Book: Кьодино в цирке



Кьодино в цирке

Марчелло Аджилли, Габриэлла Парка


Кьодино в цирке


Кьодино в цирке

Кьодино в цирке
Кьодино в цирке

В далёкой стране жил-был учёный-преучёный профессор по имени Пилукка. Семьи у него не было, и он чувствовал себя очень одиноким. И вот задумал однажды Пилукка сделать механического мальчика, который бы прыгал, бегал, ел и говорил сам.

Из старого чайника Пилукка сделал ему голову. Из железа — туловище, к печным трубам приделал два утюга — получились ноги.

Когда всё уже было готово, учёный вдруг заметил, что в механизме не хватает одного винтика. А винтиков и гвоздиков у Пилукки больше не осталось.

— Не беда! — сказал старик. — Я дам тебе вместо него имя! Я назову тебя «Кьодино». (По-итальянски кьодино — гвоздик, винтик.)

Так начинается сказка про железного мальчика по имени Кьодино. Про его первые шаги и первые весёлые проказы мы рассказали в книге под названием «Приключения Кьодино-Винтика». А теперь послушайте, что с ним произошло дальше.

Кьодино добрый и весёлый мальчик. У него много друзей и среди них — девочка Перлина, с которой он познакомился во время своих путешествий. Кьодино очень любил Перлину и обещал никогда не обижать её.

Но вот что случилось однажды.

Как-то раз папа Пилукка и Перлина ушли за покупками, и Кьодино остался дома один. Он решил починить сломанный выключатель. Но едва он коснулся провода своими металлическими пальцами, как раздался сильный треск — сверкнула искра. Кьодино от неожиданности сел на пол.

В этот момент открылась дверь и вошла Перлина.

— Что с тобой? — спросила она. — Почему ты сидишь на полу?

Но Кьодино ничего не отвечал и только странно вращал глазами.

Потом он вдруг вскочил на ноги и закричал:

— Что ты ко мне пристала? Ты мне надоела, я не хочу тебя больше видеть!

Перлина очень удивилась и обиделась.

— Ты в самом деле хочешь, чтобы я ушла? — прошептала она.

— Уходи! — крикнул ещё раз Кьодино.

Перлина заплакала и вышла, тихонько закрыв за собой дверь. Она ведь не знала, что во всём виноват электрический ток, который, пробежав по телу Кьодино, сделал его таким злым и раздражительным.

Кьодино в цирке

Не успела Перлина дойти до угла, как к ней подошла какая-то странная женщина. По всему видно было, что это знатная дама-синьора. На руках она держала щенка, кота и клетку с попугаем. Синьора была хорошо одета, но так, как одевались лет пятьдесят тому назад. Кроме того, на ней было золотое пенсне, а вокруг шеи завязана чёрная лента.

— Девочка, не сможешь ли ты мне поднести эту клетку? — спросила она. — За это я дам тебе булочку с маслом.

От горя, как известно, аппетит увеличивается. И Перлине очень хотелось есть.

— Хорошо, синьора, — ответила она, взяла клетку с попугаем и последовала за женщиной.

Они долго шли по каким-то незнакомым переулкам.

— Синьора, — сказала, наконец, девочка, — мне пора возвращаться…

— Как?! — воскликнула дама, которая привыкла всё решать сама. — Ведь я назначаю тебя моей горничной. И потом, разве ты не взяла в задаток булочку? Садись быстрее!

И она указала на большой красивый автомобиль, дверь которого распахнул перед ними шофёр в блестящей кожаной куртке.

Кьодино в цирке

— Но я… — нерешительно пробормотала Перлина.

— Ладно, не надо благодарить, — прервала её синьора.- Приступай к работе немедленно. Первым делом причеши получше попугая. Знаешь, я очень люблю животных… Шофёр, вперёд!

Действительно, синьора была очень странной женщиной. Но не успела Перлина подумать об этом, как машина тронулась.


* * *


А что тем временем делал Кьодино? Неужели он навсегда остался таким злым и бессердечным, каким его сделал электрический ток?

Вскоре после ухода Перлины домой вернулся папа Пилукка. Увидев Кьодино около разобранного выключателя, он сразу понял, что произошло. Он тут же разрядил Кьодино, и металлическому мальчику стало очень стыдно за свой поступок. Он рассказал папе Пилукке о том, как ни за что обидел Перлину.

— Посоветуйте, папа Пилукка, что мне теперь делать?

— Несмотря на то, что у тебя железная голова, ты сам должен понять это, — ответил учёный.- Ищи её, осмотри каждый уголок города, обойди хоть весь мир, но найди Перлину, попроси у неё прощения и приведи сюда.


* * *


Кьодино быстро обежал весь город. Он бегал так быстро, что его железные башмаки-утюги стёрли часть асфальта с тротуаров, и его чуть не оштрафовали за порчу юродского имущества.

Но Кьодино думал только о Перлине. Он уже осмотрел каждою улочку и совсем собирался покинуть этот город, как вдруг увидел полотняный шатёр бродячего Цирка.

«Перлине нравился Цирк, — подумал он. — Что, если она пошла смотреть представление?»

Когда Кьодино подошёл к Цирку, оттуда хлынула волна шумной публики: как раз окончилось представление.

Кьодино в цирке

Кьодино внимательно разглядывал публику, надеясь увидеть Перлину. Но вот все зрители вышли, служители закрыли двери, а Перлина так и не появилась.

Кьодино в цирке

«Может быть, она осталась в Цирке?» — с последней надеждой подумал Кьодино.

Незаметный среди раскрашенных и причудливо одетых людей, Кьодино стал искать Перлину.

Неожиданно он обо что-то споткнулся и увидел у себя под ногами чемодан, который двигался сам. Удивлённый Кьодино пригляделся: «А, вот оно что!» Чемодан двигался не сам, его толкали, пыхтя и обливаясь потом, три карлика.

— Разрешите, я помогу вам? — вежливо предложил Кьодино. — Куда нужно отнести чемодан?

— В нашу повозку, — ответили хором три карлика.- И, может быть, вы будете настолько любезны, что разрешите нам сесть на чемодан? А то с нашими короткими ногами переход до повозки отнимает у нас массу времени…

Пока Кьодино нёс чемодан с сидящими на нём карликами, они тихо переговаривались между собой:

— Да ведь он железный! Никогда я не видел подобного мальчика, — сказал один.

Кьодино в цирке

— Ну и что же здесь плохого? Может быть, он прошёл специальный курс лечения? — заметил другой.

— Как бы то ни было, но он, наверно, сделан из особого железа,- заключил третий.- Он самый благородный и симпатичный мальчик, которого я когда-либо встречал.

— Меня зовут Нано, — представился один.

— Меня — Нанэ, — сказал другой.

Кьодино в цирке

— А мое имя — Нани, — сказал третий и добавил: — Достаточно посмотреть на нас, чтобы догадаться, что все мы братья-близнецы.

И сразу все три карлика заговорили на волновавшую их тему.

— Скажите, до какого возраста люди растут?

— Даже не знаю,- ответил Кьодино.- Я, например, всегда был таким.

— Вот и мы тоже,- заметил Нано.- Но вам повезло: вы большой и сильный. А мы, видите, какие маленькие… Только кто знает, может быть, когда нам исполнится лет сорок, мы начнём расти…

Конечно, им приходилось несладко из-за их маленького роста.

Кьодино поставил чемодан с карликами на их маленькую повозку, стоявшую у входа в цирк.

— Большое спасибо,- сказал один из карликов. — Вы избавили нас от тяжёлого труда…

— А работы у нас хватает, — добавил другой.- Знаете, какая у нас жизнь? Не успеем мы окончить представление, как сразу же приходится уезжать.

— Никогда мы не остаёмся на месте, — продолжал третий.

— Сегодня здесь, завтра — где-нибудь ещё…

Кьодино уже потерял надежду отыскать Перлину в этом городе. Но при последних словах карликов его осенила замечательная идея.

— А если бы я поступил в Цирк, мог бы я ездить по всем городам и искать одного дорогого мне человека, которого я потерял? — спросил он.

— Конечно. В какой бы город мы ни приехали, все люди приходят посмотреть Цирк. А вам повезло: Директор как раз ищет новых артистов.

Карлики решили, не теряя времени, представить Кьодино Директору.

— Однако, — задумчиво проговорил один, — никогда ещё в Цирке не было железного артиста…

— Директор может напугаться,-сказал другой.

— Мы это сейчас исправим. Требуется только замаскировать его, чтобы Директор ничего не заметил, — предложил третий.

В одно мгновение карлики раздобыли для Кьодино старый свитер и берет и переодетого проводили к Директору.

Высокий и толстый Директор, увешанный медалями, как генерал, прохаживался посреди арены и командовал людьми, которые разбирали Цирк. Он мельком взглянул на Кьодино и сердито сказал:

Кьодино в цирке

— Сейчас посмотрим, к какому номеру ты более способен. Сорвиголова, поди-ка сюда.

Кьодино увидел странного человека, который приближался к Директору, прыгая на одной руке и болтая ногами в воздухе. Другой рукой он жонглировал шестью бутылками, бросая их в воздух и снова подхватывая на лету. Это был знаменитый клоун-жонглёр Сорвиголова.

— Кьодино! — приказал Директор. — Возьми бутылки и попробуй повторить это упражнение.

— Слушаюсь, синьор.

Едва Кьодино взял у Сорвиголовы бутылки, как они разлетелись вдребезги.

— Видно, жонглёром тебе не быть, — сказал Директор. — Посмотрим, какой из тебя получится эквилибрист. Пройдись-ка по этой верёвке.

И он указал на верёвку, натянутую на высоте двух метров над ареной.

— Но, синьор Директор, — возразил Кьодино,- не проще ли ходить по столу шириной хотя бы в пол метра? По крайней мере, тогда не страшно было бы падать.

— Ничего, не бойся! — ободрял его Директор.- Это очень легко. Расставь в стороны руки для равновесия и иди…

Кьодино так и сделал, но верёвка лопнула, не выдержав его тяжести, и Кьодино упал.

Кьодино в цирке

— Чёрт возьми, ты ни на что не способен! — закричал Директор. Но Кьодино так умолял позволить ему сделать ещё какое-нибудь упражнение, что Директор смягчился.

— Хорошо, — сказал он. — Я вижу, что ты хочешь работать. Попробуй ещё упражнение на трапеции.

На трапециях в Цирке работали двое, братья Облако и Облачко. Их прозвали так за то, что они, одетые в свои небесно-голубые костюмы, летали в воздухе, совсем как настоящие облака.

По длинной лесенке Кьодино поднялся высоко вверх, где под самым куполом сидели на трапеции Облако и Облачко. С такой высоты стоявший внизу Директор казался не больше мухи.

Облако и Облачко изо всех сил старались помочь Кьодино.

— Ты останешься здесь, — объяснял Облачко.- Мы подлетим к тебе вон на той трапеции. Когда мы будем совсем близко, ты прыгнешь и схватишь меня за руки. Понятно?

По команде Директора «Вперёд!» два брата, держась за трапецию, помчались навстречу Кьодино.

— Прыгай! — закричали они, — мы поймаем тебя!

Кьодино смело прыгнул, схватил на лету Облачко за руки и… своей огромной тяжестью он оторвал братьев от трапеции, и все трое полетели вниз. Хорошо, что внизу была натянута сетка и Облако с Облачком запрыгали на ней, как резиновые мячи. Но Кьодино, который обрушился сверху, как снаряд, прорвал сетку и вонзился по грудь в песок арены.

— Довольно! — закричал разъярённый Директор. — Не хватало ещё, чтобы ты разгромил мне весь Цирк. Ты годишься только на работу служителя!

Помятый, с опущенной головой, Кьодино пошёл прочь, но не успел он сделать и двух шагов, как его окружили три карлика.

— Не огорчайся, — сказал Нано.

— В конце концов ты добился того, что хотел: ты останешься в Цирке, — добавил Нанэ.

— И кроме того, быть служителем — почётное дело, — заключил Нанн.

Они так утешали его, что Кьодино успокоился. «Главное, что я останусь в Цирке, — подумал он. — А это лучший способ найти Перлину. Ведь завтра мы будем уже в другом городе».

В обязанности служителя входило не только подметать арену, но и давать корм животным. Это было самое трудное для Кьодино. Сам он питался только маслом и никак не мог запомнить, что мясо нужно было давать львам, а сено — лошадям.


* * *


Цирк очень нравился Кьодино. Все артисты были такими необыкновенными, что железный Кьодино не очень выделялся среди них. Он чувствовал себя очень просто и непринуждённо.

Кьодино в цирке

Если бы Кьодино не мучили угрызения совести за его поступок с Перлиной, он был бы совсем счастлив. Разве можно было не смеяться, глядя, как жонглёр-фокусник Сорвиголова укладывается спать на спинке стула или же сворачивается клубком в картонке из-под ботинок? А клоун Весельчак? Стоило только ему сказать слово, как все вокруг покатывались со смеху…

Но не всё в Цирке нравилось Кьодино.

За день до начала представлений он, войдя в зверинец, увидел такую сцену, что от негодования даже раскалился докрасна. Укротитель Усач, схватив за шиворот трёх карликов, поднёс их к решётке, за которой сидели львы, и закричал:

— Сейчас же скажите мне: «Добрый день, синьор Усач», иначе я брошу вас в клетку!

А дело было вот в чём. Знаменитый укротитель

Усач со всеми обращался высокомерно и презрительно. Особенно насмехался он над карликами, давая нм всякие обидные прозвища. Карлики дрожали от ярости, но что они могли сделать против такого здоровяка, как Усач?

В этот день Усач заметил, что карлики не поздоровались с ним, и решил их наказать. Но мужественные карлики не поддавались, хотя Усач поднёс их прямо к пасти огромного льва.

— Как вам не стыдно издеваться над слабыми!- возмущённо закричал Кьодино.

Кьодино в цирке

Подбежав к Усачу, он выхватил карликов из его рук и осторожно опустил их на землю.

Длинные усы укротителя поднялись от злости, как кошачьи хвосты:

— Как ты, ничтожный и презренный служитель, смеешь вмешиваться в дела самого храброго человека в мире?! Получай, болван, и помни!

И он изо всей силы хлестнул Кьодино плёткой по лицу. Но Кьодино даже глазом не моргнул.

— Тысяча чертей! Ты думаешь, что я, которого боятся даже тигры и львы, не заставлю тебя закричать? — завопил разъярённый Усач и принялся хлестать Кьодино. Карлики вздрагивали при каждом ударе, а Кьодино даже не почувствовал ничего… Наконец он слегка хлопнул Усача по плечу и проговорил:

— Успокойся!

От лёгкого хлопка Кьодино Усач рухнул на землю.

Именно в этот момент в зверинец вошла дочь Директора, наездница Гоп-ля. Её прозвали так потому, что на арене, выполняя свои упражнения, она всегда восклицала: «Гоп-ля!»

— Что ты делаешь на земле, Усач? — удивлённо спросила она.

— Я… я… ищу пуговицу, -смущённо пробормотал Усач. Вскоре он пришёл в себя и угрожающе проворчал:

— Пойдём лучше отсюда, не то я растерзаю этого Кьодино. Я его уже проучил, но это не всё.

Кьодино в цирке

Он взял наездницу под руку и, напыжившись, как индюк, направился к выходу.


* * *


Настал день, когда Кьодино смог, наконец, присутствовать на цирковом представлении. Правда, сначала он был самым рассеянным зрителем, так как не переставал внимательно рассматривать публику, надеясь увидеть Перлину. Но девочки не было.

«Кто знает, где она сейчас? — огорчённо думал он. — Удастся ли мне когда-нибудь отыскать её?..»

Чтобы отвлечься от грустных мыслей, он стал смотреть представление, и постепенно это чудесное зрелище захватило его.

Всем представлением командовал Директор, который, стоя с хлыстом в руке у края арены, зорко следил за всем, и все ему подчинялись: и люди и животные…

Кьодино первый раз в жизни был на представлении в Цирке. Он замер на месте, широко раскрыв глаза от восхищения и удивления.

Облако и Облачко летали в воздухе с трапеции на трапецию, как быстрые ласточки, Сорвиголова бегал по верёвке, жонглируя сразу шестью мячами, и ни один из них не падал на землю. А клоун Весельчак время от времени был вынужден замолкать, так как зрителям грозила опасность задохнуться от смеха.

Неожиданно в Цирке наступила тишина: посреди арены поставили клетку для аттракциона со львами. Когда Усач в своей блестящей куртке с расшитыми золотом манжетами приблизился к двери клетки, поднялся целый ураган аплодисментов. Нужно отметить, что отчасти он их заслуживал. И не потому, что был великим укротите-лем, а потому, что в клетку со львами он всё-таки входил…

Правда, у него под руками были пистолеты, кнуты и шпаги. Однако публика была в восторге: по его команде львы прыгали, бегали, прятались в клетки…

И всё же самыми горячими аплодисментами публика наградила Нано, Нанэ и Нани. На трёх маленьких велосипедах карлики на полной скорости въезжали на арену и карабкались повсюду, даже на шесты, которые подпирали шатёр, до самой огромной люстры, освещавшей всю арену.

Не успели карлики закончить своё выступление, как завистливая Гоп-ля, испугавшись, что их успех затмит её собственный номер, вскочила на своего коня и ворвалась на арену.

Испуганные карлики попадали с велосипедов и с криками спрятались за Кьодино. Зрители смеялись над страхом карликов, а Гоп-ля, освободив арену, принялась показывать изящные упражнения и свою ловкость наездницы.

Но Кьодино, всегда принимавший сторону слабых и обиженных, рассердился на наездницу. «Какая она грубая, — подумал он. — Ну погоди же, сейчас я тебе покажу!..» И, выбрав момент, когда Гоп-ля проезжала мимо него, он схватил лошадь за хвост. Лошадь остановилась как вкопанная, а Гоп-ля от толчка вылетела из седла и грохнулась посреди арены.

Кьодино в цирке

Кьодино не успокоился на этом. Схватив карликов, он ловко посадил их всех троих на лошадь. На этом огромном животном три крошечных человечка принялись скакать вокруг разъярённой наездницы, которая сидела посреди арены. Публика задыхалась от смеха. Только после представления разгневанная Гоп-ля узнала от Усача, кто ей подстроил такую шутку. Но укротитель, испытав на себе силу Кьодино, удержал её, когда она хотела пойти к Кьодино и надавать ему пощёчин.



— Не стоит пачкать твои красивые белоснежные ручки о грязного служителя, — иронически посоветовал он ей. — Есть лучшее средство отомстить ему: добиться, чтобы его выгнали из Цирка.


* * *


Усач и Гоп-ля придумали сто один план, чтобы отделаться от Кьодино. Сначала они старались оскорбить его, поручая ему самую грязную работу — чистить стойла. Но Кьодино со своим железным носом прекрасно с ней справлялся. Тогда ему поручили прогуливать лошадей, и Кьодино приходилось по три часа подряд водить лошадей вокруг арены. Но со своими железными лёгкими он мог бы бегать и по три дня не уставая.

— Никак не удаётся к нему придраться,- злобно говорил Усач дочери Директора. — Я прикажу ему прогуливать таким образом слонов! Посмотрим, как он с этим справится!

Не тут-то было! Кьодино хватал слонов за хоботы и, если они упирались, тащил их вперёд с такой быстротой, как будто у них на ногах были коньки на роликах!

Словом, из ста одного хитро задуманного плана Усач испытал уже девяносто семь, но всё безуспешно. Однако на девяносто восьмом, самом коварном из всех, он добился своего. Усач украл из обеда львов лучшие куски мяса и, притащив к Директору Кьодино, обвинил его в том, что мясо съел он.

— Это неправда! — протестовал Кьодино.- Я не брал! Я вообще не ем мясо, а питаюсь только маслом!

Но это не помогло, и Директор выгнал его.

Как только Нано, Нанэ и Нани узнали, что Кьодино пострадал из-за Усача, они решили отомстить за друга.

— Кьодино не виновен! Это так же верно, как то, что я — карлик! — закричал Нано.

— Несправедливо, что наказан невиновный! — добавил Нанэ.

— Поэтому мы, честные и благородные карлики, должны проучить Усача! — закончил Нани.

Вооружившись тремя большими гвоздями, сделав щиты из консервных банок, три благородных рыцаря отправились вызывать Усача на дуэль.

— Мы будем биться до последней капли крови!- хором поклялись трое братьев.

Но, дойдя до комнаты укротителя, они увидели сцену, от которой не только потеряли все свои воинственные намерения, а даже расхохотались. Испуганный Усач с дрожащими от страха усами карабкался на шкаф, с ужасом глядя на мышь, которая сидела на полу и грызла корку сыра.

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Нано.

— И это — знаменитый Усач, укротитель тигров и львов! — сквозь смех воскликнул Нанэ, схватившись руками за живот.

— Значит, он боится мышей! — заключил Нани, у которого от смеха даже слёзы выступили на глазах.

Это была правда: Усач так боялся мышей, что скорее встретился бы с тысячью разъярённых львов, чем с одним мышонком.

Карлики сразу же побежали искать Кьодино. Они придумали, как наказать Усача за все его проделки.

Как раз в это время Кьодино медленно выходил из Цирка, держа в руках картонную коробку, в которой помещалось всё его имущество.

— Кьодино, друг наш! — закричали хором карлики.- Мы придумали потрясающую вещь! Подожди до конца спектакля: ты вволю насмеёшься и вдобавок увидишь, как мы проучим Усача!

Кьодино согласился ещё на несколько часов остаться в Цирке, смешался с толпой зрителей и стал смотреть представление. Сначала всё шло хорошо. Но когда на арене водрузили клетку, и к ней подошёл Усач, чтобы показать свой номер со львами, карлики подмигнули Кьодино, как бы говоря: «Ну, держись, сейчас начнётся!»

Усач, как обычно, подкрутил свои знаменитые усы, выгнул дугой грудь, проверил, заряжены ли пистолеты и ружья, наточены ли шпаги и трезубцы, и вошёл в клетку.

Номер проходил, как обычно, прерываемый хвастливыми фразами укротителя:

— Восхищайтесь мной, синьоры! Ни один укротитель в мире не отважится сделать то, что делаю я… Поэтому хлопайте, хлопайте и ещё раз хлопайте: никогда больше вам не придётся видеть выступление такого храбреца и знаменитого укротителя, как я!

Это была неправда, но на публику такие фразы производили впечатление, и все аплодировали.

А тем временем Кьодино, у которого при виде Усача во рту появился привкус ржавчины, спрашивал себя: «Зачем только карлики удержали меня?

Всё идёт, как обычно…» И он совсем уже собрался уйти, как вдруг широко раскрыл глаза от удивления: Нано, Нанэ и Нани, накрывшись платком, чтобы их не заметили зрители, тащили к клетке со львами мышеловку, в которой сидели три мышонка.

«Что они затевают?»-подумал Кьодино. Но как раз в этот момент карлики подтащили мышеловку к самой клетке и открыли дверку. Мыши, напуганные шумом и ярким светом прожекторов, бросились вперёд. Но если львы даже не обратили на них внимания, то совсем по-другому повёл себя свирепый Усач, знаменитый укротитель и, как писали в афишах, самый храбрый человек в мире.

Увидев мышей, он завопил истошным голосом, швырнул в сторону свой хлыст и трезубец и заметался по клетке в поисках выхода. Зрители не верили своим глазам, Кьодино — тоже. Только карлики знали, как Усач боится мышей. Когда, наконец, укротитель, завывая, как испорченная сирена, выскочил из клетки, зрители стали приходить в себя от удивления. Послышались свист, выкрики: «И это самый храбрый человек в мире?» «Это просто трус, который боится мышей!» «Нас обманули!»

Кьодино в цирке

Директор послал на арену наездницу, чтобы она своим появлением отвлекла внимание публики от клетки со львами, но сидевшие в первых рядах мальчишки забросали её помидорами и гнилыми фруктами. Платье наездницы покрылось пятнами, с нарумяненного лица стекал помидорный сок. Разъярённая Гоп-ля в слезах убежала с арены.

Никогда ещё в цирке не видели подобного скандала.

— Мы хотим видеть львов, а не лошадей! — кричали зрители. — Дайте нам настоящего укротителя!

Директор в отчаянии рвал на себе волосы:

— Где же я возьму настоящего укротителя. Я разорён! Это конец моего Цирка!

Бедняга! Его действительно можно было пожалеть!

Кьодино, забыв, что этот самый Директор уволил его, выбежал на арену и стал около клетки со львами.

— Синьоры! — закричал он. — Садитесь на свои места! Номер со львами будет исполнен! Я войду в клетку!

Увидев, что одетый, как служитель, парень входит в клетку со львами, зрители замолчали. Директор зажмурил глаза от ужаса.

— Бедный Кьодино!-пробормотал он. — Чтобы спасти представление, он идёт на такую жертву!

Кьодино волновало только одно: как привлечь внимание публики. Львы удивлённо смотрели на Кьодино, а он спокойно-спокойно подошёл к ним и заговорил, как с кошками:

— Кис-кис-кис, делайте упражнения!

Львы рассердились, а самый старый и самый свирепый лев грозно зарычал. Очевидно он хотел сказать: «Кис-кис?! Это он говорит нам — царям зверей! Сейчас мы ему покажем!»

Кьодино в цирке

И, раскрыв огромные челюсти, он прыгнул на Кьодино, который исчез в куче разъярённых зверей. Зрители ахнули от испуга. У карликов, Весельчака и Сорвиголовы слёзы выступили на глазах: они уже считали Кьодино погибшим. И вдруг все увидели необычайное зрелище: испуганные львы, визжа, как щенки, забились в углы клетки, потеряв десяток зубов. Никогда ещё в жизни не попадалась им такая твёрдая кость! А улыбающийся Кьодино поднялся на ноги, как ни в чём не бывало, только одежда его была кое-где порвана и помята.

— Кис-кис, — спокойно повторил он. — Не бойтесь, милые львята, успокойтесь!

Но львы, как взбесившиеся, метались по клетке. Наконец Кьодино удалось поймать за хвост одного из них: бедняга дрожал от страха и жалобно визжал.

— А ну-ка, брось капризничать! — пригрозил ему пальцем Кьодино. И для убедительности слегка шлёпнул его своей железной рукой.

Лев тотчас же принялся скакать с тумбы на тумбу, ходить на задних лапах — словом, стал делать все упражнения, которые он знал. Другого льва Кьодино заставил прыгать через обруч, а льву и львице приказал ходить под ручку на задних лапах. Представление получилось исключительное: львы, боясь рассердить Кьодино, повиновались ему, как дрессированные собаки. В конце представления поднялся целый ураган аплодисментов. Такого укротителя никогда ещё никто не видел. Ни одно цирковое представление не имело такого успеха!

Кьодино в цирке

Карлики. Сорвиголова и Весельчак с триумфом отнесли Кьоднио за кулисы. Директор, слыша, как публика рукоплещет и вызывает Кьодино на бис, так плясал от радости, что медали на его груди устроили настоящий концерт.

— Ты спас меня, Кьодино! — закричал он. — Разреши, я поцелую тебя! — И он бросился обнимать Кьодино. Но вместо звука поцелуя раздался воиль: Директор разбил себе нос о металлические щёки Кьодино.

— Да ведь ты железный! Весь железный! — воскликнул Директор, постучав ногтём по груди Кьодино, который дрожал от страха, увидев, что его секрет раскрылся.

Но Директор от радости даже забыл о своём разбитом носе.

— Железный мальчик! — кричал он. — Какой замечательный аттракцион! Это будет самый сенсационный номер из всех. Я уже вижу афиши: «Кьодино- железный укротитель!» Успех! Слава!

Он сразу же предложил Кьодино заключить очень выгодный договор.

— Твоё имя будет написано огромными буквами на тысячах афиш! Ты объедешь с гастролями весь мир! Кьодино, скажи, что ты согласен!

Услышав об афишах и о гастролях, Кьодино подумал о Перлине: это было хорошее средство, чтобы дать ей знать, где он находится. Поэтому он немедленно согласился.

Радостными криками ответили артисты на согласие Кьодино. Только Гоп-ля, презрительно наморщив нос, пробормотала:

— Подумаешь, сколько шума из-за какого-то металлолома!

Кьодино в цирке

Так Кьодино стал знаменитым артистом. Перед входом в Цирк красовалась огромная афиша, на которой был нарисован его портрет и под ним надпись: «Кьодино — железный укротитель». Каждый вечер Цирк был переполнен людьми, пришедшими взглянуть на Кьодино. А снаружи стояла длинная очередь за билетами на следующее представление.

Кьодино в цирке

Под звуки фанфар Кьодино, одетый в красную с золотым шитьём куртку, выходил на арену. Вместо хлыста он держал в руках маленькую деревянную палочку, какая бывает у дирижёра оркестра. Этой палочки ему было достаточно, чтобы командовать львами. Львы так боялись Кьодино, что Директор приказал выдавать им для храбрости двойную порцию мяса.

Через некоторое время львы научились делать двойное сальто и возить на себе Кьодино. Чтобы не раздражать этого неумолимого укротителя, они, казалось, позволили бы сбрить свои гривы и остричь кисточку на кончике хвоста — символы их власти.

Однажды во время представления какой-то лев нашёл на песке арены пуговицу и хотел было проглотить её, но Кьодино бросился за пуговицей прямо к нему в пасть.

— Отдай пуговицу! -закричал он. -Ты можешь подавиться!

Зрители замерли от страха, но ещё больше напугался лев. Бедняга разинул пасть так широко, как только мог, чтобы не ободраться об эту железную голову. А когда Кьодино, отыскав пуговицу, вытащил свою голову из пасти льва, загремели такие аплодисменты, что этот номер пришлось повторять во всех последующих представлениях.

Кьодино в цирке

Чтобы поделить славу со своими друзьями, Кьодино разучил несколько новых номеров. Он заставил львов возить на спине карликов, и звери делали это с такой осторожностью, что когда какой-нибудь карлик случайно падал на землю, они бросались к нему и ласково облизывали упавшего, чтобы Кьодино не подумал, что они уронили карлика нарочно. Таким образом, карлики, которых раньше любой из львов мог проглотить в один миг, прославились как смелые укротители.

Теперь каждый спектакль благодаря Кьодино проходил с огромным успехом. Но каждый вечер, прежде чем окончить представление, Кьодино призывал публику к тишине и грустным голосом выкрикивал:

— Перлина, если только ты слышишь меня, знай, что я очень раскаиваюсь в том, что обидел тебя. — И потом добавлял: -Если кто из вас, синьоры, знает что-либо о Перлине, скажите мне, пожалуйста…

— Но никто не отвечал, и Кьодино каждый вечер уходил с арены грустный, несмотря на аплодисменты зрителей. А как только у него выдавалась свободная минута, он бегал по городу, в котором останавливался Цирк, в поисках Перлнны. Он спрашивал у прохожих, у полицейских, у дворников, давал объявления в газеты, но всё безуспешно: Перлины нигде не было.

Артисты Цирка, зная эту печальную историю, всячески старались утешить его. Все они, кроме Усача и наездницы, любили его и очень огорчались, что не могут ему помочь.

Чтобы отвлечь Кьодино от грустных мыслей, карлики рассказывали ему разные смешные истории, щекотали его железными спицами, но Кьодино ни разу даже не улыбнулся. Весельчак, который только тем и занимался, что смешил людей, выдумывал специально для Кьодино множество занимательных фокусов. Он даже наливал себе в уши пиво, и потом оно вытекало у него из рукавов куртки в две огромные рюмки, но всё было бесполезно. Ничто не могло развеселить Кьодино.

— Я понял: ты не любишь пиво! — настаивал Весельчак и неожиданно вытаскивал из-за пазухи большую банку с самым лучшим маслом. — Уж это-то тебе понравится!

Но и масло не привлекало внимания Кьодино. Артисты теперь больше старались развеселить Кьодино, чем публику.

Кто радовался грусти Кьодино, так это бывший укротитель Усач. После его позорного бегства от мышей Директор разжаловал Усача в служителя. Усач всей душой ненавидел Кьодино, который занял его место в клетке со львами и в сердцах зрителей.

Часто он тайком встречался с наездницей, и они долго совещались, придумывая тысячи планов, чтобы отделаться от своего врага.

Понимая, что всё это бесполезно, Усач, великолепные усы которого теперь печально свешивались вниз, топал ногами и плакал, как ребёнок:

— Ы-ы-ы! Я хочу снова получить моё место укротителя! Я не хочу больше быть служителем!

Кьодино в цирке

Гоп-ля пыталась успокоить его.

— Мы своего добьёмся! — говорила она. — Я не успокоюсь до тех пор, пока этот металлолом не будет выброшен из Цирка! Из-за него никто больше не обращает внимания на мой номер и не хлопает мне…

Гоп-ля понимала, что поступает нехорошо, но ничего не могла с собой поделать: она была очень тщеславна.


* * *


Когда после поездки по другим городам Цирк возвратился в тот город, где жила Перлина, девочка вместе с синьорой проезжала в коляске через площадь, на которой устанавливали шатёр Цирка. Как раз в это время над входом прибивали огромную афишу с надписью «Кьодино — железный укротитель». Но афиша была повёрнута так, что Перлина не видела надпись.

— Ох, синьора, с каким бы удовольствием я побывала в Цирке! — воскликнула Перлина.

Синьора наморщила нос:

— Какой ужас! — сказала она. — Разве ты не знаешь, что Цирк — зрелище для бедняков? Лучше сегодня вечером сходи на концерт.

И коляска проехала мимо Цирка, мимо афиши с именем Кьодино. Бедная Перлина! Ей так не повезло! Ведь она уже давно простила Кьодино…


* * *


А тем временем Кьодино, не получая никаких известий о Перлине, горевал всё больше и больше, несмотря на все усилия друзей развеселить его. Чтобы доставить им удовольствие, Кьодино притворялся весёлым, но однажды тоска так одолела его, что он не смог больше её скрывать.

Кьодино в цирке

— Бедная девочка! — со вздохом проговорил он. — Кто знает, в какое положение она попала из-за меня! Может быть, она голодна, может быть, заболела…

При этих словах Весельчак, всё время старавшийся развеселить Кьодино, неожиданно расплакался.

— Что с тобой? Может быть, это твой новый фокус? — удивлённо спросил Кьодино. Ему не верилось, что клоун мог плакать всерьёз.

— Прости меня! — между рыданиями произнёс Весельчак. — Твои слова разбудили моё горе, которое я всё время старался скрыть. Моя дочка больна, так больна, что, может быть, ей даже грозит смерть…

— Но тогда нужно лечить её! — воскликнул Кьодино. — Я не знал, что у тебя есть дочь. Почему ты раньше не говорил мне об этом?

— Я не хотел огорчать моих друзей. К сожалению, ничего нельзя сделать: чтобы лечить её, нужны доктора и лекарства, а у меня нет денег…

Сердце Кьодино забилось так сильно, что грозило разорваться. Он сбегал к своей повозке и сразу же вернулся, держа в руках свой месячный заработок:

— Возьми себе эти деньги! Беги скорее к своей дочке и не беспокойся о представлении: я заменю тебя.


* * *


Весельчак купил на деньги Кьодино лекарства, пригласил лучших специалистов, и через несколько дней его дочь поправилась. Весельчак снова был счастлив, но ему хотелось отблагодарить Кьодино, сделать так, чтобы и он был счастливым. А для этого нужно было отыскать Перлину. Но как?..

Весельчак думал-думал, и вдруг его осенила простая мысль: дать объявление по радио. От радости он даже подпрыгнул на стуле и немедленно побежал в Управление радиовещания, чтобы заказать объявление.


* * *


Во время передачи Перлина в белых перчатках, белоснежном переднике и ослепительной наколке подавала синьоре чай.

— Ты до сих пор не научилась держать вазу тремя пальцами! — сердито упрекала её синьора.- Какая же ты невежда! Двигайся живее!

От обиды у Перлины к горлу подступили слёзы. И как раз в это мгновение звонкий голос диктора произнёс по радио:



— Внимание! Внимание! Кьодино ищет Перлину! Если ты слышишь, Перлина, то приходи быстрее в Цирк, где тебя ждёт Кьодино…

Перлина вздрогнула от неожиданности, ваза выпала из её рук и разбилась.

— Невежа! Растяпа! Неряха! — закричала синьора.

Но Перлина не стала её слушать. Одним прыжком она достигла двери и выскочила на улицу. Она сорвала с себя передник, перчатки и наколку и как метеор помчалась к Цирку.

— Да здравствует свобода! Кьодино, я здесь! — кричала она.

Через несколько минут она уже была у Цирка и, отстранив изумлённого контролёра, ворвалась на арену.

Кьодино как раз показывал свой номер со львами. Он только что всунул голову в пасть огромного зверя, как вдруг в наступившей тишине раздался звонкий весёлый возглас:

— Кьодино! Это я, Перлина! Я вернулась к тебе!

— Перлина! — радостно закричал Кьодино и бросился навстречу девочке, второпях забыв запереть дверцу клетки. Друзья взяли друг друга за руки и пустились в пляс.

Удивлённые зрители молчали. А тем временем львы, увидев что дверь их клетки осталась открытой, выскочили на арену.

Поднялся страшный переполох.

— На помощь! — кричали люди. — Мы погибли!

Но всё это длилось не больше секунды. Оставив

Перлину, Кьодино бросился к львам и, схватив их за хвосты, водворил на место.

— Невоспитанные звери! — укорял он львов. — Ни на минуту вас нельзя оставить одних, чтобы вы что-нибудь не натворили! Синьоры-зрители заплатили за билеты, а вы хотели сожрать их! После спектакля я ещё поговорю с вами!

В этот вечер в честь Перлины спектакль закончился необычайно торжественно. Все артисты уже давно знали её по имени и знали, как её любит Кьодино. Поэтому .все они решили выйти на арену и отпраздновать возвращение Перлины.

Карлики демонстрировали своё искусство самыми невообразимыми прыжками. Облако и Облачко, подлетая на трапеции, протягивали Перлине букеты роскошных цветов, а Сорвиголова, стоя на голове, произнёс приветственную речь. Директор приказал играть оркестру торжественный марш. Словом, в Цирке ещё никогда не видели такого веселья и торжества.

По окончании представления Директор, боясь, что Кьодино уйдёт с Перлиной, предложил девочке остаться в Цирке.

— Спасибо! — ответила Перлина. — Ничто и никогда не разлучит нас теперь с Кьодино! И потом ведь в Цирке так интересно!

Кьодино в цирке

Все артисты Цирка окружили Кьодино и Перлину, радуясь что они, наконец, встретились.

Только Гоп-ля и Усач с недовольным видом стояли в стороне. Они так ненавидели Кьодино, что каждая его радость отравляла им жизнь.

— И без этой девчонки в моём Цирке полно бездельников!- пробормотала Гоп-ля, презрительно глядя на Перлину.

Как дочь Директора, она всегда пыталась изображать из себя хозяйку.

— Совершенно верно! — поддакнул Усач. — Поэтому нам нужно как можно быстрее освободиться от них.

— Или я или он! Клянусь, что разделаюсь с Кьодино раз и навсегда. В противном случае я отрежу себе усы!

Это была страшная клятва! Ведь Усач дорожил своими усами больше, чем жизнью. В душе наездницы появились угрызения совести. Она знала, на что способен коварный Усач. Ведь на самом деле девушка была не такая уж плохая, а просто чересчур гордая и самолюбивая. Она уже раскаивалась в том, что причинила Кьодино столько зла и совершенно не хотела вредить ему ещё. Но Усач схватил её за руку и воскликнул:

— Посмотришь, как я расправлюсь с Кьодино! Сегодня во что бы то ни стало я снова стану укротителем!


* * *


В этот вечер в Цирке произошла скандальная история. Едва окончилось представление, как в кабинет Директора вбежал бледный перепуганный кассир и прошептал:

— Мы разорены: кто-то украл все деньги из кассы!

Директор чуть не упал в обморок, а все присутствующие, праздновавшие возвращение Кьодино, умолкли. И в этой глубокой тишине прозвучал чей-то вкрадчивый голос:

— Нужно проверить Кьодино. Мне кажется, что это его рук дело…

Этот голос, конечно, принадлежал Усачу, который, даже не предупредив никого, уже вызвал полицию. Через некоторое время в Цирк ворвался сыщик Длинный Глаз в сопровождении полицейского.

— Где вор? — запыхавшись, воскликнул он.

Кьодино в цирке

— Нужно сначала найти его, — пояснил Усач.

Кьодино в цирке

Разочарованный сыщик почесал лысину.

— И так всегда! — со вздохом пробормотал он. — Этих воров всегда приходится искать! Как тяжело быть сыщиком!

Усач заметил нерешительность сыщика и подсказал :

— Придётся обыскать повозки артистов…

— Точно! — воскликнул Длинный Глаз. — Я только что подумал об этом.

Но потом он снова почесал свою лысину и нерешительно пробормотал:

— А зачем это нужно делать?

— Чёрт возьми! Если вы найдёте чемодан с деньгами, значит, хозяин повозки — вор…

— Правильно! — обрадовался сыщик Длинный Глаз. — Если в повозке найдётся чемодан, значит, хозяин её — вор!

Обыск длился два часа, но о результатах его мы вам скажем сразу: чемодан с деньгами был найден в повозке Кьодино! Надеюсь, что ни вы, ни присутствующие при обыске артисты не поверили, что Кьодино — вор, но…

— Факты есть факты! Где украденный чемодан, там и преступник! — изрёк сыщик Длинный Глаз.- Юноша, вы арестованы!

— Я не виноват! — воскликнул Кьодино.

Но сыщик Длинный Глаз стоял на своём.

— Факты — упрямая вещь! — повторил он.- А раз ты — вор, а я — полицейский, значит, я должен арестовать тебя. Правильно я говорю? — и он оглянулся, пытаясь найти поддержку у присутствующих.

Но все принялись дружно защищать Кьодино, хорошо зная его честность.

Только Усач не унимался.

— Сыщик, арестуйте его! — закричал он. — Это ваш долг!

— Верно! — согласился Длинный Глаз.- Если я не буду арестовывать воров, то какой же из меня получится полицейский? — Он хотел надеть наручники на Кьодино.

Но вдруг в этот самый момент хором закричали карлики:

— Кьодино, раз ты не виновен — беги! Мы разыщем настоящего вора!

Тогда Кьодино, вырвав наручники из рук сыщика, защёлкнул одно кольцо на руке Длинного Глаза, а второе — на ноге полицейского и побежал. Вдогонку ему прозвучал чей-то взволнованный голосок:

Кьодино в цирке

— Подожди меня, Кьодино! Я уверена в твоей честности! Не оставляй меня!

Это кричала Перлина. Обрадованный Кьодино вернулся, схватил её за руку, и они убежали.

Длинный Глаз и полицейский пытались преследовать беглецов, но, связанные цепью, при первом же шаге грохнулись на мостовую. Усач подбежал к ним, снял наручники и помог подняться.

Кьодино в цирке

— Какой же вы сыщик, чёрт возьми! — закричал он. — Арестуйте Кьодино и отправьте его на каторгу!

В то же время подъехала специальная полицейская машина. Оскорблённый сыщик вскочил в неё, и машина как молния ринулась вперёд. Длинный Глаз внимательно смотрел в огромный телескоп.

— Вот он! — воскликнул сыщик, увидев далеко впереди беглецов. Он выхватил из кармана… записную книжку и прочитал наставление начальника полиции: «После обнаружения преступника, если преследование становится опасным, нужно вызвать подмогу». Вспомнив, какую шутку с ним сыграл Кьодино, Длинный Глаз включил радио и объявил: «Всей полиции! Тревога! Немедленно арестовать опаснейшего преступника Кьодино!»

В одно мгновение на всех улицах, площадях, переулках появились, завывая сиренами, быстроходные полицейские машины.

Кьодино в цирке

Беглецы находились в это время на центральной площади города. Кьодино заметил, как побледнела Перлина.

— Не бойся, — успокоил он её. — Нас не схватят: я кое-что придумал!

Сначала Кьодино обежал вокруг площади так, чтобы его видели со всех прилегающих улиц. Затем прыгнул в открытый люк водопроводного тоннеля, по которому друзья и направились прочь из города.

А мчавшиеся на машинах полицейские, увидев пробегавшего Кьодино, ещё больше увеличили скорость, и почти одновременно все машины выскочили на площадь. Можете себе представить, какая там получилась свалка! Последним прибыл Длинный Глаз и на полной скорости врезался в кучу обломков, в которые превратились полицейские машины.

Кьодино в цирке

* * *


Пройдя несколько километров по тоннелю, друзья вышли на поверхность уже за городом. Вдали, в поле, виднелись деревянные бараки какого-то посёлка.

— Пойдём туда, — предложила Перлина.

Бараки, казалось, чудом держались на земле.

Стены их были сделаны из картона, жести, глины и обломков деревьев. Чтобы ветер не сдул их, жильцы привязывали стены бараков к пням или деревьям.

В этом посёлке жили одни бедняки: нищие, бродячие музыканты, беглецы.

— Вы не могли бы приютить нас на несколько дней? — попросила девочка.

Но дома у бедняков были такие маленькие, что для беглецов не хватило бы места даже на полу.

Неожиданно Кьодино рассмеялся: он увидел негритёнка, неизвестно как попавшего в посёлок.

— Посмотри, Перлина, какой он смешной! — хохотал Кьодино. — Похоже, что это сынишка бутылки с чернилами.

Но и негритёнок при виде Кьодино расхохотался:

— Чего только не увидишь на белом свете! Ты, наверно, произошёл от паровоза?

Оба сразу же почувствовали симпатию друг к другу и вскоре подружились.

— Приятель, — предложил негритёнок, которого звали Бамбо. — Если не побрезгуете моим домом, то у меня найдётся местечко для вас…

Кьодино в цирке

Домом для Бамбо служил старый сундук, в котором были даже вырублены окошки и сложена маленькая печка.

Кьодино сразу же пришёлся по душе беднякам. Добрый по натуре, он принялся помогать им, как только мог: молотил руками зерно, гладил бельё ногами, точил на груди ножи…

Но однажды Бамбо нашёл газету, в которой был напечатан большой портрет Кьодино. Не умея читать, он прибежал к Кьодино, показал ему газету и спросил:

— Почему здесь напечатан твой портрет? Ты, наверное, знаменитый киноартист?

Но под портретом было написано следующее: «Бегство опасного преступника. Кьодино ограбил кассу Цирка и скрылся. Сыщик Длинный Глаз напал на его след».

Конечно, никто из жителей посёлка не поверил этой истории, но Кьодино с этого дня загрустил: до тех пор, пока его считают вором, он не может вернуться к папе Пилукке и к своим друзьям из Цирка.

Из-за того что Кьодино грустил, внутри у него всё высохло. Однажды, кашлянув, он даже выплюнул какой-то винт.

Видя такое положение, Перлина решила отправиться на поиски масла, так как у бедняков уже не осталось ни капли. А масло было единственным лекарством, которое могло вылечить Кьодино.

Не сказав никому ни слова, девочка в одно дождливое утро вышла из дома-сундука Бамбо, а вернулась только вечером, промокшая до нитки. В её сумочке лежало несколько олив. Это был её заработок за весь рабочий день.

— Сейчас мы выжмем из этих олив масло! — весело проговорила она, но вдруг чихнула так сильно, что откинулась крышка дома-сундука.

— Это плохой признак, — озабоченно проговорил Бамбо.

И действительно, работая целый день под дождём, девочка простудилась.

— Ты горишь, как огонь!-добавил Бамбо, пощупав лоб Перлины.

А Кьодино в отчаянии колотил себя кулаками по голове:

— Это моя вина! Ты заболела из-за этого несчастного масла!

— Нет, нет. Я здорова! — бормотала Перлина, но её «ап-чхи» следовали одно за другим.

Никаких докторов в посёлке не было, но бродячие певцы и музыканты посёлка организовали концерт, надеясь, что музыка и пение хоть немножко помогут Перлине.

Девочка была им очень благодарна. Она с трудом улыбалась, держа за руку Кьодино, и шептала:

— Не беспокойся, этот насморк быстро пройдёт. Чувствуешь, какие у меня холодные руки? Значит, у меня нет температуры…

Она нарочно говорила неправду, зная, что Кьодино не может почувствовать, какие у неё были горячие руки. Но Бамбо покачал головой:

— Это хорошая неправда, Кьодино. У Перлины температура высокая, как небоскрёб!

Тогда Кьодино решительно поднялся и сказал:

— Я пошёл в город за лекарством! Раздобуду как-нибудь денег и…

— Да ты с ума сошёл! — перебил его Бамбо. — В городе тебя немедленно арестуют и бросят в тюрьму. Лучше пойду я…

— Нет, ты и так слишком много сделал для нас! — возразил Кьодино. — Перлина заболела из-за меня, и будет справедливо, если я достану лекарство для её лечения…

Перлина, конечно, не хотела, чтобы Кьодино подвергался опасности быть арестованным, но она так чихала и кашляла, что не могла вымолвить ни слова.

Вдруг Кьодино вскрикнул от радости: ему пришла в голову хорошая мысль.

— Я пойду в город переодетым! Тогда никто не сможет узнать меня.


* * *


С помощью всех бедняков посёлка Кьодино внешне совершенно преобразился. Бамбо из разных тряпок сшил ему сносный костюм. Одна старушка, работавшая раньше парикмахершей, из соломы и листьев кукурузы смастерила парик, а Кьодино прилепил себе пару огромных рыжих усов, которые закрывали почти всё лицо.

— Счастливого… Ап-чхи… пути… Ап-чхи… Кьодино! — пожелала Перлина, и переодетый Кьодино отправился в путь.

Спотыкаясь на каждом шагу в непривычной, слишком длинной одежде, Кьодино добрался до города и на первой же улице остановился как вкопанный: на белой стене высокого дома он увидел свой большой портрет, а над ним — подпись крупными буквами: «Опасный бандит Кьодино. Кто его найдёт, получит в награду миллион!»

Кьодино рассматривал своё изображение и говорил про себя: «Бедные глупцы! Никому из вас не получить этот миллион! Да и в самом деле, кто мог узнать Кьодино в этом оборванном нищем? Никто, даже сам сыщик Длинный Глаз, который как раз стоял рядом и внимательно разглядывал прохожих.

«Что за грубый нищий! — думал в это время Длинный Глаз. — Заслонил от меня весь портрет Кьодино… Пойду прогоню его».

Кьодино в цирке

Но Кьодино уже сам пошёл прочь, по-старчески волоча ноги. Однако не успел он сделать несколько шагов, как случилось нечто ужасное: сильный порыв ветра сорвал с него всю маскировку, и Кьодино оказался таким, каким его сделал Пилукка, прямо под своим собственным портретом. Так что даже такой глупец, как Длинный Глаз, узнал его.

С радостным криком сыщик бросился за Кьодино:

— Стой! Стой! Я знал, что найду тебя!

Но Кьодино не стал его дожидаться.

— Поймай меня, если сможешь! — воскликнул он и пустился бежать с огромной скоростью.

Кьодино в цирке

Преследуемый сыщиком и полицейскими, Кьодино мчался, как экспресс, когда увидел перед собой вывеску аптеки. Ворвавшись в неё, он схватил в шкафчике лекарство для Перлины и, прежде чем аптекарь успел опомниться, проломил стену, выбежал из комнаты, крикнув на прощание:

— Извините! Я заплачу, когда будут деньги!..

Потеряв из виду Кьодино, полицейские могли теперь продолжать преследование только при помощи особого магнита, который держал в руках Длинный Глаз.

А Кьодино изо всех сил бежал к посёлку, осторожно держа в руках пузырёк с лекарством. Пробегая мимо железной дороги, он увидел стоявший на путях длинный состав и услышал знакомый тоненький голосок:

— Садись, Кьодино! Этот поезд увезёт тебя далеко-далеко, где будешь в безопасности.

Это на помощь своему другу пришёл Бамбо, который, размахивая красным флажком, остановил поезд.

Но Кьодино отказался:

— Нет, Бамбо, спасибо! Я должен отнести лекарство Перлине, а потом пусть меня арестовывают…

Друзья вместе побежали к посёлку. Все бедняки собрались перед домом Бамбо, где лежала больная Перлина, и радостными криками приветствовали появление Кьодино.

Кьодино в цирке

А Кьодино, не теряя времени, схватил лежащую рядом воронку, вставил её в рот Перлине и вылил туда всё содержимое пузырька.

— Тебе сразу станет легче,- воскликнул он, обнимая девочку, — и никто теперь не отнимет у нас лекарство…

Но в этот момент раздался пронзительный вой сирены, и в посёлок ворвалась машина, в которой сидел сыщик Длинный Глаз.

— Вы все арестованы! — воскликнул Длинный Глаз, выскочив из машины.

Бедняки, окружившие Кьодино, чтобы скрыть его, с насмешкой поглядывали на сыщика.

— Вы посадите нас в тюрьму? — ехидно спросил сыщика один старичок. — Замечательно! Наконец-то у нас будет настоящий дом!

— Всех вас арестую, — снова пригрозил Длинный Глаз, — если только вы сию же минуту не выдадите мне Кьодино, этого опасного преступника, Который ограбил кассу Цирка и теперь должен предстать перед судом.

Кьодино в цирке

— Кьодино — не вор! — раздался в ответ тонкий голосок Перлины. — Он самый лучший мальчик на свете!

— Правильно! — хором подтвердили бедняки.- Он такой добрый и так помог нам, что не может быть вором!

Но Кьодино, чтобы не причинять неприятностей своим друзьям, отстранил их и вышел вперёд.

— Я к вашим услугам, — сказал он, — но повторяю, что я не виноват…

Из дома-сундука выскочила Перлина и стала рядом с ним.

— Если арестуете Кьодино, берите тогда и меня,- сказала она.

Но Кьодино шепнул ей на ухо:

— Ты лучше постарайся предупредить друзей…

— Хорошо! — воскликнула Перлина и, попрощавшись с Кьодино, помчалась в город. Через несколько часов, к великому изумлению артистов, она как молния ворвалась в Цирк.

Как мы уже сказали, с уходом Кьодино дела в Цирке пошли плохо. Весельчак, вместо того чтобы смешить публику, всё время плакал. У Облака и Облачка от грусти было очень тяжело на сердце, и они не могли, как раньше, порхать в воздухе. Сорвиголова и карлики тоже совсем обессилили от слёз. Даже львы, которые очень привыкли к Кьодино, похудели с горя и к великой злобе Усача устроили забастовку протеста из-за отсутствия их настоящего укротителя.

Приход Перлины встряхнул всех. Артисты засыпали её вопросами:

— Что с Кьодино? Где ты его оставила?

Перлина рассказала о случившемся и воскликнула :

— Чтобы освободить Кьодино, нужно найти истинного преступника.

Но это казалось настолько невозможным, что Весельчак, подумав немного, со вздохом проговорил:

— Скажу, что это я украл деньги, и они освободят моего друга…

Это так расстроило наездницу, что она не могла больше сдерживаться, расплакалась и призналась во всём:

— Это я виновата! — пробормотала она. — Я и Усач… Это он подбросил чемодан с деньгами в повозку Кьодино, а меня заставил молчать… Кьодино не должен страдать по вине другого.

На миг все онемели от удивления. Потом Весельчак закричал:

— Держи Усача! Он хочет убежать…

И десятки рук одновременно схватили бывшего укротителя.

— В чём обвиняется подсудимый?

— Этот человек ограбил кассу Цирка,- ответил сыщик Длинный Глаз, сопровождавший Кьодино.- Осудите его!

Председатель окончательно проснулся. Он снял парик, почесал лысину и проговорил:

— Разве эта «штука» — человек? Я никогда не видел ничего подобного…

Кьодино в цирке

— По-моему, это машина… — пробормотал Советник, надев две пары очков.

Но Прокурор, считавший себя большим учёным, раскрыл большую книгу, с которой он никогда не расставался, и уверенно заявил:

— Ничего подобного! Это, без сомнения, закоренелый преступник. Такой закоренелый, что он сделался железным. А что значит, с вашего позволения, «железный преступник?» Книги ясно отвечают на этот вопрос: «железный преступник — самый опасный преступник!» Этого человека нужно немедленно посадить в железную клетку, то есть в тюрьму!

Но я же не виноват! — воскликнул Кьодино. — Я не совершал никаких преступлений!

— Как? Обвиняемый осмеливается возражать мне? Я — Прокурор и не могу ошибаться. Значит, подсудимый лжёт. А раз лжёт — значит, он виновен. Поэтому, на основании статьи 521, параграф 3, раздел"б», мы должны вынести ему приговор!

Кьодино в цирке

Председатель суда был очень вежливый человек. Он не хотел огорчать Прокурора, которому в этот день не удалось ещё никого осудить.

«Хорошо, — решил он, — сделаю ему приятное. Да и я, таким образом, освобожусь быстрее и пойду домой спать…»

Ладно, мы осудим его, -заявил он.- Но куда мы его посадим? Только не в тюрьму, потому что в тюрьму сажают настоящих людей. Остаётся посадить его в клетку зоопарка. По-моему, можно выбрать ему место между клетками обезьяны и слона…

Но в этот момент дверь распахнулась и, как будто услышав своё имя, в зал суда ворвался слон, на котором сидела Перлина и карлики. Хоботом слон крепко держал Усача. Следом вошли остальные артисты во главе с Директором.

Кьодино в цирке

Судьи так испугались, что у них даже не хватило сил убежать. А Перлина подбежала к Кьодино, обняла его и воскликнула:

— Во всём виноват Усач! Это он украл в кассе деньги и подбросил их в твою повозку!

Усачу пришлось признаться во всём перед судьями, и его сразу же поставили на место Кьодино. Прокурор, конечно, не протестовал: для него главным было посадить кого-нибудь в тюрьму, а кого именно — всё равно. Сыщик Длинный Глаз принял важный вид и глубокомысленно изрёк:

— Я сразу понял, что должен быть преступник, а раз это не Кьодино, значит — Усач!

Кьодино в цирке

Смущённая Гоп-ля стояла в стороне, держа за руку своего отца, Директора Цирка. Но все уже простили её, так как она призналась и искренне раскаялась. Вскоре Цирк в полном составе покинул здание суда, а Усача посадили в тюрьму.

— Кьодино, — говорил тем временем Директор железному мальчику, — наш Цирк перестали посещать зрители, и всем твоим друзьям грозит безработица… Только ты можешь помочь нам…

Кьодино не заставил себя долго просить и сразу согласился. Как только знаменитое имя «Кьодино» появилось на афишах, у касс Цирка снова стали выстраиваться длинные очереди желающих попасть на представление.

Перлина сидела в почётной ложе и без устали аплодировала успехам Кьодино.

И Кьодино выступал много-много раз, счастливый, что может помочь своим друзьям.

Только когда Цирк собрался переехать в другой город, Кьодино решил оставить его.

Тепло попрощавшись с друзьями, Кьодино и Перлина взяли друг друга за руки и направились к своему дому, где их давно дожидался папа Пилукка.

Кьодино в цирке


home | my bookshelf | | Кьодино в цирке |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу