Book: Секреты скандальной невесты



Секреты скандальной невесты

София Нэш

Секреты скандальной невесты

Пролог

На протяжении долгой жизни непременно возникает такой критический момент. Точнее, несколько мгновений, в течение которых требуется принять ответственное решение. Многие отступают с извиняющейся улыбкой на устах, хотя это и наносит ущерб их достоинству. Зато иногда, пусть и редко, человек находит в себе экстраординарное мужество и решается войти в дверь столь редко используемую, что она при открывании издает невероятный скрип и скрежет. И это неизбежно кардинальным образом меняет устоявшийся образ жизни многих, в том числе и самого человека.

Часто это не приводит ни к чему, кроме безысходной беды, ибо судьба, как правило, является не слишком надежным другом.

И тем не менее в некоторых случаях своенравная судьба проглядывает сквозь деревья, нашептывающие недоброе, смеется над невозможным, дует на свечи злой фортуны и обращает пламя в противоположном, а значит, в правильном направлении. Некоторые называют это случайно свалившейся удачей. В конце долгого жаркого лета 1814 года Роуленд Мэннинг, дотоле ходивший в первостатейных мерзавцах, назвал это чудом, сотворенным не иначе, как самим дьяволом, которое компенсировало все, что происходило в его унылой разнесчастной жизни раньше.


«Моя голубка, где ты? Я беспрестанно ищу тебя, но все не могу найти, куда ты спряталась. Не бойся, любовь моя, я никогда не сдамся. Воспоминания о тебе поддерживают меня в самые мрачные часы моей жизни. А когда я найду тебя, когда это письмо тебя отыщет, мы больше не будем с тобой разлучаться.

П.»

Глава 1

Церковь Святого Георгия до отказа заполнили украшенные праздничными лентами леди и солидные господа в очках, с нетерпением ожидающие долгожданную свадьбу одного из своих собратьев. В инкрустированных жемчугами туфлях-лодочках вошла красивая невеста, рядом с ней находился высокий незнакомец.

Из груди многих присутствующих вырвался гневный выдох. Веера вывалились из рук. Архиепископ поднял бровь. Смелость, граничащая с дерзостью. Неприкрытая наглость.

Как посмел Роуленд Мэннинг, самый жестокий и загадочный во всей Англии человек, войти в этот оплот добродетели? Этот бессердечный негодяй, от которого джентльмены прятали своих дочерей и оберегали своих сыновей. И вот сейчас он красуется здесь перед самыми отборными жемчужинами английской аристократии — громадный порочный волк, сопровождающий невинную овечку, демонстрируя хищный блеск больших белых зубов.

Только один человек не был сосредоточен на этом спектакле дерзости и нахальства. Это была женщина, поглощенная молитвой.

Онемев, Элизабет Ашбертон остановилась перед ложей с высокой спинкой, украшенной последними белыми цветами в Лондоне, и взмолилась о спасении.

— И куда вы идете? — Поверх букета, слишком большого для дамы столь маленького роста, на нее устремился сверлящий взгляд вдовствующей герцогини Хелстон.

— Проверить плащ Грейс в ризнице, Эйта. Я, кажется, забыла его повесить. — Элизабет выдержала колючий недоверчивый взгляд, как выдерживает поднаторевший в искусстве обмана закаленный воин, каковым она и была.

— Гм, какая трогательная заботливость, — пробормотала Эйта. — Если только не назойливость, Элизабет. Вы отвечали за подготовку завтрака, помогали с цветами. Вы сделали вполне достаточно.

Лучшая подруга Элизабет, Сара Уинтерс, стоявшая рядом со вдовствующей герцогиней, адресовала подруге красноречивый взгляд, пока Эйта продолжала говорить:

— Честное слово, Элиза, я не могу понять, что произошло с той общительной леди, которую я знала в Корнуолле. — Веселая улыбка разогнала все ее морщины и сомнения. — Что ж, смотрите на Грейс сколько угодно! Вы видели когда-нибудь такую счастливую и радостную невесту?

Элизабет стало трудно дышать. Звуки трубы и органа обозначили официальное начало свадебной церемонии. Никто не обнаружит отсутствие заблудившейся подружки невесты. Она двинула носок голубой туфли поближе к…

— Возьмите меня под руку, Элизабет, — пробормотала Эйта, — мне требуется ваша помощь. Сара, и вы тоже, моя дорогая.

Сердце у Элизабет забилось вдвое быстрее. Она хотела возразить, но Эйта продолжила:

— Этот Мэннинг рассчитал все слишком уж точно, вы не находите? Даже для такого дьявола, как он появиться за три минуты до начала церемоний — чудовищная выходка. — Эйта приподняла подбородок, чтобы продемонстрировать все величие своего роста в четыре фута одиннадцать дюймов.

Элизабет сжала маленький букетик фиалок, глядя, как Грейс и ее малоприятный эскорт подходят все ближе. Все внимание сотен самых влиятельных и самых злоязыких сочинителей сплетен сосредоточилось на них. Именно сплетни поведают будущим поколениям о точном количестве оборок из бельгийского кружева на платье невесты, а также о числе герцогов, маркизов, графов, виконтов, баронов и носителей менее значимых титулов, которые выражали недовольство. Элизабет была с ними согласна. В самом деле, она скорее предпочла бы порку, чем рискнула бы оказаться в центре такого скандала. В ее мозгу прозвучал мужской голос: «Мы предназначены друг для друга самой судьбой. Не сомневайся в этом. Ты создана для меня, и я буду заботиться о тебе, и защищать тебя. Ты скоро забудешь о своей печали».

Она содрогнулась. Это воспоминание всегда сочеталось с воспоминанием о том, как его рука касалась ее обнаженной руки. Его белая перчатка была девственно-чистой, если не считать капельки крови возле большого пальца.

Элизабет заставила себя выбросить из головы эту картину. Она страшно хотела освободиться от прошлого. В течение последних восемнадцати месяцев пребывания с Эйтой и другими леди из окружения герцогини Элизабет тешила себя мыслью, что это возможно.

Она распрямила плечи, взглянула на Сару и отдалась воле рока. Она будет наслаждаться. Плевать на опасность.

У Элизабет зашлось дыхание при виде красивого лица жениха, которое излучало любовь и неподдельное счастье. Грейс делала последние шаги, чтобы наконец остановиться перед архиепископом. Никогда еще в Лондоне не видели столь блистательной пары, и даже пресыщенные пэры не могли придраться к совершенству, которое она воплощала.

Элизабет перевела взор на джентльмена, который стоял между Грейс и графом Уоллесом. У него было лицо погруженного в свои мысли делового человека, лишенного какой-либо сентиментальности. При более внимательном рассмотрении казалось, что ему не хватает прямоты и честности. Четко вылепленные скулы Роуленда Мэннинга были обрамлены густыми черными волосами, в которых проглядывало несколько серебристых прядок. У Элизабет возникла странная мысль, что его глаза должны быть чернее самой черной ночи, а вовсе не того бледно-зеленого цвета, который она успела рассмотреть.

Элизабет знала, почему граф разрешил этому пользующемуся дурной славой повесе провести Грейс мимо шести коринфских колонн, в центр церкви Святого Георгия. В конце концов, Мэннинг был его единокровным братом.

Незаконнорожденный сын прежнего графа Уоллеса.

Один из этих братьев — такой хороший, другой — наоборот, и оба поразительно высокие.

Всего лишь несколько месяцев назад мистер Мэннинг имел наглость потребовать приданое Грейс в обмен на жизнь своего единокровного брата. И сейчас Мэннинг выглядел так, словно и не пережил бессонных ночей из-за этого состряпанного и замалчиваемого дела.

Элизабет не могла понять, почему Грейс и Майкл простили этого ужасного человека, но они простили. Любовь знает пути к прощению, предположила она. Ирония заключалась в том, что Мэннинг ответной любви к брату явно не питал.

Грейс, одетая в ярко-розовое платье с серебристой подкладкой, явилась как чистый ангел из рая. Оранжевые цветы и сверкающие бриллианты украшали ее искусно уложенные белокурые волосы, изысканные жемчуга обрамляли декольте, но в затянутых в перчатки руках графиня несла невероятно странную вещь — лошадиную подкову, украшенную крошечными бутонами роз. Майкл Ранье де Пейстер, нынешний граф Уоллес, расплылся в широкой улыбке и потянулся к руке невесты.

— Не трогай ее, — пробормотал Роуленд Мэннинг таким скрипучим голосом, словно на завтрак съел гравий и запил опилками. Глаза его были полузакрыты. — Терпение, маленький брат. Вон тот тип в серебряной шляпе даст тебе знать, когда это можно будет сделать.

Из груди Эйты вырвался сдавленный смешок.

— О, я так хотела бы, чтобы мистер Браун был здесь. — Низкорослая и худая вдовствующая герцогиня поднялась на цыпочки и узловатой ладонью толкнула Элизу. — Я до сих пор не могу понять, почему он продолжает торчать в Шотландии.

Элизабет взглянула на опечаленное лицо престарелой герцогини и прошептала:

— Не теряйте веры. Он обязательно приедет на свадьбу герцога.

— Нет. — Глаза герцогини подернулись грустной поволокой. — Боюсь, что не приедет…

Пастор помешал Эйте досказать свою мысль. Откашлявшись, он открыл свадебную церемонию.

— Возлюбленные братья, мы собрались здесь для того…

Его звучный, торжественный голос ушел из сознания, когда Элизабет бросила еще один взгляд на разряженную, украшенную гербами, чопорную толпу. Возможно, в конце концов, ей повезет. Хотя для его появления не было никакой причины.

В самом деле, у прославленного героя есть более важные дела, чем посещение светской свадьбы. Единственная наперсница, должно быть, прочитала мысли Элизабет, поскольку Сара за спиной герцогини протянула руку и ободряюще сжала кисть Элизы.

Архиепископ продолжал бубнить:

— …брак был предписан как средство против греха, дабы избегать блуда; дабы лица, кои не обладают даром воздержания, могли жениться и ощущать себя неоскверненными членами общества…

Элизабет поймала похотливый взгляд Роуленда Мэннинга, скользнувший по ее фигуре. Было очевидно, что он никогда не искал средства совладать с грехом и использовал для блуда любой шанс. Когда он поднял глаза к ее лицу, уголки его рта явно дрогнули, удивленные прочитанным в ее глазах порицанием.

— Ты будешь любить ее, почитать и оберегать от болезней; отказываясь от всех других, будешь возлежать только с ней до тех пор, пока смерть не разлучит вас?!

Архиепископ выжидающе воззрился на графа Уоллеса, чье внимание было всецело направлено на возлюбленную.

Не слишком деликатный брат проскрипел:

— Ну, каждому дураку понятно, что он потерял голову от этой девчонки.

Граф улыбнулся и наконец произнес свою клятву.

Эйта пробормотала на ухо Элизабет:

— Он похож на Иуду на той картине, ты не находишь? — Она кивнула на витраж за алтарем, где была изображена Тайная Вечеря. С краю располагался печально известный черноволосый предатель. — Просто удивительно. Они всегда так похожи… Могу поспорить, что поцелуи мистера Мэннинга поставят на колени большинство леди.

— Эйта! — Ядовитые комментарии герцогини неизменно вызывали ужас.

— Фи, я уверена в этом. Если бы он не был до такой степени скандальным и неподходящим… — Столь знакомый оценивающий взгляд Эйты сфокусировался на Элизабет.

Почувствовав себя объектом пристального разглядывания, Элизабет вынуждена была снова перевести взор и окинуть блуждающим взглядом скамьи. О Господи! Светло-зеленые глаза Роуленда Мэннинга опять шарили по ее фигуре. Возможно, он подслушал Эйту. Его смуглое, бронзового оттенка лицо контрастировало с белизной зубов, которые обнажились при насмешливой улыбке.

Элизабет напряглась. Этот негодяй, судя по всему, бесстыдным образом мысленно раздевал ее, находясь в Господнем храме.

А затем он тихонько засмеялся.

Внимание Элизабет привлекла волна движения толпы, и, слегка повернувшись, она увидела лицо, которое ей с Сарой в течение последних двух лет удавалось избегать при посещении церкви. Его окружала свита из шести офицеров в алых мундирах, он остановился у входа в храм. Теперь внимание толпы разделилось и сосредоточилось на двух зрелищах: одно перед церковью и второе — в ее глубине.

Элизабет метнула взгляд на Сару, и они обе наклонились, чтобы спрятать свои лица. Элиза никогда не простит себе свои прошлые суждения, которые привели ее к существующему положению.

Эйта прошептала:

— Какая честь. Кто бы мог подумать, что он придет.

Несколько последних слов свадебной церемонии были потеряны для Элизабет, поскольку она пыталась укротить свое желание убежать. Она не забудет урок, который преподал ей любимый мужчина.

Герцогиня издала приглушенный счастливый смешок, когда граф Уоллес заключил в крепкие объятия Грейс, теперь дважды графиню, и под бурную негодующую реакцию старых матрон и при восторге остальных запечатлел скандально неприличный поцелуй.

Внимание Элизабет привлекли красные блики, и она все поняла. Он заметил ее и направил своих собак. Ее сердце колотилось, здравый смысл напрочь покинул разум. Она осмелилась поднять глаза. Его белокурые волосы поблескивали, словно гало под серебряным канделябром, Элиза увидела самоуверенное лицо, которое она привыкла бояться.

Рука в руке, Грейс и Майкл двинулись по центральному проходу, Эйта и остальные друзья молодоженов последовали за ними. В этот момент Элиза схватила за руку Сару.

— У нас будет больше шансов, если ты пойдешь назад, а я выйду сбоку.

— Элиза, нет. Лучше избрать более надежный…

— Нет, Сара, нет!

Она бросилась вперед, скрывшись за аналоем, обогнула коринфские колонны перед алтарем и увидела обитую панелями дверь, ведущую к боковому проходу, которым пользовался пастор. Она бежала так, словно ее вот-вот схватят за пятки гончие, не без труда отыскала выход из довольно запутанного лабиринта, который вывел ее на освещенную майским солнцем Милл-стрит. Срывая с головы цветочный венок, она попробовала оценить свои действия.

Внезапно заметив большой завядший похоронный венок, она уронила фиалки и схватила его. Она заставила себя замедлить шаг до нормального, пока не завернула за угол Милл-стрит. Сквозь стебли растений она увидела алый мундир, и колени у нее подогнулись.

Недолго думая, она ухватилась за ручку ближайшей кареты, сунула венок в руки ошарашенному кучеру и запрыгнула внутрь. Прежде чем закрыть дверь, она умоляющим голосом попросила пожилого кучера:

— Всего лишь несколько минут, пожалуйста. Гинея, если вы не скажете ни слова.

Сухопарый кучер улыбнулся и согласно кивнул, после чего засвистел мелодию, словно не случилось ничего особенного. Элиза опустила шторы на окнах и затаилась в глубине кареты, прижавшись ухом к стенке. Звон колокола на башне донес радостную весть о чужом счастье.

Загнанная в угол мышь… да, именно так она себя чувствовала. Она сделала вдох и сразу же ощутила в карете букет мужских запахов: глицеринового мыла, табака и трудноопределимого элемента — чрезвычайного богатства. В стенке обитого розовым дерева салона находился графин, до половины наполненный крепкой янтарной жидкостью.

И вдруг…

Господи, она услышала, как кучер с кем-то разговаривает.

— Не видел никого похожего, капитан.

Кровь прилила к голове, застучала в ушах, мешая слушать тихие, но твердые слова солдата.

— Нет, это птичка моего хозяина. Вы не должны входить без него.

В разговор вступил более низкий голос:

— Лефрой, что за ерунда, черт возьми? Только не сваливай все на прошлое. У нас нет для этого времени. — О Господи, это голос мерзавца Мэннинга. Элиза была уверена в этом. — И что ты тут делаешь с этим заплесневевшим венком? Подрядился торговать цветочками?

Теперь вмешался голос офицера, уже более громкий:

— Сэр, это не имеет никакого отношения к вашему кучеру. Мы ищем…

— Не трудись. Я не хочу знать.

— Но я уверен, что видел женщину, которая вошла в эту…

— Лефрой, я урежу тебе жалованье, если ты не вызволишь нас из этой толпы. Служба начинается через двадцать минут.

Когда Элизабет услышала громкий скрип дверной ручки, то поняла, что ее песенка спета. Люди говорили, что дождь в свадебный день — к счастью. Сегодня небо было нежно-голубое, ни облачка. И конечно же, Элизе страшно не повезло, что она влезла в карету человека, который меньше всего на свете захочет ей помочь.

Она втянула воздух и перестала дышать, когда свет солнечного дня на короткий миг ворвался в салон, а затем его загородили широкие плечи могучего джентльмена. Он произносил какие-то непристойные ругательства, забираясь внутрь, и Элизабет пока не замечал.

Роуленд Мэннинг раздражённо откинул полы плаща и повернулся, чтобы усесться на сиденье, но опустился на что-то слишком уж мягкое и подскочил, словно ошпаренная собака.

— Что за черт?

— Прошу прощения, мистер Мэннинг. Гм… Мне нужна ваша помощь. — Элизабет вздохнула. — Пожалуйста.

Ага, это та сочная вдовушка из церкви, у которой роскошные волосы и потрясающе красивые, изумрудного цвета глаза.



— В самом деле? И что я буду за это иметь?

Она постаралась скрыть охватившую ее панику, ее могло выдать только неровное дыхание.

— Все, что угодно, если не выдадите меня вон тем солдатам.

— Все? Гм, это мое любимое слово.

Кто-то настойчиво постучал в дверку кареты.

— Да-да. Все, что угодно.

— Хорошо. Но одно только слово — и я собственноручно выброшу вас волкам, — пробормотал он. В мгновение ока он обмотал ее кружевную косынку вокруг своей шеи, водрузил свою шляпу Элизе на голову и задрал ей юбки, не обращая внимания на ее прерывистое дыхание. Он поддел ее под колено и пристроил руку между ее стройных ног. Как ни удивительно, у нее хватило здравого смысла не задавать лишних вопросов и спрятать лицо ему в воротник. В последний момент он приспустил брюки и сунул руку под штрипки шляпы.

Дверь кареты заскрипела и открылась, послышалось хриплое покашливание вперемежку с грубоватыми смешками. Роуленд медленно, провоцирующе ерзал по телу Элизабет, не позволяя ей ни на дюйм отодвинуться.

Слегка повернув голову в сторону появившихся зрителей, он рявкнул:

— Поглазейте, если, вам так нравится, педерасты хреновы! Лиззи это нравится, правда же, дорогая? Но за определенную цену! Лефрой! Пусть они заплатят или убираются к чертовой матери! — Изловчившись, он с силой захлопнул дверь.

Он посмотрел в испуганные глаза Элизабет, в которых блеснули искры, напоминающие оттенками те, что отражаются в лучах заката от поверхности Темзы. Из ее груди вырвались какие-то нечленораздельные звуки, она уперлась ему в грудь, но не смогла сдвинуть.

— О нет, мадам. Мы зашли уже так далеко. Я не желаю встречи с магистратом. Оплети меня своими ножками, дурочка. Если суждено свершиться второму акту, тебе не помешает вложить в него побольше страсти. Например, очень кстати будет, если ты издашь несколько сладострастных стонов, — пробормотал он непосредственно в ее очаровательное ушко.

Она была сейчас великолепна, ее янтарного цвета волосы выбивались из-под его шляпы из бобрового меха, а в мерцающих глазах светился вызов.

Она попыталась ударить по кнуту с заплетенной кожаной плеткой, которой он щекотал ее, но промахнулась, поскольку он поднял руку над головой.

Всего лишь тоненькое женское белье разделяло их и не давало возможности слиться, и Мэннинг должен был отдать должное — перед лицом опасности она позволила себе великую дерзость.

Но он ведь не знал ее? О нет, он знал, что она одна из тех овдовевших хищниц, которые стремятся взобраться по скользким склонам общества с помощью протекции клана Хелстона. Но сейчас выяснилось, что эта леди в голубых шелках и атласных юбках скрывает несколько греховных секретов.

Она определенно является таким же актером в этой человеческой комедии, как и он сам.

Господи, она такая мягкая и покладистая, и от нее исходит такой приятный аромат! Его чресла сладостно заныли, несмотря на какофонию голосов, слышавшихся за дверью, и он громко чертыхнулся.

— Лефрой! — крикнул он через плечо, слегка повернувшись к закрытой двери. — Если любопытных больше нет, убирай подпорку из-под колеса и поднимай свою задницу на козлы.

Он ухватился за край сиденья, карета дернулась, сдвинулась с места и покатила вперед. Он резко отпрянул от Элизабет, словно его обожгла ее плоть, и оправил на ней юбки, прежде чем пересесть на сиденье напротив.

— Тебе повезло, что для этих целей я предпочитаю постель, — солгал он.

Элизабет разгладила якобы замявшиеся складки на своем элегантном платье, при этом ее щеки слегка порозовели.

— Я не знаю, что вы такое совершили, мадам, но, что бы это ни было, готов биться об заклад: эти парни не перестанут искать вас.

Она без единого слова отдала ему шляпу и попыталась привести в порядок волосы, хотя и без особого успеха.

— Могу я попросить назад свою косынку?

Он бросил ей косынку и погладил свое гладко обработанное кнутовище. Кончиком плетки он коснулся щеки Элизабет.

— Что, никаких слез? Никаких объяснений? Хорошо. Теперь отдай мне все свои штучки.

— Мои штучки? — выдохнула она.

— Ну да, те противные острые штучки или что-нибудь еще, что ты можешь по глупости использовать для того, чтобы отблагодарить меня.

— Мистер Мэннинг, я понимаю, вы будете удивлены, узнав, что у меня нет никаких штучек, — строго, с выражением школьной учительницы сказала она.

— Нет? Тогда, вероятно, необходим обыск, — сказал он, попытавшись приподнять кнутовищем подол платья.

Она оттолкнула его и посмотрела весьма сурово.

— Послушайте, я благодарна вам за то, что вы быстро сориентировались, за ваше представление. В самом деле, я понятия не имела… И хочу заверить вас, что намерена должным образом заплатить вам. — Она отодвинула край шторы и выглянула наружу. О, они находились поблизости от Лембс-Кондуит-Филдс, здесь ей кто-нибудь мог прийти на помощь. — Вы не будете так добры, высадить меня у ворот этого приюта?

— Нет, — без малейшего колебания ответил он.

Она повернула к нему лицо.

— Нет? Что вы хотите сказать?

Он проигнорировал ее сотрясение воздуха.

— Вы должны верить леди, она оплатит свои долги, сэр.

На его лице появилась ленивая полуулыбка.

— Вы хороши. Вы заслуживаете похвалы. Вы обвели вокруг пальца этих щеголей. Хелстон, без всякого сомнения, одурачен, так же как Эллсмир, Уоллес и их невесты.

— Вы абсолютно правы, сэр.

— Гм… Пока я обдумывал условия оплаты за спасение вашей шкуры, мадам, мы приехали на мой конюшенный двор. Высокопоставленные шишки с деньгами ждать не будут. Мы не можем позволить, чтобы они донесли свои задницы до этого нахального Таттерсоллза. Придется отложить удовольствие обслужить вас.

Прежде чем она успела ответить, карета резко затормозила, и Роуленд соскочил, не дожидаясь полной остановки.

Он вдохнул воздух, который был напоен бодрящим ароматом сосны и тесаного камня — вернее, ароматом новой стройки — и долга. Этот аромат был бесконечно далек от ароматов его прошлого.

Три классических сооружения из светлого известняка предваряли обширную серию более мелких зданий и оград. Конюхи, одетые в темно-синие робы, выполняли свою работу с должной аккуратностью, давали лошадям корм и воду, мыли и чистили их скребницей. Но самое главное, что бросалось в глаза, — это красота животных. Только это и имело значение.

— Вы не смеете удерживать меня против моего желания, — настойчиво повторяла маленькая обманщица, пододвигаясь к нему.

Ее слова вернули Мэннинга в настоящее.

— Не смею?

— Нет! Я настаиваю на том, чтобы ваш кучер отвез меня в…

— Лефрой, миссис… — Он выжидательно посмотрел на нее.

— Ашбертон, — в отчаянии назвалась она.

— Миссис Ашбертон питает пристрастие к кладовым, — саркастически произнес он, — покажи ей кладовую.

— Но, мистер Мэннинг, вы ведь позволите мне послать письмо вдовствующей герцогине, а также…

Он повернулся лицом к обширному двору, где повсюду виднелись блестящие шелковые и бобровые шляпы и не менее блестящие крупы ухоженных лошадей.

— Вы меня утомляете, миссис Ашбертон.

Легкий порыв ветра донес до него ее слова:

— Наши чувства полностью совпадают, сэр.

Он не остановился, однако не смог сдержать легкой улыбки, тронувшей его губы. О, она может стать отличным испытанием для его тщательно отлаженного порядка. Прошло уже немало времени с тех пор, как ему приходилось сражаться с аристократкой. И он не против попрактиковаться снова.

Да, ему нужно расквитаться с Верхними Десятью Тысячами. И он этим занимался, используя глубокие карманы господ, которые толпами шли к нему за первоклассными лошадьми, и их непутевых жен, которые приходили к нему ради совсем иной езды. Последние несколько лет он прибегал к этому только в случае крайней необходимости или когда на него наваливалось самое черное из настроений.

Эта избалованная леди вполне созрела для того, чтобы ее пощипать. Она была хорошо откормлена, элегантно одета и определенно не относилась к разряду неисправимых обманщиц. Вопрос заключался лишь в том, сколько деньжат он может из нее выудить и каким образом.

Да, славная миссис Ашбертон будет проклинать тот день, когда, вместо того чтобы спокойно ответить за свои грехи, вручила ему свою судьбу. Однако ее глаза, черт бы их побрал, сбивали с толку своей фальшивой невинностью.

О Господи, он сотрет с ее лица это выражение. Она ничего не знает о его игре.

Они никогда не знали.

Глава 2

В кладовой было жарко, она была пропитана запахами гниющей капусты и неощипанной птицы. Но ничто не могло заставить Элизабет снова спуститься в более прохладный подвал, откуда доносилось шуршание, свидетельствующее о том, что условия пребывания там еще хуже.

Хотя… она не сомневалась, что при первом признаке появления солдат Пимма способна спрыгнуть в эту ужасную, промозглую темноту. О Господи! Она возносила молитву о том, чтобы никто не увязался за каретой Мэннинга.

Для того чтобы пресечь разгулявшиеся мысли о событиях этого утра, Элизабет принялась приводить в порядок продукты, которыми были забиты полки. Маринованные овощи были закрыты неправильно и явно испортились. Фи! Почитай, половину продуктов надлежало выбросить.

Элизабет гадала, позволит ли ей мистер Мэннинг уехать из этого ужасного места и когда это произойдет. Она прислонилась головой к полке. Господи, никогда в жизни она не подвергалась подобному унижению.

Его грубые действия навсегда отложились в ее памяти — его широкая ладонь, сжимающая ей колено. И каждый раз, когда она прикладывала нос к своей косынке, чтобы заглушить противные запахи кладовки, сохранившийся в ткани мужской дух возвращал Элизабет к сцене в карете. Это Мэннингу принадлежал запах свежескошенного сена и мыла для бритья, равно как и запах крахмала и не поддающийся описанию аромат его кожи. Она содрогнулась, вспомнив его вульгарные слова и действия.

Ей следовало бы испытывать ужас, но по какой-то абсурдной причине она этого не испытывала. Она совершенно не боялась его. Это было смешно. Она сдалась на милость знаменитому жестокосердному, огнедышащему тирану. Ну а что ей оставалось делать, оказавшись под угрозой встречи с офицерами Пимма?

Дверь с легким скрипом открылась, и Элиза с радостью вдохнула ворвавшийся в кладовую свежий воздух.

— О, мистер Лефрой, слава Богу, вы вернулись. Мистер Мэннинг не имеет права удерживать меня. — Она шагнула через порог. — Вот вам обещанная гинея. — Она протянула Лефрою монету.

Худощавый Лефрой смущенно опустил голову.

— Я очень сожалею, голубушка, но хозяин говорит, что вы должны остаться. Он хочет, чтобы вы помогли повару. Говорит, что это часть сделки. Два младших повара вчера ушли, ничего не сказав.

Элизабет взглянула поверх плеча мистер Лефроя и увидела крупную матрону в грязном фартуке, разглядывающую ее близорукими глазами.

— Но это невозможно! Мне пора! Я уверена, что мистер Мэннинг не хочет навлечь неудовольствие моих друзей.

Мистер Лефрой поскреб ногтями свои кошмарные густые бакенбарды, которые нависали над его щеками словно железные клюшки.

— Вы напрасно думаете, что хозяина беспокоит чей-то гнев, мадам. И я прошу вас не убегать, потому что, если вы исчезнете, он спустит с меня мою старую шкуру. Ведь вы не хотите зла вашему старому другу Лефрою, правда? — Он не стал дожидаться ее ответа. — Кроме того, я должен запереть вас в кухне.

— Ну и ну, — только и смогла выдохнуть Элизабет.

Он наклонился к ней и зашептал:

— Будьте осторожны. Кухарка подлей, чем барсук с собакой.

— Но позвольте мне, по крайней мере, послать сообщение моей подруге Саре Уинтерс в Хелстон-Хаус.

Мистер Лефрой несколько секунд молча смотрел на нее.

— Разумеется, я заплачу за ваши труды. — Она протянула свою последнюю монету.

Он почесал шею, в его старых глазах читалось сомнение.

— Думаю, что это справедливо. Но спрячьте свою монету. — Оказывается, у него имелась своя мера чести и гордости.

Когда он собрался уходить, Элизабет протянула руку, чтобы остановить его.

— Да, мистер Лефрой!

— Что?

— Постарайтесь, чтобы никто не увидел, что вы доставили письмо миссис Уинтерс.

Он протянул руку.

— А вот это будет кое-что стоить, голубушка.

Спустя час Элизабет стояла перед горой полусгнившей картошки и чистила ее под грозным присмотром миссис Вернон, которая не слишком доброжелательно отнеслась к миролюбивым попыткам Элизабет.

Кухарка терпимо встретила ее настойчивое желание промокнуть грязные плиты пола. Последний раз Элизабет видела такую грязь и такой беспорядок в марте, в Испании, во время сезона дождей. Но даже тогда…

Пронзительный крик прервал ход мыслей Элизабет, и разделочный нож выскользнул из ее рук. Массивная кухарка лежала, распластавшись у ее ног.

— Вот видишь, что ты сделала, глупая девчонка! — энергично выругалась миссис Вернон, на сочном лондонском кокни. — Я говорила тебе, что будет скользко. Кажись, я сломала ребра. Ты пожалеешь об этом. Тебе сегодня придется самой готовить для этих гавриков.

Элизабет в сотый раз удивлялась, как один день распался на такое количество самых разных событий. В это утро она поднялась с теплой, источающей приятные ароматы постели, чтобы позавтракать со всеми своими друзьями в роскошных; апартаментах Хелстон-Хауса, что находится в самом сердце Мейфэра; и вот сейчас, спустя всего пять часов, она низведена до того, что стала объектом упреков и насмешек какой-то ничтожной кухарки.

— Я с радостью приготовлю обед, миссис Вернон. Сколько персон будет за столом?

Грузная кухарка улыбнулась, обнажив зубы, которые удивительным образом торчали в разные стороны.

— Похлебка для тридцати восьми. И конечно, еда для мистера Мэннинга.

— Для тридцати восьми? А в какое время нужно подавать обед?

Кухарка хрюкнула.

— У тебя уйма времени, дорогуша. Два часа.

— Да, конечно. — Элизабет смотрела на лежавшую на полу кухарку и не могла решить, жалеет она ее или ненавидит. — Может быть, вам сделать чаю? — предложила она. С помощью еще нескольких предложений, выражающих желание помочь, Элизабет остановила поток злобных слов, исходящих от кухарки.

Чтобы приготовить приемлемую еду, понадобилась добрая треть запасов, находящихся в кладовой.

— Ты готовишь слишком много, я тебе говорю. Ты не должна использовать патоку. Она предназначена для того, чтобы жирели лошади, а не люди, — скулила из угла кухарка. — Хозяин вычтет из моей зарплаты.

— Простите, миссис Вернон. Можете отнести это на мой счет.

Элизабет положила имбирь в дымящиеся ароматные сковородки и взбила сливки. Это были единственные свежие продукты в кладовке, если не считать жесткой говядины.

Еда была простой, однако хорошо сдобренной и идеально приготовленной. Четыре громадных пирога с мясом и луком красовались рядом с картофельным пюре, посыпанным сыром. Тут же возвышалась горка натертой морковки с маслом, горчицей и лимоном.

Старая кухарка в отчаянии застонала:

— Ему это не понравится.

Элиза надеялась, что понравится, хотя бы потому, что времени для приготовления чего-то другого просто не оставалось. Она хотела бы встретиться со злодеем, приведя его в более дружелюбное настроение. Искушение Мэннинга пищей в настоящий момент было единственной возможностью. Кроме того, гордость не позволяла приготовить хуже, чем обычно. А она знала от отца и людей из его команды, что ничто лучше не размягчит сердце, мужчины, чем вкусная еда. Особенно на поле боя. А если мистер Мэннинг не представляет собой поле боя, то Элизабет готова съесть свою кружевную косынку..

О да, вся эта ситуация вышла из-под контроля. Ей нужно спланировать побег. Она молила Бога, чтобы Сара избежала встречи с людьми Пимма. Элизабет должна исчезнуть отсюда раньше, чем к Мэннингу нагрянут солдаты.

Вдали послышались громкие удары колокола.

— Это конец аукциона, — пробормотала миссис Вернон, даже не пошевелив пальцем. — Приготовься. Сейчас придут лакеи, чтобы отнести все это в столовую.

— А мистеру Мэннингу?

— Он забирает свою еду на подносе. Но не думай, что он ест вместе со всеми. Он ест в своих комнатах.

У пришедших за едой лакеев от удивления округлились глаза, и они ушли, унося огромное количество пищи для конюхов. Элизабет приготовила поднос для мистера Мэннинга, нагрузив его блюдами, которые она приготовила с такой любовью. Он с таким высоким ростом должен обладать незаурядным аппетитом.

Снова появился лакей.

— Мистер Мэннинг хочет видеть вас, мэм. Позвольте мне помочь вам с подносом. Пахнет очень вкусно. Спасибо вам за то, что приготовили такую еду для… — Смуглый паренек сопроводил Элизабет к мистеру Мэннингу.

Войдя в высокую расписанную дверь, Элизабет оказалась в великолепной продолговатой комнате. Десятки бронзовых фигурок скаковых лошадей украшали столы и полки, которые отделяли ее от хозяина, сидевшего вдали. На обитых темными панелями стенах висели картины, изображавшие лошадей. Роуленд Мэннинг восседал за письменным столом, на котором не было никаких украшений. Этот стол, казалось, совершенно не вписывался в образцы позолоченной мебели, которые можно было видеть в каждом углу просторной комнаты.



Когда Элизабет приблизилась к столу, мистер Мэннинг не удосужился оторвать голову от стопки бумаг.

— Поставьте сюда, — сказал он, показав рукой на край стола. — Подождите там. — Он повелительно махнул в сторону окна и продолжил чтение бумаг.

Элизабет молча повиновалась. Расположившись в кресле, она позволила себе разглядеть его внимательнее. Он снял сюртук и закатал рукава рубашки. Его смуглое, с бронзовым оттенком лицо и мускулистые руки свидетельствовали о том, что он много занимался физическим трудом на открытом воздухе. На его руках не было большого количества волос. Более того, на них просматривались вены и сухожилия. Его руки потянулись, чтобы взять гроссбух. Элизабет вздрогнула. Эти пальцы были способны вот так же схватить кого-то за шею. Именно эти руки крепко держали ее под собой в карете. Те самые руки, которыми он захочет воспользоваться, чтобы получить оплату за свои труды.

За окнами открывался простор обширного двора. Должно быть, отсюда будет нетрудно ускользнуть. От свободы ее отделяло стекло толщиной всего лишь в доли дюйма.

Уголком глаза она увидела, как Мэннинг перевернул страницу. Но в голову снова пришла мысль, которая мучила Элизу и в кладовой: куда она пойдет? У нее больше нет денег, и она не решится вернуться в Хелстон-Хаус. Здесь наверняка должна быть охрана. Ей остается надеяться лишь на то, что Лефрой — честный человек и что ее письмо дойдет до Сары.

* * *

Что это, черт возьми, за запах? Роуленд переключил внимание с гроссбуха на лежащие перед ним документы о покупке. Он машинально отодвинул лежащую на салфетке вилку и продолжил чтение. Проклятие, лорд Весинггон заполучил эту кобылку от Эдельвейса. Роуленд покачал головой. Он столько часов потратил на тренировку этой многообещающей лошади.

Черт бы побрал Веллингтона за то, что он выбрал несвоевременный момент закончить войну. Роуленд, был бы уже мертвецом, если бы кавалерия не дожила до того времени, когда этот чертов император лягушатников оказался загнанным на Эльбу. Не глядя, Роуленд ткнул вилкой в тарелку на краю стола. Как он может за такие ставки угнаться за стоимостью строительства?

Он вдруг ощутил на своем языке что-то очень вкусное и испытал прилив голода. Роуленд тут же отбросил вилку в сторону.

— Что за чертовщина? — Он увидел красивую девушку, сидевшую возле окна, и удивленно воззрился на нее. — Прощу прощения, вы ко мне?

— А разве есть кто-то еще, с кем я могла бы поговорить?

Он взял маленькую тарелку, на которой лежал коричневый, похожий на хлебную лепешку квадрат с белой пенкой сверху. Преодолев разделявшее их расстояние, он сунул ей тарелку.

— Что это такое, черт возьми?

— Как что? Имбирный пряник, мистер Мэннинг. Разве вы их не любите? Большинство джентльменов любят. Но вам лучше оставить его на закуску.

На его лице появилась холодная улыбка.

— Ну, это все объясняет.

— Что объясняет?

— Почему я испытываю к этому отвращение.

Она напряглась под его взглядом.

— Прошу прощения?

— Надеюсь, мы оба понимаем, что я не джентльмен, миссис Ашбертон. — Он поставил тарелку на низенький столик перед ней и отошел к письменному столу. Верните это миссис Вернон. И скажите, что я уволю ее, если она снова рискнет приготовить что-нибудь, хотя бы отдаленно напоминающее это.

Он сел и решительно схватил одной рукой купчую, другой — вилку. Его раздражало, что он чувствует на себе взгляд Элизабет. О Господи… он аккуратно положил вилку на поднос и отодвинул его.

— Вам не нравится и мясной пирог, мистер Мэннинг?

— Нет.

— Я должна признаться, что не следует винить миссис Вернон. Если бы у меня, было, чуть побольше времени, я могла бы приготовить что-нибудь более отвечающее вашему вкусу. Я понимаю, что я ваша должница, и надеялась отблагодарить вас этой простой пищей.

Роуленд оставил надежду покончить со счетами и, откинувшись на спинку кресла, стал слегка покачиваться.

— Я должен был догадаться. А куда запропастилась миссис Вернон?

— Она поскользнулась и повредила ребра.

— В самом деле? — Он бросил на нее скептический взгляд. — И как же это могло случиться?

— Это случилось на кухне около часа назад.

Он выждал.

— Поскользнулась на полу, который я только что помыла.

— Миссис Ашбертон!

— Да?

— Не лезьте не в свои дела. Таким образом вы свой долг не выплатите. — Он снова бросил на нее раздраженный взгляд. — А наоборот, только увеличите его. — Его раздражало то, что всего лишь одна леди способна учинить за столь короткое время такой беспорядок.

— Мистер Мэннинг?

— Да?

— Разве вы не просили меня помочь кухарке с обедом?

— Я просил помочь, а не помешать кухарке, — сухо сказал он.

Похоже, она намеревалась испытать его терпение.

— А вы не считаете, что мы могли бы обсудить это более разумным образом? Если бы у меня было время подумать обо всем этом и…

— Продолжайте, мадам. Слушаю вас внимательно. Какую компенсацию вы предложите мне за то, что я показал свою задницу и яйца дюжине гончих Веллингтона?

Она вначале сглотнула, потом закашлялась. Вздохнув, он встал и подошел к буфету. Достав два бокала, Роуленд налил в них спиртного.

— И более того, как определить опасность помощи преступнику?

— Я не совершала преступления.

— В самом деле?

— Вне всякого сомнения. — На ее щеках вспыхнул легкий румянец.

— Миссис Ашбертон, ваша бравада портит всю вашу игру. Если так, то почему тогда солдаты разыскивали вас?

Она вызывающе посмотрела на него, и Роуленд понял, что не выудит из нее и слова правды.

— Ладно, миссис Ашбертон. Не беспокойтесь. Я в какой-то мере эксперт по части вранья, — я врал каждый день в течение всей моей жизни, — и не хочу выслушивать придуманную вами историю. Давайте вернемся к делу. На сколько я помню, вы сказали, что я получу все, что угодно, если помогу вам.

— Я не собираюсь делать… делать…

— Не собираетесь делать что, мадам? — Он подал ей один из бокалов, и она приняла его.

— Вы прекрасно знаете что.

— Я хочу услышать от вас. — Это было бы первым мячом в игре.

Она отпила из бокала. На Роуленда произвела впечатление ее способность сохранять холодное выражение лица.

— Что это такое? — наконец хрипло спросила она.

— Живая вода.

— Это кардинально отличается от воды.

— Не в Ирландии. И вы опять меняете тему разговора, — растягивая слова, сказал он.

— Я не позволю вам делать то, что вы якобы собирались делать в карете.

— Ну вот, теперь ясно, — проворчал он. — Но меня это не особо привлекает, мадам. — От этой фразы к ее щекам снова прилила краска. Он хотел знать, насколько Элизабет является легкой добычей. Большинство дам очень даже легко готовы были отдаться любой забаве.

— В самом деле? А что же вас привлекает?

— Хорошие, честные девушки, которые испытывают удовольствие от того, что ведут себя плохо. А вовсе не плохие девушки, которые притворяются хорошими и честными. Хотя… вы могли бы подать надежду на то, что способны расстаться с этой фальшивой маской невинности. — К счастью, он был гораздо более опытным лжецом, чем она или, чего уж скрывать, кто угодно другой.

Искры, которые вспыхнули в ее глазах, были способны разжечь пожар на расстоянии десяти шагов.

— Я всегда думала, что это дурной тон — извиняться за чье-либо поведение, мистер Мэннинг, и поэтому не даю вам никаких объяснений. Я только счастлива, что мы не во вкусе друг друга.

Роуленд тихо засмеялся.

— Успокойтесь, миссис Ашбертон. Если вы не можете заставить себя рассказать о том, что вы такое сотворили, что заставляет солдат идти по вашему следу, неужели вы, в самом деле, думаете, что справедливо спрашивать меня о том, к каким женщинам я благоволю? Вот вы леди — вы ведь леди, не так ли?

Ее глаза потемнели.

— Если я соглашусь, тогда вы будете уверены в обратном. Я предпочитаю не отвечать.

— А ваш муж? Кем он был?

— Мистером Ашбертоном.

Он тяжело вздохнул, получая удовольствие от игры.

— А ваш отец?

Она помолчала, затем вскинула подбородок.

— Джентльменом.

— В самом деле?

Стук в дверь прервал ход его мыслей.

— Да? Войдите. — Черт бы побрал, сегодня почему-то все идет не по плану. Ведь его не должны были беспокоить в течение двух часов после аукциона.

В дверь просунул голову лакей.

— Мистер Мэннинг мистер Лефрой просится на пару слов.

Приблизился Лефрой, держа в руках шляпу.

— Что, Серая Леди выбилась из сил?

— Нет, сэр. Конюхи и я хотели поблагодарить вас.

— За что, хотел бы узнать? Я не обещал выходных до Михайлова дня, а до него еще добрых шесть месяцев.

— Нет, за обед. В особенности за имбирный пряник. Большинство из нас никогда не ели его раньше.

Не поворачивая голову к Элизабет, Роуленд пробормотал:

— Не говорите ни слова, мадам. — И, обращаясь к Лефрою, громко продолжил: — Объясни им, чтобы они не привыкали к такому баловству, потому что я не…

Лефрой проявил дерзость, перебив его:

— Я думал, вы порадуетесь, потому что люди в благодарность выполнили работу по установке последних шестов и реек забора и сэкономили деньги, так что теперь не надо нанимать другую команду, сэр. Они говорят также, что побелят все комнаты.

— На этом все, Лефрой.

Лакей несколько мгновений смотрел на него, а затем кивнул и молча вышел. Слышен был лишь стук каблуков да скрип открывшейся и затем закрывшейся двери. Тяжесть тишины сделалась почти невыносимой, а потом Роуленд услышал, как миссис Ашбертон встала и осторожно поставила на стол бокал. После этого она проделала тот же самый путь к двери, что и Лефрой.

— И куда это вы идете? — спросил Роуленд.

— Хочу составить список.

— Я надеюсь, список способов расплатиться со мной?

— Нет. Список свежих продуктов для кухни и кладовой.

Он должен был почувствовать недоброе. Из помощи оказавшейся в беде леди никогда не выходило ничего хорошего.

— Наверное, вы сейчас думаете, что это дает вам право уволить кухарку. Только напыщенные, ленивые денди требуют этот чертов имбирный пряник, миссис Ашбертон. И я привез вас вовсе не для того, чтобы вы перестраивали мою кухню. У меня другие планы…

Она вскинула подбородок.

— Сожалею, но не могу согласиться с вами. Даже последний скупердяй предпочтет пищу, которая отличается от сомнительной стряпни миссис Вернон. Я останусь на несколько дней, чтобы пересмотреть запасы продуктов в ваших кладовых, а также подыскать нескольких поваров. Но я оставляю вам право позаботиться о миссис Вернон. — Она тряхнула роскошной, можно сказать львиной, гривой волос. — И таким образом я отплачу за ваши труды.

— В самом деле? — Он понизил голос до хрипоты. — Боюсь, вы недооцениваете стоимость спасения вашей очаровательной шеи.

— О, не бойтесь. У меня никогда не было сомнений относительно того, чего вы хотели бы, мистер Мэннинг, отношусь ли я к разряду тех, к кому вы благоволите, или нет, признаете вы это или нет. Но, будучи леди, я никогда не имела намерения расплачиваться с вами таким образом, — язвительно проговорила она.

Все развивалось вовсе не так, как планировал Роуленд. Он почесал подбородок.

— Те леди, которых я знал, никогда не скрывали своего общественного положения. Более того, чем выше титул, тем более дерзкой бывает девчонка. Герцогини, например, очень игривы и требуют очень многого, — сказал он, криво улыбаясь.

Она подняла поднос; ни один предмет на нем не шевельнулся, несмотря на его возмутительные слова.

— Что ж, я не герцогиня, так что вам нечего бояться.

Роуленд небрежно отмахнулся:

— У меня есть более важные дела, нежели убивать остаток дня на болтовню с вдовой, леди и лгуньей.

Он задавался вопросом, понимает ли миссис Ашбертон, насколько она привлекательна. Она была отнюдь не традиционной красавицей. В ее глазах на угловатом лице светилось упрямство. Любой дурак мог представить, какой тигрицей она могла быть в постели.

Она была источником неприятностей. Он поступил бы правильно, отпустив ее сейчас на все четыре стороны. В ней было нечто такое, что говорило о ее хороших качествах, несмотря на маску. Она была удивительно простодушная лгунья. Если бы он не получал удовольствия от катания по тонкому льду бедствия, он дал бы ей возможность уйти. Но он любил кататься по темным, подтаивающим местам, и именно там он чувствовал себя как рыба в воде.

Не теряя ни мгновения, Элизабет ухватилась за шанс сбежать.

— Так что мне приготовить для вас, раз вам не по душе эта еда?

Он устремил на нее пронзительный взгляд.

— Вареные яйца и хлеб. Два раза в день. Иногда — яблоко или апельсин.

Она открыла от удивления рот, но у нее хватило ума ничего не сказать. Она молча направилась к двери.

— Между прочим, миссис Ашбертон, если вы посмеете хотя бы на фут отойти от моих владений, прежде чем расплатитесь со мной таким образом, каким решу я, обещаю поймать вас, накинуть на шею петлю и доставить к тем офицерам или непосредственно к генералу Пимму. Уверен, он будет счастлив, рассказать мне, почему вас разыскивают его люди.

Ее чуть замедлившийся шаг выдал то, что не выдали слова. Роуленд не сомневался, что сможет немного подзаработать на ней. Одному Богу известно, какая сумма ему понадобится сейчас. В его распоряжении месяц или два, а потом к нему могут явиться кредиторы, чтобы забрать все, что он построил, — и не иначе, как с довольными улыбками. Они получат огромное удовольствие, поведав всему свету, что его эффектные начинания рухнули, как и ожидалось. Да, жизнь без конца напоминала таким бастардам, как он, что не стоит пытаться допрыгнуть до солнца. Они должны быть счастливы, занимаясь уборкой мусора в дешевых квартирах.

Глава 3

Среди ночи Элизабет соскочила с узкой кровати. Дверь комнатенки, которую ей предоставили, распахнулась, и какая-то большая тень двигалась в ее сторону.

Элиза в ужасе подбежала к крохотному окну и распахнула оконную раму, собираясь перелезть на разлапистую ветку дерева, росшего за окном. Она ни за что не пойдет с солдатами Пимма, она скорее…

— Не находите, что это опасно для вашего здоровья? — долетел из темного угла голос Роуленда Мэннинга, в котором слышались веселые нотки.

Элизабет резко повернулась и с приличествующим достоинством поправила свой надетый на свадьбу наряд. Она не решилась лечь спать в одной сорочке.

— Не имею ни малейшего понятия, что вы имеете в виду, мистер Мэннинг. В этой тесной комнатенке жарче, чем в преисподней. Нужно впустить немного свежего воздуха…

— Не надо мне рассказывать сказки, миссис Ашбертон, — перебил ее Роуленд.

Элизабет всмотрелась в темноту и различила в его руках что-то белое.

— По-моему, я заперла дверь, мистер Мэннинг.

— А я подумал, что мне следует найти запасной ключ. Отныне, как я понимаю, каждую ночь мне придется ожидать Лефроя, который, не испытывая чувства вины, в четыре часа будет тайком пробираться к вашим дверям? Что вы такого сделали, что заставили моего верного конюшего мгновенно откликнуться на ваш призыв? Пожалуйста, ради Бога, скажите, что вы не какая-то там шпионка. Терпеть не могу шпионские истории… все эти связанные с ними интриги. Так что вы скажете? Или язык проглотили?

Элизабет все еще не освободилась от своего сна. Она закинула спутанные волосы за спину.

— Нет. Я просто жду, когда вы соберете все ваши вопросы, и надеюсь, что вы задохнетесь от этого. А может, даже умрете.

Он фыркнул.

— Ну-ну, миссис Ашбертон. Вот так-то вы благодарите человека, который спас вас…

— Да. Нет. Нет. Ничего. И нет всему остальному.

— Простите, не понял?

— Это ответы на вопросы, которые вы хотели получить. — Слава Богу, она окончательно проснулась, и к ней вернулось остроумие.

— Очень хорошо, миссис Ашбертон. А теперь не хотите ли прочитать мне это насыщенное подробностями письмо, которое нес Лефрой, когда на цыпочках шел мимо моей комнаты? — Он помахал перед ее носом письмом. — Или мне сразу же перейти к делу?

— Вы вскрыли адресованное мне письмо? — Она не на шутку распалилась и попыталась вырвать письмо из его рук. Он легко увернулся.

— Выясняется, что «ваша самая дорогая в мире подруга», некая Сара У., одурачила маркиза Эллсмира и его жену и использовала их городской дом в качестве временного убежища. Очевидно, она поведала обо всех ваших смертных грехах всем вашим друзьям, включая вдовствующую герцогиню, сующую во все нос. Здесь есть намек на другое письмо, но, честно говоря, тут намешана такая мелодрама, что я потерял к этому интерес. — По его прикрытым глазам ничего нельзя было прочесть. — Я уверена, что Сара ничего не говорила о смертных грехах, сующих нос или одураченных. — Когда он опустил руку, Элизе удалось все-таки вырвать у него письмо.

— Давайте не волноваться по поводу тривиальных вещей, миссис Ашбертон, ваша подруга сейчас думает о том, чтобы как можно скорее присоединиться к вам. Лефрой, разумеется, будет направлен для того, чтобы сообщить миссис Уинтерс, что здесь не отель.

— Я не повар, но…

— По этому пункту я с вами согласен, мадам.

— Но…

— И я буду благодарен, если вы перестанете совращать моего конюшего имбирным пряником или какой-нибудь другой стряпней.

— Мистера Лефроя? Да вы шутите! Я не…

— Я за двадцать лет работы с ним не видел, чтобы он вел себя так глупо. Прекратите с ним разговаривать.

— Мистер Мэннинг!

— Да?

— Если вы будете перебивать меня, я…

— И что вы сделаете?

— Сварю яйца в мышьяке.

— Какой крутой нрав! А как же ваша совесть? И между прочим, миссис Ашбертон…

— Да? — спросила она, с трудом сдерживая раздражение.

— Это последний раунд лжи и глупости? В качестве наказания вы должны постирать завтра белье. Моя прачка ушла. Очевидно, ей не слишком понравилась идея ее матери, моей бывшей очень недурной кухарки, стать любовницей Лефроя.

Элизабет попыталась вставить слово, но безуспешно.

— При таком положении я не удивлюсь, если последняя оставшаяся служанка удерет к концу недели. И где вы будете тогда, миссис Ашбертон? Боюсь, в будущем вам светит метла и мусорный ящик. Только подумайте о нарушении правил приличия. Мы ведь не допустим, чтобы вы испортили мою репутацию, не так ли?

Она понимала, что должна быть благодарна за то, что он не выдал ее местонахождение. И на мгновение попыталась понять, почему он это не сделал. Он был самый непредсказуемый человек из всех, кого она когда-либо встречала. В его глазах нельзя было прочитать ничего, кроме тайны. И в то же время, несмотря на то, что он был страшно груб, он не предал ее. И ни разу не дотронулся до нее после того ужасного эпизода в карете, несмотря на вульгарные намеки и на то, что, если верить мистеру Лефрою, их комнаты разделяло всего лишь два коротеньких коридора.

Он мог бы легко открыть ее дверь и запросто изнасиловать. В главном здании ночью находились всего несколько человек: мистер Мэннинг, два лакея, одна горничная для разных поручений и вот теперь Элизабет. Она была в его власти, в этом не приходилось сомневаться, но по какой-то причине, которую Элизабет не могла понять, она чувствовала себя почти защищенной. Да, однако когда-то она и Пимма считала героем.

— Да, мистер Мэннинг, спасибо вам за гостеприимство. — Она окинула взглядом пустую комнату. В ней находилась лишь простая койка. — Я с удовольствием постираю и приготовлю обед.

Он вытащил из-за двери старый чемодан и помахал им.

— Ну что ж, раз вы так благодарны, я предложу вам награду. Если вы еще проявите и все ваши умения по части штопки, то тогда, и только тогда, я одарю вас вот этим маленьким предметом, который Лефрой привез от вашей подруги.

— Отдайте мне вещи, вы, нахал! — Она встала на цыпочки, чтобы дотянуться до чемодана, который он поднял над головой. Мэннинг был очень высок, так что у нее не было никакого шанса. Он внезапно оказался слишком близко от нее, и она поняла, что не стоит доверять своему первоначальному мнению о нем. Она увидела, как потемнели его глаза, и ощутила жар его тела.

Он был похож на великого воина на поле битвы. На человека, который не может отличить добра от зла. На животное, которое подчиняется только инстинктам.

Ей стало не по себе под этим пронзительным, голодным взглядом. Но отвернуться было невозможно. И в то же время было трудно понять, какую цель преследует Мэннинг. Если он хочет изнасиловать ее, то зачем тянет время? А затем она услышала грохот чемодана, который упал на пол. Он вот-вот схватит ее. Расстояние между ними все уменьшалось. И в то же время она ничего не делала, чтобы предотвратить это.

Он остановился буквально в дюйме от ее губ. И в тот момент, когда она ожидала, что он прижмет ее к себе, Мэннинг оттолкнул ее и отпрянул. Дотянувшись до чемодана, он швырнул его в угол комнатки. Ошеломленная его действиями, Элизабет не смогла произнести ни слова, загипнотизированная его пронзительным взглядом. Оторвав наконец от нее глаза, Роуленд широкими шагами направился к двери, громко и энергично чертыхаясь.

За час до рассвета Элизабет внезапно проснулась и соскочила с постели, чтобы подбежать к окну. Господи, она чувствовала себя страшно измученной, так и не смогла толком заснуть.

Элиза всмотрелась в темноту за ветвями дерева, растущего за окном.

— Ах, Сара, найди способ связаться со мной. Прошу тебя, Господи, — шепотом проговорила она.

Элизабет тосковала по своей подруге, которая была на шесть лет старше ее. Сара была женой командира ее отца; она всегда брала на себя роль старшей и более мудрой сестры. Ее уравновешенный характер служил своего рода якорем для Элизабет, чьи импульсивные действия были причиной того, что подруги порой оказывались во власти стихии. И хотя Сара часто говорила Элизабет, что полагается на ее силу духа, Элизабет знала, что именно она была главной причиной их несчастий. Тем не менее, они были как две сестры, одна светлая, другая темная, и обе нуждались друг в друге.

Это длилось всю ночь. Короткие минуты сна перемежались ужасными, вызывающими сердцебиение кошмарами, в которых поле боя было покрыто дымом, и приходилось спасаться бегством. Она бежала, ощущая жжение в легких. И всякий раз просыпалась от ужасного страха, что люди Пимма поднимаются по лестнице, чтобы проникнуть в ее комнату.

Вряд ли можно было найти мир на кухне. Хорошо хоть хлеб поднялся должным образом. Элиза ссадила кожу на пальцах, выковыривая из скорлупы орехи, чтобы приготовить хлеб с орехами, который так любили самые дорогие для нее люди, а после занялась приготовлением яиц и молоком, которое принесла молочница.

Пришел доброжелательный смуглый молодой лакей Джошуа Гордон. Улыбка его стала еще шире, когда он узнал, что миссис Вернон ушла.

— Никогда еще не чуял таких запахов, как этот, мадам, — признался он, кивая на хлеб. — Ваше появление — это лучшее событие после того, как кобыла мистера Мэннинга выиграла в Аскоте предварительный забег. Вообще-то я думаю, что из этих двух событий вы — наилучшее. — Он расплылся в улыбке и, насвистывая веселую мелодию, понес все в столовую.

Элиза взяла поднос мистера Мэннинга и сама понесла завтрак в его похожий на пещеру кабинет. С каждым шагом она все более красноречиво формулировала доводы, чтобы настаивать на присутствии Сары. Она надеялась, что Сара помнит их старый условный сигнал — одиночная свеча на подоконнике справа. После нескольких выражающих раздражение вздохов мистер Мэннинг вчера наконец дал ей небольшой огрызок дешевой сальной свечи.

Понадобилось совсем немного времени, чтобы составить мнение о положении дел у Мэннинга. Для чужаков, для клиентов, у которых карманы были набиты золотом, предприятие казалось воплощением роскоши, элегантности и средоточием всех самых лучших пород лошадей в христианском мире. Однако на тех, кто здесь работал, не тратилось зря ни единого пенни — и не только на дополнительную пищу, но и на малейшие бытовые удобства, в особенности на «эти чертовы свечи для поваров, чтобы околдовывать моих людей», как выкрикнул он ей. Элиза боялась представить, что он скажет, когда появится Сара. Вероятно, он назовет ее «еще одной свалившейся на него неприятностью».

Какое-то шестое чувство подсказывало Элизе, что она ответственна за будущее лучшей подруги. Вполне возможно, что ее поступки были главной причиной смерти мужа Сары — события, которое потрясло ее подругу.

То же самое шестое чувство подсказало Элизабет, что им следует как можно дальше и как можно быстрее уйти от опустошенных войной лесов и полей Испании в сторону побережья, где они с Сарой, предложив несколько скудных монет рыбаку, склонному к контрабанде, уговорили его преодолеть сильные течения Бискайского залива и высадить их на противоположном берегу. И Сара следовала за ней без вопросов.

Кабинет мистера Мэннинга был пуст, и Элизабет не без удивления заметила, что без него очень скучно. Вспомнив громы и молнии вчерашнего короткого разговора, касающегося огрызка свечи, за которым последовала эксцентричная стычка в ее комнате, Элизабет улыбнулась. Удерживая поднос одной рукой, она очистила часть письменного стола от горы бумаг и гроссбухов.

На внутренней стороне стола были вырезаны слова. Поставив поднос на пачку бумаг, она посмотрела внимательнее и прочитала: «Не забывай — не желай».

Звук открываемой двери заставил Элизу резко обернуться, она почувствовала себя ребенком, которого застали на месте преступления.

— Я должен был сообщить вам, что мистера Мэннинга нет, — обратился к ней Джошуа Гордон. — Но мистер Лефрой сказал, чтобы вы оставили завтрак для хозяина здесь.

— А где мистер Мэннинг?

— На конюшне, но он скоро придет.


Последовал шестичасовой хаос домашних работ. Будучи практичной и деловой, Элизабет развернула деятельность по реорганизации кухни. На службу были приняты две превосходные амбарные кошки, которые должны были разобраться с юркими врагами в холодном помещении внизу. Джошуа Гордон был послан на рынок, чтобы купить свежие продукты, и в агентство занятости, чтобы найти приличного повара, пока Элизабет и конюх чистили и мыли кладовки. Лишь затем она приступила к приготовлению ужина. За бараниной, приправленной соусом карри и артишоками, последовал ароматный сливовый пудинг. Мистер Лефрой, а так же пришедшие в полный восторг конюхи едва не плакали от благодарности.

Элизабет принесла второй поднос с только что сваренными яйцами и порцией хлеба с орехами в кабинет мистера Мэннинга. Она все-таки надеялась, что он унюхает ароматные мясные запахи, долетающие из столовой.

О Господи! Его завтрак остался нетронутым.

Она не знала, что именно заставило ее так рассердиться. Вероятно, единственное, на что может рассчитывать повар — это благодарность и дежурная похвала.

Какого черта она должна стараться, если ему не нравится еда, которую она готовит в точности в соответствии с его вкусом и указаниями? Ей хотелось услышать хотя бы скупую похвалу от этого ужасного, надменного надсмотрщика, которого она обманула только тем, что испекла хлеб по собственному рецепту. Она заметила остатки яблока в мусорной корзине под столом. От раздражения заполыхали щеки.

Ее не должно это беспокоить. Она должна подумать о чем-то более важном — о своем плане покинуть Лондон, это перво-наперво. Ей ни к чему совать нос туда, где можно нарваться на опасность. Однако эти мысли отнюдь не удержали ее от желания встретиться с врагом. Они никогда её не удерживали.

Не выпуская из рук другого подноса, Элизабет направилась к двери и впервые с момента появления в этом доме вышла наружу. За тщательно ухоженным садом, огороженным забором, она увидела большой двор. Вдали виднелись блистающие новизной конюшни и огороженное пастбище. То, чего не хватало у Мэннинга по сравнению со знаменитым Таттерсоллзом, компенсировалось размерами. Владение широко раскинулось на окраинах Лондона, где дикая природа встретилась с наступлением города. И все это сверкало, повсюду можно было видеть первоклассных лошадей, что и привлекало сюда мужчин.

От строений падали длинные тени, свидетельствуя о закате дня, и это заставило Элизабет ускорить шаг. Пройдя мимо дюжины джентльменов, толпящихся возле загонов, она миновала лабиринт конюшен и приблизилась к двери, где, по предположению одного из конюхов, могла найти Мэннинга.

Она ногой постучала в дверь и, не дожидаясь ответа, вошла внутрь. Элизабет демонстративно не стала смотреть на гору бумаг перед ним.

— Простите, но должна сообщить вам, что пришло время снова снять пробу с приготовленной мною пищи, мистер Мэннинг. — Она плюхнула перед ним поднос, закрыв от его глаз бумаги и гроссбухи.

На его лице не дрогнул ни один мускул. Наконец он поднял на нее свои необыкновенные бледно-зеленые глаза и воззрился на нее. Элиза невольно попятилась. Впрочем, уже в следующую секунду она пришла в себя и вскинула подбородок.

— Так как? — спросила она, несколько понизив тон.

— Что «как», мадам?

— Посмотрите, уже половина шестого. Перестаньте дуться и портить настроение другим. Я приготовила то, что вы просили. И теперь ваша обязанность съесть это.

— Портить настроение другим… — Он посмотрел на поднос, затем отодвинул на край стола. — Я просил оставить еду в моем кабинете.

— Мистер Мэннинг, — нетерпеливо проговорила Элизабет — вы ведете себя не так, как положено. Мужчины должны воевать либо работать, как в вашем случае, а также есть и спать.

— В самом деле? А что должны делать женщины? — растягивая слова, поинтересовался он.

— Ну, мы, то есть большинство женщин, должны готовить, есть и спать.

— Вы забыли один весьма важный элемент, мадам.

— Мистер Мэннинг, не пренебрегайте обязанностью.

— Вы не сказали, что они должны заниматься сексом, миссис Ашбертон.

Она театрально вздохнула.

— Если вы думаете, что обезоружите меня такими разговорами, то я должна предупредить вас, что меня мало что способно поразить. Я могла бы рассказать два-три случая из жизни… — Она внезапно оборвала себя. Она соображает, что говорит?

— Я весь внимание, миссис Ашбертон, — лениво сказал он, однако в его глазах сквозил интерес. — В окружении мужчин, я так понимаю? Неудивительно, что те офицеры искали вас.

Она вспомнила о своей миссии.

— Не будем об этом. Ешьте, что я приготовила, упрямый вы мул.

— Гм… Проведя много лет в окружении пехотинцев и кавалеристов, вы не слышали старинной пословицы о лошади, которую ведут к воде и пытаются заставить…

— Напиться? — нетерпеливо перебила она.

— Нет, — улыбнулся он какой-то дьявольской улыбкой, — прыгнуть.

Она шагнула к краю письменного стола, схватила ломоть хлеба с орехами и сунула ему под нос.

— Прыгайте через это. И не возражайте мне.

Он должен отдать ей должное. Она была из немногих женщин — нет, единственная женщина, которая осмелилась говорить с ним таким образом. Большинство боялись его или, наоборот, вели себя слишком вольно. Он внезапно ухмыльнулся, совсем отвыкнув от того, что его рот способен сложиться в улыбку.

И в этот момент она вложила кусок хлеба ему в рот. Ему ничего не оставалось, кроме как конвульсивно прожевать его и проглотить. Потребовалось немало усилий для того, чтобы не затолкать остальной хлеб в рот и не проглотить его.

— Несколько суховат, не находите? — с легкой хрипотцой сказал он.

— Идеальный, олух царя небесного!

— Как грубо, миссис Ашбертон! И какое недостойное поведение. Осторожно, вы… да, Томми?

В приоткрывшуюся дверь просунул голову парнишка.

— Что-то с Серой Леди. Мистер Лефрой велел мне позвать вас. Она ведет себя беспокойно и не может разродиться.

— Идиот! — воскликнул Мэннинг, резко отодвигая стул. — Я должен был насторожиться при первых же признаках. — Он повернулся и ткнул в Элизу пальцем. — Это ваша вина. Ваша дурацкая пища сушит мои мужские мозги. И между прочим, миссис Ашбертон, уж коль вы так обожаете армию, могу я вам напомнить, что приказ есть приказ? Оставьте эти чертовы подносы в моем кабинете! И до конца недели найдите мне нового повара. Иначе мои рабочие слопают все, что приготовлю я. — Он вышел из комнаты, а парнишка вытаращился на Элизабет огромными серыми глазами, очевидно удивленный ее способностью противостоять силе гнева хозяина, сравнимой разве что с ураганом.

— Мэм, не беспокойтесь за хозяина. Мистер Лефрой подсунет ему яблоки и морковку, обязательно подсунет, — шепотом успокоил ее парнишка.

— Если он будет так питаться, то у него вырастут хвост и копыта, и вы сможете выставить его во дворе и продать по самой высокой цене.

Парнишка засмеялся и, прежде чем умчаться, сказал:

— А можно, я возьму этот хлеб, мэм? А то вдруг это последний раз. Кто знает, как дела сложатся.

Конечно, она ведет себя смешно. Видит Бог, Мэннинг должен есть. Ведь он не уступал воинам легендарного Спартака ни ростом, ни безжалостностью. Однако… эти запавшие щеки, полное отсутствие жира на теле…

Она дала парнишке хлеба, накрыла поднос и отправилась к дому. Однако вскоре верх над ней взяло любопытство. Перед огромным стойлом собралась небольшая группка мужчин. Элиза отставила поднос с едой и присоединилась к ним.

— Все как я тебе сказал. Она ожидает его, — тихо сказал молодому конюху конюх постарше.

Элизабет посмотрела на мужчин, каждый из которых тепло улыбнулся ей, а потом увидела мистера Мэннинга. Последний, судя по всему, никого не замечал, поскольку наблюдал за каждым движением небольшой серой кобылы.

— Ш-ш-ш, Джимми, — предостерег немолодой конюх. — Теперь смотри.

Мистер Мэннинг прошел вперед, что-то говоря кобыле на не поддающемся пониманию языке. Кобыла вытянула красивую, выгнутую шею и мягко ткнулась в его протянутую руку. Он медленно погладил ее. Кобыла мотнула головой и повернулась, чтобы уткнуться носом в его руку.

— Да, Леди, — ободряюще шепнул он, затем вдруг повернулся в сторону наблюдающих конюхов, словно до этого позабыл, что они находятся здесь. — Убери их отсюда, — приказал он Лефрою, и его взгляд досказал то, что он не мог сейчас выразить голосом.

— Давайте, парни, — распорядился Лефрой, — вы все знаете правила хозяина. Кобылам требуется тишина. — Пока мужчины и подростки с ворчанием расходились, Лефрой повернулся к Элизабет и подмигнул: — Вы можете остаться, если будете вести себя тихо.

Она отошла в сторону и села на ближайший стул.

Очарованная красотой момента, Элизабет наблюдала, как мужчина и животное погрузились в процесс творения. Роуленд Мэннинг гладил вздувшиеся бока кобылы и говорил то успокаивающие, то подбадривающие слова. Казалось, каждый из них полностью доверял друг другу, спокойное, волевое терпение человека компенсировалось доверием кобылы и стремлением порадовать его. Элизабет не могла даже предположить, что он способен на такую нежность.

А затем, повинуясь инстинкту животного, привыкшего жить на лоне дикой, полной неожиданных опасностей природы, кобыла быстро разрешилась жеребенком. Мистер Мэннинг заботливо уложил новорожденного на соломенную подстилку. То, чему Элизабет была свидетельницей, никак не укладывалось в норму. Как правило, лошади разрешались от бремени среди ночи, в отдаленных от жилья уголках, повинуясь инстинкту, которым их одарила природа.

Сидя молча и неподвижно, чтобы не напугать их, Элизабет наблюдала за тем, как мистер Мэннинг умело обихаживал кобылу и жеребенка. Он гладил животных щеткой, заглядывал в ведро с водой и что-то тихо и успокоительно бормотал.

Луч предвечернего солнца упал на край платья Элизабет, и она на момент отвернулась. Повернувшись снова, она увидела, что Мэннинг смотрит на нее. О нет, он не собирался читать ей еще одну лекцию.

— Принесите свежей воды, — негромко приказал он, не затруднив себя словами «пожалуйста» или «спасибо».

Элизабет лишь кивнула.

Джимми, работающий на конюшне мальчишка, с благоговением смотрел, как она зачерпывает воду из большого корыта возле конюшни.

— Хозяин никому, кроме мистера Лефроя, не позволяет приносить Серой Леди пищу или воду.

Ну что ж, прогресс… наконец-то. Плохо только, что она не останется здесь надолго, чтобы посмотреть, когда же и он начнет принимать пищу или воду из ее рук.

Элизабет Ашбертон не подозревала, что уже следующий день принесет победу и на этом фронте. Правда, с равноценными потерями и поражениями.

Глава 4

Грузный, с широким красным лицом лейтенант Тремонт, сидевший за маленьким столиком, лениво посмотрел на Роуленда.

— Потребуется гораздо больше, чем две недели, чтобы удовлетворить нужды кавалерии, Мэннинг. Почему ты опять беспокоишь нас по этому поводу?

У Роуленда было огромное желание съездить этому ленивому типу кулаком по роже.

— Гм… Вероятно потому, что, согласно контракту, до прошлого месяца я должен был поставить восемьсот двадцать готовых к бою лошадей. — Роуленд отодвинул документ подальше от сидевшего напротив собеседника. — Иначе вы не смогли бы обеспечить армию кавалерией.

— Да, до прошлого месяца, а сейчас у нас войны нет. Ты можешь это прочитать? — Лейтенант растянул губы в презрительной насмешливой улыбке. — Хотя, вероятно, не можешь.

Удивительно, насколько вежливее был этот лейтенант четыре месяца назад, в тот самый момент, когда Веллингтону грозила опасность получить под зад и быть вышвырнутым в Португалию.

Должно быть, лейтенант почувствовал опасно закипающую ярость Роуленда и выпрямился в кресле.

— Послушай, Мэннинг, вот что я тебе скажу. Мы, возможно, возьмем лошадей. Как только Веллингтон и Пимм закончат здесь свою работу, они отправятся в Вену.

— Я знаю, где проходят мирные переговоры, черт возьми. — Роуленд удержался от того, чтобы добавить «идиот ты эдакий», поскольку у него в запасе пока что оставалась некоторая толика терпения.

— Знаешь, мы все еще ожидаем точные цифры войск и запасов после последнего наступления на Байонну. После этого мы будем знать, какое нам потребуется пополнение. Генерал Пимм дал понять, что он хочет иметь, по крайней мере, две дивизии — в Париже и Вене.

— Да, но пока Пимм и Веллингтон разбираются с этим недомерком, с этим лягушатником, отправляют его на Эльбу и получают титулы и лавры, я кормлю и содержу у себя дополнительно восемьсот двадцать тяжеловозов, которые способны вынести канонаду на заре, а не прогуливаться в Гайд-парке в фешенебельный час. — Роуленд импульсивно приподнялся со стула и навис над письменным столом, чтобы сделать свою точку зрения еще убедительнее. — Добавьте еще двести пятьдесят фунтов в день за их содержание, пока не заберете их у меня. И позвольте напомнить вам, черт возьми, что мне обещали полностью заплатить еще четыре недели назад.

Лейтенант нервно откашлялся и погладил жиденькие усы; легкая дрожь пальцев выдавала его страх.

— Да, конечно, мы подумаем об этом, Мэннинг. Но сейчас ты должен извинить меня. Мне пора…

Роуленд махнул рукой.

— Да, позвольте мне угадать. Заняться фраками для бала? Вы получили приглашение на чай с Принни в Карлтон-Хаусе, не так ли?

Грузный лейтенант кликнул себе на подмогу двух помощников, которые немедленно явились из коридора.

— По крайней мере, мне не придется беспокоиться, что мы водим компанию с такими, как ты, Мэннинг. Деньги и сила, какими ты располагаешь, не могут купить все. Только элита приглашена для того, чтобы стать свидетелями присвоения Пимму титула герцога. — Двойной подбородок лейтенанта затрясся от праведного, чтобы не сказать противоречащего здравому смыслу, гнева. — Не могу представить себе, о чем думал граф Уоллес, когда признал тебя своим единокровным братом. Но тебе никогда не перечеркнуть тот факт, что ты родился не на той стороне одеяла. — Он повернулся к своим помощникам. — Как вы думаете, парни, кто была его мать? Шлюхой или молочницей?

Лейтенанту понадобилось не более тридцати секунд, чтобы пожалеть о своей глупости. В течение этого времени Роуленд обездвижил обоих слабых в коленях помощников с помощью двух точно нанесенных ударов. Но он не стал подвергать риску свою репутацию в свете, взяв на себя грех убийства безмозглого лейтенанта. Вместо этого он наклонился к массе трясущегося жира и костей, обтянутых свиноподобной кожей, которая по-прежнему оставалась сидеть на стуле, и зловещим шепотом сказал:

— Я буду благодарен тебе за то, что ты запомнишь мой подарок.

— Подарок? — заикаясь, переспросил тот, нервно пуская слюни.

— Подарок, который заключается в том, что я не четвертовал тебя и не дал проехаться по тебе восьмистам двадцати неоплаченным лошадям. Я вернусь через три дня, и если у тебя не окажется деньжат, которые ты мне задолжал… Что ж, я сообщу Пимму или Веллингтону о некомпетентном лейтенанте элиты, который отказывается платить по счетам персоне, поставившей им кавалькаду лошадей в Испанию. Comprende, amigo?[1]


Он делал это нарочно, она была в этом уверена. Элизабет посмотрела на нетронутый завтрак — тот самый, который она принесла в его маленькую контору в конюшне, несмотря на запретительные инструкции. Элиза вздохнула. Если бы она была менее совестлива, то могла бы получать удовольствие, неизменно принося ему одни и те же вареные яйца и хлеб, пока они не позеленели бы от плесени.

Не выпуская поднос и продолжая раздраженно ворчать, она направилась через безукоризненно ухоженный двор к главным зданиям. Что-то царапнуло ей запястье, и, посмотрев вниз, она увидела уголок письма, найденного утром в глубоком кармане одного из двух платьев, которое Сара положила в чемодан. Подруга постаралась запрятать письмо основательно, для чего прострочила карман, и оно избежало пытливых глаз мистера Мэннинга и его пальцев.

Элиза отодвигала момент прочтения. Под любым предлогом она старалась отложить то, что ей следовало бы сделать в ту же самую минуту, как только она нашла письмо.

За целый день оно, казалось, прожгло дырку в ее кармане. Но подобно ребенку, который не желает столкнуться с чем-то неприятным, Элиза назначила себе целую гору заданий, чтобы уклониться от чтения слов, которые наверняка неприятно поразят ее и еще больше испортят настроение.

Однако ее отъезд был неизбежен. В самом деле, для страхов было мало оснований. Завтра она встретится и побеседует с тремя поварами, а Сара должна будет приехать или сообщить о плане бегства из Лондона. И даже если разумный план не будет разработан, как только Сара приедет, они смогут просто прогуляться по пастбищам мистера Мэннинга… пока не отыщут отдаленную деревню, где Элизабет сможет найти работу повара или горничной.

Увы, она не может больше игнорировать письмо Пимма. Это совсем не похоже на нее — быть такой малодушной. Она метнулась за дуб, поставила на землю поднос и взломала красную печать.

«Моя дражайшая очаровательная Элизабет!

Я понимаю, что, когда мы виделись в последний раз, вы переживали большое горе, связанное со смертью вашего отца. Я беспокоился за вас. Я особенно сожалел, что вы, перенеся такой удар, приняли неразумное решение уехать. Моя дорогая Элизабет, вы не можете представить, как я боялся за вас в разгар оргии насилия, последовавшей за осадой. Многие женщины были изнасилованы с особой жестокостью, другие получили смертельные раны.

Однако я вовсе не отступился от вас. Я знал, что найду вас. И знал, что вы не захотите нарушить последнюю волю вашего отца.

Я располагаю сведениями о его делах, а также делах мужа миссис Уинтерс. Есть сведения о неполученной оплате и о нескольких драгоценных предметах, которые вы хотели бы сохранить, в том числе, как я полагаю, миниатюру вашей матери, а для миссис Уинтерс имеется свадебное кольцо полковника Уинтерса. Вы не представляете, какую боль я испытываю от того, что не могу вернуть вам эти предметы, ибо знаю, как вы хотели бы их иметь.

Моя дорогая, я искренне надеюсь, что вы правильно поймете мои намерения. Понимаете ли вы, какую честь я вам оказываю, несмотря на прошлые неприятности, связанные с вашим отцом? Любой намек на них может принести вам большие сложности. Нужно ли упоминать о том, что ваше бегство лишь добавит пороха для досужих домыслов? Я отложил написание отчета, ибо для меня невыносима реакция общества. Вы должны понять, что я не хочу ничего другого, кроме как защитить вас.

Я не забыл, что вам всегда было присуще подразнить, оказав внимание, а затем отойти в тень. Я не сомневаюсь, что воспоминания о таких общих для нас моментах заставляют волноваться ваше сердце, как и мое. Я никогда не забуду то восхищение и желание, которое сквозило в ваших глазах всякий раз, когда я возвращался с поля боя победителем, и мы танцевали и радовались так, как только можно радоваться на этих маленьких, наспех организованных празднествах.

В самом деле, когда принц-регент спросил, что побуждало меня предпринять подобные героические усилия во время нашего последнего вторжения во Францию, я сказал, что это было сделано из любви к моему приятелю англичанину и из любви к одной конкретной леди.

Я вручу это послание вдовствующей герцогине Хелстон, которая, как я заметил, держала вас в церкви под руку. Надеюсь, что свет вскоре будет обсуждать наше будущее. И сейчас, когда удостоверился в том, что вы выжили, у меня есть все основания продолжать опекать вас, что я всегда считал своей обязанностью.

Но, Элизабет… не надо больше играть с моими чувствами. Это по-детски глупо. Я устал от этих игр и исполнен решимости, держать вас рядом с собой, поскольку моим самым горячим покровителем, принцем-регентом, мне пожаловано герцогство. Вы будете замечательной герцогиней.

Вплоть до нашей встречи, моя любовь, я остаюсь, как всегда, ваш.

П.»

К горлу поднялась желчь. Элизу охватила давняя паника, которая два года назад привела ее к плохо спланированному побегу через всю Испанию. Она метнулась в сторону от старого дуба, ее вырвало.

Все еще хуже, чем она представляла. Она поборола свое отчаяние и заставила себя выпрямиться. Постаралась вспомнить совет отца. Это пройдет. Все со временем проходит. Лет через десять она оглянется на эти годы и найдет в своем нынешнем ужасе черный юмор. Однако мудрый совет отца не помог ей успокоиться.

От несправедливости хотелось рыдать. Все доблестные дела отца будут забыты, и она лишится своего доброго имени всего лишь из-за одного лживого, грязного слова, сказанного Пиммом — человеком, которого ныне почитает вся Англия.

Однако она не бессильна. Пимм ни полслова не осмелится сказать против леди, которую он надеялся сделать своей герцогиней. Это ему не свойственно. Ее мучитель подверг бы ее порицанию, если бы нашел, но он не преуспеет в своих попытках преодолеть ее сопротивление. В наиболее мрачные моменты жизни она задавалась вопросом, посмеет ли он связать ее и увезти в Шотландию, если она будет сопротивляться. А если она осмелилась бы бросить ему вызов перед лицом всего света? Он не остановился бы перед банальным убийством человека. Его слово было словом второго после герцога Веллингтона человека, а что значило слово дочери капитана? У нее не было против него никаких доказательств.

О Господи, все настолько безнадежно! Она снова почувствовала колики в пустом желудке. Она так молилась о том, чтобы время положило конец противоестественной навязчивой идее Пимма. Однако ее отказ и исчезновение только разожгли его аппетит. Она никогда не поймет постоянно меняющиеся правила его смехотворной идеи фикс.

Элизе была ненавистна мысль о том, чтобы прогнуться под его давлением и выйти за него замуж. Она не верила, что способна на это. Сейчас она стала старше и отчаянно старалась преодолеть свой большой недостаток — действовать раньше, чем тщательно обдумает ситуацию. Но, Господи, как чесались ноги от желания немедленно убежать снова. Убежать далеко-далеко.

Ее положение усугублялось тем, что она не обладала природным талантом к тайным интригам. Отец всегда говорил, что она, подобно своей матери, слишком открыта и не способна носить в себе обман. Элиза была уверена, что Роуленд Мэннинг охотно с ним согласится.

Честно говоря, если бы она хотела поступить согласно своему первому побуждению, то сообщила бы Пимму, что скорее выйдет замуж за его трусливого бульдога, чем за него.

Да, она с превеликим удовольствием сказала бы ему, что он может продолжать клеймить ее отца и может заточить ее в Тауэр, если ему так хочется. Однако… она пока что не хотела и не собиралась умирать.

— Что заставило это красивое личико сморщиться так, будто вот-вот наступит конец света? — Из-за дерева выглянуло дружелюбное лицо мистера Лефроя.

Элизабет подскочила.

— Ах, мистер Лефрой! Простите… Да нет, ничего особенного.

Седовласый лакей некоторое время смотрел на нее с интересом.

— Вы выглядите так, словно между вашими ушами выросла паутина. Не хотите присоединиться к старику Лефрою? Немного прокатиться, а?

Она сглотнула при воспоминании о том, как скакала в Корнуолле по холмам и долинам вместе с вдовами, которые получали удовольствие от сознания того, что подвергаются опасности.

— Очень хочу, — призналась она.

— Тогда оставьте поднос здесь. Заберете его позже. — Он повел ее в сторону конюшен. — Ничто лучше не разгоняет печали, чем хорошая скачка. Весперс любит скакать с партнером. Посмотрим, сможете ли вы удержаться на ней. — Он широко улыбнулся, показав щербину между зубами.

— Весперс?

— Весперс, — повторил он с явной гордостью. — Скаковая лошадь, призер хозяина. Она должна выступать в Аскоте. — Он усадил Элизабет в дамское седло.

Мистер Лефрой позволил ей взять сильного гнедого мерина с умными глазами, а не с крутой грудью, как у боевых лошадей, которых она хорошо знала.

— Да она красавица, — пробормотала Элизабет, с вожделением глядя на высокую темно-гнедую кобылу со звездочкой посередине точеной головы.

— Да, Весперс такая, — сказал мистер Лефрой, прилаживая стремя. — Пока не увидит кнут, конечно.

Элизабет выжидающе посмотрела на мистера Лефроя.

— Прощу прощения, мэм, но она не любит, когда ее подгоняют кнутом.

— В таком случае она еще и умная, — наконец улыбнулась Элизабет.

Мистер Лефрой округлил глаза.

— Что такое? — спросила она.

Он густо покраснел.

— Вы настоящая красавица, когда улыбаетесь, мэм. У вас ямочки.

— Ямочки?

— Ямочки на щеках — это то, что сводит мужчин с ума. К счастью для вас, я слишком стар.

Они миновали огороженные пастбищные участки и подъехали к маленькому озерку. По его периметру лежал скаковой круг. Элизабет некоторое время изучала его, мысленно отмечая подъемы и спады, в то время как две лошади нетерпеливо приплясывали и били копытами.

Она направила на мистера Лефроя всю мощь своей улыбки.

— Проигравший чистит картофель на обед?

Он что-то пробормотал, и она рванулась вперед. О, это ощущение ветра, омывающего лицо! Как долго она тосковала по этому! Через несколько мгновений Элизабет рискнула оглянуться и увидела, что мистер Лефрой придерживает лошадь. О чем он думает, черт возьми?

В течение трех последующих миль она поняла. Весперс была самой быстрой лошадью. Несмотря на большое накопленное преимущество, она вышла вперед на середине дистанции и больше не сбавляла темпа. Элизабет чего бы только не отдала за то, чтобы промчаться на этой необычайной красоты, ухоженной лошади!

Однако плохо было то, что, несмотря на все покоренные вместе с мистером Лефроем мили, у Элизы не пропахло ощущение надвигающейся беды и чувства, что она никогда не сможет освободиться от навязчивого интереса Пимма.

На рассвете Роуленд Мэннинг подъехал к окраине пастбища после своего крайне бесполезного разговора с лейтенантом Тремонтом — человеком, который вряд ли продержится более минуты в пекле канонады. В силу каприза судьбы именно такие люди, как Тремонт, всегда доживали до ста лет, служа своей родине за бюрократическим столом. Этого было достаточно, чтобы Роуленд сделался пресловутым революционно настроенным французиком. Да, увидеть бы, как эту высокомерную голову подводят к мадам Гильотине, — это зрелище вернуло бы ему доброе чувство юмора.

Роуленд приблизился к конюшням и перевел молодого гнедого мерина на шаг, чтобы дать ему остыть. Этот мерин подавал большие надежды. Он не сможет стать хорошей упряжной лошадью. Слишком маленький и легкий. Но он хорошенький внешне, обладает непринужденным привлекательным аллюром, при котором идет, невысоко поднимая ноги. Он идеально подходит для юных леди, которые каждый Сезон появляются в Гайд-парке, надеясь произвести впечатление. Перед глазами неожиданно появился незваный образ Элизабет Ашбертон, восседающей на лошади и проезжающей рысью по роскошной авеню. Роуленд скрипнул зубами и изгнал образ из головы.

Если бы он только мог превратить восемь сотен лошадей плюс тяжеловесных кавалерийских вот в таких, как этот мерин с благородными манерами… Господи! Как Роуленд рассчитывал на этот чертов контракт! И считал себя таким умным, заключая пари и заставляя своего единокровного брата в течение всех этих месяцев взимать с одурманенной невесты плату в обмен на организацию освобождения Майкла из Ньюгейтской тюрьмы. Вероятно, его единокровный брат в последующем сможет опровергнуть обвинения в убийствах, которые выдвинул против него Роуленд. Да, Роуленд свалял дурака, возвращая графине все до последнего пенни, пусть и через силу.

Теперь он вполне может предстать перед магистратом, его предприятие обанкротится и будет продано покупателю, который предложит ставку повыше. Да, перспектива оказаться в богадельне…

Внезапно он увидел вдали серое муслиновое платье, которое мелькнуло у выхода из конюшен. Что за черт? Он подъехал к ближайшему парнишке — помощнику конюха и бросил ему повод.

— Займись им, Джимми.

Роуленд бесшумно приблизился к дубу. Густые распущенные волосы миссис Ашбертон развевались под легким предвечерним бризом. Она что-то доставала из широкой юбки своего платья.

Элизабет резко повернулась, и пока она не успела изменить выражения, Роуленд смог прочитать на ее лице отчаяние.

Он кивнул на письмо в ее руке.

— Новые интриги, миссис Ашбертон? Рад узнать об этом. До вашего появления жизнь была слишком утомительной и скучной. Хотя должен сказать, что при виде вашей неуемной любви к секретной переписке мое терпение истощается.

— Думаю, было бы слишком оптимистичным надеяться на то, что вы не станете снова отчитывать меня. — Она быстро сложила письмо. Ее лицо снова обрело обычную краску.

— Могу ли я спросить, о чем это письмо, миссис Ашбертон? Я надеюсь, вы не замышляете неблагоразумного побега из нашей уютной маленькой компании?

— Почему вы так решили?

— Потому что у вас такой вид.

— Что вы этим хотите сказать, мистер Мэннинг?

— Вы похожи на испуганного кролика, который пытается улизнуть через отверстие в дырке забора, чтобы фермер не достал его садовым совком.

— Вероятно, это я пытаюсь уйти от вас — и от вашей навязчивой идеи.

В листьях над головой зашумел ветерок.

— Дайте это мне, — настойчиво, но негромко попросил он.

Она демонстративно затолкала письмо в свой карман.

— Нет. Это не имеет к вам никакого отношения. Это личное.

Он вскинул бровь.

— Все и всё, что находится на этой территории, мое, миссис Ашбертон.

Она подняла нетронутый поднос и пошла прочь. Роуленд загородил ей дорогу, заставив остановиться.

— Черт побери, зачем вы поступаете как несчастный карманник?

— У вас есть свои секреты, мистер Мэннинг, у меня — свои. — Что-то вроде озорной улыбки мелькнуло на ее лице. — Но если вы так любопытны, давайте заключим сделку, а?

— Я не заключаю сделки с лицами, которые уже у меня в долгу.

Она театрально вздохнула.

— Мистер Мэннинг, я заплатила свой долг с процентами. Я несколько дней кормила ваших людей, привела в порядок кладовые и кухню. Если вы, захотите заключить со мной сделку, я с удовольствием удовлетворю ваше любопытство.

Он задумался над ее словами, взвешивая все «за» и «против». Затем нехотя спросил:

— И что же вы предлагаете?

— За каждое блюдо, которое вы съедите до моего отъезда, я буду сообщать вам один из моих секретов.

Роуленд не смог сдержать легкого изумления. Он преувеличенно вежливо протянул руку в сторону главного здания и поклонился.

— Я принимаю условие, миссис Ашбертон.

Все пошло совсем не так, как он ожидал, подумал он спустя четверть часа, когда эта ведьма поставила перед ним тарелку возмутительной пищи. Некоторое время они торговались из-за того, какая это должна быть еда. Он хотел привычных яиц, однако она отказывалась открывать свой чертов рот, пока не остановились на обеде, который она приготовила для его работников.

— Я хочу как можно скорее встретиться с теми двумя поварами, — не скрывая раздражения, сказал он.

— Сегодня после обеда вас устроит? — с преувеличенной любезностью отреагировала она.

Посередине глубокого блюда с картошкой в сметане лежал кусок рыбы в каком-то красном соусе. Эту красоту обрамляли несколько побегов аспарагуса. До ноздрей Роуленда долетела комбинация пряных экзотических ароматов, вызывавшая тревогу в его голове.

— Ну вот, мистер Мэннинг, — негромко проговорила она, садясь рядом с ним в столовой, которая еще никогда не использовалась по назначению. — Надеюсь, вам это понравится.

Он построил этот зал для официальных приемов в будущем, когда скопит достаточное количество денег, чтобы привлекать серьезных клиентов.

— И сколько же фунтов вы заплатили за эту экзотическую рыбу? Вы пустите меня по миру.

— Жалкие гроши. Я послала красавца Джошуа Гордона к дочери торговца рыбой, снабдив его суммой вдвое меньше, чем потратила бы ваша кухарка на покупку всевозможной гнили.

— Стало быть, вы находите его красивым?

Элизабет не ответила.

— И эта рыба вполне обычная. Я удивляюсь, что вы не знаете треску — это самая распространенная рыба в мире. Опять же тот, кто ест только яйца и хлеб…

— Ненавижу рыбу.

— Ну что ж, тогда я не скажу вам того, что вы хотите узнать.

Она вдруг улыбнулась, и ее сияющее лицо парализовало его чувства. Он впервые видел ее настоящую улыбку.

— О Господи! Не делайте этого.

— Что? — невинно спросила она.

— Забудьте. — Он заставил себя собраться с силами, чтобы противостоять этой улыбке и ямочкам, которые рассказывали о каком-то неведомом ему счастье. От блюда исходил аппетитный аромат. Роуленд вдохнул его.

— Так какой первый секрет, мадам?

— Вначале поешьте.

— Должен сказать, что ваше занудное поведение портит вам шансы найти нового мужа, миссис Ашбертон. У меня нет для этого времени. Это просто смешно.

— Я испытываю такие же чувства.

Она подалась вперед и, когда он даже не шевельнулся, схватила вилку и мягко отделила кусок рыбы, продемонстрировав, что эта чертова треска приготовлена идеально. Подняв ароматный кусок, с которого капал соус, она поднесла его ко рту мистера Мэннинга.

— Дайте вилку, — сказал он с раздражением. — За кого вы меня принимаете? За младенца? — Он перехватил вилку, задержал дыхание и отправил кусок рыбы в рот.

Это было убийственно — медленно жевать и не набрасываться на остальную часть. Он в раннем возрасте приобрел способность не обращать внимания на еду. Мать обучала этому и его самого, и его братьев, хотя никто из них не овладел этой наукой так хорошо, как он.

Они все знали, что еда — это путь к сумасшествию. О ней не нужно ни говорить, ни придавать ей значение. Им говорили, что праздность и обжорство — постоянный грех богатых и титулованных. Голод обостряет работу ума, оттачивает чувства и пробуждает инстинкт трудолюбия. Требуется всего лишь минимальное количество простейшей пищи, чтобы поддерживать работу организма. Он положил вилку.

— Вкусно, миссис Ашбертон. В самом деле, королевская еда. А теперь говорите.

— Вы должны съесть, по крайней мере, пять кусочков, прежде чем я скажу вам. Пять полноценных кусков, — многозначительно добавила она.

Он тяжело вздохнул:

— Похоже, вы считаете, что я не умею есть, миссис Ашбертон.

На него воззрились гипнотизирующие глаза, но Элизабет не сказала ни слова.

— О Господи. — Он взял вилку и не спеша, с недоверием разглядывая каждый, съел еще три куска, а затем… он просто не смог заставить себя остановиться. Он продолжил жадно поглощать кусок за куском, нарушая правило, которое установил для себя так давно, что не мог даже припомнить.

Он ел с жадностью, которая граничила с обжорством. Он ел до тех пор, пока на тарелке не осталось ни кусочка трески или картошки и ни капли соуса.

Он ел до тех пор, пока не насытился, и вилка звякнула о пустую тарелку, он бросил на нее салфетку.

Затем посмотрел на Элизу.

— Я не вдова, — пробормотала Элизабет.

Ну-ну. Он сделал глубокий вдох.

— И какое это имеет отношение ко мне? Вы обещали, что расскажете мне нечто очень важное, мадам. Хотя… вы должны сказать мне, уж не приютил ли я сбежавшую жену.

— Одно блюдо — один секрет.

Его тело наполнило приятное тепло, он расслабился, что было для него незнакомым ощущением.

— В ответ на съедение этой рыбы с соусом я хочу знать больше, чем ваше семейное положение.

Тихий стук в дверь возвестил о приходе лакея.

— Пришел джентльмен, который хочет поговорить с вами, мистер Мэннинг. Мне сказать…

— Пригласи его сюда. Как раз сейчас, когда со всей едой покончено, время для чайной церемонии. Захвати джин. Да, и вот еще что. — Ему всегда нравилось, как слепо повиновался ему этот лакей.

— Да, сэр? — почтительно произнес Джошуа.

— Держись подальше от дочери торговца рыбой. Я не хочу, чтобы от моего лакея пахло миногами.

Джошуа Гордон осклабился и кивнул.

Элизабет Ашбертон, или черт знает, что за женщина находилась рядом с Мэннингом, потянулась, чтобы забрать дурацкую тарелку и при этом задела за его руку. Он резко отдернул ее.

— Признайте, что вам это понравилось, — пробормотала Элиза.

— Я скоро начну лгать не хуже вас.

Дверь в комнату снова открылась раньше, чем Элизабет успела что-то сказать. У нее перехватило дыхание. Трудно было выразить словами, как хотела она увидеть кого-нибудь из друзей с Портман-сквер. Она с грохотом бросила на стол посуду и бросилась к Майклу, графу Уоллесу, который входил в комнату.

— О, милорд!

— Что? За одну неделю вы забыли мое имя, Элизабет?

Элиза сглотнула.

— Я не была уверена в том, что… ой, я так счастлива видеть вас, Майкл!

Он открыл объятия, и она бросилась к нему, чтобы ощутить их тепло и уют.

— Вы здоровы? — шепотом спросил он, уткнувшись носом ей в волосы. — Он не причинил вам никакого вреда? Я сказал Лефрою…

Элизабет услышала, как демонстративно, с грохотом подвинули стул.

— Нет, разумеется, нет, — тихо ответила она, глядя ему в глаза, в которых сквозила озабоченность.

— Сожалею, что вынужден прерывать вашу трогательную встречу, но меня ждет сотня самых разных дел, — растягивая слова, проговорил Роуленд Мэннинг. — Чем я обязан удовольствию видеть тебя, дорогой брат?

Элизабет внимательно наблюдала за графом Уоллесом, когда тот подходил к единокровному брату. Она думала, что граф выше Роуленда, но поняла, что ошибалась. Если Майкл был более мускулистым, то Роуленд имел преимущество в росте и был более сухопарым. Его скулы и челюсть были более резкими, кожа темнее и от пребывания на солнце имела бронзовый оттенок. У Роуленда было больше изящества, у Майкла — грубоватой брутальной силы.

— Твое гостеприимство не перестает удивлять, Роуленд, — сказал Майкл с улыбкой, в которой таился намек.

— Ты уже устал играть в жениха? Или ты пришел к своему старшему брату за советом о том, как сохранить у невесты ощущение счастья?

— Грейс передает тебе приветы, — проговорил Майкл. — И благодарит за помощь одной из подруг вдовствующей герцогини.

Элизабет ощутила холодок молчания Роуленда, удивленная тем, что он не обнародовал секрет, который она только что открыла ему.

— Все в порядке, мистер Мэннинг, граф знает правду. Майкл несколько раз перевел взгляд с Роуленда на нее.

— Я сожалею, Элизабет, о том, что вы перенесли. Но мы полны решимости, помочь вам. Я решил приехать сюда, потому что офицеры приглядывают за Портман-сквер и за всеми нами. В самом деле, есть два выхода, но…

Она вздрогнула.

— Нет-нет! Не беспокойтесь. По всей вероятности, они считают, что я приехал повидать своего брата по поводу лошади. И я до отъезда посещу выгон.

— Это так любезно с твоей стороны. Возможно, ты сможешь подковать пару лошадей, пока будешь здесь? — мрачно сказал Роуленд. Элизабет, как и остальные ее подруги, когда-то была изумлена, узнав, что в детстве Майкл был учеником кузнеца у Роуленда.

Майкл снова проигнорировал укол. Между братьями чувствовалась враждебность — каждый норовил уколоть другого в наиболее уязвимое место.

— Роуленд, ты должен принять участие в помощи мисс Ашбертон и миссис Уинтерс, им нужно покинуть Лондон.

На лице Роуленда появилась полуулыбка, он вскинул бровь.

— Мисс Ашбертон? Стало быть, нет никакого тайного жестокого мужа? Всего лишь вымышленный супруг? Гм… Очень плохо. Я так рассчитывал на еще одну порцию готической драмы. Значит, если вы не шпионка и не сбежавшая невеста, я полагаю, что вы просто леди, зависящая от богатого высокопоставленного лица, который должен заплатить ваши игорные долги. Удивлен, что ваши кулинарные способности не привлекли большего количества кандидатов.

— Я знала, что вы любите рыбу, — самодовольно улыбнулась Элизабет.

Майкл бросил на Элизабет быстрый взгляд.

— Простите, Элиза, я думал, что он знает…

— Ничего, все в порядке.

— Я надеюсь, Ашбертон — ваше настоящее имя? — не без яда спросил Роуленд.

Ее лицо потеплело.

— Я не столь изобретательна, мистер Мэннинг. Разумеется, Ашбертон — мое подлинное имя.

— Ну, каждый дурак изменил бы имя, если бы прятался от кого-то.

— Я сожалею, что мои способности к обману не отвечают всем вашим требованиям, — насмешливо возразила она, но утаила причину, почему сохранила свою фамилию. Когда она, почти совершенно опустошенная, появилась с Сарой в Лондоне, они нанесли визит единственному человеку, который знал о них, — крестной матери Сары, вдовствующей герцогине Хелстон. Естественно, они были вынуждены использовать подлинное имя Сары, и поэтому Элизабет показалось бессмысленным менять имя.

Майкл посерьезнел и вмешался в разговор:

— Роуленд, послезавтра ты должен снабдить мисс Ашбертон обычной каретой, а также выделить подходящего человека, который будет играть роль ее мужа. А это, — он вынул из портфеля парик с заплетенными черными косами, — для вас.

Она втянула воздух.

— А куда я должна ехать… — начала она.

— На свадьбу герцога Бофора к нашему общему другу, Виктории Гиван, — пояснил граф.

— Но я меньше всего хотела бы ехать туда. Там будут все. Они считают, что это свадьба века! От ужаса у нее заныло под ложечкой.

— Кого или чего она пытается избежать, черт возьми? — Голос Роуленда был холоден словно ледяная глыба, которую можно разбить только ледорубом.

Ледяная тишина повисла в воздухе. Граф медленно достал из портфеля кошелек и высыпал все его золотое содержимое на сверкающий деревянный стол.

— Это за карету… и за все остальное.

Глава 5

Это была очень большая сумма. Элизабет стало не по себе. Она никогда не сможет расплатиться со своими друзьями. Она не сомневалась, что коллективную взятку и оплату организовали ее подруги по клубу вдов — Грейс, Джорджина, Розамунда или сама Эйта.

— Нет, — прошептала она графу, — я не могу позволить этого…

— О нет, вы позволите, мисс Ашбертон. Я настаиваю. — Одним движением руки Роуленд смахнул все гинеи в карман. — И знаешь, Майкл, я хочу получить в том же количестве вторую выплату, если этот фарс обойдется без неприятностей.

— Твоя галантность не знает границ, — проскрипел Майкл. — А сейчас, если позволите, мне необходимо переговорить с мисс Ашбертон. Наедине.

Фальшивая улыбка Роуленда не коснулась его таинственных глаз. Наконец он поднялся.

— Конечно. Но не занимайся болтовней с мисс Ашбертон дольше десяти минут. Как Абигайль, — он слегка скривил в улыбке губы, — я не могу этого позволить. — В его холодном смехе было нечто большее, нежели простое поддразнивание. Могло показаться, что его тщательно скрываемые чувства были задеты тем, что его не попросили остаться.

Каблуки блестящих ботинок застучали по паркету, когда он направился к двери. В последний момент он обернулся.

— Как заживает твоя рука, Майкл?

Граф выпрямился.

— Примерно так же хорошо, как и твое самоуважение. Ты всегда был плохим стрелком. Лучше бы ты воспользовался кнутом.

Элизабет закусила губу, почувствовав в комнате возникшую напряженность.

Роуленд прищурился:

— Семь минут.

Лакей закрыл за Роулендом дверь.

Майкл повернулся к Элизабет и схватил ее за руки. На его лице явно читалась тревога.

— На каждой дороге и тропке, ведущей из Лондона, стоят солдаты. Это единственный способ. Наш друг герцог Бофор для свадьбы с Викторией располагает большим выездом, и он согласился помочь вам. Виктория остается в Эллсмир-Хаусе. По пути на свадьбу Сара попытается незаметно проскользнуть в карету жениха и невесты.

Тысяча вопросов гнездилась в ее голове, но она позволила Майклу закончить.

— Когда вы прибудете в церковь Святого Георгия, вы и переодетый лакей должны будете пройти к карете герцога, сесть в нее и воссоединиться с Сарой. Это единственный опасный момент. Сомнительно, чтобы солдаты Пимма осмелились обыскивать карету герцога, поскольку они выезжают из Лондона по главной северной дороге. Вы и Сара останетесь в Бринлоу, моем маленьком поместье, затерявшимся в глубине Йоркшира.

— Я… я даже не знаю, что сказать. Я никогда не смогу…

— Элизабет, не забывайте, с кем вы разговариваете. Еще не так давно я находился в вашем положении. Мы найдем выход, не бойтесь. Хотя должен признать, что наши друзья, в особенности Хелстон и Эллсмир, обеспокоены отсутствием у вас доказательств.

— Они сомневаются во мне, — тихо сказала она. — Я не виню их в этом.

Он провел рукой по растрепавшимся каштановым волосам.

— Я прошу прощения, Элизабет, но, как вы знаете, в глазах большинства англичан генерал является кандидатом на причисление его к лику святых.

Она некоторое время изучала свои потрескавшиеся руки.

— Я знаю.

Почувствовав себя неловко, он сменил тему разговора.

— Я очень сожалею, что вы были вынуждены выносить упрямство Роуленда и, вероятно, его весьма нелюбезную опеку.

— Нет, это не так.

— Вы ничего не скрываете от меня? Он досаждал вам? Здесь есть, по крайней мере, еще одна женщина?

Она кивнула.

— Я знаю его. Ему нельзя доверять.

— Нет, я вас уверяю, он не причинил мне никакого вреда, если не считать того, что он отказывается есть ту еду, которую я готовлю. — Когда Майкл взглянул на нее с интересом, она продолжила: — Этим я заплатила ему за то, что он укрыл меня.

— Элизабет, будьте осторожны… Он родился в трущобах, воспитывался в среде воров и… гм… обиженных судьбой женщин. Он исповедует самые крайние принципы, если это вообще принципы, в особенности если цель можно достигнуть шантажом.

Она догадывалась об этом.

— Но его речь — если, конечно, не принимать во внимание ругань — не свидетельствует о признаках бедности.

Майкл посмотрел на нее в упор.

— Должно быть, вы заметили, что он опытный хамелеон — умеет приспосабливаться, меняться в соответствии со своими нуждами. Он будет чувствовать себя как дома и в притоне, и во дворце Принни. Его талант по части обмана не имеет себе равных.

— Не будет ли слишком дерзким с моей стороны спросить, за что он стрелял в вас? Это случилось тогда, когда вы получили наследство Грейс?

— Да, но были и другие причины. Он хотел отомстить за смерть одного родственника. — Граф, похоже, чувствовал себя неловко, чтобы добавить к этому что-нибудь еще. Элизабет усомнилась в том, что он станет продолжать. — Мало кто знал, что его мать была горничной в Уоллес-Эбби. Мой отец в пятнадцатилетием возрасте, задолго до получения титула, наградил мать Роуленда ребенком, ей самой было в то время лишь шестнадцать. Мои дед и бабушка выставили Мауру Мэннинг без гроша. Я не знаю, как она выжила в Лондоне, но мне известно, что она работала белошвейкой, а также, вполне вероятно, подрабатывала…

— Я понимаю, — прошептала Элизабет.

Граф Уоллес покраснел.

— Говард Мэннинг родился после Роуленда. Именно его я случайно убил, когда пытался спасти лошадь, которую он избивал. — Майкл стиснул ее руки. — Насколько я смог заметить, Элизабет, Мэннинги имеют только одно хорошее качество. Речь идет о простых родственных чувствах, а спустя десять лет Роуленду пришлось понять, что Говард не был родственником, заслуживающим его верности, и что-то, я думаю, умерло в нем.

— Но как же ваше кровное родство? Почему он не защищает вас?

— Он видел меня таким, каким меня нарисовал Говард — слюнтяем и юным поджигателем, который виновен в том, что сгорел Уоллес-Эбби. Он видел во мне убийцу и труса, который скрывается.

— Я так рада, что вы выяснили, что виновником этого был Говард, — пробормотала она.

— Элизабет, никогда не забывайте, что там, где я выигрываю, Роуленд проигрывает. Я перенял у него только одно достойное уважения качество — способность никому не доверять. Он поистине человек, у которого нет сердца, моя дорогая. Вы ведь знаете это?

— Это неправда. У него много положительных качеств.

Майкл вскинул бровь тем же движением, что и его единокровный брат, и Элизабет захотелось засмеяться.

— Будьте осторожны, Элизабет. Не придумывайте то, чего нет. Когда я работал на него, рядом с ним всегда были очень богатые красивые женщины, — очевидно, Майкл при этих словах почувствовал себя неловко, — которые волочились за ним. Бог знает почему.

Элизабет закусила губу, чтобы не улыбнуться. Два высоких, необычайно красивых брата не имели ни малейшего понятия, чего хотят, хотя, если подумать, Роуленд Мэннинг, по всей вероятности, знал, чего добивается, а вот его благородный и более сердечный брат этого не знал.

Майкл обхватил ее ладони.

— Элизабет, я мог бы забыть, как он все эти годы докучал мне, но я не забыл, потому что все это происходило до того, как я нашел Грейс. И я охотно прошел бы через это, чтобы найти ее. Но ничто из этого не закрывает мне глаза на то, что мой единокровный брат — дьявол с черным сердцем, который не заботится ни оком, кроме самого себя.

— Он заботится о своих лошадях.

Майкл наклонил голову и посмотрел на нее с суровым выражением, в котором читалось сомнение.

— Вероятно.

— И еще я уверена, что он как-то по-доброму относится к мистеру Лефрою.

— О, дорогая, — он медленно покачал головой, — не заблуждайтесь.

— Но…

— Элизабет, вы вот что должны знать. Несмотря на все это, если бы дело дошло до критической точки, я стал бы его защищать. Он мой брат — мой старший единокровный брат, мой юный отец любил мать Роуленда. Будучи ребенком, я слышал, как он в своей спальне иногда звал по ночам Мауру. Вплоть до прошлой весны я не знал, что Маура — это имя матери Роуленда.

— О, Майкл! Это так печально.

— Да, печально, — тихо подтвердил он. — И я не удивился бы, если бы эта история имела продолжение. Я иногда задумывался, каким образом Роуленд выжил в том притоне. Единственное, что я знаю, — что он никогда и никому не скажет об этом ни слова.

Не многие вещи в жизни вызывали у Роуленда любопытство. Любопытство — это роскошь, которую могут позволить себе те, кто располагает временем и деньгами.

И тем не менее по какой-то необъяснимой причине он оставил проведение послеобеденного аукциона на попечение мистера Лефроя. Он объяснил это себе тем, что аукцион будет маленький, поскольку, судя по всему, весь Лондон больше заинтересован в том, чтобы посетить эту дурацкую свадьбу герцога Бофора, более известного как Завидный Жених Столетия.

Не было причины, по какой Мэннинг посетил бы эту брачную церемонию. Ему заплатили за карету для Элизабет Ашбертон. Заплатили за то, чтобы Джошуа Гордон из ранга лакея возвысился до франтоватого фальшивого мужа одетой в парик молодой лгуньи, которая вчера целый день маячила на кухне вместе с только что нанятой кухаркой.

Роуленд избегал их всех словно зачумленных.

Но когда он сел за письменный стол, чертыхаясь от обилия чеков и счетов, его взгляд упал на, черт бы его побрал, приглашение на свадьбу, которое лежало на дальнем конце стола. То самое приглашение, которое вдовствующая герцогиня Хелстон прислала ему через собственного лакея.

Таким образом, когда он, во второй раз за последние десять дней, оказался перед церковью Святого Георгия, захотелось спросить себя, уж не сходит ли он с ума.

Выезжая за Джошуа Гордоном и Элизабет, он должен был удерживать себя от того, чтобы не выискивать взглядом ту самую карету. Он приехал ради соблюдения формальности, повторял он себе, лишь для того, чтобы установить с респектабельной элитой более прочные связи.

И ни одна, даже самая крохотная, часть его существа не признавала, что он приехал подругой причине. Это уже говорило бы, что он ищет беду.

Под шестью громадным колоннами, поддерживающими фронтон церкви, собрались гости, чтобы поразить друг друга шелками, атласом, кружевами и перьями. Близ лежащие улицы были забиты каретами людей, которые рассчитывали увидеть свадьбу даже более роскошную, чем та, что была неделей раньше.

Роуленд рявкнул на возницу, велев ему остановиться, после чего сошел и проделал оставшийся путь пешком. Он легко сумел протиснуться сквозь толпу зевак и гостей, а также мимо двух статуй мраморных волкодавов, охраняющих главный вход. Роуленд занял место рядом со вдовствующей герцогиней, которая стояла среди свадебной свиты перед церковью.

— Я знала, что вы приедете, — прошептала маленькая леди, и ее морщинистое лицо украсила улыбка. Черные глаза-бусинки таили в себе много секретов. Из всех людей, которых он встречал вокруг своего единокровного брата, она была единственная, чьи мотивы он не мог разгадать.

— Да, я хорошо откликаюсь на деньги, — растягивая слова, проговорил он.

— Фи, те гинеи были всего лишь за карету, и вы хорошо это знаете. Вы вовсе не были обязаны показываться здесь. Не пытайтесь одурачить меня, молодой человек.

Он воззрился на нее. Никто никогда не называл его молодым человеком. Она поистине была старой пустомелей, которая ставит в тупик.

— Могу я представить вас другу нашей семьи, мистер Мэннинг? — Не ожидая ответа, она продолжила: — Сэр, это мой самый дорогой друг в целом свете, мистер Джон Браун, недавно из Шотландии. Нет, я не говорю, что вы опоздали, Джон. Это графиня Хоум… Проклятие. — Эйта споткнулась и остановилась.

Браун покачал головой и вздохнул.

Кажется, герцогиня не могла придержать язык.

— Ну, если вы предпочли остановиться в Хелстон-Хаусе, а не красоваться среди показушных гостей графини Хоум…

— Сегодня я здесь, Эйта, — сдержанным тоном перебил ее мистер Браун.

Роуленд вздохнул. Эта утомительная драма когда-нибудь закончится?

— У нас нет времени, Джон, — с нарастающим раздражением зашептала герцогиня. — Ах, я сейчас смазала предоставление. Вы позволите представить вам мистера Мэннинга?

У приземистого немолодого человека были густые неухоженные брови, но из-под них поблескивали глаза, в которых сквозил незаурядный ум. Браун слегка поклонился, и Роуленд ответил тем же. Последний раз Роуленд видел этого старого козла ночью, когда Майкл, Хелстон, Эллсмир и мистер Браун ворвались в его кабинет в поисках взятки графини Шеффилд.

Эйта приподняла подбородок.

— Вы должны стать найлучшими друзьями. Я настаиваю на этом.

У мистера Брауна хватило здравого смысла не открывать рта. И только его кустистые брови выразили то, что ему хотелось сказать.

Роуленд не был столь же сдержанным.

— Я восхищен, — произнес он, растягивая слова.

— Как и я, — пробормотал старый шотландец, продемонстрировав в глазах фальшивую радость и затаив в сердце смертельный холод.

Эйта потянула Роуленда за рукав плаща, вынудив наклониться к ней, и зашептала мистеру Брауну:

— Мистер Мэннинг здесь для того, чтобы спасти Элизабет, если наш блестящий план вдруг потерпит неудачу.

— Прискорбно, что возраст затмил вам разум, мэм, — мрачно произнес Роуленд. — Я приехал сюда потому, что получил приглашение от вас. — Он задал себе вопрос, есть ли способ заставить эту старую каргу помолчать.

— Как я уже сказала, Джон, мистер Мэннинг здесь для того, чтобы обеспечить ее безопасность. Нельзя сказать, что я опасаюсь, будто мой план может провалиться. У меня ведь огромный опыт по организации тайных миссий, связанных с похищением… — Лицо герцогини побледнело. — О Господи…

— В чем дело? — мгновенно встревожился мистер Браун.

— О Господи, о Господи! Это Сара, — в отчаянии прошептала она.

Роуленд невольно повернул голову и обнаружил женщину, которая во время прошлой свадьбы стояла рядом с Элизабет. Ее лицо было бледным, она смотрела в пол и направлялась к ним, опираясь на руку какого-то влиятельного джентльмена.

Роуленд закрыл обзор герцогине. Старуха не имела ни малейшего представления, как поступить при этих обстоятельствах.

— Джон, что-то пошло не так. Сара не должна была покидать карету Бофора. Она должна была ждать… — Она застонала.

— Тихо! — громким шепотом перебил ее Роуленд.

Мистер Браун сверкнул на него очами.

— Джон, сделайте что-нибудь, — попросила она. — Сейчас случится что-то ужасное. Я это чувствую.

— С ней лорд Уаймит, — успокоил ее Браун. — Погодите, Эйта. Он ведет ее к одной из закрытых лож.

Роуленд бросил взгляд вдоль прохода и увидел напряженные лица Хелстона и Эллсмира, которые стояли позади жениха. Их жены сидели на скамьях, и одна из них была, очевидно, беременна.

Внезапно заиграла органная музыка, и все огромное пространство церкви наполнилось звуками.

Используя свой талант оставаться в тени, Роуленд окинул взглядом церковь в поисках возможного выхода. И тут увидел ее.

Парик слегка сполз набок — совсем чуть-чуть, но подбородок Элизабет Ашбертон был приподнят и она вела переговоры с собравшимися уверенно, как герцогиня. И только его лакей, округлившиеся глаза которого вращались вокруг орбит, мог их выдать.

Роуленд медленно наклонился к вдовствующей герцогине.

— Должен сообщить, что ваши наихудшие опасения оправдались, мадам, — проворковал он. — А что касается вашей мечты о героическом спасении… Она тоже рассыплется.

— Трус, — с широкой фальшивой улыбкой тихо сказал мистер Браун.

Глаза герцогини гневно сверкнули. Она вдруг поставила трость на ступню Роуленда.

— Не разочаруйте меня, молодой человек.

В последующем Роуленд обвинял во всем своего болвана лакея, который бросил взгляд на единственного человека в церкви, которого он знал, на Роуленда, и совершил ошибку, подведя к нему Элизабет. Элизабет встала как статуя, выражение ее лица было решительное.

И дальше весь этот спектакль стал разворачиваться, словно какая-нибудь черная комедия в «Друри-Лейн».

Возле больших дверей появилась невеста с каштановыми волосами, вся утопающая в кружевах. Все девицы одновременно ахнули от восторга, словно увидели явление чуда. А может, они ахнули при виде его злосчастного единокровного брата Майкла, который предлагал руку невесте.

Когда мисс Виктория Гиван приблизилась к герцогу-жениху, под сводами церкви прозвучали заключительные аккорды музыки. Архиепископ, руководивший царственной свадьбой, начал церемонию, и его зычный голос мало-помалу заворожил элегантную толпу.

Спустя несколько мгновений королевское окружение, а также дюжина солдат и офицеров заполонили часть церкви.

Роуленд снова осмелился метнуть взгляд на Элизабет и нашел, что ее профиль очень красив. Никогда еще Мэннинг не видел женского лица, которое в такой степени выражало бы смирение и одновременно непоколебимое мужество. Оно полностью исключало мысль о жалости, более того, говорило о непреклонной стойкости. Слегка повернувшись, она заметила его.

Обжигающая боль пробилась сквозь ледяную корку, покрывшую его сердце, и он почувствовал вкус острого страха.

И тем не менее на ее лице не было даже следа мольбы о прощении. Не было ничего, кроме уверенности в собственных силах. По какой-то непонятной причине это немного тронуло его холодное сердце.

А затем, словно в каком-то дежа-вю, среди гостей прошелестел рокот, и внимание Роуленда снова переключилось на вход, где стоял, как и неделю тому назад, генерал Пимм, облаченный в свой неизменный официальный наряд. Генерал, второй человек после новопомазанного герцога Веллингтона, имел привычку стоять так, словно позировал для скульптора. Сам Веллингтон появился чуть позже, лишь для того чтобы пошире открыть дверь для грузного принца-регента и пропустить его вперед.

Архиепископ был единственным человеком, которого не потрясло появление новых гостей, — он продолжал исполнять свои обязанности.

Роуленд бросил взгляд на Элизабет и заметил крошечную жилку, которая неравномерно билась возле ее виска. Он ощутил спазм в желудке. Появилось неодолимое, хотя и необъяснимое желание сделать что-нибудь такое, что облегчило бы ее напряжение. Он вздохнул, внезапно рассердившись на себя.

Но в самом деле, что он теряет? От него никто не ожидает особой благопристойности. Если это привлечет внимание, он не понесет больших потерь. Он вовсе не склонен считать, что это повредит слабеньким росткам более цивилизованного образа, который он тщился создать своим появлением на этой дурацкой свадьбе.

Господи, что она сделала?

Ну если солдаты сделают попытку сократить расстояние, отделяющее их от нее, он совершит нечто из ряда вон выходящее, чтобы все внимание оказалось привлеченным к нему. Наверняка несколько богохульств в церкви не слишком повредят его уже навсегда проклятой душе.

В последний момент он пришел в себя. Герцог Бофор подался вперед и заключил невесту в романтическое объятие. Однако никто из клана Хелстона не смотрел на эту пару, поскольку все смотрели на Мэннинга. Ожидали, что он… Что именно?

Он вовсе не хотел участвовать в этом несущем беду представлении. Он даже не принадлежал к этому окружению. И уж конечно, у него не было даже намека на причину, по которой он должен спасать эту лживую ведьму. У него были собственные вопросы, требующие ответов. Ему следовало бы схватить ее под мышку, сдать офицерам и потребовать за это награду.

Брачующаяся пара повернулась лицом к собравшимся. Увидев королевское окружение, герцог и новоиспеченная герцогиня отвесили глубокий поклон.

Роуленд отметил выражение лица Пимма. Улыбка белокурого генерала была сдержанная, глаза отливали голубизной. На лице героя, любимца Лондона, читалось плохо скрываемое странное возбуждение.

И тогда одновременно случились три вещи.

Герцог и новоиспеченная герцогиня Бофор сделали всего один шаг по проходу. Генерал сделал один шаг вперед. И наконец… Элизабет дернула Роуленда за руку настолько резко, что он невольно вылетел на середину прохода и оказался между брачующейся парой и королевскими гостями.

Что за дьявольщина? Когда он всего лишь на мгновение взглянул в её сверкающие глаза, у него возникло совершенно абсурдное предположение, что она собирается броситься в его объятия.

Пришлось признать, что он ее здорово недооценивал.

Глава 6

Эта женщина, которая преследовала Роуленда в снах с первого дня, как только он нашел ее в карете, схватила его за шею обеими руками и нахально, бесстыдно и скандально притянула к своим мягким, самым сладостным губам, которые он когда-либо знал.

Его руки ответили, несмотря на бой колоколов, которые вносили с этим тревогу. Не обращая внимания на все на свете, он крепко прижал ее к своей груди и ответил яростным, нарушающим всякие приличия поцелуем.

Если он собирается стать невольным участником этого фарса, то нужно, по крайней мере, сделать это красиво. В конце концов, это делалось ради представления, и было очень даже легко вступить в роль, потому что все было по-настоящему, если не считать очевидного страха с ее стороны, о чем говорили дрожащие губы.

Это было любопытное ощущение. Давным-давно он взял за правило избегать поцелуев. Совокупление, которое он предпочитал, — это совсем другое дело. Были дни, более того, недели, когда он чувствовал себя отрезанным от всего мира, почти лишенным души.

Уголком своего сознания Роуленд уловил возмущенный шепот потрясенных гостей.

Элизабет прервала поцелуй и уткнула лицо ему в лацкан. Тем не менее, она не ослабила хватку вокруг его шеи.

Было такое впечатление, что она боялась посмотреть на то, что совершила.

— Могу ли я напомнить, что мы не одни? — шепнул он, вкладывая во фразу определенную толику юмора. — Поймите, я вовсе не жалуюсь.

Ее жаркое дыхание опалило ему щеку.

— Мэннинг? О, мистер Мэннинг, дорогой мой приятель! — раздался изумленный голос принца-регента. — Убери с прохода свою — гм! — птичку и себя. Ты совершенно ясно доказал, что еще недостаточно научился себя вести в приличном обществе. Веллингтон, захватите мою табакерку. Пимм, вы мне нужны.

Герцог Веллингтон, явно раздраженный тем, что должен исполнять роль собачонки, немедленно повиновался, а подобострастный низкий поклон Пимма и его напряженная улыбка не могли скрыть ярости. Хелстон и Эллсмир двинулись за Роулендом, в то время как остальные гости затаили дыхание, надеясь и рассчитывая на то, что будет продолжение этой сцены; рассказ об этом скрасит и оживит их жизнь на многие годы вперед.

— Будь умницей, Мэннинг, — настойчивым шепотом призвал Хелстон, — и сделай так, как велел его высочество. Сюда, пожалуйста, Эллсмир и я проводим тебя.

Роуленд мало что слышал, поскольку Элизабет наконец подняла глаза и взглянула на него, после чего Мэннинг спешно взял ее руку и положил на свое плечо.

— Исчезни отсюда, — пробормотал он Джошуа Гордону, своему незадачливому лакею.

Роуленд провел Элизабет по центральному проходу к выходу, не ожидая, когда два окаянных лорда помогут ему. Он почувствовал ее желание пойти в другом направлении, когда они приблизились к королевскому трио, но не позволил ей этого. Они остановились перед принцем-регентом и, прежде чем уйти прочь, отвесили изысканный поклон.

Их остановил голос принца.

— О, Мэннинг, коль уж так случилось, что ты оказался здесь, кто выиграет Королевский золотой кубок в Аскоте?

Я прощу твою вульгарность, если ты скажешь мне правду.

— Вечерняя звезда Весперс, ваше величество. Разумеется, это моя лошадь.

— А кто эта твоя дерзкая озорная девчонка? Принц-регент устремил водянистый взгляд на Элизабет.

— Не требуйте, чтобы я раскрыл имена своих обеих призовых кобылок, ваше величество!

Принни засмеялся, услышав столь дерзкую реплику, и вяло помахал рукой.

— Поди прочь и ты, и твоя черноволосая плутовка. Но на следующей неделе мне надо будет поговорить с тобой.

Элизабет вцепилась в руку Роуленда.

Когда они проходили мимом Пимма, генерал отступил назад и негромко проговорил в ее сторону:

— Я буду ждать миссис Уинтерс сегодня после полудня, где бы она ни остановилась. Буду счастлив, если вы скрасите наш вечер.

Элизабет скосила глаза в сторону подруги, которая стояла через две скамьи от них. Лицо у Сары было отрешенным, на нем не было и намека на страх. Но Сара никогда и не верила в то, что Пимм способен на те жестокости, о возможности которых предупреждала Элизабет. Сара лишь хотела находиться рядом с ней, когда решилась убежать и вернуться в Англию.

Элизабет лишь слегка кивнула Пимму, после чего они оказались снаружи и Роуленд начал проталкиваться сквозь толпу на ступеньках церкви, мимо скопления карет; наконец она позволила себе глоток воздуха.

Он остановился около простенького экипажа, который довез Элизу сюда, открыл дверцу и бросил короткое:

— Залезайте внутрь!

Элизабет Ашбертон молча повиновалась. Он захлопнул дверь, оставив Элизу одну в темноте зашторенного салопа. До нее донеслось его лающее приказание:

— Давай мне вожжи, Джонси! Я буду править.

Карета покатила вперед без обычного рывка.

О Господи… Элизабет поняла, что сейчас из ее глаз хлынут жгучие слезы, и использовала старый прием отца: как можно плотнее прижала язык к нёбу, пока не перестала дрожать.

Сердце бешено колотилось в груди. Она чувствовала себя такой же несчастной, какой была в день смерти отца.

Так, значит, все было бесполезно? Долгое путешествие из Испании в Англию, два года страха, бесконечная секретность? Она упала на кожаную диванную подушку, сжимая в руке маленький носовой платочек, который нашла в своем кармане. Господи, как же она ненавидела женскую беспомощность!

Элизабет отдалась потоку мыслей, которые все эти месяцы старалась пресекать, не обращая внимания на то, какое направление они приняли. Это длилось до тех пор, пока карета не остановилась, причем так же мягко и осторожно, как до этого тронулась с места.

Дверца открылась, и внутрь ворвался солнечный свет. Элизабет увидела руку, которая ожидала ее.

В конце концов Элизабет ухватилась за руку, и Роуленд помог ей выйти из кареты.

— Вернешься через полчаса, Джонси, — приказал он кучеру.

— Слушаюсь, сэр, — кивнул кучер, и пара гнедых тут же тронулась с места.

Элизабет огляделась по сторонам и обнаружила, что они находятся на опушке рощи, возле реки — очевидно, Темзы.

— Где мы? — пробормотала Элиза.

— Кто вы? — негромко спросил Роуленд, что было совсем не похоже на его грубовато звучащие вопросы.

— Вы уже знаете, кто я.

— Нет. Кто вы?

Она устремила на него пристальный взгляд.

— Просто девушка, как и многие другие. — Она замолчала, но затем почувствовала, что нужно продолжать говорить, поскольку он не заговорит снова. Он ожидал с таким видом, что у нее не оставалось сомнений: он готов ждать целую вечность, пока она не ответит и не удовлетворит его любопытство. — Просто девушка, которую очень любил отец. Девушка, которая не стоит его любви… Не заслуживающая уважения девушка, которая не может решить, что делать.

— Вы, — сказал он, покачав головой, — не можете принять решение? Да вы единственная наиупрямейшая женщина, которую я имел неудовольствие знать! Давайте начнем сначала. Кто вы?

Она вздохнула.

— Мисс Элизабет Ашбертон.

Его брови слегка приподнялись.

— А ваши родители?

— Моя мать умерла, давая мне жизнь.

— Кто ваш отец?

— Джордж Ричард Ашбертон, капитан роты легковооруженной дивизии, которая служила на Пиренейском полуострове.

— Я знаю, что вы были шпионкой.

— У вас всегда такое странное представление о шпионах? — Она покачала головой. — Не будьте смешным.

— Так в чем тогда дело, черт возьми? Почему Пимм вынюхивает вас, словно нищий пекарню? И чего вы хотели добиться с помощью этой сумасшедшей сцены?

Элизабет посерьезнела. Собственно говоря, она мало что потеряет, если расскажет ему кое-что о своем прошлом. Всего лишь малую толику.

— Он настаивает, чтобы мы обручились. — От этого слова она ощутила на языке горечь. — А я ничего от него не хочу. Я сожалею, но искушение получить отсрочку обошлось слишком дорого. Я думала, что гордость не позволит Пимму сказать что-то обо мне, после того как я… я прилюдно поцеловала вас.

В первый раз за время их непродолжительного знакомства Роуленд Мэннинг лишился дара речи. Наконец он пришел в себя.

— Вы украли карманные часы этого напыщенного индюка?

Она отвернулась и, сдерживая улыбку, ответила:

— Послушайте. Я понимаю, насколько смешным это может показаться. Ясно, что у меня нет приданого и никаких других достоинств. Он же очень богат и вскоре станет герцогом.

— Гм, я думаю, что вы забываете о том, что он, черт бы его побрал, к тому же национальный герой. — С каждым словом голос Роуленда звучал все громче. — Или вы не знаете, что он добавил в корону треуголку Бони наряду с парой золотых французских орлов?

Элизабет не ответила.

— Ну ладно. Поверим вам на слово. Но тогда скажите мне, почему вы не ухватились за возможность, которая представляется раз в жизни? Вы меньше чем через месяц становитесь, черт возьми, герцогиней. У вас перстни на пальцах, роскошные наряды, обеды с королями, вы вышиваете подушечки для жирных задниц или делаете то, что делают все эти придворные леди…

— Если вам так милы все эти преимущества, тогда почему вы не женитесь на нем? — Последние слова она почти прошипела.

Он весело засмеялся.

— Женился бы, если бы мог. Но давайте серьезно. Если вы хотите сказать, что предпочитаете чистить овощи в моей кухне, вместо того, чтобы разглядывать драгоценные камни в роли чертовой герцогини Пимм, то…

— Вам никто не говорил, что вы слишком много ерничаете? Это снижает эффект. Вы могли бы ограничиться короткой руганью, а не разбавлять ею каждое предложение, мистер Мэннинг.

Он посмотрел на нее в упор.

— Какого черта вы не выйдете за него замуж?

Нда… пытаться говорить с ним на эту тему почти невозможно.

— Вероятно, потому, что я считаю, что он не сделает меня счастливой, как и я его.

Он издал малопонятное восклицание, снял с головы шляпу и провел рукой по волосам. На какое-то мгновение он стал похож на своего единокровного брата.

— Какое отношение имеет к этому счастье? — Он произнес это, словно демонстрируя презрение. — Боже милостивый, только не говорите мне, что вы романтик! Я думаю, что жизнь в армии излечила вас от этого вздора.

— Я никогда не была романтиком.

— Знаете, поскольку больше некому, позвольте мне просветить вас, что такое брак. Сравните его с разведением лошадей. Во время ухаживания кобылы содержатся отдельно от жеребцов. Владельцы, или, если хотите, родители, тщательно изучают родословную, цену потенциальных пар, здоровье и будущность отпрысков. И только тогда решают, будет ли это хорошее сочетание. Если, конечно, как в вашем случае, у вас не самовлюбленный жеребец-победитель, который разломал стойло, чтобы добраться и ощутить запах кобылы, которая сводит его с ума. Но это вовсе не имеет отношения к чертову счастью. Потому что тот, кто желает этого мимолетного иллюзорного ощущения, должен искать его, моя дорогая, совсем в другом загоне. — Он сделал паузу. — После того как появится наследник.

— Похоже, вы все знаете об этом, — отозвалась Элизабет.

— Разумеется, знаю. В чей загон, по вашему мнению, запрыгивают эти титулованные, уже использованные кобылы? Очевидно, он пытался придать своей улыбке видимость порочности, однако Элизабет сумела увидеть за этим что-то более глубокое и печальное.

Он раздраженно втянул воздух.

— Вы упускаете нечто существенное. Учитывая ошеломительную удачливость Пимма, вы могли бы не обращать внимания на мелкие раздражающие моменты, такие, как его самомнение, хамоватость, любовь к моралям и… гм, не слишком отшлифованный ум.

— Я не могу. — Она на короткое время закрыла глаза, затем посмотрела мимо Роуленда на течение реки.

— Почему?

Услышав это мягко произнесенное слово, Элизабет заколебалась, затем сказала себе, что не должна быть настолько глупой, чтобы довериться ему. И в то же время ей хотелось рассказать ему. Она в нерешительности произнесла малопонятную фразу, не вполне уверенная в том, что произнесла ее вслух:

— У меня нет доказательств…

— Чего?

— Вы не поверите мне.

— Попытайтесь.

— Нет.

Он взял Элизу за руку и заставил посмотреть ему в глаза.

— Довольно. Расскажите мне.

— Нет.

— Почему нет?

— Потому что вы бессердечный тип, в вас нет места доверию или сочувствию.

Он вскинул бровь.

— И это имеет значение?

— Я не знаю, — заикаясь, сказала Элиза. Она чувствовала, что лепечет нечто бессвязное.

— Где та девушка с огоньком внутри? Та девушка, которая заставляла меня, есть из ее рук? — хитро спросил он.

— Она устала. — Элизабет опустилась на землю, земной аромат летней травы подействовал на нее почти успокаивающе. Она ощутила на себе загадочный взгляд Роуленда. — Мой отец ответил отказом на генеральское предложение, потому что я просила его об этом. Видите ли, сперва я думала, что Леланд Пимм — человек благородный и храбрый, но со временем уловила за этой маской черточки странного и порой жестокого человека. Наверное, я ошибалась с самого начала. — Она судорожно вздохнула и добавила без видимой связи: — Менее чем через неделю после отказа мой отец и муж Сары были убиты при осаде Бадахоса. Я подозреваю, что к этому приложил руку Пимм.

Он схватил ее за руку и помог ей подняться.

— В самом деле?

— Я знаю, что вы не поверите мне, — несколько обиженным тоном сказала она.

— Нет, просто я не имел понятия, что таит в себе старина Пимм. Я никогда не думал, что он может любить кого-то так же, как любит себя.

— Повторяю, я никогда не смогу это доказать.

— Прошу прощения, но боюсь, что я что-то упустил, — сказал Роуленд. — Почему вы просто не послали этого мерзкого козла ко всем чертям? Не сказали, что вы не хотите, чтобы он тратил на вас груды денег, что вам плевать на его чертов титул. Это ведь девятнадцатое столетие, а не Средневековье? Я начинаю думать, что вы… О Господи, он не изнасиловал вас?

У нее слегка оттаяло сердце. Он не стал допытываться относительно ее уверенности в вине Пимма, несмотря на полное отсутствие у нее доказательств.

Это значило для нее очень много. Даже у Сары были серьезные оговорки.

— Разумеется, он меня не изнасиловал. Неужели вы думаете, что отец не научил меня защищать свою добродетель? Я знаю, где у мужчин уязвимые места.

Губы Роуленда задрожали, и Элиза заподозрила, что от сдерживаемого смеха.

— Я вам не прощу, если вы смеетесь надо мной.

Озорная улыбка скривила его губы, но он не произнес ни звука.

— Итак, чем же он удерживает вас, Элизабет?

— Я не давала вам разрешения называть меня по имени. Ответом была молчаливая поддразнивающая улыбка.

— Я рассказала вам все самое важное, — негромко, но настойчиво сказала Элиза. — А теперь отпустите меня.

— О чем рассказали? О том, как нанести ущерб моим уязвимым местам?

— Нет. Ваши находятся не на обычном месте.

Роуленд улыбнулся:

— В самом деле? И где же они находятся?

Она посмотрела на твердые скулы его худощавого лица, на котором нельзя было прочесть ни того, что он чувствует, ни того, чего хочет. Это человеческий остров, овеянный разрушительными ветрами прошлого.

И она воспользовалась шансом.

Она вдруг приподнялась на цыпочки и мягко, очень мягко прикоснулась губами к его жесткому рту.

— Вот здесь, — шепнула она.

Роуленд с шумом втянул воздух.

— И еще здесь, — добавила она, прижав губы к его впалой, чуть заросшей щеке. Затем отпрянула назад, чтобы увидеть его реакцию.

Он стоял молча, без движения, словно часовой у церкви Святого Георгия. И только его глаза следили за ней.

Она снова поцеловала его — на сей раз в шею, и почувствовала, как дернулось у него адамово яблоко. Это было единственным знаком того, что она пробила брешь в человеке, который привык быть защищенным стенами более надежными, чем стены крепости. Элиза подозревала, что он никогда ни перед кем не раскрывался, даже перед собой. Тем не менее, она предложила нежность. Ее руки почти коснулись его.

Он тут же остановил ее пальцы, когда те прикоснулись к пуговицам его серого шелкового жилета.

— Ошибочный загон, — прошептал он и отодвинул ее от себя.

Обиженная его неверным предположением, она отступила. Однако он приблизился, продолжая смотреть ей в глаза. Сама того не подозревая, она оперлась о ствол высокого дуба. Роуленд прикоснулся рукой к ее лицу, и Элиза сглотнула. Однако он вовсе не хотел приласкать ее. Он осторожно снял с ее головы забытый черный парик.

— К черту это травести, — пробормотал он и стал вынимать из ее волос шпильки. Он делал это молча, пока наконец не извлек последнюю, после чего провел пальцами по распущенным волосам, как бы массируя ей голову. Элиза смогла лишь сдержать стон благодарности.

— Простите, что втянула вас в эту ужасную сцену в церкви, — прошептала она.

— Это не имеет значения. Не могу сказать, что я удивился, — ответил Роуленд. — Свадьбы оказывают на вас прямо-таки кошмарное влияние.

Ей захотелось зарыдать от такого великодушия. Джентльмены, которых она знала, не переставали трезвонить о том, что их втянули в постыдное дело.

Он погладил ей щеки и голову, его бледные глаза потемнели. Большой палец чуть опустился и коснулся ее приоткрытых губ. У Элизы участилось дыхание.

И вдруг в мгновение ока выражение его лица изменилось. Он тихонько чертыхнулся и прижался лбом к ее лбу. Она опустила глаза и увидела, как ритмично поднимается и опускается его огромная грудь. Очевидно, он боролся с собой, собираясь принять решение.

А затем он буквально набросился на нее. Она ощутила на щеках и губах его хриплое дыхание. Он согнул колени и сдвинул свои мощные руки таким образом, чтобы плотнее прижать ее к себе, его широкая грудь стиснула ей груди, которые заныли, распространяя это ощущение по всему телу.

Он застонал и обнял Элизу так, словно хотел защитить от бури, словно хотел уберечь ее ценой собственной жизни.

О Господи! Он целовал ее — и совсем не так, как в церкви, и не так, как она, когда с ее стороны это был жест нежности. Этот поцелуй был воплощением страсти.

Его рот дразнил ее губы с незабываемо нежной, но мужской добросовестностью. Он пробовал ее на вкус и ласкал губы до тех пор, пока она не потеряла над собой контроль. Он покусывал уголки ее губ, и она инстинктивно открывала их, впервые становясь от этого уязвимой.

Элиза была ошеломлена силой страсти, охватившей их обоих. Никогда в жизни она не испытывала такого экстаза. Хотя ее и целовали-то всего лишь дважды за всю жизнь — и, конечно же, без столь откровенной чувственности. Сейчас это был не просто поцелуй. Это было нечто запрещенное для целомудренной женщины. Она должна бежать от этого. Однако она не могла пошевелить ногами.

Он когда-то поклялся не делать этого. Он дал зарок, что желание и страсть никогда не сделают его неуправляемым. Он жил в соответствии с простым, суровым кодексом поведения. И вот женственность в виде этой высокой хрупкой девушки напрочь растворяет выстроенные и дотоле не нарушаемые строгие правила. Роуленда ужаснуло, как легко забралась она ему в душу. Каждый дюйм тела горел к ней желанием.

Прошли десятилетия с тех пор, как он по-настоящему ощущал вкус женских губ. Да, соединялись важнейшие части тела, это было. Но такое… Этот пьянящий вкус был тем кошмаром, который способен довести до грехопадения.

О Господи Элиза была такой сладкой, такой невинной, она порождала это жадное стремление к нежности, к прикосновениям, к тому, чтобы ощутить ее на вкус. Роуленд крепко прижал ее к себе, смакуя исходящий от нее запах душистого мыла и нежной кожи. Она была бальзамом от всевозможной грубости его жизни. И этот теплый, медовый вкус манил и искушал.

Она почти ничего не знала о поцелуях. Ее губы и движения были неуверенными, мягкими, словно перемещения крыльев бабочки по лепестку, и такими же хрупкими.

О Господи, он становится сентиментальным, как какой-нибудь распустивший нюни поэт.

Она не уклонялась ни от чего из того, что требовал Роуленд. Она позволила ему положить ее тонкую длинную руку ему на шею. Она не протестовала, когда он дотрагивался до ее самых интимных частей тела. Оказавшись опутанным этими сладостными чарами, он сразу же забыл о своих железных, давно выработанных принципах.

И сделал это с удовольствием, с радостью.

Рядом откашлялся мужчина. Они оба, задыхаясь, разорвали объятия.

— Джонси? — хрипло окликнул слугу Роуленд. — Ты чертовски точен.

— Как вы и учили меня, сэр.

Роуленд обошел ствол дерева.

— Пойдемте, мисс Ашбертон, — сказал он, страшно недовольный тем, что так быстро потерял разум. Он предложил ей руку, она положила ладонь сверху, позволяя ему увести ее к карете. Он помог ей подняться, она ожидала, что он тоже сядет в карету. Однако ей пришлось разочароваться. — Вас довезти к мистеру Джоунзу?

— У меня есть выбор?

— У нас у всех есть выбор, Элизабет.

— Вы не собираетесь садиться в карету?

Он устремил на нее пристальный взгляд.

— Нет. У меня есть свои дела, как и у вас.

Элиза помолчала, легкий румянец заиграл на ее щеках.

Стало быть, вы отпускаете меня? Я больше не в долгу у вас, даже после сегодняшней выходки?

Роуленд коротко кивнул.

— Но мои вещи…

— Их вам передадут.

— А новая кухарка — я обещала помочь ей в первый день и…

Вероятно, если бы она хотя бы намекнула, сказала бы хоть одно слово о том, что произошло между ними, он заколебался бы. Но всего на момент. Он взглянул на Джонси, который изо всех сил старался не смотреть на них и с независимым видом посвистывал.

— Отвези ее на Портман-сквер — длинным окружным путем. В Хелстон-Хаус. У леди там назначена встреча.

Мэннинг взглянул на нее уголком глаза. Затем повернулся, чтобы поднять с земли забытый парик. Роуленд передал его вместе со шпильками, тщательно следя за тем, чтобы не дотронуться до ее рук. Затем плотно закрыл дверцу кареты и зашагал прочь.

Внутренний голос шептал Элизабет, что, скорее всего в последний раз она видит этого самого непонятного мужчину в Англии. Он сбивал с толку, словно хитрая лисица во время охоты. Впрочем, кто она такая, чтобы полностью понять его или любого другого мужчину? Разве она уже не доказала, что является самым плохим в мире знатоком человеческой натуры?

Глава 7

Роуленд Мэннинг смотрел на клубы пыли, которые оставила за собой удаляющаяся карета, а мысленно видел лишь обрывочные картинки детства. Мысли о красивой женщине, которая была способна успокоить его совесть одним своим появлением, покинули его при виде сцены, представившейся ему. Зажмурившись, Он взглянул на солнце, чтобы увидеть это четче.

Беспризорные мальчишки. Дети и старая женщина, все в грязных лохмотьях и головных уборах из мешковины, на которых смотрели как на прожорливых голодных птиц, не достойных даже считаться людьми. Он судорожно втянул в легкие воздух.

Какого черта он придумал привезти ее сюда? Он поклялся никогда сюда не возвращаться. Сам того не сознавая, он направлялся к набережной. Вода в реке сейчас упала в этом никогда не проходящем цикле приливов и отливов, что в детстве служило для него важным расписанием.

Господи, эти дети выглядели гораздо меньше и костлявее, чем он думал. Однако в то время он, скорее всего, был таким же. Хотя нет. Он всегда был крупнее других. Рожден от элитного корня, говаривала мать.

Рожден от сильного аристократического родителя, не в пример Говарду или Мэри.

Он зажал нос, когда до его ноздрей долетел зловонный запах. Говорили, что на дне Темзы можно найти свидетельства любого греха и быстротечности жизни. Только самые обездоленные добывали себе на пропитание, ковыряясь здесь в поисках потерянного угля или чего-то другого, имеющего хотя бы малейшую ценность.

Он посмотрел на свои руки и выдохнул. Он никогда не мог забыть ощущение скользкой грязи. У него вдруг закружилась голова, он почувствовал тошноту и вспомнил, что не ел с самого утра, торопясь стать свидетелем сцены в церкви Святого Георгия. Ноги сами понесли его от берега, пока он не осознал, что пешком прошел весь путь до конюшен, позабыв если не о своем горестном прошлом, то о завтраке.

Когда карета подъезжала к Хелстон-Хаусу, Элизабет кончиком пальца дотронулась до опухших от поцелуев губ. Она не представляла себе, что поцелуй может пробудить в груди такую бурю эмоций. Она полностью потеряла контроль, когда он заключил ее в кольцо своих рук. В течение нескольких минут было такое ощущение, что в мире их только двое и что они купаются в безбрежном счастье. Ее груди болели от соприкосновения с крепкой мужской грудью. Она забылась в его объятиях, забыла о тех страхах, которые давили на нее.

Она ощущала лишь вкус страсти, вкус надежды.

Все эти бередящие душу мысли враз отлетели от нее при виде двух одетых в алые мундиры офицеров, промелькнувших мимо оконца кареты. По мере приближения кареты к величественному фасаду на Портман-сквер мужество очень быстро иссякло, Элиза стала поспешно поправлять прическу. Она прикрепила шпилькой выбившийся локон и расправила симпатичное голубое шелковое платье, которое ей подарила Эйта, когда она и Сара осмелились нанести первый визит вдовствующей герцогине. И вот Элизабет снова здесь, зависимая от герцогини и других людей, у которых не было оснований ей помогать.

Увидев, что она вышла из кареты, один из двух солдат, восседавших на лошадях, двинулся в ее сторону. Элиза торопливо поднялась по белым мраморным ступеням, но остановилась на середине.

Она вдруг поняла, что больше не надо убегать и прятаться. Повернувшись, она нашла в себе дерзость махнуть рукой мужчине. Тот удивленно остановил перед Хелстон-Хаусом лошадь и кивнул. Она степенно поднялась до площадки, и дверь перед ней открылась раньше, чем она дернула за дверной молоток.

Едва Элизабет вошла внутрь, Сара бегом спустилась с парадной лестницы и бросилась ей в объятия. Любезнейшая, добрейшая леди, которая на одну треть была ей подругой, на две трети — мудрой старшей сестрой. Элизабет не сразу удалось отстраниться, чтобы заглянуть в очаровательные серые глаза и увидеть милую улыбку. Позади Сары Элизабет увидела мистера Джона Брауна и красивого джентльмена, который сопровождал Сару в церковь Святого Георгия, а также вдовствующую герцогиню с собачкой коричневого окраса на руках; все они спускались по лестнице более степенно, чем Сара.

— Ах, Элиза, я так рада, что ты здесь. Я хотела удостовериться, что с тобой все в порядке. Ну и веселенькую историю мы устроили, моя дорогая!

— Не мы. Я, — поправила ее Элизабет.

Подошла Эйта с собачкой, уютно устроившейся у нее подмышкой.

— Я уверяла Сару, что ты выйдешь из положения, что мы разберемся со всем этим. Мне никогда не нравилась мысль о том, что надо убегать и прятаться. Это ничего не решает. — Герцогиня одарила мистера Брауна взглядом, в котором читалась смесь смущения и раздражения.

— Да, мэм. — Элизабет сделала вежливый реверанс и поцеловала герцогиню в морщинистую щеку.

Мистер Браун тепло потряс ей руку и прошептал достаточно громко, чтобы все могли услышать:

— Дорогая моя, не слушайте вы Эйту. Уверяю вас, что бегство — это вполне приемлемая вещь.

— Ну! — Эйта, похоже, готова была сказать что-то и покрепче, но прикусила язык.

Было нечто очень странное в том, как Эйта смотрела на мистера Брауна, и как мистер Браун смотрел на Эйту. Создавалось такое впечатление, что Эйта толком не знала, что делать или что говорить.

— Элизабет, — наконец снова заговорила Эйта, — я должна представить тебя графу Уаймиту, доброму другу Бофора и моему соседу в Дербишире. Лорд Уаймит, могу я представить вам миссис… ахнет, мисс Элизабет Ашбертон? Прощу прощения, Элизабет, мне трудно запомнить, что вы никогда не были замужем.

— Ничего, простите, что не сказала вам правду сразу, как только мы встретились.

Глаза высокого джентльмена блеснули, когда он наклонялся к ее руке.

— Счастлив видеть леди, которая способна привести в негодование генерала Леланда Пимма.

— Послушайте, Уаймит, не будем об этом… пока, — сказала Эйта.

— Где все остальные? — тихо спросила Элизабет.

Сара схватила ее за руку, словно боясь потерять из виду.

— Они на праздничном завтраке в честь герцога и герцогини Бофор, хотят определить, узнал ли вас, в том парите кто-нибудь, кроме Пимма. Это идея мистера Брауна.

— Нет, — раздраженно возразила Эйта. — Это была моя идея. Я поднаторела в интригах и инстинктивно поняла, что мы должны просочиться внутрь, чтобы узнать как можно больше.

Долгий шумный вздох мистера Брауна был весьма красноречив.

Элизабет внимательно изучила выражение лиц всех стоящих перед ней.

— А генерал Пимм?

— Он ожидает тебя в гостиной над лестницей, Элиза, — пробормотала Сара, лицо которой стало бледным и испуганным.

Лорд Уаймит с весьма теплым выражением лица посмотрел на Сару и предложил ей руку.

— Миссис Уинтерс, я предлагаю вам свою руку.

Сара с застенчивым видом приняла поддержку красивого джентльмена. Ага, так вот как обстоят дела. За тот короткий промежуток времени, пока она отсутствовала, земля вращалась, постоянно меняя положение дел. Даже Сара, самая постоянная переменная в жизни Элизабет, нашла утешение в ком-то новом — в лорде Уаймите.

Шишковатая рука герцогини придержала Элизабет.

— Элизабет, у нас всего лишь один момент, моя дорогая. Люк, Куинн и Майкл снабдили меня сведениями — не то чтобы я нуждалась в их разрешении, как вы понимаете, — так вот, вы ни при каких обстоятельствах не обязаны принимать ухаживание генерала. — Она сделала паузу. — Если, конечно, вы сама искренне не желаете этого. Мы, разумеется, будем отстаивать то решение, которое примете вы.

Мистер Браун наклонился поближе.

— Делайте то, что вам подсказывает сердце, милая девушка.

— Слова, которыми можно жить, — томно пробормотала Эйта.

— Пожалуй, я должен вернуться в городской дом графини Хоум, — ответил мистер Браун, глядя на Эйту.

— Делайте, что вам подсказывает сердце, старина, — пробормотала Эйта.

Сара, чтобы предотвратить баталию, ненавязчиво вступила в разговор:

— Элизабет, ты не обязана идти к нему.

— Да, — снова заговорила Эйта, повернувшись к мистеру Брауну. — Какое нам дело, что этот генерал — увешанный наградами герой и ветеран войны? Вы слышали о дворце, который он собирается построить рядом с дворцом Веллингтона? Все привыкли называть его номером два, поскольку Веллингтона называют номером один. Это пахнет подражательством, и никому это нравиться не может — симпатии вдовствующей герцогини были очевидны благодаря ее притянутым за уши, попыткам очернить Пимма.

Дело в том, что генерал явился как идеал и образец, словно безоблачный летний день — такой как нынешний. И добросердечная герцогиня прилагала все усилия к тому, чтобы найти теневые стороны его характера, дабы действия Элизабет не выглядели смешными. Это была одна из многих причин, почему Элизабет полюбила Эйту. Никто из дочерей или жен военных, за исключением Сары, никогда не относился к ней так дружески. В самом деле, ее считали отчаянной, своенравной девчонкой, от которой надо держаться подальше. Женщины ополчились против нее, когда она надела бриджи, чтобы ездить верхом, а не трястись в повозках с другими женщинами. Элизабет не могла разочаровать тех немногочисленных леди, которые приняли ее в свой круг.

— Честно говоря, — продолжала Эйта, — генерал понятия не имеет, что он ничто по сравнению с моим дорогим Веллингтоном.

— Эйта, он все еще остается ответственным за успех в окончательном наступлении на лягушатников, — сказал мистер Браун, продемонстрировав шотландский акцент. — Не сбывайте об этом. Остальные наши соотечественники любят его, потому что он известен тем, что вел дивизии в бой, а не сидел на холме, наблюдая, как разворачивается баталия.

На лице Эйты появилось выражение неуверенности, тем не менее, она нашлась:

— А разве генералы не должны находиться на расстоянии, чтобы наблюдать И перенаправлять небольшие группы солдат, если понадобится?

Мистер Браун сурово посмотрел на герцогиню.

— Маленькие группы? Это вам не кружок по шитью одеял, Эйта.

Элизабет опечалило, что Эйта и ее мистер Браун все время спорят. Очевидно, они пикировались в течение пяти десятилетий, испытывая явное влечение друг к другу.

— Ваша светлость, — сказал лорд Уаймит, приходя на помощь мистеру Брауну, — даже принц-регент заявил, что Веллингтон не смог бы без Пимма прогнать Наполеона через Пиренеи. — Сделав паузу, он повернулся к Элизабет. — Разве может генерал быть таким ужасным, как вы говорите? Вы были свидетельницей…

— Нет. И я могу ошибаться. И нет ничего удивительного, если я ошибаюсь. — Элизабет в упор посмотрела в лицо каждому из своих друзей — как новых, так и прежних.

— Он сказал, что направил своих офицеров на ваши поиски потому, что чувствовал себя обязанным вернуть вещи вашего отца, — неуверенно сказала Эйта. — Он умеет красиво говорить. И вот еще вам письмо — второе за неделю. Прошу прощения, но мы позволили себе вскрыть его, поскольку оно пришло без имени адресата.

Элизабет быстро развернула письмо.

«Дражайшая моя любовь!

Я готов полететь к вам. Чего бы я только не отдал, чтобы снова заключить вас в объятия. Любовь моя, вы милее всех тех образов, которые я носил в себе последние месяцы. Скоро, очень скоро мы будем вместе, и никто не разлучит нас снова — ни на одну минуту, ибо я намерен быть рядом с вами вечно».

Элизабет заставила себя посмотреть на озабоченные лица всех, кто окружал ее.

— Все в порядке. Я приняла решение. Пожалуй, я все время знала, что я сделаю.

Все вздрогнули, зашевелились и заговорили.

Вперед вырвалась Эйта.

— Что бы вы ни решили, мы подержим. Великая свадьба, великий побег.

— Я устала прятаться, Эйта, — пробормотала Элиза, чувствуя, как ею все сильнее завладевает тоска.

Маленькая леди издала вздох, который должен был продемонстрировать великое облегчение.

— Ну… словом, что бы ты ни решила. Я очень хорошо организовываю свадьбы, ты ведь знаешь. Мы обязательно…

— Приветствую, Элизабет. — Голос донесся сверху, и все подняли глаза.

Пимм стоял возле позолоченных перил, при всех своих величественных регалиях, его китель был увешан медалями, лентами и золотым галуном, свидетельствующим о том, что он великий воин. Солнечный свет, падающий из круглого окна, словно обливал его золотистыми лучами, отчего белокурые волосы почти светились.

— Я требую вашего внимания, будьте добры. — Его голос прозвучал, как всегда, командно, с особой силой форсируя каждый слог. По позвоночнику Элизы пробежала волна дрожи.

Эйта захлопнула рот. Элизабет впервые видела, что герцогиня действительно замолчала. Когда вся группа двинулась в сторону лестницы, сверху долетело новое приказание:

— Я прошу о приватном разговоре.

Все остановились, сбитые с толку его просьбой.

— Прошу прощения, — хмыкнул генерал, и на его тонких губах появилась улыбка. — Разумеется, я не против, чтобы ее сопровождала одна из подруг. Приличия должны быть соблюдены. — Миссис Уинтерс?

— Да, разумеется, сэр, — звонко ответила Сара. Элизабет и Сара медленно поднялись по лестнице, слыша позади шепот герцогини:

— Будет подан поднос с чаем и… — Дальше Элизабет не расслышала.

Прикосновение Леланда Пимма, когда он наклонился к ее руке, стоило немалого напряжения, после чего он повел Элизу через украшенную фресками галерею в официальную гостиную этой знаменитой резиденции. Дух герцога Хелстона узнавался в каждой детали этой оформленной в греко-римском стиле, но в то же время весьма элегантной комнаты.

Пимм показал на шезлонг с высокой спинкой и позолоченными змеями, поддерживающими темно-шоколадные подушки. Элиза опустилась на край шезлонга, в то время как генерал вялым, но властным движением руки показал Саре на стоявшее лицом к окну кресло в другом конце этой длинной комнаты, заполненной антиквариатом поколений Хелстонов. Глаза Сары извинились перед подругой.

Он уселся на том же шезлонге, слишком уж близко, чтобы чувствовать себя комфортно.

Он начал тихо. Он всегда так делал.

— Моя дражайшая Элизабет, — сказал он, и его верхняя губа едва шевельнулась при этом. — Я впечатлен вашими усилиями, моя дорогая. Вы не представляете, какое удовольствие я испытываю от хорошей погони.

— Счастлива помочь вам в этом, — напряженно ответила она и заставила себя прямо посмотреть ему в лицо. Неужели она когда-то думала, что он красив? О да. Он был хорошо сложен. Действительно, многих женщин, следовавших за дивизиями Пимма, весьма привлекали его белокурые волосы и голубые глаза. Да, внешность так обманчива. Разглядывая его сейчас, Элиза гадала, что кроется за его полуулыбкой.

— Что? Никаких разговоров? Никаких больше отчаянных игр? Гм… Но вы ведь знаете, что мне всегда очень нравился ваш задор. Хотя я буду настаивать на том, чтобы впредь вы не компрометировали меня поцелуями со всякими мерзавцами. — Он натянуто засмеялся. — Но подозреваю, что, когда мы поженимся, я стану скучать по вашей игривости.

— Вы слишком торопитесь, сэр, — шепотом сказала Элиза. — Я пока что не давала вам своего согласия.

— Не давали? А я подумал, что вы согласны, раз пришли в этот дом.

Элизабет понимала, что лучше не дразнить зверя в открытую. И прикусила губу, чтобы не сболтнуть, что единственной причиной ее появления здесь является понимание того, что он будет преследовать Сару вплоть до появления Элизабет.

Она увидела, что Сара вдруг улыбнулась; ее лицо осветилось лучами солнца, заглянувшего в дальнее окно. Сара пододвинулась ближе к подоконнику и дотронулась до плотных коричневых бархатных штор, отделанных греческим узором.

Элизабет решила отвлечь Леланда Пимма, сыграв на его тщеславии, ибо успехи были излюбленной темой его у разговора.

— Вас можно поздравить, сэр. Насколько мне известно, принц-регент дает в вашу честь бал в Карлтон-Хаусе, где вам будет дарован титул герцога.

Пимм приподнял квадратную челюсть и слегка опустил веки.

— Верно. И вы сможете полюбоваться этой церемонией, поскольку будете рядом со мной, моя дорогая.

Дверь в гостиную распахнулась без всякого предварительного осторожного стука. В комнату вошел мужчина, несущий перед собой громадный поднос с чайным сервизом. Элизабет привстала, преисполненная решимости ему помочь, но увидела, что Леланд Пимм сделал ей знак, чтобы она оставалась на месте. Элизабет уклонилась от прикосновения, но быстро села на место.

— И что мы видим? — с дурным юмором спросил Пимм. — Нас пришел обслужить бастард? Тот самый выродок, который имел наглость поцеловать леди в церкви?

Роуленд Мэннинг, руку которого украшала белоснежная салфетка камчатного полотна, с шиком поставил невероятных размеров поднос на низкий столик, выплеснув лишь несколько капель молока. Всего лишь один бисквит шевельнулся на высочайшей тарелке, стоящей на многоярусной серебряной подставке.

— Вообще-то это она меня поцеловала, — сказал Роуленд, не делая даже призрачной попытки оправдать ее поведение. — Мне ничего не оставалось делать.

Пимм повысил голос:

— Неужели Хелстон не может нанять слуг получше?

Роуленд, не говоря ни слова, подошел к камину, поднял массивное кресло с подголовником так, словно оно весило не более пушинки, и поставил его рядом с Элизабет. Потом сел на край, словно скромный юноша.

— Хелстон может, — ответил Роуленд. — Но, похоже, ему это не приходит в голову. — Роуленд щедро плеснул в чашку чаю и невинно посмотрел на Пимма.

За дверью послышалось шарканье, и Элизабет закусила губу, чтобы не рассмеяться — или не разрыдаться. Ее нервы были напряжены до предела.

Пимм откашлялся.

— Я попрошу вас покинуть нас, Мэннинг. Нам с мисс Ашбертон нужно обсудить нечто весьма личное.

— В самом деле? Очень интересно.

— Черт бы тебя побрал, мужлан! Проваливай отсюда! Ты здесь не нужен!

Роуленд проигнорировал его.

— Сахару, мисс Ашбертон? Или погодите. У нас есть мед — изумительный на вкус. Молока?

— Уходи отсюда, — тихо предупредил Пимм.

— Не терпится, генерал? Не бойтесь, вы следующий. Вы можете использовать это время для того, чтобы решить, предпочитаете ли вы простой бисквит или один из этих, — он с видимым презрением понюхал поднос, — с шоколадом?

— Я не хочу никакого чая, черт побери! — возразил генерал.

— Как вам угодно, — сказал Роуленд. Затем повернулся к Элизабет и выжидательно посмотрел на нее, держа в руке маленький серебряный молочник.

— Молока, пожалуйста, — сказала она. — Сахара не надо.

— Вот как? A я думаю, что вам нужно положить сахар, мисс Ашбертон. Я не забыл вашу любовь к сладкому, например, к имбирному прянику. — Она увидела, как его губы сложились в едва заметную улыбку, когда он положил несколько ложек сахара и передал ей чашку жестом, который явно напоминал женский.

У нее возникло истерическое желание расхохотаться от напряжения, наполнявшего комнату. Роуленд Мэннинг был похож на хамелеона, который подражает действиям великосветской хозяйки. И в то же время его глаза были похожи на глаза черной пантеры в окружении кроликов.

— О, миссис Уинтерс, присоединяйтесь к нам, прошу вас. — Роуленд отставил мизинец, наливая чай в еще одну чашку. — Дорогая моя, я просто обязан настоять на этом.

— Успокойтесь, я понимаю, что вы испытываете…

— Достаточно! — рявкнул Пимм.

Роуленд перестал наливать.

— О, возможно, вы правы. Я перестарался. Подходите, мисс Уинтерс.

Сара подошла и взяла чашку, на ее лице читалось изумление.

— Ах, позвольте мне подать вам кресло. — Роуленд снова подошел к камину, но на сей раз помешкал, прежде чем взять изящное кресло-качалку. — Генерал, вам лучше пересесть сюда, поскольку вы отказались от чая, а миссис Уинтерс, думаю, будет неудобно в таком кресле.

Черты Леланда Пимма исказила ярость. Да, именно таким запомнила Элизабет его лицо, когда тайком увидела, как он зло отчитывал молоденького барабанщика, который потерял в одной из предыдущих баталий своего брата. Именно этот инцидент укрепил ее страхи в отношении генерала.

Сара терпеливо ждала, пока Леланд Пимм с раздражением уступит ей место в шезлонге рядом с Элизабет.

Однако, хотя Пимму было не до веселья, тактику он наметил. Спрятав свой гнев за маской, он дождался, когда Роуленд закончит играть роль хозяйки, после чего спросил:

— Что ты здесь делаешь, Мэннинг? От тебя и так полно неприятностей. Хочу предупредить тебя, чтобы ты не приближался к моей невесте ближе, чем на десяток футов, иначе ответишь за это. — Он погладил рубин на эфесе шпаги в отделанных серебром и золотом ножнах.

Роуленд вскинул брови.

— Фи, генерал, мы оба знаем, что в последнее столетие эта ржавая штуковина не используется. Но позвольте поздравить вас, миссис Уинтерс, и вас, генерал. Я понятия не имел, что вы собираетесь пожениться. Миссис Уинтерс, позвольте предложить услугу быть вашим эскортом, когда вы пойдете по проходу в церкви навстречу вашему счастью с генералом? Я теперь научился этому. Так что вы скажете?

Глаза Сары лучились смехом.

— Прошу прощения, мистер Мэннинг, но генерал Пимм не просил меня выйти за него замуж.

— О Господи, генерал, чего же вы ждете? Кажется, миссис Уинтерс жаждет этого.

Леланд Пимм вскочил с нелепого дамского кресла-качалки и едва не споткнулся о свою декоративную шпагу. Роуленд проигнорировал его кульбит и небрежно взял с серебряного подноса тарелку.

— Бисквит, мисс Ашбертон?

Она покачала головой, чувствуя, что пересохло во рту. Роуленд прищурился.

— Не хотите? Но я должен настоять. Я сам присматривал за его приготовлением. Вы ведь знаете, что единственная радость повара — это видеть, с каким удовольствием поедают то, что он с такими стараниями приготовил. — Он переложил пять бисквитов на маленькую тарелочку и пододвинул к ней.

Он умел читать мысли. Разве не о том думала она, когда пыталась заставить его поесть?

— Если позволите, я возьму один бисквит, мистер Мэннинг, — сказала Сара. — Ко мне вернулся аппетит.

Роуленд лучезарно улыбнулся:

— Ну конечно, мадам. Земляники, генерал?

— Поднимайся, Мэннинг, — потребовал Пимм, высказывая привычное для него отсутствие юмора. Голос его снова прозвучал надтреснуто. — Я поговорю с тобой. Прямо сейчас.

— О, конечно же, генерал. Вы же знаете, я всегда подчиняюсь приказу. Вы ведь помните об этом? — Роуленд медленно поднялся, и довольно высокий Пимм оказался дюйма на четыре ниже. — Помните обо всех тех лошадях, которых вы мне заказали за последние несколько лет? Которых я доставил очень быстро, в отличном состоянии и обученными для любых нужд вашей кавалерии?

Пимм прищурил глаза и грубо показал в сторону окон в конце зала, где можно было рассчитывать на некоторую приватность.

Элизабет смотрела, как мужчины пересекают комнату, и при этом ею владели весьма странные мысли. Она обратила внимание, что на протяжении всего этого действа Роуленд Мэннинг не сделал ни глотка чаю и не проглотил ни кусочка бисквита.

Роуленд смотрел на этого самовлюбленного генерала, который в течение ряда лет распоряжался большей частью фондов, направляя их для покупки и сооружения роскошных зданий, что ограничивало возможности строительства конюшен и разведения лошадей в Англии. Роуленд всегда знал, что этот Пимм — болван, тупой властолюбивый болван, к аристократической шкуре которого прилипло много удачи. И что эта удача, богатство и власть присущи лишь избранным представителям света.

— Что ты здесь делаешь? — едва сдерживая ярость, спросил Пимм.

— Пытаюсь поговорить об оплате восьмисот двадцати лошадей, которых вы заказали, генерал.

— Прошу прощения? — закипел Пимм.

— Ваша мелкая сошка, этот ожиревший мошенник лейтенант Тремонт, имел наглость заявить, что контракт, — он вынул из сюртука смятый документ, — более не действителен.

— Ты здесь потому, что хочешь получить плату за лошадей? — недоверчиво спросил Пимм.

— Да.

— В самом деле? Но это не имеет никакого отношения к моей невесте. — На его лице отразилось сомнение и некоторая неуверенность.

— А вы когда-либо слышали, чтобы я отдал за женщину хотя бы ломаный грош? — задал вопрос Роуленд.

Леланд Пимм издал скрипучий звук, который можно было принять за смех.

— Это верно.

Роуленд ненавидел сейчас этого генерала больше, чем когда-либо раньше за весь период их деловых отношений.

— Я знал, что это была всего лишь одна из игр кокетки, любящей пофлиртовать. Она воспламеняет кровь в жилах мужчин. Хорошо, что мне нравится ее тактика. Послушай. Поскольку мы оба отлично знаем друг друга и ты был добросовестным поставщиком лошадей, я лично прослежу за тем, чтобы тебе заплатили, но при одном условии.

— При каком же? — вскинул бровь Роуленд.

— Бастарды должны знать свое место, даже если они богаты. Я не хочу, чтобы ты прикасался к мисс Ашбертон своими грязными руками. Она моя.

Роуленд подавил в себе приступ смеха.

— Несколько преувеличено — самую малость, вы не находите, генерал? — Он снова вскинул бровь. — Но, опять же, я полагаю…

— Знаешь, Мэннинг, я позволил тебе перейти границы, потому что ты один из наиболее надежных торговцев. Но внемли моему предупреждению: у меня более нет острой потребности в твоих лошадях. Если ты захочешь, чтобы я приобрел это стадо, я приобрету, но только на своих условиях.

— Хорошо, — пробормотал Роуленд. — Говорите ваши требования.

— Цена должна быть низкой. Ты держишься подальше от мисс Ашбертон. Я не позволю тебе запачкать ее репутацию или нарушить мои свадебные планы. Тогда, и только тогда, я приму твоих чертовых лошадей, в которых я не нуждаюсь, и ты, — он пробежал глазами контракт и сунул его в протянутую руку Мэннинга, — получишь семьсот фунтов стерлингов, как договаривались.

— Очень любезно с вашей стороны, генерал. — Роуленд разыгрывал роль благодарного джентльмена. — Но плюс стоимость содержания этих животных в течение последних трех месяцев.

Леланд Пимм улыбнулся, его тонкие губы вытянулись в длинную линию.

— Конечно, дорогой мальчик, конечно. И вот еще что. — Он многозначительно подмигнул. — Если ты сочтешь возможным проиграть Золотой королевский кубок Аскота, я возмещу его стоимость. Скажем, наградой в несколько тысяч, а?

Такой яростный напор Пимма не заставил пошевелиться ни один волосок на теле Роуленда. Мэннинг почти наслаждался, наблюдая за восторгом Пимма по поводу его якобы одержанной победы.

— Кто знает, что может случиться, генерал? — Он сделал паузу, вынудив тем самым Пимма податься вперед в ожидании ответа. — Но поскольку мы заключаем сделку, я должен заметить, что кодекс поведения бастарда может заставить, а может и не заставить меня открывать всем и каждому, что ваша невеста совсем недавно прислуживала мне в качестве личного повара.

Пимм дернулся вперед, но Роуленд остановил его.

— Но я человек великодушный, генерал. Я пообещаю, что все мои тридцать восемь работников и кучеров не проронят ни слова своим коллегам на городских скачках, если я получу плату за лошадей и их содержание за последние несколько, месяцев.

— Вы негодяй, сэр. Позорите имя джентльмена, — напыщенно произнес Пимм.

— Ну как? Нет приглашения на дуэль? — спокойно сказал Роуленд, совершенно уверенный в том, что генерал не имеет в виду дуэль.

— Ты не стоишь дуэли. У тебя нет даже малейшего представления о чести.

Роуленд улыбнулся:

— По этому вопросу мы пришли к согласию, генерал. — Бурная реакция Пимма дьявольски надоела ему. Этот генерал был до чертиков предсказуем. Однако Роуленд готов был вынести что угодно, лишь бы почувствовать в руках деньги, прежде чем на территории его разросшейся собственности появятся аукционисты.

Он запретил себе думать об Элизабет Ашбертон и ее обольстительных зеленых глазах, которые при столкновении с Пиммом потеряли блеск. Ему было противно выражение смирения на ее лице, похожее на выражение лица его сестры в те минувшие годы.

Элизабет уловила всего лишь одну или две фразы из разговора в дальнем конце комнаты. Она нисколько не сомневалась, что Роуленд Мэннинг ее не спасет. Да, честно говоря, она этого и не хотела. Она устала от сознания того, что обязана людям. Она не хотела ничего, кроме собственного спасения, даже если громадность задачи была такой, что это казалось невозможным.

Она смотрела на необычайно высокую, мощную фигуру Роуленда и чувствовала, как к груди подступает жар при воспоминании о том, когда его тело прижималось к ее телу. В сравнении с Роулендом Мэннингом Пимм выглядел смехотворно и напоминал мальчишку, который сердился на мужчину. Голубой элегантный сюртук строгого покроя плотно охватывал плечи Роуленда, сужаясь к бедрам. Желтовато-коричневые бриджи обрисовывали мускулистые бедра, начищенные черные башмаки поблескивали на свету. У Роуленда был профиль аристократа, а челюсть казалась тщательно выточенной. Когда он подался назад и улыбнулся, на его загорелом лице блеснули белые зубы.

Сара схватила Элизу за руку.

— Ты не должна принимать решение прямо сейчас, дорогая.

— Я знаю.

— Хорошо. — Лицо Сары приняло задумчивое выражение. — Ты помнишь, мой муж сказал однажды, что темнее всего бывает перед зарей?

— А отец ответил, что это неправильно, что самый мрачный момент — перед боем.

Сара улыбнулась:

— И тогда Пирс напомнил ему, что бой обычно начинается перед зарей.

Элизабет была уверена, что понимает задумчивость подруги.

— Мы должны быть счастливы. Счастливы, что они были у нас столько, сколько им дано было быть.

Сара посмотрела на их сплетенные руки.

— Да, верно, — пробормотала она.

Было трудно решить, о чем говорить. Однако любая беседа лучше молчания и страха ожидания, что вернется Пимм и предъявит на нее права.

— Я так рада за тебя, Сара. Лорд Уаймит кажется именно таким, как рассказывала Эйта.

Сара отвела от подруги взгляд.

— Его добрый характер не вызывает вопросов. Он обладает всем тем, что должно быть свойственно джентльмену.

— Да, — сказала Элизабет, испытывая неловкость. — И он, очевидно, сосредоточил интерес на…

— Не надо, — закрыв глаза, перебила ее Сара. — Пожалуйста, не говори ничего.

— Да, разумеется, — поспешила сказать Элизабет. — Я не хотела поставить тебя в неловкое…

Сара снова перебила, что было ей весьма несвойственно:

— Прости, Элизабет, Просто я не могу думать о другом… — Она замолчала, после чего вдруг выпалила: — Мне кажется невозможным соединить имя другого мужчины с моим.

Элизабет сжала руку подруги.

— Все не так, дорогая. Человек, которого я знала, который любил тебя, не захотел бы, чтобы ты вечно печалилась о нем.

— Я могла бы то же самое сказать тебе, Элизабет. Твой отец захотел бы видеть тебя устроенной и счастливой. — Подруга посмотрела на их соединенные руки. — Боюсь, это я виновата в том, что мы оказались в столь затруднительном положении. Это я завела тебя в тупик после Бадахоса. Может… мы ошибались?

— Почему ты говоришь такие глупости?

Сара помолчала.

— Потому что в течение последней недели, пока я пряталась в Эллсмир-Хаусе, генерал навещал Эйту и других. Он каждый день приходил в Хелстон-Хаус. Наши друзья говорят, что Пимм был неизменно доброжелательным и любезным. Розамунда сказала, что она никогда не видела мужчину, который выказывал бы о тебе такое беспокойство. По этой причине он отпустил всех офицеров, которые тебя искали.

— Ах, Сара, — возразила Элизабет. — Он расставил посты солдат на Портман-сквер и на всех главных дорогах, ведущих из города. Он никогда не даст мне свободу выбора. И это действия благородного мужчины?

— Возможно, это действия мужчины, который испытывает чувство вины. Он сказал Хелстону, что чувствует себя ответственным зато, что не выполнил обещание, которое дал твоему отцу, — обеспечить тебе безопасность и комфорт. Право же, мужчина, чья любовь настолько постоянна, не может быть настолько ужасным. Он не мог убить… Элизабет, пятно крови на мужских перчатках в бою ничего не означает, ты это знаешь. О, боюсь, меня снедало горе невозможно, я не обдумала все толком. Мне следовало бы поступить иначе.

— Не надо, Сара. Ты сделала для меня все. А генерал Пимм… — В первый раз она почувствовала неуверенность. — Это выражение на его лице, когда он подошел ко мне после боя и сообщил ужасную новость… Да, я знаю, я смешна.

Сара смотрела на нее с любовью и озабоченностью.

— Нет! Вовсе нет. Но, возможно, тебе следует хотя бы выслушать его. Если бы он не любил тебя так сильно, то наверняка страшно отчитал бы за сцену, которая произошла в церкви Святого Георгия.

— Как раз из-за того, что он не отчитал меня, я и беспокоюсь. Я для него всего лишь вызов. Он хочет меня, вероятно, потому, что я единственная посмела его отвергнуть. Плохо только то, что я не могу заставить его устать от меня и оставить в покое.

— Никто здесь не заставит тебя выходить за него замуж, если ты не хочешь этого, Элизабет, — тихо сказала Сара. — И твое счастье — это мое заветное желание. Я очень хотела бы, чтобы ты познала такое же счастье, какое я переживала с Пирсом, пусть оно и было слишком коротким.

— Ах, Сара, я ненавижу Леланда Пимма всеми фибрами своей души!

— Осторожно, дорогая, — предупредила Сара. — Мощное чувство ненависти часто связано с любовью.

— Но это не тот случай, Сара. Я знаю, что лишена умения правильно судить о других, но в данном случае я не обманываюсь.

Сара сочувственно посмотрела на подругу.

— А как с мистером Мэннингом? Ты его тоже ненавидишь?

Глава 8

Спустя неделю…


Генерал Пимм обручен!

Продолжая серию романтических, искрометных свадеб после нашей недавней великой победы над Францией, наш благороднейший генерал Леланд Пимм поведал о своем обручении с таинственной мисс Элизабет Ашбертон, тихой, невинной молодой леди, которая, очевидно, сторонится публичности, пышных балов и вечерних развлечений. Будем надеяться, что это изменится. Ах, может ли что-либо другое быть более романтичным? Наш дорогой Пимм тайно оплакивал ее и боялся, что эта ангельски кроткая дочь капитана погибла в адском хаосе Бадахоса. Но сегодня, как в добрых волшебных сказках, она выйдет замуж и станет герцогиней, прежде чем часы пробьют двенадцать.

«Морнинг пост».


Элизабет опустила дрожащую руку, в которой держала сложенную газету, она бы посмеялась, если бы не была так потрясена. Тихая, невинная молодая леди, которая не любит развлечений? А разве не дьявольская любовь к танцам и приемам довела ее до нынешних неприятностей? Спасибо, по крайней мере, за то, что она находилась одна с подносом для завтрака в своей старинной комнате Хелстон-Хауса. Испытания последних нескольких недель бледнели по сравнению с нынешним официальным объявлением.

Эта постоянно сжимающаяся петля когда-нибудь перестанет сжиматься? Было вполне очевидно, что не имело ни малейшего значения то, что скажет или сделает Элизабет. Она чувствовала себя очень похожей на обломок, смытый с корабля и несомый неукротимой приливной волной.

Пимм выполнял свою задачу так, словно снова находился на поле боя. Слишком поздно, сейчас она понимала его планы. Наедине он старался размягчить ее, мягко побуждая ее принять его предложение; на людях, чего она всячески избегала, он проводил свой окончательный план, распространяя романтические слухи якобы об их преданности друг другу в течение многих лет. И люди радовались сообщениям об их романе, поскольку за прошедшие горькие годы войны радостей было мало.

И пока Пимм не осмеливался намекнуть ей снова о якобы имевшем место преступлении ее отца, не возникало и вопроса о том, что он сделал бы, если бы она отвергла его. На глазах соотечественников он погубит ее честное имя, равно как и имя ее отца. В этом не приходилось сомневаться. И все из-за писем французских родственников ее матери — писем, которые отец отказался показать Элизе и настоял, чтобы они были сожжены, если с ним что-то случится. Ах, папа!

Она в душе своей верила, что он никогда не сделал ничего против Англии. Он был самым храбрым человеком, какого Элизабет когда-либо знала. Она всегда думала, что он искренне старается уберечь знаменитых французских родственников матери от хаоса во Франции, где смена правительств и идеологии происходила так же быстро, как и продвижение ножа гильотины.

Но возможно, что все было серьезнее, если верить словам Пимма. Это первое закравшееся сомнение в невиновности отца показалось Элизе наихудшим видом Предательства. Она покачала головой. Нет. Он никогда не подверг бы дочь такому риску.

И она отказалась посвящать в это Сару или кого-либо еще, не желая ставить под удар их невиновность. Они должны оставаться в неведении.

В самом деле, честность, порядочность — это самое драгоценное качество человека. С помощью нескольких фраз Пимма она могла быть выставлена как яркий образец коррупции, предательства и бесчестья. Ей претила мысль о том, что друзья считают делом чести стоять рядом с ней, поддерживать ее до конца жизни, поскольку она не способна найти себе мужа или достойное занятие. И это лишь при наилучшем стечении обстоятельств. В худшем случае она будет отправлена в тюрьму Ньюгейт по обвинению в измене.

Она оказывалась между двух огней. И тем не менее сердцем чувствовала, что не выйдет замуж за Пимма. По крайней мере, она думала, что не выйдет, даже если это будет связано с риском, потерять положение в свете.

Она должна научиться искусству терпения. Нетерпение приносило неудачи, которые шли рука об руку с неумением разбираться в людях. Она должна дождаться момента, когда сможет выпутаться из этого положения. Длительная осада, в общем, сделалась ее специальностью, решила она. Отец гордился бы своей…

Раздался настойчивый стук в дверь, и в комнату, не дожидаясь разрешения, ворвалась Эйта. Миниатюрная леди подергала себя за длинную верхнюю юбку и неловко бросилась к окнам. Повозившись с оконной рамой, она крикнула:

— О, Пип! Я вижу мою Пип!

Элизабет откинула одеяло, торопливо набросила халат и прошлепала по инкрустированному отполированному полу к окну.

— Где?

— Проклятие! О эти старые окна! — простонала Эйта.

— Позвольте вам помочь, — предложила Элизабет и, изо всех сил дернув за ручку рамы, распахнула окно.

Герцогиня тут же выглянула из окна и повернула лицо к небу. Элизабет схватила миниатюрное старческое тело, чтобы не дать ему вывалиться наружу.

В комнату вбежал мистер Браун и крикнул:

— Эйта! Немедленно прочь от окна!

Эйта воздела вверх шишковатую руку.

— О, я вижу ее! Моя дорогая Пип! Элиза, помогите мне!

— Ни одна птица не стоит этого, Эйта! — пробормотал в дверях Люк Сент-Обен.

— Заставьте ее шагнуть назад, — хриплым шепотом произнес мистер Браун.

Так называемый Дьявол Хелстона лишь вскинул бровь.

— Вы никогда не понимали ее, старина. Тот день, когда мы заставим Эйту подчиниться, будет днем, когда мы опустим ее в землю, да и то если у нас будет достаточно крепкая веревка.

Эйта проигнорировала его.

— Ах, Пип, иди ко мне, дорогая! Я знала, что ты выживешь, если я оставлю на подоконнике зерна! — Она посмотрела в сторону комнаты, и на ее сморщенном лице появилась улыбка. — Ой, Джон, выберись наружу, чтобы схватить ее.

Измученный ожиданием Джон Браун быстро прошел к окну, но в последний момент был остановлен сильной рукой герцога.

— О нет, — мрачно произнес герцог. — Я не позволю вам умереть таким образом. Трудно будет написать приличный некролог, если смерть произойдет при попытке спасти эту злополучную канарейку. — Другой рукой герцог стащил леди Эйту с подоконника, и она смешно заболтала в воздухе ногами. — Вам должно быть стыдно, бабушка!

Поставь меня на пол, бессердечное животное!

— Нет! Не поставлю, пока вы не пообещаете быть хорошей девочкой и перестанете снова высовываться из окна.

— Ты просто смешон! — Эйта сумела высвободиться из тисков внука. — Я просто хотела показать, как далеко можно высунуться из окна, не причинив себе вреда.

— Я поймаю птицу, — произнес голос, который преследовал Элизабет в снах. От звука этого густого голоса у нее подпрыгнуло сердце, прежде чем она успела повернуться.

— Что вы опять здесь делаете, черт возьми, Мэннинг? — ворчливо спросил герцог. — Отпустили всех своих слуг и ушли на каникулы?

Роуленд Мэннинг посмотрел на всех присутствующих, кроме Элизабет. Она жадно глотнула воздух. Роуленд показался даже более сухопарым, чем обычно, лицо у него было вытянувшимся и бледным. Первая его реплика была адресована Люку:

— Ваш главный вход был открыт, и я вошел через него. Герцог застонал.

— Вероятно, они свисают над всеми другими окнами, — предположил мистер Браун без всякого намека на присущую ему липкую улыбку.

— Мистер Мэннинг, — горячо проговорила Эйта, — я была бы весьма благодарна, если бы вы достали мою канарейку. Кажется, вы единственный храбрый человек, способный мне помочь, не в пример другим. — Она метнула кислый взгляд на Джона Брауна.

— Посмотрим, что тут у нас имеется, — сказал Роуленд и шагнул к окну. Осмотрев подоконники бросив беглый взгляд на небо, он продолжил: — Мне нужно несколько вещей. Сетка — легкая по весу, бечевка, жир, зерно и три палки.

— Для этого подойдет ваша трость, — с хитрецой сказал Люк.

— Я поищу вещи, которые вам требуются, мистер Мэннинг, — любезно проговорила Эйта, игнорируя своего давнего поклонника и внука, покидая комнату.

Элизабет посмотрел на удрученное выражение лица мистера Брауна.

— Вы ждете слишком многого, Брауни, — тихо сказал Люк.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду, — возразил мистер Браун.

Роуленд не двигался.

— Не надейтесь на то, что она будет счастлива, если ваша резиденция останется в Хоум-Хаусе, — еле слышно пояснил Люк.

— Я надеялся поговорить об этом наедине, Люк. Но возможно, лучше это сделать открыто. — Мистер Браун помолчал. — Я вернулся из Шотландии, чтобы узнать, изменилась ли ваша бабушка, как обещали ее письма…

— Изменилась ли? — удивился Люк. — Какого черта вы думаете, что женщина, проведшая столько лет в этой роли, способна измениться?

Судя по всему, мистер Браун почувствовал себя весьма неуютно.

— Она просила меня простить ее за все прежнее своеволие.

— Ну, считайте, что вам повезло, потому что это впервые, — пробормотал Люк. — Чего еще вы хотите?

Мистер Браун, похоже, чувствовал себя не в своей тарелке.

— Давайте, выкладывайте, Брауни. Это терзает вас уже давно, — не отставал Люк.

— Ваша бабушка затаила смертельную обиду на нечто имевшее место пять десятилетий назад. Это окрашивает каждый наш разговор. Не просите меня рассказать вам об этом, я этого не сделаю. Я ожидаю знака, что она намерена изменить свой взгляд на прошлое.

— В самом деле? — выгнул бровь Люк. — А если она изменит?

— Ну, — он понизил голос, — тогда я решился бы попросить ее руки — в третий и последний раз.

Глаза Люка едва не вылезли из орбит.

— Вы обещаете? Ловлю вас на слове. А если я приведу ее сию минуту и заставлю принести извинение и обещание?

— Нет, Люк, — печально сказал мистер Браун. — Она должна прийти ко мне сама. А сейчас я иду в Хоум-Хаус. — Когда Люк собрался что-то сказать, мистер Браун поднял руку. — Нет. Я сожалею, что вообще сказал об этом. И вы, пожалуйста, не говорите Эйте, ибо я все равно об этом узнаю. Но можно предположить, что все к лучшему, поскольку это освобождает меня от необходимости объяснять, почему я вскоре возвращаюсь в Шотландию.

Кажется, Люк был готов продолжить спор, но тут он бросил взгляд на Роуленда Мэннинга. Элизабет не сомневалась, что Люк пообщается с мистером Брауном наедине, пытаясь удержать старого друга от отъезда.

После ухода мистера Брауна в комнате воцарилось молчание. Наконец Люк бросил взгляд на Элизабет, а затем, прищурившись, на Роуленда, который стоял, подобно статуе, скрестив руки на груди.

— А правда, почему вы здесь? Чего вы хотите? — В словах герцога чувствовалось раздражение.

Элизабет поджала губы. Было такое впечатление, словно она наблюдает за тем, как черный бык бьет копытом землю перед древним огромным деревом, которое и так вот-вот рухнет.

Роуленд до сих пор не взглянул на нее.

— Я хочу, чтобы она оделась.

Она впилась глазами в Роуленда. Когда он успел заметить ее одежду?

— А дальше? — Голос герцога был обманчиво мягким.

— Я пришел передать мои поздравления по поводу ее предстоящей свадьбы.

— В самом деле? — спросил Люк. — А дальше?

— И передать ей вот это. — Роуленд вытащил из сюртука большое тяжелое письмо на пергаменте и передал его герцогу.

Когда Люк сосредоточил внимание на этом документе, выглядевшем столь внушительно, Роуленд перевел наконец взгляд на Элизабет. Она затаила дыхание. Он смотрел на нее с вожделением, несмотря на усталость, о которой свидетельствовали мешки под глазами. Затем, спохватившись, он перевел взгляд на герцога.

— Ну как? — спросил Роуленд. — Вы примете?

— Похоже, у меня нет выбора, — не без яда ответил Люк. — Кто может проигнорировать прямое приглашение, исходящее от принца-регента.

— Имею честь сообщить…

Люк перебил его:

— Ясно, что вы уполномочены. Но удивительно, что вы так быстро бросаете ее, — он кивнул в сторону Элизабет, — на тропу Пимма. Он наверняка будет там.

— Стало быть, вы не одобряете его? — спросил Роуленд, небрежно прислонившись к каминной решетке.

— Он более подходящий кандидат, чем… — Люк запнулся, — другие.

— В самом деле? Я не знал, что есть другие.

— Простите, что прерываю ваши свадебные планы, — бранчливо вступила в разговор Элизабет, — но не будете ли вы столь любезны, сказать мне, о чем идет речь?

— О приглашении остаться в Виндзор-Касл во время скачек в Аскоте, — с раздражением объяснил Люк. — Мы должны выехать завтра.

— Я хотел бы переговорить с Элизабет.

Люк громко засмеялся:

— Ни за что в жизни, Мэннинг. Я с трудом терплю то, что вы останетесь наедине с проклятой канарейкой Эйты, и уж тем более не потерплю, чтобы вы остались с одной из женщин, находящихся у меня в доме.

— Совсем недавно она была в моем доме.

— Будь вы джентльменом, вы забыли бы об этом факте с того момента, как она перестала находиться под вашей защитой.

Роуленд покачал головой.

— Сколько раз, черт возьми, я должен напоминать всем, что я не джентльмен? Элизабет, наденьте платье. Мне нужно обсудить с вами нечто весьма важное. Наедине.

У нее подпрыгнуло сердце. Возможно, он знает, каким образом вытащить ее из этой…

— Обсуждайте сейчас. Здесь, — заявил Люк с таким выражением лица, которое не допускало возражений. Роуленд внимательно посмотрел на герцога.

— Знаете, что бы вы обо мне ни слышали, все это правда, — медленно произнес он.

— Вы забыли, что я отнюдь не понаслышке знаком с вашим характером, Мэннинг? Было дело, когда вы заставили вашего единокровного брата скрываться, а затем было дело о подкупе графини, не говоря уже о вашем тогдашнем желании освободить меня и других от той мелочи, которую мы называем жизнью.

— Да, вы оказались в моем кабинете в три часа утра, чтобы тайком забрать состояние графини. — Он тяжело вздохнул. — Слушайте, если вам так чертовски интересно то, что я должен сказать Элизабет, вы можете остаться.

— Как будто я нуждаюсь в разрешении остаться в своем собственном доме, — сухо произнес Люк, усаживаясь в смешное дамское кресло, которое оказалось рядом. — Так давайте.

Элизабет задержала дыхание и заметила, что Роуленд испытывает неловкость. Таким она видела его впервые.

Некоторое время он изучал свои ногти.

— Мне нужен рецепт вашего хлеба с орешками. Элизабет вздрогнула от неожиданности.

— Понимаете, надвигается Аскот, — сказал Роуленд. — Мне необходим стимул для конюхов.

Брови Люка поползли вверх.

— Да, разумеется. — Элизабет подскочила к секретеру и быстро нацарапала гусиным пером рецепт. — А новая кухарка не знает? — Она постаралась произнести это как можно тише.

— Нет, — бесстрастно ответил Роуленд.

— Вы хотите, чтобы я вернулась и помогла вам?

Двое джентльменов заговорили одновременно, лающий окрик Люка перекрыл согласие Роуленда.

— Ни в коем случае! — решительно заявил Люк. — Да вы с ума сошли! Элизабет, сейчас весь Лондон следит за каждым вашим перемещением!

— Я знаю, но у меня долг перед мистером Мэннингом, — возразила она.

— Тут полностью виновата она, — с еле заметной улыбкой сказал Роуленд. — Она уволила мою кухарку, которая до прихода мисс Ашбертон вполне меня устраивала.

— Я не увольняла кухарку. Ее уволил Лефрой.

— Довольно! — раздраженно сказал Люк. — Элизабет, вы должны заниматься тем, чем занимаются леди, отправляющиеся завтра в Виндзор. А вы, сэр, найдете себе другого разнесчастного повара. И еще одна просьба, Мэннинг. — Кажется, теперь настала очередь Люка почувствовать смущение.

— Да?

— Если вам удастся выиграть Золотой кубок, считайте меня своим должником.

Роуленд улыбнулся, напомнив лису, которая оказалась в нескольких дюймах от еды.

— И что это вам дает?

Испытывая явную неловкость, Люк провел ладонью по черной шевелюре.

— Элизабет, вероятно, вам следует оставить нас для…

— Простите меня, но… ни за что. — Элизабет засмеялась, поскольку она произнесла то, что не осмелился бы сказать ни один гость герцога. Жизнь на грани бедствия, похоже, растворила последние остатки ее природной благовоспитанности.

— Так что же? — проворковал Роуленд.

— Пятерку, — пробормотал Люк.

— Всего лишь? — Роуленд потер виски, словно они у него заболели.

— О, — выдохнула Элизабет. — Вы никогда не ставили на скачках по пятьсот фунтов.

Когда Люк ничего не сказал, это сделал Роуленд:

— Готов спорить, что это не так.

Она расслабилась и снова выдохнула:

— Ой, всего пять фунтов!

Глаза у Люка потемнели, в то время как в светло-зеленых глазах Роуленда блеснула искорка.

— Опять неправильно.

— Пять тысяч? Но это… невозможно, — недоверчиво проговорила Элизабет.

— Вот так сюрприз, — пробормотал Роуленд, — А я думал, что вы знаете, как ведут себя мужчины. Не знаете? Ну что ж, буду счастлив обучить вас кое-чему. Рискну предположить, что это джентльменское пари, вероятно, является делом чести и связано с маленькими ставками в книге регистрации. Не возражаете, если я спрошу, кто вас поддерживает?

Кажется, Люк готов был наброситься на своего собеседника.

— С удовольствием — проскрипел он. — Пимм. — Он заставил всех герцогов в Лондоне сделать ставку на то, что ваша кобыла проиграет мерину Татта.

Элизабет вгляделась в лицо Роуленда и не нашла в нем даже следа удивления.

— Цена герцогской гордости в самом деле высока, ваша светлость, — растягивая слова, проговорил Роуленд.

То, о чем Роуленд Мэннинг предпочел не информировать людей Хелстон-Хауса после неудачной попытки поймать эту дурацкую канарейку, стало вполне очевидным днем позже.

Он должен был быть в Виндзоре. Конечно, не на балу, а в позолоченных конюшнях. Всем было известно, что Принни любил Аскот, почти так же как любил содержать победителя. А еще принц любил страховать свои пари, пригласив и Роуленда, и Таттерсоллза разместить их лошадей в королевских конюшнях.

Роуленд не знал, как будут разворачиваться события, но если жизнь его чему-нибудь и научила, так это тому, что шанс поймать своевольную обезьянку успеха заключается в том, чтобы наблюдать возможности развития ситуации.

Деньги были той штукой, которая занимала его мысли каждую минуту каждого проклятого дня. У него болела и ныла грудь, когда он шагал среди ночи из обширной конюшни к старому письменному столу в своем кабинете в главном здании. Все, что он построил, грозило распасться.

Впервые за все время конюхи продемонстрировали зачатки сомнения, пусть даже и не осмелились высказать его вслух.

Поставщик сена и соломы в Лондоне предупредил, что это может оказаться последней партией. Его репутация больше не была надежной. Пока он не выиграет Золотой кубок, намекнул ему поставщик.

Строительство последней конюшни застопорилось. Пока не изменятся обстоятельства, проинформировали строители.

Никто больше не верил ему, когда он пытался доказать, что скоро получит деньги независимо оттого, выиграет или проиграет. Он провел ладонью по лицу. Он ходил по проволоке под куполом цирка Пимма.

Нельзя сказать, чтобы его мучили остатки совести из-за победы или выигрыша. Все были чертовски глупы, полагая, что его мучают угрызения совести. Он в точности вычислил бы, какая дорога принесет ему наибольший выигрыш, и сделал бы все, что нужно, для того чтобы проиграть или победить. Просто он чертовски устал. Впервые в жизни у него не хватало энергии и желания. Он смотрел на все возрастающие пачки счетов, лежащих перед ним. Дав волю охватившей его ярости, он смахнул их со стола. Гроссбухи с глухим стуком свалились на пол, а отдельные листы бумаги закружились, словно осенние листья. И тут он увидел на простом деревянном письменном столе вырезанные слова. Он смотрел на них до тех пор, пока они не расплылись перед глазами. Он вспомнил советы, данные ему в детстве…

«Ты сильнее всех. Ты тот, кто все преодолеет. Тот, кто научился идти без… — Роуленд попытался остановить воспоминания. — Ты должен оставаться один, не быть ни прислугой, ни благородным. Никогда не забывать, никому не доверять, никого не любить — кроме самого себя. Никогда не давай никому то, что принесет власть над тобой. Это средство твоего разрушения, как случилось со мной».

Он положил руки и голову на письменный стол. Кровь в висках яростно стучала при каждом ударе сердца. Роуленд не знал, сколько времени прошло до тех пор, пока он ощутил прикосновение к обнаженной шее. Он резко поднял голову.

Он был уверен, что это сон. Нет. Он никогда не видел во сне ничего хорошего. Ночь заменяла собой тьму прошлого.

Перед ним стояла Элиза. Он не смог бы описать, во что она была одета, поскольку видел лишь ее полное сочувствия лицо, ее изумрудные глаза, ее ниспадающие завитки волос.

В ее глазах светились вопросы, но она ничего не говорила. Она медленно поставила на стол вещи, которые принесла с собой. Он услышал стук глиняной и серебряной посуды, однако не стал смотреть на это. От пьянящих вкусных запахов едва не закружилась голова.

— Вы должны поесть, — тихо сказала она.

— Я не голоден, — без всяких эмоций сказал Роуленд.

— Вы забыли, что такое еда, — шепотом сказала она. В ее лице не было жалости или упрека, это было простой констатацией факта.

— Вы не должны быть здесь.

— Я знаю.

— А как…

— Не думайте об этом, — тихо сказала она, обходя вокруг стола и развязывая салфетку. Когда она наклонилась, он закрыл глаза, ощутив исходящий от нее теплый аромат мыла. Локон коснулся его плеча. Роуленд отстранился, чтобы не чувствовать этих прикосновений.

Она пододвинула кресло, чтобы сесть рядом с ним — точно так, как в последний раз, когда приготовила для него еду. Только сейчас у него не было сил, чтобы воевать с ней. Он закрыл глаза и слушал, как она что-то медленно наливает в стакан.

Роуленд открыл глаза и увидел, что она наколола первый кусочек еды на вилку.

— Что это? — медленно спросил он.

— Оленина с компотом и хлебный пудинг, — негромко ответила Элиза.

— Мои люди…

— Получат то же самое завтра. Сара здесь, она помогает повару. — Она приблизила кусок к его рту. — Довольно разговоров.

Роуленд боролся с искушением. Она затаила дыхание. Он сдался, понимая, что проигрывает на всех фронтах.

Он заставил себя есть не спеша. Она не произнесла ни слова, пока он медленно разжевывал эти божественные кусочки. Когда он покончил с ароматным соусом, закусив хлебом с орехами, она подала ему бокал с вином.

— Нет, — сказал Роуленд, отмахиваясь от вина.

— Да, — возразила она.

Когда он выпил вино, она положила перед ним имбирное печенье.

— Нет, — тихо сказал он.

— Да, — еще тише возразила она.

Он проглотил комок в горле, взял маленькую вилку и отломил кусочек от запретной сладости. Вкус оказался божественным, такое подают только в раю. Она нарушила молчание:

— Вы должны были мне сказать.

Роуленд посмотрел в ее обольстительные глаза.

— Ваша кухарка очень неплоха. Даже, можно сказать, отличная кухарка.

— В самом деле? — Он не смог замаскировать иронию.

— Просто она боится вас.

— Умная женщина.

— Она боялась сказать вам, что вы исчерпали кредиты у мясника, лавочника и даже у дочери рыбака.

У него похолодела кровь.

— Единственное, что я вижу в этом хорошего, — продолжила Элиза, — это то, что вы неоднократно говорили мне об отсутствии у вас гордости, так что, то, о чем я вам говорю, не должно вас беспокоить. А вот я, видите ли, имею гордость и долг перед вами, и он тяжелым грузом висит на моей совести.

— Ваш долг?

— За помощь мне в тот день, когда я встретила вас. За то, что спрятали меня. За тот скандал, в который я вовлекала вас в церкви Святого Георгия. Кухарка сказала мне, что работники ворчат, потому что с этого ужасного дня начались отказы поставщиков.

— Что вы еще натворили? — Он хотел истины, а не рассуждений.

— Не так уж много. — Она отвела взгляд. — Генерал Пимм вернул мне отцовские вещи, а также его жалованье.

Я рассчиталась по счетам торговца рыбой, мясника и еще двух лавочников. Вы…

— Зачем вы это сделали? — Его голос был едва слышен.

Она не хотела встречаться с ним взглядом. Она собрала посуду и поставила ее на поднос.

— Потому что вы проявили доброту ко мне.

— Доброту? — Роуленд встал, едва не свалив стул. Затем схватил Элизу за руку, вынудив ее посмотреть ему в глаза. — Я никогда в жизни никому не делал чертова добра, Элизабет! — Боже, она была такая красивая, и ничто гадкое к ней не приставало!

Она положила руку ему на грудь.

— Вы не причинили мне зла, не воспользовались ситуацией, когда могли это сделать.

— Дайте время, дорогая.

— Нет. Вы никогда не заставите меня сделать то, чего я не хочу. Вы не мучаете меня чувством вины, намеками и косыми взглядами, как другие.

Он почувствовал, что его губ коснулась улыбка.

— Но вы забыли о долге, который должны выплатить за то, что я съел ваши угощения.

— Прошу прощения?

— Я должен узнать еще один секрет. Сейчас. С помощью какого крючка вас удерживает Пимм, Элизабет?

Глава 9

— Я хотела бы, чтобы вы перестали спрашивать меня о таких вещах. Никто не считает, что Пимм имеет власть надо мной, — уклончиво сказала Элизабет, не зная, какой курс ей избрать.

При свете свечи его необычно светлые глаза блеснули, когда встретились с ее взглядом.

— Люди обычно отказываются задавать вопросы, когда боятся ответа. Я не боюсь. Я намерен услышать ваш ответ. Она думала, что запомнила все детали его обветренного лица. Она ошибалась. Его лицо было намного красивее, чем она его запомнила. И пусть все известные ее знакомые говорят, что она ведет себя как дура, доверяясь таким людям, как он, она не могла удержать себя.

— Он погубит мою репутацию, равно как и репутацию моего отца.

— Каким образом?

— Заявив, что мой отец был бесчестным.

— Черт побери, Элизабет, — раздраженно проговорил он. — С каких пор вы стали придавать такое значение гордости? Вы проводите очень много времени с Хелстоном и его семьей. Почему это вас так должно беспокоить, если Пимм заявит, что ваш отец удирал до Лондона, преследуемый ордой французишек?

— Все гораздо хуже, — прошептала она. — Он…

— Да? — негромко произнес он и кончиком большого пальца коснулся ее щеки.

Элизабет уткнулась лицом в его ладонь и закрыла глаза.

— Тут целиком моя вина. Пимм никогда не узнал бы о делах моего отца, если бы я не танцевала и не смеялась с ним. — Она вздохнула. — У него имеются письма, которые могут быть обнародованы. Письма от родственников моей матери во Франции, которые мой отец получал во время войны.

Он шумно вздохнул.

— Только не говорите мне, что вы и ваш отец на самом деле были шпионами.

Она не ответила.

— Черт возьми, хотя бы скажите «нет».

— А что толку? Разумеется, я никакая не шпионка. Просто глупая импульсивная девчонка, которая любит танцевать, смеяться и флиртовать с красивыми офицерами.

— А какое это имеет отношение к письмам, которыми располагает Пимм?

— Никакого. Но не в том дело.

— Так в чем же, черт побери, дело? Какое отношение имеют танцы в Португалии ко всему этому?

— Прямое.

— В таком случае жду ваших объяснений, — проскрипел он.

— Я… ну, когда я в первый раз встретилась с генералом…

— Да?

— Мне доставило удовольствие его любезное отношение ко мне. Я мечтала потанцевать с ним. Я… я прихорашивалась перед ним. Он сказал…

— Что сказал?

— Позже он утверждал, что я кокетка. Что я намеренно пробуждала его чувства. Что я воспринимала все его ухаживания, каждое его слово и каждый взгляд.

— Ну а вы, в самом деле, воспринимали?

— В течение ряда лет я сама тысячу раз задавала себе этот вопрос. Не знаю. Мой отец и Сара утверждали, что это не так. Я думаю, что относилась к нему так же, как относилась к любому другому офицеру. Просто я получала удовольствие от развлечений, от танцев.

Он ослабил хватку.

— А теперь выслушайте меня, Элизабет, — сказал он, и глаза его потемнели. — Женщины обладают правом танцевать, флиртовать и находить радости в этой чертовой штуке, которую мы называем жизнью! И те вещи, которых вы стыдитесь, — это единственное, что разрешается женщине в ее рабстве.

— В рабстве? — Она попятилась от него, сама не понимая, куда направляется. Он последовал за ней, пока она не ощутила спиной стену.

Он уперся руками в стену по обе стороны от ее лица.

— От колыбели до могилы вы всего лишь собственность мужчины, — заявил он. — Вначале вами владеют отцы, затем продают лицам, предлагающим наибольшую цену. Затем мужья контролируют ваше поведение, оплодотворяют вас и надоедают, пока не устанут от вас, если раньше не сведут в могилу. Если вам повезет, этот чертов аристократ умирает первым.

— Но…

— Не будьте дурочкой. Вы не должны сомневаться в себе. Если бы Пимм хотя бы в малой степени обладал здравым смыслом, то воспринял бы ваш отказ как необходимость зализывать свои поганые раны. Или я единственный тип, кто понимает вас? Вы не должны испытывать сочувствие к мужчине, который мучает вас и шантажирует, даже если это сопровождается щедрыми обещаниями сделать вас герцогиней.

Глядя в сияющие гипнотическим блеском глаза, Элизабет почувствовала, что у нее возрождается уверенность, которая была ей свойственна два года назад.

— Что в тех письмах? — Роуленд наклонился к ней чуть ниже.

— Я не знаю.

— Что? — Глаза его сверкнули. — Вы живете под угрозой шантажа и даже не знаете, есть ли в них доказательства измены?

— Важно не то, что в них говорится, а то, от кого эти письма. — Она понизила голос. — Их написал мой дядя — генерал Филипп дю Кен.

— Ну да, вы родственница этого чертова командира лягушатников, — кисло произнес он. И в то же время на его лице не отразилось даже намека на неуверенность. — Так что вы собираетесь делать, чтобы выпутаться из этой гадкой истории?

Она улыбнулась. Она могла положиться, по крайней мере, на одного мужчину, который способен вести себя надлежащим образом. И, разумеется, она предпочитает в течение ближайших двух недель общество неблагородного бастарда, а не увенчанного наградами военного героя, у которого наблюдается склонность к шантажу.

Естественно.

В тот день, когда ей встретился настоящий принц, она приняла его за жабу.

— Знаете, Элизабет, — сказал Роуленд, не спуская с нее глаз, — вы мне нравитесь.

— Я вам нравлюсь, потому что никогда не просила вас помочь мне.

— Верно. — Он слетка отстранился, на его лице появилась полуулыбка. — Разве что во время свадеб.

— Да, — с раздражением сказала Элиза. — Но это не столько акт благородства, сколько возможность для вас получить награду.

— Это точно, — согласился он, и от уголков его глаз разбежались морщинки. Что ж, поскольку вы мне нравитесь, я дам вам отличный совет. — Он сделал паузу, чтобы усилить эффект. — Бесплатно.

— Да?

— Чтобы восторжествовала справедливость, вам необходима небольшая сердечная потеря.

Пульс у Элизабет участился.

— Что вы предлагаете?

— Вы умная женщина. Вы поймете это, когда будете со своими друзьями и вашим женихом в Виндзоре. — Глаза у него были полузакрыты — казалось, он испытывал боль, когда нагнулся для того, чтобы поцеловать её в лоб. Элиза ощутила исходящий от него пьянящий запах. — Я тоже там буду.

— О, я не знала, — пробормотала она.

Наступило неловкое молчание. Узел его белого льняного галстука был завязан просто, но умело. Она находилась так близко от Роуленда, что слышала биение его сердца. Она подняла голову. Он снова смотрел на нее, и на его лице читалась нерешительность.

Он с силой втянул воздух.

— Вы исполнены решимости, всячески осложнить себе жизнь? — Не дожидаясь ответа, он опустил голову, и его губы оказались совсем близко. — Черт возьми, я не могу оторваться от вас, как и этот чертов Пимм. Вы хорошо поступите, если уедете отсюда, Элизабет.

Она приподнялась на цыпочках и коснулась губами его губ. Желание прилило к каждой клеточке ее плоти. Страсть разлилась по венам, когда он обнял ее, заставив обвить руками его шею, и сжал ее бедра без какого-либо намека на деликатность.

Она вспоминала поцелуй под деревом тысячу раз на день. Он бледнел в сравнении с нынешней реальностью в тиши этого кабинета, когда крупные ладони скользили по бокам ее тела. У нее почти подогнулись колени, когда его пальцы нашли приют на сосках ее грудей.

Казалось, он обладал природным сочетанием качеств, которые способны были ввергнуть ее в блаженный транс. Она едва дышала, пока его ладони ласкали ее через тонкий шелк платья и хлопок рубашки. Элиза понимала, что поступает плохо, но не могла воспротивиться этому.

— О Боже! — простонал Роуленд, отдаваясь поцелую. Его пальцы ослабили ее лиф с большей легкостью, чем это сделала бы иная французская горничная. У Элизабет не хватило сил остановить его. Казалось, ее голос застрял где-то в глубине горла и не мог положить конец этой сладостной пытке.

А затем его теплые губы заскользили по ее шее, и щетина дневной давности царапнула нежную кожу. О, если бы Элиза могла остановить эти минуты, которые убегали прочь. Все казалось ясным. Все было правильно, все шло так, как и должно было идти…

Он со стоном приподнял ее и прижал к стен, его губы отыскали ее сосок, и теперь ручеек желания превратился в океан, который затопил Элизу.

Она горячечно задрожала, когда он стал мучить розовые соски языком, а затем принялся их сосать. Ее пальцы вонзились ему в шевелюру.

Пока он сосредоточил все внимание на ее нежной плоти, ее легкие ныли от напряжения. Тишину нарушало лишь легкое передвижение его ног да шуршание шелкового платья о льняное белье.

И вдруг все эти ощущения, эта необузданная страсть мгновенно прервались, поскольку послышался легкий стук в дверь.

Роуленд сразу же отпрянул от нее и прохрипел:

— Слава Богу!

Отрезвленная его словами, Элизабет принялась лихорадочно приводить в порядок лиф. Роуленд оттолкнул ее руки, и умело и быстро справился с задачей.

Из-за двери послышался тихий голос Сары:

— Элизабет, нам пора. Нас могут хватиться, если мы задержимся дольше.

Его взгляд снова сделался жестким, когда он посмотрел на волосы Элизы и поправил в них шпильку.

— Как обычно, вы излишне драматизируете, Элизабет Ашбертон.

Она попыталась обрести утраченное достоинство, однако не смогла сдержать дрожь. Голос не появлялся, как она ни пыталась открывать или закрывать рот.

Напоследок она запомнила его измученную улыбку, он с легким поклоном сказал ей «До свидания».

— Мечтаю увидеть вас в Виндзоре, моя дорогая. Помните мой совет.

Элиза никогда не пребывала в большем смятении. Она длилась, хотя не могла определить причину этого. Конечно, она надеялась, что он больше заинтересуется ею. А вместо этого он стал еще дальше от нее, когда она оторвала последний взгляд от его высокой фигуры и поблескивающих глаз.


«Моя любимая!

Я чувствую себя таким несчастным от того, что все еще нахожусь в разлуке с тобой. И тем не менее я заставляю себя позаимствовать страницу из истории твоего терпения, ни на миг не забывая, что мы скоро воссоединимся и никогда более не расстанемся. Никогда.

П.»

Когда на следующее утро карета подъезжала к Виндзору, Элизабет смяла последнее смехотворное любовное пожелание от Пимма. Каждый раз, когда лакей из Хелстона доставлял ей подобные послания, Элизе казалось, что у нее от отчаяния что-то скребется в легких. Она хотела остаться наедине со своими воспоминаниями о вчерашнем вечере, а вместо этого ей приходилось читать подобный вздор.

Она переплела пальцы, чтобы успокоиться, и выглянула из окна. Ничего подобного она в своей жизни не видела. Пейзаж поражал великолепием.

Широкий ярко-зеленый газон по обеим сторонам Подъездной дороги поблескивал под лучами солнца, каждая травинка стояла по стойке «смирно». Чуть дальше видны были параллельные ряды ясеней, серые веточки которых покачивались от легкого ветерка. И словно по чьей-то команде, туча галок, похожих на миниатюрных архангелов, летела с древних башен замка.

Было так здорово оказаться за пределами Лондона, где летняя жара становилась угнетающей. Здесь же, всего в трех часах езды на запад, воздух был прохладнее, чистые природные запахи сменили резкие ароматы человеческого скопления.

Из окна кареты Элизабет разглядывала самый большой замок в мире, который открылся за королевскими воротами. За последние семьсот лет это почитаемое место знавало и времена роскошного великолепия, и большого кровопролития. Круглая башня поднималась словно замысловатый скипетр на холме, по бокам располагались бесконечные галереи королевских апартаментов и парадных дворцовых покоев.

Как только Элизабет и других гостей из свиты Хелстона проводили внутрь, она задумалась о том, что принесут ей предстоящие дни. Впереди шли Эйта, Люк, Сара и граф Уаймит. Только Майкл и его очаровательная графиня Грейс шествовали позади, все еще под флером своего свадебного счастья. Розамунда, герцогиня Хелстон, осталась в Лондоне вместе с Джорджиной.

Что имел в виду Роуленд Мэннинг, когда сказал, что ей необходима сердечная потеря? Проклятие, не мог же он предполагать, что у нее тлеет желание поискать те якобы компрометирующие письма? Но было бы смешно полагать, что Пимм носит эти письма всюду, куда бы ни поехал.

Несколькими часами позже, когда они в надвигающихся летних сумерках вышагивали по ухоженным дорожкам, Элизабет не откликалась на попытки друзей разговорить ее. Лорд Уаймит и Сара шли чуть впереди Элизабет и Эйты, а Майкл и Грейс отправились в сторону розария.

— Пимм всю последнюю неделю был не иначе как в романтическом настроении, — пробормотала Эйта, за которой трусила на конце поводка маленькая собачонка шоколадного цвета. Под ногами захрустели горошинки гравия. — Не в пример некоторому тупоголовому шотландцу, который хочет показать, что ему на меня наплевать. Честное слово, не могу понять, почему он предпочел приехать сюда в разболтанном старом ландо графини Хоум, а не в нашей карете?

— Мадам, — граф Уаймит повернулся и подождал, пока герцогиня приблизилась к нему, — позвольте предложить, вам руку? Возможно, я окажусь для вас подходящим собеседником?

Элизабет придержала Сару, чтобы обеспечить приличное расстояние для конфиденциальной беседы Эйты с лордом Уаймитом.

— Он что-то задумал, Сара. Здесь…

— Кто?

— Генерал Пимм, — смущенно ответила Элиза.

— Что именно?

— Не знаю. Но у меня такое предчувствие.

Сара промолчала.

— Прости, — вздохнув, сказала Элизабет.

— Дорогая моя, я всегда буду рядом с тобой. Я беспокоюсь лишь о том, что твоя жизнь полностью строится на чувствах и интуиции. Ты уверена, что безумный взгляд у генерала, который ты якобы видела в тот роковой день, это не тоска и отчаяние, которые иногда возникают у солдат после баталии?

— Я… я не уверена. Я не знаю, но в нем была жестокость. Твой муж говорил когда-либо о жестокости Пимма?

— Нет. Пирс никогда не занимался праздными разговорами и сплетнями. Он никого не осуждал зря. — В серых глазах Сары можно было прочитать легкую грусть.

— Ой, Сара, прости меня. Я знаю, все считают, что я должна принять Пимма.

Сара устремила на подругу внимательный, изучающий взгляд.

— Не все. Но должна признать, что генерал испытывает к тебе истинную преданность. Ты ведь больше не веришь в то, что он приложил руку к смерти наших дорогих людей? — Сара помолчала. — Знаешь, я буду с тобой, даже если ты предпочтешь не выходить замуж за генерала.

Существовали такие вещи, которые невозможно было рассказать даже самой близкой подруге. Элизабет не смогла бы вынести выражение сомнения в глазах Сары, если бы рассказала ей о письмах от французской родственницы. Да она и не хотела втягивать Сару в глубину этого дела. Сара уже и так много сделала для нее. И поэтому Элизабет хранила молчание. Сара не сможет помочь ей в этом.

Несколькими часами позже она снова вернулась к своим мыслям, но Сара постучала в дверь, приглашая на обед.

— Ах, Сара, эти цветы в волосах так идут тебе! Ты никогда не носила ничего более симпатичного!

Подруга зарделась. Элизабет впервые видела, чтобы Сара позволила себе украшение.

— Это колокольчики от графа Уаймита. Он попросил меня надеть их сегодня вечером.

Элизабет слегка погрустнела. О, ей так хотелось видеть Сару счастливой! Совершенно искренне. Она была ее первой и единственной подругой, хотя другие офицерские жены избегали Элизабет и шептались, что она слишком вульгарна. Но Элизе не хотелось, чтобы померкла память о муже Сары. Он был командиром ее отца, и их жизни переплелись настолько тесно… Конечно, эгоистично и даже смешно рассуждать об этом.

Глаза Сары ничего не упустили.

— В этом нет ничего особенного. Не волнуйся.

— Граф очень хороший человек, и он сделает тебя счастливой. Я уверена в этом, — тихо проговорила Элизабет.

— Мы уже обсуждали это, Элизабет. Я знаю, что может сделать меня счастливой, — Сара отвела взор, — но это невозможно.

Три четверти часа, проведенные среди движущейся массы гостей, лишь увеличили давление в висках Элизабет. Но, по крайней мере, одной заботой оказалось меньше. Принц-регент предпочёл провести час перед обедом со своей матерью, королевой, которая настояла на том, чтобы уединиться в Виндзоре с дорогим королем Георгом, который стал за эти годы совершенно безумным.

Однако мистер Браун не способствовал облегчению всеобщего раздражения. Или, скорее, не способствовали этому мистер Браун и графиня Хоум.

Эйта возмущалась с такой силой, что вызывающе высокие страусовые перья грозили свалиться с ее отливающих сталью седых кудряшек.

— Как он может прислуживать ей, выполняя каждое ее слово? — На лице Эйты появилось выражение неуверенности. — Он приносит ей напитки, когда есть лакеи, которые могут принести галлоны вина любой леди в этом зале. Он не уделил ни секунды, чтобы сказать мне хоть слово. Я этого не понимаю.

— Возможно, он ожидает, что вы сделаете первый шаг, бабушка, — заметил Люк.

— Фи, не будь смешным, Люк. Ах, как я хотела бы, чтобы сейчас с нами были Розамунда и Джорджина. Пять женских голов вместе — это всегда лучше, чем одна голова лишенного здравого смысла мужчины.

— Я тоже хотела бы чтобы они были здесь, — пробормотала Элизабет. — Я так беспокоюсь за Джорджину.

Эйта погладила ее по руке.

— У вас достаточно поводов для беспокойства, Элизабет. А Розамунда — отличный человек, способный поухаживать за Джорджиной в ее заточение. И повеселить, рассмешить ее.

Элизабет стояла неподвижно, устремив взгляд на дверь, чего-то ожидая, вместо того чтобы, как это было ей присуще раньше, действовать. И вскоре она была вознаграждена. Вперед вышел, выставив грудь, увешанную наградами, Леланд Пимм, на узком лице которого явно читалось ожидание выражения восторга. Элизабет не могла совладать с развеселившей ее мыслью: вероятно, его камердинеру понадобилось полдня для того, чтобы уложить ему на лоб челку.

Пимм окинул взглядом зал и направился к ней. О, где же Роуленд Мэннинг? Он ведь говорил, что будет здесь.

— Моя дорогая, — выдохнул Пимм, приподняв подбородок.

— Добрый вечер, генерал, — ответила Элиза, оставаясь настороже.

Он заставил её выйти вперёд и подвел к небольшому деревцу.

— Я хотел бы, чтобы наедине вы называли меня по имени, Элизабет.

— Но мы не наедине… сэр.

— Пока что. — Он вяло улыбнулся. — У меня есть замечательный подарок для вас сегодня вечером, моя дорогая. Маленький подарок по случаю помолвки.

При звуках этих слов Элизабет не смогла подавить дрожь, которая волной пробежала по ее спине.

— Я не требую больше от вас подарков. Вы знаете, что существует лишь одна вещь, которую я хочу получить, — выдавила Элиза.

Он словно не услышал ее слова.

— Сегодня вечером я преисполнен решимости, увидеть ваши ямочки. Вы ведь не поскупитесь на улыбку мне? — Не ожидая от нее ответа, он продолжил: — Я абсолютно уверен, что вам понравится этот необычный подарок, а потом будут танцы, вы всегда любили вальс. Особенно со мной. Я мечтаю о множестве балов, которые мы дадим, когда будет завершен Бадахос-Хаус.

К горлу Элизабет подступила желчь.

— Вы собираетесь дать вашему дому название той баталии, где…

— Это был поворотный момент в войне. На очень многих фронтах.

— Но там погиб мой отец. Вы забыли?

— Гм… Я подумаю об этом.

Парализованная комком ярости и отчаяния, застрявшим под ложечкой, она не могла найти слов, которые разрушили бы этот карточный домик. Существовал предел, который она не дерзнула перейти. Если она слишком разозлит его, он вполне может выйти из себя, и все может закончиться бедствием.

— Пойдемте, моя дорогая. Я полагаю, его высочество уже прибыл. Поскольку я почетный гость, вы будете сидеть напротив меня. Рядом с принцем-регентом.

Как она ненавидела перспективу оказаться на виду в качестве его невесты! Она посмотрела на свое голубое с белым газом бальное платье и вспомнила, какую радость испытывала много месяцев назад, когда получила его в подарок.

Эйта дарила новые бальные платья каждой леди из тайного клуба вдов. Казалось, это было целую жизнь назад.

Ангелы и воины на фресках грандиозного столового Зала Круглой башни смотрели сверху вниз на невероятно длинные столы, заполненные гостями. Элизабет не могла бы выбрать более красивого места, чтобы чувствовать себя такой несчастной.

— Моя дорогая мисс Ашбертон, я счастлив наконец познакомиться с вами. — Принц-регент обратился к ней в тот момент, когда отрезал кусок мяса. Ослепительные рубины и бриллианты окольцовывали его толстые пальцы. — Вы кажетесь мне знакомой. Мы не встречались с вами раньше?

Элизабет едва не поперхнулась горошком. Она вознесла молитву, чтобы его высочество не вспомнил о ее злосчастной выходке в церкви Святого Георгия, когда на ней был черный парик.

— Нет, думаю, что не встречались, ваше высочество.

— Я никогда не забываю лица. — Положив руку на круглый живот, он некоторое время внимательно всматривался в ее лицо, прежде чем продолжить трапезу. — Пимм, вы сделали мудрый выбор. У нее красивые, умные глаза, она не болтает и выглядит смиренной.

Смиренной? Элизабет едва не рассмеялась.

Сидевший напротив нее генерал позволил себе полуулыбку.

— Я знал, что ваше высочество оценит мою Элизабет. Ее верность и преданность стране — мне не доводилось видеть ничего похожего на это.

Она сжала руки, аппетит у нее пропал задолго до того, как она села за стол. Ей хотелось разрыдаться. Где Роуленд? Он мог бы по крайней мере рассмешить ее своим черным юмором.

Герцог Хелстон сидел рядом с ней, поскольку относился к числу самых высокопоставленных гостей. Он отвлек от нее внимание, обратившись к Пимму:

— Когда вы с Веллингтоном отправляетесь в Вену, генерал?

— Почти сразу после того, как его высочество возведет меня в герцогское звание, и мы с Элизабет обвенчаемся.

Элизабет захотелось соскользнуть под стол. Ей казалось, что каждый из сотни гостей подслушивает.

— Пимм станет весьма грозным пополнением вашего герцогского круга, не правда ли, Хелстон? — Принц-регент захихикал, и щеки у него затряслись.

— Вне всякого сомнения, — проговорил герцог, устремив взор на свою бабушку.

Судя по выражению лица Эйты, вот-вот собиралась разразиться гроза. Похоже, Эйта не слышала ни одного слова. Она не спускала глаз с мистера Брауна и графини Хоум, те рассмеялись после какой-то реплики одного из сидящих рядом гостей, которую здесь не было слышно.

— Вы не слишком многоречивы сегодня вечером, моя дорогая. — Пимм кивнул в сторону Элизабет. — Готов биться об заклад, что это очень скоро переменится.

Она забыла про вызывающую раздражение привычку генерала употреблять старомодные слова, чтобы продемонстрировать интеллект, которым он не обладал. Она уже давно догадалась, что он коллекционировал эти редко употребляемые слова, чтобы при случае произвести впечатление.

Лишь Элизабет заметила, как вздохнул герцог Хелстон. Она никогда не видела, чтобы Хелстон молча терпел скучного человека. Вероятно, лишь присутствие принца-регента сдерживало необузданный нрав герцога.

Принц-регент поднялся на ноги. Все сидевшие за столом гости мгновенно стихли. Его высочество поднял золотой бокал, и гости последовали его примеру.

— Тост, мои друзья. Хотя мы собрались ради Аскота, я пригласил вас сюда для того, чтобы отпраздновать предстоящую свадьбу одного из самых знаменитых полководцев в великой войне с Францией и Германией Леланда Пимма. За Пимма и его очаровательную невесту Элизабет!

— За Пимма и его Элизабет! — словно эхо повторили сто голосов.

— Свидетельством нашей щедрости по отношению к генералу Пимму служит то, что я дарую ему свадебный подарок, о котором он просил. И чтобы никто не делал поспешных заключений о его жадности, спешу заверить, что это не земля в Мейфэре. — Его высочество хмыкнул. — Очевидно, он хранил в сердце заветное желание любимой невесты.

Элизабет почувствовала, как кровь прилила к ее щекам, и услышала несколько шепотков. Она съежилась в кресле, и рука Люка успокоила ее. Элиза выпрямилась.

— Мисс Ашбертон, вы скоро станете одной из самых богатых леди. Но Пимм рассказал мне о вашей подруге, миссис Уинтерс, и о ее бедности после прискорбной гибели мужа на поле боя. Настоящим я жалую этой достойной вдове Бартон-Хаус на севере Озерного края и ежегодный доход в четыре тысячи в честь великих заслуг перед Англией ее мужа, полковника Уинтерса.

Элизабет мгновенно обернулась к Саре. Глаза ее лучшей подруги округлились от потрясения, она тут же закрыла лицо салфеткой.

Принц-регент продолжил речь, несмотря на лавину голосов и поздравлений, адресованных Саре.

— Вы довольны, мисс Ашбертон? Мудро ли выбрал Пимм подарок для вас?

Волна счастья затопила Элизу. Это было именно то, чего она больше всего пожелала бы Саре.

— Ваше высочество, — шепотом проговорила она, я потрясена вашей щедростью.

— Скорее вам следует поблагодарить Пимма, а не меня. Она сглотнула комок и, не поднимая глаз, обратилась к генералу:

— Ничто не может сделать меня более счастливой, чем счастье видеть мою подругу так хорошо устроенной. Я чрезвычайно благодарна за ваш щедрый подарок, генерал.

— Ваше счастье означает для меня целый мир, Элизабет, — с самодовольной улыбкой сказал Пимм.

Тишину пронзил голос Сары.

— Это слишком много, ваше величество. — Глаза ее были огромными, и в них поблескивали слезы. — Я не могу принять такой…

Принц-регент отмахнулся от ее слов.

— Я рад вашему согласию, миссис Уинтерс. — Он поднял бровь. — Кроме того, насколько я понимаю, я могу тем самым убить двух зайцев. Одним домом, так сказать.

Что за черт?

— Я готов биться об заклад, что я не сделаю подарка Уаймиту, когда он соберется жениться. — Он закатился смехом.

Элизабет подняла глаза и увидела, что Пимм подмигивает ей.

Ее мир разрушался на глазах, и тем не менее она должна была улыбаться. А затем ее последний оставшийся союзник, герцог Хелстон, человек, на которого можно было положиться, сбросил со своего лица напряженное выражение.

О, она так понимала его. Он испытывал облегчение. После замужества Элизы и обустройства Сары финансовый груз по обеспечению двух женщин, находящихся под протекцией его бабушки, спадет с его плеч. И теперь, после этого подарка, никто из ее друзей не поверит в то, что Пимм — чудовище.

Словно услышав ее мысли, Люк взглянул на Элизу.

— Позвольте принести мои искренние поздравления и пожелать вам счастливого будущего, Элизабет.

— Спасибо, ваша светлость. — Возвращение к официальной форме общения казалось наилучшим способом начать будущее, которого она надеялась избежать.

Она будет изъята из круга друзей. В самом деле, ее лучшая подруга отправится на другой конец страны. И ее, как сказал Роуленд, отправят на хранение в громадный дом Пимма, обрюхатят и выбросят на свалку, когда генерал наиграется. Если ей повезет, она заставит его устать от нее быстро.

Люк снова так тяжело вздохнул, что Элизабет невольно повернула голову в его сторону.

— Ваша светлость?

Он заговорил настолько тихо, что она вынуждена была наклонить голову, чтобы разобрать его слова.

— Я знаю, что пожалею об этом. — Он покачал головой. — Граф Уоллес находится в королевских конюшнях. Он передал вам неразумную просьбу принести хоть каплю чаю больному человеку.

Она едва смогла вздохнуть в своем тесном корсете.

— Мистер Мэннинг? — шепотом спросила она.

— Не имею ни малейшего представления. — Он откашлялся. — Не будьте глупышкой, Элизабет. Было бы лучше, если бы это сделал кто-то другой. Вы ведь знаете, Пимм не любит долго томиться ожиданием.

Впервые в жизни Элизабет вознесла молитву о том, чтобы у нее не было шанса потанцевать сегодня. Прошло, наверное, пять минут — целая вечность! — прежде чем принц-регент удалился из-за стола, эффектно завершив королевский ужин и позволив тем самым удалиться и гостям.

Глава 10

Элизабет бежала по дорожкам, и свет полной луны помогал ей преодолевать все встречающиеся препятствия. Кто болен? Она была уверена, что это Роуленд. Пальцы занемели, и она в спешке уронила салфетку с подноса, который несла. Тяжело дыша, она нагнулась, чтобы поднять ее с гравийной тропинки.

Королевские конюшни были ярко освещены фонарями. Целая армия конюхов, грумов, кучеров и лакеев бегала в разных направлениях, обихаживая множество лошадей. Она нашла графа Уоллеса в задней части конюшен, окружённого полудюжиной людей.

— А, Элизабет, — сказал он, одарив ее улыбкой, — вы принесли чай?

— Что она здесь делает? — рявкнул Роуленд.

О… он не болен.

— Я попросил ее принести что-нибудь для Лефроя, — в замешательстве ответил Майкл. — А что?

Ее взгляд упал на седовласого мужчину, лежащего на соломенной постели в окружении группки людей.

— Мистер Лефрой, — прошептала она. — Что с вами случилось?

— О, это вы, голубушка. Вы что-то принесли старику Лефрою? Я даже не знаю, смогу ли приложиться сейчас к чему-нибудь, — слабо сказал он. Он попытался приподнять голову и застонал.

— Что с ним? — Она посмотрела на Роуленда и увидела на его лице весьма мрачное выражение.

— Не знаю, — пробормотал он.

— Обед плохо улегся, — простонал Лефрой.

Элизабет приложила руку к его лбу.

— Температуры нет. Гм… Никто не ходил в аптеку? Может быть, вы выпьете чаю, мистер Лефрой?

Казалось, его лицо позеленело, на лбу выступили крупные бисерины пота. Лефрой кивнул, и Элизабет помогла ему немного попить.

— Он определенно не сможет завтра скакать, Роуленд, — пробормотал у нее за спиной Майкл.

Она посмотрела на Лефроя.

— Скакать?

— Золотой кубок, — прошептал Лефрой.

— Я очень сомневаюсь, что вы будете способны на это, мистер Лефрой, — тихо сказала она, затем повернулась к Роуленду. — Нужно найти кого-то другого.

Лицо Роуленда стало еще жестче.

Элизабет окинула взглядом людей, стоявших рядом с ним. Молодой парнишка, которого она раньше видела в конюшне Роуленда, пояснил:

— Весперс не любит мужчин, за исключением мистера Лефроя и хозяина, она любит только женщин… Очень темпераментная. Сбрасывает наездников.

— Значит, на ней можете скакать вы, — предложила она, встретившись наконец с отрешенным взглядом Роуленда.

Он хрипло засмеялся.

— А в чем дело?

Объяснил всё Майкл:

— Он слишком тяжел. Другие лошади будут нести гораздо меньший вес. Эта кобыла не имеет ни малейшего шанса выиграть при таком гиганте.

Элиза окинула взглядом всех собравшихся.

— Вы ошибаетесь.

— Прошу прощения? — спросил Майкл.

— Мистер Мэннинг, возможно, крупнее Лефроя, но он более поджарый, разве вы не заметили?

Последовали беспорядочные вопросы и восклицания.

Она оборвала всех:

— У вас есть идея получше? Или вы собираетесь стонать и плакать?

— Роуленд на три стоуна тяжелее, чем любой другой наездник, Элизабет, — сказал Майкл. — Это весьма ощутимый минус.

— Ну, тогда могла бы я… если она ничего не имеет против женщин, — негромко предложила она.

— Абсолютно невозможно! — с угрозой в голосе сказал Роуленд.

— Она отличная наездница, сэр, — пробормотал мистер Лефрой. — Я это сам видел.

— Выходит, вы без разрешения ездили на моих лошадях? — раздраженно спросил Роуленд. — Я догадывался, что у вас было мало работы.

— Это идея, — высказался Майкл, и на его лице появилась улыбка. — Сара как-то говорила, что Элизабет — первоклассная наездница. Я нисколько не удивляюсь, ведь она изъездила большую часть Испании и Португалии, — нарочито будничным тоном добавил Майкл.

Элизабет окинула взглядом выжидающие физиономии всех.

— Есть какие-нибудь ограничения для женщин-наездниц?

Все заверили ее, что таковых не имеется.

— Я скорее сниму Весперс, нежели позволю этой дамочке взобраться на спину лошади.

— А почему? — Майкл скрестил руки на груди. — Элизабет — твой лучший шанс на приз.

Элизабет видела, как по лицу Роуленда пробежала черная туча.

— Я сам поеду на Весперс.

— Я допускаю, что ты прав, — сказал Майкл, разглядывая ногти. — Скачки — это опасно.

Роуленд выругался, в сердцах сказав что-то ядовитое о братьях, идиотских пожеланиях и проклятых женщинах.

Элизабет молча наблюдала за братьями; идея уже пустила росток в ее сознании. В самом деле, а что она потеряет? Пока другие обсуждали вопрос об изменениях на завтрашних скачках, она наклонилась и тихо сказала Лефрою несколько фраз.

Он посмотрел сначала на нее, затем на своего хозяина и покачал головой.

— Ну пожалуйста, — просительно проговорила она.

— Он наверняка открутит мне голову, голубушка. — Затем, снова покачав головой, добавил: — Приходите за час до зари, поговорим.

Она распрямилась и тут же услышала, как Роуленд ответил на вопрос своего единокровного брата.

— Кто-то отравил его, — пробормотал он, затем показал пальцем на мистера Лефроя. — Твое жалованье урезано. Я говорил тебе накануне, чтобы ты ничего не ел, старина.

— Вы уверены? — спросила Элизабет.

— Нет. — Он провел ладонью по темным волосам.

Майкл оперся о стойло.

— Я слышал, Пимм поставил против Весперс маленькую ставку.

Если она решилась, то сейчас лучше уйти, чтобы было время подготовиться.

— Ну, вижу, что я здесь больше не нужна, поэтому прощаюсь и желаю вам хорошего вечера. Я возвращаюсь в замок.

— Это самая лучшая идея, которую я когда-либо слышал, — холодно сказал Роуленд. — Будьте достаточно мудры и не говорите, где вы были. Ваш идиот-жених, вероятно, уже зашелся криком, пытаясь найти вас.

Роуленд распустил остальных работников, загрузив их множеством заданий. Даже его пресловутый брат оказался полезен.

— Так что же ты собираешься делать с Элизабет Ашбертон? — спросил Майкл, разглядывая копыто Весперс, которое опиралось на кожаный фартук, постеленный на его колени.

Если бы Роуленд не счел слова Майкла странными, то мог бы, по крайней мере, посмеяться над тем, что под кожаным кузнечным фартуком единокровного брата можно было обнаружить изысканный вечерний костюм. Роуленд, прислонившись к деревянной стенке крытого стойла, наблюдал за работой Майкла.

— Осторожно, у нее до сих пор рана от камешка.

— Она зажила. Ответь на мой вопрос.

— Что за идиотский вопрос? — Роуленд в сотый раз за последние несколько часов внимательно осмотрел кобылу. Он сам воспитал ее и знал в деталях всю ее подноготную. У нее было больше сердца и ума, чем у любой другой лошади во всей Англии.

— Ты понимаешь суть вопроса. Каким образом ты собираешься помочь мисс Ашбертон?

— И какого черта я стал бы ей помогать? У меня и своих забот хватает. А у этой леди неприятностей больше, чем у вора, которого застукали у витрины магазина.

Брат взглянул на него, держа в зубах гвоздь. Затем Майкл вынул гвоздь изо рта, приложил его к копыту и легонько стукнул.

— Ты ведь знаешь, что есть два способа помочь ей — трудный и легкий.

Роуленд невозмутимо осматривал копыто.

— Нужен еще один гвоздь.

— Нет, все хорошо. По крайней мере, она полностью готова для завтрашнего забега. — Майкл отпустил копыто лошади и пощупал бабку. — Чего нельзя сказать о тебе.

Роуленд раздраженно фыркнул.

— По твоему виду можно сказать, что ты намерен подумать старина. — Майкл собрал кузнечные инструменты. — И как ты собираешься завтра выиграть?

— Проверь другое копыто.

— Так как, а? — На лице Майкла появилась улыбка.

— Для тех, кто играет на деньги на скачках, ты слишком непонятлив.

— Я не поставил даже полпенни на Золотой кубок.

Роуленд вскинул бровь.

— Так какого черта ты тогда помогаешь мне? Решил посетить этот проклятый бал или соскучился по старой кузни кузнеца?

Майкл хмыкнул, провел ладонью по крупу лошади, обошел ее и осмотрел другое копыто.

— Это понятие совершенно чуждо тебе, брат, но существует такая вещь, как товарищество.

Роуленд фыркнул:

— Я должен был догадаться, что счастье превратило тебя в сентиментального глупца.

Майкл отмахнулся от этих слов.

— Ты должен попытаться спасти Элизабет Ашбертон, пока еще не слишком поздно.

— Знаешь, Майкл, если эти твои нравоучения — цена того, что ты уклонился от развлечений Принни, тебе лучше вернуться на бал, пока ты не разрушил эту трогательную сцену братской любви, — с откровенным цинизмом сказал Роуленд.

— Другие, возможно, не понимают, что здесь происходит, но мы с тобой видим, — возразил Майкл, отнюдь не собиравшийся мириться с тем, что ему хотят дать отставку. — Она не должна выходить замуж за Пимма.

— В самом деле? — проскрипел Роуленд.

Брат выпустил копыто кобылы и медленно поднялся.

— Это твой последний шанс.

— В чем?

— Заявить о своем достоинстве и присоединиться к роду людскому.

— Ты всего в шаге от того, чтоб надеть юбку, Майкл. Это, должно быть, потому, что ты живешь среди женщин, и набрался их эмоций.

— А ты в шаге от полного поражения на всех фронтах. — Майкл помахал рукой, — Лефрой поведал мне о твоем печальном финансовом положении. И мне не нужен ничей рассказ о твоем душевном состоянии. Я отлично знаю тебя, как и всякий, кто работал под твоим началом.

— Черт бы побрал Лефроя, — прошипел Роуленд. — А почему тебя так интересует и беспокоит то, что происходит?

— Меня это не беспокоило, пока я не собрал вместе все кусочки мозаики.

— Оставь все это в покое. Если я не подниму на ноги своего сплетничающего наездника, то поеду на Весперс сам и выиграю, и твоя совесть будет чиста. А если проиграю, то приведу в действие другой план.

— В самом деле? Майкл в сомнении вскинул бровь. — А как насчет кредиторов?

— Я найду выход. Я всегда нахожу. В этом разница между мной и тобой, Майкл. Ты полагался на жену, чтобы спасти свою шею. Я никогда в жизни ни от кого не зависел. Глаза Майкла впились в его глаза.

— Это потому, что ты никогда не доверял ни единой живой душе — за исключением твоей матери и твоего брата Говарда, и Мэри… Ладони Роуленда сжались в кулаки.

— А потом ты узнал, что твой брат не стоит доверия, и теперь остался один.

— Доверие — для слабых глупцов. Послушай, если у тебя есть что-то еще, говори. У меня нет времени хныкать здесь о прошлом.

Майкл сложил руки на груди.

— Ладно, брат, В течение долгого времени я думал, что ты самый порочный, жестокосердный тип, которого только знала земля.

Роуленд улыбнулся.

— Но потом я увидел тебя с Элизабет на конюшне, а позже — на свадьбе герцога, когда ты спас ее. И вот прямо сейчас, когда ты не позволил ей сесть на Весперс, хотя она — это наивернейшая надежда на победу. И сейчас я вынужден признать, что ты вовсе не тот человек, за какого я тебя принимал.

Роуленд не мог первым отвести глаз от немигающего взгляда Майкла. Так они и стояли, гипнотизируя друг друга, только тихое ржание кобылы нарушало воцарившуюся тишину.

Роуленд опустил взгляд.

— Зачем ты позволяешь Пимму жениться на ней, старина? — шепотом спросил Майкл.

Ответа не последовало.

Брат раздраженно крякнул.

Нарастающая ярость достигла своего максимума, кровь забурлила в венах.

— А что? Ты думаешь, она найдет счастливое будущее с человеком, который рос на мерзостной грязи по берегам Темзы? С человеком, который там и окончит свой путь, судя по тому, как складываются дела? Ты хочешь, чтобы она вкусила все прелести незаконности брака моей ирландской матери и спала с бастардом? Ты этого желаешь для мисс Элизабет Ашбертон, невинной дочери джентльмена? — Он почувствовал, как теплая морда кобылы ищет его ладонь. — Оставь это, Майкл. Ты ничего не знаешь об этом деле.

— Позволь мне угадать. Ты думаешь, что она будет счастлива, живя в помпезной роскоши, которую ты отрицаешь? Ты изменился. — Он покачал головой. — То ты эгоистичный негодяй, то настаиваешь на том, что ты благородный.

— Благородный, — насмешливо произнес Роуленд. — Я не знаю значения этого слова, Майкл. — Он не стал говорить о реальной причине, по которой Элизабет вынуждена вступить в брак. Не ему рассказывать Майклу об убийственных тайнах Пимма. Да это и не меняет сущности дела.

Майкл вздохнул.

— У меня есть последний бесплатный совет для тебя.

— Еще совет? О Господи, остановись.

Но Майкл продолжил:

— Предлагаю тебе представить Пимма в брачную ночь, когда он лишает Элизабет Ашбертон невинности. Она вынуждена будет лечь под человека, которого считает убийцей своего отца, и тут не важно, убил он его в действительности или нет.

Крошечный кусочек льда отвалился от замерзшего сердца Роуленда.

— Убирайся к черту! — прорычал он. Роуленд был близок к тому, чтобы схватить кнут и отхлестать Майкла по лицу, чтобы защититься от этого понимающего взгляда. — Чертов идиот.

Этот чертов идиот наконец понял, что исчерпал запас гостеприимства, и ушел.

Роуленд провел остаток вечера, думая о завтрашних скачках. Это будет самый большой и сложный бой за приз.

Когда Весперс была в форме… Он поднял глаза и увидел самого юного конюха с подносом.

Что за черт?

— Это от мисс Ашбертон, хозяин. Она просила сказать вам, что это приготовлено ее руками. Еще она сказала…

— Вылей это, Бобби.

— …что я должен удостовериться, что вы это съели, — тихо добавил он. — Сказала, что она приготовила то, что вам нравится.

Роуленд посмотрел на вареное яйцо, два кусочка хлеба, яблоко и маленькую чашку чая. Наконец-то. Все же она послушалась. Он некоторое время поколебался, но затем съел все без малейших угрызений совести. Он не ел целый день, и это не слишком увеличит его вес, зато добавит ему сил.

После этого Роуленд заставил себя забыть о планах на завтрашний день и лег в углу стойла Весперс. Он никому не доверил бы присматривать за ней.

Заря позолотила края неба, прогоняя ночь своими золотистыми и розоватыми колесницами. Элизабет спешно оделась, прихватив с собой самую важную деталь — черный парик.

Это выглядело сущим безумием. Но впервые за все эти недели она чувствовала себя свободной от обязательств, которые ей диктовала ее разнесчастная жизнь. Она может победить. Она знала, что может. Отец гордился бы ею. И уже этого было достаточно.

В самом деле, это был единственный способ. И теряла она совсем мало. Она испробовала терпение и смиренный образ жизни, но это ни к чему ее не привело. Какое отличное ощущение, когда ты действуешь, а тем более, когда кому-то помогаешь.

Просто удивительно, как легко оказалось заставить Майкла и всех конюхов Мэннинга выполнить ее приказания. Все часы, проведенные ею на кухне, сыграли свою роль. Люди готовы были прорыть тоннель до самого Китая, если бы она попросила.

И Майкл. По какой-то странной причине он хотел этого даже больше, чем она сама. После того как она убежала от надоедливых слов и прикосновений Пимма во время бала, Майкл в течение часа обсуждал с ней стратегию скачек, достоинства других лошадей, а также время финального рывка. Она испытывала удовлетворение, понимая, что Майкл и мистер Лефрой не позволили бы ей вмешаться, если бы не были уверены, что у нее отличные шансы на успех. Все говорили, что она должна доверять Весперс, этой самой талантливой лошади в мире.

Элизабет не хотела думать о том, что с ними сделает Роуленд после скачек. Это будет что-то ужасное. Но она полагалась на то, что успех смягчит его гнев.

И еще надо рассчитывать на то, что Сара в этом заговоре сыграет свою роль.

Роуленд пытался прийти в сознание. Что за чертовщина с ним происходит? Он с трудом приоткрыл глаза и увидел сноп солнечного света, который пробивался сквозь дверь стойла, в воздухе плавали и кувыркались маленькие частички пыли.

— Доброе утро, хозяин. — Дошел до его сознания нетвердый голос Лефроя.

Приложив немалые усилия, Роуленд слегка повернул голову. Что-то не так. Было совсем светло, а его голова оставалась настолько тяжелой, что, казалось, весит не меньше трех стоунов. Лефрой лежал, распластавшись у другой стороны стойла.

Роуленд понял, что нужно сосредоточиться на чем-то очень важном. На жизненно важном. Во рту ощущались сухость и горечь.

— Что это такое, черт побери! — прохрипел он.

— Настойка опия, — с легким стоном сказал Лефрой.

И вдруг в его мозг ворвалось, словно ураган осознание правды. О Господи! Сегодня забег на Золотой кубок. Он вскочил на ноги, и у него все поплыло перед глазами. — Где все люди? — рявкнул он. — И который час?

— Около одиннадцати, сэр. Они на скачках.

Отчаянно чертыхаясь, Роуленд заставил свое тело двинуться вперед.

— Старина, ты уволен. Без всякого предупреждения. Да где этот чертов кнут? Я буду пороть тебя до тех пор, пока ты не пожалеешь о том дне, когда впервые увидел меня.

— Я уже жалею, сэр, — с вялой улыбкой отозвался Лефрой. — То есть уже давно.

Голова у Роуленда кружилась как у пьяного, он с трудом мог сохранять равновесие. Что сказал Лефрой перед этим?

— Настойка опия, — шепотом повторил Мэннинг.

— Я думаю, она добавила ее вам в чай вчера вечером. Его мозг начал понемногу работать. Тысяча мыслей, расталкивая друг друга, заполнили его отяжелевшую голову. Маленькая чертова дурочка. Она сломает себе шею.

Шатаясь, он дошел до конца стойла и позвал ближайшего работника. Он отдавал приказы таким хриплым и мрачным голосом, что на его зов, казалось, мог выскочить сам дьявол.

Роуленду понадобилось менее получаса, чтобы преодолеть шесть миль от Виндзора до места скачек в Аскоте. За тем пришлось протиснуться сквозь толпу к королевской трибуне. Джентльмен с осиной талией в вечернем наряде шагал с двумя дамами под руку. Эти чертовы женщины старались перещеголять друг друга причудливыми шляпками и нарядами всех оттенков и фасонов.

Трибуны были заполнены до отказа, сотни людей преисполнились решимости увидеть, кто завоюет престижный приз.

Роуленд схватил за руку какого-то джентльмена.

— Золотой кубок, — задыхаясь, произнес он, — уже закончился?

Джентльмен выдернул руку, бросив на Роуленда суровый взгляд.

— Я был бы признателен, если бы вы…

— Черт бы тебя побрал! Он закончился? — заорал Роуленд.

Леди, висевшая у него на руке, захихикала.

— Он вот-вот начнется, мистер Мэннинг. Вот взгляните… — Она показала на стартовую трибуну, где более дюжины жокеев заняли исходные позиции.

Он пробирался сквозь толпу, используя все оставшиеся силы. Его глаза шарили по жокеям в поисках темно-синей с золотом ливреи. Вначале он обнаружил Весперс, которая была на пол-ладони выше других лошадей.

И наконец он увидел то, что и ожидал увидеть.

У него заныло под ложечкой. Противнейший черный парик, на сей раз с подрезанными черными волосами, выглядывал из-под традиционной жокейской шапочки. Ненормальная. Она хочет убиться.

Он закричал, уже понимая, что поздно. Была дана отмашка, и лавина лошадей рванулась вперед. Отчаянно чертыхаясь, он побежал к стартовой трибуне, не спуская глаз с Элизы, которой он открутит голову, если она в ближайшие несколько минут сама не сломает себе шею.

Сжимая кулаки, он добежал до двух джентльменов, которых несколько позже он четвертует своими собственными руками.

— Джентльмены, — зловещим тоном произнес он. Герцог Хелстон и граф Уоллес одновременно повернули головы и сочли благоразумным отступить от него, по крайней мере, на шаг.

— Вы не забыли пистолет? — с некоторым испугом спросил граф у своего сановитого партнера по преступлению.

— Я бы не стал тратить время на подобное беспокойство, — с наигранной уверенностью сказал Хелстон. — У Мэннинга нет в руке дьявольского кнута.

— Я всегда знал, что все пэры со странностями, но вы превзошли все мои ожидания, позволив ей участвовать в… скачках. Только, ради Бога, скажите мне, что у нее нет кнута. — Роуленд был парализован страхом, видя, что она скачет в самом конце.

— Разумеется, нет, — сказал Майкл. — За кого ты нас принимаешь? Лефрой и я рассказали все, что ей необходимо было знать.

— Кажется, я запру ее в стойле, и буду держать на сене и воде до конца жизни.

Роуленд почувствовал, что кто-то ткнул его под ребро, и, полуобернувшись, увидел вдовствующую герцогиню Хелстон.

— Мне ничего не видно. Поднимите меня, мистер Мэннинг.

— Эйта, — простонал герцог. — Вы должны были находиться на трибуне вместе с Сарой, Уаймитом и Грейс и отвлекать генерала Пимма.

— Он не хочет, чтобы его отвлекали. И я отказываюсь находиться рядом с Джоном Брауном, пока он сидит рядом с этой… этой…

— Послушайте, Эйта, — сказал граф. — Ему совершенно неинтересна графиня Хоум. Я же вас просил, не позволяйте мистеру Брауну видеть, что вы хотя бы чуточку злитесь. Он проверяет вас. Он…

— Ах, черт побери! Да заткнитесь, вы! — заорал Роуленд. — О Господи…

Тысяча людей ахнули, увидев, что Весперс споткнулась, но затем выровняла шаг на длинном, идущем на подъем отрезке дистанции.

— Она потеряла стремя, — задохнулся от страха Роуленд. — Она упадет… финиширует последней — и мертвой.

— Да взгляни, она уже воткнула ногу в стремя! — возразил Майкл. — Перестань кудахтать! Она уже рядом с основной группой.

Приближалась тесная петля дистанции. Это был тот отрезок, где высокая лошадь должна была сдать назад. Единственный отрезок, где она могла вырваться вперед, находился на длинной прямой в самом конце. Но, очевидно, эта ведьма Элизабет Ашбертон не знала таких тонкостей. У Роуленда глаза полезли на лоб, когда он увидел ее рывок навстречу опасности. Каким-то чудом Весперс, задрав хвост, протиснулась между перилами и маленькой гнедой, выиграв этим маневром значительное расстояние.

На трибуне раздался гул одобрения. До финиша оставалось меньше мили.

Роуленд ощутил металлический привкус крови во рту и не смог двинуться. Он стиснул зубы и понял, что кто-то сунул ему в руки подзорную трубу. Он приставил ее к глазам, руки его тряслись, словно трепещущий флаг. И в этот момент он увидел искаженное ужасом лицо женщины, без которой он не мог жить.

О Господи!

Глава 11

— Она вырывается вперед! — В голосе брата слышалось ликование.

Эйта захихикала от восторга и запрыгала на месте, словно шестилетняя девочка.

— Я же говорил, — добавил герцог Хелстон, на сей раз, не растягивая, по своему обыкновению, слова. — Она в отличной форме.

— За исключением этого парика, — сказал Майкл и дико расхохотался.

Пол мили. И тогда он почувствовал приближение катастрофы. Элиза была в тройке лидеров. — Шла рядом с серым мерином Таттерсоллза, постепенно выдвигаясь вперед. И в это мгновение жокей Таттерсоллза взмахнул кнутом и хлестнул по крупу Весперс.

Кобыла взбрыкнула, позволив серому мерину выйти вперед. Но хуже всего было то, что Элизабет потеряла равновесие. Глаза Роуленда едва не вылезли из орбит. Кажется, сейчас он станет свидетелем смерти.

Своей собственной смерти.

Дыхание у Элизы сбилось, во рту пересохло, на зубах что-то заскрипело. Она ухватилась за гриву Весперс мертвой хваткой и сумела удержаться и выпрямиться. Ноги занемели, но она обхватила ими, словно клещами, бока Весперс, пытаясь выпрямиться.

— Спокойно, — выдохнула Элиза скорее для себя, чем обращаясь к кобыле.

Было невыносимо смотреть на то, как мелькают копыта лошадей впереди нее. Две или три лошади находились между ней и финальной прямой. На длинном отрезке, идущем под уклон, Элиза держалась ближе к краю, понимая, что еще одной встречи с кнутом жокея ей не вынести. Если у нее оставался какой-то шанс, он заключался в том, чтобы уйти от столкновения с другими и позволить Весперс сделать свое дело.

В этот момент жокей, который имел наглость ударить кнутом ее кобылу, оглянулся и ухмыльнулся гаденькой улыбкой.

Ярость едва не ослепила Элизабет.

— Вперед, девочка! — прохрипела она. Лошадь отозвалась мгновенно, она понеслась словно стрела, выпущенная из тугого лука, слышен был свист ветра за спиной.

Руки Элизы покачивались в такт полету Весперс, которая догнала двух лошадей и обошла их в начале прямого отрезка.

Это был ее последний шанс. Сердце Элизабет подступало к горлу. Когда разрыв между Весперс и серым мерином Таттерсоллза был преодолен, в мозгу Элизабет сверкнуло лицо Роуленда.

— Сделай это для него, девочка… Прошу тебя. — Кажется, лошадь поняла ее и рванулась вперед.

Элизабет все еще продолжала гнать Весперс, когда вдруг поняла, что шум в ее ушах идёт вовсе не от топота лошадей, а от ревущей толпы. Она решилась оглянуться и увидела, что другие лошади далеко позади. Забег уже давно завершился.

Наконец это поняла Весперс и постепенно перешла на рысь. Бока ее часто и тяжело раздувались. Потом она остановилась, и кто-то схватил ее за повод.

Элизабет посмотрела вниз, почти ничего не видя. Его взгляд встретился с ее взглядом. С лица Роуленда спала обычная маска непроницаемости. В его светящихся глазах читалась бьющая через край ярость. Пока к ним подходили другие, он схватил Элизу за талию и попытался приподнять с седла.

Но она не могла оторваться подобно репейнику, вцепившемуся в мохнатую шерсть.

— Ослабьте ноги, — сказал Роуленд октавой ниже и более хриплым голосом, чем звенящие вокруг возбужденные голоса.

Ноги? У нее есть ноги? Элиза не смогла сдержать дрожь.

Она почувствовала, как он освобождает из стремени ее ногу, а затем он одним резким движением снял ее с седла и опустил на землю. Земля вздыбилась под ногами, и он успел схватить Элизу за талию, не дав ей упасть. Казалось, ноги не в состоянии удержать ее.

— Я выведу ее отсюда, Мэннинг, — негромко произнес чей-то голос, похожий на голос герцога Хелстона.

— А Весперс… мы выиграли? — наконец-то вернулась к ней способность говорить.

— Разумеется, вы выиграли, — крикнул Майкл и счастливо засмеялся.

Слышны были звонкие голоса людей, которые поздравляли и выражали восторг и восхищение. Но ей хотелось слышать только один голос — тот самый, который молчал. Роуленд передал ее герцогу Хелстону:

— Унесите ее отсюда. Не позвольте Пимму отыскать ее.

То, что должно было стать величайшим моментом в ее скандальной жизни, превращалось в момент печальный. Сильные руки герцога Хелстона уносили ее от главной трибуны, а Майкл старался спрятать Элизу от глаз любопытных зевак. Она пыталась посмотреть на Роуленда, который вел Весперс к площадке победителей. Его спина оставалась прямой.

Элизабет поджидала карета, и два лорда погрузили ее внутрь.

Здесь ее встретила маленькая фигурка вдовствующей герцогини.

— Вы должны ехать до Хорс-Шу-Клойстерс, — наставлял Майкл Эйту. — Кучер знает, там все готово.

Когда дверь захлопнулась, поток эмоций, которая Элизабет до сего момента сдерживала, затопил глаза, грозя хлынуть на измазанное грязью лицо.


Они ожидали его, когда он добрался до площадки победителей. Тучная фигура принца-регента стояла чуть впереди генерала Пимма и герцога Веллингтона. Последний, похоже, чувствовал себя весьма непринужденно.

— Браво, браво! — воскликнул принц. — Отлично, старина! Я знал, что вы сможете победить. Хотя, — принц заговорщицки наклонился вперед, — я бы на вашем месте не стал связываться с Пиммом. Он поставил не на того наездника — или наездницу, если не ошибаюсь. — Принц подмигнул.

Герцог Веллингтон пожал Мэннингу руку без единого слова, сохраняя обычное для него серьезное выражение на своем ястребином лице.

— Отдайте ему награду, Пимм. Вот так, дорогой мальчик. Вы никогда не умели проигрывать красиво — и слава Богу, это счастье для Англии.

Генерал Пимм подошел, чтобы вручить Роуленду Золотой кубок, на котором значились имена предыдущих победителей самого престижного соревнования в Англии. На лице Пимма была приклеена фальшивая улыбка, капельки пота выступили над бровью, ровная линия белокурых волос на лбу была нарушена.

— Хороший спектакль, Мэннинг, — громко произнес он. — Поздравляю.

Не было ничего удивительного в том, что генерал приблизился к Роуленду и, понизив голое, сообщил:

— С сожалением должен информировать вас, что мне не требуются те кавалерийские лошади, Мэннинг. Плохо, да? Я должен был знать, что такой бастард, как вы, не способен понять простейших условий.

— Что такое, Пимм? — Принц шагнул вперед.

— Просто я приглашаю мистера Мэннинга на свою свадьбу, ваше высочество.

— Ну вот, я знал, что вы можете быть великодушными при поражении, Пимм, — со смешком сказал принц. — А теперь, где этот ваш бесшабашный жокей-дьяволенок? Я бы очень хотел встретиться с ним — или с ней.

Водянистые глаза принца изучающе смотрели на Роуленда.

— Вы меня не проведете, — пробормотал он достаточно громко, чтобы это слышали Пимм и Веллингтон. — Это была та самая женщина, которую вы так яростно целовали в церкви Святого Георгия, не так ли? Чертовски талантливая штучка! Вы не хотите поделиться?

Герцог Веллингтон шагнул вперед и с гораздо большей торжественностью, чем принц-регент или Пимм, вручил Роуленду кошелек с выигрышем.

Принни хлопнул его по спине.

— Вы должны сесть с нами за стол, старина. Все захотят услышать, как вы планировали забег. — Он снова подмигнул. — И я приказываю вам привести вашего очаровательного жокея, чтобы мы отпраздновали победу. Она может сесть рядом со мной, поскольку невеста Пимма не слишком разговорчива.

От злости лицо генерала покрылось фиолетовыми пятнами.


Элизабет не вполне поняла, что именно сказала ей Эйта в карете. Ее мозг все еще не освободился от впечатлений забега, рева толпы, искаженного яростью лица Роуленда.

— Что вы собираетесь делать? Что нам говорить генералу Пимму, если он раскрыл вашу маскировку? — Эйта сыпала вопросами, словно заправский барристер.

Когда вдовствующая герцогиня сообразила, что Элизабет не в состоянии говорить, то несколько раз фыркнула, прежде чем между ними окончательно установилось молчание. Элизабет слышала лишь биение собственного сердца, которое учащало свои удары всякий раз, когда она думала о Роуленде.

Она едва взглянула на деревянные и кирпичные строения древнего монастыря. Горничная проводила Эйту и Элизабет вверх по узкой винтовой лестнице в маленькую восьмиугольную комнату, где ожидала ванна.

Элиза почувствовала, как глаза Эйты внимательно ощупывают ее, и отвернулась. Герцогиня отпустила горничную.

— Я сама помогу вам, моя дорогая.

Элизабет не могла пошевелиться.

Эйта вздохнула и начала расстегивать синюю с позолотой шелковую одежду жокея. Элизабет закрыла глаза.

О, она совсем не так представляла себе победу! Она была уверена, что ее встретят со счастливым выражением лица. Это будет означать пять тысяч фунтов. Достаточно, чтобы надолго отделаться от кредиторов.

Эйта стащила с ее головы шляпку и парик.

— Я сама, — наконец прошептала Элиза.

— Слава Богу, а то я думала, что вы онемели, — пробормотала Эйта.

— Простите, Эйта.

— Почему вы не радуетесь? Вы победили! Я никогда не испытывала такого восхищения, моя дорогая. Вы самая храбрая леди, которую я когда-либо встречала.

Элизабет шагнула в воду, от которой шел пар.

— Нет. Я самая скандальная. — Она опустилась в воду, погрузив туда даже голову. Ей хотелось как можно дольше оставаться в теплой, успокаивающей воде. Здесь все ощущалось словно сон.

В легких кончился воздух, и Элиза поднялась. Эйта намылила ей голову и смыла грязь гонки.

— Спасибо, ваше сиятельство. — Элизабет наклонилась, и Эйта полила воду ей на голову.

— «Ваше сиятельство»? — вздохнула Эйта. — С какого времени вы обращаетесь ко мне так официально?

Элизабет быстро покончила с ванной и угнездилась в кресле перед крошечным камином.

Эйта взяла расческу и занялась утомительной работой — расчесыванием мокрых волос Элизабет.

— Позвольте мне самой. Мои волосы просто кошмарные, — сказала Элизабет.

— Вздор, — пробормотала Эйта. — Мне совсем не трудно.

И тут у Элизабет вырвался вопрос, который не дерзнул бы задать ни один член секретного клуба Эйты: — Что случилось с вашей рукой? — Элиза тут же спохватилась. — Простите меня. Я не должна была… — Мой муж питал отвращение к музыке. — Эйта замолчала, ее старое лицо вытянулось. — А я никогда не умела хорошо играть.

Это был тот редчайший случай, когда вдовствующая герцогиня признавалась в своем недостатке. Элизабет повернулась в кресле, чтобы видеть лицо Эйты.

— Я играла на фортепиано. Но моей истинной любовью была арфа.

— Я помню, вы что-то говорили об этом. Когда мы были в Корнуолле.

— Это очень трудный инструмент. Когда на нем плохо играют, он производит совсем не божественные звуки.

— Вы не должны рассказывать мне эту историю, — прошептала Элизабет.

— Нет, я хочу кому-нибудь рассказать ее. Знаете, я ни кому об этом не рассказывала.

Элизабет молча кивнула.

— Мой муж, дед Люка, обладал дьявольским темпераментом, как и большинство Хелстонов. Но за этим крылось нечто большее, — тихо добавила она. — Я никогда не была покладистой. Я никогда не шла на примирение. И герцог был таким же.

Элизабет накрыла изуродованную ладонь Эйты своей рукой.

— После того как Джон Браун оставил меня в Шотландии, мне тогда было шестнадцать, я настолько рассвирепела, что согласилась, несмотря на дурные предчувствия, на блистательную партию, которую устроили мне родители еще до нашей поездки в горы. Это было глупо. Герцог не хотел ничего, кроме больших денег, которые я принесла в приданое.

— Он причинил вам боль, — пробормотала Элизабет.

— Говорю вам, у него был необузданный темперамент. — Эйта устремила взгляд черных как ночь очей на Элизабет, у которой буквально все волосы на голове встали дыбом. — После того как в первый раз услышал мою игру, он запретил мне впредь прикасаться к инструменту, однако вскоре обнаружил, что я тайком играю. — Эйта посмотрела на свою изуродованную руку. — Он пришел в ярость и разбил арфу. Мои пальцы оказались в ловушке и были сломаны. Хирурга не позвали. И поэтому…

— Ах, Эйта — прошептала Элизабет.

Они обе погрузились в затянувшуюся паузу.

— Элизабет, — тихо сказала Эйта, — я должна признаться. — Я думала, что вы выходите замуж за генерала Пимма, и радовалась, потому что иногда замечала мрачное выражение в глазах Мэннинга. Такое же выражение было и в глазах моего давно умершего мужа. Вплоть до сегодняшнего дня я боялась, что Роуленд такой же бессердечный мерзавец, как и мой муж. А что Пимм? Ну, он немного суров и самодоволен, но по крайней мере продемонстрировал слепую любовь к вам и преданность. Однако я могу ошибаться. Я ошибаюсь? Мы все ошибаемся?

— Почему вы думаете, что ошибаетесь? — мягко спросила Элизабет.

— Я видела, как Роуленд Мэннинг наблюдал за забегом. Я никогда раньше не видела на лице мужчины такого ужаса. Казалось, он не сможет жить, если с вами что-либо случится.

— Эйта, прошу прощения, но это было не беспокойство. Это был гнев.

Эйта поджала губы.

— Позвольте мне заверить вас, что я знаю разницу между беспокойством и гневом. Мистер Мэннинг едва не рухнул без чувств, когда вы потеряли равновесие. Люк и Майкл вынуждены были оттащить его, когда он бросился к перилам, чтобы побежать за лошадьми.

У Элизабет не было оснований не верить Эйте, однако лицо Роуленда, искаженное яростью, противоречило ее словам.

— Ах, Элиза, мне очень хотелось бы дать вам добрый совет! Но в последнее время… именно с того времени, как мистер Браун вернулся из Шотландии, я засомневалась, что могу давать советы.

— Эйта, это не так. И, честно говоря, мне все равно, что посоветует тот или другой человек. — Элиза опустила глаза, разглядывая подол платья. — По крайней мере, когда все развалится на куски, виновата буду только я.

— Знаете, могу вас заверить, что признание собственной ошибки ничего не меняет, — тихо проговорила Эйта — испытала это на себе. И мистер Браун испытал это. И мы оба являемся доказательством того, что это не имеет значения.

— Вы говорили с ним? — спросила Элизабет, глядя на печаленное лицо герцогини.

— В письме, прошлой весной. Просила прощения за все наши старые споры, за свое прошлое поведение, — пробормотала Эйта. — Я просила его вернуться. А сейчас я сожалею об этом, потому что он здесь и явно не интересуется мной. Похоже, несчастье — это краеугольный камень в моей жизни, что бы я ни делала.

Элизабет легонько сжала руку Эйты.

— Как вы можете называть два последних года несчастьем? Эти годы были счастливейшими в моей жизни. Эйта, ваша дружба означает для меня больше, чем все на свете. Я никогда никого из вас не забуду.

— О, моя дорогая! Я не имела в виду… Да, я все напутала. Я имела в виду, что я благодарна вам и всем остальным за вашу дружбу.

— Вы говорите так, словно мы больше не увидимся, — обеспокоено сказала Элизабет.

— Нет. Просто время идет и у каждой из вас, будут мужья и дети, за которыми нужно будет ухаживать, и все тайны вашей жизни раскроются. Я, в конце концов, удалюсь в Корнуолл. Но не бойтесь, пока еще я слишком любопытна. Во-первых, я должна увидеть, кто завладеет вашей рукой. — Не давая Элизабет возразить, Эйта продолжила: — Ну-ну, позвольте мне помочь с ленточкой.

Когда Элизабет надела приготовленное для нее и только что отглаженное голубое шелковое платье, Эйта завершила туалет, украсив волосы голубой атласной лентой. Элизабет очень хотелось бы иметь хотя бы некоторое представление о том, как будет разворачиваться ее жизнь. Она так устала от тайн и ошибок.

Эйта была настроена так же.

В тот же вечер Эйта приняла решение. Она стала свидетельницей того, как мистер Браун и графиня Хоум смеялись и беседовали в течение всего официального обеда. Затем ей пришлось вытерпеть, что они дважды танцевали друг с другом, причем графиня отчаянно флиртовала всякий раз, когда хитроумные па сводили их вместе. Зато когда Браун наконец подошел пригласить Эйту, он произнес едва ли более двух фраз.

Когда прозвучали последние музыкальные аккорды, Эйта увлекла Джона Брауна за ближайшую кадку с пальмой.

— Вы хотите жениться на мне или нет? — сердито спросила она.

Ему потребовалось время, чтобы сформулировать ответ.

— Вы меня спрашиваете?

— Вы мне отказываете? — Ей претил унизительно-оборонительный тон.

— Девочка… — В его голосе ощущалась усталость.

Она почувствовала холодок боли во всем теле.

— Вы мне отказываете. — Поистине она глупейшая женщина со времен сотворения мира. Она выбрала и полюбила мужчину, который полон решимости разбить ее сердце дважды в течение одной жизни. — Я не могу в это поверить.

— Вы ведете разговор о ложных причинах, — мягко сказал он.

— При чем здесь причины? Или вы хотите жениться на мне или не хотите. У вас было пять десятилетий, чтобы решить это. Одно время я даже думала, что вы склонны к свадьбе.

— Да. Но я не женюсь на вас только из-за того, что вы ревнуете к графине Хоум.

— К черту графиню с ее умением подлизываться!

Он вздохнул.

Ее темперамент взял верх.

— Я должна была знать, что вы пойдете на попятную, когда дело дойдет до решающего момента. Ничего не изменилось. С моей стороны было глупо думать, что что-то могло измениться.

Он строго поджал губы.

— Я много раз объяснял вам свои действия. Яне позволил вам связать свою судьбу с бедным мальчишкой, у которого в то время не было никаких перспектив. Я знал, что ваши родители откажут вам в приданом. Вы не получили бы удовольствия от жизни в тесном доме с моими родителями и многочисленными братьями и сестрами.

— Вы абсолютно правы. Я предпочла жить в громадном сверкающем замке наедине с тираном! — почти закричала она.

— Я знаю, что вы никогда не простите мне мой выбор, и понимаю почему. Я сожалею. Искренне сожалею. И ваш гнев полностью оправдан. Я сожалею о многих вещах. Я не хочу доставлять вам физическую и сердечную боль. Я…

— Ах, мистер Браун, — проворковала графиня Хоум, с понимающей улыбкой выходя из-за пальмы. — Вот вы где! Кадриль, которая значится в моей карте, следующая. Мы будем танцевать? Ваша светлость, извините нас.

Эйта ошарашено смотрела вслед Джону Брауну, которого уводила прочь Немезида.

Эйта выиграла их старый спор. Наконец выиграла. Так почему же тогда у нее такое ощущение, словно она все проиграла?

В течение многих лет она обвиняла Джона Брауна в своих страданиях. В прошлом она никогда не ставила себя на его место, чтобы понять его поступки. Но сейчас она увидела, что они оба были не правы.

Никого из них нельзя винить.

А сейчас… сейчас создавалось ощущение, что уже слишком поздно — слишком о многом придется сожалеть и слишком многое забыть.

И Эйта, Мерседитас Сент-Обен вдовствующая герцогиня Хелстон, наблюдала за тем, как медленно уплывает от нее ее великая любовь.


Роуленд Мэннинг прислонился к колонне беседки в строго распланированном саду за открытыми дверями королевского бального зала. Он вел себя как последний дурак.

В конце концов, он не позволил себе принять участие в обеде. Он мучился угрызениями совести. Хладнокровная стойкость духа, которой он обладал в прошлом, утекла сквозь пальцы.

Он не мог больше оставаться праздным. Если еще раз он увидит, как Пимм к ней прикасается, он вытрясет из генерала душу. Так что лучше оставаться здесь, в темноте. Возможно, она появится, и тогда он предстанет перед ней.

Из бального зала и с балкона долетали отдельные голоса. Там говорили о скачках и таинственном жокее. Некоторые утверждали, что это был мужчина, другие, более романтического склада, настаивали на том, что это была девушка.

— Слава Богу, Мэннинг не принял приглашение его королевского высочества пообедать с нами сегодня, — донесся с балкона мужской голос. Роуленд смог даже различить силуэт молодого человека, который доставал из табакерки щепотку табака.

На ступеньку выше стояли две леди. Одна из них прощебетала:

— Говори за себя, Рональд.

— Да, я вижу, тебе доставляет удовольствие запах навоза.

— Да ну вас, кузен. У Луизы и у меня есть нечто более интересное, чем разговор о лошадях.

— Не дурачьте меня, Памела, — ответил тучный господин, со вздохом поднимаясь по лестнице. — Вы все трещите как сороки перед такими людьми, как Мэннинг. — Он споткнулся о последнюю ступеньку и выпрямился. — Тебе нужно держаться подальше от таких мужчин. Он не принадлежит к нашему кругу, и, я уверен, вашим мужьям будет очень не по душе пачкать руки, чтобы защитить вашу честь.

Обе леди захихикали и посмотрели ему вслед.

— Ой. Памела, я слыхала, миссис Локвуд и леди Лаудам четыре года назад имели с ним связь.

— А леди Ротберн годом раньше. Говорят, они платили ему.

— Ну, — отозвалась другая, — я тоже заплатила бы, если бы у меня хватило денег на шпильки.

Обе дружно и весело захихикали.

Роуленд от отвращения покачал головой. Где они научились столь богомерзкому хихиканью?

Наконец они удалились, и Роуленд закрыл глаза, радуясь прохладе мраморной колонны, к которой он прижимался спиной. Спустя некоторое время он вздохнул, нагнулся и сорвал несколько стебельков лаванды под ногами. Подняв глаза к балкону, он оцепенел.

Хорошо, что несколько мгновений спустя рядом с ним оказался появившийся из темноты единокровный брат. И еще лучше то, что Майкл сжал его руку поистине мертвой хваткой, которая была способна удержать даже разъяренного быка.

Обед оказался настоящей мукой. Бал и того хуже. Пимм во время вальса при каждой возможности прижимал ее к груди. Похоже, он специально направлял ее в сторону других пар, чтобы воспользоваться теснотой и прижать партнершу к себе как можно плотнее. И всякий раз, когда Элиза встречалась с ним взглядом, она ловила на его лице усмешку.

— Моя дорогая, вы сегодня изумительны, — пробормотал он ей на ухо.

Она невольно задрожала, и он тут же прижал ее к себе еще плотнее.

— И однако же, — он сделал паузу, — вы не столь красивы, как сегодня утром.

Она безмолвно смотрела на него.

— Что? Или вы думаете, что я не узнал вас? Ваши друзья пытались скрыть от меня истину. Глупцы! Они думали, что я стану бранить вас за это. Но они не знают о том, насколько я вас обожаю.

Она не нашлась, что ответить на это.

Он снова прижал ее к себе, когда они покидали танцевальную площадку.

— Обожаю вашу энергию. Можно представить, каким отважным будет мой наследник. Скажите, каким образом Мэннинг уговорил вас принять участие в скачках?

— Это была целиком моя идея, генерал:

Он прищурился.

— Не забывайте, только я получал удовольствие от этого представления, никто вас не узнал. — В его голосе послышалась некоторая жесткость. — Скоро, даже очень скоро, вам придется покончить с подобными выходками и стать настоящей герцогиней. Герцогиней, надлежащим образом соответствующей моему положению.

Она не дерзнула даже приоткрыть губы, боясь бросить вызов генералу, подобно тому как Эйта бросила вызов своему мужу. Она уже давно знала, что самые тривиальные мелочи могли вызвать у Пимма грозные перепады настроения.

Не отдавая полного отчета в действиях, Элизабет стала вальсировать в сторону открытой застекленной створчатой двери, ведущей на балкон. Пимм остановился и прижал ее к себе еще крепче, а через секунду его тонкие губы потянулись к ее рту.

О Господи! Он собирался поцеловать ее. Запах кисловатого пота смешался со слишком крепким ароматом его духов. Она задержала дыхание и отвернула лицо. Его губы коснулись лишь уголка ее рта.

Он хмыкнул.

— Всего через пару недель вы уже не отвертитесь, Элизабет. Я думаю, вы просто забыли, как вам нравилось целоваться в былые времена.

Она стиснула зубы, но забыла прикусить язык.

— Это было тогда, когда я считала вас благородным человеком.

— Прошу прощения? Ну-ну. Я и есть благородный человек. Разве вы не обратили внимание? Я живой памятник британской доблести.

— Вы загоняете меня в брак шантажом, — дерзко заявила она, уже не в силах остановиться.

Снова насмешливо улыбнувшись, он отпустил ее.

— Моя дорогая, что вы такое говорите? Вам повезло, что вы леди. Ваши суждения не могут быть столь обдуманными, как мужские. Не обременяйте свои мозги подобными вещами. Дорогая, я просто защищаю вас от бесчестных действий вашего отца.

Она посмотрела в глаза Леланда Пимма и уловила в их глубинах нечто похожее на безумие. Спорить с ним бесполезно. И она решила подыграть этому безумию.

— Да, я понимаю вас, — согласилась она. — Генерал, сегодня очень жаркий вечер. Не будет ли слишком большой дерзостью попросить вас принести бокал пунша?

В нем боролись сомнение и явное желание ублажить ее.

Она сделает или скажет все, что угодно, чтобы освободиться от него на этот вечер.

— Прошу вас, сэр.

Он поклонился.

— Разумеется, Элизабет. Но я не удивлюсь, если вас здесь не будет, когда я вернусь.

Едва он исчез в толпе гостей, Элизабет, подхватив юбки, бросилась по ступенькам вниз, чтобы вернуться в крохотную келью.

Сразу за садом она увидела Майкла, который вышел из тени беседки: А вслед за ним появился из-за колонн другой джентльмен, со сжатыми кулаками и искаженным лицом.

И это был человек, которого она больше всего хотела видеть. Человек, которого она боялась видеть. И тем не менее она не колебалась. В мгновение ока она оказалась в его объятиях.

Его руки сжали ее плечи, притянули к себе. Его губы слились с ее губами, словно он знал, до какой степени она хотела стереть память о рте Пимма. Она отдалась роскоши оказаться в объятиях стальных рук и ощутила, что он дрожит, словно боясь раздавить ее.

— Пошли, нам нужно уйти отсюда, — шепотом сказала она. — Он очень скоро вернется.

— Нет, — напряженно возразил Роуленд, — я должен поговорить с этим мерзким животным.

Несмотря на его высокий рост, она попыталась сдвинуть его хотя бы на дюйм.

— Нет, пожалуйста, прошу… помогите мне уйти отсюда.

Наконец он сфокусировал взгляд, его бледно-зеленые глаза потемнели при лунном свете. Элиза почувствовала нерешительность в его теле. Он словно пытался вернуть контроль над собой.

— Я увезу вас куда захотите, Элизабет, куда-нибудь далеко-далеко отсюда.

Его слова ошеломили ее. Это было так непохоже на Роуленда. Она знала, что он зол на нее за то, что она участвовала в забеге. И в то же время он гораздо больше злился на Пимма из-за того, что тот поцеловал ее в щеку.

Роуленд предложил Элизе руку, она ухватилась за нее и потянула его в сторону монастыря. Они не произнесли ни слова, когда бежали по траве, избегая гравийных дорожек.

С бьющимся сердцем она прошла под тяжелой сводчатой дверью и повела его вверх по винтовой лестнице, в маленькую восьмиугольную комнату, которая в Средневековье, вероятно, предназначалась для монаха, давшего обет молчания. И в самом деле, создавалось такое ощущение, что они отрезаны от всего мира.

Роуленд отпустил ее руку и застыл, словно еще одна мраморная статуя, которые стояли вдоль стен готических коридоров в замке. Его загорелое лицо казалось бледным в лунном свете, падавшем из двух створчатых окон.

— Я хотел оторвать ему руки, — хриплым шепотом сказал Роуленд. — Я не позволю, чтобы вы снова приблизились к нему.

— Я думала, что вы сердитесь на меня. Злитесь за сегодняшнее утро. — Она скрестила руки на груди.

— Я злился. — Он втянул воздух. — Я и сейчас еще злюсь. — Он сжал виски. — Я никогда не прощу себя за это. О чем вы думали?

— Я думала, что это единственный и последний шанс сделать что-то справедливое, прежде чем я покорюсь неизбежному.

Он покачал головой и вполоборота повернулся к окну, глядя в беззвездное небо.

— Я все время, — прошептала она, подойдя к нему и остановившись за его широкой спиной, — думала, что не выйду за него замуж. Все время знала, что найду способ избежать этого. Но, должно быть, я всегда обманывала себя.

Он уронил голову.

— Вы не выйдете замуж за Пимма, Элизабет, — жестко проговорил он. — Разве вы не слышали, что я сказал?

Дрожь пробежала по позвоночнику, и Элиза осмелилась обвить руками его талию и положить голову ему на спину.

— Не говорите этого, пожалуйста. Я не хочу об этом слышать.

Он издал непонятный горловой звук, словно хотел сказать гораздо больше, но не посмел.

Она не могла справиться с комком в горле. В течение долгого времени она хотела узнать, что скрывается за жестким фасадом Роуленда Мэннинга, и вот сейчас, когда он был с ней, она не знала, как подступиться к этому.

— Вам лучше поставить точку сейчас, — тихо сказал он. — Видите ли, я больше не могу оставить вас.

Она сглотнула.

— Я этого и не хочу.

— Элизабет… — Он схватил ее за руку, повернувшись лицом к ней.

Его глаза сверкали стеклянным блеском. Ни одна черточка в лице не размягчилась, пока он гипнотизировал ее взглядом.

— Я намерен спать прямо за этой дверью. Обещаю, что он не найдет вас. Я увезу вас отсюда за час до зари. А сейчас вы должны поспать. Вы выглядите так, словно вот-вот упадете.

У нее подпрыгнуло сердце.

— Нет.

Его губы вытянулись в суровую линию.

— Я хочу, чтобы вы остались, — прошептала она, рискнув посмотреть ему в глаза. — Со мной. Здесь.

Она медленно потянулась к трем крючкам на спине своего платья, чтобы расстегнуть их.

— Вы хотите свести меня с ума? — В его глазах светилась боль, хотя он при этом хрипло засмеялся. — Разве не достаточно того, что вы лишили меня способности правильно мыслить?

Голубое платье соскользнуло с ее плеч.

— Я хочу тебя, — просто сказала она. — И мне наплевать на то, что это ошибка. Если я должна сказать тебе «до свидания», пусть будет так. Но пусть в моем сердце останется нечто такое, что я буду носить и вспоминать каждую ночь.

Она увидела, как он словно от сладостной боли зажмурил глаза. Затем Роуленд нагнулся, чтобы поцеловать ее в макушку.

— Элизабет… нет… — прошептал он.

Глава 12

Роуленд не смел пошевелиться и только щекой прижимался к ее теплой голове.

Он почувствовал, как ее пальцы тихонько развязывают ему галстук, и у него не хватало воли остановить ее. Ее руки задрожали, начав расстегивать его льняную рубашку. Похоже, она оробела уже на первой пуговице.

Если бы он мог попятиться и сделать всего пять шагов, то оказался бы у двери.

Но он словно загипнотизированный смотрел на то, как ее тонкие пальцы расстегивают и ослабляют шнуровку корсета. Кожа над лифом была такой нежной, такой обольстительной и, казалось, светилась в лунных лучах. Он затаил дыхание, когда Элиза спустила свою рубашку.

О Господи! Его железная воля дала трещину, словно айсберг, отколовшийся от тысячелетнего ледника.

Из его губ вырвался вздох восхищения. Он положил ладони ей на запястья. Ослепленный желанием, он не остановился бы, даже если бы сонмище чертей попыталось его удержать. Он обхватил ее талию и чуть присел, чтобы оказаться на одном уровне с маковкой ее груди. Его губы со вздохом отчаяния из-за того, что он не способен противостоять искушению, поймали и стали ласкать нежный бутон.

Она была такой нежной, такой сладкой. И он не мог до конца насладиться ею. Плавным движением он привлек ее к себе — одной рукой поддерживая под колени, другой за талию.

Сам не понимая как, он нашел маленькую кровать и опустил на нее драгоценную ношу. Он стоял и созерцал лежащую перед ним Элизу, и казалось, что это сон, такой отчетливый и красивый сон. Роуленд боялся, что сейчас проснется и вновь окажется в кошмарной действительности, именуемой его жизнью.

Роуленд никогда не мог вспомнить, каким образом он снял с себя всю одежду, а Элизабет освободилась от корсета, рубашки и чулок, зато он никогда не забудет, как она лежала перед ним нагая и ее янтарного цвета пышные волосы пребывали в полном беспорядке; одной рукой она застенчиво прикрывала грудь, а другая ее рука покоилась чуть повыше бедер.

— Не прячь себя, Элизабет, — прошептал он, заключил ее лицо в ладони и приблизил губы к ее обольстительному рту. — Так редко можно увидеть столь безупречную красоту.

Она тихонько вздохнула, когда его губы мягко коснулись ее губ. Его руки гладили ее волосы, а сам он, казалось, потерялся в этой нежной красоте.

Он наслаждался гладкостью ее кожи и тем, как она реагировала на прикосновения его загрубевших рук. Он слышал, как гулко бьется ее сердце и прерывается дыхание, когда он целовал ее снова и снова.

Он не позволял себе изменить характер ласк, не позволял ей большего, чем прижиматься к его рту своими роскошными губами. Она была воплощением нежности и хрупкости которое следовало почитать и лелеять. А он был лишь изголодавшийся мужчина, стоящий перед искушением и красотой.

Все тело Элизабет полыхало от невидимого жара, исходящего от его губ. Каждое место, к которому прикасался его рот, каждая легкая ласка его ладони бросали ее в еще больший жар.

Господи, она находилась с Роулендом Мэннингом, с тревогой сознавая, что секунды и минуты утекают в вечность. Слезы подступили к ее глазам.

Она никогда не дерзала думать, что он позволит ей это. Ей понадобилось немало времени для того, чтобы осознать, что он способен отказать себе в любом удовольствии, даже в счастье. Она не знала, почему у него существует потребность мучить себя, но зато была уверена в одном.

В мире не было другого столь замечательного мужчины, который имел о себе прямо противоположное мнение. И она отчаянно хотела поделиться своей любовью с ним, отдать ему частицу себя, того, что она сохранила исключительно для него. Она хотела рыдать от удовольствия, которое он дарит ей, наполняя ее душу счастьем.

— Элизабет… — прошептал он, и в его напряженном голосе ощущался вопрос.

Она не хотела уходить от потока чувств, однако заставила себя приподнять голову.

— Да?

— Я не могу смириться с мыслью о том, что гублю тебя, причиняю тебе боль. — Он прикоснулся лбом к ее ключице.

— Замолчи… — Элизабет медленно приподнялась, опираясь на локоть. — Ты ничего такого не делаешь. — Она помолчала. — Ты говорил мне, что у женщин мало выбора. Это то немногое, что мне разрешено. То, чего я требую.

— Ты не знаешь, чего просишь. Это не принесет ничего, кроме боли, уверяю. — Он провел губами по ее ключице, достиг впадинки на шее. — Ты ведь не представляешь, что происходит между мужчиной и женщиной?

— Разумеется, представляю. — Она провела ладонью по его волосам.

Он поднял голову. Его глаза оказались в нескольких дюймах от ее глаз. Уголок его рта явно выражал сомнение.

— В самом деле?

Она сглотнула.

— Во время войны не всегда возможно соблюсти интимность. Однажды я наткнулась на солдата, который выходил голый из озера. И потом, я видела статуи в Лондоне.

— Ах, Элизабет, — грустно произнес он, — ты ничего не знаешь об этом.

— Я знаю, что эта мужская деталь соединяется с женщиной. Я этого не боюсь.

— Разумеется, ты не боишься. — Он застонал. — Только я один в достаточной степени понимаю это, чтобы ужаснуться.

— Что ты говоришь?

Он вздохнул.

— Я никогда не лишал девушку невинности. И поклялся, что никогда этого не сделаю. Это жестоко.

В его словах было нечто мрачное и отчаянное, и в первый раз она ощутила акцент кокни на фоне натренированной грамотной речи. Она не собиралась сдаваться.

— Ну что ж, я рада, что ты никогда этого не делал. Но ведь ты ничего не берешь у меня. Это я отдаю тебе себя, и это равноценный обмен, потому что ты отдаешь себя мне. Он застонал.

— Это невозможно. Это вовсе не так. Здесь один отдает, а другой берет.

Она снова обняла его за шею.

— Пожалуйста, ты только попробуй. — Она вложила в это слово последнюю унцию надежды.

Он снова вздохнул, и она целую вечность была уверена, что он откажет ей. Но затем он извлек из ее волос голубую ленту.

— Дай мне твое запястье, — шепотом попросил он.

— Зачем?

— Элизабет, это должно быть сделано согласно моему пониманию.

— Ты собираешься привязать меня к кровати?

На его лице появилась полуулыбка, от которой у нее всегда начинало ныть сердце.

— Надо бы. За то, что ты сделала со мной сегодня утром и что творишь сейчас, искушая меня не хуже дьявола. — Он привязал лентой ее запястье к своему. — Этот обычай существует в Ирландии, на родине моей матери.

Она не пыталась возражать. Внутри ее бурлил клубок эмоций. Роуленд собирался сделать то, о чем она просила. О Господи, он преподнесет ей этот подарок. Это будет прямой противоположностью пресловутого средневекового права господина, по которому английский лорд имел право лишить невинности женщину кельтов до ее замужества.

Сейчас она вообще не могла думать о ритуалах. Они могла лишь ощущать легкое прикосновение его щетины к ее плечу. Он устроился между ее бедер и навалился на нее.

Она вцепилась в его массивные плечи, а он прижался губами к ее груди.

— Mhuirnin… Моя Элизабет, — с благоговением зашептал он, мешая гэльские и английские слова. Ей очень хотелось бы понимать их все.

В то время как она была парализована неуверенностью, его свободная рука гладила ей руки, груди и бедра, пока пальцы не отыскали чувствительное местечко под коленями.

А за тем он, не говоря ни слова, одним движением широко развел ей колени и опустил между ними свою черноволосую голову.

Она ахнула и попыталась увернуться, однако его рука удержала ее в прежнем положении.

— Погоди! — Она попыталась свести колени вместе. Он поднял лицо и взглянул на нее.

— Да, конечно, — хрипло сказал он. — Ты образумилась.

— Нет, — прошептала она. — Просто… Просто…

Он погладил волосы у нее на лбу.

— Что?

— Ты прав. Я ничего не знаю об этом. Не знаю, что нужно делать. Ты не расскажешь мне?

Роуленд задумался над ее словами.

— Ладно, Элизабет, — спокойно сказал он, располагаясь рядом с ней. — Но тут мало, что нужно говорить. — Правой рукой он расстегнул брюки. — Это та часть меня, которая соединится с тобой. — Он заметил, что в ее глазах на мгновение блеснула неуверенность. Горло судорожно сжалось, и Элиза встретилась с его взглядом.

— Это совсем не так, как…

Его рука слегка дрожала, когда он принялся снимать брюки.

— Я говорил тебе, что это плохая идея.

— Я не боюсь.

Это почти взорвало его.

— А надо бояться, — возразил он. — Я говорил тебе, что мужчина, то есть я, берет, причиняя тебе боль. — Он снова приник к ней и закрыл глаза. Он рассчитывал на то, что остановит ее. Но ошибся. Женщина, у которой хватает храбрости участвовать в скачках в Аскоте, его не испугается.

Спустя мгновение он ощутил легкое, прохладное прикосновение ее маленькой ладошки, ласкающей его плечо, локоть и спускающейся к бедру.

Он шумно выдохнул.

Она пробормотала что-то такое, что не отложилось в его мозгу. А затем ее рука заскользила по жестким волосам на его груди, после чего спустилась к впадинам на животе.

Ее прикосновения были робкими и нежными, и ему захотелось закричать от удовольствия.

Она остановилась.

— Можно, я дотронусь до…

Он категорически произнес:

— Нет.

Она продолжила ласкать его грудь, ее ладонь при этом слегка дрожала.

Он застонал, когда ее ладонь скользнула вниз и прикоснулась к чувствительной плоти.

В мгновение ока он оказался на ней, его обуяло неодолимое желание.

Элизабет поцеловала его в горячее надбровье, и он сумел занять устойчивое положение.

Дыхание ее участилось, глаза подернулись истомой, когда он раздвинул шелковистые складки. Румянец заиграл на ее щеках, она, казалось, не смела поднять на него глаза. Она тихонько застонала, и он, воспользовавшись моментом, ввел палец внутрь. Она приподняла бедра навстречу его ладони.

Господи, на что он дал согласие?

Она издала невнятный звук, и этим обозначила точку невозврата, точку сумасшествия, которую не в состоянии одолеть ни один смертный. Раньше такого никогда не было. Он никогда не терял контроля над собой. Однако эта нынешняя ноющая боль гнездилась слишком глубоко, и он не мог с ней совладать.

Он собирался причинить Элизе боль. Пронзить ее. Он собирался нарушить собственную клятву никогда не брать отчаявшуюся, невинную женщину.

Такую, какой когда-то была Мэри.

Не имело значения, что Элизабет хотела этого, он знал, что это ошибка. Однако черная примесь, которая въелась в его характер, не позволила ему остановиться.

Он отчаянно хотел доставить ей удовольствие. Он не остановится до тех пор, пока она не задохнется от сладострастия и не почувствует себя на вершине блаженства. И лишь тогда он займет отработанное веками положение над ней и раздвинет ее бедра, чтобы она могла принять на себя его громадное тело.

Ее глаза были затуманены слезами из-за переживаемых эмоций, и это едва не убило его. В глазах появились черные точки, и сквозь это марево он увидел полное истомы милое лицо и роскошные, рассыпавшиеся по подушке волосы, похожие на волосы ангела, слетевшего с небес.

Благодаря непрекращающимся стараниям большая часть его плоти вошла в нее, и им овладело, с одной стороны, ощущение телесного удовольствия, с другой — эмоциональной боли. В этот момент из ее сомкнутых уст вырвался какой-то напугавший его звук. Его охватил ужас, словно вернулись все прежние ночные кошмары.

Но тут он почувствовал, как ее пальцы, переплетенные с его пальцами, нежно сжали его ладонь. Он посмотрел на нее, ожидая увидеть сожаление.

— Роуленд… — прошептала Элиза, по ее щекам бежали слезы. — Люби меня.

Он хотел было отпрянуть от нее, но, впервые за долгий срок борьбы между телом и разумом, тело и страсть взяли над ним верх.

Он снова возобновил движение, понимая, что причиняет ей боль. Просто он не мог заставить себя остановиться. Он схватил ее за колени, приподнял их и снова толкнулся вперед.

Он снова почувствовал прохладную ладонь на своей спине, которая, судя по всему, одобряла его действия. Ослепленный страстью, он устремился вперед. Он испытывал отчаянное желание сделать ее счастливой, и в то же время был уверен, что приносит ей боль. Он остановился, услышав тихий стон. Ее рот был полуоткрытым словно о чем-то просил.

Ее милые изумрудные глаза: широко открылись, а он снова погрузился в нее. Он медленно и равномерно совершал толчки, подтягивая ее к себе все ближе, все глубже и глубже проникая в нее. Она рванулась к нему, до его слуха долетел ее неразборчивый шепот. Он вознамерился отдать ей все, что имел, подарить ей все возможное удовольствие. Ее долгий, затяжной, пульсирующий оргазм сопровождался похожим на стон криком.

Положив голову ей на грудь, он жадно хватал ртом воздух. Он чувствовал, с какой сумасшедшей частотой бьется ее сердце. Не заботясь больше о том, что у нее еще могут сохраниться остатки стыдливости, он заставил себя отыскать подтверждение совершенного им акта.

У него закружилась голова, когда он обнаружил следы крови на девичьих бедрах. И снова появились черные пятна перед глазами, ибо он получил неоспоримые доказательства того, что сейчас нарушил свою главнейшую заповедь.

Элизабет и раньше понимала, что возвращение на грешную землю неизбежно. И все же… это причиняло такую боль.

Она попыталась погладить ему волосы, но его глаза стали огромными и печальными, он откатился, и она слегка задрожала из-за того, что лишилась оберегающего ее тепла.

— Прошу тебя, — сказала она, стараясь сохранять спокойствие.

Он повернул голову.

— Ты не хочешь обнять меня? — спросила она, не скрывая грусти. — Я нуждаюсь в твоих объятиях.

Она находилась во власти разнообразных эмоций; просочилось ощущение некой меланхолии, по мере того как прохлада ночи добралась до ее тела. Она хотела от него большего. А он виновато смотрел на нее.

Видеть голубую ленту, которая соединяла их запястья, было приятно, это ее успокаивало. До тех пор пока лента здесь, они будут вместе.

Она вздрогнула, почувствовав, как прохладная тряпка касается ее бедер. Она сосредоточила внимание на ленте, будучи не в силах наблюдать за тем, как он ухаживает за ней. Она знала, что он не успокоится до тех пор, пока не сделает то, что считает нужным. И поэтому не произнесла ни слова.

Пламя свечи заколебалось, бросая странную тень на его спину и бедра. Он был удивительно красивым.

Она не знала, что сказать ему сейчас, когда интимный момент миновал. Ей хотелось сказать ему о восторге, который она пережила, заверить его в том, что он в сущности, не причинил ей боли.

Да, определенная боль была, но сколько удивительных чувств владели ею — как будто они теперь одно целое, как будто она теперь навсегда часть его, а он — часть ее. Даже если им суждено расстаться, они навсегда сохранят в памяти эти пережитые вместе моменты.

Она разглядывала его спину, слыша, как его дыхание становится ровнее.

Она скосила глаза. На одной ягодице у него было маленькое пятно.

Без всякой задней мысли она провела пальцем по этому пятну.

Он вздрогнул и повернулся.

— Прошу прощения, — пробормотала она.

— Я должен был предупредить тебя, — сказал он лишенным эмоций голосом. И вскинул бровь. — Я вел нечестную игру. Ты должна была заметить это раньше. До того как мы…

— Что ты имеешь в виду? И что это означает?

— Клеймо бастарда.

— Что?!

— Ты правильно услышала. Это татуировка.

— А зачем ты…

Он засмеялся не без горечи.

— Ах, Элизабет! Не слишком ли много кошмаров для одного дня?

— Кто это сделал?

Глава 13

Роуленд вел сам с собой мысленные дебаты, пока она что-то бормотала об этом чертовом клейме. О, он знал, что он сделает. Он знал, что сделает, когда самая храбрая из всех известных ему женщин рисковала собственной шеей, чтобы выиграть пять тысяч фунтов и спасти его никчемную шкуру.

— Элизабет… довольно. Мне нужно рассказать тебе, что я придумал.

— Сначала ты расскажешь мне, каким образом ты приобрел это клеймо.

Он покачал головой:

— Да ничего интересного.

— Я слушаю.

Он поиграл маленьким локоном на подушке.

— Все мальчишки и мужчины ссорятся, будь они джентльмены или простолюдины. Однажды я проиграл — немного не хватило сил. Наказанием стало это грубое клеймо.

— Это чей-то инициал?

— Нет. — Он произнес это медленно и тихо. — Разве ты не догадываешься? — Видя, что она продолжает недоуменно смотреть на него, он закончил: — «Б» означает «бастард», Элизабет, чтобы я не забыл.

Она медленно приподнялась и прижалась щекой к его спине. Затем, дотянувшись, поцеловала татуировку, словно мать, старающаяся облегчить боль сыну.

Он сглотнул.

— Ты едешь во Францию. Джошуа отвезет тебя на берег с первыми проблесками зари.

— Во Францию? — Она резко поднялась.

Он вдруг почувствовал себя развратником, разглядывая эту красивую голую женщину.

— Да. Это единственный способ.

— О чем ты говоришь?

— Конечно, ты никогда не сможешь вернуться в Англию. Но разве это такая уж большая цена за то, чтобы избавиться от Пимма? — Роуленд не добавил, что этот способ позволит отсечь ее и от безумия быть вместе с ним.

— Но тогда он предаст гласности содержание тех французских писем.

— И французы поклонятся тебе в ноги — и защитят своих. Поскольку твоя мать была француженкой, ты можешь переменить гражданство, отказаться от британского.

— Но… у меня ничего не будет… Я едва говорю на их языке. Я никогда не увижу… он не дал ей закончить, ему было трудно смотреть на выражение ее лица.

— Ты получишь часть выигрыша от забега, этого хватит чтобы устроиться.

— Но ты сам нуждаешься в деньгах. По всей видимости, тебе требуется гораздо больше того.

Он солгал без малейшего колебания:

— Нет. У меня есть контракт с кавалерией. В настоящий момент мне нужно всего лишь около тысячи.

Она посмотрела на него с сомнением.

— Я передам тебе еще чуть позже. Если это понадобится. — Он не знал, каким образом добудет эти деньги, но если потребуется, он продаст душу дьяволу. Он всегда сможет вернуться к ложам герцогинь, маркиз и графинь, которые искали его ласк и пополняли его карман. К тому, от чего он клятвенно отказался. — А твои французские родственники, вероятно, примут тебя.

Она покачала головой.

— Думаю, ты не до конца все понимаешь. Ты совсем не знаешь меня. Я не жду от них теплого приема… и мой дядя может быть не в милости. Его дивизия…

— И все же ты должна попробовать.

— Нет. Пока нет. Я не готова сдаться. До этого я пребывала на нижней точке отчаяния. Сейчас все-таки есть шанс, что я найду выход из этой ситуации.

Он покачал головой.

— Каждый день все теснее связывает тебя с Пиммом. Ты должна уйти, пока еще в состоянии. — Он машинально поднял руку, чтобы дотронуться до ее щеки.

И от этого движения лента, что связывала их руки, соскочила с его запястья. И осталась бесполезно болтаться на ее запястье.

Она задремала не более чем минут на двадцать. Он баюкал ее в своих объятиях, прикасался к ней, гладил ее с таким благоговением, что она замирала. Она прижималась к нему, снова и снова тихонько произносила его имя, и он был счастлив от ее слов и нежных поцелуев.

Однако время неумолимо шло вперед, и заря нарушила их убежище.

Едва раздался легкий стук в дверь, Элизабет сразу же проснулась.

Роуленд пытался справиться со своими брюками, а она закутаюсь в одеяло.

Она узнала приглушенный голос горничной которая прислуживала ей накануне.

— Мисс? Вечером вдовствующая герцогиня просила меня принести вам поднос и воды для ванны.

— Спасибо, Мари. Я буду очень благодарна, если ты оставишь это за дверью.

Голос горничной стал еще глуше.

— Ее светлость просила передать, что поднимется к вам. Когда голос горничной стих, Роуленд внес еду и несколько ведер с горячей водой.

— Откуда она знает, что ты здесь?

— Знает только Эйта. Я сказала ей, что хочу провести последнюю ночь здесь, поскольку Пимм… иногда стучится в мою дверь и приносит подарки. Это раздражает и нервирует меня.

Он покачал головой.

— Ты в самом деле не любишь подарки? Ты предаешь свой пол.

Элизабет улыбнулась. Платье, и рубашка находились вне пределов ее досягаемости, и она схватила большую белую льняную рубашку Роуленда и натянула ее на себя, пока он нес поднос к кровати.

— Эта рубашка хорошо смотрится на тебе, — пробормотал он.

— Когда я была маленькая, папа уезжал на войну, и я иногда тайком надевала на ночь его рубашку.

— Где ты жила? — Расставляя чашки и блюдца, он поднял голову.

— В Портсмуте. Меня отправили к тете. — Элизабет слегка поколебалась. — Мы с ней не очень ладили. Нельзя сказать, что я не заслуживала порицания. Моим лучшим другом был сын рыбака, который мечтал поступить в Королевский флот. Мы постоянно попадали в переделки, и я всегда была в немилости за то, что не дружу с детьми более благородного происхождения. — Она вздохнула.

Он улыбнулся, продолжая наливать в фарфоровую чашку молоко, а затем чай.

— И, стало быть, твой отец в один прекрасный день спас тебя от своей тиранки сестры?

— Нет. Он очень долгое время питал надежду на то, что я все же превращусь в благовоспитанную молодую леди. Мне было четырнадцать, когда меня отдали в школу в Хартфордшире, это был пансион.

— Значит, это там ты научилась травить джентльменов чаем и скакать словно привидение?

— Отчасти.

Он вскинул бровь.

— Я подружилась с кухаркой, немолодой женщиной из Франции, которая научила меня готовить, она охраняла меня от постоянных нотаций и наказаний директрисы. — Она поднесла дымящуюся чашку к губам и вдохнула приятный аромат. Это помогло ей произнести слова, которые она никогда не осмеливалась сказать раньше: — Именно школа стала тем местом, где я узнала, что леди из меня не выйдет.

Он ждал продолжения.

Элизабет поспешила заполнить паузу:

— Я поняла, что меня нельзя научить играть на музыкальных инструментах, петь, вышивать, рисовать. Я была не способна к математике. Единственное, чему я научилась, — это танцевать, ну и читать книги по истории, от которых я получала большое удовольствие, и…

— Да?

— И готические романы.

— Ну да, конечно, — сказал он, снова не в силах сдержать улыбку.

— В шестнадцать лет я решила убежать. Мой отец знал меня достаточно, чтобы понимать, что я выполню свое обещание.

— Умный мужчина.

Он как-то сумел не произнести банальностей, призванных ее успокоить, и это помогло Элизе понять, насколько пустяковыми были ее детские проблемы. Перед ней сейчас сидел человек, который перенес страшные испытания и страдания.

— Отец прекратил всякие попытки обуздать мою слишком уж буйную энергию, как говорила директриса, и позволил приехать к нему в Лондон. Когда началась война на Пиренейском полуострове и я настояла на том, чтобы отправиться с ним, он не слишком сопротивлялся.

— И сколько времени ты находилась с ним?

— Пять лет.

— Сколько тебе лет, Элизабет?

— Слишком много, чтобы охотно сообщать об этом. — Она неловко рассмеялась, затем взяла кусочек тоста и намазала его маслом, прежде чем, положить сверху порцию абрикосового джема. — Если разделишь со мной этот тост, то, возможно, сможешь выведать мой возраст.

Он быстро поднялся, чтобы встать у нее за спиной. Его щетина слегка царапнула кожу на ее шее. Она слишком поздно поняла его намерения.

— У меня есть другой метод узнать у тебя возраст, — прошептал он. Его пальцы оказались рядом с ее бедрами.

— Роуленд, — сказала она, — почему ты отказываешь себе во всем? — Она повернулась к нему.

Он опустил руки.

— Я не стану больше играть в эту игру, — сказала она. — Скажи, это как-то связано с Мэри?

Он вздрогнул.

— Кто сказал тебе о Мэри?

— Я слышала, ты во сне произносил ее имя. Я подумала, что ты видишь сон. Ты любил ее? Или она любила тебя? — Элизабет пыталась говорить как можно спокойнее, несмотря на участившееся сердцебиение.

— Да, — произнес он со вздохом. — Но я не заслужил ее преданности.

Элизабет ждала, испытывая от его признания нарастающую боль.

Его голос был настолько тих, что она едва разобрала его слова.

— Это моя сестра. Она была на два года младше меня.

— Твоя сестра? Но я думала, что у тебя были только братья.

— Элизабет, — сказал он, — довольно.

В глубинах его глаз чувствовалась такая боль, что она не смогла заставить его говорить.

— Мне двадцать восемь, — сказал она. — А тебе?

— Я слишком стар для тебя.

Она всегда полагала, что он гораздо старше ее. Определенно под сорок.

— Так сколько же?

— Тридцать восемь.

Она улыбнулась:

— Ты в расцвете жизни. — Она взяла забытый кусок тоста и осторожно поднесла к его рту.

С мучительным выражением на лице он откусил.

Она понимала, что он сделал это, чтобы остановить ее расспросы.

Она налила ему чаю и стала смотреть, как он его пьет. Он отмахнулся от ее предложения долить еще. В его глазах она прочитала желание.

— Сколько еще времени до того, как эта старая карга начнет тебя разыскивать?

— Она никогда не поднимается раньше полудня, — шепотом ответила Элизабет.

— Тогда у нас еще есть время.

— Для чего? — сдерживая дыхание, спросила она.

— Для твоей ванны. — Он кивнул в сторону медной ванны в углу и ведер с горячей водой, которые занес в комнату.

С появлением дневного света к Элизе вернулась робость и застенчивость, и она покраснела, когда он настоял на том, чтобы поухаживать за ней, помыть ей спину и плечи. Она выхватила из его рук тряпку, когда он попытался помыть ей груди.

Когда она поднялась из воды, он занял ее место и быстро намылил и потер свое крупное тело. Она собиралась одеться, но он оказался рядом и прижал к себе.

— Нет, — прошептал он. — Еще нет.

Она почти растворилась в его объятиях. Да, она питала надежду, но была уверена, что этого не произойдет.

Он отнял у нее полотенце, отбросил его и шепнул ей на ухо:

— Ты забыла про десерт. А ведь ты единственный человек, который настаивает на нем.

От этих соблазнительных слов она почувствовала трепет.

— Десерт?

— Земляничная глупышка, — пояснил он, и она почувствовала, что он улыбается.

— Что ты имеешь в виду? У нас нет заварного крема, есть только тарелка…

Раньше чем она успела договорить, он схватил с подноса тарелку с земляникой и подтолкнул Элизабет к кровати, держа руки таким образом, чтобы она не смогла убежать. А спустя несколько мгновений она оказалась лежащей на кровати.

Она посмотрела в его потемневшее от страсти лицо, обрамленное влажными черными волосами.

— Позволь мне угадать, — смущенно сказала она. — Вот это земляника, а я и есть глупышка?

— Ты очень сообразительная, — пробормотал он и стал выкладывать ягоды на ее тело. Затем пристроил маленькую земляничинку на маковку ее груди и тут же накрыл ее губами.

Элиза застонала, когда он стал пощипывать ягоду, а затем и ее нежную плоть. Его руки сжали ей бедра, когда она попыталась пошевелиться.

— Нет-нет — зашептал он, — не шевелись.

Тем временем ягоды одна за другой исчезали от этого дерзкого набега, его голова опускалась все ниже, он был всецело поглощен своим делом. Ее ладони беспокойно скользили по постельному белью.

А затем, раньше чем она успела догадаться о его намерениях, его голова опустилась гораздо ниже последней ягоды. Элиза оцепенела, издав невнятный горловой звук.

— Как вкусно! — мурлыкал он, раздвигая ей бедра. Он мурлыкал и бормотал, словно дикое, красивое, хищное животное.

И хотя он не давал ее бедрам ни малейшего шанса вырваться из плена, он был удивительно деликатен и нежен в своих действиях.

И ее застенчивость очень скоро улетучилась. Было не важно, что он делает. Она хотела большего. Хотела быть с ним еще и еще.

Ее страсть возрастала при каждом движении его губ, рта, ладоней. Элиза возносилась все выше и выше, к некой таинственной возвышенной цели. Она ощутила себя в полете… но все было совсем иначе, чем ночью, когда он был внутри ее. Сейчас она была одна. И его последующий отказ позволить ей удовлетворить его очевидное желание, она ощутила как наказание, которое он был настроен понести и которое было явно незаслуженным.

Он ушел от нее с большой неохотой. И только лишь после того, как вырвал у нее обещание, что она не покинет монастырь. Было еще рано; только молочницы и прочая прислуга потаенными тропками пробирались по своим делам. Если Пимм был таким, как большинство джентльменов, он не покинет постель до тех пор, пока солнце не поднимется высоко.

У Роуленда было достаточно времени, чтобы позаботиться о закрытой карете для нее и дать последние указания Джошуа.

Но он не знал о том, что одна вдовствующая герцогиня, несмотря на ворчание, уже поднялась. Проснулась и другая леди, для которой было несложно вставать вместе с петухами. Когда три женщины думают сообща, ни y одного мужчины нет ни малейшего шанса поступить по-своему.

«Моя драгоценная!

Я надеялся, что вы дождетесь меня на воздухе прошлым вечером. Увы, нет. Я не могу выразить, насколько обеспокоило меня это событие. И я не потерплю, если вы находитесь с другим.

Я возвращаюсь в Лондон и строю дальнейшие планы. Я не в силах выносить те бесконечные минуты, которые отделяют меня от вас. Но скоро это закончится. И я буду с вами, мой ангел!

П.»

Элизабет захотелось разорвать на тысячу кусочков новое послание от Пимма, которое она нашла в ожидающей ее карете Хелстона. Но поскольку Элиза была не одна, она воздержалась от этого и просто сложила его под любопытствующими взглядами Люка, Эйты и Сары.

— То же самое? — мягко спросила ее Сара.

— Как всегда, — ответила Элизабет. — Я не понимаю, что за удовольствие находит Пимм в этих сентиментальных писульках.

— Поэтическая чушь никогда не поможет джентльмену в его ухаживаниях. Смена симпатий? — спросил Люк без малейшего намека на удивление.

Она постаралась ни с кем не встретиться взглядом.

— Нельзя быть столь прямолинейным, Люк, — сказала Эйта. — Ты, как никто другой, должен знать, что с подобными вопросами нужно быть очень деликатным.

Ее друзья имели весьма слабое представление о том, насколько глубоким и широким был поток осложняющих факторов. При полном молчании Эйта поправила украшение на громадной черной шляпе, а Сара успокаивающе пожала ей руку.

Люк наклонил голову, пытаясь увидеть лицо Эйты, наполовину скрываемое шляпой.

— О чём вы думали, надевая эту тарелку из вороньих перьев?

— Да будет тебе известно, что это редкостные австралийские черные попугаи. — И добавила тихо, что было весьма не похоже на нее: — Я уверена, вы прекрасно знаете, почему я это ношу. — Элизабет было ясно, что Эйта до сих пор страдает из-за прохладного поведения мистера Брауна в последнее время.

— Не думаю, что знаю. Мне доводилось слышать самые невероятные истории. Не в пример другим, я, однако, предпочитаю сведения из первых рук, — проворчал Люк.

— Что случилось? — спросила Элизабет, испытывая облегчение от того, что ей не надо отвечать на их вопросы.

Сара быстро покачала головой, молчаливо предупреждая подругу, и Элизабет пожалела о своих словах.

— Да, расскажите нам, — настойчиво попросил Люк.

— Ну, я решила, что нужно использовать современные методы. Если я хочу найти свое счастье, тут мало что можно сказать. Я не имею понятия, почему поднялся такой шум: я всего лишь задала своему очень давнему знакомому очень простой вопрос.

Выражение лица Люка стало грозным.

— Элизабет — яркий пример того, как должна поступать женщина, — продолжила Эйта.

— Прошу прощения? — Элизабет поежилась от взгляда Люка.

Эйта подалась вперед.

— Вы делаете то, что хотите, и не обращаете внимания на все тривиальные преграды, которые стоят на вашем пути.

— Прошу прощения?

— Вы на публике целовали Роуленда Мэннинга, — пояснила Эйта.

Люк покачал головой.

— Да, но у нее хватило ума надеть для маскировки парик. А вот вы загнали Брауна в угол прямо в бальном зале.

— Это было за пальмой в кадке, — уточнила Эйта.

— Вы целовали мистера Брауна? — От изумления Элизабет невольно хихикнула.

— Разумеется, нет!

— Леди Хоум может рассказать о вашем разговоре с мистером Брауном за пальмой в кадке. — Люк вздохнул. — И она перескажет это всем и каждому, кто пожелает услышать.

— И тем докажет, что она самая большая сплетница, которую только носила земля.

— Так это правда? — небрежно спросил герцог. — Вы, черт возьми, просили руки Брауна? — По его холодному выражению лица было ясно, что он ни на минуту в это не поверил.

Вдовствующая герцогиня, цвет лица которой обычно отличался бледностью, вспыхнула.

— Честное слово, Люк. Ты не имеешь понятия, до какой степени бесстыжей является эта графиня. Разве ты не видел, что она танцевала с ним три раза? Как будто нарочно плевала в меня.

— Вы думаете, что это она бесстыжая? — Люк покачал головой. — Знаете, я склонен не согласиться с вами. Я думаю, что Браун едва концы не отдал. И опять-таки вы не ответили на мой вопрос.

Эйта схватила веер и нервно начала им обмахиваться.

— Он отказал, — обрушила она фразу на ошарашенные физиономии. — Вот так. И как только Элизабет и Сара будут устроены, я отправляюсь в Корнуолл. Находиться летом в городе слишком жарко и немодно.

— Ой, Эйта, — проговорила Сара, и на ее лице читалось глубочайшее сочувствие.

Элизабет взяла руку вдовствующей герцогини.

— Я так сожалею.

Люк выглядел так, словно его стукнули по голове, и он до сих пор не мог прийти в себя.

Эйта успокоила:

— Это не имеет значения. Правда. Я счастлива, что дело наконец завершилось. Люк, прошу тебя, если ты искренне беспокоишься обо мне, никогда больше не затевай об этом разговор. Я хотела бы переменить тему.

Люк, всегда отличавшийся сдержанностью, посмотрел на свою маленькую бабушку и, кажется впервые, беспрекословно повиновался. Он поджал губы, повернулся к Элизабет и обрушил все свое внимание на нее.

— Вас снова можно поздравить за ваше мужество и отвагу во время вчерашних скачек. Поистине я должен быть благодарен вам.

Ага, точно. Он не проиграл Пимму. Элиза кивнула, смутившись от похвал.

— Вы должны пригласить мистера Мэннинга отобедать с нами завтра, — с трудом сдерживая улыбку, сказала Эйта.

— Но что с генералом Пиммом? — нахмурилась Сара. — Он выглядел очень несчастным, когда не смог найти тебя, Элизабет. Он должен остаться в Виндзоре с принцем-регентом еще на несколько дней. Но он сказал, что нанесет визит в Хелстон-Хаус сразу после возвращения, он приглашает вас прокатиться в Гайд-парке.

Элизабет сглотнула подступивший к горлу комок.

— И я поеду.

Люк откашлялся, судя по его позе, он испытывал неловкость.

— И что вы ему скажете?

Да, это действительно вопрос. И очень плохо, что у Элизы не было легкого ответа. Она жаждала действия. А пока что ожидание разрешения проблемы только затягивало ее все дальше и глубже в трясину, и она боялась, что будет поглощена лавиной событий.

Элизабет посмотрела на озабоченные лица своих друзей и приняла решение. Она поедет с Пиммом в Гайд-парк, когда генерал вернется в город, и выспросит у него, действительно ли он убил ее отца. Конечно, он будет лгать, но, возможно, ей удастся отличить правду ото лжи.

А потом она отправится во Францию, как предлагал Роуленд.

К несчастью, у судьбы были другие планы.

Глава 14

Никогда в жизни Роуленд так не злился. На себя. Он должен был предвидеть. Когда Элизабет поступала так, как ей приказывали? Он должен был привезти ее и затащить в карету, которая направлялась в сторону побережья.

Нет, он должен был сделать все вышесказанное и поехать с ней сам. Она ведь обвела бы этого безмозглого Джошуа Гордона, не отъезжая и трех миль от окраин Лондона.

Он уезжал из Виндзора, сопровождаемый множеством своих лошадей и карет, и, подумав о трудном положении Элизабет, сразу же вспомнил о собственных грандиозных неприятностях. На вершине холма он посмотрел назад, чтобы окинуть взглядом всадников, а также нескольких кучеров в его именных, голубых с позолотой, каретах. Тяжесть ведения этого хозяйства лежала исключительно на его плечах.

Он отчаянно искал решения. Этим людям и множеству других грозила нищета. Для потока солдат, хлынувшего с полей сражений Франции и Испании, мест в богатых домах явно не хватит. Если его предприятие рухнет, куда его работники пойдут?

О, сам он выживет. Он был чертовски упрям, и мог выполнять любую работу. Он будет трудиться в работном доме, в доках или даже в море и выживет.

Он все начнет сначала.

Но прежде всего он отправит Элизабет Ашбертон во Францию. Он сделает это до конца недели.


Она знала, почему предпочитала военный лагерь лондонским бальным залам. Первые были гораздо менее опасными, чем последние.

Она понимала мужчин и их методы.

Во многих отношениях Роуленд напоминал ей офицера, который преодолевал препятствия в бесконечной череде баталий, — никогда не жалующегося, все воспринимающего с суровой решимостью.

Когда она приблизилась к конюшням Мэннинга, то беспокойно заерзала при воспоминании о нем. Она не видела его в течение двух дней, и ее боль переместилась в область сердца.

Действительно ли между ними что-то было? Сейчас это казалось сном. Действительно ли она нашла в себе храбрость и привела Весперс к победе? И действительно ли у нее хватило дерзости провести прекрасную ночь с Роулендом Мэннингом?

Она тосковала по нему.

Тосковала по его удивительно красивому лицу — даже пусть оно в течение девяти десятых времени было мрачным и сердитым.

Она решила прийти к нему раньше, чем он придет к ней. Будет лучше, если она попытается усыпить его бдительность. Она вытерпит его упреки за то, что сбежала из Виндзора, вместо того чтобы сбежать во Францию, а затем… Как объяснить это ему? Как заставить его понять, что она пока не хочет просто сбежать, что она должна встретиться с Пиммом лицом к лицу, прежде чем сделает что-либо другое?

Умное старое лицо Лефроя было первым, что она увидела, когда карета остановилась перед конюшнями Мэннинга.

— Вы не застали его, голубушка. Но бьюсь об заклад, что возвратится он очень даже скоро.

Она кивнула и протянула ему коробку, завернутую в коричневую бумагу.

— Что это? Вы принесли старому Лефрою подарок?

— Плату, как и обещала.

Лицо Лефроя расплылось в улыбке.

— Это мы должны благодарить вас за победу.

Вокруг собрались конюхи, которых привлек пикантный сладкий аромат. В мгновение ока темно-коричневые квадратики имбирного печенья исчезли. Элиза испытала удовлетворение от того, что оказалась полезной.

Ей этого недоставало. В течение последних двух лет благодарность была ее главным чувством — за верность Сары, за необыкновенную щедрость вдовствующей герцогини.

Все работники, за исключением мистера Лефроя, разошлись. Стоя в самом центре затененного прохода, Элиза смахнула пыль с практичного прогулочного зеленого платья.

— Он очень зол?

Уголок рта мистера Лефроя дрогнул.

— Да. Злее медведя, попавшего в капкан. — Он почесал затылок. — Я думал, что он съездит мне по уху. Он не простит меня за то, что я позволил вам скакать на Весперс, хотя вы и показали всем, кто есть кто. — Он с улыбкой покачал головой.

Элизабет прислонила опустевшую коробку к стенке конюшни и прошла вперед, к стойлу Весперс. Она погладила бархатистую морду лошади, Весперс в ответ тихонько заржала. Подошел сюда и мистер Лефрой.

В груди Элизабет отчаянно застучало сердце.

— Где он? — Не было необходимости называть его имя.

Оба знали, о ком речь.

— Снова отправился встретиться с кем-то из штаба.

— С кем?

— С каким-то безмозглым лейтенантом или с кем-то поважнее, если я правильно понял. — Он помолчал. — Это последний шанс, голубушка, — сказал он, понизив голос.

Элизабет постаралась, чтобы ее голос не дрогнул, и, не спуская глаз с Весперс, переспросила:

— Последний шанс?

Когда ответа не последовало, она заставила себя взглянуть ему в глаза.

Он покачал головой.

— Нет причин скрывать это от вас. Он больше не сможет хранить это в тайне.

— Я никому не скажу.

Он посмотрел на нее оценивающим взглядом.

— Деньги кончились. Кредиторы не дают прохода, а генерал не намерен забирать кавалерийских лошадей, которых хозяина просили поставить. А для лордов и леди эти создания недостаточно красивы.

Весперс потянулась мордой к плечу Элизабет, явно ожидая угощения.

— Сколько?

— Восемьсот двадцать. Это семьдесят тысяч, фунтов стерлингов.

Она едва не подпрыгнула.

— Так много!

— Они паслись на пастбище в деревне.

Ей показалось, что сердце ушло в пятки.

— Я не говорил вам ничего, голубушка, — пробормотал мистер Лефрой.

— Нет, не говорили. Я ведь обещала, что не обману вашего доверия. — Она взглянула на обветренное лицо человека, у которого в мизинце было больше чести и мужества, чем во всем теле Леланда Пимма. — Я должна вернуться в Хелстон-Хаус. Скажите мистеру Мэннингу, что я заезжала. Я хотела извиниться за… в общем, за многое.

Когда карета доехала до Портман-сквер, Элизабет глубоко осознала, что все правила и вся игра в целом полностью изменились. Сейчас имело значение лишь то, сколько оставалось времени и сколько она сможет урвать в этой игре.


Тема погоды, обсуждение праздника в Виндзоре и, наконец, самый любимый предмет — предстоящее присвоение герцогского титула — были исчерпаны еще по пути к зеленеющему центру Лондона. Интуиция подсказала Элизе, что настало время разыграть свою карту.

— Моя дорогая Элизабет, — пробормотал Пимм, останавливая пару тщательно подобранных по окрасу, серых в яблоках, лошадей в тени входа в Гайд-парк. — Вы оказались самой, что ни на есть дерзкой девчонкой. Не могу сказать, что я удивлен. — Он отослал своего грума, и мальчишка отъехал прочь.

Элизабет посмотрела на снопы света, пробивающиеся сквозь ветви старых деревьев. Неподалеку по традиции рисовались друг перед другом тщательно причесанные и элегантно разодетые пэры Англии. Верхом на лошадях, в каретах различных конструкций и цветов или же пешком под зонтиками они циркулировали по аллеям парка.

И конечно же, каждый из них не преминул повернуть голову в их сторону, чтобы бросить взгляд на генерала Пимма и на Элизу.

— А сейчас, — сказал он, — нам остается обсудить последние детали, до того как…

— Прошу прощения, но я должна сообщить нечто важное, — поспешила негромко сказать она.

Леланд Пимм свел брови, его раздражение было совершенно очевидным.

— Я не намерен больше откладывать, Элизабет. Проследите, чтобы все ваши вещи были упакованы и перенесены в мои апартаменты в отель «Палтни» в субботу. Мы будем жить там, пока не отбудем в Вену. Вы полюбите этот город. Развлечений там очень много, и они поражают. А когда мы вернемся, главная часть нашей резиденции будет готова для жилья.

Она разглядывала маленького черного муравья, который передвигался по краю кареты.

— И вот еще что. В Хелстон-Хаусе вас ожидают несколько портних. Они срочно сошьют приданое, которое приличествует леди вашего нового положения. Я надеюсь, что вы оцените то, что я сделал.

— Спасибо, — пробормотала Элизабет, изображая благодарность, которой вовсе не испытывала. Подняв взор, она увидела на его лице кошмарно самодовольное выражение. — Но все же мне нужно кое-что сказать.

— Остается надеяться, что это оправдает ваше странное поведение в Виндзоре, — сказал он. — Мне не по душе ваше исчезновение, и в будущем Я не потерплю подобного неповиновения. Вы должны продемонстрировать побольше прежнего шарма и блеска по отношению к Принни…

— Пожалуйста, Леланд. — Она впервые позволила себе назвать его по имени, ощутив при этом горький привкус на губах.

На его лице отразилось счастье, самым комичным образом смешанное с раздражением.

— Ну что там?

Она вознесла молитву, чтобы суметь сказать все, ничего не упустив и не потеряв то, что надеялась получить.

— Я прошу выслушать меня, — тихо сказала Элиза.

Он откинул назад голову и засмеялся.

— Чего же вы хотите? Должно быть, чего-то весьма экстравагантного, если изображаете из себя такую смиренную, покорную девочку.

— Леланд… — О Господи, она рисковала всем. Рисковала жизнью, если предположить, что страсть Пимма граничила с безумием и он готов на все, чтобы овладеть ею.

— Да? — снисходительно произнес он.

Она закрыла глаза и быстро заговорила:

— Прежде чем я выйду за вас замуж, вы должны обеспечить оплату всех лошадей, которых заказывали у Мэннинга.

Он посмотрел на нее так, словно она говорила на каком-то иностранном языке. Наконец до него дошел луч понимания, и он захохотал, громко и откровенно.

— Господи Боже мой, да вы бесстрашны. Как будто я выполняю исходящие от кого-нибудь приказы! Да я держу ответ только перед принцем-регентом! — Он покачал головой.

— Мне кажется, вы не поняли, — сказала Элизабет. — Видите ли, я не выйду за вас замуж, пока вы этого не сделаете.

В его взгляде и позе отразилась ярость.

— Вы просите меня поверить в то, что рискуете оказаться в Ньюгейтской тюрьме из-за этого бастарда, торгующего лошадьми?

— Это решать вам, — со сдержанной убежденностью сказала Элиза.

Выражение его лица стало жестким. Она смотрела на него в упор и не сомневалась, что Пимм поймет.

— Леланд, мой отец погиб из-за вас.

Это всегда было той маленькой деталью, которая обнажает истину. В тот момент, когда прозвучали ее слова, глаза Леланда Пимма дрогнули под ее взглядом. Ей понадобилась вся воля, чтобы не показать свое отвращение к нему.

— Я полагал, что вы хорошо осведомлены о законах войны, Элизабет. Хорошие люди гибнут каждый день. Для достижения победы требуются жертвы.

У нее сдавило горло, и понадобились немалые усилия, чтобы остаться неподвижной.

— О, я очень хорошо знаю законы войны. Их мне преподали вы. Даже лучше, чем мой отец, смею заметить. Мое предложение остается в силе. Я выйду за вас, если вы выполните условия контракта с Мэннингом, если нет, то у вас будет выбор — обвинить меня в измене или оставить в покое.

Его холодные глаза наполнились яростью.

— Ваша верность адресована не тому, кто ее заслуживает, а ваша способность судить о человеке весьма прискорбна. Мэннинг — всего лишь бастард, сын шлюхи и к тому же брат шлюхи.

Ее сердце забилось гулко и часто. Хотя душа, рвалась защитить Роуленда, разум сознавал, что для достижения цели лучше промолчать.

— Я вижу по вашему выражению лица, что вы ничего не знаете об этом человеке. Я хорошо изучил его в тот день, после смехотворного чаепития в Хелстон-Хаусе.

Элиза не отвела взгляд.

— У бастарда, которого вы униженно защищаете, мать была обыкновенной горничной. После совращения молодого наследника она стала шлюхой, что было для нее вполне естественным. Его сестра обладала теми же самыми пороками. Да, именно оттуда его корни! — Он буквально выплюнул эти слова. — Мэннинг был обычным карманником, мусорщиком и беспризорником, пока ему не повезло и, он не занял положение в пользующейся сомнительной славой конюшне. Он даже стрелять толком не умеет, что выяснилось прошлой весной, когда он пытался отнять деньги у графини и убить своего благородного брата. Неужели этот человек заслуживает сострадания?

Она сосредоточилась на том, чтобы ее руки оставались спокойными.

— За вами выбор, Леланд. Заплатите этому человеку, и вы получите меня в жены, другого варианта нет.

Его глаза недобро сверкнули.

— Могу обещать только одно, моя дражайшая Элизабет. Если я выясню, что вы позволили ему тронуть вас, — а право обладать вами имею только я, — я не только накажу вас, как это сделал бы любой муж, но и поступлю с ним так, как правила чести позволяют поступить каждому джентльмену.

Она понимала, что если хотя бы на дюйм отойдет от своей жесткой позиции, то рассыплется на миллион кусочков.

— Так как? Он вас поимел, Элизабет? — спросил он тихим, зловещим голосом, который никак не вязался с его безумным взглядом. — О, не бойтесь, я женюсь на вас, вы будете моей независимо от ответа. И я в нашу брачную ночь узнаю правду. Но, — он подоткнул под шляпку выбившийся локон, — для вас будет гораздо легче, если вы скажете мне правду сейчас.

Роуленд постоянно говорил ей, что она отъявленная лгунья, пронеслось в ее голове.

— Я леди, Леланд, и не стала бы делать ничего такого, что может опозорить меня. — Элиза умолкла, чтобы набрать воздуха. — Так что же? Предстану ли я перед, всеми благородными семьями Англии, чтобы выйти за вас замуж? — Она не стала ждать ответа. — Если вы все еще желаете этого, принесите золотые гинеи в Хелстон-Хаус, и я передам их мистеру Мэннингу.

От ярости его лицо покрылось пятнами, но даже самый прославленный генерал в Лондоне мало что мог сделать под пристальным и неослабным наблюдением проходящих и проезжающих рядом пэров. И поэтому он согласился — да, неохотно, с отвращением, но согласился.

— Я не могу и не хочу платить золотом. Пусть он удовлетворится банковским чеком.

— Я не настолько глупа, Леланд. Оплата будет произведена золотом, иначе я не согласна. Вот видите, у вас все карты, кроме одной. Но это ваш выбор и это окончательно.

Он медленно улыбнулся, взгляд его стал хитрым и жадным.

— Ладно, моя дорогая. Нельзя сказать, что гинеи так и сыплются из моих карманов. Но я сделаю это при двух условиях:

— Да?

— Первое. Сумма, поступит в Карлтон-Хаус, где я позабочусь о том, чтобы после присвоения мне титула герцога мы поженились немедленно, а не на следующее утро. И вы напишете Роуленду Мэннингу и заявите о своей неприязни к нему. Вы ясно скажете, что он никогда впредь не должен портить вам настроение своим присутствием. Он никогда не должен знать, что вы являетесь соучастницей этой сделки. Вы понимаете? — На последних словах его голос сорвался до писка.

Он ничего не понимал. Он был полным идиотом. Неужели он в самом деле думает, что она согласится мучить Роуленда Мэннинга признанием в своей неугасимой любви к нему, выходя замуж за Пимма?

— Разумеется, Леланд. На сей раз, мы достигли полного согласия.

— Ну вот. Я знал, что вы можете быть послушной, если приложите усилия. А теперь поцелуйте меня, чтобы показать вашу благодарность, моя несравненная. Еще три дня — и тогда… одним словом, вы всегда будете под моей защитой.

Роуленд всегда знал, насколько абсурдно-драматическими были повороты в ее жизни. Она не могла с этим не согласиться. Лицо у генерала было влажным, он вынудил ее поцеловать его в щеку. А этот запах… кисловатый запах овечьей шерсти тяжелой униформы, смешанный с избыточным количеством одеколона…


— Что она сделала? — Роуленд заорал на Джошуа Гордона так, что едва не рухнули новые стропила.

Лицо лакея окрасилось в цвета четырех красных оттенков.

— Она и генерал Пимм уезжали из Хелстон-Хауса в фаэтоне, когда я приехал туда с вашим посланием. Лакей сказал мне, что они отправляются в Гайд-парк. Туда, где строится новый большой дом генерала.

Роуленд смотрел на Джошуа, своего единственного оставшегося лакея, поскольку другой ушел от него, не получив жалованья за последние три квартала.

— А почему ты не поехал за ними?

— Я не знал, что вы этого захотите.

Смерть. Какие-то хаотичные слова и смерть. Этот лакей, черт бы его побрал, не понимал, что его бормотание рождает у Роуленда приступ бешеной ярости. Господи, что Леланд Пимм сделал или сказал, чтобы заставить ее отправиться с этой распутной свиньей на прогулку?

— Сэр! Сэр!

Роуленд посмотрел вниз и увидел, что он сжал край своего старого письменного стола с такой силой, что обломок стола остался в руке. В ладонь вонзился гвоздь, и из раны хлынула кровь. Лакей тут же снял с шеи галстук, чтобы забинтовать рану. Роуленд выругался. Ну ничего не идет так, как запланировано.

Нельзя сказать, чтобы он не ожидал этого. Когда речь идет о Элизабет Ашбертон, ничего не пойдет по плану.

Легкая улыбка коснулась его губ, когда он наконец отпустил лакея. Элиза, кажется, и в самом деле получает удовольствие от неповиновения мужчинам и ходит по канату, приносящему бедствия.

Она была женщиной, которую нужно спасать. Которую нужно беречь и лелеять.

И он сделает это, нравится ей это или нет. Сегодня вечером. После того как он провел весь день, все двадцать четыре часа, думая о сносе всего того, что он построил за последнее десятилетие. Но не было ли все это построено на столпах греха? Прах превращается в прах. Ничто не вечно.

Было чертовски стыдно, что спустя всего восемь часов предстояла неприятная задача украдкой проникнуть в Хелстон-Хаус. Другого способа избежать встречи с фалангой солдат, которые постоянно утюжили Портман-сквер, не было. Он не хотел давать Пимму дополнительные основания для подозрений в том, что это именно он увел Элизабет.

И поэтому Роуленд Мэннинг, бывший бродяга и, возможно, человек, имеющий шансы вновь возвратиться в это состояние, воспользовался своим умением взбираться вверх по стенам. Теплая летняя ночь подсказала ключ, каковым было открытое окно в задней части городского дома. Хотелось только надеяться, что Элиза не закричит, неожиданно проснувшись.

Он при подъеме помял несколько дюжин расцветших роз и нацеплял на брюки шипов. Потом смахнул с подоконника какую-то кучку, оказавшуюся зерном. Нуда, корм для пресловутой канарейки вдовствующей герцогини. И после этого заглянул в большую комнату, с осторожностью, выработанной за годы опасностей, Роуленд перенес свою довольно крупную фигуру в комнату как раз в тот момент, когда порыв ветра заставил зашелестеть листья в саду.

Он пересек комнату и остановился над Элизой, вглядываясь в женщину, которая занимала все его мысли, стоило лишь проснуться. Роскошные красивые волосы накрывали ее плечо, она лежала на боку, покрывало было сброшено, поскольку ночь была очень теплой. Сложенные вместе ладони находились под щекой, как у невинного ребенка.

Однако в формах ее тела, угадывавшихся под тонкой ночной рубашкой, не было ничего детского.

Он не смог спасти Мэри. Не спас никого из семьи: ни никчемного брата Говарда, ни мать, которая умерла от ленточной горячки, ни Мэри… Черт возьми. Роулендом овладевала немота, когда он думал о той ночи, в которую она исчезла. Она продала себя, чтобы купить еду для его поганого брюха, хотя и обещала, что никогда не сделает подобной глупости. Многие годы он искал ее, не желая верить в то, что ее подло использовали и вышвырнули, как это делали со многими, кто жил в нищете. Что ж, ему не удалось спасти сестру, но он спасет Элизабет, даже если это будет последнее, что ему суждено сделать.

Он смотрел на нее, казалось, целую вечность, погруженный в воспоминания о прошлом, будущее казалось ему темным и неясным. Что-то обеспокоило Элизабет, и она повернулась на спину. Он наклонился и поцеловал ее в бровь.

Она в мгновение ока проснулась и приготовилась вступить в бой.

— Это всего лишь я, — пошептал Роуленд, поймав ее руку, которую она занесла для удара.

Она судорожно втянула воздух и села, устремив на него недоумевающий взор.

— Я думала, что ты…

— Я знаю, — тихо сказал Роуленд. Он протянул руку к замысловатой восковой свече на тяжелом серебряном подсвечнике и зажег огонь.

— Почему ты… У тебя все в порядке?

— Ты уехала, ничего не сказав, Элизабет. — Он вглядывался в ее милое лицо.

— Я уехала, потому что знала, что ты не поймешь моих доводов.

— Доводов? Не может быть никаких доводов. У тебя нет времени. Нет другого выхода, тебе надо ехать во Францию. — Он не смог преодолеть ворчливость тона.

— Но у меня еще есть шанс. Я говорила с Леландом, и он…

— Ага, уже Леланд?

— Не надо уподобляться глупцу, ладно? Ты всегда был единственным человеком, которого я считала способным мыслить разумно.

— Продолжай, — проворчал он.

— Я кое о чем с ним договорилась.

— Неужели? — саркастически проговорил Роуленд.

Она отвернулась, и он испытал неловкость.

— Да, договорилась.

— И о чем же?

— Я собираюсь обедать с ним завтра в отеле «Палтни». Будут присутствовать дуэньи из Хелстон-Хауса. Я собираюсь обыскать его комнаты, чтобы найти письма.

Он покачал головой:

— Это не получится.

— Ты говорил, что может получиться. Уже забыл?

— Это было до того.

— До чего?

— До того как я понял… — Он замолчал.

— Что понял?

— Ради Бога, Элизабет, я не позволю тебе подвергаться такому риску.

— Но у тебя нет выбора, ибо я решительно намерена это сделать, и я не поеду во Францию, пока не исчерпаю все возможности для того, чтобы остаться здесь.

У него появилась надежда. Он боялся, что она откажется следовать его плану.

— Значит, потом ты поедешь во Францию?

Она в упор посмотрела на него. Ни намека на фальшь.

— Ты должен дать мне срок до второго дня после присвоения титула в Карлтон-Хаусе. Свадьба планируется на следующий день, но я вместо нее уйду на заре с тобой.

— У меня есть сильное желание связать тебя прямо сейчас и сегодня же отправиться во Францию, — сказал он, злясь на себя за то, что его покинула способность скрывать свои эмоции, когда им владеет желание.

— Но я наверняка найду письма. Даже если не смогу заняться их поиском завтра ночью, у меня будет еще один шанс. Понимаешь, я постараюсь втереться в доверие к его слугам в «Палтни». А на следующий день я вернусь туда со своими вещами. Он попросил меня привезти их. Я постараюсь появиться там после того, как он уедет в Карлтон-Хаус. И я скажу слугам, что хочу осмотреть наши личные комнаты. Как они смогут отказать? Это такое простое дело.

Он заметил, что она говорит слишком быстро и сообщает слишком уж много несущественных подробностей. Она была не уверена в себе, не уверена в успехе. Он сильно сомневался, что у нее есть шанс.

— А потом?

— А потом, когда найду письма, я отправлюсь в Карлтон-Хаус и заявлю об отмене свадьбы.

Он покачал головой.

— Слишком опасно для тебя заявлять о чем бы то ни было. Если повезет с Хелстоном, Эллсмиром и моим братом, я предстану перед Пиммом. — Он помолчал. — Но гораздо вероятнее то, что ты не найдешь письма, Элизабет.

— Этого не может быть. Я знаю, что…

Он оборвал ее:

— Ты обещаешь отправиться во Францию, если не найдешь письма отца?

Она кивнула.

Он заключил ее миловидное лицо в ладони.

— Я хочу, чтобы ты вслух проговорила это обещание.

Она выдерживала паузу, изучающе глядя на его лицо.

— Я обещаю, что не брошу тебя, — прошептала она.

Он судорожно выдохнул. Было нечто странное в ее голосе, и он уже не в первый раз подумал, что далек от истины, полагая, что она сделает так, как он велит.

— А ты обещаешь ожидать меня в этой комнате потом, спустя две ночи?

— Я же сказала, что буду здесь.

Она дотронулась до его смуглой руки, поцеловала его ладонь, заскорузлую от физической работы.

— Знаешь, мой отец всегда говорил, что в один прекрасный день я найду мужчину гораздо лучше его. Мужчину сильного, способного укротить мои необузданные причуды. — Она мечтательно улыбнулась, — А я всегда поправляла его.

— Какого мужчину ты надеялась тогда найти, Элизабет? — Роуленд притянул ее лицо к своему.

— Такого мужчину, как ты. Способного заботиться обо мне так же, как я буду заботиться о нем.

— И как это будет выглядеть?

— Это будет любовь, о которой не спрашивают, в которой никогда не сомневаются и которой не боятся. Любовь беспредельная.

Он пощекотал губами ее полную нижнюю губу и прошептал ей на ухо:

— Ну, тогда я не тот мужчина, если ты полагаешь, что я никогда не буду бояться за тебя. Что касается сомнений… знаешь, я вырос с сомнениями, и у меня в жилах течет не кровь, а сомнения. Так что ты совершенно неправильно все оценила. Покажу тебе, насколько я плох. — Он хмыкнул. Он не станет думать о том, что через несколько дней, максимум через неделю, она окажется далеко от него. Она будет во Франции, а он окажется разоренным. Но по крайней мере она будет спасена от чудовища по имени Пимм.

Элизабет онемела из-за той лжи, которую имела дерзость наговорить. Она сама не понимала, как смогла зайти столь далеко. Одно верно — не надо ждать до самой смерти. Она отправится в отель «Палтни» и начнет поиски. Но офицеры тщательно прячут важные документы. И она уже продумала план, сочинив весьма замысловатую историю.

Чисто мужской запах оказывал пьянящее действие на ее чувства; плавным движением Роуленд притянул ее к себе, чтобы она могла положить голову ему на плечо.

— Роуленд, — нарушила она обволакивающую их тишину. Его пальцы легко пробежали по ее руке.

— М-м-м?

— Прошлый раз я вынуждена была просить…

— Да?

— Просить взять меня…

Он понимающе улыбнулся.

— И что?

— Я не хочу просить тебя, чтобы ты взял меня снова.

Он отодвинулся от нее и улыбнулся, что сделало его гораздо моложе.

— Ты требовательная девчонка, — прошептал он. — Если бы я имел право на это, тебе не пришлось бы просить. И не было бы вопросов или страха.

— Это правильно. — Честность имела на языке такой приятный вкус.

— Знаешь, ты никогда не должна беспокоиться о первом пункте. Я эгоистичный бастард, разве ты не слыхала об этом?

— Мы оба знаем, что это всего лишь маска. Способ держать всех на расстоянии. Ты наименее эгоистичный человек из всех, кого я знаю.

— В самом деле? — протянул он, жадным взглядом окидывая ее тело.

— Да, в самом деле.

— Ну, тогда не удивляйся, если я даю тебе ровно пять секунд на то, чтобы ты сняла с себя эту чертову ночную рубашку, пока я не содрал ее сам. Зубами.

Она удержалась от вопроса.

Он улыбнулся.

— Ты не боишься?

— Гм… Не мог бы ты загасить эту свечу?

Он вскинул бровь.

— Это очень похоже на вопрос, Элизабет. Нет, я не погашу свечу. Черт возьми, ты нарушаешь все правила, которые ты только что установила.

Он не имел понятия, правильно ли поступает. Но по крайней мере она будет знать, что он никогда не сомневался в ее любви к нему. Тем более после сегодняшней ночи. И конечно же, после драмы этой недели, которая разыгрывается на шатких подмостках ее жизни.

Она посмотрела в его светло-зеленые глаза. Интересно, знал ли он, насколько сильно она его любит? Элиза задавала себе вопрос, как она собирается жить без него.

В первый раз, когда они лежали рядом, она была преисполнена решимости навсегда сохранить в сердце память о нем. Хотелось увидеть, как ее желание отражается в его глазах. Но сейчас, вооруженная знанием о его прошлом, о его сестре и матери, она могла лишь предполагать, как трудно было ему лишать ее девственности.

Но в этот раз, в эту их последнюю близость, она покинет его с ощущением неомраченного счастья этой летней ночи, чтобы противостоять всем зимним дням, которые последуют в течение всех лет их жизни. Она была преисполнена решимости оставить ему воспоминания, которые необходимы для того, чтобы он понял всю глубину ее любви к нему. Только позже он полностью поймет, почему она нарушила данное ему обещание о бегстве во Францию. Этот мужчина заслуживал избыток любви после столь долгого воздержания.

Все ее мысли об обещаниях, сомнения и страхи развеялись в вихре желания, которое разожгли его руки, когда он опрокинул ее на пуховую постель и снял с нее последний предмет одежды, которая отделяла их друг от друга.

Глава 15

Роуленд закрыл глаза и вдыхал аромат, уткнув лицо в ложбинку между ее грудями. Он более не пытался обуздать страсть, которую пробуждала Элиза.

Тоска по женщине — это было нечто малознакомое ему. Вплоть до сегодняшнего момента физическое освобождение всегда было коротким, малозначительным ощущением.

Но с Элизабет. Это было чем-то сверхъестественным. Чем-то выбивающимся из этого земного измерения. Это было чем-то таким хорошим. И он без всяких сомнений знал почему. Потому что давалось бескорыстно. В прошлом его душа платила за это немалую цену. А сейчас… Это был праздник всего лучшего, что могла предложить жизнь.

И будь он проклят, если не насладится каждой минутой, каждым часом, чтобы не излить свою любовь к ней.

Роуленд заключил ее в объятия, словно желая защитить. Он целовал ей лоб, веки, нос и, наконец, ее бесподобные улыбающиеся губы, которые с готовностью подставлялись для поцелуя.

Он целовал ее до тех пор, пока не напился исходящей от нее сладостной страсти. Один поцелуй переходил в следующий, а в это время кончики ее пальцев блуждали в его волосах, скользили по шее, предплечьям, по вздувшимся венам на руках.

Когда Роуленд пытался ее успокоить, она недовольно постанывала и водила ладонями по его телу. Она покусывала ему губы, грудь и живот.

Роуленд схватил ее за плечи и положил на себя. Гладя роскошную гриву ее янтарных волос, он прерывающимся голосом произнес:

— Иди сюда, моя дорогая, моя красивая mhuirnin.

— Что это означает? — шепотом спросила Элиза.

Он не мог сказать всей правды. Это только сделает расставание еще более трудным.

— Это означает, что я хочу тебя. — Он положил ее на бок и продолжал демонстрировать ей то, что не смог сказать. Что не осмеливался сказать. Она была его возлюбленной.

Когда он целовал ее роскошные плечи и груди, ему казалось, что он всегда знал, что она украдет его сердце.

Она была его неотъемлемой частью. Никогда еще природа не создавала женщины такой доброй, такой доверчивой и простодушной. Она была его полной противоположностью.

Он вздохнул, ощущая своими грубыми руками ее мягкость.

Элизабет смотрела в его загадочные глаза, потемневшие от страсти, и гладила его спину. У него не было ни одной унции лишнего веса.

Пожирая ее лихорадочным взглядом, Роуленд зашептал:

— Элизабет, я хочу порадовать тебя. Останови меня, если…

— Я хочу тебя, — перебила его она. — И всегда буду хотеть.

Он обхватил своими большими руками ее бедра и опрокинул ее. Глядя ей в глаза, он приподнялся на локтях и медленно вошел в нее.

Ощущение было невыносимо приятным. На сей раз, не было боли. Он остановился и опустил голову, его темные волосы касались ее грудей.

Она притянула его к себе.

— Горишь нетерпением? — шепотом спросил он.

— Да, — дрожащим голосом призналась она. — Горю нетерпением узнать, уж не сон ли то был в прошлый раз.

Наклонив голову, он долго целовал ее. И не совершал никаких движений.

Она толкнулась бедрами, и он застонал. Он был настолько осторожен с ней, словно она была из какого-то хрупкого стекла.

— Не двигайся, — зашептал он. — Я хочу выпить эту сладость. Я не хочу, чтобы это забылось.

Роуленд до конца вошел в нее и снова остановился, заставив ее ахнуть и отбросить все логические рассуждения, одарив ее наслаждением, в котором привык отказывать себе.

Он был нацелен на то, чтобы доставить ей удовольствие. Она наконец восстановила дыхание, и он молча ожидал, продолжая оставаться в ней. В течение длящихся целую вечность минут они смотрели друг другу в глаза. Она убрала волосы с его лица, стараясь запомнить каждую черточку, каждую морщинку. Она никогда не забудет его глаза — такие пронзительные, гипнотизирующие…

— Моя mhuirnin… О Господи, — простонал он, и наконец дал волю своему желанию. Он проник в нее еще глубже. Замер на несколько мгновений, трепет пробежал по его спине и рукам.

Она не смогла остановить поток слов, которые вырвались из ее охрипшего горла.

— Роуленд, пожалуйста. Тебе должно быть больно. Разрядись сейчас. Вместе со мной.

Он снова был на ее груди, ее соски почти болели от его прикосновений.

— Ты просишь? — У него почти пропал голос. — Я думал, что сейчас не будет просьб. — Она грудью почувствовала, что он пытается улыбнуться.

Тогда она изо всех сил сжала его бедрами и притянула к себе как можно ближе.

С немым криком он откинул голову назад. В последующий момент он попытался вырваться, но ее бедра не позволили ему. Она ощутила теплый поток, хлынувший внутрь ее тела.

— Ах, Элизабет, — простонал он. Тяжело вздохнув, он крепко прижал ее к себе.

Это было самое изысканное ощущение, которое он когда-либо испытывал. Она была такой теплой и нежной.

Он никогда не позволял себе изливать семя в женщину. И бастард ни в коем случае не хотел плодить на этой земле новых бастардов. Это была единственная священная вера, которую он исповедовал. Ребенок не должен страдать.

— О чем ты сейчас думаешь? — тихо спросила она. Они оба перекатились на бок, все еще не размыкая объятий.

— Почему ты спрашиваешь?

— Потому что ты выглядишь обеспокоенным. Я чем-то огорчила тебя?

— Перестань, Элизабет. Ты бесподобна. Ты настолько совершенна, что я испытываю боль, когда нахожусь рядом с тобой. Это просто… — Он закрыл глаза.

— Да? — участливо спросила Элизабет.

— Понимаешь, теперь ты можешь забеременеть.

Она фыркнула.

— Это маловероятно. Я слышала об этом от жен офицеров из роты моего отца.

— Тем не менее, напиши мне. Сообщи мне. Я дам ребенку законный статус, если мое имя не… Я приеду во Францию, чтобы жениться на тебе, даже если я не… Пришлю деньги, как только…

— Да, конечно, пришлешь, — перебила она его неожиданно сорвавшимся голосом. — И я напишу тебе. Обещаю. Но искренне сомневаюсь, что тебе придётся ехать во Францию. Я найду эти письма. И не забеременею…

Внезапно над ними пронеслось что-то желтое, и Роуленд инстинктивно поднял руку, чтобы защитить обоих.

— О Господи! Это была злосчастная Канарейка. Чертыхаясь, Роуленд вынужден был оторваться от Элизабет, выпутаться из кучи простыней и закрыть окно. Он снова упал на мягкую кровать, и они оба рассмеялись.

Элиза заключила его в теплые объятия.

— За это тебе будут благодарны. Эйта даже может попытаться выйти за тебя замуж. Она тоскует по своей сбежавшей птице последние шесть месяцев.

— Скажи ей, что мы нашли эту птицу в клетке, а не здесь. Иначе у меня будет шанс нарваться на чертов пистолет Хелстона.

— Люка? Но тебе нечего бояться, Роуленд. Ты ему нравишься. Я уже давно поняла: чем строже он смотрит на человека, тем больше его уважает. Он в этом смысле похож на тебя.

Пришла очередь нахмуриться Роуленду.

Элизабет улыбнулась, он притянул ее к себе и поцеловал.

— Эти твои ямочки на щечках были задуманы дьяволом, чтобы доводить всех мужчин до сумасшествия. Неудивительно, что Пимм прямо-таки обезумел.

Элизабет остановила его поцелуем. Она не могла позволить, чтобы он произнес это мерзкое имя.

Следующий час он провел в поцелуях и бормотании нежных слов, которые перемежались лавиной инструкций. Он рассказал ей, как найти генеральские апартаменты в «Палтни». Подсказал, как подкупить камердинера, если ей не повезет. Даже объяснил, как открыть замок. А затем вырвал у нее последнее обещание разыграть приступ мигрени и возвратиться в Хелстон-Хаус сразу же, как только принц-регент дарует Пимму титул герцога.

Если она не сможет добыть к тому времени письма, они оставят письмо Эйте и исчезнут из Хелстон-Хауса в тот же вечер. Он велит нескольким своим людям помочь им. А если она найдет письма, он присоединится к ее аристократическим друзьям — герцогу, маркизу и брату, и они отправятся к Пимму, чтобы отменить свадьбу.

Она согласилась со всем этим. Даже без малейшего намека на какие-либо колебания.

Прежде чем ночь собралась превратиться в новый день, Роуленд разомкнул объятия и, поцеловав ее напоследок, исчез через окно. Элизабет снова опустилась на кровать, прижав к груди подушку, на которой лежала его голова.

Она дотронулась до живота. Она не смела думать о ребенке. О его ребенке. Конечно, это не так.

Ее мысли пошли дальше. Она не стала рассматривать вопрос о том, что сделает Леланд Пимм, если когда-нибудь обнаружит сходство. Но — она закрыла глаза — если она и в самом деле забеременеет и сможет вынести ад с Пиммом, то по крайней мере ребенок Роуленда будет маленьким подарком из рая.

На следующее утро Элизабет вырвалась из хватки последних портних которых Леланд Пимм прислал в Хелстон-Хаус. Она удалилась за ширму в обширных апартаментах Эйты, чтобы надеть последнее из платьев — то, которое ей не нравилось больше всего.

Это был тщательно разработанный ансамбль, в котором она должна появиться в Карлтон-Хаусе на «коронации» Леланда Пимма, как она назвала это про себя. А затем на свадьбе, которая последует незамедлительно. Цвет всего этого показного великолепия — тяжелого платья — сливался золотистыми тонами с цветом ее волос, и ей показалось, что она выглядит чопорной и бесцветной и напоминает стог сена. Украшенный жемчужинами лиф был опасно маленьким, несмотря на просьбы Элизабет сделать его более скромным. Но портниха напомнила ей, что выполняет инструкции генерала.

Пока вокруг суетились модистки и помощницы, добиваясь того, чтобы их произведение идеально сидело по фигуре, Элизабет не слышала ни слова. Неподалеку, на столе, Пип носился по клетке, перепархивая с места на место, и Элизабет внезапно подумала, что ее судьба очень похожа на судьбу любимой канарейки Эйты.

Скоро она тоже будет жить в позолоченной клетке. Даже сейчас эти сверх элегантные платья душили ее, а все новые ограничения раздражали. Она не сможет побродить по саду или проехаться верхом по парку без надзора дуэний и отряда людей Пимма, которые тайком будут следовать за ней поодаль. Колонки светской хроники в газетах будут описывать ее малейшее передвижение. Если бы она только могла…

Дверь внезапно распахнулась, и в комнату влетела Эйта с широко раскрытыми глазами и улыбкой, от которой по всему ее лицу разбегались морщинки.

— Ах, Элиза, вы ни за что не угадаете! — Не дожидаясь ответа, она выпалила: — Лорд Уаймит сейчас внизу и просит о приватной беседе. Ой, у меня нет сил вынести это томительное ожидание!

Элизабет знала, что это случится. И знала, почему ее счастье было разбавлено грустью.

— Погодите, дайте мне снять это платье. Мы ведь уже закончили? — Она юркнула за ширму.

Эйта беспокойно ходила по комнате, переставляя вазы с цветами и выравнивая стопки с книгами.

Элизабет не могла не вспомнить о муже Сары — полковнике Пирсе Уинтерсе. «Восхищение» не самое сильное слово, чтобы охарактеризовать воспоминания о нем. Она всегда считала его воплощением всего истинного, доброго, верного, мужественного — воплощением настоящего англичанина и мужа.

Они были прямо-таки идеальной парой — он был красивым и преданным, Сара — нежной и верной. И мысль о том, что Сара отдает свое сердце — а если ее подруга выходит замуж, то она именно отдает сердце, — другому мужчине, казалась ей невероятной.

Она отпустила портних и присоединилась к Эйте.

— Значит, сомнений нет? Он женится на Саре?

Эйта с улыбкой смотрела на Пипа.

— Даже я не могла бы предложить для нее более блистательную партию. Он настоящий джентльмен — у него отличный характер, он красив, у него великолепное состояние.

— И он любит Сару, — шепотом добавила Элизабет. — Он видит все ее добродетели.

— Да, видит, — тихо согласилась Эйта.

— И он будет заботиться о ней.

— Да.

— Он снова научит ее улыбаться.

Эйта промолчала.

— Она раньше все время улыбалась. Совсем не так, как улыбается сейчас. Она улыбалась, когда ее муж был жив, и эта улыбка освещала всю комнату.

— Я уверена, что он снова научит ее так улыбаться, Элизабет, — пробормотала Эйта. — Вообще-то я больше всего беспокоюсь о вас. Вы намерены выходить замуж за генерала Пимма или нет?

Элизабет кивнула, не в силах говорить.

— Боюсь, мы все были трусами, когда касались этой темы, — тихо сказала Эйта. — В самом деле, я никогда не видела Люка таким раздраженным. Знаете, еще не поздно отказаться наотрез. Это никогда не поздно, даже если привязанность генерала Пимма к вам превосходит привязанность лорда Уаймита к Саре.

Элиза смотрела на подол своего зеленого прогулочного платья. Она не хотела это обсуждать. Было слишком трудно снова пропускать это через себя. Но у Эйты такие пронзительные черные глаза.

Элиза страшно устала всем лгать.

— Да, — сказала она тихо. — Разумеется, я выйду за него замуж. Я бы не позволила этого безумства, — она показала на элегантные платья, висевшие на спинках каждого из кресел, — если бы не приняла решения.

Она сделает попытку найти письма, но это всего лишь попытка убрать топор, который будет висеть над ее головой в течение всей жизни. Однако ее шанс был близок к нулю. И в тот день, когда Лефрой поведал ей суровую правду, она приняла свое решение выйти замуж за Пимма.

Это был единственный способ отвести угрозы Пимма в ее адрес и обеспечить финансовую защиту конюшням Мэннинга. Было очевидно, что коренная причина враждебности Пимма к Роуленду кроется именно в этом. А скачки в Аскоте принесли в конечном итоге больше вреда, чем пользы.

Эйта что-то сказала, и Элизабет очнулась от задумчивости.

— Элизабет?

— Простите меня.

— Я спросила о мистере Мэннинге.

— Да?

— Вы не хотите говорить о нем? — Эйта не смогла скрыть любопытство в своем голосе. — Ну ладно, прощу прощения, но я должна попросить вас помочь выбрать подарок для этого отчаянного джентльмена — за спасение Пипа. Вы поможете мне? Что ему больше всего нравится?

Надвигающееся несчастье породило черный юмор.

— Еда. Деликатесы любого вида. В особенности имбирные пряники.

— В самом деле?

— Да. Или много денег. — Элиза вскинула бровь.

Эйта хмыкнула:

— Вы полагаете, что, если я дам ему достаточно денег, он позволит мне сесть на одну из его лошадей?

Улыбка Элизабет погасла, когда она увидела: тяжелое, янтарного цвета платье, которое модистка оставила на кресле.

Эйта, Люк начнет беспокоиться, если вы… И мистер Браун…

— Фи, кого интересует мистер Браун? Он не обратит внимания, даже если я сломаю себе шею. — Веселое выражение на лице маленькой леди мгновенно исчезло.

Элизабет испытала угрызения совести.

Эйта помрачнела.

— Он вернулся в Шотландию. Даже не удосужился проститься с Люком. Я… Я исключила его из числа наших общих друзей.

Ах, Эйта, но он наверняка…

— Он отказался даже от Куинна, — перебила ее Эйта. — Отклонил просьбу Куинна пересмотреть дело в Эллсмир-Хаусе — Эйта замолчала, и стало ясно, что она хочет положить конец всем разговорам о мистере Брауне. — Никто из нас не хотел рассказывать это вам, потому что у вас слишком много своих забот, но Куинн в смятении. Он боится, что давний инцидент с Джорджиной помешает рождению ребенка.

Они все были обеспокоены с того дня, как Джорджина объявила о своей беременности.

— Я должна навестить ее. Сегодня, — твердо сказала Элизабет.

— Нет, вы не пойдете. У вас слишком много дел. С ней Розамунда и Грейс, развлекают ее каждый день. Стараются избавить Куинна от ощущения подвешенного состояния.

Элизабет долго вглядывалась в лицо вдовствующей герцогини.

— Не означает ли это, что мы все ходим по краю обрыва? Выходит, такова жизнь, Эйта? И неужели никогда не сбывает моментов настоящего мира?

— Редко, моя дорогая. Существуют вершины и пропасти. Но у вас особенно трудное время, как и у Джорджины.

— Однако вы вышли из положения, несмотря на давление многих людей. К тому же есть еще одна беда…

Элизабет метнула на герцогиню быстрый взгляд.

— Ну, если прошлая ночь о чем-то говорит…

Элизабет почувствовала румянец на своих щеках.

— Прошлая ночь?

— Главный садовник проинформировал меня утром, что на розовом кусте не осталось ни одного цветка. На том самом, что находится под вашим окном.

— Эйта…

— Нет, вы не обязаны ничего говорить. Я понимаю, что вы не хотите исповедоваться передо мной. И вообще перед кем угодно. И я недавно решила, что не буду ни на кого давить, чтобы передо мной раскрывались. Я решила проститься со многими своими недостатками.

Элизабет бросилась успокаивать вдовствующую герцогиню:

— Ах, Эйта, не говорите так! Последние восемнадцать месяцев вы были моей утешительницей. Как мама или бабушка, которой у меня никогда не было. Во многих смыслах вы были для меня ангелом-хранителем. Наверное, именно потому я и не хочу доставлять вам неприятности. Вы сделали для меня так много. Да и для всех нас.

— Нет, вы не понимаете. Это не имеет никакого отношения к вам, моя дорогая. — Эйта отвернулась. — Мечты юности не всегда исполняются. Вернее, они исполняются очень редко. Не каждый может найти счастье. И я подозреваю, что из всех нас вы знаете это гораздо лучше других.

Элизабет не стала притворяться.

— Вероятно. Но никогда не следует сдаваться. Сдаться — значит проиграть.

— Это говорит дочь армейского капитана.

— Нет. Это говорит дочь, которая потеряла отца, — тихо сказала Элиза.

Эйта приблизилась к Элизабет и обняла ее.

— Знаете, все это время я была нацелена на то, чтобы передать накопленную за долгие годы мудрость и помочь вам найти счастье, которое вы обе заслужили. А получается, что именно вы научили меня мудрости. — Она отодвинулась, чтобы поправить кружевную косынку Элизабет. — И без всякого сомнения, вы лично научили больше всех других.

— Этого не может быть.

— Может. Никто из нас не обладает вашим мужеством, вашей решительностью… и вообще вашей способностью добиваться своего, несмотря на досаду, которую вы умеете скрывать почти от всех. Ах, Элизабет, пообещайте мне, что вы будете счастливы. Пообещайте, что вы не совершите роковой ошибки, выйдя замуж за генерала, который опьянен вами. — Эйта сделала паузу. — Знаете, мне нужна будет компаньонка, если все меня покинут. Я не могу всю жизнь оставаться в имении внука. И не хочу становиться болтливой старой курицей, которая что-то бормочет, поедая овсяную кашку. Вы не хотели бы уехать со мной в Корнуолл? Без Люка, который шпионит за нами, мы могли бы каждый день ездить верхом по утесам Перран-Сэндс. Элизабет улыбнулась:

— Вы знаете, чем соблазнить меня. Но вы слишком переоцениваете мое мужество, Эйта. Я вовсе не такая мужественная…

Послышался звук открываемой двери. Эйта и Элизабет повернулись и увидели Сару, щеки которой украшал румянец.

Все трое заговорили одновременно. Сара сжала их руки.

— Ой, я сделала что-то совершенно невозможное!

Эйта попыталась что-то произнести, но Элизабет опередила ее:

— Лорд Уаймит сделал тебе предложение?

Сара словно не услышала ее.

— Он такой хороший. А я… я причинила ему такую боль. Я никогда не заслуживала его восхищения, никогда…

— Ты отказала ему? — шепотом спросила Элизабет, сжимая руку подруги.

Сара встретилась с ее взглядом, в серых глазах была боль.

— Словно кто-то другой, а не я, говорил с ним… отвечал на его прочувствованную мольбу… причинял ему боль.

— Но почему, Сара? — На лице Эйты было написано искреннее удивление. — Почему ты отказала ему?

— Я не знаю. — Она опустила руки и подошла к окну. Свет отражался на ее нежном, утонченном лице. — О, я не знаю. Я просто не могу забыть Пирса. Я его никогда не забуду.

— Но никто и не заставляет вас забывать мужа, — сказала оказавшаяся за ее спиной Эйта.

Элизабет тоже присоединилась к ним.

— Сара, это моя вина. Мне следовало поддержать, поощрить тебя, а я была эгоистична, жила воспоминаниями о давно прошедшем и хотела, что бы они все еще оставались с нами. Но Пирс был бы недоволен мной. Он хотел бы, чтобы ты была счастлива с графом.

Сара медленно повернулась.

— Нет. Это было бы несправедливо по отношению к лорду Уаймиту. И он согласился, когда я объяснила ему это.

— И что он сказал? — Эйта подала ей носовой платочек.

Сара закрыла лицо руками.

— Когда он проявил настойчивость, я наконец призналась, что до сих пор вижу во сне Пирса. Он приходит и успокаивает меня. Заключает меня в объятия, и в его глазах светится такая любовь и надежда. Я скорее проживу остаток жизни со своими воспоминаниями, чем устрою жизнь с кем-либо еще. Было бы нечестно, если бы я пришла к другому мужчине, затаив такие мысли.

— Почему ты мне не говорила об этом, Сара? — взволнованно спросила Элизабет.

— А почему ты не поведала мне истинную причину своего согласия выйти замуж за человека, которого не любишь?

Элизабет выдержала ее взгляд.

— Я думала, что ты изменила мнение о генерале. Думала, что ты одобряешь его.

— Я не говорила этого. Я лишь сказала, что, возможно, ты ошибаешься, думая, что он убийца. Я сказала это, чтобы мы перестали убегать от него.

Эйта дотронулась до руки Элизы.

— Вы что-нибудь скрываете от нас, Элизабет? Вы вполне можете сказать нам, если что-то не так.

Элизабет покачала головой. Они абсолютно ничего не могли сделать. И если она скажет им, они лишь будут страдать оттого, что знают. И поэтому она, набрав в легкие воздуха, продолжала лгать.

— Вы все неправильно поняли. Я по доброй воле выбрала свое будущее. Ты права, Сара. Я ошибалась. Всем сердцем одобряю свое решение. Надеюсь, что вы пожелаете мне счастья.

Сара и Эйта обменялись взглядами и пробормотали какие-то малозначительные слова. Элиза постаралась как можно скорее расстаться со своими подругами.

Ей нужно написать письмо. И совершить визит в отель «Палтни».


Роуленд сопроводил герцога Хелстона до роскошного входа в свои конюшни. Он испытывал чувство благодарности, какое приходило к нему не часто.

— Я должен поблагодарить вас, Хелстон. Я не ожидал…

Герцог отмахнулся:

— Кобыла стоит двойной цены.

Роуленд не ответил, поскольку оба знали, что герцог лжет.

— Я попросил бы вас приезжать иногда в Хелстон-Хаус, чтобы Весперс не скучала, когда мы с женой будем в Корнуолле.

Что-то холодное и жесткое полоснуло по сердцу. Этот первый шаг по разрушению его королевства будет самым тяжелым. Он подумал о прекрасном лице Элизабет и выдавил улыбку. Эти деньги помогут им обоим начать новую жизнь.

— Итак, — продолжал Хелстон, — я намерен видеть эту кобылу на следующих скачках в Аскоте. Вы проследите за ее тренировкой за четыре месяца до этого. Согласны?

Роуленд взглянул на протянутую ему руку Хелстона. Впервые представитель пэров предлагал ему рукопожатие.

Роуленд сжал руку герцога.

— Согласен. Весперс будет доставлена в вашу конюшню в течение недели.

Герцог не отпустил его руку.

— Мэннинг… что, черт возьми, происходит?

Роуленд попытался освободить руку, но это ему не удалось.

— Что вы имеете в виду? — проговорил он первое, что пришло ему в голову.

Герцог посмотрел на него в упор.

— Я думаю, вы отлично знаете, о чем я спрашиваю.

— Гм… Вы можете отпустить мою руку.

В уголках рта Хелстона появился намек на улыбку.

— Разумеется. Как только скажете, что вы собираетесь делать.

— Я не скажу вам ровным счетом ничего, даже если вы будете держать мою руку всю ночь.

Герцог вскинул бровь. Это было противостояние.

— Черт возьми. — Впервые за последние два десятилетия Роуленд решился довериться кому-то еще. — Если бы я знал, что вы настроены таким образом, то давным-давно отметился бы в вашей танцевальной карте. Ну что ж, если вы преисполнены решимости вальсировать, я имею право попросить о любезности.

Герцог отпустил руку.

— Еще одна любезность? — Хелстон опустил глаза. — Это будет стоить так же дорого, как и кобыла?

Роуленд подавил улыбку.

— Нет, но если вы захотите купить еще одну…

— Чего вы хотите? — Слова герцога звучали так же сдержанно и осмотрительно, как и его слова.

— Сразу после того как Принни удостоит Пимма герцогского титула в Карлтон-Хаусе, я прошу вас внимательно последить за Элизабет. Она может оказаться достаточно неразумной, чтобы сделать громкое заявление.

— А каков будет характер этого возможного заявления?

Роуленд проигнорировал вопрос герцога.

— Нужен по крайней мере один джентльмен, представитель света, который окажется рядом, если она решит высказаться. Бастарда будет недостаточно. Хотя я буду находиться поблизости — в музыкальной комнате. Но я не появлюсь на виду. Это может вызвать потом всяческие разговоры. — Он не мог объяснить Хелстону все полностью, не вызвав у того тысячу новых сердитых вопросов. Он не мог рисковать и появляться там, поскольку это свяжет его имя с Элизабет, а он намеревался увезти ее во Францию секретно.

Хелстон улыбнулся и почесал подбородок.

— Что ж, мне кажется, я должен поблагодарить вас за наличие здравого смысла и нежелание снова вызвать скандал, как в церкви Святого Георгия. Очень хорошо. — Герцог извлек из сюртука письмо.

— Что это?

— Письмо от Элизабет Ашбертон, которая вскоре станет Элизабет Пимм, герцогиней Дарлингтон. Я обещал, что передам, его вам лично в руки.

Хелстон внимательно посмотрел на него, Роуленд ответил тем же, прежде чем подсунул большой палец под печать, чтобы вскрыть письмо.

Глава 16

События разворачивались в точности так, как Элизабет и предполагала. Ею овладело спокойствие, когда она отпустила двух горничных, которых прислала Эйта. Элиза была надежно задрапирована в платье. Только муж сможет с помощью ножниц вызволить ее из этого шелкового и бриллиантового кокона. Но по какой-то странной причине она сейчас этого не боялась.

Роуленда есть за что благодарить. Она избежит Ньюгейтской тюрьмы, обеспечит будущее любимому мужчине, освободит своих друзей от забот и необходимости поддерживать ее до конца жизни, обеспечит дом и источники дохода для Сары, и при некотором везении будет иметь любимого ребенка.

Стоимость была чрезмерной, это верно.

Придется провести всю оставшуюся жизнь с напыщенным, самоуверенным, ужасным человеком, которого не любила и которому не доверяла. А в будущем он вполне может стать еще хуже. Она отчаянно пыталась напомнить себе, что у очень многих женщин судьба была еще суровее.

Она изо всех сил пыталась не думать о Роуленде и как он поведет себя, узнав о том, что она сделала. Она возносила молитву, чтобы он со временам ее понял. Настроение упало, и сейчас Элиза не могла вынести даже присутствия Сары или Эйты.

Ее попытки провалились, да она и знала, что это произойдет.

Слуги Пимма в «Палтни» были удивлены ее появлением, однако позволили войти в апартаменты, которые готовились для нее. Она воспользовалась дверью соединяющей ее комнаты с комнатами генерала, и, дрожа от страха, обыскала его апартаменты.

Там не оказалось ни одного письма и ни одного чемодана. Она велела своей горничной разложить ее личные вещи, которые скоро должны были прибыть сюда, и в конце концов отправилась в Хелстон-Хаус, где ее поспешили задрапировать в приготовленное платье.

Конечно, небольшая надежда еще оставалась. У нее будет целая жизнь, чтобы найти письма.

Каждому нужно, чтобы была какая-то надежда. Элиза смотрелась в зеркало и почти не узнавала себя. В этом избыточно украшенном золотистом платье она выглядела гораздо старше своих лет. Обольстительная королева, с лифом, который сидел провокационно низко. Подаренные Пиммом изумруды, казалось, душили.

Она услышала шум за дверью и поняла, что ее время вышло. Принц-регент настоял на посылке двух королевских карет, чтобы сопровождать всех гостей на Портман-сквер, в Карлтон-Хаус.

Это короткое путешествие запомнилось смутно. Никогда она не припомнит, какие слова говорили ей и что отвечала она. Остались в памяти только озабоченные лица друзей.

Все очень скоро прибыли в обширную резиденцию принца-регента на южной стороне Пэлл-Мэлл. Элиза с тоской посмотрела на Сент-Джеймс-парк, затененный и мрачноватый в этот сумеречный час. Когда она пошла через портик с коринфскими колоннами, королевские лакеи в ливреях поклонились ей, равно как и испытывающие благоговение гости. В этом чувствовалась ирония судьбы. В течение долгих лет она надеялась, что ее отец испытает гордость, если она будет принята аристократами, которые всегда подвергали ее остракизму за мальчишеские выходки. Сейчас она готова была многое отдать за то, чтобы оказаться где угодно, только не здесь.

Она вошла в восьмигранную комнату, украшенную ионическими колоннами из желтого мрамора, элегантно одетая толпа раздвинулась. Элизабет чуть повернулась и увидела герцога Хелстона, стоящего плечом к плечу с маркизом Эллсмиром и графом Уоллесом. Их жены здесь не присутствовали. Джорджина все ещё была в постели, а Розалинда и Грейс согласились с предложением Элизабет не оставлять Джорджину одну. Присутствовать сегодня должны были только Эйта и Сара.

Трое джентльменов, трое самых дорогих ее друзей, стояли с серьезными лицами. Не было даже намека на обычную для них веселость. Они были похожи на офицеров, выполняющих важную миссию. И внезапно у нее появилась уверенность, что кто-то их настроил. И этот кто-то, вероятно, Роуленд. Это хорошо, потому что у нее была задача, которую они помогут ей выполнить, — задача, которую она не смела раскрыть до тех пор, пока больше не останется времени для споров.

Волна дрожи пробежала по спине. Прочитал ли он ее письмо? Поверил ли он ей?

Ее проводили наверх по большой витой лестнице. Висевшие на втором этаже картины с изображением Атланта, поддерживающего небесный свод, и архангела Михаила, казалось, насмехались над ее восхождением.

Ее будущее таилось за открытой перед ней дверью. Когда она вошла в королевскую комнату, ее приветствовали приглушенные голоса. Она окинула аристократическую толпу взглядом лишь для того, чтобы увидеть человека, который станет ее мужем: он стоял на небольшом возвышении перед пустым троном.

Пимм самодовольно ухмыльнулся, а Элизабет прошла вперед. Тысяча глаз устремились на нее, когда она взяла предложенную им руку. После ее реверанса он молча кивнул.

Именно теперь она увидела за спиной Пимма два кошеля. Гинеи, Пимм перехватил ее взгляд, и кислое выражение его лица подтвердило правильность ее догадки. Элиза снова шагнула к Люку, Майклу и Куинну для последнего волеизъявления.

— После того как принц-регент дарует титул герцога, выйдет архиепископ. Когда это произойдет, я попрошу вас тайком перенести эти кошели к Мэннингу. Под охраной.

— Элизабет, — начал было Куинн.

— Мы что, мулы для перевозки грузов? А никакие не спасители? — Герцог раздраженно покачал головой.

Не моргнув глазом под их испытующими взглядами, она продолжила:

— Свадьба идет своим чередом.

Вмешался Майкл:

— Что вы натворили? — Он был единственным, чье выражение лица дало ей возможность сделать паузу. В его лице было нечто такое, что всегда будет напоминать ей о Роуленде.

Она выдержала его взгляд.

— Это мой выбор. Не подвергайте его сомнению.

На сей раз, счастье было на ее стороне. Появление его высочества принца-регента избавило ее от продолжения диалога. Она шагнула, чтобы присоединиться к генералу. Принц-регент, помпезно и величественно тряся щеками, двинулся вперед.

Казалось, большая невидимая коса разделяет толпу перед его величеством. Когда он проходил мимо, все кланялись и расшаркивались. И когда Принни наконец оказался перед Леландом Пиммом и Элизабет, они склонились ниже, чем все остальные.

Принц благожелательно улыбнулся и, взбираясь на поражающий великолепием трон, одобрительно кивнул. Герцог Веллингтон встал возле принца-регента, суровый и молчаливый.

По команде принца дворцовый глашатай развернул свиток. Низким баритоном он проинформировал блистательную толпу о многочисленных победах и героических деяниях Пимма в течение последних пятнадцати лет. Он перечислил названия португальских и испанских баталий, которые навсегда останутся для Элизабет кошмаром прошлого: Вимейро, Корунья, Талавера, Бусако, Ла-Альбуэра, Сьюдад-Родриго. Она почти вздрогнула при упоминании Бадахоса.

Все эти названия для окружающих были не более чем романтизированными битвами. Невероятным усилием воли она удержала подступившие слезы. Перечисление достижений генерала звучало, словно гудение армии насекомых в летний полдень.

А потом все закончилось. Движением руки принц-регент накинул на плечи Леланда Пимма невидимую мантию. Отныне он был герцогом Дарлингтоном, семнадцатым в очереди на королевский трон. Жалованная грамота была передана новому герцогу, который принял ее с дрожащей самодовольной улыбкой и надменным поклоном.

Пимм повернулся к Элизабет и кивнул в сторону архиепископа Кентерберийского, который стоял в нескольких футах от трона.

— Я прошу снисхождения Двора, — обратился Пимм с экзальтацией, смешанной с почтением. — Принц-регент и архиепископ милостиво согласились пренебречь поздним часом. Архиепископ приехал, чтобы исполнить в этот вечер обряд венчания.

Звучат приличествующие времени и месту слова, безо всяких эмоций подумала Элизабет.

До Элизабет долетел гул любопытствующего бомонда, и она поняла, что все ее планы вот-вот осуществятся. У нее пересохло во рту до такой степени, что она с трудом сглотнула. Глаза генерала скользили по ее лицу, выражение его лица было торжествующим.

Она никогда не сможет понять, почему Леланд Пимм пожелал ее — женщину, которая не хотела быть его женой. Ах, видимо, таков был каприз наваждения. Бессмысленно искать причины.

Принц-регент хмыкнул:

— Еще никогда не было столь пылкого жениха, как вы, Дарлингтон.

Пимм засиял, услышав, что принц назвал его новым именем.

Принни ухмыльнулся:

— Я изумлен. Расскажите всем присутствующим здесь джентльменам, какую силу убеждения вы использовали, чтобы уговорить вашу скромную невесту приблизить радость завтрашней свадьбы?

— Дело в том, что Элизабет не хочет создавать неудобства вашему величеству и просить о вашем присутствии в церкви завтра утром.

Принц хмыкнул и кивнул:

— Понимаю. Она тоже с нетерпением ждет брачной ночи.

Элизабет почувствовала, что к ее щекам поднимается жар.

— А она не глупа, — продолжал принц. Ибо ей следует подхватить вас, пока другое красивое личико не украло любимого сына Англии.

Послышалось несколько смешков, но они тут же стихли, стоило архиепископу в серебристо-голубом облачении податься вперед.

Уголком глаза Элизабет взглянула на пустое место, где в тени за троном находились два кошеля. Друзья выполнили ее поручение. Она могла наконец глубоко вздохнуть, несмотря на тугой корсет, который сдавливал ей грудь.

Ее ноги налились свинцом, когда она посмотрела туда, где до этого находилось трио. Был виден лишь Куинн, поддерживающий Эйту, бледную как смерть.

Она повернула голову к Леланду и встретила на его лице точно такое выражение, которое было у него в тот момент, когда он сообщил о смерти отца. В тот день, когда он настоял, что Элиза должна выйти за него замуж. В тот день, когда он солгал ей, что это было последним желанием ее любимого отца.

Пимм протянул к ней руку в безукоризненно белой перчатке. Элизу внезапно окутал холод, она сделала шаг навстречу своей судьбе и сунула свою ладонь в его руку.

Элиза была на многих свадьбах, и когда с языка архиепископа слетели знакомые слова, она не обратила на них внимания. Ее ноги занемели.

Архиепископ спросил, нет ли среди присутствующих человека, который знает о возможных препятствиях к браку. Ее последняя надежда пала, когда зал наполнила тишина незнания.

— Леланд Реджинальд Пимм, герцог Дарлингтон, хотите ли вы взять эту женщину в жены и жить с ней вместе по Божьему закону? Будете ли вы любить ее, утешать, уважать и поддерживать в болезни и здравии и будете ли, отказываясь от других, оставаться с ней до тех пор, пока… — Голос архиепископа прервался.

Все началось с легкого постукивания, доносящегося неизвестно откуда. Оно становилось все громче. Это были шаги бегущего человека.

Среди гостей послышалось недоуменное бормотание. Принц-регент метнул взгляд на королевских лакеев, которые постучали золотыми посохами о мраморный пол, чтобы успокоить толпу.

Стук в запертую дверь грозил прервать все действо. Леланд проигнорировал происходящее и торопливо выступил вперед. Его голос был едва слышен, гораздо более громкий шепот доносился со стороны каменной стены готической палаты.

— Я, Леланд Реджинальд Пимм, герцог Дарлингтон, беру тебя, Элизабет Ашбертон, в качестве законной жены, чтобы быть с тобой отныне…

— Кажется, кто-то опоздал, — сказал принц-регент, заставив Леланда приостановить произнесение клятвы верности.

— Я намерен продолжить, — потребовал генерал, отныне герцог, едва скрывая ярость, и продолжил: — В богатстве и бедности, в болезни и здравии, любить и лелеять…

Стук в дверь, напоминающий удары древнего стенобитного орудия, стал еще настойчивее.

— Стража, — махнул рукой принц-регент, все еще сохранявший благожелательное настроение, — откройте дверь. Давайте посмотрим, что это за безумец, который осмелился прервать свадьбу моего дорогого Дарлингтона.

— Ваше величество, — хрипло проговорил Леланд, — я предпочел бы продолжить. Элизабет, твои обеты…

Принц вздохнул.

— Да, но я предпочел бы увидеть, кто этот человек. После этого я решу, заковать ли его в кандалы или взять в придворные шуты, чтобы сделаться его учеником.

— Дверь распахнулась, и Элизабет устремила взгляд на человека, стоящего в проеме. О Господи! Нет!

Это была фигура мужчины, которого она с трудом узнала, и эта фигура двинулась вперед. Он выглядел неопрятным, неряшливым, пьяным.

Элизабет никогда не видела его таким — походка была неровной, волосы взлохмачены, галстук наполовину развязан, выражение лица безумное. Человек, вполне похожий на типичного завсегдатая низкопробного кабака. Элизабет обуял ужас.

В течение нескольких последующих кошмарных мгновений она отметила для себя три вещи, во-первых, реакция принца-регента представляла собой смесь эмоций: на одну треть — удивление, на две трети — любопытство. Во-вторых, на лице Леланда Пимма, который безжалостно сжал ее руку, отразилась не поддающаяся контролю ярость. И наконец, Роуленд Мэннинг жаждал затмить тот последний скандал, который она учинила в этом брачном сезоне.

Элизабет смотрела на разыгрывавшуюся перед ней живую картину и без всякого намека на сомнение понимала, что именно так чувствуют себя души, представшие перед Божьим судом в конце своего смертного пути. И не было никого, кто мог бы ей помочь. Даже Люк и Майкл, которые внезапно появились вновь, не собирались останавливать Роуленда.

Она почувствовала, что вся вина лежит на ней. Они все находились здесь ради нее. И она была близка к тому, чтобы распрощаться с собственной репутацией, но и опорочить их репутацию. Но она была бессильна остановить это.

Пимм еле слышно выругался и мрачно посмотрел на Элизу.

— Клянусь, я не знаю, почему он пришел, — шепнула она. — Я заключила с вами сделку и намерена была выполнить все условия. Я…

— Мистер Мэннинг, — громко сказал принц-регент, еще раз хмыкнув. — Я изумлен. Или, возможно, мне не следует изумляться после того спектакля в церкви Святого Георгия. Ваши манеры всегда страдали, хотя вы великолепный коннозаводчик. Уходите отсюда, приятель. В таком состоянии вам здесь не место, даже если вы были приглашены.

Роуленд проигнорировал принца, дерзко двинулся вперед, преодолев пространство, покрытое серым мрамором; в огромном зале слышался стук его неровных шагов. Несколько гостей поморщились, когда он проходил мимо, ощутив исходящий от него запах.

Когда он остановился, на его смуглом лице появилась дьявольская улыбка.

— Но вашему высочеству понравится то, что я должен сказать, — проговорил он, на манер кокни глотая слоги.

— Тишина! — Как и следовало ожидать, веселое настроение принца мгновенно улетучилось.

Роуленд покачнулся и почесал в затылке.

— Не могу понять, почему никто не хочет поговорить со мной об этом?

Принц почти незаметно кивнул стражникам, которые тут же покинули дверной проем, чтобы задержать Роуленда.

Элизабет бросила еще один взгляд на Люка и Майкла, которые даже не двинулись с места, чтобы остановить это безумие. На лице Пимма появилась еле заметная улыбка.

А затем толпа расступилась, и вперед вышла Эйта, стуком трости заставляя зазевавшихся гостей дать ей дорогу. С ней рядом была Сара.

— Ваше высочество, — сказала она таким нежным тоном, какого Элизабет никогда у нее не слышала.

Принц поднес к глазам лорнет.

— Кто это?

— Вдовствующая герцогиня Хелстон. — Она сделала такой глубокий реверанс, что не смогла подняться с пола.

Элизабет хотела броситься ей на помощь, но рука Леланда остановила ее.

— Эйта? — На лице принца снова появилась улыбка, и он преодолел расстояние между ними, чтобы лично помочь ей подняться на ноги.

— Я прошу вашего снисхождения, ваше высочество. Я старая женщина с некоторыми причудами. Можно, мы выслушаем, что скажет этот мужчина? — Она набралась дерзости что-то прошептать на ухо его высочеству.

Пимм собрался выразить свои возражения, но тут принц хмыкнул.

— Вы всегда были любимицей королевы-матери. — Принц тяжело вздохнул. — Ну ладно. Я полагаю, что ему нужно оказать снисхождение за то, что он выиграл Золотой кубок. Если сейчас он проявит добрую волю и не станет выставлять себя пьяным глупцом, то я его выслушаю.

— Ваше высочество, — поклонился Роуленд не столько с отсутствием элегантности, сколько разыгрывая роль пьяного рабочего доков. Он даже не глянул на Элизабет.

— Да-да, давайте, Мэннинг.

— Вопрос для великого герцога Пиммслайдейла:

Леланд шагнул вперед, выпятив подбородок.

— Я Дарлингтон. И если у вас есть хотя бы малая толика здравого смысла, вы должны понять, что людям вашего сорта здесь не место. — На его физиономии появилось выражение насмешливой брезгливости.

Эйта стукнула тростью о пол.

— Что у вас за вопрос, мистер Мэннинг?

Роуленд выпрямился и одернул полы неправильно застегнутого жилета.

— Я хотел бы знать, почему генерал женится на женщине, предавшей Корону. И почему делает это сейчас, а не завтра, как было запланировано.

Яростный взгляд Роуленда пронзил Элизабет, и в этот момент она поняла, что, он абсолютно трезв. И что он никогда ее не простит.

Она почувствовала себя невесомее, чем пепел прошлых баталий.

Глава 17

У Леланда Пимма открылся рот, как у рыбы, которую втащили на палубу корабля. А Роуленд Мэннинг держал в руках острогу. Он мог рассчитывать лишь на то, что генерал основательно оглушен.

Роуленд не дерзнул взглянуть на мертвенно-бледное лицо Элизабет. Среди установившейся тишины послышались вздохи и аханья. Взоры всех присутствующих были устремлены на новоявленного герцога.

— Прошу прощения, — произнес Пимм, стараясь сохранить величие. — Вначале вы имеете дерзость прийти сюда в таком возмутительном виде, который свидетельствует о вашем презрении к его высочеству, а затем прерываете мою свадьбу. А сейчас вы имеете наглость…

Роуленд не дал ему времени что-то сказать или предпринять какие-либо действия. Он указал дрожащим, обвиняющим перстом на его возлюбленную.

— Она — предательница каждого мужчины, женщины и ребенка в этом королевстве. Везите ее в Тауэр, ваше высочество! А затем повесьте ее за преступления против Короны.

Уголком глаза Роуленд заметил белое как мел лицо Хелстона, а также окаменевшее лицо вдовствующей герцогини. Даже его единокровный брат, похоже, был в смятении.

Роуленд продолжал разыгрывать сцену дальше. Он слишком глубоко завяз, чтобы так просто вытащить себя из этой липкой грязи.

— Ваше высочество, генерал в этом не виноват. Он был ослеплен ее красотой. Она коварная и хитрая лгунья.

Еще ничто и никогда не лишало принца-регента дара речи, но сейчас случилось именно это. И это было на руку Роуленду.

— Генерал, ведь вы согласитесь со мной в ее осуждении? Или она обвела вас вокруг пальца, как и многих других легковерных глупцов?

Глаза Пимма холодно блеснули.

— Повторяю, я не отвечаю бастардам, — хрипло проговорил он. — И никогда не буду отвечать.

— Остается надеяться, что у вас есть какие-то доказательства, мистер Мэннинг, — сухо сказал принц, обретя наконец голос. — Иначе это именно вас повезут в Тауэр.

Роуленд в ужасе увидел, как после слов принца-регента приоткрылись губы Элизабет.

— Ваше величество, мистер Мэннинг…

— Не закончил. — Громкие слова Роуленда эхом отдались в зале. Если он сейчас потерпит поражение, то никогда себе этого не простит.

Принц-регент посмотрел сначала на одного, затем на другого говорившего.

— Непременно продолжайте, мистер Мэннинг. Как я могу отказать человеку, который преисполнен решимости поставить себя в дурацкое положение?

Роуленд показал пальцем на Элизабет, вознося молитву о том, чтобы никто не понял его уловки.

— Ее мать — француженка. Она сама говорила мне об этом. Я бьюсь об заклад, что за ней числится и большее. Она занималась шпионажем. Она спит и видит лягушек на своей тарелке. Честное слово, это правда.

Сменяющие друг друга эмоции на лице Пимма больше всего испугали Роуленда. Генерал поджал губы.

Затем вперед шагнул Майкл.

— Ваше высочество, — озабоченно начал он. — Я прошу прощения, но боюсь, что должен вмешаться, чтобы кое-что объяснить, если позволите. Мой бедный брат одурманен мисс Ашбертон. Мне не следовало бы говорить об этом, но я обязан все прояснить. Каждому должно быть ясно, что для него она стала навязчивой идеей…

— Вовсе нет, — сказал Роуленд и икнул.

— Стала навязчивой идеей, — терпеливо повторил Майкл, — когда мисс Ашбертон любезно согласилась оседлать Весперс во время соревнований на Золотой кубок и…

Зал взволнованно загудел. Принц-регент хмыкнул:

— Я говорил, что вы кажетесь мне знакомой, мисс Ашбертон. Я говорил вам, что никогда не забываю лица.

Майкл громко откашлялся.

— В любом случае боюсь, что это отчасти моя вина, поскольку именно я предложил ей скакать на этой лошади, когда заболел жокей. Я уверен, что мой брат пожалеет об этом неудачном представлении.

— Вовсе нет, — настойчиво заявил Роуленд. — Она любит лягушек. И отчаянно флиртует. Скажите честно, разве не так, генерал?

Пимм скривился, однако его глаза округлились, когда он снова взглянул на Элизабет и увидел ее застывшее от потрясения лицо.

Наконец принц-регент обрел голос.

— Это становится утомительным, мистер Мэннинг. Генерал Пимм никогда бы не обручился с женщиной, предавшей Англию. Вы уже сказали свое слово. И еще раз доказали, что не подходите для этой компании. Меня пугает ваша невразумительная попытка очернить эту бедную женщину, единственным преступлением которой было желание помочь такому неудачнику, как вы. Вам должно быть стыдно, Мэннинг. Генерал, если кто-либо заработал право опровергнуть обвинение… В общем, хотели бы вы что-то сказать этому человеку, пока я не лишил его возможности это услышать?

На подобную рискованную игру мог решиться только бывший бродяга, человек, привыкший рисковать жизнью, любовью, на что не решатся другие.

— Он имеет наглость говорить о чести, — наконец сквозь стиснутые зубы произнес Пимм. — Разве ты не знаешь, Мэннинг, что никому не интересен твой бред сумасшедшего? Ты в своей жизни не сделал ничего полезного, кроме разведения лошадей. Ты преступник, а сейчас еще и клеветник. Любой простак знает, что у большинства англичан имеются французские родственники. Убирайся отсюда, пока я не потребовал, чтобы тебя увели в одно известное место.

Роуленд заметил, как принц бросил взгляд на своих стражников. У него был лишь момент. Он шагнул вперед.

— Однако же, — зловеще сказал Роуленд, и на сей раз в его выговоре не было даже намека, на выговор кокни, — вы использовали ее французских родственников, чтобы шантажировать Элизабет и заставить выйти за вас замуж. Вы отрицаете это?

По толпе прокатилась волна возмущенных шепотков.

Принц покачал головой и громко вздохнул.

— Шантажировать? О Господи, Мэннинг. Вы любите переступать грань беды. Теперь вы осмеливаетесь обвинять нашего дорогого Пимма в шантаже? — Однако Роуленд заметил в лице принца некоторый намек на сомнение.

Пимм попытался что-то сказать, но Роуленд заговорил гораздо громче и без малейших признаков опьянения:

— Генерал тайно хранит письма, которых никто не видел, он заявил мисс Ашбертон, что она и ее отец — предатели. Сделал это для того, чтобы подчинить ее своей воле. Знаете, Пимм, нельзя идти двумя дорогами одновременно. Нельзя тайком угрожать ей, а на публике защищать. Но вы это сделали. И должны ответить за это.

Продолжая смотреть на Пимма, Роуленд кивнул своему брату и Хелстону, которые выставили два кошеля.

— Что у вас там? Позвольте угадать. Это якобы деньги для шантажа? — зло спросил Пимм.

— На самом деле мне любопытно услышать ваше объяснение, почему вы вдруг заплатили семьдесят тысяч фунтов. — Роуленд не дал Пимму возможности заговорить. — Это деньги, которые вы взяли из королевской казны, чтобы я молчал? Или чтобы я ушел?

Глаза у Пимма вытаращились под тяжестью обвинений, которые сыпались на него. Он в отчаянии скрипнул зубами, затем улыбнулся.

— Да ты сошел с ума, Мэннинг. Ты отлично знаешь, что это — плата за восемьсот лошадей, которых ты должен по контракту поставить нашей кавалерии. — Он тяжко вздохнул, испытывая настоящее отчаяние.

Принц в недоумении свел брови.

— Почему вы взяли в мирное время из моей казны деньги для покупки лошадей, Пимм? — Он почесал подбородок. — Я в недоумении. И, естественно, недоволен. Я не люблю прожигателей жизни. Честно говоря, я почти жалею о вашем возвышении.

Мэннинг засмеялся бы, если бы не опасался за провал своей задачи. Принц-регент не числился среди тех, кто отличается бережливостью. Однако совсем другое дело, когда кто-то другой залезает в его королевскую казну.

— Ваше высочество, — сдержанно проговорил Пимм, — контракт был подписан много-много месяцев назад. Задолго до того, как мы поняли, что сумеем так быстро прогнать Бонапарта за Пиренеи.

Роуленд Мэннинг воспользовался шансом, предоставляемым ему раз в жизни, и отбросил страх, когда увидел отчаянное выражение на лице своей любимой.

— Ваше высочество, — тихо сказал он, — я возвращаю вам это золото. Это не является платой за лошадей, на поставку которых ваши военные подписали контракт. Весьма любезный лейтенант Тремонт — он находится сейчас здесь — два месяца назад сообщил мне, что контракт разорван, потому что объявлен мир. Эти гинеи не иначе как кровавые деньги, доставленные сюда для того, чтобы заставить меня молчать. Я не позволю себе прикоснуться к ним. Я прошу вас принять их — все, до цента.

Принц поджал губы.

— Значит, вы отказываетесь от семидесяти тысяч фунтов? И держите восемьсот лошадей, непригодных для иных целей, кроме военных?

— Восемьсот двадцать, ваше величество, — с неудовольствием эксперта уточнил Роуленд. — Но я делаю это для Англии. И для нее. — Он кивнул в сторону Элизабет. — Я делаю это для дочери благородного командира роты, которого здесь нет, и который не может защитить свою невинную дочь от притязаний этого отвратительного шантажиста Леланда Пимма.

Принц поднял руки, призывая прекратить выкрики потрясенных гостей, и медленно покачал головой.

— Мэннинг, вы всегда обладали и будете обладать способностью ошеломлять. Но должен признаться, что вы, как никто другой, заставляете меня задуматься. — Голос его зазвучал мощнее. — И я детально рассмотрю все эти выдвинутые обвинения. Но прежде я должен услышать мисс Ашбертон.

У Роуленда было неукротимое желание запрыгнуть на возвышение и оттащить ее от Пимма, который вращал глазами, ища выхода и не находя его.

Между тем принц продолжил:

— Я вижу перед вами две возможности, моя дорогая. Вы должны либо опровергнуть заявления мистера Мэннинга относительно шантажа и выйти замуж за генерала Пимма, либо признать справедливость слов торговца лошадьми. Боюсь, что именно вы должны разрешить этот спор, если хотите после сегодняшних событий сохранить репутацию. Так каков ваш ответ? — Принц-регент подался вперед, вместе с сотнями гостей.

На выражение лица Пимма было страшно смотреть, и Роуленд готов был броситься к Элизабет и заключить ее в объятия, если бы между ними не стояли шестеро стражников.

— Итак? — спросил принц.

Архиепископ, который все это время стоял молча, наконец заговорил и скрипучим голосом произнес:

— Мисс Ашбертон, вам нечего бояться. Скажите нам правду. — Он протянул ей свою вялую руку, и она взяла ее в дрожащие ладони.

— Ваше высочество, с того самого дня, когда мой отец погиб при Бадахосе, генерал Пимм настойчиво заявлял, что у него есть письма от родственников моей матери, которые компрометируют моего отца и меня. — Она посмотрела на свои пальцы, и у Роуленда заныло под ложечкой. — Я никогда не видела этих писем, но у меня действительно есть французские родственники. Один из них — генерал дю Кен, хотя я никогда с ним не встречалась и не имела с ним переписки. И я никогда, ни на минуту не сомневалась в лояльности моего отца по отношению к Англии. Генерал заявил, что мое единственное спасение — это выйти за него замуж, и что именно таким было предсмертное желание отца, хотя всего лишь за неделю до этого мой отец отказал генералу Пимму.

По-видимому, принц был потрясен.

— Но почему вы не выступили с заявлением, если вы невиновны?

Она невесело засмеялась.

— Потому что сомневалась, что на фоне слов многократно награжденного военного героя кто-то примет всерьез мои слова.

— Знаете, я покажу вам, что вы ошибаетесь, моя дорогая. Пимм, через час принесите мне лично упомянутые письма. Мои стражники вам помогут, — сурово сказал он. — Но сперва вы расскажете всем собравшимся, есть ли бесспорные доказательства того, что Элизабет Ашбертон или ее отец виновны в преступлениях против Короны. И предупреждаю вас: если осмелитесь изречь хотя бы единственную ложь, я потребую возвращения всех медалей, которыми вы обладаете.

Леланд Пимм, третий сын мелкого баронета, устремил взор в дальний угол и не произнес ни слова.

Как Роуленд и думал.

Принц-регент шагнул вперед и вырвал из онемевших пальцев Пимма жалованную грамоту.

— За недостойное поведение с вас снимается титул герцога. Я подумаю обо всем остальном после того, как увижу письма.

Лицо Пимма побагровело.

— Вот как благодарная нация награждает своих служителей за умение привести страну к победе над ее врагами?

Было слышно, как кто-то откашлялся, и взгляды всех присутствующих сосредоточились на Артуре Уэллсли, герцоге Веллингтоне, который с каменным выражением лица устремил свой взор на Леланда Пимма.

Принц покачал головой.

— Вы глупец. Я очень сожалею, что не понял этого раньше. Стража, обыщите его вещи и предоставьте мне этого человека вместе со всей корреспонденцией, которую вам удастся найти, — приказал принц. — А вы, мистер Мэннинг, подойдите сюда.

Роуленд мог бы даже почти пожалеть этого безумца, глядя на его искаженную злостью физиономию, если бы ему не хотелось в дополнение огреть Пимма еще и кнутом. Их пути пересеклись, и Пимм ухмыльнулся, словно прочитав его мысли. Роуленд не видел ничего, кроме Элизабет, ожидавшей его, на ее лице была написана неуверенность. Он испытал величайшее облегчение, однако не дерзнул ни прикоснуться к ней, ни шепнуть хотя бы слово.

У Принни подобных сомнений не было.

— А теперь, мистер Мэннинг, имейте в виду, что я устал от причуд этого дня. Но признаю, что независимо от причины, по которой вы решили вернуть деньги, хозяином которых оказались — шантаж это или что-либо другое, — в конечном итоге вы сделали доброе дело. Мне это по душе.

По залу прошел одобрительный гул.

А затем послышался голос, который трудно было не узнать, — голос неуемной вдовствующей герцогини:

— Проявите ли вы присущую вам великую мудрость и отметите ли вы его наградой, ваше высочество?

Принни поднес к глазу инкрустированный бриллиантом лорнет и устремил на Эйту раздраженный взор.

— Гм… Что ж, я полагаю, что он значительно помог нашей нации, избавив от необходимости награждать такого шантажиста, как Пимм. Не растратил зря то, что ему досталось. Что я могу сделать для этого человека?

— Ваше высочество, — без малейшего колебания сказала Эйта, — в нашей великой нации незаконнорожденность — беда многих кровожадных герцогов.

Роуленд похолодел, затем увидел вытянутое лицо Хелстона.

— Я думаю, что у нас достаточно герцогов, мадам. — На лице принца появилась улыбка. — Но у меня мелькнула отличная мысль. Во дворце Святого Иакова существует давняя вакансия. Для вас, Мэннинг, если вам это по душе.

— Ваше высочество? — прошептал Роуленд, стараясь произнести это как можно почтительнее, несмотря на хрипоту в голосе.

— Королевский Шталмейстер[2].

Что-то подступило к горлу Роуленда. Впервые за всю жизнь он не смог ничего сказать.

— Так скажите что-нибудь, Мэннинг. Или же титул виконта, который является составной частью этого назначения, недостаточен? Или вы считаете недостаточным годовой доход?

— Годовой доход? — Голос у Роуленда почти пропал.

— Ну, это не составит семидесяти тысяч фунтов в год, но если я правильно помню, где-то близко к этому. Разумеется, вам будет необходимо пересмотреть все ваши потребности, касающиеся карет, лошадей и так далее. Разве вам это не подходит? — Принц произнес это таким небрежным тоном, словно сообщение о свалившемся с неба богатстве того и требовало.

В разговор вступила Эйта:

— А как насчет резиденции? Гм… что в отношении недвижимости Пимма? Будет ли она…

— Мадам, — сухо перебил ее принц, — для королевского шталмейстера нет свободной резиденции. Будут королевские апартаменты. И в конце концов, Мэннинг может в дополнение к упомянутым придворным обязанностям по-прежнему управлять конюшнями. Земля, которую я подарил Пимму, вернется Короне.

Принц протянул Роуленду руку. Тот ошеломленно молчал. Уголки рта принца понимающе дрогнули.

Хелстон придвинулся к Роуленду и зашептал:

— Целуй руку его высочеству, идиот!

Роуленду удалось кое-как выполнить эту формальность. — Очень хорошо, Мэннинг. Я уверен, что вы будете достойно нести титул виконта. Хелстон постарается облагородить ваши манеры.

Герцог вскинул брови, и Роуленд мог поклясться, что слышал, как Хелстон чертыхнулся, однако Люк поклонился и сказал:

— Разумеется, ваше высочество.

— Ну, в таком случае я считаю, что пределы моего терпения и щедрости исчерпаны. Я оставляю вас веселиться так, как вы сочтете нужным. Я же удаляюсь с молитвой о том, чтобы в страну вернулось нормальное положение дел, когда генералы ведут себя с должным достоинством.

Принц-регент величественно покинул зал, оставив светскому обществу, пищу для обсуждения и сплетен на целое десятилетие или даже больше.

— Ну и куда вы идете? — И тон, и слова Эйты были хорошо знакомы Элизабет.

Спустя четверть часа после ухода принца-регента она попыталась ускользнуть из Карлтон-Хауса. Ошеломленная размахом событий, Элизабет через силу улыбалась многочисленным гостям. Роуленд почувствовал ее эмоции и, не говоря ни слова, утащил ее за позолоченные ширмы тронной комнаты к потайному выходу, на свежий воздух, в котором она очень нуждалась.

— О нет, вы не поедете. — Эйта загородила вход в закрытую синюю карету Роуленда. — Здесь полно народу, и они ухватятся за возможность посплетничать, если вы осмелитесь уехать вместе.

Элизабет рискнула бросить взгляд на лицо своего спасителя. Ей казалось, что она все еще во сне, ибо он не произнес в ее адрес и пары слов.

— Ну, я уезжаю, — мрачно сказал Роуленд. — Я больше не в силах, выносить этот подхалимаж.

— Но вы должны были подумать об этом до того, как выставили себя новейшим лондонским героем.

— Я поеду с ним, — пробормотала Элизабет.

— Ни в коем случае, — решительно возразила Эйта. — Если каждый шаг ваш комментировался и раньше, то вы даже не можете представить себе, что будет после сегодняшних событий.

Элизабет едва могла говорить.

— Но мне наплевать, что они…

— Нет. — Эйта была настроена весьма решительно. — Он должен будет поухаживать за вами, как положено. Он может заехать к вам через несколько дней или через неделю, когда сумасшедшие события немного поблекнут, а потом…

Роуленд наклонился, схватил маленькую герцогиню за талию и втащил в карету. Эйта была настолько потрясена, что всего лишь негромко чертыхнулась, заняла место в карете и надулась.

Роуленд посмотрел на Элизабет, и на его лице появилась знакомая солнечная полуулыбка.

— Твоя очередь. — Он тоже взял ее за талию и задвинул в темный салон кареты. Мгновением позже он уже сидел рядом с ней и благоразумно закрывал дверь.

Когда карета тронулась, Элизабет посмотрела в маленькое окошко и увидела поток гостей, выходящих из Карлтон-Хауса.

Эйта пробормотала:

— Между прочим, молодой человек, вы не должны теперь даже думать о том, чтобы карабкаться в окна.

— Не бойтесь, мадам. Я больше не горю желанием заполучить в свою задницу, эти чертовы шипы и…

— Уроки красноречия для вас, — перебила его Эйта, — начнутся завтра. Терпение Люка будет подвергнуто большому испытанию, Но…

— Мадам, — проворчал Роуленд, — я не привык выслушивать лекции. Помолчите, чтобы я мог поговорить с Элизабет. У меня есть нечто очень важное.

— О, — с понимающей улыбкой перебила его Эйта. — Я понимаю. Ну что ж, давайте. Вы получили мое позволение. Я лишь помогу вам, в случае если…

Роуленд прервал Эйту, энергично постучав по потолку кареты костяшками пальцев. Карета замедлила ход и остановилась. Он тяжело вздохнул и посмотрел на герцогиню, которая выглядела весьма недовольной.

Сердце у Элизабет забилось, голос застрял в горле. Темные глаза-бусинки Эйты взглянули сначала на нее, затем на Роуленда.

Роуленд гораздо любезнее, чем можно было ожидать, обратился к Эйте:

— Я слышал, вы обожаете ездить верхом, мадам?

Эйта мгновенно просветлела.

— Да, это верно. Но какое отношение это имеет к…

— Вы сейчас присоединитесь к Лефрою. И он научит вас всему, что необходимо знать о верховой езде.

— Дерзкий щенок. Мне не требуются уроки верховой езды. Если хотите знать…

— Вы хотите править упряжкой лошадей или нет? — нетерпеливо перебил ее Роуленд.

Впервые Элизабет увидела заикающуюся Эйту.

— Д-да, очень хорошо. Но я в этом кое-что соображаю. И если вы не слишком четко излагаете свое предложение, то это ваша вина, мистер Мэннинг. Я могла бы вам помочь. Никто не знает, как действовать дальше. Я надеялась спасти вас от беды.

Он свирепо посмотрел на нее.

И Эйта рассмеялась.

Он окинул Элизу голодным взглядом, и она почувствовала смущение в этом замкнутом пространстве.

— Пожалуй, я не остановлюсь, пока не достигну того, чего хочу, — продолжил он. — Отбирать вещи, независимо от того, имею я на них право или нет, моя специальность. Вы слышали об этом?

Глаза Эйты широко распахнулись.

— Ну, мы сейчас посмотрим, насколько эффективны ваши нетрадиционные методы, мистер Мэннинг. Элиза, я приду к вам на помощь при первом вашем вскрике.

Элизабет смотрела, как Роуленд помог Эйте спуститься по лесенке, действуя с удивительной осторожностью. Она слышала его строгие инструкции Лефрою. А Роуленд снова оказался в карете. Напротив нее.

Они смотрели глаза в глаза друг другу так долго, что все поплыло.

— Ты сказала всего три слова, — приглушенным голосом проговорил он. — Ты здорова?

— Спасибо, — шепотом ответила Элиза, боясь, как бы не вырвался поток благодарностей и еще более сильных эмоций. Увы, она не смогла уберечь глаза от слез.

— Слезы? — Он вздохнул. — Черт возьми.

Она часто заморгала и слегка отвернулась от него, чтобы вытереть лицо.

— Тебе лучше перестать плакать, потому что у меня нет носового платка.

Она нервно засмеялась.

— У меня тоже.

Была какая-то тайна в тенях его угловатого лица. Его руки вцепились в край сиденья, словно продолжая защищать дорогую жизнь.

— Может быть, устроить похищение под покровом темноты? — пробормотал он.

— Конечно, нет. — Элиза была невыносимо сдержанной с ним по весьма смехотворной причине — она не знала, как передать смятение от своего освобождения и глубочайшего счастья.

Он наклонился к ней с уверенностью человека, который знает, чего хочет, и не боится добиваться этого. Он нежно взял ее на руки и посадил к себе на колени.

Она прижалась головой к его шее.

— Я люблю тебя, — прошептала Элиза.

— Я знаю, — нежно ответил он. Она ощутила тепло его ладони.

— Наверное, ты спланировал это давно.

— Честно говоря, лишь тогда, когда прочитал твое дурацкое письмо, в котором ты говорила, что изменила свое решение и собираешься выйти замуж за Пимма. Разумеется, я не принял это всерьез. Ни на одно мгновение. Я был уверен, что это письмо тебя заставил написать Пимм. Как был уверен и в том, что ты не выполнишь мои инструкции. — Он провел ладонью по черным волосам. — Но, Господи, я не думал, что ты зайдешь настолько далеко… Я потерял, наверное, десять лет жизни, когда Хелстон и Майкл притащили деньги в музыкальную комнату Принни. Черт побери… Элизабет? — Голос его прервался.

— В музыкальную комнату? Ты был именно там? Ну что ж, в таком случае ты тоже не выполняешь указания, — прошептала она. — Я думала, что ты будешь ждать меня в моей комнате в Хелстон-Хаусе. А я потеряла пятнадцать лет жизни, когда ты появился перед его высочеством. Не думай, что я жалуюсь. — Она отстранилась от него и посмотрела в его сумрачное лицо. А затем рассмеялась. И снова заплакала. Она смеялась сквозь слезы, как женщина, которая непостижимым образом была спасена и теперь находилась в объятиях мужчины, с которым не надеялась встретиться вновь. И однако, он не сказал тех слов, которые она больше всего хотела услышать.

Вероятно, он не мог сказать их — и никогда не скажет. Она не сомневалась, что он любит ее. Иначе он не отдал бы семьдесят тысяч фунтов. При этой мысли она залилась еще более горькими слезами, а он развязал свой галстук и стал вытирать им ее щеки.

— Итак, — прошептал он между поцелуями, — мы рискнем устроить еще один спектакль в церкви Святого Георгия? Или ты предпочтешь что-нибудь попроще?

— Ты уверен? — шепотом спросила она.

— В чем?

— Что мы поженимся. Ты в самом деле этого хочешь или поступаешь так потому, что оказался в капкане и должен сделать мне предложение?

— Элизабет, — сказал он, качая головой, — не вынуждай меня играть роль идиота, который несет всякий романтический вздор. Я хочу жениться на тебе. Конечно, если ты не хочешь выходить за меня замуж, я это пойму. Хотя пойму лишь отчасти, поскольку у меня теперь есть титул. Но в конечном итоге я завяжу тебе глаза, вставлю в рот кляп, перекину тебя через плечо и даже соглашусь снова заполучить шипы себе в задницу, разыскивая немого кузнеца в Гретна-Грин, который станет моим свидетелем. — Он замолчал и стал терпеливо ждать ответа.

— Да, все так просто, — прошептала она, все еще не веря в столь отчаянно счастливую судьбу. — Я хотела бы, чтобы это произошло поскорее. — Она закрыла глаза, вдыхая его мужской запах. — Настолько скоро, насколько это позволительно.

Он словно читал ее мысли.

— О чем ты думаешь и беспокоишься?

Она не смогла удержаться от слов, которые прозвучали сами собой:

— Боюсь, что я проснусь и все окажется сказкой.

— Элизабет, я не позволю тебе бояться. Никогда. — Он помолчал, изучая выражение ее лица. Наконец, испытав удовлетворение, он продолжил: — Тогда это произойдет с помощью разрешения на венчание без церковного оглашения. Бьюсь об заклад, что архиепископ будет рад помочь. Он улыбнулся и покрыл ее лицо поцелуями.

Но прежде чем погрузиться в кокон счастья, Элиза мысленно дала себе клятву.

Есть одна вещь, которую она непременно сделает. Прежде чем она станет женой и личным поваром мужчины который спас ее и с которым она проведет остаток жизни, это будет нечто совершенно дерзкое.

И она знала, кого попросить о помощи. Это будет определенно не архиепископ.

Глава 18

Если бы три месяца назад ему сказали, что он сумеет осадить осыпанного почестями героя и принца-регента, причем сделает это для того, чтобы защитить женщину и жениться на ней, Роуленд расхохотался бы, а затем огрел хлыстом человека, который имел безрассудство предположить столь невероятное развитие событий.

Тем не менее, сейчас он стоял, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, перед украшенными мраморными скульптурами камином в гостиной одного из грандиозных городских домов Мейфэра, а рядом с ним находились два человека, которые добровольно взялись совершить невозможное, — его единокровный брат и герцог Хелстон.

Во-первых, они помогли ему получить разрешение на венчание без церковного оглашения; во-вторых, лишили его возможности видеться с Элизабет — на этом настояла вдовствующая герцогиня, которую Роуленд задушил бы собственными руками, если бы она не оказалась столь полезной во время судьбоносных событий в Карлтон-Хаусе.

Все они пытались объяснить, почему увезли Элизабет, но Роуленд и сам все понимал.

Они боялись, что он испортит все дело — либо изменит решение, либо скажет Элизабет что-то такое, что вынудит ее взять назад свое обещание. Он улыбнулся и откашлялся. Они ничего не поняли, идиоты.

Все эти пэры имели глубокое уважение к своим женам — в соответствии со всяким вздором о самопожертвовании, который распространен среди особ с голубой кровью. Однако Роуленд вышел из бродяг и всегда останется бродягой. Когда он находил что-то драгоценное, то не отдавал это и не возвращал законному владельцу. Он сторожил его подобно тому, как дикая собака охраняет найденную кость. В этом случае он тоже был изголодавшейся дворняжкой, а Элизабет…

— Итак? — Хелстон снова возвращался к перемалыванию вопроса о каких-то глупых деталях. Это продолжалось уже неделю.

— Что «итак»? — пробормотал Роуленд.

— У тебя оно есть?

— Что?

Герцог тяжело вздохнул.

— Кольцо.

Он знал, что герцог отсчитывает дни до этой свадьбы. Потом Хелстон ощутит свободу — свободу от ответственности приглядывать за одним беспокойным представителем выводка его бабушки.

Несмотря на смену женихов принц-регент не взял назад свой щедрый подарок Саре Уинтерс. После свадьбы Элизабет герцогу придется управляться всего с одной вдовушкой, хотя она доставляла хлопот больше всех. С Эйтой.

— Ну? Так у тебя есть это чертово кольцо, или я должен изъять его из побрякушек моей жены? — нетерпеливо спросил Хелстон.

Роуленд просто не мог пересилить себя.

— Кольцо? Гм… Это может стать сложностью, — небрежно ответил он.

Герцог повернулся к Майклу:

— Ты должен, по крайней мере, сводить своего братца к ювелиру. Помочь найти это чертово…

Майкл вздохнул.

— У него оно есть, Хелстон. Очевидно, ты не имеешь никакого понятия.

— О чем? — мрачно спросил герцог.

— О том, что мой брат имеет старомодные представления о выражении благодарности.

— И в чем это заключается?

— Он заставляет тебя пропотеть.

Роуленд хлопнул своего младшего брата по спине.

— Ты прав, Майкл. Но лишь отчасти.

— И в чем я не прав? — спросил Майкл, и его улыбка погасла.

— Относительно его потения. Но у меня нет ни одной причины для беспокойства. Все совсем наоборот.

Это вызвало у Хелстона смех. Успокоившись наконец, он сказал:

— Еще посмотрим, мой дорогой друг. Я предсказываю, что через девять месяцев мы станем свидетелями сдвига в твоей холодности. Если, конечно, ты будешь использовать время разумно. Эллсмир этим летом стал ярким примером.

— И, разумеется, ты, Хелстон, был совершенно холоден, в то время как твоя жена… — пробормотал Майкл.

— Больше ни слова, Уоллес. — Герцог сверкнул глазами.

Их беседа была прервана появлением Эйты, которая метнула быстрый взгляд на дверь и кивнула архиепископу и Лефрою, стоявшим в противоположном конце комнаты. Это помогло Роуленду скрыть неожиданный приступ страха и ноющей боли в сердце. Господи, если она забеременела… От этой мысли у него все расплылось перед глазами. Он не может потерять ее. Он проглотил поднимающуюся к горлу желчь.

Пожилой архиепископ в гораздо более скромном облачении, чем в церкви Святого Георгия, шагнул к ним.

— Займем места, джентльмены.

Верный конюший Роуленда остался у окна.

— Лефрой! — Легким жестом Роуленд пригласил этого человека, которого знал так давно и которому доверял как никому.

— Хозяин? — Лефрой приблизился на шаг.

— Становись сюда.

Старый Лефрой подошел еще ближе и остановился рядом с Майклом.

— Нет, — сказал Роуленд. — Рядом со мной.

Лефрой приблизился к нему, и на его лице появилась широкая, до ушей, улыбка.

— Подержи это. — Роуленд подал Лефрою изящное, отделанное золотом кольцо со множеством маленьких, изысканных бриллиантов.

Герцог выпучил глаза.

— Где ты его…

Роуленд вскинул бровь.

— У меня есть возможности…

— Клянусь всем святым, — пробормотал Хелстон, — ты купил краденое кольцо.

— Не будь смешным, — возразил Роуленд. — Оно не украдено. Оно взято у его жены. — Он бросил взгляд на брата. — Взаймы.

— Взаймы? Это значит, что ты его вернешь? — воскликнул Майкл.

— Нет. В смысле, ты сможешь получить его назад, если Элизабет увидит нечто такое, что понравится ей больше. Но я не буду держать твое… — Тут он услышал какой-то звук, и все повернулись.

Глаза его остановились на светящейся фигуре у входа. От этого зрелища у Роуленда пересохло в горле. Он не смог бы описать это белое великолепие из шелка и кружев, которое было на ней. Он знал лишь то, что она похожа на ангела, сошедшего с небес, чтобы повести его в рай.

Когда она подплывала к нему, он увидел белые цветы в ее волосах. Несколько локонов спускались к плечу, чтобы окончательно свести его с ума. Но в первую очередь его пленили ее глаза. Они были такие чистые, такие искренние и такие зеленые на фоне всей этой белоснежной красоты.

Она выглядела как невеста.

Его невеста.

Он протянул руку, когда она оказалась рядом. Не думая, он поднес ее пальцы к губам и поцеловал тыльную сторону затянутой в перчатку ладони. Ее глаза сказали ему, что она так же скучала по нему, как и он по ней.

Архиепископ откашлялся, тем самым обратив на себя внимание.

— Мистер Мэннинг, прошу вас, — строго сказал он. — Давайте продолжим процедуру в положенном порядке. Вначале клятвы, а затем… ну, все остальное.

Роуленд не отвел от нее глаз. Что сказал архиепископ?

На ее лице появилась ослепительная улыбка, которая очаровала его еще больше. У него почти закружилась голова. А затем она протянула руку, чтобы передать Эйте маленький букетик.

Он никогда не обращал внимания на слова, произносимые на том небольшом количестве свадеб, на которых ему довелось присутствовать. В тишине этого зала он впитывал каждый нюанс каждой фразы.

Поклявшись в верности женщине, которая спасла его от самого себя, он почувствовал, что растворяется в неземном чувстве радости.

— …в горе и радости, в богатстве и нищете, в болезни и во здравии — любить, холить и повиноваться, — тут она удивленно вскинула бровь, — пока смерть не разлучит нас по святому велению Божьему; в этом я даю тебе мою клятву.

Роуленд схватил кольцо, которое держал Лефрой, и остановился в растерянности, увидев ее руку в длинной перчатке.

— Гм… — Зажав кольцо зубами, он принялся стаскивать перчатку с руки.

Хелстон кашлянул.

— Надень на перчатку.

— Нет. С этого момента она никогда не должна его снимать, — сказал он, глядя в ее смеющиеся глаза и продолжая стаскивать перчатку.

Архиепископ покачал головой, но только улыбнулся. Поистине это была самая странная свадьба, которую он когда-либо видел.

— С этим кольцом, — тихо начал Роуленд, когда, поцеловав его, надел на тонкий палец Элизабет, — я навеки связан с тобою, всем телом тебе поклоняюсь и материально обеспечиваю тебя…

Они были объявлены мужем и женой, и Роуленд издал самый продолжительный в своей жизни вздох облегчения.

Она была в безопасности: Никто не сможет отнять ее у него.

Даже Пимм, чье будущее оставалось под вопросом, бывший фаворит Англии, не имел ни единого шанса тронуть ее теперь.

Все находящиеся в зале хлопали его по спине — Хелстон дольше всех.

— Благослови тебя Бог, Мэннинг, на… ну, ты сам очень даже хорошо знаешь, на что именно. — Герцог засмеялся громко и от души, Роуленд впервые в жизни слышал его смех, а другие присутствующие пожелали новобрачным добра и счастья.

Из коридора донесся шум, прервавший празднование и сердце у Роуленда споткнулось. Он знал, насколько легко все это оборвать.

Появилась Грейс, супруга его брата.

— Ой, я перебила…

— Что случилось? — спросила Элизабет, чьи пальцы до сих пор оставались переплетенными с его пальцами.

— Прошу прощения. Но я подумала, что вы пожелаете узнать об этом побыстрее. Джорджина благополучно разрешилась сыном. Еще раз простите, я не хотела вам помешать.

Майкл тут же подошел к ней и стал баюкать в своих объятиях.

Жена Хелстона, Розамунда, появилась вслед за Грейс и поспешила к мужу.

— Что такое? — спросил Хелстон.

Роуленд навострил уши, чтобы услышать слова леди с волосами цвета воронова крыла.

— Ничего особенного, моя любовь. Просто Джорджина была очень слаба. Мы не знали… но доктор заверил нас, что все будет хорошо. Ей просто нужен отдых.

Хелстон широко улыбнулся и притянул жену еще ближе.

— Если бы мне было позволено высказать догадку, то в наибольшей поддержке нуждается Эллсмир.

Вдовствующая герцогиня раскудахталась о новых отцах и детях, а также об игрушках. Но, вероятно, больше всех порадовался отличной новости именно Роуленд.

Это давало возможность, как можно раньше убежать из этого великолепного дома в Мейфэре.

* * *

Была определенная причина, почему Элизабет попросила Роуленда пожениться в Хелстон-Хаусе. Если колонки светских новостей были полны сплетнями о ее местопребывании, когда она должна была выйти замуж за Леланда Пимма, то ничего подобного не могло быть сейчас, после событий в Карлтон-Хаусе. Было бы безумием сочетаться браком в церкви Святого Георгия.

Когда они с Роулендом вышли за дверь Хелстон-Хауса, ее ошеломила толпа, наполнившая Портман-сквер. Сердце ее размякло от потока благих пожеланий от людей, как процветающих, так и бедных, которые пришли стать свидетелями того, что простолюдин стал благородным и благополучно женился на своей скандальной невесте.

Из толпы доносились сердечные поздравления с выговором кокни, виднелись и белые носовые платочки, которыми размахивали вдали.

— Поцелуй ее, Мэннинг, — крикнул мужчина, находившийся довольно далеко, и толпа поддержала его просьбу.

Роуленд посмотрел на невесту, в его глазах мелькнуло веселое выражение.

— Поцелуемся? — спросил он.

— Я думала, что ты не любишь такие публичные представления, пробормотала она.

— В самом деле? Это с какого, времени я отказывал себе в таком шансе? — Его губы дотронулись сперва до ее носа, а после этого он запечатлел поцелуй, который трудно было забыть.

Толпа бурно отреагировала на это действие, все кричали и выражали свой восторг. И на сей раз Элизабет не беспокоилась, что газеты будут полны всевозможных вульгарных намеков. Ведь это на довольно долгий период могло стать ее последним появлением перед публикой. Если все сложится так, как она хочет, в течение следующего десятилетия или даже дольше они не будут посещать балы. У нее было лишь одно желание: вести уединенную, наполненную жизнь с мужчиной, которого она любила.

Буквально через час после этого Элизабет обнаружила, что находится в мире, о котором раньше не смела, даже мечтать.

Последняя неделя тянулась так, что казалась бесконечной. Всплывали мириады сомнений и страхов. Вдруг он не придет, вдруг не любит ее так как любит его она? Его прошлое было таким сложным, что весьма странно было надеяться на то, что он способен кому-то, даже ей довериться и открыть свое сердце.

И она переживала так, как способна переживать лишь невеста.

Сбежав от приветствий и поздравлений в Мейфэре, они благодаря умелому управлению мистера Лефроя не без труда доехали до конюшен Мэннинга, где их ожидали работники. Вознамерившись отпраздновать свадьбу их некогда молчаливого хозяина и его молодой жены, они устроили простой, но очень сердечный завтрак под сенью большого старого дуба.

По мере продолжения празднования Элизабет становилась все более и более грустной, Роуленд дважды подходил к ней, наклонялся и шепотом предлагал уйти. И она дважды улыбалась ему, но тут же позволяла кому-то из его работников рассказать еще одну трогательную историю о каком-то событии, или о лошади, или же о самом Роуленде. Лицо Роуленда мрачнело с каждой минутой.

А затем без всякого предупреждения кто-то приблизился сзади и поднял ее. Не потребовалось много усилий для того, чтобы сделать вывод, что это был ее муж. Она не стала сопротивляться. Раздались взрывы смеха рабочих, когда Роуленд повернул ее к себе лицом и, баюкая, прижал к груди.

— Пошли, миссис Мэннинг, — шепнул он ей на ухо. — Или ты уже забыла свое обещание?

Она с трудом посмотрела ему у глаза.

— Обещание?

— Да. Хотя, честно говоря, я подозревал, что с этим будут сложности. — Он поцеловал ее в макушку и добавил: — Но не думал, что они возникнут так скоро.

Она все еще не могла посмотреть ему в глаза. Он внес ее в главное здание и поднял по лестнице. Широкими шагами он преодолел расстояние до своей спальни. Это была та самая комната, куда она когда-то не решилась войти.

Кое-как он смог открыть дверь и, войдя, ногой захлопнул ее за собой. Элиза сквозь опущенные ресницы заглянула ему в глаза.

Затем с любопытством окинула взглядом комнату. Комната была вся от пола до потолка заставлена книжными полками, которые слегка прогибались от тяжести томов. На противоположной стороне она обнаружила лишь четыре предмета мебели: умывальник, маленький письменный стол, стул и… тут она сглотнула.

Белый полог спускался с потолка, закрывая очень большую кровать с белыми простынями. Во всем этом ощущалась скромность, сдержанность и щедрость. Никаких ковров не было. Проемы белых стен не украшали картины. Это была комната холостяка. Комната человека, который много работает.

Он откинул полог и положил Элизабет на середину кровати; выражение лица у него было сосредоточенное — лицо человека, который наметил план действий.

Спустя пять минут она обнаружила, что находится на середине массивной кровати Роуленда, на невероятном количестве подушек и без единой нитки одежды на себе. Он не сказал ни слова, когда помогал ей раздеваться. Их накрыло напряжение, словно туман перед сражением.

Она смотрела, как он медленно, не сводя с нее глаз, стаскивает со своей шеи галстук. Затем Роуленд лег рядом, не дотрагиваясь до нее. Его тело напоминало мраморные статуи в галерее Виндзора; и только вздымающаяся и опадающая грудь выдавала тот факт, что он из плоти.

Он лежал спокойно. Выжидая.

— Элизабет, что случилось?

Она поспешно ответила:

— Ничего. А почему ты…

— У тебя такой взгляд, — пояснил он.

Она взялась за простыню и стала укрываться, остановившись лишь тогда, когда он удержал ее руку.

— Просто… так много случилось за столь короткое время. И я несколько обеспокоена.

— Чем?

— Вероятно, ты оплакиваешь… — начала она. — Ну, пусть не сожалеешь, но ты изменил свой образ жизни, женившись на мне. Все полагали…

Его губы прервали ее фразу. Он целовал ее неистово, тем самым показывая, что вопреки ее словам у него нет ни сожалений, ни сомнений. Его руки гладили ее тело. И делали это нежно и уважительно. Наконец он взглянул ей в лицо.

— Mhuirnin, никогда не сомневайся во мне. Ты, как никто другой, знаешь, что я ничего не делаю, если не хочу этого. Ты можешь не считать меня джентльменом, но я не тот, кто пасует перед трудностями. И я никогда не меняю решений. Ты оставила след в моей душе, и я никогда не позволю тебе уйти.

Она проглотила комок в горле.

— В таком случае иди ко мне.

Они довольно долго смотрели в глаза друг другу, прежде чем она заставила его лечь. Он опустился между ее бедер, и она широко раздвинула их.

— Погоди, Элизабет… Я должен…

— Я хочу тебя. И не желаю ждать. Я ждала целую вечность.

Без дальнейших предварительных ласк он обнял ее за бедра. Она приподняла голову, чтобы провести губами по его щеке, и он толкнулся вперед, откинув голову.

Она ахнула, почувствовав силу его вторжения. Казалось, он хочет заменить все владевшие им ранее страхи торжеством достигнутого счастья.

Что-то в его лице говорило, что он не остановится до тех пор, пока не прогонит все беспокойные мысли, которые владели ею последние недели и месяцы. Это должно стать чем-то таким, чего ни один из них никогда не забудет.

Это продолжалось до тех пор, пока долгий день не сменился вечером, стало темно, и Роуленд вынужден был зажечь единственную свечу. Элизабет лежала опустошенная, на смятых простынях. Она никогда не чувствовала себя такой счастливой, такой защищенной и такой любимой. Пытаясь найти прохладное место, она повернулась на живот и услышала удивленный возглас.

Она повернула голову.

— Что это такое? — шепотом спросил Роуленд, на его лице было потрясение. — Что ты сделала?

Внезапно она пожалела о своем безрассудстве. Возможно, это станет страшным напоминанием, хотя она имела в виду совершенно другое.

— Прости, — сказала она, пряча лицо в подушку. — Просто я думала…

— Ты не ответила на мой вопрос. — Голос его звучал холодно, отрешенно. Она почувствовала, что он нагнулся, чтобы рассмотреть внимательнее.

— Семейное гербовое украшение, шепотом ответила она.

— Что?

Он положил свою широкую теплую ладонь ей на талию и провел вниз, чтобы лучше рассмотреть крохотную черную буковку «Б» на ее ягодицах.

— Я требую назвать имя, — хрипло проговорил он.

— Имя? — еле слышно переспросила она.

— Имя того идиота, который сделал это клеймо.

Она явно услышала угрозу в его голосе. Сейчас она искренне сожалела о своем поступке. Она плотно сомкнула глаза, стараясь игнорировать исходящий от него аромат.

— Лучше спросить, зачем я это сделала.

Он молчал, ожидая ее ответа.

— Мы должны были стать лордом и леди Балреал. И я… не хотела, чтобы ты всегда ощущал себя отличным от меня… — она проглотила комок в горле, — и от других людей, как, по моему мнению, ты иногда себя ощущаешь.

Он не произнес ни слова, лишь кончиком пальца коснулся чувствительной кожи.

— Ты сказал, что клеймо было поставлено, чтобы ты не забывал, кто ты. — Она заговорила быстро, спеша объяснить. — Теперь ты не одинок. Это мое напоминание об имени, которое мы будем носить. И мне будет очень приятно, если оно будет напоминать тебе, как сильно я…

Она замолчала, поскольку почувствовала горячее дыхание над крохотной буквой, выколотой на чувствительной коже.

— Да? — хрипло спросил он.

— Как я никогда не хотела с тобой расставаться. — Она вздрогнула, когда его губы прикоснулись к ее новой отметине.

— А ты имеешь понятие, — сдавленно проговорил он, — как я скучал по тебе всю прошлую неделю? Или как тосковал по тебе все дни с момента нашей встречи?

От его слов ей захотелось разрыдаться. Она закрыла глаза, ощутив нежные, легкие поглаживания его ладони.

— Давай поспим, — мягко сказал он. — Я переутомил тебя.

— Я скоро засну, — устало сказала она. — Но, наверное, не сию минуту. — Она не хотела рассказывать ему о ночных кошмарах, один из которых она видела несколько раз в течение последней недели. Это всегда был Пимм в Карлтон-Хаусе. Он протягивал к ней руку в белой перчатке, и на перчатке появлялась капля крови, которая становилась все больше, и Элизабет просыпалась, дрожа от ужаса. Сон был чрезвычайно ярким.

Словно чувствуя ее тревогу и утомление, Роуленд притянул ее к себе.

— Ну ладно, тогда я полежу вместе с тобой, — шепотом сказал он.

Никаких возражений. Никаких поддразниваний. Просто заверение в том, что все будет хорошо.

Он лежал, молча обнимая ее, но по его дыханию она понимала, что он не спит. Она так и заснула в его надежных, оберегающих руках. Как давно она не позволяла себе положиться на кого-нибудь, кто мог облегчить бремя ее жизни!

Воспоминание, подобное этому, она сохранит для тех ночных часов, когда у человека нет иного выхода, кроме как погрузиться в пучину собственных мыслей.

И кошмаров.

Глава 19

Он ненавидел, когда она долго находилась вне поля зрения. Он чувствовал себя, последним дураком, беспомощным, хнычущим младенцем, сидя за старым письменным столом в главном здании впервые за последнюю неделю один.

Даже сознание того, что он ведет себя по-идиотски, не остановило его от попыток найти ее.

При таком положении он скоро станет толстым, как принц-регент, потому что еще не пропустил ни одной трапезы, даже послеобеденной чашки чая. И все это делалось с единственной целью — увидеть ее.

Но он был умным человеком. За тот короткий период, когда он был отлучен от нее из-за махинаций этой легкомысленной вдовствующей герцогини, Роуленд усвоил, что должен смириться с очевидным: он будет всегда жить под страхом потерять ее, потерять счастье, обретенное лишь однажды за тридцать восемь лет жизни. Конечно, со временем он перестанет быть таким идиотом. Ничто не вечно под луной. Нужно уметь защищаться от непредвиденных обстоятельств.

Что ж, по крайней мере, в фокусе его внимании появилось множество новых вещей, которые между раундами сытной еды с женой действовали благотворно и отвлекающе. Дополнительный круг обязанностей королевского шталмейстера основательно загрузил его дневное расписание. Множество слуг принца-регента каждый день являлись с докладом к Роуленду.

Сейчас, после невероятных событий в Карлтон-Хаусе, Роуленд постепенно осознал, что ему удалось совершить немыслимое. Он каким-то образом поменялся местами с генералом Пиммом в непостоянном общественном мнении лондонцев. В самом деле, усадьба Мэннинга вдруг стала считаться единственным местом, где можно увидеть лошадей. И что еще важнее, она стала местом, где можно покупать лошадей; Лефрой долго и громко смеялся, когда спортивный журнал для джентльменов провозгласил Роуленда «Лошадиным принцем» и призвал всех патриотов Англии покупать его натренированных кавалерийских лошадей.

Погруженный в мысли, Роуленд рассеянно провел ладонью по гладкой поверхности письменного стола — его первое приобретение и собственность. Вырезанные на краю стола советы матери вызвали поток воспоминаний.

«Не забывай — не желай».

Однако он хотел забыть. Не было никаких причин вспоминать беды юности.

Он больше ничего не желал. И никогда не пожелает, потому что сейчас у него все есть.

Однако его мозг, словно магнит, притягивал те слова, которые вырезала Маура Мэннинг. Она написала их для того, чтобы они служили каждодневным напоминанием о голоде и нужде и о том, как найти выход из нищеты, — упорно работать.

Но это напомнило ему и о Мэри, и о том, что он не смог спасти свою любимую сестру. И сестра, и мать были отняты у него потому, что он оказался недостаточно силен, чтобы защитить их от тисков нищеты.

Он вдруг схватил с подноса нож, который принесла ему Элизабет, и начал удалять вырезанные буквы. За очень короткий промежуток времени он уничтожил все следы.

Он был так поглощен своим занятием, что не услышал, как вошла его жена и остановилась, глядя на беспорядок, который он учинил.

Подойдя сзади, она обняла его за плечи.

— Мне тоже никогда не нравился этот письменный стол.

Он наклонил голову.

— Я хочу, чтобы ты знала: я всегда буду защищать тебя, заботиться о тебе. Я не хочу, чтобы ты снова чего-то боялась.

— Я знаю, Роуленд, — мягко сказала она. — Ты уже спас меня из пропасти несчастья. Никто, кроме тебя, не смог бы этого сделать.

Он задумался, рассеянно поглаживая ее руки.

— Нас ожидает ландо. Вещи для пикника погружены. Мы ведь едем? Другие уже наверняка там и…

Он посадил ее к себе на колени и поцеловал в шею, наслаждаясь тем, что мог обнимать ее и дотрагиваться до нее тогда, когда она меньше всего этого ожидала. Она его жена… его жизнь.

— Я поухаживала за твоей любимицей. Пожалуй, нам нужно торопиться, потому что продукты на такой жаре могут испортиться и к тому же…

— М-м-м… — перебил он ее. — Земляничное пюре? — Он смотрел в вырез ее лифа, видимо, что-то припоминая.

— Нет, имбирный пряник.

— Я предпочитаю земляничное пюре, — пробормотал он и подумал о том, что хорошо бы сделать нечто неслыханно нескромное кончиком языка. Это позволит ему забыть обо всех тех словах, которые были вырезаны на столе.

— Я тоже, — шепотом согласилась она. — Но если мы не уедем сейчас, тебе придется в течение всего дня выслушивать колкие замечания твоего брата и герцога.

Он застонал:

— Но это того стоит.

Жена вскинула голову, и ее красивое лицо расцвело лукавой улыбкой и украсилось миловидными ямочками. Она взялась за конец его галстука и потянула; вот она, совершенно невинная соблазнительница, за работой. Он никогда не смел и мечтать о таком невероятном счастье.


Элизабет огляделась вокруг и испытала удовольствие от того, что находится в этот летний день среди друзей, в легкой полутени парка. Они все были здесь — Эйта, Розамунда, Джорджина, которая выглядела бледной и усталой, но радостной, с ребенком на руках. И, разумеется, Грейс и Сара. Все джентльмены тоже находились здесь: Люк, Куинн, Майкл и Роуленд лежали рядом с Элизабет на покрывале. Собрались они в уединенном уголке западной окраины Серпентайна, который выходил на сады Кенсингтона.

Чуть поодаль двое приемных детей Майкла и Грейс и дочь Куинна, Фэрли, тащили на веревках кораблики, а два черноволосых херувима Люка и Розамунды дремали в тени. Они уже очень давно не собирались вместе.

Она знала закон жизни: судьба сводит людей лишь на время, словно по какому-то капризу, а затем направляет на новые тропы. И потому она ценила такие моменты, это были праздники дружбы.

Но в этой предвечерней усталости дня уже готовились планы их разобщения.

— Уже все устроено, Сара, я сообщила слугам, — решительно сказала Эйта. — Ты и я через две недели едем в Корнуолл. О, как я мечтаю ощутить соленый вкус моря на своем лице и вкус пирога с яблоками на губах!

— Я тоже мечтаю об этом, — пробормотала Сара. — Мы провели там много дней. Вы так добры, что пригласили меня.

Люк хмыкнул:

— Это вас мы должны благодарить. Моя бабушка отнюдь не подарок.

— Я подозреваю, — вступил в разговор Роуленд, — что моя жена этой зимой собирается предложить поездку в Корнуолл.

Джорджина сидела рядом с Роулендом, а Куинн поддерживал ее за спину. Она явно получала удовольствие от возможности лучше познакомиться с мужем Элизабет. Джорджина пошевелилась, ребенок открыл глаза и выразил свое неудовольствие, разразившись отчаянным криком. Джорджина подалась вперед и протянула ребенка Роуленду, которому ничего не оставалось, как взять малыша на руки.

— У меня устали руки, мистер Мэннинг. Ой, Куинн, я думаю, — она понизила голос, — нам нужна чистая пеленка.

Элизабет смотрела на удивленное лицо Роуленда, который разглядывал крохотного младенца, держа его на вытянутых руках. Затем он медленно прижал его к груди и стал покачивать. Он пригладил пальцем наморщенные бровки малыша, и тот сразу же перестал плакать.

Ее это не удивило. Разве она не видела, как любая лошадь в конюшне реагировала на его прикосновения и команды? Но смотреть на Роуленда с малышом на руках…

Пока Куинн занимался поисками пеленки, Джорджина тайком улыбнулась Элизабет. Очевидно, она одобряла Роуленда. И даже очень.

— Эйта!

— Да, моя дорогая Джорджина?

— Куинн, Фэрли и я последуем за вами через месяц, как только врачи разрешат поехать. Мои родители и брат мечтают увидеть маленького Джона Мэтью, я тоже скучаю по нашему дому в Корнуолле даже сильнее, чем могу выразить это.

Элизабет заметила в глазах Эйты следы грусти и изменила направление беседы:

— Розамунда, не могу выразить, насколько счастлива я провести этот день с тобой, Грейс и Джорджиной. — Элиза перевела взгляд на последнюю. — Я так скучала по тебе. У меня такое впечатление, что я не видела тебя целое лето.

Розамунда засмеялась, и ее черные кудри блеснули на послеполуденном солнце.

— Я думаю, что говорю от имени всех нас, заявляя, что ты очень смешна. Винить можно только наших дорогих детей за то, что они прервали нашу добрую дружбу. Но, — она вскинула тонкую бровь, — я предсказываю, что ты все это скоро поймешь. Мистер Мэннинг, я должна лично поблагодарить вас за спасение нашей дорогой Элизабет, поскольку раньше у меня не было такой возможности.

Роуленд передал ребенка Джорджины в заботливые руки отца.

— Нет необходимости благодарить меня. Но если вы хотите, то лучше окажите мне услугу…

— Не оказывай ему никаких услуг, Розамунда, — мрачно сказал Люк. — Он еще не исправился.

Роуленд хмыкнул:

— Все еще сбит с толку свадебным подарком бабушки, Хелстон?

— Весперс не была свадебным подарком, — возразил герцог.

— В самом деле? А что же это было? — Роуленд снял ниточку с одежды герцога.

— Одолжение.

Роуленд кивнул:

— Я понимаю — как свадебное кольцо.

— Мое кольцо? — Элизабет выстрелила в него взглядом.

— Нет, — сказал Люк. — Вовсе не так, как кольцо Грейс. Тут были просто деньги. Весперс — это…

— Почему он говорит, что мое кольцо принадлежит Грейс? — перебила его Элизабет.

— Не слушай его, дорогая, — с дьявольской улыбкой ответил Роуленд. — Это мужской разговор о радостях дарения среди благородных. Нет нужды…

— Ну, если вы собираетесь исключить леди, мы займемся своими делами. Розамунда, не хотела бы ты совершить заезд вокруг замечательной беговой дорожки?

— Боюсь, что у нее не будет времени, — проворчал Люк.

— В самом деле? — спросила Розамунда, и в ее глазах заиграли смешинки. — А почему, любовь моя?

— Мы поднимаем паруса.

Полдюжины голосов внезапно обрушили град вопросов на полного таинственности герцога. Он поднял руку.

— Я уже давно обещал своей невесте длительное путешествие под парусом. Сейчас, когда все вопросы разрешились, а старина Бони находится на Эльбе, мы отправимся…

— Куда? — Аквамариновые глаза Розамунды сверкнули, когда она возбужденно перебила мужа.

— Куда душа пожелает, — ответил он. — Как только исчезнут эти несчастные вдовы в каждом порту.

— Париж! — восторженно воскликнула Розамунда. — А потом Вест-Индия. И Вена. Вероятно…

Люк обхватил голову руками.

— Я беру уроки навигации, и первым делом будет прокладывание прямого курса.

Элизабет снова перевела взгляд на Эйту, и все вдруг поняли, почему вдовствующая герцогиня чувствовала себя неловко. Ну конечно.

Мистер Браун.

Он был в Шотландии. И вдовствующая герцогиня распростилась с надеждой на его возвращение.

Размышления Элизабет прервал мальчишеский крик, и она, полуобернувшись, увидела, как сын Майкла прыгает на одной ноге, а две девочки смеются.

Сара вскочила раньше, чем Майкл успел оторвать руки от талии Грейс.

— Нет, оставайся где находишься.

Майкл хмыкнул:

— Ладно, Сара. Вы, в конце концов, мастер по изготовлению бумажных корабликов, и я думаю, что Джеймс с большим удовольствием примет помощь от вас, чем от меня.

Пока Сара находилась на некотором расстоянии от них, Грейс любовно посмотрела на Майкла и сказала:

— Я попрошу Сару до нашего возвращения в Йоркшир научить меня этому искусству, любовь моя. Джеймс и Лара наверняка потопят тысячу корабликов в нашем пруду, и что тогда делать?

Они все любили Элизу, и она любила их. И она знала, что, сколько бы миль их не разделяло, они навсегда будут связаны узами дружбы. Она потянулась к руке Роуленда, продолжая наблюдать за Сарой — женщиной, которую она любила больше всех других замечательных и верных друзей.

Сара проворно подбежала к группке смеющихся детей. Она собиралась сделать еще один кораблик для Джеймса.

Это позволило ей отвлечься. Ей не хотелось ехать в Корнуолл, не хотелось въезжать в пустое, незнакомое жилье на севере Озерного края, но и — увы! — не хотелось оставаться в Лондоне.

Она сделала то, что должна была сделать: проследила за будущим Элизабет. А сейчас все свершилось, и у нее нет новой цели. В этом-то и заключалась сложность. Она должна нацелить свой мозг на что-то новое.

Сара посмотрела на улыбающееся лицо юного Джеймса.

— Я сделал все правильно, миссис Уинтерс? Вот только концы не сходятся вместе, как у вас. — Он показал добротно сделанный кораблик.

Она осмотрела его, передвинувшись в тень близлежащей ивы, и опустилась на колени. Джеймс последовал за ней и внимательно стал следить за тем, как она прилаживала концы.

— Теперь я понял. Спасибо, мадам. — Он побежал, чтобы присоединиться к двум девочкам, которые находились у кромки воды.

Сара хотела иметь детей с Пирсом. Конечно, тогда это было невозможно. Следующие одна за другой баталии не располагали к тому, чтобы воспитывать ребенка. А сейчас это было невозможно по другой причине. Ей было тридцать четыре года, и у нее не было ни малейшего желания заменить в своем сердце погибшего мужа.

Она устала притворяться на глазах у друзей. И в то же время боялась остаться одна, ибо тогда у нее не будет причины носить личину довольства.

Она сорвала крохотный цветок маргаритки, оторвала лепестки и стала смотреть, как их уносит ветер. Подобно ее мечтам.

Что-то блеснуло вдалеке. Словно лучик солнца отразился в зеркале. Она пошарила глазами за статуями и старинными вазами на пьедесталах. И вдруг…

Она поняла, что заснула под ивой и ей снится сон. Ибо Пирс был здесь, он всегда являлся ей в снах.

Пирс…

Он прислонился к пьедесталу под зеленовато-серым ангелом, который указывал на небо. И смотрел на нее с любовью и тоской.

Она боялась шевельнуться. Боялась, что если сделает это, то проснется. Но затем он отодвинулся от статуи и с его обликом, что-то произошло.

Его рука.

Его правой руки не было, а в левой он держал трость с серебряной ручкой, которая снова сверкнула на солнце.

Сара затаила дыхание. В этот момент она поняла: это не сон.

О Господи… но это невозможно. Она сходит с ума. Наверное, это кто-то весьма похожий на Пирса. Но она должна подойти и взглянуть. Однако она не могла заставить свое тело подчиняться командам. Она попыталась встать, но ноги запутались в платье, и она едва не упала. Она ничего не могла рассмотреть из-за слез в глазах. И не могла говорить, потому что ей показалось, что из ее груди выкачали воздух.

Она должна подойти к нему. Пока он не исчез. Она отчаянно протерла глаза и восстановила равновесие.

И наконец побежала. И вот привидение протянуло к ней единственную руку, трость теперь лежала в траве.

Сара находилась в его объятиях. Она с трудом могла вздохнуть. До нее дошел его аромат, и теперь она точно знала, что это он. И вдруг, впервые за два года, она почувствовала себя целой. Она даже не осознавала, что до этого момента часть ее отсутствовала.

— Сара… — Ее ласкал такой любимый, такой знакомый голос. — Моя голубка…

Она уткнулась лицом в его льняную рубашку и обхватила его.

— Боже, это действительно ты. Скажи мне… ой, говори со мной. — Даже ей самой голос показался сдавленным.

Пирс прижал ее к себе еще плотнее.

— Я здесь.

Она попыталась сказать что-то толковое, но безуспешно.

— Ты был… где ты был… о, ты ранен.

Она дрожала, чувствуя, как его ладонь поглаживает ей шею. Он поцеловал ее в макушку.

— Сара, — хрипло проговорил он, — это не важно. Важно лишь одно. Я потерял тебя — твою любовь? Скажи мне прямо. Ты должна сказать мне правду.

— Потерял любовь? Я не понимаю, — сказала она, пытаясь понять смысл его взгляда. — О чем ты говоришь? Ах, Пирс, не будь смешным… — Слезы брызнули из ее глаз, она была не в состоянии сказать что-то еще, лишь крепче ухватилась за него.

— Ты просто кивни, — попросил он еле слышным голосом. — Если ты все еще любишь меня.

— Конечно, я люблю тебя и всегда буду любить! — Она подняла голову и смахнула со щек слезы. — Ты же знаешь, я постоянна в любви…

Его губы остановили поток ее слов. Он целовал ее так, как всегда любил целовать. Она так хотела ощущать эти губы на своих губах, так хотела находиться в его объятиях.

Он целовал ее до тех пор, пока ее горло не заныло от обуревающих ее эмоций, затем прижался к ней лбом.

— Знаешь, я бы не винил тебя. Я понимаю, ты считала, что я погиб. И я был очень близок к этому. Я узнал, что рядом с тобой лорд Уаймит, уже после того как отправил тебе письма.

Она отстранилась и посмотрела на него. Его лицо казалось похудевшим, но оттого еще более дорогим.

— Письма? Не понимаю. А почему ты не пришел прямо ко мне?

— Я хорошо заплатил, чтобы тебе тайком доставили письма. — В его голосе слышалась надежда, смешанная с грустью.

Она покачала головой.

— Пирс, но никаких писем не было. О чем ты говоришь?

— Я не рискнул приблизиться к Хелстон-Хаусу. Там было слишком много людей Пимма. И я не мог рисковать, рассказывая тебе, где был и почему не мог прийти к тебе. Но я хотел, чтобы ты знала, что я жив.

— И все-таки я не понимаю. Почему…

— Из-за Пимма, моя дорогая. — Он посмотрел на нее грустными глазами и продолжил: — Он убил отца Элизабет. Я застал его на месте преступления — это произошло в старом замке Бадахоса; он попытался убить и меня, когда повернулся и увидел, что я стал свидетелем убийства. Он почти достиг своей цели. Но допустил одну ошибку.

— Ошибку? — переспросила Сара. Она с трудом могла говорить и дышать.

— Он бросил меня в реку Гвадиану, решив, что я мертв.

Я выплыл на берег. Я почти ничего не помню об этом. Испанский козопас и его жена спасли меня. Правда, руку спасти не удалось. И нога — к несчастью, она срослась не совсем правильно.

Сара проглотила подступившую к горлу желчь.

— Ах, Пирс! Мне не следовало уезжать, не поискав тебя. Но я не могла оставить Элизабет одну.

— Вы правильно сделали, что уехали. Пимм сказал мне, что убьет каждого, кто встанет на его пути. Сказал, что он убил бы и тебя. Я не мог рисковать и объявляться в городе, подставляя тебя под удар.

Она протянула руку и прикоснулась к его щеке, чтобы удостовериться в том, что он действительно находится перед ней и не исчезнет внезапно.

— Я очень сожалею, что это заняло так много времени. Не могу выразить, как меня мучило это, я отчаянно хотел найти тебя и Элизабет. Я рад, что ты нашла защиту и покой у вдовствующей герцогини и ее друзей. Я узнал, что в прошлом году ты ездила в Корнуолл и Йоркшир.

Она кивнула.

— Две недели назад я находился на грани отчаяния. Я тайком последовал за тобой в Виндзор и рассчитывал, что мне удастся поговорить с тобой наедине. Но ты всегда была со своими друзьями или с этим джентльменом — Уаймитом. — Его лицо помрачнело. — Я оставил тебе еще одно письмо в карете Хелстона. Ты его по…

— Пирс, я ни разу не получала от тебя ни одного письма. О Господи! — вдруг воскликнула она.

— Что такое?

— Письмо… письма… Элизабет получала много писем. Мы полагали, что они от Пимма. Они были подписаны его инициалом — П. А почерк…

— Его трудно разобрать, я теперь пишу левой рукой, — вздохнул он. — Но, Сара, что с Уаймитом? Ты помолвлена, как пишет светская хроника?

Она медленно улыбнулась и покачала головой:

— Нет. Я отказала ему.

Он закрыл глаза и выдохнул, словно человек, который избежал виселицы.

— Вот что происходит, когда кто-то неизлечимо любит другого, — пробормотала Сара, поглаживая его лицо. — Но почему ты не пришел ко мне после событий в Карлтон-Хаусе?

— Я находился в Кембридже.

— В Кембридже? Да зачем тебе понадобилось ехать туда?

— Я был в отчаянии — у меня не было ни денег, ни надежды. Я отправился туда, чтобы разыскать генерала Уорта. Ты помнишь, я служил под его началом в самом начале войны? Его посещение Портман-сквер не вызвало бы подозрений. Я попросил его предупредить тебя, задержать свадьбу Элизабет и составить план привлечения Пимма к суду. Но в дороге мы прочитали в газете о событиях в Карлтон-Хаусе, и тогда я сразу бросился назад, чтобы встретиться с тобой.

Сара почувствовала, что у нее закружилась голова.

— Где сейчас Пимм? Та газета вышла несколько недель назад.

— Я не знаю, — прошептала Сара. — Наверное, все еще в «Палтни». Я знаю, что его вызывали в палату лордов. Но не знаю, когда именно. Принц-регент рассержен на него, а некоторые лорды, мои новые друзья, требуют дальнейшего расследования и наказания.

— Сара, после того как я пристрою тебя в безопасное место и переговорю с твоими друзьями, мне придется незамедлительно отправиться в военное ведомство. Я не успокоюсь до тех пор, пока Пимм не ответит за все, что сделал. Я бы убил его лично, если бы была правая рука, чтобы держать пистолет.

Муж что-то заметил за ее плечом, и Сара повернулась посмотреть, что именно привлекло его внимание. Она увидела стоявшую футах в тридцати Элизабет. Спустя мгновение подруга рухнула на землю.

Раздался крик, и Сара увидела бегущих к ней друзей. Даже Джорджина, еще не оправившаяся после родов, ковыляла, поддерживаемая мужем.

Роуленд Мэннинг первым добежал до Элизабет, его обычно невозмутимое лицо казалось белым. Он опустился рядом с ней.

Элизабет открыла глаза и попыталась заговорить.

— Не шевелись, — призвал ее Роуленд. — Ты ушиблась.

— Нет, — пробормотала Элизабет. — Где он?

— Кто?

— Полковник Уинтерс, — пояснила она, крутя головой. Все проследили за ее взглядом.

Пирс опустился рядом с ней на колени и взял ее за руку.

— Элизабет…

— Ты не… А мой отец? Он тоже здесь?

Все увидели бледность на лице человека, который был когда-то самым близким другом отца Элизабет. Сердце у Сары сжалось, на лице подруги отразилось понимание свершившегося.

— Я так сожалею, моя дорогая. Я не смог спасти его от шпаги Пимма. Я опоздал…

Глава 20

Заря всегда была любимым временем суток Элизабет Ашбертон. Это был тот час, который обещал очень многое. К полудню большинство запланированных дел обычно оставались несделанными — в особенности теперь, когда она была замужем. Сон медленно покидал ее, и Элизабет не могла понять, почему ей не хочется открывать глаза. А затем она вдруг вспомнила.

Ее отец погиб.

Не то чтобы она когда-либо сомневалась в этом. Просто она уехала из Португалии так поспешно, что не видела его тела и не предала его земле. Вплоть до сегодняшнего момента она не осознавала, что в ней теплилась надежда.

Вчера, в течение полуминуты, эта тайная надежда вспыхнула с новой силой. А затем окончательно умерла. Она не будет думать об этом. Она должна быть благодарна по крайней мере за то, что выжил полковник Уинтерс.

Ее подруга в течение всего дня не сводила глаз со своего мужа.

Элизабет сделала глубокий вдох, чтобы справиться с эмоциями. Ей предстоит так много сделать сегодня. Ничто не помешает ей разобраться с некоторыми деталями. Она отказывалась рассматривать их как реакцию на вчерашние события. Она не станет сегодня тосковать по отцу. Она печалилась в течение двух лет, а сегодня она посвятит день исключительно Роуленду.

Тихонько вздохнув, она с осторожностью кошки сползла к краю огромной, застеленной белоснежными простынями кровати. Это оказалось труднее, чем она думала. Похоже, Роуленд спал с одним приоткрытым глазом. Дважды его дыхание прервалось, он напрягся, и дважды она замирала, ожидая, когда восстановится его ровное дыхание, свидетельствующее о глубоком сне.

А когда пальцы ног коснулись пола, она ощутила, как его рука схватила ее за талию. Он завалил Элизу на себя.

— И куда это ты собралась? — хрипло спросил он.

Она вздохнула.

— Почему ты всегда спрашиваешь меня об этом?

— Потому что тебя никогда не бывает там, где тебе следует быть, — ворчливо ответил он.

— В самом деле? Где же, например?

— Придвинься поближе, моя овечка, и я расскажу тебе об этом в подробностях, а также о том, как я планирую удержать тебя здесь.

— Ну, может, у меня есть свои планы.

— В самом деле? — обольстительно растягивая слова, проговорил он.

— Да. — Она не скажет ему. — Но это не твое дело.

— Все, что касается тебя, мое дело. Иди сюда, — прошептал он, водя пальцем по ее позвоночнику.

Она улыбнулась. Так было всю ночь. Кажется, он не мог до конца насытиться ею. Она не считала возможным противиться его просьбам и делала все, о чем он просил. Ее планы снова трещали по швам. И в то же время всякий раз, когда его могучий торс придавливал ее к кровати, она была счастлива. А если он при этом нашептывал ей всевозможные милые слова, все ее задумки начинали казаться малозначащими, даже если сегодня его день рождения… и даже если ей нужно было организовать празднование.

Она ощутила возле своей груди его горячее дыхание.

Подобно тому как спичка воспламеняет трут, страсть одного из них воспламеняла другого. Она распластала пальцы на его могучих широких плечах, его тело двигалось над ней. Когда ее рука скользнула к его твердому, мускулистому животу, Роуленд застонал и тихонько признался, как хочет ее.

После каждой их близости Элизабет чувствовала, что они все прочнее привязываются друг к другу. Их любовная игра в темноте была бурной, и Элизабет хотелось бы яснее видеть его лицо. Он был неумолим и ненасытен, снова и снова доставляя ей удовольствие и пальцами, и ртом, пока она не откидывалась в изнеможении. И только тогда он вводил свою могучую тугую плоть в ее лоно.

— Mhuirnin… Моя mhuirnin… — Он повторял это тихим хриплым голосом до тех пор, пока они оба не ощущали, что начинается их общий волшебный полет в шелковистом предрассветном воздухе. Чуть позже она снова принимала его в себя, и он прилагал невероятные усилия для того, чтобы возбудить ее еще сильнее.

Он все глубже входил в ее лоно, и Элизабет заметила его непреклонную решимость довести ее до нового уровня блаженства.

Сведя вместе брови, он совершил последний толчок, заполнив до отказа ее лоно, и она ощутила его содрогания.

Когда он ослабил хватку и стал покачивать ее в кольце своих рук, ею овладело желание заснуть, и Элиза оказалась, не в силах воспротивиться этому. Только в своих снах она могла разглядеть его беспокойство, которое скрывалось за неистовой любовной игрой.

Он всегда ненавидел зарю. В прошлом она означала, что начинается новый день с его несчастьями и непосильным трудом. Его беспутный брат Говард и он сам были лучше приспособлены, для того, чтобы выжить, они оба были хитрыми и обладали достаточной ловкостью, чтобы избежать правосудия и принести хоть что-то в их грязную трущобную лачугу. Но было настоящей мукой наблюдать за тем, как две любимые женщины — мать и сестра, — безуспешно борются за существование.

Но в это утро, в этот рассвет все было иначе. Роуленд был способен что-то сделать. Как-то исправить несправедливость.

Когда он шел к конюшне, его душа испытывала легкость, хотя кости, как ни странно, ощущали тяжесть. Слава Богу, Элизабет наконец снова заснула. Высвободиться из ее объятий было одной из труднейших задач.

Он принял из рук Лефроя повод темно-гнедого мерина. Вплоть до сегодняшнего дня Роуленд избегал смертельного риска. Но он был человеком нетерпеливым, все еще не доверяющим другим, в особенности лордам, которые обычно ничего не делали просто так. И первым, кто мог попытаться выбраться из петли, был Пимм.

Остальные джентльмены согласились встретиться с Роулендом. Он не сомневался, что они сыграют свою роль в этом безрассудной поступке.

— Я вернусь часа через два или даже раньше. Я не опоздаю ни на миг, на ее, черт возьми, тайком устроенное празднование. И кстати, если ты поцарапаешь тот новый письменный стол, который прячешь по ее просьбе, я…

— Я знаю, — угрюмо сказал Лефрой. — Вы урежете мне жалованье.

— Да. И на сей раз это не пустая угроза, потому что довольно скоро я стану богатым человеком.

Роуленд вставил ногу в стремя и мгновенно оказался верхом на лошади. Тишину конюшни нарушил цокот копыт.

— Наблюдай за ней. Не оставляй ее одну ни на секунду. И держи рот на замке.

Лефрой хотел что-то сказать, но затем счел за благо промолчать.

— Очень хорошо. Я знаю, что правильно сделал, наняв тебя. А теперь иди. — Он кивнул в сторону главного здания и сжал пятками бока мерина.

Лефрой откашлялся.

— Хозяин?

— В чем дело? — Роуленд обернулся.

— Я горжусь вами, — сказал Лефрой так хрипло, что Роуленд едва понял. — Мы все гордимся. Я решил, что вы должны это знать.

— Не становись на эту тропу, старина. Если начнешь болтать, — сухо сказал он, — я буду вынужден…

— Я знаю. — Лефрой попытался улыбнуться. — Удачи вам.

Это хорошо, что Роуленд уехал именно в этот момент, иначе через полминуты он увидел бы, каким мрачным стало лицо мистера Лефроя.

Элизабет снова проснулась и не сразу поняла, который час. Было скорее темно, чем светло, однако Роуленд уже уехал на конюшни принца-регента.

Она быстро оделась и сбежала по лестнице, надеясь на то, что мистер Лефрой не забыл о ее инструкциях.

По какой-то странной причине конюший молча стоял у лестницы, ожидая хозяйку. Без слов он повел ее в кабинет Роуленда.

— Ой, мистер Лефрой, — запыхавшись, сказала она. — Ну, разве это не замечательно? Огромное спасибо вам. — Она провела ладонью по гладкой столешнице из орехового дерева — новый стол стоял на том же самом месте, что и, прежний письменный стол Роуленда.

Лефрой поморщился и покачал головой.

— Он весит не меньше пятидесяти стоунов. Понадобилось четыре человека, чтобы дотащить его сюда. И двоим из них пришибло пальцы ног.

— Я надеюсь, что ему понравится, сказала Элиза.

— Бьюсь об заклад, что понравится. Не думаю, что он когда-нибудь получал подарки, — сказал мистер Лефрой голосом, лишенным каких-либо эмоций. — Опять же, никто из нас и не знал, когда у него день рождения.

— Ну, это было указано в брачном разрешении. Мы должны поторопиться. Я очень хочу удивить его. Вначале два поручения…

— Я помню, миледи.

— Я предпочла бы, чтобы вы называли меня, как и раньше, голубушкой, мистер Лефрой. — Она рассчитывала, что ее слова вызовут у него улыбку, но этого не случилось. Под обычным выражением лица проглядывала озабоченность.

Но у нее не было сейчас времени для того, чтобы разогнать эту озабоченность шуткой.

Ленты пурпурного и лилового цветов оживлял и городской пейзаже востока. Мысли Элизабет сосредоточивались на том, что нужно сделать, а мистер Лефрой проверял упряжки лошадей и кареты. Они отправятся к торговцу рыбой, чтобы заполучить первый улов. Элизабет не имела ничего против крепкого, соленого запаха доков. Она приготовит для Роуленда невероятный деликатес — треску в соусе с красным перцем. Еще должны быть закуплены цветы, приготовлен десерт, а людей катастрофически не хватало. Понадобится несколько недель, чтобы нанять полный штат слуг.

В этот вечер должны прийти все ее друзья. Это будет их последняя совместная встреча. Элиза задумалась, не задержит ли герцога Хелстона и полковника Уинтерса визит в военный штаб? Она взглянула на непроницаемое выражение лица мистера Лефроя, когда он помогал ей сесть в карету.

— Погодите, — неожиданно сказала она, не отпуская руку мистера Лефроя.

Он посмотрел на нее, лицо его оставалось серьезным.

Элиза привыкла видеть его улыбающимся.

— Мистер Лефрой, ради всех святых, скажите: где он?

Обычно он посещает королевские конюшни после обеда, а не рано утром. Куда он уехал, скажите честно?

— Он не сказал, мэм.

— Нет-нет, так не пойдет! Скажите мне немедленно, иначе до конца жизни я посажу вас на черствый хлеб и бульон! — Ею овладело какое-то страшное предчувствие.

Но мистеру Лефрою ответить не пришлось, поскольку послышался стук копыт, а затем появился человек, который без колебаний скажет ей все то, о чем она не хотела бы знать.

Полковник Пирс Уинтерс поморщился, когда перекидывал раненую ногу, чтобы спешиться. Единственной рукой он держался за луку седла и сжимал поводья. Со свойственной ему военной решительностью он освободил Лефроя от сообщения информации, все трое кое-как взгромоздились в карету и, подгоняемые каскадами страха, помчались к месту назначения.

О Господи, он не мог! Он не должен был!

Но в глубине души она знала, что он мог и должен был.


Поездка через Риджентс-парк взбодрила его. Темно-гнедой мерин навострил уши, когда дорогу перебежал белохвостый кролик. Роуленд успокоил молодого мерина ласковыми словами и поглаживаниями.

За наружным кругом и мостом Маклсфилд показалась площадка для дуэлей. Это была та часть Лондона, которую Роуленд знал слабо. Она предназначалась для высокопоставленных идиотов, которые не могут придумать ничего лучшего, кроме стрельбы якобы в защиту своей чести.

О да, сейчас он был почти таким же идиотом. И с точностью до буквы играл эту роль.

Несколько джентльменов расположились под огромным деревом. Приблизившись, Роуленд увидел Эллсмира, Хелстона и двух других джентльменов, ему не знакомых. Может быть, хирург и секундант?

Роуленд спешился и привязал своего мерина среди других.

— Где он?

— Горишь нетерпением, да? — растягивая слова, спросил Хелстон. — Почетный гость скоро пожалует.

— Хочешь сигару? — предложил маркиз, затягиваясь дымом.

— Нет, — сдержанно ответил Роуленд.

— Умный человек. Дерьмовая привычка, — сказал Хелстон, предлагая маленькую серебряную фляжку.

— Не хочу.

Эллсмир хмыкнул:

— Гм, а кнута нет? — Герцог внимательно всмотрелся в лицо Роуленда. — Ты не собираешься испортить все дело, Мэннинг? Мы с женой намерены отправиться в плавание независимо оттого, что произойдет.

Роуленд вздохнул:

— Послушайте, поскольку вы присутствуете здесь в качестве моих секундантов, не могли бы вы хотя бы изобразить больше веры в мои силы?

Послышался топот лошадиных копыт. Наконец сквозь облака пробились лучи зари, и все увидели Майкла и Джошуа Гордона, сопровождающих Леланда Пимма и еще одного джентльмена, Роуленд едва не рассмеялся, когда наконец узнал, кого выбрал в секунданты генерал: это был тучный раболепный лейтенант Тремонт. Только сейчас некогда пышущее здоровьем лицо лейтенанта выглядело бледным и испуганным.

Роуленд чувствовал себя так, словно находился на смешном, банальном представлении «Друри-Лейн». Он лишь надеялся, что это все-таки комедия, хотя и понимал, что по жизненному сценарию это больше подходит на трагедию.

— Вам повезло, что мы прибыли, — пробормотал брат. — Я чуть не застрелил его сам за то, что он слишком долго занимался туалетом. — Голос Майкла можно было назвать спокойным, однако выражение его лица свидетельствовало об обратном. — Ты все еще намерен осуществить эту несчастную идею…

— Майкл, хватит меня отговаривать, — ледяным тоном отрезал Роуленд.

Брат схватил его за плечо и оттащил на несколько футов в сторону.

— Послушай, не надо этого делать. Он все равно уже мертвец.

Роуленду понадобилась вся его сила воли, чтобы позволить брату высказаться. Он оказал Майклу эту милость, чтобы тот очистил свою совесть.

— Принни все равно казнит его или, по крайней мере, сошлет на каторгу. Полковник Уинтерс проследит за этим. Кстати, полковник будет взбешен, что ты лишил его шанса на возмездие. У него куда больше прав на это, чем…

— Майкл, — перебил его Роуленд, — катись ты к черту с моей дороги.

— Это лишь повредит тебе. Твоему положению, твоему титулу… — Майкл вдруг сбавил тон, а затем отпустил плечо Роуленда.

К ним подошли Хелстон и Эллсмир; маркиз держал в руке пистолет, лицо герцога было мрачным.

— Пимм выбрал пистолеты.

— Разумеется, пистолеты, — пробормотал Майкл, к которому снова вернулось дурное настроение.

— Вы представляете собой прекрасную компанию, — сказал Роуленд. — В следующий раз я приглашу Тремонта. Он тоже бесполезен, но по крайней мере молчит.

— Следующего раза не будет, если, конечно, ты не брал уроки стрельбы после того случая, когда мы были свидетелями твоего, так сказать, талантливого обращения с пистолетом. — Хелстон посмотрел на него из-под тяжелых век, очевидно, вспоминая, как прошлой весной Роуленд лишь едва задел руку Майкла, стоявшего менее чем в шести футах.

Враг приближался.

— Изменение намерений? — надменно и уверенно спросил генерал Пимм. — Мы все тебя поняли бы, Мэннинг. Эти джентльмены и я никак не ожидали, что ты решишься на дуэль. Меня просто взбесило, что ты имеешь наглость просить меня встретиться в поединке чести.

Роуленд окинул взглядом свое окружение.

— Вероятно, вы правы, — негромко сказал он.

Пимм явно расслабился.

Он оказался таким трусом. Когда Роуленд послал своего брата в отель «Палтни» бросить вызов, он не позволил Майклу сообщить генералу о том, что вчера появился полковник Пирс Уинтерс. Роуленд не хотел давать Пимму шанс ускользнуть из отеля, услышав такую сногсшибательную новость. Но время обнародования этой новости приближалось.

Роуленд откашлялся.

— Вообще-то говоря, я думаю, что вы недопоняли. Я изменил условия. Зачем тратить порох и пулю, если я получу большее удовольствие, воспользовавшись для этого просто руками?

Пимм напыжился.

— Хвастайся сколько угодно, бродяга. Это ты отправишься сегодня в ад. Именно там оказываются все ублюдки.

Если и было что-нибудь, за что Роуленд мог поблагодарить свое прошлое, то это невосприимчивость к оскорблениям.

— Наступает день, генерал. Начнем? — У него чесались руки выстрелить в генерала прямо сейчас, в упор — и пропади пропадом это благородство.

— Джентльмены, необходимо сделать десять шагов по моему сигналу. После этого вы повернетесь лицом друг к другу. Когда я удостоверюсь, что вы оба готовы, можете стрелять при счете «три».

— Ты понял эту часть условий, Мэннинг? — глумливо спросил Пимм. — Ты не должен стрелять до получения сигнала.

— Что, генерал? — Роуленд поднял пистолет и направил его прямо в сердце генерала. — Пардон, я не очень хорошо слышу, должно быть, в мои уши набилась грязь.

Взбешенный Пимм шарахнулся в сторону.

Несколькими мгновениями позже они уже стояли рядом, спиной к спине. Тело генерала излучало жар. Ледяное спокойствие избавило Роуленда от дурных предчувствий.

— Ой, я чуть не забыл сообщить нечто весьма важное, Пимм, — бросил через плечо Роуленд.

— Что еще, бастард? — прорычал Пимм. — Снова хочешь отсрочить неизбежный конец?

— Нет. Я просто хотел сообщить, что полковник Уинтерс вернулся как раз вовремя, чтобы прочитать надгробную речь. Ну! Вперед.

Секундант начал отсчитывать:

— Один…

— Что? Опять надувательство? Ты лгун и… — Пимм плюнул.

— Два…

Роуленд продолжал шагать.

— Вы хотите прервать дуэль, генерал? — прозвучал голос секунданта.

Роуленд остановился, однако головы не повернул. Вместо этого он взвел курок.

Голос Пимма был глухим, но он долетел до ушей Роуленда.

— Ты болван, Мэннинг. Ты не понимаешь сегодняшней игры. Единственная причина, почему я пришел сюда, — это получить гарантию, что ты никогда больше не дотронешься до нее.

Вероятно, генерал кивнул секунданту, потому что тот возобновил отсчет:

— Три… четыре… пять…

Дыхание Роуленда замедлилось.

— Шесть… семь…

Роуленд приблизился к рощице — и не поверил своим глазам. Господи, пусть это будет мираж.

Она бежала прямо к нему, за ней спешили еще двое.

— Стой! — Голос Элизабет прорезал прохладный утренний воздух.

Было такое впечатление, что ночной кошмар воплотился в жизнь. В мгновение ока Роуленд проиграл в уме каждую кровавую деталь возможной трагедии.

Пимм повернется на звук ее голоса. Он увидит Элизабет и Пирса, единственного свидетеля леденящего душу преступления. Невозможно предсказать, что сделает этот кровавый генерал. Единственно важным было то, что его жена, его возлюбленная оказалась на линии огня.

И Роуленд сделал то единственное, что мог сделать. Он побежал к ней, закрывая ее собой, повернувшись спиной к Пимму.

Ее полный ужаса крик подсказал ему, что предположение было совершенно правильным. Она в панике прикрыла ладонью рот.

Звук дошел раньше, чем Роуленд ощутил боль. Хлопок, и его плоть оказалась пронзенной. Он увидел, что с ее губ слетел крик, и звериный инстинкт заставил его повалить ее на землю. Повернувшись, он с точностью доведенного до отчаяния человека прицелился и выстрелил.

Дым от выстрелов застлал поляну. Повернув голову, Роуленд увидел, что Пимм покачнулся и опрокинулся.

Несколько раз отозвались эхом выстрелы, и Роуленд упал. Казалось, что он скользит сквозь облака. Его голова откинулась назад, и над ним оказалось лицо Элизы. Облако дыма окутало их обоих.

— Я его… — прохрипел Роуленд.

Ее лицо стало мертвенно-бледным.

— О Боже, не закрывай глаза! Не оставляй меня! — Она пыталась разорвать его рубашку, когда послышались чьи-то крики.

Везде были руки, хватающие его, ощупывающие.

— Он что-то говорит, — крикнула она, наклоняясь к нему.

— Возьми… мою руку, — прошептал он.

Ее пальцы казались такими теплыми в его холодной ладони. Все закружилось вокруг него, и он погрузился в темноту. Его охватило отчаяние. Он должен знать. Должен знать, преуспел ли он там, где проиграл в прошлом. И он должен сказать ей… должен сказать…

Глава 21

Кувыркаться в облаках было для него внове. Он протянул руку, чтобы дотронуться до того, что казалось сахарной ватой. Искры света пронеслись мимо, и ему захотелось последовать за ними. Он посмотрел вниз, на свои ноги, и заметил, что движется быстро. Даже слишком быстро. А потом он вспомнил…

В него стреляли. Но боли не было.

Он умирал.

Он попробовал опечалиться, но не смог. В воздухе были лишь радость и покой, которые омывали его израненное тело.

Но что-то точило его, нарушало тишину. В мозгу возник образ женщины.

О Господи, не-е-т! Он не оставит ее. Ни за что не оставит. Он любит ее. Любит с такой страстью, которую трудно погасить.

Он боролся за счастье. Он не хотел покоя. Он хотел… ее.

И подобно камню, брошенному в небо, его подъем вверх замедлился; он замер между звездами, и это показалось ему вечностью.

Затем, со скоростью загоревшейся спички, он помчался назад. Он снова был в облаках, снова двигался между ними.

Ничего, что ему будет больно, когда он упадет. Это его не пугало. Боль — это хорошо. Он вынесет боль для того, чтобы снова ощутить в объятиях Элизу. Он не закончил счеты с жизнью, у него осталось еще много чего недоделанного.

В последний момент его падение замедлилось подобно перышку, которое стремится к земле. Перед ним покачивалась Элизабет.

И в этот момент его пронзила боль. Вернулась какофония звуков.

Он с трудом поднял веки и увидел перед собой красавицу, по запыленному лицу которой бежали блестящие слезы.

— Элизабет… — Но из его горла не вышло ни звука.

— Роуленд? — Она смогла произнести это лишь шепотом. — Роуленд! О Господи! Пожалуйста, не двигайся. Не пытайся говорить… Доктор! — В ее голосе слышалась такая мольба, что ему захотелось успокоить ее. Однако он не мог открыть рта, поэтому зажмурился и попытался собраться с силами.

— Не шевелитесь, — сказал незнакомый голос. — Пуля вынута. Я зашью рану, как только замедлится кровотечение.

Проклятие. Ему нужно так много спросить… и сказать. Он сжал ее пальцы и почувствовал прикосновение приятно пахнувшего локона к своей щеке.

— Что, моя любовь? — прошептала она.

— А он… — прохрипел Роуленд. — А ты…

— Ш-ш-ш, тебе не надо напрягаться.

— Мне стало бы легче, если бы ты объяснила, дорогая.

— Ты убил его, Роуленд, — шепотом сказала она. — Весь удар на себя принял ты, а не я.

— А другие выстрелы… — Он застонал от боли, но был уверен, что справится с ней, какой бы сильной она ни была.

— Его смерть не будет на твоей ответственности, — прозвучал суровый голос полковника. — Я не допущу этого. В рапорте будет сказано не только о твоем выстреле.

Этот преступник и убийца мертв. Тяжесть с груди снята. Над ним послышались другие голоса.

— Твоя стрельба стала лучше, Мэннинг, — сказал Хелстон, пытаясь скрыть за шутливым тоном уважение.

— Что вы такое говорите, ваша светлость, — пробормотал Лефрой. — Стрельба хозяина всегда идеальна. — Верный Роуленду конюший в упор посмотрел на Майкла, который вопросительно вскинул бровь. — Если бы он хотел убить вас прошлой весной, то вогнал бы пулю вам в голову с такой же легкостью, как вон в того генерала в кустах.

Господи! Роуленд хотел, чтобы они все разошлись и позволили ему остаться с ней. Он снова закрыл глаза. Он хотел слышать ее голос, который казался колыбельной.

Он хотел заверить ее, что поправится, что они будут жить долго и что их жизнь будет наполнена чудесными событиями. Он знал это и нисколько не сомневался. Потому что когда снижался, он видел улыбающихся ангелов, они словно видели многие главы разворачивающейся впереди жизни.


Она хотела, чтобы он снова открыл глаза. Он вел себя настолько беспокойно последние три дня, что было настоящей мукой ухаживать за ним. Он не хотел лежать и тем самым лишил организм шанса выздороветь. Но наконец в последние несколько часов он успокоился.

Она почти безостановочно разговаривала с ним. Похоже, он чувствовал себя лучше, когда слышал ее голос. После того как рассказала ему обо всех подробностях своего детства, которые только смогла припомнить, она прибегла к рассказам о том, как они познакомились.

— Дорогой, — шепотом спрашивала она, — ты помнишь, как я первый раз приготовила обед? Я так старалась порадовать тебя. Мясной пирог, картошка, морковка… и имбирный пряник. Тебе это не понравилось. Но я знала, что ты любишь это; дело в том, что ты как-то по-особому морщишь брови, если тебе что-то нравится. Думаю, что я единственный человек, который понял, что это признак осторожности. Словно ты не хочешь, чтобы кто-нибудь знал, что ты чувствуешь на самом деле.

Он пришел в себя так же, как относился к жизни, — без колебаний. Глаза его внезапно открылись, светлые и ясные.

— О, ты очнулся — очень тихо сказала она.

Он бросил взгляд на стакан с водой, который стоял поблизости, и она тут же поднесла его, осторожно придерживая голову.

Она не произнесла ни слова, пока он долго и жадно пил. Откинувшись на подушку, он расслабился, а она поставила стакан на стол.

Он следил за ней глазами.

Она провела ладонью по белой вышивке на простыне.

— Роуленд, ты должен быть гораздо осторожнее в будущем. Я не могу потерять тебя. Я слишком многое потеряла.

Он приложил палец к ее губам, заставляя ее замолчать.

— Нет, — возразила она, — я должна высказаться. Я знаю, почему ты это сделал: хотел спасти меня и отомстить за моего отца, — но я бы радостно жила даже при условии существования на свете этого монстра, а вот жить без…

— Элизабет, — хрипло перебил он.

— Да? — Она смахнула волосы с его лба. — Ты еще очень слаб. Хочешь бульону?

Он покачал головой, не спуская с нее глаз.

— А чего ты хочешь? — Она поправила подушку.

— Просто посиди рядом.

Она чувствовала, что он чего-то хочет.

— Может, намочить тряпку?

— Ш-ш-ш, — побормотал он.

Она сдалась. И утонула в его глазах. Она никогда не видела такого ясного взгляда.

Внезапно он свел брови.

— Я сожалею, что опоздал, — пророкотал он.

— Опоздал?

— Опоздал сказать тебе. — Он закрыл глаза.

— Ой, ты устал. Я не уйду от тебя. Я буду здесь, когда ты снова проснешься, и тогда…

— В течение долгого времени, — шепотом проговорил он, открывая глаза, — я был замурован в черноту, лишенную всего, кроме жерновов времени, которые перемалывают все в вечную пыль. — Он сделал паузу. — До тебя.

У нее сдавило горло.

Он собрался с силами и продолжил:

— Я не спас тебя, Элизабет. Как раз наоборот. Ты явилась и помогла мне увидеть темную клетку, которую я соорудил вместо сердца.

Она схватила его руку и легонько сжала, как бы говоря этим прикосновением то, что она не могла выразить словами.

— И тогда я решил. Отныне я предпочитаю быть счастливым, черт побери. Я не буду вести себя так, как раньше.

— Роуленд, — прошептала она.

— Я люблю тебя, — просто сказал он.

Она ошеломленно смотрела на него.

— Я ни когда не думала, что ты…

— Что?

— Что ты скажешь мне, — прошептала она.

— Я знаю. — Он притянул ее к себе настолько, что ее лицо оказалось в дюйме от его лица. — А это стоило ожидания, миссис Мэннинг?

— Да. — Она прикоснулась губами к его губам. — Это похоже на суфле.

— Что? Сплошной воздух и ничего существенного?

— Вовсе нет. — Она засмеялась. — И откуда ты что-то знаешь о суфле?

Он обхватил ладонями ее лицо.

— Последние два часа ты делилась со мной рецептами. Хотя мне больше нравились рассказы о твоем детстве.

— Я тоже люблю тебя, мистер Мэннинг, — пробормотал она.

Он притянул ее к себе, превозмогая боль.

— И слава Богу.

Эпилог

Три недели спустя…


«Дорогой мистер Мэннинг (или наконец лорд Балреал?)!

Я надеюсь, вы понимаете, какую исключительную честь я оказываю вам, посылая это письмо раньше, чем написала своему собственному внуку. И не думайте, что я пишу вам лишь потому, что Хелстон, вероятно, находится на полпути в Вест-Индию.

Когда две недели назад распростилась со всеми вами, я знала, что еду не в Корнуолл. И по блеску в ваших глазах мне показалось, что вы единственный, кто это понял. Полагаю, что должна высказать вам благодарность сейчас (поскольку не сделала этого тогда) за то, что вы настояли, чтобы мистер Лефрой лично правил лошадьми во время моего путешествия.

Но осмелюсь сказать, что я должна вам гораздо больше, сэр.

Я должна поблагодарить вас за то, что вы лучше, чем кто-либо другой, объяснили мне настоящий метод достижения своей мечты. Я никогда не забуду ваших слов: «Я не остановлюсь, пока не добьюсь того, чего хочу». Да, они врезались в мою память, и я повторяла их всю дорогу по пути в Шотландию.

Мне понадобилось более пятидесяти лет, чтобы усвоить этот урок, но я понимаю, что именно этого хотела судьба, ибо иначе я не вышла бы замуж за герцога Хелстона, у меня сейчас не было бы моего внука и я никогда не встретилась бы со вдовами, составившими замечательный круг друзей, о котором леди способна лишь мечтать.

Розамунда научила меня, что можно найти счастье и после кошмарного первого замужества; Джорджина научила радоваться, когда целуешь мужчину, которого ты любила всю свою жизнь; Грейс преподала урок, как можно отдать ради любви все; Элизабет научила меня мужеству, и, наконец, Сара убедила, что никогда нельзя терять надежду.

И в заключение, мистер Мэннинг, я советую вам (поскольку мой внук не слушает мои лекции) найти группу вдовушек, чтобы самому взять несколько жизненных уроков. Вы можете научиться у них терпению или по крайней мере воздержанию от употребления весьма выразительной лексики английского языка. Не смейтесь надо мной. Я вполне допускаю, что Элизабет любит вас таким, какой вы есть.

Если я не притупила у вас интерес к моему писанию (а я подозреваю, что это так), попрошу вас проинформировать моих друзей, что мистер Браун и я поженились, как и собирались много лет назад. И ничто для моих ушей не кажется столь странным, как мое новое имя.

Зимой мы хотим совершить путешествие в Корнуолл и проведем неделю с Сарой и Пирсом в их любимом имении на севере Озерного края.

Самую важную информацию я приберегла на конец.

Когда мы приедем следующей весной в город, я ожидаю, что вы презентуете мне в качестве свадебного подарка пару самых лучших пони, а также фаэтон. Это справедливо, поскольку я подарила вам Весперс… и Элизабет.

Всегда ваша, с искренней благодарностью,

миссис Браун».


Роуленд подавил улыбку. Ему не нужны были орды вдовушек, чтобы научиться терпению. Все эти три недели Элизабет ухаживала за ним. Он оказался ее пленником в собственной постели.

— О чем письмо? — Его красавица жена поставила на край стола поднос и подтянула второе кресло.

— Ей очень нравится быть миссис Браун.

Изумрудные глаза Элизабет весело заискрились.

— О, я так и знала!

— Что это такое? — спросил он, с сомнением глядя на поднос. — Разве мы еще не обедали?

— Десерт, — невинно ответила она.

— В самом деле? И что за десерт? — пробормотал он скорее с покорностью, чем с надеждой.

Она сдернула с большого серебряного блюда салфетку, открыв огромную гору… земляники.

— Я умею сдержать обещание. Я сказала тебе, что принесу землянику, когда ты поправишься.

— Я поправился спустя три дня после того, как застрелил Пимма, — сухо сказал он.

— Нет. Ты три дня был в бреду. Ты и сейчас еще недостаточно поправился, но…

Он заворчал.

— Но, — улыбнулась она, тем самым давая возможность появиться ямочкам на щеках, которые ему так нравились. — Нуда ладно.

— В чем дело, mhuirnin? — Ему так хотелось затащить ее к себе на колени и зацеловать, однако он еще не мог это сделать. Он лишь взял ее ладонь и поцеловал.

— У меня есть для тебя новость — нечто такое, что следует отпраздновать.

— Гм? — пробормотал он, занятый поцелуями.

— Помнишь, мы с тобой говорили, что никогда не захотим снова увидеть интерьер Карлтон-Хауса?

Почему женщины болтают о бальных залах, когда перед глазами такая отменная земляника?

— Ну, так вот, сейчас мы можем терпимее отнестись к этому. — Ее голос приобрел ту застенчивость, которую он просто обожал.

Он сдвинул брови.

— Видишь ли, если это будет дочка, она будет представлена… — Она замолчала. — Роуленд? Роуленд, дорогой, с тобой все в порядке?

— Дочка? — прохрипел он. Куда пропал весь воздух из комнаты?

— Или сын, — шепотом сказал она, опускаясь рядом с ним на колени.

Господи, он мечтал снова оказаться в постели. Зачем он захотел ее покинуть?

Она была ясновидящей. Его идеальная жена.

— Давай, я помогу тебе.

Он отмахнулся, преисполнившись решимости сделать это самостоятельно. Элиза улыбалась, и ее глаза счастливо поблескивали.

— Я думаю, что вы кое-что забыли, миссис Мэннинг, — шепотом сказал он.

Она наклонилась, чтобы поцеловать его.

Он схватил ее, не обращая внимания на боль. Отныне он никогда не выпустит ее из поля зрения.

— Землянику…

Ее смех был похож на смех тех ангелов, которых он видел.

— Ты должен отпустить меня, если хочешь земляники, — шепнула она.

— Я хочу тебя, — проворчал он.

Примечания

1

Понимаешь, друг? (исп.)

2

Придворный чин, заведующий королевскими конюшнями.


home | my bookshelf | | Секреты скандальной невесты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу