Book: Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови



Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Валентин Катасонов

Украина: экономика смуты или деньги на крови

Введение

Вот уже более полугода (если отсчитывать от конца ноября 2013 г., когда Янукович отказался в Вильнюсе подписать соглашение об ассоциации Украины с ЕС) «украинская тема» находится на первом месте в российских и многих зарубежных СМИ. Основные вехи событий на Украине за последний год таковы:

• борьба различных политических и экономических групп по вопросу об ассоциации Украины с Европейским Союзом, которая вошла в острую фазу с лета 2013 года;

• саммит «Восточного партнерства» в Вильнюсе и отказ 29 ноября 2013 года президента Украины В. Януковича подписать соглашение об ассоциации;

• волнения в Киеве («Майдан»), бегство В. Януковича из Украины и захват власти праворадикальными (фактически фашистскими) силами 22 февраля 2014 года («февральская революция»);

• проведение референдума в Крыму и Севастополе, провозглашение 17 марта 2014 г. их независимости от Украины и присоединение этих территорий к Российской Федерации 21 марта (после ратификации Советом Федерации России договора с Республикой Крым);

• начало с конца марта вооруженного противостояния Киеву ряда регионов Украины (прежде всего, Донецкая и Луганская области);

• проведение 11 мая 2014 года референдумов о независимости в Донецкой и Луганской областях и образование Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики;

• начало с апреля 2014 года полномасштабной гражданской войны на юго-востоке Украины.

Без преувеличения можно сказать, что события на Украине с конца прошлого года стали и в текущем году продолжают оказывать мощнейшее влияние на ситуацию во всем мире. Прежде всего, на соседнюю с ней Россию, но также на Европу, находящуюся географически рядом с Украиной. Украина стала ареной противостояния разно заряженных полюсов мировых сил, которые обычно ассоциируют с США и Россией. Украина стала плацдармом, с которого Запад (прежде всего Вашингтон) планирует в недалеком будущем начать активные действия против России. Вплоть до вооруженного вторжения. Украина становится плацдармом НАТО, с которого мировая закулиса может начать полномасштабную войну на всем европейском пространстве. Впрочем, она запросто может перерасти в мировую войну, которые разные эксперты называют «Третьей» или даже «Четвертой» мировой войной. Сегодня мы уже хорошо знаем, что и Первая, и Вторая мировые войны не были «роковым стечением обстоятельств». Они были глобальными проектами, которые подготавливались и финансировались мировой финансовой олигархией. События на Украине из этого же разряда. Это проект, который был задуман Западом, по крайней мере, еще в XIX веке. «Могущество России, — писал «железный канцлер» Бисмарк, — может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное — дело времени». Бисмарк не просто констатировал наличие такой угрозы для России, он был одним из тех, кто дал старт этому так называемому «украинскому проекту».

Нынешние события на Украине и вокруг Украины уникальны тем, что Запад сбросил маски, которыми он прикрывал своей лицемерие, ненависть к России, беспринципность, беспощадность, человеконенавистничество, неуемную жажду мировой власти. Когда мы говорим «Запад», то имеем в виду, конечно, не весь «золотой миллиард», который населяет Северную Америку, Европу и некоторые другие экономические страны. Значительная часть этого так называемого «золотого миллиарда» сама может оказаться (и уже оказывается) в незавидном положении.

Не только в социально-экономическом смысле, но также нравственно-психологическом (достаточно вспомнить атмосферу навязывания «большинству» населения новых стандартов «свободы от греха» под лозунгом защиты прав различных «меньшинств», страдающих всевозможными духовно-нравственными и сексуальными отклонениями).

Мы, конечно же, под «Западом» имеем в виду «золотой миллион» — горстку представителей мировой финансовой олигархии, многие из которых являются даже кровными потомками тех, кто готовил, развязывал и финансировал мировые войны XX века. Этот «золотой миллион» состоит из космополитов. В подавляющем большинстве это банкиры, денежные капиталисты. Для них родина там, где деньги; точнее, их родина — сами деньги. Поэтому они могут быть одинаково безжалостны к любому национальному государству. Сегодня, положим, это Украина, которую при необходимости можно сравнять с землей, а всех жителей поубивать фосфорными бомбами. А завтра таким государством может оказаться та же Америка, которая на протяжении последнего столетия казалась незыблемым оплотом, недосягаемым для снарядов и бомб мировых войн. Кроме того, «золотой миллион» не может довольствоваться только частью планеты, какой бы «цивилизованной» и богатой эта часть не была. Ему нужна вся планета, весь мир. Ради этой «высшей цели» мировая финансовая олигархия готова жертвовать любой частью целого. Украина исключением из этого правила не является.

Трудно сказать, как будет складываться будущее человечества. Если ему, по милости Божией, удастся в очередной раз выжить в грядущих катаклизмах (как оно выжило в катаклизмах XX века), то в будущем может опять сложиться неприятная ситуация. А именно — ситуация откровенной фальсификации истории. И никакой-то древней истории, а вчерашней. Фальсификации еще при живых свидетелях. Мы не будем сейчас погружаться в тему фальсификации истории мировых войн, истории России, истории Малороссии и т. п. Меня волнует вероятность фальсификации сегодняшних событий на Украине и вокруг Украины. Они и так фальсифицируются в режиме «online» мировыми СМИ и западными политиками. Ярким образом, символом таких фальсификаций является сотрудница американского госдепа Джен Псаки, которая в «живом эфире» открыто занимается перекрашиванием «черного» в «белое». Но через некоторое время эти фальсификации (при определенном сценарии развития мировых событий) могут стать «ложью в квадрате». Слава Богу, наши журналисты и эксперты оперативно подготовили уже несколько книг по событиям на Украине и вокруг Украины[1]. Они в основном посвящены вопросам политическим, военным, информационным, идеологическим.

Экономика оказалась на втором и даже десятом месте. Конечно, можно согласиться с «классиком», который говорил, что политика не может не иметь первенства по отношению к экономике, о том, что «политика — концентрированное выражение экономики». Особенно это справедливо к таким моментам истории, когда общество делает крутые развороты на вираже. События на Украине и вокруг Украины — именно такой «крутой разворот на вираже», причем не только для Малороссии, но и для всего человечества.

И тем не менее, рассмотрение экономической стороны украинских событий крайне важно. Такое рассмотрение позволяет лучше понять политическую интригу мировой финансовой олигархии вокруг Украины, выявить различные группы интересов внутри этой олигархии, а также разобраться в «неформальных» экономических методах управления военными и политическими процессами на уровне отдельных стран, регионов, всего мира.

Автор на протяжении последнего года старался отслеживать и осмысливать экономические процессы на Украине и вокруг Украины. Особенно под углом зрения того, как эти процессы отражаются (или могут в будущем отразиться) на России. Свои наблюдения и размышления он оформлял в виде публикаций, которые регулярно размещались в различных средствах массовой информации. Предлагаемая читателю книга является, по сути, сведением воедино большей части этих публикаций. Книга построена не по хронологическому принципу, а по тематическому.

В первой главе дается обзор экономической и финансовой ситуации на Украине до тех событий, которые мы называем «февральской революцией». Видно, что указанная «революция» имела серьезные экономические причины. Причины, которые ни Киев, ни Москва предпочитали не замечать. С экономической точки зрения Малороссия уже была типичной страной периферийного капитализма, который можно охарактеризовать как «капитализм колониального типа», «олигархический капитализм», «компрадорский капитализм» и т. п. Кстати, рассматривая капитализм Малороссии, видишь, что по некоторым моментам российская экономика очень схожа с украинской. Лучше начинаешь понимать те болезни, которые присущи нашему обществу, которые пока находятся в «латентной» фазе, но в любой момент могут перейти в острую фазу.

Во второй главе мы рассматриваем экономические и финансовые аспекты той войны, которую марионеточный, проамериканский режим Киева начал против своего народа, а также против России. Война против своего народа — прежде всего так называемая «антитеррористическая операция» против Юго-востока Украины. А фактически — откровенный геноцид собственного народа с помощью оружия и даже таких средств, которые запрещены международным правом. Агрессивность официального Киева выходит за рамки государственных границ, она имеет «восточный вектор», нацелена на Россию. Эта агрессивность выражается в различных экономических провокациях Киева против России.

Тугим узлом экономического противостояния фашистской хунты Киева и Москвы стал Юго-восток Украины, который, как известно, имеет теснейшие связи с промышленностью России. Очень непростые «узлы» также завязываются в связи с тем, что на территории Украины действует достаточно большое количество «дочек» российских банков. События на Украине высветили такую проблему, о которой наши власти, кажется, никогда не задумывались: кому подчиняются такие дочерние структуры российского бизнеса за рубежом? На чьей стороне окажутся «дочки» российских банков и компаний в случае острых международных конфликтов? Имеются ли у Москвы реальные рычаги влияния на деятельность зарубежных компаний, принадлежащих российским физическим и юридическим лицам? Не стоит ли в условиях обострения международной обстановки потребовать возвращения таких компаний в «российскую гавань»?

В третьей главе рассматривается широкий спектр вопросов, связанных с экономическими санкциями против России. Запад стал открыто угрожать нам этими санкциями с момента, когда он понял, что мы готовы принять в свой состав Крым и Севастополь. Т. е. уже с февраля месяца текущего года. Эскалация угроз продолжилась после проведения референдума в Крыму и вхождения Крыма и Севастополя в Российскую Федерацию. Тема экономических санкций и нашего противодействия им, конечно же выходит за рамки темы «события на Украине». Мы показываем, что такие санкции объявлялись и вводились против нашей страны (сначала РСФСР, потом СССР, а с 1992 года — РФ) постоянно. Не стоит рассматривать угрозы Запада в 2014 году как нечто чрезвычайное. Они — продолжение все той же политики Запада по ослаблению и закабалению России, которая осуществляется против нас даже после 1917 года, и, по крайней мере, с XVII–XVIII веков. Мы показываем, что в нашей страной накоплен богатый опыт противостояния экономическим санкциям. Необходимо его вспомнить и активировать.

В четвертой главе мы рассматриваем глобальное измерение событий на Украине. Их глобальность заключается, прежде всего, в том, что это не стихийные события, которые якобы спровоцировали хулиганы Майдана, а проект, санкционированный мировой финансовой олигархией. Это проект, являющийся составной частью более глобального проекта. Проекта, существующего уже несколько тысячелетий и целью которого является захват мировой власти узкой группой людей, которых мы в своих предыдущих работах назвали условным термином «мировые ростовщики». Но на протяжении длительной мировой истории на пути реализации этого глобального проекта всегда вставали какие-то неожиданные препятствия. Мы вспоминаем одно из таких препятствий, которое возникло для финансовой олигархии во второй половине XIX века и называется «Парижская коммуна». Вспоминаем в связи с мужественным противостоянием народа на Юго-востоке Украины вооруженному натиску Киевской хунты, являющейся слепым орудием в руках все той же мировой финансовой олигархии. Мы видим много параллелей между Парижской коммуной 1871 года и новыми образованиями в виде Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики. Независимо от исхода военных событий на Юго-востоке Украины ДНР и ЛНР навечно войдут в память народов. И никакие фальсификаторы истории этой памяти не сумеют уничтожить.

Конечно, многое из того, что предлагается в данной книге, сегодняшнему читателю может быть известно (некоторые наши сограждане тратят по несколько часов в день на отслеживание событий на Украине). Но мне кажется, что какие-то детали и нюансы ему все-таки неизвестны. Поскольку они базируются на статистике, которую наши СМИ не очень жалуют. Кроме того, значимость каких-то событий и процессов, происходящих сегодня, может быть осознана лишь по истечении нескольких лет. Поэтому предлагаю рассматривать предлагаемую книгу как хронику событий на Украине и вокруг Украины в 2013–2014 гг. Хронику, которая сопровождается некоторыми комментариями и оценками экономического характера.



Глава 1. Украина накануне «февральской революции»

Украина на распутье. Миф о спасительности западных инвестиций

Уже в течение многих лет Украина не может определиться с выбором. Один вариант — ориентация на Россию и другие страны СНГ, участие в Таможенном союзе и евразийской экономической интеграции. Второй вариант — сближение с западными соседями, попытка инкорпорироваться в Европейский Союз.

О выборе Украины и иностранных инвестициях

Объективно, с учетом реальных торговых отношений и кооперационных связей предприятий Украина оказывается развернутой на восток. В 2012 году доля стран СНГ в экспорте Украины составила 36,8 %. При этом доля стран-участниц Таможенного союза была следующей (%): Россия — 26,5; Белоруссия — 3,3; Казахстан — 3,6. Между прочим, на все стран Европы (без стран СНГ) пришлось лишь 25,3 %, в том числе на страны ЕС — 24,8 %. В импорте Украины доля стран СНГ в 2012 г. была еще выше — 40,7 %. При этом доля стран-участниц Таможенного союза была следующей (%): Россия — 32,4; Белоруссия — 6,0; Казахстан — 2,2. Доля всех стран Европы (без стран СНГ) в импорте Украины составила 32,5 %, в том числе стран ЕС — 30,9 %.

Главным партнером Украины была и остается Российская Федерация. Все остальные страны, в том числе Германия и другие европейские страны, отстают во много раз по объемам внешнеторгового оборота. Так на Германию в 2012 г. пришлось лишь 8 % импорта Украины, т. е. в 4 раза меньше, чем на Россию. Примечательно, что, несмотря на часто произносившиеся заявления руководства Киева о сближении с Европейским Союзом, доля России во внешнеторговом обороте страны Украины не только не снижалась, но продолжала расти. За 2009–2012 гг. доля России в экспорте Украины выросла с 21,4 % до 26,5 %, а в импорте — с 29,1 % до 32,4 %.

Очевидно, что если бы соглашение об ассоциации Украины с Европейским Союзом было подписано, то Украина потеряла бы значительную часть рынков на востоке, но при этом не получила бы доступа на рынок Европейского Союза. Сторонники сближения с Евросоюзом не могли отрицать этого очевидного факта. Тем более, что его не отрицал даже Брюссель, заявляя сквозь зубы, что в кратко- и среднесрочной перспективе Украина не получит никаких «пряников» от подписания соглашения с ЕС. Получалось, что решение Киева об ассоциации с ЕС программировало национальную катастрофу? Я попытался найти логику в политической линии Киева или, по крайней мере, какое-то оправдание и обоснование этой линии. Про реальные движущие силы и мотивы сторонников западного вектора политики Украины я говорить не буду. А вот об обосновании этого вектора хочу кое-что сказать. Главным аргументом защитников курса на Европу оказались иностранные инвестиции, которые якобы должны были прийти из Европы и «вдохнуть жизнь» в умирающую экономику Украины.

Аргумент об иностранных инвестициях более чем странный. Во-первых, потому, что и так уже на протяжении многих лет иностранные инвесторы не имеют почти никаких формальных ограничений для прихода в экономику Украины. Если бы соглашение об ассоциации Украины с ЕС в Вильнюсе было подписано, оно мало повлияло бы на поведение иностранных инвесторов. Может быть, даже ослабило бы стимулы компаний из Европы вкладывать свои капиталы в предприятия украинской экономики, поскольку никаких таможенных барьеров для европейских товаров уже не было бы. Украину было бы легче завоевывать с помощью товаров, чем инвестиций. Во-вторых, потому, что политика привлечения иностранных инвестиций, которую проводил Киев до этого, как минимум не улучшила экономического положения страны. А, может быть, даже его ухудшила. Попробуем разобраться в этом вопросе.

Об иностранных инвестициях в экономику Украины

Для начала обратимся к официальной статистике. Наиболее обобщенную картину участия Украины в международном инвестиционном обмене (экспорт и импорт капитала) можно найти в платежном балансе страны, который составляется и публикуется Национальным банком Украины. В приведенных в табл. 1.1. данных отражаются все виды трансграничных инвестиций: прямые, портфельные и прочие. Напомним, что под прямыми инвестициями понимаются те вложения, которые обеспечивают инвестору контроль над объектом инвестиций (приобретение доли в акционерном капитале не менее 10 %). Портфельные инвестиции дают лишь право на получение инвестиционных доходов (дивидендов, процентов, ренты) без эффективного контроля над объектом инвестиций (менее 10 %). Прочие инвестиции — разного рода кредиты и займы (ссудный капитал).

На протяжении многих лет власти Украины постоянно провозглашали курс на всяческое стимулирование иностранных инвестиций. При этом принимали решения, которые действительно способствовали приходу иностранного капитала в страну. Прежде всего, были отменены всякие валютные ограничения на трансграничное движение капитала. Кроме того, Национальный банк Украины проводил и продолжает проводить курс на поддержание заниженного курса национальной денежной единицы — гривны. По некоторым оценкам, валютный курс гривны по сравнению с паритетом покупательной способности занижен в 2 раза. При заниженном курсе национальной денежной единицы инвесторам, располагающим резервными валютами типа доллара США или евро, приобретение активов в стране инвестирования обходится дешевле.


Табл. 1.1. Участие Украины в международном инвестиционном обмене (импорт и экспорт капитала), млн. долл.


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Анализ данных табл. 1.1. позволяет сделать следующие выводы.

1. Объем иностранных инвестиций, начиная с середины прошлого десятилетия, резко возрос по сравнению с началом прошлого десятилетия. При этом колебания годовых объемов притока иностранного капитала в Украину были весьма значительными. Например, приток всех видов иностранных инвестиций в 2012 году был в 2,4 раза ниже, чем в 2008 г. При этом объем прочих инвестиций (ссудный капитал) в 2012 году оказался ниже уровня 2008 г. в 9 раз. Очевидно, что такие резкие перепады отрицательно отражались на состоянии платежного баланса, валютном курсе национальной денежной единицы (гривны), общем экономическом положении страны.

2. Менялась структура импорта капитала по видам инвестиций. Попеременно первое место среди иностранных инвестиций занимали прямые и прочие инвестиции. Всего за пятилетний период 2008–2012 гг. в украинскую экономику пришло инвестиций на сумму 97,3 млрд. долл. Суммарно за период 2008–2012 гг. объем прямых иностранных инвестиций в экономику Украины составил 37,3 млрд. долл. (38 % всех иностранных инвестиций), портфельных инвестиций — 7,9 млрд. долл. (8 %), прочих инвестиций — 52,1 млрд. долл. (54 %).

3. В некоторые годы по некоторым видам инвестиций наблюдалась репатриация иностранного капитала из Украины. Иногда эта репатриация приобретала вид бегства капитала из страны. Например, во время мирового финансового кризиса никакого притока портфельных инвестиций в страну не было, наоборот, иностранные портфельные инвесторы выводили свои капиталы из страны. За два года было репатриировано 2,84 млрд. долл, портфельных инвестиций.

4. В отдельные годы даже временное положительное влияние притока иностранного капитала на платежный баланс нейтрализовалось экспортом капитала из украинской экономики. За период 2008–2012 гг. вывоз капитала из Украины составил 66,7 млрд. долл., что составило более 2/3 по отношению к объему ввоза иностранного капитала за тот же период. В 2009 году вывоз капитала даже превысил его импорт, что обусловило отрицательное сальдо по операциям с капиталом (минус 4,9 млрд. долл.). На самом деле вывоз капитала из Украины превышает те объемы, которые отражаются в разделе капитальных операций платежного баланса страны (речь идет о различных формах контрабандного вывоза капитала). Особенно активно экспорт капитала из страны осуществляется в форме прочих инвестиций (40,5 млрд. долл, за период 2008–2012 гг.). Не вдаваясь в подробности, можем сказать, что за официальными цифрами зарубежных инвестиций Украины стоит банальное бегство капитала из страны. Значительная часть вывозимого капитала направлялась в оффшоры или страны, имевшие признаки оффшорных территорий (Кипр, Швейцария, Лихтенштейн, Нидерланды и др.). Очевидно, что если бы руководство Украины сумело перекрыть каналы бегства капитала из страны, то Украина имела бы положительное сальдо платежного баланса и задача привлечения иностранных инвестиций не стояла бы так остро.

Прямые иностранные инвестиции в экономике Украины

Особенностью ссудного капитала («прочие инвестиции») является то, что он приходит в страну на время; присутствие инвестора в стране прекращается после погашения обязательств Должником. Исключение составляют случаи, когда должник не в состоянии погасить свои денежные обязательства, в этом случае кредитор может стать собственником активов, которые выступали в качестве обеспечения обязательств (акции — наиболее часто используемый залог). В том числе кредитор может стать совладельцем кредитуемого предприятия. Таких случаев в Украине за последние годы было много. Кредиторы становились совладельцами или даже полными владельцами украинских предприятий. Что касается прямых инвестиций, то они по определению предполагают полное или частичное право собственности инвестора на активы предприятия. Госкомстат Украины осуществляет учет прямых иностранных инвестиций, осуществляемых в экономику страны за период (квартал, год), а также учет накопленных прямых инвестиций за все предыдущие периоды. Как следует из табл. 2.1., накопленные прямые инвестиции в виде участия в акционерном капитале украинских компаний и организаций постоянно увеличивались. За 1995–2013 гг. (19 лет) их объем вырос в 113 раз. Накопленные на конец 2012 г. инвестиции в объеме 50,3 млрд. долл, представляют собой достаточно внушительную сумму. Для сравнения отметим, что по данным Госкомстата Украины в 2012 г. валовой внутренний продукт (ВВП) в валютном эквиваленте был равен 176 млрд. долл. То есть накопленные прямые инвестиции составили 28,5 % ВВП.

Рост прямых иностранных инвестиций продолжился и в 2013 году. По состоянию на 1 октября 2013 г. накопленные прямые инвестиции в виде вложений в акционерные капиталы составили 56,6 млрд. долл., прирост с начала года составил 2,1 млрд. долл., или 3,8 %.

Правда, не следует думать, что приобретение иностранными инвесторами активов украинской экономики обязательно происходит за счет перевода из-за границы валютных средств. Сегодня все большая часть приобретений иностранные инвесторы осуществляют с помощью реинвестиций доходов, которые они получают от ранее сделанных в украинскую экономику вложений. Такие иностранные инвестиции состояния платежного баланса Украины не улучшают.


Табл. 2.1. Прямые накопленные инвестиции в Украину и из Украины (на начало года; млн. долл. США)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Отраслевая структура прямых иностранных инвестиций

Интересно узнать: каковы отраслевые приоритеты прямых инвесторов в украинской экономике? Периодически Госкомстат Украины публикует такие данные. Как видно из табл. 3.1., на отрасли, относящиеся к реальному сектору экономики, приходится примерно 40 % накопленных прямых иностранных инвестиций. Наиболее приоритетным направлением прямых инвестиций оказывается финансовый сектор, на него пришлась 1/3 всех инвестиций. На финансовую деятельность, торговлю, операции с недвижимостью пришлось 55,2 % всех накопленных прямых инвестиций. Эти виды деятельности, по сути, не создают общественного богатства, а лишь его перераспределяют. Скорость оборачиваемости капитала и рентабельность там намного выше, чем в промышленности и сельском хозяйстве. Высокотехнологические виды производства интересовали в какой-то мере иностранный капитал в 1990-е годы. Инвесторы покупали по дешевке фактически не предприятия, а те передовые технологии, которые были созданы или внедрены на этих предприятиях еще в советское время. Стимулы инвестировать в предприятия промышленности резко упали после того, когда Украина присоединилась к ВТО. Таможенные барьеры были резко снижены. В Украину стало выгоднее поставлять продукцию промышленности из более конкурентоспособных стран, чем экспортировать капитал для организации производства таких товаров в самой Украине.


Табл. 3.1. Структура накопленных прямых иностранных инвестиций в экономике Украины по отраслям и видам деятельности, на 01.01.2012


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

О том, какова доля присутствия иностранных инвесторов в акционерных капиталах отдельных отраслей и секторов экономики Украины, Госкомстат Украины и другие организации информации не дают. Исключение представляет банковский сектор экономики. Национальный банк Украины регулярно сообщает о доле иностранного капитала в банковском секторе. По его данным, доля иностранного капитала в уставном капитале банков выросла с 19,5 % в 2006 году до 41,9 % в 2012. По данным НБУ, на начало 2012 года в Украине функционировало 176 банков, среди которых 53 банка с иностранным капиталом, причем 21 из них находились в полной собственности иностранных инвесторов, а в 20 банках инвесторам принадлежало более 90 % капитала.

Географическая структура прямых иностранных инвестиций

Теперь о географической структуре прямых инвестиций в экономику Украины. Как видно из табл. 4.1., на первом месте среди стран происхождения иностранных инвестиций находится Кипр. Ситуация очень похожая на российскую картину. Скорее всего, за «кипрскими» инвесторами скрываются физические и юридические лица Украины. «Кипрские» инвестиции — составная часть запутанного и непрозрачного механизма легализации доходов сомнительного происхождения, способ снизить инвестиционные риски, уйти от налогов и т. п. Впрочем, после известных событий на Кипре (конфискация депозитов в банках острова в марте 2013 г.) можно предположить, что позиции Кипра как страны происхождения иностранных инвестиций будут снижаться. В списке стран-экспортеров капитала в Украину мы видим еще ряд юрисдикций, имеющих признаки оффшорных зон: Нидерланды, Виргинские острова, Белиз.

Россия по объему накопленных вложений в акционерные капиталы украинских компаний на сегодняшний день занимает четвертое место после Кипра, Германии и Нидерландов. В отличие от Кипра и Нидерландов Россия представляет реальных российских экспортеров капитала. В первую очередь, это российские компании, которые поставляют в Украину природный газ, нефть и нефтепродукты. Кроме того, это российские предприятия, имеющие с Украиной традиционные кооперационные и производственные связи с советских времен (в том числе предприятия оборонно-промышленного комплекса). Также на Украине имеют достаточно прочные позиции российские банки. Иностранный капитал в банковской системе Украины представлен 26 странами. Крупнейшими иностранными инвесторами (в виде участия в уставном капитале) банков Украины является Россия (19 %), Кипр (14 %), Нидерланды (12 %), Австрия (9 %), Франция (7 %).


Табл. 4.1. Структура накопленных прямых иностранных инвестиций в экономике Украины по странам происхождения (на 01.10.2013)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Каковы результаты привлечения иностранных инвестиций?

Сторонники привлечения иностранных инвестиций не любят вспоминать о том, что привлечение капитала в страну — «палка о двух концах». За иностранные инвестиции приходится расплачиваться. Во-первых, потому, что иностранные инвесторы устанавливают контроль над отдельными предприятиями и целыми отраслями, страна постепенно утрачивает свой экономический суверенитет. Во-вторых, потому, что иностранные инвестиции через некоторое время превращаются в «насос», который выкачивает из страны финансовые ресурсы. Речь идет о доходах иностранных инвесторов, которые либо реинвестируются на месте, усиливая контроль над экономикой страны, либо вывозятся из страны, ухудшая состояние платежного баланса страны со всеми отсюда вытекающими негативными последствиями.

Опять обратимся к статистике платежного баланса (ПБ) Украины. В разделе текущих операций ПБ приводятся данные о доходах иностранных инвесторов в экономике Украины и доходов, получаемых украинскими инвесторами за границей. Как видно из табл. 5.1., доходы иностранных инвесторов почти на порядок превышают доходы украинских инвесторов за границей. Сальдо баланса инвестиционных доходов Украины является устойчиво отрицательным с тенденцией к росту.

Вывоз инвестиционных доходов из страны за период 2008–2012 гг. составил 39 991 млн. долл. Украинские экспортеры капитала за это время получили 5 857 млн. долл, от своих зарубежных инвестиций. Сальдо баланса инвестиционных доходов Украины за пятилетний период составило:



-39, 99 млрд. долл. + 5,86 млрд. долл. = -34,13 млрд. долл.

Округленно получается минус 34,1 млрд. долл.


Табл. 5.1. Баланс инвестиционных доходов Украины (млрд. долл.)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Теперь проведем несложные расчеты. Сальдо международного движения капитала Украины за период 2008–2012 гг. составило 30,6 млрд. долл.

Чтобы оценить чистый эффект от участия Украины в международном инвестиционном обмене за пятилетний период, нам необходимо сложить сальдо международного движения капитала и сальдо инвестиционных доходов (млрд. долл.):


30,6-34,1 =-3,5


Итак, чистый эффект Украины от участия в Международных капитальных операциях за период 2008–2012 гг. равен минус 3,5 млрд. долларов. Это тот результат, который мы получили на основе официальной статистики платежного баланса Украины. А если учесть «серый» (контрабандный) отток капитала, то чистый отрицательный результат будет неизмеримо больше.

Средне- и долгосрочные последствия «привлечения» капитала Украиной

Приведенный выше расчет показывает только текущие потери страны. Но можно и нужно говорить также о средне- и долгосрочных последствиях прихода и присутствия иностранных инвесторов в экономике Украины. Прежде всего, еще раз подчеркну, что никакого зримого положительного эффекта на развитие реального сектора экономики иностранные инвестиции не оказывали и не оказывают. Опять обратимся к официальной статистике Украины. На этот раз воспользуемся данными Госкомстата Украины (табл. 6.1.).


Табл. 6.1. Капитальные вложения в экономику Украины и участие иностранных инвесторов в их финансировании (млрд. грив.)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Как видно, за счет иностранных инвестиций обеспечивается лишь 2–3 процента капитальных вложений в экономику страны (подавляющая часть источников финансирования капитальных вложений приходится на собственные средства предприятий — около 60 %; остальное — кредиты банков, средства государственного и региональных бюджетов и др.). Можно предположить, что валютные средства, которые притекают в украинскую экономику под видом прямых инвестиций, используются не для приобретения, создания, наращивания или реконструкции основных фондов украинской экономики, а для формирования оборотного капитала. Экономика Украины испытывает достаточно ярко выраженный «денежный голод», валютные средства в первую очередь идут на приобретение энергоносителей и сырья, заработные платы, закупки товаров (в розничной и оптовой торговле) и комплектующих (в промышленности) и т. п. Капитальное строительство, закупки машин и оборудования, научные исследования и разработки мало интересуют иностранных инвесторов в силу длительных сроков окупаемости и высоких рисков.

За рассматриваемый нами пятилетний период 2008–2012 гг. относительное благополучие экономика Украины поддерживалось за счет иностранных инвесторов, которые не только выкачивали ресурсы из страны, но также все туже затягивали петлю долговой и инвестиционной зависимости на шее Украины.

Опять же обратимся к официальной статистике Украины, относящейся к государственному и внешнему долгу страны. Кроме данных НБУ и Госкомстата это также статистика Минфина Украины. На начало 2008 г. государственный долг Украины был равен 12,3 % ВВП. В этот показатель включается прямой долг правительства и государственные гарантии под кредиты и займы, которые получали украинские компании и организации. К началу 2013 года государственный долг Украины поднялся до планки 38,8 % ВВП, а уже в начале 2014 года может достичь отметки 40 % ВВП.

Согласно последним данным Минфина Украины, на 1 ноября 2013 г. общий государственный долг в национальных денежных единицах (гривнах) был равен 550,2 млрд., в том числе внутренний — 260,6 млрд., внешний — 289,6 млрд. Таким образом, государственный долг Украины на 53 % является внешним долгом.

Что касается всей внешней задолженности Украины, то на начало 2008 г. ее уровень был равен 56,7 % ВВП, а к середине 2013 года внешний долг вырос до 75,7 % ВВП. Приведем последние данные о структуре внешней задолженности страны (табл. 7.1.). Как видно, почти ¾ общего объема внешней задолженности приходится на негосударственный сектор экономики.


Табл. 7.1. Внешний долг Украины и его основные элементы, на 01.07.2013


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

О долговом бремени Украины

Может быть, по европейским меркам уровень государственного и общего внешнего долга Украины не столь уж велик. И власти Украины призывают общественность не волноваться по поводу задолженности страны. Мол, Украина на фоне таких стран, как Греция, выглядит очень прилично (напомню, что у Греции государственный долг варьирует в диапазоне 160–170 % ВВП). Однако следует иметь в виду, что инвестиционные и кредитные рейтинги Украины являются запредельно низкими. Даже ниже, чем у Греции. Это ведет к тому, что процентные ставки по долговым обязательствам правительства, компаний и организаций Украины намного выше среднерыночных значений. Следовательно, очень высокими являются расходы по обслуживанию долгов.

Аналитики компании Standard & Poor's увеличили шансы украинского дефолта с 34,8 % летом 2012 года до 44,25 % летом 2013 года. Еще в феврале 2013 года агентство Блумберг опубликовало свои оценки возможного дефолта Украины. Вероятность дефолта была определена на уровне таких «проблемных» стран, как Аргентина и Венесуэла.

После провала переговоров в Вильнюсе и беспорядков в Киеве в первых числах декабря 2013 г. оценки рисков были пересмотрены в сторону повышения. Чутким индикатором рисков являются котировки бумаг, которые называются «кредитными дефолтными свопами» (CDS — credit default swaps). Чем выше котировки (цены) этих рыночных инструментов страхования от рисков дефолтов, тем выше риски. И наоборот. Котировки CDS по Украине всегда были высокими. Нов конце ноября — начале декабря они подскочили сразу на 100 проц. пунктов и достигли значения 1071. Что означает такая котировка? Она означает, что при покупке пятилетних долговых бумаг правительства Украины на 10 млн. долл, инвестор должен еще доплатить за страховку CDS 1,071 млн. долл. Это только в первый год. А за 5 лет (период до погашения бумаги) страховые выплаты составят 5,4 млн. долл. Т. е. бумага для инвестора оказывается более, чем в полтора раза более дорогой по сравнению с ее номиналом. Выше котировки по страхованию рисков дефолтов только в Аргентине и Венесуэле. Для сравнения: для России на 02.12.2013 котировки CDS были равны 173,8. Согласно принятым методикам, вероятность дефолта в Украине в течение ближайших 5 лет оценивается в 53,3 %. Инвесторы могут быть готовы на такой шаг, как покупка долговых бумаг Украины лишь при условии крайне высоких процентов по займам. Доходность государственных облигаций сегодня просто «зашкаливает». Ставки по новым выпускам десятилетних облигаций, номинированных в долларах США, в начале декабря подскочили до 10,6 %. Ставки по некоторым бумагам, срок погашения которых наступает в 2014 году, подскочили до 19 %. Это уже откровенно ростовщические проценты. Они сигнализируют о том, что Украине придется тратить значительную часть своего бюджета на обслуживание уже имеющихся долгов.

Времени на выбор у Украины остается все меньше

В конце 2013 года долговая петля на шее Украины затянулась до предела. По разным оценкам, в 2014 году Киеву предстоит погасить от 8 до 10 млрд. долл, внешнего долга. Денег у правительства для такого погашения нет. А ведь надо еще обслуживать те долги, по которым срок погашения не наступил. За кадром нашего анализа мы оставляем корпоративный сектор украинской экономики, в котором каждое второе предприятие, по сути, является банкротом. Картину суверенного дефолта, таким образом, надо дополнять картиной возможных массовых корпоративных дефолтов.

Хиреющая экономика Украины приводит к тому, что платежный баланс по текущим операциям сводится со все большим дефицитом (см. табл. 8.1.).


Табл. 8.1. Сальдо платежного баланса Украины по текущим операциям (млрд. долл.)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Как видно из приведенной таблицы, дефицит платежного баланса по текущим операциям образуется, прежде всего, за счет дефицита баланса торговли товарами. Торговый баланс Украины стал резко дефицитным после того, как страна присоединилась к ВТО, открыв свой внутренний рынок. В то же время доступа на рынки других стран Украина так и не получила в силу низкой конкурентоспособности своей продукции. Частично дефицит торговли товарами компенсируется положительным сальдо баланса торговли услугами. Значительная часть положительного сальдо образуется благодаря платежам, которые Украина получает за транзит природного газа и нефти. Ситуация для Киева осложнилась тем, что Россия, главный торговый партнер Украины, с конца лета стала вводить ограничения нетарифного характера на ввоз товаров из Украины. Торговый баланс Украины стал еще больше ухудшаться.

И до того невысокая инвестиционная привлекательность Украины резко упала после начал беспорядков в Киеве. Некоторые западные кредиторы, которые ранее практиковали для украинских компаний возобновляемые кредиты (кредитные линии), в настоящее время начинают требовать окончательного погашения кредитов, а кредитные линии закрывают. Важным индикатором того, что на страну надвигается дефолт, является то, что иностранный капитал начинает уходить из банковского сектора Украины. НБУ сообщает, что началось снижение доли иностранного капитала в банковском секторе Украины. Если 1 января 2012 г. эта доля была равна 41,9 %, то к 1 сентября нынешнего года она снизилась до 33,8 %. К концу года, согласно прогнозам, она упадет ниже планки в 30 %. Только что прошло сообщение о том, что австрийский банк Raiffeisen International (RBI) выставил на продажу свою украинскую «дочку» — четвертый по величине банк на Украине.

Международные резервы Украины еще два-три года назад демонстрировали бодрый рост. Если в начале 2010 г. в резервах было 26,5 млрд. долл., то к началу 2011 г. — уже 34,6. Отметим, что в этот период времени рост резервов был обусловлен не улучшением торгового баланса страны, а значительным притоком иностранного капитала (как видно из табл. 1, в 2010 г. импорт всех видов капитала составил 21,4 млрд. долл.; чистое положительное сальдо по капитальным операциям — 9,9 млрд. долл.). В течение 2011 года валютные резервы снизились до 31,8 млрд. долл. Затем в течение 2012 года резервы «похудели» сразу на 7,3 млрд. долл. Их «таяние» продолжилось и в текущем году: за 11 месяцев они сократились еще на 5.7 млрд. долл., причем за один лишь ноябрь — на 1.8 млрд. долл. В начале декабря в валютных закромах Национального банка Украины осталось лишь 18,8 млрд. долл. Это эквивалентно импорту товаров в течение 2–2,5 месяцев. НБУ также продолжает тратить валюту из резервов на поддержание падающего курса гривны. Только в ноябре на эти цели было потрачено 800 млн. долл. На поддержание курса гривны, по оценкам, ЦБ страны, в ближайшие несколько месяцев может потратить как минимум 2–2,5 млрд. долл.

Чтобы предотвратить дефолт, правительству надо срочно изыскать, по крайней мере, 10 млрд. долл. Переговоры с МВФ о новом займе зашли в тупик, поскольку условия Фонда абсолютно неприемлемы для Киева. Речь идет о дальнейшем сокращении бюджетных расходов, в том числе на социальные цели. Кроме того, Фонд требует повысить цены и тарифы на энергоносители для компаний и населения. Все это чревато обострением социальной обстановки в стране.

Еще меньше перспектив получить необходимые деньги у Брюсселя. Даже до встречи в Вильнюсе Европейский Союз не обещал Киеву кредитов больше чем на 1 млрд. евро. А после отказа от подписания соглашения об ассоциации Украины с ЕС, Брюссель вообще не обещает ничего определенного. Это и не удивительно, поскольку Евросоюз крайне обижен на Киев. Кроме того, Европейский Союз сам находится в состоянии долгового кризиса, дефолт по государственному долгу в любой момент может быть объявлен не только в Греции, но и в ряде других стран ЕС. Тогда возникнет «эффект домино», и Европа окажется в еще менее завидном положении, чем Украина.

«Восточный» вариант выхода из тупика

Остается вариант договариваться с Россией. Этот вариант логично предполагает вступление Украины в Таможенный союз. Надо иметь в виду, что дефицит торгового баланса Украины образуется в основном на «восточном фронте». Членство в Таможенном союзе позволило бы Киеву восстановить свой торговый и платежный баланс. Во-первых, за счет дополнительных таможенных преференций для экспорта украинских товаров на рынки восточных соседей. Во-вторых, за счет получения Киевом льготных цен по природному газу. Сегодня, с учетом скидки в рамках соглашения по Черноморскому флоту, украинцы покупают газ у России по цене 410 долл, за 1 тыс. куб. м. Президент Украины Виктор Янукович недавно вновь высказался за достижение справедливой цены на газ, примерно, в 300 долл, за тысячу кубов. Находясь в Таможенном союзе, Украина, вероятно, могла бы рассчитывать даже на более низкую цену. Между прочим, для Армении, выразившей намерение войти в Таможенный союз, Москва пообещала снизить цену до 189 долл, за 1 тыс. куб. м.

Уже не приходится говорить о том, что Москва в случае разворота Киева на восток готова обсуждать вопрос о предоставлении Украине кредитов, как банковских, так и коммерческих. В том числе в виде отсрочек платежей по поставкам природного газа. Не следует забывать, что Россия — не только главный торгово-экономический партнер Украины, но и ее главный кредитор. В конце ноября Президент РФ В. Путин, выступая перед журналистами по поводу российско-украинских отношений, сказал, что задолженность по кредитам, которые предоставили Газпромбанк, Сбербанк, ВЭБ, ВТБ украинским банкам, составила в общей сложности 20 млрд. долл, и 280 млрд. руб. Кроме того, Россия внесла предоплату за транзит природного газа по территории Украины до января 2015 года в размере 4 млрд. долларов. Российская Федерация, как неоднократно заявлял Президент РФ, готова обсуждать вопрос о членстве Украины в Таможенном союзе и в Евразийском экономическом союзе и в дальнейшем предоставлять ей как члену этих союзов новые кредиты.

Реальные и быстро достижимые выгоды, получаемые Украиной в результате интеграции с Россией и другими восточными партнерами, для Киева очевидны. Украинскому народу остается надеяться на то, что экономические соображения при поиске властями Украины выхода из нынешнего тупика окажутся сильнее политических интриг.

События на Украине через призму платежного баланса

Практически в любой публикации и информации, посвященной событиям на Украине и вокруг Украины, используются какие-то цифры, отражающие ее текущее и возможное будущее экономическое и финансовое положение.

Платежный баланс Украины за 3 квартала 2013 года

Это цифры валютных резервов, иностранных инвестиций, зарубежных активов, валютного курса гривны, займов и кредитов (как полученных, так и обещаемых), внешнеторгового оборота Украины, внешнего долга страны и т. п. Все многообразие этой числовой (количественной) информации можно свести воедино и представить в виде таблиц международной инвестиционной позиции страны (соотношение зарубежных активов и международных обязательств) и платежного баланса (соотношение валютных поступлений и платежей страны). Сведение статистической информации в такие таблицы позволяет более наглядно оценивать, анализировать и прогнозировать тенденции развития страны. Рассмотрим, что происходит в экономике Украины на основе ее платежного баланса, который разрабатывается и публикуется Национальным банком Украины (НБУ). Пока полного баланса за весь 2013 года еще не опубликовано. Имеются данные за три квартала 2013 года (табл.9.1).


Табл. 9.1. Основные позиции платежного баланса Украины (млрд. долл.)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Итоговое сальдо платежного баланса за три квартала 2013 года составило минус 2,5 млрд. долл. Отрицательное сальдо любого платежного баланса закрывается с помощью золотовалютных резервов. Украина также его закрывала с помощью валюты и золота. Резервы Национального банка Украины «таяли» на глазах. Согласно заявлениям нынешнего «временного» правительства, сегодня они составляют лишь 15 млрд. долл, (данные на середину февраля).

О «валютном запасе прочности» Украины

Надолго ли хватит этих резервов? Если подойти формально, математически, то ответ путем деления нынешнего объема золотовалютных резервов Украины на отрицательное сальдо платежного баланса в 2013 году (моя оценка)


15,0: 3,3 = 4,5 года.


Но самое интересное на Украине началось в 4 квартале 2013 года. А именно, началась «раскачка» страны накануне саммита в Вильнюсе, где планировалось «присоединить» Украину к ЕС на правах «ассоциированного члена». Поэтому вряд ли моя оценка годовых значений платежного баланса Украины отражает реальное положение дел. По данным НБУ, на конец 3 квартала 2013 года золотовалютные резервы Украины были равны 21,6 млрд. долл., а на 1 января 2014 года они упали до 18,0 млрд. долл. Получается, что за последний квартал прошлого года было истрачено 3,6 млрд. долл, резервов. На начало прошлого года резервы были равны 24,5 млрд. долл. Следовательно, Украина за год потеряла 6,5 млрд. долл, своих золотовалютных резервов. То есть отрицательное сальдо платежного баланса Украины де-факто оказалось равным 6,5 млрд. долл. Еще раз пересчитаем сегодняшние золотовалютные запасы Украины с учетом этой цифры:


15,0: 6,5 = 2,3 года.


Но и приведенный подход к оценке «валютного запаса прочности» Украины не вполне корректен. В последнем квартале начались новые тенденции, связанные с «Майданом». Эти тенденции могут действовать на протяжении всего нынешнего 2014 года. Тогда отрицательное сальдо платежного баланса Украины в расчете на весь нынешний год составит:


3,6 × 4 = 14,4 млрд. долл.


Иначе говоря, золотовалютных резервов Украине может хватить примерно на 1 год той жизни, которая наблюдалась в 4 квартале 2013 года.

Платежный баланс Украины во время и после «Майдана»

После произошедшего переворота на Украине в феврале нынешнего года картинка платежного баланса Украины может кардинально поменяться. И отличаться невыгодно даже от той не очень приятной картинки, которую я привел выше. Пойдем по отдельным позициям платежного баланса.

1. Внешняя торговля товарами и услугами. Очевидно, что отрицательное сальдо по этой позиции вырастет даже не на проценты, а в разы. Почему? — Потому что от импорта нашего газа Украина отказаться не сможет. А это в расчете на 1 месяц валютные расходы, равные почти 1 млрд. долл. А вот украинский экспорт в Россию, которая является основным внешним рынком сбыта, снизится в разы. 25 % экспорта товаров и услуг Украины в 2012 году приходилось на Российскую Федерацию. В абсолютном выражении это больше 20 млрд. долл, в год. Даже если взять консервативную оценку и «уполовинить» цифру украинского экспорта в Россию, то «дыра» в платежном балансе Украины составит 10 млрд. долл. А. Яценюк на днях заявил, что Европа «облегчит» доступ украинских товаров на свои рынки, в результате чего экспорт Украины в западном направлении возрастет на 400 млн. долл, в год. Ради этой символической суммы Украине предлагается пойти на добровольный отказ от валютной выручки на многие миллиарды.

2. Сальдо движения инвестиционных доходов. Неизбежно отток валюты из страны в виде процентов по кредитам, займам, ссудам, а также в виде дивидендов, роялти и других видов доходов от иностранных инвестиций возрастет. В СМИ обычно концентрируется внимание на способности украинского государства обслуживать суверенный долг. Этот долг (округленно) составляет сегодня 60 млрд. долл. Хотя лишь половина этого долга является внешним долгом, но надо иметь в виду, что часть внутреннего долга также номинирована в иностранной валюте (округленно — 1/2). Если предположить, что 45 млрд. долл, долга должны обслуживаться валютой, а годовая ставка равна 10 %, то получается 4,5 млрд. долл. Но надо иметь в виду, что государственный внешний долг — лишь верхняя часть айсберга. Общая сумма внешнего долга Украины превысила 140 млрд. долл, (данные Минфина Украины). Чтобы обслуживать такой долг исходя из ставки 10 %, необходима валюта на сумму 14 млрд. долл, в расчете на год. Можно ожидать, что иностранные инвесторы в условиях нынешней нестабильности на Украине откажутся от практики реинвестирования доходов в экономику страны (или присоединения процентов к сумме основного долга) и будут стремиться вывести все инвестиционные доходы за пределы страны.

3. Сальдо движения трудовых доходов. Речь идет о доходах украинских гастарбайтеров за границей, переводимых на родину. Это важная статья, которая на протяжении последних лет помогала стабилизировать платежный баланс Украины. На 70 % это поступления от украинских граждан, работающих на территории Российской Федерации. Поступления шли как в рублях РФ, так и резервных валютах (доллары, евро). Обострение отношений России с нынешним нелегитимным режимом на Украине может привести к ограничениям на перемещение граждан двух стран через государственную границу. Неизбежно это уменьшит, положительное сальдо по данной позиции (а при неблагоприятном сценарии развития событий оно даже окажется нулевым).

4. Сальдо движения капитала. До недавнего времени правительству Украины удавалось затыкать «дыры» в платежном балансе и бюджете за счет привлечения иностранного капитала. Конечно, это были в основном «короткие» деньги, с помощью которых отчасти закрывался дефицит торговых операций и происходила оплата очередных процентных платежей и других инвестиционных доходов нерезидентов. Сегодня привлечь новые займы, кредиты, портфельные и прямые инвестиции на Украину крайне сложно. Несмотря на всяческую политическую поддержку Западом «временного» правительства на Украине, иностранные инвесторы рисковать не желают. Рейтинговые агентства оценивают ситуацию как преддефолтную. Что касается ожидаемого кредита Международного валютного фонда на сумму 15 млрд. долл., то «временное» правительство Украины выдает желаемое за действительное. Да, действительно, группа экспертов Фонда прибыла в Киев для «подготовки вопроса». Но, сдается мне, приехали они не для того, чтобы что-то дать, а для того, чтобы обеспечить погашение обязательств Украины перед Фондом (в 2014 году Киев должен вернуть Фонду более 3 млрд. долл.). Слишком много сегодня претендентов на остатки недоеденного украинского «пирога». Фонд (как и другие кредиторы) опасается, что ему ничего не достанется. Обещание Европейского Союза дать Украине 15 млрд. евро выглядят просто смехотворно. Это уши дохлого осла! ЕС сам оказался в долговой яме и делает хорошую мину при плохой игре. Безнадежный должник, играющий роль «кредитора». Хлестаковщина! Никто ничего Украине давать не собирается. Более того, иностранные инвесторы уже сейчас хотят побыстрее вывести из страны не только причитающиеся им доходы, но и сами активы. А к ним могут присоединиться и украинские олигархи. Начнется «бегство капитала». Поэтому я не удивлюсь, если позиция «сальдо движения капитала» вообще в конце 2014 года окажется со знаком «минус». Напомню, что на начало 2013 года, поданным НБУ, накопленные иностранные инвестиции в украинской экономике составили 210,5 млрд. долл. В том числе (млрд. долл.): прямые — 75,7; портфельные — 32,6; прочие — 102,2. Даже если за пределы Украины будет выведено 10 % активов, принадлежащих иностранному капиталу, то в абсолютном выражении это составит 21 млрд. долл.

Платежный баланс 2014 года, или украинская катастрофа к 1 мая

С учетом приведенных выше соображений картинка платежного баланса Украины на конец 2014 года может выглядеть следующим образом (табл. 10.1.).


Табл. 10.1. Основные позиции платежного баланса Украины в 2014 году (прогноз)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Еще раз подсчитаем, каков «валютный резерв прочности» Украины с учетом оценок, приведенных в табл. 10.1.:


15,0: 59,0 = 0,25.


Проще говоря, Украина может просуществовать лишь один квартал. Если отсчитывать от 1 февраля 2014 года (когда Украина полностью «проглотила» российский заем на 3 млрд. долл.), то к 1 мая украинской экономики и, соответственно, страны не будет. Будет просто территория, на которой не будет ни электричества, ни газа, ни продовольствия, ни действующих предприятий, ни транспорта, ни даже государственных учреждений. Что там будет, — предлагаю обсудить политологам, социологам и военным. В заключение хочу сказать, что нарисованная мною картинка является условной, ее можно отнести к разряду учебных пособий или материалов, которые используются в имитационных играх. Анализ платежного баланса страны позволяет лучше высветить и оценить те политические события, которые сегодня происходят на Украине и вокруг Украины.

Корпорация «Украина» накануне дефолта. О зарубежных активах банкрота

Журналисты и политологи, освещающие события на Украине и вокруг Украины крайне редко заглядывают в официальную статистику этой страны. Отчасти потому, что нет доверия к официальной статистике. Но вот международная статистика, которую готовит и публикует Национальный банк Украины (центральный банк страны) заслуживает внимания.

О международной статистике НБУ

Конечно, и она искажается. Но не потому, что чиновники и сотрудники НБУ сознательно идут на подтасовки. Вряд ли. За составлением такой статистики следит Международный валютный фонд, который не раз давал деньги Украине и, соответственно, желает иметь максимально объективную картину о финансовом и экономическом положении своего «клиента». Другое дело, что НБУ не всегда располагает полной информацией из-за того, что значительная часть экономики Украины, включая ее внешнеэкономический сектор, находится в «тени». А «тень» потому и «тень», что предпочитает о себе ничего не сообщать. Как бы там ни было, но международная статистика НБУ полезна для первого, предварительного знакомства с экономической ситуацией на Украине

Среди статистических отчетов НБУ особое место занимают платежный баланс (ПБ) и международная инвестиционная позиция (МИП). Второй из этих документов представляет собой соотношение зарубежных активов Украины и ее пассивов (международных обязательств). МИП составляется на определенный момент времени. Это аналог баланса компании, только в качестве «компании» выступает целое государство, а его контрагентами являются другие государства.

Последние данные о МИП Украины — по состоянию на 1 октября 2013 года. Поданным НБУ, зарубежные активы Украины на этот момент времени были равны 140,5 млрд. долл. Активы нерезидентов (иностранцев) в украинской экономике (т. е. международные обязательства Украины перед нерезидентами) составили 210,5 млрд. долл. Превышение международных обязательств над зарубежными активами Украины составило 70 млрд. долл. Этот показатель еще можно назвать «чистые иностранные активы в украинской экономике». Конечно, это свидетельствует об ассиметричных отношениях Украины с остальным миром, что ведет к превращению страны в объект эксплуатации со стороны иностранного капитала. Отчасти об этом свидетельствуют цифры платежного баланса Украины. Из него мы узнаем, в частности, что иностранные инвесторы получили на Украине за три квартала 2013 года (последние данные НБУ) доходы в размере 7,6 млрд. долл. А украинские инвесторы за рубежом — лишь 0,4 млрд. долл. Таким образом, инвестиционный обмен Украины с остальным миром оборачивается чистыми потерями в 7,2 млрд. долл. Это лишь за три квартала. А в пересчете на год это почти 10 млрд. долл. В то же время Украина, начиная с 2010 года, ползает на коленях перед Международным валютным фондом, клянча у нее кредит в несколько миллиардов долларов.

Международные обязательства Украины

Согласно предварительным оценкам, ВВП Украины в 2013 году в валютном эквиваленте составил 175–180 млрд. долл, (пересчет по официальному курсу НБУ). Получается, что иностранные активы в экономике Украины в прошлом году находились примерно на уровне 120 % ВВП. Сравним с Россией. ВВП России составил в 2012 г. 2,014 трлн. долл, (пересчет в доллары по официальному курсу Банка России). Активы нерезидентов в экономике России, по данным Банка России, на начало 2013 г. были равны 1,22 трлн. долл. Таким образом, уровень присутствия иностранных инвесторов в экономике России был равен примерно 60 %. Этот показатель весьма высок для России, а на Украине он оказывается в 2 раза выше, чем в России.

Приведем раскладку международных обязательств Украины (млрд. долл.): прямые инвестиции — 75,7; портфельные инвестиции — 32,6; прочие инвестиции — 102,2. Как видно, последняя позиция является самой крупной. Это различные кредиты, займы и ссуды. Напомню, что это данные по состоянию на 1 октября 2013 года. На сегодняшний день сумма уже больше. Например, в конце прошлого года Россия перевела на Украину первый транш займа на сумму 3 млрд. долл. Фактически «прочие инвестиции» формируют внешний долг страны. Он складывается из основной суммы долга плюс ожидаемые проценты по кредитам, займам, ссудам. Согласно последним данным Минфина Украины, внешний долг страны перевалил за 140 млрд. долл.

Зарубежные активы Украины

Рассмотрим теперь подробнее зарубежные активы Украины (табл. 11.1.). Бросается в глаза, что основным видом зарубежных инвестиций украинской экономики являются валюта и депозиты. На эту позицию пришлось почти 70 % зарубежных активов Украины.


Табл. 11.1. Зарубежные активы Украины (по состоянию на 01.10.2013). Источник: данные Национального банка Украины.


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

К сожалению, НБУ не дает подробной раскладки этой позиции. Немного более 10 % — валюта и депозиты банков, остальное приходится на «прочие сектора экономики». Про банки можно сказать, что часть валюты и депозитов — их корсчета в зарубежных банках. Прочие сектора экономики — это валюта на счетах украинских компаний в иностранных банках, а также иностранная валюта физических лиц. Часть этой валюты размещается на валютных счетах украинских банков (конечно, граждане Украины размещают валюту и на счетах зарубежных банков, но значительная часть таких активов просто не попадает в поле зрения НБУ). Но, наверное, самая большая часть позиции «валюта и депозиты» приходится на наличную валюту, которую население хранит под матрасом. НБУ не дает статистики наличной валюты на руках граждан. Но имеются интересные оценки. Например, известный на Украине аналитик Александр Охрименко дал следующие свои расчеты по состоянию на 2012 год. Наличной валюты у населения было 79 млрд. долл.[2]. Много это или мало? — Справедливости ради признаем, что в России на руках населения валюты также немало. Данные Банка России позволяют сделать примерную оценку. Так вот, в конце прошлого года валютного кэша у нас было немного более 20 млрд. долл. То есть на Украине с экономикой на порядок меньшей, чем российская, наличной валюты в разы больше. Что свидетельствует о крайне высокой степени долларизации украинской экономики. Кстати, в 2012 году объем национальных денежных знаков, обращавшихся в экономике Украины, составил 192 млрд. гривен. В валютном эквиваленте это 24 млрд. долл. Таким образом, иностранной валюты на Украине было почти в 3 раза больше, чем законных платежных средств (гривны). Это важнейший признак утраты страной своего национального суверенитета, отличительное свойство колониальной экономики.

Второй по значимости позицией зарубежных активов Украины являются ее международные резервы (резервные активы). Эти резервы, находящиеся под управлением НБУ, тают прямо на глазах. Еще в начале прошлого года они были 24,5 млрд. долл. А к 1 октября они сократились до 21,6 млрд. долл., что составило 15,4 % всех зарубежных активов Украины. Для сравнения: у России международные резервы составляют основную позицию зарубежных активов, на них приходится 40 %.

К началу нынешнего года международные резервы Украины упали до 18 млрд. долл., а, согласно последним данным «временного правительства», их объем сократился до 15 млрд. долл, (середина февраля). Это свидетельствует о том, что платежный баланс страны имеет большие дефициты, которые резко возросли в последние месяцы, когда в стране начались беспорядки. По нашим оценкам, резервов при существующих тенденциях Украине хватит лишь на три месяца. После чего наступит не просто дефолт, а самый настоящий экономический и политический коллапс страны.

На третьем месте среди зарубежных активов Украины торговые кредиты (7,5 %). По мнению некоторых экспертов, это удобный канал, по которому украинские олигархи полулегально выводят свои капиталы за рубеж. Через определенный период времени часть требований по таким торговым кредитам списываются как «безнадежные долги», а выведенные капиталы постепенно легализуются в экономиках других стран. Кстати, из-за подобного рода махинаций НБУ не отражает в полном объеме зарубежные активы физических и юридических лиц Украины. Существенная часть зарубежных активов оказывается вне поля зрения не только НБУ, но также налоговой службы Украины.

Четвертой позицией оказываются прямые зарубежные инвестиции (накопленные активы). Украинские СМИ достаточно подробно описывают содержание этой позиции. Это различные активы, размещенные украинскими олигархами в разных отраслях экономик других стран. Это зарубежные металлургические предприятия группы «Метинвест», контролируемой олигархом Р. Ахметовым. Активы группы расположены на Украине, в России, США, Европе (Италия, Швейцария, Великобритания). Только в Европе насчитывается 25 предприятий. Также крупными являются зарубежные активы группы «Индустриальный союз Донбасса» (совладельцы Сергей Тарута и Виталий Гайдук), группы «Приват» (совладельцы Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов), корпорации «Рошен» (Петр Порошенко, кум Виктора Ющенко), группы «Ferrexpo» (Константин Жеваго, Блок Юлии Тимошенко), группы «Group DF» (Дмитрий Фирташ).

Зарубежные активы: верхняя и нижняя части айсберга

Еще раз подчеркнем, что официальные данные НБУ о зарубежных активах Украины не дают полной картины. Цифры оказываются заниженными. За последние годы выявлялись неучтенные активы украинских олигархов в разных оффшорах. А. Яценюк в запале разоблачений «режима» В. Януковича заявил, что за годы его президентства из страны было выведено в оффшоры 70 млрд. долл. Но о том, сколько было выведено при «режимах» В. Ющенко и Ю. Тимошенко, новоиспеченный премьер умолчал. По оценкам американского аналитического центра Tax Justice Network, за годы «незалежности» из Украины в оффшоры было выведено 167 млрд. долл. Заявленная сумма чуть меньше объема валового внутреннего продукта за 2012 год. Так что цифра зарубежных активов Украины, содержащаяся в официальной статистике НБУ (140 млрд. долл.), отражает лишь верхнюю часть айсберга — зарубежных владений украинского олигархата.

После финансового кризиса на Кипре любимым оффшором украинских компаний стал Белиз, до 1973 года носивший название Британский Гондурас. Об этом говорится в квартальном экономическом прогнозе «Ukrainian Economic Trends Forecast» на III квартал 2013 года, подготовленном аналитической группой Da Vinci AG. Экспорт товаров в эту страну, как отмечается в отчете группы, вырос за несколько месяцев в 1324 раза! «Его объем уже превысил экспорт

Украины в такие европейские страны как Германия, Великобритания, Испания», — отмечается в отчете. Другими направлениями вывода капитала из Украины после известных событий на Кипре в марте прошлого года стали Маршалловы острова, Сейшельские острова, Панама.

О зарубежных активах и «оффшорной аристократии» Украины

Новоиспеченный премьер Арсений Яценюк каждый день как заклинание произносит слова «казна пуста». А затем следует другая заученная фраза: «Мы готовы на получение кредитов МВФ на любых условиях». Даже судя по официальным данным НБУ «Международная инвестиционная позиция Украины», видно, что у страны имеются достаточные резервы для того, чтобы выходить из нынешних экономических тупиков. Главная позиция зарубежных активов Украины «валюта и депозиты» составляет почти 100 миллиардов долларов. Но, судя по всему, «временное правительство» А. Яценюка приведено к власти украинскими олигархами, которым и принадлежит значительная часть этих зарубежных активов. Поэтому об этих активах Яценюк даже не заикается, а клянчит несколько жалких миллиардов в МВФ.

У некоторых олигархов Украины, согласно экспертным оценкам, зарубежные активы превышают активы, которые размещены в украинской экономике. Украинские олигархи — типичная «оффшорная аристократия», зарубежные активы которой находятся под жестким контролем

Запада. Запад в начале нынешнего года пригрозил украинским олигархам арестом их зарубежных активов. Все мы помним, как чиновница из Госдепа США Викторя Нуланд отчитывала самого главного олигарха Украины Рината Ахметова и требовала от него «наведения порядка». Поэтому не возникает никакого сомнения, что «наведение порядка» (февральский «Майдан») профинансировала и организовала именно «оффшорная аристократия». Кстати, российскому руководству это также надо помнить и извлекать уроки и событий на Украине.

Международные резервы Украины и надвигающийся дефолт

Одним из важных индикаторов экономического и финансового положения Украины являются ее официальные международные резервы. Сейчас происходит их стремительное «таяние».

О состоянии международных резервов Украины

Под официальными международными резервами понимаются накопленные запасы валюты и золота, которые находятся под управлением денежных властей страны. Применительно к Украине это Национальный банк Украины (НБУ) и министерство финансов. Размещение международных резервов осуществляется в трех основных формах: а) иностранные ценные бумаги (на 1 ноября 2013 г. 76,39 % всех резервов Украины было размещено в ценных бумагах); б) наличная валюта и валютные депозиты в банках (14,87 %); в) золото в монетарной форме (8,74 %). Статистический учет международных резервов Украины ведется в долларах США, информацию о резервах на месячной основе дает НБУ.

В первые годы существования Украины как независимого государства ее международные резервы не дотягивали даже до 1 млрд. долл. После выхода страны из кризиса 2008–2009 гг. начался период активного наращивания международных резервов. Пополнение происходило за счет экспортной выручки украинских предприятий и притока иностранного капитала в форме прямых и портфельных инвестиций, кредитов и займов. В середине 2011 года резервы достигли максимального за всю историю существования независимой Украины значения — 38 млрд. долл. Затем стало наблюдаться снижение резервов, которые за два года (2011–2013 гг.) «похудели» на 10 млрд. долл. (табл. 12.1.). Основная причина такого процесса — ухудшение платежного баланса, увеличение дефицита торгового баланса. «Таяние» резервов происходило бы еще быстрее, но частично валютные потери компенсировались притоком иностранного капитала, прежде всего в ссудной форме (кредиты и займы).


Табл. 12.1. Официальные международные резервы Украины с 2010 по 2013 годы (на начало года)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Денежные власти пытались принимать некоторые специальные меры по обеспечения притока валюты в кубышку под названием «международные резервы». Например, была восстановлена норма об обязательной продаже 50 % экспортной выручки Национальному банку Украины. Также в случае перевода крупных сумм валюты из-за рубежа украинским гражданам от последних требуется конвертация валюты в гривны. Однако ушлые юридические и физические лица Украины вполне спокойно обходят эти требования.

Присмотримся к динамике международных резервов Украины в 2013 году.


Табл. 13.1. Официальные международные резервы Украины в 2013 году.


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

В первые четыре месяца 2013 г. наблюдался некоторый прирост резервов, который суммарно составил около 700 млн. долл. Этот прирост был обусловлен не улучшением торгового баланса Украины, а тем, что Минфину Украины удалось привлечь займы на международном рынке. В начале февраля Минфин разместил 10-летние еврооблигации на сумму 1 млрд. долл, под 7,625 % годовых; в апреле были проданы 10-летние еврооблигации на сумму 1.25 млрд. долл, под 7,5 % годовых. Итого, за первые месяцы года Минфин привлек 2,25 млрд. долл, внешний займов.

Тяжелые месяцы 2013 года

На этом «сладкая жизнь» денежных властей Украины закончилась. Началась фаза тяжелого «похмелья». Некоторые авторитетные информационные агентства (Блумберг, Рейтер), а затем и «большая тройка» рейтинговых агентств весной опубликовали неприятные оценки кредитных и инвестиционных рисков Украины. Из этих оценок вытекало, что вероятность возникновения дефолта по обязательствам государства у Украины в ближайшие год-два очень высокая. Выше, чем в африканских странах и немного меньше, чем в самых «безнадежных» странах, к коим отнесены Аргентина и Венесуэла. А дальше началось быстрое «таяние» международных резервов Украины, поскольку новых международных займов и кредитов страна не получала, а внешнеторговый баланс продолжал ухудшаться.

За каких-то семь месяцев (с 1 мая по 1 декабря) Украина потеряла резервов на сумму почти в 6,5 млрд. долл. Наиболее крупные потери (в июле, сентябре и ноябре) были связаны с погашениями долга Украины перед МВФ. Рассмотрим в качестве примера, что происходило с резервами Украины в ноябре. Как видно из табл. 13.1., в этом месяце потери резервов были максимальными, они составили 1,84 млрд. долл. В этот период времени произошли следующие наиболее важные операции:

— оплата долга Международному валютному фонду (по программе stand-by) — 955 млн. долл.;

— чистые расходы на осуществление валютных интервенций — почти 800 млн. долл.;

— выплаты по облигациям внутреннего государственного займа — 578 млн. долл.;

— поступления от размещения облигаций внутреннего государственного займа — 822 млн. долл.

Курс на наращивание внутреннего государственного долга

Возникает вопрос: какое отношение международные резервы имеют к операциям по облигациям внутреннего государственного займа (ОВГЗ), выпускаемым Минфином Украины? Прежде всего, следует отметить, что уже на протяжении нескольких лет денежные власти пытаются изменить структуру государственного долга путем сокращения внешнего долга и замещения его внутренним (табл. 14.1.).


Табл. 14.1. Государственный и гарантированный государством долг Украины с 2010 по 2013 годы (в млн. долл. США)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Как видно, за неполные пять лет доля внутреннего долга в общем объеме государственного долга Украины повысилась с 33,2 % до 48,8 %. Примечательно, что особенно быстрый рост доли внутреннего долга был зафиксирован в нынешнем году (за первые десять месяцев). Следует также обратить внимание на то, что внешний государственный долг даже сократился на 4,34 млрд. долл, при одновременном росте внутреннего государственного долга на 6,77 млрд. долл. Т. е. в 2013 году имел место эффект замещения внешнего государственного долга внутренним государственным долгом. Подавляющая часть внутреннего государственного долга Украины образуется за счет размещения Минфином облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ), лишь небольшая часть этого долга — кредиты НБУ правительству. ОВГЗ давно уже выпускаются Минфином, большая часть этих бумаг имеет срок погашения 5 лет и более, наблюдается постоянный процесс погашения одних бумаг и выпуска новых партий, непрерывная ротация бумаг с общей тенденцией к росту их объема. Но в конце 2011 года в долговой политике Минфина произошло одно весьма существенное событие. Он получил законодательное право выпускать не только традиционные бумаги, номинированные в гривнах, но также облигации, номинированные в валюте, прежде всего, долларах США. С этого момента часть внутреннего долга стала долларовой, покрытие обязательств Минфина Украины перед держателями ОВГЗ стало осуществляться не только в гривнах, но также американской валюте. Такие валютные ОВГЗ выпускались и в 2012, и в 2013 годах, но особенно активно их размещение стало осуществляться после того, когда Украина лишилась доступа к новым международным займам и кредитам, т. е. начиная с лета этого года. По экспертным оценкам, на руках у граждан Украины от 40 до 50 млрд. долл, валюты в виде долларов и евро. Некоторые аналитики склонны считать, что в условиях необъявленной кредитной «блокады» Западом Украины власти страны сделали ставку на валютные сбережения своих граждан. Согласно официальным сообщениям, в ноябре Минфин продал облигаций внутреннего государственного займа на 9,782 млрд. гривен. Это примерно эквивалентно 1,2 млрд. долл. Также были размещены пятилетние и трехлетние валютные облигации. Выше мы называли цифру: за счет валютных облигаций в ноябре были получены доходы в размере 822 млн. долл. Таким образом, доходы от валютных облигаций составили примерно 40 % совокупных доходов Минфина от внутренних заимствований в ноябре с. г.

О валютных облигациях и некоторых «бенефициарах» дефолта

Валютным облигациям сегодня уделяется большое внимание в СМИ. Это интересный финансовый инструмент, который привлекает инвесторов двумя достоинствами. Во-первых, государство выдает 100-процентные гарантии по обязательствам, связанным с валютными облигациями. Во-вторых, эти бумаги могут принести инвесторам большой «навар» в случае дефолта, резкого падения курса гривны и на этом фоне резкого взлета покупательной способности доллара, особенно на украинском рынке, где все будет стоить копейки. СМИ обращают внимание на то, что покупка валютных облигаций простыми гражданами затруднена, к этим бумагам имеют доступ лишь «избранные». Особый интерес к валютным бумагам проявляют люди богатые, которые несут высокие риски, размещая свои миллионы на депозитных счетах украинских банков (хотя в стране действует система страхования депозитов, однако лимиты страхования невелики). НБУ сообщил, что в ноябре большую часть новых выпусков валютных облигаций скупили нерезиденты. Однако более конкретной информации о покупателях ЦБ не предоставляет. В СМИ довольно активно циркулирует версия, что большую часть выпуска валютных облигаций скупили физические и юридические лица из России. Есть также версия, что такие бумаги украинская верхушка выпустили исключительно для самой себя «любимой», чтобы пережить тяжелые времена грядущего дефолта и даже на нем заработать. А покупка бумаг могла вестись через посредников и подставных лиц, в том числе резидентов Российской Федерации. Такая версия совсем не лишена оснований, учитывая, что НБУ держит в секрете информацию о конкретных покупателях валютных облигаций. Также в СМИ проводится параллель с событиями лета 1998 года в России, когда незадолго до дефолта, вызванного «пирамидой» ГКО, Минфин России выпустил новый транш валютных облигаций, который скупался через подставных лиц высокопоставленными чиновниками правительства и ЦБ.

Большая часть валютных облигаций Минфина Украины (на сумму 500 млн. долл.) была скуплена неизвестными лицами в третью декаду нынешнего ноября. Почти все покупки пришлись на два дня месяца — 21 ноября, когда Янукович и Азаров объявили об отказе подписать соглашение об ассоциации Украины с ЕС (покупки на 300 млн. долл.), и 28 ноября, в день проведения саммита в Вильнюсе (200 млн. долл.). Неплохо прошла еще одна продажа валютных облигаций под шумок «протестного» карнавала на майдане в начале нынешнего месяца. Согласно сообщениям СМИ, по состоянию на 4 декабря на руках у нерезидентов находилось бумаг внутреннего займа на сумму 9,3 млрд. гривен, т. е. в валютном эквиваленте примерно 1,1 млрд. долл. Ряд комментаторов полагает, что именно эти анонимные держатели валютных облигаций стали объективно заинтересованы в том, чтобы дефолт на Украине состоялся. Даже если валюты в казне государства не будет, оно должно будет расплатиться с держателями валютных облигаций. Расплачиваться ведь можно не только деньгами, но и «натурой» — землей или акциями украинских предприятий. Или выставить государственные активы на продажу (приватизация), а вырученные деньги направить на погашение обязательств. Покупательная способность нынешних валютных облигаций будет высокой, ведь активы украинской экономики в условиях дефолта будут стоить гроши.

Международные резервы как источник покрытия внешнего долга

Почему-то все внимание СМИ и экспертов сосредоточено на вопросе: состоится или не состоится государственный дефолт Украины. Вопрос, конечно, крайне важный, но он является лишь частью более широкого вопроса — «большого» дефолта Украины. «Большой» дефолт — отказ от своих долговых обязательств не только государства, но также частных компаний. О второй составляющей говорят редко, поскольку в частном секторе экономики имеет место «ползучий» и «перманентный» дефолт, который проявляется в банкротствах частных компаний. К такому «ползучему» дефолту привыкли и порой его не замечают. Но если произойдет дефолт по обязательствам государства, тогда резко активизируется дефолт субъектов частного сектора, это уже будет не «ползучий», а «шоковый» всеобъемлющий дефолт всей украинской экономики.

О том, что дамоклов меч дефолта навис не только над государством, но и над всей экономикой страны свидетельствует, в частности, таблица 15.1., дающая представление об общем внешнем долге Украины. Оказывается общий внешний долг страны почти в 4 раза превышает внешний государственный долг. 73,4 % внешнего долга Украины приходится на частный сектор экономики, в абсолютном выражении это 104 млрд. долл. Внешний долг частного сектора складывается из обязательств по банковским кредитам и корпоративным евробондам. Сейчас рыночная стоимость таких бондов резко снизилась при одновременном росте доходности (плата за возросший риск).


Табл. 15.1. Внешний долг Украины и его основные элементы, на 01.07.2013


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Для оценки общей международной кредитоспособности национальной экономики и вероятности «большого» дефолта целесообразно сравнивать сумму внешнего долга страны с ее международными резервами. В табл. 16.1. дается расчет такого показателя, а для наглядности кредитоспособность украинской экономики сравнивается с российской экономикой. У Украины покрытие внешнего долга международными резервами на середину текущего года в 4,2 раза ниже, чем в России.


Табл. 16.1. Внешний долг и международные резервы Украины и России, на 01.07.2013 (млрд. долл.)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Посмотрим, как выглядит этот показатель в других странах. Вот картина по состоянию на 2011 год (%): Китай — 464; Япония — 48; Саудовская Аравия — 551; Тайвань — 361; Бразилия — 87; Южная Корея — 77; Сингапур — 1008; Алжир — 4205; Таиланд — 151; Индонезия — 86; Малайзия — 186; Таиланд — 151; Гонконг — 77; Мексика — 70. Кстати, у России в 2011 году показатель покрытия внешнего долга был равен 99.

Конечно, есть ряд стран, у которых данный показатель находится на низком уровне. Речь идет, прежде всего, о странах «золотого миллиарда». Вот данные за 2011 год по некоторым из них (%): Германия — 4; Франция — 3; Италия — 7; Швейцария — 24. Только у Швейцарии показатель оказался выше, чем у Украины. Но богатым странам Запада нет необходимости поддерживать высокое покрытие внешнего долга своими международными резервами, поскольку их центральные банки выпускают валюты, которые имеют статус резервных. Они могут позволить себе покрывать свои внешние обязательства с помощью «печатного станка». Украина, как и другие страны периферии мирового капитализма (ПМК), такими возможностями не располагают. Поэтому любые внешние заимствования страны ПМК должны делать с учетом имеющихся международных резервов и принимать необходимые меры по их поддержанию и накоплению. Учитывая, что Украина относится к странам ПМК, показатель покрытия внешнего долга международными резервами Украины имеет очень низкие значения на фоне многих других стран ПМК.

О расходах на обслуживание внешнего долга Украины

Давайте сделаем грубую прикидку. Предположим, что средний процент по внешним займам и кредитам государства равен 7,5 %. Тогда годовые расходы на обслуживание государственного долга составят:


30,4 млрд. долл, × 0,075 = 2,3 млрд. долл.


В частном секторе условия жестче (может быть, исключение составляют лишь те кредиты и займы, по которым государство выступило гарантом). Я бы заложил ставку по долгам частного сектора на уровне 9,5 %. Тогда мы получим следующую оценку расходов на обслуживание частного внешнего долга:


104 млрд. долл, × 0,095 = 9,9 млрд. долл.


Оценка суммарных годовых расходов на обслуживание внешнего долга Украины, таким образом, составляет 12,2 млрд. долл. Впрочем, с учетом ухудшающегося финансово-экономического положения расходы могут быть еще выше. Доходность украинских 10-летних казначейских облигаций с погашением в апреле 2023 г. составила в первой декаде декабря 10,35 %; в прошлом месяце, когда власти еще говорили о готовности пойти на сближение с ЕС (середина ноября), она была 9,8 %. По данным Markit, средняя доходность украинских корпоративных облигаций на закрытие торгов 9 декабря составила 15,25 % — почти на 2 процентных пункта выше, чем в конце ноября; это рекордный показатель за два года. В марте, между прочим, доходность составляла 7,5 %. В СМИ уже встречаются оценки обслуживания совокупного внешнего долга Украины на следующий 2014 год, равные 15–17 млрд. долл, и даже выше. А это уже сопоставимо с той суммой международных резервов, которые Украина может иметь в начале следующего года.

Трудно сказать, сколько резервов будет у Украины через год или даже несколько месяцев. Так, рейтинговое агентство Fitch еще в сентябре прогнозировало сокращение резервов Украины до 17,8 млрд. долл, в конце 2013 года и до 12,9 млрд. долл, в конце 2014 году. Аналитики американского банка Morgan Stanley с учетом событий конца ноября — начала декабря считают: если экономические процессы на Украине будут развиваться «самотеком», то к марту 2015 года в международных резервах страны не останется ничего. Отсюда они делают вывод: для поддержания существующего в конце 2013 года уровня резервов Украине в период с января 2014 г. по март 2015 г. необходимо изыскать не менее 18 млрд. долларов. Вероятных источников этих средств всего три: МВФ, Евросоюз, Россия. На данный момент Украина своего выбора не сделала.

Валютный курс гривны и дефолт

Целый ряд факторов оказывает сегодня понижательное влияние на курс национальной денежной единицы — гривны. А это осложняет жизнь многим компаниям и целым отраслям экономики. Прежде всего, это удорожает импорт энергоносителей. Кроме того, затрудняет погашение и обслуживание внешних долгов. Бенефициаров заниженного курса гривны сегодня в Украине меньше. Национальный банк Украины в 2013 году приступил к валютным интервенциям для поддержания гривны. Ежемесячно на эти цели НБУ тратит по несколько сот миллионов долларов. Летом он был равен 8,0 грн., а сейчас 8,3 грн. (1 грн. = 0,12 долл.). Тем не менее, аналитики предсказывают, что в следующем году курс может быть таким: 1 доллар = 9,2–9,4 грн. Но это, пожалуй, «мягкий» прогноз, исходящий из того, что дефолта не будет. О том, каким может быть курс гривны в случае дефолта, даже трудно говорить. Напомню, что после дефолта 1998 года в России курс рубля за короткое время понизился в 4,5 раза по отношению к доллару. Можно также вспомнить финансовый кризис в странах Юго-восточной Азии в 1998 году. Тогда мировые спекулянты типа Сороса организовали обвал национальных валют и последующую скупку подешевевших активов стран региона.

Резкое обесценение гривны может привести к массовым банкротствам предприятий в Украине, причем крупных, которые имели возможность заимствовать средства на внешних рынках в валюте. У Украины, в отличие от России, нет таких крупных суверенных фондов, как Резервный фонд или Фонд национального благосостояния, которые могли бы прийти на помощь тонущим предприятиям. Для того чтобы процесс повальных банкротств на Украине начался, не нужно даже таких сильных потрясений, как суверенный дефолт. Многие предприятия буквально «дышат на ладан». Только что Государственная служба статистики Украины опубликовала данные об финансовых результатах работы экономики страны за три квартала 2013 г. Общий объем прибыли до уплаты налогов, полученной предприятиями страны, оказался равным 130,27 млрд. грн. Однако далеко не все предприятия имели за три квартала положительный результат. 40, 2 % общего числа предприятий завершили этот период с убытками. Каждые два из пяти предприятий балансируют между жизнью и смертью! Согласно официальным данным, общий убыток таких предприятий составил 107,43 млрд. грн. Таким образом, чистое сальдо общего финансового результата деятельности украинской экономики за 9 месяцев текущего года оказалось равным всего 22,84 млрд. грн., т. е. в валютном эквиваленте около 2,8 млрд. долл. Косвенным признаком того, что частный сектор Украины находится в преддефолтном состоянии является то, что каждый день появляются десятки и сотни объявлений о продаже предприятий, от самых мелких ларьков до гигантов тяжелой промышленности. Однако покупателей нет. Серьезные инвесторы, располагающие валютными ресурсами, ждут своего момента. Схема стара как мир: инвесторы приходят тогда, когда национальная валюта обваливается, и активы можно покупать за копейки.

Физические активы экономики Украины, оцененные по их реальной стоимости во много раз превышают международные резервы Украины (даже те рекордные, которые страна имела в середине 2011 года). Несмотря на ту разруху, которая сегодня царит в украинской науке, за последние несколько лет в Украине было опубликовано несколько работ, посвященных оценке национального богатства этой страны. Привожу одну из таких оценок. По состоянию на 2005 г. национальное богатство Украины оценивалось примерно в 2 трлн. долл. При этом примерно половина приходилась на нематериальные компоненты («человеческий капитал» и финансовые ресурсы). А примерно 1 трлн. долл, приходился на материальную составляющую — основные фонды (около 300 млрд. долл.) и природные ресурсы (около 700 млрд. долл.)[3]. Вот вокруг этих «физических резервов» Украины и разворачивается сегодня борьба между разными группами интересов: иностранным капиталом, украинскими чиновниками и олигархами, украинским народом.

Дефолт и приватизация

Впрочем, в случае дефолта на продажу будут выставлены не только многие частные предприятия Украины, но также остатки государственных активов. В начале текущего десятилетия была принята программа приватизации государственной собственности, которая была рассчитана на четыре года (до 2014 года) и которая была должна пополнить государственную казну в общей сложности на 5 млрд. долл. Программа несколько раз пересматривалась. Расширился круг предприятий, запланированных для приватизации за счет сокращения списка так называемых стратегических государственных предприятий. Первоначально был согласован список предприятий, запрещенных к приватизации, который включал 1492 предприятия. Постепенно его сократили в 5 раз — до 296 предприятий. Из списка неприватизируемых объектов исключили такие гиганты, как НАК «Нафтогаз Украины», «Черноморнефтегаз», «Укринтерэнерго» и «Укрспецтрансгаз» (транспортировка сжиженного газа), ГАО «Магистральные трубопроводы «Дружба»». Никакого фискального смысла приватизация не имеет. Доля поступлений от приватизации в общих бюджетных доходах была и остается мизерной (табл. 17.1.). Более того, после приватизации предприятия вообще перестают платить налоги или платят их по минимуму, используя оффшоры и разные хитроумные схемы. План приватизации срывается каждый год. По итогам 2012 года поступления от приватизации составили 6 млрд. 763 млн. грн. или 67,6 % годового плана. И это был самый успешный год.

Сначала аналитики полагали, что приватизацию основной части объектов власти специально отодвигают на 2015 год, когда потребуются большие деньги Виктору Януковичу для проведения успешных выборов. Теперь появляется подозрение, что приватизацию откладывают на те времена, когда в стране разразится дефолт.

Поступления от приватизации в Украине по состоянию на 1 ноября 2013 года, по оперативным данным, составили 982,7 млн. грн. или 9 % от установленного на этот год плана. И это на фоне острой нехватки денег в казне. Может быть, власти решили отказаться от приватизации, встать на путь экономического возрождения страны? — Ничуть. Они терпеливо ждут (а, может быть, и готовят) дефолт. Вот тогда и начнется распродажа остатков «незалежной» Украины.


Табл. 17.1. Поступления в госбюджет Украины от приватизации государственного имущества с 2008 по 2012 годы (в млн. грн.)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Во-первых, приватизация потребуется для того, чтобы выполнять обязательства перед теми самыми держателями валютных облигаций внутреннего займа, о которых мы говорили выше.

Во-вторых, приватизация для тех, у кого имеются деньги в валютной форме, наиболее выгодна в момент максимального падения курса национальной денежной единицы. Многие аналитики и эксперты подозревают, что такими «бенефициарами» приватизации могут оказаться все те же украинские олигархи и чиновники. Правда, жизнь может смешать все их планы. Начавшиеся в стране бурные политические и социальные процессы могут привести к тому, что многие из нынешних украинских олигархов и чиновников окажутся «отодвинутыми» в сторону. А без административного ресурса «эффективное» участие в приватизации становится весьма проблематичным. Более вероятен вариант, при котором главными «бенефициарами» украинской приватизации окажутся транснациональные корпорации и банки.

«Финансовые стервятники» закружили над Украиной

Существует множество признаков того, что Украина в ближайшие месяцы может объявить дефолт по своим обязательствам.

Украина на грани дефолта

Еще летом этого года ведущие рейтинговые агентства пересмотрели свои оценки по Украине в сторону понижения. Официальные статистические данные страны по основным макроэкономическим показателям также не вселяют оптимизма. Международный валютный фонд скептически оценивает среднесрочные перспективы экономического положения Украины и требует еще большего «закручивания гаек» (в частности, значительного увеличения тарифов для компаний и сектора домашних хозяйств). Даже Европейский Союз, с которым Украина в ноябре в Вильнюсе планирует подписать соглашение об ассоциации, не обещает ей «пряников» и признает, что в кратко- и среднесрочной перспективе ассоциация с ЕС может даже осложнить экономическое положение Украины. Премьер-министр Украины Николай Азаров признал, что в случае подписания соглашения с ЕС Украине придется руководствоваться европейскими техническими стандартами. Предприятиям Украины для их выполнения потребуется 160 млрд. долл., что эквивалентно годовому ВВП страны. Таких денег у Украины нет, а без них вся экономика страны окажется под «катком» европейских стандартов. Короче говоря, «куда не кинь, везде клин».

По официальным данным Национального банка Украины, на середину текущего года внешний долг страны был равен 134,4 млрд. долл., или 75,7 % ВВП. На фоне многих стран Европейского Союза относительный показатель долга достаточно умеренный. Но условия внешних займов для Украины, имеющей крайне низкие кредитные и инвестиционные рейтинги, существенного хуже, чем для любой страны Европейского Союза. Даже в относительно благополучном 2012 году Украина разместила еврооблигаций на сумму, эквивалентную 2,3 % ВВП, под 8,8 % годовых. По ряду других займов ставка была даже выше 10 процентов. Поэтому даже обслуживание внешнего долга становится непосильным бременем для государства, компаний и банков Украины. По некоторым займам в этом году наступает (или уже наступил) срок погашения, а замещение выбывающих из бюджетной системы денежных сумм новыми займами требует от властей Украины серьезных жертв в виде более высоких процентов. Расплачивается по внешним долгам не только правительство, но и Национальный банк Украины, который, как известно, независим от государства. В 2013 году ему придется погасить долги на сумму 3,5 млрд. долл., что эквивалентно 15 % золотовалютных резервов страны. Эти резервы (из которых валюту для обслуживания и погашения долгов черпает также правительство) тают. На 1 января 2013 г. резервы были равны 24,55 млрд. долл., а на 1 октября — 21,64 млрд. долл, (снижение почти на 3 млрд. долларов). Летом нынешнего года агентство Bloomberg поставило Украину в список десяти стран, которые, наиболее вероятно, объявят о своем банкротстве уже в самое ближайшее время.

«Франклин Темплтон» покупает долговые бумаги Украины

Теперь о самой последней новости, имеющей непосредственное отношение к теме ожидаемого дефолта Украины. О ней сообщила в своей электронной версии британская газета Financial Times. Один из крупнейших инвестиционных фондов США — Франклин Темплтон (Franklin Templeton) приобрел на мировом финансовом рынке государственные долговые бумаги Украины на номинальную сумму в 5 млрд. долларов. «Сделка, которая достигает пятой части общей внешней государственной задолженности Украины, проведена в конце минувшего августа, — отмечает издание. — Уже стало известно, что первый вице-премьер Украины Сергей Арбузов и министр финансов Юрий Колобов посетили с неофициальным визитом штаб-квартиру фонда в калифорнийском городе Сан-Матео с целью дать определенные гарантии крупнейшему держателю национального долга». Информация о том, какую сумму Franklin Templeton предложил за 20 % украинского внешнего долга, остается коммерческой тайной. Ранее, в начальной фазе финансового кризиса еврозоны, заокеанский фонд скупил облигации Ирландии, получив в результате этой операции крупную прибыль после того, как Дублину была оказана помощь со стороны Евросоюза и Международного валютного фонда. По утверждению Financial Times, на мировых рынках ожидают значительного ухудшения финансового положения Украины уже в самое ближайшее время. «Ситуация очень проста: Украина оказалась перед угрозой значительной нехватки наличных денег и фондов», — заявил газете Паоло Батори, ведущий аналитик американского банка «Морган Стэнли» (Morgan Stanley). По его словам, Киев «просто не сможет справиться с очередной волной оттока капитала». Что ж, ситуация достаточно понятна. Американский инвестиционный фонд скупил долговые бумаги Украины по очень низкой цене, рассчитывая в дальнейшем «отоварить» эти бумаги по номиналу. Таким образом, получить очень жирный навар (может быть, в 200 или 300 %). Тут возможны два варианта.

Вариант первый. Украина находит деньги, отползает от пропасти дефолта и на какое-то время возвращается к нормальному режиму погашения своих обязательств. Американский фонд в этом случае «культурно» «отоваривает» купленные им бумаги по номиналу. Откуда может прийти теоретически такая помощь Киеву? Уж точно, что не от Европейского Союза, с которым Украина планирует «породниться» на саммите в Вильнюсе в ноябре этого года. ЕС сам находится в одном шаге от дефолта. Это может быть либо Россия, либо МВФ. Но подписание соглашения Украины с ЕС об ассоциации автоматически закрывает возможность помощи от России. Что касается Фонда, то Киев пока отказывается от жестких его условий, таких, как дальнейшая бюджетная экономия или повышение тарифов на энергоносители на внутреннем рынке. Так что вероятность развития события по первому варианту условно можно оценить в 5–10 %.

Вариант второй. Украина, как это и предсказывают рейтинговые агентства и информационное агентство Bloomberg, объявляет дефолт по суверенному (государственному) долгу. Вероятность этого сценария, по нашему мнению, 90–95 %. Американский инвестиционный фонд Франклин Темплтон готов к такому развитию событий и рассчитывает заработать те же деньги, что и в первом сценарии. Рассмотрим подробнее второй сценарий.

О «финансовых стервятниках» и «правовом колониализме»

В мире и в Европе в последние годы привыкли к проведению «управляемых», «цивилизованных» дефолтов. Что это такое. Основные держатели долга договариваются о том, что все они списывают определенную часть долга, а также пересматривают иные условия первоначальных кредитов и займов (сроки погашения, процентные ставки). Это называется «реструктуризацией долга». Классическими примерами реструктуризации были пересмотр держателями государственных бумаг условий долга Аргентине (в 2005 и 2010 гг.) и Греции (в прошлом году). В первом из названных случаев было списано почти 70 млрд. долл, долга, во втором — более 100 млрд. долл.

Однако данный механизм «цивилизованного» преодоления суверенных дефолтов стал в последнее время давать сбои. Причина этому — деятельность некоторых крупных инвестиционных фондов, которые получили название «финансовых стервятников». Они приобретают некоторую часть бумаг государства — потенциального банкрота, а в случае дефолта отказываются участвовать в реструктуризации долга. Они занимают жесткую позицию и требуют погашения бумаг по номиналу, т. е. 100 %. При необходимости они подают исковые заявления в американские и британские суды, стремясь поставить на колени должника. Мне уже приходилось писать о том, что «финансовые стервятники» купили на вторичном рынке часть долговых бумаг Аргентины по бросовым ценам, стали требовать их 100-процентного погашения, невзирая на достигнутые договоренности 2005 и 2010 гг. о реструктуризации суверенного долга Аргентины. Два основных американских «фонда-стервятника» (NML Capital и Elliott Management) обратились в суд Нью-Йорка. «Самый справедливый» в мире американский суд в ноябре 2012 г. постановил, что Буэнос-Айрес должен выплатить перекупщикам долга 1,33 млрд. долл. Причем до перечисления денег «стервятникам» все остальные платежи по долгам должны были быть приостановлены. На момент вынесения решения суда суверенный долг Аргентины по реструктурированным облигациям составил около 24 млрд. долл. (45 % ВВП). До 15 декабря 2012 года Аргентина должна была выплатить по своим долговым обязательствам около 3 млрд. долл. Ущемленными в интересах оказались держатели реструктурированных бумаг. Решение нью-йоркского суда очень больно ударило по Аргентине. Все инвестиционные и кредитные рейтинги Аргентины после оглашения решения суда резко упали. В конце 2012 года всем стало понятно, что орудиями мировой гегемонии США являются не только ракеты и авианосцы, но и американские суды, которые распространили свою юрисдикцию на весь земной шар. В Аргентине такое решение американской Фемиды было названо «судебным колониализмом» (judicial colonialism). Буэнос-Айрес отказался подчиняться этому решению, подав апелляцию в американские судебные инстанции. Если апелляция будет отклонена и Аргентина заплатит по судебному решению, то будет создан опасный прецедент. Тогда и те держатели аргентинского долга, которые согласились на реструктуризацию долга (на них приходится 97 % первоначальной суммы долга), потребуют вернуть все на исходные позиции. То есть Аргентину опять загонят в то положение, в каком она была в 2001 году накануне дефолта.

Выводы

Теперь вернемся к Украине. Американский инвестиционный фонд Франклин Темплтон имеет все признаки «финансового стервятника». То, что этот фонд купил 20 % украинского долга — явный признак того, что страна находится на грани дефолта. Безусловно, это событие очень взволновало руководство Украины. Недаром первый вице-премьер и министр финансов Украины помчались тут же за океан в штаб-квартиру фонда для того, чтобы понять, каковы намерения Франклин Темплтон. Но этот визит уже ничего не решает. «Финансовые стервятники» имеют бульдожью хватку. Это хорошо знают руководители многих стран Латинской Америки, которые не раз становились их жертвами. Украину, свою жертву, «финансовые стервятники» не отпустят ни при каких условиях. Более того, решение нью-йоркского суда по долгам Аргентины в пользу «финансовых стервятников» вдохновило их на новые победы. И очередной победой может оказаться победа над Украиной. Если Франклин Темплтон сумеет поставить Украину на колени, то никакой реструктуризации суверенного долга страны не будет. Украина окончательно превратится в колонию Запада.

Международный валютный фонд и Украина

В СМИ прошла информация о том, что между МВФ и Украиной должны начаться переговоры о предоставлении последней нового кредита Фонда. Украина, которой необходимо выплатить международным кредиторам в этом году 6 млрд. долларов, попросила МВФ о финансовой помощи в размере не менее 15 млрд. долларов. Украинский министр финансов Александр Шлапак заявил, что Украина может получить помощь от Фонда в апреле с. г.

История взаимоотношений Международного валютного фонда и Украины

Думаю, что подобного рода заявления выдают желаемое за действительное. Во-первых, никаких переговоров пока не начинается. Речь идет лишь о группе экспертов МВФ, которая должна прибыть в Киев в первых числах марта для изучения финансового положения страны на месте. Во-вторых, ни о каких конкретных сроках предоставления займа говорить нельзя.

На Украине перебывало несчетное количество таких групп и экспертов и далеко не все их визиты оканчивались подписаниями документов о предоставлении кредитов. Так, 28 июля 2010 Cовет директоров МВФ принял решение о начале новой программы сотрудничества для Украины, в рамках которой Украине в течение 2010–2013 гг. планировалось предоставить кредит в размере 15 млрд. долл. Бесконечные визиты экспертов, консультации, переговоры так и не увенчались подписанием кредитного соглашения.

Украина стала членом МВФ в 1992 г. в соответствии с Законом Украины «О вступлении Украины в Международный валютный фонд. Международного банка реконструкции и развития, Международной финансовой корпорации, Международной ассоциации развития и Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций», который был принят 3 июня 1992 года. В настоящее время квота Украины в Фонде составляет 1,37 млрд. СДР (Special Drawing Rights — «Специальные права заимствования» — специальная безналичная денежная единица, выпускаемая Международным валютным фондом). С 1994 г. сотрудничество Украины с МВФ было активизировано по таким программам, как STF, Stand-by и «Механизм расширенного финансирования» (EFF), средства по ним в основном направляются на финансирование дефицитов платежного и торгового балансов страны. Важным направлением использования кредитов и займов МВФ стало также формирование валютных резервов. В частности, за счет кредитов МВФ Украина провела денежную реформу и ввела конвертируемость гривны по текущим операциям. В табл. 18.1. мы представляем в виде цифр двадцатилетнюю историю отношений между Фондом и Украиной.


Табл. 18.1. Займы МВФ Украине, погашение и обслуживание займов МВФ (СДР[4]). Источник: данные МВФ


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Всего за 20 лет общения Украины с Международным валютным фондом она получила от него средств на сумму 12.259.827.500 CДР. Округленно — 12,26 млрд. СДР. По состоянию на 1 марта 2014 года курс СДР был таков: 1 СДР = 1,5414 долл. США. Таким образом, Украина за два десятилетия по сегодняшнему курсу получила 18,9 млрд. долл.

Из двадцати лет «сотрудничества» Украины с Фондом 9 лет перечисления средств займов МВФ вообще не происходили. Это периоды 2002–2007 гг. и 2011–2013 гг. Более 3/4 всех средств займов Фонда были перечислены в течение трехлетнего периода 2008–2010 гг. (9,25 млрд. СДР), когда во главе правительства Украины находились премьеры Ю. Тимошенко и Н. Азаров. Деньги предоставлялись для борьбы с экономическим кризисом. За последующие три года (2011–2013 гг.) Украина вернула 5,89 млрд. СДР, что составило 63,7 % полученных средств. Непогашенная сумма долга по антикризисным займам 2008–2010 гг. на 31 декабря 2013 г. составила 3,36 млрд. СДР. А с учетом процентов общая задолженность Украины перед Фондом на 31.12.2013 определялась в 4,73 млрд. СДР. Или в пересчете по сегодняшнему курсу 7,29 млрд. долл.

За два десятилетия «сотрудничества» с Фондом Украина выплатила в виде процентов по займам сумму, равную 1.483 млн. СДР. То есть по сегодняшнему курсу это получается 2,29 млрд. долл. Таким образом, объем выплаченных процентов по отношению к сумме полученных займов за период два десятилетия составил 12,1 %. Это намного больше тех цифр, которые обычно фигурируют в заявлениях чиновников Фонда и официальных лиц Украины. Это получается даже намного больше, чем проценты по кредитам первоклассных и даже просто нормальных частных банков. Фонд в отношениях с Украиной выступает в качестве классического ростовщика! Может быть, в статистику выплачиваемых процентов включают штрафные санкции? Может быть, происходит начисление сложных процентов? Надо разбираться. В общем, возникает серьезное сомнение, что займы Фонда так уж выгодны (даже с чисто экономической точки зрения, если не брать во внимание их жесткие социально-политические условия) по сравнению с другими потенциальными источниками внешних заимствований.

Долговая нагрузка Украины

Долговое положение Украины достаточно запутанное. У нее есть государственный и негосударственный долг, долг внешний и внутренний, долг, номинированный в национальной валюте (гривнах) и номинированный в валюте иностранной (долларах, евро, СДР, рублях и т. д.). Наконец, кроме долгов, возникающих в результате получения займов и кредитов, имеются еще долги, вызванные неплатежами Украины по импортным контрактам. Когда начинаешь разбираться во всей этой статистической «каше», оказывается, что цифры отдельных видов долгов, которые фигурируют в СМИ, оказываются заниженными. Например, многие СМИ называют цифру государственного долга Украины на 31.12.2013, равную 60,05 млрд. долл. Это государственный внутренний долг (32,15 млрд. долл.) и государственный внешний долг (27,9 млрд. долл.). Но это заниженная оценка, поскольку она не отражает обязательств государства, возникающих в результате гарантирования им кредитов и займов разными организациями Украины. Если включить гарантийные обязательства, то совокупный государственный долг составит 73,08 млрд. долл.

Структура совокупного государственного долга (включающего государственные гарантии) на 31.12.2013 выглядела следующим образом (%):


Табл. 19.1. Совокупный государственный внешний долг Украины на 31.12.2013 (млрд. долл.).

Источник: данные Министерства финансов Украины.


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Как видно из табл. 20.1., на такую категорию держателей государственного долга Украины, как международные финансовые институты и иностранные коммерческие банки приходится в общей сложности лишь 1/5 всего совокупного государственного долга Украины. Основными категориями держателей государственного долга Украины являются юридические лица Украины, а также держатели, которые проходят по графе «прочие государственные долги».


Табл. 20.1. Доля отдельных международных финансовых институтов и зарубежных коммерческих банков в совокупном государственном долге Украины на 31.12.2013 (в %).

Источник: данные Министерства финансов Украины[5]


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови



На 31.12.2013 на юридические лица Украины приходилось 47 % совокупного государственного долга Украины. А на держателей «прочих государственных долгов» — 26,4 %. Скорее всего, под прочими государственными долгами Минфин Украины понимает задолженность по импортным контрактам. Таким образом, можно предположить, что на сегодняшний день крупными держателями государственного долга Украины являются российские компании и организации. Ведь на сегодняшний день Россия продолжает оставаться крупнейшим торговым партнером Украины. По заявлению руководства «Газпрома», в январе с. г. долг Украины перед нашим монополистом по поставкам газа в 2013 году составил 2,7 млрд. долл. На днях министр топлива и угольной промышленности Украины Ю. Продан заявил, что задолженность Украины «Газпрому» России составила 2 млрд. долл., т. е. примерно 3,7 % совокупного государственного долга Украины. Что ж, может быть во второй половине зимы Украина могла частично погасить свои долги перед «Газпромом» за счет займа в размере 3 млрд. долл., который Украина получила перед новым годом.

Планы на 2014 год

В 2014 году Украина должна вернуть МВФ 2,42 млрд. СДР (3,7 млрд. долл.), в 2015 — 977 млн. СДР (около 1,5 млрд. долл.). На этом расчеты должны завершиться. Задолженность Украины перед Международным валютным фондом к сентябрю должна сократиться до уровня ее квоты в МВФ. Об этом говорится в итоговом отчете Международного валютного фонда за 2013 год. Долг Украины перед Фондом в конце 2013 года был равен 345 % ее квоты в Фонде (1,37 млрд. СДР). «Согласно условиям займа непогашенная задолженность Украины перед фондом снизится ниже 200 % от квоты к февралю 2014 года, ниже 100 % — к сентябрю 2014 года», — отмечается в нем. Фонд явно стремится вернуться к этой 100-процентной отметке, поскольку здесь он уже имеет «железобетонную» защиту от суверенного дефолта Украины в виде квоты.

Международный валютный фонд должен оценить финансовую и экономическую ситуацию на Украине, в том числе понять, каковы общие обязательства государства и других секторов экономики по погашению и обслуживанию долгов в следующем году и в более отдаленной перспективе. У меня складывается впечатление, что упомянутая выше группа экспертов приезжает в Киев не для того, чтобы оценить возможности предоставления Украине нового кредита, а оценить вероятность, насколько быстро Фонд сможет в 2014 году получить причитающиеся ему от этого должника деньги.

Страна находится в одном шаге от дефолта. Долговая ситуация Украины критическая, по какому бы критерию ее не оценивать. В экономике Украины есть внутренние и внешние долги. Но внутренние долги как в любой экономически отсталой стране всегда являются долгами «второго сорта». Т. е. их принято погашать по остаточному принципу, когда остаются средства от погашения внешнего долга. Никто сегодня толком не знает на Украине, каковы, например, суммы непогашенных обязательств частного сектора экономики перед работниками по заработным платам. Существенно лучше обстоит дело с учетом внешних долгов Украины. За весь прошедший год, по подсчетам Министерства финансов, объем только внешнего долга прирос на 20,2 %. По последним данным правительства, на 31.12.2013 все виды внешних долгов составили 140 млрд. долл. Это много по любым критериям.

Указанная сумма эквивалентна 80 % ВВП страны. Для стран экономически отсталых (к которым можно отнести Украину) это считается критическим уровнем. Примерно 65 млрд. долл, внешних долгов относятся к категории краткосрочных. Эти долги есть смысл сравнить с золотовалютными резервами Украины, которые в феврале 2014 года упали до 15 млрд. долл. Т. е. краткосрочные долги в четыре с лишним раза превышают резервы. Очень тревожный индикатор!

Из 140 млрд. долл, внешних долгов менее 40 млрд. долл, приходится на совокупный внешний государственный долг (долг государства по полученным кредитам, займам и т. п. плюс выданные государственные гарантии). Более 100 млрд. долл. — долги негосударственного сектора экономики (банки и нефинансовые компании).

Негосударственный сектор экономики Украины в любой момент может оказаться в состоянии дефолта. Особенно тревожным явлением стало падение курса национальной денежной единицы по отношению к иностранным валютам. Сегодня во многих странах периферии мирового капитализма (например, в странах БРИКС) происходит падение валютных курсов национальных денежных единиц после обнародования денежными властями США планов по сворачиванию программы «количественных смягчений». Но на Украине этот процесс обострился под влиянием событий на Майдане и ускорившегося бегства капитала из страны. Ожидаются массовые банкротства украинских банков и компаний, оказавшихся не способными погашать свои внешние долги. Далее начинает действовать «принцип домино»: резко снижаются поступления налогов в казну, государство оказывается не способным погашать свои долги и выплачивать проценты. Возникает суверенный дефолт.

Но даже если на минуту абстрагироваться от неблагоприятной макроэкономической ситуации на Украине и предположить, что экономика страны не рухнет в этом году, все равно у Фонда голова будет сильно болеть в 2014 году. Еще раз посмотрим внимательно на табл. 19.1. и 20.1. Из таблиц следует, что на ограниченный «финансовый пирог» Украины в виде бюджета и валютных резервов претендует множество разношерстных держателей долга. На Фонд приходится менее 10 % совокупного внешнего государственного долга. Другие держатели внешнего государственного долга также хотели бы выйти «сухими из воды». Пролонгировать свои кредиты Украине они вряд ли будут. Государству, банкам, нефинансовым компаниям Украины в этом году как никогда много потребуется валютного кэша. Валюта потребуется не только для погашения внешнего, но также части внутреннего долга, государство в последнее время прибегало к внутренним займам, номинированным в долларах и евро. А в резервах Украины лишь 15 млрд. долл. На всех не хватит.

Думаю, что эксперты и чиновники МВФ все это понимают. Поэтому трудно поверить в то, что Фонд может положительно решить вопрос о выдаче нового кредита Украине. МВФ будет выколачивать из Украины долги по старым кредитам.

Впрочем, я не исключаю, что между Фондом и Киевом может начаться новый акт спектакля под названием «переговоры о предоставлении кредита». Каждая сторона имеет в этой игре свой интерес. Фонд будет опять пытаться «дожимать» Киев, требуя от него различных «реформ» в духе «вашингтонского консенсуса». А Киев полюбил вести переговоры потому, что они повышают кредитный рейтинг Украины, показывая другим потенциальным кредиторам, что она не столь безнадежна.

Украина под дамокловым мечом санкций

Ключевой темой последнего месяца в российских и мировых СМИ были события, которые развернулись вокруг Украины. Запад после отказа Киева подписать соглашение об ассоциации Украины с Европейским Союзом сбросил маску «радетеля за демократию» и стал угрожать санкциями.

Санкции Запада: Виктор Янукович — объект № 1

Запад начал в отношении Киева применять откровенно силовые приемы. Среди этих приемов на первом месте стоят санкции — политические, дипломатические, торгово-экономические, финансовые. Как показывает опыт применения санкций Вашингтоном и Брюсселем в отношении многих стран мира, алгоритм действий в данном случае примерно таков:

а) угроза применения санкций;

б) составление «черных списков» чиновников, подозреваемых в «нарушении прав человека», «коррупции», «участии в финансировании терроризма» и других подобного рода «грехах»;

в) аресты зарубежных счетов и иного имущества лиц, включенных в «черные списки»;

г) ограничение торгово-экономических связей со страной, в том числе путем введения контроля над платежами и расчетам по внешней торговле, проходящими через западные банки;

д) расширение списков зарубежных активов страны, подлежащих аресту, и осуществление этого ареста.

В конечном счете, аресту могут подвергаться все активы государственного и частного секторов экономики страны-изгоя, находящиеся за ее пределами (недвижимое имущество, паи в капитале, ценные бумаги, транспортные средства). Трудно сказать, как дальше будут развиваться события вокруг Украины. Но то, что Запад прорабатывает все варианты, в том числе вариант последовательной эскалации санкций против Киева, нет сомнения. Чиновники из Вашингтона и Брюсселя даже не намекают на это, а говорят открыто, чтобы оказать психологическое давление на Киев.

Первый шаг упомянутого выше алгоритма был сделан Западом еще два года назад. Он был вызван резким недовольством Запада по поводу того, как украинский президент Виктор Янукович обошелся с бывшим премьер-министром Юлией Тимошенко (арест, тюремное заключение). Вот тогда стали раздаваться призывы наложить арест на зарубежные счета и иное имущество Виктора Януковича, а также его родственников. В том числе его сына, который стал «восходящей звездой» украинского бизнеса и вошел в список ста самых богатых людей Украины. Угроза не была реализована, но для поддержания Януковича в «психологическом тонусе» так называемая Эгмонтская группа объявила в прошлом году, что начинает розыск зарубежных счетов Януковича по всем банкам мира. Напомню, что Эгмонтская группа — организация, объединяющей финансовые разведки более 120 стран, в том числе и Украины; она действительно обладает большими возможностями в решении задач по выявлению зарубежных банковских счетов и иных активов. Судя по мнению экспертов, группа находится под контролем ведущих западных спецслужб и действует в интересах мировой финансовой олигархии.

Зарубежные активы Украины: официальные данные

Сказать, каковы даже приблизительно масштабы зарубежных активов президента Виктора Януковича, его семейства, чиновников правительства, депутатов Рады, олигархов достаточно сложно. Для начала обратимся к официальной статистике, которая составляется Национальным банком Украины (НБУ), Минфином Украины, Государственной службой статистики Украины. Зарубежные активы формируются в результате вывоза капитала из страны (21.1.). После рекордного объема экспорта капитала в 2008 году его уровень стабилизировался на уровне 10–11 млрд. долл, в год. Примечательно, что львиная доля экспорта капитала приходилась на «прочие инвестиции». За ними скрываются различные виды вывоза ссудного капитала — займы, банковские и коммерческие кредиты. Судя по различным источникам, основная часть «прочих инвестиций» представляет собой покупку долговых ценных бумаг украинскими компаниями и банками. Прямые инвестиции — вложения в капиталы компаний, обеспечивающие контроль инвестору над компанией (по методологии статистического учета — более 10 % акционерного капитала). Портфельные инвестиции (менее 10 %) дают инвестору лишь право на получение доходов (дивиденды, проценты). Как видно из табл. 21.1., совокупная доля прямых и прочих инвестиций обычно не превышала 10 % всего вывоза капитала.


Табл. 21.1. Экспорт капитала из Украины, млн. долл.


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Государственная служба статистики Украины ведет учет лишь части накопленных за рубежом украинских инвестиций. А именно тех, которые относятся к категории «прямых инвестиций» (табл. 22.1.). Обращает внимание резкий скачок показателя «накопленные прямые инвестиции» в 2008 году по сравнению с предыдущим годом. Вероятно, это обусловлено изменениями в порядке декларирования вывоза капитала и методах его учета. После этого заметного прироста накопленных прямых инвестиций за рубежом не наблюдалось: за 2008–2012 гг. они увеличились всего на 11,3 %. Судя по многим скандальным историям последних лет, украинские компании и банки не декларируют в полном объеме вывоз капитала и прирост зарубежных активов. В том числе по мотивам уклонения от уплаты налогов.


Табл. 22.1. Накопленные прямые инвестиции Украины за рубежом


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Структура зарубежных активов Украины: официальные данные

Интересно познакомиться со структурой накопленных зарубежных инвестиций украинских экспортеров капитала по видам деятельности (табл. 23.1.). Согласно официальным данным, львиная доля приходится на операции с недвижимостью (85,3 %). За этой позицией скрываются в первую очередь объекты недвижимости, приобретенные в личную собственность украинскими олигархами и чиновниками и оформленные как «ведение бизнеса с недвижимостью». На втором месте находится «финансовая деятельность». Примерно 2/3 активов по этой позиции приходилось на вложения в капиталы кипрских банков. В украинских и российских СМИ проходило много сообщений о том, что украинские олигархи приобретали большие пакеты акций в промышленных предприятиях Западной Европы, США, других стран. Вместе с тем официальные статистические данные свидетельствуют о том, что на промышленность на начало 2012 года пришлось только 2 % накопленных зарубежных инвестиций. Можно предположить, что покупки акций зарубежных промышленных компаний украинскими олигархами не декларировались.


Табл. 23.1. Структура накопленных прямых инвестиций Украины за рубежом по видам деятельности (на начало 2012 г.)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Примечательна географическая структура зарубежных активов, образованных прямыми инвестициями. Львиная их доля была сосредоточена на Кипре. На начало 2012 года этот остров представлял собой оффшорную юрисдикцию, куда украинские инвесторы уводили свои капиталы от налогообложения, а также от возможных санкций со стороны властей Украины (постоянная борьба за передел собственности в Украине). После событий, произошедших весной этого года на Кипре (конфискация депозитов в банках, постепенная утрата островом преимуществ оффшорной юрисдикции) можно ожидать существенного изменения географии зарубежных активов Украины. Однако данных о географическом распределении прямых накопленных инвестиций за этот год пока нет.


Табл. 24.1. Распределение накопленных прямых инвестиций Украины по странам (на начало 2012 г.)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Важной составляющей зарубежных активов Украины являются ее официальные золотовалютные резервы (ЗВР). Максимальный объем ЗВР был зафиксирован в середине 2011 года = 38 млрд. долл. К 1 декабря 2013 года они «похудели» в два раза и составили 18,8 млрд. долл. Обратим внимание на структуру ЗВР Украины (табл. 25.1.). На самую «твердую» их часть — монетарное золото — пришлось 8,7 %. Остальная часть резервов находится «под ударом», т. е. может легко быть заморожена или арестована Западом. Как это в свое время происходило с золотовалютными резервами Ирака, Ливии, Ирана. Да и с позицией «монетарное золото» также еще надо разбираться. В официальных документах отмечается, что сюда включается не только физическое золото в хранилищах НБУ, но также «золото в депозитах» и «золотые свопы». А это может быть либо виртуальное золото, либо физическое золото, размещенное на депозитах западных банков, т. е. находящееся под контролем Запада.


Табл. 25.1. Структура золотовалютных резервов Украины (на 01.11.2013)


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Зарубежные активы Украины: официальная статистика и реальная картина

Приведенная выше картина зарубежных активов Украины построена на данных официальной статистики. Вместе с тем имеет место вывоз капитала по «серым каналам», а также контрабандный его вывоз. Операции по «серому» вывозу, как правило, не отражается полностью в статистике, а контрабандный вывоз не отражается вовсе. Американская неправительственная организация Global Financial Integrity только что опубликовала свой очередной годовой доклад о масштабах нелегального вывода капиталов различными странами за десятилетний период 2002–2011 гг. Охват исследования — 150 стран. Есть в нем и Украина. По данным GFI, нелегальный вывоз капитала из Украины составил (млн. долл.): 2009 г. — 741; 2010 г. — 1008; 2011 г. — 2149. За 2009–2011 гг. он вырос почти в три раза. В 2011 году нелегальный вывоз по отношению к официальному объему вывоза капитала составил более 20 %.

Имеется большое количество других источников и фактов, которые подтверждают, что данные официальной статистики занижены. Многие зарубежные активы физические и юридические лица Украины не декларируют и крайне искусно скрывают от налоговой службы и правоохранительных органов. Достаточно вспомнить бывшего премьер-министра Юлию Тимошенко. В октябре нынешнего года бывший заместитель генпрокурора Николай Обиход подробно рассказал журналистам о тайных счетах Юлии Тимошенко. Оказывается, американское детективное агентство Kroll, нанятое украинским олигархом Дмитрием Фирташем, обнаружило га иные счета Тимошенко в Болгарии и Греции. По словам, Н. Обихода, еще в 1998 году следователи Генпрокуратуры получили документы из Кипра об открытии Юлией Тимошенко в 1992 году в Bank of Cyprus банковских счетов компании Somolli Enterprises Limited. Собственниками компании были три человека — Юлия и Александр Тимошенко, а также Александр Гравен. По слогам Обихода, были найдены и другие оффшорные компании, контролируемые Тимошенко. Например, британская компания United Energy International Limited (UEIL), которой принадлежало 85 % акций в скандально известной корпорации «ЕЭСУ». «По подсчетам КРУ Украины, только в 1996–1997 годах под видом оплаты за российский природный газ корпорация «ЕЭСУ» вместо прямых расчетов с «Газпромом» перечислила на счета United Energy International Limited 553 миллиона долларов США, 57 миллионов английских фунтов стерлингов, 11 миллионов немецких марок, 220 миллионов французских франков», — рассказал газете «Комсомольская правда в Украине» Николай Обиход. Также ЕЭСУ необоснованно перечислила за российский природный газ за рубеж еще 348 миллионов долларов США, 44 миллиона английских фунтов стерлингов, 8 миллионов немецких марок. Деньги были размещены на счетах Corlan Enterprises Limited. По словам Обихода, только за этот короткий срок на подконтрольных Тимошенко счетах оказался 1 миллиард долларов. Экс-замгенпрокурора рассказал, что когда следователи раскрыли финансовые цепочки перечисления средств, все деньги были экстренно переброшены в другие зарубежные банки. И если на счета бывшего премьер-министра Павла Лазаренко удалось наложить арест (в 2006 г. было арестовано 272 млн. долл.), то Тимошенко спрятала деньги куда более изобретательно. Николай Обиход рассказал, что следователи хоть и медленно, но верно шли по следу денег экс-премьера. Однако розыскные мероприятия прекратились в 2005 году. «Генпрокурор Святослав Пискун закрыл уголовные дела по ЕЭСУ. Как результат, поисками этого миллиарда никто дальше не занимался и не занимается. Мое мнение, что интерес к деятельности оффшорных компаний Тимошенко должны проявить не только детективы с Kroll, но и следователи Генпрокуратуры», — заключил Обиход.

В прошлом году украинские СМИ опубликовали рейтинг ста самых богатых граждан Украины, составленный на основе тщательных оценок группы украинских экспертов. Так вот, активы ста самых богатых украинцев в 2012 году достигли 130 млрд. долл. США, что соответствовало 80 % ВВП страны. Публикации рейтингов сопровождались достаточно подробным описанием основных активов украинских олигархов. Бросается в глаза, что у многих олигархов в активах важное место занимают зарубежные предприятия, в которых они участвуют не как портфельные, а прямые инвесторы. Кое-какие данные попадают в открытые источники от Государственной налоговой службы Украины (ГНС), которая ведет реестр крупнейших налогоплательщиков страны и их зарубежных активов.

О зарубежных активах украинских олигархов

Начнем с самого богатого человека на Украине — Рината Ахметова. Ядром его бизнеса является ООО «Метинвест холдинг», ориентированный на Европу и отчасти США. Это международная вертикально интегрированная горно-металлургическая компания, контролирующая каждый этап производственной цепочки — от добычи руды и угля, производства кокса, выплавки стали до производства плоского, сортового и фасонного проката, изготовления труб большого диаметра. На предприятиях «Метинвеста» работает около 80 тысяч человек. «Метинвест» является крупнейшей компанией Украины, по версии Forbes, и в последние годы стабильно входит в десятку в рейтинге крупнейших компаний Центральной и Восточной Европы Deloitte ТОР-500. Также компания входит в десятку крупнейших производителей железорудного сырья и толстолистового проката, занимает 26-е место в ряду крупнейших металлургических компаний мира по версии Всемирной ассоциации производителей стали (WSA). Продукция предприятий компании поставляется более чем в 75 стран мира. Активы Группы расположены в Украине, России, США, Европе (Италия, Швейцария, Великобритания). В Европе насчитывается 25 предприятий. Вот некоторые из них: Ferriera Valsider S.p. A. — металлургический завод, выпускающий конструкционный стальной прокат (толстый лист и горячекатаные рулоны); Metinvest International S. A. (ранее Leman Commodities S. A.) — находится в Женеве (Швейцария) и является международным каналом сбыта службы продаж Группы «Метинвест»; Spartan UK Ltd — единственный производитель высококачественного толстолистового проката в Великобритании; Trametal S.p. A. является лидером на итальянском и европейском рынках толстолистового конструкционного проката; «Пауэр Трейд» — компания отвечает за развитие экспорта и торговли электроэнергией на рынках Европы и СНГ; Promet Steel АД — завод в Болгарии, производящий сортовой и фасонный прокат. Хотя по числу компаний-нерезидентов в списке ГНС «Метинвест» занимает лишь третье место, однако по абсолютной величине зарубежных активов и оборотам зарубежных компаний Ринат Ахметов, по мнению экспертов, вне конкуренции.

Не менее активно «евроинтегрируется» и другой олигарх — Дмитрий Фирташ со своей Group DF. Общий доход Group DF в прошлом году превысил 5 млрд. долл. Структуры Фирташа на сегодня контролируют 75 % рынка газа в Украине. В последние годы Фирташу удалось добиться статуса одного из ведущих инвесторов энергетики, химической и титановой промышленности в Центральной и Восточной Европе. Кроме Украины, его компании развили бурную деятельность в Австрии, Венгрии, Германии, Италии, на Кипре, в Швейцарии и Эстонии. Точное количество предприятий-нерезидентов, подконтрольных Д. Фирташу не называется. Судя по всему, их около двух десятков, но по абсолютной величине активов зарубежная империя Фирташа, скорее всего, занимает второе место после империи Ахметова.

Если оценивать украинских олигархов по количеству компаний в Европе, то вне конкуренции оказываются владельцы финансовопромышленной группы (ФПГ) «Приват» Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов. Указанная группа является фактическим монополистом на украинском рынке ферросплавов (также является значительным игроком на рынке топлива, производства металлов и химическом рынке). При этом акциями многих предприятий в Украине владеют зарубежные компании, входящие в эту ФПГ. Группа «Приват» контролирует Никопольский завод ферросплавов, Стахановский ферросплавный завод, Запорожский завод ферросплавов, Марганецкий и Орджоникидзевский горно-обогатительные комбинаты и пр. Акциями всех названных предприятий владеют фирмы-нерезиденты. Украинские налоговики в своем реестре указывают 97 таких компаний-нерезидентов в составе этой ФПГ. Интересы группы представляют офшорные компании — «Сент Джон Трейдинг ЛТД», «Варкидж Лимитед», «Блумберг Индастриз Л. Л. С.», «Лансин Коммершал Лимитед», «Минт Дата Холдинг Лимитед», «Стреттонвей трейдерз энд Консалтанс Лимитед», «Акретренд-Холдинг Лимитед», «Равенскрофт Холдингз Лимитед», «Мортон-дейл Ессетс Лимитед», «МКТ Групп Лимитед», «Оксидентал Менеджмент Компани». «Конечными бенефициарами» всех этих компаний-нерезидентов являются упомянутые выше олигархи Коломойский и Боголюбов, входящие в десятку самых богатых людей Украины.

На втором месте по количеству зарубежных компаний — группа «Энергетический стандарт» Константина Григоришина. Это одна из крупнейших украинских ФПГ, в которую входят компании по производству трансформаторного оборудования и другой продукции машиностроения, а также распределению электроэнергии. Кроме того, в составе группы действует транспортный холдинг, осуществляющий перевозки судами типа «река — море». В составе ФПГ числится 34 зарубежные фирмы.

Группа «Финансы и Кредит» Константина Жеваго, по данным ГНС, включает в себя 23 компании-нерезидента, среди которых: Ferrexpo Petroleum Holdings Limited, Dem DECOmetal Internat Trading, Ferrexpo AG и другие.

Нельзя обойти вниманием и Виктора Пинчука (зять Леонида Кучмы) — основателя инвестиционно-консалтинговой группы EastOne, образованной в результате реструктуризации группы «Интерпайп». Имеет 21 фирму-нерезидента, среди них: A) lied Steel Holding В. V., Dandy Holdings Corporation, Epstein Corporate Resources S. A. и другие. Среди крупных владельцев зарубежных активов числятся также: холдинг «Донецксталь» Виктора Нусенкиса с 7 нерезидентами; ФПГ «Укрподшипник» братьев Андрея и Сергея Клюевых с 6 нерезидентами, группу «Континиум» Игоря Еремеева с 5 нерезидентами и т. д.

Механизм украинской «евроинтеграции»: «морковь» и «кнут»

Понять, зачем украинским олигархам и чиновникам, нужна Европа, на первый взгляд, достаточно трудно. Баланс ожидаемых выгод и убытков складывается для украинских миллиардеров убедительно в пользу убытков. Правда, украинские СМИ что-то говорили о том, что ассоциация Украины с Европейским Союзом сулит какие-то «морковки» финансово-промышленной группе Рината Ахметова. Мол, новый статус Украины позволит холдингу «Метинвест» с меньшими сложностями обходить антимонопольные барьеры Европейского Союза при покупке новых активов в металлургической отрасли. Но, смеем заверить, и ранее «Метинвест» получил без особых проволочек разрешение антимонопольных органон Евросоюза приобрести контроль в металлургических предприятиях Италии и Великобритании (фактически, тем самым украинский олигарх спас европейские предприятия от окончательного разорения). «Метинвест» получил за последние годы все необходимые сертификаты, которые позволяют ему участвовать в европейских тендерах по закупкам труб и другого металлопроката. Ряд предприятий из империи «Метинвеста» фактически находятся в таможенном пространстве Европейского Союза и обслуживают его изнутри. В общем, понять, какие еще «морковки» может получить «Метинвест» в Европе, достаточно сложно. Другие ФПГ вообще не могут членораздельно сформулировать, в чем выражается их «навар» от присоединения Украины к ЕС на правах ассоциации.

Но все становится понятным, если вспомнить, что в политике кроме «морковки» еще используется «кнут». В английской и вообще западной политике эта пара инструментов так и называется: «stick and carrot». Запад всегда предпочитал кнут {stick). Да к тому же после недавно закончившегося мирового финансового кризиса и в условиях нынешнего европейского долгового кризиса с морковью (carrot) в зоне «золотого миллиарда» стало совсем туго. Запад сам чуть ли не голодает. Применительно к Украине, ее олигархам и коррумпированным чиновникам stick — экономические санкции. Не надо думать, что украинские клептоманы — совсем уж «отмороженные» личности. У них очень хорошо развиты «рецепторы», которые улавливают не только слова, но и мысли западных политиков и мировых олигархов. Еще никто из западных политиков даже не произнес слова «санкции», а украинские миллиардеры и чиновники уже поняли, что от них хотят. А от них хотят одного: подписания Киевом соглашения об ассоциации с ЕС. Западу мало того, что Украина уже полуколония, ему Украина нужна как колония. Время дорого, так как Запад сам находится в коматозном состоянии, Украина как донор может продлить агонию Запада. Понятно, что украинские олигархи не уполномочены садиться за стол переговоров и подписывать необходимые бумаги. Но они поддержали и оплатили выборы Януковича, они определяют состав украинского правительства, они оплачивают украинские СМИ. Поэтому за присоединение Украины к ЕС они отвечают солидарно с Януковичем. Можно сказать, отвечают персонально. Отвертеться, отмолчаться и отсидеться не получится.

Взять, например, соседнюю Белоруссию. «Черный список» белорусских граждан был составлен Брюсселем еще в 2006 году. В него были включены не только Г Лукашенко и чиновники из его окружения, но также предприниматели, которые оказывали финансовую поддержку Президенту Белоруссии. Лицам, включенным в этот список (всего 253), запрещен въезд на территорию Европейского Союза, а их зарубежные счета подлежат разысканию и замораживанию. К слову сказать, кое-что было обнаружено и заморожено. Но суммы весьма скромные. В Белоруссии не крали и не крадут в таких масштабах как на Украине. Поэтому и «пронять» Белоруссию не могут даже с помощью таких «адресных» санкций, как «черные списки».

В начале 2013 года в Брюсселе и некоторых европейских столицах была запущена очередная кампания за освобождение Юлии Тимошенко. В этой связи начались дискуссии и о введении подобных санкций в отношении представителей украинской власти и окружения президента Виктора Януковича. В марте 20 французских депутатов подписали петицию, в которой требовали запретить въезд на территорию ЕС украинским предпринимателям Ринату Ахметову и Вадиму Новинскому. Свое требование депутаты в Париже обосновывали тем, что эти олигархи являются главными спонсорами органов украинской власти, причастных к делу Тимошенко. Тогда подобного рода новации Брюссель не поддержал, полагая, что это не ускорит, а, наоборот, осложнит подписание запланированных документов об ассоциации Украины с ЕС. Тем не менее, уровень адреналина в крови указанных олигархов поднялся.

Политический ультиматум, подкрепленный экономическими угрозами

Теперь о событиях последнего месяца. Во время своего декабрьского визита в Киев помощник государственного секретаря США Виктория Нуланд сообщила, что в случае продолжения Киевом «недемократического поведения», США и ЕС, согласно достигнутой договоренности, объявят немедленное введение санкций против ведущих политиков и олигархов из окружения президента Януковича. Причем список будет постоянно дополняться таким образом, чтобы перекрыть все контакты с ЕС и США не только для тех деятелей власти, кто принимал участие в силовом разгоне, но и для тех, кто не принял участие в защите мирного сценария. Это очень важное дополнение, которое не позволит уклониться от ответственности никому в руководстве «Партии регионов» (ПР) и среди ее спонсоров. Представительница Госдепа конкретизировала эту угрозу, назвав список лиц, которые вместе с семьями попадут под санкции в первую очередь. Это: 1. Ринат Ахметов. 2. Вадим Новинский. 3. Андрей и Сергей Клюевы.

Вашингтон прекрасно знает, что указанные в списке предприниматели контролируют практически всех членов фракции ПР в Раде. Олигархам был поставлен политический ультиматум: они должны обеспечить в кратчайшие сроки проведение досрочных парламентских и президентских выборов, освобождение Юлии Тимошенко. Нуланд категорично заявила, что невыполнение условий ультиматума поставит под большой вопрос всякую операционную деятельность компаний ДТЭК и «Метинвест» Ахметова за рубежом. Нуланд четко обозначила: эти компании разместили активы в Европе, в Европе и США у них основные рынки сбыта, все руководители этих компаний имеют недвижимость за рубежом, а семья Ахметова — налоговые резиденты Великобритании. ДТЭК и «Метинвест» имеют крупные обязательства перед международными инвесторами в виде валютных облигаций. Во время личной беседы Нуланд с Ахметовым она дала понять, что проверки счетов украинских олигархов, Януковича, ближайших к президенту чиновников начнутся немедленно.

Странно, что в коротком списке Нуланд не оказалось некоторых других имен. Например, Виктора Пинчука, зятя Леониды Кучмы. Пинчук вместе с Ахметовым в течение последнего года были главными лоббистами «евроинтеграции». Пинчук свою агитацию вел через принадлежащие ему три топовых канала телевидения. Нет там и Дмитрия Фирташа, к которому у Запада также много претензий. Хотя бы то, что спонсировал деятельность властей по разысканию зарубежных счетов Юлии Тимошенко с помощью американского детективного агентства Kroll. Впрочем, рано или поздно все эти и многие другие имена из списков «самых богатых украинцев» окажутся в других списках — «черных списках» Вашингтона и Брюсселя. Все эти доморощенные украинские миллионеры и миллиардеры — «транзитные» олигархи. Независимо от того, как в ближайшее время будут развиваться события вокруг Украины, активы украинских олигархов (как внутренние, так и зарубежные) при сохранении курса страны на Запад рано или поздно перейдут под контроль транснациональных банков и транснациональных корпораций. Такова конечная цель планов так называемой «евроинтеграции» Украины, разработанных в Брюсселе и Вашингтоне. Интересно, на что рассчитывают украинские олигархи?

Глава 2. Война на Украине: экономическое измерение

Киев объявил конфискационную войну России

В начале июня министр юстиции Украины Павел Петренко озвучил решение властей страны начать экономическую войну против России. Правительство намерено проводить аресты и конфискации активов российских компаний на территории Украины и за рубежом.

Киев решил также поиграть в «санкции»

Согласно заявлению Петренко, целью таких мер является компенсация ущерба, который Украина понесла в результате «аннексии» Крыма. Украинские государственные активы в Крыму после присоединения действительно перешли к России, например, подразделение «Нафтогаза» — «Черноморнефтегаз» и детский лагерь «Артек». Однако частные активы украинских физических и юридических лиц остались неприкосновенными. Министр Петренко назвал сумму убытков от «аннексии» Крыма, равную 1 трлн. 80 млрд. гривен, что эквивалентно почти 92 млрд. долл.

«В связи с ограничением права пользования объектами, имуществом и полезными ископаемыми эта сумма продолжит расти», — заявил министр. Подготовка дел к конфискации поручена прокуратуре. Министр намекнул, что список объектов уже подготовлен, но обнародованию не подлежит по причине тайны следствия.

Впрочем, тему поднятую министром юстиции, продолжил и углубил и. о. премьер-министра А. Яценюк в своем выступлении в Верховной Раде 3 июня. Он напомнил, что Генеральная прокуратура Украины начала расследование в отношении украинской собственности в Крыму после того, как полуостров вернулся в состав России. «В рамках уголовного дела украинское правительство подает иск на сумму более чем триллион гривен», — подчеркнул он. Правда, куда Киев подает иск на триллион гривен, премьер-министр не уточнил. Эксперты ломают голову: какая инстанция будет готова рассматривать такой иск?

По мнению некоторых экспертов, карательная мера Киева носит характер превентивного удара, предназначенного для недопущения национализации имущества украинских олигархов на территории юго-восточной Украины. В случае такой национализации сумма ущерба будет пересчитана в сторону увеличения. Правда, не понятно, причем тут Россия, ведь решения о национализациях могут быть приняты властями новообразованных суверенных республик — Донецкой и Луганской. Республик, которые, Россия, между прочим, пока не спешит признавать.

Формально, если верить заявлениям властей, удар должен наноситься не по частному капиталу России, а по нашему государству. В Украине нет специального законодательства относительно оснований и порядка национализации и/или конфискации. При этом, согласно ст. 41 Конституции Украины никто не может быть противоправно лишен права собственности. Принудительное отчуждение объектов права частной собственности может быть применено лишь как исключение по мотивам общественной необходимости, на основании и в порядке, установленных законом, и при условии предшествующего и полного возмещения их стоимости. Киевом в спешном порядке был разработан и принят закон о временно оккупированных территориях (вступил в силу с 15 мая с. г.). Согласно закону, аресту и конфискации подлежат активы тех компаний, где доля российского государства составляет 25 процентов и более. В законе есть небольшое уточнение, касающееся идентификации объектов конфискаций: «или находящиеся под эффективным контролем государства». Мол, российское государство может неформально контролировать компанию, даже если в ней 99 % капитала будет принадлежать частным лицам и структурам. Т. е. отбор объектов для наказания властей крайне субъективен, любая компания может оказаться под дамокловым мечом конфискаций. Амбиции Киева не знают предела. Закон предусматривает возможность конфискации российских активов, «эффективно контролируемых государством», в любой точке мира. Очень уже смахивает на акты американских законодателей, страдающих манией экстерриториального величия. Чувствуется рука американских экспертов в подготовке украинского закона. Веет духом американских «санкций».

«Объекты санкций» на Украине: цена вопроса

Сначала приведем официальную справку, базирующуюся на статистике Национального банка Украины. По состоянию на 1 октября 2013 г. сумма накопленных прямых иностранных инвестиций в экономике Украины была равна 56,6 млрд. долл. Россия по показателю таких инвестиций находилась на четвертом месте после Кипра, Германии и Нидерландов. На нее приходилось 3,8 млрд. долл., или менее 7 % накопленных прямых иностранных инвестиций на Украине. В первую очередь, это российские компании, которые поставляют в Украину природный газ, нефть и нефтепродукты. Кроме того, это российские предприятия, имеющие с Украиной традиционные производственные связи с советских времен, в том числе предприятия оборонно-промышленного комплекса и некоторые уникальные производства. Достаточно прочные позиции на Украине имеют и российские банки. Иностранный капитал в банковской системе Украины представлен 26 странами. Крупнейшими иностранными инвесторами по показателю участия в уставном капитале банков Украины является Россия (19 %), Кипр (14 %), Нидерланды (12 %), Австрия (9 %), Франция (7 %).

Навскидку можно назвать наиболее очевидных кандидатов на конфискацию. На территории Украины находятся активы крупных российских компаний и банков, которые действительно по своему статусу относятся к разряду «государственных»: «Роснефти», ВТБ, Сбербанка, ВЭБа, «Росатома». «Роснефти» принадлежит Лисичанский НПЗ, а ВТБ — до конца апреля с. г. принадлежал Одесский НПЗ, полученный в качестве оплаты долга компании ВЕТЭК, принадлежащей украинскому бизнесмену Сергею Курченко. «Росатом» через «Атомэнергомаш» владеет «Энергомашспецсталью» (ЭМС) в Краматорске.

Правда, на Украине очень неплохо представлены многие наши олигархи, которые формально являются частными лицами, но в то же время приближены к государству. Это: Аркадий Ротенберг, Олег Дерипаска, Вагит Алекперов, Александр Бабаков, Алексей Мордашов, Роман Абрамович и его бывший менеджер Александр Катунин. Самым крупным российским конгломератом в Украине можно назвать «Евраз» Романа Абрамовича, который в 2007-м купил несколько предприятий ГМК у группы «Приват». После покупки стороны начали конфликтовать, решить проблемы «Евразу» удалось лишь после локального союза с двумя тяжеловесами украинского бизнеса — Ринатом Ахметовым и Вадимом Новинским. Но, вероятно, господин Коломойский (хозяин «Привата») хотел бы порадоваться, если бы его коллегу-конкурента Р. Абрамовича экспроприировали украинские власти.

Металлургическая корпорация ИСД стала объектом поглощения российского бизнеса в 2010-м. Покупку неизвестных инвесторов, купивших 50 %+2 акции ИСД, профинансировал ВЭБ. С тех пор корпорация так и не смогла выйти из долгов и убытков. Еще один российский актив — 50-процентная доля в «Запорожстали», принадлежит, предположительно, тем же российским инвесторам. Инвесторы-то частные, но вот их связи с госкорпорацией ВЭБ никуда не спрячешь.

Миллиардеру Олегу Дерипаске подконтрольны два предприятия цветной металлургии: Запорожский алюминиевый комбинат и Николаевский глиноземный завод. Приватизация обоих предприятий вызывала вопросы, поэтому они вполне могут стать кандидатами на возвращение в государственное лоно. Еще один металлургический актив — Побужский ферроникелевый комбинат — контролирует компания Solway Александра и Даниила Бронштейнов из России.

Российское машиностроение представлено в Украине двумя крупными предприятиями: «Лугансктепловозом» и краматорской «Энергомашспецсталью» (ЭМС). Первый завод принадлежит «Трансмашхолдингу» Искандера Махмудова. Второй — в 2012-м году у экс-губернатора Донецкой области Анатолия Близнюка купил «Росатом». Еще один украинский завод «Росатома» — сумской производитель микроскопов SELMI уже несколько лет влачит жалкое существование и не представляет для собственника никакой ценности — все технологии экспортировали на аналогичный комбинат в России. Группе VS Energy, близкой к депутату Госдумы Александру Бабакову, принадлежит сеть гостиниц и несколько областных компаний энергоснабжения. Константину Григоришину — НПО им. Фрунзе, «Запорожтрансформатор», пакеты акций в энергокомпаниях.

В Украине кроме наших «Сбербанка России» и ВТБ присутствуют еще несколько частных российских банков. Наиболее крупные из них — «Альфа — банк» и «Проминвестбанк».

Первые акции против российской собственности Украина предприняла еще в конце апреля, арестовав имущество Одесского НПЗ, предприятия, которое, как мы отметили, находилось в последнее время у российского банка ВТБ.

Ответные меры России

А каковы активы украинского бизнеса в России? Назовем наиболее крупные. «Кернел» Андрея Веревского владеет заводами по производству подсолнечного масла и долей в одном из портов. ДТЭК Рината Ахметова принадлежат три угольные шахты и обогатительная фабрика. Юрию Иванющенко и Ивану Аврамову — Армавирский «Тяжмаш», Петру Порошенко — Липецкая конфетная фабрика. Анатолию Юркевичу — Останкинский молочный комбинат. Москомприватбанк уже столкнулся с особым вниманием россиян. Банк России с 6 марта назначил в банке временную администрацию.

Некоторые наши аналитики поспешили поднять панику по поводу дисбаланса в активах двух стран: мол, их инвестиций в России намного меньше, чем наших у них. Но они забывают, что Крым уже наш и что он буквально напичкан активами украинских олигархов и чиновников. Собственно из-за этих активов и начался шум-гам под названием «конфискационная война». Государственные активы Украины в Крыму перешли, как мы выше отметили, на баланс Российской Федерации. А частные остались в неприкосновенности. Глава парламента Крыма Владимир Константинов в начале июня предложил принять федеральный закон о противодействии терроризму, который позволит конфисковать крымские активы у украинских бизнесменов, участвующих в подготовке и финансировании силовой операции на Юго-востоке Украины. Речь идет о предприятиях, связанных с Петром Порошенко, Игорем Коломойским, Арсением Яценюком. «Очень руки чешутся всю эту мразь наказать, но надо действовать в правовом русле. США применяют в таких случаях антитеррористические законы, очень жесткие. Они касаются, в том числе, собственности пособников террористов. Так и нам нужно принять законы, чтобы мы имели право в законном порядке, через судебных приставов конфисковать имущество у тех, кто занимается геноцидом мирных жителей. Чтобы оно не служило источником финансирования карательных операций. Если такой закон будет принят, мы очень быстро в Крыму разберемся», — заявил Константинов. Он привел в пример ситуацию с «Приватбанком», описав ее так: «Они ограбили крымчан, взяли миллиарды гривен, которые были на счетах в Севастополе и в Крыму. «Отмыли» эти деньги через заграницу и пустили на финансирование «Правого сектора», на государственный переворот». «Предполагаю, что люди, связанные с финансированием бойни на Украине, сейчас активно прячут свои крымские активы. Будут их перебрасывать на других владельцев, переоформлять, чтобы скрыться от возможных санкций. Уверен, ничего у них не получится», — подчеркнул спикер крымского парламента. Таким образом, активы двух стран не так уже несопоставимы, как это кажется на первый взгляд. При этом власти России и Крыма придерживаются законности, подчеркивая, что национализации частных активов не предвидится. Речь идет лишь об имуществе, приобретенном с нарушением законов. А также об имуществе, доходы от которого использовались в преступных целях. В первую очередь, для финансирования Майдана и так называемой «антитеррористической операции» на Юго-востоке Украины, которая уже привела к гибели многих сотен людей.

Кампаний конфискаций — PR-акция или начало большой экономической войны?

Предположим, что все активы на сумму 3,8 млрд. долл, (оценка российских накопленных инвестиций на Украине) принадлежат российским компаниям, «находящимся под эффективным контролем государства». Даже если все они будут конфискованы, то их хватит для покрытия лишь 4 процентов того счета, который Киев предъявил нам по Крыму. Негусто.

Правда, кроме прямых российских инвестиций на Украине имеются также российские активы в виде кредитов наших банков украинским компаниям и организациям, причем их объем почти на порядок превышает прямые российские инвестиции. Примечательно, что рейтинговое агентство Fitch оценило риски российских банков на Украине, то есть выданные кредиты вместе с процентами в 28 миллиардов долларов. Однако, ни в законе, ни в заявлениях украинских руководителей о конфискации российских кредитных активов пока никаких упоминаний не было. Конфискация таких активов фактически означает, что власти Киева санкционируют бойкотирование украинскими компаниями своих обязательств по кредитным договорам. Вряд ли украинские власти пойдут на такой шаг, который приведет к «неуправляемому хаосу» в экономике страны.

Стоит отметить, что на Украине много российских денег, они приходят в страну через российские банки. Что касается банков, то их конфискация способна спровоцировать падение всей банковской системы страны. Поэтому риск потерять банковские активы на Украине, по оценкам самих российских банкиров, невелик. Надо иметь в виду, что процедура экспроприации собственности очень растянута во времени. Если Киев решится на экспроприацию госсобственности, то российский бизнес может просто вывести средства из Украины. Данный шаг может стать серьезным ударом для страны, находящейся в преддефолтном состоянии. Таким образом, «невидимая рука рынка» сделает свое дело. России даже не придется вступать в экономическую войну.

Бизнесмены, владеющие активами в РФ и на Украине, разошлись в оценках действий Киева. Многие бизнесмены не отрицают, что угрозы со стороны Минюста и Правительства Украины могут продолжаться. Но вот вероятность принятия каких-то конкретных шагов (проведение прокурорских расследований и возбуждение судебных дел) они оценивают уже намного ниже. А позитивные результаты практических шагов оценивают еще ниже. В крайнем случае, санкции Киева могут «зацепить» некоторые российские госкомпании, а частным компаниям беспокоиться не о чем.

Но эту точку зрения разделяют далеко не все. Некоторые не исключают варианта полного правового «беспредела», похожего на большевистские экспроприации времен гражданской войны и военного коммунизма в Советской России. «Сейчас украинские власти способны на что угодно, причем в других странах их признали и покрывают, — заявил российский бизнесмен, у которого есть активы на Украине. — Я не докажу ничего даже своим европейским партнерам. Если Киев реально начнет отнимать активы, его никто не удержит, и в украинских судах ничего доказать будет невозможно».

Многие украинские и российские юристы оценивают заявление министра юстиции Украины Петренко скорее как средство психологического давления на Россию. Физически они мало что могут арестовать на своей территории, а арест российских активов в других государствах еще более сложен, т. к. там правоохранительные органы не очень склонны участвовать в политических играх Украины. Украинские юристы неофициально признают, что Генпрокуратура Украины может арестовывать имущество в рамках конкретного уголовного дела, однако увязать аресты и конфискации с аннексией Крыма представляется крайне сложным делом. И дело не только в недостаточности юридических оснований. Имеются аргументы экономические в пользу сохранения status quo. Многие предприятия, принадлежащие российским инвесторам, ориентированы на рынок восточного соседа Украины. Без участия российских инвесторов эти предприятия превращаются в ненужную игрушку: они лишаются рынков сбыта, а иногда также источников сырья и кооперационных связей с российскими предприятиями. Так, мы уже упоминали принадлежащее «Росатому» краматорское предприятие «Энергомашспецсталь» (ЭМС). Оно является важным звеном в производстве комплектующих для энергомашиностроения (как российского, так и украинского). Его конфискация может вызвать симметричный ответ со стороны россиян, которые монопольно снабжают украинские АЭС ядерным топливом.

Украинский политолог Владимир Фесенко считает заявления Павла Петренко «исключительно элементом информационной войны, причем не очень умелой. Подобные демарши ухудшают положение президента Украины и портят жизнь премьеру».

После выборов президента Украины все ждут заявлений Петра Порошенко по поводу конфискаций российских активов. Он еще на этот счет не высказывался. Значительная часть украинских парламентариев полагает, что церемониться с Россией нечего, благо на откровенно разбойные шаги их поощряет Вашингтон. Один из лидеров парламентской фракции «Батькивщина» Александр Бригинец полагает, что «если Россия не станет платить (компенсации за убытки от потери Крыма. — В. К.), будем забирать плату российским газом, идущим транзитом в Европу. Станем откачивать его в украинские хранилища. Также мы изучаем возможность конфискации принадлежащей России недвижимости — например, здания посольства». На наших глазах при попустительстве Вашингтона происходит формирование на Украине эпицентра военной и экономической нестабильности, который может затронуть не только Россию, но всю Европу.

Российские банки на «минном поле» Украины

Напряжение в отношениях России и Украины сегодня достигло крайне высокого градуса. Но при этом складывается достаточно парадоксальная ситуация: на территории нашего «партнера-противника» продолжают действовать российские банки, вернее их «дочки». Ситуация крайне сложная, противоречивая, с трудно предсказуемым продолжением.

Позиции российских банков на Украине

Российские банки в предыдущие годы успели занять достаточно прочные позиции на Украине. Иностранный капитал в банковской системе Украины по состоянию на начало 2014 года, по данным Национального банка Украины (НБУ), был представлен 26 странами. Крупнейшим иностранным инвестором по показателю участия в уставном капитале банков Украины является Россия (1/5 всех иностранных инвестиций в банковском секторе Украины). Далее за российскими банками следуют банки Кипра, Нидерландов, Австрии, Франции.

Всего на Украине, по спискам НБУ, 180 банков. На начало нынешнего года на Украине было 14 «дочек» российских банков, что составляет от общего числа банков в стране около 8 %. Прежде всего, это госбанки: ВТБ, «Сбербанк», ВЭБ (его «дочка» на Украине называется «Проминвестбанк»). Среди частных российских банков самым крупным является «Альфа-банк».

Доля российских «дочек» в общем объеме активов банковского сектора Украины оценивается примерно в 15 %. По величине активов крупнейшим на Украине российским банком является «Проминвестбанк», который, по данным НБУ, на начало 2014 года занимал среди всех банков Украины 6 место. В абсолютном выражении активы этой «дочки» ВЭБа на Украине оценивались в 5 млрд. долл. Далее следовали «Сбербанк» (9 место), «Альфа-банк» (10 место). ВТБ (12 место). В группу средних по величине активов банков российского происхождения входили: БМ Банк (59 место), «Энергобанк» (72 место), «Фольксбанк» (74 место), «Петрокоммерц-Украина» (101 место).

По объемам депозитов физических лиц среди российских «дочек» лидером был «Сбербанк» На начало 2014 года их объем у «Сбербанка» был равен 13,96 млрд. гривен, в том числе в валюте — 10,38 млрд. гривен. В списке всех банков Украины Сбербанк по этому показателю на начале 2014 года находился на 6 месте. По объемам депозитов юридических лиц ведущей российской «дочкой» на Украине оказался «Альфа-банк» 6,57 млрд. гривен, в том числе 3,89 млрд. гривен в валюте. По этому показателю «Альфа-банк» в рейтинге всех банков на Украине занимал 10 строчку.

Российские банки достаточно глубоко внедрились в украинскую экономику. Возникла взаимная зависимость. Украинские компании и государство должны российским банкам 28 млрд. долларов. Эти данные озвучил в ноябре 2013 года президент Владимир Путин. В качестве основных кредиторов он тогда называл ВЭБ, «Газпромбанк», «Сбербанк» и ВТБ.

По оценкам рейтингового агентства Fitch, сделанным в начале 2014 года, примерно половина этой суммы приходится на их украинских «дочек», которые в значительной степени финансируются материнскими компаниями. Вторая половина выдана непосредственно с балансов материнских банков или их подразделений. Риски связаны в первую очередь с кредитами, выданными украинским предприятиям и составляющими более половины в общей сумме долга, посчитали в рейтинговом агентстве. Еще около 25 процентов финансирования приходится на кредиты российским и украинским предпринимателям, приобретавшим активы в Украине. Назовем некоторые сделки.

Наиболее крупным считается кредит ВЭБа металлургическому предприятию «Индустриальный союз Донбасса» на сумму 8 млрд. долл. Ряд кредитов головным банком ВЭБ выдан на проведение на Украине сделок М&А (слияния и поглощения).

«Газпромбанк», формально не присутствуя на Украине, предоставил трансграничный кредит «Нафтогазу» на сумму 2 млрд. долл., который в 2013 году был пролонгирован и до сих пор остается непогашенным.

«Альфа-банк» в лице «материнской» организации и ее украинской «дочки» открыли в 2012 году совместную кредитную линию украинскому предприятию агропромышленного сек тора «Кернел» с лимитом 170 млн. долл.

Российские банковские «дочки» являются кредиторами украинского государства, сосредотачивая в своих портфелях большие количеств; долговых бумаг Минфина Украины. В общей сложности примерно на миллиард долларов. На начало 2014 г. портфели государственных облигаций украинских «дочек» российских банков были следующими (млн. долл.): «Проминвестбанк» — 266; «Сбербанк» — 346; ВТБ — 145 «Альфа-банк» — 145.

Хроника событий вокруг российских банков на Украине

Российские банки на Украине долгое время занимали стабильные позиции, несмотря на достаточно неблагоприятную экономическую ситуацию в стране. Относительно спокойная жизнь наших банков закончилась с событиями на Майдане и государственным переворотом в феврале 2014 года. Эти политические (а отчасти и военные) события немедленно отразились на состоянии всей банковской системы Украины, в том числе «дочках» российских банков. Постараемся описать хронику событий последних месяцев вокруг российских банков.

Февраль. В связи с угрозой общего дефолта на Украине российские государственные баню заявили, что прекращают кредитование юридических и физических лиц до времени, когда в стране наступит экономическая и финансовая стабилизация. Российские частные банки эти операции прекратили еще раньше. В СМИ Украины подобные решения российских государственных банков были квалифицированы как попытка дестабилизации экономического и финансового положения страны. При этом украинские СМИ акцентировали внимание на том, что госбанки России приняли решение о прекращении кредитования почти синхронно, намекая, что банки сделали это «по команде из Кремля». Примечательно, что дочерние структуры некоторых других иностранных банков в это время принимали подобные решения, однако информационным атакам со стороны Киева они не подвергались. Резко обострился дефицит наличности на Украине. Многие украинские банки и «дочки» иностранных банков ввели ограничения на снятие наличных средств со счетов. Наибольшей критике подверглись ограничения, вводившиеся российскими «дочками»; они квалифицировались как попытка социальной дестабилизации в стране. Очевидно, что все эти «стрелы» украинских СМИ можно отнести к «информационной войне» против России.

28 февраля НБУ отстранил восемь банков от операций на межбанковском валютном рынке за «раскачку» валютного курса гривны. Список наказанных банков не раскрывался, но специалисты отметили, что в этом списке оказался российский «Сбербанк».

Март. В связи с событиями в Крыму, которые власти Киева квалифицировали как «аннексию Россией полуострова», началась кампания бойкота российских компаний и банков на Украине. Вокруг офисов российских банков ВТБ, «Альфы», «Сбербанка» и «Проминвеста» в Киеве активисты Майдана стали организовывать пикеты. На некоторое время эти офисы прекратили свою работу. Одновременно активисты Майдана организовали пикет около здания НБУ с требованиями провести немедленную национализацию тех украинских банков, головные организации которых находятся в России. Кроме того, прозвучали призывы конфисковать объекты ВЭБа в активах ИСД («Индустриальный союз Донбасса»): Запорожский металлургический комбинат, Днепродзержинский ДМК им. Дзержинского, Алчевский меткомбинат, Алчевский коксохимический комбинат, Трубный завод им. Ленина (эти активы находятся под контролем ВЭБа, выдавшего кредит ИСД на 8 млрд. долл.).

Через СМИ и наружную рекламу звучали призывы бойкотировать российские госбанки. Прежде всего, призывая снимать средства со счетов. Также в российские банки стали направляться письменные уведомления от физических и юридических лиц об отказе обслуживать и погашать полученные кредиты. Кроме того, среди украинских банкиров раздавались призывы к НБУ (как «кредитору последней инстанции») в случае возникновения на Украине банковского кризиса отказать в любых формах помощи российским «дочкам».

Украинская истерия против российских банков усилилась после того, как Центральный банк Российской Федерации в начале марта назначил временную администрацию в российскую «дочку» «Приватбанка» Игоря Коломойского. Активисты Майдана стали требовать зеркальных мер со стороны НБУ в отношении «дочек» российских госбанков на Украине. По некоторым данным, это была попытка Коломойского отомстить Москве.

Апрель. Кампания бойкотирования российских банков продолжилась. Изменился характер лозунгов. Теперь российские банки подозреваются в том, что они оказывают содействие «сепаратистам» на Юго-востоке Украины. Вот, например, содержание одной такой листовки: ««Сбербанк России», «Проминвестбанк», ВТБ — банки, которые финансируют войну России против Украины. Они оплачивают российских диверсантов, сепаратистов и предателей. Они — финансовая основа террористов на украинской земле». Украинские активисты даже создали группу «Банковская сотня» в «Фейсбуке».

15 апреля Служба безопасности Украины заявила, что финансирование террористических групп на Востоке Украины происходит с использованием активов российского банковского учреждения, что и послужило поводом к открытию уголовного производства. По данным СБУ, в марте — апреле 2014 г. должностные лица центрального офиса одного из российских банков в Киеве вопреки требованиям Закона Украины «О предотвращении и противодействии легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма» подобное финансирование осуществляли. Для этого должностные лица указанного банковского учреждения в марте — апреле, якобы перевели 45 миллионов гривен из безналичной формы в наличные. Также СБУ установила, что банк ежедневно перечислял от 200 до 500 долларов США на платежные карточки, выданные участникам этих террористических групп. Впоследствии стало известно, что СБУ имело в виду «Сбербанк России». И. о. генерального прокурора Олег Махницкий заявил потелевидению, что по «Сбербанку» начато уголовное производство. «Сбербанк» сделал ответное заявление, в котором в частности, говорится: «Наш банк вне политики. Наша задача — заботиться о благополучии клиентов и сотрудников, развивать экономику Украины». Похожие позиции высказали и пресс-службы украинских «дочек» «Альфа-банка», ВЭБа, ВТБ. Позднее выяснилось, что упоминавшиеся в сообщении СБУ «участники террористических групп» — обычные жители Донецкой, Луганской и других областей, которые в ожидании денежного кризиса снимали наличные из банкоматов. Между прочим, такая же денежная паника наблюдалась и в других регионах страны. Опять мы имеем дело с «информационной войной» против России.

Май. 6 мая НБУ объявляет о запрете работы украинских банков в Крыму и городе Севастополь. Одновременно власти Крыма совместно с Банком Российской Федерации начинают проверку деятельности кредитных организаций в новых субъектах РФ. Пока Республика Крым находилась под юрисдикцией украинского государства, там функционировали 77 банков, а их сеть насчитывала 11 филиалов и свыше одной тысячи отделений. Основная часть банков были украинскими, хотя было и несколько «дочек» российских банков.

Верховная Рада принимает закон о временно оккупированных территориях. Цель закона — легализовать аресты и конфискации активов российских компаний и организаций на территории Украины и за ее пределами для компенсации ущербов от «аннексии» Крыма. Власти Киева не раскрывают списка объектов арестов и конфискаций, но эксперты полагают, что в этом списке могут оказаться российские банки. Не только те, которые имеют свои «дочки» на Украине, но также иные российские банки, которые выдавали кредиты украинским компаниям и организациям. Под «конфискацией» применительно к банкам понимается также отказ клиентов банков погашать обязательства по полученным кредитам.

Июнь. Продолжилась зачистка недобросовестных банков в Крыму под эгидой Банка России. В частности, ЦБ России постановлением от 10 июня предписал пяти украинским кредитным компаниям свернуть бизнес в Крыму и Севастополе. Среди причин вновь названо неисполнение обязательств перед кредиторами. Филиалам этих кредитных организаций в Крыму запрещено предоставлять банковские услуги физическим и юридическим лицам, за исключением передачи активов и обязательств. Приобретением прав по вкладам и компенсационными выплатами займется Фонд защиты вкладчиков.

В начале месяца министр юстиции Украины Петр Петренко заявил, о том, что в результате отторжения Крыма Украина понесла ущерб, равный более 1 триллиона долл., или свыше 90 млрд. долл. В том числе потеряны активы частных банков на сумму 16 млрд. гривен и золотовалютные резервы на сумму 6 млрд. гривен. То есть чисто банковские убытки Украины от «аннексии» Крыма эквивалентны сумме, превышающей 2 млрд. долл. Эксперты полагают, что примерно на такую сумму могут быть произведены конфискации активов российских банков на Украине. Самый простой способ конфискаций — отказ в выплате долгов по кредитам и займам (в виде государственных облигаций), которые ранее были получены от российских банков.

Будущее российских банков на Украине

Политический хаос в стране может отойти на второй план, если начнется хаос экономический. Возможен суверенный дефолт Украины и превращение государственных облигаций, находящихся в портфелях банков, в макулатуру. Между тем, эти бумаги рассматривались как наиболее ликвидная часть капитала банков, с помощью которой они могли гарантировать покрытие своих обязательств. Сегодня такие бумаги уже не рассматриваются как инструмент гарантий. У «Проминвестбанка» доля таких «макулатурных» бумаг по отношению к уставному капиталу оценивается в 47 %, у «Сбербанка» — 75 %, ВТБ — 34 %. Поскольку российские банки выдавали кредиты украинским клиентам преимущественно в иностранной валюте, то и получатели кредитов, и наши банки сталкиваются с риском девальвации гривны. А девальвация налицо, причем у НБУ нет достаточных резервов, чтобы осуществлять необходимые валютные интервенции. Серьезными являются риски обесценения залогов под выданные кредиты. Это физические активы, а также государственные облигации. Мы уже не говорим о рисках ареста и конфискации активов российских банков после принятия в мае закона о временно оккупированных территориях.

Впрочем, не стоит абсолютизировать риски и видеть будущее российских банков на Украине лишь в черном свете. У российских «дочек» по сравнению с украинскими банками больше шансов выстоять в случае банковского кризиса, т. к. они могут рассчитывать на помощь из России; особенно это касается госбанков. Надо также понимать, что бойкоты российских банков дорого обойдутся Украине. Они могут спровоцировать банковский кризис в стране. Между прочим, на Украине проводились бойкоты не только в отношении российских банков, но также в отношении российских товаров и услуг. Вторые были более успешными. Даже обыватель, далекий от экономики, понимает: если «повалить» хотя бы один банк, может возникнуть «эффект домино», возникнет масштабный банковский кризис. Тогда мало никому не покажется. Примечательно, что российские «дочки» вели себя гораздо более спокойно, чем западные банки, которые начали в январе — феврале 2014 года уходить из Украины, ожидая дефолта.

Киев также прекрасно понимает: серьезной банковской войны у Украины с Россией все равно не получится. Даже если будут проведены масштабные конфискации активов российских банков на Украине, они не смогут нанести большого ущерба банковской системе России. По разным оценкам, на Украину приходится всего от 1,5 до 2,0 % активов банковской системы РФ.

В складывающейся на Украине ситуации российские банки стараются не делать резких движений, при этом по возможности пытаются снижать свои риски на «минном поле» Украины. И трудно даже сказать, какие риски для них более опасны. Сейчас внимание больше приковано к рискам политическим, угрозе арестов и конфискаций активов. Но в любой момент на первый план могут выйти риски экономические, связанные с тотальным дефолтом Украины.

Российские банки достаточно грамотно реагируют на эти риски. Во-первых, прекращают дальнейшее наращивание своих активов (кредиты, покупка государственных облигаций) и своих пассивов (прием новых вкладов), завершают ранее заключенные кредитные сделки. Кроме того, некоторые из банков подумывают уйти из-под «российского флага». Например, «Альфа-банк». Еще 31 марта стало известно о намерении этого банка выйти из капитала «Альфа-банка» (Украина), где российская доля равна 19,9 %. Если сделка будет проведена, то 99,9 % «Альфа-банка» (Украина) будет принадлежать входящей в консорциум «Альфа-групп» компании АВН Ukraine Ltd, зарегистрированной на Кипре. Похоже, таким способом финансовая группа старается минимизировать риски применения санкций со стороны Киева к ней самой и к ее украинской дочке.

Но можно предложить еще один способ смягчения конфликта в банковской сфере между Украиной и Россией. Речь идет об организации прямых переговоров между ЦБ РФ и НБУ для урегулирования спорных вопросов. Дело в том, что на сегодняшний день межгосударственные отношения двух стран крайне сложные, переговоры на уровне правительств весьма проблематичны. А вот центральные банки двух стран формально являются организациями, не относящимся к органам государственного управления. О чем, кстати, при удобном случае напоминают руководители как ЦБ РФ, так и НБУ. Вот вам и неформальный канал общения, с помощью которого можно решать не только банковские споры, но при необходимости выполнять и иные «деликатные» миссии.

Рубль на Юго-востоке Украины

Нынешние трагические события в Новороссии все больше напоминают картины времен гражданской войны на Украине в прошлом веке. Не только в военном и политическом отношении, но также экономическом. Начинается разруха, предприятия останавливаются, имеются признаки дефицита товаров в торговой сети.

Гражданская война и Национальный банк Украины

Но главное — возник дефицит денег. А вместе с ним — многообразие валют, имеющих хождение на Юго-востоке Украины. В прошлом веке по Украине гуляли керенки, золотые царские рубли, немецкие марки, самостийные бумажные знаки разных атаманов и батек. На бумажках батьки Махно, в частности, красовалась надпись: «За отказ принять — расстрел». Сегодня, конечно, до такого в Новороссии не дошло. Но там обращаются не только украинские гривны, но также российские рубли, евро, американские доллары. До недавнего времени на Юго-востоке Украины наблюдалась достаточно парадоксальная ситуация: против Донецкой Народной Республики (ДНР) и Луганской Народной Республики (ЛHP) Киев проводил антитеррористическую операцию, но при этом на мятежной территории продолжали действовать территориальные учреждения Национального банка Украины. Они осуществляли необходимые операции по проведению платежей и расчетов с участием предприятий и организаций двух областей, обеспечивали наличностью коммерческие банки на территории Юго-востока страны и все остальное, что положено делать территориальному учреждению центрального банка. Соблазн прикрыть территориальные конторы НБУ на Юго-востоке возникал как со стороны ополченцев, так и со стороны Киева.

Напомним, что, вскоре после референдума, власти новой республики выдвинули миллиардеру Р. Ахметову требования уплачивать налоги в казну ДНР. Требования выглядели эффектно с политической точки зрения, однако технически трудно себе представить выполнение этого условия. Все перечисления осуществляются через платежную систему, находящуюся под контролем НБУ. Тем не менее, по всем правилам политической игры миллиардер ответил отказом. После этого власти ДНР заявили о том, что будут проводить национализацию активов Р. Ахметова, а заодно и всякого другого сомнительного имущества. В списке объектов для национализации звучал и центральный банк. Видимо, имелось в виду имущество управления НБУ по Донецкой области. СМИ даже сообщали, что ополченцами готовился захват управления. Также сообщалось, что руководство НБУ дало команду приостановить работу своего территориального учреждения, а сотрудникам покинуть рабочие места. Но, как известно, потом от столь радикальных действий власти ДНР решили отказаться. Вероятно, они решили, что национализация филиала НБУ будет иметь больше минусов, чем плюсов. Ведь это автоматически привело бы к отсечению ДНР от денежного пространства Украины и прекращению поступления (по крайней мере, легального) гривны на территорию ДНР. Работа территориального учреждения НБУ в Донецкой области возобновилась, оно стал проводить некоторые денежные операции, связанные с выплатами из казначейства заработных плат бюджетникам, пенсий и социальных пособий. Руководство в Киеве также просчитывало негативные последствия закрытия управления НБУ в Донецкой области. Прекращение социальных выплат усилило бы настроения местного населения против центральной власти. К тому же уход НБУ из региона привел бы к тому, что туда могла бы прийти другая валюта. А это приравнивается к добровольной сдаче поля боя противнику.

Резкий поворот Новороссии в сторону российского рубля

В вновь созданных республиках уже к середине мая были обсуждены и согласованы проекты конституций. В проекте конституции ДНР, в частности, предусматривается, что новое государство перейдет на использование своей национальной валюты, а ее эмиссией будет заниматься центральный банк, имеющий статус государственной организации, подконтрольной законодательной власти (Верховному совету) и президенту ДНР.

Однако события на Юго-востоке страны развиваются стремительно, внося коррективы в ранее принятые решения и согласованные планы. В начале июня в СМИ прошла информация, что вся Новороссия может остаться без гривны. Некоторые эксперты склонны усматривать причину такого бедственного положения в сознательной политике НБУ по удушению региона. Однако здесь есть и такие объективные причины, как сворачивание деятельности коммерческих банков, которые оказались в зоне нестабильности и даже боевых действий. А эти банки работали преимущественно с гривной. О наступающем денежном голоде (дефиците гривны) заявил 4 июня в своем выступлении в Государственной думе РФ заместитель министра иностранных дел ДНР Борисов. Сейчас на Донбассе, как он выразился, происходит «схлопывание гривны», а гуманитарная помощь в лучшем случае может обеспечить 1–2 процента от потребностей региона. Нехватка денежной массы в виде гривны, по мнению Борисова, приведет к уничтожению банковский системы, системы расчетов между предприятиями, как следствие — к прекращению выплат зарплат, прекращению нормальной торговли и неизбежному переходу к военной экономике и к карточной системе. Примерно в том же духе высказался первый вице-премьер Донецкой Народной Республики Андрей Пургин: «Мы находимся на грани социальной катастрофы, остановлена почти вся промышленность. Торговые сети не очень понимают, как в таких условиях работать, процентов на 30 упал ассортимент. К тому же в ДНР началось мародерство».

«Единственный возможный выход из сложившейся тяжелой ситуации на Донбассе заключается в немедленном перезапуске экономики региона на основе российского рубля. Для этого необходимо создание центрального банка и получение стабилизационного кредита от РФ в размере первого транша как минимум 30 млрд. рублей», — заявил Борисов.

Как российский рубль мог бы помочь Новороссии

Фактически более важным по сравнению с выбором денежной единицы для ДНР является вопрос организации бесперебойной торговли и товарных поставок с внешним миром. Чтобы не произошло гуманитарной катастрофы, нужны поставки в ДНР продовольствия, лекарств, других жизненно важных товаров. Понятно, что торгово-экономические отношения ДНР с другими частями Украины (кроме соседней ЛНР) в ближайшей перспективе будут крайне затруднены или даже полностью блокированы. Остается лишь Россия. Но для этого надо разблокировать государственную границу. Без такого разблокирования решение о введении рубля на территории ДНР будет малопродуктивным.

Что касается кредита, который упоминал замминистра, то да, он нужен. Но, может быть, не для того, чтобы за счет этих средств создавать центральный банк, а для того, чтобы пополнить казну ДНР или для иного использования. Просто непонятно, зачем создавать центральный банк, если валюта российская, и ее эмитирует Банк России. Никто кроме Банка России не имеет право эмитировать российский рубль, ни на территории Российской Федерации, ни за ее пределами. Конечно, можно было бы предположить, что власти ДНР имели в виду не свой центральный банк, а территориальное учреждение Банка России на территории ДНР. Но Банк России не имеет права этого делать, поскольку на сегодняшний день ДНР — иностранная территория. Поэтому в сложившейся ситуации ДНР могла бы:

• пригласить на свою территорию какой-то российский банк или использовать уже имеющийся (например, на территории Донецкой области имеется Сберегательный банк России);

• организовать работу российского банка в статусе филиала на своей территории (статус филиала означает, что он находится под банковским и иным контролем со стороны Российской Федерации);

• получать от него кассовую подпитку в рублях для обслуживания внутреннего денежного обращения ДНР.

Кроме того, такой банк мог бы выполнять необходимые безналичные расчеты между предприятиями и организациями ДНР, выдавать кредиты, создавать безналичные деньги, обслуживать расчеты по внешней торговле с Россией.

А уже в случае нормализации политической, военной и экономической ситуации такой российский банк мог бы передать свои функции местному коммерческому банку ДНР. Вот тогда, вероятно, и потребовался бы кредит из России для капитализации такого банка. Если ДНР все-таки вернется к идее введения в оборот своей национальной денежной единицы (как это записано в проекте конституции ДНР), тогда можно было бы подумать о преобразовании местного коммерческого банка в центральный банк ДНР, наделенный правами выпуска наличных денег. Скажем, донецкого или новороссийского рубля.

Здесь власти ДНР могли бы использовать опыт ряда государственных образований, возникших на территории бывшего СССР — Нагорно-Карабахской Республики (НКР), Республики Южной Осетии (РЮО), Приднестровской Молдавской Республики (ПМР), Республики Абхазии (РА). Это так называемые «непризнанные» или «частотно признанные» государства. Такие государства, как НКР, РЮО, РА своих национальных валют не имеют (коллекционные монеты не в счет), используют валюты других государств. НКР использует деньги Армении (драм), а РЮО и РА — Российской Федерации (рубль). Приднестровская Молдавская Республика еще два десятилетия назад начала эмитировать собственную валюту — приднестровские рубли, создав для этого свой центральный банк. С учетом только что разработанного и согласованного проекта конституции ДНР для этого нового государства наиболее полезным мог бы оказаться опыт именно ПМР.

События на Украине. На чьей стороне играют российские банки

Я регулярно слежу за ситуацией в банковском секторе Украины. И особенно за положением и поведением наших банков («дочек» российских кредитных организаций) в этой стране. События на Украине и вокруг Украины очень ярко и наглядно подтверждают давнишний вывод о космополитизме банковского капитала, о том, что у банков родины не бывает.

«Деньги не имеют родины; финансисты не имеют ни патриотизма, ни честности; их единственная цель — нажива».

Наполеон Бонапарт

На начало текущего года на Украине находилось 14 банков с участием российского капитала. Среди них выделяются четыре банка: «Сбербанк», ВТБ, «Проминвестбанк» (дочка ВЭБа), «Альфа-банк». Примечательно, что первые три организации — «дочки» российских госбанков. Темы, относящиеся к нашим «дочкам» на Украине, в российских СМИ в последние месяцы примерно такие:

а) обвинение украинскими властями наших банков в «пособничестве террористам» на Юго-востоке страны;

б) угрозы украинских властей провести арест и последующую конфискацию активов российских банков на Украине;

в) бойкот наших банков со стороны активистов Майдана;

г) экономические риски деятельности российских банков на Украине (обесценение гривны, угроза дефолта и т. п.).

Постоянно приводятся высказывания наших банкиров на Украине, суть которых сводится к тому, что они (банкиры), мол, вне политики, их интересует только профессиональная сторона деятельности, коммерция. Они совершенно открещиваются от обвинений в финансировании «террористов» на Юго-востоке Украины. И я охотно им верю. Поскольку для этого финансирования нужны наличные деньги. А наличные деньги проще ввозить из России, чем заниматься рискованными операциями по снятию наличных в банках, которые находятся «под колпаком» Службы безопасности Украины и Национального банка Украины. Москва далеко, а Киев для таких банков рядом. Поэтому, хотя эти банки и «вне политики», но более лояльны к Киеву, который выдает и отбирает лицензии на ведение банковских операций, организует разные прокурорские расследования, осуществляет текущий банковский надзор и т. п. «Материнские» структуры в России не очень-то интересуются жизнью своих «дочек» (их интерес в основном сводится к изучению финансовых отчетов). Думается мне, что, несмотря на всю свою лояльность, наши российские «дочки» на Украине кончат не очень хорошо. Нет, их никто не собирается в ближайшее время арестовывать или экспроприировать. Просто экономика Украины неумолимо мчится к дефолту, который накроет всех, и лояльных и не очень, и своих (чисто украинских) и чужих («москальских»).

Увы, но никто толком «е управляет всем нашим зарубежным банковским хозяйством из Москвы. В том числе украинским банковским хозяйством. А очень зря. Нам очень необходима такая система централизованного управления, уж коль скоро мы выпустили банковский капитал на простор мирового рынка. Еще раз повторяю: через какое-то время, когда наши «дочерние» банки на Украине окажутся под завалами банковского кризиса, вызванного дефолтом, управлять будет уже нечем. А сейчас еще можно и нужно. Естественно, с учетом тех общих целей, которые Россия преследует в нынешнем ее противостоянии с официальным Киевом. Который кто-то уже метко окрестил «IV Рейхом». Этот Рейх должен быть уничтожен и в военном, и в экономическом отношении еще до того, как он успеет окрепнуть и пойти войной на Россию.

Так что должен скомандовать из Москвы центр украинским «дочкам» российских банков? — Команда предельно простая: «Прекратить все операции на территории Украины и начать вывод своих активов из страны». Вполне вероятно, что первая часть команды выполняется достаточно просто, а вот со второй могут возникнуть проблемы. Могут возникнуть потери. Но на войне без потерь не бывает. Главное, чтобы нанести максимальные потери противнику. А с этим будет все в порядке. Для справки: на начало 2014 года, по данным НБУ, доля российских банков в активах украинского банковского сектора составила 15 %. На сегодняшний день, она, наверное, даже больше. Учитывая, что часть иностранных банков уже «свернула удочки». Ухода наших банков будет более чем достаточно для того, чтобы спровоцировать дефолт. А если еще на фронте экономического противостояния с официальным Киевом подсобит Газпром, то эффект был бы потрясающий. Запад ничем помочь тут не сможет. У него патронов (то бишь, денег) просто нет. Он может заниматься только «информационными атаками». Даже если мы не сможем вывести все банковские активы с Украины, то возникшие потери для банковской системы России — что слону дробина. По оценкам экспертов, на Украину приходится от 1,5 до 2,0 % всех активов российской банковской системы. Я лишь начал разговор на серьезную тему: как предотвратить готовящуюся против России войну. Для этого надо задействовать все имеющиеся средства. У нас, в основном используется сегодня одно, далеко не самое эффективное средство, — заявления МИДа России. Заявления нужны, но лишь как дополнение к средствам военным, финансово-банковским, торгово-экономическим, энергетическим.

К сожалению, как я уже отметил, украинские «дочки» российских банков (даже государственных) оказываются ближе к Киеву, чем к Москве. Из этого вытекает, что декларируемая «политическая нейтральность» очень зыбка. К сожалению, украинские «дочки» оказываются ближе не только к Киеву. Для них даже Вашингтон намного ближе, чем Москва. Как известно, США после «аннексии» Россией Крыма, стали называть полуостров «временно оккупированной территорией» и угрожать санкциями тем банкам, которые будут осуществлять свои операции на его территории. Хорошо известно, что в Крыму украинские «дочки» имели достаточно обширный бизнес. Особенно «Сбербанк», ВТБ и «Альфа-банк». 6 мая НБУ выпустил письмо, согласно которому центральный банк Украины прекращал свои функции банковского надзора на полуострове и вводил запрет на операции украинских банков на территории Республики Крым. Уже на следующий день «Сбербанк», «Альфа-банк» и ВТБ закрыли все свои офисы и точки на полуострове. «Зачем «Сбербанку» менять 40 млн. украинских клиентов на 2 млн. жителей Крыма?» — задал риторический вопрос представитель «Сбербанка России», просивший не называть его имени.

К сожалению, не только украинские «дочки» российских банков, но даже их «мамы» из России стали бояться Крыма как черт ладана. Точнее они боятся не Крыма, а санкций со стороны США и ЕС. «Вакуум» на полуострове Крым заполняют те российские банки, которым терять нечего. Например, банк «Россия» Юрия Ковальчука, который персонально удостоился санкций Вашингтона еще в марте с. г. А также некоторые малоизвестные коммерческие банки, которые и до событий вокруг Крым работали на внутреннем российском рынке, а потому им санкции не страшны. Например, «Российский национальный коммерческий банк» (РНКБ), ставший одним из наиболее активных кредитных организаций на полуострове. В общем, ситуация на полуострове Крым и вокруг него дала ответ на вопрос: кто же реально командует российскими банками? Отнюдь не Москва. А это очень тревожный симптом.

Могу вспомнить историю, формально далекую от Украины и Крыма. Американский закон о налогообложении иностранных счетов (ФАТКА), который предусматривает, что банки всего мира должны отчитываться перед налоговой службой США о том, что они не занимаются укрывательством денег юридических и физических лиц США, т. е. американских налогоплательщиков. В этом году налоговая служба США ждет от банков всех стран, в том числе российских, таких отчетов. При невыполнении этого требования Вашингтон будет проводить в отношении банков карательные акции. Наша власть по поводу этого возмутительного закона США, имеющего откровенно экстерриториальный характер, молчит. Хотя тут можно и нужно действовать. А многие российские банки «тихой сапой» уже начали регистрацию в налоговой службе США как ее агенты, фактически подпадая под административный контроль Вашингтона. Это уже не российские банки, а иностранные агенты на российской территории.

Но вернемся к украинским «дочкам» российских банков. При сильном нажиме со стороны Киева они могут оказаться по другую сторону фронта. И, кажется, это уже произошло. В СМИ широко прошла новость о том, что официальный Киев для того, чтобы найти деньги для финансирования «антитеррористической операции» на Юго-востоке страны, решил организовать специальный военный заем. Речь идет об эмиссии так называемых «войсковых облигаций» на сумму 1,1 млрд. гривен (эквивалентно примерно 90 млн. долл.) со сроком погашения 2 года под 7 % годовых. Минфин Украины в начале июня опубликовал список банков, которые будут участвовать в размещении указанных облигаций (банков-андерайтеров). В этом списке фигурировали наши российские госбанки ВТБ и «Сбербанк». Мы не знаем подробностей андерайтинга, бумаги под 7 % годовых будет крайне сложно размещать, так как данный уровень процентной ставки оказывается существенно ниже уровня инфляции. Эксперты не исключают, что в случае затруднений с реализацией бумаг их придется выкупать самим банкам-андерайтерам. Таким образом, ВТБ и «Сбербанк» уже напрямую будут финансировать «антитеррористическую операцию» на Юго-востоке Украины. А, следовательно, подготавливать почву для последующей агрессии «ГУ Рейха» против нашей страны. К сожалению, никакой реакции на эту новость со стороны правительства РФ и Банка России не последовало.

Сегодня мы видим то, что было видно и очевидно еще в 30–40-е гг. прошлого века. А именно, мы видим подлую роль «космополитического» банковского капитала в пестовании нацизма и развязывании войны против России. Сегодня всплывает все больше фактов, свидетельствующих о том, что сотрудничество англосаксонских банкиров с III Рейхом продолжалось на протяжении всей войны. В частности, такое сотрудничество осуществлялось через Швейцарию, особенно Банк международных расчетов в Базеле. Впрочем, банки некоторых стран «антифашистского блока» работали на Гитлера и в других странах Европы. Так, «Чейз банк» Дэвида Рокфеллера продолжал работать в оккупированном нацистами Париже (при правительстве Виши), проводя финансовые операции для «И. Г. Фарбен» и других компаний Третьего Рейха.

Сегодня мы видим нечто подобное на Украине — пространстве IV Рейха. Только это уже не англосаксонские, а российские банки. Особая подлость состоит в том, что эти банки называются «государственными».

Новые власти Украины уже приступили к разработке плана поголовного геноцида

Новоявленный премьер А. Яценюк: «Согласны на любые условия»

Председатель «самостийного» правительства Украины А. Яценюк последние дни произносит как заклинания фразы: «Денег в казне нет», «Мы согласны на любые условия получения финансовой помощи Запада». Он заявил, что в ближайшие два года Украине надо «любой ценой» привлечь внешнее финансирование на сумму 35 млрд. долл. Итак: «на любых условиях», «любой ценой».

Пытаясь расположить к себе западных кредиторов в лице МВФ, США, Европейского Союза, кабинет министров Украины уже сделал некоторые публичные заявления — предупреждения гражданам «незалежной». Например, объявлено, что пенсии будут урезаны аккурат на 50 %. Они и до этого были в среднем в два раза ниже, чем в России, а теперь станут ниже в 4 раза. А чтобы народ не начал бунтовать, новое правительство пригласило из-за границы профессиональных наемников из частных военных компаний. Первая интернациональная партия наемников из 300 «профессионалов» уже находится в Киеве. Ожидаются подкрепления.

В ближайших планах Киева — провести переговоры с Международным валютным фондом (МВФ). Как заявил украинский министр финансов Александр Шлапак, Киев рассчитывает на получение от Фонда 15 млрд. долл. Это Россия могла без каких-либо предварительных условий в течение нескольких дней принять решение о предоставлении своему соседу 15 млрд. долл, займа в виде покупки украинских бондов. И быстро перечислила перед Новым годом 3 млрд. долл.

«Вашингтонский консенсус» на Украине

А вот с Фондом Киев вел постоянные переговоры о получении кредита аж с 2010 года, но процесс ничем так и не завершился. Правда, в «твердом остатке» тех переговоров остался такой документ, как список условий, которые должна выполнить Украина для получения вожделенных денег. При каждой новой встрече сторон представители Фонда туда еще чего-нибудь добавляли. Правда, в этом творческом процессе чиновникам Фонда неоценимую помощь оказывал тогдашний министр экономики Виктор Пинзенык, который и был автором первоначальной версии списка. Об этом свидетельствуют рассекреченная в результате операции Wiki Leaks переписка украинского министра с Государственным департаментом США. Так вот, цепочка была такой: министерство экономики Украины (В. Пинзенык) — американский посол на Украине — Государственный департамент и другие ведомств США (в первую очередь Казначейство) — Международный валютный фонд — правительств Украины. Так что оказываются посрамленными те конспирологи, которые говорят, что все заговоры, мол, зарождаются в Международном валютном фонде. Оказывается, заговоры против Украины плетутся в ведомствах, окна которых выходят на Майдан.

О том, что в своем документе (одобренном, естественно, всеми упомянутыми выше инстанциями) насочинял упомянутый гражданин Пинзенык, хорошо известно. Об этом тысячи раз писали и вещали самые разные СМИ. Это переписанные на украинский лад правила (догматы) так называемого «Вашингтонского консенсуса». Правила универсальные, они адресуются всем клиентам Фонда. Правила сводятся к тому, чтобы страна-получательница помощи полностью открылась мировому рынку товаров и капитала (то есть транснациональным банкам и корпорациям), приватизировала все и вся (естественно для того, чтобы все это могли купить те же самые ТНБ и ТНК), а население (туземцев) перевести на голодный паек. А если населения слишком много, то ввести «контроль над рождаемостью» и осуществлять «регулирование численности населения». В общем, несколько попахивает каннибализмом. Но такова цена «интеграции в мировую цивилизацию».

А если страну не устраивают эти условия, то тогда с ее руководителями проводят воспитательные мероприятия. Которые кончаются или подписанием договора с предоставлением руководителю «бонуса» (взятки, отката), или его убийством. Технология работы международных финансовых институтов, включая Фонд, с «туземцами» хорошо описана в книге Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы».

Но вернемся к Украине. Когда Яценюк говорил, что готов на получение помощи «на любых условиях», он, видимо, имел в виду тот самый документ, который в свое время разработал его коллега В. Пинзенык. Удивительная оперативность! Еще не разобраны баррикады Майдана, а новоиспеченный министр финансов подписывает документ, который имеет достаточно длинное и невнятное название: «Предложения министерства финансов по Плану подготовки к реализации Программы деятельности Кабинета министров Украины» (от 04.03.2014). Судя по первому листу документа, Минфин получил первоначальную версию документа все из того же министерства экономики, а затем внес в него свою «творческую лепту». Документ этот, естественно, не для широкого круга читателей, да и не всякий его одолеет. Как-никак — 46 страниц. Но документ стал доступен более широким массам благодаря тому, что «Коммерсантъ-Украина» его выложил в интернете по адресу http://www.kommersant.ua/docs/2014/20140305_minfin_plan.pdfo. А оперативные блоггеры уже успели сделать переводы отдельных фрагментов и/или конспекты документа (http://stbcaptain.livejoumal.corn/83989. html).

Конспект документа Минфина Украины

В документе 85 пунктов (предложений). Но наиболее значимыми для жизни и выживания «туземцев» являются следующие пункты (даются в кратком, конспективном изложении):

п. 25: сокращение доп. выплат медицинским работникам системы экстренной мед. помощи…;

п. 26: отмена надбавок за объем и качество выполненной работы медицинским работникам органов охраны здоровья, оказывающих первичную мед. помощь…;

п. 27: ввести плату за оказание услуг бытового характера, включая питание, во время пребывания граждан на лечении в органах охраны здоровья в условиях стационара…;

п. 28: отмена льготного обеспечения медицинскими услугами и зубопротезированием… внесение изменений в законодательные акты по бесплатному отпуску лекарств и на льготных условиях категориям граждан при амбулаторном лечении…;

п. 30: сокращение выплаты пенсий работающим пенсионерам; выплата 50-ти проц. назначенной пенсии, но не менее размера минимальной пенсии по возрасту…;

п. 32: установление минимальной нормы обеспечения твердым печным топливом на уровне 3,1 т в год на одно домохозяйство в год…;

п. 35: переход от содержания центров олимпийской подготовки на оплату оказанных ими услуг…;

п. 36: сокращение объемов расходов на финансирование физкультурно-спортивных мероприятий, молодежных и детских общественных организаций…;

п. 37: пересмотр размеров денежных наград спортсменам Украины — чемпионам, призерам спорт, соревнований межд. уровня и их тренерам…;

п. 39: введение частичной платы за обучение в ДЮСШ…;

п. 40: усовершенствование назначения и выплаты одноразового пособия женщинам, которым присвоено почетное звание Украины «Мать-героиня»…;

п. 51: ликвидация налоговых льгот и др. преференций в издательской деятельности, за искл. выпуска издательской продукции по госзаказу…;

п. 52: ликвидация преференций в книгоиздательской деятельности…;

п. 53: приватизация государственных и коммунальных печатных органов массовой информации…;

п. 55: отмена решения по увеличению премии Президента Украины молодым ученым…;

п. 56: отмена решения о создании Государственной инновационной небанковской финансово-кредитной организации «Фонд поддержки малого инновационного бизнеса»…;

п. 57: ограничение количества грантов Кабмина Украины коллективам молодых ученых…;

п. 63: повышение платы за питание детей в дошкольных учебных заведениях…;

п. 69: отмена нормы по бесплатному обеспечению форменной одеждой учеников учебных заведений с усиленной физподготовкой…;

п. 73: введение дифференцированных подходов по установлению размера платы за обучение в начальных специализированных учебных заведениях и ее поэтапное повышение…;

п. 75: введение сбора в размере 20 проц. от стоимости билета в кинотеатре…;

п. 76: введение гастрольного сбора в размере от одного до пяти проц. от аншлаговой стоимости мероприятий…;

п. 78: повышение размеров стоимости выдачи прокатного свидетельства…;

п. 79: поэтапное уменьшение финансовой поддержки театров…;

п. 81: отмена доп. коэффициентов повышения окладов работникам органов нац. культуры…


В интернете имеется уже много комментариев простых граждан Украины, которые познакомились с документом. Народ в полном шоке. Вот, оказывается, какие «ценности» «цивилизованный» Запад предлагает для Украины. Этот документ правильнее было бы назвать: «Предложения министерства финансов по Плану подготовки к реализации Программы проведения тотального геноцида на Украине». Думаю, после такого холодного «душа» украинскому народу не надо уже объяснять, чем отличается финансовая помощь России от кредитной удавки западных кредитов и займов.

Кризис МВФ и мародерство на Украине

Украина после февральского Майдана оказалась на грани полного экономического коллапса. «Временное правительство» под руководством А. Яценюка с надеждой смотрит на Запад, ожидая от него финансовую помощь.

МВФ как последняя надежда «временного правительства» Украины

Пока успехи «временного правительства» более чем скромные. Вашингтон обещал Киеву 1 миллиард долларов, а Европейский Союз — 600 с небольшим миллионов. Этого хватит только для того, чтобы оплатить импорт российского газа в течение 1,5–2 месяцев. Миллиардные суммы, которые звучат на переговорах с чиновниками из Европейского Союза, — в чистом виде «словесный лохотрон». Кажется, это понимает даже г-н Яценюк. Поэтому все свои надежды он возложил на такого солидного кредитора, как Международный валютный фонд (МВФ). «Временное правительство» обратилось в Фонд с просьбой о кредите на сумму 15 млрд. долл. Напомню, что «самостийная» Украина стала членом Фонда в 1992 году и неоднократно получала от него кредиты. Всего за 20 лет общения Украины с Международным валютным фондом (1994–2013 гг.) она получила от него средств на сумму 12,26 млрд. СДР.

Зачем эксперты МВФ прибыли в Киев?

Не успел Яценюк заикнуться о кредите МВФ, как Фонд моментально прореагировал. На прошлой неделе в Киев прибыла группа специалистов Фонда для изучения ситуации на месте. До этого, между прочим, в течение почти четырех лет шел вялотекущий процесс переговоров Украины с Фондом, который так и не завершился предоставлением очередного кредита. Чем объяснить такую неожиданную расторопность Фонда? — Да тем, что Фонд волнуется за свои деньги: сможет ли Киев вернуть миллиардные долги? Волнения не праздные, учитывая, что общая сумма внешних долгов Украины сегодня составляет 140 млрд. долл., в том числе почти 30 млрд. долл, приходится на прямые внешние долги государства. Кроме того, часть государственных внутренних долгов номинирована в валюте. Плюс к этому гарантии государства по негосударственным внешним кредитам. И это на фоне того, что, по признанию чиновников Минфина Украины, налоговые поступления в казну в феврале текущего года упали наполовину. А валютные резервы Украины опустились до 12 млрд. долл, (еще в конце 2012 года было вдвое больше). На быстро доедаемый финансово-валютный «пирог» Украины претендентов более чем достаточно. По нашим оценкам, доля МВФ в совокупном внешнем государственном долге Украины (включает также гарантийные обязательства государства) составляет около 10 %. На «крошки», оставшиеся после «банкета» под названием «экономические реформы», кроме Фонда имеется много других претендентов. Это западные банки мирового калибра, ведущие российские банки (ВТБ, «Газпромбанк», «Сбербанк»), международные финансовые институты с солидными вывесками «МБРР», «ЕБРР», «Европейский инвестиционный банк». Так что волнение чиновников Фонда можно понять, хотя они стараются его скрывать.

«Вашингтонский консенсус» на Украине = «финансовый каннибализм»

Другая причина прыти чиновников Фонда — команда, поступившая в Фонд от его главного акционера — Соединенных Штатов. Фонду предписывается «наведение порядка» на Украине. Под «наведением порядка» подразумевается внедрение в стране в полном объеме принципов так называемого «Вашингтонского консенсуса». Это нехитрый набор правил, предписываемый Вашингтоном как главным акционером Фонда для стран, которых он желает видеть своими колониями. Он включает тотальную приватизацию всего и вся, полное открытие национальных экономики для экспортеров товаров и услуг, ликвидацию государственной бюджетной и иной поддержки национальных товаропроизводителей, отмену государственного регулирования цен и тарифов, «фискальную оптимизацию». Под указанной «оптимизацией» имеется в виду помимо всего полное прекращение финансирование социальных программ, сокращение зарплат бюджетникам и т. п. Наконец, главный акционер Фонда требует «контроля над демографическими процессами» в стране, претендующей на кредиты Фонда. В общем, кредиты в обмен на человеческие жизни. «Вашингтонский консенсус» на Украине (как в Африке, Азии, Латинской Америке) выступает в качестве инструмента «финансового каннибализма». Об этом откровенно рассказывает в своей книге «Исповедь экономического убийцы» Джон Перкинс, которой в течение долгого времени работал в организациях и компаниях, помогавших Фонду «наводить порядок» в разных странах мира.

Правительство Украины еще до приезда миссии Фонда в Киев подготовило свой «встречный план» проведения социально-экономических реформ на Украине. План выдержан в духе и букве «Вашингтонского консенсуса», состоит из 85 пунктов. Если говорить коротко, то это план тотального «голодомора» на Украине. Фонд должен утвердить этот документ, который выступает «предварительным условием» переговоров о кредите.

Есть еще некоторые условия, которые Вашингтон предпочитает не озвучивать ни в «Консенсусе», ни в каких иных публичных документах. Например, после второй мировой войны в 1949 году Вашингтон навязал Германии секретное соглашение, содержавшее такие условия, которые превращали эту страну в американскую колонию. Например, условие о предоставлении Германией своей территории для военных баз США. Было в том соглашении и такое условие: свой золотой запас Германия должна хранить на территории США. По многим СМИ прошла информация о том, что в ночь на 7 марта через аэропорт Борисполь под Киевом на самолете была вывезена партия золота. По некоторым оценкам, 2,9 тонн (рыночная цена — 126 млн. долл.). Пока рано делать какие-то заключения по этому эпизоду. Может быть, это акт откровенного мародерства. Может быть, какая-то коммерческая сделка. Может быть, покрытие своего долга какому-то предприимчивому кредитору. Но нельзя исключать и варианта, перемещения золотого запаса колонии «Украина» на территорию метрополии, т. е. в хранилище Федерального резервного банка Нью-Йорка, где уже собрано золото десятков стран мира. Между прочим, большинство из этих стран были или являются «клиентами» МВФ.

МВФ на грани коллапса

А будет ли сам кредит? — Это большой вопрос. Давайте посмотрим, как и чем живет Фонд. Напомним, что Фонд был учрежден на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году. Он был задуман как «акционерное общество», в котором каждый член (государство) имеет свою долю в капитале (квоту). А квота определяет количество голосов каждого государства-акционера. После войны «контрольный пакет» акций в Фонде получили США. Во-первых, они могли своим пакетом блокировать любое неугодное им решение Фонда. Во-вторых, блокируясь со своими союзниками (прежде всего, Великобританией), Вашингтон мог «продавливать» любое нужное ему решение. В общем, Фонд стал очень эффективным инструментом политики дяди Сэма в мире. Тем не менее, Устав Фонда предусматривает периодический пересмотр квот стран с учетом изменения их экономического и финансового положения в мире (изменение валового внутреннего продукта, золотовалютных резервов и др.). Лучшие времена Америки позади, сегодня ее доля в мировом ВВП упала до 20 % (в конце войны была равна почти 50 %). Но Вашингтон достаточно легко шел на корректировки квот, поскольку блокирующая доля в 15 % у него сохранялась.

Последний, 14-й пересмотр квот Фонда обсуждался в 2010 году. Были достигнуты договоренности. Решено не только скорректировать доли стран, но также в два раза увеличить капитал Фонда. Прошедший вихрь финансового кризиса показал, что возможности Фонда предоставлять странам помощь в чрезвычайных обстоятельствах оказались слишком скромными. Итак, страны-члены Фонда договорились, что общий размер квот будет увеличен вдвое — с 238,4 млрд. СДР до 476,8 млрд. СДР. Кроме того более 6 % квот будет перераспределено от развитых стран развивающимся. В итоге Китай станет третьим по размеру квоты государством-членом МВФ, а Бразилия, Индия, Китай и Россия войдут в число 10 крупнейших акционеров фонда.

Решение о пересмотре квот подлежит ратификации. Многие страны, включая Россию, уже провели ратификацию. А вот США с ратификацией тянут. Пока они имеют квоту СДР 17,69 % и 16,75 % голосов. В случае проведения 14-й коррекции доля США в общем объеме голосов уменьшится, но все-таки будет несколько выше 15 %. Страны-участницы G20 ждали, что Конгресс США ратифицирует пересмотр квот осенью 2013 года вместе с принятием бюджета страны, однако этого не произошло из-за разногласий с администрацией но расходам федерального правительства. В январе 2014 года Сенат одобрил законопроект о бюджетном финансировании федерального правительства до 30 сентября текущего года, но вопрос о реформе квот МВФ оставил без внимания.

Вероятно, Вашингтон впервые осознал, что подошел к «красной черте», за которой — утрата контроля над Фондом. Между прочим, не вошли в силу решения по 14-й корректировке, а на следующий год должна осуществляться уже следующая, 15-я корректировка (корректировки принято проводить раз в пять лет). Думаю, что логика Вашингтона такова: зачем нам ратифицировать корректировки, если завтра мы утратим контроль над Фондом? Ведь ратификация влечет за собой финансовые обязательства США: им придется вносить в капитал Фонда примерно 40 млрд. СДР. То есть более 60 млрд. долл. Хотя Америка давно уже живет в долг, но деньги считать не разучилась. Бросать такие деньги на ветер президент, казначейство, конгрессмены не желают.

В феврале текущего года в Австралии (Сиднее) проходило заседание «финансовой двадцатки». Пожалуй, одним из главных вопросов обсуждения стал кризис Международного валютного фонда. Эта международная финансовая организация становится недееспособной из-за недостаточности капитала, а недостаточность капитала порождается обструкцией со стороны Вашингтона. «Международный валютный фонд (МВФ) к настоящему времени практически исчерпал собственные ресурсы и нуждается в реформировании», — такое мнение высказал журналистам 24 февраля глава Минфина России Антон Силуанов по итогам министерского заседания «финансовой двадцатки». По его словам, такая ситуация не может продолжаться бесконечно, «поскольку не соответствует базовому принципу деятельности фонда о том, что МВФ является финансовой организацией, основанной на квотах» (подробный отчет министра о встрече в Сиднее выложен на сайте Минфина России). СМИ утверждают, что в кулуарах Силуанов заявил, что если США будут продолжать блокировать реформирование Фонда, то государствам-членам этой организации придется принимать решения без учета голосов американского «акционера» (этого «сюжета» на сайте Минфина нет). Похожие высказывания и намеки можно найти в заявлениях министров других стран, в первую очередь, стран БРИ КС. В деятельности Фонда наступил кризис, за которым может последовать полный его крах. Недаром страны БРИ КС на Петербургском саммите «двадцатки» в сентябре 2013 года обсуждали вопрос создания альтернативного валютного фонда.

Откровения Кристины Лагард

На встрече в Сиднее также обсуждался вопрос о возможном предоставлении финансовой помощи Украине. Это было еще до того момента, когда было создано «самостийное» правительство под руководством А. Яценюка. С учетом тогдашней ситуации Россия не возражала против такой помощи. Но интересны заявления главы МВФ Кристин Лагард. Цитирую по тексту, взятому с сайта Минфина: она «выразила желание и готовность помочь Украине, если Киев обратится за поддержкой после импичмента и проведения выборов, сообщает агентство Bloomberg. Ее позицию поддержали представители Великобритании, США и стран Европейского Союза». На тот момент времени В. Янукович еще был в Киеве и считался (даже Западом) легитимным президентом Украины. Видимо, г-жа К. Лагард относится к категории «посвященных», которым известны планы Финансового интернационала в отношении Украины.

А вот еще одно интересное откровение указанной дамы: «МВФ готов участвовать не только с гуманитарной точки зрения, но также и с экономической точки зрения, — заявила К. Лагард журналистам после завершения мероприятия. — Мы все знаем, что есть экономические реформы, которые как минимум должны быть начаты, чтобы международное сообщество пришло на помощь». Мы уже упомянули тот план реформ, которые спешно подготовило «временное правительство» Яценюка. Видимо в то время, когда она произносила эти слова, в Киеве «интеллектуальные союзники» Майдана уже дописывали этот документ. Но лично меня умиляют следующие слова г-жи Лагард: «МВФ готов участвовать не только с гуманитарной точки зрения, но также и с экономической точки зрения». В переводе на русский язык это означает, что Фонд готов «пудрить мозги», а уж с деньгами — как получится.

Теперь из Сиднея перенесемся в Вашингтон. В начале марта президент Б. Обама заикнулся насчет того, чтобы было бы неплохо ратифицировать 14-ю коррекцию квот Фонда и внести требуемые деньги. Судя по всему, Конгресс его не поддержит в этом излишне щедром жесте. Инициативе будет необходимо пройти через Палату представителей, глава республиканского большинства которой Эрик Кантор уже заявил, что помощь Украине не должна быть увязана с увеличением взносов в МВФ. «Я уверен в том, что за помощь Украине выступают обе партии, однако это решение надо принимать ответственно, не включая в поправки дополнительные спорные условия», — сказал Э. Кантор. Спрашивается: а как все-таки Фонд может помочь Украине «с экономической точки зрения»?

А. Силуанов: «МВФ практически исчерпал собственные ресурсы»

Ответ на этот вопрос мы находим на сайте Минфина России, где министр А. Силуанов в своем отчете о встрече «финансовой двадцатки» сообщает: «…В настоящий момент МВФ практически исчерпал собственные ресурсы, а существующие программы фонда фактически финансируются соглашениями о заимствованиях». В переводе на понятный язык это означает, что Фонд в этой схеме выступает лишь посредником: получает деньги под проценты у той или иной страны и далее предоставляет их другой стране. Понятно, что процент по таким кредитам для другой страны будет совсем не тот, который Фонд устанавливает в случае кредитования за счет собственного капитала. Кстати, выше мы отметили, что для Украины ранее полученные кредиты Фонда обходились под 12 процентов годовых. Сдается, что Украине Фонд давал не собственные деньги, а привлеченные. Так что Украина кормила не только Фонд, но еще каких-то неведомых кредиторов, предпочитающих оставаться в тени.

Так что в «твердом остатке» от Фонда в результате нынешних переговоров Украине светит следующее:

а) упомянутая г-жой К. Лагард «гуманитарная помощь»;

б) программа социально-экономических «реформ», которая приведет страну к «голодомору»;

в) кредит в несколько миллиардов.

Впрочем, последнее под вопросом. Поскольку сегодня в состоянии кризиса пребывает не только Украина, но и Фонд. Кредиторов, желающих заключать с Фондом «соглашения о заимствованиях», сегодня явно поубавилось. А если такой «благотворитель» найдется, то Украине как конечному получателю придется платить ростовщические проценты. Даже не 12 процентов, как это было в прошлые сравнительно благополучные годы, а существенно больше. Сегодня с учетом всех повышенных рисков кредиты для Украины превратятся в ростовщическую удавку.

Нынешние отношения Фонда и Украины мне напоминают картину, когда один утопающий хватается за другого утопающего. Исход таких отношений очевиден.

ФБР США Предлагает украине решать ее финансовые дела

Ряд информационных агентств со ссылкой на пресс-службу Госдепа США сообщил на днях короткую новость: США направили на Украину группу сотрудников Федерального бюро расследований (ФБР), министерства юстиции и министерства финансов.

У Украины осталось два потенциальных источника пополнения пустой казны

Цель миссии, как официально заявлено, — оказание содействия властям Киева в возвращении украинских активов за рубежом. Украинскому правительству будет оказана помощь по вопросам «расследования и сбора доказательств, необходимых для возвращения украденных активов, находящихся за рубежом».

Помимо этого в сообщении Госдепа говорится, что «29 апреля США и Великобритания проведут многостороннюю встречу с участием украинских чиновников и их коллег из финансовых центров ключевых стран для координации усилий по поиску украденных активов». По мнению экспертов, во встрече примет участие Международный центр по возвращению активов (ICAR), базирующийся в Базеле.

Хотелось бы прокомментировать данную информацию. Вопрос о возвращении украденных активов уже не раз за последние два месяца обсуждался на различных американо-украинских встречах. Причем, судя по всему, данная тема инициировалась преимущественно американской, а не украинской стороной.

Возвращение активов в контексте нынешней ситуации на Украине и вокруг Украины — в первую очередь, не правовой вопрос (восстановление законности в стране и борьба с коррупцией). Это вопрос финансовый. Украина — на грани крупномасштабного дефолта, социальных взрывов и даже голода. Украине нужны деньги для того, чтобы национальная экономика не рухнула окончательно. Но и это не совсем точно. Вашингтон мало волнует, что будет с украинской экономикой и народом страны. Его волнует способность Украины погасить свои долги перед западными кредиторами. Для того, чтобы погашать старые долги Украина на протяжении многих лет набирала новые, наблюдался постоянный рост долговой пирамиды и долга. Прежде всего, внешнего. На данный момент внешний долг Украины уже оценивается в 145 млрд. долл. Сегодня новых кредитов никто на Западе Украине давать не желает. А те суммы, которые фигурируют в СМИ и которые исчисляются миллиардами долларов и евро, — не более, чем «вербальные интервенции» украинских политиков и западных чиновников из Госдепа США или Европейского Союза.

Есть явные признаки того, что скоро банковский сектор Украины рухнет. Национальный банк Украины на полном серьезе обсуждает вариант спасения коммерческих банков по «кипрскому варианту». То есть путем либо конфискации депозитов вкладчиков, либо «добровольно-принудительного» превращения вкладчиков в «инвесторов» («акционеров») банков. За счет данного ресурса нынешние власти Украины рассчитывают мобилизовать несколько миллиардов долларов. Однако даже такое откровенное ограбление может спасти лишь несколько банков, но оно не спасет страну от масштабного дефолта. Для этого нужны суммы, исчисляемые десятками миллиардов долларов.

По большому счету, для того, чтобы расплатиться по долгам перед внешними кредиторами у Украины остается всего лишь два собственных источника.

Первый — приватизация государственной собственности, включая природные ресурсы страны.

Второй — внешние активы Украины.

Вот американские ведомства в лице ФБР, министерства юстиции и министерства финансов и решили помочь Киеву задействовать второй источник.

Внешние активы Украины: верхняя и нижняя части айсберга

Внешние активы Украины складываются из нескольких компонентов. Прежде всего, это международные резервы Национального банка Украины. Они постоянно «таяли» с середины 2011 года (тогда они достигли рекордной планки в 38 млрд. долл.). Сегодня их уровень упал ниже 15 млрд. долл., этого запаса может не хватить на погашение взятых ранее государственных долгов и их обслуживание даже до конца текущего года. Есть еще частные внешние активы. Досконально известно (по платежному балансу Украины), что накопленные прямые частные инвестиции Украины за рубежом не дотягивают даже до 10 млрд. долл. Но это лишь прямые инвестиции. А еще есть портфельные инвестиции, займы, кредиты, средства на банковских счетах и наличная иностранная валюта. Всего, на конец прошлого года все виды зарубежных активов составляли более 140 млрд. долл. Как раз сумма, примерно равная величине совокупного внешнего долга Украины. Причем около 70 % активов приходилось на наличную валюту и средства на счетах в зарубежных банках — весьма ликвидную форму активов.

Однако официальные зарубежные частные активы Украины — лишь верхняя часть айсберга. Основная часть украинских активов за рубежом сформировалась в результате нелегального вывоза капитала. Это средства высших чиновников-коррупционеров и олигархов Украины. Они вообще не учтены в статистике платежного баланса НБУ.

В прошлом году украинские СМИ опубликовали рейтинг 100 самых богатых граждан Украины (Тор-100), составленный на основе достаточно скрупулезных оценок группы украинских экспертов. Так вот, активы 100 самых богатых украинцев в 2012 году достигли 130 миллиардов долларов США, что соответствовало 80 % ВВП страны. Публикации рейтингов сопровождались достаточно подробным описанием основных активов украинских олигархов. Бросается в глаза, что у многих олигархов в активах важное место занимают зарубежные предприятия, в которых они участвуют не как портфельные, а прямые инвесторы. Кое-какие данные попадают в открытые источники от Государственной налоговой службы Украины (ГНС), которая ведет реестр крупнейших налогоплательщиков страны и их зарубежных активов. Экспертные оценки по величине и структуре капитала и контролируемых активов участников Тор-100 и особенно Тор-10 показывают, что внешние активы большинства олигархов превышают внутренние. Но указанные оценки и рейтинги почти не учитывают средства на банковских счетах олигархов. Это уже абсолютная «тень», изучение которой доступно лишь на основе специальных методов, которые располагают правоохранительные органы и спецслужбы.

За последние годы выявлялись неучтенные активы украинских олигархов и чиновников в разных оффшорах. А. Яценюк в своем выступлении в Верховной Раде в конце февраля с. г. в запале разоблачений «режима» В. Януковича заявил, что за годы его президентства из страны было выведено в оффшоры 70 миллиардов долларов. Но о том, сколько было выведено при «режимах» В. Ющенко и Ю. Тимошенко, новоиспеченный премьер умолчал. По оценкам американского аналитического центра Tax Justice Network, за годы «незалежности» из Украины в оффшоры было выведено 167 миллиардов долларов. Заявленная сумма чуть меньше объема валового внутреннего продукта за 2012 год и заметно превышает величину совокупного внешнего долга страны. Вот на внешние активы как потенциальный ресурс решения финансово-экономических проблем Украины нацелилось нынешнее временное правительство и его зарубежные «покровители» из Вашингтона.

Алгоритм возвращения активов

Попробуем проанализировать международный опыт в области возвращения на родину зарубежных активов, которые создавались незаконными или даже преступными методами. В основном речь идет о странах «третьего мира», где уровень коррупции и казнокрадства зашкаливает. В мировой практике были попытки возврата денег известных диктаторов Саддама Хусейна, Муаммара Каддафи, Хосни Мубарака, Франсуа Дювалье, Роберта Мугабе и т. д. Формально операции по возвращению активов всегда инициировали пострадавшие страны, а Запад, как правило, поддерживал такие инициативы, оказывал посильное консультативно-информационное и юридическое содействие. Почти всегда кампании и операции подобного рода проходили под лозунгом: «Вернуть награбленные богатства народу».

Имеется определенный алгоритм действий в рамках подобного рода операций.

— Принятие пострадавшей страной законов, необходимых для проведения операции (операций) по возвращению активов, а также заключение необходимых соглашений с другими странами.

— Поиск и обнаружение зарубежных активов.

— «Замораживание» активов.

— Доказательство незаконного происхождения активов.

— Представление пострадавшей страной программы использования возвращаемых активов.

— Перевод активов (перечисление денег) в пострадавшую страну и реализация программы.

Так примерно выглядит последовательность действий в руководствах, разработанных Международным центром по возвращению активов (ICAR), Всемирным банком и другими организациями. На деле до последней фазы дело часто не доходит, либо операция по возвращению активов длится бесконечно долго. Отчасти это обусловлено тем, что действительно бывает сложно распутывать хитроумные схемы выведения активов из пострадавших стран и последующей легализации этих активов в других странах. Отчасти это связано с тем, что Запад, где находятся активы, заинтересован в максимально длительном «замораживании» активов, особенно если речь идет о банковских счетах. Об этой стороне вопроса почти ничего не говорится. А ведь «замороженные» средства, исчисляемые нередко миллиардами долларов, для банка, где находятся такие средства, является царским подарком. Любой банк только может мечтать о том, чтобы открываемыми счетами их клиенты не пользовались. В случае «заморозки» банки получают даже не срочные депозиты (деньги с таких счетов можно снимать лишь по истечении оговоренного срока), а бессрочные счета (деньги на счетах находятся бесконечно долго).

Но даже если специалисты представят необходимые доказательства преступного происхождения зарубежных активов, власти страны, где спрятаны такие активы, не бросятся немедленно «размораживать» активы и возвращать их «народу» обворованной страны. Логика рассуждений страны, «крышующей» незаконные активы, примерно такова: если мы вернем эти активы (деньги), они будут еще раз разворованы. Мы можем их передать пострадавшей стране лишь при наличии необходимого обоснования предполагаемых затрат и механизмов контроля целевого использования денег. Примерно такими формулировками пользуется дядя Сэм для того, что сохранять у себя наворованное.

Поможет ли Вашингтон вернуть зарубежные активы народу Украины?

Для того чтобы оценить вероятность возвращения на Украину хотя бы части тех 70 млрд. долларов, о которых недавно заявил Яценюк, полезно вспомнить истории с бывшим премьер-министром Украины Павлом Лазаренко. Он был арестован за границей, и уже много лет отбывает тюремный срок в США за «отмывание» денег. Федеральный суд США квалифицировал деньги, которые были обнаружены на счетах в банках различных стран, открытых прямо или опосредовано на Лазаренко как преступные, «грязные», т. к. они получены в результате коррупции. Оценки сумм таких «грязных» денег, выведенных Лазаренко, достигают 1 млрд. долл., но не по всем счетам еще доказано, что это деньги имеют отношение к бывшему премьер-министру или что эти деньги имеют преступное происхождение. Бесспорными (доказанными) на сегодняшний день являются суммы, равные 250 млн. долл. С момента задержания П. Лазаренко в США прошло уже 15 лет, но до сих пор Украина не получила ни одного доллара из арестованных средств бывшего премьер-министра. Эксперты по-разному объясняют этот странный факт. Некоторые говорят, что деньги уже перечислены в федеральный бюджет США, другие полагают, что они остаются в банках, но для их возвращения на Украину (даже после установления их происхождения) Киев должен начать специальные процедуры затребования этих денег, никакого автоматизма здесь быть не может. Что, мол, во всем виноват сам Киев, который палец о палец не ударил для того, чтобы получить сворованные деньги.

Несколько более оптимистично выглядит опыт сотрудничества с Вашингтоном другой бывшей союзной республики — Казахстана. Ему удалось выцарапать из США 84 млн. долл, при экспертных оценках незаконных активов казахского происхождения в США, исчисляемых многими миллиардами долларов. Как говорится, «гора родила мышь».

Интересную информацию для размышления дает также опыт Ливии. После свержения ее лидера М. Каддафи, началась широковещательная кампания по поиску в банках различных стран активов, принадлежащих лично Каддафи, а также его родственникам и ближайшему окружению. СМИ сообщают о различных «находках», которые в совокупности уже исчисляются даже не миллиардами, а десятками миллиардов долларов. Но в Ливию до сих пор не попал ни один цент. Ливийский прецедент интересен тем, что Вашингтон еще во время начала агрессии против Ливии громогласно заявил, что «активы диктатора должны быть возвращены народу». Когда активы были обнаружены, было заявлено, что ливийский народ задолжал Вашингтону немалые суммы, которые он потратил на установление демократии в этой стране. Речь идет о расходах Вашингтона на проведение военных операций, в ходе которых погибли тысячи мирных граждан Ливии. Некоторые эксперты уверены, что деньги Каддафи и других ливийских граждан просто перечисляются с банковских счетов в федеральный бюджет США.

С учетом имеющегося мирового опыта возвращения незаконных зарубежных активов в страны происхождения этих активов, можно предположить, что операция по выявлению зарубежных активов украинского происхождения вряд ли существенно поправит состояние государственного бюджета Украины. Можно предположить, что выявленные средства могут напрямую пойти на погашение долгов Украины перед западными кредиторами.

Как известно, ФБР — одна из многих спецслужб США. Сфера ее действия — преимущественно территория Соединенных Штатов. Нет сомнения, что ФБР обладает достаточно полной информацией о том, кто из украинских клептоманов имеет активы в Америке, в каких банках и в каких объемах. Поэтому долгой «раскачки» не будет. Можно ожидать, что Вашингтон быстро перейдет к третьему шагу описанного выше алгоритма («замораживание» активов).

И последнее. Недавний арест украинского олигарха Дмитрия Фирташа является «черной меткой» всей оффшорной аристократии Украины. Зарубежные счета Д. Фирташа арестованы на том основании, что лежащие на них деньги имеют преступное происхождение. И в дальнейшем они могут пойти на погашение долгов того же Фирташа перед западными банками. А если что-то еще останется, — на погашение государственных внешних долгов Украины перед МВФ и другими «приоритетными» кредиторами. «Народу Украины» вряд ли что-нибудь достанется. Некоторые эксперты справедливо замечают, что арест Д. Фирташа и его зарубежных активов для украинских олигархов и чиновников-коррупционеров стало событием, гораздо более значимым и волнительным, чем даже отделение Крыма от Украины.

Глава 3. События на Украине и санкции запада против России

Банковская война против России: насколько это реально?

Одной из постоянных тем мировых СМИ в течение многих месяцев остается тема экономических санкций Запада против России.

Об экономических санкциях и банковской войне

В разгар «шпионского скандала» с участием американского гражданина Эдварда Сноудена летом 2013 года Белый дом и Капитолий оказывали на нас давление, требуя выдать Америке этого важного носителя всяческих секретов. Угрожая всевозможными санкциями. Затем осенью того же года — Сирия. Четыре американских сенатора опять требовали наказать Россию за принципиальную позицию в связи с неприкрытой военной агрессией против этой страны. Они конкретно требовали заморозить счета и блокировать международные расчеты несколько наших ведущих банков, которые обслуживали сделки с «неугодными» Вашингтону странами Ближнего и Среднего Востока. Наконец, — события на Украине и в Крыму. И опять угрозы экономических санкций. Диапазон предложений очень широкий — от «точечных» санкций против отдельных чиновников (замораживание счетов в зарубежных банках) до сворачивания торговли и ареста международных резервов Российской Федерации. А бывший председатель Федеральной резервной системы А. Гринспен на днях предложил даже задействовать такое оружие экономической войны против России, как дестабилизация ее финансового (фондового) рынка (учитывая, что большая часть операций на фондовом рынке осуществляется нерезидентами).

Кроме того обсуждаются такие меры, как замораживание зарубежных активов банковской системы России и блокирование международных расчетов российских банков. Эти два вида санкций называется «банковской войной». Насколько банковская война опасна для России и насколько вероятно ее развязывание Западом? На первый вопрос можно ответить однозначно: опасна и разрушительна. А на второй вопрос можно ответить так: вероятность невелика. Потому что для США и Запада она может оказаться не менее разрушительной, несмотря на кажущуюся несопоставимость масштабов банковских систем двух стран. Этот вывод, естественно, предполагает, что решения в Вашингтоне принимают адекватные люди. Сегодня банковская война между США и Россией несколько напоминает возможный обмен ракетно-ядерными ударами. После такого обмена, как можно догадаться, победителей не будет.

Банковская война через призму международной инвестиционной позиции РФ

Исход банковской войны против Российской Федерации зависит от многих обстоятельств. Но, прежде всего, следует обратить внимание на международную инвестиционную позицию банковского сектора (МИПБС) России. Такой показатель рассчитывается и публикуется центральными банками многих стран (кстати, по настоятельной рекомендации Международного валютного фонда). Он показывает соотношение зарубежных активов банков данной страны и активов зарубежных банков в экономике данной страны. Показатель МИПБС является составной частью общего показателя международной инвестиционной позиции страны, который показывает соотношение зарубежных активов страны и иностранных активов в экономике страны. Показатель МИПБС Банк России разрабатывает и публикует на регулярной основе (ежеквартально) с начала прошлого десятилетия. Последние данные о МИПБС России (на 1 октября 2013 года) приведены ниже.

Как видно, активы наших банков за рубежом меньше, чем активы иностранных банков в России на 8,65 млрд. долл. То есть в первом приближении нам не стоит бояться банковской войны, которая может быть объявлены Вашингтоном. Но это слишком грубая прикидка, многое будет зависеть от двух факторов:

— какие страны (кроме США) могут участвовать в банковской войне против России;

— по каким видам активов российских банков США будут наносить удары.


Табл. 1.3. Международная инвестиционная позиция банковского сектора экономики РФ на 1 октября 2013 г. (млрд. долл.).


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Согласно данным Банка России, 80 % зарубежных активов российских банков сосредоточено в восьми странах. Кроме Соединенных Штатов в эту группу входят: Великобритания, Германия, Кипр, Голландия, Швейцария, Франция, Италия. Наибольшая часть самых ликвидных зарубежных активов российских банков (депозиты, кредиты, корсчета, наличная валюта) приходится не на США, как многие считают, а на Великобританию. На США, поданным Банка России, приходится лишь 13,6 % зарубежных активов российских банков, а на Великобританию — 26,4 %. Таким образом, если Вашингтон не заручится поддержкой Лондона, то вряд ли тотальная банковская война против России будет вообще объявлена. А Великобритания, как мы видим, явно не желает присоединяться к авантюре Вашингтона.

Надо иметь в виду, что на протяжении предыдущих десятилетий организации санкций Вашингтоном против банков других стран, применялись лишь санкции по замораживанию депозитов и текущих счетов банков, открытых в банках США и стран-союзниц. Как правило, на такие виды зарубежных активов как прямые инвестиции, портфельные инвестиции, ссуды и займы санкции Вашингтона не распространялись. По статье «текущие счета и депозиты» чистая инвестиционная позиция банковского сектора очень выигрышна для России, она составляет минус 57 млрд. долл. То есть наши противники будут иметь чистый проигрыш именно на такую сумму.

Мнение агентства Bloomberg

Вот и агентство Bloomberg в редакционной статье 7 марта сообщает, что американские и европейские банки могут пострадать от возможных финансовых санкций против России. Ранее США и ЕС объявили о готовящихся визовых санкциях в отношении России, включая запрет США на въезд неназванных российских чиновников и решение ЕС приостановить диалог с Россией по упрощению визового режима. Впрочем, представители администрации США заявляли, что не исключают санкций в банковской сфере, включая замораживание счетов российских физических и юридических лиц в иностранных банках. При этом Bloomberg ссылается на данные Банка международных расчетов (БМР), согласно которым (по состоянию на сентябрь 2013 года) российские юридические и физические лица хранят 160 миллиардов долларов в банках 44 стран. Если эти активы будут заморожены, Россия может ответить, отказавшись от собственных обязательств перед зарубежными банками. На тот же момент времени вложения иностранных банков в российскую экономику составляли на сентябрь 2013 года 242 миллиарда долларов (данные БМР по 24 странам). «В результате американские и европейские банки будут среди тех, кого более всего затронут финансовые санкции», — отмечается в публикации Bloomberg. Как считают эксперты агентства, больше всего в этом случае пострадают банки Франции (более 50 миллиардов долларов вложений в Россию) и США (более 35 миллиардов долларов), следом за ними в списке идут Италия, Германия и Великобритания. Цифры, взятые агентством Bloomberg из базы данных БМР, отличаются от цифр, приведенных нами выше в таблице (причины этих различий — отдельный разговор). Однако общий вывод Bloomberg совпадает с нашим заключением: Западу накладно начинать банковскую войну с Россией. Кстати, примерно об этом же говорил на днях советник Президента РФ С. Ю. Глазьев. Напомним, что в случае замораживания международных резервов и зарубежных банковских активов Российской Федерации он предложил прекратить выполнение наших обязательств по зарубежным займам и кредитам.

Международные расчеты России: реальна ли их блокировка?

Теперь о другой возможной форме банковской войны — блокировании международных расчетов банков. Одним из важных элементов современной международной системы расчетов является система SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications) — Сообщество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций (по-русски произносится СВИФТ). Система основана в 1973; соучредителями выступили 239 банков из 15 стран. SWIFT — кооперативное общество, созданное по бельгийскому законодательству, принадлежащее его членам — более чем 9000 банкам из 209 стран (2010 год). Главный офис расположен в Брюсселе. В настоящий момент членами SWIFT являются более 10 000 организаций, в том числе около 1000 корпораций. Ежегодно через SWIFT проходит 2,5 млрд. платежных поручений, а суточные транзакции (платежные поручения) составляют сумму около 6 трлн. долл.

После событий 11 сентября 2001 ЦРУ и Министерство финансов США получили доступ к финансовой информации сети SWIFT с целью отслеживания возможных финансовых транзакций террористов. Вашингтон пытался даже блокировать операции отдельных банков, проходивших через SWIFT. Однако следует иметь в виду, что SWIFT — частная структура, причем даже не американская. В последние годы Вашингтону становится все труднее вмешиваться в деятельность этой организации.

Правда, ему удалось добиться отключения иранских банков от SWIFT в 2012 г. Иран сумел загодя подготовиться к этому событию (SWIFT предупредил о предстоящем отключении за несколько месяцев). Был создан прецедент. Правда, не понятно, с каким знаком следует его оценивать. Ведь иранские банки научились обходиться без SWIFT, пользуясь услугами банков-посредников. Конечно, получается несколько дороже и дольше, чем раньше, но не смертельно. При этом Иран одновременно отказался от использования доллара. Думаем, что прецедент для Вашингтона со знаком минус.

Пользователями SWIFT в настоящее время являются более 600 российских банков. По количеству пользователей SWIFT Россия занимает 2 место после США (хотя по объему передаваемых сообщений находится где-то в конце первой десятки). Известное российское издание CNews опросило российских банкиров о рисках и вероятности применения Западом санкций (в том числе блокировки международных расчетов) в связи с событиями на Украине. Респонденты считают, что напрямую повлиять на ограничение работы SWIFT в России США не могут, т. к. штаб-квартира сообщества располагается в Бельгии. В отключение российских банков от SWIFT эксперты, опрошенные CNews, не верят: это не выгодно ни самой SWIFT, ни крупным западным корпорациям, работающим в России, которые лишатся возможности выводить деньги.

В случае, если это все же произойдет, банки смогут перейти на корсчета партнеров в Европе и США, и обходить запрет через TARGET, SEPA и другие системы, находящиеся за пределами юрисдикции США. К тому же это будет дополнительным стимулом для отказа от использования доллара в международных сделках и расчетах.

Об Украине и экономических санкциях против России

В последние дни, в связи с событиями на Украине, на Западе все чаще стали раздаваться призывы введения санкций против России. Мол, Россия оказывает «давление» на своего соседа и вмешивается во внутренние дела «суверенной» Украины.

Реакция Запада на решение Совета Федерации РФ от 1 марта 2014 г.

Отдельные призывы превратились в настоящий хор после того, как Совет Федерации Российской Федерации 1 марта с. г. единогласно проголосовал за предоставление Президенту РФ права использовать вооруженные силы для предотвращения разгула бандитизма и защиты русскоязычного населения в братской стране.

Так, информационное агентство АР сообщило 2 марта, что госсекретарь США Джон Керри осудил стремление России вмешаться в события на Украине, назвав действия Москвы «невероятным актом агрессии». По словам главы Госдепа, он обсудил с рядом иностранных коллег события на Украине, и его собеседники выразили готовность добиться изоляции России в этом вопросе. «Он (Дж. Керри — В. К.) также обсуждает возможность визовых ограничений, замораживания активов и ограничений в инвестициях», — сообщает АР, не уточняя, против кого именно, по мнению Дж. Керри, они должны быть введены.

3 марта информационные агентства сообщили о том, что Запад сделал еще один шаг в сторону обострения отношений с Россией. Семь ведущих стран Запада (Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания и США) приостанавливают подготовку к саммиту «Большой восьмерки» в Сочи. Как известно, на 2014 г. Россия была определена председателем этой группы. В совместном заявлении «Семерки», распространенным Белым домом, говорится, что эти страны замораживают участие в процессах подготовки к запланированному на июнь саммиту, пока ситуация на Украине не вернется к точке, в которой «Большая восьмерка» может начать дискуссию по существу.

Более того, Запад решил действовать по принципу «разделяй и властвуй». Страны «Семерки» заявили также, что поддерживают суверенитет и территориальную целостность Украины и приветствуют возобновившиеся контакты Украины с МВФ. И даже пообещали начать переговоры о предоставлении иных «пакетов помощи» на двух- и многосторонней основе. И это, между прочим, всего месяц спустя после того, как Запад грозил Украине различными экономическими санкциями после отказа страны стать «ассоциированным членом» Европейского Союза.

И вот теперь угрозы санкций в адрес России. Экономические санкции — самый, пожалуй, распространенный инструмент давления Запада на страны, которые пытаются проводить самостоятельный экономический и политический курс. По некоторым оценкам, Запад применяет экономические санкции против стран и территорий, в которых проживает, по крайней мере, половина населения планеты.

Экономические санкции — нам это хорошо известно

Надо сказать, что России не привыкать выслушивать угрозы о введении экономических санкций. Достаточно вспомнить военный конфликт между Россией и Грузией в августе 2008 года. Тогда также обсуждался вопрос о введении экономических санкций против нашей страны, но решение так и не было принято. Кстати, отчасти, потому, что Россия действовала тогда быстро, пыль военного конфликта улеглась быстрее, чем Запад успел о чем-либо договориться.

Следующий порыв ввести против нас экономические санкции Запад продемонстрировал летом прошлого года, когда возник так называемый «шпионский скандал» с участием американского гражданина Эдварда Сноудена. Нам тогда ряд конгрессменов США выставил ультиматум: «Выдайте нам Сноудена или мы объявим России санкции». Сноуден остался в Москве, а санкции не были введены.

Наконец, осенью 2013 года обострилась ситуация вокруг Сирии, Россия однозначно выступила в защиту этого ближневосточного государства. В октябре появилось письмо четырех американских сенаторов, адресованное главе американского Минфина Джейкобу Лью. Сенаторы призвали администрацию США ввести санкции в отношении крупнейших российских банков, которые, по их утверждению, помогают финансировать деятельность сирийских властей. По сути, данное письмо — прямой призыв к конфронтации на уровне государств, официальному объявлению Соединенными Штатами экономической войны против Российской Федерации.

Это лишь последние примеры, относящиеся к Российской Федерации. А если взять семидесятилетнюю историю СССР, то трудно припомнить, когда против нас не организовывали бойкотов, эмбарго, санкций. Можно говорить о «перманентной» «экономической войне» против СССР, который противостоял планам Финансового интернационала превратить нашу страну в колонию и сырьевой придаток западной «цивилизации».

Конечно, некоторые «отмороженные» политики Запада типа американского сенатора Джона Маккейна, закусив удила, добиваются полной экономической блокады России. Причем события в Осетии в 2008 году, вокруг Сирии в 2013 году или вялотекущая история под названием «Дело Магницкого» — лишь поводы. Такие политики будут требовать санкций до тех пор, пока Россия будет проявлять хотя бы малейшие признаки самостоятельного курса, не только идущего вразрез с курсом Вашингтона, но даже лишь немного от него отклоняющегося.

Экономические санкции — «палка о двух концах»

Более тонкие политики на Западе понимают, что экономические санкции — «палка о двух концах». Этой палкой они могут нанести удар не только по стране-объекту санкций, но и по самим организаторам санкций. И речь идет даже не о суммах контрактов, которых лишаются компании страны-организатора санкций. Такие убытки — сущий пустяк. Главное, что санкции стимулируют экономическое развитие стран, против которых направлены санкции. Некоторые западные историки, между прочим, обращают внимание на такой интересный парадокс: сталинская индустриализация 1930-х гг. в значительно степени была спровоцирована именно постоянными кампаниями Запада против Советского Союза. Торговые и кредитные блокады продолжались на протяжении десятилетия после революции, что окончательно и предопределило решение Сталина начать индустриализацию. Между прочим, санкции и блокады в отношении СССР действовали и в 1930-е гг. Тем не менее, за период 1929–1940 гг. в стране было построено 9000 предприятий. Не было бы такого экономического потенциала, мы не смогли выстоять во Второй мировой войне.

Другим примером того, как санкции возвращаются «бумерангом» к их организаторам, является Иран. Вашингтон с 1979 года оказывает экономическое давление на эту страну, используя такие методы, как замораживание валютных резервов в западных банках, запреты своим банкам на осуществление расчетов с банками Ирана, прекращение поставок в Иран машин и оборудования, потребительских товаров, включая Продовольствие и медикаменты. Наконец, Вашингтон оказал давление на своих европейских союзников и запретил им закупать нефть у Ирана. Конечно, Ирану приходится не просто. Но он стоит уже 35 лет, и сдаваться не собирается. А вот Вашингтон волнуется. Ему есть о чем волноваться: сам того не желая, он создал нехороший прецедент. Иран научился обходиться без американских долларов и обходить западные санкции, прибегая к бартерным схемам, национальным валютам своих торговых партнеров (юань, рубль, рупия), золото. А сделки он заключает с так называемыми «черными рыцарями» — небольшими компаниями разных стран, которые выступают в качестве посредников и санкций не боятся.

«Не так страшен черт…»

И нам также бояться не следует. Тем более что Россия — не Иран. Мы — страна, располагающая всем необходимым для создания мощной экономики, оборонного потенциала и удовлетворения всех жизненно необходимых потребностей человека. Как говорится: «не так страшен черт, как его малюют». Думаю, что инициаторов объявления бойкота России следует даже благодарить, поскольку они, сами того не желая, подталкивают нас к созданию независимой и сильной экономики.

Замораживание наших международных резервов? — Неприятно, но нам надо давно уже уяснить, что такие резервы в той мировой финансовой системе, которую создал Финансовый интернационал, являются иллюзией денег. Стране, которая их накапливает, их нельзя использовать как классическое платежное средство. Санкции лишь позволят нам быстрее избавиться от подобных иллюзий и приступить к созданию суверенной денежно-кредитной системы и системы международных расчетов, которая не контролировалась бы Соединенными Штатами. Именно с таким предложением выступил советник Президента РФ С. Ю. Глазьев.

Бойкот саммита «Большой восьмерки» в Сочи? — Так ведь мы никогда и не были полноценными членами «клуба избранных». Все серьезные вопросы и раньше обсуждались в рамках «семерки», а у России был лишь «приставной стульчик». Ликвидация «восьмерки» и переход Запада к прежнему режиму работу в формате «семерки» лишь ускорит избавление нас от иллюзий, что Запад нас признает.

Торговый бойкот? — Так ведь у нас на сегодняшний день в экспорте преобладают лишь два товара — нефть и природный газ. От природного газа Европа вряд ли откажется. А с продажей нефти также проблем не будет. Тем более что у нас под боком такая страна как Китай, которая давно уже просит увеличить поставки энергоносителей. А уж с импортом тем более проблем не будет. Будем осуществлять закупки всего необходимого через «черных рыцарей», которые наперебой предлагают свои услуги. Но думаю, что «черные рыцари» — лишь на первое время. Если бойкот будет действительно введен, то у нас появится мощный стимул заняться созданием импортозамещающих производств. Т. е. индустриализацией.

Санкции со стороны Совбеза ООН? — Так ведь мы сами состоим в этом Совбезе, при необходимости можем заблокировать неудобные нам решения. Кстати, последнее время нам в Совбезе помогает Китай. При обсуждении вопросов по Сирии мы с ним очень успешно блокировались.

Исключение нас из ВТО? — Да, да. Такие страшные призывы также раздаются из Вашингтона. Так это же настоящий подарок для России! Сегодня даже г-н Мордашев (владелец «Северстали»), который был главным лоббистом по втягиванию России в эту организацию, вдруг прозрел и понял, что от членства в ВТО его металлургическому бизнесу светят одни убытки. А исключение нас из ВТО даст шанс возрождению отечественного сельского хозяйства (не до конца еще добитого). А без него никакой продовольственной безопасности в России быть не может.

Экономические санкции и новая «перестройка»

Пожалуй, единственной опасной для нас формой санкций может стать «замораживание» (или даже угроза «замораживания») счетов и других активов наших олигархов за границей. Вспомним, что совсем недавно такие угрозы со стороны Запада прозвучали в адрес украинских олигархов. Где-то в январе Виктория Нуланд, представительница Госдепа США, устроила прямо в Киеве выволочку первому олигарху Украины Р. Ахметову и потребовала от него конкретных действий по наведению порядка в стране.

Вернее беспорядка, т. е. организации хаоса на Майдане. После этих угроз эти олигархи вспомнили, кто в доме хозяин, и начали действовать четко по командам своих заокеанских хозяев. Сегодня есть достаточно доказательств того, что украинские олигархи «спонсировали» недавние события на Майдане. Но на этом их миссия не заканчивается. Теперь они выполняют задание Вашингтона по распространению «завоеваний Майдана» на всю Украину. Некоторые из них не ограничиваются финансовым участием в укреплении нового режима, но и заняли должности в аппарате этого режима. Российская «оффшорная аристократия» может вести себя в подобных ситуациях точно также как и украинская. Для национальной безопасности любой страны такая «оффшорная аристократия» страшнее, чем ЦРУ, МИ-6 и Моссад вместе взятые.

Итак, какие выводы можно сделать?

1. Исключать экономических санкций Запада против России в связи с событиями на Украине нельзя. Хотя эти санкции являются обоюдоострым оружием, надо принимать во внимание растущее безрассудство правящих кругов США, выступающих «драйвером» экономической войны против России.

2. Воспринимать экономические санкции как трагедию не стоит. Скорее, их надо рассматривать как мощный импульс для перехода страны на рельсы суверенного социально-экономического развития.

3. К экономическим санкциям надо готовиться. Кстати, Совет Федерации уже готовит проект закона, наделяющий Президента РФ правами проводить конфискацию имущества, активов и счетов американских и европейских компаний в случае, если Запад объявит об экономических санкциях против РФ.

4. Приоритетным направлением такой подготовки должно стать также требование к нашим олигархам провести в кратчайшие сроки возвращение своих зарубежных активов в Россию. Впрочем, не исключается использование и других способов обезвреживания нашей «оффшорной аристократии». Но все это надо делать быстро, чтобы упомянутая «аристократия» не организовала в Москве российский вариант «Майдана».

По большому счету, санкции со стороны Запада подталкивают нас к капитальной «перестройке» всей нашей жизни. Но не к той горбачевской «перестройке», которая и породила сегодняшнюю трагедию на Украине и всем постсоветском пространстве, а перестройке, нацеленной на создание экономически и политически независимой России.

«Наш ответ Чемберлену». О санкциях России против Запада

Об инициативе сенатора А. Клишаса

Вчера глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас заявил о том, что в верхней палате нашего парламента готовится законопроект, предусматривающий конфискацию имущества, активов и счетов иностранных компаний. Он заявил, что это будет нашим ответом на угрозы Запада ввести экономические санкции против России. Так сказать, «наш ответ Чемберлену» (напомню, что этот лозунг появился в феврале 1927 года в советской прессе в ответ на ноту британского правительства, подписанную премьер-министром О. Чемберленом). Документ, как пояснил сенатор, предусматривает не непосредственное замораживание активов, а лишь предоставит президенту и правительству полномочия по такому замораживанию. Далее Клишас в интервью корреспонденту РБУ пояснил, что «если нагнетания темы санкций не будет, то проект закона может быть отложен на неопределенный срок».

Инициатива сенатора породила в СМИ большое количество комментариев самого разного характера — от восторженно-позитивных откликов до скептических и даже язвительных оценок. Не смог пройти мимо заявления Клишаса и я. Свое отношение к законопроекту сенатора я бы выразил в трех фразах: «Лучше поздно, чем никогда», «Необходимо, но недостаточно», «Лучше делать, чем говорить».

Конечно, полномочия по введению экономических санкций против других государств следовало бы предоставить Президенту Российской Федерации и Правительству давно. Может быть, их следовало бы даже зафиксировать в Конституции РФ. Ведь в сегодняшнем мире экономические санкции становятся важнейшим инструментом внешней политики стран Запада. Даже более важным, чем использование вооруженных сил (или угрозы их использования). Особенно активно этим инструментом пользуются две страны — США и Великобритания. Там существует достаточно детальная проработка вопросов, относящихся к принятию решений о введении экономических санкций и ответственности за неисполнение этих решений. В тех же Соединенных Штатах некоторые виды санкций имеет право вводить президент, некоторые — конгресс. Интересно, что полномочия по введению экономических санкций против иностранных государств имеют даже отдельные штаты, и они этим правом активно пользуются. На сегодняшний день Соединенными Штатами и их союзниками введены те или иные санкции против десятков стран мира, в которых, по оценкам экспертов, проживает не менее половины населения планеты. А для России этот инструмент крайне актуален. Взять хотя бы проблему наших соотечественников в ближнем зарубежье. Не только на Украине, но и в прибалтийских государствах, Молдове, Грузии и др. Мы, конечно, используем иногда какие-то рычаги давления на наших соседей, когда они начинают притеснять наших соотечественников. Но все это на достаточно кустарном уровне. И эпизодически, бессистемно. Как правило, через Роспотребнадзор, которому дается задание найти какой-то криминал в товарах, поступающих к нам по импорту. Пусть этот рычаг остается, но его явно недостаточно. Особенно для такой страны, как Россия, которая является крупнейшим на евразийском континенте экспортером нефти и газа. А также обеспечивает Европе миллионы рабочих мест.

Спасибо, что Клишас впервые поднял проблему правового обоснования использования Россией инструмента экономических санкций. Но, сказав «А», сенатор неожиданно испугался, а вместо ожидаемого от него «Б», он тут же пошел на попятную. Напомню его слова: «Если нагнетания темы санкций не будет, то проект закона может быть отложен на неопределенный срок». Почему? — Нам этот закон был нужен еще двадцать лет назад. К войне (в том числе экономической) надо готовиться заранее, а не тогда, когда она уже идет. Представим себе, что у президента России не было бы статуса главнокомандующего, а разработчики конституции стали бы говорить, что такие полномочия ему может предоставить парламент страны лишь после начала войны. Между прочим, глобальной «горячей» войны сегодня (слава Богу!) нет. А вот глобальная экономическая война идет. Неужели с высоты верхней палаты нашего парламента этого не видно?

А если наш парламент все-таки примет предложенный Клишасом закон, то, конечно же, его будет недостаточно для того, чтобы эффективно противодействовать нашим «партнерам», которых в контексте глобальной экономической войны смело можно назвать нашими врагами. Нужен целый комплекс мер, легализация которых потребует принятия новых законов, поправок к действующим законам, президентских указов, подзаконных актов. Назову наиболее приоритетные шаги.

Наши позиции в «экономической войне»

Чтобы был понятен их смысл, приведу таблицу, которая показывает соотношение наших зарубежных активов и наших обязательств перед иностранцами (это называется «международной инвестиционной позицией» страны).

Из приведенной таблицы видно, что наши зарубежные активы превышают наши обязательства перед нерезидентами (иностранными государствами, банками, компаниями). Чистая инвестиционная позиция России, согласно принятой Международным валютным фондом методологии, равняется 153,5 млрд. долл. Что это означает? Представим, что Запад начинает с нами экономическую войну «до последнего», при этом мы полностью «уничтожаем» их активы (в таблице они отражены как «обязательства перед иностранцами»), а они «уничтожают» наши зарубежные активы. При таком сценарии наши чистые потери составят 153,5 млрд. долл. На самом деле наши чистые потери будут меньше, потому что в зарубежные активы включено монетарное золото, которое физически находится на территории Российской Федерации (в отличие от золота многих других стран, которые хранят его в США). То есть конфисковать золото наш противник не может. С учетом этого обстоятельства чистые потери России в «экономической войне» составят 102,5 млрд. долл.


Табл. 2.3. Международная инвестиционная позиция Российской Федерации на 01.01.2013 (млрд. долл.). Источник: данные Банка России.


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

По всем видам частных инвестиций (прямые, портфельные и прочие) чистый выигрыш будет на нашей стороне. Особенно большие потери противник понесет по такой позиции, как портфельные инвестиции (это инвестиции в различные ценные бумаги). В целом по всем видам частных инвестиций мы будем иметь чистый выигрыш в размере 384,2 млрд. долл. А вот «ахиллесовой пятой» России в «экономической войне» будут ее международные резервы. Это зарубежные активы наших денежных властей в лице Банка России и Минфина России. На протяжении многих лет эти две организации активно работали на нашего противника в «экономической войне», целенаправленно снижая экономическую безопасность России. Приведенная картинка имеет очень общий характер, имеется множество тонких нюансов, о которых я в этом коротком материале не имею возможности сказать.

Неотложные меры по подготовке России к «экономической войне»

Тем не менее, даже эта простая картинка подсказывает, какие меры необходимо принимать для того, чтобы вести эффективную борьбу с противником в рамках «экономической войны». Вот краткий перечень этих мер.

1. Быстрое сокращение объемов международных валютных резервов Российской Федерации. Это очень непростая задача, поскольку противник уже давно создал систему противодействия на случай, если та или иная страна начинает сбрасывать большие количества своих валютных резервов. Впрочем, Китай, у которого, как известно, самые большие валютные резервы, накопил определенный опыт такого сброса.

2. Быстрое сокращение объемов международных валютных резервов будет фактически означать демонтаж нынешней модели денежной эмиссии, завязанной на валютные резервы. Таким образом, потребуется коренная перестройка работы центрального банка, его переориентация с кредитования западных экономик на кредитование экономики Российской Федерации.

3. Какой-то объем международных резервов стране все-таки необходим. Но его надо рассматривать не как обеспечение денежной рублевой эмиссии, а как стратегический ресурс на случай войны (не только экономической, но также «горячей»). Эти резервы следует перевести полностью в монетарное золото. Всю добычу «желтого металла» на территории Российской Федерации направлять на пополнение золотого резерва.

4. Сворачивание частных инвестиций российских организаций и компаний за рубежом. Репатриация зарубежных частных активов в Россию. В частности, принятие президентского указа (или закона), требующего перерегистрацию оффшорных компаний российского происхождения в юрисдикцию Российской Федерации. Отвести для этого срок не более 3 месяцев. В случае невыполнения этого требования проведение национализации физических активов указанных оффшорных компаний, находящихся на территории РФ.

5. Введение запретов на свободное трансграничное движение капитала. Фактически восстановление в полном объеме Закона о валютном регулировании и валютном контроле (внесенные в него поправки в середине прошлого десятилетия фактически ликвидировали все барьеры для трансграничного перемещения капитала).

По поводу последнего пункта хотел бы сказать, что перекрытие границы для капитала должно быть произведено быстро и без каких-либо предварительных обсуждений. То, что предложил сенатор Клишас, нам нужно. Но, судя по всему, сенатор не очень понимает, как устроена мировая экономика и международные финансы. Своим громогласным объявлением о возможном (только возможном!) принятии закона о конфискации активов и иного имущества нерезидентов он только насторожил иностранных инвесторов. Большая часть так называемых «иностранных инвесторов» — банальные спекулянты, которые работают только с ликвидными активами и инструментами. После заявлений Клишаса они быстро упакуют свои чемоданы с валютой и под покров ночи покинут эту «дикую», «нецивилизованную» страну. При этом еще напоследок громко хлопнув дверью, а именно — обвалив наш рубль. К сожалению, наши «народные избранники» имеют очень смутное представление о том, что такое «экономическая война». В ней, как и в обычной войне, выигрывает тот, кто придерживается принципа секретности и внезапности.

Валютный исход России из Америки. Об экономических санкциях Вашингтона против России и наших мерах противодействия

Тема экономических санкций Запада против России в связи с событиями на Украине и в Крыму — одна из ключевых в мировых и российских СМИ.

Экономические санкции как инструмент внешней политики Запада

Санкции — излюбленное средство внешней политики Вашингтона. Оно сегодня используется даже чаще, чем традиционное дипломатическое давление, операции спецслужб, военные действия или угроза применения оружия. По значимости во внешней политике Запада с экономическими санкциями сопоставимы лишь средства информационной войны. Спектр экономических санкций очень широк — от контроля над экспортом высокотехнологичных товаров до полных торговых блокад неугодных стран. Причем блокируется как экспорт, так и импорт страны. В дополнение к торгово-экономическим санкциям применяются также финансово-банковские санкции: замораживание золотовалютных резервов центральных банков и казначейств неугодных стран, аресты счетов физических и юридических лиц, блокирование международных расчетов. Финансово-банковские санкции могут быть как тотальными (как например, замораживание золотовалютных резервов), так и «точечными», когда санкции применяются в отношении отдельных физических и юридических лиц, занесенных в разные «черные» списки. Для повышения эффективности экономических санкций Вашингтон подключает в «добровольно-принудительном порядке» участвовать в них своих союзников. Наиболее часто с Вашингтоном блокируется Лондон, хотя последнее время Вашингтону почти всегда удается подключить к своим санкциям Брюссель (Европейский Союз). С одной стороны Запад постоянно твердит о необходимости создания зон свободной торговли и даже превращении всего мира в единую зону свободной торговли, с другой стороны, своими санкциями он фактически блокирует эту свободную торговлю. По некоторым оценкам, те или санкции Запад применяет против стран с населением, составляющим, по крайне мере, половину жителей Земли. Не успели Россию втянуть во Всемирную торговую организацию, как ей стали угрожать экономическими санкциями — как торговыми, так и финансово-банковскими. Летом 2013 года в связи с так называемым «шпионским скандалом» Вашингтон требовал у России выдачи Эдварда Сноудена, угрожая экономическими санкциями. В конце сентября 2013 года четыре сенатора США обратились к своему министру финансов с требованием заблокировать счета ведущих российских банков (ВТБ, «Газпромбанк», «Сбербанк»), подозреваемых в осуществлении расчетов с банками Ирана, Сирии и других «недемократических» стран Ближнего и Среднего Востока. Слава Богу, у министра финансов США хватило благоразумия не реагировать на такие провокационные призывы. Уже не приходится говорить о «точечных» санкциях, которые связываются с так называемым «списком Магницкого». Но все это были дальние раскаты грома.

Еще не санкции, а только их угроза: влияние на российскую экономику

Сегодня может начаться гроза. Вашингтон готовится объявить санкции против России по широкому фронту. Пока он их еще не объявил, но участники рынков действуют так, как будто бы санкции уже вошли в силу.

Во-первых, происходит ускоренный исход иностранного (а отчасти и российского) капитала из России. Мы это чувствуем по падению валютного курса рубля. Можно сказать, что Банк России каждую неделю выкидывает на валютный рынок из своих резервов по несколько миллиардов долларов для поддержания российской денежной единицы. А можно это интерпретировать и так: инвесторы «загружаются» валютой для того, чтобы выйти из опасной зоны, которая в любой момент может быть заблокирована Западом. По оценкам бывшего министра финансов А. Кудрина, украинские события вызвали исход капитала из России, который может составить 50 млрд. долл, в расчете на квартал. Впрочем, я думаю, что все те инвесторы, которые опасаются санкций, уйдут из страны в сроки гораздо более короткие, чем один квартал, а общая утечка капитала еще до начала мая намного превысит сумму, названную бывшим министром.

Во-вторых, происходит изъятие российскими банками и корпорациями своих средств со счетов тех банков, которые находятся в зоне непосредственного влияния Вашингтона. Возвращаются ли эти деньги в Россию или уходят в какие-то безопасные зарубежные «гавани», сказать пока сложно, поскольку Банк России еще не опубликовал свежих статистических данных по платежному балансу. Происходит также переброска нефинансовых активов из США и стран Запада в другие, более безопасные зоны. Например, российский миллиардер А. Усманов изъял свои акции и паи из американской компании Apple и некоторых других и перебросил их в китайскую экономику, а частично вернул в Россию.

В-третьих, практически полностью прекратился процесс предоставления новых иностранных кредитов российским банкам и компаниям. Более того, по некоторым видам кредитов (так называемым «онкольным») западные кредиторы стали требовать досрочного погашения.

В-четвертых, фондовый рынок России прореагировал на украинские события снижением котировок акций и облигаций российских эмитентов. Доходность государственных валютных облигаций (ОВГЗ) России со сроком погашения в 10 лет достигли 14 марта на вторичном рынке уровня 9,7 %. Для сравнения: в январе 2014 г. она была менее 8 %. Десяток самых богатых людей в России во главе с миллиардером Алишером Усмановым потеряли 6,6 млрд. долл, в активах на прошлой неделе, по оценкам, опубликованным в пятницу исследовательской компанией Wealth-X. Акции российских компаний потеряли 20 % своей стоимости с начала этого года до начала марта, дальнейшее падение продолжается под влиянием слухов о готовящихся санкциях.

«Пятая колонна» и экономические санкции

События на Украине дают нам некоторую подсказку, чего можно ждать от наших «друзей» в ближайшее время. Я имею в виду события в тот короткий период, который продолжался от отказа Украины присоединиться на правах ассоциированного члена к ЕС до политического переворота, организованного Майданом в феврале 2014 года. Вашингтон главный упор тогда сделал на «точечные» санкции против ряда чиновников и олигархов Украины. «Пятая колонна», оказавшись под «дамокловым мечом» персональных санкций (прежде всего, арест зарубежных активов), начала землю рыть носом. Именно украинские олигархии профинансировали все акции на Майдане и даже лично руководили организацией «управляемого хаоса». А ведь у России имеется такая же «пятая колонна», которая при команде с Запада будет финансировать собственный «Майдан» (точнее — «Болотную»). Эта «пятая колонна» опаснее, чем ЦРУ, МИ-6, Моссад и все другие иностранные спецслужбы, вместе взятые. Именно нейтрализация «оффшорной аристократии» в России должна стать самым приоритетным направлением нашей политики противостояния Западу.

О замораживании золотовалютных резервов

А теперь о такой санкции, как «замораживание» золотовалютных резервов. США уже применяли эту меру в отношении таких стран, как Ливия и Иран. Напомню, что золотовалютные резервы любой страны, как правило, включают три составляющие: а) депозиты в зарубежных банках; б) ценные бумаги, выпущенные казначействами других стран (в редких случаях в резервах могут присутствовать и другие долговые бумаги); в) золото в виде стандартных слитков (монетарное золото). Проще всего осуществлять замораживание валютных резервов, размещенных на депозитах банков.

Что касается ценных бумаг, то они хранятся в специальных депозитариях, функции которых выполняют центральные банки и частные банки ряда стран. Хорошо известно, что главной резервной валютой в мире является американский доллар, а главным долларовым активом — долговые бумаги казначейства США. Главным депозитарием казначейских бумаг США является Федеральная резервная система. Обратимся к специальной литературе: «В США в силу исторических особенностей нет центрального депозитария, однако… его роль выполняет… для государственных ценных бумаг — система FedWire, принадлежащая Федеральной резервной системе (компьютеризованная коммуникационная сеть, соединяющая 12 банков ФРС и 24 их филиала, а также федеральные финансовые органы США)» (Финансово-кредитный энциклопедический словарь. Под общ. ред. А. Г. Грязновой. — М.: Финансы и статистика, 2002). Банки Уолл-стрит выполняют функции депозитариев корпоративных ценных бумаг (акций и облигаций), но, согласно некоторым данным, функции депозитариев казначейских бумаг сегодня также выполняют два крупных американских банка — JP Morgan и New York Mellon. Есть депозитарии за пределами США. Например, Банк международных расчетов (Базель), центральные и коммерческие банки некоторых стран. Санкции по замораживанию валютных резервов в бумагах применить несколько сложнее, но при желании Вашингтон также может заблокировать операции депозитариев, особенно тех, которые находятся на территории США.

А вот монетарное золото находится вне сферы действия санкций, если оно размещено в хранилищах той страны, против которой применяются санкции. Если, конечно, эта страна не вывезла это золото для хранения в зарубежные хранилища. Пример Германии, которая значительную часть своего золотого запаса разместила в США, показывает, что распоряжение этим золотом становится весьма проблематичным. Вашингтон, американское казначейство, Федеральный резерв всячески тормозят репатриацию немецкого золота. Впрочем, скорее всего, этого золота в хранилищах США уже нет, оно ушло «на сторону». А денежные власти многих стран продолжают по инерции отражать в своей статистике международных резервов золото, которое давно уже испарилось как утренний туман. Но это уже другая история.

О валютной составляющей международных резервов России

Как известно, после дефолта России, связанного с ГКО (1998 г.), страна осталась с минимальным объемом международных резервов. На 1 января 1999 г. они составили, поданным Банка России, 12,2 млрд. долл, (в том числе золото — 4,4 млрд. долл., валюта — 7,8 млрд. долл.). Затем начался неуклонный рост резервов. На начало 2004 года они уже были равны 76,9 млрд. долл, (золото — 3,8 млрд. долл., валюта — 73,1 млрд. долл.). Накануне финансового кризиса, в начале 2008 года они уже достигли 476,4 млрд. долл, (золото — 12,0 млрд. долл., валюта — 464,4 млрд. долл.). Во время кризиса резервы значительно «просели». Однако уже в 2011 году они превысили планку 500 млрд. долл. На 1 февраля 2014 г. уровень резервов составил 498,9 млрд. долл. Это самое низкое значение за последние три года.

Теперь о структуре резервов. Доля золота за последние годы несколько поднялась. Если в 2004 году она была равна 4,9 %, то в начале текущего года она составила 8,4 %. Но это несравненно меньше, чем у стран Европейского Союза, там доля золота находится на уровне 50 %.

Что касается валютной составляющей резервов, то в «нулевые годы» соотношение валютных депозитов и ценных бумаг было примерно 50:50. После финансового кризиса доля ценных бумаг стала быстро расти, а доля валютных депозитов падать. Так, на 1 января 2013 г. доля депозитов в общем объеме валютных резервов (без золота) была 11,7 %, а на 1 января 2014 г. — 14,6 %. Основной вид бумаг — казначейские облигации США. До 2008 года Банк России был достаточно скромным держателем казначейских бумаг (на фоне Народного банка Китая, Банка Японии, центральных банков ряда других стран). Если в начале 2008 г. портфель казначейских бумаг США Банка России составлял 32,6 млрд. долл., то в конце года он вырос до 116,4 млрд. долл, (в 3,5 раза). Далее он продолжал расти и превысил уровень 150 млрд. долл. Чем объяснить такое увлечение нашего центрального банка казначейскими бумагами США? Некоторые критики ЦБ РФ это прямо называют неприкрытой поддержкой американской экономики, вернее бюджета США с его громадными дефицитами, вызванными ростом военных расходов. Другие пытаются объяснить это тем, что, мол, во время финансового кризиса стало очевидным, что размещение валюты на депозитах банков является рискованным. Банки могут обанкротиться подобно тому, как рухнул гигант Уолл-стрит «Леман Бразерс». Да, это так. Но при этом забывается, что вложения в ценные бумаги также находятся в зоне рисков. Только не рыночной стихии, а экономических санкций. То ли под влиянием примеров Ливии и Ирана, то ли еще по каким-то соображениям, величина портфеля казначейских бумаг США нашего ЦБ стала постепенно снижаться.

По данным американского казначейства, летом 2013 года Россия держала в американских «казначейках» 138 млрд. долл., в конце года было примерно столько же. Но в 2014 году ситуация с нашими золотовалютными резервами может резко измениться. Вернее, она уже начала меняться.

Беспрецедентное событие в мире финансов

Некоторое время назад английская газета «The Guardian», а вслед за ней информационное агентство Bloomberg сообщили сенсационную новость из мира финансов. А именно: в течение недели с 5 по 12 марта с. г. запасы казначейских бумаг США, находящихся в депозитарии Федеральной резервной системы упали на 104,5 млрд. долл.

Для понимания значимости этой информации дадим справку. Согласно данным министерства США, на конец 2013 года общий объем казначейских бумаг (облигаций и других видов долговых бумаг) США составил 12,3 трлн. долл. Это равнялось более 70 % всего государственного долга США. Примерно 6,5 трлн. долл, находилось у различных американских инвесторов. Крупнейшим из них была Федеральная резервная система, имевшая на своем балансе казначейских бумаг на сумму около 2,2 трлн, долл. Иностранным держателям принадлежало 5,79 трлн. долл, казначейских бумаг США. Среди иностранных государств на первом месте по портфелю казначейских бумаг США находился Китай (1,27 трлн, долл.), на втором месте была Япония (1,18 трлн. долл.). Россия занимала девятое место, ее портфель был равен 138,6 млрд. долл., или 1,1 % всего объема казначейских бумаг США. Среди иностранных держателей американских казначейских бумаг крупнейшими являются центральные банки (3,02 трлн, долл.) Кроме них в американские бумаги вкладываются суверенные фонды, страховые компании, пенсионные фонды и другие финансовые организации других стран (2,77 трлн. долл.).

Вроде бы на фоне упомянутых объемов казначейских бумаг США в мировой финансовой системе сокращение таких бумаг в депозитарии ФРС не выглядит огромным — менее 1 % всех запасов казначейских бумаг США в мире. Но это сокращение выглядит иначе на фоне тех изменений, которые происходили с запасами этих бумаг в последние годы. Если в конце 2013 г. запасы казначейских бумаг в депозитарии Федерального резерва составляли 3020 млрд. долл., то 12 марта с. г. они упали до 2855 млрд. долл. Следовательно, с начала 2014 года запасы казначейских бумаг упали на 165 млрд. долл., причем на неделю с 5 по 12 марта пришлось 2/3 этого падения. В прошлом году недельные показатели изменений запасов казначейских бумаг колебались вверх и вниз. Но максимальное недельное падение, зафиксированное в конце июня 2013 года (19.06–26.06), было в три раза меньшим, чем нынешнее мартовское падение. Еще одно крупное недельное падение было зафиксировано в середине декабря 2013 г. — 32 млрд. долл. Ряд аналитиков полагает, что во втором случае имело место изъятие казначейских бумаг Народным банком Китая. Несмотря на отдельные крупные изъятия бумаг в прошлом году, в целом по итогам года центральные банки других стран увеличили свои запасы казначейских бумаг в депозитарии ФРС на 103,5 млрд. долл. То есть многие недельные показатели имели значения «плюс».

Тем более нельзя сравнивать нынешнее мартовское падение с более ранними годами, когда недельные показатели были преимущественно со знаками «плюс», что отражало процесс наращивания запасов казначейских бумаг США. Некоторые аналитики полагают, что еще с декабря 2013 года образовался новый тренд в движении запасов казначейских бумаг. Если предположить, что вывод казначейских бумаг из хранилища ФРС будет продолжаться теми же темпами, что и период времени с 1 декабря по 12 марта с. г., то запасы бумаг за весь 2014 год могут уменьшиться примерно на один триллион долларов.

Может быть, Москве потребовался валютный кэш для поддержания рубля?

Подробностей по поводу рекордного сокращения запасов казначейских бумаг США не сообщает ни Федеральный резерв, ни Министерство финансов США. Появились версии. Почти все аналитики сходятся в том, что операция по изъятию бумаг из депозитария ФРС произвела Россия. Эксперты напоминают, что сумма изъятия составляет 3/4 всего портфеля американских казначейских бумаг, находящихся на руках у российских инвесторов. Они полагают, что изъятие совершил Центральный банк Российской Федерации, но не исключают, что в этой операции могли участвовать и другие российские структуры. Называются, в частности, «Газпром» и ВТБ. Банк России, естественно, хранит молчание. В Банке России заявили, что публикуют данные по управлению активами в зарубежной валюте не ранее, чем через 6 месяцев «после изменений, поскольку чувствительность финансовых рынков к действиям крупнейших участников, включая российский ЦБ, очень высока»[6].

Между тем, эксперты расходятся во мнениях, какова дальнейшая судьбы изъятых бумаг. Некоторые полагают, что бумаги потребовались для того, чтобы превратить их в наличную валюту. А валюта нужна для того, чтобы Банк России мог поддерживать падающий курс рубля. Действительно, Банк России уже несколько месяцев тратит свои валютные резервы для стабилизации валютного курса рубля. Падение курса национальных валют характерно для всех стран периферии мирового капитализма. Оно началось еще весной — летом 2013 года, когда тогдашний Председатель Федерального резерва Бен Бернанке стал намекать на возможность сворачивания программы так называемых «количественных смягчений». Именно тогда (в конце июня) был зафиксировано крупное изъятие бумаг из депозитария ФРС денежными властями ряда стран для поддержания своих падающих валют. Но, если говорить о ситуации в марте 2014 года, то она не дает оснований верить в подобную версию. Некоторые скептики говорят, что, мол, 100 млрд. долл. — не тот объем, который может повлиять на мировой рынок казначейских бумаг США. Однако опыт прошлых лет показывает, что одномоментные покупки и продажи таких бумаг даже на несколько десятков миллиардов долларов приводили в движение рынок, повышая или понижая цены. Но в марте с. г. снижения цен на казначейские бумаги не происходит. Инвесторы опасаются дестабилизирующего влияния событий на Украине и вокруг Украины на мировые финансовые рынки и уходят в «тихую гавань» под названием «казначейские бумаги США». Более того, аналитики обратили внимание, что в указанную неделю (с 5 по 12 марта) был зафиксировано снижение доходности казначейских бумаг США. Если в начале марта доходность 10-летних казначейских бумаг была равна 2,73 %, то 13 марта их доходность была зафиксирована на уровне 2,63 %. По законам рынка вбрасывание на него бумаг на 100 млрд. долл, должно было бы, наоборот, привести к снижению их цен и росту доходности. По оценкам, Банк России в период с 5 по 12 марта 2014 г. для под держания курса рубля выбросил на валютный рынок 4,3 млрд. долл. Сумма, конечно, внушительная, но составляет всего 2,5 % по отношению к объему изъятых казначейских бумаг в указанный период.

Выведение валютных резервов из опасной зоны?

Другая версия, на наш взгляд, более правдоподобная. Россия осуществила перемещение своих казначейских бумаг из американского депозитарии в какой-то иной депозитарий, находящийся вне сферы непосредственного влияния Вашингтона. Эксперты связывают это изъятие с событиями на Украине и в Крыму и ожидаемыми санкциями в отношении РФ со стороны США. Следует иметь в виду, что Федеральный резерв является не единственным депозитарием казначейских бумаг США. В Америке это также два крупных банка — JP Morgan или New York Mellon. Функцию депозитария могут исполнять (и исполняют) также центральные банки некоторых стран, Банк международных расчетов, частные банки, в том числе те, которые находятся и оффшорах. Общей картины распределения мирового запаса казначейских бумаг США по депозитариям в открытых источниках нет. Имеются разрозненные сведения о некоторых альтернативных Федеральному резерву депозитариях. Гак, центральный банк Бельгии имел в конце 2013 года на хранении казначейских бумаг США на сумму 256,8 млрд. долл., причем их запас за последний месяц прошлого года увеличился на 28 %.

Если операцию по изъятию казначейских бумаг из Федерального резерва провел ЦБ РФ (и, может быть, иные российские инвесторы), то хотелось бы верить, что на этом Россия не поставит точку. Почему? — Потому что хранение казначейских бумаг США практически в любых депозитариях сопряжено с риском. Вашингтон может ввести против России свои санкции, а затем заставить своих «союзников» (ту же Бельгию) присоединиться к этим санкциям. Министерство финансов США организует выпуск и размещение казначейских бумаг, оно же и принимает решения по блокированию операций с такими бумагами. Этим в министерстве занимается подразделение, которое называется Office of Foreign Assets Control (OFAC). По крайне мере, американское казначейство перестанет выплачивать проценты по тем бумагам, которые Вашингтон объявил заблокированными. Кроме того, даже если банк-депозитарий таких бумаг не будет препятствовать проведению операций с бумагами, продать их на рынке можно будет лишь с большим дисконтом.

Операция должна быть доведена до логического конца

Поэтому следующим шагом России должен стать «выход» из актива под названием «US Treasuries» в ликвидные валюты, причем желательно не в доллары США. Ведь любые долларовые транзакции проходят через банковскую систему США, существует риск блокирования долларовых расчетов. Операция по полному и окончательному выходу России из долларовой зоны должна производиться быстро, до того как Вашингтон расставит свои сети финансово-банковских санкций. Учитывая большую валютную долговую задолженность государственных компаний перед нерезидентами, можно использовать валюту на погашение этих долгов. А также на выкуп активов российской экономики, принадлежащих иностранным инвесторам. Наконец, можно осуществлять закупки золота. Конечно, приобретение больших партий «желтого металла» неизбежно повысит мировые цены на золото, однако можно пойти даже на такой шаг, учитывая, что в настоящее время этот драгоценный металл сильно недооценен. Впрочем, имеются и иные способы использования валютной ликвидности. Сохранение ее на депозитных счетах иностранных банков в свете ожидаемых санкций нецелесообразно.

Четно говоря, остается неясным, почему Вашингтон допустил такое большое изъятие казначейских бумаг из хранилищ Федерального резерва. Видимо, опасался шума, который могла поднять Москва, что имело бы непрогнозируемые последствия для долларовой системы. Известно, что Вашингтон осуществлял уже «тихое» блокирование изъятий в прошлом. Так, после катастрофы на АЭС «Фукусима», Японии для ликвидации ее последствий потребовалось большое количество наличной валюты. Она предполагала изъять для этой цели значительную партию казначейских бумаг из американского депозитария, однако Вашингтон блокировал это изъятие. Япония шум поднимать не стала.

Опыт противодействия валютным санкциям

Об избавлении от долларовых резервов думает крупнейший их держатель — Китай. В ноябре прошлого года заместитель председателя Народного банка Китая заявил, что Китай прекращает дальнейшее накопление казначейских бумаг США. От слов Китай перешел к делу: в последний месяц года Поднебесная избавилась от казначейских обязательств на сумму в 47,8 миллиарда долларов, сократив их уровень владения на 3,6 %, до 1,27 триллиона долларов. Китай во второй раз за свою экономическую историю продал рекордное количество государственных ценных бумаг США. Из каких депозитариев Китай выводил свои бумаги, информации не имеется, известно лишь, что бумаги были сразу же проданы на рынке.

Хотя некоторые аналитики намекают на то, что, мол, Россия и Китай координируют свои действия по сокращению своих долларовых резервов, явных признаков сотрудничества в этой области не видно. Впрочем, обе страны могут действовать предельно осторожно. Поскольку неожиданный крах долларовой системы неизбежно нанесет удар как по Китаю, так и России. Однако «цена вопроса» для России намного меньше, чем для Китая: у нас долларовые резервы почти на порядок меньше, чем у «Поднебесной».

Наша страна не впервые сталкивается с подобными ситуациями — угрозами замораживания или даже конфискаций наших валютных резервов за рубежом. В этой области у нас имеется как позитивный, так и негативный опыт. Так, 100 лет назад, когда в воздухе уже пахло порохом, Государственный банк Российской империи успел вывести свои валютные депозиты из немецких банков. А вот с Францией, которая вроде была нашей союзницей по Антанте, мы просчитались. Она заморозила в начале Первой мировой войны наши валютные счета в своих банках. Интересы военно-политического сотрудничества для нее оказались на втором месте по отношению к финансово-коммерческим интересам. Эти депозиты Франция рассматривала в качестве гарантии выполнения Россией своих обязательств перед французскими держателями долговых бумаг российского казначейства.

Нечто похожее случалось и в советский период нашей истории. Так, после венгерских событий 1956 года возникла угроза замораживания Вашингтоном наших валютных счетов в американских банках. В 1957 году все валютные счета Внешторгбанка были переведены в банки Лондонского Сити. Эти деньги, между прочим, положили начало рынку евродолларов и возрождению былой славы Лондона как международного финансового центра.

О золотой составляющей международных резервов

В связи с описанной историей по изъятию казначейских бумаг эксперты напоминают, что Федеральный резерв является депозитарием не только казначейских бумаг, но также золота, являющегося частью международных резервов других стран. По некоторым оценкам, в хранилище Федерального резервного банка Нью-Йорка на Манхэттене размещено золото десятков стран мира. Однако, как показали попытки Германии произвести репатриацию своего золота из американских хранилищ, дело это оказалось крайне сложным. В СМИ иногда проскакивает информация, что в американских хранилищах есть и российское золото. В этой связи опять хочу напомнить, что накануне Первой мировой войны Россия имела некоторое количество металла за границей, однако до 1 августа 1914 года все оно было перемещено в хранилища Государственного банка Российской империи.

В любом случае, международная ситуация сегодня такова, что все золото в стране должно быть сосредоточено в руках государства. Во-первых, необходимо добиться, чтобы все 100 % добычи желтого металла поступали в государственные хранилища, формировали национальный стратегический резерв. Во-вторых, учитывая не вполне государственный статус нашего Банка России (это особый разговор), следует немедленно золотой запас Российской Федерации (на сегодняшний день — около 1000 т) перевести с баланса ЦБ на баланс Минфина России.

«Карточная игра» против России, или «Пятая колонна» в «экономической войне»

Каждый день поступают новые сводки с фронта «экономической войны», которую Запад развязал против России. Одно из последних событий на этом фронте: международные платежные системы Visa и MasterCard без всякого уведомления прекратили обслуживания карт, эмитированных банком «Россия» и СМП Банком.

О «черных» списках Вашингтона

Напомним, что американские власти в ответ на присоединение Крыма к РФ ввели санкции против группы российских граждан. В четверг, 20 марта, «черный» список был дополнен именами еще 20 россиян. В дополнительный список попали: Юрий Ковальчук, основной собственник банка «Россия», и Борис и Аркадий Ротенберги, владеющие СМП Банком.

Официальный представитель Visa в России в этой связи сделал следующее заявление: «Казначейство США ввело санкции против некоторых российских физических лиц и организаций. В целях соответствия законодательству США компания Visa International Service Association обязана приостановить доступ к сети Visa для таких организаций». Он добавил, что по состоянию на 21 марта 2014 года список этих организаций, помимо банка «Россия» и СМП Банка, включает «Собинбанк» и «Инвесткапиталбанк». Последние два входят в группу банка «Россия». Таким образом, санкции затронули четыре российских банка. А косвенно, как отмечают специалисты, — целых семь банков. Деятельность некоторых российских банков пострадала по той причине, что осуществлялась на основе договоров с теми банками, которые стали непосредственными объектами санкций. В российских СМИ появилось много комментариев по поводу начавшейся «карточной игры против России». Постараюсь отметить лишь некоторые дополнительные моменты, которые выходят за рамки темы, непосредственно связанной с платежными картами и платежной системой российских банков.

Во-первых, обращает на себя внимание тот факт, что «черный» список Вашингтона с 20 марта перестал быть списком исключительно физических лиц. В нем появилось российское юридическое лицо — банк «Россия». Напомним, банк «Россия» создан в 1990 году. Основным акционером банка является Юрий Ковальчук (28,57 %). По данным РА «Эксперт», АБ «Россия» по итогам минувшего года занимает 15-е место по активам среди крупнейших российских банков. Банк «Россия» может быть лишь первой «ласточкой». «Черный» список Вашингтона может пополняться новыми юридическими лицами. Для начала, скажем, теми, которые имеют отношение к именам российских граждан из этого же списка. Взять, например, Владимира Ивановича Якунина, возглавляющего ОАО «Российские железные дороги». Где гарантия, что в «черный» список не попадет наш транспортный холдинг или какие-то его «дочки» (их несколько десятков)? В «черный» список кроме братьев Ротенбергов и Юрия Ковальчука попали и другие российские бизнесмены. В частности, владелец инвестиционной группы Volga Group Геннадий Тимченко. Если администрация США собирается «наказывать» не только граждан России, но и подконтрольные им компании, то тогда им следует включить в список, по крайней мере, несколько десятков российских юридических лиц.

Впрочем, есть много свидетельств того, что Вашингтон не может определиться со стратегией и тактикой «экономической войны» против России. Американский президент сообщил, что подписал указ, дающий право ввести санкции в отношении основных секторов экономики России. Речь идет, прежде всего, о таких секторах, как финансовые услуги, энергетика, металлургическая и горнодобывающая промышленность, машиностроение. «Я подписал новый указ, который дает право ввести санкции в отношении ключевых секторов экономики России», — заявил Б. Обама. Видно, что Вашингтон колеблется в своем выборе: либо наносить «точечные» удары по России (включение отдельных компаний и банков в «черные» списки), либо начать тотальную «экономическую войну», предусматривающую санкции против целых отраслей российской экономики.

Во-вторых, де-факто объектами экономических санкций Вашингтона оказываются те юридические лица Российской Федерации, которые в официальные «черные» списки не включены. Там фигурирует лишь один банк «Россия», а компании Visa и MasterCard заблокировали карты не только «России», а еще трех банков. А дополнительно пострадали еще три банка, связанные договорными отношениями с первыми четырьмя кредитными организациями. Возникает резонный вопрос: может быть, у Вашингтона в «экономической войне» против России используется «двойная бухгалтерия»? Может быть, Обама и вашингтонские чиновники подписывают одни «черные» списки (для публичного пользования), а параллельно — другие, более широкие (для служебного пользования)? Практика экономических санкций Вашингтона против многих стран показывает, что используется именно такая «двойная бухгалтерия». Публичные «черные» списки — инструмент «информационной войны», а инструментом «экономической войны» являются секретные «черные» списки.

Российская Visa действует по командам из-за океана

В-третьих, на примере начавшейся «карточной игры» Запада против России мы наглядно видим, что представляют собой некоторые компании, акционерами (владельцами, пайщиками) которых являются иностранные инвесторы. Visa и MasterCard — не только коммуникационные и технические системы, обеспечивающие проведение платежей с помощью пластиковых карт. Прежде всего, это международные компании, которые действуют в большинстве стран мира (их пластиковые карты используются в 200 странах). В начале третьего тысячелетия на долю Visa приходилось около 57 % платёжных карт в мире, главный конкурент, MasterCard имел примерно 26 %, третья система American Express чуть более 13 %. Крупнейшая в мире платежная система Visa принадлежит американской транснациональной корпорации Visa Inc. Это гигант американского бизнеса. Достаточно сказать, что с 20 сентября 2013 г. цена её акций участвует в расчёте индекса Доу-Джонса. Во многих странах мира указанная ТНК действует напрямую, создавая на местах своих филиалы, которые подчиняются американской штаб-квартире и действуют согласно законам США. Понятно, что в этом случае команда из Вашингтона по блокированию операций с картами Visa на местах является законной. Но такая схема — чисто колониальная.

В Российской Федерации американская ТНК Visa Inc. организовала дочернюю компанию ООО «Платежная система «Виза»». Как любая дочерняя компания, она является юридическим лицом Российской Федерации. Это означает, что любая дочерняя компания, даже если 100 % ее капитала принадлежат нерезидентам (иностранным юридическим и физическим лицам), действует исключительно по законам и иным нормативным документам Российской Федерации. В случае с ООО «Платежная система «Виза»» мы видим грубое нарушение этого принципа: российская «дочка» исполняет указания американской администрации.

Более того, есть основание подозревать, что ООО «Платежная система «Виза»» выступает агентом американских спецслужб. Она располагает уникальной информацией о многих операциях российских банков и граждан Российской Федерации, что представляет большой интерес для разведки США. Уже не приходится говорить о том, что при необходимости (по команде из американской штаб-квартиры) российская «дочка» может заблокировать операции с картами не одного или нескольких банков, а всей банковской системы Российской Федерации. Это уже будут не «точечные» уколы, а масштабная операция «экономической войны», способная дестабилизировать внутреннюю ситуацию в России. Об этом немало говорилось в процессе обсуждения и принятия Государственной Думой РФ в 2011 году закона «О национальной платежной системе». Однако большинство законодателей не прислушались тогда к трезвым предупреждениям некоторых депутатов и представителей отечественного банковского сообщества и не поддержали проект создания независимой платежной системы в стране. Как всегда сославшись на высокие затраты.

Иностранные компании в РФ — «пятая колонна» в «экономической войне»

О чем говорит прецедент с картами Visa и MasterCard? — Не только о том, что платежная система Российской Федерации крайне уязвима. Этот прецедент должен стать «моментом истины» и наглядно показать, что такое иностранный капитал в российской экономике. По данным Росстата, на конец 2011 года доля иностранных компаний (компаний, где нерезиденты являются мажоритарными акционерами) приходилось 27 % общего объема уставных капиталов всех компаний российской экономики. Это в целом по экономике. Эта доля выше среднего показателя в таких секторах, как добыча полезных ископаемых (43,7 %), обрабатывающая промышленность (33,6 %), оптовая и розничная торговля (89,6 %). Доля иностранных компаний в оборотах (продажах) российской экономики еще более впечатляет. В конце 2011 г. она составила 33,9 %. В отдельных секторах экономики этот показатель был выше среднего уровня: добыча полезных ископаемых (42,0 %); обрабатывающая промышленность (49,6 %); оптовая и розничная торговля (47,1 %). Как видим, в обрабатывающей промышленности половина объемов продаж приходится на компании, находящиеся под контролем иностранного капитала. А ведь в этом секторе имеются отрасли и производства, имеющие непосредственное отношение к оборонно-промышленному комплексу страны. Не надо успокаивать себя иллюзией, что эти предприятия являются юридическими лицами Российской Федерации и их деятельность регламентируется исключительно российскими законами. В критические моменты нашего противостояния с Западом они могут действовать по командам, идущим из их заокеанских штаб-квартир. Последние события с картами Visa и MasterCard это наглядно продемонстрировали.

Все это уже было в истории нашей страны. В начале XX века ключевые позиции в экономике Российской империи стал занимать иностранный капитал. Накануне Первой мировой войны, согласно разным оценкам, совокупные вложения иностранцев в российскую экономику составили 2,0–2,2 млрд. рублей (для сравнения: примерно такой суммой измерялся размер годового государственного бюджета тогдашней России). В некоторых отраслях и производствах иностранный капитал преобладал над российским. Например, в машиностроении. Даже знаменитые Путиловские заводы, составлявшие важную часть оборонной промышленности страны, оказались под контролем немецкого капитала. Большевики, придя к власти, в первую очередь занялись национализацией предприятий, принадлежавших иностранному капиталу. Необходимость такого шага диктовалась даже не экономическими соображениями. Они прекрасно понимали, что иностранный капитал в Советской России неизбежно будет выступать в качестве «пятой колонны» и своевременно занялись ее демонтажем. Если мы хотим сегодня выстоять в противостоянии с Западом, то для нас освобождение от засилья иностранного капитала должно стать приоритетной задачей.

Глава 4. События на Украине: глобальное измерение

Какими словами описать события на Украине?

Против России Запад уже многие годы ведет информационную войну. Одним из важных методов этой войны является подмена одних слов и смыслов другими словами и смыслами. На примере информационного освещения событий на Украине это хорошо видно.

Ключевые слова текущего момента

То, что произошло на Украине в конце февраля 2014 года журналисты, политики, представители экспертного общества называют по-разному. Наиболее часто используются такие термины, как «переворот», «революция», «захват власти». Причем одни могут эти события оценивать положительно, другие — отрицательно. Но слова используют одни и те же. Никто не спорит, что на Украине действительно произошел «переворот» и «захват власти» праворадикальными силами. Но надо понимать, что скрывается за этой «революцией». Отечественные и мировые СМИ очень подробно описывают «деревья», под которыми я подразумеваю события на Майдане и в отдельных областях и городах Украины. Но редко показывают «лес». То есть уклоняются от оценки событий в геополитическом контексте.

Так вот для описания «леса» ключевыми являются следующие слова.

Интервенция. То есть вторжение противника на территорию Украины. Противником является Запад, вернее, правящие круги США и ведущих капиталистических стран Европы, входящих в военно-политический блок НАТО. Мы привыкли к тому, что интервенция — вторжение войск на чужую территорию. Сегодня интервенции часто имеют иную форму. Прежде всего, проникновение на чужую территорию спецслужб, создающих свои резидентуры и иные «опорные точки». Вербовки и создание обширных агентурных сетей. Военная подготовка завербованных лиц. Создание «пятой колонны» в государственном аппарате чужой страны. Сотрудник Госдепа Виктория Нуланд без стеснения заявила, что США затратили 5 миллиардов долларов на такую «тихую» интервенцию Украины. И это не считая громадных денег, которые Запад заставлял и заставляет тратить на оккупацию украинских олигархов, являющихся весьма эффективными марионетками и удобными «кошельками» Запада.

Правда, не следует преувеличивать роль местных олигархов в финансировании боевых операций на Юго-востоке Украины. Тот же пресловутый олигарх Игорь Коломойский — лишь ширма, за которым стоят спецслужбы США. Его называют «окошком», через которое деньги США поступают в «незалежную» для финансирования частных военных организаций типа батальонов «Крым», «Донецк», «Луганск» и «Днепр»[7]. Некоторые российские СМИ называют нынешнюю бойню на Юго-востоке Украины «гражданской войной». Это не совсем правильно. Вводит в заблуждение то, что в подразделениях киевской армии и батальонах Коломойского числятся граждане «незалежной». Но они — лишь «пушечное мясо», немного разбавленное местными «идейными» активистами с Майдана — бандеровцами и фашистами. Поскольку заказчиком и основным источником финансирования бойни является Запад, то военные действия на Украине — именно «интервенция», а не «гражданская война». Соответственно, для жителей Юго-востока Украины эта война становится «национально-освободительной» и даже «отечественной»[8].

Оккупация. Это уже результат интервенции. Установление эффективного контроля над территорией, экономикой, средствами массовой информации, населением страны. После февральского Майдана началась окончательная фаза оккупации. Для этого используется «оффшорная аристократия» Украины в лице новоиспеченных олигархов — Р. Ахметова, И. Коломойского, П. Порошенко и других.

Война. Воина против кого? Против Украины? Но она там уже заканчивается. Украина уже оккупирована. Разве только операции против отдельных групп, которых принято называть «партизанами». Но это даже не война, а так, что-то типа «антитеррористических операций». Речь на самом деле идет о войне против России. В значительной мере ради этого и был организован спектакль под названием «смена власти». Виктор Янукович оказался не очень «эффективным» агентом Запада и не сумел выполнить быстро возложенную на него миссию. Миссию подписания договора о вступлении Украины в НАТО. Новая власть, в лице таких «дрессированных хомячков», как Турчинов и Яценюк, подмахнет подписи под документами не глядя. И Россия окажется в объятиях НАТО. Обе стороны наплюют на то, что подобного рода решения готовятся долго, имеются свои процедуры. Балом правит «геополитическая целесообразность», ради которой можно забыть о конституциях и международном праве. Прогнозы-опасения трезвых российских экспертов начинают сбываться на глазах. В Верховной Рале Украины в срочном порядке готовиться законопроект «О внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно обеспечения и гарантирования национальной безопасности Украины)». Он предполагает отказ Украины от принципа неучастия в военных блоках и прямо предполагает вступление страны в Североатлантический альянс. При нынешней раскладке сил в Раде проект может стать законом очень быстро.

В результате под границами Российской Федерации могут оказаться дивизии НАТО, которым в подкрепление придадут формирования местных бандеровцев. Впрочем, почему под границами? Уже сейчас через российско-украинскую границу на нашу территорию попадают лица, которые выполняют специальные задания НАТО. Как говорится, первой идет разведка…

А в далеко идущих планах НАТО — и интервенция, и оккупация территории России. Так что ключевым для нас должно стать слово «война». Мы привыкли к тому, что войну объявляют. Это старомодный Гитлер объявил нам громогласно 22 июня 1941 года войну (зачитал это объявление по радио Геббельс). Сейчас другие времена. Вам никто войны объявлять не собирается. Вы сами должны чувствовать угрозу войны и, тем более, — саму войну. К сожалению, за долгие годы пребывания нашего общества в атмосфере «либерализма» и «демократии» природные рецепторы восприятия военной угрозы перестали работать. Как у обывателя, так и особенно у тех, кто находится у руля нашего государства.

Военная угроза: ключевые принципы государственного управления

Есть выражение: «На войне как на войне». Против России ведется необъявленная, но очевидная и очень опасная война. Война, угрожающая жизням миллионов людей (уже не только граждан Украины, но и граждан Российской Федерации). В условиях войны в любой стране начинают действовать определенные принципы организации и поведения, выработанные многовековым опытом человечества.

Например, принцип мобилизации. Экономической, военной, информационной. Наше общество продолжает пребывать в состоянии либеральной расслабленности. Никаких признаков мобилизации в России не просматривается. Все тонет в бесконечных словопрениях наших политиков и ток-шоу с участием депутатов. На Майдане начинается важный акт войны против России, а наши российские СМИ в это время всех жителей России пытаются погрузить в «атмосферу олимпийского праздника» в Сочи. Вот Сталину перед войной некогда было участвовать в ток-шоу и Олимпиадах. С утра до глубокой ночи он проводил очень напряженные рабочие встречи, на которых решались вопросы военного производства, транспорта, переброски армий, вооружений и перевода предприятий на восток страны, создания стратегических резервов и т. д., и т. п.

Важным становится принцип секретности. Только в страшном сне может присниться, чтобы Сталин со своими министрами, генералами и конструкторами обсуждал вопросы обороноспособности страны и подготовки военных операций перед камерами и микрофонами журналистов. Верховный совет СССР принимал многие свои решения в условиях полной секретности. О некоторых его постановлениях и законах мы узнаем лишь сегодня, когда открываются архивы. Зачем, например, наши сенаторы начинают обсуждать вопрос о том, чтобы наделить президента полномочиями проводить конфискацию имущества, счетов, иных активов иностранных банков и компаний на территории РФ? — Надо просто наделять, без всякой шумихи. Впрочем, и более раннее решение Совета Федерации о предоставлении президенту права использовать вооруженные силы для защиты наших сограждан и наших интересов на Украине можно было бы принять без всякого шума, поставив на нем гриф «секретно». Такое ощущение, что «народные избранники» решают не серьезные военные и политические вопросы, а занимаются пиаром.

Принцип внезапности. Взять те же самые решения о возможности использования российских вооруженных сил на Украине. Такое использование становится эффективным тогда, когда оно внезапно. Мы утратили такую возможность, раструбив о решении Совета Федерации. Мое личное мнение, что 1 марта надо было просто-напросто перебросить наши вооруженные силы в Крым (а, может быть, и в восточные районы Украины), а уже потом говорить о решении Совета Федерации. Телега оказалась впереди лошади.

Другой пример — вопрос о возможной конфискации иностранных активов в России. Вы сначала «подготовьте вопрос», примите в условиях конфиденциальности решение о предоставлении президенту полномочий, а затем уж президент пусть объявляет о такой конфискации. А что получилось? Иностранный инвестор предупрежден. Это даже не инвестор, а спекулянт, который сидит на чемоданах (с валютой). И при таких заявлениях он просто исчезает под покровом ночи из страны. При этом обвалив наш рубль.

Россия не имеет права быть «расслабленной»

События на Украине выявили много такого, чего в обычное время не увидишь. В частности, они особенно ярко высветили неготовность наших верхов к войне, которая очень скоро будет стучаться в наши двери. Отчасти, это можно объяснить утратой профессиональных навыков, отчасти наплевательским отношениям к стране и своим обязанностям, а отчасти и прямым и сознательным вредительством.

Впрочем, не менее расслабленным оказался и народ. И особенно молодежь. Она давно уже воспитывается в духе потребительского отношения к жизни, в духе гедонизма, эгоизма и эгоцентризма. Между прочим, промыслительно пик событий на Украине пришелся на Великий пост. Надо иметь в виду, что пост — не просто какое-то ритуальное ограничение в пище, это самое простое в христианстве упражнение воли человека. Способности отказать себе в каких-то удовольствиях, отвлечься от развлечений и отвлечений, мобилизоваться ради высших целей. Это прекрасно понимали наши предки: Суворов, Ушаков, Скобелев. Как истинные воины Христовы они постились, молились и выигрывали сражения в самых сложных ситуациях.

Если мы и дальше будем находиться в таком же умственно-физическом расслаблении, то можем оказаться в положении «демократической» Франции образца 1940 года. Тогда войска гитлеровской Германии за месяц с небольшим сумели оккупировать большую часть «расслабленной» Франции.

Думаю, что повышения готовности страны к войне можно достичь хотя бы отчасти тем, что начнем употреблять правильные слова для описания нынешних событий на Украине.

Украина как детонатор войны и мирового кризиса

Сегодня уже достаточно очевидно, что Европа своей подстрекательской политикой способствовала дестабилизации обстановки на Украине.

Европейские политики опять могут спровоцировать мировую войну

Чиновники из Европейского Союза и руководители некоторых европейских стран поддерживали и продолжают поддерживать украинских радикалов, рассчитывая затащить «незалежную» в Европу на правах прислуги. Если цели Вашингтона в проекте «управляемого хаоса» на Украине более или менее понятны, то вот Европу, кажется, мировая закулиса в очередной раз желает использовать «в темную» в своих геополитических и экономических целях.

В 1930-е годы Финансовый интернационал привел к власти в Германии бесноватого фюрера и стал активно готовить Вторую мировую войну в Европе. Сегодня этот же Финансовый интернационал приводит к власти радикалов на Украине. Не исключено, что через некоторое время из их среды будет также отобран «фюрер», который будет готовить Drang nach Osten («Натиск на Восток»). Ему будет подготовлен триумфальный взлет на почве всяческого раздувания национал-социалистической истерии «украинско-бандеровского розлива». Сама Украина крайне слаба для натиска на Восток. Ей должна помогать Европа. Помогать и вдохновлять на победы. Подобно тому, как в 1938 году Чемберлен и Даладье в Мюнхене вдохновили бесноватого фюрера на развязывание войны. В результате такой недальновидной и подлой политики своих лидеров, Европа умылась кровью и слезами. А Америка и скрывающиеся за ее фасадом деятели Финансового интернационала стали «бенефициарами» Второй мировой войны. Правда, тогдашняя война развивалась по сценариям, которые сильно отличались от первоначальных планов Финансового интернационала. Неожиданно для мировой закулисы вторым «бенефициаром» оказался Советский Союз, которому готовилась роль главного «лузера».

Хотелось бы верить, что все-таки Украина не станет детонатором Третьей мировой войны. Однако она может вполне стать детонатором финансового и экономического кризиса. Как минимум — европейского. А как максимум — мирового. Ведь для того, чтобы радикалы и вышедший из их среды «фюрер» стали реальной силой, им надо помогать. Не только идейно и информационно, но также экономически. Украина за годы своей «незалежности» оказалась полностью разоренной. Ей только для того, чтобы погашать свои текущие обязательства по займам и кредитам, по заявлению новоявленного премьера А. Яценюка, необходимо где-то срочно раздобыть 35 млрд. долл. А для того, чтобы реальная экономика как-то зашевелилась, по оценкам украинских чиновников, нужны средства в размере 150–200 млрд. долл.

Кто будет осуществлять финансовое спасение Украины?

Очевидно, что Россия Украине при нынешнем режиме денег давать не будет. Этому способствуют нынешние радикалы, самозвано занявшие разные должности в правительстве. И дело даже не в их антироссийской риторике. Лидер партии «Свобода», один из главных «героев» Майдана Олег Тягнибок прямо заявил, что Украина не будет погашать свои долги перед Россией. В том числе долг в размере 3 млрд. долл., которые она получила от Москвы перед Новым годом в виде займа. Мол, это были деньги, выданные президенту В. Януковичу. Ни Януковича, ни принятые им обязательства нынешняя власть не признает.

Что касается Америки, которую так любят «герои» Майдана, то она готова поддерживать этих «героев» лишь морально. Посылая на Майдан своих чиновников типа Виктории Нуланд, которая кормила народ из своих рук конфетами и пирожками. На большее радикалам вряд ли можно рассчитывать. Правда, у Вашингтона есть свой «кошелек» под названием Международный валютный фонд, который реагирует только на команды из казначейства и государственного департамента США. Но я уже писал, что Фонд и его вашингтонские начальники не настолько безрассудны, чтобы давать кредит стране, которая находится в одном шаге от дефолта. Скорее Фонд будет предпринимать титанические усилия для того, чтобы заставить Киев погашать и обслуживать ранее полученные кредиты.

Остается Европа. Но финансовая и экономическая ситуация там крайне плачевная. В январе с. г. Евростат опубликовал самые свежие данные о суверенном (государственном) долге Европейского Союза и стран, входящих в зону евро (табл. 1.4.).


Табл. 1.4. Суверенный долг стран Европейского союза и стран зоны евро.

Источник: данные Евростата.


Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови

Как видно, за год (с конца 3 квартала 2012 г. до конца 3 квартала 2013 г.) суверенный долг стран ЕС увеличился на 351,1 млрд. долл., или на 3,2 %. Суверенный долг стран зоны евро увеличился на 312,5 млрд. долл., или на 3,7 %. Относительный уровень суверенного долга неумолимо растет. При существующих тенденциях, согласно оценкам, суверенный долг стран зоны евро уже к концу 2015 года может составить 100 % ВВП. Впрочем, уже сегодня многие страны ЕС имеют относительный уровень суверенного долга, превышающий 100 % ВВП. Самые высокие показатели национального долга к ВВП на конец 3 квартала 2013 года были зафиксированы: в Греции (171,8 %), Италии (132,9 %), Португалии (128,7 %) и Ирландии (124,8 %). Европейский Союз сегодня представляет собой своеобразный карточный «домик». Если хотя бы одна из стран объявит дефолт по суверенному долгу, то она за собой потянет все остальные страны, входящие в ЕС. Наиболее слабыми звеньями европейской финансовой системы оказываются страны Южной Европы, а также Ирландия. Рефинансированием их долгов занимается ЕЦБ, специальные фонды ЕС, МВФ. Уже им это становится делать все труднее. Поэтому начинают применяться экспроприации, т. е. самые банальные аннулирования обязательств банков и государств (кипрская модель экспроприаций). Таким образом, у Европы для Украины денег просто нет. А если Европа начнет финансовое спасение Украины, то сама может пойти на дно.

Угрозы для Европы, исходящие из Украины

Европа оказалась сегодня в тупике. Спасать Украину она не может. Но и не спасать Украину Европа не может. Ведь из Украины исходят серьезные угрозы.

Во-первых, если не стабилизировать ситуацию в «незалежной», то для Европы могут возникнуть прямые физические угрозы. На территории Украины находится 4 действующие АЭС. Охраны у этих объектов, по сути, не осталось. Атомные электростанции — идеальный объект для террористических актов. Европа, между прочим, еще не забыла историю с Чернобыльской АЭС.

Во-вторых, из Украины в любой момент может возникнуть исход беженцев в Европу, если в «незалежной» начнется гражданская война. Даже если это будут не беженцы, а лишь гастарбайтеры, то они также не будут способствовать социальной стабилизации в Европе. Проблемы мультикультуризма и безработицы после появления в Европе сотен тысяч украинцев только усугубятся. Об этой «гуманитарной» угрозе, исходящей от сегодняшней Украины, заявил, в частности, на форуме в Давосе в январе с. г. бывший президент Польши Александр Квасьневский.

В-третьих, через территорию Украины проходят газопроводы, по которым голубое топливо поступает в целый ряд европейских стран. В прошлом году объем потребления газа в Европе составил 541 млрд. куб. м, импорт газа составил 253 млрд. куб. м. При этом поставки «Газпрома» в Европу (включая Турцию) в прошлом году достигли 161,1 млрд. куб. м. Доля российского топлива на европейском рынке газа 30 %, а большая часть поставок все еще осуществляется через территорию Украины. Через газотранспортную систему Украины было поставлено 83,7 млрд. куб. м газа, то есть 33 % от всего объема европейского импорта и 15,47 % от общего объема потребления.

Да, конечно, сегодня Россия сооружает целый ряд трубопроводов в обход Украины. В этом заинтересована как Россия, так и Европа, так как Украина является для них слишком ненадежным партнером. Она и газ, предназначенный для Европы, может перехватывать (уже перехватывала), и вентили перекрыть. Но быстро избавиться от украинского посредничества нельзя. В истекшем году через Украину прошло 52 % нашего экспорта в Европу. В связи с нестабильной обстановкой на Украине не исключаются такие сценарии, как перекрытие потоков российского газа в Европу либо по политическим причинам (одна из них — «насолить» России, лишить ее экспортных доходов), либо в результате террористических актов на трубопроводах. Эксперты говорят, что полностью трубопроводы «Северный поток», «Южный поток» и ряд других в случае подобного развития событий не смогут полностью принять на себя дополнительное количество газа.

Европейский энергетический кризис может перерасти в мировой финансовый

А что может произойти в этом случае? Под ударом окажутся такие получатели российского газа, как Италия, Турция, Франция, Чехия, Словакия и Австрия. Но не только они. Неизбежно начнется рост цен на сжиженный газ, а затем нефть, а вслед за ней на другие виды энергоносителей и нефтепродукты. А это может создать эффект «спускового крючка». Европейские страны могут не выдержать такого энергетического кризиса. Самым слабым звеном в европейской конструкции может оказаться Италия, которая по относительному уровню суверенного долга сегодня оказалась в Европе на втором после Греции месте — 132,9 % ВВП. Абсолютный объем долга — 2,1 трлн. евро. По этому показателю она находится сегодня на первом месте, опережая Великобританию, Францию и Германию. Так вот, любые перебои в транспортировке природного газа через Украину моментально отправят Италию в нокаут. А затем европейский карточный «домик» может сложиться в 24 часа.

А вот будет ли после этого мировой кризис, трудно сказать. Серьезный удар может быть нанесен по китайской экономике, которая очень сильно зависит от энергетического импорта. А вот для Америки повышение цен на энергоносители сегодня не является таким критическим фактором, как это было ещё несколько лет назад. Ее зависимость от импорта энергоносителей быстро сокращается. Так что Америка может и устоять.

Вообще некоторые эксперты уверены, что нынешний «управляемый хаос» на Украине задуман именно для того, чтобы дестабилизировать энергетическую ситуацию в мире и спровоцировать мировой финансовый кризис. Задуман этот план в Вашингтоне. К его реализации Америка готовилась несколько лет, повышая свою энергетическую самодостаточность. Т. е. Вашингтон запланировал операцию под кодовым названием «Мировой финансовый кризис за вычетом Америки». Первоначально в качестве детонатора энергетического и финансового кризиса Вашингтон выбрал Ближний и Средний Восток. Осенью 2013 года должен был сработать детонатор под названием «Сирия». Однако он не сработал. Теперь в качестве такого детонатора может оказаться Украина.

А к реализации своей хитроумной операции на Украине Вашингтон, как всегда, привлек своих недальновидных европейских «союзников». Они и могут стать одними из первых жертв задуманного мировой закулисой энергетического и финансового кризиса.

Парижская коммуна и события на Юго-востоке Украины

Осмысление нынешних событий в юго-восточной части Украины приводит к выводу, что нечто подобное уже не раз происходило в Новой и Новейшей истории.

События на Юго-востоке Украины и Парижская коммуна 1871 года: некоторые параллели

В частности, напрашиваются некоторые параллели между Республиками в Донецкой и Луганской областях и Парижской коммуной 1871 года. Сегодня совсем нелишне вспомнить Парижскую коммуну (ПК). Ее позитивный и негативный опыт может оказаться полезным для Донецкой Республики (ДР) и Луганской Республики (ЛР). Да и для России также.

События в Париже в марте 1871 года развивались достаточно спонтанно. Их иногда называют «коммунальной революцией». Она не имела в самом начале никаких внятных социальных, экономических и политических целей. Перевод рот произошел в экстремальных условиях. Это была реакция простых французов на позорный мир с Пруссией, бедственное положение жителей Парижа, задавленных долгами, безработицей, голодом. Это был стихийный мятежный ответ на решения Национального собрания, отменившего отсрочку платежей за квартиры по просроченным коммерческим векселям и долговым обязательствам, что означало финансовый крах для значительного числа жителей Парижа: мелкой буржуазии, ремесленников, рабочих. В этом смысле протестные действия жителей ДР и ЛР также имели спонтанный характер, активисты не имели никаких внятных социально-экономических программ.

Сходство ПК с ДР и ЛР заключается также в следующем: на подавление повстанцев направляются силы не только своей страны, но также используется иностранная сила. В случае ДР и ЛР это почти неприкрытая военная и экономическая помощь со стороны США, активное вовлечение в боевые действия против Юго-востока Украины иностранных наемников. Против Парижской коммуны были задействованы военные силы Пруссии. Причем за всей операцией по подавлению коммунаров стояли Ротшильды.

Козыри парижских коммунаров

Впрочем, буквального сходства между Парижской коммуной и республиками юго-восточной Украины нет. В каком-то смысле положение коммунаров Парижа было даже лучше, чем положение жителей и бойцов ДР и ЛР.

Во-первых, Парижская коммуна была достаточно сильна в военном отношении. Надо помнить, что изначально восставшие в Париже создали Совет Национальной гвардии, а лишь в конце марта 1871 года он передал власть Совету Парижской коммуны. А что такое Национальная гвардия? Во время Франко-прусской войны правительство Франции, чувствуя военный перевес противника, пошло на то, чтобы усилить регулярную армию Национальной гвардией, которая в первую очередь формировалась за счет малоимущих слоев и безработных. Они получали довольствие и оружие. По некоторым оценкам, в рядах Национальной гвардии находилось до 300 тыс. человек. После заключения предварительного мирного договора между Францией и Пруссией, регулярная французская армия была разоружена. А вот Национальная гвардия оружие сложить отказалась. Благодаря этой гвардии и удалось установить контроль над Парижем. Конечно, на фоне Парижской коммуны положение бойцов Донецкой и Луганской республик хуже, изначально у них почти не было оружия. Да и опыта участия в военных операциях (за некоторым исключением — небольшое количество ветеранов боевых действий в разных «горячих точках»).

Во-вторых, коммунары захватили столицу Франции. Это в определенном смысле создавало предпосылки для того, чтобы превратить Париж в центр общенационального управления и координации политических процессов и военных операций в масштабах всей страны. Ведь коммуны, аналогичные Парижской, зарождались во многих городах Франции — Лионе, Марселе и т. д. Еще одним немаловажным для успеха Парижской коммуны обстоятельством было то, что в Париже находился Банк Франции.

К сожалению, Донецк и Луганск — лишь областные центры, а правительственный аппарат находится в Киеве. И центрального банка на их территории также нет.

Упущенные возможности коммунаров

Впрочем, говоря о Парижской коммуне, следует сказать, что коммунары не почувствовали себя хозяевами страны, а совет Парижской коммуны явно был похож на орган муниципального управления. Были, конечно, попытки создать некую ассоциацию коммун, но Парижская коммуна была лишь одной из них. А она должна была бы быть не рядовым участником, а общенациональным центром всей этой ассоциации.

Не воспользовались парижские коммунары и тем, что на подконтрольной им территории находилась главная контора Банка Франции. А ведь через нее можно было бы управлять банковской системой страны. В Париже находилось главное хранилище центрального банка, в котором было сосредоточено почти 3 млрд. франков (в виде золота, бриллиантов, наличности, ценных бумаг). Бежавшее в Версаль правительство Тьера, вывезти эти ценности не успело. Правление банка во главе с вице-директором осталось на месте. Коммуна ограничилась тем, что назначила одного из своих членов, Беле, делегатом при банке. Бывший предприниматель, последователь и друг Прудона, Беле был решительным противником насильственных мер в отношении частной собственности буржуазии. Такой же тактики придерживался делегат финансов Коммуны Журд. Правда, среди деятелей Коммуны были люди, высказывавшиеся за занятие банка. 12 мая отряды Национальной гвардии пролетарских кварталов окружили здание банка и пытались занять его. Но в дело вмешался Беле и добился того, что отряды были уведены. За весь период существования Коммуны Французский банк выдал ей только 15 млн. франков (из них 9 млн. 400 тыс. франков с текущего счёта города Парижа). За это же время версальское правительство получило от банка 257 млн. 630 тыс. франков. Не решившись конфисковать крупные ценности, хранившиеся в центральном банке, Коммуна обрекла себя на огромные финансовые и политические трудности. Впрочем, об ошибках и просчетах коммунаров сказано и написано немало.

Россия — брат или просто сосед?

Итак, повстанцы ДР и ЛР не имеют тех потенциальных преимуществ, которые имели коммунары Парижа. Но зато мне могут напомнить: ДР и ЛР имею такое мощное потенциальное преимущество, как братская Россия. Но, к сожалению, это преимущество так и может остаться лишь потенциальным. Я бы даже сказал: теоретическим. Не надо заниматься самообманом: нынешняя Россия имеет такое социально-экономическое устройство, которое можно назвать «олигархический капитализм», «колониальный капитализм», «компрадорский капитализм». Дело тут не в «плохом» или «хорошем» Путине, а именно в сегодняшнем строе. Весь ресурс Путина оказался исчерпанным после Крыма.

Я много раз говорил и писал, что Россия находится под внешним управлением, а высшим субъектом этого управления является мировая финансовая олигархия. Для выхода из-под контроля мировой финансовой олигархии нам надо было начинать с ликвидации своей компрадорской олигархии. И первый шаг, который надо было сделать Путину в этом направлении — подписать указ о ликвидации оффшоров и переводе зарубежных активов в российскую юрисдикцию. Если он не сумел этого сделать, то наивно полагать, что он примет какие-то реальные меры по помощи нашим братьям и сестрам на Юго-востоке Украины. Я не удивлюсь, если мировая финансовая олигархия будет заставлять его принять участие в коллективных акциях по подавлению «террористов» в ДР и ЛР.

Юго-восток Украины может стать маяком для России и мира

Впрочем, я считаю, что у повстанцев на Юго-востоке есть еще ресурсы для противостояния и даже победы. Это не экономические или военные ресурсы. А ресурсы морально-психологические. Уже прошло без малого полтора столетия со времени Парижской коммуны. А ее продолжают вспоминать, изучать ее уроки. В том числе изучать ее политическую, социальную и экономическую программу. Некоторые авторы называли и называют эту программу антикапиталистической и даже социалистической. Тут, конечно, есть определенные «натяжки». Целостной программы у коммунаров не было. В отдельных декретах и решениях Совета ПК чувствовалось присутствие в разных пропорциях идей Прудона, Бланка, Бакунина, Маркса и других идеологов того времени. Я не буду углубляться в эту тему, она с разных сторон уже проанализирована разными авторами.

Думаю, что нынешним повстанцам ДР и ЛР нужна своя целостная и долгосрочная программа. Может быть, даже не программа, а манифест, раскрывающий основные характеристики того общества, за которое сегодня воюют и отдают свои жизни лучшие сына украинского. русского и других народов. И тут у повстанцев Юго-востока Украины есть преимущества, которых не было у парижских коммунаров. За почти полтора столетия со времени Парижской коммуны накоплен богатейший опыт не только по написанию программ, но и практической их реализации. Прежде всего, опыт нашей страны после 1917 года (когда я говорю об опыте большевиков, я имею как позитивный, так и негативный опыт).

Итак, Юго-востоку нужна программа, но не как некий памятник, который будут изучать потомки. А как эффективное оружие, которое может повлиять на сегодняшнюю ситуацию и на Юго-востоке Украины, и в России, и даже в мире. Эта программа помимо всего должна четко определять главных врагов ДР и ЛР — мировую олигархию и ее местных приспешников — чиновников-копрадоров и оффшорную буржуазию. А в качестве позитивных целей — установление истинного народовластия, национального суверенитета и построения экономики, свободной от ростовщичества, спекулянтов и эксплуатации. Го есть экономики, базирующейся на принципах справедливости, коллективизма, взаимопомощи, независимости, творческого характера труда, трудового происхождения доходов и т. п. Речь идет о такой программе, которая нужна не только ДР и ЛР, но также России. Такая программа будет прецедентом, который поможет выйти России из ее сегодняшнего паралича. Она обязана выйти из этого паралича, поскольку на нее с надеждой смотрят народы многих стран мира.

Заключение

Когда читатель будет держать книгу в руках, мое заключение может уже оказаться «морально устаревшим». Сюжет под названием «Война на Украине» очень динамичен. Поскольку книга написана в жанре «хроника», хочу зафиксировать дату написания заключения: 22 июня 2014 года. Между прочим, ровно через 73 года после начала Великой отечественной войны.

С учетом наблюдающихся в течение последних недель тенденций развития событий на Юго-востоке Украины, вероятность военного поражения сил самообороны ДHP и ЛHP весьма велика. Соотношение военных сил Киева и самообороны Юго-востока Малороссии явно в пользу Киева. Как отмечают эксперты, в условиях отсутствия помощи силам самообороны со стороны Москвы «время работает на Киев». Такая мысль, в частности, уже не раз озвучивалась в этом месяце советником Президента РФ С. Ю. Глазьевым. Такие печальные выводы базируются на учете чисто военных факторов противостояния. Но в расчет следует принимать и факторы экономического и финансового характера. А, между тем, эти факторы могут изменить радикально соотношение сил в пользу ДНР и ЛHP. Речь конкретно идет о надвигающемся на официальный Киев дефолте. Сначала — о суверенном дефолте, а затем — общем дефолте, который захватит не только государство, но также банковскую систему и реальный сектор экономики Украины. Образно выражаясь, «дефолт» Украины может стать важным «союзником» антифашистской Новороссии.

Наступление дефолта по суверенным долгам Украины неизбежно. По нашим оценкам (сделанным в конце марта с. г.), оно должно было бы наступить еще в конце мая — начале июня с. г. в случае отсутствия новых кредитов для Украины.

В мае Украине удалось все-таки заключить соглашение с МВФ о кредите общим объемом 15 млрд. долл.; вскоре был получен первый транш на сумму 3,2 млрд. долл. Также в мае были получены очень небольшие суммы от Европейского Союза в рамках так называемой программы макрофинансовой помощи (100 млн. евро). Плюс к этому средства кредита Всемирного банка на 750 млн. долл. 13 июня ЕС начал перечисление второго транша в рамках макрофинансовой помощи на сумму 250 млн. евро. В общей сложности финансовая помощь Запада Украине со времени «февральской революции» составила около 4,5 млрд. долларов. А ведь только выплаты по внешним займам Украины в этом году должны составить 7–8 млрд. долл., а в следующем 2015 году — не менее 7,5 млрд. долл. На самом деле, ситуация в стране уже преддефолтная. По самым скромным оценкам, для того, чтобы избежать финансовой катастрофы, Киев должен срочно изыскать только в этом году не менее 24 млрд. долларов. По данным Национального банка Украины, суммарный объем платежей по внешнему государственному долгу составляет 8 млрд. долларов, а с учетом внутренних займов — еще 8–10 млрд. Около 2,8 млрд. (гораздо меньше, чем считает «Газпром») приходится на поставленный Россией газ. Также имеется задолженность по пенсиям, социальному и медицинскому страхованию. Итого получается 24–25 млрд. долларов.

Несколько оттягивается момент дефолта также по причине того, что Киев отказался покрывать накопившиеся долги по поставкам газа России. С учетом ситуации, которая складывалась на самое начало июня, аналитики прогнозируют дефолт Украины в конце августа — начале сентября 2014 г. Подобного рода прогнозы постоянно корректируются с учетом меняющейся ситуации. Вот некоторые важные моменты, которые надо учитывать при таком прогнозировании.

1. Состояние Украины на середину 2014 года, когда миссия МВФ будет принимать решение о выделении второго транша кредита. Если боевые действия на Юго-востоке будут продолжаться, велика вероятность того, что Киев этого транша не получит.

2. Поведение Киева в связи с тем, что 20 июня наступает дата первого погашения по займу, который Украина получила от России в декабре 2013 года (транш на сумму 3 млрд. долл.). Сумма первого погашения — 75 млн. долл. Если Киев откажется от этого погашения, будет зафиксирован технический дефолт. Кредитный рейтинг Украины неизбежно упадет, стоимость заимствований возрастет. Пока эксперты не могут уверенно сказать, какой вариант выберет Киев.

3. Решение в Стокгольмском арбитражном суде, который будет разбирать конфликт между «Газпромом» и «Нафтагазом» Украины. Большинство экспертов отмечает, что решение будет в пользу России, подавшей иск на сумму 4,5 млрд. долл. То есть суд обяжет украинскую сторону оплатить долг по поставкам газа. Но сроков возможного вынесения судебного решения не называется.

4. Социальный дефолт. Государство окажется неспособным выполнять не только свои долгосрочные социальные обязательства (финансирование программ здравоохранении, образования, культуры), но также текущие обязательства, связанные с выплатами заработных плат бюджетникам, а также пенсий и социальных пособий. Это событие прогнозируется на начало осени. Это финансовое событие может перерасти в социальные волнения, учитывая, что правительство Порошенко — Яценюка начнет претворять в жизнь рекомендации МВФ по «наведению порядка» в украинской экономике (например, повышение тарифов на коммунальные услуги, электричество и газ).

5. Подписание 27 июня с. г. второй (экономической) части соглашения с ЕС об ассоциации Украины. Правда, по нашим оценкам, воздействие этого события на экономическое положение Украины не будет немедленным (как об этом сообщают некоторые СМИ). Соглашение предусматривает «переходный период», поэтому воздействие будет растянутым во времени. Тем не менее, удар для экономики Украины будет сильным. Только что по заказу Комитета гражданских инициатив подготовлен доклад «Тупик борьбы интеграций в Европе». «Цена» «дружбы» Украины с Европейским союзом, по данным доклада, составит 33 млрд. долл, в год. Вот раскладка этих потерь для Украины (млрд. долл.): а) от снижения украинского экспорта в РФ и другие страны Таможенного союза — 15; б) от снижения поступлений денежных доходов украинцев, работающих на территории РФ, — 11–13; в) от сокращения поездок граждан России на Украину — 1,5; г) от повышения цен на природный газ (по сравнению со средним уровнем 2013 года) — 2,2–3,7[9].

Мы перечислили лишь некоторые важнейшие события, каждое из которых в состоянии спровоцировать дефолт Украины. А дефолт неизбежно лишит Киев возможности продолжать дальнейшее финансирование АТО на Юго-востоке.

Однако главным фактором, способным спровоцировать дефолт Украины, является военное противостояние на Юго-востоке. Хотя бы потому, что хунта должна финансировать «антитеррористическую операцию». Ежедневные расходы на АТО, по официальным данным Киева, составляют 3 млн. долл. Но дело даже не в этих расходах. В экономике и бюджете Украины образовалась гигантская «дыра», под названием «Юго-восток». По данным официальной статистики Украины на Донецкую и Луганскую области в совокупности приходится около 15 % ВВП Украины. Выход этих двух регионов из экономического пространства Украины автоматически уменьшает ВВП Украины на 15 %. Но на самом деле ущерб для Украины от такого выхода Зудет намного более существенным, поскольку предприятия ДНР и ЛНР имеют кооперационные связи с предприятиями других частей страны. Разрыв таких связей, по оценкам экспертов, нанесет экономике Украины дополнительный ущерб, эквивалентный 15–20 % ВВП. Таким образом, суммарный ущерб в результате «отсоединения» Юго-востока для Украины составит 30–35 % ВВП. Данные оценки не следует рассматривать как «алармистские». Нам встречались оценки, которые предсказывают падение ВВП Украины в 2 раза. Такие оценки, с нашей точки зрения, действительно являются преувеличением. Следовательно, доля государственного долга в ВВП Украины (чисто математически) увеличится в 1,5 раза и достигнет 90 %. Эксперты МВФ исходят примерно из таких же оценок, выставляя Киеву условие, что кредитование Украины Фондом может продолжиться лишь в случае сохранения Юго-востока в составе страны. «В МВФ рассуждают прагматично и не станут кредитовать страну, которая не сможет расплатиться с кредитом, — заявил в конце мая директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко. — А потеряв треть промышленности, Украина окажется некредитоспособной». Напомним, что ближайшая проверка финансово-экономического положения Украины Фондом запланирована на 15 июля 2014 года. Миссия МВФ в середине лета будет решать вопрос о целесообразности перечисления второго транша кредита. Именно поэтому президент П. Порошенко ставит задачу полной «зачистки» Юго-востока до этого времени.

Мы прекрасно понимаем, что относительный ущерб, вызванный «отсоединением» для самого Юго-востока будет еще более высоким. Костяк экономики ДНР — металлургическая промышленность. Она зависит от поставок железной руды из Днепропетровской области. Значительная часть предприятий ДНР и ЛНР зависит от поставок электроэнергии из других областей Украины. Но абсолютный экономический ущерб, который понесет Киев, будет несравненно большим по сравнению с ущербом, который понесет Юго-восток. А это может изменить баланс сил в нынешней войне Киева и Юго-востока в пользу последнего. Надо учитывать, что в этой войне потенциал Киева определяется, в первую очередь, деньгами, а потенциал Юго-востока, прежде всего, духом ополченцев.

Да, мы не можем помочь нашим братьям в Новороссии путем введения российских войск на территорию ДРН и ЛНР. Так говорят наши политики. Положим, что это так. Но у нас есть иные способы помощи. Позиции Новороссии в нынешнем военном противостоянии против Киевской хунты можно и нужно усилить мерами экономического характера. Их цель — приблизить момент наступления дефолта Украины. Фактически это комплекс мер, которые на языке западных геополитиков называются «экономической войной». 15 июня председатель комитета по международным делам ГД РФ Алексей Пушков заявил о необходимости перехода к использованию санкций против Украины. А 18 июня, после убийства наших тележурналистов ВГРТК на Украине секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев заявил РИА «Новости» о необходимости невоенного давления России на Украину.

Буквально в момент написания заключения увидел интересную статью Константина Стригунова под названием «Рубикон». Она как раз содержит широкий спектр рекомендаций по невоенным методам вмешательства в ход событий на Юго-востоке Украины. Вот выдержка из этого материала: «Соответственно остается единственный приемлемый выход из сложившейся ситуации. Необходимо действовать непрямыми методами, используя те же подходы, что и американцы. В первую очередь необходимо направить военных и гражданских специалистов, спецслужбистов для построения полноценных институтов власти на территории новообразованных республик. Следует создать все условия для организации добровольческого движения, осуществляя всестороннюю помощь в его подготовке, обеспечении вооружением и военной техникой, созданием на территории России, ДНР и ЛHP лагерей подготовки добровольцев из самого Донбасса и не только. Обеспечить Сопротивление Юго-востока разведывательной информацией, в т. ч. спутниковой, данными радиотехнической и радиоэлектронной разведки, беспилотной техникой в целях тактической разведки, средствами РЭБ, средствами защищенной связи, помощи при создании гуманитарных коридоров системной помощью в размещении беженцев. Вооружение можно давать то, которое используется в украинской армии, а также зарубежные образцы, дабы формально никто не мог предъявить России обвинения в оказании вооруженной помощи «сепаратистам-террористам». Задействовать наши разведывательно-диверсионные группы для саботажа на стратегических объектах противника (аэропорты, военные базы, колонны бронетехники, диверсии против скопления значительных сил противника и т. д.), обеспечить передачей информации из агентурных источников и прочее. Этот вариант является оптимальным и единственно возможным»[10].

С нашей точки зрения, важнейшим направлением невоенного давления должны стать методы экономической войны. Эти меры должны реализовываться официально Российской Федерацией, формально они все могут и должны находиться в рамках правового поля. Поэтому вместо словосочетания «экономическая война» можно использовать термин «жесткий режим экономических отношений». Вот конкретный список наиболее важных мер по переводу наших экономических отношений с Украиной на этот «жесткий режим».

1. Прекращение поставок природного газа на Украину. Хотя они уже прекращены, но можно ожидать давления с разных сторон на Москву с целью возобновления таких поставок. Ни в коем случае не соглашаться на возобновление поставок российского природного газа на Украину. Или, в крайнем случае, увязывать возобновление поставок с прекращением военных действий Киева на Юго-востоке.

2. Выведение «дочек» российских банков из Украины (14 российских банков имеют в настоящее время свои дочерние структуры на территории Украины). Такой вывод может спровоцировать начало банковского кризиса на Украине. Дать команду на выведение «дочек» должен Банк России. Контроль исполнения команды возложить на Минфин РФ. Введение полного запрета на импорт товаров и услуг из Украины в Российскую Федерацию. Для этого, между прочим, будет неплохой повод — ожидаемое подписание Киевом в июне с. г. соглашения об ассоциации с ЕС, что автоматически исключает Украину из системы преференций, которая действует для стран СНГ.

3. Блокирование экспортных поставок из Украины через Керченский пролив, который находится под контролем РФ[11].

4. Прочие меры (например, возможные замораживания и аресты украинских активов на территории РФ).

Действия в рамках экономической войны России против Украины могут и должны дополняться действиями с территории ДНР и ЛНР. Это, прежде всего, действия по блокированию налоговых поступлений в бюджет Украины с территории указанных республик. А как крайний вариант — полное блокирование производственной деятельности предприятий Юго-востока. Судя по некоторым заявлениям официальных лиц правительств ДНР и ЛНР, такие варианты действий против Киевской хунты там прорабатываются.

Безусловно, что Россия будет нести заметные издержки, связанные с переходом на жесткий режим экономических отношений с Киевом. Но никакой войны, в том числе экономической, без издержек не бывает. Главное, чтобы период активных действий в рамках экономической войны не затягивался, это позволит минимизировать издержки. Другой принцип экономической войны — баланс ущербов всегда должен быть в пользу противника (его ущербы больше наших ущербов).

Еще раз следует подчеркнуть, что любое продолжение боевых операций на Юго-востоке имеет не только военный, но и экономический смысл. Дело в том, что МВФ выставил условие перечисления следующих траншей кредита по недавно подписанному соглашению на 15 млрд. долл, лишь при условии прекращения военных операций.

Строго говоря, подписание кредитного соглашения межу Фондом и Киевом было нелегитимно. Дело в том, что Фонд, согласно своим правилам, не может выдавать кредиты тем странам, где ведутся гражданские войны. На момент подписания соглашения чиновники Фонда закрыли на это глаза. Сегодня закрывать глаза на войну на Украине уже не получается.

Конечно, нельзя сбрасывать со счетов, что Украину в экономической войне с Россией может поддерживать Запад, также предоставляя Киеву финансовую помощь для компенсации экономических потерь такой войны. Но суммарные потери Украины будут несравненно больше, чем суммарные потери Юго-востока. А склонность Запада «раскошеливаться» на поддержку Киева невысока. Тут и нежелание, и неспособность нести такие расходы. В отношении ЕС все-таки главным является неспособность. Долговой кризис в ЕС продолжает развиваться, тема этого кризиса оказалась на втором или даже десятом плане из-за событий на Украине. Вся помощь Брюсселя Украине со времени «февральской революции» до настоящего дня (реальная, а не обещания) составила всего лишь 350 млн. евро.

И самое последнее. Видно невооруженным глазом, что Россия реагирует на события на Украине вяло и с большим запозданием. Украина стала своеобразной «лакмусовой бумажкой», которая выявила слабости нашей экономической и политической системы. Если с Россией сегодня не произошло то, что произошло с Украиной на наших глазах, это не значит, что все хорошо в «российском королевстве». Завтра это может произойти и у нас. Только не на Майдане, а на Болотной площади. И перерасти в гражданскую войну с непрогнозируемыми последствиями. Мы говорили о том, что события на Украине — неизбежный результат того, что там в течение двух десятилетий «незалежности» сформировался капитализм — «колониальный», «олигархический», «компрадорский» и т. п. А разве в России мы имеем другую общественную модель? — Нет, все тот же колониальный, олигархический и компрадорский капитализм.

Нам сегодня не только сложно помогать нашим братьям на Украине, но даже защищать самих себя. Довольно часто в наших СМИ последнее время стали затрагивать тему «пятой колонны» в России. Даже Президент В. В. Путин недавно использовал этот термин. С нашей точки зрения — угроза для России со стороны «пятой колонны» сегодня более реальная и опасная, чем угрозы прямых военных интервенций, экономических санкций и действий западных спецслужб. Мне хотелось бы обратить внимание, что наши СМИ употребляют термин «пятая колонна» в единственном числе. На самом деле у нас уже много таких «пятых колонн». По моим оценкам, не менее семи. Коротко перечислю их.

1. Оффшорная аристократия (ОА) — узкая группа людей, которая формальной считается «гражданами Российской Федерации», а фактически являются «нерезидентами», поскольку их капиталы, активы, имущество находятся за пределами страны. ОА присутствует в правительстве, бизнесе, СМИ, армии и спецслужбах. Пример Украины показывает, что ради сохранения своих активов за рубежом, оффшорная аристократия готова выполнять любые команды «оттуда». Включая организацию и финансирование гражданских войн, переворотов, «антитеррористических операций». Конечно, мы далеки от иллюзии, что всю подрывную работу и всю вооруженную деятельность в зонах интересов Вашингтона может профинансировать местная оффшорная аристократия. Но она может выступать также в качестве посредника, с помощью которого Вашингтону удобно осуществлять такое финансирование. В частности, существует подозрение, что украинский олигарх Коломойский финансирует созданные им военизированные отряды (брошенные на подавление ДНР и ЛHP) не из собственного кармана. Данный олигарх является лишь «окошком», через которое деньги Вашингтона передаются частным военным структурам. Сначала Вашингтон перечисляет деньги на оффшорные счета Коломойского, а затем уже поступают на счета олигарха на Украине[12]. У нас нет никакой уверенности, что в России сегодня нет своих «коломойских», которые также получают деньги от Вашингтона через свои оффшорные структуры и таким образом участвуют в подрывной деятельности против России.

2. Иностранный капитал внутри страны. Во-первых, иностранные компании и банки — идеальный «кошелек» для финансирования любых подрывных акций внутри страны. Во-вторых, иностранные компании и банки по команде Финансового интернационала могут дестабилизировать экономическую, политическую и социальную ситуацию в стране. Достаточно вспомнить такой «мелкий» случай, как блокирование операций с пластиковыми картами российскими «дочками» международных корпораций Visa и MasterCard. Тут нет ничего удивительного, так как эти корпорации тесно связаны с американскими спецслужбами. Не надо питать иллюзий, что западные банки и компании других секторов таких связей не имеют. На Западе уже давно выстроена очень жесткая «вертикаль власти», о которой наши учебники по «рыночной экономике» хранят полное молчание.

3. СМИ, которые финансируются из-за рубежа или из внутренних источников, подконтрольных Западу. К сожалению, до сих пор наши власти даже не начинали серьезного обсуждения того, чтобы поставить под эффективный контроль СМИ, находящиеся в российской юрисдикции. События на Украине «высветили» эти антироссийские СМИ, однако они продолжают действовать.

4. Часть многомиллионной армии иммигрантов. Среди них немало людей, которые прибыли в Россию не только (и не столько) на заработки, сколько для того, чтобы выполнять специальную миссию. Многие из них имеют военную подготовку и готовы по команде участвовать в боевых действиях.

5. Неправительственные организации (НПО). Даже после принятия в Российской Федерации закона об иностранных агентах, многие из НПО продолжают оставаться иностранными агентами, не декларируя этого. Существует множество финансовых схем для того, чтобы обходить требования указанного закона.

6. Центральный банк Российской Федерации (Банк России) как особое экстерриториальное образование, контролируемое Федеральной резервной системой США. В законе о ЦБ РФ, который в свое время разрабатывался не без участия и влияния со стороны западных «экспертов», оговаривается особый статус Банка России, который фактически делает его неподконтрольным российскому государству.

7. Российские банки, которые с этого года подпадают под прямой административный контроль со стороны налоговой службы США (согласно американскому закону ФАТКА[13]). Они даже официально будут именоваться «налоговыми агентами» США. Любой агент, в том числе «налоговый», находится на «коротком поводке» у своего «куратора». Уже не приходится говорить о том, что до тех пор, пока наши банки будут осуществлять расчеты в долларах, они будут оставаться на «крючке» Вашингтона, поскольку все долларовые операции проходят через банковскую систему США.

Обо всех перечисленных выше источниках угроз для России, ее народа и ее государственности я писал и продолжаю писать в периодических изданиях и книгах. Отсылаю читателя к ним[14]. Сегодня наше руководство на фоне трагических событий на Украине выглядит нерешительно. Такая внешняя нерешительность есть лишь отражение того, что в Кремле идет острейшая закулисная борьба между теми здоровыми силами, которые понимают необходимость срочных и решительных действий России по активному влиянию на ход событий на Украине, и теми, кого мы назвали «пятой колонной». Опять позволю процитировать Константина Стригунова: «Либерально-олигархически-компрадорская агентура влияния внутри России делает все для того, чтобы мы не приняли чрезвычайно важного решения по оказанию помощи Юго-востоку, поскольку их внешние кураторы крепко держат их на финансовом крючке и жмут на них по максимуму. Именно поэтому внешне это выглядит как неуверенность нынешнего руководства, связанная с крайне жесткой подковерной схваткой в коридорах российской власти. Причем, судя по состоянию длительной неопределенности в отношении того реагировать или нет (а если и реагировать, то каким образом?), схватка куда более ожесточенная, нежели в канун Пятидневной войны (имеются в виду события на грузинороссийской границе в августе.2008 года — В. К.[15]. При всей трагичности событий на Украине они для нас, граждан России, имеют позитивное значение — заставляют задуматься о том, в каком обществе мы живем, какие угрозы над нами нависают и как с этими угрозами нам бороться. Не только задуматься, но и начать действовать.

Примечания

1

В частности, под эгидой МИД РФ подготовлена Белая книга, в которой собраны материалы о событиях на востоке Украины в период с ноября 2013 года по март 2014 года. Книга опубликована на русском и английском языках и размещена на сайтах президента РФ и МИД РФ. Кроме того, она передана всем заинтересованным сторонам — ООН, ОБСЕ, Совету Европы, международным комиссарам. Можно также отметить книгу: Бышок С. О. Евромайдан имени Степана Бандеры. От демократии к диктатуре. — М.: Книжный мир, 2014.

2

Александр Охрименко. 79 миллиардов под матрасом // http:// news.finance. ua/ru/~/1 /0/all/2012/07/23/284141

3

Ляховець О. О. Оцінка національного багатства України//Наукові праці, 2010, № 113(126), с. 5–10; Національне багатство України [Монографія] / За ред. Дорогунцова C. I. — К.: РВПС України НАН України, 2005.

4

СДР (Special Drawing Rights) — «Специальные права заимствования» — специальная безналичная денежная единица, выпускаемая Международным валютным фондом. В этой денежной единице номинируются многие кредиты и займы МВФ. В настоящее время (начало февраля 2014 г.) 1 единица СДР = 1,5414 долл. США

5

В том числе доля российских банков ВТБ, Сбербанка и Газпромбанка в совокупном государственном долге Украины составила 1,88 %.

6

Ответ главы пресс-службы Центробанка РФ Анны Граник на вопрос информационного агентства Bloomberg о мартовских операциях с золотовалютными резервами Российской Федерации.

7

См.: «Коломойский — это просто «окошко» для выдачи денег США». 19.06.2014 // http://nstarikov.ru/blog/41398

8

20 июня глава правительства ДНР Александр Бородай так и назвал войну местных ополченцев по защите суверенной республики — «Отечественной» (РИА Новости).

9

Информация была обнародована 20 июня 2014 года. Для справки: Комитет гражданских инициатив возглавляет бывший министр финансов А. Кудрин.

10

К. Стригунов. Рубикон.16.06.2014// [битая ссылка] http://www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/91459/

11

Переориентация экспортных поставок из Украины на порты Одессы сделает многие поставки нерентабельными. Даже если Киеву удастся восстановить контроль над Юго-востоком Украины, у России остается мощный рычаг давления на Украину — Керченский пролив, через который идет практически вся экспортная продукция Донбасса.

12

См.: «Коломойский — это просто «окошко» для выдачи денег США». 19.06.2014 // http://nstarikov.ru/blog/41398

13

Закон о налогообложении иностранных счетов, принятый в США. Его официально провозглашаемая цель — борьба с «налоговыми уклонистами» (физическими и юридическими лицами США) по всему миру.

14

Мои последние книги, имеющие непосредственное отношение к рассматриваемой теме: «Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации»» (М.: Институт русской цивилизации, 2013); «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном. «Денежная цивилизация» и современный кризис» (М.: Издательский дом Кислород, 2014), «За кулисами международных финансов» (М.: Издательский дом Кислород, 2014); «Мировая кабала. Ограбление по…» (М.: Алгоритм, 2013); «От рабства к рабству. От Древнего Рима к современному капитализму» (М.: Издательский дом Кислород, 2014); «Золотой лохотрон. Новый мировой порядок как финансовая пирамида» (М.: Алгоритм, 2013); «Хозяева денег. 100-летняя история ФРС» (М.: Алгоритм, 2014); «Экономическая война против России и сталинская индустриализация» (М.: Алгоритм, 2014); «Ограбление России. Новый мировой порядок. Оффшоры и «теневая» экономика. Финальная экспроприация началась!» (М.: Книжный мир, 2014); «Диктатура банкократии. Оргпреступность финансово-банковского мира. Как противостоять финансовой кабале» (М.: Книжный мир, 2014); «Америка против России. Агония финансовой пирамиды ФРС. Рэкет и экспроприации Вашингтонского обкома» (М.: Книжный мир, 2014).

15

К. Стригунов. Рубикон.16.06.2014// http://www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/91459/


home | my bookshelf | | Украина: Экономика смуты, или Деньги на крови |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 32
Средний рейтинг 1.6 из 5



Оцените эту книгу