Book: Успех. Лидер. Действие



Успех. Лидер. Действие

Пьер Касс

Успех. Лидер. Действие

Редактор В. Иванченко

Руководитель проекта М. Султанова

Арт-директор Л. Беншуша

Корректор И. Астапкина

Компьютерная верстка Д. Жаровский


© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Интеллектуальная Литература», 2016


Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

Предисловие к русскому изданию

Лидерство – неотъемлемая составляющая всего того, что собой представляет International Paper: как мы ведем бизнес, работаем с клиентами, взаимодействуем с партнерами, развиваем сотрудников. Лидерство является важным элементом нашей долгосрочной концепции развития, которая позволяет нам быть среди лучших и наиболее уважаемых компаний в мире. Более 100 лет International Paper является одной из ведущих компаний в лесной промышленности, использующей возобновляемые природные ресурсы для создания продуктов, которыми люди пользуются каждый день.

Модель лидерства International Paper – фундаментальная основа для всей компании. Такая модель является руководством для оценки и развития как личности, так и команды в целом. Основные принципы нашей модели лидерства едины для всех сотрудников компании и могут применяться на всех уровнях организации. Лидерство в International Paper не является производной от должности или роли в компании. Лидеры должны обладать сильным характером, непрерывно развивать свой потенциал и быть катализаторами для своей команды, чтобы воодушевлять сотрудников и достигать поставленных результатов.

Книга «Успех. Лидер. Действие» создавалась при участии профессоров СКОЛКОВО, компании International Paper и крупнейших лидеров бизнеса. В ней содержатся примеры – кейсы, основанные на передовой практике российского бизнеса, которые обеспечивают основу для дискуссий и обучения. Надеюсь, что книга вам понравится. Я бы хотел, чтобы это исследование помогло вам реализовать свой лидерский потенциал и поспособствовало формированию нового поколения лидеров.


Успех. Лидер. Действие
Марк Саттон, председатель совета директоров, главный исполнительный директор International Paper

Благодарности и предисловие

Благодарности

Мы благодарны топ-менеджерам, которые не только честно ответили на все наши вопросы, но и дали советы на основе собственного опыта. Во многих отношениях каждый из интервьюированных руководителей является по-своему мастером лидерства. Интервью, на которых основаны кейсы, стали для нас интересным и непростым испытанием[1].

Почему лидерам в России стоит читать эту книгу?

Лидерам в России сегодня нужно решать ряд задач совершенно особого свойства. Страна достигла переломного этапа в своем развитии и поиске новой идентичности. Как в государственный, так и в частный сектор должно прийти новое поколение смелых и изобретательных лидеров, которые и будут определять дальнейшую судьбу современной России.

Сложные и масштабные вызовы, с которыми сегодня сталкивается Россия, одновременно являются источником беспрецедентных возможностей. Чтобы вывести страну на путь прогресса, лидерам необходимо изобрести новые способы организации общества и управления людьми. В противном случае Россия, как и другие страны, в тот или иной момент оказавшиеся на перепутье общественного развития, рискует перейти в стадию регресса.

В этой книге содержится набор ситуационных исследований, связанных с лидерством в России. Из них читатели смогут почерпнуть необходимую информацию для того, чтобы эффективнее справляться с трудностями в процессе построения более сильного и успешного общества.

В основе идеи лежат одно исходное положение и три фундаментальные предпосылки.

Исходное положение

Для начала обратимся к вопросу о сущности лидерства, которым все еще задаются многие руководители: лидерами рождаются, или можно научиться быть сильным и эффективным лидером?

У нас есть на это простой ответ. Все ли могут стать лидерами? Здесь все зависит от единственного решающего фактора, а именно от корреляции между способностями индивидуума (практически каждый обладает какими-либо талантами) и требованиями той или иной ситуации. Это определяющий момент в том, что касается лидерства. В одной ситуации лидер может действовать исключительно эффективно, однако в другой эффективность может пропасть. Итак, вот исходное положение этой книги: «Да, мы все рождаемся лидерами, и да, каждый из нас учится и совершенствуется».

А вот три предпосылки.


1. Каждый способен учиться, меняться и расти.

Вполне справедливо утверждать, что чем моложе человек, тем легче ему меняться с психологической точки зрения, приобретать новые знания и навыки. При этом наш опыт в области развития лидерских качеств позволяет нам утверждать, что в определенный момент жизни человек должен выбрать, на что он будет тратить время в дальнейшем: концентрироваться на недостатках или развивать свои сильные стороны. Мы убеждены, что во многих организациях недостаткам уделяют чрезмерное внимание, в то время как сильные стороны людей остаются незадействованными.


2. У большинства из нас есть нереализованный потенциал.

Одна из характерных черт выдающегося лидера состоит в том, что он может помочь людям раскрыть потенциал, о котором они прежде не подозревали. Все выдающиеся лидеры – это умелые «активаторы» нереализованного потенциала.

Иными словами, мы богаче, чем думаем; на самом деле мы знаем больше, чем нам кажется, и мы лучше того мнения, которое о нас составляют окружающие. Для человека нет ничего более печального, чем осознать в конце жизни, что он так и не успел полноценно раскрыть свою подлинную сущность. Вместе с тем каждый должен сам регулярно проверять, в полной ли мере он использует собственный потенциал. Расширение своих возможностей и своего «Я» – это опыт, приносящий настоящее удовлетворение.


3. Знания, которые вы приобрели сегодня, устареют уже завтра. Учиться – это хорошо, но научиться учиться – еще лучше.

Развить лидерские качества может любой:

• Практикуйте непрерывный самоанализ. Кто я? Что мне хорошо удается, а что не совсем получается? Чем мне нравится заниматься?

• Пробуйте новые способы мышления и поведения. Могу ли я стать лучше, и если да, то как это сделать? Нужна ли мне помощь? Чего мне не хватает? Чему я могу научиться у других?

• Меняйтесь и совершенствуйтесь. Пробуйте себя в разных амплуа, двигайтесь вперед. Раскрывайте свой потенциал с удовольствием. Получайте практический опыт, который будет способствовать вашему профессиональному росту.

• Извлекайте уроки из собственного опыта. Используйте опыт, чтобы не изобретать велосипед заново каждый раз. Осваивайте свое новое «Я» и будьте готовы меняться дальше.

Цель книги

Мы предлагаем читателю любопытные наблюдения, почерпнутые из практического опыта руководящей работы в России, чтобы таким образом натолкнуть его на размышления о собственных лидерских установках и особенностях поведения.

Это – книга «а-ля карт» в том смысле, что каждый читатель самостоятельно решает, какие из примеров могут быть полезны для его личного развития как лидера.

Особую признательность нам бы хотелось выразить российскому представительству компании International Paper – партнеру издания данной книги, в частности его руководству, которое является одним из ярких примеров эффективного лидерства и задает высокую планку в развитии корпоративной культуры.

Пьер Касс, профессор по лидерству, и Эон Банахан, приглашенный профессор, Московская школа управления СКОЛКОВО

Кейс 1

Лидерство в «МТС»: один день с Михаилом Шамолиным

Сергей знал: будучи яркой личностью, Михаил умеет произвести впечатление. У М. Шамолина сложилась репутация лидера, не вписывающегося в стандарты. Он был из новой плеяды российских корпоративных лидеров: сильный, предприимчивый, из тех, кто любит побеждать. Еще утром Сергей знал об этом только из прессы, а теперь испытал на собственном опыте. Ну и день! По дороге домой Сергей задал себе простой вопрос: а хотел бы он работать на лидера вроде Михаила Шамолина?

Возможность встречи

Прохладным утром понедельника 30 марта 2009 года Сергей Кузнецов ехал в штаб-квартиру российского мобильного оператора «МТС». Ровно в 7:30 ему нужно было быть в кабинете генерального директора Михаила Шамолина. Опаздывать нельзя.

«Проходите, присаживайтесь, – сказал Михаил, указывая на черный кожаный стул в углу. – Кофе? – спросил он, быстро подходя к столу, на котором рядом с кофемашиной аккуратно стояли чашки. «Да, пожалуйста», – ответил Сергей, оглядывая комнату. Предстоящий день волновал и немного пугал его.

Шел последний семестр обучения Сергея в Московской школе управления СКОЛКОВО, и он работал над итоговым проектом, посвященном теме лидерства. Задание предполагало определить сильного лидера, у которого можно учиться: для Сергея это должно было стать частью стратегии личного профессионального роста. В качестве примера для подражания Сергей выбрал Михаила Шамолина, так как у него была репутация молодого руководителя высокого уровня, сумевшего резко изменить одну из лидирующих компаний России. Его уважали за то, как «МТС» прогрессировала под его управлением. Сергей написал Михаилу письмо с просьбой об интервью и получил согласие. Но удивительнее всего было то, что Михаил Шамолин предложил Сергею лично поучаствовать в событиях своего рабочего дня, который как раз начинался.

– Дел сегодня будет много, надеюсь, вы справитесь, – сказал директор, протягивая Сергею чашку кофе. – Минут через 30 у нас совещание руководства, а потом на другом конце города встреча с аналитиками. Она будет непростой, сами увидите.

Сергей был искренне благодарен за такую возможность. Он нервничал, но с нетерпением ждал, что произойдет.

– Ну что же, Сергей, расскажите вкратце о себе, – попросил Михаил. – У нас еще есть время до первой встречи.

– Я родился и вырос здесь, в Москве, получил инженерное образование, немного поработал в технологической компании, а потом решил получить MBA.

– Это мне нравится, – ответил директор. – Хорошее образование всегда полезно для будущей карьеры. А когда получите магистерскую степень, что планируете делать?

– Надеюсь найти менеджерскую позицию в компании вроде «МТС», – ответил Сергей.

– Правильно, всегда стремитесь к вершинам, – улыбнулся Михаил. – Пока мы не начали работать, есть какие-то вопросы?

– Я хотел бы узнать немного о вас и о том, как вы стали генеральным директором «МТС».

Михаил с удовольствием предоставил юному магистранту возможность наблюдать день из жизни корпоративного руководителя. «МТС»[2] – это динамичная компания очень динамичного сектора, и Михаилу хотелось внести свой вклад в становление нового поколения лидеров бизнеса в России.



Взгляд в прошлое

Итак, Михаил Шамолин, генеральный директор «МТС», описал то, что происходило с ним в последние годы. Он пришел в «МТС» в конце лета 2005 года без какого-либо опыта в сфере мобильной телефонии и стал заместителем директора по продажам. До этого шесть лет работал в McKinsey Consulting и год – на руководящей должности в другой российской компании, пока не появилась возможность присоединиться к команде «МТС».

– Невероятно: вы пришли в компанию, ничего не зная о специфике ее бизнеса», – покачал головой Сергей. «Ну, я много знал о бизнесе и мало о мобильной телефонии. Конечно, я изучил вопрос заранее, а чему-то научился еще во время работы в McKinsey, – ответил Михаил.

Затем генеральный директор кратко рассказал Сергею об истории «МТС». Компанию основали в 1993 году, и она первой получила лицензию на работу с GSM. Ранее технология GSM не была доступна для коммерческих целей, а применялась только военными и гражданской авиацией. Мобильные операторы не могли использовать частотную систему GSM. Тем не менее группа ученых при государственной поддержке начала работу над тем, чтобы разделить спектр частот и открыть его для бизнеса. Для развития стандарта GSM в России и была создана компания «МТС».

В начале 1990-х лидером рынка была компания «ВымпелКом»[3] с брендом «Билайн». Они использовали технологию под названием DAMPS, работавшую на других частотах и, соответственно, не запрещенную. Однако акционеры «МТС» понимали, что GSM – стандарт, распространенный в Европе, – ключ к будущему успеху. Они осознавали, насколько важна для бизнес-клиентов возможность роуминга в системе, принятой большинством стран. Как выяснилось позже, это был разумный ход: довольно быстро «МТС» потеснила «ВымпелКом» с позиции лидера рынка мобильной телефонии в России. Поначалу в стране мобильная связь была доступна только состоятельным или корпоративным клиентам. Сам телефон был дорогим, а стоимость его использования – недоступной для большинства людей. В то время средний доход россиянина составлял около 300–400 долларов в месяц, и на оплату услуг мобильной телефонии этого не хватало.

«МТС» быстро захватила корпоративных клиентов – технология GSM лучше подходила тем, кто пользовался роумингом. У «МТС» появилась мощная база, а так как компания стала использовать эту технологию первой, они получили лучший диапазон частот. «Билайн» и «МегаФон»[4] пришли на рынок GSM уже позже.

– Было очевидно, что стандарт GSM станет общим… – сказал Сергей.

– Те годы в России, как и везде, были насыщены событиями, а рынок мобильной связи только делал первые шаги, – пояснил Михаил. – Сейчас достоинства GSM кажутся очевидными, но тогда все было не столь однозначно.

Среди первых инвесторов были Siemens (предоставившая технологию), Deutsche Telekom (наработки), МГТС (доступ к рынку) и несколько других. В 1996 году большинство акций выкупил Владимир Евтушенков – один из лидеров российского бизнеса. Сегодня господин Евтушенков владеет 51 % «МТС» через компанию АФК «Система». Остальные акции компании с 2000 года торгуются на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Лидер в действии

– Встреча начинается, нам пора, – сказал Михаил, поднимаясь.

Сергей схватил свой ноутбук и поспешил за Михаилом. Через пару минут они сидели в комнате для совещаний вместе с остальным руководством компании. Михаил и его коллеги прошлись по основным показателям отчетности. Сергей внимательно слушал – он находился на совещании исключительно в роли наблюдателя. Временами он не до конца понимал, о чем речь, но было совершенно понятно, что генеральный директор намерен продолжать натиск. Последние 10 лет компания росла примерно на 25 % ежегодно, но экономический климат ухудшился, и команда руководителей ожидала замедления роста. Вопрос был в том, как лучше всего с ним справиться.

Сергей слушал, как руководители отделов говорили о серьезнейших проблемах, стоящих перед компанией. За последний год он прочитал множество кейсов и всегда старался представить, каково это – управлять большой компанией. Теперь Сергей получил представление о сложностях, с которыми сталкиваются корпоративные лидеры во время общей неуверенности и кризиса. Ситуация, в которой оказалась компания, была очевидно непредсказуемой.

Обсуждали девальвацию, которая до того момента была лишь словом, то и дело мелькавшим в газетах. Но теперь Сергей начал осознавать ее реальный эффект. Проблема состояла в том, что никто не знал, когда и какой силы будет девальвация рубля. Вслушиваясь в дискуссию, Сергей понимал причину, по которой эта тема стала столь важной: доходы компании и большая часть ее операционных издержек были рублевыми, а кредиты и инвестиции – долларовыми. Руководители говорили о том, что, инвестируя в инфраструктуру, «МТС» большей частью делала закупки у крупных производителей вроде Sony-Ericsson, Nokia или Siemens. Компании требовалось платить по долгам в долларах и евро, вот почему столь остро встала проблема девальвации рубля.

Учитывая динамику рынка, Сергей понял, что «МТС» шла примерно тем же путем, что и ее конкуренты. Все три основных игрока устойчиво росли вместе с массовым рынком. В России экономический кризис пока еще не затронул простых людей. Пострадали бизнес и индустрия, в этих секторах рост замедлился весьма драматично. В отраслях вроде нефтяной или горнодобывающей люди теряли работы, но пока еще не в таких масштабах, чтобы это вызвало общественное беспокойство.

Пока команда руководителей обсуждала эффект от экономического спада, Сергей также понял, что в определенной степени «МТС» может пострадать от кризиса сильнее, чем конкуренты, так как у компании больше корпоративных клиентов, оказавшихся теперь в очень непростой ситуации. Крупные корпорации испытывали проблемы с доходами, а потому сокращали расходы и/или задерживали оплату счетов. Так что в корпоративном сегменте ситуация была гораздо сложнее, чем на массовом рынке, где траты на мобильную связь стали настолько неотъемлемой частью регулярных расходов потребителей, что им уже трудно было бы отказаться от телефонов. Очевидно, что в массовом сегменте кризис еще не был столь явным.

Подводя итог дискуссии, Михаил озвучил несколько ключевых положений:

– Итак, если у нас девальвация и/или быстрый рост безработицы, это затронет массового потребителя. Вопрос в том, насколько это повлияет на отношение людей к мобильной телефонии. Думаю, повлияет несильно, но люди явно будут искать лучшие предложения. Чтобы оставаться конкурентоспособными, мы должны предложить людям те цены, которые они смогут себе позволить. А чтобы предложить привлекательные цены, нам придется стать эффективнее. Нужно быть экономнее в ведении бизнеса.

Генеральный директор вместе со своим спутником вернулся в кабинет. Он бросил на стол папку, собрал несколько других и направился к выходу.

– Пойдемте, Сергей, не отставайте, – сказал он собиравшемуся присесть студенту. – Встреча с аналитиками через 30 минут, а ехать через весь город. Машина уже ждет.

Сергею пришлось бежать, чтобы не отстать от Михаила. Они вышли из здания, сели в машину, и автомобиль влился в московский трафик.

– Ну, что думаете? – спросил Михаил, пока они устраивались на заднем сиденье.

– Честно говоря, я немного озадачен, – признался Сергей. – В смысле, компания показывает сумасшедший рост, но все чрезвычайно волнуются.

– Дорогой друг, – начал генеральный директор. – Вы не понимаете, что руководить компанией вроде «МТС» – это как управлять супертанкером в сложной ситуации. Когда капитан танкера решает по какой-либо причине изменить курс, эффект от его решения появится только через некоторое время. Это значит, что ему нужно планировать свои действия заранее. Отчасти так же обстоят дела и с «МТС». И сейчас нам нужно как-то ускорить управляемость танкера.

Встреча с действительностью

Пока они пробирались через московские пробки, Михаил объяснил, что именно произошло, когда он встал за штурвал «МТС». Тогда, в 2005-м, этот медленный танкер было необходимо развернуть. В противном случае он рисковал пойти ко дну.

Уже к 2002–2003 годам, когда компания стала завоевывать позиции на массовом рынке мобильной связи, она оказалась не готовой к рыночной борьбе так, как ее конкуренты. Ранее «МТС» полагалась на качество услуг и покрытие, но, когда выходишь на массовый рынок, этого недостаточно – для успеха нужно знать куда больше. Пусть у «Билайна» и «МегаФона» был минимум корпоративных пользователей, но они выигрывали в ценах, маркетинге, распространении и прочем. К 2005 году стало очевидно: «МТС» теряет долю на рынке. Хотя все цифры были в порядке, «МТС» становилась менее конкурентоспособной. Михаил объяснил:

– Я понял, что наши цены были примерно на 20 % выше среднего показателя по рынку. В то время руководство считало, что, раз «МТС» предоставляет лучшее качество связи и большую зону покрытия, у нее есть основания высоко оценивать свои услуги. Конечно, с корпоративными клиентами это может работать, но в массовом сегменте рынка люди в первую очередь смотрят на цену.

Сергей внимательно слушал рассказ генерального директора о том, с какими сложностями он столкнулся, когда пришел в компанию. Его новое окружение оказалось довольно косным и в некоторой степени самодовольным. Михаил продолжил:

– Снизить цены было затруднительно, потому что в результате вырос бы трафик, а это в свою очередь повлияло на качество. Система распространения услуг тоже выглядела плачевно, и для максимально успешного развития «МТС» она не подходила. На самом деле «МТС» просто не понимала, как действовать на массовом рынке.

Машина маневрировала в плотном потоке, и водитель сигналил, чтобы предупредить окружающих. Удивительно, как на московских улицах не происходит гораздо большего количества аварий! Казалось, вокруг царит абсолютный хаос, но автомобили продолжали двигаться в нужных им направлениях.

– Звучит практически безнадежно, – сказал Сергей. – Как же вы справились?

Организация ради успеха

Михаил Шамолин объяснил, что одной из главных проблем являлась структура компании. «МТС» была функциональной организацией, не приспособленной для того, чтобы динамично направлять усилия и ресурсы туда, где это сработало бы наиболее эффективно. Структура оправдывала себя только при условии стабильной деятельности всех подразделений и уже сложившегося цельного рынка.

– Итак, первым делом я назначил команды в регионах ответственными за региональные показатели. Я хотел, чтобы местные команды по продажам могли принимать решения на своем уровне. Когда я пришел в компанию, этого не было. Традиционно все решения принимало высшее руководство, так что компания была очень неповоротливой. Но когда мы дали местному начальству больше контроля над прибылью и расходами, они стали проявлять инициативу.

Другой сложностью, как объяснил генеральный директор, было понижение цены на 20 %.

– Мы вывели идею на рынок и стали постепенно завоевывать позиции, но это было только начало. Мы боролись за то, чтобы танкер повернул в нужном направлении. Прошло какое-то время между тем моментом, когда решение было принято, и тем, когда появились первые результаты.

– Но всем было очевидно, что для успеха на массовом рынке компании нужны понижение цен и реорганизация…

– Знали бы вы, какое сопротивление встретили перемены, особенно в верхах, – ответил Михаил, улыбаясь наивности суждения Сергея. – С президентом «МТС» того периода удалось добиться лишь частичных перемен.

Михаил объяснил, что только после смены президента ему удалось убедить нового главу компании кардинально поменять организацию. Трудно было склонить к переменам вице-президентов, ведь власть переходила от них к Михаилу. Но, хотя политически это было трудно, именно так и следовало поступить. По итогам реорганизации центр нес ответственность за стратегию, структуру, а отдельные бизнес-единицы отвечали за прибыли и убытки. Система управления стала в целом гораздо прозрачнее – появилось понимание, кто за что отвечает.

Встреча с аналитиками

Генеральный директор вышел на сцену, чтобы обратиться к аналитикам, собравшимся на слушание его доклада. Это была плановая встреча в отеле Hyatt в центре Москвы, на которую пригласили бизнес-прессу, включая радио и телевидение. Сергей был впечатлен окружавшей его энергетикой и всеобщим интересом. Работа генерального директора «МТС», очевидно, требовала мастерства и выдержки, чтобы справляться с большим давлением.

Михаил Шамолин ввел присутствующих в курс дела относительно показателей компании и ответил на несколько вопросов об экономическом кризисе. Потом один из журналистов спросил: «Каким вы видите будущее “МТС”?»

Сергей внимательно следил за тем, как генеральный директор отвечает на вопрос: уверенно и без колебаний. «Должно быть, он к этому привык», – подумал Сергей.

– «МТС» продолжит фокусироваться на мобильной телефонии и будет меняться вместе с жизнью людей. Сегодня люди не могут представить жизни без мобильного телефона, и то же самое произойдет с мобильным Интернетом. Я позабочусь о том, чтобы «МТС» оставалась на гребне волны.

По всему залу поднялись руки, и Михаил продолжил отвечать на вопросы. Сергей видел, что больше всего это похоже на выступление перед толпой людей, каждый из которых кидает в тебя мяч. Все мячи нужно поймать, нельзя уронить ни одного. Вот это было давление! Михаил, впрочем, не был напряжен: просто шел очередной день его жизни корпоративного лидера. Затем прозвучал новый вопрос: «Что насчет международной экспансии?»

– Мы считаем, что много потерь происходит из-за экспансии, основанной только на уверенности, что мощь зависит от размеров. Да, мы думаем о том, как приложить наши умения за границей. Приход в развивающиеся страны в определенных ситуациях может быть перспективным, но вступить в эту игру непросто.

Пока Михаил принимал «мячи» и мастерски бросал их обратно, Сергей размышлял над тем, сможет ли он когда-нибудь так же умело жонглировать вопросами. Как руководитель, вы должны уметь ответить на любой вопрос и сделать это без малейших признаков сомнения или волнения. Причем некоторые вопросы могут быть весьма личными.

– Вы действительно думаете, что ваша нынешняя команда справится с новыми вызовами?

– У меня сильная команда, которую я сам собрал, когда возглавлял российское бизнес-подразделение. Мои люди – лучшие, они из России, и я ими горжусь, – парировал Михаил Шамолин.

Встреча продолжалась пару часов, и когда все закончилось, директор собрал свои бумаги и быстро двинулся к выходу. По пути он пожал несколько рук, но было видно, что он торопится. Сергею опять пришлось бежать, чтобы успеть за ним. Наконец они вышли из отеля, сели в машину и вновь окунулись в московский трафик.

– Ну, Сергей, все еще хотите быть корпоративным лидером? – спросил генеральный директор.

– Не уверен, – ответил Сергей. – Это было сурово. Как вы справляетесь?

– К этому привыкаешь. Важно сохранять спокойствие, никто не должен подумать, что ты не уверен в себе. Чтобы заставить других поверить в тебя, нужно верить в себя самому, иначе рынок может отреагировать не самым благоприятным образом. Это один из серьезных вызовов в управлении публичной компанией.

Пока они возвращались в штаб-квартиру «МТС», Сергей вспоминал то, о чем они говорили на пути в отель:

– Когда вы проводили аналогию с танкером, вы упоминали сопротивление внутри компании. А рынок сопротивлялся? Звучали ли скептические суждения аналитиков?

– Еще бы! Но все это происходило потому, что нам фактически пришлось создать бренд заново.

Шамолин объяснил, что в 2005–2006 годах бренд пребывал в плохом состоянии, ведь по существу у компании было два бренда: «МТС» и «Джинс». «Джинс» был попыткой запустить более дешевые услуги «МТС» для массового рынка. Тогда это казалось разумным предложением, но быстро выяснилось: проблема на массовом рынке заключалась не в потребности в новом бренде, а в цене и распространении услуг. Введение нового бренда не принесло пользы. Напротив, в двух брендах люди путались, так что от «Джинс» пришлось избавиться, сосредоточившись на «МТС». Уничтожить бренд «Джинс» было нелегко, но факты говорили сами за себя: он плохо влиял на бренд «МТС», люди просто не понимали, зачем «МТС» запустил «Джинс». И Михаил пояснил:



– Видите ли, рынок не любит неясностей. Люди любят видеть четкую цель, ясные перспективы и осмысленные стратегии.

Также Михаил рассказал о том, что «МТС», избавившись от «Джинс», занялась ребрендингом – созданием нового логотипа, новых цветов, нового образа и ощущения. Но и это оказалось непростой задачей, потому что тогда же, в 2005-м, главный конкурент компании, «Билайн», представил логотип с черными и желтыми полосами. Используя эти цвета, они добились мощнейшей узнаваемости бренда. Где бы вы ни были, вы всюду натыкались на черно-желтые предметы и сразу узнавали бренд. Компания агрессивно и успешно продвигала свой бренд с помощью цветов. Для «МТС» это создало проблему, так как уже нельзя было использовать тот же подход и выделиться за счет цветовой комбинации.

– И мы решили сыграть на форме, – объяснил Михаил. – Я всегда поддерживал идею формы, имеющей значение для людей. Мы выбрали яйцо, имея в виду, что из яйца появляются хорошие вещи. Яйцо – начало всего, и это простой символ. Мы провели тесты и получили 90 % узнаваемости бренда за три недели до его запуска. Такую форму легко узнать.

Конец дня

Машина остановилась возле штаб-квартиры «МТС», Михаил направился внутрь через главные двери, а Сергей уже привычно едва поспевал вслед. В лифте Михаил сказал, что готов уделить ему последние 30 минут перед тем, как им придется распрощаться. И в кабинете за чашкой кофе Сергей захотел узнать больше о личном стиле генерального директора:

– Как бы вы описали свой стиль руководства?

– Мой стиль интенсивный. Я не люблю проигрывать и прилагаю много усилий, чтобы заставить людей выкладываться целиком. Лидерство означает создание хорошей команды. Необходимо поместить правильных людей в правильные места, чтобы танкер можно было направить верным курсом.

– Но откуда вы знаете, какой курс верный? – спросил Сергей.

– Нужно понимать, что именно воодушевляет людей. Можно найти человека, который ненавидит чистить ботинки, но обожает мыть окна. Для нас с вами это примерно одно и то же, но для конкретного человека разница огромна. Если тщательно не подбирать людей, подходящих для определенной работы, то не стоит ожидать прогресса. Помимо этого, нужно ставить ясные и не противоречащие друг другу задачи. Нельзя призывать людей проявлять инициативу, а потом наказывать их за это.

Сергей поблагодарил Михаила Шамолина за то, что он разделил со студентом большую часть своего дня и тем самым помог ему в выполнении учебного задания. Они пожали руки, и Михаил смотрел, как исчезает за дверями лифта его гость. Вернувшись за свой рабочий стол, Михаил подумал о том, какое впечатление он произвел на этого магистранта. Он надеялся, что не запугал студента, так как был уверен: России нужны люди вроде Сергея, которые построят новые организации и добьются успеха в будущем. День получился интересным, хотя во многом он был вполне типичным. Перебирая в голове недавние события, Михаил задал себе простой вопрос: какой урок я могу извлечь из этого дня?

Мобильные операторы

Успех. Лидер. Действие

Биография Михаила Шамолина

Михаил Шамолин стал президентом и генеральным директором «МТС» в мае 2008 года. До этого, с августа 2006-го, он занимал пост вице-президента, главы российского отделения «МТС». В этой должности господин Шамолин управлял самым крупным бизнесом «МТС», представляющим приблизительно 75 % стоимости компании. За время работы Шамолина доходы выросли на 67 % и заметно увеличилась эффективность работы. В период руководства Шамолина устойчиво росло потребление услуг голосовой связи, были задействованы дополнительные услуги. Вместе эти факторы привели к более чем 50 %-ному повышению средней выручки на пользователя. Михаил Шамолин пришел в «МТС» в июле 2005 года на должность вице-президента по продажам и абонентскому обслуживанию. Член совета директоров «МТС» с октября 2008 года.

До начала работы в «МТС», с 1998 по 2004 год, Шамолин работал в McKinsey & Co. В 2004–2005 годах – в Interpipe Corp. (Украина) директором подразделения железных сплавов.

Михаил Шамолин – выпускник Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации 1993 года. В 1996–1997 годах учился в Уортонской школе бизнеса, где окончил курс финансов и управления для топ-менеджеров.

10 марта 2011 года Михаил Шамолин был назначен на должность президента ОАО АФК «Система».

Методические рекомендации к кейсу

Вступление

Кейс «МТС» состоит из двух ключевых компонентов:

1. Сам кейс с некоторыми важными гиперссылками для лучшей подготовки к обсуждению.

2. Методические рекомендации с рядом советов по использованию кейса, включая список того, чему он должен научить.

Основные темы

Этот кейс задуман в качестве иллюстрации лидерства в действии в очень динамичном секторе российского рынка, который быстро растет даже под давлением, вызванным неупорядоченной глобальной экономической ситуацией.

Кейс сосредоточен на следующих ключевых темах:

• Вызовы, с которыми сталкивается лидер в условиях неясности и нестабильности.

• Лидерство в условиях коренных перемен и подготовка к будущему.

• Успешные стили и тактики поведения лидера при работе в ситуации высокого риска и неопределенности.

• Обучение через наблюдение за работой лидера высшего звена.

Кейс также демонстрирует ключевые вызовы в контексте:

• управления частной корпорацией в России;

• лидерства в бизнесе мобильной телефонии, очень динамичном секторе рынка.

Описание кейса

Сценарий кейса описывает корпоративного лидера высшего звена Михаила Шамолина, генерального директора российского мобильного оператора «МТС». Михаил олицетворяет новый тип российских корпоративных лидеров, движимых идеей успеха – как своей компании, так и своей страны на мировом рынке.

Михаил Шамолин стремится внести вклад в развитие нового поколения корпоративных лидеров в России, поэтому он разрешает молодому магистранту бизнес-школы сопровождать его в течение дня. Он хочет показать студенту, каково это – быть лидером высокого уровня в условиях сегодняшнего рынка.

Решение генерального директора говорит о его смелости, так как экономическая ситуация остается непростой, и компания столкнулась со значительными трудностями. К тому же Михаил стал генеральным директором «МТС» не так давно.

Молодой студент, изучавший лидерство на университетской скамье, в течение одного дня понимает, что такое лидерство на практике. Исходя из этого опыта, он может начать определять для себя ключевые навыки и стратегии поведения, которые необходимы для успеха. Самому же генеральному директору этот опыт дает возможностью обдумать, чем именно лидерство является для него и что он способен делать лучше.

Образовательные задачи

Участники критического обсуждения кейса получают возможность:

• исследовать суть лидерства в условиях коренных изменений, провести анализ лучших стратегий поведения лидера;

• научиться точно определять критерии соответствия действий лидера и встающих перед ним задач;

• определить новые тренды мобильной телефонии в России, а также реакцию, которую корпоративные лидеры могут и должны проявлять в соответствии с этими тенденциями.

Вопросы к кейсу

Нижеследующие вопросы призваны помочь участнику дискуссии в изучении кейса. При подготовке рекомендуется сконцентрироваться не более чем на трех пунктах.

1. Хотели бы вы (участник дискуссии) работать на такого лидера, как Михаил Шамолин? Если да, то почему? Если нет, то почему?

2. Что бы вы назвали в качестве основных сильных и слабых сторон Михаила Шамолина как лидера?

3. Что вы думаете о приеме, использованном Сергеем, – наблюдение в течение дня? Может ли такой прием сработать в вашей организации?

4. Что должен был извлечь из происшедшего Сергей? Что Сергей может посоветовать Михаилу для улучшения его лидерских качеств?

5. Что Сергей мог вынести для себя благодаря присутствию на совещании высших менеджеров?

6. Можете ли вы определить основные сложности, с которыми столкнулась «МТС» на российском рынке мобильной связи в 2009 году?

7. Назовите несколько основных лидерских навыков, которые необходимы, чтобы «развернуть танкер» и справляться с резкими переменами.

8. На чем, с вашей точки зрения (принимая во внимание встречу с аналитиками), должен сосредоточиться Михаил, чтобы в будущем «МТС» стала еще успешнее?

Методики обучения

Есть много способов изучения этого кейса. Вот три возможных сценария.

Сценарий 1

Разделиться на подгруппы. Каждая группа должна сосредоточиться на трех вопросах. Свои выводы предстоит озвучить во время общего обсуждения. Модератор попросит каждую группу высказаться по поводу каждого выступления, охарактеризовав и результат работы, и форму его подачи


Сценарий 2

Модератор раздает подгруппам вопросы, но показывает интервью с Михаилом до начала подготовки. Общее обсуждение превращается в открытую дискуссию по заданным вопросам, участники в конце дают заключение о полученных уроках


Сценарий 3

Модератор задает вопросы и разбивает подгруппы так, чтобы половина каждой подгруппы отвечала на вопросы с позиции Михаила, а половина – с позиции Сергея. Обсуждение проходит в противостоянии двух взглядов на одну и ту же ситуацию

Чему учит кейс

Участник обсуждения, анализирующий кейс «МТС», может сделать как минимум 10 важных выводов:

1. Наблюдение за работой лидера – очень эффективный способ обучиться лидерству в действии.

2. Лидерство в условиях резких перемен требует ясного видения ситуации, прямых коммуникаций и быстрых действий.

3. Уверенность в себе, пока она остается в разумных пределах, является ключевым фактором успеха.

4. Лидер должен уметь время от времени критически оценивать себя и учиться на собственном опыте.

5. Следует не бояться выносить собственные суждения и мудро вести политическую игру.

6. Бизнес мобильной связи быстро меняется и требует постоянных инноваций.

7. Лидер должен постоянно адаптировать свой образ мышления и поведение, учитывая меняющиеся обстоятельства. То, что приносило успех вчера, не обязательно поможет завтра.

8. Лидерство в предпринимательстве состоит из двух основных компонентов: воображение и энергия.

9. В бизнесе мобильной связи важно сохранять преимущественную позицию.

10. Слова лидера не должны расходиться с делом, он должен быть примером для подражания.

Кейс 2

Johnson & Johnson Россия: «Я выбрал свой путь»

Профессор Черенков вышел из конференц-зала подышать свежим воздухом. В этот раз, в июне 2009 года, конференция по лидерству выдалась увлекательной, на нее приехало рекордное число участников. «Неудивительно, – подумал профессор, – что в атмосфере общей неуверенности и экономического кризиса тема лидерства интересует людей в первую очередь». Доклады делали и ученые, и люди с практическим опытом. Все доклады были интересными, но один заметно выделялся. Это было выступление Армана Воскерчяна, генерального директора российского подразделения Johnson & Johnson.

Очевидно, Арман Воскерчян отлично разбирался в ситуации кризиса: он четко описал действия, с помощью которых лидер справляется со сложными вызовами разностороннего и динамичного рынка. Но его слова наталкивали на размышления. Глядя на озеро возле конференц-центра, профессор Черенков вспомнил слова, сказанные Воскерчяном в начале выступления: «Российскому бизнесу не привыкать к кризисам, но в этот раз, в 2009-м, все не так страшно, как в начале 1990-х. Будучи бизнес-лидером в России, я даже рад кризису – он высвечивает реальную ситуацию. В своем роде он даже полезен для российского рынка. Люди яснее проявляют свои качества; бизнес становится прозрачнее, ошибки – заметнее».

Такой подход произвел на профессора Черенкова впечатление. Взгляды Армана Воскерчяна отличались от позиции других докладчиков, которые сосредоточились на отрицательных сторонах кризиса. Бизнес был в плохом состоянии, и пик кризиса еще предстоял. Разумеется, тяжелые времена не нравятся никому, но профессор Черенков был согласен с главой российского отделения J&J: кризис может стать и катализатором, дать столь необходимый толчок к переменам. Воскерчян в своем докладе пошел еще дальше: «Настало время по-новому взглянуть на прошлое и строить амбициозные планы на будущее, основывать компании, оказывающие реальные услуги, создавать сильную продуктивную экономику. Это время для мобилизации, креативности и инноваций».

Профессору Черенкову понравилась искренность выступления Воскерчяна. Генеральный директор не побоялся признать: да, он совершал ошибки. Тем не менее он мужественно справлялся со своими неудачами и всегда искал способы превратить их в новые возможности. Теперь, опять столкнувшись с кризисом, он встал перед, казалось, бесконечным списком вопросов. Некоторые из них Воскерчян показал на экране: «Как узнать, какой шаг будет правильным в такие времена? Как найти способ удержать людей и убедить их бороться с трудностями вместе? Какими словами удержать партнеров?» Ответ господина Воскерчяна на все эти вопросы был прямым и ясным: «Не знаю!» Однако он собирался найти собственный путь, учась на личном опыте и поступая по-своему. Но все ли в действительности было столь простым и очевидным? Профессор Черенков вернулся в конференц-зал с намерением лично поговорить с главой российского отделения J&J и узнать больше. Что скрывалось за искренней и оптимистичной речью лидера?

Работа в Johnson & Johnson

Перед тем как приехать в Москву, Арман Воскерчян работал врачом в Армении. После нескольких лет постсоветского хаоса он решил в корне изменить направление своей карьеры и перейти в корпоративный мир. Государственная система здравоохранения в тот период была в жалком состоянии, и Арман выбрал бизнес. В 1997 году он стал торговым представителем вновь образованного кардиоваскулярного отделения Johnson & Johnson.

Для Армана выход на работу в Johnson & Johnson был непростым решением. Переход практикующего врача в торговлю многие считали огромным шагом назад, и Воскерчян знал об этом. К тому же от него самого потребовалась радикальная смена подхода: теперь он не должен был заботиться о своих пациентах как врач – ему следовало заботиться об интересах компании и общественном здравоохранении в целом. Чтобы, просыпаясь каждое утро, целиком отдавать себя работе, ему была необходима мотивация, основанная не только на личном финансовом благополучии. Такой мотивацией стало стремление помочь врачам, медсестрам и пациентам получить доступ к высококачественной медицине, открыв для них современное оборудование и новейшие технологии. Так родилась его мечта и его персональная миссия, веру в которую он сохранил и сейчас. Johnson & Johnson дала ему возможность достичь своей цели. Репутация компании, ее преданность идее социальной ответственности показали Воскерчяну, что он принял правильное решение. В своем вступлении он сказал:

– Я понял, что Johnson & Johnson дает мне шанс сделать вклад в создание более неравнодушного общества и при этом многому научиться и вырасти. Ведь ради этого я и изучал медицину.

Компания и ее культура

В 2009 году было трудно представить, что столь простой продукт, как бактерицидный лейкопластырь J&J, производившийся в США с 1919 года, в России не был известен вплоть до 1991-го. Лишь немногие слышали о J&J до того, как иностранные компании проникли за «железный занавес». Сегодня уже трудно встретить семью, не пользующуюся медицинскими или косметическими продуктами J&J. Это непревзойденный лидер в сфере потребительского здравоохранения. Разумеется, J&J также является крупным производителем и поставщиком медицинского оборудования и приборов для больниц и медицинских учреждений.

Johnson & Johnson была основана в 1886 году для массового производства стерильных перевязочных материалов. Эти материалы использовались в американских больницах и помогали существенно снизить уровень смертности от постоперационных инфекций. В те времена хирурги оперировали в своей уличной одежде, использовали для перевязок нестерильные ткани, хранившиеся прямо на полу хлопкопрядильных фабрик, сшивали разрезы обычными швейными нитками и иголками, которые между операциями носили заткнутыми за отворот сюртука. Не нужно и говорить, что инфекции были обычным делом, и большинство пациентов хирургического вмешательства не смогли пережить.

В 1876 году, будучи в Филадельфии, Роберт Вуд Джонсон впервые услышал сэра Джозефа Листера, основателя антисептической хирургии. Это вдохновило Джонсона на создание первого в мире массового производства стерильных перевязочных материалов. В те годы хирурги, желавшие опробовать метод Листера, вынуждены были самостоятельно стерилизовать марлю и хлопок, что отнимало и время, и деньги. У Джонсона двое старших братьев воевали на стороне Соединенных Штатов в Гражданской войне, поэтому он не понаслышке знал об ужасающих условиях полевой хирургии. Джонсон увидел не просто возможность для бизнеса, но и способ распространить открытия Листера – изменить хирургию как таковую и спасти жизни множества пациентов.

В 1890 году Johnson & Johnson впервые начала производить аптечки матери и ребенка. Во времена, когда большинство женщин рожали в домашних условиях, в этих аптечках врач или акушерка могли найти все необходимое, чтобы сделать роды более безопасными и для ребенка, и для матери. При составлении наборов компания советовалась с врачами, и зачастую аптечки называли именем доктора, участвовавшего в ее создании[5]. Ценности, на которые J&J всегда ориентировалась при принятии решений, прописаны в «Нашем кредо» компании. Документ требует от компании ставить на первое место нужды и благополучие людей[6].

Роберт Джонсон, возглавлявший J&J с 1932 по 1963 год, член семьи, основавшей компанию, лично составил «Наше Кредо» в 1943 году перед тем, как Johnson & Johnson выпустила свои акции на рынок. Это произошло задолго до того, как появился термин «социальная ответственность корпораций».

Объясняя важность «Кредо», Арман Воскерчян сказал во время выступления:

«Наше кредо» – это больше, чем просто нравственный ориентир. Компания верит, что это рецепт делового успеха. И тот факт, что Johnson & Johnson остается среди немногих компаний, продолжающих процветать в течение ста лет постоянных перемен, служит доказательством нашей правоты.

Структура Johnson & Johnson была разработана в 1920 году и остается прекрасным примером децентрализованной компании. Она состоит из трех отделений: фармацевтика; медицинские приборы и оборудование; потребительская косметика. В свою очередь, каждое отделение включает в себя несколько независимых бизнес-подразделений. В каждой стране, в которой у Johnson & Johnson есть представительство, работает глава компании по данной территории. Johnson & Johnson позволяет каждому подразделению самостоятельно вырабатывать свою стратегию, если она соответствует общим задачам, поставленным компанией.

Johnson & Johnson пришла на российский рынок в 1992 году, открыв головной офис в Москве и создав сеть компаний, занимающихся распространением продукции. К 1998 году в России и СНГ Johnson & Johnson уже была одним из лидеров в сфере фармацевтики и товаров, связанных со здравоохранением. Тем не менее после кризиса 1998 года руководство Johnson & Johnson приняло решение прекратить операции в России, рассматривая ее как страну с высоким уровнем неопределенности и риска. В 2004 году компания вернулась, но из-за потери позиций на рынке все пришлось начинать практически с нуля. Компания, бывшая неоспоримым лидером, выпала из конкурентной борьбы. Однако, к 2007 году Johnson & Johnson вернула свои лидирующие позиции, завоевав 31 % рынка. Ближайший преследователь остался позади всего лишь с 18 %.

Ход обучения

Слушая, как глава компании описывает свой опыт лидерства, профессор Черенков поразился тому, что Арман оставался в Johnson & Johnson все эти годы, несмотря на тяжелые времена и непростые решения, которые ему приходилось принимать. У Армана был интересный взгляд на корпоративных лидеров. Собравшимся на конференции он сказал следующее:

– Если вы хотите сделать великолепного лидера из просто хорошего, вам нужно перемещать его на разные позиции и смотреть, как быстро он адаптируется к новым ролям. Это лучший способ развить инициативу в лидерстве.

Это его собственный опыт, он учился на практике. Конечно, на такое способны не все. Как сказал Арман:

– Для развития, для учебы на собственном опыте в корпоративном мире, лидер XXI века должен обладать тремя важнейшими умениями: умение сопереживать, умение быть дипломатом и умение получать результат.

В 2005 года Воскерчяна выдвинули на позицию, выходившую за рамки его обычных обязанностей. Теперь, оставаясь в Москве, он подчинялся напрямую европейской штаб-квартире. Он полностью отвечал, а значит, и контролировал одно из направлений бизнеса компании в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке. К этой позиции он проделал долгий путь – начав с должности представителя по продажам. На его плечах лежала ответственность за бизнес практически в половине земного шара. Путешествия, встречи с новыми людьми, практика распространения своего влияния – все это поначалу очень захватывало. Однако вскоре Арман заметил, что быть динамично перемещающимся лидером трудно, гораздо труднее, чем обычным генеральным директором.

Его работа предполагала сотрудничество с главами разных бизнесов J&J по всему миру, которым требовалось помочь перенять новые рыночные стратегии и правила компании. Напрямую эти главы бизнесов ему не подчинялись. Воскерчяну оставалось только влиять на них с помощью своих личностных качеств. Сопереживание и дипломатия оказались очень полезными для формирования доверительных отношений, но строить эти отношения было трудно из-за ограниченности времени. Иногда завоевать доверие коллег требовалось за один визит. Особенно сложно было преодолеть страх его собеседников, принимавших его за «проверяющего» от корпорации. Поборов недоверие, следовало начинать совместную работу ради достижения общих целей.

Добавляло беспокойства и то, что у Армана не было твердых критериев оценки успеха или неудач. Обычно итог работы выглядел так: либо бизнес был успешным, и тогда все лавры пожинал его глава, либо бизнес не выполнял своих задач, и в этом винили Армана. Когда подобное повторилось несколько раз, у Армана выработалась стойкая неприязнь к должностям, в которых он не нес прямой ответственности за цифры. Он всегда предпочитал четко поставленные задачи и ясно очерченную зону ответственности.

Ответственность за продажи так и осталась главной страстью его жизни. В его голове все было предельно ясно: любые процедуры и правила компании должны служить одной цели – удовлетворить покупателя. Как сказал Арман в своем докладе:

– В бизнесе мы заняты лишь одним: стараемся удовлетворить покупателя, только и всего. Нужно регулярно видеть своего клиента, чтобы всегда понимать, что ему нужно. Очень многие главы компаний, поднимаясь по служебной лестнице, теряют связь с простым потребителем.

Во главе компании

В 2007 года Арман стал главой Johnson & Johnson в России и СНГ. На радость семье, его оставили в Москве, где он теперь проводил большую часть времени. Это было новое испытание, но уже с ясными целями и достаточной самостоятельностью. Он принял пост, когда компания показывала устойчивый 50 %-ный рост в течение четырех лет. За это время в компании сработалась отличная команда, и дела шли как никогда прежде.

– Я унаследовал идеальную структуру, – признал Арман. – Но это было и проблемой. Я быстро понял, что, принимая дела у настолько успешного, настолько уважаемого лидера, трудно продолжать работу в прежнем ключе. Нельзя просто пытаться следовать его примеру, люди ждут перемен.

В своем докладе Арман сделал упор на том, что попытки копирования чужого стиля лидерства обречены на провал. «Принимая лидерскую позицию, нужно сделать ее своей. Это не значит, что нужно менять все, но некоторым ожиданиям относительно перемен придется соответствовать».

Арман понял, как сделать переходный период мягким и плавным. Он обнаружил две (всего две!) сферы, в которых требовались улучшения, и начал вводить изменения только в этих сферах. Первой сферой были показатели роста. После нескольких лет беспрецедентного роста компания замедлилась: с 50 % в год она сошла на 47 % в годовом выражении за два последних квартала. Другой крупной сферой для внедрения улучшений стала операционная эффективность. Компания всего за три года прошла путь от $10-миллионного бизнеса до $100-миллионного, и было очевидно, что с точки зрения операций вести работу следовало уже совершенно иначе.

Разумеется, Арман знал и о третьем приоритете. Но для него он всегда стоял на первом месте – и по важности, и по тому вниманию, которое он ему уделял. Речь идет о КОМАНДЕ. О людях, с которыми он работал. Арман должен был убедиться, что политика компании по отношению к людям исполняется в полном объеме и должном порядке. Требовалось доверие и взаимное уважение с каждым. Он начал претворять в жизнь эти задачи, и медленно, но верно такой подход обеспечил ему уважение всех подчиненных.

Кризис

К апрелю 2009 года Johnson & Johnson не испытала такого ураганного удара кризиса в России, как многие другие компании. Некоторые предыдущие решения оказались ошибочными, некоторые не принесли ожидаемого результата, но в целом ситуация оставалась вполне управляемой. Так было, пока Johnson & Johnson в России не пришлось прибегнуть к сокращениям штата.

В этот период Арман особенно остро сознавал, что самым ценным инструментом бизнеса являются люди, с которыми он работает. Эти люди проводили в жизнь политику компании, они выполняли планы и должны были в конце концов вывести бизнес из стагнации. Арман знал, что во время кризиса общаться с командой стоит иначе, чем обычно. Он разработал новый подход к коммуникативным стратегиям, лучше отвечающий кризисным запросам. Он знал, что разные люди по-разному переживают неопределенность. Он понимал, что одних нестабильность бодрит и подстегивает, а для других является источником страха и стресса.

Таким образом, Арман решил, что сообщать людям правду он будет двумя способами. Что важно, речь идет не о двух правдах, а о двух путях, которыми доносится одно и то же сообщение. Арман понимал, что с членами совета директоров он может быть совершенно открытым и честным. Они были настоящей командой: что бы ни случилось, они справятся и будут работать дальше. От них скрывать было совершенно нечего.

Иначе обстояли дела с остальной организацией. Слова, а особенно невербальные знаки, обычно интерпретируются совершенно по-разному. «Сокращение расходов» может означать увольнения, и люди, не знакомые со всей подоплекой, могут начать распространять слухи, которые в итоге разрушат рабочую атмосферу. Во время кризиса каждое слово, обращенное к организации, должно быть взвешенным и осторожно подобранным. Такой разговор состоялся во время одной из регулярных встреч, происходивших раз в две недели. В другие офисы России и СНГ отправили электронные письма.

Что ж, вторая часть доклада главы Johnson & Johnson оказалась столь же интересной, что и первая! Председатель конференции объявил перерыв на обед, после которого предполагалось собраться вновь и продолжить программу. Но главное впечатление дня у профессора Черенкова уже сложилось: его крайне интересовало то, что рассказал генеральный директор Johnson & Johnson. В докладе Армана было много интересных мыслей о лидерстве, и профессор Черенков хотел узнать немного больше. Сказанное казалось в своем роде очевидным, и профессор собирался выяснить, так ли это на самом деле. Кроме того, должно было быть что-то еще…

Он пошел к обеденным столам. Нужно найти Армана и спросить, согласится ли тот на небольшое интервью, чтобы разъяснить некоторые положения доклада. Возможно, генеральный директор будет готов говорить на камеру, чтобы и другие люди могли воспользоваться его опытом. Но согласится ли он? И что скажет?

Биография Армана Воскерчяна

Арман Воскерчян, генеральный директор Johnson & Johnson Россия с марта 2007 года.

Работает в компании с 1997 года. Начинал с должности торгового представителя, затем отвечал за развитие бизнеса в странах СНГ, возглавлял крупнейшие подразделения в составе Johnson & Johnson Россия. В 2005–2006 годы возглавлял отдел Стратегического планирования и HR, а в 2006 году был назначен директором по развитию бизнеса по региону Европа, Ближний Восток и Африка. До прихода в Johnson & Johnson Россия работал врачом-анестезиологом в одной из московских клиник.

Арман Воскерчян – член ряда общественных и научных организаций, председатель совета директоров Ассоциации международных производителей медицинских изделий (IMEDA) и сопредседатель совета директоров Комитета по здравоохранению Американской торговой палаты.

Окончил Ереванский государственный медицинский институт по специальности педиатрия. В 1997 году защитил кандидатскую диссертацию в Российском государственном медицинском университете. Имеет степень Executive MBA Гарвардского университета.


Таблица 1. Консолидированная финансовая отчетность (по данным на 28 декабря 2008 г. и 30 декабря 2007 г.)

Успех. Лидер. Действие
Успех. Лидер. Действие
Успех. Лидер. Действие

Таблица 2. Консолидированный отчет о прибылях и убытках

Успех. Лидер. Действие

Таблица 3. Консолидированный отчет о денежных потоках

Успех. Лидер. Действие
Успех. Лидер. Действие
Успех. Лидер. Действие
Успех. Лидер. Действие

Методические рекомендации к кейсу

Вступление

Этот кейс рассматривает интересные личные взгляды корпоративного лидера, работающего в Москве (Россия), с учетом следующих важных факторов:

• лидерство и социальная ответственность;

• лидерство в индустрии здравоохранения;

• приход нового руководителя на смену очень эффективному топ-менеджеру.

Образовательные задачи

Участники обсуждения кейса получают возможность:

• исследовать и проанализировать идеи, высказанные искренним и открытым лидером;

• провести обзор ценностей и поведения лидера, управляющего международной здравоохранительной корпорацией в России;

• исследовать опыт лидера организации, столкнувшегося с кризисом в очень динамичной среде, в России и СНГ, где компания переживает одновременно кризис и рост;

• проанализировать определенные аспекты работы с кадрами с позиции лидера.

Вопросы к кейсу

Для работы с кейсом предлагаются три ключевых вопроса:

• Считаете ли вы заслуживающими доверия утверждения генерального директора относительно корпоративной ответственности? Если да, почему? Если нет, почему?

• Считаете ли вы, что управление корпорацией, занимающейся здравоохранением в России, отличается от управления корпорацией в другой сфере? Если да, чем именно? Если нет, то каковы общие черты?

• Как вы оцениваете (в целом) лидерские успехи Армана в J&J в России?

Обзор кейса

Сценарий кейса описывает преподавателя школы бизнеса профессора Виктора Черенкова, участвующего в конференции по лидерству, в ходе которой доклады и лекции читают как ученые, так и представители бизнеса.

Один из докладчиков вызывает у профессора особый интерес. Доктор Арман Воскерчян, управляющий директор Johnson & Johnson в России, представляет собственный взгляд на те вызовы, с которыми сталкивается корпоративный лидер во время кризиса. Чрезвычайно интересно его видение корпорации как ответственного члена общества. Профессор Черенков впечатлен искренностью доктора Воскерчяна и его готовностью несмотря ни на что видеть в кризисе возможности для успеха. Настроение доклада доктора Воскерчяна отличает его от других спикеров, и профессор Черенков хочет узнать больше. Чему еще мы можем научиться у корпоративного лидера, столкнувшегося с трудными временами и работающего в сфере, где социальная ответственность корпорации всегда остается в числе приоритетов в повестке дня?

Методики обучения

Сценарий 1

Разделить группу на подгруппы и предложить каждой подгруппе подготовить доклад по теме «Критический и вместе с тем позитивный анализ социальной ответственности корпораций», взяв за основу высказывания Армана. Выводы подгрупп станут основой для дальнейшего общего обсуждения.


Сценарий 2

Небольшие группы получают задание сыграть роль профессора и подготовить вопросы для интервью с Арманом. После проверки вопросов один из участников должен сыграть роль Армана Воскерчяна и ответить на некоторые из них.


Сценарий 3

Группы должны ответить на вопрос: «Требует ли лидерство в корпорации, занимающейся здравоохранением, особого подхода?» Участники читают кейс и затем (по одному или на общем семинаре) обсуждают стиль руководства Армана.


Сценарий 4

Группы собираются и готовят «критику точки зрения Армана» с позиции сотрудников J&J в России. Доклады и обсуждение.


Сценарий 5

Запись интервью демонстрируется до разделения на группы. Участники должны выявить десять ключевых факторов лидерства – как из кейса, так и из интервью.


Сценарий 6

Участники должны обрисовать будущее Армана. Каким должен быть его следующий шаг? Следующий шаг корпорации J&J?

Чему учит кейс

Кейс призван дать лучшее понимание следующего:

1. Значение и смысл социальной ответственности корпорации для корпоративного лидера.

2. Приемы и инструменты, за счет которых корпоративный лидер может способствовать развитию лидерских качеств представителя по обслуживанию клиентов и повышению эффективности его работы.

3. Ведение бизнеса в условиях нестабильности в России и СНГ.

4. Особые требования к корпоративному лидеру в сфере здравоохранения.

5. Пути выстраивания собственной карьеры лидера.

6. Испытания, с которыми лидер сталкивается в переменчивом мире.

7. Способы для лидера правильно подать себя.

Кейс 3

Лидерство «Лаборатории Касперского»: на страже мира под огнем кибератак

– Давайте начистоту, – сказал Евгений, сжимая кулак. – Идет война, и мы сейчас на передовой линии фронта, защищаем от агрессии всю жизнь на Земле.

Его собеседник недоверчиво пожал плечами и покачал головой: сказанное представлялось большим преувеличением.

– Я серьезно, – с нажимом сказал Евгений. – Поверьте, кибератаки – не шутка, они могут поразить саму основу нашего общества и то, как все мы живем и работаем. Кто-то должен заниматься защитой, иначе всех нас ждут большие проблемы.

– Да бросьте, господин Буякин, не надо сгущать краски, – ответил Боб Ватсон из Financial Times. – «Лаборатория Касперского» работает исключительно ради денег, а вовсе не из-за какого-то подвижничества и приверженности идее всеобщего блага. Будем разумными людьми… С вашего позволения, я не обсуждал бы научную фантастику.

Евгений Буякин, главный операционный директор «Лаборатории Касперского»[7] – российской компании, занимающейся информационной безопасностью, – спрашивал себя, зачем же он согласился на интервью с Бобом Ватсоном, бизнес-репортером из Financial Times. Конечно, это был шанс распространить идеи «Касперского», а он был уверен, что эти идеи исключительно важны. Но журналисты порой так циничны, а у него столько других дел… Впрочем, теперь уже было поздно. Раз он дал согласие на интервью, его требовалось довести до конца. Трудные задачи Евгению нравились. Итак, он откроет своему собеседнику глаза на новую реальность войны с киберпреступностью. Уж во всяком случае попытается!

– Вы вряд ли понимаете всю серьезность ситуации, – сказал Евгений. – Интернет – это мир, кишащий организованной преступностью. Наши партнеры ищут у нас защиты.

Боб Ватсон поерзал в кресле и положил перед собой записную книжку. Он считал, что сидящий перед ним менеджер здорово преувеличивает серьезность ситуации. Что ж, у сотрудника антивирусной лаборатории есть масса причин для подобных преувеличений.

– Мистер Буякин, мы же говорим о компьютерных вирусах, не так ли? Какой-то умный подросток у себя в комнате в австралийском Сиднее пишет код, который, как он надеется, причинит немного беспокойства нескольким людям. Для него это розыгрыш, он, может быть, таким способом надеется заслужить восхищение своих друзей. Это как граффити. Неприятно, конечно, но не конец света в привычном нам виде. Согласитесь, что вы немного преувеличиваете. Да и в конце концов, уже существуют средства защиты, предоставляемые несколькими крупными компаниями, не буду их сейчас называть. Чего же нам бояться? Ведь производители антивирусов в последние годы продают по большому счету просто трюки, уловки, разве нет? Вы просто ищете способы продать свой основной продукт несколько раз.

К скепсису Евгений Буякин привык, но Боб Ватсон был еще и циником. «Борьба будет непростой», – подумал Евгений. Он сознавал, что большинство людей очень наивны в своем понимании этого бизнеса, так как лишь малая его часть лежит на поверхности. Главного многие не видят. Они покупают компьютер с предустановленной защитой и даже не подозревают, какой сложной должна быть эта технология, чтобы оставаться эффективной спустя время. Иными словами, обычный человек с улицы вообще не представляет, как быстро и как далеко шагнула отрасль компьютерной безопасности за последние годы. Вот и Бобу Ватсону было необходимо кое-что объяснить. Очевидно, тот отстал от жизни, полной бесчисленных угроз из Интернета.

– Господин Ватсон, вы не понимаете простой вещи: мы уже давно оставили позади концепцию антивируса. Это лишь малая часть общей картины. Времена, когда нашей главной заботой были компьютерные хулиганы, остались в далеком прошлом. Сегодня мы говорим о концепции защиты информации. Мы говорим о malware[8], о продвинутых технологиях, разработанных с преступным умыслом. Сегодня киберпреступность – один из самых быстро развивающихся видов бизнеса. Для “Касперского” вопрос в том, как не отстать в развитии. Вчера был антивирус, сегодня информационная безопасность, завтра – кто знает? Нам бросили вызов, и мы принимаем его! Мы живем в интересное время, но, черт возьми, и в страшное время тоже!

Боб Ватсон был озадачен. Это был не знакомый ему мир. Он не видел разницы между «Лабораторией Касперского» и любой другой компанией, производящей антивирусы. Неужели в этой области действительно происходит что-то новое и важное? Возможно… Только, возможно, стоит раскопать и изучить, что же здесь творится, и написать об этом полновесную статью. Евгений Буякин заражал своей страстью. Казалось, он был убежден, что однажды все сделают свой выбор именно в пользу «Касперского»…

Рождение «Лаборатории Касперского»

«Лаборатория Касперского» возникла в 1997 году. Тогда это была маленькая авантюра программного инженера Евгения Касперского и троих его друзей, до этого работавших вместе с ним в Kami – крупной диверсифицированной российской компании. Kami была очень прибыльной фирмой, продававшей компьютеры, но, к сожалению, она пала жертвой финансового кризиса, охватившего Россию в конце 1990-х. Четверо будущих основателей «Лаборатории Касперского» искали другую работу, а на время поисков создали новый проект – просто чтобы чем-то себя занять, пока не найдутся подходящие вакансии. Под началом Евгения Касперского был разработан антивирусный программный продукт и, хотя продажей его занималась Kami, право на интеллектуальную собственность Касперский сохранил за собой. Этот продукт и стал основой для нового бизнеса.

Евгения Касперского и его коллег больше всего интересовали технологии. Их приводила в восторг высокая технологичность антивирусов и то, как быстро они развивались. Поначалу у «Лаборатории» не было инвестиций, приходилось бороться за выживание. Казалось, что надежды нет, особенно в кризисной экономической ситуации.

Евгений Буякин пришел в «Лабораторию Касперского» в 1999 году, когда финансовый кризис подходил к концу. Тем не менее все еще стоял вопрос о выживании компании, будущее вовсе не казалось светлым. Как финансовому директору, Буякину предстояло вести компанию к рекордному росту и в операционных показателях, и в обороте. Буякин закончил экономический факультет МГУ, был финансовым директором группы «Российский кредит», а перед тем, как пойти в «Лабораторию Касперского», Евгений работал в банке МКТ, пройдя путь от позиции менеджера по маркетингу до заместителя председателя совета директоров. В 2007 году он стал главным операционным директором «Лаборатории Касперского».

За последние годы Боб Ватсон много раз бывал в компьютерных магазинах, и, насколько он знал, антивирусная защита прилагалась к новым компьютерам. Каждый год нужно было продлевать подписку, это казалось какой-то уловкой, но он все равно делал это, потому что так посоветовал компьютерный эксперт из редакции. Бобу казалось, что все антивирусы одинаковы, но он спрашивал себя, не упустил ли он чего-то важного. И он решил копнуть чуть глубже.

– Что же такого особенного в «Лаборатории Касперского»? Пусть антивирус – только небольшая часть бизнеса, но разве не то же самое делают все остальные компании, занятые информационной безопасностью? – спросил Боб Ватсон, репортер из Financial Times.

– Хороший вопрос, – ответил Евгений Буякин. – «Касперский» отличается от остальных тем, что мы всегда были сосредоточены именно на технологиии. Добавлю, что у нас еще и абсолютно уникальная корпоративная культура и стиль лидерства.

Поначалу компания сфокусировалась на технологии просто потому, что это было страстью ее создателей. Сам Касперский был настоящим фанатом, увлеченным разработкой лучших и сложнейших способов борьбы с вирусной угрозой.

Постепенно компания начала расти, сначала – на российском рынке. Тогда, впрочем, существовал другой продукт, Dr. Web, на который приходилось около 90 % рынка. К 2001 году, всего через четыре года после основания компании, «Касперский» покончил с монополией, заняв первое место на внутреннем рынке. И тогда компания стала искать возможности за пределами России.

– Мы в восторге от того, чего удалось достичь, – сказал Евгений Буякин. – Все, кто был причастен к процессу, гордятся этим. А успех очень мотивирует.

Боб Ватсон кивнул, вслушиваясь все более внимательно. На него производила впечатление страсть, с которой этот молодой руководитель говорил о компании – своей компании!

– Итак, в 2001-м «Лаборатория Касперского», потеснив Dr. Web, вышла на первое место, – резюмировал Боб.

– Мы сами не могли в это поверить. Тогда мы решили, что нас не остановить, – ответил Евгений.

Окрыленная успехом, компания решила вырваться на международный рынок, но оказалась к этому недостаточно готовой. В «Касперском» недооценили значимость культурных различий.

– Никто из нас даже по-английски не говорил, – признался Евгений. – Да и продукт, по ряду причин, был не совсем подходящим.

Продукт представлял собой типичное детище талантливых инженеров, отражающее их собственный взгляд на вещи. Он не был готов к массовому международному рынку. Задача состояла в том, чтобы подготовить его для массового потребителя, продолжая рост и экспансию и при этом сохраняя контроль за ситуацией и свою независимость.

– Но в 2001 году вы, должно быть, уже могли привлечь венчурный капитал, не так ли? – спросил Боб.

– Могли, но закладывать фамильные драгоценности все равно не хотелось, – ответил Евгений.

Так в «Лаборатории Касперского» родилась прекрасная идея: запатентовать основную технологию и предложить ее международным компаниям. Они бы платили роялти и создавали на основе этой технологии собственные продукты. Это позволило бы «Касперскому» развивать собственные продукты и бизнес. В то время «Лаборатория» плотно контактировала с финской компанией в сфере информационной безопасности – F-Secure[9].

– В то время F-Secure представлялась нам обычным, рядовым партнером, – пояснил Евгений. – Зато сегодня наши партнеры – важная часть общей картины. У нас их на данный момент от 100 до 150, из них 10–15 – это основные партнеры[10].

– Роялти дали «Лаборатории Касперского» ресурсы для развития собственного основного продукта, – подытожил Боб Ватсон. – Стратегия простая, но эффективная. Полагаю, заодно вы могли и поучиться у своих партнеров тому, как выводить продукт на международный рынок.

– Вот именно, тогда-то мы и решили запустить собственный клиентский бизнес.

– А насколько велика компания в данный момент? – спросил Боб.

– Сейчас у нас работает около 1500 человек, из них 750–800 сотрудников в России, штаб-квартира корпорации находится в Москве. У нас матричная структура с делением по функционалу и регионам на три бизнес-сегмента. Управляющая команда примерно наполовину из России и наполовину из-за рубежа.

Лицом к лицу со сложностями бизнеса

Поначалу основными клиентами компании были технически продвинутые люди. Те, кого называют «технарями», «ботанами», «гиками», кто мог заметить и оценить разницу между похожими технологиями. Для большинства же пользователей антивирус оставался чем-то прилагавшимся к компьютеру, и особой разницы между их видами не было.

– Из того, что вы говорите, можно заключить, что антивирус – по существу товарный бизнес, по крайней мере с точки зрения потребителя», – сказал Боб Ватсон. Он старался понять, с какими трудностями столкнулся «Касперский», выйдя за пределы российского рынка. Боб рассчитывал, что, поняв природу трудностей, можно будет обозначить и ключевые факторы успеха компании. В ее стиле явно было что-то интересное, но выяснять все следовало постепенно.

Евгений Буякин почувствовал, как его собеседник начинает понимать, с чем боролась компания в период становления, поэтому стоит рассказать подробнее о сложностях, с которыми имела дело «Лаборатория Касперского», для лучшего понимания уникальности ее культуры.

– Доля правды в этом есть, – кивнул Евгений. – Иногда наши лучшие продукты пропускают вирус, а продукт нашего конкурента вроде Norton Antivirus его ловит. Бывает, разумеется, и наоборот.

Но Евгений объяснил, что для технически продвинутых людей, понимающих принципы работы систем, разница между представленными на рынке вариантами была очевидна. Для «ботанов» и «технарей» «Лаборатория Касперского» уже была бесспорным лидером. Значит, нужно было приспособить продукт к более широкому рынку, не растеряв основную аудиторию. К этому стоило идти постепенно.

– Итак, в чем же состояла задача? – спросил Боб. – Компания нуждалась в эффективном маркетинге или требовалось поменять саму технологию?

Евгений объяснил, что в «Лаборатории» никогда не рассматривали свой бизнес как просто продажу товара. Переработка технологии, интерфейса и функционала была важна, но не она была основной трудностью. Главным вызовом стала работа с широкой аудиторией.

– Вы не поверите, – начал Евгений. – Еще пять лет назад люди совершенно не представляли, насколько опасным может быть Интернет. Никто не обращал внимания на угрозы – ни на существующие, ни на потенциальные. Даже в 2005 году аналитики занимали ту же позицию, что и вы сейчас. – Тут Евгений посмотрел внимательно на Боба. – Они тоже усматривали в антивирусном бизнесе тривиальную продажу товаров. «Различия и конкуренция лежат лишь в сфере брендирования, маркетинга, распространения и операционного управления» – так говорили аналитики. Принято было считать, что сама технология не важна. Многие наши конкуренты на этом строили свои стратегии.

Боб Ватсон делал пометки в блокноте, слушая Евгения. Он начинал видеть компанию, не боящуюся быть иной. Рынок расширялся, и основные игроки, такие как Symantec[11] и McAfee[12], делали ставку на продвижение продукта, а не на совершенствование технологии, и развивались соответствующе.

– А кто, собственно, является основными игроками на этом рынке? – спросил Боб.

– Тройка мировых лидеров – это Symantec с 40 % рынка, McAfee с 20 % и Trendmicro[13], японская компания, с 10 %. «Лаборатория Касперского» с примерно 5 % рынка находится на четвертом месте.

После того как главные игроки сделали свой выбор, остальные последовали за ними. Все, кроме «Лаборатории Касперского». Компания пошла против тренда: в «Касперском» были уверены, что трудности борьбы с вредоносными программами заключались в проблемах технологии. «Лаборатория» продолжала инвестировать в свои программные решения.

– Уже к 2007 году стало понятно, что мы не ошиблись, – улыбнулся Евгений. – Мы доказали, что решение, принятое крупнейшими игроками, не всегда оказывается верным. За последние три года качество и количество вредоносных программ и угроз росло по экспоненте. И теперь совершенно ясно: бизнес антивирусов – не простая продажа товаров.

Для Боба это было уроком. Ему всегда казалось естественным смотреть на ситуацию, на тренды, делать свои выводы и думать, что понимаешь происходящее. Однако движение «на общей волне» из нежелания становиться белой вороной вовсе не всегда признак правоты. «Лаборатория Касперского» это доказала собственным примером. Боб спрашивал себя, в том ли уникальность лидерства «Касперского»? Это ли делало компанию особенной?

– Итак, теперь, в 2009-м, конкурируют именно технологии. Мы рискнули, и риск оправдался, так к нам и пришел успех, – сказал Евгений. – Наши конкуренты инвестировали в технологии не так активно, они выпускали новые версии своих программ, но без особых изменений. Мы же каждый раз делали новое. Каждый следующий продукт кардинально отличался от предыдущего.

Что ж, это действительно делает стиль «Касперского» особенным. Столкнувшись с серьезным вызовом, в «Лаборатории» не побоялись рискнуть и пойти против течения. «Когда крупные игроки идут одним путем, нужно мужество, чтобы пойти в противоположную сторону», – думал Боб, делая пометки в своем блокноте.

– Ну а как выглядят тренды сейчас и как вы с ними работаете? – спросил Боб.

– Вот это интересная история, для нас очень важная, – ответил Евгений. – Потому что тренды на рынке меняются.

Евгений рассказал, что крупные компании вроде HP, Toshiba или Sony обычно не предлагали выбора своим покупателям, так как у них были соглашения с Symantec или McAfee. Программное обеспечение было предустановлено на новые компьютеры, и с самого начала вы были завязаны на определенный антивирусный продукт. Теперь же ситуация складывается иначе. Компании вроде DELL предпочитают давать выбор своим покупателям, потому что сами покупатели все чаще хотят этого.

– Итак, теперь одна из важных задач компании – наладить связи с ретейлерами, – пояснил Евгений. – Мы при этом хотим быть среди поставщиков премиум-сегмента. Мы стремимся выделяться именно за счет технологии. Наше предложение – лучшее на рынке.

– И каков прогресс?

– Невероятный! Сейчас мы на третьем месте на розничном рынке США. Наш самый большой рынок – Германия, Россия на втором месте, затем идут Франция и Англия. Естественно, наибольший рынок на континенте – это Европа. Мы растем всюду. Быстрее всего сейчас развиваются рынки США и Китая.

Боб был впечатлен тем, насколько быстро развивался антивирусный бизнес. Стало очевидным, что «Касперский» предвидел направление, в котором будет двигаться отрасль. Это говорит о хорошей интуиции и понимании перспектив еще в момент основания компании в 1997-м. Это также свидетельствует о преданности своим идеям. «В конце концов, интуицию можно иметь какую угодно, но если не уметь хорошо планировать и следовать планам, то в итоге упустишь все свои шансы», – подумал Боб. Он решил копнуть еще немного глубже:

– Вы сказали, что вам пришлось перейти от антивируса к информационной безопасности. Это общий тренд?

– Абсолютно, – ответил Евгений. – Как я уже говорил, антивирус – довольно узкий термин, а вирус – всего лишь одна из многих угроз. «Лаборатория Касперского» осознает это в полной мере: для компании эволюция от антивируса к информационной безопасности – естественный процесс.

Евгений рассказал, что поставщики обычно предлагают два разных продукта: антивирус и защиту от вредоносных программ. Microsoft, например, предлагает пакет под названием Totalcare: это больше, чем просто антивирус. Кроме того, многие пользователи считают, что угрозы их данным исходят только извне, но «Касперский», зная, что данные могут подвергаться опасности и изнутри, предлагает защиту информации от всех типов угроз.

Боб Ватсон, репортер Financial Times, задумался о том, чтобы пересмотреть свои взгляды. Несомненно, его впечатлило то, как «Лаборатория Касперского» встретила вызовы на быстро растущем рынке с усложняющимися технологиями. Как и говорил главный операционный директор Евгений Буякин, с учетом всех факторов это была выдающаяся история успеха. Но Боба интересовало, какой стиль лидерства привел компанию к такому успеху и был ли он применим теперь, в разгаре всемирной экспансии «Лаборатории Касперского».

– Как вы справляетесь с нынешним ростом компании? – спросил он. – Как работаете в ситуации, когда столь значительно разрастается число сотрудников?

– Для нас это непростая задача, – кивнул Евгений. – Тут есть свои сложности, но нас всех объединяет общая идея.

Боб попросил уточнить, и Евгений рассказал, что все сотрудники объединены задачей борьбы с киберпреступностью. Это всегда делало компанию уникальной, было той основой, на которой строился стиль лидерства «Касперского». С учетом непрерывного развития вредоносных программ это была битва, которая не прекращалась ни на миг.

– Как я уже сказал вначале, – произнес Евгений, – эту битву мы не можем проиграть, потому что если мы ее проиграем, интернет будет просто уничтожен.

Боб видел, как страстно верит в свои слова молодой директор. Эта черта лидерского стиля «Касперского» была чем-то новым и уникальным.

Эта страсть заражала и убеждала. Евгений, в свою очередь, видел, что его слова тронули собеседника. Он продолжил:

– Знаете, наша история и правда довольно уникальна, мы одна из немногих российских ИТ-компаний, работающих на мировом рынке, и надеемся стать примером для других российских фирм. Мы хотим проложить им дорогу. Пусть сейчас мы сравнительно небольшая компания, конкурирующая с очень крупными игроками на рынке, но мы хотим быть лучшими и показать остальным, чего можно достичь, если осмелиться иметь собственные суждения и быть готовым играть по правилам.

Евгений объяснил, что «Лаборатория Касперского» намерена стать лучшей в мире компанией, развивающей технологии, собрав мощную команду экспертов и исследователей. Для этого компания совершенствует технологию подбора кадров и выстраивает бренд.

– Сложность тут в том, что нам нужно построить мощный корпоративный бизнес, а это потребует новой организации, – сказал Евгений. – Придется отойти от наших традиционных методов работы, ведь «Касперский» всегда работал через партнеров.

Бобу было интересно, что именно определяет стиль лидерства «Касперского». Что-то он уже понимал, но хотел знать больше.

– Что скажете про стиль лидерства в «Касперском»? – спросил он напрямую.

– У нас дружеская атмосфера, для нас важна командная работа, – ответил Евгений. – Мы гордимся нашими достижениями, а успех отлично мотивирует. Но, если говорить об уникальных чертах стиля лидерства в «Касперском», я бы отметил следующее: чего-то не знать – для нас это нормально. Мы принимаем тот факт, что у людей не на всякий вопрос есть готовый ответ. И нет ничего зазорного в том, чтобы время от времени выглядеть глупо.

Боб был в восторге от услышанного и что-то писал в своем блокноте. Культура компании явно была основана на семейной атмосфере и отражала личность основателя Евгения Касперского[14], непритязательного «технаря» с хорошим бизнес-чутьем. Но Бобу было интересно, насколько устойчива такая уникальная структура.

– Мы стараемся сохранить нашу особую культуру, – подтвердил Евгений. – Но мы реалисты. Понятно, что с ростом компании сохранять семейную атмосферу будет все труднее. Мы проводим ряд мероприятий, чтобы распространить нашу культуру командной работы, но согласен: с выходом на международный уровень ситуация усложнилась.

* * *

Завершив интервью, Боб Ватсон сел в такси, чтобы вернуться к себе в офис и попробовать собрать воедино все, что узнал о «Лаборатории Касперского». Он начал разбираться в этом сложном бизнесе, а также отбросил некоторые предрассудками относительно отрасли вообще и компании в частности.

Стало ясно, что «Лаборатория Касперского» действительно находится в авангарде борьбы с киберпреступностью, а преступники порой не глупее лучших «технарей» компании. Но Бобу казалось, что в конце концов «Касперский» победит. Их отношение к делу и стиль лидерства вселяли уверенность. На их стороне были факторы, которые складывались в формулу успеха. Пока такси медленно пробиралось сквозь московские пробки, Боб Ватсон, репортер Financial Times, начал составлять список этих факторов в своем блокноте. Пункт за пунктом он убеждался, что материала хватит на полноценную статью, которая будет отлично смотреться на передовице Financial Times. Нужен только заголовок – яркий, который привлечет внимание читателя.

Биография Евгения Касперского

Евгений Касперский, председатель совета директоров и генеральный директор «Лаборатории Касперского».

Изучать вопросы кибербезопасности Евгений Касперский начал случайно – после обнаружения на своем компьютере вируса Cascade в 1989 году. Специализированное образование в области криптографии помогло ему проанализировать этот вирус, понять его поведение и создать первое в своей жизни компьютерное противоядие. После этого Евгений стал проявлять еще больший интерес к феномену вредоносных компьютерных программ и разработке инструментов для защиты от них. Экзотическая коллекция антивирусных модулей, созданных лично Евгением, впоследствии легла в основу антивирусной базы «Лаборатории Касперского». Сегодня она содержит более 100 млн записей о вредоносных программах и является одной из наиболее полных в мире.

В 1990 году Евгений Касперский вместе с командой единомышленников приступил к разработке антивирусной программы AVP Toolkit Pro. Четыре года спустя Лаборатория Гамбургского университета признала ее самой эффективной среди всех популярных антивирусных решений того времени.

В 1997 году Евгений Касперский вместе с коллегами принимает решение создать независимую компанию и становится одним из основателей «Лаборатории Касперского». С этого момента Евгений Касперский – бессменный руководитель антивирусных исследований компании. В 2007-м он назначен генеральным директором «Лаборатории Касперского».

На сегодняшний день «Лаборатория Касперского» – одна из наиболее динамично развивающихся компаний в сфере информационной безопасности, которая осуществляет свою деятельность почти в 200 странах мира. В компании работает около 3000 высококвалифицированных специалистов, а локальные представительства «Лаборатории Касперского» открыты в 30 странах. Продукты и технологии, производимые компанией, защищают более 300 млн пользователей по всему миру.

Евгений Касперский является обладателем ряда международных наград за свои технологические, научные и предпринимательские достижения. В 2011 году известное международное издательство SYS-CON Media признало его самым влиятельным в мире руководителем компании в сфере информационной безопасности. В 2012 году Евгений получил степень почетного доктора наук Плимутского университета. Также по итогам 2012 года журнал Foreign Policy Magazine включил Евгения Касперского в список Top Global Thinkers за его вклад в продвижение идеи о необходимости информационной защиты на мировом уровне.

Биография Евгения Буякина

Евгений Буякин, главный операционный директор компании на момент написания кейса.

Евгений стал главным операционным директором «Лаборатории Касперского» в 2007 году. На этой позиции он отвечал за деятельность компании по всему миру. Евгений пришел в компанию в 1999-м на позицию финансового директора, при нем произошел рекордный рост в обороте и операциях компании. До «Лаборатории Касперского» Евгений работал в «МКТ Банке», где прошел путь от менеджерской должности в отделе маркетинга до заместителя председателя совета директоров. Также он был финансовым директором группы «Российский кредит». Евгений – выпускник экономического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

Методические рекомендации к кейсу

Вступление

Данный кейс сосредоточен на трех основных темах:

1. Лидерство в высокотехнологичной среде.

2. Инновации в индустрии программного обеспечения.

3. Интересные бизнес-модели.

Образовательные задачи

Участники обсуждения кейса получают возможность:

• оценить деятельность лидера и лидирующей корпорации в сфере информационной безопасности глазами репортера Financial Times, берущего интервью у операционного директора «Лаборатории Касперского»;

• изучить некоторые основные ценности и стратегии поведения лидера, связанные с технологиями и инновациями;

• осознать, насколько важным может быть лидерство, через исследование поведения и мышления инновационного менеджера.

Вопросы к кейсу

1. Что вы думаете о поведении Боба Ватсона в ходе интервью и его отношении к теме разговора?

2. Определите три основные характеристики, которые делают Евгения Буякина особенным лидером. Почему выбраны именно эти характеристики?

3. Назовите основные сложности в бизнесе для компании вроде «Лаборатории Касперского» на момент написания кейса. Каким вы видите будущее их бизнеса? Какие угрозы и возможности для этого бизнеса вы можете назвать?

4. На ваш взгляд, подход «Лаборатории Касперского» в России сработал удачно? Как вы считаете, смогут ли в компании перенести свой подход и концепции на другие рынки?

5. Как лидеру следует управлять сотрудниками инновационного склада, которые стремятся быть независимыми?

6. Что вы думаете о стратегии «спасения мира от киберпреступности»?

7. Можете ли вы назвать ключевые положения из высказываний Евгения Буякина?

Описание кейса

Кейс демонстрирует нам российскую компанию, быстро развивающуюся на стремительно меняющемся рынке. Операционный директор компании Евгений Буякин дает интервью Бобу Ватсону, репортеру Financial Times. «Лаборатория Касперского» специализируется на разработке и развитии программного обеспечения для информационной безопасности. Компания весьма успешна.

Репортер мало знает о компании и о технологии, которую она разрабатывает. Он настроен скептически и даже циничен. Он знает о важности информационной безопасности не больше других, считает, что это малозначимая вещь, прилагающаяся к компьютеру, и все подобные программы одинаковы.

Когда операционный директор понимает, что его собеседник – циник с посредственными знаниями об отрасли, он видит в разговоре возможность изменить его отношение к вопросу, честно рассказав о ситуации на рынке и в компании. Такой вызов – соблазн, перед которым менеджер не может устоять.

В ходе интервью директор кратко рассказывает историю компании и стремительно развивающегося рынка. Его собеседник узнает о ключевых факторах успеха компании, о том, как она справляется со сложностями и как управляет собственным ростом в столь уникальной бизнес-среде.

Открытым остаются вопросы: сможет ли компания и дальше успевать за быстрым ростом рынка и какие черты в лидерстве компании позволят ей преуспевать в будущем?

Методики обучения

Сценарий 1

Попросите участников поработать в небольших группах и подготовить ответ на один вопрос (по выбору модератора или самой группы). Такой подход может быть эффективным, если группы действительно небольшие. Важно следить, чтобы ответы были краткими и соответствовали заданным вопросам


Сценарий 2

Модератор предлагает участникам разбиться на небольшие группы и проработать три вопроса, после чего выделяет значимые идеи во время общего обсуждения. Рекомендуется отобрать три-пять идей


Сценарий 3

Модератор предлагает участникам ролевую игру: одни группы готовятся к интервью с позиции журналиста, другие играют роль Евгения Буякина. Общее обсуждение проходит в виде диалога – либо между группами, либо между двумя добровольцами. Рекомендуется, чтобы группы готовились отдельно друг от друга


Сценарий 4

Модератор предлагает группам подготовить статью в Financial Times на одну страницу и представить ее другим группам во время общего обсуждения


Сценарий 5

Предложите участникам поставить себя на место готовых к инновациям сотрудников «Касперского» (молодых и талантливых) и подготовить их комментарии к интервью

Чему учит кейс

Кейс позволяет извлечь несколько практических уроков, в том числе:

1. Умение провоцировать (без грубости) во время интервью с топ-менеджером.

2. Конструктивный подход к интервью для прессы.

3. Испытание бизнес-модели и ее переосмысление с помощью воображения.

4. Включение фактора социальной ответственности в бизнес-модель.

5. Умение предвидеть будущее и создавать новые тренды в отрасли, применяя критический подход к устоявшимся идеям.

6. Лидерство в инновационной компании.

7. Выведение компании из конкуренции и создание таким образом конкурентного преимущества.

Кейс 4

Unilever Россия: HR на развивающемся рынке – ключевые вызовы и пути их преодоления

7 декабря 2009 года Санжив Каккар, президент Unilever в России, Украине и Беларуси, сидел в своем офисе в Москве и вместе с вице-президентом по персоналу Маттиасом Йостом анализировал итоги работы компании за год. Встреча, как и обычно, представляла собой неформальный обмен мнениями за чашкой чая. Санжив к тому моменту занимал свою должность чуть более года, тогда как Маттиас пребывал на своем посту несколько дольше. Они оба сходились в том, что год получился удачным: компания показала рост, несмотря на экономический кризис.

– Определенно, Маттиас, год получился интересным, – сказал, Санжив. – Однако мы должны увеличивать темп. Нам нужно достичь масштабов, сопоставимых с масштабами наших конкурентов.

Вице-президент по персоналу согласно кивнул. За этот год они добились многого, особенно благодаря крупным приобретениям в пищевой отрасли. Более того, собственный рост компании также оказался достаточно высоким; они развивались, догоняя своих конкурентов, однако, как заметил президент, темпы роста требовалось повышать.

– И все-таки мне кажется, что ключевой проблемой продолжает оставаться нехватка подходящих кадров и их неправильное обучение, – сказал Санжив, попивая свой дарджилинг.

– Тут я с тобой согласен, – ответил Маттиас. – Однако, должен отметить, что за последний год мы добились значительных успехов во всех сферах. Мы движемся в правильном направлении. В это же время год назад мы с тобой сошлись на том, что необходимо поменять наш подход к управлению кадрами. Но дело здесь не только в HR, а в подходе к ведению бизнеса в целом: в развитии отношений и формировании партнерств внутри компании.

Генеральный директор был доволен результатами, которых Маттиасу и его коллегам удалось добиться за этот год в области управления персоналом. Они работали в чрезвычайно тяжелой обстановке, но при этом смогли запустить процесс трансформации политики работы с кадрами в компании. Впрочем, с учетом обстоятельств ничего другого им и не оставалось.

Они начали размышлять о том, что именно было сделано за последний год, и в ходе этого обсуждения все яснее виделись сложности, с которыми им приходилось сталкиваться. Россия – это развивающийся рынок, который предоставил компании Unilever огромные возможности, однако ситуация в большой степени зависела от способности наращивать необходимый потенциал в каждой из сфер бизнеса. Для достижения успеха нужно было поставить правильных людей на нужные позиции и создать им такие условия, чтобы они могли полностью проявить себя. Это было непросто, однако оба лидера сходились во мнении, что за последний год им удалось значительно продвинуться в этом направлении.

– Но достаточно ли мы прилагаем усилий? – спросил Санжив. – Как ты думаешь, что еще мы должны делать? Что еще поможет нам укрепить отношения между HR и остальными функциями нашего бизнеса?

Испытание Россией

Как и большинство корпораций, работавших на российском рынке в то время, Unilever была еще относительно молодой компанией – ее российскому представительству исполнилось 17 лет. Началось все с малого, однако за последние 10 лет компания пережила стремительный рост. В России она была представлена практически в тех же сегментах, что и во всем остальном мире: средства личной гигиены, в том числе для ухода за волосами и кожей, дезодоранты, а также товары бытовой химии. Кроме того, Unilever владела рядом компаний в пищевой отрасли, предлагавших такие продукты, как чай, майонез, кетчуп, выпечка, а также супы и спреды. Собственно, единственная категория продукции, которая не была представлена в ассортименте Unilever в России, – средства для ухода за тканями и средства гигиены полости рта.

В феврале 2008 года Unilever приобрела самую крупную в России компанию по производству мороженого – бренд под названием «Инмарко»[15] с головным офисом в Новосибирске[16]. Россия на тот момент была одним из крупнейших в мире производителей мороженого. Вот что сказал тогда президент пищевого направления Unilever Винди Банга: «Инмарко – это отличный бренд, хорошо узнаваемый российскими потребителями. Мы сделаем “Инмарко” центром нашего бизнеса по производству мороженого в России, взяв за основу их успешную стратегию, богатое портфолио, а также сотрудников и ноу-хау».

В то время у Unilever было восемь фабрик по всей России, и компания расширялась за счет поглощений и собственного роста.

Глядя на команду и корпоративную культуру Unilever Россия, можно было прийти к заключению, что сотрудники компании делятся на две категории:

1. Люди старшего поколения и более традиционных взглядов. Для них лояльность компании имела существенное значение, и именно они составляли ее костяк последние 15 лет. Это были весьма способные управленцы среднего и высшего звена, которые работали здесь с самого начала.

2. Молодые люди, пришедшие в компанию в последние 5–8 лет, воплощение новой России. Они были намного мобильнее, более восприимчивыми к новому, готовыми пользоваться открывающимися перед ними возможностями.


Корпоративная культура старшего поколения создавала огромные трудности для компании в области развития компетенций и лидерских качеств сотрудников. Потому что вещи, которые в странах с более развитой экономикой воспринимались как должное, в России просто не существовали. Например, уровень человеческих ресурсов с точки зрения общих способностей и образования был очень высоким, но в то же время это были люди, имеющие слабые представления о реалиях ведения бизнеса. Таким образом, Unilever ничего не оставалось, как отправлять людей на двухлетнюю стажировку, прежде чем назначать их на какие-либо управленческие должности в компании.

Анализ кадровых проблем

В январе 2009 года Санжив Каккар, президент Unilever в России, Украине и Беларуси, и Маттиас Йост, вице-президент по персоналу, встретились для того, чтобы обсудить стоящие перед ними трудности и наметить конкретные действия, которые позволят наилучшим образом их преодолеть.

– Совершенно неудивительно, что мы сталкиваемся с такими серьезными сложностями в наших попытках по наращиванию потенциала, – сказал Санжив. – В стране наблюдается сильный недостаток бизнес-образования. Возьмем сотрудников, которые были с нами последние 7–8 лет: это люди, имеющие серьезные познания в таких областях, как физика или химия, но у них полностью отсутствовало профессиональное образование в области менеджмента и опыт ведения бизнеса до того, как они начали работать с нами.

– Именно поэтому мы должны переосмыслить наш подход к работе с кадрами, – ответил Маттиас. – Здесь, в России, мы не можем решать проблемы с кадровыми ресурсами, используя традиционный подход, который применяется по всему миру.

– Мы работаем с корпоративной культурой старшего поколения, где есть хорошее понимание систем и процессов наряду с фундаментальной неспособностью предпринимать решительные шаги, – сказал президент российского подразделения. – Многое здесь зависит от того, насколько развиты процессы передачи навыков и формирования компетенций на всех уровнях организации. Наши сотрудники намного лучше проявляют себя в технических сферах, например в том, что касается логистики и производства. Однако мы сталкиваемся с трудностями в сферах, связанных с бизнесом.

Маттиас согласился с тем, что глубина проблемы развития компетенций варьируется в зависимости от того, о какой сфере бизнеса идет речь. Для того чтобы оценить ситуацию в целом, следует рассматривать компетенции с точки зрения систем, инструментов и людей. В плане систем и инструментов было уже сделано многое. В области продаж лидеры Unilever инвестировали в приобретение новой IT-системы, эффективность которой оправдала их ожидания, а в сфере HR внедрили новую систему управления образовательным процессом с функциями электронного обучения. В планах было внедрение новой программной среды управления бизнесом от компании SAP[17]. Так что прогресс – налицо, и немалый.

– Что касается подбора кадров, то мы стоим перед целым рядом трудностей, и я думаю, что для их преодоления нужны нестандартные подходы, – добавил Маттиас.

– Проблема состоит в том, что у людей здесь, в России, очень высокие запросы, – сказал Санжив. – Я замечаю, что молодые люди одновременно амбициозны и нетерпеливы. Они хотят броситься в омут с головой, быстро всему научиться и идти дальше. Я думаю, перед нами стоит трудная задача с точки зрения управления развитием.

Они изучили ситуацию. В общем и целом в том, что касалось подбора кадров, перед ними стояло несколько ключевых задач. Например, формирование репутации Unilever как работодателя.

– Если мы хотим расти быстрее и обгонять наших конкурентов, мы должны привлекать и удерживать лучшие из доступных кадров, – сказал президент Unilever. – Я не думаю, что наш нынешний имидж на рынке позволяет это делать. Мы не можем подойти к решению этой проблемы так же, как в Европе или даже в Индии.

– Согласен, – сказал Маттиас. – Нам нужен иной подход. Мы должны предложить другой, более четкий и оригинальный информационный посыл нашего бренда.

Проблема с брендом работодателя заключалась в том, что люди воспринимали Unilever как организацию, в которой приятно работать. Высокая зарплата, прекрасные возможности для профессионального развития – компания была хорошим местом для обучения. Unilever имела репутацию работодателя, к которому люди приходили выпускниками вузов и оставались там вплоть до выхода на пенсию. По крайней мере так это было в Европе, Бразилии, Индии, да и во всем остальном мире. Естественно, такой имидж влиял на подход к управлению кадрами компании в целом. Трудность для Санжива и его вице-президента по кадрам заключалась в том, что российский кадровый климат требовал другого подхода. Традиционные установки Unilever в этой области не работали.

Однако бренд работодателя был не единственной проблемой. Как это сформулировал Санжив, компания располагала хорошим «сырым материалом», однако люди демонстрировали нехватку как функциональных, так и управленческих компетенций. Не было сомнений в том, что их конкуренты сталкивались с теми же проблемами: когда сотрудники нетерпеливы, держать в узде их большой потенциал – настоящее испытание.

– У нас есть хорошие люди, но нет той широты охвата, которую я хотел бы видеть, – сказал Маттиас. – Мы редко оказываемся в ситуации, когда на одну вакансию имеются трое великолепных кандидатов и остается лишь выбирать. Обычно происходит так, что мы имеем только одного кандидата, а в некоторых случаях их вообще нет.

На других рынках, где Unilever занимает более сильные позиции (как, например, в Индии, где есть большой пул предпринимательских кадров), подобные ей компании могут набирать выпускников лучших бизнес-школ. Кандидаты уже прошли жесткий отбор при поступлении в бизнес-школу, поэтому выявить талантов намного проще. В России на тот момент такая система отсутствовала. Таким образом, HR-отделу компании пришлось разрабатывать процесс подбора кадров.

– Нам нужны люди с интеллектом выше среднего, обладающие стремлением и энергией, чтобы быть успешными. Но изначально отсеивать всех по нужным нам критериям – дорого и затратно по времени, – подтвердил Маттиас.

Другая серьезная проблема человеческих ресурсов заключалась в слабой эффективности попыток призвать руководителей во всей компании заниматься развитием своих сотрудников. Это была проблема культурного характера. В России лидеры Unilever обнаружили среду, где фактически не было обратной связи: руководитель чувствовал себя некомфортно, давая подчиненным понять, в чем им следует стать лучше и как это сделать. Более того, руководители и сами не привыкли принимать обратную связь. Все это было пережитками ушедшей эпохи. Казалось бы, такие культурные различия можно было воспринимать как данность, однако они были важны и непосредственно влияли на эффективность работы с кадрами в целом.

Решение кадровых проблем

В июне 2009 года Санжив и Маттиас анализировали итоги первого полугодия.

– Итак, давай рассмотрим, что же мы предприняли в течение этих шести месяцев, – предложил Санжив. – Я не уверен, достаточно ли мы делаем.

Маттиас описал необходимые практические шаги: ситуация была сложная, не имеющая простых решений. С точки зрения образа компании как работодателя посыл следовало в большей степени адресовать выпускникам вузов и кандидатам, находящимся посередине карьерной лестницы, при этом способ донесения информации должен был учитывать особенности каждой из этих групп. Лидеры Unilever были слишком заняты такими крупными населенными пунктами, как Москва; соответственно, требовалось уделять больше внимания работе с регионами.

– Нам действительно нужно переосмыслить подход к работе с кадрами, – сказал Маттиас. – Вместо того чтобы избирать традиционный подход, рассматривающий работу с кадрами с точки зрения социотехнических систем, в первую очередь нужно смотреть на это как на проблему бизнеса.

Они достигли большого прогресса в области позиционирования бренда, однако многое еще предстояло сделать. Маттиас привлек сотрудников отдела маркетинга, чтобы они помогли обеспечить недвусмысленность посыла. Они работали над повышением интенсивности коммуникаций по всем фронтам, и в тот год освещение компании в СМИ было шире, чем в любой из предыдущих периодов. Тем не менее Маттиас признавал, что бренд работодателя все еще не был аспектом, в котором они имели преимущество над конкурентами.

В сферах развития компетенций, а также привлечения и удержания сотрудников, был предпринят целый ряд мер. Не прибегая к стандартным приемам отсева, принятым в других компаниях, лидеры Unilever внедрили свою собственную строгую систему отбора кандидатов. Сначала они изучали академические успехи каждого потенциального кандидата, чтобы определить его интеллектуальные способности. Затем проводили тщательную оценку того, что кандидат сделал в своей жизни: изучали его с точки зрения совершенных им выборов. Санжив и Маттиас отлично представляли себе, кто им нужен. Они искали креативных, влюбленных в свое дело людей, хорошо умеющих работать в команде. Затем они приглашали потенциальных кандидатов на следующий этап, который длился один-два дня и в течение которого соискатели работали над решением некоторых задач. Маттиас говорил, что все дело – в образе мышления и в личности. Могут ли эти кандидаты посмотреть на ситуацию под другим углом и сделать соответствующие заключения? Вопрос был не в том, насколько много они знают о маркетинге, продажах, работе с кадрами или других аспектах бизнеса. Этому они научатся в ходе работы – при условии, что пройдут первоначальный процесс отбора.

– Но является ли этот метод наилучшим? – спросил Санжив. – В прошлый раз, когда я участвовал в таком процессе, мы проделали все от начала до конца и пришли к выводу, что ни один из кандидатов нам не подходит.

– Процедуру отбора всегда можно совершенствовать, – ответил Маттиас. – Но даже если мы с первого раза находим подходящего человека, показатель отсева в ходе двухлетней стажировки все равно составляет 20–30 %. Это слишком много, и над этим нам тоже нужно работать. Еще я очень хотел бы увидеть рост числа претендентов, и тут мы возвращаемся к вопросу нашей репутации в качестве работодателя. Хотя об этом так легко забыть, когда приходишь на развивающиеся рынки, такие как российский… Я думаю, мы должны больше работать над налаживанием отношений со школами и колледжами. Мы должны делать все, что в наших силах, помогая им наращивать свой потенциал.

– Мы действительно вносим значительный вклад в наращивание кадрового потенциала в этой стране, не говоря уже о нашей компании, – сказал Санжив. – Собственно, я считаю, что это наше единственное реальное преимущество перед конкурентами.

Действительно, Unilever воспринималась как отличный учебный полигон, где люди могли развить свои личностные и профессиональные навыки. В большой степени это было связано с мощной программой обучения в области менеджмента и с корпоративной культурой, в которой большой акцент делался на развитии людей в процессе работы, а также на расширении полномочий и ответственности сотрудников уже в молодом возрасте. Начиная с ранних этапов карьеры сотрудники в Unilever получали возможность управлять крупными брендами и большими командами.

– Я абсолютно убежден в правильность нашего принципа, согласно которому 70 % обучения должно проходить на работе, 20 % – за счет индивидуальных, личных стремлений развиваться, а оставшиеся 10 % – за счет коучинга, наставничества и других более формальных видов деятельности, – сказал Санжив.

– Это верный подход, – согласился Маттиас. – И, думаю, мы правы в том, что даем людям опыт работы сразу во многих областях.

– У наших конкурентов все иначе. Не так ли? – спросил Санжив.

– Насколько я могу судить, да, – ответил Маттиас.

Данный подход определенно отличается от практики, принятой у конкурентов. Unilever всегда лучше удавалось способствовать карьерному росту сотрудников, а также гармонично соотносить их индивидуальные нужды с нуждами компании. Для сравнения: сильная сторона компании – ближайшего конкурента состояла в том, что люди имели больше определенности в своем карьерном пути, а слабая сторона заключалась в том, что пространство для маневра при этом было крайне ограничено.

– Ты приходишь туда в качестве стажера, и ты точно знаешь, чем будешь заниматься следующие 15 лет, – сказал Маттиас. – Если пообщаться с сотрудниками нашего главного конкурента или других подобных крупных корпораций, вы нигде не увидите такого акцента на формировании широты опыта. С точки зрения проблемы формирования лидерских качеств и совершенствования навыков персонала за последние пару лет Unilever Россия делала самый большой упор на развитие лидерского потенциала в масштабе всей организации.

– Если мы хотим добиться того, чтобы через 5–10 лет компанией руководили русские, тогда нам нужно сформировать солидный пул эффективных лидеров, – сказал Санжив.

Вот почему они запустили двухуровневую программу развития персонала, цель которой – повышать качество кадрового пула исходя из поставленной задачи. На первом уровне они брали людей, еще не имеющих опыта работы на управленческих позициях, и пропускали их через так называемую «Программу роста», направленную на выработку лидерских качеств. На втором, более высоком уровне они применяли программу, предложенную Дарденской школой бизнеса при Университете Вирджинии, когда руководители среднего звена проходят сложное двухлетнее обучение, осваивая лучшие бизнес-практики США, Европы и Азии и применяя полученные знания в решении реальных бизнес-задач.

Более того, лидеры Unilever стремились выработать у руководителей сильное чувство ответственности за развитие сотрудников компании. С этой целью они запустили процесс под названием «План личностного развития», в рамках которого большой акцент делался на коучинг и работу по развитию персонала в течение года. Это требовало от руководителей посвящать достаточно много времени и усилий налаживанию отношений с сотрудниками.

– Люди должны иметь четкое представление о том, каково их будущее в организации и что им нужно сделать для того, чтобы двигаться вперед, – говорил Маттиас. – В компании Unilever мы принимаем на себя обязательства, а не раздаем обещания. Трудности российских условий состоят в том, что работники в этой стране не просят обратной связи и сами не хотят ее давать. Им это доставляет дискомфорт. Однако работа в данном направлении и поощрение диалога между руководителями и сотрудниками приносит свои плоды. Эти меры позволили нам вдвое снизить показатели текучести кадров. Конечно, экономический кризис также сыграл свою роль.

* * *

– Я думаю, мы добились серьезного прогресса, – сказал Санжив. – У нас есть хорошее понимание имеющихся проблем, и мы предприняли шаги, направленные на их решение, но достаточно ли этого?

– Да, мы совершили важные действия, направленные на пересмотр нашего подхода к работе с кадрами, но нельзя останавливаться на достигнутом, – согласился Маттиас. – Я не хочу оказаться в той же ситуации, которую мы наблюдаем у наших конкурентов, когда работу с кадрами не рассматривают как часть бизнеса, а воспринимают ее как нечто, стоящее особняком. Пришло время отбросить эти устаревшие взгляды.

– Я на 100 % с тобой согласен, Маттиас, и я вижу, что в этой области у нас есть возможность выделиться на фоне остальных. Каким образом я, будучи президентом компании, могу помочь тебе в трансформации подхода к работе с кадрами?

– Вернее, как мы можем помочь друг другу?

Биография Санжива Каккара

Санжив Каккар вступил в должность президента компании Unilever в России, Украине и Беларуси 1 сентября 2008 года.

Свою работу в Unilever начал в 1984 году. Г-н Каккар приобрел богатый опыт, работая во множестве подразделений компании по продуктам питания, бытовой химии и личной гигиены, где отвечал за множество направлений деятельности в области маркетинга и продаж.

С 2000 по 2004 год Каккар занимал должность генерального менеджера международного подразделения Unilever по продажам средств личной гигиены. В 2004 году он возглавил международное подразделение, занимающееся средствами по уходу за волосами и полостью рта. В 2006 году был назначен исполнительным директором подразделения по продуктам питания в индийском представительстве Unilever.

С мая 2007 по август 2008 года Каккар занимал должность исполнительного директора по продажам и развитию отношений с клиентами Unilever в Индии.

Санжив Каккар родился 17 сентября 1962 года в городе Шимла, в Индии. В 1984-м он окончил аспирантуру индийского института менеджмента Ахмедабад по специальности «Управление бизнесом и финансами». Кроме того, Каккар – обладатель красного диплома Делийского университета по специальности «Экономика и менеджмент».

Биография Маттиаса Йоста

Маттиас Йост, вице-президент по персоналу, Unilever Россия.

Родился в Швейцарии в 1965 году. Получил степень магистра по специальности «Управление бизнесом и управление персоналом» в университете города Санкт-Галлен. Окончив университет, основал свою собственную компанию в области ИТ и консалтинга, долю в которой через 6 лет продал своему партнеру. В 1999-м поступил на работу в швейцарское представительство компании Alcatel в качестве менеджера по персоналу и в 2001 году занял там должность директора по персоналу и корпоративным связям.

В 2003 году Маттиас пришел в Unilever в качестве директора по персоналу швейцарского подразделения компании. С 2006 года живет в России и отвечает за работу с кадрами на территории России, Украины и Белоруссии.

Методические рекомендации к кейсу

Вступление

В данном обучающем семинаре рассмотрены следующие вопросы:

• способы управления ситуацией в тяжелых условиях развивающихся рынков, таких как Россия;

• отличия в точках зрения президента компании и вице-президента по персоналу в вопросе поиска и развития кадров в Unilever Россия[18];

• партнерское сотрудничество президента компании и вице-президента по персоналу;

• значимость понятия корпоративной социальной ответственности в контексте развивающегося рынка;

• конкретная иллюстрация того, как два руководителя высшего звена побуждают друг друга лучше работать с людьми.

Образовательные задачи

Участники обсуждения данного кейса должны обратить основное внимание на следующие темы:

• Создание корпоративной культуры, в центре которой – люди.

• Адаптация кадровой стратегии к требованиям развивающегося рынка.

• Определение понятий креативности и инновации в сфере управления людьми.

• Формирование плана развития кадров.

• Управление организацией в среде с нехваткой хороших кадров.

• Привлечением кадров в условиях высокой конкуренции.

• Использование бренда для привлечения кандидатов.

Вопросы к кейсу

В качестве упражнения участникам можно предложить для дискуссии следующие три вопроса:

1. Что вы думаете об отношениях между президентом Unilever и вице-президентом по персоналу? В чем вы видите слабые и сильные стороны этого партнерства?

2. Выделите основные факторы успеха кадровой программы на примере Unilever Россия. Чего, на ваш взгляд, им не хватает?

3. Как вы оцениваете креативные методики, применяемые президентом компании и вице-президентом по персоналу Unilever Россия? Как более эффективно они могли бы трансформировать работу с кадрами?

Описание кейса

Данный обучающий семинар включает в себя обсуждение диалога между президентом Unilever в России Санживом Каккаром и вице-президентом по персоналу Маттиасом Йостом. Они проводят обзор проблем, с которыми сталкивается компания в области управления и развития своих кадровых ресурсов, подводят итоги сделанного и размышляют о том, каким образом лучше развивать эту работу в будущем.

Очевидно, что оба руководителя рассматривают управление персоналом как важную составляющую всех других аспектов бизнеса. И именно этот подход, помимо всего прочего, отличает Unilever от конкурентов в сфере управления и развития кадров.

Учитывая трудности, с которыми сталкивается компания на развивающемся рынке России, оба руководителя анализируют правильность своего подхода и размышляют над тем, что еще они могут сделать для преодоления кадровых проблем, с которыми сталкивается компания.

Методики обучения

Сценарий 1

Участники разбиваются на подгруппы, и им задаются три вышеперечисленных вопроса. Группы готовят отчеты для обсуждения на пленарном заседании. Можно также задать по одному вопросу каждой подгруппе


Сценарий 2

Формируются две группы. Первая работает над улучшением кадровой политики в Unilever Россия с точки зрения президента, а вторая – с точки зрения вице-президента по персоналу. Таким образом участники готовятся к общему собранию


Сценарий 3

Участников просят (сначала поодиночке, а затем в небольших группах) сыграть роль потенциального кандидата на работу в Unilever Россия и подготовить отзыв на кадровую политику компании (что им нравится, а что нет)


Сценарий 4

Участников просят выступить в качестве рекламщиков и подготовить рекламное объявление, направленное на привлечение кандидатов на работу в Unilever. Все группы представляют результаты своей работы в рамках одного пленарного заседания


Сценарий 5

Участников просят взять на себя роль сотрудников и подготовить краткое резюме о том, что они думают о кадровой стратегии Unilever Россия


Сценарий 6

Участников просят собрать информацию из открытых источников и подготовить отчет, содержащий сравнение кадровой стратегии Unilever Россия и ее конкурентов


Сценарий 7

Участники смотрят на ситуацию с геополитической точки зрения, им предлагается подумать над тем, какую помощь могло бы оказать компании российское правительство

Чему учит кейс

Данный методический разбор дает участникам возможность:

1. Посмотреть на сферу работы с персоналом с точки зрения стратегии компании.

2. Изучить различные способы повышения эффективности кадровой службы путем переосмысления принципов работы.

3. Рассмотреть использование HR как эффективного инструмента развития бизнеса.

4. Рассмотреть пример партнерства между президентом компании и вице-президентом по персоналу.

5. Изучить набор элементов, необходимых для реализации эффективной кадровой программы.

6. Узнать о конкретных требованиях, которые предъявляет отделу по работе с персоналом такой развивающийся рынок, как Россия.

7. Рассмотреть геополитические аспекты кадровой стратегии.

Кейс 5

Leroy Merlin: от кадрового менеджмента к управлению талантами

Прекрасным майским утром 2009 года Бенуа Серр, HR-директор компании Leroy Merlin Россия, задумчиво сидел в своем офисе. Одна и та же мысль крутилась у него в голове: в современной, прогрессивной организации нет больше места для классического HR-менеджмента. «Управление кадрами» виделось Серру отжившей терминологией, отражавшей устаревшее мышление. Конечно, многие его коллеги и профессионалы из других компаний могли бы с этим поспорить, но чем больше он размышлял, тем больше убеждался в том, что они представляли поколение, упустившее важные вещи. При взгляде на тренды это казалось ему совершенно очевидным. Его наиболее прогрессивно мыслящие коллеги просто перестали использовать слова «управление кадрами». Теперь они говорили об «управлении талантами», что требовало радикально иного мышления. Этот сдвиг сознания требовал пойти на риск, начать думать и действовать по-новому.

Бенуа еще помнил время, когда HR являлся главным образом технической, административной функцией. Он поежился при мысли о том, что для многих его коллег ситуация такой и осталась. «Но они отстали от времени, – подумал Серр. – Люди уже хотят другого. Их основополагающие представления о счастье и самовыражении изменились, а вот функции HR почему-то застыли на месте. Сам термин “управление кадрами” стал безжизненным и несовременным».

Самому Бенуа больше подходила новая культура, новый образ мыслей, ориентированный на человека. Кадровые отделы, по его мнению, так и не приобрели это качество. Однажды он прочитал об этом довольно противоречивую статью, заставившую его усомниться в ряде ключевых идей HR[19]. Вот тогда он решил переделать весь кадровый менеджмент в Leroy Merlin. И он решил вопрос с Андреем Шелковым именно таким образом. Но было ли это правильно?

Многие коллеги решили, что Бенуа сошел с ума, и теперь он сомневался в своем подходе. Корректно ли такое поведение для лидера? Не ошибся ли он с Андреем Шелковым? Этично ли поступил? Так ли нужно вести себя в мультикультурной среде? Но он вспоминал январские события, и все сомнения отпадали. Почему же так много коллег с ним не согласны? Чего они боятся? Как бы они повели себя в аналогичной ситуации и как оправдывали бы свои действия?

Leroy Merlin: история успеха

Leroy Merlin – одна из лидирующих ретейл-групп Европы в сфере оборудования для домашнего ремонта и интерьера. Во Франции, Испании, Бельгии и Португалии компания занимает первое место на рынке. Также у компании заметная доля рынка в Италии, Польше, Бразилии и Китае. На момент подготовки кейса сеть Leroy Merlin включала более 200 магазинов по всему миру. Ее годовой доход составлял приблизительно 4 млрд евро.

В 2009 году основным акционером Leroy Merlin являлась французская группа Auchan с 88 %-ной долей. Остальные 12 % находились в руках у сотрудников компании. Идею фондового опциона для сотрудников Auchan начал использовать еще в 1977 году, задолго до того, как французское правительство обязало компании проводить такую политику. Но даже после введения закона группа Auchan оставалась единственным во Франции работодателем, предоставляющим сотрудникам от 12 до 16 % акций компании. Для сравнения: во Франции за все это время лишь восемь компаний преодолели 5 %-ный барьер[20].

В августе 2004 года Leroy Merlin[21] открыла первый магазин в России. Через пять лет компания управляла уже 12 магазинами с 5000 сотрудников во всех основных географических регионах России. По данным на 2009 год, самая крупная часть бизнеса была сконцентрирована в Москве, в разных частях города находились четыре магазина. Остальные восемь магазинов были раскиданы по всей стране – от Новосибирска до Краснодара, что позволяло руководству компании решать самые амбициозные задачи. Стратегия компании: иметь общую идею, общий стиль управления и общий подход к клиентам, в какой бы части света ни работал магазин. При этом выбор товаров, предлагаемых компанией, очень зависит от места. Предпочтения покупателей различаются в зависимости от их образа жизни и климата. К примеру, французские покупатели ищут товары для украшения дома, а российские – для ремонта. И если в Краснодаре пользуются спросом садовые инструменты, то в Новосибирске чаще покупают лопаты для снега и подобные товары. Такие различия нужно учитывать по всему миру, оставаясь при этом единым целым. Во всех странах присутствия задача компании состоит в том, чтобы приспосабливаться к нуждам клиентов, изучить их стиль жизни, понять их желания, как явные, так и неочевидные, и сделать все возможное, чтобы клиент остался доволен.

В России компания Leroy Merlin столкнулась с серьезными соперниками. Конкуренцию ей составляли некоторые западные игроки, такие как Obi и Castorama, несколько менее крупных российских сетей, например, «Старик Хоттабыч», «Наш Дом», «Искрасофт», «Дом Лаверна», «Максидом» и большое количество местных сетей, успешно работавших на российском рынке. Но еще неприятнее была конкуренция со стороны открытых строительных рынков. Они предлагали товары сомнительного качества, но по очень низким ценам. Такие организации занимали приблизительно 80 % российского рынка. В Москве Leroy Merlin сделала решительный шаг и расположила один из магазинов через дорогу от открытого рынка. Результат оказался многообещающим: большинство посетителей рынка предпочли Leroy Merlin из-за гарантированного качества, сопоставимых цен, возможности доставки, профессиональных консультантов, уважения к закону и некоторых других преимуществ вроде фуд-корта, большой парковки, автобусного маршрута до ближайшей станции метро. Тем не менее рынок товаров для домашнего ремонта все еще остается в России очень разрозненным.

Бенуа Серр: от преподавания к HR

Бенуа Серр открыл для себя HR еще в 1992 году. Несколько лет он был политическим обозревателем и наработал связи во французских государственных учреждениях, когда Ernst & Young наняла его для оказания консалтинговых услуг для государственных компаний, что постепенно переросло в новое направление HR-консалтинга. Затем, с 1993 года, Серр в течение 10 лет возглавлял отдел дальнейшего обучения в Институте общественного управления, где отвечал за создание специальных обучающих программ для работников отделов кадров государственных учреждений. В 2003-м он принял предложение возглавить Корпоративный университет Leroy Merlin.

В 2006 году Бенуа оставил отличную работу и прекрасный дом во Франции и вместе с женой и тремя сыновьями приехал в Россию, потому что… ему так захотелось. Только и всего. Он хотел поработать в Восточной Европе, увидеть эту часть света, пожить в посткоммунистическом мире. Сказались ли на его выборе венгерские корни или юношеское увлечение левыми идеями? Этого он и сам не знал. Но, так или иначе, еще будучи во Франции, Бенуа попросил свое начальство отправить его в какую-нибудь восточноевропейскую страну. Вскоре после этого его перевели в Москву, где он оказался сотрудником одного из самых быстроразвивающихся бизнесов в России.

Являясь директором по HR, Бенуа столкнулся с рядом проблем, естественных для организации, выходящей на новый рынок. Требовалось найти подходящих людей на все вакансии. Для этого была необходима действенная стратегия найма. Политика Leroy Merlin была очень «лояльной к сотруднику». Компания была твердо уверена, что магазины копировать можно, но копировать людей не удастся. Так что было жизненно важно с самого начала найти таких людей, которые разделили бы идеи и культуру компании. Относительно развития сотрудника в компании существовало несколько принципов:

1. Нового человека можно обучить всему, что нужно знать о бизнесе. Для работы в Leroy Merlin не нужен ни опыт продаж, ни опыт ремонтных работ.

2. Люди должны заниматься разными вещами. Человеческий потенциал раскрывается в переменах и обучении. Карьерный рост должен быть и вертикальным, и горизонтальным.

3. Все сотрудники проходят непрерывное плановое обучение. Обучение направлено и на решение текущих задач, и на среднесрочную перспективу. Сотрудники получают те знания, которые, скорее всего, пригодятся им в ближайшие год-два.

4. Между продавцом и генеральным директором всего три ступени. Компания старается обеспечить настоящий карьерный рост каждому сотруднику.

Задача управления талантами

Кадровой службе было трудно успевать за темпами роста компании, особенно с учетом появления новых вакансий. К 2008 году Бенуа уже принял решение по многим тысячам резюме самых разных кандидатов, желавших продолжать свою карьеру в компании, которую считали динамичной и быстро развивающейся.

В начале января 2008 года Бенуа впервые столкнулся с Андреем Шелковым. Бенуа сидел перед стопкой только что присланных резюме. Несмотря на то что Бенуа читал их внимательно, отличить одно резюме от другого было очень трудно. Внезапно он выпрямился и вгляделся в лежащий перед ним документ. Он явно отличался от остальных. Бенуа не удержался и прочитал вслух: «Андрей Шелков, 24 года, выпускник экономического факультета с четырехлетним опытом работы финансовым менеджером европейской ресторанной сети в Москве».

Необычно для столь юного возраста, подумал Бенуа. Он попросил своего помощника связаться с молодым кандидатом и назначить собеседование, которое и состоялось в середине января в офисе Бенуа. Во время беседы молодой человек произвел на Бенуа впечатление тем, как быстро он понял все проблемы, с которыми столкнулась компания. Казалось, у него есть хорошее деловое чутье и умение видеть картину целиком. Очевидно было, что годы учебы прошли для него не зря. В какой-то момент Андрей упомянул, что хотел бы со временем перейти из финансового отдела на должность с большей ответственностью. Когда Бенуа попросил молодого человека уточнить свои цели, тот, ни секунды не колеблясь, сказал, что хочет возглавить магазин Leroy Merlin.

Амбиции впечатляли, но все же Бенуа объяснил, что карьера в компании предполагала упорный труд, постепенный рост, обучение основам. Лишь человеку, проявившему себя, компания могла бы доверить серьезную ответственный участок работы. При этом Бенуа решил рискнуть и предложил кандидату позицию младшего финансового менеджера, которую тот принял. Он приступил к работе в начале февраля 2008 года. В течение первого года все было хорошо. Андрей показал себя трудолюбивым, увлеченным, талантливым работником, амбициозным и готовым к карьерному росту.

Затем, в январе 2009-го, незадолго до окончания полного года в компании, Андрей связался с Бенуа и попросил его о срочной встрече. Он хотел обсудить свое нынешнее положение в компании и свое будущее. Бенуа почувствовал его нетерпение и готовился к встрече, предполагая, что собеседник будет недоволен. Бенуа достаточно хорошо знал характер молодого человека, чтобы понимать, что тот не удовлетворен текущим положением вещей.

12 января 2009 года Андрей сел в кресло в офисе Бенуа и уверенным тоном изложил свою позицию.

– Я вспоминаю наш разговор в тот день, когда я пришел устраиваться на работу, господин Серр, и я считаю, что пришло время пересмотреть мою позицию в Leroy Merlin, – начал Андрей на превосходном французском.

Андрей год стажировался во Франции в университете в Безансоне, заслужив стипендию как лучший ученик в своей группе. Бенуа вспомнил, что во время собеседования в качестве одной из причин своего желания работать в компании Андрей назвал стремление быть ближе к французской культуре и возможность говорить на французском языке, который он полюбил за время учебы в университете. Андрей продолжил:

– Нам нужно обсудить повышение, – сказал он.

– Ваше повышение? – удивленно спросил Бенуа.

«Парень любит рубить сплеча», – подумал он. По-своему это было забавно, потому что Андрей был столь же самоуверенным, сколь и наивным. Андрей продолжил:

– Видите ли, за год работы в финансовом департаменте, повторяя снова и снова одни и те же операции, я понял, что это не совсем то, чего я ожидал, согласившись прийти в компанию Leroy Merlin.

Андрей заметно покраснел. Он не привык разговаривать с начальством в таком тоне, но почему-то ему казалось, что Бенуа не был типичным недосягаемым начальником. И хотя Бенуа был высок ростом и даже походил на громилу, Андрей чувствовал, что ему можно рассказать обо всем, что его беспокоит, а главное, Бенуа не оставит его слова без внимания.

– Ну что ж, поговорим о ваших ожиданиях, – подбодрил его Бенуа.

Они оба помнили: Андрей говорил на собеседовании, что не планирует надолго задерживаться в финансовом отделе. Андрей сразу ясно дал это понять и твердо заявил, что рассчитывает на позицию с большей ответственностью, на роль лидера. Он был уверен, что обладает качествами и умениями, нужными, чтобы организовать и мобилизовать людей.

– Вы обещали мне позицию руководителя магазина, – начал он обвинительно. – Мы уже открыли три новых магазина, и я хотел бы знать, почему мне так и не предложили это место? Я считал, что у нас есть договоренность: сначала я положенное время перекладываю бумажки, а затем моим талантам найдется применение на лидерской должности.

Бенуа был слегка раздражен. Он ощущал, что этот юноша, пусть и талантливый, пытается прыгнуть выше головы. Кем он себя возомнил? Перед Бенуа сидела прима-балерина, и нужно было все расставить по местам.

– Андрей, вы ошибаетесь. Я отлично помню свои слова. Я сказал вам, что повышение будет возможно, если вы достигнете определенных показателей по итогам года.

Бенуа внимательно изучал и обсуждал личное дело Андрея с его непосредственным начальником. Оба сошлись на том, что Андрей еще слишком молод, ему не хватает необходимого опыта управления людьми, а значит, компании придется продвигать его постепенно, шаг за шагом. Как сказал непосредственный начальник Андрея, парень слишком амбициозен. Такие быстро загораются идеей, но так же быстро и остывают. Бенуа с этой оценкой согласился. Лидерский талант подобен воспитанию: нужно раскрыть потенциал в правильном месте и в правильное время.

– Важнейшее качество для должности руководителя магазина – умение мотивировать других. По последним данным, у вас этот показатель совсем невысок. Отчет с семинара по лидерству тоже показывает, что вы неспособны сделать так, чтобы подчиненные с готовностью выполняли поставленные вами задачи. Когда вы решаете, как именно нужно выполнять задачу, вы забываете о том, что не все могут с вами согласиться. И вы пытаетесь просто заставить людей делать то, что вам нужно. Но в Leroy Merlin работают иначе. Вот поэтому мы решили пока отложить ваше продвижение по службе. Да, и еще! Как насчет авторитета? Уважают ли вас в коллективе?

– Вы, должно быть, шутите, – ответил Андрей. – Я добиваюсь результата, именно это важно в бизнесе, а не всякие нежности во взаимоотношениях с персоналом. Так или иначе, не хочу показаться невежливым, но если вы не повысите меня сейчас, то я уйду из компании.

Бенуа понимал, что Андрей выложил все карты и играет ва-банк. Что ж, он действительно талантлив, у него хороший потенциал, возможно, он лучший из всех, кого Бенуа нанял за последние два года. К тому же и компания уже вложилась в него, и было бы жалко упустить такой талант. Но парень зашел слишком далеко. Бенуа чувствовал, что поддаваться такому давлению нельзя. Да, он понимал, что, вероятно, Андрея подхватят конкуренты и Leroy Merlin окажется в проигрыше. Это было важнейшим испытанием в борьбе за лучшие кадры. Талант можно разглядеть, но потом за него нужно держаться, потому что на таланты всегда высокий спрос. Тем не менее одно дело талант, а другое – примадонна. Андрей оказался ярким тому примером. Бенуа должен был принять решение!

– Ну что ж, Андрей, я не имею права удерживать вас на пути к вашим целям. Попытайте удачи в другом месте, – ответил он.

Андрей был шокирован: он никак не ожидал отказа! Но Бенуа продолжил.

– Андрей, – вы молодой человек с хорошим потенциалом, и со временем, когда вы будете готовы, вы будете расти. Я никому не предлагал такого прежде, но для вас сделаю исключение: даю вам три месяца на поиски. Вперед, исследуйте ваши возможности. Если в течение этих трех месяцев вы вернетесь, я возьму вас на прежнюю должность в финансовом отделе с прежней зарплатой. И вы будете работать там, пока мы все не убедимся, что вы готовы возглавить магазин. Однако если вы найдете предложение получше или по любым причинам решите не возвращаться, то по истечении трех месяцев продолжение вашей карьеры в Leroy Merlin будет уже невозможно. Что скажете?

Андрей не мог прийти в себя. Он не ожидал такого развития ситуации. Он думал, что Бенуа по крайней мере попробует уговорить его остаться. Впрочем, невозможно было отрицать и то, что Бенуа сделал справедливое предложение. Несмотря на разочарование, Андрей не мог не оценить эту, откровенно говоря, умеренную уверенность в его способностях. Они пожали друг другу руки. Андрей вышел из кабинета и ушел из Leroy Merlin.

Бенуа посмотрел на календарь. Оставалось всего несколько дней до окончания того времени, которое он дал Андрею, чтобы принять решение. Ему было интересно, и, честно говоря, он немного волновался. Что если он зря пошел на этот риск? Что если Андрей преуспел и нашел для себя другие возможности? Теперь конкуренты получат преимущество благодаря таланту, открытому Бенуа, таланту, на который могла бы рассчитывать его компания. Таланты, в конце концов, были дефицитным товаром.

«Как же прекрасен май», – думал Бенуа, глядя из окна своего офиса на улицу. Время шло к обеду, и он предвкушал свою традиционную тарелку супа в украинском ресторане на углу. Пока он шел к двери, зазвонил мобильный телефон. Бенуа не узнал номера, но трубку взял.

– Господин Серр, это Андрей Шелков. Я хотел спросить, не будет ли у вас минутки для короткого разговора?

– Андрей, – ответил Бенуа, – рад вас слышать. Если вы не заняты, то давайте пообедаем. Я знаю отличное местечко рядом с офисом…

Приложение к кейсу

Конец HR?

Переосмысление роли кадрового специалиста: от управления человеческими ресурсами к кадровому лидерству

Нет сомнений в том, что с начала XXI века образ мышления людей претерпевает значительные изменения. Прежде всего люди куда более скептически стали относиться к тем лидерам, которые недостаточно заботятся о гарантиях сохранения рабочих мест за своими сотрудниками, – и для этого есть веская причина. Многие устали жить чьей-то жизнью, не имея возможности жить своей собственной.

Сочетание глобализации и технического прогресса оказывает огромное влияние на мысли, чувства и поведение людей. Мы являемся свидетелями революции человеческого сознания. Blackberry – это больше чем просто телефон. Общение в цифровом пространстве – это новый стиль жизни. Информационно-коммуникационные технологии дали толчок развитию новых способов поведения и мышления.

Неизбежным последствием стало то, что роль кадрового специалиста больше не может оставаться прежней. Экономические и социальные системы постепенно адаптируются к требованиям, которые предъявляет новое время. Подобным же образом должна измениться и функция кадровика.

Налицо тренд трансформации «управления кадрами» в «кадровое лидерство». Но чтобы эта трансформация произошла, традиционная система работы с персоналом должна претерпеть ряд изменений. Для того чтобы выжить, «специалисты по кадровым ресурсам» должны превратиться в «кадровых лидеров».


Трудности работы с кадрами

Есть три основных вида трудностей, с которыми сталкиваются традиционные менеджеры по персоналу:

1. Личностные трудности: новый образ мышления.


Кадровые специалисты должны поставить под вопрос свои фундаментальные представления о том, кто они и чем занимаются. Они должны переосмыслить собственную роль в компании. Велика вероятность того, что функции службы по работе с персоналом в скором времени будут пересмотрены, что приведет к перераспределению полномочий. Все административные задачи будут либо отданы сторонним подрядчикам, либо поручены руководителю административного отдела. Роль же кадровой службы будет заключаться в следующем:

• привлекать в компанию подходящие кадры;

• осуществлять контроль за тем, чтобы талантам сотрудников находилось правильное применение и чтобы эти таланты адекватно развивались;

• встать во главе трансформации, консультируя других руководителей на предмет того, каким образом должен осуществляться данный процесс.

Если этого не произойдет, с большой вероятностью служба по работе с персоналом вообще прекратит свое существование.

2. Социальные трудности: авторитет и надежность.

Доверие – серьезная проблема в работе с кадрами. Результаты исследований говорят о том, что кадровые специалисты страдают от нехватки авторитета среди сотрудников. Люди слушают, что они говорят, но воспринимают их слова с долей скептицизма. Руководителям по кадрам не доверяют, по крайней мере, когда речь идет о таких серьезных проблемах как смена рода занятий и повышение по службе. Многие люди испытывают разочарование в связи с тем, что специалисты по кадрам либо недостаточно стараются, либо не выполняют своих обещаний. Руководителям по кадрам ничего не остается, кроме как принять этот вызов и восстановить доверие коллег, работая над своим авторитетом и степенью надежности. Иначе они неизбежно останутся без работы.

3. Организационные трудности: проблемы власти.

Представленные выше предложения невозможно реализовать, если кадровые лидеры не будут иметь реальных полномочий в компании, внося вклад в ее успех. Они должны выполнять свою роль, работая в команде руководителей, управлять собственным бюджетом для реализации мер, направленных на поддержку стратегии компании, и быть ответственными за следующие направления работы, важные в кадровом лидерстве:

• изобретать новые способы оценки эффективности работы – большинство организаций испытывают затруднения, работая с устаревшими, контрпродуктивными системами;

• обеспечивать простую и понятную систему преемственности кадров – в большинстве корпораций планирование кадровой преемственности, как правило, носит крайне скрытный характер;

• осуществлять надзор за этикой ведения бизнеса, внутри и за пределами компании – слишком много негатива происходит в результате того, что ни у кого не хватает смелости и энергии привлечь к проблеме внимание руководителей компании;

• создавать атмосферу социальной ответственности в целях обеспечения позитивного имиджа и успеха компании в долгосрочной перспективе;

• консультировать старших менеджеров по вопросам адаптации корпоративной культуры при поглощениях и слияниях – работа многих менеджеров, участвующих в данных процессах, часто не приносит ожидаемых результатов по причине пренебрежения аспектом корпоративной культуры.


Анкета кадрового лидера

Данный тест – возможность оценить, насколько хорошо вы понимаете личностные аспекты эффективного кадрового лидера. Выберите из списка те качества, которые наиболее важны для этой роли.


Успех. Лидер. Действие

Какие качества вы выбрали? Конечно, все они важны, однако из них можно выделить три главных сочетания:

1. Авторитет и профессионализм. Без авторитета кадровый лидер не может достигнуть хороших результатов. Авторитет приходит как результат способности кадрового лидера эффективно исполнять свою роль, принося огромную пользу всем участникам процесса.

2. Принципиальность и любовь к людям. Руководители кадровых служб должны заботиться о людях и быть готовы тратить время и энергию на поддержку партнеров компании. Их должны отличать честность и надежность.

3. Воображение и творческий подход. Это качества, необходимые руководителю, чтобы стать безусловным лидером в своей организации.

Это неполный список: одно качество, очевидно, отсутствует. Сможете ли вы догадаться, какое?

Новая роль кадрового лидера

Согласно последним трендам и новым веяниями корпоративного мира кадровый лидер должен исполнять три ключевые функции:

1. Интегратор – важнейший центр связи на всех уровнях организационной сети. Кадровый лидер должен устанавливать баланс между интересами всех заинтересованных сторон на благо организации в целом.

2. Защитник – хранитель души организации, заботящийся о том, чтобы действия организации соответствовали интересам общества. Позиция кадрового лидера лучше всего позволяет понять, что интересы организации неразрывно связаны с интересами общества.

3. Безусловный лидер – «голос» людей; человек, гарантирующий правильную расстановку кадров в компании. Ведь только таким образом можно добиться одновременного соблюдения интересов и компании, и ее сотрудников.

Настал интересный период для сферы управления и повышения квалификации кадров. Пришло время пересматривать и переосмыслять. Кадровые специалисты должны принять этот вызов времени, если они хотят выжить на рынке труда.

Заключение

Речь идет не только о судьбе специалистов по работе с персоналом, но и о возможности создать такую корпоративную среду, в которой люди могут добиваться результатов, наслаждаться работой и профессионально расти. Это новый мир, работать в котором – значит не просто вносить вклад в успех компании, но в первую очередь жить полной жизнью.

Как сказал один HR-руководитель, у которого мы брали интервью: «Пришло время задуматься об устойчивом развитии и применительно к сотрудникам организации. Социальная ответственность внутри организации должна стать новым трендом. Всё в наших руках».

Биография Бенуа Серра

Бенуа Серр работал в группе LEROY MERLIN c 2003 года до ноября 2011-го.

С 2003 по 2005 год г-н Серр являлся главой Дирекции института развития Leroy Merlin во Франции. В 2006-м он был назначен на позицию HR-директора в Leroy Merlin, Россия.

До этого он являлся директором по исследованиям и развитию и Институте общественного управления (IGS), а также занимал позицию директора Дома местных общин в компании Ernst & Young в Париже.

Бенуа Серр также имеет опыт работы журналистом, парламентским служащим, сотрудником министерского кабинета во Франции.

Он является лауреатом премии «Управление компетенциями» 2006 года за стратегию развития компетенций Leroy Merlin, Франция.

Методические рекомендации к кейсу

Вступление

Исследование кейса, посвященного Leroy Merlin в России, заставляет задуматься о правильности традиционного подхода к управлению кадрами в организации. Кейс демонстрирует важный переход от идеи «управления людскими ресурсами» к подходу, в котором акцент делается на:

• таланты людей;

• навыки лидерства.

Кейс также продвигает идею необходимости переосмыслить саму роль кадровой службы. В нем приведены некоторые соображения о том, в чем может/должен заключаться вклад HR-лидеров нового типа.

Образовательные задачи

Обсуждение данного кейса имеет три основные образовательные задачи:

1. Рассмотреть классическое понятие службы по работе с персоналом.

2. Выделить ряд новых функций менеджера по персоналу.

3. Заставить людей задуматься над тем, какова их новая роль и как она может реализовываться в актуальных рабочих ситуациях.

Участники обсуждения могут подумать о недочетах нынешнего функционала службы по работе с персоналом; рассмотреть новые тренды в работе с персоналом; выделить и проанализировать некоторые новые идеи, ценности и модели поведения, связанные с новой ролью.

Вопросы к кейсу

Участникам могут задаваться трудные вопросы с целью инициировать серьезную дискуссию вокруг главной темы кейса.

1. Действительно ли существует большая разница между ролью «кадрового менеджера» и ролью «кадрового лидера»?

2. Каково ваше определение хороших кадров?

3. Почему хорошие кадры столь важны в современном деловом мире?

4. Почему окружающие критикуют Бенуа?

5. Что вы думаете о том, как он поступил с Андреем Шелковым?

6. Действует ли Бенуа, исходя из корпоративной культуры Leroy Merlin? В чем конкретно это проявляется? Важно ли это?

7. Каковы основные сильные и слабые стороны Бенуа как кадрового лидера?

8. Согласны ли вы с тем, какими Бенуа видит основные трудности кадрового лидерства?

9. Представьте, что вы – начальник Бенуа. Что вы думаете о его стиле работы с персоналом?

10. Представьте, что вы – операционный менеджер. Каково ваше мнение о новом способе воспринимать людей, коллег, сотрудников?

Описание кейса

Данный кейс освещает ряд трудностей, с которыми сталкиваются менеджеры по персоналу на рынке, где бизнес растет, а борьба за перспективные кадры становится все более яростной. Бенуа Серр, директор по персоналу в Leroy Merlin Россия, убежден, что новые тренды в управлении персоналом порождают трудности, которые менеджер по персоналу с традиционным образом мышления уже не может преодолеть. Чтобы опережать события, он должен мыслить оригинально, потому что на растущем рынке молодые талантливые люди – те, кого компания и должна привлекать, – обладают амбициями, с которыми нужно работать аккуратно, иначе эти люди покинут компанию.

В качестве примера из практики Бенуа вспоминает случай с Андреем Шелковым, амбициозным молодым человеком с большим потенциалом, который жаждал учиться и ждал немедленного карьерного роста. Бенуа видит в Андрее большой «необработанный» талант, который ради блага компании необходимо взрастить и воспитать. Задача состоит в том, чтобы справляться с амбициями и нетерпением молодого человека, одновременно готовя его к руководящей должности. Если руководителю не удастся найти правильный баланс, то он либо получит на выходе неконтролируемого «гуру» – зазнайку, либо потеряет перспективного сотрудника, которого сам же с трудом и нашел, и тот уйдет к конкурентам.

Ситуация требует нестандартного подхода. Бенуа приходится выйти из своей роли кадрового менеджера и начать действовать как кадровый лидер.

Методики обучения

При работе с данным достаточно простым кейсом могут быть использованы два подхода.

Традиционный подход

Сценарий 1

Можно попросить участников подумать над рядом вопросов и оформить ответы в виде интересного отчета


Сценарий 2

Группам участников предлагается, отталкиваясь от содержания кейса, представить ряд сильных аргументов – как в пользу «управления кадрами», так и в пользу «управления талантами». Затем руководитель занятия проводит конфронтационную дискуссию между группами


Сценарий 3

Участники делятся на три группы, каждую из которых просят выразить свои взгляды на менеджмент кадров и управление талантами (отталкиваясь от содержания кейса) с точки зрения:

• топ-менеджеров;

• менеджеров по персоналу;

• сотрудников

Нетрадиционный подход

Сценарий 4

Проводится ролевая игра между «Андреем Шелковым»» и «Бенуа Серром». (Встреча между персонажами проходит, скажем, через три года после возвращения Андрея в компанию. Что произошло за это время? Все ли хорошо? Не очень? Почему? Персонажи расстроены или, наоборот, довольны?)


Сценарий 5

Участников просят посмотреть на ситуацию глазами Андрея и подготовить отчет, резко осуждающий поведение Бенуа


Сценарий 6

Участникам предлагается представить, что Бенуа Серр приглашен для выступления по вопросам кадрового лидерства на международной конференции по трудовым ресурсам. Он решил в качестве иллюстрации использовать случай с Андреем Шелковым. Группы должны описать, как будет выступать Бенуа и какое впечатление это произведет на традиционных менеджеров по персоналу

Чему учит кейс

Исследование данного кейса даст участникам возможность больше узнать о следующих темах:

1. Актуальные трудности в работе кадровых специалистов.

2. Альтернативный взгляд на процесс управления людьми в организации («кадровое лидерство»).

3. Новая роль менеджера по кадрам.

4. Трансформация подхода мультинациональных организаций к своим сотрудникам (акцент на их талантах и способностях).

5. Эволюция представлений о сотрудниках в компании.

6. Потенциальный вклад специалистов по кадрам в успех компании.

7. Ожидания сотрудников, связанные с их кадровыми лидерами.

Кейс 6

Microsoft, проверка на прочность в России: управление успешным ростом

Если вы не создаете и не продаете программное обеспечение Microsoft, то объясните-ка мне еще раз, что вы забыли в этой компании.

Стив Балмер, генеральный директор Microsoft

На часах – половина четвертого. Первый день лета, но небо затянуто тучами, явно собирается дождь… Николай Прянишников, президент представительства Microsoft в России, стоял у окна и смотрел на город. Только что закончилась еженедельная встреча директоров компании, и его коллеги вышли из зала совещаний, чтобы вернуться к своим делам.

Николай смотрел, как моросящий дождь превращается в ливень, и думал о том, как много общего между погодой на улице и рынком информационных технологий. Прогресс идет поступательно и медленно, пока в определенный момент, подобно ливню, не перерастает в плотный непрерывный поток, и трудно предсказать, когда и как он закончится; так много разработок, так много новых направлений исследований. Это будоражило, вдохновляло, но в то же время вызывало беспокойство из-за огромных рисков. Безусловно, компания обязана быть в авангарде рынка программного обеспечения, и жизненно важно верно предугадать тренды.

Отойдя от окна и направившись по коридору в свой офис, Николай думал: «Да, конечно, мы инновационная, прогрессивная, открыто мыслящая и ориентированная на результат компания, но хватит ли этого, чтобы обеспечить успех? Когда ливень станет потопом, мы уже должны уметь плавать. Мы просто не можем позволить себе утонуть».

По-настоящему сложной задачей было предугадать те революционные инновации, время для которых еще не наступило. Именно в таком предвидении и следовало обойти конкурентов. С этой мыслью в голове Николай взял ручку и, пока дождь затихал, а солнце начинало пробиваться сквозь тучи, записал в блокноте: «ЧТО ДАЛЬШЕ?»

Если бы можно было найти ответы в хрустальном шаре так же легко, как это делали волшебники на ярмарке в его детстве…

Какие бы ответы ни появились в ближайшие дни и месяцы, Николай знал, что ему придется иметь дело с тремя главными вопросами, которые он записал в блокнот в следующем порядке:

• Как мне, несмотря на мой послужной список, утвердить себя в качестве IT-лидера?

• Как мне воодушевить людей новой и интересной идеей?

• Как мне и далее поощрять креативность и инновации в компании?


Это были сложные вопросы, и простых ответов на них не существовало. Но таковы суровые будни лидера, и он не мог позволить себе усомниться в своей способности завершить начатую работу.

Microsoft – 17 лет в России

[22]

В 1989 году Microsoft начала прямые операции в СССР и провела две конференции разработчиков в Москве. В то время программного обеспечения для русскоязычных пользователей не существовало, притом что российский рынок обладал огромным потенциалом развития. Первую русифицированную версию операционной системы MS DOS – версию 4.01 – Microsoft выпустила в 1990 году. А в ноябре 1992-го официально открылось первое представительство компании в Москве.

За 1993–1994 годы Microsoft выпустила русскоязычные версии всех базовых продуктов Office, открыла бесплатную горячую линию технической поддержки, создала сеть партнеров, занимающихся продажами и обслуживанием, а также открыла учебные центры для специалистов по технологиям Microsoft. Компания работала не только для всей России, но и для многих бывших республик CCCР.

В 1995 году после шумного успеха Microsoft Windows 95 и Microsoft Office 95, которые начали продаваться в России одновременно со всем миром, компания стала продвигать свои серверные продукты, являвшиеся частью Microsoft BackOffice. Чуть позже была выпущена русская версия Windows NT Workstation – операционной системы, ориентированной на бизнес. В 1996 году основным успехом в продвижении бизнес-продуктов компании стали первые крупные контракты с «Лукойлом» и «Сургутнефтегазом». Обе компании использовали широкий спектр продуктов и услуг Microsoft.

Согласно исследованию, проведенному в 2007 году компанией IDC[23], на каждый доллар, заработанный Microsoft в России, приходится 17 долларов, заработанных на IT сторонними российскими фирмами: таким образом, российский ВВП увеличивается на миллиарды долларов. Будучи одной из первых транснациональных корпораций, открывших свое представительство в России, Microsoft заключила партнерские отношения с местными производителями, наладила контакты с правительством России, стараясь создать здоровую среду для развития IT-бизнеса. Кроме этого, Microsoft делала стратегические инвестиции в местные операционные сети, что отразилось на росте и самой компании, и ее 7500 российских партнеров. В частности, были открыты 58 офисов компании по всей России, восемь центров инноваций Microsoft для обучения разработчиков в сфере IT в сотрудничестве с лучшими университетами России, а также московский Центр разработки CRM– и ERP-продуктов – для планирования ресурсов предприятий и организации их взаимодействия с клиентами.

Компания предполагала, что со временем произойдет постепенное насыщение рынка программного обеспечения для различных устройств и гаджетов. Более того, Microsoft предвидела и общее уменьшение доли рынка программных продуктов из-за стандартизации и пакетирования предлагаемых услуг. Пакетное программное обеспечение обходилось крупным компаниям дешевле. Таким образом, главными направлениями развития становились IT-услуги и IT-аутсорсинг.

К 2009 году все технологии и услуги, предоставляемые Microsoft, – от бесплатной горячей линии до специальных услуг по поддержке крупных корпораций, были доступны в любом уголке России. Четырьмя главными сферами интересов Microsoft в России стали:

1. Отношения с клиентами;

2. Развитие системы партнерства;

3. Введение и поддержка новых технологий;

4. Маркетинг.

За кулисами

Microsoft быстро развивалась, разрабатывая и выпуская новое программное обеспечение и расширяя клиентскую базу. Несмотря на глобальный экономический кризис и его влияние на бизнес, Microsoft выпустила 54 новых продукта. Компания, что необычно для IT-бизнеса, предлагала широкий ассортимент продуктов, включающий:

• персональные и сетевые операционные системы;

• серверные приложения;

• бизнес-приложения и пользовательское офисное программное обеспечение;

• интерактивные программы и игры;

• облачные услуги, интернет-средства и инструменты для разработчиков.


Кроме того, Microsoft вывела на рынок интерактивные онлайн-сервисы, опубликовала книги на компьютерную тематику, организовала выпуск сопутствующих товаров. Однако самой значимой для компании сферой оставались исследования и развитие, и, несмотря на экономическую ситуацию, компания собиралась вложить 9,5 млрд долларов в создание новых компьютерных технологий в 2010 году и поддерживать тот же уровень инвестиций в 2011-м. Microsoft сделала наибольшие инвестиции в исследования и развитие[24] по сравнению с другими технологическими компаниями мира.

Все это было необходимо, чтобы выполнить сверхзадачу Microsoft, сформулированную ее генеральным директором Стивом Балмером: дать людям и организациям по всему миру возможность реализовать свой потенциал, предоставив программные продукты для решения их задач. «Ваш потенциал, наша страсть» – таков был девиз. И это было непростое решение для лидирующей мировой IT-компании с более чем 35-летней историей – назначить директором молодого лидера Николая Прянишникова, у которого был хороший опыт в информационно-коммуникационных технологиях (ICT), но отсутствовал опыт работы непосредственно в IT.

Его предшественники Биргер Стин, Роберт Клаф и Ольга Дергунова были движимы желанием построить долгосрочный, устойчивый и влиятельный бизнес. Они прилагали максимум усилий, чтобы укреплять лидерство и не только сделать Россию более привлекательным рынком для Microsoft, но и сделать Microsoft куда более важной частью российского рынка. Как сформулировал Биргер Стин, одна из самых важных задач хорошего лидера – передать дела лидеру еще лучшему. Эти слова отражают позицию основателя Microsoft Билла Гейтса, который говорил: «Лидерство – это наем людей, которые справляются с работой лучше, чем ты». Теперь пришла очередь Николая Прянишникова встать у руля.

Естественно, поначалу команда сомневалась в его умениях и знаниях в сфере IT: Николай был опытным менеджером с демократическими взглядами и хорошими навыками в бизнесе, но все же в IT был новичком. Роль лидера ему нравилась, но его требования, порой слишком амбициозные, создавали проблемы для командной работы, в которую он так верил.

Для сферы IT было не слишком характерно само понятие конкуренции. IT-компании практически не конкурировали между собой, разве что по некоторым отдельным продуктам. Для Николая, привыкшего вести крупную компанию через поле конкурентной битвы, это была совершенно новая действительность. Ведь лидеры российского рынка IT главным образом вышли из научной среды, это были высокообразованные, талантливые люди со строгими моральными принципами. Они больше привыкли к духу сотрудничества[25], чем соперничества.

Компанию Microsoft отличало от других то, что она нанимала по-настоящему талантливых профессионалов, людей с высоким интеллектуальным потенциалом, с истинной страстью к технологиям и вписывающихся в рамки требовательной культуры компании.

Microsoft осторожно и продуманно создавала условия, необходимые для стимулирования креативности в компании. В отличие от многих хорошо организованных корпораций, Microsoft не требовала от своих сотрудников обязательного присутствия на рабочем месте пять дней в неделю. Компания позволяла людям самим решать, как выстраивать свой рабочий график, если они давали результат.

Николай Прянишников

Через 20 лет вы куда больше будете жалеть о том, чего не сделали, чем о том, что сделали. Так что поднимайте паруса. Покиньте спокойную гавань, ловите пассаты, исследуйте, мечтайте, делайте открытия.

Марк Твен

Николай Прянишников, профессиональный топ-менеджер с высшим финансовым образованием, степенью MBA Международного университета управления в Париже, начал свою карьеру 18 лет назад торговым представителем первого в России мобильного оператора. Он продвинулся до главы отдела, потом стал директором по маркетингу и продажам, затем – генеральным директором дочерней компании, впервые занявшейся дистрибуцией мобильных телефонов в России. Тогда мало кто мог позволить себе мобильный телефон, это был предмет роскоши, недоступный простым россиянам. Именно Николай и его команда первыми установили цену 49 долларов за телефон, запустили и успешно провели рекламную кампанию, после чего за неделю увеличили продажи в пять раз.

Когда Николай стал вице-президентом компании – мобильного оператора, он был уже опытным и умелым топ-менеджером с собственным стилем лидерства. Быть лидером Николаю нравилось. Он верил, что бури закаляют хорошего моряка, и когда крупнейшая IT-компания мира предложила ему возглавить штаб-квартиру в России и СНГ, его ответом могло быть только «ДА!».

По своему опыту Николай знал, что главное для успешного лидера – это умение расставить приоритеты, а основа успеха компании – люди. Потому он всегда поощрял в своих сотрудниках готовность не соглашаться, аргументированно спорить с его позицией. Кроме того, опыт научил его уделять время вещам несрочным, но очень важным. «Человек должен уметь сдерживать свое эго и продвигать не себя, а свою команду, потому что именно она в итоге вознесет его на вершины», – считал Николай.

Хоть он и был новичком в IT, совет директоров Microsoft стремился привлечь Николая Прянишникова в руководящую команду из-за его лидерских навыков, уверенности в себе и личностных ценностей. Хотя между IT (информационные технологии) и ICT (информационно-коммуникационные технологии) есть много общего, с точки зрения управления они заметно различаются. Рынок коммуникационных услуг в целом гораздо крупнее, на нем задействованы различные игроки, поставщики телекоммуникационных услуг. Присутствуют крупные продавцы оборудования и целый ряд операторов (проводной, мобильной, интегрированной связи). Что же до IT-индустрии, то в этой сфере есть производители программного обеспечения и оборудования, а также системные интеграторы. Много общего у IT и ICT с точки зрения технологии – ведь ICT обычно использует IT-программы и оборудование.

– Россия важна для Microsoft и как рынок, и как центр для внедрения инноваций, – сказал Стив Балмер, генеральный директор корпорации Microsoft. – Я уверен, что команда, собранная Биргером, сумеет усилить наши связи с клиентами и партнерами, а также добиться новых успехов в росте и новых высот в бизнесе под твердым руководством Николая.

– Мы счастливы, что Николай возглавил нашу команду в России в период, когда непрерывный рост и новые возможности сочетаются с непростыми испытаниями, – отметил Вахе Торосян, президент Microsoft в Центральной и Восточной Европе и вице-президент Microsoft International. – Богатый опыт Николая в сфере ICT подтверждает его лидерские навыки. Учитывая возможности сильной команды, уже собранной нами в России, его назначение дает мне уверенность в том, что Microsoft продолжит свою успешную работу и будет и дальше вносить свой вклад в развитие рынка IT в России. Вместе с Николаем мы сможем не только по-прежнему создавать уникальные возможности для будущего роста, но и усилить нашу взаимовыгодную политику, в соответствии с которой мы станем одним из факторов превращения России в одну из ведущих инновационных экономик мира.

Итак, не было сомнений в том, что Николаю обеспечена поддержка сверху. Вопрос заключался в том, как он собирается оправдать столь высокие ожидания со стороны совета директоров. Он должен был показать себя достойным лидером.

Столкновение с вызовами

Едва приступив к новой работе, Николай ощутил, что команда относится к его назначению довольно скептически. По общему мнению, для позиции генерального директора ему не хватало нужных знаний. Николай понял, что его главная задача – добиться доверия команды. Но он не собирался останавливаться лишь на своих коллегах-директорах. Он считал, что нужно вложить время и силы в то, чтобы познакомиться с каждым сотрудником компании, установить со всеми личные отношения, чтобы люди чувствовали, что знают его и что он ценит их работу и вовлеченность в успех компании.

В первые три месяца его часто видели во всех отделах Microsoft. Николай провел больше тысячи личных встреч с сотрудниками, на которых объяснял свое видение будущего компании. Он побуждал сотрудников к тому, чтобы они не скрывали свои реакции, говорили о том, что приходит им в голову, и делились тревогами по любым поводам, кажущимся им важными.

Николая впечатлило то, как люди гордились своей работой в российском представительстве Microsoft. Все, с кем он встречался, со страстью говорили о будущих возможностях. Он понимал, что это отличный базис для подготовки компании к грядущим испытаниям.

Николай был уверен, что нужно выстроить отношения со всеми сотрудниками компании, но особенно сосредоточился на своей управляющей команде. Он считал, что если наверху ему удастся создать культуру, поощряющую креативность, инновации, чувство персональной и коллективной ответственности, то и каждая команда внутри компании получит рецепт успеха. Это будет непросто, потому что потребует внедрения способов работы, незнакомых в России. Тем не менее Прянишников был настроен решительно.

Он ждал идей от коллег и предлагал им спорить о том, как скорее достичь задач, поставленных перед компанией. Поначалу люди сдерживались, будучи непривычными к таким методам, но Николай был настойчив, и когда альтернативные мнения все-таки появились, он аплодировал и наслаждался дискуссией. Он хотел, чтобы коллеги понимали: он верит в их знания и способности, он доверяет им. В результате Microsoft стала одной из первых в России компаний, установившей гибкое расписание, позволявшее сотрудникам организовывать рабочий день удобным для себя способом. Пусть даже это означало работу из дома, по вечерам или в дороге, Николай давал понять: все отлично, пока выполняются поставленные задачи. Результат и эффективность оставались для него главными приоритетами.

После шести месяцев работы в компании Николай почувствовал, что освоился на посту генерального директора. Он считал, что как минимум начал зарабатывать авторитет среди руководителей и сотрудников. Он заметил, что люди уважают его за искренность. Они видели, что он заботится о благе компании. Однако было важно, чтобы компания показывала заметный прогресс на рынке. Одним из препятствий для развития могла, по мнению Николая, стать нехватка IT-специалистов, ведь без качественной технической экспертизы трудно было бы добиться рыночного роста. И он решил, что необходимо повысить уровень компьютерной грамотности в стране, привлекая людей к новым технологиям для будущего. При энергичной поддержке Николая Microsoft запустила новые школы и учебные центры, где желающие могли обучиться работе с компьютером совершенно бесплатно.

Николай был представителем нового поколения российских корпоративных лидеров; он был из тех, кому довелось поучиться бизнесу за границей. Получив степень MBA в Париже, он, как и многие его современники, вернулся в Россию с готовностью внести свой вклад в развитие экономики страны. Это было для него предметом страсти: он стремился наладить прочное сотрудничество с правительством, чтобы Microsoft могла сыграть важную роль в устойчивом росте российской экономики и социальном развитии в соответствии с приоритетами российского правительства. В частности, он считал, что компания может поднять уровень технологической грамотности в стране, чтобы в будущем Россия стала более конкурентоспособной на рынке труда. Николай организовал исследование, которое показало, что значительное количество рабочих мест в краткосрочной перспективе потребует знакомства с компьютерными технологиями. Стало очевидно, что даже профессии вроде таксиста, официанта или курьера потребуют определенных компьютерных навыков, тогда как средний россиянин, ищущий работу, был плохо подготовлен к подобным реалиям рынка.

Николай и его команда плотно работали с государственными учреждениями, вкладывали ресурсы в обеспечение программными продуктами и подготовку обучающего персонала, чтобы помочь людям получить компьютерные навыки, столь необходимые для экономической конкурентоспособности в масштабах страны. Николай был убежден, что решение таких задач возможно только через государственные и частные партнерства, включая сотрудничество с государственными учреждениями и негосударственными организациями и на федеральном, и на местном уровнях. Эта стратегия была важна для долгосрочного успеха Microsoft в России.

При активном участии Николая 1 февраля 2010 года Microsoft запустила всероссийскую программу под названием «Твой курс», направленную на развитие компьютерной грамотности в стране и устремленную в будущее. Идея состояла в том, чтобы за три года поднять уровень компьютерной грамотности более чем миллиона человек. Для этого Microsoft запланировала открыть сотню центров обучения, покрывающих все регионы России. Эта инициатива оказалась крайне успешной: за первый год открылось более 130 центров. Поначалу многих беспокоило намерение компании оказывать услуги бесплатно, но Николай был непреклонен: компания извлечет гораздо больше пользы в среднесрочной и долгосрочной перспективе, когда все больше людей будут полагаться на цифровые технологии в своей ежедневной практике.

* * *

Николай сидел у себя в офисе, размышляя о двух годах, в течение которых он был президентом Microsoft в России. Когда он принимал лидерский вызов в компании, перед ним стояли довольно ясные задачи. Николай старался повысить собственный авторитет и в определенной степени преуспел, но осознал, что уважение нельзя завоевать раз и навсегда: это процесс непрерывный. Лидеру постоянно приходится доказывать свою состоятельность, и в любой технологический компании стоит актуальная задача: не отставать от развития и всегда задавать себе вопрос «ЧТО ДАЛЬШЕ?».

Николай спрашивал себя, достаточно ли он сделал, чтобы создать инновационную и креативную культуру в Microsoft. Он задавался вопросом, что еще мог бы сделать лидер в условиях крайне нестабильного и непредсказуемого рынка. И затем Николай подумал: не слишком ли он погрузился в реализацию одной масштабной миссии, все ли новые открывающиеся возможности он видит?

«Так или иначе, – сделал вывод Николай, – если мы лучше всех отвечаем на вопрос “ЧТО ДАЛЬШЕ?”, то предела не существует. Ни для Microsoft, ни для России».

Межкорпорационные инвестиции Microsoft


Таблица 1. Годовой доход, Apple Inc. ($)

Успех. Лидер. Действие

Таблица 2. Годовой доход, Google Inc. ($)

Успех. Лидер. Действие

Таблица 3. IBM. Годовой доход, International Business Machines Corp. ($)

Успех. Лидер. Действие

Таблица 4. Годовой доход, Cisco Systems Inc. ($)

Успех. Лидер. Действие

Таблица 5. Годовой доход, Oracle Corp. ($)

Успех. Лидер. Действие

Биография Николая Прянишникова

Николай Прянишников – один из самых молодых и успешных топ-менеджеров в России. Он пришел на должность президента Microsoft в России 1 января 2009 года. До этого был вице-президентом «ВымпелКома» и главой российского бизнеса компании, а позже – вице-президентом «ВымпелКома» по развитию международного бизнеса. До «ВымпелКома» он также работал в сфере информационно-коммуникационных технологий (ICT), в компании «Московская сотовая связь».

Под управлением Прянишникова были запущены несколько проектов, заметно изменивших рынок мобильной связи в России. В числе прочего это проект «мобильного телефона за 49 долларов», открывший новую эру мобильной телефонии, а также региональное развитие «ВымпелКома» – разработка и успешный запуск сетей в более чем 70 российских регионах.

У Николая Прянишникова три высших образования. В 1994-м он окончил МАДИ; в 1996 году – курс финансов и кредитования во Всероссийском заочном институте экономики и финансов; в 1998-м получил диплом Высшей школы предпринимательства при российском Министерстве международных экономических связей и торговли, а также степень MBA в Международном институте управления в Париже. Он также защитил кандидатскую диссертацию по экономике в Высшей школе приватизации и предпринимательства.

Николай родился 15 ноября 1972 года, женат, воспитывает четверых детей. Увлекается спортом.

Microsoft: международные показатели

Успех. Лидер. Действие

Успех. Лидер. Действие

Успех. Лидер. Действие

Успех. Лидер. Действие

Конкуренция с точки зрения продукции (I)

• IDC выделяет примерно 80 разных рыночных групп, объединенных в 19 категорий.

• Microsoft предлагает продукты для 85–90 % (в зависимости от территории) этих категорий.

• Конкуренция в данной области дополняется конкуренцией в смежных сферах: онлайн, мобильная связь и прочее.

• Конкуренты делятся на коммерческие и Open Source.


Успех. Лидер. Действие

Конкуренция с точки зрения продукции (II)

Успех. Лидер. Действие

Успех. Лидер. Действие

Успех. Лидер. Действие

Конкуренция: приоритетные области FY 11

Успех. Лидер. Действие

Коммерческая конкуренция, результаты по FY 10

Успех. Лидер. Действие

Методические рекомендации к кейсу

Вступление

Данный кейс рассматривает ряд вызовов, с которыми сталкивается лидирующая IT-компания, когда:

• она работает в быстро и непредсказуемо меняющихся условиях;

• она обнаруживает более напряженную конкуренцию на новых рынках;

• управлять ею приходится без необходимых знаний в области IT.

С учетом сложностей, присущих росту на развивающемся рынке, кейс рассматривает, как корпоративный лидер предугадывает, изобретает и проводит изменения ради достижения успеха.

Образовательные задачи

Участники обсуждения получают возможность:

• исследовать некоторые лидерские сложности при выходе на новый рынок с высоким потенциалом, но при этом высоким уровнем неопределенности;

• рассмотреть способы, посредством которых компания может улучшить работу клиентов, предоставив им подходящие программные решения;

• оценить методы, с помощью которых компания может постоянно внедрять инновации через инвестиции и исследования;

• оценить, в какой степени международная компания может повлиять на новый рынок и местную экономику;

• взглянуть на сложности, присущие управлению креативными людьми с высокими запросами.

Вопросы к кейсу

1. Назовите основные факторы успеха Microsoft в России.

2. Назовите основные сложности, с которыми столкнулся Николай в России.

3. Как Николай вел процесс управления, принесший ему уважение и доверие коллег?

4. Зачем IT-компании заниматься экономическим развитием страны – в данном случае России? Каковы основные аргументы?

5. Как Николай использует свои полномочия в Microsoft в России?

6. Николай верит в постоянные инновации. Каким образом он создает инновационную культуру?

7. Что бы вы порекомендовали Николаю для закрепления успеха? Чего бы вы опасались в будущем?

Описание кейса

Молодой энергичный лидер Николай Прянишников, новый президент Microsoft в России, столкнулся с новым вызовом – выходом компании на быстро развивающийся рынок. Хотя Николай отлично знаком со сферой ICT, тем не менее в IT он новичок. Таким образом, ему нужно быстро учиться и заслужить доверие среди сотрудников компании. Это нелегко, с учетом того, что от него многого ждут, а конкуренция в бизнесе возрастает. Николай настроен решительно и собирается оправдать доверие компании, предложившей ему высокий пост.

Методики обучения

Сценарий 1

Попросите участников разбиться на группы и самостоятельно выбрать из семи вопросов три наиболее важных. Затем пусть каждая группа сформирует свои ответы на эти вопросы и подготовится к их общему обсуждению


Сценарий 2

Участники разбиваются на группы и занимают позицию работников Microsoft в России, узнавших, что президентом будет человек, не знакомый со сферой IT.

Подготовьте презентацию с учетом:

– ваших тревог;

– ваших надежд;

– ваших действий


Сценарий 3

Участники должны найти в Интернете следующую информацию:

– нынешнее положение Microsoft в России;

– структура IT-сектора в России;

– основные игроки и конкуренция;

– что стоит предпринять Николаю на текущий момент?

Чему учит кейс?

Ожидается, что при анализе и обсуждении кейса участники:

1. Обратят внимание на то, что требуется для лидерства при различных сценариях развития рынка.

2. Исследуют то, как лидер IT-компании может развить и дополнить уже запущенный процесс инноваций, взяв за основу опыт решения задач из сферы ICT.

3. Осознают важность инновационной культуры в меняющемся мире бизнеса.

4. Больше узнают о сложностях, с которыми сталкивается лидер, возглавивший IT-компанию, не имея опыта в области IT.

5. Проанализируют то, каким образом лидер может добиться доверия и уважения.

6. Перечислят те вызовы, которые ожидают лидеров в области IT.

Кейс 7

StepStone: лидерство со вкусом

Джейн Маслоу была недовольна. Она сидела в офисе, в очередной раз прослушивая свое интервью с Пьером-Эммануэлем Дерриком, которого друзья называли просто Пит. Она беседовала с Питом 20 января 2009 года, интервью действительно получилось неплохим, но чего-то не хватало. Пит – успешный лидер, уверенно рассуждает о своих идеях… Что же ей не нравилось в его ответах на вопросы? Следовало разобраться, прежде чем статья о «Новом взгляде на лидерство в StepStone» будет опубликована. Джейн знала, насколько это интервью важно для ее начальника, директора по корпоративным коммуникациям компании. Да, что-то было не так. Но что именно?

Интервью

– Моя задача – подбадривать и поддерживать людей, чтобы они могли браться за сложные задачи, которые встают перед ними каждый день, – ответил Пит Деррик на первый вопрос Джейн.

Пит недавно стал директором по международному бизнесу в компании онлайн-рекрутинга StepStone. Его назначили через пару месяцев после того, как было объявлено, что Пит выиграл престижный лидерский приз StepStone, и теперь он был рад дать интервью корпоративному журналу. Это должно было повысить его авторитет в команде и принести большую пользу в будущем – его команда, да и вся компания останутся в выигрыше от интервью, которое возьмет Джейн Маслоу, главный редактор корпоративного журнала. Во время разговора они могли бы внимательно исследовать особый лидерский стиль StepStone и, возможно, найти пути, чтобы улучшить его.

– То есть вы утверждаете, что лучший способ лидерства – из-за кулис? – переспросила Джейн. – «Серый кардинал»: разве этот способ лидерства принят в StepStone?

Такая формулировка заставила Пита улыбнуться. Его всегда забавляло, как журналисты вроде Джейн стараются уловить суть всей идеи лишь по одной фразе.

– Нет, не совсем, – он отрицательно покачал головой. – Конечно, я участвую в процессе, но, несмотря на молодость моих подчиненных, я не обращаюсь с ними как с детьми. Я доверяю им и даю возможность пробовать свои силы.

– А не рискованно ли это? – спросила Джейн.

– Разумеется, элемент риска есть всегда. Он различен для каждого конкретного сотрудника, но я стараюсь строить атмосферу в команде на доверии. Я уверен, что, если не позволить людям самим выполнять работу наилучшим образом, они будут считать, что ты им не доверяешь. Опыт показывает, что в таком случае команда теряет инициативность, и люди боятся сделать шаг, не проконсультировавшись со мной. А это автоматически означает, что со своей работой не справился я.

Для Джейн такая стратегия представлялась граничащей со вседозволенностью, и она с этим согласиться не могла. Подобный подход не был принят в StepStone! Возможно, она не до конца поняла молодого лидера? Она решила копнуть глубже.

– Звучит разумно и даже элементарно, – сказала она. – Но как поступить, если кто-то не справляется? Как быть, если риск слишком велик и нельзя позволить сотруднику делать все, что он считает нужным? Что если члены команды ждут от вас указаний, помощи? А если они и сами не хотят свободы? Вы не думаете, что ваш подход может показаться им лишь поводом не заниматься делами и признаком того, что вы пренебрегаете своими обязанностями?

Вопросы сыпались один за другим, Джейн все дальше углублялась в тему, а Пит улыбался, признавая обоснованность ее позиции. Человеку со стороны всегда было трудно объяснить, как на практике работает лидерство, основанное на доверии. Так или иначе, это были хорошие вопросы. Джейн заставила Пита задуматься над его лидерским стилем и стратегией поведения, и, размышляя об этом, он спрашивал себя: а действительно ли его стиль управления типичен для лидерской философии StepStone? Он понимал ее в том духе, что лидер должен дать каждому сотруднику шанс создать собственную идею, а потом воплотить ее в жизнь. Успех сотрудников и был успехом лидера. Но, размышляя об этом, Пит задумался и о факторах, сделавших его успешным лидером. Или, если использовать более общую формулировку, что на самом деле значит «лидерство со вкусом»?

О компании

[26]

Компания Jobshop была основана в 1996 году для поддержки норвежского журнала, публикующего объявления о работе. Поначалу идея была в том, чтобы действовать в качестве брокера на норвежской бирже труда, и журнал предоставлял площадку для распространения информации о возможностях найма. Это было интересным и относительно простым способом заработать на рынке труда, весьма оживленном в те годы.

В середине 1990-х годов начал развиваться электронный рынок, и многие новые предприятия искали способ оказаться на гребне интернет-волны. Рынок труда не был исключением, к 1996 году он уже переходил от бумажных медиа к интернет-порталам. На фоне так называемого «пузыря доткомов» компания Jobshop пережила бурный рост в период с 1996 по 2000 год. В 1999 году компания начала выходить на международный рынок, осуществила ребрендинг, взяв себе название StepStone, и в 2000-м разместила свои акции на бирже в Осло в секторе «Программное обеспечение и онлайн-услуги». К 2001 году 1500 сотрудников компании работали на 15 европейских рынках. Штаб-квартира была разделена на финансовую (в Норвегии) и операционную (в Великобритании).

Пузырь доткомов раздувался, и StepStone поднималась вместе с ним. Компания заработала на рынке большие деньги, которые вложила в различные маркетинговые маневры для укрепления мощного бренда. В течение 18 месяцев, начиная с 2000 года, на это уходили огромные суммы – в районе 10 млн евро в месяц. В Соединенном Королевстве компания достигла соглашения с 4-м каналом, который рекламировал StepStone во время спортивных событий и других трансляций. Это были огромные инвестиции, но они позволили быстро развиваться уже на начальном этапе. По всей Европе StepStone также проводила маркетинговые кампании, включая спонсорство итальянской спортивной газеты Giro d’Italia, рекламу в спортивных телетрансляциях в Германии и массированную уличную рекламу во Франции. К счастью, когда пузырь лопнул и многие интернет-компании пошли ко дну, StepStone сумела остаться на плаву, несмотря на то, что потеряла несколько важных инвесторов.

Сегодня StepStone управляет рядом лучших в Европе рекрутинговых сетей и продолжает внедрять инновации в этой сфере. В период между 2004 и 2007 годами StepStone наладила работу с ведущими издательскими домами, чтобы сочетать преимущества печатных и электронных СМИ для подбора кандидатов на вакансии. Более того, обработка вакансий в области вертикальных карьерных лифтов[27] позволила StepStone решать задачи нишевых бирж труда.

В 2003 году StepStone вступила в бизнес систем управления человеческим капиталом (HCM)[28], предложив решения для электронного найма. Приобретение в 2007 году ExecuTRACK[29] – мирового лидера в области программного обеспечения для HCM – расширило возможности StepStone, позволив целиком покрывать жизненный цикл работника. Теперь у StepStone было более 1500 клиентов HCM по всему миру – от США до Европы и Азии.

За пять лет StepStone стала лидером по предоставлению HCM-решений в Европе и одним из мировых лидеров. Между 2004 и 2007 годами доход компании вырос от 19 до 98 млн евро. На момент, рассматриваемый в данном кейсе (середина 2008 года), более 16 000 организаций пользовались решениями или онлайн-сервисом StepStone. Компания принадлежит многим акционерам.

В течение последних 10 лет бизнес-предложения StepStone заметно расширились и составили «единый магазин» для клиентов, желающих получить конкурентное преимущество за счет привлечения, удержания и развития талантов с помощью сетей вакансий и решений HCM.

Если точнее, StepStone помогает клиентам получить конкурентное преимущество с помощью:

• создания онлайн-платформы для повышения эффективности в привлечении, встраивании, управлении, мотивации, развитии и удержании талантливых сотрудников;

• управления деятельностью в разных странах и на разных континентах;

• предоставления разноуровневых решений, которые могут быть последовательно модулями применены в разных подразделениях бизнеса;

• уменьшения расходов средств и времени на управление с помощью введения автоматизированных систем HCM, позволяющего сосредоточиться на более актуальных задачах;

• приведение системы в соответствие с усложняющимся рабочим законодательством и протоколами защиты информации.


Три четверти подписчиков (то есть клиентов) – это работодатели или агентства по публикации вакансий, пользующиеся базами данных CV StepStone. Речь идет и о корпоративных специалистах по рекрутингу, и о рекрутинговых агентствах, которые являются важными клиентами и тоже покупают доступ к базам данных StepStone. Среди международных клиентов три четверти составляют Deutsche Telekom, General Electric, PricewaterhouseCoopers, Sun Microsystems, ThyssenKrupp, Fiat and GSK Biologicals. Уникальное сочетание сетей вакансий и инструментов HCM позволяет предоставлять исчерпывающий пакет решений на любом языке (для компаний – платно, кандидаты на вакансии размещают резюме бесплатно).

Все предложения услуг StepStone доступны по модели «программное обеспечение как услуга» (SaaS)[30] и предоставляются с хостинговых центров в Европе, США и на Дальнем Востоке. В основном компания предоставляет подписку на пакет услуг, наполнение которого будет зависеть от уровня использования за определенный период времени. Стандартный набор услуг включает доступ к системе отслеживания резюме, публикацию вакансий на сайте StepStone, доступ к базе CV и/или подбор кандидатов.

Корпоративную культуру StepStone отличает несколько уникальных факторов. Компания в высшей степени ориентирована на клиента, так что огромные усилия идут на поддержание клиентской лояльности. В StepStone поддерживается атмосфера активности, людей побуждают брать инициативу в свои руки. Компания гордится своей децентрализованной организацией с разделением власти, прямыми и прозрачными коммуникациями. Ключевой ценностью является ориентация на результат.

Базовые ценности компании заключаются в следующем[31]:


Талант: наша главная ценность.

Мы определяем талант так: это нужные люди в нужное время и в нужном месте. Без таланта ни сама StepStone, ни клиенты компании своих целей не достигнут. Для всех нас поиск, наем, развитие и удержание талантливых людей важнее любых других задач.


Честность: мы все делаем правильно.

Мы внимательно выслушиваем наших клиентов и коллег и берем на себя личную ответственность за свои слова и поступки.


Непрерывные инновации: мы улучшаем работу наших сотрудников.

StepStone нацелена на инновации ради результата – и в услугах, и в продукции. В будущем ключевым фактором успеха наших клиентов станет именно талант – нужные люди в нужное время и в нужном месте.


Результат: мы приносим ощутимую пользу.

Соответствие ожиданиям всех участников процесса – клиентов, кандидатов, членов нашей команды и наших акционеров – является нашей первостепенной задачей.

Рынок

[32]

StepStone оказалась очень успешной компанией, сумевшей пережить крах доткомов. И хотя многие вкладчики потеряли свои деньги, те, кто остался, были вознаграждены. Сейчас компания чувствует себя отлично и растет, особенно на развивающихся азиатских рынках.

Крупнейший конкурент компании в Европе – компания Monster. С точки зрения трафика это один из самых больших сайтов вакансий в мире. С точки зрения дохода Monster, чья основная клиентская база расположена в США, сейчас на третьем месте. Это заставляет Monster делать акцент на хорошо себя зарекомендовавшую американскую стратегию. Для StepStone это хорошие новости.

Развивая свои конкурентные преимущества, StepStone приложила немало усилий в области повышения уровня заботы о клиенте. Этот подход выражался в отслеживании трафика и регулярном (ежемесячном или ежеквартальном) оповещении клиентов о текущей ситуации и о том, как можно улучшить свои показатели. Компания отслеживает количество просмотров каждой вакансии и количество присланных на одну вакансию резюме. StepStone рассказывает, насколько люди заинтересованы в вакансии, а затем объясняет, какие проблемы могут мешать ее продвижению. Например, проблемы с названием вакансии или ее описанием. Чтобы еще эффективнее поддерживать клиентов в их деятельности на рынке, StepStone в 2007 году основала Академию StepStone в Бельгии. Она работает для крупных корпораций, и учеба там является отдельной платной услугой.

Важно различать StepStone (и ее роль на рынке) и рекрутинговые и консалтинговые агентства. Хотя компания обладает и соответствующими знаниями, и умениями, сосредоточена она все-таки на управлении и развитии технологии рекрутинга. Более того, основной фокус делается на вакансиях менеджеров и специалистов, ведь наем на управляющие должности в большей степени осуществляется посредством личных контактов.

Время от времени, чтобы держать руку на пульсе в рекрутинговой среде, StepStone организует семинары, форумы и мастерские на определенные темы, например, по поводу изменений в трудовом законодательстве. Клиентам нравится возможность обмена мнениями и профессиональным опытом в сообществе. Организация таких семинаров требует большой работы, но она не отвлекает StepStone от основных задач.

В прошлом бизнес был очень зависим от циклов роста и спада экономики. Чтобы сгладить эту зависимость и добиться большей стабильности, компания решила предоставлять услуги по лицензированию. Так StepStone вышла на рынок HCM с программными продуктами. С помощью лицензионных соглашений компании удалось ограничить эффект от экономических потрясений. С учетом экономических трудностей 2008 года это оказалось хорошим решением.

Имея в виду темпы развития технологий и их влияние, компания внимательно исследовала эффект от появления социальных сетей и пришла к выводу, что (на момент создания данного кейса) они еще не оказывают на рынок существенного эффекта. Тем не менее компания пристально отслеживает развитие в этой области. Вложения StepStone в исследования остаются одним из приоритетных направлений.

Пит в StepStone

Пит пришел в компанию в 1999 году на должность менеджера в мюнхенском офисе. В то время в Европе как раз появилось много сайтов по обработке вакансий. Пита пригласила на работу двоюродная сестра жены. Поначалу было очень интересно: царило время бурного роста, в компании действовала новая инновационная бизнес-модель. StepStone продавала концепции рекламы вакансий и подачи резюме онлайн немецким рекрутерам, ранее привыкшим получать от заинтересованного кандидата пять листов биографии, упакованных в папку. Так или иначе, спрос был большим, и StepStone с легкостью продавала возможность размещения вакансий и доступ к базе CV. Это была успешная битва в так называемой «войне за таланты». Идея была в том, что люди загружали свои резюме, а программа сама подбирала вакансии. С тех пор процесс StepStone заметно усовершенствовался.

Пит изучал маркетинг в университете, а потом получил магистерскую степень в бизнес-школе Сольве в Брюсселе. За время своей работы в компании он сменил несколько должностей. В 1999-м его назначили менеджером по международным продажам и отправили в Париж. Там он работал в команде с семью коллегами. Внутри структуры из 1500 человек команда взаимодействовала с клиентами вроде IBM, ABB, Еврокомиссией и многими другими международными организациями, интересовавшимися глобальным рынком талантов. Через два года, в 2001-м, компании пришлось заметно снизить активность из-за внешних экономических условий. Зато для Пита это время было довольно любопытным: каждый раз, когда кого-то увольняли, Пит получал повышение. Казалось, что ему везет… И, хотя времена были непростые и уверенности в завтрашнем дне не было ни у кого, Пит решил остаться. Ему нравилась работа, нравилась компания, нравился командный дух. В определенном смысле это время было захватывающим.

В начале 2008 года Пит стал главой международного подразделения онлайн-бизнеса. Руководя шестью сотрудниками, он нес ответственность за весь бизнес международного коммерческого поиска вакансий. Пит возглавил маленькую команду, члены которой обладали хорошо развитыми коммуникативными навыками. Все разговаривали на нескольких языках и были преданы делу. Средний возраст в команде составил 30 лет.

Каждый крупный контракт с международным клиентом передавался команде для изучения, разработки, презентации и исполнения. Пит и его команда помогали клиентам развивать международную деятельность онлайн. Для этого они установили всемирную сеть партнерских сайтов, развившуюся в общую компанию со многими владельцами, зарегистрированную в Германии[33].

Лидерство со вкусом

– Лидерство со вкусом – это создание соответствующей атмосферы, в которой команда может работать самостоятельно, – пояснил Пит, отвечая на очередной вопрос. – Разумеется, еще на стадии найма следует очень внимательно выбирать людей. Нужно быть уверенным в том, что кандидат вольется в команду. Затем вы создаете правильную среду, основанную на качестве.

– Что вы подразумеваете под качеством?! – спросила Джейн недоуменно. – И как вы создаете эту среду?

Джейн трудно было скрыть свое раздражение: слова Пита казались ей типичной болтовней о лидерстве.

– Конечно, сказать легче, чем сделать, – ответил Пит, чувствуя напряжение собеседницы. – Но очень ценно, когда лидер показывает подчиненным, как ему важно создать для них оптимальную среду, в которой им было бы комфортно. Лидерство со вкусом это не просто персональный стиль лидерства, это скорее философия, пронизывающая культуру компании.

Теперь Джейн была по-настоящему озадачена. Все это звучало как выдержки из поверхностных книжек по лидерству, которые печатаются ежедневно и стараются убедить читателей, что в них содержатся готовые и единственно верные ответы на все вопросы управления. Никаких ответов там нет, и чтение этих книг только еще больше запутывает человека. Она попросила Пита подробнее объяснить, как же именно устроено лидерство в StepStone. Он объяснил, что высший менеджмент делает особый акцент на эффективности, уделяя при этом внимание маркетингу.

– Видите ли, сигналы, поступающие сверху, задают тон в любой корпорации. Именно это и произошло в 2001 году… – Пит уже размышлял вслух.

Нынешний генеральный директор, англичанин, пришел в StepStone в 2001-м из компании, занимающейся программным обеспечением. Он оказался противоположностью своего предшественника. Поначалу он сосредоточился на цифрах и изучении культуры компании. Компания была не в лучшем состоянии, и, чтобы вернуть ее в норму, требовалось принять неприятные решения. Он урезал все лишнее, и около 900 человек потеряли работу. Он очень внимательно подошел к построению руководящей команды, и теперь все были на свои местах, команда была эффективной.

– Стиль лидерства в верхах резко поменялся с приходом нового руководителя, – продолжил Пит. – Лидерство в StepStone стало более жестким, в некотором смысле, более автократичным. Я уверен, что в те времена именно такое лидерство и было нужно компании. Обратной стороной медали стало то, что люди ждали сигналов сверху и боялись взять на себя инициативу. Это привело к недостатку личной ответственности. Пока мы не вышли на фондовый рынок, такой стиль был оправдан, но теперь рынок изменился, и потребовался новый стиль управления. Компании требовался организатор. Кто-то, кто сумеет внести порядок и сфокусироваться на эффективности. Компании был нужен тот, кто принимал бы сложные стратегические решения, но умел бы делегировать ответственность за исполнение и доверять людям.

– Тогда и зародилось «лидерство со вкусом» в StepStone? – спросила Джейн, строча в своем блокноте.

– Именно так, – кивнул Пит, – новый путь очень отличался от того, к чему мы все привыкли. И хотя людей приходилось увольнять, в некоторых случаях даже прекращая операции в целых странах, высшее руководство делало все таким образом, что люди понимали: это необходимо.

Джейн хотела узнать, какое влияние стиль лидерства, продемонстрированный высшим руководством, оказал на самого Пита.

– В какой же степени ваш личный стиль лидерства копирует стиль вашего начальства в StepStone? – спросила она.

– Я близок к людям и стараюсь быть уверенным в том, что у них есть все необходимое для работы, – ответил Пит. – Задачи ясны. Если людям нужна поддержка, они ее получают. Они знают, чего от них ждут. И у команды, и у каждого человека есть свои цели. Я слежу за тем, чтобы у людей были достаточные технические и коммуникационные навыки, чтобы этих целей достичь. Моя задача – в обеспечении всех условий: чтобы каждый работал вместе с остальными для достижения общих целей. Сотрудники приходят ко мне с конкретными техническими вопросами, когда им нужна помощь. Я скорее тренер, руководящий процессом, нежели человек, напрямую решающий чужие проблемы.

Вот как выглядит основа лидерской модели StepStone, так ее разъяснил Пит. Лидер обеспечивает поддержку, позволяющую остальным людям работать. Именно эту идею хотели продвинуть руководители компании. Затем Джейн вышла на тему доверия. Очевидно, что руководство могло доверять Питу, поскольку он был в команде с самого начала и знал бизнес. С молодыми же людьми, не имеющими его знаний и опыта, ситуация была иной. Вопрос был в том, как создать атмосферу доверия. Пит объяснил, что, по его мнению, лидер должен уметь ждать и прилагать усилия к созданию правильного климата. Джейн попросила привести пару конкретных примеров…

Тещино лидерство

…И Пит рассказал, как в начале апреля 2008 года он решил организовать корпоративные выходные. Он поговорил со своим начальником, и тот одобрил идею. Пит пригласил всю команду на выходные в дом своей тещи в Австрии. Они выехали в четверг и в воскресенье вернулись. Вместо того чтобы поселиться в дорогом отеле, он решил показать команде свою семью.

В Зальцбурге после осмотра достопримечательностей теща Пита поужинала вместе с ними, а потом составила им компанию на концерте классической музыки. И хотя все знали, что едут к теще Пита, никто не ожидал, что она примет во всем такое деятельное участие. Они попробовали местные блюда, покатались на лыжах, наконец, просто посетили не знакомую им часть Европы, а главное, под строжайшим запретом были любые разговоры о работе. Все остались в восторге. Это был новый опыт, и они разделили его всей командой. Влияние на командный дух было невероятным. Пит хотел воспользоваться возможностью и укрепить отношения в коллективе, чтобы привить сотрудникам новую культуру, чтобы их связывало что-то неформальное, и, конечно, подтвердить свой статус доступного лидера. Все расходы взяла на себя компания.

– Это был один из способов создать атмосферу содружества и доверия, – сказал он. – Но знаете, вы правы, лидер действительно должен иметь возможность верить в своих подчиненных. Потому что иногда хочется дать людям больше свободы, а они объективно к этому не готовы. Как с этим справляется концепция лидерства со вкусом? Это хороший вопрос.

Трудное лидерство

Пит объяснил, что как раз перед поездкой в Австрию он сам оказался в подобной ситуации. У него была сотрудница, девушка из России, умная, но совсем не командный игрок. Она никак не могла найти равновесие между собственным развитием и задачами команды. Пит старался исправить положение, провел ряд встреч, искал способ помочь ей, ставил более подходящие задачи, но в итоге ему пришлось попросить ее уйти. Сотрудница не обиделась, к этому моменту уже было очевидно, что дело было не в компетенции, а в том, что эта среда ей не подходила.

Проект Красного Креста

Пит отметил, что «лидерство со вкусом» – это и совместные развлечения, и общие успехи. А ведь зачастую это упускают из виду, когда говорят о лидерстве.

– Вы знаете, чем мы займемся завтра? Будет пятница, и мы решили в первой половине дня не работать. Мы поступаем так раз в квартал. Две недели назад один из моих сотрудников подошел ко мне и предложил соревнование: кто соберет больше денег на благотворительность. И завтра бельгийское подразделение StepStone, примерно 80 человек, отправится на улицы Брюсселя собирать деньги для Красного Креста. Команда, собравшая больше всех, получит великолепную железную статую знаменитого Писающего мальчика. В StepStone мы регулярно делаем такие вещи.

– Значит, подход StepStone заключается в том, чтобы создать среду, в которой люди смогут сами себя проявить и при этом получат удовольствие от процесса? – подытожила журналистка.

– Да, именно в этом суть «лидерства со вкусом», – согласился Пит. – Но важно то, как претворять его в жизнь. И вот тут начинают играть роль настоящие факторы успеха.

На вопрос о том, действительно ли такой подход был принят во всей компании, Пит ответил, что топ-менеджеры всегда старались вдохновить людей на поиск новых путей к построению корпоративного духа в StepStone. Пару лет назад генеральный директор, финансовый директор и другие руководители сами готовили обед для всего бельгийского отделения, выполнившего поставленные задачи. В лидерстве со вкусом веселье не менее важно, чем результат. Они идут рука об руку. Например, генеральный директор часто лично приглашал лучших сотрудников на светские мероприятия. К таким взаимоотношениям следовало стремиться. Таков подход StepStone.

Джейн выключила диктофон. Три раза она прослушала это интервью, но что-то все равно было не так. Она не могла отделаться от ощущения, что чего-то не хватает, однако не понимала, чего же именно. Она тряхнула головой, пролистала свои записи… И вдруг, неожиданно, как гром среди ясного неба: вот же оно! Как она не увидела раньше? Это же так очевидно. Она должна была позвонить Питу. Она протянула руку к телефону и набрала номер.

Жизненный цикл работника

Успех. Лидер. Действие

Акционеры StepStone[34]

Успех. Лидер. Действие

Успех. Лидер. Действие

Методические рекомендации к кейсу

Вступление

Кейс StepStone сосредоточен на четырех основных темах:

1. Лидерство в компании на рынке рекрутинга, возникающие возможности и проблемы.

2. Оценка эффективности лидерства в компании: взгляд изнутри.

3. Важность честного и объективного пересмотра лидером своего стиля.

4. Важность доверия в лидерстве.

Образовательные задачи

Участники обсуждения кейса получают возможность:

• исследовать, какую роль компания вроде StepStone может сыграть в процессе развития рынка талантов;

• вспомнить некоторые основы лидерства;

• определить систему лидерских ценностей организации;

• рассмотреть важность доверия в лидерстве;

• узнать, как лидер может управлять людьми, доверяя им.

Вопросы к кейсу

1. Как вы оцениваете роль StepStone в качестве брокера на рынке вакансий? Как, по-вашему, новые технологии могут изменить этот бизнес в будущем?

2. Джейн Маслоу считает, что что-то упустила во время интервью. Что это может быть?

3. Наблюдая поведение Пита, можете ли вы обозначить ключевые характеристики лидерства через доверие?

4. Каковы основные риски, связанные с доверием?

5. Исходя из кейса, каковы основные условия для построения доверия в команде и в организации?

6. В чем сильные и слабые стороны Пита как лидера? Что можно улучшить?

7. Что, по-вашему, должен включать в себя подход лидерства со вкусом?

8. Что вы думаете о двух описанных в кейсе корпоративных мероприятиях (визит к теще и «Красный Крест»), организованных Питом и его командой?

Описание кейса

StepStone – компания, образованная в период бума доткомов в начале 1990-х, это передовик бизнеса HCM, предоставляющий программное обеспечение, которое позволяет клиентам эффективно управлять своими потребностями в талантах на высококонкурентном рынке онлайн. Основные клиенты компании – и корпоративные рекрутеры, и рекрутинговые агентства, и прочие международные работодатели.

Пьер-Эммануэль Деррик, известный друзьям и коллегам как Пит, директор по международному бизнесу, является примером успешного командного лидера в StepStone. У него свой собственный стиль лидерства, который он развил за годы работы в компании, и именно этот стиль редактор корпоративной газеты Джейн Маслоу пытается ухватить и передать как пример лучшей практики.

«Лидерство со вкусом» – так Пит называет свой стиль, но что именно это значит? В данном кейсе Пит в процессе интервью с Джейн Маслоу рисует картину того, как он понимает лидерство со вкусом, предлагая конкретные примеры претворения этого стиля в жизнь.

Хотя многое из сказанного Питом кажется очевидным, Джейн воспринимает его лидерский стиль, основанный на доверии, довольно рискованным. Она не может отделаться от ощущения, что такой подход могут воспринять как попустительское отношение к лидерству в команде. Тот ли это стиль, который стоит распространять на всю организацию? Тем не менее нельзя отрицать, что история Пита – это история успеха. Так что же значит лидерство со вкусом и о каких опасностях на этом пути нужно помнить?

Методики обучения

Сценарий 1

Попросите участников, работая в группах, разобрать вопрос об особенностях рынка талантов и поделиться своими соображениями


Сценарий 2

Организуйте ролевую игру по мотивам интервью


Сценарий 3

Попросите участников представить себя подчиненными Пита и подготовить комментарий к его словам


Сценарий 4

Организуйте дискуссию о концепции бизнеса и социальной ответственности (мероприятие с Красным Крестом)


Сценарий 5

Устройте обсуждение кейса, организовав общение участников с Питом Дерриком


Сценарий 6

Предложите группе обдумать концепцию и практику «лидерства из тени»


Сценарий 7

Организуйте дискуссию между двумя группами на тему «Доверие: за и против»

Чему учит кейс

Изучение кейса может дать пищу для размышлений на следующие темы:

1. Как построить атмосферу доверия в команде.

2. Доверие к людям и его эффективность.

3. Интернет как помощник в поиске работы.

4. Идея социальной ответственности бизнеса.

5. Оценка собственного лидерского стиля (используя пример Пита).

6. Разработка концепции лидерства со вкусом: что это? Как это работает?

7. Смелое и изобретательное лидерство.

Кейс 8

Sun InBev: от пивоварения к обучению руководителей

В пятницу 25 сентября 2009 года г-н Тунч Джеррахоглу, новый директор Sun InBev в России, сидел в своем офисе в Москве и подводил итоги очередной непростой недели. Сегодня, например, он встречался с двумя преподавателями местной школы бизнеса. Раньше Тунч иногда задумывался о том, чтобы заняться академической деятельностью, но теперь, после этой встречи, он как никогда прежде был уверен в том, что это не для него. Мысли, высказанные собеседниками, его отнюдь не впечатлили; более того, он был просто в ужасе от полного отсутствия у них понимания реалий деловой среды. Как могут эти люди называть себя преподавателями бизнес-школы, когда так мало знают о практических аспектах ведения бизнеса? Ему было жаль их студентов, которые так надеялись получить хорошее бизнес-образование.

– Вон столик в углу, давайте сядем там, – сказал профессор Виктор Беликов. Его коллега, профессор Джон Сандерс, согласно кивнул, и оба начали пробираться между столами, за которыми сидели люди, наслаждавшиеся бокалом пива после рабочего дня.

– Тут всегда так людно?

– Людно по пятницам, – ответил Виктор. – Я люблю прийти сюда в пятницу и, взяв кружечку пива, поразмышлять о событиях прошедшей недели. Это мой способ привести мысли в порядок перед выходными.

Оба они были преподавателями Московской школы управления СКОЛКОВО; профессор Беликов специализировался на организационном поведении, а профессор Сандерс – на управлении человеческими ресурсами. Школа переживала интересный период: она расширялась, и оба профессора занимались поисками приглашенных экспертов среди представителей делового мира. Таким образом руководство школы рассчитывало укрепить ее связи с крупнейшими компаниями в России.

К столу подошел официант.

– Что будете пить? – спросил Виктор.

– О, полагаю, это должен быть стаканчик Leffe, раз уж мы провели два часа с директором компании, которая его производит. Что скажете?

– Два стакана Leffe, пожалуйста, – сказал Виктор официанту.

– Я думаю, Sun InBev – интересная компания, – сказал Джон, – но не могу сказать того же самого о директоре. Вы действительно можете представить Тунча Джеррахоглу в роли приглашенного эксперта?

– Он молод, энергичен, и хотя в компании недавно, мне нравится его стиль, – ответил Виктор. – Я думаю, он может оказаться как раз тем, кто нужен школе.

Его коллега был категорически не согласен и изложил свои аргументы: по мнению Джона, Тунч Джеррахоглу, новый директор Sun InBev, был руководителем, чей стиль можно охарактеризовать девизом «не брать пленных». По признанию самого Тунча, он всегда буквально расцветал в ситуациях, полных перемен и трансформаций.

– Если мы приведем его к нам на факультет, он перевернет все с ног на голову, – сказал Джон, покачав головой. – Это слишком рискованно.

Виктор не был с этим согласен. При всем уважении к коллеге, он был уже по горло сыт постоянным стремлением избегать рисков и проявлением инертности по отношению к новому. Эта позиция, как ему казалось, являлась характерной для всего академического сообщества. По его мнению, длябизнес-школ было просто глупо изолировать себя от проблем и трудностей, с которыми такие бизнес-лидеры, как Тунч Джеррахоглу, сталкиваются каждый день.

– Мы должны вернуть бизнес в бизнес-школу, – сказал Виктор решительно. – На нашем факультете, как и в реальной жизни, нужны такие жесткие лидеры, как Тунч. Меня просто приводит в отчаяние то, как мы, преподаватели, иной раз настолько погрязаем в теориях и концепциях, что забываем о главном: бизнес – это прежде всего умение добиваться результата вопреки множеству ограничений. Пришло время проснуться, Джон, – заключил Виктор как раз в тот момент, когда официант поставил на стол два бокала с пивом.

– Я так не думаю; и мне кажется, вы просто не понимаете, что за лидер директор Sun InBev, – ответил Джон.

Они начали обсуждать свою беседу с Тунчем Джеррахоглу и то, как можно оценить его подход к лидерству. Что произойдет, если такой человек примет участие в работе бизнес-школы? Действительно ли они хотят этого? Окажется ли такой стиль управления приемлемым для учебного заведения?

Начало встречи

В пятницу 25 сентября 2009 года в 14 часов директор Sun InBev пригласил двух профессоров в свой офис. Первое, что их поразило, – его молодость. Профессор Джон Сандерс подумал, может ли столь молодой человек иметь достаточно опыта, чтобы управлять крупной организацией на таком быстро развивающемся рынке, как Россия. В академических кругах дело, разумеется, обстоит иначе. Зрелый возраст и годы опыта – необходимые требования для кандидата на руководящую должность в большинстве образовательных учреждений. Профессор Виктор Беликов поблагодарил директора Sun InBev за то, что тот согласился их принять. Все расселись, и беседа началась.

Виктор Беликов:

– Очевидно, что вы не из России. Как правильно произносится ваше имя?

Тунч Джеррахоглу:

– Мое имя произносится «Т-у-н-ч». Родом я из Турции. Закончил американский колледж и университет, где изучал сферу корпоративных финансов. Я жил в 10–12 различных местах и работал в трех разных компаниях: восемь лет в Coca-Cola, затем два года в McKinsey и вот уже пять лет в Sun InBev. Можно сказать, что я корпоративный странник, идущий от одного испытания к другому.

Джон Сандерс:

– Такой «кочевой» образ жизни, полагаю, непрост. У вас не возникает желания наконец обрести стабильность?

Тунч Джеррахоглу:

– Что такое стабильность? По моему опыту, ничто долго не стоит на месте. Мне приходится быть в постоянном движении, чтобы поспевать за изменениями, которые происходят вокруг меня.

Виктор Беликов:

– А как в плане стабильности для вас обстоят дела здесь, в российском Sun InBev?

Тунч Джеррахоглу:

– Я здесь всего четыре месяца, поэтому мое понимание бизнес-обстановки в России крайне ограничено. Но у меня была возможность получить базовое представление. По моим данным, в 2006 году рынок пивной промышленности вырос на 10 %, в 2007-м – на 16 %, а затем в 2008 году рост прекратился. По нынешним прогнозам, в течение следующего года рынок продемонстрирует спад от 6 до 11 %. Экономический климат далеко не стабилен. У людей нет денег на такую роскошь, как пиво. Существует прямая связь между ВВП на душу населения и уровнем потребления пива в стране, так что причины этого падения рынка легко объяснимы. Сейчас я не вижу стабильности и думаю, нам нужно учиться с этим работать.

Расхождение во взглядах

Разговор зашел о том, каковы специфика и цели таких организаций, как Sun InBev. У директора были четкие соображения по этому поводу.

Джон Сандерс:

– Нынешний экономический климат ударил по всем нам. Мы наблюдали стремительный спад числа компаний, инвестирующих в обучение своих управленцев. Буря должна когда-то пройти. Но где искать пристанища, пока она вовсю бушует?

Тунч Джеррахоглу:

– Я не думаю, что пассивность – это выход. Я не могу позволить себе сидеть и ждать, пока буря пройдет. В прошлом году наша доля на рынке упала, и я никак не могу связать это с ситуацией в экономике. Россия всегда была для нас важна, потому что это огромный рынок, демонстрирующий в прошлом серьезный потенциал для роста. Sun InBev была одной из первых компаний на рынке пивной промышленности в этой стране. В свое время мы пожинали плоды роста российской экономики и по-прежнему верим в перспективность нашего бизнеса на этом рынке. Он большой и разнообразный. Это единая и одновременно мультикультурная страна. И хотя промышленность сейчас находится на спаде, мы видим в России большой потенциал на будущее. Поэтому я должен интенсивно и упорно работать сейчас, пока бушует буря, чтобы, когда все стихнет, быть готовым и пребывать в лучшей форме, чем другие.

Джон Сандерс:

– Ваш образ мыслей отличается от того, к чему мы привыкли в академических кругах. Но заниматься наукой и продавать пиво – действительно разные вещи.

Тунч Джеррахоглу:

– При всем уважении, здесь я с вами не соглашусь. Позвольте объяснить: прежде всего я не продаю пиво. Моя работа – дарить моим клиентам увлекательный и запоминающийся опыт. И знаете, мне кажется, применительно к сфере образования, вы занимаетесь тем же самым. Оба наши бренда дают людям возможность находить друг друга, общаться, делиться переживаниями и наслаждаться жизнью. Вы не согласны? Разве это не работа бизнес-школы – дарить ученикам увлекательный и запоминающийся опыт?

Виктор Беликов:

– Интересная точка зрения, и здесь я, пожалуй, с вами согласен. Порой мы забываем истинный смысл того, что делаем… В сфере образования, думаю, мы тоже часто забываем, что процесс получения знаний может и должен быть увлекательным. Все не должно сводиться только к фундаментальным исследованиям и написанию сложных работ, которые редко кто читает. Мы рискуем стать рабами собственного высокомерия, и это грустно.

Тунч Джеррахоглу:

– Это происходит не только в академической среде. В бизнесе тоже очень часто бывает легко потерять связь с реальностью по мере того, как ты поднимаешься по карьерной лестнице. Но я считаю, что это смертельная ошибка.

Джон Сандерс:

– То есть вы хотите сказать, что цель компании Sun InBev – вносить значительный вклад в улучшение общества? Так?

Тунч Джеррахоглу:

– Конечно! И есть много путей, чтобы этого достичь. На нас лежит ответственность: делать все возможное, чтобы строить мир, которым мог бы насладиться каждый. Признаю: как компания, выпускающая пиво, мы должны очень бережно относиться к своему имиджу. В каком-то смысле мы тоже занимаемся образованием, потому что мы должны рассказывать людям о возможных последствиях безответственного использования нашего продукта. И как выпускник бизнес-школы, я вижу здесь параллели с тем, чем занимаетесь вы.

Виктор Беликов:

– Раз уж вы об этом упомянули, недавно один руководитель крупной компании напомнил мне о том, что многие из недавних громких скандалов корпоративного мира, в особенности сомнительные действия некоторых компаний финансового сектора, являются результатом действий выпускников лучших бизнес-школ.

Тунч Джеррахоглу:

– Все мы играем свои роли в процессе создания лучшего мира, но каждый должен принимать на себя ответственность за достигнутые результаты.

Проблема лидерства

Дискуссия перешла в новое русло: какой стиль руководства необходим, чтобы преуспеть в период неопределенности. Для того чтобы построить более совершенный мир и достичь целей организации, компании Sun InBev требуется твердое лидерство в управлении и руководстве.

Виктор Беликов:

– Вы описали себя как руководителя, который любит трудности, сопутствующие периодам перемен, и у вас уже есть опыт проведения успешных трансформаций. Каким лидером вы себя считаете?

Тунч Джеррахоглу:

– Обо мне говорят как о жестком, но честном лидере: я говорю, что делаю, и делаю, что говорю, и не боюсь принимать трудных решений, особенно когда дело каcается кадровых вопросов.

Джон Сандерс:

– Что вы имеете в виду под кадровыми вопросами?

Тунч Джеррахоглу:

– Если один из моих сотрудников не показывает надлежащих результатов, для меня не проблема пойти и сказать ему об этом, для меня не проблема поработать с этим человеком, но для меня также не проблема попросить его покинуть компанию, если я вижу, что это наилучший вариант развития событий. Мне говорят, что моя самая сильная сторона – способность подбирать правильных людей на правильные места и обеспечивать им правильные условия для эффективной работы.

Джон Сандерс:

– А как вы это делаете?

Тунч Джеррахоглу:

– По моему опыту, здесь есть три составляющие: во-первых, я должен понять, чего требует должность с точки зрения методов управления и лидерских качеств. Во-вторых, я должен находить подходящих людей, которые в том числе будут компенсировать мои слабые стороны. Я ищу людей, не похожих не меня. Мне нужен здоровый конфликт в моей организации. И наконец, я хочу, чтобы у людей был интерес к работе и амбиции. Разве в академических кругах все не так же?

Виктор Беликов:

– Я не думаю, что применительно к академическим кругам можно говорить о здоровом конфликте. Конфликты есть, но я бы не назвал их здоровыми. По-моему, там все сводится к играм власти, в которые играют люди.

Джон Сандерс:

– Академическая среда более расслабленна, но, соглашусь, крайне политизирована. Однако каждый отдельно взятый ученый имеет большую степень свободы в своей деятельности.

Тунч Джеррахоглу:

– Мои сотрудники тоже обладают большой степенью свободы. Я очерчиваю границы, в рамках которых они вольны делать то, что считают правильным. В моей организации царит меритократия, мы называем это «культурой лучших»: мы хотим быть лучшими, мы работаем вместе для того, чтобы делать мир лучше, а вознаграждение и признание каждого сотрудника зависят от его результатов.

Конец встречи

Собеседники перешли к обсуждению различий между культурой Sun InBev и культурой в академических кругах. В заключение Тунч подчеркнул важность меритократии и укрепления атмосферы доверия в компании. Профессора Беликов и Сандерс получили богатый материал для размышлений. Они решили обсудить все за бокалом пива и вызвали такси.

Виктор Беликов:

– Давай скажем честно, Джон, нам есть чему поучиться у такого парня.

Джон Сандерс:

– Виктор, ты с ума сошел? В академических кругах такой подход обречен на провал. Тунч слишком нацелен на действия. У него не будет времени на консультации, необходимые для того, чтобы хоть что-то поменять в бизнес-школе.

Виктор Беликов:

– Жаль это признавать, но ты, пожалуй, прав. Чем больше наблюдаю, тем четче понимаю, что хорошие навыки в практической области, особенно если это управление бизнесом, в академической среде ставят тебя в проигрышное положение. И даже если ты добиваешься результатов, ты все равно можешь ожидать того, что административно-бюрократическая машина станет работать против тебя.

Джон Сандерс:

– А вспомни, что он говорил про управление эффективностью. Такой подход не будет работать в бизнес-школе. Представь, какие будут последствия. Например, твой курс лекций получил низкие оценки студентов, и ты сразу оказываешься под угрозой увольнения?! Нет, для нас это не подходит. Мы не можем отдать решение таких вопросов на откуп ученикам.

Виктор Беликов:

– Прости, Джон, но именно такой подход поощряет посредственность. Как бизнес-школа мы постоянно говорим о важности продвижения и поддержания стандартов управления и о том, как важно замечать и поощрять высокие результаты. В реальности же, когда дело доходит до нашей собственной организации, мы делаем обратное. В отличие от Sun InBev, наши слова не подкрепляются действиями.

Такси остановилось рядом с баром, и два профессора пошли дальше обдумывать результаты беседы с новым директором Sun InBev.

* * *

Тунч Джеррахоглу покачал головой в недоумении. Неужели в бизнес-школе дело обстоит именно таким образом? Действительно ли большинство так называемых «экспертов» настолько мало знают о том, как работает реальный бизнес? Он был возмущен, потому что если все на самом деле так, то студенты, которые инвестируют в свое образование, совершают невыгодную сделку. Он задумался: может ли он что-то в этом изменить?

Биография Тунча Джеррахоглу

Тунч Джеррахоглу получил пост президента OJSC Sun InBev, второй по объемам продаж пивоваренной компании в России, 1 марта 2009 года. Компания Sun InBev, основанная в 1999 году, является российским подразделением Anheuser-Busch InBev.

Тунч Джеррахоглу пришел в AB в 2003-м после восьми лет работы в производстве напитков и двух лет в консалтинге.

Тунч занимал различные высокие посты в AB, включая должность директора по общей стратегии распространения и генерального менеджера по Чешской Республике и Словакии. Перед переходом в российское подразделение он возглавлял бизнес компании в Центральной Европе.

Тунч Джеррахоглу родом из Турции. Он окончил Род-Айлендский университет в США. Жил и работал во многих странах, включая США, Австрию, Венгрию, Хорватию и Бельгию. Тунч женат, у него двое сыновей. Увлекается путешествиями, сноубордом, теннисом и плаванием.

Методические рекомендации к кейсу

Вступление

Кейс построен на интервью с деятельным, вносящим коренные изменения в работу предприятия генеральным директором динамичной компании на быстро растущем рынке. Кейс позволяет исследовать различные аспекты поведения лидера, а также его взаимоотношений с окружающими в процессе осуществления коренных изменений в компании.

В данном кейсе рассматриваются две различные точки зрения: непосредственного участника бизнес-процессов (руководителя бизнеса, практика) и того, кто обучает лидеров и управленцев (ученые).

Образовательные задачи

Основные задачи данного кейса:

• Проследить за тем, как можно сделать лидерство и управление программами развития более эффективными, приведя их в соответствие с реалиями бизнеса.

• Изучить лидерство в поворотный период времени и обозначить основные стратегии поведения лидера, желающего быть эффективным в недружелюбной среде.

• Оценить значимость лидерских ценностей и их влияние на организационную эффективность.

• Обозначить сильные и слабые стороны лидера успешной транснациональной корпорации (Тунча Джеррахоглу).

• Обдумать, по каким критериям можно оценить эффективность деятельности лидера.

• Исследовать определенные аспекты социальной ответственности корпораций (CRS в пивной индустрии).

• Проанализировать положительные и отрицательные аспекты меритократии в корпоративной среде.

Вопросы к кейсу

Вопросы, относящиеся к этому кейсу, могут быть весьма провокационными, например:

1. В чем проблема современных бизнес-школ?

2. Правда ли, что многие программы обучения топ-менеджеров оторваны от реальности? Какова ваша реакция на позиции двух преподавателей бизнес-школы?

3. Как далеко может зайти жесткое (но справедливое) поведение лидера? Можно ли перегнуть палку?

4. Тунч Джеррахоглу верит в меритократию. Это разумно? Работает ли на практике? А как же командная работа?

5. Как вы оцениваете сильные и слабые стороны главы Sun InBev?

6. Стали бы вы с ним работать?

7. Смог бы Тунч преподавать в бизнес-школе? А что бы он преподавал? Как?

Описание кейса

Сентябрь 2009 года. Кейс Sun InBev описывает лидерство в очень необычном ключе. Кейс построен на интервью с главой транснациональной корпорации (Sun InBev в России), вовлеченным в спор с двумя преподавателями российской школы бизнеса, которые ищут приглашенного преподавателя из частного сектора.

Рекрутинг – это часть стратегии, направленной на то, чтобы обучение руководителей и создание нового поколения лидеров стало ближе к реальным условиям бизнеса. Предполагается, что многие программы в бизнес-школах оторваны от того, что принято называть «реальным миром». Поэтому нужно привлечь действующих топ-менеджеров к преподаванию.

В этой встрече двух преподавателей с генеральным директором интересно то, что один из них воодушевлен идеей партнерства с деятельным и порой жестким лидером, а другой готов передумать. Один полон энтузиазма, а второй боится.

Методики обучения

Вот лишь некоторые из множества сценариев, которые можно использовать, чтобы эффективно работать с кейсом Sun InBev.

Сценарий 1

Попросите участников повторить беседу генерального директора и двух преподавателей


Сценарий 2

Разделите группу на подгруппы и попросите каждую подгруппу:

а) подготовить таблицу критериев для оценки лидерских качеств топ-менеджера;

б) применить данные критерии к Тунчу Джеррахоглу;

г) подготовить отчет о его работе


Сценарий 3

Попросите участников разработать стиль работы (и материал, и сам процесс) преподавателя с личностными характеристиками Тунча


Сценарий 4

Попросите участников (в трех разных группах) представить интервью с ответами:

а) начальника Джеррахоглу;

б) его сотрудника;

в) его клиента


Сценарий 5

Попросить участников описать эффективного лидера, ведущего себя противоположным Тунчу образом


Сценарий 6

Участников просят самостоятельно вспомнить похожего на Тунча лидера, с которым им приходилось работать. А затем рассказать об этом – по очереди по одному или группами по три человека

Чему учит кейс

В результате изучения данного кейса участники узнают о:

1. Лидерстве в условиях перемен.

2. Искреннем лидерстве (и его сложностях).

3. Коммуникации лидера: умении ясно выражаться и быть честным.

4. Обучении бизнес-лидерству (что и как?).

5. Силе доверия и важности авторитета лидера.

6. Использовании конфликтов в лидерстве.

7. Создании особой корпоративной культуры, соответствующей бизнесу и людям.

8. Лидерстве и ценности инноваций.

9. «Меритократии»: аргументах за и против.

10. Необходимости время от времени максимально непредвзято оценивать деятельность лидера.

Кейс 9

International Paper: лицензия на лидерство

Мы формируем лидеров, которые приводят компанию к успеху.

Ксения Соснина, президент International Paper в России

Что является сегодня главной движущей силой любой международной компании? Что приводит компанию к настоящему успеху и за что компании несут ответственность? В International Paper – международной производственной компании – убеждены, что основной ценностью являются люди, и у каждого сотрудника есть «лицензия на лидерство».

Избежать темы лидерства при управлении глобальным бизнесом невозможно. Именно люди разрабатывают стратегии и принимают решения. Люди вдохновляют, формируют команды и поддерживают друг друга. И что более важно – они работают с клиентами, чтобы лучше понять их бизнес и потребности и найти самые удачные решения для достижения общего успеха.

Сегодня мы обсуждаем тему лидерства с Ксенией Сосниной, президентом компании International Paper в России.

– Я бы хотел начать нашу беседу с такого вопроса: что выделяет International Paper среди других компаний?

– International Paper – один из мировых лидеров по производству бумаги и упаковки, наши производственные мощности расположены в 24 странах по всему миру. То, что выделяет компанию International Paper, – это наши ценности и наша философия. Мы придерживаемся высочайших этических стандартов, выполняем взятые на себя обязательства и несем ответственность за наши поступки. Мы высоко ценим разнообразие культур и национальностей в нашей компании и убеждены, что ко всем людям необходимо относиться с уважением. Каждый день мы помогаем друг другу добиваться успеха.

Компания ожидает проявления лидерских качеств от каждого человека, каждый день и вне зависимости от занимаемой должности. «Лидерство» не равно «руководитель», это отношение к своей работе и понимание своего уровня ответственности у каждого сотрудника. Концепция лидерства применима во всей компании и охватывает все ее сферы деятельности.

– Что отличает модель лидерства International Paper?

В компании International Paper существует собственный Институт лидерства, где была разработана модель лидерства и соответствующие методические материалы. Разработанная в International Paper модель лидерства основана на трех ключевых аспектах: характер, потенциал и катализатор, – так называемые три «С» лидерства от английских слов Character, Capability, Catalyst. Центральное место в общей концепции лидерства занимает модель «Вовлекать сотрудников и превосходить ожидания». Мы знаем, что существует прямая связь между высоким уровнем вовлечения сотрудников, высоким результатом и высоким уровнем безопасности. Вовлеченные сотрудники способствуют повышению лояльности клиентов, улучшению прибыли и обеспечивают устойчивый рост. Мы развиваем лидеров, которые вовлекают свою команду в слаженную работу для реализации миссии нашей компании. Мы формируем лидеров, которые приводят компанию к успеху.

Лидерство начинается с целостного и сильного характера, и это первый аспект модели лидерства IP. Характер – это необходимая составляющая, чтобы стать эффективным лидером. Характер лидера – это фундамент, на котором строится доверие окружающих.

Потенциал второй аспект модели лидерства, включает те знания, навыки и умения, которые помогают лидеру вовлекать сотрудников в процесс достижения общих целей. Потенциал является отражением вашего умения создавать и возглавлять эффективный коллектив вовлеченных сотрудников, которые не боятся вызовов, учатся на своих ошибках и настойчиво добиваются успеха.

Наконец, третий аспект – катализатор. Все лидеры International Paper имеют «лицензию на лидерство», то есть получают свободу действий, но в то же время берут на себя и ответственность за нее. Лидеры не принимают посредственных или даже просто хороших результатов. Они работают с командами, которые стремятся быть первыми и ориентированы только на победу. Лидеры бросают вызов существующему положению вещей, стремясь изменить его к лучшему, – лидер может стать инициатором таких изменений, вовлекая людей, формируя высоко результативные команды и достигая поставленных целей.

– Что Вам нравится в модели лидерства?

Модель лидерства работает во всей компании International Paper по всему миру, включая Россию. Объединяя в себе три основных элемента лидерства, эта концепция, охватывая все сферы деятельности International Paper, базируется на следующем: безопасность, люди, клиенты, операционное совершенство и устойчивое развитие.

Ключевой ценностью International Paper является безопасность. Мы разработали и внедрили собственную программу по обеспечению безопасности под названием LIFE («Жизнь»). LIFE расшифровывается как «программа исключения тяжелых и смертельных несчастных случаев» (life-changing injury and fatality elimination) и является комплексной программой, которая распространяется на всю компанию и призвана поднять вопросы безопасности на новый уровень, предотвратив все несчастные и смертельные случаи. Также у нас внедряется обучающая программа «В целости и невредимости в конце рабочего дня», которая была разработана консультантом нашей компании Полом Балмертом, обладающим 30-летним опытом по обеспечению безопасности на производственных предприятиях. Этот инструмент помогает эффективно оценить результаты в сфере безопасности и внедрить необходимые улучшения в этой области. В России у нас действуют специальные программы, включая «монитор безопасности» и программу «60 секунд для оценки опасности». Данные инициативы направлены на вовлечение сотрудников в процесс выявления опасностей до начала выполнения работ и развитие ответственности за свою личную безопасность.

Безопасность – это фундаментальная составляющая модели лидерства в IP. Проявление лидерства в вопросах безопасности заключается в заботе о жизни и здоровье каждого работника; каждый должен служить примером в вопросах безопасности и вдохновлять собственным примером окружающих. Забота о безопасности в компании заключается в формировании особой культуры, которая не приемлет ничего иного, кроме полного отсутствия несчастных случаев. И только лидеры способны добиться такой жизненно важной цели.

Корпоративная производственная система (GMS). Наша Корпоративная производственная система (Global Manufacturing System, или GMS) представляет собой объединение всех существующих систем и процессов в стандартизированную и эффективную производственную систему. Корпоративная производственная система – это тщательно отобранный набор лучших практик и инструментов. Мы реализуем данную программу на каждом предприятии, и лидеры играют крайне важную роль в этом процессе. Задача каждого лидера – способствовать внедрению GMS на своем участке работы, получать обратную связь, обсуждать результаты и возможные улучшения со своей командой.

Лидеры завтрашнего дня. International Paper находится в непрерывном поиске новых лидеров и реализует разнообразные программы по развитию персонала. Компания регулярно применяет инструмент, разработанный компанией Gallup, для получения обратной связи от сотрудников. Другой инструмент – Road Map – позволяет разработать индивидуальный карьерный путь для каждого сотрудника. International Paper также предлагает обширные возможности и программы для молодых профессионалов. К примеру, в России разработана и внедрена программа «Формула успеха» специально для молодых специалистов. Программа длится один год и предполагает работу в нескольких подразделениях предприятия в Светогорске – в производственном центре компании в России. В летние месяцы в компании реализуется программа стажировок, которые также проходят на предприятии International Paper в Светогорске. В процессе стажировки студенты получают опыт работы в крупной международной компании, перенимают знания экспертов в своей области, приобретают навыки для дальнейшего успешного трудоустройства. Также в International Paper на постоянной основе проводятся тренинги для сотрудников. Другими словами, сотрудники компании могут воспользоваться практически безграничными возможностями развития своей карьеры, в зависимости от собственных способностей, интересов и потребностей компании.

Устойчивое развитие – в нашей природе. Являясь крупнейшим потребителем древесного волокна, наша история начинается в лесу и распространяется на весь цикл производства. Политика устойчивого развития берет свое начало в заботе о сотрудниках и местном населении и является неотъемлемой частью цепочки поставок и производства. Мы определили шесть ключевых областей в сфере устойчивого развития: безопасность, этика и соблюдение норм, вовлечение партнеров, сертификация древесины, выбросы парниковых газов в атмосферу, эффективность использования водных ресурсов. Инициативы International Paper в сфере устойчивого развития продолжают развиваться как на глобальном, так и на локальном уровне. И безусловно, роль лидеров в реализацию инициатив в области устойчивого развития чрезвычайно важна.

– Что, на Ваш взгляд, может быть улучшено в модели лидерства IP?

– Достигая высоких результатов, мы никогда не должны останавливаться, поскольку всегда можно добиться большего. Настоящее лидерство в большей степени основывается на авторитете и влиянии, а не на должности и статусе. Эффективные лидеры знают: использование влияния для вовлечения сотрудников в достижение общей цели всегда позволяет добиваться лучших результатов, нежели просто директивные указания вышестоящего руководителя. Менеджмент важен, но руководитель – еще не лидер. Основная цель менеджмента в том, чтобы сотрудники «правильно выполняли работу». Суть же лидерства несколько в другом – в том, чтобы сотрудники выполняли «правильную работу».

Лидеры и лидерство могут существовать на любом уровне организации. Настоящее лидерство не подразумевает наличия высокого поста или должности – это прежде всего отношение, ответственность и готовность внести вклад в достижение поставленных целей.

Когда лидеры уделяют большее внимание вовлеченности сотрудников, результаты не заставят себя долго ждать. Лидерство в конечном итоге призвано обеспечить достижение корпоративных целей, однако лучший способ преуспеть в этом – сфокусироваться в первую очередь на активности и вовлеченности команды в выполнение задач.

– Охарактеризуйте, пожалуйста, понятие «лицензия на лидерство».

– Лидеры в IP получают удовольствие от «лицензии на лидерство» и всегда играют, чтобы побеждать. Следуя IP Way, лидеры обретают свободу действий, чтобы взять на себя инициативу и вовлечь в ее реализацию свою команду. Каждый день во всем, что они делают, лидеры стремятся победить, что совершенно не равно «играть, чтобы не проиграть».

– В завершение нашего интервью я бы хотел задать личный вопрос. Какой Вы видите свою роль сегодня и завтра?

Моя роль сегодня – вести команду IP в России к успеху, несмотря на неопределенности и постоянно меняющиеся условия. Такая задача есть сегодня, такая же будет и завтра. Многое может поменяться, но неизменным остается одно: важнейший мотиватор для любого человека – это успех.

– Спасибо за интересную беседу.

– Спасибо за ваш интерес. Я надеюсь, что пример модели лидерства International Paper поможет молодым специалистам и лидерам завтрашнего дня сформировать свой путь к успеху.

Обзор компании

International Paper

International Paper (обозначение на Нью-Йоркской фондовой бирже: IP) – один из крупнейших международных производителей бумаги и упаковки. Производственные мощности компании расположены в Северной Америке, Европе, Латинской Америке, России, Азии и Северной Африке. Ее бизнес-направления включают производство промышленной и потребительской упаковки, а также немелованной бумаги и целлюлозы. Головной офис компании расположен в Мемфисе, штат Теннесси, США.

International Paper в России

Компания International Paper начала свою деятельность в России в 1998 году. Основными ее направлениями являются производство и продажа офисной и офсетной бумаги, картона для упаковки жидких пищевых продуктов, термомеханической целлюлозы. Производство сосредоточено на собственном комбинате компании в Светогорске, в модернизацию которого компания инвестировала более 700 млн долларов США. International Paper является совладельцем паритетного совместного предприятия Группа «Илим», крупнейшего партнерства с иностранным участием в российской лесной индустрии. Объем инвестиционных проектов СП «Большой Братск» и «Коряжма» составляет 1,2 млрд долларов. International Paper является ответственным инвестором и реализует ряд инициатив, направленных на развитие концепции устойчивого лесопользования, защиту окружающей среды и поддержку местного населения. Наиболее известными брендами International Paper в России являются Ballet и Svetocopy.

Светогорский комбинат компании International Paper

Светогорский комбинат International Paper является производственным центром компании в России и лидирующим российским производителем офисных бумаг, а также уникальным производителем мелованного картона (используется при производстве упаковки для жидких молочных продуктов и соков) и современного продукта ХТММ (химико-термомеханической массы). International Paper является крупнейшим работодателем Светогорска.

Группа «Илим»

Группа «Илим» – совместное предприятие (50 % акций принадлежит International Paper), созданное в 2007 году, является крупнейшим производителем целлюлозы и бумаги в России, с производственными мощностями в Архангельской и Иркутской областях.

В июне 2013 года группа «Илим» осуществила официальный пуск (в церемонии принял участие Председатель Правительства Российской Федерации Д. А. Медведев) нового целлюлозного завода в Братске, крупнейшего инвестиционного проекта в российской целлюлозно-бумажной промышленности за последние 30 лет и крупнейшего целлюлозного завода в мире, с инвестициями свыше 800 млн долларов США.

Также в 2013 году был завершен инвестиционный проект по строительству современного производства бумаги в Коряжме.

Лесные операции

В 2011 году все операции по лесопользованию International Paper в России были сконцентрированы на предприятии в городе Тихвине (Тихвинский КЛПХ, Ленинградская область). Это стратегическое решение было принято с целью повышения эффективности деятельности компании и продвижения современных практик устойчивого лесопользования в Российской Федерации.

Устойчивое развитие

Принципы устойчивого развития являются основой деятельности International Paper в России. Применение принципов устойчивого развития в компании традиционно начинается с ответственного управления лесными ресурсами. International Paper ежегодно направляет усилия на сохранение и восстановление миллионов гектаров лесных массивов во всем мире, а также продвигает практики независимой лесной сертификации.

Принципы устойчивого развития распространяются на всю цепочку производства, охватывая все сферы деятельности компании. International Paper в России направляет существенные силы на внедрение экологических проектов и инициатив. Инициативы по устойчивому развитию International Paper также направлены на повышение эффективности использования энергии, инвестирование в программы по управлению отходами и повышение объемов используемой FSC сертифицированной древесины. Данные инициативы позволяют повысить эффективность процессов на комбинате и укрепить отношения как с местным населением, так и с правительственными организациями.

Социальная ответственность

В России International Paper уделяет особое внимание развитию социальной инфраструктуры. Ежегодно компания выполняет проекты, направленные на поддержку и развитие социальных инициатив в главном производственном центре компании в России – городе Светогорске и близлежащих населенных пунктах. Общая сумма инвестиций International Paper в России по реализации социальных инициатив составляет 8,5 млн долларов США.

Компания также тесно сотрудничает с Московской школой управления СКОЛКОВО в области образования и продвижения идей лидерства и предпринимательства.

Описание глобального бизнеса

Успех. Лидер. Действие

International Paper является одним из мировых лидеров по производству картонной и гофрированной упаковки. Благодаря полному циклу производства мы создали уникальную для отрасли платформу, которая обеспечивает стабильно высокое качество, передовой уровень надежности и экономически выгодные решения, соответствующие самым строгим требованиям наших клиентов к перевозке, хранению и продаже продуктов. Нашей конечной продукцией являются гофрированные коробки, упаковка для сыпучих товаров, стеллажи для розничной торговли, специализированная упаковка и бумажные пакеты. Наша продукция используется для упаковки продуктов питания и напитков, свежих фруктов и овощей, товаров краткосрочного и длительного пользования, а также в сфере перевозок и дистрибуции. Предприятия International Paper по производству упаковки расположены в Северной Америке, Латинской Америке, Азии и регионе ЕМЕА. Сегмент промышленной упаковки также включает в себя перерабатывающий бизнес в США и Мексике. International Paper является одним из лидеров по вторичной переработке в Северной Америке: компания восстанавливает, перерабатывает или способствует продаже более 6 млн тонн гофрированной упаковки и бумаги ежегодно.

Успех. Лидер. Действие

International Paper производит мелованный и немелованный картон высочайшего качества, используемый в сфере упаковки и печати. Наш картон применяется в качестве упаковки для продуктов питания и напитков, лекарственных средств, косметики, конфет, табачной продукции, а также бумажных пакетов для сока и молока. Наша продукция широко используется в полиграфии: от поздравительных открыток и рекламной продукции до книжных обложек и лотерейных билетов. Мощности International Paper по производству потребительской упаковки расположены в Северной Америке, регионе ЕМЕА/России и Азии. International Paper также ведет бизнес, ориентированный на сферу общественного питания, включая такие сегменты как рестораны быстрого обслуживания, кафе, розничная продажа продуктов питания, гостиничный бизнес и дистрибуция. Наши стаканчики для горячих и холодных напитков и упаковка для продуктов питания производятся в США, Великобритании, Китае и на нашем совместном предприятии в Колумбии.

Успех. Лидер. Действие

International Paper производит практически все типы немелованной бумаги, которая применяется дома, в офисах и типографиях. Бумага под нашими знаменитыми брендами Accent® Opaque, Ballet®, Chamex®, Hammermill®, POL™, Rey® и SvetoCopy® используется во всем мире как для домашних принтеров, так и для профессиональных печатных машин. Мы также являемся одним из ключевых производителей бумаги для дальнейшей обработки, конвертов и специализированной немелованной бумаги различного применения. International Paper производит товарную и распушенную целлюлозу, из которой другие компании производят гигиенические изделия, бумаги и салфетки, ежедневно используемые миллионами людей во всем мире. Наши мощности по производству бумаги и целлюлозы расположены в Северной Америке, Латинской Америке, регионе ЕМЕА/России, Индии и Азии.

Важнейшие вехи на пути эволюции IP

1898 г. – в результате слияния 17 целлюлозно-бумажных комбинатов на северо-востоке США создается International Paper Company (IP).

1928 г. – по мере развития энергетического бизнеса IP создается International Paper & Power Company, которая становится холдинговой компанией, управляющей деятельностью IP и ее операциями в сфере энергетики.

1935 г. – закон о холдинговых компаниях в коммунальном хозяйстве (Public Utility Holdings Act) запрещает работу компании одновременно в сфере промышленности и энергетики, в результате чего IP выходит из энергетического бизнеса.

1941 г. – создается новая компания – International Paper Company, которая приобрела активы International Paper & Power, что становится свидетельством фокуса организации на производстве бумаги.

1981 г. – продается дочернее предприятие International Paper в Канаде с целью финансирования масштабной программы по модернизации комбинатов в США.

1986 г. – приобретается Hammermill Paper Company.

1988 г. – приобретается Masonite Corporation.

1989 г. – IP приобретает французскую Aussedat-Rey и немецкую Zanders Feinpapiere AG.

1993 г. – дистрибьюторская деятельность в Северной Америке консолидируется в рамках компании ResourceNet International.

1995 г. – IP приобретает контрольный пакет в капитале новозеландской Carter Holt Harvey.

1996 г. – приобретается Federal Paper Board Company в штате Нью-Джерси.

1998 г. – IP приобретает Светогорский ЦБК в России.

1999 г. – приобретается Union Camp Corporation за 7,9 млрд долларов.

2000 г. – IP приобретает Shore wood Packaging Corporation и Champion International Corporation.

2001 г. – IP выходит из капитала Masonite и Zanders Fein-papiere.

2003 г. – Джон Фарачи становится председателем и генеральным директором IP.

2003–2014 гг. (ключевые события): IP продает активы стоимостью свыше $11 млрд и реинвестирует средства в такие предприятия, как «Илим» (СП в России), СП Sun Paper в Китае, а также в бизнес по производству бумаги и упаковки в Бразилии, Индии и Турции.

2007 г. – создается совместное предприятие (группа «Илим») в России.

2015 г. – Марк Саттон занимает должность председателя совета директоров и генерального директора IP.

Модель лидерства в IP

Успех. Лидер. Действие

Приложения

Учебный подход к кейсам

Кейсы этой книги – о том, как справляться с любой новой ситуацией независимо от того, какие сложности для этого придется преодолеть. Каждый кейс предоставляет следующие преимущества:

• Они близки к жизни.

• Они демонстрируют исчерпывающую картину ситуации с лидерством.

• Они сподвигают читателя выявить проблему, найти способ ее решения, обозначить возможные трудности, которые возникнут при выполнении намеченных планов.


Более того, кейсы позволяют лидеру пройти четыре основных шага на пути к тому, как «научиться учиться».

1. Как провести диагностику лидерства. Обнаружение и анализ ключевых фактов в кейсах позволят читателям развить свои способности к оценке ситуации, анализу серьезности обнаруженных вызовов (проблем или возможностей), формулировке «правильных» вопросов и вариантов ответов. (см. Приложение 1)

2. Как принимать решения и находить эффектные новые ответы. Понимая, в чем заключается основная проблема, лидер может найти способ превратить проблему в объект для осмысленного приложения усилий. Найти множество опций со своими плюсами и минусами и наконец принять решение о возможной альтернативе (см. Приложение 2)

3. Как наилучшим образом исполнять принятые решения. Проблема определена, решение найдено, и теперь задача лидера – проследить, чтобы все было сделано аккуратно и быстро. От лидера это потребует проверки мотивации сотрудников, участвующих в процессе превращения задач в дела и результат. Потребуется обеспечение должной поддержки, чтобы у сотрудника было все необходимое для качественной работы. И наконец, нужна определенная гибкость, чтобы быть готовым к переменам (см. Приложение 3).

4. Как учиться на обсуждении кейса и подвергать сомнению базовые предположения. Возможно, это самый важный урок из тех, что можно извлечь из кейса. Имеется в виду возможность лучше понять собственные убеждения (их субъективность в оценке данной ситуации); оценить правильность собственных взглядов на происходящее (и его причины) с точки зрения лидера; пересмотреть собственную систему ценностей; бросить себе вызов (своим ценностям и предрассудкам) и обнаружить другие и порой совершенно новые способы справляться с задачами лидера (см. Приложение 4).

Приложение 1

Вспомогательная таблица оценки СОВО

Успех. Лидер. Действие

Приложение 2

Вспомогательная таблица для принятия решений ПЗАПК

Успех. Лидер. Действие

Приложение 3

Структура действий по применению концепции I – MOVE

Успех. Лидер. Действие

Приложение 4

Структура понимания предположений

Успех. Лидер. Действие

Библиография

Кейс 1

• Bass, B., Riggio, R., Transformational Leadership, Lawrence Erlbaum Associates, 2006.

• Barbour, J., Hickman, G., Leadership for Transformation, Jossey Bass, 2011.

• Boonstra, J., Cultural Change and Leadership in Organisations: A Practical Guide to Successful Organisational Change, Wiley-Blackwell, 2013.

• Bossidy, L., Charan, R., Confronting Reality, Random House Business Books, 2004.

• Duncan, R. D., Change-Friendly Leadership: How to Transform Good Intentions into Great Performance, Maxwell-Stone Publishing, 2013.

• Fullan, M., Change Leader: Learning To Do What Matters Most, Jossey Bass, 2011.

• Ketterling, B., Change Before You Have To, Influence U. S., 2013

• Kotter, J., The Heart of Change, Harvard Business School Press, 2002.

• Kotter, J., A Force for Change: How Leadership Differs From Management, The Free Press, 1990.

• Kotter, J., Leading Change, Harvard Business Review Press, 2012.

• Novak, D., Taking People with You: The Only Way to Make Big Things Happen, Portfolio, 2013.

• Shea, G., Leading Successful Change: 8 Keys to Making Change Work, Wharton Digital Press, 2013.

Кейс 2

• Blowfield, M., Murray, A., Corporate Social Responsibility: A Critical Introduction, Oxford University Press, 2008.

• Crane, A., Matten, D., Spence, L., (Eds), CSR Readings And Cases In A Global Context, Routledge, 2007.

• Crane, A., Williams, A., Matten, D., Moon, J., The Oxford Handbook of CSR, Oxford University Press, 2009.

• Harvard Business Review on Corporate Social Responsibility, Harvard Business School Press, 2003.

• Kotler, P., Lee, N., CSR: Doing The Most For Your Company And Your Cause, John Wiley and Sons, 2005.

• Survey on CSR, The Good Company, The Economist, January 20th, 2005.

• Visser, W., Matten, D., Pohl, M., Tolhurst, N., The A to Z of CSR, John Wiley and Sons, 2007.

Кейс 3

• Balkin, J., Grimmelmann, J., Katz, E., Kozlovski, N., Wagman, S. & Zarsky, T., (Eds), Cybercrime: Digital Cops in a Networked Environment, New York University Press, New York, 2006.

• Brenner, S., Law in an Era of Smart Technology, Oxford: Oxford University Press, 2007.

• Britz, M.T., Computer Forensics and Cyber Crime: An Introduction, 3rd Edition, Prentice Hall, 2013.

• A Filed Day for Cyber-Fiends, BusinessWeek, Article February 9th 2009.

• Csonka P., Internet Crime; the Draft council of Europe convention on cyber-crime: A response to the challenge of crime in the age of the internet, Computer Law & Security Report Vol.16 no.5. 2000.

• Donovan, F., Bernier, K., Cyber Crime Fighters: Tales from the Trenches, QUE 1st Edition, 2008.

• Internet Security: Fighting the Worms of Mass Destruction, Economist Special Report, November 27th 2003.

• A Chinese Ghost in the Machine, Economist Article, April 2nd 2009.

• Fafinski, S., Computer Misuse: Response, Regulation and the Law, Willan, 2009.

• Grabosky, P., Electronic Crime, New Jersey: Prentice Hall, 2006.

• McQuade, S., Understanding and Managing Cybercrime, Boston: Allyn & Bacon, 2006.

• Taylor, P. Hackers: Crime in the Digital Sublime: Routledge, 1999.

• Walden, I., Computer Crimes and Digital Investigations, Oxford: Oxford University Press, 2007.

• Wall, D.S., Cybercrimes: The Transformation of Crime in the Information Age, Cambridge: Polity, 2007.

• Williams, M., Virtually Criminal: Crime, Deviance and Regulation Online, Routledge, London, 2006.

• Yar, M., Cybercrime and Society, London: Sage, 2006.

Кейс 4

• Berger, L., Berger, D., The Talent Management Handbook, McGraw Hill, 2003.

• Claydon, T., Beardwell, J., Human Resource Management: A Contemporary Approach, Prentice Hall, 5th Edition, 2007.

• Harvard Business Review on Talent Management, Harvard Business School Press, 2008.

• Harvard Business Review on Emerging Markets, Harvard Business School Press, 2008.

• Michaels, E., Henfield-Jones, H., Axelrod, B., The War for Talent, Harvard Business School Press, 2001.

• Pacek, N., Thorniley, D., Emerging Markets: Lessons for Business Success and the Outlook for Different Markets, Profile 2007.

• Pelle, S., Understanding Emerging Markets, Sage 2007.

• Pilbeam, S., Carbridge, M., People Resourcing: Contemporary HRM Practice, Prentice Hall, 3rd Edition, 2006.

• Ramamurti, R., Singh, J., Emerging Multinationals in Emerging Markets, Cambridge University Press, 2009.

• Torrington, D., Taylor, S., Hall, L., Human Resource Management, Prentice Hall, 7th Edition, 2007.

Кейс 5

• Berger, L., Berger, D., The Talent Management Handbook, McGraw Hill, 2003.

• Claydon, T., Beardwell, J., Human Resource Management: A Contemporary Approach, Prentice Hall, 5th Edition, 2007.

• Harvard Business Review on Talent Management, Harvard Business School Press, 2008.

• Michaels, E., Henfield-Jones, H., Axelrod, B., The War for Talent, Harvard Business School Press, 2001.

• Pilbeam, S., Carbridge, M., People Resourcing: Contemporary HRM Practice, Prentice Hall, 3rd Edition, 2006.

• Torrington, D., Taylor, S., Hall, L., Human Resource Management, Prentice Hall, 7th Edition, 2007.

Кейс 6

• Adair, J., Leadership for Innovation, Kogan Page, 2007.

• Deschamps, J P., Innovation Leaders, Jossey-Bass, 2008.

• Kotter, John P., Leading Change, HBS Press, 1996.

• Puccio, G., Murdock, M., Mance, M., Creative Leadership: Skills that Drive Change, SAGE Publications, 2007.

• Rost, J., Leadership for the Twenty-First Century, Praegr Publishers, 1993.

Кейс 7

• Anderson, B., Funnell, M., The Art of Empowerment, American Diabetes Association; 2nd Revised edition, 2005.

• Argyris, C., Empowerment: The Emperor’s New Clothes, Harvard Business Review, May 1998.

• Blanchard, K., The 3 Keys to Empowerment: Release the Power with People for Astonishing Results, Berrett-Koehler, 2nd edition, 2001.

• Covey, S., The Speed of Trust: The One Thing that Changes Everything, Simon & Schuster, 2006.

• Galford, R., Drapeau, A. S., Enemies of Trust, Harvard Business Review, February, 2003.

• Hurley, R. F. Decision to Trust, Harvard Business Review, September 2006.

• Kramer, R.M., Rethinking Trust, Harvard Business Review, June 2009.

• Malone, T., Is Empowerment Just Another Fad? Control, Decision-Making and IT, MIT Sloan Management Review, January 1997.

• McGrath, C., and Deone, Z., Profiles of Trust: Who To Turn To, And For What, MIT Sloan Management Review, January 2009.

• Manville, B., Ober, J., Beyond Empowerment, Harvard Business Review, January 2003.

• Somers, M., Whitmore, J., Coaching at Work: Powering Your Team with Awareness, Responsibility and Trust, John Wiley & Sons, 2006.

• Saj-Nicole, A., Saj-Nicole A. Joni, Geography of Trust, Harvard Business Review, March 2004.

• Thompson, N., Power and Empowerment: Theory into Practice, Russell House Publishing Ltd, 2006.

Кейс 8

• Adair, J., How to Grow Leaders, Kogan Page, 2005.

• Adair, J., Inspiring Leadership, Thorogood, 2002.

• Blanchard, K., Hybels, B., Hodges, P., Leadership by the Book, HarperCollins, 2001.

• Deschamps, J-P., Innovation Leaders, Jossey-Bass, 2008.

• Gardner, H., Leading Minds: An Anatomy of Leadership, HarperCollins, 1997.

• Gordon, T., Leader Effectiveness Training, Bantam, 1980.

• Hackman, J. R., Leading Teams: Setting the Stage for Great Performances, Harvard Business School Press, 2002.

• Heifetz, R., Linsky, M., Leadership on the Line, Harvard Business School Press, 2002

• Heifetz, R., Leadership without Easy Answers, Harvard Business School Press, 1994.

• Heifetz, M., Leading Change, Overcoming Chaos, Ten Speed Press, 1993.

• Kotter, J., What Leaders Really Do, Harvard Business School Publishing, 1999.

• Kotter, J., Leading Change, Harvard Business School Press, 1996.

• Mayo, A. J., Nohria, N., In Their Time, Harvard Business School Publishing, 2005.

• Owen, J., How to Lead, Pearson Education Ltd, 2005.

• Roger Fisher & Alan Sharp, Lateral Leadership, 2004, Profile.

• Parks, S. D., Leadership Can be Taught, Harvard Business School Publishing, 2005.

• Purg, D., Casse, P., Isabella, L., Claudel, P., Walravens, A., Leadership and Teams: The Winning Partnership, Zalozba, 2003.

• Rost, J. C., Leadership for the Twenty-First Century, Praegr Publishers, 1993.

• Storey, J., (Ed), Leadership in Organisations: Current Issues and Key Trends, Routledge, 2004.

• Salacuse, J. W., Leading Leaders: How to Manage Smart, Talented, Rich and Powerful People, AMACOM, 2006.

International Paper

International Paper (обозначение на Нью – Йоркской фондовой бирже: IP) – один из крупнейших международных производителей бумаги и упаковки. Производственные мощности компании расположены в Северной Америке, Европе, Латинской Америке, России, Азии и Северной Африке. Ее бизнес-направления включают производство промышленной и потребительской упаковки, а также немелованной бумаги и целлюлозы. Головной офис компании расположен в Мемфисе, штат Теннесси, США.

Компания International Paper начала свою деятельность в России в 1998 году. Основными ее направлениями являются производство и продажа офисной и офсетной бумаги, картона для упаковки жидких пищевых продуктов, термомеханической целлюлозы. Производство сосредоточено на собственном комбинате компании в г. Светогорске (Ленинградская область), все операции по лесопользованию сконцентрированы на предприятии в г. Тихвине (Тихвинский КЛПХ, Ленинградская область). В России International Paper является совладельцем паритетного совместного предприятия Группа «Илим», крупнейшего партнерства с иностранным участием в российской лесной индустрии. Наиболее известными брендами International Paper в России являются Ballet и SvetoCopy.

Официальный сайт компании International Paper: www.internationalpaper.com


Успех. Лидер. Действие

Московская школа управления СКОЛКОВО

Московская школа управления СКОЛКОВО – одна из ведущих частных бизнес-школ России и СНГ, основанная в 2006 году по инициативе делового сообщества. В состав партнеров-учредителей школы входят 10 российских и международных компаний и 11 частных лиц, лидеров российского бизнеса.

Образовательные программы Московской школы управления СКОЛКОВО ориентированы на бизнес на всех стадиях его развития – от стартапа до крупной корпорации, выходящей на иностранные рынки. Программы построены по принципу «обучение через действие» и включают в себя теоретические блоки, практические задания, проектную работу и международные модули.

Московская школа управления СКОЛКОВО является центром экспертизы и притяжения для тех, кто делает ставку на Россию и работу на рынках с быстро меняющейся экономикой. В бизнес-школе работают пять исследовательских центров и пять кафедр, изучающих отдельные отрасли.

Главный ресурс и стратегический актив бизнес-школы СКОЛКОВО – ее студенты и выпускники. Это управленцы ведущих корпораций страны, собственники бизнесов, государственные деятели и социальные предприниматели. Все они являются неравнодушными единомышленниками, которые верят, что предпринимательский подход и активная позиция обеспечат успешное развитие экономики в стране и в мире.

Сайт бизнес-школы СКОЛКОВО: www.skolkovo.ru


Успех. Лидер. Действие

Сноски

1

Все описанные в книге события относятся к 2009 году.

2

См. www.mtsgsm.com.

5

См. дополнительные данные на www.kilmerhouse.com

7

См. дополнительную информацию на www.kaspersky.com

8

Malware – термин, обозначающий вредоносные программы, программный код, созданный с преступной целью.

9

См. дополнительную информацию на http://www.f-secure.com/security_center/

10

См. примеры партнерств на http://www.kaspersky.co.uk/alliances

11

См. дополнительную информацию на http://www.symantec.com/index.jsp

12

См. дополнительную информацию на http://www.mcafee.com

13

См. дополнительную информацию на http://uk.trendmicro.com/uk/home/

14

См. интервью с Евгением Касперским http://ru.youtube.com/watch?v=VUk2GdYAca0

19

См. приложение к кейсу.

20

Гобен Б. Кто создал Auchan, Atak, Leroy Merlin? Секреты семьи Мюлье. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2008.

21

См. дополнительную информацию о Leroy Merlin на http://www.leroymerlin.com/en/; http://www.leroymerlin.ru/

22

См. дополнительную информацию о представительстве Microsoft в России на http://www.microsoft.com/, http://www.microsoft.ru

23

Всемирный поставщик информации о рынке, консалтинговых услуг и организатором мероприятий в области информационных технологий, телекоммуникаций и рынка потребительских технологий. См. подробную информацию на www.idc.com

24

См. дополнительную информацию на независимом ресурсе Barron’s http://online.barrons.com/home-page

25

Термин «сотрудничество» использован для описания ситуации, в которой компании плотно сотрудничают при создании определенных продуктов, во всех остальных сферах оставаясь конкурентами.

26

См. дополнительную информацию о StepStone на www.Stepstone.com и www.the-network.com

27

Например: http://www.ingenieur.stepstone.de/

30

См. www.SaaS.com

32

Подробную информацию о рынке и конкуренции см. на www.jobsearch.com и www.monster.com

34

Данные с сайта www.stepstone.com


home | my bookshelf | | Успех. Лидер. Действие |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу