренне, не требуя ничего взамен. Все, что ему хотелось – это слышать озорной смех, любуясь улыбкой; чувствовать запах, нежно касаясь ее волос; и просто делать счастливой любимую женщину, безвозмездно даря свою любовь. После смерти брата она стала для него отдушиной. Молодой человек посчитал ее самым ценным подарком судьбы.

Надя приходила к его матери почти каждый день, та была без ума от столь милой девушки, что даже заговаривала о свадьбе, о которой вскоре задумался и сам Сергей. Но в один прекрасный день раздался судьбоносный телефонный звонок.

– Любимый, я… Меня… Господи я так волнуюсь, мне только что сказали… Меня пригласили на стажировку в Германию! – радостно воскликнула Надя. – Ты рад за меня?

В трубке послышался вздох.

– Любимая, я рад за тебя, но разве это не значит, что ты уедешь надолго. Я… – он замолчал на мгновение. – Даже не знаю. Я слишком люблю тебя, чтобы отпустить так далеко.

– Сережка, ты же знаешь, как я этого хотела? – взмолилась она.

– Да. Да, знаю. – Он резко выдохнул. – Милая, давай дома поговорим, хорошо?

– Хорошо.

– Целую.

– И я тебя.

Он надеялся, что Надя передумает и останется, но в тоже время ему хотелось, чтобы ее мечта сбылась.

Вечер этого дня был напряженным.

– А если там ты встретишь другого и забудешь про меня? – растерянно промолвил Сергей, печально глядя на рыдающее небо за окном.

– Нет! Нет… Я люблю только тебя. А год? Он же быстро пролетит. Ну… отпусти меня, – поцеловав в губы, попросила Надя.

Мысль о том, что он не увидит любимое лицо целый год, разгрызала его изнутри, но что не сделаешь ради близкого человека? Сергей обхватил руками худые плечи и, заглянув девушке в глаза, прошептал:

– Ты очень дорога мне, но я хочу, чтобы ты была счастлива. Если эта поездка так важна, то отправляйся, а я буду ждать, сколько потребуется.

Она расплакалась и тихо ответила:

– Милый, как же я тебя люблю!

Он впился губами в ее губы. И именно этот поцелуй ему запомнился навсегда: поцелуй со вкусом страсти, любви и безысходности. Надя улетела через две недели. Первое время они созванивались каждый день, потом звонки становились все реже, и общение перешло на переписку. Ответ от нее приходилось ждать по нескольку дней. Надя объясняла это тем, что времени совсем не хватает: просыпается рано, ложится поздно. Сергей даже хотел приехать, но она отговорила, сказав, что из-за плотного графика у нее не получится уделять ему достаточно внимания.

– Милый, понимаешь, здесь так загружают. Но говорят, что через месяц меня смогут отпустить домой на недельку, так что жди, – пообещала Надя.

Сергей решил сделать ей предложение: купил кольцо и продумал свидание. С нетерпением ожидая приезда любимой, он блаженно представлял ее счастливое и удивленное личико при виде бархатной коробочки с колечком внутри. Мечтал о рождении сына, о тех днях, когда малыш пойдет в школу. Но по истечении месяца от Нади пришло сообщение: «Сережка, прости меня. Так получилось, что я встретила другого. Его зовут Рудольф. Это мой пациент. Так что извини, родной. Извини меня. Но это жизнь, понимаешь? Я люблю его. Не пиши мне больше: через месяц я выхожу замуж».

Она предательски воткнула нож прямо ему в сердце, дав понять, что Сергей ей больше не нужен. Как бездушная вещь, как что-то лишнее в ее жизни, не испытывающее чувств и боли. Тогда, не считая детства, он в первый раз заплакал, теряя веру в людей и в искренность человеческих чувств.

– Нет. Нет! Ты не могла так поступить, – бормотал он, как сумасшедший.

– Ты же сказала… Сказала, что любишь меня! Как противно! Дрянь! Сука! А я дурак! – он вскочил и задвигался по комнате взад и вперед. – Предложение? Да, нужно оно ей! И как я не догадался сразу?! Времени у нее не хватает?! Твою мать! А имя! Зачем мне его долбанное имя?!

Тот тяжелый момент Сергей переживал один, не подпуская к себе никого.

И только бутылка с алкоголем составляла ему компанию, позволяя выговориться, не стесняясь своего собеседника. Иногда звонили друзья и говорили то, что обычно говорят в таких ситуациях: «Да она не стоит того; шлюха последняя; тебе надо расслабиться и отвлечься…». Но давать советы всегда легко, а вот следовать им сложнее.

Из милой улыбчивой феи, когда-то придававшей молодому человеку силы, любовь превратилась в злую беспощадную ведьму, которая, сбив его в полете, оторвала крылья и оставила истекать кровью. В начале, он ненавидел Надю. Избавился от всего, что могло напоминать об этой девушке, оставив только брелок в виде сердечка с надписью «Я люблю тебя». Рука не поднялась его выбросить.

Прошло полгода. Сергей, конечно же, не забыл ее. Боль пряталась в уголках его души, но вспоминать прошлое стало намного легче. Он даже покаялся, что выбросил все Надины вещи. А спустя полтора года молодой человек встретил их общую знакомую, которая рассказала о том, что Надя вышла замуж за того самого Рудольфа, и что у них родился сын – Альберт. А карьеру пришлось бросить ради семьи. Эта новость не обрадовала его, но, по крайней мере, хоть кто-то из них был счастлив.

Сергей вновь вернулся в реальность, вздохнул и, сделав несколько глотков, поморщился. От воспоминаний и выпитого спиртного старая душевная рана открылась и вновь закровоточила. Он посмотрел на довольного щенка, который медленно побрел в сторону комнаты, наполнил полупустой стакан виски и попытался встать на ноги. Ему это удалось, но состояние опьянения было достигнуто. Войдя в комнату, увидел, как «хвостатый гость» истязает ту самую книгу, которую он нашел в кафе.

Сергей подбежал и попытался аккуратно вытащить ее из пасти маленького монстра. Книга была спасена, не считая одного выпавшего листа.

– Это нельзя грызть, это можно только читать, – пригрозил он пальцем.

Щенок смотрел на него с непонимающим видом. Сергей внимательно разглядел вырванную страницу и прочел: «Неистовый Тибальт вбежал со шпагой и ею стал махать над головой».

– М-м… точно! Назову тебя Тибальт! – с детской улыбкой воскликнул Сергей.

Взгляд скользнул по пылившейся в углу гитаре, и через какое-то время взял ее в руки. Пальцы провели по изящным изгибам инструмента с такой лаской, точно касались в этот момент нежного и чувственного женского тела. Гитара принадлежала брату, который в теплые летние вечера любил созывать звучной музыкой ребят в их дворе. Вот так просто, не стесняясь, Миша усаживался на скамейку и начинал петь какую-нибудь популярную песню, виртуозно перебирая серебряные струны.

Сергей же не любил шумные компании и примерно посещал музыкальную школу. Он закрывался у себя в комнате, представляя, будто это концертный зал, а бездушные вещи – воображаемые зрители. И тогда начинал свое выступление. Нежные детские пальчики с любовью и лаской касались тонких струн меланхоличной скрипки, позволяя себе легко и свободно рассекать воздух услужливым смычком. Но однажды, вернувшись домой после поражения на конкурсе талантов, он поставил перед зеркалом табуреточку, встал на нее и с возбужденной злостью в сердце принялся виртуозно играть измученное им музыкальное произведение. Истерзанная грубым обращением, скрипка не выдержала натиска и в отместку наградила его шрамом, который остался от лопнувшей струны. С тех пор Сергей больше не играл на этом инструменте. Хотя иногда доставал его из чехольчика, рассматривал, нежно трогая гладкое лакированное покрытие, но затем вновь убирал, пряча в темную часть шкафа, словно тайну, о которой никто не должен знать.

Взяв первый аккорд, он на мгновение прикрыл глаза, глубоко вздохнул и запел: «У каждого из нас на свете есть места, куда приходим мы на миг уединиться, где память, как строка почтового листа, нам сердце исцелит, когда оно томится…». В сердце засвербело, а память вновь открыла дверь в прошлое, которое побудило опустошить за вечер бутылку с виски и взяться за вторую.

На следующий день картина повторилась. Да и запасы алкоголя говорили о том, что их хватит еще дня на три. Бывший бармен, как ни как.

Сергей был очень рад, что в это момент он не один, а со своим новым другом. Ему было важно знать, что его разговоры кто-то слушает и, возможно, даже понимает.

– Знаешь, Тибальт. А ведь жизнь так мимолетна, – пробормотал он пьяным голосом. – Я даже не заметил, как повзрослел, как закрутился в буднях блеклых дней без любимых игрушек, мультиков и разноцветных карандашей. А ведь в детстве все казалось таким ярким, волшебным, и каждый поход, который начинался за дверью моего дома, был маленьким приключением. А теперь… – он бросил взгляд в окно. – Теперь я знаю, что быть самостоятельным не так-то просто.

На третий день Сергей разбил зеркало, случайно порезавшись его осколком и испачкав при этом кровью кресло. Тибальт с жалостью наблюдал за ним, а потом принялся лизать руки.

– Дружи-и-и-ще, – протянул Сергей. – Только собаки способны служить верой и правдой за еду.

Философские суждения посетили его на четвертый день. Он дал себе звание одинокого волка. Ни друзей, ни любви, ни отца, которого он обожал и почитал в детстве.

Ненависть к людям подросла.

– Люди – звери, понимаешь, Тиба, каждый сам за себя, не верь им дружище, никогда не верь, предадут паскуды, – убеждал он собачонка. – Сегодня друг, а завтра враг, и это ирония жизни. А знаешь, кто говорит, что жизнь сложная, что во всем виновата только она? Слабаки! Не жизнь такая, понимаешь?! Это мы, люди, такие, сами все усложняем, друг другу палки в колеса ставим, бываем несправедливы, но замечаем эту несправедливость только тогда, когда она касается нас. Эгоисты! А жизнь проста и прозрачна, как свежий воздух в девственном лесу. Знаешь, как поется в песне Талькова… И он запел:

Этот мир несовершенный

Состоит из всех из нас.

Он – прямое отраженье

Наших чувств и наших глаз.

Этот мир не станет лучше,

И не станет он добрей,

Если сами мы добрее не станем.

После чего умолк, но вскоре произнес:

– Так что нужно для начала в себя заглянуть, прежде чем других осуждать, – он задумался и снова выдал новую мысль. – Жаль, что его больше нет в живых… Я бы ни один из его концертов не пропускал.

На пятый день Сергей читал вслух «Ромео и Джульетта», изображая двух героев одновременно. Закончив очередной акт, «плюнул» на это дело и опять завел беседу с Тибальтом:

– Любовь, да к черту ее! И вообще, что это за тетка такая? – нес он в пьяном бреду. – Не верю в нее, не верю. Вот встретил я девушку, кажется, влюбился с первого взгляда. Представляешь?! Прямо как в дешевом романе! Твою-то мать, какой бред! – Сергей ухмыльнулся и вздохнул. – Я знаю, что никогда ее не увижу, но эта девушка засела в моей голове и не хочет уходить, – указательный палец тыкнул в лоб. – Понимаю же, что это идиотизм, но никак не могу избавиться от ее образа.

И эта книга… – он взял произведение в руки, провел пальцем по обложке и резко принялся вырывать страницы с возгласами:

– Хватит, хватит меня мучить! – вдруг он остановился. – А это что? – на заднем форзаце был написан номер телефона. – Почему я раньше его не замечал? – возмутился он. – Тиба, кажется, не все так безнадежно, как казалось! Жизнь преподнесла нам сюрприз! Но только чей это номер?

Молодой человек задумался, потом решил, что лучше оставить этот вопрос для свежих мыслей. После чего бросил остатки книги на пол и, плюхнувшись на кровать, тут же уснул.

Глава 8

Утром он проснулся на полу, рядом, вытянув лапки, безмятежно спал Тибальт. Сергей осторожно поднялся, опираясь на край кровати. Почувствовав острую головную боль, жалобно прохрипел. Добравшись до кухни, достал бутылочку пива и залпом осушил ее. Организму немного полегчало, и молодой человек решил принять душ, чтобы до конца привести его в норму.

Войдя в ванную, в зеркале увидел мужчину, похожего на бомжа: опухшие веки, отросшая щетина, испачканная неизвестно в чем футболка, да и запах был не из приятных. Сергей разделся, бросил одежду в стиральную машинку и залез в ванную. Открыл кран. Прохладная вода в душе разбудила в нем боевое настроение, хотя голова еще раскалывалась. А щетину все-таки решено было оставить, так как это придавало некую брутальность и притягательную небрежность. Выйдя из душа, Сергей принял таблетку от головной боли и почти вернулся к жизни, вот только есть совсем не хотелось, но это было необходимо. На кухне, он заметил Тибальта, который с видом попрошайки уселся у так называемой миски.

– Да, друг, прости, забыл про тебя, – он залез в холодильник, но молока там не оказалось. – М-да, тогда сделаю и тебе бутерброд, – на лице появилась добродушная улыбка.

После завтрака он принялся за уборку. Включил плейлист и выбрал трек под названием «Don't Worry, Be Happy» и, подпевая, занялся делом. Но вдруг он остановился, глаза округлились, а голос воскликнул:

– О, черт! Тибальт! Ты превзошел мои ожидания! Я совсем забыл, что тебя надо выгуливать! Но, дружище, почему именно в кроссовок?! – Сергей неодобрительно посмотрел на щенка. – А они не дешевые, между прочим.

Он аккуратно взял за шнурки испачканную обувь и закинул ее в ванну. А вернувшись в комнату, заметил, что с другой стороны кровати на полу разбросаны книжные листы.

– М-да, хорошо мы с тобой повеселились, друг, – подмигнул он Тибальту, собирая страницы. – Стоп! Номер, номер телефона!

Сергей вскочил в поисках переплетной крышки.

– Вот она!

Взяв ее в руки, удостоверился в том, что номер действительно существовал, и ему это не показалось в пьяном бреду. Он сел в кресло, и в голове тут же возник вопрос: Чей это номер? Но гадать Сергей не любил, поэтому решил позвонить. Однако поиски телефона заняли немало времени.

«Черт, разрядился!» – разочарованно воскликнул внутренний голос.

– Ну, ладно пусть заряжается, пока мы с тобой гуляем. Ах, да! Нам нужно купить поводок, – произнес он вслух, и взял Тибальта на руки. Сергей вышел на улицу и, ощущая свежий легкий ветер, почувствовал себя освободившимся узником, которого долго держали в заточении.

В магазине молодого человека встретила симпатичная девушка. Она любезно проконсультировала по уходу за собаками. После чего Сергей купил корм, игрушки, антиблошиный ошейник и еще кое-какие принадлежности. Назад решил возвратиться через парк, свернул к мосту и прошелся там, где очень редко бывал. Оказалось, что в городе много красивых и живописных мест, которых он раньше не посещал, ограничиваясь лишь теми путями, по которым привык ходить на работу и обратно. Сергей прошел мимо детской площадке, где оживленно играли дети. Мальчики представляли себя современными супергероями, персонажами из какой-нибудь игры или богатенькими бизнесменами. А девочки возились с куколками, красились воображаемой косметикой и готовили несъедобный суп из песка и травы. И только одна девчушка с косичками и крупными веснушками читала книжку на скамье, так увлеченно, что ему стало интересно, что так могло ее привлечь. Подойдя ближе, молодой человек прочитал на обложке знакомое название…

«Да, не может быть!» – пронеслась изумленная мысль.

А вдруг ему показалось? Он подошел еще ближе.

«Нет, не ошибся. Сколько же ей лет?!» Сергей решил познакомиться со столь юной интеллигентной особой. Подсел на скамью к девочке, погладил Тибальта и заговорил с ним:

– Устал… Ну, потерпи, скоро уже будем дома.

Веснушчатое детское личико повернулось в их сторону и проявило любопытство.

– Привет, – улыбнулся Сергей.

– Здравствуйте, – маленькие серые глазки недоверчиво взглянули на него.

– Его зовут Тибальт. Скажи привет, Тиба, будь вежлив, – собачонок завилял хвостом и гавкнул.

Девочка хихикнула.

– А меня зовут Мария, но мне нравится, когда меня зовут Мари, – ответила она щенку. – А он подает лапу?

– Пока не знаю, но ты можешь это проверить.

Мария подошла к Тибальту и, протянув руку, произнесла приказным тоном:

– Дай лапу!

Щенок не понял ее и завилял хвостом.

– Лапу дай!

– Не так, скажи это так, как будто ты просишь об этом близкого друга. Девочка присела на корточки и с дружелюбным видом произнесла:

– Тибальт, дай, пожалуйста, лапу.

Собачонок приподнял лапку. Мари улыбнулась и радостно посмотрела на Сергея.

– Вот видишь. Ему нравятся вежливые люди.

– А я вежливая и умная, – она принялась гладить щенка. – Я книжки взрослые читаю.

– М-да! И что же ты сейчас читаешь?

– «Ромео и Джульетта». Мама говорит, что там про настоящую любовь написано.

– Да? А с чего ты так взяла?

– Ну, потому что они умерли в конце. А моя бабушка сказала, что настоящая любовь – она до гроба.

– Вот как! А ты бы хотела такую любовь?

– М-м-м… Не знаю, вот дочитаю книгу до конца, тогда и скажу.

– Мария! – послышался крик. – Ма-ри-я!

– Ой, кажется, мама зовет. Мне пора. Было приятно с вами познакомиться, – она сделала легкий реверанс.

– Нам тоже, Мари, – Сергей улыбнулся.

Девочка схватила книжку и побежала к дому.

«Хм, «Ромео и Джульетта». Да это просто наваждение, какое-то! Я схожу с ума! – думал он. – И что такое происходит?! Это произведение меня преследует. Ну, повстречал я ее в кафе. И что? А может она не такая уж и особенная, а самая обычная. И что меня в ней зацепило?! – Сергей вздохнул, вспоминая ее глаза, взгляд. Так он сидел минут десять, кидаясь из одной крайности в другую. Но поняв, что эти рассуждения ни к чему не приведут, отправился домой.

Когда он вошел в квартиру, Тибальт ринулся к миске, но не найдя там ничего съедобного, грустно посмотрел на хозяина.

– Да-да, сейчас, дружок.

Сергей достал из пакета упаковку с собачьим кормом и наполнил миску. Щенок торопливо захрустел лакомством.

«Так, а теперь… теперь попробую позвонить загадочному абоненту этого номера телефона», – решительно проговорил внутренний голос.

Набирая незнакомые цифры, молодой человек заволновался: «А что если трубку возьмет не она? Что я скажу, если это будет ее парень? Ладно, буду импровизировать». В телефоне послышались гудки, и мужской голос ответил:

– Да.

– Э-э-э… здравствуйте, вы меня не знаете, но я вам звоню по поводу… м-м-м… «Ромео и Джульетта»… Э-э-э… Ваш номер телефона я нашел в книге… Ваша девушка… Ам-м…

– «Господи, что я несу!» – пронеслось в голове.

В трубке молчали. Сергей подумал, что его план провалился.

– Вы про Джульетту? Вы ее знаете? Что с ней? – вдруг взволнованно воскликнул голос.

– О-да! Я про Джульетту! Она хорошо, – выдохнул он и решил ковать железо, пока горячо. – Послушайте, может, встретимся? Я вам все расскажу.

– Хорошо, давайте через два часа в кафе «Италиано», – поспешно звучали слова.

– Отлично! – согласился Сергей.

В трубке послышались гудки.

«Ух, ты! Вот это поворот! Как он быстро согласился, даже придумывать ничего не пришлось. Хм… возможно, это тот парень на фото, – думал он.

– Ну, хоть какая-то зацепка. По крайней мере, я знаю ее имя. Джульетта… Надо же, как у Шекспира…».

Мысли прервал Тибальт, который тащил по ковру ботинок.

– Фу, нельзя! Черт! – Сергей отобрал его и закинул в угол прихожей. – У нас два часа, думаю, успеем прибраться, дружок.

Он погладил щенка за ушком и принялся за дело. Осколки были собраны; кресло вычищено, хоть и не до конца; кровать заправлена, а кроссовки вымыты и надушены. До встречи оставался час. Сергей переоделся, схватил остатки книги и положил в небольшой рюкзак.

– А ты остаешься дома за главного, и смотри, не шали, – дал он указ щенку, зашнуровывая кеды.

Глава 9

Сергей подошел к остановке. Он не знал, что ждет его при встрече. И то, что незнакомец так легко согласился встретиться, удивило.

«Даже не спросил, кто я и зачем звоню, странный», – пронеслась мысль.

Автобус подъехал, Сергей пропустил вперед присутствующих на остановке дам и поднялся по ступенькам. Транспорт неторопливо тронулся, в сторону привычного для него маршрута. Присев на свободное место, молодой человек залюбовался пейзажем за окном. Город пестрел разнообразными рекламными вывесками. Мимо проезжали блестящие дорогие автомобили. Пешеходы торопились по своим делам с серьезными и даже угрюмыми лицами. Город деловых, гордых и несчастных рабов своих дел, потребностей и обязанностей, неуспевающих жить по-настоящему, так, как действительно желает душа. Люди, не осуществившие заветную мечту, занимающиеся нелюбимым делом и пытающиеся добиться того, что, по сути, не приносило огромного удовольствия, но имело свойство влиять на увеличение зарплаты.

Мы все устали… Устали гнаться за тем, что не сделает нас счастливее. И это все, что нам остается, если мы не хотим слышать от своих близких: «А вот сосед наш купил новую машину» или «Семен Семеныч из нашего отдела повышение получил, а ты всю жизнь на своем месте и просидишь». А иногда так хочется оказаться в каком-нибудь чудесном, прекрасном месте, где нет суеты, претензий и недовольства, а только покой, уют и улыбающиеся лица. Многим не хватает счастья или просто не многие из нас могут его разглядеть. И мы знаем только одно: его определенно мало.

Сергей вышел на остановке и направился в назначенное место. Войдя в душное кафе, посмотрел по сторонам в поисках свободного столика, как вдруг увидел знакомое лицо. За столиком в углу сидел парень, которого он видел на фотокарточке.

«Это он», – Сергей прокашлялся и направился к молодому человеку.

– День добрый, – поздоровался он.

Тот взглянул на него с недоумением в глазах.

– Это я вам звонил сегодня по поводу Джульетты. Меня зовут Сергей.

– Оу! Я – Роман. – Они обменялись рукопожатием. – Присаживайтесь. Молодой парень показал на стул.

– Будем на «ты», – предложил Сергей, тот кивнул. – Ты так быстро согласился встретиться со мной, я немного удивлен.

– Просто речь пошла о человеке, память о котором мне очень дорога. Я так понимаю, ты знаешь Джульетту? – осведомился Роман.

Сергей заколебался, но ответил:

– Если честно, то не совсем… Понимаешь… Я встретил ее однажды в кафе, это была первая и единственная встреча. Она сидела за соседним столиком, и мое мужское любопытство не могло оставить такую девушку без внимания.

– А можно узнать в каком кафе? – перебил его молодой человек.

– «Палацио».

Роман закрыл глаза и усмехнулся. Открыв их, произнес:

– Мы с ней именно там познакомились.

– Хм… Вот как, – задумчиво произнес Сергей и тут же спохватился: – Она оставила книгу, в которой я нашел вашу совместную фотографию и твой номер телефона.

Он вытащил потрепанную книжку и подал Роману.

– Черт возьми, что ты с ней сделал?

– Э-м… Это не я, это мой щенок, – оправдывался тот.

– Страшный пес, – иронично заметил парень. – Так, я понимаю, ты ее даже не знаешь… А я, дурак, подумал, что у тебя есть какие-то сведения о ней! Действительно поторопился. Думаю, нам не о чем разговаривать.

Парень привстал и хотел уже уйти, как вдруг Сергей подскочил и протараторил:

– Нет! Я понимаю, ты ожидал другого поворота событий, но очень прошу мне помочь. Я хочу найти ее, и любая информация для меня ценна.

Роман удивленно взглянул на Сергея.

– А зачем я должен тебе помогать? – раздался вопрос.

– Ты мне, в принципе, ничего не должен, но я тебя как человека прошу, просто расскажи о ней, это же не так трудно.

Проницательный просящий взгляд Сергея смягчил собеседника.

– Хорошо… Я расскажу, что знаю.

Роман сел на место.

– Спасибо.

– Это было три года назад. Я тогда повышение получил, настроение было отличное. По дороге домой решил зайти в кафе, в то самое, где ее повстречал и ты. Присаживаясь за столик, я увидел очаровательную девушку, которая сидела напротив и задумчиво читала книгу.

Сергей посмотрел на переплет, в котором лежали неаккуратно сложенные страницы.

– Да-да, именно эту! – заметил Роман. – Тогда я удивился, мне это показалось необычным. Ну, где в наше время можно встретить девушку, читающую такие произведения?! Куда не посмотри – романы про кровопийц или купленные в переходе детективы, – он достал из кармана сигареты, торопливо закурил и продолжил:

– Я, значит, сидел и думал, что как бы то ни было, но познакомлюсь с этой барышней. Смотрел пристально и ждал, когда же она почувствует мой взгляд. Время шло, а результата ноль. Она все так же сидела, уткнувшись в эту книжонку. Я уже было начал ревновать. Бред, правда?! – Он посмотрел на Сергея и усмехнулся, стряхивая пепел от сигареты в стеклянную пепельницу. – Тогда я решил взять быка за рога: набрался смелости и подошел к ней. И с обаятельной улыбкой спросил: «Простите девушка, здесь свободно? А то все места заняты». А кафе полупустое было. Она ответила: «Да мне не жалко, пожалуйста». Какая улыбка после этого последовала, думал, растаю!

В блаженстве Роман прикрыл глаза, а потом снова заговорил.

– Так вот, я спрашиваю: «Девушка, а вы нашли свое счастье? Если нет, то я готов вам помочь в этом нелегком деле?» Она сказала, что была бы не против. У нас завязался разговор. Говорили о книгах, о путешествиях, о любви…

В этот момент мимо столика прошел официант, Роман заказал кофе и продолжил: рассказ.

– Тот вечер я запомнил на всю жизнь. Имя ее казалось сказочным, да и сама она напоминала принцессу, – он опять усмехнулся, но как то горько.

– А потом… Потом мы начали встречаться. Я влюбился в нее по уши и первое время даже не мыслил жизни без нее. Это моя первая любовь. – Неловко признался парень. Но Сергей не ответил, а лишь внимательно слушал. – Друзья сравнивали нас с персонажами Шекспировского романа, меня прозвали Ромео, а она была моей Джульеттой. На самом деле они завидовали нам. Признаться честно, я даже сейчас завидую своему прошлому. Но закон этого мира таков, что невозможно вернуть то, чего давно уж нет.

Тут подошел официант с заказом, и рассказчик замолчал.

– Что дальше? – поинтересовался Сергей.

– А дальше. Джульетта переехала ко мне. Первые семь месяцев казались раем. Каждый день я встречал ее после работы, иногда по дороге мы заходили в наше любимое кафе, где познакомились. Зачастую она любила устраивать романтические вечера, приготовив, какой-нибудь вкусный ужин, а я любил баловать ее сладостями. Но конфетно-букетный период, когда-нибудь заканчивается. И мне стало не хватать чего-то нового, другого, свежего, но отпускать ее я не хотел: слишком хороша. Обладание эксклюзивным экземпляром дорогого стоит.

Роман посмотрел в глаза Сергею, тот опустил голову, не желая встречаться с ним взглядом.

– Согласен, – только ответил тот.

– Хм… Натура у меня гулящая. Ну, не мог я тогда не поддаться соблазнам! Женщины, как спорт: чем больше завоевываешь, тем больше наград на твоей воображаемой полке. Я… Я начал гулять. Сначала по-тихому, а потом так вошел во вкус, что мне стало уже плевать на то, узнает она или нет. – Молодой человек глотнул из чашки и только хотел продолжить рассказ, как Сергей его перебил:

– А что же Джульетта?

Про себя добавил: «Сукин ты сын, что же тебе не хватало?!»

– Джульетта… – его пальцы затушили сигарету о пепельницу, сделав из нее гармошку. – Она догадывалась, но поначалу молчала. Хех… Я только потом понял, как ей было тяжело… – Роман пытался сглотнуть, но ком подкатил к горлу. – Любовь заставляла ее молчать. Но однажды, когда я приперся от очередной пассии, она устроила скандал. Тогда я в первый раз увидел, как бьется женщина в истерике. Она говорила, что устала от моих гулянок, что так продолжаться не может. Все спрашивала меня, люблю ли я ее. А я отвечал, что люблю, но на самом деле чувства мои угасли и приобрели черно-белый оттенок. Конечно, что-то осталось, но это ведь уже не любовь. В тот вечер она собрала вещи и ушла. Я ждал, когда она вернется, чувство собственности не давало покоя. Думал, а что если она встретит другого и забудет про меня? Но, как ни странно, Джульетта позвонила в этот же вечер: плакала, говорила, что любит и жить без меня не может… В итоге мы снова начали встречаться, не успев порвать. Но через пару недель мне все это наскучило, и я предложил расстаться. Господи! А что было потом, даже вспоминать страшно. Она молила не бросать ее, рыдала, падала на колени, но я был не преклонен и даже жесток.

Роман прокашлялся, облокотился на спинку стула, взглянул на потолок и продолжил:

– Никогда не забуду ее прощальный взгляд. Как будто она потеряла смысл жизни. Это последний раз, когда я ее видел. Через неделю я узнал, что она пыталась покончить с собой, но все обошлось. Я этому тогда не придал большого значения. Но шло время… И вот, когда мне надоело скитаться от одной женщины к другой, я вспомнил о Джульетте и решил для начала позвонить, но телефон был не доступен. Потом я направился к ней домой, но как оказалось она там больше не жила, а квартиру продала. Тогда я наведался к ней на работу, с которой, как выяснилось, Джульетта уволилась… Бегал по ее подругам, но они, сучки, говорили, что не знают, где она сейчас живет. В общем, все мои попытки связаться с ней потерпели фиаско. После этого многое пришлось понять… – он вздохнул и резко бросил: – Какой же я был дурак! Я в запой тогда ушел, а потом выяснилось, что у меня есть ребенок. Хм… Теперь живу с этой дамочкой, всю плешь проела, пасет меня, как пастух на лугу. И сейчас вот сказал, что в магазин иду… Житья от нее нет, – он тяжело вздохнул.

Сергей хотел врезать этому идиоту, но вместо этого произнес:

– Что имеем, то не храним… – показалась ироничная улыбка.

Тут вдруг у его собеседника зазвенел телефон.

– Я уже иду, – ответил он. – Здесь народу много. Д-да, сказал же иду! – он отключил трубку. – Ну, все мне пора. Удачи тебе в поиске.

Роман заплатил по счету и удалился.

Сергей запихнул книгу в рюкзак и отправился домой. Пешком.

Эта ужасная история ошеломила его. В Джульетте он увидел родственную душу, которая так же пережила предательство любимого человека, как и он.

«Странно, я о ней уже столько знаю, а она меня не знает совсем, – подумал он. – Где же ты сейчас?»

Погруженный в размышления он не заметил, как подошел к дому. Войдя в квартиру, Сергей обнаружил на полу разодранное покрывало, в котором, свернувшись калачиком, спал Тибальт.

– Твою мать, Тиба! – резко воскликнул его голос, согнав щенка с нагретого места. – Ты – мое наказание!

Щенок испуганно посмотрел на него, с какой-то детской непосредственностью, против которой невозможно было устоять.

– Хорошо, прости, дружок. – Сергей бросил покрывало на кровать, взял Тибальта на руки и небрежно почесал ему за ухом.

В кармане зазвонил телефон.

– Слушаю, – ответил Сергей, вынув его.

– Здорова, Серый. Ты куда пропал? Я тебе звонил, – раздался возбужденный голос Дэна.

– Ам… Отлично, если не учитывать того, что я был в запое.

– Ого! И без меня! Непорядок. Это надо срочно исправить, – послышался смешок. – Не хочешь в баре посидеть? У меня выдался свободный вечер.

– Нет, дружище, только не бар, – запротестовал Сергей.

– Ну, хорошо, тогда можешь приехать ко мне, – последовал второй вариант.

– А вот это идея мне по душе.

– Окей, тогда жду тебя в десять!

– Хорошо, но я приду не один, а с другом, – предупредил его Сергей.

– Да, не вопрос. Тащи друга: веселее будет.

– Ха! Еще как.

– Ну, тогда до вечера, братан, – с этими словами Дэн отключился.

Сергей надел ошейник на Тибу и прицепил поводок.

– Ну, что? Наведаемся в гости к одному неугомонному кутиле?

– Тяв-тяв! – ответил собачонок.

– Ха-ха… Понимаешь что ли?! – рассмеялся Сергей и потрепал загривок щенка.

Они вышли на улицу. Вечер был прохладным, солнце готовилось ко сну. Дорога не была столь близкой, поэтому Сергей вышел пораньше, чтобы прогулять Тибальта.

Остановившись у светофора и дожидаясь зеленого света, он невзначай посмотрел на мимо проходящий автобус. Вдруг в окне показалось знакомое лицо.

«Джульетта?!» – изумился внутренний голос.

– Эй! Джульетта! – крикнул Сергей и побежал за транспортом.

Девушка в окне удивленно взглянула и улыбнулась.

Он резко остановился: «Вот, черт, обознался! Надо же!»

Тут Тибальт затявкал на мимо проходящих людей.

– Тихо-тихо! – скомандовал молодой человек и потянул за поводок.

Щенок закряхтел.

Войдя в подъезд, их с подозрительным взглядом встретила консьержка.

– Добрый вечер, Вера Михайловна. Как поживаете?

– Здравствуйте. Бывало и получше, – с царственным видом произнесла та.

Сергей ничего не ответил, а только улыбнулся и прошел клифту.

Поднимаясь на седьмой этаж, почувствовал, как в его кармане настойчиво зазвонил телефон. Звонила мать.

– Да, – ответил он.

– Сереженька. Ну, ты где пропал? Я тебе звоню-звоню, а ты недоступен, – прозвучал возмущенный голос в трубке.

«Черт!» – выругался он про себя.

– Мам, прости я… – он замялся.

– Ты?

– Я…

– Что?

Вдруг Тибальт протявкал.

– Аа-м… я тут щенка завел! – пытался переменить тему Сергей.

– Ты опять был в запое? – не обращая внимания на новость, заключила женщина.

– Прости.

В трубке повисла тишина.

– Милый, я уезжаю к тете Розе в гости, скорее всего, на месяц и хочу, чтобы ты тоже приехал. Все-таки юбилей.

– А когда у нее?..

– Завтра, дорогой, – недовольно произнесла мать.

– Хорошо. Буду.

– Целую и жду. Ах, да! Подарок не забудь! – бросила она вслед и отключилась. Сергей подошел к двери и нажал на звонок. Ни кто не открыл. Позвонил еще раз. За дверью послышался голос:

– Да иду я!

Дверь открылась. На пороге стоял обнаженный Дэн.

– О, господи, братан! – завопил Сергей. – Ты что?!

– Прости, но ты меня из душа вытащил! Такты про этого друга говорил?! – он тыкнул пальцем в щенка.

Сергей прикрыл глаза Тибальту.

– Тиба, не смотри, твоя психика не выдержит!

– Да, ладно тебе, что ты там не видел?! – захохотал Дэн. – Ну, проходи уже, а то холодно!

– Хорошо, только уйди с глаз моих!

– Все, ухожу-ухожу, не кипятись, друг. – Дэн быстро побежал в ванную.

Пройдя в прихожую, Сергей разулся, отпустил щенка и направился в гостиную. Ему очень нравилась квартира Дэна, которая совсем не казалась холостяцкой. В комнате царили чистота и уют. На окнах висели белоснежные кружевные занавески, за ними на подоконнике скромно расположились горшочки с цветами. Стены бежевого цвета украшались картинами современных художников. А коричневый кожаный диван, казался таким мягкими, что соблазн присесть на него был велик. В центре гостиной воцарялся круглый стеклянный столик, где лежали книги и журналы. Сергей провел по нему пальцем и подумал: «Хм… Ни пылинки». Напротив дивана, над электрическим камином органично расположился плазменный телевизор. А в углу вместилось кресло, рядом на полу лежала леопардовая шкура.

Он присел и взял в руки журнал. Тут к нему подбежал Тибальт и попытался залезть на диван. Сергей взял его на руки, посадил к себе на колени.

– Ну, что ты, дружок, осторожнее. Это же натуральная кожа, – собачонок тявкнул в ответ.

Послышались шаги, и в комнате появился Дэн с полотенцем на бедрах.

– Милый щеняра. Где нашел? – небрежно спросил тот.

– На детской площадке.

Дэн подошел к Тибальту и небрежно провел по его шерстке рукой, после чего уселся в кресло.

– Ну, что там у тебя случилось? – он резко переменил тему.

– В смысле? – не понял Сергей.

– В том смысле, что тебя побудило забухать? Помнится, последний раз ты так гулял, когда от тебя Надюха ушла.

– Я не знаю… Депрессия, наверное, – нехотя ответил он.

– Депрессия, говоришь. Послушай, если ты из-за работы, так это поправимо!

– Нет-нет, Дэн. Давай об этом не будем говорить.

– Ок, брат. Но… Я твоего отца видел, когда к своему заезжал. Извини, но пришлось рассказать ему, что ты потерял работу.

Сергей грозно посмотрел на Дэна и произнес:

– Ну, и зачем? Кто тебя просил?!

– Эй-эй! Сбавь обороты. Это твой отец! Он хочет тебе помочь! И, может, хватит дуться, как маленький мальчик?!

– Ты же знаешь, как я к этому отношусь! Мне не нужна его помощь.

– Черт, вот упрямый! – Дэн закатил глаза. – Ты когда с ним в последний раз общался?

– Не помню, но последнее время он мне каждый месяц звонит.

– Я не про телефонные звонки, а про реальные встречи!

Сергей задумался.

– Лет пять назад…

В комнате повисла тишина.

– Серега, я когда-нибудь тебя подводил? Мы же, как братья, я только добра тебе желаю. А теперь слушай главную новость. Твой отец женится.

Сергей посмотрел на него холодным взглядом.

– Удивил! – с сарказмом в голосе произнес он. – Это какая по счету жена?! Пятая или шестая?! А я тебе отвечу! Седьмая! Он меня чуть матери не лишил, когда ушел от нас!

– Да, я помню, что она после этого лечилась в реабилитационном центре, но я его и не оправдываю.

– Это он тебя просил со мной поговорить, поэтому ты меня позвал?

– Серый…

– Отвечай! – настойчиво требовал Сергей.

– И да, и нет. Он попросил подготовить тебя к новости о его женитьбе.

– Ну, и пожалуйста, пусть женится! Мне-то зачем об этом знать?

– Он хочет пригласить тебя на свадьбу.

– Пф-ф…

– Друг, прости меня, но… Я как лучше хочу, – с виноватым видом сказал Дэн.

Сергей посмотрел на него понимающим взглядом, погладил Тибальта и произнес уже более спокойно:

– Извини, что сорвался. Мне надо обдумать все это, – устало произнес он.

– Ок. Есть хочешь? – тема снова переменилась.

– Голоден, как волк!

– Тогда шуруй на кухню, а я пока оденусь. – Дэн поднялся с кресла и скрылся в спальне.

– Тиба, пошли.

На кухне так же царил порядок. Холодильник был забит всякими вкусностями и напитками. Сергей решил поживиться сэндвичем и апельсиновым соком. Когда с едой было покончено, он вернулся в гостиную.

– Ну, ты где? – поинтересовался он, не обнаружив друга в комнате.

– Я к твоим услугам, – из-за дверей появился Дэн в коротком халате.

– О, Боже, ты не выносим! – бросил Сергей, на мгновение зажмурив глаза.

– А что не так?

– Да, нет, все отлично. И халатик тоже…

– Это мне одна из моих поклонниц подарила, – на его лице расцвела гордая улыбка.

– Ну, раз одна из твоих поклонниц, тогда класс, – рассеянно похвалил Сергей и сменил тему разговора: – Слушай, у моей тети завтра день рождения.

– Случайно не у тети Розы? – перебил Дэн.

– Да! У нее, – подтвердил он, поражаясь памяти друга. – Я бы хотел тебя попросить поехать со мной.

– Я только «За»! Помню-помню ее декольте…

Сергей прокашлялся.

– Пардон, – притворным извиняющимся тоном произнес Дэн.

– В общем, я на тебя рассчитываю, братан, – Сергей с надеждой посмотрел на него и добавил: – И у меня еще одна загвоздка: я не знаю, что ей подарить.

– Не парься. Я знаю, что действительно нравится таким женщинам. Успокоил Дэн. – Предоставь это мне.

Он подмигнул.

– Да? И что же? – на лице застыл вопрос.

– Просто не парься.

– Хорошо. Тогда завтра жду у своего подъезда.

– Оставайся у меня, – предложил друг. – Я тебе костюмчик подберу, а то знаю я твой вкус.

Сергей недовольно хмыкнул на такое заявление.

– Что? – Дэн посмотрел на него, как ни в чем не бывало.

– Да ты у нас пижон, куда мне до тебя.

– Да, пижон. И именно поэтому, – он поднял к верху указательный палец, – все девчонки от меня без ума.

Сергей улыбнулся на такое заявление.

– Хорошо. Уговорил. Только не знаю, у кого Тибу оставить.

– А в этом нам поможет моя милая соседка. Сегодня предупредим ее, что оставим пса на день-другой. Вот только… помыть его надо: воняет он.

Тибальт съежился, предчувствуя неладное.

– Думаю, ему эта идея не нравится, – заключил Сергей, понимающе глядя на щенка.

– Ничего, переживет. А ну, в ванную. – Дэн схватил хвостатого друга и скрылся за дверью.

Глава 10

На следующий день они отправились в дом тети Розы. Три часа в пути немного утомили Сергея, а Дэн как всегда был навеселе.

– Не выспался что ли? – спросил Сергея друг, когда они заворачивали на проселочную дорогу.

– Нет, я просто устал, хочу уже приехать, – поморщившись, ответил тот.

– Если верить навигатору, то мы на месте, – машина подъехала к большим железным воротам, которые тут же автоматически открылись. – Я смотрю, нас ждали. – Дэн улыбнулся.

Автомобиль неторопливо подъехал к дому, где на крыльце их ожидала полная седовласая женщина в белом платье. В знак приветствия она помахала рукой и поспешила на встречу к гостям.

– Ой! Ну, наконец-то, мы уже заждались, – воскликнула она, подойдя к ним ближе. – Сережа, как давно я тебя не видела, – крепко обняла его и взглянула на попутчика.

– Денис?! Ты ли это?

– Я! Вы меня помните? – поинтересовался он, хлопнув дверцей автомобиля.

– Конечно. Я тебя с малых лет помню. Как подрос! Какой красавчик, – она захлопала ресницами, слегка покраснев.

– А вы нисколько не изменились! – подсластил он разговор.

– Ой, да ну тебя, врунишка. Ну, пойдемте же, пойдемте в дом, – поторопила она их, поднимаясь по ступенькам.

Они вошли в просторный светлый холл, заполненный гостями.

– Ребятушки! – послышался голос Анастасии Федоровны. – Наконец-то! Ох, Денис! Ты как всегда – красавчик! – она легонько коснулась губами его щеки.

– Анастасия Федоровна, а вы как всегда великолепны, – он галантно взял ее руку и поцеловал.

– Дэн! Ну, хватит! – одернул Сергей, бросая недовольный взгляд в его сторону.

– А что такого, твоя мама очаровательная женщина и заслуживает особого обращения. Правда?

– Ой, Казанова, – игриво произнесла мать, поправляя складки на шелковом платье. – Ладно, пройдемте в гостиную, мальчики.

Там оказалось так же много народу. Дамы в вечерних платьях и мужчины в строгих костюмах украшали своей напыщенностью и без того богато обставленную комнату.

– Ну, где же она? – Анастасия Федоровна искала кого-то взглядом. – Ох, нашла! Мальчики, за мной!

У празднующего стола, в облегающем красном платье, подчеркивающее стройность фигуры, стояла женщина и что-то оживленно рассказывала окружающим. Те, в свою очередь, внимательно слушали и улыбались.

– Роза! – воскликнула мать Сергея.

– Да, – откликнулась она, и повернулась к ним лицом.

– Эта красотка – тетя Роза? – изумился Дэн, украдкой обращаясь к другу. – А она отлично сохранилась!

Увидев молодых людей, женщина грациозно поправила темные роскошные волосы, широко улыбнулась и прощебетала:

– Какие люди! Ну, иди же ко мне, блудливый племянник! – она тесно прижала его к груди, обратив внимание на второго гостя. – А это кто? – она освободила Сергея из объятий и подошла к Дэну.

– Денис Викторович, к вашим услугам, – не отрывая взгляд от ее глаз, произнес он, потом поднес к губам ее руку и чувственно поцеловал.

– Ох, какой галантный… Да, кажется, я тебя помню! – задумчиво произнесла она и воскликнула: – Как подрос!

На лице, появилась очаровательная улыбка, и Дэн тут же попал под власть ее обаяния.

– А вы ничуть не изменились.

– Уверена, что ты говоришь это всем дамам преклонного возраста, – попала она в точку.

– Преклонный возраст – это не про Вас.

– Какой душка.

Она повернулась к присутствующим и громко произнесла:

– Господа! А сейчас начнется самое интересное! Прошу оставить вашу манерность и воспитанность в стенах этого дома и пройти в садик, где нас ждет настоящая вечеринка!

– Да! – воскликнул кто-то.

Люди оживились и двинулись к выходу.

– Ну-с, друзья мои, и вы поторопитесь, – с этими словами она направилась к лестнице, ведущей на второй этаж.

Через некоторое время Дэн и Сергей остались в гостиной одни.

– Ты мне не говорил, что она так же привлекательна, как и несколько лет назад. Я практически влюблен! – простонал Дэн, ослабив узел галстука на вспотевшей шее. – Боже, зачем я надел этот костюм?!

– Тетя старше тебя в два раза и, к тому же, замужем. А муж у нее известный пластический хирург, вот почему внешне она похожа на двадцати летнюю стриптизершу.

– А какой у нее взгляд, – томно произнес Дэн, не обращая внимания на слова Сергея. – Она похожа на знаменитую актрису. Э-э-э… Как ее? М-м…

– Денис защелкал пальцами, пытаясь вспомнить имя знаменитости, но когда не получилось, он разочарованно добавил: – Черт, не помню.

– Не знаю как ты, а я хочу выпить, – молодой человек подошел к бару и наполнил стакан соком.

– Мне, пожалуйста, тоже.

Они ненадолго замолчали.

– Ты же был влюблен в какую-то девушку, которую встретил на улице? – неожиданно спросил Сергей.

– Ну, да. Но ты же знаешь, что условия, которые она мне поставила, нереальны!

– Понятно. Но только прошу без шума. Моя тетя еще та расхитительница сердец. По словам матери, она даже моего отца пыталась охмурить. – Сергей потупил взгляд. – И что это я про него вспомнил?!

– Ок, брат. Все будет отлично, – Дэн глотнул сока. – Может, пойдем ко всем, а то тут скучновато как-то?

– Пошли.

Солнце почти село, и множество маленьких разноцветных фонариков, превратили сад в сказочное королевство, где величественно располагался бьющийся фонтан, создавая торжественную атмосферу. Все это скрывал от посторонних и любопытных глаз разросшийся хмель, обвивший стеблями еле заметный под ним кованый забор. А газон казался настолько идеальным, что по нему хотелось пробежаться босиком.

Выйдя в садик молодые люди заметили, что обстановка здесь совсем не такая, как в доме. Из самовлюбленных снобов народ превратился в обычных клубных тусовщиков. Дамы сменили свои строгие наряды на более откровенные, а мужчины щеголяли в шортах или джинсах.

– Ого! Какая трансформация! – удивился Дэн, поправляя костюм. – По ходу дела, мы из другой песочницы!

Тут к ним снова подошла седовласая женщина в белом, которая ранее встретила их у дома.

– Ребята, вам надо переодеться, Роза Федоровна пожелала пенную вечеринку! Прошу следовать за мной.

– Интересно, – задумчиво произнес Сергей.

Женщина повела их в летний домик, располагающийся на заднем дворике. Тут же находился бар и бассейн, где плескался разгоряченный народ.

– Прошу, – она открыла дверь. – Здесь, мои дорогие, вы найдете все необходимое.

– Спасибо, Надежда Святославовна, вы идеальная домохозяйка, – подарил комплимент Сергей.

– И я того же мнения, – подмигнул Дэн.

– Ой, не стоит. Это всего лишь моя работа!

– Столько лет служить этому дому верой и правдой не каждый сможет! – произнес он.

– Ой, десять лет, как десять минут: пролетели очень быстро, – вздохнула женщина. – Ну, ладно не буду вам мешать.

Она удалилась, тихонько прикрыв за собой дверь.

В шкафу аккуратно лежала чистая одежда. Дэн достал плавки и произнес:

– А, может, в бассейне искупнемся? – он посмотрел в окошечко. – Девчонки там класс!

– Пффф… Ты невыносим! Ты же пять минут назад был влюблен в тетю Розу?!

– А я и не отказываюсь от своих слов. Но любоваться красотками не запретишь, – он прищелкнул языком.

– Нет, ты как хочешь, а я к фонтану. Скорее всего, будет какое-нибудь феерическое шоу. Не зря же там сцена стоит!

– Зануда, ты! – Дэн обиженно достал из нижнего шкафчика бриджи.

Надев белую футболку, Сергей взглянул на друга, сложил бровки домиком и широко улыбнулся.

– Ты похож на маленькую девочку, у которой отобрали конфетку, – ехидно проговорил он.

– А ты похож на шестидесятилетнего старичка, которого все не устраивает, – парировал Дэн, бросив в него носки.

Сергей расхохотался, отбивая их рукой.

– Ну, что ты ржешь! – рассерженно воскликнул тот, не в силах скрывать улыбку.

– Да, просто я радуюсь тому, что ты мой друг! – он внезапно схватил его за шею и начал теребить волосы на голове.

– О! черт! Ну, погоди. Я… тебе сейчас покажу.

Дэн поставит подножку, и они оба упали на пол.

В этот момент к ним кто-то постучался.

– Да! – хором ответили молодые люди.

В дверях показался незнакомый парень. Он удивленно взглянул на ребят и нерешительно проговорил:

– Простите, мне сказали, что тут можно переодеться.

– Да-да, проходи, мы уже закончили, – протараторил Сергей, поднимаясь с пола.

Незнакомец еще более удивленно посмотрел в их сторону и с осторожностью прошел к шкафчикам. Парни поспешили во двор, чтобы не смущать гостя.

– Вижу бар! – воскликнул Дэн.

– Где?

– Прямо по курсу!

Они выпили по баночке пива и отправились в садик, где на сцене уже танцевали длинноногие танцовщицы. Дэн и Сергей смешались с толпой, наблюдая за происходящим. А когда номер закончился, на подмостках появился ведущий в смокинге красного цвета.

– Дамы и господа, а сейчас на эту сцену выйдет очаровательная, самая прелестнейшая и неповторимая Розали!

Люди начали аплодировать и ликовать. Заиграла музыка, и во всем своем великолепии, появилась виновница торжества в образе Мерлин Монро. И начала представление.

– Вот! Вот! На кого она похожа! – сквозь музыку возбужденно прокричал Дэн, глядя на друга.

Сексапильно вытягивая слова, Розали двигалась по сцене, словно гуляющая под таинственной луной кошка. Затем она осторожно спустилась по ступенькам. Ее взгляд отыскал среди толпы подходящую жертву. Ею оказался Дэн. Женщина медленно подошла к нему, такому загорелому и плечистому, накинула ему на шею боа и, притянув к себе, легонько поцеловала в губы. Парень обхватил ее за талию, но тут же получил пощёчину со словами:

– Подупиду-пу!

Как богиня, вознесенная на пьедестал, Розали вернулась на сцену, одаривая публику воздушными поцелуями. Люди заликовали, крича «Браво!» и просили повторить на бис, но она скрылась за сценой и больше не появлялась.

Дэн возбужденно поспешил прочь.

– Эй! Ты куда? – возмутился Сергей и схватил его за локоть.

– Ты видел, что она со мной сделала?

– Ну, да. И это было эффектно. Видел бы ты себя! – он засмеялся.

– Думаешь, она просто так ко мне подошла?! Я ей нравлюсь.

– Хорошо-хорошо, но убегать-то зачем?

– А я не убегаю, – спокойно произнес Дэн. – Я за подарком.

– Черт, точно! Я и забыл. – Сергей почесал затылок.

Дэн растворился в толпе, а Сергей решил отправиться к фонтану, чтобы немного освежиться. Но там оказалось слишком много народу, а ему хотелось уединения. Тогда он подошел к ограде и присел на траву, наблюдая за происходящей картиной. В толпе показалась тетя Роза все в том же образе Мерлин Монро. Она направлялась к нему с каким-то незнакомцем в ситцевых брюках и с розовым шарфом на шее.

Мужчина периодически пялился на Сергея, и что-то эмоционально рассказывал.

– А, ты шалун, Адриано, – полушепотом произнесла Роза с очаровательной улыбкой на лице, когда они близко подошли к Сергею.

– О, дольче миа, ты мне льстишь, – с итальянским акцентом ответил он, женственно махнув рукой.

– Племяшка моя, познакомься, это один из лучших фотографов, – она положила руку на плечо итальянца. – А зовут его Адриано…

– Челентано что ли? – съязвил Сергей.

– А он шутник! – расхохотался новоиспеченный знакомый.

«А ты гей», – подумал он в свою очередь.

– Мальчик мой, Адриано увидел тебя в толпе, и ты ему очень понравился. Сергей приподнял брови.

– Да-да! Хорошая фигура и бру… бру…та-а-альность… – еле выговорил его язык.

– Он хотел бы сфотографировать тебя для своей выставки.

– Меня? – удивленно произнес Сергей.

– Да! – подтвердил тот. – Твоя внешность то, что надо!

– Но, я не настолько красив, как… – он замешкался. – Думаю, вам больше подойдет мой друг…

– Оу! Нет-нет. Слишком смазлив! Нужен бру…та-а-альный образ. Пер фаворе, – его глаза жалобно посмотрели на Сергея.

– Ну же, мальчик мой, соглашайся. Он неплохо платит, да и знаменитым тебя сделает, – подмигнула тетя Роза.

– Я в долгу не останусь, – пообещал тот.

Сергей почесал затылок.

«В принципе терять нечего, да и работы пока нет», – рассуждал он про себя.

– Хорошо, я согласен.

– Граци! – воскликнул Адриано, жеманно похлопывая в ладоши. Мужчины обменялись рукопожатием.

В этот момент на сцене снова появился ведущий, теперь уже в смокинге ядовито-оранжевого цвета.

– Леди и джентльмены, прошу внимания! Сейчас перед вами появится поклонник нашей очаровательной Розали. За кулисами он уверял меня, что это любовь с первого взгляда. Именинница, прошу на сцену!

Она удивленно посмотрела на ведущего и даже в какой-то момент растерялась. Но тут же расправила плечи и с походкой «от бедра» направилась к нему. Народ расступился и зааплодировал. На сцене появился Дэн в черном поблескивающем костюме и в шляпе. Розали поднялась на нее и села на приготовленный стул. Заиграла песня: Joe Cocer – You Can Leave Your Hat On. Дэн начал свой ритуальный танец. Сначала в ход пошел галстук, который он не спеша развязал, делая это как можно более эротично. Затем принялся за рубашку – медленно расстегивая пуговку за пуговкой. Гости возбужденно ликовали, обстановка накалялась все больше и больше. Но Дэн не обращал на присутствующих никакого внимания. Все, что он хотел – покорить Розали, которая в данный момент любовалась каждым движением его молодого и пышущего плотским желанием тела.

Пристально глядя ей в глаза, он взял ее руку и легонько поцеловал, а потом чувственно провел ею по своей гладковыбритой груди. Она хитро улыбнулась и многообещающе подмигнула. Дэн то приближался к ней, то отдалялся. Вскоре дело дошло до брюк. Он заставил Розали расстегнуть на них молнию, что ни сколько не смутило именинницу. Она послушно потянула за собачку, проследовавшую за ее рукой до конца пути. После чего внезапно притянула Дэна к себе и поцеловала в шею. Парень победоносно улыбнулся. И уже через некоторое мгновение на сцене валялись скомканные брюки. А шляпа по-прежнему находилась на голове Дэна. В конце номера он схватил Розали на руки, сел на стул и впился поцелуем в ее губы. Гости резко замолчали. После чего начали аплодировать. Через некоторое время парочка оторвалась друг от друга и с хохотом скрылась за сценой.

Сергей прикрыл глаза руками и произнес вслух:

– Чудила…

Решив немного выпить, он отправился в бар и, заказав абсент, присел за стойку, где полностью открывался вид на сцену. Прошло какое-то время, и несколько выпитых рюмок были уже позади. Ему стало хорошо и свободно. На сцену снова вышел ведущий. На этот раз на нем красовался фрак в желто-черную клеточку.

– Сеньоры и сеньориты, – заголосил он. – А сейчас перед вами выступит несравненная и огненная Джульетта! Прошу поприветствовать!

Сергей напрягся и подумал, не ослышался ли. Сердце его забилось чаще, в ушах застучало. И вот появилась она. Он нервно сглотнул, выпрямившись на стуле.

Девушка в облегающем кожаном костюме с зажженными факелами в руках принялась жонглировать. Лицо из-за черной маски он не смог разглядеть. Волосы были собраны в пучок. Сергей решил перейти к действиям. Глотнув еще одну рюмочку абсента для храбрости, поспешил за сцену, чтобы после номера перехватить Джульетту. Ожидание длилось очень долго. Но вот номер закончился, и девушка спустилась по ступенькам.

– Джульетта! – выкрикнул он, не узнавая свой голос.

«Кажется, перебрал», – мелькнуло в голове.

Девушка обернулась, испуганно посмотрела на незнакомого полупьяного парня и побежала в дом. Сергей решил не отступать и поспешил следом. Войдя в холл, закричал во все горло:

– Джульетта, я люблю тебя! Ты где? Не прячься.

Он услышал, как на втором этаже что-то упало, и сразу побежал вверх по лестнице. Заметил, как девушка забежала в одну из спален.

– Джульетта, я так ждал этой встречи. Если бы ты знала, как часто я думал о тебе! – Сергей распахнул дверь в комнату, тонувшую в полумраке, и медленно вошел. – Я знаю – ты здесь. Прошу, не убегай.

Он услышал какой-то шорох за спиной и только хотел повернуться, как почувствовал резкую боль в затылке. Тело обмякло, молодой человек упал на пол.

Спустя какое-то время Сергей открыл глаза. Голова казалась тяжелой и ужасно болела. Он неосознанно коснулся затылка и поморщился. Потом заметил Джульетту, которая всхлипывала рядом с ним.

– Милая, – произнес он чуть слышно.

Девушка подняла голову и залепетала.

– Ох, прости меня. Я не знала, что это ты. Дэн мне все рассказал, – она взяла его за руку. – Я тоже думала о тебе после нашей встречи в кафе. Я люблю тебя.

– Джульетта, – ласково произнес он.

– Ой! Очнулся! – послышался голос, входящего в комнату Дэна.

Сергей взглянул на него и ужаснулся: из головы торчали ушки осла, а на месте носа красовался пятачок.

– Дэн, что с тобой? – испуганно спросил он.

– А это все Розали. – Он тыкнул пальцем в сторону.

Сергей посмотрел по его направлению и увидел тетю. Та в образе Мерлин Монро размахивала волшебной палочкой, приговаривая:

– Подупиду-пу!

– Она и тебе поможет, – добавил Дэн.

– Поможет, – с состраданием во взгляде утвердила Джульетта.

Тетя Роза приблизилась, взмахнув волшебной палочкой, и произнесла непонятные слова, которые больше походили на заклинание. После чего с силой ударила по лбу племянника. Тот вскрикнул и снова погрузился в небытие.

Глава 11

Открыв глаза, Сергей почувствовал, как острая боль, молниеносно пронзила голову, словно стрела, попавшая в цель.

– Сереженька, как же ты нас испугал! – сидя у кровати, запричитала мать.

Рядом стоял Дэн, теперь уже в нормальном человеческом обличье.

– Очнулся и, слава Богу, – вздохнул он, как старичок.

– Что со мной произошло? – прошептали пересохшие губы.

– Да тебя по голове одна особа ударила. Из-за того, что ты за ней по дому гонялся. Кстати, зовут ее Джульетта, точнее… – Дэн хмыкнул и продолжил, – это псевдоним. Честно говоря, мне ее даже жаль: перепугалась девчонка.

– Да? – Сергей оживился и попытался принять сидячее положение.

Но мать уперлась своей рукой ему в грудь, скомандовав:

– А ну, лежать! Тебе, дорогой мой, отдыхать надо.

Он молча послушался, так как сопротивляться не было сил, а потом обратился к другу:

– Дэн, попроси ее подняться: я хочу извиниться.

– Как скажешь, – он удалился из комнаты. Через несколько минут в дверь постучали, и в нее вошла девушка с заплаканными глазами и опухшими щечками.

Сергей вгляделся в ее лицо и с досадой подумал: «Черт, не она».

– Надеюсь, вы поправитесь, – лепетала виновница, подходя ближе.

– Да, спасибо… Я извиняюсь за то, что испугал тебя. Я не хотел: перебрал, – хрипло звучал его голос.

– Я… я не знаю, что сказать, – она растерянно взглянула на бледное лицо Сергея, как будто узнала страшную тайну, которая случайным образом коснулась ее ушей.

– Скажи мне свое настоящее имя, – попросил он.

– Настя, – ответила та.

– Настя, а теперь иди и не переживай за меня. Хорошо?

– Угу, – слезы снова подступали к ее глазам.

Она решила не показывать слабость и поспешила выйти прочь. Все это время Анастасия Федоровна сидела молча и не проронила ни слова.

– Мам, оставь и ты меня. Я хочу поспать.

– Хорошо, милый. Спи-спи. Я ухожу, – женщина поднялась со стула и бесшумно вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.

Досаде не было предела. Хотелось выть то ли от боли в сердце, то ли от боли в голове.

«Придурок! Идиот! Совсем зациклился! – в эту минуту он ненавидел себя, – Осталось только застрелиться, чтобы не думать о ней! Надо, что-то с этим делать. Так жить нельзя. Все! Точка!», – решил Сергей, перед тем, как снова погрузился в сон.

* * *

Солнечный лучик света, который просочился сквозь шторы, неосторожно разбудил Сергея. Открыв глаза, молодой человек заметил на столе поднос со стаканом воды и таблеткой аспирина. Боль в голове еще не прошла, но утихла. Поднявшись с кровати, он принял лекарство и направился в гостиную, но на первом этаже никого не оказалось. Тогда Сергей пошел на кухню, где большие настенные часы показывали десять утра. После вчерашнего праздника дом еще спал, и он был рад позавтракать в одиночестве. Закончив с едой, вышел из дома, вдохнул запах свежескошенной травы и удивился тому, что в саду царил полный порядок, словно никакой вечеринки и не было. Только сцена, которую еще не успели убрать, была единственным доказательством вчерашнего торжества.

Сергей подошел к спящему фонтану, где его тут же ослепило утреннее солнце, которое поблескивало и отражалось, играя на гладкой поверхности воды. Прищурив глаза, молодой человек решил отправиться к бассейну, чтобы немножко освежиться. Как ни странно, но он только заметил, что к нему вела узкая дорожка, выложенная из стеклянной разноцветной мозаики. Зайдя за дом, заметил на шезлонге чей-то женский силуэт. Сергей слегка поморщился: боль вновь резко возникла в его голове, но вскоре также внезапно утихла.

– Мальчик мой, – воскликнул женский голос.

– Мама?!

Женщина привстала и приподняла поля пляжной шляпки.

– Что ты тут делаешь? Тебе нужен постельный…

– Знаю-знаю! – перебил он, присаживаясь рядом. – Я чувствую себя намного лучше. Только не беспокойся.

– Выпил лекарство, которое я тебе оставила? – строго прозвучал вопрос.

– Э-м… – Сергей почувствовал себя маменькиным сынком.

– Ох, если бы ты знал, как я вчера за тебя испугалась, – мать снова разлеглась на шезлонге. – И как ты умудряешься попадать в такие ситуации?! Когда ты был ребенком, то таких проблем не возникало. А сейчас… – она устало вздохнула.

Теперь он чувствовал себя нашкодившим мальчишкой.

– Ты не такой, как твой брат… – она осеклась.

– Ты любила его больше меня? – внезапно для себя он произнес вопрос вслух.

Мать промолчала. А потом вдруг заговорила:

– Знаешь, сынок, в тебе есть что-то по-настоящему благородное, мужское. То, чего я не видела ни в одном мужчине. Но ты герой не нашего времени, тебе нужно было родиться во времена бесстрашных рыцарей, когда честь и отвагу ставили превыше всего. Тогда бы ты добился успеха. А в наше время нужно быть хитрым и изворотливым капиталистом. И именно таким был твой брат. Несмотря на то, что внешне вы похожи, как две капли воды – ценности у вас разные, – она замолчала, разглядывая свои пальцы, а потом добавила: – Да-а-а, честность – это тяжелая ноша, с которой не каждый может пройти всю жизнь, неся ее на себе.

Он молчал и не знал, что ответить.

– Ты уже знаешь, что твой отец женится? – мать резко сменила тему. Сергей посмотрел на нее вдумчивым взглядом и произнес сквозь зубы:

– Знаю.

– Я хочу, чтобы ты пошел на свадьбу.

– Что? – он слегка удивился.

– Он просил меня узнать, как ты к этому отнесешься.

– Но…

– Не надо слов: я прекрасно знаю, что ты скажешь. – Она посмотрела на него и улыбнулась искренней, доброй улыбкой, какую только можно себе представить. – Сереженька, послушай. Я хочу, чтобы ты наладил отношения с отцом. Я его простила, и ты простишь. Ты, ведь, не маленький мальчик. А взрослый и умный мужчина! Дай ему шанс. Он любит тебя, – мать ждала ответа, но вместо того, чтобы оправдать ее ожидания, Сергей встал и пошел к дому. – Он всегда любил тебя больше, чем Мишенку, – добавила она вслед.

Сергей остановился, обернулся и чуть слышно произнес:

– Возможно…

Кровь пульсировала в висках. Голова снова разболелась, казалось, еще чуть-чуть, и она взорвется. Уже в доме молодой человек достал из холодильника лед и, присев на стул, приложил к больному месту. Разговор с матерью показался Сергею тяжелым, но в одном она была права, что он уже не маленький мальчик, чтобы обижаться на отца. И, может, действительно пора наладить с ним отношения? А присутствие на свадьбе – неплохой старт. Сергей решил обдумать это позже. Приняв еще одну таблетку аспирина, направился наверх: в спальню и вскоре забылся сном.

Мужской хохот вывел его из дремы. Сначала молодой человек не понял, откуда доносятся голоса. Затем увидел шторку, развивающуюся от ветра, видимо, кто-то открыл окно, пока он спал.

– Вы прекрасны, как Эсмиральда из Нотердама. Рядом с вами я чувствую себя Квазимодой, – признавался мужской голос.

– Какой настырный, – раздался женский игривый смех.

«Это же тетя Роза и Дэн! – пришел к выводу Сергей. – Прям, как в дешевой мыльной опере».

– Я влюбился в вас с первого взгляда!

– Как громко сказано. Знаешь ли ты, что я старше тебя в два раза?! Ты мне в сыновья годишься.

– Но ведь для любви это не помеха! – упорствовал он.

– Помеха. Думаю, через лет двадцать ты заговоришь совсем по-другому.

– Да, бог с ним, что будет через двадцать лет! Главное то, что сейчас происходит между нами.

– Нет-нет, отпусти, – тетя Роза, по-видимому, пыталась вырваться из его объятий, но внезапно наступила тишина.

«Хм, целуются… От Дэна просто так не убежишь. Впрочем, тетя тоже хороша. Казанова в юбке. Поздравляю, вы нашли друг друга!», – оживился внутренний голос Сергея.

– Нам пора ужинать, – взволнованно произнесла тетя.

Послышался смачный шлепок.

– М-м-м… Упругая! – заключил Дэн.

Голоса стихли, а вскоре совсем исчезли. Сергей взглянул на часы. Стрелки показывали пол шестого. В животе заурчало. Голова все еще немного болела, но чувствовал он себя практически здоровым.

Спускаясь по лестнице, молодой человек обратил внимание, что в столовой кто-то есть. Открыв деревянную дверь, почувствовал на себе любопытные взгляды присутствующих.

– Сыночек! Проснулся?! – приветственно воскликнула мать.

– Люся, принеси еще одну тарелку! – распорядилась тетя Роза, а потом обратилась к племяннику: – Присаживайся, милый.

– Спасибо. Мам, это ты открыла окно у меня в комнате? – спросил Сергей, садясь на деревянный лакированный стул.

– Да, Сереженька, тебе нужен был свежий воздух. А что? Что-то не так?

– Все хорошо, просто я проснулся от шума в саду, – он неодобрительно взглянул на друга.

Дэн и Роза переглянулись.

– А где ваш муж, тетушка? – продолжил Сергей.

– А он на операции. Одна знаменитая телеведущая решила накачать себе грудь, приподнять попу и выкачать жир, но я никому не скажу, кто это! – она по-детски хихикнула.

– Понятно.

Тут он почувствовал на себе гневный взгляд Дэна, который тут же сменил тему.

– А ты как? Как твоя голова? Тебе нужно показаться врачу, – как-то грубо прозвучал его голос.

– Спасибо. Голова почти прошла, – последовал ответ в таком же тоне.

Люся, женщина лет сорока, в черном идеально выглаженном платье, принесла тарелку и хотела налить суп, в котором неаппетитно плавали грибы, но Сергей отказался, так как грибы не любил. Вместо этого ему положили стейк из свинины, от которого исходил божественный запах чеснока вперемешку с восточными специями.

Также среди гостей находился Адриано, который напомнил о фотосессии:

– Я надеюсь, ваша травма не помешает мне с вами поработать?

Сергей снова услышал непривычный для его слуха итальянский акцент.

– Нет, не беспокойтесь, – ответил он и поинтересовался, отрезая кусочек от стейка: – А когда запланировано сие важное событие?

– Оу! На следующие выходные. У меня почти все готово, нужна только модель.

– Клянусь, что в следующие выходные я буду у вас в студии, – ответил он.

– Это замечательно! – оживился итальянец, поправив на шее все тот же розовый шарф.

Весь оставшийся ужин они перетирали события вчерашней вечеринки. Для Сергея это было не столь интересным. Поужинав, он отправился в сад все к тому же фонтану, где радостно журчала водичка, повторяя свой круговорот. Он любил воду, казалось, что она уносила с собой все тревоги и успокаивала. Наслаждаясь ее звучанием, молодой человек вглядывался в чистое голубое небо. Как будто пытался найти ответы на поставленные им вопросы. Зеленая трава приятно щекотала босые ноги, а легкий ветер нежно ласкал кожу. Захотелось влететь, ощущая божественную легкость и сладострастный момент свободы. Он, словно узник в плену сотканных из паутины мыслей, принципов и суждений. В душе появилось бешеное желание начать жизнь заново. С самого рождения и до сегодняшнего дня. Но тут ветер утих, ощущение легкости мгновенно улетучилось. Чувство одиночества снова поселилось в душе. Сергей понял, что сердце просит любви, может, даже рабской, чтобы только жить ради кого-то, а не впустую. Может в этом предназначение человека? Жить ради кого-то. Быть полезным и нужным. Не требовать любви, а дарить ее другим безвозмездно.

Глава 12

– Что ты сказал? – изумленно переспросил Сергей, когда они с Дэном вышли на террасу.

– Я остаюсь здесь. Я не хочу никуда уезжать, – спокойно ответил тот.

– Только не говори, что это из-за тети Розы?!

– Ну, не называй ее так! Ей больше подходит Розали, – на лице появилась блаженная улыбка.

Сергей закрыл глаза и простонал.

– Да, она поиграет тобой и бросит, как наскучившую игрушку! Тебе что, развлечений не хватает?!

– Послушай меня. Она мне нравится. И, может, я влюбился, и поэтому хочу быть с ней, а она со мной. Что не понятно?

– Ты влюбился?! – глаза Сергея удивленно посмотрели на друга, а на лице появилась глупая ухмылка. – Надо же! Я удивлен! Ведь, у тебя это так редко бывает.

– Пффф… – Дэн закатил глаза и облокотился на перила.

– Совсем недавно ты говорил, что влюблен в другую, – снова напомнил молодой человек.

Дэн немного помрачнел в лице.

– А одно другому не мешает.

Сергей тяжело выдохнул и продолжил искать весомую причину, которая могла бы остановить друга от совершения глупого поступка.

– У нее муж!

– И что? Когда меня это останавливало?!

– Она старше тебя в два раза и…

– Это же хорошо! – воскликнул он, ударив перила ладошкой. – Ум и опыт еще никому не мешал!

– Ты – Гец! – бросил Сергей.

– Прости, кто? – не понял Дэн, напряженно взглянув в его глаза.

– Гец, значит, глупец!

– Какое странное слово, – усмехнулся тот. – Послушай, я не озабоченный подросток, которого нужно учить обращаться с женщинами, а ты не мой отец, который обязан этого делать. Я хочу ее, и баста!

Сергей сел в плетеное коричневое кресло с мягкой кожаной подушкой и вздохнул.

– Это так, но ты – мой друг, а женщина, с которой ты хочешь встречаться, не какая-то там богатенькая дамочка с неизвестным для меня именем. Она моя тетя. Слышишь, тетя! – громче повторил он. – И я не хочу, чтобы между моими близкими возникли разногласия.

Дэн смягчился.

– Не бойся, я буду предельно деликатен. И применю все свои джентльменские способности, если наши отношения перестанут нас удовлетворять, – озорная улыбка вновь появилась на его лице.

– М-да, – сдался Сергей, вздохнув и, поднимаясь с кресла, произнес: – Хорошо. Пойду вызову такси.

Он вошел в дом и наткнулся на Адриано, который в этот момент поднялся с дивана, откладывая газету на журнальный столик.

– Сержио! Я слышал, что ты уезжаешь, – послышался все тот же знакомый акцент.

– Да, – неохотно подтвердил он, засовывая руки в карманы черных брюк.

– Могу подвести: я тоже еду в город.

«М-да… Отличная компания», – недовольно подумал он, но все же согласился. – В принципе, можно…

– Отлично! Жду тебя у выхода.

– Хорошо. Я только попрощаюсь.

Сергей обошел весь дом, но никого не нашел. «Странно», – подумал он. Затем снова поднялся на второй этаж и, взглянув в окно, увидел мать, которая что-то оживленно внушала тете Розе. Заметив Сергея, она тут же замолчала.

– Дамы, я уезжаю, – обратился он, к женщинам выходя в садик.

– Как! Уже? – пропищала тетушка.

– Да, дела.

Она грациозно подошла к нему и легонько поцеловала в щеку. Мать недовольно зыркнула в их сторону и произнесла:

– Мы с Розочкой будем скучать по тебе, – резким тоном добавила, обращаясь к тете: – Правда, милая?

– Конечно.

– Дэн придумает для вас развлечение, – Сергей подошел к матери, они обменялись объятьями.

– Звони, не забывай мальчик мой, – мягко и по-матерински произнесла Анастасия Федоровна.

– Обязательно, – улыбнулся он и направился к машине, где его уже ждал Дэн.

– Ну, пока, друг, – он похлопал Сергея по плечу.

– Удачи, – произнес тот, садясь на переднее сидение.

Автомобиль тронулся, и молодой человеке облегчением выдохнул, наблюдая в зеркало за тем, как дом постепенно отдалялся, уменьшаясь в размерах.

– Какой-то у тебя усталый вид, – напомнил о себе итальянец, аккуратно управляя машиной.

– Да, есть немного… – Сергей откинулся назад и устроился как можно удобнее.

– Как голова? – не унимался тот.

– Уже неплохо, – он глянул в его сторону и сощурился от яркого солнечного света.

– О! У меня в бардачке есть солнечные очки, если…

– Спасибо, – не дослушал он, – но я не капризный.

Итальянец добродушно улыбнулся.

– Ты не против, если я послушаю музыку?

Сергей достал из кармана плеер с наушниками.

– Нет, нет, конечно! Я могу включить радио.

– Спасибо, но я хочу послушать свою…

– А что слушаешь? – перебил его Адриано.

– Талькова. Это мой кумир, – задумчиво произнес он, разматывая черный проводок.

– О, да! Я слышал его! Как же эта песня звучит?! – Адриано попытался воспроизвести мелодию, щелкая пальцами.

– Я вернусь, – подхватил Сергей, улыбаясь тому, что они все-таки нашли общую тему.

– А она у меня есть, – он несколько раз нажал на кнопочки медиаплеера, и песня заиграла.

Они разговорились так, что к середине пути мнение Сергея об итальянце сильно изменилось. Адриано оказался вполне нормальной ориентации и, более того, состоял в счастливом браке и имел двоих детей. И, конечно же, он не стал делиться своим первым впечатлением о нем, так как знал, что ни одному мужчине не понравится, если его сочтут геем.

Договорившись по поводу фотосессии, Сергей устало вышел из машины и побрел домой. Квартира, казалась, пустой и мрачной. Ничего нового, ничего особенного. Скукота.

Глава 13

Студия располагалась в высоком стеклянном здании, которое находилось в центре города. Лифт поднял Сергея на самый верхний этаж, где его встретила девчушка лет семнадцати.

– Доброе утро! Меня зовут Натали, я помощница Адриано, – она протянула маленькую веснушчатую руку, при этом смущенно улыбаясь.

– Здравствуй, я Сергей. Приятно познакомится, – он протянул свою, и они обменялись робким рукопожатием.

– Прошу следовать за мной.

Девушка выглядела настолько хрупкой, что казалось, если дунет ветер, то ее непременно унесет, как Элли в страну Оз.

Они прошли в костюмерную, пестревшую от множества разнообразных костюмов.

– Адриано приготовил для вас два образа. Можете выбрать один из наиболее понравившихся, – произнесла она, указывая на стулья, где лежали костюмы.

Сергей принялся их разглядывать. Первый показался слишком банальным: ковбойская шляпа с брюками, широкий кожаный ремень с тяжелой железной бляхой и пистолет в кобуре. Второй был мрачноватый, но чем-то зацепил. Атласный черный фрак украшался золотыми пуговками, внутри которых поблескивали драгоценные камни, а на груди стояла заплатка в виде сердца, пронизанного роковой стрелой Амура. Молодой человек взял гладко выглаженные брюки и провел по ним ладонью. Но больше всего его привлекла черная пластиковая маска, на которой изображалась хитрая улыбка.

– А где же рубашка? – внезапно спросил Сергей, поворачиваясь к девушке.

– А она в комплекте не идет, – протараторила та.

– Хм… Понятно, – задумчиво прошептал он.

– Ну, так какой образ выбирайте? – спросила Натали с любопытством.

– Вот этот, – он снова провел пальцами по гладкой ткани брюк.

Девушка улыбнулась так, как будто догадалась о его выборе.

– Хорошо! Теперь следуйте за мной.

Пройдя по длинному коридору, они вошли в ярко-освещенную комнату.

– Ну, наконец! – воскликнул мужской слегка писклявый голос.

– Сергей, это Сильвио, наш стилист, – она показала рукой на высокого худощавого парня в розовой футболке и черных джинсах.

– Ну, и какой костюм выбрал наш герой? – в глаза пробежал огонек любопытства.

– Костюм номер два! – воскликнула девушка, подмигнув.

– Отлично! У него есть вкус, – заключил Сильвио.

– Спасибо, – ухмыльнулся Сергей.

– Ну-с, пройдем к зеркалу.

– Не стоит сильно… Я не девчонка все-таки.

– Скроем только маленькие погрешности! – успокоил его тот.

Сергей присел на высокий деревянный стул, который показался ему ужасно неудобным, и стилист принялся наводить марафет. Прошел час, прежде чем Сильвио закончил работу.

– Красота, – заключил он, хлопнув в ладоши. – У вас очень мужественные черты лица. Но особенно мне нравится родинка под нижней губой, смотрится сексуально.

– М-да… Спасибо, – он с опаской посмотрел на стилиста, восторженно пялившегося на его губы.

Сергей наклонился к зеркалу, чтобы ближе разглядеть обновленное лицо. Оно приняло свежий вид и ровный цвет. Исчезли маленькие шрамы и синяки под глазами. Сергей почувствовал себя юнцом. И, кажется, начал понимать женщин, которые так яро пытаются скрыть свои недостатки с помощью косметики.

К ним подошла Натали.

– Нам уже пора на площадку, – она поправила маленькие очки, которые миниатюрно смотрелись на ее веснушчатом носике.

– М-да-да, у нас все готово, – ответил Сильвио.

Увидев съемочную площадку, Сергей восхитился живостью декораций, которые своим великолепием напоминали тронный зал во времена Екатерины Второй.

– Вот это да! – воскликнул он, подходя к Адриано.

– О! Бон джорно, мой друг! – поприветствовал его тот, настраивая фотоаппарате громоздким объективом. На нем, кроме простенькой футболки и черных брюк, красовался все тот же розовый шарф.

Они пожали руки, обмениваясь дружелюбными улыбками.

– Мне нравится твой подход, – ответил Сергей, озираясь по сторонам.

– А мне нравится твой вкус. Я знал, что ты выберешь именно этот костюм. И ты меня не подвел.

Рука итальянца по-приятельски похлопала его по плечу.

– Ну, этого у меня не отнимать, – шутливо произнес он, гордо поправляя бабочку на шее.

Адриано улыбнулся.

– А теперь слушай в чем суть моей фотосессии, – серьезно начал мужчина. – Ты ловелас нашего времени – любая девушка твоя. Ты красив, молод и уверен в себе. Но неожиданно на твоем пути повстречалась она – аморе всей твоей жизни: дерзкая и желанная, словно запретный плод. И это тебя печалит, ведь ты можешь получить все, но только не ее. И тогда в голову приходит идея снять маску, чтобы показать ей свое истинное я… Свою ранимую и уязвимую душу, которая теперь с безразличием относится к тому, что раньше доставляло ей удовольствие.

– О-м-м… – Сергей в замешательстве почесал затылок. – Надеюсь, я не подведу.

– Отлично. Тогда займи свое место, и мы начинаем. – Он захлопал в ладоши, дав тем самым старт.

На площадке появились двухметровые красотки с одинаковыми мальчишескими фигурами, что даже облегающие вечерние платья не могли подчеркнуть настоящую красоту женских прелестей. Адриано старательно рассадил их вокруг трона, давая указания каждой. Когда все заняли свои места, съемка началась.

Сергею этот образ отлично подошел: размер в размер. Изображая на троне страдающего покорителя женских сердец в окружении нескольких моделей с разбитыми пластмассовыми сердечками в руках, он даже и не заметил, как быстро пролетело время.

– И еще несколько кадров. Ты смотришь отчужденно и как бы снимаешь маску, – одухотворенно произнес Адриано.

Сергей в точности повторил все, как он просил. Наконец в студии торжественно послышалось:

– Поздравляю, съемка окончена!

Кто-то из присутствующих даже захлопал.

– Сергей, я бы хотел дальше с тобой сотрудничать. Ты понимаешь меня с полуслова! – признался итальянец.

– Я сам от себя в шоке. Думал мне это не очень-то и понравится, – его плечи приподнялись от удивления.

– Ты фотогеничен, я в тебе не ошибся, – продолжал Адриано, разбирая фотоаппарат.

Сергей одарил его смущенной улыбкой и поинтересовался:

– А когда выставка?

– Планирую в конце лета. Обязательно отправлю тебе приглашение, – заверил его тот.

– Ок. Буду ждать, как говорится, с нетерпением.

Они пожали друг другу руки, как это делают мужчины, когда заключают выгодную сделку, и с этим разошлись. Сергею было жаль расставаться с костюмом, казалось, что он отрывает маленькую частичку себя. Хотя образ и не полностью ему подходил, но все же отражал внутреннее состояние души. Молодой человек сложил брюки на стул, мысленно попрощался и, хмыкнув, удивился своей сентиментальности.

Не смотря на то, что фотосессия вымотала его, Сергей не мог уснуть.

Мысли крутились в голове, как юла. Вроде он успокаивал себя тем, что все будет хорошо, как они снова набирали оборот и начинали вертеться в непослушной голове. Спустя некоторое время все же удалось забыться, и молодой человек увидел сон с участием Джульетты. Они гуляли по парку, держась за ручку, целовались и обнимались. Но внезапно их окружили незнакомые люди и разлучили.

– Нет! Нет! – надрывисто кричала она.

– Джульетта! – Он отпихивался от людей, которые его схватили.

– Я люблю тебя! – продолжал ее голос.

– И я! И я тебя люблю!

И тут ему, вроде, удалось вырваться, он подбежал к ней и успел сорвать последний и, как показалось, самый сладкий поцелуй.

– Не забывай меня, я найду тебя, – прочитала Джульетта по его губам.

– Я буду ждать, – в ответ произнесла девушка.

В парке внезапно опустело. Листья опали с деревьев, солнце скрылось за тучи, и пошел дождь. Он опустился на колени и… Зазвонил телефон.

Сергей резко встрепенулся, не понимая в чем дело. Затем вернулся в действительность и посмотрел на часы. Рядом лежала книга.

«Десять утра. Не буду отвечать. Позвонят и перестанут», – подумал он, переворачиваясь на другой бок. Но телефон не унимался.

– Чер-р-р-т! Ну, кто такой назойливый! – терпение лопнуло.

Схватив мобильник, он хотел было сбросить вызов, но увидев звонившего, сначала удивился, а потом передумал.

– Слушаю, – пробурчал он.

– Добро утро, – смущенно произнес голос.

– Доброе.

– Извини, я, видимо, тебя разбудил…

– Ничего страшного, я все равно собирался вставать. – Сергей присел на край кровати и напряженно посмотрел на унылый пейзаж за окном. Кажется, собирался дождь.

В трубке молчали.

– Отец…

– Да, – пробудился голос.

– Если что-то хочешь сказать, то говори. Я тебя слушаю.

– Я бы хотел… встретиться с тобой.

Сергей подошел к окну. Небо нахмурилось, и появились первые капли дождя. Казалось, они пытались передать какое-то тайное послание, понятное только им.

– Ты меня слышишь? – спросил отец.

– Что? – слова отца вывели его из состояния задумчивости.

– Я хочу встретиться.

– Почему? – чуть слышно произнес Сергей.

– В смысле, почему? – задал он вопрос и тут же ответил: – Ну… потому что ты мой сын.

– Нет. Почему ты не предлагал мне это раньше?

– Послушай… Это все так сложно… я боялся, что ты не поймешь… – в голосе послышались нотки отчаяния.

Сергей по-прежнему наблюдал за происходящей картиной на улице: небо потемнело еще сильнее, и дождь заиграл свою траурную симфонию.

– Хорошо. Когда?

– Сегодня или завтра…

– Хорошо. Завтра. В шесть вечера. В парке, где мы раньше обычно… – Сергей осекся.

– Запускали змея… Ты это хотел сказать?

– Место, где мы обычно любили бывать… когда-то.

– Хорошо. Я понял тебя, – отец облегченно выдохнул. – Спасибо.

Сергей прикрыл глаза и произнес:

– Не за что…

– До встречи.

– Да-да.

В нем поселились смешанные чувства. Вроде бы ему хотелось наладить отношения с отцом, но обида не давала покоя. Она как старая гниющая заноза глубоко засела в душе, причиняя ноющую боль.

– Пасмурно… – апатичное настроение овладело Сергеем, и он снова отправился в кровать.

Неизвестно, сколько прошло времени. Лежа под одеялом, молодой человек слушал меланхоличное музыкальное произведение, которое наигрывала пасмурная погода. Казалось, что дождь – это множество маленьких капелек, которые проживают короткую жизнь – жизнь длиною от неба и до земли. А в конце своего пути какие-то из них попадают на крыши домов или машин, какие-то разбиваются о стекла на окнах, а остальные образует глубокие лужи на асфальте. Вот и человек также что-то делает, куда-то спешит, чем-то занимается… А для чего? Все равно исход один… И это не жизнь пролетает перед его глазами, а это он пролетает жизнь. И где наступит конец жизненного пути, никто не знает.

Его философские рассуждения прервал очередной звонок. На этот раз звонил Дэн.

– Эй, бро. Как ты там без меня? – в голосе слышался оптимизм.

– Да, живу пока, не жалуюсь, – буркнул Сергей, переворачиваясь на другой бок.

– Скучаешь без меня, наверное, только признаваться не хочешь.

– Ага, лежу и только о тебе думаю.

Дэн цыкнул и довольно произнес:

– Ну, я же говорю, что скучаешь.

– А ты, я смотрю, тоже меня не забываешь. Чего звонишь? Дай угадаю! Тебя бросила тетя Роза, и ты решил вернуть мне Тибальта!

– Нет, – протянул Дэн. – Просто звоню, чтобы узнать, как твои дела.

– Отлично, – без энтузиазма в голосе ответил Сергей.

– Что-то не верится, – недоверчиво бросил Дэн и ободряюще добавил: – В любом случае, не вешать нос!

Губы Сергея растянулись в улыбке.

– Есть, сэр!

– И да. Мне пришло приглашение на свадьбу твоего отца, – голос зазвучал серьезнее. – Так что, буду рад увидеть тебя.

– Ну, что же, возможно, я буду присутствовать, – спокойно ответил Сергей.

– Надеюсь…

– Ты мне лучше скажи, когда ты мне Тибу вернешь? – он резко сменил тему.

– Э-э-э… Даже не знаю… Розали так привязалась к щенку, что мне было бы жаль их разлучать.

– Хм… Зная тетю, думаю, он ей скоро наскучит, – с сарказмом в голосе сказал Сергей.

– Даже если и так – найду ей новое развлечение, – непринужденно прозвучал голос Дэна. – Ну, все мне пора. До связи.

Глава 14

Он увидел постаревшее, измученное лицо, вместо лица счастливчика, собиравшегося в скором времени жениться на любимой женщине. Время и мирская суета значительно потрепали этого высокого и голубоглазого брюнета, на висках которого проступили первые признаки старости. На нем был надет легкий летний костюм, на ногах – бежевые мокасины.

Сергей немного смутился, ведь отца не видел несколько лет, а за это время они оба изменились.

– Ну, здравствуй, сын, – сказал отец, протягивая руку.

– Привет, – Сергей пожал ее.

– Ну что, здесь присядем или в кафе посидим? – он указал на обшарпанную лавочку, укрытую под тенью, склонившегося тополя.

– Как хочешь: мне все равно.

– Тогда предлагаю пойти поесть мороженое. В детстве ты его очень любил, – легкая полуулыбка проступила на его лице.

– Да, но это было в детстве, с тех пор мои вкусы сильно изменились.

– Ну, да, само собой…

Они расположились в летнем кафе и заказали по чашечке кофе.

– Давно тебя не видел. Ты сильно изменился, – начал отец, бросив неодобрительный взгляд на старенькие джинсы и поношенную футболку, которая так не шла сыну.

– Ну, да. Возмужал, повзрослел…

– Как твои дела? Слышал, тебя уволили, – поинтересовался он, не обращая внимания на угрюмое выражение лица Сергея.

– Да. Но это не беда. Найду другую работу.

– Я могу тебе помочь в этом, – в глазах промелькнула надежда.

– Спасибо, но мне не нужна твоя помощь.

– Тогда помоги мне, – вдруг произнес отец.

– У тебя какие-то проблемы? – усмехнулся Сергей.

– Нет. Просто мне нужен сын. Мне нужен ты.

– Но для чего? Все эти годы ты отлично обходился без меня. Что вдруг изменилось?

Отец молчал, устремив взгляд в одну точку и, облокотившись на край стола, тихо произнес:

– Я… я скучал по тебе, – казалось, его смутило собственное признание. – Да, я виноват, прости. Дурак и только. Мне очень стыдно.

Сергей напряженно что-то обдумывал.

– Ты променял нас на другую женщину! – вдруг грубо бросил он. – Если бы ты знал, как нам не хватало твоего отцовского слова, взгляда и просто присутствия!

– Я прошу, не злись, это дело прошлое. Я давно осознал свою ошибку, – извиняющимся тоном успокаивал его отец. – Прости меня. Я хочу все вернуть.

Сергей посмотрел на него, как на скулящую от боли собаку, которую без причины огрели лопатой, а затем спросил, пронзительно глядя в глаза, полные раскаяния:

– Скажи, ты был счастлив с ней?

– С кем? – спросил тот.

– Ну, с женщиной, к которой от нас ушел.

Отец молчал, пытаясь подобрать слова.

– Послушай, все не так, как ты…

– Отвечай, – оборвал Сергей, не дослушав.

Он удивленно посмотрел на сына, ухмыльнулся и выполнил просьбу:

– Первое время – да.

– А потом?

– Потом я нашел новое увлечение.

– Хм… – выдохнул Сергей, откинувшись на спинку стула.

– Послушай, ты мой единственный сын… теперь уже. Все то, что сейчас принадлежит мне, будет принадлежать тебе. Хочешь ты этого или нет, но я сделаю тебя своим наследником, – выпалил отец.

– Для чего? Я не хочу, чтобы твои бывшие жены меня загрызли.

– Не беспокойся. Об этом я позаботился.

Сергей задумался, потом нерешительно произнес:

– Я не знаю…

– А что тут знать! Подумай только. Вся твоя жизнь изменится, ты будешь ездить на дорогом автомобиле, общаться с интересными и влиятельными людьми. А главное твои будущие дети – мои внуки, будут обеспечены.

– Хочешь меня купить? – недовольно прозвучал голос сына.

– Если бы я мог, но ты не из таких людей и, поэтому ты лучший кандидат из тех, кого я знаю. Я навел справки о тебе. Живешь в маленькой квартирке, холостой, безработный. Ничего, что могло бы удовлетворять твою жизнь.

– Следил за мной? – Сергей небрежно ухмыльнулся.

– Вроде того.

– Хорошо. Дай мне время, – он облокотился на стол и отпил немного кофе.

– Все, что хочешь, – отец облегченно выдохнул. – Может, выпьем что-нибудь покрепче?

– Нет-нет, спасибо.

Между ними повисла тишина. Сергей не заметил, как кафе наполнилось посетителями. И вот за соседним столом расположился мужчина с маленьким мальчиком.

– Папа, а когда я в школу пойду, ты купишь мне мотоцикл, как у тебя, – спросил карапуз, кладя в рот очередную ложку с мороженым.

Мужчина засмеялся:

– Только, если ты будешь слушаться меня и маму.

– Буду, обязательно буду, – тут ложка с мороженным упала. – Ой! – лицо ребенка исказилось так, как будто он собирался расплакаться.

– Ничего страшного. Только не плачь, – мужчина сел перед ним на корточки и поднял столовый прибор. – Ты же мужчина, а мужчины не плачут.

Мальчик успокоился и повторил.

– Не плачут.

– Вот так-то лучше, – папаша довольно улыбнулся и обратился к мимо проходившей официантке: – Девушка будьте добры, принесите ложку.

– Хорошо, – улыбнулась та в ответ.

Сергей вспомнил, как когда-то так же сидел с отцом в кафе, ел мороженое и задавал похожие глупые вопросы. Он вновь посмотрел на уставшее лицо напротив.

– Помнишь, как мы запускали с тобой воздушного змея? – губы Сергея изогнулись в легкой улыбке.

– Конечно. Разве можно забыть искреннюю радость в глазах своего сына. А когда ты самостоятельно первый раз его запустил, то восторгу не было предела! Я вспоминаю об этом иногда и, знаешь, это мое самое счастливое время, – прозвучало очередное признание.

Сергей смутился от его слов, но виду не показал, а только произнес:

– А я запомнил, что ты все время покупал мне шоколадное мороженное.

– Да, твое любимое.

Сергей удивленно посмотрел на отца. Если бы он был девчонкой, то непременно бы бросился ему на шею со слезами на глазах.

– Знаешь, я временами думаю, а на кой черт мне все это надо? Бегаю всю жизнь, мечусь, как зверь в клетке, в которую сам же себя заключил, и вырваться не могу, а может, и не хочу – привык. Жизнь – это гонка, а правила в ней просты: нужно двигаться вперед и только вперед, невзирая на возникающие перед тобой преграды, – он с грустью посмотрел на сына.

– Если бы ты знал, как мне не хватало отцовского напутствия.

– Сын…

Стало как-то душно, а к горлу подступил ком. Он снова вспомнил тот день, когда отец ушел из дома. И чувство обиды опять овладело им.

– Извини, но я хочу побыть один. – Сергей встал из-за стола.

– Да, конечно, – понимающе произнес голос.

– Я позвоню.

Сергей направился к выходу.

– Погоди! – послышалось за спиной. – Возьми. – Рука отца протянула какой-то глянцевый листок. Сын неосознанно взял его и, даже не посмотрев, что там написано, поспешил к выходу.

«Черт побери, в моей жизни творится всякая белебердень. Никакой постоянности. Он вспомнил обо мне спустя столько лет. – Сергей пнул мусорку. – Наследство. Просто так? Ему определенно что-то нужно взамен. Но что?»

То, что отец наконец-то осознал свою ошибку – это конечно хорошо, но Сергей не верил, что он ни с того ни с сего сделает его своим наследником и компаньоном. Слишком много лет прошло и все, что их сейчас могло связывать – тонкая нить прошлого. Молодой человек сунул руку в карман и нащупал листок, который напоследок всучил ему отец. Гладкая глянцевая бумага переливалась на свету, а большие прописные буквы так и бросались в глаза: «Приглашение на свадьбу». Сергей пробежался по строчкам:

– Двадцатое августа, – прошептали его губы.

До свадьбы осталась неделя. Он удивился тому, как быстро летит время.

«Думаю, этого времени мне хватит, чтобы обдумать его слова и принять правильное решение», – рассуждал Сергей.

Бесспорно, предложение было замечательным, и любой другой непременно бы согласился, не раздумывая. Деньги, власть и связи просто так с неба не падают. Но за все приходится платить в этом мире, даже родному отцу.

Время шло незаметно. Дэн водил Сергея по магазинам в поисках костюма и приличной обуви.

– Как так можно жить! Ты что-нибудь, кроме кроссовок носишь?

– Не бузи, – отмахнулся рукой Сергей.

– У каждого джентльмена должна быть хотя бы одна пара приличных ботинок, – не унимался тот.

– Да, что ты?! А я и не претендую на звание «джентльмена».

– Хм… – Дэн угрюмо посмотрел на него. – А я и вижу. Вот только у меня вопрос: в чем ты собираешься идти на выставку?

– Ну, у меня есть одни старые штиблеты…

– Ну-ка, пойдем, зайдем сюда, – перебил друг, толкая Сергея в сторону очередного бутика.

– Черт, ты видел цены? – тихо изумился Сергей, разглядывая ботинки из крокодиловой кожи.

– Да, но они того стоят.

– Но я не готов заплатить такие деньги за ботинки, которые надену пару раз. – Он схватил Дэна за локоть и направился к выходу, а затем воскликнул, указывая на противоположную сторону торгового центра: – О! Идем туда, там много народу.

– И что?

А то. Люди любят скидки и низкие цены, соответственно, чем больше покупателей, тем ниже цена, – с умным видом произнес Сергей.

– Да, а как же качество?

– Хм… Цена не всегда соответствует качеству.

Они зашли в отдел, где продавалась одежда для мужчин.

– Вот этот вполне подойдет, – Сергей взял в руки черный костюм, а к нему фиолетовый галстук.

Дэн в это время забрел в отдел рубашек, которые аккуратно висели на вешалке. Он нечаянно уронил одну из них, но не придал этому особого значения. К нему тут же подлетела девушка.

– Молодой человек, нельзя ли поаккуратнее! – выпалила она, поднимая белую ткань с пола. Резко развернулась, случайно задев плечом крайнюю вешалку, с которой тут же соскользнула рубашка. Девушка, подошла к стеллажу, но потом снова возвратилась на «место преступления», бросив гневный взгляд на Дэна. Он в свою очередь смотрел на нее удивленными глазами.

– Алиса?! – спросил он, не веря встрече.

Девушка опешила.

– Нет, вы ошибаетесь, – она быстрым шагом направилась к двери склада.

– Это я, Денис. Помнишь, мы с тобой на улице познакомились? – он поспешил за ней.

– Молодой человек, я же сказала, что я не Алиса! – она отворачивалась, пытаясь спрятать лицо.

Тогда он нежно взял ее за плечи и развернул к себе.

– Почему ты врешь? Я же знаю, что это ты.

Из-под длинных густых ресниц на него виновато смотрели пленительные черные глаза.

– Извини, мне стыдно. Что угодно, только бы не встреча с тобой. То есть я хотела сказать… не здесь и не в таких условиях.

– А мне плевать на условия: я рад, что тебя встретил.

– Правда? – взгляд девушки оживился.

– Да. Я думал о тебе, – без смущения признался Дэн, сложив густые брови домиком.

Она искренне улыбнулась.

– А я ведь посчитала тебя одним из тех избалованных мальчиков, которые ищут себе живую игрушку.

– И почему же? – усмехнулся он.

– Алиса! – вдруг рявкнул голос менеджера, не дав ей шанса ответить.

– Ой. Мне пора, – она заторопилась, как золушка в двенадцать часов ночи.

– Погоди. Давай встретимся и посидим где-нибудь. Когда ты заканчиваешь?

– Через два часа.

– Хорошо. Я буду тебя ждать у входа.

Девушка посмотрела на него большими, как блюдца глазами и, смущенно захлопав ресницами, скрылась за дверью склада.

– Вот эта да! – радостно воскликнул Дэн и направился в примерочную, чтобы поделится новостью с другом.

Почти все кабинки были заняты.

– Серега! – крикнул он.

– Я здесь, – послышалось где-то в конце.

Дэн отодвинул ширму.

– Э! Стучаться надо! – Сергей прикрыл грудь руками.

– Очень смешно. Ты просто гигант юмора, – съязвил Дэн.

– Завидуй молча, малыш.

– Тоже мне, Карлсон.

– Черт! – он обеспокоено посмотрел на друга.

– Что случилось? – не понял тот.

– О, нет! Кажется… кажется я потерял, – он начал щупать руками спину.

– Посмотри, посмотри он там?

– Кто?

– Не может быть, – ищущий взгляд Сергея упал на пол.

– Да, что ты ищешь? – растерянно бросил Дэн.

– Кажется, я потерял свой пропеллер! – на его лице появился детский разочарованный взгляд.

– Тьфу ты! Придурок! Испугал.

– Ага! Поверил! – Сергей улыбался так, будто провернул аферу века, после чего надел на себя пиджак. – Пожалуй, я возьму этот костюм.

Ширма снова задвинулась и наступила тишина.

– Серега, я встретил ее, – поделился с другом Дэн.

– Кого?

– Ту девушку. Ну, помнишь, я тебе о ней рассказывал.

– Ты мне о ком только не рассказывал. Конкретнее.

– Я про Алису.

– Алиса… Алиса. Что-то припоминаю.

Они вышли из примерочной и направились в кассу.

– Она работает здесь, – тихо произнес Дэн, чтобы их не расслышали сотрудники магазина. – И я попросил ее встретиться со мной сегодня через два часа.

– Так это же хорошо. Чего ты так нервничаешь-то? – небрежно спросил Сергей.

– Братан, я хочу, чтобы ты присутствовал.

– С ума сошел? – возмущенно воскликнул Сергей. – Третий лишний.

– Согласен. Ну, ты просто будь рядом, чтобы я тебя видел.

– Эй… друг, что это с тобой? – удивился Сергей, протягивая карту кассиру. – Ты же Ас в этом деле.

– Я не знаю. Когда она рядом я смущаюсь, как мальчонок, которого первый раз поцеловала девчонка.

– Влюбился, парниша, – довольно улыбнулся Сергей.

– Обойдемся без констатации факта, – недовольно буркнул Дэн.

– Да не обижайся ты! Хорошо, я буду рядом… Подслушивать.

Дэн благодарно улыбнулся в ответ. После оплаты покупки молодые люди направились к выходу.

– Чем займемся? – спросил Сергей.

– Можем еще пройтись по магазинам, – предложил тот.

– Что-то мне не хочется.

– Тогда пойдем, заправимся, а то в животе урчит.

Они зашли в местную закусочную, которая походила на студенческую столовую.

– Что будешь? – поинтересовался Сергей, бросив взгляд на ассортимент в меню.

– То же, что и ты.

– Ок.

Он направился к витрине с разными вкусностями. И через некоторое время вернулся с полным подносом.

– Гамбургеры, сандвичи и кола… А как же здоровая еда? – возмутился Дэн, брезгливо поглядывая на поднос.

– Тогда нам надо было зайти в другое место, – недовольно пробубнил он, присаживаясь за столик. – Но, к сожалению, уже поздно.

– М-да…

– Хей! Ты брось киснуть. На вот, держи, – он поставил перед ним стакан с колой.

– Я не кисну, я…

– Да, у тебя вид, как будто тебя выдают замуж против твоей воли! – произнес он, откусывая гамбургер.

– Женят.

– Что?

– Мужчин не выдают замуж, а женят.

– Ой, прости, забыл добавить, что у тебя страдальческое лицо девчонки, которую выдают замуж против ее воли, – ехидно исправился Сергей.

– Помнится, у тебя тоже есть болезнь под названием «Джульетта», – съязвил Дэн.

– С-с-с… уколол. Но сейчас я иду на поправку.

– Извини, – опомнился он, понимая, что это было глупо с его стороны. – Просто я хочу, чтобы ты понял меня.

– Да не парься ты, я буду рядом, – ободряюще зазвучал его голос.

Рабочий день почти закончился и количество людей в торговом центре значительно уменьшилось.

– Ну. И какие будут дальнейшие указания? – поинтересовался Сергей, когда они подошли к выходу торгового центра.

– Короче, жди нас в кафе за углом, – дал команду Дэн.

– Ок. Удачи. Ни пуха, как говорится, ни пера. Ни сучка, ни задоринки.

– Да, вали уже! – Дэн махнул рукой и поспешил вверх по лестнице. До конца закрытия магазина оставалось десять минут. Он сел на лавочку напротив входа и стал ждать. Наконец появилась она. Внутри все напряглось, пульс резко участился, словно перед этим он пробежал несколько километров.

– Давно ждешь? – поинтересовалась Алиса.

– Нет, минут десять, – произнес он, завороженный взглядом чарующих глаз. – Мы тут с другом костюм ему выбирали.

– И как успехи?

– Замечательно, – Дэн улыбнулся. – Я хочу пригласить тебя на чашечку кофе. Ты не против?

– М-м… – она приняла задумчивый вид. – Нет, не против.

Они направились в кафе, где их уже поджидал Сергей, который пил латте и от скуки пялился на мимо проходящих людей. Увидев приближающийся объект наблюдения, руки Сергея поспешно схватили газету, а лицо приняло задумчивый вид. Парочка села за соседний столик так, что он мог их не только хорошо видеть, но и отлично слышать.

– Что будешь? – спросил Дэн у девушки.

– Не откажусь от Каппучино.

Сделав заказ, он растеряно начал разговор:

– Я даже и подумать не мог, что встречу тебя в этом магазине. Очень удивлен такому подарку судьбы.

– Да… Я подрабатываю здесь после учебы в Университете.

– И на кого же ты учишься?

– Я буду юристом. Но мои пристрастия не соответствуют будущей профессии.

– М-да?! А что же тебя привлекает. – Дэн расстегнул верхнюю пуговицу лиловой рубахи.

– Музыка, – не задумываясь, ответила девушка, наблюдая за его движениями.

– Играешь на чем-нибудь?

– На гитаре. А вообще, я люблю петь, – смутилась она, как будто раскрыла тайный интимный секрет.

– М-м-м… продемонстрируешь?

– Если представится такой случай, то конечно.

Они обменялись улыбками.

– Знаешь, а ты не такая, какой казалась при первой нашей встрече.

– А какая я на самом деле? – любопытство блеснуло в ее глазах.

Дэн наклонился вперед и произнес чуть шепотом:

– Ты самая милая и очаровательная маленькая ведьмочка, которую я когда-либо знал, – его взгляд задержался на ее губах.

Медленно облизав их, она тоже поддалась вперед и тихо спросила:

– А если честно?

– А если честно, ты не ведьма – ты дьяволица. Не забуду твой взгляд, когда я нечаянно уронил рубашку, – он на секунду прикрыл глаза рукой.

– Извини, я не хотела, вырвалось, – озорно улыбнулась Алиса.

– Так и быть, на первый раз прощаю, – он ухмыльнулся. – И как у тебя это получается – быстро трансформироваться из дьявола в ангела и наоборот?

Сергей подглядывал за парочкой, молча радуясь за друга. Да и девушка, действительно, была очень милой, а озорная улыбка, делала ее более привлекательной.

– Помнишь, ты говорила, что если судьба, то мы обязательно встретимся?

– как-то грустно поинтересовался Дэн.

– Да, но только условия встречи были другими.

– А, по-моему, эта встреча гораздо судьбоноснее той, где я должен был искать тебя в толкучке разгоряченных фанатов.

– Та меня устраивает больше, хотя… если честно, ни на какой концерт я и не собиралась, – виновато призналась она. – Это был блеф с моей стороны.

– Даже так! Что, так сильно не понравился?

– Почему? Понравился. Но я уже говорила, что ты показался мне избалованным мальчиком. Да и важно то, что уровень жизни у нас разный, – она помедлила, после чего произнесла, выделяя каждое слово: – Ты принц, а я золушка…

Он удивленно посмотрел на нее.

– Так, чем же это плохо?

– Я не верю в сказки, они искажают действительность. Заставляют верить в то, чего нет.

– Ну, начнем с того, что не такой уж я и принц. Обычный парень, который работает танцором в ночном клубе.

Глаза ее засияли:

– Танцуешь! Это интересно. Значит, ты тоже творческая личность?!

– Да, – он улыбнулся. Его покоряла ее детская непосредственность.

Тут зазвонил телефон.

– Ой, извини, – она достала старый потертый мобильник и ответила: – Алло. Да. Я скоро буду, задержалась немного. Хорошо. Я поняла, – бросив телефон в сумочку, девушка начала собираться.

– Тебе уже пора?

– Да. Моей тете нужна помощь, а она не любит, когда я ее не слушаюсь.

– Давай я тебя провожу.

– Не стоит! – отрезала девушка. – Мне на маршрутку, – она поспешно встала из-за стола.

– Как я могу связаться с тобой? – опешил Дэн.

– Ты знаешь, где я работаю, – добродушная улыбка мелькнула на ее лице. – Пока!

Она помахала рукой и скрылась за дверью кафе. Сергей рассмеялся, приближаясь к другу.

– Нет, ну, ты видел?! Она даже мне выбора не оставила! – растерянно возмутился Дэн.

– Она мне нравится. То, что надо. Независимая, ненавязчивая, а главное не похожа на всех остальных твоих пассий.

– Да, но в этом-то и сложность.

Глава 15

Вот и настал конец лета. Если в июне и июле лето играет с нами, резвится и греет лучами яркого солнца, то в августе оно потихоньку собирает вещи и машет ручкой на прощанье. А на его место приходит меланхоличная и пока еще теплая осень, но чем дальше, тем плаксивее и холоднее она становится. И все, что можно сделать в этот момент, это улететь в теплые края или одеться потеплее, подняв повыше воротник своего усталого пальто.

Приближался вечер. Подъезжая к галерее на такси, Сергей заметил большое количество дорогих автомобилей, а это значило, что вечер будет проходить в обществе богатеньких интеллигентных любителей современного искусства. Расплатившись с водителем, поднялся по лестнице, где его встретил молодой человек, одетый в смокинг.

– Добрый вечер. Ваше приглашение, пожалуйста, – улыбнулся тот.

– Сейчас, – Сергей полез сначала в один карман брюк, потом в другой. – Минуту.

Принялся шарить в пиджаке. К этому моменту лицо молодого человека приняло брезгливый вид:

– Без приглашения мы не пускаем, – бросил он.

– Погодите, я помню, что я его брал, – рука машинально скользнула во внутренний карман пиджака и нащупала пропускной билет. – Вот он! – Сергей торжественно протянул глянцевый листочек.

– О! Теперь вижу, проходите, пожалуйста, – лицо снова засияло фальшивой улыбкой.

– Лицемер, – полушепотом произнес Сергей.

– Простите, что? – глаза молодого человека округлились.

– А?! Что-то не так? – в его взгляде читалась невинность.

– Извините, но мне показалось, что вы сказали «лицемер».

– Вам действительно показалось, – он натянул губы в неестественной улыбке и прошел в выставочный зал.

В глаза бросилась огромная подвесная люстра с множеством маленьких разноцветных лампочек, которые издалека казались сверкающими драгоценными камушками. Посередине, образуя круг, расположился зеркальный интерьерный водопад с синей подсветкой. А на второй этаж вела круглая лестница с коваными перилами, украшенными узорным орнаментом.

– Сергей! – его радостно встретил Адриано, который был одет в забавный клетчатый костюм. – Я очень рад, что ты здесь. Успел осмотреться?

– Честно говоря, еще нет, я только зашел.

– А мне не терпится узнать твое мнение. Но перед этим хочу тебя познакомить кое с кем.

Они прошли вглубь зала.

– Познакомься, это моя любимая жена – Пенелопа.

Темные волосы, загорелый цвет лица и черные глаза выдавали испанское происхождение юной красотки.

– Очень приятно, – она интеллигентно протянула хрупкую руку.

– Взаимно, – он легонько коснулся губами ее нежной кожи.

– Извините, мои дорогие, но мне нужно встречать гостей: я вас покину ненадолго. – Адриано скрылся в толпе.

– Муж мне рассказывал о вас, – начала она диалог, теребя пальцами поясок от длинного вечернего платья, облегающего стройную фигуру и спускаясь до самого пола. – Вы хорошо позируете, фотография поражает глубиной чувств.

– Спасибо. Но это скорее заслуга вашего мужа. Я всего лишь следовал его указаниям.

– Значит, вы не только хорошо позируете, но и отлично понимаете, что от вас хотят. Вы видели ваше творение?

– Не успел еще.

– Надо срочно исправить это! – воскликнула она. – Прошу за мной. – Они поднялись на второй этаж.

– Ого! – сорвалось с его губ, когда он подошел к фотографии, размеры которой были значительными. – Я не думал, что она будет такой большой… Она красива. И… Это не я… Я не узнаю себя, – удивлялся Сергей.

– Вы раскрылись на этой фотографии, – она посмотрела на его лицо. – Я чувствую боль и безысходность. Надеюсь, на ней запечатлена неподдельная эмоция. Если это так, то она прекрасна вдвойне.

– Я пытался быть собой, – признался он.

– Посмотрите, в каком цвете все это обработано, – она резко сменила тему.

Черно-белые тона говорили о траурности, а ярко-красная заплатка на груди привносила притаившуюся страсть. Сергей почувствовал жалость к своему образу, который так четко выражал его внутренний мир.

– Что с вами? Вы как-то изменились в лице. Не понравилось?

– Нет-нет. Просто… Хочу пройтись. Вы не против?

– Нет, конечно, – она понимающе улыбнулась.

Сергей пошел вперед по залу, где увидел много мрачных, но в тоже время красивых работ, которые поражали искренностью душевных страданий.

Тут его внимание привлекла одна фотография, где была изображена девушка в образе балерины. Хрупкое тело украшала легкая белая ткань, нескромно оголяя стройные ноги, на которых красовались пуанты жемчужного цвета. Он сравнил девушку с лебедем. Она расправила свои руки, словно собиралась взлететь. И может так и произошло бы, но внезапный выстрел в спину заставил ее остановиться. В глазах читались боль, страх и шок. Эмоции, без какой-либо фальши. Кровь в этой сцене изображалась в виде легкой красной ткани. Сергей решил, что это шелк. Вглядевшись в лицо, увидел знакомые черты. Но решив, что это бред и больная фантазия подошел к другой фотографии и стал тщательно рассматривать. Однако взгляд непроизвольно возвращался назад, снова и снова. Молодого человека, как магнитом тянуло к этой девушке. Он вернулся. Еще раз заглянул в глаза, прошелся взглядом по чувственным губам, скользнул ниже, очертил изгибы хрупкой фигуры, мысленно стянул с нее белую ткань и поцеловал…

– Буся, смотри какая прелесть! – внезапно раздался голос за его спиной. Сергей обернулся и увидел даму в вечернем платье со стразами, на руках у которой покоилась мальтийская болонка. Это мохнатое существо смотрело на фотографию так, будто понимало, что там изображено. – Ой! А посмотри на эту! – женщина направилась в дальний угол зала.

Сергей вновь окунулся в мысли.

«И все же, как похожа на нее!» – изумился он про себя. Но верить в то, что это та самая девушка, не решался, так как боялся, что его глаза вновь солгут, заставив поверить в желаемое. А это к хорошему не приведет, и случай у тети Розы тому подтверждение. Он почесал затылок: «Лучше пойду от греха подальше».

Сергей решил спуститься на первый этаж. Проходя мимо фото со своим изображением, заметил двух девушек, что-то бурно обсуждающих. Ему стало любопытно, и он подошел ближе, чтобы подслушать их оживленный разговор.

– Да, я тебе говорю, что в жизни он прелюбодей ни к, – упорно доказывала девушка с длинными волнистыми волосами, одетая в легкий плащ.

– И что? Разве он тебе не нравится. Ну, посмотри, какой он красивый, – ответила другая, указывая на опечаленное лицо.

– Ты не исправима. Может внешняя красота и значит многое, но она ничто, если человек уродлив изнутри.

– Ты слишком практичная, я же не собираюсь строить с ним семью.

– А что если он не такой плохой, как кажется? – вдруг раздался его голос.

– Что? – на него посмотрели до боли знакомые глаза. Радость наполнила Сергея до дна, как шампанское наполняет бокалы, а лицо расплылось в самой счастливой улыбке, которую можно себе представить.

– Вы меня слышите? – девушка замахала перед ним рукой. – Молодой человек?

– Что? – еле дыша, произнес он и хотел еще что-то сказать, но слова непроходимым комом застряли в горле.

– Влюбился, – хихикнула вторая девушка.

– Н-нет, я… – пытался он что-то выдавить, приводя мысли в порядок.

– Ой, это же он! – все не унималась она. – Посмотри, это же он на фотографии.

Джульетта взглянула на молодого человека, затем на фото и так несколько раз.

– Ну, да, похож, – заключила она. – Думаю, нам пора.

Она схватила подругу за руку и направилась к лестнице.

– Черт! Нет. Погодите. Неужели ты меня не помнишь? – он замялся. – То есть вы…

– Нет.

– Ну, там в кафе.

– Господи, какой назойливый.

«Не исчезай», – молили его глаза, а губы произнесли:

– Я не могу так просто вас отпустить.

– Что? Вы намерены меня преследовать?! – она приподняла темные брови.

– Господи. Я хотел сказать, что я… Хм… Скажите, это вы там изображены?

– Он указал на фотографию, которую недавно так внимательно разглядывал.

– Да, я.

– Ваш образ восхищает взгляд. И я вовсе не маньяк. Можно сказать, что я ваш поклонник, – поспешил успокоить ее Сергей.

– Допустим, но мне все равно, что вы говорите, – она снова направилась к лестнице.

– Джульетта, – он произнес ее имя с такой болью и лаской, что по ее спине пробежала дрожь возбуждения. Девушка остановилась, поражаясь тому, откуда молодой человек мог знать ее имя.

Сергей увидел Адриано, поднимающегося по лестнице, и радостно воскликнул:

– Адриано, друг мой! Скажи этим молодым леди, что я не такой плохой, как они думают.

– О-о-о… Джульетта, я не заметил, как вы пришли, – он подошел к девушке и поцеловал в щечку. – Мария, – подругу он поприветствовал точно так же. – Познакомьтесь дамы, это мой хороший друг и просто отличный парень – Сергей, – итальянец похлопал его по плечу. – А это Мария и Джульетта.

– Приятно познакомиться, – улыбнулась Мария.

– А вам? – он обратился к Джульетте.

– И мне, – холодно ответила та и посмотрела на Адриано. – Нам пора. Спасибо за сегодняшний вечер, мне все очень понравилось, – легкая улыбка скользнула по ее лицу.

– И тебе спасибо, миа каро. Рад, что вы пришли.

– Мария, пойдем, – произнесла девушка и украдкой взглянула на Сергея.

– Не уходите, – печально произнес тот.

Она снова посмотрела на него, но теперь уже в упор.

– Думаю, мы еще встретимся, а пока до свидания.

Девушки спустились по лестнице и совсем скрылись из виду.

– Понравилась? – спросил Адриано с жалостью в глазах.

– Очень. Черт, я упустил ее.

– Ну, это не совсем так. Не забывай, что мы с ней друзья. А это значит…

– А это значит… – он вопросительно посмотрел на итальянца, ожидая услышать радостную новость.

– Ну, кое в чем помогу, а в остальном тебе придется постараться. Девушка очень хорошая, но то, что огнеупорная – это беда.

– А чем она занимается и где живет?

– Джульетта преподает танцы в местной хореографической школе. Именно там мы с ней и познакомились: моя дочь занимается у нее. А однажды, я пригласил ее на выставку, и после чего она стала поклонницей моего искусства. А теперь является и моей моделью. Так что Джульетта часто посещает выставки, которые я организовываю. Кстати, приглашаю тебя на воскресный ужин. Она там будет, да и Розу я пригласил, – он задумался.

– Жаль, что она не смогла сегодня приехать.

– М-да? А собиралась?

– Очень хотела. Но у нее какие-то дела возникли в последний момент. Извинялась и привет тебе большой передавала.

– Ну, что же, она многое потеряла, – легкая улыбка тронула лицо Сергея.

– Льстец.

– Так, что там на счет ужина? – продолжил он тему.

– Приглашаю тебя в обязательном порядке. Не стоит одеваться как на свадьбу, все по-простому, по-домашнему.

– А Джульетта точно будет?

– Не беспокойся, она уже дала обещание.

– Спасибо. Я тебе должен, – вне себя от радости, воскликнул Сергей. Адриано кого-то увидел и махнул рукой.

– Прости, я отойду.

– Да-да, конечно.

– Еще увидимся.

Итальянец подошел к пожилой даме, радостно приветствуя ее.

Сергей спустился на первый этаж, выпил немного вина, закусил канапе и, мельком разглядывая фотографии, снова поднялся на второй. Ему хотелось снова вернуться к изображению той, что поселилась в его голове и не желала оттуда уходить.

«Фото трагичное, но я любовался бы им вечно», – думал он, восхищаясь изгибами чувственного тела. Затем осекся и решил, что это переходит в фанатизм: «Так, пора уходить отсюда».

Попрощавшись с Адриано и его женой, Сергей решил не сразу отправиться домой, а немного подышать свежим воздухом, тем более что на улице прошел дождь: запахло свежестью и кленовыми листьями. Когда он подходил к дому, уже стемнело. У входа к подъезду собрался народ.

– Да, что же это такое? – причитала одна из женщин. – Как страшно жить. Того и гляди за тобой придут.

Тут он заметил полицейскую машину, у которой стоял Юрий Николаевич и что-то обсуждал с одним из жильцов дома. На носилках вынесли тело, прикрытое серой тканью. Его погрузили в скорую помощь. Женские охи и вздохи вновь раздались из толпы.

– Что случилось? – спросил Сергей у мужчины в черном пиджаке.

– Да, вроде кто-то умер. Говорят, убили.

– А кого?

– Да, бабку какую-то, – ответил незнакомец так, будто это было в порядке вещей.

– Опять… – задумчиво произнес он.

Когда Сергей поднимался по лестнице к подъезду, его окликнул знакомый голос. Он обернулся.

– Юрий Николаевич, добрый вечер.

– Уже не добрый. Ужинал с женой, а тут звонок. Мол, на твоем участке снова трупак, – недовольно произнес подполковник.

– Убийство?

– Да пока не ясно. На месте преступления обнаружили труп старушки. Кстати, вы ее должны знать. Первая квартира, – он вопросительно посмотрел на молодого человека и, не дожидаясь ответа, продолжил:

– Так вот, тело обнаружил сын хозяйки квартиры. Старушка сидела за столом на кухне и, видимо, пила чай. Да не допила. Так и умерла. Скорее всего, сердечный приступ, а, может, убийство. Квартира у нее большая: трехкомнатная. Будем родственников проверять. А кошка у нее дикая. К хозяйке не подпускала. Одного из сотрудников расцарапала. Что скажешь: животное!

«Хм… Кошка… Кошка», – Сергей тщательно пытался что-то вспомнить, но не получалось. Память упорно не хотела открывать доступ к важной информации.

– Все в порядке? Вы как-то напряглись.

– Да-да. Все хорошо, – поспешно ответил он. – Просто вторая смерть за лето.

– А вы ничего странного в последнее время не замечали? – вдруг спросил Юрий Николаевич с видом прожженного сыщика.

– К сожалению, нет.

– Ах, да! Клавдию Ивановну отравили, – произнес подполковник, отходя от подъезда.

Последнее слово эхом отобразилось в голове Сергея. Он, словно что-то знал, но не мог понять, что. С этой мыслью вошел в подъезд. Дверь в квартиру умершей старушки уже опечатали. Поднимаясь по ступенькам, Сергей наблюдал, как копошатся люди на первом этаже. Оказавшись в своей квартире в темноте, прихожая показалась ему чужой и пустой. Пройдя в комнату, небрежно бросил ключи на стол, но свет не включил. Обувь полетела в сторону, пиджак упал на кровать, а галстук приземлился на пол. Молодой человек присел в кресло, как тут же раздался жалобный визг.

– Твою мать, Тиба! – Сергей резко вскочил.

Щенок, по-видимому, спал в кресле и тоже был в шоке от внезапного нападения со стороны хозяина.

– Черт, прости.

Он подошел к выключателю, щелкнул им, и комната наполнилась светом. Щенок с обиженным видом побрел в прихожую и расположился на коврике для обуви.

Слишком насыщенный день утомил Сергея. Радость смешалась с грустью и ко всему этому добавилась досада. А еще кошки заскребли в душе, издавая резкий противный звук тревоги. Он надеялся, что ему поможет холодный душ, но тщетно, легче не становилось. Тогда Сергей решил забыться сном, решив, что он станет лекарством от сегодняшних событий.

Глава 16

Что такое любовь? Болезнь, временное помутнение рассудка или чувство страха быть отвергнутым и не понятым? Кто-то скажет: «Давай, признайся ей. В этом нет ничего постыдного. Ну, подумаешь, откажет. Попытка – не пытка». Наверное, этот кто-то окажется прав, да только услышать «нет» от человека без чьих глаз ты не мыслишь жизни, чье присутствие заставляет биться твое сердце чаще – подобно вонзившему в тебя кинжалу. Но надежда, как заботливая мать, шепчет о том, что возможно тебя тоже любят. Искренне, просто так за то, что ты есть на этом свете. И пусть в тебе много недостатков, о которых ты даже не догадываешься, но этого чувства достоин каждый, чувства которое делает наш мир светлее. Ведь любовь – это маленькое солнышко внутри нас, греющее душу, даруя тепло другим.

– Ну, как тебе? Правда, я красавчик? – спросил Сергей, поправляя клетчатую жилетку.

– С пивком потянет, – ухмыльнулся Дэн.

– Думаю, там будут люди более интеллигентные, чем ты думаешь.

– Ты же идешь не ради незнакомых, а ради Джульетты, – он протянул ее имя, потом встал в позу мечтателя и, изобразив на лице легкую иронию, продолжил: – Ради той, что заставляет биться твое сердце все чаще, чей образ снится тебе по ночам.

– Получи! – Сергей влепил Дэну щелбан и с довольной улыбкой скрылся в ванной.

– Черт! Это было неожиданно, – пробурчал тот, скрестив руки на груди.

– Заслужил, – послышалось за дверью. – Кстати, как у тебя с твоей сказочной девочкой?

Сергей вышел из ванной и направился в прихожую.

– Хорошо, но только я ее иногда не понимаю.

– Почему?

– Дело в том, что я не могу найти к ней подход. Подарки мои она не принимает, отказывается ходить в дорогие рестораны. То ли потому что не хочет тратить мои деньги, то ли от того, что ей нечего надеть. А в магазин ее вообще не затащишь.

– Ты ей хоть симпатичен?

– Да. Говорит, что скучает, думает обо мне. А недавно подарила шарф, который сама связала. Я очень удивился этому, ведь ни одна из девушек, с которыми я встречался, не дарила мне подарки, сделанные своими руками.

– Поздравляю, возможно, это единственная настоящая любовь, которую ты умудрился повстречать в своей жизни. Везунчик, – произнес Сергей, надевая ботинок.

– Да, мне, безусловно, повезло, но иногда кажется, что она чего-то боится.

– Вам просто нужно притереться друг к другу.

– А может мне сделать ей предложение…

– Уже? Горячий парень, – легкое удивление появилось на лице.

– Ты не дослушал! Может мне сделать предложение по поводу ее переезда ко мне?

– А-а-а… Неплохая идея, чтобы сблизиться. Только жить вместе, значит, видеть каждый день одно и то же лицо, просыпаться с одной и той же девушкой. А ты, по-моему, никогда этого не делал.

– А, может, я только сейчас нашел такую девушку, с которой хочу просыпаться каждый день.

– Все мне пора, – обрубил тему Сергей. – Не скучай, – затем крикнул в комнату: – Тибальтище, пока.

– Вали уже, вали, а то опоздаешь на встречу к своей любимой, – произнес Дэн, шутя выталкивая его за дверь.

– Э-э-э… Ухожу-ухожу.

Дверь закрылась.

– Черт, ты забыл гостинец, – внезапно выбежал Дэн.

– Ах, да. Спасибо.

Сергей потянулся за небольшой коробочкой в подарочной упаковке.

– Удачи, Казанова, – подмигнул друг.

– Не помешает.

Из квартиры доносились нотки джазовой музыки и женский смех.

«Дзын-дзон», – поприветствовал гостя дверной звонок. Через некоторое время дверь отворилась.

– Привет, дружище, – Адриано заключил Сергея в объятья.

– Вечер добрый, – произнес тот.

– Очень рад, что ты пришел. Проходи.

На нем снова красовался все тот же розовый шарф, который, как ни странно, вполне гармонично сочетался с цветом его домашнего костюма зеленой раскраски, напоминавший Сергею ночную пижаму.

Он прошел в просторный зал, похожий на цветущую оранжерею.

– Ничего себе! – восторженно зазвучал его голос.

– Да это все моя жена, – он развел руками. – А чувствуешь аромат? М-м-м… А воздух, какой легкий.

– Хоть я и не любитель цветов, но смотрится сказочно.

– Так, закуски вон там, – итальянец указал в левую часть комнаты, где толпились дети. – Здесь библиотека, – Сергей заметил приоткрытую темно зеленую дверь. – А на балконе… Джульетта.

Его лукавая улыбка не заставила себя долго ждать.

– М-да, как по Шекспиру, – он взглянул на девушку, мечтательно любовавшуюся осенним небом.

Светло-зеленые шторы порхнули от легкого ветерка, словно крылья бабочки, которые приманивают своей красотой.

– Ах, да, это тебе. – Сергей протянул коробочку.

– Не стоило, конечно, но мне очень приятно. – Адриано принял подарок.

– Забыл сказать про напитки, ты их найдешь в баре.

– Спасибо, – его взгляд вновь вернулся к Джульетте, беззаботно разглядывавшей облака.

– Только не тяни с этим, – он кивнул в сторону балкона. – Ты не единственный ухажер за этот вечер, но единственный мужчина, который подходит на эту роль.

– Конкуренция, значит.

– Дерзай! – он похлопал Сергея по плечу и удалился.

«Так, максимум, что она сделает – это отошьет меня. А минимум… Черт! О чем это я!» – Сергей почти подошел к балкону. – «С чего начать разговор? Думай. Может угостить шампанским?! Нет. А вдруг она не пьет… Ладно, была не была».

Несколько шагов, и он оказался позади нее. Осеннее солнце, так ярко светившее днем, превратилось в бледно розовый закат и слилось с горизонтом.

– Вечер добрый.

Девушка обернулась, на мгновение удивилась и полушепотом произнесла:

– Добрый.

– Ждешь Ромео? – помедлив чуть-чуть, он подошел к перилам и тоже начал рассматривать облака.

– Хм… Боюсь, что ни один Ромео не осмелится залезть на седьмой этаж, по крайней мере, без специального приспособления точно. А так уже не романтично, – она пожала хрупкими плечами.

– А ты веришь в романтику? – с любопытством спросил Сергей, заранее зная ответ.

– Конечно! Все женщины в нее верят. И она будет жить во мне, несмотря на душевные раны и разочарования. И скажу больше, каждый человек – это ходячая романтика. Ты со мной не согласен?

– Хм… Скажу так: романтика, как лакмусовая бумажка, которая проявляется в определенной среде. То есть нужен определенный человек, который сподвигнет тебя на романтические поступки.

– Проще говоря, под средой ты имеешь в виду любовь?

– Возможно.

Джульетта пристально посмотрела на него.

– А что такое любовь?

– М-м-м… Я точно не знаю. Да и она бывает разной. У кого как.

– А что для тебя любовь? – настаивала Джульетта.

Сергей почесал затылок, сделав напряженное лицо.

– Это торт.

– Торт? – она хихикнула.

– Да. Он красиво украшен шоколадом, изюмом и другими вкусностями. И ты любуешься им, получаешь эстетическое удовольствие. Но этого становится мало, и наступает момент, когда тебе хочется попробовать этот аппетитный кусочек счастья и насладиться каждым его мгновением. Наконец, в предвкушении, ты кладешь маленькую часть торта в рот и только тогда ощущаешь его вкус…

– И каков же он на вкус?

– Сладко-кислый.

– Кисло-сладкий, – переставила она местами.

– Нет. Сначала сладкий, а потом кислый, – поправил он. – А что любовь для тебя?

Джульетта пожала плечами, а потом неожиданно воскликнула:

– Мне так нравится эта песня! – девушка прикрыла глаза и начала подпевать. – «Обними меня за плечи, подари мне этот вечер…».

Она взяла Сергея за руку и повела к середине балкона.

– Потанцуй со мной, – попросила девушка, повернувшись к нему лицом.

Он почувствовал опьяняющий запах шампанского, исходящий от нежных губ Джульетты, вместе с ее прерывистым дыханием. И блаженная улыбка появилась на его лице.

– Хорошо, – с радостью согласился он.

Сергей нежно обнял Джульетту за талию и медленно задвигался в такт музыке, она подхватила ритм. Молодой человек пытался поймать ее скользящий взгляд. Но она упорно не хотела замечать этого. И все же их глаза встретились, ее хрупкое тело обмякло, руки Сергея еще теснее прижали девушку к вздымающей от возбуждения груди, а губы потянулись, чтобы ощутить сладость ее полуоткрытых губ.

Вдруг она резко отпрянула.

– Прости, у меня кружится голова, – с этими словами девушка вбежала в квартиру, чуть не падая, миновала зал и выбежала в подъезд.

– Черт! – Сергей поспешил за ней.

Он догнал ее на лестничной площадке.

– Что случилось?

– Ничего. Мне захотелось подышать свежим воздухом, – растеряно ответила она, тяжело дыша.

– Но мы были на балконе.

– Мне… мне… – она опустила глаза, словно искала что-то. – Мне захотелось пройтись.

– Ба! Какие люди! – послышался за спиной знакомый женский голос.

– Что? – Сергей резко повернулся.

– А это твоя девушка? Миленькая.

– Не может быть! Твою мать! – выругался он. – Как ты тут оказалась?!

– Что за реакция, дорогой, – произнесла дамочка в коротком платье под черным пиджаком.

Она коснулась рукой его щеки.

– Мария, уберите руку! – раздраженно произнес Сергей.

– Помнишь меня, помнишь, шалун. Советую ему не верить, – она посмотрела на Джульетту. – Окрутит, получит свое и бросит. Еще та свинья.

– Он не мой парень, мы едва знаем друг друга, – растерянно прозвучал голос Джульетты.

Она быстро побежала по ступенькам вниз и скрылась за дверью подъезда.

– Какого черта ты тут про меня наговорила! – сквозь зубы бросил Сергей.

– Ну, подумаешь, приврала чуток, – ехидная улыбка засияла на ее лице.

– Чуток?!

– А ты что, обиделся?

– Нет, – метнул он, поднимаясь по ступенькам.

– Ну, куда же ты, милый?

– Подальше от тебя.

Когда Сергей вернулся в квартиру, к нему подошел Адриано.

– Что случилось? – начал он. – Джульетта была сама не своя, – обеспокоенно посмотрел на Сергея и, прищурив глаза, добавил: – Да, и ты какой-то странный…

– Прости, – резко произнес он возбужденным голосом. – Не хочу это обсуждать.

Адриано удивленно на него взглянул, но настаивать не стал.

– Хорошо. Я понимаю. Если что, я рядом.

– Спасибо.

Сергей прошел к стойке с напитками и выпил два стакана лимонада.

«И что это сейчас было? Мыльная опера какая-то, – в ход пошел третий стакан. – Она странная, или это я чего-то не понимаю. Все время ускользает куда-то, как будто боится меня. И эта Маша…».

– Сергей, – его размышления прервали, – все хорошо?

– Пенелопа! Да-да, все нормально.

Она приобняла гостя, он ответил тем же.

– Вы прекрасно выглядите, – прозвучал комплимент без фальши.

– Спасибо, но я буду рада, если мы перейдем на «ты».

– Хорошо.

– Кстати, я приготовила тебе небольшой сюрприз. Не уходи никуда. Пенелопа направилась к шкафчику и что-то достала.

– Держи, – произнесла девушка, протягивая свернутый плакат.

– Что это?

– Не догадываешься?

– Предполагаю, что это моя фотография.

– Хорошо, развернешь дома, – она как-то хитро улыбнулась.

– Спасибо, – прошептал он и добавил: – Тогда я пойду.

– Уже? Но ты только пришел.

– Честно, я немного устал, – печально произнес Сергей. – Но мне все очень понравилось, буду рад заглянуть как-нибудь еще.

– А мы будем рады тебя видеть.

– Спасибо. Ну, что же. Передай Адриано мои наилучшие пожелания и извинения за столь быстрый уход.

– Непременно, – ободряющая улыбка озарила ее лицо.

– До встречи.

Пенелопа легонько поцеловала его в щеку и на прощанье помахала рукой.

В коридоре было тихо, только звук собственных шагов нарушал тишину, создавая эхо.

Он дошел до того места, где недавно пришлось расстаться с Джульеттой, помедлил несколько секунд, резко стукнул кулаком о перила и вышел прочь.

Глава 17

Что больше всего боится человеческая душа? Одиночества. Но признать себя одиноким решится не каждый. Легче надеть маску с фальшивой улыбкой и солгать: «Да, есть тут один человек, встречаемся…». А на самом деле ты ждешь свою вторую половинку в надежде, что все не так уж и плохо, что ты не урод, а вполне симпатичный и очень даже привлекательный человек. В тебе, как и в других людях, есть что-то ценное, только нужно капнуть поглубже. Но когда ожидание затягивается, возникает вопрос: «Что во мне не так?» И начинается поиск несуществующих изъянов. И именно тогда хочется поговорить о наболевшем, открыть коробочку с секретами. Тогда и приходит горькое понимание того, что людей на свете много, а раскрыть душу можно только единицам.

Сергей почти подошел к двери своей квартиры, как вдруг услышал жалобный просящий о помощи писк, доносившийся с верхнего этажа.

«Котенок», – предположил внутренний голос.

Он медленно поднялся и на лестничной площадке увидел белый пушистый комочек, который смотрел на него большими испуганными глазами.

– Ну, что ты пищишь? Голодный? – произнес Сергей, подходя ближе. – Да, это же… Кошка умершей старушки с первого этажа! – осенило его.

«Мяу», – жалобно протянуло животное.

– Ну, иди сюда.

Сергей, взял ее на руки и понес в квартиру. Оказавшись в прихожей, услышал громкий пронизывающий храп.

– Посиди-ка пока здесь, – кошка спрыгнула на трельяж.

Заглянув в комнату, Сергей увидел Дэна в позе звезды, издающего все те же неприятные звуки. Рядом с ним расположился Тибальт с изучающим любопытным взглядом. Недолго думая Сергей достал из ящика стола маркер и тихонько подрисовал другу усы. Тот ничего не почувствовал, молодой человек принялся за бородку. Но тут предательски залаял щенок.

– А? Что? – сонно пробурчал Дэн. – Ты уже дома. Я тут прикорнул у тебя, – он повернулся на бок.

– Хватит дрыхнуть. Вставай, – хмуро произнес Сергей, бросив маркер обратно в ящик.

– Кто-то у нас не в духе, – он принял сидячее положение. – В чем дело?

– Все отлично! – попытался убедить друга Сергей.

– Дай угадаю, – Дэн задумчиво посмотрел на него, не догадываясь о своих внезапно появившихся усах. – Она – мужчина?

– Что? Нет.

– Ну, тогда дела в порядке.

– Я еще больше запутался, – он уселся на подоконник. – То она приближает меня, то отталкивает. Да еще эта Маша…

– Что за мучача?

– Да, одна из тех, с кем сводила меня мать.

– Ну, и?!

– Ты же знаешь закон подлости, он работает в неподходящий момент, – увидев кошку, которая бесшумно вошла в комнату, Сергей на секунду замолчал. – Я стоял в коридоре и разговаривал с Джульеттой, как появилась эта, как ты сказал, мучача и все испортила.

– Откуда кошка? – неожиданно удивился Дэн, когда она запрыгнула на кровать.

– Из коридора. Надо ее накормить, – Сергей отправился на кухню.

Дэн последовал за ним.

– Погоди, что дальше-то было.

– Да ничего. Она сбежала от меня.

В холодильнике нашлась упаковка с молоком. Сергей поставил ее на стол и принялся искать что-нибудь, что бы могло послужить миской. Недолго думая, Дэн распечатал упаковку и только сделал глоток, как тут же выплюнул его назад.

– Что это? Ты отравить меня решил? Воды! – завопил он.

Сергей пошарился в холодильнике и нашел бутылочку с водой.

– Черт, быстрее.

Дэн буквально вырвал бутылку из рук и принялся пить большими глотками, издавая характерные звуки.

– Погоди, что ты сейчас сказал? – переспросил Сергей.

– Что-что. Отравить меня решил? – пробурчал друг и сделал еще один глоток. – Это что-то большее, чем прокисшее молоко. Не удивлюсь, если в этой упаковке образовалась жизнь.

– Отравить! – Сергей ошарашенным взглядом посмотрел на друга.

– Что с тобой!

– Понимаешь. Я вспомнил.

– Что ты вспомнил?

– Старушку на лавочке. Это же она… А потом ее… или… Нужно срочно позвонить, – он заметался по кухне. – Вот идиот! Столько времени прошло, а я только вспомнил. Ну, ты подумай, а! – выпалил Сергей, поражаясь своей забывчивости.

– Ничего не понял, – Дэн удивленно посмотрел на друга. – Безумец.

– Так, – нащупав в кармане брюк телефон, он принялся возбужденно нажимать на кнопки. – День добрый. Это Сергей. Я по делу убитой Клары Ивановны. Да. Я кое-что вспомнил. Как раскрыли? – Сергей удивленно посмотрел перед собой, ударив ладонью по лбу. – Да, смогу. Хорошо. Буду.

– Ты серьезно? Кого-то реально убили? А я думал, ты надо мной издеваешься.

– Да, соседку с верхнего этажа. И, кажется, я знаю, кто. Но мне сказали, что дело уже раскрыто, но я должен прийти в участок, чтобы дать показания. – Он потер шею. – М-да. Жизнь – это сплошные события!

– Ладно, брателло. Это твои заморочки. А мне пора. Захочешь поговорить – звони. – Дэн направился в прихожую. – И, да. Не забудь купить свежего молока, а то одним трупом здесь будет больше. – Он показал на кошку, натягивая голубой пуловер.

– Ок.

– А что это за плакат? – вдруг поинтересовался он.

– Да, так. Копия моего фото с выставки.

Дэн развернул гладкую бумагу.

– Ух, ты. А тебя здесь не плохо отфотошопили, – послышался смешок.

– Есть немного, – тихо ответил Сергей, думая в этот момент совсем о другом.

– Какие ноги. М-м-м… А изгибы просто сводят с ума. Ну, что я могу сказать, ты – красотка.

– Братан, не надо извращаться, – недовольно ответил он, обращая внимание на друга.

– Но это правда, – Дэн развернул плакат лицом к Сергею.

– Что? – удивился тот. – Интересно, она ошиблась или специально… – чуть слышно произнес.

– Кто?

– Жена Адриано.

– Это его жена? – Дэн тыкнул пальцем в лицо изображенной девушки.

– Да, нет. Плакат дала его жена, а это Джульетта.

– Ну, наконец-то я с ней познакомился, хоть и косвенно, – улыбнулся друг и добавил: – Хороша. У тебя губа не дура, – он отложил плакат, – но моя Алиса лучше.

– Как ни странно, но меня устраивает твое мнение.

– Тибальт! Пока, дружок, – попрощался со щенком Дэн.

Тот довольно тяфкнул, словно понял значения его слов.

– Ты бы меня как-нибудь познакомил со своей принцессой, – боясь отпустить друга, произнес Сергей.

– Еще будет случай. Пусть она сначала ко мне привыкнет, а потом я начну потихоньку знакомить ее с близкими.

– Эх, даже не знаю, чего сейчас больше во мне – зависти или радости за тебя.

– Главное, ты меня любишь, родной мой, – Дэн иронично распростер свои объятья и попытался обнять друга.

– Ну, хватит паясничать. Иди, а то твоя принцесса найдет другого принца.

– Зачем вы, девушки, красивых любите, непостоянная у них любовь… – затянул Дэн.

– Ты шут, ты арлекин, ты просто смех, – ответно запел Сергей.

– Сдаюсь-сдаюсь, – усмехнулся Дэн.

– То-то же.

– На созвоне, друг.

– Удачи, Дартаньян, – он подавил смешок, представляя его реакцию, при обнаружении нарисованных усов.

Дверь захлопнулась.

– Та-а-ак, кто у нас тут голодный? – обратился он к Тибальту и к кошке, которая вальяжно разлеглась на подоконнике, вытянув лапки.

«Хм… Интересно, а кошки едят собачий корм?», – раздался вопрос в голове.

После ухода друга, Сергей снова почувствовал себя одиноким и в какой-то степени даже жалким, не имеющим ничего, кроме чужой кошки и бывшего бомжа – щенка.

Глава 18

– Вы серьезно?! Как можно забыть о таких вещах?! – восклицал Юрий Николаевич, поражаясь безалаберности Сергея.

– Извините, я… – ему было ужасно стыдно, ведь о подобном принято сообщать немедленно.

– Вы меня огорчили, – перебил следователь. Тяжело выдохнул, будто пытался освободиться от чувства злости, и уже более спокойно произнес:

– Итак, вы утверждаете, что это старушка отравила вашу соседку. Я правильно вас понял? – суровый взгляд Юрия Николаевича заставил Сергея почувствовать себя на допросе, словно это его подозревали в преступлении.

– Ну, да.

– Это логично: экспертиза показала, что в крови жертвы был найден яд.

– Я вам говорю, это она укокошила Клавдию Ивановну! За то, что та пыталась отравить ее кошку.

– Какой странный повод, – задумался следователь.

– Вполне логичный, если вы сбрендившая семидесятилетняя старушка.

Да, простит меня Бог за такие слова.

– Хм… Может быть, может быть, – пробубнил он, забарабанив пальцами по столу.

– Расскажите, как произошло убийство, – неожиданно попросил Сергей.

Следователь серьезно посмотрел на него и, откинувшись на спинку стула, заговорил:

– В тот вечер Клавдия Ивановна зашла в гости к пожилой женщине, у которой уже был готов, как мы сейчас выяснили, план мести. Пригласив ее к столу на чай, старушка заранее смешала яд с сахаром. Ничего не подозревающая женщина положила несколько ложек «белого убийцы» себе в чай, интересуясь при этом у хозяйки, сколько ложек положить ей.

Та же в свою, очередь, конечно же, ответила, что сахар в ее возрасте вреден, и поэтому она вынуждена отказаться. Ничего не подозревающая жертва выпивает эликсир смерти. И, в скором времени, успев выйти за порог квартиры, падает без чувств и умирает.

– А откуда вы знаете, что она не употребляет сахар? – удивленно спросил Сергей.

– Ниоткуда, – спокойно произнес Юрий Николаевич. – Это я так. Решил добавить яркости в рассказ. – Он подался вперед. – Но не понятно, зачем Клавдия Ивановна наврала вам про день рождения? Может это был не ее день рождения, а у знакомого?

– Нет. Я четко помню, что ее.

– Хм… тогда, вполне вероятно, что она решила немного приукрасить действительность. Но все же, этот факт нельзя опускать, – следователь задумался на мгновение. – Хорошо. Я благодарен вам за эту запоздалую информацию и спасибо, что вообще вспомнили, – с тем же серьезным лицом поблагодарил он.

– Извините. Мне очень стыдно, – Сергей поднялся со стула.

– Да, ладно, что уж там, – махнул рукой уставший следователь. – Если еще, что-то вспомните, то непременно звоните.

Мужчины обменялись крепким рукопожатием и попрощались.

Выйдя из кабинета, Сергей почувствовал легкую вибрацию в заднем кармане джинсов.

– Ну, кто там еще? – пробурчал он без настроения, доставая мобильник, который тут же выскользнул из рук и со стуком упал на пол. Сергей, чертыхаясь, быстро поднял его и ответил на звонок.

– Внимательно!

– Милый, ты здоров? – обеспокоенно произнес женский голос.

– Привет, мам. Да, все в порядке.

– Я так давно тебя не слышала. Ты опять куда-то пропал.

– Извини. Дела. Но я собирался тебе позвонить…

– Ты встречался с отцом? – перебила мать.

– Да, он предложил мне работу.

– М-м-м. И что ты решил?

– Я решил принять его предложение. Позвоню ему, когда будет время, – произнес он, выходя на улицу.

– Значит, у вас все хорошо. Вот и ладненько, – казалось, она улыбается на другом конце провода.

– А как твоя кошка поживает? – для чего-то поинтересовался сын.

– О! Прекрасно. Такое милое создание.

– Я тебе не говорил, но у меня тоже живность завелась: кошка и щенок. Щенка Тибальтом назвал, а кошке пока еще не придумал кличку.

– Животные это, конечно, хорошо: они снимают стресс и, кстати, понимают абсолютно все, что ты говоришь. Но меня скорее интересуют не твои блохастики, а то, когда ты начнешь встречаться с девушкой. Хочешь, я тебе устрою свида…

– Нет. Не хочу. И прошу тебя оставить эту затею, – перебил ее Сергей, возмущенный чрезмерной настырностью.

– Но…

– Нет!

– Хорошо, – уступила мать.

Боясь, что она обидится, сын произнес уже более мягко:

– Пойми, мне это не нужно.

– Я понимаю, – сухо ответила она.

Возникла пауза.

– Мам?

– Милый, мне пора. Звони, – быстро произнесла Анастасия Федоровна и отключилась.

«Черт. Кажется, все-таки обиделась», – предположил он и зашагал в сторону дома. Вспомнил, что собирался позвонить отцу и только нашел его номер в списке контактов, как передумал и решил сделать это позже: «Ну не на улице же обговаривать такие вопросы», – возникло заключение в виде причины.

Телефон в руках снова завибрировал. «Хм… Я еще кому-то нужен?», – удивился Сергей.

На экране высветилось имя Адриано Челентано.

– Да, – произнес он, переходя дорогу на зеленый свет.

– Привет, дорогой. Не отвлекаю?

– Нет. Я полностью в твоем распоряжении.

– Вот и замечательно, – торопливо произнес он. – Мне нужна твоя помощь.

– Слушаю.

– У меня на завтра назначена фотосессия, а парень, который должен был в ней участвовать, заболел. А отменить ее ну никак не могу. И поэтому очень тебя прошу заменить его.

– Да, кажется, я свободен, – спокойно произнес Сергей.

– Правда!? О, ты мой спасательный круг! – воскликнул итальянец. – Жду в студии в три часа дня.

– А какая тематика на этот раз? – поинтересовался он.

– Любовь, страстная и необузданная… Мне пора. Жду, дорогой.

– До завтра.

«Как всегда в своем репертуаре», – его губы изогнулись в легкой улыбке.


В студии Сергея встретила все та же худенькая веснушчатая ассистентка. Она мило улыбнулась и велела пройти за ней в гримерку. Там его радужно встретил Сильвио, одетый в голубой джинсовый комбинезон, который совсем не подходил к худощавой фигуре.

– Какие люди! Рад, очень рад, – он широко улыбнулся, восторженно захлопав в ладоши, как маленькая девочка.

– День добрый, – Сергей же одарил стилиста смущенной полуулыбкой.

– Так! – он обхватил рукой нижнюю челюсть Сергея, и повернул его голову сначала налево, а потом направо. – Щетина – это хорошо. Ох! А вот и моя любимая родинка, – молодой человек снова захлопал в ладоши, а потом указал на стул. – Прошу.

– Спасибо.

– Начнем-с.

Неизвестно сколько времени прошло, но спина Сергея устала, а позвоночник заныл.

– Долго еще? – измученно прозвучал он хриплым голосом.

– Все-все. Последний штрих, – деловито произнес Сильвио, нанося мусс на волосы. – Роскошно. Просто роскошно.

– Я бы сказал даже слишком, – Сергей оценивающе разглядывал свое отражение в зеркале.

– А по-моему самое то, – довольно заключил он и добавил. – Готово.

– Отлично! – Сергей, соскочил со стула, разминая плечи.

– Где мой костюм?

– Какой костюм? – удивилась ассистентка.

– Для съемки, – он приподнял брови. – Только не говорите, что я буду сниматься обнаженным.

– Но это так, кажется, вам ничего не сказали, – на ее лице появилось искреннее сожаление.

– Ну, трусы-то я могу оставить.

– Ох, простите, забыла, – девушка достала из кармана тряпочку телесного цвета, и протянула Сергею. Он взял ее в руки и только тогда понял, что это боксеры.

Натали взглянула на стилиста:

– Думаю, они подойдут под цвет шоколада.

– Это реклама какого-то бренда? – осведомился Сергей.

– Нет, – девушка посмотрела на часы. – Нам нужно торопиться, ваша напарница уже ждет вас.

– Напарница? – удивился он еще больше. – Обалдеть! А чего еще я не знаю? – он сурово взглянул на девушку.

– Простите, но я только делаю свою работу.

– Хорошо, – раздраженно выдохнул он, глубоко вздохнул и добавил: – Так, я спокоен. Спокоен. – Затем снял футболку и принялся за брюки. – Вы так и будете на меня пялиться? Будьте людьми, дайте хотя бы трусы переодеть, – бросил Сергей, возмущенно посмотрев на любопытную парочку.

– Ах, да конечно, – произнесла девушка, подталкивая Сильвио к выходу. Наконец, когда они вышли, он снял с себя остальную одежду.

– Как же я ненавижу сюрпризы, – пробурчал Сергей, натянув боксеры, которые плотно прилегли к его телу. – Хм… Неплохо.

Он подошел к двери, взялся за ручку и немного помедлил. «Так. Представь, что ты на пляже и вокруг все полуголые», – успокаивал он себя и вышел в прохладный коридор, где его ждала Натали.

– Ну, наконец-то, – произнесла она, скользя взглядом по его фигуре. – М-м-м… неплохо.

– Может, мы уже пойдем, а то холодновато как-то, – послышался слегка взволнованный голос.

– Хорошо, прошу за мной.

Они зашли в дверь напротив и оказались в просторном зале.

– А вот и наш красавец! – воскликнул Адриано, поправляя на шее розовый шарф. – Хм… Неплохо, совсем не плохо.

Сергей подошел к нему ближе и произнес вполголоса:

– Адриано, извини, но мы с тобой не договаривались о том, что я буду сниматься голым.

– Дорогой мой, но здесь все свои, кроме Мишеля и Константина, – он показал на двух молодых людей, которые тащили тару, похожую на большой термос. – И ты не голый. Твой краник прикрывают эти замечательные трусы.

«К-к-краник, – эхом отразилось в голове, а глаз задергался. – Он серьезно?!»

Адриано улыбнулся при виде реакции Сергея и, похлопав его по плечу, произнес:

– Да, все будет хорошо. Не переживай.

– Уф, успокоил, – съязвил молодой человек, потирая лоб. – Может, ты мне объяснишь, в чем суть фотосессии?

– Конечно, но для начала тебе нужно встать во-о-он туда, – он указал в центр зала, где спиной к ним на большом черном фоне стояла стройная девушка.

В Сергее проснулся мужской интерес:

– А она ничего, сзади.

– Ты будешь удивлен, но спереди она еще лучше, красотка, – хвалебно произнес итальянец.

– Ну, хорошо. Я пошел.

Сергей миновал прожектор, перешагнул через провода и оказался позади девушки.

– Добрый день, – проговорил он с улыбкой.

Девушка развернулась к нему:

– Добрый де… – фраза осталась незаконченной.

Некоторое время они молчали. Позже ее голос нарушил неловкую паузу, которая так внезапно повисла между ними:

– А ты-то что здесь делаешь?

– Тоже, что и ты.

– Хм… Да, но в отличие от некоторых, я не соблазняю бедных девушек, а потом бросаю их.

– Что? Я? – тут он кинул неосторожный взгляд на грудь, которая была прикрыта копной русых волос.

– Куда, ты пялишься? – воскликнула она, прикрываясь руками.

– Прости, я не виноват, это все мои глаза, – он сделал виноватый вид.

– Я смотрю, ты уже подружился с Джульеттой, – прервал диалог Адриано, на лице которого светилась хитрая улыбка.

– Ага, – выдохнул Сергей.

– Замечательно. Итак, тема фотосессии: любовь в шоколадной глазури. Правда, замечательное название? – он радостно улыбнулся, восхищаясь своей идеей.

– Так что нам надо делать? – спросил Сергей.

– Вам нужно изобразить страстную запретную любовь, – он распростер руки к верху, как будто ждал небесной кары. – Вы любите друг друга, но обстоятельства сложились так, что вы не можете насладиться этим сладчайшим плодом.

– Конкретнее, – поторопил его голос Сергея.

– Ты хочешь дотронуться до нее, – он показал на девушку, – почувствовать хрупкость тела, ощутить аромат кожи, коснуться губами шеи… – его взгляд заблудился в закоулках внезапно вспыхнувшей фантазии, затем опустился с небес на землю. – Но между вами стена, невидимая стена. Понятно?

– Да. Но… – Сергей немного помедлил. – Но для чего здесь шоколад?

– Он не знает?! – хихикнула Джульетта.

Молодой человек удивленно взглянул на нее.

– Шоколадом мы будем поливать вашу любовь, – воодушевленно звучала речь итальянца.

– Что это значит? – не понял Сергей.

– Это значит, что нас будут покрывать шоколадом, – пояснила она.

– Что? Я смотрю, сегодня день сюрпризов, – нотки недовольства звонко зазвенели в его голосе. – Ну, что же. Хорошо. Испачкаться шоколадом с такой красивой леди я почту за честь, – неожиданно для себя он добавил:

– А грудь покажешь?

Она не знала, как ответить на эту наглость и лишь возмущенно бросила:

– Хам.

На его лице появилось наигранное разочарование.

– Нет? Ну, и ладно.

– Так! Все сосредоточились! Начинаем! Ребята, наливайте шоколад на «влюбленных», – обратился Адриано к молодым людям, которые стояли в углу зала.

Мишель подошел к таре с шоколадом и открыл ее. Константин взял большой пластмассовый черпак и принялся поливать из него Сергея, которому, судя по его лицу, в тот момент было не столь приятно ощущать на себе эту липкую густую жидкость, оставлявшую холодок на его теле.

В студии распространился опьяняющий сладкий запах. В этот момент Сергей украдкой наблюдал за своей напарницей, которая одной рукой обхватила грудь, а другой убирала волосы с плеч.

– Джульетта, я говорил вам, что вы прекрасны? – в истоме произнес Сергей.

Она хотела что-то ответить, но, по-видимому, передумала, а вместо этого легонько прикусила нижнюю губу.

Когда закончили лить шоколад на Сергея, то принялись за Джульетту.

– Закрой глаза, – приказала она нему.

– Зачем?

– Надо, – хмуро ответила она.

– Слушаюсь, – повиновался он, опуская ресницы.

– Господи, дорогая! Волосы! Собери волосы! – вдруг воскликнул Адриано.

– Упс! – послышалось с ее стороны.

– Дайте, дайте ей заколку, – снова бросил итальянец.

Он представил, как изящные руки Джульетты легкими движениями, торопливо собирают волосы в пучок, открывая соблазнительный изгиб длинной шеи. После чего вообразил, как шоколад нежно льется на грудь, медленно стекая вниз по животу, по бедрам, образуя маленькую лужицу на полу. Захотелось открыть глаза, чтобы насладиться этой красотой не в своих фантазиях, а наяву.

– Ребята, побыстрее, – послышался слегка раздраженный голос Адриано. Через некоторое время Сергей услышал:

– Можешь открывать, – ее слова звучали тихо с хрипотцой.

Он медленно поднял ресницы, созерцая каждую часть ее тела, которое так соблазнительно блестело под светом прожекторов.

Сергей взглянул в глаза Джульетты и произнес:

– А попробовать можно?

Но и на этот раз она ничего не ответила, а лишь слегка смутилась, о чем свидетельствовал легкий румянец на лице.

– Мы готовы, – взволнованно пролепетала она.

– Отлично. Выключите свет, – скомандовал Адриано. – Джульетта сделай вид, как словно ты пытаешься дотронуться рукой до его щеки. – Девушка легко и грациозно поднесла руку к его лицу. – Так, а ты, Сергей, сделай вид, что обнимаешь ее за талию, но только не дотрагивайся. – Его руки обвили ее хрупкое тело, нее касаясь его. – Замрите!

Адриано сделал несколько снимков.

– А кто будет в глаза смотреть? – возмутился он. – Так, хорошо. Еще несколько кадров.

От образовавшегося напряжения, Сергею стало жарко. Соблазнительное тело Джульетты находилось настолько близко, что он в любую минут был готов сорваться и соединить ее женскую хрупкость с его мужской вспыльчивостью.

– А теперь налей в руку Сергея немного шоколада, – обратился он к Мишелю, который тут же подбежал к таре и выполнил указание.

– Это еще зачем? – осведомился Сергей.

– Сейчас ты будешь ее кормить, – с хитрым видом произнес итальянец. – Джульетта, откинь плечи слегка назад и запрокинь голову. Сержио, подними руку так, чтобы шоколад стекал на ее губы, а другую руку зафиксируй на талии. Джульетта, лови капли, будто это вода, а ты заблудившийся странник в пустыне.

Сергей нервно сглотнул, поднимая руку над ее лицом. Шоколад быстро закапал на ее полуоткрытые и такие соблазнительные губы. Она облизала их, оставляя коричневые разводы. Это было неописуемое возбуждающая картина. Еще чуть-чуть, и он может сорваться.

– Джульетта, теперь легонько коснись кончиком языка его пальца, – не унимался Адриано.

Услышав просьбу, Джульетта смутилась, но ничего не ответила. Легкое касание, и по телу Сергея хаотично побежали большие, скорее даже, огромные возбужденные мурашки.

– Господи, – прошептал он.

– Так. Отлично. Хорошо, – вошел во вкус итальянец, щелкая фотоаппаратом. – Замечательно. А теперь, Сергей, ты хочешь ее поцеловать, но не можешь: между вами невидимая стена. Поэтому смешай во взгляде страсть и скорбь одновременно, – экспрессивно воскликнул Адриано.

Сергей взглянул в полуоткрытые глаза Джульетты, наклонился к ней ближе, и казалось, почувствовал жар ее тела, которое так хотелось прижать к себе.

– Ближе, – крикнул итальянец. Джульетта вздрогнула. – Еще ближе… Еще… Еще… – слова звучали как призыв, а ее близость опьяняла Сергея, как мальчишку, который, однажды попробовав хмельной напиток, хотел упиваться им вновь и вновь.

Джульетта непроизвольно провела языком по губам, что так сладко пахли шоколадом. И по воле сложившихся обстоятельств, молодой человек не выдержал соблазна и впился губами в ее губы. Тут словно произошло что-то волшебное: две половинки с неровными краями четко сложились в одно целое. А две одинокие измученные души, будто нашли приют и переплелись в одну большую светлую душу. Через поцелуй в тело Сергея проникла инъекция счастья, мгновенно притупившая чувство боли, тревоги и одиночества. Но только на мгновение. В грудь с силой уперлись ее руки и попытались оттолкнуть. Сергей нехотя завершил поцелуй. В студии раздался резкий звук пощечины.

– Ты самовлюбленный эгоист. Кто тебя просил так делать?! Запомни, я не одна из тех девок, с которыми ты якшаешься, – выпалила она в гневе. – И… и убери руки от меня, ловелас хренов. И не дожидаясь его действий, Джульетта сама освободилась из его объятий.

– Ты такой же, как и все. Боже, как вы мне противны.

Джульетта ударила его в грудь и поспешила прочь.

– Сержио, – тут послышался тихий голос Адриано.

Сергей поднял руку в знак того, что не хочет ничего слышать и тихо произнес:

– Прости, – он промешкался немного и направился в сторону выхода, оставляя за собой сладкие следы от шоколада.

Он ворвался в гримерку, ненавидя себя за простодушную наивность и слепую веру, и принялся проклинать тот день, когда случайно встретил Джульетту в кафе.

«К черту женщин, к черту чувства, к черту, к черту!», – надрывался внутренний голос.

Сергею хотелось выругаться, но слова комом застряли в горле. Он пытался успокоиться, убеждая себя в том, что для него эта девушка больше ничего не значит. Но это не помогло, стало только хуже. И теперь сердце не закрылось на маленький замочек, который еще можно было открыть, не прилагая значительных усилий, а с грохотом захлопнулось, повесив огромный амбарный замок.

Глава 19

Прошло несколько месяцев после злополучной фотосессии. Она оставила маленькую ноющую ранку в душе Сергея. За это время многое успело произойти. Свадьба, которую так тщательно планировал отец, расстроилась из-за того, что будущая жена отказалась подписывать брачный договор, по которому в случае развода ей ничего не достается, кроме скромного денежного вознаграждения. Оскорбленная таким недоверием невеста, проклинала жениха за черствость и жадность.

Недолго думая собрала вещи и на следующий день укатила в Америку с каким-то испанцем. Но были и хорошие события: Сергей наконец-то принял предложение отца, который для начала поставил его во главе одного из своих автосалонов. Нельзя сказать, что ему это нравилось, так как он не привык руководить людьми и отдавать какие-либо приказы. Тем более что высокая должность требовала серьезности и ответственности. Появился новый круг общения, новая квартира и, конечно же, автомобиль. Казалось, все неплохо, и даже девушки теперь смотрели на него по-другому, но быстро идущим дням не хватало естественности, натуральности и любимого человека, ради которого стоило жить.

К концу подходил очередной рабочий день. Сергей взял со стола ключи и, подбросив несколько раз в воздух, вышел из кабинета.

– До свидания, Люда, – произнес он, проходя мимо стойки администратора.

– До свидания, Сергей Викторович, – мило улыбнулась симпатичная девушка. – Хороших вам выходных.

– Спасибо. И вам того же.

Улица встретила его порывом ветра, холодного меланхоличного ноября. Он быстро залез в салон автомобиля, завел мотор. Фары осветили вперед идущую дорогу. Дав машине немного времени, чтобы прогреться, Сергей отыскал кожаные перчатки в бардачке, надел их и отправился на очередной сбор «толстых кошельков».

«Лишь бы успеть», – в надежде произнес внутренний голос в тот момент, когда светофор загорелся красным и один поток автомобилей остановился, чтобы пропустить другой. Сергей, погруженный в свои мысли, безразлично взглянул на впереди стоящую машину. Ожидание начало слегка раздражать его, он нервно забарабанил пальцами по рулю. Спустя некоторое время светофор наконец-то загорелся зеленым светом, что позволило молодому человеку резко надавить на рукоятку рычага и, прибавив скорость, помчаться по улице, обгоняя медленно едущие автомобили.

Припарковав свой черный «БМВ» у небольшого ресторанчика, который на первый взгляд ни чем не отличался от других заведений подобного рода, Сергей вошел в слабо освещенный холл. При виде гостя, девушка с приятным детским личиком поспешно встала с высокого стула, разгладила образовавшиеся складки черного длинного платья и приветливым голосом поздоровалась.

– Здравствуйте, я на благотворительный вечер. – Сергей протянул приглашение.

– Ваш номер?

– Двадцать пять.

– Замечательно, – ответила та, отмечая что-то на листке. – Прошу вас, проходите в зал.

Как оказалось ресторан совсем не маленький: деревянная лакированная лестница вела на второй этаж, да и в этот момент рестораном его нельзя было назвать. Скорее он походил на охотничий домик в английском стиле, разве что не хватало парочки борзых для полноты фона.

Первым делом в глаза Сергея бросилась большая картина, с которой высокомерным взглядом наблюдал за происходящим событием бородатый всадник. В руках у него красовался мушкет с деревянной рукояткой, где изображался величественный орел.

– Правда, красивая картина? – послышался приятный мужской голос. Сергей от неожиданности слегка вздрогнул:

– Да, приковывает взгляд, – произнес он, протягивая руку для приветствия.

Мужчина, одетый в строгий черный костюм, ответил тем же и добавил:

– Рад, что вы пришли, друг мой.

– Рад, что пригласили, Константин Петрович.

– Да, какие пустяки, надеюсь, вы примете активное участие в сегодняшней благотворительности, – его черные усики, похожие на две торчащие антенночки, шевельнулись.

Сергей ухмыльнулся, когда в его голове промелькнул образ Сальвадора Дали.

– Если только деньги действительно пойдут голодающим и неимущим, а не алчным и жрущим.

– А вам бы стихи писать, – как-то нервно рассмеялся организатор вечера, поправляя единственную пуговицу на пиджаке, который не мог скрыть толстое брюхо хозяина. – Ну, не буду вас отвлекать. Смотрите, приглядывайтесь, думаю, равнодушным вы точно не останетесь. Приятного вечера, мой друг.

Константин Петрович похлопал Сергея по плечу тяжелой и грубой рукой.

Мужчина вальяжной походкой направился к следующему гостю. На этот раз взгляд Сергея приковал массивный камин, который, как ни странно, вполне уместно вписывался в общую обстановку. Но вот зеркало, висящее над ним, не очень органично смотрелось на его фоне. Оно выглядело слишком изысканно в отличие от двух медных подсвечников для пяти свечей, придающих камину некую оригинальность. Эту же стену украшали шкуры животных и различное охотничье оружие.

Сергей подошел к раритетному дубовому столу, где стояли фарфоровые тарелочки в классическом стиле, и принялся с любопытством разглядывать изображенные на поверхности рисунки. В этот момент Сергей почувствовал резкий толчок сзади и тут же обернулся.

Дама с видными габаритами с собачкой в руках торопилась к шведскому столу, возмущаясь по телефону. Было ясно, что извинения не последуют. И вообще, он поражался, насколько женщины могут быть неуклюжи, и это не однократно раздражало его. Бросив взгляд вглубь зала, молодой человек только заметил, что там собралось много народу.

– Друзья мои, прошу присесть на наши прелестные диваны и уделить мне минутку вашего драгоценного внимания, кстати, они тоже продаются, – как бы невзначай добавил хозяин вечера, указывая на расставленную по центру буквой «П» мебель.

Сергей присел на один из них, и можно сказать, растворился в блаженстве, ощущая комфорт и уют. Рядом с ним уселся тучный мужчина в возрасте:

– Николай, – представился тот, с довольной детской улыбкой.

– Сергей.

– Мы собрались сегодня в этом чудесном месте, – начал хозяин вечера, приводя в движение свои усики. – Чтобы сделать доброе благородное дело для людей, которые, к сожалению, ведут не столь праздный образ жизни, как мы. И чтобы хоть как-то добавить в серость их суровых дней ярких сочных красок, я организовал этот благотворительный вечер под названием «Моя рука – твоя надежда», – воодушевленно трындычал он.

Речь казалась вполне интересной, но Сергею стало скучно, и он принялся разглядывать гостей. Прелестные пожилые дамы украшали и привносили старину в этот зал и без того набитого раритетом. Солидные мужчины разных габаритов добавляли запах богатства и чего-то пошлого. И только молодые девушки казались красивыми пленяющими цветками, которые прорастали среди песка и кактусов.

«Стоп!», – неожиданно вонзилось в голову. Сергею показалось, что среди чужих лиц промелькнуло что-то родное. Он пристально вгляделся в знакомые черты лица, и дрожь пробежала по его спине, оставив приятный холодок.

Она о чем-то оживленно разговаривала с приятным молодым человеком, который то и дело заглядывал ей в декольте. Сергея так и подпирало подойти к этому щеголю и научить хорошим манерам. Но вскоре эта идея показалась ему не разумной, и он пододвинулся ближе к своему соседу по дивану для того, чтобы быть менее заметным с их стороны. Мужчина, посмотрел на него таким взглядом, каким обычно одаривает кокетка. Сергей сначала не понял намека и тоже улыбнулся, но потом до него дошло, что это один из тех типов – богатеев, которые будучи примерными семьянинами, имеют в списке контактов тайного любовника.

– Извините… Диван скользкий, – оправдался Сергей, отодвигаясь.

– Господа, – снова призывал голос Константина Петровича, – будьте щедры, и Бог воздаст вам за вашу доброту.

Прозвучали бурные овации, кто-то даже прокричал «Браво». Затем гости потихоньку разбрелись по залам. Сергей нашел взглядом Джульетту, которая направилась на второй этаж все с тем же щеголем.

«Как всегда прекрасна», – заключил он, поднимаясь.

Второй этаж был сделан из сруба в русском народном стиле. Зал украшала печь с изразцовой облицовкой и чугунной топкой. По стенам висели картины неизвестных русских художников, а на деревянных столах располагалась пестреющая хохлома вперемешку с фарфоровыми фигурками.

Сергей остановился у печи, украдкой поглядывая на объект наблюдения. Джульетта то и дело похихикивала, слушая рассказы спутника. Ревность с грохотом ворвалась в его душу, подталкивая на необдуманные поступки. Молодой человек заметил, как этот наглец прикоснулся рукой к плечу девушки и медленно опустил ее до талии, создавая маленькие складки на зеленом шелковом платье. Сергей напрягся, и чуть было не приступил к действиям, как вдруг к парочке подошла женщина, лица которой он, к сожалению, не смог разглядеть. Они мило побеседовали, после чего она направилась в сторону уборной. Сергей проводил ее задумчивым взглядом и почувствовал, как кто-то пристально смотрит в его сторону.

– О, черт! – негодующе прозвучал голос, когда Сергей понял о своем разоблачении.

К нему с серьезным видом направлялась Джульетта. Грозный стук каблуков раздавался в его голове все громче и громче. Он схватил первую попавшуюся фарфоровую фигурку и принялся с любопытством разглядывать.

– Перестань делать вид, что ты меня не замечаешь, – прошипела она с оттенком недовольства.

– Ой, привет, – с невинным видом произнес он.

– Привет?! Тебе не надоело меня преследовать?! У своего дома я тебя неоднократно вижу, теперь здесь.

Ее тон не понравился Сергею, но ему почему-то стало смешно.

– Я? Тебя? Да нужна ты мне больно. Я вот фигурки рассматриваю, – с довольной ухмылкой проговорил он, поглаживая пальцем изящную фарфоровую балерину.

Взгляд Джульетты коснулся маленького предмета в его руках, после чего ее нежные руки на мгновение прикрыли удивленные карие глаза, а дрожащие губы произнесли:

– Не может быть. Это же… Отдай ее мне.

Сергей изумился быстрому изменению в настроении Джульетты, но все же решил не сдаваться, и немного повредничать.

– Нет.

– Нет?! М-да… Я другого ответа и не ожидала.

– На самом деле я способен на большее, просто ты меня не столь близко знаешь, – он изобразил, как можно более пошлый взгляд.

– Да, ты нахал! – бросила Джульетта, негодуя от возмущения.

– Ха, а ты хамка.

– Я – хамка! Отдай, говорю, – от злости ее щечки порозовели, что еще больше умиляло его.

– А знаешь, кто нахал?! Твой смазливый кавалеришка, – продолжал он.

– Который стоит сейчас в углу и делает вид, что не замечает нашей с тобой перепалки.

Она обернулась, чтобы посмотреть на своего спутника, но ничуть не раздосадовалась увиденному:

– Что правда, то правда. Но, к счастью, он не мой кавалер, – произнесла она холодным тоном. – Отдай фигурку.

Он наклонился к ней ближе и прошептал, выделяя каждое слово:

– Я ее тебе не отдам.

В этот момент мимо проходил Константин Петрович.

– Извините, сколько это стоит? – осведомился Сергей.

– Эта старинная красивая балерина, сделанная из высококачественного фарфора…

– Ближе к делу, – грубо оборвал Сергей, неотрывно смотря в глаза Джульетты. Та в свою очередь тоже не сдавала позиции.

– Ну, предположим пятнадцать тысяч долларов.

– Что? Пятнадцать тысяч! – хором воскликнула парочка, уставившись на хозяина ошарашенным взглядом.

Тот, предчувствуя, что переборщил с ценой, нервно зашевелил усами и добавил:

– Да, но я сделаю скидку.

– В любом случае я покупаю, – решительно бросил Сергей, доставая из кармана чековую книжку.

Джульетта возмущенно топнула ногой.

– Какие мы горячие, – страстно прошептали его губы.

– Я дам шестнадцать! – неожиданно воскликнула она.

– Семнадцать, – тихо произнес он, шаря в карманах в поисках ручки, а затем обратился к Константину Петровичу. – У вас пера не будет?

Тот поспешно вытащил из внутреннего кармана пиджака «паркер» и тут же преподнес.

– Восемнадцать! – негодующе бросила Джульетта, чувствуя свое поражение.

– Двадцать, – Сергей снова перебил цену.

– Избалованный неотесанный мужлан! – выпалила она, направляясь к своему спутнику.

Хозяин вечера, недоумевая, глядел на двух сумасшедших.

– Маленькая дурочка! Дурочка! – бросил молодой человек в спину.

Она остановилась и резко развернулась лицом к обидчику, который торопливо всучил чек в руки Константина Петровича и, поставив фигурку на стол, обратился к Джульетте слегка подавленным голосом:

– Это тебе.

И тут же кинулся к лестнице. Нельзя сказать, что он пустился в бегство, просто не хотел далее размусоливать эту тему. Чувство злости овладело его душой, поэтому входную дверь в ресторан он с силой пнул. Лицо обдало холодным ветром. Он прищурил глаза, шаря в левом кармане пальто в поисках ключей. В этот момент из правого кармана раздался чей-то голос.

– Что за черт! – воскликнул Сергей, не понимая, откуда исходит звук. Вскоре до него дошло, что это глаголет его телефон с новым хитом от «Ноггано».

– Внимательно, – ответил он без приветствия, открывая дверцу автомобиля.

– Оу, да мы не в духе! – бодро произнес Дэн.

– Зачем звонишь? – он залез в машину и завел мотор.

– Соскучился.

– А если серьезно?

– Да, вот звоню сказать, что принимаю твое приглашение, – его голос потерял яркие краски веселья.

– Это еще какое? – Сергей не спеша поехал вдоль темной длинной дороги, освещая путь фарами.

– Да, ты, батько, шутишь, что ли? – негодующе произнес Дэн. – Ты позавчера пригласил меня на мини-вечеринку к себе домой. Сказал, что у тебя соберутся твои коллеги и новоиспеченные друзья.

– Твою ж мать, я и забыл!

– Пф-ф-ф… Я зря позвонил. Все отменяется?

– Нет! Все в силе. Я жду тебя завтра. И Алису, кстати, тоже приглашаю.

– Круто, друг, – по голосу было ясно, что улыбка вновь засияла на его лице.

– В шесть часов. Не опаздывай, – произнес Сергей, будто строгий учитель.

Путь домой, для него был тяжелым и утомительным, тем более что мысли не давали покоя. Они кишели в голове, эволюционировали, словно клетки, заполняя собой все пространство. Сергею казалось, что еще чуть-чуть и от их количества бедная голова не выдержит и лопнет, запачкав салон автомобиля непонятными кровавыми фразами.

Глава 20

– Ух, ты! Канапе в виде гномиков – это так оригинально, – удивленно произнесла миниатюрная пышногрудая блондинка по имени Аллочка. Так называли ее все, даже младшие сотрудники, так как в свои тридцать лет она выглядела на двадцать.

– Сергей, ты это сам приготовил? – осведомилась худощавая брюнетка из бухгалтерии.

– Нет, это мой личный повар, – зачем-то соврал он.

– Жаль, такой мужчина должен уметь готовить, – выпятив губки, пролепетала блондинка.

В гости были приглашены коллеги из автосалона, в основном занимающие значительную должность. Руководитель отдела продаж оживленно обсуждал с руководителем технического центра то, как возрос спрос на автомобили за последние несколько месяцев. Начальник службы безопасности разглядывал книги на полках, периодически перелистывая их. А Дэн с Алисой, расположившись в углу дивана, умиляли Сергея, заставляя радоваться их счастью и немного даже завидовать. Он же, окруженный дамами, сидел в большом мягком кресле со стаканом виски.

Но в этот момент его не столь интересовала беседа о еде, сколько интерьер квартиры, ремонт которой он сделал недавно.

Все было четко и просто: журнальный столик стоял посередине гостиной, по бокам от него располагались два дивана. И только в углу одиноко стояло черное кресло, в котором и сидел хозяин квартиры. Стены украшали деревянные полки, где стояли горшочки с растениями, а так же музыкальный центр с дискографией и небольшая домашняя библиотека.

– А что это за жалкое подобие деревца? – полюбопытствовал начальник склада, указывая на непонятное растение с розовым цветением.

– Владимир Анатольевич, это бонсай или просто японское дерево, – ответил Сергей.

– Чувствую себя Алисой в стране чудес, – произнесла брюнетка своим грубым прокуренным голосом, тыкая пальцем в растение.

– Тебе нравится Япония? – осведомился начальник по безопасности.

– Пока не знаю, я там не был.

– Ну, ведь что-то ты об этой стране знаешь: читаешь в журналах, видишь по телевизору. Хотя бы приблизительно ты должен знать, нравится тебе она или нет, – влезла блондинка, смотря на собеседника слегка удивленным взглядом.

– Да, но все, что нам предоставляет СМИ – всего лишь, чье-то мнение и не более того. А это значит, велика вероятность того, что оно может не совпадать с моим. Да и не все выливающиеся слова с экранов телевизоров можно считать правдивыми, – он помедлил. – Мы порой сомневаемся в честности слов родных людей, то что тогда говорить о чужих. В общем, лучше я один раз увижу и решу для себя, по душе мне это или нет, чем буду слушать других и строить иллюзорные представления.

– Ну, а как же тогда жить? Это единственный способ быть в курсе того, что творится в мире, – завопила Алисочка.

– А никак: жить и стараться верить… – произнес Сергей.

– Кстати хороший тост, – воскликнул руководитель отдела продаж, перебив собеседника.

Сергею стало ясно, что никто из гостей не предрасположен к серьезному разговору. «А жаль», – подумалось ему.

Бокалы с напитками зазвенели, отдаваясь эхом в его голове. В этот момент в квартиру позвонили и Сергей, извинившись, направился в прихожую. Не посмотрев в глазок, он щелкнул несколько раз замком, который тут же открылся. Сначала увидел бордовое длинное пальто, затем взгляд поднялся выше.

– Привет, – произнес голос незваной гостьи.

Но Сергей, кажется, не услышал его.

– Извини, наверное, я не вовремя, – слова прозвучали более взволнованно.

– Ну, что ты, заходи, – поспешно произнес он, не веря глазам.

– Спасибо.

Джульетта нерешительно зашла в квартиру.

– Неожиданный визит, – заметил Сергей, не веря своим словам.

– А я, в общем-то, ненадолго, могу даже не проходить, – неуверенно звучал ее голос.

– Нет-нет, раздевайся, ты как раз кстати.

– Да, но кажется ты не один, – произнесла она, заглядывая в зал.

– У меня гости. Думаю, они не будут против.

– Все-таки я в следующий раз зайду, – девушка подошла к входной двери, но его рука коснулась ее плеча, а губы поспешно произнесли:

– Пожалуйста, останься.

Она удивленно взглянула ему в глаза и с большей нерешительностью ответила:

– Хорошо.

Они прошли в зал, где тут же удостоились всеобщему немому вниманию.

– Познакомьтесь, – начал Сергей, – это Джульетта.

– Ну, наконец-то! – воскликнул Дэн.

– Пс-с, – грозный взгляд Сергея успокоил его.

– Я хотел сказать, наконец-то нашу мужскую компанию разбавит еще одна симпатичная девушка.

Сергей наспех познакомил гостью с присутствующими и поинтересовался:

– Что желаешь? Виски, шампанское или вино?

– Чай.

– Прости что? – переспросил он.

– Чай с молоком, – произнесла Джульетта с добродушной улыбка.

– Оу. Хорошо. Пока присаживайся и чувствуй себя как дома. Я скоро вернусь.

– Спасибо.

Сергей поспешил на кухню.

– Чай, чай, мне нужен чай, – задумчиво произнес он, заглядывая в очередной кухонный шкафчик. Убедившись в том, что чая нет, вспомнил, что несколько дней назад к нему приходила соседка, которая живет напротив, и он по доброте души отдал последнюю пачку. Мысль о том, чтобы теперь обратиться к ней за помощью отпала, так как это была старенькая бабушка, хоть и не бедная, но все же забытая внуками. Тогда Сергей решил не терять время и сгонять в продуктовый магазин, что находился в соседнем доме. Накинув куртку, быстро побежал по лестнице вниз.

По приходу в магазин Сергей увидел образовавшуюся очередь у кассы, что заставило его понервничать. Люди двигались медленно и сонно. Наконец, заплатив больше, чем положено и не дожидаясь сдачи, он бегом направился назад в квартиру. Зайдя в подъезд, нервно нажал на кнопку лифта, но тот не открылся, видимо, был занят. Тогда, молодой человек поторопился вверх по лестнице, как неожиданно его остановили знакомые голоса, доносящиеся сверху.

– Да, кто ты такая, чтобы указывать, что мне делать? – послышался женский голос, как ему показалось, это была Джульетта.

– А ты кто? Тебя, вообще, сюда не звали, – Сергей определил, что это блондинка. – Запомни – он мой, – продолжила она грубым наглым тоном.

– Советую уйти с моей дороги, дорогая, а иначе тебе не поздоровится.

«Интересно, о ком она?», – подумалось ему.

– А Сергей знает, что он твой?! – ответила Джульетта.

«A-а, вот оно как», – заключил он.

– Послушай, деточка, это не твое дело. Думаю, тебе лучше уйти, – слова звучали резко и угрожающе.

– Нет!

Тут произошло что-то непонятное, наверно, кто-то кого-то толкнул, и в связи с этим завязалась небольшая женская драка. Сергей решил, что пора вмешаться. Добежав до места действия, он в первый раз в жизни увидел, как дерутся женщины – ему показалось забавным, что в такой момент они нерационально использовали свои силы и руководствовались только эмоциями.

– Эй-эй! Хватит! – крикнул он звонко.

Джульетта посмотрела на него большими карими глазами, отпуская руку блондинки, которая, видимо, совсем не хотела сдаваться. Воспользовавшись ситуацией, она пустила в ход страшное женское оружие: ногти. Замахнувшись, молниеносно нанесла удар в область шеи. Та вскрикнула, прикрывая рану рукой. Но и этого блондинке показалось мало. Она замахнулась второй раз, но Сергей понял, чем пахнет дело: подбежал к Джульетте и приобнял ее, прикрыв хрупкую женскую фигуру своей широкой спиной, на которую и обрушились все последующие удары:

– Отдай мне эту потаскушку! Я ей покажу, как надо вести себя в гостях.

Сергей открыл дверь и отправил Джульетту в квартиру, где в прихожей собрались гости, которые принялись расспрашивать ее о происходящем.

Блондинка в этот момент еще вопила:

– Нет, ну, ты видел! Какая дрянь! Она сказала, чтобы я к тебе не подходила…

– Я все слышал.

– Да?! – она округлила глаза, изображая невинность.

В этот момент Сергей заметил из-за соседской двери любопытный взгляд старушки.

– Послушай, Сережа, – начала оправдываться Алина уже более мягким голосом, – все не так, как ты думаешь.

– Хм… А как я думаю?!

Алина только хотела ответить на вопрос, но он ее перебил:

– Это был риторический вопрос, и твой ответ меня не столь интересует.

В этот момент в коридор вышел Дэн:

– Серега, думаю тебе нужно побыть с Джульеттой, а я отправлю всех домой.

– Спасибо, – он с благодарностью взглянул на друга, заходя в квартиру.

– Она на кухне, – бросил он вдогонку и обратился к Алине: – Ну, что, собирай шмотки, спектакль окончен.

Сергей зашел на кухню и увидел Алису, которая поглаживала по спине Джульетту, чтобы хоть как-то успокоить ее. Та сидела, склонив голову, и периодически всхлипывала.

– Алиса, ты не оставишь нас наедине?

– Да, конечно, – девушка быстро поднялась с диванчика и вышла за дверь, тихонько прикрыв ее за собой.

Сергей сел на стул, кладя злосчастную упаковку с чаем на стол.

– Джульетта, – он не знал, что сказать, ему было стыдно за этот инцидент.

– Да, – чуть слышно прозвучал голос.

– Прости, я не знал, что все так получится. Мне очень стыдно. – Сергей на мгновение прикрыл глаза рукой. – Черт, я не знал, что у нее такие мысли на счет меня. Мы, вроде, недавно только начали вместе работать…

– А может она тебя любит, раз идет на такие поступки, – отозвалась Джульетта, не поднимая головы.

Сергей хмыкнул:

– Это маловероятно, здесь что-то другое, – он встал со стула и подошел к шкафчику, достал бутылку с виски. – Думаю, тебе стоит немного выпить.

Она ничего не ответила, но на этот раз приподняла голову и робко кивнула. В этот момент Сергей заметил кровь на ее бежевой кофточке.

– О, черт! – воскликнул он, ставя бутылку на стол. – Вот ведь… Я сейчас, – произнес молодой человек и скрылся за дверью.

В квартире было тихо. Видимо гости уже разошлись. Сергей зашел в ванную, достал из аптечки вату и йод.

– Ну, как она? – послышался обеспокоенный голос Дэна.

– Не очень, да еще и пострадала физически. А что произошло, пока меня не было?

– Мы сами толком не поняли, – начал Дэн, – вроде сидели, болтали. Правда Алина все цеплялась к ее словам, а потом Джульетта вышла куда-то. И эта мамзель, видимо, последовала за ней. Ну, дальнейшее развитие событий ты знаешь.

– Может, чем помочь? – подключилась Алиса, выглядывая из-за спины Дэна.

– Нет-нет. Я справлюсь. Идите домой, отдохните. Все будет хорошо.

– Ну, хорошо, брат. Тибальт, наверное, скучает: я его забыл днем выгулять. – Дэн пытался разрядить обстановку.

– Ему привет.

– Мы закроем за собой дверь, иди к Джульетте, – с понимающим видом произнесла Алиса.

– Спасибо, – поблагодарил Сергей, направляясь обратно на кухню.

– Она классная, – добавил Дэн вдогонку, вытянув большой палец к верху.

Вернувшись, Сергей увидел, как Джульетта, стоя у крана, пыталась смыть кровь с шеи.

– Я и не думала, что у меня столько крови, – произнесла она более живо.

– Давай я помогу.

Он взял белое чистое полотенце, слегка намочил водой и легонько прошел по ране.

– Что там? – Спросила Джульетта.

– Там… Четыре небольших следа от ногтей.

– Господи, а мне выступать через два дня… – воскликнула она, вздохнув.

– Прости…

– Прощаю, – произнесла Джульетта, как будто смирилась с неизбежностью.

– Надо обработать рану, присядь.

Девушка послушалась и села на край дивана.

Сергею показалось, что ее все еще слегка трясет, поэтому он открыл бутылку с виски и налил немного в стакан:

– Глотни.

Джульетта посмотрела на него детским взглядом:

– Думаешь, это обязательно?

– В твоем случае да.

– Хорошо, – она взяла стакан и сделала несколько глотков, но тут же поморщилась и недовольно произнесла: – И как мужчины это пьют? Это же не вкусно!

Сергей улыбнулся:

– Ой, прости: забыл про закуску, – он полез в холодильник.

– Да не надо уже, – Джульетта тоже улыбнулась и снова сделала пару глотков.

– Иногда мне кажется, что я мазохистка, – она засмеялась.

В глаза Сергея снова бросилось кровяное пятно.

– Снимай кофту, – вдруг произнес он.

– Что? – Джульетта посмотрела на него недоуменным взглядом. – Вот так сразу? Извращенец!

– Я? Нет! Я не это имел в виду!

– Все равно не сниму! – буркнула она.

Ситуация показалась комичной, и он широко улыбнулся и засмеялся при виде ее ошарашенного выражения лица.

– Что ты смеешься? – его смех заражал, но Джульетта всячески пыталась сдержать улыбку.

– Прости, я не имел в виду ничего дурного, просто… – Сергей продолжал смеяться.

– Ну!

– Просто твоя кофта в крови, поэтому я хотел бросить ее в стирку.

Джульетта наклонила голову, пытаясь разглядеть пятно, красующееся на бежевой ткани в области ключицы.

– Ой, прости, – она смущенно улыбнулась, – прости, что я так подумала.

– Ух, ничего страшного, – Сергей смахнул слезинку от смеха. – Я принесу что-нибудь переодеть.

Через какое-то время он вернулся с красной футболкой в руках и протянул ее Джульетте:

– Размерчик, конечно, не твой, но, надеюсь, тебе понравится.

– Не думаю, что в данный момент я буду капризничать, тем более красный цвет я люблю, – ее улыбка казалась как никогда прелестной.

– Хорошо, ты переодевайся, а потом я обработаю твою боевую рану.

– Слушаюсь и повинуюсь.

– Я смотрю, тебе стало полегче, – заметил Сергей, выходя из кухни.

Через некоторое время из-за двери, показалась рука Джульетты, которая робко протягивала бежевую ткань.

Запустив стиральную машинку, молодой человек присел на край акриловой ванны. Джульетта казалась ему экзотическим ни на что не похожим цветком; ярким солнышком, греющим своими лучами, радуя глаз в холодные зимние вечера; музыкой, что доставляет удовольствие от каждой нотки. Возможно, что она могла бы заменить ему целый мир.

– Странно, – произнес он вслух и снова задумался. Задумался о жизни с ее сюрпризами.

Тут Сергея посетила мысль о том, откуда Джульетта узнала его адрес, и что ее к нему привело. «Любопытно», – подумал он, рассуждая о том, что когда человек чего-то яро жаждет и добивается, то результат не всегда приводит к желаемому, жизнь отталкивает его, погубив всяческое желание двигаться дальше. Но затем, в силу каких-то обстоятельств, она подкидывает ему под дверь огромный шанс, поразив своим великодушием.

– Готово! – послышался голос из кухни. – Ты где?

– Я в ванной! – ответил Сергей.

– Я слегка утонула. Зато красный прекрасно сочетается с моими черными брюками! – ее лицо озарила детская улыбка, отражаясь в зеркале.

Сергей задержал на ней пристальный томный взгляд, что заставило девушку смутиться.

– Зачем ты пришла? – внезапно для себя спросил Сергей. – То есть…

– Ты не рад? – серьезно спросила Джульетта, заглядывая в глаза.

Он улыбнулся:

– Скажу более – я ошарашен.

– Если честно, то я тоже….

Сергей не успел спросить, чем именно: Джульетта отправилась в прихожую. Ему стало любопытно, и он проследовал за ней.

– Я принесла то, что должна принести, так как по праву это принадлежит тебе. Да, я и не привыкла к таким щедрым жестам, – она достала из сумочки коробочку и протянула ее Сергею.

– Кажется, знаю, о чем ты.

Она скромно улыбнулась.

– А я не привык назад принимать подарки, тем более что все это было сделано от души.

– От чего!? Да мы тогда с тобой чуть не убили друг друга!

– Ха! Это ты меня чуть не убила.

Она топнула ногой:

– Забери!

– Нет, – непринужденно произнес Сергей.

– Так, значит… Тогда… – она замахнулась и бросила коробочку в стену. Та быстро отскочила и упала на пол.

Глаза Сергея устремились на Джульетту, которая смотрела на него испытующим взглядом. На мгновение повисла тишина.

– И какой реакции ты ждешь от меня? – наконец полюбопытствовал он, приподняв бровь.

– Любой, только не этой, – послышался разочарованный шепот.

Его губ коснулась легкая улыбка.

– Я не вижу в твоих глазах сожаления. Там ведь не фигурка?

– Возможно… – Джульетта смущенно опустила ресницы.

– Ни за что не поверю, что ты готова вот так с ней расстаться.

Он поднял коробочку с пола, потряс ее и довольно улыбнулся.

– Хорошо. Ты прав: там деньги.

– Еще лучше! – коробка снова полетела в стену.

– Я не хотела тебя разозлить или унизить, просто этот жест с твоей стороны мне не понятен, – она нервно сглотнула, умоляюще взглянув на него. – А ведь, это не маленькие деньги… И думаю, я заплатила бы намного меньше, если бы ты тогда отдал мне фигурку сразу, – в ее взгляде промелькнул укор.

– Она для тебя что-то значит? – внезапно спросил он и, не дожидаясь ответа, прошел в зал. Джульетта пошла за ним.

Сергей плюхнулся на диванчик и принялся разливать вино в бокалы. Джульетта наблюдала за его действиями.

– Что же ты стоишь? Садись.

Она повиновалась и села напротив. Молодой человек протянул ей наполненный бокал.

– Н-нет, – пролепетал ее голос, – нельзя понижать градус.

Но Сергей даже не пошевелился. И тут ей снова пришлось уступить. Их пальцы слегка коснулись друг друга. Сергей испытал мимолетный восторг, переросший в маленький огонек радости, который впоследствии распространился по всему телу, согревая каждый уголок души.

– Так что значит для тебя эта фигурка? – снова возник вопрос, а пристальный взгляд заставлял девушку нервничать.

– Ты действительно хочешь это знать?

– Ну, да. Нам же нужна тема для разговора, – его обворожительная улыбка, подаренная ей, смягчила Джульетту.

– Хорошо. Эта фигурка принадлежала моей бабушке, – начала она. – И когда я была совсем еще девчушкой, она разрешала мне играть с ней и очень часто говорила, что когда я вырасту, то обязательно стану такой же красивой танцовщицей, что моим поклонникам не будет счету, а мой талант и утонченная натура подарят людям настоящее наслаждение. Бабушка считала, что талантливый человек не говорит о своих чувствах: он выражает их в своем творчестве. Художник в картинах, певец в песнях, а танцор… Ну, ты меня понимаешь, – грустная улыбка на мгновение появилась на ее лице и тут же исчезла. – Она верила в меня. Верила в то, что я стану знаменитой балериной: осуществлю ее мечту. А потом, – Джульетта принялась теребить пальцы. – Мой отец страшно запил после смерти матери и однажды, тайком он продал эту самую фигурку одним богатеям. А в этот же день его нашли мертвым, в снегу… – она замолчала, прикрыв на мгновение глаза. – И моя жизнь…

Ее горестный взгляд устремился на дно бокала. Сергею показалось, что она сейчас расплачется, но не тут-то было. Недолго думая, Джульетта зажмурилась и опустошила бокал. Сергей удивленно наблюдал за ней, думая, что же произойдет дальше. Дойдя до финиша, девушка бросила взгляд на полку с дисками.

– Ты слушаешь Талькова?! – поставив бокал на столик, она поспешила прикоснуться к его святыне.

– Ну, да. Если можно так сказать, я его фанат. Только осторожнее, ничего не перепутай, – произнес он, любуясь ее детским любопытством.

– А можно я включу вот этот диск?

– Да, конечно.

Одна тема быстро сменилась на другую. Он не стал спрашивать, что произошло дальше, так как было все понятно без слов, которые Джульетта не захотела произносить.

Сергей сделал несколько глотков и, вернув бокал на место, принялся наблюдать за девушкой, которая с довольной улыбкой нажимала на кнопки пульта.

– Ой, мне нравится эта! – она подбежала к нему и схватила за руку – потанцуй со мной.

Сергей не сопротивлялся.

– Ты такая нежная, – произнес он, приобнимая ее за талию.

– Т-с-с… Не надо слов, – прошептали губы, чуть касаясь его щеки.

Сергей блаженно выдохнул, получив удовольствие от легкого прикосновения.

«Лав ю, ай лав ю, я ей говорю…», – доносился голос из колонок, окутывая двух людей приятной окраской своего звучания. В такой момент внешний мир со всеми его принципами и сложностями стал совсем не важен. Он будто исчез, в комнате ощущалась только эта хрупкая, волшебная и невидимая атмосфера близости.

– Когда я была маленькой, мой папа очень часто его слушал. Помню, как мы танцевали с ним: он приглашал меня на танец, как джентльмен приглашает даму. Шуточно изображая несколько «па», мы кружились в понятном только для нас танце, – Джульетта отстранилась. – А знаешь, под какую песню мы любили танцевать?

– Будь добра, скажи, – Сергей улыбнулся.

– Сейчас, – она схватила пульт и начала переключать треки. – Вот эта!

– «Таня».

– Ага, так мою маму звали.

Джульетта принялась исполнять непонятные забавные движения, напевая при этом.

– Ну, давай же подыграй мне, – послышались жалобные нотки в голосе.

Сергея немного смутила ситуация. Он знал, как нужно вести себя с обычными девушками, но не с этой «перчинкой», в душе которой жила маленькая девочка.

– Извини, но я не умею так.

– Давай, расслабься, и просто двигайся в такт музыке, – не унималась она, хватая его за руку и заставляя двигаться.

Ее детская озорная улыбка заражала оптимизмом. И не заметив сам для себя, он начал двигаться вместе с ней, испытывая неописуемый восторг. Еще некоторое время они кружились и смеялись, как дети, пока совсем не выдохлись. Потом плюхнули на диван.

– Ты всегда такая шабутная? – тяжело дыша, произнес Сергей.

– Нет. Только тогда, когда выпью, – хихикнула она.

– Если это от одного бокала такой эффект то, что же будет от двух!? Апокалипсис?!

– Хочешь проверить? – Джульетта бросила в его сторону игривый взгляд.

– Очень хочу, – он слегка наклонился, заглядывая в карие глаза.

Повисла тишина. Казалось, Джульетта боролась с какими-то непонятными чувствами внутри себя.

– В другой раз, – произнесла она сухо и встала с дивана. – Думаю, мне пора, извини.

– Я что-то сделал не так? – в его взгляде читалось шокирующее недоумение.

– Принеси, пожалуйста, мою кофту, – она как будто не услышала вопроса, а он не стал переспрашивать.

Не понимая в чем дело, Сергей торопливо сходил за кофтой и вскоре возвратился в зал.

– Спасибо, – поблагодарила Джульетта.

Она взяла чистую, сухую кофточку и направилась в прихожую, оставив Сергея в скверном расположении духа. Молодой человек сердито посмотрел ей вслед, но промолчал. Ему показалось, что в комнате стало жарко, а кровь застучала в висках. Выйдя в прихожую, он не знал с чего начать, чтобы не испортить все, и поэтому только произнес полушепотом:

– Не уходи.

Застегивая второй сапог, Джульетта удивленно посмотрела на него:

– Не могу: мне пора.

– Черт, мы забыли обработать твою рану.

– Ох, ну, ничего страшного, я дома это сделаю, главное, что крови нет. Сергею казалась, что он знает, что творится в ее душе.

– Ты чего-то боишься? Или, может, меня?

– Нет, – холодно произнесла Джульетта, надевая пальто.

– Несчастная любовь? – продолжал он.

– Она была у всех, ничего особенного, – еще резче прозвучал голос.

– Да, но кто-то живет дальше, а кто-то зацикливается на своей неудаче.

– Хочешь сказать, что я…

– Возможно.

Она пристально посмотрела в его глаза.

– Думаешь, ты вправе лезть ко мне в душу?!

– Я знаю больше, чем ты думаешь.

– Какой самоуверенный.

– Тебя тянет, ко мне ведь так? – произнес он, медленно приближаясь к девушке.

Она ничего не ответила, а только открыла дверь, чтобы выйти из квартиры. Сергей почувствовал себя самовлюбленным идиотом, что разозлило его.

– Зачем ты только появилась в моей жизни! – воскликнул он неожиданно для самого себя.

Она остановилась, бросила хитрый взгляд на Сергея и, улыбаясь, произнесла:

– Наверное, чтобы изменить ее, – Джульетта вышла на лестничную площадку и снова остановилась:

– Думаю… я вернусь.

Дверь захлопнулась.

– «Я вернусь?», – повторили его губы, а глаза удивленно посмотрели на дверь.

Было не понятно, когда именно она вернется: сегодня, завтра, через месяц или через год. А, может, стоит выбежать за ней и силой вернуть обратно? Сергей не знал, как вести себя по отношению к этой загадочной девушке, которая, то приближалась, то отдалялась от него. Боясь ее потерять и сделать что-то не так, Сергей упускал шанс снова и снова. Отправляясь в комнату, он заметил аккуратно сложенную футболку. Его руки осторожно поднесли ее к лицу, чтобы ощутить прилипчивый аромат духов. Но тут на пол, что-то упало.

– «Приглашаем вас посетить наши занятия по танцам», – прочитал Сергей, подняв небольшой, красиво оформленный лист.

– Хм. Она мне типа зацепку оставила, – произнес он отражению в зеркале и заключил: – Джульетта, все-таки ты не такая, как все.

Глава 21

– Ну, что? Ты сегодня идешь на танцульки? – послышался голос Дэна из трубки с явными нотками сарказма.

– Да, я как раз туда направляюсь, – ответил Сергей, припарковав машину у тротуара.

– М-да, кто бы сомневался, – послышался смешок. – А ты танцевать-то хоть умеешь?

– Ну, если ты помнишь, то в детстве я занимался танцами, правда, не долго, но занимался.

– Это когда?! Вот если бы ты пришел ко мне, я бы показал…

– Знаю-знаю, Дэн, но мне совсем некогда, – перебил Сергей. – Слушай, мне пора. Заходи как-нибудь ко мне, футбол посмотрим.

– Окей, братко. Пока. И Джульетте передай от меня огромный букет приветов.

– Ха! Да не вопрос.

Войдя в тускло освещенный холл на вахте, Сергей увидел бабульку, внимательно читающую газету, придерживая на носу большущие очки.

– Извините, – Сергей прокашлялся. – Подскажите, пожалуйста, где тут находится студия танца.

Старушка нехотя взглянула на молодого человека и произнесла:

– Смотря, как называется, сынок.

– К сожалению, я не помню, – Сергей задумался. – Зато могу сказать имя преподавателя: Джульетта.

– К Джульетточке нашей? – оживилась вахтерша. – На втором этаже она преподает. Да только негоже мужчине такими танцами заниматься. Ты бы лучше дома футбол посмотрел и то, больше пользы.

Он на это ничего не ответил, а только поблагодарил старушку.

– Вот мужчины пошли, – не унималась она, но Сергей ее уже не слышал.

Поднявшись на второй этаж, до него донеслась музыка из дальнего конца коридора.

«Хм… Знакомая мелодия, – размышлял он. – Очень знакомая».

Как воспитанный человек, он постучал в дверь и только потом вошел в зал. Яркий свет резко ударил в глаза.

– О, черт!

Несколько девиц в обтягивающей одежде исполняли элементы эротического танца. Тут музыка остановилась, и все внимание устремилось на нежданного гостя. Сергей не знал, что сказать и только выдавил:

– Здрасьте.

– Привет, – послышался знакомый женский голос.

Он увидел Джульетту. Облегающие черные лосины соблазнительно смотрелись на стройных ножках, а красная майка имела слишком глубокий разрез, по крайней мере, так ему показалось.

– Ох, привет. Я это… – он почесал голову, – пришел на танцы. Только, кажется, я не вписываюсь в ваш коллектив.

Джульетта хихикнула, озорно глядя ему в глаза.

– А кто это такой хорошенький? – спросила одна из девиц, подходя к ним ближе.

– Девочки, познакомьтесь, это мой… – в ее глазах промелькнула хитрость, – брат.

– Брат?! – буркнул он.

– Он тоже танцор и пришел сюда, чтобы помочь нам перед соревнованиями.

– Да?! – в его взгляде читалось изумление.

– Да.

– И каким же это образом, сестричка? – его слегка раздражала эта новость, лучше бы она назвала его своим парнем или женихом на худой конец. Пусть банально, но, по крайней мере, от этой версии он испытал бы большее удовольствие.

– А братец свободен? – поинтересовался еще кто-то.

– Милый, ты свободен? – с этим же вопросом обратилась к нему Джульетта.

– Да, как в поле ветер, – громко ответил он, подходя к новоиспеченной сестре.

– Так значит, – тихо произнесла она. – А что умеешь танцевать?

– Танго, вальс…

– Замечательно, – прошептала Джульетта и резко повернулась к девушкам.

– На сегодня занятия окончены, собираемся в четверг в это же время.

– О, да! – обрадовалась одна из них.

– Я думала, у меня ноги отвалятся! – воскликнула другая.

– А как же мастер класс? – очередная хищница одарила Сергея многообещающим взглядом.

– В другой раз, Лера, – ответила Джульетта.

– Ну, тогда, до встречи, красавчик. Надеюсь, еще увидимся.

– Это вряд ли, – буркнул Сергей себе под нос.

Наконец зал опустел.

– Через минут пятнадцать ко мне придет другая группа, если хочешь, можешь позаниматься с ними, – предложила Джульетта, подходя к столику, на котором стоял музыкальный центр.

– Ну, не знаю, сестричка, думаешь, стоит?

– Ох, кто-то у нас тут обиделся? – ее лицо озаряла уже привычная улыбка.

– Да, черт побери, я бы предпочел называться любовником. Звучит почетнее, чем брат. – Он скрестил руки на груди, притворно сделав обиженное выражение лица.

Джульетта засмеялась:

– Ой, не делай так. Ты выглядишь…

– Как младший брат?! – добавил он, делая глупое выражение лица.

– Извини, просто они достанут меня своими расспросами. Так будет проще.

– Для кого же?

– Для всех, – она принялась копаться в дисках.

– Здравствуйте! – В дверях показалась пожилая пара.

– Добрый вечер, проходите, мы скоро начнем, – ответила Джульетта, улыбаясь.

Через какое-то время зал наполнился дилетантами по бальным танцам.

И выглядели они все как-то смешно и неуклюже, но каждый из них подходил к делу серьезно и с энтузиазмом.

– Сегодня ты будешь моим партнером, – сказала Джульетта Сергею.

– Почту за честь, миледи, – вальяжно произнес он.

– И так, – обратилась она к присутствующим, – сегодня мы повторяем те элементы, которые учили в прошлый раз, а потом свяжем их в танец.

Из колонок доносилась приятная ритмичная музыка, Сергею казалось, что все движения до боли знакомы и поэтому давались легко. Он улавливал каждый шаг Джульетты, любовался пластикой гибкого тела и поражался неисчерпаемой любовью к своему делу.

– Так, а теперь повторяем танец в парах, и музыка будет поритмичнее.

– Извини, – произнес Сергей.

– За что? – спросила она, кладя свою руку на его сильное плечо.

– За то, что наступлю тебе на ногу.

– Вон оно как, ты решил заранее извиниться. Как предусмотрительно. Стоп. Шаг назад.

– Есть.

– Молодец. С тобой приятно иметь дело, – она улыбнулась.

– А с тобой еще приятнее, – он крепче прижал ее к себе.

Некоторое время они повторяли одни и те же движения, пока Джульетта не произнесла:

– Все молодцы, всем спасибо.

Пожелав прекрасного вечера ученикам, она присела на стул и бросила несколько скромных взглядов в сторону Сергея. Он стоял, прислонившись спиной к стене, и наблюдал за людьми, которые один за другим скрывались за дверью студии, и вот когда зал опустел, Джульетта обратилась к нему:

– Почему ты не уходишь?

– Жду тебя.

– А знаешь, что я люблю делать после занятий? – вдруг из неоткуда возник вопрос.

– Просвети же меня.

Она улыбнулась, подходя к музыкальному центру:

– Импровизировать.

– Да? А у меня получится?

– Думаю, да. Тут главное делать то, что пожелает душа.

– Звучит заманчиво, – игриво произнес Сергей.

– В рамках разумного, конечно.

– Хорошо. Что надо делать?

– Танцевать, – она включила музыку и приглушила свет.

– У тебя хороший вкус, я обожаю эту группу! – воскликнул он.

Покачивая бедрами, Джульетта плавно вышла в центр зала, поманив его пальцем и подмигнув. Сергей наигранно изобразил элемент из «лебединого озера», затем приблизившись к ней, схватил за талию и рывком прижал к себе. Она улыбнулась, нежно проводя рукой по его щеке.

«Что женщина без мужчины…», – пела солистка группы «Vaya con dios», давая задуматься двум людям о правдивости ее слов.

Джульетта обхватила Сергея за шею, положив голову ему на грудь. Казалось, они слились воедино в этом непонятном, без названия, танце. Ему нравилось касаться хрупкого тела, чувствовать каждый вдох и выдох, двигаться в одном ритме, но самое огромное удовольствие доставляла интимность момента и выплеск потаенного желания внезапно раскрывшейся души. Музыка подходила к концу, но они все также продолжали танцевать, только более плавно и медленно.

– Мне нравится чувствовать твои прикосновения, – произнесла она, повернув к Сергею лицо.

– Это приято слышать.

– Но нам пора заканчивать. Я устала.

Джульетта отстранилась, завершив волшебство момента.

– Может, мы поужинаем вместе? – спросил Сергей.

– Нет, – холодно и тихо ответила она.

Его глаза хмуро взглянули на девушку.

– Ты меня все время динамишь, – в голосе прозвучали нотки недовольства.

– Послушай, если мы потанцевали, то это не значит, что я обязана продолжать с тобой этот вечер. Давай просто разойдемся по домам.

– Но… Черт, мне не понять тебя! – на мгновение он прикрыл лицо руками.

– Не делай так.

– Я устала и хочу домой. Пожалуйста, оставь меня.

Сергей взял со стула пальто, подошел к Джульетте и пристально с холодком посмотрел в ее глаза, но ничего не сказал. Она тоже молчала. Постояв несколько секунд, он направился к выходу, а после и совсем исчез, оставив Джульетту наедине со своими мыслями и сожалениями. Девушка медленно подошла к дверям и осторожно прикрыла. Но через некоторое время Сергей вновь показался в дверях, которые широко распахнулись перед ним, с гротом ударяясь о стену. Молодой человек влетел в зал и подошел к Джульетте.

– Знаешь, ты можешь обращаться со мной, так как тебе захочется, – жестко произнес Сергей, не поднимая глаз, – но только помни, что я с тобой могу обращаться так же. Черт тебя побери!

И не медля ни секунды, вышел прочь. Джульетта неспешно сползла вниз по стене, пока не почувствовала под собой холодный пол.

Глава 22

Маленькие узорчатые снежинки застилали серый тротуар, прикрывая остатки осенней грязи и всю не красоту уродливой плитки. Быстрое преображение города поражало Сергея количеством елочных игрушек и в некоторых местах ненужным количеством разноцветной мишуры. В воздухе витала суетливая предновогодняя подготовка, обременяющая половину населения города. Большая часть из них – это мужья неугомонных жен, которые в свою очередь боялись не успеть скупить кучу ненужных вещей.

– Людка, да забудь ты про этих Пастуховых. Подарим чайный сервиз, который твоя мама нам преподнесла на прошлый новый год, – ныл в отделе светильников мужчина с большущими пакетами в руках.

– Ты что! Мы интеллигентные люди! И такими вещами не занимаемся, – буркнула женщина.

Мужчина промолчал, измученно взглянув на жену, которая не хотела замечать его негодования. Медленно проследовав к кассам, Сергей мысленно пожалел бедолагу.

– Семь тысяч девятьсот девяносто девять рублей, – выпалила продавщица, поглядывая на собравшуюся очередь.

Сергей заплатил восемь тысяч, получив сдачу в один рубль.

– Хм… Ох, уж эта магическая девятка.

Продавщица бросила на него удивленный взгляд, но ничего не сказала.

– С наступающим, – вяло поздравил он и направился к выходу.

Сергей заехал к матери: поздравить ее с новым годом и предупредить о том, что праздновать он будет с друзьями.

– Как с друзьями?! Я тебя итак почти не вижу. Ты забыл про свою старую мать? – причитала Анастасия Федоровна.

– Прошу тебя, не надо, – молил Сергей, развалившись в кресле.

– А ты не затыкай матери рот, ты для меня всегда будешь сопляком, и учить тебя уму разуму – это моя прямая обязанность. Хотя бы поинтересовался, как я жила все это время, пока ты мне не звонил?! – она вопросительно взглянула на сына. – Ну, чего ты молчишь?

Сергей прикрыл глаза рукой и посмотрел на мать грустным взглядом.

– Ты знаешь, я так устал.

Анастасия Федоровна вздохнула и тут же смягчилась.

– Что случилось? Какая заноза тебя гложет? И это я про женщину.

– Да я просто устал…

– …и похудел, – она замолчала на секунду, а потом произнесла с улыбкой: – Влюбился, наверное.

– Мам…

– Ты что? Стесняешься в этом признаться своей матери? – воскликнула женщина. – Ты это брось. Любовь – это прекрасное чувство, которое позволяет ощутить всю гамму человеческих чувств и эмоций. Где же мои годы… – она вздохнула.

Сергей поднялся с кресла и крепко обнял женщину:

– Ты у меня самая лучшая, не смотря на то, что много ворчишь. С новым годом тебя.

– И тебя, дорогой мой.

Попрощавшись с матерью, Сергей отправился домой, где его никто не ждал, кроме уютного кожаного дивана и большой настенной плазмы, так что вечер не обещал ничего грандиозного.

– Привет, красотка, – радостно прозвучал его голос при виде кошки, которая соизволила встретить хозяина у порога.

В квартире царил порядок, который никем не был нарушен после визита домработницы.

Переодевшись в майку и спортивные брюки, Сергей не сел на удобный диван и не включил плазменный телевизор, как намеревался сделать по дороге домой. А разлегся в гостиной на ковре, включил музыку, и принялся, молча разглядывать, как ему показалось, слишком светлый потолок.

– Джульетта, думаю нам надо его перекрасить, – полушепотом произнес он, обращаясь к кошке, расположившейся на его груди. – Пожалуй, и твою кличку тоже следует изменить. Может Клеопатра? М-м… Нет. Ты у нас натуральная блондинка. А как на счет Мерлин… Мерлин Мурло, – он снова взглянул на кошку, как бы примеряя имя. – М-да. Зато оригинальненко.

В этот момент в квартире раздался звонок.

– Черт. Я не готов к визитам.

Сергей нехотя встал с пола и лениво побрел к двери. На пороге вновь стояла знакомая женская фигура в бордовом пальто.

В глазах Джульетты читался виноватый взгляд.

– Привет. Пустишь? – слышалась робость в словах.

– Шампанское… – произнес Сергей.

– Что?

– Ты пила шампанское.

Джульетта икнула, резко прикрыв рот рукой. Она была похожа на подростка, который пытался оправдаться перед отцом после ночной пьянки.

– Прости, – ее лицо расплылось в улыбке.

– Значит, ко мне тебя привел алкоголь? – спросил Сергей, впуская гостью в квартиру.

– Нет.

Девушка слегка покачнулась, но Сергей успел схватить ее за талию, чтобы предотвратить падение.

– Меня привела сила и воля, а шампанское чуть не усыпило в такси, так что оно тут не причем, – продолжила она.

– Даже не знаю, что мне с тобой делать.

– Я тебя хоть чуть-чуть удивила своим визитом?

Сергей усадил ее на стул и принялся расстегивать сапоги.

– Ха! Скорее ты меня удивила этим вопросом, чем своим приходом. Джульетта надула губы, как маленькая обиженная девочка.

Сергей посмотрел на нее взглядом любящего отца:

– Ну, не дуйся, крошка, куплю я тебе игрушку, куплю.

– Очень смешно, – она высунула язык и позволила снять с себя пальто.

– Думаю, тебе нужно вздремнуть, – он повел ее в спальню, но она остановила его:

– Нет. Я хочу чай.

– А я смотрю, ты его очень любишь.

– Да, и с молоком, пожалуйста, – она улыбнулась.

– О, эта твоя убийственная улыбка: «не надо, молю, а то я растаю и не смогу осуществить твое чайное желание», – прикрыв глаза рукой, Сергей направился на кухню. Джульетта проследовала за ним.

– А я не замечала раньше твоих юмористических способностей.

– Ты просто не обращала на них внимания, – он включил чайник.

На кухне повисла тишина. Прислонившись к стене, Джульетта молча наблюдала за движениями Сергея.

– Я больше тебе не нравлюсь? – вдруг спросила она.

– Что? – Сергей удивленно посмотрел в ее сторону.

– Да, брось.

– К чему эти вопросы? – произнес он, наливая кипяток в кружку.

– Сегодня ты смотришь на меня совершенно иначе, – тихо проговорила Джульетта. – Ты вправе обижаться на меня за эти дурацкие выходки и я…

– Сахар? – перебил он.

– Нет, спасибо. Он вреден.

– Отлично. Чай готов.

Сергей повернулся к девушке спиной и принялся любоваться видом из окна. Джульетта сделала несколько глотков и поставила кружку обратно.

На кухне снова воцарилась обременительная тишина, и только «мурлыкающие» звуки, исходящие от холодильника нарушали ее. Джульетта медленно подошла к Сергею, который не обращал на нее ни какого внимания или просто делал вид, что не замечает, и тихо заговорила:

– Знаешь, я только поняла, что самое лучшее время в моей жизни – это сейчас. Эти моменты, эти секунды, пока я еще молода и лицо не покрылось морщинами от бесконечных переживаний моей души. Я бы хотела схватить это время и держать как можно дольше, но, к сожалению, это все равно, что ловить воздух руками: толку никакого, – она разочарованно вздохнула. – Грустно… Вот я понимаю, что жизнь-то одна, а как правильно ее прожить, не знаю.

Сергей уселся на длинный подоконник и закинул на него ноги, согнув их в коленях. Джульетта сделала тоже самое, расположившись напротив собеседника.

– Ты действительно так думаешь? Считаешь старость уродливой и беспомощной? – полушепотом спросил он, все так же смотря в окно.

Джульетта удивленно посмотрела на собеседника, лицо приняло серьезный вид. Казалось, от шампанского не осталось и следа:

– Почему ты так? Конечно, нет. Просто в старости жизнь покажется серой и не столь яркой, как сейчас. Я буду скучной и ворчливой старушкой, к тому же, никому не нужной. Стану злой, понимаешь, из-за того, что не смогу понять окружающий мир и людей, которых начну раздражать своей беспомощностью, старческим маразмом и страхом за свою жизнь. И они задумаются о том, когда же я сдохну. А я буду понимать это и злиться на их отношение ко мне, на жизнь, что уже прошла…

– Сколько же в твоих словах горя и отчаяния, – устало произнес Сергей, заглядывая в грустные и оттого более милые и родные глаза.

А Джульетте казалось, что льдинка в его сердце потихоньку тает.

– Иногда я безумно ненавижу людей, – пролепетали ее губы. – Ненавижу их черные мысли, пошлость взгляда, высокомерность действий.

Сергей молчал.

– А знаешь, что самое ужасное? – Джульетта встала на колени и, приблизившись к нему, села между его ног.

– Что? – выдохнул он, ощущая ее рядом.

– Все, что я так яро презираю в людях, живет во мне, – это было произнесено так, как будто раскрывалась самая страшная тайна.

Сергей улыбнулся и поправил якобы выбившуюся прядь из ее волос, хотя на самом деле, это являлось поводом, чтобы дотронуться до Джульетты. Девушка резко отпрянула, чего он не ожидал. В этот момент она ему показалась маленьким, охваченным страхом зверьком, которого нужно потихонечку приручать к руке, чтобы не спугнуть.

– Ты боишься меня? – чуть слышно прозвучали слова.

– Нет. Я тебя…

Он с интересом посмотрел в ее милое личико, ее робкая улыбка приковывала взгляд.

– Мне говорят о моей странности, я так боюсь остаться непонятой тобой. Сергей засмеялся.

– Боюсь, ты права, иногда я тебя действительно не понимаю.

– Мне нравится твой смех, – она слегка улыбнулась, робко дотрагиваясь кончиками пальцев до его губ. Сергей прикрыл глаза, чтобы более ярко ощутить ее скромное любопытство.

– Я почти влюбилась в твою родинку, – нежно прошептал ее голос.

– И только?

С отблеском интереса в глазах и озорной улыбкой на лице она задала банальный и в тоже время неожиданный вопрос:

– А что для тебя любовь?

– Любовь? – он слегка приподнял брови. – Помнится, я уже отвечал тебе на этот вопрос.

– Да?! Когда?

– На вечере у Адриано, – напомнил Сергей.

– Хм… – она принялась массировать виски, сделав серьезное лицо. – Один момент, устанавливается связь с моей памятью. Ах, да… Память показывает, что такой момент существует, – Джульетта прикрыла глаза.

Сергей улыбнулся:

– Теперь твоя очередь. Ты мне тогда так и не дала ответа.

Джульетта подняла веки и придвинулась к нему еще ближе:

– Хорошо. Дай минутку, – возникла тишина.

– Ну-у.

– Любовь – это добровольное рабство, – серьезно прозвучали слова.

– Звучит не очень, – он слегка поморщился.

– Да-а? А, по-моему, даже очень.

– Обоснуй.

– Доказательств захотелось?! Ок, – Джульетта взглянула в окно. – Ой, смотри, снег пошел! Да еще такими большими хлопьями!

Сергей бросил беглый взгляд в окно и с улыбкой произнес:

– Неа, не прокатит.

– Жаль, – вздохнула Джульетта, ошибочно полагая, что этот отвлекающий маневр сможет сменить тему разговора. – Но погода действительно праздничная.

– Это верно, – подтвердил он, любуясь белым небесным пушком, легко и непринужденно падающим с неба на грешную землю.

– Ладно, за свои слова надо отвечать.

– А то!

Она снова вздохнула, но теперь уже более обреченно и начала:

– Понимаешь, в силу каких-то неведомых тебе сил, ты добровольно отдаешь себя, свое тело и душу в руки другого человека, привязываясь к нему невидимой нитью, которую, как кажется, не так-то легко разорвать. И вот в этот момент ваши жизни смешиваются как два совершенно разных напитка. Но вдруг кому-то из вас надоедает общество другого, и тогда-то наступают минуты горького расставания… – Джульетта на секунду замолчала, вглядываясь в голубые глаза. – Оставшись один на один с отчаянием, ты понимаешь, что готов сделать все, лишь бы снова оказаться рядом со своей любовью. И пусть она перештопана и переклеена десять раз, зато она твоя, родная… – девушка замолчала, а озорные огоньки в глазах потушил ветер грусти и воспоминаний. – В этот момент ты готов преклоняться перед ней, ползать на коленях, умоляя вернуть все назад.

– Эй! Ты слишком серьезно подошла к делу, – Сергей попытался возвратить ее к реальности, легонько поглаживая по голове.

– А до какой степени ты готов унизить себя ради любви? – вопросительный жалобный взгляд потребовал ответа.

– Я думаю, настоящая любовь не нуждается в этом.

– Хочешь сказать, что все мое представление о ней ошибочно?! – она смотрела на него так, будто бы он сделал открытие вселенского масштаба.

– Возможно, ты ее еще не встретила, – палец Сергея дотронулся до кончика ее носа.

– А ты знаешь, что вывели формулу любви?

– Хм… Что-то слышал.

– Вот мне интересно, а существует ли формула добра или зла, например?

– Не думаю, что все в мире поддается научному расчету.

Теперь лицо девушки выглядело так, словно она собиралась признаться ему в любви.

– Что?

– Взгляд. Именно такты всегда смотришь на меня. Я тебя очень прошу, пусть он никогда не угасает, – она обхватила ручками его лицо.

– Я чувствую тебя. А ты чувствуешь меня? Прикрой глаза.

Молодой человек последовал указанию.

– Ну? – с нетерпением произнесла Джульетта.

– Я чувствую дрожь в твоих пальцах, а теперь слышу твое дыхание… И эта пульсация…

Он хотел открыть глаза, но она прошептала:

– Нет-нет, не открывай, прошу тебя.

– Хорошо.

Ему показалось, что она улыбается.

Сергей почувствовал, как ее холодные пальцы легонько касаются его губ, глаз, изучая каждую морщинку, каждый маленький шрамик на лице.

– Откуда они у тебя? – вдруг спросила она.

– От падения с велосипеда в детстве и от… – он не закончил речь, приоткрыв глаза.

– Еще рано, закрой!

Рука Джульетты опустилась к плечам.

– А ты сильный.

Сергей улыбнулся. Затем ее присутствие куда-то исчезло, и он больше не чувствовал нежность от застенчивого прикосновения. Хотел открыть глаза, как вдруг почувствовал робкий поцелуй. После касания холодных пальцев, теплые губы казались сочным мягким фруктом с легким оттенком шампанского. Его сильные руки с нежностью прижали Джульетту к груди, добавляя поцелую большую смелость и настойчивость.

А когда волнующий момент физической близости подошел к концу, Сергей произнес с дрожью в голосе:

– Так вот как целуются ангелы?!

Девушка хихикнула, прикрыв рот ладошкой.

Некоторое время они болтали обо всем и ни о чем. От прикосновения нежных слов душа, как лепестки цветов поутру, раскрывалась, а забытое чувство счастья вновь освещало каждый ее уголок. Потом молодые люди молча смотрели в окно, любуясь белоснежностью сонного города, который на ночь зажег фонари, словно ночники в детской комнате для того, чтобы не страшно было спать. Сергей посмотрел на часы – они показывали полтретьего.

– Джульетта, – произнес он полушепотом, поглаживая ее по голове. В ответ послышалось только тихое посапывание.

Девушка так уютно расположилась на его груди, что Сергею стало жаль ее тревожить, но глаза слипались, и хотелось спать. Он поставил одну ногу на пол, потом, придерживая хрупкое создание за плечи, осторожно освободил вторую. Бережно взял Джульетту на руки и понес в спальню. Она так и не проснулась.

– Прости, дорогуша, но твое место сегодня займет другая, – бросил он кошке, которая уютно расположилась посреди широкой кровати. – Брысь.

Животное вальяжно потянулось, зевнуло и с недовольным видом отправилось прочь. Сергей аккуратно положил девушку на кровать, та сладко причмокнула во сне, и на его лице появилась довольная улыбка. В таком состоянии она еще больше походила на маленькую и миленькую девочку. Укрыв «спящую красавицу» одеялом, молодой человек тихонько лег рядом. Вскоре придвинулся ближе, еще ближе и еще… Теперь он мог почувствовать запах ее волос. Сильная рука робко обхватила девушку за талию, прижав хрупкое женское тело к своей широкой груди. Внезапно, в нем проснулся животный инстинкт: захотелось большего. Тяжело дыша, Сергей вцепился в подушку рукой. Казалось, еще чуть-чуть и одеяло полетит на пол. Он резко отодвинулся от Джульетты, которая ни о чем не подозревала, но и это не помогло. Девушка была слишком близко. Практически выпрыгнув из кровати, Сергей поспешил в другую комнату, но по дороге не справился с управлением и с грохотом упал на пол, придавив телом бедную кошку, тихо и мирно спящую на ковре.

– Джульетта, какого… – выругался он.

Животное зашипело и поспешило под кресло.

– Кажется, я ранен, – заявил Сергей, подползая к дивану.

Забравшись на него, он зажмурил глаза и, схватившись за голову, простонал:

– Не жизнь, а недоразумение какое-то.

Глава 23

Утро всегда подкрадывается внезапно и незаметно. Усыпляющая ночная темнота поглощает уставшее тело, окутывая паутинками сна, а на рассвете, когда от волшебства не остается и следа, наступает язвительная реальность.

Приоткрыв непроизвольно глаза, Сергей бросил сонный взгляд в сторону часов: девять тридцать.

– Че-ерт, – тихо простонал он.

Рабочий день уже начался, а молодой человек все еще лежал в кровати. Нужно было позвонить на работу и предупредить об опоздании. Но эта мысль отбросилась на второй план после того, как он вспомнил события прошлой ночи. Вскочив с дивана, Сергей устремился в спальню в надежде увидеть Джульетту. Но, к сожалению, там никого не оказалось, кроме кошки, которая по своей привычке любила отдыхать на хозяйской кровати в позе Сфинкса.

– М-да, как будто никого и не было, – разочарованно произнес он, небрежно почесав голову.

Джульетта опять неожиданно исчезла, впрочем, как и всегда. Сергей огорчился, почувствовав себя брошенным. «Хоть бы записку оставила», – возмущенно заметил оскорбленный молодой человек, направляясь в ванную.

Проходя мимо кухни, он резко остановился, сделал несколько шагов назад и позволил внутреннему голосу воскликнуть: «Да!» Из кухни доносился приятный аромат еды. Чайник хлопотливо свистел, а сковородка недовольно шкворчала. Сергей неслышно забежал в ванную, торопливо умылся, почистил зубы и направился на кухню при параде.

– Доброе утро, – послышалось за спиной Джульетты. Она резко обернулась.

– Ой, доброе, ты меня испугал, – ее улыбка робко поприветствовала вошедшего.

– Извини, я не хотел.

– А я тут хозяйничаю, ты не против?

– Конечно же, нет. Я очень рад, что ты здесь.

– Извини, можно тебя попросить? – нерешительно спросила девушка, смущенно опустив ресницы.

– Все что пожелаешь, – с энтузиазмом ответил тот.

– Надень, пожалуйста, рубашку, а то твой голый торс меня немного смущает.

На кухне раздался звонкий смех, который заставил Джульетту прикусить губу и слегка улыбнуться.

– Забавно. Ни одна девушка меня еще об этом не просила. Я даже не знаю, надо это обдумать. Пойду, взвешу все «за» и «против».

– Я что-то не так сказала?

– Нет. Все так. Ты само очарование. Я сейчас.

Пока Сергей одевался, Джульетта успела до конца приготовить завтрак, который начал остывать. И вот, наконец, на кухне появилась пропащая душа. И теперь на Сергее красовалась белоснежная рубашка, аккуратно заправленная в брюки.

– Прости, но мне придется уйти на работу: сегодня важный день, – он присел за стол.

– Жаль, а я хотела… – она грустно вздохнула.

– Что хотела? – полюбопытствовал он, глядя в глаза.

– Уже не важно.

– Еще как важно.

– Нет-нет забудь, в другой раз, я вспомнила, у меня тоже есть дела, – торопливо сказала Джульетта, затем добавила: – Кофе будешь?

Блаженно улыбнувшись, он откинулся на спинку стула и провел рукой по подбородку.

– Что? – не понимая в чем дело, спросила она.

– Вот гляжу я на тебя и задумываюсь о семье.

Джульетта, ошарашенная внезапным признанием, выронила вилку из рук.

– Не надо.

– А что такого, тебя пугает мысль о детях и муже?

– Нет, но в данный момент я не имею желания обсуждать эту тему.

– Почему? Разве тебя не посещали такие мысли?

– Никогда, – сухо ответила девушка, во взгляде которой читалось: «Заткнись».

– Врешь. Все об этом рано или поздно задумываются.

Она закатила глаза, показывая всем своим видом, что разговор раздражительно действует на нее.

– Кажется, я закончила.

– Но ты не доела, – заметил Сергей.

Она молча сложила салфетку на столе, медленно поднялась со стула и направилась в сторону прихожей. Молодой человек еще раз убедился, насколько резко можно изменить настроение человеку, сказав только пару ненадлежащих слов. А ведь, он совсем не хотел задеть ее чувств, тем более обидеть, но кажется, Джульетта не понимала этого.

– Я смотрю, ты не меняешь своих привычек, – грубо бросил он вслед.

– Прости? – она не уловила смысл слов.

– Как всегда убегаешь. Скажи, это твоя основная миссия: отравлять мне жизнь?

– Я не совсем понимаю.

Сергей резко поднялся со стула и вышел за ней, преградив путь к выходу.

– Пока ты не скажешь, почему тебя моментами переклинивает, не выйдешь из этой квартиры, – слова прозвучали грубо.

Она медленно подняла глаза, скользя взглядом по пышущей силой мужской фигуре, и холодным тоном с нотками презрения, произнесла:

– Ты не в том положении, чтобы ставить мне такие условия, – сказала она и добавила, тщеславно приподняв бровь: – Милый.

Сергей посмотрел на обидчицу так, будто она нахальным образом плюнула ему в душу, которая не ожидала столь дерзких действий.

– Ну, ты и сучка!

Джульетта потупила взгляд.

– Прости, что?

– Хм, ты слышала, – кривая ухмылка мелькнула на его лице.

– А ты самодовольная козлина!

– Прям, как в мире животных, – подколол он и бросил: – Трусиха.

– Эгоистичный придурок, – парировала она.

– Однако.

– Да-да! – она нервно покачала головой.

– Алкоголичка.

– Да, ты совсем что ли! Ты меня еще шлюхой назови! – возмущенно воскликнула Джульетта, ударяя кулаком ему в грудь.

– Шлюха, – как можно сочнее выговорил он, умиляясь ее искренней ненависти к нему.

– Ну, все, гаденыш.

Джульетта с силой пнула Сергея по коленке.

– Вот черт! – он скорчился от боли, но и на этом она не остановилась.

Воспользовавшись ситуацией, обхватила противника за шею и запрыгнула на него сзади. Принялась что есть мочи крутить уши.

– Я покажу тебе, как надо обращаться с дамами, засранец! Моли о пощаде.

– Сумасшедшая женщина, прекрати этот беспредел, а иначе тебе будет больно! – выкрикнул он.

– Не слышу извинений!

Сергей доковылял до зала и упал на колени, пытаясь сбросить с себя Джульетту и освободить уши от ее беспощадных действий.

– Черт-черт, как больно! – то и дело вскрикивал он, затем принялся с силой шлепать по ее попе.

– Ай! Что ты делаешь, извращенец! – прошипела девушка.

– Пытаюсь освободить себя от твоих садистских действий!

– Перестань.

– Не могу, я получаю от этого наслаждение, – тяжело дыша, произнес Сергей.

Недолго думая, Джульетта ударила по рукам, которые так нагло касались ее интимного места, чем Сергей и воспользовался: схватил девушку за талию и уложил на ковер.

– Моя взяла, женщина! – победоносно бросил он.

– Ни черта подобного!

Через мгновение в комнате послышался смачный звук пощечины. Победитель растерялся от внезапной атаки, и теперь Джульетта воспользовалась ситуацией, оказавшись на нем сверху.

Тяжело дыша, с воинственным видом амазонки девушка произнесла:

– Ну, и кто здесь женщина? – довольная улыбка засияла на лице.

– Ну, уж нет!

Сергей быстро исправил ситуацию, оказавшись снова поверх нее.

– Вот такой расклад мне по душе, принцесса, – и теперь уже на его лице красовалась самодовольная улыбка.

На всякий случай, он прижал руки девушки к полу, чтобы она в очередной раз не ударила еще в какое-нибудь уязвимое мужское место. Тяжело дыша, Джульетта пыталась освободиться, но хватка Сергея оказалась сильнее изможденного женского протеста.

– Сдаюсь, – прошептал усталый нежный голос.

– Поздно.

Его губы принялись нежно блуждать по чувственным изгибам изящной шеи.

– Что… Что ты делаешь?

– Забираю свою награду.

– Я не разрешаю тебе, – лепетала она, в истоме вытягивая шею.

Вдруг он остановился и пристально посмотрел в карие полуоткрытые глаза:

– Извини, – с сожалением произнес он и нежно коснулся губами ее дрожащих губ. Она повозражала еще немного, но вскоре поддалась этому натиску. Через некоторое мгновение по завершению французского поцелуя, он строго произнес:

– Я отпущу тебя, но с условием, что ты больше никогда не прикоснешься к моим ушам.

Джульетта хихикнула и быстро закачала головой. Молодой человек лег на спину и закрыл глаза, приводя дыхание в норму. Девушка села на колени и нерешительно придвинулась к нему ближе, дрожащей рукой коснулась его лба, на котором проступила испарина. От неожиданности он слегка вздрогнул, однако ничего не ответил. Ласковые женские руки осторожно приподняли голову Сергея и нежно положили на колени.

– Прости меня за этот спектакль моей неудержимой истерики. Просто я не люблю, когда от меня ждут большего, чем я могу дать.

– А я ведь много и не прошу.

Сергей не мог сказать о том, что знает причину ее переживаний, что знает намного больше, чем она думает. Да и сам он пережил похожую ситуацию, которая оставила болезненный отпечаток в душе. И в эту минуту в его мозгу возникло решение: прокладывать путь к сердцу Джульетты маленькими, неторопливыми шажками.

Сергей приподнялся, облокотившись на руку, и произнес:

– Я встречаю новый год дома с друзьями. Нас всего трое, и если ты хочешь, конечно, то… можешь присоединиться к нам.

Сергей хотел, чтобы приглашение звучало менее навязчиво, но не знал, как правильно это сделать, поэтому голос звучал тихо и неуверенно. Джульетта обхватила себя руками, нерешительно глядя в голубые и такие притягательные глаза, и ответила:

– Я подумаю.

– Да, конечно, как тебе будет угодно.

– Спасибо. Ну, кажется нам пора, – заметила Джульетта, поднимаясь.

– Кажется, да, – подтвердил Сергей.

Спускаясь на лифте, они не проронили ни слова. И только выходя из подъезда, Сергей предложил довести ее до дома, но она категорически отказалась, объяснив это тем, что хочет пройтись пешком и подышать свежим воздухом. Он дал ей номер телефона, и девушка обещала позвонить.

Глава 24

Сергей молнией влетел в автосалон.

– Люда, я буду признателен, если вы принесете мне чашечку кофе в комнату для переговоров, – торопливо протараторил Сергей, пробегая мимо секретаря.

– Сергей Владимирович, но совещание уже закончилось, – удивленно осведомила та.

– Как? Когда? – он резко остановился и подошел к ресепшену.

– Все разошлись минут пятнадцать назад.

Раздосадованный такой новостью, он мягко ударил кулаком по стойке.

– Тогда принесите, пожалуйста, кофе ко мне в кабинет.

– А вашему отцу?

– Разве он не ушел?

– Нет. Владимир Вячеславович дожидается у вас.

– Ага. Наверное, готовит отцовский ремень, – тихо усмехнулся Сергей. – Думаю не надо, кофе ему уже не поможет.

Зайдя в свой кабинет, первое что увидел Сергей это недовольный взгляд отца, сидящего в кресле траурного цвета, который придавал обстановке в данный момент оттенок безнадежности. Казалось, если бы в его руках находилось оружие, скажем, пистолет, то он не медля пристрелил бы сына. Перед глазами Сергея проплыли образы из картины Репина под названием: «Иван грозный убивает своего сына».

– Ты где был, сосунок! – бросил отец, как бросают перчатку в лицо накануне дуэли.

– Прости, я проспал, – как школьник оправдывался тот.

– Проспал?! А позвонить и предупредить об этом ты не мог?! – нотки недовольства в голосе звучали все громче.

– Да, я хотел, но… – он замялся. – Я забыл.

– И это мне говорит человек, у которого идет третий десяток лет.

– Ты знаешь, сколько мне лет! Я польщен.

Отец прокашлялся, допил воду из стакана и произнес уже более спокойно.

– Да, присядь ты уже.

И действительно, Сергей все еще стоял у двери, как нашкодивший мальчишка, который боялся близко подойти к рассерженному отцу. Поставив барсетку на маленький деревянный столик, он уселся в кресло напротив.

– Ты уже знаешь, что к нам приезжал наш соучредитель. Я показал ему автосалон, что, кстати, должен был сделать ты, – отец возбужденно ткнул пальцем в сторону Сергея, – но так как ты проспал, то всю обязанность я взял на себя. А он, между прочим, приезжал не один, а со своей дочерью.

– И что? – напряженно прозвучал вопрос.

Отец вздохнул:

– А так не ясно, к чему я клоню?

– Неа, – на лице мелькнула ирония.

– Хорошо, – отец встал из-за стола и подошел к окну. – Если ты женишься на его дочери, то мы приумножим наше богатство, и весь этот бизнес в дальнейшем будет принадлежать только тебе, понимаешь?

– Отец…

– Не перебивай, – он резко повернулся лицом к сыну. – Все решено. Мы успешно обсудили с ним эту тему. Ты подходящая кандидатура для его дочери.

– Нет! – Сергей вскочил с кресла. – Ни черта подобного! Ты и какой-то там дядя не будут решать за меня мою судьбу.

– Так-так, успокойся. Тебе нужно трезво оценить ситуацию. Это большие деньги, мы будем обеспечены на всю жизнь.

– Что за бред? Такое ощущение, что я снимаюсь в индийском фильме, только без песен и танцев! Лучше я уйду нахрен отсюда и никогда не вернусь, чем буду играть в вашем спектакле.

– Но ты же ее еще не видел, вдруг она тебе понравится! – пытался уговорить отец.

– Нет! У меня есть девушка.

– Это не имеет значения.

Сергей пропустил эти слова мимо ушей.

– Что за черт! А папаша спросил свою доченьку, хочет ли она этого?

– Александрина.

– Что? – переспросил он.

– Ее зовут Александрина.

– Н-не важно. Отвечай.

– Она видела фото, которые я ей показывал. И нашла тебя достаточно привлекательным.

– Прости, но я люблю другую, – безнадежно прозвучало признание.

– Любовь?! Боже, какое призрачное чувство: сегодня ты ее любишь, а завтра гуляешь с другой, – отец подошел к нему и похлопал по плечу. – Послушай, сын, лучше верить в любовь и прожить без нее всю жизнь, чем однажды встретить и разочароваться.

Сергей промолчал, но маленькая частичка его разума думала также.

– Ладно, даю тебе три недели.

Отец только хотел открыть входную дверь, как в кабинет нерешительно заглянула Люда.

– Я не помешала?

– Нет-нет, – быстро сказал Сергей.

– Вы вовремя, – улыбчиво произнес Владимир Вячеславович, выходя из кабинета.

– Все в порядке? – поинтересовалась секретарша, ставя чашечку кофе на стол.

– Да, все прекрасно, – подтвердил он, выдавив из себя жалкое подобие улыбки, затем сел за стол и откинулся на спинку кресла. – Просто день сегодня тяжелый.

День действительно оказался очень тяжелым: парочка недовольных клиентов устроила показательное шоу «скандального театра», которое подняло на уши весь персонал автосалона. Рабочее настроение дружно упало до отметки ниже нуля, а коллективной мечтой стало долгожданное завершение рабочего дня. Выжатый до последней капли, Сергей, по возвращению домой, обессилено плюхнулся на диван и устало нажал на кнопку пульта.

– Что у нас в мире творится?

Нужно было всего пару скучных новостей, чтобы к нему пришел внезапный сладкий сон, который отложил возникшие проблемы до утра и укрыл невидимым цветным покрывалом.

Глава 25

«Дзынь-дзон», – весело прозвучал звонок.

– Иду, – бросил Сергей, выходя из кухни с полотенцем на плече.

Не успел он отворить дверь, как услышал:

– С новым годом!

На пороге с большими пакетами в руках стоял Дэн, а из-за его широкой спины выглядывала Алиса. Неожиданно, между ног Сергея в квартиру вбежало лохматое чудовище.

– Хей! А это еще кто? – возмутился он.

– Ты что? Не узнаешь Тибу?! – возмущенно бросил Дэн, затаскивая сумки в прихожую.

– Ха! Так подрос?!

– Если бы ты знал, сколько он жрет! Слон по сравнению с ним ест как Дюймовочка! Давай помогу, – обратился он к Алисе, снимая с нее пальто.

– Я смотрю, ты уже начал готовку? – обратилась девушка к Сергею.

– Да, потихоньку.

Вдруг на кухне с грохотом что-то упало. Сергей поспешил прояснить ситуацию.

– Тибальт! Вот черт! – воскликнул он. – Кажется, мы остались без колбасы!

– Ах, да. Я забыл тебе сказать, что этот монстр с ума сходит по ней, – в прихожей послышался сдавленный смешок. – Но ничего страшного, с собой мы взяли две палки, – успокоил Дэн, входя на кухню с пакетами.

– Не сомневался в твоей предусмотрительности, брат, – довольно улыбаясь, Сергей похлопал друга по плечу.

– Ты извини, что не предупредил на счет пса, просто соседка отказалась за ним присмотреть, сам понимаешь, праздники.

– Да, ладно. Веселее будет.

– А, кстати, где он?

– Хм. Под столом.

Дэн наклонился и, обращаясь к собаке, произнес:

– Ну, что, обжора, идем мыть лапы?

Тибальт жалостливо посмотрел на него и, предчувствуя неладное, проскулил.

Тут на кухню зашла Алиса:

– Сплетничаете, подружки?

– Как всегда. Рассказываю, какая ты плохая девочка. – Дэн притянул ее к себе и мягко поцеловал в шею.

Она хихикнула и смущенно проговорила:

– Не забывай, у меня тоже припрятан компромат на тебя.

Сергей прокашлялся:

– Кажется, нам с Тибой нужно выйти.

– Нет, зачем? – спросил Дэн.

– Мы больше так не будем, – с виноватой улыбкой добавила Алиса.

– Оу. Нет-нет. Просто я хотел помыть лапы псу.

– А! Да, конечно, – Дэн щелкнул пальцами, а потом обратился к девушке:

– Ну, что, крошка, а ты за готовку!

Сергей загнал в ванную собаку, которая совсем не хотела иметь дело с водой, закрыл за собой дверь, сел на колени перед Тибальтом и заговорил:

– Ну, привет. Привет, дружище. Прости, что забыл про тебя, но мне было некогда, – он почесал пса за уши, что подействовало на животное успокаивающе. – Ох, и сколько же мы с тобой тогда пережили вместе. Ты прости, что променял тебя на кошку и отдал в другие руки. Но тебе ведь нравится у Дэна? Правда? Тиба, гавкнул в подтверждение. – Сергей улыбнулся. – Он отличный друг. Я уверен, что это самые лучшие руки, в которые только может попасть бродяга вроде тебя.

– Э! Серега, может, прекратишь болтать и займешься делом? – послышался голос друга из кухни.

– А что? Меня слышно? – осведомился тот.

– Еще как! – на этот раз это была Алиса.

– М-да. Чувствую себя идиотом.

Он помыл лапы псу и вернулся на кухню.

– Да она просто ведьма, – буркнула Алиса, шинкуя помидор.

– Эта тетка мне сразу не понравилась, как только я ее увидел, – ответил Дэн, надкусывая яблоко.

– О, Ева, я смотрю, вы при делах, – обратился Сергей к нему, с укоризной поглядывая на грешный фрукт.

– Я решил немного передохнуть и вообще, я голоден, – он похлопал по животу.

– Врет, – дразняще произнесла Алиса. – Мы перекусили в торговом центре.

Дэн с горечью посмотрел на девушку и возмущенно произнес:

– О, женщина! А как же «муж и жена – одна сатана»?

Она потянулась к нему взглядом:

– Дорогой мой, муж и жена, может, и одна сатана, но только к нам это никак не относится.

– Что? Ты отрекаешься от меня? Молю, не надо, – иронично произнес Дэн, встав на колени, а после, словно ребенок принялся дергать подол платья Алисы. – Ты не можешь так со мной поступить. О! Жестокая!

Сергей присел на стул, с любопытством наблюдая за спектаклем.

– Могу, ты плохо себя вел в этом году, – ответила девушка с видом благочестивой дамы, выдергивая подол из его рук. Тут Дэн резко вскочил, изобразив скорбь на лице, и взволнованно воскликнул:

– Ах, так! Тогда не доставайся же ты ни кому! – Он схватил девушку за талию и, прижав к себе, поцеловал.

Сергей расплылся в улыбке и, почесав затылок, прошептал самому себе:

– Они нашли друг друга.

Оторвавшись от губ Алисы, Дэн с восторгом посмотрел на друга:

– Видал, да. А ведь мы не репетировали.

Вдруг в квартиру позвонили.

– Пришла, – облегченно выдохнул Сергей.

В предвкушении долгожданной встречи, он поторопился к двери, но перед этим заглянул в зеркало и неуклюже, по-мужски, поправил волосы. Радостно виляя хвостом, к нему подбежал Тибальт и преградил путь к выходу.

– Уйди! – приказал Сергей, но пес не послушался. – Дэн! Позови Тибу, пожалуйста!

Он снова услышал звонок, теперь уже более настойчиво.

– Тибальтище, а ну, ко мне!

Собака тут же побежала на зов хозяина.

– Хороший, хороший песик, – послышалось из кухни.

Сергей отворил входную дверь и был страшно удивлен. На пороге вместо долгожданной гостьи стоял мальчик лет десяти. С невинным детским взглядом он протянул конверт и произнес, вытирая нос рукой:

– Если вы дядя Сергей, то это вам.

Сергей присел на корточки, чтобы сравняться с ростом мальчишки и спросил:

– От кого же?

– От девушки из трагедии, – его губы еле выговорили последнее слово.

– Трагедия? – переспросил он.

– Да. Она так сказала.

– Хорошо. Спасибо. – Сергей взял письмо и хотел уже закрыть дверь, но вопрошающий взгляд ребенка остановил его.

– Что-то еще?

– Она сказала, что вы добрый дядя.

О, эти жалостливые детские глазенки.

– Ах, да. Кстати, если хочешь, то можешь зайти, я тут со своими друзьями…

– Нет! – воскликнул ребенок. – Мама не разрешает мне разговаривать с незнакомыми людьми.

– Но ты сейчас разговариваешь со мной, – удивленно произнес Сергей.

– Да, но я знал ваше имя.

– Хорошо, надо слушаться маму, – он улыбнулся, вспомнив себя в детстве. – Тогда, подожди здесь, я сейчас.

Через какое-то время Сергей вернулся с дарами в руках.

– Это подойдет?

Мальчик принял их, недоверчиво заглянул внутрь пакета, довольно улыбнулся и, кивнув, побежал вниз по лестнице.

– Эх, дети, – проговорил он, закрывая дверь.

В конверте оказалась записка, в которой обозначалось время, место встречи и поздравление с новым годом. И больше ничего.

«Трагедия», – это слово опять всплыло в его сознании. И тут он понял, о какой трагедии идет речь: – «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте».

– Кто это был? – поинтересовался Дэн, выйдя из кухни с полотенцем в руках.

– Да вот… – Сергей протянул записку.

Дэн взглянул на нее и тут же возмущенно воскликнул:

– Что? В двадцать три часа?! У памятника Влюбленных?! Ты хоть знаешь, что это далеко отсюда!

– Умерь пыл. Это от Джульетты.

– Она приглашает тебя на свидание в новый год? – друг хмыкнул, хитро прищурив глаза.

– Вроде того, – Сергей слабо улыбнулся. – Хотя я предлагал встретить праздник с нами, но видимо у нее другие планы.

– Вот это девушка…

Тут к молодым людям присоединилась Алиса.

– В чем дело?

Дэн закатил глаза и произнес:

– Это наглец, смывается.

– Да?! И куда же?

Записка перекочевала в женские руки. Взглянув на листочек, девушка поинтересовалась:

– От кого?

– От Джульетты, – ответил Сергей, смущенный данной ситуацией.

– Да! Как здорово! Тебе нужно обязательно туда поехать, – казалось, Алиса загорелась этой идеей. – А подарок? Ты купил подарок?

– Я такой дурак! Черт! Я не подумал об этом, – он схватился за голову и простонал.

– Еще не поздно, дуй в магазин. А за нас не беспокойся: мы все приготовим сами.

Сергей готов был расцеловать Алису за понимание и добродушие.

– Спасибо. Этому засранцу так повезло, – произнес он, тыкая пальцем в друга.

– Чувствую себя последней сволочью, – ответил Дэн, направляясь на кухню.

Сергей быстро переоделся и прихватил бумажник и ключи с журнального стол и ка.

– Я помчался, – предупредил он друзей, натягивая пальто.

– Смотри не помни крылья любви, пока будешь ехать в лифте, – слабо пошутил Дэн, но Сергей его уже не слышал.

Глава 26

Время приближалось к одиннадцати часам. Почти Новый год. Сергей припарковал машину у обочины и направился к памятнику. Целующаяся в темноте парочка казалась более реалистичной, и только одинокие ночные фонари, слабо освещающие мраморные фигуры, создавали двум влюбленным поистине романтическую обстановку.

Сергей взглянул на часы.

– Опаздывает, – выдохнул он.

«А может это была шутка и ничего более? – рассуждал внутренний голос.

– Тогда я полный дурак. Ладно, подожду немного, а там посмотрим».

Чтобы скоротать время, молодой человек принялся разглядывать памятник со всех сторон. В уме посчитал, сколько нужно шагов, чтобы его обойти. Прикинул высоту, а мужское любопытство позволило заглянуть под юбку неживой девушки и убедиться, что там нет ничего интересного.

Минутная стрелка переместилась на двадцать восемь минут двенадцатого. Его ноги окоченели, а руки, пытаясь согреться, спрятались в карманах пальто. И только Сергей направился в сторону своего автомобиля, как вдруг услышал за спиной:

– Остановись! Не уходи!

Обернувшись, увидел Джульетту, что его очень сильно обрадовало.

– Ты опоздала!

– Прости, я торопилась, как только могла, – произнесла девушка, тяжело дыша.

– Ты бежала? – на лице расцвела довольная улыбка.

– Нет, плыла! – возмущенно произнес он. – А что? По мне не видно? Сергей насупился:

– Опоздала, значит, ты, а выслушивать приходится мне.

– Прости, – ее рука коснулась плеча молодого человека.

– Ну, что теперь? – он добродушно улыбнулся.

– А теперь бежим, а то встретим новый год, как неудачники.

Джульетта схватила его за руку и побежала в сторону высокого здания. Он поспешил за ней, заметив в ее сумочке бутылку с шампанским.

– Э! Это же гостиница! Ты решила затащить меня в постель?! – поразился Сергей, когда они зашли в холл.

– Тш-ш… Не кричи, – Джульетта строго погрозила указательным пальцем.

– А ты против?

– Не для тебя моя вишенка росла, – пошутил он.

– Ягодка вообще-то.

– Какая разница? Суть-то от этого не меняется!

– Действительно, – она скорчила смешную гримасу, резко остановилась и торопливо произнесла: – Стой здесь, я сейчас.

Джульетта подошла к девушке у ресепшена, и что-то произнесла. Та мило улыбнулась, отвечая ей, затем бросила любопытный взгляд на Сергея, который наблюдал за их разговором.

– Да, ладно! – воскликнула она, протягивая ключи.

– Я тебе серьезно говорю!

Они попрощались. Джульетта с довольной улыбкой подбежала к Сергею и снова схватила его за руку.

– Надо поторопиться.

– Что-то не похоже, что ты торопишься, – обиженно произнес он. – Обо мне сплетничали?

Глаза хитро посмотрели на Джульетту.

Она засмеялась:

– А о ком же еще!

– Действительно, – теперь на его лице появилась ироничная рожица.

– Как мило, – с улыбкой ответила девушка.

Молодые люди миновали стойку ресепшена и поднялись на лифте до десятого этажа, затем, пройдя по коридору, направились к лестничной площадке.

– Я думал мы идем в номер.

– Зачем? Нам там нечего делать, – невозмутимо произнесла Джульетта.

– А мне казалось, что там происходят самые интересные дела.

Его невинный ищущий взгляд, рассмешил ее.

– Не переживай, здесь не менее интересно, – она открыла дверь, ведущую на крышу здания.

Оказавшись на открытом воздухе, Сергей полной грудью вдохнул городской морозный воздух и, ощутив мимолетное чувство безграничной свободы, произнес:

– Меня так переполняют эмоции, но, к сожалению, не хватает слов, чтобы описать с точностью все то, что я сейчас чувствую.

– Погоди, еще рано восхищаться, – ответила Джульетта, доставая из сумки два бокала и бутылку с шампанским.

– Вижу, ты готовилась. Давай я открою.

– Осторожно, только на меня не направляй, – взволнованно бросила она, присев на корточки, – ужасно боюсь выстрелов.

Сергей снял проволоку с горлышка, бутылка тут же выстрелила, и из нее полилось вспенившееся шампанское.

– О боже, мы его теряем! Сестра бокалы! – воскликнул Сергей, рассмешив Джульетту, которая поспешила ему на помощь.

В этот момент над городом послышались взрывы. Через мгновение темноту ночного неба разбавили разноцветные и сочные краски праздничного салюта.

– Божечки мой, какая красота, – с восхищенным взглядом произнесла девушка.

Сергей молчал. В первый раз за долгое время он испытывал чувство счастья и восторга.

– Выпьем, – тихо обратилась к нему Джульетта, протягивая бокал.

– Да, – произнес он.

Некоторое время они любовались красотой и весельем новогоднего города, наслаждаясь каждым движением и звуком, но салют закончился, и вместо него осталась темнота и уныние ночного неба.

– Я рада, что ты со мной, – с нежностью в голосе произнесла она, допивая праздничный напиток.

– Я тоже, – улыбка тронула лицо Сергея. – Ну, а что теперь? Останемся здесь, пока не окоченеем или перейдем к традиционному методу: к застолью?

– О! Я об этом не подумала, – она потупила взгляд, резко бросила бокал, который, разбившись, издал жалобный звук смерти.

– Э! Это же хулиганство!

– Но это на счастье.

Сергей заметил, как ее руки потерли покрасневший замерзший носик, потом приблизился и, легонько коснувшись хрупкого плеча, произнес:

– Поехали ко мне, погреемся, поедим…

Она блаженно улыбнулась и припала к его груди. А Сергей нежно провел рукой по ее спине.

– Хорошо, – послышался тихий голос.

– Погоди!

Неожиданно он вспомнил, что забыл подарить подарок. Его рука нащупала в кармане коробочку и протянула Джульетте.

– Что это? – в глазах заиграл огонек любопытства.

– Посмотри.

Она собралась открыть подарок, но в последнюю секунду передумала и произнесла:

– Я обязательно посмотрю, что там, но не сейчас.

– Хорошо, воля твоя.

Назад они шли тем же путем. Спустившись на первый этаж, Джульетта снова подошла к той же девушке и вернула ключи. Помахав рукой, попрощалась. Молодые люди вышли на улицу и, сев в машину, направились к дому Сергея. На пороге квартиры их встретил Дэн.

– Э-ге-гей! Кто вернулся! – воскликнул он, как маленький мальчик, но вдруг встал в защитную позу, насупился и, обратившись к Алисе, произнес:

– Ал иска. А, Ал иска, ты смотри, кто это у нас тут пришел!

– Заканчивай этот спектакль, юморюга, – ответил Сергей, шлепнув его по лбу. – У нас гости.

Из комнаты высунулась Алиса:

– Хей! Привет. Рада тебя видеть, – она подошла к Джульетте и по-женски поприветствовала девушку, чмокнув в порозовевшую щечку.

– С Новым годом, – ответила та, смущаясь столь дружелюбному приветствию.

Все прошли в зал, где стоял накрытый праздничный стол. Пестреющая от количества гирлянд и мишуры комната скорее напоминала магазин с новогодними игрушками, которые еще не успели раскупить.

– А это что за черт! – Сергей ошарашено взглянул в угол комнаты.

– Тебе нравится? – поинтересовался Дэн, присаживаясь на стул.

– Ты с ума сошел! Откуда она?

– Из лесу, вестимо!

Сергей, удивленный новому предмету в своей квартире, никак не мог понять, как эта чудо-елка поместилась в комнате, потому что размером она была далеко не маленького. Он серьезно посмотрел на друга, который отправил очередную ложку с салатом в рот, и произнес:

– Ты ее поставил, ты ее и уберешь.

– Тебе не понравилось что ли? – с сожалением спросил Дэн.

– Ты меня слышал.

– Ох, а я хотел как лучше, – вздохнул он, в глазах блеснула грусть.

Джульетта и Алиса, выбирая музыку, замешкались в противоположной части комнаты.

– Нет, не, я его не очень-то и люблю, – говорила Алиса.

– Но у него хорошие песни! – негодующе воскликнула Джульетта.

Сергей подошел к дамам и проиобнял обеих за плечи:

– Леди, праздник без вас, как цветок без стебля, как борщ без соли, как день без солнца – оно вроде бы все хорошо, но чего-то не хватает. Так что прошу к столу.

Девушки переглянулись.

– Но мы выбираем подходящую музыку, – Алиса надула губы.

– Да! – подтвердила Джульетта.

Он вздохнул:

– Детский сад какой-то. Я найду что-нибудь интересное, – пообещал Сергей, подводя их к столу.

Потом вернулся к музыкальному центру и включил радио. Тут в зал забежал Тибальт и с вопрошающим видом посмотрел на хозяина.

– О! Нет! Опять этот взгляд! Серега, закрой его на кухне.

Сергей развернулся лицом к другу:

– Дай ему что-нибудь.

– Я огорчу тебя, сказав, что эта скотинка сожрала одну из тех палок колбасы, что мы привезли.

– Не углядели за ребенком, – неудачно пошутила Джульетта.

Дэн сладко улыбнулся, бросив пошлый взгляд на Алису.

– О чем я ни сколечко не сожалею. Давно я так не…

Его перебил неодобрительный кашель, который шел в комплекте с недовольным взглядом, исходящим от его девушки. Джульетта хихикнула, украдкой взглянув на Сергея, который, в свою очередь, заметил легкое смущение на ее лице.

– А что? Салаты надо делать с любовью, – непринужденно прозвучал голос Дэна.

Алиса со всей силы ущипнула болтуна, тот вскрикнул.

Сергей принялся спасать ситуацию:

– Ну, кто чем занимался, а мы с Джульеттой встретили новый год на крыше. Было здорово, – он подошел к столу, взял ее руку и коснулся губами. – Спасибо тебе за этот сюрприз.

– Здорово! А вот мы с Алисой… – он снова бросил пошлый взгляд в ее сторону.

– Дэн! – так получилось, что все выкрикнули разом, после чего в квартире послышался дружный смех.

Выпили по одной, потом еще по одной и еще. Праздник все-таки. Женская часть компании баловала себя шампанским вперемешку с вином.

– А хотите, я вам стриптиз покажу! – воскликнул Дэн в пьяном угаре.

– Не надо, – отговаривал его Сергей, забросив свою руку на плечо друга.

– Нет. Я серьезно. Порадую дам, – настаивал он с кривой улыбкой на губах.

– Давай! – бросила Алиса. – Я еще ни разу не видела, как ты это делаешь.

Дэн с виноватым видом посмотрел на любимую, медленно сполз с дивана и на коленях произнес:

– О, Господи, дорогая прости. Иди сюда, я буду замаливать этот страшный грех.

Влюбленная парочка завалилась на диван и окунулась в пучину романтики и любви. Из груди Сергея вырвался стон отчаяния, он взглянул на Джульетту, которая с любопытством наблюдала за происходящим. Он резко встал с дивана, поднял ее на руки и понес в спальню. На этот раз девушка не сопротивлялась.

Глава 27

Сергей проснулся от резкого толчка. Рассеянный взгляд упал на рядом лежащий комочек, который прятался под одеялом. Его мозг принялся восстанавливать картинки вчерашнего вечера. И наконец, когда память возвратилась к нему, он с облегчением выдохнул, приподнимая одеяло, где в позе эмбриона спала Джульетта. Широкая улыбка счастливчика украсила сонную припухшую физиономию. Он погладил девушку по голове, поиграл с вьющейся прядью, строптиво торчащей из мягкой копны русых волос. Девушка сладко причмокнула.

– Тш-ш, тш-ш, – Сергей опустил одеяло, потом тихо, практически бесшумно выскользнул из кровати и побрел в зал, заметив на себе величественный взгляд царской особы из семейства кошачьих, восседающей на верхней части шкафа. Он совсем забыл про животное, которое, как ему казалось, проживало в квартире своей собственной жизнью, не зависящей от хозяина.

Сергей приветственно помахал ей рукой со словами:

– С наступившим, – и прошел мимо.

В зале царил беспорядок: конфетти, разбросанное на полу, разлитое вино на скатерти, разбитый фужер на столе – все это говорило о том, что празднование прошло не столь интеллигентно, как предполагалось изначально.

Среди беспорядка Сергей обнаружил на полу спящих друзей, прикрытых клетчатым пледом. Голова Алисы безмятежно покоилась на плече у Дэна. Полюбовавшись послепраздничным беспорядком, он прошел на кухню, налил холодной воды в прозрачный стакан и большими жадными глотками попытался залить легкое похмелье. Потом молодой человек выпил еще стаканчик. И вдруг услышал, что у его ног кто-то скулит.

– Тиба, – радостно произнес он. – И тебя с наступившим.

Пес сел на задние лапы, гавкнул и вопрошающим взглядом уставился на Сергея.

– Тихо! – шепотом скомандовал он, грозя указательным пальцем. – Пойдем за мной.

Как оказалось, некоторые блюда остались девственно нетронутыми, и Сергей нашел, чем поживиться самому и накормить пса. Взял чистую тарелку, положил туда несколько разновидностей салата, складывая их в форме холмов, но ему показалось, что для завтрака этого будет маловато и рука потянулась за второй тарелкой. В этот момент глаза Тибальта снова дали о себе знать.

– Да не забыл я про тебя, – сорвался шепот с его губ.

Сергей положил несколько нарезанных кусочков колбасы и прихватил фрукты. В итоге порции набрались приличные. Он осторожно взял тарелки и медленно, чтобы не уронить еду, направился на кухню. В этот момент пес возбужденно запрыгал, мешаясь под ногами, и так получилось, что Сергей не удержался от натиска собачьей настойчивости и, потеряв равновесие, с грохотом упал на пол. Тарелки разлетелись на осколки, еда запачкала все вокруг, а сам он лежал, словно морская звезда на дне моря. Тибальт испуганно сбежал, оставив Сергея один на один со своим позором.

Внезапно сзади послышался звонкий мужской смех. Молодой человек уперся рукой об пол и повернулся.

Дэн босой и в трусах гоготал, будто смотрел юмористическое шоу.

– Ну, что Робин Гуд, пошел раздавать еду бедным?! – еле выговорил тот.

К ним присоединилась женская половина. Теперь к хохоту Дэна добавилось пару женских хихиканий. Сергей улыбнулся и, представив, как это выглядит со стороны, усмехнулся. Подобрал с пола колбасу, швырнул ее в друга и попал ему прямо в глаз. Теперь все внимание было адресовано Дэну.

– Ах, так! – он подбежал к Сергею и принялся подбирать валявшуюся на полу еду, а затем бросать ее в противника.

– Хватит, я не готов к этой битве! – выкрикнул тот, прикрывая лицо рукой.

– И, правда, прекратите, – жалобно попросила Джульетта, подходя к Сергею ближе.

Дэн остановился, озорно глядя на нее.

– Только ради тебя.

– О, моя спасительница, – облегченно выдохнул Сергей с улыбкой на губах.

– Вставай же. – Она потянула его за руку.

– Ты беспощаден, – бросила Алиса, обращаясь к Дэну.

– Да, просто зверь, – вмешался Сергей, вставая на ноги.

Они еще некоторое время обсуждали утренний позор, потом дружно принялись за уборку, с которой управились только к вечеру.

– Сейчас оказаться бы на море… Под палящим солнцем на теплом песочке, – мечтательно произнесла Алиса за ужином.

– Ну-у, или, на худой конец, за городом, – добавила Джульетта.

Тут оживился Дэн:

– Хорошая идея! И, правда, может, махнем за город. У моего отца там дача, а недалеко есть конный клуб.

– А что, я «за», – поддержал идею Сергей. – Ну, что, девчонки, согласны?

Девушки обменялись взглядами.

– А почему бы и нет, – нерешительно ответила Джульетта…

– Да. Мы согласны.

– Отлично! Тогда едем! – Дэн вскочил из-за стола.

– Что? Прямо сейчас? – спросил Сергей.

– А мы тянуть будем?

– Но у нас нет с собой вещей! – воскликнула Алиса возбужденно, жестикулируя.

Но Дэн не унимался:

– Ничего страшного, все необходимое можно купить в магазине. – Он поднялся со стула и сложил руки на груди, сделав при этом серьезное выражение лица. – Так, сейчас начнется: мы не можем или не готовы вот так спонтанно решать такие вопросы. Либо мы едем на дачу и получаем удовольствие от чистого снега и свежего воздуха, либо остаемся здесь и киснем, как самые последние неудачники. Ах, нет, простите, неудачники здесь вы, потому что я еду. – Дэн резко развернулся и направился в сторону прихожей.

Сергей взглянул на девушек. Они были под впечатлением.

– Ну, что девчонки, слово за вами, – сказал молодой человек, ожидая получить в ответ от такого выступления единогласное «да».

– Ладно, я согласна, – наконец произнесла Джульетта.

– Я тоже сдаюсь, – ответила Алиса, принимая факт, как неизбежность. Сергей хлопнул в ладоши.

– Отлично.

– Ха! Кто бы сомневался, – послышалось из прихожей.

Через полчаса все были готовы. По пути они заехали в магазин, чтобы купить все необходимое, а позже отправились дальше по трассе, которая вела в долину деревянных домов, заснеженных крыш и высоких сугробов.

Прошло два часа, прежде чем компания прибыла в пункт назначения. На улице уже стемнело. Одинокие и редкие в этом районе фонари тускло освещали замерзшие домики.

– Добро пожаловать, – поздравил всех Дэн, открывая входную дверь и проходя внутрь.

Друзья последовали за ним.

– Как же тут холодно, – заметила Джульетта, ставя сумочку на стол. – И темно.

– Дэн, включи свет! – раздраженно бросил Сергей, но ответа не последовало.

– Ребят, мне страшно, – пролепетала Алиса, наткнувшись на угол массивного стола.

– Дэн!

В этот момент повисла обремененная ожиданием тишина. Вдруг из комнаты донесся резкий жуткий звук.

– Дэн! – снова окрикнул его Сергей, но друг не подавал признаков жизни.

– Мамочки, – послышался шепот с нотками страха.

– Тише, дамы, я с вами.

Они направились вглубь комнаты, пытаясь, хоть что-нибудь разглядеть на своем пути.

Сергей прищурил глаза.

– Я прихватила с собой палку, у двери нашла, – прошептала Джульетта, прячась за его спиной.

– Молодец, пригодится.

– А вдруг это грабители? – еле дыша, произнесла Алиса. – Божечки мой, но где же Дениска?

– Тише! – Сергей резко остановился. – Слышите.

Они напряглись, прислушиваясь к звукам, доносившимся из прихожей.

– Мама… – кто-то из девушек вновь вспомнил самого родного и близкого человека.

– Идем назад, – скомандовал Сергей.

И вот, снова пробираясь сквозь темноту, три человеческих души устремились в ту сторону, откуда исходили звуки.

– О черт, это же наши пакеты с едой! – воскликнул Сергей, заметив приоткрытую дверь.

– Кто-то ворует нашу еду? – шепотом спросила Джульетта.

– Конечно, нет. Это Тибальт, скотина!

И точно, они только сейчас заметили сквозь темноту силуэт пса, про которого совсем забыли.

– Тиба, уйди, – Сергей слегка толкнул пса ногой.

– Это все замечательно, но где же Дэн? – голос Алисы заставил вспомнить о пропащей душонке.

Сергей на мгновение прикрыл глаза, которые успели привыкнуть к темноте, пытаясь мысленно ответить на ее вопрос. Откуда-то из глубины послышались медленные тяжелые шаги.

– Что за черт! – недоумевая, бросил он.

– Я вижу его! – воскликнула Джульетта.

И, действительно, из подвала медленно поднималась черная фигура.

Тут пригодилась лыжная палка. Джульетта взмахнула ею и, нанося удар, воскликнула:

– Получи фашист гранату!

– Оу! Больно же! – вдруг завопил голос Дэна. – Вы, что, совсем тут озверели, пока я там со счетчиком возился?! – жалобно простонал он.

– Милый, ты жив! – радостно бросила Алиса, подбегая к нему.

– А вы меня уже похоронить успели?!

Внезапно в темноте послышался звонкий смех Сергея.

– Хватит ржать! Вы меня покалечили, между прочим.

Джульетта тоже не удержалась и последовала за Сергеем, хотя всячески пыталась не давать воли внезапно нахлынувшим эмоциям. Их поддержала Алиса.

– И ты туда же!

– Прости, милый, но это действительно смешно.

– Посмотрим, что вы скажете на то, что света у нас сегодня не будет! А? – воскликнул он, закрывая дверь в подвал. – Средневековый век никто не заказывал?

– А как же мы без электричества? – раздался жалобный голос Алисы.

– Свечки нам в помощь, крошка.

– Ну, начинается, сейчас окажется, что в туалет надо будет на улицу ходить, – недовольно произнес Сергей.

– Можешь вообще нужду не справлять, я не против.

– М-да, полное средневековье.

Дэн прошел на кухню.

– Нет, ну, канализация здесь проведена, а вот на счет тепла… – он достал из нижнего шкафчика свечки. – Наконец-то пригодились, – зажег одну за другой.

Тусклый свет отразился от оконных стекол, создавая мистическую обстановку.

– Ну, что стоим?! – резко бросил Дэн, заметив их пристальные взгляды на себе. – Проходим, располагаемся, разбираем вещи и принимаемся за готовку позднего ужина.

– Вот засранец, мы тут переживали за него, а он… – послышалось недовольство от Сергея, который отправился назад в прихожую.

– Хм. Да, не говори, – поддержала Джульетта, следуя за ним.

– Подождите, я вам помогу, – поторопилась Алиса, метнув недовольный взгляд на Дэна, который удивленно посмотрел на то место, где они только что стояли, и в недоумении пробурчал:

– И что с ними случилось?!

Глава 28

Как приятно находиться в компании дорогих людей, с которыми чувствуешь себя самим собой без стеснения и страха быть непонятым. Говорить все, что думаешь и заранее знать, что эти слова не обернутся против тебя – это бесценно.

В одиннадцать часов вечера, когда довольные желудки были набиты вкусной едой, а спать не хотелось, ребята решили поиграть в классическую игру на раздевание.

– Есть! Я опять выиграл, – воскликнул Дэн, покрывая пиковую даму королем.

– Черт! Подмастила, – простонала Алиса, ударяя его кулаком по коленке. Но тот только усмехнулся, обняв ее за хрупкие плечи и поцеловав в губы. Сергей безнадежно вздохнул и обратился к Джульетте:

– Готова?

– Ходи.

Он пошел дамой черви, она покрылась тузом.

– Бита, – произнес он, покосившись на Джульетту. Она ответила тем же, после чего дразня, помаячила картами перед его лицом:

– Валет пик.

– Взял.

– И, дамы и господа. Король буби, – она размахнулась и ударила картой по столу.

– О, нет, я, кажется, проиграл, – Сергей изобразил досаду на лице, положил карты на стол вверх рубашкой и отправился из кухни в комнату со словами: – Мне надоела это игра.

– Так не честно. Снимай кофту! – крикнул Дэн вдогонку.

– Ни хрена, – ответил молодой человек.

В этот момент Джульетта из любопытства взглянула на карты Сергея и негодующе воскликнула:

– Вот черт, ты мне поддавался: у тебя были козыри! Боже. Чувствую себя дурой, – она швырнула карты и прикрыла глаза рукой.

– Прости, но я не хотел, чтобы ты проиграла, – его фигура снова появилась на кухне.

– Но получается, что я все равно бы осталась, – она изобразила антиулыбку.

Сергей сел на место.

– Нет, потому что твоим противником был я, а вот с Дэном ты бы осталась, – он ехидно взглянул на друга, который с недовольным лицом пробурчал:

– Да, ты у нас само благородство.

Алиса ударила его по плечу и, обратившись к Сергею, произнесла:

– Это так романтично, так по-рыцарски, – она снова посмотрела на Дэна.

– А ты об этом даже не подумал.

Она встала из-за стола и вышла в зал.

– Милая, прости, но это же игра, – он поспешил за ней, оставив их наедине.

– Хм, рыцарь значит, – произнесла Джульетта, с нежностью заглядывая ему в глаза.

– Типа того.

Она приблизилась к нему, коснулась рукой его шеи и прошептала:

– А знаешь, что полагается рыцарям за спасение дамы?

Сергей хитро улыбнулся.

– Что?

Джульетта наклонила к нему голову, так что его дыхание смешалось с ее дыханием, и ответила:

– Сейчас узнаешь.

Мягкие губы с нежностью и трепетом коснулись грубой щеки с трехдневной щетиной, проложили тропинку к уголкам его губ. После чего она остановилась и отстранилась на безопасное расстояние.

– И это все? – удивленно поинтересовался Сергей.

– Да. – Девушка встала со стула. – В моем понимании дамы именно так благодарят рыцарей.

– Погоди, не уходи…

Он схватил ее маленькую холодную ручку, глядя в карие глаза снизу вверх.

Джульетта внезапно чихнула.

– Ой, будь здорова.

– Спасибо. Не хочу болеть.

Сергей вскочил со стула.

– Прости, ты, наверное, замерзла. Камин греет не очень хорошо. Может, пойдем в постель, – предложил он, неуклюже почесав затылок.

– Хм. С тобой? – смущенно спросила она.

– Ну, да. Тебя что-то смущает? Помнится, предыдущую ночь мы провели вместе.

Девушка, покраснела от такого заявления, виновато опустила ресницы, пролепетала:

– Ты, знаешь, а я ведь ничего не помню.

Он удивленно махнул головой, не веря ушам.

– Ты серьезно?

– Ну, да. И меня весь день интересует вопрос: между нами что-нибудь было?

Сергей, расстроенный этой новостью, уставился на танцующее одинокое пламя свечи.

– Нет. Кроме того, что мы разделись, а потом просто лежали и несли всякую чушь.

– Честно?! – она широко улыбнулась. – А то я себя чувствую последней шл…

– Честно, – подтвердил он с серьезным выражением лица.

– Тогда ты можешь спать сегодня со мной. – Джульетта радостно направилась в спальню.

Сергей налил в стаканчик глинтвейн и осушил до дна. Молодой человек не решился рассказать ей всю правду прошлой ночи, волшебной ночи, потому что для него это были минуты откровений и открытий, а для нее, как оказалось, большая черная дыра в памяти.

«Обидно, – подумалось ему: – Очень обидно».

Сергей поднялся по лестнице, прислушиваясь к звукам. На улице выла метель, собака поскуливала во сне, а из комнаты Дэна и Алисы еле слышно доносились голоса. Зайдя в спальню, освещенную одной догоравшей свечей, он увидел Джульетту под горой одеял.

– Замерзла? – поинтересовался он, ослабевшим голосом.

– Без тебя – очень.

Сергей снял тапки, чувствуя себя семидесяти летним стариком, и нырнул под одеяла.

Джульетта попыталась взять его мужские руки в свои маленькие ладошки.

– Такие теплые. Я думала, ты тоже замерз.

Ее большие карие глаза излучали доброту и заботу. Сергей не мог на это смотреть, ему хотелось большего, чем она могла сейчас дать. Молодому человеку казалось, что рядом с ним лежит несовершеннолетняя девочка, которую нельзя трогать по закону. И он отвернулся, отвернулся, как муж отворачивается от жены, когда устает от нее за день.

– Что-то не так? – Джульетта силилась понять причину его действий.

– Все так. А что? – сухо спросил он.

– Ты отвернулся от меня.

Сергей вздохнул и хотел повернуться к ней лицом, но почему-то передумал.

– Я устал, извини.

Девушка ничего не ответила, а только обняла его широкую мужскую спину, но перед этим поцеловала в щечку и вскоре забылась сладким сном. Он еще долго лежал, думая о происходящем и вскоре тоже заснул.

Глава 29

Потянувшись, Сергей сладко зевнул. В его жизни наступило еще одно утро. Было холодно, и он не сразу встал с кровати, решив понежиться под теплым одеялом еще немного. Теперь, когда дневной свет освещал комнату, появилась возможность разглядеть все прелести интерьера. Небольшая спальня скорее походила на комнату студента, только вместо плакатов со знаменитостями висели большие фотографии членов семьи, к которой принадлежал Дэн. А в остальном все также: неаккуратно сложенные книги на полках, забытые чертежи на шкафу и разбросанные карандаши на столе. Внимание привлекли старинные часы, висящие напротив кровати. Они показывали восемь часов сорок пять минут.

Молодой человек бросил взгляд на окно, где узорчатые, покрытые инеем стекла, говорили о том, что на улице сегодня морозно.

Сергей почувствовал движение под одеялом и с любопытством приподнял его – это Джульетта перевернулась на другой бок. Он опустил его на место, оставив маленькое отверстие, чтобы через него проходил воздух, и тихонько встал с кровати. Холод радостно принял его в свои объятья. Сергей быстро надел тапки, вышел из комнаты и спустился на первый этаж, где его встретил Тибальт.

– Тише-тише, друг только не лай, – произнес он полушепотом, поднося указательный палец к своим губам.

Потом побрел в сени и принес несколько дровишек, чтобы разжечь потухший за ночь камин. И наконец, когда от разгоравшегося огня повеяло теплом, он направился на кухню и поставил чайник. Так как в доме не было электричества, то все продукты хранились на веранде. Он занес их и принялся готовить завтрак. Кухня наполнилась различными запахами и парами. Увлеченный готовкой, молодой человек не заметил, как на кухню вошла Джульетта, и присев за стул, ободряюще произнесла:

– Что у нас на завтрак?

Сергей замешкался. В этот момент подкинутый блин неудачно приземлился на пол.

Девушка хихикнула.

– О, женщина, ты хочешь лишиться повара?! – нервно бросил Сергей, поднимая блин.

– М-нет, если он действительно хорошо готовит.

– Да, я самый лучший повар во всей округе! – похвастался Сергей, разливая жидкое тесто по сковородке.

– Так что у нас на завтрак? – снова поинтересовалась она.

– Ам… – он почесал лоб. – Да так, нашел на подоконнике пару дохлых мух – пожарил, поймал в подвале жирную крысу и фаршировал в духовке. М-м-м, пальчики оближешь, – он сделал такое выражение лица, словно пробовал самое вкуснейшее блюдо во всем мире. – Приготовил кофе из грязного снега, а сейчас пеку блинчики.

Джульетта поморщилась, хотя и понимала, что это шутка.

– Я буду только блины.

Сергей улыбнулся.

– Тогда помоги накрыть на стол. Тарелки в верхнем ящике.

Девушка вскочила со стула и принялась раскладывать столовые приборы.

– Что за движуха? – поинтересовался вошедший на кухню Дэн.

– Сергей приготовил завтрак, – похвасталась Джульетта. – Фаршированная крыса.

– Как мило, мое любимое блюдо, – иронично прозвучал его голос.

– Чем сегодня займемся? – спросил Сергей.

– Не знаю, можем снеговика полепить, – предложил друг.

– Хм… – он подумал и спустя некоторое время произнес: – А баня тут есть?

Дэн обрадовался этой идее:

– Да, а как же! Правда, не знаю, в каком она состоянии.

– Всем доброе утро! – излучая солнечное настроение, к ним присоединилась Алиса.

Они еще некоторое время обсуждали планы предстоящего дня, а, позавтракав, отправились во двор, чтобы слепить снежную бабу. Конечно же, не обошлось без игры в снежки, которая переросла в снежные боевые действия. Мальчики против девочек, и наоборот. Они возвели по всему двору несколько защитных стен из снежных комков, чтобы можно было обороняться от обстрелов противника.

Пообедав, мужчины затопили баню, натаскали снега вместо воды и решили разобраться со счетчиком в подвале, где царила кромешная тьма. Вечер обещал быть интересным. После принятия банных процедур ребятам пришла идея провести спиритический сеанс. Они собрались в гостиной, слабо освещенной тремя свечками и яркими язычками огня из камина, образовав маленький кружок на полу, посередине которого лежал белый листе вырисованными буквами и цифрами.

За окном бушевала непогода: снежинки крупными хлопьями прятали тропинки, образуя белый, не тронутый человеческим следом ковер. В доме пахло пирогами вперемешку с опьяняющим запахом вина, исходящий из кастрюльки, в которой томился глинтвейн, и только мандариновые кожурки на столе добавляли всей этой смеси слегка экзотический характер.

– Ну, начнем? – с нетерпением спросила Джульетта.

– Мне, немного жутковато, – Алиса нервно потерла руки.

– Не бойся, детка, я с тобой, – успокоил ее Дэн, приобнимая за талию. – Главное, чтобы обошлось без истерик.

– А вдруг к нам заявится дух Гитлера?! – панически воскликнула, она нервно улыбаясь. – Кто-нибудь знает немецкий?

Сергей не удержался от смеха.

– С ним мы точно общаться не будем. Фашистов нам тут не хватало, – молодой человек отпил немного глинтвейна из кружки: – С кем бы я хотел поговорить, так это с Сократом или Аристотелем, ну или с любым философом.

– Ой, а я бы пообщалась с Мерлин Монро! Ужасно интересно узнать, как же она умерла на самом деле?! – подключилась Джульетта, прижимая руки к груди.

– А может, вы перестанете трещать, и мы уже начнем?! – привлек к себе внимание Дэн. – Так, все! Кладем руки на блюдечко.

Что он и сделал. Ребята последовали за ним.

– М-м-м… – Замычал он. – Дух Наполеона, покажись.

Алиса удивленно пискнула, бросив на Дэна недовольный взгляд.

– Почему Наполеон-то?!

– Т-ш-ш… Не мешай! – рявкнул тот, прикладывая палец к ее губам.

– Но…

– Тише, – медленно произнес он и продолжил: – Подай нам знак, если ты здесь.

Блюдечко слегка сдвинулось с места и замерло.

Девушки ахнули. Сергей внимательно посмотрел на Дэна: легкая тень напряжения легла на его лицо.

– О дух, выйди и явись к нам, – не унимался друг. – Мы хотим вступить с тобой в контакт.

Блюдце снова шевельнулось, но уже более уверенно.

– Дух, ты здесь?

«Да», – последовал ответ. Блюдечко не спеша прокладывало путь от одной буквы к другой.

– Это ты, Наполеон? – на лице Дэна под маской серьезности пряталась улыбка.

На этот раз буквы вывели слово «нет».

Дэн слегка прокашлялся:

– А кто же ты, ответь нам?

– Ой, Божечки мой, – прошептала Алиса, вцепившись свободной рукой в кофту Дэна.

Тут блюдце заколебалось, начало двигаться из одной стороны в другую, не давая четкого ответа.

– Дух, мы тебя не понимаем, – произнес Дэн, грозно глядя на друга.

– Да, дух не понимаем, – Сергей одарил друга таким же взглядом.

Их руки снова задвигались.

– Оу, первая буква Г! – воскликнул Дэн.

– А мне казалось, что М, – раздраженно бросил Сергей.

– Ребят, а по-моему было К, – подозрительно произнесла Джульетта.

– Да-да, и я могу подтвердить, – поддержала ее Алиса.

– Хм… И кто же это может быть на букву К? – удивленно спросил Дэн, гневно сверкнув глазами.

– Мне тоже интересно? – Сергей поймал искорки, исходящие от его взгляда.

– Может быть, это Калигула? – предположил тот. Блюдце ответило «нет».

– Кеннеди, ты ли это?

Послышался смешок, кто-то из девушек не удержался. Дэн с серьезным лицом посмотрел в их сторону, молча упрекая в неуважении, и снова вернулся к своему делу:

– Кроуфорд, Синди Кроуфорд?

– Ты, дурак! – возмутился Сергей. – Она жива.

– Черт, точно! – Друг стукнул себя по лбу.

– Смотрите-смотрите, оно показывает на букву Л! – наигранно воскликнул Сергей, подмигнув другу.

– Да-да, точно. Мы ждем твоих указаний, о великий дух!

Блюдце показало на букву Е, затем на О.

– Кажется, я поняла, кто это! Это Клеопатра, – как можно тише сообщила Джул ьетта.

– И точно! – поддержала ее Алиса. – Как интересно. А можно я первая задам вопрос?

– Конечно, крошка, задавай, – улыбнулся Дэн.

Она задумалась на секунду.

– Сколько у меня будет детей?

Блюдце пододвинулось к цифре пять.

– Что? Ты издеваешься?

«Нет», – ответил дух.

– Но… – она хотела запротестовать.

– Дорогая, не спорь с духом, он может обидеться и уйти, – перебил Дэн.

Сергей ухмыльнулся и обратился к Джульетте:

– Теперь твоя очередь.

Она задумалась, глядя на него, а потом спросила:

– Будет ли удачен мой переезд в другую страну?

Сергей внимательно посмотрел на девушку и, почувствовав взгляд Дэна, повернулся в его сторону, тот подмигнул. И блюдце тут же выдало слово «нет».

– Да?! – громко бросила Джульетта. – И почему же?

– Тише, – скомандовал Дэн.

– Не приказывай мне! – возбужденно выкрикнула она. – Я хочу знать, почему это чертова тарелка, говорит мне «нет»! Отвечай, – обратилась она к белому блюдечку, которое замерло и не двигалось.

Все устремили удивленные взгляды на Джульетту, которая с недовольным видом скрестила руки на груди в ожидании ответа. Первым вышел из игры Сергей.

– Ну, вот, ты испугала духа. – Он поднялся и с подавленным видом побрел на кухню.

– Простите дамы, – следом за ним поспешил Дэн.

Алиса смущенно глянула на Джульетту, которая проводила ее парня взглядом, и произнесла:

– Интересно, они действительно подумали, что мы поверили в этот бред?! Войдя на кухню Дэн, подсел за стол к другу.

– М-да, что-то как-то не совсем удалось, – грустно произнес он и уже более ободряюще добавил: – По-моему, они поверили.

Сергей обхватил голову руками и выдохнул так, будто хотел избавиться от всей тяжести, которая накопилась за последнее время.

Дэн взглянул на друга.

– Ну, вспылила…

– Неужели она хочет уехать?! – Сергей перебил друга. Потом поднялся со стула и, повертев головой, задумчиво проговорил: – Ничего не понимаю.

Я ведь к ней со всей серьезностью, с душой, а для нее это так, на время?! Или… простое развлечение?! Чувствую себя идиотом.

Он угрюмо посмотрел в окно, снова о чем-то задумался на мгновение, а после горько ухмыльнулся:

– Если так подумать, то она мне ничего и не должна. Просто я накрутил у себя в голове непонятно что. Неужели я так яро хочу быть с этой девушкой?

Дэн молчал, он знал, что каждому человеку необходимо выговориться, выплеснуть накопленные ненужные мысли. Между тем, Сергей продолжил:

– Черт, я так устал. Ты знаешь, что мне недавно выдал отец?

– Нет.

– Он хочет, чтобы я женился на дочери нашего учредителя!

– А ты что?

– Хм… А я, как последний тупица нахожусь здесь и пытаюсь добиться ответного чувства от… – он замешкался и ударил кулаком по столу.

– Не торопись с выводами, братан. Ты же знаешь, какая жизнь не предсказуемая: ты можешь быстро поднятья на вершину успеха и так же быстро скатиться с нее кубарем. Я тоже думал, что с Алисой у меня ничего не выйдет, однако, – он щелкнул пальцами, – все даже лучше, чем я предполагал. Я тебе не говорил, но в день всех влюбленных собираюсь сделать ей предложение.

На эту новость Сергей слабо улыбнулся.

– Поздравляю, вы отличная пара, – и приобнял друга.

– Спасибо. Все самое лучшее не достается просто так. Запомни это.

– М-да, может ты и прав.

– Так, что сделай вид, что ничего не случилось и добивайся своего до последнего, будто это твой единственный шанс.

Сергей устало провел руками по волосам и тихо произнес:

– Я рад, что ты мой друг.

– Хм. Да, тебе очень повезло! – ободряюще прозвучал его голос.


В эту ночь Сергей не мог заснуть. Когда Джульетта зашла в комнату, он тут же прикрыл глаза. Она почти бесшумно подошла и забралась в кровать, зарылась в одеялах. Сергею хотелось сбросить их и заставить эту мучительницу ответить на вопросы, высказать все претензии и оголить свою измотанную душу. Но он лежал тихо и безмолвно, понимая, что не вправе устраивать допрос и требовать ответы.

Утром молодые люди отправились назад в город. Прямиком туда, где их ждали реальность, томившиеся в ожидании незавершенные дела и не успевшие разрешиться проблемы. В машине царила унылая атмосфера. И только Алиса с Дэном пытались, как-то разбавить атмосферу нелепыми приключениями, которые произошли в их короткой совместной жизни. Джульетта и Сергей, расположившиеся на заднем сидении, молча смотрели сквозь боковые стекла. Тишину, нелепо образовавшуюся между ними, заполнял Тибальт. Он звонко лаял каждый раз, когда их обгоняли автомобили.

Сергей мысленно пытался найти ответы на трудные вопросы, засевшие в мозгу, словно глубокие занозы. Нельзя сказать, что он чувствовал себя подавленно, но капелька горечи, которая не успела раствориться в его душе после вчерашнего инцидента, портила весь вкус к жизни. Молодой человек хотел приблизить свой мир к миру девушки, что сидела напротив у окна. Казалось, их всегда разделяло что-то невидимое и непроницаемое, а, может, это он не видит каких-то нюансов? Или прошлая несчастная любовь заставляет вести себя таким образом? Но он не такой, как ее бывший! Да и разве можно всю жизнь бояться отношений?! А, может, Джульетта просто забавляется с ним?! Она, то манит, махая перед его носом конфеткой, то отталкивает, пряча ее в карман, а затем удивленно пожимает плечами, будто ничего и не было.

Сергей вздохнул, провожая взглядом очередную обгоняющую их машину, и снова задумался о ненужных сложностях в их отношениях. Тем не менее, он должен попытаться распутать этот клубок. А может все проще, чем кажется?! В любом случае, сдаваться Сергей не хотел.

Глава 30

Зима под конец февраля напоминала переживающую климакс женщину, которая раздраженно осознавала, что ее лучшее время подходило к концу. Грязный замерзший снег, больше не радовал глаз и не украшал город своей былой белизной, а придавал ему оттенок убогости и вызывал чувство омерзения.

В конце пятницы изнуренные от будничной суеты и измученные работой люди, спешили по своим делам. Кого-то ждали любимые жены с тарелкой горячего супа или домашней выпечкой на столе. Кому-то не терпелось отметить начало долгожданных выходных, договариваясь о встрече в пабе с друзьями. Кто-то спешил на свидание, опаздывая на вечерний сеанс в кино. И лишь самые одинокие брели по холодным улицам города, возвращаясь в пустые не согретые ни кем квартиры.

Сергей вошел в холостяцкую, утомленную одиночеством прихожую и, устало повесив зимнее пальто на вешалку, небрежно снял ботинки и швырнул в стену. Рабочая неделя окончательно вымотала его. Да еще отец со своим предложением о женитьбе прожужжал все уши. Он даже не мог определиться, какому уху больше всего досталось: левому или правому. И наконец, когда Сергей четко дал отрицательный ответ, Владимир Вячеславович повел себя неподобающим образом для отца. Мужчина рассержено хлопнул дверью, выйдя из кабинета, но перед этим бросил банальнейшую фразу:

– Ты еще пожалеешь об этом, сынок.

Сергей не знал, как воспринимать эту угрозу. Собрать свои вещи и гордо уйти из компании или просто не обращать внимания на капризы отца. Но решил, что это всего лишь брошенные в порыве гнева слова и на самом деле они ничего не стоят. И, действительно, через несколько часов в кабинете раздался телефонный звонок, в котором отец просил прощения за мерзкий поступок. Сергей решил простить его, но с одним условием: что эта тема закроется навсегда.

Но были и хорошие новости: Дэн сделал предложение Алисе, которая с радостью и восторгом согласилась стать его женой. Он очень обрадовался за друзей и даже предложил помощь в подготовке к свадьбе. Но, как ни странно, представить друга в виде мужа Сергей не мог. Несмотря на то, что они были ровесниками, он считал его младшим братом, который любил тусовки, красивых девчонок и все, что связанно с ночной жизнью. И поэтому, чуть-чуть сомневался в том, что друг действительно готов связать себя узами брака.

«Хотя… Все может быть», – подумал он, зайдя на кухню.

Сергей насыпал корм в пустую кошачью миску, неодобрительно поглядывая на лоток в конце коридора. Как вдруг в кармане завибрировал телефон. Он достал его и, прочитав сообщение, улыбнулся: «Жду тебя на катке. С тебя коньки и обезболивающее». В конце улыбающийся смайлик.

В шкафу нашлись, давно забытые коньки, но их следовало подточить, черная спортивная куртка и, конечно же, старые теплые варежки. Идея с катком была не столь гениальна в такую погоду, того и гляди отморозишь себе жизненно важные органы. «Но разве настоящего мужчину остановит такая мелочь?!», – ободряюще думал молодой человек, надевая шапку и набрасывая на плечо рюкзак.

Народу на катке оказалось не так уж и мало, хотя с аншлагом в этот момент можно было поздравить палатку, где продавались горячие напитки и сомнительные хот-доги. Сергей подточил коньки и уселся на лавочку, чтобы их надеть. Складывая ботинки в рюкзак, он внезапно почувствовал мягкий толчок в голову, что заставило его обернуться.

– Привет, – радостно прозвучал голос.

– Привет, Джульетта, – ответил он, поднимаясь на ноги. – Симпатичненько, – он заметил на ней розовую курточку, зеленую вязаную шапочку и желтые ватные штаны. Она захихикала.

– Не думала, что у тебя плохой вкус.

– Э! Но я только хотел угодить тебе.

Она схватила его за руку и потянула в сторону катка.

– Хм, еще и подхалим.

– Есть чуток, – подтвердил он, следуя за ней.

В последнее время их отношения стабилизировались. Стали слегка беззаботными и менее напряженными. По крайней мере, так ему казалось. Теперь они чаще проводили время вместе, в которое входили походы в кино, кафе и даже театр. Но ни разу не представилось случая, чтобы они оставались наедине. Домой к нему она не приходила, а к себе не звала. И вот сейчас очередная встреча в общественном месте.

– Ну, как прошел день? – спросила Джульетта, грациозно скользя по льду.

– Неплохо, но больше всего мне нравится его завершение, – Сергей подмигнул, поворачиваясь спиной вперед.

– Ой, не надо, – взмолилась она, хватая его за руку. – Я боюсь за тебя.

– Почему? Ты сомневаешься в моих способностях?

Девушка иронично закатила глаза.

– Я сомневаюсь в способностях каждого из присутствующих здесь, кроме тебя. Не забывай, что мы тут не одни, дурачок. А тащить твою тушку на себе я не намерена, – она гордо приподняла голову, сжав губы.

Сергей улыбнулся, повернувшись лицом вперед.

– И что? Ты оставишь меня здесь, прямо на льду? – в голосе заиграли нотки сарказма.

– Нет, почему же. Я затащу тебя за угол. Ну, чтобы твое тельце не мешалось, а потом дальше пойду кататься.

Сергей разразился громким хохотом.

– А ты опасная штучка!

Они остановились, и он хотел добавить еще что-то, но неожиданно в него врезался тучный мужчина и, быстро извинившись, покатился дальше. Сергей не смог удержать равновесие и упал на спину, успев при этом выкрикнуть:

– Твою ж мать! – Он зажмурил глаза.

– Я в порядке.

– Ха-ха. Тогда посмотри на меня, потому что, так или иначе, тебе придется увидеть мою самодовольную улыбку, – сарказм зашкаливал.

– Вот проказница, – ответил Сергей, бросив на нее хитрый взгляд. Попытался схватить девушку за ногу, но она успела увернуться.

– Просто признай свое поражение.

Сергей перевернулся на живот, подперев голову руками.

– Ты просто прелесть.

– Вставай, а то потащу тебя за угол.

– А я смотрю, эта мысль тебя забавляет! – проговорил он, поднимаясь на ноги.

– А тебя разве нет?

Он слегка задумался:

– Хм. Возможно, если на моем месте будешь ты.

– Оу. Не надейся, – она показала язык и, набирая скорость, покатилась вперед.

В этот вечер Сергею ужасно не везло. Он все время падал или на кого-нибудь натыкался, обвиняя свои плохо подточенные коньки.

– Все, я больше не могу, – наконец произнес он, растирая коленку после очередного падения. – Сжалься надо мной. О, великая женщина!

– Зато я могу! – похвасталась она, дразня и виляя попой.

– Я серьезно. Пойдем, посидим в кафе. Выпьем горячего чая.

Ее глаза тут же загорелись:

– М-м-м… С молоком?

Сергей улыбнулся, вспомнив, что это любимый напиток Джульетты.

– Да, с чем угодно!

– Уговорил, – произнесла она деловым тоном.

В кафе было тепло и даже душно. Они разделись и, присев за столик у окна, заказали по чашечке чая. Решили поиграть в странную игру.

– Смотри. Например: я загадываю, что сейчас сюда войдет твоя будущая жена. Мы ждем, пока кто-нибудь не покажется в дверях.

– Ну, а суть в чем? – спросил Сергей, не понимая смысл игры.

– Суть в том, что в дверь может войти кто угодно! Вот это и забавно.

– Хорошо, давай попробуем. Я загадываю первый. Сейчас сюда, войдет твой будущий любовник.

– Ого! А я собиралась быть верной женой.

– Не зарекайся, детка, – ответил он, сложив бровки домиком.

Джульетта уставилась на него.

– Сделай так еще раз.

Он повторил.

– Еще, – не унималась она.

Сергей снова сделал это же выражение лица и теперь уже не выходил из образа.

– Тебе нравиться, да? – в его голосе прозвучали нотки соблазна.

Она сделала задумчивый вид и резко бросила, откидываясь на спинку стула:

– М-нет. Просто твое лицо напомнило мне одного мерзавца. Честное слово, вы так похожи!

От взгляда отпетого ловеласа не осталось и следа, теперь там красовалась недовольная кислая мина. Джульетта захохотала, ей понравился произведенный эффект от ее слов.

– Ха! Смотри, твой любовник пришел! – вдруг воскликнул Сергей.

Тут несколько людей за соседними столами обратило на них внимание. Но взгляд парочки устремился к входной двери, в которую вошел пожилой мужчина лет так шестидесяти. Черная курточка не придавала презентабельности, а вязанная коричневая шапка с большими катышками убивала ее на повал. Но весь этот наряд смягчала красная роза, которая так нежно смотрелась в его руках. Он прошел в зал и присел за столик.

– М-да. Ну, и вкус у тебя, Джульетта! Фу! – ухмыляясь, бросил Сергей. Она взглянула на него свысока и ответила тем же тоном:

– Хм. Посмотрим, как будет выглядеть твоя любовница, – глаза ее сверкнули.

Им принесли заказ. И в этот момент в кафе зашла пожилая дама в красном пальто с белой розой в руках. Выглядела она вполне прилично и интеллигентно.

– Ха! – бросила Джульетта, выстреливая из пальца в Сергея, словно это пистолет.

Он развел руками, затем снова посмотрел на женщину, взгляд которой пробежался по лицам присутствующих.

– Эвелина, – послышалось среди всех прочих голосов.

Дама обернулась, и увидев мужчину с красной розой на столе, направилась к нему навстречу. Он, как подобает джентльмену, поцеловал ей руку, снял пальто и усадил женщину за стол.

– Вот это да, – прошептала Джульетта, возвращаясь взглядом к Сергею.

– Кажется, наши любовники нам изменяют, – с иронией произнес тот.

Она снова посмотрела за их столик.

– Как думаешь, это свидание вслепую?

Сергей задумчиво сделал глоток из чашки.

– Если судить по розам, то да. Но может это старые знакомые, которые не виделись много лет и так изменились, что пришлось применять такой метод с цветами.

Джульетта облокотилась на стол, подперев подбородок руками, и задумчиво поинтересовалась:

– Как ты думаешь, каково это, не видеться с человеком большую часть своей жизни, а потом раз и встретиться с ним?

Он задумался, обводя глазами контур кружки. Почему-то сейчас на ум пришло имя Надя. Как же давно он о ней не вспоминал. Сергею стало интересно, представится ли когда-нибудь случай увидеть человека, который однажды так жестоко предал его. И растоптал все, во что он верил. А если да то, что он скажет?! А может ничего говорить и не нужно. Боль давно ушла, но дни отчаяния не забыты.

– Сергей? – вдруг услышал он.

Джульетта махала рукой перед его глазами.

– Что?

– Ты со мной?

– Да, я здесь, – тепло прозвучали слова.

– Я совсем забыла тебе сказать, что я устраиваю для детишек в детском доме небольшой бал и хочу пригласить тебя.

– Оу! Тебе не кажется, что я давно вышел из этого возраста, – его брови снова сложились в домик.

– Что? Правда что ли? А я надеялась напялить на тебя костюмчик зайчика, – она изобразила на лице разочарование, положив руку на грудь.

Сергей улыбнулся.

– Конечно, я с радостью поучаствую в благотворительности. Что от меня требуется?

– Ну-у, – она задумалась. – Все что угодно. Ты можешь быть щедрым настолько, насколько способна твоя душа.

– Надеюсь, она не знает предела.

Джульетта радостно похлопала в ладоши.

– Отлично, тогда в следующую пятницу буду тебя ждать.

– Я приду.

Они еще немного посидели, обсуждая детали предстоящего события, и разошлись, пообещав созвониться на будущей неделе.

Глава 31

Сергей решил потратить не малую сумму для покупки подарков детям-сиротам. И за день до так называемого бала решил посетить Детский мир, прихватив с собой друга.

– А почему бы тебе не помочь финансово? – поинтересовался Дэн, когда они оказались в отделе для мальчиков.

– Потому что в наше время при нашем капитализме эти средства могут пойти далеко не на нужды бедных сироток, – ответил тот.

– Да, ну брось!

Дэн взял в руки большой красный КАМАЗ и пожарную машинку и положил их в тележку.

– Нет-нет. Берем только одинаковые игрушки, – серьезно произнес Сергей, кладя машинки назад.

– Ок, тогда нам ничего не мешает взять эту, – Дэн с детским недовольным видом, снова положил КАМАЗ в тележку.

– Нет, мы не будем его брать, – настойчиво произнес Сергей, вернув на полку.

– Ну, пап! – воскликнул Дэн, вцепившись в тележку руками. – Мы никуда не пойдем, пока ты не скажешь, что в этом КАМАЗЕ не так? Мне кажется это клевая тачка.

Сергей скрестил руки на груди.

– Детский сад! Наш Дениска все ни как не подрастет, – он взял в одну руку КАМАЗ, а в другую маленькую модель Феррари. – Вот скажи, ты в детстве о какой машине мечтал? Об этой или этой?

– Хм… – Дэн задумчиво потер подбородок рукой. – Ну, вообще-то мне нравился «Мерседес-бэнц». И больше я балдел от названия, чем от самого автомобиля. Как звучит: «Бэнц», «Мерседес-Бэнц», – он сладко проговорил каждую букву.

– Хорошо, – произнес Сергей, кладя игрушки на полку. – Если ты найдешь «Мерс», я с радостью куплю штук тридцать.

На этом и договорились. Набрав еще кучу мальчишеских принадлежностей, друзья направились в пестреющий ярко-розовыми красками отдел для девочек.

– О, Боже! Посмотри, какая прелесть! – изумился Дэн, разглядывая маленькое розовое платьице с крылышками на спине в комплекте с волшебной палочкой. – Хочу дочку. Ты представляешь, какой крошкой надо быть, чтобы уместиться в этот наряд.

– Дэн, если бы ты не встречался с Алисой, то мне бы пришлось усомниться в твоей ориентации, – съязвил Сергей.

– А что такого, что я открыто демонстрирую свои чувства?! Это ты у нас мистер «скрытность». Давно пора сказать Джульетте, что ты ее любишь! – воскликнул Дэн, кладя несколько одинаковых платьев в тележку.

– Тш-ш… Мы не на рынке, дорогая, – ехидно произнес он. – И вообще, всему свое время.

– А может это время уже наступило? – проворчал Дэн. – А ты просто тупица.

Сергей бросил недовольный взгляд на друга.

– Э! Не знал, что ты подрабатываешь занозой в за… – он прокашлялся и закончил: —…днице.

Дэн приставил палец к виску и сделал вид, будто застрелился. В «розовом» отделе у Сергея кругом шла голова, казалось, девчачий мир состоит из странных и не понятных для него существ: говорящие единороги, животные повторюшки, музыкальные щенки, хихикающие медведи. Все это походило на королевство кривых зеркал.

– «Говорящая Анжела», – прочитал вслух Сергей. – Хм… Однако.

– Где-где?! – подключился Дэн.

– Да, вот эта кукла с головой свиньи, – небрежно бросил он.

– Хм. Как пошло! С этим именем у меня ассоциируется секс по телефону, – брезгливо подметил тот.

– Ха! И это мне говорит стриптизер.

– Да, но одно дело я, а другое – дети.

– Максимум с чем может ассоциировать ребенок – это имя, так это с ужасной воспиталкой. Помнишь, у нас в детском саду была некая Анжела Аркадьевна?

Дэн задумался, копаясь в своем безвозвратно ушедшем детстве.

– Это та, у которой росли усы на лице?

– Да, именно, – рассмеялся Сергей. – Каждый раз, когда я вижу ребенка детсадовского возраста, то все время вспоминаю ее и эту ненавистную запеканку.

– Запеканку? – переспросил Дэн.

– Да, запеканку.

– А! Я вспомнил, как она не выпускала тебя из-за стола, пока ты ее не доешь, – он злорадно улыбнулся.

– Ты представляешь, как мне было обидно: я просиживал свое драгоценное время, с этой… – он остановился, подбирая слова, но не найдя подходящего выражения, выплеснул: – запеканкой. В то время, когда другие дети играли и радовались жизнью.

Они остановились у прилавка с детской литературой и положили несколько книг в тележку.

– Забавно, что ты вспоминаешь это с ненавистью, – ответил на его признание Дэн. – По мне, так она хорошая воспитательница, а благодаря усам еще и забавная.

– Это потому что ты ходил в ее любимчиках.

Несколько раскрасок и упаковок с карандашами отправились вслед за книжками.

– Ха, еще бы! – на лице заиграла улыбка с нотками самодовольства.

Набрав полную тележку детского «барахла», как выразился потом Дэн, они направились к кассам. К счастью, народу оказалось не очень много, поэтому не пришлось долго стоять в очереди.

Продавщица, женщина лет сорока с ярко накрашенными глазами, удивленно посмотрела на двух мужчин, которые выложили из тележки гору разнообразного товара. И произнесла громким, чуть прокуренным голосом, что придавала ему еще большую харизматичность:

– Я бы на месте ваших жен, была в шоке. Нельзя отпускать мужчин одних в такие магазины.

– Мы не женаты, – ответил Сергей.

– Ой, простите, так вы из этих.

– Из кого? – напряженно спросил Дэн, заранее зная ответ.

– Ну, из тех влюбленных парочек, которые имеют детей, но не имеют жен.

Сергей взглянул на друга, ему показалось, что его левый глаз нервно задергался.

– Послушайте, дамочка, – произнес Дэн, складывая товар в пакеты. – У меня есть невеста, и я примерный жених. Так что делайте свою работу, а дедуктивный метод – это не для вас.

– Молодой человек, не грубите даме с опытом, – ответила она неторопливо.

– Но. Вы не правы.

– Права я или нет, судить не вам.

Дэн понял, что спорить с такой женщиной бесполезно, и поэтому решил не усугублять ситуацию. Наконец, когда последний штрих код прошел через сканер, женщина обратилась к Сергею:

– С вас пятьдесят пять тысяч двести.

– Хм… Всего-то. А я думал, выйдет больше, – сказал он невзначай, протягивая деньги.

– Если хотите, то можете отдать оставшуюся сумму мне. Я найду, куда ее потратить, – произнесла она так, будто курила в этот момент сигарету после вкусного обеда.

– Леди, прошу прощения? – с улыбкой переспросил Сергей, взглянув на недовольного Дэна, который готов был вот-вот сорваться.

– Месье, вы меня слышали.

Эта ситуация забавляла Сергея. Ему нравилась продавщица со своей прямотой и наглостью. А сочетание небрежности и шарма, придавали ей индивидуальность.

– Простите, но думаю, кое-кому они нужны больше, – вежливо ответил он.

Продавщица грустно вздохнула, сдавая сдачу, и тем же ровным тоном в голосе проговорила:

– Если что, то я работаю здесь каждые будни. Адиос.

– Мое почтение, – Сергей кивнул в знак уважения и, взяв тяжелые пакеты, пошел вперед.

Дэн последовал за ним.

– Тоже мне, джентльмен, – рявкнул он. – Но если честно, то это было сильно.

– Ну, что же, тогда тебе остается только учиться у мастера, – он подмигнул.

Они подошли к машине, загрузили покупки и поехали к Сергею домой.


На следующий день по присланному через эсэмэс адресу, Сергей направился в детский дом, находящийся на окраине города. Обшарпанное кирпичное здание уныло поприветствовало гостя, скромно выглядывая из старых, уставших от зимней стужи деревьев, которые походили на своеобразную ограду. Припарковав машину у входа, он позвонил Джульетте, которая сразу же подняла трубку и веселым голосом произнесла:

– Да.

– Привет, – поприветствовал он, слыша музыку на заднем фоне. – Я приехал. Стою у входа.

– Замечательно, сейчас буду.

Она отключилась и через несколько минут появилась в дверях.

Сергей увидел родное лицо и вышел навстречу с радостной улыбкой.

– Привет, – его взгляд моментально оценил всю прелесть ее костюма. – Ты как всегда неподражаема, и костюм принцессы тебе очень идет, – подметил он, выгружая пакеты.

– Спасибо, – поблагодарила девушка, оценивая количество привезенных подарков.

– Ой! Погоди, я попрошу, чтобы тебе помогли.

Джульетта скрылась за дверью и через некоторое время вернулась с каким-то мужчиной.

– Познакомься, это Паша, он тоже участник благотворительности.

Симпатичный, не обделенный мужской силой молодой человек протянул руку в качестве приветствия.

– Привет. Хорошо, что вы с нами, – голос был настолько громкий и басистый, что Сергею показалось, что в этот момент на него должна скатиться груда камней.

– Привет. Рад помочь.

– Ну, заносите уже быстрее – холодно, – завопила Джульетта, на которой было надето длинное платье, напоминавшее, скорее костюм Белоснежки, нежели принцессы.

Они прошли несколько коридоров, занесли подарки в комнатку, где лежали аккуратно сложенные коробки. Джульетта заглянула в один из пакетиков и с восторгом произнесла:

– Мамочки, какое изумительное платье!

– Да, Дэну тоже понравилось.

– Я так рада, что ты пришел. Пойдем, познакомлю тебя кое с кем, – она схватила его за руку и с улыбкой обратилась к Павлу: – Я буду тебе признательна, если ты все разложишь.

– Нет, проблем, – подмигнул тот.

– Спасибки.

Они скрылись за дверью.

Войдя в ярко освященный зал, украшенный воздушными шарами и надписью: «Любовь к детям обязательна», Сергей заметил большое количество ребятишек разного возраста. В этот момент они повторяли движения какого-то танца, который показывала энергичная и достаточно полная женщина. Накрытые белой скатертью столы пестрели разнообразными вкусностями: тортики, печенья, домашние пироги и конфеты в блестящих фантиках – все это походило на сборище заядлых сладкоежек. Джульетта подвела Сергея к худощавой пожилой даме в черном строгом костюме.

«Наверняка директорша», – предположил он.

– Познакомься, это Анжела Аркадиевна, – директор этого замечательного детского дома.

Женщина с серьезным видом посмотрел на него сквозь большие с толстыми линзами очки.

– К-как? – переспросил он, думая, что ослышался.

– Что как?

– К-как з-зовут?

– Анжела Аркадиевна, – повторила Джульетта и с подозрением взглянула на него.

– Сергей, – произнес он еле слышно.

Женщина улыбнулась:

– Ну, не робейте Сергей. Это я выгляжу так строго, чтобы детишки уважали меня, а на самом деле я не такая уж злыдня.

– Все в порядке? – спросила девушка.

– Д-да. Все хорошо. Вот только… Я хочу спросить кое-что, – он прищурился, формулируя вопрос, и обратился к директрисе: – Скажите, лет двадцать пять-тридцать назад вы не работали в садике под названием «Петушок»?

Анжела Аркадиевна удивленно приподняла густые брови и с благоговением произнесла:

– Да. Да, я там работала целых десять лет. Прекрасный был садик, пока его не закрыли.

Женщина сняла очки, чтобы протереть платочком. И в этот момент Сергей заметил темную тоненькую полоску усиков на ее лице.

– А его закрыли? – удивился он. – Я не знал.

Джульетта молча наблюдала за ними, ожидая развязки странного разговора.

– А почему вы, собственно, интересуетесь? – спросила она, надевая очки обратно.

– Видите ли, я один из ваших воспитанников. Вы, наверное, меня и не помните. Да, что там, наверное. Наверняка. Я тот мальчик, который ужасно не любил запеканку. – При упоминании этого блюда Сергей поморщился.

– Кажется, – медленно проговорила она, – кажется, я вас припоминаю. Да! Да! Вспомнила. Сережа, как же приятно видеть своих воспитанников спустя столько лет, – директриса со слезами на глазах приобняла его, радостно повторив: – Как же приятно! Вы были единственным мальчуганом, на которого не действовала фраза: «Не выйдешь из-за стола, пока не доешь».

Джульетта тоже прослезилась, умиляясь происходящему.

– Я помню твоих родителей. Как они? Живы? – продолжила она, отстранившись от него.

– Живы, – Сергей улыбнулся, чувствуя как теплота, исходящая от этой женщины, проникает в его душу, словно эликсир.

– Анжела Аркадиевна, – вдруг кто-то окрикнул ее. – Можно вас.

Она обернулась.

– Сейчас, иду! – сказала она и обратилась к Сергею, вытирая слезинки под очками: – Я тебя прошу, не уходи, не попрощавшись. Хочу немного отметить нашу встречу. Хорошо?

– Обещаю.

– Вот и ладненько.

Женщина заторопилась к выходу зала и исчезла совсем.

– За такую встречу я бы многое отдала, – Джульетта посмотрела в его глаза, слегка влажные от слез, которые он так и не проронил.

– М-да, неожиданно.

– Ну, пойдем, на этом сюрпризы со знакомством не закончились.

Она снова взяла его за руку и повела за собой. Они подошли к столу, где сидела девочка пяти лет и со скучным видом ковырялась маленькой ложечкой в кусочке торта.

– Кто тут у нас такой недовольный? – произнесла Джульетта с нотками досады в голосе, подсаживаясь на соседний стульчик.

Девочка посмотрела на нее жалостливыми голубыми, как чистое ясное небо глазами, затем обиженно надула губки, скрестив маленькие ручки на груди. Сергей изумленно глянул на нее, не понимая, как мать могла бросить столь прелестное и милое дитя, которое даже в обидчивом состоянии радовало глаз и умиляло душу.

– Ай, как не хорошо. Дядя Сережа специально приехал познакомиться с феей по имени Дина, чтобы она исполнила все его заветные желания, а фея оказывается не фея, а ведьма.

– Да? – бросила она, с любопытством взглянув на гостя, который дружелюбно улыбался. Протянула свою маленькую нежную ручонку. – Здласте, а меня Дина зовут.

Сергей засмеялся.

– Здравствуй, Дина.

Она тоже хихикнула, да так мило, что ему тут же захотелось ее удочерить.

– Вы будете моим папой? – спросила она.

– Ам… Возможно, – ответил Сергей.

Джульетта горько улыбнулась ему, понимая, что этого никогда не случится. Внезапно к ним подбежал мальчик, приблизительно того же возраста, что и Дина и пригласил ее на танец. Так робко и так не умело, что, кажется, делал это не вполне осознанно. Девочка согласилась. Сергей подсел к Джульетте, которая начала разговор.

– Представляешь, мать бросила ее сразу же после рождения, да так и не появилась.

– Я смотрю, ты к ней очень привязана, – заметил он, приобнимая девушку за талию.

Она положила голову ему на плечо.

– Я люблю ее. Но органы опеки не дали разрешение на удочерение. Но я не отчаиваюсь, часто вижусь с ней, балую подарками. Она, как маленький лучик солнца в моей жизни.

– А ты в моей, – произнес Сергей неожиданно сам для себя.

– Что? – она улыбнулась.

– Что? – ответил он вопросом на вопрос.

– Мне это не послышалось?! Я лучик в твоей жизни?

– Извини, но я ничего не говорил, – отнекивался тот.

– Говорил, я слышала.

– Хм… Странно, а может, ты умеешь читать чужие мысли?

– Если бы.

Она обняла его и легонько поцеловала в шею. По его спине нервно пробежали мурашки.

– Боже мой, тут же дети, – иронично взмолился он.

– Да, но это всего лишь безобидное касание губ.

– Ты даже себе представить не можешь, как сильно это сводит меня с ума.

Джульетта хихикнула, как нашкодившая девочка, и снова поцеловала его в тоже место.

Он простонал.

– Сейчас кто-то получит по попе.

– Нет-нет, я хорошая девочка. – Она вскочила со стула и потянула его за собой. – Пойдем танцевать.

Сергей не сопротивлялся. Вечер оказался достаточно веселым: нелепые конкурсы, детские танцы, а в завершение всего этого безмятежная болтовня с бывшей воспитательницей Сергея. Он как будто снова окунулся в детство, в то время, когда обычная палка, казалась супер оружием, мощь которого могла уничтожить целый мир. И не было ничего слаще выплаканного у матери мороженого вперемешку с соленым вкусом на губах. Вспоминая все больше и больше подробностей из своего детства, ему становилось грустно, а чувство жалости сжимало сердце. Он больше не видел вещи по-особенному, он видел их такими, какими они являлись на самом деле.

– Мы можем ехать, – произнесла Джульетта, залезая в машину, в которой ее ждал Сергей.

– Хорошо, куда тебя отвезти? – спросил он, заводя мотор.

– А куда бы ты хотел со мной поехать?

Он посмотрел на нее, пытаясь понять, что она имеет в виду. Затем резко нажал на газ, и машина послушно поехала вперед.

Глава 32

– Просыпайся, настало утро, – послышался ласковый женский голос где-то далеко за пределами сна. – Ну, же, вставай!

Откуда-то зазвучала приятная музыка, глаза Сергея лениво приоткрылись, и он увидел Джульетту, которая сидела на полу у кровати и молча, с любопытством наблюдала за ним.

– Доброе утро! – воскликнула она, вскакивая на ноги.

– О, Господи! Ты самый худший в мире будильник, – хрипло подметил он, поворачиваясь на другой бок.

– Нет, ты не будешь спать: у нас на сегодня планы, – она схватила одеяло, которое тут же оказалось на полу.

– Эй! Ну, что ты делаешь?!

Джульетта, грациозно пританцовывая, подошла к окну и эффектно одернула шторы, свет тут же ворвался в комнату, уничтожив остатки сна.

– Я спасаю лучшую половину твоего дня от бесполезного пересыпания, – она подбежала к кровати и запрыгнула на нее.

Сергей лег на спину, сложив руки на затылке, и совершенно случайно встретился взглядом с кошкой, которая, как ему казалось, ехидно смеялась над ним.

– Такты будешь вставать? – ее голос звучал по-детски, с нотками недовольства.

Он повернулся к ней лицом, как-то глупо улыбнулся и произнес:

– Такое ощущение, что я удочерил ребенка.

Сергей резко приподнялся и попытался схватить Джульетту, но она оказалась проворнее, и поэтому успела увернуться, при этом хихикая и показывая язык.

– Ну, все, тебе крышка! – бросил он, вскакивая с кровати.

И то ли по невнимательности, то ли по неосторожности, его нога запнулась об одеяло, и, он тут же свалился на пол. Джульетта разразилась громким заливистым смехом, словно маленькая девочка.

– Кажется… кажется я ранен, – простонал он.

– Не верю. Неа.

Джульетта с любопытством подкралась ближе. Ее игривое настроение тут же улетучилось, когда она увидела кровь на лбу.

– Надеюсь, аптечка у тебя в ванной.

Она скрылась за дверью и тут же вернулась с коробочкой в руках.

– Да, ладно тебе. Это всего лишь ушиб.

– А вдруг у тебя сотрясение? – серьезно и даже строго произнесла она.

Сергей безнадежно выдохнул:

– О, женщина. Ну, какое сотрясение! – его улыбка ободряюще засветилась на лице. – Я просто споткнулся, а не в лобовое стекло вылетел.

– Однако, у тебя кровь.

– Небольшая ссадина. С-с, ай! Чего так больно то? – воскликнул он, когда Джульетта приложила ватку с йодом.

– Ну, что ты, это всего лишь небольшая ссадина, – передразнила она, злорадно улыбаясь. Взяла в руки маленький пластырь и приклеила ему на лоб. – Ну, вот и все.

– Ты думаешь, я буду с ним ходить?!

– Ну, можешь летать или бегать, – невинно бросила она, вставая на ноги.

– А ты злая, – грустно произнес Сергей, поднимаясь вслед за ней. Джульетта ласково улыбнулась, приобнимая его за шею.

– Ну, и кто из нас ребенок?!

– Для тебя я готов быть кем угодно, – он нежно запустил руки в ее мягкие волосы.

Она блаженно выдохнула, опуская темные длинные ресницы. Сергей улыбнулся, ощущая еле уловимый аромат, исходящий от ее кожи.

– В моей дискографии нет такого исполнителя. Что это за песня? Джульетта распахнула глаза и слегка удивленно взглянула на него.

– Неужели ты ее не знаешь?

– Неа. По крайней мере, не припоминаю. Но, если честно, то она мне нравится, – он медленно задвигался в такт музыке, нежно касаясь губами гладкой кожи хрупкого плеча.

В этот момент она наклонилась к нему ближе и прошептала на ушко:

– Эта песня о мужчине, который видел в любимой женщине Бога.

Сергей остановился и пристально посмотрел в милые карие глаза, с серьезностью осмысливая произнесенные Джульеттой слова. Она заворожено смотрела ему в ответ, пытаясь понять, что творится в его душе, но не выдержала и смущенно опустила глаза. Его руки крепко прижали ее к груди, и они снова медленно задвигались.

– Нам пора. Нас ждут дела.

– М-м-м, – послышалось из груди Сергея, который не желал отпускать Джульетту из своих объятий.

И, наконец, когда песня закончилась, они нехотя отстранились друг от друга, освободившись от невидимой нити, которая так тесно связывала их во время танца.

Вкусно позавтракав, парочка поехала в детский дом. На благотворительном вечере Джульетта пообещала Дине в ближайшее время съездить с ней в Детский мир и купить большого плюшевого медведя. Сергей был рад оказать столь приятную для него услугу, тем более что эта маленькая девочка очень нравилась ему и, более того, пробуждала отцовские чувства. В какой-то момент он даже задумался об удочерении, но для начала нужно определиться хочет ли Джульетта составить ему в этом компанию.

После этой ночи, которая оказалась самой счастливой в его жизни, он понял, что она такая же, как и он. С перебинтованной душой, со страхами ко всему новому и чужому, но с непреодолимым желанием любить, отдавая себя полностью без остатка, не требуя ничего взамен – только присутствие, только прикосновения.


Выходной день, и магазины полны людей. Дина довольно улыбалась, глядя на вещи сверху вниз. Первый раз в жизни она почувствовала себя принцессой, а сильные руки, подобные рукам титана, осторожно держали ее за свисающие на мужской груди ножки. Сергей же чувствовал себя транспортным средством, у которого сейчас отвалится основная часть его механизма.

– Ну-ка, крошка, пора пройтись пешочком, а то у дяди Сергея сломается шея и свалится голова, – произнес он, осторожно поставив маленькое очарование на ноги.

– Но я не хочу пешком, – жалостливо произнесла девочка с потерянным взглядом.

Сергей уставился на нее, словно завороженный, любуясь голубыми глазенками.

Он присел на корточки и произнес:

– Ну, что ты. Не грусти, а то будешь страшненькой и не красивой. Во-о-н, как та бабушка, – он показал пальцем на недовольную старушку, нервно одергивающую внука.

Девочка посмотрела на нее, после чего снова уставилась на Сергея, скорчив лицо так, будто намеревалась заплакать.

– Эй-эй, – он попытался успокоить Дину, – но если ты будешь улыбаться и радоваться жизни, то станешь такой.

На этот раз его палец указал на молодую беременную женщину, которая с непреодолимым азартом в глазах разглядывала детские принадлежности.

Дина послушно посмотрела по направлению пальца и улыбнулась.

– Плавда?!

– Правда, – Сергей улыбнулся в ответ и взял ее на руки. – Ну, пойдем, найдем тетю Джульетту.

Джульетта стояла в очереди в кассу, чтобы расплатиться за бурого с миндальным цветом глаз медведя. Казалось, еще чуть-чуть, и ее терпение лопнет, и она волшебным образом превратится в истеричную стерву. Но увидев Сергея с малышкой на руках, девушка облегченно вздохнула и радостно замахала рукой.

– Боже! Не думала, что здесь такие очереди, – недоумевая, произнесла девушка.

– Это же выходные, – констатировал он.

– Да, но это не продуктовый магазин, а Детский мир!

– Ты знаешь, сколько детей нуждается в игрушках?! – его улыбка ободряюще подействовала на нее. – Правда, Дина? – обратился он к девочке, покачивая ее, как младенца.

– Да! – бросила она, смущаясь.

Внезапно, кто-то окрикнул Джульетту. Она огляделась и, увидев знакомое лицо, удивленно улыбнулась.

– Привет, – произнес приятный женский голос. – Сколько лет?!

– Не считала, – ответила она.

Высокая длинноногая девушка казалась великаншей по сравнению с Джульеттой, которая смотрела на нее снизу вверх.

– Хорошо выглядишь, – заметила незнакомка.

– Спасибо.

– А это твой муж? – она бросила игривый взгляд в сторону Сергея. – Хорошенький.

– Сережа, это Эмилия. Эмилия, это Сергей.

– Рада-рада, знакомству. Ой! А это, что за прелесть? – теперь ее взгляд с любопытством устремился на Дину. – Ути-пути. Какой ангелочек, – еще немного и ее силиконовые губы коснулись бы личика ребенка.

– А это наша дочь, – хвастливо соврала Джульетта.

– Да, чем-то похожа на тебя, – она бросила оценивающий взгляд и добавила: – А я думаю, отчего ты так потолстела.

– А ты как? – перевела тему девушка. – Все по кастингам ходишь?

– Да, и, слава Богу, успешно.

– Да?! А я думаю, почему у тебя цвет лица такой нездоровый: дешевая косметика и ночные съемки сильно портят здоровье, – как можно дружелюбнее произнесла Джульетта.

Эмилия недовольно прокашлялась.

– Ну, желаю удачи в семейной жизни.

– Спасибо. Пока-а-а. Надеюсь, еще увидимся, – бросила она вдогонку грациозно удаляющейся антиподруге.

– Браво-браво, женушка. Ты великолепно держала удар. Это нокаут.

– Она еще та стерва, – произнесла Джульетта, вынимая бумажник из сумки.

– Стой! – неожиданно бросил Сергей. – Я оплачу.

– Да, пожалуйста, – Джульетта улыбнулась и положила кошелек обратно.

Расплатившись за покупку, которая так полюбилась Дине, маленькая компания, похожая на счастливую молодую семью, направилась в развлекательную часть торгового комплекса.

– А давайте заглянем в арт-студию, – предложила Джульетта, когда они проходили мимо разноцветной вывески: – «Цветные сны».

– А что? Хорошая идея, – заметил Сергей и обратился к малышке, которая одной рукой обнимала его за шею, а другой крепко держала за лапу плюшевого мишку: – Ну, что помалюем картины?

– Да! – бросила она, украшая детское личико озорной улыбкой.

Они прошли в небольшой зал с разноцветными яркими стенами, где висели детские рисунки. Некоторые из них отличались мрачностью красок и странностью в виде ужасных существ. Усадив Дину на стульчик за свободный стол, Сергей взял краски, альбомные листы и разложил орудие юного художника перед девочкой. А Джульетта с неподдельным детским азартом в глазах взяла кисточку, макнула ее в маленькую миску с водой, затем в краску и принялась вырисовывать солнышко.

– Хорошо. Все при делах, тогда и я нарисую какой-нибудь шедевр, – сказал он, взяв в руки карандаш.

Принялся вырисовывать глаза, потом остановился, пристально посмотрел на Джульетту, которая пыталась высветлить белой краской синеву размытых облаков, и произнес, подперев подбородок рукой.

– Джульетта.

– Что? – ответила девушка, не поднимая головы.

Тогда он нежно коснулся ее рисующей руки и произнес:

– Коль осквернил я грешною рукою

Святыни неприкосновенный клад,

Эпитимье строжайшей за такое

Я дело грешное себя подвергнув рад.

След грешного руки прикосновенья

Дозволь устам ты набожным моим

Изгладить поцелуем умиленья.

Губы Джульетты задрожали, глаза на мгновение прикрылись, а дыхание стало прерывистым. Кисточка, которая только недавно с радостью двигалась по поверхности гладкого листа, вдруг безжизненно упала на стол, словно поваленное дерево. Осторожно освобождая руку и прискорбно прижимая ее к вздымающей груди, девушка медленно подняла на него карие глаза. В них читалось боль и недоумение.

– Ты… ты, выучил это ради меня?

Сергей, ощущая горечь в ее словах, утратил романтический настрой и чуть слышно ответил:

– Да.

– Не стоило. Мне не нравится это произведение.

– Почему же?

Джульетта хмыкнула, возвращаясь к рисунку, а потом грубо бросила:

– В моей жизни и так хватает трагизма, хочется чего-то повеселее.

– Прости, я не думал, что это так тебя разозлит, – хрипло произнесли его губы. А рука, опираясь на стол, обхватила ладонями лоб так, что Джульетта не видела разочарованного взгляда Сергея.

Он снова ее не понимал и оттого чувствовал себя идиотом, думая: «Вот сделай девушке приятное…».

Остаток дня перешел на обычное чуть холодноватое общение. На вопросы Сергея Джульетта отвечала спокойно, но коротко и сухо. Дина смотрела на них сквозь призму своей детской непосредственности, и иногда улыбалась в ответ мимо проходящим людям, которые искренне умилялись красотой ангельского личика.

Поужинав в детском кафе, они отвезли малышку в детский дом. Та нехотя, чуть ли не со слезами в глазах, выпустила Сергея из слабых, но цепких объятий и тихо произнесла:

– Ты ведь приедешь за мной, правда?

– Правда, – ответил он с нежностью, заглядывая в безгрешные голубые глазки.

Она неумело чмокнула его в щечку и, цепляясь за протянутую руку Джульетты, тихонько зашагала за ней и вскоре скрылась за дверью.

Сергей сел в машину и, горестно выдыхая воздух, облокотился на руль, думая о предстоящей корпоративной вечеринке в честь дня рождения компании. Это событие являлось отличным поводом для того, чтобы пригласить Джульетту в качестве своей спутницы и познакомить с отцом, который должен убедиться в серьезности его отношения к этой девушке и отбросить к черту все мысли по поводу свадьбы с дочерью учредителя.

Сергей снова вздохнул, вспоминая сегодняшний инцидент, который позволил треснуть хрупкому мостику, а ведь он так старательно строил его меж двух миров. И теперь он не знал, как сказать Джульетте, болезненно реагирующей на невинно сказанные им слова, в которых присутствовало только искреннее желание ей угодить.

Дверь открылась, и объект его обожания направился к автомобилю.

– Ну, куда тебя отвезти, – в словах послышалась нежная доброта.

– Довези меня до остановки, пожалуйста, – тихо ответила она.

– Но… Я могу довезти тебя до дома.

– Нет-нет. Я… – она задумалась. – Я выйду у остановки. Спасибо. Машина тронулась с места и осторожно выехала на трассу.

– Джульетта, – осторожно начал он.

– Да.

– Можно тебя попросить об одной услуге?

– Проси.

– На этой неделе наша компания устраивает банкет, и я бы хотел пригласить тебя в качестве моей… – он украдкой бросил в ее сторону взгляд.

– Твоей? – девушка с любопытством посмотрела на него, заинтригованная незаконченной речью.

– Моей… – протянул он, будто наслаждался этим мгновением. – Моей спутницей.

– Оу! Ладно.

– То есть ты согласна?! – радостно воскликнул Сергей, проезжая мимо одинокой остановки, о которой он случайным образом позабыл.

– Да, а почему бы и нет? – настроение Джульетты, как по волшебству изменилась.

Легкая детская улыбка, которую так обожал Сергей, снова блеснула на ее лице.

«Какая же она странная», – подумал он, нажимая на газ.

Глава 33

– Ты готова?

– Кажется, да.

– Я открою дверцу, сиди, – скомандовал Сергей.

– Но я сама могу, я не фифа какая-нибудь, – запротестовала Джульетта.

– Я знаю, но хочу сделать этот вечер идеальным.

– Ну, хорошо, уговорил, – легкая улыбка скользнула по ее губам.

Сергей вышел из машины, обошел ее спереди, успев при этом подмигнуть Джульетте, и, открывая, дверцу, произнес:

– Мадам, прошу.

– О, месье, благодарю, – ответила она в этом же духе, грациозно подавая руку.

Войдя в ресторан, парочка подошла к гардеробу, где Сергей таким же интеллигентным образом позволил себе поухаживать за спутницей.

– Ну, что, готова? – спросил он, рассматривая свой костюм в зеркало.

– Да, – ответила Джульетта, поправляя длинное красное платье.

– Сын, рад тебя видеть, – неожиданно послышался радостный голос отца.

– Привет.

– Это твоя дама? – он бросил нескромный взгляд в сторону Джульетты. Сергей взял ее за руку и резко произнес:

– Правда, она великолепна?

– Более чем. Меня зовут Виктор.

– Джульетта, – робко произнесла она, протягивая руку.

– Ого, прекрасное имя, – заметил тот, слегка касаясь тонких пальчиков губами.

– А я в свою очередь спешу вас познакомить с не менее прелестной гостьей. Александрина! – его рука жестом позвала девушку из толпы.

– Добрый вечер, – произнесла та, подходя к маленькой компании.

Она была прекрасна. Казалось, в ней не наблюдалось ярких, бросающихся в глаза недостатков. Фигура, манеры и походка говорили о хорошем воспитании девушки, но в ее взгляде присутствовала льдинка.

– Дорогая, познакомься. Это мой сын, Сергей.

– Очень приятно, – произнесла Александрина.

– А это Джульетта, – продолжал отец.

Она сделала несколько глотков из бокала, оставив его спутницу без внимания.

– Ну, дорогая, расскажи гостям, как ты отдохнула на Бора-Бора.

– Отлично. Рай, да и только, – вальяжно протянул бархатный голос. – Это нужно увидеть и прочувствовать. Словами всей красоты не передашь.

Сергей усмехнулся, глядя на ее холодное выражение лица, и произнес:

– А нам и тут неплохо.

– Здесь неплохо тем, у кого нет возможности на большее, – с умным видом ответила девушка, снова отпивая шампанское.

Между ними повисла неловкая тишина.

– Ну, прошу нас извинить, но, кажется, наш разговор исчерпал связывающие нас темы, – Сергей взял Джульетту за руку и направился к шведскому столу.

– Какая тщеславная курица, – бросила она недовольно, но он промолчал, так как не любил обсуждать людей, какими бы они не были.

– Отличная идея: я так голодна, – девушка переключилась на еду и с восторгом добавила: – О, Боже, мой любимый салат!

– Цезарь. М-м-м… А ты в моем вкусе, крошка. Положи мне тоже.

Она хихикнула, накладывая большую порцию.

– Стоп! Я же не слон все-таки.

– Да?! А так похож.

Сергей удивленно посмотрел в ее невинно хлопавшие глазки.

– Я не ослышался?

– Как говорится: могу, умею, практикую.

– Люблю умных женщин, которые могут подколоть мужчин, – он подмигнул.

Джульетта осторожно поправила на его шее галстук и тихо произнесла:

– А я – покорных мужчин.

Она взяла в руки тарелку и направилась к соседнему столику. Сергей поспешил за ней.

– Извини милая, но я не подкаблучник.

– Кто-кто? Ну, почему, если мужчина очень любезен, то это значит, что он подкаблучник?! – возмутилась она. – Вы так опасаетесь за свое мужское самолюбие, что боитесь переусердствовать с проявлением, как вам кажется, ненужных любезностей, которые требуют от вас женщины.

– Не правда.

Джульетта посмотрела на него взглядом строгой учительницы.

– Да?! А давай смоделируем ситуацию.

– Думаешь, надо в этом копаться?

– Ну, вот видишь, а я о чем? Тебе ведь ничего не стоит выслушать меня. Я не спорю, может это бессмыслица, но вдруг мой бред покажется тебе гениальным. – Ее лицо засветилось, будто она стояла на пути большого открытия.

– Просто я не хочу говорить о подкаблучниках. Для меня это низший сорт мужчин.

– Как грубо!

– Ну, не понимаю я таких людей: они либо мазохисты, либо идиоты. Не знаю даже, что лучше. Женщине нужно угождать только тогда, когда она этого заслуживает, а все остальное – обычный каприз.

– И когда же она это заслуживает?

Сергей лукаво улыбнулся.

– Только после того, как ублажит мужчину, – и засмеялся.

– Боже! Извращенец! – прошипела Джульетта, ударяя его в бок. – Мог бы сказать мне что-нибудь поприличнее.

– Извини, но я не подкаблучник, чтобы угождать тебе в таких мелочах, – он пытался с серьезностью произнести слова, но улыбка вновь непослушно появилась на его лице.

Джульетта показала язык.

– Ох, твоя взяла, пойду заем свое поражение.

– А я составлю тебе компанию. – Он подошел и приобнял ее за талию. – И заметь, это ты начала.

– Э-э, я же сдалась!

Он опять рассмеялся.

– Да, ладно я пошутил.

– А если быть честной, то я не сдалась, а поддалась.

– О, женщины!

Весь вечер они только и делали, что болтали со слегка опьяневшими сотрудниками и гостями. Сергею казалось, что еще чуть-чуть и язык перестанет выполнять свою основную функцию. Болтовня надоедала, большое количество народа утомляло, да еще взгляд отца, который то и дело ловил на себе Сергей, держал его в напряжении.

– Мне не нравится, как на тебя смотрит эта дамочка с большими красными губами. Еще немного и она тебя проглотит, – вдруг произнесла Джульетта.

– Где?

– У окна, – ее взгляд выстроил прямую траекторию.

– Ты про ту красотку, что в коротком платье? – он решил пошутить, помахав ей рукой, как ни странно, но та ответила тем же.

Джульетта поджала губы, как маленький ребенок.

– Эй! Ты что! Это же шутка, – успокоил ее Сергей.

– Плоская. Не знала, что тебе нравятся губастики, – Джульетта развернулась и хотела сделать шаг, но остановилась, когда его рука схватила ее за тонкую талию и крепко прижала к груди Сергея.

– Ты куда? – прошептал он на ушко.

– Извини, но мне надо в туалет.

– A-а. Хорошо. Тогда я тоже.

– Удачи, – прошептала она, освобождаясь из тесных объятий.

Холодная вода из крана приятно охладила кожу. Намыливая руки, Сергей не заметил, как в туалет зашел еще кто-то. Женское «Привет» заставило обернуться. У входа стояла та самая красотка с красными губками.

– Извините, но вы ошиблись: дамская комната находится на другой стороне ресторана.

– Нет, я не ошиблась, мне сюда.

– Да? А так прямо и не скажешь, что вы из этих или из тех…

– Что? – она оскорблено взглянула на него.

Высушив руки, Сергей направился к выходу. Но дамочка преградила путь.

– Простите? – он не понимал в чем дело.

Внезапно девушка повисла у него на шее и впечаталась своими губами в его губы. Сергей резко оттолкнул ее и грубо бросил:

– Ты что дура… или дурак?!

Он поспешил выйти из туалета, недоумевая над странным поведением незнакомой для него девушки. Подойдя к женской части ресторана, не обнаружил Джульетту, а долгие попытки ожидания ни к чему не привели.

«Наверное, обиделась и ушла», – эта мысль, как вбитый гвоздь, болезненно возникла в его голове, а ведь он хотел продолжить вечер с ней наедине.

– Наконец-то я тебя нашла! – за спиной раздался радостный голос Джульетты.

Сергей обернулся.

– Черт, я думал, что ты ушла, – послышался облегченный вздох.

Неожиданно ее лицо изменилось: огонек в глазах погас, а улыбка мигом куда-то исчезла.

– Надо было… – она направилась к выходу.

– Что с тобой?

– Я хочу домой.

– Я отвезу тебя, – он пытался взять ее за руку.

– Не трогай меня! – выкрикнула она. – Я поеду на такси.

– А я сказал, что отвезу. И точка.

– А я сказала, что поеду на такси.

* * *

– Вы свободны? – Джульетта обратилась к таксисту, поджидавшему у входа клиентов.

Сергей злобно зыркнул в его сторону.

– Извините. Нет, – ответил тот, закрывая окно машины.

Джульетта рассержено металась по парковке.

– С меня хватит, – выпалил Сергей, схватил девушку и забросил на плечо.

– Да-да, давай поиграем в укрощение строптивой.

– Молчи женщина!

– Ха!

Когда они приблизились к автомобилю, она с силой ударила Сергея по спине, а затем услышала, как он вскрикнул.

– Черт, больно! – молодой человек поставил девушку на ноги.

– Извини. Сильно, да? – засетовала Джульетта. – Я не хотела.

Сергей открыл дверцу авто и, корчась от боли, скомандовал:

– Садись!

Она повиновалась. Как ни в чем не бывало, Сергей спокойно сел за руль и завел мотор.

– Боль уже прошла? – вновь обеспокоено спросила девушка.

– А кто сказал, что мне было больно?!

– Что? Ты симулировал?!

– Только, чтобы успокоить тебя.

– Ну, ты… ты просто… Боже, даже не могу подобрать нормальных слов.

– Тогда не говори, – он улыбнулся, выезжая на дорогу.

Скрестив руки на груди, она недовольно последовала его совету. Кажется, вечер не удался, все пошло не так, как Сергей планировал. Совсем не так. Настроение окончательно испортилось, а тишина, которая занудным образом витала по салону автомобиля, ужасно раздражала молодого человека.

– Ты ничего не хочешь мне сказать? – наконец заговорил он.

Она молчала. Его руки сильнее сжали руль, а на лице заиграли желваки.

– Я хочу услышать твой голос.

– Хм…Ты его еще не наслушался, – безжизненно звучали слова.

– Я хочу услышать то, что говорит твой внутренний голос.

Ее руки потянулись к кнопке мультимедийной системы, и через некоторое мгновение в салоне зазвучала композиция Live Tomorrow в исполнении Laleh.

Грустная мелодия вызывала уныние, и Сергей почувствовал, как меланхолия распаковывает свой чемоданчик с вещичками, обещая непристойным образом порезвиться в его душе. Он переключил трек, но и следующий исполнитель не обещал ничего оптимистичного.

Машина остановилась. Безлюдные улицы казались жалкими и еще больше навевали тоску. Он и она, нашедшие друг друга среди миллиона одиноких и изголодавшихся по любви людей, не понимали, какое счастье они обрели. Каждый из них видел вещи по-своему, разглядывая мир через свою искаженную призму.

Спустя некоторое время одна песня сменилась на другую и теперь о любви жалобно пела Orleya. Взгляд Сергея был устремлен вдаль, а Джульетта, откинувшись на спинку кресла, смотрела сквозь пыльное боковое стекло. Для полноты картины не хватало дождливой погоды. Он почувствовал тяжесть в теле. Но надо было ехать дальше. Его руки вновь потянулись к рулю, но неожиданно Джульетта открыла дверцу машины и вышла. В салон ворвался холодный освежающий ветер.

– Ты куда? – удивленно спросил он.

Ответа не последовало. Его ужасно злило то, что он не понимал логики ее действий.

Выйдя из машины и встретившись с колючим холодом и унылой серостью измученного усталого города, Сергей набросил на шею шарф и увидел, как Джульетта спускается вниз по лестнице к набережной. В этот момент ему захотелось оказаться где угодно, но только не здесь и не при таких обстоятельствах. Медленно, спустившись, молодой человек присел на лавочку рядом с Джульеттой, которая с грустным видом смотрела на отражение ночных огней в воде.

– Почему? – произнесла она, не поднимая взгляд.

– Что? – переспросил он.

– Почему в жизни так происходит? Это наверное закон подлости… Ну, разве я много прошу? Господи!

– О чем ты? – в замешательстве спросил Сергей.

– Я хотела раскрыть свой внутренний мир, который оказался настолько ограничен от других людей, словно это стеклянный шарик, в котором нет даже крошечного отверстия. А ведь я сама его таким создала, чтобы оградиться от новых разочарований… – ее речь оборвалась. Ком горечи, образовавшийся в горле, мешал говорить, но Джульетта собрала всю волю в кулак и продолжила: – Тебе трудно меня понять, я чувствую это. Наверное… ты даже и на половину меня не знаешь.

– Джульетта, в чем дело? Я не понимаю…

– Я думала, что между нами есть влечение – не физическое, нет, а какое-то светлое, теплое и простое. Но это всего лишь иллюзия, выдумка, фантазия. Я думаю, нам надо прекратить общаться пока не поздно.

– Погоди, ты хочешь разорвать наши отношения, которые толком не успели начаться?! – горько воскликнул он, осознавая ее слова.

Она молчала.

– Черт! Почему? – Сергей вскочил со скамьи и уставился на нее в упор. – Не говори о таких вещах, слышишь.

– Мы разные с тобой, понимаешь?

– Вздор. Мы даже ни разу не поругались.

– А сейчас, что мы делаем! – бросила она, резко поднимаясь со скамьи. – Ты хочешь разочарований и обид? Новых душевных ран, необоснованных претензий, разгрызающей тебя изнутри ревности? Я не хочу! Слышишь, не хочу!

– Откуда такие мысли?! Ты сводишь меня с ума, – простонал он, обхватив руками голову.

– Это правда жизни, гребанная правда! – казалось, еще чуть-чуть и на глазах проступят слезы.

– Да ты знаешь, как долго я тебя искал? Как мучительно проживал свою жизнь после встречи с тобой?! Думаешь, мы в первый раз встретились на выставке? Нет! Нет! Нет, черт побери, – он остановился, отдышался и продолжил: – Это было задолго до этого, еще там, в кафе. Именно тогда я в первый раз увидел тебя, такую одинокую и беззащитную. А твои глаза…

– он горестно взглянул на нее, но Джульетта успела прикрыть лицо руками. – Тогда-то я и заметил эту злосчастную книгу. Зачем только ты ее оставила?!

Он мучительно пытался найти ответы на вопросы. Джульетта заткнула уши.

– Перестань! – надрывисто возразил ее голос.

Но Сергей не мог остановиться: его душа требовала освобождения и жаждала садистского удовлетворения в том, чтобы причинить ей боль, ту самую боль, которая пробуждалась при упоминании прошлых ошибок.

– Нет, ты слушай, что было дальше, – он одернул ее за руки, – а потом я встретился с твоим бывшим.

– Что? – ее глаза округлились от удивления.

– Да, детка. Мы с ним мило поговорили по душам, и я много интересного о тебе тогда узнал.

Ее лицо исказилось в попытке сдержать слезы.

– Нет! – воскликнула она. – Откуда ты знаешь его? Ты врешь.

– Я нашел номер телефона в книге и, недолго думая, позвонил. Это был выстрел наудачу.

– Не может быть, – она не хотела верить его словам.

– Еще как может. Он рассказал мне о том, как ты страдала, унижалась, а потом пыталась покончить жизнь самоубийством.

– Хватит! – выкрикнула Джульетта. – Боже, как унизительно…

– Да, – выдохнул он.

Прикрыв рот рукой, она все-таки дала волю слезам.

– Джульетта, – чувствуя, что переборщил с выражениями, Сергей пытался обнять ее и успокоить, но она вырвалась и побежала верх по лестнице. – Не убегай, прошу, Джульетта! Не оставляй все так!

Сергей поспешил за ней, хотел остановить, но неожиданно споткнулся на лестнице, ударившись коленкой о стершуюся ступеньку. Доковыляв до своей машины, заметил, как Джульетта поймала такси и нырнула внутрь.

– Чертов идиот! – выпалил он, провожая авто взглядом. Ударил кулаком по капоту, но, почувствовав адскую боль, вскрикнул.

Залезая в машину, Сергей нечаянно стукнулся головой, что еще больше разозлило его. Дверца с грохотом закрылась и только звуки музыки, доносящиеся из колонок, радостно поприветствовали расстроенного хозяина.

– Да заткнись ты! – грубо бросил тот, нажимая на кнопку мультимедии.

«Дерьмовый вечерок, ничего не скажешь», – подумал Сергей, слегка облокотившись на руль. Он набрал в легкие воздух и резко выдохнул.

Между ними что-то произошло, но он так и не понял по какой причине. В чем его вина? Вроде, все шло прекрасно, он думал, что их отношения развиваются в правильном направлении, а тут такой сюрпризик. Может, она узнала о том, что произошло в туалете? Или это отец постарался и настроил Джульетту против него? Боже! Как его раздражала ее скрытность и недосказанность. Он выкрикнул, пытаясь освободиться от давящих на него эмоций. Эта девушка представлялась для него уже не загадкой, а неразрешимой задачей, с которой тяжело было справиться. Чем больше Сергей разбирался в ней, тем сильнее запутывался.

Молодой человек медленно вошел в пустую квартиру, которая молча приняла его в свои объятья. А не потревоженная светом темнота добавляла траурность и скорбь данной обстановке. Бросив ключи на журнальный столик, Сергей направился на кухню и, достав из холодильника бутылку со спиртным, попытался залить горечь, одолевавшую душу. Ему давно не было так плохо. Он расположился на ковре в гостиной. Его разум выдавал не столь приятные картинки из прошлого, в которых мелькал образ Нади. Он пытался переключиться на что-то другое, но память точно издевалась над ним: не отпускала, вызывая чувство обиды. Да и какого черта в такой момент он думает о ней?! Сейчас в его жизни существовала только одна девушка – Джульетта. Но ему казалось, что они чем-то похожи, но чем, еще не понял. Бутылка незаметно опустела. Сергей попытался встать с дивана, но пошатнулся и плюхнулся на место. Ему стало смешно, но вместо смеха получилось выдавить лишь горькую улыбку на своем измученном лице. Затем полупьяный взгляд озарился, как будто в голову пришла блестящая идея, и он воскликнул пьяным голосом:

– Я понял, в чем сходство!

А сходство оказалось в том, что он любил этих женщин, любил безумно, страстно, а они по какой-то причине уходили из его жизни, просто так, не прощаясь, не думая о том, какую боль ему причиняют.

– Черт! – бросил он в безмолвную пустоту, поднимаясь с дивана.

Сергей направился к кровати, не понимая, почему Джульетта так с ним обошлась. Почему сбежала? Почему струсила? Почему бросила его?

Глава 34

Через неделю к нему в беспокойстве заглянул Дэн.

– Возьми себя в руки! – кричал он, но Сергей был слишком пьян, чтобы воспринять слова трезво. Он потащил друга в ванную, решив, что ледяная вода приведет его в чувства.

– Оставь меня! – запротестовал тот, цепляясь за дверь.

Но Дэн его не слушал. Он, что есть силы, терпел его истеричное поведение, но не выдержал и ударил по щеке. Сергей опешил, потеряв ориентацию в пространстве, и притих. Теперь ни что не мешало тащить пьяное тело в ванную.

Ощутив струи холодной воды на теле, Сергей вскрикнул и попытался вырваться из рук Дэна, которые крепко держали его за плечи.

– Ничего, тебе полезно, – насмешливо произнес тот, сжимая руки друга еще крепче.

– Хватит-хватит, – взмолился он хриплым голосом, не в силах испытывать это издевательство.

– Не-ет, пока твой мозг не начнет рассуждать логически, ты будешь стоять здесь до посинения, – нравоучительно произнес Дэн с нотками раздражения в голосе.

– Лучше пристрели меня. И ты разом избавишься от всех проблем. И я тоже, – предложил Сергей.

Вода перестала течь.

Дэн возмущенно посмотрел на него и, хмыкнув, сказал:

– Думаешь ты для меня проблема?

Сергей молчал, не зная, что ответить, но четко понимал, если сейчас его бросит Дэн, то из жизни исчезнет еще один человек, в котором он действительно нуждается.

Не получив ответа, он резко скомандовал:

– Вылезай, идиот.

Он помог ему перелезть через ванну и, накинув ему на плечи полотенце, принялся, молча обтирать его, будто младшего брата.

– А теперь иди и переодень трусы.

Сергей виновато направился в спальню, нашел в шкафу чистое белье, перерытое им на днях, и нехотя оделся. Он чувствовал себя так, словно его душу пропустили через мясорубку.

– Ну, что? Теперь ты расскажешь, по какой причине докатился до такого состояния? – в дверях показался Дэн.

Сергей безжизненно взглянул на друга:

– Я потерял ее.

– М-да… И по какой же причине? – спросил тот, понимая о ком идет речь.

– Если бы я знал! – молодой человек схватился за голову, из груди послышался стон отчаяния.

– Что, значит, не знаешь! От тебя ушла девушка, а ты не знаешь почему?! – удивленно воскликнул Дэн, присаживаясь рядом. – Ты ей изменил?

– Что? Конечно, нет, – он возмущенно посмотрел на друга, который не понимал логику данного события.

– В любом случае, причина всегда есть, – сделал вывод тот. – Позвони ей и узнай в чем дело.

– Нет, ты меня совсем за идиота держишь?! – Сергей вскочил с кровати, еще больше возмущенный словами Дэна. – Думаешь, я не пытался?! Пытался еще как! Звонил раз сто. Гудки идут, а трубку никто не берет. А, знаешь, сколько эсэмэс я ей послал?! Сказать?

– Скажи.

– Двадцать одно! Двадцать одну штуку. Я специально посчитал. А она… – он запнулся, пытаясь преодолеть ком от горечи в горле. – А она даже не удостоила меня своим ответом. Хоть бы чертов смайлик послала. Один гребанный смайлик! – выкрикнул он.

Дэн давно не видел друга в таком состоянии. Он даже не знал, что делать в такой ситуации, но вскоре его лицо озарилось:

– А ты пробовал пойти к ней домой?

– Хм… Если бы я только знал, где она живет. Я ведь никогда не был у нее.

– М-да, – он почесал затылок. – А как же студия, в которой она работает? Ты туда ходил?

Сергей безнадежно выдохнул, присаживаясь на место.

– Да. Но мне сказали, что она там больше не преподает. Она не человек, а призрак.

– Вот дурак. Надо было подождать снаружи, тебя могли обмануть. Казалось, терпение Сергея сейчас лопнет.

– Я всю неделю караулил ее у здания, но она так и не появилась. Черт! Как же мне надоело, – внезапно бросил он. – Она, то появляется, то исчезает из моей жизни, даже не спросив, хочу ли я этого.

– Послушай, – мягко начал Дэн, – может, стоит попытаться вычеркнуть ее из жизни, – молодой человек посмотрел на друга, который грустно глядел в никуда. – Я понимаю, что это нелегко, она мне тоже нравится, но надо избавляться оттого, что отравляет жизнь.

– Я знаю, ты прав, но она лучшее, что со мной было.

– Серега, ты еще молод, чтобы говорить об этом. Твои лучшие моменты еще впереди, – ободряюще произнес Дэн, хлопая друга по плечу. – Я хочу, чтобы ты продолжал жить. Да, и кто знает, может, в конечном итоге, вы будете вместе.

– Не вселяй в меня пустые надежды, это ни к чему.

– Хорошо, тогда я приглашаю тебя на ужин.

– Прости, но не могу. Мне плохо и меня тошнит, – он прилег на край кровати и свернулся калачиком.

– Так, взял себя в руки и послушался своего лучшего и единственного друга! – скомандовал Дэн.

Сергей медленно поднялся.

– Пф-ф-ф… – к горлу поступала тошнота. – Как знать, если бы я имел двух друзей, то ты мог и не быть лучшим, но сейчас ты прав, – с этими словами он вышел из комнаты, заставив друга неодобрительно посмотреть ему вслед.

Сергей вошел на кухню, отыскал в шкафчике полупустую бутылку с коньяком и налил в грязный стакан, который не мылся вот уже несколько дней.

– Похоже, останавливаться ты не собираешься? – послышался грубый голос Дэна за спиной.

Сергей повернулся к нему лицом, сделал несколько глотков и устало ответил:

– Мне по нраву такой вид деградации, – его рука приподняла стакан, а взгляд указал на содержимое в нем.

– Тебе не хватило холодного душа? Могу ужесточить меры, – Дэн встал в защитную позу, скрестив руки на груди.

– Послушай. Да. Ты мой друг, я уважаю и люблю тебя, как брата, которого лишился после смерти Мишки, и очень дорожу нашей дружбой. Но… – он заколебался, – но ты не можешь меня заставить, – он сделал еще пару глотков и продолжил: – Мне паршиво, и я справляюсь с этим так, как умею. Поверь мне, еще немного, и я вернусь в ненавистную мне реальность. Просто дай мне несколько дней.

Дэн растерянно взглянул на друга, не зная как поступить в такой ситуации: уступить или настоять на своем, потом, подумав, произнес:

– Хорошо. Даю тебе два дня, а потом заставлю, хочешь ты того или нет, вернуться к нормальной жизни.

Сергей ухмыльнулся.

– Договорились. А теперь уходи… пожалуйста.

Дэн ушел молча, не прощаясь.

На улице стемнело. Город украсился огоньками, как будто готовился к свиданию с ночью. Сергей прошел в гостиную и плюхнулся на диван, чувствуя, как на усталые плечи надавило горькое одиночество. В темноте оно казалось более тягостным, и молодой человек решил включить свет.

– Может, поспать? – спросил он себя вслух, делая очередной глоток. Но спать не хотелось, хотелось другого. Того, что могло освободить душу от чувства безысходности.

Казалось, он потерял что-то важное, жизненно дорогое. То, что необходимо ему словно воздух. «Джульетта», – прошептали губы. Одна часть души любила ее, а другая ненавидела. Он чувствовал себя игрушкой, что оставляют дети на детской площадке, когда увлекаются чем-то другим.

Внезапный звонок в дверь заставил его отвлечься от своих раздумий. Медленно шарпая ногами по полу, Сергей прошел в прихожую и отворил дверь. На пороге стояла Джульетта. Она удивленно взглянула на его лицо и заметила, как вокруг глаз залегла тень.

– Пришла? – тяжело дыша, хрипло спросил он.

Джульетта кивнула. Он был безумно рад ее приходу, но чувство гордости затмило порыв к тому, чтобы обнять ее и попросить прощения за все, что угодно, даже за то, что он никогда не совершал.

– Зачем? – холодно произнес Сергей.

– Хочу попрощаться, – тихо ответила она.

Сергей обеспокоенно посмотрел в карие глаза, от которых исходила печаль и безнадежность.

– Ну, что же, входи.

Они прошли в прихожую, скромно освещенную лишь светом из зала. Джульетта прислонилась к входной двери, он облокотился о стену напротив.

– Как ты? Надеюсь у тебя все хорошо.

Сергей ухмыльнулся, чувствуя, как разум борется с алкоголем.

– У меня настолько все прекрасно, что хочется послать этот мир к черту!

– выпалил он.

– Ты пьян?

– А ты все так же эгоистична?

– Что? – она не понимала, к чему он клонит.

Молодой человек снова ухмыльнулся, но не ответил.

– Послушай, я пришла не для того чтобы выяснять отношения. Я только хочу проститься по-человечески. Понимаешь?

– Нет. Я ничего не понимаю, – его рука скользнула по щеке, а после почесала недельную щетину. – Что произошло при последней нашей встрече? Почему ты решила порвать со мной? – его взгляд ждал ответа.

Джульетта удивленно посмотрела на него и выдвинула претензию:

– Это ты меня спрашиваешь? Лучше расскажи мне, что произошло с тобой в тот вечер, пока меня не было рядом?

– Не понимаю.

– Действительно? – язвительно прозвучал ее голос. – Хм… Ну, ты и свинья.

Она повернулась, чтобы открыть дверь, но Сергей подлетел и отпихнул девушку.

– Нет уж. Ты уйдешь, тогда, когда я этого захочу!

Он заслонил дверь своим телом, чувствуя, как алкоголь, пробуждает в нем злость и обиду. Джульетта тоже бросила несколько гневных взглядов в его сторону, придумывая на всякий случай план побега из квартиры.

– Что? Что я сделал не так? Ну, же, говори, черт побери! – взревел Сергей.

– Ладно, – начала она. – Я знаю, что ты был с той красоткой, которая на тебя пялилась, как последняя шлюха! – бросила Джульетта, дав волю чувствам.

Сергей опешил от такого заявления. Неужели она видела их, но если это так, тогда она должна была увидеть и то, как он ее оттолкнул, не воспользовавшись ситуацией.

– Откуда ты знаешь? Я… хочу сказать, с чего ты взяла?

Она еще более удивленно посмотрела на него, затем взгляд изменился, стал более жестким, а голос зазвенел словно сталь:

– Хм. А что? Ты действительно удивлен, что я об это знаю? – ехидно поинтересовалась она и продолжила, не дожидаясь ответа: – В следующий раз, когда будешь целоваться с красногубыми красотками, не забудь посмотреться после этого в зеркало, вдруг там останется алый отпечаток от ее губ!

– Вот черт! – выругался Сергей, хватаясь за голову. – Черт, это не то, что ты подумала, – начал он оправдываться.

Джульетта нервно рассмеялась:

– Самые нелепые оправдания начинаются именно с таких слов.

Она права, доказывать что-либо сейчас, спустя столько времени – глупо. Да и разве можно было убеждать в своей невиновности, если результат его греха пламенел красной печатью на губах в тот злосчастный вечер.

– Прости меня, я знаю, что все это нелепо и не оправдывает моих поступков, но я не хочу потерять тебя, – почти умоляюще произнес он.

– Терять? Мы не принадлежали друг другу никогда. О чем ты? – холодно заключила Джульетта.

– Не говори так! – эти слова задели Сергея, он готов был ударить ее, лишь бы она изменила мнение. Но вместо этого он схватил ее за волосы и намотал их на кулак. Девушка вскрикнула, но, несмотря на это, продолжила: – Я не хочу знать, видеть и тем более любить тебя! – бросила она, гневно.

– Хватит! – выкрикнул он, зажимая ее рот ладонью. – Я не хочу этого слышать.

В этот момент он почувствовал, как теплые слезы медленно заскользили по его пальцам, лаская каждый миллиметр его шероховатой кожи. Сергей освободил Джульетту из своих грубых объятий, чувствуя себя последним отморозком.

– Ты… – она всхлипнула. – Ты ведь знаешь, что я находилась на лечении в психушке. Да? Он говорил тебе об этом? – тело тряслось, а голос дрожал.

– Нет, – тихо ответил молодой человек, чувствуя исходящую от ее слов боль.

Сергей понял, что Джульетта имеет в виду своего бывшего парня, но то, что она лечилась в психиатрической больнице, он не говорил. Горестное признание удушающе подействовало на него, во рту пересохло, а к горлу подкатил ком.

Слова рассыпались в его голове, словно маленькие пазлики, которые он не мог собрать в одну общую картинку. Но, по крайней мере, теперь понимал всю странность ее поведения, и страх перед интимной близостью. Он хотел что-то ответить ей, но она опередила:

– Я его так любила, что готова была унижаться перед ним, похоронив чувство собственного достоинства, позабыв о себе, о своих потребностях.

Я так хотела любви, что стала тенью его самодовольной, самовлюбленной личности, не замечая этого. Вся моя жизнь была похожа на отрывки из фильма «Горькая луна». Я уходила, затем возвращалась, снова уходила и вновь возвращалась. Терпела все его издевательства и побои. Но однажды, когда он выгнал меня, я поняла: нужно что-то сделать, чтобы избавиться от этой адской любви. И в голову пришла идея, как озарение, – Джульетта остановилась, и слезы вновь потекли из глаз.

Сергей нежно обнял ее за плечи и повернул к себе лицом, но она сгорбилась, прикрыв глаза руками.

– Это не так уж и ужасно: вскрывать вены, – продолжила Джульетта. – Это похоже на то, когда нож разрезает подтаявшее масло на кусочки: так легко и нежно, – она приоткрыла лицо, сжав пальцы в кулаки. – А потом я очутилась в больнице: белые стены, белый потолок и, конечно же, белые халаты. Я ненавидела этот мир, в который меня вернули силой. И через несколько месяцев, собрав достаточную дозу таблеток, попыталась снова распрощаться с этим мирком. Но, увы… – девушка нервно засмеялась. – Это, как оказаться в одном и том же сне, ужасном сне. И вновь все белое вокруг, лишь только время года менялось за окнами с металлическими решетками. Так прошел год в этой «тюрьме». Избавляясь от причин и последствий моего неудачного суицида. Мой лечащий врач стал мне единственным другом. Вечерами, когда все расходились по своим палатам, а доктора спешили домой, он разрешал мне танцевать в его кабинете…

Джульетта слегка улыбнулась, вспоминая этот момент из жизни.

– Он говорил, что музыка – лучший доктор, лучшее лекарство и бесплатный антидепрессант. И я с ним согласна. Вскоре, благодаря этому лечению, я обрела цель и проявила интерес к жизни. А потом меня выпустили. И первое, что я сделала – пошла в кафе, то самое, где познакомилась с ним – моим мучителем, чтобы попрощаться с остатками воспоминаний, но вместо этого встретила тебя. Ты был такой привлекательный, – она прикрыла глаза, как будто пыталась вспомнить тот дождливый день.

– Погоди, – Сергей недоумевая посмотрел на нее, – такты помнила меня с того самого дня и не сказала?

Джульетта не обратила внимания на его вопрос и продолжила говорить:

– Ты так пристально смотрел на меня, что мне становилось неловко. Да и могла ли я подумать о том, что такой парень, как ты заинтересуется девушкой, которую только что выпустили из психушки? А эта книга… страшное напоминание о моей садистской любви и о разочаровании в любимом и когда-то дорогом мне человеке, – она вздохнула, вытирая слезы на своем распухшем личике. – Может, это звучит банально, но я не верю в любовь.

– Черт, ты помнила меня и ничего не сказала! – снова воскликнул Сергей, отстранившись от нее.

Джульетта вздохнула и ответила полушепотом:

– Да, знала. Прости, но если бы я призналась в этом раньше, то это бы ничего не изменило.

Сергей облокотился о стену, откинув голову назад.

– Господи, – простонал он.

Джульетта печально посмотрела на свое отражение в зеркале и тихо выговорила:

– Мне нужно идти.

Сергей мучительно посмотрел на нее.

– Я не могу позволить тебе снова исчезнуть из моей жизни, а потом тягостно ждать твоего появления, считая каждую минуту без тебя, – прошептал он, схватив ее за талию, чтобы прижать к груди.

– На этот раз я исчезну навсегда, – тихо произнесли ее губы. – Отпусти.

– Нет, – он зажмурил глаза при той мысли, что никогда больше не увидит любимую.

– Отпусти же, – она попыталась вырваться, но мужские руки были крепче железных оков.

Их взгляды встретились. Из ее измученных карих глаз снова покатились слезы. Недолго думая, Сергей обхватил милое личико руками и впился поцелуем в мягкие губы. Это был самый соленый и самый горький поцелуй сладких губ. Даже расставание с Надей не могло сравниться с этой болью, которая разгрызала его душу изнутри. Поцелуй Сергея снова и снова жалобно умолял остаться Джульетту и сжечь все свои обиды и ошибки во всепоглощающем огне прошлого, чтобы начать жизнь заново – рядом с ним. Она страстно отвечала ему, но только для того, чтобы в полной мере насладиться этим мгновением в последний раз. А когда их губы перестали чувствовать друг друга, молодой человек вновь попросил ее остаться. Джульетта горестно вздохнула.

– Ты не можешь меня заставить. Я все равно уйду.

– Ты не можешь меня заставить, – эхом вторил он, разжимая руки и отпуская ее. – Не, уходи, хотя бы сейчас. Побудь со мной немного, – грустно произнес он, чувствуя, как горестно сжимается сердце.

Джульетта измученно подошла к двери, открыла ее и, ступив за порог, произнесла чуть сдавленным голосом:

– По-моему, это самый лучший момент, чтобы уйти.

Дверь тут же захлопнулась.

– Но я люблю тебя, – с болью произнес Сергей.

Стоя посреди полутемной прихожей, у него возникло такое ощущение, будто он проглотил капсулу с серной кислотой. Она лопнула внутри и теперь причиняла адскую боль, растворяя все на пути. Руки принялись крушить предметы, которые попадались на глаза: музыкальный центр с грохотом упал на пол, жалобно издав звук отчаяния; вся дискография разлетелась по комнате, с треском ударяясь о стены; цветы и даже шторы, оказались на полу. Он пытался заглушить страдальческий рев души, острой физической болью.

Неожиданно, в дверь снова позвонили. Сергей быстро выбежал в прихожую, уверенный в том, что к нему вернулась Джульетта, и распахнул дверь. На пороге стоял сосед снизу и с любопытством заглядывал в квартиру сквозь огромные очки.

– Что у вас тут происходит?

– Ничего. Просто я делаю ремонт, – соврал Сергей и хотел уже закрыть дверь, как очкарик воскликнул:

– Погодите! Что с вашими руками?

– А что с ними? – спросил он, бросив взгляд на свои руки, из которых сочилась кровь. – Черт, а я и не заметил. Это… Производственная травма, – заключил он, а потом добавил, взглянув на соседа с усмешкой: – Вы все замечаете. Наверное, у вас хорошие очки.

– Да. И шумные соседи, – сердито произнес тот.

– Хорошо, я закончу ремонт завтра, – ответил Сергей, захлопнув перед его носом дверь.

Он больше не мог оставаться в квартире, которая с полуразрушенным интерьером отчаянно кричала о безысходности положения. Вымыв руки наспех, молодой человек схватил кошелек и направился в ближайший паб. Рюмка за рюмкой, стакан за стаканом, и вот он готов. Человек без памяти, без адекватных мыслей, с достаточным количеством алкоголя в крови, чтобы совершить какую-нибудь глупость, о которой непременно бы сожалел с утра.

Пьяные ноги плелись по серой прохладной ночной улочке, страдающей одиночеством в это время суток. Его стеклянный отрешенный от действительности взгляд, иногда останавливался на проезжающих мимо автомобилях, а иногда обращал внимание на мимо проплывающие фонари. Сергей перешел на красный свет одну дорогу – ему повезло, другую – и тут тоже повезло, но вот третий раз был неудачным. Автомобиль с пьяной компанией вылетел, будто из ниоткуда. И, лавируя на дороге, задел его железным «бедром». Молодой человек отлетел на несколько метров. Его тело распласталось на асфальте, образуя кровавый след, как итог этого злосчастного события.

Глава 35

«Что со мной? Где я?» – испуганно залепетал внутренний голос, когда тяжелые веки медленно приоткрылись после долгого глубокого сна.

– Сереженька, наконец-то ты очнулся! – залепетал знакомый женский голос.

И через некоторое мгновение он заметил у кровати мать. Ее измученный вид говорил о том, что она провела несколько обеспокоенных ночей, прежде чем дождалась, когда сын придет в чувство. Осторожно схватив его за руку, принялась целовать.

– Сыночек мой, как я рада, что ты вернулся. Я так боялась тебя потерять, так боялась не увидеть твои небесно-голубые глазенки. Кровиночка моя, дитя мое – ты самое дорогое, что есть у меня, – слезы счастья покатились по морщинкам, оставляя влажный блестящий след.

– Мама, хватит, прошу тебя, – он еле шевелил губами, которые словно атрофировались и совсем не хотели двигаться.

– Да-да, все сыночек, все, – но женщина не смогла удержаться и снова заплакала.

– Анастасия Федоровна! – послышался еще один знакомый голос. – Он очнулся?

– Ой, Денисочка, душа моя, очнулся. Очнулся наш Сереженька.

– Ну, слава Богу, – облегченно вздохнул друг, подходя к койке, а потом обратился к плачущей женщине: – Вам нужно отдохнуть. Поезжайте домой, я посижу, покараулю. Теперь-то все будет в порядке.

– Но, а вдруг что-нибудь случится? – засетовала женщина.

– Не случится. Все будет хорошо. Я прошу вас, – его жалостливый и многообещающий взгляд убедил Анастасию Федоровну.

Она устало поднялась со стула и, направляясь к двери, пообещала вернуться завтра.

Дэн присел на ее место, радостно глядя на друга, который молча следил за его движениями.

– Я рад, что ты вернулся в наш мир – в мир живых.

– Я тоже рад тебя видеть, дружище, – хрипло произнес Сергей.

– Черт! Совсем забыл. Надо позвать врача, чтобы тебя осмотрели.

Дэн поднялся и вышел из палаты. Вскоре появился врач и медсестра, в коротеньком халате. Несколько вопросов и ощупываний холодными мужскими руками, и вывод врача был готов.

– Ну, жить будете, – произнес он, записывая что-то в карту, – только с головой у вас могут возникнуть проблемы… – мужчина задумался, подозрительно взглянув на Сергея. – Ладно, это потом, а сейчас отдыхаете.

– Доктор, что со мной случилось? – поинтересовался Сергей.

– Вас сбила машина, но вам повезло. Алкоголикам всегда везет, – заключил дядька в белом халате.

– Я не алкаш, – слабо запротестовал больной.

– М-да… Возможно, да только в вашей крови нашли столько алкоголя, сколько я за всю свою жизнь не выпил. Ну, а впрочем, это не так уж и важно. Поправляйтесь, – с этими словами он исчез за дверью, в которую вскоре вошел Дэн.

– Ну, все не так уж и плохо… кажется, – на лице засияла добрая ободряющая улыбка.

– Дэн, скажи, Джульетта не появлялась?

Друг тяжело вздохнул, присаживаясь в кресло напротив.

– Ты, знаешь, я звонил ей с твоего мобильного, но, к сожалению, она недоступна.

– Недоступна, – вторил он.

– Я же тебя просил остановиться. Надо было настоять на своем в тот день и не оставлять тебя одного.

– Думаю, это не подходящий момент – учить меня жизни. Я устал, оставь меня. Прошу.

Дэн удивленно посмотрел на друга, медленно поднялся и подошел к окну.

– Я знаю, что тебе плохо вдвойне. Но… Ты должен жить дальше, без нее. Нужно найти другой смысл жизни, найти силы двигаться к новой цели.

– Как же ты легко об этом говоришь, – он прикрыл опухшие веки.

– Послушай, я не заставляю тебя забыть о волшебных моментах, проведенных с ней – это невозможно. Наоборот, ты должен хранить это в памяти, как самое ценное сокровище и радоваться, что это случилось с тобой, что любовь оставила след в твоей жизни, даже если это след в виде глубокой раны на твоей груди, – Дэн повернулся к нему лицом. – Я скажу банальную вещь, но все в этом мире проходит, так или иначе, рано или поздно. Вот и твое время, проведенное с Джульеттой, подошло к концу.

– Но я очень сильно люблю ее, – прошептал Сергей, из глаз побежали слезы.

– Я знаю, – произнес Дэн. – Возможно, она тебя тоже.

Он замолчал, грустно уставившись на потолок, словно пытался сказать еще что-то, но передумал и вместо этого произнес:

– Думаю, тебе нужно отдохнуть, – он прихватил свитер с кресла и направился к двери, но резко остановился.

– Кстати, твой отец собирался заскочить к тебе завтра. Он тоже очень волнуется.

– Хорошо, – безразлично ответил Сергей.

– Ну, давай, выздоравливай. Я постараюсь приехать на выходных. Пока.

Дэн скрылся за дверью, легонько прикрыв ее за собой.

Сергей остался один на один с кишащими мыслями в своей больной голове. Не понимая, плакать ему или радоваться вновь встречающей его суровой действительности.

Глава 36

– Вот это новость! – радостно воскликнул отец, ставя чашечку остывшего кофе на блюдечко, – все-таки решился. Наконец-то в тебе заговорила предпринимательская жилка. Свадьбу сыграем через месяц. Все расходы и заботы я беру на себя.

– Хорошо, но только у меня условие, – голос Сергея звучал уверенно и спокойной.

– Хм… И какое же?

– Сразу после свадьбы я удочерю ребенка.

– Ребенка… – задумчиво произнес отец. – Оно, конечно, можно, да только зачем тебе это? Или… – он прищурился и встревожено произнес: – У тебя с этим проблемы?

– Нет, конечно же, нет, просто моя бывшая девушка… – он неловко почесал лоб при упоминании Джульетты и продолжил: – познакомила меня с очаровательной девочкой-сироткой. Я к ней очень привязался за время нашего общения и полюбил, как дочь. Она стала для меня дорогим человечком, понимаешь?

Отец откинулся назад, закидывая руку на спинку стула.

– Вот оно как. Это та благородная девица, которая была с тобой на вечеринке? Имя у нее такое… – он защелкал пальцами, вспоминая, ее имя.

– Джульетта.

– Да-да. Она самая.

– Да, – грустно выдохнул Сергей.

– У вас с ней так ничего и не сложилось? Мне казалось, что ты был в нее влюблен.

– А я и сейчас люблю ее, – невозмутимо произнес он.

– М-да. Тогда что же случилось? – поинтересовался отец, сидя все в той же позе.

– Два месяца назад кое-что произошло, и она ушла от меня, – слова Сергея звучали бесстрастно, будто он воспринимал жизнь, как некое вынужденное существование и подчинение возникающим в его судьбе обстоятел ьства м.

– Ну, так и что же? – еще более заинтересовано спросил отец.

Сергей хмыкнул, бросив на него небрежный взгляд.

– Извини, но я не желаю развивать эту тему. Ты получил желаемое – радуйся.

– Не хочешь рассказывать?

– Именно так. А теперь извини, мне надо работать, – Сергей взял папку с бумагами и начал перелистывать листочки.

– А ты сильно изменился. Словно постарел, – отец поднялся с кресла. – Не думал, что расставание с этой девушкой так сильно повлияет на тебя. Ты должен знать, что жизнь прекраснее, чем ты думаешь, и не настолько ужасна, как тебе кажется.

Сергей на это ничего не ответил, а только взглянул на отца холодным, ничего не отражающим в себе взглядом. Тот растерялся и, взяв в руки барсетку, вышел вон. В комнате повисла долгожданная тишина. Последнее время разговоры о жизни и ее прекрасных моментах чертовски достали Сергея. Он не хотел слушать чужих советов и тем более следовать им. Хотел лишь жить так, как чувствовала душа; разбитое, но все еще бьющееся в груди сердце, которое очень часто напоминало о прошлой жизни, когда он встречался с Джульеттой. Разум не мог избавиться от нее. Жизнь – это не лист бумаги, где неудачно нарисованные образы любимых людей можно стереть обычным ластиком. Она подобна чувствительной поверхности человеческой кожи, на которой остается уродливый след после сведения татуировки, напоминающей об ошибках прошлого.

После нескольких недель душевного переживания Сергей решил найти смысл жизни в служении добру и в помощи людям, нуждающимся во внимании и покровительстве. И первым делом он решил жениться на Александрине, чтобы удочерить Дину. Эта девочка должна вырасти в семье, которая сможет подарить ей домашний очаг, родительскую любовь и материнскую ласку. Правда, он не знал, как на это отреагирует его будущая женушка. Да ему, в принципе, было и не важно, главное, что маленькая голубоглазая Дюймовочка, станет для него отрадой и отдушиной, для которой он готов сделать все… В память об ушедшей от него любви.

* * *

Неделя пролетела незаметно, впрочем, как и все предыдущие дни человеческой жизни. Пышная церемония, проходившая за городом, кишела богатенькими снобами с их не менее напыщенными дамами в экстравагантных платьях и с дорогой бижутерией в таких количествах, что празднование походило скорее на базар, где бабенки-продавщицы повесили на себя блестящие побрякушки, чтобы привлечь внимание любопытного покупателя. Украшенный диковинными цветами сад напоминал сказочный райский уголок, благословенно освещенный озорными лучиками жизнерадостного солнца. Веселое пение птиц, вторило приглашенному свадебному оркестру, который по традиции играл бессмертный «Вальс Мендельсона». Насыщенный аромат благоухающих цветов оказывал одурманивающее действие на присутствующих гостей, а свежесть аккуратно скошенной зеленеющей травы напоминала запах сочного и сладкого, но еще неспелого арбуза.

В полной готовности, стоя у свадебного алтаря, которым служило дерево с развесистыми ветками, где висели крупные полупрозрачные бусинки, словно застывшие в воздухе капельки дождя, Сергей ждал свою будущую жену. Она осторожно ступала по белой ковровой дорожке, усыпанной лепестками красных роз, и прятала счастливую улыбку под чистотой и нежностью пышной фаты. В одной руке Александрина несла свадебный букет, а другой придерживала подол длинного белоснежного платья. Наконец, когда ее довольное лицо оказалось напротив холодного взгляда Сергея, началась церемония бракосочетания.

– Сегодня мы собрались… – начала немолодая нарядно-одетая женщина, держа в руке черную папочку с заметками.

Он посмотрел на нее, думая о том, сколько же пар эта дамочка успела соединить в своей жизни. Потом взглянул на Александрину, которая с волнением и восхищением ловила каждое слово. Сам он был абсолютно спокоен, казалось, ему все равно, как пройдет это торжество, тем более что большую часть приглашенных он видел впервые. Гораздо важнее, что будет дальше. Как сложится их союз по расчету. Ведь девушка тоже не испытывала к нему большой и чистой любви до гроба. Скорее всего, для нее имела значение сама свадьба: внимание важных людей к ее персоне и зависть ухоженных, но неприглядных подруг. Сергей непроизвольно представил на ее месте Джульетту, как бы она смотрелась в этом белоснежном платье со свадебным букетом в руках. Но представший образ в его голове почему-то разочаровал: слишком напыщенно и неестественно. Тогда в его мыслях Джульетта предстала в ином образе: легкое длинное и простое платье подчеркивало естественную красоту и придавало беззаботность; белый венок из полевых цветов, украшал длинные волнистые волосы, с которыми весело и дурашливо играл летний ветерок, а ее милое наивное выражение лица озаряла детская улыбка, которой он так восхищался.

– Сергей! – недовольно бросила Александрина.

– А? – ее голос вывел жениха из задумчивого состояния.

– Может, ты уже скажешь «Да»?

– Ой, простите, – извинился он. – Да. Я говорю «Да»!

Александрина бросила недовольный взгляд в его сторону и радостно улыбнулась после фразы: «А теперь можете обменяться кольцами», и надела на палец Сергея золотое блестящее кольцо. Он почувствовал приятный холодок от скользящего по его коже желтого металла и непривычный дискомфорт. Очередь стала за ним. Его рука медленно потянулась за символом любви и замужества, но тут же остановилась, словно какая-то мысль ужалила Сергея в этот момент. Александрина испуганно посмотрела в его глаза, боясь прочитать в них отказ и сожаление. Но внезапно он решился и надел колечко на ее длинный и холодный палец. Брачный договор скрепил скромный бесстрастный поцелуй, и пара повернулась к гостям, которые ликующе начали подбрасывать лепестки роз в их сторону.

Обласканные вниманием дорогих гостей, молодожены прошли в шатер, где была запланирована вторая часть свадебного торжества. Тут оживленно заиграла музыка, а красноречивая речь ведущего призывала всех занять свои места. Далее все происходило как обычно: радостные поздравления, льстивые восхищения по поводу красоты невесты и банальнейшие пожелания и советы в адрес их будущей семейной жизни и, конечно же, подношение дорогих подарков и конвертиков с деньгами. Наступил долгожданный вечер. Разгоряченные и опьяненные сладостью вечера гости, развлекались, позабыв о виновниках пышного торжества, которые занимались каждый своим делом.

– Вот ты где! – радостно воскликнул Дэн, подходя к Сергею и присаживаясь рядом с ним на траву.

– Я решил отдохнуть от всей этой шумихи, – устало произнес он, прикусывая травинку.

– М-да, как говорится: «пир на весь мир».

Сергей вздохнул, разглядывая маленькие звездочки на полотне ночного неба, и произнес:

– Как-то не правильно все это. Как-то… – он замолчал и снова выдохнул, выбросив пожеванную травинку. – А я и не знал, что в этой части есть пруд. Красиво. Особенно луна – такая одинокая и такая далекая.

– Думаешь о Джульетте?

– Да, – признался он. – Она… Она была частью меня, частью моей души. Мне нравилось чувствовать ее, ощущать гармонию между нами.

– Слушай, а может уже харэ! Сколько можно горевать? Мой тебе совет: забудь или хотя бы попытайся.

Сергей хмыкнул, хлопая друга, по плечу.

– Хорошая рубашка, мне нравится, особенно цвет, – зачем-то проговорил он.

– Персиковый.

– Персиковый, – повторил молодой человек. – Да, только не идет она тебе, понимаешь. Вот, вроде, приятный цвет, хороший покрой, но эта рубаха не в твоем стиле. И с людьми так же, понимаешь, вроде все в человеке прекрасно: манеры, поведение и воспитание отличное, но этот человек тебе не подходит. Он с другим цветом мыслей, с иным составом души и со своей мотивацией в поступках.

Взгляд Дэна долго скользил по темной глади озера, пока мозг пытался найти противоречивое мнение на этот счет. Но осмыслив слова друга, он осознал правильность его рассуждения и виновато произнес:

– Прости, наверное, я слишком эгоистичен.

Губы Сергея растянулись в доброй понимающей улыбке и хотели что-то произнести, но разговор внезапно прервал обеспокоенный голос матери:

– Вот ты где! А мы тебя обыскались. Там объявили танец жениха и невесты, а тебя нет. Александрина уже забеспокоилась. Пойдем быстрее, – ее рука указала в сторону шатра.

Вернувшись, Сергей увидел недовольную одиноко стоящую жену.

Приметив мужа, она грозно сверкнула взглядом и резко сменила выражение лица, увидев приближающегося к ней фотографа.

– А теперь долгожданный танец молодоженов, – торжественно объявил ведущий.

Праздничный шатер притих, приглушив яркий свет огней в ожидании чего-то грандиозного и особенного. Сергей приобнял Александрину, которая все так же улыбалась неугомонному фотографу со смешной бабочкой на шее. Заиграла приятная медленная музыка, и они закружились в свадебном романтическом танце. Гости зажгли бенгальские огни. По танцполу пустили дым.

Сергей вгляделся в лицо жены, стараясь понять, сможет ли полюбить ее, пусть не всей душой, но хотя бы ее малой частью. Александрина, как маленькая девочка восхищалась происходящим вокруг.

«Хотя, может и не стоит», – в конечном итоге решил он.

В кульминационный момент песни сверху посыпалось конфетти, которое легко и быстро падало вниз, мягко приземляясь на устланный красный ковер. Танец подошел к концу – присутствующие зааплодировали.

Сергей подошел к столу и присел на свое место. К нему подсел радостный отец.

– Горжусь тобой, сын, – его рука по-мужски похлопала сына по плечу.

– Я рад, – выдохнул тот.

– Ну, что такое? Не вижу счастья в твоих глазах.

– Это, наверно, потому что его действительно там нет.

Отец изменил довольную улыбку на печаль в своих глазах.

– Кажется, я понимаю, в чем дело. Ты все еще любишь свою Джульетту, – он прищурил глаза. – Но шаг вперед сделан, и он правильнее, чем ты думаешь. Скоро ты убедишься в этом и забудешь бывшую пассию. Теперь ты женат, и твоя прошлая жизнь осталась позади: ее не вернуть, – отец встала из-за стола. – Ну, же, улыбнись, сегодня ты счастливчик. Наслаждайся этим.

– Ага, – Сергей выдавил жалкое подобие улыбки.

– Вот, молодец! – бросил отец и пошел к танцующей кучке гостей.

Настал долгожданный конец торжества. Сергей устало надел смокинг и направился к автомобилю, где, томясь в ожидании, сидел сонный водитель.

– В отель? – спросил он.

– Да, только жену дождемся.

Через некоторое время в салон залетела Александрина.

– Я готова, поехали! – скомандовала она.

Водитель тут же завел мотор, и машина покатилась по дороге в сторону отеля, где их ждала брачная ночь.

* * *

Сергей закрыл за собой дверь, зайдя следом за женой в тускло освещенный номер, украшенный цветами в корзинках. Вид сонного ночного города прикрывали длинные шторы, которые гармонично сочетались с шелковым красным покрывалом на брачном ложе. Там их ждал поднос с бутылкой белого вина и двумя бокалами, от поверхности которых отражалось тусклое скромное пламя, исходящее от ароматических свеч. Пахло сладким апельсином и ароматной корицей.

– Я в ванную, – бросила Александрина и скрылась за дверью.

Сергей присел на стул и скинул тесные ботинки с усталых ног. Снял пиджак и бросил его на маленький диванчик. Подойдя к окну, он отодвинул шторку и взглянул на свет одиноких фонарей, любуясь красотой и безмятежностью пустынных улиц. После чего улегся на кровать, подложив руки под затылок. Теперь он женат, а это значит, что холостяцкому образу жизни настал конец. И что теперь? Молодой человек только сейчас понял, что слишком поспешно решился на эту свадьбу. Что он совсем не знает свою жену, ему ничего не известно о ее пристрастиях и увлечениях, да, если честно, то даже совсем не интересны.

– М-да, – выдохнул он.

Может, все не так уж плохо: она окажется хорошей женой и великолепной домохозяйкой. А он постарается быть прекрасным мужем. Наверное.

– А вот и я, мой птенчик, – внезапное появление Александрины в дверях перебило внутренний голос Сергея.

Ее полупрозрачный пеньюарчик слегка прикрывал соблазнительную наготу загорелого тела. Сергей осторожно перевернулся на живот и почувствовал бешенную сексуальную энергетику, исходящую от нее, которая страстно стремилась вырваться наружу. Девушка плавно, раскачивая бедрами, подошла к кровати, удерживая его взгляд в своих глазах. Затем медленно, точно пантера, охотящаяся за дичью, пробралась на постель и оседлала Сергея.

– Оу! – хрипло выдавил он, почувствовав тяжесть женского тела.

Приятный запах, исходящий от нежной кожи, опьянял. Молодому человеку нравилось каждое движение жены, да и какой нормальный мужчина останется равнодушен к такому зрелищу?!

Ее шаловливые ручки неторопливо потянули за узелок галстука, пока тот не развязался, после чего он полетел в сторону, жалостливо приземлившись на пол. Александрина лукаво улыбнулась, продолжая раздевать Сергея. Пуговка за пуговкой, и белоснежная рубашка отправилась вслед за галстуком. Он почувствовал легкое прикосновение холодных и ласковых пальцев на груди. Девушка склонилась к нему и поцеловала так, как целуют роковые женщины: нежно, мягко и в то же время настойчиво. Руки Сергея рефлекторно схватили ее за бедра, но она отдернула их и с силой ударила его по щеке. Лицо сморщилось от боли. Он взглянул на жену с недоумением. На что она лукаво улыбнулась, приподнимая идеально оформленные брови. Оба не проронили ни слова. Казалось, между ними шел немой диалог передаваемый взглядами.

Александрина сняла пеньюар, полностью обнажив тело. Сергей простонал, прикрыв на мгновение глаза: этот вид будоражил и распалял кровь. Девушка снова поцеловала мужа, прижимаясь к его груди всем телом, которое жаждало ласки и прикосновений. Сергей не выдержал и перевернулся, оказавшись на ней сверху. Она засмеялась, как сумасшедшая, но молодой человек не обратил на это никакого внимания. Им управляло необузданное желание, требующее немедленного удовлетворения.

Глава 37

Сергей стоял у окна, нервно набирая один и тот же номер вот уже несколько часов подряд. Ему снова и снова отвечал приятный женский голос, что «абонент временно недоступен». «А если позвонить в полицию?» – подумал он, но тут же отбросил эту мысль, посчитав ее бредовой. Может, все в порядке, а его предположения о худшем – это неудачный и неправильный анализ происходящего.

– Черт! – выпалил он, снова набирая злосчастие цифры до боли знакомого номера, которые давно выучил наизусть.

Но, увы, в трубке отвечал все тот же голос. Тогда Сергей решил действовать. Схватив ключи от машины, забежал в спальню, чтобы прихватить свитер, как вдруг услышал звук захлопнувшейся двери. Он мигом направился в прихожую. При виде ее, его голос радостно воскликнул:

– Дина, слава богу! С тобой все в порядке? – его руки крепко обняли девушку.

– Пап, ну, ты меня сейчас задушишь, – запротестовала она, чувствуя в этот момент всю силу отцовского объятия.

– Прости, я очень волновался.

Девушка сняла с плеча рюкзак и кинула в сторону.

– Ну, сколько можно?! Мне уже пятнадцать, а ты обращаешься со мной… Ну, ты сам знаешь, с кем.

Дина прошла на кухню и налила в стакан холодного молока.

– Жуть, как хочу пить, – и выпила его содержимое до дна.

– Ты знаешь, что до тебя невозможно дозвониться? Иногда мне кажется, что телефон тебе нужен для того, чтобы не отвечать на звонки, – в его словах послышался укор.

– Да? Ой! Наверное, батарейка села, – произнесла она, как ни в чем не бывало.

Сергей тяжело выдохнул, прислонившись спиной к стене.

– Пап. Ну, что ты так волнуешься?

Дина подошла к нему и нежно обняла его осунувшиеся плечи.

– А как же иначе, ведь ты моя кроха, моя Дюймовочка, – он поцеловал нежную небольшую ладошку.

Дина слегка улыбнулась.

– Быть тинэйджером очень тяжело, особенно при таком отце, который переживает по любому поводу, – она впечаталась своими губками в его небритую щеку. – Но я все равно люблю тебя, папочка.

– Хитрюга, ой, хитрюга! Что натворила? Признавайся!

– Ну-у, – она освободила отца из своих объятий и виновато произнесла:

– На самом деле у меня не села батарейка, просто я… я продала телефон.

Сергей хмыкнул, неодобрительно покачав головой.

– Ты опять за старое! Я же сказал, если тебе нужны деньги, то попроси у меня, но не продавай мои подарки!

Ее жалостливые голубые глазки умоляюще взглянули на отца.

– Прости. Ты же знаешь, что я не люблю просить о чем-либо. А тут такое дело… В нашем питомнике заболела Сильва, нуты видел эту собаку. И ей срочно понадобилась операция, а иначе пришлось бы усыпить!

Понимаешь, усыпить! Вот я и решилась продать телефон. Не переживай, завтра куплю новый и намного дешевле – я оставила себе немного денег.

Сергей довольно улыбнулся.

– Знаешь, я так горжусь тобой. Другие дети тратят деньги на алкоголь и травку, а ты вот, спасаешь чужие жизни. Ты просто святая, – он прижал ее к груди, тихонько похлопав по плечу.

– Ой, пап, ну, не люблю я эти сюсюканья, – запротестовала Дина. – Хм, что-то я не вижу здесь вечно ноющей Александрины. Она, наконец-то, ушла?

– Не знаю. Но, кажется, что ее новый любовник настроен серьезно, – спокойно произнес отец.

– А, по-моему, вам давно пора развестись. Не понимаю, как ты ее выносишь?

– Не забывай, что ты тоже с ней живешь, и она в какой-то степени твоя мать.

– Ха! Все что она мне дала, это парочку советов о том, что я не должна приближаться к ее шмоткам и о том, что от нее нужно держать подальше животных. Только, если это не шубки, естественно, – она приняла вид чопорной дамы.

Сергей молча с довольной улыбкой на лице наблюдал за дочерью.

– Она занудная стерва, для которой сломанный ноготь – это целая трагедия. Хе! «Ромео и Джульетта» отдыхают, – бросила она.

– «Ромео и Джульетта»? – переспросил он, задумчиво.

– Н-ну. Да. Ты что, не знаешь? Это же самое знаменитое произведение о любви! Кстати, мне нужно по нему сочинение написать, – она проскулила, словно беспризорный щенок.

– Хм. Помню, еще как помню, – он присел на стул напротив нее, тяжело вздохнув.

– Пап, что с тобой? Я сказала, что-то плохое, да?

– Нет-нет, Дюймовочка. Все хорошо. Знаешь. Если бы не ты, я бы просто сошел с ума.

Внезапно их разговор прервал тревожный телефонный звонок.

– Да! – ответил Сергей.

– Сергей Викторович? – осведомился приятный женский голос.

– Да, это я.

– Меня зовут Инна Игоревна, я звоню из первой городской больницы.

– Что случилось?

– Дело в том, что у вашего отца случился сердечный приступ.

– Вот черт! Он жив?

– Да, с ним уже все хорошо, но…

– Слава Богу, – перебил он. – Я скоро буду! – он тут же отключился и поспешил в прихожую.

Дина удивленно посмотрела ему вслед и полюбопытствовала:

– Пап, что произошло?

– Дедушке стало плохо, мне срочно нужно ехать в больницу.

– Можно с тобой?

– Нет, не стоит, – бросил он, накидывая на плечи свитер. – Я позвоню. Дверь захлопнулась.


Быстро подходя к палате двадцать шесть, он заметил усатого дядьку, который поспешно давал указания молоденькой медсестре.

– Простите, с ним все в порядке? – тяжело дыша, протараторил Сергей.

– А вы, собственно, кто? – с умным видом, напряженно спросил доктор.

– А я, собственно, сын.

Мужчина расслабился и слегка улыбнулся.

– Извините за этот вопрос, но это обычная формальность.

– Да-да, я понял. Так что с ним?

– Он пережил инсульт, и теперь состояние его не стабильною. Однако еще один такой приступ, и сердце не выдержит.

– Понятно, – выдохнул Сергей. – Мне можно к нему?

– Да, но только… только не заставляйте его нервничать, – посоветовал доктор.

– Хорошо.

Сергей прошел в палату, где пахло спиртом и лекарствами. Отец, увидев сына, поприветствовал его сдавленным и слабым голосом:

– Сын, как я рад…

– Тише-тише, тебе нельзя волноваться, – перебил его Сергей, присаживаясь рядом на стульчик.

– Кажется, я умираю, – безнадежно звучал голос.

– Ну, что ты. Все не так уж и плохо.

– Если честно, мне страшно, но я ужасно рад, что все это скоро закончится, – отец взял Сергея за руку и, собравшись с мыслями, продолжил: – Я хочу признаться тебе кое в чем… Пока мое состояние позволяет мне сделать это, – теперь голос звучал надрывисто.

– Хорошо-хорошо, только не волнуйся.

– Боюсь, что после того, что я расскажу, ты будешь смотреть на меня совсем другими глазами.

Сергей напрягся, зная, что после таких слов можно ожидать чего угодно.

– Я внимательно слушаю тебя.

Отец глубоко вздохнул, медленно выдохнул, будто собирался с мыслями и, наконец, заговорил:

– Когда-то я был такой же, как и ты: правильный, справедливый и неизбалованный деньгами парень, который однажды встретил женщину невероятной красоты и полюбил ее всей душой. На тот момент я работал обычным механиком в грязном поношенном комбинезоне, с перепачканными руками, пахнущими машинным маслом и бензином.

Помню этот славный денек. Она подъехала в наш автосалон на красном «Кадиллаке», вся такая неземная, воздушная и легкая, словно заблудившийся ангелочек на грешной земле. Все парни, сразу же побросали свои инструменты ради того, чтобы полюбоваться на эту красоту, – он задумчиво посмотрел в окно и слабо улыбнулся.

– Ну, а что же ты? – полюбопытствовал Сергей, заинтригованный этим откровением.

– Я? – взгляд вновь вернулся в комнату. – И я был очарован ею, можно сказать, влюбился с первого взгляда. Но не подал виду, а только продолжал заниматься своими делами, наблюдая за тем, как парни настойчиво предлагали ей свои услуги. А она отшутилась и направилась ко мне. «Привет», – зазвучал ее сладкий голос у меня за спиной. Я приподнял бровь и холодно бросил: «Привет». Она с любопытством взглянула на меня, теребя подол пышного белого платья в горошек, а затем подошла ко мне близко, совсем близко и, смотря в глаза, сладко прошептала: «Мне очень-очень… даже безумно, нужны ваши сильные, мужские руки». Ее нежные тоненькие пальчики легонько коснулись, моих плеч. Я нервно сглотнул, пытаясь понять, есть ли тайный смысл в этих словах. Указал в сторону любопытных ребят, которые в это момент завидовали мне, и сказал: «Думаю, среди них найдется тот, кто вам нужен». Она звонко расхохоталась и, схватив меня за руку, повела к себе в автомобиль. Я не мог сопротивляться: мне нравилась ее энергетика, которая вдохновляла на сумасшедшие поступки.

Мы сели в машину и поехали на озеро, где купались голышом. Это самые лучшие кадры из моего фильма под названием «Жизнь». Тогда я так и не понял, почему она выбрала именно меня. А потом я узнал, что она невеста мэра. Но это меня не остановило. Мы тайком встречались на нашем озере для влюбленных, где наслаждались обществом друг друга и упивались медовыми поцелуями, созерцая красу природы при заходе солнца. В конечном итоге, мы сбежали и обосновались в этом городе. А потом у нас родились близнецы. И моя любимая превратилась в обычную домохозяйку, вечно ноющую о том, как ей тяжело, и как сильно я изменился.

Я же работал на двух работах: копил деньги для открытия своего бизнеса, чтобы мои дети и жена ни в чем не нуждались. Приходил поздно, уходил рано, можно сказать, жил на работе. И вот однажды, наконец-то дойдя до своей цели, я купил охапку цветов и дорогое кольцо, чтобы обрадовать любимую женщину, но судьба приготовила мне ответный сюрприз. Вернувшись домой, я обнаружил ее с каким-то мужиком в нашей постели. Хм… – он остановился, на постаревшем и измученном лице читалась скорбь и боль. – Я ушел не прощаясь. Оставив все, и свою душу в том числе.

– Погоди, погоди. Ты хочешь сказать, что это послужило твоим уходом от нас? – Сергей не верил в эти слова.

– Я очень любил твою мать и после такого предательства не хотел видеть ее, не мог видеть вас. Мне хотелось порвать с прошлым, чтобы начать все заново.

– Не понимаю. Но она рассказывала нам совсем другую историю. Историю о том, как ты бросил нас из-за другой женщины.

– Не правда.

Сергей не мог поверить тому, что из-за любовных похождений матери он лишился отца.

– Мы с братом так страдали без тебя, нам не хватало твоего отцовского сурового слова.

Глаза отца наполнились слезами.

– Я знаю, я знаю, – прошептал он. – Ведь я сам рос под присмотром одной только бабушки. Моих родителей убили из-за мелочи в кармане. Пожалуйста, прости меня.

– Отец… – Сергей понимающе взглянул на него. – Я прощаю тебя.

– Но это еще не все. Я очень виноват перед тобой, – он жалостливо взглянул на сына. – Вспомни, тот вечер в ресторане, когда ты пришел с Джульеттой.

– Ну, да, – не понимая, причем тут она, подтвердил он.

– А помнишь девушку, которая поцеловала тебя в туалете?

Сергей напрягся, прикрыл глаза, боясь услышать что-то страшное.

– Да.

– Так вот. Это подстроил я.

Эти слова прозвучали, как резко воткнутый в спину нож. Сергей поморщился, освободил руку из руки отца и тихо произнес:

– Зачем?

– Я хотел, чтобы ты отказался от глупой любви, чтобы не следовал за ней, как я, слепо веря в ее существование. Ведь в конечном итоге все в этой жизни умирает… А свадьба на Александрине сделала тебя богатым. Ты человек, который может позволить себе многое.

Сергей медленно встал со стула и побрел к двери.

– Прости меня, сын. Я такой дурак, я не должен был лезть в твою жизнь: я сделал только хуже. Умоляю, прости, – застонал больной.

Сергей повернулся, его лицо исказилось так, словно он испытывал мучительную боль. Он хотел что-то сказать, но передумал.

Глава 38

Через несколько дней отец умер, оставив после себя автомобили, счета в банке и недвижимость загородом. Продав движимое и недвижимое имущество, часть денег Сергей пожертвовал в детские дома, часть использовал в качестве спонсорской поддержки питомника для собак, а остальные потратил на покупку загородного дома.

– Ух, ты! – завизжала Дина, увидев дом издалека. – Он мне уже нравится.

Сергей довольно улыбнулся, радостный тому, что угодил единственной любимой девочке в своей жизни. Их автомобиль остановился у железного ограждения. Дина с нетерпением выскочила из машины и, отварив калитку, побежала к дому по зеленой мягкой траве с криками:

– Йо-ху-у-у!

Сергей был счастлив. Казалось, в свои сорок два года он наконец-таки нашел свое пристанище, свой настоящий и единственный дом, в котором ждут только самые приятные моменты в жизни. Занося внутрь вещи, он радостно улыбнулся приветливо встретившей его гостиной, которая мягко освещалась, сквозь белые воздушные шторы вечерним ласковым солнышком.

– Пап, а пап! – послышался восторженный голос дочери со второго этажа. – Иди сюда!

Сергей быстро поднялся по деревянной лестнице и увидел Дину у распахнутого окна, в которое нахально дул свежий прохладный ветерок, дерзко теребя ее волнистые локоны.

– Что случилось? – спросил он, подходя к окну.

– Смотри, – она указала на озеро, находящееся недалеко от дома, слегка прикрытое верхушками зеленых пушистых елей.

– Купаться? – внезапно предложил он.

Она от восхищения широко раскрыла рот и воскликнула, подбегая к лестнице:

– Я только купальник надену!

– Я прошу тебя, осторожнее на лестнице, иначе вместо купальника придется носить гипс.

– Ага.

К озеру вела узенькая тропинка, которая проходила сквозь небольшой благоухающий лесок. Они медленно пошли через него, беззаботно строя планы на будущее. И, насладившись свежестью и прохладой волшебного места, вышли к озеру.

– Как красиво! – поразился Сергей.

– Я не знала, что на Земле есть такие места, – заворожено пролепетала Дина. – Ты только посмотри на эту чистейшую воду. Она чище, чем вода из-под крана в нашей квартире. – Дина сняла футболку и джинсовую юбку и бросила на траву. – Ну, я пошла.

– Хорошо, только…

– …осторожнее. Знаю-знаю, – перебила дочь.

– Умничка! – Сергей снял рубаху. – Я за тобой.

Следом пошли шорты.

– Давай! – произнесла она, когда голубая прохладная водичка приняла ее в свои объятья. – О-да! Я в раю.

Сергей побежал вслед за ней, но внезапно споткнулся и плюхнулся в воду, образовав волну.

– Вот черт! – выругался он, усмехнувшись над своей неуклюжестью.

– Кому нужно быть осторожнее, это еще неизвестно.

Сергей улыбнулся и, отплывая от берега, ответил:

– Все что я делаю – это четко запланированные действия, и вот это одно из них.

Дина хотела что-то ответить, но передумала и легла на поверхность воды в позе пятиконечной звезды. Сергей поплыл вдоль берега, наслаждаясь гармонией с природой и получая удовольствия от ее прикосновения: от осязания удивительных запахов и от сочности красок представленного перед ним пейзажа. Она казалась такой спокойной и невозмутимой. А медленно проплывающие в свое удовольствие облака, держали путь куда-то вдаль, не обращая никакого внимания на заботы человеческого мира. Солнце почти село. Отец и дочь, довольные прогулкой на озеро, отправились домой.

Поужинав как следует, каждый отправился по своим комнатам. Сергей выложил вещи из сумки и разложил по ящикам. После чего вышел в слабо освещенный коридор. Играющая на ветру шторка, как будто созывала подойти к окну. Мужчина медленно направился к нему, а когда подошел, увидел на небе взошедшую луну. Она казалась небесной королевой в окружении маленьких звездочек-придворных. Еще некоторое время Сергей любовался этой картиной, потом собрался пойти вниз. Вдруг неосторожно брошенный взгляд в сторону озера заставил его помедлить.

Он заметил стройную женскую фигуру, которая плавно двигалась вдоль берега. Сергей прислонился на подоконник, внимательно наблюдая за ней. Она неожиданно остановилась, длинное платье медленно скользнуло по ее бедрам к ногам, освобождая нежное женское тело из своего объятия.

Мягко ступая по траве, она вошла в воду.

– Нимфа, – тихо прошептали губы Сергея, а глаза неотрывно наблюдали за ней.

Незнакомка немного отплыла от берега и начала двигаться в ритме какого-то понятного только ей танца. Она, то скрывалась под водой, то снова выныривала, играя длинными волосами. Руки нежно скользили по коже, а тело страстно изгибалось в движениях.

Сергей не мог оторвать от нее глаз, пытаясь запомнить каждый миг. Ему стало ужасно любопытно, кто же она. Возможно, что это одна из его соседок, которая решила снять напряжение перед сном. А, может, она чья-то жена или подружка, которая приехала отдохнуть на выходные. Пока он об этом думал, нимфа грациозно вышла из воды, быстро накинула на себя оставленное у берега платье и кошачьей походкой направилась в сторону леса.

«Значит, все-таки здешняя, раз не боится идти через лес одна», – заключил мужчина и решил завтра утром осмотреть округу.

Если представится случай – познакомится с местными.

– Пап. Что делаешь? – внезапно послышался голос дочери за спиной.

– Что? – переспросил он задумчиво.

– Чем занимаешься, говорю?

– A-а… Да, так любуюсь видом.

– М-да, и как? – снова спросила Дина, с интересом подходя к окну.

– Завораживает и интригует, – ответил Сергей, всматриваясь в темноту ночного озера. – Ладно, Дюймовочка, я спать. Он поцеловал дочку в лобик и направился в свою комнату. – Спокойной ночи.

– Сладких, – бросила Дина.

Глава 39

Утро было прекрасным, как никогда. Веселое пение птиц ободряюще действовало на проснувшееся и еще не определившееся настроение.

Сергей неторопливо встал с кровати, потянулся и сладко зевнул. После чего подошел к окну и распахнул створки. Свежий ветер свободы приятно защекотал кожу, соблазняя выйти из дома, чтобы полностью насладиться прекрасным началом дня. Мужчина быстро спустился по лестнице и, стараясь не шуметь, приготовил пару тостов и кофе. Позавтракав, вышел во двор.

Лучи раннего солнышка ослепляли своим светом. От непривычки он поморщился и ответил светилу довольной улыбкой. Решил пройти сквозь лесок, чтобы узнать, кто же все-таки живет на той стороне поселка. Каково же было удивление, когда его взору предстали обычные дачные участки с заурядными домами и деревянными заборами. А украшенная березами улица, казалась тихой и нелюдимой. Сергей нерасторопно прошел по ней, всматриваясь в окна безмолвных домов, но дойдя до конца улицы, так никого и не встретил. Только мимо пробегавший рыжий кот говорил о том, что здесь могут жить люди.

– Странно, – произнес он вслух и, почесав затылок, цыкнул от сожаления.

Сергей медленно побрел домой, но уже другой дорогой, которая тоже вела через лес. Выйдя из приятной прохлады в духоту очередной улицы уже согретого утренними лучами солнца, мужчина подумал, что денек сегодня будет очень жаркий. Но после того как увидел массивные и важные дома, значительно отличающиеся не только шикарным видом, но и размерами участка, раздумья о погоде ушли на второй план.

Можно было подумать, что там жили бедняки, а здесь богачи. Вот оно расслоение общества. Его дом тоже был немаленьких размеров, но по сравнению с ним эти дома казались замками, а судя по их шикарному виду, здесь жили короли. Сергей близко подошел к одному из особняков по гладкой ровной дороге, но, заметив камеру, прошел мимо. Сделал вид, будто ошибся адресом. Одноглазая камера тут же проводила его пристальным взглядом. Так Сергей дошел до конца улицы, чувствуя присутствие наблюдавших за ним чужих невидимых глаз. Перед ним снова стоял лес. Мужчина прошел сквозь него и, наконец-то, вышел к дому. Железная калитка радостно заскрипела, поприветствовав хозяина. Увидев лежащую на траве Дину, которая сосредоточено уставилась в поглощавшую все ее внимание, книгу, он радостно крикнул:

– Дюймовочка, привет! – он подбежал к ней и начал щекотать.

Она вскрикнула – книга выпала из рук.

– Пап! Ну… не надо… – ее заливистый смех мешал ей говорить.

Сергей резко остановился и поцеловал дочь в макушку.

– Как скажешь, родная. Я пойду, приготовлю обед, – произнес он, направляясь в сторону дома.

– Поздно. Пока ты где-то бродил, я это уже сделала.

– Ох, ты моя прелесть! – отец подбежал к Дине и снова принялся ее щекотать, только уже за пятки.

Девочка вскрикнула и резко вскочила.

– Хватит! – пыталась серьезно проговорить она, но улыбка настойчиво появлялась на ее лице.

– Сдаюсь! – Сергей поднял руки вверх, а потом опустил и добавил: – Смотри, не обгори, а то мои щекотливые ручонки накажут тебя.

– Не бойся, супер крем для загара защищает мое тело не только от палящих лучей жаркого солнца, но и от любого, кто на него покусится, – произнесла она так, словно рекламировала популярный бренд.

– Все. Понял. Вопросов нет, – он направился в дом.

– Ах, да! – внезапно воскликнула Дина. – Звонила Александрина и просила передать, что ее адвокат приедет на следующей неделе для подписания документов о разводе.

– Ну, наконец-то, – облегченно выдохнул Сергей, не оборачиваясь.

– И еще. Звонил дядя Денис и сообщил о приезде на этих выходных.

Он повернулся к дочери и радостно воскликнул, потирая ладошки:

– Будет с кем порыбачить.

– Но он приедет не один, а с семьей. Господи, я так терпеть не могу этих братьев-близнецов. Они только и делают, что смеются надо мной, – она недовольно поджала губки, усаживаясь обратно на траву.

– Да, брось! Будет весело, я уверен.

День пролетел незаметно. Когда на небе засияли маленькие небесные фонарики, Сергей подошел к окну в надежде на то, что сегодня, как и вчера, появится та самая загадочная нимфа. Он прождал около часа. Ожидание стало обременительным. Но упрямая не желающая сдаваться надежда, заставляла молча ждать ее до тех пор, пока не упадет последняя капля терпения. И, наконец, она появилась, как нечто сказочное и нереальное. Девушка ступала по траве, точно плывущая по облаку богиня. Все тоже платье скрывало нежность и наготу ее чувственного тела. Подойдя к воде, она медленно потянулась, как будто ее род принадлежал семейству кошачьих, и также неторопливо распустила собранные в пучок волосы. Они тут же послушно упали на ее хрупкие плечи. Сергей был ужасно рад тому, что у него отличное зрение, и он в полной мере может насладиться этом прекрасным зрелищем. Однако он был очень огорчен тому, что на ее загадочном лице лежала маска все скрывающей темноты.

Нимфа приподняла подол платья и заткнула его за пояс, оголяя ровные ножки. Но вместо того, чтобы зайти в воду, она отошла от берега и начала плавно двигать руками, то поднимая их, то опуская, словно это не человеческие руки, а лебединые крылья. Вскоре она выпрямилась, разогналась и подпрыгнула, точно скачущая по просторам лань. Так девушка повторила несколько раз. После чего завыла, как одинокая изгнанная из стаи волчица и внезапно засмеялась, видимо, эта выходка показалась ей забавной. Сергей улыбнулся, удивленный такой непредсказуемостью. Она еще чуть-чуть подурачилась и вновь скрылась в темноте леса.

В тишине послышался его разочарованный вздох, затем шаги и звук закрывающейся в спальню двери.

Глава 40

– Тут такие маленькие магазинчики. Я ужасно соскучилась по городу, – произнесла Дина, кладя в корзинку упаковку шоколадного печенья.

– Хочешь вернуться? – серьезно спросил Сергей.

– Ну, не так чтобы очень… но за пару гамбургеров я бы преодолела шестьдесят километров, даже если бы мне пришлось ехать на санках по асфальту в тридцати градусную жару.

Он удивленно посмотрел на дочь.

– Однако! А, может, тебе стоит попробовать приготовить это изысканное блюдо самой?

– Не-е… Это так сложно: я не знаю рецепта, – ее маленький носик поморщился.

– Думаешь? – он ехидно улыбнулся. – А, по-моему, тебе просто лень. Дина недовольно закатила глаза.

– Да, мне лень. Но развеяться нам тоже не помешает. Я повидаюсь с друзьями, а ты съездишь на работу. Разве это плохая идея?!

– Возможно, ты права, но не сегодня.

– Почему? – ее губки обиженно надулись.

– Потому что намечается грандиозный дождь, так что в другой день. Только не капризничай, Дюймовочка. Слушайся отца, и у тебя все будет хорошо.

– Хм… А ты слушался дедушку? – внезапно спросила она.

Сергей задумчиво посмотрел на нее, вспоминая советы и напутствия отца, и пришел к удручающему выводу, но вместо него произнес:

– Конечно, если бы не он, то, возможно, твоим отцом был бы сейчас другой мужчина.

Лицо Дины тут же изменилось, она подошла к Сергею, обняла его и крепко сжала в объятьях.

– А знаешь, не нужны мне никакие гамбургеры.

Он улыбнулся и поцеловал ее в макушку.

– Я люблю тебя.

– А я тебя!

Когда они садились в машину, грозовые угрюмые тучи решительно приближались к их поселку, чтобы нарушить тишину и покой местных жителей.

– М-да. Погодка сегодня славная, – недовольно произнес Сергей, глядя на помрачневшее небо, когда они с Диной подъезжали к дому.

Вдалеке сверкнула молния, сопровождаясь раскатами грома, как бы советуя ничтожным людишкам прятаться по своим жалким домам. Отец и дочь только вышли из машины, как тут же полил прохладный дождь. Дина вскрикнула и побежала в дом. Сергей ссутулившись, достал из багажника тяжелые пакеты с продуктами и, чертыхаясь, потащился домой.

– Ах ты, маленькая предательница! – воскликнул он, кладя полные пакеты с продуктами на стол.

– Нет, нуты это видел. Это же «Всемирный потоп. Продолжение»! – взволнованно произнесла она, всматриваясь на творение природы за окном.

– Так, фантазерка! Чтобы продукты были разложены по полочкам, – дал указание Сергей и направился наверх – переодеться.

Открытое окно встретило прохладой и ветром, который нагло гулял по комнате, а мокрые шторки жалостливо прилипли к намокшему дождевой водой подоконнику. Он подбежал к окну и закрыл его. Потом снял рубашку и, скомкав, бросил в корзину. Внезапно мужчина остановился. По босым ногам пополз холодок. Он открыл дверь и выглянул из спальни, пытаясь понять, в какой части дома может быть открыто окно. Внимание тут же привлекли парящие в конце коридора белые шторы. Они снова манили его.

«Подойди, подойди же, – казалось, он слышал их сладкий шепот: – Ну, же, не бойся, сделай шаг».

Сергей медленно, словно завороженный направился по темному коридору к настежь распахнутому окну. Подойдя ближе, почувствовал всю горесть представшего перед ним пейзажа. А на фоне траурного неба прискорбно качались высокие ели, которые не в силах были противостоять ветру дьявольской силы. В этот момент вдалеке раздался гром, и небо разделила тоненькая полоска электрического заряда.

– Вот черт! – вырвалось у него.

Сергей принялся поспешно закрывать окно, но внезапно заметил чью-то фигуру у озера. Это была она, та самая нимфа. Сумасшедшая нимфа. Вместо того чтобы прятаться дома, укрываясь от непогоды, она танцевала под дождем, радостно приветствуя его.

– Она ненормальная что ли?! – бросил он и попытался до нее докричаться: – Эй! Уходите оттуда! Вы меня слышите! Уходите!

Его голос оборвался.

– Твою мать, охрип, – прошептал он.

– Пап, что случилась? – обеспокоенно спросила Дина, поднимаясь на второй этаж.

– Прости, нет времени объяснять: я должен спасти одну чокнутую.

Он побежал вниз по лестнице и, схватив с вешалки курточку, выбежал на улицу. Холодный дождь тут же безжалостно захлестал его по лицу – он накинул капюшон и побежал в сторону озера. Скользя по размытой тропинке, Сергей, как скаковая лошадь перепрыгивал возникавшие перед ним преграды. И вот, когда лес готовился выпустить его из своих объятий, он внезапно потерял равновесие, поскользнулся и упал на спину, чувствуя резкую боль в области затылка. На мгновение в глазах потемнело. Он медленно поднялся на ноги и, не обращая внимания на боль, направился вперед по размытой от дождя тропинке.

Наконец, выйдя из густого леса, Сергей увидел нимфу. Казалось, она была чем-то опьянена и пребывала в состоянии эйфории.

– Уходите отсюда: здесь не безопасно! – попытался выкрикнуть его слабый голос. Но она не обратила на это внимание – он подошел ближе и продолжил: – Эй! Вы меня слышите?! Здесь опасно находиться!

– Что? – беззвучно произнесли губы нимфы, когда она повернулась к нему.

Он увидел ее лицо. Лицо самой прекрасной женщины на свете. Лицо той, чье имя он знал и хранил в своем сердце и ни на минуту не забывал.

Она попятилась, будто увидела привидение из прошлого.

– Не может быть, – прошептала нимфа. – Я не верю, – она прижала рот рукой, пытаясь успокоить себя от надвигающегося приступа истерики.

Сергей почувствовал боль, душевную боль и легкость одновременно. Словно из его тела хирургическим путем и без наркоза вытащили опухоль, которую он всю жизнь носил в себе.

– Джульетта… – он пытался что-то сказать, но горло сжалось в невидимые тиски – они мешали издавать какой-либо звук.

Он нерешительно шагнул ей навстречу, а на глазах появились слезы, которые скрыл не унимающийся дождь. Внезапно она рухнула на колени и, прикрыв лицо руками, зарыдала еще сильнее. Сергей подбежал к ней, чтобы крепко обнять и успокоить.

– Перестань, прошу, перестань, – шептали его дрожащие губы, целуя ее мокрый лоб.

Она отстранилась.

– Прости меня, – надрывисто звучал голос, а руки вцепились в его куртку. – Простишь? Ты ведь простишь меня? – ее жалостливые глаза ждали немедленного ответа.

– Конечно, – ответил он, преодолевая мешавший в горле ком. – Я не могу тебя не простить.

Джульетта попыталась улыбнуться, но вновь зарыдала.

– Ну, вот опять.

– Нет-нет, все в порядке.

Ее дрожащие пальцы осторожно коснулись его губ. Сергей перехватил руку Джульетты и поцеловал, получая безумное наслаждение от прикосновения.

– Боже, ты совсем замерзла, – подметил он и снял с себя куртку, чтобы накинуть на дрожащие плечи.

Джульетта снова прильнула к его груди, не желая отпускать Сергея ни на секунду.

– Я искала тебя.

– Искала? – переспросил он.

– Да. После пяти лет моего путешествия, я вернулась. И первым делом отправилась к тебе домой, но… – Джульетта вытерла мокрое лицо, – но тебя там не оказалось: ты съехал. А новые жильцы сказали, что ты женился. И я… – она снова заплакала.

– Теперь все хорошо, – он прижал ее к себе, чувствуя всю злость разбушевавшейся непогоды. – Пойдем домой, – предложил Сергей, убирая с ее лба прилипший локон волос.

– Домой… – еле слышно повторила она, сквозь слезы.

– Да. В наш с тобой дом.

– В наш?

– Именно, – он улыбнулся при виде ее детского выражения лица, после чего воскликнул: – Как же я соскучился!

И его губы прильнули к ее губам. Легкие прикосновения превратились в жадную страсть, с помощью которой они пытались насладиться наступившим мгновением, компенсируя ушедшие в никуда одиннадцать лет. Оторвавшись от теплоты и податливости ее мягких губ, он произнес:

– Теперь я тебя никуда не отпущу, слышишь! Никуда и ни за что.

Она робко кивнула.

– Ну, же пойдем. Я еще должен тебя кое с кем познакомить и напоить горячим чаем.

– С молоком? – спросила она, как всегда.

Он засмеялся так свободно и естественно, чувствуя себя самым счастливым на Земле, и ответил:

– Конечно. Как ты любишь.

Он помог Джульетте встать с мокрой скользкой травы и, взяв ее маленькую руку в свою, повел сквозь темный лес, где их ждала та самая любовь, которая сквозь время и расстояние становиться только крепче, искреннее и вернее.

В конце больничного коридора что-то упало, звонко ударяясь о серый мраморный пол. Дина вздрогнула и посмотрела испуганными опухшими от слез глазами в ту сторону, откуда послышался звук. Руки рефлекторно обхватили ссутулившиеся под тяжестью горя плечи, а по лицу вновь покатились слезинки, которые она обессилено вытерла с покрасневших щек. Нервно сжала худенькие пальцы в кулачки, чувствуя острую боль от впившихся в кожу ногтей.

– Дина! – по помещению разнесся знакомый встревоженный голос. – Детка, как ты?

Девочка подняла голову и, увидев родное лицо, тут же вскочила с железного стула и поторопилась обнять красивого статного мужчину, одетого в летний домашний костюм. Он ответил ей тем же.

– Дядя Денис, – залепетали усталые губы. – Все плохо. Все очень плохо. Я нашла его в лесу без сознания. Я не знала, что делать, – она снова заплакала, но усилием воли продолжила: – Я пыталась дотащить его до дома, но не смогла, да еще эти лужи и грязь. Тогда вызвала «скорую». Она добиралась два часа и… Нас привезли сюда.

– Ну, а что же… что с ним произошло? – поспешил узнать Дэн, нежно поглаживая Дину по голове.

– Он… – девочка отстранилась от него и, вытирая ладошкой мокрое лицо, ответила: – Он упал, там в лесу. Наверно, поскользнулся и ударился затылком об острый камень. И зачем он туда пошел? Зачем?! А теперь… теперь он в коме, и когда выйдет из нее – неизвестно. Господи, что же мне теперь делать, дядя Денис?

Отчаянные голубые глаза Дины просили ответа, но Дэн, потрясенный горестным событием, смог ответить только одно:

– Все будет хорошо.


home | my bookshelf | | Танец обожженной души |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу