Book: Наследница в его постели



Наследница в его постели

Тамара Леджен

Наследница в его постели

Глава 1

Помолвка леди Виолы Гэмбол и маркиза Бамфа была давнишним делом, устроенным их почтенными родителями, когда невеста еще нежилась в колыбельке, а жених скакал на деревянной лошадке по детской. К тому времени, когда Виола научилась ходить и говорить, ее знакомые настолько свыклись с этим фактом, что никто не счел нужным поставить ее об этом в известность. В результате она узнала о своей счастливой участи не раньше, чем ей исполнился двадцать один год и замысел ее отца начал претворяться в жизнь.

Будучи особой весьма своенравной, она тут же впала в неистовую ярость. Вопреки всеобщим ожиданиям, ее старший брат, герцог Фэншо, не отбыл по срочному делу, а остался дома, выжидая, пока уляжется буря.

Когда на следующий день Виола спустилась к завтраку, он сидел за столом, поглощая, как обычно, бифштекс с яйцами, окруженный сворой собак, жадно скуливших у его ног.

Известный в кругу друзей как Дикон, герцог был невысок ростом и полноват. Его лысая голова сидела на плечах по-лягушачьи плотно, без намека на шею. Одежда, хоть и дорогая, была заляпана соусом и изрядно потрепана, отражая пристрастие Дикона к еде и деревенской жизни. Его отец женился на деньгах, что в полной мере проявилось в некрасивом лице сына, с которого не сходило бодрое выражение.

Мать Виолы, напротив, была красавицей, и эта красота передалась ее дочери практически без вмешательства генов отца. У нее была безупречная кожа, чуть смугловатая для англичанки благородного происхождения, выразительные глаза темно-голубого оттенка, черные, вьющиеся от природы волосы и изящный, высокомерно задранный носик. Когда она улыбалась, никто не мог устоять перед ней. В данный момент Виола не улыбалась, но, как с удовлетворением отметил ее брат, по крайней мере, не бранилась.

– Вот и ты,– жизнерадостно произнес он.

– Вот и я, – буркнула Виола, направившись к буфету, чтобы взять себе еды. Собаки кинулись следом, окружив юбку ее костюма для верховой езды. Виола бросила им ветчины, но, как отметил Дикон, без души. Еда ее тоже не интересовала, судя по маленькому кусочку рыбы, который она положила себе на тарелку.

– Ты что, не собираешься, есть? – забеспокоился он, когда она села за стол. – Тебе понадобятся силы для свадебной ночи. Мужчины, знаешь ли, настоящие животные.

Виола бросила на него хмурый взгляд, сдвинув темные брови. Когда она хмурилась, то выглядела как юная королева, строящая планы возмездия.

– Я не голодна, – холодно отозвалась она.

– Не голодна? – изумился Дикон. – Ты не притронулась к ужину. Помнится, ты была слишком занята, швыряя в меня посудой.

Крышка от супницы не попала в цель, но воспоминания были достаточно яркими.

– Это несправедливо, – заявила Виола, отодвинув свою тарелку.

– Несправедливо, – согласился герцог. – Но я не имею никакого отношения к этой помолвке. Так что у тебя не было причин швырять в меня крышками. Если тебе не терпелось отвести душу, надо было швырнуть ее в нашего отца. Это он устроил твой брак, а не я.

– Каким образом? – поинтересовалась Виола. – Он умер.

– И хватит глупостей, юная Виола, – строго сказал Дикон. – Незачем носиться по дому и швыряться посудой только потому, что ты помолвлена.

– Я не помолвлена! – взорвалась она. – Я не желаю выходить замуж. Я вполне счастлива, живя здесь с тобой и собаками.

– Ты не выглядишь счастливой, – возразил он.

– Потому что я несчастна, – заявила Виола. – Я не привыкла к тирании. Недопустимо, чтобы отцы управляли своими детьми из могилы.

– Но он раздобыл для тебя маркиза! – возмутился Дикон.

– А кто его просил об этом? – мрачно осведомилась она.

– Но почему бы тебе, не выйти за Бамфа? – поинтересовался герцог. – Рано или поздно тебе все равно придется выйти замуж. Так почему не за маркиза?

– И ты еще спрашиваешь? – вопросила Виола, нахмурившись еще больше.

Дикон покачал головой.

– Будь же благоразумной, Виола. У меня нет на примете герцога, а до графа ты сама не снизойдешь.

– Но почему я вообще должна выходить замуж? – требовательно спросила она. – У меня есть дом, здесь, с тобой. Я не бедна, не скучаю, не чувствую себя одинокой. Мне не нужен муж.

– Это связано с наследованием, – уклончиво отозвался герцог. – Ты не поймешь.

– Ты хочешь сказать, что тебе нужен наследник, – презрительно бросила Виола. – Почему бы тебе, не позаботиться о нем самому?

Дикон залился жарким румянцем.

– Потому что я не могу, вот почему, – огрызнулся он. – Дерзкая девчонка! А теперь будь паинькой и ешь свою рыбу. В Ирландии, между прочим, голодают дети.

– А что произойдет, если я откажусь выйти за лорда Бамфа? – поинтересовалась Виола.

Дикон опешил.

– Виола! Ты связана обещанием отца. Я понимаю, что это довольно гнусно по отношению к тебе, но ты должна сделать все, что в твоих силах. Если будет слишком тяжело, ты всегда можешь вернуться домой – после рождения моего племянника, разумеется. Боюсь, это единственный способ получить твои деньги, – добавил он.

– А что с моими деньгами? – резко спросила Виола.

– Тебе следовало выслушать адвокатов, прежде чем выходить из себя, – укоризненно заметил он. – Все очень просто. Если ты не выйдешь за лорда Бамфа, ты не получишь свои деньги.

Последовало продолжительное молчание, пока Виола пыталась вообразить жизнь без денег. Подобное существование едва ли стоило того, чтобы жить.

– Что он за человек? – спросила она, наконец. – Кто? – тупо переспросил Дикон.

– Бамф, конечно, – нетерпеливо сказала она. – Хотя бы красивый?

Дикон пожал плечами.

– Откуда мне знать? Я никогда с ним не встречался.

– Ты хочешь сказать, что ничего не знаешь о нем?! – вскричала Виола.

Дикон ощетинился.

– Я знаю, что он маркиз. Это не пустяк. Остальное мы узнаем, когда познакомимся с ним, – сказал он. – Возможно, он тебе даже понравится.

– Еще чего! – раздраженно бросила она. – Я поставлю себе целью, чтобы он мне не понравился.

– Хватит дуться, – примирительно сказал Дикон. – Не будь такой мрачной. Он прислал тебе письмо. Разве это не любезно с его стороны?

– Это зависит от содержания, – заметила Виола. – И что он пишет?

– Надеюсь, ты не думаешь, что я читаю твои письма? – возмутился Дикон. – Я даже не прочитал письмо, которое он прислал мне. Принеси письма, Джем, – велел он лакею.

Лакей быстро вернулся с двумя письмами на серебряном подносе. Письмо, адресованное Виоле, представляло собой свернутый вдвое запечатанный листок бумаги, зато герцогу предназначался большой конверт.

– Почерк неплохой, – пробормотала Виола, положив письмо на стол и распечатав его с помощью ножа. – Но орфография!

– Наверняка это его секретарь, – отозвался Дикон. – Никто из них не умеет грамотно писать.

– Ты только послушай! – воскликнула Виола, не отрывая глаз от письма. Ее щеки порозовели от негодования. – «Долгие годы, дорогая, я жил, затаив дыхание в предвкушении счастливого события, которое наконец-то наступило».

– Он не мог жить все эти годы, затаив дыхание, – фыркнул Дикон. – Давно бы умер.

– Он признает, что знал об этой нелепой средневековой договоренности – цитирую – много лет! И, тем не менее, – сердито продолжила Виола, – это его первое письмо. Он даже не удосужился навестить меня. Ни разу не прислал подарка. Будь он истинным джентльменом, приехал бы в Йоркшир лично, чтобы предложить мне руку. Это тип не имеет понятия об элементарной учтивости, – подытожила она. – Я не могу выйти замуж за такого мужлана! Но тогда я останусь без денег. А я не хочу быть бедной!

Дикон встал и проследовал к буфету, чтобы положить себе ветчины и почек, которые всегда следовали в его меню за бифштексом и яйцами.

– Не понимаю, зачем избегать того, что все равно произойдет, – рассудительно заметил он, пробираясь назад к столу через целый выводок догов, далматинцев, шпицев и мопсов.

– Не понимаешь? – переспросила шокированная Виола.

– Нет, – искренне ответил Дикон, облизывая пальцы. – Неужели ты думаешь, что Адам просил руки Евы у Господа после того, как тот даровал ее ему? Конечно, нет. Так что не сердись, юная Виола, – примирительно добавил он. – Читай свое письмо. Десять к одному, что это страстное послание, полное признаний в любви.

– Ты ошибаешься, – холодно отозвалась она. – Нет здесь никаких признаний, и, слава Богу. Его сиятельство всего лишь призывает меня к себе. Я должна немедленно отправиться в Лондон! Похоже, он принимает меня за разновидность багажа. О, он согласен жениться на мне в первую неделю июня в церкви Святого Георгия на Ганновер-сквер в Лондоне – по особому разрешению. Не больше и не меньше.

– В первую неделю июня? Но в это время у нас праздники, – возразил Дикон. – А потом начнется охота на куропаток. Ты не можешь выйти за него раньше октября.

– Если вообще выйду, – заявила Виола, швырнув письмо собакам. – Что касается церкви Святого Георгия, то пусть женится где ему угодно. Я выйду замуж в Йоркском соборе, где меня крестили и где не понадобится такой вульгарной и неестественной вещи, как особое разрешение. Уж лучше сбежать в Шотландию! Такое ощущение, будто он нарочно хочет унизить меня, а ведь мы еще даже не женаты!

Дав выход чувствам, она несколько успокоилась и взяла свою чашку с шоколадом.

– А что лорд Бамф пишет тебе?

Дикон сломал печать на адресованном ему конверте. Внутри оказалась пачка листков, исписанных убористым почерком, – именно то, что ему меньше всего нравилось обнаруживать в конвертах. Но ради сестры он взял верхний листок, который оказался титульным, и прищурился, вчитываясь.

– О нет, – произнес он, наконец. – Меня тоже вызывают в Лондон, клянусь Богом. Чтобы обсудить прилагаемый документ. – Он свирепо уставился на пачку листков. – Твой брачный контракт, Виола. Тридцать чертовых параграфов! Мне жаль адвоката, которому придется читать все это.

Виола вскочила на ноги.

– Сколько денег он хочет?

– Судя по всему, много, – сказал Дикон. – Но ты стоишь того, дорогая.

– Скорее он думает, что это он стоит того! – воскликнула она, подбежав к брату. – Не подписывай, Дикон, ни в коем случае.

– Я не такой дурак, как тебе кажется, юная Виола, – обиделся Дикон. – Я ничего не подписываю без совета с адвокатом, – добавил он, пока Виола просматривала документ. – Не беспокойся, дорогая. Адвокаты во всем разберутся.

– Этот старый дурак! – пробормотала Виола, имея в виду семейного адвоката. – Мистер Пибоди не способен разобраться даже в собственных носках. Это не брачный договор, – пожаловалась она, – а акт о безоговорочной капитуляции! Это рабство. Он хочет все, чем я владею или буду когда-либо владеть. Я не собираюсь принимать его условия.

– Надеюсь, он не претендует на Лайонс? – встревожился Дикон. Лайонс был поместьем, унаследованным Виолой от матери, к которому герцог питал особую привязанность.

Виола прошествовала к камину и швырнула предложение лорда Бамфа в огонь, разворошив пламя кочергой.

– Я же сказала тебе, что он мне не понравится. Герцог был ничуть не меньше возмущен претензиями лорда Бамфа.

– А я скажу тебе, что он не получит твой охотничий домик! Лайонс имеет лучшие охотничьи угодья во всей Шотландии. Я могу отдать ему свою сестру, но, будь я проклят, если позволю отстреливать своих уток, Виола!

– Конечно, не получит, – заверила его Виола. – Я не из тех жалких женщин, которые согласны каждую неделю, клянчить у мужа свое жалкое содержание. Даже если мне придется выйти замуж за этого кретина, чтобы получить свое состояние, это мое состояние, и я не намерена расставаться с ним! Надо его как-то утаить. В конце концов, он не знает, чем я владею. Я могла бы дать ему тысяч десять фунтов, а остальное оставить себе.

– Возможно, он не знает о Лайонсе, – подхватил Дикон. – Мы не обязаны говорить ему о его существовании.

Виола принялась беспокойно расхаживать по комнате, размышляя вслух.

– Эти старые адвокаты слишком, мягкотелы, – посетовала она. – Мне нужен менее совестливый человек. Лучше даже совсем бессовестный. Бездушный, алчный, не стесняющийся грязных приемов. Есть у нас такой на службе? – поинтересовалась она, с сомнением глядя на брата.

Дикон задумался, пережевывая пищу.

– Вообще-то да. Дев. Виола остановилась.

– Дев? – осторожно переспросила она.

– Дев, – повторил он. – Девайз. Не знаю, насколько он алчный, но я слышал, как его называли всем, что ты перечислила. Собственно, его называли гораздо хуже.

– Ладно, не дразни меня, – сказала Виола, усевшись на стул. – Рассказывай все, что тебе известно об этом образце совершенства.

– Да нечего рассказывать, – пожал плечами Дикон. – Дев – биржевой маклер. Он управляет нашими деньгами.

Виола издала стон.

– Дикон, это война, – заявила она. – Никто не начинает военные действия с тупым оружием. Вряд ли маклер что-нибудь смыслит в законах. А у Бамфа наверняка полно ловких адвокатов.

– Зачем тебе адвокат? – возразил Дикон. – Всем известно, что закон против женщин. По закону жена – собственность мужа, как и ее имущество.

– Ты прав, – признала Виола. – Но что может в таком случае сделать мистер Девайз?

Дикон пожал плечами.

– Полагаю, что-нибудь хитрое и непорядочное.

– О, вне всякого сомнения! Но захочет ли он обойти закон?

– Он сделает больше – он его нарушит, – заявил Дикон с нескрываемой гордостью. – Я же сказал тебе, что он биржевой маклер. Власти не оставляют попыток засадить его в тюрьму, но не могут ничего доказать. Закону он не по зубам. Слишком умен.

– Правда? – произнесла Виола, явно под впечатлением.

– Но это дорого ему обходится, – печально заметил Дикон. – Когда я встретил Дева, он был цветущим парнем. А теперь от него осталась одна тень. Я с трудом его узнаю. Бледный и тощий, как книжный червь.

– Меня не волнует, как он выглядит, – перебила его Виола. – Ты доверяешь ему? Прежде чем заняться с этим типом незаконными делишками, я должна быть уверена, что на него можно положиться.

– Положиться? – фыркнул Дикон. – Да будет тебе известно, что его отец – барон.

– Значит, мистер Девайз – джентльмен? – недоверчиво произнесла Виола.

– Я только что сказал тебе. Его отец – пэр королевства.

Виола вздохнула.

– Джентльмен нам не поможет, Дикон! Джентльмен связан кодексом чести. Твой мистер Девайз скорее поможет Бамфу.

– Только не Дев, – возразил Дикон. – Ты несправедлива к нему, Виола. Он не связан никаким кодексом чести. Он ненавидит общество, а общество ненавидит его. Говорят, он продал душу дьяволу, но, возможно, это просто суеверная чепуха. Думаю, все его просто боятся.

Это звучало интригующе. Виола была невысокого мнения об умственных способностях своего брата, но порой его посещали здравые мысли.

– Ладно. Давай пошлем за ним, – решила она. Дикон покачал головой.

– Ничего не выйдет. Он не приедет. Я много раз приглашал его в Фэншо, но он слишком занят в Лондоне.

Виола недоверчиво улыбнулась.

– Чем? Делает деньги?

– Он как-то сказал, что занимается этим из интереса, хотя не представляю, что любопытного он находит в биржевых операциях. Впрочем, каждому свое. Он получает интерес, а мы – деньги. Все счастливы, не считая, конечно, бедолаг, которые попадаются ему на пути, но это их проблемы.

– Дикон, – сказала Виола, – если мистер Девайз состоит у нас на жалованье, значит, он должен выполнять наши требования. Попроси его безотлагательно приехать в Йоркшир.

Дикон поежился.

– Ты что, боишься его? – поинтересовалась Виола, забавляясь.

– Нет! Ты не понимаешь, Виола, – отозвался герцог с негодованием. – Дев – гений. А гении нуждаются в деликатном обращении. Его успех основан на математических расчетах.- Зачем нам рисковать собственными деньгами, вмешиваясь в его образ жизни?

– Понятно, – сказала Виола. – Ну, раз твой гений не может приехать сюда, придется тебе отправиться к нему. Завтра же.

– Чтобы я поехал в Лондон?! – воскликнул Дикон. – В разгар сезона? Виола, если я появлюсь в Лондоне, на меня начнется охота как на дикое животное. Я не просто твой старший брат. Я единственный неженатый герцог во всей Великобритании! Я буду находиться в постоянной опасности.

Глаза Виолы могли увлажняться и принимать умоляющее выражение, если это соответствовало ее целям.

– Это же мой брачный договор, Дикон. Если мы пустим это дело на самотек, я стану собственностью мужа. Ты же не хочешь, чтобы с твоей сестрой обращались как с вещью?

Дикон задумался.

– Разумеется, нет, – неохотно признал он. – Но почему бы ни поехать тебе?

– Мне нужно заказать свадебный гардероб в Йорке, – объяснила Виола.

– Ты можешь купить все в Лондоне, – возразил Дикон. – Только, умоляю, не заставляй меня ехать туда. Женщины так свирепы. У меня от них головная боль.

Но Виола стояла на своем.

– Весь Йорк будет оскорблен, если я куплю свой свадебный гардероб в Лондоне. Кроме того, если я появлюсь в Лондоне, лорд Бамф решит, что я прибыла по его нелепому вызову. Пусть он не думает, что леди Виола Гэмбол у него на побегушках.



– Зато я на побегушках, – проворчал Дикон. Виола направилась к двери.

– Я на тебя рассчитываю, Дикон, – сказала она, помедлив у двери. – Постарайся не испортить все дело.

– Когда я что-нибудь портил? – возмутился он. Проводив сестру взглядом, Дикон снова переключился на еду.

– Какой ужас, Джем, – произнес он несчастным голосом. – С этим нужно что-то делать!

– Миледи, кажется, немного огорчена, ваша светлость, – согласился лакей.

– Что? – Герцог озадаченно моргнул. – Я говорю о ветчине, Джем. Похоже, она несвежая. Забери ее от греха подальше.

– Конечно, ваша светлость. Принести другую? Герцог недовольно уставился на него.

– Конечно, – сказал он. – Иначе я не стал бы говорить об этом.


Глава 2

Расположенный в глубине Грин-парка, лондонский особняк лорда Бамфа больше походил на загородное поместье, чем на городскую резиденцию. Подъездная аллея от ворот до белого фасада здания была достаточно длинной, чтобы Белинда Белфри успела рассмотреть неказистую карету герцога Фэншо.

Облаченная в черное кружево, вдовствующая маркиза Бамф сидела за секретером в своем будуаре. На ее красивом лице не было и намека на румяна. Леди Бамф терпеть не могла черное – почти так же, как своего покойного мужа, – но старалась выглядеть как можно проще, чтобы не лишить свою дочь шанса стать герцогиней, отвлекая внимание герцога на себя.

– Когда стану герцогиней Фэншо, я одену всех своих лакеев в розовое, – вздохнула Белинда, разгладив складки розовой юбки и трогая шелковую розу, вплетенную в волосы.

– Да, любовь моя, – рассеянно отозвалась леди Бамф. Тем временем карета герцога подъехала к дому.

– Мама, он выходит из кареты, – сообщила Белинда, прижавшись вздернутым носиком к стеклу. – Мама! Он в брюках!

Рука маркизы дрогнула, оставив чернильную кляксу на странице.

– В брюках! – воскликнула она. – Ты наверняка ошиблась, детка. Только торговцы и банковские клерки носят брюки.

– Скорее, мама! – воскликнула Белинда, вскакивая. – Он входит в дом.

Леди Бамф размашисто подписала письмо, и мать с дочерью спустились вниз, в гостиную, чтобы встретить гостя.

При виде женщин гость убрал карманные часы, на которые нетерпеливо поглядывал. В отличие от знакомых Белинде герцогов, этот был очень хорош собой, с аристократическими чертами, квадратной челюстью и самыми выразительными голубыми глазами из всех, что ей приходилось, видеть. По сведениям Белинды, герцогу должно было быть далеко за сорок, но во плоти он выглядел не старше двадцати пяти лет. Невероятно, но он не был толстым. И, что совсем невероятно, он оказался высоким и стройным, с фигурой, идеально подходившей для партнера по танцам. Его каштановые волосы были слишком коротко подстрижены, и, на вкус Белинды, он был слишком просто одет, но эти несущественные недостатки были легко поправимы и с лихвой компенсировались его красивыми глазами.

– О, вы красивы! – воскликнула она, едва успев присесть в ответ на его приветствие. – Какое облегчение! Я так рада.

Леди Бамф тоже не осталась равнодушной к внешности молодого человека, но сохранила трезвую голову.

– Я должна извиниться за восторженность моей дочери, – сказала она, улыбнувшись. – Она молода и непосредственна. Жаль, что мы не можем следовать ее примеру и говорить все, что приходит нам в голову, – дерзко добавила она, играя жемчужным ожерельем у себя на шее.

Не догадываясь, что его приняли за его нанимателя, Джулиан Девайз слабо улыбнулся в ответ на восторги Белинды, пропустив мимо ушей намеки ее матери.

– Лорд Бамф дома? – поинтересовался он, обращаясь к вдовствующей маркизе. – Как вам, возможно, известно, я прибыл по поручению леди Виолы Гэмбол, чтобы обсудить условия ее брачного договора.

Леди Бамф ощутила укол раздражения, но Джулиан был так красив, что она не могла не повторить попытку.

– Возможно, когда обсудите дела с моим сыном, вы позволите мне показать вам парк, – предложила она игривым тоном. – Там множество живописных мест.

Джулиан иронически улыбнулся.

– Боюсь, когда я закончу с делами, вы охотно отправите меня в преддверие ада.

– О нет! – воскликнула Белинда, воспринявшая его слова всерьез.

Леди Бамф кокетливо рассмеялась.

– Такой мужчина, как вы, желанный спутник, куда бы он ни направлялся, – заметила она, не сводя с него жадного взгляда.

– Вы очень добры, – твердо сказал Джулиан. – Но я приехал по делу к лорду Бамфу. Если его сиятельства нет дома, я заеду в другой раз.

– Пожалуйста, останьтесь, ваша светлость. Мой сын немного задерживается, – быстро продолжила она, когда его глаза сверкнули, – но скоро присоединится к нам. Прошу прощения за неудобство. Позвольте предложить вам чашечку чаю.

– Вы ошибаетесь, – мрачно отозвался Джулиан. Вдовствующая маркиза моргнула.

– Ошибаюсь, ваша светлость?

– Я не «ваша светлость», – решительно сказал он. – Я... финансовый советник герцога, Девайз.

В голосе леди Бамф послышались пронзительные нотки:

– Вы не герцог Фэншо?

– Нет, миледи.

– С вашей стороны было очень скверно вводить нас в заблуждение, – заявила леди Бамф, смущенная тем, что кокетничала перед смазливым ничтожеством. – Вам следовало представиться, как только вошли в дом!

– Прошу прощения за свою оплошность, – сухо отозвался Джулиан.

– Где же его светлость? – требовательно спросила она.

– Его светлость задержался в саду по зову природы, – ответил он, указав головой в сторону французских окон.

Вдовствующая маркиза слегка отпрянула.

– Вы хотите сказать, что он... На моей террасе?

– Скорее, в ваших кустах, – невозмутимо сказал Джулиан.

– В моих рододендронах? – ахнула она, устремившись к французским окнам, за которыми появился грузный силуэт.

– О нет, – печально произнесла Белинда, глядя на настоящего герцога, который проследовал внутрь, потирая руки. – Толстый и лысый, как обычно. Это что у него на сюртуке? Кровь?

– Подливка, – успокоил ее Джулиан. Глаза Белинды наполнились слезами.

– Ну почему все получается не так, как хочется?

– Такова жизнь, – философски заметил Джулиан, протягивая ей чистый носовой платок. – Всегда обманывает наши ожидания.

Леди Бамф шагнула навстречу герцогу, скрывая раздражение за ослепительной улыбкой.

– Милорд! Как вы нашли мои рододендроны?

– Затруднительно, но я справился, – бодро ответил герцог, отводя взгляд от ее пышной фигуры. – Вам следовало бы поговорить с садовником по поводу кустарника, мадам. В Фэншо мы обычно обдираем колючки.

– Мои розы! – ахнула она, побледнев. – Как вы могли? Вы настоящее чудовище!

– А, Дев, – сказал герцог, обходя чересчур нервную и явно неуравновешенную особу. – Где Бамф? Я не могу торчать здесь весь день.

– Бамф еще не приехал, – сообщил Джулиан.

– Что значит, еще не приехал, Дев? Уже почти десять. Я чертовски проголодался.

К этому моменту леди Бамф достаточно пришла в себя, чтобы сохранять самообладание.

– Мой сын задерживается, ваша светлость, – сообщила она. – Он скоро будет. Может, мы выпьем чаю, пока ждем Руперта, ваша светлость? Белинда, позвони.

– С пирожными? – оживился герцог. – С удовольствием.

Едва Белинда коснулась колокольчика, как в комнату вошли два лакея. Один нес серебряный поднос с чайными принадлежностями, другой – складной столик, который и установил перед креслом леди Бамф.

– Располагайтесь на диване, рядом с Белиндой, ваша светлость, – предложила она герцогу.

Пока герцог наслаждался пирожными, Джулиан непринужденно беседовал с Белиндой, отметив красоту дома и окружающего парка, где так легко затеряться, оставаясь в двух шагах от Пиккадилли. Но леди Бамф была начеку, заподозрив в нем ловкого охотника за состоянием, вознамерившегося соблазнить ее дитя, чтобы завладеть широко разрекламированным приданым Белинды в пятьдесят тысяч фунтов.

– Терпеть не могу этот парк, – заявила Белинда, надувшись. – Здесь чувствуешь себя отрезанной от всего мира. Я предпочла бы обычный городской дом. Мне хочется быть в гуще событий, а не прятаться в лесу. Мама, мы не могли бы отказаться от аренды?

– От аренды? Выходит, его сиятельство не владеет этим домом? – пробормотал Джулиан. – Интересно. – Вытащив из кармана блокнот, он сделал в нём пометку – не потому, что не надеялся на свою память, а чтобы поставить на место леди Бамф.

И это ему удалось.

– Мой сын ищет подходящий дом, – резко бросила она. – А где живете вы, мистер Девайз? – ядовито осведомилась она.

– На Ломбард-стрит, миледи, – сообщил он, ничуть не смущаясь, что называет свой скромный адрес.

– Никогда не слышала о такой улице, – презрительно фыркнула леди Бамф. – И где это?

– В Сити, миледи.

– В Сити! Я думала, там живут только евреи и торговцы.

– Да, это не Вест-Энд, – согласился Джулиан с раздражающей невозмутимостью.

– Неужели все мужчины в Сити носят брюки? – спросила Белинда с любопытством.

– Практически все, – последовал шокирующий ответ. – Для тех, кто зарабатывает себе на жизнь в грязи и угольной пыли Сити, белые шелковые чулки не самый практичный предмет одежды. И, по-моему, нелепо расхаживать по столице в сапогах для верховой езды. Я не приближался к лошади с тех пор, как уволился из армии.

Белинда испустила счастливый вздох.

– О! Вы служили в армии, мистер Девайз? Должно быть, у вас полно увлекательных историй, которые вы могли бы рассказать.

– Ни одной.

Белинда опешила, пока не заметила веселые искорки в его голубых глазах.

– О, вы дразните меня! Представляю, сколь великолепно вы выглядели в военном мундире. Вы служили в кавалерии? – спросила она с надеждой.

– Нет, хотя и ездил верхом.

Это замечание озадачило Белинду, но ее мать поняла.

– Вы хотите сказать, что были офицером? – насмешливо произнесла она. – В мое время только джентльмены могли получить офицерский чин.

Герцог вручил Белинде свою пустую тарелку и облизал пальцы.

– Мадам, да будет вам известно, Дев – джентльмен, – сердито заявил он. – Его отец – барон.

Глаза леди Бамф расширились.

– Так вы тот самый мистер Девайз? – ахнула она. – Сын лорда Девайза?

Джулиан слабо улыбнулся.

– Да, имею такую честь.

– Вы тот тип, который обрушил «Чайлдс банк»! – провозгласила она обвиняющим тоном, величественно поднявшись на ноги. – Как вы посмели даже показаться среди приличных людей? Вы лишили средств некоторых из моих лучших друзей! Я знаю вашу мать, – продолжила она, злобно сверкая глазами. – Представляю, как она гордится вами.

– Конечно, гордится, – вставил герцог. – А вы разве не гордитесь своим сыном? Кстати, где он? Чем скорее он женится на моей сестре, тем быстрее я обзаведусь племянником.

Выдавив улыбку, леди Бамф снова села.

– Уверена, он уже на подходе, ваша светлость, – любезно отозвалась она. – Ему не терпится встретиться с вами... и леди Виолой, конечно. Какая жалость, что она не приехала в Лондон.

– Нет, Дев, – твердо сказал герцог, когда Джулиан открыл рот, собираясь вмешаться. – Я сам. Моя сестра категорически отказывается приезжать в Лондон, – объявил он, стряхивая крошки бисквитного пирожного со своего жилета. – Если ваш сын хочет жениться на ней, то должен приехать в Йоркшир и сделать все как полагается.

Закончив свою речь, он посмотрел на Дева.

– Это я предложила Руперту пригласить леди Виолу в Лондон, – сообщила леди Бамф. – Мне казалось, что она с удовольствием проведете нами лондонский сезон. Теперь я понимаю, что мое вмешательство привело к недоразумению. Не вижу причин, почему бы Руперту не отправиться со мной и Белиндой в Йоркшир, если таково желание леди Виолы.

– Но, мама! – запротестовала Белинда. – Руперт сказал, что если леди Виола не послушается его, он заставит ее пожалеть об этом, когда они поженятся. У него очень вспыльчивый характер, – поведала она Джулиану, который снова сделал пометку в своем блокноте. – И потом, мама, сейчас пик сезона. Мы пропустим очень важные события, если уедем. Не думаю, что в Йоркшире есть что-нибудь интересное. Руперт сказал, что это край света. Леди Бамф бросила обеспокоенный взгляд на блокнот Джулиана.

– Чепуха! – резко бросила она. – Руперт никогда не говорил ничего подобного. Что касается меня, то мне не терпится увидеться с моей будущей дочерью. Мы с радостью отправимся в Йоркшир, как только соберемся.

Примирившись с обстоятельствами, Белинда с надеждой поинтересовалась, будет ли мистер Девайз сопровождать их.

– Боюсь, работа не позволит мне покинуть Лондон, леди Белинда, – учтиво ответил Джулиан.

Белинда скорчила недовольную гримаску.

– Работа! Неужели вы еще не сделали себе состояния?

– Боюсь, что нет, – ответил он, убирая блокнот.

– Но вы же обрушили тот дурацкий банк! – удивилась она.

– Я делаю состояния для других людей, а не для себя, – объяснил он. – Это мой образ жизни.

– Виола хочет венчаться в Йоркском соборе, – сообщил герцог. – Вы против, леди Бамф?

– Вовсе нет, – любезно отозвалась она. – Йоркский собор – прекрасный выбор.

– И первая неделя июня не подходит, – заявил герцог, удивляясь, что все идет так гладко. – Это наши праздники. А потом начинается сезон охоты.

– Ах да, – сказала она. – У вас же есть охотничье поместье в Шотландии.

– Нет, – отрезал герцог, побагровев.

– По-моему, оно называется Лайонс, – стояла на своем вдова. – Леди Виола унаследовала его от своей матери, Луизы Лайон, известной красавицы.

– Говорю вам, нет никакого поместья! – рявкнул герцог, резко поднявшись, и отошел к окну, поманив за собой Джулиана. – Дев, – прошептал он напряженным тоном, – старуха каким-то образом узнала о Л айонсе.

– Она просто пытается прощупать почву, – сказал Джулиан. – Предоставьте это мне.

Но герцог не мог успокоиться. Он был на грани того, чтобы покинуть дом, когда дверь гостиной внезапно распахнулась, и в комнату вошел Руперт Белфри, третий маркиз Бамф, похлопывая по бедру парой желтых кожаных перчаток.

– Мой сын! – гордо объявила леди Бамф. Облаченный в бордовый фрак, белые лосины, жилет из парчи и блестящие сапоги со шпорами, маркиз являл собой образец модного лондонского денди. С тщательно расчесанными бачками и золотистыми завитками волос, живописно падавшими на лоб, он был почти так же красив, как его мать.

– Представляешь, Руперт? – сказала леди Бамф. – Его светлость пригласил нас погостить в Йоркшире. Ну, разве это не замечательно?

– Можете ехать с Белиндой хоть завтра, – снисходительно отозвался маркиз. – Если, конечно, ты считаешь, что у нее есть шанс захомутать его. Я, разумеется, останусь в Лондоне. Этот сезон даже лучше прежнего, я разрываюсь между приглашениями.

Леди Бамф изобразила свою самую лучезарную улыбку.

– Но, дорогой, эта поездка даст тебе возможность, ближе познакомиться следи Виолой, прежде чем вы поженитесь в Йоркском соборе этой осенью. Наверняка это важнее, чем несколько светских приемов и балов.

– Если моя будущая жена хочет узнать меня лучше, – раздраженно заметил он, – она должна приехать в Лондон, как я велел. Я не собираюсь ехать в Йоркшир. Чего я там не видел? Деревенских олухов? А свадьба состоится в церкви Святого Георгия в июне.

При этих словах герцог, ослепленный великолепием маркиза, вспомнил о своей роли в этом спектакле.

– Но Виола хочет венчаться в Йоркском соборе, где ее крестили, – сообщил он.

Лорд Бамф обратил на него холодный взгляд.

– Кто вы, к дьяволу, такой?

– Герцог Фэншо, но вы можете звать меня Дикон, если пожелаете.

Маркиз взял монокль и оглядел герцога с головы до ног.

– Не может быть! – заявил он. – Я не верю.

– Это правда, Руперт, – сказала его мать.

Лорд Бамф молчал, созерцая своего будущего шурина с явным недоумением. В тучном лысом герцоге не было ни единой черты, позволяющей предположить, что его сестра – одна из самых красивых нерест в королевстве. Не имея ничего против женитьбы на женской версии герцога ради ее солидного приданого, молодой маркиз не желал, чтобы его лондонские друзья стали свидетелями этого счастливого события. Наверняка они будут безжалостно издеваться над ним, как это могут только лондонские денди.

– Пожалуй, будет лучше, если мы обвенчаемся в Йорке, – сказал он после долгой паузы. – Вряд ли мои друзья потащатся в такую даль, чтобы присутствовать на моей свадьбе.

– Вот и прекрасно! – воскликнул герцог. – Все идет как по маслу, Дев.

Проследив за его взглядом, маркиз, наконец, обратил внимание на Джулиана, точнее, на его брюки, и опять прибег к помощи монокля, чтобы изучить их с выражением крайнего изумления.

– А кто вы, сэр? – произнес он насмешливым тоном.

– Это мистер Девайз, – охотно сообщила Белинда. – Он живет в Сити и работает на герцога, потому что должен зарабатывать себе на жизнь, хотя он и сын барона. И он считает нелепым носить сапоги для верховой езды в городе.

Маркиз ощетинился.

– Это не сапоги для верховой езды. Это гессенские сапоги.

– Прошу прощения, – отозвался Джулиан. – Мне следовало сказать, что я считаю нелепым подражание английских джентльменов немецким наемникам. Лорд Бамф побагровел.



– Мне следовало бы вызвать вас на дуэль за подобную наглость.

– Это не сделает тебе чести, дорогой, – встревожилась леди Бамф. – Мистер Девайз всего лишь биржевой маклер герцога. Умоляю, не расстраивайся по пустякам.

Маркиз презрительно скривился.

– Я не стреляюсь с биржевыми маклерами, – бросил он. – И не принимаю их в своей гостиной. Почему этот тип здесь?

– Герцог пригласил меня, чтобы обсудить условия брачного договора его сестры, – объяснил Джулиан.

– Нечего здесь обсуждать, – заявил маркиз. – Брачный договор – это простое и ясное соглашение между джентльменами. Я никогда не допущу, чтобы хотя бы частичка имущества моей жены осталась вне моего контроля. Она будет получать содержание – при хорошем поведении.

Дикон округлил свои бледно-серые глаза.

– По-вашему, женщины – это разновидность движимого имущества?

– Не передергивайте, – парировал маркиз. – Я не считаю женщин разновидностью движимого имущества. Но считаю, что с ними нужно обращаться как с движимым имуществом. Только и всего. Надеюсь, вы видите разницу?

– Я-то вижу, – отозвался герцог, – но вряд ли ее увидит Виола.

–Леди Виоле придется подчиниться моей воле, – фыркнул маркиз.

– Разумеется, леди Виола должна считаться с мнением своего мужа, – поспешно вставила леди Бамф, – но вначале ты должен завоевать ее любовь и доверие, Руперт. Когда она поймет, что ты заботишься, прежде всего, о ее благе, то будет слушаться тебя без лишних вопросов и охотно подчиняться твоим желаниям.

Герцог печально покачал головой.

– Я был бы только рад этому, мадам, но, боюсь, моя упрямая сестра, вряд ли полюбит вашего сына.

– Руперта нельзя не полюбить, – рассмеялась леди Бамф. – Женщины находят его неотразимым.

– Это правда, – скромно признал Руперт. – Я самый популярный мужчина в Лондоне.

– И я не удивлен! – воскликнул герцог с энтузиазмом. – Этот парень великолепно выглядит, правда, Дев? Какие волосы! Какая одежда! Все при нем. Осмелюсь сказать, что он даст сто очков павлину. Но должен предупредить вас, юный Руперт, – сказал он, посерьезнев, – что Виола может не оценить таких искушенных горожан, как мы с вами. Она выросла в Йоркшире, вдали от столичного лоска, и ничего не видела, кроме слуг и собак. Ей может не понравиться, когда ею командуют.

– Да она совсем дикарка! – посетовал маркиз.

– Увы, – удрученно согласился герцог. – Она брала уроки пения, но боюсь, что певица из нее никакая. Честно говоря, я предпочитаю лай собак.

– Пожалуй, будет лучше, если леди Виола останется в Йоркшире после свадьбы, – предложила леди Бамф. – Ваша сестра будет чувствовать себя несчастной в Лондоне.

– Не может быть и речи о ее приезде сюда! – воскликнул маркиз, окончательно убедившийся, что друзьям нельзя видеть его невесту. – Я еду в Йоркшир. Немедленно.

– Но, дорогой, – запротестовала его мать, – ты должен дать нам, бедным женщинам, время на сборы.

– Хорошо, – снизошел он. – Мы выезжаем на рассвете.

– На рассвете, любовь моя? – ужаснулась леди Бамф. – Так рано? Мне нужно сделать пару мелочей перед отъездом и отказаться от нескольких приглашений. Герцогиня Беркширская никогда не простит меня, если я уеду из Лондона, не предупредив ее.

– Ладно, – буркнул он. – Мы отправляемся завтра в полдень, если это тебя устроит.

– Конечно, любовь моя, – улыбнулась она. – Как скажешь.

Герцог Фэншо покинул Грин-парк в отличном настроении. Ослепленный элегантностью маркиза, он даже забыл об угрозе его любимому Лайонсу.

– Дев, – сказал он, – этот молодой человек произвел на меня неотразимое впечатление. Даю руку на отсечение, что он понравится Виоле.

Джулиан криво улыбнулся.

– Возможно. Я заметил, что женщин часто тянет к безмозглым щеголям с садистскими наклонностями.

Дикон изумленно уставился на него.

– Я говорю о лорде Бамфе, Дев. Я бы никогда не назвал его безмозглым щеголем с садистскими наклонностями.

– Нет, конечно. Ваша светлость слишком умны для этого, – согласился Джулиан. – Это была гениальная мысль – сделать вид, что он вам понравился. Тщеславие этого типа не знает границ. Какой осел!

– Ты хочешь сказать, что на самом деле он мне не понравился? – спросил герцог, озадаченный.

– Ну конечно. Вы притворились, будто очарованы им, хотя на самом деле он ваш противник и постарается надуть вас, если сумеет.

– Невероятно, – ошарашено пробормотал герцог. – Мне и в голову не пришло, что он мой противник. Мне он показался отличным парнем. Правда, его мать...

– Вот именно, – поддакнул Джулиан. – Как быстро она согласилась на Йоркский собор и перенос даты свадьбы.

– Действительно! – воскликнул герцог. – Вначале я обрадовался, но теперь вижу, что ей явно не терпелось отправиться в Йоркшир. И не забудь: ей известно о Лайонсе.

Карета выехала за ворота и двинулась в направлении Мола.

– Должен предупредить вас, – сказал Джулиан, когда они проезжали мимо королевской резиденции. – Будьте бдительны на пути в Йоркшир.

Дикон моргнул.

– С какой стати?

– Я очень удивлюсь, если леди Бамф не попытается устроить брак между вами и своей дочерью, – ответил Джулиан. – Постарайтесь не оставаться наедине с леди Белиндой.

Герцог побледнел.

– Ты хочешь сказать, что она попытается женить меня? На юной Белинде? Если это так, мне лучше отказаться от путешествия в Йоркшир.

– Ни в коем случае. Вы должны увезти их в Йоркшир, как и планировалось, – отрезал Джулиан. – Ни к чему, чтобы они дышали мне в затылок, пока я улаживаю ваши дела.

– К черту, Дев! – взвился герцог. – Меня пытаются окрутить! Я этого не потерплю.

– Следуйте моим советам, и будете в полной безопасности. Ведь до сих пор вам удавалось оставаться холостяком? – напомнил ему Джулиан.

Дикон сделал глубокий вздох, стараясь успокоиться.

– Я одного не понимаю, – признался он, – почему должен увезти их из Лондона?

– Мне надо переоформить собственность леди Виолы, – терпеливо объяснил Джулиан, – чтобы будущий муж не мог наложить лапу на ее состояние. Но мне незачем объяснять все это вам, герцог.

Дикон жил в постоянном страхе, что кто-нибудь догадается, что он не так умен, как пытается выглядеть.

– Конечно, все и так понятно, – поспешно согласился он. – Видимо, мне нужно подписать кое-какие бумаги?

– Нет, пока достаточно доверенности. Разумеется, я буду вести подробные записи обо всех своих действиях.

Дикон ужаснулся.

– В этом нет никакой нужды. Я тебе полностью доверю.

– Спасибо, герцог. Я очень ценю ваше доверие. Дикон покраснел и поспешно сменил тему.

– Но, Дев! Что, если Виоле и впрямь понравится этот Руперт? Что, если она захочет отдать ему все?

– Некоторым женщинам действительно нравятся их мужья поначалу, – сказал Джулиан. – Но что будет через пару лет, когда прелесть новизны пройдет? Чувства вашей сестры могут измениться, но, если муж завладеет всем ее имуществом, у нее не останется свободы выбора, не так ли?

– Я совсем упустил из виду, что прелесть новизны проходит, – признал Дикон.

Карета повернула в сторону Стрэнда, где располагался Гэмбол-Хаус, лондонская резиденция герцогов Фэншо. Это было величественное сооружение, построенное более двух веков назад. По архитектуре, размерам и неудобству Гэмбол-Хаус мог соперничать с королевскими дворцами, но его расположение оказалось менее удачным. С юга заросший парк граничил с Темзой, которая в прошлые времена отливала серебром и кишела рыбой, а теперь приобрела бурый оттенок и пахла тиной.

– Высадите меня здесь, – сказал Джулиан, стукнув в переднюю стенку кареты. – Я доберусь до Сити пешком.

– Неужели ты не останешься на ленч? – удивился Дикон, когда карета остановилась. – Тебе необходимо поесть. Ты таешь буквально на глазах. Я настаиваю, чтобы ты остался.

Джулиан только улыбнулся.

– Здесь неподалеку есть вполне приличная таверна. Там делают отличные сандвичи, да и эль у них неплохой.

Желудок герцога откликнулся громким урчанием. Он слишком проголодался, чтобы настаивать.

– Ну, как хочешь, – проворчал он.

Джулиан надел шляпу и зашагал в сторону Флит-стрит.


Глава 3

Окруженная ворохом покупок, Виола сидела в гостинице «Голова короля» в Йорке, подкрепляясь, чаем с пирожными. Хождение по магазинам неизменно поднимало ей настроение, но на сей раз после недели, проведенной за этим приятным занятием, она чувствовала себя такой же несчастной, как и в самом начале.

– Миледи, – возразила горничная, – вы не можете отправиться в Лондон одна.

– Я не буду одна, Доббинс. Я буду в своей карете, со своим кучером, лакеями и сопровождающими. – Она состроила недовольную гримаску. – С таким же успехом я могла бы нанять оркестр и факельщиков. Весь Йорк будет в курсе того, что я направляюсь в Лондон.

– Можно воспользоваться дилижансом, – предложила Доббинс, загоревшись. – Тогда вам придется взять меня с собой. На дороге полно разбойников. Кстати, где та серебряная вилка для тостов, которую вы купили у ювелира?

Доббинс кинулась к столу, где стояли открытые коробки, и, порывшись в одной из них, извлекла серебряную вилку с удлиненной ручкой.

– Смотрите, какая острая, – воскликнула она, пробуя зубцы пальцем. – Я воткну ее в каждого, кто приблизится к вашей милости.

– Дай ее мне, – сказала Виола, разоружив горничную. – Благородные дамы не ездят в дилижансах. К тому же я не могу уехать из Йорка. Мои люди будут чувствовать себя покинутыми.

– Ничего, как-нибудь переживут, – проворчала Доббинс. – Все ездят в Лондон, миледи. Это не преступление. Мы могли бы воспользоваться почтовой каретой! – воскликнула она, оживившись. – Она останавливается здесь глубокой ночью, и нас никто не увидит.

– Выкинь это из головы, Доббинс, – строго сказала Виола. – Благородные дамы не путешествуют столь вульгарным способом, да еще под покровом ночи, как преступницы.

– Как раз сейчас в общем зале сидит молодая леди с билетом на почтовую карету, – возразила горничная. – Я слышала, как миссис Рейнолдс говорила об этом.

– Чепуха, – веско сказала Виола. – Леди не сидят в общем зале и не путешествуют по ночам.

Горничная упрямо молчала. Виола испустила протяжный вздох.

– Ладно, – раздраженно сказала она. – Позови сюда миссис Рейнолдс. Уверена, ты что-то перепутала, Доббинс. Вот что получается, когда подслушиваешь, – сурово добавила она.

Хозяйка поспешно явилась, источая запах лука и трепеща от страха.

– Миледи! – воскликнула она, почтительно присев. – Надеюсь, вы всем довольны?

– Моя горничная утверждает, будто видела в общем зале леди, – сказала Виола, фыркнув от такой нелепости, – но я уверена, что этого не может быть.

Лицо миссис Рейнолдс налилось краской. Виола нахмурилась.

– Это правда? – требовательно спросила она. Миссис Рейнолдс снова присела.

– Прошу прощения, миледи. Но мне некуда было поместить мисс Эндрюс, поскольку ваша милость заняла обе гостиные.

– Вас послушать, так я вломилась сюда без спросу, – посетовала Виола. – Я бы охотно уступила ей вторую гостиную.

– Это бедная Мэри Эндрюс, – сказала миссис Рейнолдс.

– Мэри Эндрюс! – воскликнула Виола. – Я ее знаю. Мой брат предоставил ее отцу место по моему совету.

– Викарий умер шесть месяцев назад, – сообщила миссис Рейнолдс.

– Я в курсе, – сухо отозвалась Виола. – Я не настолько далека от своих людей, миссис Рейнолдс, чтобы не знать, когда они умирают.

– Конечно, миледи, – пробормотала пристыженная хозяйка.

– Итак, вы разместили мисс Эндрюс в общем зале! – Виола покачала головой. – Так не пойдет, миссис Рейнолдс. Пусть она сейчас же придет ко мне, и принесите нам свежий чай.

Спустя пару минут явилась мисс Эндрюс, худенькая миниатюрная особа, которая была бы хорошенькой, если бы не покрасневшие от слез глаза и нос. Ее шляпка напоминала перевернутое ведерко для угля, а черное бомбази новое платье было на редкость безобразным. Вспомнив изящную девушку в муслиновом платье с узором из веточек, которой мисс Эндрюс была когда-то, Виола мягко сказала:

– Входите детка, не бойтесь. Я леди Виола.

– Мне очень неприятно обременять вас, миледи, – прошептала девушка, подавив рыдание.

– Садитесь, – сказала Виола с подчеркнутой добротой. – Вас зовут Мэри? – продолжила она бодрым тоном, когда девушка уселась. – Мэри Эндрюс?

Мэри вскинула на нее изумленный взгляд и снова потупилась.

– Миледи очень д-добра, – произнесла она запинаясь. – Я никогда не думала, что вы запомните мое имя.

– Едва ли хорошая память является признаком доброты, – сухо отозвалась Виола, за что удостоилась взгляда карих глаз, полных ужаса. – Но я не чудовище, надеюсь, – поспешно добавила она. – А теперь, моя дорогая, почему вы едете в Лондон в почтовой карете?

Печальная история мисс Эндрюс, перемежавшаяся потоком слез, заключалась в том, что ее отправили в Лондон жить с теткой, которую она совсем не знала.

– Отец поссорился со своей сестрой еще до моего рождения. Папа не одобрял мужчину, за которого она вышла замуж, и не простил ее даже после смерти ее мужа. Боюсь, моя тетя не совсем респектабельная особа, но мне больше некуда идти.

– А почему вы не остались со своей мачехой? – нетерпеливо спросила Виола.

– Она собирается поселиться у своего кузена в Глостере. Но он не богат и не может взять меня.

– Понятно. Но может, ваша тетя не так уж плоха, – предположила Виола. – Ваш отец не любил ее, но, как я заметила, священники часто думают о людях хуже, чем те этого заслуживают. Надо будет мне повидаться с ней.

Мэри пораженно моргнула.

– Вам, миледи?

– Разумеется, – отозвалась Виола. – Я собираюсь в Лондон сама, но по некоторым причинам предпочитаю путешествовать инкогнито. Так что все складывается весьма удачно. Я отправлюсь в Лондон в почтовой карете вместо вас. И заодно повидаюсь с вашей теткой, чтобы решить, годится ли она вам в опекунши. Если да, я пришлю за вами. А тем временем вы вместе с Доббинс вернетесь домой.

– У меня нет дома, миледи, – жалобно произнесла Мэри.

– Я имею в виду мой дом, – сказала Виола. – Фэншо. Доббинс поможет вам переодеться в мою одежду, и никто в Йорке не догадается, что леди Виола отправилась в Лондон.

– А что я буду делать в Фэншо, мадам?! – воскликнула Мэри в панике.

– Вы будете моей гостьей, дорогая, – объяснила Виола. – Вам нечего не придется делать. Доббинс присмотрит за вами. По крайней мере, ей будет, чем заняться, пока я в отъезде.

Спустя трое суток, туманным утром, почтовая карета из Йорка въехала во двор лондонской гостиницы. Полусонная и измученная, Виола сошла вниз по ступенькам, щурясь от неожиданно яркого света фонарей. Впервые в жизни она чувствовала себя грязной. Коротких остановок едва хватало, чтобы удовлетворить естественные потребности, не говоря уж о том, чтобы принять ванну или сменить одежду. Ее кожа зудела под нестиранным нижним бельем, голова раскалывалась. И хотя всю дорогу она не снимала с головы шляпку, все равно опасалась, что подхватила насекомых от своих попутчиков.

– Дочь священника... – долетели до нее слова кучера почтовой кареты. – Бедна как церковная мышь... Это просто позор...

Хозяин гостиницы бросил на нее сомневающийся взгляд, и его можно было понять. Приличные женщины не путешествуют в одиночестве в почтовой карете.

Никто не пришел встречать мисс Эндрюс, даже слуга, осознала Виола, ощутив легкую панику. Оказаться во дворе лондонского постоялого двора, в сотнях миль от дома, в предрассветные часы, было не слишком приятным опытом. До сих пор она, по крайней мере, могла рассчитывать на защиту охранников, сопровождавших карету. И это прием, приготовленный миссис Дин для ее юной племянницы?

Полыхая от ярости, Виола, казалось, целую вечность простояла во дворе, прежде чем к ней подошел хозяин гостиницы.

– Мисс Эндрюс? – произнес он неуверенным тоном, словно сомневался в точности сведений, полученных от кучера.

– Доброе утро, хозяин, – деловито отозвалась она. – Я бы хотела отдельную комнату. И горячую ванну с горячим завтраком, если вас не затруднит.

Для мистера Дженнингза она была загадкой. Ее тон свидетельствовал о благородном происхождении и привычке к тому, что ее желания исполняются. Ее одежда, хоть и пострадавшая во время путешествия, была отличного качества. Мисс Эндрюс не произвела на него впечатления бедной, несмотря на слова кучера. Если она не бедна, то почему приехала в Лондон в почтовой карете? Если бедна, то, как она предполагает расплатиться за кров и пищу? Что-то здесь нечисто, решил он.

Пока он размышлял, Виола достала кошелек и протянула ему шиллинг.

– Мне нужна комната, хозяин, – решительно произнесла она.

– У меня есть отличный номер с очаровательной гостиной, мисс, – сказал он, спрятав серебряную монету в карман, а вместе с ней все свои сомнения.

Хотя Виола никогда не назвала бы крохотную гостиную, куда он привел ее, очаровательной, комната была вполне приемлемой.

– Что пожелаете сначала, мисс? – поинтересовался хозяин, когда слуга принес ее багаж. – Ванну или завтрак?

Хотя в последние три дня Виола питалась хлебом и сыром, она и думать не могла о пище, пока не вымоется.

– Ванну, и мне понадобится горничная. Подойдет любая девушка, – добавила она, заметив колебания хозяина.

После ванны она снова ощутила себя человеком. Облаченная в стеганый халат из голубого атласа, она расположилась перед огнем в гостиной, чтобы высушить волосы, пока служанка наводила в комнате порядок.

Получив указание избавиться от сваленной в углу одежды, девушка бросила на Виолу недоверчивый взгляд, но молча повиновалась.

Прибыл завтрак, и Виола утолила голод, запивая жареные колбаски свежими сливками. После еды ей захотелось спать, но тут раздался резкий стук в дверь. Не успела она откликнуться, как дверь распахнулась, и на пороге появился хозяин, тащивший за ухо незадачливую служанку. Он втолкнул девушку в комнату, и она приземлилась у ног Виолы.

– Вас обокрали, мисс! – прорычал он. – Я поймал ее с вашей одеждой в руках.

Хотя Виола была аристократкой, ей не нравилось дурное обращение со слугами.

– Я отдала ей эти вещи, – сердито сказала она, помогая плачущей девушке подняться на ноги.

Хозяин растерялся.

– Что вы имеете в виду?

– Она останется, – заявила Виола, доставая из кошелька очередной шиллинг. – Отныне эта молодая особа находится под моим покровительством.

– Должен сказать, что вы слишком много себе позволяете для дочки священника, – заметил хозяин, пряча монету в карман.

– Возможно, – сказала Виола. – А теперь можете идти.

– Вы еще пожалеете о своей доброте к этой никчемной вертихвостке, – предсказал он. – Она ни одного дня не проработала нормально.

Виола открыла для него дверь.

– В таком случае вы должны радоваться, что избавились от нее, – любезно отозвалась она. Закрыв за ним дверь, она повернулась к девушке. – Извини, что причинила тебе беспокойство.

Девушка изумленно молчала. Никогда в жизни никто не извинялся перед ней, не говоря уж о дамах, облаченных в атлас.

– Я собиралась нанять горничную по приезде в Лондон, – продолжила Виола. – Думаю, ты подходишь для этой роли.

– Вы хотите нанять меня?! – воскликнула девушка. – Вашей горничной?

– Как тебя зовут, милая? – спросила Виола.

– Пэнси Корк... мадам.

– Значит, Корк. Полагаю, ты ничего не знаешь о том, как обращаться с одеждой.

– Я всю жизнь работала на кухне, мадам, – призналась девушка.

– Отлично, – сказала Виола. – По крайней мере, мне не придется отучать тебя от дурных привычек.

Без дальнейших обсуждений Виола снабдила девушку чистой одеждой, выбрав свое самое простенькое платье из мягкой шерсти, но Корк оно показалось нарядом принцессы. В комплект также входили шелковая нижняя юбка, батистовое белье и пара шелковых чулок.

– Если хочешь быть горничной леди, ты должна выглядеть соответствующим образом, – твердо сказала Виола. – Позже я подстригу тебе волосы и научу пользоваться зубной щеткой, но в данный момент я слишком устала и собираюсь поспать.

Она заснула, едва коснувшись головой подушки.

В Восточном Лондоне было полно церквей, и приблизительно в шесть утра все они начали звонить. При первых ударах колоколов Виола проснулась, и села на постели с бешено бьющимся сердцем. Звон был настолько громким, будто она находится внутри колокольни. Вскочив с постели, она с изумлением обнаружила, что Пэнси Корк мирно спит в кресле в соседней комнате.

– Просыпайся, – закричала Виола, тряся ее за плечо. – Гостиница горит!

Девушка вскочила. Платье Виолы было слишком длинным, и она споткнулась, наступив на юбку.

– Шесть утра! Я опоздала! С меня сдерут кожу.

В следующее мгновение она вспомнила, что больше не работает на кухне, и успокоила свою новую хозяйку: – Это всего лишь церковные колокола, мадам.

– О, – сказала Виола, чувствуя себя довольно глупо. – Ладно, раз уж мы проснулись, можно позавтракать. Позвони прислуге, если, конечно, нас услышат в таком грохоте.

Похоже, такая же мысль пришла остальным постояльцам, и им пришлось долго ждать, пока принесут завтрак. Тем временем Виола велела Корк залезть на стол и подколола подол ее юбки.

– Эти шелковые трусы щекочут, мадам.

– Они не шелковые, а батистовые. Батист – это очень тонкая льняная ткань. Первоначально ее производили в Лионе, во Франции.

– Чтоб мне пропасть! – выдохнула Корк, сраженная образованностью своей хозяйки.

Когда принесли завтрак, Виола велела ей сесть за стол, накрытый у окна.

– Когда мы вернемся домой, ты, разумеется, будешь, есть со слугами, – объяснила она, глядя в окно. – Но пока я путешествую, мне нужна компания. Что это за магазин напротив? В таком тумане не разглядишь, но, кажется, я вижу шляпу на вывеске. Шляпы очень важны, Корк...

Монолог Виолы прервал громкий стук в дверь.

– Мэри Эндрюс! Мэри Эндрюс, я знаю, что ты здесь! Сейчас же открой дверь! – яростно вопил женский голос.

Корк вскочила, но Виола жестом велела ей сидеть, и сама открыла дверь полной краснолицей женщине в короткой меховой накидке и соломенной шляпке, украшенной перьями страуса. При виде Виолы женщина замолкла, разинув от изумления рот. В розовом батистовом платье, с лентами, вплетенными в блестящие черные локоны, Виола явно была не той, кого она ожидала увидеть.

– Что вам угодно? – поинтересовалась Виола.

– Прошу прощения, мэм, – пробормотала женщина, приседая. – Я искала свою племянницу.

– А! Так вы миссис Дин? Я здесь уже более четырех часов, мадам!

Женщина вытаращила глаза.

– Ты хочешь сказать, что ты моя племянница?! – воскликнула она. – Ах ты, бессовестная девчонка!

Как я вижу, ты даже не в трауре по своему отцу. О чем ты думала, сняв номер, да еще с отдельной гостиной? Кто, по-твоему, будет платить за это? Или ты думаешь, что раз я живу в Лондоне, то богата? Ничего подобного, уверяю тебя! Виола одарила ее холодным взглядом.

– Я в состоянии заплатить за свою комнату, мадам.

– Так у тебя есть деньги? – сказала миссис Дин, повеселев. – Отлично. Но ты не должна сорить ими, Мэри, – предостерегла она. – Незачем снимать комнату, когда я проделала такой длинный путь, чтобы приехать за тобой.

– По-вашему, я должна была простоять четыре часа во дворе? – ядовито поинтересовалась Виола. – И что вы подразумеваете под длинным путем? Разве вы живете не в Лондоне?

Миссис Дин хмыкнула.

– Лондон – большой город, Мэри. Йорк не идет ни в какое сравнение с ним. – Она вплыла в комнату, прямиком направившись к столу, накрытому для завтрака. – А ты кто такая? – поинтересовалась она у Корк, взяв чайник.

– Это моя горничная, – холодно сообщила Виола.

– Служанка! В таком случае убирайся. – Столкнув Корк со стула, она заняла ее место и принялась за остатки ее завтрака. – Должна сказать, дорогая Мэри, – заметила она, жуя ветчину, – что ты гораздо привлекательнее, чем я смела надеяться. Повидав тебя в младенчестве, я никак не ожидала, что из тебя вырастет Красавица. Ты будешь отлично смотреться на лондонском рынке. Кто знает? Возможно, тебе удастся привлечь богатого джентльмена.

Виола отнеслась к ее словам скептически. Муж, конечно, как раз то, что требуется Мэри Эндрюс, но какого мужа может привлечь слезливая племянница этой вульгарной особы?

– Вы очень любезны, мадам, – сказала она, отведя взгляд от миссис Дин, жадно поглощавшей еду.

– Сколько тебе сейчас? Шестнадцать или семнадцать? – Ее хитрые глазки скользнули по фигуре Виолы, задержавшись на высокой груди. – У тебя вполне созревшая фигура для такой юной девушки! Но мужчинам это нравится.

Виола приподняла брови.

– Неужели?

Миссис Дин хитро улыбнулась.

– Ты уже собрала вещи, Мэри? Меня ждет извозчик. Виола ужаснулась.

– У вас нет кареты?

– Моя дорогая, это слишком дорого. Только богачи могут позволить себе держать карету в Лондоне. Это все равно, что иметь собственный дом!

– У вас нет собственного дома? – изумилась Виола.

– Не беспокойся, голубка, – отозвалась миссис Дин, подмигнув. – У меня надежная аренда.

К тому времени, когда миссис Дин и Виола вышли из гостиницы, сопровождаемые Корк, которая несла свой узелок, и слугой, который нес вещи Виолы, туман рассеялся и ярко светило солнце. Витрины магазинов, тянувшихся вдоль улицы, сверкали. В конце улицы Виола приметила большое здание с куполом, и ее мнение о Лондоне улучшилось. Хотя и не столь величественное, как ее любимый Фэншо, сооружение было по-своему впечатляющим.

– Чей это дом? – живо поинтересовалась она. Корк хихикнула.

– Бога, миледи. Это собор Святого Павла.

– О, – разочарованно сказала Виола, – Я думала, что он больше.

Когда кеб повернул на запад, Виола высунулась в окно, благоговейно созерцая творение человеческих рук. Она с трудом верила, что все еще находится в Англии. Наверняка Лондон был самым большим и самым деловым городом в мире. Улицы были запружены экипажами, повсюду сновали люди, мужчины и женщины, богатые и бедные, и все, казалось, куда-то спешили.

– Здесь всегда столько народу? – спросила она.

– Говорю тебе, Йорк – ничто в сравнении с Лондоном, – рассмеялась миссис Дин. – Закрой рот, ты выглядишь как неотесанная деревенщина.

Флит-стрит, казавшаяся бесконечной, перешла в Стрэнд, и Виола тотчас узнала Гэмбол-Хаус, мимо которого они проезжали. Она видела множество изображений их лондонской резиденции и считала ее самой роскошной в Лондоне.

– Как красиво! – воскликнула она, радуясь узнаваемому месту в этом огромном пугающем городе.

– Эти старые развалины! – презрительно фыркнула миссис Дин. – Никто теперь не живет на Стрэнде, – сообщила она. – Это считается немодным.

– Я бы не назвала герцога Фэншо никем, – холодно отозвалась Виола.

– Ты встречалась с герцогом? – спросила миссис Дин с любопытством. – Кажется, он предоставил твоему отцу место в своем приходе.

– Я знаю герцога, – заявила Виола. – Я его очень хорошо знаю.

– Да что ты! Он приставал к тебе? – нетерпеливо спросила миссис Дин, ткнув Виолу локтем в бок. – Я бы не удивилась, если бы он проявил интерес к такой красивой девушке, как ты. Понятно, что он привык получать все, что ему захочется. Но если он заинтересовался тобой, мы заставим его платить.

Корк уставилась на женщину круглыми глазами.

– Не понимаю, о чем это вы, – отозвалась Виола ледяным тоном. – Герцог Фэншо известен в Йорке своей незапятнанной репутацией. И никто не приставал ко мне. Никогда.

– Жаль, – заметила миссис Дин и мечтательно прикрыла глаза.

– А где живете вы, миссис Дин? – спросила Виола, не в силах заставить себя называть эту неприятную особу тетей.

– Почти в Вест-Энде, – гордо ответила та. – На Портленд-плейс. Это совсем рядом и очень удобно. Всегда полезно иметь влиятельных друзей, – добавила она с хитрым видом, кокетливо поправляя меховую накидку.

Кеб повернул на север, и запах угольной пыли и лошадиного навоза стал таким едким, что у Виолы заслезились глаза.

– Далеко до Портленд-плейс? – спросила она, вытащив платок и прижав к носу.

– Мы еще не добрались до Риджентс-стрит, – ответила миссис Дин.

Наконец, миновав Риджентс-стрит, настолько забитую транспортом, что их карета передвигалась с черепашьей скоростью, они свернули на Портленд-плейс. Дом миссис Дин располагался в конце улицы. Женщины вылезли из кареты, и миссис Дин с преувеличенным вниманием занялась своей накидкой, предоставив Виоле расплатиться с кучером.

Дом, высокий и узкий, с чугунной оградой и резной дверью, выкрашенной зеленой краской, выглядел вполне респектабельно.

Из отворившейся двери выскочил плотный мужчина средних лет, натягивая на ходу сюртук. Парик его сбился набок, а нос так распух и покраснел, что, казалось, взывал о докторе. К удивлению Виолы, миссис Дин приветствовала этого странного субъекта с веселой фамильярностью.

– Не сейчас, Долли, – отозвался он, резво сбежав с лестницы. – Я опаздываю к завтраку. Миссис Петигру это не понравится.

Впрочем, несмотря на спешку, при виде Виолы он резко остановился и оглядел ее с ног до головы. Никогда в жизни на нее не смотрели со столь откровенной похотью. Виола была слишком поражена, чтобы поставить наглеца на место.

– Привет, красотка, – сказал он. – Представь меня, Долли.

– Мистер Петигру, что вы себе позволяете? – хихикнула миссис Дин. – Это моя племянница из Йоркшира! Дочь священника. Она слишком хороша для такого, как вы. Ей нужен джентльмен, если не лорд.

Ничуть не обескураженный, мужчина совершил очередное посягательство на достоинство Виолы, подмигнув ей, и плотоядно облизнулся.

– Ах ты, маленькая шалунья, – произнес он. – С тебя станется.

Виола сунула руку в сумку, нащупывая свое единственное оружие, серебряную вилку, но он ухмыльнулся и запрыгнул в кеб, который они только что освободили.


Глава 4

Придерживая рукой занавеску, баронесса Девайз наблюдала из окошка кареты за своим младшим сыном, который шел по Ломбард-стрит. Рожденный и воспитанный как джентльмен, Джулиан, самый красивый из трех ее детей, был одет как обычный клерк – в черные брюки, черный сюртук и поистине непростительную шляпу.

Не подозревая, что за ним наблюдают, Джулиан взбежал по ступенькам обветшалого строения, на стеклянной витрине которого красовалась вывеска ростовщика, и постучал в дверь. Его впустили.

Парализованная увиденным, баронесса не шелохнулась.

– Скорее, мама! – воскликнула женщина, сидевшая рядом с ней в карете. – Он уходит.

– Ради Бога, Пердита, – осадила ее леди Девайз, опустив занавеску. – Держи себя в руках.

Она обращалась со своей единственной дочерью так, словно та была шестнадцатилетней девочкой, а не тридцатилетней замужней женщиной, матерью семерых детей. В отличие от матери Пердита с годами располнела, но по-прежнему оставалась красивой женщиной, с густыми каштановыми волосами и сверкающими голубыми глазами, которые она унаследовала от матери.

– А если он не выйдет, мама? – лукаво спросила она. – Ты войдешь внутрь?

Жизнь нанесла леди Девайз слишком много жестоких ударов, чтобы воспринимать ее с юмором, и ее младший сын был самым жестоким из них. С его привлекательной внешностью и острым умом, унаследованным, разумеется, от баронессы, Джулиан мог сделать блестящую партию, но предпочел повернуться спиной к высшему обществу и довольствовался существованием среди среднего класса.

– Не говори глупостей, Пердита, – резко бросила баронесса. – Слуга передаст ему мою записку, и он выйдет к нам.

Она оказалась права. Спустя несколько мгновений Джулиан снова появился на улице. Пердита распахнула окошко и крикнула:

– Мы здесь, Джулиан!

– Ради Бога, Пердита, – прошипела ее мать. – Тебя могут увидеть.

– Никто из нашего круга не сунется в Сити, мама. Не считая, конечно, Джулиана.

– Пожалуй, – холодно обронила баронесса, прежде чем откликнуться на стук: – Войдите.

Джулиан открыл дверцу кареты и забрался внутрь, усевшись рядом с Пердитой. При ближайшем рассмотрении его шляпа выглядела даже хуже, что думала леди Девайз.

– Где, скажи на милость, ты раздобыл это уродство?! – воскликнула Пердита.

– Купил, – ответил Джулиан, устремив свои сверкающие голубые глаза на мать. Хотя между ними не было особой любви, семейное сходство бросалось в глаза. – Я могу снять ее, если она оскорбляет твои чувства. – Он снял шляпу и пристроил ее на колено.

Баронесса прикрыла глаза от стыда. У ее сына была чудовищная короткая стрижка, распространенная среди мужчин, вынужденных – за неимением личных камердинеров – обращаться к парикмахерам.

– Непохоже, что ты купил ее, – усомнилась Пердита. – У нее такой вид, словно в ней гнездился выводок мышей. Что ты сделал с бедными грызунами?

– Не думай, что все так плохо, – слабо улыбнулся Джулиан.

– Ты не собираешься поздороваться со своей матерью? – осведомилась леди Девайз.

– Миледи, – учтиво произнес он. – Что привело вас в Сити?

Баронесса не ответила.

– На Портленд-плейс, – скомандовала она кучеру, и карета двинулась с места.

Джулиан нахмурился.

– Боюсь, у меня нет времени кататься с вами, мадам. Я работаю, как вам известно.

– Биржевым маклером, – процедила баронесса, вложив в эти два слова бездну презрения.

– Совершенно верно, мадам, – отозвался Джулиан. – Хотите проконсультироваться?

Пока баронесса приходила в себя от негодования, Пердита взяла Джулиана за руку.

– Папа очень болен, – тихо сказала она. – Врачи сомневаются, что он долго протянет.

Ироническое выражение исчезло с лица молодого человека.

– Понятно, – тихо сказал он. – Разумеется, я поеду. Баронесса фыркнула.

– Видимо, чтобы ускорить его кончину. Один твой вид убьет его на месте.

– Мама! – воскликнула Пердита, ужаснувшись.

– У меня нет ни малейшего желания стать причиной смерти отца. Не буду портить трогательную семейную сцену, – натянуто отозвался Джулиан. – Но зачем везти меня на Портленд-плейс?

– Твой отец желает перед смертью повидаться с твоим братом, его наследником, – объяснила леди Девайз.

– Алекс в... том доме, Джулиан, – добавила Пердита. – Надо вытащить его оттуда.

– А вы не пробовали постучать в дверь? – осведомился Джулиан.

– Твой брат в публичном доме, – раздраженно произнесла баронесса. – Мы не можем стучать в ту дверь.

– И не можем послать слугу, – вставила Пердита, предупреждая возражения Джулиана. – А что, если он пьяный? И не держится на ногах? Вдруг он затеет драку? Будет ужасный скандал! И как это будет выглядеть, если папа скончается, пока его сын устраивает дебош в борделе?

Джулиан вздохнул.

– Где этот дом?

– На Портленд-плейс! – произнесла баронесса негодующим тоном.

– На Портленд-плейс? – повторил Джулиан, хмыкнув. – Разве вы не там живете, мадам?

Леди Девайз горделиво выпрямилась.

– Я живу в начале Портленд-плейс, а заведение миссис Дин располагается в конце улицы, – сообщила она ледяным тоном. – Сожалею, что пришлось оторвать тебя от твоих трудов на Бирже, но это дело не терпит отлагательства, если мы хотим добраться до Суссекса засветло.

Джулиан нахмурился.

– До Суссекса? Разве отец не в Лондоне?

– Я была вынуждена приехать в Лондон без него, – объяснила ему мать. – После того, что ты сотворил с «Чайлдс банком», твой отец не смеет показаться на глаза своим друзьям в палате лордов. От твоих незаконных делишек пострадали весьма высокопоставленные особы.

– В моих делах не было ничего противозаконного, – горячо возразил Джулиан. – Все было тщательно расследовано. Если бы я нарушил закон, то давно бы сидел в тюрьме.

– А ты и должен сидеть в тюрьме, – отрезала баронесса. – Мало того, что опозорил свою семью, занявшись ремеслом, ты обрушил «Чайлдс банк» и выставил леди Джерси круглой дурой! Она даже не разговарвает со мной теперь. Из-за твоего поведения мне приходится всем и каждому доказывать свою принадлежность к высшему обществу.

– Леди Джерси не следовало браться за руководство банком ее деда, – огрызнулся Джулиан. – А тебе лучше держать свои деньги в фарфоровой копилке, чем в «Чайлдс банке».

– Все хорошо, что хорошо кончается, – вмешалась Пердита, пытаясь предотвратить ссору. – Парламент проголосовал за спасение «Чайлдс банка», мама. Говорят, леди Джерси прибегла к помощи всех своих бывших любовников. Судя потому, что я слышала, это большинство в палате лордов, – добавила она смеясь.

Баронесса бросила на них свирепый взгляд.

– Уверена, тебе удастся вернуться в высшее общество, мама, – сказала Пердита с покаянным видом.

– Вряд ли этому поспособствует интерес моего сына к брачному договору между лордом Бамфом и леди Виолой Гэмбол, – заметила баронесса. – Его мать очень недовольна. Есть ли предел твоему падению, Джулиан?

–Леди Бамф тоже твоя приятельница? – поинтересовался Джулиан.

– Маркиза была так любезна, что посетила меня, прежде чем покинуть Лондон, – гордо сообщила леди Девайз. – Она умоляла меня положить конец твоему возмутительному вмешательству, Джулиан. Она также дала понять, что ты пытался соблазнить ее дочь.

– Как тебе не стыдно, Джулиан! – воскликнула Пердита.

– Белинда Белфри еще совсем ребенок, – сдержанно отозвался Джулиан.

– Леди Бамф пригрозила, что вычеркнет меня из числа своих знакомых, если твое вмешательство в дела ее семьи не прекратится, – пожаловалась баронесса. – Учитывая, что Джерси уже против меня, мне никогда не оправиться. Двери высшего общества навсегда закроются для меня. Джулиан, ты должен проследить, чтобы лорд Бамф получил все состояние леди Виолы, когда они поженятся, иначе я погибла.

– Мадам, я работаю на герцога Фэншо. И обязан блюсти его интересы.

– Ты мой сын, – резко возразила леди Девайз. – И должен блюсти мои интересы. Какое тебе дело до леди Виолы? Лорд Чевиот встречался с ней. Нелепое и уродливое создание.

– Мама, – произнесла Пердита с укором. – Мой муж слишком галантен, чтобы назвать даму уродливой.

– Разумеется, она чудовищно уродлива, – стояла на своем баронесса. – Почему еще ее так и не представили ко двору? Одного этого факта достаточно, чтобы предположить, что она горбатая, хромая или косая. Не знаю, что именно, но определенно с ней что-то не в порядке.

– Вряд ли дело в физических недостатках, – возразила Пердита. – Иначе она не могла бы стрелять и скакать на лошади. Тони несколько раз был в их шотландском поместье, и она всегда принимала участие в охоте вместе с джентльменами. Кроме того, она играет в бильярд. В общем, ей нравятся мужские занятия.

– Это неженственно, – заявила баронесса осуждающим тоном. – Но она очень богата, – добавила она, несколько смягчившись, – а очень богатые заслуживают снисхождения.

– Ну конечно, – усмехнулся Джулиан.

– А насколько она богата, Джулиан? – поинтересовалась Пердита. – Строго между нами, разумеется.

– Я не вправе давать сведения о своих клиентах.

– Пожалуйста, Джулиан. Мы никому не скажем, правда, мама? – взмолилась Пердита.

– Конечно, не скажем, – пообещала баронесса. – Мы будем немы как могила.

– Не сомневаюсь, – сухо отозвался Джулиан. – Потому что я ничего вам не скажу.

– Говорят, у нее миллионы, – подначила его Пердита.

– Что за ахинея! – фыркнул Джулиан.

– Джентльмены так не выражаются, – одернула его баронесса.

– Зато дамы говорят все, что взбредет им в голову, – парировал Джулиан.

Карета миновала Оксфорд-стрит и свернула, наконец, на Портленд-плейс. Они выбрали удачное время, избежав утренних пробок. Было девять часов утра, представители высших классов только просыпались, и Портленд-плейс казалась пустынной.

– Нужно стукнуть три раза в дверь и назвать пароль. – Баронесса вытащила из своей сумки блокнот. – Сегодняшний пароль – «Свисток». Хозяйку заведения зовут Дин. Она бедная вдова, вся в долгах, но это не оправдание. Попроси позвать Александра Поупа. Это псевдоним твоего брата.

– Мои комплименты вашим шпионам, мадам, – сказал Джулиан, явно впечатленный.

– Приведи своего брата в презентабельный вид и отправь ко мне. И поторопись, – добавила она, когда Джулиан открыл дверцу кареты. – До Суссекса путь неблизкий. Поехали, – скомандовала она кучеру, едва Джулиан ступил на землю.

Следуя полученным указаниям, Джулиан постучал в дверь и назвал пароль слуге, который откликнулся на стук. Его впустили в холл, где стоял круглый диван, обитый алым бархатом. На ярко-розовых стенах красовались копии картин со знакомыми сюжетами: «Леда и лебедь», «Даная», «Похищение сабинянок». Общий эффект от обилия обнаженной плоти показался ему столь же эротичным, как куча старых дверных ручек.

– Я ищу Александра Поупа, – вежливо обратился он к слуге, который выглядел как бывший боксер, включая сломанный нос и сплюснутое ухо.

– Подождите здесь, – буркнул тот, указав на диван.

– А нет ли здесь отдельной комнаты, где я мог бы подождать? – поинтересовался Джулиан, бросив подозрительный взгляд на красный бархат.

Слуга открыл дверь в комнату, располагавшуюся рядом с лестницей, и двинулся вверх по ступенькам. Комната была обставлена так же кричаще, как холл, но уже с преобладанием пурпурных, а не алых тонов. В воздухе висел липкий аромат духов, смешанный с запахом дыма и табака. Со стены похотливо ухмылялись чудовищно бездарно написанные маслом сатиры с нимфами, корчившимися в экстазе, который больше походил на боль.

Шторы были раздвинуты, и через относительно чистые окна в комнату лился яркий солнечный свет. Внимание Джулиана привлек упитанный белый щенок, терзавший на ковре дамскую перчатку. Подняв лохматую голову, он бросил на Джулиана любопытный взгляд блестящих черных глаз, прежде чем вернуться к своему занятию.

Обезоруженный, Джулиан положил свою шляпу на низкий столик и опустился на корточки рядом со щенком. Он вырос в окружении мастиффов, но не испытывал неприязни к комнатным собачкам. Щенок, как он с удовольствием отметил, выглядел ухоженным, шею его украшал большой бант, повязанный на шее.

– Вот ты где, противный! – раздался женский голос за спиной Джулиана.

Вскочив на ноги, он обернулся и замер при виде высокой темноглазой красавицы. У нее была смуглая кожа, придававшая ей несколько экзотический вид, но ее английский был безупречен. Ее черные волосы были заплетены в косы, уложенные наподобие короны, но эта строгая прическа шла ей. Ему понравился ее гордо задранный носик и упрямый подбородок. Не особенно разбираясь в женской моде, он одобрил ее платье в пурпурно-белую полоску, облегавшее ее высокую грудь и намекавшее на длинные стройные ноги. Все в ней искушало, хотя она совсем не походила на доступную женщину. Совсем наоборот. У нее был такой вид, словно ее всю жизнь держали под стеклянным колпаком с надписью: «Руками не трогать». Она была такой же неожиданностью, как и щенок, и Джулиан почувствовал себя полностью обезоруженным.

– Я протестую, – сказал он, улыбнувшись. – Я совсем не противный. Точнее, не совсем противный.

– Иди сюда, Бижу, – позвала она собачку, даже не взглянув на Джулиана.

В ответ щенок покрутил хвостом и склонил голову набок.

– Не уверен, что он вас понимает, – дерзко заметил Джулиан. – Похоже, он даже не знает свою кличку.

По-прежнему не обращая на него внимания, красавица подошла к собачке, взяла ее на руки и, задрав носик, направилась к выходу.

Джулиан почувствовал себя задетым. При всей ее надменности, она всего лишь девица из борделя, и даже если ему не по средствам ее услуги, он не грязь под ее ногами.

– Куда это вы направились? – резко произнес он, преградив ей путь. – Я еще не закончил разговаривать с вами.

Девушка остановилась, устремив на него недоверчивый взгляд.

– Так-то лучше, – сказал он, довольный, что ему удалось завладеть ее вниманием. На мгновение ему показалось, что она готова его ударить, но затем она решительно двинулась вперед, очевидно, рассчитывая, что он отойдет в сторону. Поскольку Джулиан не собирался делать ничего подобного, ей пришлось остановиться буквально в шаге от него. В туфлях на высоких каблуках она была достаточно высокой, и их глаза находились почти на одном уровне. В такой близости он ясно видел, что ни ее мягкая бархатистая кожа, ни розовые губы не являются результатом косметических ухищрений. Ее глаза, казавшиеся черными на расстоянии, были темно-синими. Все инстинкты Джулиана говорили, что она слишком хороша, чтобы находиться в подобном месте, возбуждая его любопытство и желание.

– А теперь, – вкрадчиво произнес он, – давайте начнем сначала.

– Сэр! – произнесла она, нахмурившись. – Я приняла вас за джентльмена. Я ошиблась?

– Прошу прощения, – сказал Джулиан, посторонившись. – Я не знал, что вы по ошибке приняли меня за джентльмена, – продолжил он, когда она открыла дверь, собираясь выйти. – Мне показалось, что вы по ошибке приняли меня за комок грязи, недостойный элементарной вежливости.

Девушка растерянно моргнула.

– Я не хотела быть невежливой, – сказала она, покраснев. – Должно быть, вы сочли меня грубой...

– Боюсь, что да, мисс. Я всего лишь хотел вернуть вам вот это, – отозвался он, протянув ей лавандового цвета перчатку, которую отобрал у щенка. – Полагаю, она ваша?

Ловушка захлопнулась. Теперь она не сможет уклониться от разговора с ним.

– Да, – призналась девушка, потянувшись за перчаткой. Но Джулиан не выпустил ее из рук.

– Вначале поцелуйте меня, – вкрадчиво произнес он. Девушка нахмурилась.

– Вы должны извинить меня, сэр, – надменно уронила она.

Это была не совсем та реакция, на которую рассчитывал Джулиан. Он перестал улыбаться.

– За что я должен вас извинить?

– Видите ли, я недавно в Лондоне. И незнакома с лондонскими обычаями.

Он медленно улыбнулся.

– А что, в ваших родных местах другие обычаи?

– Уверяю вас, сэр, – ответила она. – В Йоркшире люди не ведут себя подобным образом. Я бы никогда не заговорила с молодым человеком, не будучи официально представлена. В Йоркшире джентльмены не препятствуют дамам, когда те хотят выйти из комнаты. И не требуют поцелуев.

Джулиан изумленно уставился на нее. Дамам? Либо она не в том месте, либо он не туда попал.

– Простите, это заведение миссис Дин?

– Да, сэр, – ответила девушка, гладя щенка, чтобы скрыть свое смущение. – Но я не имею отношения к деятельности этого дома и мне нечего сказать о его обитателях. Неужели я обязана, оказавшись в Лондоне, разговаривать с незнакомым мужчиной, – осведомилась она, вспыхнув, – и целовать его, чтобы получить назад собственную перчатку?

– Нет, конечно, – ответил Джулиан. – Я уже извинился.

– Да. – Девушка помедлила, озадаченная. – А вы... разве не постоялец?

– Нет, я никогда в жизни здесь не был. Я ищу своего брата. Его зовут Александр Поуп. Моя мать сказала, что он здесь.

– Сожалею, мистер Поуп, но ничем не могу помочь, – сказала девушка, покачав головой. – Вам придется подождать миссис Дин.

– Но мне необходимо повидаться с ним. Не могли бы вы помочь мне? Если бы вы искали своего брата, я бы вам помог.

– Полагаю, я могла бы спросить, где его комната, – неохотно согласилась девушка. – Придется разбудить миссис Дин. Боюсь, она живет по лондонскому расписанию. Подождите здесь, мистер Поуп, – сказала она, выходя из комнаты. – Я скоро вернусь.

– Спасибо, – сказал Джулиан, но она уже взбежала вверх по ступенькам, зажав белую собачку под мышкой. Он старался не смотреть на ее стройные лодыжки, но это было свыше его сил.


Глава 5

К разочарованию Джулиана, черноволосая красавица не вернулась. Вместо нее появился слуга, огромный и уродливый, который проводил его наверх, в комнату брата. Несмотря на царивший там беспорядок, комната была уютной, с камином, где тлели угли, и окном, выходившим на улицу. Высокородный Александр Девайз лежал на постели абсолютно голый, не считая скомканной простыни. Одна его рука свисала с кровати.

Подойдя к постели, Джулиан не слишком деликатно стукнул спящего своей шляпой. Когда реакции не последовало, он взял кувшин с водой, стоявший на столике рядом с кроватью, и вылил его содержимое налицо брата.

Александр подскочил на постели.

– Проклятие! – рявкнул он, моргая налитыми кровью глазами и источая запах бренди. Его темные волосы стояли дыбом, что вряд ли входило в намерения его парикмахера. Хотя ему было всего лишь тридцать четыре года, в данный момент он выглядел на все пятьдесят. Смахнув с лица воду, он огляделся.

– Джулиан, – прохрипел он, устремив на брата мутный взгляд. – Какого дьявола?

Джулиан был краток.

– Одевайся. Отец хочет видеть тебя.

– А я не хочу его видеть, – угрюмо отозвался Алекс. – Он пытается женить меня. И угрожает лишить содержания.

– Он очень серьезно болен, Алекс, – сказал Джулиан.

– Ерунда, – возразил тот. – Он никогда не болеет. Это всего лишь очередная хитрость, чтобы заставить меня жениться на Молли Пикок.

– Надеюсь, ты прав, – сказал Джулиан. – Но наша мать ждет тебя у себя, на Портленд-плейс. С Пердитой. Где твоя одежда?

Застонав, Алекс спустил ноги с кровати и принялся шарить вокруг в поисках рубашки.

Джулиан подошел к окну в ожидании, пока брат оденется.

– Ты поедешь в Суссекс? – спросил Алекс.

– Нет, – ответил Джулиан. – Я по-прежнему отлучен от дома.

– Счастливчик! – проворчал Алекс. – Будь он действительно болен, то пожелал бы видеть тебя рядом с собой, Джулиан. Ты всегда был его любимчиком. Как мне надоело зависеть от него. Он охраняет свой кошелек, как старая дева свою невинность. Я поеду в Суссекс, но будь я проклят, если позволю ему выбрать мне жену. Была только одна девушка, на которой я хотел жениться, но она умерла.

Это откровение застало Джулиана врасплох, вызвав острое чувство неловкости, словно он подслушал что-то глубоко личное.

– Мне очень жаль, – тихо произнес он.

– Она вышла за другого, – продолжил Алекс. – И умерла во время родов. К тому же она была, в общем-то, невзрачной малышкой. – Глаза Алекса внезапно налились слезами. – Я все еще помню, как держал ее в объятиях, когда мы танцевали.

– Тем не менее, – сказал Джулиан, – жизнь продолжается.

Алекс бросил на него свирепый взгляд.

– Как ты можешь быть таким черствым?

– Ты не знаешь, что такое любовь.

– Верно, – бодро согласился Джулиан, – но мне не терпится влюбиться. В твоих устах это выглядит так заманчиво.

Алекс вышел в туалетную комнату, чтобы умыться, оставив дверь открытой.

Джулиан снова повернулся к окну, наблюдая за мужчиной, который вышел из дома. Подняв воротник, и низко надвинув на лоб шляпу, он свернул на Оксфорд-стрит и скрылся из виду.

– Извини за этот приступ сентиментальности, – сказал Алекс, вернувшись. – Надеюсь, я не очень смутил тебя.

– Все в порядке, – заверил его Джулиан. – Тем более что я не слушал.

– Отлично, – сказал Алекс с явным облегчением. Все еще полуодетый, он начал бриться.

– Алекс, – задумчиво произнес Джулиан, глядя в окно. – Это бордель, не так ли?

Алекс коротко рассмеялся.

– Если нет, то я потребую свои деньги назад, – сказал он. – Почему ты спрашиваешь?

– Я встретил внизу девушку, которая, кажется, думает, что это некая разновидность пансиона, – ответил Джулиан. – Очень красивую, воспитанную и совершенно не похожую на то, что ожидаешь встретить в подобном месте. Такое впечатление, что ее воспитали как леди, – добавил он. – Она отказывалась разговаривать со мной, потому что нас не представили друг другу.

– Ах да, – сказал Алекс, зевая. – Трогательная племянница из Йоркшира. Я слышал о ней. Предположительно ее отец был священником. Он оставил дочь на руках тетки без копейки за душой. Чтобы возместить свои потери, миссис Дин выставляет ее на аукцион в пятницу. Она пыталась продать мне билет, но, боюсь, провинциальные девственницы не в моем вкусе. Хотя, говорят, она красива. И получит хорошую цену.

– Не уверен, что понял тебя, – произнес Джулиан с негодованием. – Что означает «миссис Дин выставляет ее на аукцион»?

Алекс бросил на него удивленный взгляд.

– Ты, кажется, шокирован? – сказал он. – Даже покраснел. У девушки нет ни денег, ни связей. Ее тетка в долгах. Что еще им остается? В конце концов, это бордель.

– Это варварство, – сказал Джулиан. – Не говоря уж о том, что это аморально и незаконно.

Алекс пожал плечами.

– Это Лондон.

– Алекс, эта девушка думает, что она живет в пансионе.

– В таком случае она дурочка или лгунья, – равнодушно отозвался Алекс. – Не исключено также, что твоя утонченная красотка отлично знает, что делает. И просто пытается очаровать тебя своими невинными глазками.

– В таком случае ей нужно выступать на сцене, – сказал Джулиан. – Она замечательная актриса.

– Я не стал бы особенно беспокоиться о ней, – сухо заметил Алекс. – Если она правильно сыграет свою партию, то станет любовницей очень богатого человека, который будет обожать ее и купит ей все, что она захочет.

– Побойся Бога, – сказал Джулиан. – Она дочь священника.

Алекс презрительно фыркнул.

– Так говорят. Но кто знает, правда ли это? Не хотелось бы разочаровывать тебя, Джулиан, но в борделях часто врут. Вполне возможно, что твоя утонченная красавица даже не девственница.

– А что, если она невинна? – требовательно спросил Джулиан. – Нам надо помочь ей.

Алекс вытер полотенцем чисто выбритое лицо.

– Нам?

– А если бы та девушка, в которую ты был влюблен, попала в беду? – поинтересовался Джулиан. – Разве ты не хотел бы, чтобы кто-нибудь помог ей?

Лицо Алекса потемнело от гнева.

– Леди никогда не оказалась бы в подобной ситуации, – резко бросил он. – Тебе никогда не говорили, что надо думать головой, а не другими частями тела?

– Я беспокоюсь о ее благополучии, – натянуто отозвался Джулиан. – И это никак не связано с другими частями моего тела.

– Ты слишком беден, чтобы позаботиться о ее благополучии, – парировал Алекс. – И это напрямую связано с другими частями твоего тела. Сомневаюсь, чтобы ты стал беспокоиться о ее благополучии, не будь она так красива.

– Ты циник, – обвинил его Джулиан. Алекс угрюмо рассмеялся.

– Ты тоже станешь циником лет через десять.

– Возможно, – согласился Джулиан, – но, надеюсь, мысль о том, что молодая женщина может быть продана и куплена как вещь, всегда будет мне отвратительна. Я намерен помочь ей, даже если ты отказываешься.

– Не будь дураком, – сказал Алекс. Но он говорил это себе самому. Джулиан уже вышел из комнаты.

– Я хочу поговорить с миссис Дин, – сказал он слуге, спустившись вниз.

Спустя несколько минут к нему присоединился Алекс. Он никогда не был таким красивым, как брат, но, гладко выбритый и хорошо одетый, выглядел вполне респектабельно.

– Вызови, пожалуйста, мне экипаж, – попросил он Джулиана. – Я пока еще нетвердо стою на ногах, и кошелек мой пуст.

– Экипаж ждет снаружи, – сказал Джулиан. – До дома нашей матери недалеко, но ты не в том состоянии, чтобы идти пешком.

– Спасибо, – отозвался Алекс с покаянным видом.

Взглянув вверх, Джулиан увидел спускавшуюся по лестнице женщину средних лет, предположительно миссис Дин. Алекс тоже увидел ее.

– Послушай, Джулиан, – тихо сказал он. – Не ввязывайся ты в это грязное дело. Даже если девушка невинна – в чем я сомневаюсь, – у тебя нет денег. Ты ничего не можешь сделать.

Миссис Дин подошла ближе, и Алексу пришлось прикусить язык.

– Приходите еще, мистер Поуп, – задушевно сказала она, обращаясь к Алексу. – Девушки вас обожают.

Джулиан пожал брату руку.

– Ты будешь держать меня в курсе? Я по-прежнему живу на Ломбард-стрит. Если отец захочет увидеть меня, я, разумеется, приеду, – сказал он.

Алекс пообещал прислать весточку и, бросив на брата последний предостерегающий взгляд, вышел, оставив Джулиана с хозяйкой дома.

Миссис Дин имела так мало сходства со своей племянницей, что Джулиану с трудом верилось, что они родственницы. Желтое шелковое платье так туго обтягивало ее грудь, что обильная веснушчатая плоть выпирала из отделанного кружевом выреза.

– Мистер Поуп, – проворковала она, устремив на него цепкий взгляд маленьких глазок, густо подведенных тушью. – Чем могу быть полезна?

– Меня интересует ваша племянница, – прямо заявил он. – Представьте меня ей.

Миссис Дин улыбнулась.

– Боюсь, мистер Поуп, – сказала она, явно забавляясь, – моя племянница вам не средствам. Она...

– Откуда вы знаете, что мне по средствам? – резко перебил он ее.

Миссис Дин растерянно моргнула. Несмотря на его возраст и немодную простую одежду, у красивого молодого человека были властные манеры. Возможно, он богаче, чем его брат. За свою жизнь миссис Дин видела и более странные вещи.

– Я не хотела вас задеть, – поспешно сказала она. – Но должна предупредить вас, мистер Поуп, что мисс Эндрюс уже вызвала немалый интерес. Будет непросто добиться ее благосклонности.

– Ее фамилия Эндрюс?

– Мэри Эндрюс, – подтвердила миссис Дин. – Только вчера лорд Барроубридж предложил мне за нее пять тысяч фунтов. – Ее пышная плоть затрепетала при воспоминании о столь выгодном предложении. – Он был очень разочарован, когда я отослала его прочь.

Джулиан содрогнулся.

– Барроубриджу не сегодня-завтра стукнет девяносто!

– И он не смог бы склевать ягодку, бедняжка, даже если бы от этого зависела его жизнь, – ухмыльнулась миссис Дин. – Но мне какое дело? Это деньги его милости. Он вправе тратить их как пожелает.

– Речь идет о вашей племяннице, – сурово напомнил Джулиан.

– А кто должен выгадать от красоты Мэри, как не ее родная тетка? – злобно парировала она. – Мой брат, пресвятой викарий, за всю жизнь не пошевелил и пальцем, чтобы помочь мне! Будет только справедливо, если Мэри поможет мне теперь. Все равно она, рано или поздно, окажется в чьей-нибудь постели, мистер Поуп. Я это знаю, и вы это знаете. С богатым ей будет лучше, чем с бедным. И это вам тоже отлично известно.

– Но девушка очень красива, – не сдавался Джулиан. – У нее правильная речь – почти как у леди. Наверняка вы могли бы найти ей мужа.

Миссис Дин рассмеялась.

– Мужа? С такой теткой, как Долли Дин? Боюсь, с такой родней ее репутация безнадежно испорчена. К тому же у бедняжки нет приданого. Кто женится на ней? Какой-нибудь мелкий торговец? Или безответственный авантюрист? Я сама сделала такую ошибку в молодости, мистер Поуп. Пусть мой опыт пойдет Мэри на пользу. В качестве любовницы богатого джентльмена она получит все задаром. И не смотрите на меня так, мистер Поуп! Вы знаете, что я права. Ни один джентльмен не женится на ней, а ей нужна красивая одежда и много других вещей.

Джулиан понял, что спорить со старой ведьмой бесполезно.

– Я приму участие в аукционе.

– Вот как? – Миссис Дин хитро прищурилась. – Вам придется купить билет, а он, боюсь, стоит недешево. Как вы понимаете, я должна ограничить вход для всякой шушеры.

– Сколько?

– Пятьдесят фунтов, сэр, и ни копейкой меньше, – сказала она с вызывающим видом.

Джулиан не повел и ухом.

– Вы примете чек?

– Боюсь, я могу принять только наличные.

– Это не проблема, – коротко бросил Джулиан. Миссис Дин облизнула губы.

– Деньги за билет не возвращаются, – быстро сказала она. – Это всего лишь допуск на участие в аукционе, который состоится завтра вечером. Я предполагаю начать торги с пяти тысяч фунтов.

– В таком случае я вернусь позже за билетом, – сказал Джулиан, двинувшись к выходу. – Естественно, я рассчитываю на беседу с юной леди. Могу ли я прогуляться с ней сегодня в Риджентс-парке?

– Боюсь, моя племянница занята сегодня вечером, – ответила миссис Дин. – Но вы могли бы заглянуть на чай, мистер Поуп. Я буду присутствовать, разумеется. Как вы понимаете, я не могу рисковать, выставляя подпорченный товар. Счастливчик, который ее получит, будет чувствовать себя обманутым.

Она хихикнула, и Джулиан одарил ее натянутой улыбкой.

– Но вы не должны говорить с Мэри об аукционе. Она очень робеет.

Джулиан бросил на нее острый взгляд.

– Вы хотите сказать, что она не знает, что ее выставляют на аукцион?

Миссис Дин уставилась она него, хлопая ресницами.

– Разумеется, знает, – взвизгнула она, но слишком поздно, чтобы ее словам можно было верить. – Мэри – практичная девушка. Ничто так не оберегает девственность, как личный интерес, вы согласны? – Она рассмеялась. – Надеюсь, вы не сомневаетесь, что она девственница?

Джулиан сверкнул глазами.

– Нет.

– Понятно, что если вы не сможете купить Мэри, это сделает кто-нибудь другой; – любезно продолжила она. – Я могу только надеяться, что он будет добр к ней.

– Сколько вам нужно денег, чтобы вы отказались устраивать аукцион? – осведомился Джулиан.

Миссис Дин печально покачала головой.

– Это не в моей власти, мистер Поуп. Я не могу отменить его сейчас, даже если бы вы предложили мне луну с неба. Я продала около двадцати билетов.

– В таком случае мне лучше наведаться к моему банкиру, – мрачно сказал Джулиан.

Когда он вернулся – в полдень, – миссис Дин была сама любезность.

Молодой человек так легко расстался с деньгами, что ей даже в голову не пришло, что он заложил все свои вещи, имевшие хоть какую-то ценность, чтобы собрать нужную сумму. Довольно улыбнувшись, она проводила гостя в свой кабинет, где заперла его деньги в письменный стол, выдав ему глянцевую карточку с золотым тиснением.

– Ваш билет, мистер Поуп.

Джулиан удивленно уставился на напечатанное золотыми буквами объявление об аукционе, где выставлялась Бижу, породистая сучка, пожертвованная ее королевским высочеством, принцессой Шарлоттой. Все собранные средства предназначались для благотворительных целей.

– Здесь какая-то ошибка, – раздраженно произнес он. – Мне не нужна собака.

– Это для отвода глаз, мистер Поуп, чтобы законники не придрались, – объяснила миссис Дин. – Уж очень они любят совать свой нос в дела, которые их не касаются. Пусть думают, что аукцион затеян ради глупой собачонки, доставшейся в подарок моим девушкам от кого-то из ухажеров.

Джулиан изобразил удивление.

– А как же принцесса Шарлотта? Разве это не ее подарок?

– Не будьте наивным, мистер Поуп, – рассмеялась миссис Дин. – Всем известно, что ее высочество держит шпицев. – Все еще смеясь, она села в кресло у камина, где на столике межу креслом и диваном был сервирован чай.

Заложив в числе прочего свои карманные часы, Джулиан бросил взгляд на часы, стоявшие на каминной полке.

– А где мисс Эндрюс?

– Терпение, мистер Поуп. Мэри сейчас придет. Пока они ждали, миссис Дин коротала время, подсчитывая свои грядущие доходы.

– С таким лицом или фигурой, как у Мэри, даже не представляю, насколько поднимутся ставки, – счастливо вздохнула она. – Не удивлюсь, если я смогу расплатиться со всеми долгами. А, Мэри! Вот и ты! – воскликнула она, когда девушка вошла в комнату. – Иди сюда и познакомься с мистером Поупом.

Джулиан встал, с облегчением убедившись, что с мисс Эндрюс все в порядке. Ни один волосок не выбился из ее прически, платье выглядело так, словно его только что погладили. В руках она держала белую собачку. При виде Джулиана Бижу завиляла хвостом.

Виола не ожидала, что снова увидится с нахальным типом, которого встретила утром.

– Вы! – воскликнула она.

– Ты знакома с этим молодым человеком? – насторожилась миссис Дин.

Джулиан улыбнулся Виоле, но его слова были адресованы миссис Дин.

– Я уже встречался с вашей племянницей. Но она отказалась разговаривать со мной, потому что мы не были представлены.

– Мэри! – воскликнула миссис Дин. – Как ты могла нагрубить мистеру Поупу?

– Мисс Эндрюс была образцом приличий, – поспешил вмешаться Джулиан. – Это я был груб. Но не судите слишком строго, мисс Эндрюс. Я пришел, чтобы исправить свою оплошность.

Виола обнаружила, что не может сердиться на него. Он обладал несомненным обаянием, не говоря уж о том, что был молод и хорош собой, а это редко встречалось среди постояльцев миссис Дин. И, несомненно, она предпочитала его общество компании миссис Дин.

– Думаю, по лондонским меркам, вы не так уж много себе позволили, – чопорно отозвалась она. – К тому же вы очень спешили.

– Да, но это не оправдывает плохих манер. Может, начнем все сначала? Как поживаете, мисс Эндрюс? – сказал он, отвесив поклон.

– Очень хорошо, мистер Поуп, – отозвалась она, присев. – Приятно было познакомиться.

– Мне тоже, мисс Эндрюс.

Виола села на диван и взяла в руки чайник.

– Что предпочитаете, мистер Поуп? Сахар? Молоко? Лимон? – Она не пыталась кокетничать, но в ее устах даже обычное предложение чаю звучало обольстительно.

Джулиан сел.

– Черный, благодарю вас, – сказал он, принимая чашку.

– Конечно, я бы предпочла, – продолжила Виола, наливая чаю миссис Дин, – чтобы вы были более галантны, мистер Поуп, но осмелюсь предположить, что в Лондоне мало галантности. Вы, лондонские мужчины, слишком современны для этого.

Джулиан счел нужным оправдаться.

– Вообще-то я из Суссекса, – сказал он, откусив печенье. – Но мне кажется, именно дамы положили конец веку галантности. В наше время вы просто не хотите, чтобы вас спасали. Складывается впечатление, что вы, женщины, предпочитаете общество повес и негодяев, и нам, мужчинам, приходится, как всегда, соответствовать или умирать в одиночестве.

– Чепуха, – рассмеялась она. – Уверяю вас, я не считаю повес и негодяев привлекательными.

– Но согласитесь, мисс Эндрюс, что в нынешнем обществе рыцари Круглого стола считались бы редкостными занудами.

– А их доспехи слишком тяжелыми для мебели, – согласилась Виола. – Но если серьезно, мистер Поуп, вы прекрасно знаете, что это женщины спасают мужчин.

Без облагораживающего влияния представительниц моего пола мужчины были бы ничуть не лучше диких зверей. Вы не согласны?

– Конечно, нет, – возразил Джулиан, невольно рассмеявшись. – Будь мужчины варварами по натуре, мисс Эндрюс, вам, женщинам, пришлось бы очень туго, несмотря на ваше облагораживающее влияние!

Не в состоянии понять, что молодые люди всего лишь подшучивают друг над другом, миссис Дин встревожилась.

– Моя дорогая Мэри, – взволнованно сказала она. – Ты не должна разговаривать в таком тоне с мистером Поупом. Он богатый человек. Мистер Поуп, позвольте извиниться перед вами. У моей племянницы живое чувство юмора, но, уверена, она и не думала проявлять неуважение.

– Моя тетя, похоже, считает, что вас нужно спасать, сэр, – рассмеялась Виола. – Вы боитесь меня?

– Я в ужасе, – хмыкнул Джулиан. – Видите? Я пью чай из страха перед вами.

– Очевидно. Мужчины терпеть не могут чай, – отозвалась она, с каждой минутой все более расположенная к своему новому знакомому.

– Правда? Я думал, что один такой.

– Отнюдь, – заявила Виола. – Иначе не было бы никакого подвига в том, чтобы заставлять их пить чай по утрам. Вам налить еще чашечку, мистер Поуп? – добавила она елейным тоном.

– Разве я еще недостаточно наказан? – взмолился Джулиан.

– Я вас не наказываю, мистер Поуп. Я пытаюсь сделать вас лучше, – объяснила она, наполнив его чашку.

– Понятно. Чай доведет меня до совершенства?

– Надеюсь, что нет, – мягко возразила она. – Совершенство в мужчине – непростительный недостаток. Оно не оставляет женщине простора для деятельности. С другой стороны, ваш случай настолько тяжелый, что просто не знаешь, с чего начать. Лучше бы Миссис Дин не знакомила нас. Тогда вы были бы проблемой для другой девушки.

– Но я хочу быть именно вашей проблемой, мисс Эндрюс.

– Учитывая, что вы практически не приручены, пожалуй, мне придется взяться за вас. Для другой девушки это будет слишком большим испытанием.

– Но, надеюсь, не для вас, мисс Эндрюс?

– Как знать, – улыбнулась она. – Ваш случай самый запущенный из всех, с какими мне приходилось сталкиваться. Но кто-то должен позаботиться о вас, мистер Поуп. Вы представляете угрозу для общества.

Джулиану больше не хотелось разговаривать. Только присутствие миссис Дин удерживало его от того, чтобы не схватить ее в объятия и зацеловать до потери сознания.

Что касается девушки, то она казалась довольной, в очередной раз, поставив его в тупик. Но ее ликование было недолгим. Джулиан пришел в себя, и разговор продолжился, коснувшись множества предметов. Он обнаружил, что она абсолютно несведуща в экономике, составлявшей его главный интерес в жизни, и удивительно хорошо информирована в политике, которую он презирал всей душой.

– Моя дорогая Мэри, – вторглась в их беседу миссис Дин. – Время истекло!

Виола бросила взгляд на часы. Положив собачку на диван, она протянула руку Джулиану.

– Я очень рада, что вы пришли к чаю, мистер Поуп. Он определенно пойдет вам на пользу.

Джулиан тоже взглянул на часы.

– Неужели уже прошло двадцать минут? – удивился он. Ровно столько длился обычный светский визит, и даже в Лондоне выходить за эти рамки считалось неприличным.

– Боюсь, что да, мистер Поуп, – сказала Виола. – Но завтра мы снова встретимся. На аукционе, – добавила она, когда раздался звон дверного колокольчика.

Джулиан поднялся.

– Должно быть, это лорд Саймон, – возбужденно воскликнула миссис Дин, вскочив на ноги, – Скорее, детка.

Ты не должна заставлять его милость ждать. Будь хорошей девочкой; поднимись наверх и надень шляпку. Это лорд Саймон Аскот, – пояснила она Джулиану. – Младший сын герцога Беркширского. Он повезет Мэри кататься в его великолепном фаэтоне. Из всех твоих поклонников, Мэри, его милость самый лучший. – Она распахнула дверь и выскочила из комнаты.

– Я должен ему завидовать как любимчику вашей тетки? – поинтересовался Джулиан.

– О нет, – рассмеялась Виола. В следующее мгновение, прежде чем она осознала, что происходит, его рука обхватила ее за талию и он притянул ее к себе.

– Вам угрожает серьезная опасность, – сказал он ей на ухо. – Я буду ждать вас в девять часов вечера у фонаря напротив и все объясню. Хорошо?

Виола отпрянула.

– Опасность? – насмешливо переспросила она. – Что, скажите на милость, вы имеете в виду?

– Прошу вас, доверьтесь мне, – настойчиво произнес он. – Я забочусь о вашем благополучии.

– Я родилась в Йоркшире, мистер Поуп, – холодно сказала она, – но это случилось не вчера. Вы, должно быть, принимаете меня за дурочку. И напрасно. Прощайте, сэр.

– Но я только что приехал, – заявил лорд Аскот, входя в комнату. Будучи целиком занят Виолой, он не заметил другого мужчину. – Как видите, Мэри, я явился прямо с парада. Как я выгляжу? По-моему, великолепно.

Виола не могла не согласиться. Его лицо, слишком грубоватое, чтобы считаться красивым, было, тем не менее, по-мужски привлекательным. Мундир отлично смотрелся на его высокой широкоплечей фигуре. Стальной нагрудник сверкал как зеркало. Белые лосины обтягивали его мускулистые бедра как вторая кожа. Высокие черные сапоги со шпорами были отполированы до такого блеска, что Виола могла видеть в них отражение своего полосатого платья. На его боку висела шпага, а в согнутой руке он держал серебристый шлем, увенчанный конским хвостом, свисавшим почти до пола. Виола кашлянула.

– Лорд Саймон, могу я представить вас мистеру Поупу?

Лорд Саймон резко обернулся.

– Прошу прощения, сэр! – воскликнул он не без раздражения. – Я вас не заметил.

– Ничего страшного, – любезно отозвался Джулиан. – Я готов заранее извинить вас и за это, и за все дальнейшее.

– Мистер Поуп! – произнесла Виола. – Этот джентльмен – подполковник лорд Саймон Аскот из Королевской конной гвардии.

Лорд Саймон улыбнулся.

– Я восхищен, мисс Эндрюс, – сказал он. – Не многие женщины разбираются в воинских чинах. Только вчера одна виконтесса приветствовала меня как «милорда лейтенанта Аскота».

Когда он перевел взгляд на Джулиана, его улыбка стала холоднее и не коснулась зеленых глаз, казавшихся светлыми на фоне загорелой кожи и темных волос.

– Вам следовало обнаружить свое присутствие, сэр, – натянуто произнес он.

– Мистер Поуп уже уходит, – твердо сказала Виола. – Не так ли, мистер Поуп?

– Отнюдь, – заявил Джулиан и снова уселся на диван. – Кажется, вы собирались попросить, чтобы принесли еще чаю, мисс Эндрюс?

Виола свирепо уставилась на него, возмущенная подобным нахальством.

– Вы ошиблись, мистер Поуп, – сердито сказала она. – Я собиралась на прогулку с лордом Саймоном, а вы намеревались уходить.

– Разве? Я никуда не спешу, – невозмутимо отозвался Джулиан. – Надеюсь, парад прошел без происшествий, милорд? – обратился он к лорду Саймону с насмешливой озабоченностью. – Никто не пострадал?

– Пострадал? Вы шутите? – презрительно фыркнул тот. – Идите и наденьте свою шляпку, дорогая, – обратился он к Виоле. – Вы еще не видели резвых пони, которых я купил.

Джулиан взял из вазочки миндальное печенье и надкусил.

– Я рад, что никто не пострадал, – заметил он, не переставая жевать. – Это было бы огромной потерей. Не так-то просто заменить конного гвардейца. Настоящие солдаты слишком неказисты, чтобы маршировать на парадах.

Виола ахнула от такой дерзости, а лорд Саймон понял, что больше не может игнорировать его шуточки, если не хочет упасть в глазах дамы. Он внимательно разглядывал наглеца.

– Кажется, я вас знаю, – внезапно сказал он.

– Вряд ли, – нахмурился Джулиан.

На губах лорда Саймона появилась тонкая улыбка.

– Мне показали вас в «Уайтсе». Вы там обедали с герцогом Фэншо. Вы тот самый негодяй, который обвалил банк Джерси. Вы будете отрицать это?

В третий раз за вечер Джулиан не нашелся с ответом. Лорд Саймон торжествующе улыбнулся.

– Вы ничем не лучше обыкновенного вора, сэр. По справедливости, мисс Эндрюс, этот выскочка должен сидеть в тюрьме, но, к сожалению, в законе есть лазейки, как я понял.

Но у Виолы были более важные поводы для беспокойства, чем попранная справедливость.

– Вы знакомы с герцогом Фэншо, мистер Поуп? – осведомилась она.

– Его фамилия не Поуп, – заявил лорд Саймон. – Что-то вроде Дьявола.

– Девайз! – воскликнула Виола. Ее Колени внезапно ослабли, и ей пришлось сесть. – Вы мистер Девайз? Но вы сказали мне, что вы Поуп! – произнесла она обвиняющим тоном.

– Я этого не говорил, – возразил Джулиан. – Я сказал, что моего брата зовут Александр Поуп.

Ее глаза сверкнули.

– И, исходя из этого, я должна была догадаться, что ваша фамилия Девайз?! – возмущенно воскликнула она. – О! Как глупо с моей стороны!

У Джулиана хватило совести смутиться.

– Я могу все объяснить, мисс Эндрюс, – начал он.

– Не надо, – быстро сказала Виола. – Не надо ничего объяснять.

Она не верила в совпадения и даже в судьбу. Появлению мистера Девайза могло быть только одно объяснение: должно быть, Дикон отправил его на ее поиски.

Вспомнив, как он пытался назначить ей свидание, Виола почувствовала, что ее щеки загорелись. Она решила, что он пытается соблазнить ее, тогда как на самом деле он думал лишь о том, как вернуть ее под опеку брата. Боже, она вела себя как героиня мелодрамы. Какой же самодовольной дурочкой он ее считает!

– Все и так ясно, мистер Девайз, – сказала она, стараясь говорить спокойно. – Не нужно ничего объяснять. Пожалуйста, давайте остановимся на этом.

К ее величайшему облегчению, он не стал разоблачать ее настоящее имя.

– Все знают о ваших преступлениях, сэр, – заявил лорд Саймон, презрительно скривившись. – Даже мисс Эндрюс, которая не пробыла в Лондоне и недели, наслышана о ваших гнусных делишках. И у вас еще хватает наглости приставать к этой юной леди.

– Мэри! – вскричала миссис Дин, ворвавшись в комнату. – Иди и надень шляпку! Вся модная публика уже прогуливается в парке. Быстрей, детка! Она чудесно выглядит, не правда ли, джентльмены? – радостно улыбнулась она, довольная тем, как идут дела. Чем больше заинтересованных мужчин, тем лучше для ее бизнеса.

– Мадам, – заявил лорд Саймон. – Должен сообщить вам, что этот человек – самозванец. Он не мистер Поуп. На самом деле это небезызвестный мистер Девайз, биржевой маклер герцога Фэншо. Его следует сейчас же выставить из дома.

Сообщение лорда Саймона произвело на миссис Дин совсем не то впечатление, на которое он рассчитывал. Тетка Мэри пришла в восторг.

– Герцога Фэншо? – переспросила она. – Ах, Мэри, хитрюга! Ты говорила, что едва знакома с герцогом. Но, оказывается, ты покорила его.

– Я предпочла бы, чтобы вы не говорили подобные глупости, миссис Дин, – сказала Виола, не решаясь взглянуть на мистера Девайза.

– Прошу прощения! – резко произнес лорд Саймон. – Где мисс Эндрюс могла познакомиться с герцогом Фэншо?

– Герцог предоставил отцу Мэри место в своем приходе, – гордо сообщила миссис Дин.

– Понятно, – процедил лорд Саймон, бросив свирепый взгляд на Джулиана. – Значит, вы собираетесь участвовать в аукционе от имени герцога и в его пользу?

– А как еще? – уклонился от ответа Джулиан.

– Но зачем скрывать свое имя? – не отступал лорд Саймон.

– Осмелюсь предположить, герцог желает сохранить инкогнито, – вмешалась миссис Дин. – Не беспокойтесь, мистер Девайз, ни одно слово об интересе герцога к аукциону не слетит с моих губ.

– Но как герцог узнал, что я здесь? – спросила Виола. – Вот чего я не понимаю. Определенно я не сообщала ему о своих планах.

Джулиан улыбнулся.

– Это моя обязанность, мисс Эндрюс, сообщать герцогу обо всем, что может его заинтересовать.

Ее глаза расширились и потемнели.

– Но откуда вы узнали, что я здесь? Я никому не говорила. Как вы вообще узнали, что я уехала из Йоркшира?

– У меня есть собственные источники информации, – заявил Джулиан, не моргнув глазом. – Как наниматель вашего отца, герцог беспокоится о вашем благополучии, мисс Эндрюс. И я тоже.

– Как это мило со стороны его светлости, – мечтательно произнесла миссис Дин. – Но сейчас, мистер Поуп – или Девайз, – очередь лорда Саймона наслаждаться обществом Мэри. Добро пожаловать завтра на аукцион, но сейчас вы должны уйти. – Она протянула ему руку, и Джулиану ничего не оставалось, как откланяться. Прежде чем уйти, он подошел к дивану и потрепал собачку за ухо.

Виола протянула ему руку.

– До свидания, мистер Девайз. Герцогу очень повезло иметь такого способного молодого человека на службе. Можете быть уверены, что я...

– В девять часов, Мэри, – шепнул он, поцеловав ей руку.

– Это невозможно, – выдохнула она.

Виола не имела привычки краснеть, но ее щеки вспыхнули, когда он поднял на нее свои немыслимо голубые глаза. Когда он вышел, она ощутила чувство потери, совершенно неадекватное их недолгому знакомству. Жаль, что он не лорд Бамф, подумала она, проводив его взглядом.

Словно ведомая на поводке, она подошла к окну в надежде увидеть его еще раз. Стукнула входная дверь, и мистер Девайз показался на улице. У него не было трости, он был без перчаток и даже не надел шляпу. Ветер взъерошил его коротко подстриженные волосы, а затем, словно невидимой рукой откинул назад.

Когда он свернул на Оксфорд-стрит, исчезнув из виду, Виола ощутила нелепый порыв выбежать из дома и кинуться следом.

Лорд Саймон подошел к окну и взял ее за руку.

– Пойдемте, дорогая, – сказал он, недовольно хмурясь. – Мы поедем кататься или нет?

Виола подошла к дивану и взяла собачку.

– Вы должны извинить меня, лорд Саймон, – рассеянно отозвалась она. – У меня болит голова. Пожалуй, мне следует подняться наверх и прилечь. Буду, рада повидаться с вами завтра на аукционе, – добавила она, протянув ему руку.

Его зеленые глаза гневно сверкнули, но он склонился над ее рукой, как и полагалось джентльмену.

– В таком случае до завтра, мисс Эндрюс.

– До завтра, лорд Саймон, – отозвалась она с врожденной учтивостью, но было очевидно, что мыслями она была далеко.


Глава 6

Несмотря на постоянные заботы владельцев, замок Девайз в Суссексе сохранял вид древних нормандских руин. При ближайшем рассмотрении наблюдатель с удивлением обнаруживал, что увитые плющом стены тщательно отремонтированы, крыша находится в отличном состоянии, а лестницы достаточно прочны, чтобы выдержать стадо слонов. И все же трудно было отделаться от ощущения, что замок вот-вот рухнет от внезапного порыва ветра, превратившись в груду камней. Впрочем, так он выглядел и со времен Вильгельма Завоевателя, когда первые Девайзы жарили быков в огромном камине большого зала.

Сидя перед этим самым камином, последний барон Девайз играл в шахматы со своим врачом, когда послышался скрип цепей подъемного моста. Все еще бодрый и подвижный в свои шестьдесят лет, барон проворно вскочил, потер руки и гаркнул:

– Ну, Стэндиш! Началось!

Доктор Стэндиш, страдавший в свои преклонные годы ревматизмом, был не так резв на ноги.

– Пойду, лягу, – сообщил лорд Девайз своему дворецкому. – Не забудь, последние три дня я лежал в постели при смерти. Дай мне десять минут, чтобы облачиться в ночную рубашку, а затем пусть мадам поднимется ко мне. И пришли кого-нибудь, чтобы помог Стэндишу подняться по лестнице. Он должен щупать мой пульс и качать головой, когда мадам войдет.

С этими словами барон понесся к ближайшей лестнице с проворством юноши. Ему не потребовалось и десяти минут, чтобы добежать до своей спальни, раздеться, натянуть ночную рубашку и запрыгнуть в свою большую одинокую постель.

– Плесни мне воды в лицо, чтобы казалось, будто меня лихорадит, – велел он своему камердинеру, когда в комнату внесли доктора Стэндиша, все еще сидевшего в своем кресле.

Барон и доктор могли бы продолжить свою шахматную партию – так долго мадам заставила их ждать. К тому времени, когда появилась баронесса, доктор Стэндиш успел заснуть и не смог изобразить сцену с измерением пульса своего пациента. Барон жалобно постанывал, когда его безупречная жена приблизилась к кровати. К несчастью, его милость выглядел на редкость цветущим, на фоне белых подушек, а ее милость уже вытянула из дворецкого всю правду.

– Джордж, старый мошенник, – приветствовала его она. – Я знаю, что ты не спишь.

Разбуженный звуком ее голоса, доктор Стэндиш встрепенулся и, доковыляв до кровати, принялся измерять пульс барона.

Барон оторвал от подушки свою львиную голову и уронил ее снова, словно она была слишком тяжела для него.

– Мадам? – произнес он слабым голосом.

– Перестань валять дурака! – резко бросила его жена. – Ты вовсе не умираешь. Ты даже не болен. Как ты посмел вытащить меня из Лондона в разгар сезона? Как можно быть таким эгоистом? Я была близка к тому, чтобы получить приглашение в Беркшир-Хаус! А теперь мне придется начинать все сначала.

Лорд Девайз издал страдальческий стон.

– Я дам тебе повод для страданий, старый эгоист. Я хочу, чтобы ты умер, – сказала баронесса, скрипнув зубами. – Как твоя вдова, я могла бы занять достойное место в обществе. А пока приличные люди не приглашают меня из опасения, что ты тоже явишься.

– Алекса! – Пораженный ее злобой, барон перестал притворяться. – Не может быть, чтобы ты так думала.

Вместо ответа баронесса одарила мужа свирепым взглядом.

– Меня зовут Александра, – холодно сообщила она. – А для тебя «мадам».

Барон сел, отпихнув руки доктора Стэндиша, взбил подушку и подложил ее себе под спину.

– Интересно, зачем ты вообще приехала, – проворчал он.

– Я была обязана приехать, и ты это отлично знаешь! – огрызнулась она. – Как бы это выглядело, если бы я не приехала? Люди сказали бы, что я черствая и бесчувственная.

Доктор Стэндиш, повинуясь грозному взгляду ее голубых глаз, поспешил, насколько это позволил его ревматизм, убраться из комнаты.

– Итак, Джордж, – осведомилась она. – Чего ты хочешь на этот раз?

Барон бросил на нее хитрый взгляд.

– Пердита с тобой? – поинтересовался он.

– Да. Опять беременна, – фыркнула баронесса. Барон издал нечленораздельный звук.

– А мой сын?

– Разумеется, Александр тоже здесь, – сказала она. – Привести их сюда? Они так рады, что ты оправился от очередного свидания со смертью, что, вне всякого сомнения, захотят разделить свой восторг с тобой, прежде чем уедут.

Барон почесал ухо и неловко поерзал на постели, прежде чем высказал то, что было у него на уме:

– А Джулиан?

Баронесса презрительно фыркнула.

– Он не счел нужным приехать. Видишь ли, он очень занят. Настолько, что едва нашел, пять минут для собственной матери.

В глазах барона появилось обиженное выражение.

– Он не приехал? А ты сказала ему, что я умираю? – жалобно спросил он.

– Конечно. Но ему, похоже, все равно. Мне очень жаль, Джордж, – произнесла она бесстрастным голосом. – Я знаю, что ты питал на его счет надежды, но он эгоист, непочтительный и бессердечный. Он поступил в армию, вопреки твоим желаниям, и даже не сумел отличиться во время войны.

– Он упоминался в официальных донесениях, – слабо возразил барон.

Ее глаза сверкнули.

– Но разве он удостоился титула, Джордж? Нет! После войны он даже не счел нужным извиниться перед тобой. Он не пожелал принять сан, как ты того хотел...

– Я хотел, чтобы он жил здесь, в Девайзе, – произнес барон с болью. – Почему он не вернулся домой, ко мне? Мисс Грант была бы ему хорошей женой. Как местный викарий, он имел бы три тысячи фунтов в год. Все, что от него требовалось, – это приехать домой и попросить у меня прощения. Он получил бы его без всяких разговоров. Да что там! Я бы заколол упитанного тельца в честь его возвращения.

Баронесса тонко улыбнулась.

– Вместо этого он продал офицерский патент и начал спекулировать на Бирже. Твой сын больше не джентльмен, Джордж. Для нас он мертв. Постарайся забыть его.

– Некоторые джентльмены играют на Бирже, – возразил барон.

– Для себя, – парировала она. – Не пытайся отрицать очевидное. Ради Бога, он берет процент от прибыли в качестве платы! Это ремесло, Джордж. Ремесло.

При мысли, что его собственная плоть и кровь могла пасть так низко, барон беспомощно содрогнулся.

– Джулиан, мальчик мой, – простонал он в искреннем горе.

Леди Девайз взорвалась.

– Он разбил наши сердца, лишил нас места в обществе. Он живет в Сити, по соседству с торговцами и маклерами! А видел бы ты его шляпу! – Она с трудом овладела собой.– И мне известно из надежных источников, что позавчера он посетил бордель!

– Что! – вскричал барон, встревоженный. – Джулиану не следует посещать бордели. Ему надо завести себе любовницу.

– Вряд ли он может позволить себе любовницу, – заметила его жена. – Он не может позволить себе даже приличную шляпу. Дело в том, – быстро добавила она, – что Джулиан потерян для нас навеки. Ты должен сосредоточиться на старшем сыне, твоем наследнике, и забыть о своей глупой привязанности к молодому человеку, который даже не явился к твоему смертному одру! Александр пользуется симпатией и уважением везде, где бы ни появился. Он один из самых популярных молодых людей в Лондоне.

– Но он наделал кучу долгов. Баронесса пожала плечами.

– Все джентльмены играют.

– Я предпочел бы, чтобы он этого не делал, – проворчал барон. – Похоже, он никогда не выигрывает. Ему надо жениться и остепениться. Я хочу видеть, что его жизнь устроена, прежде чем умру. Титул барона переходил к старшему сыну тысячу лет, не прерываясь. Почему он не женится?

– Как он будет содержать жену, – парировала она, – если ты сократил его содержание до минимума? Ты превратил его в посмешище в глазах друзей. Люди подумают, что мы бедны!

– А как же твое утверждение, будто он пользуется симпатией и уважением в обществе? – фыркнул барон. – Не беспокойтесь, мадам, когда мой сын женится, я назначу ему весьма приличное содержание – при условии, что одобрю его выбор.

– Ты хотел повидаться с ним? Он ждет снаружи. Барон устремил на нее мятежный взгляд.

– Джулиан не приедет, – твердо сказала она. – А вот Александр с Пердитой доказали свою любовь к тебе. Они здесь. Позволь им войти.

Он кивнул.

Пердита бросилась к кровати и поцеловала отца.

– Какой бессовестный трюк! – воскликнула она с укором. – Если ты хотел видеть нас, достаточно было сказать. Не было нужды прибегать к обману.

Барон сжал руку дочери.

– В твоем случае да, моя красавица, а вот насчет других... Я знаю, что на тебя можно положиться, Пердита. Твой пол стал разочарованием для твоей матери, ибо означал, что ей придется вернуться в супружескую постель, которую она ненавидела, но я никогда не возражал против того, что ты оказалась девочкой.

– Помолчи, Джордж, – одернула его леди Девайз.

– Мадам говорит, что ты опять беременна, – сказал барон, погрозив, дочери пальцем. – Скажи Чевиоту, пусть оставит тебя в покое и возьмет себе любовницу. Ты становишься, слишком стара для подобных занятий. Подумай о своем здоровье.

– Я не беременна, папа, – удивилась Пердита.

– Разве? – поинтересовалась баронесса. – Ты так растолстела в последнее время, что я, естественно, решила...

– Я не беременна, мама! – резко бросила Пердита, вспыхнув.

– Рада слышать это. Просто неприлично иметь семерых детей. И пятеро из них мальчики! – Леди Девайз покачала головой в отвращении. – Тебе следовало остановиться после рождения Уильяма. Если бы Александр не подхватил свинку в восьмилетнем возрасте, я бы вообще не вернулась в супружескую постель, и не было бы всех этих неприятностей с Джулианом. Но тогда нам казалось, что нужен запасной мальчик.

Барон повернулся к своему наследнику.

– А тебе нечего сказать мне, Алекс? – требовательно спросил он.

– Только то, что вы на удивление хорошо выглядите, сэр, – отозвался Алекс, отвесив поклон родителю.

Ироничный ответ привел барона в ярость.

– Надеюсь, я не оторвал вас от карточного стола, сэр? – прогремел он.

– Нет, отец. Я находился совсем в другом месте.

– Ладно. Мне нужно кое-что сказать тебе, раз уж ты здесь.

– Я весь внимание, милорд.

– Тебе пора жениться, мальчик. Мы с твоей матерью обсудили это дело. Ты женишься на Молли Пикок. Она милая девушка, а у ее отца нет наследника. Когда старый Пикок умрет, соседнее поместье перейдет к нам. Если ты женишься на ней, я удвою твое содержание. Что скажешь? Ее отец согласен.

– Я скажу – нет, – ответил Алекс.

– Нет? – изумился барон. – Это дополнительные пятьсот фунтов в год. Может, ты влюблен в кого-то? Или тебе мало денег?

– Не все покупается за деньги, милорд. Барон гневно нахмурился.

– Вот что я вижу от своих сыновей, – горько сказал он. – Дерзость, упрямство, непослушание. Самое меньшее, что ты можешь сделать для меня, это жениться на ком я скажу.

Алекс покачал головой.

– Вы отстали от времени, милорд. Никто теперь не устраивает браков. Я сам выберу себе жену.

– Ты отказываешься жениться на Молли Пикок?

– Да, сэр.

– Что ж, отлично! Я знаю, как поступить. Титул, разумеется, переходит к тебе, вместе с замком, землей и рентой. Но мое состояние принадлежит мне. – Барон потер руки. – Ты не будешь получать содержания, пока не образумишься и не женишься на Молли Пикок. А я помещу в газетах объявление, что я, лорд Девайз, более не несу ответственности за твои долги. Пердита, дорогая...

– Да, папа?

– Ты получишь двадцать тысяч фунтов. Прямо сейчас. Я предполагал разделить их между моими тремя детьми, но теперь вижу, что мои сыновья недостойны этого.

– Как мило с твоей стороны! – воскликнула Пердита в восторге, затем после неловкой паузы виновато улыбнулась. – Прости, Алекс, но, поскольку у меня семеро детей, причем все мальчики учатся, кроме Генри, боюсь, у меня не хватит благородства отказаться.

– Рад за тебя, – пожал плечами Алекс. Пердита поцеловала отца в лоб.

– Жаль, что ты не мальчик, Пердита, – заметил барон с нежностью. – Ты единственная из моих детей, кто был зачат в любви. По крайней мере, с моей стороны. Сердце вашей матери всегда было закрыто для меня. Каким же дураком я был, думая иначе. Ей был нужен только мой титул.

– И много ли добра он мне принес! – огрызнулась баронесса. – Мне следовало выйти замуж за графа.

– Ха! Вам еще повезло, что вы заарканили барона, и вы это отлично знаете, мисс Александра Линдон.

– Довольно, Джордж. А то тебя хватит удар. – Баронесса повернулась к своему старшему сыну. – Ты вернешься со мной в Лондон. Я найду тебе подходящую жену с приличным состоянием.

– Мадам! – вскричал барон. – Я хочу, чтобы он женился на мисс Пикок.

Она тонко улыбнулась.

– Кто такая мисс Пикок? Ее отец всего лишь деревенский сквайр. А ее мать? Дочь фермера! Александр – наследник баронского титула. Когда станет известно, что он ищет жену, нас завалят приглашениями из лучших домов. Представляю, как я буду, популярна весь остаток сезона. Мы сейчас же выезжаем. Пойдем, Александр. Пойдем, Пердита.

Она направилась к двери. Пердита деликатно кашлянула.

– Пожалуй, мама, я не поеду в Лондон с тобой. Я слишком надолго оставила Тони с детьми. Спасибо за деньги, папа, но мне пора возвращаться домой, в Гемпшир.

– Ты тоже покидаешь меня, – расстроился барон.

– Если бы ты тяжело болел, папа, я бы, конечно, осталась, – улыбнулась Пердита, целуя его на прощание. – Но дети нуждаются во мне.

– И во мне тоже, – быстро сказал Алекс. – Пожалуй, мне следует навестить племянников, чтобы они не забывали своего дядюшку.

– Чепуха, – заявила баронесса. – Пердита может делать все, что ей угодно, а ты поедешь со мной в Лондон. В Гемпшире ты не найдешь жену.

– Во всяком случае, во время лондонского сезона, – согласилась Пердита.

Барон откинул одеяло и встал с постели, облаченный в ночную рубашку.

– Он останется здесь и женится на Молли Пикок. – Он поедет в Лондон! – возразила баронесса.

– Он останется здесь!

Перепалка набирала силу, и Алекс с Пердитой потихоньку вышли из комнаты.

– Ты ведь не собираешься прозябать с нами в деревне? – спросила Пердита.

– Почему? – Отозвался он. – Ты теперь богатая. Самое меньшее, что ты сможешь сделать для меня, это дать мне приют.

– Ты умрешь со скуки, – предупредила она, когда они двинулись вниз по лестнице. – В это время года в Гемпшире нет никого, кроме тех, кто не может позволить себе поехать в Лондон.

– Есть немало приличных людей, которые не могут позволить себе поехать в Лондон, – заметил он. – Я, например.

– О, мама даст тебе деньги, если...

– Вот именно... «если», – перебил ее Алекс. Внизу слуги все еще вносили в дом их багаж.

– Как ты думаешь, может, нам нанять карету? – спросила Пердита.

Он покачал головой:

– Нет. Мы похитим карету у мадам и свежих лошадей у отца. Это будет только справедливо после всего, через что они заставили меня пройти. Отнесите чемодан леди Чевиот назад, в карету. Мы отбываем прямо сейчас.

– Нужно написать письмо Джулиану, – запротестовала Пердита. – Он думает, что папа болен.

– Черкнем ему пару строк на первой же остановке, – пообещал Алекс. – Не хотелось бы оставаться здесь, когда наша мать выйдет из спальни отца.

– Да уж, – поспешно согласилась Пердита.

– Кто, по-твоему, победит? – поинтересовалась она спустя некоторое время, когда карета катила в ночи. – Мама или папа? Пикок или юная дебютантка?

Алекс фыркнул.

– Ни та ни другая! Я не женюсь на Молли Пикок, чтобы отец мог прихватить еще немного земли, и не собираюсь жениться на какой-нибудь невоспитанной наследнице, чтобы наша мать могла вернуть себе место в обществе.

Пердита вздохнула.

– Вряд ли ты найдешь подходящую особу в Гемпшире. Все хорошенькие девушки отбыли на сезон в Лондон. Остались только дочери викария, их пятеро.

– Тебе следует дать бал, – сказал он, зевнув. – Иначе мне придется встречаться с каждой по отдельности. Правда, Пердита. Теперь, когда ты стала на двадцать тысяч фунтов богаче, ты не должна жадничать, лишая своих соседей маленького развлечения.

– Хорошо, – рассмеялась она. – Я дам бал, но ты должен обещать мне, что не пропустишь ни одного танца.

– Что? Я должен станцевать со всеми пятью дочерьми викария?

– Боюсь, все гораздо хуже. – В голубых глазах Пердиты заплясали веселые искорки. – Там есть еще несколько девиц на выданье. И мисс Рэмплинг, конечно. – Она тяжело вздохнула. – Терпеть не могу устраивать балы. Приходится искать джентльменов, которых всегда не хватает.

Алекс нахмурился.

– Что еще за мисс Рэмплинг? – осведомился он почти грозным тоном.

Пердита расхохоталась.

– Только не говори, что ты забыл ее. Конечно, она всегда была очень скромной, и прошло несколько лет, с тех пер как вы встречались. Но ты наверняка помнишь ее мать, леди Кэролайн Рэмплинг. Ужасная особа, вечно занятая интригами.

– Как я мог забыть?

– Так вот, теперь они наши соседи. Пять лет назад все окрестности стояли на ушах, поскольку Гэмбол-Холл наконец-то сдали в аренду, но оказалось, что это всего лишь леди Кэролайн и ее дочь, старая дева. Нам приходится общаться с ними. Будь я уверена, что леди Кэролайн откажется, пригласила бы их.

– Разве у леди Кэролайн две дочери? – поинтересовался Алекс, побледнев.

– Нет, только бедняжка Люси, которую ты забыл, – рассмеялась Пердита.

– Я не забыл ее, – отозвался Алекс. – Я не знал, что она жива.

Пердита залилась смехом.

– Алекс! Это слишком жестоко с твоей стороны, – укорила она его сквозь смех. – Конечно, она малозаметная особа, но совсем бесплотной ее не назовешь. Генри и Элиза обожают ее. В последнее время она стала для них чем-то вроде второй гувернантки. Вообще-то они привязаны к ней больше, чем к мисс Шипли. Она играет с ними в бадминтон и крокет, чего мисс Шипли не желает делать. Она даже пьет с ними чай в их домике на дереве.

Краска начала возвращаться на лицо Алекса.

– Я думал, что мисс Рэмплинг вышла замуж за своего кузена, лорда Саутвуда, пять лет назад, – сказал он с озадаченным видом.

– О нет, – заверила его Пердита. – Саутвуд слишком разборчив, чтобы жениться на девушке без денег.

– Без денег? У мисс Рэмплинг было тридцать тысяч фунтов.

– Ее отец все проиграл, – объяснила Пердита. – Именно поэтому он совершил самоубийство. А лорд Саутвуд женился на дочери лорда Уэмбли. Она умерла при родах, бедняжка.

– Знаю, – сказал Алекс. – Я послал ей венок. Выходит, я послал его незнакомой женщине.

– Правда? Я не знала, что вы с Саутвудом были друзьями.

– И как же Рэмплинги живут без денег? – поинтересовался он.

– Терпимо, – отозвалась Пердита. – Полагаю, лорд Саутвуд предоставил им небольшой доход, а герцог Фэншо сдал дом за символическую плату. Кроме того, сын леди Кэролайн депутат парламента – наверняка от одного из «карманных» округов герцога. Но Люси и ее мать слишком бедны, чтобы ездить в Лондон на сезон, как и все остальные, кого ты увидишь на моем балу.

– Я могу открыть бал с мисс Рэмплинг, если хочешь, – предложил Алекс.

– Вряд ли она придет без своей матери, – заметила Пердита. – Если вообще захочет прийти.

Конечно, она никогда не жалуется, но, полагаю, это настоящий ад – жить под одной крышей с леди Кэролайн.

– Какой кошмар, – сказал Алекс, закрыв глаза. – Лучше бы ты мне этого не рассказывала.

Они прибыли в Кросс-Мир под утро. Лорд Чевиот был рад видеть свою жену и с удовольствием услышал, что она скучала по нему во время вынужденной разлуки. Если он удивился, что его шурин решил провести с ними некоторое время, то никак этого не показал.

За завтраком Алекс объявил о своем намерении прокатиться верхом до Гэмбол-Холла и нанести визит Рэмплингам. Пердита не видела в этом никакой необходимости. Люси Рэмплинг навещала их почти каждое утро.

Шестилетние близнецы, Генри и Элиза, подтвердили, что Люси ждут в Кросс-Мире, и вопрос был решен.

– Можно, мы пойдем навстречу Люси? – попросила Элиза. Как многие хорошенькие и послушные девочки, Элизабет Чевиот не отличалась особой изобретательностью. К счастью, ее брат-близнец был всегда готов втянуть ее в разные проказы. Сегодня Генри планировал выпустить быка из загона и наблюдать с безопасного расстояния, как Люси будет бегать по лужайке, спасаясь от него.

Пердита нахмурилась.

– А разве вы не должны быть в классной комнате в это время? – строго спросила она. – Мисс Шипли будет гадать, куда это вы подевались.

– Нет, не будет, – заверил ее Генри. Как многие озорники, он был очаровательным ребенком, с ярко-голубыми материнскими глазами и густыми каштановыми волосами. Ангельская внешность позволяла ему избегать наказаний за всевозможные шалости и проступки. – Наша гувернантка лежит в постели с головной болью.

Пердита вздохнула.

– Какая неприятность, – пожаловалась она. – Надо будет попросить Люси провести уроки. Ладно. Можете пойти ей навстречу, но не дальше башни, – крикнула она им вслед, когда они бросились вон из комнаты. – До Гэмбол-Холла всего три мили, но парк очень густой. Не хватает еще, чтобы они заблудились. – Мисс Рэмплинг приедет верхом?

– Герцог держит пару верховых лошадей в Гэмбол-Холле, но совершенно напрасно. Люси не ездит верхом. Точнее, ездит, но не галопом, как принято в деревне.

– То есть она придет пешком? – резко сказал Алекс. – Три мили пешком, туда и обратно, почти каждый день?

– Да, но тебе не следует поддразнивать ее из-за пятен грязи на нижних юбках, – предупредила его Пердита. – В деревне грязь неизбежна. Пожалуй, тебе не помешает пройтись самому, – заметила она. – Свежий воздух пойдет тебе на пользу. Ты еще не забыл дорогу к башне?

Алекс не забыл, но, добравшись туда, не обнаружил никаких признаков близнецов. Зато мисс Рэмплинг шла через поле. Завидев мужчину, она надела шляпку, которую несла в руках. Это была простенькая соломенная шляпка, как и ее серое платье. Алекс снова поразился ее неприметной внешности, которую было так легко проглядеть. У нее были серые глаза и русые волосы. Она не была красавицей. Ее даже нельзя было назвать умной – во всяком случае, она не была бойкой и остроумной, что так ценилось в обществе. Зато она обладала здравым смыслом и мягким добрым нравом, но эти качества не представляли ценности в глазах модной публики.

– Мистер Девайз! – удивленно воскликнула она. Хотя она его мигом узнала, Алекс, как ни старался, не смог обнаружить в ее лице никаких признаков более глубоких чувств, в то время как его сердце билось так громко, что он опасался, что она услышит его стук.

– Доброе утро, мисс Рэмплинг, – отозвался он, отвесив ей поклон.

– Доброе утро. Я не знала, что вы собираетесь в наши края, – сказала она, приветливо улыбнувшись. – Как я понимаю, вы приехали навестить сестру?

– Да, – ответил он. – Если не возражаете, давайте войдем в башню.

Люси удивленно моргнула.

– Зачем?

– Затем, что бык вырвался из загона, – сообщил Алекс, твердо взяв ее под руку, – и направляется прямо к нам.

Башня представляла собой сооружение, имитирующее крепостную стену, с парапетом, двумя башенками по краям и аркой посередине, через которую проходила дорога, ведущая от Кросс-Мира к Гэмбол-Холлу. Алекс толкнул дверь, представлявшую собой каменный блок в стене. Тот повернулся, явив лестницу, ведущую на парапет. Изнутри стены поросли мхом, в воздухе пахло сыростью.

– Вы появились очень вовремя, мистер Девайз, – сказала Люси, когда они оказались в безопасности.

Наверху лестницы появились близнецы.

– Привет, дядя Алекс. Привет, Люси. Поднимайтесь сюда. Ужасно смешно смотреть, как Тоби и Джон ловят быка.

– Сейчас, – отозвался Алекс. – Дайте нам перевести дыхание.

Темнота и тесное замкнутое пространство придали Алексу смелости.

– Мисс Рэмплинг, – начал он нетвердым голосом. – Вы должны простить меня, что я не приехал повидаться с вами раньше.

– Мне нечего прощать, – мягко возразила она. – Глупо было рассчитывать, что мы останемся друзьями после того, что произошло между нами. Я понимаю ваши чувства, сэр. И могу лишь надеяться, что мое присутствие в Гемпшире не помешает вам навещать сестру.

– Вы совсем не понимаете моих чувств, – решительно сказал он. – Я не приезжал к вам, потому что думал, что вы умерли.

– Умерла? – тупо переспросила она.

– Ну, вначале я думал, что вы вышли замуж. А потом узнал, что вы умерли.

Люси только покачала головой в замешательстве.

– Разве вы не говорили мне, что ваша семья прочит вас за лорда Саутвуда? – требовательно спросил он.

– Моя мать очень хотела этого брака, – сказала она. – Но у кузена Альфреда были совсем другие мысли. Мне очень жаль, что вы решили, будто я умерла. Признаться, я думала.

что лишилась вашей дружбы и уважения, когда... Впрочем, не важно.

– Вы хотели сказать, когда отказались выйти за меня замуж?

– Да, – кивнула она.

– И вы никогда не сожалели об этом? – резко спросил он.

– Конечно, нет, – мягко отозвалась Люси. – Я сожалела только о потере вашей дружбы.

– Вы не потеряли моей дружбы, – заверил ее Алекс. – Собственно, мои чувства не изменились. Я никого больше не любил. И никогда не хотел жениться ни на ком другом.

– Прошу вас, не надо, – быстро произнесла она. – Подобные разговоры только причинят боль нам обоим. Я не могла принять ваше предложение тогда, не могу и сейчас.

– В таком случае я оставлю эту тему, – сказал он. – Навсегда.

– Спасибо, – отозвалась она с такой благодарностью, что Алексу захотелось отомстить ей.

– Но, как вы понимаете, я должен жениться, – небрежно произнес он.

– Конечно, – сказала Люси. – Это ваш долг.

– И вам не будет больно видеть меня женатым?

– Конечно, нет, – отозвалась она рассудительным тоном. – Вид моего доброго друга, наслаждающегося семейным счастьем, не доставит мне ничего, кроме огромного удовольствия.

– В таком случае нет причин тянуть с этим, – сердито обронил он.

– Конечно, – согласилась Люси.

– Может, поднимемся наверх? – сказал Алекс, резко сменив тему, и предложил ей руку. – И понаблюдаем за гонками?


Глава 7

Добравшись прошлым утром до Портленд-плейс с относительной легкостью, Джулиан был поражен количеством колясок и карет, заполонивших Оксфорд-стрит в пятницу. Без карманных часов, которые он заложил накануне, он мог только догадываться, который час, но можно было с определенностью сказать, что он опаздывает на аукцион. Когда кеб, в котором он ехал, в очередной раз застрял в пробке, Джулиан открыл дверцу и выпрыгнул. Бросив кучеру монету, он припустил бегом в направлении Портленд-плейс.

Когда он, запыхавшись, ворвался в гостиную миссис Дин, все участники аукциона уже заняли свои места на стульях, принесенных по такому случаю. Но Джулиан не смотрел на них. Он видел только высокую темноволосую девушку, которая расчесывала белую собачку, сидевшую на столике перед ней. На Мэри было голубое платье из полупрозрачной ткани, надетое поверх белого шелкового чехла. Ее черные волосы были перевиты голубыми лентами. Никогда в жизни он не видел ничего прекраснее.

– Пять тысяч гиней! – выдохнул он, согнувшись пополам и держась за колени.

– Вы опоздали, мистер Девайз, – сообщила ему Виола. – Ставки достигли пятнадцати тысяч фунтов.

– Пятнадцать тысяч пятьсот, – небрежно протянул лорд Саймон Аскот, повернувшись на стуле, чтобы взглянуть на Джулиана. На сей раз, он был одет в вечерний костюм, словно явился прямо с бала или из театра. Джулиан испытал острое желание съездить ему по физиономии.

– Весьма щедро, лорд Саймон! – провозгласила миссис Дин со своего места в глубине комнаты. – Лорд Барроубридж? – подначила она престарелого джентльмена, сидевшего в первом ряду. – Вас обошли, сэр!

– Шестнадцать тысяч фунтов, – сказал лорд Барроубридж, сжав пальцами серебряный набалдашник своей трости. Он был не только стар, но и старомоден. В пудреном парик и розовом бархатном камзоле, отделанном золотым шнуром, он походил на лакея.

Джентльмены, давно прекратившие делать ставки, изумленно покачали головами.

– Ради Бога, Саймон, это всего лишь сучка, – сказал стройный рыжеволосый мужчина, сидевший рядом с лордом Саймоном Аскотом.

– Она стоит того, сэр Майрон, – заметила Виола. Сэр Майрон рассмеялся.

– Вы почти заставили меня поверить, лисичка. Лорд Саймон бросил на него предостерегающий взгляд.

– Семнадцать тысяч фунтов!

– Семнадцать тысяч, – почти одновременно с ним выкрикнул Джулиан.

Лорд Саймон бросил на него раздраженный взгляд. – Вы не можете делать ту же ставку.

– Моя ставка в гинеях, – холодно отозвался Джулиан. Сэр Майрон хмыкнул.

– Что скажете, лорд Саймон? Если эта сучка стоит фунт, то стоит и гинею.

– Лорд Барроубридж? – Виола улыбнулась старику. – Вы продолжаете?

– Не могу, – отозвался тот, повесив голову. – Хотел бы, моя дорогая, но не могу.

– А могли? – ухмыльнулся сэр Майрон.

Лорд Барроубридж уперся тростью в ковер и поднялся на ноги, казавшиеся особенно тонкими по сравнению с грузным туловищем.

– Я бы удочерил вас, – печально сказал он, склонившись над рукой Виолы. – Вы так красивы. У меня нет сил, наблюдать за этим спектаклем.

С этими словами он заковылял к двери, миновав Джулиана, и вышел из комнаты.

Виола проводила его озадаченным взглядом.

– Бедняга, – произнесла она. – Похоже, он решил, что это я выставлена на аукцион, а не Бижу.

Последовало потрясенное молчание. Затем сэр Майрон расхохотался. Никто не присоединился к его веселью. Джулиан отвел глаза, не в состоянии смотреть на девушку, когда унизительная правда дошла до ее сознания. Именно этой сцены он надеялся избежать.

– Она не знает? – Голос лорда Саймона разрезал напряженную атмосферу как нож. Его холодные зеленые глаза нашли миссис Дин, сидевшую за письменным столом позади публики. Она была так захвачена азартом, что даже не услышала, что к ней обращаются, пока лорд Саймон не появился прямо перед ней и не повторил свой вопрос.

Гневное выражение на его грубоватом лице заставило ее подняться на ноги. В кружевном чепце и шали она выглядела почти респектабельно.

– Милорд, в чем дело?

– Вы не сказали мисс Эндрюс правду, – обвинил ее лорд Саймон. – Она думает, что на аукционе разыгрывается эта нелепая собачонка. Вы сказали мне, что это затеяно, чтобы ввести в заблуждение законников.

Виола прижала к себе Бижу.

– Это правда? – требовательно спросила она.

Сэр Майрон рассмеялся, миссис Дин испугано съежилась, лорд Саймон выглядел разгневанным, но никто ей не ответил.

– Это неслыханно! – заявил лорд Саймон спустя мгновение.

Миссис Дин начала оправдываться.

– Я вся в долгах, милорд! Как еще я могу расплатиться с ними?

– Вы пытались продать меня? – ахнула Виола. – Этим джентльменам? Для чего?

– Для удовольствия, разумеется, – лениво протянул сэр Майрон. – Для того самого, ради чего вы созданы, моя дорогая. Неужели ваша мать не объяснила вам это?

– Моя мать? – воскликнула Виола. – Да как вы смеете?

– Сейчас начнутся слезы, – предсказал лорд Майрон. – Слезы и истерика.

Не скажи он этого, Виола и впрямь могла бы расплакаться, но, к счастью, его презрительная реплика напомнила ей о том, кто она такая. Она гордо выпрямилась.

– Мне стыдно за всех вас, – холодно сказала она. – И за вас, миссис Дин! Я знала, что вы вульгарная женщина, но никогда не думала, что можно быть такой безнравственной. Продать собственную племянницу! Как вы могли? Мистер Девайз!

– Я здесь, – сказал Джулиан.

Миссис Дин проследовала в переднюю часть комнаты.

– Я сделала тебе одолжение, – рявкнула она. – За эти три дня я могла сто раз продать тебя! Но я не торопилась. Тебе следовало бы на коленях благодарить меня.

– Я упеку вас на каторгу за это! – заявила Виола.

Миссис Дин подняла руку, собираясь влепить ей пощечину, но вмешались мужчины. Лорд Саймон добрался до нее первым и схватил за руку.

– Спокойно, миссис Дин, – резко сказал он. – Мисс Эндрюс, я не имел понятия, что вы не в курсе происходящего. Я думал, что вы участвуете в этом по собственному желанию. Я бы никогда...

– По собственному желанию? В унизительных торгах по продаже самой себя? – Она смерила его глазами. – Понятно. Вы думали, что я... что я...

– Шлюха? – услужливо подсказал сэр Майрон.

Это явилось последней каплей. Не в состоянии сдерживаться и дальше, Виола со всей силы ударила лорда Саймона по лицу.

– Вы не джентльмен, – заявила она, поморщившись, от боли в ладони. – Вы ничем не лучше, чем животное. Вы позор для своего полка, сэр!

– И вы позволите этой сучке выкрутиться, милорд?! – воскликнул сэр Майрон. – Ставка семнадцать тысяч гиней. Повышайте, лорд Саймон. Я одолжу вам деньги, если хотите.

Лорд Саймон прижал ладонь к щеке и пошевелил челюстью, ощутив привкус крови.

– Не думаю, что мисс Эндрюс хочет, чтобы я повышал ставки, – произнес он с виноватым видом.

– Не важно, чего она хочет, – ухмыльнулся сэр Майрон. – Лично я нахожу сопротивление девственниц чрезвычайно возбуждающим, особенно если они притворяются. Давайте объединим наши ресурсы. Вместе мы перебьем ставки Фэншо. А потом бросим жребий.

– Сэр Майрон, мне кажется, вы пьяны, – натянуто произнес лорд Саймон.

– Какая достойная у вас компания, милорд, – холодно сказала Виола. – Аукцион окончен. Мистер Девайз выиграл.

– Правда? – изумился Джулиан.

– Мисс Эндрюс! Вы уверены? – воскликнул лорд Саймон, удивленный не менее Джулиана.

– Абсолютно, лорд Саймон, – ответила. Виола. – В любом случае я не могу оставаться здесь, с миссис Дин. Не волнуйтесь, с герцогом Фэншо я буду в полной безопасности, ибо он в отличие от вас, лорд Саймон, – джентльмен! – Она повернулась к Джулиану. – Я поднимусь наверх, чтобы собрать вещи, мистер Девайз. И сразу же спущусь. Я хочу как можно скорее покинуть этот дом.

С гордо поднятой головой она вышла из комнаты. Когда спустя полчаса она вернулась, уже в шляпке и пальто, все разошлись и лишь Джулиан мерил шагами комнату.

– Вот она, – сказала миссис Дин, вставая из-за стола. – А теперь дайте мне деньги, мистер Девайз.

– Минуту, мадам, – сказал Джулиан, держа чек вне ее досягаемости. – Вас долго не было, мисс Эндрюс. Надеюсь, вы не встретили никаких затруднений?

– Я бы не назвала это затруднениями, – ответила она, поправляя манжеты пальто. – Просто обучение новой служанки всегда требует времени. Моя горничная никогда раньше не паковала вещи! Нам пришлось несколько раз все переделывать.

– По-вашему, это подходящий момент, чтобы привередничать, мисс Эндрюс? – поинтересовался Джулиан.

Виола нахмурилась.

– Возможно, я привередлива, мистер Девайз, но я не хочу, чтобы мои платья пострадали. В любом случае теперь я готова.

– Отдайте мне деньги, молодой человек, – сказала миссис Дин, облизнувшись. – Договор дороже денег.

– Да! Заплатите ей, и дело с концом, мистер Девайз, – холодно обронила Виола.

Джулиан со страдальческим видом вручил чек миссис Дин.

– Можно подумать, что это ваши деньги, мистер Девайз, – заметила та.

Джулиан невесело рассмеялся.

– Прощай, Мэри, – продолжила миссис Дин с радостным блеском в глазах. – Я знала, что твоя красота принесет мне целое состояние. Семнадцать тысяч гиней! – Она поцеловала чек, восторженно хихикая.

С отвращением, посмотрев на нее, Виола взяла Джулиана под руку.

– Умоляю вас, уведите меня отсюда, мистер Девайз.

– Конечно, – сказал он. – Я нанял экипаж.

Корк и Бижу ожидали свою хозяйку в холле. Когда они вышли из дома, уже стемнело. Корк села рядом с Виолой и положила на колени шляпную коробку.

Проследив за погрузкой багажа, Джулиан забрался в кеб и дал знак кучеру. Карета тронулась, свернув на Оксфорд-стрит, и двинулась на восток. Транспорта было мало, и они поехали почти с деревенской скоростью.

Виола упорно смотрела в темное окно. Она чувствовала на себе взгляд мистера Девайза, сидевшего напротив, но не решалась взглянуть на него. Униженная, она с ужасом ожидала встречи с братом. Дикону не часто представлялся случай указать своей умной сестре на ее глупое поведение, и он всегда использовал его по максимуму. Будь ее воля, она предпочла бы отправиться прямо в Йоркшир, чтобы скрыть свой позор.

И что теперь? – размышлял Джулиан. Он спас мисс Эндрюс, но что дальше? Он не задумывался о том, что будет после аукциона. Теперь у него на шее две женщины и собака, и ни копейки денег. Хуже того: он украл семнадцать тысяч гиней у герцога Фэншо. Если его преступление откроется, его могут повесить.

Отбросив собственные тревоги, он переключился мыслями на Мэри. Она явно стыдилась смотреть на него. Какой испуганной и подавленной, должно быть, она чувствовала себя теперь. Джулиану хотелось успокоить ее, но он не знал, как это сделать, не испугав ее еще больше.

– Все будет хорошо, – мягко сказал он. Виола бросила на него короткий взгляд.

– Он не прислал за мной свою карету?

– Герцог?

Джулиан закусил губу. Конечно же, она думает, что он везет ее к покровителю ее отца, герцогу Фэншо. Ему не хотелось обманывать ее, но едва ли он может объяснить ей все в присутствии служанки.

– Полагаю, он опасался, что его герб узнают, – вздохнула Виола, все еще не решаясь встретиться с ним взглядом. – О, мистер Девайз! Должно быть, вы считаете меня самой большой дурой на свете.

– Вовсе нет, – возразил он. – Откуда вам было знать, что происходит.

– Благотворительный аукцион! Как я могла быть такой тупой? – Она содрогнулась. – Эти ужасные, ужасные мужчины! И миссис Дин! Я не представляла, что на свете есть такие люди, даже в Лондоне.

– Вы не должны винить себя, – твердо сказал Джулиан. – Вы не первая хорошенькая девушка, попавшая в такую ситуацию. Сожалею, что мне не удалось выручить вас раньше.

– Если бы я сознавала опасность... – Виола прикусила губу, сгорая от стыда. – Если бы я вообще соображала, никогда не оказалась бы там, а осталась бы в Йоркшире, среди таких же деревенских олухов. Мистер Девайз, мне больно это признавать, но я самая настоящая деревенщина.

Джулиан подался вперед и взял ее руку.

– Ничего подобного. Вы просто не знали, а я не смог объяснить.

Его ласковый голос и прикосновение руки успокоили ее больше, чем любые слова. Хотя и пораженная, что он посмел коснуться ее, Виола не убрала руку. Ей даже пришлось подавить порыв броситься к нему в объятия и разрыдаться на груди.

– Я бы все равно не поверила, – сказала она. – Мне казалось, что это вы представляете для меня опасность. Простите меня, мистер Девайз. Мне следовало довериться вам.

– Мне хотелось забрать вас оттуда, не открывая правды. Надеюсь, теперь вы доверяете мне?

– О да, – ответила она, сжав его руку. – Полностью. Я доведу до сведения герцога, что вы не виноваты в том, что не смогли вытащить меня оттуда раньше. Впрочем, я не смогла бы встретиться с вами вчера вечером, даже если бы догадывалась об опасности. Моя комната находилась на верхнем этаже, и миссис Дин всегда запирала ее на ночь.

– Слава Богу!

– Да, – согласилась Виола. – Постояльцы так шумели! Наверняка они пьянствовали. Мистер Девайз, никто не должен знать, что я побывала в пансионе.

Изменившееся выражение его лица вызвало у Виолы новый приступ стыда.

– Так это был не пансион? – простонала она. – И эти мужчины не были постояльцами? Выходит, я была в... – Она умолкла, не силах закончить.

– Да, – тихо отозвался он. – Мне очень жаль. Виола вырвала у него свои руки, словно обжегшись.

– О, мистер Девайз, я умру, если кто-нибудь узнает об этом! – воскликнула она. – Полагаю, нет смысла возбуждать дело против миссис Дин?

– Боюсь, вам будет хуже, чем ей. Придется свидетельствовать в суде.

Виола содрогнулась.

– Не могли бы вы доставить меня назад, в Йоркшир? – уныло спросила она.

Джулиан улыбнулся.

– Боюсь, это невозможно. Но вы рано сдаетесь. Не давайте Лондону взять верх над вами. Боритесь.

–Лондон взял верх надо мной, – горько признала она. – Представляю, как все они смеялись.

– Вы удивитесь, но меня здорово надули, когда я только приехал в Лондон.

Виола изумленно уставилась на него.

– Вас, мистер Девайз? Я вам не верю. Вы так говорите, чтобы утешить меня.

– Но это правда, – настойчиво произнес он. – Когда закончилась война, я продал офицерский патент и уволился из армии. Мой отец хотел, чтобы я стал священником, но у меня были другие планы. Я взял свои деньги и отдал их лондонскому маклеру, который обещал умножить мое состояние за пару недель. Больше я не видел ни его, ни моих денег. Я прекрасно понимаю, что вы чувствуете сейчас, потому что прошел через это. Но я справился. И вы справитесь. Посмотрите на меня сейчас, – добавил он, усмехнувшись. – Финансовый советник герцога Фэншо. Ослепительный взлет, не так ли?

Виола обнаружила, что улыбается. Правдивое или нет, его признание придало ей бодрости.

– Это так вы заинтересовались биржевыми торгами, мистер Девайз? – спросила она.

– Наверное. Не имея собственных денег, я занялся инвестициями для других, вначале понемногу, со смешной выручкой, за мизерный процент, но вскоре увлекся.

– Понятно, – сказала она, не в состоянии понять, что интересного в спекуляциях чужими деньгами.

– Затем, в один прекрасный день, я встретил герцога Фэншо. У него возникли проблемы с Банком Англии. Я помог ему, и он стал моим клиентом. Вскоре я обнаружил, что могу использовать большие суммы денег – его денег, – чтобы управлять рынком, а не плыть по течению. С тех пор я получаю удовольствие от этого занятия.

Виола улыбнулась.

– Дикон тоже. Джулиан нахмурился.

– Дикон?

– Герцог, – объяснила Виола. – Вы никогда не слышали, чтобы его так называли?

– Нет, – натянуто отозвался Джулиан. – Вы, должно быть, в близких отношениях с его светлостью.

Виола хихикнула.

– Конечно!

– Вот как? Признаться, я не могу не задаваться вопросом, мисс Эндрюс... каким образом дочь приходского священника может находиться в столь близких отношениях с герцогом Фэншо?

– Что? – в замешательстве сказала Виола. Неужели он не знает, что она леди Виола Гэмбол, сестра герцога?

– Я знаю, что его светлость предоставил вашему отцу место в своем приходе. Тем не менее, странно, что вы называете покровителя вашего отца по имени.

Виола подавила улыбку. Похоже, умный и красивый мистер Девайз и в самом деле думает, что она мисс Эндрюс. Как же он удивится, когда они доберутся до Гэмбол-Хауса!

– Я не обвиняю вас в нарушении приличий, – продолжил Джулиан, не догадываясь о ее мыслях. – Отнюдь. Да и герцог никогда не давал мне повода сомневаться в его порядочности. Мне всего лишь любопытно, чем это вызвано.

– Я знала герцога всю свою жизнь, – сказала Виола, не слишком погрешив против истины. – Он был близко знаком с моими родителями. Собственно, я всегда относилась к нему как к старшему брату. Казалось вполне естественным обращаться к нему по имени.

– Понятно, – задумчиво произнес Джулиан. – Значит, ваши родители умерли? Я уже имел удовольствие познакомиться с вашей очаровательной теткой. А другие родственники у вас есть? Которые могли бы предложить вам кров?

– Я живу в доме герцога, – уклончиво отозвалась она.

– А кроме герцога? – нетерпеливо сказал он. – Забудьте о нем на минуту. У вас есть друзья или знакомые в Лондоне?

– Кроме герцога и вас? – Виола задумалась. – Сессия парламента уже началась? Я знаю всех членов парламента от Йоркшира. И регулярно переписываюсь с ними. Они считают мои советы очень полезными.

– Не сомневаюсь, Мэри, – сказал Джулиан, не скрывая своего веселья. – Но это не совсем то, что я имею в виду. Я имею в виду кого-нибудь достаточно респектабельного, кто захотел бы, скажем, удочерить вас.

– Удочерить! – рассмеялась она. – Мне двадцать один год, мистер Девайз. Согласитесь, поздновато для удочерения.

Его лицо приняло непроницаемое выражение.

– Двадцать один? Вы уверены? Миссис Дин дала мне понять, что вам семнадцать.

Ее темно-синие глаза блеснули.

– Я кажусь вам ребенком, мистер Девайз?

– Значит, она солгала. Кто бы мог подумать? – сухо произнес он. – Но ваш отец действительно был приходским священником? Или это тоже ложь?

Виоле пришлось проявить некоторую изобретательность, чтобы ответить правдиво.

– Уверяю вас, преподобный Эндрюс действительно был викарием и весьма достойным джентльменом, несмотря на его незадачливую сестру.

– Вы окружены людьми, которые только и думают, как бы обмануть и обобрать вас, дай им только шанс. Моя дорогая, мне невыносима мысль, что вы можете пострадать.

Виола подавила улыбку.

– Но теперь за мной присматриваете вы, мистер Девайз.

– Верно, – сказал он. – Но я не могу быть сразу везде.

– Я буду, осторожна, – пообещала Виола. – Я получила суровый урок. Отныне я буду доверять только вам, и подозревать всех остальных. Я буду постоянно начеку и никуда не стану ходить без служанки. Более того, обещаю все время носить с собой вилку. – К удивлению Джулиана, она извлекла из сумки серебряную вилку и продемонстрировала ему удлиненную рукоятку. – Видите, какие острые зубцы.

– Очень удобно, – похвалил он, забавляясь.

– Я тоже это отметила, когда путешествовала в почтовой карете, – подхватила Виола с довольным видом. – О, мне не пришлось пускать ее в ход, – поспешно добавила она. – Только продемонстрировала, и все уладилось.

– Вы прибыли в Лондон на почтовой карете? – недоверчиво произнес он. – Бедняжка! На вас, наверное, живого места не осталось.

Никто раньше не называл ее бедняжкой, но он произнес это с такой искренней заботой, что Виола почувствовала себя скорее польщенной, чем униженной.

– Не могли бы мы покружить еще немного? – спросила она. – Мне пока еще не хочется ехать в Гэмбол-Хаус. Я не знаю, что сказать Дикону. Он был очень шокирован, когда вы сказали ему, где нашли меня?

– Я не говорил ему, – признался Джулиан. – Герцог ничего не знает. Его даже нет в Лондоне.

Виола резко выпрямилась. Если это правда, то ей невероятно повезло.

– Нет в Лондоне?

– Он приезжал сюда, – сказал Джулиан, – ненадолго, но теперь отправился назад в Йоркшир со своим будущим шурином. Его сестра собирается замуж.

– Еще ничего не решено, – быстро сказала Виола.

– Вот как? Вы знакомы с леди Виолой так же хорошо, как с ее братом?

– О да. Я знаю ее много лет. Она из тех замечательных людей, которых все любят. Я восхищаюсь ею.

Джулиан удивился.

– Неужели? У меня сложилось впечатление, что она довольно странная.

– Странная? – возмутилась Виола. – Кто вам сказал такую чушь?

– Я пришел к такому выводу, исходя из слов герцога. Ей явно не хватает воспитанности и сдержанности. Она швыряет в него супницами.

– Только один раз, – запротестовала Виола. – Мистер Девайз, по-вашему, я плохо воспитана?

– Вы очаровательны, мисс Эндрюс.

Виола почувствовала, что краснеет под его оценивающим взглядом.

– Значит, леди Виола тоже очаровательна, – сказала она, надувшись. – Ее оклеветали.

– Ее избаловали, – возразил Джулиан. – Мне она представляется толстухой с несколькими подбородками – слишком тучной, чтобы подняться с дивана.

Виола ахнула.

– Должна вам сказать, мистер Девайз, что я ношу платья леди Виолы без всякой переделки! Собственно, это одно из ее платьев!

– Осмелюсь предположить, что на вас оно сидит лучше, чем на ней, – заявил Джулиан.

– Спасибо, мистер Девайз, – сухо отозвалась она. – Но, знаете ли, вы не должны серьезно относиться ко всему, что говорит герцог. Вы живете вместе с ним, в Гэмбол-Хаусе?

Джулиан расслабил шейный платок.

– В Гэмбол-Хаусе? О нет. Я живу в Сити, на Ломбард-стрит. В скромном доме, зато близко от Биржи.

Виола опустила глаза, поглаживая собачку, дремавшую у нее на коленях.

– Жаль. Я буду чувствовать себя очень одинокой в таком огромном доме, мистер Девайз, – медленно сказала она. – Раз герцога нет в Лондоне, может, вы составите мне компанию... как мой гость? За мной не нужно присматривать, разумеется. Но вы отвечаете за меня, пока он не вернется. Хотя бы останьтесь и пообедайте со мной, – добавила она, когда карета внезапно остановилась. – Терпеть не могу, есть в одиночестве.

В этот момент кучер открыл люк у них над головами.

– Прибыли, сэр. Номер тридцать два, Ломбард-стрит. С вас полкроны.

– Ломбард-стрит! – воскликнула Виола. – Мистер Девайз?

– Потом, Мэри, – резко сказал Джулиан. – Мы обсудим это, когда останемся одни.

Пораженная его внезапно изменившимся тоном, Виола решила подождать его объяснений, что не мешало ей сверлить его свирепым взглядом, пока он искал в карманах мелочь.

– Похоже, у меня не хватает денег, – произнес он с досадой.

Раздался громкий щелчок, заставив Виолу вздрогнуть.

– Что это? – спросила она.

– Он запер нас, – объяснил Джулиан. Виола побледнела.

– Вы и не собирались отвозить меня в Гэмбол-Хаус, не так ли?

– Тише, – велел Джулиан, нахмурившись. Он открыл окно и крикнул:

– Хадсон!

В ответ на его крик из дома номер тридцать два показался высокий худой мужчина в бутылочно-зеленом сюртуке. Спустя несколько мгновений проезд был оплачен, дверца кеба отперта, и Джулиан выпрыгнул наружу. Корк, сидевшая ближе к двери, сделала попытку последовать за ним, но Виола остановила ее.

– Мне не нравится это место, – сказала она, разглядывая длинный ряд домов.

Его лицо напряглось, но голос звучал мягко:

– Мэри, я понимаю, что вы нервничаете, но вы не можете оставаться в кебе. Вы должны доверять мне. Все будет хорошо, обещаю. А теперь дайте мне руку.

Его просьба возымела противоположный эффект.

– Мистер Девайз, я настаиваю, чтобы вы сейчас же отвезли меня в Гэмбол-Хаус! Вы сошли с ума? Это... это похищение! – заявила она.

Ее внешность и одежда придавали словам убедительность. Судя по выражению лица кебмена, он уже достаточно проникся, чтобы вступиться за честь молодой дамы.

– О чем это она, сэр? Какое еще похищение?

– Чепуха, – поспешно сказал Джулиан. – Моя жена немного нервничает. Только и всего. Видите ли, это наша брачная ночь.

Он повернулся к Виоле.

– Дай мне руку, Мэри, – произнес он властным тоном.


Глава 8

Виола потрясенно молчала, пытаясь придумать невинное объяснение, почему он привез ее к себе домой, а теперь объявил себя ее мужем. Тщетно. Похоже, ее опять надули. Никогда в жизни она не чувствовала себя глупее, чем сейчас.

– Вы замужем, мадам? – воскликнула Корк. – Вы не обмолвились и словом.

Кебмен ухмыльнулся, подмигнув Джулиану.

– Ах, вот в чем дело. Поздравляю. Она настоящая красотка, сэр, если мне будет позволено так сказать.

– Мистер Девайз! – От гнева голос Виолы дрожал. – Я требую, чтобы вы...

Кебмен погрозил ей пальцем.

– Не будьте такой строптивой, – произнес он осуждающим тоном. – Полегче с мужем. Он производит впечатление отличного парня.

– Он не мой муж, – огрызнулась Виола.

– Пока нет, мисс, – хмыкнул кебмен. – Но скоро будет.

– Пойдем, Мэри, – твердо сказал Джулиан, поставив ногу на ступеньку кеба. – Мы задерживаем человека, а ему надо зарабатывать на жизнь. Вылезай, или я вытащу тебя.

Виола взвизгнула, выпустив собачку из рук, когда он вытянул ее наружу и перебросил через плечо.

– Отпустите меня! – крикнула она, молотя кулаками по его спине.

– Если бы вы были моей женой, – сурово заметил кебмен, забираясь на свое сиденье, – я бы поколотил вас. Удачи вам, сэр, – добавил он, тронувшись с места.

– Хадсон, – сказал Джулиан, стараясь сохранять спокойствие. – Отнеси багаж миссис Девайз в дом. Это Корк, ее горничная, и Бижу, ее собака. А это, – добавил он, повернувшись так, чтобы слуга оказался лицом к лицу с Виолой, – миссис Девайз. Да, и не забудь шляпную коробку.

Хотя и шокированный, слуга Джулиана постарался не подавать виду.

– Очень хорошо, сэр, – сказал он. – Добро пожаловать домой, мадам. Надеюсь, вы будете счастливы здесь.

– Я не собираюсь здесь оставаться! – крикнула Виола. – Помогите!

Джулиан не предполагал, что воспитанная молодая дама способна производить столько шума. Он быстро открыл дверь дома и поспешил вверх по лестнице.

– Поставьте меня на землю, мистер Девайз, – приказала Виола.

– По традиции новобрачный должен перенести свою молодую жену через порог, – отозвался Джулиан. – Что подумает Хадсон, если я этого не сделаю?

Добравшись до лестничной площадки, он поставил ее на ноги.

– Я заставлю вас пожалеть об этом, мистер Девайз, – заявила она, приводя в порядок одежду.

– Что ж, это привилегия жены, – бодро отозвался Джулиан.

На лестничной площадке появилась Корк с Бижу на руках, а Джулиан направился вниз, чтобы помочь Хадсону с багажом Виолы.

– Какой красавец, мадам. У него глаза как сапфиры, – шепнула Корк. – Не то чтобы я видела сапфиры, конечно, – добавила она в ответ на свирепый взгляд хозяйки.

– Вы живете над лавкой? – презрительно окликнула Джулиана Виола.

– Да, – ответил он, втаскивая наверх ее сундук. – А теперь и вы, любовь моя.

– Не смейте меня так называть!

Хадсон, поднявшийся следом за Джулианом, вытащил носовой платок и вытер вспотевший лоб.

– Хадсон, будь любезен, проводи мисс Корк в ее комнату, – сказал Джулиан, с грохотом поставив сундук на пол. Виола попыталась протестовать, но Джулиан остановил ее, подняв палец. Этот жест так взбесил Виолу, что лишил дара речи.

– В ее комнату, сэр? – Хадсон посмотрел на хозяина с укором. – Если бы вы предупредили, что женитесь...

– Сожалею, что застал тебя врасплох, старина, но так вышло.

– Мисс Корк может занять мою комнату, – неохотно предложил Хадсон.

– Отлично, – кивнул Джулиан. – Идите. А я позабочусь о миссис Девайз, – добавил он, втолкнув Виолу в тесную комнатушку, и закрыл дверь.

В комнате было прохладно. В кирпичном камине не горел огонь, и единственным источником света служил уличный фонарь, светивший через небольшое окошко над письменным столом. Виоле приходилось видеть кладовки более просторные, чем эта комната.

– Что вы о себе думаете? – набросилась на него она. – Как вы посмели сказать, что я ваша жена?

– Хадсон ужасно старомоден, – объяснил Джулиан. – Он был бы шокирован, узнав, что я привел в дом женщину, которая не является моей женой. Честно говоря, я не знал, что еще ему сказать. Едва ли я могу признаться, что купил вас в борделе. Его хватит удар. Он отошел от двери.

– Не смейте приближаться ко мне! – взвизгнула Виола.

– Вряд ли я смогу избежать этого в такой тесноте, – резонно заметил он.

– У меня есть вилка! – пригрозила она, вытащив, сей предмет дрожащими руками из сумочки.

Джулиан сдержал смех.

– Я не собираюсь говорить ничего такого, чего ваша вилка не могла бы слышать, – заверил он ее, заключив в объятия.

– Что вы себе позволяете? – взвизгнула Виола. Вместо ответа он поцеловал ее в губы, запрокинув ее назад так сильно, что Виола схватилась за край письменного стола, выронив вилку. Поцелуй породил в ней странное ощущение, пронзившее ее насквозь.

– Животное! – выдохнула она, когда он оторвался от ее губ.

– Я хотел этого с того момента, как увидел вас, – промолвил он. – И должен признаться, все мои ожидания оправдались.

– А я хотела вот этого, – парировала она, отвесив ему пощечину. – Вы только что совершили самую большую ошибку в своей жизни!

– Вы правы, – рассмеялся Джулиан. – Я мог сделать это лучше. Попробую.

Он притянул ее к себе и поцеловал. Виола не могла объяснить своих ощущений. Хотя он едва удерживал ее, она была не в силах сопротивляться. Прикосновение его губ снова потрясло ее. Необычайно острое ощущение кружило голову, и по мере того, как поцелуй длился, стало нравиться.

– Ну, как? – поинтересовался он, устремив на нее лукавый взгляд голубых глаз.

Виола отстранилась. Она чувствовала себя слабой, беспомощной и растерянной. Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного. Она не узнавала себя, и это пугало.

– Вы, сэр, не джентльмен, – произнесла она нетвердым голосом, смущенная собственной реакцией.

– У вас была истерика, – заявил он. – Вам требовался шок, чтобы вернуться в нормальное состояние.

– У меня не было истерики, – возразила Виола. – Я была возмущена, и имела для этого все основания.

– Но вы же не станете отрицать, что сейчас гораздо спокойнее, – самодовольно отозвался он. – Вы никогда не целовались, Мэри?

– Конечно, нет! – воскликнула она.

Он протянул руку и обвел пальцем контур ее подбородка. Виола отвернулась, несмотря на унизительное желание прижаться щекой к его ладони.

– Неужели в Йоркшире совсем нет мужчин с горячей кровью? В Суссексе вам бы это не удалось, – хмыкнул он.

– Не удалось бы – что? – раздраженно спросила она.

– Отсидеться в сторонке, будучи такой чертовски красивой.

Губы Виолы непроизвольно раздвинулись в предвкушении очередного поцелуя, но его не последовало. Вместо этого он поднял вилку и протянул ей.

– Вы, наверное, проголодались, – сказал он. – Я попытаюсь добыть немного хлеба и сыра, прежде чем уйду.

– Уйдете! – воскликнула Виола, забыв обо всем остальном. – Куда?

Джулиан чиркнул спичкой и зажег свечу на письменном столе, заваленном учетными книгами и газетами. Стол был, придвинут к окну, отставляя место только для стула и книжного шкафа. Усадив Виолу на стул, Джулиан пристроился на уголке письменного стола.

– Я ненадолго, – заверил он ее. – Но прежде я хотел бы объясниться. Вы готовы выслушать меня?

Виола сжала губы, твердо намеренная показать, что она сделана из прочного материала.

– Вы устроили целое представление на улице, – заметил он.

Она вскинула подбородок.

– Сожалею, что поставила вас в неловкое положение, мистер Девайз. Но чего вы ожидали? Что я безропотно позволю вам похитить меня?

– Я надеялся, что вы доверяете мне, – пожал он плечами. – Мне кажется, я заслужил немного доверия после всего, что сделал для вас. Вы могли бы, по крайней мере, выслушать мои объяснения, прежде чем обвинять.

– Вам следовало объяснить свои мотивы раньше, – заявила она без всяких угрызений совести.

– Я объясню сейчас. Я предлагал цену не от лица герцога.

– Не от лица герцога? – переспросила Виола.

– Я воспользовался его именем, чтобы получить возможность принять участие в аукционе. Я предлагал цену от себя, Мэри. Герцог ничего не знает об этом. Вот почему я не мог отвезти вас в Гэмбол-Хаус и привез сюда. Мне больше негде вас поместить. У меня нет денег на гостиницу.

Виола молчала, уставившись на него.

– Я не понимаю, – сказала она, наконец.

– Чего именно вы не понимаете? – мягко спросил он. Его ласковый тон начал действовать ей на нервы. Словно она была капризным ребенком, который нуждается в утешении.

– Я не понимаю, зачем вы лжете! – огрызнулась она. – Где вы могли взять семнадцать тысяч фунтов?

– Гиней, – поправил он ее. – Я... одолжил их, у герцога.

– Одолжили? – Виола нахмурилась. – Как? Вы же сказали, что герцога даже нет в Лондоне. Похоже, вы настолько заврались, мистер Поуп, – язвительно произнесла она, – что уже не помните, что говорили.

– Я одолжил их, – повторил Джулиан. – Без его ведома и согласия. Ладно, просто я украл их! – признался он, разведя руками. – Я украл семнадцать тысяч гиней у герцога Фэншо.

Он невесело рассмеялся. Виола все еще не верила.

– Это невозможно! Герцог держит свои деньги в банке. Вы хотите сказать, что ограбили Банк Англии?

– У меня есть доверенность, – объяснил он. – Я могу снимать деньги со счета его светлости – при условии, разумеется, что действую в его интересах, а не в своих.

– И часто вы занимали деньги у герцога? – поинтересовалась она не без иронии.

– Нет, конечно. Но какой смысл в доступе к огромному состоянию, если не можешь выручить из беды красивую девушку? – Он криво улыбнулся.

– Я вам не верю! – заявила Виола. – Если это правда, вас могут повесить.

– Я прекрасно знаю, что меня могут повесить! – огрызнулся Джулиан. – И уж точно не нуждаюсь в том, чтобы вы напоминали мне об этом. Поверьте, эта мелочь не выходила у меня из головы весь день.

– Но почему такой разумный человек, как вы, рискует собственной шеей ради совершенно незнакомой женщины?

– Я не мог допустить, чтобы вас продали.

– Но меня продали, – указала она. – Меня продали вам, мистер Девайз.

– Вы опять расстроились. Может, поцеловать вас? – предложил он.

Виола сложила ручку своей вилки с громким щелчком.

– Могу я узнать, что вы намерены делать со мной? – холодно спросила она. – Мне начинает казаться, что я попала из огня да в полымя.

– Нет, – возразил он. – Вовсе нет.

– Нет? Скажите мне, мистер Девайз, чем мое нынешнее положение лучше того, в котором я оказалась бы с лордом Саймоном? С ним, по крайней мере, у меня была бы комната получше, со слугами, огнем в камине и, возможно, чашкой шоколада. Вот и вся разница.

– Он сделал бы вас своей любовницей, – сказал Джулиан. – Вот в чем разница.

Виола вскочила на ноги, ударившись о его колено.

– Я бы никогда не согласилась на это, – пылко воскликнула она. – Это отвратительно!

– Сомневаюсь, что он стал бы спрашивать вашего согласия, – отозвался Джулиан. – Когда мужчина покупает женщину, мисс Эндрюс, то не принимает «нет» в качестве ответа.

– Вот как? Вы знаете, это по личному опыту, мистер Девайз? – осведомилась она, сверкнув глазами. – И как мне теперь называть вас? Хозяин?

– Джулиан, с вашего разрешения. Виола поднесла вилку к его носу.

– Сейчас же отвезите меня в Гэмбол-Хаус, мистер Девайз. Если, как вы утверждаете, герцога нет дома, слуги позаботятся обо мне.

– Будьте благоразумны, Мэри, – сказал он. – В Гэмбол-Хаусе вас не знают и просто не пустят в дом. Вряд ли слугам герцога велено принимать всех бродяжек.

– Вы отказываетесь отвезти меня в Гэмбол-Хаус?

– Да.

– Тогда я поеду туда сама.

– Боюсь, вы найдете Лондон весьма недружелюбным после наступления темноты, – заметил он, встав перед ней.

– Я возьму кеб, – заявила она. – Будьте так любезны, вызовите его для меня.

– У меня нет ни малейшего желания опознавать ваше тело в морге, – отозвался Джулиан. – Вы будете не первой молодой женщиной, которая села ночью в кеб и исчезла без следа. Переночуйте у меня. Здесь, по крайней мере, вы будете в безопасности.

– Вы рассчитываете, что я проведу ночь здесь, с вами? – возмутилась Виола.

– Вам больше некуда идти, – сказал он. – Вы останетесь здесь до утра, а завтра... мы что-нибудь придумаем.

– Что именно? Джулиан пожал плечами.

– Мой слуга думает, что мы муж и жена. Он, надо полагать, удивится, если вы просто исчезнете. Полагаю, мы могли бы пожениться. Брак, как известно, покрывает все грехи.

– Это что, предложение? – недоверчиво спросила она.

– Моя дорогая Мэри, а что еще нам остается? – мягко спросил он. – Вы не обязаны принимать решение сейчас, разумеется. Поговорим утром. Идемте, я провожу вас в вашу комнату. Вы, должно быть, устали.

– Вы намерены скомпрометировать меня, – произнесла она обвиняющим тоном, – чтобы вынудить выйти замуж за вас.

– Вы начитались романов, – рассмеялся он. – К тому же мне незачем компрометировать вас. Вы уже были чертовски скомпрометированы, когда я ступил в дом вашей тетки. Если вы действительно боитесь меня, захватите в постель вилку, – предложил он, выходя из комнаты. Спустя мгновение Виола последовала за ним, сжимая в руке вилку.

На лестничной площадке никого не было. Быстро сбежав вниз, она открыла наружную дверь. Улица была затянута густым туманом. Виола с трудом различала силуэты людей, прислушиваясь к мужским голосам и смеху. Будь она в Йорке, не колеблясь, вышла бы наружу. Но это был Лондон. Собственно, с таким же успехом это могла быть Калькутта.

– И что дальше? – раздался голос Джулиана с лестничной площадки.

Виола молча закрыла дверь и медленно двинулась вверх по лестнице.

Хотя спальня Джулиана оказалась просторнее, чем кабинет, по стандартам Виолы, это была тесная мрачная комната. Узкая кровать была покрыта тонким одеялом неопределенного цвета, пол голый, камин дымил. Возле камина, свернувшись в потертом кресле, дремала Бижу. Виола тут же схватила собачку. Из смежной комнаты, служившей гардеробной, показалась Корк.

– Ну, теперь я вас оставлю, – бодро сказал Джулиан. – Принести что-нибудь поесть?

– Куда вы идете? – требовательно спросила Виола.

– На Биржу, разумеется, – ответил он. – Я провожу там большую часть времени.

– В вашу брачную ночь? – воскликнула Корк, но грозный взгляд Виолы заставил ее ретироваться назад, в гардеробную.

Джулиан остановился в дверях.

– Биржа закрывается в одиннадцать, – сообщил он. – Вы услышите колокол, если не заснете раньше. Если вам что-нибудь понадобится, обратитесь к Хадсону.

Пораженная, Виола последовала за ним на лестничную площадку. Внизу хозяина ждал Хадсон со шляпой Джулиана в руке.

– Запри дверь, – велел Джулиан. – У меня есть ключ. Если миссис Девайз не нуждается в твоих услугах, можешь лечь спать.

– На полу в кухне, – бесстрастно заметил Хадсон, уступивший свою комнату Корк. – Хорошо, капитан.

Виола наблюдала, как он запер дверь и сунул ключ в карман.

– Могу я что-нибудь сделать для вас, мадам? – спросил Хадсон, поднимаясь по лестнице. Если ему показалось странным, что его хозяин ушел из дома в брачную ночь, он никак это не показал.

– Вы давно с мистером Девайзом? – спросила Виола.

– Много лет, – ответил Хадсон. – Я знал капитана еще мальчиком.

– Капитана? Ах да, он же служил в армии, – сказала Виола. – Капитан приказал вам держать меня под замком? – осведомилась она.

– Нет, мадам, – ответствовал Хадсон. – Могу я что-нибудь сделать для вас, прежде чем лягу спать? – снова спросил он.

– Да, обед. Я хотела бы белый суп, половину жареного цыпленка со спаржей и ореховое печенье на сладкое. Ах да, и чашечку шоколада.

Хадсон нахмурился.

– Где, по-вашему, вы находитесь? – вопросил он. – Жареный цыпленок! Могу предложить сыр и сухари, если пожелаете.

– Сухари! – ужаснулась Виола. – Нет, спасибо.

В спальне ее ждала разобранная постель, поверх которой лежала ночная рубашка.

– На кухне есть чайник с горячей водой, – сказала Корк, выходя из гардеробной. – Приготовить вам ванну.

– Нет, Корк, – твердо сказала Виола. – Можешь идти. – Все еще одетая в шляпку и пальто, она подошла к Бижу и взяла ее на руки.

– Может, хотя бы помочь вам раздеться? – предложила удивленная горничная.

– Нет! – отрезала Виола.

– Не надо так нервничать, мадам, – ласково сказала Корк. – Говорят, все мигом кончится.

Виола не сразу сообразила, что горничная говорит о подтверждении брака.

– Возможно, даже быстрее, – сухо заметила она.

– Да, – серьезно отозвалась Корк. – Чем моложе мужчина, тем быстрее кончается.

– Да, спасибо, Корк.

Оставшись одна, Виола села у огня и развязала тесемки шляпки. Снаружи раздались звуки колокола, но в отличие от местных жителей она не могла отличить один удар от другого. Внезапно на нее навалилась усталость.

Стукнуло девять, когда Джулиан, в одних носках, поднялся по лестнице. Оставив башмаки в коридоре, он тихо проскользнул в комнату и направился к постели.

– Что это вы делаете, мистер Девайз? – осведомилась Виола из кресла у камина.

Джулиан вздрогнул, резко обернувшись.

– Привет! – сказал он, отметив, что она не сняла с себя ни одного предмета одежды, кроме шляпки, даже туфли. – Вы не голодны? Я принес сандвичи.

Виола не стала притворяться незаинтересованной.

– Учитывая, что я ничего не ела, кроме сухарей... – горько произнесла она, умолкнув на полуслове, когда он сунул ей сандвич с ветчиной и сыром. Поджаренный он был бы съедобнее, но она была слишком голодна, чтобы беспокоиться из-за такого нюанса.

Поскольку она занимала единственное кресло, Джулиан уселся на деревянный табурет перед камином и вытащил из кармана две бутылочки.

– Эль или лимонад? – спросил он.

– Вина нет? – проворчала Виола, но взяла лимонад и запила им еду. Утолив голод, она скормила остатки сандвича щенку.

– Почему вы не в постели? – спросил Джулиан, прикончив свой сандвич. – Я же сказал, что вы не должны бояться меня.

– А я не боюсь, – заверила его она. – Я мерзну в той стороне комнаты. Вам известно, что на этом окне вместо стекла промасленная бумага?

– Я поговорю с хозяином, если это вас беспокоит. – Подойдя к кровати, он попытался сдвинуть ее с места. Кровать не поддалась.

– Что вы делаете? – поинтересовалась Виола. Джулиан напрягся, покраснев от натуги.

– Пытаюсь передвинуть ее поближе к огню.

– А-а. – Она еще немного понаблюдала за его усилиями, прежде чем смилостивиться: – Кровать прибита к полу. Я пыталась ее передвинуть, пока вас не было.

– Могли бы сказать, – заметил он.

– Вы ведь не живете здесь, не так ли? – сказала она. Он бросил на нее удивленный взгляд.

– Что вы имеете в виду?

– Здесь нет мебели, нет одежды. И явно нет еды.

– Вы сидите на стуле, – указал он. – А мою одежду вы бы обнаружили в шкафу в гардеробной, если бы удосужились посмотреть.

– Я посмотрела. Две рубашки и один жилет. А где остальная ваша одежда? Вы хотите, чтобы я поверила, что у вас только две рубашки и один жилет?

Джулиан покаянно рассмеялся.

– Пожалуй, я веду спартанский образ жизни, – признал он. – Но я провожу здесь мало времени.

– Очевидно.

– Я целый день на Бирже. Питаюсь в тавернах. Домой прихожу, только чтобы переночевать. – Схватив матрас, он стащил его с кровати и бросил на пол, испугав Бижу, которая тревожно тявкнула.

– Вы рассчитываете, что я лягу на полу? – недоверчиво спросила Виола.

– Зато вам будет тепло, – сказал он, бросив на матрас подушку и одеяло.

– А где будете спать вы? – подозрительно спросила она.

– А что вы предлагаете? – поинтересовался Джулиан. – Я буду спать в кресле, разумеется.

– Мистер Девайз, вы действительно полагаете, что я позволю вам спать в одной комнате со мной?

Джулиан нахмурился.

– Слугам покажется странным, если я буду спать в другом месте, – терпеливо проговорил он. – В конце концов, предполагается, что у нас брачная ночь.

Виола неохотно поднялась с кресла, которое он тут же занял.

– Откуда мне знать, что вы останетесь там? – осведомилась она раздраженным тоном.

– Моя дорогая, – устало откликнулся Джулиан, – если бы я хотел наброситься на вас, то давно бы уже это сделал. – Он положил ноги на каминную решетку и закрыл глаза. – Спокойной ночи, мисс Эндрюс.

Виола села на матрас и сняла обувь. Матрас оказался комковатым, и она не могла заставить себя лечь.

– Я хочу в кресло, – сказала она. Джулиан открыл глаза.

– Нет. Здесь вам будет неудобно.

Но она настаивала, и вскоре снова устроилась в кресле с Бижу, а он растянулся на матрасе, на полу.

– Спокойной ночи, мисс Эндрюс, – учтиво сказал он и закрыл глаза.

Виола вертелась, пытаясь устроиться удобнее, поглядывая на мистера Девайза, выглядевшего вполне довольным на полу. Вообще-то отсутствие интереса к ней было оскорбительным. Может, ему не понравилось целоваться с ней? А возможно, она не так привлекательна, как ей казалось.

– Это кресло очень неудобное, – объявила она. – Я хочу поменяться местами.

Джулиан сел, недовольно глядя на нее.

– Я совсем забыл, почему не хотел связываться с женщинами, – пробормотал он. – Вы уверены, что хотите лечь?

– Будьте добры, освободите мою постель, – заявила Виола с надменным видом.

Джулиан встал и сделал широкий жест, приглашая ее лечь, а сам занял освободившееся кресло.

– Теперь все? – поинтересовался он с иронией. – Вы удовлетворены?

Виола взбила подушку и легла, укрывшись до подбородка, но сна не было ни в одном глазу.

– Вы действительно не хотели связываться с женщинами? – поинтересовалась она.

– Да, – буркнул он.

– Почему?

– Потому что они не дают спать по ночам, – натянуто произнес он. – Спите, Мэри.

– Спокойной ночи, мистер Девайз.

Они оба закрыли глаза и притворились спящими. Раздался скрип кресла, затем опять. Виола открыла глаза и села, устремив на него гневный взгляд.

– Я никак не могу устроиться, – сказал Джулиан, оправдываясь.

– Это очень неудобное кресло, – любезно согласилась она.

– Но вам удобно, не так ли? Это единственное, что имеет значение.

– К вашему сведению, мне совсем неудобно, – возразила Виола, раздраженная его сарказмом. – Огонь греет меня только с одной стороны, а другая мерзнет.

– Печально слышать, – отозвался он. – Но вы могли бы поворачиваться, грея все стороны по очереди.

– Или... вы могли бы греть меня с другой стороны, мистер Девайз, – предложила она. – В конце концов, это ваша вина, что я мерзну.

Не прошло и секунды, как он оказался на матрасе рядом с ней.

– Нет, мистер Девайз, это жалкое одеяло не рассчитано на двоих, – пожаловалась Виола, когда он ухватился за край. – Вам придется обойтись без него.

В следующее мгновение он повернул ее на бок, лицом к огню, и обхватил за талию, уютно прижав к себе.

– По-моему, – сказал он ей на ухо, – одеяло достаточно большое для нас двоих.

– Пожалуй, – отозвалась она слабым голосом.

– Вам тепло? – спросил Джулиан.

– Вроде бы, – выдохнула Виола, потрясенная гулкими ударами собственного сердца.

– Вот и хорошо, – грубовато отозвался он. – А теперь давайте спать, черт возьми.


Глава 9

Казалось бы, находясь в такой тесной близости к практически незнакомому мужчине, Виола не должна была сомкнуть глаз, однако не прошло и минуты, как она, согревшись и расслабившись, задремала. Спустя некоторое время ее глаза открылись. Огонь в камине почти погас. Бижу посапывала в кресле.

Виола обнаружила, что лежит, прижавшись грудью к его груди. Она попыталась отстраниться, но он не позволил.

– Спите, – пробормотал он и снова заснул.

Почти сразу его хватка ослабла, и возмущенная Виола смогла высвободиться из его объятий без особого труда. Слегка отодвинувшись, она оперлась на локоть, глядя на спящего мужчину. Даже с закрытыми глазами, это было красивое лицо. Сон смягчил его черты, придав им мальчишеское выражение. Он выглядел вполне невинным. Виола подавила желание пригладить его взъерошенные волосы.

Вместо этого она ткнула его пальцем в грудь.

– Проснитесь!

Он открыл глаза и нахмурился.

– В чем дело? – сонно пробормотал он. Виола встала и взяла на руки собачку.

– Вы храпели, – чопорно сказала она. – И Бижу нужно выйти на улицу.

Джулиан потер глаза и сел на матрасе.

– Сколько времени?

– Четыре часа утра, – сказала Виола.

– Откуда вы знаете? – спросил он, зевая.

Виола указала на небольшие часы, стоявшие на каминной доске.

– Что это такое? – осведомился Джулиан, прищурившись.

– Это мои дорожные часы, – объяснила Виола. Он слабо улыбнулся.

– У вас есть дорожные часы?

– А что такого? Они есть у всех, – невозмутимо отозвалась Виола.

Джулиан сел в кресло и надел башмаки, затем натянул сюртук и встал.

– Господи, – произнес он, глядя на Виолу так, словно видел ее в первый раз. – Это действительно вы?

– В каком смысле? – раздраженно бросила она. Он улыбнулся.

– Вы действительно так красивы? Это не результат ухищрений?

– Каких еще ухищрений?

– Пудра, помада...

Виола свирепо сверкнула глазами.

– Помада!

– А ваши волосы, – продолжил он. – Они вьются от природы? Или вы накручиваете их на папильотки?

Виола не сочла эти необычные комплименты лестными.

– Можете считать, что у меня стеклянный глаз и деревянная нога, если вам так легче, – угрюмо отозвалась она, сунув ему Бижу. – Отнесите ее на улицу и убедитесь, что она сделала свои дела. И постарайтесь, чтобы она не попала под колеса.

Он вышел, и Виола услышала, как в замке повернулся ключ. Спустя минут пятнадцать он вернулся, впустив в комнату холодный воздух. Бижу дрожала.

– Она сделала свои дела? – требовательно спросила Виола.

– Конечно, – сказал Джулиан, опустив на пол Бижу, которая тут же сделала лужу. – Хотя, наверное, нет, – добавил он.

– Она не любит холод, – сказала Виола.

– Я протру пол. – Джулиан отправился в гардеробную, а Виола взяла собаку и вернулась в кресло.

– Хотите кофе? – предложил Джулиан, закончив уборку.

– В четыре утра? – усомнилась она. – Вы что, больше не ляжете?

Он покачал головой.

– Я уже не засну, – удрученно сказал он. – Наверное, из-за бодрящего воздуха. Пожалуй, пойду, поработаю. Я буду рядом, если вам что-нибудь понадобится.

К удивлению Виолы, он вышел из комнаты, оставив ее одну. И опять она почувствовала себя оскорбленной, даже обманутой.

Она сердито взбила подушку и легла.

Уединившись в кабинете, Джулиан нашел затруднительным сосредоточиться на брачном договоре леди Виолы. Его грызло беспокойство о собственном будущем, усугублявшееся возбуждением, которое он не мог удовлетворить без помощи Мэри, а она явно не собиралась идти ему навстречу. Даже выгуливание этой чертовой собаки по холодной и темной улице не охладило его пыл.

Раздосадованный, он открыл папку с документами леди Виолы.

Намного позже утром Хадсон лично приготовил для хозяйки чай с тостами и вручил поднос Корк, чтобы она отнесла наверх. Кухня де-факто стала его спальней, и он скорее пустился бы в пляс в церкви, чем допустил горничную в свою спальню.

– Пора бы ей проснуться, – раздраженно произнес он.

– Оставьте ее в покое, – сердито отозвалась Корк. – Женщинам позволяется спать подольше после брачной ночи. – Она взяла поднос и вылетела из кухни.

Виола приняла ванну и переоделась в гардеробной Джулиана.

– Это мой завтрак? – сказала она, вернувшись в спальню. – Поставь его на каминную решетку, раз уж здесь нет стола. А где ветчина? – спросила она, озадаченно глядя на поднос. – Где яйца? И мармелад?

Поставив поднос, Корк взяла собачку.

– Наверное, в доме больше ничего нет, мадам, – сказала она. – Мне кажется, мистер Девайз беден.

Виола взяла керамический чайник и налила бледного чая в щербатую чашку.

– Где он?

– Капитан Девайз? О, он ушел на Биржу, мадам.

– Понятно. – Виола бросила взгляд на часы. Половина одиннадцатого? Поразительно. Она никогда так долго не спала. В Йоркшире она вставала на рассвете.

– Распаковать ваши вещи, мадам? – нетерпеливо предложила Корк.

– Не надо. – Подойдя к двери, Виола открыла ее и прислушалась. – Где его слуга, не знаешь? – поинтересовалась она.

– Наверное, в кухне. Кажется, вы ему не очень нравитесь.

– Какая трагедия, – сказала Виола, осторожно выскользнув на лестничную площадку. Затем быстро сбежала вниз по лестнице и дернула входную дверь. Заперто! Виола нетерпеливо огляделась. Наверняка здесь есть запасной ключ. Если она найдет ключ и наймет кеб, то через час сможет позавтракать в Гэмбол-Хаусе. Днем в Лондоне нечего бояться.

Вызванный из кухни звоном колокольчика, Хадсон замер в дверях крохотного кабинета с неодобрительным выражением на длинном лице. Еще бы! Нахальная особа буквально разнесла на части кабинет его хозяина. Книги, тетради и газеты – все было небрежно разбросано. Хадсон ощутил вспышку возмущения.

Поделом ему, раз уж женился на женщине ниже его по положению! Даже помолвки не было. Даже заметки в газете. Разве так делают? Хадсон терпеть не мог непорядок, но более всего презирал нахальных женщин.

– Вы звонили, мадам? – осведомился он холодным тоном.

В поисках ключа Виола обнаружила в письменном столе ящик, который не открывался, и в данный момент была более заинтересована его содержимым, чем собственной свободой.

– Почему этот ящик заперт? – сердито спросила она. – Где ключ?

– Ключа нет, мадам.

– Понятно. – Виола взяла нож для разрезания писем и, не обращая внимания на протесты Хадсона, вставила узкое лезвие в замок и повернула. Хадсон мог только наблюдать, дрожа от бессильного гнева.

– Капитану Девайзу это не понравится, мадам!

– Дайте мне ключ! – заявила Виола, сражаясь с замком. Хадсон не выдержал:

– Если бы капитан хотел, чтобы у вас был ключ к этому ящику, то дал бы его вам! – возмущенно сказал он.

Виола удвоила свои усилия и, наконец, преуспела, отломав кончик лезвия.

– Ну вот, вы добились своего! – заявил Хадсон.

– Нет еще, – отозвалась Виола, отбросив сломанный нож. – Но я добьюсь. – Выпрямившись, она вытащила из кармана вилку. Глаза Хадсона расширились.

Оставив в покое замок, она вставила зубцы вилки в щель между ящиком и рамой стола. Передняя стенка ящика с громким треском отломилась, и на пол посыпались бумаги. Ничуть не смущенная, Виола сунула внутрь руку. Раздался щелчок, и Виола ощутила острую боль в пальцах, попавших в мышеловку.

– Что-нибудь не так, мадам? – осведомился Хадсон приятным голосом.

– Нет, – выдавила Виола со слезами на глазах, вытащив руку из ящика и изучая пострадавшие пальцы. – Со мной все в порядке. Спасибо за... сочувствие.

Внизу хлопнула дверь, и Хадсон поспешил вниз, навстречу хозяину. Виола замерла посреди разгромленной комнаты, ощущая странное чувство вины, словно она совершила что-то плохое.

– В чем дело, Хадсон? – раздался снизу бодрый голос Джулиана.

Хадсон с трудом сдерживал злорадство.

– Доброе утро, капитан. У миссис Девайз, кажется, возникли затруднения с ящиком.

Джулиан нахмурился, двинувшись вверх по лестнице.

– Почему ты не помог ей? Хадсон растерянно моргнул.

– Это ящик в вашем письменном столе, капитан, – объяснил он. – Она сломала его! Я пытался остановить ее, но что я мог сделать?

Виола вызывающе выпрямилась, готовясь к неприятной сцене.

– Привет, – сказал Джулиан, входя в комнату. В руках он держал пакет, завернутый в коричневую бумагу. Если он был недоволен видом разбросанных по полу бумаг, то никак этого не показал. – Вижу, вы освободили место для ленча, – заметил он, положив пакет на стол. – Отлично. Ветчина или язык?

Виола изумленно уставилась на него:

– Простите?

– Я принес сандвичи, – объяснил он, подтащив стул к столу и усевшись. – С ветчиной и языком. Что предпочитаете? – Расстегнув пальто, он вытащил две бутылочки. – Лимонад для вас и эль для меня. Так, что будете, есть? – повторил он, развернув бумагу.

Желудок Виолы сжался от голода. Схватив ближайший сандвич, она жадно впилась в него зубами, почти не ощущая вкуса.

– Господи, – усмехнулся Джулиан. – Разве Хадсон ничего не дал вам на завтрак?

Виола прожевала кусок и проглотила.

– Тост!

– Боюсь, из него никудышная кухарка. Вы одеты на выход, – отметил он.

На Виоле было ее белое пальто, надетое поверх обманчиво простого желтого платья. Черный каракуль она заменила норковым воротником, украсив шею жемчужным ожерельем.

– Да, а что? Я пленница? – вызывающе поинтересовалась она.

– Отнюдь. Куда вы хотели пойти?

– Я собиралась перекусить и посмотреть достопримечательности.

– Ах, достопримечательности. Ну конечно, – сказал Джулиан, забавляясь. – Так уж получилось, что я свободен сегодня днем и мог бы показать вам город. Что вы хотели бы увидеть?

Виола только сейчас распробовала, что ей попался сандвич с языком. Она бросила жадный взгляд на сандвич с ветчиной, который достался ему.

– Не знаю, – раздраженно отозвалась она. – Наверное, Тауэр. И Вестминстерское аббатство.

Джулиан хмыкнул.

– И все в один день? Они находятся на противоположных концах Лондона.

– Я собиралась купить путеводитель.

– Незачем. У вас есть я. Виола отодвинула сандвич.

– Вы что-то искали? – поинтересовался он, оглядывая разгромленную комнату. – Или просто давали выход чувствам?

– Ключ.

Он улыбнулся, глядя на сломанный ящик.

– По-моему, вы прекрасно обошлись без него.

– Почему вы держите этот ящик запертым? – требовательно спросила она. – Там ничего нет, кроме старой мышеловки.

– Мышеловки? Неужели? Я никогда не пользовался этим ящиком, потому что он не открывается.

Виола почувствовала себя идиоткой. Ее пальцы, зажатые мышеловкой, еще побаливали.

– А вам что понадобилось здесь? Вы же говорили, что приходите домой только переночевать.

– Я кое-что оставил здесь. Кроме вас, разумеется, – сказал он. – Папку. Вы, случайно, не видели ее, когда... наводили здесь порядок?

– Что еще за папку? – пожелала она знать.

– С документами леди Виолы. Я работаю над проектом, сулящим ей кое-какую выгоду.

– Вот как? – подозрительно спросила она. – И что за проект?

– Как вам известно, она скоро выйдет замуж. Я пытаюсь переоформить ее состояние таким образом, чтобы ее будущий муж не мог наложить на него лапы. Чем больше мне удастся утаить, тем меньше лорд Бамф сможет указать в брачном соглашении. – Джулиан улыбнулся. – Предпочитаете ветчину? – спросил он, подтолкнув к ней свой сандвич.

– Спасибо, – благодарно отозвалась Виола. – Я так проголодалась, что забыла, что не люблю язык. Джулиан откупорил бутылочку с лимонадом.

– Постараюсь запомнить.

– А вам не кажется, что со стороны жены неправильно скрывать свои деньги от мужа? – поинтересовалась она. – Наверняка вам бы не хотелось, чтобы ваша жена имела от вас секреты.

Джулиан пожал плечами.

– Если лорд Бамф получит контроль над деньгами леди Виолы, можно смело утверждать, что я не останусь ее маклером. Видите ли, мы с маркизом не являемся лучшими друзьями.

Глаза Виолы блеснули.

– Вы знакомы с лордом Бамфом?

– Я имел счастье встречаться с ним. Виола улыбнулась про себя.

– Он вам не понравился?

– Ну, как вам сказать. – Джулиан откусил от своего сандвича солидный кусок и задумчиво пожевал. – Учитывая, что он сноб, щеголь и редкостный осел, я при всем желании не мог проникнуться к нему симпатией. Леди Виолу остается только пожалеть.

– Она может завести любовника, когда выйдет замуж, – легкомысленно заявила Виола. – Так часто бывает в светских браках. Это же брак по расчету. Нелепо ожидать, что женщина будет соблюдать верность в подобных обстоятельствах.

– Понятно, – сказал он, помрачнев. – Вы одобряете супружескую измену?

– К-конечно, нет, – возразила Виола, запнувшись. – Но в тех случаях, когда мужчине и женщине не предоставили выбора... – Она умолкла под его сумрачным взглядом. – Наверняка они заслуживают некоторого снисхождения. В конце концов, человек имеет право на любовь.

– Сожалею, что не могу разделить ваш энтузиазм относительно супружеской измены. Честно говоря, я шокирован, что дочь священника рассуждает подобным образом. Шокирован и огорчен.

– Но случай леди Виолы исключительный, – запротестовала Виола. – Она не может получить свои деньги, если не выйдет замуж за лорда Бамфа. Или, по-вашему, она должна предпочесть бедность?

Джулиан сухо хмыкнул.

– Ее состояние всего лишь вернется в семью! Учитывая, что ее брат – один из богатейших людей Великобритании, моими заботами, разумеется, – я серьезно сомневаюсь, что ей грозит бедность. Насколько я могу судить, герцог обожает ее. Он даст ей все, что она пожелает.

Виола нахмурилась. Эта мысль не приходила ей в голову.

– Но ее отец хотел, чтобы она вышла замуж за лорда Бамфа, – возразила она. – Разве она не обязана выполнить его обещание? Думаю, вы бы не ослушались собственного отца.

– Вряд ли я могу сойти за образец примерного сына, – отозвался он. – Я поступил в армию вопреки воле отца.

– Неужели желания вашего отца так мало значат для вас? – поинтересовалась она.

– Шла война, Мэри, – объяснил он. – Я младший сын. Семейная честь требовала, чтобы я поступил так, а не иначе, но мой отец позволил родительской привязанности взять верх над чувством долга. Немыслимо, чтобы сын лорда Девайза отсиживался в тылу, когда остальные жители Суссекса посылают своих сыновей на войну. Мой отец не желал внимать доводам разума, так что мне ничего не оставалось, как ослушаться его.

– Должно быть, он очень гордится вами, – заметила Виола.

Джулиан издал смешок.

– Вовсе нет, уверяю вас. Может, поговорим о чем-нибудь другом? – предложил он. – О чем-нибудь более приятном? Я нашел подходящий дом на Грейсчерч-стрит. Если он вам понравится, я сниму его.

– Что? – изумилась Виола.

– Не могу же я поселить свою жену над лавкой ростовщика.

– Я не ваша жена, – напомнила Виола.

– Но станете ею, – самоуверенно сказал он. – Нам больше ничего не остается. Вы не можете и дальше жить со мной, если не выйдете за меня замуж, – это не в моих правилах. А что станет с вами, если вы расстанетесь со мной? Куда вы пойдете? У вас есть другие идеи, кроме тех, чтобы выйти за меня замуж и рожать мне детей?

Щеки Виолы вспыхнули.

– Детей! Вы сошли с ума!

– Это обычное последствие брака.

– Безумие?

– Дети.

– Вы точно сумасшедший. Я не собираюсь выходить замуж за безумца.

– И чем еще вы займетесь? Полагаю, вы могли бы стать гувернанткой, – продолжил он, прежде чем она успела ответить. – Кстати, у моей сестры большая семья, и она ищет гувернантку. Надеюсь, вы поете и музицируете?

Виола негодующе выпрямилась.

– Вы предлагаете мне работать? Джулиан рассмеялся.

– Этого я и опасался. Вы годитесь только для брака. И поскольку мы провели вместе одну волшебную ночь, для брака со мной.

– Едва ли эта ночь была волшебной! – возразила она.

– Для меня – была, – заявил он, и хотя Виола не отнеслась к его словам серьезно, ее охватил нервный озноб.

– Вы храпели, – солгала она.

– А вы чудесно пахли, – сообщил он.

Ни один из них не заметил, как Хадсон открыл дверь, и ему пришлось кашлянуть.

–Извините, что перебиваю, капитан. Вас хочет видеть мистер Парсли. Он говорит, что дело очень срочное.

– Я бы сказал, чертовски срочное! – прогремел зычный голос, сопровождаемый громким топотом ног по лестнице, но, к облегчению Виолы, человек, ворвавшийся в комнату, оказался безобидным на вид толстячком. – Дев! – взревел он при виде своей жертвы. – Дев, ты лживый, вороватый ублюдок! Мне следует перерезать тебе горло, так же как ты перерезал мое.

– Что-нибудь не так, Том? – учтиво осведомился Джулиан.

– И ты еще спрашиваешь! Как ты можешь сидеть здесь, хотя тебе отлично известно, что ты разорил меня! – Тут толстяк разразился бранью, заставившей Виолу вмешаться.

– Прошу прощения! – холодно произнесла она.

Мужчина замолк на полуслове и уставился на нее, разинув рот. Затем сдернул с головы шляпу, обнажив обширную лысину, обрамленную по краям густым венчиком темно-русых волос.

– Моя жена хочет сказать, – невозмутимо сообщил Джулиан, – что тебе следует извиниться перед ней за свои неподобающие выражения. Если ты этого не сделаешь, Том, я спущу тебя с лестницы.

Парсли беззвучно пошевелил губами, прежде чем к нему вернулся дар речи.

– Прошу прощения, мэм! – воскликнул он, наконец. – Я не заметил вас. Я даже не знал, что Дев женат!

– Это и вправду большая неожиданность, – любезно согласилась Виола. – Кажется, вы были чем-то расстроены, когда вошли сюда, – заметила она. – Может, теперь, когда вы немного успокоились, расскажете нам, в чем дело?

Парсли взглянул на Джулиана.

– Это бизнес, миссис Девайз. Думаю, мне лучше поговорить с вашим мужем наедине.

– Ты пришел ко мне домой, – лениво отозвался Джулиан. – Поколотил моего слугу. Бранишься в присутствии моей обожаемой жены, а теперь предлагаешь мне отослать ее прочь, чтобы ты мог продолжить скандалить. Тебе не кажется, что ты слишком многого требуешь?

– Я бы очень хотела послушать, что вы скажете, мистер Парсли, – вставила Виола.

– Ладно, миссус, – сказал Парсли, сжимая поля своей шляпы. – Я не хотел задевать ваши деликатные женские чувства, но ваш муж – мошенник!

– Прошу вас, продолжайте, – попросила Виола.

– Какого черта ты продал свои акции в торговле австралийской шерстью? – требовательно спросил Парсли, повернувшись к Джулиану. – Ты говорил, что я утрою свои вложения. Ты сказал, что австралийская шерсть не подведет. Ты говорил, что акции пойдут вверх.

– Они идут вверх, – сказал Джулиан. – Мне чертовски не хотелось продавать. Но мне были нужны деньги.

– Они не идут вверх, – сердито возразил Парсли. – Как только ты их продал, они покатились вниз. Все думают, что тебе что-то было известно заранее. Я разорен! Что я скажу своей жене? Как я буду кормить своих детей?

Джулиан не казался чересчур обеспокоенным.

– Извини, Том, но мне были нужны деньги. Я теперь женатый человек. Полагаю, ты заметил, что миссис Девайз – женщина благородного происхождения. Я не могу допустить, чтобы она жила над магазином на Ломбард-стрит.

– Конечно, – согласился Парсли. – Но, черт побери, ты клялся, что акции пойдут вверх! Это единственная причина, по которой я купил их.

– Они пойдут вверх, – заверил его Джулиан. – Держись. Прояви терпение.

– Вот, значит, как? – сказала Виола. – Вы разорили этого беднягу, обрекли его семью на нищету, и единственное, что вы можете сказать, это «держись»?

Джулиан бросил на нее удивленный взгляд.

– Похоже, ты обрел защитницу, Том, – заметил он. – А что, по-вашему, я должен делать, миссис Девайз?

– Вы должны что-нибудь придумать, – сердито отозвалась она. – Должен же быть какой-то способ исправить вред, который вы причинили.

– Возможно.

– Послушайте, мистер Парсли, – сказала Виола. – Видите ли, мой муж не законченный мошенник. Он втянул вас в эту передрягу, и он вас вытащит из нее.

В глазах Джулиана мелькнуло веселье.

– Моя дорогая жена, если я помогу мистеру Парсли, мы не сможем перебраться на Грейсчерч-стрит.

– Я никогда не буду чувствовать себя спокойно на Грейсчерч-стрит, зная, что ради этого ты разорил мистера Парсли, – заявила Виола. Она задумчиво оглядела тесную комнатушку. – Думаю, я могла бы сделать эту комнату уютной.

– Не сомневаюсь, – кивнул Джулиан. – Но, боюсь, нам придется затянуть пояса и считать копейки. Вы уверены, что сможете управиться с хозяйством на двадцать фунтов в месяц?

– Почему бы и нет? – пожала она плечами. Джулиан смял бумагу от сандвичей и бросил в огонь.

– В таком случае мне лучше пойти на Биржу и утрясти это дело.

Застигнутая врасплох, Виола ахнула, когда он схватил ее в объятия, оторвав от пола.

– До свидания, жена, – сказал он, целомудренно чмокнув ее в губы. – Если вам что-нибудь понадобится, дорогая, обратитесь к Хадсону. Он будет счастлив помочь. – Поставив Виолу на пол, он направился к двери.

Виола вышла на лестничную площадку, глядя, как они с мистером Парсли вышли на улицу. Хадсон закрыл дверь.

– Я хотела бы выбраться в город, Хадсон, – окликнула его Виола своим самым надменным тоном. – Вы не могли бы нанять мне кеб?

Хадсон холодно улыбнулся.

– Конечно, мадам.

Виола удивленно моргнула.

– Вы и вправду сделаете это?

– Ничто не доставит мне большего удовольствия, дорогая мадам, – последовал ответ.


Глава 10

Виола вылезла из кеба, с белым лохматым щенком на руках. Лакей Гэмбол-Хауса Джем знал всех герцогских собак, но эту не узнал.

– Новенькая? – жизнерадостно спросил он.

– Это Бижу, – сообщила Виола, вручив ему собачку. – Ее нужно вымыть и привести в порядок. А это моя новая горничная, Корк, – добавила она, когда девушка выбралась наружу.

Корк с изумлением уставилась на фасад Гэмбол-Хауса. Лондонская резиденция герцога была больше дома мэра Лондона и даже собора Святого Павла. При мысли о том, чтобы войти внутрь, ее колени ослабли.

– Джем – лакей, – объяснила ей Виола. – Как у моей горничной, у тебя более высокий статус. Ты не обязана разговаривать с ним, если тебе не хочется. Мой брат дома? – спросила она Джема, двинувшись вверх по ступенькам.

Джем поспешил за ней.

– Его светлость отбыл в Йоркшир на прошлой неделе. Осмелюсь предположить, он уже в Фэншо и гадает, куда делась его сестра, – рассмеялся он.

Парадная дверь отворилась, явив высокого мужчину весьма достойного вида.

– Добро пожаловать в Гэмбол-Хаус, миледи. Я Ловер, дворецкий. – Несмотря на внешнее спокойствие, неожиданное прибытие сестры герцога повергло дворецкого в панику.

– Доброе утро, Ловер, – сказала Виола. – Я должна извиниться, что не предупредила вас о своем намерении посетить Лондон.

– Миледи, это ваш дом, – с жаром отозвался дворецкий, проводив ее в огромный холл. – Мы все в распоряжении вашей милости. Не хотите ли перекусить?

В желудке Виолы что-то шевельнулось и заныло.

– Вообще-то я умираю от голода, – призналась она. – Я бы не отказалась от ленча, если вас не затруднит.

– Конечно, – сказал Ловер, обеспокоено наблюдая, как ее красивые глаза осматривают помещение. – Надеюсь, все в порядке, миледи?

– О да, – ответила Виола, задержав взгляд на портрете темноволосой женщины в белом платье и черной бархатной шляпе. За исключением одежды, отставшей от моды лет на двадцать, она была как две капли воды похожа на Виолу. – Не припомню, чтобы я позировала для этого портрета, – озадаченно сказала она.

– Это портрет покойной герцогини, миледи, – сообщил Ловер.

– А я думала, отец уничтожил все портреты моей матери, – заметила Виола. – Каким же ревнивым старым дуралеем он был!

– Мне удалось спасти один, миледи, – ответил Ловер, заслужив ее улыбку. – Он висит здесь со дня его смерти.

Виола нахмурилась.

– Выходит, мистер Девайз видел этот портрет! – воскликнула она, сверкнув глазами. – Он должен был мгновенно узнать меня!

– Мистер Девайз? – повторил Ловер в замешательстве. – Ваша милость имеет в виду молодого маклера, работающего на его светлость? Насколько я знаю, он никогда не переступал порог этого дома. Герцог часто приглашает его, но он всегда отказывается. Похоже, он из тех молодых людей, которые знают свое место, что редко встречается в наше время.

Виола успокоилась.

– Да, это очень ценное качество, – согласилась она. Тем временем внимание Ловера привлекла Корк, но он был слишком вежлив, чтобы спросить, кто она такая, предоставив объяснения Виоле.

– Это моя горничная Корк. Поселите ее в смежной комнате, если это возможно. В смежной с моей спальней, разумеется.

– Конечно, миледи, – заверил Ловер, провожая ее наверх по монументальной лестнице. – Комната вашей матери сохранилась в том же виде, какой она была при ней. Горничная ее светлости всегда спала в гардеробной, которая примыкает к спальне.

Глаза Виолы загорелись.

– Комната моей матери? Отведите меня туда!

Апартаменты герцогини состояли из нескольких роскошно обставленных комнат, но жемчужиной короны была спальня, выдержанная в голубых и золотистых тонах. Стены были обтянуты золотистой парчой, кровать украшал полог из бледно-голубого бархата. На полу лежал огромный ковер с золотисто-голубым узором на кремовом фоне. Мебель была выполнена в стиле рококо, считавшемся старомодным даже во времена матери Виолы, но он гармонировал со стилем дома. Перед французскими окнами, выходившими на Темзу, стоял изящный письменный стол. В другой части комнаты на круглом рабочем столике лежали переплетенные в кожу выпуски дамских журналов. Подойдя к письменному столу матери, Виола обнаружила в чернильнице свежие чернила.

– Спасибо, Ловер, – сказала Виола. – Это очаровательная комната, и вы поддерживаете ее в прекрасном состоянии. У меня такое ощущение, будто мама всего лишь отлучилась на минутку. – Она села за письменный стол своей матери и начала писать, продолжая говорить. – Мне нужно как можно скорее встретиться с главой Банка Англии. Отправьте Джема з ним в карете. Я пишу записку мистеру Харману, – добавила она, покрывая строчками листок бумаги. – Надеюсь, это не оторвет Джема от его обязанностей?

В отсутствие герцога обязанности Джема сводились к тому, чтобы праздно болтаться у парадного входа, когда он не торчал на кухне, подкрепляясь.

– Конечно, нет, миледи, – заверил ее Ловер. – Мы все в вашем распоряжении.

Виола подписала записку и протянула дворецкому.

– Пока это все, Ловер.

– Очень хорошо, миледи. – Он вышел, притворив за собой дверь.

– Давай посмотрим мамину гардеробную, – предложила Виола, вскочив на ноги.

Гардеробная герцогини включала ванну из розового мрамора и два огромных шкафа, заполненных одеждой.

Виола не могла удержаться, чтобы не принять ванну. Пока она нежилась в горячей благоуханной воде, Корк демонстрировала ей одежду, которую она вынимала из шкафа. Фасоны двадцатилетней давности с естественной, а не завышенной, как диктовала современная мода, талией заинтересовали Виолу. После некоторого размышления она выбрала платье из зеленого шелка. Оно сидело как влитое, подчеркивая все достоинства ее фигуры.

Одевшись и показав Корк, как уложить ее волосы в приемлемый пучок, Виола спустилась к ленчу, сервированному в очаровательной комнате в восточном стиле, со стенами, обтянутыми бирюзовым шелком, расшитым алыми орхидеями, и дверными проемами, отделанными лакированным бамбуком. Восьмиугольный стол был расписан золотыми хризантемами по черному лаку. Бижу, надушенная и пушистая, присоединилась к своей хозяйке, когда та уселась за стол. Ловер лично прислуживал за ленчем и казался польщенным аппетитом ее милости.

После ленча Виола провела некоторое время за написанием писем, устроившись за массивным письменным столом красного дерева в кабинете герцога. Первое письмо предназначалось ее брату, объясняя ее внезапный отъезд и перепоручая мисс Эндрюс его заботам, поскольку не могло быть и речи о том, чтобы отправить девушку к тетке. Кроме того, она сообщила брату, что собирается задержаться в Лондоне.

Поручив отправить письмо в Йоркшир, Виола приступила к своим обычным письмам к парламентариям, с подробными советами и указаниями. Это мирное занятие прервал Ловер, объявивший о прибытий мистера Хармана, управляющего Банком Англии.

Мистер Харман был плотным мужчиной с подвижным лицом и лохматыми бачками. Как и все в Сити, он был одет в черное с белым шейным платком. Виола приняла его в кабинете брата.

– У вас нервный вид, мистер Харман, – заметила она, отложив перо и устремив на него выжидающий взгляд.

На самом деле мистер Харман дрожал. У письменного стола стояли два удобных кожаных кресла, но ее милость не предложила ему сесть, и он остался стоять.

– Миледи, – выпалил он. – Я могу все объяснить. Виола откинулась в кресле.

– Какое необычное заявление, – сухо произнесла она. – Не уверена, что у вас это получится, мистер Харман, но я готова вас выслушать.

– Он заставил меня! – воскликнул управляющий, прижав свою шляпу к груди.

– Кто он? – осведомилась Виола любезным тоном.

– Этот мошенник, Девайз! Я был крайне недоволен, но он заставил меня выдать ему пустой чек со счета вашего брата. Это абсолютно против правил, но, клянусь вам, миледи, этот бандит не оставил мне выбора.

– И что, чек был обналичен? – поинтересовалась Виола. Управляющий посерел.

– Да, миледи. Получатель явился к открытию банка сегодня утром. Я лично выплатил деньги, хотя мое сердце щемило.

– Наверняка на счете было достаточно денег, чтобы оплатить этот чек, – заметила Виола.

– Конечно, миледи, – заверил он ее. – Но все равно это очень большая сумма.

– Разумеется. Вы сказали, что мистер Девайз заставил вас выдать чек. Каким образом?

– Угрозами, миледи. Он запугал меня. Я был в ужасе.

– Он угрожал вам? – поразилась Виола. – Насилием?

– О нет, миледи. Он слишком хитер для этого! Он пригрозил мне закрытием всех счетов его светлости сразу. Это породило бы панику. Банк Англии осадили бы полчища клиентов, требующих возврата их денег. Нам пришлось бы закрыть двери. Потребовались бы годы, чтобы восстановить доверие людей.

– Садитесь, мистер Харман, – нетерпеливо сказала Виола. – Я устала задирать голову, глядя на вас. Он мог бы обрушить Банк Англии, как обрушил «Чайлдс банк»? Вы это хотите сказать?

Управляющий с благодарностью опустился в кресло.

– Боюсь, он мог это сделать, миледи. Более того, когда я заглянул в эти холодные голубые глаза, я понял, что он готов это сделать. Я патриот, миледи. Я не мог позволить ему поставить Банк Англии на колени. – Он открыл свой портфель. – Я принес его досье, миледи, чтобы вы сами увидели, насколько он опасен.

Брови Виолы приподнялись.

– У вас есть его досье?

– Да, миледи, – ответил он, протянув ей папку с бумагами. – С тех пор как он обрушил «Чайлдс банк», правительство вынуждено проявлять чрезвычайный интерес к этому молодому человеку.

Виола с любопытством взяла папку.

– Я думала, что маленькие банки то и дело лопаются.

– «Чайлдс банк» совсем не маленький, – возразил он. – Весьма важные люди потеряли большие деньги. Скандал был такой, что пришлось вмешаться парламенту. Возникло даже подозрение, что Девайз работал на иностранное правительство.

Виола фыркнула.

– Только этим утром он устроил обвал на Бирже, продав акции австралийской шерстяной компании, – сообщил мистер Харман. – К счастью, у Банка Англии весьма разнообразные вложения, но, как я понял, многие потеряли свои деньги.

– Такова жизнь, мистер Харман. Кто-то теряет, а кто-то находит. Что заставляет вас думать, будто мистер Девайз работал на иностранное правительство?

– Видите ли, он питает слабость к иностранкам. – Поощренный внезапным интересом, вспыхнувшим в глазах Виолы, он продолжил: – Мы знаем о трех. Во время войны у него была испанка, графиня де ля Вега, но он вынужден был передать ее своему полковнику в связи с финансовыми затруднениями.

– Что значит «передать»? – осведомилась Виола, неприятно пораженная.

– Он был всего лишь лейтенантом, – объяснил управляющий. – У него не хватало средств на ее содержание, и он уступил ее своему начальнику. Вот что это за тип. Вскоре после этого его повысили до капитана.

– Вы намекаете, что мистер Девайз обменял эту женщину на продвижение по службе?

– Этого я не могу утверждать, миледи, – осторожно отозвался он.

– Вы сказали, что было три женщины, – напомнила Виола.

– Да, миледи. После войны Девайз увлекся мисс Шварц, дочерью прусского эмигранта, часовщика. Некоторое время он ухаживал за ней, но в конечном итоге она вышла замуж за помощника своего отца. Кажется, они вернулись на родину.

– Значит, она осталась в его прошлом, – отметила Виола. – А третья?

– Она не в прошлом, – злорадно сказал управляющий. – Пока еще мы не установили ее личность, но она явно иностранка. Девайз купил ее на аукционе в доме терпимости. Собственно, миледи, деньги, которые он украл у вашего брата, пошли хозяйке этого заведения.

– Миссис Дин! – воскликнула Виола. Он удивленно моргнул.

– Ваша милость знает ее?

– Я много чего знаю, мистер Харман. Что заставляет вас думать, что эта женщина иностранка?

– Она устроила шумную сцену на улице прошлым вечером, – ответил управляющий. – Девайз, должно быть, потерял голову из-за нее. Иначе он не стал бы так рисковать, похищая деньги у герцога. Вы, конечно, видите опасность?

– Опасность?

– Трудно сказать, что еще он способен натворить, охваченный страстью. Если его пассия – обычная проститутка, нам, возможно, не о чем беспокоиться. Но если она иностранная шпионка... Она может убедить его предать страну. Если вам дорога Англия, миледи, вы должны убедить своего брата выдвинуть обвинение против этого вора.

– Вы хотели бы видеть его повешенным? Как вы отправили на виселицу того клерка, мистера... Уайтхеда, кажется.

Управляющий неловко поерзал.

– Преступление Девайза того же рода, что и Уайтхеда, если не больше. Почему он должен уйти от ответственности? Удар по Банку Англии, миледи, – это удар по Англии.

– Я понимаю, мистер Харман.

– По крайней мере, попытайтесь убедить вашего брата уволить его. Лишившись доступа к счетам герцога, он не сможет с такой легкостью обделывать свои делишки.

– Я серьезнейшим образом обдумаю этот вопрос. А теперь можете идти.

Управляющий вскочил на ноги.

– А что... Что насчет меня, миледи? – взволнованно спросил он.

– Вашей вины здесь нет, – ответила Виола. – Я позабочусь, чтобы вы не пострадали.

– Благодарю вас, миледи! – Он поклонился и вылетел из комнаты.

– Ну, Ловер? – сказала Виола, открывая папку. – Что вы думаете об обвинениях мистера Хармана? Что это? Попытка оправдать себя? Или искренняя убежденность?

Дворецкий не привык, чтобы его мнением интересовались.

– Полагаю, и то и другое, миледи, – отозвался он с польщенным видом. – Я могу идти?

– Да, – сказала Виола. – Захватите с собой письма, пожалуйста. И пришлите мне чашку шоколада.

К тому времени, когда она закончила читать досье Джулиана, стрелка часов приблизилась к трем.

– Боюсь, я не успею пройтись с вами по дому, – сказала она дворецкому извиняющимся тоном, когда тот явился на зов колокольчика. – Вы не могли бы показать мне гостевые спальни?

Изо всех роскошно обставленных комнат только одна, казалось, заслужила ее одобрение.

– Да, – сказала она, входя в голубую комнату. – Эта подойдет. Пожалуй, я заберу кровать, шторы, диванчик. Эти два стула, ковер, столик для игр, часы... – Она огляделась, сосредоточенно хмурясь.

– Миледи? – произнес Ловер в явном замешательстве.

– Я обставляю дом для подруги, – объяснила Виола. – Еще мне понадобится кофейный сервиз, чайный сервиз, фарфор, серебро, хрусталь – на двоих. Не могли бы вы записать все это?

Ловер мгновенно достал карандаш и блокнот.

– Что касается обеда, – сказала Виола, – то я не буду обременять вас. И позабочусь о нем сама.


Глава 11

– Добрый вечер, Хадсон, – приветствовала Виола ошеломленного слугу.

Уже стемнело, и новоявленная миссис Девайз была одета в зеленое пальто, отделанное норкой. В одной руке она держала свою белую собачку, а другой развязывала ленты зеленой шляпки. Хадсон был уверен, что утром, когда она уходила из дома, она была одета в белое пальто и такую же шляпку. Ее собака тоже выглядела иначе: белее и пушистее.

На мгновение Виоле показалось, что он не пустит ее в дом, но Хадсон посторонился, уронив ледяным тоном:

– Добро пожаловать домой, мадам.

– Мистер Девайз еще не вернулся? – спросила она, вручив щенка Корк.

– Нет, мадам.

– Я попросила доставить сюда кое-какие вещи, – сказала Виола. – Они прибыли?

– Да, мадам, – сердито сказал он. – Вы его погубите, – пробормотал он себе под нос, когда она двинулась вверх по лестнице.

– Вы что-то сказали? – спросила Виола.

– Нет, мадам.

– Сказали, – настойчиво повторила Виола. – Не следует скрывать свои чувства.

– Очень хорошо, мадам. – Хадсон выпрямился во весь свой рост. – Вы погубите его, влезая в долги. Бархатные шторы, пуховые одеяла, подушки, перины...

– Перина только одна, – перебила его Виола. Легко взбежав по лестнице, она распахнула дверь спальни и огляделась. Все вещи, которые она позаимствовала в Гэмбол-Хаусе, были расставлены в соответствии с ее подробными указаниями.

– Фарфоровые чашки! – восклицал Хадсон. – Хрустальные бокалы! Шелковые ковры! Столы и стулья! Шампанское и икра! Как мой бедный капитан расплатится за все это? Он уже заложил все, что имел.

– Что значит – заложил? – с любопытством спросила Виола.

– Часы, саблю, мундир! Даже сапоги! И все из-за вас! – добавил он с горечью.

– Да нет, – нетерпеливо сказала Виола. – Что значит «заложил»? Я не знакома с этим термином.

Хадсон опешил от такого невежества.

– Это означает, что он отдал принадлежащие ему ценности мистеру Мордехаю из соседней лавки в обмен на небольшой заем. Если капитан не сможет выплатить эти деньги, то потеряет свои вещи. Мало того, мистер Мордехай – наш домовладелец. Так что нас еще и выселят.

– Ах, домовладелец, – протянула Виола, снова надев шляпку. – Из соседней лавки, говорите? Я хотела бы поговорить с ним насчет окна в моей спальне. – Она выскочила за дверь раньше, чем Хадсон успел остановить ее.

Виола никогда не встречалась с евреями, но «Айвенго» читала и поэтому опасений не испытывала. Напротив, она нашла мистера Мордехая, с его длинной седой бородой и черной шапочкой на макушке, весьма колоритным. Его лавка, набитая самыми разнообразными вещами, тоже выглядела живописно. Помимо множества часов здесь были предметы одежды, зонтики, музыкальные инструменты, чайные наборы, гобелены, мебель и безделушки. У стены были сложены картины в рамах.

– Добрый вечер, – обратилась она к хозяину, появившемуся из глубины лавки. – Вы так поздно работаете? И как идут дела в это время?

– По-разному, – отозвался он, недоверчиво глядя на модно одетую молодую даму, не похожую на его обычных клиентов. Когда такие дамы хотели что-нибудь заложить, то присылали слуг. – Вы хотели бы сделать заем, мадам?

– Нет, спасибо. Я миссис Девайз. Мой муж снимает у вас квартиру, если, конечно, вы мистер Мордехай.

– Да, это я, – ответил он. – Вот уж не знал, что капитан Девайз женился.

– Как я понимаю, мой муж недавно заложил у вас несколько вещиц. Надеюсь, вы еще не выставили их на продажу?

Мистер Мордехай заверил ее, что нет. Он сходил в заднюю комнату и принес большую коробку.

– Можете просмотреть содержимое, миссис Девайз, – сказал он, поставив ее на прилавок.

Открыв коробку, Виола обнаружила там серебряные карманные часы, бритву с рукояткой из слоновой кости, несколько серебряных пуговиц и серебряную пряжку, украшенные гербом подразделения, где, очевидно, служил Джулиан. Внизу лежал завернутый в бумагу алый мундир, отделанный золотым галуном, а также офицерская сабля в обшарпанных ножнах.

– Сколько вы одолжили ему? – спросила Виола, коснувшись каждого из этих любопытных предметов по очереди.

– Пятьдесят фунтов, – ответил он. – Вообще-то это столько не стоит, но он неплохой парень и отчаянно нуждался в деньгах.

– Вижу, вы хорошо присматриваете за его вещами, мистер Мордехай, – сказала он, закрыв коробку. – Уверена, он скоро расплатится с вами.

Его кустистые брови приподнялись.

– Вы пришли не для того, чтобы заплатить долг вашего мужа? – Судя по ее одежде и драгоценностям, она могла легко это сделать.

– Нет, конечно, – сказала Виола. – Капитану это не понравится. Он заплатит сам. Я пришла насчет окна в спальне. Вместо стекла в нем бумага. Нам нужен стекольщик, мистер Мордехай.

Он удивился.

– Капитан вроде бы не жаловался.

– Полагаю, он привык к холоду, но я нет.

– Окно будет починено, миссис Девайз, завтра же утром, – пообещал он.

– Спасибо, – сказала Виола, оглядываясь по сторонам.

– Что-нибудь еще, мадам?

– Нет, – сказала Виола. – Просто у вас здесь очень интересно. Напоминает чердак моей бабушки. Это манто в углу... Оно очень старое?

Мистер Мордехай направился в вешалке, где висела верхняя одежда.

– Какое, мадам?

– Из пятнистого меха.

Он принес манто и помог Виоле облачиться в него.

– Это манто принадлежало русскому князю. Он так и не выкупил его.

– Должно быть, он был некрупным мужчиной, – заметила Виола, любуюсь своим отражением в высоком зеркале. – Я возьму его, мистер Мордехай. Где мне расписаться?

– Расписаться? – в замешательстве спросил он. – Вы имеете в виду кредит? Но ваш муж в долгу у меня. Возможно, мы могли бы договориться, – произнес он, задумчиво глядя на нее. – Эти серьги, что на вас...

Виола коснулась своих сережек.

– Они принадлежали моей матери, – сказала она. – А как насчет этого? – спросила она, распахнув пальто.

Глаза мистера Мордехая расширились при виде броши, усыпанной бриллиантами. Он достал лупу и внимательно осмотрел брошь.

– Этого достаточно? – обеспокоено спросила Виола.

– Да, – благоговейно отозвался он. – Более чем.

Джулиан немного задержался, возвращаясь домой в этот вечер.

В доме было тихо, но Хадсон перехватил его, как только он переступил порог.

– Капитан! Слава Богу, вы дома.

Джулиан встревожился. Хадсон не имел привычки дожидаться его возвращения.

– В чем дело? – требовательно спросил он. – Что-нибудь случилось с миссис Девайз? Она еще не вернулась?

– Она здесь, – пробурчал Хадсон, – Но она скупила все магазины, – пожаловался он. – Она отсутствовала весь день, капитан. А когда вернулась, была одета в другое пальто. Конечно, это не мое дело, капитан, но от этой женщины добра не будет.

– Ты прав, Хадсон, – резко произнес Джулиан. – Это не твое дело.

– Я не могу молчать, – упрямо сказал Хадсон. – Я слишком много лет присматривал за вами, чтобы спокойно смотреть, как она вас губит. Не знаю, как ей удалось женить вас на себе... Хотя не трудно догадаться, – добавил он с горечью.

– Попридержи язык! – перебил его Джулиан. – Ты уже достаточно сказал, Хадсон. Еще одно слово на эту тему, и я тебя уволю, – предупредил он.

– Добрый вечер, капитан, – окликнула его Виола с лестничной площадки.

Джулиан поднял глаза. На ней было белое платье, очень простое на вид – как раз такое, какое должна носить дочь викария, имей она подходящую фигуру. Единственным украшением была нитка жемчуга на шее. Часть ее черных волос была поднята вверх, остальные свободно падали на спину.

– Иди спать, Хадсон, – сказал Джулиан, не сводя с нее глаз.

– Да, – кивнула Виола. – Идите спать. Я позабочусь о капитане.

Хадсон бросил один взгляд на лицо Джулиана и понял, что тот пропал. Покачав головой, он повернулся и направился в кухню.

Несколько мгновений молодые люди смотрели друг на друга, пока Виола не прервала молчание.

– Ну и денек! – сказала она беззаботным тоном. – У меня такое чувство, словно я дважды объехала вокруг света.

– Должно быть, вы ужасно скучали по мне, – заметил Джулиан, двинувшись вверх по лестнице.

Виола рассмеялась.

– Я вернулась только для того, чтобы узнать, что случилось с бедным мистером Парсли.

– Парсли? – насмешливо произнес Джулиан, добравшись до лестничной площадки и притянув ее в свои объятия.

– Можете смеяться, – произнесла Виола, почти касаясь губами его губ. От его близости ее пульс участился. – Но я весь день беспокоилась об этом бедняге.

– Правда? – усомнился он. – В таком случае позвольте вас утешить. Парсли спасен.

– Замечательно, – слабо произнесла Виола.

– Я выкупил все его акции. Теперь он богат, а я беден.

– Насколько? – пожелала она знать.

– Можно сказать, разорен.

– Это довольно глупо с вашей стороны, – заметила она.

– Но через полгода я буду очень богат. Если вы решитесь выйти за меня замуж, то будете очень богатой женщиной, любовь моя.

– Через полгода? – Она рассмеялась. – Мистер Девайз, вы предлагаете мне рискнуть?

– Через полгода я буду настолько богат, что вы не сможете даже приблизиться ко мне, – предупредил он. – Из-за толп девиц на выданье, которые будут гоняться за мной. Не упустите свой шанс.

– Тогда, пожалуй, мне лучше согласиться, – легко отозвалась Виола, но выражение ее глаз не оставляло сомнений в ее серьезности.

– Дорогая, – произнес Джулиан внезапно севшим голосом.

– Я только что согласилась принять ваше предложение, сэр, – укорила его она. – На вашем месте йоркширец проявил бы хотя бы чуточку признательности, если не привязанности.

Вместо ответа Джулиан приник губами к ее губам. Виола удовлетворенно вздохнула, тая в его объятиях. Молчание было продолжительным и пронизанным страстью. Он целовал ее, забыв о всяких приличиях, блуждая руками по ее телу и исследуя языком глубины рта. С непривычки она почти не отвечала, но это не охладило пыл Джулиана. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы остановиться.

– Если вы не поостережетесь, – произнес он нетвердым голосом, – то получите больше, чем просили.

– Но это так приятно – получить больше, чем просишь, – рассудительно отозвалась Виола. – Гораздо хуже получить меньше.

– Я хочу сказать, – заявил Джулиан со всей строгостью, на которую был способен, – что мы еще не женаты. Вы не должны искушать меня. Я, знаете ли, не камень.

Он решительно отстранился, отодвинув ее от себя.

– Я очень рада, – сказала Виола. – Мне не хотелось бы иметь камень вместо мужа.

– Этим утром вы утверждали, что вообще не выйдете за меня, – напомнил Джулиан. – Что заставило вас передумать?

Виола улыбнулась.

– Скажем, разлука пошла мне на пользу.

– Выходит, правильно говорят, что разлука смягчает сердца?

– А еще говорят, что кратчайший путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Вы голодны? Ужин на столе, – гордо сообщила она. – Я учусь быть женой, как видите.

– Но у меня нет стола.

– Конечно же, у вас есть стол, – возразила Виола. – Перед камином. Нет, не в той комнате, – поспешно сказала она, когда он двинулся к своему кабинету. – Я еще не закончила наводить в ней порядок. Здесь. – Она взяла его за руку и повела в спальню.

Джулиан последовал за ней в комнату, которую не сразу узнал. Над всем доминировала огромная кровать с четырьмя резными столбиками, которые поддерживали парчовый полог, придававший ей сходство с шатром средневекового рыцаря. Окно и большую часть стены закрывали темно-синие, бархатные шторы. Над камином, где тикали массивные бронзовые часы, висела большая картина в золоченой раме, изображавшая охотничью сцену. Перед огнем на небольшом столике, накрытом белоснежной скатертью, был сервирован ужин, сверкая фарфором, серебром и хрусталем. Вместо стульев вплотную к столу был, придвинут диванчик для двоих, обитый темно-голубым атласом.

Джулиан замер, завороженный образом долговой тюрьмы, мелькнувшим у него перед глазами. Он даже не заметил, как она сняла с него сюртук, оставив в рубашке и жилете.

– Что вы наделали? – прошептал он.

– Вам нравится? – поинтересовалась она, явно довольная собой. – Правда, неплохо получилось? Теперь это очаровательная комната со всеми мыслимыми удобствами. При желании мы можем даже задергивать занавески у постели для... тепла.

Джулиан подошел к столу и взял бутылку вина, баснословно дорогую, судя по этикетке. Хуже того, она была уже открыта, и он не мог отослать ее назад.

– У меня к вам только два вопроса, – холодно сказал он, поставив бутылку на место. – Сколько все это стоит? И где я возьму такие деньги? Да одна кровать наверняка стоит фунтов двадцать!

– Ничего подобного! – поспешно заверила его она. – Она подержанная. Здесь вообще нет ничего нового, не считая еды, разумеется.

Джулиан снова обрел способность дышать.

– Подержанная? Слава Богу. Но все равно это очень дорогие вещи. Сколько я задолжал?

– Ничего, – гордо ответила Виола. – Я заплатила за все, заложив кое-что из своих драгоценностей.

Джулиан снова замер, будто громом пораженный.

– Что вы сделали? – произнес он с явным неудовольствием в голосе.

– А что такого? – отозвалась она с невинным видом.

– Вы заложили свои драгоценности, Мэри?

– Я зашла к мистеру Мордехаю, чтобы поговорить с ним насчет окна. Слово за слово, и я принялась закладывать ему свои вещи, как настоящая жительница Лондона.

Джулиан вздохнул.

– Все это придется вернуть. Я поговорю утром с мистером Мордехаем.

– Ни за что! – заявила Виола. – Я предпочитаю иметь удобную постель, а не бриллиантовую брошь. Если приходится выбирать, конечно.

– Вот именно. Вам незачем выбирать. Я выкуплю брошь назад.

– Мне плевать на эту дурацкую брошь! – нетерпеливо сказала Виола. – Но мне необходима удобная постель и вкусная еда. Я так старалась сегодня, а вы все портите, – обвинила она его. – По-моему, вы очень скупой и мелочный. В конце концов, это моя брошь, и я могу делать с ней все, что пожелаю.

Джулиан растерянно моргнул.

– Вы правы, – сказал он. – Извините. Мне следовало поблагодарить вас, вместо того чтобы устраивать сцену. Пойду, умоюсь. Когда вернусь, буду другим человеком.

Виола моментально простила его.

– В гардеробной есть горячая вода.

Когда Джулиан вернулся, Виола стояла перед огнем, снимая крышку с главного блюда. Ее платье просвечивало, обрисовывая контуры фигуры, и Джулиан ощутил острый приступ желания.

– Садитесь, – улыбнулась она, подняв глаза. – Вы не могли бы налить вина, пока я буду резать пирог?

Джулиан покорно опустился на диван, обтянутый голубым атласом.

– С чем пирог? – спросил он.

– С мясом фазана и вишнями, вымоченными в бренди, – ответила Виола и поставила перед ним тарелку.

Желудок Джулиана заволновался.

– Вино тоже я должна наливать? – рассмеялась она.

– Да, пожалуйста, – кротко отозвался он.

Виола отрезала себе кусок пирога и села на диван, глядя, как он ест.

– Ну, как? – спросила она, когда он потянулся к своему бокалу.

– Восхитительно! – отозвался Джулиан, сделав огромный глоток вина.

– Как видите, я не поленилась съездить на Пиккадилли, чтобы накормить вас вашей любимой едой, и что я получаю в благодарность?

Джулиан помедлил, окинув взглядом еду, выставленную на столе.

– Это моя любимая еда?

– Во всяком случае, это то, что ваша бабушка присылала вам во время войны.

– Боже милостивый! И, правда. Это вам Хадсон рассказал? – недоверчиво спросил он.

– Вообще-то нет, – уклончиво отозвалась Виола. – Я узнала это у продавцов. Они помнят вашу бабушку.

– Но мы не можем так питаться каждый день, Мэри.

– Конечно, нет, – отозвалась она. – Мы будем чередовать вашу любимую еду с моей.

– Вы прекрасно поняли, что я имею в виду, – заметил он. – Это слишком дорого.

– В таком случае она не должна пропасть, – сказала Виола.

Джулиан не стал спорить. Несколько утолив голод, он отложил нож и вилку, вытер губы салфеткой и повернулся к своей очаровательной соседке. С тарелкой в одной руке, Виола сидела на диване, подогнув под себя ногу, и не столько ела, сколько играла со своей едой. Под его взглядом она взяла вишенку, украшавшую пирог, и сунула в рот.

– Должно быть, это напомнило вам войну, – заметила она.

– Ода. – Он издал короткий смешок. – Местные красотки боролись за привилегию потчевать меня пирогами. Удивительно, как я успевал воевать.

Виола облизала пальцы.

– Вот как? Графиня де ла Вега потчевала вас пирогами?

– Похоже, Хадсон распустил язык, – сердито бросил Джулиан, покраснев.

– Пустяки, Дев, – небрежно сказала Виола. – Я и не рассчитывала, что выхожу замуж за монаха. Собственно, я бы простила вам... десять женщин – при условии, что они в прошлом. Учитывая, что фрейлейн Шварц благополучно вышла замуж за своего соотечественника, а графиня перешла к вашему полковнику, мне не о чем беспокоиться.

– Я убью Хадсона, – произнес Джулиан сквозь зубы.

– О, не надо винить Хадсона, – легко сказала она. – Я поставила себе целью разузнать о вас как можно больше. Жена имеет право знать все о своем муже.

– Возможно, – сказал он, допив вино, – но пока еще мы не женаты.

– Это всего лишь формальность, – заявила Виола, сунув в рот очередную вишенку.

– Вот как? – изумился Джулиан, накрыв ладонью ее колено.

Прикосновение к тонкой ткани, согретой теплом ее тела, доставило ему острое удовольствие, и он подавил желание зарыться лицом в складки ее юбки. Вместо этого он сжал пальцы и потянул юбку к себе. Виола заскользила по атласной обивке дивана.

– Это так мужья ухаживают за своими женами в Суссексе? – поинтересовалась она, скрывая смущение. – После такого обращения мне придется гладить юбку.

Глаза Джулиана блеснули.

– Если вы не поостережетесь, Мэри, то узнаете, как мужья ухаживают за своими женами, – сказал он, неохотно отпустив ее юбку.

Виола перехватила его руку.

– Но я хочу это узнать. Я хочу знать, каким мужем вы будете.

У Джулиана перехватило дыхание.

– Что ж, скоро узнаете, – заверил он ее.

Виола взяла еще одну вишенку и принялась ее жевать с видимым наслаждением.

– Я хочу узнать сейчас, – сообщила она, откинувшись на спинку дивана. – Я не люблю сюрпризов.

– Вы не понимаете, чего просите, – сказал Джулиан.

– Но мы же только разговариваем, – возразила она с лукавым блеском в глазах. – С чего вы начнете? В нашу брачную ночь, разумеется. Отпустите мою горничную и разденете меня сами? Или вы придете ко мне в темноте?

– Не искушайте меня, – взмолился Джулиан, не в силах убрать руку с ее колена.

– Почему? – шепнула она. – Мы совсем одни.

– Действительно, где ваша собака? – в отчаянии спросил он. – Куда делась эта собачонка?

– Бижу? – невозмутимо откликнулась Виола. – На чердаке, с Корк. Такое обилие еды сводит ее с ума.

– Это вы сводите меня с ума, – сказал Джулиан. – Хватит, – сердито добавил он, когда она взяла со своей тарелки очередную вишенку.

– О, я охотно поделюсь с вами! – Она поднесла ягоду к его губам. – Ешьте.

Джулиан закрыл глаза и втянул в рот вишенку вместе с ее пальцами.

– Правда, вкусно? – шепнула Виола. Отставив тарелку в сторону, она взяла его руку и положила себе на грудь. – Просто наслаждение.

– Мы еще не женаты, – с укором произнес он и, обхватив одной рукой ее грудь, другой скользнул под юбку.

– Разве? – возразила Виола, потянув за конец платка, завязанного у него на шее. – Вы же обещали жениться на мне. И, как человек слова, не можете бросить меня, не так ли?

– Никогда, – клятвенно произнес Джулиан, чувствуя, как платок соскользнул с его шеи.

Виола принялась за пуговицы его жилета.

– Значит, во всем, что касается целей и намерений, я уже ваша жена, – сказала она. – А вы мой муж. Можете поцеловать новобрачную, – добавила она, коснувшись губами его губ. К ее неудовольствию, он не ответил. – Неужели нам нужен какой-то замшелый священник, чтобы благословить союз наших сердец, душ и тел? – Нетерпеливо спросила она. – Что он может дать нам, кроме клочка бумаги? Поцелуйте меня, Джулиан. Джулиан открыл глаза.

– А как насчет благословения церкви? – поинтересовался он, отстранившись. – Согласия общества. Эти вещи ничего не значат для вас?

– Вообще-то нет, – призналась она, состроив гримаску. Джулиан покачал головой.

– Не знай я, что вы дочь викария, подумал бы, что ваш отец дьявол, – посетовал он, одернув ее юбку.

– Мне просто любопытно, – сказала Виола, очаровательно надувшись. – Это вполне естественно.

Джулиан подавил стон. Воодушевленная, Виола удвоила усилия. Но, как она ни старалась, ей не удалось добиться отклика. Более того, он поймал ее руки, так что она не могла продолжить раздевать его.

– Боже правый! – воскликнул он, когда она оставила свои попытки. – Неужели так принято в Йоркшире?

– В Йоркшире все бы уже закончилось, – заявила она, сердито вспыхнув.

Джулиан рассмеялся.

– Извините, – сказал он, подавив веселье. – Я не понял, кого вы хотели оскорбить: моих земляков или своих?

– Я вас ненавижу, – сказала она, стряхнув его руки. – Я передумала. Я не выйду за вас замуж.

Джулиан не отпустил ее.

– Я пытаюсь защитить вас, – сказал он, заключив ее в объятия. – Потерпите.

К его ужасу, она разрыдалась.

Чувствуя себя вдвойне униженной, она высвободилась из его рук и убежала в гардеробную, захлопнув за собой дверь. Она не чувствовала себя защищенной. Она чувствовала себя глупой и отвергнутой. Обиженная и сердитая, она посмотрела в зеркало и, как ни старалась, не обнаружила ни одного изъяна в своей внешности.

И, тем не менее, Джулиан Девайз не хотел ее. За весь вечер он не сделал ей ни одного комплимента! Не то чтобы она нуждалась в его комплиментах, разумеется. Она оделась исключительно для собственного удовольствия.

– Я прекрасно выгляжу, – сказала себе Виола, шмыгнув носом.

Она немного подождала, фантазируя, как Джулиан появится на пороге и заключит ее в объятия. Но ничего подобного не случилось, и ожесточившаяся Виола вернулась в спальню с намерением отомстить.

Но он исчез. Выйдя на лестничную площадку, она услышала, как в замке повернулся ключ.

Раздосадованная и обиженная, она налила бокал вина, выпила его залпом и легла в постель.

Она лежала без сна, обдумывая планы мести. Прошло немало времени, прежде чем она услышала, что дверь приоткрылось. Виола закрыла глаза, притворившись спящей.

– Мэри, ты спишь? – шепнул Джулиан, скользнув в постель рядом с ней.

Не дождавшись ответа, он положил руку ей на плечо.

– Я знаю, что ты не спишь. Не сердись, любимая. Давай поговорим.

Виола не шелохнулась. Вздохнув, он отодвинулся от нее, вытянувшись на другой стороне постели. Виола мстительно представила себе, как он лежит, не в силах заснуть, чувствуя себя несчастным и отвергнутым. Иллюзия рассеялась без следа, когда он начал похрапывать.

Оскорбленная, Виола села на постели и повернулась к нему. Джулиан лежал на спине, закинув руки за голову. Он был так красив, что желание отомстить рассеялась, оставив чувство обиды. Она осторожно коснулась его плеча. Джулиан встрепенулся во сне и перестал храпеть. Его кожа была теплой и гладкой. Виола осторожно погладила ее, внимательно наблюдая за его лицом в свете камина. Не хватало еще, чтобы он проснулся и застал ее за этим занятием. Затем взъерошила тонкие волоски на его груди, вначале пальцами, затем своим дыханием. Джулиан снова встрепенулся и застонал. Виола быстро убрала руки. Боясь разбудить его и не в силах оставить в покое его тело, она принялась поглаживать его торс. Живот Джулиан напрягся, и он беспокойно зашевелился.

– Ты пытаешься свести меня с ума? – спросил он, не открывая глаз.

При звуке его голоса Виола испуганно отпрянула, бросившись на постель и повернувшись к нему спиной. Крепко зажмурившись, она притворилась, что спит.

Джулиан прижался к ней, почти грубо притянув ее бедра к себе, но его рука, убравшая волосы с ее шеи, была нежной.

– Я предупреждал тебя, чтобы ты не искушала меня, – сказал он изменившимся голосом, стягивая с нее платье. Если бы Виола не притворялась спящей, она наверняка остановила бы его.

Его губы прошлись по ее шее.

– Ты этого хотела? – вкрадчиво поинтересовался он. Его хрипловатый голос действовал на нее почти так же опьяняюще, как его губы. Виолу пронзила дрожь предвкушения, когда он крепко притянул ее к себе, а его рука нашла и обхватила пышную округлость ее груди. Она издала тихий возглас, когда его пальцы коснулись чувствительного бутона, венчавшего ее грудь. Никогда в жизни ее не касались так интимно, вызывая шок и восторг одновременно. Наслаждение растекалось по всему ее телу. Она ощущала странную боль внизу живота, и, словно почувствовав это, он передвинул руку ниже, поглаживая ее ягодицы, пока она не раскрылась и он смог почувствовать влагу сквозь тонкую ткань платья. Виола прикусила губу, чтобы не вскрикнуть.

– Я знаю, что ты не спишь, – выдохнул Джулиан, приподняв ее платье. Вид ее обнаженной плоти привел его в неистовство. В мгновение ока он высвободил свое возбужденное естество, не дававшее ему покоя весь вечер, и избавился от остатков одежды. – Повернись ко мне лицом. Ты же не хочешь, чтобы я взял тебя сзади, как кобылу? – мягко спросил он.

Виола ахнула, почувствовав, что он раскрывает ее пальцами. В следующее мгновение он перевернул ее на спину и навис над ней, привстав на колени. Его мужская сила поразила и возбудила ее. Она задрожала всем телом. – Ты все-таки не спишь, – заметил он, улыбаясь.

Едва ли она могла отрицать этот факт, лежа перед ним с задранными выше талии юбками. Она попыталась прикрыться, но он не позволил, положив одну руку ей на живот, пока другая рука умело ласкала ее между ног.

– Вот чем занимаются мужья по ночам, – сообщил он, продолжая улыбаться. – Тебе нравится?

Виола отвернулась, разрываясь между наслаждением и смущением.

– Ты права, – сказал он, опускаясь на нее. – Зачем отказывать себе в удовольствии? Зачем тебе чувствовать себя несчастной? Зачем мне мучиться?

– Ты мучаешься? – спросила она.

– С того момента, как увидел тебя.

– Я тоже, – слабо отозвалась она. Джулиан хмыкнул.

– Ты не знаешь, что такое мучиться... пока. – Виола подавила рыдание, когда он перестал ласкать ее. Ее охватила такая слабость, что он мог делать с ней все, что пожелает. Джулиан раздел ее и окинул обнаженное тело удовлетворенным взором. – Каждое мгновение промедления настоящая пытка для меня.

Виола снова попыталась прикрыться.

– Струсила? – спросил он, разведя ее ноги, так что она полностью открылась ему.

Щеки Виолы загорелись.

– С чего бы? – заявила она, но ее голос дрогнул. – Ведь я не из Суссекса.

Джулиан хмыкнул.

– Сейчас ты кое-что почувствуешь, – сказал он, медленно опускаясь на нее. Желание проникнуть внутрь было таким острым, что он с трудом сохранял самообладание.

Виола затаила дыхание. Ну вот, она больше не девственница. Она победила. Он пытался противиться ей, но в конечном итоге сдался. Она слишком желанна.

В следующий момент ее пронзила острая боль. Ошеломленная, она могла только хватать ртом воздух. Джулиан тоже тяжело дышал. Он больше не мог контролировать себя.

– Какая ты сладкая, – выдохнул он и начал двигаться.

Виола не могла сопротивляться. Пришпиленная к постели, она не принадлежала самой себе. Она молотила кулаками по его плечам, но это, казалось, только воодушевляло его. Как и ее протестующие возгласы. Откинув назад голову, он издал громкий звук, нечто среднее между рычанием волка и криком петуха.

Ей было абсолютно ясно, что она совершила ужасную ошибку. Если такова реальность супружеской жизни, ей это не нужно. Издав еще несколько стонов и судорожных вздохов, он рухнул на нее. Это было отвратительно, но, не считая вполне реальной боли между ног, ей удалось остаться выше всего этого.

Джулиан скатился с нее и вытянулся рядом.

– Ну, как, тебе было хорошо? – поинтересовался он с самодовольной улыбкой на губах.

Виола ошеломленно уставилась на него.

– Ты причинил мне боль, – сообщила она ему обвиняющим тоном.

Джулиан тихо рассмеялся.

– Подожди, когда будешь рожать, – сказал он, и, повернувшись на бок, заснул.


Глава 12

Утром Джулиана, вторгшегося голым в гардеробную, встретил женский визг. Виола принимала ванну с помощью Корк. При виде Джулиана она погрузилась в воду, насколько это было возможно без риска утонуть.

– Уходи! – взвизгнула она.

Корк потрясенно ахнула, когда хозяин забрался в ванну, усевшись позади хозяйки. Зажатая между его ногами, Виола сдвинулась вперед, упершись подбородком в колени.

– Ты сошел с ума?! – воскликнула она. – Как ты можешь расхаживать голым перед моей горничной!

– Корк благоразумно удалилась, – отозвался Джулиан, плескаясь в воде. – Извини за неудобство, дорогая, но, боюсь, я опаздываю на Биржу, а после прошлой ночи просто обязан принять ванну.

Виола подпрыгнула, почувствовав, что его руки скользнули по ее бедрам.

– Прекрати сейчас же! Что, по-твоему, ты делаешь?

– Ищу мыло, – отозвался он невинным тоном. Повернув голову, Виола сердито сунула ему кусок мыла.

– А теперь что ты ищешь? – взвизгнула она, когда его руки вновь скользнули под воду, коснувшись ее ягодиц.

– Мочалку.

Виола бросила мочалку через плечо и обхватила колени руками, чтобы занимать меньше места.

– Хорошо спала? – поинтересовался Джулиан, намыливая мочалку.

– Нет, – холодно отозвалась она. Он хмыкнул.

– Если у тебя была бессонница, надо было разбудить меня, и мы бы нашли себе занятие.

Виола ощетинилась.

– У меня не было бессонницы, – сообщила она. – Мне было больно, и я не могла спокойно спать.

Джулиан рассмеялся.

– Ах, это...

– Да, это! – зашипела Виола. – Ты вел себя как тупое животное. Никогда в жизни я не испытывала ничего более ужасного и омерзительного!

Джулиан вздохнул.

– Дорогая, больно бывает только в первый раз. Разве твоя мать не объяснила тебе это?

– Моя мать умерла, когда я была совсем маленькой. Джулиан обхватил ее руками.

– Бедняжка, – шепнул он ей на ухо. – В следующий раз будет лучше. Обещаю.

– В следующий раз! Неужели ты воображаешь, – сказала она, яростно вырываясь, – что я позволю тебе проделать это снова?

Джулиан снова рассмеялся.

– Моя дорогая, я уверен в этом.

– Ты ошибаешься, – сердито возразила Виола. – Мне противно даже думать об этом.

Он крепче обнял ее.

– Прости меня, Мэри. Я никогда не имел дела с девственницей. Я не понимал, как это будет трудно для тебя. Но для меня это было райским блаженством.

Джулиан, казалось, не слышал ее слабых протестов, продолжая дразнить ее плоть языком и губами. Он делал это и раньше, пальцами, но наслаждение никогда не было таким острым. Виола вскрикнула, но, когда он вдруг отстранился, вскрикнула снова.

– Не останавливайся, – взмолилась она. – Я не это имела в виду.

Джулиан тихо рассмеялся. Он не собирался останавливаться, пока наслаждение не сотрет из ее памяти неприятные воспоминания, связанные с потерей девственности. Не прошло и нескольких минут, как Виола содрогнулась, испытывая удовлетворение, заполнившее ее целиком, с макушки до кончиков ног.

– Ну, как, лучше? – поинтересовался Джулиан с самодовольным видом.

Виола призвала на помощь все свое достоинство.

– Спасибо, мне стало чуточку лучше.

– А мне хуже, – удрученно сообщил Джулиан и выпрямился, продемонстрировав ей свое напряженное естество. – Ты позволишь мне попытаться снова?

Виола застонала. Она чувствовала себя слабой, как кисель, и он это знал.

– Ты обманул меня, – пожаловалась она, когда он расположился между ее бедрами. Ее глаза расширились, когда он заполнил ее, но никакой боли не последовало.

– Ты действительно внутри меня? – недоверчиво прошептала она.

Джулиан прижался губами к ее губам.

– Да, дорогая.

– Не могу поверить!

– Плохо, – сухо произнес он, начав медленно двигаться. – А теперь веришь?

– О да, – прошептала она.

– Как насчет боли? – поинтересовался он, придерживая ее за бедра и ускорив движение.

Виола обхватила его руками, притянув к себе.

– Это самая приятная боль, – призналась она, – из всех, что мне приходилось испытывать.

– А теперь мне пора собираться на работу, – сказал Джулиан. – Одному Богу известно, что эти олухи натворят на Бирже без моего руководства.

Виола недоверчиво рассмеялась.

– Ты уходишь? Сейчас?

– Я должен, – сказал он, направившись в гардеробную. – Я не намерен держать тебя в позорной бедности ни один лишний день.

– Ты работал вчера, – посетовала она, следуя за ним.

– Я должен работать каждый день, – сказал он.

– Но не сегодня. Я подумала, что мы могли бы пожениться сегодня.

Джулиан бросил на нее удивленный взгляд.

– Боюсь, это невозможно, дорогая. Виола похолодела.

– Что?

– Конечно, я женюсь на тебе, – поспешно сказал он. – Но, во-первых, у нас нет денег. Нельзя получить особое разрешение в кредит. И потом, мне нужно найти священника, который обвенчает нас. Это тоже стоит денег.

– Сколько? – требовательно спросила Виола.

– Позволь мне позаботиться обо всем, – сказал Джулиан. – И, ради Бога, не надо ничего закладывать, если ты не хочешь задеть мою гордость. В конце месяца у меня будет необходимая сумма, и мы сможем... делать все, что пожелаем, – неловко закончил он при виде Хадсона, который явился, чтобы помочь своему хозяину одеться.

– Так долго? – спросила Виола, не замечая Хадсона.

– Боюсь, что да, любовь моя.

Хадсон сердито кашлянул, и Виоле ничего не оставалось, как выйти из комнаты.

Спустя несколько минут Джулиан вышел из гардеробной, облаченный в новый темно-серый костюм, голубой жилет и белоснежный шейный платок. На его голове красовался цилиндр с загнутыми полями. Он выглядел необычайно элегантно.

Виола восхищенно улыбнулась.

– О, все сидит как влитое. Я напрасно беспокоилась.

– Мадам, – холодно произнес Джулиан, – что все это значит?

– Тебе нужна была новая одежда, – отозвалась Виола. – Ты выглядишь как настоящий джентльмен, – проворковала она, подойдя к нему, чтобы добавить последние штрихи к его безупречному облику.

– Я выгляжу смешно.

– Ничего подобного, – возразила она. – У меня аж мурашки по телу.

– Где моя старая одежда? – требовательно спросил Джулиан, не желая отвлекаться. – Хадсон не смог найти ее.

– Боюсь, мне пришлось избавиться от нее, – заявила Виола без тени сожаления в голосе.

– Что?!

– Это была чудовищная одежда, – сказала она вызывающим тоном. – Эта гораздо лучше.

– Сюртук слишком короток, – пожаловался Джулиан. – А жилет слишком кричащий.

– Это такой покрой, чтобы показать жилет и облегчить доступ к часам, – объяснила она. – Цвет жилета идеально подходит к твоим глазам. А у тебя необыкновенно выразительные глаза, – льстиво добавила она.

– У меня даже нет часов, – фыркнул он. – А эта ужасная шляпа с загнутыми полями! Я выгляжу как денди!

– А, по-моему, ты выглядишь великолепно, – парировала Виола. – Ты обязан выглядеть прилично, – твердо сказала она. – Это твой долг по отношению ко мне. И к тем людям, которых ты разоряешь. Думаешь, им приятно, когда над ними одерживает верх скверно одетый молодой человек. Это, должно быть, очень унизительно.

Джулиан хмыкнул.

– Пожалуй, ты права, – весело отозвался он.

– Конечно, я права.

– Ладно, пойду и проверю твою теорию. Разорю несколько человек и посмотрю, будет ли им это более приятно, чем вчера.

Виола улыбнулась.

– Ты придешь на ленч?

– Я принесу сандвичи, – пообещал он, поцеловав ее на прощание.

Остаток утра Виола провела в Гэмбол-Хаусе, строя свадебные планы. Ловер, решивший, что женихом будет лорд Бамф, был только рад помочь.

Вернувшись в полдень на Ломбард-стрит, она перехватила на пороге почтальона.

Лондонская почта была одним из чудес современной жизни. Она доставлялась шесть раз в день с поразительной эффективностью и экономией. Письмо, которое Виола отправила из Гэмбол-Хауса двумя часами раньше, уже проделало весь путь до Ломбард-стрит.

– Дайте мне почту мистера Девайза, – сказала она, забрав письма у почтальона.

Когда Хадсон впустил ее внутрь, наверху лестницы появился Джулиан.

– Мэри! Я же велел тебе брать с собой горничную, когда ты выходишь из дома, – сердито сказал он.

– Но сейчас день, Дев, – возразила она, сняв перчатки. – Я вышла, чтобы отправить несколько писем. Разве Хадсон не сказал тебе?

– Но тебя так долго не было, – посетовал Джулиан.

– Я засмотрелась на витрины магазинов, – отозвалась Виола, поднимаясь по лестнице. – Что-нибудь случилось?

– Да, я скучал, – сказал он, втащив ее в кабинет.

– Почтальон только что доставил, – сообщила она, показав ему письма.

Джулиан сел за стол и начал разворачивать сандвичи, которые купил.

– О, два письма, – сказал он.

– И одно из них розовое, – холодно заметила Виола. Джулиан усмехнулся.

– Ревнуешь?

Он взял розовое письмо, с интересом глядя на него.

– Вовсе нет, – ответила она. – Я перестала использовать розовую бумагу в десять лет.

Джулиан хмыкнул.

– Это от моей сестры. Узнаю ее почерк.

– У тебя есть сестра? – насмешливо поинтересовалась она. – Не припоминаю, чтобы я читала о ней.

Он бросил на нее любопытный взгляд.

– Читала?

Виола слегка нахмурилась. Она имела в виду досье мистера Хармана, но Джулиану, разумеется, незачем знать об этом.

– Я хотела сказать – слышала, – поспешно сказала она. – Только о брате, не помню, как его зовут.

– Александр. Мы зовем его Алекс. Что касается моей сестры, то ее зовут Пердита и она очаровательная женщина. Выйдя замуж, она стала леди Чевиот, а если ее свекор когда-нибудь умрет, она станет графиней Сноуден.

– Я знаю Чевиота! – воскликнула Виола.

– Вот как? – удивился он.

– Немного, – сказала Виола, вспомнив, что должна быть осмотрительной. – Он посещал герцога в Йоркшире пару раз. Я видела его в церкви. Что пишет твоя сестра?

– Пердита пишет, что наш отец жив и здоров, а она возвратилась к себе домой вместе с братом. Но она предупреждает меня, что наша мать вернулась в Лондон.

– И что, это обязательно писать на розовой бумаге? – поинтересовалась Виола.

Джулиан рассмеялся.

– Если ты не веришь, что письмо от сестры, можешь прочитать его.

Виола состроила гримаску.

– Естественно, я тебе верю. А другое письмо? Джулиан взял тяжелый конверт кремового цвета.

– Почерк незнакомый, – с любопытством заметил он, сломав печать. – Собственно, почерк такой неразборчивый, что я преклоняюсь перед почтальоном, который расшифровал адрес.

– Это очень элегантный дамский почерк! – возмутилась Виола.

– Да уж, – отозвался он. – Если под элегантностью понимать неразборчивость. Это от леди Виолы, хотя, что ее милость хочет сказать, остается загадкой.

– Дай мне, – раздраженно бросила Виола, выхватив у него письмо.

– Только не говори, что ты можешь прочитать эту писанину, нацарапанную будто куриной лапой.

Виола бросила на него свирепый взгляд.

– «Дорогой мистер Девайз, – начала она, легко прочитав собственные слова, – хочу сообщить вам, что я решила не выходить замуж за лорда Бамфа. До меня дошли сведения – из надежных источников, – что он осел. Поэтому я не вижу необходимости в ваших дальнейших услугах, связанных с моим брачным договором. Однако я высоко ценю ваши усилия и прилагаю сто фунтов в качестве компенсации за ваши труды и время. И если у вас есть хоть капля совести, вы угостите свою невесту мороженым у Гантера».

– Не может быть, чтобы она такое написала, – заявил Джулиан, выхватив у нее письмо.

– Нет, – признала Виола. – Но следовало бы.

– А где банкнота? – поинтересовался Джулиан. – Видимо, ее милость забыла вложить ее в конверт. Просто удивительно, как часто аристократы забывают о подобных пустяках.

Виола нахмурилась.

– Леди Виола ни о чем не забывает. Загляни в конверт. Джулиан извлек банкноту, негромко свистнув.

– Готов поспорить, ты не видела таких бумажек в ящике для церковных подношений.

Виола изобразила должный восторг.

– Ни разу! – сказала она, улыбнувшись. – Ну что, Дев? Мы можем теперь пожениться?

Джулиан хмыкнул.

– Да, Мэри.

– Леди Виола – сама щедрость и доброта. Ты не находишь? – проворковала Виола.

Джулиан насмешливо фыркнул.

– Когда ей это выгодно. Богатые люди не похожи на нас, Мэри, – добавил он, коснувшись пальцем кончика ее носа. – Они не чувствуют связи с обычными людьми. У них нет чувства ответственности. Они как бабочки, порхающие от одного удовольствия к другому.

– Леди Виола была очень добра ко мне.

– Ты хочешь сказать, что она отдавала тебе свою старую одежду, – насмешливо отозвался Джулиан. – Она превратила тебя в объект благотворительности. Но где она была, когда ты оказалась в когтях тетушки Дин? По крайней мере, она могла бы удостовериться, достаточно ли респектабельная женщина твоя опекунша. Ведь твоя тетка, вынужден с сожалением признать, хорошо известна в Лондоне. Собственно, если бы ее милость узнала, что ты была в заведении миссис Дин, ты перестала бы существовать для нее.

–Она не такая, – возразила Виола. – Я знаю ее. А ты нет.

– Я знаю таких, как она, – заявил Джулиан. – Эти светские хищницы все одинаковы.

Виола насторожилась.

– А я думала, ты пользовался успехом у светских хищниц, – заметила она.

Джулиан презрительно фыркнул.

– Ну, недостатка в их авансах у меня не было.

– И?.. – поинтересовалась Виола, помрачнев.

– Меня не прельщает роль игрушки богатой женщины, – ответил он. – Они были не прочь разделить со мной постель, но я был недостаточно хорош, чтобы жениться на их дочерях.

– А ты хотел жениться на чьей-нибудь дочери? – серьезно спросила она.

Он пожал плечами:

– Не знаю. У меня никогда не было такой возможности, да и желания тоже. Я младший сын, Мэри. В светском обществе младший сын считается совершенно бессмысленным приобретением.

– Если ты сводишь меня к Гантеру, – лукаво произнесла она, – обещаю, что не буду считать тебя бессмысленным приобретением. Совсем наоборот.

Джулиан хмыкнул.

– Ладно. Иди, надень пальто и шляпку. А я найму кеб. Спустя минут двадцать Виола спустилась вниз с Бижу в руках.

– Что, скажи на милость, на тебе надето? – изумленно спросил Джулиан.

– Манто и шляпа, – ответила она, довольная его реакцией. – Шляпа старая, а манто я купила у мистера Мордехая. Оно принадлежало русскому князю. Правда, потрясающе? – спросила она, кокетливо кутаясь в леопардовое манто.

– Да уж, мимо не пройдешь, – кисло согласился он. – Идем?

Утро было солнечным, но дул холодный ветер, и Виола порадовалась, что надела меха.

– Я хочу выразить свое уважение леди Виоле. Это нам по пути, – отозвался Джулиан, глядя в окно.

– Что по пути? – резко спросила Виола.

– Гэмбол-Хаус. Сомневаюсь, что ее милость примет меня, но, думаю, будет невежливо пройти мимо её дома, зная, что она в Лондоне.

– С чего ты взял, что она в Лондоне? – возразила Виола. – Наверняка она в Йоркшире.

– Письмо прибыло с лондонским почтальоном, – объяснил он. – Значит, она в Лондоне.

– Как это умно с твоей стороны, – признала Виола довольно кислым тоном.

– Ты, случайно, не боишься, леди Виолу? – поддразнил он. – Ты так рьяно ее защищала.– Конечно, нет, – сказала Виола, лихорадочно размышляя. Она опасалась реакции слуг, особенно лакеев. Они могут проговориться, назвав ее по имени.

Двери Гэмбол-Хауса открылись, как только кеб остановился. К облегчению Виолы, в дверях показался Ловер.

– Не обращай внимания на этого парня, – сказал Джулиан, похлопав ее по руке. – Он выглядит как герцог, но, уверяю, это всего лишь дворецкий.

Джулиан первым вылез из кеба и повернулся к Виоле, чтобы помочь ей выбраться наружу. Перехватив удивленный взгляд Ловера, Виола предостерегающе покачала головой, а Бижу, сидевшая у нее на руках, приветливо завиляла хвостом.

– Доброе утро, мистер Девайз, – любезно сказал Ловер. – Мы не ожидали вас сегодня утром. Его светлости по-прежнему нет в городе.

Джулиан немного удивился, что дворецкий знает его по имени.

– Я и моя невеста хотели бы выразить свое уважение леди Виоле, – сказал он. – Как я понимаю, она в Лондоне.

– Ваша невеста? – учтиво осведомился Ловер.

– Нет, леди Виола. Позвольте представить вам мою невесту, мисс Эндрюс.

На лице дворецкого не дрогнул ни один мускул. Он отвесил старомодный поклон, согнувшись в талии и выставив вперед одну ногу.

– Мисс Эндрюс.

– Возможно, леди Виола не расположена, принимать посетителей, – предположила Виола.

– Действительно, ее милость нездорова, – согласился Ловер.

– Жаль, – вздохнула Виола. – Мне так хотелось с ней повидаться. Но, если она нездорова, мы оставим визитные карточки.

Ловер принял их визитки с необычайной серьезностью. – Возможно, я навещу ее завтра, – сказала Виола. – Если будет время.


Глава 13

Оливия, герцогиня Беркширская, дремала в своем ландо на Беркли-сквер, когда ее платная компаньонка мисс Шримптон воскликнула:

– О Боже! Лорд Эджертон только что налетел на фонарный столб.

Обрадовавшись поводу развеять скуку, герцогиня нащупала висевший у нее на шее лорнет и поднесла его к глазам. По улице шла девушка, одетая в леопардовое манто и умопомрачительную черную шляпу. Герцогиня знала толк в шляпках, а эта вызывала изумление. Она сузила глаза, разглядывая незнакомку. В ее облике, непринужденной походке и горделивой осанке было что-то от хищницы. Она производила неизгладимое впечатление, словно на Беркли-сквер появился голодный леопард.

Рядом с девушкой шел элегантно одетый молодой человек. Не считая брюк, в его облике не было ничего необычного. Если бы не его спутница, герцогиня обратила бы на него не больше внимания, чем на белую собачку в украшенном бриллиантами ошейнике, которую девушка держала в руках.

Герцогиня пребывала в замешательстве. Она была уверена, что знает всех, кто того заслуживал. Девушка в леопардовом манто явно принадлежала к этой категории, однако герцогиня ее не знала. А ее походка!

– Я уверена, что видела такую походку раньше, – раздраженно пробормотала она.

– Боже правый! – вскрикнула мисс Шримптон. – А теперь лорд Бромли налетел на фонарный столб! Я всегда говорила, что фонари на Беркли-сквер расположены неудачно.

Герцогиня даже не улыбнулась, глядя на злополучных джентльменов.

– Кто это? – пробормотала она с досадой. – И где она раздобыла это манто? Мне его никто не предлагал, – добавила она, надувшись. – И кто, черт побери, делает ее шляпки? Я плачу бешеные деньги, чтобы иметь лучшие шляпки в Лондоне, но, оказывается, напрасно. Кто она? Я должна знать!

– О ком это вы, ваша светлость? – обиженно спросила мисс Шримптон.

Герцогиня одарила ее испепеляющим взглядом. Мисс Шримптон была респектабельной особой, но недалекой и невыносимо нудной. Герцогиня предпочла бы более живую и остроумную компаньонку, но не могла найти такую из-за трепета, который ее персона внушала окружающим.

Мисс Шримптон обвела глазами площадь, пока ее взгляд не наткнулся на нечто необычное.

– Девушка в пятнистом пальто? – робко предположила она. – Должно быть, иностранка. Господи помилуй! Лорд Бромли снова налетел на фонарный столб!

Герцогиня щелкнула языком без всякого сочувствия.

– Похоже, у него останется шишка. Шримпи, будь ангелом. Сбегай и спроси княгиню Эстергази, кто эта девушка.

Мисс Шримптон послушно засеменила к коляске супруги венгерского посла, стоявшей чуть дальше.

В тот самый момент, когда герцогиня выясняла ее личность, Виола обратила внимание на другую даму.

– Кто эта грозная старушенция? – спросила она Джулиана. – В ландо?

Джулиан фыркнул.

– Которая из них?

Виола рассмеялась. Лужайка посреди Беркли-сквер была забита экипажами с почтенными матронами.

– Вон та, в ужасной шляпке фиолетового цвета. Все остальные откровенно пялятся на нас, а эта делает вид, будто мы не существуем.

– Господи! Да это же моя мать! – воскликнул Джулиан, резко отвернувшись. – Пошли отсюда, Мэри! Я свожу тебя к Гантеру в другой раз. Обещаю.

– Чепуха, – заявила Виола, упираясь. – Я хочу познакомиться с моей будущей свекровью.

Джулиан неохотно направился к коляске своей матери. Когда они подошли ближе, баронесса устремила на сына пронзительный взгляд.

– Доброе утро, миледи, – негромко произнес он, приподняв шляпу. – Позвольте представить вам мисс Эндрюс. Мы собираемся пожениться.

Виола изящно присела, но баронесса даже не удостоила ее взглядом. Демонстративно отвернувшись, она ответила на приветствие леди Арбогаст, которая сидела в соседнем экипаже со своей дочерью.

Джулиан пришел в ярость.

Щеки Виолы вспыхнули.

– Однако! – выдохнула она.

– Ты все еще хочешь зайти к Гантеру? – поинтересовался Джулиан.

– Конечно, дорогой, – отозвалась Виола, как ни в чем не бывало. – Я умираю от желания попробовать знаменитое мороженое, – рассмеялась она, уводя его прочь.

Явившись без сопровождения джентльменов, светские дамы предпочитали оставаться в карете, ожидая, пока официант принесет им лакомство, поэтому внутри заведения было меньше народу, чем снаружи. Виола без труда нашла столик у огромного окна, выходившего на площадь. Отсюда она могла видеть баронессу, а та видела ее, что позволяло им обеим игнорировать друг друга сколько душе угодно.

«Наглая девка», – подумала баронесса.

«Старая ведьма», – решила Виола.

Герцогиня Беркширская, как и все остальные на площади, с любопытством наблюдала за сценкой, разыгравшейся между ними.

– Они наверняка знакомы! – воскликнула герцогиня, обращаясь к мисс Шримптон, которая тем временем вернулась. – Иначе с чего бы ей ставить их на место.

Пухленькая мисс Шримптон перевела дыхание.

– Леди Арбогаст видела ее вчера во время парада и уверена, что она иностранка!

– К черту эту Арбогаст! – резко бросила герцогиня. – Я говорю о баронессе Девайз. Передай ей мои приветствия, Шримпи, и скажи, что я буду рада, если она присоединится ко мне у Гантера.

Мисс Шримптон недоуменно уставилась на герцогиню.

– Леди Девайз? Но, ваша светлость, вы же презираете баронессу. Вы сказали, что она хуже, чем холодный суп зимой.

Герцогиня щелкнула пальцами, сделав знак лакею.

– Иди и скажи леди Девайз, что я жду ее у Гантера.

– Внутри, ваша светлость?

– Быстрей! – нетерпеливо бросила она, распахнув дверцу ландо собственными руками и, прежде чем лакей успел опомниться, спрыгнув на землю. – Жди здесь, – велела она озадаченной мисс Шримптон.

Словно опасаясь, что ее добыча ускользнет, герцогиня заняла позицию у окна кондитерской в ожидании баронессы. К ее досаде, лицо молодой женщины ничуть не проиграло от близкого рассмотрения. Она была настоящей красавицей в отличие от хорошеньких девиц, расцветающих каждый год в Англии. В ее лице – с блестящими темно-синими глазами, высокомерно вздернутым носиком и выразительным розовым ртом – чувствовался характер. И снова герцогине почудилось что-то знакомое, но она не могла припомнить что.

Подняв глаза от меню, Виола обнаружила, что является объектом пристального внимания крохотной особы средних лет, с ястребиными чертами, цепкими зелеными глазами и седыми волосами. Шляпка женщины была отделана бледно-зеленым атласом и украшена пышным плюмажем из перьев, а платье словно сошло со страницы модного журнала.

– Ты знаешь эту женщину? – спросила она Джулиана. Джулиан взглянул на герцогиню Беркширскую и накрыл руку Виолы своей ладонью.

– Местная сумасшедшая, – заявил он. – Печально, но в Вест-Энде их полно. Может, пересядем задругой столик?

– О нет, – сказала Виола, вежливо кивнув странной незнакомке. – Это лучшая шляпа из всех, что я видела в Лондоне, не считая моей собственной. Хотя, пожалуй, я предпочла бы ее шляпу, – задумчиво продолжила она, – если бы не неудачная отделка.

– Меня это тоже удручает, – отозвался Джулиан с серьезным видом.

Рассмеявшись, Виола сжала его руку. Они сняли перчатки, и это простое прикосновение привело их обоих в восторг, шокируя остальных посетителей. К ним поспешил официант, встревоженный столь рискованным поведением.

– Боюсь, мы еще не сделали выбор, – сказал Джулиан извиняющимся тоном.

– Не могли бы вы вывести мою собачку на коротенькую прогулку? – с улыбкой осведомилась Виола, сунув молодому человеку гинею вместе с собачкой.

Снаружи герцогиня прикрикнула на баронессу.

– Быстрей! Я не могу торчать здесь весь день!

– Вы хотели видеть меня, ваша светлость? – спросила баронесса Девайз, задохнувшись от радостного волнения. Как обычно, ее поразила миниатюрность герцогини. В ее мыслях она представлялась как-то значительнее.

Герцогиня постучала по окну своей тростью.

– Ну? Кто они? – требовательно спросила она своим зычным голосом. – Девушка в пятнистом манто и этот довольно привлекательный молодой человек? Я хочу знать их имена.

– Не имею понятия, – попыталась уклониться от ответа баронесса.

– Чепуха! – рявкнула герцогиня. – С чего бы вам демонстрировать свое презрение незнакомым людям? Итак, кто они? Выкладывайте. Я все равно узнаю.

Баронесса вздохнула.

– Стыдно признаться, но этот молодой человек – мой младший сын, тот негодяй, который обрушил банк леди Джерси. Мы с мужем отреклись от него, разумеется, – поспешно добавила она. – Не представляю, зачем ему понадобилось приставать ко мне на публике.

Герцогиня фыркнула. Она была невысокого мнения о людях, которые отрекались от собственных детей, особенно по такой нелепой причине.

– А кто эта девушка? – осведомилась она.

– Он имел наглость представить ее мне, – пожаловалась баронесса. – Боюсь, я не обратила на нее особого внимания. Типичная потаскушка.

– Отлично! Значит, вы можете представить ее мне! – пролаяла герцогиня, решительно войдя в кондитерскую. Потрясенной баронессе ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.

– Не оборачивайся, – сказала Виола. – Но к нам направляется твоя мать. Вместе с местной сумасшедшей, – добавила она, издав смешок.

– Дьявол, – пробормотал Джулиан. – Что им нужно?

– Не заводись, – посоветовала Виола, сделав вид, что изучает меню. – Что ты выбрал, милый? – проворковала она, когда дамы приблизились к их столу и кашлянули, чтобы привлечь внимание.

– Пожалуй, ананасовое, – отозвался Джулиан, притянув к губам свободную руку Виолы. – А ты, моя радость?

– Ах, у меня разбегаются глаза. Куда делся официант? – поинтересовалась она, оглядываясь по сторонам. – Надеюсь, он не упустил нашу собачку.

– Джулиан! – взвизгнула баронесса, отчаявшись. Джулиан вскочил на ноги.

– Мама! – задушевно воскликнул он, запечатлев на ее щеке сыновний поцелуй. – Какой приятный сюрприз!

– Мы с герцогиней уже целую вечность стоим здесь, Джулиан, – произнесла она осуждающим тоном. – Где твои манеры?

– Боюсь, я не заметил вас, – отозвался он. – Не хотите ли составить нам компанию?

Герцогиня кашлянула.

– Ваша светлость, – поспешно сказала баронесса. – Позвольте представить вам моего младшего сына, Джулиана.

Джулиан учтиво склонился над костлявой рукой герцогини.

– Признаться, я принял вас за местную сумасшедшую, мадам, но моя невеста заверила меня, что у вас лучшая шляпа во всем Лондоне.

Баронесса побагровела от возмущения, но герцогиня отнеслась к его словам с юмором. Ей нравились дерзкие молодые люди, при условии, что они были хороши собой.

– Ваша невеста, мистер Девайз? – подхватила она, бросив взгляд на Виолу. – Мы не встречались? – спросила она. – Ваше лицо кажется мне знакомым, детка. Представьте меня своей невесте, – обратилась она к Джулиану.

– С удовольствием, – сказал Джулиан. – Это небесное создание – мисс Эндрюс. Мэри, это герцогиня Беркширская.

– Очень приятно, – отозвалась Виола, глядя на зеленый ансамбль герцогини. – Модель тридцать шесть из январского номера модного журнала, если не ошибаюсь?

Герцогиня плюхнулась на стул, освобожденный Джулианом.

– Я заменила ткань и убрала кружево, – натянуто отозвалась она, взяв меню.

Джулиан тем временем принес еще два стула. Его мать села рядом с герцогиней, а он расположился возле Виолы.

– Вы довольно хорошо говорите по-английски, – заметила она, едко улыбнувшись Виоле.

– Я обязана этим няне, – объяснила та. – Ей потребовалось целых два года, чтобы научить меня языку.

Герцогиня хмыкнула, уткнувшись в меню, а Джулиан безуспешно попытался скрыть улыбку.

– Леди Арбогаст уверена, что вы иностранка, – произнесла баронесса обвиняющим тоном. – И ваш стиль одеваться служит тому подтверждением.

– Вовсе нет, уверяю вас.

Губы баронессы презрительно искривились.

– Значит, это способ привлечь к себе внимание.

– У моей матери была толика итальянской крови, – сообщила Виола. – А один из моих предков был музыкантом при дворе Марии, королевы Шотландии. Его убили.

Баронесса в ужасе прикрыла глаза.

– Итальянская кровь, – произнесла она сдавленным голосом, – музыканты, убийство. Джулиан, ты рехнулся?

Следуя примеру герцогини Беркширской, остальные светские дамы вылезли из своих экипажей и потянулись в кондитерскую, создав толчею у столиков, находившихся в пределах слышимости от стола герцогини. Среди новоприбывших оказалась леди Джерси.

– Ты не хотела бы присоединиться к моей компании, Оливия? – спросила она.

– Отстань, Салли, – раздраженно отозвалась герцогиня. – У меня новые знакомые.

Леди Джерси вздернула подбородок и удалилась за соседний столик. Облаченная в модное платье с высокой талией и низким вырезом, она демонстративно отказывалась смотреть на кого-либо, кроме собственной свиты, но ее спутницы вооружились моноклями, наблюдая за противником.

Не обращая внимания на зрителей, баронесса набросилась на Джулиана.

– Надеюсь, ты будешь рад узнать, что твой отец чудесным образом поправился, пока ты болтаешься по Лондону со своей... подругой. – Ее холодные голубые глаза коснулись Виолы.

– Поправился от чего? – поинтересовался Джулиан, положив руку на плечо Виолы. – По словам Пердиты, он вообще не болел. Это была какая-то шутка.

– Ты виделся с сестрой? – требовательно спросила баронесса. – Мне следовало знать, что ты последуешь за нами в Суссекс!

– Я не виделся с ней. Она прислала мне письмо. Видимо, она не рассчитывала, что ты сообщишь мне эту радостную новость по возвращении в Лондон, – саркастически добавил он.

Баронесса презрительно фыркнула.

– Не волнуйся, Джулиан. Я объяснила твоему отцу, что ты слишком занят, чтобы явиться к его смертному одру. Теперь я понимаю, чем ты был занят, – добавила она, бросив очередной уничтожающий взгляд на Виолу.

– Джулиан много работает, – сказала та. – Я сама его редко вижу.

Джулиан поцеловал ей руку.

– Если бы не работа, я бы проводил с тобой каждое мгновение Мэри. Но когда мы поженимся...

Он склонился к ее уху и что-то прошептал. Виола хихикнула.

Баронесса демонстративно покашляла.

– Джулиан ни разу не упоминал о вас, мисс Эндрюс, – пронзительно произнесла она. – Вы давно помолвлены с моим сыном?

– О, я не верю в продолжительные помолвки, – небрежно отозвалась Виола.

– Почему же? – осведомилась баронесса. – У вас была особая причина для спешки, мисс Андерсон? И ваши родители не возражают? Странно.

Виола одарила ее ледяным взглядом.

– Мисс Эндрюс, – поправил свою мать Джулиан. – Ее родители умерли, – сообщил он. – Естественно, я хочу обеспечить ее домом как можно скорей. Это достаточное оправдание для спешки?

– У вас должен быть опекун, мисс Эндрюс, – проницательно заметила герцогиня.

– Вовсе нет, – ответила Виола. – Мне двадцать один год. Глаза герцогини сузились.

– Но вы не можете жить одна, – резко произнесла она. – Особенно в Лондоне. Где вы живете? С кем?

– Дайте мне подумать, – сказала Виола.

– И мне тоже, – пробормотал Джулиан.

– Боюсь, Лондон представляется мне настоящим лабиринтом, – произнесла Виола извиняющимся тоном. – Видите ли, я здесь впервые.

– Но вы должны знать, где живете, – настаивала баронесса.

– Даже если вы не помните, где живете, вы должны помнить – с кем, – заметила герцогиня. – Ну же, мисс Эндрюс. Вы должны с кем-то жить.

– Ну, в последнее время я гостила у леди Виолы Гэмбол, – сказала Виола, стараясь по возможности держаться правды. – У ее брата, герцога Фэншо, есть дом в Лондоне.

– Леди Виола в Лондоне? – задумчиво произнесла герцогиня. – В газетах не было ни слова. Она была представлена ко двору? Впрочем, вряд ли, я бы слышала об этом, – раздраженно пробормотала она. – А какое отношение вы имеете к семье Фэншо, мисс Эндрюс?

– Отношение? – тупо переспросила Виола. – Ну... я из Йоркшира, как и они.

– Вот как? – выжидающе сказала герцогиня.

– Отец Мэри был викарием в приходе герцога Фэншо, – вмешался Джулиан. – Леди Виола всегда была очень добра к Мэри.

– Мы были неразлучны в детстве и до сих пор остаемся подругами, – добавила Виола.

– Понятно, – сказала баронесса. – Это леди Виола дала вам это манто? Признаться, я удивлена. Каждый человек должен знать свое место.

– Где она его взяла, интересно? – проворчала герцогиня. – Я не видела его в лондонских магазинах.

– Но я приобрела его в Лондоне, – возразила Виола, блеснув глазами. – В ломбарде. Оно принадлежало русскому князю.

Баронесса скривилась. Если герцогиня была шокирована, то не подала виду.

– А шляпа?

– Леди Виолы. Кажется, это шляпа ее матери.

– Герцогиня умерла десять лет назад, – заметила баронесса. – Ради Бога, мисс Эндрюс, никто больше не носит таких шляп. – Она захихикала.

– Хорошая шляпа никогда не выйдет из моды, – твердо сказала Виола. – Вы знали покойную герцогиню Фэншо? – спросила она с любопытством.

Баронесса презрительно фыркнула.

– К сожалению, нет. Мы с мисс Лайон вращались в разных кругах.

– Я была на свадьбе, – сообщила герцогиня, глядя на Виолу затуманившимися глазами. – Фэншо и Беркшир были старыми друзьями. Она была как видение в белом шелке и французских кружевах. И у нее была самая соблазнительная на свете походка. Все были влюблены в нее, включая вашего Джорджа, баронесса, – сухо добавила она.

– Неужели? – удивленно произнесла Виола.

– Можно взглянуть на ваше кольцо? – спросила у нее герцогиня.

– Мое кольцо? – растерянно переспросила Виола.

– Да, на ваше обручальное кольцо.

– Я еще не купил его, – вызывающе сказал Джулиан. – Я был слишком занят.

– Но сейчас вы не заняты, – указала герцогиня. – Почему бы вам, не сбегать и не купить девушке кольцо? По-моему, она заслуживает подобной безделицы.

– Правда, Джулиан, – сказала Виола. – Почему бы тебе, не сходить за кольцом? Это не займет много времени, а я буду в полной безопасности с этими дамами.

– Я не могу оставить тебя, – возразил Джулиан, пораженный, что подобная мысль вообще пришла ей в голову. – Возможно, они выглядят безобидными, но, поверь мне, они порвут тебя в клочья, как только я уйду, – шепнул он ей на ухо.

– Чепуха! – заявила герцогиня. – Мы с вашей матерью приглядим за мисс Эндрюс. Еще только три часа. У вас полно времени, чтобы купить кольцо. Мы подождем вас здесь.

– Ты уверена, что с тобой все будет в порядке? – спросил Джулиан, пытаясь найти в лице Виолы хоть какие-то признаки того, что она умоляет его остаться и оградить ее от двух драконов в женском облике.

– Уверена, – заверила его Виола с ослепительной улыбкой. – Я всегда считала дамское общество бодрящим. Когда говоришь с мужчиной, мозги почти не напрягаются, – добавила она.

– Думаю, мы готовы сделать заказ, – сообщила герцогиня официанту, который уже некоторое время стоял наготове. – Мисс Эндрюс?

– Порцию ананасового, – сказала Виола, глядя в меню. – А вам, герцогиня?

Лицо герцогини, которая сама хотела заказать ананасовое мороженое, приобрело кислое выражение.

– Порцию смородинового, – резко бросила она.

– Баронесса? – поинтересовалась Виола.

– Лакричное, – отозвалась мать Джулиана. – И перестаньте называть меня баронессой, мисс Эндрюс. К вашему сведению, правильное обращение – «миледи». А герцогиню Беркширскую следует называть «ваша светлость». Я допускаю, что подобные тонкости не имеют значения в йоркширской глубинке, но сейчас вы в цивилизованном обществе.

– Если бы я была герцогиней, мне бы хотелось, чтобы меня как можно чаще называли герцогиней, – возразила Виола. – Поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. Это из Библии, как вам известно.

– Откуда? – приторно улыбнулась леди Девайз. – Мой отец не был викарием.

– Зато ваш сын чуть не стал им, – невозмутимо указала Виола. – Должно быть, вы очень обрадовались, когда он отказался принимать сан.

Баронесса напряглась.

– Это была идея его отца. А я хотела, чтобы Джулиан сделал блестящую партию. Но теперь все потеряно, так что можете забирать его, милочка.

– Как приятно получить ваше благословение, баронесса, – рассмеялась Виола. – Я уже начала думать, что вы не одобряете меня.

– Вам следовало отправить своего младшего сына в армию, – заявила герцогиня. – Как это сделала я. – Ее зеленые глаза впились в Виолу. – Саймону очень идет мундир. Он полковник в Королевской конной гвардии, знаете ли.

– Впервые слышу, – небрежно отозвалась Виола.

– Вас давно не было в Лондоне, – вставила баронесса. – Это видно по вашей манере одеваться.

– Спасибо за комплимент, – сказала Виола.

– Вот как? Вы невысокого мнения о лондонских модах? – осведомилась герцогиня.

– Кто вы такая, чтобы судить? – пожелала знать баронесса.

– Я знаю, что мне нравится, – ответила Виола, – и что не нравится. В этом помещении очень мало первых и полно последних. Возьмем, к примеру, вон ту даму. Разве ее фигура не смотрелась бы лучше в платье с жесткой основой?

Указанная дама издала возмущенный возглас. Герцогиня фыркнула, поспешно замаскировав смех под кашель. Баронесса одарила Виолу свирепым взглядом.

– Леди Джерси – одна из патронесс «Олмака». Она... олицетворяет собой высший свет!

Виола пренебрежительно фыркнула.

– В таком случае высший свет нуждается в корсете, – заявила она.

Аудитория дружно ахнула. Лицо герцогини приобрело почта такой же пурпурный оттенок, как мороженое, которое поставил перед ней официант. Баронесса посерела.

– Мисс Эндрюс, она сидит у вас за спиной!

– Кто-то должен был сказать бедняжке, что она выглядит как анатомическое пособие, – пожала плечами Виола. – Не слишком приятно видеть, как дамская грудь вываливается из лифа, а талия находится под мышками.

Баронесса насмешливо улыбнулась.

– Между прочим, это последняя парижская мода, мисс Эндрюс. Хотя, что вы можете знать о моде в своем медвежьем углу.

Виола рассмеялась.

– Я предпочитаю, чтобы моя талия находилась там, куда ее поместил Господь, а не парижские выскочки. Мы выиграли войну, дамы. Понятно, что французы горько разочарованы. Понятно, что они хотят, чтобы мы выглядели как можно смешнее. И им это удается.

– Как я поняла, вам не нравятся платья, модные в этом сезоне, – заметила герцогиня! – А что вы думаете о фасонах шляп?

– Приходится признать, что они безобразны, – небрежно отозвалась Виола. – Не может быть, чтобы столько неудачных творений случайно собралось в одном месте.

– Да будет вам известно, что я знаменита своими шляпами, – холодно сообщила герцогиня.

Виола уставилась на ее шляпу с самым серьезным видом. На мой взгляд, ваша шляпа имеет один недостаток. Герцогиня ощетинилась.

– Что не так с моей шляпой, мисс Эндрюс? Говорите.

– Сущий пустяк, герцогиня, – заверила ее Виола. – Но раз вы спросили, я бы не стала отделывать шляпку той же тканью, из которой сшито платье. Складывается впечатление, что вы воспользовались остатками ткани, чтобы они не пропали даром.

Герцогиня швырнула ложку на стол.

– Я потеряла аппетит, – заявила она.

– Как можно есть, когда эта дворняжка смотрит на нас своими жадными глазками, – согласилась баронесса.

Виола нежно прижала к себе собаку.

– Ты ведь не дворняжка, правда, Бижу?

– Это не пудель и не шпиц, – ворчливо заметила герцогиня. – Что это за порода?

– Бишон, – сказала Виола. – Разве она не восхитительна? Ее подарил мне Джулиан.

Баронесса презрительно фыркнула.

– Никто теперь не держит бишонов, мисс Эндрюс. Боюсь огорчить вас, но эта порода вышла из моды еще во времена Французской революции. В наше время их можно встретить только в трущобах Европы или в цирке, где они становятся популярными. Вы отстали от жизни, милочка.

Виола только приподняла бровь, помешивая ложечкой свое мороженое.

– А вот и Джулиан с моим кольцом, – сказала она, просияв. – Ну, разве он не красавец?

Джулиан с опаской приблизился к столу. Его мать выглядела так, словно проглотила лимон, но Мэри улыбалась, а больше ничто его не интересовало.

– Все в порядке? – спросил он.

– Будь я кошкой, я бы мурлыкала, – заверила его Виола. – Покажи мне кольцо, пожалуйста.

Джулиан был очень доволен собой, когда надел ей на палец кольцо с изумрудом, но ничто не могло сравниться с восторгом Виолы.

– Джулиан, оно восхитительно! – воскликнула она, спрятав руку за спину.

Джулиан нежно улыбнулся.

– Ты велела купить изумруд, что я и сделал, – отозвался он. – Ты уже закончила с мороженым, дорогая? Пора отвезти тебя домой. А то леди Виола подумает, что тебя похитили.

Виола протянула ему собачку и надела перчатки.

Когда они отбыли, герцогиня повернулась к баронессе.

– Совершенно невыносимая молодая особа, – сказала она. – Редко встретишь подобную дерзость и пренебрежение к чужому мнению. Это как-то не по-женски. Ни при каких условиях не позволяйте своему сыну жениться на этой лисе, – велела герцогиня. – Я запрещаю. Мне нет дела, что вы отреклись от него. Если он женится на этой девице, я буду чрезвычайно недовольна вами.

– Позвольте заверить вас, ваша светлость, – вскричала баронесса, – что Джулиан никогда не женится на этой нахалке! Даю вам слово.


Глава 14

На окнах раздвинули шторы, и апрельское солнце ворвалось в комнату, разбудив Саймона.

Взъерошенный и сонный, он сел на постели.

– Хокинс! – рявкнул он, обращаясь к своему слуге. – Что, к дьяволу, ты себе позволяешь?

– Так-то ты встречаешь свою мать? – сухо поинтересовалась герцогиня.

Столь же осторожная, сколь талантливая, мисс Роджерс схватила простыню и, не привлекая лишнего внимания, выскользнула из комнаты. Герцогиня, естественно, предпочла ее не заметить. Расположившись в кресле у камина, она сделала вид, что расправляет складки своего платья в модную полоску.

Тем временем Хокинс принес своему хозяину халат, и лорд Саймон облачился в него.

– Матушка, – душевно произнес он, подойдя к герцогине и поцеловав ее в напудренную щеку. – Вы прекрасно выглядите. Чему я обязан удовольствием видеть вас?

– Я встретила девушку, на которой ты женишься, – сообщила герцогиня без всякой преамбулы. – Думаю, тебе надо знать об этом.

Саймон нахмурился, прислонившись к каминной доске.

– Эта Арбогаст слишком самонадеянна. Я пока еще не делал предложения ее смазливой дочке и не собираюсь. Со мной этот фокус не пройдет.

– При чем здесь Арбогаст? – пожала плечами герцогиня. – Я никогда не относилась серьезно к этому ухаживанию. Я говорю о девушке, которая поведет тебя к алтарю и сделает из тебя мужчину.

– А я не мужчина? – изумился Саймон.

– Ты ребенок, – отрезала его мать. – Избалованный и своенравный. У тебя нет амбиций. Британская империя не управляется, знаешь ли, сама собой. Нам нужны мужчины, чтобы управлять страной. Старая гвардия умирает. Требуются новые силы. Я хочу, чтобы ты выставил свою кандидатуру в парламент. Твой брат предоставит тебе один из своих «карманных» округов.

– Ты хочешь, чтобы я занялся политикой? – Саймон насмешливо покачал головой. – Ты же знаешь, что я падаю в обморок при виде крови.

– Видимо, по этой причине Ватерлоо показался тебе слишком скучным! – резко бросила герцогиня, но тут же извинилась: – Прости, Саймон. Я знаю, что ты не любишь говорить о войне. Но если ты женишься на этой девушке, не пройдет и пяти лет, как ты станешь премьер-министром. Даю слово.

– Лучше я стану дантистом. Это не так отвратительно. Герцогиня вздохнула.

– Когда ты с ней встретишься, ты поймешь. Конечно, она красива, но я не стала бы тратить на нее время, будь дело только в этом. Женишься ты на ней или нет, но через год она будет стоять во главе светского общества. Она будет диктовать моду, выбирать развлечения, определять, кто есть кто. Спектаклям и приемам, где она появится, будет гарантирован успех, остальные провалятся. А за приглашение на ее приемы будут устраиваться кровавые баталии. Это революция, Саймон. Полная смена режимов!

– Это создаст тревожный прецедент. Я наполовину обручен с мисс Арбогаст. Она обожает меня.

– Ты не нуждаешься в обожании и не заслуживаешь его, – безжалостно заявила его мать. – Тебе нужна дисциплина. Тебе нужна женщина, которая не станет мириться со всякой чепухой.

– У меня уже есть такая, – парировал он, усмехнувшись. – Моя мать.

К его изумлению, лицо герцогини вдруг сморщилось.

– Я так одинока, Саймон, – призналась она. – Мне нужна компаньонка.

– У тебя есть компаньонка, – напомнил он ей. – Как там старая добрая Шримпи?

– Гортензия Шримптон – ужасная зануда, – фыркнула его мать. – Я хочу эту девушку, Саймон. Ничего в жизни я так не хотела. Я удвою твое содержание, если ты женишься на ней.

Саймон почесал небритый подбородок.

– Ладно, ты меня заинтересовала, – сухо сказал он. – Как насчет дома в Грин-парк?

– Я завтра же выселю Бамфов, – пообещала герцогиня. – Мне они никогда не нравились.

– Я ничего не обещаю, – предупредил он. – Естественно, мне придется встретиться с мадемуазель Гильотиной, прежде чем принести себя на алтарь брака.

– Что ж, это справедливо. Мы отправимся, как только ты оденешься. – Довольная, герцогиня резво вскочила на ноги и устремилась к выходу, помедлив у двери. – Есть одна незначительная деталь, о которой тебе следует знать...

– Я знал, что все не так просто, – хмыкнул Саймон.

– Она помолвлена: Но это не препятствие для тебя, не так ли?

Саймон зевнул.

– Не думаю.

– Уверяю тебя, это самый бесчестный и никчемный тип, какого только можно себе представить. Его мать – та ужасная Девайз, которая постоянно набивается мне в подруги. Как она мне надоела!

Выражение лица Саймона резко изменилось. Зеленые глаза сузились.

– Ты сказала – Девайз? Герцогиня вздохнула.

– Я могу только предположить, что ее ослепили его голубые глаза. Этим его достоинства исчерпываются. Она забудет, как его зовут, когда встретит тебя. Уверена, это будет любовь с первого взгляда, не меньше.

– Эта девушка... – произнес Саймон, нахмурившись. – Помолвлена с Девайзом? Не может быть. Нет, это невозможно, – заявил он. – Я не верю.

– Ты о чем? – поинтересовалась герцогиня.

– Нет, это слишком смешно, – пробормотал Саймон. – Ее фамилия, случайно, не Эндрюс?

Герцогиня опешила.

– Ты ее знаешь?

– Знаю, – прорычал Саймон, стукнув кулаком по ладони. – Я знал, что он хотел заполучить ее для себя. Лживый ублюдок!

– Ничего не понимаю, – сказала герцогиня. – Если ты ее знаешь, как она оказалась помолвленной с ним? Он ничто в сравнении с тобой!

– Еще бы! – согласился Саймон. – Но, мама, при всем очаровании мисс Эндрюс, не представляю, как она перехватит бразды правления у Салли Джереи. Она всего лишь дочь сельского викария.

– Не говори чепухи, Саймон. Эта девушка – леди Виола Гэмбол. У нее состояние в полмиллиона фунтов. Я моментально ее узнала, она вылитый портрет собственной матери.

Саймон помолчал, переваривая услышанное.

– Девайз знает об этом? Герцогиня пожала плечами.

– Меня это тоже беспокоит. Возможно, тебе придется убить его – на дуэли, разумеется, – быстро добавила она, когда он приподнял бровь.

Саймон хмыкнул.

– Не беспокойся о Девайзе, – заверил он ее. – Я знаю, как обращаться с такими типами. Предоставь это мне.


Утро выдалось хлопотным. Виола едва успела в Гэмбол-Хаус, чтобы встретиться в назначенное время с портнихой, но примерку тут же прервали.

– Да, Ловер? Что случилось? – спросила она, когда в будуаре ее матери появился дворецкий.

Стоя на табурете, как королева на пьедестале, леди Виола представляла собой видение в белом атласе. На ее голове красовалась бриллиантовая тиара, украшенная розами Йорка. Она казалась ожившим образом своей матери, и, если Ловер не ошибался, на ней был свадебный наряд ее матери. Для него это было как путешествие во времени. Даже модистка, сидевшая на коленях с полным булавок ртом, была такой же, как раньше.

– Какие-нибудь сложности со свадебным завтраком? – обеспокоено спросила Виола. – Только не говорите мне, что не хватает белых роз. Я же сказала, что белые розы должны быть в каждой комнате, иначе мой свадебный торт теряет всякий смысл!

– На этом фронте все в порядке, миледи, – поспешил заверить ее Ловер. – Гэмбол-Холл будет выглядеть наилучшим образом в пятницу утром. Надеюсь, у вас будут основания гордиться нами.

– Не сомневаюсь, – сказала Виола, разглядывая себя в зеркало. – Вам что-нибудь нужно?

– Вы сказали, что вас нет дома для посетителей, – сказал дворецкий, – но герцогиня Беркширская приехала с визитом к мисс Эндрюс.

Виола вздохнула.

– Проводи герцогиню сюда, Ловер, – сказала она.

– Слушаюсь, миледи.

Виола слезла с табурета, чтобы поприветствовать герцогиню, протянув к ней обе руки и подставив щеку для поцелуя.

– Как я рада! Ловер, принесите чай для герцогини. Сознавая, что она предстанет перед придирчивым оком эксперта, герцогиня оделась с особой тщательностью. Ее серо-голубой ансамбль был украшен лентами в бело-желтую полоску. Серая шелковая шляпка была лихо заломлена набок и удерживалась на месте искусственными тигровыми лилиями. В центре каждой лилии трепетали желтые бриллианты.

– А вот это действительно шляпа, – сказала Виола, окинув головной убор герцогини внимательным взглядом, – достойная женщины, известной своими шляпками.

Герцогиня довольно вздохнула.

– Это старье? Вы льстите мне, леди Виола.

Виола невозмутимо подставила другую щеку для поцелуя.

– Вы первая, кто разоблачил меня, – хмыкнула она. – Я действительно леди Виола. Что меня выдало?

– Вы очень похожи на свою мать. Я была немного знакома с ней, – ответила герцогиня, усевшись. – Однако я не принадлежала к числу дам, которые не могли простить ей, что она увела у них из-под носа покойного герцога. Правда, у меня уже был свой герцог. – Герцогиня улыбнулась. – Итак, дочь Луизы Лайон наконец-то приехала в Лондон. Но к чему этот маскарад? Зачем делать вид, что это не вы?

Виола объяснила, почему она приехала в Лондон. Герцогиня покачала головой.

– Это было очень глупо с вашей стороны, дитя мое.

– Я рада, что сделала это, – заявила Виола. – Настоящая Мэри Эндрюс – робкая мышка. Она бы не вынесла этого путешествия, не говоря уже о миссис Дин и ее... приятелях.

– О, я вас ни в чем не упрекаю, дорогая, – поспешно сказала герцогиня. – Но вы не должны были подвергать себя опасности. Вам следовало поручить профессионалам, заняться этой миссис Дин.

– Люди ведут себя иначе, когда знают, что за ними наблюдают, – возразила Виола, – а миссис Дин вполне способна подкупить сыщика. К тому же я и так собиралась в Лондон, и меня устраивало, что я займу место Мэри... на время. И главное, сложись иначе, я бы не встретила Дева. Так что я ни о чем не сожалею.

– Дева, – фыркнула герцогиня. – Этот молодой человек знает, кто вы? Виола улыбнулась.

– Даже не подозревает. Это будет приятный сюрприз для него, вам не кажется?

Герцогиня сморщила свой орлиный нос.

– Не может быть, что вы действительно собираетесь выйти замуж за мужчину с такой скверной репутацией. Как я понимаю, он помог вам в трудную минуту. Но это не оправдание для того, чтобы делать такую неподходящую партию.

Виола напряглась.

– Вижу, вы получили полный отчет от своего сына. Полагаю, лорд Саймон упомянул о собственном недостойном поведении?

– Да, Саймон вел себя недостойно, – согласилась герцогиня. – Как и большинство мужчин, когда дело касается красивых женщин. Я не оправдываю его, но вы должны понимать, что он никогда бы не сделал предложение мисс Эндрюс. Саймон слишком серьезно относится к своему долгу перед семьей. Он заедет сюда сегодня, чтобы извиниться перед вами.

– Полагаю, вы сказали ему, кто я, – резко произнесла Виола. – Надеюсь, он не испортит мой сюрприз, рассказав Джулиану.

– Вы уверены, что мистер Девайз не в курсе?

Виола сняла бриллиантовую тиару и положила в шкатулку для драгоценностей.

– Он думает, что я простая сельская девушка из Йоркшира, – настойчиво произнесла она. – Его не интересуют титулы и состояния.

Герцогиня сухо рассмеялась.

– Если он считает вас простой сельской девушкой, дорогая, то он идиот, – сказала она. – Вы действительно хотите выйти замуж за идиота?

Глаза Виолы сверкнули.

– Дев – самый умный человек в Лондоне, – заявила она. – Он обрушивает банки ради забавы. Ему достаточно пошевелить мизинцем, чтобы Биржу затрясло. У Банка Англии есть специальный отдел, который отслеживает каждый его шаг.

– Не сомневаюсь, – отозвалась герцогиня, когда Ловер принес поднос с чаем, – что мистер Девайз в состоянии сделать счастливой мисс Эндрюс, но леди Виолу? Нет, дорогая. Он вам неровня. Он будет тянуть вас вниз, как камень на шее. Вы должны выйти за кого-нибудь с более высоким общественным положением, кто достоин вас.

Виола сердито нахмурилась.

– Вы имеете в виду лорда Бамфа? Я не имею ни малейшего намерения выходить замуж за незнакомца, герцогиня, выбранного моим отцом.

– За Руперта Бамфа?! – вскричала герцогиня. – Боже, нет, конечно. Этот безмозглый щеголь вам совершенно не подходит. Нет, я имею в виду моего сына, Саймона.

Виола изумленно отпрянула.

– Ваш сын принял меня за продажную особу, которую можно купить за несколько монет. Этого я не могу простить. Мистер Девайз знал, что я не в курсе происходящего. И, – торжествующе добавила она, – он заплатил за меня гинеями.

– Интересно, откуда он знал, что вы не в курсе? – задумчиво произнесла герцогиня.

– Что вы хотите этим сказать? – осведомилась Виола.

– Вы производите впечатление уверенной в себе женщины. Кто мог догадаться, что вы попали в такую нелепую переделку? Если бы мой Саймон знал, что вы нуждаетесь в спасении, он бы непременно вас спас.

– Ну да, из огня да в полымя! – фыркнула Виола. – Мужчина, за которого я выйду замуж, должен иметь неоспоримые достоинства, – заявила Виола.

– Вижу, вы одержимы этим ничтожеством, – раздраженно заметила герцогиня. – Возможно, он и умен, дорогая. Но что, если он знает, кто вы? Вам не приходило в голову, что он очень ловкий охотник за состоянием?

– Ни разу. Он уверен, что я Мэри Эндрюс.

– Бедная простенькая Мэри Эндрюс из деревни, – произнесла герцогиня, сделав глоток чаю. – Согласитесь, это странный выбор жены для такого умного молодого человека. Вы уверены, что он собирается жениться на вас, дорогая? Он получил особое разрешение?

– Именно этим он и занимается, – объявила Виола, – в данный момент.

Герцогиня приподняла бровь.

– Понятно. Что ж, возможно, я несправедлива к нему. Если он взял на себя труд получить особое разрешение, видимо, действительно собирается жениться на вас. Я опасалась, что он соблазнил вас из любви к искусству.

– Вы можете прийти к нам на свадебный завтрак, если пожелаете, – любезно предложила Виола. – Ловер заверил меня, что это будет что-то особенное.

– Спасибо, – сказала герцогиня. – Я обязательно приду. Желаю вам всего наилучшего, моя дорогая, но, боюсь, вы будете разочарованы. Лично я не доверяю мистеру Девайзу. Он слишком хорош собой и слишком умен. Я подозреваю, что он использует вас.

– Я полностью доверяю Деву, – яростно отозвалась Виола.

– Вопрос в том, заслуживает ли он вашего доверия. – С этими словами герцогиня отбыла, оставив Виолу размышлять над ее предостережением.

К тому времени, когда Виола покинула Гэмбол-Хаус, визит герцогини был давно забыт. Она ворвалась в дом на Ломбард-стрит, полная мыслей о Деве.

– Ты дома! – воскликнула она, когда Джулиан спустился по лестнице, чтобы встретить ее.

– Что так поздно? – пожаловался он. – Ты провела весь день с леди Виолой?

– Да, весь день, – подтвердила Виола, весело блеснув глазами.

Он прижался к ней бедрами, так что она могла ощутить степень его возбуждения.

– У нас есть до ужина немного времени. Я знаю, как его скоротать, дорогая.

– Как? – поинтересовалась она невинным тоном.

– Ты знаешь как, – заявил Джулиан, втащив ее в спальню, и не слишком нежно бросил на постель. Хотя тело Виолы противилось этой неожиданной атаке, ее сердце растаяло. Не задумываясь, она раскрыла ему свое лоно. От первого необузданного толчка ее тело выгнулось от боли, и она вскрикнула. Боль была почти такой же, как в первый раз. Джулиан застонал от наслаждения, приняв ее реакцию за проявление страсти. Он яростно овладел ею, уверенный, что она разделяет его чувства. Боль постепенно утихла, но шок был слишком силен, чтобы она получила удовольствие.

Правда, все кончилось очень быстро.

– Я весь день думал об этом, – выдохнул он, обессилено рухнув на постель рядом с ней.

Для Виолы эти слова прозвучали как оскорбление. Если бы он сказал: «Я весь день думал о тебе», – она бы мигом простила его. Его поведение можно было бы оправдать страстью. Но он думал не о ней. Он думал об этом. А это совсем другое дело. Чувствуя себя скорее изнасилованной, чем желанной, Виола встала и одернула одежду.

– Тебе было хорошо? – спросил он, застегивая свои брюки.

Виола недоверчиво уставилась на него.

– Нет! – сердито отозвалась она. – Это было отвратительно. Ты даже не поцеловал меня.

– Это легко поправить. – Хмыкнув, Джулиан притянул ее к себе.

По какой-то причине Виола позволила ему поцеловать себя и вскоре обнаружила, что целует его в ответ. Она по-прежнему хотела его. Наслаждение, которого она была лишена в этом совокуплении, оставалось возбуждающе недоступным, словно он отказал ей специально, чтобы продемонстрировать свою власть над ней. И хотя душа ее бунтовала, тело пылко откликалось.

– Только не говори, что ты не наслаждаешься, – шепнул он ей на ухо. – Ты самая страстная любовница из всех, кого я знал. Можно подумать, что твое тело создано специально для меня. Кажется, я становлюсь одержимым. Я хочу тебя утром, днем и вечером.

– Вот, значит, кто я для тебя? – возмутилась Виола.– Одна из твоих любовниц?

– Конечно, нет, – резко бросил он. – Не говори глупости.

– Глупости! – вскинулась она. – По-твоему, я должна чувствовать себя польщенной, что ты весь день думал об этом?

– А ты разве нет? – невозмутимо отозвался Джулиан, садясь. – Просто ты стесняешься признаться.

– Я не думала об этом, – яростно возразила Виола. – Я думала о тебе! О нас. О нашей совместной жизни. О нашем будущем, Джулиан. Я планировала нашу свадьбу. Все, что от меня зависело, будет готово к пятнице. Ты получил особое разрешение? – спросила она и по его изменившемуся лицу поняла, что нет. – Нет? – потрясенно произнесла она.

Джулиан почесал затылок.

– Видишь ли...

Виола вскочила на ноги.

– Ты мог бы сказать мне раньше, – горько произнесла она, чувствуя себя обманутой. Предательство больно ранило. – Полагаю, ты был слишком занят, чтобы получить разрешение.

– Я был там, – сказал Джулиан, – но клерк наплел мне всякую ерунду об испытательном сроке.

– Ты ничего не говорил об этом!

– Потому что такого срока нет, – раздраженно буркнул он.

– И ты сдался?

– Нет. Я обратился за помощью к своему полковнику. К сожалению, моя мать уже побывала у него.

– Твоя мать! – воскликнула Виола.

– Очевидно, она не одобряет тебя, – сухо сказал он.

– Не представляю почему, – возмутилась Виола.

– Потому что ты бедна, – отозвался он с горечью. – Моя мать всегда хотела для меня жену из высшего общества.

– И твой полковник не смог помочь?

– Дядя моей матери – очень влиятельный человек в военном ведомстве, – объяснил он. – Я не хотел бы, чтобы полковник Фэрфакс рисковал будущим своих сыновей ради меня.

– И меня, – горько сказала Виола. – Что мы будем делать?

– Не знаю, – признался Джулиан. – Я что-нибудь продумаю.

Внезапно на Виолу нахлынули все мысли, которые она так легко отбросила сегодня днем. Неужели герцогиня права и ее чувства к этому мужчине влияют на ее суждения? «А он заслуживает вашего доверия?» – спросила герцогиня. Виола вдруг осознала, что совсем не уверена в этом.

Когда подали еду, Виола села за стол, избегая смотреть на Джулиана.

– Это все связи, Мэри, – мягко сказал он. – Моя мать воспользовалась своими связями, чтобы помешать мне, получить особое разрешение. Но я не собираюсь сдаваться.

– Понятно, – тихо отозвалась Виола. – Вначале дело было в деньгах, а теперь, когда я достала деньги, возникли сложности с получением разрешения.

Джулиан положил вилку.

– Что значит «достала»? – осведомился он. – Ты убедила леди Виолу прислать мне деньги? Это так?

Его голубые глаза гневно сверкали, но Виоле было все равно.

– Я хочу выйти за тебя замуж, – сказала она, – и мне казалось, что ты хочешь жениться на мне. Я ошиблась, Джулиан?

Джулиан устремил на нее холодный взгляд.

– Только вы можете ответить на этот вопрос, мадам, – коротко бросил он.

Виола молча уставилась на него, вдруг осознав, скольким она рискнула. Она более не девственница. Что она будет делать, если выяснится, что она поступила глупо, доверившись этому мужчине? Если бы он знал, кто она на самом деле, он бы мигом женился на ней. Эта мысль потрясла ее.

– Видимо, я совершила ошибку, – холодно сказала она. Его лицо покраснело от гнева.

– Возможно, ты была бы счастливее, если бы лорд Саймон купил тебя!

– Что? – сказала Виола, глубоко задетая.

– Подумай об этом, дорогая. Ты была бы благополучно устроена в Вест-Энде, а я не был бы должен герцогу Фэншо семнадцать тысяч гиней. Может, еще не поздно, – жестоко продолжил он. – Возможно, я смогу продать тебя лорду Саймону даже сейчас. Это решит все мои проблемы, не правда ли? Видит Бог, я не имел ни минуты покоя с того момента, как встретил тебя. Куда ты собралась? – требовательно спросил он, когда она встала из-за стола.

– Не знаю, с кем, по-твоему, ты разговариваешь, – огрызнулась Виола, – но я ухожу. Прощайте, мистер Девайз!

Джулиан застонал.

– Ты не можешь уйти, – сказал он, схватив ее за руку. – Не покидай меня.

Виола ахнула, но не от негодования, а потому, что его прикосновение отозвалось в ее теле вспышкой желания. Было настоящим безумием хотеть его сейчас, в разгар ссоры.

– Ты думаешь, что я твоя собственность? – сердито спросила она.

Он потянул ее за руку, так что она упала к нему на колени. Виоле не хотелось быть такой слабой, но она ничего не могла с собой поделать. В его объятиях она тут же почувствовала себя лучше.

– Если ты не намерен жениться на мне, Дев, то должен позволить мне уйти, – прошептала она. – Так больше не может продолжаться. Я не стану твоей любовницей. Я не могу оставаться с негодяем.

– Я не негодяй, Мэри, – твердо сказал Джулиан. – Тебе следовало бы больше верить в меня.

– Полагаю, мы слишком далеко зашли, чтобы поворачивать назад, – промолвила Виола, позволив себе отдаться звукам его голоса, прикосновениям его рук, вкусу его губ.

На этот раз Джулиан вел себя совсем иначе. Он медленно раздел ее, возбудив до такой степени, что Виола готова была на все, лишь бы ощутить его внутри себя. И если это означало боль, она была согласна на боль. Когда Джулиан начал двигаться, она уже ничего не соображала, бездумно следуя за ним.

– Давай, давай, любимая, – выдохнул он, вонзившись в нее в последний раз, и она откликнулась на его призыв, разрыдавшись от восторга в его объятиях.

Джулиан растянулся рядом с ней, усталый, но довольный своим достижением.

– На этот раз мы были вместе, – произнес он, зевая.

Никогда еще Виола не чувствовала себя настолько неуверенной, настолько уязвимой. Словно настоящая Виола исчезла, а вместо нее появилась покорное, зависимое существо, которое она могла только презирать.

– Да, – отозвалась она несчастным тоном.


Глава 15

Когда Джулиан ушел, Виола спустилась вниз.

Увидев ее, Хадсон отшатнулся. Ее огромные глаза, в которых он привык видеть веселые искорки, потемнели от боли. Лицо побледнело. Она выглядела моложе, чем обычно, почти как обиженный ребенок. Хадсон невольно преисполнился сочувствия.

– С вами все в порядке, мадам? – обеспокоено спросил он.

Виола тут же взяла себя в руки, и Хадсон решил, что ему показалось. Вот уж кто меньше всего напоминал обиженного ребенка, так это молодая женщина, на которой его хозяин так опрометчиво женился.

– Спасибо, со мной все в порядке, – резко отозвалась она. – Вы не могли бы нанять для меня кеб?

Хадсон охотно выполнил ее поручение и еще более охотно отнес вниз ее вещи, искренне надеясь, что на этот раз миссис Девайз распрощалась с ним навсегда.

Спустя двадцать минут Виола была на пути в Гэмбол-Хаус вместе с Корк и Бижу. По прибытии туда она все еще испытывала сильное желание швыряться вещами. Ловер приветствовал ее у парадных дверей.

– Доброе утро, миледи. Вам пришло несколько писем. Виола нахмурилась.

– Писем? Но никто не знает, что я здесь.

– Там есть письмо от вашего брата. Виола вздохнула.

– Полагаю, он недоволен, что я покинула Йоркшир.

– Его светлость находится на пути в Лондон, миледи. Мисс Мэри Эндрюс сопровождает его. – Дворецкий помедлил, ожидая реакции Виолы на его слова, но она только пожала плечами. – Я распорядился, чтобы ей приготовили комнату.

– Хорошо, – безразлично отозвалась Виола. – Когда мой брат предполагает приехать?

– В пятницу днем, миледи. К сожалению, он опоздает на свадебный завтрак.

Виола бросила на него мрачный взгляд.

– Пусть вас это не волнует, Ловер. Свадьба отменяется.

– Миледи?

– Я не выйду замуж за мистера Девайза, – объяснила она. – Это решено. – Вручив собачку Корк, Виола направилась в солнечную утреннюю комнату, снимая перчатки. – Сожалею, что доставила вам столько хлопот понапрасну.

Ловер едва сдержал радость, безмолвно возблагодарив герцогиню Беркширскую. Похоже, совет ее светлости возымел действие.

– Очень хорошо, миледи.

Виола яростно повернулась к нему.

– В каком смысле хорошо, Ловер? – пожелала она знать. – Вас когда-нибудь бросали? И как вам понравился этот опыт? Лично я нахожу его довольно неприятным. Я бы даже сказала – скверным! – К своему ужасу, она почувствовала, что у нее на глазах выступили слезы. Чтобы остановить унизительный поток, она прижала пальцы к глазам и бросилась на ближайший диван.

Ловер поразился:

– Он бросил вас? – произнес он вслух, сделав ударение на последнем слове.

– Да, Ловер. Он бросил меня. – Виола издала стон, услышав звон дверного колокольчика. – Меня нет дома, Ловер, – жалобно сказала она. – Ни для кого.

Дворецкий помедлил, колеблясь.

– А что, если это герцогиня Беркширская? Виола содрогнулась.

– Для нее тем более. Она будет злорадствовать. Я не хочу никого видеть, Ловер. Все, что мне нужно, это коробка шоколада и последние выпуски модных журналов.

– Очень хорошо, миледи. – Ловер с поклоном удалился.

Когда спустя несколько минут он вернулся с конфетами и пачкой журналов, Виола нетерпеливо открыла коробку и набросилась на конфеты.

– Кто это был? – поинтересовалась она. – Герцогиня? Или ее противный сынок?

– Нет, миледи, – ответил Ловер. – Всего лишь сэр Артур Хаффингтон-Эффингтон с женой и дочерью. Они оставили визитки. Сэр Артур – один из членов парламента от Йоркшира.

– Я знаю, кто он такой, Ловер. Это я провела его в парламент. Откуда он узнал, что я здесь? Я начинаю чувствовать себя как загнанная лисица. – Озадаченная, Виола надкусила одну конфету, бросила и взяла другую.

– Как я понимаю, ваша милость сочла нужным дать сэру Артуру несколько политических советов. Я сам отправлял вчера ваши письма.

– Ах да, – горько сказала Виола. – Раз мои письма доставили с лондонским почтальоном, значит, я в Лондоне. Черт бы побрал этот Лондон. Здесь все такие умные!

– Многие из ваших адресатов уже прислали ответ, – сообщил Ловер, протянув ей поднос, на котором высилась стопка конвертов.

Сверху лежало письмо от герцога Фэншо. Виола отложила его в сторону, предположив, что оно не содержит никаких сведений помимо уже рассказанных дворецким, и занялась другими письмами.

– Это все приглашения, – недоверчиво произнесла она. Их больше тридцати.

– Тридцать шесть, миледи. Может, вашей милости нанять секретаря? При такой популярности, как у вас, могут возникнуть проблемы с посещением светских мероприятий.

– Но я не хочу посещать светские мероприятия, – заявила Виола. – Ловер, меня только что бросили. Не хватало мне еще начать посещать танцевальные вечера.

– Насколько я понимаю, миледи, – любезно подсказал дворецкий, – это всего лишь небольшие музыкальные концерты.

Виола содрогнулась.

– Вам не нравятся конфеты, миледи? – спросил Ловер, заметив, что она отложила и вторую конфету.

– Кажется, я потеряла аппетит, – вздохнула Виола. – Я рада, что вы отослали Хаффи-Эффи с семейством, Ловер. Они действуют мне на нервы своей лестью.

Последовало непродолжительное молчание.

– С другой стороны, – задумчиво сказала Виола, – капелька лести могла бы поднять мне настроение.

– Весьма возможно, миледи.

– И потом, я обязана уделять внимание депутатам из Йоркшира, – заявила Виола, выпрямившись. – Иногда приходится улыбаться, даже если твое сердце разбито.

– Да, миледи.

– Ладно. Я дома для членов парламента, – решила Виола, – но больше не принимайте никого ни при каких обстоятельствах.

Следующие два часа прошли как в тумане, пока Виола развлекала жен и детей членов парламента от различных округов Йоркшира. Некоторых дам сопровождали мужья, но остальные заверили Виолу, что их мужья слишком заняты, самоотверженно защищая ее интересы в парламенте. Виола щедро одаривала их советами по самым разнообразным вопросам, а они платили ей самыми цветистыми комплиментами, какие только могли придумать. Вначале Виола купалась в их обожании, милостиво прощая их занудство, невежество и безвкусную одежду, но постепенно их бесконечные реверансы и приседания стали надоедать, и Виола почувствовала себя опустошенной.

– Что мне делать, Ловер? – раздраженно поинтересовалась она, когда дворецкий вернулся, проводив очередных посетителей. – Я обожаю политику, но почему жены политиков такие зануды?

– Остался один посетитель, миледи, – сообщил Ловер извиняющимся тоном. – Но возможно, уже слишком поздно для утреннего визита. Сказать мистеру Рэмплингу, чтобы он зашел завтра утром?

– Боже, нет! – воскликнула Виола. – Давайте закончим с этим. Полагаю, он привел с собой чудовищно одетую жену?

– Насколько я знаю, мистер Рэмплинг не женат, миледи.

– Что? – резко отозвалась Виола. – Я отлично помню, что велела ему жениться как можно скорей! О чем он только думает? Пришлите его сюда.

Мистер Рэмплинг был ее протеже. Виола выбрала его для парламента, во-первых, из-за подходящей внешности: высокий, с голубыми глазам и белокурыми волосами, он был хорош собой и производил впечатление серьезного и ответственного молодого человека, несмотря на свои двадцать пять лет, а во-вторых, из-за звучного голоса, способного заглушить голоса оппозиции. Вот и сейчас, не ожидавший, что его примут, он рассыпался в шумных благодарностях.

Виола сердечно приветствовала его, протянув два пальца для рукопожатия.

– Вам нравится в парламенте, мистер Рэмплинг? – любезно поинтересовалась она, когда он сел.

Корнелиус Рэмплинг ненавидел парламент, но едва ли мог в этом признаться.

– Я безмерно благодарен вашей милости за возможность...

– И, тем не менее, вы не воспользовались моим советом, мистер Рэмплинг, – холодно сказала Виола.

Глаза Корнелиуса расширились.

– Я не стал бы спорить с вами за все сокровища мира, – осторожно заметил он, – но для меня нет ничего более ценного, чем совет вашей милости.

Виола нетерпеливо вздохнула.

– Разве я не велела вам жениться? Холостяки не пользуются доверием в политике, это выглядит эксцентрично. Вы женаты, мистер Рэмплинг? Или хотя бы помолвлены?

Щеки молодого человека зарделись.

– Я... ищу жену, миледи. Самым усердным образом. Я каждый день провожу по три часа в парке, глядя на девушек.

Виола нахмурилась.

– Что значит – «глядя»? – возмущенно спросила она. – Это девушки, мистер Рэмплинг, а не картины на выставке.

– Конечно, – смиренно согласился он. – Но их так много. И потом, так трудно понять, кто из них устроит вашу милость.

– Это просто позор, мистер Рэмплинг! Неужели ваша матушка не представила вас ни одной девушке за весь сезон? Разве у вашей сестры нет подруг, за которыми вы могли бы ухаживать?

– Мои мать и сестра в Йоркшире, леди Виола.

– Что? Не в Лондоне? Неужели вашу мать совсем не интересует, кто станет ее будущей невесткой?

Корнелиус неловко поерзал.

– Мне очень жаль, но здоровье моей матушки не позволяет ей приехать в Лондон. Иначе она непременно бы пришла, чтобы засвидетельствовать вам свое почтение.

– Вот как? – сказала Виола, смягчившись. – Если ваша матушка больна, вам следовало бы взять отпуск, мистер Рэмплинг. Вы должны быть рядом с ней. Можете отправиться сегодня же.

Корнелиус помедлил в нерешительности. Отдохнуть от скуки Уайтхолла? Провести отпуск в деревне? Он представил себе, как ловит рыбу на речке или скачет по полям на своем черном жеребце. Это звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой.

– Вы уверены, миледи? – осторожно спросил он. – Врачи сомневаются, что моя матушка скоро поправится.

– Тем больше оснований взять отпуск! – ответила Виола. – Отправляйтесь сейчас же, мистер Рэмплинг. Собственно, я могу взять вас с собой. Вы можете ехать в моей карете. Где вы живете в Гемпшире?

Корнелиус опешил.

– Я не смею доставлять вашей милости такие хлопоты! – воскликнул он. – Я даже не мечтал...

Виола махнула рукой:

– Никакого беспокойства. У моего брата есть собственность в Гемпшире, а поскольку я устала от Лондона, то почему бы мне, не сбежать на время в деревню? Вы слышали о деревеньке под названием Литл-Гэмбол?

Корнелиус издал смущенный смешок.

– Ваша милость, наверное, знает, что моя матушка арендовала Гэмбол-Холл.

– Неужели? – удивилась Виола, явно довольная. – В таком случае дом уже обжит. Комнаты проветрены, слуги наняты. Отлично. Наверняка ваша матушка не будет возражать, если я нанесу ей короткий визит? А ваша сестра? Как ее зовут?

– Люси, миледи.

– Ах да, Люси, – кивнула Виола, сделав знак дворецкому. – Ловер, позаботьтесь, чтобы карета была готова к путешествию в Гемпшир, и скажите Корк, чтобы упаковала вещи. Мы проведем месяц в деревне. Мистер Рэмплинг, видимо, захочет, чтобы послали за его слугой. Мы отбываем сразу же после ленча. Мистер Рэмплинг перекусит вместе со мной, – добавила она, улыбнувшись молодому человеку. – Ну вот. Все устроено.

Голова Корнелиуса шла кругом.

– Ваша милость так добры, – произнес он. Ловер прочистил горло.

– Миледи? Что мне сказать его светлости, когда он вернется в Лондон в пятницу?

Виола пожала плечами.

– Скажите ему, что я уехала в деревню навестить больную подругу. Меня не будет не меньше месяца.

– Очень хорошо, миледи, – отозвался Ловер с явным неодобрением, но Виола не обратила на это внимания.

В таверне в Чейндж-Элли всегда было тесно и шумно, но в этот послеполуденный час она напоминала один из кругов ада. Джулиан с трудом протолкался к видавшей виды дубовой стойке и, перекрикивая гомон голосов, заказал сандвичи. Когда он двинулся назад, его окликнул мужчина, сидевший за столиком в задней части помещения. Несмотря на надвинутую на глаза шляпу и поднятый воротник, скрывавший нижнюю часть лица, Джулиан сразу узнал орлиный нос своего полковника.

– Не ожидал встретить вас, сэр, – сказал он, усевшись за столик полковника Фэрфакса. – Вы передумали и решили помочь мне?

Полковник огорченно покачал головой.

– Я не могу рисковать, помогая тебе получить особое разрешение, – произнес он извиняющимся тоном. – Что я могу сказать? Твоя мать – настоящая мегера.

– Пожалуй.

– Тем не менее, я хотел бы помочь тебе. После твоего ухода мне пришло в голову... Ты мог бы отвезти свою невесту в Кале и жениться на ней там.

Джулиан нахмурился.

– И это будет законно?

– Конечно, – ответил полковник. – Мы больше не воюем с Францией. Британия и Франция – союзники. Брак придется признать. Согласись, это гораздо лучше, чем бежать в Шотландию, чтобы обвенчаться. Вы могли бы провести медовый месяц в Париже. Я забронировал для вас места на почтовом пакетботе, – продолжил он, доставая из кармана билеты. – Это самое большее, что я могу сделать.

Джулиан с благодарностью взял билеты.

– Это очень обрадует мою невесту, – сказал он, пожимая руку полковнику. – Спасибо, сэр. Я не останусь в долгу.

– Знаю, – отозвался полковник. – Если не возражаешь, я выйду через черный ход.

Оставшись один, Джулиан убрал билеты в карман.

– Собрались куда-то? – произнес голос справа от него.

Повернув голову, Джулиан увидел высокого худого мужчину с чисто выбритым лицом и характерным выражением лондонского чиновника.

– Кто вы? – спросил он.

– Мы от правительства, – ответил мужчина, улыбнувшись.

– Вы?

– Мы, – произнес голос слева от него. Спутник высокого мужчины оказался плотным крепышом в куртке из бобрика. Без лишних слов он схватил Джулиана за локти.

– У меня в кармане пистолет, – сообщил первый мужчина приятным тоном. – И он нацелен вам в живот, мистер Девайз. Может, присядем?

У Джулиана не было выбора.

– А теперь выложите содержимое ваших карманов на стол. – Пока худой мужчина изучал билеты в Кале, плотный угощался сандвичами Джулиана.

– Подумываете посетить Францию? – вежливо поинтересовался худой.

– Очевидно, – ответил Джулиан. Худой тонко улыбнулся.

– С какой целью?

– А почему это интересует правительство? – осведомился Джулиан.

– Я просто поддерживаю беседу, – отозвался худой. – Для кого второй билет? Зачем вы едете во Францию? На кого вы работаете? Что вы затеваете?

– Это просто смешно, – сказал Джулиан. – Я отказываюсь отвечать на ваши наглые вопросы.

– Мы уже выявили двух ваших сообщников, – сообщил худой. – Долли Дин, сводницу, и мистера Хармана из Банка Англии. Мистер Харман проявляет большое желание сотрудничать со следствием.

Джулиан коротко рассмеялся.

– Я арестован?

– Да, – сказал худой. – Полагаю, что да.

Когда Джулиана вывели наружу со связанными за спиной руками, таверна огласилась возбужденными возгласами, и весть, что закон наконец-то добрался до самого ненавидимого в Лондоне человека, распространилась по Сити, как степной пожар.


Глава 16

На следующее утро Хадсон явился в тюрьму Ньюгейт, чтобы повидаться с хозяином. Не считая нескольких синяков и шишек, Джулиан выглядел как обычно.

– Извините за задержку, капитан, – сказал Хадсон, – но вчера вечером мне не позволили увидеться с вами.

– Слава Богу, Хадсон! – воскликнул Джулиан, обняв слугу. – Все это ошибка, как ты понимаешь. Я не строю заговоров против правительства. Это просто смешно.

– Конечно, нет, капитан. Я тут наскреб немного денег, чтобы перевести вас из общей камеры в отдельную. Мне разрешили остаться и ухаживать за вами.

– Нет, ты должен присматривать за Мэри, – твердо сказал Джулиан. – Бедняжка! Должно быть, она сходит с ума от беспокойства. Скажи ей, что это ошибка. Что я буду дома через несколько дней.

– Боюсь, миссис Девайз ушла. – Из уважения к чувствам хозяина Хадсон постарался скрыть свое удовлетворение. – И забрала свою горничную и собаку. Она оставила вас, капитан.

Джулиан опешил.

– Мэри никогда бы не оставила меня, – медленно произнес он.

– Я понимаю, что вам трудно примириться с подобным предательством, – сказал Хадсон. – Вчера вас посетил лорд Саймон Аскот, и... миссис Девайз позволила уговорить себя. Мне очень жаль, капитан.

– Аскот! Я не верю этому.

– Вот карточка его милости, – возразил Хадсон, довольный, что принес с собой доказательство измены миссис Девайз.

Глядя на тисненые буквы на визитной карточке лорда Саймона, Джулиан ощутил тошноту.

– Он ей даже не нравился, – пробормотал он.

– Очевидно, она преодолела свою неприязнь.

Джулиан рухнул на скамью, служившую ему кроватью.

– Я убью его! Клянусь, я убью его!

– Возможно, это к лучшему, капитан, – заметил Хадсон. – Если миссис Девайз предпочитает быть любовницей его милости, а не вашей женой, нам будет лучше без нее.

Джулиан вздохнул.

– Вероятно, меня повесят, – мрачно сказал он. – Мистер Харман из Банка Англии дает показания против меня. И только Бог знает, что наговорила миссис Дин. Что ж, по крайней мере, с ним она будет иметь крышу над головой.

– Пойдемте, капитан, – участливо сказал Хадсон. – Ваша отдельная камера готова.

На следующий день по приезде леди Виолы и Корнелиуса леди Кэролайн проснулась с жуткой головной болью. Иначе говоря, в своем обычном скверном настроении, которое у нее было всегда после того, как накануне она напивалась в стельку.

Люси взбила подушки и помогла матери сесть.

– Ты помнишь, что было вчера вечером, мама? – мягко спросила она, когда слуги вышли.

– Нет, – отрезала леди Кэролайн, приподняв серебряную крышку блюда, поданного ей на завтрак. – А в чем дело? – Нахмурившись, она помешала еду ложкой. – Что это за гадость?

– Овсянка, мама, – ответила Люси. – Леди Виола говорит, что это очень полезно.

– Неужели? – насмешливо скривилась леди Кэролайн. – Достаточно и того, что мне приходится лизать башмаки леди Виолы, когда я с ней встречаюсь. Но будь я проклята, если стану, есть овсянку, когда ее здесь нет!

– Но леди Виола здесь, мама, – сообщила Люси. – Она приехала вчера вечером. Разве ты не помнишь? Она взяла на себя управление домом.

Леди Кэролайн потрясенно замерла.

– Она знает, что мы просрочили платежи за аренду? – взвизгнула она. – И приехала, чтобы выселить нас?

– Не думаю, мама, – покачала головой Люси. – Она хочет, чтобы мы, называли ее мисс Эндрюс.

– С какой стати? – поразилась леди Кэролайн. Люси беспомощно пожала плечами.

– Она говорит, что здесь инкогнито. Будто бы не хочет привлекать к себе внимание. Утверждает, что она твоя новая сиделка.

– Сиделка? Разве мне нужна сиделка? Я в полном порядке.

– Корнелиус сказал ее милости, что ты больна, – сообщила Люси. – Ему надо было как-то объяснить, почему мы не приехали в Лондон на сезон. Он был очень удивлен, когда леди Виола высказала намерение нанести нам визит.

– Почему он объявил больной меня? – Зачерпнув овсянку ложкой, леди Кэролайн хмуро уставилась на серую комковатую массу. – А не тебя? С твоей унылой физиономией из тебя получилась бы идеальная больная. Я терпеть не могу овсянку! Где леди Виола сейчас?

Люси с опаской выглянула в окно.

– Поехала кататься верхом с Корнелиусом. Слава Богу, конюх не позволил нам продать лошадей герцога.

Леди Кэролайн сморщила нос.

– Корнелиус? Он тоже здесь?

– Да, мама. Он сопровождал леди Виолу на ее пути из Лондона.

Леди Кэролайн ахнула.

– Они помолвлены? – требовательно спросила она. – О, Люси! Если бы Корнелиус мог заполучить такую жену, как леди Виола! – Не обращая внимания на головную боль, она откинула одеяло и вскочила с постели. Ее мозги завертелись, строя планы. – О, я знала, что его красота еще принесет плоды! Позови Брэмс! Помоги мне одеться! Скорее.

– Но, мама, – запротестовала Люси, – не забывай, что леди Виола считает тебя больной. И твое вчерашнее поведение, кажется, подтвердило это. Ты не должна вставать с постели.

Леди Кэролайн нахмурилась.

– Мое поведение? С моим поведением все в порядке, мисс Люси! Я старшая дочь графа Саутвуда. Мое поведение выше всяких похвал. И если Корнелиус не проморгает свой шанс с леди Виолой, я снова займу свое законное место в обществе. Я заставлю этих сучек пожалеть об их высокомерном обращении со мной. Вот увидишь! В этот момент дверь отворилась и в комнату вошла леди Виола, ослепительная в своей алой амазонке для верховой езды.

– Вы должны быть в постели, леди Кэролайн, – заявила она. – Доктор был предельно точен в своих указаниях. Вы очень больная женщина. Вы должны соблюдать постельный режим, есть простую пищу и не пить ничего, кроме воды и молока. Это единственный способ поправиться.

Леди Кэролайн растерянно заморгала.

– И насколько сильно я больна? – в ужасе спросила она.

– Не хотелось бы пугать вас, мадам, – любезно отозвалась Виола, препроводив ее назад, к кровати, – но вы можете умереть в любую минуту. Поэтому, сделайте одолжение, не вставайте с постели.

– Я не хочу умирать! – взвизгнула леди Кэролайн, вцепившись в руку Виолы.

– Я уверена, что ты не умрешь, мама, – поспешила заверить ее Люси.

– Нет, конечно, – сказала Виола, окинув взглядом поднос с завтраком. – При условии, что вы будете соблюдать режим, прописанный доктором. А вы даже не съели свою овсянку! – пожурила она. – Что за капризы, леди Кэролайн?

Леди Кэролайн выдавила улыбку и заставила себя проглотить ложку скользкой и холодной каши.

– Восхитительно, – произнесла она полузадушенным тоном. – Может, добавить немного патоки, леди Виола?

Виола приятно улыбнулась.

– Завтра, – пообещала она. – Если вы будете чувствовать себя лучше.

– Но я уже чувствую себя лучше, – жалобно сказала леди Кэролайн.

– Постарайтесь не разговаривать, дорогая, – отозвалась Виола. – Вы должны беречь силы. От этого зависит ваше выздоровление. – Пройдясь по комнате, она раздвинула шторы, впустив потоки яркого солнечного света. Леди Кэролайн вскрикнула от рези в глазах. – Какое прекрасное утро! – сказала Виола, направляясь к двери. – Чуть позже я вернусь, чтобы проведать вас, дорогая леди Кэролайн, и, если к тому времени вы не съедите всю свою овсянку, я очень рассержусь. Идемте, мисс Рэмплинг.

Люси нервно подпрыгнула.

– Да?

– Пора вам одеться, дорогая. Мы постараемся извлечь максимум из этого великолепного дня.

Люси озадаченно взглянула на свое платье.

– Но я одета, леди Виола.

– Нет, вы не одеты, – твердо сказала Виола. – Вы всего лишь прикрыты, а это не одно и то же. И не забывайте называть меня мисс Эндрюс, – добавила она. – Идемте. Ваша бедная матушка нуждается в отдыхе.

Ничто из скромного гардероба мисс Рэмплинг не избежало осуждения Виолы.

– Тряпье! – заявила она, просматривая платья Люси. – Когда вы в последний раз обновляли свой гардероб? Все выглядит так, словно вначале вымокло под дождем, а затем вывалялось в грязи. Я никогда в жизни не видела столько коричневого и серого.

Люси призвала на помощь все свое достоинство.

– Мне не нужна модная одежда, леди Виола. Я тихо живу в деревне и слишком стара, чтобы гоняться за модой.

– Никогда не поздно следовать моде, – возразила Виола. – Вам всего лишь тридцать. Мне самой стукнет столько же через девять лет, но вряд ли я превращусь в старуху.

– Видите ли, я законченная старая дева, – объяснила Люси. – Я никогда не выйду замуж. Поэтому, как вы понимаете, мне бессмысленно одеваться как молоденькой девушке на ярмарке невест.

Виола ужаснулась.

– Мы одеваемся не для мужчин, мисс Рэмплинг, – сурово сказала она. – Большинство мужчин не способны отличить одно платье от другого. Суть в том, чтобы всегда выглядеть наилучшим образом. Это не имеет никакого отношения к поиску мужа или возрасту. Так что ничего не поделаешь, мисс Рэмплйнг: придется вам приобрести новую одежду.

– Но мы не можем себе этого позволить, – возразила Люси с нотками отчаяния в голосе.

– Моя дорогая, вы не можете себе этого не позволить, – решительно сказала Виола. – Вы должны следить за своей внешностью. Вы внучка графа, а не посудомойка. Пойдемте ко мне в комнату. У меня полно модных журналов. Можете просмотреть их, пока я переоденусь.

Спустя минут двадцать из гардеробной появилась Виола, одетая в голубое платье, доставленное, надо полагать, прямо из Парижа. Надетое поверх полупрозрачной сорочки с высоким воротом, оно имело низкий квадратный вырез, рукава до локтей и юбку, прямую спереди и присборенную сзади. Талия располагалась ниже, чем диктовала мода. Виола приколола к декольте брошь, и крохотные бриллианты вспыхивали, отражая пламя камина с каждым ее вздохом.

– Это, – объявила Виола, присоединившись к Люси за рабочим столом, – идеальный утренний костюм для деревни. Благодаря коротким рукавам можно не беспокоиться о манжетах. Вы, моя дорогая, – продолжила она, пока Люси тщетно пыталась спрятать свои запачканные чернилами манжеты, – одарены стройной изящной фигурой. Это означает, что вы можете носить минимум одежды. Возможно, что-то вроде этого. Разве это не очаровательный ансамбль? – сказала Виола, указывая на модель в журнале.

Глаза Люси тревожно расширились. Дама на картинке казалась одетой в платье не из ткани, а из струек воды.

– Не думаю, что минимум одежды – это то, что мне подходит, леди Виола!

Виола не обратила внимания на ее протесты. Взяв карандаш и бумагу, она начала набрасывать фасоны платьев, продолжая болтать. Голова Люси шла кругом, и первоначальная паника уступила место покорности.

– Вы видели сад, леди Виола? – в отчаянии спросила она.

– Спасибо, что напомнили, – благодарно сказала Виола. – В деревне нужно иметь не менее трех платьев для сада, учитывая, сколько цветов приходится срезать.

Люси вздохнула.

– Может, нам пора проведать маму? – взмолилась она.

– Мы проведаем вашу матушку, когда она почувствует себя чуточку лучше, – безмятежно отозвалась Виола, поглощенная своим занятием.

– И когда это будет? Виола улыбнулась.

– Полагаю, после ленча. Я заказала для нее очень питательную кашку. Она поест в своей комнате. А мы с вами и мистером Рэмплингом пообедаем на свежем воздухе, в павильоне.

– В каком павильоне? – нервно спросила Люси.

– Слуги его как раз сейчас сооружают. Когда находишься в деревне, просто преступление торчать в помещении в хорошую погоду. Неужели вы никогда не устраивали пикников?

– Мы часто устраиваем пикники летом.

– Значит, нам нужно заказать одежду для пикников, – отметила Виола. – И конечно, мы не должны забывать Бога.

– Бога? – опешила Люси.

– Вы же не можете ходить в церковь, одетая как церковная мышь, – объяснила Виола.

Как Виола и предсказывала, после ленча леди Кэролайн почувствовала себя значительно лучше. Настолько, что Виола позволила ей выпить за обедом бокал разбавленного кларета. Ночью, однако, у леди Кэролайн случился рецидив. Утром ее обнаружили в винном погребе в бессознательном состоянии в окружении пустых бутылок. Виола отобрала у дворецкого ключи от погреба, а Корнелиус отнес свою мать наверх.

– Должно быть, она поскользнулась на пустых бутылках, – предположила Люси.

– Конечно! – горько согласился Корнелиус. – После того как вылакала их содержимое. Люси попыталась возразить, когда Виола заперла леди Кэролайн в ее спальне.

– Может, не стоит? – спросила она.

– Стоит. Для ее же собственного блага, – твердо сказала Виола. – Мы же не хотим, чтобы она опять поскользнулась на пустых бутылках?

Корнелиус провел день, пытаясь разобраться в запутанных счетах своей матери, пока Виола и Люси принимали местную портниху. Чувствуя себя, скорее как подушечка для булавок, чем живое существо, Люси стояла в нижних юбках, казалось, целую вечность, пока Виола препиралась с портнихой. После ее ухода Виола решила развеять скуку, пригрозив что-нибудь сделать с волосами Люси.

К счастью, Люси была избавлена от этого испытания благодаря неожиданному прибытию двух посетителей. Мистер Рэмплинг принял их в гостиной, послав наверх горничную, чтобы сообщить дамам, что прибыли леди Чевиот из Кросс-Мира и ее брат, мистер Девайз.

Люси залилась ярким румянцем. Импульсивно кинувшись к зеркалу, она безуспешно попыталась привести в порядок волосы, но невзрачная внешность, отраженная в беспощадном зеркале, заставила ее опомниться. Пристыженная, она повернулась к леди Виоле, готовая встретить насмешки.

Но Виола не смеялась. К удивлению Люси, она смертельно побледнела.

– О, Люси, – выдохнула она, вцепившись в подлокотники кресла. – Я не могу его видеть! Я все еще люблю его. Мне казалось, что все кончено, но, очевидно, это не так. Хотя он причинил мне боль, хотя он разбил мое сердце, я все еще люблю его, как это ни глупо с моей стороны.

Люси медленно опустилась в кресло.

– Вы влюблены в мистера Девайза? – в ужасе прошептала она.

– Да, – простонала Виола. – Я думала, что мы поженимся, но ошиблась.

– Он обещал вам, что женится? – изумилась Люси.

– Да. Каждый день! Но он предал меня. Люси постаралась взять себя в руки.

– Я не могу этому поверить. Мистер Девайз – порядочный человек. Он никогда бы не предал вас. Я уверена.

Виола удивленно заморгала.

– Вы его знаете?

– Да, и очень хорошо, – ответила Люси. – Если мистер Девайз обещал жениться на вас, значит, женится.

Виола бросилась к зеркалу.

– Может, вы спуститесь первая, Люси? – спросила она, поправляя ленту в волосах. – Я хочу выглядеть безупречно.

Люси ощутила укол мучительной ревности. Леди Виола имела все: красоту, богатство, положение. Даже ум и обаяние. А теперь, кажется, и Алекса.

– Конечно, леди Виола, – сказала она.

– Мисс Эндрюс! – поправила ее Виола, открыв флакон с духами. – Он не знает, кто я. Я думала – и все еще надеюсь, – что он любит меня саму.

Люси как во сне спустилась вниз и вежливо поздоровалась с гостями.

Леди Чевиот выглядела особенно очаровательной в изумрудно-зеленом костюме для верховой езды.

– Моя дорогая Люси, – сказала она, глядя на блекло-серое платье девушки, – как элегантно ты выглядишь!

Александр Девайз стоял у камина.

– Доброе утро, мисс Рэмплинг, – бодро приветствовал он ее. – Вы не пришли в Кросс-Мир вчера и сегодня утром, и близнецы решили, что ваша жизнь в опасности, – улыбнулся он. – Нам поручено похитить вас и срочно доставить в домик на дереве.

Люси с мукой смотрела на него. Его темные глаза весело поблескивали, улыбка была теплой и обаятельной. Несмотря на оспинки, она всегда считала его красивым. И всегда любила его. Ей было очень больно, когда она отказалась выйти за него замуж.

– Я была очень занята, мистер Девайз, – натянуто произнесла она. – Передайте, пожалуйста, мои сожаления Генри и Элизабет. Сегодня довольно тепло, – продолжила она. – Может, выпьем лимонаду?

– Я уже распорядился, – сообщил Корнелиус. – Мисс Эндрюс спустится? – поинтересовался он, когда все сели.

Он говорил вполголоса, но у леди Чевиот был прекрасный слух. Ее брови приподнялись.

– Мисс Эндрюс? – вежливо переспросила она. – У вас гостья, мисс Рэмплинг?

Люси открыла рот для ответа, но он оказался излишним. В комнату вошла Виола, великолепная в своем голубом платье, с белой собачкой в руках. Алекс Девайз и Корнелиус вскочили на ноги. Пердита изумленно уставилась на Виолу. В сравнении с ней все в комнате меркли. Пердита почувствовала себя толстой и неуклюжей, а Люси еще более невзрачной и незаметной.

Корнелиус поспешно представил их друг другу. Люси украдкой наблюдала, как Алекс склонился над рукой Виолы, поражаясь их скрытности. Они вели себя так, словно не были знакомы!

– Ваша подруга очень молода, мисс Рэмплинг, – холодно заметила Пердита, свысока поглядывая на разряженную красавицу. – Она надолго приехала?

– Поскольку леди Кэролайн больна, я приехала, чтобы помочь бедной Люси, – объяснила Виола. – Я пробуду здесь столько, сколько понадобится, леди Чевиот.

– Люси, дорогая! – воскликнула Пердита. – Я не знала, что ваша матушка больна.

– Вы вызывали доктора? – спросил Алекс, обращаясь к Люси, но ответила Виола.

– О да, мистер Девайз. Доктор Чедвик был очень мил. Он прописал леди Кэролайн постельный режим, пока она не поправится.

– Какая жалость, – промолвила Пердита. – Я собираюсь устроить скромный прием, чтобы представить моего брата соседям, – раздраженно отозвалась Пердита. – С танцами, конечно, и ужином. Жаль, что мисс Рэмплинг не сможет присутствовать, – вздохнула она. – Нам будет ее не хватать.

– Чепуха! – заявила Виола. – Я убеждена, что небольшое развлечение в приятной компании пойдет Люси на пользу. Боюсь, – добавила она театральным шепотом, – что леди Кэролайн – трудный пациент. Леди Чевиот выдавила улыбку.

– Конечно, мы будем очень рады видеть вас, мисс Рэмплинг. Мисс Эндрюс, вы тоже приглашены, – неохотно добавила она.

– О Боже, нет, – небрежно отозвалась Виола. – Я должна остаться дома с леди Кэролайн.

– О нет, – запротестовала Люси. – Я останусь с мамой. Вы должны пойти, мисс Эндрюс.

– Дорогая Люси, я сиделка вашей матери и здесь не для того, чтобы прохлаждаться по вечеринкам. Я здесь, чтобы вы могли посещать балы и прочие увеселения.

Леди Чевиот подозрительно уставилась на бриллиантовую брошь Виолы.

– Сиделка? Вы?

– Ваш брат может сопровождать вас, Люси, – продолжила Виола. – Осмелюсь предположить, что леди Чевиот будет рада еще одному джентльмену. На деревенских вечеринках всегда не хватает мужчин. Леди Чевиот, вы должны пообещать, что Люси не останется без партнеров. Это мое единственное условие.

– Я с удовольствием потанцую с мисс Рэмплинг, – предложил Алекс с теплой улыбкой.

Люси бросила на него изумленный взгляд. Как он может приглашать ее танцевать, если помолвлен с леди Виолой? Это жестоко по отношению к ним обеим. Вместе с тем она не могла не восхищаться способностью Виолы скрывать свои чувства. Никому бы и в голову не пришло, что она влюблена в мистера Девайза. Она казалась равнодушной к самому факту его существования.

Алекс посмотрел на Люси, озадаченный ее взглядом.

–Я подумал, может, мы с вами откроем бал, мисс Рэмплинг. Как старые друзья.

– Алекс, – укоризненно сказала Пердита, – ты забыл, что у тебя уже есть партнерша на первый танец.

– Пусть это будет второй танец, – вмешалась Виола. – И конечно, вы можете уступить Люси своего мужа на танец перед ужином.

Пердита напряглась.

– Боюсь, я обещала это миссис Чисхолм. Виола отмела ее возражения небрежным жестом.

– О, замужняя женщина может обойтись и без кавалера.

– Миссис Чисхолм чрезвычайно близорука, – резко сказала Пердита. – Ей нужно опираться на руку мужчины, чтобы не заблудиться.

Виола вздохнула.

– Как неудачно для Люси. Кто еще у вас будет? Пока Виола и леди Чевиот перебирали джентльменов, Алекс повернулся к Люси и тихо произнес:

– Я бы предпочел танцевать с вами.

Люси напряглась, размышляя, почему он хочет задеть ее. Слуга принес лимонад.

После ухода гостей Люси ушла в свою комнату, но тут же появилась Виола с фасонами бальных платьев.

– У нас мало времени, – заявила она. – Леди Чевиот надо бы пристрелить за то, что она пригласила вас в последнюю минуту. Учитывая все обстоятельства, лучшее, что мы можем сделать, – это взять одно из моих платьев и укоротить. Вопрос в том, – какое.

Остаток дня прошел в трудах. Люси примеряла платья, а Виола подкалывала их по ее фигуре, придирчиво изучая результат.

– Пожалуй, это сойдет, – сказала она, остановившись на сапфирово-синем платье. – У меня есть комплект из аметистов, который подчеркнет голубизну ваших глаз.

– Но у меня серые глаза, – усомнилась Люси. Виола пропустила ее возражение мимо ушей.

– А бархатный плащ будет прекрасно смотреться с вашими золотистыми локонами.

– Но у меня русые волосы, леди Виола. И мне очень жаль, но они не вьются.

– Никак не решу, как быть с вашей грудью, – задумчиво произнесла Виола, изучая тоненькую фигурку Люси. – У меня никогда не было такой проблемы, естественно, но немного набивки вам не помешает.

– Ни в коем случае! – воскликнула Люси, залившись ярким румянцем.

– Значит, решено, – подытожила Виола. – Я приветствую все, что добавляет вам красок.

Люси сочла своим долгом заговорить о мистере Девайзе.

– Ему не следовало приглашать меня на танец, – произнесла она извиняющимся тоном. – Он это сделал только потому, что мы старые друзья. Надеюсь, вас не обидел этот ничего не значащий жест.

Виола устремила на нее непонимающий взгляд.

– Ну и что? Почему я должна обижаться?

Люси в замешательстве молчала. Виола рассмеялась.

– Это был не мой мистер Девайз! Я совсем забыла, что у Джулиана есть старший брат. Я даже не знакома с мистером Александром Девайзом. К тому же он не слишком красив, не правда ли? – добавила она, сморщив носик. – А в чем дело? – поинтересовалась она при виде побледневшего лица Люси.

Забыв, что платье подколото булавками, Люси опустилась на постель и тут же подпрыгнула.

– Ни в чем, – отозвалась она.

– Вы побледнели как смерть, – заметила Виола. – Вы влюблены в него! – заявила она.

– Ничего подобного!

– А он даже не замечает вас. Бедная Люси! – Виола сочувственно щелкнула языком. – Как это печально.

Люси почувствовала себя задетой.

– Он очень даже замечает меня! Вообще-то он просил меня выйти за него замуж.

– Вот как? – отозвалась Виола, заинтригованная.

– Это было давно, и, разумеется, я отказала ему, – поспешно сказала Люси.

– Потому что он некрасивый? – поинтересовалась Виола.

– Я отказала ему, потому что это была бы неподходящая партия, – возразила Люси негодующим тоном. – Самоубийство моего отца... отсутствие у меня приданого... его семья не одобрила бы этот брак.

– Полагаю, он знал все это, когда делал вам предложение?

– Да, но... я не могла обречь его на жизнь, полную сожалений, – натянуто отозвалась Люси. – Я поклялась, что никогда не буду сожалеть о своем решении. И знаю, что права. Рано или поздно он пожалел бы о своей глупости.

Виола вздохнула.

– В моем случае мне ничего не остается, кроме как сожалеть. И я знаю, что была не права.

– В вашем случае остается надежда, – сказала Люси сочувственным тоном.

Виола покачала головой. Вытащив листок бумаги из кармана, она протянула его Люси со словами:

– Прочитав это, вы вряд ли скажете, что мне есть на что надеяться.

Почерк оставлял желать лучшего, но Люси удалось разобрать его.

«Дорогой сэр!

Давайте сразу перейдем к делу и договоримся об условиях. Я предлагаю вам двадцать тысяч гиней за мисс Э., что принесет вам прибыль в три тысячи гиней. Если вас заинтересует мое предложение – а я в этом уверен, – вы можете найти меня в моих апартаментах в Олбани».

Записка была подписана просто: «Саймон Аскот».

– Кто эта мисс Э.? – спросила Люси.

– Я! – отозвалась Виола. – Теперь вы понимаете, что мистер Девайз заманил меня в свои сети, пообещав жениться, а затем попытался продать другому мужчине – который мне даже не нравится.

Сплетя пальцы, она начала расхаживать по комнате.

– Он совсем заморочил мне голову. Вот так они и поступают, пользуясь нашей доверчивостью и наивностью. Обещают свадьбу, луну и звезды. А когда мы им надоедаем, бросают или передают другому мужчине. Люси побледнела от ужаса.

– Боже правый, леди Виола! Надеюсь, вы не позволили ему... поцеловать вас?

Виола резко остановилась. Она не одобряла лжи, но иногда это было совершенно необходимо. Это был один из таких случаев.

– Вы сошли с ума? Вам следовало бы знать, что я никогда не допущу ничего подобного.

– Конечно, – поспешила согласиться Люси, окончательно утвердившись в мысли, что леди Виола целовалась. – Мне это и в голову не приходило.


Глава 17

Когда в пятницу утром герцогиня Беркширская поднялась по ступеням Гэмбол-Хауса, ее встретила пара догов. Одетая в лиловый костюм, щедро отделанный черным кружевом, она, как могла, отбивалась от них зонтиком, пока из дома не вышел лакей и не отозвал собак.

– Кажется, здесь сегодня состоится свадьба? – осведомилась она, сунув ему растерзанный зонтик – В газетах не было ни слова, и я не получила приглашения.

Лакей, явившийся ей на выручку, был одним из тех, кто ездил с герцогом в Йоркшир.

– Я не слышал ни о какой свадьбе, мадам, – сказал он, придерживая собак за ошейники.

Герцогиня просияла.

– Отлично! В таком случае я хотела бы видеть, мисс Эндрю.

Лакей проводил ее внутрь, втащив за собой собак. Когда дверь закрылась, собаки умчались в направлении гостиной.

– Как доложить о вас герцогу, мадам?

– Герцог вернулся? – оживилась герцогиня. – Прекрасно! Передайте ему, что пришла герцогиня Беркширская.

Дикон охотно принял ее. Он даже не поленился встать, хотя не стал кланяться. Вместо этого он бросился к ней и схватил за руку.

– Обожаю герцогинь, – заявил он. – Моя мать, знаете ли, была герцогиней.

– Знаю, – сухо отозвалась она. Ее внимание привлекла хорошенькая миниатюрная девушка, сидевшая на диване в окружении двух догов. Третий стоял перед ней, положив передние лапы на колени. Сообразив, что герцогиня смотрит на нее, девушка вспыхнула румянцем и переключила внимание на собак герцога.

Все диваны и кресла в комнате были заняты собаками. Герцогиня взяла расположившегося в кресле мопса и села, пристроив его у себя на коленях. Герцог стоял, прислонившись к спинке дивана, занятого девушкой. Герцогиня напрасно ждала, пока ее представят.

– Как поживаете, дорогая? – наконец сказала она. – Я герцогиня Беркширская. А кто вы?

Вздрогнув, девушка попыталась встать на ноги, но это было невозможно.

– Скажи, кто ты, Мэри, – приободрил ее герцог.

– Прошу прощения, мадам! Меня зовут Мэри Эндрюс.

– Малышка Мэри, – ласково сказал герцог, погладив ее по голове. – Когда я приехал в Фэншо, оказалось, что Виолы нет, зато в доме появилась Мэри. Я решил привезти ее в Лондон.

– И вот она здесь! – воскликнула герцогиня с притворным весельем. – Представляю, каково вам в Лондоне после Йоркшира, мисс Эндрюс.

Глаза Мэри удивленно расширились.

– Ваша милость знает обо мне?

– «Ваша светлость», дорогая, а не «ваша милость», – снисходительно поправила ее герцогиня.

– Да, ваша светлость, – покорно повторила Мэри.

– Конечно, я все знаю о вас, мисс Эндрюс. Леди Виола посвятила меня в вашу историю. Она сильно рисковала, отправившись в Лондон, чтобы познакомиться с вашей теткой. Вы должны быть очень благодарны ей.

– О да, я очень благодарна, – заверила ее Мэри.

– Ее тетка – очень плохая женщина, – сказал Дикон, покачав головой. – Виола категорически запретила Мэри встречаться с ней.

– Да, она плохая женщина. Вы уже подумали о том, что будете делать дальше, дорогая? – обратилась герцогиня к Мэри. – Я могла бы помочь вам найти работу. Я знаю практически всех.

Лицо герцога приняло сердитое выражение.

– Работу? Мэри останется здесь, с людьми, которые ее любят.

Брови герцогини приподнялись.

– С кем же?

– Со мной и Виолой, – объяснил герцог. – Видите ли, я решил предоставить Мэри защиту своего имени. – Схватив руку девушки, он пылко ее поцеловал.

– Только если леди Виола одобрит, – обеспокоено сказала Мэри.

– Что она вряд ли сделает, не так ли? – фыркнула герцогиня. – Мисс Эндрюс, будь у вас хоть малейшее представление о приличиях, вы не стали бы навязываться герцогу с такой хитростью и нахальством. Как вам не стыдно!

Мэри расплакалась.

– Я скорее умру, – всхлипнула Мэри, – чем огорчу ее милость.

– Ну конечно, – недоверчиво хмыкнула герцогиня. – Где леди Виола? – требовательно спросила она. – Как я понимаю, ее нет дома. Иначе она положила бы конец этому вздору.

– Виола поехала в деревню навестить больную подругу, – холодно сообщил Дикон.

– Вот как? – сказала герцогиня, нахмурившись. – Какую подругу? В какую деревню?

Герцог скорчил сердитую гримасу.

– Почему все задают мне эти вопросы? – раздраженно бросил он. – Я что, нянька при своей сестре?

– Конечно, нет, – успокоительно сказала герцогиня. – Но бедная Виола! Должно быть, она очень огорчилась, что ее свадьба не состоялась. Я так хотела утешить ее.

Дикон пожал плечами.

– Она пока еще не знает, что свадьба не состоится. Но сомневаюсь, что это огорчит ее. Ей никогда не нравился Бамф, и, как выяснилось, она была права.

– Бамф! – воскликнула герцогиня.

– Маркиз, – пояснил Дикон. – Вначале я принял его за неплохого пария, но его ненадолго хватило. Я терпимый человек, герцогиня, и могу смотреть сквозь пальцы на мелкие шалости. Но когда он буквально набросился на бедную Мэри! Ему еще повезло, что я не убил его на месте.

– Набросился? – переспросила герцогиня, бросив острый взгляд на девушку.

– По его словам, он пытался соблазнить ее лишь для того, чтобы не дать ей соблазнить меня. Видимо, они боялись, что я собираюсь жениться на бедняжке; Какая чепуха! Не такой я осел, чтобы жениться на дочери викария. Я все-таки герцог.

– Вы хотите сказать, – медленно произнесла герцогиня, – что не собираетесь жениться на мисс Эндрюс?

– Конечно, нет, – заявил шокированный герцог. – Жениться на мисс Эндрюс? Вы так же безумны, как Бамфы. Виола пустила бы мои кишки на подвязки.

– Прошу прощения, – сказала герцогиня. – Но когда вы сказали, что собираетесь предоставить мисс Эндрюс защиту вашего имени, я, естественно, решила...

– Я собираюсь удочерить ее, – гордо заявил Дикон.

– О! – воскликнула герцогиня, захлопав в ладоши. – Восхитительно! В этом случае леди Виола не станет возражать.

– Конечно, не станет, – сказал Дикон.

– Я очень надеюсь, что ее милость не рассердится на меня, – робко вставила Мэри.

– Не волнуйся, – заверил ее Дикон. – Ей никогда не нравился Бамф. Я его сразу раскусил... ну почти сразу. Счастливое избавление! Я не хочу, чтобы отцом моего будущего племянника и наследника был столь низкий человек.

– Наследника? – навострила уши герцогиня. – Значит, вы не собираетесь жениться, ваша светлость? Вообще?

Дикон содрогнулся.

– Боже, нет! – с чувством сказал он. – Виола всегда была более сильной. Так что пусть продолжает род.

А я слишком разборчив для подобного испытания.

Кого я теперь найду для нее? Я ничего не знаю об устройстве браков.

– Я не мастерица устраивать браки, – скромно сказала герцогиня, – но это особый случай. Продолжение рода герцогов Фэншо – серьезное дело, и не должно быть пущено на самотек. К счастью, у меня есть сын, которым я могу пожертвовать.

Герцог моргнул.

– Мадам, это очень щедро с вашей стороны. Герцогиня пожала плечами.

– Это будет идеальная партия. Они были отпрыски герцогов. Ему тридцать два – отличный возраст для мужчины.

– А как насчет потомства? – подозрительно спросил Дикон. – Он способен сделать дело?

– Разве я стала бы предлагать его, имей я хоть каплю сомнения? – парировала она. – Деньги не имеют значения. Мы Аскоты.

– Для нас деньги тоже не имеют значения, – воинственно отозвался Дикон. – Мы Гэмболы.

Герцогиня улыбнулась.

– Что может быть более естественным, чем союз между двумя богатыми и благородными семьями с древней родословной. У них будет отличное потомство.

Глаза Дикона сузились.

– Ваш сын привлекателен внешне? Мне не нужен уродливый племянник!

– Саймон невероятно привлекателен! – заявила его мать. – Высокий, широкоплечий... Его рождение было настоящей пыткой. Но он так хорошо выглядит в мундире, что я не жалуюсь.

– В мундире? – переспросил Дикон.

– Саймон – полковник Конной гвардии.

– Так он военный! – счастливо вздохнул Дикон.

– Сегодня днем он будет на параде, – сообщила герцогиня. – Почему бы вам, не пойти и не посмотреть?

– Обожаю парады! – воскликнул Дикон. – А ты, Мэри?

– Я никогда не видела парада.

Дикон изумленно уставился на нее.

– Никогда?

– Значит, решено, – сказала довольная герцогиня и поднялась. – Я заеду за вами в три часа дня. Мы отправимся в моей коляске.

– О Боже! Я забыла предложить вам чаю! – воскликнула Мэри, безуспешно пытаясь встать.

Герцогиня настолько расположилась к девушке, что наклонилась и поцеловала ее в щеку.

– Ничего страшного, дорогая. Мы теперь почти одна семья и не нуждаемся в церемониях.


Вместе с тусклым серым светом в зарешеченное оконце камеры Джулиана проникал промозглый воздух. Попытавшись заткнуть его своим пальто, он обнаружил, что из камеры открывается отличный вид на виселицу во дворе. С заткнутым окном в камере стало темно как в могиле, но не намного теплее. Вздохнув, он снова вытащил пальто. По смрадной камере сновали крысы, разбегаясь, только когда Джулиан швырял в них башмаками. В подобном окружении нетрудно было вообразить, что твой конец близок.

В замке повернулся ключ, и дверь камеры распахнулась. Джулиан поднял глаза, ожидая, что его потащат к судье, но это был только Хадсон.

– Я написал письмо отцу, – приветствовал он слугу. – Просил его позаботиться о тебе, когда меня не станет. Думаю, он не откажется.

– Капитан, они не посмеют повесить вас, – с чувством отозвался Хадсон.

– Почему? Они вешают детей за украденную булку хлеба. Почему им не повесить меня? – Он тяжело вздохнул. – Письма есть?

– Нет, капитан. Только счет от мистера Грея, ювелира. Хадсон протянул хозяину счет, но Джулиан только пожал плечами.

– Боюсь, ему придется встать в очередь, чтобы получить свои десять фунтов.

– Попытайтесь что-нибудь съесть, – попросил Хадсон. – Здесь только хлеб и сыр, но это придаст вам сил.

Джулиан, меривший шагами камеру, резко остановился.

– Мне конец, Хадсон, – сказал он, глядя в окно. – Я умру на этой виселице. Со мной покончено. Я начинаю думать, что совершил ошибку.

– Красота – это ловушка, капитан. Я знал, что эта женщина погубит вас.

– Что, ни слова от нее? Вообще ничего? Она могла бы, по крайней мере, вернуть обручальное кольцо. – Он сел за стол и разломил булку. – Знаешь, что самое скверное в этой истории? Я тоскую по ней. – Джулиан невесело рассмеялся. – Она бросила меня ради другого мужчины, а я тоскую по ней. Лежу здесь ночью на жесткой и холодной койке и вспоминаю короткое и сладостное время, пока мы были вместе. Интересно, что она делает сейчас?

– Она с лордом Саймоном. Нетрудно догадаться, чем она занята, – безжалостно сказал Хадсон. – Не мучьте себя, капитан. Она не стоит ваших слез.

Джулиан снова прошелся по камере.

– Я должен выбраться отсюда, Хадсон, – яростно произнес он. – Не могли бы мы подкупить надзирателей? Я всего лишь хочу увидеть ее в последний раз.

– Я уже заложил все, что у нас было, чтобы перевести вас в отдельную камеру, – сказал Хадсон извиняющимся тоном. – Она ушла, капитан.

Джулиан поднял стол и швырнул его в стену.

– Я хочу выбраться отсюда!

– Это можно устроить, – раздался холодный голос из-за двери камеры.

– Матушка! – воскликнул Джулиан.

Дверь камеры со скрипом отворилась, впустив баронессу. Откинув вуаль, она подошла к Джулиану и влепила ему пощечину.

– Это за то, что мне пришлось прийти в Ньюгейт, – объяснила она, пока Хадсон ставил стол на ножки. – А это зато, что ты назвал меня матушкой. – Последовала вторая оплеуха. – Думаешь, мне хочется, чтобы все знали, что я навещаю сына в тюрьме? – прошипела она.

– Извини, – натянуто отозвался Джулиан. – Я так удивился, что, боюсь, позволил себе лишнего.

– Постарайся не делать этого впредь, – сказала баронесса, усаживаясь.

Джулиан остался стоять.

– Почему вы здесь, мадам? Пришли позлорадствовать?

– Я пришла помочь тебе, разумеется, – отрезала она. – Как я буду выглядеть, если моего сына повесят как обычного преступника? Вряд ли это пойдет на пользу моему общественному положению.

– Ты собираешься нанять мне адвоката? Она презрительно усмехнулась.

– Такие люди, как ты, не нуждаются в адвокатах, Джулиан. Мне достаточно щелкнуть двумя пальцами, чтобы с тебя сняли обвинения. Как тебе известно, мой дядя занимает важное положение в правительстве, а я его любимая племянница. Я знаю все его маленькие секреты, так что у него нет выбора.

– Чего ты хочешь взамен? – спросил Джулиан, переплетя пальцы на затылке.

– Я хочу тебе только добра, – ответила она. – Ты не женишься на Мэри Эндрюс. Это мое первое условие.

– Вряд ли я могу жениться на ней, – сказал Джулиан, пожав плечами. – Она оставила меня, чтобы стать любовницей лорда Саймона Аскота.

– Сына герцогини Беркширской? – Баронесса хмыкнула, не скрывая восторга. – Какая хитрая бестия! Как ей это удалось?

– Мы бы уже поженились, если бы ты не воспользовалась своим влиянием, чтобы помешать мне, получить особое разрешение, – горько сказал Джулиан. – Я виделся с полковником Фэрфаксом.

– Это для твоего же блага, Джулиан, – самодовольно отозвалась она. – Если мисс Эндрюс предпочитает быть любовницей лорда Саймона, а не твоей женой...

– Хватит, – резко прервал ее он. – Ты добьешься моего освобождения, если я не женюсь на мисс Эндрюс.

– Что еще?

– Тебе это понравится, – пообещала она. – Меня посетила леди Бамф. Она вернулась из Йоркшира. Очевидно, ей не удалось устроить брак между ее дочерью и герцогом Фэншо, а брак между лордом Бамфом и леди Виолой находится под угрозой. Собственно, герцог отменил помолвку.

– Герцог в Лондоне? – спросил Джулиан, оживившись.

– Да. Леди Бамф в отчаянии. Она готова отдать тебе Белинду, если ты устроишь брак леди Виолы с ее сыном. Так что мое второе условие – твоя женитьба на Белинде.

– На Белинде? – тупо переспросил Джулиан.

– У нее приданое тридцать тысяч фунтов, – сообщила баронесса с алчным блеском в глазах. – Этот брак станет твоим входным билетом в светское общество.

– Пропади оно пропадом, – яростно отозвался Джулиан.

– Ты женишься на ней, Джулиан, – холодно сказала леди Девайз. – И станешь очень богатым. В противном случае тебя повесят. Вот и весь выбор.

– Да,– улыбнулся Джулиан. – Выбор небольшой. Боюсь, я не могу принять твоих условий.

– Что?! – вскричала баронесса. – Ты рехнулся? Хадсон, он рехнулся?

Хадсон побледнел.

– Он не может жениться на леди Белинде, потому что он уже женат на мисс Эндрюс, – печально сообщил он.

– Уже женат? – прошептала она. – Тогда тебя наверняка повесят. Стража!

Не сказав ни слова, она вышла из камеры.

– Если бы вы только не женились на этой лживой девице! – горестно произнес Хадсон.

– Я не женат, – отозвался Джулиан. – Извини, Хадсон. Я солгал тебе. Я очень хотел жениться на мисс Эндрюс, но мне так и не представилась такая возможность.

Хадсон не знал, смеяться ему или плакать. И выбрал нечто среднее.

– Но, сэр! Леди Белинда! Вы можете получить свободу!

– Как раз свободы у меня не будет, – фыркнул Джулиан. – Лучше я продам душу дьяволу, чем моей матери. Приободрись, Хадсон! Герцог вернулся в Лондон. Будем надеяться, что он настроен на всепрощение.

Казалось, не прошло и нескольких минут после того, как Хадсон отбыл в Гэмбол-Хаус, как у двери камеры Джулиана появился герцог и потребовал, чтобы его впустили. Не успел Джулиан, лежавший на скамье с закрытыми глазами, сесть, как в камеру ворвался дог герцога и принялся лизать его лицо.

– Дев! – воскликнул герцог, входя следом. – Представь себе мое удивление, когда я услышал, что ты в тюрьме! О тебе рассказывают ужасные вещи – даже хуже, чем обычно!

– А где Хадсон? – спросил Джулиан в замешательстве.

– Хадсон? Кто это?

– Мой слуга, – ответил Джулиан. – Я послал его в Гэмбол-Хаус с запиской для вас.

– Меня не было дома. Я искал тебя, Дев, даже отправился на Биржу. Там мне и рассказали, что тебя арестовали. Не могу поверить!

– Я тоже не мог, – удрученно отозвался Джулиан, поглаживая собаку.

– Только не говори, что тебя обвиняют в нарушении закона, Дев! – взмолился герцог.

– Боюсь, что так.

– Но... ты невиновен!

– Полагаю, это зависит от точки зрения.

– Говорят, будто ты взял какие-то деньги. Я, конечно, не верю ни единому слову. Зачем воровать, если ты имеешь доступ ко всем моим счетам? Это бессмысленно. Я так и скажу на суде.

– Я действительно взял деньги, – признался Джулиан. – Семнадцать тысяч гиней, если быть точным.

Герцог в поражение уставился на него.

– Но почему? У меня полно денег.

– Знаю. Их взял я.

Герцог на секунду лишился дара речи.

– Понятно, – пробормотал он, нахмурившись. – Видимо, у тебя была веская причина, – добавил он после короткого раздумья.

– У меня была очень веская причина, – заверил его Джулиан. – Молодая женщина в беде. Кажется, вы ее знаете. Мисс Эндрюс.

Герцог опешил.

– Мэри, моя маленькая Мэри?

– Ее отец был викарием в вашем приходе, – напомнил Джулиан. – Недавно она осиротела.

– Знаю, – нетерпеливо отозвался Дикон. – Ты сказал, что Мэри в беде, В какой?

– Ее тетка, миссис Дин...

– Очень плохая женщина, – перебил его герцог.

– Да уж, – согласился Джулиан. – Она собиралась продать Мэри.

– Продать Мэри? Но как! Разве у нас нет законов, запрещающих подобные вещи?

– Говорю вам, она ужасная женщина. Герцог вскочил на ноги.

– Что мы здесь сидим? Нужно срочно остановить ее!

– Я уже сделал это. Выкупил Мэри у нее – на ваши деньги, разумеется, – и заставил миссис Дин подписать бумагу, аннулирующую все ее претензии к племяннице. Мэри свободна.

Герцог снова сел, испустив облегченный вздох.

– И за это тебя арестовали? – недоверчиво спросил он. – Что за куча навоза! Тебя надо было посвятить в рыцари, а не обращаться с тобой как с преступником.

– Это будет считаться преступлением только в том случае, если вы предъявите обвинение, – отозвался Джулиан.

– С какой стати? – пожал плечами герцог, – Это все, что они имеют против тебя?

– Да, насколько мне известно.

Спустя четыре часа они все еще находились в тюрьме, ожидая освобождения Джулиана. Герцог проголодался.

– О чем вы хотели со мной поговорить? – спросил Джулиан.

– Что? – отозвался герцог, занятый поисками остатков еды в корзинке, которую принес Хадсон.

– Вы сказали, что хотели обсудить со мной важное дело.

– Ну, не очень важное. Виола выходит замуж, – сообщил герцог, отставив, пустую, корзинку.

– Но ваша сестра передумала выходить замуж за Бамфа, – сказал Джулиан. – Она прислала мне записку.

– А кто говорит о Бамфе? Я нашел для нее кое-кого получше. Тебе надо было посмотреть на него на параде, Дев. Ты бы не поверил своим глазам. Он выглядит как кентавр, если бы на кентавра можно было надеть штаны и сапоги. Виола будет довольна.

– О, так она еще не в курсе?

– Она в деревне, навешает больную подругу. Но ей нравится лорд Саймон. Его мать сказала мне, что они прекрасно поладили. Он обожает ее.

– Лорд Саймон Аскот? – холодно поинтересовался Джулиан.

– Ты его знаешь? – обрадовался Дикон. Джулиан коротко рассмеялся.

– Он собирается жениться на вашей сестре?

– Да! Ну, разве это не здорово!

– Нет, – заявил Джулиан. – Нет, это не здорово! Лорд Саймон бессовестный развратник, похитивший у меня Мэри. Понятно? – взревел он, обращаясь к герцогу, таращившему на него глаза.

– Дев, ты сам не понимаешь, что говоришь, – посетовал тот. – Лорд Саймон не похищал Мэри.

– Похитил. Он...

– Нет, Дев, – твердо сказал герцог. – Ты просто немного повредился в уме от пребывания в тюрьме. Мэри со мной, живая и здоровая.

Джулиан раздраженно уставился на него.

– Что вы имеете в виду?

– Не в данный момент, разумеется, – поправился герцог. – Не мог же я привести эту милую девушку в подобное место! Она в Гэмбол-Хаусе, в полной безопасности.

– Мэри в Гэмбол-Хаусе? – повторил Джулиан. – Вы уверены?

– Конечно. Я собираюсь удочерить ее.

– Нет, вы этого не сделаете. Я намерен жениться на ней, – заявил Джулиан.

– Не думаю, – возразил герцог, начиная хмуриться. – Мэри хочет, чтобы я удочерил ее.

– Нет, Мэри хочет выйти за меня замуж, – парировал Джулиан.

– Она никогда не упоминала об этом. Извини, Дев, но, как ее отец, я этого не допущу. Ты недостаточно хорош, чтобы жениться на дочери герцога. Возможно, я выгляжу снобом, но, проклятие, ты всего лишь биржевой маклер!

– Может, мы предоставим Мэри решать самой? – вскипел Джулиан.

Дикон пожал плечами.

– Ты напрашиваешься на отказ.

– Посмотрим.

– Посмотрим, – кивнул герцог, оставляя за собой последнее слово.

Наконец явился высокий худой мужчина, арестовавший Джулиана.

– Милорд герцог, – сказал он, поклонившись Дикону. – Как я понял, вы хотите отозвать свою жалобу на мистера Девайза?

– Я не подавал никаких жалоб, – заявил Дикон, воинственно выдвинув челюсть.

– Корона выдвинула обвинение от вашего имени, – объяснил чиновник.

– Короне следовало бы заниматься своими делами, – заметил герцог.

Мужчина тонко улыбнулся.

– Если ваша светлость настаивает, что деньги с вашего счета были сняты с вашего разрешения, я ничего не смогу поделать.

– С моего разрешения? Дев, о чем это он?

– Я действовал в рамках предоставленных мне полномочий. И в интересах герцога.

– Ха! – сказал герцог. – Полагаю, это отвечает на ваши каверзные вопросы, дружище.

– Не совсем. Как насчет Кале?

– А в чем дело? – требовательно спросил герцог.

– Разве он не сказал вам, ваша светлость? О двух билетах до Кале, обнаруженных у него?

– Я не удивлен, – отозвался герцог. – Здесь, наверное, полно блох. Иди сюда, Самсон! – окликнул он собаку. – Давайте выбираться отсюда, пока мы не подхватили какую-нибудь заразу.

– Правительство хотело бы знать, с какой целью мистер Девайз собирался в Кале и с кем, – язвительно улыбнулся мужчина.

– В таком случае вам следовало бы отпустить меня, – улыбнулся в ответ Джулиан. – И проследить за мной.

Дикон расхохотался.

– Отличный ответ, Дев! Улыбка чиновника исчезла.

– В следующий раз не выкрутитесь, Девайз, – пригрозил он.

– Не будьте так уверены, – сказал герцог, нахлобучив на голову шляпу.

Уже пробило девять часов, когда герцог вернулся в Гэмбол-Хаус вместе с Джулианом. Стайка горничных скребла парадную лестницу. Сняв пальто и шляпу, Дикон воспользовался дверью под лестницей, чтобы провести Джулиана через служебные помещения в гостиную, где перед камином дремал выводок собак. Зевая, они неохотно поднялись, приветствуя новоприбывших.

– Ах вы, лентяи. – Герцог ласково, потрепал одну из них по холке. – Где Мэри? – обратился он к дворецкому. – Она обычно читает здесь после обеда.

– Думаю, мисс Эндрюс уже удалилась к себе на ночь, ваша светлость, – ответил Ловер, стараясь не смотреть на Джулиана. – Уже довольно поздно.

– Разбудите ее, – приказал Джулиан. – Передайте ей, что пришел Дев.

– Да, идите и передайте ей, – сказал герцог, – что папа вернулся.

– Слушаюсь, ваша светлость. – Ловер удалился.

Дикон предложил Джулиану бренди.

– А теперь посмотрим, что на уме у нашей Мэри, – самоуверенно произнес он, налив себе бокал.

– Посмотрим, – не менее самоуверенно отозвался Джулиан, выпив залпом свой бренди.

Мимо распахнутых дверей проследовал лакей.

– Джем, – окликнул его герцог. – Пойди и узнай, что задерживает мисс Эндрюс. Тут один молодой человек собирается сделать ей предложение. Он так нервничает, что может сбежать, если она не поторопится.

Лакей покачал головой.

– Вы опоздали, сэр, – сказал он Джулиану. – Я только что слышал от кухарки, что мисс Эндрюс сбежала в Гемпшир с мистером Рэмплингом! Представляете?

Герцог нахмурился. – Что? Это не похоже на Мэри.

– Еще бы! Меня она тоже обвела вокруг пальца, ваша светлость, – сердито сказал лакей. – Мне казалось, что она кроткая как овечка, а я всегда гордился своей способностью разбираться в людях. Честно говоря, мне просто не верится, что она сбежала.

– Чепуха, – заявил герцог. – Эта девушка знает Библию наизусть!

– Кто такой мистер Рэмплинг? – осведомился Джулиан, вмешавшись в разговор. – Я его знаю?

В этот момент вернулся Ловер с сообщением, что мисс Эндрюс нет в постели.

Джулиан вскочил на ноги.

– Кто такой Рэмплинг?

– Один из наших священников, – сообщил герцог. – Или членов парламента? Я всегда их путаю. Виола сама подбирает моих депутатов и викариев – привлекательных молодых людей для парламента и почтенных старцев – для церкви.

– По-моему, мистер Рэмплинг – член парламента, – заметил Ловер. – Хотя...

– Куда, вы сказали, он увез ее? – требовательно спросил Джулиан у лакея.

– В Гемпшир.

– Там живет его мать, – вспомнил Дикон. – В одном из моих домов. И, кстати, не платит ренту. Мой агент обратил внимание на этот факт несколько месяцев назад, но Виола сказала, что все в порядке, потому что муж бедной леди Кэролайн оставил жену без гроша. Ну, Дев! Похоже, она не хочет ни одного из нас. Принесите еще бренди, Ловер, – велел он. – Мой друг потерял жену, а я лишился дочери. Нужно это отметить. Мне уже не хватает звука ее крохотных шажков.

– Мне тоже, – мрачно заявил Джулиан, направившись к двери.

– Куда ты собрался? – изумленно спросил герцог.

– В Гемпшир, разумеется, – ответил Джулиан.

Когда на следующее утро мисс Эндрюс появилась за завтраком, Дикон удивился, но обрадовался.

– Мэри! – вскричал он, подскочив, чтобы отодвинуть для нее стул. – Я слышал, что ты сбежала с членом парламента.

Карие глаза Мэри расширились.

– Я никуда не сбегала, ваша светлость! – в ужасе воскликнула она.

– Похоже, среди наших слуг завелись шутники, – сурово произнес герцог, бросив недовольный взгляд на Джема. – Но тебя не было в постели, Мэри, – укорил он ее.

Мэри вспыхнула.

– Боюсь, я заснула в библиотеке. Там столько увлекательных книг. Можно я... можно я расставлю их по алфавиту? Или это чересчур дерзко с моей стороны?

– Моя дорогая Мэри, можешь сжечь их, если пожелаешь! А теперь, – продолжил он, усевшись и расправив салфетку, – раз уж ты не сбежала, как насчет удочерения? Или ты предпочитаешь выйти замуж? – спросил он, обеспокоено хмурясь.

– Я предпочла бы удочерение, – ответила она без тени колебаний. – Но только если леди Виола одобрит, конечно. Мы не можем действовать вопреки желаниям ее милости.

– Конечно, нет, – поспешно согласился герцог. – Не повезло Деву, да?

– Кому? – невинно спросила Мэри.

– Никому, – довольно отозвался герцог. – Не обращай внимания!


Глава 18

Сборы Люси на вечеринку к леди Чевиот были, слишком важным делом, чтобы доверить его слугам. Виола занялась этим сама, и в четверг вечером Люси покорно стояла в своей спальне, подвергаясь критическому осмотру Виолы. Прямые русые волосы Люси превратились в золотистые локоны. Сквозь лиловый газ платья просвечивал, мерцая, чехол из синего атласа, придавая ее серым глазам голубой оттенок. Платье не имело рукавов, не считая оборки, что было довольно необычно. Но Виола считала, что на балу всегда нужно чуточку шокировать публику. Глядя на себя в зеркало, Люси едва осмеливалась дышать.

Виола тем временем шарила в ее шкатулке для драгоценностей.

– Где остальное? – требовательно спросила она, обращаясь к Бремуэл. – Здесь нет ни одной приличной вещи.

– Боюсь, это все, – произнесла Люси извиняющимся тоном. Все драгоценности были давно проданы, чтобы заплатить карточные долги ее отца.

Виола послала за своей шкатулкой и с помощью Бремуэл украсила платье Люси крохотными бриллиантовыми булавками, начав с лифа.

– Чуть пореже, – велела она горничной, отступив на шаг, чтобы оценить результат. – Я хочу, чтобы платье напоминало звездное небо.

Люси не смогла сдержать нервного смешка.

– Это не маскарад, леди Виола.

– Никогда не вредно следовать определенной идее, – твердо сказала Виола; вытащив из шкатулки бриллиантовую тиару из звезд и с самой большой звездой посередине, она надела ее на голову Люси.

– Тут есть еще сережки, – заметила она, нахмурившись, – но у вас не проколоты уши. Это очень досадно, потому что мы не успеем проколоть их сейчас.

Люси облегченно вздохнула. От одной мысли, что через ее плоть будут протаскивать нагретые иглы, ей стало дурно.

Длинные серебристые перчатки и серебристый веер, отделанный перьями павлина, завершали ансамбль. В качестве последнего штриха Виола распылила тончайший слой золотой пудры на лицо и плечи своей новой подруги.

– Я чувствую себя обманщицей, – сказала Люси, когда горничная вышла.

– Значит, вы неплохо подготовлены к встрече с будущим мужем, – рассмеялась Виола.

Люси побледнела.

– Неужели у меня такой вид, будто я думаю о замужестве? – Ее охватила паника. – Я слишком стара для подобных мыслей. Я выгляжу как старая дева, притворяющаяся юной девушкой! Леди Виола, я не пойду на этот бал!

– Разумеется, пойдете, – резко сказала Виола. – Я потратила слишком много сил, чтобы отступить сейчас. И потом, вы приняли приглашение.

– Леди Чевиот пригласила меня только из вежливости. Ей все равно, приду я или нет. Я не пойду, – повторила Люси с паническим видом.

Виола подала ей стакан воды.

– Может, вы почувствуете себя лучше, если мы увеличим вам бюст? – участливо спросила она. – Я нашла несколько набивок в гардеробной вашей матери. Вы не представляете, как это влияет на уверенность женщины в себе.

– Мне кажется, – сказала Люси, призвав на помощь все свое достоинство, – вы уже сделали достаточно. Я не узнаю себя!

– Не стоит благодарности, это доставило мне удовольствие.

Щеки Люси зарделись.

– Я не хотела выглядеть неблагодарной, леди Виола, – начала она, ужаснувшись своей вспышке. – Но, пожалуйста, поверьте, я никуда не пойду.

Нисколько не тронутая, Виола вытащила ее из комнаты. Корнелиус ждал внизу.

– Наконец-то, – проворчал он, едва взглянув на свою взволнованную сестру. – Мы опаздываем, а я обещал леди Чевиот станцевать первый танец с мисс Брендон.

– Вообще-то джентльменам положено, – заметила Виола ледяным тоном, – делать комплименты женщинам при их появлении.

– П-прошу прощения, леди Виола, – произнес Корнелиус, заикаясь. – Ваша милость... э-э... прекрасно выглядит. Я восхищен. Правда.

– Теперья понимаю, почему вы неженаты, мистер Рэмплинг, – сухо отозвалась Виола.

Люси нервно облизнула Губы.

– Корни, ты не расстроишься, если я не пойду? Корнелиус опешил.

– Не пойдешь на бал? После того как леди Виола потратила столько времени, одевая тебя? Ты хочешь, чтобы я лишился места в парламенте? – добавил он, понизив голос.

Спустя полчаса брат и сестра прибыли в Кросс-Мир в карете Виолы. Танцы уже начались. Во всяком случае, половина пар уже сложились. Обрадовавшись лишнему кавалеру, леди Чевиот схватила Корнелиуса и нашла ему партнершу. Люси осталась в одиночестве, предоставленная сама себе.

Поискав глазами детей леди Чевиот, она заприметила шестилетних близнецов на галерее, откуда они наблюдали за балом, свесив ноги вниз. Она направилась к ним через толпу, чуть не столкнувшись с молодым человеком в алом мундире, двигавшимся в противоположном направлении.

– Прошу прощения, мисс! – воскликнул он, резко остановившись, и уставился на нее. – Мисс?..

Люси улыбнулась.

– Артур Берн! Это я, мисс Рэмплинг. Вернее, лейтенант Берн, – поправилась она, взглянув на его мундир. – Я не знала, что вы вернулись из Франции.

– И уезжаю в Индию на следующей неделе, – сообщил он, пожирая ее глазами. – Это последняя возможность повидаться с моими родителями. Меня не будет шесть лет. Вы не танцуете?

– Я поздно приехала, – объяснила Люси.

– Я тоже, – вздохнул Артур. – Хозяйка велела мне пригласить одну из девиц, подпирающих стены. Кажется, я вижу мисс Гарнер... Долг зовет, – простонал он.

– Так идите, – бодро сказала Люси.

– А вы ищете своего партнера? – внезапно спросил он. – Может, помочь вам? Я готов на все, что угодно, лишь бы не танцевать с мисс Гарнер. Видите, как она строит мне глазки?

– Боюсь, вам не удастся уклониться от исполнения долга, лейтенант, – рассмеялась Люси. – У меня нет партнера. Я собиралась посидеть на галерее с детьми, – добавила она, указав ему на близнецов.

– Как вы жестоки! – сказал Артур, поддразнивая Люси. – У вас нет партнера, и вы отправляете меня на съедение к мисс Гарнер? Я бы предпочел потанцевать с вами. Мне повезло, что вы опоздали, иначе у меня не было бы никаких шансов. Вы составите мне пару? Еще не поздно.

Люси опешила от такой демонстрации мужского внимания.

– Очень мило с вашей стороны пригласить меня, – пробормотала она, вспыхнув, – но, мне кажется, вам следует потанцевать с мисс Гарнер. Ведь она только вышла в свет.

– Пусть кто-нибудь другой опекает ее, – заявил Артур. – А я собираюсь танцевать с самой красивой девушкой в этом зале. Пойдемте, – сказал он, схватив ее за руку. Люси едва успела помахать рукой близнецам, прежде чем присоединиться к парам, построившимся для танца.

– Вы не знаете, кто это? – сердито прошипел девичий голос рядом с ними.

Обернувшись, Люси с удивлением обнаружила, что речь идет о ней.

– Добрый вечер, мисс Фиггис, – сказала она. Элинор Фиггир вытаращила глаза.

– Действительно, – потрясенно шепнула она своей соседке. – Это Люси Рэмплинг!

Пока Люси ждала начала танца, появился Алекс Девайз со своей партнершей, мисс Чисхолм, местной красавицей. При виде Люси его глаза расширились, и на мгновение она испугалась, что он не одобрит ее превращение. Затем его губы тронула улыбка, и Люси облегченно вздохнула.

Миранда Чисхолм вонзила ногти в руку Алекса.

– Что это с мисс Рэмплинг? Бедняжка, ей почти тридцать. Похоже, она совсем отчаялась.

– По-моему, она выглядит очаровательно, – отозвался Алекс. – Кто ее партнер?

– Бедный Артур Берн! Он не знает, сколько ей лет. Кто-то должен был сказать ему.

– Я не раз замечал, – сказал Алекс, – что некоторые женщины в тридцать лет становятся красивее, чем были в двадцать. Кажется, мисс Рэмплинг из их числа.

Раздосадованная поведением своего партнера, мисс Чисхолм надулась и замолчала.

По мере того как вечер продолжался, дамы начали испытывать раздражение в связи с успехом Люси у противоположного пола. Больше всех негодовала леди Чевиот. Как эгоистично со стороны Люси узурпировать внимание перспективных холостяков! Мужчин и так не хватает. Две мамаши, сославшись на головную боль, отбыли еще до ужина вместе со своими дочерьми. Вечеринка Пердиты находилась под угрозой, и виновата в этом была Люси. Ей следовало знать, чем все кончится, когда она надевала платье без рукавов, усыпанное хрусталем. Леди Чевиот и в голову не пришло, что это могут быть бриллианты.

Не в состоянии придумать ничего, что могло бы спасти ее вечеринку, она нервно обмахивалась веером. Ее негодование росло. Интересно, где Люси взяла это платье, гадала она. Леди Чевиот знала местных портних, а платье Люси явно превосходило их скромные возможности.

– Привет, Пердита, – раздался голос у нее за спиной. Та чуть не подпрыгнула.

– Джулиан! – воскликнула она, когда младший брат поцеловал ее в щеку. Он был в вечернем костюме, включая перчатки, как с изумлением отметила она. – Что ты здесь делаешь? Впрочем, не важно! – продолжила она на одном дыхании, крепко схватив его за руку. – Ты должен помочь мне. Никто не танцует. Алекс исчез! Я схожу с ума!

– Кажется, я понимаю, в чем твоя проблема, – сказал Джулиан. – Все мужчины толпятся вокруг блондинки в углу, не обращая внимания на других девушек.

– Знаю, – нетерпеливо отозвалась Пердита. – Но что прикажешь мне делать?

Джулиан хмыкнул.

– Предоставь это мне. Как ее зовут?

– Люси Рэмплинг, – сообщила Пердита. – Что ты намерен делать?

– Рэмплинг? – резко переспросил Джулиан. – Она не родственница леди Кэролайн?

– Дочь. Ты собираешься устроить сцену? – обеспокоено спросила Пердита.

– Кажется, у нее есть брат – Корнелиус Рэмплинг, член парламента.

– Да. Вот он, танцует с девушкой в желтом. – Она схватила брата за руку. – Если ты собираешься устроить сцену, Джулиан, то не стесняйся. Тогда мой бал запомнится по уважительной причине.

Джулиан устремил свирепый взгляд на молодого человека, на которого указала сестра.

– По-твоему, он привлекательней, чем я? – раздраженно спросил он.

– Что? – опешила Пердита.– Кто?

– Где его молодая жена? – холодно осведомился Джулиан. – Я хотел бы поздравить счастливую пару.

– Чья жена? – вскричала Пердита.

– Рэмплинга, разумеется.

– Рэмплинга? У него нет жены.

– Как странно. Я слышал, что он сбежал, чтобы обвенчаться.

Пердита фыркнула.

– Он бы не посмел жениться без разрешения леди Виолы Гэмбол. Она его патронесса. Он даже не чихнет без ее разрешения!

– Ты уверена, что он не женат? – настаивал Джулиан. – На высокой молодой женщине с пышными черными локонами, темно-синими глазами и великолепной фигурой?

Пердита удивленно уставилась на него.

– Ты имеешь в виду мисс Эндрюс? Глаза Джулиана сверкнули.

– Ты встречалась с ней?

– Да, но они не женаты. – Почуяв намек на скандал, она взяла его под руку. – Или женаты? Вряд ли леди Виола одобрит такую жену для одного из своих членов парламента. Эта девица слишком много о себе понимает.

– Она здесь? – требовательно спросил он.

– На балу? Конечно, нет. Она сиделка леди Кэролайн и не может надолго оставлять свою подопечную. Кстати, я уверена, что это она приложила руку к шокирующему наряду мисс Рэмплинг.

– Ну и ну, будь я проклят, – пробормотал Джулиан. – Она нанялась на работу!

– Послушай, Джулиан, что бы ты ни собирался делать, поторопись, – взмолилась Пердита. – Миссис Чисхолм сверлит меня глазами. Если она сейчас увезет Миранду домой, я пропала.

Джулиан решительно направился к Люси.

– Вот вы где, мисс Рэмплинг, – сказал он, ловко оттеснив остальных джентльменов. – Помнится, вы обещали мне танец.

Непривычная к мужскому вниманию, Люси с трудом справлялась с толпой своих поклонников, согласившись танцевать с большим числом кавалеров, чем было танцев, поэтому предпочла не танцевать вообще, но это вызвало еще большую сумятицу. Все наперебой предлагали ей принести лимонад или пирожные. Каждый хотел прогуляться с ней по саду или принести шаль, и все осыпали ее комплиментами.

Люси с удивлением смотрела на Джулиана. Она не помнила, чтобы обещала танец этому на редкость красивому молодому человеку с пронзительным взглядом немыслимо голубых глаз.

– Неужели, сэр? – смущенно спросила она. – Прошу прощения. У меня кружится голова...

– Вам нужно подышать свежим воздухом! – воскликнул один из ее поклонников.

– Боюсь, я уже не помню, кому что обещала – продолжила Люси, обращаясь к Джулиану. – Извините, сэр, но здесь столько женщин...

– Этот танец вы обещали мне, – настойчиво произнес Джулиан, протянув ей руку. – Идемте. Пусть эти джентльмены поищут себе других партнерш.

Его властные манеры исключали дальнейшее сопротивление, а сверкающие глаза повергли Люси в трепет. Как во сне она вложила свою руку в его ладонь и позволила отвести себя в центр бального зала.

– Извините, сэр, – нервно сказала она. – Кажется, я забыла ваше имя.

– Джулиан Девайз, – сообщил он, когда они заняли свои места в ряду танцоров.

Люси инстинктивно отпрянула.

– Вы не приглашали меня танцевать, – ахнула она. – Я бы запомнила это имя.

– Я солгал, – объяснил он. – Сестра попросила спасти вас от поклонников, – сухо добавил он, пока другие пары занимали свои позиции.

– Я не знала, что с ними делать, – призналась Люси. Джулиан не ответил, устремив взгляд на мисс Фиггис.

– Когда вы прибыли в Гемпшир? – робко спросила Люси.

– Только что. Представляете, как я удивился, узнав, что моя сестра дает бал. Она даже не пригласила меня. Пришлось одолжить, вечерний костюм у моего шурина. Кто эта девушка, которая танцует с вашим братом?

Люси озадачено моргнула.

– Мисс Фиггис?

– Она, случайно, не обручена? – спросил Джулиан.

– Не думаю. – Люси очень удивил этот вопрос. – Почему вы спрашиваете?

– Отлично, – сказал Джулиан. – Мистеру Рэмплингу следует усвоить, что заводить шашни с молодыми особами, которые обручены, весьма опасно.

– Я н-не понимаю, что вы имеете в виду, – неуверенно произнесла Люси, побледнев.

– Зато вы прекрасно понимаете, кого я имею в виду, – парировал он. – Если ваш брат имеет виды на мисс Эндрюс, пусть выбросит это из головы. Как я понимаю, она нашла работу в доме вашей матери. Если он попытается воспользоваться ее положением, ему придется иметь дело со мной.

– Воспользоваться положением! – Лицо Люси залила краска. – И это говорите вы, мистер Девайз? – прошипела она. – Если кто и воспользовался положением моей подруги, так это вы. Вы и этот тип, лорд Саймон! – добавила она содрогнувшись. – Как вы посмели обвинить моего бедного брата! Видимо, вы судите обо всех по себе!

– Вижу, Мэри все вам рассказала, – мрачно заметил Джулиан. – В отличие от меня! Почему она убежала? Я полагал, что она сбежала с вашим братом, но теперь не знаю, что и думать. Выходит, она оставила меня, чтобы стать сиделкой вашей матери! Зачем?

Люси ошеломленно уставилась на него.

– И вы еще спрашиваете – после того, как поступили с ней?

–А как я с ней поступил? – сердито переспросил Джулиан. – И вы поверили, будто она моя жертва? Вас обманули, мисс Рэмшшнг, как и меня.

– Неужели? – презрительно фыркнула она. – Это вы обманули ее, пообещав жениться.

– Вряд ли я могу жениться на особе, которая находится в бегах.

– Прошу извинить меня, – холодно сказала Люси, присев в реверансе. – У меня разболелась голова. И я больше не склонна танцевать.

Она повернулась и с высоко поднятой головой двинулась прочь.

Покинутый своей партнершей, Джулиан вышел из бального зала.

Поскольку все поклонники Люси обзавелись собственными партнершами, она воспользовалась моментом, чтобы выйти в сад подышать свежим воздухом. Она не собиралась выходить за пределы террасы, но не заметила, как забрела достаточно далеко, чтобы не слышать оркестра. Воздух был чист и свеж, ночь тиха, лунный свет успокаивал. Она, наконец, пришла в себя.

Алекс появился перед Люси так внезапно, что она вскрикнула от неожиданности.

– Надеюсь, я не напугал вас, мисс Рэмплинг?

– Конечно, нет, – произнесла Люси. Голос ее слегка дрожал. – Мне было бы страшно остаться наедине с вашим братом, но я никогда не боялась вас. Вы совсем другой.

– Моим братом? – резко спросил Алекс. – Я не знал, что вы знакомы с Джулианом.

– Я только что танцевала с ним, – сообщила Люси, содрогнувшись.

– Я не знал, что он здесь. Он как-нибудь задел вас? Люси поспешно покачала головой. К ее облегчению, Алекс не настаивал на ответе.

– Но меня вы не боитесь?

– О нет, – заверила она его.

– Потому что мы старые друзья?

– Да, – благодарно сказала она.

– А если я скажу вам, что вы сегодня потрясающе хороши, мы по-прежнему останемся друзьями?

Люси вздохнула.

– Пожалуйста, не дразните меня. Вы прекрасно знаете, что на прошлой неделе мои волосы были другого оттенка. Честно говоря, это дело рук мисс Эндрюс.

– Надеюсь, это не больно? – сочувственно поинтересовался он.

– Нет, – серьезно ответила Люси. – Она выжала мне на голову целый лимон и заставила просидеть на солнце четыре часа. Было немножко больно, когда она выщипывала мне брови, – добавила она, скорчив гримаску. – А еще она собиралась проколоть мне уши. Когда она берется за что-то, то становится такой же неотвратимой, как монгольская орда.

Алекс расхохотался.

– Вы не должны выдавать секреты своей красоты поклонникам, мисс Рэмплинг.

Люси рассмеялась.

– Я могу смело пообещать, что не буду, мистер Девайз, поскольку ни секретами, ни красотой не обладаю.

– Боюсь, вы только что доказали обратное, мисс Рэмплинг, – сказал он, остановившись перед ней.

Люси испуганно уставилась на него.

– Мистер Девайз...

– Если я поцелую вас сейчас, мы по-прежнему останемся друзьями?

Люси была сама не своя, когда он заключил ее в объятия и поцеловал. Его губы были теплыми и требовательными, но Люси была слишком шокирована, чтобы ответить. Однако отсутствие отклика с ее стороны, казалось, только поощрило его. Застонав, он попытался приоткрыть ее губы своим языком. Люси оттолкнула его.

– Пожалуйста, не надо! Я же сказала, что не могу выйти за вас замуж. Мы в доме вашей сестры! Внизу танцуют гости!

– Я не мог удержаться, Люси. Мысль о том, что вы выйдете за кого-нибудь другого, сводит меня с ума.

– Мистер Девайз, мы должны уйти отсюда, – твердо сказала Люси.

– Разумеется, лучше вернуться в бальный зал, пока вас не хватились. Люси?

– Да, мистер Девайз?

– Надеюсь, мы по-прежнему друзья?

На мгновение ему показалось, что она ответит отрицательно. Он затаил дыхание.

– Конечно. Мне бы очень не хотелось терять вас, мистер Девайз. Как друга, я хочу сказать.

– Вы не потеряете, – пообещал он.

– Вы не видели лорда Чевиота? – спрашивала Пердита всех слуг, которых встречала в коридоре. – Вы не видели мистера Девайза? Или мистера Джулиана?

Никто, казалось, никого не видел. Начинался последний танец перед ужином, а ни миссис Чисхолм, ни мисс Чисхолм не имели партнеров. У Люси Рэмплинг, разумеется, был партнер.

Наконец один из лакеев сообщил ей, что лорд Чевиот собирался поговорить с мисс Шипли.

– Наверное, что-то случилось с детьми, – ахнула Пердита.

В панике она бросилась наверх, в детскую, готовая ко всему.

Но в детской все было спокойно. Генри и Элизабет спали в своих кроватках, как пара ангелочков. Даже Ханна, у которой резались зубки, сладко спала в своей колыбельке, прижав к себе любимого кролика. В кресле-качалке похрапывала няня, но Пердита не стала будить ее.

Спальня мисс Шипли находилась рядом. Пердита тихонько постучала.

– Мисс Шипли? – негромко окликнула она через дверь, попытавшись повернуть дверную ручку.

В ответ послышался подозрительный шорох. – Мисс Шипли! – позвала она громче, дергая дверную ручку.

– Пердита! – донесся из замочной скважины голос ее мужа. – Слава Богу, это ты! Я боялся, что кто-нибудь из слуг. Ты же знаешь, как они любят болтать.

Пердита удивленно замерла. Лорд Чевиот никогда не давал ей повода усомниться в нем. Никогда прежде он не производил подозрительных шорохов за запертой дверью.

– Что ты делаешь в комнате мисс Шипли? – холодно осведомилась она.

– Этот бесенок, Генри, запер нас здесь, – объяснил он. – Дорогая, ты не могла бы найти ключ и выпустить нас отсюда? Он должен быть на полу. Боюсь, бедная мисс Шипли выронила его из замка, когда трясла дверь.

Действуя как автомат, Пердита нашла ключ и отперла дверь. Лорд Чевиот поднялся с колен, чтобы обнять жену. Через его плечо открывался отличный вид на постель, где возлежала мисс Шипли. Она зевала, прикрыв ладонью тонкогубый рот. Воротник ее коричневого бомбазинового платья был расстегнут. На глазах у Пердиты она села и поправила подвязки чулок. Даже с распущенными волосами и без очков, мисс Шипли не казалась привлекательной, и с самодовольным выражением на невзрачном желтоватом лице выглядела нелепо.

– Тони, как ты мог? – вскричала Пердита.

Лорд Чевиот в замешательстве уставился на жену. Высокий и худощавый, с заурядной внешностью и сединой на висках, он давно перешагнул сорокалетний рубеж. Смысл ее слов не сразу дошел до него.

– Пердита! – в ужасе воскликнул он. – Ты же не думаешь, что я... Что мисс Шипли... Проклятие!

Пердита была человеком долга. И ее первейшей обязанностью как хозяйки дома были гости. Решительно отстранившись от своего неверного мужа, она снова заперла его вместе с гувернанткой, а затем с чистой совестью и ослепительной улыбкой на красивом лице вернулась к гостям.

Последний танец перед ужином почти закончился, когда слуга обратился к Люси.

– Прошу прощения, мисс, но к вам посыльный из Гэмбол-Холла.

– Что-нибудь с мамой? – встревожилась Люси и, поспешно извинившись перед своим кавалером, последовала за слугой к подъездной аллее, где ждал одинокий всадник.

– Мистер Джулиан! – удивленно воскликнула она.

– С вашей матерью случилась небольшая неприятность, – сообщил Джулиан. – Я отвезу вас к ней.

Нагнувшись, он схватил ее за талию и усадил в седло перед собой. Затем развернул коня и умчался в ночь.

Алекс, наблюдавший за этой сценкой с парадного крыльца, не мог поверить своим глазам.


Глава 19

Только когда Корнелиус и Люси отбыли в Кросс-Мир, Виола сочла безопасным отпереть дверь леди Кэролайн. Та сидела у окна, хмурая и молчаливая. Прошло уже несколько дней, как она обходилась без выпивки, и сейчас настороженно смотрела на Виолу, ставившую на стол поднос с ужином. Бижу, явившаяся следом, затеяла возню возле юбок леди Кэролайн, виляя хвостом и требуя внимания.

– Добрый вечер, леди Кэролайн, – приветствовала ее Виола.

– Люси не следовало ехать на бал без матери, – мрачно заявила леди Кэролайн, отпихнув собачку ногой. – Это неприлично.

– Чепуха, – беспечно рассмеялась Виола. – Нет ничего неприличного в том, что девушка едет на бал в сопровождении брата. Я довольно часто так поступаю, и, уверяю вас, леди Кэролайн, никогда не делаю ничего неприличного. Может, поедим вместе? – любезно предложила она. – Кухарка прислала нам холодного цыпленка и сливовый пирог.

Усевшись, она посадила Бижу себе на колени и начала разливать чай.

После ужина они сыграли в карты. Леди Кэролайн настояла на высоких ставках и, к тому времени как задремала, успела задолжать Виоле около семидесяти фунтов. Та уложила ее в постель и заперла на ночь. Проходя мимо своей спальни, Виола увидела, что высокое окно, выходившее на балкон, открыто и ветерок колышет занавески. В небе висела полная луна, и Виола помедлила, глядя на нее и размышляя о том, как Люси чувствует себя на балу.

«Если она потерпит неудачу, то не по моей вине», – решила она, закрыв окно.

Джулиан наблюдал за ней из полумрака. Виола так была поглощена своими мыслями, что не заметила его в кресле у камина. Она повернулась, собираясь уйти, и позвала Бижу.

– Вряд ли она знает, как ее зовут, – заметил он, заставив ее вздрогнуть.

С минуту они молча смотрели друг на друга, затем Виола бросилась к двери, но Джулиан, вскочив с кресла, перехватил ее.

– Куда это ты собралась, дорогая? – грубовато поинтересовался он.

При звуках его властного голоса колени Виолы ослабли, и ей пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы не поддаться его физическому притяжению.

– Что ты здесь делаешь? – осведомилась она.

– Приехал поздравить тебя, – произнес он, почти касаясь губами ее уха.

– С чем? – настороженно спросила Виола.

– Я слышал, что ты сбежала с мистером Рэмплингом. Глаза Виолы округлились.

– Что?

– Ты вышла замуж или нет? – требовательно спросил он. – Я хочу услышать это из твоих уст, предательница.

– Что? – возмущенно повторила Виола. Гнев придал ей сил. – Ты прекрасно знаешь, что я никогда не выйду замуж – благодаря тебе. Что я скажу возможному претенденту? – горько поинтересовалась она. – Ни один мужчина не женится на мне, зная правду, а я не стану лгать ради того, чтобы заполучить мужа. Вы погубили меня, мистер Девайз. С чем вас и поздравляю.

– Что ж, по крайней мере, ты понимаешь это, дорогая. – Он резко притянул ее к себе. – Мужчина вправе рассчитывать на девственность новобрачной и верность жены. Ты не годишься для замужества.

– Не гожусь, – согласилась она, вся дрожа. – А по чьей вине? Не помнишь?

– Отлично помню, – заявил Джулиан, повернув ее спиной к себе, чтобы расстегнуть платье. К своему стыду, Виола была не в силах ни остановить его, ни даже выразить протест. – Мне очень нравится губить тебя. – Виола ахнула, когда он потянул ее платье вниз. – И, между прочим, не только мне, – добавил он.

– Да, – удрученно признала она.

– Скажи мне, – произнес он, гладя ее плечи и шею, – если у тебя нет на примете другого олуха, почему ты оставила меня? Удовлетвори мое любопытство.

Его губы коснулись ее затылка. Несмотря на их недолгую близость, он точно знал, как добиться от нее страстного отклика. Пока он покрывал поцелуями ее шею, его пальцы умело разминали мягкую плоть пониже ее талии. Виола всхлипнула, прикусив губу.

– Ты прекрасно знаешь, почему я оставила тебя! – резко бросила она, униженная тем, что ее тело, несмотря ни на что, откликается на его ласки. – Ты обещал, что женишься на мне, а вместо этого сделал меня своей любовницей. Я не терплю, когда меня обманывают!

– Я пытался получить разрешение, – ворчливо отозвался Джулиан. – Тебе следовало бы больше доверять мне.

– Наоборот, – парировала Виола. – Я слишком доверяла тебе! За что и поплатилась. Но теперь я поумнела.

– Неужели? И как тебе нравится твоя новая должность сиделки?

– Очень нравится, – огрызнулась она. – Я тебе не верю, – заявил Джулиан.

В следующий момент она жадно целовала его в ответ, охваченная неистовым желанием. Застонав, он увлек ее к постели, и они повалились на нее, сжимая друг друга в объятиях. Виола полностью сдалась его губам, прокладывавшим огненные дорожки по ее телу. Не прошло и нескольких секунд, как она лишилась одежды и безмолвно предложила ему себя, закрыв глаза, пока он доводил ее до исступления. Каждое его прикосновение отзывалось в ней тихими вздохами и возгласами. Она вскрикнула, когда немыслимое наслаждение затопило ее, и выгнулась навстречу его рукам, творившим волшебство.

Но этого было недостаточно. Виола хотела большего. Она хотела, чтобы он оказался внутри ее, чтобы он понял, что не устал от нее. Что с его стороны глупо даже думать о том, чтобы избавиться от нее. Разделенная страсть исправит все, что пошло наперекосяк между ними.

Джулиан быстро расстегнул пуговицы брюк. Его желание не могло быть более очевидным. Лицо Виолы приняло торжествующее выражение.

– Между нами ничего не кончено, Дев, – сказала она. – Ты не можешь жить без меня. Ты бессилен. Признай это.

– Не льсти себе, – заявил он, вставая. – Должен напоминать вам, мадам, что это вы лежите передо мной голая, а не я? – поинтересовался он, застегивая брюки.

Виола нахмурилась, приподнявшись на локтях.

– Что ты делаешь?

Полностью одетый, он навис над ее обнаженным телом, опираясь на ладони.

– Ничего не делаю, – улыбнулся он. – Ты не заслужила. Виола схватила платье и попыталась им прикрыться.

– Я тебя ненавижу. Джулиан хмыкнул.

– Видимо, по этой причине ты продолжаешь преследовать меня.

Глаза Виолы яростно вспыхнули.

– Нет, это ты, – холодно возразила она. – Ты проник в этот дом и раздел меня.

– Я всего лишь искал свое кольцо, – объяснил он, отходя от постели. – И предположил, что ты его прячешь на себе. Как выяснилось, я ошибался.

Слишком гордая, чтобы попросить его отвернуться, Виола встала с постели и начала одеваться.

– Твое кольцо? – сказала она, пытаясь застегнуть платье. – Какое кольцо?

– Как быстро ты забыла, – усмехнулся Джулиан. – Если помните, мадам, я купил вам обручальное кольцо. Поскольку мы более не обручены, я, естественно, хочу получить его назад.

– Я его выбросила. Ничто не должно напоминать мне о тебе.

Его глаза сузились.

– Ты хочешь, чтобы я поверил, будто ты выбросила кольцо за десять тысяч гиней?

– Оно было уродливым, – невозмутимо объяснила Виола.

– Уродливым? – прорычал он. – Я купил именно то, что ты просила. Чертов изумруд шести карат!

– Я просила изумрудную огранку, – взвизгнула Виола, – а не изумруд! Я терпеть не могу изумруды. Тебе следует дослушивать до конца, что тебе говорят, – добавила она язвительным тоном. – Иначе ты рискуешь упустить самое важное.

– Ах ты, неблагодарная девчонка!

– А за что мне тебя благодарить? Ты воспользовался мною. Ты соблазнил меня! – гневно воскликнула она.

– Я соблазнил тебя? – недоверчиво повторил он. – Это ты соблазнила меня. Насколько я помню, тебе не терпелось устроить брачную ночь, не дожидаясь свадьбы.

– Потому что я была обманута, – огрызнулась Виола.

– Ничего подобного, – возразил Джулиан. – Это я был обманут. Ты заставила меня поверить, что любишь меня.

– Нет. Это ты заставил меня поверить, что любишь меня. – Платье соскользнуло с ее плеч, и она сердито подтянула его назад.

– По-моему, это ты не можешь жить без меня, – заявил Джулиан. – Так что это мне решать, кончено все между нами или нет.

– Нет, мне.

– И что? – осведомился он. – Все кончено?

– Конечно! – заявила Виола.

– Нет, – хрипло отозвался Джулиан, спустив платье с ее плеч.

– Да! – воскликнула Виола, дернув платье вверх.

– Ладно, придется начать все сначала! – заявил Джулиан, запустив пальцы в ее волосы и впившись губами в ее губы. Поцелуй закончился тем, что они, сплетясь телами, повалились на ковер.

Виола пылко отвечала на все его ласки. Ей было все равно, что ее платье сбилось на талии, что ее волосы превратились в спутанную массу, а по лицу струятся слезы.

– Должно быть, тебе очень не хватало меня, иначе ты не вел бы себя подобным образом, – злорадно заметила она, глядя, как он стаскивает через голову сразу сюртук, жилет и рубашку.

– Вовсе нет, уверяю тебя, – отозвался Джулиан, глядя в ее темные глаза. – А ты скучала по мне?

– Даже не вспоминала, – ответила Виола, тая от его прикосновений..

Джулиан издал смешок.

– Лгунья, – выдохнул он, вытянувшись рядом с ней. – Ты только обо мне и думала. Признайся.

Виола лениво потянулась.

– Никогда.

– Ты тосковала по мне, – настаивал он, возбуждаясь от полуулыбки, игравшей у нее на губах. – Ты даже сейчас хочешь меня.

Виола вздрогнула, когда его рука скользнула между ее бедер.

– Ты представляла себе, как я ласкаю тебя? – поинтересовался он.

Виола только тихо ахнула в ответ, наслаждаясь его прикосновениями.

Завершение было коротким и бурным. Виола достигла вершины на мгновение раньше, чем он обессилено замер в ее объятиях. Джулиан услышал небесные колокола, затем грянул гром, и весь мир разлетелся на тысячи осколков. Проклятие, он чуть не умер.

– Что это было? – спросила Виола, тяжело дыша.

– Я говорил тебе, что ничего не кончено, – самодовольно отозвался Джулиан.

– Да нет, Дев! – воскликнула она, вскочив на ноги и лихорадочно оглядываясь по сторонам в поисках своей одежды. – Я слышала шум. Как будто разбился бокал. Леди Кэролайн!


– Все не так плохо, как мне показалось вначале, – сказала Виола, приветствуя Люси, когда Джулиан доставил ее из Кросс-Мира. – Было много крови, но, как выяснилось, из небольшой ранки. Я все убрала и перевязала ее. Не думаю, что нам следует снова беспокоить доктора Чедвика.

Люси молча выслушала ее и бросилась наверх. Спустя мгновение оттуда донесся пронзительный вопль. Пораженные, Виола и Джулиан кинулись следом. Леди Кэролайн сидела на полу, прижимая к себе, как младенца, бутылку виски. Не обращая внимания на перевязанную руку, она поднесла бутылку к губам и принялась шумно сосать.

– Напилась как извозчик, – произнес Джулиан.

– Я оставила ее всего лишь на пару минут, пока причесывалась, – недоверчиво произнесла Виола.

– Давайте посмотрим фактам в лицо, мисс Эндрюс, – сказал Джулиан, обняв ее за талию. – Как сиделка вы потерпели сокрушительную неудачу. Мисс Рэмплинг, я рекомендую уволить ее без рекомендаций. Она совершенно не годится для этой должности. У меня есть для нее куда более подходящая работа в Лондоне.

Виола побледнела от негодования.

– Я никуда не поеду! Джулиан скорчил гримасу.

– Что значит «не поеду»? Идите и собирайте свои вещи. Я и так слишком здесь задержался.

– Я не поеду в Лондон с вами! – заявила Виола.

– Послушайте, сэр, – набросилась на него Люси. – Перестаньте навязываться моей подруге. Она не желает вас видеть.

– Вы уверены? – лениво протянул он.

– Я знаю, – холодно сказала Люси, – какую работу вы имеете в виду. Так не пойдет, сэр! Моя подруга заслуживает большего. Я прошу вас оставить этот дом и никогда не возвращаться. Уходите, сэр!

Внизу, в холле, раздался шум голосов.

– Что, черт побери, здесь происходит? – вопросил Корнелиус Рэмплинг, двинувшись вверх по лестнице, не снимая плаща. – Мистер Девайз сказал мне, что ты неожиданно покинула Кросс-Мир, Люси. Что случилось?

– С леди Кэролайн все в порядке, – заверила его Виола. – Она пыталась сбежать через окно и немного порезалась. Совсем чуть-чуть, – поспешно добавила она. – Собственно, в данный момент леди Кэролайн пребывает в весьма приподнятом настроении. Осмелюсь предположить, что завтра утром она даже не вспомнит об этом происшествии.

– Понятно, – сказал Корнелиус, уловив намек. – Отлично! Вы поступили очень любезно, доставив Люси домой, мистер Девайз. Не могли бы вы теперь удалиться? Это семейное дело.

– Может, мисс Эндрюс меня проводит? – предложил Джулиан.

– Всего хорошего, мистер Девайз, – твердо сказала Люси, увлекая Виолу в соседнюю комнату.

– Я зайду утром, с вашего разрешения?

– Не трудитесь, – резко бросила Виола. – Возвращайтесь в Лондон, мистер Девайз. Здесь вам нечего делать. – С этими словами она закрыла дверь перед его носом.

Спустившись вниз, Джулиан увидел Бижу. Его радость при виде собаки не шла ни в какое сравнение с ее восторгом при виде его. Бижу не считала нужным скрывать свою любовь. Радостно виляя хвостом, она бросилась к нему, скользя на мраморном полу.

– Привет, – улыбнулся он.


– Ну, Пердита! – воскликнул лорд Чевиот, входя без стука в будуар жены. – Может, ты объяснишь, почему заперла меня в комнате мисс Шипли? Бедная женщина на грани истерики. Думаю, ты должна извиниться.

При воспоминании о самодовольном выражении на лице гувернантки кровь Пердиты вскипела.

– Кто тебя выпустил? – осведомилась она.

– Никто! – сердито отозвался он. – Мне пришлось взломать дверь. И как, по-твоему, я объясню это представителю герцога? Мадам, вы с вашими детьми уже нанесли ущерб этому дому стоимостью двадцать пять фунтов. Не вини меня, если нас выселят!

– Сколько времени мисс Шипли была твоей любовницей? – вопросила Пердита.

– Кто? Не говори глупостей.

Щетка для волос, которую Пердита держала в руке, пролетела через всю комнату и врезалась в стену.

– Что, по-твоему, я должна была подумать? Она лежала полураздетая в постели и нагло ухмылялась.

– У нее нервный тик! – негодующе воскликнул Тони. – У тебя совсем нет сострадания?

– И поэтому у нее были расстегнуты пуговицы на лифе?

– Это я расстегнул. Она упала в обморок. И мне пришлось расслабить ее корсет.

– У тебя на все готов ответ, – свирепо отозвалась Пердита. – Но начнем с того, что тебе вообще понадобилось в ее комнате? Я, конечно, и так все знаю, но хотелось бы послушать, что ты скажешь в свое оправдание. Для смеха!

Тони вздохнул.

– Можешь мне не верить, – натянуто произнес он, – но малышка потеряла своего плюшевого кролика, и мы с мисс Шипли его искали. Ты же знаешь, что Ханна не может заснуть без своего кролика.

– Ты прав, – кивнула жена, – я тебе не верю! Я заходила в детскую – Ханна спала в обнимку со своим кроликом. Кстати, его зовут Ролло. Ты бы знал это, будь ты хорошим отцом.

– Пропади все пропадом! – буркнул Тони.

– Что ты сказал? – взвилась Пердита. Тони свирепо сверкнул глазами.

– Я сказал, что пойду в сад покурить!

– Отлично, – процедила Пердита. – И не стоит приходить ко мне в постель сегодня вечером. Твои услуги не понадобятся.

– Была бы честь предложена, – язвительно отозвался Тони.

Повернувшись, он вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь.

Почти в ту же минуту в комнату вошел Алекс.

– Ты не знаешь, где сегодня ночевал Джулиан? Пердита устремила на него растерянный взгляд.

– Джулиан? Нет. А в чем дело?

– Откуда он знает мисс Рэмплинг? – требовательно спросил Алекс. – В каких они отношениях?

– Какое мне дело! – огрызнулась Пердита. – Муж завел любовницу, причем мою собственную гувернантку. Я только что узнала!

– Что за чушь? – сказал он в замешательстве.

– Я застала их в ее спальне. Это окончательно испортило мой бал.

– Тони с гувернанткой? – недоверчиво произнес он. – Невероятно. Он признался?

Пердита устремила она него изумленный взгляд.

– Конечно, нет.


Глава 20

Этой ночью сон Люси был полон странных сновидений. Ей снилось, что Алекс целует ее на палубе огромного корабля, направляющегося в далекие страны. Затем он целовал ее на вершине Везувия. Пирамиды кружились перед ее глазами, когда он целовал ее в золотистых песках Египта. Он целовал ее также в здешних местах: на деревенской площади, на берегу реки и даже за алтарем церкви.

Она проснулась, вся трепеща. Виола, одетая в алую амазонку для верховой езды, раздвигала шторы. Снаружи ярко сияло солнце.

– Хорошо покатались? – спросила Люси, потягиваясь.

– Я не каталась, – заявила Виола, заламывая руки. – О, Люси! – Она бросилась на постель. – Бижу похитили!

– Кому могло прийти в голову похищать вашу собаку?

– Как кому? Этому низкому человеку, у которого нет ни стыда, ни совести! – воскликнула Виола.

Люси не было нужды уточнять, о ком речь.

– Это прислали на рассвете из Кросс-Мира, – сказала Виола, протянув ей листок бумаги. – Требование о выкупе.

– Это список белья из прачечной, – мягко заметила Люси.

– На другой стороне! – нетерпеливо воскликнула Виола.

– О, понятно, – пробормотала Люси, перевернув листок. – «Если ты хочешь снова увидеть Шарика», – прочитала она.

– Так он зовет Бижу, – посетовала Виола и, вскочив с постели, принялась расхаживать по комнате. – О, как я его ненавижу!

Люси стала читать записку дальше.

– «Если ты снова хочешь увидеть Шарика, привези мое кольцо в Кросс-Мир. Я буду ждать тебя возле итальянского фонтана в десять часов утра. Если опоздаешь, я заберу пса в Лондон, и ты никогда больше его не увидишь».

Люси в изумлении уронила записку на постель.

– Это требование выкупа.

– О, моя бедная Бижу! Как, по-твоему, он не причинит ей вреда?

– По-моему, мистер Джулиан способен на все.

– Пожалуй, – согласилась Виола. – Признаюсь, это и привлекло меня в нем.

– Кольцо у вас? Похоже, он отчаянно хочет получить его.

Виола пожала плечами.

– Чудовищное кольцо. Никогда не видела столь безобразного украшения. А зеленый вообще цвет ревности.

– Но оно у вас? Вы должны вернуть его. Виола скорчила гримаску.

– Не могу, – вздохнула Виола. – Я его выбросила. Люси опешила.

– Что вы собираетесь делать?

– Ну, я собираюсь вернуть свою собаку. Конечно, мне придется встретиться с этим негодяем. Мы с вами поедем в Кросс-Мир. В любом случае вам нужно посетить леди Чевиот, чтобы поблагодарить за великолепный вечер. Надеюсь, вы прекрасно провели время?

– Да, конечно, – солгала Люси.

– Отлично. Так вот, пока я буду отвлекать Джулиана у фонтана, вы проскользнете в дом и спасете Бижу. Одевайтесь, и побыстрее.

– Что? – воскликнула Люси. – Вы хотите, чтобы я обыскивала дом леди Чевиот?

– Вообще-то это дом моего брата, – заявила Виола. – Вы же были вчера на балу. Скажите, что забыли там носовой платок или веер. Вам наверняка позволят поискать.

– В комнатах холостяка?

– Люси, я нуждаюсь в вашей помощи, – серьезно сказала Виола. – И Бижу тоже. Не подводите нас.

– Ладно. – Люси встала с постели. – Я сделаю это.

Поскольку Люси не была опытной наездницей, им пришлось ехать по дорогам, а не коротким путем через поля и луга, разделенные изгородями.

Господский дом в Кросс-Мире представлял собой строение из красного кирпича времен королевы Анны, настолько заурядное внешне, что Виола удивлялась, что для него нашлись жильцы. Люси показала ей путь к конюшне.

– Доброе утро, мисс Люси, – сказал конюх, вышедший навстречу, чтобы позаботиться об их лошадях. – Вы сегодня рано, и, слава Богу. Мисс Шипли уезжает, а Генри и Элизабет предоставлены самим себе.

– Мисс Шипли уезжает?! – воскликнула Люси. – О Боже! Впрочем, я не удивлена. Пожалуй, мне лучше сразу подняться наверх; Вы не возражаете, Виола?

Не дожидаясь ответа, Люси подхватила юбки и побежала по направлению к дому. Оставшись наедине с конюхом, Виола жизнерадостно улыбнулась:

– Доброе утро. Я мисс Эндрюс. Вы не могли бы указать мне путь к итальянскому фонтану?

Конюх показал ей тропинку, которая вела через заросший сад. Виола не прошла и полпути, когда увидела мужчину и женщину, стоявших в тени развесистого дуба. Узнав мужчину, Виола потихоньку подкралась ближе.

– Это очень щедрое предложение, милорд, – говорила женщина.

– Как благородный человек, я не мог поступить иначе, – отвечал лорд Чевиот. – Жаль, что я не могу сделать больше.

– Вы очень добры, милорд.

– Я не могу допустить, чтобы моя жена и дети стали предметом гнусных сплетен.

– Что вы, милорд, – всплеснула руками мисс Шипли. От ее приторной интонации кожа Виолы покрылась мурашками.

Она наступила на сухой прутик, треснувший под ее ногой.

– Прошу прощения! – сказала Виола, когда пара стремительно обернулась.

– Боже правый! – воскликнул лорд Чевиот, недоверчиво глядя на нее. – Что вы здесь делаете?

– Доброе утро, лорд Чевиот, – любезно улыбнулась Виола. – Меня зовут мисс Эндрюс. Я хотела посмотреть итальянский фонтан. Не могли бы вы проводить меня к нему? – попросила она, полностью игнорируя мисс Шипли.

Лорд Чевиот молчал, беспомощно уставившись на нее.

– Как, вы сказали, вас зовут?

– Мисс Эндрюс, – твердо повторила Виола.

– Конечно, конечно, – пробормотал он. – Мисс Эндрюс.

– Милорд? – кашлянула Виола. – Так как насчет итальянского фонтана?

– Я охотно провожу вас. Сюда, пожалуйста, – поспешно сказал лорд Чевиот.

Оправившись от шока, который испытал при виде сестры своего землевладельца в Кросс-Мире, он предложил ей руку и двинулся дальше, предоставив мисс Шипли ее участи.

– Думаю, вы убедитесь, что итальянский фонтан находится в отличном состоянии, как и все остальное в поместье, – сообщил он. – Собственно, я произвел немало улучшений за те три года, что арендую Кросс-Мир.

– Я ни на секунду в этом не усомнилась, – душевно отозвалась Виола.

– Правда, мой сын Генри вырезал свои инициалы на перилах лестницы, – признался он, – но я уверен, что все будет исправлено к всеобщему удовлетворению. Как и дверь мисс Шипли.

– А что с ее дверью?

– Мне пришлось ее выломать, разумеется.

– Разумеется, – согласилась Виола. – Вам же надо было попасть внутрь.

Тони нахмурился.

– Не говорите глупостей! Мне надо было выбраться оттуда, когда шалун Генри запер меня в комнате Шипли.

– Что ж вполне понятно.

– Полагаю, после того, как осмотрите фонтан, вы захотите посмотреть дом, – уныло сказал он. – Что касается трещины в каминной полке в гостиной...

– А там есть трещина? – вежливо осведомилась Виола.

– Она уже была там, когда мы сняли этот дом, – с возмущением произнес лорд Чевиот. – Можете передать своему брату, что я, естественно, оплачу все повреждения. Но я не отвечаю за трещину в каминной полке.

– Ах, так вы вспомнили меня, – самодовольно заметила Виола. – Вас не удивляет, что я представилась как мисс Эндрюс?

– Полагаю, вы здесь инкогнито, – отозвался он, пожав плечами. – И вообще это не мое дело. Надеюсь, ваш брат здоров?

– Благодарю вас, мой брат вполне здоров. А ваша жена?

– Пердита? А что с ней? – нервно переспросил он.

– Ее милость в добром здравии?

– У Пердиты отличное здоровье, – поспешно сказал Тони. – Отсюда, – продолжил он, – начинается итальянский парк, а фонтан расположен в его центре. Прошлой весной я установил новую дренажную трубу. Работает как часы.

Джулиан сидел на ограде террасы. В костюме для верховой езды он выглядел неотразимо. Когда они приблизились, он вскочил на ноги и отряхнул бриджи. Никаких признаков Бижу не наблюдалось.

Виола переключила свое внимание на фонтан. Это было довольно крупное сооружение из мрамора с классическими скульптурами девяти муз и Аполлона на вершине горы Парнас. Аполлон выглядел таким же самодовольным, каким выглядел бы на его месте любой смертный, окруженный девятью обнаженными красотками: Девять струй весело журчали, ниспадая в водную гладь.

– Как видите, – сказал лорд Чевиот, – все в отличном состоянии.

– У Эрато нет носа, – заметила Виола.

– Так и было, когда мы сняли дом, – тут же парировал лорд Чевиот.

– Возможно, Эрато отрезала его, чтобы позлить Аполлона, – предположил Джулиан, подходя ближе.

– О, здравствуй, Джулиан. Это мой шурин, мистер Девайз, – сообщил лорд Чевиот. – Джулиан, это мисс... Извините, как, вы сказали, вас зовут? – обратился он к Виоле.

– Мисс Эндрюс, – сказала она. – Как поживаете, мистер Девайз?

Она изящно присела, ее губы улыбались, но глаза грозно сверкали. Джулиан ответил официальным поклоном.

– Это на тебе мои бриджи? И мой новый сюртук! – негодующе воскликнул Тони.

– Да, – невозмутимо отозвался Джулиан. – Твой камердинер очень любезен. Как я вижу, мисс Эндрюс тоже одета для верховой прогулки. Может, она составит мне компанию?

– Вряд ли, мистер Девайз, – ответила Виола, улыбнувшись лорду Чевиоту. – Ужасно хочется пить. Вы не могли бы принести мне лимонаду?

– Хорошо, сейчас. – С явным облегчением лорд Чевиот взбежал на террасу.

– Ты опоздала, – заметил Джулиан, едва лорд Чевиот оказался за пределами слышимости.

– А ты откуда знаешь? – воинственно отозвалась она. – Ты же заложил свои часы.

– В доме полно часов.

– Где моя собака?

– В полной безопасности. Пока, – зловеще добавил он.

– Чудовище!

Джулиан только улыбнулся.

– Где мое кольцо? Виола пожала плечами.

– Я же сказала тебе. Я его выбросила. Он невесело рассмеялся.

– В таком случае тебе лучше поискать его, дорогая.

– Я выбросила его из окна Гэмбол-Хауса. Возможно, оно уже на дне реки.

– Значит, тебе придется нырять. Виола топнула ногой.

– Верни мою собаку! Джулиан шагнул к ней.

– Вообще-то я пришел к мысли, что это моя собака. В конце концов, я заплатил за нее. Кстати, я ее не похищал. Она сама пошла со мной. Такое любящее создание. Ты, насколько я помню, тоже охотно пошла со мной, – нахально добавил он.

– Ваш лимонад, мисс, – учтиво произнес лакей, подойдя к ним с подносом.

– Спасибо, – сказала Виола. Схватив стакан с подноса, она выплеснула содержимое в лицо Джулиана. – Не могли бы вы принести мне еще лимонаду? – вежливо обратилась она к слуге, вернув стакан на поднос.

Джулиан вытащил платок и спокойно вытер лицо.

– Вы пожалеете об этом, мисс Эндрюс, – произнес он, но почему-то его негромкий голос заставил Виолу затрепетать.

– Пожалуй, мне пора, – быстро сказала она, двинувшись за слугой.

Джулиан в два шага догнал ее.

– Я должен мистеру Грею десять тысяч фунтов за то кольцо.

– Я не могу дать тебе того, чего у меня нет! – прошипела Виола.

– Тогда тебе придется дать мне что-нибудь равноценное, дорогая, – сказал он.

– Ладно! – заявила Виола, споткнувшись о порог. Если бы Джулиан не подхватил ее, она бы распростерлась на мраморном полу коридора, начинавшегося за задней дверью.

– С тобой все в порядке? – спросил он, крепко прижав ее к себе.

– Да, – буркнула она. – Спасибо. Ты не мог бы отпустить меня?

Он так резко отпустил ее, что она чуть не упала.

– Встретимся на закате у башни. Я буду ждать тебя с Бижу.

С этими словами он повернулся и двинулся прочь.


– Мисс Рэмплинг!

Люси подпрыгнула, ударившись головой о раму кровати Джулиана. Поспешно вскочив на ноги, она обернулась, обнаружив Алекса Девайза, стоявшего в дверях с ошарашенным видом. Люси побагровела.

– О, мистер Девайз, – выдохнула она. – Вы меня испугали.

– Что вы делаете в комнате моего брата? – поинтересовался Алекс.

На лбу Люси выступили капельки пота.

– Это комната вашего б-брата? – произнесла она, заикаясь.

– Прошу прощения, мисс Рэмплинг, – натянуто произнес Алекс. – Это, разумеется, не мое дело. Вы не должны объяснять мне свои действия.

– Но здесь нечего объяснять. Просто я искала свой носовой платок, – быстро сказала Люси. – Должно быть, я оставила его здесь вчера вечером.

– В постели моего брата? – почти прорычал Алекс. Люси побледнела.

– Конечно, нет! Я даже не знала, что это его комната, – неубедительно добавила она.

– Вы нашли его? – вежливо осведомился Алекс. Люси тупо уставилась на него.

– Нашла – что?

– Ваш носовой платок.

– Ода, спасибо! – сказала Люси, вытащив из кармана свой платок. – Я хотела сказать, нет! – спохватилась она. – Что может мой платок делать в комнате мистера Джулиана? – Она издала нервный смешок и устремилась к двери. – А теперь прошу меня извинить, мистер Девайз! Я должна поздравить леди Чевиот с успехом ее бала.

– Вы не получили мою записку? – резко спросил он. Люси удивленно посмотрела на него.

– А вы прислали мне записку, мистер Девайз? – Да. Вы ее не получили?

– Нет. Мне очень жаль. Записка вашего брата вызвала такой переполох, что, боюсь, я даже не проверила другую почту.

– Понятно, – угрюмо отозвался он.

– Там было что-нибудь важное? – спросила она.

– Да. Это касалось вчерашнего вечера...

При воспоминании о вечере лицо Люси порозовело от волнения.

– Я должен рассказать леди Чевиот, что сделал вчера Генри. Он запер своего отца вместе с гувернанткой – в ее комнате. К несчастью, моя сестра обнаружила их и, боюсь, пришла к ошибочным выводам. Она решила уволить мисс Шипли.

– О, бедная мисс Шипли! – вскричала Люси. – Что она будет делать, если ей откажут от места?

– Бедный Тони, – парировал Алекс. – Пердита грозится оставить его.

– Но он же был в комнате мисс Шипли, – напомнила Люси.

– Его заманил туда проказник Генри и запер!

– Куда же запропастилась эта собака? – вдруг пробормотала Люси в отчаянии.

– Собака?

– Нуда, белый лохматый щенок, – оживилась Люси.

– Близнецы играли с каким-то щенком за завтраком, – сообщил Алекс.

– Белым и пушистым?

– Я бы не сказал, – сухо отозвался Алекс. Люси ахнула.

– Где он сейчас? – нетерпеливо спросила она.

– Не представляю. Близнецы играют в крокет на лужайке. Их можно видеть в окно.

– Спасибо! – выдохнула Люси и выбежала из комнаты, словно ее юбки загорелись.

Алекс постоял у окна, наблюдая, как Люси присоединилась к детям на лужайке. Он не знал, что и думать. Люси и Джулиан?

Вчера подобная мысль даже не пришла бы ему в голову.

– Ох, эти женщины! – громко посетовал Джулиан, входя в комнату. – Кажется, это Александр Поуп сказал, что мы не можем жить с ними, но без них тоже не можем.

– Эразм, – бездумно отозвался Алекс. – Хотя Овидий тоже говорил что-то в этом роде.

Джулиан начал снимать мокрую одежду.

– Что случилось? – поинтересовался Алекс.

– Облился лимонадом, – объяснил Джулиан. Раздевшись до пояса, он подошел умывальнику и опрокинул кувшин с водой себе на голову. – Ты не мог бы дать мне чистую рубашку? Кстати, что ты делаешь в моей комнате? – полюбопытствовал он, когда Алекс бросил ему чистую рубашку, которую достал из гардероба.

– Любовался видом из твоего окна, – сообщил тот.

Чтобы придать правдоподобность своей версии, он выглянул наружу. Стоял прекрасный весенний день. Трава казалась изумрудной, а небо неправдоподобно голубым. Мисс Эндрюс, одетая в алый костюм, присоединилась к Люси и детям на лужайке. В своем сером платье Люси казалась скучной и заурядной, но почему-то Алекс не мог оторвать от нее глаз.

– Послушай, старина, – сказал Джулиан, подойдя к нему. – Я первый познакомился с ней.

– Разве? – удивился Алекс.

– Я встретил ее в Лондоне, – объяснил Джулиан. – С тех пор моя жизнь перевернулась верх дном. От нее одни хлопоты, но, кажется, я не могу без нее.

– Если таковы твои чувства, – резко произнес Алекс, – тебе следует жениться на ней.

Джулиан бросил на него удивленный взгляд.

– Я и собирался.

– Так что тебя останавливает? Отправляйся в суд и получи особое разрешение. Вы можете обвенчаться в любой церкви.

– Я был в суде, – раздраженно отозвался Джулиан. – Беда в том, что наша мать побывала там раньше. Очевидно, она не одобряет мою невесту. И воспользовалась своими связями, чтобы помешать мне, получить разрешение.

Губы Алекса презрительно искривились.

– И ты сдался?

– Когда я сдавался? – иронически спросил Джулиан. – Это она отказалась от меня. И сбежала из Лондона, не сказав мне ни слова. Я решил, что она вышла замуж. И примчался сюда, полный ненависти к ней.

Сердце Алекса пропустило удар.

– Значит, вы больше не помолвлены?

– О, мы помолвлены, – угрюмо ответил Джулиан. – Кажется, это Поуп сказал, что настоящая любовь требует жертв.

– Нет, Шекспир.

– А Поуп что-нибудь говорил? – раздраженно бросил Джулиан. – Я начинаю думать, что он не заслуживает своей славы.

– Он сказал, что дураки лезут туда, куда ангелы боятся ступить.

– Неплохо сказано, – усмехнулся Джулиан. – Не грусти, Алекс! И на твоей улице будет праздник. Найдется добрая душа, которая пожалеет тебя. И возможно, она будет недурна собой.

– Я могу только надеяться, – отозвался Алекс с вынужденной улыбкой.

– Ты обнаружишь, что совершаешь нелепейшие вещи, – предсказал Джулиан. – Я похитил ее собачонку только для того, чтобы иметь повод снова встретиться с ней. Конечно, здесь нечем гордиться, но это сработало. Из-за нее меня арестовали и бросили в Ньюгейт. Я только вчера освободился.

Алекс опешил.

– Не могу поверить, что ты похитил ее собаку. Это безумие, Джулиан.

– Знаю.

– Я сказал ей, что видел, как близнецы играли со щенком.

– Зачем? – сердито вопросил Джулиан. – Собака – единственный довод, который у меня есть.

– Довод! Ты только послушай себя!

– Мне плевать, – заявил Джулиан. – Где близнецы?

– Не знаю, – сказал Алекс.

Глаза Джулиана подозрительно сузились.

– А почему ты торчишь у окна? Что ты там увидел?

– Ничего.

– Отойди, – приказал Джулиан.

– И не подумаю.

– Ты слышал про Авеля и Каина? – поинтересовался Джулиан.

– Да. Старший брат убил младшего.

– Ты собираешься убить меня, Алекс? – рассмеялся Джулиан.

Алекс вздохнул.

– Близнецы на лужайке вместе с мисс Рэмплинг и мисс Эндрюс, – сказал он, смирившись.

Джулиан хмыкнул, издав, по мнению Алекса, на редкость неприятный похотливый звук.

– Вон она, – произнес он, глядя в окно. – Похоже, она задает юному Генри трепку, которую он давно заслужил. Как насчет того, чтобы спуститься и спасти озорника?

– Извини, – холодно отозвался Алекс. – Мне нужно поговорить с сестрой.


Глава 21

К тому времени, когда Джулиан добрался до лужайки, Виола выиграла все тринадцать раундов. Люси и Элизабет, сидя на скамейке, аплодировали. Даже Генри был под впечатлением.

– Моя очередь, – заявил Джулиан, сняв сюртук и закатав рукава. – Извини, Гарри, – сказал он, забрав биту у мальчика, – но, боюсь, мисс Эндрюс тебе не по зубам. Она съест тебя живьем. Лучше предоставь ее мне.

– Меня зовут Генри, – огрызнулся тот, усевшись на скамью с надутым видом.

– Это мой мяч, мистер Джулиан, – резко сказала Виола, когда, он направился к желтому мячу.

– Нет. Вот ваш мяч, мисс Эндрюс, – возразил он, указывая на красный мяч, по которому она только что ударила. – Нельзя иметь сразу два мяча.

– У каждого игрока по два мяча, мистер Джулиан, – назидательно сказала Виола. – У меня желтый и красный, а у вас черный и синий. Вы что, даже не знаете правил игры?

– Конечно, знаю. Я проверял вас, – заявил Джулиан, направившись к черному мячу.

– Это глупо, – возмутилась Виола, отбросив биту. – Я так не играю.

Джулиан схватил ее за руку.

– Нельзя винить меня в том, что я хочу отсрочить неизбежное. Разбитое сердце не слишком приятная штука.

– Если бы у вас было сердце, – заявила Виола, свирепо сверкнув глазами, – вы бы не похитили мою собаку.

Его лицо приняло жесткое выражение.

– Вы прекрасно знаете, что нужно сделать, чтобы вернуть ее назад!

Виола рассмеялась.

– Конечно, знаю. Мастер Генри! – Подбежав к мальчику, она присела, чтобы оказаться на уровне его глаз. – Мастер Генри, – произнесла она умоляющим тоном, – ты обещал вернуть собаку тому, кто выиграет в крокет. Я так хочу вернуть свою собаку.

– Не смей, Гарри! – крикнул Джулиан.

– Она в домике на дереве, – сообщил Генри, вскочив со скамьи и схватив Виолу за руку. – Я отведу вас к ней.

– Иуда, – прорычал Джулиан. Люси схватила его за руку.

– Я вынуждена снова просить вас оставить мою подругу в покое. Вы обладаете удивительной способностью выводить ее из себя.

– Правда? – произнес Джулиан, явно польщенный. – Что еще она сказала обо мне?

– Ничего лестного, уверяю вас. Куда вы идете?! – воскликнула она, когда он отстранился от нее.

– К домику на дереве, конечно, – рассмеялся Джулиан. – Чтобы вывести из себя вашу подругу.

– Какой негодяй! – простонала Люси, топнув ногой.

– Дядя Алекс? – воскликнула Элизабет.

– Нет, дорогая. Твой дядя Джулиан, – рассеянно отозвалась Люси, прежде чем заметила Алекса, появившегося на лужайке.

Алекс подхватил Элизабет и посадил себе на плечо.

– Кто негодяй? – бодро поинтересовался он. Люси вспыхнула.

– Простите меня. Мне не следовало так говорить о вашем брате.

– Ему не следовало давать вам оснований для подобных слов, – возразил Алекс. – А где юный Генри? Его мать хочет поговорить с ним по очень серьезному поводу.

Люси не терпелось услышать хорошие новости.

– Ну, как, мистер Девайз? Мисс Шипли позволят остаться?

– Думаю, да.

– О нет! – вскричала Элизабет. – Мы не хотим мисс Шипли. Нам понравилась новая гувернантка.

– Элизабет! – одернул ее Алекс. – Мисс Рэмплинг не ваша гувернантка.

– Не Люси, – пренебрежительно фыркнула Элизабет, указав на Виолу, которая приближалась к ним с каким-то грязным свертком в руках. – Вот она.

– Я не твоя гувернантка, ужасный мальчишка, – прошипела Виола, остановившись.

– Боюсь, у нее есть предложение получше, – сказал Джулиан. – Она станет твоей тетей.

– Это как? – подозрительно спросил Генри.

– Твой дядя шутит, – холодно сказала Виола.

– Ничего подобного, – возразил Джулиан. – Видишь ли, Генри, я собираюсь жениться на мисс Эндрюс. И тогда она станет твоей тетей Мэри.

– Мы больше не помолвлены! – крикнула Виола.

– Это очень большой секрет, Гарри, – невозмутимо продолжил Джулиан. – Я хотел, чтобы ты первый узнал об этом, но ты не должен никому говорить, пока мы не поженимся. А потом ты сможешь сказать всем, что узнал первым.

– Мистер Девайз, это непростительно! – Повернувшись, Виола направилась к Люси и Алексу. – Посмотрите, что они сделали с ней! – воскликнула она, показывая сверток, который держала в руках.

– Думаю, вы натворили достаточно, мистер Джулиан, – холодно заметила Люси. – До свидания. Всего хорошего, мистер Девайз, – добавила она более любезным тоном, обращаясь к Алексу.

– Я провожу вас до конюшни, – бодро сказал Джулиан. – И, пожалуй, сам проедусь.

– Я пойду с вами, – крикнул Генри.

– Нет, Генри, – сказал Алекс. – Тебя хочет видеть твоя мама.

– Шипли остается, – шепнула Элизабет брату. Виола и Люси поспешили к конюшне, сопровождаемые воплями Генри. Джулиан держался рядом с ними, объявив о своем намерении сопровождать их верхом до Гэмбол-Холла. Даже тот факт, что Люси не может перескакивать через изгороди, не переубедил его.

– Я обожаю месить грязь на сельских дорогах, – заявил он.

Избавление явилось в образе лорда Чевиота. Когда компания приблизилась к конюшне, его милость вышел оттуда и набросился на своего шурина:

– Куда тебя носило вчера ночью на Султане? Он хромает.

– Он потерял подкову по дороге домой, но не хромает, – возразил Джулиан.

– У него распухло колено! – выкрикнул лорд Чевиот, побагровев. Он не отличался бурным темпераментом, но любил лошадей.

– Оно было в таком состоянии еще до меня, – упрямо сказал Джулиан.

– Совсем как каминная полка, – заметила Виола. Тони опешил.

– Э... да, – произнес он, сбитый с толку ее вмешательством. – Послушай Джулиан, сколько еще ты собираешься оставаться в моем доме, разливать лимонад на мою лучшую одежду, калечить моих лошадей?

– Успокойся, Тони. Завтра я уезжаю.

– Вот как? – поразилась Виола.

– Да, – заявил Джулиан. – Пора возвращаться в Лондон. Я и так слишком долго отсутствовал. Глупо торчать здесь в неопределенности, не так ли?

– Да, – согласилась Виола. – Глупо.

– До свидания, мистер Джулиан, – сказала Люси, потащив Виолу, к лошадям, которых привел конюх.

– Прощайте, мисс Рэмплинг, – бодро откликнулся Джулиан. – До свидания, мисс Эндрюс.


– Бедная Бижу, – проворковала Люси спустя некоторое время, вытащив мокрую дрожащую собачку из ванны. – Каким человеком надо быть, чтобы похитить такое милое и преданное создание, как ты?

– Очень плохим, – заявила Виола, завернув теперь уже белого щенка в полотенце. – Можете не сомневаться, я все ему выскажу, когда встречусь с ним у башни.

На лице Люси отразилось изумление.

– Вы встретитесь с ним? – недоверчиво повторила она. – Не может быть!

– Я должна, – сказала Виола.

– Вы совсем лишились ума? Виола, не может быть, что вы это серьезно!

Виола перенесла Бижу на ковер у огня и продолжила вытирать ее полотенцем.

– У нас есть кое-какие незаконченные дела, – сказала она. – Только и всего.

– Вам нельзя встречаться с ним, – настаивала Люси. – Что еще за незаконченные дела? Бижу у вас.

– Нет, Люси, это мой долг. Я должна встретиться с ним лицом к лицу.

– Позвольте мне сходить вместо вас, – предложила Люси.

Виола скорчила гримаску.

– Зачем вам идти вместо меня?

– Потому что с вашей стороны было бы глупостью пойти туда! – заявила Люси. – Мистера Джулиана никак не назовешь респектабельным молодым человеком. Вряд ли вы будете в безопасности в его обществе.

– Но разве вы не слышали, что он сказал Генри? – возразила Виола. – Люси, он сказал своему племяннику, что собирается жениться на мне! Он не мог высказаться яснее.

– Какая наглость! – возмутилась Люси. – Использовать ребенка в своих гнусных целях...

Виола нахмурилась.

– Но он не стал бы говорить собственному племяннику, что я стану его тетей, если бы не собирался жениться на мне, – сказала она. – Это бесчестно.

– Мистер Джулиан из тех, кто не останавливается ни перед чем, чтобы добиться своего, – парировала Люси.

– Да, конечно. Но я не думаю, что он стал бы обманывать маленького Генри, – возразила Виола. – А если он хочет жениться на мне...

– Виола! Неужели вы забыли, что он пытался продать вас лорду Саймону? – осведомилась Люси. – Ему ничего не стоит обмануть Генри. Ведь он хочет, чтобы вы поехали с ним в Лондон, не так ли?

– Да, но он любит меня, Люси. Я знаю. Люси вздохнула.

– Это не любовь, Виола. Это похоть. Виола пожала плечами:

– А разве есть разница? Люси ахнула, шокированная.

– Конечно, есть.

– Я имела в виду мужчин, – уточнила Виола. – Они не так тонко организованы, как мы.

– Если бы он любил вас, – твердо сказала Люси, – он бы объявил о своих планах всему свету, а не шестилетнему ребенку. Я ни на секунду не поверила в его благородные намерения, – кисло продолжила она. – Виола, если вы отдадитесь на его милость, что помешает ему продать вас лорду Саймону? Ему нельзя доверять. Я не могу допустить, чтобы вы пострадали от этого распутника.

– Джулиан не распутник, – возразила Виола. – Я обещала встретиться с ним у башни, и я это сделаю. Если он хочет жениться на мне, я поеду с ним в Лондон.

– А если он не собирается жениться на вас? – резко спросила Люси.

– Тогда я брошусь в реку, – отрезала Виола. – Это сделает вас счастливой, Люси?

– Конечно, нет, – огорченно отозвалась Люси. – Неужели я не могу отговорить вас от встречи с ним?

– Нет.

Люси вздохнула:

– Что ж, в таком случае я могу только пожелать вам удачи.

– Спасибо, – небрежно обронила Виола.

– Но вы не станете топиться? – нервно спросила Люси.

– Не будьте смешной, – резко бросила Виола, схватив щетку и приступив к длительной процедуре расчесывания спутанной шерсти Бижу.

– Тогда я оставлю вас, – сказала Люси.

– До свидания, – фыркнула Виола.

Люси вышла, закрыла за собой дверь спальни и заперла ее. В отличие от Генри она позаботилась о том, чтобы забрать ключ с собой. Услышав, как ключ повернулся в замке, Виола бросилась к двери.

– Люси! – крикнула она, яростно дергая дверь. – Что вы делаете?

– Спасаю вас от самой себя, – отозвалась та. – Я пойду к башне вместо вас.

– Постойте! – заорала Виола. – Выпустите меня сейчас же!

– Я отдам мистеру Джулиану бриллианты, которые вы одолжили мне на бал, – продолжила Люси с неколебимой решимостью. – А утром он уедет.

– Если вы сейчас же не выпустите меня, – крикнула Виола, топнув ногой, – я вас убью!

– Потом вы скажете мне спасибо, – заявила Люси.

– Пожалуйста, Люси, вы не понимаете. Я должна видеть его.

– Знаете, как вы сейчас ведете себя? – сердито спросила Люси. – Как мама, когда испытывает... жажду. Вы заперли ее. А я заперла вас!

Изнутри донесся грохот, достаточно громкий, чтобы привлечь внимание Корнелиуса.

– Что здесь происходит? – требовательно спросил он, появившись у подножия лестницы.

– Леди Виола гневается, – объяснила Люси. – Она хочет выселить нас из дома.

Корнелиус побледнел.

– А что насчет моего места в парламенте? Она собирается его забрать? Люси, у меня ничего нет, кроме этого.

– Это всего лишь временное помрачение рассудка, – заверила его Люси, сбежав вниз по лестнице. – Ты же знаешь, как сумасбродны эти аристократы. Почему бы тебе, не покатать маму в коляске? – предложила она. – А я присмотрю за ее милостью. Будем надеяться, что она успокоится к тому времени, когда вы вернетесь.

Надежды Люси не оправдались. Настроение Виолы, казалось, становилось все хуже. Она кричала и бранилась, пока не охрипла, и перебила все бьющиеся предметы, до которых добралась. Затем наступила тишина. Встревоженная, Люси заглянула в замочную скважину. На нее с почти осязаемой враждебностью смотрели сверкающие темные глаза.

– Люси, я вас ненавижу! – прохрипела Виола. Бросившись в свою комнату, Люси схватила бриллианты, которые ей одолжила Виола, и выбежала из дома.

Леди Чевиот сидела на шелковом диване в кремово-золотистую полоску. Весь день она принимала соседей, желавших поздравить ее с успешным балом, хотя все они тайно радовались его провалу. На Пердите было утреннее платье, почти такое же роскошное, как бальное, которое было на ней вчера.

– А, Шипли, вот и вы, – задушевно сказала она, когда ее худая бледная гувернантка с затянутыми в тугой пучок тусклыми волосами вошла в комнату, поблескивая очками. – Я поговорила с мастером Генри. Мой ангелочек признал, что совершил ошибку. Вы невиновны. Я решила позволить вам остаться у меня на службе. Это все.

Мисс Шипли криво улыбнулась.

– Ваша милость очень добры, – произнесла она елейным тоном. – Но я решила не оставаться.

– Не будьте неблагодарной, Шипли, – произнесла Пердита предостерегающим тоном.

– Я чрезвычайно благодарна лорду Чевиоту за его щедрость, – отозвалась мисс Шипли, продолжая улыбаться. – Его милость обеспечил меня настолько хорошо, что я могу вообще не работать. Ребенок, конечно, не будет ни в чем нуждаться.

Повернувшись в профиль, мисс Шипли продемонстрировала выпирающий живот.

– Поздравляю, – сухо произнесла Пердита. – Когда вы уезжаете?


Виола открыла окно своей спальни и вышла на небольшой балкон. Ветви огромного дуба были слишком далеко, чтобы до них дотянуться, недостаточно близко, чтобы белки время от времени прыгали на балкон. Виола, конечно, не была белкой, но она была молодой и здоровой девушкой. И умела прыгать.

Взобравшись на каменные перила, она набрала в грудь воздуха и прыгнула.


Глава 22

Приземление оказалось не самым мягким, кроме того, Виола сильно оцарапалась о ветви деревьев.

С минуту она лежала на траве, хватая ртом воздух, затем поднялась на ноги и медленно заковыляла. Ей удалось добраться до сада, где она повалилась на лужайку, застонав от боли.

Алекс не мог поверить своим глазам. Алая амазонка мисс Эндрюс была разорвана в клочья, черные волосы растрепались, на щеке виднелась кровь. Когда он подошел ближе, она с трудом поднялась, но ее левая нога подогнулась.

Алекс спешился и бросился к ней.

– Боже правый! – воскликнул он, когда она упала в его объятия. – Что случилось?

Плача от боли, Виола вцепилась в лацканы его сюртука.

– Я должна добраться до башни, – сказала она, сцепив зубы.

– Вы не можете идти, – возразил он, подхватив ее на руки. – Я отнесу вас в дом. Эй, кто-нибудь! – крикнул он, направившись к задней двери.

– Люси, – горько сказала Виола, – пошла к башне, чтобы встретиться с Джулианом.

– Вот как? – пробормотал Алекс. – Где, черт побери, слуги? – рявкнул он, когда они добрались до двери.

– Люси отпустила их на полдня, – объяснила Виола. Издав возмущенный возглас, Алекс открыл ногой дверь и внес Виолу внутрь. Положив ее на диван, он склонился над ней.

– Вы не ранены, мисс Эндрюс? Виола попыталась подняться.

– Я должна добраться до башни. Я должна остановить Люси.

– Забудьте об этом! – резко произнес он. – Вы ничего не сломали?

– Все, что было в моей комнате, – сказала она. – Как Люси могла быть столь чудовищно жестокой, чтобы запереть меня? Мне пришлось спрыгнуть с балкона, мистер Девайз. Белки этим постоянно занимаются.

– Старайтесь не разговаривать, – строго произнес Алекс. – Похоже, у вас повредились мозги. И, кажется, вы повредили лодыжку. Она распухла. Не хотелось бы оставлять вас одну, но, пожалуй, мне лучше отправиться за доктором.

– Нет, – запротестовала Виола, схватив его за руку. – Вы должны поехать к башне, мистер Девайз. Остановите ее, пока не слишком поздно. Пожалуйста! Если вы этого не сделаете, – продолжила она, морщась от боли, – я сама туда отправлюсь, даже если мне придется ползти.

– Не будьте дурочкой, – резко отозвался он. – Я поеду к башне и расскажу мисс Рэмплинг, что случилось. А потом привезу доктора.

– Скажете ей, что, если я умру, это будет на ее совести, – сказала Виола, откинувшись на диван. – Это приведет ее в чувство.

Алекс вышел из дома, вскочил в седло и понесся к арке.

– Что вы здесь делаете? – осведомился Джулиан, увидев Люси.

Вскинув глаза, Люси заметила Джулиана, наблюдавшего за ее приближением с парапета. Полная мрачной решимости, она подхватила юбки и двинулась вверх по лестнице к нему.

– Где мисс Эндрюс? – требовательно спросил он.

– Она не придет, – сказала Люси. – Вместо нее буду я.

– Нет уж, спасибо, – фыркнул он.

Вспыхнув, Люси протянула ему бриллианты. Джулиан бросил на них презрительный взгляд.

– Что это?

– У моей подруги больше нет вашего кольца, – сказала она. – Эти бриллианты стоят не меньше. Забирайте их и убирайтесь.

– Сами забирайте их и убирайтесь, – заявил он. – Где Мэри? Почему она не пришла?

– Она не хочет вас видеть, – солгала Люси. – Она больше не хочет иметь с вами ничего общего. Возвращайтесь в Лондон, мистер Джулиан, – взмолилась она. – Оставьте мою подругу в покое.

Глаза Джулиана сузились.

– Вы настроили ее против меня, – произнес он обвиняющим тоном.

– Вам некого винить, кроме самого себя, мистер Джулиан, – резко бросила она. – Вы пытались продать ее. Вы предали ее доверие. Вы разбили ее сердце.

– О чем, к дьяволу, вы толкуете? – прорычал он. – Я купил ее.

– Вот именно, – произнесла Люси с отвращением. – А когда она вам надоела, вы решили продать ее другому мужчине! Это неслыханно.

Лицо Джулиана посерело.

– Вы лжете, мисс Рэмплинг.

– Я лгу? – вскричала Люси. – Я видела вашу записку, сэр! Бедняжка носит ее с собой, чтобы не забывать о вашем предательстве.

– Какую записку, лгунья? Я никогда не писал ей.

– Записка, которую я видела, была написана лордом Саймоном, – сказала Люси. – В ней изложен весь ваш гнусный замысел. Вы собирались продать ему мисс Эндрюс с прибылью в три тысячи фунтов. Будете отрицать?

– Вот, значит, что Мэри думает, – произнес Джулиан после долгой паузы. – Как вы могли сказать ей такую мерзость?

– Я? Это она сказала мне.

– Я вам не верю. Где она? В доме? – спросил он, направившись к лестнице.

Люси кинулась за ним, схватив за руку.

– Оставьте ее в покое, сэр. Неужели вам не достаточно того зла, что вы причинили ей?

Внимание Джулиана привлек всадник, скачущий во весь опор через луг. Но это была не Мэри, как он надеялся. Это был его брат на черном жеребце Тони Чевиота.

– Вы разрушили мое счастье, мисс Рэмплинг, – холодно произнес он, притянув ее в свои объятия. – Теперь я разрушу ваше. – С этими словами он приник к ее губам в яростном поцелуе.

– Извините, что прервал вас, – окликнул их Алекс, остановив коня.

Шокированная, Люси отпрянула от Джулиана и вытерла губы рукой.

– Мы уже закончили, – любезно отозвался Джулиан.

– Мисс Эндрюс серьезно пострадала, – коротко сообщил Алекс. – Я еду за доктором.

– О нет! – воскликнула Люси. – Что случилось? Алекс не мог заставить себя смотреть на нее.

– Джулиан, не мог бы ты проводить мисс Рэмплинг к ее подруге? Мне пришлось оставить ее одну, поскольку мисс Рэмплинг отпустила слуг. Я пришлю доктора, – добавил он, – но сам не вернусь.

С этим словами он пришпорил коня и умчался прочь.

– Что я наделала? – прошептала Люси, бросившись бегом к дому. Но она не могла обогнать Джулиана, и к тому времени как добралась до дома, тяжело дыша, воссоединение уже произошло.

Лицо Виолы было бледным, но безмятежным, когда Джулиан поднес ей стакан вина.

– Я хочу, чтобы вы знали, Люси, – сказала она, – что я прощаю вас. Я знаю, вы хотели как лучше. Вообще-то я так счастлива в данный момент, что не могу ни на кого сердиться!

– А я могу, – мрачно произнес Джулиан. – Ты могла убиться. Что на тебя нашло, чтобы прыгать с балкона?

Люси ахнула в ужасе.

– Мне так жаль. Мне так жаль, что вы пострадали.

– Ничего страшного, – сказала Виола, с улыбкой глядя на Джулиана. – Во всяком случае, ничего ужасного не случилось.

– Не считая сильного растяжения, – буркнул Джулиан.

– Люси всего лишь хотела защитить меня, – сказала Виола.

Глаза Джулиана свирепо сверкнули.

– И поэтому она забивала твою голову всякой чепухой! Даже если ты простила ее, я не прощу.

– А разве это чепуха? – спросила Виола.

– Конечно! Неужели ты действительно поверила, что я собираюсь продать тебя лорду Саймону?

– Я что я должна была думать? – поинтересовалась Виола. – Он пришел на Ломбард-стрит и оставил тебе записку, где указал цену!

– Боже, – сказал Джулиан. – Тебе следовало бы знать, что я никогда не сделаю ничего подобного! Господи, да когда Хадсон сказал, что ты сбежала с лордом Саймоном, я чуть не сошел с ума!

– С какой стати мне сбегать с мужчиной, которого я презираю?

Люси всплеснула руками.

– Неужели вы опять готовы довериться этому типу? Да он поцеловал меня, когда мы встретились с ним сегодня. Он совершенно не может контролировать свои низменные инстинкты!

– Вы лжете! – ахнула Виола.

– Конечно, она лжет, дорогая, – сказал Джулиан. – Она сама набросилась на меня. Что еще остается безнадежной старой деве?

– Какая гнусная ложь! – ахнула Люси.

– Вы правы, мисс Рэмплинг, – сказал Джулиан. – Все это гнусная ложь. С вашей и с моей стороны. Давайте забудем о ней.

– Выдумаете, что очень умны! – огрызнулась Люси. – Как вы собираетесь жениться на ней в Лондоне, не имея особого разрешения, мистер Джулиан?

– Это не ваше дело, мисс Рэмплинг, – отрезал Джулиан. – Мы с мисс Эндрюс обвенчаемся в Лондоне. Я получу разрешение.

– Каким образом? – осведомилась Виола.

– Я отправлюсь в Лондон завтра же на рассвете. Если повезет, на следующий день вернусь с разрешением, и мы поженимся.

Прибыл доктор Чедвик. Он обработал мазью многочисленные царапины Виолы и подтвердил заключение Джулиана, что у нее ничего не сломано, но сильно растянута лодыжка. К тому времени, когда Джулиан вернулся в Кросс-Мир, стемнело. Ужин уже закончился, и он спустился в кухню, чтобы подкрепиться. Там он нашел своего брата, коротавшего время с бутылкой портвейна.

– Тони знает, что ты пьешь его лучший портвейн? – поинтересовался Джулиан, отрезав себе кусок пирога с мясом.

– А он знает, что ты ешь его пирог? – парировал Алекс.

– Пожалуй, ему лучше этого не знать, – отозвался Джулиан и, прихватив из кладовой бутылку пива, присоединился к брату за столом.

– Наверное, ты прав. Как мисс Эндрюс?

– Хорошо, что ты спросил, – бодро сказал Джулиан. – Ужасное растяжение, конечно, но она сильная и здоровая девушка. Через несколько дней она будет как новенькая.

– Что-то ты слишком доволен, – проворчал Алекс.

– А почему мне не быть довольным? Я женюсь. Алекс поставил стакан.

– Вот как? – глухо произнес он.

– Конечно. Я же тебе говорил.

– Уверен, что вы будете очень счастливы вместе, – натянуто произнес Алекс.

– Я тоже. На рассвете я еду в Лондон, – сообщил Джулиан. – За особым разрешением. Когда вернусь, мы поженимся.

– Тебе следует дать объявление в газете, пока будешь в Лондоне.

Джулиан улыбнулся.

– У меня нет времени для таких тонкостей.

– Тебе понадобится шафер, – заметил Алекс.

– Разумеется, им будешь ты, – отозвался Джулиан. – Как может быть иначе?

– Конечно, – устало согласился Алекс. – Ты хочешь, чтобы я съездил с тобой в Лондон?

– Нет. Мне понадобится помощь герцога, чтобы получить особое разрешение, – ответил Джулиан. – А ты мог бы поговорить с местным викарием о церемонии венчания. Полагаю, мы все устроим в Гэмбол-Холле. Надеюсь, мисс Рэмплинг справится со свадебным завтраком.

– Конечно, Джулиан, – тихо произнес Алекс. – Я все сделаю.

– Спасибо, старина.


– Тони, я решила развестись с тобой, – объявила Пердита, войдя в кухню.

Тони сидел в одиночестве с куском пирога в одной руке и бутылкой портвейна в другой. Он тупо уставился на нее.

– Ты не можешь! – запротестовал он. – Я тебе не позволю. Подумай о детях, Пердита.

– Мисс Шипли ждет ребенка, – сказала Пердита. – Я рассчитываю, что ты поступишь порядочно, Тони, ради ребенка.

Он потрясению молчал.

– Разве она тебе не сказала? – спросила Пердита. – Уверяю тебя, она беременна.

– Но не от меня! – взревел Тони. – Я и пальцем ее не коснулся.

– Но не могла же она забеременеть сама по себе! – рявкнула Пердита. – Я оставляю тебя, Тони, и возвращаюсь к моему отцу в Суссекс. Детей я забираю с собой. И не смей останавливать меня!

Тони рассердился.

– Не могу поверить, что ты веришь ей больше, чем мне, – сказал он. – Ты никогда не получишь развод!

Утром Пердита пришла в ярость, обнаружив, что неверный супруг одержал над ней верх. Она не возражала, что Тони уехал из Гемпшира, и даже обрадовалась, не увидев его за завтраком. Ее проблема была существенней: Тони забрал их карету, – единственным экипажем, который можно было нанять в деревне, воспользовалась пресловутая мисс Шипли. А значит, Пердита была обречена, оставаться в Гемпшире.


После завтрака Алекс поехал в Гэмбол-Холл. Люси выглядела бледной и встревоженной.

– Как пациентка? – поинтересовался Алекс. – Мой брат заверил меня, что у нее только растяжение.

– О, ей намного лучше, – отозвалась Люси. – Она в саду. Я провожу вас к ней. Она будет в восторге, – добавила она с натянутой улыбкой. – Она уже считает вас своим братом.

– Братом! – поразился Алекс.

– Боже, – сказала Люси, заламывая руки. – Я слишком много болтаю.

– Напротив, вы сказали слишком мало! – воскликнул Алекс, схватив ее за руку, когда она попыталась ускользнуть. – С какой стати мисс Эндрюс считает меня своим братом?

Глаза Люси наполнились слезами.

– Ваш брат убедил мою подругу, что он любит ее! Что он собирается жениться на ней. Но вы же знаете, какой он негодяй! Я понимаю, что он ваш брат, но он таков, каков есть. Вы видели, как он поцеловал меня вчера. Полагаю, в моем возрасте мне следует чувствовать себя польщенной подобным вниманием со стороны молодого человека. В любом случае он не причинил мне особого вреда. Но моя подруга искренне верит в его любовь. Она просто одержима им и поверит на слово, если он скажет, что луна сделана из сыра.

– Джулиан... и мисс Эндрюс? – изумленно произнес Алекс.

– Он не сказал вам?! – воскликнула Люси. – Именно это я и подозревала! Он лгал! Он не собирается жениться! Мистер Девайз, я пыталась предостеречь ее, но она не хочет ничего слушать!

– Но Джулиан действительно собирается жениться на ней, – быстро произнес Алекс. – Теперь я понимаю. Он настроен очень решительно. Вы должны примириться с этим, мисс Рэмплинг.

Люси удивленно моргнула.

– Но вы уверены, что он любит ее? – спросила она с сомнением.

– Но зачем еще ему жениться на ней? Если не по любви? Люси прикусила губу.

– Пожалуй, мои подозрения оказались необоснованными, – сдалась она.

– Какие подозрения? – спросил Алекс.

– Мне кажется, вы давно догадались, что мисс Эндрюс вовсе не сиделка мой матери.

– Мне всегда казалось, что это весьма необычный выбор профессии, – сухо заметил он.

– На самом деле она очень богатая молодая дама, – выпалила Люси. – А он ваш брат. Вы знаете его лучше, чем я. Что, если он охотится за ее состоянием? Что, если он не любит ее? Разве он похож на влюбленного?

– Не хотелось бы огорчать вас, мисс Рэмплинг, но похож.

Люси смущенно потупилась.

– Вы не огорчили меня. Я всего лишь хотела, чтобы все было по правилам. Чтобы моя подруга была счастлива. Вы облегчили мою душу, избавив от тревоги. Просто я хотела...

– Чего? – мягко спросил он. – Чего вы хотели?

– Полагаю, я старомодна, мистер Девайз, – застенчиво призналась Люси. – Но мне казалось, что следовало бы огласить предстоящее бракосочетание в церкви три воскресенья подряд. И только потом венчаться. В конце концов, что такое три недели, если люди действительно любят друг друга?

– Целая вечность, – сказал Алекс.

Как Люси и предсказывала, Виола была рада видеть своего будущего деверя. Закутанная в роскошную кашемировую шаль, она сидела на диване, который вынесли для нее в розарий. Алекс учтиво склонился над ее рукой.

– Прекрасно выглядите, – заметил он. – Как вы себя чувствуете?

Несмотря на несколько царапин и растянутую лодыжку, Виола казалась ослепительно красивой.

– Вполне прилично, – нетерпеливо отозвалась она. – Как там Джулиан? Он отправился в Лондон, как собирался?

– Нет, – решительно сказал Алекс. – Джулиан хочет, чтобы вы отправились в Суссекс, в наше семейное поместье, с нашей сестрой Пердитой.

– В Суссекс? – изумленно переспросила Виола.

– Да, бракосочетание произойдет в Суссексе.

– Вот видишь, Люси! – торжествующе сказала Виола. – Джулиан отправился в Суссекс, чтобы примириться со своим отцом. Он любит меня.

– Кажется, да, – отозвалась Люси, бросив обеспокоенный взгляд на Алекса.

– Моей сестре придется нанять экипаж, – начал Алекс. Но Виола перебила его:

– В этом нет необходимости. Мы можем воспользоваться моей каретой.

– Я буду сопровождать вас верхом, – продолжил Алекс. – Мой брат также просил, чтобы мисс Рэмплинг поехала вместе с вами.

– Люси должна быть там, – подхватила Виола, – чтобы избавиться от своих ужасных подозрений.

– Но я не могу поехать, – сказала Люси. – Я не могу оставить свою мать.

– О, Корнелиус присмотрит за ней, – беспечно отозвалась Виола. – А вы могли бы быть моей подружкой на свадьбе. Вы же не откажете мне?

Люси почувствовала себя загнанной в угол.

– Нет, конечно, – прошептала она.

– Значит, решено, – сказал Алекс.


Глава 23

– Садитесь рядом со мной, мастер Генри, – велела Виола, когда Пердита и трое ее младших детей забрались в карету. Леди Чевиот, мисс Элизабет и крошка Ханна, уютно устроившаяся на руках няни, заняли одну сторону кареты, а Виола, Люси и Генри расположились на другой. Лакей встал на запятки, и карета плавно двинулась вперед.

– А разве Шипли не едет с нами? – удивилась Люси. Пердита напряглась.

– Мисс Шипли? – прохладно отозвалась она. – Нет, она оставила нас, чтобы приступить к новой работе в Лондоне.

Люси удивилась.

– Но почему, леди Чевиот? Я думала, что вы восстановили ее в должности. Разве ваш брат не рассказал, как поступил с ним Генри во время бала?

– Опять ябедничает, – буркнул Генри, уютно устроившись под боком у Виолы.

– Рассказал, – отозвалась Пердита скучающим тоном. – Но мисс Шипли не пожелала оставаться. Кажется, она неплохо устроилась, – добавила она с презрительным смешком. – Она вполне счастлива.

– В чем дело, проказник? – поинтересовалась Виола, шутливо ткнув локтем Генри.

– Генри очень плохо себя вел, – сказала Пердита. – Запирал людей в комнатах: моего мужа – с бывшей гувернанткой, а брата Александра – с какой-то дамой. Я пыталась узнать, кто она, но Алекс отказывается называть ее имя.

– Кто она, Генри? – требовательно спросила Виола. – Говори.

– Не могу, – сказал Генри, наслаждаясь ее вниманием. – Я дал слово чести.

– Дядя Алекс убьет его, если он скажет, – сообщила Элизабет.

– Вот и правильно, – заявила Виола, потрепав его по руке. – Джентльмен должен оберегать репутацию дамы. Но спорим, мисс Элизабет знает, кто это был. Она нам скажет.

Элизабет знала, но она тоже поклялась хранить секрет.

– Тебе незачем нарушать свое слово, Элиза, поспешно сказала Люси. – Я была той дамой. Мы с мистером Девайзом искали бедную мисс Шипли, когда Генри запер нас в одной из комнат.

– Вы, Люси? – удивилась Пердита. – Генри, зачем тебе понадобилось так поступать с бедной мисс Рэмплинг?

Генри пожал плечами.

– Потому что дядя Алекс влюблен в нее, – сообщила Элизабет. – Мы слышали их разговор у башни. Он просил ее выйти за него замуж.

– Элиза! – воскликнула Пердита, а Люси залилась краской. – Ты не должна говорить подобные нелепости. Ты смущаешь мисс Рэмплинг.

– Но это правда, мама, – возмутилась Элизабет. – Мы подумали, что если запрем ее вместе с дядей Алексом, он ее поцелует.

– Вряд ли он это сделал, – произнес Генри, скривившись.

– Конечно, нет, – твердо заявила Люси.

– А вот дядя Джулиан поцеловал бы. Спорим, он вас часто целует, – сказал Генри, обращаясь к Виоле.

– Не говори глупости, – отозвалась Виола. – Только женатые люди целуются. Дядя Джулиан заботится о моей чести. Он не станет компрометировать меня. То, что вы сделали, очень плохо. Вы причинили большой вред репутации Люси. Теперь ей придется выйти замуж за дядю Алекса, или ее отлучат от приличного общества.

Люси не сообразила, что ее дразнят.

– Мы пробыли там не более трех минут, прежде чем нам удалось выбраться оттуда, – горячо запротестовала она.

– Трех минут вполне достаточно, – заявила Пердита. – Когда выйдете замуж, вы узнаете, что за три минуты, многое может случиться.

– Да ничего не случилось! – в панике возразила Люси.

– Это совсем неплохая партия, Люси, – задумчиво произнесла Виола, глядя в окно на Алекса, ехавшего рядом с каретой на лучшем жеребце своего шурина. – И это объясняет, почему вы поцеловали Джулиана. Вы хотели вызвать ревность Алекса. Пожалуй, я могу простить вас, – великодушно добавила она. – Я бы и сама могла так поступить.

– Я не целовала мистера Джулиана, – яростно отозвалась Люси. – Это он поцеловал меня.

Виола ощетинилась.

– Джулиан никогда бы не сделал этого.

– Однако сделал, – настаивала Люси. – Он был в бешенстве из-за того, что я пришла на свидание вместо вас. Он сказал что-то насчет того, что я погубила его счастье и теперь он погубит мое, и поцеловал меня. Мистер Девайз был ужасно шокирован.

– Еще бы, – заявила Виола. – Любой был бы шокирован, увидев, как женщина, которую ты любишь, целуется с твоим братом. Осмелюсь предположить, что это разбило его сердце.

– О, – сказала Люси. – Я не подумала об этом.

– Наверное, он решил, что вы влюблены в Джулиана.

– Не может быть! – воскликнула Люси.

– Мне он кажется печальным, – заметила Виола, наблюдая за Алексом.

– Вы так думаете? – спросила Люси, выглянув в окно.

– Должна предупредить вас, Люси, – сказала Пердита, – что мой отец вряд ли благосклонно отнесется к такому союзу. А моя мать будет в ярости. Они оба связывали большие надежды с браком Алекса.

– Уверяю вас, леди Чевиот, никакого союза не будет! – твердо произнесла Люси. – Не могли бы мы поговорить о чем-нибудь другом?

Дамы смягчились, и Виола начала расспрашивать Пердиту о ее семье. Когда они подъехали к имению, Алекс поскакал вперед, чтобы предупредить отца об их прибытии.

Лорд Девайз срывал в саду одуванчики, когда прибыл его старший сын. Чтобы не застудить голову, барон предусмотрительно повязал ее носовым платком. Не считая этого импровизированного головного убора, он ничем не отличался от садовника, стоя на коленях возле клумбы. Застигнутый врасплох, он не смог скрыть радости от неожиданного появления сына и наследника, однако быстро взял себя в руки, скорчив недовольную гримасу.

– Что вам здесь понадобилось, сэр? – рявкнул он. – Деньги кончились? Опять?

– Я одумался, отец, – объявил Алекс. – И готов жениться на мисс Пикок, если...

Вне себя от радости, барон попытался вскочить на ноги, но безуспешно.

– Дай мне руку, – сказал он. – Я хочу обнять тебя, сын.

Алекс помог ему встать.

– Но у меня есть одно условие, отец, – сказал он. – Это касается Джулиана.

Барон отстранился.

– Кого?

– Не притворяйся, отец, – нетерпеливо произнес Алекс. – Я женюсь на мисс Пикок, как ты того желаешь, а ты заставишь Джулиана жениться на мисс Рэмплинг. Таково мое условие.

Барон потрясенно отпрянул.

– Не может быть, чтобы ты это серьезно. Подумай о нашем роде, – взмолился он. – В течение пятисот лет баронский титул передавался от отца к сыну!

– Я совершенно серьезен, сэр, – заверил его Алекс.

– Но как я могу заставить Джулиана сделать, что бы то ни было? Мальчик не станет слушать меня. Он никогда не слушал!

– Поезжай к Джулиану, – нетерпеливо сказал Алекс. – Извинись перед ним.

Барон побагровел от гнева.

– Извиниться? Никогда! Пусть он извиняется.

– Признай, что ты был не прав, отец, – настаивал Алекс. – У мисс Эндрюс есть деньги. У Люси – нет. Я уверен, что Джулиан все еще любит мисс Рэмплинг. Я видел, как он поцеловал ее. Он бы женился на ней, если бы ты выделил ему содержание.

– Я не стану извиняться, – заявил барон. – Но если ты женишься на Молли Пикок, я соглашусь подкупить твоего недостойного младшего брата, чтобы он женился на мисс Рэмплинг. Но я никогда не приму его в замке, – предупредил он, – и не позволю вернуться в лоно семьи.

– Ты познакомишься с мисс Рэмплинг, – твердо сказал Алекс. – И будешь обращаться с ней со всей учтивостью. А в деревенской церкви состоится оглашение предстоящего венчания.

Барон выставил вперед подбородок.

– Твоего и мисс Пикок? Алекс коротко кивнул:

– Да. А также Джулиана и мисс Рэмплинг. Мисс Рэмплинг находится на пути сюда с Пердитой и мисс Эндрюс. Через час они будут здесь. Я бы посоветовал тебе войти в дом и привести себя в презентабельный вид. Барон скорчил гримасу.

– Мисс Эндрюс? А ей что здесь понадобилось?

– Она думает, что встретится здесь с Джулианом и выйдет за него замуж, – объяснил Алекс. – Тебе придется сказать ей правду. Это нелегко. Она вообразила, что влюблена. Однако...

– Неужели тебе нет дела до чувств бедной девушки? – изумился барон.

– Никакого, – заявил Алекс. – Мисс Эндрюс для меня ничего не значит. Я сожалею, что ее чувства будут задеты, но такова жизнь. Всегда кто-то выигрывает и кто-то теряет.

– Ты бессердечен, – посетовал барон.

– Я бы дорого дал, если бы это было правдой, – пробормотал Алекс.


– Какой маленький замок, – заметила, сморщив нос, Виола, когда вдали показалось родовое гнездо Девайзов.

Пердита улыбнулась, потешаясь над претензиями молодой женщины.

– К счастью, Джулиан его не наследует.

– Да, конечно, – согласилась Виола. – Но я все равно предпочла бы, чтобы он был больше.

Люси с благоговением смотрела на древнее сооружение, сохранившее черты норманнской крепости.

– Мне кажется, что замок Девайз великолепен. Как раз такой, каким должен быть замок.

– А вам не кажется, что он выглядит слишком мрачно и воинственно? – возразила Виола. – Все эти башни с бойницами. Боже, там даже есть ров и подъемный мост! Выглядит не слишком дружелюбно.

– Это крепость, мисс Эндрюс, – сухо отозвалась Пердита. – Трудно представить себе, чтобы крепость выглядела приветливой и гостеприимной.

Виола фыркнула.

– Дело вкуса. Мое загородное имение не будет похожим на крепость. Я предпочитаю приятное, уютное, располагающее к себе жилище. Что-то вроде Версаля. Место, где могут собираться друзья и весело проводить время.

Пердита залилась смехом.

– Это чересчур, мисс Эндрюс! В качестве жены Джулиана у вас будет не больше шансов веселиться, как в Версале, чем слетать на луну.

– Конечно, мне придется построить что-то в этом роде, – согласилась Виола. – Это единственный способ получить то, что хочешь. Как вы отнесетесь к идее снести Гэмбол-Холл и Кросс-Мир и построить вместо них один приличный дом?

Пердита уставилась на нее с таким видом, словно у нее выросли две головы.

– Снести Гэмбол-Холл и Кросс-Мир? Вы рехнулись? Они принадлежат герцогу Фэншо!

Виола рассмеялась при виде ее изумления.

– Разве муж не сказал вам? Извините, я думала, что вы в курсе нашего маленького секрета. Герцог Фэншо – мой старший брат. Я леди Виола. Осмелюсь предположить, что брат отдаст мне гемпширскую собственность как свадебный подарок.

Пердита поперхнулась и закашлялась, вызвав искреннюю озабоченность Виолы.

– Надеюсь, Джулиан не поперхнется, когда узнает, – сказала она, пока Люси стучала Пердиту по спине.

Пердита снова поперхнулась.

– Джулиан не знает?

– Я не хотела, чтобы он знал, пока мы не поженимся, – объяснила Виола. – Видите ли, я хочу, чтобы он женился на мне самой.

– Понятно, – вымолвила Пердита слабым голосом.

Перед замком простирался мощенный булыжником двор с мраморным фонтаном посередине. Обычно он был заполнен слугами и собаками барона. Те и другие устремились навстречу карете. Лорд Девайз не потрудился переодеться или умыться, но снял с головы носовой платок.

Против обыкновения Генри не бросился к деду, оставаясь как привязанный возле высокой молодой женщины. Женщина, как одобрительно отметил барон, не испугалась огромного мастиффа, который подошел к ней, чтобы обнюхать ее и маленькую собачку, которую она держала в руках.

– Сюда, Брут! – скомандовал барон, отзывая собаку.

– Какая ужасная кличка, – заметила Виола. – Ты же не Брут, правда? – сказала она, нагнувшись, чтобы потрепать собаку затянутой в перчатку рукой.

Барон уставился на нее, захваченный видением двадцатилетней давности.

– Луиза Лайон! Как живая!

Виола одарила его ослепительной улыбкой.

– Вы знали мою мать?

– Так вы дочь Луизы? – сказал он, приходя в себя. – Я очень хорошо знал вашу мать, детка. Признаюсь, я был влюблен в нее. Мы все были. Однажды она появилась в Лондоне и тут же вышла замуж за самого богатого мужчину, какого только смогла найти. Извините, дорогая, я не знаю, как назвала вас Луиза.

– Виола, – ответила она, присев. Барон просиял.

– Конечно. Ее любимый цветок.

– Папа, – вмешалась Пердита. – Могу я представить тебя мисс Рэмплинг?

– Не сейчас, Пердита, – нетерпеливо произнес он, взяв Виолу под руку и направившись к жилой части замка. – Что привело вас сюда, леди Виола?

Она рассмеялась.

– Брачные планы, разумеется! Я собираюсь выйти замуж за вашего сына.

– Вот как! – произнес он, бросив оценивающий взгляд на ее фигуру. – Великолепно! Вы выглядите так, словно способны рожать только сыновей.

– Спасибо, – рассмеялась Виола. – А где мой жених? Вы помирились с ним? В противном случае я буду очень недовольна вами, барон.

Огромные двери замка вели в средневековый зал, увешанный выцветшими геральдическими флагами. Остальная мебель, однако, выглядела удобной и современной. Пердита последовала за ними внутрь, сопровождаемая няней с младенцем и Генри с Элизабет. Всеми забытая, Люси вошла последней.

– Конечно, мы помирились, – заверил барон Виолу. – Между нами никогда не было серьезных разногласий. Он наверху, приводит себя в порядок. Садитесь, моя дорогая, – предложил он.

– Я несколько часов сидела, – возразила Виола, предпочитая рассматривать семейные портреты. – Позвольте мне размять ноги.

– Конечно. Вы не хотели бы перекусить? Или, может, посмотреть сад? А вот и мой сын!

Подняв глаза, Виола увидела Алекса. Он сбежал с лестницы, направившись к Люси.

– Мисс Рэмплинг! Извините, что меня не было здесь, когда вы приехали. Полагаю, моя сестра представила вас?

Пердита опустилась в кресло.

– Я пыталась, – сказала она зевая.

Алекс восполнил пробел сестры. Хотя и раздраженный, что его отрывают от Виолы, барон был так любезен, что уделил минуту Люси.

– Так это мисс Рэмплинг? – ворчливо произнес он. Люси присела.

– Как поживаете, милорд?

– Итак, вы хотите выйти замуж за моего сына? – произнес он, сурово хмурясь. – На вашем месте я бы хорошенько подумал.

Пердита выпрямилась в кресле, и даже Виола повернула голову, заинтригованная. Люси начала заикаться.

– Я н-не... Я не думала, что это возможно, милорд! Я никогда не думала, что вы одобрите.

– Мне вы кажетесь вполне подходящей, – пожал плечами барон.

– Это очень даже возможно, мисс Рэмплинг, – заверил ее Алекс. – Мой отец согласился сделать оглашение в церкви в воскресенье. Люси вспыхнула.

– Должна сказать, что это очень самонадеянно с вашей стороны, мистер Девайз! Вы даже не попросили меня! Я имею в виду, с прошлого раза.

Алекс нахмурился.

– Не попросил что?

– Выйти за вас замуж, конечно, – вмешалась Виола. – Придется вам сделать ей предложение, мистер Девайз.

– В самом деле, Алекс, – промолвила Пердита. – На вашем месте, Люси, я бы снова отказала ему.

– Что? – опешил Алекс.

– Тот факт, что мне тридцать лет и что я бедна, – сердито заявила Люси, – еще не означает, что мое согласие должно восприниматься как должное.

– О чем вы толкуете? – требовательно спросил Алекс. – Я не прошу вас выйти замуж за меня, Люси. Вы выйдете замуж за Джулиана. Я все устроил. Не надо благодарить меня.

– Люси выходит замуж за Джулиана?! – воскликнула Виола. – Нет! Это я выхожу замуж за Джулиана.

– Вы не можете выйти за Джулиана, – возразил барон. – Вы выйдете за Алекса, поскольку он наследник, а Джулиан не более чем непочтительное ничтожество.

– Что все это значит? – вопросила Виола.

– Мне очень жаль, мисс Эндрюс, – сказал Алекс, – но Джулиан должен жениться на мисс Рэмплинг. Я видел, как они целовались. Так что ничего не поделаешь.

– Это смешно, – сказала Люси. – С таким же успехом можно сказать, что я должна выйти замуж за вас, потому что вы поцеловали меня на балу в Кросс-Мире.

– Так ты поцеловал ее! – воскликнула Пердита.

– Это было до того, как я узнал о вашем романе с Джулианом, – произнес Алекс обвиняющим тоном, обращаясь к Люси. – Я знаю, что вы влюблены в него!

– О нашем романе? – возмущенно переспросила Люси. – Я влюблена в Джулиана? Разве я похожа на идиотку?

– Это я влюблена в Джулиана, – напомнила Виола. – Это я идиотка.

– Нет, нет, нет! – вскричал барон. – Джулиан женится на мисс Рэмплинг. А вы, моя дорогая, должна выйти замуж за Алекса, – добавил он, взяв Виолу под руку.

– Я не хочу выходить замуж за Джулиана, – заявила Люси.

Барон пожал плечами.

– Вообще-то мне все равно, выйдете вы за него или нет, – признался он. – Зато я буду очень доволен, если Алекс женится на этом великолепном создании.

– А как же мисс Пикок? – осведомился Алекс.

– Забудь о ней, – нетерпеливо отозвался барон. – Кто станет думать о мисс Пикок в присутствии леди Виолы?

– Кого? – озадаченно спросил Алекс.

– Леди Виолы Гэмбол! Твоей невесты.

– Ты имеешь в виду мисс Эндрюс? – медленно переспросил Алекс.

– На самом деле я не мисс Эндрюс, – сообщила Виола. – Я Виола Гэмбол.

– Мне плевать, кто вы такая, – заявил Алекс. – Я не намерен жениться на вас.

– А я не имею ни малейшего желания выходить за вас замуж! Где Джулиан? – требовательно спросила она.

Барон помрачнел.

– Его здесь нет.

– Что? Мне сказали, что мы встретимся здесь. Барон пожал плечами.

– Кто сказал?

Виола повернулась к Алексу.

– Мой брат, – пристыжено сказал тот, – поехал в Лондон.

Виола недоверчиво уставилась на него.

– В Лондон? Вы сказали, что он поехал в Суссекс, чтобы помириться со своим отцом.

– Я солгал, – признался Алекс. – Он отправился в Лондон, как и собирался, чтобы получить особое разрешение.

– Мистер Девайз – воскликнула Люси. – Ваш брат думает, что леди Виола ждет его в Гемпшире!

– Я сейчас же еду в Лондон, – объявила Виола. – С таким же успехом я могу выйти замуж там. К тому же там мой брат.

– Вы должны сделать оглашение здесь, – настойчиво сказала Люси. – А мистер Девайз может съездить в Лондон и сообщить мистеру Джулиану...

– Я не собираюсь ждать три недели, – решительно заявила Виола. – Я и так потеряла немало времени благодаря мистеру Девайзу. Мы поженимся в Гэмбол-Хаусе. Вы все приглашены. Вы тоже, Алекс, – добавила она прохладным тоном.

– Отлично, – сказал Алекс. – Мисс Рэмплинг, могу я поговорить с вами наедине?

Пердита вскочила с кресла:

– Пойду, проведаю детей.

– Сиди, где сидишь, – велел барон. – Вряд ли Алекс может сказать этой девушке что-нибудь такое, чего другим нельзя слышать.

Виола твердо взяла барона под руку.

– Вы хотели показать мне сад, – сказала она, увлекая его наружу.

– Он не может жениться на ней, – раздосадовано отозвался барон. – Я хочу, чтобы он женился на вас.

– Это исключено, – заверила его Виола. – Я собираюсь выйти замуж за Джулиана.

– Но у девушки нет приданого! Это возмутительно!

– Она уже дважды отказывала ему, – сказала Виола. – Вы не можете требовать, чтобы она сделала это в третий раз, в ее-то возрасте. И вы не можете помешать им, пожениться.

– Сколько ей лет? – обеспокоено спросил барон. – Мне нужен внук, знаете ли!

– Всего лишь тридцать, – сообщила Виола. – Вы получите своего внука.

Они вернулись.

– Ну? – обратился он к сыну, стоявшему рядом со стулом Люси. – Ты намерен жениться на ней или нет?

– Да, – холодно отозвался Алекс. – В воскресенье состоится оглашение в церкви, – добавил он, а Виола устремилась к Люси, чтобы поцеловать ее.

– Оглашение? – переспросила Виола. – Разве вы не хотите жениться на Люси раньше? Вам следует поехать со мной в Лондон и получить особое разрешение. У нас будет двойная свадьба.


Глава 24

На следующее утро, когда герцог спустился к завтраку, Гэмбол-Хаус был охвачен бурной деятельностью. На площади выбивались снятые с полов ковры. Спущенные вниз люстры энергично полировались. По холлу сновали слуги с тяжелыми подносами, нагруженными фруктами и другой провизией. На галерее настраивали инструменты музыканты. Собак нигде не было видно.

Более голодный, чем заинтригованный, Дикон проследовал в столовую.

У буфета стояла Виола, накладывая себе яичницу с ветчиной.

– Закрой дверь! – прикрикнула она. – А то собаки разбегутся.

– Виола! – воскликнул он, отбиваясь от бросившейся к нему своры. – Ты вернулась! Наконец-то.

– Как видишь, – приветливо отозвалась Виола, бросив кусочек ветчины собакам. – Ты, конечно, помнишь мисс Рэмплинг, – добавила она, обратив внимание брата на худенькую особу, сидевшую за столом. – Я останавливалась у них, когда была в Гемпшире.

– Как поживаете, мисс Рэмплинг? – учтиво произнес Дикон, прежде чем переключиться на сестру. – Это бишон? – недоверчиво спросил он.

– Да, ее зовут Бижу. Хочешь подержать ее?

– Конечно! – нетерпеливо произнес он, выхватив собачку из рук сестры. – У меня сто лет не было бишона! Где ты ее взяла?

Со щенком под мышкой Дикон направился к буфету.

– Когда ты вернулась? – спросил он. – Мне ничего не сказали.

Виола села за стол и принялась за еду.

– Было очень поздно. Ты уже лег спать, – объяснила она.

– У меня есть радостные новости, – сказал Дикон, присоединившись к ней за столом. – Я нашел замечательного молодого человека, который может занять место Бамфа.

– Да, я знаю, – рассмеялась Виола. – Он рассказал мне об этом.

– Вот как?

– Да. Он сказал, что ты получишь особое разрешение для нас.

– Значит, ты довольна? – воскликнул Дикон с облегчением.

– Я в восторге, – сказала Виола.

– Значит, все решено, – заявил Дикон. – Мы можем отравляться в Йорк, как только ты скажешь.

– В Йорк? – сказала Виола. – Зачем нам ехать в такую даль? Мы можем пожениться завтра в девять утра. Боже! У меня столько дел!

– Но ты говорила, что хочешь обвенчаться в Йоркском соборе, – напомнил он сестре.

– Верно, – сказала Виола. – Но ведь Йоркский собор в Йорке, а я в Лондоне.

– Понятно, – кивнул Дикон.

Дверь открылась, и в комнату вошла Мэри Эндрюс.

– Миледи! – в изумлении воскликнула она.

– Моя дорогая мисс Эндрюс, – сказала Виола. – Как приятно снова видеть вас. Это моя подруга, мисс Рэмплинг.

Люси сердечно поздоровалась с девушкой.

– Вы, очень хорошо выглядите, – заметила Виола. Мисс Эндрюс и в самом деле расцвела. Ее волосы были просто, но элегантно причесаны, серо-голубое платье было модным, хотя и вполне приемлемым для молодой женщины ее положения.

– Спасибо, миледи, – выдохнула она. – Мисс Доббинс позаботилась обо мне.

– Доббинс с вами? Отлично, – сказала Виола, вычеркнув что-то в своем списке. – Она единственная, кто может справиться с моими волосами. А теперь, мисс Эндрюс, мы должны решить, что станет с вами, – продолжила она. – Боюсь, о жизни с теткой не может быть и речи. У вас есть мнение на этот счет?

– Да, миледи, – сказала Мэри, с надеждой глядя на герцога.

– Мы думали об этом, Виола, – сказал Дикон. – Я решил удочерить мисс Эндрюс. Только если ты одобришь, конечно, – поспешно добавил он.

Виола ненадолго задумалась.

– Неплохая идея, – решила она. – Когда я выйду замуж, супружеские обязанности будут отнимать у меня много времени. Я бы не хотела, чтобы ты чувствовал себя одиноким.

– Я не буду чувствовать себя одиноким, если у меня будет дочь.

– Конечно. Пожалуй, тебе следует удочерить мисс Эндрюс.

От облегчения Мэри расплакалась. Виола была так тронута, что обняла девушку, а затем подошла к брату и чмокнула его в лысую макушку.

– Ты прекрасно со всем справился, Дикон. Я горжусь тобой. Знаешь, мне кажется, что часть ума деда передалась тебе.

Дикон покраснел, польщенный. Виола взяла свой список.

– Пойдемте, Люси, – скомандовала она от двери. – Вы завтра выходите замуж, а вам нечего надеть.

– Мисс Рэмплинг тоже выходит замуж? – удивился Дикон.

– Да, у нас будет двойная свадьба, – откликнулась через плечо Виола.

Когда они ушли, герцог взял руку Мэри.

– Я был бы очень одинок без тебя.

– Спасибо, ваша светлость, – сказала Мэри, промокая платком глаза.

– Пожалуйста, зови меня «папа». – Да папа, – отозвалась Мэри.


Войдя в половине девятого в столовую, Пердита тут же выскочила назад. Ее сердце бешено колотилось.

– Это смешно, – сказала она себе. – Тони здесь нет. С чего бы ему находиться здесь? У меня разыгралось воображение.

Набрав в грудь воздуха, она снова вошла в комнату и, вопреки здравому смыслу, снова увидела своего мужа. Он по-прежнему держал в руках серебряные щипцы, накладывая себе еду.

– Пердита! – воскликнул он, выронив щипцы.

– Что ты здесь делаешь? – осведомилась она. – Ты что, преследуешь меня?

– Я первый приехал сюда. Тебе отлично известно, что мы с герцогом вместе учились в школе.

Пердита раздраженно скривилась.

– Ты здесь не останешься!

– Почему? – возмущенно отозвался он.

– Потому что меня пригласила леди Виола.

– А меня пригласил Дикон.

Пердита подумывала о том, чтобы гордо удалиться, но ей слишком хотелось, есть, чтобы проявлять принципиальность.

– Булочки еще остались? – холодно спросила она.

– Нет.

– Видимо, это ты все слопал, – заявила она обвиняющим тоном.

– Даже не пробовал! – запротестовал Тони. – Здесь полно тостов и мармелада.

Несколько смягчившись, Пердита села и начала намазывать тост маслом.

– Где дети? – спросил он.

– Джордж и Филипп в Итоне, Артур в Харроу, – ответила она. – Странно, что ты забыл, куда посылаешь чеки.

– Я имел в виду младших детей, разумеется, – резко произнес он, – Генри, Элизабет и Ханну.

– Ты еще помнишь их имена! Как мило. Они наверху, в детской, и вполне довольны жизнью.

– Как я понимаю, ты приехала в Лондон, чтобы добиваться развода?

– Я еще не обсуждала этот вопрос с отцом, – чопорно отозвалась Пердита. – Сегодня женятся мои братья. Я не хочу портить им этот день. Но, можешь не сомневаться, Тони Чевиот, я разведусь с тобой.

– Как? – поинтересовался он, выпятив челюсть. – Ты ничего не докажешь.

Пердита рассмеялась.

– Она беременна, болван! У нее уже заметен живот.

– Не от меня, – сердито отозвался Тони.

– А леди Виола видела тебя с этой особой в роще. Отшвырнув салфетку, она вылетела из комнаты, прежде чем он успел заметить, что ее глаза наполнились слезами.

Виола и Люси, одетые для выхода, спускались по лестнице.

– Вот вы где, Пердита, – сказала Виола, натягивая перчатки. – Вы не могли бы обсудить с маэстро музыкальную программу? Я хочу, чтобы все... – Она резко замолкла при виде лица леди Чевиот. – Что случилось? – обеспокоено спросила она.

– Ничего, – ответила Пердита. – Конечно, я поговорю с маэстро.

– Я бы сделала это сама, но у меня столько хлопот перед свадьбой, – сказала Виола. – К тому же у меня нет слуха.

– Я с удовольствием помогу, – пообещала Пердита. – А вы, девушки, отправляйтесь за покупками.

– Жаль, что здесь нет Чевиота, – вздохнула Виола. – У него отличный слух, и я доверяю его вкусу.

– Вы! – вскричал лорд Чевиот, появившись из столовой.

Пердита изумленно уставилась на мужа. Она никогда не видела его таким разгневанным. Он был просто в бешенстве, побледнев до синевы.

– А, Чевиот! – воскликнула Виола, оживившись. – Вы поговорите с музыкантами?

– Как вы смели показаться мне на глаза? – рявкнул он.

Виола в замешательстве огляделась.

– С кем он разговаривает? – удивилась она. – Чевиот? С кем вы разговариваете?

– И вы еще спрашиваете! – прорычал Тони, направляясь к ней.

– Со мной? – изумилась Виола.

– С вами! – заявил он, выпятив челюсть. – Что это вы наговорили моей жене насчет того, что видели меня в роще с мисс Шипли?

Виола опешила.

– Но я действительно видела вас в роще с мисс Шипли, – указала она. – Вы представили ее мне. Это что, секрет?

– Я не говорю, что меня там не было, – сердито отозвался Тони. – Но я не обнимал ее!

– Я и не говорила, что вы ее обнимали, – возмутилась Виола.

Глаза Пердиты расширились.

– Говорили! – воскликнула она.

– Ничего подобного, – возразила Виола. – Мисс Шипли плакала или притворялась, что плачет. Она бросилась Чевиоту на шею и залила его слезами. Это было отвратительно. Не появись я, трудно сказать, сколько денег она бы вытрясла из него.

– Я и так дал ей слишком много, – с горечью произнес Тони.

– Ты дал ей деньги? – ахнула Пердита. – Сколько?

– Пятьдесят фунтов.

– Что такое пятьдесят фунтов, если это позволит избавиться от мисс Шипли? – содрогнулась Виола. – Я никогда не забуду самодовольный хитрый взгляд, которым она одарила меня.

Пердита ахнула.

– Я видела этот взгляд, когда застала их наедине во время бала.

– Пердита, – мягко сказала Виола, – не можете же вы думать, что лорд Чевиот и мисс Шипли...

– Ради Бога, Пердита, послушай леди Виолу.

– Я хотела бы верить тебе, Тони. Правда. Но я...

– Но ты никак не хочешь поверить, что я невиновен!


Следуя своей лондонской привычке, баронесса Девайз встала поздно. За завтраком она лениво просматривала светскую колонку в надежде встретить упоминание о себе самой. В очередной раз разочарованная, она закончила свой утренний туалет и спустилась вниз, чтобы просмотреть почту.

Она читала чрезвычайно увлекательное письмо, когда дворецкий объявил о прибытии лорда Девайза.

– Доброе утро, мадам, – сказал ее муж.

Леди Девайз продолжила читать письмо.

– Достопочтенный мистер Александр Девайз, – объявил дворецкий.

Это было чересчур. Баронесса неохотно отложила письмо.

– Идиот! – рявкнула она.

– Ради Бога, мадам, – посетовал барон. – Разве можно так говорить о собственном сыне?

– Я обращаюсь не к своему сыну, – огрызнулась она. – Я обращаюсь к новому дворецкому. «Достопочтенный» никогда не употребляется в устной речи, Бентли, хотя и используется при письме. Подобные ошибки режут мой слух. Если это повторится, я вас уволю без характеристики, и вы никогда не найдете себе работу в Лондоне.

Дворецкий буквально выскочил из комнаты. Баронесса холодно улыбнулась.

– Ну, Александр? Ты одумался? – осведомилась она. – Полагаю, ты приехал в Лондон, чтобы найти себе подходящую жену?

– Не совсем, – сказал Алекс. – Я нашел подходящую жену и привез ее в Лондон.

– Свадьба завтра, – сообщил барон. – В девять часов.

Баронесса презрительно фыркнула.

– Вы явились вместе. Видимо, это означает, что в конечном итоге ты решил жениться на Молли Пикок?

Алекс набрал в грудь воздуха.

– Я женюсь на мисс Люси Рэмплинг, – сказал он.

– Что? На этом маленьком ничтожестве? – Баронесса свирепо уставилась на мужа. – У этой девицы ни красоты, ни денег, ни связей. Ничего, что говорило бы в пользу этого брака.

– У меня другое мнение, – спокойно отозвался Алекс.

– Джордж? Неужели ты это допустишь?

Барон пожал плечами.

– Он уже принял решение.

– Моей невесте будет приятно, мама, если ты будешь присутствовать на свадьбе.

Баронесса насмешливо улыбнулась.

– Боюсь, тебе придется извиниться за меня, Александр. Завтра утром я приглашена на очень важную помолвку. Я не могу разочаровать свою подругу.

– Помолвку? Проклятие, мадам! Что может быть важнее свадьбы вашего сына? – сердито осведомился лорд Девайз.

Баронесса снова взяла письмо, которое читала.

– Это от леди Виолы Гэмбол, – благоговейно произнесла она. – Ее милость приглашает меня на свадебный завтрак, который состоится завтра утром в Гэмбол-Хаусе. Ее милость впервые в Лондоне. Можно не сомневаться, что на прием приглашены сливки общества. Наконец-то я буду находиться среди равных.

Барон начал смеяться.

– В Гэмбол-Хаусе!

Алекс поспешно положил руку на локоть отца.

– Не надо, – сказал он. – Нет смысла, а у нас еще полно дел сегодня. – Он натянуто поклонился. – До свидания, мама. Надеюсь, завтрашний завтрак тебе понравится.

Баронесса не ответила. Ее мысли были далеко.

– Что же я надену? – произнесла она, потянувшись к колокольчику.


Глава 25

Виола и Люси вернулись в Гэмбол-Хаус, нагруженные пакетами. Двери были широко распахнуты, и слуги вносили доставленные корзины с цветами.

Виола поймала за ошейник дога, который пытался выскользнуть на улицу.

– Где мой брат? – требовательно спросила она у проходившего мимо лакея.

Появился Ловер и забрал у нее собаку.

– Я не хочу жаловаться, Ловер, – сказала Виола, сделав знак Люси, чтобы та шла наверх без нее, – но Гэмбол-Хаус пребывает в хаосе! Лед привезли?

– Да, миледи, – отозвался Ловер. – Его светлость спрашивал о вас. Он в кабинете.

Герцог нервно вскочил на ноги, когда дверь его убежища отворилась и вошла Виола.

– Виола! Слава Богу! – воскликнул он с облегчением. – Где ты была?

– Мы ходили за покупками, – ответила она, удивленная его нервозностью.

– За покупками? В такой день?

– Люси нужно платье, – сказала Виола, оправдываясь. – А что случилось?

– Дев здесь, – сообщил герцог.

– Где? – оживилась Виола, оглядываясь вокруг.

Дикон пересек комнату и схватил сестру за руки.

– Он хочет Мэри, – произнес он с дрожащими губами. – Он угрожает, что не отдаст твои деньги, если я не позволю ему жениться на ней! Виола, что нам делать?

– О Боже! – воскликнула Виола.

– Мэри не хочет выходить замуж, – произнес Дикон с несчастным видом. – Она даже не знакома с Девом. Не могу же я попросить ее выйти замуж за незнакомца? Она не такая сильная, как ты, Виола.

– Не беспокойся, Дикон, – сказала Виола. – Ей не придется выходить замуж за Дева.

– Но твои деньги, Виола! – в панике воскликнул он. – У него все твои деньги, и он угрожает отнять и мои деньги тоже. Я никогда не видел его в таком состоянии. Он всегда был так добр и терпелив со мной. А теперь он словно помешался! У него такой вид, будто он способен содрать шкуру с собственной бабушки. Ты бы видела его глаза! – Герцог содрогнулся.

Виола улыбнулась.

– Я видела его глаза.

– Значит, ты понимаешь, о чем я говорю, – сказал он, вцепившись в нее. – Виола, мы не можем допустить, чтобы Мэри попала в лапы такого злодея.

– Все очень просто, – заявила Виола. – Я сама выйду замуж за него.

– За кого? – озадаченно спросил герцог.

– За Дева, конечно.

– Ты не можешь выйти замуж за Дева! – запротестовал он. – Дев – очень опасный человек. К тому же ему нужна Мэри.

– Уверена, он предпочтет меня, – сказала Виола. Дикон нахмурился.

– А как же лорд Саймон?

– А что с ним? – удивилась Виола.

– Разве ты не собираешься выходить замуж за лорда Саймона?

– Конечно, нет. Видишь ли, Дикон, мне нравится Дев.

– Правда? – недоверчиво переспросил Дикон.

– Я люблю его.

– Ты любишь его?

– Да, – просто сказала она. – Я очень хорошо узнала его за это время.

– Но он всего лишь младший сын барона, – запротестовал Дикон. – У него нет денег.

– У него все наши деньги, – сказала она.

– Ты понимаешь, что я имею в виду. Он всего лишь биржевой маклер.

Виола пожала плечами.

– Через десять лет он будет министром финансов.

– Его все ненавидят!

– Знаю, – сказала Виола. – Зато меня все любят. Так что не беспокойся. Подумай, каким красивым и умным дьяволенком будет твой племянник.

Поцеловав его в щеку, она выскользнула из комнаты.

Сосредоточенный и угрюмый, Джулиан расхаживал взад-вперед перед огромным мраморным камином в гостиной. Он был так поглощен своими мыслями, что даже не услышал, как вошла Виола.

– Привет, Дев.

Джулиан бросился к ней и поцеловал.

– Я думал, ты все еще в Гемпшире, – сказал он.

– Видимо, ты разминулся со своим братом, – отозвалась она. – Он должен был все тебе рассказать.

– Меня целый день не было дома. А потом я пришел сюда, чтобы увидеться с герцогом. Похоже, он думает, что ты не хочешь выходить за меня замуж.

– Все немного запуталось, – призналась Виола. – Может, мы сядем?

– Конечно! Боже, твоя лодыжка. Я даже не спросил, как ты себя чувствуешь.

– Очень хорошо, – заверила его она, садясь. – Дев, мне нужно тебе кое-что сказать.

Джулиан сел рядом с ней.

– Ты не хочешь выходить за меня замуж? – нахмурился он.

– Конечно, хочу, – поспешно ответила она, взяв его за руки. – Может, ты не захочешь жениться на мне, когда узнаешь, что я хочу тебе сказать.

Джулиан покачал головой.

– Ничто не может изменить моих чувств.

– Это хорошо. – Она вздохнула с облегчением. – Я не Мэри, Дев. Я Виола. Виола Гэмбол.

Джулиан молчал, уставившись на нее.

– Я сестра герцога, – пояснила она. – Ты меня слышишь?

– Да, – ответил он, отняв свои руки.

– И тебе нечего сказать по этому поводу? – требовательно спросила она.

– Нет. – Поднявшись, он подошел к камину и остановился спиной к ней.

Виола понурила голову.

– Мне следовало сказать тебе раньше, – произнесла она несчастным тоном. – Я приехала в Лондон вместо Мэри, чтобы встретиться с ее теткой. – Она подняла на него глаза в надежде, что он хотя бы посмотрит на нее. Не дождавшись, она сбивчиво продолжила: – Я хотела удостовериться, что миссис Дин будет подходящей опекуншей для девушки, кем она, конечно, не оказалась. Вначале я думала, что ты знаешь, кто я такая. Ведь ты работаешь на моего брата. Честно говоря, я думала, что ты шпионишь за мной. Наверное, я показалась тебе очень самонадеянной.

Джулиан бросил на нее взгляд через плечо.

Виола продолжила, воодушевленная его вниманием:

– Когда поняла, что ты не знаешь, кто я такая, побоялась признаваться.

– Побоялась?

– Ну, ты мог отослать меня домой. А я не хотела этого. Она выдержала паузу, но он молчал.

– Затем, когда ты не смог получить разрешение, я решила, что ты не хочешь жениться на мне. А потом появился лорд Саймон... Ну а в Гемпшире я думала...

Она помедлила, прикрыв глаза рукой.

– Не знаю, что я думала в Гемпшире. Все произошло так быстро.

Джулиан молчал.

Виола не знала, что еще сказать.

– Дев, я знаю, что ты сердишься, но тебе придется поговорить со мной. Скажи хоть что-нибудь!

Он повернулся к ней лицом.

– Благодарю, что вы были честны со мной, мадам, – сказал он. – А теперь я буду, честен с вами.

– Хорошо, – согласилась она.

– Я знаю, кто ты. Первое, что я увидел, когда вошел в дом, это огромный портрет твоей матери. Вначале я подумал, что это ты. Она была очень красива, твоя мать.

Виола возмущенно вскинулась.

– Ты знал? И позволил мне и дальше вести себя как дурочке?

– А ты чего ожидала? – парировал он.

– Наверное, я заслужила это, – ворчливо проговорила Виола.

– И что теперь? – осведомился Джулиан. Его гнев привел Виолу в замешательство.

– Что ты имеешь в виду? Разве ты больше не хочешь жениться на мне?

Он свирепо сверкнул глазами.

– А ты хочешь выйти за меня замуж?

– К-конечно, – произнесла она, заикаясь. Он подозрительно прищурился.

– А как же лорд Саймон? Виола удивленно моргнула.

– А при чем здесь он?

– Разве ты не собираешься выйти на него замуж?

– Как ты мог вообразить подобную чушь? – в ужасе прошептала она.

Джулиан пересек комнату и остановился перед ней.

– Я задал вопрос, мадам!

– Нет! – сердито произнесла она. – Я намерена выйти замуж за тебя, если ты перестанешь изображать из себя идиота.

– Ах, это я идиот? Твой брат, похоже, уверен, что ты выходишь замуж за лорда Саймона.

– Он все перепутал, – сказала Виола. – Дев, ты более чем кто-либо другой должен понимать, что я никогда не выйду замуж за лорда Саймона. Я вообще ни за кого не выйду, кроме тебя.

– Правда?

– Конечно, правда, – заверила его она. Джулиан упал на колени.

– Я думал, что ты собираешься выйти за него, а меня держишь на поводке – как домашнюю собачонку или любовника, – признался он. – Я ужасно разозлился.

– Дорогой! – воскликнула она, обхватив его руками. – Почему ты ничего не сказал?

Джулиан рассмеялся.

– Я рад, что сдержался. Не представляю, что бы я наговорил. Мне хотелось придушить тебя. Мне хотелось умереть.

– Ты же знаешь, что я не одобряю супружеские измены.

– Знаешь, – сказал он, – жениху нельзя видеться с невестой накануне свадьбы. Это дурная примета.

– Нет, если он целует ее, – возразила Виола.


Мисс Шипли вошла в Гэмбол-Хаус вместе с поставщиками цветов. Ей удалось миновать холл, прежде чем ее остановил лакей.

– Музыкантша, портниха или повариха? – спросил он и удалился по своим делам, когда она по привычке ответила «гувернантка».

Двинувшись дальше, она увидела плотного лысого мужчину, тащившего за ошейник дога.

– Простите меня, сэр, – подобострастно обратилась она к нему. – Не могли бы вы помочь мне?

– Кто вы? – поинтересовался герцог Фэншо, окинув ее подозрительным взглядом.

Мисс Шипли попыталась сменить тактику.

– Я ищу лорда Чевиота, – надменно произнесла она. – Мне сказали, что он здесь.

– Тони? Полагаю, он где-то здесь, – сообщил герцог.

– Не могли бы вы передать ему, что я здесь? – холодно сказала мисс Шипли.

– Он вас ждет? – пожелал знать Дикон.

– Наверняка, – насмешливо отозвалась она. – Будьте добры, передайте его милости, что его хочет видеть мисс Шипли. Он знает, по какому делу.

– Вот как? – хмыкнул Дикон, подмигнув ей. – Вы гувернантка? Мисс Шипли негодующе фыркнула.

– Да. А вы кто, сэр?

– Я? Герцог Фэншо, – ответил он. – Мы с Тони вместе учились в школе.

– Ваша светлость! – прокудахтала она, снова сделавшись подобострастной. – Прошу прощения. Я вас не узнала.

– Это потому, что мы никогда не встречались. Почему бы вам, не войти и не присесть? – предложил Дикон. – Вам не следует проводить на ногах больше времени, чем необходимо. Вы должны подумать о ребенке.

Мисс Шипли проследовала за ним в кабинет.

– Ваша светлость очень добры, – сказала она, кокетливо.

– Пойду и приведу к вам Тони. Полагаю, его письмо у вас с собой?

– О да, ваша светлость, – заверила его она. – Я готова к разумному компромиссу.

– Это хорошо. Не обращайте внимания на Самсона, – сказал он, отпустив дога. – Он не будет кусаться, если только вы не попытаетесь покинуть комнату.

– Что? – воскликнула мисс Шипли, когда дверь закрылась за ним.


Лорд Чевиот нашел свою жену в банкетном зале, где она командовала слугами, украшавшими помещение. Чувствуя себя беспечным и беззаботным, он подкрался сзади и закрыл ей глаза ладонями.

– Догадайся, кто это?

Пердита взвизгнула. Записная книжка, которую она держала в руке, взмыла в воздух и разлетелась на листочки.

– Что, по-твоему, ты делаешь? – яростно спросила она. – Мало того, что я застряла здесь, устраивая свадьбу, меня еще и пугают до смерти!

– Извини. – Тони опустился на колени, собирая листки.

– Я сойду с ума, – раздраженно произнесла она, выхватив у него из рук список дел. – А тебе больше нечем заняться, кроме как бросаться на людей сзади с дурацкими воплями?

– Могу я тебе чем-нибудь помочь?

– Не знаю, – проворчала жена. – Папа занимается всеми официальными процедурами. Виола наряжается, очевидно. Слуги готовят угощение. Цветы, слава Богу, прибыли.

– А я думал, все на тебе, – поддразнил он. Пердита сердито сверкнула глазами.

– Ты выбрал музыку?

– Конечно. Пусть слуги занимаются всеми этими делами, – твердо сказал он. – Пойдем, выпьем чаю.

Пердита с изумлением сообразила, что уже пять часов.

– Да, я бы не отказалась от чашки чаю, – призналась она.

– Вот ты где, Тони! – раздался голос герцога.

– Я тебя везде искал, – сообщил он, подойдя ближе. – Я ее поймал.

– Кого? – растерянно спросил Тони.

– Ты сказал, что у тебя неприятности с гувернанткой, – напомнил ему Дикон. – Я поймал ее. Она у меня в кабинете.

– Мисс Шипли! – воскликнула Пердита. – Где она? Герцог бросил на нее озадаченный взгляд.

– Вы кто?

– Я его жена. – Чья?

– Тони, – огрызнулась Пердита. – Ради Бога, вы были на нашей свадьбе.

– Тогда вы были тоньше, – заметил он, оправдываясь. Пердита яростно повернулась к мужу.

– Тони! Что здесь делает мисс Шипли?

– Я не приглашал ее, – отозвался тот с негодованием.

– У нее твое письмо, Тони, – подсказал Дикон. Глаза Пердиты превратились в голубые ледышки.

– Какое письмо? – рявкнула она. – Отведите меня к ней, – потребовала она.

Мисс Шипли никак не ожила увидеть свою бывшую хозяйку.

– Миледи!

– Что вы здесь делаете, Шипли? – осведомилась Пердита.

– Я всего лишь хотела справедливости для моего будущего ребенка, – заныла Шипли.

– Я хотела сказать, что вы делаете на столе герцога? Мисс Шипли с опаской взглянула на Самсона.

– Эта собака рычала на меня.

– Хорошая собака, – отметила Пердита, потрепав дога по голове. – Можете слезать, Шипли. И дайте мне письмо.

– Лорд Чевиот! – воскликнула гувернантка при виде своего защитника. – Отзовите собаку! Ваша жена сошла с ума! Тони опустился в кресло, уткнувшись лицом в ладони.

– Отдайте ей письмо, Шипли, – произнес он несчастным тоном. – Все кончено.

– Дайте мне письмо, – настойчиво произнесла Перлита, – или эта собака по моей команде разорвет вас на части.

Такой команды, разумеется, не было, но мисс Шипли об этом не знала. Дрожащими руками она вытащила письмо из-за пазухи.

Пердита взяла его и прочитала. Вопреки ее опасениям, оно не было любовным.

– Ну, Тони, – холодно произнесла она. – Как ты это объяснишь?

– Я пожалел ее и поэтому написал рекомендательное письмо. Я думал, – мрачно добавил он, – что это поможет ей найти другую работу.

– Ха! – сказала мисс Шипли. – Я больше никогда не буду работать. Неужели я должна напоминать вам, ваша милость, чьего ребенка я ношу? За удовольствия надо платить, милорд!

– Это неправда, Пердита! – возмутился Тони. – Ты должна мне верить. Признаю, я написал это проклятое письмо. Но удовольствие! Никогда!

– Если это не твой ребенок, то чей? – осведомились Пердита.

– Не надо так смотреть на меня, – сказал герцог. – Меня никогда не интересовали подобные вещи. Ты сказал, что она чертовски непривлекательная, Тони, но не говорил, что она мужчина, – добавил он.

– О чем ты говоришь, Дикон? – простонал Тони. – Она не мужчина. Просто некрасивая.

– Она мужчина, – настаивал Дикон. – Я, знаешь ли, не вчера родился. Между мужчинами и женщинами имеются весьма существенные анатомические различия. Что есть у мужчины, чего нет у женщины? Догадайся с трех раз. – Лицо Тони побагровело.

– Ты не мог бы не вести подобных разговоров при моей жене? – возмущенно произнес он.

– Фу! Кто видел одного мужчину, тот видел всех. У нее ведь, кажется, четверо сыновей?

– Пятеро, – поправила его Пердита. – Что заставляет вас думать... Как вы узнали, – более осторожно начала она, – что мисс Шипли имеет то, чего нет у женщины?

Дикон изумленно вытаращил глаза. – Да вы посмотрите на ее адамово яблоко, – сказал он. – Оно размером с мой кулак.

– Пожалуй, – сказала Пердита после долгой паузы. – Мисс Шипли, вы мужчина? – требовательно спросила она.

Гувернантка молчала, свирепо глядя на них.

– Мисс Шипли? – сказала Пердита. – Отвечайте. И не вздумайте лгать. Ведь существует простой способ проверить.

– Хорошо. – Мисс Шипли, вызывающе вскинула подбородок. – Меня зовут не Шарлотта, а Чарлз.

– Но вы не можете быть мужчиной, – недоверчиво произнес Тони. – Мужчины не могут так натурально плакать.

– Попробуйте поработать гувернанткой, – огрызнулась мисс Шипли. – Вы тоже заплачете. Я думал, что это легкая работа. Но это было до того, как я встретился с вашим Генри.

– Я же говорил вам, что он мужчина, – торжествующе заявил Дикон. – А что касается ребенка... Тони тут ни при чем, правда?

– Это подушка, – процедила мисс Шипли и направилась к двери.

– Куда это вы? – осведомился Тони. Мисс Шипли презрительно фыркнула.

– Я что, арестована?

– Нет.

– Вы хотите, чтобы я осталась?

– Конечно, нет, – сказал Тони, и мисс Шипли беспрепятственно покинула Гэмбол-Хаус.


На следующее утро баронесса прибыла в Гэмбол-Хаус, вооруженная приглашением на завтрак. Она опаздывала почти на двадцать минут, обвиняя в этом то транспортные задержки, то тупость собственных слуг.

Несмотря на ее опоздание, двери Гэмбол-Хауса были гостеприимно распахнуты. Воздух благоухал экзотическими цветами и полированным деревом. Люстры на высоких потолках сверкали, мебель была роскошной. Откуда-то доносилась музыка, сливаясь с изысканным благоуханием. Для опытного нюха баронессы все это источало запах огромного богатства.

Ее попытки поторопить лакея не увенчались успехом, и у нее, было, достаточно времени, чтобы полюбоваться своим отражением в зеркалах, мимо которых они проходили. Ее голубое платье было сшито по последней моде, шляпку украшало облако из тюля. Покидая Портленд-плейс, баронесса была полностью удовлетворена собственным великолепием, но почему-то в зеркалах Гэмбол-Хауса она казалась бледной и худой версией самой себя.

Задержав лакея у дверей, она сделала глубокий вздох, чтобы успокоиться.

– Я готова, – сказала она. – Можете объявлять.

Но для объявлений было слишком поздно. Церемония уже началась.

– Церемония? – удивилась баронесса. – Я приглашена на завтрак.

Ей пришлось потихоньку проскользнуть на свободное место в задней части помещения. Джентльмен, сидевший рядом, вскочил и поклонился. Он показался баронессе знакомым, но она не смогла припомнить, где его видела. Общество, как она с удовлетворением отметила, было, избранным и изысканным. Во всяком случае, со спины все выглядели восхитительно. Военные явились в парадных мундирах, остальные джентльмены надели пояса со шпагами. На головах женщин красовались изящные шляпки.

В передней части зала стоял епископ, а перед ним две пары. Невесты были одеты в белые шелковые платья с длинными шлейфами. Костюмы джентльменов резко отличались: на одном был жемчужно-серый фрак, на другом – алый военный мундир. Баронесса поняла, что присутствует на бракосочетании.

Она взглянула на джентльмена справа. Он держался настолько почтительно, что она сочла возможным заговорить.

– Двойная свадьба, – прошептала баронесса. – Какой приятный сюрприз.

– Это все так неожиданно, – согласился Хадсон, потрясенный, что леди Девайз снизошла до того, чтобы заговорить с ним.

– Так мило со стороны леди Виолы пригласить меня, – промолвила она. – И кто женится?

Хадсон бросил на нее удивленный взгляд.

– Ваш сын, миледи.

– Что? – рявкнула она, вскакивая на ноги. – Джулиан женится на этой девке? Только через мой труп. Я против! – добавила она так громко, что ее голос разнесся по всему залу.

Мелодичные звуки оркестра оборвались.

Барон обернулся и грозно нахмурился, глядя на жену.

– Сядьте, мадам!

Баронесса изумленно уставилась на него.

– Что ты здесь делаешь, Джордж? – требовательно спросила она. – Ты должен быть на свадьбе Алекса!

– Я на свадьбе Алекса, – возмущенно отозвался барон. – Но я определенно не на свадьбе Джулиана! У меня нет даже сына с таким именем. Меня даже нет здесь, чтобы пожелать счастья этому непослушному упрямцу.

– Никто и не думает, что вы здесь, барон, – заверила его Виола.

Епископ поднял руку, призывая к тишине.

– Против какого союза вы возражаете, мадам? – спросил он баронессу.

Баронесса с презрением взглянула на испуганное лицо Люси.

– Против обоих, – заявила она. – У этой женщины нет приданого, а у этой – стыда.

– Сейчас же сядь, – приказал ей барон. – Ты ведешь себя как дура.

– Это ты старый дурак, – огрызнулась она. – Будь у тебя хоть капля ума, ты бы сам положил этому конец.

– Мадам, – вмешался епископ, – если вам известно о каких-либо препятствиях...

– Ничего ей не известно, – сказала Виола. – Не обращайте на нее внимания.

– Известно, – парировала баронесса!

– Отсутствие приданого не является препятствием в глазах Бога, – сурово произнес епископ.

– А должно быть! – гневно отозвалась она.

– Что касается ваших возражений против леди Виолы... – начал он.

Баронесса тупо уставилась на него.

– Л-леди В-виолы? – переспросила она, заикаясь. – У меня нет возражений против леди Виолы.

Пердита поспешила к своей матери. Они обменялись несколькими фразами, и баронесса побагровела.

– Я отзываю свое возражение, – сказала она, ретировавшись на место.

Герцог Фэншо нерешительно поднял руку.

– Эта странная женщина придала мне храбрости, – сказал он. – У меня тоже есть возражение!

– Нет у тебя никаких возражений, – отрезала Виола. Оробев под ее грозным взглядом, Дикон сник, признавая поражение.

– Я отзываю свое возражение.

– В таком случае, – раздраженно сказал епископ, – кого соединил Господь, человек не разлучит.

На этих магических словах двери распахнулись, и в соседней комнате, где был накрыт стол, оркестр заиграл свадебный марш.


Эпилог

Не прошло и дня после свадьбы его сестры, как герцог начал опасаться, что этот брак окажется бесплодным. За завтраком невеста не краснела и, казалось, больше интересовалась собачкой, свернувшейся у нее на коленях, чем своим молодым мужем. Еще более тревожным было поведение молодожена. Джулиан съел только булочку без масла и поднялся из-за стола.

– Ну, пока, – объявил он, явно собираясь уйти.

– Пока, – отозвалась его жена, похоже, ничего не имея против.

Дикон не разделял их безмятежности. Если его сестра не намерена держаться за мужа, он сам это сделает.

– Как это «пока»? – переспросил он в панике. Джулиан приподнял бровь.

– Мне пора на Биржу, – сказал он.

– Он и так потерял вчерашний день из-за свадьбы, – объяснила Виола, помешивая ложечкой чай. – Представляю, что эти мошенники натворили. Они как дети.

Дикон недоверчиво уставился, на них. На его взгляд, это были самые необычные молодожены в истории. Где страсть? Где нежности и вздохи? Все эти признаки явно отсутствовали.

– На Биржу! – вскипел он. – В такой день?

– Конечно, – беспечно отозвался Джулиан, помедлив, чтобы завести часы. – Надеюсь, вы не думаете, что я из тех мужчин, что сидят как привязанные у юбки жены.

Виола презрительно фыркнула.

– Должен сказать, что это на редкость безответственное поведение, – сердито посетовал Дикон, обращаясь к своему шурину. – Моя сестра может обвинить тебя в пренебрежении супружеским долгом. И я не стану упрекать ее за это.

– Он не может пренебречь мною, потому что меня здесь не будет, – заметила Виола с совершенно несвойственным молодоженам равнодушием. – Я тоже ухожу на весь день.

– Уходишь? Куда? – требовательно спросил Дикон.

– О, у меня полно дел, – неопределенно ответила Виола.

– Ты должна находиться дома, юная Виола, и исполнять свой долг, – сурово произнес Дикон. – Что с вами такое? Этот день должен был стать счастливейшим в моей жизни, а вы его портите.

– Если я не возражаю против его ухода, то чего тебе беспокоиться? – удивилась Виола. – Тот факт, что мы женаты, еще не означает, что мы должны проводить вместе все время.

– Именно это данный факт и означает, юная Виола, – возразил Дикон. – По крайней мере, пока ты не подаришь мне племянника. После этого можешь делать все, что тебе угодно. И ты, Дев, тоже, – великодушно добавил он.

Джулиан положил руки на спинку его стула и склонился к своей жене.

– О чем это он? Почему мы должны подарить ему племянника?

Виола закатила глаза.

– Это связано с наследованием, – объяснил Дикон. – Разве моя сестра тебе не сказала?

– Не сказала чего? – требовательно спросил Джулиан. Виола нахмурилась, услышав его тон.

– Вы, возможно, заметили, мистер Девайз, что у моего брата нет детей. Очевидно, это означает, что мой старший сын, то есть его племянник, станет его наследником.

– Именно, – кивнул Дикон. – Кстати, на твоем месте я бы подумал об имени. Например, Ричард – в честь его дорогого старого дядюшки.

– Я назову его Лайоном – в честь моей матери, – объявила Виола.

– А я имею право голоса? – поинтересовался Джулиан.

– Конечно, – сказала Виола. – Ты мог бы внести свой вклад в качестве второго имени. Лайон Девайз.

– А как насчет Ричарда Лайона Девайза? – предложил Дикон.

– Пока еще рановато думать о крещении, – поспешно сказала Виола.

– И, правда, – согласился Дикон, вернувшись к главной теме. – Прежде чем крестить ребенка, его надо родить. А прежде чем рожать, его надо зачать.

– Верно, – сказала Виола. – Кто тебе сказал?

– Тони, – гордо отозвался Дикон. – А уж он-то должен знать.

Джулиан нахмурился.

– Если вам так невтерпеж, герцог, почему бы вам, не жениться и не родить наследника самому?

– Потому что я не могу, вот почему! – рявкнул Дикон, побагровев. – Доедай свой завтрак, юная Виола, и марш обратно в постель, где твое место, и захвати с собой этого бездельника. Мой племянник не может зачать себя сам, знаешь ли!

Виола нетерпеливо вздохнула.

– Дикон, мы не можем проводить в постели целый день. Это...

– Утомительно? – предположил Джулиан, когда она помедлила.

– Я хотела сказать – восхитительно, – сухо отозвалась Виола. – К сожалению, это просто невозможно. Даже бобры должны заниматься другими делами. Строить плотины, например. У нас с Девом полно дел, если мы хотим быть представленными ко двору на следующей неделе.

Последние слова явно не понравились ее мужу.

– Мы уже обсуждали этот вопрос, мадам, – угрюмо сказал он. – Я не хочу быть представленным ко двору ни на следующей неделе, ни вообще.

– Конечно, жаль тратить время на подобную чепуху, – согласилась Виола. – Но если ты хочешь стать министром финансов, мы должны начать возделывать почву сейчас, прежде чем уедем на медовый месяц. Нельзя начинать совместную жизнь с оскорбления королевы.

Дикон оживился.

– Так медовый месяц будет? Отлично! Когда вы отбываете?

– После представления ко двору, – сказала Виола, устремив на Джулиана вызывающий взгляд.

Джулиан изумленно смотрел на жену.

– С чего ты взяла, что я стану министром финансов? Министром финансов! – Он расхохотался. – Мадам, вы меня ни с кем не перепутали? Даже будь я амбициозен, мне никогда не предложат такой пост. Возможно, ты случайно не заметила, что вышла замуж за самого ненавидимого в Лондоне человека. Я прокаженный, политически и социально.

– Я никогда не считала враждебность дураков препятствием, – отозвалась Виола, – как социальным, так и политическим. В любом случае, как мой муж, ты всегда будешь, принят в ряды тори, а твой отец уладит дела с оппозицией. Так что политически все складывается идеально. Когда придет время, будет не важно, какая партия у власти.

– Вы бы поменьше говорили о политике, – строго заметил Дикон, – и побольше о медовом месяце.

– Мой отец! – возразил Джулиан. – Он не шевельнет и пальцем, чтобы помочь мне. Он пришел на свадьбу только потому, что женился мой брат.

– Ты ошибаешься, Джулиан, – сказала Виола. – Мы с бароном подробно обсудили этот вопрос, и он полностью за. Конечно, он по-прежнему не разговаривает с тобой, но он всей душой за твое продвижение.

Неудовольствие Джулиана росло с каждой секундой.

– Ты разговаривала с моим отцом? – холодно спросил он. – Обо мне?

– И не раз. Именно о тебе мы говорили чаще всего.

– О, пожалуйста, не ссорьтесь, – забеспокоился Дикон. – Это очень вредно для ребенка.

– Никто не ссорится, – отозвался Джулиан. – Просто, как выяснилось, я женат на леди Макбет.

– Что? – вскричал Дикон. – Ну, сэр! Это чертовски неприятное осложнение. Тебе следовало сказать об этом до того, как ты женился на моей сестре!

– Я только сейчас догадался, – заявил Джулиан, глядя на свою новобрачную.

– Странный какой-то брак, – заметил Дикон.

– Мне тоже так кажется, – мрачно произнес Джулиан, заставив Виолу вздохнуть.

– Что же делать? – вопросил Дикон, заламывая руки. – Дев, нельзя иметь двух жен – это запрещено законом! Тебе придется избавиться от леди Макбет. Печально, конечно, но ничего не поделаешь.

– Почему бы тебе, не пойти и не попросить Ловера позаботиться об этом? – предложила ему Виола. – Думаю, ты найдешь его чрезвычайно полезным. Дев, – сказала она, когда ее брат вышел из комнаты. – Я не прошу тебя убить кого-нибудь. Я всего лишь прошу тебя занять должность, которая стоит твоих талантов.

– Именно это сказала бы леди Макбет, – упорствовал он.

Виола взяла Бижу на руки и прижала к груди.

– Я всего лишь пытаюсь сделать тебя счастливым. Конечно, если ты не хочешь быть министром финансов... – Она замолкла, вопросительно глядя на него.

– Ладно, – сказал он после непродолжительной паузы. – Предположим, хочу. Каков план? Вначале ты тащишь меня ко двору...

– Где ты будешь выглядеть просто великолепно, – вставила она.

– А ты восхитительно, – парировал он. – Что дальше?

– Медовый месяц, – отозвалась она невинным тоном. – Мы не должны пренебрегать своим долгом.

– Вот как? И куда мы поедем?

– Куда пожелаешь, – нежно отозвалась она.

– Правда? – подозрительно прищурился он.

– Конечно. При условии, что это будет Париж.

Джулиан подавил улыбку.

– Пожалуй, я могу провести несколько дней вдали от Лондона. Кстати, у меня есть пара билетов до Кале.

Виола приподняла бровь.

– Какое удивительное совпадение. Я вышла замуж за Макиавелли?

– Нет. Просто я собирался сбежать с тобой во Францию. Что ж, по крайней мере, мы можем употребить их с пользой. Мы поедем сегодня же вечером.

Виола покачала головой:

– Нет, Дев. Вначале мы должны быть представлены ко двору.

– А не могли бы мы заняться этой ерундой после медового месяца? – предложил он. – Я буду в гораздо лучшем настроении.

– Не сомневаюсь, – согласилась Виола, – но я слишком растолстею.

– Чепуха. Мы будем столько двигаться, что ты можешь есть не переставая и останешься легкой как пушинка.

– Конечно, я буду легкой как пушинка, – нетерпеливо отозвалась Виола. – Это ребенок будет отвратительно толстым.

Джулиан резко втянул в грудь воздух, и, казалось, забыл выдохнуть.

– Господи, – промолвил он, побледнев. – Ты хочешь сказать...

Виола хмыкнула.

– Жаль, что ты не видишь своего лица. У тебя такой перепуганный вид. Сядь, – сказала она, подтолкнув к нему стул. – Если вдуматься, это не так уж удивительно, учитывая, как мы себя вели. А если учесть, что мы оба молоды и находимся в отличной форме, можно сказать, что это было неизбежно.

– Ты уверена? – требовательно спросил он, опустившись на стул.

– Не уверена, – призналась Виола, – но убеждена.

Джулиан озадаченно уставился на нее.

– И что, к дьяволу, это должно означать?

– Еще рано делать выводы, но я чувствую, что это так, – объяснила она. – И я видела сон, когда была в Гемпшире.

– Чувствую! Сон! – презрительно бросил он. – Ты была у доктора?

– Я не больна, – возразила она. – И не хочу, чтобы мой брат знал, – пока. У него есть глупые идеи относительно того, как я должна питаться, чтобы родить ребенка мужского пола. Я схожу к доктору в Париже, если тебе так будет легче. Кстати, ты, случайно, не знаешь, в Париже есть Биржа?

– Да, и она намного старше нашей.

– У меня есть идея. Ты должен заглянуть туда, когда мы будем в Париже, пока я буду ходить по магазинам.

Джулиан фыркнул.

– Боже, до чего же ты изобретательна, – произнес он обвиняющим тоном. – А если я обрушу Французский банк?

– Тем лучше, – заявила Виола. – Если ты это сделаешь, ужасный человек, в Англии все забудут, что ты обрушил «Чайлдс банк».

– Это не так просто, как тебе кажется, – сказал он. – Такие дела требуют продолжительной подготовки. Я не могу оставить Лондон на несколько месяцев.

– Конечно, можешь. Найми себе помощника. До Парижа всего лишь пара дней пути, – напомнила она. – В случае необходимости ты всегда можешь вернуться домой. Дорогой, ты должен научиться полагаться на других.

– Мне всегда хотелось изучить французский опыт, – признался Джулиан.

Вошедший в комнату Дикон приободрился.

– Конечно, ты же мужчина. Это вполне естественно. И не надо беспокоиться об этой Макбет. Я поговорил с Ловером. Можете считать ее мертвой. Он представит это как самоубийство.

– Отлично сработано, – похвалила его Виола. Джулиан снова встал:

– Я должен идти. Не ждите меня к чаю.

– Меня тоже не будет, – сказала Виола. – Мы с Люси будем пить чай с твоей матерью. Мы собираемся, раз и навсегда выяснить, кто из нас будет ее любимой невесткой. У меня есть ужасное предчувствие, что я. Я провожу тебя, – предложила она, поднявшись.

– Но ты вернешься домой к обеду, Дев?! – воскликнул Дикон. – Я заказал пирог с угрем.

Виола торопливо сунула собачку в руки Джулиана и, прижав ладонь ко рту, выбежала из комнаты.

– Что это с ней? – пожелал знать Дикон.

– Ничего особенного, герцог, – отозвался Джулиан. – Она счастлива, только и всего.


home | my bookshelf | | Наследница в его постели |     цвет текста   цвет фона