Book: Жажда Власти



Жажда Власти
Жажда Власти

Сергей Тармашев

Жажда Власти

Купить книгу "Жажда Власти" Тармашев Сергей

© С.С. Тармашев, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

«Цель оправдывает средства».

(Макиавелли vs Эскобар)

Пролог

Несколько миллионов световых лет от системы Солнца, жизненное пространство Красной Расы, Галактика Теутио Тик*Аль, пограничные территории Вечной Империи Тихуакан, окраина системы Цетайя, наши дни.


Стальные птицеподобные лапы спускающегося по склону карьера боевого робота бесшумно вонзались в слежавшийся грунт, выбивая из опустошённой породы облака пыли. В безвоздушной атмосфере исполинского астероида не было слышно лязга стальных подвижных частей и зловещего гула силовой установки, и со стороны могло показаться, что появляющиеся из-за гребня смертельно опасные боевые механизмы бесплотны, подобно объектам голографической рекламы. Ещё секунда, и идеально воссозданные изображения поплывут по воздуху, отыгрывая рекламный ролик, после чего бесследно растворятся, и в застывшем без движения горно-обогатительном комбинате вновь воцарится пустота… Но боевые роботы исчезать не собирались. В считаные секунды их количество возросло до десяти, и взявшие карьер в кольцо зловещие механизмы устремлялись вниз по почти отвесным склонам, повторяя манёвр головной машины.

– Справа ещё трое! – Испуганный голос немолодой черноволосой женщины, панически сжавшейся в кресле оператора наблюдательного блока, больше напоминал сдавленный крик.

Её пальцы судорожно скользили по многочисленным светосенсорам интерфейса систем внешнего наблюдения, заставляя зажжённые на стенах обзорные экраны укрупнять изображения.

– На южном склоне двое! Трое! – тут же поправился столь же черноволосый мужчина, в ужасе застывший позади её кресла. Он задрал голову, бросая взгляд на потолочный экран, совмещённый со схемой проложенных над астероидом орбитальных маршрутов: – На орбите истребители! Прямо над нами! Нам не дадут улететь!

– Куда?! – Ещё один обитатель центра управления горно-обогатительным комбинатом находился возле рабочего места главного управляющего и лихорадочно задавал программу искусственному интеллекту, вводя команды напрямую через секретную консоль, зажжённую им поверх стандартного интерфейса несколько секунд назад. – Нам всё равно не хватит скорости! Комбинат не истребитель, мы не успеем совершить прыжок!

Он бросил взгляд на жмущуюся друг к другу молодую пару своих подчинённых, парня и девушку лет двадцати с небольшим, не сводящих переполненных страхом глаз с обзорных экранов:

– Прячьтесь! Надевайте скафандры и в систему охлаждения! Там вас не смогут обнаружить по тепловому отпечатку! Бегите, все бегите! Я их задержу!

Этих двоих управляющий недолюбливал, неопытная молодёжь, им бы работать в поте лица, набирая квалификацию, а они постоянно отвлекаются на амурные выкрутасы. Причём девица вовсю вертит наивным сопляком, и пару раз словно невзначай допускала довольно существенные нарушения технологического цикла, вину за которые дурачок горделиво брал на себя. Сопляк совсем не видит, что она таким незамысловатым способом подмачивает ему послужной список, обеспечивая себе карьерный рост на будущее. Женщина-оператор блока наблюдения скоро достигнет предельного для работы в космосе возраста, и компания переведет её на планету или уволит, тут уж как начальству вздумается. И на её место из двоих молодых специалистов посадят того, кто проявил себя в работе лучше. А лучше тот, у кого не было нарушений технологического цикла. Всё лежит на ладони. Однако сопляк этого не видит, равно как ушлая девица не видит того, что управляющий всё прекрасно замечает. Два болвана!

Уволить бы обоих, да жаль сопляка. Наивный дурачок напоминает управляющему себя в далёкой молодости, когда он сам побывал едва ли не в точно таком же положении. Да и девицу, прямо скажем, тоже жаль. Она ведь совсем не красавица, обладательницы привлекательной внешности не идут работать в рудники на окраинах имперского захолустья, а где ещё такой девице получить шанс на замужество? Второй женой такую точно никто не возьмёт, так что серьёзного и состоявшегося обеспеченного супруга ей не видать. Вся надежда отхватить такого вот наивного сопляка и успеть выскочить замуж на фоне глобальной нехватки женского внимания, помноженной на молодое тело и дешёвые спиртные напитки в автоматическом баре горно-обогатительного комбината. У управляющего младшая дочь точно в таком положении, с красотой не повезло, а завербоваться работать в захолустье он ей не позволил. Посчитал, что слишком это развратный способ выйти замуж. Теперь вот всё чаще задумывается, правильно ли поступил. На его памяти в различных рудниках не один десяток страшненьких девиц супругов обрели, а дочь всё сидит на родной планете без видимых перспектив, а время идёт…

На обзорных экранах головной боевой робот достиг радиуса действия системы безопасности горно-обогатительного комбината, и искусственный интеллект, не получив опознавательных кодов, открыл огонь. Блок автоматических турелей ударил лазерными лучами, спустя полсекунды к нему присоединились ускорители частиц противометеоритной защиты. Центральный компьютер комбината предпринял все возможные действия для увеличения боевой мощи. Этого вполне достаточно, чтобы отразить метеоритный дождь, удар метеороида или нападение грабителей, но против команды боевых роботов горно-обогатительный комбинат бессилен. Головная машина приняла на защиту лазерный удар и ловким манёвром ушла от потока частиц. Судя по тому, что анализатор структур комбината не смог получить информацию о состоянии цели, налётчики оснащены не только мощными генераторами щитов, но и более сильной электроникой. Направление удара противометеоритной системы им удаётся рассчитывать без труда.

Боевой робот полыхнул орудийными портами, и искусственный интеллект сообщил об отказе блока турелей. Сам по себе горно-обогатительный комбинат немал, почти пятисотметровый ребристый полукуб, полуколокол, сам вгрызается в поверхность астероида, сам обрабатывает руду, сам добывает из неё сырьё, сам выбрасывает пустую породу. Орбитальные комбинаты ещё крупнее, но на астероидах выгоднее устанавливать наземные, тем более что штатные двигатели позволяют комбинату перемещаться внутри астероидного скопления от одного объекта разработки к другому. Так расход моторесурса вкупе с износом узлов и агрегатов значительно ниже. Вот только спастись в случае нападения наземному комбинату невозможно. На тихоходных двигателях далеко не улетишь, а надежда на то, что удастся затаиться на дне разрытого карьера, слишком призрачна. И дело не в размерах, карьеры на астероидных разработках зачастую бывают с десяток километров глубиной, а астероидные скопления могут простираться на сотню-другую тысяч километров. Просто горно-обогатительный комплекс – это не военный объект, и защиты от сканеров и прочих систем поиска и обнаружения у него нет.

– Бегите! – повторил управляющий, перекрывая пальцем жёлтое свечение нужного светосенсора. – Я переведу систему охлаждения на максимум! Не покидайте её, сколько сможете! Они не будут взрывать комбинат, им нужен склад нашей продукции!

Двери, ведущие в технический подуровень, втянули в себя створы, и наспех облачившаяся в аварийные скафандры парочка бросилась в открывшийся коридор. Мужчина-технолог, помогающий женщине-наблюдателю достать из шкафа комплект для экстренных ситуаций, торопливо нацепил на себя сегмент-трансформер экстренного комплекта и обернулся:

– Но как же вы, господин управляющий? – Почувствовав носителя, сегмент-трансформер начал раскладываться по телу технолога, быстро образуя аварийный скафандр, и мужчина со страхом глядел через лицевой щиток компактного гермошлема на затягивающуюся вокруг комбината петлю из зловещих боевых механизмов.

– Я укроюсь в служебных подуровнях! – Управляющий закончил перепрограммирование искусственного интеллекта комбината и активировал пусковой код. – Так будет безопасней для всех! Пиратам нужен наш палладий, они будут искать меня, чтобы получить коды доступа к блоку отгрузки продукции! Чем дальше я буду от вас, тем лучше!

– Но они убьют вас, если поймут! – Глаза технолога в ужасе расширились, увидев вспыхивающее в воздухе сообщение центрального компьютера о полном удалении прав доступа к управлению комбинатом всех его сотрудников.

– Если я отдам им палладий, штрафные санкции убьют всю мою семью! – возразил управляющий, бросаясь к дверям, распахивающимся в противоположной от технолога стене. – Никаких страховок не хватит, чтобы погасить такой долг, управляющий есть лицо материально ответственное, вы же знаете! Страховая компания повесит на меня все грехи! Бегите!

Технолог рванулся в свой коридор, и управляющий помчался по нехитрому лабиринту служебных проходов, на бегу размахивая ладонями перед светосенсорами ручного управления дверьми и переборками. Голосовое управление теперь недоступно, он лично аннулировал свой доступ к искусственному интеллекту, опасаясь под пытками выполнить все требования пиратов. Надо попытаться спрятаться как можно дальше, чтобы они нашли его не сразу, вдруг за это время подоспеет помощь! Управляющий был где-то посреди блока регенерации воды, когда очередная дверь не открылась перед ним, игнорируя затмения светосенсоров. Неужели пираты перехватили управление дверьми?! Как они смогли, да ещё так быстро! Управляющий в ужасе бросался к разным дверям, но его попытки оказались тщетны, все двери были заблокированы, отрезая ему путь в любую сторону. Холодея от страха, он втиснулся под самый дальний блок оборудования и замер, пытаясь дышать как можно тише.

Если пираты его найдут, то подвергнут жестоким пыткам, в этом сомневаться не приходилось. Ему довелось пережить нападение бандитов лишь однажды, на заре своей карьеры. Тогда на орбитальный рудник, где он работал простым техником, напали Чужие. Это была пиратская флотилия, состоящая из Ххззутов и Тс. Что само по себе уже являлось неожиданностью, потому что арахниды Ххззуты, полутораметровые кремниевые жуки, отличались запредельной ненавистью ко всем абсолютно и на любые союзы шли крайне редко. Тс и вовсе являются минеральной расой, разумные камни-гексаподы, складывающиеся в метровый шар для быстрого передвижения и раскладывающиеся в этаких гранитных шестиногов высотой в метр тридцать для осмысленных действий. Как они умудрились объединиться друг с другом – неизвестно, равно как никто не смог понять, как они смогли прорваться так далеко в глубь пространства Империи. Ведь в тот раз нападение произошло хоть и не в центральных имперских созвездиях, но всё же не на окраине. Военное командование объявило тогда, что эта операция была профинансирована и разработана одной из цивилизаций диких кланов, населяющих территории Хаоса, что простираются за границами Империи.

Будущий управляющий выжил благодаря тому, что спрятался в системе охлаждения. Что произошло на станции, он узнал позже, когда увидел записи систем внутреннего наблюдения. Чужие убивали всех, кого находили, но потом поймали тогдашнего управляющего и потеряли к остальным интерес. Его пытали чудовищными способами, заживо и медленно расчленяя тело и с хирургической точностью препарируя нервную систему. Никаких психотропных изысков Чужие не применяли, но своей цели достигли. Управляющий подал искусственному интеллекту команду перегрузить добытые ресурсы на борт пиратского грузовика. После этого Чужие покинули рудник, не став даже убивать управляющего. Уцелевший в жуткой бойне персонал успел поместить несчастного в медблок, там автоматика провела ему ряд операций, после чего погрузила в анабиоз и передала прибывшим позже медикам. Вот только выживший совсем не был рад своему спасению. Потому что компания-работодатель заставила его возмещать убытки, оцениваемые в баснословную сумму. Таков закон. Управляющий материально ответственное лицо и не должен терять продукцию ни при каких обстоятельствах. За этот риск ему платят большие деньги. Когда-то давно на управляющих распространялась страховое покрытие, но после того, как участились случаи сговора управляющих с преступниками, закон был ужесточён. Теперь страховая компания будет возмещать убытки, связанные с потерей продукции, случившейся в результате противоправных действий, только в одном случае, а именно если управляющий погиб. И то только после расследования, которое докажет, что погибший расстался с жизнью не по своей воле, и всё это не является его сговором с преступниками с целью посмертно обеспечить свою семью или иных выгодоприобретателей. Тот несчастный управляющий в итоге покончил с собой, но долговые обязательства через суд были переложены на наследников. Компания отцепилась от них только тогда, когда вся семья несчастного оказалась на улице в ужасной нищете. Говорили, что кто-то из них умер не то от голода, не то от непомерного груза психологических проблем, остальные с тех пор работают батраками где-то на захолустных плантациях маиса.

Подобной судьбы для своих детей управляющий не желал, тем более оба его старших сына недавно обзавелись внуками, и их слабенькая карьера только-только начала идти в гору. Поэтому он удалил собственный доступ к искусственному интеллекту горно-обогатительного комбината. Даже если его разыщут и будут истязать, он не отдаст пиратам продукцию. А без управляющих кодов им придётся вскрывать комбинат при помощи оружия или тяжёлой техники, что само по себе небыстро, не говоря уже о том, что после этого продукцию ещё предстоит погрузить своими силами и средствами. Даже если они у пиратов имеются, негодяи наверняка побоятся задерживаться так долго, потому что имперский флот будет здесь в ближайшее время. Охрана системы должна была подать сигнал бедствия в первые же минуты нападения, как только стало ясно, что отразить налёт своими силами она не в состоянии. Вообще система Цетайя хорошо охраняется. Обитаемых планет здесь нет, но обнаруженные десять лет назад месторождения палладия в астроидном поясе представляют собой немалую ценность, и компания-работодатель держит здесь целую флотилию боевых фрегатов. Компания принадлежит Малому Доминиону Чиалори, а это значит, что силы Империи прибудут сюда незамедлительно, и возглавлять их, скорее всего, будет лично герцог-адмирал Атль, непревзойдённый стратег и тактик имперского флота, являющийся Потомком Императора от цивилизаций Чиалори. Даже странно, что помощь до сих пор не пришла, эскадра герцог-адмирала не может не иметь на вооружении генераторов кротовых нор или иных средств быстрой доставки. Наверняка имперские войска появятся здесь с минуты на минуту.

Ободрённый этой мыслью управляющий попытался восстановить сбившееся от приступа паники дыхание, но шорох втягивающихся дверных створ заставил его замереть на полувдохе. Из своего незамысловатого убежища он мог видеть только основания станин многочисленных механизмов блока регенерации воды, и зловещий топот бронированных ботинок боевых экзоскафандров зазвучал среди тихо гудящего оборудования прежде, чем управляющий заметил ноги их владельцев.

– Справа, удаление двенадцать! – Глухой голос пиратского десантника был едва слышен.

– Вижу! Вон он! – ответили ему почти сразу, и десяток затянутых в броню ног поспешили к неуклюжему убежищу управляющего.

Прячущегося беглеца схватили за ногу и грубо выволокли из-под механизма наружу. Управляющий сжался в комок, в ужасе стремясь закрыться от побоев, но получил тычок бронированным сапогом в область почек и с криком боли разогнулся в обратную сторону. Совмещённый с экзоскелетом боевой скафандр превратил ленивый тычок в тяжёлый удар, и от пронзившей тело жестокой рези у беглеца помутилось перед глазами. Это с виду скафандры совсем невелики, мощь внутри них скрыта немалая, а в боевых экзокомплектах особенно. Охваченное мучительными страданиями сознание управляющего вытолкнуло пропитанную болью мысль, что перед побегом из центра управления ему стоило надеть аварийный скафандр, подобно остальным, но в том шкафу имелось только четыре комплекта, а до следующего отсека, оборудованного аварийным шкафом, он добежать не успел.

– Мы взяли его! – Глухой голос вышел в эфир, и корчащийся от боли управляющий почувствовал, как его рывком отрывают от керамического покрытия пола и взваливают на бронированное плечо, подобно набитому ватой мешку.

Десантники пиратов поспешили обратно, на ходу забрасывая оружие в магнитные зажимы походных креплений. Боевые скафандры снабжены целым спектром систем обнаружения, и пираты знают, что вокруг нет ничего, что представляло бы для них опасность. Задыхающийся от боли и страха управляющий беспомощно застонал. Раз они настолько уверены в своей безнаказанности, значит, помощь всё ещё не пришла. Но почему же войска не прибывают так долго?! Его оттащили обратно в центр управления горно-обогатительным комбинатом и швырнули к ногам затянутого в боевой экзокомплект офицера с наглухо затенённым лицевым щитком.



– Господин управляющий! – Главарь пиратов вальяжно уселся на блок приборов его рабочего места, и небьющаяся стеклянная поверхность излучателя объёмного изображения треснула под тяжестью бронированного снаряжения. – Вы отсутствовали на рабочем месте! Крайне халатно с вашей стороны! Халатно и негостеприимно!

Он окинул взглядом троих солдат в инженерных скафандрах специалистов по электронным системам, сосредоточенно и быстро манипулирующих какими-то компактными сложными устройствами, напрямую подключёнными к раскуроченным потрохам центрального компьютера:

– Что там, сержант?

Взламывающие искусственный интеллект горно-обогатительного комбината электронщики работали и выглядели слишком бодро для людей, столкнувшихся с неразрешимой проблемой, и это напугало управляющего ещё сильней. Их разговоров он не слышал, инженеры пиратов установили свои гермошлемы в режим полной звуконепроницаемости, но по мимике и артикуляции было ясно, что ничего сложного в поставленной перед ними задачей они не видят. Один из пиратских инженеров поднял голову и что-то ответил своему лидеру.

– Как и было обещано, господин ланд-капитан, – голос инженер-сержанта едва слышно донесся из системы внутренней связи главаря пиратов, – хранилище готовой продукции набито под завязку.

– Отлично! – оценил главарь и обернулся к управляющему: – Итак, господин управляющий, буду краток! Мне нужен ваш палладий и быстро. У меня мало времени.

– Но у нас нет палладия, господин! – взмолился управляющий. – Мы два дня назад отгрузили весь добытый объём, сырьевые ёмкости комбината пусты…

– Я же сказал, у меня мало времени! – оборвал его главарь пиратов, и в его голосе зазвучали недовольные интонации. – И тратить его впустую я не намерен. Мы получаем информацию из вашего компьютера. На борту комбината пятьдесят тонн палладия, полностью обработанного и готового к погрузке. Он мне нужен. Прикажите комбинату начать отгрузку на наш транспорт, он уже находится возле погрузочного ангара. И мне не придётся тратить время на взлом искусственного интеллекта, а также на допрос с пристрастием. Мы всё равно его взломаем, у вас слишком старые алгоритмы защиты. Так что рекомендую вам сохранить все части своего тела и разума невредимыми.

– Я не могу отдать вам груз, – управляющий съёжился, ожидая начало пыток. – Это невозможно…

– В мире нет ничего невозможного, – на этот раз ответ пирата прозвучал весело и беззаботно. – Выбирайте: или вы отдаёте мне палладий и остаётесь целы и невредимы, или я забираю его сам вместе с вашей жизнью. Ваше решение?

Главарь пиратов вытянул в сторону управляющего руку, и автоматика боевого скафандра подала ему в ладонь бластер ближнего действия. Ребристый эмиттер излучателя частиц застыл на уровне головы жертвы, и управляющий сжался ещё сильнее, рефлекторно втягивая голову в плечи.

– Но я действительно не могу отдать вам груз, господин… – управляющий зажмурился, замирая на полуслове. – У меня нет таких полномочий…

– Да что вы говорите! – театрально усомнился пиратский главарь. – Неужели?!

Возившийся с оборудованием для взлома инженер-сержант отвлёкся от работы и что-то произнёс.

– Он не врёт, господин ланд-капитан, – звучание системы внутренней связи едва слышно донеслось изнутри затемнённого гермошлема пиратского главаря. – Он потёр свой доступ. Безвозвратно удалил его из системы. Он бесполезен.

– Вот как? – голос главаря зазвучал участливо. – Понимаю. Управляющий горно-обогатительным комбинатом есть лицо материально ответственное. Компания возложит на вас всю вину и заставит возмещать убытки. Которые не возместить и вашим правнукам. Но не переживайте, господин управляющий, выход есть!

Эмиттер ускорителя частиц коротко вспыхнул, и выпущенный заряд мгновенно испарил управляющему половину черепа. Тело жертвы неуклюже взмахнуло руками и ничком завалилось назад, вяло дымя выжженной черепной коробкой. Пиратский ланд-капитан убрал оружие.

– Притащить ещё кого-нибудь? – Внутренняя связь донесла вопрос командира десантной команды. – На приборах пусто, но в системе охлаждения наверняка кто-то есть. Там всегда кто-нибудь прячется.

– Нет смысла, – коротко отмахнулся ланд-капитан. – Полномочия на отгрузку есть только у управляющего. Остальные ничего не смогут сделать.

– А если управляющий заболел? – удивился сержант десантников. – Или внезапно умер?

– Будут ждать, когда выздоровеет или когда согласуют замену, – усмехнулся главарь. – Или пришлют нового. До тех пор отгрузки не будет. Это же Империя. Болото, погрязшее в бюрократии.

Ланд-капитан вновь посмотрел на своих инженеров:

– Насколько всё усложняется?

– Мы уже в системе, – ответил тот, не отвлекаясь от работы, – добывающая компания сэкономила на криптографии, это старьё взламывается на раз. Через двадцать минут начнём погрузку.

Главарь пиратов коротко кивнул и вышел в эфир на отдельной защищённой частоте:

– Господин полковник, объект захвачен. Двадцать минут до начала погрузки.

– У тебя на всё есть полчаса, – пришёл ответ. – Не уложитесь, я оставлю всех вас на растерзание имперцам. Потому что по истечении этого времени забрать вас оттуда мы будем не в силах.

– Мы уложимся, – ланд-капитан покинул эфир и обратился к инженерам: – Погрузка должна завершиться через двадцать девять минут. Иначе останемся здесь вместе с товаром.

Инженер-сержант молча кивнул и вернулся к работе. Пиратский ланд-капитан аккуратно обошёл труп управляющего и направился к креслу оператора блока наблюдения. Втиснувшись в него, пират поискал взглядом светосенсоры управления настройками комфорта и несколькими нажатиями отрегулировал размеры кресла до соответствующих боевому снаряжению габаритов. Ланд-капитан растянулся в ставшим просторным кресле, принимая вольготное положение, зажёг на удобном расстоянии интерфейс управления внешним наблюдением и принялся обозревать окрестности. Горно-обогатительный комбинат, успешно захваченный его командой, находился на дне восьмисотметрового карьера, который сам же и выкопал. Совсем небольшая глубина по обычным меркам, применяемым к рудным разработкам астероидов. Это скопление исполинских камней, утопающих в ледяном мраке космической пустоты на дальней орбите местного светила, богаче, нежели указано в стандартных отчётах добывающей компании.

Не то чтобы ланд-капитан досконально разбирался в горнопроходческом деле, но такие вещи понимал. Десять лет назад он, будучи восемнадцатилетним сопляком, младшим сыном батраков с провинциальной аграрной планеты Империи, пытался найти хоть какую-то работу, отличную от батрацкой. Провести всю свою жизнь с юности до немощной старости за штурвалом чужого аэрокомбайна, горбатясь на чужом поле и живя в чужом доме, подобно родителям и старшим братьям, не хотелось настолько, что он, не задумываясь, завербовался на астероидные разработки в дальнем космосе, согласившись на вакансию чернорабочего. Оплата там была даже ниже батрацкой, но он тешил себя надеждой, что со временем перед ним откроются перспективы. Очень скоро выяснилось, что без образования таковых не предвидится, а с такой зарплатой на обучение не накопишь. Тогда он украл одну из штатных аварийных капсул рудника, на котором работал, и попытался продать её на чёрном рынке. Полиция выследила его в два счёта, и он загремел на рудники уже в качестве каторжанина. Империя использовала труд заключённых исключительно там, где работать приходилось в условиях агрессивной и крайне агрессивной внешней среды, и отправка в тюремный рудник была равносильна смертному приговору с отсрочкой приведения в исполнение. Но ему повезло: рудник, на который его сослали, добывал вольфрам и находился на агрессивной планете на самой окраине Империи. На второй месяц заключения разработки были атакованы пиратским рейдом, пришедшим из-за имперских границ, с территорий Хаоса. Во время боевых действий каторжане подняли восстание, некоторым заключённым удалось захватить полицейский транспорт и присоединиться к пиратам. Он оказался среди них в общем-то случайно, потому что в ходе волнений с перепугу убил охранника выстрелом в спину, но именно это и обеспечило ему место в пиратской эскадре. С тех пор сын батрака и бывший каторжанин сменил несколько пиратских эскадр и попал в очень даже неплохую и авторитетную группировку, где дослужился до звания ланд-капитана и был у начальства на хорошем счету, но некоторые детали горняцкого дела ещё помнил.

По крайней мере этих его знаний хватало, чтобы оценить происходящее и понять замысел начальства. Данное астероидное облако было богато палладием. Гораздо богаче показателей, официально заявленных добывающей компанией. Сделано это было, конечно же, с целью скрыть немалую долю прибыли. Рудники находятся на самой окраине Империи, это не разработки где-нибудь в глубине имперских территорий, отсюда до Хаоса рукой подать. И владельцы компании не прочь продать часть добытого сырья на чёрном рынке, в обход имперского казначейства и налогового ведомства. Компания принадлежит Малому Доминиону Чиалори, это пять крупных созвездий, населённых в общей сложности почти тремя десятками цивилизаций разного размера, единственный в Империи Малый Доминион, объединивший в себе сто процентов одной национальности. В него входят только Чиалори, и причём все Чиалори Галактики Теутио Тик*Аль. Все остальные Доминионы Империи объединяют лишь часть той или иной имперской расы или национальности. Чопорные Чиалори всегда были себе на уме, да и внешне от большинства гуманоидов Галактики отличались так, что не ошибёшься: ростом в два двадцать сантиметров против обычных ста восьмидесяти пяти плюс-минус пятнадцать, свойственных другим представителям Красной Расы. Все слишком уж худощавые, если бы не приемлемая ширина плеч, то Чиалори можно было бы смело назвать сильно отощавшими. В дополнение к внешнему виду они постоянно пытаются всяческими способами подчеркнуть свою несхожесть с другими, например, постоянно устраивают себе собственную моду. Но так как их вкусовые изыски всегда оказываются лучшей новинкой из всех, то очень быстро новое веяние распространяется по Империи, и вот уже вся она одета а-ля Чиалори. И тем приходится заново ломать голову. У провидения однозначно есть чувство юмора, пусть временами оно бывает крайне своеобразным.

Как сейчас, например. Малый Доминион Чиалори скрыл от Империи истинную ценность палладиевых астероидов, и Империя, будучи не в курсе истинного положения дел, не внесла систему Цетайя в перечень особо важных объектов, подлежащих усиленной охране имперскими силами. Малый Доминион Чиалори охраняет её самостоятельно, но, чтобы не вызывать подозрений, держит в системе всего один горно-обогатительный комбинат и всего одну флотилию фрегатов. Которую пиратская эскадра успешно блокировала два часа назад. Рейд был спланирован заранее, адмирал, владелец эскадры, получил за этот налёт щедрую предоплату от заказчика, пожелавшего остаться неизвестным, хотя пол-эскадры догадывалось, кто это был. В общем, на подготовку начальство не поскупилось, разведданные и инсайдерская информация были добыты заблаговременно, и в назначенный час эскадра вывалилась из гипера в системе Цетайя, словно снег на голову. Флотилия охраны была рассечена надвое стремительным ударом, после чего обе её части окружили у границы астероидного облака, намертво заглушив им все виды связи. Так что ни имперский флот, ни Малый Доминион Чиалори даже не подозревают о том, что их палладий вскоре перекочует из недр данного горно-обогатительного комбината в трюмы пиратского грузовика. Послать сигнал бедствия некому, и у его штурмовой роты есть ещё полчаса до тех пор, пока согласно правилам внутреннего распорядка региональный офис добывающей компании сам не пошлёт местному комбинату автоматический сигнал. Получив вместо ответа уведомление о том, что сигнал не прошёл в заблокированную область, компания поднимет тревогу и вышлет сюда крупные силы, скорее всего, вызовет имперский флот, но будет уже поздно. Конечно, если его инженерная команда не уложится в отведённые сроки, то всё может обернуться крайне нехорошо, но ланд-капитан был уверен в своих людях. Это неплохие специалисты, имеющие богатый опыт как в хакерском, так и в антихакерском деле, обеспеченные новейшим оборудованием последнего поколения, на них можно положиться. Кроме того, сам он в электронике и прочих инженерных изысках понимал мало и справедливо предпочитал не мешать работать тем, кто понимает много. Тем более в столь решающие минуты.

Ланд-капитан продолжил коротать время за интерфейсом системы внешнего наблюдения. Оборудование дальнего обзора не функционировало, его подавили вместе с другими системами дальнего радиуса действия ещё в первую секунду нападения. Наверняка адмирал заранее прислал сюда постановщиков помех в режиме максимально скрытного передвижения, и они подготовились к нанесению РЭБ-удара задолго до выхода из гиперпрыжка основных сил эскадры. Увидеть, что происходит за пределами карьера, ланд-капитан не смог и принялся разглядывать внутренние файлы горно-обогатительного комплекса. Собственно, больше ничего и не оставалось. Обитаемых планет в системе Цетайя нет, на самом благоприятном из спутников ближайшей мёртвой планеты-гиганта имелся небольшой посёлок изолированного типа, в котором проживали вахты местных шахтеров, их охранников и прочий персонал, а также располагался ремонтный ангар и медицинское отделение. Этих блокировали ещё раньше, чем флотилию охраны, на них отсюда тем более не посмотришь. Теперь разве что развлечься разглядыванием личных дел местного персонала, искусственный интеллект уже взломан и покажет любой файл по первому же запросу.

Компьютер выполнил команду беспрекословно, и ланд-капитан разочарованно поморщился. Тут персонала-то всего пятеро. Один из них, управляющий, уже отбыл в мир иной, остальные четверо тоже не представляют собой ничего интересного. Он быстро пролистал личные дела каждого, разглядывая сменяющие друг друга объёмные изображения кареглазых черноволосых людей. Престарелая тётка со сморщенной физиономией и сильной проседью в хвосте волос, специалист по мониторинговым процессам… такой же старый мужичонка, местный технолог, с брюшком и имплантатами роговицы обоих глаз, не иначе отдал две годовые зарплаты за восстановление зрения… сопляк, помощник инженера, без году неделя на должности… и страшная девица. Взгляд ланд-капитана задержался на портретном изображении девушки пару секунд, после чего пиратский офицер принялся разглядывать её ростовые голограммы с различных ракурсов. Ни физиономии, ни фигуры, посмотреть не на что. Обычная баба с улицы, таких миллионы, пройдёшь мимо сотни и внимания не обратишь, словно мимо тростниковых зарослей шёл. Странно только, что все четверо сотрудников горно-обогатительного комбината есть Теки, а не Чиалори. Добывающая компания же принадлежит Малому Доминиону Чиалори, а тут работают обычные Теки.

Может, так получилось из-за того, что созвездия Чиалори расположены довольно далеко отсюда, а Теки – это самый распространённый и многочисленный подвид Людей Красной Расы в Галактике Теутио Тик*Аль. Они полностью занимают два спиральных рукава, это несколько сот созвездий, да и за пределами этих двух рукавов их систем хватает. Ланд-капитан сам из Теков, как большинство его сослуживцев, хотя пиратские формирования, конечно, в плане этнического состава очень пестры, там кого только нет. Случается, что в некоторых подразделениях негуманоидов даже больше, чем Людей. Не встретишь только Ххззутов, арахниды ненавидят всех, кроме разве что Тс. У Ххззутов даже пираты оголтелые расисты, поэтому в их эскадрах только жуки и психованные булыжники-переростки. В общем, Чиалори наняли на этот карьер тех, кто оказался под рукой, так выходило дешевле. Сэкономили на доставке персонала из одного конца Империи в другой. Но все пять местных сотрудников принадлежали к разным цивилизациям Теков, это несложно понять по разной длине их волос, согласно модным тенденциям того или иного созвездия, и разному оттенку их кожи. У кого-то она ярко-красная, у кого-то оттенок менее сочный, у кого-то бронзовая, у кого-то медная. У страшной девицы хвост волос и вовсе в нижней своей четверти подстрижен под углом в сорок пять градусов, так сейчас модно в Великом Доминионе Мезтеки.

То есть нанимали сотрудников явно не в одном месте. То есть вряд ли во главу угла ставилась экономия в сфере транспортировки персонала к месту работы, да и для Малого Доминиона это вообще не расходы, никто даже не заметит. Любопытно было бы взглянуть на персонал посёлка, там тоже нет ни одного Чиалори? Но посёлок блокирован, дальнее обнаружение и всё прочее подавлено, отсюда не посмотреть, он уже пробовал. Как бы то ни было, чутьё опытного пирата подсказывало, что с этим палладиевым месторождением дело нечисто, и заказ на его разграбление пришёл не просто так. Наверняка кто-то по-тихому разузнал о тайных манипуляциях добывающей компании и решил сорвать неплохой куш…



Короткий сигнал тревоги, пришедший по системе дальней связи, прервал ход его мыслей.

– Зафиксировано образование области ноль-перехода! – флагман пиратской эскадры транслировал предупреждение на экстренной частоте. – Сейчас здесь будут имперцы! Всем командам и эскадрильям начать отход внутрь астероидного облака согласно плана! Держать оборону до особого приказа! Быть готовыми совершить прыжок!

Экстренное оповещение сменилось персональным вызовом, и в гермошлеме зазвучал голос полковника, владельца штурмового батальона:

– Имперцы уже здесь. Что у тебя?

Ланд-капитан бросил взгляд на данные взломанной системы мониторинга:

– Погружено пятьдесят семь процентов товара. Ещё три минуты.

– Мы сможем сдерживать их не дольше двух, – ответил полковник. – Потом они прорвутся к карьеру. Дальше – твои проблемы. Заказчик желает получить товар в полном объеме.

– Он его получит, господин полковник, – невозмутимо ответил ланд-капитан. – Отбой связи.

Пиратский офицер неторопливо поднялся с кресла и обернулся к своим десантникам:

– У нас есть полторы минуты, чтобы подготовить имперцам тёплый приём. Оберегать инженеров любой ценой! По одной мине на каждый вход, больше ставить нет смысла, через двери они всё равно не пойдут. Заряды направленного действия с бронебойной шрапнелью – на потолок. Как только они вскроют потолочную плиту – не взрывать! Ждать, когда полезут внутрь. Мобильный телепортатор – к инженерам. Они уходят первыми, как только закончится погрузка. Станковый бластер – в тот угол, РЭБ-эмиттер – в этот. РЭБ врубать на полную мощность сразу же, как только андроиды имперцев пойдут в атаку. Полковник сказал, что это поможет. Вот сюда – дроида с термобарическим гранатомётом. Как начнём уходить – пусть бьёт непрерывной очередью.

– Накроет всех, – уточнил сержант десантников. – Защита такого не выдержит. Не выползем.

– По-другому имперцы нас не отпустят, – ланд-капитан был по-прежнему спокоен. – Поэтому всем пристегнуться к аварийным сцепкам. Сцепки заякорить на инженерной команде, по две на каждого. Они уйдут до подрыва и затянут нас следом за собой. Так что перед тем, как дроид даст очередь, все должны примагнитить себя там, откуда эвакуационное поле сможет вытянуть тебя в приёмное кольцо телепортатора. Если кто упрётся в препятствие и достанется имперцам – это его личное горе, так что принимайте меры заранее. Начали!

Команда десантников принялась разворачивать оборону, отработанными движениями устанавливая фугасы и огневые точки, и инженеры засуетились над своими приборами с удвоенной силой, пытаясь ускорить процесс погрузки. Возле них разложили кольцо мобильного телепортатора, точка выхода из которого настроена на десантную палубу находящегося над астероидом крейсера, и установили рядом портативный маскировочный блок. Небольшое поле преломления сделает невидимым и телепортатор, и инженерную команду. В ходе жестокого боя на долгую работу поля преломления рассчитывать не приходится, но свою главную задачу оно выполнит – инженеры и телепортатор не попадут под шквальный огонь в первые же секунды штурма. Это даст всем шанс выбраться из ловушки, а дальше – как повезёт.

На обзорных экранах боевые роботы сорвались с мест на огромной скорости, уходя от ударов с воздуха, и унылое однообразие склонов карьера мгновенно расцвело яркими вспышками взрывов. В течение двух секунд карьер заполнился огнём и разлетающимися во все стороны потоками каменного крошева и плавящихся на лету кусков пустой породы, среди которых боевые механизмы пиратов сцепились с имперскими машинами, десантирующимися на склоны карьера прямо из космоса. Численный перевес противника быстро возрастал, и в словах полковника сомневаться не приходилось. Очень быстро имперские войска свяжут силы пиратов боем и беспрепятственно высадят штурмовые команды на корпус горно-обогатительного комбината.

Объёмное изображение десятков боевых роботов, выполняющих сложные манёвры и на ходу обменивающихся яростными ударами, внезапно исчезло, оставляя после себя матово-бежевую поверхность стен центра управления. Основное освещение вырубилось, многочисленные приборы и устройства, которыми было напичкано просторное помещение, отключились, их индикация и светосенсорные интерфейсы плавно погасли. На долю секунды всё погрузилось в темноту, потом по периметру потолка тускло вспыхнули красные панели аварийного освещения.

– Имперцы внутри! – сообщил инженер-сержант, невидимый под полем преломления. – Мы активировали аварийное освещение, центр управления имеет автономный контур. Сто пятнадцать секунд до окончания погрузки.

Инженер умолк, и индикатор системы биомониторинга, выведенный на внутреннюю поверхность лицевого щитка ланд-капитана, сообщил о переходе подчинённого в лежачее положение. Инженерная команда залегла за оборудованием рабочего места управляющего и продолжает следить за погрузочным процессом. Сейчас имперские электронщики попытаются перехватить управление искусственным интеллектом комбината, чтобы обернуть отгрузку вспять, но сделать это совсем непросто, потому что его инженеры считаются крутыми спецами не за красивые глазки. Как и его десантники. Имперцы смогут убедиться в этом прямо сейчас. Ланд-капитан одним движением снял с магнитных креплений штурмовой бластер и занял позицию за станиной блока мониторинга. Блок напичкан серьёзным оборудованием и имеет не только объемистые габариты, но и неплохую прочность. Пару ударов бластера точно выдержит, это позволит немного продлить ресурс защитных систем боевого скафандра. В подобных схватках зачастую всё решают секунды.

Потолочная плита содрогнулась от мощного удара сверху, и её поверхность полыхнула огненными пятнами, мгновенно сменившимися падающими вниз обломками. Спустя миг в потолке уже зияла пятёрка широких отверстий, пробитых штурмовыми спецсредствами. Через отверстия вниз полетели самонаводящиеся гранаты шокового действия, и ланд-капитан машинально ткнул подбородком в рычажок инъектора. Автоматика скафандра ввела в кровь боевой коктейль, стабилизируя психику и запуская выброс адреналина в нужное русло, и всё вокруг утонуло в мощной вспышке. Инженерная команда ожидала этого, и заранее накрыла обороняющихся защитным полем. Ударная волна обтекла защиту бойцов и врезалась в окружающую обстановку, мгновенно превращая высокотехнологичное помещение в искрящую и хрустящую лопающимся оборудованием свалку. В воздухе всюду кувыркались обломки, помещение стремительно заполнялось дымовой завесой, но удар опасных для нервной системы частот ушёл в никуда. Ланд-капитан взял на прицел ближайшее пробитое в потолке отверстие. Имперцы появились слишком быстро, полковник не смог удерживать их в течение обещанных двух минут. Предстоит побороться за свою жизнь.

Помещение центра управления быстро заполнилось дымовой завесой, и обороняющиеся перешли в режим инфракрасного зрения и ультразвукового пеленга. Пиратский офицер усмехнулся. Таким нехитрым способом вы нас не возьмёте. В потолочных отверстиях показались неясные силуэты десантирующейся вниз группы захвата, и обороняющиеся привели в действие заряды направленного взрыва. Потоки бронебойной шрапнели пронзили спускающиеся силуэты, но шрапнельные заряды, вместо того чтобы взорваться внутри пробитых скафандров, ушли дальше и разворотили сразу две переборки.

– Это имитация! – выкрикнул ланд-капитан, но система ближней связи шипела помехами РЭБ-атаки, и голос пробивался с трудом. – Поздно! Огонь по проломам!

Пиратские бластеры ударили вверх почти одновременно, но в следующую секунду металлический пол центра управления подпрыгнул от серии мощных взрывов, и ланд-капитана едва не отшвырнуло прочь. Автоматика боевого скафандра успела распознать несанкционированное носителем ускорение и активировала систему электромагнитной фиксации. Примагниченного к станине офицера всё-таки оторвало от поверхности, но основной импульс был уже погашен, и он упал в полуметре от того места, на котором попал под удар. Ланд-капитан вскочил и бросился к развороченной станине, на ходу окидывая взглядом плотно задымлённое помещение. Штурм через потолок оказался отвлекающим манёвром, в действительности группы захвата пошли снизу. Пиратский офицер выстрелил в выныривающего из пролома в полу противника, укрылся за дымящимся металлом и перешёл на стрельбу очередями. Имперцы выпрыгивали снизу гроздьями и сразу бросались в атаку, демонстрируя абсолютную согласованность действий всех штурмующих вне зависимости от того, через какой пролом они появились. Всё вокруг мгновенно заполнилось сполохами выстрелов и вспышками разрывов. Десантники пиратов открыли ответный огонь, но спустя секунду из потолочных дыр посыпались новые противники, и вскоре бластер ланд-капитана бил в упор одной бесконечной очередью. Защита ближайших атакующих не выдерживала, и от подсвеченных фигур летели искрящие клочья, выдавая в противников боевых андроидов.

– РЭБ-удар! – проорал пиратский офицер, пытаясь перекричать шипение помех. – Сейчас же!!!

Периферийное зрение уловило изменение состояния индикации системы биомониторинга команды. Десантник, занимавший позицию у РЭБ-эмиттера, был убит, остальных сильно разбросало, они не успевали добраться до устройства, сигнал дистанционной активации не мог пробиться через густые помехи. Из-за рабочего места управляющего выпрыгнул инженер-сержант, покидая зону покрытия поля преломления, и броском метнулся к РЭБ-эмиттеру. Десяток стволов дёрнулись в его сторону, но тот успел добраться до устройства. РЭБ-эмиттер издал пронзительный свист, режущий уши даже через максимальный режим работы шумовых фильтров скафандра, и атакующие попадали на пол, словно кегли. Такого эффекта ланд-капитан не ожидал. Обычно электромагнитные и бес поймёт, какие там ещё импульсы РЭБ-эмиттеров серьёзно замедляют андроидов, нарушают им координацию движений и превращают в кашу добрую половину их внутренних электронных процессов, делая их лёгкими мишенями. Но чтобы вот так, просто разом сделать их дорогостоящим мусором – такое он видит впервые. Пиратский офицер бросился к РЭБ-эмиттеру, схватил инженер-сержанта и зашвырнул обратно в поле преломления.

– Сколько погружено? – закричал он в ближний эфир, кривясь от боли.

Свист РЭБ-эмиттера не прекращался, барабанные перепонки начала терзать острая резь, и медблок скафандра один за другим сделал ему три инъекции транквилизаторов. Кажется, инженер-сержант что-то ответил ему, но разобрать его слова не удавалось не то из-за работы имперских подавителей, не то из-за рези в ушах, не то из-за всего сразу. Сейчас имперцы пойдут на второй штурм. Они бы уже пошли, но явно тоже не ожидали настолько разрушительного РЭБ-удара по своим андроидам. Это устройство перед самым штурмом полковник вручил ему лично, сказал – подарок от заказчика и более не объяснил ничего. С виду обычный противоандроидный РЭБ-эмиттер… Ланд-капитал прыжком сместился к ближайшему нагромождению искореженного оборудования и занял позицию. Сейчас на штурм пойдут живые бойцы. Это гораздо опасней. У андроидов огневой мощи больше, но живой разум умеет быть совершенно непредсказуемым. В тестовых лабораториях и прочих мирных высокоавторитетных научных учреждениях электроника всегда превосходит возможности живого разума. А вот в экстремально опасных ситуациях, где на кон поставлена жизнь, живой разум способен выдавать такое, что не вписывается в рамки готовности искусственного интеллекта. Зачастую в боях с живым противником ланд-капитану приходилось сложнее, нежели с искусственным.

Самонаводящиеся гранаты ринулись в помещение центра управления сразу отовсюду: снизу, сверху, сквозь двери и даже через развороченные переборки. Установленные в проходах мины сработали, частично проредив поток мчащихся снарядов, и заполненное дымовой завесой пространство вновь полыхнуло всепоглощающей вспышкой. Выставленное инженерами защитное поле поглотило основную силу удара и не выдержало, незримо лопаясь, подобно мыльному пузырю. Мощная взрывная волна выдавила дымовую завесу вместе с остатками переборок, и в лишившееся стен помещение ринулись группы захвата. Воздух вспорол ливень смертоносных зарядов, бьющих отовсюду, и ланд-капитан открыл огонь по имперским бойцам, стремительно обходящим его позицию в двунаправленном тактическом манёвре. Противнику не удалось запутать его своими действиями, но перевес в огневой мощи был на стороне имперцев. Искрящее размозжённой электроникой укрытие разнесло на раскалённые брызги, ланд-капитан получил попадание в грудь и мощным рывком экзоусилителей рванулся в сторону прежде, чем вражеский огонь пробил защитное поле скафандра. Прыжок удался, но группа захвата среагировала мгновенно, перенося на него огонь прямо в полёте. Внутренняя поверхность гермошлема вспыхнула индикацией отказа защитного поля, и пиратский офицер приземлился точно за рабочим местом управляющего. Его силуэт, оказавшись внутри поля преломления, защищающего инженерную команду и мобильный телепортатор, исчез, и имперские бойцы резко изменили направление атаки, устремляясь следом. В ту же секунду в углу, превратившемся в груду чадящих химическим дымом обломков, ожил станковый бластер, и длинная очередь захлестнула врагов потоком перевозбуждённых элементарных частиц. Двое имперцев рухнули на засыпанный мусором пол, остальные выставили силовые поля и ушли в глухую оборону.

Ланд-капитан, не поднимаясь, швырнул через рабочее место управляющего самонаводящуюся гранату. Кто-то из его десантников сделал то же самое, и оба снаряда ринулись к укрытым силовыми коконами имперским бойцам. Глухо ударили хлопки взрывов, подавленные системой шумопонижения, и центр управления утонул в пламенной вспышке. По крайней мере с передовой двойки силовые коконы удалось сбить, но станковый бластер не успел завершить дело. Имперцы, атаковавшие с тыла, сосредоточенным огнём разнесли стационарное орудие на кувыркающиеся в воздухе обломки, и группы захвата возобновили атаку. Ближайшего из противников ланд-капитан встретил выстрелом максимальной мощности, проминая лишившийся силовой защиты помятый грудной бронелист скафандра, и следующий заряд прожёг вражескую броню. Имперец споткнулся на бегу и упал под писк датчика уничтожения цели. Поле преломления не выдержало выброса энергии и отключилось, открывая ланд-капитана противнику. В пиратского офицера со всех сторон ударили имперские бластеры, и он максимально возможным ускорением ушёл вниз, за станину рабочего места управляющего. Потоки разогнанных частиц вспороли воздух над его головой, и вражеский огонь прекратился. Имперцы рванулись в обход одновременно с двух сторон, и ланд-капитан вновь отшвырнул от себя самонаводящуюся гранату. Ещё секунда, и они выйдут прямо на инженерную команду. Он вскочил на ноги, чтобы привлечь врагов к себе, одновременно запуская ещё одну гранату. Но на этот раз враги сожгли оба снаряда в воздухе, и в пиратского офицера ударили потоки зарядов. Его скафандр брызнул искрящими ошметками вперемешку с дымными потёками испаряющейся плоти и крови, и ланд-капитан ничком упал за станину. Кто-то из его десантников был ещё жив и длинной очередью перечеркнул сразу нескольких противников, вызывая на себя ответный огонь, и в эту секунду инженер-сержант проорал:

– Пять секунд до окончания погрузки! Уходим!!!

Разложенное на полу приёмное кольцо мобильного телепортатора озарилось свечением, и в воздухе над ним вспыхнуло входное зеркало. Троица инженеров отработанным прыжком ринулась к нему один за другим с интервалом в полсекунды, и бездействующий до сих пор в противоположном углу неприметный контейнер пришёл в движение. В доли секунды он разложился в гранатомётного дроида и с огромной скоростью выплюнул сонм термобарических зарядов. Имперские группы захвата среагировали на угрозу, но предотвратить удар не смогли. Кто-то из них пытался стрелять по влетающим в зеркало телепортации инженерам, остальные уходили в глухую защиту, и вспышка активного вещества поглотила помещение. Серия сливающихся воедино мощных взрывов разнесла остатки центра управления в клочья, расшвыривая в разные стороны бойцов имперских групп захвата, лишающихся защиты один за другим. Среди хаотично разлетающихся обломков, волн пламени и плавящихся кусков оборудования не было заметно, как незримые сцепки силовых полей мгновенным рывком затягивают в зеркало телепортатора кувыркающиеся скафандры пиратских десантников, выхватывая их прямо в воздухе.

* * *

Последняя пара наконец-то закончилась, и Юлиана принялась собирать сумку. Ксюха, как всегда, собралась ещё минут за десять до окончания занятия и выскочила из аудитории чуть ли не самой первой. Да уж, нерешительной её точно не назовёшь. Она всегда была такая, по крайней мере сколько Юлиана её помнила, а это с четвёртого класса. Наверное, потому они и подружились. Одна тихоня, второй палец в рот не клади – откусит по самое плечо! Эта диаметрально противоположная разница в темпераментах послужила основой их дружбы и не позволила ей рассыпаться в тот момент, когда многие другие одноклассницы, мягко скажем, разочаровались в некоторых своих подругах. То есть тогда, когда девочки начали вырастать в девушек, и начались первые влюблённости, соперничество и прочие охи-вздохи с мальчишками. Внешностью Юлиана Ксении не уступала, а если разобраться, то ножки-то у Ксюхи точно похуже будут, хоть она и уверена, что наоборот. Но Юлиана так и осталась тихоней, и потому Ксюха со своим боевым характером всегда оказывалась в центре внимания. Да и вообще, конкурировать с подругой Юлиана не хотела, потому что дружба дороже. Единственный повод, по которому между ними иногда возникали разногласия, это на какой парте сидеть. Юлиана, будучи отличницей, стремилась на первый ряд, Ксюха же особого удовольствия от учёбы не получала и постоянно тянула её на галёрку. Итогом обычно являлся компромисс: они садились где-нибудь посредине.

Так школьные годы и закончились. Пришла пора поступать в ВУЗ, родители у них являлись партнёрами по бизнесу и строили на карьеру дочерей далеко идущие планы, так что расставаться не пришлось. Отец уведомил Юлиану, что она подаёт документы, естественно, в кузницу олигархов, в МГУ, на факультет мировой политики, Ксюхе сообщили то же самое. Юлиану родительский выбор устроил, они обсуждали это ещё за год до выпускного. Ксюха сначала была недовольна, заявляя, что ей не интересно становиться снобом, который даже ходить должен с таким видом, будто лом проглотил. Но после того, как её родители обрисовали перспективы дипломатической службы в самых цивилизованных странах мира, быстро изменила мнение. Правда, вступительные экзамены Ксюха едва не провалила, но её отец что-там порешал, и поступление всё же состоялось. Они вновь оказались за одной партой, и студенческая жизнь началась. Ксюха, конечно же, и здесь оказалась самой крутой в группе, и обилие новых людей вокруг не смутило её совершенно, даже наоборот. Во всяком случае, на первокурсницу она уж точно была похожа меньше других, причём с самого первого дня. Через пару недель уже обросла контактами со студентами постарше.

Юлиана закончила возиться с сумкой и направилась к выходу, возле которого Ксюха общалась с девчонками со второго курса. Пока она выходила из аудитории, пропуская торопящихся одногруппников, Ксюха успела попрощаться и пообниматься с тремя или четырьмя приятельницами и шагнула ей навстречу, подхватывая за руку:

– Ты что там возилась? Пойдём отсюда скорее! Ненавижу социологию! И эту очкастую дуру!

– Она хорошо преподаёт, – вступилась за преподавательницу Юлиана. – Рассказывает равномерно, не ускоряется и не тормозит, удобно записывать.

– Она зануда! – фыркнула Ксюха. – Что там записывать?! Включила запись, и всё ок! Планшетник не заснёт! Он зануд нормально переносит. А я нет! Ты видела, как она одета?! На улице жара, а на ней колготки в семьдесят ден! Капец!

– Может быть, у неё ноги мёрзнут? – предположила Юлиана.

– При температуре в двадцать пять? – Ксюха усмехнулась. – Я думаю, что это вопрос гармонии! Толстым ножищам положено быть в толстых колготках!

Подруги засмеялись, торопливо удаляясь прочь от аудитории, и Юлиана бросила взгляд в окно, на залитую ярким солнцем улицу, неслышно шумящую зелёными деревьями.

– На улице так прикольно, – она проводила взглядом гуляющую парочку, – не хочется в метро париться. Может, прогуляемся? Потом такси вызовем.

– Когда уже я доживу до своего восемнадцатилетия? – риторически изрекла Ксюха, морща нос с видом человека, разгрузившего вагон. – Замучилась ждать собственную тачку!

– Ещё два месяца, и ты – автоледи, – улыбнулась Юлиана. – Если не завалишь экзамены на права!

– Какие ещё экзамены, Юла, ты что?! – Ксюха сделала безумные глаза. – Я же не сирота! Отец порешает! На первую пару второго курса мы с тобой пешком по любому не пойдём!

– Везёт, – оценила Юлиана. – А мне папа сказал, что пока сама на права не сдам, машины мне не видать. Я думала, тебе такое же условие поставили, поэтому ты автошколу не прогуливаешь.

– Я не прогуливаю, чтобы свою тачку в первый же день не разбить, – хохотнула Ксюха. – Я сама хочу ездить, без водителя! Мне лишние шпионы от отца не нужны! – Она театрально раскинула руки: – Свободу мне, свободу! Я даже уломала отца, чтобы нанял мне автоинструктора для дополнительных занятий по вождению, по выходным. Правда, жаль, что он оказался старпёром, но зато мастер спорта по каким-то гонкам. Если хочешь, можешь вместе со мной заниматься. Первое занятие в следующий уик-энд.

– Сессия же начнётся… – Юлиана неожиданно умолкла, услышав знакомый голос, и невольно обернулась в сторону распахнутых дверей одной из многочисленных аудиторий.

Там закончилась лекция у третьего курса, и студенты покидали помещение. В широкий университетский коридор выходила группа из десятка чернявых молодых людей, громко обсуждающих на ходу свои планы, и Юлиана скосила глаза на одного из них, являвшегося душой компании. Ксюха немедленно перехватила её взгляд и остановилась.

– О, Арсен! – она многозначительно посмотрела на Юлиану. – Вот кто повезёт нас домой!

– Не надо, – смутилась Юлиана, опуская глаза. – Давай лучше сами…

– Конечно нет! – Ксюха перешла на быстрый шёпот: – Хватай его, пока тебя не опередили! Насчёт его у тебя конкуренток хватает!

– В прошлый раз за сорок минут езды он посмотрел на меня два раза. – Юлиана сделала шаг вперёд, увлекая за собой подругу. – Всё остальное время проболтал с тобой. Пойдём!

– Сейчас исправим! – Ксюха не двинулась с места и удержала Юлиану. – Поедешь на переднем сиденье, я сяду назад и буду молчать! Ты, главное, не теряйся! – Она окликнула проходящих мимо парней: – Арсен! Привет!

– Привет! – заулыбался Арсен, останавливаясь, и вместе с ним остановилась вся чернявая компания. – Ксения, Юлиана, как дела?

Его спутники начали здороваться, Ксюха ответила, как бы невзначай отступая на полшага назад, и Юлиана оказалась ближе её к объекту своего интереса. Она улыбнулась Арсену и поздоровалась с ним отдельно. Арсен улыбнулся, его взгляд сместился на Ксюху и вновь вернулся к ней. Кажется, обе они ему одинаково интересны. Или одинаково безразличны. Поклонниц у него полфакультета, Арсен завидная пара. Ему двадцать один, у него громкая фамилия, он сын одного из высоких чинов МИДа, учился в Великобритании, свободно говорит на английском, в отличие от своих чернявых приятелей всегда одевается по-настоящему стильно, ездит на новеньком «Гелике», у него полно денег и ещё больше перспектив. Наивно думать, что никто не пытается с ним замутить. Шансов у Юлианы, скорее всего, нет, но от этого её интерес к нему подогревается ещё сильнее.

– У нас всё ок! – Ксюха, когда хотела, умела говорить сексуальным тоном. – Пары закончились, мы собрались домой. Арсен, ты, как истинный джентльмен, ведь не заставишь двух красивых девушек париться в метро в такую чудесную погоду?

– Ни в коем случае, – запросто согласился он. – Всё равно нам по пути. Мне надо зайти в деканат, это быстро. Встретимся через пятнадцать минут на улице, возле моей машины. Найдёте?

– Легко! – заверила его Ксюха и сделала всей компании ручкой: – Мальчики! Пока-пока!

Девушки пошли в сторону выхода, и Арсен направился в деканат. Застать нужного человека на месте не удалось, и он пошёл обратно, поглядывая в коридорные окна на свою машину. Обе девицы стояли возле неё, и Ксюха что-то объясняла Юлиане. Они действительно нашли его «Гелик» быстро. Неудивительно. Его машину на факультете знают многие. Желающих набиться в друзья навалом. Мужская половина держит в уме должность и связи его отца, женская строит планы на будущее. Пусть строят, хотеть не вредно. Самоуверенность малолеток облегчает нам личную жизнь, так говорит его дядя, тот ещё ходок по бабам, хоть сам давно не молод. И он прав. Арсен ухмыльнулся. Эти две подруги ведутся на него одинаково. Ксюха не прочь с ним замутить, но старается ради подруги. Зря. У Юлы ножки поинтереснее, но обе они не фотомодели, хоть и не страшные, а Юла ещё и тихоня. С такой сначала долго возишься, потом ещё дольше сливаешь. Не интересно. Проще Ксюху. Он спустился по лестнице и вышел на университетское крыльцо, вновь отыскивая взглядом свою машину. Ксюхи почему-то не было видно, возле его тюнингованного джипа стояла Юла и недоуменно оглядывалась в разные стороны.

Какая-то ты заторможенная юла, вновь ухмыльнулся Арсен. Они там что, в ожидании его в прятки играют? Одно слово: малолетки. Он направился к машине, но, подойдя к джипу, попутчиц не увидел. Молодой человек оглянулся. Юла же только что была тут. Если они думают, что выглядят большими оригиналами, устраивая прятки с ним, то глубоко ошибаются. Арсен обошёл вокруг машины, но девушек не нашёл. Он сел за руль, завёл двигатель и набрал номер мобильного Ксюхи. Автоответчик сообщил об отсутствии абонента в сети, и молодой человек повторил вызов. Результат оказался тот же. Номера Юлианы у него не было, да и шайтан с ней. Арсен выждал минуту для приличия, вновь набрал номер Ксении и повесил трубку, не дожидаясь окончания сообщения об отсутствии абонента в сети. Не хотите – как хотите. У него выбора много, а времени мало. Он нажал на педаль газа, тюнингованный джип лихо взревел форсированным двигателем и умчался прочь.

Глава первая

– Противнику удалось совершить прыжок! – Свечение объёмного экрана системы связи демонстрировало старшего офицера во флотской форме со знаками различия эскадренного капитана. – Они сумели преодолеть воздействие наших подавителей гиперпривода и ушли в прыжок прямо из астероидного облака! Грузовик с палладием находился в самом центре их оборонительного ордера, и атаковать его не удалось.

– Мне нужна конечная точка их гипертрассы! – Стоящий возле изображения очень высокий худощавый адмирал в богато расшитом мундире Регентского Совета говорил спокойно, но голос его был тяжёл, и каждое произнесённое слово заставляло эскадренного капитана заметно нервничать. – У вас есть пятнадцать минут. Эскадре приготовиться к преследованию. Прыжок по моей команде.

– Слушаюсь, господин герцог-адмирал! – Командующий эскадрой торопливо отключился.

Герцог-адмирал отвернулся от погасшей области видеоизображения и направился к своему креслу, стоящему на командном мостике его личного флагмана. Пятерка адъютантов немедленно замерла рядом в ожидании приказов. Все они являлись Теками и даже стоя были ниже уровня головы герцог-адмирала, чья сухопарая фигура ростом в двести двадцать сантиметров возвышалась в специально изготовленном командном кресле, словно на троне. Длинные волосы герцога ещё были черны, как смоль, но в собранном в хвост потоке уже поблескивали серебряные нити. Адмирал был немолод, но его лицо не несло мимических морщин, лишь лёгкая паутина едва заметных складок кожи затаилась у внешних уголков глаз. Рост, чётко очерченные скулы, медно-красная кожа и прямой, словно выверенный лазером, нос, полностью соответствовали фенотипу Чиалори, но неправдоподобно янтарного цвета глаза выдавали в нём Потомка Величайшего. Глаза представителей Красной Расы коричневого цвета, их оттенки разнятся, у тех или иных подвидов они светлее или темнее, но это в любом случае оттенки коричневого. Глаза герцог-адмирала были более близки к темно-оранжевому, и в двенадцатом томе Энциклопедии Императорского Доминиона, посвященной составу Регентского Совета, официально указывалось, что подобного цвета глаз в Галактике Теутио Тик*Аль больше не зафиксировано ни у кого из представителей гуманоидных рас и их подвидов.

И сейчас эти глаза холодно скользили по выведенным на окружающие кресло экраны отчётам о только что проваленной операции. Герцог-адмирал вчитывался в иероглифические строки, лёгким движением пальца на встроенном в подлокотник светосенсорном интерфейсе сменяя один информационный массив следующим, и игнорировал подрагивающий в углу экрана индикатор срочного вызова. Связи требует канцелярия Владыки Императорского Доминиона, желают получить представление о положении дел. Подождут. Сперва он, самый результативный военачальник имперского флота, старший заседатель Регентского Совета, Потомок Величайшего и лицо, вхожее в тронный зал, герцог-адмирал Атль, желает получить представление о творящихся здесь мутных делишках. С каких это пор Владыка Императорского Доминиона лично посылает один из самых крупных флотов Империи во главе с лучшим флотоводцем для спасения какого-то заштатного рудника, принадлежащего одному из двух десятков Малых Доминионов? Вряд ли ради двух с половиной тонн палладия, с трудом добывающихся здесь за год.

Допустим, что это было сделано в качестве жеста доброй воли по отношению к Малому Доминиону Чиалори, к которому принадлежат владельцы добывающей компании. В последнее время у Имперского Доминиона случаются некоторые трения с цивилизациями Чиалори, что автоматически означает возрастание напряжения с представителями их Малого Доминиона в Сенате Империи. А это немалое количество сенаторов, учитывая обычаи Чиалори, имеющие кардинальное отличие от обычаев разумных видов, представленных иными Малыми и Великими Доминионами. Можно также допустить, что именно в целях улучшения ухудшившихся отношений Владыка Императорского Доминиона отправил на спасение пограничного рудника именно его, герцог-адмирала Атля, так как Атль является отпрыском Императора и женщины Чиалори, единственным подобным Потомком на сегодняшний день. Согласно законам Империи, военачальник не может представлять интересы какого-либо Доминиона кроме Императорского, ведь ему доверены те или иные крупные воинские имперские формирования. Но и Малый Доминион Чиалори, и другие Доминионы и цивилизации Империи истолкуют данный жест в нужном ключе: Империя высоко ценит роль Чиалори, несмотря на случающиеся иногда разногласия.

Приближается голосование по проекту трёхлетнего имперского бюджета, и Императорский Доминион заинтересован в том, чтобы получить одобрение Сената с подавляющим большинством голосов. Три года назад бюджет был принят с минимальным перевесом. Это было настолько неубедительно, что всё это время в Сенате не переставали звучать претензии недовольных. Само по себе наличие претензий не является нонсенсом. Империя занимает шестьдесят процентов Галактики и объединяет более двух тысяч разных цивилизаций, в том числе несколько не гуманоидных, и сколько бы средств не выделялось тем или иным имперским регионам, недовольные будут всегда. Вопрос в том, насколько они многочисленны. Ведь чем больше население цивилизации, тем больше у неё представителей в Сенате. Поэтому сенаторам от разных регионов выгодно объединяться в блоки, дабы лоббировать интересы собственных цивилизаций было легче. Больше всего сенаторов у Малого Доминиона Чиалори. Конечно, их численность почти вдвое уступает количеству сенаторов от Большой Тройки, так традиционно называют Великие Доминионы Империи, которые столь же традиционно занимают позицию Императорского Доминиона по большинству главных вопросов в Сенате. Но кроме Большой Тройки у Императорского Доминиона нет иных постоянных политических союзников.

Что неудивительно. Единоличное право на выпуск имперской валюты принадлежит Императорскому Доминиону. Кроме них ни один субъект Империи не может осуществлять валютную эмиссию. На территории Империи в ходу только одна валюта – имперский Иче, получивший своё название от наименования столицы Императорского Доминиона планеты Иче-Инкаль, автоматически являющейся финансовой столицей Империи. С той минуты, когда тот или иной Великий Доминион становится Императорским, право на валютную эмиссию переходит к нему, и валюта предыдущего Доминиона постепенно выводится из обращения. Последний раз такое произошло тысячу лет назад, когда на трон взошёл нынешний Император. С тех пор он не покидает дворец, живёт и здравствует, и время от времени правит Империей в своё удовольствие. Слово Императора – непреложный закон, и горе тому, кто посмеет ослушаться его воли. Регентский Совет тщательно следит за её неукоснительным соблюдением. Если говорить прямо, то это абсолютно номинальное занятие. Потому что Императору давно наскучила политика и ещё раньше – управление. Согласно секретным архивам Регентского Совета, последние лет триста интересы Императора Ксиухкоатля ограничиваются гастрономическими пристрастиями, различного рода увеселительными мероприятиями, не выходящими за границы дворца, и амурными забавами, о, скажем так, сильной экзотической составляющей которых ходят многочисленные слухи.

Изредка всесильный Ксиухкоатль может снизойти до своих подданных и принять ходоков, явившихся подать жалобу на вопиющую несправедливость. Как правило, Императору доставляет удовольствие явить Империи своё великодушие и внять нижайшей мольбе ходоков. Не тратя времени на выяснение обстоятельств. Что едва ли не каждый раз приносит больше проблем, нежели пользы. Но до столь ничтожных мелочей Императору нет дела, и все заинтересованные лица из кожи вон лезут, чтобы этим воспользоваться и любыми путями протащить своих ходоков в тронный зал. Однако для этого необходимо получить разрешение Регентского Совета. И это изобильное поле для нескончаемых интриг. Причём далеко не всё поле, а только малая его часть, потому что тогда, когда Императору недосуг управлять Империей, то есть всегда, его подданными покорнейше управляет Владыка Императорского Доминиона. Он же является Канцлером Сената, в котором представлены все цивилизации Империи по количественному принципу. То есть чем больше в цивилизации населения, тем больше сенаторов. А вот это уже воистину бесконечный океан интриг. Потому что политическое устройство Империи нелепо, если не сказать прямо – уродливо, и является плодом насмешки высших сил.

Каменное выражение лица герцог-адмирала ни на миллиметр не изменило своего выражения, но в глубине души старший заседатель Регентского Совета зло скривился. Бесконечное множество идиотов считают, что устройство Империи построено на справедливости и чуть ли не идеально, но лично он уверен, что это полная чушь. Всё началось порядка миллиона лет назад, во времена Второй Всеобщей Войны.

Если коротко, то Вселенная неоднородна по своему составу. Она состоит из непостижимо огромного количества слоёв, множество которых слагаются из пространства высоких энергий и, соответственно, из пространства низких энергий. Так как Вселенная многослойна, а количество слоёв бесконечно, то забивать голову тем, что происходит где-то в потустороннем мире, есть пустая трата времени. Разумнее точно понимать, что происходит там, где ты живёшь. В нашем случае это четырёхмерный слой Вселенной. И в этом четырёхмерном слое высокоэнергетическое пространство находится в самом центре. Там, где плотность звёздного вещества максимальна. За границами этого центра плотность энергии мироздания начинает падать вплоть до довольно низких значений на самых окраинах. В итоге центр получил статус территорий высоких энергий, всё остальное – низких. Объём низких территорий на порядки крупнее высокоэнергетического пространства, там расположено бесчисленное множество галактик, и общее количество низкоэнергетических рас огромно. Высокоэнергетических рас не так много, но в силу максимальных характеристик рождённые в пространстве высоких энергий виды эволюционно мощнее и имеют ряд иных преимуществ. Особо опасны Сияющие – раса, рождённая в эпицентре пространства высоких энергий. Их технологии не только недосягаемы, но и неповторимы по причине абсолютно иного эволюционного пути.

История показывает, что любой раскол в конечном итоге приводит к войне, и, как нетрудно догадаться, между пространствами низких и высоких энергий войны периодически вспыхивают. Причём как мелкие, так и глобальные, с вовлечением в резню всего четырёхмерного слоя Вселенной, ибо таково желание Богов. Порядка девятисот шестидесяти тысяч лет назад Боги в очередной раз снизошли в наш слой, и вспыхнула вторая по счёту глобальная мясорубка. Которую Коалиция галактик низкоэнергетического пространства в очередной раз с треском проиграла, не помогла даже помощь высших сил. Потому что у пространства высоких энергий имеются свои высшие силы, и они не преминули присоединиться к всеобщему кровавому веселью. Но всё это дела давно минувших сотен тысяч лет, и речь не об этом. А о том, что из этого вышло в маленьком клочке пространства низких энергий, именуемом Галактикой Теутио Тик*Аль.

Незадолго до начала той глобальной войны в Галактику снизошёл Эмиссар Всевышнего. Он велел готовиться к боевым действиям, но объявил, что Теутио Тик*Аль является одной из тех галактик, для которых у него есть особое повеление. Данные галактики достигли самого высокого уровня технологического развития среди других территорий низкоэнергетического пространства, и потому вместо героических баталий им приказано строить высокотехнологичные боевые флоты для менее развитых рас. Которые и сокрушат всю грязь пространства высоких энергий. В Теутио Тик*Аль бросились штамповать флоты, весьма радуясь тому, что умирать в боях не придётся, и поначалу война была просто праздником. Цивилизации других галактик, те, что регулярно отправляли в мясорубку свои флоты, наперебой приобретали высокотехнологичную продукцию. Каждый хотел увеличить свои шансы максимально и потому стремился заполучить как можно больше сверхмощного вооружения и оборудования. Помимо флотов, что отстраивались для чужаков бесплатно, согласно велению Божественного Эмиссара, ещё большее их количество производилось на продажу. Одним словом, прибыли текли даже не рекой, а океаном, и многие тут несказанно обогатились.

Но спустя некоторое время ситуация стала меняться. Стереть врагов в пыль одним ударом не получилось, и война начала затягиваться. Коалиция низкоэнергетического пространства несла всё большие потери, и настал тот час, когда Эмиссар повелел участвовать в резне абсолютно всем. Помимо квот на создание боевых флотов для других, Галактике Теутио Тик*Аль были выставлены квоты на формирование войск собственными силами. В назначенное время Эмиссар Всевышнего являлся за ними и уводил на битву. С которой, как полагается, из миллиардов обратно возвращались единицы, осыпанные богатством с головы до ног. Получив всё, что пожелал, Эмиссар забывал о Теутио Тик*Аль до следующего срока, и разрозненные цивилизации Галактики начинали свою собственную игру. Никому не хотелось строить, рекрутировать и содержать больше остальных, зато каждый желал продать больше и выгоднее, в итоге всё очень быстро погрязло в интригах, основанных на взаимных претензиях и обвинениях. И, как полагается, закончилось войной. Цивилизации Галактики Теутио Тик*Аль образовали союзы, альянсы и прочие объединения и бросились крушить друг друга.

За этим занятием их и застал Эмиссар. Посланец Всевышнего жестоко и показательно покарал тех, кого пожелал счесть виновными, и у половины цивилизаций галактики сменилась правящая элита. После чего Эмиссар забрал все военные силы, которые только нашёл в Галактике, и отбыл, оставив новым властителям ещё большие требования, а заодно и запрет на междоусобные войны. Но с каждым разом исполнять заказы Эмиссара становилось всё сложнее. Чудовищная мясорубка перемалывала миллиардные флоты, словно промышленные жернова горсть маиса. Расходы возрастали, прибыли падали, рекрутинг буксовал всё сильней. Цивилизации перешли с открытого противостояния друг другу на подковёрные интриги, в Галактике расцвело наёмничество, и схватки государственных флотов сменились битвами подразделений без родины и флага. Мотивация обеспечивать межгалактическую бойню падала как у элит, так и у черни, властители цивилизаций всяческими способами пытались переложить друг на друга и расходы, и ответственность.

В какой-то момент Эмиссару это надоело, но вместо очередных репрессий он принял меры иного характера. Так сказать, после порки кнутом выдал рабам пряник. Он явил в Галактику творение высших сил, непобедимое и неотразимое супероружие, получившее название «Экстерминатор Витаэ», в простонародье немедленно сокращенный до «Экстервит». Громадный выпукло-вогнутый куб неправильный формы величиной с планету, возникший на орбите одинокого красного карлика. Куб-планета совмещал в себе полностью обслуживаемый неизвестным искусственным интеллектом город с императорским дворцом и то самое супероружие. И его действие привело Галактику в ужас. При активации Экстервит мгновенно раздувал активность звезды в той солнечной системе, куда был направлен удар. Обработанная звезда генерировала излучения неизвестной природы, не поддающиеся ни изучению, ни фиксации, которые практически мгновенно захлестывали всю целевую солнечную систему целиком и столь же мгновенно уничтожали на ней всю разумную жизнь. Только разумную. Исключительно разумную. Флора, фауна, строения, промышленность, материальные ценности, ресурсы – всё оставалось абсолютно не тронутым. Спустя полторы минуты солнечная система становилась безлюдной и готовой для заселения.

Скрыться от Экстервита было невозможно, он действовал точно в размерах Галактики, и Эмиссар объявил, что данное оружие вместе с троном повелителя Теутио Тик*Аль достанется тому, кто более других преуспеет в исполнении его воли. Цивилизации бросились рвать когтями пеноасфальт, композитный бетон или что там использовалось в качестве дорожного покрытия в те времена. Кто-то из них в конечном итоге удовлетворил Эмиссара настолько, что получил имперский трон. Новоявленный Император быстренько угробил парочку цивилизаций-конкурентов, заселил их основные планеты своими людьми, остальное отдал тем, кто поддерживал его в стремлении к трону, и в Галактике наступила тишина и спокойствие. Служившие фоном для усиленного впахивания всех и вся на ниве обеспечения потребностей войны с пространством высоких энергий. До самого окончания Второй Всеобщей в Теутио Тик*Аль безраздельно царствовала абсолютная монархия, а вот потом всё произошло довольно неожиданно.

Коалиция низкоэнергетического пространства потерпела поражение, и по галактикам бывших агрессоров безжалостным плугом прошлись карательные флоты Сияющих. Излучающие чистую энергию монстры, сидящие в излучающих смертоносную энергию сферических кораблях, превратили в руины те цивилизации, которые посчитали особо проштрафившимися, и вернулись в свой эпицентр высокоэнергетических территорий. В процессе актов воздаяния Сияющие не захватывали чужих планет и не оккупировали территорий поверженного противника, их вообще помимо возмездия не интересовало ничего. Правящая династия Теутио Тик*Аль была у них в чёрном списке, и энергетические монстры уничтожили её в первые же секунды вторжения. Несколько десятков мощнейших эскадр Сияющих появились в Галактике словно ниоткуда. Войска даже не успели среагировать на открытие ноль-переходов, а боевые корабли Сияющих уже были во всех ключевых системах. Император погиб сразу же, его застали то ли прямо в космосе, то ли на полпути от императорского курорта к воротам ноль-перехода и разложили на атомы вместе со всей охраной. По счастливому или несчастливому стечению обстоятельств, это как посмотреть, Экстервит не пострадал. Всё время вторжение он безучастно провисел там, где всегда, лишённый Императора, управления и присутствия хоть одной живой души. Потому что оттуда удрал абсолютно весь персонал вплоть до единого чернорабочего, едва только стало известно о смерти Императора. В итоге Сияющие туда даже не прилетели. Вполне вероятно потому, что попросту не знали о наличии там супероружия высших сил.

Потом они ушли восвояси, и всё закончилось. Галактика Теутио Тик*Аль принимала во Второй Всеобщей далеко не самое кровавое участие, и в ходе возмездия Сияющих пострадала в меньшей степени. Некоторое время все занимались восстановительными работами по принципу «каждый за себя» и дружно боялись возвращения Сияющих. Потом стало ясно, что Сияющие не вернутся, из соседних Галактик поступала такая же информация, и в Теутио Тик*Аль вспомнили про галактический трон. На подступах к Экстервиту вспыхнули жесточайшие бои, бесконечно перераставшие один в другой по мере увеличения желающих побороться за абсолютное галактическое господство. В конце концов, спустя некое продолжительное время, победило какое-то очередное объединение Теков. Точнее, они оказались первыми, кто сумел прорваться через всех, под шквальным огнём добраться до дворца и войти в тронный зал. И в этом прорыве они опередили союз цивилизаций Ххззутов на какие-то метры. Во всяком случае в немногочисленных уцелевших документах того времени утверждается, что новый Император врывался в тронный зал едва ли не с десантниками жуков за спиной и чуть ли не расстреливая в спину бегущих впереди более быстрых сослуживцев. Как бы там ни было, претендент уселся на трон, и технологии высших сил даровали ему неуязвимость. И Экстервит в придачу.

Ххззутам и прочим не успевшим ничего не оставалось, как убраться в родные созвездия. Галактика получила нового Императора, и тот немедленно принялся восстанавливать порядок. И собственную власть, что для Империи, по сути, есть одно и то же. В процессе этого по каким-то причинам Император пришел к выводу, что раса Ххззутов в Галактике лишняя, и принял решение о полном уничтожении жуков. Экстервит принялся истреблять Ххззутов, но так как единовременно супероружие могло атаковать только одну солнечную систему, то уничтожить всех жуков мгновенным и единственным ударом не вышло. Император зачистил десяток систем или около того, и стремительно исчезающие с лица Вселенной Ххззуты применили запрещённый приём. Терять жукам было уже нечего, и они, ни много ни мало, отправили гонцов к Сияющим. С мольбой о спасении. Что за аргументы они привели в своё оправдание, до сих пор доподлинно неизвестно, но Сияющие согласились заступиться за вчерашних врагов. Энергетические монстры атаковали мгновенно, и Императорская планета в доли секунды оказалась под сосредоточенным огнём ужасающей мощи. Оказалось, что у Экстервита имеются какие-то системы защиты, но удар Сияющих был настолько силён, что искусственная планета успела получить тяжёлые повреждения прежде, чем эти системы вышли на полную мощность. По крайней мере так принято считать. В общем, Экстервит не смог отбить нападение и покинул наш слой Вселенной. В текущей реальности от него остался лишь отпечаток, хорошо фиксируемый приборами, а также трупы Императора со свитой и прислугой, окоченевшими ледышками рассыпанные по небольшому клочку космической пустоты. Энергетические монстры посчитали, что этого достаточно, и покинули Галактику.

С тех пор Теутио Тик*Аль была предоставлена сама себе со всеми вытекающими отсюда последствиями, присущими любой галактике, населённой тысячами различных разумных видов. Перечислять всё, что произошло за это время, не имеет смысла, потому что полторы сотни тысяч лет назад Империя возродилась. Между пространствами высоких и низких энергий вновь вспыхнула глобальная резня, и в Теутио Тик*Аль снова появились высшие силы. Очередной Эмиссар Всевышнего снизошёл до рабов божьих и надавал им повелений на пару тысяч лет вперёд. Впоследствии Третья Всеобщая была, как обычно, проиграна, но речь не об этом. В качестве очередного «пряника» Эмиссар вернул в Галактику Экстервит. Точнее, как он объявил, дар высших сил своим рабам вывели из режима абсолютной защиты и запустили в эксплуатацию. После удара Сияющих радиус действия Экстервита сократился вдвое, но Эмиссар Всевышнего не стал утруждать себя восстановлением изначальных характеристик. Вместо этого он заявил, что осведомлён о причинах, приведших к междоусобной бойне, и потому принял меры. Отныне на троне Империи не может восседать уроженец Галактики Теутио Тик*Аль.

Можно представить, как он всех удивил. Император должен быть из другой Галактики. И не просто из другой, он должен быть из числа избранных, коих назначает сам Экстервит. Время от времени, с разной периодичностью, чтобы не поддавалось расчёту, Экстервит будет открывать сеть ноль-переходов в случайно выбранную галактику низкоэнергетического пространства. Желающим обрести Императора необходимо успеть проникнуть в эти порталы до их закрытия, то есть за три часа, после чего им необходимо успеть посадить Императора на трон, ибо на всё даются ровно одни имперские сутки, то есть один оборот Экстервита вокруг своей оси. В портал может пролезть только совсем небольшой корабль, но этого более чем достаточно. По ту сторону порталов ловцы окажутся на планете, откуда должно вывезти претендента на галактический престол. Силовое поле портала само подсветит избранных. Через один портал можно вывезти только одного претендента, но самих порталов будет много, чтобы обеспечить здоровую конкуренцию. Каждая цивилизация, если пожелает побороться за портал, может обрести своего претендента, который будет представлять её интересы. После закрытия порталов претендентов необходимо доставить в тронный зал, где Экстервит выберет из них Императора. По принципу: кто не умер, сев на трон, тот и Император.

А чтобы исключить всевозможные махинации, на ступени тронного пьедестала могут ступить только претенденты, остальные умрут. Зато тот, кто сел на трон, в пределах дворца неуязвим. За его пределами может случиться всякое, и если по каким-либо причинам Император не вернётся во дворец живым с очередной прогулки или заседания Сената, то на трон взойдёт следующий претендент. Если не умрёт, усевшись на него. Не сложно догадаться, что при таком раскладе любой Император первым делом попытается избавиться от конкурентов. Но высшие силы предусмотрели такое развитие событий, ведь справедливость – это главное, всё ради неё! Поэтому Императору не выгодно уничтожать остальных претендентов. Потому что Экстервит открывает Сеть порталов для поиска претендентов не просто так. За каждый портал он забирает жизнь претендента или его потомка. И если таковых нет, то жизнь Императора. А так как Сеть открывается по хаотичному принципу, то в интересах любого Императора иметь под рукой побольше пушечного мяса, то есть, прости, Господи, побольше потомков, как своих, так и от других претендентов. Кстати, потомок претендента бесплоден и трон занять не может, потому что он наполовину представитель Галактики Теутио Тик*Аль. Зато он может жить в императорском дворце, это продлевает ему жизнь, сохраняет здоровье и замедляет процесс старения. Итог: волею высших сил Империя зиждется на принципах справедливости и равных возможностей.

Ну не издевательство ли?!! Герцог-адмирал мысленно испустил усталый вздох и на секунду иронически закрыл глаза. Фарс. Клоунада. Откровенная насмешка высших сил. Эмиссар Всевышнего попросту повеселился, когда придумывал весь этот бред. Для него это было не более чем развлечением, в этом герцог-адмирал уверен. Третья Всеобщая завершилась, и от Эмиссара не осталось и следа. Никто даже не знает, ушёл он в потусторонние миры или был уничтожен высшими силами пространства высоких энергий. Равно как никто понятия не имеет, кто и когда из Эмиссаров или иных представителей Всевышнего соизволит снизойти до своих рабов вновь. Порядка сорока тысячелетий прошло с тех пор, как в Галактику последний раз снисходили высшие силы. Герцог-адмирал не сомневался, что о Теутио Тик*Аль давно забыли там, в недостижимых потусторонних мирах, зато издевка высших сил в виде Империи продолжает существовать. И обрастать нелепостями.

Конечно, если он, герцог-адмирал Атль, Регент из числа старших заседателей, заявит такое во всеуслышание, его немедленно объявят сумасшедшим и быстро найдут способ убрать. Император запросто санкционирует это, несмотря на то, что Атль его сын. У Ксиухкоатля несколько сот детей, половина Регентского Совета. Одним больше, одним меньше – Император скучать не станет. Атль слишком заметная фигура в Империи для того, чтобы позволять себе подобные высказывания. Посему герцог-адмирал всегда держит свои мысли на данную тему при себе. Зато подростковые цивилизации, коих за минувшие полторы сотни тысяч лет развилось и вышло в космос больше двух десятков, прямо называли местную галактическую Империю бредом, едва только им объясняли всеобщее положение дел. Как известно, устами ребёнка вещает истина. Разумеется, новичков быстро ставили в общие рамки, они вливались в состав Империи и вскоре становились сдержанны и корректны в своих высказываниях. Некоторые даже начинали принимать активное участие в кулуарных интригах, официальных политических перипетиях, а то и в борьбе за трон.

Которая, как подробно зафиксировано в архивах Регентского Совета, не прекращалась с момента возвращения Экстервита в Галактику Теутио Тик*Аль. В первый раз Ловчая Сеть, так прозвали скопление порталов, ведущих к местам отлова претендентов, открылась «бесплатно», по воле Эмиссара. Но с тех пор и до сего времени она открывается по установленному им принципу: одна жизнь Потомка Величайшего за один портал. Количество порталов в Ловчей Сети, как и частота её появления, всегда разнятся. Не приходится сомневаться, что Эмиссар в своё время изрядно развлёкся, наблюдая за тем, как цивилизации Теутио Тик*Аль рвутся наперегонки, грызя друг друга, сперва к порталам Ловчей Сети, потом с претендентами в руках к Экстервиту. Кто-то сажает свою марионетку на трон и получает Галактику вместе с финансовой эмиссией, остальные признают победу его представителей и подчиняются. И немедленно начинают тайную деятельность, имеющую целью уничтожение сидящей на троне чужой марионетки ради коронации собственной. Сколько Императоров сменилось за время существования Империи, не имело смысла даже запоминать. Сама Империя за это время изменялась неоднократно. И далеко не при каждом Императоре существовал порядок.

А за границами радиуса действия Экстервита его и вовсе нет и никогда не было. Как уже было сказано, после возвращения радиус действия Экстервита упал вдвое. Если быть более точным, зона действия божественного оружия покрывала что-то около шестидесяти процентов общего объема Галактики, словно разделяя её на две части. В большей части находилась Империя, а все, до кого не мог дотянуться удар Экстервита, остались в меньшей части, полностью предоставленные сами себе. Чуть позже туда же ушли те, кого Империя не устраивала, и первыми этот пример подали Ххззуты. Их жизненное пространство оказалось точно на границе Империи и Хаоса, причем большая её часть лежала вне имперских территорий. Злопамятные жуки немало удивили всех, когда просто бросили почти полтора десятка планет и покинули Империю. С тех пор их владения в пространстве Хаоса многократно расширились, а вместе с ними увеличился и хаос в Хаосе. Пожалуй, это единственное со всех сторон положительное событие, произошедшее с Империей за всю историю её существования. Из сосуществования с Ххззутами всё равно не вышло бы ничего хорошего, равно как не вышло бы самого сосуществования. Жуки всегда отличались редкой злопамятностью и немалой степенью нелюбви к гуманоидным расам. Которые, в свою очередь, считали Ххззутов предателями со времён их спасения Сияющими, хотя Сияющих в Галактике Теутио Тик*Аль с тех пор никто не видел. Согласно архивам, стычки и локальные конфликты с Ххззутами происходили постоянно, так что без жуков Империя живёт гораздо спокойнее. Что подтверждается информацией, приходящей из пространства Хаоса: Ххззуты плодятся невероятными темпами и ведут войны если не регулярно, то очень часто уж точно.

Впрочем, неподвластные Империи территории потому и назвали территориями Хаоса: войны там идут постоянно и между всеми подряд. Фактически там каждый за себя. Даже объединение в союзы и альянсы не особо помогает, потому что разногласия между населяющими Хаос видами слишком сильны и не способствуют длительным союзам. Быть может, отчасти потому, что там собрались в основном негуманоидные расы, которые всегда себе на уме и гуманоидов особо не жалуют. Гуманоиды представлены в Хаосе всего двумя подвидами Красной Расы. Это Чичимеки, что, собственно, и означает «дикие», и Чунта, то есть «обман». Где-то в глубине Хаоса есть ещё анклав Уэргов, но это не самостоятельно развившаяся цивилизация, а скопище отщепенцев, в разное время бежавших из Империи. За тысячелетия их собралось какое-то количество, которое заселило тяжёлую планету с агрессивным климатом в какой-то дыре. Их численность относительно невелика, и от имперских Уэргов они ничем не отличаются. Подобно тождественности генотипов Уэргов Хаоса с имперскими, генотип Чичимеков практически идентичен Текам. А вот Чунта – это уже другое.

Чунта не просто люди, это мимик-трансформеры. Их мимические мышцы очень мелки, имеют своеобразное строение, очень большое количество и невероятную пластичность. Что даёт Чунта возможность изменять своё лицо до неузнаваемости, то есть фактически иметь множество «сменных» лиц. Неудивительно, что едва ли не половина Чунта кормится на ниве шпионажа, мошенничества и заказных убийств. Это единственные представители территорий Хаоса, постоянно эмигрирующие в Империю. Здесь рай для мошенников, с нашей-то гигантской бюрократической системой и вечными спокойствием и леностью богатых слоёв общества. Спасает лишь то, что Чунта всегда одного роста и лишены волос, независимо от пола, что серьёзно упрощает их идентификацию. По этой же причине среди Чунта, как добропорядочных, так и наоборот, широко распространена мода на парики. Остальные обитатели Хаоса сплошь негуманоиды, их там не меньше половины от общего количества, и гуманоиды для них являются чем-то вроде постоянного напоминания о существовании Империи. Вследствие чего обмен претензиями и упреками на ровном месте имеет место быть слишком часто. В общем, союзы и альянсы в Хаосе возникают и рассыпаются постоянно, и вести захватнические войны против тех, кто ещё вчера был союзником, для диких кланов в порядке вещей.

В Империи подобного нет, и это её неоспоримое достоинство, выглядящее ещё более неоспоримым на фоне её же многочисленных недостатков. Власть Императора, единолично владеющего Экстервитом, непререкаема, его разрушительная мощь непреодолима. Последний раз междоусобицы в Империи случались чуть менее тысячи лет назад, с тех пор Империя пребывает в постоянном мире и таких же постоянных пограничных стычках с Хаосом. Плюс целый букет проблем с пиратством, наркоторговлей, чёрным рынком, которые спецслужбам приходится решать постоянно, но всё это сосредоточено в космосе, в заброшенных необитаемых системах, а то и вовсе в мёртвом пространстве между ними. Обитаемые же планеты и сектора являются лоном цивилизации, их обитатели не знают ни орбитальных бомбардировок, ни сражений, ни блокад, ни прочих ужасов войны. Сытая мирная жизнь. Миллиарды нищих батраков и чернорабочих могут не согласиться с утверждением «сытая», но определение «мирная» не станет оспаривать никто.

Тысячелетний мир в Империи стал возможен благодаря нынешнему Императору. Необходимо отметить, что до его восхождения на трон Империя не увязала в бесконечных войнах. При каждом Императоре воцарялся мир. А если какая-либо цивилизация или отдельно взятая солнечная система не желала мирной жизни, Император пускал в действие Экстервит, и Императорский Доминион в одночасье становился богаче на одну или несколько обитаемых планет. Совершенно свободных для заселения. Но стоило Императору покинуть этот мир, и первой вспыхнувшей войной становилась война за трон. Герцог-адмирал Атль вновь мысленно скривился. Система обретения галактического престола полностью отражает всю глубину издёвки высших сил, создавших Империю. Потому что тайная борьба за трон будет вестись до тех пор, пока у Императора останется хоть один конкурент, но без конкурентов Император долго не проживёт. Эмиссар Всевышнего забавы ради создал этот замкнутый круг.

Раньше, тысячу лет назад, в Галактике было полно претендентов на трон. Ловчая сеть открывается хаотично и абсолютно непредсказуемо, порталы могут зажечься и через год, и через десять, а могут и через пятьдесят лет. Поэтому все, кто имел силы и амбиции, спешил заполучить себе претендента, чтобы в случае смерти Императора поучаствовать в борьбе за трон. Едва Ловчая Сеть зажигалась, к её порталам устремлялось множество флотов, флотилий и одиночных кораблей. Для самой первой стадии императорской гонки боевая мощь вторична, главное – скорость. Порталы вспыхивают посреди космоса где придётся, обычно в разных созвездиях, иногда даже в разных спиральных рукавах, но всегда в границах Империи, то есть в зоне покрытия Экстервита. Отдельный космический портал Ловчей Сети невелик, в него может зайти только совсем небольшой корабль, боевой фрегат или крейсер туда не впихнуть. И вывести из портала можно только одного претендента, после чего портал гаснет. На этом этапе побеждает тот, кто первым доберётся до портала и выкрадет с родной планеты претендента.

Второй этап уже интереснее – обретённого претендента предстоит удержать. Потому что к порталу отовсюду мчатся конкуренты, которые не смирятся со своим опозданием. Если не успел обрести претендента через портал Ловчей Сети, можно заполучить его методом отъёма у предыдущего владельца. По старому, как мир, рецепту: напал, победил, отобрал. Так что своих ловчих лучше хорошо охранять, если не собираешься лишиться шансов. Те, кто сумел обрести претендента и доставить его на свою планету, становятся участниками третьего этапа императорской гонки. Тут в игру вступают целые цивилизации и их коалиции. Это самая настоящая война за право добраться до императорского дворца, временами кровавая, временами скоротечная.

Потому что своего претендента нужно не просто доставить к Экстервиту, это необходимо сделать в конкретный день, когда вращающийся по сложной и нестабильной орбите Экстервит находится в перигелии к своему солнцу. Такое бывает раз в год в лучшем случае, но чаще гораздо реже. Только в эти самые короткие сутки претенденты могут подойти к незанятому трону. Всё остальное время, согласно историческим архивам, тронный пьедестал бывает закрыт непроницаемым силовым полем. Кстати, сегодня именно такой день. День Мишкоатли – день Дороги Мёртвых. Тысячу лет назад это была одна из важнейших дат, сейчас о ней вспоминают только историки. В эти сутки претендент, кого покровители смогли и успели доставить в императорский дворец, поднимается к трону по ведущим через тронный пьедестал ступеням. И Империя обретает нового Императора. Подмена тут невозможна, потому что трон мгновенно убьёт того, кто не является претендентом, и его труп скатится по ступеням к подножию пьедестала. Такое в истории Империи случалось множество раз, потому ступени и получили название Дороги Мёртвых.

Но с восхождением Императора на трон ничего не заканчивается. Потому что те цивилизации, что не смогли доставить своих претендентов в тронный зал, не собираются отказываться от трона, ускользнувшего от них зачастую из-под носа. Император неуязвим только во дворце, за его пределами он столь же смертен, как и все остальные. Покушение, отравление, теракт, дистанционное облучение с целью инициации неизлечимой болезни или сумасшествия – средств достаточно, а Империя огромна, и время от времени Императору необходимо по ней перемещаться. Уничтожить всех претендентов также не в его интересах, ведь Ловчая Сеть зажигается вне зависимости от того, занят трон или пуст. А так как вспыхивают сразу два-три десятка порталов, и каждый требует жизнь Императора, если больше некого, то императорство может оказаться совсем недолгим. В этом не заинтересован ни сам Император, ни тем более силы, которые привели его на трон. Обычно это группа цивилизаций, объединившаяся по расовому или территориальному признаку, а чаще всего по обоим сразу. Отныне они получают статус Императорского Доминиона, право валютной эмиссии и председательство в Сенате Империи.

Те, другие силы, которые обзавелись претендентами, но не сумели пробиться к трону, являются Великими Доминионами и остаются ими до тех пор, пока имеют в своём распоряжении хотя бы одного претендента. Они, как несложно понять, прекращают открытую борьбу, чтобы не получить удар Экстервита, и переходят в борьбе незримой и закулисной. Параллельно их претенденты, равно как и сам Император, спешат обзавестись потомками, чтобы было кому отдать вместо них жизнь в момент активации Ловчей Сети. Потому что Величайшие, как принято называть тех, кто явился через её порталы, совсем не торопятся умирать во имя Императора, а очень даже не против сами стать Императорами. К тому же Потомки Величайших всегда бесплодны, это ещё одна насмешка высших сил, не иначе для того, чтобы разного рода Потомков вдруг не стало слишком много, и Величайшие не расслабились, почувствовав себя в безопасности. Ведь Ловчая Сеть отнимает жизнь Величайшего только тогда, когда нет Потомков, а жизнь Императора – когда не осталось Величайших. Впрочем, фактически претенденты отличаются от Императора лишь тем, что ещё (или уже) не успели взойти на трон, и потому согласно повелению высших сил Потомков нельзя делить на отпрысков императоров и не императоров. Официальный имперский этикет гласит, что любой Потомок Величайшего получает титул герцога, никому более в Империи не доступный, право проживания в императорском дворце Экстервита и пожизненное членство в Регентском Совете.

Собственно, Регентский Совет и состоит исключительно из Потомков Величайших. Никто из таковых не пренебрегает возможностью получить титул, увеличенную до двухсот лет жизнь и личный подуровень в столице Империи, расположенной на поверхности Экстервита. А также известность, всеобщее почтение и роскошь, в которой обязан пребывать Регентский Совет согласно повелению Эмиссара Всевышнего. Невообразимо почётная функция обеспечивать Регентов всем, что душе угодно, была милостиво возложена Эмиссаром на Малые Доминионы. Такой статус присваивается цивилизациям, чьи женщины родили Потомков от того или иного Величайшего. Закон гласит, что ради избегания соблазнов и прочих манипуляций Малый Доминион не имеет права участия в императорской гонке, а Великий Доминион не имеет права на статус Великого, если под его юрисдикцией появляется хотя бы один Потомок. В итоге все желающие померяться силами в борьбе за власть объединялись в Великие Доминионы и всеми способами стремились обзавестись претендентами, а те, у кого для такого противостояния не хватает сил и ресурсов, стремились обзавестись Потомками, чтобы иметь прочные связи с Великими Доминионами. Любой из которых имеет шансы стать Императорским.

Данное положение дел являлось взаимовыгодным: Малому Доминиону не приходилось участвовать в бойнях и, как следствие, не приходилось опасаться чьей-либо мести в случае чего. Великому Доминиону можно было не опасаться потери статуса и выпадения из императорской гонки, потому что всегда были желающие регулярно предоставлять женщин или мужчин для претендентов или претенденток. Они же с готовностью заберут их обратно вместе с отпрысками. А в случае неожиданных обстоятельств с удовольствием заберут и ассимилируют граждан или гражданок Великого Доминиона, с которыми возникла та же проблема. В результате Великий Доминион гарантирован от потери статуса, а Малый Доминион имеет сильного покровителя. Потомки Величайших воспитываются в своих Малых Доминионах до достижения совершеннолетия, после чего доставляются в императорский дворец, в богатство и роскошь. При этом Малые Доминионы продолжают удовлетворять их прихоти, потому что иметь связи с Великим Доминионом – это хорошо, но возможность отправить через своих бывших воспитанников ходоков к самому Императору никогда не помешает.

Желающих обрести статус Малого Доминиона всегда было в избытке, что в те давние времена, что сейчас. И конкуренция между ними нередко вспыхивала не меньшая, нежели среди Великих Доминионов. Из какого бы изведанного или неизведанного пространства не появлялись претенденты, все они были совершенно не прочь усладить свою похоть. А те немногие, кому это было безразлично, быстро меняли своё отношение к процессу заведения потомства, как только узнавали о плате, взимаемой Ловчей Сетью. В Галактике Теутио Тик*Аль достаточно большое видовое разнообразие разумных форм жизни, и Величайшие всегда находили подходящих для размножения партнёров. За сто пятьдесят тысяч лет кто только не сидел на троне Империи: гуманоиды, рептилоиды, гермафродиты, пернатые, пресмыкающиеся… Согласно архивам, однажды был даже представитель минерального разума, для которого подыскали несколько половых партнеров среди Расы Тс. Но правил гранитный Император недолго, уже через десять лет он погиб в результате покушения во время традиционного императорского вояжа по Империи, в ходе которого Император милостиво выслушивает своих подданных. Тех, кому повезёт. После его гибели отношения Империи с Тс окончательно развалились, ибо разумные камни не без основания подозревали заговор против Императора непосредственно в Императорском Доминионе.

Ведь Императорским Доминионом становится тот, кто посадит своего претендента на престол, других ограничений нет. Совершенно не обязательно, что претендент и его покровители будут принадлежать к одной расе или разумному виду. Кто победил – тот получает всё. А какими способами это было достигнуто, значения уже не имеет. Пернатые могли драться за трон для гуманоида, конкурируя с тем или иным видом Людей, сражавшимся за претендента-пресмыкающегося. Всё равно претендент, став Императором, будет опираться на тех, кто привёл его к власти, а не на тех, кто пестовал его соперников. Вечный Император Ксиухкоатль, восседающий на троне ныне, являлся гуманоидом из далёкой галактики, находящейся в противоположной от Теутио Тик*Аль части нашего слоя Вселенной. Он принадлежал к Красной Расе, внешне и генетически был близок к Текам, но дорогу к трону ему пробил Великий Доминион Ица-Уэрги. В который в те времена объединилась половина цивилизаций Расы Уэрги, гуманоидных карликов. Обитающие на планетах с высокой гравитацией, Уэрги были ростом порядка ста двадцати сантиметров и имели едва ли не такую же ширину плеч. Почти квадратные, с короткими мощными конечностями, крупными челюстями, серьёзной физической силой и хроническим недовольством Теками. С момента воцарения на троне Императора Ксиухкоатля Великий Доминион получил статус Императорского Доминиона, и с тех пор все финансовые рычаги громадной Империи сосредоточены там.

Но, став Императорским, Доминиону Ица-Уэрги поневоле пришлось пересмотреть своё отношение к Текам. Потому что Император Ксиухкоатль оказался охоч до женских прелестей, и количество его Потомков начало быстро расти. У Регентов по этому поводу даже появился иронический речевой оборот много веков назад. Смысл которого сводится к тому, что детей Императора никто давно уже не считает, особенно он сам. А после того, как Императору наскучила обыденность, Ица-Уэргам пришлось пересмотреть отношение и к другим гуманоидным расам Галактики. Согласно архивам, особенно сильна была неприязнь Императорского Доминиона к Чиалори, вызванная слишком большой разницей в росте и недостатком изящества, которым квадратные карлики славились во все времена. С тех пор отношения заметно нормализовались, хотя сама по себе неприязнь никуда не делась. И это тоже являлось частью издевки Эмиссара, герцог-адмирал Атль был уверен. Высшие силы специально сделали так, чтобы не выносящие друг друга разумные виды и подвиды поневоле зависели друг от друга. Великим Доминионам нужны Малые, Малым нужны Великие. И те, и другие заинтересованы иметь влияние на Регентов.

В результате в Регентском Совете в те времена подчас интриг было больше, чем в Сенате. Потому что согласно воле высших сил, Регентский Совет является не только расходным материалом для Ловчей Сети, но и следит за строгим соблюдением законов вхождения на престол, а также исполняет обязанности Императора во время его отсутствия. Если называть вещи своими именами – в период безвластия, когда предыдущий Император пал, а новый на трон ещё не взошёл, последнее слово в Империи принадлежит не Сенату, а Регентскому Совету. То есть пока Императора нет, нет ни оружия высших сил, ни Императорского Доминиона, ни валютных эмиссий, ни председательствующей силы в Сенате. Всё решает Регентский Совет. Впрочем, теперь всё это давным-давно не вступавшая в силу дремучая формальность, которая таковой и останется. Ибо ныне здравствующий Император будет править Империей Тихуакан вечно.

Ксиухкоатль взошёл на трон ровно девятьсот шестьдесят лет назад в возрасте сорока лет и оказался если не умнее, то гораздо находчивей своих предшественников. Он нашёл способ никогда не потерять корону. Способ оказался прост: нынешний Император никогда не покидает дворец. Не просто оказалось воплотить в жизнь такое, ведь Император имел бесконечный список церемоний, заседаний, имперских вояжей и прочих мероприятий, которые было необходимо проводить вдали от Экстервита. Ксиухкоатль упразднил их все. И создал взамен свой собственный регламент. В секретных архивах Регентского Совета сказано, что Императорский Доминион был вне себя от ярости, когда это произошло. Потому что абсолютно всю рутину, необходимую для имиджа Империи и Императора, но совершенно убыточную в плане прибыли, Ксиухкоатль возложил именно на них. Но спорить с восседающим на троне себе дороже. Император не моргнув глазом показательно уничтожил самую скромную систему Императорского Доминиона, а заодно ещё одну, принадлежащую Мезтекам, их самым рьяным конкурентам на тот момент. Позже обе эти системы он милостиво отдал Ица-Уэргам, и Императорский Доминион устроил свою официальную столицу на той, что ранее принадлежала Мезтекам, ибо гравитация там была обычной и привычной для большинства разумных видов Империи, которые не могли находиться без экзоскафандра на тяжёлых планетах Уэргов. Но всё это произошло потом, а в тот момент намёк поняли все. На какое-то время Империя замерла в ужасе, посчитав, что на трон взошёл кровожадный монстр, и никто более не осмелился перечить Императору.

Первые два-три столетия Ксиухкоатль правил железной рукой, и в Империи установился жёсткий, но незыблемый порядок. Были отстроены мощные флоты, положившие конец стычкам на границах. Дикие кланы получили отпор, многие из тех, чьи территории непосредственно примыкали к Империи, были разбиты наголову или уничтожены почти полностью. Разрозненных сил Диких не хватало для успешного противостояния военной мощи Империи, сокрушительное поражение потерпели даже те, кто попытался объединиться в альянсы. Империя огромна, это почти шестьдесят процентов галактического пространства, две тысячи цивилизаций – что для неё союз из трёх, пяти или даже десяти Диких кланов? Приграничные враги были разгромлены, их территории захлестнули военные флоты соседей, и интересы Диких сместились с имперских границ вглубь Хаоса. После этого Император занялся борьбой с пиратством, наркоторговлей и прочей преступностью. На этом поприще он преуспел ещё быстрее, ибо организованная преступность основывала свои базы и подпольные города в необитаемых системах, имперских планет там не было, и Ксиухкоатль пускал в дело Экстервит без малейших колебаний. Именно в те времена народ и дал ему это имя – Ксиухкоатль, что означает «огненный змей, являющий собою оружие уничтожения». Император воспринял народное имя благосклонно и вскоре объявил о том, что отныне будет официально именоваться именно так.

В итоге начало четвертого века его правления Империя встретила в стабильности, спокойствии и на пике военной мощи. Император по-прежнему никогда не покидал дворец, но его непререкаемый авторитет от этого только усиливался. Малоимущие слои восхваляли его за искоренение преступности и рабочие места, созданные в армии и на предприятиях инфраструктуры, призванных работать на армейские нужды. Средний класс был доволен стабильностью, Доминионы получили новые правила игры и приспособились к таковым. Их недовольство постепенно сошло на нет, и внутреннее противостояние продолжилось в более цивилизованном русле. В конечном итоге сильные мира сего нашли законы Ксиухкоатля оптимальными для Империи. Не приходилось сомневаться, что Император в первую очередь позаботился о себе, но кто будет подвергать сомнению волю хозяина Экстервита?

Тем более что законы были просты. Не желая лишней конкуренции, Ксиухкоатль повелел, что отныне в Империи существуют только три Великих Доминиона и четыре претендента. Один положен Императорскому Доминиону для того, чтобы в случае смерти самого Ксиухкоатля Ица-Уэрги не потеряли статус Величайшего. Им же принадлежит право первыми возвести претендента на трон. Остальные три Великих Доминиона получили порядковые номера, согласно которым определялась очередность наследования престола их претендентами. И так по кругу. Согласно заявлению Императора, это сделано для того, чтобы навсегда избавиться от кровавых междоусобиц за трон. Учитывая, что Император, не покидающий дворец, живёт вечно, оспаривать его волю никто не стал. Все понимали, что всё это не более чем формальность. Зато все с энтузиазмом согласились с положением, запрещающим увеличивать количество Великих Доминионов. Малые Доминионы Ксиухкоатль не трогал, но объединившиеся там цивилизации и без того рьяно защищали свои ряды от новичков.

С того момента и по сей день в Империи сложилась постоянная, но от этого не ставшая менее запутанной политическая система. Империей владел Император, опирающийся на Императорский Доминион Ица-Уэрги, у которого имелся Величайший, находящийся первым в списке претендентов на трон. С Императорским Доминионом имели тесные связи два Малых Доминиона. Оба также состояли из цивилизаций Уэргов. Однако в целом пространство Квадратных карликов ограничивалось десятком созвездий, и столь малой численности населения для серьёзного большинства в Сенате было недостаточно. Поэтому Имперский Доминион традиционно сохранял тесное взаимодействие с Большой Тройкой.

Первый и Третий Великие Доминионы Большой Тройки принадлежат расе Теков – Цетеки и Мезтеки соответственно, и на данный момент имеют под своим покровительством претендентов-гуманоидов, генетически почти не отличавшихся от Теков. Отчего, в свою очередь, Текам принадлежало одиннадцать Малых Доминионов, хотя термин «принадлежало» надлежит рассматривать исключительно в плане видового соответствия. Оба Великих Доминиона с трудом ладили друг с другом, входящие в них цивилизации не уставали обмениваться претензиями по любому поводу. В целом Теков сложно было назвать дружными, их три сотни созвездий, и ни разу за всю историю Империи они не объединялись друг с другом полностью воедино.

Второй Доминион принадлежал Чиалори и состоял всего из одной цивилизации, исторически самой мощной из Чиалори и имеющей в своем распоряжении пять очень крупных созвездий. Остальные цивилизации Чиалори, в количественном отношении это примерно столько же, были объединены в Малый Доминион Чиалори. В этом заключался один из главных, отличных от других имперских цивилизаций, обычаев Чиалори: цивилизация, ставшая воспитателем Потомка Величайшего, не образовывала собственный Малый Доминион, а присоединялась к уже существующему. Или, если быть точным, не выходила из его состава. Таким образом, Чиалори были единственным видом в Империи, полностью состоящим в Доминионах. Половина в Величайшем, половина в Малом. За это остальные столетиями обвиняли их в сговоре и прочих монопольных грехах, но ни законы Эмиссара, ни законы Ксиухкоатля никак не регламентировали данный вопрос. Поэтому Чиалори лишь надменно усмехались в ответ и не без основания заявляли, что если кто-то не в состоянии договориться с представителями собственного вида, то это их проблемы.

Сто лет назад к вышеуказанным политическим силам один за другим присоединились два Малых Доминиона расы Пэчуа. Пэчуа – крылатые земноводные змеи, имеющие схожий с гуманоидным облик, обладали неплохими технологиями, но имели совсем небольшую численность. Их планеты были распространены в нескольких малых окраинных системах, и в Сенате Пэчуа традиционно имели самое малое число представителей. Их голоса ни на что не влияли, в качестве партнёров для заключения альянса они также были неинтересны в силу малой численности. На Пэчуа веками не обращали внимания, и им не оставалось ничего другого, кроме как смиренно следовать решениям Сената. Так бы продолжалось и далее, но однажды Императору Ксиухкоатлю наскучили наложницы гуманоидных рас, и он обратил свой взор на экзотику. Вскоре оценить вкус Императора пожелал претендент Великого Доминиона Цетеки. С тех пор в полку Малых Доминионов прибыло, и сенатские интриганы обратили свои взоры на Пэчуа. Тем более что на данный момент Император благоволит своим Потомкам от Пэчуа, и все пытаются получить для себя главное преимущество – возможность отправить ходоков к Ксиухкоатлю через Регентов-Пэчуа.

Потому что вот уже полтысячелетия ужасающий и божественный Император Ксиухкоатль совсем не управляет Империей. Божественному надоела мирская суета, он потерял интерес к мелочной рутине и её проблемам и самоустранился от руководства. Император по-прежнему не покидает дворец и живет в своё удовольствие, посвящая всё свое время амурным, гастрономическим и интеллектуальным усладам. По его повелению при дворце даже был выстроен дополнительный концертный зал. Ни для кого не секрет, что последние четыреста лет Ксиухкоатль находится выше бренной галактической возни и живёт, как сам того желает. Империей же правит Императорский Доминион, и все решения за Императора принимает Владыка Золин. Нетрудно догадаться, что эти решения зачастую принимаются не столько в угоду Империи, сколько в угоду Императорскому Доминиону и его политическим союзникам. Поэтому каждый, кто имеет возможность, стремится попасть на приём к Императору с горючими слезами на глазах и челобитной в руках. Потому что Император может с лёгкостью отменить решение Владыки Золина и сделать так, как вздумается. И никто не посмеет даже заикнуться на тему несогласия или вреда, что несёт для Империи данная прихоть. Времена, когда Ксиухкоатль увлечённо правил своими подданными, закончились задолго до рождения герцог-адмирала Атля.

Атль мысленно философски пожал плечами. Это данность, которая не подлежит изменению, так что какая разница? Нет смысла тратить время на праздные размышления на эту тему. Когда в глобальном уравнении известны все константы, то мудрец сосредотачивается на переменных. А их предостаточно. Благодаря амурным утехам Императора и претендентов, Потомки Величайшего появляются на свет регулярно и в больших количествах. После каждой вспышки Ловчей Сети несколько Регентов уходят в мир иной, и баланс сил в Регентском Совете меняется. Все Регенты с ужасом ожидают очередного появления Ловчей Сети, и с облегчением выдыхают, когда она гаснет. Если остаются в живых, разумеется. В своё время, будучи молодым, Атль тоже боялся каждого шороха, особенно тяжело пришлось, когда Ловчая Сеть дважды подряд забирала жизни исключительно Потомков Величайшего от Чиалори. В итоге он, Атль, на сегодняшний момент остался единственным из таковых. Но потом Ловчая Сеть переключилась на Регентов от других видов, и он понял, что устал жить в состоянии вечной паранойи. В тот год он бросил дворцовую жизнь с её вечными алкогольными возлияниями и курительными трубками, призванными отвлечь Регентов от душевных терзаний, и ушёл в армию.

Противиться воле Регента никто не решился, и Атля определили в офицерскую школу. Он окончил её с отличием, после чего отслужил в пограничной эскадре десять лет, ежегодно возвращаясь во дворец на два месяца ради продления жизни и здоровья. Раз уж высшие силы дали Регенту подобную возможность, глупо ею не пользоваться. Ни остальные Регенты, ни флотское командование Атля всерьёз не воспринимали, ожидая его гибели в момент открытия Ловчей Сети. Но порталы Сети открывались и закрывались, а Атль продолжал оставаться живым. Несколько раз его эскадра вела пограничные бои с Дикими, в которых он проявил смелость и задатки грамотного тактика. Командование эскадры испугалось его гибели в бою и отправило в академию старших чинов от греха подальше. Академию Атль также закончил с отличием. И был направлен на штабную работу, откуда его по собственному требованию перевели в действующие части. С тех пор Атль провёл множество успешных боевых операций против врагов Империи и со временем дослужился до чина флотского адмирала и репутации самого результативного стратега имперских вооружённых сил. И регулярно подтверждал свою репутацию, потому что времена, когда Империя вселяла дрожь в колени своих врагов, давно прошли.

Внешние враги отлично понимали, что такое Экстервит, и на имперские планеты не зарились. Масштабных войн не было лет семьсот, внутреннего противостояния – и того больше. А после того как Император потерял интерес к управлению, все и вовсе расслабились. Имперские флоты не обновлялись, новые модели кораблей не строились, модернизация старых шла со страшным скрипом и больше в бюрократических отчётах, нежели на деле. Сенат не видел смысла тратить деньги на армию, считая, что при наличии оружия высших сил чрезмерно много и тех войск, что уже имеются. Военные технологии развивались в сто десятую очередь, средства на боевую подготовку флотов урезались, плановых учений не проводилось, равно как не составлялось и самих планов. Более-менее боеспособными оставались флоты, дислоцированные в пограничных секторах Империи, и нередка была ситуация, когда полицейские эскадры оказывались более подготовленными в сравнении с воинскими подразделениями центральных секторов Империи.

Потому что в Империи давно уже наступил рай для организованной преступности всех мастей, и полицейским эскадрам подчас приходилось вести настоящие бои, чтобы даже не зачистить, а лишь прижать к ногтю ту или иную необитаемую систему, в которой обосновался очередной пиратский картель. Флот герцог-адмирала Атля далеко не единожды спасал от уничтожения полицейские силы в подобных операциях. Сам Атль неоднократно подавал доклады на имя Владыки Золина, ибо любой имперский военачальник подчиняется Императору и Императорскому Доминиону и не имеет права быть аффилированным с иными политическими силами. Но канцелярия Владыки отвечала бессмысленными отписками в лучших традициях имперской бюрократии. Поначалу Атль посчитал, что его доклады попросту не доходят до Владыки, и в один прекрасный момент явился к нему лично. Золин, разумеется, не стал отказывать в аудиенции Регенту, понимая, что сын Императора, пусть даже таковых у Ксиухкоатля под сотню, вполне способен выпросить аудиенцию у самого Императора. Беседа состоялась, но по её итогам Атль ушёл ни с чем.

Владыка Золин прямо сказал, что ни Императорский Доминион, ни Большая Тройка, ни прочие влиятельные фигуры Сената не заинтересованы в повышении расходов на оборону. Потому что у Империи нет внешних врагов, и в будущем таковые вряд ли появятся. Дополнительные средства, требуемые Атлем на перевооружение и переоснащение вооружённых сил, придётся брать из имперской казны, что означает дополнительное бремя для всех субъектов Империи. Это вызовет массу недовольства как у населения, так и среди правительств. Обстановка в Сенате и без того непростая, две тысячи цивилизаций, и каждая пытается урвать себе какие-нибудь привилегии или имперские дотации. Ради достижения своих зачастую мелочных целей множество мелких сенаторов не брезгуют голым популизмом и постоянно объединяются чуть ли не в любые фракции, лишь бы насолить правящему большинству. В такой обстановке увеличивать расходы на армию нецелесообразно и неразумно. Потому что подавляющее большинство цивилизаций заявит, что их бюджеты трещат по швам из-за неправильной финансовой политики Императорского Доминиона. А правильной эта политика будет только в одном случае: если Императорский Доминион проведёт валютную эмиссию именно в их казну. А угрозу инфляции купирует за свой счёт или за счёт более сильных цивилизаций Империи. Что, как несложно догадаться, вызовет категорическое несогласие вышеуказанных сильных цивилизаций. Которые и так тащат на себе огромное множество слабых.

Поэтому нет смысла тратить огромные средства на армию в условиях отсутствия реальных угроз. Имперские флоты огромны и вполне справляются с проблемой грабежей в пограничных территориях, а внутри Империи есть полицейские силы. Которые всегда можно усилить армейской эскадрой, если что-то где-то пошло не так. Остальное же является заботой цивилизаций-субъектов Империи. Несмотря на существование имперского флота, каждая из них имеет собственные вооружённые силы. Пусть и небольшие, но они есть, ибо волею высших сил каждой цивилизации дарована возможность принять участие в императорской гонке. И, что показательно, несмотря на вечное царствование Императора Ксиухкоатля, который будет править всегда, и несмотря на то, что права на трон чётко расписаны среди Великих Доминионов, никто из цивилизаций не спешит отказываться от собственных флотилий. Особенно примечательно то, что на их содержание у вечно требующих дотаций субъектов средства есть. Империя свои обязанности выполняет: на всех обитаемых планетах Империи царит мир и покой. Все обитаемые солнечные системы безопасны. А если какие-то цивилизации считают, что в примыкающем к их пространству необитаемом космосе зашевелилось пиратство, так пусть борются с преступностью своими силами. Если преступность им мешает, то пусть искоренят её.

И, самое главное, Императорский Доминион и его партнёры по сенатской коалиции не видят смысла в столь огромных тратах. Утилизация старых флотов и строительство новых – это грандиозные средства, бюджет на остальные нужды Империи придётся урезать так, что в Сенате вспыхнет настоящая война. Но какой в этом смысл, когда есть Экстервит? Через пару столетий, а может, через пару лет – кто знает? – Император Ксиухкоатль пресытится развлечениями и вновь пожелает поиграть в Империю. И первое, что он сделает, это пустит в ход Экстервит. В считаные недели, если не быстрее, вся организованная преступность будет уничтожена, и без каких бы то ни было расходов. Чем больше пиратских солнечных систем будет выявлено к тому моменту, тем лучше. Ксиухкоатль от души настреляется по настоящим бандитам, и у него не возникнет желания уничтожить какую-нибудь имперскую систему, потому что та показалась Божественному недостаточно лояльной. Граждане Империи возрадуются возвращению справедливого Императора, Сенат мгновенно присмиреет, и вот тогда можно будет спокойно, без ненужных дебатов и скандалов, донести до Ксиухкоатля мысль о необходимости глобального перевооружения имперских вооружённых сил. И он изъявит на то свою волю, с которой никто не посмеет не согласиться. В общем, время для подобных решений ещё не пришло.

Но герцог-адмирал Атль полученными объяснениями удовлетворён не был. Спорить с Владыкой Императорского Доминиона бесперспективно и не принесёт ничего, кроме потери доверия. Ему, Атлю, заработать это доверие было крайне нелегко. Сколь результативным и талантливым ни был бы Регент, он всё равно остаётся Регентом – Потомком Величайшего, чью жизнь рано или поздно заберёт себе Ловчая Сеть. Владыка Золин доверил ему один из самых крупных имперских флотов, чем вызвал недовольство многих, и разочаровывать его не входило в планы Атля. Однако герцог-адмирал не был глуп или наивен. Он прекрасно понимал, что Имперский Доминион вкупе с Большой Тройкой преследуют собственные интересы. И для достижения политического большинства в Сенате не упустят ни малейшего способа, включая опасную игру с молчаливым потаканием развитию преступности в необитаемых системах Империи. Конечно, это не приведёт к катастрофическим последствиям, потому что ни один пиратский лидер, сколько бы сил он не накопил, не рискнёт открыто нападать на обитаемую систему Империи. Такого вызова Император не просит никому, и пиратская возня Атля интересовала мало.

Гораздо более его беспокоили территории Хаоса. Нападения на пограничные сектора Империи стали происходить всё чаще. И если пятьдесят лет назад на это отваживались только тамошние пираты, которым было достаточно ограбить какой-нибудь приграничный рудник или ресурсный караван, то в последние годы среди нападающих замечены правительственные войска соседствующих с Империей цивилизаций. Это прямой вызов, на который необходимо отвечать максимально жестоко, иначе в конечном итоге мы получим полномасштабное вторжение. Но развязывать войну Императорский Доминион не желал. И в этом Атль был полностью согласен с Владыкой. Ибо это ещё большой вопрос, удастся ли в ней победить. Одно дело бросать огромные имперские флоты на уничтожение вторгшихся ради грабежа вражеских подразделений и совсем другое дело вести пусть и огромными, но устаревшими флотами полноценную войну на чужой территории. Где враги все, а не только те, кому была объявлена война, и надеяться на всё сметающую мощь Экстервита не приходится.

В итоге всё сводилось к очередному замкнутому кругу. Империя ослабевает, но усиливать флоты без воли Императора никто не желает, а без усиления флотов ослабление Империи продолжается, и соседи с каждым десятилетием ведут себя всё наглее. Как бы всё это не закончилось тем, что придётся атаковать Экстервитом собственные солнечные системы, которые будут захвачены настолько сильным противником, что иных способов вернуть свою территорию у Империи не окажется. Ведомый этой мыслью, герцог-адмирал Атль пошёл на нарушение субординации и законов имперского флота, и в тайне от Императорского Доминиона устроил себе личный разговор с Императором. Получить аудиенцию у Ксиухкоатля есть событие, немногим уступающее чуду. Но только не для Регента. Ведь возможность пасть ниц перед Императором – это единственная привилегия Потомков Величайшего. Все они живут во дворце именно ради этого – лоббировать интересы своих Малых Доминионов и прочих покровителей. За это Регентов и любят как политики, так и простой люд. И те, и другие надеются доставить доброму Императору свою челобитную через Потомков Величайшего. Так что организовать встречу самому себе для Регента не есть невыполнимая задача.

Однако, несмотря на это, встречи Атлю пришлось ждать долго. Ксиухкоатль соблаговолил принять его почти через полгода постоянных просьб и уговоров. Наконец, Император позволил своему потомку уединиться с ним в зале для секретных переговоров, и Атль изложил Божественному все свои опасения. Которые были восприняты Императором чуть больше, чем безразлично. Ксиухкоатль был увлечён амурной интрижкой с двумя женщинами Пэчуа и оказался не склонен вникать в мелочную мирскую суету. Он с видимым отсутствием интереса выслушал Атля, после чего заявил, что не видит проблемы и займётся всем этим позже, когда на то действительно настанет необходимость. Искоренять внутреннюю преступность ему не привыкать, перемалывать в труху внешних врагов – тем более. И Хаос прекрасно об этом осведомлён. Если кто-нибудь из Диких посмеет покуситься на имперские территории, ему очень быстро придётся горячо пожалеть об этом решении. Но жалеть придётся недолго, ибо гнев Ксиухкоатля настигнет своих врагов везде, где бы они ни укрылись. Так всегда было и всегда будет. А для пограничных стычек и мелких боевых действий существует имперская армия, в десятки раз превосходящая в численности любое объединение цивилизаций Хаоса. Потому что Хаос на то и Хаос, там каждый за себя, и альянсы долго не существуют. И если где-то на границе с Империей вдруг возник сильный союз Диких, то самый простой способ покончить с ним – это подождать. Через полсотни-сотню лет сам развалится. И не просто развалится, а ещё и придёт в полнейший упадок, потому что его бывшие члены истратят все свои ресурсы на междоусобную резню. И вообще, Божественный не вполне понимает, с какой целью Атль его побеспокоил. Ты адмирал имперского флота, командующий одним из самых крупных флотов? Ну так и разберись с проблемами на границе, это твоя работа!

После такого Атлю не оставалось ничего, кроме как исполнить волю Императора. С тех пор он вот уже двадцать лет следит за безопасностью Империи, как может, и бросает свой флот во все уголки Империи, как пограничные, так и внутренние, если там вспыхивают серьёзные бои с тем или иным противником. По крайней мере, теперь его флот имеет неплохой боевой опыт и состоит из обстрелянных ветеранов. Это лучшее воинское формирование в Империи, можно не сомневаться. Герцог-адмирал Атль даже добился от Владыки Золина серьёзного повышения жалованья для своих солдат и офицеров, мотивируя это необходимостью предотвратить отток кадров среди военных специалистов, имеющих внутри стержень. Потому что малодушные всё равно будут использовать все мыслимые способы, чтобы перевестись в невоюющие флоты Империи, потому что дрожат за свою шкуру. С этим Владыка Золин спорить не стал и пошёл навстречу герцог-адмиралу, увеличив финансирование его флота за счёт собственных ресурсов Императорского Доминиона.

Удивляться согласию Владыки и несколько неимперскому способу решения вопроса не приходилось. Золин таким способом давал понять Атлю, что всё ещё является его покровителем и берёт на себя решение его проблем. За что, естественно, ожидает лояльности. Как не приходилось сомневаться в том, что Владыке известно о его тайной встрече с Императором и данными своими действиями Золин показывает Атлю, кто является для герцог-адмирала дружеской стороной не на словах, а на деле. В знак дополнительной демонстрации своего дружелюбия Владыка даже отдал официальный приказ Генеральному штабу не отвлекать флот Атля на мелкие стычки, которые могут быть урегулированы другими флотами Империи, а использовать только в действительно серьёзных инцидентах. Это избавило Атля от мелких внутриармейских дрязг и обмена претензиями с Генеральным штабом, где многим понравилось направлять его флот чуть ли не всюду, даже туда, где справилась бы обычная полицейская флотилия. Зачастую это происходило потому, что в других флотах командные должности занимали их дети и родственники, которым высшие штабисты обеспечивали безбедную карьеру.

Атль жест Владыки оценил правильно и предпочёл покровителя не подводить. Однако иллюзий относительно себя он не питал: Золин следит за ним постоянно, так как не доверяет никому, и своим советникам наверняка тоже. Впрочем, вокруг Атля всегда было полно шпионов, как тайных, так и вполне явных, приставленных к нему Малым Доминионом Чиалори. С официальной точки зрения это, конечно же, не шпионы, а свита Регента, без которой герцогу никуда. Малый Доминион считает честью заботиться о своем Регенте, даже несмотря на то, что он имперский адмирал. Просто в этом случае в свиту подобрали его адъютантов. Но это, конечно же, не для того, чтобы следить за каждым шагом Регента, что вы! Герцог должен жить в роскоши, как и подобает герцогу, и герцог-адмирал не исключение! Малый Доминион Чиалори не может ударить лицом в грязь! И заодно не может упустить возможности тайно разузнать планы Императорского Доминиона, распоряжающегося имперскими вооружёнными силами, или ещё что-нибудь политически интересное, что попадётся под руку. Не приходилось сомневаться, что за ним следит не только родной Доминион, но и десяток других. Следили бы вообще все, да только в ближайшем окружении Атля не найдётся столько офицерских должностей.

Не говоря уже о том, что с точки зрения официального имперского протокола Регент должен иметь солидный банковский счёт и ни в коем случае не должен перемещаться вне императорского дворца в одиночестве. Ведь он Потомок одного из Величайших, а любой Величайший, теоретически, может стать Императором. Посему все Потомки равны – кто-то из них может являться, опять же теоретически, отпрыском бывшего Императора, кто-то – настоящего, кто-то будущего. Не говоря уже о том, что всякий Потомок является участником Регентского Совета, который несёт на себе тяжкое бремя управления Империи в скорбные дни отсутствия Императора. И так далее. На самом деле всё гораздо проще. Регентский Совет даром никому не нужен, потому что Вечный Император Ксиухкоатль по определению вечный. Не говоря уже о том, что суммарно Регентов порядка трёхсот, и почти все они безвылазно живут в императорском дворце, наслаждаясь роскошью, чревоугодием, амурными утехами, отличие которых от разврата невооружённым глазом не заметить, и всевозможными развлечениями, от виртуальных до психотропных. И покидать дворец они не собираются не потому, что нахождение там, как уже было сказано выше, увеличивает продолжительность их жизни. Для долгожительства достаточно проводить во дворце не более полугода, а кому-то и менее. Точных сроков даже не известно, потому что Ловчая Сеть забирает жизни Регентов чаще, чем процесс естественного старения. Регенты безвылазно живут во дворце потому, что большинству просто нравится жизнь в своё удовольствие. То-то никто из Потомков никогда не отказывается от роскошной жизни. И если кто-то из них и покидает дворец, то исключительно ради вояжа на какое-нибудь знаменитое имперское шоу и тому подобное.

Те, кому бесцельное существование либо противно, как Атлю, либо надоело до степени крайнего пресыщения, в основном это немолодые люди, принимают на себя обязанности заседателей. Собственно, они и заседают в Регентском Совете. Это чуть больше трёх десятков Герцогов, из которых пятёрка самых возрастных считается старшими заседателями. В политическом управлении веса у них никакого, ибо Регенты берут власть в свои руки только при отсутствии Императора. Посему господа Герцоги сосредотачивают усилия на лоббировании интересов своих покровителей из Малых Доминионов. Считается, что Регентский Совет беспристрастен, ибо ни в чём не нуждается, и потому помогает Доминионам более трезво взглянуть на собственные стремления. Всё это, разумеется, полная чушь. Регентов осыпают богатством не из имперской казны. Прихоти каждого Герцога оплачивает покровительствующий ему Малый Доминион, и все прекрасно понимают, что кто платит, тот и заказывает музыку. Доминиону наплевать на мнение Регента, ему требуется иметь возможность предстать перед Императором и заполучить для себя какую-либо выгоду, минуя Сенат. Чем больше у тебя Регентов, тем больше шансов пасть ниц у ног Ксиухкоатля. Вот и всё.

Ну и, конечно же, Регента никогда нельзя оставлять одного вне императорского дворца. Потому что нельзя пропустить его смерть. Ведь это свидетельство открытия порталов Ловчей Сети. Если два-три десятка Регентов умирают мгновенно и одновременно, значит, Ловчая Сеть вспыхнула, и по количеству умерших точно определяется количество открытых порталов. А это означает самый настоящий аврал в определённых кругах. Ведь согласно установленным Ксиухкоатлем законам, в Империи не может быть больше трёх Великих Доминионов помимо Императорского. С этим безоговорочно согласна как минимум сама Большая Тройка. Едва Ловчая Сеть вспыхивает, на поиски её порталов устремляются десятки эскадр. Как имперских, так и частных, благо, засечь столь мощную энергетическую аномалию не сложно, за время существования Империи для этих целей было изобретено множество способов.

Формально законы Ксиухкоатля запрещают кому бы то ни было пользоваться порталами Ловчей Сети, включая Великие Доминионы. Исключение составляет ситуация, при которой в том или ином Великом Доминионе остался только один претендент. В этом случае данный Доминион имеет право на обретение, так сказать, «запасного» Величайшего, чтобы не лишиться статуса в случае внезапной смерти основного претендента. На деле же всё обстоит несколько иначе. Оказавшись в Галактике Теутио Тик*Аль, Величайшие перестают стареть. Они достигают зрелого возраста, но дальнейший процесс старения останавливается. Медицина объясняет это вмешательством технологий высших сил, под действие которых попадают претенденты во время прохождения через портал Ловчей Сети. Погибнуть они могут, а вот умереть от естественных причин – нет. Значит, они способны жить вечно. То есть у каждого из них шанс стать Императором больше, чем кажется на первый взгляд. Вдруг когда-нибудь Ксиухкоатлю надоест сидеть во дворце? И борьба за трон заиграет новыми красками!

Этой более чем призрачной перспективы хватает, чтобы между Величайшими внутри Доминионов Большой Тройки никогда не затихала конкуренция за право стать претендентом. И в этой гонке они не останавливаются ни перед чем, в ход идут любые способы и средства, от запутанных интриг до заказных убийств. Народная молва давным-давно окрестила этот процесс «естественным отбором», и азартные игроки зарабатывают на ставках неплохие деньги. Ибо, что бы ни предпринимали Доминионы, их Величайшие делают всё, чтобы избавиться от конкурентов, и рано или поздно, а чаще – очень быстро, в каждом Величайшем Доминионе остается только один претендент. Что формально даёт разрешение на использование порталов Ловчей Сети. И всякий раз, стоит только ей возникнуть, к порталам наперегонки бросаются всевозможные ушлые дельцы, стремящиеся заполучить Величайшего и выгодно продать его кому-то из Большой Тройки либо перепродать посредникам. Следом за ними мчатся эскадры Великих Доминионов, дабы уничтожить аферистов и воспользоваться порталами без посредников. А также полицейские силы, в задачу которых входит предотвращение стычек между флотилиями Великих Доминионов, каждый из которых не прочь либо заполучить себе всех претендентов, либо не позволить конкурентам обрести новых. Потому что если в твоем распоряжении оказались все Величайшие, а у твоего конкурента по совершенно фантастическому допущению умер последний Претендент, то конкурент лишится статуса Величайшего Доминиона. И соискателей в очереди на трон поубавится.

Так что с каждым появлением Ловчей Сети у Большой Тройки начинаются довольно нервные дни. Никто не собирается доверять другому до тех пор, пока Ловчая Сеть не погаснет, и соответствующие должностные лица не убедятся в том, что все, кто посягнул на порталы, уничтожены. А если кому-то и удалось вытащить оттуда нового претендента, то его добыча уже выкуплена и принадлежит Большой Тройке. После этого между Величайшими Доминионами вновь наступает идиллия, и суета охватывает Малые Доминионы, а также тех, кто желает ими стать. Все заинтересованные игроки стремятся как можно скорее выяснить, представителей какой расы, вида или подвида выдала Ловчая Сеть на этот раз. И первыми предложить новым Величайшим кандидатуры потенциальных жён или наложниц, в зависимости от их обычаев или пристрастий. При этом, как не сложно догадаться, Малые Доминионы совершенно не заинтересованы в увеличении своих рядов. Так что каждая вспышка Ловчей Сети – это лёгкая встряска для политических сил Империи, и остаётся только радоваться, что происходит это нечасто. Последнему обстоятельству Атль, будучи Регентом, был особенно рад.

Впрочем, в последний раз Ловчая Сеть появлялась десять с чем-то лет назад, внутри Великих Доминионов вот уже десятилетие как существует по одному претенденту, вследствие чего положение дел среди Малых Доминионов также можно охарактеризовать как стабильное. Все четверо претендентов пользуются услугами проверенных поставщиков, Божественный увлёкся Пэчуа, и все варианты политических альянсов либо видны, либо прогнозируемы. Вчера Вечному Императору Ксиухкоатлю исполнилось ровно тысяча лет, по этому божественному поводу в Империи объявлен месяц празднований, и малоимущим раздали праздничные выплаты. Средства, ушедшие на это, взяли у бизнеса, представители всех слоёв которого недавно уплатили единовременный взнос, посвящённый Дню Рождения Императора. Разумеется, добровольно. Впрочем, взнос не был непосильным, и вряд ли кто-то пожелал потерять всё ради утайки пары-другой процентов годового дохода. И под этот праздничный шум радостно веселящихся народных масс Сенат пытается принять новый трёхлетний бюджет. В процессе дележа субсидий каждый преследует свои интересы, и Имперский Доминион вкупе с Большой Тройкой стремится склонить на свою сторону как можно больше сенаторов.

Иными словами, всё как всегда, ничего нового. Болото, гордо носящее статус Империи, продолжает оставаться болотом. В котором он, герцог-адмирал, тщетно разгребает бесконечную тину гребками всего лишь ладоней. Атль мысленно поморщился и продолжил изучать данные, поступающие на информационные экраны.

Глава вторая

Галактика Млечный Путь, система звезды Солнце, планета Земля, Москва, в тот же день.


– Александр Петрович? – Семён приоткрыл дверь кабинета начальника и вопросительно заглянул в образовавшуюся щель.

– Входи, Семён! – руководитель следственного управления бросил на него мимолётный взгляд.

Семён вошел в кабинет и собрался, было, усесться в кресло напротив начальника, но тот коротким движением пальцев остановил его на полпути.

– Езжай по этому адресу, – полковник протянул ему отрывной листок с записями. – Там работает следственно-оперативная группа. Это дело я поручаю тебе, подробности узнаешь на месте.

– Александр Петрович, у меня и так одиннадцать дел в производстве! – попытался возразить Семён. – Я бы разорвался на одиннадцать частей, но не умею!

– Не можешь разорваться на одиннадцать, тогда разорвись на двенадцать, – флегматично ответил начальник следственного отдела. – Похищена дочь уважаемого человека. Средь бела дня, в самом центре города. Пока ты сюда шёл, мне позвонили сверху дважды. Дело на контроле у генерала, отец похищенной поднял все связи. Дальше объяснять?

– Никак нет! – ответил Семён. – Разрешите идти?

– Иди, капитан, – полковник вернулся к изучению лежащих на столе документов и неторопливо закончил: – Раскроешь дело, станешь майором. Завтра утром ко мне с докладом.

Начальство углубилось в чтение, и Семён покинул полковничий кабинет, на ходу разглядывая полученный адрес. Камергерский переулок. Да уж, центральнее не придумаешь. Театры, кафе, рестораны. Место известное, красивое и тусовое, пользуется популярностью у народа, особенно у обеспеченного. Протяжённость переулка всего двести пятьдесят метров, и там всегда полно людей. Должны быть свидетели.

Добраться до места удалось быстро, до вечерних пробок было ещё далеко, но сам Камергерский переулок является пешеходной зоной, и к месту преступления пришлось идти пешком. Так даже лучше, можно совместить приятное с полезным. На улице конец мая, тепло, девушки уже разделись, и есть на что посмотреть. Семёну нравился Камергерский, но в силу вечной занятости на службе бывать здесь доводилось нечасто. Но кафе, в котором произошло похищение, он сам посещал не раз и потому помнил хорошо. Там есть камеры видеонаблюдения, что-то должно было попасть в их объективы. И людей вокруг хватает, несмотря на самый разгар рабочего дня. Вкупе с показаниями свидетелей так или иначе зацепки будут.

Однако на месте всё оказалось сложней. Эксперты из следственно-оперативной группы лишь разводили руками. Никаких следов. Вообще. Свидетелей нет. Похищенная пропала посреди заполненного посетителями кафе, но никто ничего не видел.

– Её вещи остались на столике, за которым она сидела со своим женихом, – выражение лица немолодого эксперта предельно ясно сообщало о том, что он впустую тратит здесь время. – Их никто не трогал. Сумочка стоимостью дороже моего автомобиля, мобильный телефон за тысячу у.е., кредитные карты, ключи от «Кайена», кошелёк с кругленькой суммой – похитители не взяли ничего. Все столики вокруг были заняты, но никто ничего не заметил. Её столик попадает в поле зрения двух камер, они автоматические, поста охраны с мониторами наблюдения не существует. Записи с камер мы подняли, они оказались бесполезны. Сидит девушка за столиком, на следующем кадре столик уже пуст. Всё. Никто не подходил, она не вставала с места, просто была – и нет. Возможно, камеры сбоят или в целях экономии ведут запись дискретно, с интервалами, это мы выясним позже, но уже сейчас можно сказать, что камеры нам ничем не помогут.

Эксперт указал на человека в штатском, ведущем беседу с барменом:

– Это опер из местного уголовного розыска, он ищет свидетелей, но пока никого не нашёл.

Эксперт ушёл заниматься делом, и Семён направился к оперуполномоченному. Тот оказался знакомым по былым расследованиям и потому сразу перешёл на доверительный тон:

– Ничего. Она как сквозь землю провалилась. – Опер короткими движениями пролистал блокнот с пометками. – Зашла в кафе со своим бойфрендом, заняли столик, она изучала меню, бойфренд отлучился в уборную. Вернулся и поднял панику, говорит, исчезла у него на глазах. Больше никто ничего не видел. Официантка, отвечающая за этот столик, клянётся, что похищенная из кафе не выходила. Её «Кайен» стоит там, где она его оставила. Если верить камерам, она просто исчезла. Ну, камеры, скорее всего, настроены с ошибками, но вот её бойфренд утверждает то же самое.

– Где он сейчас? – уточнил Семён.

– Вон там, – опер указал на угловой столик, за которым сидел убитый горем молодой человек в слезах. – Я его опросил под запись и велел дожидаться следователя. – Он или не дружит с головой, или что-то мутит. Показания его, прямо скажем, странные. Но тревогу поднял именно он. Позвонил «ноль два», отцу похищенной и своему тоже.

– Кто он такой? – Семён окинул взглядом гламурного не то потерпевшего, не то соучастника.

– Леонид Воскресенский, двадцать два года, – опер коротко ухмыльнулся. – Простой московский студент на «порш» «Панамера». С похищенной знаком через отца, являющегося сослуживцем её отца. Вместе два года, планируют свадьбу. Сюда приехали каждый на своей машине.

– Пойду побеседую, пока его адвокат не появился, – Семён кивнул оперу. – Опыт подсказывает, что вскоре заботливый папаша пришлёт за сынкой адвоката и охрану.

Бойфренд пропавшей девушки заметил Семёна только тогда, когда тот уселся за его столик. Молодой человек вздрогнул, вытер слёзы и с надеждой спросил:

– Вы следователь?

– Следователь по расследованию особо важных дел, капитан юстиции Успенский, Следственный комитет России, – представился Семён, демонстрируя удостоверение личности. – Вы Леонид Воскресенский? Вы видели, как произошло похищение?

– Да! То есть нет… – Леонид трагически поник, и его голос задрожал. – Я возвращался из уборной, Стелла сидела за нашим столиком, до неё оставалось несколько метров… Тут мне кто-то сзади положил руку на плечо! Я обернулся, думал, кто-то из знакомых, мы тут часто с друзьями встречаемся, но позади было пусто. Я развернулся, чтобы идти дальше, а её нет! Я даже подумал, что она прошла в дамскую комнату мимо меня, начал оглядываться, но нигде её не увидел! Она бы не смогла дойти туда так быстро, когда меня остановили, я не смотрел на неё всего секунду, ну, может, две! Даже если бы она побежала в уборную или к выходу, я бы заметил! И она не взяла с собой сумочку, ключи от машины и телефон! На всякий случай я выскочил на улицу, там её не было, я попросил официантку поискать её в дамской комнате, но там её тоже не оказалось! Тогда я позвонил её отцу и в полицию… Вы проверили записи камер? Одна из них направлена на наш столик!

– Эксперты занимаются этим, – заверил его Семён. – Мы делаем всё возможное. Где и во сколько сегодня вы встретились со Стеллой?

– Мы созвонились в час дня и договорились встретиться здесь через полчаса, – уныло ответил молодой человек. – Я приехал раньше минут на пять. Мы оставили машины на парковке возле Большого Театра, дальше пошли пешком сразу сюда.

– За вами кто-нибудь следил? Может быть, Стелла рассказывала вам о каких-либо угрозах в свой адрес? Она была чем-то обеспокоена? Упоминала о каких-либо конфликтах с кем-нибудь?

– Нет, ничего такого не было, – Леонид Воскресенский был исполнен тоски и печали. – Сейчас я понимаю, что если кто-то следил, то мы не видели. Я не оглядывался, Стелла тоже. У нас было отличное настроение, мы обсуждали, на какое время назначить свадьбу. Я настаивал на августе, Стелла хотела сентябрь, ей больше нравится бархатный сезон…

Вытянуть из Воскресенского что-либо существенное не удалось. Молодой человек твердил одно и то же, повторяя описание обстоятельств похищения, в остальном ничего важного. Потом появился его адвокат с охраной и увёл своего убитого горем подопечного. Пожалуй, пора навестить отца похищенной. Если похищение производилось с целью выкупа, что наиболее вероятно, то звонить похитители будут именно ему. По дороге к головному офису известной на всю страну нефтегазовой компании Семён обдумывал сложившуюся ситуацию.

Итак, похищена Стелла Борисовна Фликштейн, двадцати трёх лет, рост сто шестьдесят восемь, вес шестьдесят, глаза карие, волосы каштановые, вьющиеся, до плеч. Дочь Бориса Фликштейна, одного из больших шишек в компании, в офис которой он сейчас направляется. Похитители не оставили никаких следов и умудрились не попасться на глаза свидетелям, которых вокруг места преступления в тот момент было больше десятка. Странное похищение. Больше всего похоже на то, что пропавшая вышла сама, добровольно, однако в этом случае возникал вопрос: почему она не взяла с собой вещи? Допустим, она ударилась в бега и не хотела, чтобы её выследили по мобильному телефону или автомобилю. Но зачем было оставлять документы, кредитные карты и, главное, наличные? Либо всё это бросили похитители, которые шантажом, угрозами или аналогичными методами вынудили её самостоятельно покинуть кафе, либо она заранее подготовилась к собственному исчезновению, и всё, что осталось на столике, ей было уже не нужно. Особенно интересна во всём этом была роль её бойфренда. Воскресенский поднял тревогу сразу же и утверждает, что она исчезла едва ли не у него на глазах. Откуда такая уверенность? У него так часто похищают подруг, что уже выработалось чёткое понимание ситуации? Маловероятно. Более вероятно, что он играет роль, потому что имеет отношение к пропаже Стеллы Фликштейн. Либо он сообщник преступников, либо сообщник самой Фликштейн, которая на пару с ним инсценировала своё похищение. От бесящихся с жиру мажоров можно ожидать чего угодно, в том числе и такой «безобидной» шутки. Будущие хозяева жизни развлекаются, как пожелают.

Добравшись до громады офиса отца пропавшей девушки, Семён поневоле вспомнил о хозяевах жизни вновь. В подземном паркинге в изобилии стояли автомобили, стоимость которых превышала его пятилетнюю зарплату, и его подержанная «БМВ» третьей серии среди них выглядела подчеркнуто убого. Вообще он мог бы позволить себе «пятёрку», а «семёрка» и вовсе его мечта, но покупать такое авто очень и очень не стоит. На работе не поймут. Со всеми вытекающими. Семён неторопливо направился к лифтам, разглядывая баснословно дорогой автопарк, и в который раз пообещал себе, что когда-нибудь у него будет машина не хуже. Обидно, конечно. Такую тачку хочется иметь сейчас, в тридцать один, а не через неизвестно сколько. В пятьдесят один, бесспорно, это тоже круто, но всё-таки уже не совсем то…

Отец похищенной принял его без проволочек. Выяснилось, что, как только господин Фликштейн получил звонок от Воскресенского, он поднял на ноги местную службу безопасности, и та предприняла некоторые действия, с результатами которых Семён был ознакомлен в кабинете влиятельного бизнесмена.

– У подруг и знакомых её нет, – донельзя печальный отец трясущимися руками протянул ему несколько распечаток. – Это звонки с её мобильного за последнюю неделю до момента похищения. Никто не знает, где она. Она никому не рассказывала и даже не намекала ни на что подобное. Её страницы в социальных сетях мы взламывать не стали, на последнем листе вы найдёте перечень её аккаунтов. – Фликштейн протянул Семену ультрамодный планшетный компьютер: – Это её. Только что привезли из дома. Пароль на стикере под чехлом.

– Борис Романович, вы не проверяли, в квартире что-нибудь пропало? – Семён убрал планшетник в портфель. – Вещи, деньги, драгоценности? Одежда? Какие-либо документы, ценные бумаги?

– Жена сказала, что всё на месте, – Фликштейн достал таблетку успокоительного, нервно открыл стеклянную бутылку с дорогой минеральной водой и торопливо запил. – Она сейчас дома и всё проверила. Скажите, господин Успенский… – бизнесмен покосился на запертую дверь своего кабинета, – насколько могут быть правы сотрудники нашей СБ, предполагающие, что Леонид Воскресенский замешан в пропаже нашей Стеллы?

– Сейчас рано делать выводы, – уклончиво ответил Семён. – Необходимо дождаться результатов от экспертов, изучающих записи камер видеонаблюдения. Камеры на месте происшествия были настроены с ошибками, и визуальное рассмотрение записи не даёт ничего конкретного. Наши инженеры уже занимаются этим. Кроме того, необходимо провести ряд иных обязательных действий. Скажите, Борис Романович, у вас были конфликты в последнее время? Вы получали угрозы в свой адрес? У вас есть враги, кто-нибудь желает вам зла?

– Учитывая бизнес нашей компании и моё положение в ней, – Фликштейн тщетно пытался успокоиться, – недоброжелателей у меня предостаточно! Как и у любого здесь. Но лихие девяностые остались далеко позади, таких оголтелых врагов у меня нет. То есть я считал, что нет…

Руки Фликштейна перестали трястись, но голос задрожал ещё сильнее.

– Вы тоже считаете, – бизнесмен перешёл на шёпот, – что Леонид Воскресенский замешан в этом? Мы с его отцом всегда были друзьями, он человек из моей команды, никогда не оспаривал моего первенства, и сейчас это внушает мне подозрения…

– Я учту все детали и тщательно проработаю все версии, – заверил бизнесмена Семён. – Борис Романович, если с вами свяжутся похитители…

– Да-да, я знаю, что надо делать! – нервно подхватил Фликштейн. – Наша служба безопасности держит всё под контролем, вас оповестят немедленно, всё будет записано до мельчайшего звука. Я пришлю за вами машину со спецсигналом…

– Не нужно, спасибо, – вежливо отказался Семён. – Я доберусь сам. У меня к вам ещё несколько вопросов.

Из кабинета Фликштейна, обставленного итальянской мебелью и импортным оборудованием на добрый миллион зелёных, Семён вышел через полчаса. Перед уходом бизнесмен протянул ему пухлый конверт, набитый новенькими пятитысячными купюрами.

– Это излишне, Борис Романович, – запротестовал Семён, но Фликштейн отмёл его возражения.

– Это моя дочь! – срывающимся голосом заявил он. – Моя Стелла! Найдите её как можно скорее, Семён! Я прекрасно осведомлён о том, сколько получают сотрудники вашего ведомства, как ваши инженеры жалуются на казенную электронику и оборудование, как вам приходится заказывать экспертизу в более современных лабораториях и как иногда вашим коллегам не на что даже заправить личный автомобиль, чтобы добраться до службы! Едва ли не вся наша СБ – это бывшие силовики, мне ли не знать?! Берите, Семён, без всяких отговорок! Это средства на транспортные расходы, оплата сверхурочных, деньги на заказ любых экспертиз в самых современных лабораториях, на мотивирование свидетелей и прочее! Если потребуется моя помощь, звоните в любое время дня и ночи, мой номер у вас есть! Найдите её, Семён! Как можно скорее!

Заставлять страдающего от горя человека уговаривать себя Семён не стал. Он со словами благодарности спрятал конверт в портфель и покинул офис. Выезжая из подземного паркинга на улицу, он отметил, что Фликштейн был тем ещё тёртым калачом – заранее приготовил деньги налом. Знает все тонкости подобных финансовых вложений, чувствуется опыт. Эту Стеллу надо найти во что бы то ни стало, и её папаша в долгу не останется. Захочет ли он стать покровителем какому-то следователю, это ещё вопрос, но свою «семёрку» Семён точно получит. И никто не сможет ткнуть в него пальцем.

* * *

Герцог-адмирал Атль закончил изучение докладов своих офицеров и неторопливым движением принял более вольготную позу, расслабляя шею. Судя по индикаторам, личных вызовов с пометкой «срочно» стало уже три, и все из канцелярии Владыки Императорского Доминиона. Подождут. Он ответит, но не раньше, чем уяснит положение дел. В общем-то всё уже понятно. В свете текущих событий спасение захолустного рудника Малого Доминиона Чиалори имперскими войсками не вызывает вопросов. Все сочтут это политическим посланием и истолкуют в пользу приближающейся коалиции Большой Тройки и Малого Доминиона Чиалори. На самом деле этот рудник не имеет никакого отношения к Чиалори, ни к Малому Доминиону, ни к Великому. Добывающая компания оформлена на подставные лица или посредством запутанной цепочки бенефициаров, любой из которых не является конечным. В действительности этот рудник принадлежит Уэргам, точнее, Императорскому Доминиону. А ещё точнее, это один из личных активов Владыки Золина.

Доказательства этому вряд ли можно собрать, но Атлю достаточно логических связей. Рудник якобы принадлежит Чиалори, но ни одного Чиалори среди персонала нет. И не только здесь, на горно-обогатительном комбинате, но и во всей невеликой системе Цетайя. Одни Теки. Причём из разных, подчас совсем не близко расположенных, цивилизаций. Ни о какой экономии тут речь не идёт. Но это мелочи. Объёмы добычи – вот что главное. По всем реестрам и документам этот рудник особой ценностью не отличается и производит две с половиной тонны палладия в год. А вот согласно выводам его экспертов и показаниям спасённых сотрудников, пираты похитили пятьдесят тонн палладия, и это квартальная выработка. Можно было бы сделать вывод о причастности владельцев добывающей компании к чёрному рынку, контрабанде и прочим элементам организованной преступности, но на помощь преступникам не посылают имперский флот. Тем более прямым приказом Владыки Императорского Доминиона. Не приходится сомневаться, что подобных секретных активов у Золина хватает, и он послал сюда именно его, Атля, преследуя сразу несколько целей. Во-первых, Атль является Потомком Величайшего именно от Чиалори, а это символично. Так как поддерживает публичную версию о предстоящей сенатской коалиции. Во-вторых, это прямой намёк лично Атлю на источник средств, из которого берутся дополнительные деньги на нужды именно его флота. Прямое предложение проявить максимальное усердие в этом деле. Наверняка есть ещё цели, но остальное Атля интересовало мало.

Гораздо больше адмирала занимала предстоящая операция. Теперь уже ясно, что Владыка Золин ожидает от него доклада о сохранении палладия. Значит, придётся преследовать пиратов до тех пор, пока груз не будет отбит. Теперь ясно, почему так усердствуют чиновники из канцелярии Императорского Доминиона. Спешат донести до Атля негласную волю Золина. Герцог-адмирал мысленно брезгливо скривился. Он способен более чем успешно обойтись без писка канцелярских крыс. Пожалуй, он вообще не станет отвечать на вызовы, коих стало уже пять. Необходимо обдумать дальнейшие действия. Преследование пиратов подразумевает пересечение границ Империи и ведение боевых действий на территории Хаоса. Это может вызвать проблемы, тут всё будет зависеть от местоположения конкретной системы, где находится логово пиратов. Питать иллюзии на тему, что ограбление совершили имперские преступники, не приходится. Применённые противником технологии прямо указывают на пространство Хаоса.

Андроидов группы захвата подавили единственным РЭБ-ударом, и наносивший его эмиттер не был размером с блок импульсного орудия тяжёлого боевого робота. Это был не самый большой контейнер, который можно переносить вдвоём, а в случае необходимости и в одиночку, если на тебе надет экзокомплект. Поле преломления, которым были накрыты хакеры пиратов, оказалось мощнее наших средств обнаружения, из-за чего во время первого штурма их точную позицию сразу определить не удалось. А используемые ими портативные средства взлома уступали по своим характеристикам стационарному оборудованию инженеров его эскадры не более чем вдвое, что сильно замедлило процесс противодействия противнику и сделало невозможным скоростной перехват управления. Стрелковое оружие пиратов превосходило бластеры группы захвата в силе воздействия, личная защита противника продемонстрировала более высокий порог живучести. А технологии, при помощи которой пиратские десантники ушли от группы захвата, у Империи и вовсе не имеется. Некие, по предварительным данным, гравитационные поводки, которыми солдаты противника были связаны с эвакуационной командой, за доли секунды затащили их в зеркало телепорта прямо из области термобарического воздействия. И хотя все десантники пиратов к тому времени были нейтрализованы либо группами захвата, либо своим же термобарическим оружием, головной мозг бойцов большей части их отряда, судя по данным сенсоров, был цел и фатальных травм не имел. Критически опасное рывковое ускорение, эвакуировавшее заключённые в скафандры тела, наверняка переломало им конечности и рёбра, даже несмотря на противодействие экзокомплектов, но неповреждённые гермошлемы сберегли мозг. А это означает, что при наличии хорошей медицинской базы данные солдаты противника вернутся в строй через пару месяцев.

Если такие технологии в пространстве Хаоса имеются у простых пиратов, то прежде чем переходить границу Империи, необходимо иметь тщательно продуманный план. И лучше всего – не единственный. Потому что сам факт столь подробной осведомлённости пиратов наталкивает на определённые подозрения. Либо жизнь пиратов Хаоса стала столь роскошна, что у обычных эскадр появились лишние средства на создание собственной глубинной разведки и разветвлённой шпионской сети, либо тут не обошлось без вмешательства Диких кланов. Тот, кто являлся заказчиком этого нападения, хорошо осведомлён об истинном положении дел в системе Цетайя. Пиратов с самого начала интересовал палладий, остальные рудники данной системы они не тронули. Как не тронули ни городские склады, ни сам городок, ни прочие искусственные космические объекты. Они даже не собирались уничтожать местную эскадру. Их вполне устраивала возможность блокады защитников Цетайя вкупе с одновременным подавлением межзвёздной связи. Противник точно знал, за чем пришёл, и был уверен, что не ошибся, не опоздал и не поторопился. Такой точности информацию не получить без масштабной разведывательной подготовки. На подобное простая пиратская эскадра не способна. Тут поработала разведка богатой цивилизации, пираты же не более чем марионетки, чьими руками была проделана грязная работа. Адмирал Атль движением пальца затмил нужный светосенсор на управляющем интерфейсе подлокотника и вызвал эскадренного капитана.

– Жду ваших приказов, господин герцог-адмирал! – появившийся в центре трёхмерного изображения старший офицер имперского флота вытянулся во фрунт.

– Мне нужны координаты, – без каких-либо эмоций напомнил Атль.

– Навигаторы заканчивают расчёт! – отрапортовал тот. – Точные данные будут через минуту, но уже сейчас могу показать ориентировочный район!

Между изображением эскадренного капитана и адмиралом вспыхнула объёмная карта текущего сектора Галактики. Подсвеченная на ней область ожидаемо вспыхнула за имперскими границами.

– Гипертрасса пиратов проложена к данной системе! – эскадренный капитан продолжил доклад. – В каталогах Империи у неё нет названия, только индекс. Система необитаема, планет, пригодных к заселению известными расами, не имеется, общий ресурсный коэффициент минимален. Не представляет интереса с точки зрения разработки или колонизации. Однако собственные размеры системы очень велики, и на обнаружение базы пиратов потребуется время. Если они прибегнут к максимальной степени маскировки, то вплоть до нескольких суток.

– Чей это сектор? – Адмирал Атль придал карте более общий план. – Здесь пролегает граница между Роем Ххззутов и каким-то кланом Чичимеков. Нейтральных территорий быть не должно.

– Формально это самая крайняя система в пространстве Дикого клана Тенкатль, – командир эскадры немедленно подсветил все системы указанного клана Чичимеков. – Но согласно данным разведывательных и дипломатических источников тут нет ничьих официальных поселений. Система нищая и никого не интересует. Последний раз официально здесь была зарегистрирована активность двадцать лет назад. В клане Тенкатль тогда сменился лидер, и Ххззуты попытались отвоевать у них часть территории. Начались бои на границе, но вскоре всё закончилось восстановлением мирного договора. В архивах указано, что Ххззуты изучили данную систему и признали её бесполезной. Она не стоила потерь, и начинать широкомасштабную войну ради неё было невыгодно. Жуки в тот момент вели войны сразу с двумя Дикими кланами и развязывать третью не стали. Ххззуты и клан Тенкатль заключили пакт о ненападении, и с тех пор данная система никем не посещается. Очень удобно для пиратов! Если не нападать на соседей и не афишировать своё присутствие, можно существовать долго и без проблем!

– Чтобы набитая награбленными ценностями база без проблем существовала под носом у Ххззутов и Чичимеков одновременно, – холодно изрёк Атль, – нужно нечто более весомое, чем описанные вами условия.

– Готов точный расчёт координат! – эскадренный капитан бросил взгляд на зажёгшийся рядом с ним небольшой информационный экран. – Наши предположения подтвердились! Пираты прыгнули именно в эту систему. Точка выхода из гиперпространства расположена на ближней орбите звезды. Наверняка там имеется ловушка! Передвижное минное поле или…

– Ждите моей команды. – Герцог-адмирал бросил взгляд на ещё один вспыхивающий сигнал вызова и отключился.

На этот раз вызов пришёл по линии высшей правительственной связи, и автоматика перевела его на личный коммуникатор Атля, образовывая вокруг его головы мутную сферу засекреченного режима переговоров. Видеоизображение продемонстрировало персональный код Владыки Золина, и адмирал принял вызов.

– Мне доложили, что вы не отвечаете на вызовы, – перед лицом герцог-адмирала вспыхнуло полупортретное изображение безбородого карлика мощного телосложения с едва ли не квадратными пропорциями. Его кожа цвета камня почти сливалась с такими же оттенками официальных одежд. – При этом ваш флот цел и, судя по докладам ваших офицеров, практически невредим. Я соболезную вам в вашей утрате, но это общее горе для всей Империи. Мы все скорбим. С вашей стороны было не самым правильным решением не отвечать на вызовы. Вы заставили нас предположить худшее!

– Я был сосредоточен на выполнении задания, – герцог Атль скосил глаза на индикацию личных вызовов. Его ответа ожидали уже более двух десятков огоньков. – Что произошло и о какой утрате идёт речь? Моя мать умерла тридцать лет назад, других близких людей у меня не осталось. Если не считать отца, который имеет обыкновение забывать моё имя.

– Пять минут назад Император Ксиухкоатль скончался, – янтарно-коричневые глаза Золина, не мигая, смотрели на адмирала. – Вместе с ним мгновенно умерли двадцать три Регента. До вашего ответа у нас были основания предполагать, что двадцать четыре.

– Император? – Адмирал недоумённо нахмурился. – Скончался? Но это же невозможно. Он покинул дворец? Состоялось покушение?

– Нет, – Владыка Золин отрицательно качнул головой. – Ксиухкоатль умер во время праздничного обеда, прямо на троне, с кубком вина в руках. Вино уже проверили, яда нет.

– Я не вполне понимаю, – герцог-адмирал внимательно вгляделся в глаза Владыки. Если это издёвка, то у неё должна быть цель. Его решили сделать жертвой какой-то интриги? За тот тайный разговор с Ксиухкоатлем? Возможно. Тем более что, если он сам не отвечает на вызов, генштаб или канцелярия Золина могут связаться с его адъютантами. – Как Император может умереть, сидя на троне, если во дворце он бессмертен и неуязвим?

– Это загадка для всех. – Золин не отводил взгляда, в его глазах не было следов насмешки, а количество личных вызовов, требующих немедленного ответа, перевалило за полсотни. Не меньше десятка из генштаба, столько же из Регентского Совета, остальные из Малого Доминиона Чиалори и от частных абонентов. Значит, это не издёвка, не интрига и не розыгрыш. Но это решительно невозможно! Тем более прямо на троне…

– Причины смерти сейчас устанавливаются, – продолжил Владыка Императорского Доминиона, статус которого пять минут назад уменьшился до Великого. – Всё произошло слишком неожиданно, при массе свидетелей. Слухи уже разносятся по Империи, через несколько часов удержать это в тайне будет невозможно. Ситуация осложняется тем, что в момент его смерти вспыхнула Ловчая Сеть. Вы не ответили на личные вызовы, и в Регентском Совете предположили худшее.

– Скорее, лучшее, – безразличным тоном ответил Атль. – Там нет никого, кто бы не хотел занять моё место старшего заседателя. Полагаю, они связались с моими адъютантами и были разочарованы.

– Ваши адъютанты также не отвечают, – сообщил Золин. – Они выполняют ваш приказ?

– Совершенно верно, – подтвердил Атль. – Я распорядился не давать никому никакой информации до моего личного указания. Мне было необходимо разобраться в ситуации. Мы упустили пиратов. Они забрали груз палладия, и он оказался крупнее, нежели заявлено в документации добывающей компании. Пираты знали об этом месте гораздо больше конфиденциальных подробностей, нежели было сообщено мне. Слишком сложно для простых бандитов. Тем более что их база расположена в необитаемой системе на территории одного из Диких кланов, а их вооружение и оснащение по некоторым параметрам значительно превосходит наше. Но в свете оглашённых вами событий всё это теряет смысл. Какова моя дальнейшая задача? Вернуть флот на базу и вернуться в Регентский Совет? Согласно протоколу, я больше не могу выполнять ваши приказы, потому что Доминион Ица-Уэрги отныне не является Императорским. В отсутствие Императора войсками Империи командует Регентский Совет. И это внушает мне неподдельную тревогу. Эти накомандуют.

– Как старший заседатель Регентского Совета вы сейчас один из тех, кому подчинены вооружённые силы, – Владыка Золин продолжал буравить его немигающим взглядом. – И имеете все права распоряжаться вверенным вам флотом по своему усмотрению, ибо хотя де-факто в генштабе имеется достаточно офицеров, старше вас по званию и должности, де-юре все они младше любого заседателя Регентского Совета. До восхождения на Престол нового Императора никто из них не вправе оспаривать ваши решения. Равно как и я. Я могу лишь попросить и рассчитывать на вашу благосклонность, герцог-адмирал.

Секунду Атль молча смотрел на Владыку Золина. Если не считать абсолютно невероятного нонсенса – смерти Ксиухкоатля – остальная ситуация достаточно проста. И коротко её можно охарактеризовать древней поговоркой: «Император умер – да здравствует Император!» Формально Доминион Ица-Уэрги из Императорского стал Великим, но согласно законам Ксиухкоатля, первым претендентом из стоящих в очереди на трон является протеже Ица-Уэргов. Более того, именно сегодня день Мишкоатли, когда трон может принять нового Императора, и до окончания этого срока остается ещё два часа. Несложно понять, что произойдёт дальше. Императорский Доминион перестал быть Императорским минут на сто – сто двадцать. В эту секунду флоты Ица-Уэргов мчатся к порталам Ловчей Сети, чтобы «проконтролировать» выполнение полицейскими силами своих обязанностей по обеспечению неприкосновенности порталов. Одновременно с этим претендента на трон от Ица-Уэргов везут во дворец, и наверняка его готовят к церемонии прямо на ходу. К исходу срока Мишкоатли Империя получит нового Императора, и Доминион Ица-Уэрги вернёт себе статус Императорского. Чтобы не понимать этого, надо быть законченным глупцом.

– Я отдаю себе отчёт в том, кто все эти годы был единственной силой, относящейся ко мне доброжелательно, – Атль спокойно выдержал взгляд могущественного карлика. – Поэтому сделаю всё, что в моих силах. Чем я могу быть полезен вам, Владыка?

– Через десять минут я выступлю с обращением к Империи, – ответил Золин. – В котором официально объявлю о смерти Императора Ксиухкоатля и передам полномочия Регентскому Совету, который объявит о начале императорской гонки. – Владыка бросил взгляд на хронометр системы дальней связи: – Мы рассчитываем выиграть её за девяносто восемь минут. И Регентский Совет проследит за соблюдением всех регламентирующих гонку законов. Это я беру на себя. Вас же я попрошу закончить начатое. Империя должна знать, что даже без Императора является самой грозной силой в Галактике и враги дрожат при одном только её упоминании. Информация о нападении на систему Цетайя уже стала достоянием общественности, и нам нужно показать всем, что любые посягательства на имперское пространство караются без всякой жалости. Преступники должны быть наказаны, где бы они ни укрылись. Ненужная нервозность в пограничных секторах нам сейчас ни к чему. Я говорю об обеих сторонах границы – новые нападения, возможные во время императорской гонки, мне не нужны. Уничтожьте пиратов и верните похищенный груз. Последнее лучше сделать без лишнего шума. Пусть общественность узнает, что две с половиной тонны похищенного палладия возвращены владельцам доблестными войсками Империи. Граждане должны быть уверены, что Империя не бросает на произвол судьбы своих подданных, и дело тут не в сумме похищенного, а в незыблемости принципов.

– Для уничтожения пиратов нам придётся покинуть территорию Империи и вторгнуться в пространство другого государства, – уточнил Атль. – Это может привести к конфликту.

– Я знал, что могу на вас положиться, герцог-адмирал, – Владыка Золин сделал короткую, но многозначительную паузу и отключился.

Мутная завеса экрана засекреченной правительственной связи исчезла, и Атль затмил сенсор возобновления предыдущего разговора. Перед ним вновь вспыхнуло изображение эскадренного капитана, терпеливо ожидающего приказов.

– Флоту приготовиться к гиперпрыжку, – распорядился герцог-адмирал. – Курс на систему пиратов. Всем эскадрам боевая готовность! Выслать вперёд разведфлотилию андроидов для разведки местности в точке высадки! Эскадре минных тральщиков быть готовой к нейтрализации движущихся фугасных полей! Прыжок по моей команде!

– Будет исполнено! – эскадренный капитан козырнул, и система связи перевела его видеоканал в режим ожидания.

– Все личные вызовы отклонить, – приказал Атль адъютантам, не удостоив их взгляда. – До момента завершения операции флоту сохранять радиомолчание. Использовать только каналы тактической связи. Всю связь перевести в максимально защищённый режим немедленно. Исполнять!

Адъютанты бросились к своим боевым постам, расположенным у подножия капитанского мостика, и несколько минут герцог-адмирал обдумывал предстоящие события. Не помешает узнать, жизни кого именно из Регентов забрала Ловчая Сеть. Если среди них имеются заседатели, особенно старшие, то стоит как можно раньше выяснить, кто занял их места. Новые заседатели принесут с собой новые интриги, и разумнее загодя понимать, чего ожидать в дальнейшем. Особенно интересные события возникнут после того, как претендент от Ица-Уэргов взойдёт на трон. Каковым будет его отношение к собственным детям? Таковых среди Регентов несколько десятков. Ксиухкоатль никого особо не выделял и разницы между Регентами не делал. Возможно, из-за того, что соблюдал свои же законы. А возможно, из-за того, что детей у него за эту тысячу лет были тысячи, и Вечному Императору на них очень давно было попросту наплевать. Всё это выяснится уже скоро, пока же необходимо сосредоточиться на операции.

Лезть на территорию Хаоса Атлю было не впервые. Обычно это были акции возмездия в необитаемых и ничейных системах, каковых в Хаосе не меньше, чем в Империи. И организованная преступность Хаоса точно так же, как имперская, предпочитает скрываться там. Случались и столкновения с Чужими, в основном с Ххззутами, с этими на границе всегда хватало проблем. Основным залогом успеха в сражениях с Хаосом всегда являлось численное преимущество, и сейчас особых причин для неудачи не имелось – он привёл с собой весь вверенный ему флот в полном составе, это пять сотен боевых вымпелов с живыми экипажами на борту и три сотни вымпелов, укомплектованных андроидами. С учётом судов обеспечения без малого тысяча боевых единиц. Чтобы собрать столько же, любому Дикому клану придётся выставить на бой всё, что у него есть. Мало вероятно, что кто-то захочет устроить такую мясорубку ради никому не нужной захолустной нищей системы. Чего не скажешь о пятидесяти тоннах палладия, который является одним из ключевых элементов в производстве высокотехнологичной боевой и космической техники.

Поэтому, чем быстрее пираты будут блокированы и отрезаны от космической связи, тем больше шансов выполнить это задание. Тем более что в этом секторе Хаоса Атлю бывать ещё не доводилось. Герцог-адмирал вывел на личные экраны стратегическую информацию о клане Тенкатль, и перед его глазами поползли иероглифические строки разведывательных и дипломатических данных. Клан Тенкатль занимает данный сектор Хаоса порядка двухсот лет. Ранее на политической арене замечен не был. До тех пор, когда в результате очередного вооружённого переворота в данной демократической республике не сменилась власть. Захвативший лидерство диктатор объявил себя королём и принялся активно укреплять собственные позиции. Непримиримые были репрессированы, недовольные подавлены, и король ожидаемо обратил свой гнев на соседние государства. Что вполне логично, народу нужен внешний враг, иначе они найдут внутреннего, каковым зачастую оказывается действующая власть. Король сделал ставку на развитие науки и технологий, рывок в которых должен привести к повышению общего уровня жизни подданных. Судя по документам, ему удалось достигнуть в своих планах определённых успехов. Клан Тенкатль одержал несколько побед в своём секторе и серьёзно потеснил некоторых соседей. В это время он попал в поле зрения имперских дипломатов, но установить дипотношения с королевством не удалось по причине смерти короля. Усопший диктатор оставил после себя троих наследников, дочь и двух сыновей. Один из которых уничтожил остальных в ходе вспыхнувшей борьбы за власть. Новый король при восхождении на престол взял себе имя Ксикохтенкатль и вот уже два десятка лет ведёт крайне агрессивную политику, игнорируя дипломатические запросы Империи.

Не густо. Атль наскоро просмотрел остальной информационный массив. Точной информации о численности флота не имеется. Предположительно, не более тысячи тяжёлых единиц в суммарном отношении. Точных данных об уровне технологий не имеется. Предположительно, они сопоставимы с Имперскими. Точных данных об участии в альянсах или союзах не имеется. Предположительно, королевство Тенкатль враждебно ко всем соседям, включая Ххззутов, с которыми у них заключён пакт о ненападении. Это единственная точная информация. Двадцатилетней давности. Герцог-адмирал вновь мысленно скривился. Это не стратегические данные, а незамысловатая зарисовка туриста, который во время отдыха не покидал экскурсионного звездолёта. Империя тратит огромные средства на дипломатический корпус и министерство внешней разведки, но, судя по этому докладу, нетрудно понять, куда уходят эти средства. Показуха, приписки, коррупция. Везде одно и то же, где ни копни. Имперская армия не исключение, за пятьдесят лет службы он изучил всё это на собственном опыте. Полагаться можно только на себя, и в этот раз, как во множество других, действовать придётся по обстановке.

– Господин герцог-адмирал, пришёл доклад от разведчиков! – рядом возник адъютант. – В точке высадки пиратских подразделений не обнаружено. Пространство быстро затягивает обширным самодвижущимся минным полем. Разведчики предлагают координаты безопасного пространства, вдали от минного поля. Начать расчёт прыжка?

– Нет, – неторопливо произнёс Атль, бросая на адъютанта недовольный взгляд сверху вниз. – Разведчикам начать поиски пиратской базы. Соблюдать максимальную скрытность. Флоту имитировать гиперпрыжок. Время пребывания на гипертрассе одна минута. После выхода в реальный космос активировать поля преломления и перейти в режим абсолютного радиомолчания. Работать только на приём докладов разведывательной команды.

Адъютант приступил к исполнению, и Атль продолжил размышлять над планом предстоящей атаки. Не имея точных данных о местоположении пиратской базы, высаживать флот в пространстве Хаоса нельзя. Да, силами флота поиск можно произвести гораздо быстрее, но тогда возрастает риск понести большие потери. Если к пиратам успеет прийти помощь покровителей, то сражение может оказаться кровопролитным. А в существовании покровителей Атль не сомневался. В технологическую мощь какой-то жалкой пиратской эскадры, затерянной в приграничных системах, верилось с большим трудом. Тот, кому потребовался здешний палладий, обязательно прилетит за своим заказом. Единственным грамотным решением является уничтожение пиратов до прибытия войск заказчика. На превращение этого флота из скопища плохо протрезвевшего сброда в военной форме в высококвалифицированное боевое формирование было потрачено слишком много сил. Не говоря о десятилетиях, в течение которых зарабатывалась репутация самого результативного флотоводца Империи. Без веских причин Атль не желал терять ни то, ни другое.

– Господин герцог-адмирал! – в голосе спешно докладывающего адъютанта звучала тревога. – Получен сигнал бедствия от разведывательной флотилии! Они атакованы неизвестным противником! Их передатчики глушат, связь нестабильна!

– Флоту совершить прыжок по координатам последнего известного местоположения разведчиков! – приказал Атль. – Всем подразделениям быть готовыми вступить в бой немедленно.

* * *

Чернильно-чёрная пустота космического пространства искривилась, принимая подобие призмы, и выплюнула в безбрежный ледяной мрак крохотное судно. Не отличающийся размерами геологический разведчик закончил гиперпрыжок, и сидящий в кресле бортинженера темноглазый мужчина машинально поправил ниспадающие на плечи волосы. Стоило бы собрать их в хвост, чтоб не цеплялись за надетую на голову гарнитуру инженерного интерфейса, но зажим для волос сломался неделю назад, и ему было не до покупки нового. В последний год дела шли из рук вон плохо, и с каждым днём перспективы становились всё мрачнее. А ведь ещё пару лет назад он считал, что ему повезло в жизни. Скопил приличную сумму, уволился с до смерти надоевшей работы мелкого конторского клерка, сумел взять кредит и организовал собственный бизнес. Десять лет офисного бдения в крупной геолого-разведывательной компании не прошли даром, он изучил все сильные и слабые стороны работодателей и создал свою компанию. Не учёл только одного: коррупционной составляющей.

Его бывшие работодатели взбесились, узнав, что он стал их новым конкурентом, и сделали всё, чтобы задушить молодую компанию. Они дали взятку полиции, нескольким судьям, заплатили пиратам и снизили цены на собственные услуги в убыток себе. Переплатить их ставки ему не хватило денег, и вскоре на его геолого-разведывательные суда начали нападать пираты, а полиция, расследовавшая эти дела, оказалась бессильна. Он подал в суд на завистников, обвиняя их в противозаконном демпинге и связях с организованной преступностью, но судьи трижды находили представленные им доводы неубедительными. Потом пришло время платить по кредиту, и всё рухнуло окончательно. Его компанию объявили банкротом, всё, что не отобрали пираты, отнял банк в счёт погашения кредита, и он ещё остался должен. В довершение всех бед бывший работодатель устроил ему чёрную рекламу, и двери солидных офисов перед ним закрылись. Обе жены немедленно с ним развелись, как только на пороге появились сотрудники банка в сопровождении полиции, пришедшие описывать имущество. Бывшие жёны забрали детей и разъехались по родителям, и он им не препятствовал. Помогать ему выплачивать долг отказались даже собственные родственники, настолько крупными оказались долговые суммы. Не хватило даже страховых премий. Он согласился со всеми финансовыми претензиями в обмен на гарантии банка не преследовать его родню, включая бывших жён с детьми.

С тех пор он наёмный трудяга в чужой фирме, отдаёт большую часть зарплаты в счёт погашения задолженности и работает на геолого-разведывательном судне, которое не так давно являлось его собственностью, но было продано с молотка. Платят ему гроши, едва хватает на пропитание, но это хотя бы работа. Лучше, чем пахать на плантациях батраком, с которым расплачиваются едой, или вовсе бродяжничать. Это вообще преступление, так в два счёта окажешься на каторжных работах в радиоактивных рудниках. Поэтому приходится экономить сразу на всём. Жаловаться глупо, в Империи миллиарды таких, как он, и сотни миллиардов тех, кому живется ещё хуже. Вот только постоянно душит обида на виновников его краха. А тут ещё, как назло, за два месяца ни одной ценной находки. Все разведанные объекты либо пустышки, либо имеют настолько низкий ресурсный коэффициент, что за такую находку не полагается даже крохотного бонуса.

– Патли, ну что там? – в тесный пилотский отсек протиснулся пилот. – Нашёл его?

Метеоритный поток, дрейфующий где-то в мёртвом космосе, в пустоте, раскинувшейся между трёх солнечных систем, засекла служба контроля за космическим пространством трое суток назад. Имперское министерство космических ресурсов объявило тендер на право его изучения, который выиграл их работодатель. Вот они и ищут эти бесовы метеориты второй день подряд. То ли служба контроля неправильно определила смещение потока, то ли была допущена ошибка в оценке скорости, кто их поймёт. У них там каждая вторая находка такая, всем плевать. Главное, нашли что-то, что можно продать. А там покупатели сами разберутся.

– Кажется, что-то есть. – Патли подавал команды инженерному блоку, задавая искусственному интеллекту район и режимы поиска. – Сейчас определю дистанцию.

– Далеко! – Пилот уселся в своё кресло и посмотрел на обзорные экраны, куда Патли только что вывел данные по обнаруженному метеоритному потоку. – Надо догонять, пока не вышел из зоны действия радаров.

Геолого-разведывательное судно начало ускорение и помчалось вслед за потоком. Патли мысленно молил Эмиссаров Всевышнего сжалиться над ним и послать богатую находку. Естественно, Эмиссары его не слышат и слышать не могут, они не появлялись в Галактике Теутио Тик*Аль десятки тысяч лет, а в те давние тысячелетия, когда появлялись, совершенно не интересовались чаяниями простых людей. Эмиссаров интересовали мысли власть имущих, ибо те являются проводниками их воли. Патли свихнувшимся болваном не был и всё это прекрасно понимал. Просто так ему легче жить. Попросил высшие силы о помощи, не получил её, и вроде как не сам виноват. Ну, или не совсем виноват. Самообман чистой воды, но помогает. Фактически это разновидность аутотренинга… А в его ситуации не пасть духом самое главное. Ему бы только закрыть долги, дальше станет проще. Он скопит денег и наймет убийцу, чтобы отблагодарить того, кто виновен во всех его страданиях. Или сам станет пиратом и сам найдёт способ добраться до него, после чего прикончит лично. Вряд ли всё это получится у него на самом деле, но находка богатого объекта с высоким ресурсным коэффициентом при любом раскладе была бы очень кстати.

Маленькое судёнышко настигло метеоритный поток через полчаса, и пилот уравнял скорость движения геологического разведчика со скоростью мчащегося через мёртвую пустоту океана каменного крошева.

– Бесполезная мелочь, – он разочарованно поморщился и откинулся на спинку пилотского кресла, предоставляя бортинженеру действовать дальше. – Два дня поисков впустую!

– Надо рассчитать коэффициент! – Патли изо всех сил пытался не сдаваться. – Может, нам повезло! Мелкие обломки с высоким содержанием ресурса перерабатывать гораздо дешевле, это будет супервыгодное месторождение, нам за него выплатят отличный бонус!

– Бесов хвост нам за него выдадут, а не бонус! – лениво отмахнулся пилот, не скрывая раздражения потерей времени. – Супербогатый поток автоматика бы засекла самостоятельно. Это пустышка, океан мусора, такой же, как все остальные за последний месяц. Отстой!

Он умолк и принялся с недовольной миной лениво наблюдать за потугами бортинженера. Чуда, конечно же, не произошло. Автоматика просканировала ближайшую часть потока, и искусственный интеллект вывел результаты. Абсолютный ноль. Кто-то когда-то, быть может, тысячу лет назад, уже выпотрошил этот поток подчистую. Скорее всего, ранее это был крупный астероид или группа таковых, и метеоритным потоком они стали именно в процессе извлечения ресурса. Добычу осуществляли нелегально, вот и выбросили отработанную породу в мёртвом космосе, чтобы скрыть следы. В те давние времена в Империи шутить с законом было себе дороже.

– Вырубай аппаратуру, возвращаемся! – пилоту надоела бессмысленная возня Патли. – Гиперпрыжок через триста секунд!

– Дай мне ещё пятнадцать минут! – Патли отчаянно терзал блок геологической разведки. – Нужно проверить самый центр потока! Там может оказаться что-нибудь покрупнее! Метеороид или даже астероид! Весь этот мусор мог столкнуться в космосе с крупным объектом и лечь на его орбиту!

– Нет там ничего, – разочарованно отмахнулся пилот. – Говорю же, автоматика бы заметила супербогатый объект. Зря только время потеряем и защитное поле перегрузим, пока будем продираться через весь этот мусор!

– Всего пятнадцать минут! – взмолился Патли. – Всё равно мы уже здесь! Что это изменит…

– Твою мать!!! – Прямо по курсу геологического разведчика вспыхнула клубящаяся коричневыми бурунами энергетическая аномалия, и пилот рванулся к элементам управления, бросая судно в разворот. – Что это за дерьмо?!!

Геологический разведчик мгновенно оказался на встречном курсе с метеоритным потоком, и индикация силового поля на экране мониторинга общего состояния судна покрылась вспышками ударов. Пилот предпринял ускорение, стремясь выйти за границы потока по кратчайшему расстоянию, и похолодевший от страха Патли с замиранием сердца следил за стремительно проседающим защитным полем. Геологический разведчик не боевой корабль и даже не пассажирский лайнер, на нём устанавливается маломощный генератор защитного поля. Судно этого класса не занимается боданием с противником. От метеоритного потока геологического разведчика спасёт неплохая скорость. От появившихся на радарах пиратов укроет поле преломления, на котором в наши дни не экономит ни одна геолого-разведывательная компания. У каждой из них заключён контракт сразу с несколькими станциями полицейских сил, а у самых крупных и вовсе с базой ближайшего имперского флота. И по такому контракту стражи порядка обязуются держать наготове специальную команду быстрого реагирования, вылетающую к месту происшествия мгновенно, едва только был получен сигнал бедствия. У Патли такой контракт с полицейской станцией тоже был, и полицейских кораблей там имелось предостаточно. Если бы не коррупция, пираты были бы ему не страшны…

Пилоту удалось вывести судно в безопасное пространство, и индикаторы прочности силового поля застыли на отметке в десять процентов. Этот показатель медленно пополз вверх, демонстрируя стабилизацию защиты, и Патли выдохнул, чувствуя, как по телу пробегает нервная дрожь. Он испуганно оглядел обзорные экраны и торопливо занялся сканированием пространства.

– Что это такое? – Патли, не прекращая работу, обернулся к пилоту. – Фугас? Гравитационная мина? Откуда она здесь? Может, это старая пиратская засада? Вокруг вроде никого!

– Это не фугас. – Пилот напряжённо вглядывался в буруны коричневой энергии. – Взрыв фугаса яркий, и он давно бы затух. Гравитационную мину глазами не увидишь, и эта аномалия имеет для неё слишком маленькие размеры. У меня недоброе предчувствие… но это точно не засада.

Ответ пилота несколько ободрил Патли. Пилот раньше служил в имперском флоте и во всяких минах-фугасах разбирался, правда, его оттуда вышвырнули за увлечение курительными смесями совсем не безобидного состава. Но раз перед ними не смертельная угроза, то можно вздохнуть…

– Бесов… детородный орган… – Патли замер, глядя на вспыхнувший перед ним ответ искусственного интеллекта. Неужели высшие силы сжалились над ним?! – Это портал Ловчей Сети!

– Твою мать!!! – Пилот аж подпрыгнул в кресле. – Убираемся отсюда, быстро!

Он засуетился, выставляя координаты гиперпрыжка, но Патли буквально повис у него на руках.

– Стой! Куда?! Давай внутрь! – лихорадочно заговорил он. – Отловим претендента!

– Ты с ума сошёл! – зашипел пилот, отталкивая Патли. – Это запрещено законом! Надо проваливать отсюда как можно быстрее! Сюда уже мчатся полицейские эскадры, флоты Большой Тройки и ещё Бес знает какие отморозки! Нас раздерут на куски, и даже разбираться не станут!

– Нет!!! – Патли заорал так, что заставил пилота вздрогнуть. – Мы успеем! Портал зажёгся прямо перед нами, быть может, никто ещё даже не успел его засечь! Ты же был военным, ты же знаешь, как проворачивается бюрократическая машина! Они сейчас только получают информацию! Пока объявят тревогу, пока уйдут в прыжок, пока долетят – пройдёт время! А нам нужно всего несколько минут! Заходим в портал, хватаем претендента и проваливаем к бесовой матери! Мы успеем! И станем миллионерами! Подумай, сколько за него заплатят! Даже если продать его посредникам, это огромные деньги! Не трать время, лети в портал! Будь мужиком! Такой шанс выпадает раз в жизни!

– А, твою мать! – вновь выругался пилот. – Ты точно псих! Бес с тобой, рискнём! Пять минут! Если за это время никого не поймаем, убираемся оттуда! Ты хоть знаешь, что там надо делать?!

– Там всё просто! – Судно устремилось к коричневым бурунам, и Патли задрожал от избытка адреналина. – Я читал об этом в молодости! Ловчие заходят в портал в режиме невидимости. Портал всегда открывается там, где есть претенденты, он так указывает на достойных. Бьёшь парализатором любого, кто находится в зоне портала, цепляешь на него блок маскировки и тащишь к себе. Всё!

– Я не понял, как портал указывает на достойных? – Пилот врубил поле преломления, завёл судно внутрь клубящегося облака коричневой энергии.

– Точно не помню, но там было сказано, что видно сразу! – ответил Патли, бросаясь в грузовой отсек. – Я за экзокомплектом! А, бесову мамашу! У нас только один маскировочный блок! – Он выскочил обратно с портативным генератором поля преломления в руках: – Не важно, на месте решим… – Он умолк, оглядывая перезапускающиеся обзорные экраны: – Где это мы?

– Не знаю! – Пилот полностью погасил скорость. – В какой-то примитивной дыре!

Несколько секунд они разглядывали окружающую местность. Геологический разведчик висел посреди крупного города отсталой цивилизации, прямо над оживлённой дорогой. По её поверхности в несколько рядов мчались допотопные автомобили, приводимые в движение двигателями внутреннего сгорания. Патли ткнул пальцем в светосенсор, и бортовой анализатор вывел на экран первичные данные. Строения из примитивных материалов: стекло, самые незамысловатые сорта бетона, кирпич, простенькие сплавы и полимеры. Конструкции зданий простенькие, домишки крохотные, в основном не выше десятка-другого этажей, кое-где виднеются здания повыше, но в целом их немного. Техника на двигателях внутреннего сгорания, анализатор мельком зацепил несколько разновидностей незамысловатых электродвигателей, энергии примитивны и передаются по проводам. Массового воздушного транспорта, похоже, на этой планете вовсе не существует. Даже обычной реактивной тяги не видно, если не считать какого-то крайне ненадёжного самолёта, идущего высоко над городом. При всём при этом самолёт был набит аборигенами, видимо, слабо представляющими себе истинную степень его ненадёжности. Примитивная углеводородная цивилизация, толком не освоившая даже орбиту материнской планеты. Но народа вокруг полно, все гуманоиды, издали схожи с Теками. Это облегчает задачу, любого из них можно легко вынести на себе, если ты облачён в экзокомплект.

– Тут нас точно никто не заметит, с таким-то уровнем развития, – пилот со смесью недоумения и нервозности оглядывал мчащиеся под ним бесконечные автомобильные коробки, источающие из себя бесконечные смрадные волны выхлопных газов. – Ты видишь претендентов? Я не понимаю, кто тут достоин! В зоне портала никого нет!

Взгляд Патли нервно забегал по экранам. Портал оказался слишком узким, его центр располагался точно над серединой проезжей части, а границы едва доставали до её обочин. Через портал каждую секунду проезжали десятки допотопных автомобилей, внутри которых сидели гуманоидные аборигены странноватого вида, едва ли не половина из них оказывалась подсвеченной коричневой аурой портала, но похитить их из машины или прямо с ней было невозможно. У геолого-разведывательного судна нет такого оборудования. А вот пешие аборигены достаточно многочисленными толпами текли по обеим сторонам дороги, но в область портала уже не попадали.

– Мы теряем время! – Пилот занервничал ещё сильнее.

– Вот он! – Патли указал на обзорный экран.

Похоже, местные аборигены для пешего перехода с одной стороны проезжей части на другую использовали подземный ход, прорытый прямо под дорогой. Аппаратура геологического разведчика показывала, что, помимо подземного хода через дорогу, под городом имеется ещё незамысловатая сеть низкоскоростных железнодорожных путей пассажирского назначения. Узнать в ней простецкую систему общественного транспорта, предназначенную для малоимущих, труда не составляло, и сам факт наличия подобной системы передвижения не удивлял. Интересно было другое: у самой обочины проезжей части, явно стремясь находиться как можно ближе к обеим подземным ходам, как к тому, что идёт под проезжей частью, так и к тому, что спускается к подземной примитивной железной дороге, стоял одинокий абориген с гитарой. Со спины он больше походил на Тека, чем остальные аборигены, благодаря собранным в хвост длинным чёрным волосам. Однако на увеличенном изображении становились хорошо заметны изменённые мутациями пропорции тела, низкое качество волос, оказавшихся тонкими, ломкими и жиденькими, а также имеющими тёмный цвет вместо чёрного. Абориген что-то тренькал на гитаре, такой же убогой, как вся его цивилизация, и старательно голосил.

– Милостыню собирает, – определил пилот. – У них, видимо, нет наказания за бродяжничество. Ты уверен, что это точно он?

– В статье было сказано, что портал чётко указывает на претендента, – решительно ответил Патли. – Я уверен! Смотри сам: все торопятся, толпа суетится по своим надобностям, кто под землю, кто мимо. Допотопные колымаги даже не останавливаются. И только он один стоит. Причём стоит давно, явно будет стоять ещё долго, да ещё точно напротив нас, и спиной! Хоть в открытую подлетай! Какое тебе ещё нужно уведомление? Это он!

– Логично, – согласился пилот, скользя взглядом по экранам. – В поле зрения больше нет никого, кто располагался бы так же удобно! – Он врубил автопилот и выскочил из кресла: – Я его выловлю!

– Ты? – Патли от неожиданности замер с маскировочным блоком в одной руке и сегментом экзокомплекта в другой. – Ты же не хотел!

– Я не хотел быть расстрелянным полицией или охотниками за претендентами! – Пилот на секунду замер у личного шкафчика, и запорное устройство сличило сетчатку его глаз, голос и сердечный ритм с образцом. – Раз мы здесь, надо действовать! У меня армейский скафандр, я его вымутил, пока служил, он оборудован полем преломления! Так будет быстрее!

Замок шкафчика тихо щёлкнул, дверцы разошлись в стороны, и пилот выхватил с держателей сегмент-трансформер экзокомплекта. Он приложил сегмент к животу, трансформер почувствовал носителя и начал раскладываться, быстро покрывая владельца.

– Давай блок! – Облачённый в боевой скафандр, покрытый напылением гражданской расцветки, пилот подхватил у Патли маскировочный блок и побежал к выходу: – Открывай люк!

Патли короткой серией нажатий активировал раскрытие внешнего люка и прильнул к обзорным экранам. Пилот уже включил поле преломления, и его видно не было, но расстояние до аборигена с гитарой было невелико, и долго ждать не пришлось. Пилот на антиграве добрался до аборигена и влепил ему заряд из парализатора. Тот обмяк и начал заваливаться на спину, но тут же замер, подхваченный невидимым пилотом. В следующую секунду пилот прицепил к нему маскировочный блок, и абориген исчез вместе с гитарой. Спешащие мимо гуманоиды торопились попасть под землю, и происходящее по сторонам их не интересовало. Один или два аборигена оглянулись, ища глазами певчего попрошайку милостыни, но не нашли его взглядом и потеряли интерес, спеша дальше.

– Дикари подняли тревогу? – Внутри судна возник пилот с аборигеном через плечо.

– Куда там! – Патли немедленно закрыл входной люк. – Всем наплевать!

– Прямо как у нас, – оценил пилот, сбрасывая аборигена на пол. – Улетаем! Быстрее! – Он деактивировал лицевой щиток гермошлема и с выражением крайней тревоги на лице указал бортинженеру за спину, в сторону обзорных экранов: – Проверь, сколько прошло времени?

– Не более трёх минут. – Патли сделал вид, что отворачивается от пилота, и споткнулся.

Он упал на живот, незаметно выхватывая из-под униформы заранее приготовленный излучатель частиц и выстрелил в пилота несколько раз подряд. Пилот рухнул, роняя бластер, пару раз дёрнулся и захрипел. Патли вскочил и бросился к нему, первым делом отшвыривая ногой упавшее оружие подальше от умирающего пилота.

– Ты хотел выстрелить мне в спину, – Патли с иронической ухмылкой навис над умирающим. – Хотел избавиться от меня и забрать все деньги себе? Ты думал, я такой же тупой, как армейский болванчик? – Он направил излучатель частиц лежащему в голову: – Не выйде…

Удар парализатора мгновенно свёл судорогой нервную систему, и Патли упал ничком рядом с пилотом не в силах шевельнуться. Пилот перестал хрипеть и одним движением мускульных усилителей совмещённого с экзоскелетом скафандра оказался на ногах.

– Я же прямо тебе сказал, что это боевой скафандр, – пилот брезгливо скривился, убирая в держатели парализатор. – Если бы ты не был тупее армейского болванчика, то стрелял бы в голову. Но ведь в голову, сразу после падения, надо ещё попасть! Для гражданского гения в туловище стрелять проще, не так ли? Оно ведь большое. И в глаза смотреть не надо – не так страшно!

Пилот подобрал свой бластер и выстрелил Патли в лицо. Мощный заряд выжег голову целиком, оставляя на полу дымящийся обезглавленный труп, и система судового биомониторинга запищала сигналом гибели члена экипажа. К мертвецу устремился робот-уборщик, следом за которым спешил ремонтный дрон ликвидировать повреждения пола. Пилот не стал снимать скафандр и уселся в пилотское кресло прямо в нём, забирая управление судном у искусственного интеллекта. Кресло автоматически подогнало свои размеры под увеличившиеся габариты сидящего, и пилот коротким манёвром развернул судно на сто восемьдесят градусов. Невидимый для примитивных аборигенов геологический разведчик дал малый вперёд и скрылся в коричневых бурунах портала.

Глава третья

Флот закончил подготовку к прыжку менее чем за десять минут и с максимальной скоростью устремился по гипертрассе. В точке выхода в реальный космос обнаружилось несколько обломков разведывательных кораблей, приборы фиксировали следы недавнего боя, но никакой активности не наблюдалось.

– Противник задействовал средства маскировки, – сообщил второй адъютант. – Начать полное сканирование системы?

– Слишком долго, – холодно ответил Атль. – От нас ждут именно этого. Навигаторам изучить изотопный след. Через пять минут я должен знать, в каком направлении двигались разведчики до момента уничтожения.

Навигаторы справились вдвое быстрее, и вскоре перед герцог-адмиралом зажглась схема перемещений, наложенная на тактическую карту текущей солнечной системы. Несколько секунд Атль изучал сложный рисунок, состоящий из россыпи точек контакта, соединённых между собой витиеватыми линиями перемещения. Вот тут разведчиков атаковали впервые. Противник планировал уничтожить все корабли одним ударом из засады, но в пилотских креслах разведывательных кораблей сидели андроиды, и реакция их искусственного интеллекта оказалась быстрее, чем ожидали нападающие. Избежавшие уничтожения разведчики начали исполнять заложенную в них программу, созданную инженерами флота по его личному требованию: андроид-разведчик, просчитав неизбежность собственной гибели, должен уходить от преследования курсом, по следам которого впоследствии можно будет вычислить направление на область потенциального интереса. Андроида уничтожат, но мало кто догадается уничтожать медленно распадающиеся изотопы, которые он оставляет за собой.

– Изотопный след ещё улавливается. – Атль движением пальца по светосенсору нарисовал поверх схемы вектор движения. – Рассчитать точное направление! Эскадре андроидов принять атакующий ордер широким фронтом! Начать атаку в указанном направлении! Держать максимальную скорость! Остальному флоту имитировать атаку второй волной! РЭБ-эскадре наступать в третьей волне, постановку помех и подавление гиперпрыжка начать немедленно!

Триста штурмовых фрегатов с экипажами человекоподобных андроидов на борту перестроились в атакующую формацию и начали разгон одновременно с запуском РЭБ-глушителей. Атль молча наблюдал за плывущими сквозь объёмную карту системы отметками. Очень может быть, что это удар пальцем в небо, ибо нет никаких данных, на что именно указывали изотопным следом уничтоженные разведчики. Быть может, всего лишь на место засады. Но если предположить, что пираты атаковали их именно потому, что база была обнаружена, то направление атаки выбрано верно. Осталось лишь немного подождать. Противнику не известно наверняка, успели разведывательные корабли передать координаты их логова или нет. Увидев наступление, начатое в их сторону без всяких колебаний, они могут выдать себя сами. Если же эта уловка не пройдёт, то придётся проводить полное сканирование системы. Это может занять от нескольких часов до нескольких суток в силу её больших размеров, и столкновения с пиратскими покровителями не избежать. С началом сканирования системы будет необходимо начать постановку минных полей, чтобы увеличить собственные возможности. К сожалению, флот Атля всегда был атакующим, и эсминцев в нём нет. В текущих условиях их функции выполнят минные тральщики, этих достаточно. Вот только собственных мин у них на борту немного, и сперва придётся направить их на разминирование минного поля пиратов. Раз оно тут есть, то разумно будет снять оттуда самодвижущиеся фугасы и переставить сюда.

Атакующая пустоту эскадра андроидов прошла по указанному вектору слишком далеко, и Атль уже собирался отдать приказ о прекращении атаки и выслать эскадру тральщиков чистить минное поле противника. В следующую секунду у кого-то из пиратов не выдержали нервы, и скрывающийся под полями преломления пиратский крейсер произвёл залп. Мощный выброс энергии сорвал с пирата поля преломления, и мчащийся прямо на него имперский фрегат окутался вспышками взрывов. Потерявший невидимость крейсер ударил вновь, стремясь добить получившего сосредоточенный удар противника, одновременно начиная разгон.

– Линкорам открыть секторальный огонь, – распорядился герцог-адмирал. – Атакующим эскадрам начать манёвр уклонения.

Мощные орудийные системы линкоров приступили к ведению беглого огня по широкому объёму пространства, и вскоре нащупали затаившуюся под полями преломления пиратскую базу. База лишилась невидимости, и скопление её разномастных объектов, мерцающих попавшими по удар силовыми полями, проявилось посреди космического мрака. Пиратам ничего не оставалось, как открыть ответный огонь, и спустя минуту перед взором Атля предстала полная диспозиция сил. Уничтоженные разведчики оставили правильную подсказку. Мчащаяся на полной скорости эскадра андроидов неминуемо натыкалась на укрывшихся в невидимости пиратов своим правым флангом. Как минимум нескольких столкновений было не избежать, а для надёжной зацепки атакующим достаточно и одного, что и было продемонстрировано только что. Наверняка пираты предприняли попытку избежать сражения и уйти в гипер прямо из режима невидимости, но РЭБ-корабли Атля не позволили им совершить данный манёвр.

– Ищите похищенный груз, – герцог-адмирал вышел на связь с эскадренным капитаном РЭБ-эскадры, – он несёт на себе изотопную маркировку Малого Доминиона Чиалори. Пираты перегружали добычу стандартными средствами горно-обогатительного комбината, и у них не было времени счистить маркерные элементы с каждого слитка.

Командующий РЭБ-кораблями офицер козырнул, и Атль вернулся к руководству боем. Чем быстрее он найдёт похищенное, тем меньше будет проблем. База пиратов ожидаемо оказалась разношерстным скопищем различных объектов космической инфраструктуры: пара ремонтных доков, казармы, переделанные из нескольких гражданских круизных лайнеров бизнес-класса, ангары для истребителей, ремзавод для обслуживания боевых роботов и тяжёлой наземной техники, явно армейский и столь же явно устаревший, собранные из подручных средств причальные стенки для заякоривания малых кораблей во избежание их сноса на орбиту много более массивных объектов, прочий малоинтересный хлам… И неожиданно современная и мощная система космической обороны, не собранная из подогнанных друг к другу элементов, а полноценная и явно новая. Как и пиратские крейсера. Их отстроили недавно, на фоне далеко не новых прочих боевых единиц противника это было заметно особенно хорошо. Пиратские крейсера торопливо меняли позицию, сосредотачиваясь вокруг огневых точек системы космической обороны, и эскадра андроидов понесла первые потери.

Это ничего не изменит. Численность противника в десять раз уступает флоту Империи. Атль провёл два быстрых тактических манёвра атакующими формациями и перенёс огонь линкоров на периметр пиратской базы. Над пиратскими кораблями нависла угроза оказаться отрезанными от орудий системы космической обороны, и главарь преступников предпринял попытку выиграть время. Он отправил все свои лёгкие корабли на прорыв, имитируя стремление вырваться из зоны блокады гиперпрыжка, одновременно заводя собственные крейсера вглубь оборонительных цепей. Герцог-адмирал без особого интереса проследил за началом вражеского манёвра и холодно обронил второму адъютанту:

– Противника не преследовать. Сосредоточить огонь на этом, – он подсветил группу целей на карте, – и на этом участках обороны пиратов. Штурмовой формации начать атаку.

Среди лёгких кораблей противника имелось несколько грузовиков, но РЭБ-эскадра Атля не обнаружила в их трюмах украденный палладий. Главарь пиратов пытался добиться разделения имперских сил, хотел выиграть время. Но лишь ускорил собственное фиаско. Штурмовые клинья герцог-адмирала двумя мощными сосредоточенными ударами опрокинули оборону противника, и сражение переместилось внутрь пиратской базы.

– РЭБ-эскадра засекла изотопное излучение украденного груза! Стопроцентная идентификация! – доложил один из адъютантов. – Пираты спрятали грузовик среди скопления объектов базы и накрыли его полями преломления внахлёст. Наши инженеры работают над его обнаружением!

– Отправьте эскадре линкоров координаты района поисков, – приказал Атль. – Пусть исключат нанесение ударов по данному району. Груз пострадать не должен, он нужен Империи в целости.

Герцог-адмирал перенёс огонь линкоров на скопление лёгких кораблей противника, пытающихся вырваться из окружения, и бросил эскадру андроидов в ближний бой. Линкоры вдвое проредили пиратскую формацию за считаные минуты, и штурмовые корабли андроидов вошли в зону клинча. С лёгким флотом пиратов покончено, это вопрос получаса. Атль вернулся к сражению внутри пиратской базы. Приблизительный район поисков был уже блокирован его штурмовыми подразделениями, и остальная часть базы противника быстро превращалась в свалку искорёженного металлолома. Остатки пиратов поняли, что имперцы не наносят тяжёлых ударов по району, в котором спрятано награбленное, и сосредоточились вокруг него, образовывая последнюю линию обороны. Их построение фактически указало Атлю границы зоны поиска, и он провёл полное окружение противника. Пиратская оборона была подвергнута мощной РЭБ-атаке, и вскоре вражеские генераторы полей преломления вышли из строя, не выдержав перегрузки.

– Получены точные координаты груза! – доложил адъютант, выводя на тактическую карту данные инженерных расчётов. – Он находится на борту медицинского судна, переоборудованного под грузовоз! Пираты загнали его в ангар медицинского диспансера!

Ничего нового пираты не придумали, Атль ожидал от них чего-то подобного. Космическое криминальное отрепье в подобных случаях прячет награбленное либо внутри медицинских объектов, либо в специально предназначенных хранилищах. Хранилища хорошо защищены и имеют несколько степеней противодействия проникновению, начиная мощными стенами и силовыми полями и заканчивая системой самоликвидации. Но подобные хранилища легко идентифицируются и потому всегда являются приоритетной целью для захвата. Медицинские же объекты традиционно вызывают если не у всех, так у многих некую толику сострадания. Каждый понимает, что сам может оказаться внутри реанимационного отделения, и неписаные законы войны подразумевают отказ от обстрела больничных объектов из тяжёлых видов вооружения. Поэтому спрятать добычу внутри больничного ангара пытается едва ли не каждая вторая пиратская эскадра, по чью душу являлись флоты Империи. Так произошло и на этот раз. Кстати, хранилище ценностей противника здесь тоже имеется, и обнаружилось оно рядом с космическим госпиталем.

– Лидер пиратов просит связи, – рядом с герцог-адмиралом возник четвёртый адъютант. – Предлагает хранилище ценностей вместе со всеми кодами допуска в обмен на прекращение боевых действий.

– Не интересно, – всё так же холодно изрёк Атль. – РЭБ-эскадре глушить противнику все виды связи. Флоту продолжать уничтожение пиратов. Командным кораблям вести запись уничтожения. Не наносить ударов по медицинским объектам, выдавливать противника к хранилищу ценностей. Десантному батальону приготовиться к высадке на поверхность больничного дока. Цель – захват судна с похищенным грузом Империи.

– Господин герцог-адмирал, – четвёртого адъютанта сменил первый, – обнаружены волнения в гиперпространстве! К нам проложена гипертрасса, мы фиксируем приближение крупной массы! Время до выхода в реальный космос – двенадцать минут!

– Минным тральщикам начать постановку минного поля в предположительной точке высадки противника! – приказал Атль. – Линкорам приготовиться к ведению заградительного огня! Остальному флоту продолжать выполнение основной миссии.

За две минуты до высадки нового противника эскадра андроидов завершила уничтожение лёгкого флота пиратов, и герцог-адмирал отправил её навстречу прибывающим. Теперь в успехе можно не сомневаться, ему удалось сделать всё быстро, и пиратским покровителям придётся смириться с потерей добычи. Даже если это сражение перерастёт в следующее, имперские десантники завладеют грузом минут через пятнадцать-двадцать, и флот покинет систему прямо в ходе боя. Для этого в его распоряжении имеется портал-носитель, специальный корабль, укомплектованный генераторами кротовых нор. Генератор кротовой норы вещь одноразовая, зато надёжная, неприхотливая и относительно недорогая. Атль в своё время пытался добиться установки на базе своего флота ворот ноль-перехода, но получил отказ. Сенатский комитет по обороне заявил, что это слишком дорогое удовольствие в условиях мирного времени. Да и зачем это нужно, если все имперские флоты равномерно распределены по секторам Империи, и в случае возникновения проблем помощь придёт в любую её точку в течение часа.

В тот момент герцог-адмирал не стал скрывать усмешки и позволил себе заострить внимание сенаторов на размере средств, ежемесячно выделяемых комитетом на собственные нужны во время торжественных мероприятий, посвящённых различным праздникам, от имперских до местных. В комитете понимали, что Атль, будучи Регентом, может получить аудиенцию у Императора и никто не гарантирует, что Ксиухкоатль проигнорирует его просьбу второй раз. Но создавать прецедент в имперском флоте было невыгодно, и сенатский комитет предложил Атлю компромисс: ему выделят портал-носитель с полным комплектом генераторов, пополнение количества которых будет обслуживаться из комитетского бюджета. Так как флот Атля действует чаще других, на эти траты комитет пойти готов. Остальным флотам это ненужно, а на особый случай на их базах имеются подобные генераторы, находящиеся на консервационных складах. С тех пор Атль был обеспечен средствами быстрой переброски сил, но сознательно соблюдал меру в их применении, чтобы не накалять и без того непростые отношения с сенатским комитетом. И сейчас он воспользуется генератором в случае необходимости. Герцог-адмирал приказал десантному батальону начать высадку и принялся ждать развития событий.

Оборона пиратов была сломлена, от их эскадры остался десяток крейсеров, маневрирующих внутри нагромождения разрушенных объектов базы, и последние тяжёлые огневые точки, утопающие в густых облаках всевозможных обломков. Их огонь всё ещё опасен для кораблей, сражающихся в первой волне, но путь десантным ботам к больничным ангарам был открыт. Силы десанта пошли на сближение, и в этот момент в чернильной пустоте космического вакуума неподалёку от пиратской базы начала образовываться область выхода из гиперпространства. Изнутри смявшейся в подобие гигантской призмы изнанки космоса посыпались вражеские корабли, и спустя пару секунд перед разбитой базой пиратов застыли боевые порядки их покровителей.

– Господин герцог-адмирал, флот королевства Тенкатль требует связи с адмиралом нашего флота, – доложил адъютант. – На линии их король лично. Дал одну минуту, угрожает открыть огонь.

– Выждите девяносто пять секунд и соединяйте, – Атль разглядывал нового противника.

В том, что покровителем пиратов и одновременно заказчиком похищения палладия окажется именно Дикий клан Тенкатль, он не сомневался с самого начала, едва выяснилось, в чьём секторе пираты устроили свою базу. Существовала некая вероятность, что пиратам покровительствуют Ххззуты, но она была слишком мала. Зато новому королю, ведущему агрессивную внешнюю политику, пятьдесят тонн палладия будут очень к месту. То-то он явился сюда лично – хочет лишний раз продемонстрировать собственным войскам и подданным свой полководческий талант. Вот только он не ожидал, что за его пиратами придёт не имперская эскадра, а целый флот, причём лучший. Фактически тут всё уже закончено, и король опоздал. Не говоря о том, что он взял с собой слишком мало сил. Перед эскадрой имперских андроидов численностью в двести восемьдесят вымпелов, имеющих за спиной огневую поддержку эскадры линкоров, расположилось порядка трёхсот вымпелов противника. Сотня крейсеров и вдвое больше истребителей. Судя по внешнему виду, войска цивилизации Тенкатль превосходили имперские силы по уровню технологий, но при таком численном проигрыше врагу это не поможет. Герцог-адмирал заранее принял меры для встречи противника, и сейчас эскадра андроидов находилась перед флотом Тенкатль практически на дистанции клинча, а при сближении левый фланг врага неминуемо увязнет в наскоро выставленном минном поле.

Адъютант, отслеживающий истекающие секунды, отдал короткий приказ, и система связи сформировала изображение Чичимека в королевском мундире.

– Я – Ксикохтенкатль, монарх королевства Тенкатль, – глядящий с экрана меднокожий черноволосый военачальник с высокой и длинной причёской-хвостом был абсолютно спокоен. Его голос не нёс ни надменности, ни дружелюбия, взгляд обсидиановых глаз был жесток и твёрд. – Вы нарушили границу моего королевства и вторглись в наше пространство. Я даю вам две минуты на то, чтобы покинуть мою территорию. Иначе вы будете уничтожены.

– Я герцог-адмирал Атль, командующий Пятисотым флотом Вечной Империи Тихуакан, – Атль встретил королевский взгляд с ледяным безразличием. – Я нахожусь здесь с миссией возмездия. Располагающиеся в этой системе пираты совершили нападение на Империю, убили имперских граждан и похитили имперские ценности. Согласно законам Вечной Империи Тихуакан они будут уничтожены в любом случае. Как всякий, кто посмеет стать врагом Империи.

– Выбор сделан, – всё так же спокойно изрёк король Диких и отключился.

– Эскадре андроидов начать атаку, – приказал Атль. – Линкорам приготовиться к…

Чернильная пустота космоса между позициями Диких и эскадрой андроидов полыхнула одновременными вспышками нескольких сотен взрывов, и адъютанты приникли к объёмным экранам своих операторских мест, получая доклады от подразделений.

– Противник подорвал наше минное поле! – сообщил первый. – Они перехватили управление фугасами и дистанционно инициировали одновременный подрыв!

– Нет связи с эскадрой андроидов! – с возрастающим напряжением в голосе докладывал второй. – Приборы фиксируют атаку неизвестным излучением! Система мониторинга сообщает об одновременной гибели всех андроидных экипажей!

– Враждебное излучение имеет схожую природу с применённым во время штурма горно-обогатительного комбината… – начал было третий, но тут же повысил голос: – Вражеский флот начал атаку!

– Линкорам открыть заградительный огонь. – Атль бросил взгляд на изображение десантных кораблей. Имперские десантники высадились на обшивку больничного ангара и пытались проникнуть внутрь. Герцог-адмирал оставил внутри базы флотилию фрегатов на случай, если кто-то из пиратских крейсеров, затаившихся среди руин и обломков под видом уничтоженных кораблей, возомнит себя героем, и отозвал остальные силы флота. Он мгновенно лишился почти трёхсот вымпелов класса «штурмовой фрегат», наиболее манёвренных и живучих кораблей с андроидными экипажами, но в его распоряжении ещё пятьсот вымпелов и огневая мощь линкоров. Противник не успеет добраться до линкоров раньше основных сил флота, и этот бой всё равно будет выигран.

Спустя минуту имперские крейсера начали занимать пространство перед эскадрой линкоров, и Атль отправил штурмовую формацию во фланг Диким, чьи силовые поля пока ещё сопротивлялись огню линкоров.

– Обнаружено формирование точки ноль-перехода в нашем тылу! – доклад четвёртого адъютанта прозвучал среди остальных, словно выстрел над ухом. – Вижу военную эскадру! Идёт подсчёт численности! Сто вымпелов класса «крейсер», две сотни истребителей, эскадра тяжёлых линкоров, пятьдесят вымпелов! Идентификационные коды совпадают с кодами цивилизации Тенкатль!

– Штурмовой формации прекратить атаку, – герцог-адмирал был по-прежнему спокоен и не изменился в лице. – Флоту принять оборонительный ордер для действия в окружении. Вывести щиты на полную мощность. Эскадре линкоров подавить линкоры противника.

Мчащиеся в атаку крейсера штурмовой формации заложили вираж и на полном ходу устремились к ядру флота. Атль неторопливо разглядывал картину разгорающегося сражения. Король Диких оказался не так прост. Он мог прилететь сюда сразу, но не стал торопиться. Лишние свидетели ему не нужны, и он позволил имперскому флоту истребить пиратов. И он не так слаб. У него имеется технология ноль-перехода, или по крайней мере таковое оборудование, закупленное у кого-то ещё. Стратегическая сводка по цивилизации Тенкатль, являющаяся бесполезной тратой информационной ёмкости ещё в момент своего создания, ничего не говорила на эту тему. Но герцог-адмирал был уверен, что технологии у местного короля свои. В отличие от зажравшихся имперских чинуш, монарх ведёт перманентную войну с соседями и отлично понимает истинное отличие небольшого современного флота от большого устаревшего. Данное отличие он сейчас стремится продемонстрировать Империи. Король лишил своих противников минных полей и эскадры андроидов, внезапным манёвром осуществил окружение и рассчитывает вызвать в имперских рядах если не панику, то как минимум желание задуматься об отступлении.

Его компетентность делает ему честь, но это сражение он всё равно не выиграет. В распоряжении Атля вдвое больше линкоров и крейсеров, в оборонительном построении это немалая совокупная мощь защитных полей и огневых ударов дальнего действия. Истребители противника доставят массу проблем, но в конечном итоге будут так или иначе выведены из строя, после чего в ход пойдут истребители Атля, которые он сбережёт до того момента в самом центре своих оборонительных порядков. К тому моменту вражеские линкоры будут подавлены, и линкоры Империи, уцелевшие в обмене ударами, начнут беспрепятственно обстреливать флот Диких. Войска герцога-адмирала перейдут в контрнаступление, и перед королем Чичимеков встанет выбор: или отступить, сохранив флот и не получив палладий, или всё-таки выдавить отсюда имперский флот ценой потери большей части своего флота. Наверняка соседи королевства Тенкатль очень обрадуются такому ослаблению. И король не может этого не понимать. Значит, сражаться до последнего он не станет, и победа всё равно достанется Атлю.

Герцог-адмирал молча разглядывал изображение битвы и вспыхивающие один за другим массивы текущих данных. Обмен массированными ударами только начался, и защитные поля сражающихся подразделений пока удерживают атаки друг друга. Потом мощь защитных полей начнёт падать, и Дикие пошлют на сближение свои истребители. Это главная ударная сила Чичимеков, и когда с ними будет покончено, победа станет лишь вопросом времени. Проблема в том, что ему, Атлю, такая победа может стоить слишком дорого. Терять высококвалифицированных профессионалов в угоду мелкой политической возне он не желал. Подготовить им замену не получится, его флот самый боеспособный в Империи, и на обучение новых экипажей вновь уйдут годы. Ещё хуже дела будут обстоять с кораблями. Ему выдадут с консервационных баз старьё даже по меркам Империи, которое потребует проведения дорогостоящих работ по модернизации. Остаётся лишь надеяться, что Владыка Золин пожелает вложить в голову нового Императора желание выделить на это средства. Но очень может быть, что в свете восхождения на престол нового Императора всем будет не до таких мелочей. Никто ведь не знает, как поведёт себя претендент, став единоличным владыкой Империи. Взойдя на трон, он станет не только неуязвим, но и непредсказуем. Лучшим выходом из сложившейся ситуации стало бы появление здесь ещё одного имперского флота.

– Установить засекреченный канал связи с Императорским… с Великим Доминионом Ица-Уэрги, – герцог-адмирал бросил на ближайшего адъютанта холодный взгляд. – Максимальный режим конфиденциальности.

Адъютант засуетился, ставя задачу радиорубке, и Атль продолжил следить за кипящим сражением. Спустя несколько секунд вокруг его головы вспыхнула мутная сфера засекреченного сеанса правительственной связи, и герцог-адмирал лично послал вызов на персональную линию Владыки Золина. Однако вместо правителя Доминиона ему ответил начальник его канцелярии.

– Владыка Золин и все его советники находятся в тронном зале на церемонии восхождения на престол нового Императора, – на краснокожем лице квадратного карлика застыло профессионально-официальное выражение. – Связь с ним невозможна, он не отвечает на вызовы. Я поставлю ваш вызов в очередь в числе первых, герцог-адмирал Атль! Пока вы ожидаете, я подключу к нашему каналу трансляцию этого грандиознейшего события!

Изображение начальника канцелярии Владыки сменилось трансляцией из тронного зала, и Атль окинул взглядом хорошо знакомое помещение. Несложно было заметить, что Золин действовал быстро и решительно. Никаких следов пьяной оргии, во время которой умер Ксиухкоатль, не имелось. Мраморные полы тронного зала были вычищены до блеска, золото стен и потолков сияло в лучах торжественного освещения, застывшие у порога тронного пьедестала Регенты в церемониальных одеждах были трезвы, безукоризненно аккуратны и являли собой образец мудрости и ответственности за судьбу Империи. Словом, всё выглядело так, как должны это видеть имперские граждане. Атль мысленно изобразил презрительную усмешку. Для граждан Империи Регенты являются гибридами-полукровками, плодом похоти Величайших, являющихся выходцами из иных галактик и зачастую представителями чужих рас. Ни для кого не секрет, что граждане видят Регентов по-разному, для кого-то это экзотика, для кого-то уродство, для кого-то некоторые Регенты являются милашками, а для кого-то даже объектом похотливых фантазий. Сети пестрят информацией на эту тему. Но мало кому они кажутся воплощением мудрости. Многочисленные анекдоты на тему безбедной и лишённой ограничений дворцовой жизни не сходят с уст батраков даже на самых провинциальных тростниковых плантациях.

И герцог-адмирал, разглядывая ряды своих братьев и сестёр, как названых, так и сводных, испытывал к ним такие же эмоции, хоть сам являлся одним из них. Напротив Регентского Совета стоял претендент от ныне Великого Доминиона Ица-Уэрги в окружении многочисленной свиты, и его рослая и полная чернокожая фигура выходца из чёрной галактики казалась стройной на фоне широченных силуэтов квадратных карликов. Справа и слева от представителей Ица-Уэргов находились репортёры императорского пула и солдаты почётного караула. Судя по отсутствию в тронном зале делегаций других Доминионов, Владыка Золин оповестил их о смерти прежнего Императора далеко не сразу, чтобы избежать возникновения неожиданных препятствий на пути следования своего претендента к Экстервиту. Доверяй, но проверяй. Атль мысленно усмехнулся. Что ж, Большая Тройка не обидится. У неё всё равно нет выбора, ведь формально все законы соблюдены. А летели бы к Экстервиту все претенденты, просто церемонии ради, так кто-нибудь мог бы и выкинуть что-нибудь неприятное. Например, оспорить очерёдность наследования трона. Очерёдность ведь установил Ксиухкоатль, а он ныне мёртв, и так далее. Золин рисковать не стал и заранее принял меры предосторожности…

– Герцог-адмирал! – Рядом с Атлем возник первый адъютант. – Зафиксировано вторичное открытие ноль-перехода! Зеркало зажглось над нами, на дистанции удара!

– Из ноль-перехода появляется противник! – вторил ему второй. – Подсчёт численности! Триста вымпелов класса «крейсер»! Шестьсот истребителей! Две эскадры тяжелых линкоров по пятьдесят вымпелов каждая! Идентификационные коды совпадают с кодами цивилизации Тенкатль!

В командном отсеке флагманского линкора повисла гробовая тишина, и операторы постов управления бросали друг на друга короткие взгляды, не скрывающие страха. Их нервозность было несложно заметить даже через мутную сферу сеанса засекреченной связи. Атль мгновение молчал. Его профессионалы, лучшие в Империи, впервые столкнулись с превосходящими силами противника. Сражение ещё не проиграно, но они уже не верят в победу. Вот к чему приводит сытая жизнь. Впрочем, эту битву ему с такими-то технологиями уже не выиграть.

– Связь с командиром десантников! – потребовал Атль, не прерывая правительственного сеанса.

Изображение затянутого в боевой скафандр ланд-майора вспыхнуло рядом с герцогом спустя полторы секунды. Судя по дергающейся картинке, кромешной тьме и нагромождению всевозможных обломков, среди которых бесконечным фейерверком сверкали отблески выстрелов и вспышки недалёких разрывов, десантный батальон вёл непростой бой в больничном ангаре. Герцог-адмирал затребовал доклад.

– Мы прорвались внутрь ангара! – Ланд-майор укрылся за громадой обесточенного медицинского судна, и фоновая картинка за его спиной перестала прыгать. – Здесь два медицинских судна! Груз на борту одного из них, пираты подперли его вторым и заблокировали выход в космос! Двигатели обоих судов выведены из строя, своим ходом их из ангара не вывести! Тут полно пиратов, цепляются за груз, словно за жизнь! Нам потребуется не меньше часа, чтобы выдавить их из ангара вглубь госпиталя! После этого можно будет присылать в ангар ремонтную команду! Остальных добьём в течение суток!

– Возвращайтесь в состав флота, майор, – приказал Атль. – У вас десять минут.

Герцог-адмирал отключил канал связи с десантником и холодно бросил адъютанту:

– Подготовить к взрыву кварковый заряд! – Герцог-адмирал перевёл взгляд на тактическую карту.

Войска Диких начали атаку с трёх сторон, их линкоры сосредоточенным огнём продавливали защитные поля имперского флота, и вскоре в пробитые в них бреши хлынут вражеские истребители. Войска войдут в клинч, и начнётся бой до последнего, выйти из которого сумеют лишь жалкие остатки его флота. Численно силы противников можно считать равными, но технологическое отставание не оставляет шансов на победу.

– Но… – от неожиданности адъютант замешкался, – … кварковый заряд имеется только на вашем флагмане… он интегрирован в архитектуру корабля, его невозможно снять…

– Эвакуировать экипаж, – голос Атля был невозмутим. – Через десять минут здесь должна остаться только моя личная охрана. Задействовать все средства корабельной маскировки, накрыть флагман полями преломления внахлёст, РЭБ-эскадре сосредоточить область помех в точке нахождения флагмана, работать на максимальной мощности! Противник не должен обнаружить активацию кваркового заряда! Коды управления кварковым зарядом перевести мне лично. Систему инициации кварковой реакции замкнуть на капитанский мостик. Вывести из строя гипердвигатель. Подготовить к активации генератор кротовой норы. РЭБ-эскадре уходить последней! Исполнять!

Адъютанты бросились по местам, и в отсеках флагмана взвыла сирена тревоги. Началась эвакуация экипажа, и герцог-адмирал приказал отключить сирену в помещении командного отсека. Согласно расчётам, глухая оборона его флота продержится семнадцать минут. Этого хватит, чтобы расставить точки. Он либо получит подкрепление и будет вести бой до его прибытия, либо покинет систему, сбережёт флот и уничтожит врага хотя бы частично. При любом из этих вариантов Дикие не получат палладий. Атль молча наблюдал за завершающейся церемонией восхождения на трон. Наконец церемониймейстер Регентского Совета закончил оглашать церемониальную чушь, и Регенты расступились, освобождая претенденту проход к основанию тронного пьедестала. Претендент гордо расправил плечи, его лицо преобразилось, принимая властное выражение, он подошёл к основанию и остановился, поднимая взгляд. Секунду он смотрел на возвышающийся на вершине трёхметрового пьедестала трон из чистого золота, отделанный выполненными под красный бархат суперкомфортными материалами высших сил, и поставил ногу на первую ступень. Курчавая шевелюра претендента в лучах тронного освещения имела маслянистый отлив, из-за чего казалась экзотическим головным убором, и Атль поморщился. Кто-то был недоволен фенотипом Ксиухкоатля? Теперь на имперском троне и вовсе будет восседать примат, предками которого были обезьяны, получившие разум лишь из-за того, что какой-то из рептилоидных цивилизаций требовались разумные рабы. Давай уже шевели ногами, ваше императорское величество! Я рискую потерять флот из-за самого волнительного момента в твоей чернокожей жизни!

– Кварковый заряд готов к инициации! Экипаж флагмана эвакуирован! – К Атлю приблизился его первый адъютант. Рядом с ним в полном боевом оснащении стоял начальник личной охраны герцог-адмирала, поодаль замерли его бойцы. – Управление подрывом переведено на ваш боевой пост! Все излучения заряда закрыты областью пятикратного подавления и тройными полями помех!

Получив в ответ молчаливый кивок, адъютант с телохранителем остались стоять рядом, и герцог-адмирал продолжил наблюдать за трансляцией. Претендент миновал уже половину подъёма и двигался по ступеням всё быстрее, словно его тело с каждым шагом наливалось безграничной властью. Добравшись до вершины, он без малейших колебаний развернулся лицом к подданным и подчёркнуто торжественно сел на трон. Его губы тронула жестокая улыбка.

– Да здравствует Император! – провозгласил церемониймейстер.

– Славься! Славься! Славься! – Сотни людей тянули к трону обе руки в ритуальном жесте.

Восседающий на троне чернокожий поперхнулся, и его лицо исказила гримаса жуткой боли. Он захрипел, вскакивая с трона и хватаясь за сердце, и в следующую секунду рухнул на ступени. Его тело кубарем скатилось по золотой лестнице пьедестала и упало к подножию лицом вверх. Получившийся ракурс отлично демонстрировал искажённую страданиями чернокожую физиономию с открытыми остекленевшими глазами. Тронный зал на пару секунд замер, все сверялись с приборами, убеждаясь, что претендент мёртв, потом вокруг начал нарастать многоголосый шёпот.

– Т… – церемониймейстер осёкся от растерянности, – трон не принял претендента… – промямлил он ритуальную фразу. – Мишкоатли забрала себе жизнь недостойного…

Он оглянулся на стоящих позади старших заседателей Регентского Совета и попытался взять себя в руки:

– Так пусть же на трон взойдёт достойный! Великие Доминионы Империи должны представить трону своих претендентов до окончания дня Мишкоатли! До тех пор власть Империи будет хранить мудрость Регентского Совета!

– До окончания дня Мишкоатли осталось десять минут! – выкрикнул кто-то из репортёрского пула, усиленно и на все лады фиксирующего мёртвое тело несостоявшегося Императора. – Следующий Мишкоатли состоится через четыреста одни сутки!

Делегация Ица-Уэргов развернулась и быстро направилась к выходу. Репортёры, все как один, бросились за ними, стремясь добраться до Владыки Золина и осыпая его вопросами на ходу:

– Ица-Уэрги лишились единственного претендента, отныне вы потеряли всякий статус и более не являетесь Доминионом! Вы станете препятствовать Большой Тройке?

– Мы чтим законы Империи, – не останавливаясь, буркнул Золин. – Если они успеют привести сюда претендента за десять минут, Империя получит нового Императора.

– Вы знали, что ваш претендент недостоин? Вы специально затянули церемонию?

– Достойность или недостойность претендента может определить только Экстервит, – огрызнулся Золин. – Вам прекрасно это известно. Для нас это такой же шок, как и для всех остальных!

– С этой минуты вы потеряли право председательства в Сенате, и до появления нового Императорского Доминиона в Империи не будет валютной эмиссии. Но до тех пор Иче остаётся единственной имперской валютой. Как вы поступите с валютным резервом, ещё не выпущенным в эмиссию? Независимые эксперты утверждают, что имперское казначейство рассчитывало новый бюджет с закладкой на эти резервы! Стоит ли финансовому миру ожидать неожиданностей?

– Независимые эксперты заблуждаются! Их предположения – не более чем досужие домыслы!

– При каких обстоятельствах бывший Доминион Ица-Уэрги обрёл недостойного претендента?

– Мы поднимем архивы. Спасибо за ваши вопросы! – Владыка Золин подал знак охране, и квадратные карлики-телохранители быстро оттеснили от него неумолкающих репортёров.

Трансляция прервалась, и герцог-адмирал коснулся светосенсора, запуская обратный отсчёт кварковой реакции. Больше тут ждать нечего. Помощи не будет, сейчас всем не до проблем одного из множества имперских флотов, окружённых противником вне границ Империи. Связываться с генштабом бессмысленно. Там будут только рады утопить Атля, наверняка они уже успели огорчиться, узнав, что Ловчая Сеть вновь не стала забирать себе его жизнь. Поэтому он потеряет флагман, но сохранит флот и репутацию. И то, и другое незаменимы особенно сейчас, когда на ближайший год Империей будет править Регентский Совет, старшим заседателем которого он является. Фактически же все Регенты аффилированы с различными Доминионами, многие сразу с несколькими, и что сейчас начнётся, можно только предполагать. Подобного в Империи не случалось вот уже тысячу лет.

– Пять минут до начала кварковой реакции, – объявил герцог-адмирал, – покидаем корабль.

Он отключил связь и направился к выходу. Через пять минут безграничный океан взбешённой материи сожрёт весь этот сектор вместе с остатками пиратской базы, палладием и всеми, у кого не хватит мозгов или времени, чтобы убраться отсюда вовремя. Атль окинул прощальным взглядом капитанский мостик и задержал его на тактической карте. Противник ещё не засёк кварковый заряд, и его силы увеличивали давление огнём на боевые порядки имперского флота. Как только основные эскадры Атля уйдут в кротовую нору, защитные поля лопнут, и РЭБ-эскадра окажется в опасном положении. Но с большой долей вероятности, она успеет уйти без потерь или таковые окажутся незначительными, потому что вход в кротовую нору достаточно велик, и РЭБ-кораблям для успешного отступления хватит единственного ускорения. Как только они покинут систему, Дикие засекут активированный кварковый заряд и попытаются срочно эвакуироваться. Учитывая, что в их распоряжении имеется ноль-переход, какая-то часть их флота, скорее всего, успеет спастись. Но вряд ли она окажется крупной, ведь основные силы Диких рвутся в ближний бой. Это сражение их короля не порадует. Герцог-адмирал впервые усмехнулся открыто и продолжил движение к выходу.

В следующую секунду мутная сфера засекреченной связи вспыхнула вокруг его головы, принимая входящий правительственный вызов, и Атль жестом остановил сомкнувшихся вокруг него телохранителей.

– Герцог-адмирал! – Изображение Владыки Золина вспыхнуло перед его глазами. – Перейдите на линию максимальной секретности! Немедленно! Это сверхважно!

– Линия надёжна, – безразличным тоном произнёс Атль. – Флагман пуст. Я покидаю корабль последним, как подобает капитану.

– Что с вашим флотом? – Обсидиановые глаза квадратного карлика сверкали нервозным блеском, в голосе ясно читалась сильная тревога, и вызвана она была явно не судьбой всего лишь одного из пятисот имперских флотов.

– Я нашёл базу пиратов, на которой укрыт похищенный палладий, – в отличие от собеседника Атль был холодно спокоен. – Пиратам покровительствует клан Диких. Я окружён превосходящими силами противника. Шансов вернуть палладий или победить нет. Я принял решение подорвать кварковый заряд своего флагмана, чтобы лишить противника победы и добычи. Другого выхода нет, ибо теперь никто не пришлёт мне помощь.

– К бесам палладий! – Глаза Золина сузились от охватившего его внутреннего напряжения, и Владыка истово буравил собеседника взглядом, словно пытался увидеть мысли. – Вы видели, что произошло в тронном зале?

– Да, – безразлично ответил Атль.

– Тогда вы знаете, что мы лишились статуса Доминиона!

Владыка коснулся рукой чего-то, незаметного со стороны собеседника, и максимально защищённый канал связи перешёл на дополнительное шифрование. Проходящий через многочисленные каскады криптографического оборудования голос Золина приобрёл характерный низкий тембр:

– Формально теперь мы никто, всего лишь альянс цивилизаций, имеющий в Сенате далеко не самое большое число представителей! – Квадратный карлик задохнулся от злобы.

– Соболезную, – всё также холодно изрёк Атль.

– Я не могу ничего сделать официально. – Владыка Золин быстро взял себя в руки, и его голос зазвучал спокойно: – Мои флоты отныне не имеют таких прав, и едва ли не весь Сенат упивается этим счастьем. Но порталы Ловчей Сети угаснут через двадцать три минуты. Один из них находится в пограничном секторе Империи, относительно недалеко от вас, герцог-адмирал, и он всё ещё активен! Высылаю координаты! – Могущественный карлик коротким движением затмил светосенсор, и личный коммуникатор Атля принял короткое послание. – Добудьте мне претендента, Атль! И вы получите любую поддержку, которая только в моих силах! Предпринимайте любые меры, какие сочтёте нужным, но добудьте мне претендента! Сейчас я как никогда рассчитываю на наше партнёрство!

Несколько секунд герцог-адмирал молча смотрел в глаза Золину. Владыка открытым текстом предлагает ему соучастие в преступлении. Его Доминион перестал быть Доминионом и выпал из императорской гонки. Согласно закону Ксиухкоатля, который может быть отменён только следующим Императором, следующее право на трон альянс цивилизаций Владыки Золина получит только после того, как Императорами станут претенденты Большой Тройки согласно очерёдности. То есть через тысячи лет, если каждый из них просидит на троне столько же, сколько просидел Ксиухкоатль. Если только в силу не вступят форс-мажорные обстоятельства. А именно: все претенденты Большой Тройки окажутся недостойными, и Экстервит уничтожит их. Или их уничтожит кто-то другой ещё до того, как они войдут в тронный зал. И тогда право на трон вновь перейдёт к Ица-Уэргам, если у них к тому времени появится претендент. И все заинтересованные лица понимают это, особенно сейчас. Не приходится сомневаться, что флоты Золина в эту секунду готовятся сделать всё, чтобы Большая Тройка не успела доставить своих претендентов в тронный зал до истечения дня Мишкоатли. И тысячи его тайных агентов устремились проверять порталы Ловчей Сети, в том числе угасшие. Потому что иного шанса обрести претендента у Золина нет, следующее появление Ловчей Сети произойдёт непредсказуемо, но точно многократно позже, чем следующий день Мишкоатли. Дважды за год Ловчая Сеть не вспыхивала больше тысячи лет. А это означает, что обещание золотых гор за обретение претендента получит не только Атль. Просто он был первым в списке. Потому что у Атля есть флот, которому не страшны конкуренты. И место старшего заседателя Регентского Совета, с которым до появления нового Императора спорить никто не станет.

И именно поэтому данное предложение для Золина есть огромный риск, ведь герцог-адмирал, старший заседатель Регентского Совета и лучший флотоводец Империи может решить, что Владыка потерпевшего политический крах Доминиона ему больше не нужен. Ведь за предстоящий год, в который Империей будет править Регентский Совет, он может добиться многого без всяких покровителей. Или обрести новых патронов, которые не забудут его усердия после того, как их претендент ВПОЛНЕ ЗАКОННО взойдёт на трон. Владыка Золин поставил на карту всё. Герцог-адмирал Атль почти в упор разглядывал немигающий взгляд могущественного карлика, и тот замер в неподвижном ожидании, не отводя глаз и не обращая внимания на уходящие одну за другой секунды. Всё или ничего. Занятно. А ведь ещё два часа назад он понятия не имел, что все мы живём в столь интересные времена.

– Я сделаю всё, что в моих силах, – спокойно ответил герцог-адмирал. – И даже больше.

Он разорвал правительственную связь, и автоматика немедленно вывела сообщение о множестве личных вызовов, приходящих из пространства Империи. Генштаб, Малый Доминион Чиалори, Регентский Совет, сенаторы, политики, высшие армейские чины – в общей сложности более трёхсот ожидающих ответа абонентов. Атль равнодушным жестом отклонил все вызовы сразу и бросил взгляд на таймер обратного отсчёта. Четыре минуты до кваркового взрыва. Герцог-адмирал отдал телохранителям короткую команду, и все поспешили покинуть опустевший флагман. Спустя минуту Атль находился на борту ближайшего линкора.

– Генератор кротовой норы активирован и готов к установлению перехода! – первый адъютант встретил его докладом. – Нора на базу флота будет пробита через двадцать секунд…

– Отставить! – всё тем же ледяным тоном прервал адъютанта Атль. – Связь с портал-носителем!

– Жду приказов! – изображение капитана корабля-носителя генераторов кротовой норы возникло над личным коммуникатором Атля через секунду, и герцог-адмирал сбросил в его канал пакет данных Владыки Золина.

– Пробить нору по этим координатам! – приказал Атль. – У вас есть полминуты.

Кротовую нору пробили через двадцать пять секунд, и эскадры флота одна за другой начали исчезать в её распухающей сфере. Взаимное усиление защитных полей разрушилось, ослабевшие силовые барьеры ещё не ушедших кораблей мгновенно рухнули под огнём вражеских линкоров, и к имперской формации со всех сторон устремились истребители противника.

– РЭБ-эскадре покинуть текущую систему! – Атль разглядывал отметки приближающейся волны истребителей. – Этот линкор уходит последним.

– Но, герцог-адмирал! – Начальник личной охраны невольно сделал шаг в его сторону. – Вы подвергаете себя опасности! Две минуты до кварковой реакции! Истребители противника сейчас будут здесь! Мы обязаны увести вас отсюда!

– Этот. Линкор. Уходит. Последним. – Ледяным тоном повторил Атль. – Установить связь с королём Диких. Защищённый канал. Я хочу лично отправить ему изображение таймера обратного отсчёта. И увидеть его лицо, когда он поймёт.

Король цивилизации Тенкатль ответил одновременно с уходом РЭБ-эскадры в нору. Его истребители набросились на одинокую пару имперских кораблей, флагман и линкор, чьи силовые поля закрывали усечённую пирамиду генератора кротовой норы. Защита кораблей начала быстро проседать, и Атль взглянул в глаза лидеру Диких. Судя по тому, что тот на мгновение отвёл взгляд куда-то в сторону, ему сообщили об обнаружении активированного кваркового заряда. Взгляд Чичимека помрачнел, его лицо потемнело, но глаз он не отвёл, лишь истребители Диких, бросив всё, на полном ходу мчались прочь от кротовой норы. Вокруг герцог-адмирала привычно вспыхнула мутная сфера засекреченной связи, и Атль движением пальца над светосенсором отправил королю Дикого клана короткий пакет данных. Перед лицом лидера цивилизации Тенкатль вспыхнули цифры 01:05:99 со стремительно истекающими долями секунды, и его взгляд упал на короткую строку иероглифов под ними. На секунду король опешил, в его глазах мелькнула растерянность, и он вперил в собеседника тяжёлый взгляд. Герцог-адмирал Атль убедился, что эффект достигнут, разорвал связь и обернулся к ожидающим его адъютантам:

– Линкору покинуть текущую систему.

* * *

Видавший виды сильно обшарпанный и ещё сильнее устаревший фрегат третий час крался через абсолютно безлюдную систему, медленно подбираясь к рыже-коричневому свечению портала Ловчей Сети. Приборы всех имеющихся на борту систем обнаружения показывали полное отсутствие какой бы то ни было активности в радиусе десятка световых недель, но капитан фрегата держал поле преломления в режиме максимальной мощности и каждую минуту проводил новое сканирование. Этот портал возник слишком близко к звезде, отсюда гиперпрыжок не совершить, физика пространства не позволит. Если возле портала засели в засаде полицейские или конкуренты, то единственный шанс выжить для старого фрегата – это не быть обнаруженным. Для этой цели капитан фрегата, и он же его владелец, нашпиговал свой корабль шпионским оборудованием едва ли не под завязку. Хоть сам фрегат далеко не нов, зато его маскировочные возможности на порядок превышают стандартные. Денег на полноценный шпионский корабль не хватало, поэтому в своё время капитан потратил всё, что имел, на закупку соответствующего оборудования. На остаток средств он на чёрном рынке приобрёл украденный с утилизационной свалки списанный армейский фрегат и оснастил его на манер космического шпиона. Когда зарабатываешь на жизнь контрабандой, твое лучшее оружие – это не мощные орудийные системы, не высокая манёвренность и даже не скорость, нет. Невидимость – вот залог твоего успеха как в плане бизнеса, так и в плане выживания. Пока ты невидим, ты жив. Это правило капитан усвоил ещё в молодости, когда служил в имперских войсках на настоящем шпионском корабле.

Служил он в общем-то неплохо и вполне мог служить и дальше, вплоть до истечения возрастного ценза, но попался на краже имперского имущества и едва не загремел в радиоактивные рудники пожизненно. Бежать удалось в последнюю секунду, в буквальном смысле из-под носа наряда военной полиции, явившегося его арестовать. Если бы не деньги, вырученные за продажу краденого, его всё равно бы нашли, не раньше, так позже. Деньги позволили ему прибиться к контрабандистам, а дальше помогла армейская квалификация. С тех пор он промышляет на ниве невидимости и даже заработал на собственный корабль, хоть это то ещё летающее ведро. Мечтой капитана являлся шпионский корабль последнего поколения, произведённый в пространстве Хаоса, там два десятка Диких кланов предлагают великолепные машины различных подвидов. Но такими темпами подобный корабль он сумеет купить разве что в качестве подарка ко дню собственной кончины. Деньги в этом бизнесе зарабатывать нелегко, мало того, что риск высок, так и конкуренция огромна. Империя давно не занимается борьбой с преступностью. Закон и порядок поддерживается исключительно в обитаемых системах, а за их пределами простирается необитаемый космос, в котором кое-где существуют целые преступные мини-государства. Словом, коллег по бизнесу полно. Но сейчас у капитана обшарпанного фрегата появился шанс разом обеспечить себе безбедную жизнь до конца дней своих. Если всё удастся сделать правильно.

– Чего мы медлим? – во вставленном в ушную раковину телефоне тихо зазвучал нервный женский голос. – Тут никого, это уже ясно! Нужно мчаться к порталу, пока кто-нибудь не появился!

Занимающую кресло бортового стрелка низкорослую женщину не было видно из-за высокой спинки, стандартная видеосвязь была отключена, чтобы создавать меньше демаскирующих корабль излучений. Для надёжности можно было отключить и личную радиосвязь, но боевые посты экипажа распределены по отсеку управления равномерно, и расстояние между ними слишком велико для тихого разговора. Внутри настоящего шпионского корабля всё расположено иначе, грамотно и компактно, фрегат же слишком велик, и здесь приходится мириться с неудобствами. Для военного шпиона такие размеры есть большой минус, зато для перевозки контрабандного и прочего незаконного товара – огромный плюс.

– Не накаркай, Кихуатон! – Капитан фрегата с трудом сдерживал волнение. – Необходимо убедиться, что в засаде возле портала не сидит полиция! Ещё миллион километров и последняя проверка! Если тут чисто, то переходим на ускорение!

– Какого Беса полиции сидеть в засаде?! – За минувший час нервы Кихуатон серьёзно сдали, но давно выработавшаяся привычка на борту говорить тихо не позволяла ей повышать голос. – Они бы оставили тут эскадрилью на виду и держали бы её здесь вплоть до закрытия портала! И все хитрозадые проваливали бы отсюда обратно в гипер сразу, как только из него выходили!

– Там могут быть конкуренты! – не сдавался капитан. – Или корабли Большой Тройки!

– Большая Тройка поступила бы точно так же! – к позиции борт-стрелка присоединился третий член экипажа, мощный квадратный карлик. Мезлин с баллистическими вычислителями корабельных орудийных систем ладил плохо, зато превосходно управлялся с тяжёлым бластером и погрузочными системами. Из-за чего квадратному карлику, по штатному расписанию выполнявшему функции второго пилота и бортинженера, часто доставалась роль охранника либо каргомастера, в зависимости от ситуации. Других членов экипажа на борту не имелось, но с переделанным в грузовик-невидимку фрегатом вполне можно было справиться и втроём.

– Они бы блокировали путь к порталу демонстративно! – продолжил Мезлин. – Или вообще полезли туда сами и вытащили претендента! Сами для себя! У них у каждого сейчас по одному!

– Одиннадцать лет назад, когда Ловчая Сеть вспыхивала в прошлый раз, – тихо возразил капитан, – мы полезли к порталу без проверки! Вы забыли, что из этого вышло?! Мы едва ноги унесли! Засада семь кораблей сожгла!

– Тот портал открылся посреди мёртвого космоса чуть ли не рядом с торговой базой чёрного рынка! – Голос Мезлина имел низкий тембр, из-за чего шёпот в его исполнении чем-то напоминал тихий гул системы климат-контроля в грузовом трюме. – Все, кому не лень, рванули туда наперегонки! Полицейская эскадрилья добралась до портала первой, но их было слишком мало, вот они и не захотели рисковать своей шкурой! Ушли в невидимость и ударили из засады! Кого-то сожгли, остальных напугали, пока все поняли, что полицейских мало, к порталу подошла полицейская эскадра! Они выиграли время! А этот портал горит уже третий час! Ты хочешь, чтобы он погас у нас на глазах?!

– Тогда почему никто до сих пор сюда не прилетел, если порталу скоро закрываться?! – выложил аргумент капитан, в очередной раз запуская сканирование прилегающего пространства. – За Ловчей Сетью охотятся тысячи желающих!

– Да потому же, почему и мы прилетели сюда в последнюю очередь! – тихо рокотал квадратный карлик. – Этот портал возник на отшибе, вдали от обитаемых систем, да ещё почти вплотную к звезде! Возле него нельзя совершить прыжок, придётся сперва добраться до области гиперпереходов! Криминал решил, что сюда первым делом придёт крупная полицейская эскадра или флот Большой Тройки, и не стал соваться на верную смерть! Полицейские решили, что криминал первым делом полезет сюда, потому что в мёртвом космосе хватает бандитских баз, и посчитали, что не успеют, как ни старайся! Одиночки не полетели сюда, потому что уверены в том, что здесь схлестнутся полицейские и пиратские эскадры, а куда одиночке деться от такой толпы, когда гиперпрыжок невозможен? Мы должны лететь к порталу, пока кто-нибудь не решился проверить его перед самым угасанием!

– Ночтли! – срывающимся от чрезмерного напряжения шёпотом подхватила Кихуатон. – Хватит! Через полчаса Ловчая Сеть погаснет, и мы вообще ничего не получим!

Сканирование пространства вновь показало отсутствие какой бы то ни было активности, и Ночтли решился. Он врубил форсаж, и старый фрегат рванулся к порталу Ловчей Сети, срывая с себя поле преломления. Через пять минут фрегат достиг энергетического сгустка, клубящегося мутно-коричневым свечением, и погасил ход. Ночтли ткнул пальцем в россыпь светосенсоров капитанского поста управления, подавая искусственному интеллекту команду на автопилотирование, и выскочил из кресла. Мезлин уже был на ногах и разблокировал прозрачную дверцу бронированного шкафа, предназначенного для хранения боевых скафандров. К нему устремилась Кихуатон, но Ночтли осадил её останавливающим жестом:

– Вернись за орудия! Не спускай глаз с космоса!

– Я тут одна не останусь! – громким шёпотом взъярилась она, собирая хвост чёрных волос в шишку. – Я с вами!

– Кто-то должен остаться на корабле! – Ночтли схватил протянутый ему карликом сегмент скафандра и приложил к телу. Сегмент-трансформер почувствовал носителя и начал раскладываться, быстро скрывая худую фигуру капитана.

– Пусть Мезлин остаётся! – Она попыталась добраться до шкафа со скафандрами.

– Он не борт-стрелок! – Ночтли схватил её за руку и развернул обратно, отправляя восвояси: – Я буду поддерживать с тобой связь! Тебе ничего не угрожает! Открывать огонь по стоящим возле портала Ловчей Сети нельзя, портал за такое карает смертью! Но угонять корабли он не мешает! Не подпускай к кораблю никого! Увидишь хоть что-нибудь, сразу стреляй!

– А если ты не вернёшься оттуда?! – злой взгляд Кихуатон стал жалобным. – Что я буду делать?!

– Внутри портала ловчие неуязвимы. – Капитан коротко поцеловал её в бронзовую щеку. – Оттуда мы вернёмся в целости! Нам бы после этого отсюда выбраться! Иди на пост, скорее! Мы быстро!

Он бросился по ведущему в ангар коридору следом за скрывающимся за поворотом карликом. Портал Ловчей Сети невелик, ни фрегат, ни даже корвет туда не войдёт. Шпионский корабль подошёл бы лучше всего, но хватит и обычного аварийно-спасательного шаттла. До сего момента Ночтли ни разу не был ловчим, хотя счастья пытал дважды. За всю его жизнь Ловчая Сеть вспыхивала лишь однажды, но к тому моменту он уже являлся капитаном этого корабля и не растерялся. Бросился к ближайшему порталу наперегонки со всеми. О том, что из этого вышло, он только что вспоминал вместе со своим экипажем. Но отказаться от такого шанса было невозможно, и их корабль, едва спасшись, тут же прыгнул ко второму из ближайших порталов. Там уже хозяйничала эскадра одного из Великих Доминионов, полностью блокировавшая сектор, и все желающие за несколько минут сколотить состояние возвращались по домам не солоно хлебавши. Хоть без стрельбы обошлось, и то хорошо. Но мечту первым пролезть в портал Ловчей Сети, отловить там претендента и продать его Большой Тройке за огромные деньги он с тех пор не забыл. И сейчас своего шанса не упустит! Ни за что! Потому что третий раз таких подарков судьба не делает.

До шаттла Мезлин добрался первым, но в пилотское кресло не полез, сразу занимая место поближе к выходу. В боевом скафандре его маленькая, но могучая фигура выглядела ещё мощнее, и теперь уж точно была квадратной, и Ночтли в который раз подумал, что «квадратными» Уэргов прозвали именно в тот час, когда кто-то из Теков впервые увидел их облачёнными в снаряжение. Капитан запрыгнул в пилотское кресло, и спустя полминуты шаттл медленно выполз в космос через неширокий аварийный люк. Ночтли коротким ускорением направил шаттл в коричневое бурление портала и сбросил скорость до минимума, одновременно активируя режим невидимости. У хорошего контрабандиста генератором поля преломления оборудован даже корабельный шаттл. Эвакуироваться на нём не случалось ещё ни разу, зато проползать под носом у полиции, доставляя товар заказчику внутри какой-нибудь многолюдной имперской системы, приходилось раз пятьсот.

– Кихуатон, мы входим в портал! – Он вышел на связь с фрегатом. – Как слышишь меня?

– Пока слышу! – тревожно ответила она. – Но здесь вас уже нет! Где вы оказались?

– Сейчас узнаем. – Ночтли напряжённо разглядывал погасшие обзорные экраны. – Обзор вырубился. Это нормально, так и должно… Бизонье дерьмо!!! – Он рефлекторным движением врубил двигатели на реверс, чтобы не врезаться в возникшую прямо перед носом шаттла бесконечную металлическую конструкцию. – Твою-то мать!!! Что за хрень?!!

– Стой!!! – одновременно с ним заорал Мезлин, невольно вжимаясь в кресло при виде несущейся навстречу корме шаттла стены, до которой осталось меньше десятка метров. – Стой!!! Сзади стена!!!

– Вижу! Вижу! – Ночтли лихорадочными движениями терзал управление шаттла, бросая машину вперёд-назад и гася инерцию то прямого, то реверсивного хода. Он едва не вывернулся наизнанку в попытке избежать столкновения с поверхностями вертикальных конструкций, между которыми оказался шаттл.

– Ночтли! – система связи донесла испуганный голос Кихуатон. – Что с вами? Где вы оказались?

– Обошлось. – Ночтли заставил шаттл замереть на месте и с облегчением выдохнул, оглядывая обзорные экраны. – Мы внутри какого-то здания, спереди и сзади стены, вход портала теперь сверху. Как так могло случиться? Бред какой-то…

– Вы можете оттуда выбраться? – Кихуатон замерла от ужаса.

– Вертикальный подъём на пару метров – и мы в портале, – успокоил её Ночтли. – Не волнуйся, дорогая, с нами всё в порядке. Как там у тебя?

– Пока пусто! – голос Кихуатон зазвучал твёрже. – Вы видите претендента?

– Их тут полно! – грубый голос Мезлина нёс нотки недоумения. – Кого хватать?! И как?! В такой толпе сразу заметят? Бесов хвост! – он коротко выругался. – Уже заметили! По нам пытаются бить какой-то жидкостью! Наверное, высокоактивная кислота! Только не достают… – Квадратный карлик внимательно разглядывал обзорные экраны: – Ты погляди, им всем плевать!

– Силовому полю кислота не страшна, – судя по интонации, Кихуатон пыталась поддержать больше себя, нежели экипаж шаттла.

– Это не кислота. – Ночтли сверился с показаниями датчиков внешнего анализа. – Обычная вода с промышленными примесями. Кажется, это фонтан. Большой фонтан внутри большого здания, заполненного людьми. Нас никто не видит, мы в режиме невидимости.

Обзорные экраны демонстрировали странную картину. Скрытый полем преломления, шаттл висел внутри довольно крупного здания из стекла и бетона, в одной из его центральных пустот. Здание было многоэтажным, но уровни этажей не пересекали его полностью, а обвивали по периметру, образуя в центральной части пустоту от нижнего этажа до крыши. В данную минуту крыши не было заметно из-за клубящейся коричневой энергией портала Ловчей Сети, но, судя по отсутствию реакции аборигенов, как раз они-то портала не видели. Как не видели и находящийся в режиме невидимости шаттл, застывший под крышей точно над круглым фонтаном, выбрасывающим вверх то затихающие, то усиливающиеся струи. Самих аборигенов вокруг были сотни, если не тысячи, они деловито сновали по этажам, разделённым на десятки разнообразных лавок со всевозможными товарами.

– Это местный рынок, – определил Мезлин. – Чем-то напоминает торговый центр, только утлый и из допотопных материалов. Ты видишь это? – Он указал на стеклянные шахты лифтов, внутри которых ползли примитивные стеклянные кабины. – У них лифты на механической тяге! И вон там, дальше, самодвижущиеся лестницы вроде примитивных эскалаторов, тоже механические.

– Это примитивная цивилизация, – удовлетворённо подытожил Ночтли, – так что проблем не будет. Надо хватать претендента и убираться отсюда! Мезлин, возьми переносной маскировочный блок, нацепишь его на аборигена, и для всех остальных он исчезнет. Они ничего не поймут, у них не может быть таких технологий. В крайнем случае спишут всё на божий промысел или ещё какую-нибудь суеверную чушь дремучих дикарей. Справишься один?

– Одни хлюпики. – Квадратный карлик оценивающе разглядывал торговую суету аборигенов. – Не сложнее, чем тащить Тека. Запросто. Открывай люк!

Тихое жужжание распахивающегося люка потонуло в шуме примитивного торгового центра, и Мезлин активировал режим невидимости. Квадратный скафандр с могучим карликом внутри исчез, и Ночтли перевёл отметку Мезлина с блока биомониторинга на обзорные экраны. Карлик медленно спускался вниз при помощи антигравитационного парашюта, но почти сразу остановился.

– Бесов хвост, я не понимаю, кого хватать! – Он сдал в сторону, уходя от вырастающей струи фонтана, и завис на уровне одного из этажей-балконов. – Они тут все разные! Вижу парочку Чёрных! А там Жёлтые, с десяток! А эти вообще непонятно кто! У них волосы курчавые, Серые, что ли… Ну и мода у этих дикарей!

– У самцов мода точно от Серых, – уверенно заявил Ночтли. – По крайней мере у тех, которые в пиджаках. Это упрощает дело, значит, лингвотрон справится с переводом быстро.

Мезлин снова выругался, и его голос зазвучал настороженно:

– Мимо меня только что прошли два аборигена, самец и самка! У них светлые глаза! Мы что, попали на пограничную планету Светлых?! Вдруг она под покровительством Сияющих! Поэтому никто и не полез в портал за два с половиной часа!

– Экстервит никогда не открывает портал в пространство Сияющих! – Ночтли поспешил успокоить всех сразу. – Это какая-нибудь заштатная планетка в нейтральных территориях или на окраине какой-нибудь пограничной галактики, населённая деградировавшими мутантами. У этих аборигенов наверняка стоят глазные имплантаты, меняющие цвет. Декор, макияж и всё такое.

– Для глазных имплантатов здесь слишком примитивные технологии, – возразил квадратный карлик. – Но насчёт мутаций ты прав, все они какие-то кривые, как Регентский Совет.

– Значит, мы прибыли по адресу, – ухмыльнулся Ночтли. – Хватай кого-нибудь из тех, у кого голова подсвечена, и отваливаем!

– Тут никто не подсвечен, – недовольно ответил Мезлин. – На экранах я такое видел, а как вышел из шаттла, подсветки больше нет! – Он подлетел к ближайшему уровню-балкону и встал прямо на ограждение. – Говори, кого хватать?

– Сейчас… – Ночтли увеличил изображение, выводя в более крупный план окружающее Мезлина пространство. Местные аборигены действительно выглядели очень неоднородно: большой разброс по цветам и оттенкам кожи, фактуре волос, цветам глаз, количеству и качеству волосяного покрова. Сразу видно, что планета заселялась представителями разных галактик. Тут сейчас что-то вроде поздней весны или ранней осени, одежда на них лёгкая, и разнообразие генотипов бросается в глаза. И ни одного полноценного, все со следами мутаций, в той или иной степени. Хотя мало ли, что это за галактика, может, тут так и должно быть. Ночтли это не интересовало. Главное, отловить претендента. Тут ошибки допустить нельзя, через портал можно вытащить только одного аборигена. К счастью, нужные особи подсвечиваются природой портала, пока они находятся внутри радиуса его действия, их тела окружает лёгкая коричневая аура. К сожалению, радиус этот не так уж велик, и Мезлин находится в нескольких метрах от этой границы.

– Вот того, с растительностью под носом! – скомандовал Ночтли. – Он подсвечен!

Мезлин спрыгнул с ограждения и поспешил в нужную сторону. Чтобы избежать столкновения с многочисленными аборигенами, ему приходилось изрядно лавировать между их снующими туда-сюда нелепыми фигурами. Ростом аборигены были на уровне Теков, и квадратный карлик задирал голову, опасаясь подпрыгивать в условиях пониженной гравитации.

– Правого или левого? – Мезлин с трудом добрался до уходящего прочь претендента. – Они оба с шерстью под носом!

– Левого! – уточнил Ночтли, но тут же поправился: – Нет, правого! Нет, стой! Они вышли за пределы портала, подсветка пропала! Хватай самку в мужских одеждах, она только что прошла тебе навстречу!

Квадратный карлик развернулся и принялся догонять указанный объект, но в этот момент из ближайшей торговой лавки вышло несколько аборигенов, и он был вынужден прижаться к стене, чтобы не столкнуться с ними. Аборигены были самками, дружно обсуждающими что-то непонятное, двигались они медленно, а потом и вовсе остановились, усиливая темп своей непонятной болтовни. Пока Мезлин осторожно пробирался мимо них, претендентка покинула границы портала и скрылась в магазине.

– Я её потерял! – раздражённо сообщил квадратный карлик. – Эти идиотки всё испортили! Может, заберём кого-то из них?

– Правую! – Ночтли торопливо всматривался в экран. – Вторую справа!

– От меня или от тебя? – Мезлин шагнул ко второй самке справа от себя, сжимая в руке блок маскировки, и свободной рукой потянулся за парализатором.

– От меня! – чертыхнулся Ночтли. – Извини! От тебя она вторая слева!

Мезлин развернулся, собираясь пробраться к цели, но тут аборигены полезли обниматься друг с другом, и ему пришлось отпрянуть, чтобы ни с кем не столкнуться. Плотность снующей вокруг толпы увеличилась, и квадратного карлика оттеснили обратно к стене.

– Бизонье дерьмо! – раздражённо выругался Мезлин. – Ночтли, давай другую цель! Эта семенит к лифтам, мне плохо видно! – Он осторожно подпрыгнул, следя за тем, чтобы не взлететь под потолок, и едва не опустился на голову аборигену, проходящему через место его недавнего нахождения. – Кто тут есть ещё? Вот этот, передо мной, подойдёт? Толпа заметит исчезновение, но это ерунда! Хватать?! Давай быстрее, он уходит!

– Нет, этот не подходит! – Ночтли торопливо манипулировал экранами, разглядывая толпу.

Аборигенов много, и они не стоят на месте, это всё усложняет. Нужен кто-то, кто остановился…

– Вижу! – Взгляд Ночтли упал на подходящий объект. – Торговая лавка, возле которой ты стоишь! Заходи! Справа от тебя, возле витрины с обувью, стоят двое самцов, оба нам подходят!

– Кого из них? – Мезлин с маскировочным блоком и парализатором наготове осторожно подкрадывался к аборигенам, боком протискиваясь между попадающимися на пути покупателями.

– Того, что помоложе! – определил Ночтли. – Молодые стоят дороже! Это тот, у которого виски выбриты, а на голове дурацкая пародия на ирокез!

– Может, это самка? – Квадратный карлик приблизился к нужным аборигенам и затаился за углом прилавка, выжидая удобного момента. – Тощий он для самца слишком, и штаны женские, в обтяжку!

– Нет, у него груди нет, значит, самец. – Ночтли разглядывал цель.

– Тут в юбках полно аборигенов без груди, – тихо возразил квадратный карлик. – Но на самок они вроде похожи. Может, это гермафродиты?

– Да какая разница, – сделал вывод Ночтли. – Он подсвечен, остальное неважно! Забирай его!

– Забираю. Стоп… – Мезлин прислушался к негромкому сигналу, льющемуся из телефонов гермошлема. – Лингвотрон начал определение языка аборигенов! Похоже, в архивах что-то есть!

Несколько секунд автоматика настраивала систему перевода, после чего лингвотрон ожил.

– Я рекомендую вам именно эту модель! – вещал молодой абориген с выбритыми висками. – Лёгкие, практичные, удобные! Это «Конверсы»! Лучший выбор для того, кто стремится к сочетанию стиля и удобства! Они идеально подойдут практически к любому образу! Посмотрите, я сам такие ношу! Выбрав эти кеды, вы будете в тренде!

Он выставил ногу вперёд, демонстрируя покупателю свою обувь. Тот неуверенно крутил в руках такой же нелепый башмак, сомневаясь то ли в правильности выбора модели, то ли в правильности выбора самого магазина. Однако продавец явно вознамерился дожать клиента.

– Правильно подобранная обувь – залог успеха! – авторитетно заявил он. – Поверьте, это одна из самых узнаваемых моделей! Идеально сочетается как с джинсами и спортивным костюмом, так и с классическими костюмами! Вы сможете подчеркнуть индивидуальность своего стиля!

– Мне они кажутся слишком молодёжными… – ещё более неуверенно протянул покупатель. – Меня это смущает… Не хотелось бы выглядеть этаким стариканом из Советского Союза. Тогда у всех были такие же кеды…

– Да вы что! – продавец решительно отмёл его возражения. – Это реально несравнимые вещи! Сейчас это ультрамодно! Это выбор современных, энергичных, успешных людей!

– Я должен подумать, – замялся покупатель. Он скользнул взглядом по бейджику на груди продавца: – Вячеслав, вы можете порекомендовать мне что-нибудь ещё?

– На мой взгляд, удобнее и практичнее «Конверсов» ничего нет, – заверил его продавец. – А вообще у нас имеется широкий выбор моделей, не уступающих им по качеству, разница лишь в цене! Они представлены вон там!

Молодой продавец указал на стойку со спортивной обувью, расположенную несколько дальше, и покупатель подошёл к обувным полкам. Несколько секунд он разглядывал представленные модели, потом взял в руки одну из них и обернулся к своему консультанту:

– Что вы можете сказать об этом… – Он оглянулся в поисках продавца. – Вячеслав?

Продавца поблизости не было, и покупатель сделал пару шагов вглубь магазина, оглядываясь в поисках только что находившегося рядом консультанта. Не обнаружив его нигде, покупатель скривился и небрежно сунул башмак на первую попавшуюся обувную стойку.

– Хамло сопливое! – зло прошипел он и с возмущённой миной покинул магазин спорттоваров.

Глава четвёртая

Боевая эскадра без опознавательных знаков покинула гиперпространство и сходу атаковала полицейский патруль, оказавшийся на полпути к порталу Ловчей Сети. Десяток полицейских корветов получили повреждения, остальные прекратили движение и сплотились вокруг пострадавших, объединяя защитные силовые поля в общую оборону. Командовавший полицейскими силами офицер быстро определил, что уступает неизвестному противнику многократно и к моменту прибытия подкрепления из его людей мало кто уцелеет. Полицейские послали сигнал бедствия, дали слаженный залп, отгоняя от себя облако истребителей, успешно прогрызающих дыру в защите, и ушли в гипер.

– Полицейский патруль покинул систему! – офицер связи произвёл доклад своему адмиралу.

– Блокировать сектор! – распорядился тот. – Приготовить мне шаттл! Связь с ловчими!

Перед меднокожим адмиралом вспыхнуло объёмное изображение мускулистого краснокожего офицера лет тридцати пяти, облачённого в боевой скафандр с деактивированным лицевым щитком.

– Майор! Я буду присутствовать при захвате, – приказным тоном сообщил адмирал, небрежным кивком поправляя хвост чёрных, как смоль, волос. – Я сам выберу претендента!

Лидер группы захвата выполнил короткий кивок-поклон и ответил без тени подхалимства:

– Слушаюсь, господин адмирал! Жду вас на борту разведывательного корабля. Через десять минут будем возле портала. У нас всё готово.

– Отлично! – оценил адмирал и отключился. Он повернул голову в сторону офицера связи и приказал: – Эскадре перейти в режим радиомолчания! Работать только на приём! Атаковать любые корабли, появляющиеся в секторе!

Спустя минуту адмиралу подали бронированный шаттл, и он в сопровождении эскорта истребителей покинул флагман. К порталу Ловчей Сети адмирал прибыл одновременно с кораблём-шпионом и вскоре был уже на борту косморазведчика.

– Вперёд! – приказал адмирал, едва оказавшись в отсеке управления.

Разведывательный корабль углубился в буруны коричневой энергии, и обзорные экраны на секунду ушли в перезагрузку. Через секунду космический шпион висел в десятке метров над землей посреди города какой-то слаборазвитой цивилизации, и экипаж корабля проводил анализ местности.

– Есть данные по текущему местоположению! – доложил командир косморазведчика. – Найдено соответствие в архивных базах! Это планета Йоз – по классификации Серых, Галактика Пограничная – по классификации Сияющих! Окраина одного из спиральных рукавов. Гравитация на две десятых ниже стандартного значения. Углеводородная цивилизация докосмической эры. Технологий, представляющих угрозу, не имеется.

– Ловчая Сеть открывает сюда порталы не впервые, – адмирал изучал изображение, поступающее на обзорные экраны. – Мы находимся в нейтральном пространстве одной из пограничных галактик. Эта солнечная система подвергнута изоляции согласно положениям межгалактического договора о Нейтральных территориях. Она не принадлежит никому.

Для максимального удобства экипаж совместил экраны с внутренними переборками, и корабельные стены исчезли, сменяясь открытым миром. Судя по только что полученным расчётам, на планете сейчас поздняя весна, два с половиной часа после полудня, яркий солнечный день, температура двадцать четыре целых и девяносто две сотых градуса. Дома адмирал бы сказал, что для поздней весны это несколько холодновато, но на разных планетах свои климатические особенности. Тем более в чужой галактике.

– Это учебное заведение для подростков, – адмирал разглядывал поток молодых аборигенов, текущий из довольно крупного, по меркам этой планеты, здания. – Тем лучше. Молодые претенденты ценятся вдвойне. В отличие от прошлых лет, тут много подсвеченных. Это всё упрощает.

Многоэтажные корпуса учебного заведения представляли собой примитивные здания далеко не самых высотных размеров, выстроенные из столь же примитивных в технологическом плане материалов. И это тоже играло ловчим на руку, так как у учебного заведения не оказалось ни встроенных транспортных ангаров, ни разноуровневых посадочных площадок. До массовых перемещений по воздуху местная цивилизация ещё не доросла, и аборигены ездили на примитивных наземных средствах передвижения, в большей своей массе основанных на углеводородных двигателях внутреннего сгорания. Некоторое количество таких автомобилей ожидало своих владельцев неподалёку от учебного заведения, и адмиральский взгляд остановился на паре аборигенок, беседующих возле одного из них. Допотопная квадратная колымага была пуста, однако молодые самки не торопились ни уходить, ни проходить мимо, ни садиться внутрь.

– То, что нужно! – Адмирал указал на пару молодых самок и обернулся к командиру группы захвата: – Майор, приступайте!

Ловчие активировали личные поля преломления и покинули косморазведчик. Спустя полминуты группа захвата была в десяти метрах от цели, и майор вгляделся в аборигенок, сверяясь с нарукавным биосканером. Самки-ровесницы, обеим по семнадцать с половиной местных лет, разница в возрасте два месяца, потомства ещё не давали. Биологически близки к Текам, но сходство довольно грубое: нарушенные пропорции, искривлённый обмен веществ, низкокачественные волосы, тонкие, негустые и вьющиеся. Обе брюнетки, но анализатор сообщает, что их волосы выкрашены, истинный же их цвет более близок к мышиному. В общем, вблизи больше похожи на Серых, нежели на Красных. Особенно цветом кожи. Правда, сам майор Серых никогда не встречал, и его познания о Серых расах ограничивались всем известными архивными данными. Лица аборигенок оценивать не имело смысла в силу наложенной на них раскраски, столь же нелепой, как всё остальное. Губы полностью замазаны неким примитивным и, видимо, косметическим составом, веки, брови, ресницы и даже кожа на лице несли на себе следы вязких либо сыпучих красителей. Это не боевая раскраска, скорее, ритуальная или традиционная, среди примитивных цивилизаций это распространено. Не исключено, что здешние аборигены таким способом защищаются от избытка солнечной радиации, хотя согласно приборам излучения местного светила сейчас в норме.

– Какую из них? – уточнил майор, бесшумно подбираясь всё ближе.

– Любую, – система связи гермошлема донесла ответ адмирала. – Они обе подсвечены порталом.

– У дальней самки радужная оболочка глаза имеет светло-серый цвет, – майор остановился. – Эта планета находится под патронажем Сияющих?

– Исключено! – Адмирал был абсолютно уверен в своей правоте не просто так, он занимался нелегальным отловом претендентов почти сто лет. За это время Ловчая Сеть зажигалась трижды, и всякий раз адмирал возвращался из портала с добычей. – Если бы это было так, то Ловчая Сеть не открыла бы сюда порталы. Сияющие, без сомнения, побывали здесь когда-то давно, но с тех пор миновали тысячелетия. Продолжайте операцию. Берите тот объект, который удобнее.

– Сержант, отвлекающее воздействие на дальнюю особь! Забираем черноглазую! – приказал ланд-майор, решив минимизировать риски.

Он был уже в трёх шагах от черноглазой, когда за спиной дальней самки что-то тихо зазвучало, имитируя мелодию звонка примитивного устройства персональной связи местных аборигенов, и оба целевых объекта обернулись на звук. В следующую секунду черноглазая самка исчезла, и ланд-майор выхватил излучатель частиц, одновременно подавая своим людям сигнал «Стой!».

– Мы здесь не одни! – невидимая группа захвата мгновенно вскинула оружие, рассредоточиваясь между примитивных автомобилей аборигенов. – Фиксирую работу полей преломления! Три всплеска! Два конкурента и маскировочный блок! Быстро удаляются с похищенным объектом! Не могу определить направление, не хватает мощности!

– Неважно, – адмирал был спокоен. – Порталы Ловчей Сети вспыхивают в пространстве Империи хаотично, но всегда ведут в одну и ту же местность, в один и тот же временной интервал. Все ловчие, кто сумел пройти через порталы, находятся сейчас в этом городе аборигенов. Целью всегда выбирается мегаполис, однако встреча с конкурентами хоть маловероятна, но вполне возможна. Но это не имеет значения. Больше одного претендента через портал не вывести, они уже получили, что хотели. Теперь наша очередь. Забирайте претендента и возвращайтесь. Время дорого.

– Будет исполнено! – Майор подал сигнал, и группа захвата коротким броском оказалась возле молодой самки, недоумённо оглядывающейся в поисках своей спутницы.

– Ксюша, ты где? – тихий шепот лингвотрона выдал майору перевод её слов. – Я тебя потеряла!

Невидимые ловчие одновременно обступили аборигенку и синхронно, в одно движение, одновременно провели серию необходимых манипуляций: инициацию отвлекающего воздействия на находящихся поблизости посторонних особей, прикрепление к объекту похищения маскировочного блока, надевание на аборигенку усыпляющей маски и подхватывание под руки её тела. Вся работа была выполнена синхронно менее чем за секунду, и никто из окружающих аборигенов не смог ни заметить исчезновение, ни заподозрить неладное. Спустя пару мгновений к допотопному авто вышел молодой абориген с недовольной миной на чернявой физиономии, но группа захвата уже возвращалась на борт. Едва последний из ловчих оказался внутри, разведывательный корабль с добычей на борту углубился в портал и покинул чужую галактику.

– Господин адмирал! – изображение офицера связи возникло на объёмном экране сразу, едва коричневое свечение портала угасло, возвращая шпионский корабль в родной мир. – Замечены пространственные колебания! В системе образовывается кротовая нора!

– Это полицейский флот! – Адмирал обернулся к командиру разведывательного корабля: – Претендент останется здесь! Всю энергию на поля преломления! Оставаться на месте, быть готовым к прыжку по моей команде! – Он перешёл на частоту управления эскадрой: – Всем кораблям! Начать отступление в мою сторону! Держать защиту на максимуме! Истребителям приготовиться к атаке!

Эскадра начала манёвр отступления, но времени оказалось слишком мало. Бледная сфера кротовой норы вспыхнула в непосредственной близости от перестраивающихся в оборонительный порядок крейсеров, и из неё немедленно хлынул поток боевых кораблей.

– Истребительному крылу задержать передовые подразделения противника! – скомандовал адмирал. – Крейсерам сосредоточить огонь по вражеским кораблям, скованным истребителями!

Полсотни истребителей сверкающим залпами орудий роем атаковали выскакивающие из кротовой норы корабли, но врагов неожиданно оказалось слишком много. Корабли противника заранее, ещё по ту сторону кротовой норы, набрали мощное ускорение и сейчас вырывались из неё десятками и на огромной скорости. Произошло несколько столкновений, и менее чем за три секунды поредевшее истребительное крыло адмирала оказалось в тылу первой волны противника, захлёстнутые всё возрастающим потоком прибывающих кораблей.

– Это имперские боевые корабли! – Офицер связи торопливо считывал данные, в реальном времени приходящие от наблюдателей эскадры. – Фиксируем опознавательный код! – В голосе офицера зазвучали нервозные нотки: – Это Пятисотый флот!

– Твою же… – тихо выругался адмирал. – Это Атль! Истребителям – немедленное отступление! Форсаж! Всем кораблям уйти в прыжок! Капитанам действовать по запасному плану! – Он бросил взгляд на капитана шпионского корабля: – Прыжок! Немедленно!

Космический разведчик ушёл в гиперпространство прямо из режима невидимости, остальная эскадра поспешила повторить манёвр за своим адмиралом, стремительно теряя защитные поля. Несколько фрегатов и истребителей оказались под массированным огнём мчащихся из кротовой норы имперцев и исчезли в оранжевых вспышках взрывов. Остальным удалось активировать гиперприводы и совершить прыжок прямо из-под стремительно усиливающегося обстрела.

* * *

– Юла! Ты жива? С тобой всё в порядке? – кто-то, обладающий Ксюхиным голосом, осторожно тряс её за плечо. – Проснись! Где ты была?

Юлиана открыла глаза и прищурилась, вяло закрываясь рукой от идущего с потолка света. Голова была тяжёлой, словно гиря, но сонливость быстро отступала, уступая место воспоминаниям. Они с Ксюхой только что стояли возле арсеновского «Гелика», и Ксюха от неё спряталась. Юлиана окликнула подругу, и вдруг наступила темнота…

– Что случилось? – Она провела рукой себе по затылку в поисках шишки. – Я упала в обморок? – Её глаза привыкли к свету, и Юлиана с удивлением осмотрела совершенно футуристическую обстановку. – Мы где?

– Нас похитили инопланетяне! – тихо зашептала Ксюха, насторожённо оглядываясь куда-то в сторону округлой двери, нарисованной на идеально гладком бирюзовом покрытии дальней стены. – Мы на какой-то космической станции!

– Это что, такой прикол, что ли? – Юлиана попыталась сесть, одновременно удерживая вертикально ставшую нереально тяжёлой голову. – Мы в планетарии? Это Арсен замутил?

– Если бы! – Ксюха всхлипнула, и Юлиана только сейчас заметила её заплаканные глаза.

– Не поняла… – растерянно начала Юлиана и осеклась, замечая сидящую неподалёку девушку лет двадцати трёх, одетую в помятое ультрадорогое платье от всемирно известного итальянского бренда. Девушка сидела в странной формы кресле, чем-то напоминающем антикварный трон, только размерами поменьше и выполненный из каких-то хай-тек материалов. В руках она держала высокий и идеально прозрачный стакан изящной формы, на треть наполненный оранжевой, немного фосфоресцирующей жидкостью. На её лице застыло истеричное выражение, под глазами виднелись следы размытой слезами косметики.

Стена за спинкой её кресла представляла собой громадное окно от пола до потолка, полностью цельное, безо всяких рам и перегородок. И за этим окном простирался чернильный мрак космоса, усеянного крохотными точками далёких звёзд. Посреди космоса располагалось здоровенное сооружение из матового металла, сложное, многоэтажное и замысловатое, будто сошедшее с экранов кинотеатра, в котором идёт какой-нибудь фантастический фильм про очередные звёздные войны. Судя по тому, что в окне виднелась только часть космической станции, помещение, в котором находились девушки, тоже являлось её фрагментом. Вокруг станции на разных скоростях проплывали светящиеся точки космических кораблей, некоторые из которых заходили на посадку, приближаясь к подсвеченным цепочками огней диафрагмам посадочных люков. Диафрагмы раскрывались, впускали корабль и захлопывались вновь, после чего цветовая гамма подсветки люков изменялась.

Ни планет, ни иных космических тел кроме станции и плывущих вокруг кораблей видно не было. Зато внутренне убранство помещения выглядело ничуть не проще. Мебель диковинного дизайна и непонятного назначения, несколько кресел-тронов в стиле хай-тек, массивный витиеватый овальный стол посредине помещения, формой напоминающий гриб с ровной шляпкой неправильной формы, и три овальных кровати с роскошными паланкинами. Они с Ксюхой сидели на одной из них, поверх одеяла из тонкого шёлка.

– Они за это заплатят! – истерично заявила незнакомая девушка. – Будут сидеть до конца дней своих! Я Стелла Фликштейн! После того как эти тупые розыгрыши закончатся, мой отец засудит их нафиг! Тупые козлы! – Она с размаху запустила стакан в нарисованную на стене округлую дверь: – Выпустите меня отсюда! Я сказала, выпустите! Идиоты!

Изящный стакан ударился в рисунок двери и отлетел на пол, разбрызгивая вокруг оранжевую жидкость. Фосфоресцирующие капли немедленно впитались в пол, словно в салфетку, и один из непонятных предметов мебели тихо зашипел. Составляющие его фронтальную поверхность лепестки разошлись, и изнутри появился небольшой белый диск размером с крупную тарелку. Диск с лёгким жужжанием быстро подкатил к месту падения стакана и прошёлся по впитавшимся в пол разводам, оставляя после себя идеально чистую поверхность. Закончив с уборкой за какие-то секунды, диск сблизился с упавшим стаканом и на мгновение остановился. На поверхности уборщика неярко вспыхнул светло-красный ободок, стакан поднялся в воздух, проворно подлетел к диску и замер на его поверхности, словно приклеенный. Диск со стаканом вернулся в свой шкаф, и его лепестки захлопнулись, запирая уборщика внутри.

– Я здесь уже сутки, – Ксюха вытерла слёзы. – Стеллу привезли утром… – Подруга указала на шестизначное табло, светящееся в углу окна с видом на космос: – Если это было утро. У них тут в часе сто минут, в минуте сто секунд, и секунда тоже делится на сто… Ты прилетела полчаса назад.

– Как это прилетела? – Юлиана ошарашенно переводила взгляд с окружающего интерьера на подругу и обратно. – Откуда? На чём?

– Оттуда, – Ксюха кивнула на нарисованную на стене дверь: – На какой-то фигне типа летающей гладильной доски. Тебя сгрузили на кровать, словно пакет с покупками.

– Кто?.. – Жутко тяжёлая голова беззвучно гудела, и Юлиана болезненно тёрла виски, силясь убедиться, что всё это не сон, вызванный падением в обморок. Может, она перегрелась на солнце…

– Не знаю. – Глаза подруги вновь сделались мокрыми. – Я никого не видела с тех пор, как тут очнулась. Иногда на столе появляется еда, грязные тарелки стол двигает сам и затягивает внутрь себя, там что-то вроде лифта есть, в центре… Ванная комната с другой стороны, там можно принять душ, только он льёт со всех сторон, и вместо полотенца большая губка размером с подушку. Воду впитывает моментально, но как сушить волосы, я так и не нашла… – Из её глаз покатились слёзы. – Здесь всё по-другому, дома такого нет! Нас никогда не найдут…

– Это тупой розыгрыш каких-то дебилов! – вновь истерично взвилась Стелла. – Я их по судам затаскаю так, что последние трусы продадут! Слышите, козлы?! – Она перешла на крик: – Я вас уничтожу! Выпустите меня немедленно!!!

– Бесполезно, – тихо прокомментировала Ксюха, вытирая слёзы. – Я так полдня проорала, никто не приходит. Но за нами точно наблюдают! У тебя голова болит?

– Нет, – Юлиана поморщилась. – Но ощущение такое, будто она весит тонну…

– У меня такое же было, когда очнулась. – Ксюха обернулась и, глядя вверх и никуда толком, громко заявила: – Дайте лекарство от головной боли! У неё голова болит!

– И мне! – взвизгнула Стелла. – Слышали?! Козлы!

Спустя несколько секунд со стороны массивного стола донеслось тихое шипение, в центре столешницы распахнулось что-то вроде люка, откуда, словно на лифте, поднялась пара высоких изящных стаканов, наполненных знакомой оранжевой жидкостью. Ксюха подошла к столу, забрала оба и передала один Стелле. Та молча взяла стакан, забралась с ногами на кресло, сделала глоток и замерла.

– Пей. – Ксюха вернулась к сидящей на кровати Юлиане и протянула второй стакан: – Это снимает тяжесть с головы. И успокаивает.

Она села рядом, и Юлиана отпила немного оранжевой жидкости. Секунд пять ничего не происходило, потом заполнившая голову тяжесть действительно стала отступать. Охвативший сознание тихий шок сменился апатией, и девушка застыла со стаканом в руках, непонимающим взглядом рассматривая плывущие вокруг станции огоньки далёких космических кораблей.

– На апельсиновый сок похоже, – глухо произнесла Юлиана. – Только не кислый. И вкуснее…

– Вкуснее, – вяло согласилась Ксюха, забирая у неё стакан.

Она выпила половину его содержимого и тоже застыла, глядя в космическое окно. Несколько минут в футуристическом помещении стояла печальная тишина, потом Ксюха негромко спросила:

– Где ты была сутки? До того, как тебя привезли сюда?

– Не знаю… – тихо ответила Юлиана. – Мы с тобой стояли возле «Гелика», ждали Арсена. Я услышала, как за спиной звонит мобильник, подумала, это он пришёл, и обернулась. Там никого не было, я хотела у тебя что-то спросить, но тебя вдруг не оказалось рядом. Я начала тебя звать, и вдруг наступила темнота… Проснулась от того, что ты меня будишь.

– Значит, тебя держали без сознания где-то в другом месте, – определила Ксюха. – Есть хочешь?

– Я домой хочу… – Юлиана тихо заплакала, закрывая лицо руками. – Всё это какой-то тупой сон! Почему я?! Почему похитили именно нас?! Вокруг было полно народу, целый универ! – Она уткнулась в плечо подруге и затряслась в негромких рыданиях: – Что с нами теперь будет? Они будут проводить над нами эксперименты? А потом нас убьют? Я хочу домой…

– Я тоже… – Ксюха обняла подругу, роняя слёзы, и попыталась утешить: – Попей ещё, – она поднесла к её губам стакан, – надо успокоиться. Будем держаться вместе, пока не поймём, что тут происходит. Попытаемся с ними договориться. Вдруг им нужны деньги или ещё что-нибудь. В кино инопланетяне часто нападают из-за ресурсов. Если уговорим их связаться с родителями, папа соберёт выкуп! Купит золото или что им надо…

Оранжевая жидкость подействовала, и слёзы перестали душить Юлиану. Девушка, всхлипывая, вытерла слёзы и замолчала, пустым взглядом упёршись в размазанные по тыльной стороне ладони следы косметики.

– Пойдём, я отведу тебя в ванную, – Ксюха обняла подругу за плечи и помогла встать.

В этот момент за окном сверкнула яркая вспышка, и они остановились, оборачиваясь. В космосе кораблей прибавилось. Два больших облака из поблёскивающих точек двигались к станции издали, и кружащие вокруг неё корабли устремлялись к ним навстречу, по пути быстро объединяясь в объёмные группы. Все входные диафрагмы в корпусе станции были открыты, и из них один за другим безостановочно вылетали новые корабли, устремляясь вслед за предыдущими. Между сближающимися роями засверкали длинные тонкие лучи, мгновенно соединяющие их друг с другом, и вспыхнули пунктиры из ярких точек, уносящиеся на сближение с огромной скоростью.

– Тупые козлы сменили шоу! – зло прошипела Стелла, как вдруг одно из приближающихся облаков окрасилось вспышками, и отделяющую его от станции космическую бездну прочертил сонм едва заметных игл.

Поток игл врезался в станцию, и дальняя её часть исчезла в беззвучном взрыве, разбрасывая во все стороны рваные обломки. Полыхнуло густое облако пламени, тут же сменившееся на множество маленьких огненных потоков, оранжевыми струями вырывающихся из образовавшихся проломов. Внезапно помещение сильно тряхнуло, сбивая подруг с ног, окно зарябило и погасло, превращаясь в монолитную стену.

– Что происходит?! – снова взвизгнула Стелла, роняя стакан на пол и выскакивая из кресла. Она бросилась к нарисованной на стене двери и принялась стучать по ней ногой: – Выпустите меня отсюда! Тупые козлы! Слышите?! Откройте свою грёбаную дверь!!! Я вас бомжами сделаю! На свалках жить будете!!! Да вы знаете, кто я?!!

Помещение вновь содрогнулось, Стелла не удержалась на одной ноге и потеряла равновесие. Она упала, вскрикивая от болезненного удара, и в этот момент нарисованная дверь открылась. Её поверхность раскололась на две горизонтальные части, быстро втянувшихся в пол и потолок, и в помещение вбежало больше десятка рослых людей с футуристическим оружием, закованные в высокотехнологичное снаряжение. Их внешний вид сразу напомнил Юлиане известную на весь мир суперпопулярную компьютерную игру, и угрожающая внешность мгновенно вызвала приступ страха. Одного роста, скуластые, меднокожие и темноглазые, пришельцы оказались похожи, словно близнецы, и отдалённо были схожи не то с мексиканцами, не то с индейцами. Ближайший из них молча устремился к упавшей Стелле, схватил её за руку и рывком поставил на ноги.

– Беги за мной! – велел он лишённым эмоций голосом.

– Отпусти, козёл! – Стелла попыталась вырваться, но не смогла преодолеть железную хватку пришельца и с размаху ударила его ногой в пах. – Ай! А-а-а! – Она упала, повисая на его руке, и свободной рукой ухватилась за отбитую ступню. – Сволочь! Скотина! Ублю…

Сжимающая её руку кисть пришельца издала короткий треск, озаряясь отблеском удара электрического разряда, и Стелла обмякла, потеряв сознание. Меднокожий одним движением забросил её на плечо и выскочил из помещения. Несколько инопланетных солдат бросились следом, остальные устремились к Ксении и Юлиане.

– Не трогайте меня! – закричала Ксюха, судорожно пытаясь отползти от подбегающих инопланетян. – Нет! Отпустите! Мама!!!

Брыкающуюся Ксюху схватили, собираясь унести, но вскочившая на ноги Юлиана вцепилась в руку одному из похитителей:

– Отпустите её! – Она изо всех сил упёрлась ногами в пол. – Отпустите! Не трогайте её!

Кто-то схватил Юлиану за руку, и перчатки инопланетных солдат одновременно затрещали разрядами. Ксюха перестала брыкаться, повисая на руках похитителей, словно мешок, и Юлиана почувствовала, как падает на пол. Ставшее ватным тело перестало слушаться, и даже удар о пол ощущался так, будто она смотрит на собственное падение откуда-то со стороны, но всё ещё изнутри собственной головы. Ни кричать, ни шевелиться не удавалось, не двигались даже глаза, лишь дыхание осуществлялось ровно и спокойно, будто само по себе. Юлиана попыталась вдохнуть глубже и поняла, что изменить ритм дыхания тоже вне её возможностей. Психику, похоже, тоже если не парализовало, то сильно подавило, потому что происходящее вдруг стало восприниматься без зашкаливающего нервного надрыва, хотя полным спокойствием всё это совсем не отличалось.

Меднокожие солдаты-близнецы схватили её на руки и бросились бегом прочь из помещения, служившего ей тюрьмой. Один из них забросил её на плечо, и Юлиана повисла на нём непослушной головой вниз, упираясь инопланетянину в спину правой щекой. Несколько минут перед её глазами мелькали стены длинного и просторного коридора, от которого время от времени вдаль уходили боковые ответвления. В одном из таких ответвлений она увидела Ксюху, точно так же переброшенную через плечо инопланетного солдата, убегающего прочь в окружении своих близнецов. Замутнённое сознание поняло, что похитители разделились, и Ксению уносят куда-то в другое место. Юлиана подумала, что нужно закричать, но кричать не хотелось и шевелиться тоже. Вялый всплеск её неподвижного возмущения быстро сошёл на нет и вновь сменился страхом, гораздо более реальным, чем всё остальное.

Потому что станция, внутри которой они находились, тряслась уже беспрерывно. Всюду виднелись следы спешного бегства, в распахнутых дверях, иногда мелькающих перед её неподвижным взглядом, царил кавардак из разбросанных предметов обихода, вдали, в боковых коридорах, куда-то бежали спотыкающиеся человеческие силуэты в футуристических скафандрах. Поверх охватившего ватное сознание страха мелькнула отстранённая мысль, что снаряжение у инопланетян выглядит клёво и стильно, в отличие от громоздкого и неуклюжего внешнего вида наших космонавтов, но в следующую секунду станцию тряхнуло с такой силой, что несущего Юлиану инопланетянина швырнуло на ходящую ходуном стену. От удара он чуть не упал, но её не выронил и даже удержался на ногах. Похитители помчались ещё быстрее и внезапно нырнули в облака густого сизого дыма. Лёгкие мгновенно заполнились удушливой гадостью, дышать стало нечем, Юлиана начала задыхаться, незакрывающиеся глаза сильно щипало. Тело само по себе начало кашлять, инстинктивно стремясь вытолкнуть дым из лёгких, и страх навалился с новой силой.

Дым пропал также неожиданно, как появился, и боковое зрение сквозь слёзы кое-как различило остающийся позади задымлённый коридор. Инопланетные солдаты миновали его быстро, и она не успела задохнуться. Дергающаяся от кашля голова перестала трястись, но растрепавшиеся волосы мешали обзору, и видимость сильно сократилась. Её уносили куда-то туда, где опасность была ближе, чем раньше. Или же опасность теперь всюду была одинаково угрожающей. Задымлённые коридоры встречались чаще, в боковых ответвлениях несколько раз мелькали языки пламени, дважды её похитители пробегали мимо оплавленных стен, покрытых густой копотью, и под ногами у них тихо хрустело нечто вроде застывшей пены или слипшегося песка. На оплавленных стенах был точно такой же налёт, наверное, так здесь тушат пожары. Станция содрогнулась особенно сильно, и её похитителей вновь швырнуло в разные стороны. И вновь они удержались в вертикальном положении, падая на колени и тут же вскакивая на ноги.

Похоже, у местных хозяев серьёзные проблемы, мелькнула вялая мысль, сменяясь столь же вялой надеждой. Может, на похитителей напала какая-нибудь инопланетная полиция? Они же наверняка цивилизованные существа, и похищения у них должны быть запрещены законом. Если их полиция узнала о похищении и явилась арестовать преступников, то её освободят и вернут домой! Надо закричать, позвать на помощь, чтобы полицейские её услышали! Но тело по-прежнему не слушалось, и вялое сознание неуклюже отложило эту идею на потом. Тем временем коридор сменился очень крупным помещением с высокими потолками, увешанными непонятными и сложными механизмами. Юлиана увидела группу инопланетян, точно таких же, как её похитители, вбегающих в стоящий в другом конце помещения космический корабль. Он был похож на те силуэты, что плыли вокруг станции в окне, оказавшемся телеэкраном.

Неожиданно похитители резко свернули в сторону, и она увидела, как её заносят внутрь другого корабля. Вокруг замелькали футуристические стены и переборки, сменившиеся квадратным отсеком, уставленным какими-то прозрачными горизонтальными капсулами в рост человека. Юлиану уложили в одну из них, и взгляд упёрся в тускло светящийся потолок. В таком положении не было видно, что происходит, но она слышала топот ног и бряцанье оружия. За всё время бегства по коридорам рушащейся станции инопланетные солдаты не произнесли ни слова, продолжая молчать и сейчас, но их действия были согласованными с высокой точностью, и вскоре Юлиана ощутила, как корабль приходит в движение. Неожиданно последовало рывковое ускорение, заставляя безвольное тело содрогнуться, и непослушную голову повернуло в сторону, вновь укладывая на правую щеку. Навалившаяся перегрузка исчезла также внезапно, как появилась, и Юлиана поняла, что прозрачная капсула удерживает её тело на ложе, словно припаянное. Корабль двигался почти неосязаемо, сам факт движения ощущался только во время ускорений и резкой смены направления, после чего это ощущение пропадало вновь. Пошевелить головой по-прежнему не удавалось, и девушка была вынуждена смотреть туда, куда глаза глядят. Но кроме прозрачного борта капсулы, за которым располагалось несколько таких же капсул, ничего существенного видно не было. Лишь ещё дальше, за ними, усматривалась стена отсека с наглухо запертой округлой дверью-люком.

Понять, сколько времени длится полёт, вялому сознанию не удавалось, но с каждой минутой частота рывков, сопровождающих смену курса, возрастало. Внезапно корабль вздрогнул, сотрясаясь подобно атакованной станции, и что-то ярко полыхнуло неподалёку. Посыпались искры вперемешку с пылающим крошевом раскалённой окалины, раздался громкий хлопок, и к горлу подкатила тошнота. Помещение быстро наполнялось дымом, замелькали языки пламени, потом откуда-то хлынули густые клубы не то жёлтого тумана, не то пудры, и огонь с дымом пропали. Воздух в отсеке вновь стал чистым, и боковое зрение уловило на ставшей покорёженной стене знакомые по станционным коридорам жёлтые пятна-потёки. Корабль всё ещё вздрагивал, но уже не ускорялся и не менял курса, и Юлиана вновь услышала топот ног и бряцанье оружия. В поле зрения появились инопланетные солдаты, торопливо рассеивающиеся по отсеку. Они быстро заняли оборону за многочисленными капсулами и замерли.

Спустя минуту корабль получил удар, словно ему в бок врезался кто-то, сбивающий его с курса, потом удар повторился с другой стороны, и тошнота подкатила к горлу вновь. Противное состояние быстро прошло, и Юлиана поняла, что больше не ощущает движения. Округлая дверь-люк в стене неожиданно полыхнула раскалённой окружностью, очертившей её по периметру, и с громким хлопком вылетела вовнутрь, кувыркаясь в облаке раскалённых газов. Помятый люк врезался в ближайшую капсулу, вдребезги разнося её прозрачный бок, и инопланетные солдаты открыли шквал огня, засыпая сверхскоростными энергетическими зарядами открывшийся вход. Оттуда ударил ещё больший поток зарядов, несколько мгновений Юлиана заторможенно наблюдала, как окружающее её непонятное оборудование брызжет осколками, лопается и сминается под градом выстрелов. Один за другим засевшие за ним похитители получали множество попаданий, и их скафандры не выдерживали атаки. Из тел инопланетных солдат выгрызало клочья оплавленных обрывков защиты вперемешку с искрящейся плотью, некоторых буквально прорывало насквозь, словно бумажных, и дымящиеся тела похитителей замертво падали навзничь. В какой-то момент нападающие пошли в атаку прямо сквозь бьющий в оплавленный вход поток зарядов, и Юлиана увидела других солдат, затянутых в скафандры другой расцветки. Первые четверо или пятеро из них получили множество попаданий и почти сразу попадали, но бегущие следом за ними ворвались в отсек и начали прицельно расстреливать обороняющихся. Спустя несколько секунд бой прекратился, и Юлиана со страхом поняла, что все нападающие целятся в неё. Прямо над ухом послышался звук распахивающейся капсулы, и что-то тяжёлое, металлическое и раскалённое больно уткнулось ей в висок, обжигая кожу. Прожигаемые кожные ткани тихо зашипели, пузырясь и лопаясь, запахло палёной плотью, и нестерпимая боль прорвалась сквозь замутняющую сознание пелену. Но тело отказывалось издавать крик страданий и лишь забилось в слабых конвульсиях.

– Назад! – громкий безразличный голос зазвучал над ней без всяких интонаций. – Иначе объект будет уничтожен! Для проведения переговоров подключитесь к частоте…

Обрывая его на полуслове, из-за оплавленной двери ударил пучок лазерных лучей, что-то хрустнуло, прожигающий Юлиане кожу металл разломился надвое, и его курящийся призрачным дымком обломок упал прямо на неё. Кто-то попытался схватить её за горло, но был отброшен множеством выстрелов и с электрическим треском отлетел куда-то вглубь отсека. Вражеские солдаты направились к Юлиане, боль и страх, терзающие замутнённое сознание, зашкалили, но тело по-прежнему не слушалось её.

– Идентифицировать объект! – произнёс один из новых инопланетян точно таким же голосом, что и прежний. – Убедиться в подлинности!

Кто-то из его подчинённых, похожих на начальника как две капли воды, такой же темноглазый и меднокожий, как похитители, подошёл к безвольно лежащей Юлиане и схватил ладонью за плечо чуть выше локтя. Вялое сознание ощутило укол, словно в ладони инопланетянина имелась игла для взятия анализа крови, и несколько секунд все молча ждали результата.

– Объект подлинный, – бравший анализ солдат убрал руку. – Идентификация сто процентов.

– Уничтожить! – скомандовал главный, и его подчиненный направил на неё оружие.

Юлиану объял приступ дикого ужаса, она попыталась закричать, и ей даже удалось немного шевельнуться, но это ничего не изменило. Она поняла, что сейчас её убьют, и мысленно завопила, слабо содрогаясь. По ушам больно ударил тонкий противный писк, ввинчиваясь в мозг на грани ультразвука, и берущий её на прицел солдат словно наткнулся на невидимую преграду, не позволяющую ему закончить прицеливание. Инопланетянин задергался, пытаясь преодолеть препятствие, и Юлиана увидела, что остальные враги столь же неуклюже пытаются направить на неё оружие. Некоторые из них, испытывая проблемы с координацией движения, разворачивались к входу, явно пытаясь выстрелить куда-то туда, но успеть не смогли.

Из оплавленного люка опрометью выскочил рослый тяжеловооружённый человек в боевом скафандре с затемнённым лицевым щитком и на ходу открыл прицельный огонь. Его первый выстрел прожёг оплавленную вмятину в оружии врага, пытающегося убить Юлиану, и последующая очередь густым потоком сверкающих зарядов срезала половину нападавших. Человек метнулся в сторону, разворачиваясь прямо на лету, и его тяжёлый ускоритель частиц накрыл сплошным потоком огня вторую половину противников. Секунду неизвестный воин стоял на месте, короткими рывками разворачиваясь в сторону того или иного врага, и расстреливал их поочерёдно. Двоим из них всё-таки удалось взять его на прицел, и враги открыли ответный огонь. Защита неизвестного удержала первые попадания, он бросил тяжёлое неуклюжее оружие и мгновенным кувырком ушёл в сторону, выхватывая оружие поменьше. Неизвестный расстрелял первого противника, столь же стремительным кувырком ушёл в другую сторону от вражеской очереди и расстрелял второго. Не отрываясь от прицела, он короткими шагами смещался по дуге, ловко обходя трупы и разбитое оборудование, и окидывал взглядом разбитый отсек.

Не найдя живых противников, неизвестный опустил оружие и быстрым движением достал откуда-то из-за спины небольшой плоский круглый предмет. Он швырнул его в стену, и толстый металлический блин примагнитился к вертикальной поверхности, зажигая на своей поверхности непонятную индикацию с вполне понятными цифрами обратного отсчёта. Неизвестный устремился к Юлиане, на ходу убирая оружие, и снял с пояса какой-то маленький прибор. Он коснулся прибором её шеи, сознание мгновенно прояснилось, грызущая прожжённую кожу боль исчезла, и к телу вернулась способность подчиняться владелице. Спаситель одним движением извлек её из капсулы и поставил на ноги.

– Бежать можешь? – незнакомая речь тихим неразборчивым шумом едва слышалась изнутри компактного гермошлема, но сразу же дублировалась чётким голосом, льющимся из небольшого шейного утолщения на скафандре. – Надо уходить! У нас полторы минуты! Потом будет поздно!

– Мммо… – задохнувшаяся от судорожного вдоха Юлиана, умирая от ужаса, согласно затрясла головой: – Могу!

Она бросилась бежать, куда глаза глядят, но неизвестный схватил её за руку, и она чуть не вывихнула плечо в его железной хватке.

– Подожди! – Он выхватил откуда-то какую-то маленькую прозрачную ёмкость, очертаниями напоминающую майского жука. – Нужно запутать преследователей!

Спаситель прижал ёмкость к её руке, совмещая с веной. Укола Юлиана не ощутила, видимо, прибор осуществлял прокол безболезненно, но небольшая ёмкость быстро наполнилась её кровью. Пробирка исчезла в ладони незнакомца, он неожиданно схватил Юлиану за волосы и выдрал небольшую прядь. От ужаса она даже не почувствовала боли, лишь содрогающееся от быстро возрастающего избытка адреналина тело било мелкой дрожью против её воли. Спаситель швырнул клок её волос на ложемент капсулы, сорвал с Юлианы кардиган и направил девушку в сторону оплавленного выхода:

– Беги по коридору направо! Быстро! Никуда не сворачивай! В конце увидишь дыру в переборке, тебе туда! За ней будет закрытый шлюз, жди меня там! Я сымитирую твою гибель и догоню! Навсегда это их не задержит, но нам хватит! – Он подтолкнул её ладонью: – Бегом! Не то умрём оба!

Ноги сами понесли трясущееся от страха тело в указанном направлении, и Юлиана бросилась бежать, в ужасе перескакивая через рваные тела. По ту сторону люка мёртвых тел оказалось не меньше, и она споткнулась об одно из них, со сдавленным криком падая в лужу бурой крови. В лицо брызнуло что-то терпкое, и девушка подскочила, панически перебирая руками по прожжённому скафандру ближайшего из убитых. Юлиана ринулась дальше, сворачивая в правый проход, и побежала по следующему отсеку. Он оказался заполнен какими-то инопланетными механизмами, сложными и высокотехнологичными, переливающимися огоньками индикаторов и светящимися прямо в воздухе экранами, заполненными непонятными иероглифами и символами. Но единственное, что в эту секунду притягивало взгляд, было прорезанное в противоположной стене оплавленное отверстие. Юлиана вбежала в него и инстинктивно выставила руки перед собой, избегая удара о металлическую стену. Обещанный шлюз оказался совсем небольшим.

– Убери руки, сейчас откроется! – позади раздался голос незнакомца, и Юлиана вздрогнула от неожиданности, в ужасе отскакивая от стены и закрываясь руками.

Стена разделилась на две половины, стремительно разъехавшиеся в стороны, но никто не бросился на неё оттуда. Девушка запоздало поняла, что незнакомец предостерегал её от элементарной травмы, и инстинктивно устремилась внутрь. Спаситель вбежал следом, и шлюзовые створы за его спиной мгновенно захлопнулись. Незнакомец проскользнул мимо неё, обгоняя, схватил за руку и увлёк за собой. Похоже, они оказались внутри другого корабля, совсем маленького и собранного в полностью прозрачном корпусе. Через его стены было хорошо виден испещрённый пробоинами корабль похитителей, к которому, словно пиявка, вгрызшаяся в тело, прилепился ещё один корабль сопоставимых размеров. На нём прибыли те, кто убил похитителей и собирался убить её. В сравнении с обоими кораблями кораблик незнакомца казался донельзя хрупким, и кипящая на фоне бескрайнего космоса битва красноречиво подтверждала это предположение. Множество неизвестных кораблей громили станцию, на глазах превращающуюся в груду искорёженного металла, и безжалостно уничтожали всех, кто имел к ней отношение, вне зависимости от того, оказывали они сопротивление или нет.

– Садись сюда! – Незнакомец дотащил её до пары мощных пилотских кресел сложной конструкции и усадил в одно из них. – Ничего не трогай! Кресло о тебе позаботится!

Он запрыгнул в соседнее кресло, и перед ним прямо в воздухе вспыхнули панели сложного и непонятного интерфейса. Его пальцы проворно пробежались по светящимся в воздухе сенсорам, активируя какие-то корабельные системы, и кресло подало ему под руки и ноги какие-то элементы управления. Прозрачный кораблик начал удаляться от места событий, быстро оставляя позади себя сцепившуюся пару громоздких кораблей, и Юлиана почувствовала, как кресло мягко подстраивается под её тело. Взгляд упал на собственные руки, заляпанные кровью, и она поняла, что вместо красного цвета видит бурую полупрозрачную липкую массу. Руки сильно дрожали, и она попыталась стереть с лица странную кровь.

– Не размазывай! – Незнакомец бросил на неё короткий взгляд невидимых в затемнённом гермошлеме глаз. – В глаза попадёт, будет нарыв. Как уйдём в прыжок, отмоешься.

– Кто это были? – её голос дрожал даже больше, чем руки, но обуявший Юлиану страх понемногу уступал место осознанию неожиданно пришедшего спасения.

– Андроиды, – коротко ответил тот. – И те, и другие.

– Почему они хотели меня убить? – Девушка почувствовала, как охватившее тело кресло что-то вводит ей в кровь через лежащую на подлокотнике руку, и бьющая тело истеричная дрожь затихает.

– Ты представляешь угрозу для их хозяев. – Незнакомец секунду молчал, сосредоточившись на управлении кораблём, и неожиданно добавил: – В некотором роде ты представляешь угрозу для всех.

– Тогда зачем вы меня спасли? – Местное успокоительное действовало мгновенно, и сознание Юлианы поглотила лёгкая эйфория, заглушающая тяжёлые отрицательные эмоции.

– Я рассчитываю получить за тебя большие деньги, – прозвучал ответ. – Если повезёт добраться живыми до тех, кто их заплатит.

Он кивнул на один из прозрачных бортов, и Юлиана увидела облако поблескивающих точек, быстро приближающееся к оставшейся позади паре сцепленных кораблей. Изображение неожиданно приблизилось, и она поняла, что корабельные борта не прозрачные. Они совмещены с экранами, как стена-окно на станции, где она пришла в себя после похищения. В ту же секунду корабль похитителей брызнул фонтаном обломков и окрасился мимолётной вспышкой взрыва. Через многочисленные пробоины хлынули струи огня, быстро затухая, и подоспевшее облако кораблей пошло на сближение. К изуродованному корпусу почти одновременно прилепились ещё два десантных бота, остальные боевые машины принялись кружить рядом, закладывая скоростные виражи по большому радиусу. Юлиана испуганно вжалась в кресло:

– Они догонят нас?

– Если смогут обнаружить, – последовал ответ. – Мы в режиме невидимости. Это шпионский корабль высшего класса, спецпроект. На нём установлены самые мощные поля преломления… – Он сделал паузу и с заметными нотками разочарования закончил: – … по имперским технологиям.

На одной из виртуальных панелей тревожно запульсировал какой-то знак, сменившийся иероглифическими строками, быстро увеличивающимися в количестве, и Юлиана вновь почувствовала страх.

– Что случилось?

– Противник сканирует пространство, – лаконично сообщил незнакомец. – Нас ищут.

– Они… – у сжавшейся в комок Юлианы перехватило дыхание, и медблок кресла вновь ввёл ей что-то в кровь. – Они нас найдут?

– Уже нет. Десять секунд до прыжка. Но они попытаются отследить нашу гипертрассу и отправить погоню. – В его голосе послышалась насмешка. – Их ждёт неприятный сюрприз!

Облако вражеских кораблей брызнуло во все стороны, будто устремляясь на поиски, и Юлиана с замиранием сердца смотрела на проносящиеся вдали блестящие точки. Какое-то время враги не замечали их кораблик, потом несколько далёких точек одновременно ринулись в их сторону, и прозрачные борта разом погасли, превращаясь в покатые корабельные стены футуристического дизайна. Внешний обзор полностью исчез, часть виртуальных интерфейсных панелей угасла, и незнакомец удовлетворённо подытожил:

– Мы в гиперпрыжке. Ушли чисто, лучше, чем я рассчитывал. – Он явно был доволен собой. – Спи. Нам три недели лететь. Успеем поговорить.

– Куда мы летим? – Инъекции заглушили охвативший Юлиану страх, но не подавили его совсем, тело перестало трясти, однако слова всё равно давались ей с трудом.

– Я же сказал: туда, где за тебя заплатят, – затемнённый гермошлем обернулся в её сторону.

– Можно мне домой? – жалобно попросила она, вновь сжимаясь от страха. – Пожалуйста… Мой папа бизнесмен, у него есть деньги, он вам хорошо заплатит! Честное слово! Я не вру! Это правда!

– Столько не заплатит, – незнакомец неожиданно хихикнул. – Денег, которые за тебя дадут, с лихвой хватит, чтобы купить две такие примитивные планеты, как твоя, целиком!

– Пожалуйста! – взмолилась девушка. – Я вас очень прошу! – Она вновь заплакала: – Верните меня домой! Мне страшно! Я ничего не сделала! Клянусь! Папа найдёт для вас любые средства!

– Смотри! – Незнакомец коснулся чего-то светящегося, и посреди корабельного пространства между ними, прямо в воздухе, засветилась объёмная космическая карта размером в кубометр. – Ты понимаешь, что это? В архивах сказано, что ваша планета ещё не вышла в космос, но уже знает, что такое космическое пространство.

– Это фотография космоса? – всхлипывала Юлиана, размазывая текущие слёзы. – Мне астрономия не нравилась, я плохо в ней разбираюсь. На скопление галактик похоже…

– Это карта сегмента космического пространства, в котором мы находимся, – рука незнакомца указала на крупную галактику, ближайшую из россыпи таковых, и её изображение слегка подсветилось: – Это Галактика Теутио Тик*Аль, в которой мы находимся сейчас. – Рука сместилась в сторону: – Это твоя Галактика. Не помню, как она зовётся по-вашему, я смотрел архивы мельком. Что-то там с молоком связано.

– Млечный Путь… – снова всхлипнула девушка.

– Плевать, – весело заявил он, – в межгалактических каталогах она всё равно называется иначе. Между нашими галактиками только от края до края более десяти миллионов световых лет. Чтобы преодолеть такое расстояние, требуется не только сверхмощное оборудование, которое могут позволить себе только самые развитые цивилизации, но и до одури невероятное количество энергии, которое может собрать только группа таких цивилизаций, да и то не каждая. В общем, нам туда не долететь при всём желании. Но дело даже не в этом. Ты попала сюда по воле высших сил. Я упрощу, чтобы тебе стало понятно: великое божество открыло портал, через который тебя доставили сюда. Ты не можешь вернуться. Ловчая Сеть не возвращает избранных. Если тебя доставить обратно, ты умрёшь. Сразу же. Такова воля высших сил. Эту Галактику тебе не покинуть. Хотя один способ есть.

– Какой?.. – Юлиана продолжала тихо рыдать.

– Если ты станешь Императрицей, – без малейшей насмешки ответил незнакомец, – то сможешь повелевать оборудованием высших сил. Тем самым, которое препятствует твоему возвращению. Тогда ты сможешь вернуться. Я так думаю. Но ещё никто не отказывался от имперского престола.

– За что вы надо мной издеваетесь? – сквозь слёзы простонала девушка. – Я ничего не сделала…

– Так тебе ещё не сказали, зачем ты здесь оказалась? – Голова в затемнённом гермошлеме иронично склонилась набок. – В нашей Галактике?

– Нам никто ничего не объяснял, – ей никак не удавалось успокоиться, и медблок кресла сделал выводы, усилив воздействие на психику. В крови потеплело, и тихая истерика начала быстро затухать, сменяясь вялой меланхолией. – Мы с Ксюшей стояли на улице, возле университета, потом наступила темнота, и я проснулась в каком-то необычном помещении, на той станции… Ксюша сказала, что её держат там уже сутки, а нас со Стеллой привезли недавно… С нами никто не разговаривал, мы даже никого не видели, пока на станцию не напали. Потом нас схватили эти клоны.

– Андроиды, – поправил её незнакомец. – Полимерные солдаты, управляющиеся индивидуальным искусственным интеллектом. Очень дорогое удовольствие, не каждый синдикат может себе позволить такое. Они со своими недостатками, конечно, но в некоторых случаях просто незаменимы. Например, когда нужно всё сохранить в полнейшей тайне. Андроиды не задают вопросов, им безразлично, их хозяин плохой или хороший и куда он их пошлёт: на преступление или на смерть. Те, которые пытались тебя вывезти отсюда, принадлежали профессиональным охотникам за головами, синдикату наёмных убийц. Когда вспыхивает Ловчая Сеть и открываются порталы, они стараются успеть туда раньше других и добыть таких, как ты. Чтобы потом выгодно продать. Сколько вас было на станции? Трое или больше? Ты видела кого-нибудь ещё?

– Только Ксюшу и Стеллу, – слёзы перестали течь из глаз, и теперь Юлиана старалась стереть с лица липкую кровяную жижу андроидов. – Стеллу я впервые видела, но больше в нашей комнате никого не было. Что будет с Ксюшей? Мы можем её спасти? Она моя лучшая подруга…

– Тут бы самим выжить, – незнакомец покачал головой. – Не до подруг. Сейчас её не найти, синдикат специально разделил вас в момент нападения, чтобы суметь вывезти хотя бы кого-нибудь. На них напал флот Великого Доминиона Цетеки, эти очень заинтересованы в вашей смерти. Да и не только они. Вся Большая Тройка стремится вас уничтожить. Особенно после того, как следом за смертью Императора Императорский Доминион облажался со своим претендентом и вообще потерял статус Доминиона. Вашей смерти желает почти четверть Империи, самые влиятельные силы. Так что охотники за головами попытались вывезти вас в разные стороны. Так больше шансов. Я бы тоже так сделал.

– Вы знаете, куда её повезли? – с апатичной надеждой спросила Юлиана.

– Нет, – незнакомец погасил межгалактическую карту. – Я даже не знал, что вас трое. Успел засечь только тебя, да и то потому, что подслушивал переговоры Цетеков, пока они сканировали корабли синдиката. Я до последней секунды не знал, получится ли у меня тебя выкрасть. Я не самый плохой воин, но тут без везения было не обойтись. К счастью, с везением у меня всегда было хорошо, поэтому и рискнул своей шкурой в этом деле! Теперь осталось сохранить её целой, пока будем добираться до покупателей. Забудь о своей подруге до тех пор, пока тебе угрожает опасность. Если она выживет, то потом сама найдётся, это я тебе гарантирую. Ну, или найдёшь её самостоятельно, если станешь Императрицей.

– Не смешно… – ладонь Юлианы, стирающая липкие потёки, коснулась обожжённого виска, и девушка осеклась, почувствовав под кончиками пальцев засохшие комки обугленной кожи. Боли от касания не ощущалось, изуродованная часть лица одеревенела, и даже осознание полученного уродства не смогло вызвать слёзы. – За что мне всё это… Что я такого сделала?..

– Разве до сих пор не понятно? – с лёгким удивлением откликнулся незнакомец. – Ты претендент на трон Империи. Все вы претенденты. Это хорошо, что тебя разделили с подругой. До тех пор, пока один из вас не взойдёт на престол, все вы друг другу враги.

– Мы с Ксюшей с четвёртого класса дружим… – апатия захлёстывала Юлиану всё сильней. – Мы никогда не будем врагами, мы всегда друг за друга… Можно мне умыться? И зеркало…

– Потом умоешься. – Незнакомец коснулся светосенсора, и кресло Юлианы быстро и плавно перестроилось в неширокое, но удобное ложе, подогнанное по анатомии пассажира. – Спи. Медблок ввёл тебе нанороботов, чтобы рассудок не помутился от переживаний. Теперь тебе надо поспать.

– Не хочу… – вяло ответила девушка. – Я недавно проснулась…

В следующую секунду измождённая нервными потрясениями психика расслабилась под действием введённых препаратов, и Юлиана провалилась в лишённый сновидений медикаментозный сон.

Глава пятая

Эскадра линкоров произвела очередной залп, и госпитальная станция пиратов окончательно превратилась в решето. Герцог-адмирал Атль со свойственным ему безразличием разглядывал аварийные капсулы, спасательные челноки, а также медицинские и прочие суда, хаотичной толпой бросающиеся в разные стороны от стремительно гибнущего объекта. Прямо в руки штурмовым эскадрам, полностью блокировавшим пиратское пристанище. Криминальному миру пора бы уже придумать более оригинальный способ спасать свои никчемные жизни. Попытка спрятаться внутри медицинских объектов за спинами раненых и медиков более не спасает. Все настолько привыкли к этому, что после подавления пиратской обороны первым делом приступают к уничтожению госпиталя. Пожалуй, если сейчас кто-то из преступников укрылся где-нибудь в ремонтном доке, шансов спастись у него больше, нежели у других.

– Есть обнаружение! – Объёмное изображение эскадренного капитана на ближайшей сфере слегка увеличилось в размерах, выходя на передний план. – Идентификация сто процентов! Начинаем захват объекта!

– Мне нужен живым каждый, кто находится на борту этого судна, – холодно произнёс Атль.

– Будет исполнено, господин герцог-адмирал! – подтвердил эскадренный капитан.

Офицер занялся непосредственным руководством захвата, и его изображение уменьшилось, занимая один из сегментов сферы связи. Атль окинул взглядом тактическую карту сектора, зажжённую в половину объёма командного отсека. С выполнением заказа Владыки Золина пришлось повозиться. После ничьи в пространстве Дикого клана Тенкатль, стоившего Атлю своего флагмана, миновало двое суток, и все они прошли в боях и непрерывных погонях. Всё началось с того, что по указанным Золином координатам портала Ловчей Сети не оказалось. Вместо него обнаружилась эскадра без опознавательных знаков, которую разведчики его флота идентифицировали как боевые силы одного из крупных синдикатов охотников за головами. Если к обычным наёмникам Атль относился терпимо, то наёмные убийцы раздражали его своими претензиями на исключительность. Считать себя великими вояками и при этом побеждать исключительно ударами исподтишка, бросаясь в бегство при малейшей опасности, не есть вершина воинского искусства. Как полководческого, так и солдатского. Настоящие профи диверсионного дела в состоянии не только ударить в спину, но и выдержать неравный бой с превосходящими силами врага, подорвать его боевой дух демонстрацией высочайшего воинского мастерства, переиграть его тактически и в итоге уйти живыми, пусть даже и понеся потери. Из всего вышеперечисленного синдикаты наёмных убийц в совершенстве освоили только удар в спину. Поэтому уничтожить попавшуюся под руку эскадру синдиката было не только полезной, но и не лишённой определённой эстетики операцией. Тем более потому, что в их руках находился только что обретённый претендент, в чём сомневаться не приходилось.

Эскадра этого синдиката, как и все они, попыталась уклониться от боя и совершила прыжок. Но выпускать из клыков добычу Атль не собирался. Он отправил в погоню эскадрилью разведчиков и параллельно связался с Министерством полиции. Сейчас, при пустом троне, перечить старшему заседателю Регентского Совета не решился никто, более того, каждый стремился всеми силами оказать ему содействие. Особенно высшие офицеры армейского генштаба, в мгновение ока оказавшиеся не просто ниже его по служебному положению, но и фактически зависимыми от его решений. Потому что Регентский Совет устремился усердно вникать в политические дрязги, дабы понять, как извлечь из всего этого пользу для себя, и никому не нужные проблемы армии Герцогов не интересовали. Заседатели сразу же переадресовали все вопросы генштаба Атлю как единственному военному в Регентском Совете и пообещали высшему генералитету заняться их обсуждением позже, как только появится время. В итоге генштаб замер в безмолвной панике, опасаясь рекомендаций Атля, основанных на личной неприязни и прочих последствиях злопамятности.

Министерство полиции тем более не пожелало нажить себе влиятельного врага, и все необходимые запросы Атля были удовлетворены мгновенно. Выяснилось, что из двадцати трёх порталов Ловчей Сети полицейские эскадры смогли так или иначе локализовать только пятнадцать. Причём сделано это было с немалым опозданием, о чём официальные доклады министерства умалчивали. К моменту прибытия полицейских эскадр все пятнадцать порталов уже были заняты ловчими, и полицейские приступили к блокаде и последующему уничтожению преступников. Двенадцать разношёрстных охотников за большим кушем полицейские перебили согласно закону усопшего Императора, как только суда доморощенных ловчих покинули порталы. Телеметрия полицейских эскадр чётко зафиксировала факт уничтожения всего живого, что явилось из портала, обломки их судов разложили на атомы сосредоточенными ударами. Ещё три портала полицейским пришлось оставить по причине боевого столкновения с эскадрами охотников за головами, серьёзно превосходивших их в численности и огневой мощи. В результате отловленные в этих порталах претенденты достались преступным синдикатам. Остальные восемь порталов и вовсе никто из полицейских даже не видел, потому что к моменту прибытия туда их эскадр порталов уже не было.

Атль отправил инженерные корабли во все эти точки с задачей отследить удачливых ловчих и сосредоточился на выслеживании охотников за головами. Спустя сутки координаты секретной базы синдиката были вычислены сразу по трём разным направлениям, что свидетельствовало о причастности одного синдиката ко всем трём нападениям на порталы Ловчей Сети. Флот Атля совершил гиперпереход по полученным координатам, но опоздал на какие-то секунды. На месте выяснилось, что база синдиката атакована войсками Великого Доминиона Цетеки, первого в списке претендентов на трон. Учитывая данное обстоятельство, удивляться не приходилось. Цетеки больше кого бы то ни было были заинтересованы в том, чтобы их претендент продолжал оставаться номером один, а утративший статус Владыка Золин не смог вернуться в ряды конкурентов. Атаковать добропорядочный Доминион Атль не мог, поэтому выразил их флотоводцу свою готовность поддержать его в бою. Тот от помощи отказался, и Атль занялся отработкой других следов. Двое из которых привели его в безжизненные солнечные системы Империи, где ожидаемо обнаружились базы пиратов.

Одну из них флот Атля застал врасплох и взял штурмом в считаные минуты, но оказалось, что корабль ловчих покинул её за полчаса до атаки. Ловчие оказались неглупы и в первую очередь попытались замести следы. Они ни слова не сказали пиратам о претенденте или о посещении портала. Их пилот сообщил, что являлся работником геолого-разведывательной компании, у которой угнал судно и подался в бега. В качестве вступительного взноса он перечислил пиратам какую-то сумму и пожелал продать геологический разведчик на чёрном рынке. Сославшись на необходимость подготовить судно к продаже, он остался на борту наводить порядок и пополнять корабельные НЗ. Приобрёл немного провизии, какую-то мелочовку и неожиданно ушёл в прыжок прямо возле ремонтного дока, чем едва не вызвал столкновение нескольких кораблей.

Настигнуть его удалось на второй базе пиратов, покинуть которую он уже не смог. Пиратская эскадра, которой принадлежала вторая база, находилась с эскадрой первой базы в состоянии затяжной вражды и осуществляла скрытую слежку за конкурентами. Узнав об их уничтожении силами Атля, вторая эскадра привела свою базу в осадное положение и заблокировала ловчим возможность гиперпрыжка, подозревая провокацию или шпионаж. Пятисотый флот Империи высадился рядом с базой как раз в тот момент, когда пираты собирались провести обыск на судне ловчих. Пираты попытались оказать сопротивление, но причинить ущерб лучшему имперскому флоту, состоящему из пяти сотен кораблей, не смогли.

Взор герцог-адмирала поскучнел. Это не пираты Хаоса, тайно поддерживаемые высокотехнологичной цивилизацией Диких. Это обычный преступный сброд, заурядная криминальная мелочь, зажравшаяся и уверовавшая в свою безнаказанность. Благодаря поглотившим Империю коррупции и бюрократии таких пиратских баз в имперском пространстве полно. Стоит только покинуть сытые и безопасные обитаемые системы Империи, как у путника появляется множество шансов угодить в руки подобного отребья. Оборона второй базы была сметена, боевое охранение уничтожено, флот не понёс ни потерь, ни серьёзных повреждений. Теперь его воины вылавливают ловчих, укрывших претендента, конечно же на госпитальной базе. Атль проследил взглядом подсвеченную отметку судна геологической разведки, мчащуюся на предельной скорости прочь от разлетающегося на куски госпиталя. Ловчие стремятся прорваться через блокаду, чтобы выйти за пределы зоны подавления гиперпрыжков, устроенной РЭБ-эскадрой Атля. Для этого им необходимо насквозь пройти боевые порядки его войск. Шансов на это никаких. К отметке судна ловчих добавился десяток отметок истребителей Атля, быстро настигающих цель, и судно-беглец полыхнуло вспышкой взрыва, раскалываясь на несколько крупных частей.

– Объект совершил самоподрыв! – доложил эскадренный капитан. – Вряд ли там кто-то выжил, сила взрыва была слишком велика. Они заранее подготовились к суициду.

– Это отвлекающий манёвр, – Атль был невозмутим. – Хорошая попытка показаться мёртвыми, но со мной эта уловка не сработает. Я никуда не тороплюсь. Высадить десант на все объекты базы противника. Взять на абордаж все корабли и суда. Полностью уничтожать любой объект, что попытается прорвать блокаду. РЭБ-флоту продолжать подавление гиперпрыжка. Начать полное сканирование базы противника. Искать действующие поля преломления. Если у противника остались такие корабли, они спрячут объект на их борту.

Он повернул голову в пол-оборота, бросая взгляд на вытянувшихся во фрунт адъютантов:

– Вывести командира десантного батальона на общую частоту флота!

Внутри сферы системы связи вспыхнуло ещё одно объёмное изображение, быстро увеличиваясь в знак того, что данный канал выводится на приоритетную линию, и появившийся на нём командир десантников доложил:

– Жду приказов, господин герцог-адмирал!

– Ланд-майор, ловчие и претендент нужны мне живыми, – голос Атля не знал иных интонаций, кроме холодных. – Подразделение, которое обеспечит мне это, будет премировано из моих личных фондов. Кроме того, если операция увенчается успехом, весь личный состав батальона, участвовавший в штурме, получит стандартную премию. Вам всё понятно?

– Абсолютно! – отчеканил ланд-майор. – Приступаем к исполнению!

Командир десантного батальона отключился, и Атль поднялся с кресла. После потери флагмана ему не хватает своего капитанского мостика. Хоть все они стандартные, и на этом линкоре мостик не хуже, но отличие всё-таки есть. Оно в том, что к своему мостику Атль привык. Плюс кое-какие личные усовершенствования, проведённые им за годы командования флотом. К новому адмиральскому креслу душа не лежала, и Атль всё чаще руководил операциями стоя. В целях повышения эффективности управления войсками собственный флагман стоило бы заиметь вновь. Герцог-адмирал сделал несколько шагов и остановился перед светящейся посреди командного отсека тактической картой. Подождём. На сфере системы связи вспыхнул десяток новых изображений, его десантники вскрыли несколько пиратских сооружений и приступили к зачистке. Искомое было найдено спустя час.

– Мы взяли объект! – Ланд-майор вышел на связь из старого ремонтного дока. – Противник пытался укрыть его на борту разведывательного корабля! На борту было пятеро, включая претендента. Претендента держали без сознания. Ловчий оказался один, говорит, что своего партнёра был вынужден убить в порядке самозащиты. Остальные трое – это капитан пиратов и двое его телохранителей. Телохранители при штурме оказали сопротивление, оно было подавлено. Один из них получил ранение, второй уничтожен.

– ДНК-анализ проведён? – уточнил Атль.

– Так точно! – Командир десантников коснулся сенсора полевого интерфейса на своём предплечье, и перед герцог-адмиралом возникло новое изображение. – Генотип объекта не имеет отношения к нашей Галактике!

На появившейся картинке десантники выводили пленников из сильно устаревшего разведывательного корабля, стоящего посреди дока. Судя по всему, пираты держали корабль под полем преломления, уповая на невнимательность и спешку имперских солдат. Но десантники имели серьёзный стимул и прочесали всё, что осталось от пиратской базы. Корабль нашли, вскрыли и взяли штурмом. Пиратский главарь Атля не интересовал, и он задержал взгляд на претенденте. Судорожно вцепившийся в примитивную гитару тощий молодой человек в полимерном капюшоне пленника, натянутым по самую шею, был сильно напуган и сбивчиво пытался сообщить о своей невиновности дюжим десантникам, ведущим его под руки. Встроенные в капюшон пленника биоанализаторы выдали массив данных по состоянию объекта, и герцог-адмирал бегло просмотрел основные позиции. Претендент родом с отсталой планеты, находящейся в ближайшей из пограничных галактик. Претенденты с данной планеты уже появлялись в Галактике Теутио Тик*Аль, и в архивах имперского Министерства Ксенологии содержится база данных основных языков её аборигенов. По крайней мере эвристический модуль лингвотрона вполне справляется с переводом. Впрочем, ничего умного перепуганный претендент не сказал.

Внешне он походил на обычного Тека только с первого взгляда: относительно такой же ростом, черноволосый и темноглазый, даже волосы собраны в хвост. При ближайшем рассмотрении становилось заметным обилие несоответствий: нарушенные пропорции скелета, хрупкая кость, тонкие и ломкие неидеально прямые и неидеально чёрные волосы. И самое кардинальное отличие – наличие растительности на лице и теле. Видимо, для родной планеты претендента это в порядке вещей, но в нашей Галактике его признают Чужим сразу же. Сомнений в том, что он не подделка, быть не может даже без ДНК-теста.

– Всех доставить ко мне на борт и поместить под арест, – распорядился Атль. – Ими займётся Доминион Ица-Уэрги, пускай сами разберутся, кого куда! Канцелярии подготовить приказ о премировании личного состава десанта. Через пять минут жду доклад от инженерной команды.

Герцог-адмирал вернулся в капитанское кресло и активировал канал правительственной связи. Вокруг него вспыхнула мутная сфера режима максимальной защищённости, и Атль послал вызов на личный коммуникатор Владыки Золина.

– Рад видеть вас, герцог-адмирал! – Золин ответил мгновенно. – По дипломатическим каналам от королевства Тенкатль пришла угроза объявления войны и требования компенсации ущерба, понесённого королевством в результате действий вашего флота на их суверенной территории. Также вас обвиняют в попытке покушения на короля посредством кваркового взрыва. Но это мелочи. – Тёмно-коричневые глаза квадратного карлика напряжённо буравили его немигающим взглядом: – Мне сообщили, что успеть к порталу Ловчей Сети вам не удалось, и добытого оттуда претендента уничтожили Цетеки.

– Не удалось, – равнодушно подтвердил Атль. – Великий Доминион Цетеки обнаружил базу одного из синдикатов охотников за головами прежде, чем мы смогли отследить путь ловчих. Атаковать граждан Империи противозаконно, и мы покинули место событий. Но я нашёл вам другого претендента. Мои люди только что произвели захват. Он и все, имеющие к нему отношение, будут помещены в карцер и доставлены на базу моего флота. Вы сможете забрать их оттуда. Кроме этого у меня есть ещё один след. Продолжать?

– Никакой базы! – Глаза Владыки Золина заблестели лихорадочным блеском. – Оставайтесь на месте! Я пришлю за претендентом эскадру немедленно! Предоставьте координаты для открытия ноль-перехода! После передачи продолжайте поиски! Если найдёте второго, сделайте так, чтобы все, в том числе и ваши люди, считали его погибшим! Я подчеркиваю: все заинтересованные лица должны узнать, что второй претендент трагически погиб. Я заберу его у вас в обстановке строжайшей секретности. Никто не должен узнать, что он жив. Это осуществимо?

– Моё окружение состоит из соглядатаев различных политических сил, – ответил Атль. – В том числе ваших. Это будет непросто, но я сделаю.

– Ваша помощь неоценима, герцог-адмирал! – Владыка изобразил поклон головой и вновь вперил в него пристальный немигающий взгляд. – Что я могу сделать для вас в качестве ответной услуги?

– В бою с Дикими я потерял свой флагман и эскадру андроидов, – лаконично изрёк Атль.

– Вам будет предоставлена новая, – немедленно заявил Золин. – И вы получите лучший командный корабль во всём имперском флоте.

– Мне нужно две эскадры. С максимальным экранированием, на которое только способны имперские технологии. И я бы хотел приобрести себе флагман самостоятельно, – Атль вернул Владыке пристальный взгляд, – с учётом собственных требований. У третьих лиц. Буду признателен, если вы изыщете способ оплатить мой заказ. Я самостоятельно выберу подрядчика и выдам ему официальный заказ от имени Регентского Совета.

– Моя канцелярия будет ждать от вас платёжные документы. – Лицо квадратного карлика сделалось непроницаемым, но возражать Владыка не стал. – Что-нибудь ещё?

– Этого достаточно, – закончил Атль. – Жду ваших представителей. Конец связи.

Сеанс правительственной связи прекратился, и следующие полчаса прошли в ожидании прибытия эскадры бывшего Императорского Доминиона. Владыка Золин прислал за претендентом полсотни тяжёлых кораблей, почти треть своей личной гвардии, состоящей из наиболее доверенных людей. Судно ловчих в результате самоподрыва полностью разрушилось, его телеметрия не сохранилась, и агенты Золина провели претенденту ещё один ДНК-тест прямо на месте. Убедившись в иногалактическом происхождении объекта, они забрали нервно сжимающего примитивную гитару гуманоида вместе с пленёнными пиратами. Эскадра гвардейцев Золина вернулась к зеркалу ноль-перехода и канула в нём, предварительно выстроившись в оборонительный ордер. Атль проводил взглядом отметку ноль-перехода, исчезающую с тактической карты. Гвардейцы Владыки уходили готовыми к бою, значит, Золин ожидает любого развития событий. Не приходится сомневаться, что новость о возвращении Доминиона Ица-Уэргов на политическую арену в статусе Великого уже получена конкурентами по шпионским каналам. Золин это понимает и потому не станет затягивать с официальным заявлением. И пусть его Доминион в любом случае уже не является Императорским, из императорской гонки он не выпал. Подобная новость у Большой Тройки восторга не вызовет. Осталось посмотреть, к чему это приведёт.

– Флот ждёт дальнейших приказов, Ваше Высочество! – первый адъютант сделал шаг к креслу.

– Все повреждённые корабли свести в одну эскадру. – Атль смерил его холодным взглядом. Этот офицер являлся шпионом Великого Доминиона Цетеков, и предстоящую зачистку стоит поручить ему. Так одним соглядатаем на время станет меньше. – Останетесь с нею здесь. Пиратскую базу уничтожить полностью. Пленных не брать. Свидетелей не оставлять. По завершении вернуться на базу флота и приступить к ремонту. Исполняйте!

Первый адъютант отсалютовал, вернулся к своему рабочему месту и приступил к организационным мероприятиям, украдкой прислушиваясь к доносящемуся с капитанского мостика голосу герцог-адмирала.

– Остальному флоту принять атакующий ордер и приготовиться к прыжку. Стар-полковник, – Атль повернул голову в сторону второго адъютанта, – через пять минут я должен быть на связи с разведывательной командой, идущей по второму следу! Начальника разведки флота и командира десантников – ко мне!

* * *

– Разрешите, Александр Петрович? – Семён с толстой папкой в руках стоял в дверях кабинета руководителя следственного управления.

– Входи, – разрешил полковник. – Только что у меня было селекторное с начальством. Генерал требует от нас конкретики по делу Фликштейн. Так что я слушаю тебя внимательно.

– Это очень странное дело, – Успенский подавил вздох. Не лучшее начало для доклада, но докладывать начальству о полнейшем тупике всё равно придётся. – Никогда раньше я ни с чем подобным не сталкивался. Ни следов, ни зацепок.

Он уселся в кресло и начал один за другим извлекать из папки документы, протягивая полковнику с одновременными комментариями:

– В момент похищения в кафе находилось более десятка человек, само кафе далеко не поле для гольфа, но тем не менее никто ничего не заметил. Я совместно с уголовным розыском даже проверил всех несостоявшихся свидетелей на предмет соучастия в похищении, но от этой версии пришлось отказаться. Никто из них не был знаком ни со Стеллой Фликштейн, ни с Леонидом Вознесенским, и даже общих знакомых у них нет, хотя потерпевшие часто встречались в том месте со своими друзьями. В момент похищения ни одного из таковых в кафе не оказалось.

Семён протянул полковнику результаты проведённой экспертизы:

– Версия с соучастием Вознесенского ничем не подтверждается. Что особенно странно, подтверждается его рассказ об обстоятельствах исчезновения Стеллы Фликштейн. Наши эксперты изучили записи с камер видеонаблюдения. Камеры полностью исправны и работали без дискретных и прочих замысловатых режимов. Они записывали всё подряд в реальном времени. На записи хорошо видно, как сидящая за столиком Стелла Фликштейн исчезает. Её просто не стало в следующую секунду. После обработки записи экспертами стало возможным заметить, как стул, на котором сидела похищенная, став пустым, немного отодвигается назад. Эксперты говорят, что если бы шапка-невидимка существовала, то они были бы уверены в том, что на похищенную сначала её надели, а после аккуратно вытащили из-за стола. И абсолютно все посетители кафе в эту секунду либо отворачиваются, либо тянутся к мобильникам. На записи это хорошо заметно – в момент исчезновения гражданки Фликштейн каждый из них отвлёкся на что-то своё. Я ознакомил их с видеозаписью, и все вспомнили, что действительно слышали в этот момент либо звонок мобильного, либо чей-то негромкий оклик, либо ощутили касание за плечо. Но ничего подобного не подтвердилось, и каждый решил, что ему показалось. Всё это выглядит странно. К тому же прошло уже несколько дней, но похитители так и не связались с отцом похищенной. На данный момент я прорабатываю версию о причастности к похищению всех, кто присутствовал в кафе. Но зацепок нет.

– Или ты их ещё не нашёл, – полковник быстро проглядел полученные от него документы. – В версии о шапках-невидимках, провалах в астрал и похищениях инопланетянами наше ведомство не верит. Ищи лучше! Это тебе в помощь, – он протянул Семёну тонкую пачку распечаток, – спустили сверху сегодня утром. Сводка о пропажах за тот день. Ознакомься.

Успенский взял бумаги и пробежался глазами по строкам.

– Двадцать пять человек? – он перевёл взгляд на руководителя. – За сутки?

– Двое потом нашлись, – уточнил полковник. – Одна сбежала с любовником, второй ушёл в запой в гостях у собутыльников. Так что двадцать три, включая Стеллу Фликштейн. Займись.

– Тут двадцать три пропавших! – Семён чуть не взвыл от тоски. – Я один с этим до второго пришествия буду возиться! Надо создавать следственную группу! Тут работы на пятерых!

– Если потребуется – создадим, – полковника его эмоциональный спич никак не впечатлил. – Вот и выясни, стоит ли. Свяжись с районами, которые ведут эти дела, переговори со следователями, разберись в ситуации. Возможно, кто-нибудь уже нашёлся сам, как те двое. Потом примем решение.

Покинув кабинет полковника, Семён направился к себе, на ходу обдумывая создавшееся непростое положение. Все эти дни он работал не покладая рук, до ночи задерживаясь на службе. Раскрыть это дело было в его интересах, но по закону подлости именно сейчас всё буксовало на одном месте. Никаких следов, никаких зацепок, ничего. Стелла Фликштейн словно растворилась в воздухе, и чем больше он получал данных, тем сильнее понимал, что это тупик. Каждый день ему звонил отец похищенной, и Успенский подробно рассказывал ему о ходе поисков всё, что не являлось служебной тайной. Пытался посильно поддержать, хоть чем-нибудь. Самому Семёну ежедневно звонил бойфренд пропавшей, Леонид Воскресенский, и дрожащим от горя голосом интересовался, нет ли каких новостей. Впрочем, не исключено, что он делает это по совету своего адвоката. Чтобы вызвать сочувствие у следствия. Для семьи Воскресенских уже не секрет, что их сына проверяют на предмет соучастия в похищении, отношения его отца с отцом пропавшей Стеллы резко охладели по инициативе последнего. Негласно между ними разгорается конфликт, и каждая сторона жаждет получить от следствия хорошие новости. Так что эта сводка о пропавших, спущенная сверху, сейчас скорее кстати, чем наоборот. Всё-таки двадцать три пропавших за сутки – это слишком много, это уже ЧП, такое каждый день не происходит. Может, что-то удастся накопать.

Добравшись до своего рабочего места, Успенский принялся подробно изучать документ. Первые же строки заставили его серьёзно задуматься. Не вернулись домой из университета две студентки МГУ, подруги семнадцати лет, Юлиана Войцехович и Ксения Валявская. Дочери совладельцев не самого скромного бизнеса. Последний раз их видели у здания своего факультета, возле машины приятеля. Приятелем был молодой мажор, сын известного всем чиновника из МИДа, заявивший, что пропавшие попросили его довезти их до дома и он согласился. Потому что живёт неподалеку и ранее уже подвозил их. Он вышел к своей машине позже пропавших и даже видел их издалека стоящими возле его автомобиля, но, когда подошёл к авто, девушек не было. На телефонный звонок они не ответили, и он уехал без них. С тех пор от обеих подруг нет никаких известий.

Следующий пропавший… Эмиль Шапиро, двадцать семь лет, уроженец города Москвы, менеджер по логистике в одной из московских фирм средней руки. Не вернулся с обеденного перерыва. Последний раз был замечен выходящим на улицу из здания бизнес-центра, в котором располагается офис компании-работодателя.

Пётр Кагановский, москвич, двадцать семь лет, скрипач, пропал у здания консерватории имени Чайковского, последний раз его видели там же, на Большой Никитской, сослуживцы утверждают, что Кагановский планировал вернуться через пятнадцать минут. Далее…

Карина Абрамян, уроженка города Москва, двадцать семь лет, актриса, эпизодические роли в сериалах и театральных постановках. Пропала во время кастинга. В ожидании своей очереди на просмотр вышла на улицу на пять минут и не вернулась.

Белкин Иван Соломонович, москвич, двадцать пять лет, бизнесмен, сын известной бизнес-леди, возглавляет одну из строительных фирм матери. Проводил деловую встречу в ресторане. Ресторан покинул, но ни домой, ни в офис так и не вернулся. Автомобиль обнаружен на парковке ресторана.

Марина Алиева, москвичка, двадцать семь лет, дочь чиновника одной из столичных управ, замужем за его сослуживцем. Выехала из дома на личном автомобиле в салон красоты. В салоне красоты так и не появилась, автомобиль обнаружен возле салона, в салоне найдена дамская сумочка пропавшей с деньгами, документами и мобильным телефоном. При этом автомобиль был заперт и поставлен на сигнализацию.

Александр Новодворский, уроженец города Москва, двадцать семь лет, кандидат наук, сын известного научного функционера Российской академии наук, пропал у здания РАН, куда приехал обсудить с отцом предстоящую защиту своей докторской диссертации, которую он написал под его патронажем. Позвонил отцу из машины, сообщил, что подъезжает, но в здание РАН так и не зашёл. Его автомобиль был найден на парковке академии наук незапертым.

Вячеслав Сидоренко, двадцать три года, продавец-консультант спортивной обуви в магазине спорттоваров в одном из известных всему городу торговых мегацентров. Пропал посреди рабочего дня. Его верхняя одежда осталась висеть в комнате для персонала.

Григорий Фёдоров, двадцать пять лет, уличный музыкант. Пел под гитару в одиночку, напротив станции метро на Садовом кольце. Пропал вместе с гитарой. На месте пропажи был обнаружен его рюкзак и шляпа для сбора пожертвований. В шляпе было порядка пятисот рублей монетами и мелкими купюрами. Кто-то из проходящих мимо мигрантов запустил в неё руку, многочисленные прохожие подняли шум, и злоумышленник был задержан проезжавшим мимо нарядом полиции. Так о пропаже гитариста и выяснилось. Многочисленные прохожие сразу заметили попытку кражи, а вот момент пропажи Фёдорова не видел никто, хотя народу там было полно, метро в двадцати метрах.

– Да уж, начальство проявило бдительность, – Семён задумчиво листал сводку, – силами одного районного управления такую картину не получить, всё произошло в разных частях города. Интересно, случалось ли что-то подобное в это же время в других городах…

Остальные пропавшие так или иначе исчезли при схожих ситуациях. Все двадцать три случая произошли в разных районах Москвы, за исключением пропажи подруг-студенток, и, судя по всему, в течение полутора часов. Точнее определить не удалось, но не исключено, что ещё быстрее. То есть практически одновременно, если учитывать размеры столицы и транспортную ситуацию на её дорогах. Работа одной и той же преступной группы исключена, это однозначно, стало быть, это дело рук разных похитителей. Нельзя исключать того, что злоумышленники имеют друг к другу какое-либо отношение. Все пропавшие – это молодые люди от двадцати двух до двадцати семи, исключая опять же подруг-студенток. Явной информации об их связях друг с другом не имеется, но опыт следователя подсказывал, что все исчезновения как-то связаны между собой. Значит, необходимо эту связь найти. Успенский приготовил блокнот и потянулся к служебному телефону.

* * *

Галактика Теутио Тик*Аль, пространство Великого Доминиона Цетеки, кислородная планета Тайтлан, правительственный комплекс столичного мегаполиса, 12 часов 80 минут по стандартному времени Империи.


Заполненный журналистами обширный конференц-зал тихо гудел механизмами автоматической видеоаппаратуры, зависшей над головами своих владельцев россыпью разнообразных разновидностей. Отдельно взятый автономный профессиональный кибернетический видеооператор обходится специализирующейся на освещении новостей компании в круглую сумму, но высококлассное оборудование того стоит. Оно не только имеет высшие показатели качества изображения, но и превосходную надёжность, прочность и износостойкость, повышенный запас хода на лету, возможность в случае необходимости переключаться на наземную ходовую часть, хороший энергоресурс, отличную мощность и дальность транслируемого сигнала, не говоря об алгоритмах сопряжения с орбитальными информационными спутниками любого типа. Наиболее качественные образцы, изделия лучших производителей, признанные профессиональным сообществом, работают практически бесшумно, издавая почти неслышный гул, и даже в условиях настолько большого скопления репортёров слитное звучание их оборудования не мешало проведению пресс-конференции. Почти пятьсот журналистов, целиком заполнивших помещение, ловили каждое слово представителей высшей власти Великого Доминиона Цетеки и вели непрерывную запись происходящего. Стена-экран, расположенная за президиумом конференц-зала, отображала очередность вопросов согласно заранее поданным заявкам. В самом президиуме, состоящем из индивидуальных правительственных кресел на антигравитационной подушке, восседал десяток немолодых Теков в окружении андроидов охраны.

– Владыка Тенок, я представляю агентство «Новости Галактики», – задающий вопрос репортёр поднялся со своего места, и небольшая округлая коробка его кибернетического видеооператора сместилась ближе к плечу владельца, чтобы создать зрителю эффект присутствия рядом с журналистом. – Как вы можете оценить недавнее заявление бывшего Императорского Доминиона об обретении ими претендента? Значит ли это, что ваш Доминион снова номер два в очереди на трон?

– Совершенно исключено, – Владыка Тенок был само спокойствие. – Императорская гонка регламентируется волей высших сил и законами ныне усопшего Императора Ксиухкоатля. Перечить воле господней не может никто, законы же предыдущего Императора может отменить лишь новый Император. А таковой на престол ещё не взошёл. Поэтому эту императорскую гонку Доминион Ица-Уэрги уже проиграл. Согласно законам Ксиухкоатля, они имели право после его смерти первыми привести к подножию Мишкоатли своего претендента. И они этим правом воспользовались. Трон отверг недостойного, и право на трон перешло к нашему претенденту.

С этими словами Владыка Тенок полуразвернул своё кресло к располагающемуся рядом невысокому полному мужчине, единственному из полутысячи присутствующих, чья внешность резко выделялась на общем фоне. Владыка встал, оказываясь на подножии зависшего в полуметре над землёй мощного кресла, выполнил торжественный полупоклон, предписанный этикетом при обращении к претенденту, и уселся на место. Претендент от Великого Доминиона Цетеки, черноволосый желтокожий человек с плоским лицом и очень узким разрезом тёмно-коричневых глаз, важно кивнул в ответ и с нескрываемым высокомерием воззрился на репортёра. Репортёр поймал его взгляд и немедленно повторил полупоклон, соблюдая этикет. Что не помешало ему продолжить обсуждение своего вопроса с Владыкой:

– Ходят слухи, что бывший Императорский Доминион тайно атаковал эскадру Доминиона Цетеки в день Мишкоатли, дабы воспрепятствовать претенденту. Будто бы именно из-за этого нападения время было упущено, и день Мишкоатли закончился. Так ли это?

– Смерть Императора Ксиухкоатля явилась в высшей степени неожиданным событием для всех нас, – Владыка Тенок никак не изменился в лице, его интонации были лишены намёков, но все присутствующие журналисты, как один, замерли в ожидании ответа. Данная тема была самой муссируемой в имперской прессе с того момента, когда претендент Великого Доминиона Цетеки опоздал к подножию Мишкоатли ровно на восемьдесят секунд.

– Никаких доказательств причастности к этому преступлению бывшего Императорского Доминиона не имеется, – продолжил Тенок. – Действительно, некая неизвестная эскадра, приложившая все усилия, чтобы остаться незамеченной, нанесла РЭБ-удар по нашей флотилии в тот момент, когда мы готовились совершить гиперпрыжок в систему Экстервита. Как всем нам прекрасно известно, после возрождения Империи сто пятьдесят тысяч лет назад Экстервит не позволяет открыть ноль-переход в свою систему по вполне понятным причинам. Единственным способом попасть туда является гиперпрыжок. Неизвестные организовали засаду точно на пути нашего следования и подавили работу гиперприводов. Из чего следует, что за нами заранее велась слежка, и злоумышленникам был известен точный маршрут. Попав в блокаду, мы вызвали свой военный флот, а также отправили сигнал бедствия в генштаб Империи. Помощь пришла одновременно, и РЭБ-эскадра неизвестных злоумышленников скрылась в гиперпространстве, совершив прыжок прямо из режима невидимости. В результате их действий никто не пострадал, и это главное, ибо забота о гражданах Империи для нас превыше всего. К подножию Мишкоатли мы опоздали, но это ничего не меняет. Спустя триста девяносто пять суток наш благородный претендент первым начнёт восхождение по тронному пьедесталу. И произойдёт это в первые минуты дня Мишкоатли. Так что времени у нас будет достаточно.

– То есть вы не считаете бывший Императорский Доминион виновным в том тайном нападении? Есть мнение, что бывший Императорский Доминион специально затягивал с объявлением о смерти Императора Ксиухкоатля, чтобы претенденты от Большой Тройки не смогли взойти на трон. Якобы Владыка Золин знал о том, что его претендент недостоин, и заранее бросил все свои силы к порталам Ловчей Сети в поисках нового.

– Это крайне опасное заблуждение, – заявил Владыка Тенок. – Уверен, его культивируют наши политические оппоненты, противостоящие сенатскому блоку, в который входит Большая Тройка, бывший Императорский Доминион и другие союзники. Их цель – внести раскол в политическое единство и сорвать принятие бюджета Империи, которым они недовольны из-за того, что он свёрстан во благо Империи, а не их эгоистичных запросов! Судите сами, господа, если бы вы возглавляли Императорский Доминион и точно знали, что ваш претендент не является достойным, разве вы не попытались бы обрести ему замену? За века правления ныне усопшего Императора Ловчая Сеть вспыхивала многие десятки раз. Времени и возможностей у вас было бы достаточно. Как видите, подобные «предположения» не выдерживают никакой критики. Следующий вопрос!

– Агентство «Взгляд Цетеки», – представился следующий репортёр. – Владыка, вы упомянули о противоречиях в Сенате по вопросам принятия бюджета Империи на следующие три года. Но ведь не секрет, что бюджет верстался из расчёта денежной эмиссии, которую бывший Императорский Доминион планировал провести в начале следующего года. Теперь Империю, согласно господней воле, временно возглавляет Регентский Совет, а Доминион Ица-Уэрги, хоть и вернул себе статус Великого, всё же не является отныне Императорским и потому больше не имеет права валютной эмиссии. Имеет ли вообще смысл принимать бюджет в его первозданном виде?

– Это сейчас обсуждает Регентский Совет, – Владыка Тенок неопределённо шевельнул бровями, что мгновенно вызвало всплеск электронной активности висящих над журналистами кибернетических видеооператоров. – Всем нам придётся дождаться их вердикта. Но хочу обратить ваше внимание, что в любом случае валюта Иче остаётся денежной единицей Империи на ближайший год. Кроме того, замена старой валюты на новую потребует времени. И хотя мы сделаем всё, чтобы Империя перешла на нашу валюту быстро и безболезненно, до того момента Империи придётся существовать на прежних финансовых…

Сразу несколько видеооператоров в разных частях конференц-зала с грохотом лопнули, исчезая в ослепительных вспышках. Зал накрыло фотонным и звуковым ударом огромной силы, и в долю секунды захлестнуло густым чёрным дымом. Оглушённые журналисты корчились от боли, многие сползали на пол, попадая под ноги соседям, и в полностью лишившемся видимости зале звучали стоны и слабые крики о помощи. В распахнувшиеся в трёх стенах двери вбегала охрана, затянутая в боевые скафандры, система борьбы с катастрофами начала фильтрацию воздуха, и в ту же секунду помещение сотряс взрыв ужасающей силы. Помещение полыхнуло жидким пламенем, мгновенно выжигающим всё внутри, обломки дверей и мебели расшвыряло во все стороны вперемешку с изувеченными телами. Потолок дал трещину, стремительно расползающуюся во все стороны, вскоре сверху посыпались дымящиеся обломки потолочных плит, и центральный участок пола рухнул, обваливаясь на этаж ниже.

Спустя секунду, из забитого дымом и пылью размозжённого конференц-зала, прямо из-под сыплющегося камнепада, появились солдаты охраны в боевых скафандрах, спешно вывозящие в смежный зал правительственные кресла на антигравитационной подушке. Сидящие в них первые лица Великого Доминиона Цетеки были накрыты индивидуальными силовыми полями кресел и не пострадали, если не считать сильного испуга. Но автоматика кресла уже ввела им в кровь медицинских нанороботов, и те осуществляли противошоковое воздействие, быстро приводя пациентов в норму. У выхода из конференц-зала уже был развёрнут мобильный телепортатор, и первых лиц Доминиона одного за другим переместили в правительственный бункер максимальной степени защиты. Едва последний из влиятельных лиц покинул опасную зону, мобильный телепортатор был деактивирован, и на разрушенный этаж впустили чрезвычайные службы.

В сотне километров от здания, глубоко под землёй, в личном кабинете бункера, Владыка Тенок погасил защитное поле, вонзил гневный взгляд в начальника личной охраны и сорвался на крик:

– Что это было?!! Да ещё посреди правительственного комплекса?!!

Тенок, не отводя глаз от силовика, резким жестом остановил бросающуюся к нему медицинскую команду, вооружённую целым ворохом диагностических анализаторов и медицинского оборудования.

– Не сейчас! – Владыка продолжал жечь взглядом главного телохранителя: – Для чего вы занимаете свою должность?!! Я вас спрашиваю, генерал! Что! Это! Было?!!

– Диверсия, о, Владыка! – черноволосый с проседью генерал был бледен, несмотря на медный оттенок кожи. – Заранее подготовленная и тщательно спланированная! Это дело рук наших политических оппонентов, такая операция не по силам всего лишь террористам! У врага есть крот в рядах службы охраны первых лиц Доминиона!

– Какие политические оппоненты?!! – взорвался Тенок. – Что вы несёте?!! Это примитивный террористический акт! Взрыв не сбил силовое поле моего кресла даже наполовину! Какой-нибудь Золин подготовился бы к этому серьёзнее! Это вы не справляетесь со своими обязанностями! Допустить такое в прямом эфире, на глазах миллиардов зрителей! Сколько там сейчас трупов?!! Пятьсот?!! И все – известные журналисты, включая правительственный пул нашего Доминиона?!!

– Целью атаки были не вы, Владыка, – генерал отвёл глаза. – Погиб претендент.

– Что?!! – Тенок задохнулся. – Как?!! Его кресло защищено подобно моему! Как это произошло?!!

– Он скончался в момент эвакуации прямо в кресле, под защитным полем, – хмуро ответил генерал. – Он не мог умереть от шока или страха, медблок правительственного кресла каждую секунду контролирует состояние здоровья пользователя. Мы стремительно восстанавливаем картину произошедшего, убийцы будут пойманы…

– Замолчите, генерал! – Владыка Тенок вскинул руку в раздосадованном жесте. – Мы стремительно катимся в пропасть! Мы остались без претендента! Вы хоть понимаете, что это означает?! Связь с эскадрой, уничтожающей ловчих, немедленно!!! Руководителям всех силовых структур быть у меня через полчаса!

Многочисленные помощники и советники Владыки засуетились, выполняя указания, и медицинская команда обступила лидера Доминиона. На лице Тенока застыло гневное выражение, но Владыка сдержал эмоции и позволил медикам осмотреть себя. Врачи не обнаружили серьёзных проблем, введенные в кровь властителя нанороботы сделали своё дело, уберегая пациента от возможных нервно-психологических потрясений, и медицинская команда объявила, что за две минуты закончит коррекцию лечебного воздействия. Личный доктор Тенока сосредоточенно колдовал над светосенсорами медицинского терминала, установив связь с нанороботами и корректируя им задачу, когда помощник доложил Владыке об установлении засекреченной линии с особой эскадрой.

– Закончите позже, доктор! – Тенок жестом отослал от себя врача и приказал: – Соединяйте!

Вокруг властителя образовалась мутная сфера засекреченного канала правительственной связи, и перед лицом возникло объёмное изображение контр-адмирала в форме вооружённых сил Великого Доминиона Цетеки.

– Жду приказов! – отсалютовал командир особой эскадры.

– Адмирал! Ситуация критическая! – Владыка предпочёл обойтись без вступлений. – Только что на правительство Доминиона было совершено нападение. Претендент убит. Мы…

Командир эскадры неожиданно изменился в лице и рванулся куда-то в сторону, исчезая из поля зрения. Спустя полсекунды мутная сфера криптографической защиты высшего уровня, окружавшая пространство вокруг абонента, исчезла, и Тенок услышал резкий окрик своего адмирала:

– Отставить ликвидацию!!! Брать живым!

Через пять секунд командир эскадры вернулся к сеансу связи, и мутная сфера окутала его вновь.

– Думал, что не успею, – выдохнул контр-адмирал с выражением крайнего облегчения. – Мы только что выследили очередного ловчего. Штурм их звездолёта закончился секунду назад. Претендент захвачен живым. Он сильно напуган, но в остальном в порядке. Доставить в столицу?

– Вы получили повышение, вице-адмирал, – Владыка Тенок устало вытер со лба испарину. – И правительственную награду. Жду вас в столице.

* * *

Ощущение затяжного сна пропало, и Александр открыл глаза. Ни парковки академии наук, ни его автомобиля, возле двери которого он только что стоял, не было. Вместо этого он обнаружил себя сидящим в массивном кресле странной конструкции, не имея возможности встать на ноги. Никаких видимых пут на нём не имелось, конечности свободно двигались, но подняться оказалось невозможно, некое невидимое силовое поле не позволяло этого сделать. Помещение, в котором находилось кресло, имело совершенно футуристический дизайн: идеально ровные стены более всего напоминали стеклянные ёмкости, наполненные молоком или чисто-белой водоэмульсионной краской, и такой же потолок мягко светился по всей своей площади, давая равномерно рассеянное освещение. В стенах имелось множество словно вплавленных в поверхность неизвестных устройств, поблескивающих подобно хирургическому сплаву, назначения которых понять не удавалось. Само помещение было относительно небольшим, квадратов тридцать, имело форму идеального полукуба и было укомплектовано массивным столом, несколькими высокими стульями странной, явно дизайнерской работы, на которых застыли не то роботы, не то космонавты с неизвестным оружием в руках. Их лиц не было видно за затемнёнными лицевыми щитками компактных гермошлемов, почти идеально повторяющих контуры головы, но что-то смутное в глубине сознания подсказывало, что все они смотрят на него. Ещё один такой же человек оказался рядом и поднёс к его губам высокий витой стакан с мутной жёлтой жидкостью. Он произнёс что-то на непонятном языке, и небольшое утолщение на шее его скафандра издало дублирующий звук. Александр услышал перевод:

– Пей!

Край стакана упёрся в губы, и он послушно сделал глоток. Мутная жёлтая жидкость оказалась приятной на вкус, и сознание стало быстро проясняться, возвращая утерянные воспоминания.

– Держи и пей всё! – приказал незнакомец. – Сейчас подадут обед.

Александр взял у него из рук стакан и поспешил допить содержимое, чувствуя, как в памяти всплывают события прошедших дней. Он здесь уже четверо или пятеро суток, если считать, что его выводят из медикаментозного сна раз в день, чтобы покормить и отвести в туалет. Он похищен, это ясно, но добиться внятных ответов на вопросы не удаётся. Где он находится – непонятно, возможно, это какой-нибудь секретный военный объект НАТО или, может быть, подводная лодка. Такого боевого снаряжения, равно как окружающей обстановки, он никогда не видел, наверное, это секретные разработки, какие-нибудь суперсолдаты будущего или что-то подобное. Но похитители точно не русские и не англичане, потому что в едва слышном звуке их голосов, пробивающихся из-под гермошлемов, когда они подходят в упор, не угадывается ни одного английского слова. А вот их переводчик-синхронист явно русский, потому что говорит без акцента и слегка картавит, как сам Александр. Непонятно, совпадение ли это или скрытая издёвка.

– Я требую объяснений! – решительно заявил Александр, ставя опорожнённый стакан на широкий подлокотник кресла. – Я Александр Новодворский, доктор наук! Член Российской академии наук! Я известный социолог! По какому праву меня ограничивают в свободе?! Вызовите сюда своего начальника!

Он делает это заявление в четвёртый раз, и особой надежды на ответ не было, но иногда такой подход помогал вытянуть из загадочных охранников хоть какие-то слова.

– В первый раз ты был кандидатом наук и сыном члена академии наук, – с явной насмешкой произнёс надсмотрщик, забирая пустой стакан. – Уверен, что тебя повысили?

Натовец отнёс стакан на стол и поставил на средину столешницы. С тихим звуком стакан опустился внутрь стола на небольшой лифтовой платформе, в неактивном виде идеально сливающейся с поверхностью, и исчез из вида.

– Мой отец знаменитый учёный! – мгновенно нашёлся Новодворский. – Он является почётным членом РАН! Моя докторская диссертация одобрена всеми компетентными лицами и получила исключительно положительные рецензии! Присвоение мне докторской степени – это исключительно технический вопрос, связанный с бюрократическими проволочками!

– Спасибо, что напомнил, Ваше Величество! Для нас это очень важно! Сколотим состояние на мемуарах! – С театральной серьёзностью заявил натовец, и его сослуживцы загоготали.

– Я требую прекратить издевательства! – Александр повысил голос. – Я требую связаться с российским консульством! Я требую связь с послом России! Я требую объяснений!

– Покорнейше просим простить нас, Ваше Величество! – продолжали ржать натовцы. – В этой Галактике нет ваших консульств! Но ты можешь завести, когда взойдёшь на престол! Если только вспомнишь о своей примитивной планетке!

Память восстановилась окончательно, и Новодворский осёкся. Всё это в том или ином ключе он уже говорил раньше. Натовцы издеваются над ним, обращаясь, словно к Императору, и ни на что не отвечают. Странно, что к нему до сих пор не приходит никто из высоких чинов. НАТО выкрало его с какой-то целью, скорее всего, они хотят оказать давление на отца. Вероятно, тот имеет отношение к какой-нибудь секретной правительственной программе, он социолог, значит, что-то связанное с инструментами давления на общественное мнение! Удивительно, что отец ничего ему не рассказывал, такого за ним никогда не наблюдалось! Наверное, исключительно сверхсекретная программа под контролем самого Президента! Зато есть и позитивная сторона: если всё так, как просчитал Александр, то бояться нечего, его не будут подвергать садистским пыткам. Всё должно пройти цивилизованно, и дальше недалёких шуток тупой солдатни дело не зайдёт. НАТО свяжется с представителями российских спецслужб, и его обменяют на какого-нибудь разоблачённого шпиона.

– Сколько ещё я должен провести в вашем обществе, джентльмены? – Новодворский решил сменить способ коммуникации с надсмотрщиками. У них не может быть много мозгов, иначе не стали бы военными. Значит, если вести себя дружелюбно и потакать их туповатым шуткам, они утратят бдительность и смогут выболтать какие-либо подробности.

– Пока не найдётся покупатель на твою императорскую задницу! – веселились натовские суперсолдаты. – Мы очень надеемся, что это произойдёт скоро! Ведь Ваше Императорское Величество невозможно погрузить в анабиоз, так что приходится холить и лелеять ежедневно! Это начинает надоедать! А вот что действительно надоело, так это ползать по мёртвому космосу, прячась от каждого шороха в системе слежения за гипером!

– Сожалею, что доставил вам такие неудобства, – Александр улыбнулся, всем своим видом демонстрируя, что поддерживает шутку. Похоже, натовские болваны оказались глупее, чем он думал, и уже выбалтывают секреты. – Особенно, если отрываю вас от участия в важной космической программе. Вы тоскуете по глобальным космическим скоростям?

– Да кому они сдались?! – начал было надсмотрщик, как вдруг громкий звук сирены ударил по ушам, заглушая его слова.

Натовцы сорвались с мест, выхватывая оружие, и покинули помещение через вход с дверьми странной лепестковой конструкции, автоматически разъехавшимися в стороны с едва слышным шипением. Двери также автоматически закрылись, и Новодворский попытался покинуть кресло. Невидимое силовое поле не позволило сделать это, и он прекратил попытки, ожидая развития событий. В следующую секунду помещение сильно тряхнуло, и сознание мгновенно окатило приступом страха. Он остался один посреди сотрясающегося объекта! Началось землетрясение, или штурм, или обстрел! Если это здание, то оно рухнет с минуты на минуту! А если подземный бункер, то его своды могут не выдержать настолько мощных сотрясений! Помещение тряхнуло ещё сильнее, и он ощутил, как оно движется. Здание падает!!!

– Помогите!!! – заорал Александр, судорожно забившись в кресле-ловушке. – Меня оставили здесь одного! Я не могу выбраться!!! Помогите!!! Help!!!

Помещение тряхнуло вновь, потом ещё раз, забило мелкой дрожью, и внезапно всё стихло. Полумёртвый от страха Новодворский замер и прислушался. Кажется, падение прекратилось. Наверное, он находится в подземном бункере повышенной степени защиты, в таких суперсекретных объектах глубокого заложения рабочие помещения представляют собой огромную капсулу, висящую на сотнях мощных тросов посреди вырытой в грунте полости. Сейчас несколько тросов порвалось, но остальные удержали бункер. Главное, чтобы не оказалось, что его держат на подводной лодке, которая получила необратимые повреждения и сейчас уходит на дно! На огромную глубину, откуда его никто не достанет! Если экипаж покинул субмарину, он обречён погибнуть здесь, в этом кресле!

Александр вновь закричал, умоляя о помощи, но ответа не последовало. Переводя дух, он попытался прислушаться к ощущениям. Движения не чувствовалось, значит, подводная лодка, если это она, не тонет. Должно же ощущаться погружение или смена давления, да? Уши закладывать, как в самолёте… что-то должно быть! Он уже собирался закричать снова, как дверь распахнулась, и в помещение ворвались натовские суперсолдаты. На этот раз их было вдвое больше прежнего, и один из них сразу же подбежал к его креслу. Не обращая внимания на крики Новодворского, он коснулся какого-то элемента управления за головой пленника, быстрыми движениями набирая не то команду, не то последовательность цифр, и отбежал назад. Силовое поле увеличило мощность, изолируя Александра от окружающего мира, и он почувствовал, как пропадают звуки. Натовцы вокруг него стали двигаться бесшумно, столь же бесшумно опрокидывая мебель и сдвигая её к единственному входу. Кресло с пленником само отодвинулось в дальний угол, и Новодворский с ужасом понял, что солдаты готовятся к штурму. Двое из них заняли оборону прямо за его креслом, и он едва не задохнулся от страха. Они закрылись им от группы захвата! Он на линии огня!!! Александр заорал что есть силы, но стало ясно, что силовое поле полностью поглощает звук его криков.

Тем временем натовские суперсолдаты закончили приготовления и застыли, сливаясь с опрокинутой мебелью. Новодворский затих, с ужасом ожидая худшего, и худшее наступило немедленно. Дверь в помещение брызнула фонтаном ошмётков, исчезая в дымной вспышке взрыва, и всё вокруг утонуло в дымовой завесе. Сквозь тёмно-серую дымную муть засверкали выстрелы, и помещение в доли секунды заполнилось вспышками взрывов и сотнями световых отблесков мчащихся через дым зарядов. Несколько раз сверхскоростные вереницы небольших энергетических сгустков били прямо в него, расходясь с креслом в считаных миллиметрах, и Александр инстинктивно кричал, пытаясь предупредить штурмующих о своём присутствии. Бой окончился также внезапно, как начался, и заметить этот момент он не успел. Заполняющий помещение дым начал быстро рассеиваться, вытягиваемый каким-то невидимым, но мощным устройством, и взгляд Новодворского уткнулся в солдат группы захвата. Десяток вооружённых фигур, затянутых в скафандры, имеющие определённое сходство со снаряжением его надзирателей, застыли посреди помещения, заваленного окровавленными трупами как оборонявшихся, так и атаковавших. Многие тела были пробиты насквозь, скафандры некоторых убитых оказались буквально разорваны на части, но победителей это совершенно не интересовало. Ближайший из них приблизился к креслу Александра и направил на него какое-то компактное оружие.

– Нет!!! – в ужасе закричал Новодворский, силясь вырваться из невидимых оков. – Я заложник! Я гражданское лицо! Вы допускаете ошибку! Я не виновен! Я заложник!

Компактное оружие тихо затрещало, силовое поле кресла исчезло, и он по инерции рванулся вперёд, выскакивая из кресла. Стоящий перед ним солдат мгновенным движением руки схватил его за плечо стальной хваткой, едва не раздавив кость, и швырнул обратно. Александр упал в кресло и сжался перед надвигающимся солдатом, не прекращая кричать о своей невиновности. Солдат остановился прямо перед ним, лишая возможности выскочить из кресла, и убрал прибор, отключивший силовое поле кресла.

– Я заложник! – торопливо твердил Александр, стремясь закрепить успех. Если новые суперсолдаты понимают его речь, значит, с ними можно договориться! – Я нонкомбатант!

В том, что нападающие действительно являются суперсолдатами иностранного государства, Новодворский уже не сомневался. В отличие от его тюремщиков, эти были с прозрачными лицевыми щитками, и он хорошо видел полную идентичность их лиц. Абсолютные близнецы, все метр девяносто, кареглазые, с хвостом длинных чёрных волос, смуглые и скуластые. Вряд ли Мексика или Бразилия располагает настолько уникальными технологиями. Это секретный проект США!

Тем временем в руке у неизвестного солдата появился какой-то маленький прозрачный предмет, и он коротким движением ткнул им Новодворского в руку, заставляя вздрогнуть от страха. Александр почувствовал слабый укол в районе нижней плечевой артерии и увидел, как крохотная прозрачная ёмкость наполняется его кровью. Неизвестный солдат закончил взятие анализа и посмотрел на вспыхнувшие на поверхности прибора символы, изучая результат.

– Я гражданин России! Я Александр Новодворский, доктор наук! Я крупный учёный! – заторопился Новодворский. Если они взяли у него анализ крови, значит, пробивают по каким-то базам данных! Возможно, сверяют с личными делами преступников или террористов! Его параметров там быть не может, поэтому нужно как можно быстрее обрисовать ситуацию! – Свяжитесь с российским посольством или консульством, они подтвердят мою личность!

Неизвестный солдат не обратил на него ни малейшего внимания. Секунду он выжидающе смотрел на вспыхивающие на поверхности прибора символы, после чего убрал прибор и взялся за оружие. Угрожающего вида неизвестное орудие убийства качнулось в сторону лица Новодворского, и Александр с ужасом понял, что сейчас его убьют. Он истошно закричал, охваченный животным страхом, умоляя суперсолдат не убивать его, но клоны лишь безразлично смотрели на него лишёнными эмоций взглядами. Не имеющий отверстия ствол неизвестного оружия уставился Новодворскому в лицо, и сжавшийся в комок социолог зажмурился, закрывая лицо руками. В наступившей тишине почти неслышно прозвучал короткий окрик на неизвестном языке, пробившийся из-под солдатского гермошлема, и невидимый переводчик чётко произнёс:

– Отставить ликвидацию! Брать живым!

Последовала секундная пауза, и Александр решился открыть глаза. Клоны по-прежнему стояли на своих местах, но тот, что собирался его убить, опустил оружие.

– Следуйте за мной, – заявил суперсолдат, протягивая ему руку: – Вам ничего не угрожает, сектор безопасен. Вас ожидает эскадренный капитан. Там вы получите все необходимые объяснения.

Новодворскому помогли подняться и вывели из заваленного трупами обожжённого помещения. Его повели по столь же футуристическим коридорам, перемежающимся с боковыми ответвлениями и многочисленными лепестковыми дверьми. Все входы были распахнуты, всюду виднелись следы только что завершившегося боя: где-то лежали трупы атакующих и оборонявшихся, пол залит пятнами липкой бурой жидкости, на отполировано-молочных поверхностях стен жуткими контрастными ляпами прикипели ошмётки плоти с обрывками снаряжения, слабо дымились оплавленные дыры, поблескивали застывшим расплавом закопчённые вмятины, лениво стекали кровавые потёки. От этого ужасного зрелища Александра чуть не стошнило, и один из сопровождающих клонов прислонил к его плечу компактное устройство высокотехнологичного вида. Устройство полыхнуло неизвестными иероглифами, напомнившими Новодворскому письменность индейцев майя, и он вновь ощутил слабый укол. Состояние быстро улучшилось, рвотные спазмы отступили, угнетённая страхом психика пришла в норму, и процессия двинулась дальше.

Страх окончательно улетучился, и Александр с внимательным интересом разглядывал окружающую обстановку. Это не подводная лодка, однозначно. И не бункер на секретной военной базе США. Это вообще не США. На Земле нет таких технологий, за исключением фантастических блокбастеров. Он находится на секретном объекте инопланетян, как бы нереально это ни звучало. Его предположения полностью подтвердились уже через минуту, когда его привели в помещение, однозначно служившее шлюзом. Миновав его, Новодворский немедленно понял, что находится ни много ни мало на космическом корабле, посреди космоса. Обзорные экраны показывали за бортом космическое пространство, посреди звёздной россыпи которого чётко виднелась группа более крупных объектов, имеющая силуэты искусственного происхождения. Александра усадили в десантное кресло, и космический корабль пошёл на сближение с одним из них. Перемещение заняло не более пяти минут, и вскоре Новодворский наблюдал, как его судно осуществляет стыковку со звездолётом серьёзных размеров, окружённых парой десятков небольших юрких машин. Если пользоваться терминологией фантастических блокбастеров а-ля «Звёздные войны» и иже с ними, это должен быть линкор или крейсер в окружении истребителей.

– Прошу следовать за мной! – Прямо у дверей шлюза Александра встретил эскорт из нескольких меднокожих офицеров, темноглазых и черноволосых, с одинаково собранными в хвост длинными волосами. Однако на этот раз встречающие не были близнецами и не носили скафандров, будучи облачены в элегантную форму без сомнения военного покроя. – Вице-адмирал ожидает вас!

Его провели к межуровневому подъёмнику, и просторная прозрачная кабина бесшумно и неощутимо вознеслась вверх. Двери с тихим шорохом разошлись в стороны, и Новодворский с интересом огляделся. Этот корабль был многократно крупнее того, где его удерживали в плену, и окружающая обстановка выглядела ещё более футуристично. Стены из бирюзового полупрозрачного металла, гладкие, словно стекло, сочетающиеся с переборками из идеально отполированного непрозрачного металла, запредельно высокие технологии встроенного и навесного непонятного оборудования, светящиеся прямо в воздухе экраны, заполненные неизвестными символами и иероглифами, мебель чужеродного, но весьма оригинального дизайна и безукоризненная чистота. Даже воздух в корабельных коридорах чист, словно на загородной улице. Эскорт сопроводил Александра по коридору мимо затянутых в боевые скафандры вооружённых часовых, встречающихся через каждый десяток шагов, и подвёл к широким полукруглым дверям диаметром в полтора человеческих роста. За дверями оказалось очень крупное и тоже полукруглое помещение, заполненное множеством рабочих мест, светящихся экранами и занятых операторами. У дальней, ровной стены помещения находилось нечто вроде широкого балкона, с обеих сторон заканчивающегося спускающимися в зал лестницами. Посреди балкона имелось массивное тронообразное кресло, на котором восседал черноволосый с проседью человек в мундире. Напротив него, прямо в воздухе, светилась объёмная космическая карта текущего участка космоса. При появлении Новодворского высокопоставленный офицер поднялся из кресла и кивнул стоящему рядом военному, столь же меднокожему, темноглазому и черноволосому.

– Полковник, замените меня! – перевод его фразы прозвучал из небольшого утолщения на стоячем вороте мундира одного из сопровождающих Александра офицеров.

Высокопоставленный офицер спустился с балкона и встретил Новодворского у его подножия.

– Господин Александр Новодворский, добро пожаловать на капитанский мостик моего крейсера!

Офицер говорил на совершенно непонятном языке, синхронный перевод на безупречном русском звучал из такого же утолщения на вороте мундира, и говорящий специально произносил фразы тихо, чтобы не заглушать голос переводчика. Он назвал своё звание – вице-адмирал, и имя, по звучанию напомнившее Новодворскому ацтекское, но оказавшееся настолько длинным и сложным, что Александр не смог его разобрать, и продолжил представляться:

– Я командую особой эскадрой Великого Доминиона Цетеки, на борту флагманского корабля которой имею честь принимать вас! – Он жестом указал на лепестковую дверь, расположенную под капитанским мостиком: – Прошу! Это помещение для конфиденциальных переговоров, там я смогу ответить на ваши вопросы. Но сначала мои медики осмотрят ваше состояние. Это не долго.

Александр следом за вице-адмиралом вошёл в переговорную, оказавшуюся небольшим уютным помещением, укомплектованным высокотехнологичной мебелью всё столь же чужого, но позитивно оригинального дизайна. Он уселся в предложенное ему кресло, тут же скомпоновавшее спинку под особенности фигуры пользователя, и над ним принялись колдовать два специалиста, облачённые в комбинезоны бледно-голубого цвета с красными эмблемами в виде укрупнённого человеческого сердца с тщательно прорисованными предсердиями, клапанами и отходящими артериями.

– Насколько понимаю, – Новодворский решил, что дальше молчать непродуктивно, и более эффективным будет надавить на вице-адмирала. Уже понятно, что по каким-то неизвестным обстоятельствам он, Новодворский, оказался очень нужен и ценен для похитителей. Поэтому необходимо с первых же секунд общения недвусмысленно дать им понять, что он требует к себе подобающего отношения. – Я похищен представителями внеземной цивилизации. С какой целью и по какому праву? Требую объяснений!

– Одну минуту, – вице-адмирал перевёл взгляд на медиков и что-то спросил.

Перевода его слов не последовало, один из врачей что-то ответил, между ними состоялся короткий разговор, и оба медика покинули помещение. Вице-адмирал проводил их взглядом и кивком головы отослал прочь всех присутствующих, за исключением пары суперсолдат, оставшихся стоять у дверей с оружием в руках.

– Я должен был удостовериться, что с вашим здоровьем всё в порядке, – объяснил вице-адмирал, и его переводчик-синхронист начал картавить, подражая речи Новодворского. – Вы оказались в гуще боя, ваша психика получила травму и перенапряжение. Мои солдаты применили к вам индивидуальный медблок, его нанороботы восстановили ваше здоровье, но проверить было необходимо. – Он проследил взгляд Александра, невольно устремлённый на замерших у выхода суперсолдат, и уточнил: – Это ваши телохранители. Они будут охранять вас до тех пор, пока вы не окажетесь в столице, во дворце Владыки Тенока. Там вас обеспечат всем необходимым, как подобает претенденту.

– Один из них чуть не убил меня! – гневно заявил Новодворский. – Я требую других охранников!

– Это андроиды, – продолжал картавить переводчик-синхронист, – искусственно выращенные полимерные солдаты, управляемые искусственным интеллектом. Они выполняли приказ по уничтожению преступников. Как только ваша личность была установлена, вы стали самым ценным объектом во всей эскадре. Эти солдаты погибнут за вас, не задумываясь. Андроиды, в отличие от людей, не предают своих владельцев. Их невозможно перепрограммировать, все логические элементы закладываются в них на стадии производства. Можно создать нового, но не изменить программу уже произведённого. Эти двое получили приказ обеспечить вашу безопасность любой ценой. Вы можете быть совершенно спокойны за свою жизнь, Великий Доминион Цетеки это гарантирует!

– Почему ваш переводчик-синхронист передразнивает меня? – продолжал возмущаться Александр. – Я прекрасно слышал, что ранее он не картавил! Это издевательство! Как вы смеете!

– Перевод осуществляется стандартным устройством, – вице-адмирал коснулся утолщения на вороте своего мундира. – Это эвристический лингвистический речевой интерпретатор, в обиходе – лингвотрон, он работает в автоматическом режиме и подстраивается под произношение того, чью речь переводит. Этим достигается улучшенная чистота перевода. Во дворце вы сможете дать указания инженерной службе, она настроит ваш персональный лингвотрон согласно вашему желанию. Кроме того, к вашим услугам будут гипнограммы со всеми основными языками Империи, если пожелаете. Позволите ли вы мне ввести вас в курс дела и объяснить цель вашего появления в Галактике Теутио Тик*Аль?

– Где?.. – От неожиданности Новодворский осёкся. – Вы хотите сказать, что увезли меня в другую галактику?! Мне необходимо связаться с отцом! У меня масса серьёзной научной работы! Меня будет искать правительство, я крупный учёный!

– Это невозможно, – вице-адмирал был исключительно вежлив. – Представители одного из преступных синдикатов, из кровавых когтей которых вас вырвала моя эскадра, выкрали вас с родной планеты посредством межгалактического портала, имеющего необратимые последствия для похищенного. Если вы попадёте обратно на родную планету, то немедленно погибнете. Такова цена.

– Что?! – опешил Александр. – Как?! По какому праву?! – Он задохнулся, чувствуя, как его охватывает паника, но в следующую секунду в крови потеплело, и душевное равновесие вернулось.

– Я объясню, – к вежливости вице-адмирала прибавились успокаивающие нотки. – Мы охотились за вашими похитителями несколько суток, ресурс наших гиперприводов полностью исчерпан, и нам потребуется ещё порядка получаса, прежде чем эскадра сможет совершить прыжок к столице. За это время я коротко расскажу вам основные моменты. Владыка Тенок, властитель Великого Доминиона Цетеки, объяснит всё остальное.

Эскадренный капитан скосил глаза на какой-то экран с иероглифической вязью, вспыхнувший в воздухе неподалёку от его правого подлокотника, и добавил:

– Ваша психика в норме. Противопоказаний нет. Я могу начинать?

– Я слушаю. – Новодворский постарался выглядеть как можно более уравновешенно. Если бы не чудо-медицина инопланетян, ему вряд ли удалось справиться с паникой. Но даже сейчас ощущение уязвимости и полнейшего непонимания происходящего выбивало почву у него из-под ног.

– Портал, через который вы попали в нашу Галактику, создаётся гигантским устройством, созданным высшими силами, – вице-адмирал коснулся светосенсора, и в воздухе перед Александром возникло объёмное изображение громадного выпукло-вогнутого куба неправильный формы величиной с планету, идущего по орбите вокруг одинокого красного карлика. – Это оно. Мы называем его «Экстервит», что на одном из мёртвых языков означает «Уничтожитель Жизни». Основное назначение устройства – уничтожать разумную жизнь в подвергшейся удару солнечной системе, при этом сберегая всё остальное, включая флору, фауну и материальные ценности любого рода. Сейчас вы увидите одну из старых записей, демонстрирующую Экстервит в действии. Такого в Империи не случалось более семисот лет, так что качество не самое лучшее.

Изображение планеты-куба сменилось изображением некой солнечной системы с обильной космической инфраструктурой и оживлёнными межпланетными перевозками. Кадры населённых гуманоидными существами космических станций сменялись видом обитаемой планеты с высоты птичьего полёта. Изображаемая цивилизация, без сомнения, имела высокий уровень развития и высокую численность населения, что подтверждали кадры массовых скоплений граждан в грандиозных мегаполисах и густых потоков летательных аппаратов в небе над ними.

Объёмный экран разделился надвое, на одном появилось изображение планеты-куба, на другом продолжали сменять друг друга видеоряды с разных участков целевой солнечной системы. Кривая поверхность выпукло-вогнутого куба засветилась коричневыми сполохами, сливающимися с мощными кривыми разрядами такого же цвета, и на втором экране крупным планом возникло тамошнее солнце. Вокруг звезды словно появился её же призрак, и изображение рывком отдалилось на максимально возможное расстояние. Едва заметный отсюда призрачный дубль звезды внезапно вспучило, и он лопнул, заливая призрачным потоком всю солнечную систему целиком. На другом экране гуманоиды рассыпались в прах, их одежды падали наземь пыльными кульками, и над мегаполисами шёл жуткий зловещий снегопад из летательных аппаратов, в медленном безвольном кувыркании плавно опускающихся на поверхность. Города, поселения и космические станции превратились в свалки из беспорядочно осевшей техники и миллиардов комплектов набитых пылью одежд, межпланетные транспортные потоки стали россыпями мёртвых судов, беспорядочно дрейфующих в черноте космического пространства. Захлестнувший солнечную систему призрачный океан начал медленно отступать, втягиваясь в тело звезды.

– Спустя полторы минуты атакованная Экстервитом система готова к заселению, – подытожил вице-адмирал. – Она достаётся достойному, согласно воле Императора.

– Это… чудовищно… – потрясённо прошептал Новодворский.

– Не спорю, – согласился эскадренный капитан. – Но такова плата за безопасность и существование Вечной Империи Тихуакан! Именно радиус действия Экстервита определяет её границы. Повелевать Экстервитом может лишь одно разумное существо – Император, и согласно воле высших сил, он должен быть не из Галактики Теутио Тик*Аль. Поэтому Экстервит открывает порталы в иные галактики, и поэтому вы оказались здесь. Вы – претендент на трон, господин Александр Новодворский. И вскоре станете Императором. Великий Доминион Цетеки гарантирует это! Мы доставим вас к трону, несмотря на любые происки конкурентов!

– Я претендент на трон? – На секунду Александр опешил. Мысли помчались сплошным потоком, в котором слова вице-адмирала перемежались с ироничными насмешками тюремщиков, и Новодворский спросил первое, что пришло в голову: – И много у меня конкурентов?

– По нашим подсчётам, на текущий момент их осталось одиннадцать, – ответил вице-адмирал и тут же поспешил уточнить: – Но пусть это вас не беспокоит! Вы первый в очереди на престол, и вы на него взойдёте, клянусь жизнью!

– Я первый? – переспросил Новодворский, лихорадочно обдумывая стратегию дальнейшего поведения и перечень действий, которые необходимо предпринять в первую очередь. – Почему?

– Согласно закону недавно усопшего Императора Ксиухкоатля, вашего предшественника, право выдвигать претендента на трон имеют только четыре объединения имперских цивилизаций. Если пожелаете, вы можете изменить этот закон, после того как взойдёте на престол, но до того он остаётся в силе. Среди данных объединённых цивилизаций, именующихся Великими Доминионами, установлена очерёдность возведения на трон своих претендентов. За один раз можно представить только одного претендента. Первым в очереди на трон стоял претендент от бывшего Императорского, а ныне Великого Доминиона Ица-Уэрги. Но Экстервит не признал его достойным. Вторым в очереди находится наш Доминион – Великий Доминион Цетеки! Третьим – Великий Доминион Чиалори, четвертым – Великий Доминион Мезтеки. Таким образом, мы следующие, кто приведёт к трону своего претендента! И мы почтём за честь возвести на престол вас, скромно уповая на то, что вы дадите нам возможность оказывать вам посильную помощь в управлении…

Двери переговорной комнаты распахнулись, и внутрь вбежал один из флотских офицеров.

– Зафиксировано формирование области выхода из гиперпространства в непосредственной близости от эскадры! – Лингвотрон вице-адмирала перевёл его доклад. – Невозможно отследить принадлежность прибывающих кораблей, они шли в режиме максимальной скрытности!

– Я вынужден оставить вас ненадолго, – вице-адмирал торопливо поднялся. – Возникли служебные обстоятельства, мне необходимо дать указания эскадре. Прошу вас оставаться здесь, сейчас вам доставят лёгкий завтрак…

Флагманский крейсер тряхнуло так, что всех присутствующих расшвыряло по сторонам, словно кегли. Новодворский едва не вылетел из кресла, в последнюю секунду упёршись в незримо вспыхнувшее вокруг силовое поле, и от резкой встряски прикусил язык на полуслове. Он глухо взвыл от боли, чувствуя растекающуюся во рту кровь, и от всплеска активности медицинских нанороботов внутри снова потеплело. Вскочивший на ноги офицер бросился к вице-адмиралу, помогая ему подняться, и оба выбежали в распахнувшиеся двери. Стальные лепестки немедленно сомкнулись за ними, и боевые андроиды с оружием наизготовку заняли позиции по обе стороны от Александра. Корабль тряхнуло вновь, подбрасывая словно мячик, и пол с потолком поменялись местами. Силовое поле не позволило Новодворскому упасть, андроиды рухнули вниз, но извернулись в воздухе, приземляясь на ноги, и немедленно приготовились к бою. Крейсер тряхнуло в третий раз, сильнее прежнего, и перевернуло на бок, из-за чего кресло Александра оказалось стоящим на вертикальной стене. Откуда-то снаружи пришёл гулкий звук взрыва, и Новодворского начало накрывать приступом страха. Следом за первым взрывом раздалась целая серия других, и спустя секунду он услышал звуки жестокого боя, доносящиеся из-за двери. Боевые андроиды рывком рассредоточились, скрываясь за осыпавшимися предметами обстановки, и в следующую секунду входная дверь с грохотом исчезла во вспышке взрыва. Во все стороны ударил фонтан расплавленных обломков, защитное поле не выдержало, и в плечо Новодворскому вонзился зазубренный осколок. Александр закричал от боли и ужаса, выпадая из кресла, и рухнул вниз, вбивая торчащий из-под ключицы осколок ещё глубже. От болевого шока потемнело в глазах, и жжения в крови уже не хватало для подавления страданий. Андроиды открыли огонь, встречая потоками сверхскоростных зарядов врывающихся внутрь врагов, но в считаные секунды оказались изрешечены лавиной ответных выстрелов.

– Я претендент на трон!!! – завопил Новодворский, при виде вражеских солдат забывая о прокушенном языке и пробившем плоть осколке. – Я будущий Император!!!

Ворвавшиеся в расстрелянное помещение солдаты лицами ничем не отличались от его андроидов, и он понял, что ещё не всё потеряно. Ближайший из врагов извлёк откуда-то знакомый прибор для взятия анализа крови, и Александр через боль придал своему голосу властные нотки:

– Я будущий Император! Проверьте и убедитесь! Мне срочно нужна медицинская помощь!

Вражеский андроид ткнул прибором ему в вену, взял анализ крови и секунду ждал результата. На поверхности прибора вспыхнул ряд иероглифов, и он удовлетворённо кивнул.

– Убедились?! – Новодворский едва не взвыл от боли и гнева. – Врача мне! Немедленно!!!

Андроид аккуратно убрал анализатор, поднял оружие и выстрелил ему в лоб, разнося голову в мелкую кашицу, брызнувшую на пол дымящимися каплями.

Глава шестая

Пространство Великого Доминиона Цетеки, столичная планета Тайтлан, отдельный сектор высшей степени безопасности правительственного комплекса.


Руководители силовых ведомств собрались менее чем за двадцать минут, и начальник контрразведки поспешил доложить Владыке Теноку о ходе идущего расследования. Посреди совещательного кабинета зажгли объёмную схему подвергшегося атаке здания с конференц-залом, и в зависимости от хода доклада те или иные её элементы озарялись подсветкой.

– Взрыв был отвлекающим манёвром, – генерал продолжал объяснения скорбным тоном. – Мы срочно восстанавливаем картину произошедшего, но уже сейчас удалось определить, что в систему борьбы с катастрофами вместо кислорода было закачано взрывчатое вещество большой мощности. Вражеских агентов было несколько, предположительно, большинство из них использовались противником втёмную. Эти агенты присутствовали в конференц-зале под видом репортёров и погибли вместе с остальными. Их кибернетические операторы были изготовлены из специальных веществ. По отдельности каждое из них безвредно, и при досмотре ничто не вызвало подозрений. Процесс объединения данных веществ в опасные компоненты начался уже в зале. За десять минут внутри кибероператоров сложились элементы взрывного устройства, которые были объединены воедино в момент разрушения видеоаппаратуры и таким способом приведены в действие. Получившаяся бомба не имела убойной силы, но вызвала ослепляющую вспышку и ядовитое задымление, спровоцировав автоматическое срабатывание системы борьбы с катастрофами. Система не обнаружила открытого огня и начала откачку заражённого воздуха с одновременной закачкой чистого. Но вместо чистого воздуха в помещение под высоким давлением подали термобарическую смесь, и один из объединённых в бомбу элементов вызвал её поджог. Термобарическое воздействие имело высокую мощность и вызвало частичное обрушение пола и потолка. Охрана немедленно начала эвакуацию первых лиц, но, как оказалось, вражеский агент был среди тех, кто проводил эвакуацию претендента. Мы подозреваем, что это был Чунта, принявший внешний вид одного из телохранителей. Тело убитого им охранника найдено в уборной, что свидетельствует о том, что убийца рассчитал все свои действия с точностью до секунды и успел занять место телохранителя до взрыва и до того, как кто-либо обнаружил труп. Таким способом он обеспечил себе возможность оказаться рядом с претендентом одним из первых в тот момент, когда атакованный конференц-зал был заполнен дымом и началось обрушение. Убийца был оснащён соответствующим оборудованием, он отключил силовое поле претендента, сделал ему мгновенную инъекцию яда и снова включил поле. Повторюсь: всё произошло за секунду, прямо в конференц-зале, в дыму, посреди камнепада. Потом претендента вынесли оттуда и сразу доставили к мобильному телепортатору, но здесь, в бункере, он оказался мёртвым. Схватить убийцу пока не удалось, мы уверены, у него оказались заготовлены несколько вариантов отступления, но мы идём по следу. Нет сомнений, что у него имеются сообщники как минимум среди сотрудников административных служб. В данный момент мы проводим тщательное расследование, но уже сейчас ясно, что это не дело рук всего лишь ловкого наёмного убийцы, обладающего первоклассной подготовкой. Подобная операция по силам лишь спецслужбам мощной цивилизации либо крупного объединения таковых. В её подготовке была задействована широкая сеть агентов, крупные финансовые вливания и сложнейшие технические действия. В кратчайшие сроки подготовить и осуществить операцию таких масштабов способна далеко не каждая цивилизация.

– Иными словами, – мрачно подвёл итог Владыка Тенок, – это дело рук конкурентов. – Он посмотрел на начальника контрразведки: – Это бывший Императорский Доминион? Или?

– Не исключено, – вступил в разговор начальник службы внешней разведки. – Пока у нас нет никаких доказательств, что за убийством претендента стоят именно они, но теперь мы точно знаем, что РЭБ-эскадра, не позволившая нам вовремя доставить претендента к трону в день Мишкоатли, принадлежала Ица-Уэргам. Это подтверждают свежие агентурные данные.

– Владыка Золин обрёл нового претендента и пытается любой ценой посадить его на трон? – Тенок угрожающе скривился. – Для этого ему придётся перебить всех старых претендентов, которых осталось ещё двое. Похоже, он совсем не боится обломать зубы! – Владыка обвёл силовиков мрачным взглядом: – Что насчёт остальных?

– Мы не можем никого исключать, – повторил начальник службы внешней разведки. – Любой из Великих Доминионов в той или иной мере заинтересован в том, чтобы мы утратили претендента. С этой точки зрения первый в списке Великий Доминион Чиалори. Именно их претендент является следующим в очереди на трон после нашего.

– Это ничего им не даст, – заявил Владыка Тенок. – Наш претендент убит, но мы только что обрели нового, через двадцать минут он будет здесь. Бывший Императорский Доминион привёл к подножию Мишкоатли своего претендента согласно закону усопшего Императора. Все попытались его нарушить, но так или иначе это не получилось, и закон был соблюдён. Теперь мы будем настаивать на продолжении соблюдения законности. Надавим на Регентский Совет, это стадо развратных пьянчуг, не имеющее ни малейшего понятия об управлении детской песочницей, не то что Империей, уже в ужасе хватается за головы. Они являются гарантом соблюдения закона, и они его прогарантируют, никуда не денутся. – Тенок перевёл взгляд на министра внешних сношений: – Нужно заручиться поддержкой хотя бы одного из Великих Доминионов.

– Я ожидаю, что с этим возникнут проблемы, – министр внешних сношений многозначительно нахмурился. – Закон усопшего Императора можно истолковать двояко. В законе очередь на престол прописана поимённо и в следующей же формулировке уже не поимённо, а согласно списку Доминионов. Бывший Императорский Доминион потерял главного претендента волею Экстервита и в любом случае перемещается в конец очереди, сколько бы претендентов ни обрёл благодаря своему влиянию на имперский флот или министерство полиции. Но остальные участники Большой Тройки будут требовать соблюдения закона в части, касающейся поимённой очереди. Наш основной претендент погиб, и Великий Доминион Чиалори первым заявит, что право приведения претендента к основанию Мишкоатли отныне принадлежит ему. Мы оспорим эту претензию, всё быстро зайдёт в тупик, и решение о трактовке закона будет принимать Регентский Совет. И Чиалори тоже предпримут всё для оказания давления на Регентов.

– С тех пор, как Ловчая Сеть забрала себе жизни всех императорских отпрысков от Чиалори, за исключением Атля, влияние Великого Доминиона Чиалори на Регентский Совет мизерно! – отрезал Владыка Тенок. – Фактически его нет, потому что Атль протеже Владыки Золина и полностью ему лоялен. За доказательствами далеко ходить не надо, обстоятельства обретения Золином нового претендента всем хорошо известны. Великий Доминион Чиалори прекрасно это понимает. Недаром последние двадцать лет они предпочитали решать свои вопросы через нас или через Золина. У нас же в Регентском Совете достаточно подконтрольных заседателей. При трактовке спорных положений закона они примут нашу сторону. Мы заранее позаботимся…

Объёмный экран системы связи вспыхнул индикацией защищённой линии максимальной надёжности, прерывая Владыку Тенока на полуслове, и возникший на экране помощник срывающимся голосом сообщил:

– Экстренная ситуация! Только что получен сигнал бедствия от особой эскадры! Они атакованы неизвестным противником! Флот уже поднят по тревоге!

– Все силы туда! – Тенок едва не сорвался на крик. – Немедленно!

Но было уже поздно. Войска прибыли к месту нападения в кратчайшие сроки, но обнаружили лишь изувеченные остатки кораблей. Несколько часов более тысячи экспертов изучали место событий, после чего заседание руководителей спецслужб было собрано повторно.

– Особая эскадра уничтожена, выживших нет, новый претендент убит, – начальник следственной команды сделал короткий доклад. – Обезглавленное тело претендента было найдено на борту флагманского крейсера, генетическая экспертиза подтвердила его происхождение. Мы уверены, что тело оставили там специально, чтобы у нас не возникло сомнений в его смерти. Особую эскадру выслеживали заранее, её атаковали брандерами с мощнейшими зарядами на борту. От флагмана осталось меньше половины корпуса, остальные корабли пострадали ещё сильнее. Нападающие вывели брандеры из гипера в непосредственной близости от эскадры, никто не успел среагировать. Брандеров было не меньше трёх десятков, их хватило на каждый крупный корабль особой эскадры. Одновременно с этим с другой стороны от эскадры высадился ещё один флот противника, он уничтожил всех, кто не погиб в результате подрыва флотилии брандеров.

– Кто это сделал? – оборвал докладчика Владыка Тенок.

– Нападающие перебили всех и уничтожили всё, что только могло определить или зафиксировать их принадлежность, – ответил эксперт. – Нападение было тщательно спланировано, именно таких результатов они добивались изначально. Противник не оставил никаких следов, кроме одного.

Начальник следственной команды вывел на сферу главного экрана изображение, густо подёрнутое помехами и постоянно прерывающееся сбоями записывающей аппаратуры. Понять, что происходит на экране, можно было сугубо приблизительно. Похоже, запись велась с пола, кем-то, лежащим в неудобной позе. Почти весь обзор загораживали обломки разнообразного оборудования, совсем рядом что-то горело, в кадре виднелся изуродованный труп флотского офицера. Изображение покрылось рябью, и спустя секунду в ворохе помех быстро промелькнули несколько боевых андроидов в стандартных боевых скафандрах с оружием наизготовку. Видеоряд на этом прекратился, и эксперт повторил воспроизведение в замедленном режиме.

– Это всё, что нам удалось извлечь из телеметрии одного из десантников особой эскадры, защищавшего вице-адмирала, – сообщил он, и изображение замерло, демонстрируя самый край спины одного из врагов, едва заметный в кадре. – Увеличиваю!

Небольшой участок боевого скафандра, едва попавший в кадр, увеличился во всю сферу экрана, расплываясь мутным пятном, и эксперт продолжил:

– Вот что мы получили после обработки! – Мутное пятно прогнали через серию фильтров, и расплывчатое нечто быстро приняло форму правого спинного сегмента боевого экзокомплекта. В его центре отчётливо виднелась небольшая эмблема в виде раскалывающегося надвое черепа, пронзённого плазменным клинком сверху вниз.

– «Мизантропы», – лицо начальника контрразведки исказила злобная гримаса. – Элитное подразделение андроидов Сил Специальных Операций Великого Доминиона Чиалори. Считается полностью утилизированным десять лет назад по причине чрезмерной жестокости заложенного в бойцов искусственного интеллекта.

– Значит, Владыка Ксипил решил расчистить себе путь к трону таким способом, – медленно процедил Владыка Тенок. – Лишить нас всех претендентов и статуса Великого Доминиона. – Он пару секунд молчал, играя желваками. – Мы принимаем вызов! Засекретить результаты расследования, пусть Ксипил считает, что это сошло ему с рук. Искать нового претендента! Из двадцати трёх таковых неизвестна судьба девятерых. Найдите хотя бы одного! – Тенок окинул непримиримым взглядом собравшихся силовиков и закончил: – К завтрашнему полудню жду ваших предложений относительно нанесения ответного удара!

* * *

– Ещё раз попробуешь сбежать – мозги вышибу! – мощный квадратный карлик угрожающе надвинулся на Вячеслава. – Если мы не получим за тебя деньги, так пусть никто не получит!

– Только попробуй тронуть меня хоть пальцем! – Вячеслав пытался не показать охватившего его страха, но это получалось совершенно неубедительно. – Когда стану Императором, то посажу вас на всю жизнь! В камере умрёте, от старости!

– Сначала стань! – Мезлин коротким ударом в солнечное сплетение уронил его на колени, оказываясь лицом к лицу: – Мы к тому моменту будем далеко и с деньгами! Там, где нас не достанешь ни ты, ни это бесово дерьмо, прозванное Экстервитом! – Карлик выхватил лазерный нож и со злобной рожей поднёс его к глазу Вячеслава: – Может, глаз тебе выколоть?! Чтобы убегать было сложнее! Взойдёшь на трон – вставишь имплантат!

– Не надо… – выдавил из себя Вячеслав, хватая ртом воздух. Он инстинктивно отшатнулся от едва не упирающегося в глаз здоровенного ножа и попытался отшагнуть назад прямо стоя на коленях, но упёрся пятками в корабельную переборку. – Я понял… Не буду убегать…

Дыхание восстанавливалось медленно, и он упёрся руками в пол. Послышались приближающиеся шаги, и рядом зазвучал голос Ночтли:

– Мезлин, сколько раз говорить: или бей, или пугай! Не надо и того и другого сразу! Он совсем ещё сопляк, вот и хорохорится! Немного обвыкнется и поумнеет!

– Уже обвыкся! – зло заявил квадратный карлик, убирая нож. – Второй раз чуть не сбежал! Я выловил его в ангаре, в пяти метрах от корабля! Едва успел! Ещё десяток-другой шагов, и его точно заметил бы кто-нибудь из докеров! Давай ампутируем ему ступню! Так он точно не убежит!

– Ты уверен, что без ступни он будет стоить столько же? – возразил Ночтли. Мезлин насупился в ответ, и он многозначительно шевельнул бровями: – Вот и я не уверен! Дай, я с ним поговорю, попробую договориться по-хорошему. В последний раз!

– Как хочешь! – Мезлин убрал лазерный нож. – Меня он уже достал, так что возись с ним сам! Я на встречу с посредником, вернусь через полчаса. Если потребуется выйти со мной на связь, устанавливайте соединение максимальной степени защиты, чтобы по звонку нельзя было отследить наш корабль. Иначе нам заблокируют выход из ангара!

– Понятно, – кивнул Ночтли. – Ты там осторожнее! Гляди в оба!

Мезлин бросил на Вячеслава злой взгляд, недовольно пробурчал что-то себе под нос и направился прочь из каюты, служившей пленнику одновременно жильём и тюремной камерой. Дверные створы сомкнулись за его спиной, и Ночтли уселся на пол рядом с Вячеславом.

– Послушай, Славик, – он устало вздохнул, – давай договоримся. Ты не будешь убегать, а мы не будем запирать тебя в каюте. Пойми, наконец, мы не желаем тебе зла. Мы просто хотим получить свои пятьдесят миллионов и убраться из Империи куда-нибудь подальше, туда, где можно будет спокойно встретить старость. Но если ты убежишь, мы не получим ничего, кроме выстрела в голову. Нас ищут и искать не перестанут. Рано или поздно Большая Тройка нас настигнет, и даже если они поверят в то, что ты убежал, нас всё равно казнят за нарушение закона Ксиухкоатля.

– Сами виноваты, – хрипло ответил Вячеслав и прокашлялся. – Нечего было меня похищать!

– Кто не рискует – тот не выигрывает, – Ночтли философски пожал плечами. – А этот выигрыш стоит риска! Пятьдесят миллионов Иче – на эти деньги можно дважды целиком купить всю твою примитивную цивилизацию. Ты ведь не пещерный дикарь, должен понимать размер ставок! Мы не хотим умирать, но твой побег для нас равнозначен смертельному приговору. Поэтому мы убьём тебя, если ты убежишь. Потому что твой побег автоматически убьёт нас. Не хотелось так поступать, но придётся надеть на тебя тюремный ошейник.

– В случае чего он взорвётся и оторвёт мне голову? – дыхание восстановилось, и Вячеслав криво ухмыльнулся. – Как в киношных страшилках?

– Я не разбираюсь в вашем искусстве, никогда его не видел, – ответил Ночтли без тени иронии. – И мне глубоко наплевать и на него, и на всю вашу отсталую планету. Но ошейник действительно тебя убьёт, если убежишь далеко от корабля или если недалеко, но спрячешься так, что его взрыватель потеряет возможность обмениваться сигналами с кораблём. Не хотелось цеплять на тебя эту дрянь, всё-таки постоянное электромагнитное излучение рядом с мозгом, кто знает, как чужеродный мозг отреагирует на нашу технику. Вдруг разовьётся опухоль или случится кровоизлияние. К тому же ошейник больно бьёт током в качестве предупреждения или если заглючит от чего-нибудь. Например, от близкого РЭБ-удара. А его обязательно будут наносить, если начнётся погоня. А мы не знаем, как поведёт себя твой организм под шоковым воздействием. Мы не хотим твоей смерти. Мы просто хотим тебя выгодно продать. Почему бы тебе не пойти нам навстречу? Мы получим деньги, ты – Империю, чтоб её Ххззуты сожрали! Чем этот обмен тебя не устраивает?!

– Тем, что мне нафиг не нужна ваша Империя, – буркнул Вячеслав. – Я хочу вернуться домой!

– Мы же тебе объясняли, – терпеливо вздохнул Ночтли. – Это невозможно. Претендент, прошедший через Ловчую Сеть, с той секунды принадлежит Экстервиту. Такова воля господня. Если тебя затащить в портал, ты умрёшь. Есть мнение, что Император, взойдя на трон, освобождается от этого запрета, так как отныне он хозяин Экстервита, а не наоборот, но на деле этого никто не подтверждал. Потому что ещё ни один Император не отказывался от трона. Если хочешь – можешь стать первым, кто это попробует. Только сначала тебе придётся взойти на престол. Как видишь, наши с тобой цели совпадают. Может, лучше поможешь нам, вместо того чтобы усложнять?

– Так что же вы тогда резину тянете? – со злой иронией огрызнулся Вячеслав. – Почему я до сих пор не восседаю на золотом троне?

– Откуда ты знаешь, что трон из золота? – в голосе Ночтли мелькнула озадаченность. – Ты залез в базу данных корабля? Как ты сумел? Ты же не знаешь языка! Ты заучил последовательность иероглифов, когда подглядывал за нами?

– Я запомнил сочетание светосенсоров, – признался Вячеслав. – На глаз. Ты постоянно запускаешь телевизор или что это такое… то, что показывает новости. Вообще я надеялся понять, как открывается выходной люк, и пытался сделать это по ночам, когда вы спите в своих каютах. Но получилось только включить новости. Ваших иероглифов я не понимаю, но в новостях показывали какой-то огромный роскошный зал, со здоровенным постаментом в виде ацтекской ступенчатой пирамиды, на вершине которой стоял такой же здоровенный трон из золота. Какой-то негритос с невероятно опухшим ЧСВ шёл вверх по лестнице. Он добрался до трона, развернулся к большой толпе у подножия, посмотрел на всех, как на дерьмо, и с рожей самого главного в мире уселся на трон. Потом его скрючило и сбросило вниз. Он скатился по ступеням до самого пола и оказался мёртв. Потом эту запись повторили ещё дважды. Это и был ваш «усопший Император»?

– Нет, Император к тому времени уже умер, – Ночтли с удивлением смотрел на Вячеслава. – Это была запись восхождения на трон первого претендента, оказавшегося недостойным. Трон низверг его и отнял жизнь за то, что недостойный посмел ступить на Мишкоатли. С тех пор трон пустует…

– Не понял! – Вячеслав насторожился. – За что трон его убил? Он наступил ногой куда-то не туда?

– Славик, что такое ЧСВ? – взгляд Ночтли стал предельно серьёзен. – Лингвотрон не может перевести это слово. Такого обычно не случается!

– Чувство Собственного Величия, – усмехнулся Вячеслав. – Иногда это ещё называют кучей кривых понтов. В общем, это когда какой-нибудь чел строит из себя в стопицот раз больше, чем является на самом деле. У нас в интернете таких персонажей одиннадцать из каждых десяти. И в реале ненамного меньше. Ты не уходи от ответа! За что трон убил негритоса? Куда он там наступил?

– Он оказался недостойным, – пожал плечами Ночтли. – Мишкоатли – это «Дорога Мёртвых». Так называются ступени, ведущие к трону по пьедесталу. Ступить на них может только претендент. Любого другого трон убьёт мгновенно. Но последнюю проверку претендент проходит тогда, когда усаживает на трон свою драгоценную императорскую задницу! Если она чем-то не угодит трону, последует то, что ты видел на той записи.

– Офигеть! – Вячеслав схватился рукой за голову. – И как понять, достоин я или нет?

– Никак, – Ночтли тяжело вздохнул. Обсуждения этого нюанса он очень хотел избежать, но претендент оказался слишком сообразителен для примитивного дикаря. То-то же он сумел-таки открыть входной люк и едва не сбежал. – Кроме трона этого не определить никому. Иначе к подножию Мишкоатли приводили бы только достойных. Учёные считают, что это зависит от генетики. Например, у претендентов со светлыми глазами шансов оказаться недостойными больше, чем у темноглазых, хотя само по себе это не гарантия. Ты не переживай, у тебя глаза вообще чёрные, гораздо темнее, чем в нашей Галактике. Такие претенденты ещё ни разу не оказывались недостойными. Процент недостойных вообще очень мал, за всю историю Империи он не превышает пяти целых и двадцати пяти сотых.

– Да на фиг мне это нужно! – опешил Вячеслав. – Я не хочу выяснять, убьёт меня какой-то золотой стул или нет! Я не согласен! Я отказываюсь быть претендентом!

– Славик, давай так, – Ночтли терпеливо вздохнул. – Мы не потащим тебя к трону, дотуда простому смертному живым не дойти. Мы просто обменяем тебя покупателю на деньги, и уберёмся из Империи подобру-поздорову. После этого ты сможешь поступать так, как сочтёшь нужным. Хочешь отказаться от престола – отказывайся. Я, честно, понятия не имею, можно ли посадить претендента на престол силой. Такого ещё никогда не было. Короче, делай, что хочешь, только потом, ладно? Дай нам заработать денег и спокойно исчезнуть. Что тебе стоит? Ты теперь будешь жить вечно! Претенденты не умирают. Они взрослеют, но не дряхлеют. Их можно убить, но Великие Доминионы берегут своих претендентов как зеницу ока! А Император во дворце и вовсе неуязвим!

– Как же тогда ваш Император умер? – съязвил Вячеслав. – Если он вечный и неуязвимый?

– Понятия не имею, – совершенно серьёзно ответил Ночтли. – Имперская академия наук сейчас ломает над этим головы. Тебе не всё ли равно? Он прожил тысячу лет и один день. В пять раз дольше любого Регента, а они самые большие долгожители. Так что тысяча лет у тебя точно есть!

– И долго ещё вы собираетесь меня обменивать? – Вячеслав продолжал упрямиться. – Чего вы ждёте, если всё так просто? Или ты чего-то недоговариваешь?

– Никто не сказал, что всё просто, – парировал Ночтли. – Формально, у каждого Великого Доминиона уже имеется официально зарегистрированный в очереди на трон претендент. Поэтому все они заинтересованы избавиться от лишней конкуренции. Но неформально те или иные политические силы могут быть заинтересованы в новом претенденте. Например, бывший Императорский Доминион потерял статус в тот момент, когда их черномазый претендент кувыркался вниз по Мишкоатли.

– Так что же вы не связались с ними? – вновь съязвил Вячеслав. – Никак не найдёте номер их пресс-службы?

– Мы хотим получить деньги, а не заряд из ускорителя частиц в лоб, – усмехнулся Ночтли. – С нами они разговаривать не станут, пришлют флот, отберут тебя, остальных убьют. Так они, кстати, и поступили. Флот герцог-адмирала Атля, лучший в Империи, пошёл по следу таких же ловчих, как мы, и уничтожил на своём пути две космические базы со всеми обитателями. Одновременно с этим Большая Тройка разослала везде свои эскадры, которые тоже выслеживали ловчих и убивали их вместе с претендентами, чтобы не позволить пролетевшему со статусом Императорскому Доминиону вернуть себе этот самый статус. Заявить о себе в такое время означало подписать собственный смертный приговор! В итоге военные ловчих нашли, арестовали и отдали под суд. Теперь их казнят по обвинению в убийствах и космическом пиратстве. Претендента забрали бесплатно. Теперь он официально объявлен претендентом на трон от бывшего Императорского Доминиона. Но тем, кто его вытащил из портала, уже всё равно. Поэтому мы не спешим.

– Сколько ещё вы собираетесь держать меня в камере? – Вячеслав недовольно насупился.

– Получить за тебя деньги как можно быстрее – это в наших интересах, – Ночтли покачал головой. – Но, чтобы не попасть на собственную казнь, нужно быть осторожными. У нас есть связи с определёнными людьми, которые оказывают посреднические услуги. К сожалению, их штаб-квартиру разгромила эскадра Большой Тройки, когда пыталась уничтожить незаконных претендентов. Мы пытаемся восстановить с ними связь по другим каналам, но на это требуется время. И мы не держим тебя в камере! У тебя хорошая каюта, со всеми удобствами, не хуже, чем у любого из нас!

– Тогда перестаньте меня запирать! – потребовал Вячеслав. – И дайте мне лингвотрон! Я хочу смотреть новости и всё остальное, что можно смотреть. Если мне действительно невозможно вернуться домой, хотелось бы понимать, как у вас всё устроено. Мне теперь здесь жить!

– Хорошо, – согласился Ночтли. – Давай договоримся! Мы больше не запираем тебя в каюте и выдаём лингвотрон. А ты обещаешь не совершать побегов и не покидать корабля. Ты не похож на уроженца нашей Галактики, разве только на странного и неприятного уродца. У тебя кожа бледная и волосы на лице растут! Вблизи любой поймёт, что ты не из Империи или бракованный андроид, сбежавший с утилизационной фабрики. На тебя сразу же заявят в полицию, за помощь в поимке шпионов, нелегалов из Хаоса и беглых андроидов полагается неплохое вознаграждение. А если догадаются, что ты претендент, то или убьют, чтобы продать труп Большой Тройке за смешную награду, или похитят, чтобы продать посредникам. Нас такие варианты не устраивают. Поэтому ты добровольно соглашаешься на тюремный ошейник. Пока корабль в космосе, ходишь без него. Как только приземляемся на планету или станцию, надеваешь. Устраивает?

– Я должен подумать! – заявил Вячеслав. – Сначала я хочу получить лингвотрон и доступ в сеть!

– Сначала ты должен согласиться, – отрезал Ночтли, поднимаясь на ноги. – Или сиди в каюте, как раньше.

– Ладно, – неохотно сдался Вячеслав. – Я согласен. Где этот ваш ошейник? Долго мне его таскать?

– Ошейник тебе выдаст Мезлин, когда вернётся. Мы планируем пробыть на этой станции ещё двое суток. Вчера все информационные агентства Империи сообщили о террористическом акте, устроенном неизвестными прямо на пресс-конференции главного претендента на трон от Великого Доминиона Цетеки. Кто-то очень основательно подошёл к делу, от конференц-зала остались одни головешки. Пятьсот трупов с лишним, ни одного репортёра не уцелело! Претендент тоже погиб, и это главная сенсация, и даже две, потому что правительственная защита должна была выдержать тот взрыв играючи, и выдержала. Только претендент всё равно оказался мёртв. Убит прямо внутри защитного поля. Сейчас эту тему мусолят миллионы экспертов на тысячах новостных каналов. Все сходятся на том, что работал профессионал экстра-класса, и ему помогали спецслужбы одного из Доминионов. Представители Цетеки заявили, что ведут расследование, но пока не нашли улик против кого-либо конкретного, и все, кому не лень, строят предположения. Кто-то обвиняет Великий Доминион Чиалори, потому что теперь именно их претендент стал первым в очереди на трон, кто-то пеняет на Ица-Уэргов, потому что все привыкли пенять на них при любом удобном случае за то, что они Императорский Доминион, пусть даже бывший. Некоторые даже считают, что Великий Доминион Цетеки специально раздул всю эту шумиху с убийством претендента. Потому что-де они как-то сумели выяснить, что их претендент недостоин, как черномазый от Ица-Уэргов. И чтобы не потерять первое место в очереди на трон, они сами убрали недостойного и теперь тайно ищут нового. И эта версия не лишена смысла, потому что Цетеки уже заявили, что официально ищут претендента и оставляют за собой право первенства в очереди на трон. Все Великие Доминионы уже выразили протест и начали юридические консультации. Так что сейчас очень удобное время. Мезлин улетел на встречу с посредником, который имеет выходы на посредников, работающих на Великий Доминион Цетеки. Если всё пройдёт гладко, то через три дня тебя будут осыпать почестями!

– А если не всё пройдет гладко? – насторожился Вячеслав. – Эти ваши Цетеки тоже пришлют Атлей, которые убьют всех, и меня в том числе?

– Атль – это не толпа, это сын усопшего Императора Ксиухкоатля и женщины-Чиалори, он Регент, – поправил его Ночтли. – Он герцог, единственный во всем Регентском Совете адмирал и не бездельник. Самый лучший флотоводец Империи, с самым умелым флотом, у него служат только профи. Цетеки не смогут его прислать, они не имеют власти над имперскими вооружёнными силами. Формально и Императорский Доминион, после потери статуса, не имеет власти над имперскими флотами. Пока на троне нет Императора, войска подчиняются Регентскому Совету. То есть Атль фактически подчиняется сам себе. Но всем известно, что он протеже Владыки Золина, и потому никто не удивился его поступку. В общем, он добыл Золину претендента и прекратил охоту. Так что нам пока везёт. Если будет везти и дальше, то Мезлин договорится с посредником в ближайшее время. Если же нет, то мы переместимся в другую солнечную систему. У нас есть пара запасных вариантов. Нужно действовать быстро, пока Цетеки официально ищут претендента и нас не опередил кто-нибудь ещё.

– Много у меня конкурентов? – Вячеслав осознал, что за пределами корабля его жизнь может оказаться в ещё большей опасности. Одному, в чужой Галактике, непохожему на всех, ему не скрыться. Он не то что языка не знает, он даже не умеет применять по назначению местную бытовую технику. Не знает элементарных вещей. Даже пользоваться корабельным гальюном ему пришлось учиться под издевательский смех квадратного карлика. Пожалуй, самым умным решением будет сначала не дёргаться и не злить тюремщиков, а обучиться местным особенностям. А заодно разработать тщательный план побега. Чтобы не попасть из рук одних похитителей в другие. Никто не даст гарантии, что другие окажутся лучше прежних.

– Ну, считай, – Ночтли на мгновение задумался. – Всего Ловчая Сеть в этот раз открыла двадцать три портала. Двенадцать из них накрыла полиция, всех ловчих уничтожили вместе с претендентами, это задокументировано в официальном отчете Министерства Полиции. Осталось одиннадцать, включая тебя. И ещё трое, то есть теперь уже двое, это официальные претенденты на трон, принадлежащие Великим Доминионам – Чиалори и Мезтеки, в этой последовательности. Значит, у тебя два официальных конкурента и одиннадцать неофициальных. Итого тринадцать.

– Тринадцать?! – с досадой протянул Вячеслав. – Это на четыре Доминиона или как там? Да вы такими темпами будете меня сто лет продавать!

– На четыре Великих Доминиона, – поправил его Ночтли. – Малые Доминионы не имеют права на обретение претендента. Поэтому мы ведём себя осторожно. Мы заинтересованы сберечь и свои жизни, и твою. Раз ты согласился нам помочь, то наши общие шансы возрастают…

– Ночтли! – персональная связь капитана корабля зашептала голосом борт-стрелка. – Скорее в рубку! Ты должен это увидеть!

Ночтли выскочил из каюты, и Вячеслав бросился следом, опасаясь быть запертым. Но капитан не стал на этот раз лишать его свободы и лишь исподволь бросал на него на бегу косые взгляды. Добравшись до рубки, Ночтли вбежал в отсек управления и остановился перед зажжённой во весь объём помещения сферой экрана, демонстрирующей видеоизображение космического сражения. Трансляция велась дёргано, прыгала с одного участка боя на другой, то и дело смазываясь в сильных ускорениях и рывками меняя масштаб. Похоже, репортёрское судно, осуществляющее видеосъёмку, находилось в непосредственной близости от гущи событий и пыталось избегать шальных попаданий, которые в избытке приходили со стороны яростно кипящего побоища.

– Смотри! – Кихуатон обнаружилась в кресле второго пилота. – Только что начали крутить по всем каналам! Цетеки напали на Великий Доминион Чиалори!

В правой верхней части сферы имелся ещё один, небольшой экран, демонстрирующий изображение меднокожего репортёра с модным хвостом длинных чёрных волос, который хорошо поставленным взволнованным тоном объяснял происходящие события:

– …правительства Великого и Малого Доминионов Чиалори уже охарактеризовали это нападение как исключительное по своей подлости и вероломству. Ещё раз повторим: два часа назад представители Регентского Совета потребовали от претендента Великого Доминиона Чиалори в срочном порядке прибыть в императорский дворец на секретное совещание по вопросам престолонаследования. Претендент и его свита в составе эскадры эскорта совершили ноль-переход от столичной системы Великого Доминиона Чиалори к границе системы Экстервита. Конечный отрезок пути эскадра должна была пройти в гиперпространстве, однако совершить прыжок не успела. Сразу после прохождения ноль-перехода связь с эскадрой пропала. Срочно высланные вслед за ней боевые подразделения также не вышли на связь, и Великий Доминион Чиалори поднял по тревоге крупные силы. Прибыв на место, они обнаружили неизвестный флот, добивающий остатки эскадры претендента. С места событий передаёт наш собственный корреспондент!

Репортёр обернулся к кому-то невидимому и почти без паузы спросил:

– Коллеги? Вы подтверждаете гибель претендента?

Под его изображением возникло столь же компактное изображение ещё одного журналиста. Тот сидел в кресле бортинженера и управлял системами видеосъёмки. Судя по лёгким гримасам, то и дело возникающим на его лице, он испытывал частые перегрузки.

– Сто процентов! – сильно возбуждённым голосом ответил собеседник, торопливо манипулируя аппаратурой. – Нам удалось приблизиться к кораблю претендента на дистанцию визуального контакта! Вот, что от него осталось!

Изображение кипящего боя вновь скакнуло, перенацеливаясь на новый участок, и резко укрупнилось, рябя помехами. На экране открылся дёргающийся вид с расстояния в пару километров: посреди черноты космоса, в центре облака из разноразмерных обломков, застыла искорёженная груда металла, смятая в оплавившийся комок. Ничего общего со звездолётом она не имела. Вокруг неё в бешеной карусели носились два десятка истребителей, посыпая друг друга густыми очередями сверкающих в темноте зарядов.

– Ближе не подойти! – сообщал репортёр. – Там сейчас жарко! Наших видеодронов постоянно сбивает шальными выстрелами, нам приходится маневрировать на пределе возможностей, компенсатор ускорения не справляется с перегрузками! Но прицельно по нам никто не бьёт, мы считаем, что напавшие сознательно не препятствуют ведению съёмки! Они хотят донести до всех факт убийства претендента! Судя по всему, здесь был подорван кварковый заряд малой мощности! Нападающие дождались, когда охрана претендента совершит ноль-переход, убедится в безопасности конечной точки пространства и сообщит основной процессии претендента, что путь свободен. Как только эскорт претендента вышел из зеркала ноль-перехода, по нему был нанесён мощный РЭБ-удар! Нападающие подавили эскорту межзвёздную связь, гиперпривод и сильно перегрузили двигатели! Сразу после этого они на максимальном ускорении подвели из глубин космоса носитель с кварковым зарядом! Всё было заранее рассчитано до секунды! Эскорт претендента не успел отступить ноль-переходом! Кварковый взрыв уничтожил их полностью! Сканирование корабля претендента сообщает об отсутствии на борту живых! Сигнал персонального идентификационного чипа, внедрённого в черепную коробку претендента, не фиксируется! Похоже, охрана претендента сделала всё, чтобы дать возможность его кораблю добраться до зеркала ноль-перехода, но кварковый взрыв настиг его! Обломки корабля претендента идентифицируются уверенно! От остального эскорта не осталось практически ничего!

Трясущееся изображение сменилось видом на космическую битву, и репортёр продолжил:

– Сражающиеся с нападающими, Войска Великого Доминиона Чиалори, которых вы видите сейчас на своих видео-сферах, появились здесь позже, сразу после взрыва, из-за чего передовая формация попала в область кварковой реакции и почти полностью погибла. Но Чиалори действовали стремительно, и нападающие не успели уйти незаметно! Тут до сих пор всё забито помехами! Наведённые кварковым взрывом возмущения физических полей не позволили нападающим совершить гиперпрыжок сразу, а посланные на помощь претенденту войска Доминиона прибывали через его ноль-переход, открытый из столичной системы! Есть информация, что некоторым нападающим всё же удалось уйти, они бросили в бой эскадру андроидов, чтобы получить такую возможность. Но на данный момент войска Великого Доминиона Чиалори полностью блокируют этот сектор пространства, возможность гиперпрыжка подавлена, и мы тоже не можем уйти в гипер! Не позднее чем через час последние нападающие будут уничтожены или захвачены!

– Известно ли, кому принадлежат силы нападавших? – переспросил репортёра журналист в студии. – Есть ли какая-то информация на этот счёт?

– Боевые андроиды, которых удалось сбить, совершенно точно принадлежат Великому Доминиону Цетеки! – ответил репортёр. – Ведущие бой подразделения Чиалори уверены в этом! Нас, как представителей прессы, официально уведомили об этом, как только мы оказались здесь! Мы отправляли сообщение в головной офис, вы получили его?

– Да, коллеги, мы его получили! – подтвердил журналист в студии и замер, прислушиваясь к сигналу персонального коммуникатора, телефон которого был вживлён ему в мочку уха: – У нас экстренное сообщение! Только что по дипломатическим каналам Великие Доминионы Цетеки и Чиалори сделали почти одновременные заявления! Полный текст мы предоставим вам в ближайшие минуты! А пока коротко сообщаем самое главное!

Изображение сражения сменилось изображением некоего официального помещения, заполненного журналистами. Восседающие перед ними высокопоставленные чиновники делали заявления один за другим. Официальные лица были хмуры и сосредоточены, их взгляды пылали негодованием, речи звучали обличающе.

– Пресс-конференция официальных представителей Великого Доминиона Цетеки в самом разгаре! – Под изображением ведущего возникло изображение репортёра, передающего с места событий. – Мы представляем вашему вниманию главное! Великий Доминион Цетеки отверг своё участие в нападении и официально обвинил Великий Доминион Чиалори в убийстве своего претендента в результате теракта, унесшего более пятисот жизней! Спецслужбы Цетеки предъявили доказательства!

Картинка с пресс-конференции сменилась видеорядом, демонстрирующим растерзанный капитанский мостик крупного корабля, усеянный трупами Теков в скафандрах и мундирах флота Великого Доминиона Цетеки. Через помещение быстрым шагом промелькнули несколько боевых андроидов с оружием наизготовку, и видеоряд замедлился, укрупняя изображение. На спине одного из них обнаружилась небольшая эмблема в виде раскалывающегося надвое черепа, пронзённого плазменным клинком сверху вниз. За кадром голос официального представителя Цетеков вещал:

– Вы видите данные телеметрии одного из погибших офицеров. Нашим экспертам стоило огромных усилий получить эту информацию, данные восстанавливались по крупицам! Подлые террористы жестоко убили всех, кто находился не только на борту, но и в составе эскадры. Эмблема, которую вы видите, принадлежит «Мизантропам» – это элитное подразделение боевых андроидов Сил Специальных Операций Великого Доминиона Чиалори! Именно Великий Доминион Чиалори несёт ответственность за ужасающе кровавый теракт, лишивший жизни почти шестисот журналистов и административных служащих, целью которого являлось подлое убийство нашего претендента! Но Великий Доминион Чиалори на этом не остановился и продолжил свои зверства, атаковав и полностью перебив всю нашу эскадру, занимавшуюся поисками нового претендента, включая самого претендента! Его труп был найден на борту уничтоженного корабля эскадры, генетический анализ это подтверждает! Великий Доминион Цетеки предупреждает каждого врага: возмездие последует незамедлительно!

Изображение прервалось, и журналист в студии поспешил сообщить зрителям:

– Это официальное обращение Великого Дома Чиалори! Их пресс-конференция также идёт в эти минуты, наша съёмочная группа присутствует там лично!

Студийная картинка сменилась другим официальным помещением, в президиуме которого собрались узнаваемо высокие представители Чиалори. Достигающие двухсот двадцати сантиметров ростом, худые Чиалори возвышались над залом даже в сидячем положении, что ещё сильнее подчеркивало их вечную чопорность. В кадре возник репортёр информационного агентства:

– Официальные представители Великого Доминиона Чиалори возложили всю ответственность за произошедшие в последние дни кровавые события на Великий Доминион Цетеки! Они предъявили данные радиоперехвата, а также экспертизу остовов уничтоженных кораблей и останков андроидов противника в качестве доказательств! Властитель Великого Доминиона Чиалори, Владыка Ксипил, самолично сделал заявление на эту тему в самом начале пресс-конференции, после чего покинул её, предоставив продолжать общение с журналистами своим помощникам. В частности, он сказал:

– Великий Доминион Чиалори не потерпит столь кровавых злодеяний от кого бы то ни было, – на сфере вспыхнула запись с находящимся на переднем плане надменным донельзя тощим Чиалори лет восьмидесяти, с подчёркнуто царственной осанкой. Его собранные в хвост длинные волосы обильно пробивались сединой и имели чёрные пряди лишь частично, но были ещё достаточно густы. Ультрабогато украшенные официальные одеяния выглядели неброско, и это ещё сильнее подчеркивало их громадную стоимость. Голос Владыки звучал холодно и не скрывал ноток презрения:

– Бывший Доминион Цетеки в своих подлых махинациях перешёл все границы разумного. Убийство собственных граждан ради сокрытия недостойности претендента является верхом цинизма и патологической жестокости. Мы не в силах понять движущие мотивы, а также всю степень умственной деградации и паранойи, заставившие бывший Доминион Цетеки уничтожить свою особую эскадру вместе с якобы только что обретённым претендентом. Учитывая, что Цетеки, утратив статус, как никогда заинтересованы в новом претенденте, возникает логичный вопрос: а был ли претендент достойным? Может, Цетекам стало известно то, что неизвестно другим Доминионам? Например, способ определения достойности или недостойности претендентов? Как бы то ни было, обвинить нас в кровавых злодеяниях не выйдет!

Тон Владыки Ксипила стал демонстративно презрительным и ещё более ледяным:

– Великий Доминион Чиалори не имеет никакого отношения к озвученным преступлениям. Подразделение боевых андроидов «Мизантропы» было утилизировано десять лет назад. Тому имеются все соответствующие подтверждения и документы. Цетекам в своих грязных махинациях стоило выбрать более убедительные способы очернить нас. Учитывая наше давнее партнёрство по сенатской коалиции, мы бы ещё стерпели подобное обвинение. Но терпеть убийство нашего претендента и более тысячи солдат и офицеров флота мы не собираемся. Великий Доминион Чиалори прекращает какие бы то ни было отношения с бывшим Доминионом Цетеки и заявляет, что отныне не признаёт право Цетеки на участие в императорской гонке. Мы официально объявляем о поиске претендента. За помощь в его обретении будет назначена награда. Отдельно мы требуем от Регентского Совета, пошедшего на поводу у параноиков Цетеки, признания нашего первенства в очереди на трон! В противном случае мы будем считать Регентский Совет находящимся в преступном сговоре с убийцами, что является нарушением законов Империи, установленных высшими силами! В случае возвращения таковых в Галактику Теутио Тик*Аль они будут оповещены об этом незамедлительно! Данные о преступном сговоре будут занесены во все архивы Великого Доминиона Чиалори!

Трансляция заявления Владыки Ксипила прервалась, и в кадре вновь возник журналист в студии:

– Бывший Великий Доминион Цетеки уже отреагировал на заявление Владыки Ксипила! Прямо в ходе идущей пресс-конференции представители Цетеки назвали его «замешанным на крови вопиющим лицемерием». И немедленно отказались признавать право теперь уже столь же бывшего Великого Доминиона Чиалори на участие в президентской гонке. Цетеки официально разорвали дипломатические отношения с бывшим Великим Доминионом Чиалори и потребовали от Регентского Совета немедленно отреагировать на угрозы и попытки запугивания.

Журналист перевёл взгляд на невидимые зрителю рабочие информационные экраны и сообщил:

– Только что поступила информация от наших коллег! Малый Доминион Чиалори осудил действия Цетеков и поддержал весь перечень санкций, введённых против Цетеков бывшим Великим Доминионом Чиалори. Что с самого начала было вполне ожидаемо. В данную минуту все информационные агентства пытаются выяснить позицию Регентского Совета, но Регенты пока воздерживаются от официальных заявлений. Однако некоторые журналисты, ссылаясь на неназванные источники среди заседателей, сообщают интересные подробности! Якобы Регентский Совет не вызывал претендента от Чиалори ни на какие официальные совещания, включая глубоко секретные. Есть мнение, что это была частная инициатива группы Регентов, предположительно аффилированных с бывшим Великим Доминионом Цетеки. Насколько эти утверждения соответствуют действительности? Уверен, ответ на этот вопрос сейчас интересует многих! Потому что если Регентский Совет останется в стороне от вспыхнувшего конфликта, Цетеки окажутся в меньшинстве! Союз всех Чиалори, если он состоится, а он состоится обязательно, превосходит Цетеков как в количественном, так в политическом, экономическом и военном плане! Цетекам понадобятся союзники, что, учитывая сложившуюся в императорской гонке ситуацию, становится вопросом крайне запутанным. Многое будет зависеть от позиций, которые займут Малые Доминионы. Предлагаем вашему вниманию мнения ведущих политических обозревателей…

– Ты слышал?! – Кихуатон выключила звук новостного канала и обернулась к Ночтли: – Теперь два Доминиона ищут претендентов! Объявленные награды выросли! Надо действовать, пока нас не опередили! Лучшего времени не будет! – Её взгляд упал на Вячеслава: – А он что тут делает?! Почему ты его не запер? Я только что сменила код открытия люков! Он снова начнёт подглядывать и опять сбежит!

– Не сбежит, мы заключили соглашение, – Ночтли вопросительно посмотрел на Вячеслава.

– Я не стану сбегать, – подтвердил тот. – Если меня не будут запирать, выдадут лингвотрон и разрешат смотреть телевизор.

– Серьёзно? – Кихуатон перевела ироничный взгляд на Ночтли: – А если он врёт? Ты проверил его на детекторе лжи?

– У нас нет детектора лжи, – Ночтли укоризненно посмотрел на низкорослую женщину. – Мы поверим ему, всё равно ждать теперь недолго! После такого, – он кивнул на транслирующий новости экран, – мы найдём покупателя быстро! К тому же Славик согласился носить тюремный ошейник, пока мы не в космосе.

Он подошёл к одному из стеллажей с оборудованием и коснулся управляющего сенсора. Замок считал папиллярный узор и распахнул прозрачные дверцы. Ночтли пощёлкал запорами, снимая с креплений толстую пластину лингвотрона, вернулся к Вячеславу и прикрепил её ему на грудь.

– Вот тебе лингвотрон, как договаривались, – сообщил он. – Не потеряй, твоё тряпьё слишком хлипкое, крепления могут вырваться прямо с тканью. Надо тебя переодеть во что-нибудь не такое дикарское. Как только Мезлин вернётся, закажем материалы и ткани. Служба доставки привезёт покупку прямо сюда, остальное сделаем сами. Тебя никто не должен видеть!

– Как он работает? – Вячеслав осторожно коснулся пластины лингвотрона. – Как включать?

– Уже включено, – ответил Ночтли. – Заряда хватит на годы, позже покажу, как заряжать. Лингвотрон настраивается на звучащую речь автоматически. Если язык редкий, то устройство самостоятельно запрашивает соединение с базой данных. Она есть на любом судне. Кихуатон? Мезлин не выходил на связь?

– Рано ещё, – ответила Кихуатон. – Вряд ли он успел добраться до места встречи… – Тихий сигнал вызова прервал её ответ, и невысокая женщина посмотрела на вспыхивающее возле её головы изображение с иероглифической вязью: – Это он!

– Кихуатон! – Иероглифы сменились лицом Мезлина. Квадратный карлик находился внутри боевого скафандра, его лицо было напряжено, глаза бегали. – Открой этот бесов люк!!! – Судя по дерганым движениям, Мезлин бежал, совершая резкие смещения с прямой линии то влево, то вправо. – За мной погоня! Меня сейчас расстреляют, как в тире! Открывай!!!

Речь квадратного карлика заглушило грохотом взрыва, сменившимся присвистом зарядов ускорителей частиц и чавкающими ударами энергетических сгустков. Мезлин сощурился, и его лицо внутри гермошлема затряслось ещё сильней. Кихуатон тихо вскрикнула, опрометью оборачиваясь к управляющим интерфейсам пилотского кресла, и вонзила пальцы в светосенсоры.

– Открыто! Мезлин! Люк открыт!

– Я прикрою! – Ночтли сорвался с места, устремляясь к оружейному шкафу. – Славик, оставайся тут! – Он торопливо набрал код и выхватил из-за утопающей в стене дверцы тяжёлый бластер. – Кихуатон! Готовься к экстренному взлёту!

Ночтли бросился к выходу, и Кихуатон выхватила парализатор, направляя его на Вячеслава:

– Упал в кресло! Живо! – Она кивком указала на место бортинженера. – Не то уложу на пол!

Вячеславу пришлось подчиниться, и он уселся в кресло. Проваляться полчаса на жёстком полу в неудобной позе, как это случилось в прошлый раз, после первой неудачной попытки побега, не хотелось. Но оставаться здесь, в отсеке управления, было страшно.

– Может, я лучше спрячусь? – он неуверенно посмотрел на Кихуатон. Женщина держала его на прицеле и одновременно пыталась добраться до распахнутого оружейного шкафа. – Если что, меня тут сразу найдут! В каюте под кроватью есть щель, я смогу туда протиснуться, там не заметят…

– Болван! На стоянках под кроватями ищут в первую очередь! А если корабль взлетит, то тебя раздавит ложем! Это амортизационный просвет! Во время нахождения в космосе он используется силовым полем противоперегрузочной системы! – Кихуатон достигла шкафа и недовольно заявила: – Сиди тут и не трусь! Ничего с тобой не случится!

Она убрала парализатор и быстрыми движениями принялась вооружаться: закрепила на поясе подвеску с ускорителем частиц, прицепила лазерный нож и повесила на грудь бластер. Закончив, женщина побежала обратно к пилотскому креслу. Едва она заняла место второго пилота, как из её личного коммуникатора донёсся голос Мезлина, сопровождающийся грохотом шагов и чавканьем врезающихся в корабельные стены зарядов:

– Кихуатон! Они внутри! Задраивай все переборки и активируй защитных дронов! Быстрее!!!

Черноволосая женщина коротко выругалась, и её пальцы бешено забегали по сенсорам, словно она пыталась поставить некий рекорд. По корабельным коридорам разнесся сигнал тревоги, возле Кихуатон вспыхнула объёмная схема фрегата, на которой один за другим смыкались лепестки люковых створ, наглухо отделяя отсеки друг от друга. Ведущий в отсек управления люк закрылся с опасной скоростью, и в боковой стене открылся люк поменьше. За ним обнаружилась неглубокая ниша, заполненная сложным сплетением механизмов, из которой выплыла металлическая пирамида метровой высоты с округлым верхом несимметричной формы. Дрон распахнул орудийные порты, выпуская пару коротких эмиттеров, и активировал систему наведения, поблёскивая перемигивающимися светящимися элементами блока сканирования. Охранный механизм приблизился к люку, выставил вокруг себя едва заметную призрачную дымку силового поля, полностью перекрывая проход, опустился на пол и замер.

– Не вздумай встать с кресла! – Кихуатон бросила на Вячеслава предостерегающий взгляд. – Твоих параметров нет в системе! Он располосует тебя на жаренные ломтики за секунду!

Вячеслав застыл от страха, и она впилась глазами в схему фрегата, на которой пара жёлтых силуэтов спасалась от десятка красных. Ближайшая к рубке жёлтая фигура принадлежала безоружному Теку и была в безопасности, дальняя, невысокая и гипертрофированно широкая в плечевом поясе, сильно отстала и оказалась заперта с красными фигурами в одном отсеке. Квадратный карлик в боевом скафандре засел за дверным проёмом одного из боковых помещений и, резким движением высовываясь в наружный коридор, бил по врагам из тяжёлого бластера. Атакующие потеряли одного из своих, оказавшегося под ударом посреди коридора, и залегли, пытаясь массированным огнём не дать карлику вести прицельную стрельбу. Заряды их ускорителей частиц выгрызали из переборок и дверного проёма куски расплавленного вещества, но защитное поле боевого скафандра пока держало нагрузку.

– Кихуатон! – жёлтая фигурка Тека добралась до отметки двери в отсек управления. – Впусти!

Женщина коснулась светосенсора, и лепестки люковых створ разошлись в стороны.

– Взлетаем! Скорее! – безоружный Ночтли на бегу обогнул охранного дрона и бросился к капитанскому креслу. – У нас несколько секунд, пока диспетчерская не заблокировала ангар!

Он с разбега плюхнулся в кресло, немедленно начавшее подгонять свои размеры под его тело, схватился за элементы управления и, не глядя на Кихуатон, приказал:

– Выруби гравитацию во втором отсеке и отправь к Мезлину дронов! Как только выйдем в космос, эти уроды окажутся в невесомости, и Мезлин с ними покончит! Лишь бы выйти отсюда!

– Кто это такие? – Кихуатон торопливо выполняла полученные указания. – Это полиция? Кто-то всё-таки заметил этого болвана во время побега и донёс на нас?

Охранный дрон свернул защитное поле, поднялся в воздух и выплыл из отсека управления. На схеме фрегата его силуэт двигался по центральному коридору в направлении отбивающегося от врагов квадратного карлика. По пути к нему один за другим присоединились ещё два таких же.

– Не знаю! – Ночтли обменивался данными с автоматическим диспетчером, требуя разрешения покинуть станцию. – Но на полицию не похоже! Это андроиды, слишком дорогое удовольствие для полицейского участка на захолустной станции! Есть! – На его меднокожем лице вспыхнуло выражение облегчения: – Нас выпускают! Значит, точно не полиция! Иначе бы блокировали шлюз заранее! Как только отойдём от станции на тысячу километров, залазим под поле преломления и идём напрямик к области гиперпереходов!

– А эти… красные… – Вячеслав сглотнул, заставляя себя держать себя же в руках, – сюда не придут? Может, лучше поставить сюда ещё одного дрона с пушками?

– Нет у нас больше, – огрызнулась Кихуатон, – всего три штуки. Ты хоть знаешь, сколько они стоят?! Не трусь! Мезлин справится, ему не впервой! Он в боевом скафандре, а они в костюмчиках! Сейчас их невесомостью от пола оторвёт, как раз дроны подоспеют! Всех зажарят! Ай, блин!!! Твою-то мать!!! – Схема отсека, в котором шёл бой, полыхнула красным и сразу же полыхнула второй раз. – У них гранаты! Переборки не выдержат!

– Второй отсек полностью внутренний! Он не соприкасается с космосом напрямую! – Ночтли с возрастающей тревогой бросал косые взгляды на схему, под которой густо вспыхивали иероглифические строки анализа повреждений. – Разгерметизации быть не должно!

Фрегат вполз в выходной шлюз, пару секунд автоматика станции стравливала воздух, снижая давление до забортного, после чего здоровенная плита внешних шлюзовых ворот поднялась вверх, открывая кораблю дорогу в космос. Ночтли вывел фрегат наружу и подал нагрузку на двигатели. Виднеющаяся на экранах заднего обзора громада космической станции начала быстро уменьшаться в размерах, и схема второго отсека в третий раз полыхнула красным. Вячеслав вытянул шею, вглядываясь в изображение. Красные фигурки плыли по коридору, лишившись гравитации, и пытались движениями тел предотвратить смещение, подставляющее их под огонь. Квадратный карлик и три боевых дрона, судя по схеме, таких проблем не имели, и сразу четыре красные фигуры погасли одна за другой. Остальные начали не то бросать, не то толкать в дронов невидимые отсюда гранаты, и изображение отсека запульсировало сигналами опасности. Пол в отсеке управления мелко задрожал, передавая вибрации взрывов.

– Внутренние переборки не выдержали! – Кихуатон сорвалась на крик: – Мезлин! Они хотят добраться до внешнего корпуса и пробить дыру! Двое уходят влево от тебя! Остальные вправо!

– Один дрон накрылся! Вырубай гравитацию везде! – грубый голос квадратного карлика донёсся из системы внутренней связи. – Иначе я не успею их догнать!

На схеме поочередно погасли ещё четыре красных силуэта, и фигурки дронов устремились в погоню. Квадратный низкорослый силуэт бросился в другую сторону, преследуя пару врагов, бегущих через какой-то технический отсек.

– За нами погоня! – Ночтли вёл фрегат прочь, напряженно всматриваясь в показания радаров. – Три отметки! Пять! Семь! Ухожу в режим невидимости! Мезлин! Сделай что-нибудь прямо сейчас! Если они что-нибудь взорвут, с нас может сорвать поле преломления! До прыжка ещё двести секунд!

Капитан корабля проделал со светосенсорами боковой панели управления короткую серию манипуляций, и искусственный интеллект сообщил об уходе фрегата в режим невидимости.

– Я не могу стрелять! – до Вячеслава донёсся ответ квадратного карлика. – Мы в блоке регенерации воздуха! Тут всё слишком хрупкое для бластера!

– Задери их всех бесы! – выругался Ночтли. – Кихуатон! За орудия! Они близко! Семь гражданских курьерских кораблей с усиленными двигателями! Спорю на свой фрегат, их переоборудовали в истребители! Если заметят, не уйдём! Чем дольше мы в невидимости, тем больше шансов выжить!

– Гравитация отключена! – выкрикнула Кихуатон, вылетая из кресла второго пилота.

Женщина сноровистыми движениями развернулась в воздухе и уверенно поплыла к креслу бортового стрелка. Вячеслав ощутил, как тело становится лёгким и удивлённо шевельнул ногой. Движение внезапно получилось настолько резким, что его едва не перевернуло через голову прямо в кресле. Силовое поле страховочной подвески удержало тело, возвращая в исходное положение, и в системе ближней связи проплывающей мимо Кихуатон злобно зарычал голос Мезлина:

– Теперь я разберусь с ними без лишних разрушений!

На схеме фрегата квадратная фигурка активировала маневровые микродвигатели скафандра и рывком по воздуху достигла одного из противников. Мезлин вцепился андроиду в голову, и в системе связи отчётливо раздалось негромкое низкочастотное завывание мускульных усилителей, вошедших в режим экстремального перенапряжения. Раздался тихий хруст рвущегося полимера и треск лопающихся тканей, и красная отметка противника погасла. Мезлин с размаха, словно гандболист, запустил оторванной головой во второго андроида, и того отбросило на переборку, не позволяя сделать прицельный выстрел. Серия зарядов ушла в потолок, и в следующую секунду квадратный карлик настиг противника. Андроид ожидал рукопашной, и между ними завязалась борьба. Андроид, похоже, боролся лучше, но сил у снаряжённого в боевой скафандр Мезлина было больше. Вырваться из стальной хватки андроиду удалось лишь ценой оторванной руки, сжимающей ускоритель частиц, но с одной рукой его возможности резко сократились. В конце концов квадратный карлик сумел обвить его тело ногами и вцепиться в шею, и голова андроида с хрустом отделилась от тела под писк датчиков скафандра, сообщающих о критической перегрузке мускульных усилителей.

– Готовы, бесовы гадёныши! – тяжело дыша, просипел Мезлин. – Что с остальными?

– Дроны их перебили, – Ночтли сверился со схемой, на которой не осталось красных силуэтов, лишь две фигурки охранных дронов возвращались из глубин раскуроченного взрывами фрегата.

– Уйдём? – Квадратный карлик подобрал отброшенный перед рукопашной бластер и поплыл собирать медленно дрейфующие по отсеку останки андроидов, лениво выталкивающие из себя пузырьки бурой жидкости.

– Сто пятьдесят секунд до прыжка. Пока нас не видят, – сообщил Ночтли. – Ходят вокруг почти впритирку! Если бы это были настоящие истребители, то точно бы засекли! Кто-то охотится за нами от самого портала Ловчей Сети! Заранее подготовились!

– Это не за нами, – Мезлин хрипло прокашлялся. – Они взяли нашего посредника и использовали его как приманку. На меня набросились, как только я зашёл в его жилой подуровень! Я с самого начала прямо чувствовал, что дело нечистое! Заранее принял противошоковое и нацепил трансформер экзокомплекта! В меня всадили два заряда из парализатора, но нервная система уже была подготовлена, я не отрубился и успел активировать трансформер! Скафандр меня спас, потому что андроиды, как только увидели, что меня накрывает сегментами, схватились за излучатели! Я еле успел вцепиться одному из них в ногу, раскрутил его, как дубину, и пробился к выходу! С той секунды ломился до самого корабля через всё подряд, словно боевой робот! Они явно не ожидали, что я побегу сразу к ангарам, их было много, но почти все перекрывали проходы в жилую зону. Думаю, они подкарауливали кого-то другого. На станции есть кто-то ещё из ловчих или их представителей. Засада ждала их. Посредник, видать, умер до моего появления, иначе бы они заблокировали мне путь отхода. В сторону ангаров он там был всего один.

На схеме разбитого в хлам коридора второго отсека вдруг вспыхнул красный силуэт и слабо запульсировал, показывая предсмертное состояние объекта. Ночтли дёрнулся от неожиданности:

– Бесово дерьмо! Мезлин, осторожнее! Один из тех, кто в коридоре, ещё не подох! – Капитан движением руки по светящейся в воздухе панели управления собрал в горсть отметки дронов и швырнул на отметку недобитого андроида: – Сейчас я направлю к нему дронов!

Дроны вырулили из пробитых в переборках дыр одновременно с двух сторон, но прежде, чем их излучатели разнесли андроиду голову, тот успел отшвырнуть от себя красную точку.

– Граната! – закричал Ночтли, и Вячеслав услышал глухой грохот, сопровождающийся короткой дрожью взрыва. – Поле преломления сорвало! Нас заметили!!!

– Они заходят на нас! – вскрикнула Кихуатон, открывая огонь из корабельных орудий. – Слишком близко! Я не успеваю за всеми!

– Не пускай их к двигателям! – Ночтли врубил форсаж. – Семьдесят секунд до прыжка!

Неизвестные враги набросились на фрегат, и на обзорных экранах засверкали лазерные лучи и стремительные пунктиры разогнанных до смертельных скоростей элементарных частиц. При виде каждого истребителя, мгновенно проносящегося мимо, Вячеслав непроизвольно сжимался в комок, отчего лишённое гравитации тело сдавливало страховочной системой, и это только добавляло страха. Фрегат отчаянно огрызался, получая попадания одно за другим, и системы корабельного мониторинга пылали красными сигналами тревоги. Кихуатон и Ночтли вели непрерывный радиообмен во внутреннем эфире, пытаясь согласованными действиями противостоять атакующим, но вскоре фрегат подпрыгнул, и до отсека управления докатился глухой хлопок.

– Правый двигатель вышел из строя! – воскликнул Ночтли. – Кихуатон! Не пускай их к левому! Они хотят сорвать нам прыжок и взять претендента живым! Они не будут бить по рубке!

– Их слишком много! – Кихуатон отказалась от прицельной стрельбы и сосредоточилась на ведении заградительного огня. – Они на короткой орбите! Я их не достаю!

Фрегат подпрыгнул второй раз и потерял курс, смещаясь куда-то вверх по диагонали.

– Мы остались без двигателей! – Ночтли терзал элементы управления. – Пятнадцать секунд до прыжка! Мы теряем инерцию! Они пытаются нас замедлить! У них есть РЭБ-оборудование! Сильные помехи в блоке гиперпривода! Стреляй! Стреляй!!! Не подпускай их!!!

– Они уже здесь!!! – взвизгнула Кихуатон, осыпая потоками зарядов юркие маневренные машины неизвестного противника. – Я ничего не могу сделать!!! Прыгай!!! Прыгай же!!!

Несколько секунд Вячеслав не видел на экранах ничего, кроме сплошного месива из вспышек выстрелов, потом экраны зарябили помехами и погасли. Кихуатон в ужасе закричала, и вдруг экраны ожили, демонстрируя вместо изображения непонятное серое ничто. Женщина умолкла, задохнувшись, и в отсек управления влетел Мезлин с бластером наперевес, озирающийся совершенно диким взглядом.

– Мы прыгнули? – Он помчался к пилотским креслам, вертя головой по обзорным экранам.

– Прыгнули. – Ночтли облизал пересохшие губы. – Если я не подох от ужаса и всё это не видится мне на том свете, то мы прыгнули.

Глава седьмая

Два крупных боевых флота совокупной численностью не менее тысячи вымпелов зависли по разным сторонам небольшой космической станции, развёрнутой на орбите газового гиганта. Обе армады находились в максимальной боевой готовности, держали друг друга на прицеле и следили за каждым движением оппонента вплоть до малейших изменений в интенсивности радиообмена. В любую секунду готовые к броску эскадры истребителей барражировали на передней линии, штурмовые формации замерли в ожидании приказа броситься в атаку, их командиры вновь и вновь просчитывали оптимальные направления для прорыва, тяжёлые корабли огневой поддержки застыли позади всех, на дальних позициях, давно распределив цели для удара. Взрывоопасность обстановки ощущалась настолько сильно, что не приходилось сомневаться: малейший повод станет искрой для этой огромной пороховой бочки.

Станция, разделяющая противников словно пограничный столб, располагалась точно посредине между двумя флотами и не относилась ни к одному из них. Не требовалось быть знатоком геральдики и специалистом-политологом, чтобы узнать в противостоящих флотах боевые подразделения теперь уже бывших Великих Доминионов Цетеки и Чиалори, а на самой станции не найти ни одного официального опознавательного знака. Одно только её местоположение красноречиво свидетельствовало о принадлежности. Необитаемая система маленькой угасающей звезды с десятком безжизненных планет, полностью выпотрошенных сборщиками ресурсов ещё пару-другую миллионов лет назад. Географически находится в одном из центральных секторов Империи, фактически же – в глубине никому не нужного давно заброшенного космоса. Учитывая, что соотношение солнечных систем, имеющих живые планеты, к системам, таковых не имеющим, в среднем оценивается как один к десяти тысячам, таких вот никому не нужных звёзд в пространстве Империи миллионы. Заинтересоваться подобной системой может только далеко не безобидная общественность: наёмные убийцы, солдаты удачи, пираты, контрабандисты и дельцы чёрного рынка.

И эта станция, разумеется, не являлась исключением. Принадлежность её владельцев к чёрному рынку выдавал модуль орбитального бура, нацеленный на газовый гигант ради добычи представляющих коммерческий интерес химический соединений. Но в настоящее время модуль был свёрнут в силу происходящих событий, остальные же станционные модули ничем не отличались от тех, что предпочитали любые представители космического криминалитета. Транспондеры на её борту отсутствовали в принципе, навигационные маяки не функционировали, почти все причальные стенки были заменены на генераторы силовых полей и орудийные установки, мощность транслируемых опознавательных сигналов была сведена к минимуму. Попасть сюда случайному путнику невозможно, чтобы разыскать эту станцию в дебрях космоса, её координаты необходимо знать заранее.

От обоих флотов одновременно отделились стыковочные шаттлы и направились к станции. Спустя минуту оба судна исчезли в ангарных люках с противоположных сторон станционного корпуса, и командиры эскадр впились глазами в экраны системы связи, транслирующие объёмное изображение с видеокамер своих делегатов. От каждого флота на станцию прибыло заранее обговоренное число представителей – по десять человек: семеро десантников, два эксперта и старшее уполномоченное лицо. Внутри ангаров их встретили боевики станции, немедленно создавая вокруг делегаций собственное охранение, и делегации сходящимися маршрутами прошествовали по станционным коридорам в центральный отсек. В просторный переговорный зал, оборудованный всем необходимым для проведения торгов и заключения сделок, представители бывших Великих Доминионов вошли одновременно, с точностью до секунды. Не вызывало сомнений, что хозяева станции тщательно проследили за тем, чтобы ни одна из делегаций не получила поводов объявить себя дискриминированной.

Зал для переговоров представлял собой правильный куб, на верхние половины стен которого были выведены обзорные экраны, транслирующие молчаливое противостояние флотов. Вдоль нижних половин обычно располагалась мебель, но сейчас всё лишнее было убрано. Лишь у центральной стены возвышались два правительственных антигравитационных кресла с усиленной системой безопасности, на которых восседали странно одетые молодые люди: мужчина и женщина лет двадцати пяти-двадцати восьми. Их изображения крупным планом были выведены на расположенный чуть выше экран, чтобы иногалактическое происхождение обоих бросалось в глаза с первой же секунды. Сидящие в креслах действительно напоминали обычных Теков лишь поверхностно, пристальный взгляд сразу замечал различия, не свойственные Галактике Теутио Тик*Аль: бледность кожи, чёрные глаза вместо коричневых, тонкие ломкие курчавые волосы невнятных цветов вместо густых толстых угольно-чёрных прядей, прямых и тяжёлых. Особо бросалось в глаза наличие волосяного покрова на нижней лицевой части черепа, густого у мужчины и едва заметного у женщины, а также рыжий оттенок женских волос. Данные биосканеров, приведённые под изображением, сообщали о примитивных красителях, нанесённых на её волосы и лицо, согласно традициям неразвитых видов. Форма черепа обоих отличалась от оптимальной, лицевые кости несли следы застарелых генетических мутаций.

У подножия правительственных кресел обнаружилась пара рабочих мест, занятых персоналом станции, отвечающим за проведение экспертиз и финансовых решений, возле которых стоял богато одетый распорядитель, представитель встречающей стороны. Как только делегации оказались внутри и заняли места напротив, сверля друг друга взглядами, полными злобы и подозрений, он перешёл к делу.

– Господа, позвольте представить вам претендентов на трон Вечной Империи Тихуакан! – Его рука указала на рыжую женщину: – Величайшая Марина Руслановна Алиева! – Рука сместилась в сторону молодого мужчины: – И Величайший Иван Соломонович Белкин!

Распорядитель тщательно выговаривал странные, режущие слух имена претендентов, подчёркивая их иногалактическое происхождение для усиления эффекта убеждения.

– Они великодушно согласились быть нашими гостями неделю назад, – уточнил он без какой-либо интонационной окраски, – в день, когда наши ловчие провели их через порталы Ловчей Сети. Величайшим не проводилось никаких гипнограмм и не выдавалось речевых интерпретаторов, их представления о нашей Галактике сведены к минимуму, что упростит нашим уважаемым покупателям первичную работу с претендентами. В настоящий момент им в кровь введены медицинские нанороботы, осуществляющие стабилизирующее психику и успокоительное воздействие. Это стандартная мера заботы о психическом состоянии претендентов. В первые дни любой из них испытывает повышенную нервозность и пониженную адекватность.

Он сделал короткую паузу, сверяясь с данными биомониторинга, и, найдя их удовлетворительными, продолжил:

– Сразу предупреждаю! Это не аукцион! Наша скромная организация объединяет людей бизнеса, отрицающих бюрократические препоны, но мы уважаем Империю! Мы не желаем бойни и прочих противостояний между Великими Доминионами! И не хотим стать врагами одного из них. Поэтому мы предлагаем каждой делегации обрести своего претендента согласно заявленной цене и разойтись мирно. Как уже было сказано ранее, в момент первичных переговоров посредством дальней связи, наша станция подготовлена к подрыву. Мы взорвём её в любую секунду, если кто-либо начнёт штурм с целью отъёма у нас претендентов. Как только денежные средства будут переведены на известный вам счёт, вы сможете забрать претендентов. Данная сделка ничем не отличается от подобных, в том или ином количестве происходящих после каждого появления Ловчей Сети. Сейчас я прошу ваших экспертов убедиться в подлинности претендентов!

Он кивнул одному из клерков, и тот принялся манипулировать со светосенсорным интерфейсом своего рабочего места. Защищённые кресла приподнялись и поплыли в разные стороны. Женщина досталась Цетекам, молодой мужчина попал к Чиалори. Не произнёсшие ни слова делегации никак не отреагировали на подобный выбор, что лишний раз свидетельствовало о том, что все нюансы были обговорены заранее и делегациям дан приказ провести сделку как можно скорее. Каждый из бывших Доминионов торопился доставить своего претендента в безопасное место и вернуть утерянный статус. Летящие кресла достигли целей, и клерк снял с них силовое поле. Эксперты делегаций немедленно двинулись к претендентам с оборудованием ДНК-анализа в руках. Рыжая женщина отреагировала на забор крови несколько нервно, но сопротивляться экспертам Цетеков не стала. Мужчина-претендент при виде надвигающихся на него высоченных тощих фигур Чиалори задёргался и попытался убрать руки, но клерк отдал дистанционную команду, и медицинские нанороботы усилили воздействие на психику. Всплеск диаграммы церебральной активности, демонстрирующей приступ страха, спал до стандартных значений, и претендент перестал сопротивляться. Эксперты Чиалори произвели забор крови, и несколько секунд обе делегации ждали результата от своих специалистов.

ДНК-тесты подтвердили подлинность претендентов, потом эксперты получили подтверждение из архивных баз академии наук, где хранилась информация о генетическом материале всех Величайших за последние пять тысяч лет. Процент соответствия генотипа укладывался в границы допустимых отклонений, и руководители делегаций подтвердили свои намерения произвести оплату и обрести претендентов. Распорядитель обернулся ко второму клерку, отвечающему за сопровождение финансовых операций, как вдруг помещение едва заметно вздрогнуло и сразу же дрогнуло более ощутимо. Все экраны погасли, освещение вырубилось, но тут же заменилось на аварийное.

– Что происходит?! – Распорядитель обернулся к клеркам. – Почему пропала связь?!

– Я потерял управление! – растерянно ответил один из них. – Система мне не подчиняется…

Дверные лепестки замаскированного под декоративный барельеф служебного люка разошлись в стороны, и в зал выскочило несколько боевиков с оружием наготове.

– Взрыв в отсеке управления! – выпалил самый первый. – Контроль над станцией потерян! Связь заблокирована! Запущен обратный отсчёт самоликвидации, время подрыва определить невозможно, кто-то перехватил всё управление! Автоматика отстреливает пустые спасательные капсулы!

– Освободить претендента! – Офицер Чиалори сделал знак своим десантникам. – Отступаем к шаттлу! – Его солдаты вскинули оружие, беря всех на прицел, и он обернулся к распорядителю: – Представители Великого Доминиона Чиалори свяжутся с вами позже! Уходим!

Его эксперты выхватили спецоборудование и за секунду взломали защитное поле кресла. Высоченные десантники подхватили претендента, словно ребёнка, и ринулись прочь из зала. Тем временем делегация Цетеков уже повторяла действия своих оппонентов, выдергивая из взломанного кресла рыжую женщину. Распорядитель попробовал возражать, одновременно пытаясь выйти на связь с кем-то из своего начальства, как вдруг изнутри люка, через который появились боевики, с коротким резким шипением вылетело что-то быстрое и незаметное. Заряд ударил точно в центр зала, и мощный взрыв погрузил помещение в пучину кипящего пламени. Клерков, распорядителя и рыжую претендентку испепелило мгновенно, остальных расшвыряло подобно кеглям. Всем, чьи шлемы оказались вне режима герметизации, начисто выжгло головы, остальные пытались выставить защиту на максимум. Из распахнутого люка выскочила тройка боевых андроидов, тащащая на руках тяжёлый разрядник, рывком установила его на станок, и один из них открыл огонь по уцелевшим. Мощные заряды тяжёлого оружия быстро срезали с выживших остатки защиты, и спустя считаные секунды в зале остались одни трупы.

Троица боевых андроидов бросила тяжёлое орудие на месте и скрылась в чреве люка. Позади них один из десантников Цетеки, разорванный очередью разрядника почти пополам, попытался дотянуться до оружия. В эту секунду подавление связи пропало, и командир флота Цетеков увидел посредством его видеосенсоров, как спина последнего диверсанта исчезает в тускло освещённом аварийными панелями коридоре. Изувеченный солдат сумел дотянуться до бластера, но стрелять было уже не в кого, и он обмяк, теряя сознание. Секунду командир флота Цетеки смотрел на данные системы биомониторинга, сообщающие о гибели делегации в полном составе, как вдруг искусственный интеллект вспыхнул строкой иероглифов, сообщая об обнаруженном соответствии. Рядом с изображением вида на устланный изуродованными трупами зал вспыхнуло ещё одно, на котором последний из диверсантов скрывался в багровом полумраке. Изображение застыло, сильно укрупняясь, и искусственный интеллект вывел на передний план едва заметную идентификационную эмблему, расположенную на спине вражеского андроида. Адмирал скользнул взглядом по раскалывающемуся надвое черепу, пронзённому ударом плазменного ножа сверху вниз, и резким поворотом головы обратился к сканерам. Делегация Чиалори не понесла потерь и грузилась в шаттл вместе с претендентом.

– Внимание эскадре! – рявкнул капитан в общий эфир. – Это западня! Чиалори уничтожили нашу делегацию и претендента! Сжечь шаттл противника!

Беспорядочно отстреливающая аварийные капсулы станция теневых бизнесменов разлетелась вдребезги, исчезая в багровом облаке взрыва спустя секунду после того, как шаттл делегации Чиалори вырвался из её ангара на максимально возможной стартовой скорости. Линкоры Цетеки произвели залп мгновенно, и шаттл разорвало в раскалённые клочья, быстро испаряющиеся под ливнем всевозможных зарядов. В следующий миг флот Чиалори произвёл ответный залп, истребительные формации бросились навстречу друг другу, и в чернильном мраке космического холода закипело яростное сражение.

* * *

– Ваши поступки подрывают нашу и без того хрупкую позицию! – Один из старших заседателей, потомок женщины-Уэрга и ныне усопшего чернокожего претендента от бывшего Императорского Доминиона, смотрел на изображение герцог-адмирала со смесью испуга и раздражения. – На Регентский Совет оказывается беспрецедентное давление! Нас прессингуют в буквальном смысле со всех сторон, а вы даёте им лишний повод!

Заседание Регентского Совета длилось второй час, и Атль единственный из герцогов присутствовал на нём посредством системы связи. В настоящий момент его флот вёл штурм очередной базы космического криминалитета, на этот раз оказавшейся убежищем контрабандистов, довольно убедительно замаскировавшихся под лояльных имперских граждан. В отличие от менее сообразительных коллег, эти преступники организовали своё логово на вполне законной орбитальной станции Империи. Система, в которой она находилась, была расположена на задворках Малого Доминиона Ичтеки, самого маленького и одновременно самого богатого из Малых Доминионов Теков. Живых планет в системе не имелось, равно как не имелось их во всем тамошнем секторе Галактики, но территориально через данный сектор проходила граница пространства Ичтеков с пространством группы цивилизаций Кетцали, двухметровых разумных пернатых.

Технологически Кетцали в некоторой степени превосходили Теков, но, будучи птицами крупных размеров, были очень чувствительны к гравитации. Зависимость от лёгких планет сильно ограничивало их экспансию, а нахождение в одной из центральных областей Империи фактически сделало невозможным расширение их территорий. Сектор Кетцали оказался зажат среди других имперских цивилизаций, и разумные пернатые были вынуждены расширяться за счёт освоения мёртвых планет и строительства орбитальных станций. Что послужило вынужденным стимулом их научного прогресса. Ичтеки хоть и имели более крупную территорию, но в общих чертах столкнулись с той же проблемой – расширяться особо некуда, кругом соседи. Поэтому оба субъекта Империи ревностно следили за своими границами, регулярно обмениваясь нотами протеста по межрегиональным дипломатическим каналам.

На деле же сами по себе границы мало интересовали что Ичтеков, что Кетцали, ибо в данном секторе не имелось не то, что соприкасающихся освоенных систем, но даже находящихся неподалёку перспективных для освоения. Что действительно заботило всех, так это право собственности на ресурсные разработки в мёртвых системах, находящихся на стыке их жизненных пространств. Большинство таких систем было давно опустошено, какие-то не представляли ценности изначально, где-то разработка шла полным ходом. Станция, которую облюбовали контрабандисты, располагалась в одной из опустошённых систем и находилась здесь с той поры, когда последние рудники ещё функционировали. Потом работы перенеслись в соседнюю систему, и станцию почти забросили. Она быстро стала убыточной и даже простояла законсервированной лет пятьдесят, но потом неожиданно ожила и даже стала приносить региональному бюджету какой-то доход. Считалось, что администрация станции смогла привлечь низкими ценами на жильё работников соседних необитаемых систем, трудящихся на ресурсных разработках. В действительности же экономическое чудо, как всегда, объяснялось просто: некие контрабандисты усмотрели в законсервированной станции неплохие перспективы для нелегального бизнеса и коррумпировали местное руководство, протолкнув на должность станционного смотрителя своего человека. А так как основным заработком контрабандистов является нелегальная поставка товаров с территорий Хаоса, то деньги на станции делались неплохие. Отсюда до Хаоса – треть Империи, так что цены на товар совсем не дармовые, при этом и спрос хороший, и расположение удачное, и сама станция вполне легальная, то есть находится под защитой Империи.

О коррумпированных полицейских чинах, обеспечивающих протекцию данной станции, Атлю было известно давно, но до сего момента это его не касалось, так как не имело отношения к задачам имперского боевого флота. Однако, когда след очередных ловчих потерялся где-то в этом секторе, решение проверить данное пристанище криминальных элементов напрашивалось само собой. Атль проверил и не ошибся. Едва его разведчики оказались в системе, они стали свидетелями царящей в районе станции подозрительной активности: несколько лёгких гражданский кораблей, тайно переоборудованных в истребители, атаковали старый армейский фрегат, явно давным-давно списанный и приобретённый частными лицами. Фрегат также представлял собой образчик нарушения закона: армейское вооружение с него было демонтировано не полностью, оставшиеся орудия не заменены на гражданские аналоги, поля преломления многократно усилены. Добропорядочным гражданам такая конструкция не требуется, и сам факт существования списанного фрегата в подобной комплектации свидетельствовал о криминальной стезе его нынешних владельцев.

Пока флот Атля совершал прыжок, криминальному фрегату чудом удалось уйти от столь же криминальных истребителей. Преследователи поспешили покинуть систему немедленно, предпочтя не сталкиваться с военными, и герцог-адмирал приступил к выяснению обстоятельств. Сразу же оказалось, что на станции находятся ловчие, по следу которых шёл его флот. Разведка засекла их попытку связаться с дипломатическими службами бывших Доминионов Цетеки и Чиалори одновременно. РЭБ-эскадра Атля подавила всякую связь в текущем секторе системы, и герцог-адмирал предложил администрации станции выдать ловчих добровольно. Коррумпированная администрация ожидаемо заявила, что ни о каких ловчих не знает и ни малейшего понятия обо всём этом не имеет. Тогда Пятисотый флот блокировал станцию и высадил десант. Ловчие попытались бежать, и орудийные системы станции предприняли попытку прикрыть их бегство под предлогом самозащиты от якобы противоправных действий Атля. Попутно станционная администрация выразила протест и запросила помощь у своего официального владельца – Малого Доминиона Ичтеки. Тратить время на бюрократов герцог-адмирал не собирался, поэтому уничтожил орудийные системы станции, а заодно выжег главным калибром её административный уровень вместе с коррумпированным аппаратом станционного смотрителя.

В текущую минуту эскадры Атля уничтожали все суда, не пожелавшие выполнить приказ флота оставаться на станции и пройти досмотр на предмет соблюдения законности конструкционных изменений, а его десантники заканчивали зачистку жилого сектора, в котором укрылись ловчие. Официальные представители Малого Доминиона Ичтеки ожидаемо не стали вступать в открытый конфликт с имперским флотом, возглавляемым старшим заседателем Регентского Совета. Так как прекрасно понимали, какого рода публика обосновалась на данной станции и какие-либо серьёзные расследования были не в их интересах. Поэтому вызов Регентского Совета для Атля не явился неожиданностью, зато количество заседающих изрядно развеселило герцог-адмирала. В амфитеатре заседаний было полно Герцогов, и Атль ни секунды не сомневался, что они собрались там все. С момента перехода власти к Регентскому Совету жизнь потомков Величайших стала слишком нервной. Все те, кто осыпал их благами и роскошью, наперебой требуют лоббирования своих интересов. А так как покровителей много и все они разные, то прийти к единому мнению Герцогам совсем не просто. В том, что так и было задумано волею господней, Атль также не сомневался.

– Чем же мои действия, направленные во исполнение законов Империи, подрывают позиции Регентского Совета? – холодно поинтересовался герцог-адмирал, виртуозно скрывая презрение под ничего не выражающей миной.

– Вы использовали своё положение в личных целях, когда отдали захваченного претендента бывшему Императорскому Доминиону! – заявил чернокожий карлик. – Нас обвиняют в том, что мы представляем интересы Владыки Золина в ущерб Большой Тройке!

– Каждый Регент аффилирован с тем или иным Доминионом, – безразлично парировал Атль, в упор разглядывая старшего заседателя. – В этом суть Регентского Совета.

Его имя Седженэм, что означает «лентяй», «бездельник». Таковым он и являлся до смерти Императора. А точнее, до смерти нескольких старших заседателей, жизни которых забрала Ловчая Сеть. Седженэм пролез на одно из освободившихся мест и пытается занять в Регентском Совете лидирующие позиции. Сам он аффилирован с Владыкой Золином ещё сильнее, чем Атль, но в настоящее время стремится демонстрировать свою беспристрастность. Герцог-адмирал усмехнулся одними глазами. Не выйдет. Сама суть Империи заключена в вечных внутренних интригах, а Регентский Совет есть апофеоз этой насмешки высших сил.

Интересно, он, Атль, в глазах нормальных Чиалори выглядит таким же уродом, как Седженэм в глазах нормальных Уэргов? Гибридизация с чернокожим претендентом сделала карлика узкокостным при стандартных пропорциях скелета, что делало его фигуру нелепо дистрофичной. Мутная чёрная кожа создавала ощущение вечной немытости, усугубляющееся уродливым волосяным покровом, тонким и ломким, торчащим в разные стороны едва заметными полукольцами, словно Седженэм не мыл шевелюру месяцами. Несвойственная Красным Расам растительность на нижней лицевой части черепа заканчивала картину абсолютной чужеродности. Атль не питал иллюзий насчёт себя: оранжевые, словно кошачьи, глаза, нарушенные пропорции соотношения длины рук к длине ног и слишком вытянутая форма черепа, словно сплюснутая с боков внезапно закрывшимися лифтовыми створами, выдавали в нём императорского гибрида с первого взгляда. Но всё же хотелось верить, что внешне он всё же не столь уродлив, как его собеседник.

– Но в сложившейся ситуации, – холодно продолжил Атль, – я исполнял закон усопшего Императора Ксиухкоатля, который, как всем хорошо известно, никем не отменён. А именно: право на обретение претендентов имеют четыре Великих Доминиона, в том числа Ица-Уэрги. Потеряв своего претендента, они на законных основаниях могут обрести нового. Я лишь ускорил этот процесс во избежание ненужного ажиотажа и кровопролития.

– После серии трагических инцидентов, повлекших за собой гибель претендентов Великих Доминионов Цетеки и Чиалори, – недовольно возразил дистрофичный чернокожий квадратный карлик, – оба этих Доминиона утратили статус! И теперь они требуют от нас помощи точно такой же, каковая была оказана вами бывшему Императорскому Доминиону!

– Они хотят, чтобы вооружённые силы Империи рыскали по Галактике, разыскивая для них претендентов? – Герцог-адмирал позволил себе ледяную усмешку. – Насколько я помню, в день моей последней встречи с войсками Великого Доминиона Цетеки они старательно уничтожали ловчих и незаконных претендентов. То есть свято соблюдали закон ныне почившего Ксиухкоатля. И это им удавалось вполне успешно. В тот день был уничтожен по крайней мере один из незаконных претендентов, некая женщина-гуманоид. Остатки её дикарской одежды и частицы генетического материала были обнаружены внутри напрочь выжженного десантного корабля преступников.

– Вам известно, что с тех пор ситуация изменилась! – Седженэм пытался скрыть возрастающее негодование. – Оба бывших Доминиона остро нуждаются в претендентах, и это законно! Почему флот продолжает уничтожать претендентов, вместо того чтобы обеспечить ими соискателей?

– Флот блюдёт закон усопшего Императора об уничтожении незаконных претендентов, – безразличный тон герцог-адмирала не изменился ни на микрон. – Более того, я категорически против того, чтобы вмешивать вооружённые силы Империи в императорскую гонку, ибо соискатели во все времена осуществляли поиск претендентов самостоятельно. Указанные вами бывшие Доминионы утратили статус не в результате решения Экстервита, признавшего их претендентов недостойными. Указанные претенденты погибли в результате междоусобных интриг, Экстервит тут ни при чём. На каком основании вооружённые силы должны становиться заложниками внутриполитических пертурбаций? Это может вызвать недовольство среди простых граждан и совершенно точно вызовет недовольство в войсках. Никто не захочет стать врагом одного Доминиона, разыскав претендента для другого.

– Это не самая важная проблема! – заявил чернокожий дистрофичный карлик. – Чиалори и Цетеки в состоянии войны! Они нападают друг на друга! Мы должны что-то сделать, раз мы управляем Империей в отсутствие Императора!

– В распоряжении Регентского Совета, как органа высшей власти на текущий момент, – Атль скользил ничего не выражающим взглядом по изображениям герцогов, внимательно вслушивающихся в их разговор, – находятся пятьсот флотов Империи. Но если кто-то из Регентов ещё не изучил имперские законы, то самое время исправить эту недальновидность. Потому что с позиции действующего законодательства, нам гораздо проще бросить армию на подавление этой междоусобицы, чем заставить вооружённые силы служить интересам того или иного субъекта Империи. Так что Регентскому Совету предстоит либо отправить войска на усмирение обоих вышеозначенных бывших Доминионов, либо отменить закон Эмиссара, запрещающий использование армии в интересах любого субъекта Империи. Имперская армия может действовать только в интересах всей Империи. Решать, что входит в круг этих интересов, может только Император либо Императорский Доминион, если на то была изъявлена воля Императора. В отсутствие Императора подобное решение может принять Регентский Совет, издав соответствующий закон, который явится официальным основанием для действий имперских вооружённых сил.

Герцог-адмирал замолчал, давая понять собравшимся, что дело за ними. Амфитеатр немедленно загудел, наперебой обмениваясь мнениями. Седженэм понял, что проигрывает Атлю не только в возможностях, но и в опыте, и в информированности, и на несколько секунд замолчал, размышляя над ответом. Атль мысленно одарил его очередной презрительной усмешкой. Управлять Империей, априори созданной по принципу собранных в одной банке пауков, оказалось несколько сложнее, чем упиваться роскошной жизнью? Особенно, когда покровители требуют отработать затраченные на твоё содержание миллионы? А ты не знаешь, чью сторону занять, потому что этих сторон слишком много для того, кто привык существовать праздно и ни в чём себе не отказывать. А тут тебе, ни много ни мало, предлагается изменить законы господни. Эмиссаров в нашей Галактике не было сорок тысяч лет, но вдруг они появятся незамедлительно, стоит только кому-нибудь посметь презреть их волю? Что они сделают с тобой за такое преступление?

– Регентскому Совету необходимо тщательно обдумать сложившуюся ситуацию! – Один из Герцогов, сын Ксиухкоатля и женщины-Пэчуа, раздул шейный капюшон, привлекая к себе внимание остальных. – Мы должны проконсультироваться с юристами! Отменять законы высших сил чревато! Но сейчас мы управляем Империей, и мы можем издать дополнительный закон, если он не будет противоречить воле Эмиссара! Может ли герцог-адмирал Атль, как единственный военный в Регентском Совете, дать какие-либо рекомендации прямо сейчас?

– Я бы рекомендовал под любыми предлогами не вмешивать вооружённые силы в конфликты между субъектами до тех пор, пока обстоятельства это позволяют, – ответил Атль, одаривая всех многозначительным взглядом. – Потому что всё, что мы можем сделать законно прямо сейчас, это подавить войска обоих бывших Доминионов и принудить их к миру. Не лучший вариант для многих участников Регентского Совета. Самим соискателям стоит предложить создать прямые линии для связей с общественностью по вопросам обретения претендентов. Не все ловчие являются представителями крупных преступных картелей или синдикатов. Некоторые не имеют собственных возможностей связаться с желающими обрести претендента напрямую. Они скрываются, опасаясь быть убитыми конкурентами. Желающих заработать огромные деньги быстро и любыми средствами в избытке. Я же со своей стороны прослежу за тем, чтобы вооружённые силы Империи игнорировали исполнение закона усопшего Императора Ксиухкоатля об уничтожении незаконных претендентов.

– Мы воспользуемся вашим советом, герцог-адмирал! – нашёлся Седженэм. – Однако вы могли бы отдать в распоряжение Регентского Совета претендента, которого сейчас захватывает ваш флот! Малый Доминион Ичтеки выразил нам резкий протест в связи с вашими действиями на их территории!

– Имперский флот действует законно в любой точке Империи, – отрезал Атль. – На то он и имперский. Не думаю, что Малый Доминион Ичтеки захочет пойти дальше протестов. Иначе я, как Регент, инициирую полицейскую проверку этой насквозь коррумпированной станции силами служителей закона, которые прибудут к месту событий из дальних регионов Империи, никак не связанных с Ичтеками. Поэтому передайте им моё глубокое почтение и сообщите, что Пятисотый флот Вечной Империи Тихуакан гордится тем, что имеет возможность помочь одному из уважаемых субъектов Империи восстановить закон и порядок. Мы покинем эту систему, как только будет уничтожен последний преступник, оказавший вооружённое сопротивление. Что же касается претендента, то я выполню просьбу Регентского Совета, хоть она и незаконна.

Герцог-адмирал вывел рядом с экраном правительственной связи ещё один экран, вызвал командира десантников и подключил его к линии Регентского Совета.

– Жду приказов, господин герцог-адмирал! – Офицер обнаружился посреди дымящихся развалин какого-то жилого подуровня.

Одного взгляда хватало, чтобы понять: здесь только что закончился отчаянный бой. Испещрённые оплавленными пробоинами стены ещё поблескивали незастывшими потёками металлокерамического композита, всюду лежали изорванные зарядами трупы хорошо вооружённых преступников, от мебели, бытовой техники и электронных систем, сваленных в баррикады, остались лишь дымящиеся искорёженные обломки. Командир десантников стоял возле странно одетого трупа в окружении своих солдат и принимал доклад эксперта в скафандре инженерной службы. Увидев на сфере системы связи изображение Регентского Совета, офицер застыл, вытянувшись по стойке «смирно».

– Ланд-майор! – Атль смотрел на офицера своим обычным ничего не выражающим взглядом. – Ликвидация незаконного претендента отменяется. Его необходимо взять живым и доставить в распоряжение Регентского Совета. Ответственность за нарушение закона беру на себя. Вопросы?

– Это невозможно, господин герцог-адмирал! – Ланд-майор беспомощно посмотрел на труп в одеждах из примитивных тканей. – Преступники уничтожены, факт смерти выходца из чужой галактики только что подтверждён ДНК-экспертизой. Её результаты будут у вас через пять минут…

– Достаточно, ланд-майор! – прервал его Атль. – Завершайте операцию, я свяжусь с вами позже. – Герцог-адмирал отключил канал связи с десантником и перевёл взгляд на экран с изображением Регентского Совета: – Может, это и к лучшему. Не придётся решать, кому отдать претендента. В наших интересах сейчас занимать наиболее сбалансированную позицию…

Резкий сигнал экстренного сообщения оборвал его на полуслове, и посреди амфитеатра заседаний вспыхнул экран прямой связи с министерством обороны.

– Чрезвычайная ситуация! – Появившийся на связи имперский маршал был крайне взволнован: – Цивилизация Ххззутов только что объявила войну Империи! Пограничное пространство, прилегающее к территориям Ххззутов, подверглось массированному вторжению! Связь с двумя секторами потеряна! Войска Империи подняты по тревоге!

* * *

Пятисотый флот закончил выход в реальный космос в системе собственной постоянной дислокации, и герцог-адмирал Атль вызвал на связь начальника тылового обеспечения базы:

– Великий Доминион Ица-Уэрги прислал обещанные штурмовые эскадры андроидов? – Атль окинул взглядом инфраструктурные объекты базы, раскинувшиеся на дальней орбите затухающей звезды и не нашёл новых войск.

– Ожидаем прибытия с минуты на минуту! – доложил офицер. – В настоящий момент они движутся по гипертрассе, я нахожусь на связи с канцелярией Владыки Золина. Господин герцог-адмирал, генеральный штаб запрашивал связь с вами уже трижды! Они не смогли связаться с вами по спецканалу, вы были в гиперпрыжке, и присылают запрос на установление связи каждый час! Итого уже пять вызовов! Установить связь с генштабом?

– Нет, – Атль обернулся к адъютантам: – Флоту приступить к ремонтно-техническим работам. Через пять часов жду от вас доклады о полной готовности эскадр. – Он вернулся к начтыла: – Я соединюсь с ними, когда придёт шестой вызов. Сейчас мне предстоят более важные дела: я должен доукомплектовать флот и подготовиться к предстоящим боям.

– Фиксирую образование точки выхода из гиперпространства! – доложил второй адъютант.

Система наблюдения за космическим пространством зажгла изображение выходящих в реальный космос кораблей, и ближняя связь замигала индикатором входящего вызова с опознавательными кодами бывшего Императорского Доминиона. Атль кивнул адъютанту, и тот принял вызов.

– Господин герцог-адмирал! – На экране возникло изображение квадратного карлика в одеждах советника Владыки. – От имени Великого Доминиона Ица-Уэрги приветствую вас! Две эскадры боевых андроидов общей численностью в шестьсот штурмовых фрегатов готовы для передачи в ваше распоряжение. Все модели изготовлены по модернизированной схеме и имеют усиленное экранирование. В матрицы их искусственного интеллекта заводом-изготовителем заложена высшая приоритетность ваших личных приказов. Вся соответствующая документация прилагается.

Атль посмотрел на начальника тыла:

– Зачислить в списки флота, поставить на энергетическое довольствие, раздать коды допусков и сетку частот связи! На все необходимые процедуры даю пять часов, после этого флот должен быть в полном составе готов к защите Империи.

– Будет исполнено! – начтыла отсалютовал и отключился.

– От себя лично Владыка Золин передаёт вам скромный подарок, – продолжил квадратный карлик. – Тридцать бутылок самых изысканных напитков и прилагающиеся к ним не менее изысканные деликатесы. В знак своей самой искренней дружбы. Куда мне доставить контейнер?

– В мою каюту на этом линкоре, – безразличным тоном ответил Атль. – Он заменяет мне флагман.

– С вашего позволения я доставлю презент сейчас же, – сообщил советник властителя, – мы ценим ваше время, герцог-адмирал. Кроме того, как только все формальности с передачей эскадр будут улажены, моя миссия будет закончена, и я хотел бы вернуться на Иче-Инкаль. Это долгий переход.

– Я буду ждать вас в своей каюте, – согласился герцог-адмирал и отключился.

Несколько секунд он разглядывал плывущие к базе походные колонны только что полученных эскадр, после чего оставил за старшего первого адъютанта и направился в свою каюту. Четвёрка телохранителей-Чиалори проследовала за ним по пятам до адмиральских апартаментов и заняла места у входа, рядом с часовыми-андроидами. Вообще Регенту, находящемуся вне Экстервита, положена рота охраны, но Атль предпочитал игнорировать данное правило. Сотня солдат, не спускающих с тебя глаз, это лишняя сотня соглядатаев от всех, кому не лень, не говоря о том, что корабельные коридоры и отсеки не резиновые. От подобных хлопотных придатков герцог-адмирал избавился ещё тридцать лет назад. С тех пор, как Атль дослужился до командующего Пятисотым флотом, он сам сформировал себе личную охрану из десятка лучших бойцов, которых в случае необходимости усиливали его десантники. Эффективность не хуже, учитывая их боевой опыт и регулярное участие в боях. А вот проблем с соглядатаями точно на порядок меньше. Вокруг него и без того достаточно соглядатаев. Одни адъютанты чего стоят.

Люковые створы каюты сомкнулись за герцог-адмиралом, он подошёл к пульту управления электронными системами апартаментов и активировал максимальную степень защиты от прослушивания и видеозаписи. Убедившись, что всё происходящее внутри каюты не станет достоянием шпионского оборудования, если таковое установлено или направлено сюда в текущий момент, Атль остался стоять посреди помещения. Спустя несколько минут искусственный интеллект сообщил о прибытии гостей, и герцог-адмирал велел электронике впустить посетителей.

– Ещё раз выражаю вам самую искреннюю благодарность! – произнёс советник владыки, не дожидаясь закрытия входного люка.

Он пропустил вперёд себя квадратного карлика в боевом экзоскафандре без оружия, управляющего передвижной антигравитационной тележкой с довольно массивным контейнером на борту. Десантник Уэргов завёл тележку внутрь, и Атль кивнул в сторону барного угла:

– Туда. К шкафу с напитками.

Люк закрылся, и индикаторы системы обслуживания апартаментов возвестили о восстановлении максимального режима секретности. Уэрг-десантник подвёл тележку к барному шкафу, и его створы бесшумно распахнулись. Оттуда неожиданно появилась пара боевых андроидов и молча забрала тележку у квадратного карлика. Андроиды сняли с неё контейнер и извлекли из недр шкафа точно такой же, водружая его на место снятого. Пока андроиды доставали из снятого контейнера хрустальные упаковки с бутылками и деликатесами, десантник-Уэрг велел антигравитационной тележке опуститься на пол и бросил взгляд на индикаторную панель левого предплечья своего скафандра. Убедившись, что пространство вокруг закрыто максимальной степенью криптографической и прочей антишпионской защитой, он сложил бронированную перчатку, обнажая ладонь, и коснулся запорного устройства только что полученного контейнера. Механизм замка провёл ДНК-проверку и распечатал ёмкость, сдвигая верхнюю крышку внутрь контейнерных стенок. Внутри контейнера обнаружился сложенный в три погибели гуманоид странного вида с несвойственной Галактике Теутио Тик*Аль растительностью под носом и на подбородке, наспех облаченный в мятую гражданскую одежду Теков, не подходящую ему по размеру. На лице гуманоида была укреплена дыхательная маска, удерживающая объект без сознания, предплечье обжимало широкое кольцо электронного идентификатора со слабо светящимися иероглифами: «Биологический возраст 27 лет, пол мужской, заявленное имя «Пётр Кагановский», ДНК-статус претендента подтверждён, лингвистический контакт установлен. Состояние объекта: медикаментозный сон, 11 часов до пробуждения. Зафиксирована начальная стадия дегидратации». Квадратный карлик распахнул замутнённый лицевой щиток и оказался Владыкой Золином.

– Кто ещё знает об этом? – Он демонстративно обвёл взглядом присутствующих в каюте и посмотрел на герцог-адмирала.

– Одно доверенное лицо, осуществившее операцию, – ответил Атль. – Это мой проверенный специалист, его лояльность не подлежит сомнению. – Он кивнул на боевых андроидов, выгружающих деликатесы: – Их матрица создана под меня лично. Больше никто.

– Отлично! – На лице Владыки Золина мелькнула удовлетворённая улыбка. Он скосил глаза на затолканного в контейнер дикаря из чужой галактики: – Он не пострадал от такой позы?

– Несколько связок травмировались, вывих сустава, плюс пара незначительных разрывов, – ответил Атль. – Ничего серьёзного.

– Я не сомневался, что могу на вас положиться, герцог-адмирал, – Владыка Золин коснулся замка, запечатывая контейнер с претендентом. Он закрыл лицевой щиток, и поверхность гермошлема вновь помутнела, искажая черты лица. – Теперь мы застрахованы от неожиданностей. Все наши договорённости в силе. Генеральный штаб планирует поручить вам командование имперскими силами, направленными на подавление агрессии Ххззутов. Будьте осторожны. Мы бы не хотели потерять вас. Желаю вам побед.

Владыка Золин поднял в воздух антигравитационную тележку с контейнером и направился к выходу. Его советник дождался, когда люк апартаментов распахнётся, и торжественно заявил:

– Великий Доминион Ица-Уэрги дорожит дружбой с вами, герцог-адмирал! Вы, без сомнения, наиболее достойный потомок Величайшего во всём Регентском Совете. За вас говорят ваши достижения. Не смею больше задерживать!

Оба квадратных карлика покинули адмиральские апартаменты вместе с тележкой, и Атль снял криптографическую блокаду каюты. На связь немедленно вышел первый адъютант:

– Господин герцог-адмирал, генеральный штаб на прямой линии!

– Соединяйте, – Атль перевёл взгляд на вспыхивающую рядом сферу системы связи, на которой возникло объёмное изображение начальника генерального штаба.

– Герцог-адмирал! – Имперский вице-маршал начал без вступлений. – Обстановка в подвергшихся вторжению секторах критическая! Ххззуты захватили четыре обитаемые системы и семнадцать необитаемых! Мы потеряли оба приграничных сектора! По данным разведки, противник не только начал разграбление захваченных секторов, но продолжает срочно перебрасывать туда крупные войсковые соединения! Мы ожидаем новых ударов! Для противодействия агрессору генеральный штаб формирует ударный кулак в составе сотни флотов. Как только силы будут собраны, вы получите их под своё командование! Но сейчас вам надлежит срочно высадиться в захваченных секторах и провести разведку боем для уточнения обстановки! Для этих целей вам предоставлены две разведывательных формации в двадцать вымпелов каждая! Не ввязывайтесь в затяжные бои! Генеральному штабу требуется максимально точная информация в кратчайшие сроки!

– Моя база находится довольно далеко от границы с Ххззутами, – ничего не выражающим тоном произнёс Атль. – Мне придётся провести в прыжке неделю, и это без учёта последнего отрезка пути, на преодоление которого уйдёт порядка двух суток, так как этот участок придётся проходить в режиме максимальной скрытности на минимальной скорости скольжения. Растрачивать на перемещения с туманной результативностью одноразовые генераторы кротовых нор в самом начале войны стратегически неправильно. Не будет ли более эффективным отправить туда любой из флотов, чьи пункты постоянной дислокации расположены гораздо ближе к месту событий?

– Мы уже послали два флота, – вице-маршал недовольно поджал губы. – Первый попал в засаду и был уничтожен в первые же минуты. Второй находится на гипертрассе, и с ним, соответственно, нет связи. Но с момента прыжка обстановка изменилась. Система, в которую он направляется, подала сигнал бедствия. Два часа назад связь с ней прервалась. Мы не исключаем, что к моменту выхода второго флота в реальный космос его будет ждать засада.

– Ххззуты сумели уничтожить флот в восемьсот вымпелов за минуты? – уточнил Атль всё тем же безразличным тоном. – Если это не кварковый удар, то они должны были сосредоточить там очень крупные силы. Насколько свежая информация имеется в нашем распоряжении относительно политической и военной обстановки на территориях Хаоса? В стандартных циркулярах генерального штаба указано, что Рой Ххззутов ведёт войны со всеми своими соседями за исключением клана Тенкатль. Это соответствует действительности?

– Разведывательное агентство в настоящий момент обновляет информацию, – вице-маршал не стал скрывать скептицизма. – Это займёт какое-то время, как и стягивание сил в кулак. Нам приходится перебрасывать флоты со всей Империи. Поэтому мы посылаем туда вас. Выиграйте для Империи это время! До крайней безопасной точки маршрута вы доберётесь ноль-переходом, конвой с ноль-генератором уже направлен на вашу базу. Дальше действуйте по своему усмотрению. Шифрограмма со всей сопутствующей информацией будет передана вам по завершении нашего сеанса связи.

– Я доложу генеральному штабу, как только мой флот закончит технические работы и будет готов к броску, – Атль закончил фразу и умолк, вопросительно глядя в глаза вице-маршалу.

– Это всё, герцог-адмирал! – начальник генштаба поспешил отключиться.

Атль привычно спрятал усмешку. Империя заплыла жиром от тысячелетия безбедной жизни настолько, что из пяти сотен флотов генеральному штабу оказалось некого послать заткнуть прорыв. Как обычно, все вспомнили о его флоте, единственном во всей армии, знающем понятие «боевая работа» не в теории. Наверняка прежде чем отправить Атля на, вполне возможно, верную смерть, министр обороны постарался заручиться поддержкой Регентского Совета. И многие из Герцогов с удовольствием поддержали кандидатуру Атля. В надежде на то, что Ххззуты избавят их от его присутствия в совете заседателей. Недаром Владыка Золин посоветовал ему быть осторожным. При этом дальше советов дело не пошло. Что не удивляет: Великие Доминионы больше интересует императорская гонка. Как только Император взойдет на трон, Чужие сами со всех ног бросятся прочь с территории Империи. Поэтому никто не воспринимает их всерьёз. Пятьсот имперских флотов – это свыше четырехсот тысяч боевых вымпелов. Они справятся с любой угрозой. Так принято считать. Вот только если данное всеобщее мнение окажется ошибочным, всё может пойти очень и очень непредсказуемо.

* * *

Лепестки диафрагмы входного люка расползлись в стороны, открывая проход, и в помещение вошла пятёрка боевых андроидов-клонов. О том, что похожие друг на друга с точностью до миллиметра рослые черноволосые кареглазые красавцы не живые люди, Ксения догадалась ещё в тот жуткий день, когда погибла Юлиана.

Какие-то сильные мира сего напали на станцию, где находились они с Юлой и той капризной истеричкой Стеллой, и Ксения тогда спаслась буквально чудом. Андроиды, охранявшие пленников, приняли решение разделить девушек и попытались вывезти из гибнущей станции в разные стороны. В итоге повезло только Ксении, остальных убили нападающие. Корабль Юлианы то ли взорвали, то ли выжгли дотла отсек, в котором она находилась, в общем, от бедняжки остался только клок волос, обожжённый обрывок кардигана, пропитанный кровью, и ещё несколько кровавых ошмётков нашли вплавленными в пол и стены. От Стеллы и вовсе ничего не осталось, корабль, на котором её пытались спасти, разметало на мелкие куски. Корабль Ксении тогда тоже едва не сожгли, его подбили несколько раз, кругом пылал пожар, чадил дым, потом бушевала декомпрессия, и Ксения в ужасе смотрела на всё это изнутри какой-то прозрачной капсулы, в которую её положили андроиды. Собственно, тогда она и поняла, что они не люди. Нескольких из них разорвало прямо на её глазах, и она видела выплёскивающуюся из их тел ядовито-бурую жижу и сполохи электрических замыканий, скользящих по надрывам внутренних тканей. Останки убитых андроидов вперемешку со всяким бытовым хламом неизвестного назначения под действием декомпрессии врезались ей чуть ли не в лицо, и Ксения вздрагивала, охваченная паническим страхом, не в силах пошевелиться внутри тонкой капсулы. К счастью, хрупкая на вид капсула оказалась достаточно прочной, а уцелевшим андроидам удалось уйти от погони и скрыться. Потом её усыпили, и понять, сколько времени прошло во сне, она не смогла.

Проснулась Ксения на уже знакомом овальном ложе внутри небольшого помещения с ещё более футуристическим дизайном. Потом к ней пришли всё те же андроиды, только отмытые от крови и копоти. Её покормили, указали рукой на люк в стене, за которым обнаружился санузел, и ушли. Потом с ней кто-то связался по громкой связи, сообщил о гибели Юлианы и Стеллы, после чего пообещал, что её заключение вскоре закончится и она получит исчерпывающие объяснения. Она попыталась что-то спросить, но на её вопросы уже никто не ответил. Так прошло несколько дней, но теперь что-то должно измениться, недаром же андроиды явились к ней в таком количестве.

– Следуйте за мной! – один из боевых андроидов приблизился и подал ей руку. – Пожалуйста!

На этот раз лицевой щиток его гермошлема был зафиксирован настолько плотно, что Ксения не различала голоса андроида вообще, а синхронный перевод, льющийся из стандартного утолщения на шейном отделе скафандра, всегда звучал механическим голосом. Тот, кто разговаривал с ней по громкой связи несколько суток назад, был живой и с интонациями. Но сейчас за ней снова прислали андроидов. Это обстоятельство вызвало у неё испуг.

– На нас снова напали? – Ксения невольно содрогнулась, вспоминая жуткую картину сотрясающейся станции, охваченной пожарами, и залитый кровавой жижей и разорванными останками отсек корабля, пронзаемый вражескими снарядами.

– Нет, – ответил механический голос. – И, если вы поторопитесь, этого не произойдёт.

Её повели по какому-то коридору, и Ксения решила, что находится ещё на какой-то космической станции, только намного меньших размеров. Пока ничего не сотрясалось и не горело, что немного ободряло, но все попадающиеся по пути боковые люки были наглухо задраены, и страх стал быстро возрастать.

– Куда мы идём? – Ксения попыталась выдернуть руку из ладони сжимающего её андроида.

– Вас освобождают, – неожиданно андроид не стал ей препятствовать, и она едва не потеряла равновесие. – Все объяснения вы получите у принимающей стороны. Идёмте!

Пришлось подчиниться, и их небольшая команда продолжила движение. Спустя минуту её привели в какое-то помещение, ненамного превышающее размерами предыдущее, но оказавшееся многолюдным. По периметру стен через каждый метр застыли вооружённые боевые андроиды, посреди отсека стояла пара андроидов не боевых, но их абсолютное сходство уже не вызывало у Ксении сомнений в их происхождении. А вот напротив них, лицами ко входу, стояла делегация очень необычных людей. Худые, стройные, ростом под два двадцать, черноволосые и темноглазые, с роскошными хвостами прямых и тяжёлых волос, краснокожие, скуластые, с выразительными аристократическими лицами. И они были разными, то есть живыми. Хотя среди них тоже были вооружённые солдаты, что вкупе с огромным ростом и направленными на неё взглядами подпитывало шевелящийся в душе страх. Это её похитители или освободители?

– Объект в вашем распоряжении, – механический переводчик её сопровождающего перевёл фразу одного из гражданских андроидов, адресованную кому-то из высоченных краснокожих.

Стоящий в центре делегации великан, явно самый главный среди них, что-то коротко приказал, и двое стоящих рядом с ним краснокожих одновременно шагнули к ней, доставая какие-то приборы. Ксения испуганно отшагнула, упираясь спиной в стоящего позади андроида, и главный великан произнёс:

– Не бойтесь, вам ничего не угрожает. – Его речь переводилась таким же, как у всех, устройством, укреплённом на вороте высокотехнологичного одеяния, но в отличие от андроидов имела интонации живого человека. – Это необходимая формальность, ДНК-проверка. После неё вы окажетесь на свободе и в безопасности. И покинете это место.

– Меня отвезут домой? – Ксения демонстративно убрала руки за спину, не позволяя великанам взять у неё анализ крови. – Я требую адвоката и телефонный звонок родителям! Немедленно!

– Если вы не пройдёте ДНК-идентификацию, мы ничем не сможем вам помочь, – холодно изрёк главный краснокожий. – Нас интересует только подлинный претендент на престол. За прошедшие двое суток мы столкнулись со всплеском мошенничества. Без положительного результата ДНК-теста дальнейшего разговора не будет.

При этих словах конвоировавшие Ксению андроиды бесцеремонно схватили её за руки и чуть не вывернули их навстречу краснокожим дылдам. Она вскрикнула не столько от боли, сколько от страха, и на дальнейшие препирания не решилась. Верзилы взяли у неё кровь из руки прямо через мятую и давно несвежую одежду, к счастью, это прошло совсем не больно, и секунду изучали данные, высветившиеся перед ними прямо в воздухе. Потом один из экспертов утвердительно кивнул своему начальнику, и тот повернул голову к не военным андроидам:

– Подлинность претендента доказана. Мы подтверждаем сделку. Начинаем перевод средств.

Несколько секунд все молчали, затем дальний из гражданских андроидов бросил взгляд на небольшой экран некоего прибора, вмонтированного в его предплечье, и произнёс:

– Деньги получены. Отныне претендент ваш. Наш синдикат счастлив оказать услугу Великому Доминиону Чиалори. Данная сделка целиком и полностью останется конфиденциальной. Наш синдикат желает вам победы в императорской гонке.

– Возвращаемся на борт, – всё так же холодно процедил главный верзила, никак не отреагировав на слова представителя синдиката. Он посмотрел на Ксению. – Госпожа Ксения! – торжественно произнёс краснокожий великан. – Ваша верная опора на троне Империи, Великий Доминион Чиалори счастлив приветствовать вас в Галактике Теутио Тик*Аль! Прошу проследовать на борт флагманского корабля нашей эскадры. Там вы получите исчерпывающие объяснения, а также всё, что только в наших силах. Сейчас в наших интересах покинуть этот корабль и как можно быстрее оказаться в столице нашего Доминиона!

Боевые андроиды расступились, одновременно расходясь в разные стороны и занимая места вдоль стен рядом с другими искусственными солдатами, и в ту же секунду Ксения оказалась окружена бойцами Чиалори. Её с почестями вывели из помещения и сопроводили к шлюзовому отсеку. Наблюдающий за всем этим посредством корабельных видеосистем абсолютно лысый незнакомец, находящийся в десятке световых лет от места событий, в одной из необитаемых солнечных систем, на борту глубоко законспирированной космической станции, молча проводил взглядом исчезающую в стыковочном шлюзе делегацию Чиалори. Получившие претендента клиенты взошли на борт своего линкора, на фоне которого эсминец преступного синдиката казался тщедушным слабаком, и усеивающий окружающий космос флот Чиалори пришёл в движение. Сто с лишним тяжёлых кораблей и втрое больше истребителей выстроились вокруг своего флагмана в оборонительную формацию и начали подготовку к гиперпрыжку.

Незнакомец дождался, когда эсминец синдиката окажется достаточно далеко от флота Чиалори, но при этом всё ещё будет находиться в зоне прямой видимости, и коснулся пальцем светосенсора дистанционной самоликвидации. Экраны полыхнули яркой вспышкой и погасли. Спустя миг автоматика сообщила о полном разрушении эсминца, и незнакомец удовлетворённо хмыкнул. Этот след уже никто не отследит.

Глава восьмая

3112-й необитаемый сектор Империи Тихуакан, система Ч-5097 нулевой ресурсной ценности. Семьдесят шесть лет с момента очередного стандартного имперского патрулирования.


Управлявший подрывом эсминца незнакомец обратил взор на объёмный экран, демонстрирующий только что поступивший отчёт от финансовой команды. К тому моменту, когда Чиалори достигнут своей столицы, счёт, на который они переводили деньги, будет обнулён и закрыт, финансовые операции запутаны, движение средств превратится в сложный клубок противоречивых транзакций. И если кто-то захочет потратить огромное количество времени на его распутывание, то опоздает: всё будет переведено в сырьевые ресурсы, счета закрыты, фирмы обанкрочены. Просто так найти логово синдиката не удастся никому. Такой уровень безопасности стоит огромных денег, но вознаграждение, полученное за претендента, перекрывает любые расходы на порядок. Незнакомец коснулся другого светосенсора, и угасшие перед его роскошным креслом экраны ожили, демонстрируя объёмное изображение некоего роскошно обставленного помещения. Посреди него, на кровати, лежал претендент по имени Стелла, с бокалом в руках и без одежды. Претендент что-то визгливо прокричала и запустила бокалом в закрытый люк. Незнакомец приблизил изображение, с интересом разглядывая обнажённые бёдра женщины, но увидел на них слабо заметный волосяной покров и с отвращением скривился. Он с брезгливой миной отдалил изображение и вызвал на связь дежурного надзирателя:

– В каком состоянии находится объект?

– В состоянии перманентной истерии, – надзиратель оказался столь же лыс. – Медики заявляют, что это не является следствием каких-либо переживаний или сопутствующих им травм. Такова генетика объекта в совокупности с полученным воспитанием. Иными словами, она ведёт и будет вести себя так всегда, степень истерии зависит от её текущего настроения. В настоящий момент она не желает надевать выданную ей одежду. Несмотря на то что она прекрасно понимает, что наши ткани многократно благороднее примитивного сукна, из которого было изготовлено её пришедшее в несвежее состояние тряпьё.

– Отправьте к ней психолога, – распорядился незнакомец, – пусть начинает работать. Держать её взаперти больше месяца нельзя, но ей предстоит сидеть у вас долго, и к исходу этого срока она должна чувствовать себя комфортно. И тем более нам не нужны суицидальные осложнения и прочие выходки нестабильной эмоциональной системы уродливого мутанта. Её тряпьё вычистить и привести в надлежащий вид. И не выдавать до момента продажи объекта. Если она не оденется по-хорошему, понизьте температуру воздуха в её каюте. Я больше не желаю видеть звериную шерсть на её конечностях, так что изготавливайте для неё максимально закрытые одежды.

– Слушаюсь! – отрапортовал дежурный надзиратель и отключился.

Незнакомец некоторое время разглядывал голую Стеллу с разных сторон, не приближая изображения, после чего вновь брезгливо скривился и пробормотал себе под нос:

– Надеюсь, это мерзкое убожество не усадит свой мятый зад на имперский трон. И откуда только Ловчая Сеть берёт таких уродов… Жаль, что в результате нападения флота Цетеков на станцию передержки погибла вторая претендентка. Лучше бы пришили эту. Та была получше.

Он выключил изображение Стеллы и приказал искусственному интеллекту сканировать каналы новостных агентств в поисках свежей информации об императорской гонке. Таковая не заставила себя ждать. Спустя минуту сразу несколько десятков новостных каналов вывели в имперскую сеть экстренные выпуски с пометкой «Начало Императорской Гонки», и незнакомец занялся просмотром наиболее рейтинговых из них.

«– С вами «Новости Империи. Экстренный Выпуск» и я, ваш покорный слуга Зипактонал! – вещал известный на всю Империю ведущий. – Только у нас самая свежая и полная информация о самых грандиозных событиях! Никогда не выключайте наш канал, и вы будете в курсе всего раньше, чем властители вашей цивилизации!»

Незнакомец иронически усмехнулся. Чем ярче ярлык, тем бесполезнее новости. Это имперский канал, финансирующийся Сенатом, он передаёт только официально одобренную информацию. Говоря иначе: надеяться на стопроцентную правду и полноту предложенных тут новостей не приходится. Плюсов у данного канала всего два: его журналисты получают информацию напрямую от пресс-служб руководства цивилизаций и он транслируется бесплатно по всему пространству Империи. Обычно незнакомца в силу рода деятельности интересовали более информативные новостные агентства. Таких было в избытке. В основном потому, что зачастую они были запрещены или подвергались гонениям в пространствах своих цивилизаций и располагали свои штаб-квартиры за их пределами. А так как цивилизаций внутри Империи было немногим более двух тысяч, то подобных новостных агентств существовало огромное множество, и для того, чтобы не утонуть в их обилии, приходилось потрудиться. Обычному обывателю в таких случаях предлагается воспользоваться услугами специализированных аналитических порталов, но если тебе требуется по-настоящему не ангажированная информационная сводка, то либо разбирайся с обилием информационных потоков сам, либо имей собственную аналитическую команду. У синдиката, естественно, такая команда имеется, но именно сейчас незнакомца интересовала официальная позиция Великих Доминионов. Поэтому на этот раз он не стал переключать канал.

«– Императорская гонка началась! – продолжал вещать Зипактонал. – Теперь это можно утверждать совершенно точно! С минуты на минуту мы ждём официального подтверждения от Регентского Совета, пока же спешим ознакомить вас с расстановкой сил! Только что бывший Великий Доминион Чиалори сделал заявление об обретении претендента! Таким образом, их утерянный статус восстановлен! Прямое включение с борта флагманского линкора Великого Доминиона Чиалори, чья эскадра занималась поисками претендента!»

Изображение ведущего сменилось на вид кают-кампании линкора, в котором в окружении официальных лиц Чиалори находилась Ксения, усаженная в правительственное кресло. Среди высоченных сухопарых гуманоидов претендентка выглядела мелкой и растерянной даже сидя в кресле, и её дикарские одеяния придавали ей ещё больше нелепости. Незнакомец вывел рядом с экраном изображения Стеллы и погибшей Юлианы и принялся сравнивать их визуально, продолжая слушать новости в пол-уха. Планета из далёкой галактики, откуда Ловчая Сеть доставила претендентов на этот раз, уже поставляла таковых ранее. Происходило это много веков назад, но информация в архивах имелась, и уже тогда в ней отмечались некоторые особенности планеты аборигенов. Наиболее интересной из которых являлся этнический состав их населения. На той захудалой планете, находящейся на примитивной стадии развития, проживали потомки выходцев не просто из разных галактик, а из галактик разных частей нашего вселенского пространства.

Причём окраины эти подчас были расположены на недосягаемом друг от друга расстоянии. Преодолевать столь немыслимое безграничье космических океанов ради соперничества за одну-единственную планету никто бы не стал, так что любому понятно, что планета побывала в гуще событий во времена давно минувших Всеобщих Войн. Только в тех условиях на её поверхности могла образоваться такая немыслимая каша из вынужденных переселенцев. В кучу смешались представители Светлых, Красных, Жёлтых, Серых и Чёрных рас. Всё это в той или иной степени перемешалось на различных территориях, что привело к ожидаемому результату: мутациям и деградации. Качество генотипов гибридного населения было ужасным, при этом процесс смешения всё ещё шёл, и разные аборигены зачастую имели мелкие, но заметные отличия. Неудивительно, что Ловчая Сеть любит открывать туда порталы – Экстервит обожает уродцев.

Незнакомец закончил сравнительный анализ и пришёл к выводу, что погибшая претендентка издалека выглядит приятнее уцелевших. Скелеты всех троих несли на себе многочисленные мутационные уродства, выразившиеся в нарушениях пропорций, общее качество организмов оставляло желать лучшего. Неудивительно, что Экстервит дарует претендентам бессмертие. С таким здоровьем им самостоятельно не дожить и до ста лет, а одряхление начнётся вдвое раньше, если не ещё быстрей. Правда, не понятно, отчего тогда умер Император Ксиухкоатль, но это забота имперской академии наук. Но на лицо погибшая претендентка явно была симпатичнее двух других. Волосы хоть и не прямые, но хотя бы не вьющиеся, череп не столь деформирован, черты лица соответствуют друг другу размерами. Вот только глаза светлые, что не есть хорошо. Они достались ей от какого-то сверхдальнего предка, являвшегося деградировавшим потомком Сияющих. Это рискованно, ведь Экстервит прямо объявляет Сияющих врагами. С другой стороны, непосредственно ДНК Сияющих у претендентки не было, речь идёт о незначительных остатках деградировавшей генетики какого-то их дальнего потомка, а это не имеет значения. Но в любом случае продать её было бы сложнее, чем остальных. Уценка товара была бы неизбежна. Но это всё равно лучше, чем гибель и потеря средств вообще.

«– Итак, подведём первые итоги! – изображение Чиалори, демонстрирующих результаты ДНК-экспертизы Ксении, сменилось сидящим в студии Зипактоналом. – Вчера Великий Доминион Цетеки официально сообщил об обретении претендента и возвращении утерянного статуса. В связи с состоянием войны с пространством Чиалори на территориях Цетеки введены беспрецедентные меры безопасности, и пресс-конференция по поводу обретения претендента проводилась ими в онлайн-режиме. Никто из журналистов туда допущен не был, но из источников, близких к ловчим, у которых Цетеки приобрели претендента, мы получили подтверждение его подлинности. Величайший Эмиль Шапиро действительно прошёл порталом Ловчей Сети, и данные его ДНК-тестов, предоставленные нам источником, совпадают с данными, предоставленными Великим Доминионом Цетеки. Кроме того, по неподтверждённой пока информации, Великий Доминион Мезтеки, являющийся сейчас фаворитом императорской гонки, несколько часов назад приобрёл себе ещё одного претендента. Наши источники называют её Величайшая Карина Абрамян, однако никаких официальных заявлений от Великого Доминиона Мезтеки пока не последовало. Вместо этого Мезтеки объявили о введении в своём пространстве особого положения в связи с нападением Роя Ххззутов на пограничные сектора Империи. Итого: все четыре Великих Доминиона вновь участвуют в императорской гонке! Следите за нашими новостями!»

Новости об императорской гонке сменились информацией о боях в приграничных секторах, атакованных Ххззутами, и лысый незнакомец уменьшил размеры выделенного под текущий канал объёмного экрана. Пространство Империи огромно, почти шестьдесят процентов Галактики, и возня на её окраинах его интересовала мало. Сейчас приоритетное направление – это торговля претендентами, приносящая гигантскую прибыль за незначительный период времени. На этом необходимо сосредоточиться максимально, тем более что ставки на этом рынке растут по мере обострения императорской гонки. Незнакомец погасил изображения претенденток и зажёг вместо них следующий в списке канал.

«– …вот что говорят по этому поводу наши эксперты!» – возвестил ведущий очередного информационного агентства, и в его студии вспыхнули несколько экранов с представителями разных рас Империи. Появившиеся эксперты немедленно вступили в дискуссию о мотивах и тайных целях участников императорской гонки.

«– Война с Ххззутами – это всего лишь предлог! – заявлял один из них, богато одетый Уэрг преклонного возраста. – Сколько жуки смогут собрать сил? Сто тысяч? Двести? Армия Империи насчитывает свыше четырёхсот тысяч боевых кораблей, и это без мобилизации, которую имперские цивилизации будут обязаны провести, если на то последует указ Регентского Совета! Великий Доминион Мезтеки просто использует этот предлог для того, чтобы ввести в своём пространстве усиленный режим законным способом! Они сделали выводы из событий, послуживших поводом для войны между Цетеками и Чиалори, и не хотят потерять своего претендента! Ведь из зафиксированной указом усопшего Императора очереди на трон он из последнего стал первым!»

«– А не кажется ли вам, – вступил в спор второй эксперт, Тек средних лет в стильных деловых одеждах, – что этот факт наводит на определённые размышления? Как удачно Мезтеки из аутсайдеров императорской гонки сделались её фаворитами! Заметьте, Чиалори до сих пор категорически опровергают свою причастность к террористическому акту, лишившему Цетеков претендента! Согласитесь, но и тот теракт, и ответный удар Цетеков сыграли Мезтекам на руку! Это не вызывает у вас никаких подозрений?»

«– Начнём с того, что и Цетеки не признают свою причастность к той бойне, которую вы назвали сейчас «ответным ударом»! – возразил старый квадратный карлик. – Однако факт принадлежности нападающих к силовым структурам спецслужб Цетеков не вызывает сомнений! Как факт принадлежности боевых андроидов элитного подразделения «Мизантропы» – к силам спецопераций Великого Доминиона Чиалори! Опознавательная метка на спине боевого андроида – это вам не какая-то там гравировка, нанести которую может любой желающий! Это сложная идентификационная технология, подающая узконаправленный маркерный сигнал на основе взаимодействия с матрицей андроида, которая выстраивается в момент производства! Изменить её невозможно! Собственно, метка потому и находится на спине, так как служит элементом опознавания в системе «свой-чужой» во время сражения для дружественных боевых единиц. Боевые андроиды обычно применяются на острие удара, и дружественные войска редко глядят им в лицо! Но сейчас речь не об этом, мы отклонились от курса! Учитывая лёгкость, с которой Великие Доминионы уничтожают претендентов друг друга, что удивительного в том, что Мезтеки приобрели второго претендента, да ещё пытаются держать это в тайне? Это элементарная страховка! Я бы на их месте поступил аналогично!»

«– Я правильно вас понял? – вступил в беседу третий эксперт, Чиалори неопределённого возраста с чопорным, как у всех их, выражением лица. – Вы не исключаете, что Мезтеки ожидают покушения на своего официального претендента?»

«– Не исключаю! – подтвердил Уэрг. – И не в качестве ответного удара за то, что именно они якобы стоят за взаимной бойней, развязанной Цетеками и Чиалори, как намекает наш молодой коллега! А в силу элементарного здравого смысла! Их официальный претендент стал номером один! Это много кому не по вкусу!»

«– Точнее, это не по вкусу всем остальным Великим Доминионам, утратившим лидирующие места в очереди, – надменным тоном изрёк Чиалори. – Однако, если вспомнить, с чего началась коррекция данной очереди, то это будет гибель официального претендента бывшего Императорского Доминиона Ица-Уэрги, в тот момент, когда трон покарал недостойного! В свете вашей позиции события, последовавшие за этим, наводят на ещё более непростые гипотезы. Официальный претендент бывшего Императорского Доминиона гибнет, и Ица-Уэрги мгновенно теряют статус Доминиона вообще. Но в кратчайшие сроки обретают нового претендента благодаря действиям Регента герцог-адмирала Атля, которых никто не ожидал. Впрочем, неожиданностью это явилось только для доморощенных экспертов! Тех, кто считал Атля аффилированным с Чиалори только потому, что герцог-адмирал является сыном усопшего Императора и женщины-Чиалори. Истинные знатоки политической закулисы прекрасно знают, кто осуществлял и осуществляет протекцию Атлю с первого дня его армейской карьеры! Итак, Ица-Уэрги практически безболезненно обретают претендента и возвращают себе статус Великого Доминиона. Но отныне они, согласно закону усопшего Ксиухкоатля, находятся в самом конце очереди на трон! И тут вероломные Чиалори, так и не признавшие свою вероломность, уничтожают претендента Цетеков, бывшего номером два в очереди! Едва ли не сразу Цетеки ответным ударом убивают претендента Чиалори, бывшего в означенном списке номером три! А Великий Доминион Мезтеки, являющийся обладателем ещё живого претендента, бывшего в очереди на трон последним, четвёртым, а ныне ставшим первым, вводят в своём пространстве военное положение, потому что опасаются терактов или чего-либо подобного! Если гипотетически представить, что их усилия не увенчались успехом и официального претендента уберечь от гибели не удалось, ответ на вопрос «кому всё это выгоднее более остальных» напрашивается сам собой!»

«– Вы считаете, что бывший Императорский Доминион уничтожает претендентов одного за другим, чтобы вернуть себе первое место в очереди на трон? – Старый квадратный карлик не скрывал скепсиса. – Не слишком ли сложно? И опасно? Ведь если Большая Тройка получит тому неопровержимые доказательства, она может объединиться против Ица-Уэргов. Это война, которую не желает никто!»

«– Так ли это? – с лёгким пафосом возразил Чиалори. – До дня Мишкоатли остаётся всего год. Это не так много! Вот следующий за ним, более поздний Мишкоатли, состоится только через несколько лет, и получить более точный срок Экстервит пока не позволяет! Это может оказаться и пять, и десять лет, и более! А вот предстоящий срок уже объявлен, и изменению не подлежит!»

«– Вы намекаете на то, что Ица-Уэргам выгодна война? – Стильно одетый Тек заметно оживился. – Какие бы силы ни собрала Большая Тройка, за год им бывший Императорский Доминион не разбить. В крайнем случае Регентский Совет может бросить армию на принуждение к миру всех воюющих сторон. Влияние на Регентов у Владыки Золина имеется, он крайне прозрачно намекнул на это посредством действий герцог-адмирала Атля! В итоге, каковыми бы ни были результаты вмешательства в конфликт имперского флота, война затянется. День Мишкоатли наступит, и Ица-Уэрги возведут на трон своего нового претендента. Который, что не исключено, может воспользоваться Экстервитом для казни тех, кого сочтёт преступниками! И если таковыми будет сочтена Большая Тройка, то пространства Теков и Чиалори могут лишиться нескольких солнечных систем, которые высочайшим повелением нового Императора отойдут к пострадавшей стороне. То есть к Уэргам. Иными словами, мы видим многоходовую комбинацию по увеличению жизненного пространства Уэргов за счёт других рас Империи!»

«– Это чудовищное обвинение! – возмущённо вскинулся старый Уэрг. – Сильно отдающее ксенофобством, а не здравым смыслом! Я бы не рекомендовал вам разбрасываться подобными заявлениями бездоказательно! Это лишь обостряет и без того накалённую обстановку! Позволю себе напомнить вам, что последнюю тысячу лет Императорский Доминион принадлежал Ица-Уэргам. При этом пространство Уэргов не расширилось за счёт других видов, хотя времени было больше чем достаточно! Да, непосредственно пространство Ица-Уэргов увеличилось на одну солнечную систему, ныне их официальную столицу, которая ранее принадлежала Мезтекам и на которую обрушился гнев Ксиухкоатля в первые годы своего правления. Но, во-первых, это было решение Императора, а не Императорского Доминиона! Никто не в силах приказывать восседающему на троне! Это чревато смертью! А во-вторых, если кто-то из присутствующих не в курсе исторических фактов, в то же время Ксиухкоатль уничтожил население другой солнечной системы, являвшейся частью территорий Ица-Уэргов! Всё это от начала и до конца являлось карательной акцией, актом устрашения, задуманным и воплощённым Императором лично! Ица-Уэрги пострадали от этого не меньше!»

«– Что не помешало Ица-Уэргам быстро восстановить императорское доверие! – парировал стильный Тек. – В итоге Империя тысячу лет существовала под диктатом Уэргов! И, судя по всему, Уэргам это так понравилось, что они не желают смириться с потерей трона! Что же касается личных решений Императора, на которые чревато влиять, то теперь уже я позволю себе напомнить вам, дорогой коллега, что ныне усопший Ксиухкоатль попал в нашу Галактику будучи цивилизованным индивидом! Цивилизация, откуда он родом, имела уровень развития аналогичный общему уровню развития Империи тех лет! А по заявлениям самого покойного Императора, даже в некотором значении несколько выше! Согласен, диктовать свою волю Ксиухкоатлю никто бы не смог, по крайней мере открыто и навязчиво – уж точно! Но! Сегодняшние претенденты совсем другое дело! Каждый желающий уже изучил все те немногие данные, которые поступили от ловчих вместе с претендентами. Их цивилизация фактически примитивна, имеет докосмический уровень развития, засорена псевдорелигиями и находится на грани вырождения! Степень гибридизации зашкаливает, представителей полноценных генотипов нет, одни мутанты с неполноценной психикой, кривой биологией и ужасным здоровьем! И полным отсутствием какого бы то ни было представления о социальных, политических и экономических процессах, протекающих среди высокоразвитых видов! Управлять такими претендентами не составит труда! Конечно, спустя век или два, новый Император наберётся разума и опыта, если, конечно, пожелает! Но это будет потом! А на первых порах Доминион, который станет Императорским, без особых трудностей сможет получить от нового хозяина Экстервита всё, что пожелает, в обмен на зеркальце и бусы, фигурально выражаясь!»

«– В своей неприязни к Уэргам вы, похоже, забыли о том, что официальный претендент на трон ещё жив! – Квадратный карлик сдержанно рассмеялся. – И принадлежит он не Ица-Уэргам, а Мезтекам. Или его гибель не вызывает у вас сомнений? Эта ваша уверенность основывается на чём-либо, кроме домыслов и предположений? Может, у вас есть неизвестные другим источники среди…»

Незнакомец потерял интерес к ведущейся дискуссии и продолжил изучение новостных каналов. В целом везде обсуждалось одно и то же. Все Великие Доминионы обрели претендентов и включились в императорскую гонку, причём Мезтеки пытаются сохранить в тайне обретение второго претендента. Но информация об этом негласно поступила от ловчих, которые продали Мезтекам Величайшую. Ловчие оказались представителями одной из крупных частных военных компаний, базирующейся где-то в криминальных необитаемых пространствах Империи, вдали от освоенных солнечных систем. На портал Ловчей Сети кто-то из них натолкнулся случайно, но вместо того, чтобы вытащить оттуда претендента и пуститься в бега, надеясь скрыться от многочисленных охотников и забрать все деньги себе, подразделение наёмников оказалось людьми трезвомыслящими. Они доставили претендентку к себе на базу и поделились перспективами с командованием. Базу немедленно подняли по тревоге, всех, кто находился вне её пределов, срочно отозвали обратно и в итоге организовали такую оборону, что желающим стало проще купить у них претендента, нежели отобрать силой. Скорее всего, наёмники пытались продать Величайшую Цетекам или Чиалори, Мезтеки в их планы не входили. Но территориально база наёмников находилась в пространстве Великого Доминиона Мезтеки, и спецслужбы последних так или иначе узнали о ведущихся переговорах или их попытках. Мезтеки мудро решили подстраховаться и выкупили у наёмников претендента. Наверняка сделка совершалась в строжайшей тайне, но так как полученные за Величайшую Карину Абрам-как-её-там средства наёмники распределили среди значительного количества людей, то без пьяных бахвальств в кабаках космических станций не обошлось. Иными словами, утечка была неизбежна, и вскоре можно ожидать подробностей, это лишь вопрос времени.

Лысый незнакомец вызвал перед собой ещё одну сферу и вывел на неё доклад шпионов своего синдиката. Искусственный интеллект понизил громкость звука, льющегося из новостных каналов, до незначительного, и он вчитался в иероглифы отчётов, обдумывая складывающуюся картину. Итак, каков расклад сил на текущий момент… Ловчая Сеть состояла из двадцати трёх порталов. Двенадцать из них полиция успела блокировать до того момента, когда ловчие скроются с добытыми претендентами. Всех их перебили, данные процессы были зафиксированы, и агенты синдиката уже вытащили документальные подтверждения из полицейских баз данных благодаря нехитрым денежным вливаниям в напрочь коррумпированную систему. По губам лысого незнакомца скользнула довольная усмешка. Делать дела в Империи – одно удовольствие. Когда полвека назад он, совсем молодой Чунта, нищий, голодный и без родословной, решился покинуть пространство Хаоса, исполненное жесточайшей конкуренции, и попытать счастья в Империи – это стало судьбоносным решением.

Он едва не умер от голода за тот месяц, который провёл в трюме космического грузовика, перевозившего контрабанду из Хаоса в Империю. Заплатить контрабандистам за дорогу не было денег, но он сумел перед самой погрузкой подкараулить и убить одного из чернорабочих. После чего принял его внешность, пробрался на борт и спрятался в отапливаемом трюме. Грузовик совершил прыжок, команда в полном составе погрузилась в анабиоз, и автоматика задраила переборки, запирая его в западне. Пришлось питаться органическими полимерами, из которых состоял упаковочный материал некоторых грузов. Два отравления, обезвоживание, истощение – и под занавес избиение капитанскими сапогами. Оказалось, что его раскрыли сразу же, как только контрабандисты не досчитались одного из своих на процедуре погружения в анабиоз. Но грузовик уже шёл по гипертрассе, и разыскивать его не стали – куда он денется из запертого трюма посреди гиперпространства? К счастью, убивать его капитан контрабандистов не стал. Вместо этого молодому Чунта приказали отрабатывать долги, в которые было включено убийство чернорабочего, попытка обмана капитана и порча упаковочного материала. Вот тут его таланты и раскрылись. За тридцать лет он прошёл путь от рядового наёмного убийцы до руководителя синдиката охотников за головами, который возглавляет последние двадцать два года. И всё это стало возможным благодаря невообразимой коррупции, бюрократии и безделью, в которых погрязло имперское чиновничество.

Владелец преступного синдиката прервал воспоминания и вернулся в действительность, к сводке своих шпионов. Двенадцать претендентов были уничтожены полицейскими эскадрами, одиннадцать успели избежать гибели. Трое из них были захвачены эскадрами его синдиката. Эскадрам пришлось вступить в столкновение с полицейскими силами, а одна даже столкнулась с флотом самого Атля, но всем трём удалось уйти. Прежде чем доставить претендентов на глубоко законспирированную станцию передержки, его люди тщательно запутали следы, но этого оказалось недостаточно. Раньше подобных мер хватало, но в те годы не было императорской гонки. В этот раз спецслужбы Великих Доминионов рвали когтями землю, и след одной из эскадр всё-таки отследили. Станцию атаковал флот Цетеков, к которому почти сразу присоединился Пятисотый флот Империи. Шансов отбиться не имелось изначально, и владелец синдиката приказал руководству станции эвакуировать товар.

Претендентов разделили и попытались вывезти со станции порознь. Команде, эвакуировавшей Величайшую с именем Стелла, повезло уйти прежде, чем враги блокировали станцию. Тем, кто вывозил Величайшую с именем Ксения, пришлось прорываться с боем под плотным огнём, они едва не погибли, десантный корабль был похож на решето, когда уходил в прыжок. А вот третьей команде, эвакуировавшей Величайшую с именем Юлиана, уйти не удалось. Цетеки сумели вычислить их корабль среди ложных целей. Враги догнали его, остановили и провели абордаж. Боевые андроиды синдиката имели приказ уничтожить товар в случае, если угроза его попадания в чужие руки станет неизбежной. Судя по всему, так они и поступили, взорвав пассажирский отсек вместе с собой, вражескими десантниками и претендентом. Позже имперские следователи обнаружили в выжженном месиве, в которое превратился отсек, следы генетического материала Юлианы. Величайшая Стелла также считается погибшей, этот слух был запущен сразу после спасения обеих Величайших. И сейчас владелец синдиката видел, что это было правильное решение.

Что ж, продолжим. Первым погибшим претендентом является Юлиана. Второй претендент из числа новичков был убит «Мизантропами» Чиалори в ходе их дерзкой операции против Цетеков. Третьего уничтожили десантники Атля, по слухам, прямо во время сеанса связи с Регентским Советом, который требовал от герцог-адмирала выдачи этого самого претендента. Надо полагать, получилось забавно. Четвёртого опять убили «Мизантропы», и это спровоцировало побоище, начавшееся с убийства пятого и мгновенно переросшее в войну между пространством Чиалори и Великим Доминионом Цетеков. Синдикат от этого только выиграл, тем более что продать тех двух Величайших пытались представители конкурирующих криминальных объединений. Шестым погибшим претендентом считается Стелла.

Остаётся пятеро живых новичков. Первого захватил Атль и передал бывшему Императорскому Доминиону, что неудивительно, ведь герцог-адмирал протеже Владыки Золина. Второго отловили наёмники и продали Мезтекам. Третьего купили Цетеки, и раз об этом пока нет никакой информации, покупали они его у какого-либо мощного преступного картеля, интересы которого распространяются на территориях, очень далёких от территорий, на которых работает его синдикат. Иначе шпионы нашли хотя бы косвенную информацию о сделке. Четвёртого претендента он только что продал Чиалори.

Итого: десять из одиннадцати. Информации о последнем претенденте нет, некоторые эксперты склонны считать его погибшим, другие предполагают, что его тайно удерживают некие игроки, ещё не вышедшие на поле императорской гонки. Сам владелец синдиката придерживался второй точки зрения. Он недаром спрятал претендента Стеллу, интуиция подсказывала, что первая за тысячу лет императорская гонка только начала движение к пику своих драматических событий. И общая политическая ситуация, и расклад сил – всё это может измениться в любой момент. У всех участников гонки, за исключением Мезтеков, имеется по одному претенденту. Кто у кого сейчас враг номер один – это покажет развитие событий, но претендент Мезтеков является первым в очереди на трон, и это однозначно делает их всеобщим врагом для остальных. До следующего дня Мишкоатли остаётся целый год, и для Мезтеков это будет крайне нервный срок. Помимо этого, все участники императорской гонки будут стремиться уничтожить претендентов друг друга, чтобы выбить из гонки конкурентов. Значит, искать одиннадцатого Величайшего будет множество различных сил, и задачи у них будут разные. Те же Мезтеки заинтересованы в его смерти, у них достаточно претендентов. Намерения остальных не столь прозрачны и зависят от того, насколько они уверены в своих силах в плане защиты собственного претендента. Но вне зависимости от намерений, убить или заполучить в свои руки, искать его будут наперегонки. Это в свою очередь означает, что едва кто-то из них нападёт на след одиннадцатого претендента, об этом быстро станет известно остальным. И встреча с претендентом имеет очень большую вероятность обернуться ещё одним побоищем, в котором претендент вряд ли уцелеет.

Синдикат тоже примет участие в поисках, но тут надо действовать предельно аккуратно. Если перейти дорогу Великим Доминионам, то долго не проживёшь, найдут где угодно, сил и средств у них достаточно, это объединения десятков цивилизаций. Не говоря уже о возможных альянсах с Малыми Доминионами, которых полно, хоть размерами они и поменьше. За исключением Малого Доминиона Чиалори, который не только насчитывает ровно тридцать одну цивилизацию, но и уже объединился в альянс с Великим Доминионом Чиалори. В итоге, как всегда происходит в подобных случаях, всё пространство Чиалори заняло единую позицию. Внутренних противоречий среди них достаточно, но традиционное пренебрежение к остальным разумным видам Империи придаёт им сплочённости. В общем, Чиалори лучше иметь вне списка врагов. Именно по этой причине владелец преступного синдиката продал Величайшую Ксению им, а не Цетекам. Пространства Цетеков и Чиалори одинаково далеки от тех мест, где расположены станции его синдиката, но он предпочитает иметь некоторый плюсик в глазах Чиалори, так надёжнее. Особенно сейчас, когда у синдиката имеется никем не ожидаемый козырь в виде Величайшей Стеллы, официально считающейся всеми погибшей. Ведь если хотя бы один из участников императорской гонки потеряет своего последнего претендента, её стоимость взлетит запредельно.

– Экстренное сообщение! – искусственный интеллект укрупнил изображение канала имперских новостей, одновременно увеличивая звук. Картинка из студии, в которой кто-то из военных экспертов с авторитетным видом рассказывал что-то на тему сравнения военной мощи Империи с возможностями Ххззутов, сменилась физиономией Зипактонала, взирающего на зрителя исполненным мрачного выражения взглядом.

«– Из пограничных секторов Империи поступают многочисленные сообщения! – В голосе ведущего слышались нотки растерянности. – Цивилизация Тс без объявления войны атаковала две ближайшие к своему пространству имперские солнечные системы! Генеральный Штаб пока не сделал официального заявления, но, по нашим данным, военные срочно начали пересмотр планов перегруппировки войск, ведущейся в связи с агрессией Роя Ххззутов!»

* * *

Пространство бывшего Императорского, а ныне Великого Доминиона Ица-Уэрги, планета-столица Иче-Инкаль, рабочая резиденция Владыки.


– О, Владыка, нашими экспертами подготовлен ежедневный отчёт о текущей обстановке в Империи, – министр внешней разведки зажёг перед Владыкой Золином несколько объёмных экранов с информацией. – Скажу сразу: обстановка складывается напряжённая, мы ожидаем экстремального развития событий в ближайшие дни! Степень предсказуемости действий наших оппонентов резко понизилась. Приходится признать, что мы не ожидали от многих из них столь агрессивных действий!

Властитель бывшего Императорского Доминиона пробежался взглядом по возникающим на объёмных экранах данным. Всего за сутки положение дел усугубилось многократно. Чиалори и Цетеки объявили в своих пространствах мобилизацию, и не приходилось сомневаться, что между ними уже идёт широкомасштабная война. Оба Доминиона пытаются привлечь на свою сторону союзников, пока это никому из них не удалось, и перевес в силах принадлежит Чиалори. Однако всё может измениться в любой момент, потому что все цивилизации Чиалори являются составляющими либо Великого, либо Малого их Доминионов, и их объединение в альянс всегда происходит быстро. Это традиционно даёт им преимущество на ранних стадиях политических и прочих конфликтов, но это зачастую является пределом их потенциала. Надменных заносчивых Чиалори в Империи недолюбливают все, и привлечь на свою сторону иных союзников им удаётся редко. А если удаётся, то это, как правило, не гуманоидные цивилизации, которые в пространстве Империи не отличаются многочисленностью.

У Теков всё обстоит с точностью до наоборот. Их много, суммарно вдвое больше, чем всех остальных имперских субъектов вместе взятых. Но они всегда разобщены, редко образуют крупные объединения, почти никогда не создают подавляюще-огромные альянсы и вообще никогда не объединяются воедино все поголовно. Что неудивительно: Теки занимают два с лишним спиральных рукава Галактики Теутио Тик*Аль, это сотни созвездий и больше тысячи цивилизаций, порой расположенных настолько далеко друг от друга, что многие из них видят других таких же только в Сенате, в виде официальных представителей. Даже просто запомнить названия всех цивилизаций Теков уже само по себе задача. Естественно, в разных частях имперского пространства привычки и взгляды на жизнь у Теков различны и порой существенно. Это служит естественным барьером для их объединения. До восхождения на трон ныне усопшего Ксиухкоатля только Великих Доминионов у Теков было больше трёх десятков, не говоря о сотнях Малых. Так что действия Вечного Императора, к всеобщему удивлению оказавшегося в итоге не вечным, результатом которых стало образование в Империи всего четырёх традиционных участников императорской гонки, без преувеличения можно назвать объединением Теков с невиданной для них ранее степенью сплочённости. Ксиухкоатль своей волей основал в одном спиральном рукаве Великий Доминион Цетеков, в другом – Великий Доминион Мезтеков, объединив в их составе наиболее амбициозные цивилизации по территориальному признаку. Остальная бесконечная орава Теков оказалась вне императорской гонки, от чего Империя и все прочие её субъекты только выиграли. Со временем в пространствах Теков образовалось несколько десятков Малых Доминионов, количество которых незначительно варьируется в течение веков в зависимости от половой активности и амурных предпочтений Величайших.

Поэтому ожидать от Теков массивного объединения не приходится, но любой из их Великих Доминионов способен привлечь на свою сторону то или иное количество Малых Доминионов и сгруппировавшихся в территориальные Лиги цивилизаций Теков, к Доминионам не относящихся. Такой процесс обычно набирает обороты небыстро, но с течением времени нынешнее превосходство пространства Чиалори над Цетеками может сойти на нет и даже превратиться в серьёзное отставание. А может и нет. Агрессия Ххззутов и Тс ударила по приграничным секторам Империи, населённым Теками, и многим Лигам сейчас не до политических игр. И не использовать это в своих интересах было бы крайне недальновидно.

– Цетеки и Чиалори по-прежнему игнорируют призывы Сената и Регентского Совета прекратить войну? – Владыка