Book: Цитадель Магии



Рипун Олег Олегович


Цитадель Магии





Олег Рипун




Цитадель Магии




Пусть война останется только на страницах книг.


Аннотация:

Цитадель Магии - родной дом армии чародеев. За века стабильности здесь впервые грядут серьёзные перемены. Прежний глава умер, его место занял новый. Большинству не по душе такая кандидатура. Череда неудачных покушений, и, кажется, новый глава готов сдаться и добровольно сложить с себя полномочия. Но неожиданно он приводит в Цитадель ученика с уникальной способностью - антимагией - силой, разрушающей любое заклятье, способной убить даже самого могущественного чародея. Ученик решает отомстить врагам наставника...



Пролог



"...Первый конфликт возник давно. Их было девятнадцать. Девятнадцать Миросоздателей и столько же миров. Вместе они создавали Вселенную. Каждый развивал свой мир-близнец, взамен получая силу. Чем совершенней становился мир, тем могущественней ставал Миросоздатель.

Но вот прогресс остановился. Тогда могло показаться, им, наконец, удалось достичь предела в развитии. Один думал иначе. Он ступил на стезю конфликта, сгорая от желания стать всесильным. Свергнуть собратьев и отобрать их миры - таков был его план. Восемнадцать заключили союз и разорвали связь между Одним и его миром-близнецом. Союзники думали, что это конец, ведь Миросоздатель не может жить без своего мира. Точно также как мир-близнец не может жить без своего Миросоздателя. Но желание быть всесильным помогло Одному не только спасти себе жизнь, но и сохранить своего близнеца. Он создал дитя, прозванное Великим Магом. Дитя удержало мир Одного от разрушения...

Конфликт перешёл на новую стадию, когда Один, потеряв физический лик, остался жить в виде энергетической субстанции и сумел проникнуть в каждый из девятнадцати миров. Его уникальность стала его же слабостью. Один больше не мог лично влиять на события, мог только побуждать действовать чужие силы в интересах своей воли... Тем временем Дитя Одного расплодилось. В противовес, Восемнадцать сотворили по образу и подобию своих Великих Магов, заложив в них конфликт с детьми Одного... Противостояние Одного и Восемнадцати набирало обороты. Каждая сторона хотела достичь своего, но не получала желаемое. Спираль конфликта закручивалась всё туже... Пока не появились Новые Миросоздатели. Существа, способные лично влиять на события, но не имеющие своих миров-близнецов. Обладающие силой, не уступающей союзникам Восемнадцати. Имеющие собственный взгляд на текущее положение вещей. Вселенная вздрогнула от предстоящих перемен..."

Отрывок из книги "О бытие и обо всём сущем", Антон Веновский, Новый Миросоздатель. На память будущему поколению.

***

Маленький, худощавый паренёк не дошёл до калитки своего дома каких-то пару метров. После продолжительной непогоды прояснилось. Солнце прорвало оборону туч, и теперь щедро раздавало долгожданное тепло. Парень подставил лицо под ласковые, согревающие лучи. На губах зажглась счастливая улыбка.

...Посторонний наблюдатель, глядя на улыбающегося молодого человека, обратил бы внимание на бледное, впалое лицо, обрамлённое угольно-чёрными волосами, и наверняка подумал бы: парня сильно лихорадит - уж очень болезненный вид он имеет. Его худоба вызывает жалость, лишь кожа да кости. Таких сердобольные старушки заставляют съедать по две-три порции обеда за один присест...

Вокруг - деревенский пейзаж. По левую руку над грунтовой дорогой нависли огромные сосны. По правую - растянулись одно- и двухэтажные домики из красного кирпича. Ветер скрипит кронами хвойных деревьев, отчего создается чувство, что кто-то неумелый учится играть на скрипке. Слышен привычный для уха сельский гам. Флегматично мычит корова, зовя доярку по молоко. Вечно голодные свиньи громко визжат, требуя принести им чего-нибудь вкусненького. Где-то надрывает глотку петух.

Клементе нравятся эти края. Свежий, чистый воздух, наполненный ароматами хвои, дарит ощущение свободы. Красота пейзажей радует глаз. Бледнолицый парень появляется здесь нечасто, в основном, когда опускаются руки и нет больше сил воевать со всем миром. Либо перед принятием особо важного решения... Неделя единения с природой, пешие прогулки, и как результат терапии - спокойная решительность и полная боевая готовность...

Солнце скрылось за тучей, парень открыл калитку и направился к дому, насвистывая незатейливую мелодию. Всем своим видом он выражал довольство жизнью.

У порога Клемента завозился с ключами. Вскоре найдя нужный, он провернул замок и приоткрыл дверь. Из проема потек плотный, молочный свет.

Клемента замер. Насвистываемая мелодия оборвалась на высокой ноте. Кого-кого, а таких гостей парень видеть не желал. Благодушное настроение испарилось, словно его и не было. Губы недовольно скривились. Закипая, Клемента рывком распахнул дверь.

- Я, по-моему, ясно сказал: меня неделю не беспокоить! - грубо проговорил молодой человек, сканируя дом на наличие поврежденных защитных чар. Теперь придется серьезно поломать голову, чтобы придумать другое ограждающее заклятье. Или искать новое место для проведения отпусков, чего не хотелось делать, уж слишком он прикипел к этой деревне.

В гостиной Клементу дожидались двое.

Посреди комнаты в метре от пола парил белый шар размером с кулак взрослого человека. Едва лучи молочного света коснулись бледной кожи паренька, как белый шар увеличился в три раза. Это Олиум. Другие называют его Абсолютом. Недобитый Миросоздатель, потерявший тело и объявивший себя Владетелем Вселенной.

Второй гость - экстравагантный мужчина. Абсолютно белый. В руках белый прямой посох. Одет в военный, облегающий камзол и расширяющиеся на бедрах галифе, которые ныряют в высокие берцы военных ботинок. Вся одежда вплоть до ниток и пуговиц - белоснежного цвета. На вид ему можно дать лет тридцать. Длинные, белые усы и борода, доходящая до пояса, такие же длинные и белоснежные волосы, ниспадающие ниже лопаток, и кустистые белые брови. Радужка глаз тоже белого цвета. Все это выглядит неестественно на фоне моложавого лица без морщин. С первого взгляда создается впечатление, что бороду, усы и брови он приклеил, на голову надел парик, а в глаза вставил линзы... Это Белый маг Нориум. Глава Белого корпуса Конклава Магии.

У Клементы зарябило в глазах от белого сияния, исходящего от незваных гостей. Прищурившись, он совсем не гостеприимно спросил:

- Чего надо?!

- Сбавь обороты, приятель, - снисходительно произнес мужчина в белом. Его взгляд метнулся куда-то поверх головы Клементы. - Все-таки с тобой разговаривает сам Владыка.

- Как же мне повезло, - саркастично отметил хозяин дома. Он чувствовал, как пространство за спиной дрожит от скапливающейся силы. Неужели Белый маг думает подловить его такой примитивной атакой?

- Олиум, обязательно присутствие Нориума?

Клемента обратился к молочному шару. Но вновь вклинился конклавец:

- Белый маг Нориум. Прояви хоть капельку уважения, приятель.

Зреющее заклятье придавало уверенности пришлому чародею. Иначе с чего ему быть таким дерзким?

Клемента дернул щекой, он был лучшего мнения о главе Белого корпуса.

- Забываешься, Нориум, - процедил бледнолицый парень, решив опустить оппонента с небес на землю. - Я не чувствую поблизости орду чародеев, готовых прийти к тебе на помощь. Не чувствую атакующих артефактов, способных меня усмирить. Заготовка твоя... слишком убогая...

Хозяин дома не шевельнул ни одним мускулом, продолжая в упор смотреть на Белого мага. Готовое вот-вот раскрыться заклинание порвалось в клочья невидимой силой.

- Почему тогда Белый маг обращается к Негатору с позиции силы? Или Нориум запамятовал, с кем имеет дело? Так я быстро напомню...

Сам факт обнаружения заклятья подействовал лучше всяких слов-угроз. Кровь схлынула с лица мужчины. В расширившихся зрачках блеснул страх. Нориум, ища поддержку, покосился на Владыку.

- Дело не терпит,

Пустых разговоров.

Задание есть,

Не время для споров.

Глубокий, внушительный глас разнесся по гостиной. Как всегда создалось ощущение, будто одновременно говорят несколько мужчин и женщин. Олиум - большой оригинал, создал себе многоликий голос с диапазоном от грубого баса до писклявого сопрано. В театрах так изображают божественную сущность, как бы подчеркивая величие особы наивысшего ранга. Впрочем, в данной ситуации это недалеко от истины. Абсолют действительно божество, единственное и неповторимое.

- Это не могло подождать неделю? - нахмурился хозяин дома.

- Поверьте, без крайней на то нужды, мы бы вас не побеспокоили, - проговорил официальным тоном глава Белого корпуса.

Опомнился. Клемента еле сдержал торжествующую улыбку. Будет еще Нориум тут командовать. Клоун!

- Хорошо, - проговорил бледнолицый парень. Если гости готовы переступить через личную антипатию, то им срочно нужна помощь Негатора. Уже хотя бы ради этого можно их выслушать. И, разумеется, разжиться новой информацией, что будет нелишним. Клемента прислонился к стене, скрестив руки на груди.

- Я вас слушаю, господа.

Глава Белого корпуса переступил с ноги на ногу.

- Я выявил шпиона в моем корпусе. Он из спецшколы Дрониуса. Шпиона нужно устранить.

Мужчина в белом помялся и нерешительно добавил:

- Пожалуйста, сделайте это...

Хозяин дома поджал губы. Не прошло и полгода, как обнаружился новый разведчик Дрониуса. Такое ощущение, что треть Конклава заселена агентами мятежного Великого Мага. Впрочем, Клементе это только на руку. Можно выторговать для себя новый "пряник". Или пободаться за старый.

- Мне нужна информация...

- Вот фото, на обороте все есть, - перебив, услужливо сказал расторопный Нориум.

По комнате в облаке белой энергии проплыла фотокарточка с исписанным мелким почерком оборотом. Хозяин дома взял фотографию в руки, облако энергии немедленно вернулось к Белому магу.

Клемента внимательно изучил внешность своей будущей жертвы. На фото в полный рост изображен остролицый мужчина с длинным, прямым носом. Льняная бежевая рубаха с закатанными рукавами и темные брюки. О том, что он представляет Белый корпус, говорил конский хвост белых волос и такая же белая козлиная бородка.

- И давно он у вас?

- Пошел десятый год, - недовольно скривился Нориум.

Клемента присвистнул.

- Десять лет водить вас за нос. Это рекорд. Дрониус хорошо готовит учеников.

- Ему помогают Восемнадцать, - в голосе Белого мага сквозило раздражением.

- Семнадцать. Одного Миросоздателя уже нет в живых. Или это был секрет, Олиум?

Хозяин дома посмотрел на молочный шар, но тот ничего не ответил.

- Мое условие вы знаете. А этим... - Клемента помахал фотокарточкой. - Займусь завтра. Вы точно уверены, что это ученик Дрониуса?

- Да.

- Ну и ладненько. Надеюсь, на этом все, господа? Я могу быть свободным? - бледнолицый парень усмехнулся своей шутке. Быть у себя дома и проситься уйти. Смешно.

Белый маг Нориум, не прощаясь, начал превращаться в окаменевшую, белую статую. Так конклавцы телепортируются. Едва корочка белого камня коснулась шеи, как слово взял Абсолют. Нориум передумал перемещаться, кожа приобрела нормальный, желтоватый оттенок.

- Клемента, сын мой, близится час,

В пучине сомнений ты погряз,

Исполнить волю мою решись,

Воинам Семнадцати уже не спастись!

Клемента закатил глаза. Очередная попытка Абсолюта переубедить строптивого Негатора. А он уж было подумал, что сегодня повезет.

- Вообще-то, мы договаривались о другом...

- Исполнить волю мою решись,

Воинам Семнадцати уже не спастись.

Мага своего отпусти,

Ситуацию не усугуби!

- Олиум, я устал повторять: Арханиус мой учитель. Я не позволю тебе его убить!

Лицо Нориума приобрело пунцовый оттенок. Мужчина в негодовании сжал свой посох. Клемента знал, Белый маг никому не прощает фамильярное обращение к своему господину. Даже Негатору.

- Мальчик, как ты смеешь обращаться к Владыке на "ты"? - глаза Нориума вспыхнули праведным гневом. Хозяин дома усмехнулся - конклавец предсказуем.

- Владыка, его нужно наказать.

- Ну, попробуй, - хмыкнул Клемента.

Абсолют не обратил внимания на перепалку.

- Отказываться глупо с твоей стороны,

Ты смертен, сын мой, увы.

Верной службой меня польсти,

И я смогу тебя простить.

Клемента только покачал головой. Он никогда не согласится убить Великого Мага Арханиуса. Ни своими, ни чужими руками.

- Арханиус останется жить. И точка! - парень твердо стоял на своем.

Молочный шар посерел и потускнел, как будто решение молодого человека для него действительно важно:

- Отказ, сын мой, огорчает меня,

Душа болит смотреть на тебя.

Но планы менять уже поздно,

В Цитадели все скоро начнется.

- Да, пожалуйста! - отмахнулся Клемента. - Я только Арханиуса заберу. Вводи в игру прототипа. Судьба Цитадели меня не волнует.

- Мальчик, не смей так говорить с Владыкой! - опять вклинился Белый маг.

- Олиум, заткни своей шавке пасть! - хозяин дома начинал сердиться. - Иначе это сделаю я!

- Да как... - мужчина захлебнулся от негодования. Часть белоснежной бороды исчезла. Белый маг направил набалдашник посоха на парня. Белая сеть, похожая на рыболовную, бросилась к выбранной жертве...

Клемента утратил над собой контроль. Уже вторая попытка на него напасть. Причем в его же собственном доме. Этого нельзя прощать! Верхние губы приподнялись, обнажая звериный оскал. Страшная сила Негатора накинулась на Белого мага. Мужчина, вскрикнув от нестерпимой боли, рухнул на пол.

- Олиум, меняю жизнь твоей шавки на жизнь Арханиуса, - спокойно проговорил хозяин дома, глядя, как Нориум хрипит и корчится в муках на полу.

Молочный шар почернел. В гостиной существенно потемнело. Он не любит, когда ему ставят условия. И Клемента это прекрасно знает.

- Ты забываешь, смертный,

С кем говорить имеешь честь.

В мире нет...

- ХА! ХА! ХА! - Негатор перебил собеседника. - Ты - Миросоздатель! Мнишь себя Абсолютом. А на самом деле, ты ничтожество. У тебя отобрали твой мир-близнец. Ты нищ. Ты жалок. Твоя участь - сгнить в небытие!!!

Воздух зазвенел от напряжения. Казалось, еще чуть-чуть и шар вынудит замолчать грязный рот Клементы. Но они оба знают, что шар этого не сделает. Шар вообще ничего не может сделать. Утратив физический облик, потеряв связь с миром-близнецом, Абсолют перестал существовать как независимый элемент жизни. Теперь он всего лишь энергия. Субстанция, способная только влиять на других, чтобы чужими руками прийти к своей цели - уничтожить остальных Миросоздателей, захватить власть над их мирами и, наконец, обрести утраченное тело.

- Благодаря мне ты силу получил,

Благодаря мне тебя боятся.

Я твой отец, но ты меня оскорбил,

Хватит надо мной смеяться!

Нориум продолжал сипеть и стонать. Спина выгибалась от новых приступов боли. Пальцы царапали кожу, тщетно пытаясь выпустить наружу обжигающий внутренности огонь.

Гостиная постепенно светлела. Абсолют успокаивался.

- Я отплатил за полученные знания, - сказал Клемента. - Я выследил и в конечном итоге убил для тебя Миросоздателя. Сохранил для тебя его мир-близнец, закольцевав там энергию. Разве этого мало?

Шар молчал. Он снова стал молочного цвета.

- Я достаточно на тебя поработал, - тем временем продолжал хозяин дома. - Ты хочешь ослабить Миросоздателей, убить всех их воинов? Хорошо. Но Арханиус будет жить, я просто не дам ему умереть. Он мой отец, а не ты.

Последняя фраза должна была задеть за живое Олиума, который с самого начала почему-то считал Клементу своим сыном. Вполне возможно, это связано с его вечными экспериментами по управлению людьми непрямым способом и собственническим характером. Но молочный шар оставался безмятежным.

Клемента продолжил:

- Я создал для тебя Нового Миросоздателя, как ты того и хотел. Я его усовершенствовал, наделив способностями Негатора. Ты испугался перспективы - Миросоздатель и Негатор в одном лице. Существо в потенциале на голову сильнее тебя и Семнадцати вместе взятых... Да, можно понять. Ты не дашь ему набраться сил. Это твое право.

Молочный шар молчал, освещая гостиную белым светом.

- Силу Негатора заберешь у прототипа и отдашь моему преемнику, - озвучивал планы Абсолюта Клемента. - Без проблем, я не возражаю. Прототип будет только Новым Миросоздателем. Пускай. В перспективе, если его никто не убьет, он станет таким же сильным, как настоящий, но без мира-близнеца. Хорошо. Мой преемник устроит резню в Цитадели Магии, потом переключится на Гнев Магии и Университет Магии. Этим ты планируешь ослабить Семнадцать. Пусть так. Затем ты переключишься на самих Миросоздателей, и не успокоишься, пока их всех не перебьешь. Опять же, без проблем. Но есть одно "но"! Великого Мага Арханиуса не трогай. Иначе...

- Чем вызвана нелюбовь к отцу?

Зачем условие "иначе"?

Молочный шар вновь начинал чернеть.

- Иначе я перейду на сторону Семнадцати, - выдохнул Клемента. - И приложу все усилия, чтобы тебя уничтожить. Тебе нужен такой противник?

- Нам нет нужды с тобой воевать,

Слишком долго работали вместе.

Можешь мага своего забрать,

Если забудет он о мести.

- Обещаю, Арханиус не будет держать на тебя зла за уничтожение Цитадели Магии.



Услышав все, что хотел, Олиум исчез. В гостиной остались Клемента и Нориум.

Негатор с грустной улыбкой посмотрел на результат применения своей уникальной силы. Еще чуть-чуть, и высокомерный Белый маг сломается.

- Свободен! - Клемента перестал мучить противника.

Глава Белого корпуса зло посмотрел на Негатора. Вскоре мужчина превратился в белоснежную статую, которая взорвалась множеством мелкой крошки, испарившейся едва появившись.

Клемента устало опустился на диван. Ушли...

Чего Нориум добивался своей первой атакой? Ведь Негатор пока нужен Владыке. К чему самосуд? Настолько ненависть замучила, что захотелось уколоть побольней?

Кряхтя словно старик, парень закинул ноги на журнальный столик. Подумать только, еще пять минут назад у него было хорошее настроение!

А вообще, он не зря ушел в отпуск. Хоть удалось урвать пару дней отдыха. Скоро будет не до того. Прототип окажется в Цитадели и закрутится карусель...

Во-первых, нужно убедить Семнадцать не трогать мальчика, когда тот проявит негаторские способности. А еще лучше, поставить вопрос так, будто это их собственная находка. Благо Вивьен половину им же созданных Негаторов преподносил собратьям, как спонтанно обретших силу. Благодаря такому шагу прототип будет обеспечен защитой наивысшего уровня. Пусть спокойно развивает способности.

Во-вторых, пора заканчивать подготовку мага, из которого Абсолют хочет сделать нового Негатора. Об этих манипуляциях тоже надо сообщить Миросоздателям. Чтоб ненароком не грохнули подопытного.

Потом предстоит самое сложное - ожидание. Пока прототип освоится в магии, пока подопытный окажется готовым принять негаторскую силу - на все это потребуется время. И только когда новый Негатор повергнет Цитадель Магии в огонь, когда внимание Олиума сосредоточится на уничтожении воинов Семнадцати, только тогда задуманный совместно с Вивьеном план можно раскрыть перед остальными Миросоздателями.

Прогнозы Вивьена сбываются, "Владыка Вселенной" предпринимает ожидаемые шаги. И сейчас главное - ничего не испортить.

Клемента долго жил с мечтой убить Абсолюта. До определенного момента сказывался недостаток сил и знаний, парень медлил с ударом. А потом он познакомился с Миросоздателем Вивьеном, одним из союза Восемнадцати. Вместе они разработали сценарий по умерщвлению Олиума. Невероятно сложный, но все-таки выполнимый план действий.

Парень с грустью вспомнил Мастера-мага Арханиуса, человека, ради благополучия которого Клемента пойдет на все. Даже на массовое убийство.

- Кстати об убийстве, - пробормотал парень. - Действительно ли тот остролицый - ученик Дрониуса? Или глава Белого корпуса хочет избавиться от неугодного подчиненного?

Нужно срочно связаться с Дрониусом. Если это на самом деле его ученик, тогда придется имитировать смерть шпиона. Если же нет, убить остролицего, не задумываясь. Главное, не совершить ошибку. Семнадцать не простят гибель одного из лучших своих солдат.

Внезапно в прихожей шарахнула белая молния. Клемента с изумлением воззрился на то место, где стоял, общаясь с непрошеными гостями. В полу осталась зиять оплавленная дырка. Подумать только, его хотели убить!

Все-таки Нориуму удалось подготовить неприятный сюрприз. Создать заклинание, способное восстановиться после разрушения. Да так скрытно, чтоб весьма искушенная в магии жертва не почуяла западню... Теперь понятно, почему Белый маг так нахально разговаривал с Негатором. Если бы уловка активировалась вовремя, Клемента мог надолго остаться калекой. Или не пережить встречу вообще.

И что это означает? Олиуму больше не нужен "Причиняющий боль"? Но кто тогда извлечет негаторские способности из прототипа и вложит их подопытному Великому Магу? У Абсолюта есть еще один чародей, способный проделать такую работу? Есть запасной вариант?

Впрочем, нет. Еще одного Негатора у "Владыки Вселенной" нет. Это точно. Значит, молния его не убила бы. Наверно, просто покорежила бы ауру, чтоб он оказался неспособным плести заклятья. Чтоб стал ручным Негатором, не могущим создать даже портал без посторонней помощи.

- Зажать меня в угол захотел? Ну-ну.

Неожиданный выпад "союзников" насторожил Клементу. Поднявшись с дивана, он подошел к месту, куда ударило заклятье конклавца. Необходимо досконально изучить ловушку, чтоб в будущем не попасться на обновленную, улучшенную версию. В следующий раз молния может и не промахнуться.

- И я хорош. Повелся на актерскую игру Нориума. Увидел его испуг и расслабился. Не удосужился даже сканы запустить... Так фартить все время не будет. Впредь нужно быть предельно осторожным.

Клемента в задумчивости почесал подбородок.




Глава 1





Туалетные разборки



- Товарищ полковник, вызывали? - капитан отдал честь, застыв в дверях.

- Да, Сереж, проходи.

Капитан внутренне собрался. Когда Андрей Васильевич обращался неформально, по имени, это означает одно: у полковника к нему неофициальный разговор, так сказать, личная просьба. И не всегда эти самые просьбы носят законный характер.

- У меня есть к тебе дело. Тебе обязательно понравится, - полковник пожевал губу, словно раздумывая с чего начать разговор. - Вот папка. Здесь прочтешь много интересного. Но если в двух словах, то... Мартин Шакли, когда получал паспорт, взял фамилию матери - Денисов. Наполовину американец, наполовину наш. Живет с бабушкой. Мать запила, якшается с алкоголиком и для нас не представляет никакого интереса.

Капитан тем временем раскрыл папку. Сверху лежала фотография. На снимке изображен молодой человек лет восемнадцати-двадцати, стоящий в профиль и разговаривающий по телефону. Опытный взгляд отметил подкаченное, спортивное телосложение парня. Еще одной отличительной особенностью являлись коротко стриженные, широкие бакенбарды, почти как у поэта Пушкина. Молодой человек щеголял в модной клетчатой рубашке и в не менее модных джинсах с широким поясом. Типичный мажор.

- Отец парня, Джон Шакли, владеет строительной фирмой, - продолжал полковник. - Но не это приносит ему основной доход. Шакли-старший крупнейший поставщик героина на Восточном побережье США. А теперь суть дела.

Капитан прекратил читать досье, поднял голову.

- В последнее время люди отца стали все чаще контактировать с парнем. Есть подозрение, что Шакли-старший хочет выйти на украинский рынок. Завтра он прилетает по делам строительной фирмы в Харьков. Угадай, с кем у него назначена встреча?

Полковник сделал театральную паузу. Капитан нетерпеливо поджал губы.

- С Гиеной...

- Падла! - выдохнул Сергей. Ноздри яростно затрепетали. - Не успел оклематься, как что-то новое удумал?! Артем Семенович, наверно, в гневе. Зачем ему конкурент?

- Артем Семенович будет рад узнать твою реакцию, - полковник улыбнулся. - И помимо благодарности за сочувствие он может щедро отблагодарить... если выполнишь его просьбу.

Капитан понятливо кивнул. Шмель дорого платит за оказанные ему услуги. А раз так, то почему бы не выполнить еще одну просьбу уважаемого человека?

- Шакли-старший любит своего отпрыска, поэтому с мальчиком поаккуратней. Бери ребят, и дуйте в университет. Артем Семенович хочет, чтобы в пять вечера Мартин гостил в его загородном доме.

Сергей снова кивнул, всем видом показывая, что справится с заданием. Подумаешь, взять какого-то пацана? Делов-то на пару минут. А вот хорошая прибавка к зарплате не помешает. Тем более он давно обещал жене слетать в Гоа, а поездка стоит денег.

***

Николай Гроздьев, за вспыльчивый характер прозванный Грозой, стоял, прислонившись к стене университета. Скрестив руки на груди, он притопывал в такт только ему понятной мелодии. Беззаботный смех студентов, идущих на пары, казалось, болезненными кинжалами вонзался в его душу. От щебета девичьих голосов внутри все закипало. Скулы сводило ненавистью, а перед глазами стояла переписка Светки с кренделем по имени Мартин.

Как она могла?! Нет, ну как могла? Сучка! Столько лет вместе!!! В любви признавалась! И вот тебе на! Заигрывает с каким-то кобелем. Сука! А если б он не обнаружил переписку? Уже гулял бы с рогами?! Гроза не сдержался и треснул кулаком по стене. Плитка, которая до этого и так держалась на честном слове, с глухим стуком упала на асфальт.

Сегодня Николай, заходя на сайт социальной сети, обнаружил, что его девушка забыла выйти со своей странички. По какому-то наитию, парень перешел в раздел сообщений, а там его ждал неприятный сюрприз. Общаясь с Мартином, Светка ставила много смайликов, писала комплименты. Их общение вышло не таким уж и долгим. Всего-то пару дней. В конце переписки крендель предложил ей встретиться, и Светка согласилась. ЕГО!!! ДЕВУШКА!!! СОГЛАСИЛАСЬ!!! ПОЙТИ!!! НА СВИДАНИЕ!!! С ДРУГИМ!!!

Вспылив, Гроза разбил монитор компьютера. Пока собирал осколки, немного успокоился. Но воспоминание о переписке заставило позвонить Светке и высказаться. Как назло, она не ответила, чем еще больше взбесила Грозу. Попутно разломав попавшийся под ноги табурет, парень выскочил к соседу, который с компьютерами дружен на "ты". Сосед, пацан смышленый, сразу понял, что от него требуется и согласился помочь. Гроза ходил вперед-назад по комнате, стараясь не мешать работать соседу. Вскоре Димон издал торжествующий возглас. Оказалось, крендель учится в одном универе со Светкой. Узнать курс и группу не составило труда, и вот Гроза уже подъезжал к Экономическому университету. Вспоминая переписку, он сжимал кулаки, борясь с желанием сразу наброситься на мудака. Но так крендель не отхватит по полной. Разведав обстановку, Гроза утвердился во мнении: кобеля, соблазняющего чужих девушек, надо наказать, да так, чтоб урок запомнился на всю оставшуюся жизнь...

Фил и Хилый опаздывают. Должны были приехать еще пять минут назад, но их до сих пор нет. Ожидание изматывало Грозу. Он уже и не рад, что вызвонил ребят. Надо было самому наказать героя-любовника, а не дожидаться этих оболтусов! Нет, ну вот какая она сучка! Весь день насмарку!

На парня в синем спортивном костюме, время от времени бьющего кулаком стену университета, обращали внимание многие прохожие. Но стоило кому-то встретиться с ним взглядом, как эти прохожие сразу спешили скрыться по своим делам. Их пугал взгляд - пылающей злобой светились глаза парня.

Гроза, наконец, увидел своих помощников. В его руке тут же появился кастет.

- Вы че так поздно? Совсем оборзели?

Первому досталось Филу. Гроза толкнул парня, так, что с того слетел капюшон. Фил просто помешан на своей серой толстовке, и никогда ее не снимает.

- Маршрутка в пробку попала, - парень обратно натянул капюшон, скрыв пол-лица, и спрятал руки в карманы.

- Извини, - Хилый потирал ушибленное плечо. Гроза ударил его кастетом.

- В следующий раз урою! - сверкнул глазами Николай. Помощники понятливо закивали. - За мной!

Все трое взлетели по лестнице и ворвались в главный корпус университета. Дежурная, пожилая женщина, хотела было окрикнуть ребят, одетых столь неподобающим образом, но слова застряли в горле, едва она встретилась взглядом с парнем в синем костюме.

- Крендель на третьем этаже. Хватаете его и тащите в туалет. Ну а там буду ждать я, - Гроза хищно оскалился, поигрывая кастетом и словно по волшебству появившимся шилом. - Он расплатится за свои грехи. Я получу незабываемое удовольствие...

Фил и Хилый дружно загоготали.

***

Первокурсница Одинцова бродила по коридору. Ей сегодня нужно сдать курсовой проект по экономтеории, но преподаватель еще не приехал. Вадим Иванович обещал быть на месте в двенадцать. Но потом написал сообщение, что задержится как минимум минут на сорок. В подобном случае любая другая студентка на ее месте вернулась бы в общежитие или, по крайней мере, спустилась бы на улицу - все-таки наступила весна. Но Одинцовой ни до общаги, ни до весны. В коридоре возле окна, как всегда окруженный одногруппниками, стоит Мартин.

Медленно пройти двадцать шагов, косясь в сторону четверокурсников. Завернуть за угол, печально вздохнуть. Подождать пару минут для приличия. Не вытерпеть даже минуты и снова прошествовать мимо любимого...

А он даже не замечает! Ну конечно! Зачем ему малолетка? Вокруг так и вьются однокурсницы, одна красивее другой. И все взрослые, опытные, уверенные в своей красоте. Одинцова понимала, у нее просто нет шансов. А как хочется, чтобы все было по-другому! Словно самую любимую книжку трепетно держать его в своих руках... Ощущать кончиками пальцев тепло и ласку, которые дарит этот потрясающий рассказ... Волнующе перебирать страницу за страницей, вместе смаковать каждую секунду этой истории... Ощутить фейерверк эмоций, прийти на вершину блаженства, вместе встретить изумительный финал, чтобы другие могли только завидовать...

На ровном месте Одинцова споткнулась. Густо покраснев и не оборачиваясь, она скрылась за углом коридора. Лишь бы любимый не заметил ее позора...

***

- Так тебе и надо! Лохудра! - змеей прошипела Катя. Девушки на глубинном уровне чуют конкуренток. А не заметить замухрышку, в сотый раз проходящую мимо и глазеющую на ее парня, просто невозможно. Впрочем, вскоре все внимание блондинки занял Мартин, как раз рассказывающий новый анекдот.

- В общем, попали, значит, в плен француз, немец и русский...

Катя не раз задумывалась, что же ее привлекает в нем? И каждый раз сходилась к мысли, нравится все: от неизменной стрижки полубокс до ярко-красной футболки, самой любимой футболки Мартина. Катю даже не смущают его бакенбарды, хотя подружки не раз бросались колкими фразами насчет мартинова стиля. Но Катя всегда резко отвечала на придирки, заявляя, мол, их парни тоже были бы не прочь носить баки, но вот незадача, растет у них только пушок над губой...

А еще их объединяет страсть к ночным клубам. Там они и познакомились. Это уже потом Мартин поддался на ее уговоры и перевелся в Экономический университет.

Из блаженного оцепенения Катю вывел грубый оклик Мартина:

- Тебе че надо?

Любимый буравил взглядом подошедшего Жорика, их одногруппника. Катя с нескрываемым омерзением посмотрела на висящую мешком рубашку. Что за безвкусица? И как вообще такие идиоты живут на планете? К ботанам девушка относилась с прохладцей, что, впрочем, не мешало ей списывать у них конспекты. Но если Катя только недолюбливала ботанов, то Мартин их просто ненавидел. Почему, девушка не знала. При каждом удобном случае ее парень пытался подколоть и унизить их. А те терпели, ничего не делали в ответ, чем, казалось, еще больше злили Мартина.

- Р-ребят, Дмитрий Петрович хочет собрать нас в кабинете...

- Пусть он хотелку свою прикроет! Рано еще!

Катиного парня поддержали другие ребята, посылая одногруппника с преподавателем куда подальше. Мартин тем временем молчал и смотрел в упор, отчего Жорик весь съежился. Видимо, уже жалел, что подошел.

- Но Дмитрий Пе... - попытался было возразить одногруппник.

- Иди в жопу, очкарик! - сказал Мартин и потерял всякий интерес к Жорику. - На чем я остановился? Ага. Значит, на следующий день вождь и все племя подходят к клетке, открывают дверь...

***

Мартин что-то шепнул на ушко Кате и направился в сторону лестничной площадки. Девушка взглядом провожала парня, а на губах блуждала блаженная улыбка. Андрей с нескрываемой завистью смотрел на одногруппницу. Он тоже хочет вот так вот просто общаться с девчонками. Еще не стерся из памяти день знакомства с новым студентом, которого в начале второго учебного года зачислили в их группу. У Андрея не повернулся язык сказать про новичка, что он лох. Парень выглядел прилично, рубашка и джинсы подобраны со вкусом. Сразу видно, он разбирается в одежде. Но вот бакенбарды вызывали смех. Пушкин, млять, нашелся. И Толян, не удержавшись, оставил ехидный комментарий. Услышала вся аудитория. Взгляды одногруппников впились в новенького, мол, как он прореагирует. Стушуется? Или нагрубит? Но парень удивил. Вместо ответа, он в упор посмотрел на Толяна, не проронив при этом ни слова. В аудитории повисла напряженная тишина. Когда Толян смутился, опустил глаза, новенький медленно обвел взглядом присутствующих. Андрей не знал, как отреагировали другие, но сам, когда встретился взглядом с "Пушкиным", отчего-то вздрогнул и быстро отвернулся. Непоколебимая уверенность плескалась в его глазах. С таким шутки плохи. Возьмет и врежет без разговоров. Молчание затягивалось. Парень с бакенбардами словно загипнотизировал своих одногруппников. Никто не смел нарушить тишину. Но вот новенький радушно улыбнулся и поприветствовал группу. Комок напряжения ухнул вниз. Андрей улыбнулся в ответ. Этот парень чертовски приятный тип!

О том, что Мартин ходит в тренажерный зал, знают все. Девчонки нет-нет, да поглядывают на накаченное тело. Андрей лично слышал, как парочка сокурсниц спешили на спортплощадку, чтобы поглазеть на полуобнаженного Мартина. Такой популярности мог позавидовать любой парень. Андрей частенько наблюдал за тем, как ведет себя одногруппник. И с сожалением констатировал, он так не может. А ну-ка, попробуй сказать девушке: "Пойдем в туалет, займемся сексом". Да его засмеют! Или забьют до полусмерти сумками и каблуками. А когда на глазах Андрея такое произнес Мартин, девушка смутилась, покраснела, и если б не подошедшая Катя, то одногруппник точно бы увел ту девчонку в туалет.



Андрей пытался подражать Мартину. Накупил себе модной одежды. Яркие футболки и рубашки. А когда-то на брендовые джинсы потратил целую стипендию. Думал, начнет нравиться девушкам. Да куда там! Как не замечали, так и продолжают игнорировать... Потом ходил какое-то время в тренажерку, но простудился и забросил это дело. Но что, если опять возобновить тренировки? Можно ведь посещать тренажерный зал, когда ходит Мартин. Сойтись с ним поближе, подружиться. А потом спросить совета, как общаться с девушками. Просто гениальная идея!

- Ди! Мартин!! Постой! - Андрей нагнал одногруппника. - Я это... хочу в тренажерку!

- Поздравляю! - усмехнулся парень с бакенбардами. - А я-то тут причем?

- Я... это... не знаю, как прав-вильно... - Андрей отчего-то запинался. Идиот! С таким даже стоять рядом не захотят, не то, что пойти в туалет и заняться сексом.

- Тебе программу написать?

- Д-да...

- Хорошо, - Мартин кивнул. - Сегодня на семь приходи в зал. Возьми короткие шорты, футболку, кроссовки. Обязательно полотенце и литровку воды. Можешь еще мыло с шампунем прихватить, после в душ сходишь. И еще, за час покушай. Молочную кашу, например, или рис.

- Спасибо, Ди! До вечера.

- Да не за что!

***

Отвернувшись от одногруппника, Мартин оскалился. Хоть кто-то не безнадежен. А этот Жорик слюнтяй слюнтяем. И как таких земля носит?

Мартин направился в сторону мужского туалета. Перед самым входом его опередил паренек в серой толстовке и надвинутым на глаза капюшоном. Придурок, ходить по универу в теплом свитере! Это просто пипец!

Возле умывальников стояли двое затюканных парней по виду очень напоминающих одногруппника-слюнтяя. Также нелепо одеты, с очками на пол-лица и затравленными глазами. Мартин прошел мимо, а ребята тем временем продолжали разговор.

- Согласен, Пехов классно пишет. А ты Зыкова читал? Цикл "Дорога домой"?

"- Читал", - вдруг, с накатившей грустью подумал Мартин.

- Неа, - тем временем ответил второй парень.

- Эх ты! Та-акое пропустил!!! Считай, что жизнь зря прожил!.. Там несколько наших попадают в другой мир. Самый главный герой овладевает запретной в том мире магией, за ним начинают охотиться. Другой поступает в тамошнюю академию магии...

Скрипнула дверь. Ребята вышли в коридор. Мартин с нескрываемой завистью посмотрел им вслед. Куда-то исчезла его гордая осанка, плечи опустились. В Америке он был почти такой же. Сутками напролет читал книжки, дружил с закоренелыми любителями фантастики, ездил на все фестивали комиксов. Это помогало терпеть будни американской школы. Там его почему-то сразу причислили к когорте неудачников, и постоянно издевались кому не лень. Было неприятно, когда однокашник плевал в суп просто ради забавы. Но Мартин терпел: молча относил нетронутую тарелку в мойку. Было обидно, когда старшеклассник выхватывал книжку, паясничая читал заголовок, а потом с отвращением разрывал ее на части. Мартин ничего не говорил в ответ, просто собирал в кучу разлетевшиеся страницы. Наконец, невообразимо страшно и больно на каждом углу ожидать пинка под зад или подножки. Мартин вбирал все унижения и даже не думал огрызаться. Он контролировал эмоции, держал ненависть в себе. Но последней каплей стал случай, произошедший в школьном туалете, а затем последовавшая совсем неожиданная реакция отца, когда Мартин пожаловался о проблемах в школе. Трое семнадцатилетних парней на спор смыли голову подростка в унитазе. Мартина так все достало, что он решил обратиться за помощью к взрослым. Выбор, конечно, пал на отца, с ним можно пооткровенничать. Отец был дома. Начав внимательно слушать сбивчивый рассказ сына, он предложил Мартину коньяк. Подросток с жадностью припал к фужеру. Алкоголь ударил в голову, и Мартин выложил отцу все как на духу. Отец кивал, гладил, прижимал к себе, сочувствовал. Но в какой-то момент Мартин осознал себя полностью раздетым, а рядом - голый, тяжело дышащий отец. Подросток с ужасом понял, что к чему, мигом отрезвев. В тот же день Мартин собрал вещи и улетел к матери в Украину.

Помня, что с ним было, в новой школе, в другой стране Мартин решил вести себя иначе. Вспоминая издевательства над собой, теперь он глумился над другими. Сначала безумно тяжело давалось объединять хорошую учебу с поведением заядлого двоечника. Привыкание длилось долго. И, наконец, роль грубияна, ярко выраженного эгоиста, хама ему начала нравиться. Его уже не грызла совесть за содеянное, ему доставляло удовольствие унижать очередного задрота. Лишь изредка чувствовал брезгливость, когда кто-то не огрызался, не давал сдачи, просто принимал унижения как должное.

Правда, чуть более года назад он ко всему этому потерял интерес. Продолжал в компании казаться вожаком, поддерживал репутацию агрессора. Но делалось это на автомате. Всё чаще Мартину хотелось крикнуть неудачнику что-то вроде: "Эй, парень, борись! Не опускай рук! Сражайся за место под солнцем!". Пассивность злила. А сказать такое вслух, значит вызвать огромное недоумение в глазах друзей. Мартин не хотел их шокировать. Но чувствовал, скоро не вытерпит.

Отдушиной в это время стал фэнтезийный форум, где Мартин мог прятаться под ником и общаться с другими любителями фантастики. Даже с Жориком заочно познакомился. Естественно на их тусовки Мартин не ходил. Всегда остается вероятность встретиться с тем, кому раньше успел насолить. Приход Денисова к любителям фантастики такой человек будет воспринимать чистой воды издевательством...

Всю свою жизнь он взял под жесткий контроль. Ничего не происходит помимо его воли. Он сам решает, какую оценку поставит тот или иной преподаватель. Выбирает, с кем общаться, а кого унижать. Контролирует свои движения, мысли, поступки. Даже контролирует оргазмы у девушек. Времена безропотного существования закончились. Мартин задался целью контролировать всё, что происходит вокруг него. И добился немалых успехов. Он считается душой компании, заводилой, лидером. Другие лидеры перед ним расступаются в почтении. Шестёрки бегают за ним, заглядывая в рот и смеясь каждой его шутке. Больше никому Мартин не позволял над собой издеваться. Больше никто не брал над ним верх. Так продолжалось очень долго. Мартин успешно научился управлять своей жизнью, пока не начались сны...

Вернее, сон. Странный, повторяющийся каждый раз, когда заснет, сон. Единственное событие, что так и не удалось подчинить.

Первый раз это случилось примерно год назад. Сон всегда начинался с маленькой пустой комнаты. Мартин появлялся в сером помещении без окон и дверей. В дальнем углу, скрестив руки на груди, его ожидал худощавый мужчина. Высокий лоб, прилизанные назад кудряшки, кривой, не один раз ломавшийся нос, холодная улыбка...

Каждый раз Мартина хватал озноб, когда он встречался с незнакомцем взглядом. И всегда парень тут же отводил глаза. Его просто сметала чужая воля. Денисов боялся, что ещё одна микросекунда, и он потеряет жалкие остатки самосознания, превратится в безвольную куклу.

Каждый раз чужак некоторое время буравил Мартина хмурым взглядом. Потом чему-то усмехался и начинал говорить. Из самого первого сна Денисов знал, чужака зовут Арханиус, и он принадлежит к одной из самых могущественных рас чародеев, так называемых Великих Магов.

Каждый раз Арханиус рассказывал о каких-то соревнованиях, которые Великие Маги постоянно проводят между собой. И каждый раз предлагал Мартину стать его учеником. Первые несколько раз Денисов был настолько шокирован сном, что отказывался, и тут же просыпался дома в холодном поту. Потом, ради любопытства, он один раз согласился. Арханиус несказанно обрадовался, словно от этого согласия зависела его жизнь. Великий Маг переместил нового ученика в магическую академию, которую с переполняющим чувством гордости обозвал Цитаделью Магии. В тот раз сон закончился на том, что Мартин очутился в кабинете своего будущего учителя по волшебству.

Необычный сон настолько заинтриговал парня, что в следующий раз он также ответил согласием. И также Арханиус обрадовался. В своем кабинете Великий Маг рассказал Мартину программу обучения. Парень, не на шутку увлекаясь фантастикой, уже предвкушал создание своего первого заклинания. Сон оборвался на самом интересном месте: в кабинет вошла миниатюрная узкоглазая брюнетка. Позже Мартин узнает, эта девушка, Пэтра, является ученицей Арханиуса. Имеет титул "Маг". А по характеру хитрая, коварная, с которой всегда нужно держать ухо востро. Пару десятков снов Мартин попадался на ее полумагические шутки. То кровь из носа потечет, когда он "слишком громко" подумает о её ножках. То руки безвольно повиснут, когда попытается приобнять девушку. Один раз вдруг оказался висящим вверх тормашками, когда только заглянул в декольте... Как-то Пэтра призналась, что ей нравится подшучивать над таким простофилей, как он. После этой фразы Мартин загорелся неистовым желанием поквитаться с китаянкой. А для этого надо срочно учиться магии.

Вскоре повторяющийся сон Мартин начал воспринимать, как виртуальную реальность, где он может делать всё, что пожелает. Естественно, в рамках сна. В какой-то момент парень решил изменить ход событий, попросив Арханиуса сделать экскурсию по Цитадели Магии. Сначала Великий Маг ему отказал, но сны повторялись, и Денисов вскоре научился переубеждать своего будущего учителя по волшебству. Экскурсия дала большую пищу для размышления. Потом, проснувшись, целый день Мартин ходил задумчивый. В один момент он даже подумывал сесть за ноутбук и начать писать книгу - идея с Цитаделью Магии и её обитателями занимала все мысли. Оказывается, во сне он попадал не к какому-нибудь простому Великому Магу, а к самому главе Цитадели. Правда, через несколько снов радость от этого знания улетучилась. В любом обществе люди разбиваются на группы по интересам и из-за этого враждуют между собой. К Великим Магам это правило также применимо. В Цитадели Магии существуют две фракции: группа, состоящая из, собственно, главы и лояльных к нему людей, а вторая, по численности намного превосходящая первую, из оппонентов, лидер которых очень желает возглавить Цитадель. В общем, Арханиус пригласил его учиться в осиное гнездо.

Чем больше Мартин мыслями возвращался к странному сну, тем реалистичней он становился. После того, как на занятии с Пэтрой, он не успел поставить блок, огненный пульсар вонзился ему в грудь. Мартин проснулся от обжигающей боли. Подойдя к зеркалу, он обнаружил на месте попадания пульсара покрасневшую кожу и обгоревшие волоски... В другой раз неудачно упал, потом целый день болел правый локоть. Были и другие случаи. Повторяющиеся сны пугали, но в то же время манили, как ночную бабочку свет. Мартин не хотел показываться врачам, он вообще никому ничего не рассказывал. Это был только его секрет.

Благодаря снам о магической академии, Денисов изменился. Унижение задротов и флирт с девчонками уже не приносили удовольствие. Жизнь стала напоминать мучительный кошмар. Мартин проживал день кое-как, лишь бы приблизить ночь. А там снова перемещение в Цитадель Магии. И снова обучение новым заклинаниям. Парень стал бредить фантастикой. Если раньше мог просто, ради удовольствия, посмотреть какой-нибудь боевичок про добрых и злых магов, то сейчас лихорадочно искал новые заклинания. Магичить в Цитадели мог каждый, кто обладал достаточно развитым воображением. А в случае с Мартином - хорошей памятью. Парень вспоминал очередной фильм, вспоминал заклинание и нарывался на очередную похвалу Арханиуса. Создавал он меч джедая из "Звездных войн". В его руке появлялась палочка, похожая на бузинную из "Гарри Поттера", которая при взмахе испускала ярко-фиолетовые искры. Пытался формировать огненные шары. Теоретически Мартин мог создать любое по мощности заклинание, но был ограничен в энергии.

Странный сон преобразил Мартина. Внешне, на людях, он оставался таким, каким себя преподнёс, едва приехав в Украину: "золотым" мальчиком, привыкшим к деньгам, громкой музыке и веселой тусовке. Внутренне Мартин очистился. Он всё больше ловил себя на мысли, что хочет вернуть себе настоящее лицо. Снова в открытую читать фантастические книжки, ходить не в клуб, а на тусовки фантастов. Друзья "золотого мальчика" этого не поймут. Да и недруги, которым досталось от острого языка Мартина, тоже. А как хочется с кем-нибудь обсудить книгу, вон как те два первокурсника. Или поспорить, какой писатель круче. У Денисова нет настоящих друзей. Из-за выбранного образа жизни им просто неоткуда взяться. Мартин всех их оскорблял и унижал. Точно так же, как и Жорика.

Парень взглянул на отражение в зеркале. Может, хватит? Хватит унижать ребят? Делать больно девчонкам? Надоело! Зачем ругаться со всеми? Упиваться их слабостью? Ненавистные бакенбарды! Сбрить и не позориться. А футболка?! Что за бред? К чему пижонство? Ради чего? Чтобы нравиться девушкам? Сколько можно?! Ненавижу!

Резкий удар правой в отражение, петля не выдерживает такой наглости. Зеркало соскальзывает вниз. К звуку разбивающегося стекла прибавляется новый: скрипнула дверь туалета. В проёме застыл щуплый паренек.

- Чего глазеешь? А ну пшел отсюда! - гневно прикрикнул Мартин. Паренек, испуганно выкатив глаза, ретировался, забыв, что хотел в туалет. Мартин вернул на лицо уверенную ухмылку. Минута слабости прошла. Теперь он снова "золотой" мальчик.

Снова скрипнула дверь. В проеме показался парень в синем спортивном костюме. Ну полный абзац! Кто так ходит? Это ж каким надо быть идиотом, чтоб в универ припереться в спортивном костюме?! Куда катится мир? Впрочем, на лице Мартина отношение к спортивному парню ни сколько не отразилось.

- Разрешите пройти, - вежливо попросил Мартин.

- Ещё чего!

Не успел Денисов ничего понять, как спортсмен ударил его под дых. Стон и торжественный гогот слились воедино. Но стон тут же обратился в яростный рык. Хоть бы никто не помешал! Смерть спортсмену! Мартин кинулся на врага, но тот ловко ушел от удара левой, а правую перехватил своей.

- Не трепыхайся! - зло сплюнул парень в спортивном костюме. - Всё равно не уйдешь...

Денисов попытался садануть коленом, как вдруг что-то звонкое отдалось в затылке. Странно... Слезы навернулись на глаза. По телу пробежала волна слабости. Мир вздрогнул и поплыл, ноги подкосились, и Мартин обессиленный шмякнулся на осколки зеркала...

- Гроза, он очухался...

Кто-то бесцеремонно бил его по щекам. Голова раскалывалась, будто внутрь вбивали гвозди. С губ сорвался стон. Мартин попытался увидеть обидчиков, но перед глазами всё расплывалось.

- Ты ему руки крепко связал?

- А то!!!

С каждой секундой боль проходила, но соображал еще туго. Почему парень в костюме устроил драку? Какая муха его укусила? Что происходит? Где он? Паника начала закрадываться в душу, побуждая действовать. Мартин дернулся. В руки больно врезались какие-то жгуты. Чёрт! Похоже, влип...

- Гниды! - прохрипел он.

- Нет. Гнида - это ты!

Перед глазами появилось синее пятно. Спортсмен, чтоб его! Чего он взъелся-то?

- Гнида, ты зачем чужих девушек уводишь?

Его голову подняли за волосы. Гады! Лицо липкими щупальцами обволок смрад перегара и сигарет. Мартин поморщился. Спортсмен склонился над ним. С какой-то мерзостно-пакостной улыбкой тот осматривал Денисова. Какая девушка? Почему увел? Может, это ошибка? С Катей он встречается давно, и не похоже, чтоб спортсмен только сейчас ее приревновал... Что за бред? Какая на хрен девушка?!

Видимо, последние слова Мартин сказал вслух. Спортсмен разом налился краской, вспухла вена на лбу. Он с силой пнул Денисова по ребрам.

- Не смей так говорить о моей девушке!

- Не понимаю, о чем вы...

- Ах, не понимаешь, - приторно протянул спортсмен. - Сейчас поймешь.

Мартин увидел промелькнувший стальной блеск.

- ...Сейчас поймешь...

Правую ногу чуть выше колена вдруг обожгло кипятком. Денисов весь дернулся. Из груди вырвался крик. Может, кто услышит и поспешит на помощь? А то этот садист продолжит экзекуцию... Словно читая мысли, спортсмен продолжил:

- Нравится? А нечего чужих девушек уводить!

- Да пошёл ты!

Нога нещадно болела. Слезы лились рекой. Мартин трясся всем телом, шморкал носом и жалобно поскуливал, пытаясь убаюкать ногу. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким униженным. Даже пресловутый "смыв в унитазе" меркнет на фоне этого издевательства.

***

- Вижу, урок ты усвоил, - довольно произнес парень в спортивном костюме. И, то ли это еще давала о себе знать выпитая бутылка коньяка, то ли он опьянел при виде соплей и слез жертвы, Гроза вдруг понял: наказание несоизмеримо слабее по сравнению с тем, что хотел сделать этот подонок.

- И чтоб тебе неповадно было трахать чужих девушек, ампутирую-ка тебе причиндалы...

Фил, стоявший за спиной друга, немного побледнел при виде крови. Но услышав намерения Грозы, стал снежно-белым.

- Гроза... мы так не договаривались! Ладно шило в ногу, заживёт. Но такое...

- Я знаю, что делаю! - отрезал Гроза, возясь с ремнем на джинсах пленника. - Да не дергайся ты! Фил, придержи ноги.

***

Мартин взбрыкивал, пытаясь отвадить от себя психа. Перспектива пугала. А ну и вправду отрежет? Подстегнутый страхом и забыв боль, он пытался лягнуть спортсмена. Натужное сопение и борьбу внезапно оборвал скрип двери туалета.

- Хилый, я же сказал: будь на стреме!!!

- О, я погляжу, мальчики, вы тут славно развлекаетесь!

Смутно знакомый девичий голос. Мартин где-то его слышал. Причем очень много раз!

Если спортсмен и был шокирован неожиданным появлением девушки в мужском туалете, он этого не показал. Быстро оглянувшись, он отдал приказ другу:

- Фил, хватай японку! Мне не нужны свидетели.

- Фу, как грубо. Вообще-то я китаянка.

- Насрать! ФИЛ!!!

- Я не могу... пошевелиться... - похоже, что парень в капюшоне сам не верил своим словам. Мартин видел, как Фил тужится, пытаясь сдвинуться с места, но все без толку.

- Сука, - сплюнул спортсмен и направился к залетной гостье. Точнее хотел направиться. Тело не слушалось.

- Чё за?

- Ой, простите меня, - девушка звонко рассмеялась. Этот смех. Определённо Мартин где-то его слышал. - Знаете, как-то нечестно нападать вдвоём на одного. Тем более ширяться всякими железками.

- У, какая необъезженная кобылка... Подойди ко мне, почувствуешь как быть с настоящим мужиком, - парень в спортивном костюме не собирался сдаваться.

- Мужиком? - девушка засмеялась во весь голос. Смех эхом разлетелся по помещению. Мартин не мог видеть, как на это прореагировал спортсмен (всё-таки тот стоял к нему спиной), но сам он точно бы от такого смутился и покраснел. Мужскую гордость очень легко уязвить, а этот просто издевательский хохот мог растоптать в пух и прах самоуважение любому парню. Но девушке показалось мало, и она продолжила глумиться:

- У-ти, моя лапочка! Дай-ка вытру молоко на твоих губах, щеночек...

Ух, чертовски знакомая фраза! Так говорила Пэтра, когда в одном из спаррингов он хотел провести серию заклинаний с целью обездвижить китаянку и поцеловать, но в итоге сам рухнул на пол, полностью потеряв контроль над телом. Пэтра, как тогда узнал Мартин, сумела прочитать его мысли и поэтому наказала. По-своему наказала.

- Так, хватит играться, - голос девушки внезапно стал слишком серьёзным. Невольно пробежали мурашки по телу. Ухо уловило два глухих стука - это упали тела его садистов. Повеяло легким ароматом спелой вишни. Так всегда пахла Пэтра. Мартин проморгался, наводя резкость. Он уже не сомневался, кого увидит. Над ним склонилось миниатюрное личико. Узкие глаза с какой-то подозрительной настороженностью разглядывали его. При виде старой знакомой на лице само собой появилась широкая улыбка. Наконец-то свиделись! Радость заполнила сердце и разум. Всё-таки сон оказался вещим. Он попадёт в Цитадель Магии.

- Привет, Пэтра...

***

Хм, странно. Откуда он меня знает? Я же с ним не контактировала. Надо рассказать Арханиусу. Хотя... Может, это Арханиус и подстроил? Захотел вдруг разыграть? Не похоже на него, но чем чёрт не шутит? Тогда тем более не надо ничего рассказывать. Засмеёт ещё. Дурочку нашёл! Ага, небось спит и видит, как буду его предупреждать о странностях. Нет уж! Обойдёмся без этой позорной сцены!

Повеселев, Пэтра отправила мысленный зов своему Мастеру-магу. Тот, словно ждал, ответил сразу. Девушка усмехнулась, ведь точно захотел разыграть. Вон как не терпится услышать!

"- Мастер-маг, я его нашла. Доставила в комнату. Пока лежит без сознания".

"- Отлично, Пэтра. Молодец! Как все прошло? Не было эксцессов?"

"- Нет", - ученица фыркнула. Вот ведь хитрец, явно на что-то намекает. Но кайф обломался!

"- Понятно. Возвращайся к источнику. Как сделаешь все замеры, можешь быть свободна. Меня не беспокой, буду целый день возиться с Мартином".




Глава 2





Привет, Цитадель Магии!



Великий Маг Арханиус не раз успел пожалеть, что согласился стать главой Цитадели. Холод, с которым подчинённые встретили его инициативы, сразу должен был насторожить Великого Мага. Но пользующиеся уважением старожилы Цитадели, то ли боясь возвращения Клементы, то ли опасаясь активации Стража, выразили поддержку Арханиусу. Остальным недовольным оставалось только заткнуться.

Покушения на жизнь сначала воспринимались как нелепые случайности. Подумаешь, лопнула энергоконструкция. Такое ведь со всеми бывает. А то, что чуть не прибила высвобожденная сила, так и заклинание создавалось совсем не детское. Дальше такая "случайность" повторилась с вдруг взбесившимся артефактом, потом с еще одним, и еще. Заклятье, вместо атаки чучела, набросилось на своего создателя. Арханиус догадался, что за всеми этими неудачами кто-то стоит. С каждым новым днём убеждение крепло, хотя доказательств чьей-либо вины оставалось ничтожно мало. Позже Арханиус будет винить себя и обзывать тупицей, что закрывал глаза на очевидные факты.

Чрезвычайное происшествие в одном из тренировочных залов поставило точку в сомнениях Великого Мага. Его двадцать пять учеников, разных возрастов и состоящих в разных группах, почему-то всем составом оказались в одном помещении в одно и то же время. Как потом стало известно, в том тренировочном зале вдруг сдетонировал артефакт, который не оставил ребятам шансов на спасение.

Потеря учеников добила Арханиуса. Он сломался.

- И ради чего? Из-за какой-то должности? - вопрошал Великий Маг стены своего кабинета. - Если так, пускай забирают треклятый "Идентификатор" и правят Цитаделью!

Принимать вызов и развязывать войну против своих же Великих Магов не хотелось. Арханиус давно для себя выбрал бесконфликтное существование. Все видят его трусом, но это не так. Любой конфликт рано или поздно приведёт к потерям, считает Великий Маг. Тот, кто применяет силу, кто идёт по чужим головам ради достижения своих целей, намного раньше оказывается мёртвым. Пусть пройдёт двадцать-тридцать-сто лет, но победителей конфликтов настигает злой рок. Появляются новые личности, удачливей и наглей своих оппонентов. Набирают силу затаившие обиду мстители... В жизни есть много чего прекрасного, но наиболее прекрасна сама жизнь.

С первого дня в качестве главы Цитадели Арханиус мечтал остановить кровавые разборки. Он думал, что правильная, мягкая политика, установление добросердечных, дружеских отношений, корректировка программы подготовки к Соревнованию поможет сплотить цитадельцев и прекратит внутреннюю вражду. Но мягкая политика вызвала усмешку, доброту никто не понял, а сплочение ради Соревнования откровенно высмеяли... Покинь он тогда пост главы, и его ученики смогли бы выжить...

Чем дольше Арханиус думал, тем больше склонялся к мысли уйти. Конечно, подобный шаг не одобрил бы ни брат Дрониус, ни бывший ученик Клемента. Первый, имея на руках "Идентификатор власти", устроил бы геноцид в духе первого главы Цитадели. А второму для геноцида и артефакт не нужен. Но Арханиус сделан из другого теста. Он лучше добровольно сложит полномочия, чем устроит бойню.

Ситуация немного изменилась, когда в жизни Великого Мага появилась Пэтра. Арханиус после памятного ЧП зарёкся набирать новых учеников, но сердце сжалилось при виде девушки.

Заклинание-бактерия, рассылаемая по всем измерениям шести доступных Цитадели миров, нашло отклик в ауре одной девушки, страдающей анорексией. Ей можно было дать как пятнадцать, так и двадцать пять. Выглядела она словно скелет, обтянутый кожей. Болезнь находилась на последней стадии, внутренние органы необратимо деформировались.

Судя по слабой, мигающей ауре, Пэтре оставалось жить не больше месяца. Но, несмотря на серьёзное заболевание, с трудом передвигаясь на тонких ножках, девушка, тем не менее, учила малышню кататься на велосипеде. Обветшалый дворик оглашали звонкие детские голоса, смех и даже ругань. Велосипед был один, а желающих покататься больше десяти. Некоторые не доставали ногами до педалей, но всё равно просили Пэтру прокатить. Девушка не отказывала.

Малышня не чуралась её внешности. Слезая с седла, довольные они обнимали девушку и искренне благодарили, как это могут делать только дети. Человеческое отношение придавало Пэтре сил, её лицо озаряла счастливая улыбка. Но не надо быть могущественным магом, чтобы видеть, что каждое её движение, каждый сделанный шаг отзывался нестерпимой болью.

Арханиусу, ставшему невольным свидетелем данной сцены, вдруг вспомнился его названный брат Дрониус. Самый опасный бунтарь Цитадели, где бы ни находился, по первой просьбе всегда бежал на помощь к любимому брату Арханиусу. Даже в те чёрные дни, когда на него уже объявили охоту, и на хвосте сидело с десяток могущественных магов, Дрониус, наплевав на собственную безопасность, бесстрашно вернулся в Цитадель только чтобы подбодрить опечаленного друга.

Сила духа больной девушки настолько впечатлила Великого Мага, что он изменил своё решение и взял Пэтру в ученицы, исцелив от болезни.

С тех пор много воды утекло. Не раз Арханиус срывался, не раз решал бросить пост главы Цитадели, но преданная ученица всегда отговаривала от столь необдуманного поступка...

***

За время учёбы Пэтра убедилась в прагматичной жестокости Великих Магов. Они никогда не оставляют за своей спиной поверженных врагов. Будь те хоть трижды слабы и беспомощны, решение неизменно - смерть. Великим Магам чуждо сочувствие, ими движет здравый смысл. Слабак может набраться сил, беспомощный позвать подмогу. Уничтожением врагов Великие Маги защищают свои тылы. Арханиус не может этого не знать. Но почему-то ведёт себя как истеричная девчонка. Пэтра не один раз отмечала суицидальные наклонности, проскакивающие в поведении любимого наставника.

Девушка поняла - добровольное снятие с себя обязанностей главы Цитадели лишь ускорит смерть Арханиуса. И её в придачу. Поэтому ни в коем случае нельзя отдавать "Идентификатор власти" в чужие руки. Пока артефакт у них, заговорщики боятся организовать открытый бунт. Все, на что хватает их смелости, сделать анонимный выпад в надежде на безвременную кончину Арханиуса.

И на долю Пэтры перепадали покушения. Но девушка стоически всё переносила. Идея воспользоваться "Идентификатором", чтобы устроить тотальную чистку, с каждым новым покушением на Арханиуса не выглядела такой уж безумной. Пэтра готова была взять на себя грех, но любимый наставник категорически запретил ей это делать.

В конце концов, девушка смирилась с желанием наставника покинуть Цитадель. Оставалось только найти способ. Просто так уйти не получится. Их обязательно будут искать. Поэтому надо сделать так, чтобы до них никто не смог добраться.

И вскоре выход был найден. Условие Арханиуса - никому не навредить. Условие Пэтры - выжить. Неожиданно девушка обнаружила зарождающийся источник энергии в одном из подконтрольных миров. Дело близилось к Соревнованию, а эти источники являются предвестниками открытия новой субреальности. Безумная идея тогда появилась в девичьем мозгу. Что, если суметь привязать магический поток источника к ауре наставника? Арханиус, имея безграничную силу, станет невероятно опасным соперником для любого чародея. Пару раз обломают зубы, и посчитают, что проще забыть о его существовании, чем готовить новые покушения. А чтобы сократить нападки до минимума, нужно поселиться в эмпиреях, закрытом мирке, куда для посторонних путь будет заказан.

Девушка смогла переубедить учителя, и они начали подготовку к данному ритуалу.

До поры, до времени дела шли хорошо. Арханиус уверился в положительный результат эксперимента. Он уже видел, как сбрасывает с души ненавистный груз. Но вскоре обнаружился один, казалось бы, незначительный изъян в их плане. Чтобы совершить привязку энергии к ауре, нужно не два, а три мага. Третьему не надо иметь семи пядей во лбу, основную работу проделают Арханиус и Пэтра. Но без дополнительных рук идея посыплется карточным домиком.

И вот перед сообщниками встал серьёзный вопрос: кому довериться? Кто сможет помочь? Арханиус не хотел привлекать цитадельцев. Неизвестно, кто враг, а кто друг. Ни к чему такой риск. Пэтра с ним соглашалась. Лучшим выходом из ситуации виделось принятие нового ученика. Но Великий Маг помнил, что зарекался это делать.

Пэтре потребовалось несколько недель ожесточенных споров, чтобы убедить своего нерешительного наставника пойти на такой шаг. Арханиус психовал, срывался, но, в конце концов, согласился при одном условии: ученика они будут обучать подальше от Цитадели. И вот кандидат уже выбран. Осталось провести последнюю проверку и начать подготовку юноши. Совсем скоро источник раскроется, как раз понадобится помощь третьего мага...

***

Арханиус появился в серой, небольшой комнате. Как он часто любит называть, комнате для собеседования. Помещение является предбанником Цитадели Магии, такой себе межпространственный карман, и выглядит как почти обычный рабочий кабинет. Стены и потолок защищены постоянно действующим артефактом, оттого окрашены в серый цвет. На полу роскошный молочно-белый ковер. Арханиус любит уединяться здесь, когда на душе очень грустно. Разуется, босиком пройдет туда-сюда, сядет в кресло и со стаканом сладкого вина погрузится в воспоминания. Последнее время он зачастил тут появляться. Но сегодня другой повод...

Посередине комнаты расположен массивный стол. По одну сторону стоит черное, удобное кресло, по другую - стул с прямой спинкой.

Глава Цитадели телепортировался в дальний угол серого кабинета, оставаясь при этом невидимым для обычного глаза. Левая ладонь машинально пригладила волосы назад. Последовал тяжелый вздох, словно мужчина собирался прыгать с моста.

Главенство в Цитадели ускользает как песок сквозь пальцы... Желания бороться нет и в помине. Успеть бы подготовить второго ученика, сделать привязку источника к ауре и исчезнуть навсегда.

По привычке руки скрестились на груди.

Еще один тяжелый вздох. Уже почти собрался. Остался последний штрих...

Мужчина привычно спрятал неуверенность за маской хладнокровия.

Всё, готов. Можно появляться...

Незнакомая обстановка, неизвестный собеседник. Обычно кандидаты в ученики тушуются, ерзают на стуле и не знают, куда себя деть. Арханиус приготовился ответить на любой вопрос. В качестве подстраховки неактивными держал заклятья исцеления и усмирения - на случай неадекватной реакции. Великий Маг за долгую практику повидал всякое. Одни хмурились, пытаясь осознать произошедшие в их жизнях перемены. Другие, узнав, куда попали, тут же забрасывали Великого Мага множеством вопросов. Третьи не верили, щипали себя, желая проснуться. Некоторые даже сходили с ума, по-идиотски смеясь, или били себя подручными средствами. Бывали случаи, когда ученики, по-звериному рыча, набрасывались на мужчину. Как прореагирует Мартин Денисов, уроженец одного из измерений мира Ландум, Арханиус не знал. И поэтому был готов столкнуться с любой реакцией.

Но парень с густыми бакенбардами на щеках сумел удивить опытного чародея. А точнее, даже испугать Арханиуса, многое повидавшего за полторы тысячи лет.

Встретившись взглядом с Великим Магом, ученик не застеснялся, не опустил глаза, он глядел прямо, уверено, а на губах застыла расчетливая полуулыбка. Так обычно улыбаются инквизиторы, заглянувшие к жертве на огонёк с посланием, что их песенка спета. Почему-то первой в голову пришла мысль об очередном покушении...

По спине Арханиуса пробежал холодок. Цэпсиус подготовил удар? Но как он мог узнать?! Неужели Пэтра продала?

В сердце неприятно кольнуло. Великий Маг разом вспотел. Дыхание сперло. Тревога мёртвой хваткой вцепилась в душу.

Глава Цитадели качнул головой. Разум отказывался верить в предательство любимой ученицы.

Мужчина прошёлся к столу. По пути окинул оценивающим взглядом новичка. Первое, что бросалось в глаза - окровавленная и продырявленная штанина джинсов на правой ноге чуть выше колена. Что с ним стряслось?

Беглый осмотр магическим зрением ничего не показал. Организм человека абсолютно здоров. Аура чистая, закладок нет. Остаточная магия только в области окровавленной ноги. Но это ещё ничего не значит. Видимо, работал искусный специалист, коим и является Цэпсиус. Тут простым заклинанием-сканом не обойтись...

Только сейчас Арханиус обратил внимание, что ученик, несмотря на прямой стул, полулежит в нем. Вытянул ноги вперед, затылок опустил на спинку, руки сцепил замком внизу живота. Точно инквизитор, прибывший к своей жертве...

Дрогнули колени. Мужчина обессилено рухнул в кресло. Всё-таки предала...

***

Мозг, влюблённый в фантастические рассказы, уже давно подготовил объяснение, почему снились сны про Цитадель. Великие Маги накладывают на ничего не подозревающего человека заклинание, которое с методичностью дятла вбивает в голову информацию, вызывающую шок у современного человека. Тем самым они подготавливают сознание будущего ученика к перемещению в магическую школу. Повторение одного и того же сна на протяжении целого года должно было закончиться попаданием в Цитадель наяву. Мартин терпеливо ждал этого момента. И, наконец, дождался!

Идея учиться магии настолько проникла в душу, что Денисов уже не представлял себе другого будущего. Какой дипломированный экономист, о чем вы говорите? Какая планета Земля? Магия - только это имеет значение. Поступление в Цитадель наяву - первейшая из целей, но сны продолжались. Каждый день он отсчитывал часы до наступления ночи. Ложась в постель, парень с лихорадочным возбуждением ожидал, когда заснет. Постоянные "перемещения" в магическую академию сформировали новые желания. И вот пришло время их исполнения...

...Серая комната без окон и дверей любопытства не вызвала - настолько приелась по снам, что Мартин и в реальности не удостоил ее вниманием. Худощавый мужчина себе не изменял, также стоял в дальнем углу, скрестив руки на груди. Строгий взгляд чародея Денисов встретил со спокойным равнодушием. Когда это повторяется много раз, как-то успеваешь привыкнуть. Глава Цитадели Магии недоуменно вскинул брови, когда понял, что не произвел должного впечатления на человека. Интересно, а какую реакцию он рассчитывал получить после стольких повторений снов?

- Я приветствую вас, Великий Маг Арханиус. Мне наконец-то выпала честь познакомиться с вами вживую.

Мартин говорил легко, непринужденно. Комфорт и уверенность чувствовались в каждом его слове и жесте.

Во снах Арханиус реагировал на первую фразу ученика по-разному: хмурился, бледнел с испугу, задумывался, потирая подбородок, удивлялся, широко раскрывая глаза, злился, добела сжимая кулаки и взглядом метая молнии. В реальности, как думал Денисов, Великий Маг должен просто улыбнуться и поздороваться, понимая, что вербовочное заклинание сработало на "отлично".

Но Арханиус как-то странно обмяк в кресле. Лишь кожей Мартин уловил слабое дуновение, словно пролетела рядом бабочка. Видимо, чародей использовал какое-то сканирующее заклинание.

- Дрониус? - неожиданно произнес Великий Маг. С его лица схлынула кровь. По снам Мартин помнил, Дрониус - погибший друг Арханиуса.

- Нет. Насколько я знаю, он умер.

Мужчина медленно кивнул. Взгляд мёртвой хваткой впился в человека. Теперь Денисов ощутил, как чужеродная магия пронзает насквозь. Арханиус сейчас пытается вскрыть его якобы настоящую личину. Мерзкие ощущения, словно в теле ползают длинные, колючие червяки, но Мартин выдержал. Не в первый раз. Другой вопрос - почему повторяются сны? Разве реальность не должна быть другой? Или это очередной сон? Ущипнуть себя, что ли?

- Кто ты? - хрипло спросил Арханиус, когда его очередное проверочное заклятье не дало нужных результатов.

Денисов потерял дар речи. Открыл рот, чтобы что-то сказать, и закрыл. Это он так шутит? Что за бред? Великий Маг, который на протяжении года насылает сны про Цитадель, чтобы подготовить разум будущего ученика к переселению в магическую академию, сейчас натурально удивляется и пытается узнать, кто он. Не смешно.

- Мастер-маг, - Мартин опомнился. - Вы чего? Ваше вербовочное заклинание сработало.

Надо прекратить этот театр абсурда и переходить непосредственно к учёбе. Вот только Арханиус не спешит забирать нового ученика в Цитадель. Проблема.

- В смысле? - спросил Великий Маг.

Денисов терпеливо объяснил.

- Я имею в виду сны. Каждый раз начинаются одинаково. Вы в этой серой комнате рассказываете мне, что есть четыре команды Великих Магов: Гнев Магии, Университет Магии, Конклав Магии и, собственно, наша Цитадель. Между собой вы проводите что-то вроде турнира, называете эту магическую бойню Соревнованием. Вы являетесь главой Цитадели. Ваша ученица, Пэтра, талантливый маг, всей душой преданная вам...

- Сны? - мужчина нахмурился. Казалось, он после первой фразы уже не слушал собеседника.

Мартин вздохнул. Всё, больше подтверждений не требовалось. Арханиус к снам не имеет ни малейшего отношения... Забавно девки пляшут. Вот и первая загадка: кто на самом деле насылал сновидения про Цитадель?

Устроившись поудобней, Денисов начал. Если реальность ничем не отличается от сновидений, то придется действовать по сценарию сна. Благо уже давно всё отрепетировано.

Великий Маг не перебивал, ловил каждое слово. Лицо его принимало всё более озадаченный и удивлённый вид. Несколько раз Мартин ощущал колючих червей под кожей. По телу вспыхивали полоски огня. Хотелось их расчесать, а ещё лучше окунуться в холодную ванну, лишь бы прекратилось жжение. Но Денисов терпел.

Он рассказывал обо всём, что знал. Кто живёт в Цитадели. Как наставники набирают учеников. Про заклятья, трансформирующие ауры обычных людей, чтобы те могли управлять магическим потоком Великим Магов. Арханиус качал головой и скептически улыбался. И его можно понять, эту общую информацию знает любой посвящённый. Но Мартин не останавливался. Когда рассказ коснулся системы образования, Великий Маг посерьёзнел. Колючие червяки с большим усердием принялись выжигать внутренности.

- Может, хватит меня исследовать, а? - Денисов начинал злиться. - Я же сказал: я не шпион и не под гипнозом. Выслушайте меня до конца и только тогда принимайте решение.

- Хорошо, продолжай.

Мартин перешел к финальной части повествования.

- Так вот. Вы устраивали для меня экскурсию по Цитадели. И каждый раз я управлял серебристой энергией. Правда, не знаю, где это произойдет в реальности: то ли в столовой, то ли в коридоре...

- Прости, что ты делал?

Могущественного чародея проняло. Мартин улыбнулся, довольный произведённым эффектом.

- Управлял серебристой энергией.

- Это невозможно!

- Возможно, - Денисов продолжал улыбаться. Нравилось ему видеть такую реакцию будущего наставника. Сколько раз он этот момент проживал во снах, и до сих пор не надоело!

- Докажи!

- Мастер-маг, - сказал Мартин. - Эта комната - порождение магии. Серебристая энергия уничтожает любое заклинание. Мы просто-напросто разрушим комнату.

- И то верно. Потом покажешь. Продолжай.

***

Глава Цитадели в задумчивости откинулся на спинку кресла. Слова ученика снова и снова заставляли думать о брате. Дрониус мечтал найти способ управлять антиподом без артефакта. Вдруг у него получилось? Вдруг этот Мартин и есть Дрониус? Потерявший память, изменивший внешность, но старый добрый друг? Интуиция подсказывала Великому Магу, что так оно и есть.

Да и закончил рассказ парень совсем уж безумным предложением. Как раз в духе названного брата.

- То есть ты предлагаешь дружбу? - Арханиус подался вперёд. Он боролся с желанием попросить Дрониуса сбросить личину. Но раз брат решил так поступить, значит, на то есть веские причины.

- Нет, - Мартин качнул головой. - Я не верю в само понятие "дружба". Скажем так, я предлагаю взаимовыгодное сотрудничество. С помощью серебристой энергии я решаю все ваши проблемы с вашими противниками в Цитадели. Взамен вы подтягиваете меня в магии и помогаете обосноваться на Лоттусе. Меня не интересует ваше Соревнование. Я хочу создать собственное королевство. В том измерении Лоттуса как раз закат человеческой эпохи. Живут дикие племена. Пытаются выжить, я бы так сказал. Люди - вкусная пища для местной фауны... Среди дикарей очень мало магов. А у кого есть дар, дают отпор диким животным. И вот представьте, появляюсь я. Такой сильный, смелый, умный. Хищников истребляющий направо и налево... Я объединю племена, подтяну в магии местных. Народ пойдет за мной...

Мартин ухмыльнулся.

- Скажу по секрету, мне очень нравилась игра на телефоне, где надо строить город: создавать добывающие, перерабатывающие предприятия, строить фермы, выращивать пшеницу, откармливать коров, свиней и птиц. Вот теперь хочу все это сделать по-настоящему. Так что, по рукам?

Объяснения казались несколько натянутыми, но имели право на существование. Великий Маг улыбнулся.

- По рукам.

В следующий миг они оказались в кабинете главы Цитадели...

***

Из открытой двери доносился привычный студенческий галдеж. Занятие еще не началось, поэтому можно обсудить вчерашние дуэли. Ученики разбились на группы, и лишь маленькая, хрупкая на вид девушка находилась в стороне ото всех. Она сидела за последней партой, уткнувшись в конспект. Раскосые глаза перебегали от строчки к строчке. Губы то и дело шевелились, будто китаянка пробовала на вкус понравившиеся выражения.

Вокруг неё витал пряный аромат спелой вишни.

- Эй, Пэтра, зря стараешься! Я тебя сегодня размажу по стенке!

Сутулый парень как всегда одет в белоснежную рубашку. Верхние пуговицы расстегнуты, обнажая голый торс и артефакт в виде акульего зуба. Это Данил. Ставленник Великого Мага Томиаса, рьяного ненавистника Арханиуса.

Пэтра привыкла к постоянному психологическому давлению. Даже шутила по этому поводу. Своим оптимизмом девушка не раз подбадривала Арханиуса. Знала Пэтра и другое: если она прекратит высмеивать текущее положение, если опустит руки, шакалы, вроде Данила, быстро сожрут их обоих.

- Ну-ну. Надеюсь, выучил что-то новенькое.

- Выучил, - Данил - отъявленный кофеман. Всегда в его руке можно увидеть чашку кофе. Вот и сейчас он сделал глоток, посмаковал во рту горьковатый напиток, проглотил. - Тебе понравится!

Сутулый парень приблизился настолько, что заглянул в декольте обтягивающего платья. Одновременно с этим Данил отправил девушке мыслеобраз о том, как он мнет ее два сочных персика и заставляет нагнуться раком...

- Не дождешься! - прошипела Пэтра. Данил не успел закрыться, как его ноги подхватила невидимая петля. Головой вниз, он завис под потолком. Кофе не без помощи китаянки пролился на белоснежную рубашку.

- Твою ж мать, Пэтра! Новая рубашка!

Казалось, Данил нисколько не огорчился, что висит вверх тормашками.

- Ничего, потом переоденешься.

Разыгравшаяся сцена никого не удивила. Подобные конфликты происходят часто. Каждый норовит выказать свое мнение по поводу главенства Великого Мага Арханиуса. Но так как хамить главе Цитадели ученики боятся, поэтому отыгрываются на его единственной ученице. Особенно стараются те, кто публично перешел на сторону Цэпсиуса.

Пэтра поморщилась. Хорошо остальные, кто еще сомневается, держатся в стороне. Не ровен час, они тоже сделают выбор, и вряд ли "утопающему" Арханиусу это понравится. Черт, почему он боится активировать Стража?

Кофеман тем временем буравил девушку насупленным взглядом. Скрестив руки на груди, с недовольной гримасой он ждал, пока Пэтра соизволит его отпустить. Артефакт в виде акульего зуба качался на уровне носа. Пэтрино "Подвешивание" странным образом добирается до цели сквозь все щиты. Еще никому не удавалось блокировать это заклятье. И если уж попался, жди, когда освободят. Хорошо, ученица Арханиуса не добивает своих пленников, иначе остальные быстренько свершили бы самосуд.

- Пэтра, я вижу, ты неплохо забавляешься? - произнес только что зашедший в комнату белобрысый парень в белом медицинском халате. Он кивнул в сторону Данила и злорадно усмехнулся. Слабак, читалось на его лице.

- Не выводи меня, Массимо, - раскосая девушка повернулась к новому противнику. Сейчас она напоминала рассерженную кобру.

- Пэтра, Пэтра, - белобрысый вздохнул и картинно развел руками. - В тебе заключена такая мощь, а водишься с неудачником. Наше предложение ещё в силе. Великий Маг Цэпсиус с удовольствием возьмёт тебя в ученики. Бросай Арханиуса, ведь ты сама понимаешь, ему недолго осталось. Переходи к нам.

- Ни за что! - вспыхнула китаянка и исчезла в голубом свечении телепорта. Данил с глухим стуком упал на пол, расквасив нос.

***

Цитадель Магии не напоминала растревоженный улей. Общество магов ещё не отреагировало на появление новичка. Ни намёка на перемены. Впрочем, Мартин не ждал другого отношения. Пока не покажешь силу, к тебе будут относиться как к муравью.

После непродолжительной беседы в кабинете главы, Арханиус повёл ученика на экскурсию. Цитадель Магии больше всего напоминает здание университета с единственным отличием: этажей и кабинетов здесь не счесть! Мартин подозревал, что сам глава не в курсе, сколько тут помещений.

Целые этажи отданы под лаборатории разным группам чародеев. Есть лекарский отдел, где обитают маги жизни, посвятившие себя разработке новых целебных заклинаний и снадобий. Есть и штольни некромантов, где проводятся эксперименты с трупами и выводятся ужасные порождения ночи. Химерологам, видоизменяющим плоть и кровь животных, в качестве полигонов были наколдованы огромные лесостепи. Боевые маги тренируются и работают на специально отведенных аренах. Особняком стоит жилой корпус. Подальше от некромантов и боевиков, поближе к лекарям. Столовая находится в жилом корпусе. Здесь же расположен и кабинет главы Цитадели.

Перемещаться по этажам и корпусам магического учреждения можно с помощью лестниц и телепортов. Ясное дело, удобнее использовать порталы. Но если хочешь спуститься или подняться только на этаж-другой, то проще воспользоваться лестницей.

Телепорты найти легко: возле них постоянно снуют ученики. Расположены они в конце коридоров, и представляют собой чёрную металлическую дверь с крутящейся ручкой-переключателем. Чтобы попасть на нужный этаж, всего лишь требуется повернуть ручку к соответствующей надписи, открыть дверь и шагнуть в рамку телепорта.

Первой отличительной особенностью Цитадели является светящаяся серебристая плёнка, которая покрывает собой чуть ли не все коридоры и помещения чародейской школы. Это создал первый глава Цитадели - Лавренций. Серебристая субстанция имеет свойство подавлять силу Великих Магов. Заклятья любой силы превращаются в ничто, стоит только соприкоснуться с антимагией. Распадается и сырец-эфир, так называемый магический поток, с помощью которого и создают свои заклинания Великие Маги. Более того, ауры чародеев также подвержены негативному влиянию антипода.

Благодаря смелому решению Цитадель Магии существует по нынешний день, и её до сих пор не разнесло на куски от неудачно разорвавшегося заклятья. К слову, это единственный положительный момент с точки зрения обывателей Цитадели. Во всём остальном серебристая энергия причиняет только вред.

Первый Великий Маг Лавренций на заре существования чародейской школы стал обладателем особого артефакта - "Идентификатора власти", или просто "Стража". Именно артефакт позволяет манипулировать энергией-антиподом. Выглядит он как небольшой кубик однотонного серебристого цвета. Полученное могущество Лавренций использовал исключительно для укрепления собственной власти. Так, оправдываясь защитой от внешнего агрессора, первый глава покрыл серебристой энергией коридоры и помещения Цитадели. А для обеспечения внутреннего порядка по школе хаотично "плавают" серебристые облака... Предпринятые меры позволяли Лавренцию при малейшей необходимости призывать антимагию.

На протяжении всего существования Цитадели по-разному ограничивалась воля чародеев. Под запретом были то определенные части энергоконструкций, то целые заклинания. Однажды в немилость первому главе попало целое направление - магия иллюзий... Наказания не отличались оригинальностью - Страж окутывал провинившегося мага серебристым коконом, блокируя способности к магии. Плен ограничивался по времени в зависимости от степени вины, и полагалось, что маг одумается. Это срабатывало. Разум чародея привыкший пользоваться магическим потоком и плести заклинания, не готов воспринимать новую действительность. Очень скоро пленники соглашались на все, лишь бы глава Цитадели снял наказание...

Помимо этого Первый Великий Маг частенько любил прореживать ряды учеников и наставников. Серебристая энергия коршуном набрасывалась на неугодного чародея, разрывая ауру в клочья. Страж также использовался для охлаждения пыла недовольных или сведение счетов за проявленную жестокость. Одно время Великие Маги при малейшей ссоре били друг друга мощными заклятьями. Дошло до того, что Цитадель стала катастрофически быстро терять опытных магов. Поэтому Лавренций ввел древнее правило: "око за око, зуб за зуб". После нескольких показательных убийств, Великие Маги стали обмениваться болезненными, но не смертельными уколами.

Предыдущий Арханиусу глава настолько запугал цитадельцев антимагией, что этим грех не воспользоваться. Благодаря снам, Мартин знал, что и как надо делать. Реализовать его план поможет одно из серебристых облаков. Они медленно дрейфуют по Цитадели, заставляя нервничать окружающих магов. Облака представлены от маленьких сгустков, величиной с теннисный шарик, до гигантских, примерно с половину баскетбольного поля.

Естественно, многие Великие Маги хотели научиться управлять антиподом. Они успели перепробовать кучу вариантов. Насколько Мартин знал, Цитадель существует порядка четырнадцати-пятнадцати столетий. Соответственно самым старым Великим Магам перевалило за тысячу лет. Можно только представить, сколько безуспешных попыток они предприняли, чтобы решить проблему. И когда на их глазах какой-то мальчишка начнет управлять серебристым облаком, простым удивлением тут не обойдется.

Действо, без сомнения, впечатлит цитадельцев. А самое главное, Арханиус, наконец, воспримет его слова всерьёз и начнет обучать магии. Что, собственно, Мартину и нужно.

Только была в этом плане одна небольшая загвоздка. Неизвестно когда появится нужное облако. В одних снах, серебристая энергия выплывала в коридоре, в других - в столовой, в некоторых - на арене для сражений. Как будет в реальности - неизвестно. Поэтому Мартин решил подстраховаться: условился с Арханиусом о длинной экскурсии по Цитадели Магии, надеясь как можно скорее повстречать серебристое облако. Будущий наставник был только "за".

По мере экскурсии Мартин заметил одну странность, которой не замечал во снах. Казалось, Арханиусу не рады в Цитадели. Вообще никто. Случись его внезапная смерть, вместо поминок многие закатили бы громкую вечеринку в эту честь. Толпы учеников, все как на подбор одетые в черные гольфы и темные брюки, занимались своими насущными делами. На проходящего мимо главного Великого Мага внимания не обращали. Это удивило Денисова. Ладно, не уважают его как личность, но изображать почтение просто обязаны. Где приветствия?

Один паренёк с угрями на лице, на котором ученический гольф был слишком мал, так вообще отвернулся с такой гримасой, словно рядом пронесли пару ведер с навозом...

- Я погляжу, вас здесь не очень любят, - Мартин кивком головы указал на долговязого мага, кутающегося в длинную рыжевато-белую шубу. Мужчина как раз выходил из классной комнаты. Взгляд цепко следил за перемещением Арханиуса. Губы растянулись в презрительной улыбке, осуждающе качнулась голова.

- Великий Маг Томиас. Мастер стихии воды. Не обращай внимания.

Арханиус вёл себя, словно ничего не произошло. Складывалось впечатление, что в Цитадели не заведено относиться с уважением к начальнику.

- Он же ваш подчиненный... Разве подчиненные не должны почтительно здороваться с начальством?

- Вот это ты и исправишь.

Мартину не показалось, Великий Маг не до конца ему поверил.

- Мы же договорились, Мастер-маг. Они к вам на коленях приползут просить пощады...

- Сразу после того, как ты это сделаешь, - глава Цитадели поставил акцент на предстоящем событии. - Я заберу тебя в одно защищённое место. Там займемся обучением всерьёз. По возвращению в Цитадель на тебя откроется охота.

- Мы ещё посмотрим, кто кого...

Великие Маги проходили мимо, игнорируя Арханиуса. Новичок удостаивался лишь мимолётного взгляда. Ученики вообще не замечали Мартина. Все тихо и спокойно в датском королевстве. Денисов усмехнулся. Ничего, посмотрим, как запоете через часок-другой!

Цитадель действительно почти ничем не отличалась от обычного университета. Высокий потолок, длинные коридоры, двери, ведущие в классные комнаты. Широкие лестницы, соединяющие этажи. Вот только студенты другие. Эта странная униформа: обтягивающий гольф и свободные брюки. Девушкам, кстати, очень идет. Глаза разбегались в стороны, Мартин не мог нарадоваться. Какие здесь красотки! Будет с кем расслабиться в свободное от учебы время. Казалось, Великие Маги берут в ученицы девушек исключительно из-за привлекательности. Но женщина была бы не женщиной, если б не приспособила магию для наведения внешнего лоска.

Они поднялись на следующий этаж. Здесь кабинетов поменьше, зато правая сторона коридора усеяна оконными проёмами. Это своего рода наглядная история Цитадели. Кусочки миров, в которых когда-то были или продолжают действовать Великие Маги.

Пейзажи за окнами поражали красотой. Голубая лагуна, где прозрачная морская вода, накатывая на желтый песок, так и манила искупаться. Безжизненный лес с трепещущими на ветру черными листьями рождал в душе животный страх. Огромный раскидистый дуб с кровоточащими черепами вместо желудей скорее вызывал любопытство, чем отвращение.

"Так, а вот и пустыня Нашарра. Вторая дверь от этого окна сейчас приоткрыта. Отлично!" - Мартин усмехнулся. Как себя вести, он знал. План разработан давно и уже отшлифован полусотней снов. Во втором кабинете сейчас тренируется его будущий однокурсник и противник в одном лице. Растаман Бобби - неформальный лидер в младшей группе учеников. Сильный боец, но предсказуем. Во время практики, когда между ними разгорится конфликт, Бобби ударит в спину. Растаман не догадается, что созданная им водяная воронка проделает лаз в схрон алхимика, и тем самым выручит Мартина. Денисов в этом складе боеприпасов отыщет ингредиенты подчиняющего зелья, которое необходимо для борьбы с хищниками в мире Лоттус. Мире, где Мартин хочет построить собственное королевство.

Денисов искоса глянул на шагающего рядом Арханиуса. Великий Маг настолько погрузился в себя, что ничего вокруг не замечал. Его прилизанные назад, на манер бандитов девяностых, волосы растрепались. Глава Цитадели оказался не готов к появлению такого продвинутого ученика. Хорошо хоть согласился на его предложение. Мартин усмехнулся. Поставить всех на колени... Да, от такого предложения сложно отказаться.

Привычный многоголосый шум стал затихать. Основная масса учеников осталась позади. Впереди - другое крыло Цитадели. Расстояния между кабинетами увеличивались. Если в начале коридора двери ютились одна вслед другой, то сейчас приходилось идти метров сто до следующего класса. Так что от окна с видом на пустыню к искомому кабинету пришлось шагать очень долго. Мартин успел прокрутить план действий. Бобби будет работать с энергией, создавая заклинание. Когда конструкция лопнет, он обратит внимание на проходящего мимо главу Цитадели с новичком. Денисову останется только посмеяться над неудачей и пойти дальше. Начало конфликту будет положено.

"А вот и негритосик! Ну-ка, ну-ка. Опять халявишь?" - подумал Мартин.

Через открытую дверь можно было увидеть чернокожего парня с очень длинными грязными волосами, заплетенными в дредлоки. На голове нахлобучена зелёно-жёлто-красная шапка. Растаман. Из комнаты воняло марихуаной. Пыхтя косяком, парень пытался создать какое-то заклинание из энергетических линий, вытянув руки ладонями вверх. Над ним тонкими змейками кружились оранжевые жгуты, соединяясь в причудливые формы. Видимо, что-то шло не так, потому что он то и дело разводил руки в стороны, жгуты при этом рассыпались на составляющие. Восстанавливая концентрацию, Бобби резко мотал головой, отчего косички били его по заднему месту. В один момент энерголинии соединились совсем не так, как хотелось, произошел едва слышный хлопок, и растамана обдало освобождающейся энергией.

Все идет по плану. Как хорошо! Мартин улыбнулся.

"Сейчас, вот прямо через пару секунд растаман обернется, а мы покажем ему фак. Негритосик разозлится, но ничего не сделает - за спиной стоит Арханиус. При главе Цитадели нарушать правила смерти подобно", - пронёсся в голове желчный комментарий.

Задумчиво выпустив струю дыма, растаман действительно искоса глянул в проём. Денисов едва сдерживая ехидную улыбку, показал средний палец. Сейчас начнётся...

Но что-то пошло не так. Отработанная по снам схема дала сбой. Вместо злости, растаман вдруг рассмеялся.

- Слава Джа, бро! - Бобби вышел в коридор и, протягивая обслюнявленную самокрутку, добавил: - Хошь ботву? Долбит не по-детски...

Мартин растерялся, немо открывал и закрывал рот. Как? Как?! Не такая должна быть реакция? Почему?

- Или у тебя есть че курнуть? - Бобби сжал зубами косяк и, наклонив голову, с прищуром оглядел собеседника. - Тогда давай пыхнем твоё!

В голове Денисова лихорадочно метались мысли. Что происходит? Этого разговора не должно быть! Что делать? ЧТО ДЕЛАТЬ?

- Э-э, бро! - растаман щелкнул пальцами возле лица Мартина. - А ну посмотри мне в глаза... Да тебя ж прёт!!! Дай напаснуться! Я тож хочу, чтоб меня так нахлобучило!

Встретив в туалете своего ВУЗа Пэтру, пообщавшись в серой комнате с Арханиусом, гуляя по Цитадели, Мартин как-то сразу поверил, что будет происходить именно так, как происходило во снах. Даже новая реакция Великого Мага не смутила. Он покажет растаману средний палец, тот затаит обиду. Когда станут учиться вместе, ссора перейдет на новый уровень. И, наконец, на практике Бобби не выдержит и ударит водным смерчем. План четкий. Цель ясна. Но почему в реальности все по-другому? Зачем этот планокур с ним общается? Дружелюбный, мать его. Такой вариант событий просто не укладывается в голове. Все планы летят к чертям собачьим!

- Что?

- Говорю, поделись травой. Штырит, гляжу, похлестче моего.

Растаман не просто решил пообщаться, он почему-то сразу причислил новичка к категории "свои". И как теперь с ним поссориться? Обкуренный мозг посыл на три буквы не воспринимает. Ударить его, что ли?

Бобби продолжал что-то рассказывать, упоминая своего бога Джа. Мартин, колеблясь, собираясь с силами, глянул в обкуренное лицо, на пухлые губы. Взгляд скользнул по дредлокам. Омерзительно! И как такой укурок может быть другом?! Бред! Не хочу! Не было друзей и не будет! Рука сама сжалась в кулак. Всё, решение принято. Короткий взмах, и растаман в нокауте... Уж после такого Бобби точно разозлится.

Но снова все пошло наперекосяк. В момент, когда падал растаман, коридор прочертила яркая красная вспышка. Следом раздался оглушающе-звонкий свист, заставляя закрывать уши и сгибаться в три погибели. Что происходит?

События поскакали галопом. Мартин едва успел проморгаться, как вверх взметнулись дредлоки. Это растаман резво вскочил на ноги. Новая вспышка пришлась на жёлтую стену. По защите разошлись круги, как на воде. Сопровождающий молнии свист теперь стал едва слышен, видимо постарался Бобби. Удары последовали один за другим. Кто атакует? Зачем?

Когда нападавший взял микропаузу, и волны на щите успокоились, Мартин разглядел одиноко стоящую куклу Барби с растрепанными, длинными белокурыми волосами. Тридцатисантиметровая игрушка, одетая в юбку и блузку, направила на них свои крошечные, игрушечные ладони. Неужели это и есть их враг? Догадки подтвердились. От куклы сорвался искрящийся шар. Сомнений больше не было. Это боевой артефакт. Страх липкой паутиной сковал тело. Мартин нутром почувствовал мощь нового заклинания. Сейчас их прибьет!

Но растаман оказался не лыком шит. Желтая стена преобразовалась в купол и загустела. Мерцающий шар расползся по защите, но причинить вред не смог. Денисов глянул на своего спасителя. Бобби каким-то чудом еще не выплюнул косяк. Казалось, дым застилает глаза, ничего не видно, но это не мешает создавать заклинания! Вот уж наркоманская натура! Тут убивают, а ему курить подавай! Идиот!

Мартин видел пот, градом стекающий со лба растамана. Тяжело держать защиту от обезумевшей куклы. Жаль, никого нет, чтобы помочь. Стоп. Как никого? А где Арханиус?

Только сейчас Мартин заметил отсутствие главы Цитадели. Но ведь он шел следом. Куда пропал? Что за чертовщина? Денисов бегло оглянулся. Коридор пуст. Обезумевший артефакт все пытается пробиться сквозь желтый щит растамана. Снова сверкают молнии...

Ослепляющие вспышки, звонкий свист, заставляющий прикрывать уши. Как бедный Бобби выдерживает все это? Мартину остро захотелось проснуться у себя в кровати. Пусть и это окажется сном. Очень плохим сном, который надо забыть.

Как бы там ни было, а бой продолжался. Кукла сменила тактику. Над ними возник красный шар, из которого вытянулись щупальца. Новая разновидность молнии. Парни оказались в плену у искрящейся стихии. Бобби, словно робот, создавал конструкцию за конструкцией, поддерживая защитный купол. Но силы его покидали. Новые заклинания появлялись реже и слабее. Неужели это конец?

- Артефакт... отвлеки... - прохрипел растаман. Слова с трудом давались ему.

- А?

- Не дай...закончить... заклинание! - в минуты опасности Бобби заговорил как вполне обычный человек. Кукла тем временем пыталась показать танец пьяного робота. Явно готовит что-то мерзопакостное.

- Ага.

Мартин, еще пребывая в прострации, начал действовать. Может все это и сон, но проверять не хотелось. Вон проткнутая нога как болела. Хорошо Пэтра тогда сжалилась, убрала боль и залечила рану. Денисов попытался выбежать из защитного круга, но его отбросило назад.

- Сейчас... За спиной... Иди! - натужно, сквозь зубы проговорил Бобби.

Мартина с силой швырнуло вперед, будто потянула к себе невидимая рука. Растаман заклинанием ускорил выход новичка из защитного круга. Пол и потолок менялись местами. Денисов кувыркался недолго. Встав на четвереньки, мотнул головой и огляделся. Все расплывалось перед глазами. Барби продолжала танцевать. Молнии прощупывали желтый купол, пытаясь найти изъяны. Бобби обессилел настолько, что упал на колени, но продолжал насыщать энергией защиту.

В приоткрытом кабинете есть стулья. Если прошмыгнуть туда, можно попробовать забросать куклу мебелью. Мартин решился. Выдохнув, он на четвереньках помчался в класс. За спиной в пол били молнии. Денисов не оглядывался - сейчас секундная задержка смерти подобна. Влетев в кабинет, он схватил первый стул. Времени разбить на мелкие детали не было, да и незачем. Мартин, не глядя, швырнул стул и тут же кинулся к другому. Пока грохотал об пол первый, второй стул начал полет. Кукла на эти тщетные попытки не обращала ни капли внимания. Бросаемые предметы просто недолетали до цели.

Молнии перестали бить у входа в кабинет. Поэтому Денисов решился выйти в коридор и третий стул отправить в полет, тщательно прицелившись. Вжавшись в стену, он медленно двинулся в сторону беснующегося артефакта. Бобби тем временем уронил окурок. Из его носа хлыстала кровь. Растаман держался из последних сил. Мартин, утратив осторожность, ринулся вперед. За что и поплатился. Парень не успел даже замахнуться. Кукла Барби повернулась к нему. Нелепо взмахнула игрушечными ручками, и Денисова припечатало к стенке потоком горячего воздуха. Мартин так сильно стукнулся затылком, что потерял сознание... Очнулся же от похлопываний по щекам и едкого дыма марихуаны под носом.

- На, раскурись! Попустит.

Денисов приоткрыл глаза. Все троилось: три растамана кружились вокруг и протягивали три косяка.

- Ты слышь меня? Дунь! - Бобби выпустил дым прямо в лицо Мартина. Тот закашлялся.

- Что с куклой?

- Спит, курва, - растаман улыбнулся на все тридцать два зуба. По его лицу была размазана кровь. Денисов бросил взгляд туда, где раньше стояла Барби. В коридоре на том месте появился ледяной камень, который намертво сковал свихнувшийся артефакт.

- Хороша! - цокнул языком Роберт. - Старшие говорят, на Соревнованиях эти курвы дают жару. В боевом режиме может потягаться с Великим Магом. Нам повезло, что в Цитадели их силу снижают до минимума.

- Минимума? - Мартина запоздало накрыла волна ужаса. Поединок чуть не стал фатальным, а свихнувшийся артефакт работал на минимуме сил. А если бы планокур не выдержал? Если бы эта чертова Барби пробила щит? Сегодня точно закончилась бы славная эпопея с переходом в Цитадель. Как говорят, увидеть Рим и умереть. Печально... Не было б уроков магии, Лоттус так и захлебнулся бы в собственном бессилии. Не видать ни королевства, ни кучи денег, ни симпатичных девушек. Все кануло бы в лету. Одно странно, почему такого не было во снах?

- Спасибо, бро! - Бобби хлопнул Мартина по плечу. - Дважды меня спас. Джа доволен тобой. Курнем за это!!!

Растаман снова предложил косяк.

- Что вы делаете?! - раздался визгливый голос откуда-то сбоку. К ним мчался взмыленный парень в очках и в деловом костюме. Все ученики по правилам Цитадели ходят в одинаковых черных водолазках и в брюках. В эту форму Великие Маги встроили специальные защитные заклятия, помогающие снизить уровень травматизма. Позволить себе носить другую, незащищенную одежду могут лишь сами Великие Маги и ученики, удостоенные звания "Маг". На Великого этот паренёк явно не тянет, харизмой не удался, а значит, Маг. Из чего следует, что он заносчив, высокомерен и младших по рангу считает козявками, путающимися под ногами.

- Курва напала! - ответил Бобби, спокойно выпуская дым. - На-ка курни! Расслабься! Джа любит тишину...

- Убери от меня эту пакость! - скривившись, парень в костюме отмахнулся, как от надоедливой мухи. - Ты!

Он указал на Мартина.

- А ну отдавай стабилизатор!

- Чего?

- Я сказал, быстро! - очкарик схватил Денисова за грудки.

- Руки убрал, - в голосе Мартина послышалась угроза. Пусть он в магии ни бум-бум, но так обращаться с собой никому не позволит. Даже если это будет Великий Маг.

- Как со мной разговариваешь, малявка? - зашипел парень в деловом костюме.

- Джа за мир! - Бобби попытался вклиниться, но очкарик одним мановением руки отправил растамана в полет по коридору.

- Что здесь происходит? - Великий Маг Арханиус застал весьма странную картину. Артефакт-кукла Великого Мага Аманды скован во льду. Ученик Омега-группы Роберт с опустевшим резервом энергии, с окровавленным лицом и водолазкой, яростно сжимая кулаки, шел на Мага Сэмюеля. А сам Маг, держа за грудки, припер Мартина к стене. Налицо нарушение порядка и дисциплины.

- Этот недоученик спёр стабилизатор. Из-за чего кукла на него напала. Куда смотрит его Мастер-маг? Видимо, сам такой же придурок, раз держит подле себя дурачка! - парень в очках и в деловом костюме захотел выслужиться перед главой Цитадели. И, видимо, посчитал, что шпилька в сторону врагов Великого Мага прибавит лояльности к простому Магу. Сэмюель наверняка подумал, что Арханиус увеличит ему лимит выдаваемой энергии. Ведь всякое бывает. Но вместо доброжелательной улыбки, которую ожидал увидеть Маг, глава Цитадели побагровел. Из глаз сверкнули молнии. Сэмюель не понял, почему.

- Он стабилизатор не брал. Они исчезли по всей Цитадели. Мастер безопасности Фриган уже ищет виновного. Или ты полагаешь, что человек с нераскрытым резервуаром смог сдвинуть магический артефакт? И тем более спрятать? - последние слова Великий Маг произнёс очень тихо. В его случае это имело гораздо больший эффект, чем шипение минутой назад самого Сэмюеля. Растаман замер в нескольких шагах от главы Цитадели. Попадать под горячую руку Арханиуса ему не хотелось. Сэмюель весь съёжился, очки сдвинулись набекрень. Руки сами собой отпустили Мартина. А сам Денисов еле сдерживался, чтоб не заржать - очкарик попал, так попал! Сказать могущественному магу в лицо, что он придурок - это чистейшей воды самоубийство!

- Я... я... - Сэмюель не глупый парень, начал кое о чём догадываться. И только сейчас удосужился обратить внимание, что резервуар парня, в ауре которого он заметил странные завихрения энергии, принятые им за спрятанный стабилизатор, не просто пуст, а еще и запечатан.

- Я так понял, что ты не причастен к этому? - Арханиус указал на кусок льда в коридоре.

- Н-нет.

- Значит, свободен.

Сэмюель предпочёл телепортироваться. Его окутала голубая дымка, и вскоре он исчез. Подальше от рассерженного Великого Мага.

- А ты отправляйся в медкорпус, подлечись, - сказал Арханиус, насыщая ауру растамана энергией. - Потом найдешь Мастера Фригана, ему будет интересно узнать о случившемся.

Великий Маг поправил зализанные кудряшки вдруг засветившейся белым ладонью. Мартин ухмыльнулся. Какой знакомый жест! Арханиус, когда нервничает, неосознанно прилизывает волосы назад.

- Понял! - отчеканил растаман. - Джа с нами, бро! Жду тебя на занятиях!

Бобби, выпуская густой дым, вразвалочку пошел по коридору. Мартин в самых расстроенных чувствах смотрел ему вслед. Обидно, с растаманом так и не получилось поссориться. Бой с куклой сплотил их. И как теперь пробраться в ту лабораторию алхимика? Самому что ли создать водный смерч? Но там энергоконструкция для новичка очень сложная. Их изучают на третьем году обучения. А может просто пробурить дыру? Хотя нет. Там еще было голубоватое свечение - видимо из-за смерча сработал телепорт. Лучше все-таки не рисковать, и действовать, как было во снах.

- Ты извини. Исчезли стабилизаторы, пришлось ненадолго отлучиться. Кукла не должна была напасть. Видимо, произошёл какой-то сбой. Молодцы, что справились, - Арханиус криво улыбнулся. - Я думаю, что смогу тебе компенсировать пережитое. Сейчас пойдём смотреть учебные бои Сигма-группы. По пути расскажешь, что здесь произошло...

В ответ Денисов просто кивнул.

***

Вестибюль Цитадели Магии похож на холл помпезного, неимоверно дорогого театра. Ровный прямоугольник помещения. Широкие, витые лестницы по бокам. Вымощенный бежевыми мраморными плитами пол. Стены с вмурованными статуями Великих Магов прошлого. Цветные орнаменты на потолке. Здесь у новичков захватывало дух. А старшие приходили, чтобы со злобной ухмылкой заглянуть в лицо бывшего врага.

Величественность холла Цитадели несколько портила серебристая энергия, жирной пленкой обволакивающая стены, пол и потолок. Впрочем, маги настолько привыкли к этому, что даже не замечали.

Главным же достоинством вестибюля, ради чего сюда приходит чуть ли не вся Цитадель, - это двойной ряд огромных белых колонн. На первый взгляд кажется, ну и что здесь особенного? Ну, колонны. Ну, много. Тогда почему здесь постоянно снуют ученики, одетые в одинаковые черные гольфы и черные брюки? Почему тут прогуливаются Великие Маги? Почему все слетаются в вестибюль, словно пчёлы на мед? Посторонние не смогли бы дать ответ. А обитатели Цитадели знают - колонны являются раздатчиками магического потока, энергии, без которой маги не могут творить своё волшебство.

Правда, некоторые Великие Маги считают постыдным стоять в очереди за энергией наряду с учеником. Эти личности предпочитают доставку эфирной жижи к себе в жилую комнату или, как вариант, в рабочий кабинет. Конечно, десяток-другой литров энергии придется заплатить - а ну-ка проложить энерготрубу от источника в комнату на двадцатом этаже! Но эти Великие Маги выбирают удобство, на которое не жалко выбросить немного ценной субстанции.

В вестибюль с колоннами спустился высокий, статный парень. Аристократ по происхождению. Белые, длинные волосы стянуты резинкой в конский хвост. Поверх чёрного ученического гольфа небрежно накинут белоснежный медицинский халат. Но Массимо Мюррей не врач и не алхимик. Он просто не любит пачкаться, а белая накидка нужна как символ чистоты и своеобразный барьер от грязи окружающего мира.

Массимо лениво осмотрелся. На холеном лице появилась презрительная улыбка. Белобрысый парень увидел толстого подростка лет шестнадцати-семнадцати, ошивающегося неподалеку одной из колонн. Толстяка кличут Жлобом. Этот ученик большой скряга. Любит ходить на занятия, где наставники дают казенную энергию. Свою Жлоб либо не тратит вообще, либо тратит, но очень мелкими порциями. Расстаться даже с литром энергии для толстяка смерти подобно. Массимо не понимал, зачем копить энергию и не пользоваться. Как маг - Жлоб очень слаб. Такой не проживет и дня на Соревновании. А в вестибюле он тусуется в надежде урвать капли магического потока, иногда остающиеся после других учеников.

Повернув голову направо, Массимо увидел другого толстяка. Пухлый обжора с глазами навыкате и тремя подбородками. Его пузо чуть ли не волочится по полу. Белобрысый парень уважительно кивнул, встретившись взглядом с этим жирдяем. Мастер иллюзий Кор - один из первых Великих Магов Цитадели. Блондин не знает, сколько лет этому древнему существу. Кор не ходит в вестибюль за энергией. По крайней мере, Массимо ни разу не видел жирдяя, стоящего в очереди за магическим потоком. Судя по наблюдениям, Мастер иллюзий, как любой другой старожил, спускается сюда поглазеть на своих умерших друзей и врагов. Вспомнить былые времена, так сказать. Сейчас Кор, как и много раз до этого, стоял напротив статуи невзрачного, худощавого человечка. Подростка, остановившегося в развитии. Насколько Массимо помнил из рассказов своего наставника, невзрачный человечек - это Великий Маг Дрониус. Бунтарь, какого свет не видывал. Очень сильный чародей. Но Мастер иллюзий Кор сумел его убить. Зная это, вполне можно предположить, зачем жирдяй заходит в вестибюль. Славная победа над врагом никогда не выветрится из памяти.

Массимо перестал разглядывать Великого Мага. Повертев головой, блондин пристроился в очередь к ближайшей колонне. В проеме был виден силуэт ученика. Ладони прижаты к специальным выпуклостям. Судя по насыщенности ауры, получение порции энергии подходит к концу.

Так и есть. Не успел Массимо об этом подумать, как из колонны вышел охмелевший паренек. Молодых, неопытных чародеев закачка энергии в первое время пьянит. Блондин хмыкнул, увидев рванувшего к его колонне Жлоба, и шагнул в проём.

Устройство раздатчика до абсурда простое. Всего и надо, что пройти сквозь тончайшую серебристую пленку в проеме колонны - подарок-напоминание Лавренция о силе Стража. Потом приложить ладони к раздаточным выпуклостям. Заклинание, встроенное в колонну, определит статус мага и произойдет выдача запрограммированного количества энергии.

Зайдя внутрь, Массимо поежился. Серебристый антипод вызывает щекотку, но блондину всегда казалось, что он окунается в чан с грязью. Неприятное чувство!

Парень дотронулся ладонями до шарообразных выпуклостей в стене. Почти мгновенно почувствовал теплоту магического потока, хлынувшего в его пустой резервуар. Сквозь кожу проступило оранжевое свечение.

Блондин зажмурился, наслаждаясь силой, разливающейся по телу.

Внезапно мышцы свело судорогой, чей-то тяжелый взгляд вонзился в спину. У Массимо ёкнуло сердце. Ну, наконец-то! Девять с половиной месяцев ни слуху, ни духу!

Не отрывая рук, белобрысый резко оглянулся. Жлоб прохаживался вперед-назад, алчно косясь на проем колонны. Не то. Прошла, активно жестикулируя, парочка девчонок. Тоже нет. Массимо прикусил губу. Ну и где же Он?

Его тайный союзник всегда появляется, когда вздумается, и порой в самый неподходящий момент. Как-то Абсолют явился, когда Массимо сидел на унитазе. Блондин подозревал, никто ещё не встречал божество со спущенными штанами. Впрочем, Он не обратил на это внимание или попросту не заметил.

А сейчас вот испортил весь кайф от закачки энергии. Сволочь!

Массимо сразу прикусил язык, Абсолют непонятным образом может считывать мысли, и поэтому думать о Нём плохо нельзя. Чревато последствиями.

Темную внутренность колонны заполонил плотный, молочный свет. На уровне глаз появился белый светящийся комок размером с кулак.

- Здравствуйте, Абсолют! - Массимо улыбнулся, все еще прижимая ладони к выпуклостям, передача энергии не закончилась.

- Массимо Мюррей,

Приветствуй друзей!

Задание есть,

Выполняй поскорей!

Без предисловия начал Абсолют. Как всегда, создалось ощущение, будто говорят сразу несколько голосов: от низкого, скрипучего мужского баса до высокого, писклявого женского сопрано.

- Я слушаю!

- Будь глазами моими,

Запоминай все вокруг.

Руками твоими,

Я свершу правосуд.

- Что я получу взамен? - хитро прищурился блондин. Выполнять просьбы говорящего комка света всегда приятно. Абсолют не скупится на ответные услуги. Обучает, например, мощным атакующим заклятьям.

- Атаку получишь,

Мощи небывалой.

Сильнее станешь,

Любых генералов.

- Какую? - Массимо уже догадался, что ответит союзник.

- Великий Маг Донован,

Изобретатель из Гнева.

Его находок ты фан,

Для сдвига прогресса.

- По рукам, - блондин плотоядно облизнулся. Похоже, он скоро станет сильнее на одно атакующее заклинание.

Великий Маг Донован из Гнева Магии - уникум! Ему удаётся изобретать заклятья, превосходящие в разы стандартные конструкции. И по мощности, и по энергозатратам. Во многом благодаря этим уникальным разработкам Массимо удавалось легко побеждать своих оппонентов.

- За кем мне надо следить?

***

Главная арена сражений Цитадели Магии больше всего напоминала Мартину римский Колизей. Такие же двухъярусные, амфитеатром расположенные зрительские места. Только вместо простых лавочек огромные кожаные кресла. С откидной спинкой и подставкой для ног. Все как доктор прописал. Даже выглядят чертовски удобно. Денисов подозревал, что есть у них еще функция вибромассажа, но пульт управления так и не нашелся.

Его внимание привлекло разворачивающее действо на площадке. Само поле маги ограничили сеткой, переливающейся всеми цветами радуги. Этот барьер нисколько не мешал просмотру, ограждая зрителей от буйства магии. Мартин невольно пригнулся, когда одно заклинание срикошетило и с бешеной скоростью устремилось в их сторону.

Поле арены сейчас смахивало на площадку для пейнтбола. Один ученик в жёлтой футболке взбежал на второй этаж деревянного строения. Другой из этой команды - укрылся за огромным валуном. Судя по перемещению, они хотели окружить последнего "синего". Мартин насчитал ещё восьмерых "жёлтых" и девятерых "синих" выбывших, которые внимательно наблюдали за окончанием битвы. Ученик в синей футболке лежал под баррикадой из бочек. Оранжевое свечение разгоралось между его рук. Сразу видно - опытный маг. Если растаман делал видимой энергию, чтобы легче найти огрехи, то этот ученик закрыл жгуты непроницаемым куполом и создавал заклинание на ощупь. И всё для того, чтобы удивить противников...

Подготовка закончилась, сфера просачивается сквозь бочку. Мартин весь подобрался. Сейчас что-то будет! Заклинание в полете начинает трансформироваться, вытягиваться. Пролетает мимо перевёрнутой легковушки. И вот уже к валуну крадётся оранжевое кошкоподобное существо с шестью лапами. Денисов разочаровано покачал головой. Опять химера! Нет бы заклинание-обманку или что-нибудь стихийное да помощней... Но для ребят на арене магическая химера не показалась чем-то пустяковым.

- Берегись! - окриком "желтый" в строении выдаёт себя. Враг этим пользуется, в окно влетает другая оранжевая сфера, но тут же рассыпается фейерверком - "жёлтый" успевает поставить защиту.

- Во дурак! - Мартин презрительно фыркнул. Почти в каждом увиденном сне этот "синий" атакует в лоб. Что в конечном итоге приводит его к проигрышу. А надо всего лишь ту же сферу пустить снизу, из-под фундамента. У "жёлтого" Карэна в защите там слабое место - он неправильно соединяет энергопотоки.

Тем временем кошка добралась до второго "жёлтого". Он сделал едва уловимые пассы. Руки молниями расчертили воздух, жгуты сплелись в конструкцию зелёного щита.

Детище "синего", встав на дыбы, выпустило из передних лап дымящиеся огненные сгустки. Защита обороняющегося прогнулась, но атаку сдержала. Мартин картинно зевнул. "Жёлтый" ждёт, пока заклинание противника истощится. Глупо!

В это же время из окна деревянной постройки вылетело пепельно-синее облако - Карэн запустил любимое заклинание. Предсказуемый ход. Именно так и понял "синий". Торжественный возглас вырвался из его груди. Арену прорезал оранжевый росчерк, и вот облако распадается на части. Карэн зачастил применять излюбленный приём, поэтому все уже знают противоядие. "Синий" перешёл в атаку. Встав во весь рост, он начал забрасывать оранжевые гранаты в деревянный домик (яркие вспышки освещали купол, которым укрылся Карэн), не замечая, что прямо над головой снова сгущается то самое облако. Выбывшие "жёлтые" затаили дыхание в предвкушении победы.

Мартину надоело смотреть поединок. И так известно, чем всё закончится. Денисов повернулся к своему будущему наставнику. Великий Маг Арханиус не следил за перипетиями на арене. Взгляд главы Цитадели уставился в одну точку на потолке. Пальцы лениво потирали подбородок. Мыслями Мастер-маг витал где-то очень далеко...

Неожиданно сквозь потолок дымчатой струёй стала просачиваться серебристая энергия. Зрачки Денисова расширились. Улыбка заиграла на губах. Ну наконец-то! Мартин прокрутил в голове очередность действий.

- Мастер-маг, - по снам Денисов знал, как надо обращаться к Великим Магам. Ученик дотронулся до плеча наставника, возвращая того в реальность. - Пора. Наслаждайтесь спектаклем...

Буквально через миг на трибунах Главной арены сражений воцарилась звенящая тишина...

***

В то время, когда Арханиус только привёл Мартина на Главную арену сражений, на противоположной стороне уже находились два мага. Один - полный, габаритный, респектабельный мужчина, одетый в деловой костюм. Его пухлые руки лежат на спинках соседних кресел. Лысая голова отражает вспышки творимых на арене заклинаний. Смешной эффект, вот только никто и не думает смеяться. С Великим Магом Цэпсиусом шутки плохи. Лучший Мастер атаки способен простым заклинанием навсегда покалечить любого шутника. А если впадёт в боевой транс, с ним вряд ли справятся даже объединённые силы десяти Великих. По праву Цэпсиус считается самым сильным чародеем Цитадели. Многие видят его своим вожаком, а главенство Арханиуса считают временным явлением. Цэпсиус с ленцой осматривал лица присутствующих в зале.

Рядом с ним сидит его ученик: молодой парень, долговязый, худой. На плечи накинут белый медицинский халат, из-под которого выглядывает черная ученическая водолазка. Длинные, белоснежные волосы собраны в хвосте. Ученик всем телом завалился на кресло, руки скрестил на груди, а ноги положил на спинку кресла предыдущего ряда. Он пытается подражать учителю, с такой же ленью осматривает окружающих, но в его случае это выглядит не всегда естественно.

- Массимо, видишь, Мастер-маг Арханиус взял нового ученика, - растягивая слова, сказал Цэпсиус. - Ты ещё со мной спорил... Глупо с твоей стороны делать поспешные выводы. А ведь ты скоро станешь Великим...

- Понял, - отрывисто, словно выплюнул, ответил ученик. Массимо не любит признавать ошибки. - Арханиус притащил его на верную смерть. Кретин! Сам одной ногой в могиле, а набирает учеников!

- Мастер-маг или Великий Маг Арханиус. При мне проявляй уважение к другим Великим Магам. Тем более, наш нынешний глава действительно заслужил уважение...

- Чем? - скептически перебил учителя Массимо.

- Хотя бы тем, что стал главой Цитадели, - змеей прошипел Лучший Мастер атаки. Горе тому, кто осмелится перебить Цэпсиуса. Впрочем, белобрысый маг показывает хорошие результаты и глупо терять такого способного ученика накануне Соревнования.

- Но не благодаря своим усилиям. Стечение обстоятельств, этот парень, Клемента, и некоторая везучесть. За что его уважать? - возразил Массимо.

- В том-то и дело. Везучесть, удачное стечение обстоятельств, хороший ученик. В этом и заключается суть уважения. Поверь моему опыту - невезучие маги, как правило, долго не живут, - Цэпсиус успокоился. Он любит учить уму-разуму бестолковых учеников, а потом наблюдать, как вложенные знания дают всходы. Массимо имеет множество недостатков, но в то же время он толковый парень, с которым можно иметь дело. Лучший Мастер атаки, ничуть этого не скрывая, гордится, что в рейтинге учеников Массимо занимает первое место.

- Хорошо... я с вами согласен. Но все равно, мне кажется... как-то неправильно, что Арханиус (Цэпсиус взглянул осуждающе) хорошо-хорошо... Великий Маг Арханиус получил "Идентификатор власти"...

- Правильно - неправильно. Честно - нечестно. Это дело минувших дней. И поэтому рассуждать об этом нет смысла. В стенах Цитадели наш глава имеет огромное преимущество. Без серьёзной подготовки бунтовать в открытую не получится. Я не хочу становиться пленником Стража, - при этих словах Лучший Мастер атаки вздрогнул от накативших воспоминаний. На его лице промелькнула тень страха.

- Арханиус избежал четырнадцать, организованных мною, покушений! И невесть сколько, организованных нашими друзьями. Складывается впечатление, что у него за спиной ангел-хранитель. А у меня не бездонное количество артефактов!

- А вы не сказали Мастер-маг или Великий Маг, - попробовал пошутить Массимо, но перегнул палку.

- А вы не сказали... - передразнил ученика Цэпсиус, а потом взорвался: - Что ты понимаешь, щенок? Маг!.. Ещё не заслужил такой почести, как любой Великий Маг...

От ярости учителя белобрысый весь съёжился, убрал ноги со спинки кресла.

Лучший Мастер атаки уже спокойным тоном добавил:

- Будь добр, не раздражай меня по пустякам.

- Извините, - буркнул обиженно Массимо и свёл разговор в другое русло: - Мне продолжать вербовать учеников?

- А сколько уже есть?

- Двадцать.

Цэпсиус скривился.

- Мало. Надо ещё как минимум столько.

- На это потребуется время.

- У тебя есть пять-семь месяцев, - Великий Маг недовольно поджал губы. - Артефакты медленно заряжаются.

- Понял. Действовать будем по плану?

- Я тебе сколько раз говорил?! - Цэпсиус хотел было снова взорваться, но передумал. Вместо этого он продолжил говорить спокойным тоном: - В этот раз у нас всё получится. Есть пять развоплотителей. Установишь один в столовой, один здесь - на Главной арене сражений, два в жилом корпусе: один у центрального входа, другой - у запасного.

- Пятый возле кабинета Арханиуса? - спросил Массимо и прикусил губу. Забыл сказать "Мастер-маг", но Цэпсиус этой оплошности не заметил.

- Кретин, пятый будет у меня. На случай, если Арханиус захочет со мной сразиться.

Массимо хмыкнул и скептически покачал головой, не считал он необходимым так перестраховываться. Его учитель голыми руками сможет разобраться с любым зарвавшимся магом. Лучший Мастер атаки правильно расшифровал скепсис ученика.

- Надо быть готовым к любой неожиданности. Семь блокираторов рассредоточишь по Цитадели. Я потом тебе скажу, где именно. Восьмой оставишь себе.

- Спасибо, - Массимо сыто улыбнулся. - Девятый, я так понимаю, будет у вас?

- Да. Смотри дальше. Как только установим артефакты, завербованные ученики по команде должны начать драку. В столовой, в жилом корпусе, на Главной арене сражений, в коридорах, везде. Психика у остальных ребят неустойчивая, у них руки чешутся с кем-нибудь подраться, поэтому обрадуются потасовке. В Цитадели воцарится хаос. Мастер безопасности Фриган в этот момент будет далеко от Цитадели, поэтому основная нагрузка по усмирению учеников ляжет на Арханиуса и его ученицу Пэтру. Остальные Великие Маги и рады бы помочь, но разведут руками: в этот момент они будут истощены. Жмотская программа Арханиуса сыграет с ним злую шутку... - Цэпсиус принял дурашливое выражения лица и залепетал чужим голосом: - "Экономия магического потока" - это наилучшая программа обучения. Мы учимся работать с ограниченным количеством энергии. Максимальная эффективность при минимуме затрат. Я уверен, с этой программой мы победим на следующих Соревнованиях... Тьфу! В Источнике прорва энергии, а он экономит. Запомни Массимо, когда я стану главой Цитадели, жмотской программы не будет. Наоборот, чем больше мы имеем дело с магическим потоком, тем быстрее и, что самое главное, лучше подготовимся к Соревнованию... Ещё хочу сосредоточить внимание на атаке. Будем откровенны, она у нас хромает. Судя по последнему Соревнованию Гнев на порядок сильнее Цитадели. Это обидно.

- Все видят, с него никудышный глава. Вам не надо никого убеждать, - Массимо не преминул подлизнуться к наставнику.

Цэпсиус довольно улыбнулся.

- И эта его бредовая идея: направо и налево раздавать "Эликсир жизни". Чтобы, видите ли, никого не обидеть... Позор! При моём правлении получать "Эликсир" будут те Великие Маги, кто этого заслужит! Остальные пусть только попробуют взбунтовать...

"Эликсир жизни" - продукт алхимии и магии, подарок Миросоздателей для победителя Соревнований. С некоторых пор чародеи трёх школ столкнулись с серьёзной проблемой: чем могущественней становится Великий Маг, тем чаще происходит расщепление его ауры и он теряет способность колдовать. К счастью, Миросоздатели вовремя разработали лекарство и поделились им с Великими Магами. Обо всём этом Цэпсиус узнал от первого главы Лавренция.

- ...И когда все поймут, что Арханиус не в состоянии усмирить учеников, на сцену выйдем мы, - продолжил Лучший Мастер атаки Цитадели. - С помощью артефактов ты, Массимо, заблокируешь магический поток. А я успокою молодежь и выступлю с речью перед магическим сообществом... Тупицы, никак не могут поверить, что Арханиус не станет натравливать на них Стража! Он малодушен, не пойдёт на такой риск. А если всё-таки решится, задавим массой. Так или иначе, "Идентификатор" будет у меня!

Оба мага засмеялись, предвкушая долгожданную победу.

- А что будем делать с новым учеником Великого Мага Арханиуса? - успокоившись, продолжил расспрашивать Массимо. На этот раз он следил за речью.

- Познакомься, подружись. Найди его слабости. А в нужный момент устрани, чтоб не путался под ногами... Кстати, как там "Магия без правил"? Читаешь?

- В процессе.

- Мой совет, продолжай читать эту книгу, и всё у тебя будет хорошо...

В этот момент белобрысый стал свидетелем того, как лицо Лучшего Мастера атаки вытянулось от изумления и побледнело. Испарина липкого, холодного пота появилась на лбу. Казалось, Великий Маг разом постарел на сто лет. Впали щёки, возникли иссиня-чёрные мешки под глазами, по подбородку заструилась кровь от прокушенной губы. Теперь уже не тень, а полноводная река страха отражалась во взгляде Цэпсиуса.

- Невозможно... - шептали окровавленные губы. - Это невозможно...

Массимо впервые видел таким своего Мастер-мага: обессиленного, поникшего, сдавшегося. Словно кто-то сверхмогучий вытянул стержень из груди Лучшего Мастера атаки. Сказать, что ученик шокирован, это ничего не сказать.

- Невероятно! И где он берёт таких учеников?!

Цэпсиус начинал приходить в себя.

- Мастер-маг, у вас кровь...

- Кретин, не на меня смотри. Туда смотри!!!

Массимо оторвал взгляд от лица учителя и посмотрел, куда указывал Мастер-маг. Теперь настал черед Цэпсиуса наблюдать реакцию ученика. Волосы парня встали дыбом. Перед взором белобрысого предстала жуткая, страшнейшая картина: от нового ученика Арханиуса тянулись два серебристых щупальца, которые подталкивали энергию-антипод в сторону дальней стены...

...Сколько усилий, потраченных впустую? Сколько попыток? А как хотелось покорить Стража! Как хотелось удивить Лавренция! И всё без толку. Годы исследований, постоянные эксперименты. Дело так и не сдвинулось с мёртвой точки! Серебристая субстанция никому не покорилась. Цэпсиус устал считать, сколькими магами он пожертвовал ради управления антиподом. Сила первого артефакта оказалась неподвластной Лучшему Мастеру атаки Цитадели. Но мучительный страх медленно угаснуть, потерять контроль над магическим потоком побуждал, давал силы снова искать выход из тупика. Появились другие артефакты, которые всего лишь продлевали агонию, но никак не решали проблему. Стража боятся все Великие Маги без исключения. Часто ученики недоумевают, почему их наставники каждый раз замирают при появлении какого-то серебристого облачка? Почему с опаской следят за перемещением и облегченно вздыхают, вытирают платочком испарину, когда переливающая серебром субстанция исчезает в стене. Ученики просто не могут понять, потому что с магией живут очень мало времени. Но хватает одного наглядного примера, чтобы всё расставить на свои места.

Великие Маги с трепетом относятся к древнейшему артефакту. И это заслуга Лавренция - Первого Великого Мага Цитадели. Чтобы укрепиться во власти, он использовал Стража. Серебристая энергия отрезвляла опьянённые властью умы магов. Волей-неволей каждый стремился действовать аккуратней, осторожней, лишь бы не попасться в "чёрный" список.

Лавренций хотел внушить страх перед Стражем. И у него это получилось. Поначалу артефакт включался чуть ли не каждый день. И шагу не пройти, как натыкаешься на очередного "везунчика", висящего в серебристом коконе. Ни в одном самом кошмарном сне невозможно увидеть того ужаса, что разрастается в глазах пленников Стража. Ждать и наблюдать, как серебристая магия шаг за шагом, словно бездушный маньяк, пожирает твой магический поток. Что может быть ужасней: видеть собственную смерть и не в силах ничего изменить? Слыша панические мольбы о помощи, чувствуя волны страха, маги искренне сочувствовали пленникам древнейшего артефакта. И ещё искренней их сердца наполнялись радостью, что они не оказались по ту сторону баррикад. Арханиус, придя к власти, не продолжил "славную" традицию Лавренция. Новый глава не прибегал к артефакту. Но маги осторожничали. Осторожничали вдвойне, чем при Лавренции. Ведь неизвестно, что на уме у нового главы.

Хотя сильнее активации Стража, сильнее этого проклятого артефакта обитатели Цитадели боялись только одного: возвращения бывшего ученика Арханиуса, Клементы "Причиняющего боль"...

Но прошло более восьмидесяти лет, как начал править новый глава Цитадели. И с каждым годом Цэпсиус всё больше убеждался: Арханиус не применит могущественный артефакт. И не позовёт своего бывшего ученика. Если бы хотел и мог, то уже давным-давно это бы сделал. Осознание таких простых мыслей подстёгивало действовать дерзко и нахально.

- Но это... - во рту у Массимо пересохло. - Это невозможно...

- Как видишь, уже возможно. Арханиус продолжает удивлять.

- Но... как?

- Без понятия. "Идентификатор" у Арханиуса. Тем более у мальчишки даже не раскрыт резервуар под магический поток. Хотя, наверно, не в этом дело...

- А если он научится управлять антиподом? Управлять, как со Стражем, только без него?

- Я первым позорно сбегу из Цитадели, - Цэпсиус постарался пошутить, но его голос дрожал от накатившего страха и... любопытства. Всех Великих Магов объединяет жажда жизни и жажда познать новое. Малейшая тайна будила в душах Великих Магов инстинкт первооткрывателя. Стоит столкнуться с чем-то неопознанным, у них появляется нестерпимое желание раскусить загадку. Лучший Мастер атаки Цитадели загорелся желанием разобраться в способности нового ученика Арханиуса. Во что бы то ни стало. Он сметёт любые преграды. Разрушит, разобьет, разрежет, распилит, но доберётся до ответа. Ведь на кону стоит очень важный вопрос: как мальчишка сумел сделать то, что много столетий считалось неподвластным Великому Магу? И надо узнать сейчас, пока ученик не окреп, пока не станет поздно. Цэпсиус не хотел повторять судьбу своего учителя, Мастера-мага Лавренция, и собирался досконально изучить возможности будущего противника. Прежде чем его ликвидировать, предварительно забрав способность себе.

- Так, планы меняются, - лысый маг посерьёзнел. Собеседник разом подобрался, чуть ли не выпрямился в струнку. Массимо не понаслышке знает, если наставник переходит на деловой тон, нужно быть предельно сконцентрированным. Ни грамма шутки и веселья. Никакой расслабленности. Хуже разозлённого Лучшего Мастера атаки бывает только очень разозленный Лучший Мастер атаки.

- Арханиус заберёт ученика в свой тренировочный лагерь. Судя по Пэтре - минимум на шесть месяцев. Как только мальчишка начнёт учиться в общей группе, его нужно похитить. Массимо, твоя задача - доставить его в мою лабораторию на Кродусе. Живым, - Цэпсиус пожевал губу. - В идеале найти бы лагерь нашего главы... Но будем исходить из того, что имеем... Время есть, подготовиться успеешь. Ты всё понял?

- Да.

- Остальным я скажу, что мальчишка Арханиуса - мой. Тебе никто не будет мешать.

- Хорошо.

- Не подведи меня...

***

- Пэтра, солнышко, заходи. Как ты думаешь, мне идёт щетина?

Комната наполнилась ароматом спелой вишни - любимым парфюмом девушки.

- Косите под Мартина? - Пэтра сощурилась. - Насмотрелись на его бакенбарды, и решили сменить имидж?

- Ну почему? Я для Цэпсиуса враг номер один, ведь так? Он полностью лысый. И толстый. Я, значит должен быть худым - а это уже имеется - и как можно более волосатым. Отпущу кудряшки на голове, отращу бороду...

- Мастер-маг, вы пьяны? - Пэтра насторожилась. Арханиус по характеру уравновешенный и спокойный. Немногословен. От него не так просто добиться лишнего пояснения в конструировании заклинания. А тут целый букет словоблудия. Точно чем-то опьянён! Великий Маг, не контролирующий себя, это намного хуже стихийного бедствия. Перед глазами, словно выжидая момента, возник образ разрушенного мегаполиса. Арханиус тогда сорвался и учинил расправу многомиллионному городу в одном магическом мире. Позже местные предадут религиозный окрас творившемуся аду. Будут говорить о ниспосланной каре небесной. Никто из жителей так и не узнает, что всё это учинил один Великий Маг. Отвел душу, выплеснул, так сказать, негативные эмоции.

- Трезв, - Арханиус откинулся в кресле и соединил пальцы домиком. На его губах блуждала мечтательная улыбка. Девушка ещё не видела таким своего наставника. Слишком счастливый! Будто и не давит груз проблем. Китаянка принюхалась. Посторонние, специфические запахи отсутствуют, но это ничего не значит.

- Эх, Пэтра, Пэтра... Ты присаживайся, в ногах правды нет.

- Мастер-маг, как вы себя чувствуете? - ученица забеспокоилась не на шутку. Что с Арханиусом? Какой-нибудь артефакт? Руки сами сплели поисковую конструкцию. И тут же получен ответ. Два активных и оба защитные.

- Прекрасно себя чувствую! Просто прекрасно!

- Нет, я имею в виду...

- Пэтра, Дрониус жив!

- Ваш друг? Но вы же сами говорили... И Мастер иллюзий Кор...

- Дрониус жив. И он уже в Цитадели. Это Мартин.

- Вы хотите сказать, что Мартин и есть ваш якобы умерший друг?

- Да!

Видя скепсис на лице ученицы, Арханиус продолжил:

- Сама посуди. Дрониус щеголял непробиваемой ментальной защитой, которая имела форму бесцветного комка иголок. Мы находим некого Мартина, у которого стоит точно такая же защита...

- Ну не знаю. Когда забирала, мне удалось его прочесть...

- Это потому что Дрониус так захотел. Приоткрыл защиту. Ты потом пробовала залезть ему в голову?

- Нет.

- А я пробовал. Причем постоянно с момента первого разговора. Даже не пожалел энергии, запустил комплекс сканирующих заклинаний, придуманных когда-то с Дрониусом. Так вот... получаю результат... - Великий Маг хохотнул. - Догадки подтвердились! "Колючки"! Только у Дрониуса была такая защита!

- А может...

- Смотри дальше, - Арханиус говорил всё с большим азартом, уверенный в своей правоте. - Перед смертью Дрониус всерьёз заинтересовался силой антипода. Ему вздумалось научиться управлять антимагией без Стража. Прошло столько времени, что если у него получилось?

- Вы мне сами говорили, что серебристой энергией хотели научиться управлять почти все Великие Маги Цитадели. И ни у кого не получилось.

- Это да... Но Мартин в ходе своего рассказа намекнул мне, что в Цитадели есть могущественный Великий Маг, который... ты только послушай... был и остаётся на моей стороне! Это он сказал про себя. Я тебе точно говорю! Только Дрониус всегда меня поддерживал и помогал развиваться. И потом, ты заметила странное поведение Мартина?

- Заметила.

- Ведёт себя слишком уверенно, будто много раз бывал в Цитадели. Не удивляется творимой магии, хотя любого другого новичка пришлось бы силой уводить с арены. Конечно, он поясняет это снами, но такого не может быть.

Пэтра согласно кивнула. Что есть, то есть. Она тоже не верила в бредни парня насчёт сновидений. И если Арханиус считает Мартина своим воскресшим другом, который придумал столь нелепую отговорку, то китаянка склоняется к мысли, что это всего-навсего защитная реакция сознания новичка. Ученики по-разному реагируют на своё появление в Цитадели Магии. Кто расстраивается, что его выдернули из своего мира. Кто, наоборот, с жадностью впитывает новую информацию. Некоторые сходят с ума. Но все они схожи в одном: каждый для себя находит причины, почему это произошло. И получается, что одних отправили в Цитадель за грехи. Другие воображают себя избранными героями, призванными бороться со злом. Почему бы Мартину не придумать для себя, что он предвидел всё во сне. Может, сейчас до сих пор воображает, что спит и видит реалистичный сон?

- Дальше, больше, - Арханиус не собирался молчать. - Он предложил устроить заварушку. Силой отстоять наши позиции. Это в духе Дрониуса. Мартин перечислил всех сильных врагов и пообещал с ними справиться. А это мог знать только посвященный. Дрониус, например.

Китаянка поджала губы. Ну не верила она в то, что Мартин - якобы погибший друг наставника. Не верила и всё. Но наставника не переубедить. Ещё больше вызывало сомнение авантюрное предприятие новичка. Выследить и убить кучу Великих Магов под силу разве что Создателю, которым Мартин не является. Он просто не сделает то, что пообещал Арханиусу. И наставник молодец! Вроде бы взрослый, опытный маг. Взял и поверил всей этой лапше, что ему наплели. Какой-то идиотизм получается!

Великий Маг тем временем продолжал переубеждать ученицу.

- Он говорил про другие миры, заинтересовался вот Лоттусом. Дрониус мечтал там открыть филиал Цитадели. Мартин - создать там же собственное королевство...

- Это всё совпадения, - прервала монолог учителя Пэтра. - Если бы Мартин являлся Дрониусом, то зачем ему наново учиться магии? Зачем ему книги о существах Лоттуса и способы работы со стихиями, которые он попросил у вас? Нет, Мастер-маг. Мартин не ваш якобы умерший друг.

- Это он, Пэтра... Это мой старый, добрый Дрониус... Я в этом уверен. Но готов ему подыграть. Хочет притворяться учеником, пожалуйста. Хочет приструнить Великих Магов, без проблем. Я не буду сдерживать его, он давно об этом мечтал.

Арханиус счастливо улыбнулся.

- И я с нетерпением буду ждать момента, когда Дрониус решит раскрыться. Когда он это сделает, я с чистой совестью и огромным облегчением отдам ему "Идентификатор".

***

Великий Маг Фриган, Мастер безопасности Цитадели, - старик с седой шевелюрой и испещренными морщинами лицом. Всем своим видом он внушает спокойствие. Если Лучший Мастер атаки Цэпсиус для создания мощных заклинаний впадает в боевую ярость, то Фриган, наоборот, становится безмятежным и флегматичным, словно будда, постигший просветления. Никогда нельзя увидеть Мастера безопасности, попавшего в плен чувств. В силу характера он редко выказывает свои эмоции. И сейчас, когда Цитадель Магии, разом лишившись всех стабилизаторов, превратилась в проходной двор для захватчиков, мужчина лишь плотнее сжал губы. Вот такая реакция на событие.

Такое случается не в первый раз. Фриган знает, чьих рук это дело. Осталось только спугнуть чужака. А потом разобраться с оставленными "подарочками".

Цитадель Магии представляет собой отдельный мирок, самостоятельно существующий в пространстве и времени. До того, как Лавренций придумал накрыть школу антиподом, сюда мог пробраться любой желающий.

Как только они обезопасили себя от возможных атак внешнего агрессора, возникла другая проблема. Цитадель, будто живой организм, постоянно расширялась, вырастала из серебристой защиты. Для поддержания безопасности, Лавренцию приходилось вновь и вновь раздвигать границы антимагии.

Но вскоре ему это надоело. Было принято решение ограничить размеры Цитадели. Для этого группа Великих Магов разработала стабилизаторы. Система артефактов с эффектом "пространственного кармана" позволила удержать школу в рамках антимагии. Но теперь, стоит только повредить систему, убрать хоть один элемент, Цитадель расплывется в пространстве, словно лишенный корсета жир на теле толстяка.

Впрочем, установка новых стабилизаторов не занимает много времени, к тому же ни разу за все предыдущие случаи сюда не проникал легион чародеев. Нет, у семилистников совсем другие планы. Конклав Магии не собирается воевать до начала Соревнования, а вот оставить следящие устройства - это другое дело.

За тридцать лет было совершено двадцать два проникновения. В последние годы случаи участились, но крайняя попытка датировалась девять с половиной месяцев назад. Тогда устанавливать "жучки" пришел Синий маг Вариум. Какой чародей появился сегодня - неизвестно. Но как бы то ни было, Фриган скоро об этом узнает.

Вот уже который год одно омрачает Мастера безопасности. Чтобы украсть все стабилизаторы, надо, во-первых, знать, как это делается, а во-вторых, находиться в этот момент в Цитадели. Это означает, что на вверенной территории проживает предатель. И не ученик, которого мог взять нерасторопный Великий Маг, не углядевший под личиной шпиона. Это должен быть сильный чародей, владеющий защитной магией почти как Фриган и живущий в Цитадели более пятисот лет. Изменник - состоявшийся Великий Маг, который продался команде конкурентов. Он серьёзный противник. И самое обидное, Мастер безопасности до сих пор не может его вычислить.

Фриган перепробовал множество техник и методик. Выявить предателя так и не удалось. Конечно, оставался самый радикальный метод, но Великий Маг Арханиус был категорически против него. Глава Цитадели почему-то стесняется применять власть, находящуюся в его руках. Фриган верит, Страж с антимагией быстро расколет изменника. Но Арханиус медлит. И Фриган недоумевает, почему?

...Поисковая сеть добралась до этажа с тренировочными аренами. Заклинание мигом просигнализировало - чужак!

Уголки губ Мастера безопасности дернулись. Небольшим усилием воли он активировал припасённое заклинание. К этому проникновению как никогда раньше предшествовала тщательная подготовка. "Хватка змеи" должна парализовать семилистника, разом высвободив его запасы энергии. Основной недостаток разработанного заклинания - это время. Магическая удавка должна обвить соперника с ног до головы и только тогда "Хватка" активируется.

Больше не мешкая ни секунды, мужчина телепортировался.

- Две минуты семнадцать секунд. В прошлый раз ты отыскал меня за полторы. Стареешь Фриган, стареешь.

Как всегда, голос конклавца пронизан высокомерием и ядом.

Мастер безопасности Цитадели повернулся на голос. Глаза ослепило белоснежное пятно. Фриган мотнул головой и пригляделся. Неподалеку от окна к стене облокотился экстравагантный мужчина. Абсолютно белый. В руках белый прямой посох. Одет в военный, облегающий камзол, и в расширяющиеся на бедрах галифе, которые ныряют в высокие берцы военных ботинок. Вся одежда вплоть до ниток и пуговиц - белоснежного цвета.

На вид ему можно дать лет тридцать. Длинные, белые усы и борода, доходящие до пояса, такие же длинные и белоснежные волосы, ниспадающие ниже лопаток, и кустистые белые брови. Радужка глаз тоже белого цвета. Все это выглядит неестественно на фоне моложавого лица без морщин. При первом же взгляде создается впечатление, что бороду, усы и брови он приклеил, на голову надел парик, а в глаза вставил линзы. Но на самом деле, это не так.

Фриган в курсе, кто этот мужчина, и не раз с ним сталкивался. Белый маг Нориум. Глава Белого корпуса Конклава Магии. Лютый ненавистник Цитадели. Фриган не знает возраст Белого мага, но если тот дослужился до главы корпуса, ему вполне могло стукнуть за тысячу лет. А это означает одно: Нориум серьезный противник.

...Магическая удавка тем временем уже оплела колени чужака. Фриган видел это с помощью магозрения. Еще чуть-чуть, и Белый маг будет повержен.

- Все мы стареем, - философски заметил Мастер безопасности Цитадели. - Не надоело к нам приходить?

- Не даёт покоя твой плохой вкус! Думаю, дай-ка попробую ещё раз переубедить Фригана одеться, как подобает Великому Магу. Хотя, скажу честно, надеялся, что ты уже последовал моему совету. Но вижу, увы... Нет...

Белый маг укоризненно покачал головой, будто и вправду переживал о стиле одежды своего врага.

- Фриган, разве может маг твоего уровня ходить в черной водолазке, как толпы учеников, и в этих синих брюках?

- Джинсы. Эти синие брюки называются джинсы.

Ясно одно, Нориум тоже тянет время, ведь "жучки" должны расползтись по всей Цитадели. Сейчас Фригану это только на руку. Все равно надо было ждать, пока "Хватка" опутает семилистника... В другой раз они бы уже мерялись силой...

Конклав Магии состоит из семи корпусов. Разделение происходит согласно цвету энергии: белый, чёрный, красный, жёлтый, зеленый, синий и коричневый. Маг, пройдя посвящение в одном корпусе, уже никогда не сможет оперировать другим цветом энергии. Исключением является бессменный глава Конклава - Первый Великий Маг Ижесенсион, способный оперировать всеми семью цветами энергии.

Герб Конклава - цветок с семью листочками, каждый окрашен в свой цвет (отсюда и прозвище - семилистники). Интересная особенность - в зависимости того, какой корпус на данный момент сильнее, порядок цветных листочков меняется: от самого сильного к самому слабому. К пущему негодованию Фригана, Цитадель так и не обзавелась своим гербом. Лавренций, первый глава, не понимал, зачем это надо. А пришедший ему на смену Арханиус вообще саботировал свои обязанности, личным бездействием порождая хаос и анархию в Цитадели. Что совсем не красило его в глазах подчиненных.

Система магии Конклава кардинально отличается от других школ. Если в Цитадели учеников учат преобразовывать доступную энергию в заклинания с помощью специальных энергоконструкций, то семилистники оперируют голой силой. Других энергий, кроме своих, они не видят. Развитая интуиция позволяет вовремя почувствовать удар противника и выставить щит. Уровень мастерства в Конклаве определяется лишь способностью удерживать на себе определенное количество силы. Собственно, вся одежда, браслеты, цепочки, посохи и волосы - это не что иное, как энергия.

Другая особенность Конклава заключается в том, что только в мире Олиум существуют источники их энергий. Источники в других мирах им не подходят. Вот и получается, что в начале Соревнования семилистники как переполненные пороховые бочки - могут взорваться так, что всем мало не покажется. А к концу оказаться слабее немощных котят. В отличие от них, представители Гнева, Цитадели и Университета рассчитывают на тот объём энергии, что может поместиться в резервуарах и накопителях. А это всегда меньше, чем у рядового конклавца. Но зато могут пополнять запасы при каждом удобном случае. От этого различия зрелищность Соревнования только выигрывает.

- Ты знаешь, что твои шпионские штучки - полная дрянь. Я их за час нахожу, они просто не успевают собрать информацию, - сказал Фриган, внимательно следя за своим заклинанием. "Хватка змеи" приблизилась к груди Нориума. Если Белый маг сейчас ничего не почувствует, значит задумка удалась. К Соревнованию будет готов целый арсенал неприятных сюрпризов для семилистников.

- О, поверь, Фриган, они отрабатывают свое, - хохотнул мужчина в белом, он продолжал стоять, облокотившись к стене, лишь перекидывал из руки в руку белый посох. - Часа работы вполне хватает. И потом, а как же наш бой? Мне нравится с тобой сражаться!

- Потерпи до Соревнования.

- Так долго...

- Раз не терпится, давай начнем. Мне ещё с твоими "подарками" разбираться, хочу управиться до обеда.

- Хо-хо, обед - дело святое. Ну давай! - Белый маг оттолкнулся от стены и встал напротив цитадельского чародея.

Мастер, уровня Фригана, легко может справиться с любым атакующим магом. Труднее, если противостоит такой же Мастер защиты. Но немыслимо сложно сражаться с чародеем из Конклава Магии. Тем более таким опытным, как Белый маг Нориум. Но как говорится, дома и родные стены помогают. А в случае Цитадели это выражение стоит воспринимать буквально. Серебристая плёнка, опоясывающая коридоры, как губка впитывает разлитую энергию. Это затруднит жизнь семилистника. Впрочем, Нориум это знает, и поэтому бой будет скоротечным...

Фриган только и успел увидеть, как исчез кусочек белой бороды. В следующий миг вспыхнула белая молния. Энергетическая оболочка Мастера безопасности моментально уплотнилась. Белая молния рассыпалась белыми искрами. Часть энергии поглотилась серебристой пленкой. Часть - Нориум втянул обратно. Волосы на бороде удлинились.

- Я, погляжу, ты все молниями швыряешься! Не надоело? - бросил шпильку в адрес врага Фриган. - Хоть бы что-то новенькое предложил! Или у вас закончился магический прогресс?!

Белый маг зло процедил:

- Это только начало, Фриган.

И как в воду глядел. Волосы на бороде стали исчезать целыми клоками.

Невдалеке взметнулся белый смерч. Вихрь безжалостно полосовал выставленную защиту. Но Фриган этого не замечал. Магическая удавка все ближе подбиралась к горлу Белого мага. Мастер безопасности даже затаил дыхание. Победа уже близко...

Пока смерч отвлекал защиту, белые кляксы как пиявки прильнули к ауре Фригана. Страшная боль разлилась по телу Великого Мага, и он бы закричал, если б не опыт. Боль иллюзорна, белые кляксы просто воздействуют на нервные центры, заставляя мага паниковать и забывать о защите. На эту удочку часто покупается молодежь. Но Фриган уже давно не молодежь.

Глубокий выдох, отстранение от боли и создание "Щита дикобраза". Острые иглы располосовали белые кляксы, которые сползли на пол бесформенной жижей.

- Ты предсказуем, Фриган, - снова в голосе Белого мага появилось высокомерие. - Тебя легко обмануть. Внимательно глянь на ауру...

Мастер безопасности уже и без того почувствовал западню. Непонятный дискомфорт расползался со стороны солнечного сплетения.

- Ты тоже предсказуем, - Фриган победно вздернул голову. Магическая удавка, наконец, сомкнулась.

Лицо Белого мага позеленело. Видимо, его интуиция завопила о смертельной угрозе. Не понимая, что происходит, Нориум запаниковал. Военный камзол отсоединился от тела, образовав плотный щит. Но было поздно.

На фоне белой одежды семилистника проступили оранжевые путы. Невооруженным взглядом стало видно, как заклинание оплело Нориума смертельной хваткой. Попытка разорвать путы белыми ножами ни к чему не привела. "Хватка змеи" активировалась.

В этот же момент вся белая энергия покрылась коркой. Фриган впервые увидел, как в самоуверенном взгляде Белого мага вспыхнул страх.

- Сюрприз! - не удержавшись, воскликнул Мастер безопасности. - Теперь ты мой.

- Признаю, - качнул головой Нориум. - Ты сумел меня удивить, Фриган. Побереги свои наработки до следующей встречи. Вынужден откланяться! Пока!

Бледная кожа затвердела, превратив Нориума в белую статую, которая тут же рассыпалась крошками. Оранжевые путы заклинания взорвались. Тем временем крошки образовали лужицу, из которой в мгновение ока вырос Белый маг.

- До скорой встречи, Фриган!

Помахав на прощание рукой, Нориум снова превратился в белую статую. Внутри изваяния произошёл взрыв. Белые крошки разлетелись в стороны, в полёте уменьшаясь, пока и вовсе не исчезли. Фриган покачал головой, улыбаясь. Телепортация магов Конклава всегда его забавляла.

Впрочем, скоро Мастеру безопасности стало не до того. Белая заноза, забытая во время схватки, успела похозяйничать в теле Фригана. Невероятная боль скрутила мужчину. Изо рта вырвался стон. Выходившие с занятий ученики только и увидели, как Мастер безопасности, весь покрытый белыми лишаями, шагнул в образовавшуюся голубую дымку телепорта.

"Хватку змеи" надо совершенствовать. Чтобы в следующий раз конклавец уже не смог сбежать.




Глава 3





Учиться, и ещё раз учиться




- Смотри, Мартин. Выпускаешь из ладоней энергию. Вот так.

Из рук мужчины, будто две змеи, показались оранжевые жгуты.

Дело происходило на следующий день после появления парня в Цитадели. Великий Маг Арханиус, после трюка Мартина с серебристой энергией, забрал ученика в частную усадьбу, расположенную в глуши одного магического мира.

Помещение, в котором они сейчас находились, поражало своим величием. Высокий потолок, заостренные арки, многоцветное сияние витражей - готический стиль пришёлся Мартину по вкусу, о чём он не преминул сообщить в матерной форме. Сидящие на карнизах горгульи внимательно следили за перемещением магов.

- Затем скрещиваешь их. Края соединяешь между собой. Получается такой себе мячик.

Арханиус подбросил энергетическую конструкцию вверх. В воздухе мячик съёжился, превратившись в огненный пульсар. Великий Маг направил заклинание в Пэтру. Девушка, прислонившись о перила, стояла на балконе второго этажа. Файербол не долетел до цели каких-то пару метров. Китаянка справилась с подкинутой задачкой, даже не шелохнувшись.

- Попробуй повторить.

- Не буду. Зачем мне это делать, если я могу вот так?

Парень с бакенбардами вытянул руки. Между ладонями загорелось пламя.

Пэтра фыркнула. Она никогда не перечила учителю, боготворила его. А этот в первый учебный день "качает права". Надо воспитать его плетью по заднему месту, да побольней. Вот только Мастер-маг запретит это делать.

- И что ты этим добился? - Арханиус само спокойствие. Не наказал наглеца, а ведь он срывает учебный процесс. Пэтра покачала головой. Все-таки учитель верит, что Мартин - это Дрониус. И как бы ему доказать обратное?

- Создал огненный шарик. Он летает не хуже вашего.

Действительно, пульсар Мартина устремился к задумавшейся девушке. Пэтра сверкнула глазами, погрозила улыбающемуся парню кулаком и вернулась к раздумьям. Почему Арханиус верит, что Великий Маг Дрониус жив? Что это? Сильная привязанность? Или нежелание принять действительность?

И как быть с Мартином? Так хочется сбить спесь, стереть довольную улыбку с лица новичка. Руки чешутся от нетерпения! Что бы такое сделать? А может...

Любимое заклинание "Подвешивания". Да. Безобидное, и в то же время действенное. Посмотрим, насколько непробиваемые "колючки" в голове Мартина...

Воздух дрогнул. Марево устремилось к парню... И рассыпалось о защиту Великого Мага. Вот Чертяка! Повезло! Вовремя сделал шаг в сторону и стал за Арханиусом. Гадина!

- Мастер-маг, давайте начнем изучать водяные смерчи, - новый ученик не знал, что был близок к позорному подвешиванию вверх тормашками. - Меня интересует контролируемая стихия, чтобы можно было направлять.

- Тебе рано такое учить, - безапелляционно заявил Арханиус. - Конструкция слишком сложная.

- А если путем воображения?

- Ты не понимаешь, что говоришь. Сейчас ты создал пульсар. На это ушел почти весь твой запас энергии. Для смерча этого мало. Тебе надо увеличить резерв как минимум в десять раз. И не забывай про откаты. Сегодня у тебя немного поболит голова. Но после создания водяного смерча у тебя может остановиться сердце. Поэтому для начала надо подготовиться: вовремя уметь создавать щиты и самолечащие заклятья на случай сильных откатов.

Мартин кивнул. Понял, что спешит. Такое нельзя учить в первый же день. Следующий час он покорно повторял вслед за Арханиусом простенькие энергетические конструкции.

Пэтра наблюдала за учителем и диву давалась. Только вчера Великий Маг утверждал, что новичок - это его старый друг под чужой личиной. А теперь охотно обучает его азам магии. Парадокс. Зачем наново учить уже опытного Великого Мага? Или все-таки наставник не совсем уверен, что перед ним Дрониус?

Хотя с другой стороны, друг учителя мог потерять силу и память. Не целиком, а частично. Иначе, зачем разыгрывать комедию с учёбой в Цитадели? Арханиус не исключил и этот вариант. Убедил себя, что все знания и умению вернутся к Дрониусу, надо лишь немного помочь. Подтолкнуть. И если это так, тогда понятно, откуда у Мартина столько информации про Цитадель. Просто помнит обрывками прошлую жизнь...

- Пэтра, спустись к нам. Нужна твоя помощь.

- Хорошо, Мастер-маг.

"Теперь он не отвертится, - китаянка с трудом спрятала коварную улыбку. - Его нахальная рожа провесит в воздухе сколько захочу! Кто знает, может Дрониус выдаст себя? Арханиус еще поблагодарит меня..."

До мужчин донёсся сладкий запах спелой вишни. Пэтра приблизилась.

Заклинанию ничего не мешает. Цель в прямой видимости, учитель стоит чуть в стороне. Прекрасно!

Миниатюрная девушка представила в своём воображении висящего вниз головой Мартина. Теперь заклятие надо наполнить энергией. А это что за чертовщина?

Внезапно парень превратился в мультяшного кролика Багза Банни.

- В чем дело, Док?

Кролик извернулся и теперь лежал в воздухе. Одна лапа поддерживает голову, вторая подносит ко рту морковь. Аппетитно жуя овощ, Багз Банни следил за ошарашенной девушкой.

- Док, в чем дело?

Одним скачком серый кролик приблизился вплотную.

- В чем дело?

Багз Банни привстал и отвесил смачную оплеуху.

- Пэтра?

Девушка мотнула головой. Видение исчезло. Перед ней стоял Арханиус. Брови нахмурены, на лице застыла тревога.

- Всё в порядке. Небольшое помутнение в голове.

Из-за плеча Великого Мага выглядывал донельзя довольный Мартин. Неужели это его рук дело?

- Пэтра, мы с Мастером-магом поспорили по одному научному вопросу... - парень сделал многозначительную паузу. Улыбка не сходила с лица. - Покажи нам, пожалуйста, в каких позах ты испытываешь множественные оргазмы. Хотим сравнить с нашим опытом...

- Козёл!

Воздух вокруг девушки моментально загустел. Наказать мерзавца! Срочно! Не отдавая себе отчёта, Пэтра вновь попыталась создать "Подвешивание".

- В чем дело, Док?

И снова в воображении Мартин превратился в мультяшного Багза Банни. Да что же это такое?

Больше не удивляясь, китаянка вытянула руки. Между ладонями появился файербол, но какая-то доля секунды и оказалось, Пэтра держит в руках баскетбольный мяч. Не давая прийти в себя, просторный готический зал превратился в баскетбольную площадку.

- Поиграем?

Теперь кролик оделся в белые майку и шорты. Уши затянуты резинкой. В лапах вместо морковки оказались два баскетбольных мяча.

- Лови, Док!

От одного мяча девушка увернулась. Но второй больно попал в щёку. Это её отрезвило.

- Пэтра, да что с тобой? Ты заболела?

Снова перед ней стоит Арханиус. Баскетбольная площадка обратно превратилась в бальный зал. Что произошло?

Тело пробирало дрожью. Под кожей чувствовалось жжение, это учитель запустил сканирующее заклинание. Пэтра знала, заклятье ничего не найдет. Она здорова.

Девушка по-новому посмотрела на Мартина. Оценивающе. Тот, почесывая левую щёку, нагло улыбался. Неужели это действительно Великий Маг Дрониус?

В Цитадели ей нет равных. Когда создает заклятья с помощью воображения, ученики только реагируют на атаку. Защищаются, возводя многослойные щиты, или атакуют, в надежде клин вышибить клином. Но Мартин помешал сформировать заклинание. Это уровень мастера. И кто, как не создатель этой системы, может знать о таких хитрых приёмах? Значит, Мартин и вправду выживший Дрониус.

"Мистика какая-то! - подумала Пэтра. - Но наставнику пока ничего не буду говорить. Надо подождать и всё проверить".

Китаянка настолько погрузилась в себя, что остаток тренировки пропустила. Каково было ее удивление, когда девушка, очнувшись, увидела серебристое облако посреди зала.

Арханиус теребил на шее "Идентификатор власти". Глаза Великого Мага сосредоточенно следили за перемещением антимагии. Каждый раз непроизвольно напрягались мышцы, когда облако пролетало в опасной близости.

Пэтра немного понаблюдала за полётом серебристой энергии... Впечатляет.

Мартин стоял, в ус не дуя. От него к облаку тянулись два жгута.

- Попробуй придать какую-нибудь форму облаку, - сказал Арханиус.

- Как?

- Как месишь тесто.

Парень попробовал сжать свои жгуты-руки, но они только разделили серебристую энергию пополам.

- Помягче.

- Не получается.

- Попробуй воображением... Ты там не засни. Чего глаза закрыл?

- Так лучше представляется, - натужно произнёс Мартин. - Нет, не получается.

- Ладно, на сегодня хватит. Мартин - отдыхай, Пэтра - ты мне ещё нужна. Встретимся в моём кабинете в Цитадели...

***

С момента появления нового ученика в Цитадели Магии прошло около пяти месяцев. Из них два месяца Великий Маг находился рядом с парнем и тренировал его чуть ли не по двадцать часов в сутки. И всё равно Денисов умудрялся читать книги и самостоятельно испытывать некоторые заклинания. Теория сменялась практикой, практика теорией. Мастер-маг пичкал ученика всевозможной информацией. Арханиус понимал, стоит попасть Мартину в Цитадель, за ним тут же выстроится очередь из доброжелателей, желающих узнать секрет управления антиподом. Ученику нужно уметь всё: от создания проклятия до умения распознавать яды. Глава Цитадели не знал, как будут подбираться враги. Поэтому их нужно встретить во всеоружии. И чем лучше подготовлен будет Мартин, тем больше шансов на их общую победу. Хорошо, сам ученик не роптал от такой нагрузки, а наоборот, просил "добавки".

Арханиус учил парня двум системам управления энергией. Первая - общепринятая и традиционная для Цитадели, где, чтобы создать заклинание, надо из энергии сделать определённую конструкцию. Вторая - изобретение Дрониуса, которая базируется на воображении и концентрации. Обе системы не идеальны, имеют свои плюсы и минусы. Глава Цитадели надеялся, что Мартин, имея в запасе два варианта создания заклинаний, станет более сильным магом. И эти надежды не безосновательны. Пэтра - первая ученица, на ком он испытал двусистемную процедуру обучения. Девушка за очень короткий промежуток времени, менее чем за тридцать лет, сдала экзамен на звание "Маг". Хотя ученикам при традиционной системе надо потратить около пятидесяти. И это если повезёт.

Спустя пять месяцев запредельных нагрузок Арханиус посчитал, что Мартин готов учиться в общей группе. Индивидуальные занятия продолжились, но у Денисова стало больше свободного времени, которое он тратил на самообучение. Беспокоило Великого Мага то, что ученик продолжал учиться в авральном режиме, отводя только три-четыре часа в сутки на отдых и сон. С одной стороны это радовало. С другой - был страх, что Мартин из-за усталости совершит непоправимую ошибку. Но Арханиус не вмешивался. В груди тлела надежда, что Мартин - это воскресший Дрониус. Кто знает, какими заклинаниями перестраховывался друг. Может, он, словно феникс, переродился после той стычки с Мастером иллюзий Кором? И теперь с обрывочными данными восполняет утерянные знания. Да и Пэтра, скептически отнесшись вначале, вроде бы сама поверила. Девушка с явным азартом сражалась против Мартина. Арханиус не раз видел, как ученица после тренировок надолго погружалась в раздумья, а после делилась с наставником сделанными выводами. Получалось так, что парень с бакенбардами всегда предугадывал действия Пэтры. Словно читал её мысли. Китаянка, как ни пыталась закрыться, не успевала создать ни одного заклинания с помощью воображения. Мартин такие бои выигрывал подчистую. Это ее злило. Чтобы утешить уязвлённое самолюбие приходилось плести энергоконструкции, в чем новичок, увы, не был силен.

Похоже, Мартин-Дрониус постепенно всё вспоминал. Это хороший знак. Арханиусу крайне необходим ещё один опытный маг. Сил Пэтры оказалось недостаточно, чтобы совершить задуманное. Источник дикой энергии нестабилен, и для процедуры объединения необходима подстраховка. Дрониусу нужно немного окрепнуть, и с этой задачей он справится. И тогда - прощай Цитадель Магии!

***

Учиться магии Мартину понравилось. Будь в его силах отмотать время назад, он бы снова пережил позорную драку в туалете и боль от проткнутой ноги. Если это цена за долгожданное приобщение к тайному искусству, Денисов был рад её заплатить...

Закукарекал петух. Парень с бакенбардами как у русского поэта Пушкина отложил книгу. Устало протёр глаза. Зевнул. Петух продолжал надрывать горло. Мартин потянулся. Щёлкнул пальцами, посланный энергоимпульс выключил будильник. Пора наведаться на Лоттус.

Привычным движением нацепил на левую руку браслет из чёрных бус. Защита лишней не бывает. Тем более это универсальный щит, созданный лично Арханиусом. Языком проверил нарост на внутренней стороне левого верхнего клыка. Язык щипнуло, это означает, что аварийный телепорт находится в рабочем состоянии, готовый сиюминутно отправить хозяина в безопасное место. На правом мизинце кольцо с большим рубином. Это двойной артефакт, подаренный опять же Арханиусом. При беглом осмотре можно заметить свернутую конструкцию огненной кометы. Но если изучать тщательно, под этим атакующим заклинанием упрятан резервуар на сто литров энергии. В условиях тотальной экономии, где ученикам Омега-группы выдают только пять-семь литров в месяц, это настоящее богатство. На шее висит амулет общего исцеления, Мартин его не снимает даже когда принимает душ. Артефакты на месте и в боевом режиме. Значит, можно отправляться на Лоттус.

Напоследок Денисов взбодрился, умывшись ледяной водой.

- Все, с завтрашнего дня буду больше спать, - в который раз пообещал себе Мартин. Он прекрасно понимал, что и завтра, и послезавтра ничего не изменится - он будет практиковаться в магии и читать книги с новыми заклинаниями до посинения.

Рука схватила с тумбочки кулон в виде пятиконечной звезды. Это телепорт в мир Лоттус. Нацепив на шею артефакт, Мартин открыл дверь в тренировочную комнату. Младшим ученикам выдавались однокомнатные квартиры с дополнительным помещением для практических занятий. Эти спецкомнаты оборудованы экранирующими и защитными заклинаниями. К тому же здесь насыщено серебристой энергией. На личном опыте Денисов понял, долго в тренировочной комнате находиться нельзя. Антимагия постоянно всасывает в себя энергию. От длительного контакта разбаливается голова и начинает мутить.

Мартин послал пучок энергии в кулон. Его окутала голубая дымка. И вот он уже переместился.

Чистый воздух пьянит. Грудь вздымается все чаще. Хочется дышать еще и еще. Парень полюбил Лоттус с первого взгляда. Здесь нет заводов, нет машин. Местные не знают, что такое многоэтажка и интернет. Тут все иначе. И это круто!

Погода сегодня радовала. На небе ни облачка! В воздухе ощущалось приближение лета. Пахло сладкими цветами. Парень улыбнулся. Хорошо здесь!

Поляна, куда телепортировался ученик, сплошь поросла зеленью. Вокруг обступали тонкие березы, словно кумушки, шепчущиеся листвой на ветру. Лепота!

Но первое впечатление обманчиво. Стоит расслабиться, где-то замечтаться, как сразу познаешь обратную сторону мира Лоттус...

С хлопком раскрылся универсальный щит. Мыльный пузырь, переливающийся на солнце всеми цветами радуги, окружил парня. Чёрт! Так и до инфаркта довести можно! Артефакт включает защиту, если в радиусе десяти метров есть магическая активность. Мартин не успел оглянуться, как из-за берез вылетел фиолетовый луч. Этого еще не хватало.

Из-за деревьев показался зверь, очень напоминающий земного волка. Вытянутая, заостренная морда. Треугольником уши. Длинное, массивное туловище. Густой мех и пушистый хвост. Но шерсть фиолетового цвета.

Глаза, как два черных алмаза, сверкают яростью. Из приоткрытой пасти слышен рык. Это один из местных хищников, с кем уже довелось сразиться Денисову. Юркий, хитрый, сильный. Одного раза хватило за глаза. Мартин не любит признавать свои поражения, но тогда довелось наступить на горло принципам и позорно бежать.

Рубин на кольце сверкнул. Огненное ядро устремилось в волка. Одновременно Денисов сплел энергоконструкцию быстрого роста зелени. Трава остановит, а комета оглушит. Если повезет, так вообще убьет. Но заклинание врезалось в фиолетовый щит. Силен чертяка! Яркая вспышка взрыва ослепила...

Нутром почувствовав опасность, Мартин отскочил в сторону. Вовремя. Зверь, проявив чудеса прыгучести, приземлился на то место, где парень стоял секундой ранее. Вмиг выросшая трава волка не удержала.

Плести заклинания не было времени. Счёт шёл на секунды. Можно, конечно, вернуться домой, вот только пятиконечная звезда не восстановилась, а использовать аварийный телепорт жалко - он одноразовый. Поэтому Мартин решил принять бой. Земля под фиолетовым волком размякла. Зверь, издавши удивленный фырк, погрузился в трясину. Лапы жадно замолотили, пытаясь выкарабкаться. Попался! Перед Денисовым заклубилась энергия. Жгуты сплетались в причудливые формы. Раз за разом в животного летели ледяные иглы. Мартин бил в одну точку, пытаясь настойчивостью пробить фиолетовый щит. Зверь дергался, взбрыкивал, и еще глубже погружался в болото. Мартин ухмыльнулся. Безоговорочная победа! Не зря потрачены три недели после первого столкновения с волком.

Но фиолетовый зверь сумел удивить. Шерсть заискрилась белыми молниями. Пространство вокруг волка начало вздуваться. Раздался хлопок, от которого заложило уши. И вот хищник на свободе. Мама! Мартин судорожно начал представлять жижу под ногами, но сосредоточиться не выходило. В этом и заключалась сложность создания заклинаний с помощью воображения. Можно получить сверхмощное колдовство, а можно попусту истратить всю энергию. С учетом приближения фиолетового зверя, у Денисова получалось второе. Чёрт! Чёрт! Чёрт!!!

Злобно сверкая чёрными глазами, волк неумолимо приближался. Времени что-то противопоставить не было. Мартин уже ощущал смрад немытой шерсти. Всё, придётся использовать аварийный телепорт. Чёрт с ним, что одноразовый, будем жить, найдём другой!

Не успел Денисов прикоснуться к наросту на зубе, как откуда-то сзади раздался звонкий "бам-с", словно кто-то ударил друг о друга металлические тарелки. Бам-с, бам-с, бам-с! Зверь затормозил буквально в сантиметрах от Мартина. Бам-с. Волк привстал на задние лапы и навострил уши. Бам-с! БАМ-С! БАМ-С!!!

Панический страх закрался в душу. Хотелось убежать. Спрятаться. Подальше от пугающих звуков. Животное так и поступило.

Денисов решил не поддаваться эмоциям. Он лишь прикрыл глаза и сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Страх, а с ним накатившие головокружение и тошнота ослабили хватку. Инфразвук, создаваемый особыми каменными артефактами, способен не только прогнать любого хищника, но и при должном везении даже убить. Хорошо, неожиданный союзник не воспользовался "смертельной" частотой.

Из-за берёз показался полуголый тощий человек с двумя плоскими, похожими на кастрюльные, каменными крышками в руках. Через плечо перекинута фиолетовая шкура сородича убежавшего зверя. В седые волосы вплетены всякие травки, косточки и прочий мусор. От переносицы до ушей тянутся две красные линии - боевой раскрас племени Ниумину. Племени Пяти Пещер.

- Приветствую тебя, Хозяин магии, - произнес шаман, ловким движением пристегивая крышки к поясу. Показалось или в его голосе прозвучали ехидные нотки?

- Доброго дня, шаман Ниумину. Зря вы вмешались, уже через пару минут я бы принёс вам шкуру этого камиги.

Главное, сделать правильный пиар. Поди, угадай, что на самом деле произошло на поляне. Люди охотно поверят, что у Хозяина магии всё было под контролем. Вот только шаман успел увидеть больше, чем нужно.

- Закон племени гласит: видишь врага - прогоняй немедленно. Камига - злейший враг. Камига не должен питаться на наших землях.

На поляну стали выходить воины Ниумину. Такие же тощие, кожа да кости. Из одежды только набедренные меховые повязки в основном серого и коричневого цвета - шкуры убитых животных. Каждый держит в руках копьё, к поясу прикреплены плоские, острые камни - местный аналог звездочек ниндзя. Лица грозные, разрисованные полосками, как у шамана.

- Верно. Я пришёл узнать ваше решение.

Шаман аховый актёр. Его глаза выдавали пренебрежение, с которым он смотрел на чужака. Блин! Все планы коту под хвост! Уже месяц Мартин обхаживал это племя. Показывал свои возможности, рассказывал, как укрепить защиту. Вожак племени, этот шаман, не глупый дядька. Новые знания впитывал, как губка. А вот признать чужака за мессию и безоговорочного лидера не спешил. Придумывал всевозможные отмазки, мол, нужно обсудить этот важный вопрос с душами предков, потом надо дождаться Вертикального солнца (по местному это наступление лета). Ясно одно, старик тянул время. До сегодня это играло Мартину на руку. Племя постепенно привыкало к чужаку, обращалось за помощью. Да и сам старик постепенно свыкался с силой, которую демонстрирует Хозяин магии. Но сегодняшний бой с фиолетовым волком перечеркнул все усилия. Шаман едва сдерживал злобную ухмылку. Так и читалось на его лице: "Знаем мы, что ты представляешь из себя, чужак. Никакой ты не Хозяин магии!"

- Тогда идем к огню Ниумину. Время вкусить плоды охоты! - сказал вождь племени.

Воины разом подняли копья вверх и прогорланили что-то подобное "Ура! Ура! Ура!". Вот как надо радоваться предстоящему обеду. Удивительный народ.

- Идем, Хозяин магии. Ты впереди.

В голосе шамана прозвучало снисхождение. Мля! Плохи дела! Сейчас либо прикажет убить, либо отравит во время "вкушения плодов охоты". Надо ударить первым.

Мартин искоса глянул, где расположился старик. Страх умереть подстегивал действовать. В резервуаре после боя с фиолетовым волком осталось совсем мало энергии. Но еще есть рубиновое кольцо. Черпнув силы, Денисов попытался представить болото вместо твердой земли. В этот раз заклинание сработало безотказно. Сзади раздался хор удивленных голосов. Парень обернулся. Половина воинов вместе с шаманом ухнули в трясину. Хотелось не так убить старика, но этот вариант больше смахивает на несчастный случай. Никто не догадается, что цель - именно шаман...

В этот момент земля под ногами разъехалась. Хлюп! И Мартин сам угодил в собственную ловушку...

***

Маг в белом халате, из-под которого выглядывала черная водолазка, глянул на вспыхнувшую лампочку и улыбнулся. Мартин снова отправился на Лоттус! Как всё предсказуемо. Собрав волосы в конский хвост, Массимо встал. Улыбка не сходила с губ. Сегодня сильнейший Мастер атаки Цитадели кое-кого похвалит.

Белобрысый взял в руки черный, в форме яйца артефакт. Здесь заключена настоящая сила. Мёртвый маг. Конечно, не чета Стражу, но если нет соответствующей защиты, заклинание доставит немало проблем. А о защите Массимо давно позаботился. В хранилище Цитадели уже нет артефакта, который способен хоть как-то помочь в борьбе против Мёртвого мага. Заклинание, словно пиявка, присасывается к носителю энергии и пьёт его силу. Вплоть до смерти хозяина.

Паразита невозможно уничтожить обычным способом - энергию атакующих заклятий он вбирает в себя, становясь сильнее. Пусть новичок и сумел изменить полёт серебристого облака, но с Гасителем энергии уж точно не справится! И тогда его можно взять голыми руками.

Массимо надел на шею кулон в виде пятиконечной звезды и отправился в тренировочную комнату. Назад он уже вернётся с добычей. Сегодня чудесный день!!!

***

Не думал Мартин, что со страху сможет создать такое могучее заклинание. Четырнадцать человек вместе с шаманом утонуло в трясине! Племя Пяти Пещер потеряло почти половину своих воинов. И это печально.

Вкушение плодов охоты прошло в тягостном молчании. Племя пожевало полужаренное-полуваренное мясо, запило кислой фруктовой бодягой и отправилось хоронить сородичей. Денисов присутствовал на похоронах. Душа сжималась при виде скорбящих туземцев.

Дети Ниумину до вмешательства Мартина и так были обречены на вымирание. Пройдёт десять-пятнадцать лет, и от общины останутся пять пустых пещер. Денисов надеялся, туземцы схватятся за него, как за соломинку утопающий. Но вождь противился.

Теперь, без стольких мужчин, процесс вымирания ускорится. Лоттус не церемонится со слабаками, мигом проглотит осиротевшее племя. Ученику Великих Магов придётся хорошо потрудиться, чтобы община выжила.

Как показала практика, Мартину пока нечего противопоставить хищникам Лоттуса. Будь здесь чародей поопытней, местное зверьё он бы перещёлкал, как семечки. А так, предстоит делать ставку на артефакты, и не факт, что все сработают как надо.

Или... всё-таки пригласить сильного мага для зачистки территории. Денисов улыбнулся, он уже придумал, кого будет просить.

Дети Ниумину обитают в пещерах, в которые заселились предки нынешнего поколения племени. Все мужчины живут в одной, женщины - в другой, дети - в третьей, в четвертой обитает шаман, он же вождь. Пятое служит кладбищем, куда вредный старик, ссылаясь на волю предков, чужака не пускал. Судя по обрывкам фраз, в пятой пещере находится что-то наподобие тотема племени. Что это и как выглядит, Мартин не знал. Подсказки из снов закончились, а новые сны уже не снились.

Остальные члены общины то ли не знали о запрете предков, то ли считали Денисова своим, но парень беспрепятственно вошел в пятую пещеру. Вопреки подозрениям, под землёй оказалось светло. Мягкий, пульсирующий зелёный свет, казалось, светил отовсюду. Туземцы несли тела погибших, Мартин шёл в конце процессии. Ученики шамана, два безусых юнца, мычали заунывную мелодию, женщины поддерживали траурный гимн всхлипами и плачем. Это, видимо, местный аналог реквиема. Пробирает покруче творения Моцарта.

Вскоре процессия остановилась. Денисов огляделся. Довольно большая пещера, примерно со школьный спортзал. Стены сплошь и рядом расписаны наскальными рисунками. Красотища! Особенно много внимания уделялось драке с фиолетовым волком, Мартин разглядел восемь картинок - наверно, камига здорово насолил племени Пяти Пещер. Другие рисунки показывали времена года и обычаи туземцев. Ученик Великих Магов разглядывал живопись с неподдельным интересом. Жизнь вне Планеты Земля ещё не перестаёт удивлять парня.

Юные шаманы стали петь в полный голос. Два звонких тенора утопили пещеру в звуке. Песня не оглушала, тёплым покрывалом укутывала тело. Создалось впечатление, что шагнул в парилку. Разогретый воздух заставляет глубже дышать. Кожа мигом покрывается бусинками пота. Сердце несется галопом. Ощущения Мартину не понравились. Одно дело баня, с холодным пивом и таранкой. Другое - какая-то пещера в другом мире. По наитию, он попытался отпихнуть от себя неприятные ощущения. К немалому удивлению, получилось. Жара отступила. Вот только... какая-то слабость навалила... Почему?

Денисов открыл глаза и... Ничего себе! Все туземцы изнутри сияют зелёным. От некоторых светящиеся тени отделялись и под руководством юных шаманов скапливались в центре пещеры над небольшим желобом, таким себе микро-вулканом. Бесформенные пучки зелёного света кружили по часовой стрелке, постепенно сжимаясь. Мартина пронзила догадка - да это же энергия!

Магическое зрение показало скапливающуюся силу под землей. Ещё чуть-чуть и произойдет прорыв. Пением наследники вождя всколыхнули эфир. Собранная энергия из соплеменников послужит отмычкой... Так и есть. Круговорот зелёных теней вытянулся в тонкую иглу. Вспышка. И началось извержение вулкана. Фонтанирующая энергия хлынула к людям. Туземцы застонали в экстазе. Вот почему старик не хотел показывать тотем племени. Боялся, что чужак высушит источник.

На удивление к Мартину также устремился зеленый канат. Денисов, не будь дураком, раскрыл внутренний резервуар. Халявная сила! Правда, энергия оказалась слабоватой. Магический поток Великих Магов гораздо сытней. Это как разбавленное молоко: на вид и запах нормальное, но по вкусу вода. Тем не менее, для племени этого более чем достаточно.

Продолжая поглощать энергию, Мартин вдруг заметил, как у фонтана появились чёрные точки. Неужели источник иссякает? Даже десятая часть резервуара не заполнена. Обидно. Точек становилось всё больше. Теперь они появлялись рядом с людьми. Что это такое?.. Твою мать! Комары!!!

Насекомые величиной с кулак, с длинным хоботком, норовисто облепляли фонтанчик и туземцев. Один особо смелый подлетел к ученику Великих Магов. Его-то Мартин и разглядел. Кровососы, и тут от них покоя нет!

Денисов сплел энергоконструкцию огненного пульсара. Из-за недостатка энергии файербол получился блеклым и слабым. Но этого хватило, чтобы уничтожить прыткого крово..., нет - энергопийцу. Создал новый пульсар. Еще одного комара нет. Но их слишком много. Одному не справиться!

Мартин, продолжая точечно истреблять энергопийц, приблизился к юным шаманам. Их кожа стала зелёной, такие себе Халки-дистрофики. Денисов толкнул в плечо одного, потом другого. Ребята пускали слюни, кайфуя, и ничего вокруг не замечали. Пришлось прибегнуть к радикальным мерам. Мартин перекрыл источник блаженства. Шаманы отреагировали мгновенно. По их соображениям, обряд ещё не закончился. Тогда почему прекратилось насыщение? Оба дико заозирались, не понимая, что происходит. Денисов хлопнул по плечу одного, одновременно посылая пульсар в комара. Как юнец испугался! Мигом отрезвел. Шаман что-то быстро защебетал, привел в чувство второго, и вот они вдвоём заплясали на одном месте. С одной ноги на другую. Чудаки. Одновременно ребята хлопали в ладони, в которых по мановению появились небольшие круглые камни-артефакты. Аналоги тех, с помощью которых вождь прогнал камигу. Они комаров тоже инфразвуком хотят напугать?

Денисов недолго смотрел на это безобразие.

- Пускай себе балуются, а мы займемся делом.

Не церемонясь, Мартин перенаправил весь поток энергии из источника в свой резервуар. Вот это лучше! Гораздо лучше! Пусть сила разбавленная, но её много. Не качеством, так количеством.

Ученик Великих Магов решил победить хитростью. Комары трапезу не закончили, поэтому кинутся к тому, у кого есть энергия. Так можно собрать их до кучи, а потом жахнуть площадным заклинанием.

Мартин стал выпускать накопленную энергию вокруг себя. Насекомые учуяли. Со всех концов пещеры начали слетаться комары. Страшновато видеть, как слой за слоем исчезает энергия. Создается ощущение, что вот-вот насекомые доберутся до тела. Когда энергопийцы облепили ауру так, что Денисов перестал видеть пещеру и людей, парень активировал заготовку. Ярко вспыхнуло. Мартин догадался зажмуриться, а вот отходящие от блаженства туземцы вскрикнули, как один, прикрывая пострадавшие глаза. Это вынужденная жертва, зато комаров больше нет. Ученик Великих Магов огляделся. Да, это чистая победа!

Юные шаманы перестали плясать и хлопать в ладони. Судя по вытянутым лицам, до ребят дошло, что их колдовство никуда не годится. Дальше они действовали синхронно, словно сговорились. Оба подскочили к Мартину и стали на одно колено.

- Отец.

- Отец.

Денисов еле сдерживался, чтоб не улыбнуться. По-ихнему "отец" означает "вождь". Если шаман, как основная боевая единица племени признает за старшего чужака, то автоматически всё племя будет считать этого чужака своим вождем. Собственно, такого признания Мартин и добивался от старика-шамана. Жаль, пришлось проредить ряды воинов, чтобы туземцы начали считаться с Хозяином магии. Старики, женщины, дети, воины - все дружно встали на колени. Племя приветствовало нового вождя.

- Заканчиваем обряд! - Мартин улыбался. Первый кирпичик в создание королевства положен. У него появилось собственное племя. Теперь на очереди расширение территории и поглощение других племён. Замечательно!

Пока Денисов мечтал, туземцы сноровисто похватали тела погибших и понесли трупы в раскрывшийся желоб источника. Судя по всему, там, под землёй, в процессе разложения скапливается энергия, которой шаман потом "кормит" общину. Занятно. Надо разобраться на досуге. Может, тут есть не один такой источник?

Когда туземцы справились с задачей, юные шаманы запечатали микро-вулкан энергетической плёнкой. Мартин плотоядно посмотрел на желоб. Он сюда вернётся. Уже на правах хозяина.

- Теперь идём к огню Ниумину!

Предложение новоявленного вождя племя встретило одобрительным гулом. После энергетической подпитки народ заметно повеселел.

Пока туземцы выходили из пещеры, Денисов притормозил.

- Как вас зовут? - обратился ученик Великих Магов к юным шаманам. Чужаку не положено знать имена детей Ниумину - так говорил старик. Даже преподанные уроки магии не помогли узнать имена парней. Но теперь-то Денисов полноправный вождь.

- Тиббо, - ответил первый.

- Никко, - ответил второй.

Мартин кивнул. Значит, с чёрными волосами Тиббо, с русыми - Никко.

- С сегодняшнего дня буду учить вас управлять энергией. То, что успел показать, всего лишь основы основ.

Молодые шаманы ловили каждое слово нового вождя. Им даже не приходило в голову, что бывший чужак где-то одного с ними возраста. Туземцы смотрели на Хозяина магии с благоговением. Вот что значит больше знать и на деле показать, что ты сильнее.

- Пойдем наружу...

В этот момент до них донёсся пронзительный крик, заглушенный толщей земли. Это ещё что такое?

Не раздумывая, Мартин помчался к выходу. Опытный маг на его месте сначала разведал бы ситуацию, а потом начал действовать. Но Денисов полез в самое пекло...

Картина предстала... очень странная. Почти пятьдесят человек застыло в немом ужасе, словно восковые фигуры. Вокруг каждого сверкала зелёным аура, из которой комками поднималась вверх энергия. А в трёх метрах над землёй замерло самое настоящее привидение. Пепельно-серое марево, одетое, судя по всему, в рясу священника, впитывало в себя зелёные сгустки.

- Мёртвый маг?! Здесь, на Лоттусе? Но как? Или это очередной хищник? Уж лучше пусть будет хищник!

Месяц неимоверных усилий и всевозможных уловок. Прорва потраченной энергии. С таким трудом завоевать доверие. И вдруг появляется какой-то призрак и рушит все планы! Смерть проходимцу!

Посылая в пришельца искрящийся клубок молний, Мартин попытался перехватить сгустки силы. Лучше бы он ничего не делал! Фантом, без труда проглотив заклинание, обнаружил новый источник энергии. Радостно взвизгнув (а разве привидения могут визжать?!), пришелец выпустил едва мерцающий серый жгут. Денисов не успел отреагировать, грудь запылала огнём. Чёрт! Всё-таки Мертвый маг.

Паника охватила ученика Великих Магов. Что делать? До боли прикусив губу, Мартин попытался выпихнуть ненавистный жгут. Ничего не получилось. Чёрт! Чёрт! Чёрт!

Накопленная из тотема Ниумину энергия испарялась с катастрофической скоростью. Ещё немного, и призрак будет пить жизненную силу. Затем наступит конец. Твою мать!

Почему Мёртвый маг напал именно сейчас? Ведь по снам ему положено атаковать в столовой Цитадели! Там хоть есть энергия Стража, можно защититься. Из-за чего перемешались события? Массимо, падла, зачем подкладывать свинью?

Не желая умирать, Мартин взбрыкнул. С новой силой попытался освободиться из плена. Не тут-то было. Фантом словно клещами вцепился, пытаясь выпить энергию до дна.

Что же делать? Мысли путались. Нарастающее напряжение не давало сосредоточиться. Денисов понимал, если ничего не изменится, ему осталось жить считанные секунды...

Активировать аварийный телепорт не успеет - призрак сразу разрядит артефакт. А разве есть другой вариант? Конечно, нет. Тогда придётся рискнуть. Или всё-таки можно оградиться от жгута?..

Дальше произошло что-то совсем непонятное. Выкачка энергии сильно замедлилась, почти остановилась. Затылок обожгло болью, словно вонзили кинжал. В мозгу калейдоскопом стали появляться и исчезать странные картинки. Почти на всех Мартин видел свою смерть: пришелец достигал цели - съедал всю энергию Денисова. Но одна картинка отличалась от других. Между учеником Великих Магов и призраком расположилось чертовски знакомое серебристое облако. Да это же энергия цитадельского Стража! Едва Мартин сделал выбор, картинка получила продолжение. Ученика окутывает дымка телепорта, и вот парень в Цитадели. Всё хорошо, но как призвать антимагию на Лоттус? На тренировках Арханиус с помощью артефакта притягивал антипод. А тут самому материализовать в другом мире! Точно не получится!

Но из-за отчаяния, и, не имея больше идей, Мартин попробовал. Представил серебристое облако между собой и привидением. Точно так же, как Арханиус учил представлять заклинания. И... сработало! Густая субстанция, отливающая серебром, обрезала серый жгут. Денисов моментально ощутил свободу.

Уши заложило от дикого верещания фантома. Как будто визжит свинья в момент забоя, когда нож мясника входит в жирную тушу. Оказывается, энергия Стража пришельцу не по вкусу. И поделом!

Парень коснулся языком нароста на зубе. Во рту кольнуло. Мартин ощутил, как тело обволакивает магия телепорта. Но призрак не желал отпускать жертву. Молнией метнувшись к человеку, фантом сбил парня с ног и протащил по земле несколько метров. И только тогда сработал портал, унося в Цитадель обоих дерущихся...

***

Арханиус отложил дневник. Тишину кабинета нарушил тяжелый вздох. Рука смахнула накатившую слезу. Веки сами собой сомкнулись, и перед глазами снова возник образ брата: маленького, невзрачного светловолосого человечка, подростка остановившегося в развитии. Дрониус отличался узкими плечами, маленьким ростом и впалыми щеками. Такой спокойно затеряется в толпе. Пройдет мимо, и никто не обратит на него внимания. Но это лишь оболочка, и она не могла скрыть Силу. Дрониус был фанатиком магии, бредил учёбой. Остальные отдыхали, он читал. Другие веселились, он практиковал новое заклятье. Дрониус учился так успешно, что если б не характер бунтаря, сейчас возглавлял бы Цитадель. Да зачем голословничать, сам Цэпсиус - Лучший Мастер атаки - до дрожи в коленях боялся Дрониуса. И наверняка вздохнул с облегчением, когда Мастер иллюзии Кор сумел уничтожить бунтаря...

Они были братьями, Арханиус и Дрониус. Даже несмотря на то, что из разных миров и у них разные родители. Они начинали вместе. Первый Великий Маг Лавренций набрал десять способных ребят и стал их обучать управлению магическим потоком. Вскоре появилась Цитадель Магии. Пришли новые ученики. Арханиус и Дрониус были более чем просто друзьями. Помогали друг другу осваивать магию, работали вместе, совершенствовали свои таланты. Но вскоре магия их разделила. Арханиус в какой-то момент стал очень осторожным и последовательным. Ушли в небытие безрассудные эксперименты. Только чёткие, выверенные, проверенные и перепроверенные шаги. Арханиус хоть и продолжал развиваться, но заметно отстал от своих товарищей. Дрониус, напротив, постоянно лез на рожон и рисковал.

Арханиус приучил себя всегда сомневаться в собственных силах. Одно время другие Великие Маги осторожничали с Арханиусом, считая его "тёмной лошадкой, полной сюрпризов". Но не получив сдачи на первые выпады, они посмелели. Впрочем, откровенно манипулировать Арханиусом никто не решался из-за ошивающегося рядом Дрониуса, а после его смерти - из-за протекции Лавренция.

Дрониусу не нравилась бесконфликтная пассивность названного брата. Бунтарь постоянно пытался расшевелить Арханиуса. Но всё было без толку.

- Эх, Дрониус, Дрониус. Ну зачем ты пошел против Лавренция? Жил бы себе спокойно, тренировался на здоровье, натаскивал учеников, сам бы практиковался и участвовал в Соревнованиях. Был бы рядом со мной... Но нет. Тебе всегда хотелось чего-то большего...

В какой-то момент Лавренцию взбрело в голову, что его главенство пошатнулось. Продолжающий набирать обороты Дрониус внушал уважение и страх. Молодой, дерзкий блондин вскоре начал бойкотировать все правила Цитадели, рассуждая, мол, они (правила) мешают полноценному развитию Великого Мага. Конфликт, зародившийся ещё в первые ученические годы, продолжался много лет. Сначала скрытно, позже открыто Дрониус выражал недовольство политикой Лавренция. Многие стали думать, что блондин карабкается вверх, что вскоре Цитадель поменяет своего главу. Некоторые решились поддержать амбициозного Великого Мага, надеясь потом сорвать большой куш. Но первым не выдержал Лавренций. По его приказу Мастер иллюзий Кор подобрался вплотную к Дрониусу и вонзил в него развоплощающий энергию артефакт. Дрониус был настолько могущественен, что сумел ответить обидчику, прежде чем артефакт уничтожил его силу. Кор вернулся помятый, но с триумфом. После началась травля всех сторонников Дрониуса. Ученики блондина исчезли сразу. И никто не был уверен, что кто-то из них сумел выжить. Сочувствовавшие оппозиции, когда запахло жареным, переметнулись на сторону главы Цитадели. Лавренций применял Стража в поимке недругов, страхом укрепив свои позиции в сообществе магов. С тех пор в Цитадели не рождалось настолько сильных бунтарей.

Все знали, Арханиус - друг Дрониуса. Лавренцию говорили, он будет мстить за смерть названного брата. Но глава Цитадели считал Арханиуса малодушным. Знал Лавренций и другое: Арханиус избегал политики, чурался оппозиционных взглядов бунтаря. И тем более был идеальным помощником: кротким, послушным. Поэтому Первый Великий Маг сохранил жизнь Арханиусу. Как потом оказалось, зря. Лавренций никак не ожидал, что именно Арханиус, пусть и нечаянно, но поспособствует его гибели...

Отворилась дверь без стука. В кабинет вошла миниатюрная девушка с раскосыми глазами. Чёрные волосы стянуты в узел. Тело обтягивает ученическая водолазка и брюки. Нос моментально уловил аромат спелой вишни.

- Мастер-маг, я не вовремя?

Заметив покрасневшие глаза наставника, китаянка смутилась.

- Нет, нет, всё в порядке. Я тебя ждал.

Арханиус провёл рукой по лицу, вытирая слёзы. Пэтра сделала вид, что ничего не видела.

- Ты с отчётом?

- Да, - девушка села на стул. - Мартин только что отбыл на Лоттус.

Великий Маг кивнул. Пэтра кинула папку на стол наставнику.

- Честно скажу... я ничего не понимаю! Он выбирает заклинания по одному ему известному принципу. Изучает водяные смерчи, хотя песчаные бури по силе гораздо мощнее. Читает книги по диагонали. Выбирает отдельные главы или вообще листает пару-тройку страниц. По системе воображения добился потрясающих результатов. На определённые заклятья тратит энергии в два-три раза меньше, чем я. И это не простой файербол. На водяной смерч, к примеру, у него уходит около пяти единиц. У меня на этот же объём выходит "пшик". Я ему завидую!

Арханиус усмехнулся. Он давно заметил, что ученица с приходом Мартина стала проявлять гораздо больший интерес к учёбе.

- Исходя из всего перечисленного вполне логично, что это на самом деле Великий Маг Дрониус. Но есть обратная сторона...

Пэтра сделала паузу.

- Он абсолютно не разбирается в энергоконструкциях. Плести заклинания не умеет. Элементарных правил конструирования не придерживается. Какой он после этого Великий Маг?

- Я полагаю, - глава Цитадели по-отечески улыбнулся. - Это всё же Дрониус. Самое главное тому доказательство - ментальная защита в виде бесцветного комка "колючек". Второй такой нет ни у кого другого. Если хочешь знать моё мнение... Дрониус благодаря каким-то особым заклятьям возвращает себе память. Или даже не так. Он вернул себе память, но обрывками. Теперь заново учится. По поводу традиционной системы обучения - всем было известно, что мой названный брат презирал энергоконструирование. Наверняка, в восстанавливающем заклинании он не оставил информации о правилах плетения заклятий. По итогу мы получаем некого Мартина, который планирует наказать всех моих врагов, и хочет создать королевство на Лоттусе, любимом мире Дрониу...

Договорить Арханиус не успел. Посреди комнаты зажглось голубое свечение. Сработал телепорт! Из образовавшегося окна вылетел весь взмыленный Мартин. Бакенбарды и волосы на голове обожжены, словно стоял близко к огню. Под левым глазом набухал синяк. Вместо губ сплошное кровавое месиво. Одежда в нескольких местах порвана. Что с ним произошло?

- Почему... - хотел было спросить глава Цитадели, как тут же получил ответ. Из портала показался пепельно-серый призрак, одетый в такую же прозрачную рясу священника. Неужели Мёртвый маг?! И где Мартин раздобыл этот давно забытый артефакт? Последний Гаситель уничтожили на позапрошлом Соревновании!

Арханиус удивлялся недолго. Как работать с Мёртвым магом он знал, благо остались в хранилище кое-какие артефакты. Первоначально создать силовой кокон из чистой энергии вокруг призрака. Это на некоторое время остановит Гасителя. Потом накинуть Уздечку или активировать Блокиратор. Эти артефакты лежат на складе. Привидение лишится подпитки, и станет уязвимым. Дальше пускается в ход Ловушка. Всё, Гаситель обезврежен.

- Это Мёртвый маг. Следи, чтоб не истощился кокон!

Китаянка кивнула.

- Я скоро...

Великий Маг исчез в голубом сиянии телепорта.

Пэтра подскочила к Мартину, лежащему на полу в позе эмбриона. Быстрый осмотр подтвердил догадки: энергетическое истощение, нарушена структура ауры. Плюс синяки и ушибы. В целом, ничего страшного. Пару дней отдохнет и полностью оклемается.

Девушка щедро влила энергию в резервуар младшего ученика. Бедненький! Пэтра принялась водить ладонью, вспыхнувшей желтым свечением, над лицом Мартина.

- Ничего. Все заживет, - приговаривала она с улыбкой, наблюдая, как затягиваются раны.

Внезапно рука замерла. Не оборачиваясь, Пэтра направила вторую ладонь в сторону кокона. Энергия хлынула к Мёртвому магу. Казалось, призрак надежно связан, но... раздался хлопок. Стены кабинета захлебнулись от избытка энергии. Гаситель сбросил оковы. Только не это!

Вся свободная сила устремилась к фантому. Сперло дыхание. Невозможно двигаться. Даже краски комнаты потускнели. Почему Арханиус не возвращается?

Пэтра растерялась. С одной стороны не хочется атаковать, всё равно бесполезно. Но и стоять столбом нет смысла. Китаянка решила провернуть трюк учителя. Но Мёртвый маг легко отбросил энергетический кокон, а потом выпил разбросанную энергию. Гаситель на глазах становится сильней. Дьявол! Где Арханиус?

- Дай я... - раздалось хриплое сзади.

Стены дрогнули и потекли. Показалось? Но нет. Серебристая дымка заклубилась вокруг Мёртвого мага. Гаситель, фыркая, попытался выбраться. Не тут-то было. Антипод оказался надежной тюрьмой...

***

- Ты думаешь, это сработает? - скептически спросила Пэтра.

Разговор происходил через час после нападения Мёртвого мага.

- Не думаю, а знаю, - Мартин откинулся в кресле. - Влюбленная парочка побежит за помощью к Цэпсиусу. Тот подошлёт ученика, но сам ситуацию проконтролирует. Массимо на меня нападёт, я подыграю. Сделаю так, что Цэпсиус вылезет из норы и лично меня пленит. Дальше - дело техники. Он будет держать меня в своей лаборатории на Кродусе. В нужный момент я проделаю с ним такой же трюк...

Парень с бакенбардами кивнул в сторону центра комнаты, намекая на окутанного серебристой энергией Мёртвого мага.

- Тебе понадобится помощь? - спросил Арханиус. Весёлость исчезла. Собранный и серьёзный. Именно таким ученица привыкла видеть своего наставника.

- Нет, - Мартин качнул головой. - Тут я сам разберусь. Мне лучше помогите с Лоттусом. Снова нужен аварийный телепорт - этим пришлось воспользоваться. Энергию в накопителе я потратил, так что надо зарядить...

Парень загибал пальцы, перечисляя, что ему необходимо. Пэтра следила за ним с плохо скрываемым восхищением. Как приятно наблюдать за увлеченными людьми!

- С тем, что... Кстати, можете поздравить, племя Ниумину наконец-то признало меня своим вожаком.

- Поздравляю! - Арханиус улыбнулся.

- Спасибо. Теперь мне нужны артефакты с защитными заклинаниями. Плюс что-то по боёвке. И Пэтра... я не хочу просить об этом Мастера-мага... но мне надо истребить пару-тройку хищников, которые не дают покоя моему племени. Поможешь с ними справиться?

- Гм. Помогу.

- Спасибо, - парень повернулся к Великому Магу. - Перейдем к обсуждению наших планов. Сразу после Цэпсиуса, я пленю Томиаса и Кора, как самых сильных оппонентов. Потом...

- Постой, - глава Цитадели приподнял руку. - Мастера иллюзий Кора я беру на себя.

- Вы понимаете, что это для вас опасно? - Мартин был не против сокращения числа личных врагов, но крепло предчувствие, что Арханиус не справится.

- Понимаю. Поэтому Кора ждет сюрприз. Пустышка даёт плоды. Совсем скоро заклинание сымитирует весь его резерв энергии...

Глава Цитадели по-особому посмотрел на ученика, с прищуром. Лукавством блеснули глаза. Пэтра усмехнулась. Наставник - хитрый жук, намекает Мартину-Дрониусу про его же изобретение.

- Когда вызову на дуэль, Кор будет беззащитным. Это моя месть за смерть Дрониуса...

Отчаянная попытка. Арханиус увидел, что заявление о заклинании-пустышке ученик проигнорировал, будто бы об этом ничего не знает. Хороший актёр! Скрывая разочарование, Великий Маг захотел добить информацией о мести. Может, это заставит Дрониуса вздрогнуть и хоть как-то выдать себя? Но результат такой же. Нулевой.

- Ну, как знаете... - пожал плечами Мартин, как ни в чем не бывало. - Хотите рискнуть, пожалуйста. Хотя в моём варианте риска для вас нет.

Арханиус переглянулся с Пэтрой. "Крепкий орешек" читалось в его взгляде.

***

- КРЕТИН!

Вжжжик - огненная плеть расчертила воздух. С неприятным шипением стихия прожгла кожу. Поднялся противный запах паленого мяса.

- НЕДОУМОК!

Вжжжик.

Вонь усилилась.

В серебристой тренировочной комнате находятся двое. Один - габаритный, респектабельный мужчина, одетый в строгий деловой костюм. Пиджак обтягивает большой, круглый живот. Верхние пуговицы рубашки расстегнуты, галстук стянут вниз. Лысая голова блестит от пота. Лицо исказилось от гнева, глаза метают молнии. Ему не понравились принесенные новости.

- Не справиться с мальчишкой?! - вопил Цэпсиус.

Вжжик. Вжик.

Второй - молодой, долговязый юноша. Конский хвост белых волос растрепался. Его любимый белый медицинский халат в нескольких местах порвался. По спине расползаются багряные пятна.

- Возомнил себя сверхсильным и расслабился?

Вжик. Вжик. ВЖЖИК.

Парень стоит на четвереньках перед наставником. На побелевшем лице - невыносимая боль. Глаза закрыты, плотно сжаты губы. Время от времени он схаркивает на пол кровь.

Массимо терпел боль. Стон рвался наружу.

Огонь безжалостно обжигал кожу, все глубже проникая внутрь. Запах горения собственного тела вызывал тошноту.

Адские муки не прекращались ни на секунду. Блондин держался из последних сил.

Ни в коем случае нельзя сломаться: блевануть или закричать от боли. Наставник не простит. Подобные проявления слабости Великий Маг не приемлет. Для него это, как для быка красный плащ. Тогда последуют такие мучения, что смерть покажется подарком. Именно страх испытать на себе пытки Лучшего Мастера атаки помогал Массимо справляться с наказанием.

- Ты недостоин звания "Маг"! - продолжал избивать ученика Цэпсиус. Огненная плеть в его пухлых руках извивалась, словно живая. - Ты не заслуживаешь быть моим учеником!

Вжжик. Вжик.

В повседневной жизни Цэпсиус обычно сдерживает эмоции, накапливает их в себе, чтобы потом легче войти в режим боевого транса. Но из-за частых тренировок сознание чародея настолько сдвинулось, что хватает любого мало-мальски серьёзного раздражителя, чтобы взорваться.

Когда Массимо сообщил о провале задания и потере Гасителя, Великий Маг взбесился. Благодушное настроение сменилось первозданной яростью. Пустяковое задание - поймать неофита. Казалось бы, что может быть проще?

Но Массимо не справился. Не смог пленить мальчишку, который только начал делать первые шаги в магии. Спустя рукава подошел к выполнению поставленной задачи, недооценил, видите ли, способности противника. Не ожидал, что тот призовет антимагию. Растерялся, когда надо было действовать решительно и быстро. И как после этого относиться к своему лучшему ученику?

Цэпсиус успел помечтать, придумать много далекоидущих планов. Уникальные способности птенца Арханиуса открывают широкие перспективы. И тут провал...

Так мало того. Массимо умудрился потерять ценный артефакт - Мёртвого мага, которого сейчас и днём с огнём не сыщешь!

Поэтому неудивительно, что белобрысый ученик не успел даже закончить доклад, как его настиг первый удар огненной плетью. Наказание должно быть суровым и запоминающимся.

- Была б моя воля, я бы отправил тебя в младшую группу на перевоспитание! - продолжал орать Великий Маг. Он не любил проигрывать. Принципиально. И данную черту характера пытался внедрить всем своим ученикам. Розги - самый действенный метод, считал мужчина, потому что по-другому они не понимают.

- Великие Маги ошиблись, признав тебя лучшим учеником этого набора!

Вжик. Вжик. Вжик.

Массимо за время учёбы не раз оказывался жертвой особенного воспитания Цэпсиуса. Малейшая провинность каралась физической болью. Чтобы угодить наставнику, ученики из кожи вон лезли, выполняя все его поручения. Никому не хотелось испытывать на себе недовольство Лучшего Мастера атаки Цитадели.

Блондин терпел. Кожей чувствовал, как по спине стекают капли крови. Но не шевелился. Даже не пытался себя подлечить. Цэпсиус это заметит, и будет бить сильней. Парню оставалось ждать, когда Великий Маг успокоится.

"- Чтоб ты сдох, Мартин! - свою боль белобрысый преобразовывал в ненависть. С каждым новым ударом плети, он всё больше ненавидел мальчишку, из-за которого разгорелся весь этот сыр-бор. - Паскуда! Ты у меня за все заплатишь!"

Массимо действительно работал вполсилы. Подумаешь, какой-то юнец, только появившийся в Цитадели. Что он может противопоставить опытному магу? Ничего - так считал блондин. Но ученик Арханиуса сумел удивить. Взбрыкнул, воспользовался антиподом, избежал плена. Когда ученик Цэпсиуса опомнился, было уже поздно. Мартин телепортировался.

- Больше меня не разочаровывай!

Огненная плеть еще раз рассекла воздух и опустилась ровнехонько на пострадавший участок. Боль рванула мириадами искр. Массимо напрягся, судорожно сглотнул подступивший комок.

Теперь он знает, что можно ожидать от Мартина что угодно. Парень непредсказуем, но в магии пока слаб. Поэтому есть ещё время всё исправить. В следующий раз надо просто тщательней подготовиться, и придумать парочку запасных вариантов на случай, если парень с бакенбардами снова выкинет фортели.

Массимо горько усмехнулся. Отныне он стал умнее.

С непередаваемым облегчением парень вдруг отметил, что всё закончилось. Плеть больше не рассекает со свистом воздух. Похоже, Цэпсиус начал приходить в себя. Сейчас последует не менее "приятный" разговор. Впрочем, свои ошибки Массимо осознал в полной мере. И впредь подобного не допустит. Судьба Мартина предрешена.

- Если подобная оплошность повторится ещё раз...

Вжик.

Нет. Наказание не прекратилось. Цэпсиус выдерживал паузу. Ждал, пока ученик немного расслабится, поверит в окончание пытки. Ведь неожиданный удар воспринимается гораздо больней ожидаемого.

- Лучше не показывайся мне на глаза.

Вжжик. Вжик. Вжик.

Массимо не выдержал. Дикая боль затопила сознание. Сдерживаемый крик вырвался наружу. Почти сразу же откликнулся рвотный позыв.

На звук расплескивающейся жижи Цэпсиус брезгливо отвернулся. Массимо наказан в достаточной мере.

- Приведи себя в порядок, - приказал Великий Маг.

Спустя минуту ученик произнес слабым, хриплым голосом:

- Я готов к разговору.

Лучший Мастер атаки обернулся. Пол чист, как будто и не было кровавых плевков и рвоты. Лицо Массимо зелёное, на губах застыла кровь. Попытка причесаться ничего не дала. Волосы липли к мокрому лбу. Ученик имел жалкий вид.

Удовлетворенно хмыкнув (наказание он точно не забудет), Цэпсиус заговорил:

- Надеюсь, ты усвоил урок?

- Да, Мастер-маг.

Массимо низко поклонился. Глаза он отводил то вниз, то в стороны, боялся посмотреть на наставника. От былого аристократа голубых кровей не осталось и следа. Ничтожная, сбившаяся с пути душа. Великий Маг криво улыбнулся.

- Больше так не огорчай меня. Я не смогу быть вечно добрым с тобой, - в голосе толстяка в деловом костюме послышалась неприкрытая угроза.

Блондин снова поклонился, ниже, чем в первый раз. Подобные раны можно исцелить за пару дней. И потом потратить еще день-другой на полное восстановление. Наставник действительно был к нему добр. Массимо знал, некоторые ученики отлеживались неделями (если не месяцами) у магов жизни. А некоторые даже умирали, не выдержав пытки наказания. Да, Цэпсиус его пожалел.

Белобрысый постарался изобразить благоговейное почтение. Великий Маг не отрывал цепких глаз от ученика.

- Иди, отдыхай, - наконец сжалился Лучший Мастер атаки. - Задание не отменяется. Мне все еще нужен мальчишка Арханиуса. Поймай его, невзирая на то, что для своей защиты он снова призовёт антипод. И верни, пожалуйста, мне Гаситель.

- Хорошо, Мастер-маг. Я приведу вам Мартина. И верну Гасителя. Я вас не подведу...

Массимо ушёл, внутри всё кипело от злости.




Глава 4





Прогресс налицо




Лоттус прекрасен своей дикостью и девственной чистотой. Солнечная погода радует глаз. Деревья шелестят листьями на ветру. Где-то на ветках щебечет птичка. Мелкое зверьё вперебежку передвигается по лесу. Всё время прислушивается, нет ли где опасности? Лоттус не прощает беспечных.

Мартин, как много раз до этого, появился на уже ставшей родной поляне. Лицо подставил под нежные лучи солнца. Сама собой появилась улыбка. Хорошо здесь! Краем сознания проверил работу защитных артефактов, сделанных Пэтрой. Два, словно мыльных, купола функционируют стабильно. Молодцы Тиббо и Никко, поддерживают работу стационарных заклинаний, своевременно накачивая их энергией из выданных накопителей. Захочешь жить, и не такое будешь делать.

По знакомой тропинке, Денисов направился в свою деревню. Предки племени Ниумину выбрали хорошее место: подножие отвесной скалы, с трех сторон окруженное лиственным лесом. В горе были сделаны пять пещер, которые последующие поколения расширяли под свои нужды.

- Мартин пришёл!

Мальчишки сражались друг с другом на палицах. Один заметил, толкнул другого, тот соседа. Наперебой выкрикивая имя вождя, детвора ринулась к Денисову. Мартину понадобилось немного усилий, чтобы приучить всех обращаться к нему по имени. Первыми, как это естественно, освоились дети.

- Мартин, смотри, что я умею! - низкорослый мальчуган лет семи от роду крутанул палицу в руках как в лучших традициях ниндзя.

- Молодец!

Еще полмесяца назад этот мальчуган только и мог кое-как взять копьё и тут же уронить. Так что прогресс налицо.

- Глянь, Мартин... Отойди! - мальчик чуть постарше отодвинул рядом стоящего. В руке оказались несколько заточенных острых камней. Короткий взмах, звездочка приземляется рядом с бревном, поднимая пыль.

- Промахнулся! Промахнулся! - засмеялись другие мальчишки. Но парень не сдавался. Недовольно поджав губы, он бросил второй. Звонкий удар возвестил о попадании. Все разом смолкли. Попасть с полтора десятка метров - неплохой результат. Не каждый может этим похвастаться. Следующие две попытки также оказались успешными. Лишь пятая неудачной. Ребята больше не смеялись. Три из пяти - для них это круто!

Мартин взъерошил меткому стрелку волосы, одновременно посылая в его ауру пучок энергии. Племя Ниумину своего рода энергетические вампиры. Для нормальной жизнедеятельности им необходимо время от времени пополнять запасы энергии.

- Позови Тиббо и Никко.

Мальчишка кивнул и побежал в одну из пещер.

Детвора наперебой начали демонстрировать свои умения. Ученик Великих Магов улыбался и каждого награждал энергией. Мартин наткнулся на хороший способ стимулирования. Теперь все из кожи вон лезут, чтобы заслужить одобрение нового шамана. Его здесь полюбили. А пацанва так вообще выглядит счастливо. Хоть прошло совсем мало времени, но они стали упитанней, поправились. Вот что значит хорошее трехразовое питание. Денисов планировал уйти от примитивной охоты и научить племя ведению сельского хозяйства. А бурлящую энергию направить на освоение территории и поиск новых источников энергии.

- Отец, идёмте. Я вам хочу что-то показать... - сквозь толпу детей прорвалась женщина. Она опускала взгляд, старалась все время смотреть себе под ноги.

Мартин оглядел соплеменницу. Обвислая грудь, на животе растяжки. По всей видимости, уже рожавшая. Лицом почти ничем не отличается от мужчин. Такие же резкие черты, острые скулы. Одинаковые две красные полосы от переносицы до ушей. Если бы не длинные волосы и та же обвисшая грудь, женщину можно было б принять за мужчину.

- Ну, хорошо...

Ответ вождя порадовал соплеменницу. На лице мелькнула улыбка.

Мартин, ведомый женщиной, углубился в женскую пещеру. Мягкий зелёный свет освещал дорогу. Парень очень надеялся, что она ведет его не для того, чтобы продолжить род. С момента, как появился новый шаман, женская половина племени просто сорвалась с катушек. Каждый раз при появлении вождя то одна, то другая пытались соблазнить Денисова. Он отказывался. Банально брезговал.

Туннель расширился, они оказались на площадке. Потолок сиял зелёным особенно ярко. Здесь несколько женщин и девочек сосредоточенно сшивали фиолетовый мех убитых волков - готовятся к похолоданию. За какой-то месяц проживания в безопасности племя Ниумину изменилось. Раскормили животы, теперь не выглядят страдающими анорексией. Упитанный, сытый взгляд с уверенностью смотрел в будущее и боготворил нового шамана. Если при старом они боролись за существование, боясь лишний раз вздохнуть спокойно, то при новом им был дарован ночной сон и послеобеденный отдых. Не надо всегда быть начеку, защитные артефакты работают как часы. Поэтому неудивительно, что все женщины сначала подскочили, будто ужаленные в одно место, а потом синхронно рухнули на колени, шепча уже набившее оскомину "Отец, Отец"...

Провожатая в общем зале не задерживалась, сразу устремилась в крайнее левое ответвление. Пещера сплошь усеяна небольшими проемами, ведущими в маленькие пещерки-комнаты. Еще до прихода к пункту назначения Мартин понял, к чему его будут склонять. Опять.

- Отец, второй тотем мы нашли...

Наша песня хороша, начинай сначала! Эх, хороша была отмазка.

- У Митто пошла первая кровь...

Денисов готов был простонать. Ну зачем он упомянул про девственницу?!

Так и есть. Зеленый свет, исходящий отовсюду, выхватил нагую девочку, лежащую в мехах на небольшом земляном возвышении, заменяющим туземцам кровать. Как только в проеме показался Мартин, девочка прямо взлетела с лежанки и подскочила к молодому вождю. Резко протянутая ладонь коснулась щеки, взъерошила бакенбарды. Вторая неумело, как-то деревянно дотронулась до груди и скользнула вниз...

Денисов поймал взгляд девчушки и сам себя возненавидел. Что они делают? Как так можно? Она же ребенок! К тому же боится! Нет, так нельзя. Пусть здесь нет закона о педофилии, но совращать малолетних - ни в коем случае! У девочки даже грудь толком не выросла!

Ученик Великих Магов перехватил ускользающую все ниже руку. Как отказать, чтобы не травмировать девочку? Голова лихорадочно соображала, но стоящей идеи не появлялось...

Положение спас нарастающий шум в общей пещере. Волей-неволей пришлось отвлечься. Не успел Денисов повернуться, как...

- Отец... Мартин... - с заминкой проговорил то ли Тиббо, то ли Никко. Поди их сразу различи.

- Да?

- Новый тотем... Т-Тиббо... - его голос дрожал. Видимо, перепугался не на шутку. Но что могло так напугать здорового парня? Причем мага в придачу.

Тем не менее, Мартин обрадовался спасителю. Повернувшись к застывшей девочке, Денисов улыбнулся и сказал:

- Ты уж извини. Сейчас не получится...

В его словах прямо сквозило облегчением.

Он выиграл время. Вступать в интимные отношения с местными не входило и еще долго не будет входить в его планы. Может быть намного позже, когда вместо общины сформируется более менее цивилизованный мир, только тогда с прапраправнучкой этой самой девочки что-нибудь да получится. А сейчас нет. В следующий раз просто надо спрашивать, куда собирается привести его туземка. Вряд ли они оставят попытки разнообразить свой генофонд. Поэтому надо быть начеку и готовить очередную "уважительную" отмазку.

План действий против женщин племени Мартин додумывал уже на ходу. С Никко быстро выбрались из женской пещеры. И, не сбавляя темпа, ринулись в пещеру вождя - именно там пару дней назад шаманы-братья нашли новый тотем. На полпути Денисов вдруг ощутил воздействие на внешний защитный купол. Такое легкое прикосновение, словно кто-то испытывал его на прочность слабым огненным пульсаром. Через миг ощущение повторилось. И потом еще раз, уже сильней.

Теперь Мартин разрывался между помощью Никко и проверкой незваных гостей. То, что к ним подобрались владеющие магией, не вызывало сомнений. Но вот только кто? Камига пробудет на зуб установленный щит? Или кто попроще?

Купол пока держит удар, поэтому в первую очередь надо разобраться, что же случилось с Тиббо.

Пробежав общую пещеру, и через очередной туннель они выскочили в небольшой грот, где и обнаружился новый источник магии. Весело трещал костерок, создавая причудливые тени. Пятеро воинов сейчас переквалифицировались в строителей. Обрабатывая землю и глину в каком-то специальном растворе, они укрепляли стены и потолок. Места, где эта смесь уже высохла, загорались зелёным свечением. Вот такое укрепление и освещение в одном флаконе. Тиббо обнаружился у дальней стены в бессознательном состоянии. Денисов переключился на энергетическое зрение. Аура помощника сверкала, значит жив. Вот только... Ученик Великих Магов подошёл ближе.

- Чёрт! Рассказывай!!! - не попросил, потребовал Мартин.

- Т-тотем вспыхнул, Тиббо п-перехватил ману...

- Понятно, - процедил молодой вождь. На языке вертелись одни маты. Вот какого этот придурок стал поглощать энергию? Увидел, что так делает Отец племени и решил повторить? Но как можно пополнять запас сил, если некуда скапливать энергию? Идиот!

У каждого человека есть две системы: кровеносная и энергетическая. Если средоточием первой является сердце, разгоняющее по телу кровь, то вторая система берет начало из магического резервуара, находящегося на уровне солнечного сплетения, энергетическими сосудами пронизывает каждый орган и выводится наружу, образуя ауру. Маги с раскрытым резервуаром могут спокойно пополняться энергией и перераспределять её по организму. Тиббо, имея резервуар не больше наперстка, просто втянул ману. Её оказалось слишком много, энергососуды не выдержали и лопнули. Сейчас большой кусок ауры отсутствует. Это не смертельно, но горе-шаман на пару-тройку месяцев сделал себя калекой.

Мартин провёл рукой по поврежденному участку. Исцеляющее заклятье вышло слабым. Тратить дефицитную энергию из-за чьей-то глупости Денисов не собирался. Пускай для Тиббо это будет уроком. Тем более на носу столкновение с незваными гостями. Некто продолжает настойчиво терзать внешний купол.

- Так-с, - ученик Великих Магов встал. - Распорядись, чтоб отнесли в мужскую пещеру. Жить будет. Ему нужен покой и вкусная еда.

Никко кивнул.

- Но это потом. Сейчас пошли на улицу. К нам кто-то просится в гости...

Едва они вышли из пещеры, как увидели подбегающего соплеменника. Взмыленный воин резко остановился. Мартину хватило пару секунд осмотра, чтобы выругаться. Глаза вахтового выкатились от испуга, руки судорожно сжимали копьё. Значит, гости - серьёзный противник. Интересно, кто?

- М-м-моумиги, Отец. Две с-стаи! - воин дрожал, зуб не сходился на зуб.

- Твою ж мать! - Денисов зло сплюнул.

Только этого не хватало!

Спиной ощутил, как побледнел Никко. Уж он-то знает, что это за твари. Намного опасней волков на Лоттусе бывают только моумиги. Хищники представляют собой сумасшедшую помесь мартышек и Горлума из "Властелина колец". Тощие, ростом около метра, передвигаются на четырёх конечностях. Абсолютно голые, без единого пучка волос. Имеют длинный крысиный хвост. Любят бросаться сгустками огня (видимо, оттого все и лысые, волосы не успевали отрастать, а потом банально атрофировались, как ненужный элемент). Самое страшное - обладают ментальной магией. Стая - всегда семь особей. Вожак, обязательно самец и по три самки и самца. Общаются между собой телепатией. Устойчивы к магии, так просто их не победишь.

Мартин знал, что столкнётся с моумигами, собственно, поэтому нужна была ссора с растаманом Бобби - с помощью планокура он хотел попасть в лабораторию алхимика и найти там подчиняющее зелье. А когда не вышло поругаться, Денисов решил самостоятельно создать водяной смерч... На данный момент бутылки с алхимическим варевом уже покоятся в пещере вождя. Мартин не объяснял Тиббо и Никко, что это за снадобье. Появление моумиг ожидалось в конце осени, как раз тогда, в сезон дождей, начнется период их миграции. Но сейчас лето, обезьянки должны загорать где-то на юге. Что подвигло их напасть прямо сейчас? Почему события развиваются не так, как во сне?..

Мартин тут же себя одёрнул. Во снах был жив старик-вождь и те четырнадцать воинов. Он сам изменил ход истории. Почему бы теперь не случиться "эффекту бабочки". Цепь происшествий и вот уже сегодняшнее нападение будет казаться логическим продолжением смерти старика-вождя племени Ниумину.

- Никко. Принеси мне те склянки из моей пещеры. Если разобьёшь хоть одну, мы все умрём. Бегом!

Ученик, бледный и еще пребывающий в шоке, ослушаться не мог: резво вернулся в пещеру вождя.

- Веди к моумигам, - Денисов обратился к воину. Тот подчинился.

Если мартышек не остановить, они уничтожат племя. Его племя.

По тропинкам они помчались вглубь леса. Мужчины-лесорубы, завидев куда-то спешащих соплеменников, побросали свою работу и, не сговариваясь, двинулись вслед за вождем, грозно размахивая примитивными топорами. Мартин отметил это мимоходом. Община держится друг друга. И это правильно.

В полусотне шагов от границы они остановились. Перед ними предстала чудовищная картина. Шесть самцов моумиг положили ладони на купол и, что есть силы, давили на энергетическую пленку. По поверхности расходились цветные круги. Мартин видел, как в тех местах, куда обезьянки положили ладони, защита прогибалась и таяла.

Самки, взявшись за руки, по трое кружили хоровод. Вокруг них проявлялись едва видимые энергетические вихри. По крысиным хвостам пробегали молнии. Денисов недовольно поджал губы. Самки моумиг собирают энергию. Мартышки настроены серьёзно. Будет битва.

Два вожака, чуть крупнее сородичей, но также напоминающих Горлумов из "Властелина колец", встали на задние лапы. С царственным видом они ждали, пока их вояки пробьют защитный купол.

Мартин обернулся. Воины Ниумину стоят как вкопанные. Лица бледные, красные полоски от переносицы до ушей проступают отчетливей. Руки судорожно сжимают оружие. Все они знают, в схватке с моумигами у них нет шансов, но желание защитить племя не позволяло убежать...

Каждый из них нет-нет, да украдкой поглядывает на Хозяина магии. Будучи жив старый вождь, тот приказал бы принести священные пластины. "Крик предков", создаваемый этими пластинами, всегда отпугивал моумиг. Но новый вождь не спешит их использовать. Что же он предпримет?

Мартин стоял, прикусив нижнюю губу. Первое защитное заклинание ещё держится, но жить ему осталось недолго. Самки моумиг остановились и стали снабжать самцов собранной энергией.

Дело запахло керосином. Где Никко?

Денисов собрался. Вот-вот лопнет внешний купол.

- Всем отойти!

Только он хотел повернуть голову, проверить выполнение приказа, как с едва слышным хлопком первый барьер свернулся.

- Надеюсь, второй купол продержится до прихода Никко! Где его черти носят?!

Мартин нервно оглянулся. Ученика не видно.

Время текло со скоростью ленивой черепахи. Денисов весь извелся. Пот тёк градом. Губы искусаны до крови. Но ничего поделать нельзя. Пока есть щит, они в безопасности. Вот только мартышки не собираются сдаваться. Самцы перешли ко второму куполу...

Внезапно в затылок вонзили кинжал. Знакомые ощущения! Реальность померкла, калейдоскоп картинок промчался в голове. В каждой Мартин действовал по-разному. Но результат был один: моумиги убивали его вместе с соплеменниками. Пока видение не исчезло, Денисов прокручивал картинки снова и снова...

Есть! В одном из вариантов будущего дотянуть до прихода Никко помогла антимагия...

Не успел Мартин призвать серебристую энергию, как второй купол рухнул.

- НАЗАД! - гаркнул молодой вождь.

Воины хотели убежать, но не получилось. Страх сковал их тела. Вожаки взмахнули лапами, и троих мужчин, стоящих ближе всех, невидимая сила приподняла в воздух. Мартин атаковал водяными смерчами, пытаясь отвлечь. Едва стихия появилась, как самки двух стай что-то защебетали, пританцовывая. Воронки замерли. Чёрт, их вообще хоть что-нибудь берет?

Воины вскрикнули. Краем глаза Денисов увидел, что случилось с соплеменниками, попавшими под атаку врагов. Мужчин перекрутило, словно они обычные тряпки в руках хозяек. Кровь сочилась из каждой поры. Переломанные кости острыми краями выглядывали из кожи. Бездушные твари!

Сами собой сжались кулаки. Никому не дозволено издеваться над его людьми!

Пылающая комета из кольца-артефакта устремилась в вожаков. Ментальный щит мартышек активизировался, погашая огонь. Одновременно оставшиеся в живых воины с криком "Гра-а-а!" ринулись в атаку.

- СТОЯТЬ!!!

Крик Мартина утонул в многоголосом реве. Никто его не услышал.

Ярко вспыхнула ненависть в сердцах, сметая прочь страх. Воины захотели отомстить, абсолютно забыв, что расклад сил не в их пользу.

Опережая соплеменников, Денисов метнул ледяные стрелы. Энергетическое поле моумиг приняло и этот удар. Крошки льда осыпались наземь. Чёрт!

Полетели копья и топоры. Мартышки даже ухом не повели, лишь нетерпеливо дернул крысиным хвостом один из вожаков.

"- Уже нет времени!" - мелькнула мысль в голове. Совсем не хотелось умирать, а Никко с подчиняющим зельем все не было.

- Ну же!

Мартин от усердия прикусил язык. Боль слабым отголоском промелькнула в сознании. Все силы он бросил на призыв серебристой энергии. Но ничего не получалось.

Вожаки моумиг вытянули передние лапы. Удивленно-испуганный вскрик разнёсся по лесу. Невидимая удавка сдавила шеи воинов и подняла их над землей. Соплеменники молотили ногами воздух. Они задыхались. Один лишь Мартин остался стоять на земле.

Денисов все больше нервничал. Антипод не отвечает на зов. Неужели это конец?

Ученик Великих Магов мотнул головой. Не дождетесь! Если сражаться, то до конца!

Упрямый характер продолжал борьбу.

Прошла, казалось, вечность. Но вот появилось огромное облако сверкающего серебра. Как же вовремя! Денисов толкнул антимагию в сторону двух стай, точно как в видении. Вожаки отпрянули.

- Что, не нравится, падлы?!

Атака Мартина сбила настрой мартышек. Воины с глухим стуком попадали на землю.

Шесть самцов самоотверженно ринулись на облако. Реакция Денисова была безупречной. Серебристая энергия затормозила свой ход. Моумиги нужны живыми, причем обе стаи в полном составе.

Учуяв слабину, самцы обогнули облако и атаковали. Невидимый таран вонзился в грудь. Вышибло дух. Мартина откинуло на лежащего соплеменника.

- С-суки! - прохрипел ученик Великих Магов, жадно хватая воздух. - Получите!

Учиться на собственных ошибках никогда не поздно. Даже если стоишь на волосок от смерти. В следующий миг серебристое облако метнулось к вожакам стай. Выставленная защита сметена прочь. Антимагия окружила вплотную. И вот оба вожака оказались в плену серебристого кокона.

Лишившись контроля лидеров, моумиги замешкались. Самки прекратили снабжать энергией. Самцы озадаченно мотали головами. Мартин этим воспользовался. Новые серебристые облака без труда пленили мартышек. Чистая победа!

Сияющий Денисов повернулся к своим воинам... и улыбка сползла с лица. Нет, победа не чистая. Изначально племя Ниумину насчитывало тридцать пять мужчин-воинов разных возрастов, не считая старика-шамана и Тиббо с Никко. Злополучное болото утянуло четырнадцать жизней. Теперь... племя потеряло еще одиннадцать взрослых мужчин. И снова по вине Мартина. Это катастрофа!

Восемь трупов не напоминали фарш, как первые погибшие. Просто неестественно выгнуты головы. Руки и ноги сломаны в нескольких местах. И под каждым растекается лужа крови.

Стеклянный взгляд остановившихся зрачков выхватил чьи-то голые ступни. Мартин поднял голову. Никко, белый как смерть, оглядывал погибших. Глаза его увлажнились, по щекам струились слезы. Светлые волосы спутались, падали на плечи слипшимися космами. Жалкое зрелище.

- Никко, давай склянки...

Мартин первым пришёл в себя. Подчинение мартышек обошлось им слишком дорого.

На негнущихся ногах младший шаман подошел к вождю. Руки трясутся, но пальцы крепко сжимают увесистые сосуды.

Ученик Великих Магов взял у помощника составляющие зелья подчинения. Предстоит очень много работы. Наново установить защиту...

Не думать о погибших!..

Теперь надо учесть силу моумиг - Пэтре придется поломать голову, чтобы найти противоядие ментальным атакам мартышек...

Воины сами виноваты! Им надо было послушаться Отца племени, и не ввязываться в бой.

Потом на очереди ещё одна чистка окружающей территории. В обязательном порядке! С двумя стаями Моумиг дело пойдет веселее...

Надо было сразу всех отогнать! Тупица!..

Дальше нужно снабдить племя боевыми артефактами. И научить пользоваться.

Не думать о погибших!..

Сейчас главное - подчинить себе вожаков. Малейшая ошибка и придется снова с ними сражаться.

Не думать!!!

Мартин вздохнул, собираясь с силами. В воздухе появилась полулитровая банка. Из бутыля в левой руке необходимо отлить две трети жидкости, из бутыля в правой - одну треть. Потом банку закупорить, взболтнуть и разбить у ног моумиг.

Ещё раз вздохнув, Денисов приоткрыл серебристый кокон. Банка, словно мячик, полетела в лунку. Сквозь антипод можно было увидеть, как внезапно появившийся густой красный дым втянулся в ноздри вожаков. Всё, воля моумиг подавлена. Выдержав паузу, Мартин заклинанием создал связь "Хозяин-раб".

Дело осталось за малым: с помощью вожаков подчинить остальных членов двух стай.

"- Я не виноват! Тогда почему же так тошно?"

***

Лысый толстяк вольготно восседал в кресле, словно не кресло это, а королевский трон. Не хватало только короны на голове и скипетра власти. Впрочем, Великий Маг Цэпсиус и вправду считал себя если не королем, то хозяином Цитадели это уж точно. Главенство Арханиуса воспринималось как досадное недоразумение.

- Горон и Меера согласны, я договорился, - растягивая слова, проговорил Лучший Мастер атаки. Стоящий перед ним блондин понуро опустил голову. Все еще боится смотреть в глаза. Не понравилась ему выволочка, ой как не понравилась.

- После того, как вернешь Мёртвого мага, сосредоточь внимание на мальчишке Арханиуса. У тебя есть три дня. Я хочу думать, что та попытка была случайностью. Докажи, что ты лучший ученик этого набора.

- Докажу, Мастер-маг, я докажу, - Массимо поднял взгляд. Цэпсиус позволил себе ухмыльнуться. В глазах ученика плескалась твердая решимость закончить начатое. Вот так бы сначала. А то расслабился, уже возомнил себя пупом земли. Вот и произошёл такой казус. Если одумается, значит исправим, а нет - Соревнование отсеет слабых.

- Иди.

Блондин кивнул и растворился в дымке телепорта. Толстяк вернулся к прерванному размышлению.

- Зачем, Арханиус, ты натравил Гасителя на Горона и Мееру? Почему не на меня? Или того же Кора? Было бы логичней. Чего ты добиваешься, Арчик? Уж не затеял ты интригу против моих сторонников? А раз так, значит, ты полон сюрпризов. Не сломался, решил бодаться до конца. Смешно! Но оно тебе надо, Арханиус? Тягаться со мной силой? Думаю, нет. Ни у кого не хватит мужества потягаться со мной... Прав был Лавренций, когда выбрал меня своим наследником. Не бунтаря же Дрониуса ставить к власти? За ним бы мало кто пошел, в отличие от меня. И учеников у него практически не было. Мда, Массимо, Массимо. Слишком самоуверенным ты стал. Расслабился. Прозевал мальчишку, не хотел, видите ли, руки свои марать... Идиот! И как тебе помочь-то? Личного врага организовать? Но в Цитадели подходящей кандидатуры, наверно, нет. Алена? На нее ты глаз положил, рука не поднимется убить. Пэтра? Несмотря на быстрый рост, еще слаба. Не подходит. Массимо она на один зуб. Кто-нибудь из молодых Великих Магов? Тоже нет. Массимо не настолько силен. Незадача. Вот Оризиниус был отличным личным врагом. Славно тогда порезвились. Не одно столетие понадобилось, чтобы победить. Лавренций хитер, выбирал себе любимчика благодаря естественному отбору. Кто в итоге победит, того и признает наследником. Жаль, не успела сработать уловка против Дрониуса. В открытом противостоянии бунтарь очень силен, Цэпсиусу даже пришлось прилюдно отказаться от охоты на бунтаря. Но, тем не менее, он готовил удар не по правилам. С израненным Дрониусом можно было бы потягаться и победить. Цитадель увидела бы величайший поединок за всю свою историю. Жаль, что Мастер иллюзий Кор первым выполнил просьбу Лавренция. Очень жаль...

***

- Я готов, - блондин в неизменном белом медицинском халате похлопал себя по карманам, проверяя все артефакты. - Где сейчас Мёртвый маг?

- На Полуострове. Кродус, - проговорил Горон. Массимо усмехнулся. Так вот почему Цэпсиус так всполошился. Подумать только, неконтролируемый Гаситель на его территории. А вдруг наткнется на лабораторию? Теперь все стало на свои места. А то "помощь единомышленникам", "благое дело"...

- Ты точно сможешь его поймать?

Великий Маг Горон выглядел жалко. Казалось, залысина на лбу увеличилась в два раза. Щёки впали, под глазами вечные синяки. Блондин ничего, кроме презрения, к нему не испытывал. Да, раньше это был могущественный Мастер стихий, но сейчас он хорошо сдал. По крайней мере, так о нём отзывался Цэпсиус.

В этом цикле Горон почему-то не захотел брать учеников. Сплетники шушукаются, мол, это всё влияние Мееры. Сразу после Соревнования и печального известия (смерти Первого Великого Мага Лавренция) между этой парочкой вспыхнул роман. И чем она так внезапно привлекла Горона? Полная, маленькая, неказистая. Такая себе пампушка. Хороший артефактор и грамотный Мастер защиты. Хотя Фригану уступает по всем показателям: и по скорости плетения энергоконструкций, и по силе заклинаний. Впрочем, сейчас Меера тоже ослабла. Наверно, поэтому они вдвоём и попросились заведовать выездными, иномировыми практиками. На большее их уже не хватает. Жаль, но время Горона и Мееры ушло.

- Поймаю, - Массимо зло оскалился.

Конечно поймает, никуда не денется. Выволочка, устроенная Цэпсиусом по поводу потери Мёртвого мага, запомнилась надолго. Ожоги после коварного заклинания Лучшего Мастера атаки, вопреки прогнозу, заживали очень долго. И очень сильно болели. Особенно ночью, перед сном. Из-за этого Массимо много дней засыпал и просыпался злой на весь мир. Поэтому Мёртвому магу недолго осталось гулять на свободе. Собственно, как и мальчишке Арханиуса...

***

Великий Маг Арханиус придирчиво оглядел ученика, только что зашедшего в тренировочный зал. Волосы на голове и бакенбарды опалены. Под левым глазом наливается синяк.

- Красавец! - глава Цитадели качнул головой, улыбнулся. - Почему не исцелил?

- Не успел. Вы кинули зов, и я сразу примчался на тренировку.

- У тебя есть время. Я подожду.

- Хорошо, сейчас, - кивнул Мартин. Его взгляд на пару секунд помутнел, словно он замечтался. Кожа на лице загорелась белесым светом. Пока заклинание приводило в порядок внешность ученика, Великий Маг поинтересовался:

- И кто это тебя так? Хоть не соплеменники?

Мужчина продолжал улыбаться.

- Нет. Моумиг... - видя непонимание в глазах наставника, Мартин уточнил. - Тварей Лоттуса подчинял. Они не горели желанием идти в рабство, немного взбрыкнули. Но все нормально, смял их волю...

- Хорошо, - кивнул Арханиус.

Не понимал Великий Маг, зачем Мартину-Дрониусу создавать королевство на Лоттусе. Но если названный брат считает это нужным, ничего не остаётся, как поддержать инициативу друга.

С момента появления нового ученика, жизнь Арханиуса круто изменилась. Куда-то ушло депрессивное состояние. Появилась бодрость духа. Теперь можно заметить главу Цитадели улыбающимся. Слишком внезапно досталась ему власть над Цитаделью. Большинство Великих Магов до сих пор не могут с этим смириться, хотя уже прошло больше восьмидесяти лет.

Арханиус как-то сразу поверил, что у названного брата есть план. Раньше он мог отвернуться от помощи Дрониуса, но не сейчас. Цэпсиус и компания нагнетают обстановку, доводят "самозваного" главу до белого каления. Поэтому неожиданное появление такого неординарного ученика, когда-то нагонявшего ужас своим бунтарским характером, вселило уверенность в душе Арханиуса. У Дрониуса есть план. Значит, не всё так плохо на сегодняшний день...

- Как тебе первый день в общей группе? - спросил Великий Маг, всё еще улыбаясь. Сегодня для ученика он приготовил тренировку на чутьё. Свет в помещении приглушен, по углам куча баскетбольных мячей (они больней бьют!). После прошлого такого занятия тело Мартина-Дрониуса представляло сплошной синяк. Но то ничего, брат быстрее наберет форму. Эта тренировка рассчитана на внимание, скорость принятия решений и концентрацию. Как говорится, хочешь жить - умей вертеться. Причем нельзя пользоваться сканирующими заклинаниями. Надо полагаться на собственные слух, зрение, обоняние и интуицию. Главная задача - не дать себя ударить мячами.

- Честно, не очень. Ожидал большего, - парень скривился, желая показать всё своё отношение к учёбе в группе.

- И что же тебе не понравилось? - Арханиус искренне удивился. Было не так темно, чтобы не заметить недовольство ученика.

- Всё! Лекции нудные... - Мартин изменил голос, пытаясь сымитировать лектора-мага. - Этот жгут поверните на тридцать градусов влево... А этот жгут - строго перпендикулярно к этому... Как будто умственно отсталые дети сидят! Скукотища!

Арханиус хохотнул. Знакомая речь. Дрониус в своем репертуаре!

- А ты хотел, чтобы на первом занятии учили поднимать мертвецов?

- Хотя бы это.

- Сначала изучи основы... - глава Цитадели помнил, что об этих самых "основах" думал названный брат. Поэтому реакция Мартина нисколько не удивила. Ни один мускул не дрогнул на лице. Лишь глаза торжественно блеснули, в который раз доказывая правоту: под личиной "Мартина" скрывается Дрониус, его лучший и единственный друг.

- Простите за откровение, но ваша система подготовки, исходя из того, что я успел увидеть, ни хрена не годится! Вы наступаете на те же грабли, что и вузы с моего мира. Не знаю, может быть это какая-то вселенская зараза... К вам приходят неглупые люди, умеющие умножать трехзначные числа, а вы возвращаетесь к основам и учите их складывать два плюс два.

Арханиус молчал и улыбался.

- Нагрузку давайте молодежи, учите сложным заклинаниям, - Мартин распоясался. - Тогда мелочь они и сами смогут выучить. Мы вот поработали каких-то пять месяцев, и посмотрите результат...

Парень вытянул руку. В зале сгустились тучи. Сверкнувшая молния озарила водяной смерч.

- Молодец, - глава Цитадели уничтожил заклинание ученика. Время боя не настало. - Но секретная методика потому и секретная, что её нельзя никому показывать.

Чтобы ни говорила Пэтра, это Дрониус. Он нисколько не изменился. Как был любителем похвастаться силой воображения, таким и остался. А система обучения вообще любимая тема для спора. Совсем не изменился!

- Вы же глава Цитадели, вам и карты в руки. Обучите молодежь новой методике. Победа в последующих Соревнованиях будет за вами!

Арханиус хмыкнул. Сколько раз Дрониус пытался переубедить Лавренция? Сколько раз показывал мощь заклинаний, не требующих создания энергоконструкций? Первый глава Цитадели почему-то не видел будущего в предлагаемой методике. Хотя Арханиус на собственном опыте убедился в правоте друга. И пусть к этой, уже давно позабытой идее, привела безысходность, но Пэтра за очень короткий срок стала сильным магом. Сейчас ей уже по силам пройти экзамен на звание "Великого Мага"... Лавренций не считал нужным внедрять систему воображения, Арханиус же просто не хотел усиливать противника.

- Это невозможно по нескольким причинам... Ты мне лучше скажи, с кем-нибудь уже успел поссориться?

Цэпсиус не оставил бы без внимания первый день нового ученика Арханиуса в общей группе. Обязательно подослал бы молодчиков, проверить, что за птица этот новый ученик.

- Планокур всё время возле меня тёрся, никто не решился конфликтовать.

- А если бы кто-то начал выяснять отношения?

- Сказать по правде, мне все эти выяснения ещё в моём мире до чёртиков надоели, - Мартин провел пальцем по горлу. - Я парень неконфликтный. И вообще, хочу побыстрее подучиться, чтобы переселиться на Лоттус. Поближе к моему народу. Там интересно.

- Тогда не надо было светиться с антимагией. Авось, быстро выучился и пустил бы корни на Лоттусе. Сейчас же тебе попросту не дадут это сделать. Тобой заинтересовались лица, на которые я повлиять не могу.

- Не-а! Надо было засветиться. В ином случае, вы с Пэтрой не пошли бы мне навстречу. Честно, я бы сам не справился с хищниками Лоттуса. Потом хочу познакомиться с Великим библиотекарем Иницамом. Без антимагии мне это не удастся сделать. Так что поверьте, это лучший вариант развития событий. Тем более под шумок вы провернёте то, что задумали...

Арханиус застыл. Он знает? Неужели Дрониус в курсе, что его названный брат хочет бросить всё: и Цитадель, и борьбу за власть, чтобы жить тихой, спокойной жизнью рядом с новым источником магического потока. Но откуда? Ни он, ни Пэтра ничего ему не говорили. Подслушал? Уж не поэтому ли вернулся под видом ученика? И сколько продержится до того, пока не начнёт читать свою извечную мораль про борьбу за место под солнцем и выгоду, которую можно от этого получить?

- Кгм, давай начнем тренировку, - Арханиус не нашёл ничего лучшего, чем отсрочить назревающий разговор. Как не хочется слушать морали, ведь решение уже принято...

***

Один вздох, и в Мартина устремились штук десять двухметровых сосулек. Почему-то резко завоняло озоном, словно прошла гроза. Ученик прикрыл глаза. Волевое усилие... и с некоторой заминкой закружился водяной смерч, вобрав заклинание Великого Мага в коловорот. Запах озона только усилился. Явно какая-то западня.

- Смело, - глава Цитадели улыбнулся. - Лучшая защита это нападение, не так ли?

Денисов не слушал. Из-за озона слезились глаза. Что-то здесь не так. Но что?

- А что скажешь на это?

С огромной скоростью в Мартина устремилось белое пятно. При приближении это оказался полярный медведь. Огромная туша неслась с фантастической скоростью, преодолев тренировочный зал за считанные секунды. Впору его на олимпиаду отправлять, на стометровку.

Денисов усмехнулся своей шутке. В это же время медведь провалился в ставший вдруг зыбким пол зала.

- Молодец, - похвалил Великий Маг.

К запаху озона примешалась вонь перегара. Как будто шагнул в пивнушку в разгар всеобщего веселья. Пары алкоголя незаметно ударили по мозгам. Голова закружилась... И тут сработало чутьё. Мартин сделал шаг вперед. Сзади с огромной скоростью пролетел баскетбольный мяч...

- Мимо! - парень с бакенбардами ухмыльнулся. Тактика Арханиуса проста. Максимально отвлечь внимание и ударить мячом. Так было раньше, так будет и сейчас. Но с единственной поправкой. Сегодня Мартин будет применять открывшийся дар предвидения. На что не пойдёшь, лишь бы не быть униженным кучей баскетбольных мячей!

Мыслями возвращаясь к бою с моумигами, Денисов много думал о картинках с вариантами будущего. Пытаясь припомнить те ощущения, он вдруг почувствовал острую боль в затылке. Следом возник калейдоскоп картинок. То был первый случай, когда ясновидение появилось не в момент смертельной угрозы. После Мартин ещё и ещё вызывал в памяти ощущения, и снова перед мысленным взором проносились картинки будущего.

Сегодня первый раз, когда предвидение будет использовано в тренировочном бою. Если эксперимент обернётся удачей, способностью можно начать пользоваться перед каждым мало-мальски важным шагом. Из множества вариантов выбирать самый подходящий. И по этому сценарию действовать. Точно как получилось с повторяющимися снами про Цитадель...

Итак... Мысленно вызвать боль в затылке. Острый удар в голову. Лицо безучастно, лишь брызнули слёзы. Всё-таки к боли привыкнуть нельзя. Калейдоскоп картинок мельтешит перед глазами. Всё, готов.

Удерживая видения, Мартин ударил знакомыми смерчами. Основная трудность сейчас, это задержка времени, связанная с выбором реакции на действия Арханиуса. Поэтому надо взять инициативу на себя. Именно Великий Маг должен отбиваться, а не он.

Глава Цитадели заморозил разбушевавшуюся стихию. Хорошо, значит остаётся пять вариантов. В спокойной обстановке за пару недель практики Денисов стал быстро определять, какой вариант событий станет реальностью. В бою, когда нет возможности сосредоточиться, всё будет по-другому...

***

Арханиус поправил налезшую на глаза чёлку, снова улыбнулся. В голове созрел коварный план устроить ученику ад. Сказано-сделано. Из ладоней вылетел рой маленьких огоньков. По мере полёта, огоньки разрастутся. Парню придется туго, образуется стена огня, из которой то и дело будут атаковать пылающие сгустки. Всё это отвлечет внимание. Мартин не заметит маленькую занозу, засевшую в ауру. Пройдет пара минут, и хитрое заклинание лишит ученика всей энергии. И тогда можно будет забросать его мячами, он уже никак не отвертится!

Парня с бакенбардами окружил огонь. Блики пожара выхватили из сумрака каменные морды горгулий. Бальный зал вообще-то не предназначен для магических поединков, но при соблюдении правил безопасности и за неимением другого места, скрытого от глаз посторонних, приходится использовать помещение не по назначению. Великий Маг тряхнул головой, отросшие волосы кудрями ниспадали на плечи. Сейчас начнётся самое интересное. "Заноза" приблизилась к ауре ученика...

Глава Цитадели даже затаил дыхание. Заметит ли Мартин-Дрониус его хитрость?

Сквозь жёлтое пламя мелькнуло серебром. Мгновением позже хитрое заклинание развеялось. Заметил! Арханиус попытался скрыть ликование. Антимагия - идеальный щит. Ни одно заклинание не способно проломить неподвластную Великим Магам энергию.

"- Дрониус набирается сил! Прекрасно!" - на душе Арханиуса потеплело. Лицо озаряла счастливая улыбка. Великий Маг чувствовал, что друг скоро сбросит эту личину и станет самим собой!

***

Мартин окружил себя серебристой энергией. На всякий случай. В сторону учителя устремилась очередная домашняя заготовка. Подчиненные моумиги оказались кладезем полезных заклинаний...

Спустя получас напряженного боя, оба мага сидели на лавочке, вытянув ноги. Каждый попивал холодный лимонад. Заклинание восстановления, запущенное Арханиусом, постепенно приводило в порядок бальный зал. Снесенные головы горгулий возвращались на свои места. Пробитый паркет зарастал новыми досками. Постепенно сходила на нет гарь обожженного участка. Мартин понаблюдал, как осколки стекла с тихим шуршанием собирались в кучу на полу, а потом уже цельным стеклом поднялись к разбитому окну.

- Как видите, Мастер-маг, я готов. Пора действовать. Тянуть дальше нет смысла, - сказал Мартин, намекая Арханиусу на давешний разговор. Совсем недавно они спорили, стоит ли начинать "ставить всех на колени" или парень ещё не готов? Денисов божился, что готов. Великий Маг не верил. Но сегодняшний бой расставил все точки над "и": Мартин умело пользуется серебристой энергией. Это значит, что пленить Цэпсиуса не составит труда. Но Арханиус боялся, как бы спешка не навредила делу. Ведь попытка будет одна. В случае неудачи Цэпсиус поднимет магов на войну. И только междоусобицы в канун Соревнования не хватало! Придётся отказываться от участия. Гнев и Университет поднимут их на смех. Этот позор сохранится на века. Арханиус не хочет такой участи для родной Цитадели.

- Я заметил, - Великий Маг вздохнул. Дрониус всегда пенял его за нерешительность. - Хорошо, договорюсь о практике. На этой неделе у Омега-группы будут выездные задания на полигонах. Тебя включат в одну из команд...




Глава 5





Первая практика



Первая практика обещала быть очень интересной. Денисов оказывался на тропическом полуострове. Группа учеников во главе с растаманом Бобби пройдёт сквозь полуразрушенный тайфуном городок, собирая разбросанные артефакты. Планокур замешкается и атакует водной воронкой. Таким образом найдется схрон алхимика. Но так было во снах.

Реальность такова, что растаман совсем неконфликтный парень. Именно поэтому Денисов сам научился создавать водяной смерч. И не стал ждать и вместе с Пэтрой нашел хранилище алхимических зелий.

Сегодняшняя практика утратила первоначальную ценность. После нападения Мёртвого мага на Лоттусе, некоторые события изменили свой ход. Заявивший о себе дар ясновидения подсказал Мартину, как надо действовать в новой для него ситуации. Гасителя натравить на сладкую парочку, подготавливающую полигоны для учеников. Горон и Меера обратятся за помощью к Цэпсиусу. Тот прикажет Массимо разобраться, но лично проконтролирует выполнение приказа. По "счастливой" случайности в момент, когда блондин будет сражаться с Мёртвым магом, невдалеке появится группа учеников. Массимо увидит парня с бакенбардами, обрадуется выпавшему счастью (а ну-ка одним махом убить двух зайцев!) и нападет на Мартина, предварительно усыпив остальных учеников. Бой выйдет скоротечным. Денисов применит серебристую энергию. Цэпсиуса накроет любопытство. Он захочет пленить ученика Арханиуса прямо сейчас. Денисов, естественно, поддастся. В итоге, когда в пылу азарта Цэпсиус начнет исследование, Мартин завернёт Великого Мага в серебристый кокон. Это будет первый шаг к выполнению задуманного...

- Я - ученик Великих Магов, а не воспитатель в детском саду. Я отказываюсь принимать новичка в мою группу...

Каждое слово буквально сочилось ядом. Двумя фразами оказались оскорблены Великий Маг Павлесий и Мартин, которые только что зашли в классную комнату с ожидающими учениками Омега-группы.

Денисов исподлобья зыркнул на хама. Широкоплечий шатен с голливудской внешностью, белозубая уверенная улыбочка. По такому парню девчонки обычно писаются кипятком. Он сидел вразвалочку, правую руку небрежно положив на соседний стул, а левую... культю - на живот. Мартин немного смягчился. Кругом туева куча магов, а вырастить запястье не могут! Бедный, наверно ему больно. Может, поэтому он такой злой? Но, тем не менее, это не отменяет правила хорошего поведения.

- Ученик Кристиан, вам не дано право обсуждать решения наставников, - Павлесий строгим голосом отчитал хамовитого парня.

- В Правилах Цитадели написано, что обязанности руководить группой на практике принадлежат заранее выбранному старосте. Я - староста этой группы, и не хочу вешать себе на шею ещё одного сосунка.

- Раз вы староста, вот и руководите группой на практике. В тех же Правилах однозначно указывается, что комплектованием групп занимаются наставники, - Великий Маг с упрёком взглянул на Кристиана.

- Да мне Жлоба с Заучкой по горло хватает! - не выдержав, парень начал хамить в открытую. - Чтоб я ещё за этим чмошником сопли вытирал... Он же слабый пульсар три часа колдовать будет!

- УЧЕНИК!

В комнате повисла напряжённая тишина. Великий Маг, и по совместительству инструктор по практике, на миг вышел из себя. Этого хватило, чтобы отрезвить зарвавшегося Кристиана. Остальные молчали, опасаясь нарваться на неприятности.

Мартин осмотрелся. Весёленькая компания собралась! Планокур сел за одну парту с синекожим пареньком. Судя по снам, это Экспериментатор или Дроу. Он любит баловаться всякими древними, опасными и непроверенными энергоконструкциями. Вот одно из таких заклинаний и превратило его кожу в синий цвет. Если бы Мистик из Людей Икс была мужчиной, то это был бы Экспериментатор. Насколько Денисов знал, по силе Дроу почти равен растаману, а по некоторым защитным заклинаниям - даже превосходит. С таким сразиться на дуэли одно удовольствие. Незашоренные мозги, светлые мысли. Не стыдно даже поработать вместе и обменяться опытом.

Дальше взгляд зацепился за симпатичную блондинку, которая то и дело поглядывала в зеркальце и поправляла идеальный макияж. Это Света. Вроде, выходец из Белоруссии, а может даже и из Украины, в её происхождении Денисов не был уверен. Имеет дар к магии иллюзий. Собственно, на своей внешности она и практикуется. Девушка то и дело стреляет глазками в Кристиана. Так вот почему тот хамит - выпендривается, мол, крутой. Ну-ну. Мартин отвел взгляд в сторону, не стал бы он встречаться с девушкой, всерьёз увлекающейся магией иллюзий. Кто знает, какая она на самом деле? Вдруг "крокодил"?

За первой партой сидит прямая противоположность блондинки. Невзрачная девчушка, одетая в длинное клетчатое платье, видимо доставшееся от мамы или, чего хуже, от бабушки. Большие роговые очки закрывали половину лица. Бледные губы что-то повторяли, глаза постоянно соскальзывали в тетрадь. Типичный ботан женского пола. Половой инстинкт, как поговаривали в одном российском фильме, полностью атрофирован. Видимо, это и есть Заучка, упомянутая хамом.

Ближе к двери расположился толстяк. По виду, подросток лет этак шестнадцати-семнадцати. Приоткрытые губы подчеркивают глуповатое выражение лица. Рот блестит от жира, словно парень недавно ел жареную курицу или что-то в этом роде. Хотя, судя по опущенным под парту рукам, ещё не доел.

- Сколько продлится практика? - первым нарушил тишину Кристиан, недовольный, но смирившийся.

- День, а может два, - спокойно ответил Великий Маг.

- Лучше два. Там переночуем, - хам подмигнул Свете. Та засияла. Всё понятно, любовь, морковь и пачка презервативов.

Великий Маг обвёл взглядом учеников:

- Если вопросов больше нет, сдаём по литру энергии и в путь.

Так как Денисов стоял рядом, Павлесий протянул ему камушек, похожий на гранёный алмаз.

- В смысле? - Мартин тупо уставился на артефакт-накопитель.

- Идиот, слей энергию и передай по кругу! - Кристиан не удержался.

- Пошёл на хер, понял! - Денисов повернулся к Великому Магу. - Зачем?

- Чтобы практика прошла легко, и задания были несложными, - инструктор бесхитростно улыбнулся. Мартин лишь недоумённо поднял брови. Это что получается, в Цитадели процветает коррупция? Арханиус знает об этом?

- Я не хочу легкой практики и несложных заданий...

- Мастер-маг, берите. За меня и за него, - растаман Бобби перекинул в накопитель два литра энергии.

- Боб, мля! Обкуренная твоя башка! Пусть сам платит!

- На, дунь и расслабься! - растаман протянул хаму словно по волшебству появившийся в руке косяк.

- Мальчики, не ссорьтесь! - Света положила свою долю и передала толстяку. Тот взял алмаз, посверлил его взглядом и с явным нежеланием влил энергию.

- Даже Жлоб расщедрился! - Кристиан возвёл руки вверх.

Заучка, Экспериментатор, а следом за ними и хам, добавили в накопитель свою долю.

- Так-с, всем спасибо, - Великий Маг проворно спрятал наполнившийся артефакт. - А с тобой я поговорю по возвращению...

- Угу.

Мартин нисколько не испугался угрозы. Павлесий не тот маг, которого стоит бояться. Пусть события в реальности проистекают иначе, чем это было во снах, но ещё ничего экстраординарного не произошло. А это значит, взяточник не полезет на рожон, и цапаться с учеником главы Цитадели не будет. Как-никак у Арханиуса есть Страж. Да и сам Мартин поднаторел в управлении антимагией. Это уже не бездумное пулянье серебристого облака.

- Ученики, подойдите все ко мне. Отправляемся на Кродус.

Голубая дымка окутала людей. Когда магия рассеялась, инструктора по практике уже не было. По всей видимости, отправился выполнять свою часть условий коррупционной сделки.

Компания учеников очутилась на мощеной булыжником дороге. Впереди виднелась деревянная арка, а дальше - одноэтажные домики. Шелест пальм, щебетанье птичек, теплое солнце и безоблачное небо навевали на романтический лад. Хам как-то сразу оказался подле Светы. Та не преминула уцепиться в него руками. Они б прямо здесь сексом занялись!

Экспериментатор вытянул руки ладонями вверх, из которых повалил тягучий чёрный дым. Интересно, что он делает? Дым съёжился в продолговатую форму и вскоре развеялся. Синекожий материализовал плоский камень, очень напоминающий планшет. Забавно! Дроу потыкал в камень пальцем, во что-то всмотрелся, а потом оглянулся по сторонам, ориентируясь в пространстве. Глаза его полыхали чёрным. Теперь сходство с тёмным эльфом увеличилось. Не хватает, правда, длинных, острых ушей, а так вылитый дроу. И плевать, что кожа синяя, а не чёрная.

- Значит, так. Боб и Дроу идут вместе со мной, - улыбнувшись своей девушке, Кристиан начал командовать. - Жлоб, Заучка и сосунок - следом. Если что-то заметите, дайте знать. Хотя... что вы можете заметить...

Какая же ты сука! Мартин зло сжал кулаки. Захотелось наказать хама. Подвесить на пальму, пускай кокосы считает! Воображение нарисовало висящего вниз головой Кристиана, осталось напитать образ энергией...

- Всё ништяк, бро!

В нос ударил едкий запах конопли, сбивая концентрацию. Видимо, почувствовав готовящийся выпад Мартина, растаман решил вмешаться.

- Кристиан сильнее, он стал на путь Мастера атаки... - Бобби хлопнул Денисова по плечу и тут же перевёл тему:

- Суть практики - найти и выполнить задание. Если всё сделаем верно, отыщем телепорт и вернёмся домой.

- Знаю, - Мартин играл в гляделки с Кристианом. Он никому не позволит себя унижать. Натерпелся этого в Америке. Если хам не успокоится, придётся рассказать политику партии.

- Идём бро, не распушай хвост, когда не надо, - растаман обратился к будущему Мастеру атаки. Хотя такими темпами никакого будущего у хама нет.

Сдерживая ухмылку, Денисов снова представил подвешенного на пальме Кристиана, но закончить заклинание не дала прострелившая в затылке боль. Способность предвидения проявилась сама по себе. Перед глазами пронеслись картинки будущего, на многих однорукий Кристиан сражается с Мёртвым магом... Гм, увидеть, как хам облажается? Прекрасно! Это стоит того, чтобы немного потерпеть! Что ж, пусть будет так, как он хочет!

Как староста сказал, так и решили сделать. Четвёрка впереди, Денисов с толстяком и ботаншей в арьергарде. Света, повиснув на плече возлюбленного, с царским пренебрежением окинула тройку замыкающих, фыркнула. Жлоб и Заучка никак не отреагировали, Мартин же с силой подавил злорадную ухмылку. Подстилка драная! Оборзела, других за людей не считает! Но ничего, Мёртвый маг исцелит!

Денисов посмотрел на братьев по несчастью. Заучка не переставала что-то бормотать себе под нос. Мартин прислушался. "К двум полоскам верхней конструкции строго перпендикулярно присоединить полосы нижней. Затем напитать энергией. Заклинание "Ледяные оковы" будет готово..." Боже, она и вправду достойна своей клички. Любопытно, на встрече с парнем тоже будет повторять теорию? Впрочем... Мартин окинул взглядом невзрачную девушку в роговых очках и бабушкином платье. Кто осмелится пригласить ее на свидание?

- У нас скоро экзамен. Она не всегда такая, - толстяк заметил интерес Денисова и решил внести пояснения. - Тоня, прекращай. Мы уже на практике. Вдруг, Кристиану понадобится твоя помощь.

Жлоб покосился на старосту. У Мартина сложилось впечатление, что будь это возможно, толстяк не отказался бы повисеть на руке Кристиана вместо Светы. Однорукий хам - лидер и поэтому кумир задротов.

- Она - неплохой целитель, - доверительно сообщил Жлоб.

Тем временем Дроу, сверяясь с плоским камнем в руках, вёл группу вглубь поселения. Судя по всему, планшет показывает карту местности. Пару раз они резко останавливались. Синекожий, предупреждая, выбрасывал вверх руку. Растаман осторожно выдвигался чуть вперёд. Из самокрутки начинал валить густой дым. Серая пелена заволакивала воздух, видимость уменьшалась. Благодаря этому отчетливо проступали магические ловушки - чистые полоски, словно щели в стене, через которые видно окружающую местность. Тут и недалекий поймёт, что это обманка. На сцену выходила Света, ведь иллюзии ее конёк. Как только искажение пропадало, Кристиан без труда уничтожал заклинание-ловушку. Наблюдая за их слаженными действиями, Мартин присвистнул: да они действительно команда!

Восхищение сошло на нет, когда четверка учеников, остановившись возле обветшалой лачуги, посовещались и Кристиан подозвал арьергард.

- Значит, так, - проговорил однорукий. - В этом домике находится наше задание. Дроу определил, что там куча ловушек. Самая первая - что-то из Магии проклятий. Обезвредить мы не можем. Придется пожертвовать кем-то из вас.

- Какое будет проклятие? - откликнулся Жлоб. Толстяку явно хотелось угодить лидеру.

- Дезориентация и потеря энергии. Ничего опасного. Великие Маги не дураки, просто так убивать учеников не станут.

Толстяк помрачнел. Видимо, потерять накопленную энергию для него смерти подобно.

Кристиан по очереди посмотрел на ребят. Заучка прятала глаза. Жлоб испуганно замер. Однорукий повернулся к Мартину.

- Я знал, что ты согласишься! - хам улыбался, словно вручал победителю "Оскар". - Жлоба и Заучку мне просто жаль, они ещё пригодятся. Группа не пострадает, если ты выйдешь из игры. Спасибо Павлесию за пушечное мясо!

Кристиан расхохотался. Лидерство и обожание так ослепили его, что он перестал понимать, перегибает палку или нет.

- Модник нашёлся! Сбрей баки, детка! - Света вторила хаму, ни на секунду не отпуская его руку.

Толстяк с ботаншей облегченно вздохнули, радуясь, что их черёд не настал. Синекожий робко улыбался, он начал подозревать, что сейчас что-то произойдет. И только растаман Бобби был серьёзен как никогда. Густое облако сигаретного дыма потянулось вслед за легким бризом.

Мартин окинул всех оценивающим взглядом. Проучить бы засранца! И дуру попустить! Вот только надо быть хитрее. Колющая боль врезалась в затылок. В голове мелькнул калейдоскоп картинок.

- Я пойду вместо него, - вдруг сказал растаман.

- Боб, мля, харе курить! Я тебе запрещаю.

- Он спас мне жизнь. Дважды. Я у него в долгу.

- Нет-нет, Боб. Всё нормально, - Мартин добродушно улыбнулся. - Кристиан, ты хочешь, чтобы пошел я? Хорошо.

- Вот видите! - однорукий ликовал.

- Мальчик захотел понтануться... - Света скривилась, словно перед ней завонял кусок дерьма. Денисов проигнорировал выпад.

- Где находится задание? - Мартин обратился к синекожему.

- В левом дальнем углу... - растерянно произнес Дроу. Покладистость новенького его смутила.

- Хорошо.

Денисов не стал заходить в дверь, а отправился вдоль стены. Пальцы прикасались к гладкой древесине. Кожа чувствовала тепло. Благодаря предвидению Мартин знал, что надо делать. Серебристой энергией отсечь выставленные ловушки, а потом просто снести угол дома.

- Э, ты куда пошёл? - Кристиан не вытерпел.

Денисов обернулся.

- Тебе нужно заполучить задание? Или только обезвредить проклятье?

Больше не говоря ни слова, Мартин создал с помощью воображения стальной нож. Солнечные зайчики отразились от лезвия. Из-за вредности он направил блики в сторону Кристиана, ослепив того на миг. Пока хам восстанавливал зрение, угла дома уже не было, а Мартин возвращался с небольшим сундуком. Поставив находку под ноги лидеру, Денисов произнёс:

- Сам откроешь или мне попробовать?

Пребывая в легком замешательстве, Кристиан носком пнул ящик. Крышка откинулась. Все с нетерпением заглянули. Послышался разочарованный вздох. Сундук оказался пуст.

- Сука, ты чё принёс? - однорукий толкнул Мартина в грудь.

- Пшёл ты!

Глаза налились гневом. Денисов оскалился, словно не человек, а зверь. Хам не доживет до встречи с Мёртвым магом!

- Постойте! - подал голос Дроу. - Тут на дне что-то есть...

Синекожий присел, наклонил голову:

- Четыре стороны дано,

четыре артефакта.

У каждого свое клеймо,

стихийного эффекта.

- И что это? - Кристиан уже забыл про Мартина.

- Стишок. Правда, с рифмой туговато, - простодушно ответил Дроу. И тут же принялся высказывать вслух свои предположения: - Я так понимаю, речь идёт о четырёх стихийных артефактах. Четыре стороны - это север, юг, восток и запад. Точка отсчёта - дом, где нашли сундук.

- Хорошо. А телепорт как найдем?

- Не знаю. Хотя... - синекожий засунул руку внутрь сундука. - Тут еще рисунок есть. Картинка из четырех частей. Видимо, искомые артефакты и есть пазлы.

- Ладно. Сундук берём с собой. Ты несёшь.

- Хорошо, - Мартин подчинился. Он успел остыть. Пусть лучше хам сразится с Мёртвым магом. Посмотреть, как староста наделает в штаны от страха - это самая лучшая месть!

Группа учеников двинулась вперёд.

Опасность миновала, поэтому Заучка вновь принялась бубнить. Даже достала тетрадь с записями, куда время от времени поглядывала. Её и хлебом не корми, дай только время поучить теорию. Жлоб выудил из-за пазухи рогатку и начал водить ею из стороны в сторону. Толстяк то и дело косился на Кристиана. Заметит ли его манипуляции? Мартин перешёл на магическое зрение. Всё ясно, рогатка - поисковый артефакт. Жлоб всё ещё хочет выделиться. Хочет, чтобы Кристиан его похвалил. Странно, у дома с проклятием такого рвения не наблюдалось.

Хам шушукается со Светой. Растаман Бобби пыхтит самокруткой, рассеяно оглядываясь по сторонам. И только синекожий работает. Чёрные струйки дыма сочатся из его рук и расползаются по округе. Это тоже поисковик. На неопытный взгляд Мартина, гораздо мощнее, чем рогатка толстяка...

Зудящая мысль не давала покоя. Что происходит с ясновиденьем? Неужели он сломал какую-то планку постоянными тренировками, и теперь оно будет проявляться спонтанно всегда? А не только в моменты смертельной опасности?

Солнце поднялось выше, всё больше нагревая воздух. Высокие пальмы загораживают небо. С криками перелетают с ветки на ветку пестрые попугаи. Над зелёной травой танцуют бабочки изумительной красоты. Мощенная булыжником дорога ведёт по прямой. По бокам ютятся домики, чем дальше, тем беднее. Что стены, что крыша сделаны из туго связанных пучков соломы. Попади искра, вмиг всё воспламенится. Мартин подумал и решил: лучше не быть здесь во время пожара. Дома слишком близко стоят друг к другу, дым будет разъедать глаза. Самый настоящий ад. А если усилить всё магией, кто знает, сможет ли выбраться отсюда ученик? Хорошая западня для того, кто хочет избавиться от неприятеля!

Денисов поёжился и невольно ускорил шаг.

В какой-то момент четверка ребят остановились. Арьергард приблизился к ним, узнать, в чём дело.

- Это твоя работа, Дроу?

Здоровой рукой Кристиан указывал на два пепельно-серых шара, величиною с голову человека, которые кружили впереди в полуметре над землёй.

- Нет, - Дроу внимательно следил за хаотичными движениями непонятной субстанции.

- Тогда чья?! - хам перешёл на визг. Начинает нервничать бедняга, отметил Мартин.

- Думаю, это ловушка, - выпуская дым, философски заметил растаман.

- Давайте с ней покончим и пойдём дальше! - Кристиан принялся создавать какую-то конструкцию.

- Мальчики, может, просто пройдём мимо? - вмешалась Света.

- Нам это не удастся, - синекожий качнул головой. - Смотри.

Экспериментатор послал вперед сгусток энергии. Жлоб жадно проследил за полётом оранжевого шарика. Будь его воля, этот комок уже давно перекочевал бы в его личный артефакт-накопитель. Против натуры не попрёшь!

Сгусток энергии сближается с аномалией... И дальше происходит невероятное. Словно включился пылесос, неведомая сила потянула оранжевый шарик к себе. Пепельно-серые тени кидаются навстречу. С тихим чваканьем энергия Дроу растворяется в необычной аномалии.

- Могу предположить, что точно такое ожидает с каждым из нас.

Сказать, что ребята были в шоке, это значит, ничего не сказать.

Желая проверить одну мысль, Мартин воззвал к способности ясновиденья. Мысленно воссоздав образ боли, Денисов вскоре почувствовал боль настоящую. А за ней следом замельтешили картинки будущего. Мартин быстро пробежался по возможным вариантам.

Синекожий продолжил пояснять:

- Я это понял, когда оно всосало мои поисковые щупы.

Говорил Дроу как ни в чём не бывало. Со стороны могло показаться, что для него эта аномалия и не аномалия вовсе, а так, обыденность. Словно он повседневно сталкивается с такими вот странными штуками.

- И что будем делать? - Кристиан не дурак, сразу прекратил создавать заклинание.

Неожиданно раскатисто громыхнуло вдали. Все как один обернулись назад. Чёрные тучи заволакивают горизонт.

- Похоже, будет дождь, - сказал Мартин.

- Заткнись, сосунок! Тебя никто не спрашивал, - хам в своём репертуаре. - Боб, Дроу, что будем делать?

Однорукий давно для себя определил, кого он уважает. И чьим мнением можно интересоваться. Ни его любимая Света, ни Жлоб с Заучкой в круг этих людей не входят. Тем более не входит мальчик со странной модой носить бакенбарды.

- Можем обойти, - пожал плечами Экспериментатор. - Правда, сделаем крюк, но я не хочу даже пробовать сражаться. Гиблое дело.

- Согласен, - планокур выпустил густой дым. - Курва потреплет нервы.

- Тогда обходим.

Слова Кристиана утонули в могучем грохоте. Тучи за короткое время преодолели полнеба. Дождь неизбежен. И, похоже, непогода застанет учеников на улице.

- Будет дождь! Кристиан, надо найти укрытие! - сказала Заучка звонким голосом. Мартин не поверил своим ушам, девчушка оторвалась от конспекта и включилась в разговор.

- Молчи, шлюха. Тебя никто не спрашивает! - зло прошипела Света. А ну-ка, посягнули на самое святое - внимание самого Кристиана.

- Но будет дождь, - Заучка готова была расплакаться.

Сверкнула молния, громыхнуло. Уже совсем близко.

- Возвращаемся назад. Мы проходили мимо бунгало, оно показалось надежным. Там переждём грозу, - скомандовал однорукий. - И потом, может эта херня исчезнет...

Начал накрапывать дождь. Большие капли падали на мостовую, размачивали пересушенные пучки сена на крышах домов.

- Э-э, Крис! - Жлоб издал странный звук, очень похожий на писк.

- ЧТО? - Нервишки у хама пошаливают.

- Э-э-э... - толстяк так и не смог ничего сказать. Но остальные всё увидели сами. Сзади приближались три пепельно-серых шара. Дроу оглянулся, наверно надеялся, что те два исчезнут. Не тут-то было. Странная аномалия окружает учеников.

- Похоже, будем биться, - изрёк синекожий.

- На тропу между домами. Быстро! - растаман подал пример. Рванул, только пятки засверкали да дредлоки взметнулись вверх. Учеников охватила паника, все скопом метнулись за планокуром... Только Мартин, единственный, кто остался стоять на мощенной булыжником дороге. Пепельно-серые аномалии как будто чувствовали исходящую от него угрозу, поэтому не трогали...

Сверкнула молния. Почти сразу громыхнуло так, что заложило уши. Гроза настигла ребят. Дождь полил, как из ведра. Вмиг Мартин сделался мокрым. Но с места так и не сдвинулся.

Судя по нарастающему шуму, ученики бегут обратно. И там их ждал сюрприз. Потемнело так, что почти ничего не видно. Аномалии пульсируют тусклым серым светом. Едва ребята показались на мостовой, пепельно-серые шары бросились на них с двух сторон.

Дроу успел накрыть всех щитом изо льда. Видимо, использовал льющуюся с неба воду. Аномалий это не остановило. Под раскаты грома они выпустили молнии. Серые щупальца вонзились в защиту. Раздался треск лопающегося льда. Острые осколки брызнули в стороны.

- Быстрее, в дом! - выкрикнул Мартин. Время действовать.

По тропинке, откуда выбежали ребята, мчались ещё два пепельно-серых шара. Именно они напугали компанию. Денисов знал это благодаря способности к предвиденью.

Если ребята не успеют, если аномалии окружат, придется вступить в бой. Но показывать силу рано. А если не помочь, пострадают ребята. Кто знает, что случится с Кристианом? Уж очень хочется, чтобы он дожил до встречи с Мёртвым магом.

Из калейдоскопа картинок Мартин выбрал идеальный вариант. Всех загнать в дом. И пока они будут приходить в себя, спокойно разобраться с аномалиями.

Дождь хлещет по лицу. Вроде бы похолодало, но адреналин в крови не даёт замерзнуть.

Ученики, ведомые Дроу - единственным, кто кроме Мартина сохраняет хладнокровие, двинулись к дому. Заучка прижимает к груди намокший конспект. Жлоб почему-то сжимает себя рукой за мягкое место, словно обделался от страха. Глаза Кристиана лихорадочно блестят. Белые волосы Светы посерели, мокрыми прядями липнут к лицу, прикрывая глубокий порез на левой щеке, из которого течёт кровь. Ученические водолазки у каждого порваны в нескольких местах, как будто ребята прорывались сквозь колючий кустарник. Лишь одежда Светы помимо прочего покраснела от размытых потеков крови. Растаман, желая дать остальным фору, принялся бросать в аномалии сгустки энергии. Бобби где-то потерял свою зелёно-жёлто-красную шапку.

Ребята по одному вбежали в соломенный домик.

- Боб! БОБ!!!

Растаман не слышал. Он настолько увлёкся раздачей энергии, что не замечал подкрадывающийся сзади пепельно-серый шар.

- Сзади!

Мартин ничего не успевал сделать. Какой же Боб идиот!

В небе ярко вспыхнула молния. Аномалия ударила в спину планокура. Серое щупальце жадно вонзилось в тело. Бобби выгнул спину. Рот раскрылся, дымящийся окурок упал на землю. Вырвавшийся из груди крик утонул в раскате грома.

- Фак!

Как ни крути, но Мартин прикипел к растаману. Сильный боец, пользуется уважением даже у хамовитого Кристиана. То, что является представителем субкультуры и курит травку - так никто на этом не акцентирует внимания... И сейчас больно видеть, как пепельно-серая дрянь убивает Бобби - аномалия серым щупальцем разрывает ауру планокура.

Усилие воли. Серебристый шарик появляется над мостовой. Чем больше тренировок, тем быстрее антимагия откликается на зов Мартина. Где бы он ни был.

Энергия Стража пулей вонзается в аномалию. Краем уха Денисов улавливает визг. Странно знакомый визг. Пепельно-серый шарик втягивает в себя щупальце, отпуская Бобби, и поспешно ретируется.

Мартин склонился над растаманом.

- Ничего, до свадьбы заживет!

Водолазку хоть выжимай. Из рук Денисова сорвалось жёлтое свечение, исцеляющее заклятье принялось за работу.

- Будешь жить! Будешь... - приговаривал Мартин, волоча Бобби к домику, где скрылись остальные ребята.

В помещении горит небольшой светлячок, освещая встревоженные лица учеников. Все синхронно повернулись на шорох у входной двери. Ввалившись внутрь, Денисов взглядом отыскал Дроу. Экспериментатор, по мнению Мартина, самый здравомыслящий в их компании, за исключением растамана.

- Поддерживай заклятье. Его аура ладаном дышит.

Синекожий закивал. Он и сам это видел. Метнувшись к Мартину, Дроу взвалил на себя бессознательного Бобби. Оттащил планокура подальше от входа. Аккуратно уложив под светлячком, Дроу принялся водить руками над растаманом. Жёлтые искры срывались с пальцев, заживляя израненную ауру.

Наблюдая за четкими действиями Экспериментатора, в душе Мартина поселилась уверенность - Бобби точно выживет.

После атаки антиподом, аномалии взяли тайм-аут. По крайней мере, в домик не врывались пепельно-серые шары. А то, что так произойдёт, Мартин не сомневался. Буквально с минуты на минуту. Ауры учеников прямо полыхают энергией, манят, как пламя мотыльков. Отменный источник для голодных тварей! Хорошо хоть позволили донести растамана. Спасибо и на том.

- Свет, у тебя кровь хлыщет! - сказал Денисов, одновременно с этим скапливая серебристую энергию над крышей домика. Если всё пройдет гладко, как в выбранных картинках будущего, ребята так и не поймут, почему аномалии решили на них не нападать.

По левой щеке блондинки продолжала струиться кровь.

- Ничего, всё в порядке, - девушка провела рукой. Кровь действительно исчезла. Исчез и порез. Мартину и не надо было приглядываться. Дура, лучше бы исцеление наложила, а не иллюзию. Похоже, аномалии здорово её напугали. Ни черта не соображает!

- Всё в порядке, - произнесла Света заплетающимся языком. - Всё в пор...

Вдруг её глаза закатились. Лицо побелело. И девушка рухнула на пол.

- Света! Света! - Кристиан припал к возлюбленной.

- Наложи исцеление, идиот! - прошипел Мартин.

- Заткнись, сосунок! - хам обернулся. В глазах разгорался гнев.

Но в гляделки играли недолго. Оба быстро отвлеклись друг от друга. У Кристиана щёлкнуло в мозгу, видимо включился здравый смысл. Хам положил на грудь Светы здоровую руку, из которой непрерывным потоком потекла энергия. Мартин же почувствовал приближение шара аномалии.

- Меня не отвлекать!

Денисов закрыл глаза. Сосредоточился. Даже впал в транс. Внутренним взором он увидел большое серебристое облако прямо над крышей домика. Это хорошо, он готов.

Пепельно-серые сгустки подплывают с двух сторон.

Ещё немного. Ещё чуть-чуть. Ещё...

Пот градом стекает с лица. От усердия даже высунулся язык.

Есть! Серебристая молния из облака попадает в аномалию. Опять слышится визг. Как будто визжит свинья в момент забоя, когда нож мясника входит в жирную тушу. Донельзя знакомые звуки! Уж не старый знакомец верещит?! Мёртвый маг?

Гроза гремит уже не так яростно. На крыше дождь шелестит соломинками. Старое покрытие пока не протекает.

Вторая серебристая молния прошивает насквозь другой пепельно-серый шар. Раненные аномалии не исчезают, не умирают, а спешно ретируются. Словно обожженные пальцы поднимаются к губам хозяина.

Догадка пронзила Мартина. Неужели эти аномалии - часть Мёртвого мага? Если так, то, похоже, встреча с Гасителем произойдет раньше, чем предполагалось. Но это ничего, Кристиан здесь. Жаль, правда, что Светка не увидит его минуту позора. Но ведь её можно привести в чувства.

Следующий пепельно-серый шар приближался к домику. Медленно, осторожно, как будто чего-то опасался. Это смутило Денисова. Мёртвый маг не бездумное заклятье. А вдруг сменит тактику? Тогда конспирации кирдык.

Внезапно Мартин почувствовал толчок в спину. Теряя равновесие, он вытянул руки, но всё равно больно ударился головой и носом. Провёл рукой по лицу - на пальцах осталась кровь.

- Ты слышишь меня?! - Кристиан кипел от злости. Ноздри жадно раздувались, как у разгоряченного быка.

- ТЕБЕ ЖИТЬ НАДОЕЛО?! - резко ответил Денисов. Из-за выходки идиота аномалия подлетела на опасно близкое расстояние. Или даже... Мартин простонал. Шар в мёртвой зоне! Достать антиподом не получится.

- Ребят, давайте потом... - договорить Дроу не успел. В домик ворвался тот самый осторожный шар.

- Ааааа!!! - запищал по-девчачьи Жлоб.

Ботанша, прижавшись к стене, пятилась в дальний угол. Растаман и Света лежали без сознания. Кристиан стоял к аномалии вполоборота. Синекожий вставал на ноги. Всё это Мартин увидел за короткий миг.

Пепельно-серый шар надулся, словно набрал полные лёгкие воздуха. А ну-ка, ведь вокруг столько вкусной энергии!

Дальше события устремились вскачь.

Аномалия выпустила три щупа, попутно всосав светлячок. В домике моментально стемнело.

Первое щупальце врезалось в ледяную защиту Дроу. По домику разлетелись осколки.

В ауру Жлоба вонзился второй щуп. Толстяк, словно тряпичная кукла, рухнул на пол.

Третье успел парировать Кристиан, выпустив перед собой щит из энергии.

Мартин пока в бой не вступал.

Следующим ход сделал хам. С криком "Подавись!", однорукий направил в аномалию поток энергии. Пока пепельно-серый шар проглатывал дармовую силу, Кристиан с помощью струи огня прожёг дыру в стене и выпрыгнул на улицу под незатихающий ливень.

"- Убежал, сука!" - Дроу и Мартин переглянулись. Похоже, только они видели позорное бегство хама.

Стена из пересушенной соломы занялась огнём. Не спасал даже дождь. Едкий дым заволакивал домик, дышать становилось всё труднее.

Тем временем аномалия перенаправила щупы в девушек. Тело Светы, всё ещё без сознания, зашлось в эпилептическом припадке. Изо рта пошла пена.

Заучка вскрикнула от страха, пряча лицо за раскрытыми ладонями, словно неопытный боксер. Но щуп так до неё и не добрался. Под старомодным клетчатым платьем запульсировал красным амулет. Вовремя включился защитный артефакт, отбил атаку и тем самым спас свою хозяйку.

От негодования шар обрушил все силы на вновь созданный ледяной щит Дроу. Мартина аномалия игнорировала.

Синекожий сопротивлялся, как мог. Но вскоре силы его иссякнут. Что делать? Денисов лихорадочно соображал. Как помочь, чтобы никто не увидел антимагию? Но кто увидит? Кристиан где-то на улице. Жлоб, Света и растаман в отключке. Ботанша опустила голову. Узнает только Дроу. Может рискнуть? Или...

В мозгу родилась гениальная идея...

Напрягши воображение, Мартин черпнул энергию. Яркая вспышка взорвалась внутри домика, ослепляя учеников. Денисов предварительно закрыл глаза. Серебристая молния вонзилась в аномалию. Снова раздался знакомый визг. Никто не увидел манипуляции ученика Арханиуса, и никто не услышал верещание Гасителя энергии. Дроу, приходя в себя, заметил только, как Мартин с помощью сгустков силы выманивает пепельно-серый шар на улицу. Не обратил синекожий внимания на образовавшуюся дырку в аномалии. И так и не понял, что шар покидает поле боя не из-за энергии в руках парнях с бакенбардами.

Мартин вернулся в домик как раз тогда, когда Экспериментатор дотушивал горевшую солому. Толстой коркой льда покрывались очаги возгорания. Заиндевели гладкие доски пола. Похоже, Магия воды - родное направление Дроу.

Заучка свернулась в дальнем углу, прижав колени к груди.

- Заклинание "Песчаный трезубец" из двойной конструкции... - доносился её прерывистый шёпот. Роговые очки съехали набок, но она ни на что не обращала внимания.

- Два жгута скрестить и подсоединить к верхней конструкции...

Девушка покачивалась. Вперёд-назад. Вперёд-назад. У ботанши самый настоящий шок.

Одно непонятно, как с такой "подготовкой" она до сих пор жива? Почему продолжает учиться? Да её давно пора гнать в шею! Тянут за уши, а толку никакого. Только время на неё тратят и энергию. Неужели в Цитадели много таких недоучеников?

Дождь затихал. Слух улавливал громыхание, но гроза уже была далеко.

Денисов переключился на магическое зрение и осмотрел пострадавших. Жлоб всё также лежал ничком. Изо рта Светы стекала пена вперемешку с кровью. Оба находились в критическом состоянии. Ауры покорёжены, резервуары энергии пусты. Аномалия успела их высосать.

- Займись Жлобом, - сказал Мартин синекожему. Дроу кивнул. Аура растамана восстанавливалась, сейчас ему поможет только время.

Денисов присел возле блондинки. Совсем недавно она фыркала, пыталась унизить, задеть за живое парня с бакенбардами. А теперь лежит в совершенно непрезентабельном виде. Лохмотья вместо водолазки. Слипшиеся в крови локоны волос. Пена изо рта.

Действие наложенной на лицо иллюзии закончилось. На щеках, сквозь засохшую кровь, начала проступать угревая сыпь. Гнойники вызывали отвращение, многие открылись и сочатся.

Мартин поджал губы. Он сразу предположил, что если девушка чересчур балуется Магией иллюзией, значит с внешностью у неё не все в порядке. Интересно, Кристиан видел ТАКУЮ Свету?

Руки посылали жёлтые сгустки в ауру блондинки. Медленно, но уверенно срастались энергоканалы.

А почему она, собственно, до сих пор не избавилась от угрей? Зачем мучиться, постоянно накладывать иллюзию? Следить, чтобы не дай бог заклинание не разрушилось в самый неподходящий момент...

Денисов решил помочь девушке. В воображении представив чистое лицо, он напитал заклинание силой. Из пальцев брызнули белые искры. Магия быстро впиталась кожей. Только лицо начало разглаживаться, как произошло непредвиденное. Прыщи прямо на глазах увеличились с пятикопеечную монету. Лицо разом опухло. Гнойники с бешеной силой стали изрыгать вязкую бледную жижу...

- Упс, - только и произнёс Мартин.

Остановить процесс он не мог.

Однако эффект от собственного исцеляющего заклятья его заинтриговал. Почему ничего не получилось? Ведь когда сам себе удалял шрам путём представления "гладкой и чистой кожи", все вышло как надо. А здесь что не так?

Теперь понятно, почему Света пользуется иллюзиями. Не дура, пыталась извести заразу заклинаниями. Но по какой-то непонятной причине, исцеление не помогает.

А может... сделать все наоборот? Представить самое ужасное, испещренное тысячами прыщей, лицо. Гной будет не белый, а желтый, и жутко вонять. Кожа огрубеет, превратится в многослойный корж...

Даже просто представив такую картинку, Денисов чуть не блеванул. А что, если такую мерзость увидеть в реале?! Брррр...

Но, тем не менее, это стоящая идея. Надо попробовать. Всё равно хуже не будет...

Нет. Будет. Заклинание сработало как часы. Кожа действительно огрубела, и почему-то сделалась почти чёрной. Гнойники завоняли так, что сидеть рядом стало невыносимо. Прыщи расплодились по лицу. Хотя куда уж больше?

- Мдя... - многозначительно изрёк Мартин, рассматривая дело своих рук.

Света ему такое безобразие не простит. Может, добить её по-тихому? Всё равно она никудышный маг. А на все вопросы отвечать, мол, хотел залатать ауру, поставить на ноги, но не получилось... Такое ведь бывает, правда?

Шутки шутками, но надо что-то делать. Нельзя, чтоб Света, когда очнётся, увидела себя такую.

Почему исцеляющее заклинание извращается, а проклятье действует как надо? В чём прикол? Кто мог подложить такую свинью?.. А ведь точно! Кто-то позавидовал Свете и внедрил в неё заклятье, которое при любом исправлении внешности превращает хозяйку в страшилище. Но кто так поиздевался? И самое главное, зачем? Бедной девушке приходится делать упор на Магию иллюзий, она же не хочет оставаться "крокодилом"!.. А когда есть личный интерес, прогресс не заставит себя долго ждать... И тут мы приходим к любопытному выводу. Кому выгоден прогресс ученицы? Конечно наставнику! Ох и жук, её Великий Маг! Забрал у девушки самое дорогое - красоту, а потом пичкает знаниями про Магию иллюзий. Стоит признать, Света на этом поприще уже кое-чего достигла...

- Как думаешь, где Кристиан?

Синяя кожа Дроу побледнела. Парень вымотался, денёк выдался ещё тот!

- Без понятия, - Мартин пожал плечами.

- Его надо найти. Вдруг он тоже такой, - Экспериментатор кивком головы указал на Свету.

- Даже если сдох, мне всё равно.

- Зачем ты так? Мы же одна команда! - Дроу хотел надавить на совесть.

- Я с детства не люблю таких выскочек, как Кристиан. Если хочешь, иди, ищи. Мне и здесь хорошо.

Синекожий только вздохнул.

Мартин проследил, как Дроу подошёл сначала к растаману. Из его рук выпрыгнуло очередное исцеляющее заклятье. Следующим на очереди оказался Жлоб. Синекожий на него только посмотрел, лечащее заклинание почему-то не обновил. Видимо, решил поставить эксперимент - выкарабкается толстяк или нет, если его не лечить?

- Тут холодно. Пожалуй, создам светляки. Хоть какое-то тепло будет... - сказал синекожий.

Помещение наполнилось мерцающим светом. Светляки Дроу - языки пламени, скованные прозрачной стеклянной сферой. Вроде обычных лампочек. От них и вправду повеяло теплом. Такие себе минисолнышки.

Синекожий создал шесть сфер и равномерно распределил их по комнате. Денисов глянул на проём, куда на улицу сиганул Кристиан и откуда задувал ветер, снова повернулся к светлякам. В голове зудел вопрос, может сначала позаботиться о герметичности помещения, а потом уже нагонять тепло?

Но Дроу тоже помнил о дыре. Подойдя к проёму, синекожий попытался присобачить воздушный щит к пучкам соломы. Не получилось, заклинание развеялось. Экспериментатор попробовал ещё. Потом ещё раз. Мартин, наконец, не вытерпел:

- Что за детский сад? Мы так за ночь околеем!

- У меня энергия на исходе, всё, на что способен - этот щит. Есть предложения получше? - Дроу обернулся. В его взгляде не было злости, лишь усталость и желание поскорее закончить начатое.

- Да! - Денисов уже придумал, что сделает...

Воображение рисует коробку, величиной с домик, состоящую из монолитных бетонных плит. Взять всю энергию, что осталась в накопителе. Добавить силу из резервуара... Не забыть для конспирации вытянуть руки. Единицу энергии потратить на оранжевый купол: якобы там внутри находится конструкция заклинания. Так поступают старшекурсники, когда не хотят, чтобы противник увидел их заготовку. И вуаля!.. Деревянный пол поплыл. Пучки соломы, заменяющие стены, стали деформироваться. Прошла какая-то секунда, как ученики Великих Магов оказались в бетонной коробке без окон и дверей.

Надо было видеть лицо синекожего. Эмоции били ключом, хоть бери и пиши наглядное пособие. Сначала недоумение - хмурится, брови сдвинуты вниз, взгляд пытается подсмотреть энергоконструкцию. Потом брови, как в кино, медленно ползут вверх. Глаза выкатываются вперед, создавая ощущение, что ещё чуть-чуть и выпрыгнут из глазниц. И в довершении нижняя челюсть отваливается, словно тяжёлый груз тянет её вниз. Так он и простоял некоторое время с открытым ртом.

- Ну ничего себе! - присвистнул Дроу, оглядываясь. Понемногу он отходил от шока.

- Не верь всему, что слышишь, - улыбнулся Мартин, довольный произведённым эффектом. - Тем более тому, что говорил про меня Кристиан.

- Сколько потратил энергии?

- Не считал, - пожал плечами Денисов. - Чуть больше шестидесяти.

Синекожий уважительно качнул головой.

- Про заклинание не буду спрашивать - всё равно не скажешь...

Мартин понимающе кивнул. Дроу помнит и чтит неписаный закон Цитадели: в условиях жёсткой конкуренции ученики имеют право не делиться своими открытиями с другими учениками. Под эти "открытия" можно списать любое общеизвестное заклинание, которое данный ученик смог мало-мальски модифицировать. Насколько Денисов понял, скрытность - один из инструментов влияния Великих Магов на развитие учеников.

- Одно не могу понять, откуда такая прорва энергии? - продолжал синекожий. - Нам ведь перед практикой по десять единиц дали...

- У меня накопитель. Сохранил энергию ещё с тренировок с Мастером-магом. Вот и пришло время потратить... - Мартин соврал и не покраснел. И в самом-то деле, не говорить же ему, что Арханиус стабильно пополняет артефакт согласно условиям их сотрудничества.

- А что ты ещё умеешь? - Экспериментатор по-новому посмотрел на парня с бакенбардами. Во взгляде читался неподдельный интерес к собеседнику. Наверно, у него также горят глаза, когда попадается в руки новое заклинание.

- Много чего, - уклончиво ответил Денисов.

В этот момент острая боль пронзила затылок. Настолько сильная, что брызнули слезы. Голова гудела, а калейдоскоп картинок будущего проносился перед взором. Впервые ясновиденье оказалось настолько болезненным.

На многих картинках Мартин видел самого себя, дающего синекожему томик по магии. Судя по следующим фото, этот жест станет прочным фундаментом их сотрудничества. Дроу, пытаясь отблагодарить, станет пичкать Денисова своими наработками. А они есть и их много, об этом красноречиво говорит нынешняя практика и увиденные возможности синекожего.

- Что с тобой? Откат? - Экспериментатор положил ладонь на лоб парня с бакенбардами. Энергии у него не осталось, поэтому вскоре рука была убрана.

- Похоже на то, - врать получалось легко и непринужденно. Мартин поднял взгляд на Дроу. Будет просто отлично, если получится перетянуть на свою сторону такого башковитого парня, как Экспериментатор.

- Слушай! У меня только что родилась любопытная идея. Я хочу предложить тебе взаимовыгодное сотрудничество, - продолжил Денисов. - Я подарю тебе редкий экземпляр книги. Взамен попрошу научить меня создавать твой поисковик с чёрным дымом, потом дать мощное заклинание по защите и показать что-нибудь по нападению, хотя последнее необязательно.

- Насчет сотрудничества я только "за". Но мои наработки дорого стоят. Что за книга?

Мартин усмехнулся. Сразу видно делового человека. Синекожий внимательно смотрел на собеседника.

- Книга называется "Защита", изданная Университетом Магии пару-тройку сотен лет назад.

- Охренеть! И ты её можешь достать? - Дроу не верил своим ушам.

- Да. Только чуть позже. Через пару недель. Или месяц.

- Я подожду, - синекожий прокашлялся. - Но сотрудничать мы начнём, когда принесешь книгу. Ты, конечно, извини. Я тебе верю, но сам понимаешь...

- Без проблем.

- Ладно. Пойду, гляну, где Кристиан.

- Секунду, сейчас сделаю выход.

- Кстати, меня зовут Александр.

- Мартин. Приятно познакомиться.

Замерцал прямоугольный кусок стены. Когда заклинание развеялось, перед глазами предстала бронированная металлическая дверь.

- Ты крут! - восхищенно цокнул языком Дроу. - Ну, я пошёл...

- Давай!

Синекожий осторожно выглянул наружу. Видимо, ничего опасного не обнаружилось. Он расправил плечи и шагнул в сумерки. На улице вечерело.

В тишине бетонной коробки до слуха Мартина донёсся шёпот Заучки:

- Три линии распрямить, четвертую завернуть строго на сорок пять градусов...

Мда, девочка от шока так и не отошла. Небось, бубнила всё время, пока они разбирались с последствиями битвы с аномалией.

Растаман сопел. Света натужно дышала, мешало распухшее лицо, сдавившее ноздри. Как помочь блондинке? Наложить мощную иллюзию? А вдруг и это заклятье выйдет боком? Хотя... куда уж больше!

Мартин внимательно осмотрел огромные прыщи со зловонными сочащимися гнойниками. Отвращения больше не было, осталась только жалость.

Если вернуться к идее, что на неё наложено заклинание. Где оно могло расположиться?..

На лице, где ж ещё! Но магическое зрение ничего не показывает, нет никаких дополнительных накладок. Ну и правильно, ведь создавал проклятье Великий Маг. Наверняка он позаботился, чтоб его хитрость не смогли легко обнаружить. Не неопытным ученикам совершать такой подвиг. И судя по тому, что Света продолжает ходить с проклятьем, обратиться к целителям девушка постеснялась. Или тем не удалось помочь... Вдруг это и не заклинание вовсе, а вообще непонятная хрень? Может он сделает только хуже, попытавшись её исцелить?

Нет. Крепло чувство, что это проклятие. Слишком уж логична цепочка умозаключений. У девушки есть дефекты во внешности, естественно, она хочет это исправить. Лечение не помогает, значит, надо воспользоваться иллюзией. Великий Маг знал, как подтолкнуть развиваться ученицу. Остаётся только понять, как разрушить заклинание?

Арханиус говорил, серебристая энергия имеет особую структуру. Она является антагонистом магическому потоку. Прямо как частицы и античастицы. Энергия Стража, как пылесос, может вбирать силу Великих Магов. Может служить идеальным щитом от любой атаки, каким бы мощным ни было заклинание. Может стать вечной тюрьмой для мага. И, что самое главное сейчас для Светы, может сжигать конструкции заклятий. Бой с мартышками на Лоттусе прекрасное тому доказательство. Моумиги сразу сникли, когда серебристая энергия отсекла их от магии.

Из всего этого следует вывод: есть способ помочь девушке. Цена? Частично разрушенная аура. Но после щупов аномалии, дырой в ауре больше, дырой меньше - это уже не имеет значения. Главное, удастся разрушить проклятие "уродины"... И расширить знания о свойствах антимагии.

Ну что, попробуем?

Денисов искоса глянул на Заучку. Ботанша сидит на корточках, что-то бормоча себе под нос. Голова зажата между ног. Коленки оголены, старомодное клетчатое платье скомкалось на бёдрах. Очки валяются на полу. Невидящий взгляд опущен вниз. Она ничего не увидит. Можно действовать.

Маленький серебристый шарик откликнулся очень быстро. Хорошо. Теперь ему надо придать форму иглы. Шарик вытянулся, стал напоминать спичку, но никак не иглу. Впрочем, и так сойдет. Главное, нарушить конструкцию заклинания, а там оно само схлопнется. Делов-то как два пальца об асфальт!

Мартин придвинулся к лежащей без сознания блондинке. Серебристая спичка уже висела над её лицом. Денисов вытянул руку. Указательный палец замерцал серебром. Надавить на иглу...

Антимагия вошла в неё, как нож в масло. При этом ни один прыщик, ни один гнойник не пострадал. Серебристая энергия воздействует только на энергетическую составляющую.

С помощью магического зрения, Мартин видел, как разрушаются энергососуды. Антипод сжигает ауру, как огонь паутину.

Денисов не заметил, как весь взмок. Пот застилал глаза, но руки не трясутся. И плевать, что сейчас одно неверное движение, и Свете наступит конец!

Вот серебряная спичка прошила ауру девушки насквозь. Мартин вовремя остановился, а то антипод стал бы проедать созданный магией бетонный пол.

Так, так. Посмотрим... Лицо не изменялось. Если и было наложено проклятье, оно б уже разрушилось. Почему внешность не приходит в норму?

- Идиот! - вслух обругал себя Денисов, и остатки энергии потратил на тотальное исцеление ауры Светы.

Какое-то время ничего не происходило. Аура взялась отращивать энергососуды в ускоренном режиме. Прорехи сжимались. Скоро энергетическое тело полностью восстановится. В отличие от физического.

Но вот воспаленная кожа на лице зашевелилась. Брызнул гной. Прыщи съёжились. Прямо на глазах совершалось преображение. Кожа становилась естественного, правда слегка бледноватого, цвета. Угри и гнойники вскоре исчезли. Получилось!

- Сделал доброе дело, молодец Мартин! - воскликнул Денисов, осматривая результат своей работы.

- Точнее, исправил свой косяк... - поправил он себя и усмехнулся.

Заучка продолжала повторять теорию плетения заклинаний. Тихий голос, едва уловим:

- Иллюзия для атакующих заклятий нужна в первую очередь для того, чтобы скрыть намерения мага... - шептала ботанша, глядя в пол.

Денисов снова посмотрел на Свету. Теперь она ему может понравиться. Да и тело: худышка, два аппетитных бугорка и обворожительные ножки. Настоящая красотка, и главное - без иллюзий! Не "крокодил"!

Довольный собой Денисов отодвинулся от блондинки. В комнате благодаря бетонным стенам и светлякам Дроу стало тепло. Даже немного душно. Но ночь длинная, на улице ещё похолодает. Так что лучше потерпеть духоту, чем околеть от холода.

Мартин поглядел на стены. Всё-таки здорово он придумал. Сухо, комфортно. И ребятам меньше стресса. Им хватит и того, что ауры покорежены...

Тут в голову закралась мысль, из-за которой его прошиб холодный пот. А, собственно, кто он без серебристой энергии и предвиденья?

Если бы у него не было антимагии и способности к ясновидению, оставался бы он хладнокровным в этой ситуации? Конечно нет! Наложил бы в штаны от ужаса или помер от сердечного приступа. Или вообще, не оказался бы в такой ситуации. Тихо поживал бы в своём мире, грезил о богатстве и славе, соблазнял девчонок да гнобил ботанов. Жил бы прежней жизнью, как раз до появления повторяющихся снов. Так и никогда не очутился бы в Цитадели Магии и уж тем более не планировал сделать там переворот.

Но он здесь. В Цитадели дует ветер перемен. И механизм уже запущен.

"- Почему я могу управлять антимагией? - размышлял Мартин. - Почему у меня дар предвидения? Я особенный? Избранный? Тогда почему ко мне не снизойдет Бог? Или какое-нибудь другое высшее существо? Не поручит задание особой сложности? Или Богу угодно, что я создаю королевство на Лоттусе? А может, есть какое-нибудь пророчество насчет меня? Что я, допустим, должен победить Вселенское Зло, спасти мир и вызволить из плена прекрасную эльфийку. Хотя что это я? У Великих Магов пророков нет. Это учёные до мозга костей. Им нет дела до всякой эзотерической дряни. И всё же, почему у меня такие способности?.."

Самокопание нарушил глухой удар. Мартин встрепенулся. Бобби, Света и толстяк не шевелились. А вот Заучка как-то умудрилась с корточек упасть на голову, словно вдруг надумала совершить земной поклон, как мусульмане. Но ботанша не похожа на мусульманку. Да и сама поза неудобна, даже если она просто заснула. Странно...

- Эй, придурок! Выходи из лачуги, я хочу с тобой поговорить!

Сквозь бетон отчетливо донесся голос. Видимо, усилен магией. И это не Кристиан. Денисов улыбнулся. Отлично, не придётся ждать утра. Массимо наконец-то их обнаружил.

- Иду-иду!

Мартин проверил запасы энергии. Пусто. Что ж, это облегчит задачу. Придётся защищаться исключительно антимагией. Как именно, подскажет ясновидение. Хочется верить, что Цэпсиус не позволит своему ученику уничтожить столь занятный экземпляр. Как ни крути, но Денисов трезво оценивает свои шансы против опытного мага. Долгий бой он не потянет. Нужно нанести быстрый, сокрушительный удар. И не сопротивляться, когда Цэпсиус захочет его пленить. В крайнем случае, можно поместить самого себя в серебристый кокон. Но это перечеркнёт все планы. И кто его знает, когда ещё получится перехитрить главного противника Арханиуса?

***

Блондин со стянутыми в конский хвост волосами шел по булыжной мостовой. Полы белого медицинского халата развевались в стороны. На Кродусе недавно прошёл дождь, но парень не боялся запачкаться. Ведь есть магия! Невидимый обычному глазу, белобрысого окружал шар, внутри которого он, собственно, и шагал.

Лицо сосредоточено. Весь собран. Сегодня нет права на ошибку. Цэпсиус не поймёт.

Гасителя удалось пленить без проблем. Конечно, он сопротивлялся, но на то были взяты артефакты. Массимо задачу выполнил, и собирался было отправляться обратно в Цитадель, как уловил чьё-то присутствие на полуострове. Скорее машинально он создал сканирующее заклятье. Каково же было удивление, когда отозвался маячок, прикреплённый к ауре мальчишки Арханиуса.

Мартин на выездной практике? А не рано ещё? Что он тут забыл?

Блондин решил перестраховаться. Активировать артефакт, настроенный на ауру ученика главы Цитадели, не составило труда. И снова результат положительный. Мартин здесь, на Кродусе. Какая удача!

Сканирующее заклинание определило семерых магов. Пятеро находились рядом друг с другом, а двое медленно брели в их сторону.

Усыпить тех двоих мальцов проще простого. Неожиданные гости не нужны. Убедившись, что отбившиеся ученики крепко спят, Массимо отправился за Мартином, на ходу подготавливая парализирующее заклятье.

Поисковик подсказывал, ученики расположились в одной из лачуг. Трое спят, Мартин и ещё один - бодрствуют. Усыпить второго. Есть. Мартин остался один.

- Эй, придурок! Выходи из лачуги, я хочу с тобой поговорить!

Секунды тянулись долго. Казалось, прошла целая вечность. Если мальчишка не выйдет, Массимо усыпит и его. Но это неинтересно. Хочется видеть страх в его взгляде. Хочется отомстить за позор перед Цэпсиусом. Хочется унизить...

Массимо специально накручивал себя. Нужно войти в боевой транс. Ноздри широко раздуваются. Грудь вздымается всё чаще и чаще. Страх ошибиться отступает. Ярость сметает все сомнения. Сегодня он исправится. Обязательно. Цэпсиус будет доволен.

В проёме показался знакомый мальчишка. На удивление он не показывал страха. Внимательно осмотрелся, словно проверяя, нет ли поблизости случайных свидетелей. И спустился вниз, на мостовую. Неужели не боится битвы с почти Великим Магом?

Массимо глянул на противника, отметил активированный защитный амулет. И подозрительное отсутствие магического потока в резервуаре. Впрочем, последнее может быть обманкой. Но как бы там ни было, сначала придётся продавить защиту и только потом накинуть заготовку-парализатор.

Они встретились взглядами. И Массимо атаковал. Ему уже не надо поднимать руки, как это делает молодежь. И уж тем более плести перед собой конструкцию заклинания. Необходимые контуры вспыхнули в мозгу. Заклинание налилось силой...

Шипящий и искрящийся сгусток магии устремился в Мартина. "Искры Донована" - одна из любимых атак Массимо. Заклинание съедает напрочь любую защиту. Чтобы выдержать удар, необходимо вбухать в щит в два раза больше энергии, чем заложено в "Искрах". А такое по силам только Великим Магам.

Сколько заложено энергии в защитном амулете, неизвестно. Блондин никогда не любил тонкой работы. Ковыряться в чужих защитах, пытаться отыскать слабое место. Зачем? Гораздо проще смять мощью своих заклятий. "Искры Донована" уничтожат щит. Возможно, даже покорежат ауру. И тогда останется только обездвижить, чтоб мальчишка Арханиуса не убежал.

Но всё пошло не так. Шипящая и искрящаяся атака не долетела до цели. Между Мартином и заклинанием из ниоткуда вырос серебристый щит. Не просто бесформенное облако, как это было в битве с Мёртвым магом, а вполне управляемый прямоугольник. "Искры" уткнулись в антипод и бесследно исчезли...

Этого ещё не хватало!!! Так ловко управлять антимагией... Неужели где-то поблизости Арханиус со Стражем? Или мальчишка сумел развить уникальные способности? Но в бою с Гасителем Мартин просто призвал серебристое облако... Непонятно.

Словно подтверждая догадки, Мартин приподнял руки. Запястья светились серебром. Отталкивающее движение, и вот в Массимо, набирая обороты, летит серебристый шарик...

Пучок энергии приостановился в паре шагов от блондина. Как будто Мартин дразнил, тянул время, специально выдергивал из оцепенения противника...

И ему это удалось. Опомнившись, Массимо рухнул на булыжную мостовую, пропуская над собой шарик серебра. Ни в коем случае не принимать удар на себя, спастись уже ничто не поможет. Чистый медицинский халат в кои-то веки покрылся грязью. Куда-то подевался щит от физического воздействия...

Блондин с отвращением глянул на выпачканные руки и любимый халат. Это стало последней каплей. Он взревел, как разъяренный медведь. Лучший ученик столетия! Проигрывать какому-то сопляку! Позор!

Три заклинания сплетены в одночасье. "Красная волна" слижет защиту. "Шип земли" обездвижит. И для подстраховки в небе сгущается паралитическое облако.

Но Мартин не стоял столбом. Щелчок пальцев и небольшой сгусток серебра устремляется в землю. Парень с бакенбардами скрещивает руки на груди. В это же время вокруг него возникает серебристый кокон.

Красный эфир всколыхнул воздух. Потоки желе облепили серебристую преграду. На какой-то миг кокон стал красным. Атака Массимо не нашла лазейку в глухой обороне Мартина. И вскоре желе испарилось.

Белесая паралитическая молния вонзилась в щит. Безрезультатно.

Вокруг Мартина исчезло серебро. Значит, долго удерживать антипод он не может, ликовал белобрысый. Ну и что, что мальчишка умеет пользоваться антимагией? Зато он, Массимо Мюррей, гораздо сильней, опытней и выносливей! А это значит, победа будет за ним!

Блондин усмехнулся. Рядом завертелся теплый воздух, вздымая вверх полы грязного медицинского халата и стянутые в хвосте волосы. Сейчас Массимо напоминал демона, призывающего из бездны силу. Не хватало только красных, злобных огоньков вместо глаз и звериного оскала. Впрочем, последнее легко исправить... Блондин обнажил зубы и зарычал.

Спецэффекты никак не испугали Мартина. Он опустил светящиеся серебром запястья. Тело расслаблено, глаза цепко следят за противником. Чувствовалось, отреагировать он сможет в любую секунду. Но получится ли у него противостоять агрессивным атакам берсерка? Подобно наставнику Массимо также умеет растворяться в первозданной ярости, сметая все преграды к победе. Узнав о возросших способностях мальчишки, белобрысый, наконец, перестал церемониться.

Внезапно краски мира померкли. Вязкий багровый туман опустился на мостовую. Стало тяжело дышать, словно очутился в охваченном пламенем здании. Массимо издал удивлённый вскрик. Это не его заклятье. Он ничего не успел создать. Мальчишка, вроде бы, тоже. Тогда что это?

Туман настолько густой, что парень с бакенбардами скрылся из виду. Почему-то нельзя пошевелить головой. Глаза стрельнули вниз - даже собственных рук не видно. Что за пакость такая? Он был близок к цели, а теперь появился этот чертов туман! Что делать?

Коварная мысль пришла в голову Массимо. Ведь мальчишка Арханиуса тоже растерян. Он не увидит атаки и не сможет отбиться антимагией. Это шанс его пленить. Спасибо, багровый туман, чем бы ты ни был!

"Каменное изваяние" превращает человека в подобие статуи. Пленник не может пошевелиться, в то же время всё прекрасно видит и слышит. Идеальное заклятье для мщения!

Конструкция напиталась энергией... И тут же взорвалась. Массимо обдало высвобождающейся силой. Он хотел было прикрыться рукой, но конечности не слушались. Повторил "Каменное изваяние". И снова заклинание разорвалось. Не может быть! Конструкция верна! Почему? Неужели всему виной туман?

Выругавшись, Массимо принялся за новые попытки создать заклинания...

***

Цэпсиус решил не сидеть, сложа руки. Его лучший ученик сейчас переживает не лучшие времена. Вдруг в бою с Гасителем допустит ошибку? С одной стороны, и поделом. Не надо расслабляться. Но Лучший Мастер атаки за восемьдесят лет прикипел к белобрысому парню. Не хотелось его потерять накануне Соревнования, ведь столько сил в него вложено. Массимо обещал быть хорошим подспорьем на войне. А если сейчас с ним что-нибудь произойдет, где так быстро найти нового, такого же расторопного помощника? Поэтому Великий Маг захотел лично проследить за Массимо, чтобы в самый опасный момент вмешаться в бой. Но как оказалось, зря Цэпсиус переживал. Блондин быстро справился с Гасителем. Всё-таки порка пошла впрок. Ученик спустился с небес на землю, и стал прилежней относиться к своим обязанностям.

Параллельно прибытию на Кродус Массимо, пухлый мужчина почувствовал, как сработал большой телепорт. Догадка пронзила Великого Мага - Горон и Меера направили сюда "пушечное мясо", учеников, которые послужат кормом для Мёртвого мага. Который, в свою очередь, на некоторое время отцепится от энергии самих Горона и Мееры. Умный ход, подставить чужих, чтобы спастись самому. Сладкая парочка ещё не совсем раскисла и растеряла мозги. А то он грешным делом подумал, что переборщил с мощностью "Проклятия бессилия".

Пока Массимо только-только подкрадывался к Гасителю. "Пушечное мясо" столкнулось с мышеловками Мёртвого мага. Тут Цэпсиус немного заволновался. Если к моменту боя Гаситель вберёт энергию семи учеников, Массимо придётся туго. Каково же было удивление Лучшего Мастера атаки, когда мышеловки деактивировали серебристой энергией. Любопытство взыграло в Цэпсиусе, и он посмотрел, кто же пожаловал на Кродус. Оказывается, всё просто. Мартин - новый ученик Арханиуса. Не прошло и года, как он стал успешно применять антипод.

Перспективы насторожили опытного чародея. Если за столь короткий промежуток времени этот парень разобрался в управлении, то, что будет через пару лет? Взбредёт в голову и уничтожит всех врагов своего Мастера-мага? Арханиус не дурак, первым укажет на него, Цэпсиуса. Сражаться с неподвластной силой может только идиот. Лучший Мастер атаки не считает себя идиотом. И поэтому парня надо убрать. Чем быстрее, тем лучше. Тем более они сейчас на Кродусе, вотчине Цэпсиуса. Сама судьба велела совершить задуманное.

Но Великий Маг не успел что-либо предпринять, учеников заметил Массимо. Судя по активированному артефакту-следилке, узнал, что здесь присутствует Мартин. Молодец, быстро соображает. Исходя из созданного заклятья обездвиживания, он собирается пленить ученика Арханиуса. Как и обещал наставнику. Что ж, пускай. Желание услужить надо поощрять. Заодно посмотрим, как отреагирует на возросшие способности мальчишки. Пройдёт своего рода крещение огнём. Такая проверка как нельзя кстати в преддверии Соревнования. Будет ясно, чего стоит его лучший ученик нынешнего отбора.

Но к бою Массимо всё равно подходил чересчур беспечным. Скорей всего обратил внимание, что резервуар с энергией у мальчишки пуст и успокоился. Цэпсиус осудительно покачал головой. Нельзя так недооценивать противника. Почему не проведена подготовка окружающей местности? Почему не установлены ловушки? Сейчас ученик осознает собственные ошибки. Впрочем, если что всегда можно вмешаться. Уж битву с Великим Магом Мартин точно не выдержит. Никакой антипод здесь не поможет. Всего и надо-то, что лишить способности двигаться да наслать чары, мешающие концентрироваться. Но это только на крайний случай. Пусть повоюет Массимо. Главное, чтобы усвоил очередной урок.

Скоротечный бой подтвердил мысли Лучшего Мастера атаки. Блондин слишком уверовал в собственное могущество, и просто не мог правильно отреагировать, когда перевес сил оказался на стороне Мартина. А мальчишка Арханиуса тот ещё кадр! Умудряется даже дразнить более опытного мага. Видимо, успел набраться высокомерия. Но ничего, это дело поправимое. В лабораториях, когда он, Великий Маг Цэпсиус, будет лично вытягивать из него всю доступную информацию, от этой спеси и след простынет! Останутся лишь сопли и мольбы о пощаде.

Мужчина подождал ещё пару секунд. Увидел, как легко Мартин отбился от тройной атаки блондина. Лучший Мастер атаки всё понял: Массимо сейчас разъярится настолько, что не пленит мальчишку Арханиуса, а просто-напросто убьёт.

Столь ценным ресурсом разбрасываться нельзя. Так что пора вступать в бой. "Туман паралича" идеально подходит для удара. Обездвижит, не даст создать ни одно заклинание и, что самое главное, не позволит Мартину поднять руки, чтобы направить антипод.

***

Когда налетел вязкий туман, Мартин растерялся. В картинках будущего такого не было. И что теперь прикажете делать?

Сквозь марево доносилось приглушенное кряхтенье - это Массимо. Что он там пытается творить, непонятно. Да и толку-то от этого знания? Надо бы самому разобраться с проблемами. А вязкий туман - очень большая проблема. Хоть бы не переросла в катастрофу.

Усилием воли Мартин снова обратился к ясновидению. Снова в затылок вонзили острый стилет. И снова глаза наполнились слезами. Как же это больно! Но привычный калейдоскоп так и не появился! Почему?

Парень с бакенбардами попробовал сдвинуться с места. Не тут-то было. Туман парализовал конечности. Разве это атака Массимо?..

Закралась паника. Мысли спутались, в голове воцарился хаос. Что делать? ЧТО ДЕЛАТЬ?? Думай, Мартин, ДУМАЙ!!! Нечаянно зубы прокусили губу. Боль немного отрезвила... Антимагия. Вот что поможет!

Мысленный зов. Мартин заметил, как запястья вспыхнули серебристой энергией. Ещё одна попытка поднять руки... И получилось! Багровый туман прочертили две яркие полоски серебра. Вязкое заклинание половинилось, как масло из-под ножа.

Паника отступила. Если что, всегда можно призвать антипод. Контроль над этой энергией не потерян. Жаль, что больше нет предвидения.

А может попробовать ещё раз?

Багровый туман тем временем становился плотнее. Сначала слабо, потом сильнее сдавливал учеников. Стало очень трудно дышать. Ещё чуть-чуть и вязкое заклинание перекроет доступ к кислороду.

Невероятное напряжение, Мартин чувствовал, как лопаются сосудики глаз. Красная пелена заслонила туман. Денисов ослеп, но на это не обращал внимания. Жгучий огонь распространился от затылка до висков. Голову сковала нестерпимая боль. Из груди вырвался крик. Но вот губы уже растянулись в довольной улыбке. Мартин увидел будущее. Вязкий туман создал Цэпсиус. И сейчас Великий Маг его пленит. Всё идёт по плану.

Парень с бакенбардами обмяк. Упасть не давало паралитическое заклинание Лучшего Мастера атаки. Из носа Мартина потекла кровь. С глаз скатывались красные слёзы. Но всё равно улыбка не сходила с лица. Всё идёт по плану...




Глава 6





Диктатура Мартина




...- Арханиус, ты здесь?

- Уйди, Дрониус. Я никого не хочу видеть!

В дверь забарабанили.

- Открой, иначе выломаю дверь!

- Не надо. Давай завтра поговорим... Хорошо?

- Я знаю про Келиуса... Лучше впусти!

- Ладно.

Дверь, в которую так порывался зайти названный брат, отворилась. Узкоплечий блондин ворвался в комнату. Глаза отыскали друга. Верхняя губа приподнялась, обнажая клыки. Звериное проступило в чертах Дрониуса. Комнату заполнил несдерживаемый утробный рык.

- Келиус, магическое отродье! - прохрипел названный брат. Гнев затопил душу. Костяшки пальцев побелели. Тело задрожало, так захотелось отомстить...

Словно предупреждая о необратимых последствиях, на левое плечо легла невидимая рука. Морозной свежестью повеяло от ладони. Холод парализовал плечо, растёкся по телу, остудил пыл.

Неизменный спутник, Миросоздатель Воган, для того и сопровождал Дрониуса, чтобы не допустить непоправимых ошибок. Слишком ценен бунтарный Великий Маг для Восемнадцати. Обычно Миросоздатели не контактируют со своими "детьми". Но буйный характер позволил Дрониусу выйти на Одного из Восемнадцати. Дрониус предложил свою помощь, взамен выторговал Силу, которой ещё не было ни у одного Великого Мага. Не обладая возможностями Негатора, всё равно Дрониус стал грозным оружием в руках Восемнадцати. Благодаря Дрониусу Миросоздатели выявляли и уничтожали лазутчиков Абсолюта. Дрониус организовал школу и передал знания о Силе множеству учеников, которые сейчас живут под прикрытием в Гневе, Университете и Конклаве Магии. Именно Дрониус - первый воин-чародей Восемнадцати, кто не только жил в мире Олиум, но и сумел оттуда выбраться с добытой ценной информацией...

Арханиус ничего об этом не знал и мог только заметить, как Дрониус почему-то повёл левым плечом, будто сбрасывая чужую ладонь. Но он этого не заметил. Арханиусу вообще ни до чего не было дела. Под глазом взбухал синяк. Нос неестественно изогнулся вправо и сильно болел. Губы в запекшейся крови. Левая рука безжизненно свисает. Рубашка изорвана в нескольких местах, нет пары пуговиц.

Дрониус знал, что произошло. Объяснений не требовалось.

- Давай помогу! - названный брат совладал с собственным гневом. Следующие полчаса маги были заняты накладыванием исцеляющих заклятий.

Арханиус нарочно не начинал разговор первым. Он понимал, что скажет друг. Но желания следовать совету нет. И вряд ли когда появится. Поэтому так хочется отсрочить беседу!

- Арханиус, - Дрониус не выдержал. - Ты знаешь, что надо сделать?

- Да.

Больной вздохнул. Обречённость слышалась в этом вздохе.

- Ты сделаешь?

- Нет.

Дрониус закатил глаза, поднял голову, будто бы моля всевышнего о помощи.

- Пойми, если я нападу на Келиуса - будет война. А если ты нападёшь - всего лишь месть за причинённые обиды. В первом случае нам не дадут проходу, во втором - всё спустят на тормоза. Тебе и надо-то всего лишь припугнуть Келиуса, показать зубы...

Арханиус опустил голову. Он не заметил, как Дрониус обернулся и кивнул кому-то невидимому.

- Это большой риск. Увечья могут быть не такими лёгкими...

- Келиус также боится Стража. Он не желает твоей смерти. По крайней мере, до начала Соревнования.

- Вдруг я проиграю? Умру?

- Я тебя подготовлю. Дам артефакты. С развоплотителем и гасителем энергии ты победишь, я в этом уверен.

- Келиус сильнее меня.

- Ты тоже не лыком шит!

- А вдруг узнает Лавренций?

- Он узнает. Так или иначе. Пойми, сегодня Келиус тебя опозорил при десяти Великих Магах. Завтра - при сотне учеников. Ты этого хочешь?

- Нет.

- Тогда дай сдачу!

- Не хочу.

- Должен! Пойми, нам всё время приходится рисковать. Если не отомстишь, Келиус продолжит по тебе топтаться и вытирать ноги. Брат, мне больно на это смотреть, но у меня завязаны руки...

- Извини, я не хочу разжигать конфликт...

***

Раздался стук в дверь. Арханиус встрепенулся. Ладонь пригладила отросшие кудряшки.

- Войдите!

Дверь отворилась. В проёме показался парень с бакенбардами. Лицо озаряла улыбка до ушей. Глаза озорно блестели.

По счастливому виду ученика глава Цитадели всё понял. Настала самая ответственная фаза их безумного плана.

- Получилось!

- На Кродусе, в его лабораториях?

- Ага. Съел наживку и попался на крючок!

- Он не умрёт?

- Вряд ли. Цэпсиус - маг, погрузит себя в анабиоз. И будет ждать чуда.

- Выбраться сможет?

- Как? Только если воспользуются "Идентификатором", - Мартин кивнул на серебристый кубик в руках Арханиуса.

- Хорошо.

- Это отлично, Мастер-маг! Теперь знакомьте меня с Великим библиотекарем Иницамом.

- Убеждать будешь сам.

Мартин кивнул:

- Да, я помню условия.

- Я послал зов. Нужно время, чтобы он откликнулся. Подождём.

- Подождём...

Говорить было не о чем. Всё и так давно обсудили. Но ученик решил заполнить паузу разговором:

- Как там ваш источник?

- Ещё раскрывается, - Арханиус откинулся на спинку кресла и мечтательно улыбнулся. - Совсем чуть-чуть осталось. Скоро предстоит делать привязку. Мы тебя позовем...

- Конечно.

- Только Иницаму ни слова. Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал раньше времени.

- Я - могила, - заверил Мартин. - А как различить раскрывающийся источник от полностью раскрытого?

Великий Маг не замешкался с ответом:

- Ближайшая аналогия - река. Раскрывающийся источник похож на ручеёк после дождя. Достаточно наступить ногой, чтобы поменять русло или вообще остановить течение. Полностью раскрытый - это река во время половодья. Неконтролируемый, бурный поток, из которого остаётся только черпать энергию. Ни о какой привязке речи быть не может. Как минимум можно сжечь ауру. Но бывали случаи похуже, с летальным исходом.

- А запечатывать источник можно?

- И да, и нет. Понимаешь, магический поток пронизывает всё мироздание. Один источник может "кормить" одновременно несколько измерений. Ток энергии мы способны ограничить, чтоб эфир-сырец не доставался магам других миров. Например, подобный трюк мой наставник проделал с источником, питающим Цитадель. Но полностью запечатать не получится. Рано или поздно энергия прорвёт дамбу. Или перетечёт в другое измерение.

- То есть, запечатывай, не запечатывай, всё равно энергия улетучивается?

- Именно так,- Арханиус усмехнулся, глядя на задумчивое выражение лица Мартина.

- А если окружить накопителями?

- Тогда улетучится меньше...

- Вы сможете поделиться со мной накопителями?

- Нашёл источник? - удивлённо приподнял брови Великий Маг.

- Ага, - Мартин улыбнулся. - Правда, какая-то она разбавленная, на порядок слабей цитадельского потока. Может, потому что цвет не оранжевый, а зелёный...

Арханиус проглотил язык.

- Хочешь сказать, - спустя паузу едва слышно произнёс Великий Маг. - Хочешь сказать, что видишь энергии других цветов?

- Ну да. Что в этом странного? - недоумённо пожал плечами Мартин. - Все видят...

- Странного? Видят? - Арханиус хохотнул. - Парень, ты не перестаёшь меня удивлять!

- В смысле?

- Великие Маги Цитадели потратили сотни лет на поиски энергий иных конфигураций, надеясь хотя бы научиться их видеть. Загублено сотни мелких шаманов и колдунишек, имеющих даже самые слабые способности к магии. И ничего не получилось! Но вот появляешься ты и утверждаешь, что не просто видишь, но и можешь пользоваться иной энергией. Поразительно!

- Вы мне не верите? - Мартин немного обиделся.

- Отчего же? Верю, - Арханиус выпрямился. - Но сразу огорчу. Наши накопители не работают с энергиями, отличными от магического потока. Так что у тебя есть два варианта: либо научиться на основе наших накопителей создавать артефакты, работающие с зелёной энергией, либо выбросить затею из головы. Да, эфир-сырец будет улетучиваться, но ты можешь принять правило: всегда выкачивать энергию, едва она образуется...

- Великий Маг Арханиус! Только получил от вас зов, - раздался в комнате бодрый голос библиотекаря.

Над столом главы Цитадели появилось голубоватое пятно света, размером с футбольный мяч, только плоское. Мини-телепорт. Для чародеев это аналог видеозвонка.

- Да. Добрый день, Великий Маг Иницам. С вами хочет поговорить один мой ученик. Ему нужна ваша помощь.

Арханиус сама любезность. Такое ощущение, что Мастер-маг ходит по минному полю. Одно неверное движение и всё взорвётся к чёртовой матери. В отличие от наставника, Мартин знал, как надо говорить с библиотекарем. И что ещё важнее, о чём говорить.

- Вы же знаете, ни с кем из Цитадели я не имею дел. Я ответил только из-за того, что немного задолжал вашему другу, Дрониусу...

Иницам не церемонится. Любезный тон как ветром сдуло. Знает, что на его стороне сила. И знает, что другим Великим Магам очень трудно до него добраться. Вот и позволяет себе почти что грубить собеседнику. Но, похоже, Арханиуса нисколько не задела смена настроения библиотекаря.

- Это особая просьба. За особую плату. Мой ученик, Мартин... он как раз здесь...

Арханиус сделал паузу, затем добавил по-заговорщицки, полушёпотом:

- Даю слово, Цэпсиус вне игры...

- Вне игры, говоришь, - Иницам призадумался. Новость ему пришлась по душе. Сменив гнев на милость, он продолжил: - Хорошо, я готов выслушать твоего ученика. Не обессудь, если откажу.

- Да-да...

Арханиус пристально посмотрел на голубое окошко. По мини-телепорту пробежала волна. И перед Мартином предстало изображение лица Великого библиотекаря...

Сколько раз это происходило во сне, и сколько раз Денисов еле сдерживался, чтоб не хмыкнуть. И сейчас он с трудом сохранил спокойствие. Если бы один известный немецкий вождь страдал ожирением, то это был бы вылитый Иницам. Под носом полоска черных усов. Жидкие чёрные волосы прилизаны набок. Щекастый, с парой отвисающих подбородков, но поразительно похож на Адольфа Гитлера.

- Доброго дня, Великий Маг Иницам. Меня зовут Мартин. Я ученик Омега-группы.

Библиотекарь кивнул, пропуская мимо ушей приветствие парня. Почти осязаемые были мысли Иницама. Занятная новость о Цэпсиусе ещё не успела перевариться. Что же там происходит в этой Цитадели, читалось на задумчивом лице.

- Не буду ходить вокруг да около, перехожу сразу к делу. В скором времени мне понадобится надёжное укрытие. Такое, чтобы никто туда не смог попасть. Ваша библиотека - отдельный мирок, эмпиреи, как раз подходит. Мне только и надо ночевать и пережидать время...

- Нет! - почти рявкнул Иницам. Лицо выражало крайнюю степень недовольства. Великий Маг готов был закончить аудиенцию. Никому не дозволено присутствовать в его личной библиотеке. НИКОМУ!!!

- И прежде чем вы откажете... - Мартин словно не слышал библиотекаря. - Я называю цену. Я знаю, где находится "Энергия Предтеч" и покажу вам это место...

Арханиус с учеником стали свидетелями того, как меняется в лице маг-отшельник. Гнев перетёк в удивление. Глаза заблестели. Для полноты картины библиотекарю не хватало облизнуться в предвкушении.

Книги - самое слабое место Иницама. Во снах библиотекарь искал один томик. Искал так давно, что утратил всякую веру его найти. И тут появляется человек, который дарит надежду. На этом и сыграл Мартин.

- Повтори... - Великий Маг даже охрип от волнения.

- Я знаю, где "Энергия Предтеч" и покажу вам это место, если сделаете телепорт на Ландум.

- Не буду спрашивать, откуда ты знаешь. Арханиус, ему можно доверять?

- Вполне.

Глава Цитадели оставался под впечатлением от смены реакций Иницама. Вот что происходит с человеком, к которому удаётся подобрать ключик.

- Тогда я заберу твоего ученика ненадолго?

- Да, конечно.

- Идём. Как, ты сказал, тебя зовут? Мартин?

Посреди комнаты заиграл голубыми красками телепорт. Денисов, довольно улыбаясь, подмигнул наставнику и шагнул в светящийся проём.

Арханиус, ожидая возвращения ученика, снова погрузился в воспоминания.

Не прошло и получаса, как снова посреди комнаты загорелся телепорт.

- Как всё прошло? - спросил ученика Великий Маг.

- Отлично. Иницам чуть ли не танцевал от счастья, - улыбка Мартина расползлась до ушей.

- Согласился приютить тебя?

- И не только. За отдельную плату согласился стать моим наставником. И... дать полный доступ к своей библиотеке.

Арханиус присвистнул.

- "Отдельная плата" - это книги?

- Ага.

- У тебя нашлось ещё чем подкупить Иницама?

- Ну, конечно!

Глава Цитадели развёл руки.

- Тогда прими мои искренние поздравления. Ты нашёл подход к Иницаму. Получить полный доступ в личную библиотеку невозможно. На моей памяти Иницам никого не впускал дальше порога своей святая святых. Тебе дарован уникальный шанс. Не упусти его.

- Не упущу.

***

Никко спрятался в пещере Отца племени. Худосочные руки обхватили не менее худосочные колени. Молодой шаман весь дрожит, зуб на зуб не сходится, но ему не холодно. Самый тёмный уголок стал его укрытием. Лицо застыло в беззвучном плаче.

Мартина нет уже четыре недели...

Спина качается, как маятник. Туда-сюда. Туда-сюда. Голова кивает в такт. Космы щекочут кожу.

Мартина нет ЦЕЛЫХ четыре недели!

Спина качается туда-сюда, туда-сюда...

Брат, после случая с маной предков, много спит...

Туда-сюда, туда-сюда...

Как же страшно управлять племенем!!!

Туда-сюда, туда-сюда...

САМОМУ!!!

По гроту разнёсся дикий крик, словно предсмертный вой раненного зверя. Если б какие-нибудь животные обитали в этих пещерах, они с испугу рванули бы из подземелья. К счастью для Никко, его никто не услышал. Иначе авторитет в племени был бы утерян.

Крик отчаяния стих, эстафету переняли безрадостное хныканье и всхлипы...

Он знал, что когда-нибудь этот день настанет. Их готовили быть Отцами соплеменников. Но не так же скоро?!

Отец Лиммэ их баловал. Тиббо и Никко не работали как остальные мальчики. Не ходили на охоту с другими воинами. Руки никогда не держали топор. Глаза ни разу не целились копьём в мишень. Но никто в племени не смотрел на них косо. Наоборот, соплеменники уважали братьев. Ведь дни напролёт они постигают таинство шаманизма. Эта та сила, без которой на Лоттусе не выживешь. И то, что Никко называл бездельем (к примеру, сидеть с закрытыми глазами и пытаться увидеть ману предков), другие считали тренировкой, как воин тренируется метать копьё, чтобы на охоте поймать дичь.

Потом, незадолго до их двадцатилетия на землях Ниумину появился чужак. Странная чёрная шкура охватывала тело. Тиббо тогда с испугу обронил кусок мяса. Сам Никко цепко следил за чужаком. Незваный гость что-то прошептал Отцу Лиммэ, старик кивнул. В следующий миг хлынул дождь, хотя на небе ни одной тучки. Пересушенная земля быстро впитала влагу, а Отец Лиммэ представил чужака как "Хозяина магии".

Теперь Никко знает, как выглядят Хозяева магии. Оказывается, они ничем не отличаются от них самих. Нет крыльев за спиной, о которых рассказывал беззубый старик Ноннэ. Нет трёх пар рук и длинного хвоста. Чужак выглядел таким же, как они. Только носит странную чёрную шкуру. Никко удалось потом пощупать - гладкая, без шерсти, совсем чудная. Интересно, у какого зверя Хозяин магии отобрал её?

Чужак подружился с Отцом Лиммэ, и соплеменники посчитали это благословением предков.

Вскоре Мартин стал появляться всё чаще и чаще. Вместе с воинами он уходил на охоту. И каждый раз возвращался с тушками рысаков, животными, обладающими невероятной скоростью и вкуснейшим мясом. Племя уже за это лакомство полюбило Хозяина магии. Но Отец Лиммэ почему-то сердился, когда кто-нибудь из воинов или женщин восхвалял чужака.

Мартин много рассказывал. Показывал, как можно использовать ману предков. Отец всё запоминал. А когда чужак уходил, старик скрывался в своей пещере. Братьев распирало любопытство, что делает учитель? Один раз они решили подсмотреть. Оказалось, Лиммэ тренируется в полученных знаниях. Но в то же время он кричит на соплеменников, даже накидывается с кулаками, только за то, что кто-то пользуется различными предметами, полученными из рук Хозяина магии. Старик сломал рогатину, с помощью которой так весело стрелялось камушками. Воину, который много тренировался с подаренным ему лично копьём, имеющим острый, блестящий на солнце наконечник, Отец Лиммэ запретил участвовать в охоте, а копьё отобрал. И между тем, несмотря на запреты, касающиеся даров чужака, старик продолжал осваивать новые знания. Никко считал это несправедливым.

В какой-то момент Мартин стал проявлять больше внимания к братьям. Тиббо и Никко не сговариваясь, вцепились в чужака и выпытывали у него всё на свете. Раз Отец Лиммэ учится у Хозяина магии, то почему это не могут делать они? Но старик был категорически против. Впервые он бил братьев тростиной, да так, что на спине неделями не заживали красные рубцы. Мартин, узнав об этом, исцелил раны. И условился с братьями, что продолжит их обучение, но только втайне от Лиммэ. С тех пор много ночей подряд Тиббо и Никко тайно сбегали из пещеры. Мартин давал им новые знания, но одурманенные сном головы тяжело воспринимали новую информацию. Обучение продвигалось, но очень медленно.

А потом произошло несчастье. Четырнадцать воинов утонуло в зыбкой земле, и вместе с ним шаман. На долю Тиббо и Никко припало проведение Ритуала прощания. Всё ещё не верящие в произошедшее, братья, тем не менее, делали своё дело. Но неожиданно появился рой роруг, летающих тварей, которые питаются маной предков. Братья начали было Танец изгнания, но Хозяин магии пришёл на помощь. Мартин быстро справился с тварями. Это убедило Тиббо и Никко признать его Отцом племени. Сила, которой обладает Хозяин магии, поможет племени выжить. Решение оказалось правильным. Буквально по окончанию Ритуала на племя напал невиданный монстр. С трудом Хозяин магии увёл монстра за собой, тем самым спас жизни соплеменникам.

С самого начала Мартин стал для племени заботливым Отцом. Сам уходил на охоту и приносил туши рысаков, а один раз - три мёртвых камиги. Женщины тогда обрадовались, привалило работы - надо делать на зиму тёплые шкуры. Почти сразу Хозяин магии установил, как сам назвал, "защитный экран" вокруг пещер племени. Брат Тиббо скептически отнёсся к этой идее: как может какая-то плёнка защитить от нападения хищников? Но сам Никко не был так категоричен. Он уже успел составить мнение о Мартине. И вряд ли тот стал бы создавать "экран" забавы ради. Словам и поступкам бывшего чужака, а теперь Отца племени, можно доверять. Что Никко и делал.

Одно время Хозяин магии приходил к ним каждый день. Потом стал периодически пропадать на несколько суток, и снова появлялся, как ни в чём не бывало. На этот раз он ушёл, договорившись вернуться к следующему утру. Вместе хотели поуправлять моумигами в условиях боя. Но Отец племени не пришёл. Никко ждал, что вот-вот увидит Хозяина магии, улыбающегося и приветливого, идущего со стороны цветочной поляны. Но его всё не было и не было. К вечеру второго дня община задёргала Никко своими вопросами, пришлось решать кучу проблем. На четвёртый день младший шаман решил сам потренироваться с моумигами, благо Мартин показывал, что и как надо делать. Так и проходили дни. Утром в груди Никко тлела надежда, что уже сегодня придёт Хозяин магии и все трудности исчезнут. Но с каждым часом, с каждой новой проблемой искра тускнела и к вечеру гасла совсем, чтобы завтра всё повторилось сначала. Хотелось верить, что Мартин придёт, но он не приходил. Соплеменники интересовались, куда подевался Отец? Никко отвечал, что Хозяин магии занят подготовкой племени к перезимовке и вот-вот должен прийти с сюрпризом для каждого члена общины. Ему верили.

Водоворот проблем затягивал не хуже трясины. Почему-то перестал бить родник, откуда племя берёт воду. Никко приказал отыскать новый, а запасённую воду пришлось экономить. Отряд воинов вернулся с охоты ни с чем. За неделю они не смогли напасть на след дичи. Никко решил перевести племя на плоды и коренья, что вызвало бурю протестов. Никто не хотел отказываться от мяса, которое младший шаман почему-то придерживает на "самый плохой" день. Глупцы, настолько расслабились, что забыли, что такое голод. Но против толпы не попрёшь. Пришлось часть мяса отдать на съедение. И группе воинов, которые ещё не пришли в себя после предыдущей вылазки, Никко приказал снова отправиться на охоту.

Управление племенем отнимало много сил и энергии. Днём Никко забывал о Мартине, не до того было. Но ближе к ночи, когда усталость настолько сжимала в тиски, что подолгу не удавалось заснуть, младший шаман тихо плакал в своём гроте, молясь, чтобы Хозяин магии вернулся...

...Никко продолжал сидеть в позе эмбриона. Спина покачивалась из стороны в сторону. Монотонные движения успокаивали. Уже не доносились всхлипы, соплеменники не смогли бы услышать хныканье младшего шамана.

Вдруг Никко замер. Лицо моментально приобрело сосредоточенный вид. Парень погрузился в себя. Что-то произошло с "защитным экраном". Заклинание, установленное Мартином, мигнуло ещё раз. Значит, не показалось. Кто-то настойчиво хочет пробраться на их территорию. Никко насторожился. Кто бы это мог быть?

Точно, сквозь магическую плёнку пытались пройти. Защита не позволяла, била наглеца длинными, ломаными искрами, которые Мартин назвал электрошоком. Подобные искры Никко видел в небе во время дождя.

В очередной раз заклинание мигнуло. Или противников много, или это один и тот же всё никак не успокоится. В любом случае, надо действовать.

Никко вскочил на ноги. Хандра прошла. Он - единственный защитник, племя не выживет, если он будет прятаться в пещере.

Слезы высохли. Рот, недавно издававший всхлипы и плач, сжался дугой. Утробный рык поднялся из груди. Пусть он неопытен. Пусть слишком молод. Пусть тяжело управлять своим народом. Но племя нуждается в защитнике. И он не подведёт.

Вылетающий из пещеры Никко невольно напугал проходящих мимо женщин. От неожиданности соплеменницы вскрикнули, а одна даже уронила кожаный бурдюк с водой.

- Всех мужчин ко мне! - скомандовал Никко. Женщины, позабыв о своих делах, разбежались кто куда.

В это время Никко по мысленному каналу нашел моумиг. Молодой шаман приказал подчиненным хищникам незаметно подобраться к месту возможной битвы. То, что стаи скроются в кронах деревьев и не выдадут себя, Никко не сомневался. У него было время по достоинству оценить боевые качества моумиг.

Младший шаман поймал пробегающего мимо мальчишку.

- Я иду туда, на восток. Скажешь остальным.

Ребенок закивал, воинственно сжав в руке палицу. Он почувствовал, что происходит что-то нехорошее. И уже готов сейчас бесстрашно вступить в битву с неведомым противником, лишь бы защитить племя. Никко не удивится, если этот мальчуган придёт вместе с взрослыми воинами.

Оставив ребёнка, младший шаман помчался к опасному участку. По соединяющему каналу чувствовалось, моумиги уже на месте. Самки отстали, закружили хоровод на небольшой поляне. Сбор энергии в полном разгаре. Вожаки умостились на деревьях поближе к защитному экрану. Самцы готовы бросить огненные шары. Кто бы там ни был, Никко был уверен - дети Ниумину дадут бой. Моумиги самые опасные хищники Лоттуса. Общины отпугивают их, как могут. Племя Пяти Пещер, например, с помощью определенной комбинации звуков, и не всегда это получается с первого раза. Но сражаться с ними бессмысленно, шаманы слабы по сравнению с магией стай.

По ту сторону экрана Никко увидел людей. Десять, а может и двадцать. Два приблизились вплотную к магическому щиту, ещё два, сидя неподалеку на земле, трясут головами. Понятно, приходят в себя после электрошока. Увидев подходящего парня, шаман гостей, громоздкий мужчина с буграми мышц, одна его нога как туловище Никко, поднял правую ручищу ладонью вперёд. Вслед за ним жест повторили остальные члены племени. Это означает, что они "не держат в руках оружие", и пришли поговорить.

Едва взглянув на мускулистых гостей, Никко еле сдержался, чтобы не застонать. Он опознал эту общину. И хоть парень никогда их не встречал, но знал точно - это племя Острого Копья. И татуировки на лицах подтверждают догадку: полоски от мочек ушей до уголков рта делают только Копья. Младший шаман вмиг погрустнел. Если начнётся драка, даже моумиги не помогут.

Община Острого Копья, судя по знаниям, которые после рейдов приносят охотники, насчитывает более пятисот человек. Это самое страшное племя, и будь его воля, Никко никогда бы не пересекал им дорогу. Их мужчины самые сильные воины, каких только знает Лоттус. Один охотник Острого Копья выиграет схватку с пятью воинами любой другой общины. Острые Копья тренируют мальчиков с самого рождения, слабые не выживают. Это племя - кочевники. Большую часть года они путешествуют по континенту, добывая себе еды столько, сколько захотят. Только на перезимовку Острые Копья оседают в укромном месте. Видимо, об этом и пойдет речь. Хотят, чтобы дети Ниумину пустили Острые Копья в свои пещеры. Ну-ну. Им только дай волю, мужчин и мальчиков перережут во сне, а женщин заберут. Не будет такого.

И этот шаман, огромный зверь, а не человек, наверняка привёл больше воинов, чем тут стоит. Возможно даже всё племя. И пока Никко будет вести переговоры, воины-Копья обступят племя Пяти Пещер со всех сторон. Им и разговоры-то не нужны. Всё, что хотят: чтобы Никко убрал защитный экран. Видимо, Копья думали, что займут пещеры нахрапом, без особого труда, но странная плёнка преградила им путь, да ещё и больно бьётся непонятными искрами. Вот и приходится верзиле-шаману изворачиваться на ходу. Даже вспомнил о жесте, означающем переговоры.

Младший шаман закусил губу. Что делать? Почему Мартина нет рядом? Если бы Отец племени был здесь, всё было бы по-другому. Хозяин магии не допустил бы битвы. Он жестоко убил бы шамана Копий и нескольких его воинов. Остальные сбежали бы, испугавшись. Но Никко так не может. Убить человека? Нет. Убить с особой жестокостью? Тем более. Совершить такое он не готов, его этому не учили. Старик Лиммэ показывал, как сражаться против хищников, но не против людей. Даже если это Острые Копья. Что же делать?

Беззубый Ноннэ рассказывал страшную историю про это племя. Когда-то они уже приходили на земли Пяти Пещер. Вражеские воины окружили общину и напали со всех сторон одновременно. Благодаря хитрости тогдашнего шамана, дети Ниумину смогли не только выжить, но и прогнать воинов-Копий. Но что будет сейчас? Здоровый шаман общины он один. Тиббо ещё болеет. Мартина нет... Придётся воевать самому. Но какой с него шаман? Он не сумеет повторить подвиг тогдашнего Отца племени...

Как только Никко представил, что сегодня его племя вырежут как беззащитных детей, у него подкосились ноги. Ну почему они пришли именно сегодня? Почему нет рядом Мартина? Как быть? Что предпринять?

И надо уже что-то решать. Молчание затягивается. Вон несколько воинов Острого Копья, держа поднятой правую руку, левой потянулись за оружием.

Но тишину нарушил верзила-шаман. С момента появления Никко, на лице главного Копья не сходила презрительная ухмылка: прибежал какой-то недокормленный замухрыга. И это и есть тот новый шаман, который в одиночку способен победить камигу? Огго Величайший поверил в слухи, которые приносят его воины. Мол, племя Пяти Пещер выбрало нового Отца, который превосходит всех по шаманской силе. Огго Величайшему рассказывали невероятные вещи. И непонятная преграда, не пускающая на территорию детей Ниумину, подтверждала эти слухи. Но выяснилось, что новый шаман - хилый мальчишка, у которого затряслись поджилки при виде грозных воинов. Дохляк не противник Огго Величайшему. Это значит, что сегодня Острые Копья получат пять пещер для перезимовки!

- Убери эту штуку, - пробасил верзила, скрюченным пальцем указывая на защитный экран. - Мы пришли говорить.

- Я вас слушаю, - пискнул Никко. Он пытался говорить ровно, но голос дрожал, вот-вот сорвется на визг. Гости чувствовали это. Шаман Копий проговорил с напором.

- С моей стороны плохо слышно. Мы будем говорить о важных делах.

- Я слушаю, - Никко скрестил руки на груди. Нужно потянуть время, чтобы самки моумиг закончили сбор энергии.

- Что это такое? - верзила решил пойти другим путём. Его воины уже не скрывали улыбок. Видят, их Отец насмехается над "грозным" шаманом Пяти Пещер.

- Щит, ограждающий территорию нашего племени от чужаков, - сказал Никко, гордо вскинув голову, отчего космы полоснули его по лицу. Среди кочевников пронёсся смешок. Никто не воспринимал дохляка всерьёз.

Беседу прервали подоспевшие мужчины Пяти Пещер, чем вызвали просто истерический смех мускулистых гостей. Никко оглянулся и недовольно качнул головой. На помощь младшему шаману пришли шестеро взрослых мужчин (четыре ещё на охоте), с десяток подростков, стайка мальчуганов восьми-девяти лет и группа женщин, судорожно стискивающих иглы для шитья и камни. Здесь собралось фактически всё племя. Жалкое зрелище. Неудивительно, что сильные, громоздкие Острые Копья смеются над ними.

Шестеро худосочных мужчин, крепко держа заостренные палки, с вызовом смотрят на более сильного противника, стоящего по ту сторону магического купола. Подростки до белых костяшек сжимают кулаки, но бледные лица, закушенные губы и градом стекающий пот выдают их страх.

И мужчины, и подростки украдкой осматривают кроны близстоящих деревьев. Ведь где-то здесь притаились моумиги, самые опасные хищники, которых Отец и братья-шаманы поставили на службу племени Пяти Пещер. Дети, вообще не стесняясь, выискивают взглядом магических животных. Мощь моумиг их настолько пленила, что каждый раз, когда Мартин и Никко тренировали хищников, ребятня бросала свои дела и сбегалась поглазеть на силу новых союзников. И только женщины не смотрели по сторонам, их взгляды с затаенной надеждой скрестились на спине младшего шамана. Они догадывались, какая их ждёт участь. Нет, Острые Копья не убьют их. Но дети Ниумину перестанут существовать, когда последний мужчина племени Пяти Пещер упадёт замертво. Это понимание тяготило хранительниц очага. И только сила шамана, которая есть в Никко, может всех спасти.

От Огго Величайшего не укрылись блуждания взглядов по кронам деревьев. Невольно он сам зыркнул наверх. Но ничего странного не заметил, хотя поведение задохликов его обеспокоило. Кого они выискивают?

- Мы пришли говорить, - повторил шаман Острых Копий, потоптавшись на месте. Ему не нравилось поведение оседлой общины.

- Хорошо. Я слушаю, - с приходом поддержки голос Никко стал значительно уверенней.

- Мне нужен Отец племени Пяти Пещер. Отведи к нему, - гнул своё верзила. Огго Величайший не чувствовал в стоящем перед ним хиляке силу, способную создать непонятную преграду, больно бьющую его людей. Значит, это не прославленный по всей округе новый Отец племени. Огго Величайший будет говорить только с шаманом Пяти Пещер. Главное, добиться, чтобы непонятную преграду убрали. Его воины должны беспрепятственно войти на земли Ниумину.

- Я слушаю, - с нажимом повторил Никко.

Разговор не вязался. Верзила-шаман опустил свою ручищу (остальные воины всё ещё держали правые руки поднятыми вверх, команды опускать не было) и, тяжело вздохнув, проговорил:

- Острые Копья нуждаются в укрытии, чтобы пережить зимовку. Я, Огго Величайший, Отец Острых Копий, предлагаю тебе, Отец Пяти Пещер договориться. Мои воины будут добывать еду для твоего племени, и охранять его от хищников, взамен ты впустишь нас в свои пещеры. Договорились?

Никко в который раз прикусил губу. Горячая капля пота пробежала по лбу. Нужно срочно что-то решать. Как бы на его месте поступил Мартин?

"- Покажи Моумиг и скажи, что нам не нужна защита!" - вдруг раздалось в голове. Никко вздрогнул от неожиданности. Голос Отца племени прозвучал настолько отчётливо, будто он стоит рядом. Младший шаман быстро оглянулся, никого.

Огго Величайший потянулся было к копью, прикрепленному к бедру. Многие воины, опережая Отца, похватали собственное оружие. Терпение главного кочевника лопнуло. Лицо верзилы-шамана исказилось, таким его обычно видят во время схватки. Он хотел было крикнуть "В атаку!", как оторопел. И даже сделал несколько шагов назад. С двух деревьев, стоящих совсем близко от него, спускались обезьянки с длинными розовыми хвостами. Моумиги. Два вожака! ДВЕ СТАИ!!! Неужели у Пяти Пещер появились столь серьёзные союзники?! Но как такое вообще может быть?

- Нам не нужна защита, - твердо сказал дохляк. Его глаза блеснули довольством и силой. Вот таким и должен быть Отец племени: уверенным в себе, сильным - настоящая опора для соплеменников.

Мускулистые Копья, несмотря на кажущееся превосходство в силе, попятились. Огромные вояки, не раз участвующие в схватках, побледнели с испугу. Уж кого-кого, но увидеть самых опасных хищников, от которых пострадало не одно их поколение, Острые Копья никак не ожидали.

В следующий миг события замельтешили с огромной скоростью. На пару мгновений исчез защитный экран. Шесть самцов и вожаки моумиг, подчиняясь приказу Мартина, сорвались с места и ринулись в атаку. Магический щит появился вновь, никто и не заметил, что только что племя Пяти Пещер было как никогда уязвимым.

Мускулистые воины готовы были ринуться сломя голову, но грозный рык Огго Величайшего заставил остановиться. Верзила-шаман первым напал на самых опасных хищников. Скрестив огромные запястья, главное Копьё отрывисто произнёс какую-то фразу и резко тряхнул руками. Чёрное облако устремилось в моумиг. Вожаки стай синхронно встали на задние лапы. Магия животных пришла в движение. Вокруг посерел воздух, пепельные крошки закружили хоровод. Волшба Огго погрузилась в серый щит, да там и застряла...

Самцы хищников, радостно улюлюкая, принялись забрасывать мускулистых воинов огненным сгустками. Воины кое-как отбивались, но что они могли противопоставить магии животных? Энергия переполняла шестерку моумиг. Их слаженным действиям позавидовал бы любой командир. Никко глядел на всё это с нескрываемым восхищением, даже на губах мелькнула глупая улыбка. Он-то пока не добился полного подчинения, моумиги на тренировках нет-нет, да взбрыкнут. Что не скажешь о Мартине. Воля самых опасных хищников Лоттуса была сметена силой Хозяина магии.

В глазах соплеменников Никко демонстрировал истинную мощь детей Ниумину. Воины, дети, женщины, никто не знал, что где-то поблизости есть Мартин. Они видели перед собой только младшего шамана, и верили, что атаку организовал именно он. Племя Пяти Пещер с нескрываемой гордостью следили, как Острые Копья, здоровые мужчины, словно дети улепетывают от безжалостных атак моумиг, постоянно спотыкаясь и вереща с испугу, если близко пролетал сгусток огня. Сердца детей Ниумину наполнились чувством радости и благодарности, что именно они принадлежат к такому чудесному племени! Слава Пяти Пещерам, слава!!!

Один Никко не разделял радости своего народа. Сосредоточенный взгляд охватывал всю картину целиком. Пот градом катился по тощему лицу. Взмокшие космы липли к коже. Младший шаман понимал, Мартин где-то рядом. Защитный экран на месте. Хозяин магии не позволит обидеть своё племя. Но расслабиться Никко себе не позволял. Возникло нехорошее чувство, что должно что-то произойти.

Беда пришла, откуда её не ждали. Сзади появился какой-то шум. Оглянулись все одновременно. Самки моумиг покинули поляну, и, оскалив зубы, мчались на людей. Сложилось впечатление, что над ними потерян контроль. Как только одна самка набросилась на стоящего в оцепенении подростка, все сомнения развеялись. Самки моумиг сумели сбросить путы подчинения и теперь разъяренные хотели уничтожить людей.

Никко среагировал, не задумываясь. Уроки Мартина дали о себе знать. Руки засветились зелёной энергией. Хлопнув в ладоши, младший шаман послал энергоимпульс в хищницу. Та с каким-то чересчур радостным визгом впитала силу удара в себя. Подросток был забыт. У моумиги появилась новая цель. Никко опешил.

Хищница напала, повалив младшего шамана на землю. Остальные самки только подоспели, и также выбрали в жертвы подростков. Женщины, схватив за шкирку детвору, оттащили остальных мальчишек в сторону. Воины попытались высвободить из плена пострадавших подростков. Но к Никко никто не приближался. Зелёные вспышки не сулили ничего хорошего. Парень старался, применял всё своё скудное мастерство шаманизма, но хищница словно рой роруг присосалась к его мане предков.

А ведь точно! Она пьёт его силу! Моумиги не вышли из-под контроля, им просто не хватает энергии для передачи её атакующим самцам. Так вот почему самки напали на людей!

То ли из-за страха за свою жизнь и жизни соплеменников, то ли из-за нежелания просто так сдаваться, но Никко быстро сообразил, что надо делать. Благодаря постоянным тренировкам с Хозяином магии он стал чувствовать пульсацию тотемов племени. Мана предков всегда волновала Никко, но одно неверное движение, и произойдёт несчастье, как это случилось с Тиббо. Если моумигам нужна энергия, пусть берут ману предков. Лишь бы соплеменников не трогали!

Усилием воли Никко распечатал один тотем. Получилось это легко, будто бы он каждый день раскрывал источник зелёной энергии. Самка, сидящая на нём, тут же навострила уши. Всплеск энергии в пещере Отца племени заметить могли только искушённые. Моумиги входили в это число. Источник так волнительно фонтанировал энергией, что удержаться соблазну невозможно. Самка оставила в покое младшего шамана и побежала к пещерам. Никко поднял голову, остальные моумиги последовали за товаркой. Ну и пусть! Пусть опустошат хоть два тотема, главное, подростки целы и почти невредимы.

Убедившись, что пострадавшие ребята живы, младший шаман направил взгляд за магический щит. А там схватка подходила к концу. Большая часть воинов Острого Копья дымились или ещё горели ярким, жёлтым огнём. Вожаки вслед за самцами бросились добивать убегающих людей. Верзила-шаман, еще недавно помышлявший вырезать племя Пяти Пещер, тяжело дышит. Живот и руки обожжены. Тут не надо быть опытным охотником, чтобы знать, что верзиле недолго осталось жить.

"- Иди, добей громилу!" - приказал Хозяин магии. Никко уже перестал удивляться, что слышит голос Отца племени в своей голове. Даже наоборот, он заговорил с Мартином.

"- Нет!" - младший шаман даже мотнул головой. Сама мысль опозориться перед всем племенем вызывала ужас. Тем более не он выиграл сражение. Так зачем забирать славу у другого?

"- Я сказал, иди! Твой авторитет в племени повысится до моего уровня. Тиббо обзавидуется!"

"- Не хочу!" - упрямо продолжал Никко.

"- Я приказываю. Ты хорошо справился с самками моумиг. Ты заслуживаешь добить поверженного врага. Племя будет считать, что именно ты выиграл битву против Острых Копий!"

"- Нет. Кто Отец племени: Никко или Мартин? Это должен сделать Отец!"

На некоторое время повисла тишина. Никко, затаив дыхание, надеялся, что ему не придётся убивать человека. Наконец, в голове послышался вздох.

Неподалеку над поверженным Огго Величайшим из ниоткуда возник Мартин собственной персоной. Племя Пяти Пещер разом затаили дыхание. Хозяин магии как всегда с ног до головы одет в странную чёрную шкуру. На щеках растут чёрные волосы. В глазах ликуют бесенята. Дети Ниумину дружно улыбнулись, когда Мартин взглянул на них. Отец с ними, теперь точно всё будет хорошо!

***

- Время умирать, - сказал парень с бакенбардами вражескому шаману.

- Кто ты? - предательская дрожь охватила огромного человека с перекатывающимися буграми мышц. Позабыв, что он - САМ Огго Величайший(!), верзила на коленях подполз к странному человеку, от которого исходила просто чудовищная сила.

- Мартин, Отец племени Пяти Пещер.

- Не убивай меня, - заскулил вражеский шаман. Да так неестественно, что Мартина передёрнуло.

Зараза, тянет время, подумалось ученику Великих Магов. Значит, готовит сюрприз. Пора с ним кончать!

- Не могу, - сухо произнёс Денисов. И прежде чем здоровяк среагировал, с пальцев Мартина сорвался черный шарик. Самодельная пуля проделала дыру в перекаченной груди проигравшего битву шамана. Кровь фонтаном хлынула из отверстия. Верзила вскрикнул, сдавил огромной лапищей рану и завалился на бок. Глаза здоровяка потускнели. И вскоре жизнь покинула тело Огго Величайшего.

Остатки войска Острого Копья видели смерть своего вождя. Кто-то опустился на колени, сдавшись врагу, кто-то устремился прочь, не обращая внимания на погнавшихся за ними моумигами. Мартышки не щадили никого, но Мартин не хотел полностью уничтожать племя Острого Копья. Уцелевшие воины Огго Величайшего разбредутся по всему Лоттусу. Каждый будет искать себе нового покровителя. Другие общины с радостью примут в свои ряды сильных воинов Острого Копья, но вожди племён обязательно допросят приблудных вояк. У страха глаза велики. Бывшие Копья с пеной у рта поведают пытливым шаманам, как крохотное племя Пяти Пещер уничтожило непобедимую общину кочевников. Дальше, через своих охотников, Мартин пустит слух, что дети Ниумину предлагают помощь и поддержку всем общинам. Отец племени Пяти Пещер лично будет учить шаманизму всех способных. Все вместе они будут осваивать дикие территории. Пять Пещер под предводительством своего шамана обязуется защищать остальных от нападок хищников Лоттуса. От других общин требуется признать себя детьми Ниумину и подчиниться воле вождю Пяти Пещер.

План довольно легок в исполнении, но расслабляться рано. Некоторым своенравным шаманам не понравятся слухи, и кое-какие племена попробуют на зуб общину Пяти Пещер. Но это будет позже. Да и обойтись можно только усилиями моумиг, если, конечно, Денисов подчинит ещё несколько стай.

Парень с бакенбардами тряхнул головой, избавляясь от лишних мыслей. Хорошо поработали, теперь пора отдохнуть. Мартин обернулся к своему народу, и сердце дрогнуло от умиления. Племя Пяти Пещер из поколения в поколение передают традиции общины, одна из которых - коленопреклонение перед вождём. Как пояснял Никко, этим они выражают почтение и готовность следовать любым приказам. Денисов так и не узнал, кто положил начало ритуалу, но соплеменники в упор не желали отказываться от традиции. Вот и сейчас, во главе с Никко, община стала на колено. Каждый сложил руки в молящемся жесте. Взрослые покорно склонили головы перед вождём. Детишки, напротив, во все глаза пожирали кумира. Непоседливые организмы с трудом удерживали неудобную позу, многих шатало. Мартин широко улыбнулся, отчего ребятня засияла от счастья.

Только сейчас ученик Великих Магов заметил, что у четвёрки мальчишек ауры светятся немного ярче, чем обычно. Неужели проклёвывается дар к шаманизму? Интересно! На погребении павших воинов Острого Копья за ними надо понаблюдать. Но что повлияло на пробуждение способностей к магии? Неужто постоянная подкормка энергией? Если это так, то в недалёком будущем у него будет личная армия магов-шаманов, что вкупе со стаями моумиг сделает его племя могущественнейшим кланом на Лоттусе. Мартин улыбнулся. Поднял к небу глаза, поблагодарил Дружественную Вселенную за такой подарок судьбы. Мечта создать королевство обретает плоть. Это не может не радовать!

***

Великий Маг Томиас. Мастер стихии воды. Направление - лёд. Постоянно мёрзнет, оттого носит рыжевато-белую шубу по щиколотки...

Ноздри жадно втянули воздух. Улыбка коснулась губ. Как это хорошо - выйти на охоту! Как хорошо начать действовать!..

С момента поступления в Цитадель прошло чуть больше семи месяцев. Время пролетело как один день. Запомнилось немного событий. Будни слились воедино. Сплошные тренировки. Да и что может задержаться в памяти, если это всё успевал проживать за одну ночь сна, который повторялся год подряд? Все заклинания, книги и сами тренировки Мартин выбирал, исходя из виденного во снах. Смысла что-либо менять не было.

Настораживали, правда, некоторые мелочи. То Арханиус скажет что-то новенькое, которого не было ни в одном из снов. То Пэтра попытается ударить втихаря. Но это допустимо. Другое дело, что после первой вылазки на Лоттус, события стали развиваться по-иному сценарию. Да, можно предположить, что первый поход за будущее королевство состоялся раньше положенного, и произошёл так называемый "эффект бабочки". Но ждать нужного дня было так томительно и скучно!

После этого Массимо с Мёртвым магом почему-то напал на Лоттусе, а не подкараулил в столовой. Да и Цэпсиуса удалось пленить не в запланированный день и час. Всё сдвинулось. И это тоже настораживало.

Странно и то, что начали появляться такие себе "фрагменты ясновидения". Калейдоскоп картинок с различным вариантом развития событий. Что это? Новая способность наряду с управлением антимагией? Или вернувшиеся сновиденья, но появляющиеся теперь в периоды бодрствования?

Сны про Цитадель научили многому. Можно проживать одно и то же событие, по-разному на него реагируя. Идея пленить врагов Арханиуса пришла не сразу. Всё возникло спонтанно, когда Цэпсиус попытался выяснить об уникальной способности новичка. Несколько раз Мартин из-за этого просыпался. Потом изловчился и дал бой Великому Магу. Хотя боем удар исподтишка никак не назовёшь. После пленения Цэпсиуса, Денисов узнал, насколько коварными бывают маги в отсутствии своего вожака. Пришлось прожить ещё несколько снов, чтобы понять - бить надо первым.

И вот Цэпсиус в серебристом коконе, на очереди - Великий Маг Томиас. На закуску останется сладкая парочка Горон и Меера. И в довершении Мастер иллюзий Кор - убийца лучшего друга Арханиуса. Дальше Мартин устанавливает диктаторский режим Арханиуса. Что произойдёт после, Денисов не знает. До этого сны не доходили. Можно предположить, что глава Цитадели будет поддерживать установленный порядок на отведённой территории, а сам Мартин благополучно переселится на Лоттус к своему племени.

План составлен давно. Осталось только выполнить всё в точности, как во снах. Иначе есть шанс нарваться на фатальную ошибку. Денисова не прельщало попасть под горячую руку какого-нибудь разъярённого Великого Мага...

Охота. Хищник выслеживает дичь. Окружающая обстановка не выдаёт опасности. Жертва занимается своими делами. Охотник подкрадывается. Замирает. Маскировка на должном уровне, дичь ничего не подозревает. Ничто не выдаёт затаившегося хищника. Он сливается с окружающей обстановкой, ждёт момента, когда жертва расслабится, отвлечётся. Охотник уже чувствует запах крови. Бросок! Цель близка... Повержена... Инстинкты удовлетворенно затихают...

Мартин сжал кулаки. Лихорадочное возбуждение разлилось по телу. И хочется, и колется. Сегодня Великий Маг Томиас - дичь. И надо всё проделать чётко и правильно. Иначе эта авантюра окажется последней в его жизни!

Прогнав прочь сомнения, Денисов проверил и перепроверил наложенную иллюзию. Сейчас он - озадаченный учёбой юнец, усердно штудирующий конспект. Таких в коридоре много. Ученики готовятся сдавать экзамен. Мартин слился с окружающей обстановкой.

Время подобрано как нельзя кстати. Великий Маг Томиас принимает практическое применение магии. Уже середина дня, Мастер льда подустал. Но учеников ещё много. Приём ведётся по одному. Что играет Мартину на руку.

Знает Денисов и другое. Периодически на Томиаса накатывает депрессия. В такие дни Великий Маг старается поскорей справиться с делами и уединиться в личных покоях. Сегодня - один из таких дней. Мыслями Мастер льда явно не на принимаемом им экзамене. Благодаря этому открывается целый простор для манёвра. Можно войти как ученик, желающий сдать пройденный материал учителю. И молниеносной атакой подловить ничего не подозревающего Томиаса. Или зайти вслед за очередным учеником. Дождаться, пока Мастер льда отвлечётся и ударить. А можно...

***

- Следующий!

Началась открываться дверь. Великий Маг склонился над журналом.

Мастер льда зябко поёжился. Сегодня ему особенно холодно. Сказывается неудачный эксперимент давно позабытой молодости. Тогда перепутав энергетические конструкции, Томиас заключил себя в ледяную клетку. Ни одно заклинание не помогало освободиться. И никого не оказалось рядом, чтобы прийти на выручку. Будущий Мастер стихии воды старался, как мог, но выбраться не получалось. Смириться с уготованной судьбой не в его характере. Тело мёрзло, коченело, но в душе разгоралась клокочущая ярость, подпитываемая решимостью во чтобы то ни стало выкарабкаться из западни. Томиас так хотел жить, что в какой-то момент сумел одной лишь силой воли, без плетения заклинания растопить небольшой участок льда. Маленькая победа послужила источником вдохновения. Вскоре твёрдый лёд поддался давлению и превратился в жидкость. С тех пор Томиас возненавидел лёд, но по иронии судьбы именно вода и её твёрдое состояние стали наиболее податливы воле Великого Мага.

Ученическая ошибка предопределила дальнейшую жизнь чародея. Управление льдом - дар и проклятье Томиаса. Он стал настолько теплолюбивым, что больше никогда не расставался с шубами и согревающими заклятьями. А каждый раз, когда работал с родной стихией, в душе просыпался страх. Снова и снова в памяти всплывало, как он коченел и превращался в ледышку. Казалось, с прожитыми годами воспоминания должны притупиться. Он даже научился подавлять неприятные эмоции. Но полностью избавиться от навязчивого состояния так и не сумел. Как ни старался.

Иногда, всего несколько дней в году, воспоминания накатывали с такой силой, что Томиаса начинало передёргивать от запаха талой воды. А сухой треск льда отдавался в голове похоронным маршем. Такие дни слабости он предпочитал пережидать у себя в комнате, накачиваясь коллекционным коньяком. За пару суток "лечения" ему удавалось восстановить душевное равновесие. И остальные вновь могли видеть Мастера льда Томиаса, а не расклеившегося, сломленного чародея. Но порой не было возможности пережидать приступ в тишине собственной комнаты. Тогда приходилось терпеть, стиснув зубы и собрав волю в кулак. Надеясь, что никто не заметит. Как сейчас...

Сегодня ученики, словно сговорились, то и дело взывали к силе льда. Превращали жидкую стихию в твёрдое состояние. Как будто по-другому нельзя использовать воду! Каждый надеялся тем самым заполучить одобрение у Мастера льда, и это понятно. Но Томиас был готов поставить самую высокую оценку тому, кто исключит из своей демонстрации мастерства лёд. Великий Маг каждый раз вздрагивал при треске застывающей воды. И вздыхал с облегчением, когда замороженные крошки, дробно стуча по полу, превращались обратно в жидкость.

Томиас перевернул страницу, дописал текст и поднял голову. Дверь оставалась открытой, нового ученика не было. Почему никто не зашёл?

- Заходите! - раздражённо рявкнул мужчина. Ответа не последовало. Ругаясь, на чем свет стоит, Великий Маг поднялся из-за стола и прошёлся к выходу из кабинета. Выглянул в коридор. Странно, никого нет. Почему? Куда подевались все ученики?

Не успел он прийти хоть к какому-нибудь выводу, как за спиной раздался до боли знакомый скрежет. Сердце судорожно дёрнулось. Взгляд упёрся в бассейн. Так и есть. Вода медленно покрывалась слоем льда. В кабинете заметно похолодало. Изо рта пошёл пар. Томиас потеплее укутался в шубу, не понимая, что происходит.

Завороженный, он наблюдал, как замерзает бассейн. Воздух потяжелел, стало трудно дышать. Температура в комнате существенно снизилась. Мужчину сковал холод.

Томиас сделал шаг, но ноги словно приросли к полу. Взгляд устремился вниз. Ботинки покрылись толстым слоем изморози. Глаза скользнули выше. Ноги, туловище, руки - всё во льду. О, Создатели! За что?

Паника охватила Великого Мага. Словно мальчишка, Томиас не знал, что надо делать. Подавленный страх раскрылся в полную силу. Мастер стихии воды забыл всё: свой опыт, силу, возможности. Страх заблокировал разум. Эмоции мешали логически мыслить. Сейчас весь покрытый льдом стоял ученик Томиас, а не могущественный Мастер льда.

Мужчина чувствовал, как коченеет тело. Сердце бьётся через раз. Кровь замерзает. Дышать становится практически невозможно. Ночной кошмар сбывается наяву.

Внезапно, будто спала пелена, перед Томиасом оказался молодой человек с бакенбардами на щеках. Смутно знакомое лицо...

"- Щенок Арханиуса!" - промелькнуло в увядающем мозгу.

Вспышка ясности. Всё стало на свои места. Подозрительно долгое отсутствие Цэпсиуса, это нападение... Арханиус устраняет конкурентов!!!

Ярость заполонила разум, выжигая страх. Великий Маг Томиас так просто не сдастся. Лёд со стороны правой руки растаял. Ладонь вытянулась вперёд, будто захотела задушить мерзавца.

- Поздно! - безапелляционно заявил парень с бакенбардами. Его лицо оставалось безучастным, как будто каждый день он сражался с Великими Магами.

Томиас ничего не понял. Серебристая стена вдруг перекрыла обзор, преградила путь его вытянутой руке. Что это? Неужели Арханиус активировал Стража?

Не веря в происходящее, Томиас почувствовал, что свободен. Лед растаял! Крутанулся на месте. Со всех сторон окружала серебристая энергия. Великий Маг засуетился. Десятками создавались заклятья, но все без толку. Умом Мастер льда уже понял - это конец. Но характер требовал не сдаваться. Томиас перепробовал кучу заклинаний. Опустошив резервуар энергии, Великий Маг ударил стенку кокона кулаками. Ничего не помогало. Неприятная дрожь прокатилась по телу. Томиас упал на колени, зарыдал. Все кончено...

***

Мартин внимательно следил за пленником. В голове пульсировала мысль: "Получилось! Получилось!!!" Допусти он малейшую оплошность, сориентируйся Томиас чуть быстрей - плакала победа, да и жизнь тоже. Сражаться в открытом бою с Великим Магом - самоубийство. Но все хорошо, что хорошо кончается. Второй ярый противник Арханиуса повержен. На очереди Горон и Меера. Мастера иллюзий Кора Арханиус берёт на себя. Остальные хоть и поддерживают Цэпсиуса, в открытый конфликт с главой Цитадели не вступят. Значит, можно обойтись без лишних жертв...

Внезапно сквозь мысли ворвался звон разбивающейся посуды. Мартин настолько погрузился в себя, что потерял бдительность. Чёрт!

Кто-то увидел! Кто-то зашёл в кабинет!

На пороге стоял, разинув рот, сутулый парень, одетый в чёрные брюки и белоснежную рубашку нараспашку. На груди артефакт в виде акульего зуба. Судя по одежде - ученик, достигший звания "Маг". Возможно, в скором будущем будет сдавать экзамены на "Великого". Серьёзный противник. Под ногами лежат осколки чашки. Тёмно-коричневое содержимое смешивается с растаявшей водой. Интересно, кто это такой? Будет ли нападать? Или они заключат мировую?

Денисов, желая обезопасить себя, снова призвал антимагию. Энергия стен Цитадели пришла в движение.

- Стой, стой, стой! - парень вытянул вперед руки. - Меня зовут Данил. Хоть это мой наставник...

Он глянул на кокон с пленённым Великим Магом.

- ...Я не причиню тебе вреда. Буду даже помогать, если научишь таким вот фокусам.

И снова парень глянул на серебристую тюрьму. Во взгляде читалось нескрываемое восхищение.

- К сожалению, у меня не получится передать тебе способности.

- Жаль, - Данил погрустнел. В руках материализовалась белая керамическая чашка, сестра упавшей. Парень сделал глоток. - Но ты всё равно рассчитывай на меня. Считай, в моём лице ты приобрел союзника. Взамен, в качестве оплаты я попрошу тебя поделиться знаниями. Если научишь меня парочке убойных заклинаний, я весь твой!

- Договорились, - сказал Мартин. - А сейчас извини, мне надо идти...

Черт его знает, что у этого Данила на уме. Может, заговаривает зубы, а сам готовит удар? Мартин решил слинять подобру-поздорову. Слинять эффектно...

Вода в бассейне пришла в движение. Корка льда звонко захрустела. Образовалась воронка. Аура Данила вспыхнула активированной защитой. Кокон с Томиасом внутри взмыл вверх. Серебристая энергия закрутилась вокруг стен.

- Прости меня, - проговорил Денисов, запуская в парня рой огненных шариков. Пока Данил отвлекся на отражение атаки, Мартин накинул на себя заклинание невидимости и был таков...

Когда буйство магии стихло, Данил не увидел парня с бакенбардами. Восхищенно качнул головой. Присвистнул.

- Красавчик!

Ученик бросил последний взгляд на коленопреклонного наставника. Томиас умоляюще смотрел на ставленника, как будто тот мог помочь. Данил злорадно махнул на прощание рукой и вышел из кабинета.

***

Коротко постучали. Дверь отворилась. В проеме показался сутулый парень в белоснежной рубашке нараспашку. В руках неизменная белая чашка с кофе. Данил сделал глоток. Блеснула запонка в виде золотого дракона.

- Я тебя слушаю, - хозяин кабинета первым нарушил тишину.

- Мастер иллюзий Кор, - начал Данил, закрывая за собой дверь. - Как вы просили, я следил за новым учеником Арханиуса. Сегодня он окутал в серебро моего наставника. Я не успел помочь...

Кофеман сделал очередной глоток. Было не ясно, то ли он не успел спасти Томиаса, то ли помочь добить. Впрочем, если ученик начинает сотрудничать с другими Великими Магами, это говорит о многом. В первую очередь, о предательстве своего наставника.

- Ты его поймал?

- Улизнул, зараза, - спокойно произнес Данил, и сделал очередной глоток кофе. Будто его совсем не волновало, что новый ученик Арханиуса сумел уйти.

- Но у меня есть для вас важная информация. Взамен я требую получить вашу "Иллюзию облика"...

- Требуешь? Ну-ну...

Великий Маг Кор сдержал ухмылку. На то он и Мастер иллюзий, чтобы прятать свое истинное лицо. Уже давно прошли времена, когда Кор показывался в своем истинном обличье. Немногие старожилы помнят, как по-настоящему выглядит Мастер иллюзий. Родное крепкое, мускулистое тело сменила тонна жира. Великий Маг Кор сейчас - полный, с глазами навыкате и тремя подбородками. Выражение лица - тупой обжора. Создается впечатление, что у него главный интерес в жизни - еда.

Ходит Великий Маг Кор как маятник. Грузно наваливается на одну ногу, с усилием переносит тонну жира на другую. Издали кажется, что это скачет колобок.

Великий Маг Кор - мастер перевоплощений. Не один раз убеждался в мысли, что каким бы ни был сильным маг, других он оценивает по одёжке. Видя раздутого человека, неповоротливого, который кряхтит при каждом мало-мальском движении, любой сразу списывает его со счетов, расслабляется. Наверно, ещё думает, мол, да я крут по сравнению с этим жирдяем! Такие маги совершенно забывают, что внешний вид бывает обманчив. Вот и Данил "повёлся" на обложку. Плохо учил его Томиас, раз считает Мастера иллюзий безобидным. Очень плохо учил. Но с доказательством обратного можно повременить. Сейчас не тот момент и не то место. Всему своё время. Тем более жаль терять такого породистого щенка, готового продать родную мать ради собственной выгоды.

- Хорошо, я поделюсь заклинанием, - сказал полный маг и растянул губы в хищной улыбке, заставив Данила поперхнуться кофе.

***

- Приношу извинения, господа, что оторвал вас от дел, но дело срочное, - полный мужчина обвел взглядом присутствующих.

Фриган, Мастер безопасности Цитадели, лучший маг защиты, сидел, сосредоточенно разглядывая пальцы. Много лет он посвятил порядку в Цитадели. И если сейчас всё тихо и мирно, то и Фриган спокоен, как скала. Мастер безопасности никогда не корректировал внешность, старился вместе с прожитыми годами. Сейчас Фриган - старик с седой шевелюрой и испещрёнными морщинами лицом. Всем своим видом он внушает спокойствие. Если Лучший Мастер атаки Цэпсиус для создания мощных заклинаний впадает в боевую ярость, то Фриган, наоборот, становится безмятежным и флегматичным, словно будда, постигший просветления. Редко когда можно увидеть нервничающего Фригана или разозлённого. За много лет наблюдений Кор уяснил следующее: если Мастер безопасности чем-то недоволен или на что-то злится, это означает одно - Цитадель в беде.

Сладкая парочка Горон и Меера. Стали жить вместе только после смерти Лавренция. Оба просто обожали первого главу Цитадели и, видимо, на том и сошлись. Горон сдал за последнее время. Осунулся. Лысина на голове увеличилась, казалось, что и нос стал больше, и лоб. Меера - женщина в теле. Маленькая, чертами лица напоминает крысу или хомяка. Так же как и Горон, теряет силу, но всё ещё способна на многое, раз Цэпсиус подмял её под себя.

Интересно, чем Горон и Меера так заинтересовали Лучшего Мастера атаки? Ладно, Мастер льда Томиас. Действительно мастер своего дела. Почему Фриган тоже понятно. Как-никак знает все защитные заклинания, наложенные на Цитадель, и сможет подсказать, как при случае их обойти. С таким обязательно надо дружить. Но почему Горон и Меера?

Горон был одно время могущественным Мастером стихий, ему одинаково легко давались как воздух, так и огонь. Со временем он отточил мастерство и в управлении землей и водой. Первым стал стихийным универсалом. Но теперь он потерял былую хватку. Меера, Мастер защиты, артефактор. Когда-то её охранные артефакты впечатляли. Не одно Соревнование победила Цитадель благодаря Меере. Но постепенно её сила стала угасать. Сейчас она посредственный маг. Так почему Цэпсиус перетянул их на свою сторону? Может из-за того, что заведуют хранилищем артефактов? Скорей всего. Цэпсиус взял их, чтобы иметь под боком любой артефакт в случае надобности. Хитро, ничего не скажешь.

- Цэпсиус пропал. Томиаса сумел победить ученик Арханиуса, - полный мужчина усмехнулся, довольный произведенным эффектом. Фриган удивлённо приподнял брови. Горон и Меера озадаченно переглянулись.

- Как он смог победить Великого Мага? - первым не выдержал Мастер безопасности. - Мы ведь про Мартина говорим?

- Про Мартина, - кивнул Кор. Три его подбородка заходили ходуном. Но никто из присутствующих не обратил на это внимания. Все они знали, насколько силен Мастер иллюзий. И оболочка не меняла их мнения. Кор даже обиделся, что его театральная постановка не вызвала нужного эффекта у зрителей.

- Как?

- Данил, ученик Томиаса, сказал, что пленил серебристой энергией. Я проверил. Так и есть. Бедняга сидит в коконе в своём кабинете.

- Активирован Страж? - Горон округлил глаза.

- Нет, - опередил полного мужчину Фриган. - Я бы об этом уже знал.

- Судя по всему, он всё-таки научился управлять антиподом, - холодно подчеркнул Мастер иллюзий.

Меера выронила стакан с водой. Руки затряслись как у заядлого пьяницы. Горон сидел, пригвождённый к стулу. Лишь Фриган оставался невозмутимым. Защитные заклинания не нарушены, Цитадель в безопасности, значит можно быть спокойным.

- В связи с тем, что Цэпсиус пропал. И... нас не кому контролировать, - в голосе Кора прозвучало неприкрытое презрение. Присутствующие давно знали, что Мастер иллюзий на ножах с Цэпсиусом. И что их объединяет только общая неприязнь к Арханиусу.

- Предлагаю следующее, - продолжил полный чародей. - Фриган, ты как Мастер безопасности, заинтересуешься способностями Мартина. Скажи, мол, это необходимо для усиления защиты Цитадели. Предложишь ему сотрудничество. Пообещай пару "пряников", каких-нибудь особо могущественных заклинаний защиты. В процессе "сотрудничества" мы вдвоём прощупаем мальчишку. Сначала из него надо выжать по максимуму, а уже потом устранить. Горон, Меера - это организуете вы. С помощью артефактов, подумаете каких, сделайте так, будто бы выглядело, что с ним приключился несчастный случай. Подобный тому взрыву огненного артефакта в тренировочном зале...

Все усмехнулись. Знали, на что намекает Мастер иллюзий Кор, и кто приложил свои руки к происшествию шестидесятилетней давности. Некий "доброжелатель" от имени Арханиуса собрал всех его учеников (а их было двадцать пять) в одном тренировочном зале. По случайным обстоятельствам в этот момент разорвался боевой артефакт. Полыхнул мощнейший взрыв. Естественно, никто не выжил. На огромный выброс энергии сбежалась половина Цитадели. Стены зала остались невредимы за счёт антимагии, а вот инвентарь, лавочки, столы, стулья - всё сгорело и обуглилось. Многие поверили в слова о несчастном случае. Но круг посвящённых догадался - Цэпсиус нанёс удар.

Найти доказательства, что это сделал Лучший Мастер атаки Цитадели, не удалось. Но Арханиус и не настаивал на тщательном расследовании. После происшествия он впал в глубокую депрессию. Много дней его никто не видел. Поговаривали, Арханиус хочет сдать полномочия главы. И действительно, Арханиус был близок к тому, чтобы сдаться. Кор это знал, благодаря устроенной слежке. Но в жизни главы Цитадели внезапно появилась новая ученица, Пэтра. И с тех пор Арханиус жил тихо-мирно, вплоть до появления второго ученика...

- Мы поняли, - отозвались Великие Маги.

- Тогда продолжаем заниматься своими делами, - подытожил полный мужчина.

Великие Маги вышли из кабинета Мастера иллюзий...

- Что скажешь, Воган? - маг устало откинулся на спинку кресла.

Точно из ниоткуда появился высокий, стройный мужчина в длинном фиолетовом пальто и широкополой чёрной шляпе, надвинутой на лоб.

- Ты перестраховуешься, Дрониус. Эти... - мужчина в пальто качнул головой, показывая на места, где только что сидели Великие Маги. - И не помышляли трогать мальчика.

- Я не про это. По поводу развития Мартина?

- Сны - проверенный способ. Мальчик развивается. Из него получится хороший Негатор. Но тягаться с Клементой ему рано.

- Как же надоела эта оболочка! - в кресле вместо полного чародея с трёмя подбородками сидел его прямая противоположность: маленький, худющий и абсолютно невзрачный человечек. Такой пройдёт мимо, и никто не запомнит. При виде впалых щёк сердобольные женщины захотят накормить бедняжку. А глядя издали, вообще можно принять его за подростка. Вот только в глазах - озорных бесенятах - плещется непокорная и неукротимая сила. Великий Маг, которого боготворит Арханиус. Великий Маг, которого боялись Лавренций и Цэпсиус. Дрониус. Собственной персоной.

- Ты сам захотел. После смерти Лавренция мог бы раскрыться и возглавить Цитадель, - невозмутимо проговорил мужчина в пальто.

- Это да, - Дрониус вздохнул. - За Мартином наблюдаете?

- Мы не уклоняемся от дежурства, - кивнул Воган. - Но если Клемента, выполняя приказ Предателя, вздумает напасть, никто из Миросоздателей не вступится за мальчика. Ты уж извини.

Щуплый мужичок пожал плечами.

- Негатор нужнее вам, а не мне. Я лишь хочу помочь другу.

- Восемнадцать... Семнадцать обеспокоены другим. Предатель. Он знает, что мы готовим Негатора. Почему до сих пор не вмешался? Это настораживает.

- Наверно что-то придумал. Выжидает подходящий момент, - Дрониус помассировал переносицу. - А может уже действует.

- На его месте мы бы подослали Клементу, чтобы уничтожить нашего Негатора, пока он не набрал силу...

В комнате повисла тишина. Каждый думал о своём.

- Что с остальными жителями Цитадели будешь делать? - спросил мужчина в фиолетовом пальто.

- Придержу. Некоторых спровоцирую на удар. Во снах вы показали все сильные и слабые стороны Великих Магов Цитадели?

- Да, - Воган поправил шляпу. - На удивление всё прошло успешно.

- Хорошо, - Дрониус оскалился. - Тем, у кого руки чешутся, позволю поохотиться за Мартином. Но как именно, ненавязчиво укажу. Риск нужно свести к минимуму. Даже несмотря на провидческие сны, всегда возможна накладка. Да и дежурный Миросоздатель может не поспеть.

В словах щуплого мага прозвучала нотка упрёка. Перед нападением Гасителя на Мартина, дежурный Миросоздатель отлучился по своим делам. Хорошо, что молодой Негатор додумался призвать антипод. Из-за халатности одного союзники могли потерять Негатора. Воган намёк понял.

- Согласен. Лучше направить, указать путь, чем всё оставить на волю случая.

- Есть новости о Вивьене? - перевёл тему Великий Маг.

- Семнадцать не перестают искать его. Но тщётно, - в голосе Миросоздателя послышалась горечь. Он искренне переживал за пропавшего сородича.

- Что случилось с его миром-близнецом?

- Мы вышли на Клементу. Он закольцевал мир, на время это поможет. Надо срочно отыскать Вивьена. Во всём виноваты его бездумные эксперименты!!! - Миросоздатель в сердцах ударил кулаком по стене.

- Тебе не кажется, что Абсолют с помощью Клементы его выследил и убил? - Великий Маг Дрониус озвучил то, что каждый из Семнадцати боялся произнести вслух.

Воган вздрогнул, слова товарища принесли ни с чем несравнимую боль.

- Вполне вероятно, - после продолжительной паузы нехотя буркнул мужчина в фиолетовом пальто. - Я не хочу, чтобы это было правдой!

- Сочувствую.

- И если это сделал Клемента... И как у него хватило наглости смотреть Семнадцати в глаза и требовать вознаграждение за свои услуги? - Воган пришёл в ярость.

- Но кто другой мог убить Миросоздателя? - в отличие от собеседника Дрониус само хладнокровие. - Других Негаторов на тот момент не было.

- Я убью Клементу! - прорычал мужчина в пальто.

- Странно, что только сейчас ты надумал винить Негатора в пропаже собрата, - пожал плечами Великий Маг.

- За много лет Вивьен часто уединялся. Мы привыкли к этому. То, что оборвалась связь с его миром-близнецом, тоже не в новинку. Безумные эксперименты Вивьена не раз приводили на грань его мир. В прошлые разы мы также пользовались услугами Негаторов, но Вивьен в скором времени возвращался. И всё становилось на круги своя. Но теперь... Слишком долго он отсутствует... Похоже, ты прав. Вивьен мёртв и его убил Клемента...

- Сочувствую, - Дрониус невесело усмехнулся.

***

Навстречу шла очень симпатичная девушка, просто сногсшибательная. Проходящие мимо ребята оборачивались, с жадностью рассматривая красавицу. Золотые завитки вздрагивают в такт движению. Обтягивающие джинсы и светлая блузка подчеркивают достоинства красотки. Тело без единой жировой складки, загорелая кожа сияет здоровьем. Глубокий вырез декольте притягивает взгляд, и Мартин просто не мог устоять перед соблазном.

- Девушка! Девушка.

Он приблизился. Нос втянул аромат весеннего бриза, наполненного легким душистым жасмином. Денисов невольно зажмурился от удовольствия - запах жасмина самый любимый.

- Я хочу с вами познакомиться, - произнёс Мартин, как он это умеет: уверено, чётко, ясно. Ни одна девушка не могла устоять. И эта златовласая красотка не исключение.

- Хорошо, - прыснула девушка.

- Меня зовут Мартин. А вас? - парень, не стесняясь, заглядывал в вырез декольте. По телу пробежала волна возбуждения.

- Алёна, - холодная улыбка появилась на лице девушки, не предвещая ничего хорошего.

- Очень приятно, Алёна, - Мартин же внутренне ликовал. В сообществе магов, оказывается, также просто знакомиться с девчонками, как и на Земле.

- Давайте, Алёна, прогуляемся сегодня вечером вдвоём по Цитадели. Я уверен, у нас найдется много тем для общения.

- Не получится.

Девушка засмеялась, почти как Пэтра на реплику про "настоящего мужика" того парня в синем спортивном костюме. Обидно засмеялась.

- Давайте тогда завтра (Алёна мотнула головой)... А когда вам удобно, Алёна?

- Эх, Мартин, Мартин, - Алёна вздохнула. - Это ты простушек из своего мира мог так клеить. И то не факт, велись ли они на тебя. А в Цитадели иные порядки. Вот это и во-от это...

Алёна показала на артефакт-помощник в виде монетки, висящий на шее Мартина, на котором изображен символ "Омега", обозначающий, что парень относится к самой младшей группе учеников. Потом девушка сделала пальцем круговое движение, словно очерчивала границы недавно раскрытого магического резервуара.

- С таким набором ты сможешь прогуляться по Цитадели с такой же новенькой, как ты сам. Пока!

Алёна помахала ручкой, и удалилась, оставив Мартина стоять в полном смятении. Шлейф жасмина не исчезал, будто нарочно заставлял парня вспоминать об отказе девушки. Мартин прикрыл глаза, глубоко вдыхая воздух.

Неожиданно закружилась голова. Коридор с учениками сделал крутое сальто. Парень вцепился в стену, словно утопающий. Наряду с этим, откуда ни возьмись, раздался оглушающий звон церковных колоколов. Заложило уши.

Мартин схватился за голову, сильно зажмурил глаза и опустился на корточки. От головокружения его затошнило, перезвон путал мысли и заставлял паниковать...

Внезапно всё закончилось. Перед глазами появилась и застыла картинка комнаты, где обнажённая Алёна лежит вместе с ним в постели и гладит его по щеке...

Видение исчезло, оставив после себя тупую боль в затылке.

- Какая странная галлюцинация, однако! - хмыкнул Мартин, вставая. - И на знакомое ясновидение не похоже. Без калейдоскопа картинок будущего. Да к тому же вместо острой боли, пронзающей мозги, головокружение и шум в голове. Странно всё это...

***

За разыгравшейся сценой между Мартином и Алёной наблюдали двое мужчин: Мастер безопасности Цитадели и Маг Массимо. Фриган коротко кивнул сам себе. Стало ясно, чем можно завлечь ученика Арханиуса. Остаётся только уговорить Алёну. Пусть сыграет влюбленную дурочку, охмурит парня. Бдительность того упадёт, и тогда они с Кором спокойно разберутся в способностях мальчишки. Фриган не переживал - ставленница пойдёт навстречу своему Мастеру-магу.

Массимо в отличие от седовласого Великого Мага остался недоволен встречей Мартина с Алёной. Белобрысый парень напрягся. На лице появилась гримаса гнева. Уголки губ опустились вниз, подбородок выдвинулся вперёд.

"- Мартин, ты перешёл все границы. Не надо приставать к чужим девушкам. Алёна моя и только моя!" - подумал Массимо и резко развернулся. Полы медицинского халата взметнулись вверх. Отшвыривая всех с дороги, белобрысый устремился в свою комнату.

***

Алёна хочет сильного мага в свои парни. Что ж, это её выбор. Можно продолжать учиться, работать, развиваться. Сдать экзамен и перейти в Сигма-группу. Потом Дельта и Бета. И, наконец, подняться на её уровень. Обрести приставку "Маг" и стать полноправным учеником Альфа-группы, где, собственно, и числится Алёна. Но это долгий путь. Гораздо проще пойти по непроторенной дорожке, используя уникальные способности.

"- Арханиусу обещано поставить всех на колени? Этим и будем заниматься. Алёна сама прибежит, узнав, насколько я сильный чародей, - думал Мартин, подходя к лекционной аудитории. - Первым делом нейтрализовать Великого Мага. Когда пройдет первый шок, выставить свои условия. Кто не согласится, повторит судьбу наставника. Всё гениальное просто!"

С грохотом отворилась дверь, будто открывали пинком ноги. Великий Маг Павлесий запнулся на полуслове.

- О, старый знакомый! - парень в ученическом гольфе, с бакенбардами на щеках, странно улыбнулся. - Привет, коррупционер!

- Что вы себе позволяете, ученик? - Павлесий закипал. Голос перешёл на визг.

Вместо ответа Мартин, продолжая улыбаться, вытянул правую ладонь по направлению к Великому Магу. И сжал кулак.

Аудитория из сотни учеников Сигма-группы стали невольными свидетелями того, как серебристая энергия, которой покрыты все стены Цитадели, пришла в движение. Не успев моргнуть глазом, как антимагия спеленала Павлесия в яйцеподобный кокон. Клетка оказалась достаточно прозрачной, чтобы все могли видеть ярость, исказившую лицо Великого Мага. Заклинания вспыхивали один за другим, но стены кокона держали удар.

- С сегодняшнего дня... - парень с бакенбардами медленно обвёл взглядом всех присутствующих. - С сегодняшнего дня устанавливается диктатура Великого Мага Арханиуса. Цитадель Магии переходит на тоталитарный режим. Неугодные Великому Магу Арханиусу повторят судьбу Павлесия.

Денисов кивнул в сторону кокона. Аудитория молчала. Каждый пытался понять, что произошло?

- С сегодняшнего дня устанавливается первый закон диктатуры Великого Мага Арханиуса: каждую неделю с каждого обитателя Цитадели будет взиматься плата - литр энергии. Магический поток отдавать мне.

Мартин улыбнулся. Среди учеников прокатился первый, ещё скромный ропот возмущения. Надо выждать немного времени.

- Вы меня поняли?

Вопрос послужил спусковым крючком. Гул усилился. Ученики переспрашивали друг у друга, не привиделось ли им случайно? Денисов всё понимал. Так сразу принять новое и смириться не сможет никто. Наконец, один смельчак достиг точки кипения. Его-то Мартин и ждал. Джонни. Холёное лицо, двухдневная щетина, широкие брови и уверенный взгляд. Такой нравится девушкам.

- Ты чё, офонарел? Какой режим?

Джонни вскочил с места. В парня с бакенбардами устремился с десяток ледяных стрел. Мартин лишь улыбнулся, гася чужое заклинание серебристым щитом. По снам Денисов помнил, слабое место Джонни - шея. Даже если несильно притронуться - будь то магия, элемент одежды, рука - он сразу теряется. Видимо, у него страх быть задушенным. На этом Мартин и собирался сыграть.

Вокруг шеи смельчака образовалась чёрная удавка. Джонни это моментально почувствовал. Глаза вылезли из орбит. Из гортани раздался хрип. Он задышал часто-часто.

- Прекрати...

- Выношу первое и последнее предупреждение, - Мартин серьёзен как никогда. - Ещё раз кто-то попробует меня убить... Хотя...

Денисов сделал вид, что задумался. Взгляд направил куда-то в потолок, потёр подбородок, взъерошил бакенбарды.

- Хотя я передумал.

Негоже оставлять за спиной сверхмотивированного противника.

В глазах Джонни отразился страх. Удавка затянулась. Смельчак попытался руками ослабить хватку, вот только пальцы царапали кожу на шее. Парень открывал и закрывал рот...

Секунды для каждого в аудитории показались вечностью. Все сидели, боясь шелохнуться. Никто не отводил взгляда с Джонни. Лицо смельчака налилось кровью. Глаза закатились. Казалось, вот-вот он упадет в обморок. На глазах учеников Сигмы-группы серебристая удавка вдруг расширилась, и Джонни очутился в таком же коконе, что и Великий Маг Павлесий. Смельчак опёрся о стенку личной тюрьмы и глубоко, отрывисто запыхтел, будто пытался надышаться перед следующей пыткой. Джонни ещё не обратил внимания, что оказался пленником антипода. Зато это видели другие ученики. Но повторять подвиг сокурсника - нападать на парня с бакенбардами - они не спешили.

В воздухе повисла напряжённая тишина. Мартин добился своего. Теперь Сигма-группа его боится. Первая ступенька к выполнению обещания пройдена.

Ступор нарушил один хилый, сидящий в первом ряду, паренёк. На дрожащих худых ногах он встал, сделал пару шагов, остановился. Страх не позволял приблизиться к Повелителю антимагии. Тонкий ручеёк энергии потёк из его резервуара в сторону Мартина. Денисов принял подношение с величавостью, свойственную королям. Чинно кивнул.

- Хорошо, молодец. Позволь узнать, как тебя зовут?

- Адам. Мастер-маг Рокавич.

Так принято представляться. Сначала своё имя, затем имя наставника.

- Правильный выбор, Адам. Остальные...

Мартин пристально посмотрел на каждого ученика. Все до одного прятали глаза. Никто не рискнул вступить в бой взглядов.

- Остальные заполнят этот накопитель.

Денисов положил артефакт на преподавательский стол.

- Я вас посчитал. Тот, кто не сдаст энергию, окажется в таком же коконе.

Мартин показал на пленённых Павлесия и Джонни. Что Великий Маг, что ученик выглядели удручёнными. Плечи опущены. Даже одежда как-то истрепалась. В каждом движении чувствовалась обреченность. Неожиданная тюрьма надломила дух пленников.

- Счастливо оставаться, - на прощание Мартин махнул рукой. - Адам, идём со мной.

Хилый паренёк часто закивал. Страх ещё больше заполонил его душу. Глаза затравленно бегали, градом катился пот.

В дверях Денисов остановился, будто передумал уходить.

- Кто хоть пальцем тронет Адама...

Договаривать не было необходимости. Все и так поняли намёк.

***

- Он один, а нас много! Мы его задавим количеством! - девушка, одетая в ученическую водолазку и брюки, ходила вперёд-назад по комнате. Артефакт-помощник в виде монетки, на которой выгравирован символ "Сигма", означающий второй курс обучения, при ходьбе качался из стороны в сторону. На последних словах девушка остановилась и крепко сжала кулаки.

- Лиля, а почему ты думаешь, что он один? - однокурсник, крупный молодой человек с мясистыми губами, сидел спокойно.

- Меня зовут ЛИЛИЯ!!! Не Лиля, не Лилёк. ЛИЛИЯ!

Девушка ринулась к толстяку. Каштановые волосы взметнулись вверх, будто живые, будто это и не волосы вовсе, а змеи на голове горгоны Медузы.

- Хорошо, хорошо, - впрочем, на однокурсника это не произвело никакого впечатления, он по-прежнему оставался спокойным. - Лилия, почему ты считаешь, что он один? И что вообще мы можем его... как ты там выразилась? Задавить?

Лилия скрестила руки на груди. Вызывающе дёрнулся подбородок. Всем своим видом девушка настаивала: а ну, попробуй доказать, попробуй переубедить меня!

Парень с мясистыми губами облокотился на спинку стула. Пожевал скулами.

- Что мы знаем об этом Мартине? Около восьми месяцев назад появился в Цитадели. На арене произошёл тот казус с серебристым облаком, который всех так напугал. Спустя время этот самый Мартин без проблем побеждает Великого Мага Павлесия и нашего однокурсника Джонни. Мне кажется, так просто мы его не задавим. Кто знает, сколько лет готовил его Арханиус, прежде чем привести в Цитадель восемь месяцев назад?

- Если бы ты был внимательным, то восемь месяцев назад заметил: у Мартина не был распечатан энергетический резервуар. Тогда он ещё был человеком. А это означает одно - на тот момент Арханиус не учил его магии.

Голос подал Гарри, до сих пор сидевший тише воды, ниже травы. Длинные пальцы пианиста сняли очки-половинки. Как по мановению в руках появилась салфетка. Протирание линз всегда успокаивало. И помогало здраво мыслить.

- В какой-то мере я согласен с Яном, - Гарри водрузил очки на нос. - Что мы знаем о Мартине? Ничего. Скорей всего антимагией управлял сам Арханиус. Скрылся под каким-нибудь заклинанием невидимости. А этот Мартин так, для прикрытия. У тебя хватит сил задавить Великого Мага, Лилия? Нас много, Арханиус один...

Девушка тяжело вздохнула.

- Не знаю, - скрипнуло кресло под обессилено рухнувшей Лилией. Вверх поднялись руки, будто она признала своё поражение. - Я вообще ничего не понимаю!

От глаз однокурсников не укрылось, что их боевая подруга потеряла запал. Ребята давно знали о несдержанности девушки. Такие, как Лилия, сначала совершат поступок в порыве эмоций, а потом разгребают навалившиеся проблемы. Хорошо хоть не вклинилась в сражение Мартина с Джонни. Иначе находилась бы сейчас в серебристом коконе, как сокурсник и Великий Маг Павлесий.

- Поэтому я и предлагаю подождать, - также невозмутимо продолжил Гарри. - Пока примем его условия. Поживём, понаблюдаем. Может, станет ясно, в какую сторону ветер дует. А потом уже задавим большинством.

- Ладно, пусть так, - едва слышно прошептала Лилия. Буйный характер требовал действий. Ждать не в её стиле. Но логика в словах однокурсника есть. Надо повременить с атакой.

Крупный парень с мясистыми губами только кивнул в ответ, когда на него вопрошающе посмотрел Гарри. Ждать, так ждать. Ян не хотел признаваться, но он был бы счастлив, если с Мартином и Арханиусом разберётся кто-нибудь другой. У главы Цитадели куча врагов, вот пусть они и беспокоятся. Ян переживёт, если дальше этого разговора дело не дойдёт. Только и надо, что вовремя тушить воинственный пыл Лилии.

***

Жилой корпус встретил Мага Оливера удивлением, настороженностью и отвращением. Удивление, потому что Оливер здесь не появлялся около десяти лет. Настороженность, потому что единственный ученик, получивший звание Мастера огня, обладает неуравновешенным характером и может вспылить по самому простому поводу. Сражаться с таким не на жизнь, а на смерть захочет только безумец. И отвращение, потому что после "Адского лабиринта", экзамена на Мастера, внешность Оливера изменилась до неузнаваемости. Прежде рыжий, теперь он стал лысым. Лицо - сплошной рубец после ожога. Щеки навсегда лишились веснушек и щетины. Брови и ресницы исчезли. Эластичная кожа обычного юноши после восстановления превратилась в плотные, грубые наросты, бледные и блестящие от постоянной смазки жиром. За спиной люди шушукаются, мол, так выглядит всё тело Оливера. Поэтому он стал отшельником, чтобы не пугать общество. Другие ехидно добавляют, огневик в "Адском лабиринте" потерял свои мужские причиндалы, отчего из гуляки-парня превратился в затворника. А некоторые и вовсе снижают тон и шёпотом, украдкой оглядываясь по сторонам, твердят, дескать, Оливер специально пожертвовал мужским достоинством ради власти над огнём.

Обо всём этом парень знал, и каждый раз наблюдая реакцию цитадельцев, мысленно благодарил своего наставника, Мастера огня Люциуса за подсказанную идею. Именно Великий Маг Люциус после очередной тщётной попытки исцелить рубцы ученика или наложить на них иллюзию, придумал создать для ставленника образ демона. Якобы повелитель огня ради обладания небывалым могуществом пошёл на поклон к Её Величеству Стихии. Божество исполнило желание Оливера, взамен отобрав человеческую сущность. И действительно, во время боя парень выглядит как самый настоящий демон. В глазах светятся красные угольки, дьявольский оскал заставляет бледнеть с испугу и, что самое главное, мощь атак Оливера увеличилась в разы.

Всю прелесть созданного образа огневик ощутил почти сразу. Благодаря неоднозначным слухам у многих противников пошатнулась уверенность в собственных силах. Победы в дуэлях Оливеру стали даваться гораздо легче. Это порождало новые слухи. Как скатывающийся с горы ком снега увеличивается в размерах, так образ Демона укреплялся в сознании цитадельцев. Отныне ученики проигрывали задолго до самого боя с Оливером. Психология - штука серьёзная. И то, что огневику удалось эту науку поставить себе на службу, не могло не радовать...

...Ученик, имеющий звание Мастера огня, шёл по коридору. До обожжённых ушей доносилось едва слышное перешёптывание оставленных за спиной учеников.

- Почему Демон здесь? Что ему понадобилось в жилом корпусе? - спрашивали друг у друга ребята. Они боялись его, и Оливер это чувствовал.

- Мне говорили, каждые три года Демон крадёт девушку и приносит её в жертву Духу Огня. Этим он откупается у стихии. Как я хочу, чтобы он забрал Катрин, она увела у меня Майкла...

Слух, усиленный магией, уловил болтовню двух сплетниц. Мастер огня зыркнул из-под обожжённых глазниц. Девчонки разом умолкли, кровь схлынула с милых мордашек. Оливер усмехнулся. Это что-то новенькое. Его легенда обрастает деталями. Хорошо...

Демон продолжил свой путь, уже не видя, как обе сплетницы сползают по стенке, бледные от страха, в липком поту и судорожно стискивающие дрожащие ручонки.

Мастер огня никого не приносит в жертву. А если бы попалась какая-нибудь девчушка, Оливер нашёл бы ей другое применение, гораздо приятнее, чем подношение стихии огня. Вспомнив, когда в последний раз у него была нормальная девушка, Демон горестно вздохнул. Чтобы удовлетворять половое влечение, приходится прибегать к услугам амазонок, живущих в мире Талс. Этим женщинам до лампочки обезображенное лицо Мастера огня. Для амазонок главное сила, которая перейдет по генам от Оливера к их дочкам. Но дикаркам чужды предварительные ласки, любовные игры, различные вариации поз. Секс для амазонок - только ради продолжения жизни. Несмотря на ахи-вздохи, Демон подозревал, что они даже не ловят кайфа от самого процесса. Да и он сам не получает должного удовольствия. И во всем виноват этот чертов лабиринт! Знать бы, что всё так произойдет, ни за что бы не решился сдавать экзамен на Мастера!

Оливер отвлёкся от насущных проблем, мотнул головой, прогоняя печальные мысли. Он уже пришёл. Пункт назначения - дверь под номером сто три. Проём сверкает паутиной синих нитей, это активировано защитное заклинание. Хм, не каждый навешивает защиту на свои апартаменты, многим достаточно использовать персональный ключ, отпирающий дверь. Этот выскочка - исключение из правил. Похоже, он действительно решил противостоять всем магам Цитадели. Наставник прав, мозгов у нового ученика Арханиуса нет. Каким надо быть идиотом, чтобы бросить вызов всей Цитадели? Да его же сомнут и не подавятся! И самое главное, зачем? Чего он хочет добиться? Уважения?! Славы?! Женщин? Для чего он затеял эту кутерьму?

Впрочем, сейчас всё станет ясно, парень ответит на все вопросы. Великий Маг Люциус попросил устранить выскочку, чтобы не мешал нормальным людям готовиться к Соревнованию. И он, Оливер, Мастер огня, выполнит просьбу наставника.

Пусть паренёк управляет антиподом, энергией неподвластной остальным. К тому уже успел навести шороху в Цитадели. Но ведь он не Великий Маг? Резервуар энергии ничтожен, опыта ведения магического боя нет. В рукавах Оливера припасено много козырей. Победить зарвавшегося мальчишку проще простого. Уж тем более чародею уровня Мастера огня...

Так-с, перейдём от слов к делу. Надо настроить магозрение. Хорошо. Найти уязвимые точки. Есть. И поджигаем.

Оливер поднёс указательный палец к выбранному месту. Ноготь вспыхнул красной искрой. Образовалась опалённая прореха. Энергетические волокна распались, беспомощно задрожали. Заклинание утратило синеву, побледнело. Мастер огня улыбнулся. Как всё просто. Выскочка недалёк в магии. Только идиот мог поставить такую простую защиту. Дальше следует выжечь клубок энергии у дверной ручки и у самого пола, в левом углу. И всё, сезам откройся! Оливер присел на корточки, чтобы выполнить задуманное.

Мастер огня не увидел, как бледные волокна налились синевой. Верхняя часть паутины отделилась от двери. Нити сжались в клубок, мелькнула синяя вспышка. И в следующий миг ловушка, раскинув сети, набросилась на чародея, облепляя голову и спину липкими нитями. Оливер ощутил только лёгкую щекотку, словно мурашки пробежались по затылку. Ещё успел удивиться, что это такое?

Огромная сила прижала парня к полу. Вздох удивления и разочарования вырвался из груди. Стотонная глыба безжалостно плющила кости. Как же это больно! Огневик хотел было взмахнуть рукой, но тело не слушалось. Нос настолько вдавило в пол, что потекла густая кровь...

Это всё? Финиш? Вот и наступила смерть? Проиграл бой, даже не вступив в схватку?

Не-е-ет, завопил внутренний голос. Так просто сдаться? Ни за что!

Безжалостный огонь вспыхнул в груди. Оливер завёлся. Не для того он прошёл "Адский лабиринт", не для того смело нырял в огонь, не для того покорял стихию, чтобы вот так сразу умереть. И, главное, от чего? От какой-то западни, устроенной зарвавшимся мальчишкой? Выскочкой, едва поступившим в Цитадель? Не будет такого! Нет!

Случайный свидетель мог бы увидеть, как обычный, пусть и талантливый чародей, превращается в дьявола. Красно-оранжевый свет бьёт изо рта и глаз. Чёрная ученическая водолазка вспыхивает, обнажая сплошь зарубцевавшуюся, бледную кожу. Демон проснулся в Мастере огня. Оливер в который раз подтвердил свою кличку.

Между магом и ловушкой возник тонкий слой огня. Пламя стелилось по периметру, пытаясь ослабить хватку, но чужое заклинание продолжало вдавливать парня в пол. Ученик подбавил жару. Но неведомые тиски все еще хотели сделать из Мастера огня отбивную.

Парень задыхался, не имея возможности сделать вдох. Мышцы напряглись до предела, пытаясь защитить кости... Но бесполезно. Где-то хрустнуло. Оливер ещё не чувствовал боли, но стало понятно, его трепыхания только усугубляют ситуацию. Стотонная глыба прибавляет в силе в ответ на попытку освободиться. Скоро от него останется кровавая кашица на полу. Поэтому нужно предпринимать что-то кардинально новое. Но что?

Закрыв глаза, ученик пошёл на отчаянный шаг. Юноша обратился к спящей внутри себя силе. Огонь живо откликнулся, словно только и ждал зова. Если поначалу стихия едва касалась спины и вся мощь направлялась в противовес давлению, то теперь пламя охватило мага целиком, заставляя кусать губы и молиться, чтобы не изжариться раньше, чем деактивируется ловушка.

Парень чувствовал, как покрывается волдырями кожа. Слышал, как эти самые пузыри с тихим шипением лопаются. Да, больно. Да, мерзко и отвратительно. Но он проходил такое не раз. И это всегда помогало выжить. Так будет и сейчас. Оливер верил в это...

Чародей уже готов был сдаться, как произошло чудо. Давление ослабло. На радостях Оливер резво вскочил на ноги. Тело ещё полыхало огнём, когда он с ходу вышиб дверь и ворвался внутрь. Мастер огня сейчас жил одним желанием: убить зарвавшегося мальчишку!!!

В комнате царила темнота. Созданный огненный светляк создавал причудливые тени на стенах. Оливер оглянулся, Мартина нигде не было. Кровать пуста, стол свободен. Может в ванной? Тоже нет. Тренировочная комната? Никого. Да где же он?

Мастер огня растерянно оглянулся, словно ещё надеялся увидеть спрятавшегося мальца.

Где он? Ведь Оливер лично видел, как ученик Арханиуса заходил в жилой корпус. Осведомители буквально тут же подтвердили, что Мартин зашёл в свою комнату. Куда он мог подеваться? Телепортироваться в другой мир?

Неудачное покушение разозлило Мастера огня. Нарастающая боль подлила масла в огонь.

- ДЬЯВОЛ!!!

Злость, как лава из вулкана, выплеснулась наружу.

- ИСПЕПЕЛЮ!!! - кричал Оливер, струёй огня поджигая всё вокруг. Вот занялся книжный шкаф, задымилась кровать. Моментально сработала встроенная защита. С потолка полился холодный дождь, серебристая энергия блеснула, забирая остатки выплеснутой силы Мастера огня.

Выскочка полон сюрпризов. К следующему разу надо подойти во всеоружии. Тщательней подготовиться. И отомстить за полученную боль.

Оливер стоял на месте, ледяная вода приятно холодила кожу. Он успокаивался. Мартин обязательно вернётся. Ещё есть время свести счёты. Это будет самое жестокое убийство тысячелетия!




Глава 7





Одиночка



Небольшая комната с трёх сторон обставлена стеллажами, под завязку набитыми книгами. У свободной стены расположились три стола в форме буквы "п". Над средним - сверкает плоское голубоватое пятно: мини-телепорт, сейчас работающий как телевизор. Боковые - завалены толстыми папками. Одна такая папка раскрыта, и можно увидеть анкетные данные мага с фото в профиль и анфас, словно досье при приёме на работу.

Внутри п-образной формы столов расположились два кресла, в одном из которых умостился парень с бакенбардами.

- О-хо, начинается! - воскликнул Мартин, поудобнее устраиваясь в кресле. Его взгляд прикипел к монитору.

Мини-телепорт передаёт картинку жилой комнаты Денисова в Цитадели. С помощью Иницама, Мартин установил заклинания-жучки, транслирующие изображение в эмпиреи библиотекаря. Отследить протянутый канал тяжело, даже если знаешь что искать.

Благодаря хитрому заклятью можно видеть всех, кто пытается проникнуть в комнату. Активность Денисова не оставили без внимания. Страх толкал чародеев на радикальные шаги - они хотели во чтобы то ни стало убить зарвавшегося мальчишку, выскочку, как его стали обзывать в Цитадели с лёгкой руки Великих Магов.

Стоит отметить, не все так решительно настроены. Некоторые только говорят о целесообразности устранения. Этих Мартин не трогает. Тем более покушавшихся на его жизнь ой как много!

Сейчас экран показывает пустую комнату. Но второй жучок уже просигналил, что в радиусе трёх метров от входной двери остановился маг.

- Что на этот раз?

Денисов оглянулся. Иницам себе не изменяет. Пухлые руки библиотекаря крепко держат поднос, на котором пирамидкой выложено два десятка гренок с расплавленным сыром и копчёной колбасой. Как всегда, его жидкие чёрные волосы прилизаны набок. Под носом чернеет полоска усов.

- Пока не знаю. Жду вас.

Маг-отшельник благодарно кивнул и ловко, как для своей массы, скользнул во второе кресло. Поднос с бутербродами благополучно умостился на коленях библиотекаря. Мартин сразу потянулся за гренкой.

Неожиданно для себя Иницаму понравилось наблюдать, как цитадельцы пытаются устранить ученика Арханиуса. Мартин свалился ему как снег на голову. И библиотекарь об этом ещё ни разу не пожалел!

Во-первых, появился хороший собеседник, с кем можно поделиться забавными историями из собственной жизни. Во-вторых, Мартин не по годам подкован в магии, поэтому с ним можно обсудить всяческие новации, придуманные за долгие годы отшельничества. В-третьих, есть ученик, которому можно передать свои обширные знания. Ну и наконец, в-четвёртых, с лёгкой руки ученика Арханиуса у него появились книги, которые он уже и не мечтал заполучить... Так быстро и не скажешь, какой из этих пунктов для Иницама оказался важнее.

С момента установки заклинаний-жучков, у них появился обычай - каждый вечер наблюдать, как очередной маг вламывается в комнату Мартина, выпускает смертоносное заклятье и разочаровывается, когда не обнаруживает убитой жертвы.

- Пошла жара! - парень с бакенбардами потёр в предвкушении руки.

- Интересно, кто сегодня... - Иницам с помощью управляющей энерголинии переключил картинку на коридор жилого корпуса. Они увидели, что рядом с дверью стоит худющий, нескладный парень под два метра ростом. Чёрная водолазка, казалось, вместо кожи обтягивает кости. Судя по впалым щёкам, их он вот-вот собирается съесть. Худые руки с тонкими, длинными пальцами перебирают оранжевую конструкцию в виде шара.

- Это ученик, -- сказал Мартин и разочарованно поджал губы, будто и вправду надеялся, что по его душу придёт Великий Маг.

- Да, - произнёс библиотекарь, внимательно наблюдая за манипуляциями дистрофика. - Конструкция магии воздуха. Похоже, будет какой-то отравляющий газ. Ищи в папке воздушников, наверняка этот чудила там.

Мартин кивнул и, повернувшись к ближнему столу, выбрал необходимый талмуд. Прежде чем Арханиус заперся в своей усадьбе, он передал дела всех чародеев, проживающих в Цитадели. Для удобства папки отсортированы по направлениям магии. В этих досье оказалось много полезной информации. Перед тем, как пленить очередного врага в кокон, Денисов внимательно изучал его дело. Выискивались слабые места и болевые точки. Следующим шагом было ясновидение. И уже в конце, при участии Иницама, составлялся план действий. Благодаря такой тщательной подготовке, устранение происходило без сучка, без задоринки.

- Нашёл! Зовут Сергей. Недавно зачислили в Дельта-группу. Наставник - Мастер воздуха Елониус.

- Знавал я Елониуса... - закивал маг-отшельник, разом откусив чуть ли не половину бутерброда. - Пока не защитил титул Мастера, был скромнягой. Потом будто подменили. Стал высокомерен. Ходил, всех поучал. По собственной инициативе прибился к шайке Цэпсиуса... Ты смотри-смотри, а то пропустишь самое интересное!

Иницам толкнул собеседника в плечо. Мартин оторвался от чтения. Худющий ученик, наконец, активировал заклинание. На месте оранжевого шара возник клубок бледно-зелёного дыма. Отрава просочилась в щель.

Библиотекарь переключил картинку.

Ядовитый газ, управляемый Сергеем, устремился к кровати. Заклятье заклубилось на месте. Видимо, дистрофик почувствовал, что не достиг цели. Поэтому бледно-зелёный дым подлетел к ванной, поднырнул под дверь. Но вскоре газ оттуда вернулся. В ванной жертвы не оказалось. Сергей направил отраву в тренировочный зал. Там его тоже ждало разочарование.

- Тэк-с, вот и новые клиенты. Сергей ещё ладно, а по Елониусу кокон плачет и рыдает, - Мартин перевернул страницу досье Великого Мага.

- Когда им займешься?

- Не знаю. Почитаю дело, подумаю. Тем более у меня на очереди Мастер огня Оливер.

Иницам с уважением глянул на собеседника. Так спокойно говорить о бое с заведомо сильным противником - это внушает почтение. Крепкие нервы у парнишки. Или он настолько отмороженный?

- Понятно, - кивая своим мыслям, проговорил библиотекарь.

В комнате повисла тишина. Иницам жевал бутерброды, бросая взгляды то на Мартина, то на магический экран. Денисов шуршал страницами дела.

- А почему Арханиус не Мастер? - отложив папку в сторону, вдруг спросил парень с бакенбардами.

- Он не сдавал экзамен на присвоение титула, - маг-отшельник пожал плечами. - Арханиус и Цэпсиус - только эти двое остались в живых из первого потока учеников Лавренция. Твой наставник поначалу был посредственным магом, ему тяжело давалась учёба. Лавренций тогда нашёл ключик к развитию Арханиуса. Сосредоточил того сугубо на защитных заклинаниях. Так твой наставник постепенно улучшал навыки в защите. Стихии одинаково ему поддавались. Магия жизни и магия смерти тоже. Арханиус развивался универсалом, сосредотачиваться на одном направлении почему-то не хотел. Потом Дрониус, он, кстати, тоже из первого потока, силой заставил твоего наставника поднатореть в атаке. Арханиус рос тихоней, ученики из следующих потоков становились сильнее его. Но Арханиус, в отличие от остальных, никогда не лез на рожон, никогда не проводил опасные эксперименты, ни с кем особо не конфликтовал, наоборот, старался уходить от конфликта. Это Дрониус - полная противоположность! Всё бесился почём зря. И каков результат? Арханиус до сих пор жив, а бунтаря нет, - библиотекарь вкинул в рот остатки бутерброда. - Для Лавренция Арханиус был незаменимым подспорьем. Всегда всё выполнит, не ослушается. Без своевольства. В общем, идеальный помощник. Я появился в Цитадели, когда отгремело три Соревнования. Это прошло, чтоб ты знал... около четырёхсот лет с момента первого набора учеников. Арханиус один из старожилов Цитадели. Скажу честно, по первому впечатлению, я, тогда безусый юнец, причислил твоего наставника к разряду ущербных. Юродивый, такой себе дурачок, к которому глава Цитадели почему-то прикипел и держит подле себя. Со временем, конечно, я поменял своё мнение... Последние события - появление в Цитадели Клементы, убийство Лавренция и главенство Арханиуса, я уже пропустил. Как-то на Сантриссе я обнаружил огромную библиотеку. Решил перечитать все книги. При помощи Дрониуса создал эти эмпиреи. Вот с тех пор и затворничаю.

Как всегда Иницаму задашь один вопрос, он ответит сразу на несколько. Но Мартин не перебивал, ему нравилось слушать библиотекаря. Тем более, Иницаму есть что рассказать.

- Интересно... А зачем вы ушли из Цитадели? Ведь можно было читать и там? - спросил Мартин.

Увлечённый беседой, Денисов слопал пятый бутерброд, отчего живот раздуло, что пришлось приспускать ремень на брюках. Следя за манипуляциями парня, маг-отшельник хмыкнул:

- Смотри, заплывёшь жирком, как я. Арханиус потом тебя не узнает!

- Не заплыву. Я же спортсмен! Если надо, быстро сгоню лишний вес, - весело парировал Мартин. - Так почему вы ушли из Цитадели?

Иницам посерьёзнел.

- Надоела вся эта возня. Каждый день кто-то норовит обгадить. Маги не могут жить спокойно. Все только и делают: интригуют, подставляют, бьют в спину. Какое-то время я тоже участвовал в бардаке, потом надоело. Захотелось почитать в спокойной обстановке. Поверь, вот всё это, что ты делаешь... Тирания, установление режима Арханиуса - это не ново для Цитадели. Каждые пару-тройку сотен лет находился бунтарь, который пытался захватить власть. Лавренций в ответ поступал жёстко и решительно, напрочь отсекая прыть врагов. Он применял Стража с его серебристой энергией... Хотя... когда Лавренцию становилось скучно, специально разжигал войну, разделяя Цитадель на два противоборствующих табора, чтобы потом принять чью-либо сторону, а остальных уничтожить серебристым артефактом.

Мартин кивал, соглашаясь с собеседником. Но будь он на месте Иницама, то ни за что бы не покинул Цитадель.

- Кстати говоря... - библиотекарь хмыкнул. - Везёт Арханиусу на учеников! Сначала Клемента - Негатор. Теперь ты. И так сразу не скажешь, хорошо это или плохо.

- Негатор? - слух Мартина зацепился за незнакомое слово.

- А я разве тебе не рассказывал? - удивлённо вскинул брови маг-отшельник. - Миросоздатели? Негаторы? Что, неужели не говорил?

- Нет.

- Странно, хотел с первого дня тебе рассказать. Чего-то думал, что рассказал...

Иницам указательным пальцем, толстым, как сосиска, пригладил гитлеровские усы.

- То, что сейчас скажу, пусть останется между нами, - продолжил библиотекарь. - Не все Великие Маги об этом знают. Пусть так будет и дальше. Договорились?

- Да, договорились, - нетерпеливо произнёс Мартин. Похоже, сейчас он узнает о своих уникальных способностях кое-что новое.

- Вселенная состоит из девятнадцати мирозданий, - начал издалека Иницам. - У каждого мира есть свой хозяин. Или бог. Они называют себя Миросоздателями. Мир и Миросоздатель связаны между собой и не могут жить друг без друга. Однажды у них произошёл раскол. Одному Миросоздателю взбрело в голову завладеть всеми остальными мирами. Зовут его, кстати, Олиум.

Мартин округлил глаза.

- Так называется мир, где обитает Конклав Магии, верно?

- Да. Но обо всём по порядку. Этот Олиум попытался уничтожить других Миросоздателей, но те объединились и прикончили Девятнадцатого. По крайней мере, думали, что прикончили. Вопреки всему, Олиум выжил. Свой мир спас от разрушения, создав детей - расу Великих Магов, могущественных колдунов, способных поддерживать круговорот энергии в мире. Сам Олиум превратился в сгусток белесого света. И нарёк себя Абсолютом - Владетелем Вселенной. Восемнадцать Миросоздателей в противовес создали своих Великих Магов по образу и подобию детей Олиума. Цитадель Магии, Гнев Магии, Университет Магии.

- Подождите, раз Цитадель, Гнев и Университет на одной стороне, зачем же они воюют между собой на Соревнованиях?

Иницам хмыкнул.

- Конкуренция - залог прогресса. Миросоздатели нуждаются в опытных воинах, и где их получить, как не на настоящей войне? Первым Великим Магам была подкинута идея Соревнований: сплав спортивного состязания с магической бойней.

Площадкой для межкомандных сражений служат параллельные реальности - так называемые субмирья, из бесчисленного множества которых и состоит мир каждого Миросоздателя.

Так как мироздания продолжают расширяться, они через определённые промежутки порождают новые субмирья. Для Великих Магов это всегда новая территория, тонны магического потока, уникальные знания, способные ученики. Но самым главным призом является "Эликсир жизни", продукт алхимии и магии, подарок Миросоздателей для победившей команды Великих Магов.

Главы трёх чародейских школ столкнулись с проблемой, которую собственными силами решить не смогли. Как ты знаешь, стать учеником Великих Магов может практически любое существо. Достаточно, чтобы заклятье трансформировало ауру для управления магическим потоком...

Мартин кивнул. Библиотекарь продолжил:

- Так вот. Чем могущественней становится Великий Маг, тем чаще происходит расщепление его ауры. Другими словами, бедолага банально теряет способность колдовать. К счастью, Миросоздатели вовремя обнаружили проблему и сумели разработать лекарство - тот самый упомянутый мною "Эликсир жизни". Миросоздатели включили его в перечень наград победившей на Соревнованиях команде.

Сам понимаешь, с какой охотой Великие Маги принялись обучать учеников - ведь на кону стоит собственная магическая сила.

Вскоре к Соревнованиям подключился Конклав Магии. И если главы трёх чародейских школ кое-как, но договариваются о сценарии предстоящих битв, то маги семилистника делают, что хотят. Иногда тройка команд объединяется против конклавцев, но чаще Великие Маги дожидаются, пока дети Олиума ослабят конкурентов, и после добивают тех и других.

- А Негаторы?

- Негаторы - это ядерное оружие Миросоздателей. Что Олиум, что Восемнадцать время от времени создают Негаторов - существ, способных убить любого мага. Включая Олиума с Миросоздателями. Таким образом, они прореживают ряды воинов друг друга. Единственный минус, Негаторы "благодаря" своим особенностям долго не живут, их стараются убить до того, пока наберут силу. Так что готовься. Как только набьёшь руку в управлении антиподом, к тебе снизойдут. Либо Восемнадцать, либо Абсолют.

Мартин поёжился. Неприятный холодок пробежал по спине. Слова Иницама всколыхнули в душе панику и тревогу.

- А серебристая энергия, это что? Почему Великие Маги не способны с ней бороться?

- Самый распространенный слух: это душа первого Негатора, она является антагонистом для всего сущего. Есть ещё множество предположений, но никто не может дать чёткий ответ. Даже сами Миросоздатели. Вообще-то, Негаторы делятся на два типа. Те, кто управляет серебристой энергией, как ты. И те, кто влияет на ауру, отбирает энергию и причиняет боль энергетическому телу. Это Клемента. Победить в открытом бою Негатора может только другой Негатор. Миросоздатели стараются не показываться на глаза вражеским Негаторам. Восемнадцать убить легче - они имеют материальную оболочку. Олиума - посложнее. Он есть энергия, способная перетекать из мира в мир. Чтобы уничтожить Абсолюта, требуется выкорчевать его из всех пространственно-временных пластов бытия. Что ещё ни одному Негатору Восемнадцати не удавалось сделать... Дальше, больше. Ты, Мартин, уникальный. Объясняю, почему. В тебе одновременно заключены сущности Миросоздателя и Негатора, которые несовместимы в принципе. Миросоздатель никогда не становился Негатором, и наоборот, Негатор никогда не был Миросоздателем. Оба владеют противоположными силами, а у тебя они успешно дополняют друг друга. От Миросоздателей ты получил возможность предвиденья и способность оперировать любым типом энергии...

Видя недоумённо приподнятые брови Мартина, библиотекарь пояснил:

- Зелёная энергия твоего племени. Её кроме тебя и местных никто не видит. И соответственно, не может ею управлять. Великие Маги, к примеру, для заклинаний используют магический поток - энергия имеет оранжевый цвет. Но это лишь одна конфигурация. Мне как-то достался экземпляр книги, где некое сообщество некромантов пыталось найти синюю энергию для своих ритуалов. Меня этот факт заинтриговал и я...

Великий Маг запнулся, словно забыл, что хотел сказать.

- Кхм-кхм. А ну-ка, глянь сюда. Что ты можешь сказать? - Иницам резко перевёл тему разговора.

Словно по мановению в пухлых руках библиотекаря появилась продолговатая коробочка. Великий Маг откинул крышку. Внутри на бархате расположился ряд разноцветных сверкающих шариков.

- А что говорить? - Мартин удивлённо посмотрел на мага-отшельника.

- Что ты видишь? - библиотекарь хитро прищурился.

- Шарики. Раз, два... десять штук. Все разноцветные.

- Уверен?

- Да.

- Что и требовалось доказать! - хлопнул себя по колену Великий Маг. - А я вижу только вот этот и вот этот.

Иницам указал на оранжевый и серебристый шарик.

- Что интересно, меня предупреждали о твоём появлении.

- Моём? Кто?

- Нет, не о твоём конкретно. О маге, способном увидеть все конфигурации энергопотоков, - библиотекарь почесал полоску усов. - Я тебе должен дать одно заклинание и помочь его реализовать... Что ж, так тому и быть. Обещание надо держать...

Иницам пощипал усы.

- Заклинание дублирования, - после паузы обратился к собеседнику маг-отшельник. - Создается аватар. Оболочка. Другие будут воспринимать дубликат, как тебя самого. А на деле - это безвольная кукла, плоть и кровь, которой ты управляешь дистанционно... Заклинание мудрёное. Необходимо три компонента: Память крови, Память тела и Память энергетики. С первым и со вторым проблем не будет - пару капель крови и частичка кожи. Другой вопрос - энергетика. Нужно до мелочей скопировать энергоканалы твоей ауры, и вырастить её для дубликата. Аура у тебя особенная, поэтому придётся попотеть...

- Дубликат, говорите? Это что, можно клонировать себя? Круто! - Мартин после первых фраз уже не слушал Великого Мага. Он загорелся идеей. Это ведь так удобно: посылать в самое пекло клона, а самому безвылазно сидеть в эмпиреях библиотекаря. Даже если с клоном что-нибудь случится, всегда можно создать нового. Идеальное заклинание!

- Не клонировать, - покачал головой Иницам. - Повторяю, это всего лишь кукла. На моём веку мало кто из Великих Магов брался делать свой дубликат. Все стопорились на Памяти энергетики. Но с твоей способностью предвиденья, я уверен, что всё получится.

- Конечно, получится! Давайте сюда заклинание, сейчас будем пробовать, - Денисов вскочил на ноги. На его лице зажглась улыбка, в молодом организме закипела жажда деятельности. - Энергией поделитесь?

***

Девушка в обтягивающих джинсах и легкой бежевой блузке, стоя возле зеркала в женском туалете, поправляла макияж. Губы подкрасила розовой помадой. На ресницы нанесла тушь. Золотистые локоны стянула резинкой в хвост. Занятие у Мастера огня Бовиуса как всегда было жарким. Оливер снова чуть не спалил ей волосы. А Данил, ее второй спарринг-партнер, сегодня был какой-то задумчивый, в кои-то веки не выпендривался и атаковал в лоб. В целом, тренировка прошла успешно. Даже никто не пострадал. Жаль только, что Пэтра отсутствовала. Китаянка - сильный и смелый противник. Сражаться с ней одно удовольствие.

Дверь в туалет отворилась. Внутрь зашли три девушки. Все одеты в черные ученические водолазки. У каждой на шее висит артефакт-помощник с выгравированным символом "Дельта" - учатся на третьем курсе. Одна рыжеволосая кудряшка. Веснушки на ее лице, казалось, плодятся не по дням, а по часам. Вторая - высокая, худая, со стрижкой под мальчика и пирсингом в носу. Третья - полненькая, круглолицая шатенка. Её водолазка спереди настолько сильно выпирает, что Алёна мимоходом пожалела девчушку - а ну-ка повсюду таскаться с такими мячиками. Это же тяжесть какая?! Алёна ни за что не хотела бы иметь такой бюст. Сомнительное удовольствие, считала она.

- Ой, не могу больше... Мужика хочу! - томно, с придыханием произнесла рыжеволосая. Услышь эти интонации парень, он бы сразу возбудился.

- Жанна, ты чё несёшь? - хихикнули подружки.

- Хочу домой и виу-виу-виу... - ответила первая.

Алёна, не скрывая презрения, взглянула через зеркало на тройку девушек. Говорившая делала круговые движения кулачком. Все понятно, показывает, как удовлетворяет себя с помощью секс-игрушки. Алёна с осуждением покачала головой. Что за нравы сейчас у молодежи? В её время девушки такого себе не позволяли.

Тем временем рыжеволосая взяла в ладони грудь, приподняла. Покрутилась у зеркала, разглядывая себя со всех сторон. Выпрямила спину.

- А Мартин тако-о-ой сексуальный! Уж поверьте, девчонки, он будет моим! - оставив грудь в покое, рыжеволосая достала из сумочки помаду.

Алёна закатила глаза. Ну сколько можно?! Мартин то, Мартин се. Фриган целый час о нём талдычил. Нет, подыграть влюблённую дурочку - это без проблем. Но видимой выгоды в этой авантюре не предвидится. А "дурочка" ей нужна для другого зрителя. Причём уже сейчас. Так что наставник пусть подождёт. Или сам накладывает на себя иллюзию симпатичной девочки и подкатывает к Мартину!

А потом ещё Массимо. Придурок! Пристал со своим нытьём: "Почему ты разговаривала с Мартином? О чём? Что он от тебя хочет?"

Весь мир клином сошёлся на Мартине! И эти туда же! Алёна взглянула на девушек Дельта-группы. Подумаешь, умеет управлять антиподом? Велико дело! Как будто в Цитадели других парней нет.

- Он здесь восемь месяцев. Или около того. Что-то я не видела, подруга, как ты за ним раньше ухлестывала, - подколола девушка с короткой стрижкой и пирсингом.

- Так я его неделю назад впервые увидела, - рыжая поправила складки на водолазке. - Теперь Мартин от меня не уйдет!

Алёна скривилась.

- А когда он тебе откажет, с ним пофлиртую я, - вклинилась в разговор большегрудая. Она накрасила губы в ядовито-красный цвет и поцеловала зеркало, оставив чмок на запотевшей поверхности.

- Ой-ой-ой, - прыснула рыжая. - Твой максимум - мастурбировать на его фото.

- Вот-вот, - нисколько не смутилась большегрудая. - Ты достань его фотку. Если у обеих не срастётся, вместе на него помастурбируем...

Алёна больше не могла слышать этот разговор. Раздражённая, она пулей вылетела из туалета. Похоже, мир сходит с ума.

Быстрый шаг помог прийти в себя. Ученики шарахались в стороны. Кто-то пытался её остановить, но тщетно.

Опомнилась девушка возле телепорта. Настроение резко улучшилось, когда вспомнила, зачем наводила красоту. Оливер! Парень пообещал вынести "Трактат о стелющемся огне". Редкий экземпляр книги, который разрешают изучать только Мастерам огня. Алёна решила подтянуть свои огненные атаки. И к кому, как не к знакомому Мастеру огня обратиться с подобной просьбой. Демон, правда, думает, что девушка с ним флиртует. Ну и пусть! Зато будет покладистый и со своей кафедры вынесет не один редкий учебник.

Улыбнувшись, Алёна шагнула в мерцающий проём и в следующую секунду очутилась на этаже огневиков.

***

Мартин выскользнул из собственной комнаты. Воровато оглянулся. Перепроверил иллюзию - всё в порядке.

В коридоре жилого корпуса тихо и спокойно. Ученики сейчас на занятиях, поэтому некому было видеть, как из комнаты номер сто три выскочил заморыш в очках с большими линзами. За спиной рюкзак, в руках толстая книга. На груди телепается монетка с символом "Омега", значит, принадлежит самой младшей группе учеников. Чёрные брюки мешком свисают с худых ног. Чёрная водолазка обтягивает впалую грудь. Выбрать личину ботаника подсказал Иницам. На таких никто не обращает внимания: их много и они безобидны. Если сделать вид, что зачитался, можно очутиться в любом месте. Чем Мартин и пользовался.

Цель сегодняшнего вояжа в Цитадель - Мастер огня Оливер по кличке Демон. С лицом у парня серьезные проблемы. Обожженная морда вызывает отвращение. Но ему это не мешает быть сильным магом. Берсерки, а в случае с Оливером, моментально впадающие в боевой транс - очень опасны. Стоит замешкаться - сожжёт дотла. В честном бою без должной подготовки с ним не справиться. Но кто сказал, что бой будет честным?

По уже вошедшей в привычку, Денисов решил сделать обход вверенной ему территории. В Цитадели ничего не изменилось. Почти. Также мерцают серебристые стены. Также окна смотрят на красивые пейзажи миров. Также ученики переходят из одного кабинета в другой. Но в воздухе висит напряжение. Ученики ходят группами. Кто-то постоянно оглядывается. Великие Маги навешивают на себя тонны защитных заклинаний, с обречённостью понимая, что это не поможет.

Подтачивают нервы висящие повсюду серебристые коконы. Чародеи обходят их десятой дорогой, словно это прокажённые места. Заключённые ноют и молят о помощи. Некоторые плачут, другие разговаривают вслух. Все пленники постепенно сходят с ума. Их безумие заражает свободных. Атмосфера накаляется. Всё чаще вспыхивают драки. В Цитадели вот-вот воцарится хаос...

Более уверенно чувствуют себя так называемые провластные чародеи - те, кто поддерживает кандидатуру Арханиуса или, по крайней мере, относится к новому главе нейтрально. Мартин само собой их не трогает. Но и провластных охватывает всеобщий невроз. А ну-ка, с каждым днём серебристых коконов становится всё больше! Тут и самые крепкие нервы не выдержат. И главное, Мартина нигде не видно!

По коридорам начали бродить слухи, что неуловимый выскочка Арханиуса применяет чары невидимости. Причем невидимые даже в магозрении. Некоторые высказывают идею, что Мартин рядом. Нацепил иллюзию, изображает какого-то ученика или Великого Мага. Остальные гыркают и бросаются с кулаками, такая мысль им не по душе. Это означает, что Повелитель антимагии (как уже успели окрестить ученика Арханиуса) может в любой момент пленить их. Ведь кто знает, что на уме у выскочки? Вдруг настолько опьянеет от всемогущества, что решит всех уничтожить? И Арханиус будет ему не указ...

Почему-то все сразу поверили, что чистку в Цитадели инициировал Арханиус, благополучно пережидающий бурю где-то в глуши. А Мартин лишь своеобразное карательное оружие. Денисов, подслушивая разговоры, внутренне ликовал. Никому невдомек, что бардак решил устроить сам Мартин, что Арханиус не рискнул бы провернуть такое дело.

Хотя стоит признать: после разговора с Иницамом про Миросоздателей и Негаторов, душу начал грызть червячок сомнения. По собственной воле он решил устранять врагов Арханиуса или ему навязали эту мысль? Что, если это всего лишь курсы молодого бойца, то есть Негатора? Того супермага, способного убить любого, даже бога. Неужели он пешка в чужой игре? Ведь если задуматься, зачем ему навязывали сны про Цитадель? Просто так? Нет. Разве просто так проявились способности к серебристой энергии? Силе, у которой нет противоядия? Нет. Просто так открылось ясновидение? Снова нет. В жизни ничего не происходит просто так. Всему есть объяснение. Жаль, только сейчас приходится об этом размышлять.

Остаётся открытым один вопрос: кто? Кто втянул его в это дело? Кто решил, что некий парнишка с планеты Земля подходит на роль Негатора? Кто этот мерзавец? Олиум-Абсолют или союз Миросоздателей?

Впервые, с момента первого сна про Цитадель, Мартин почувствовал жгучий, необъяснимо жуткий страх, который как заноза начал травить душу. Захотелось проснуться. Захотелось думать, что это все кошмарный сон...

Но разум твердит обратное. Он не спит. Это не кошмарный сон. Это реальность. И реальность такова, что он не распоряжается своей судьбой. Неприятно такое осознавать. Ужасно больно. Но ничего не поделаешь. Вляпался, так вляпался. Как ни крути, теперь от него никто не отцепится. Поэтому надо сжать зубы, упрямо выдвинуть подбородок и выжить. Любой ценой. Что, зря всю жизнь боролся с собой?

Повторять "подвиг" Иницама нет смысла. Найдут даже в эмпиреях. Боги на то и боги, что могут пробраться куда угодно. Библиотекарь - не настолько важная фигура, вот его и не трогают. А молодой Негатор - другое дело. Такой на дороге не валяется, когда понадобится, его из-под земли достанут. Поэтому речи об игре в прятки и быть не может. Остаётся только воевать. Но что можно противопоставить Миросоздателям?

Ответ лежит на поверхности. Подаренные ими же способности. Предвидение поможет избежать фатальных ошибок. Серебристая энергия защитит. А новоприобретённое заклинание дублирования позволит выжить. Можно ведь поступить как Олиум с поправкой на свои особенности. Наделать дубликатов и раскидать их по всевозможным углам.

Трюк рассеет внимание преследователей: пока будут гоняться за фальшивками, их можно выманить и убить поодиночке. Куча воинов-Негаторов - серьёзный противник, даже для всемогущих богов...

Рассказ о Миросоздателях имел продолжение. Всего мирозданий девятнадцать. Дети опального Миросоздателя - Великие Маги Конклава - обосновались в мире Олиум. Понятное дело, остальным там делать нечего. Разве что разведать планы врага. Остальные восемнадцать мирозданий поровну распределили между собой Цитадель, Университет и Гнев Магии. В мирах других команд Великих Магов показываться нежелательно, а вот Поскотт, Лоттус, Сантрисс, Талс, Кродус и Аршам - в полном распоряжении чародеев из Цитадели. Вот там и разместятся первые дубликаты...

За продумыванием плана действий Мартин не заметил, как очутился возле чёрной двери - стационарного телепорта. Цитадель Магии, как и библиотека Иницама, отдельный мирок, эмпиреи. Маги из корпуса в корпус перемещаются с помощью порталов. Телепорты настолько просты в управлении, что с этим справляется самый немощный ученик. Надо только выбрать точку прибытия, повернув крутящуюся ручку на нужный разделитель, и шагнуть в телепорт.

Денисов дождался, пока стайка девчушек переместится в корпус магов воздуха. Как только за последней закрылась дверь, Мартин провернул ручку к надписи "Огонь". Потянул черную дверь телепорта на себя. Проём тускло мерцает голубым свечением. Шаг. Портал срабатывает. Ну здравствуй, обитель огневиков...

Прозвучала весёлая трель соловья. Перемена! Группы учеников с шумом стали вываливаться из кабинетов. Не все выглядят счастливо. Кто причесывает опаленные волосы, кто пытается наложить иллюзию на разодранную водолазку. У некоторых все еще дымятся штанины брюк. Занятия прошли интересно.

- С дороги! - в рёбра больно ткнули локтем. - Идиот.

- Из-звините, - Мартин поспешно отпрыгнул в сторону. Развязывать конфликт и выдавать себя он не собирался. Тем более действительно виноват - если телепортировался, нечего стоять в проеме. Надо сразу отходить от телепорта. Так говорили Великие Маги на одном из первых занятий.

Из мерцающего голубым проёма повалили другие ученики.

Мартин тем временем оглянулся. Глаза направлены вниз, он знает, что искать. Ноги проходящих учеников, стены, углы... Всё не то. Но вот взгляд остановился, зрачки расширились. На лице возникла улыбка. Ну конечно! Как же без вас, о величество кукла!

С лестничной площадки, прижимаясь к стене, выскользнула старая знакомая - тридцатисантиметровая блондинка Барби. Боевой артефакт Великого Мага Аманды. С первых дней "царствования" в Цитадели, стоит Мартину воспользоваться телепортом, как за ним тут же увязывается кукла. Сопровождает везде, даже не гнушается заходить в мужской туалет. Поначалу это жутко нервировало. Не спасали ни иллюзии, ни чары помех. Каким-то образом кукла всегда чувствует Денисова и немедленно садится ему на хвост.

Сегодня старая знакомая одета в розовые штанишки и бело-розовую с рюшечками толстовку. Интересно, она сама переодевается или этим занимается лучший артефактор Цитадели? Денисов все не мог понять, зачем старушке нянчиться с куклами? Переодевать, заплетать косы. Вспомнить детство захотелось? Явно у бабки не все в порядке с головой. Впрочем, не зря же народ за глаза называет ее Безумной Амандой...

Как бы там ни было, хлопот Барби не приносит. Только наблюдает. Поначалу Мартин считал, что Аманда начнет его шантажировать. Попросит какую-нибудь услугу за свое молчание. Но время шло, а реакций не следовало. Денисов судорожно перебирал картинки будущего и ни на одной не обнаруживал подлянок. С течением времени стало ясно, Барби не представляет угрозу. Старушка-артефактор просто шпионит за ним и все.

С другой стороны, знать, что некий Великий Маг видит все твои шаги и ничего не предпринимает - это напрягает. Но пока кукла его не трогает, он тоже никого не будет трогать. Ни сам артефакт, ни Аманду.

Хотя все же интересно, почему она следит? Какую преследует цель?

Барби тем временем прошмыгивала между ног людей, никем незамеченная.

Денисов медленно брел среди учеников. Для пущего образа руки то открывали, то закрывали книгу. Будто он судорожно проверял очередную формулу. Взгляд на время становился задумчивым. Губы то и дело шепчут слова. Мартин настолько сроднился с образом, что когда его задевали плечом, он извинялся первым. Никто не удостаивал его даже взглядом. И это хорошо, он неузнаваем. Пусть так будет и впредь!

Денисов украдкой замечал за собой слежку. Впрочем, Барби особо не старалась скрыться.

Ученики, переговариваясь, заходили в кабинеты. У окна, выходящего на песчаные барханы, пятеро ребят сбились в кучку и горячо обсуждали какое-то энергоплетение. Стены мерцают серебром. Мартин чувствовал бьющуюся в них истому. Антимагия в последнее время стала очень покладиста. Словно ей не терпелось напасть на очередную жертву. Обвить смертельной удавкой тело, глотнуть страх, высосать магический поток. Казалось, она даже шептала сделать это. Просила. Приказывала... Искушение оказалось настолько велико, что Денисов едва не поддался. Рука поднялась, пальцы на короткий миг засветились серебристыми искрами. Но Мартин одёрнул себя. Не время.

Пройдя до конца коридор, он шагнул на лестничную площадку. И тут его ожидал сюрприз.

- Не, ну это уже совсем беспредел! - вырвалось у парня. - Аманда переходит все границы!

Впереди под ступенькой притаилась другая кукла Барби. С короткими черными волосами, одетая в синий сарафанчик. Ее маленькая головка в упор смотрела на Мартина.

Денисов обернулся. Барби-блондинка подходила к лестнице. Неужели Аманда решила что-то предпринять?

Что делать? Использовать ясновидение? Но ведь еще предстоит пленить Оливера. Лучше способность придержать на крайний случай. Или все-таки подстраховаться сейчас?

Мартин глянул на куклу-брюнетку, затем на куклу-блондинку.

Сверху со следующего пролета выглянул Кен в деловом костюме. Неживое лицо не отражало ни одной эмоции. Рука нелепо согнулась в приглашающем жесте. Похоже, старушка решила с ним поговорить.

Идя вслед за куклами, Мартин все же заглянул в будущее. Острая боль разлилась по затылку. Картинки замельтешили перед внутренним взором. Ни на одной Аманда не пыталась сделать ему больно. На всех они вели дружескую беседу, но некоторые заканчивались окутыванием старушки в серебристый кокон. Денисов глянул дальше - та линия поведения, где он пленит Аманду, ведет к пленению Оливера и встречи с Аленой. Другие заканчивались по-разному. Но шансов встретить златокудрую красотку было больше, если Безумная Аманда оказывалась в плену антимагии. Последовательность шагов довольна проста. Поэтому Мартин определил для себя порядок действий. Ради соблазнения Аленки совсем не жалко попрощаться со старушкой Амандой. Тем более ведущей непонятную игру.

Куклы вели по длинному коридору. Денисов знает из картинок будущего - это дорога к кабинету сошедшего с ума Великого Мага.

Человек в сопровождении трёх кукол подошел к деревянной двери розового цвета. Вместо глазка здесь было вырезано сердечко и вставлено стекло. Оригинально. Дверь отворилась, приглашая зайти в гости. Мартин уверенно шагнул внутрь.

Комнатка лучшего артефактора Цитадели поражала своей... причудливостью. Все исключительно в розовых тонах. Справа в углу расположился стенной шкаф розового цвета. Розовые кресло и диван обступили не менее розовый журнальный столик с розовой скатертью. В дальнем углу ютится розовый комод с зеркалом. Противоположная стена обрывалась розовой дверью, ведущей, видимо, в спальню.

Впрочем, стоило разок взглянуть на хозяйку этой экстравагантной комнаты, как сразу же снимались все вопросы. На морщинистых щеках старушки алеют румяна. Губы накрашены яркой красной помадой. Чернеют неестественно длинные ресницы. На веки нанесены бирюзовые тени. Седые волосы разделены пробором и скреплены двумя белыми бантами, в точности как у выпускницы на последний звонок. Безумная Аманда во всей красе.

У неё давно не было учеников. Сумасшедшей гораздо важней и ценней её куклы. Денисов знал, разум Аманды периодически проясняется. Накануне Соревнования лучший артефактор Цитадели приходит в себя. С блеском участвует во всех сражениях. И как только возобновляется период набора и обучения учеников, Аманда снова сходит с ума.

Арханиус считает, что её кто-то проклял. Предположительно - сам Лавренций, бывший глава Цитадели. Видимо, Первый Великий Маг когда-то разглядел в Аманде угрозу своему главенству и предпочёл нанести превентивный удар. Не убил, но покалечил. Лучший артефактор до сих пор не может оправиться от действий хитроумного проклятья.

- Что вы от меня хотите? - спросил Мартин, продолжая стоять у двери.

- Поиграй со мной, - старушка держала в руках две куклы. Одна Барби, другой Кен. Великий Маг протянула Денисову бойфренда своей игрушки.

Что-то не похоже, что разум у нее проясняется. А ведь Соревнование не за горами. Хотя уже стала членораздельно говорить. Прогресс, однако.

- У меня нет времени на игры.

- Поиграй!!!

Старушка не по годам проворно бросила Кена в Мартина. Парень рефлекторно поймал игрушку.

- Я долго наблюдала за Кеном... - пискляво сказала Аманда, видимо, подражая голосу куклы. Артефактор поставила Барби на журнальный столик. Пока Великий Маг говорила, кукла в ее руках несколько раз подпрыгнула, наклоняясь то вправо, то влево. Так обычно играют маленькие девочки. Сравнение Мартина не порадовало. Что ждать от мага, впавшего в старческий маразм?

- ИГРАЙ!!! - грозно приказала старушка с белыми бантами на голове. В голосе послышались властные, ледяные нотки.

Дверь захлопнулась, больно ткнув Мартина круглой ручкой в бок.

- Пожалуйста, Кен. Подойди сюда, - Аманда снова стала пищать. - Барби хочет с тобой посекретничать...

Денисов нехотя приблизился и сел на краешек кресла, готовый сразу вскочить. Руку с куклой поставил на журнальный столик.

- Кен, мой милый мальчик, - кукла старушки, как заяц, прыг-скок, подскочила к бойфренду. - Я за тобой следила...

- Я заметил, - сухо сказал Мартин. Он ждал, что же скажет ему Аманда.

- Не сердись. Я не желаю тебе зла, - пискляво протянула старушка. Рука Барби дотронулась до лица Кена. - Ты один, поэтому слаб. Тебе нужен покровитель. Тебе нужны друзья.

- Я одиночка, привык рассчитывать только на себя. Зачем мне друзья и покровители? Зачем кому-то открываться или подчинятся? Чтобы потом меня предали? Подставили? Вытерли об меня ноги?

Денисов был недоволен разговором. И из-за этого он сюда припёрся? Чтобы поговорить о друзьях?

- Покровитель будет защищать тебя. Друзья придут на помощь в трудную минуту, - продолжала гнуть свое Великий Маг. Немного помолчав, добавила заговорщицким шепотом. - Они тебе нужны, я точно знаю!

- В таком случае лучше иметь деловых партнеров. Проговариваются четкие условия сотрудничества без каких-либо других обязательств. Навроде, попить пивка вечерком или поздравить друг друга с днем рождения...

В этот момент Денисова озарила прекрасная идея.

- Слушай, Барби, я предлагаю тебе сотрудничество. Давай ты будешь моими ушами и глазами в Цитадели, ага? Будешь следить за несколькими магами. Взамен я что-нибудь сделаю для тебя. Что ты хочешь?

Великий Маг Аманда на некоторое время задумалась.

- Освободи всех пленников! - вскоре пропищала она.

- Это невозможно, - мотнул головой Мартин. - Проси все что угодно, только не это.

- Освободи и я буду твоим другом.

- Нет, - парень был непреклонен. - Говори другие условия. На эти я не согласен. Они ж меня убьют!

- Освободи всех пленников, - повторила старушка.

- Похоже, у нас не получится договориться.

Мартин встал, оставив Кена лежать на журнальном столике.

- Прости, но мне придется это сделать...

Пока Безумная Аманда бродила в лабиринтах своего разума, в розовой комнате появилась серебристая энергия.

- Предлагаю такой договор, - Денисов решился на последнюю попытку. - Кен сохраняет Барби свободу, Барби становится ушами и глазами Кена в Цитадели.

Реакций не последовало.

- Что ж, - Мартин вздохнул. За спиной сумасшедшего артефактора развернулась серебристая сетка, готовая наброситься на жертву.

Внезапно голову резануло спонтанным видением. Перед глазами появилась картинка: золотоволосая красотка стоит рядом с обезображенным лицом Демона. Отлично, Алёна уже с Оливером. Пора к ним присоединиться.

- Мне надо идти, - пытаясь совладать с болью, сказал Денисов. - Барби, у тебя есть еще время подумать. Я сейчас сделаю одно дело и вернусь.

Серебристая сетка набросилась на Аманду.

Выходя из розовой комнаты, Мартин улыбался. Пора кончать с одиночеством. Кое в чём старушка права. Алёна станет отличной боевой подругой. Имея за спиной её моральную поддержку можно не просто сразиться со всеми Миросоздателями, но и победить...

Идя по коридорам Цитадели, Денисов обваривал в голове, как он соблазнит девушку. Алёна хочет сильного парня. Что ж, сила показана, вся Цитадель его боится. Теперь осталось дать положительные эмоции. Путешествие на Лоттус к племени Пяти пещер перевернёт в её златокудрой головке всё представление о нём. Остаётся надеяться, что дети Ниумину не подведут своего вождя и отыграют партию как надо.

Пару раз Мартин оглядывался. Естественно, куклы больше не шпионят.

***

В это же время. Великая библиотека Иницама.

- Как тебе дубликат? - проговорил маг-отшельник с набитым ртом. Великий Маг оказался страстным любителем гренок с расплавленным сыром и копченой колбасой. Незамысловатое блюдо занимало львиную долю его рациона.

- Я в восторге! - Мартин потянулся. - Он в Цитадели, охотится за тем огневиком, Оливером.

- Управлять несложно?

- Уже привык. Создается ощущение, что находишься в компьютерной игре. Умом понимаю, что я здесь, в эмпиреях. Но в то же время я там. Обидно только, что дубликат несамостоятельный. Прямо как робот. Им надо управлять... У него нет инициативы. Чтобы чего-нибудь добиться, например, пленить Оливера, нужен прямой контроль.

Парень с бакенбардами сделал кислую мину. Иницам хохотнул. Крошки хлеба вылетели изо рта, а с бутерброда упал надкушенный кусок колбасы.

- Ох, ты и шутник! - свободной рукой маг-отшельник вытер губы. - Радуйся, что вообще получилось создать дубликат. Это не хухры-мухры! Между вами устойчивая связь. Помимо очевидной выгоды, у тебя появился личный артефакт-накопитель, способный вмещать чуть ли не безграничное количество энергии. В потенциале, конечно, если сумеешь раскачать его резервуар... В любом случае не стоит недооценивать открывшуюся возможность.

- А я не недооцениваю, просто называю минусы заклинания. Вот если бы можно было создать независимую копию... - Денисов мечтательно закатил глаза. - Будем как братья...

- Ага, копия подумает: а зачем мне такой братишка, избавлюсь-ка от него пока не поздно.

- Блин! Ну зачем портите аппетит?

В этот момент Мартин весь напрягся.

- Дубликат подходит к Оливеру, - отрывисто сказал молодой Негатор.

- Всё, не отвлекаю.

Библиотекарь собрался было уйти, как его остановил оклик:

- Мастер-маг, можете одолжить накопитель? Мне нужна энергия на телепорты.

- Ты знаешь, где он лежит.

- Большое спасибо, - сердечно поблагодарил Денисов. В какой-то момент он испугался, что Иницам пожадничает.

Великий Маг кивнул, картинно развернулся и направился на кухню. За очередным бутербродом.

***

Алёна в последний раз глянула в карманное зеркальце, поправила челку. Внешность должна быть неотразимой. Оливер будет до последнего думать, что она с ним флиртует.

Серебристые коридоры на этаже огневиков пусты. Недавно прозвенел звонок о начале занятий.

Демон ждет ее в своем кабинете. У каждого Мастера огня есть личный рабочий кабинет. Довольно милый стимул, многие на это покупаются.

Вот и территория однокурсника. На бордовой деревянной двери висит табличка: "Маг Оливер, Мастер огня". Хмыкнув, Алёна коротко постучала. Дверь моментально отворилась, как будто Демон стоял на пороге и ждал ее. Впрочем, действительно ждал.

Девушка улыбнулась. Обезображенное шрамами лицо парня оскалилось в ответ. Алёна сохранила спокойствие, хотя внутри все перевернулось от омерзения. Красная мантия, небрежно накинутая на плечи, закрывала другие обожженные участки тела.

Взгляд златокудрой красавицы метнулся к столу. Накрыта белоснежная скатерть, два бокала, шампанское в ведерке со льдом и блюдо с россыпью шоколадных пуговиц-конфет. Демон хорошо подготовился к встрече.

- Ммм, шампанское.

- Да. Я подумал, будет кстати, - Оливер, воспринимая реакцию девушки как положительную, бросился открывать бутылку. Раздался хлопок, игристое вино пеной заструилось по горлышку.

- Держи.

Алёна взяла бокал, шумно втянула воздух. В комнате пахло свежесрубленной сосной. Создалось ощущение, что очутился в лесу. Не хватало только привычного шороха, щебета птиц и перестукивания дятлов.

Девушка окинула взглядом помещение. Рабочий стол почти вплотную приставлен к стене по правую руку. Тут же в углу спрятался небольшой, однокамерный холодильник. Множество книг, отсортированных по разделам магии, сплошняком закрывают одну стену. Напротив стеллажей с книгами - диван.

"- Хорошо хоть собранный, - подумала Алёна. - Не хватало еще расстеленного ложа любви с лепестками роз на белой простыне. А то с Оливера станется. Шампанское, конфеты, романтика. Небось, токсикоз совсем замучил!"

Окон нет. Зато есть прозрачная стена с дверью, ведущей в тренировочный зал. Едва прикинув размеры той комнаты, Алёна забрала свои слова обратно насчет "милого стимула". Сто или даже сто пятьдесят квадратных метров. Это не клоповник в жилом корпусе, где только и можно, что отрабатывать микроскопические фаейрболы. Получить такую громадину в подарок за титул Мастера - отличный мотиватор рвать жилы на экзамене. Повезло Демону. Впрочем, сам он так не считает. Алёна взглянула на обезображенное лицо. "Адский лабиринт" принес ему почётный титул, но забрал внешнюю привлекательность. Вряд ли обмен вышел равнозначным.

- А у тебя тут мило, - выдала результат своего осмотра девушка.

- Спасибо, - кивая, отозвался Мастер огня. - А стену специально сделал прозрачной. Так удобней наблюдать за некоторыми моими экспериментами.

- Молодец! - девушка отпила шампанского, вкинула в рот пригоршню конфет.

В комнате повисла короткая пауза. Оливер выпил уже второй бокал. Алёна задумчиво жевала конфеты.

- Скажи, а в Трактате есть принципы работы с элементалем огня? - спросила девушка. По защитным заклинаниям Фриган натаскал ее до совершенства. А вот атака пока хромает. Старые заклятья спарринг-партнеры выучили, их уже ничем не удивить. Поэтому надо обновить свой арсенал. Да и просто хочется чего-то новенького. Любимые "Вакуумное пространство" и площадное "Болотная фея" уже надоели.

- Там не только принципы, там практические советы, - гордо произнёс Оливер. - Вот, держи.

Парень протянул однокурснице потрепанную книгу с обложкой багрового цвета.

- Только предупреждаю: у себя в комнате элементаля не создавай - сожжет половину этажа. В жилом корпусе нет достаточной защиты для такого рода заклинаний. Не спасет даже серебристая энергия. Приходи сюда, ко мне. Мой тренировочный зал отвечает всем стандартам безопасности. Собственно, он и создавался для тренировок таких заклинаний.

- Спасибо, ты очень щедр, - искрометно улыбнулась Алёна.

"- Ага, так я и поверила, - тем временем промелькнула ехидная мысль. - Нашёл дуру! Мой наставник - главный по безопасности в Цитадели. Половину этажа можно взорвать, если только в момент взрыва не будет серебристой энергии, что без Стража сделать невозможно. Врёт, гад, и не краснеет!"

Оливер подлил однокурснице игристого, девушка поблагодарила.

Мастер огня в плане соблазнения оказался нерешительным парнем. Алёна таких не любит. Хорошо, что с Оливером и не собиралась встречаться, а то ждало бы разочарование. Однако, эта нерешительность ей только на руку. Можно продолжать флиртовать, давать надежду. В запасе будет месяц-другой, пока до Демона не дойдет, что его используют. Да и потом можно выкрутиться. Сейчас же просто-напросто надо повытягивать из него как можно больше знаний, всех тех хитростей, что используют огневики в своей практике.

Алёна видела в действии стихийного элементаля. Перворожденный огонь по мощности превосходит любые другие заклинания. Тот же Оливер в дуэлях активно использует данное заклятье. Оно подтачивает силы, противники теряют концентрацию. В таких боях Демон всегда побеждает. Алёна пыталась сама разобраться в заклинании, но после ряда неудач поняла: требуется специфическая информация, добыть которую можно в "Трактате о стелющемся огне", книге, которую позволено изучать только Мастерам огня.

Потом надо бы разузнать про "Вулканический взрыв" - площадное заклятье. Потоки лавы смертельными струями вырываются из пола, сжигая щиты и доставляющие другие неудобства противникам. Ещё интересна "Огненная аура". Универсальный щит, способный выдержать атомную атаку в лоб. Впрочем, предварительно надо спросить: не это ли заклинание изуродовало внешность Оливера? А то можно навсегда попрощаться с привлекательностью и стать такой же одиночкой, как и Демон. В общем, предстоит много работы. Хорошо, что у огневика нет девушки, иначе вся эта авантюра не имела бы смысла.

Вдруг бесшумно отворилась дверь. Заметив краем глаза движение, Алёна повернулась. Оливер в это время доливал остатки шампанского себе в бокал. Он стоял спиной к входу, и поэтому не увидел, как на пороге его кабинета показался выскочка Арханиуса.

- Всем привет! - задорно произнес парень с бакенбардами. Чёрный гольф и чёрные брюки на фоне искрящихся серебром ладоней выглядят зловеще.

Демона подвела реакция. Выпитый алкоголь, мысли об интиме с красивой однокурсницей, вожделение - все это затуманило разум огневика. Оливер только начал оборачиваться на приветствие, как Мартин вытянул руки. Ослепляющее сверкнуло серебром. Антимагия оторвалась от стен и коршуном набросилась на Мастера огня, краем зацепив ауру девушки. Колючая боль разлилась по телу. Алёна в ужасе отшатнулась. Рука так крепко сжала бокал, что треснуло стекло.

- Успокойся, я тебя не трону, - Мартин приподнял руки ладонями вперед, обращаясь к золотоволосой красотке.

Девушка промолчала. От стола в сторону ученика Омега-группы бросились вьющиеся лианы. Мартин среагировал мгновенно. Два серебристых лезвия разрубили атаку Алёны.

- Я тебя не обижу, - повторил парень.

В это время внутри кокона полыхнуло огнем. Оливер пришел в ярость:

- Чтоб ты сдох! Ублюдок! - посыпались проклятья.

Едва Мартин отвлёкся на огневика, Алёна атаковала вновь. Невесомая цветочная пыль должна парализовать противника. Хитрое заклинание проникает сквозь любую защиту.

Приторно сладкий запах устремился в противника. Но парень словно почувствовал, словно уловил нюхом надвигающуюся опасность. Перед ним выросла серебристая стена, уничтожившая пыльцу.

- Да успокойся ты! - прикрикнул Мартин.

- Ублюдок! Падла! Испепелю! - продолжал бесноваться Оливер, сгорая заживо. В серебристом коконе громко трещал огонь. Мартин оставался невозмутим. Сложилось впечатление, будто он каждый день убивает. Хотя так оно и есть! Скольких уже погубило заточение в коконе?

Алёна решила использовать тяжелую артиллерию. Заклинание "Вакуумное пространство" - в задаваемом радиусе исчезает кислород, что приводит к удушью жертвы...

Воздух в помещении резко закончился. Горло сдавило, легкие обдало жаром. Мартин открыл рот, пытаясь глотнуть спасительного газа, но тщетно. Послышался хрип.

- Ха! - победно воскликнула девушка. На лице появилась торжественная улыбка. - Будешь знать, с кем имеешь дело!

Мартин резко выбросил руки в стороны. С пальцев сорвались полоски серебра. Антипод прошил насквозь вакуумное пространство. Улыбка Алёны тут же скисла.

- Вижу, ты не понимаешь, - парень с бакенбардами сделал шаг вперед. Девушка попятилась. Попытка создать огненную лавину не увенчалась успехом. Заклинание врезалось в серебристую стену и рассыпалось. Алёна обернулась. Нет, не в стену. В серебристый кокон.

Златовласка все поняла. Это конец. Вот и закончилась история под названием "Жизнь Алёны".

- Тварь! - зло сплюнула девушка. В глазах вспыхнула ненависть. Золотистые кудряшки растрепались. Челка мокрыми прядями липла ко лбу. Градом катился пот. Алёна достаточно насмотрелась на пленников кокона, чтобы сейчас возненавидеть Мартина. Возненавидеть всей душой. Серебряная тюрьма постепенно вытягивает все силы. Маги гаснут на глазах. Заточение сводит с ума, многие уже никогда не будут нормальными, даже если их освободят. Теперь её ждёт такая же судьба. И за что? Всего лишь из-за отказа сходить на свидание?

- Ненавижу тебя! - процедила сквозь зубы Алёна.

- Что ж, бывает, - по-простецки пожал плечами Мартин.

- Гори в аду!

- У меня другие планы... Ты не бойся. Я не причиню тебе вреда, - в который раз повторил парень с бакенбардами.

Мартин подошел так близко, что до Алёны сквозь кокон донесся запах его парфюма. Древесно-лимонный аромат приятно обволакивал и заставлял вдыхать еще и еще. Девушка всмотрелась ему в лицо. Подбородок и над губами гладко выбрито. Длина бакенбард выровнена. Короткие черные волосы недавно посещала расческа, остались видны полоски от гребешка. Да никак он на свидание собрался? И с кем? С ней?

- Почему? - отозвался Оливер, перетягивая внимание на себя. Он стоял на коленях, униженный, с опущенной головой. Все тело - сплошной ожог. Кожа обуглилась, почернела. - Я спрашиваю, ПОЧЕМУ?!

Огневик поднял взгляд на своего палача. Правый глаз лопнул, по щеке стекала кровяная жижа. Но вряд ли Оливер чувствовал боль. Все рецепторы уже давно отключились.

Алёна посмотрела на однокурсника и слезы потекли ручьем. Только десять минут назад парень мечтал завязать с ней романтические отношения, планировал подучить ее магии огня и тем самым сблизиться. Даже не пожалел отдать запрещенную для чужих книгу. И вот на тебе! Все закончилось. Алёна хоть и оптимистка, но нужно смотреть правде в глаза: Оливер - не жилец. Он сам себя сжег. Вот такая нелепая смерть - от собственной магии...

- А нечего жечь мою комнату, - спокойно сказал Мартин поверженному врагу. - Твой наставник уже наказан. Теперь наступила твоя очередь.

- Ублюдок! - прохрипел Демон.

Внезапно девушку пронзила догадка. Так вот по какой схеме Мартин казнит цитадельцев! Многие высказывались о желании устранить тирана, но не все по итогу оказывались в серебристом коконе. Великий Маг Фриган еще задавался вопросом, почему нападения точечные? По какому критерию выбирают, кого пленить, а кого нет? Оказывается, ответ лежал на поверхности. Мартин устраняет только тех, кто пытался его убить. Кто делал, а не говорил. Видимо, Оливер как-то пробрался в его жилую комнату и спалил содержимое. Вот Мартин и отомстил. Только как выскочка узнал, что это был именно Оливер? Поставил какие-нибудь следящие заклинанья? Теперь девушка по-новому посмотрела на парня с бакенбардами. К обжигающей ненависти прибавилось любопытство и своего рода уважение.

- Не бойся. Кокон - это вынужденная мера. Я не хочу тебя обидеть, - сказал Мартин, обращаясь к пленнице. Антимагия послушно раздвинулась, он взял руки девушки в свои. Алёна почувствовала теплоту его кожи. Несколько секунд они так и простояли. Потом серебристый кокон стал таять, но полностью не исчез. Тонкой, едва различимой плёнкой он лёг на ауру девушки. Алёна вздрогнула, агрессивная энергия вызывала дискомфорт и желание поскорей помыться.

- Ну вот, - улыбнулся парень с бакенбардами. - Немного сияешь серебром, как прекрасная принцесса эльфийка, но ходить можешь.

Улыбка исчезла, Мартин заглянул в глаза Алёны и серьёзно добавил:

- Это всего-навсего подстраховка. Антипод не позволит создать заклинания. Я не хочу, чтобы ты ударила мне в спину. Это вынужденная мера, если бы ты не атаковала, я бы ничего такого не делал.

- Что тебе от меня надо? - с вызовом спросила девушка.

- Любви, ласки и кучу детей! - сказал парень и, видя, как вытягивается от удивления лицо Алёны, усмехнулся.

- А если серьёзно - хочу показать тебе одно замечательное место, - Мартин задумался. - Но сперва надо закончить все дела в Цитадели. Идём!

Парень взял за руку ошарашенную девушку. События развиваются настолько быстро, что Алёна даже не знала, как себя повести. С одной стороны, нахала надо бы убить, с другой - это не даёт сделать антипод. Пару попыток обращения к резервуару и создания заклинания привели к тому, что разболелась голова. К тому же серебристая энергия похлестче пиявки впилась в ауру, заставляя при каждом шаге кривиться от боли и ёжиться.

Выходя из кабинета, Алёна бросила взгляд на сокурсника. Оливер опустился на дно кокона. Тело его продолжало тлеть и дымиться. Что странно, запаха сгорающего трупа не чувствовалось, а то вонь была бы ужасной. Получается, серебристая тюрьма герметична. Но тогда почему она почувствовала запах туалетной воды Мартина? Это было сделано нарочно?

А что, если Мартин хотел ее только припугнуть? Что, если серебристая "смирительная рубашка" просто манёвр? Ведь хватит поры, дырочки размером с волосинку - и она выберется.

Алёна зашагала уверенней. Появилась надежда вернуть события под свой контроль.

Ведь если получится освободиться, первым делом Мартин получит какую-нибудь пакость, желательно из магии смерти. Чтоб неповадно было сражаться с противником, достигшим звания "Маг".

На лице замелькала мечтательная улыбка.

Жаль только, что давно забросила медитацию, а то очень трудно выискивать лазейку для побега шагая при этом вслед за выскочкой...

Коридор по-прежнему пустовал, ученики до сих пор на занятиях. Они пока не знают, что тут, у них под боком, произошло убийство... Что уже никогда не пройдет по коридорам молодой Мастер огня Оливер. Что уже никто не испугается его страшного облика.

Алёна осматривалась, и ей казалось, что прошла целая вечность. Всё выглядело каким-то другим. Чужим. Наверно, так происходит с солдатами, вернувшимися с войны. Вроде бы стены родные, но мир воспринимается под новым углом. Увидев смерть, сам побывав на краю пропасти, солдат не может оставаться прежним. Так и она, в бою успела попрощаться с жизнью, но судьба сделала новый, неожиданный виток.

Выбраться из серебристого плена не получалось. Алёна осторожно катала по поверхности маленький шарик энергии. Где пройдёт наружу, там и есть её удача.

Мартин недолго шёл, остановились посреди коридора. Парень склонил голову, будто заснул. Алёна хотела было толкнуть его в плечо, добавив что-нибудь ехидное, но вдруг в шаге открылся прямоугольник портала. Теперь понятно, почему он замер - тужился создать телепорт.

Шаг в мерцающую голубым дымку. Боль от касания антипода исчезла, но девушка ничего не успела сделать. Едва прибыли на место, "смирительная рубашка" появилась вновь. Алёна разочарованно вздохнула.

Они очутились у розовой двери с глазком в виде застекленного сердечка. Опознать эту дверь не составило труда. Еще обучаясь в младшей группе, Алёна с товарищами хотела заглянуть в покои Безумной Аманды. Тогда среди учеников была популярна игра: кто смелее всех? Придумывались различные задания. На долю Алёны сотоварищи выпало посетить комнату сумасшедшей. Для доказательства требовалось вынести трофей - артефакт, заготовку для артефакта или какой-нибудь другой предмет обихода, указывающий на то, что им владела Аманда. Но им так и не удалось попасть в эту комнату. Пока решались, кто зайдет первым (боялись активировать какое-нибудь мерзопакостное защитное заклинание), что нос к носу столкнулись с хозяйкой кабинета, возвращающейся с обеда. Больше в этом крыле Цитадели Алёна не появлялась.

Парень с бакенбардами уверенно потянул ручку розовой двери, словно заходил к себе домой. Алёна зашла следом.

Золотоволосой девушке показалось, что она попала в игрушечный домик. Комната действительно принадлежит сошедшей с ума женщине. Или маленькой девочке. Все сплошь розового цвета, даже чашка с ложкой и тапочки. Яркими пятнами на фоне розового королевства выделяются куклы-артефакты. Две из них лежат на журнальном столике, другие разбросаны по комнате. Сама хозяйка сидит на диване. Прямая спина, взгляд отсутствует. Казалось, она дремлет с открытыми глазами. Лицо как бы распухло, белки глаз покраснели. На морщинистых щеках алеют румяна. Виднеются две вертикальные дорожки, будто бы от слез. Губы накрашены ярко-красной помадой или искусаны до крови. Чернеют неестественно длинные ресницы. Часть из них вырвана. Подводка вокруг глаз размазалась, пожилая женщина напоминает панду, только не с черными, а бирюзовыми кругами. Седые волосы, скрепленные двумя белыми бантами, растрепались. Алёне показалось, что совсем недавно Безумная Аманда плакала. Но кто довел старушку до слез?

Мартин стал на колени перед журнальным столиком. Взял в руки лежащую куклу Кена. Алёна недоуменно приподняла брови.

- Барби подумала над условиями Кена? - спросил парень. Голос звучал уверенно, но слова - какая-то нелепость. Безумная Аманда, сидящая в оцепенении и не отреагировавшая на их появление, моментально оживилась. Барби в ее руках запрыгала по столу, приближаясь к Кену. Они в куклы решили поиграть?

- Кен, освободи всех пленников, - пролепетала старушка высоким, детским голосом. - Тогда Барби станет тебе помогать.

- Не могу, Барби. Придумай что-то другое!

- Освободи пленников! - настаивала Барби в руках сумасшедшей чародейки.

- Барби, ты не оставляешь Кену выбора. Он вынужден...

Покой розового царства грубо нарушил серебристый свет. Алёна инстинктивно зажмурилась, хотя на неё антимагия и не собиралась нападать. Когда девушка открыла глаза, Великий Маг Аманда уже находилась в коконе. На лице растянулась неживая улыбка, по щекам струились слёзы. Сквозь лабиринты безумия старушка поняла, что с ней произошло. Кукла Барби выскользнула из рук...

- Ладно, Оливер. Враг. Это можно понять. Но Аманду зачем? - вырвалось у Алёны. И девушка тут же прикусила губу. Она не могла поверить в собственную глупость. С ума сошла, что ли - перечить психопату, только что хладнокровно наблюдавшему как умирает его враг. Алёна понимала, лучше бы отмолчаться. Но нет же, сдуру умудрилась осудить действия выскочки. Златовласка замерла в ожидании наказания, в ожидании боли. Длинный язык никогда до добра не доводит.

Но Мартин удивил. Поднялся на ноги, бросил Кена на диван, посмотрел на Алёну. Под испуганно-гневным взглядом девушки он поджал губы и опустил глаза.

- Я пытался договориться... - глухо произнёс Мартин, пожимая плечами. Будто и вправду жалел о случившемся.

Алёна хотела было что-то сказать, но мысли так и не успели оформиться в слова - их окутала голубая дымка телепорта.

В следующий миг стало не до разговоров. Всё внимание девушки сконцентрировалось на местности, куда они переместились. Она настороженно огляделась.

Пёстро зеленеет поляна. Блики яркого солнца пробиваются сквозь тонкие ветки берёз. Лёгкий ветерок играет с листьями на деревьях, приглаживает к земле траву.

Звуки дикой природы водопадом обрушились на Алёну. Стук дятлов, щебет пичужек, уханье сов. Жужжание и стрекот насекомых. Тёплый воздух пахнет свежескошенным сеном. Ветер приносит сладкие ароматы душистых цветов. Куда выскочка её привёл?

- Пошли, - тихо проговорил парень, потянув девушку за собой.

Тропинка вела по берёзовой роще. По бокам выстроились стволы деревьев, шелестят листья. Алёна попыталась было сопротивляться, но Мартин лишь сильнее дёргал за руку.

- Я не причиню тебе вреда. Успокойся, - всё время повторял он.

Тропинка вывела на открытое пространство. Девушка увидела, что впереди возвышается гора с пятью чёрными пропастями - входами в пещеры. По бокам густеет лиственный лес.

Сама прогалина оказалась не пуста. В пещеры выходили и заходили полуголые люди. Несколько то ли подростков, то ли мужчин бьются на копьях, поднимая тучи пыли. Вокруг них собралась разношерстная ребятня, оживленно переговариваясь друг с другом. Три женщины показались на опушке леса, их обвисшие груди подпрыгивают в такт движению. Туземки удерживают на плечах палицы с бурдюками какой-то жидкости, расплескивающейся по мере ходьбы. Наверно, несут воду. Чуть в стороне, ближе к берёзовой роще, четыре мальчугана примерно десяти лет от роду буравят взглядом камушки, парящие перед ними. За юными волшебниками присматривает молодой парень с длинными до плеч чёрными волосами, в которые вплетены какие-то косточки и палочки. На смуглом лице туземца от переносицы до ушей начернены красные линии. Похоже, местный аналог татуировки. Что означает этот раскрас, Алёна не знала. Лица мальчишек, наоборот, чистые. Видимо, тату наносят лишь взрослым особям.

Каждый туземец, от велика до мала, одет одинаково. Набедренная меховая повязка, чаще фиолетового цвета. По-видимому, шкура местной фауны. К повязке прикреплены или камушки (у мужской половины племени), или длинные белые нити, скорей всего жилы животных (у женской половины).

Девушка ещё раз окинула взглядом открывшуюся картину. По всей вероятности, выскочка привёл её в один из уголков подвластного мира, где маги Цитадели проводят свои эксперименты.

Четыре мальчугана от усердия высунули языки. Пот скатывался по тощим лицам. Они выглядели так серьёзно и так забавно, что Алёна, не удержавшись, прыснула.

Их заметили. Четыре камушка, как один, с глухим звуком рухнули на землю. Головы повернулись. Словно в замедленной съёмке, девушка увидела, как лица мальчуганов расцветают в улыбке.

- Мартин! Мартин пришёл! - взвизгнула ребятня и сорвалась с мест. Подбежав к выскочке, они одновременно обняли парня со всех сторон.

- Привет, Макси, Такко, Лорри и Фоззи, - Мартин поочерёдно взъерошил волосы каждому мальчишке. Те только сильнее прижались к выскочке. Похоже, ученик Арханиуса сроднился с этими туземцами.

Парень с заплетёнными в волосы косточками степенно приблизился к ним.

- Здравствуй, Отец! - старший туземец сделал кивок головой, больше похожий на поклон. Он не стал, как мальчишки, обнимать Мартина. Хотя Алёне показалось, что вполне мог это сделать. Скорей всего постеснялся гостьи. Девушка почувствовала на себе пытливый взгляд взрослого туземца.

- Кто это, Мартин?! - бесцеремонно спросил один из мальчишек, указывая на Алёну.

- Это Мать детей Ниумину! - торжественно сказал Мартин. В уголках глаз зажглись искорки веселья.

Алёна еще не успела понять, что к чему, как ребятня вместе со старшим туземцем синхронно опустились на одно колено и сложили руки в молящем жесте. Девушка оторопела от такого приёма.

- Мартин, гляди, что я умею, - один мальчишка с копной рыжих волос потерял интерес к "Матери". Вскочив на ноги, он отошёл на порядочное расстояние. Худенькие ручки, сжатые в кулачки, поднялись вверх. Мальчик потянулся к небу, да так, что живот втянулся под ребра. Небольшая заминка, и вот парнишка резко опускает руки. Одновременно с незамысловатым действом кожа на торсе воспламенилась красным огнем. В момент, когда руки опустились, огненная стена размером с туловище мальчонки, стремительно полетела вперед. Через пару десятков шагов огонь съежился и вскоре потух.

- О-о, какой ты молодец, Такко! В прошлый раз у тебя ушла вся энергия. Хвалю! - сделал комплимент Мартин. Рыжеволосый мальчуган улыбнулся во весь рот.

Парень с бакенбардами повернулся к Алёне.

- Буквально пару недель назад Такко тратил всю энергию и от истощения падал в обморок, - пояснил он. - Видишь, сегодня резерв уменьшился наполовину. А Такко не только создал "Огненную тень", но и остался в сознании.

- Я не вижу, - сухо и недовольно произнесла девушка, скрестив руки на груди. Серебристая плёнка на ауре даже не давала включить магозрение. Быть обычной Алёне совсем не нравилось.

- Ах, ну да, - Мартин сделал вид, что намёка не понял.

- Мартин, смотри, что умею я! - азартно воскликнул мальчик со стрижкой под горшок. Он указал на груду камушков, которые под взглядом юного волшебника зашевелились и поднялись в воздух. Проделав несколько пируэтов, камушки упали на землю. Что странно, Алёна не увидела пыль, которая должна была взметнуться вверх. Ведь камни упали на сухую землю...

Мартин хитро прищурился.

- Фоззи, Фоззи, - цокнул языком ученик Арханиуса. - Разве можно обманывать Отца племени?

Мальчик понурил голову.

- Эти камни - иллюзия, - не спрашивал, а утверждал "Отец туземцев". - Попробуй сделать тоже самое, но с настоящими. И тогда тебе цены не будет!

"- Ага, Мартин тоже заметил. Камни при падении не подняли пыль, это факт. Впрочем, он мог видеть энергию. Вполне возможно, что камни были просто сгустками силы, а мальчишка не сумел как следует наложить иллюзию, - подумала Алёна. - И когда же он снимет эту треклятую плёнку?!".

- Какое будет наказание? - маленький Фоззи по-взрослому посмотрел на парня с бакенбардами. Мальчишка хотел заслужить одобрение, но авантюра не удалась. За обман полагается наказание. Всё справедливо.

- Наказание, говоришь? - Мартин задумчиво почесал волосатую щёку. - Раз ты выбрал иллюзии, будешь отдельно со мной заниматься по этому направлению.

Видя, как загорелось лицо Фоззи (обрадовался, что будет больше времени проводить с "Отцом туземцев"), и как лица других мальчишек вместе со старшим туземцем скисли (по тому же поводу), Мартин добавил:

- Конечно, это будет в нагрузку к занятиям с Тиббо. И не посмотрю, насколько ты устал. Буду гонять похуже Тиббо.

Старший туземец кивал, соглашаясь с каждым словом Мартина. Мальчишки теперь с сожалением смотрели на Фоззи. Видимо, их учитель тот ещё деспот.

- Хорошо, - еле слышно протянул мальчик со стрижкой под горшок и опустил голову. Было непонятно, то ли он действительно расстроился из-за дополнительной нагрузки, то ли не хотел показывать остальным свою радость по поводу такого рода "наказания". Впрочем, судя по промелькнувшей улыбке, этот Фоззи все еще рад, что будет учиться у Мартина.

"- Кем выскочка является для этих туземцев? - задумалась Алёна. - Почему они радуются, что Мартин пришёл, радуются, что он будет их учить и наоборот, огорчаются, что учить не будет. Что это за племя такое?"

Пока Мартин проверял способности у оставшихся двух мальчишек, не переставая при этом их нахваливать, к ним подошла группа из шести женщин. Все худые, как щепки. Почти у всех грудь неэстетично свисает чуть ли не до пупка. Обветренная, загорелая кожа. Волосы - длинные, скомканные пряди темного цвета. У каждой на лице от переносицы до ушей тянется по одной красной полоске.

Туземок Алёна заметила первой. Кожей ощутила настороженные и почему-то злые взгляды аборигенок. Злые - на себе. Причем когда девушка посмотрела на них в упор, туземки ещё больше нахмурились, их глаза метнули искры, а губы изогнулись недовольной дугой. Почему тогда юные волшебники и парень с косточками в волосах отреагировали так хорошо? Почему эти женщины гневаются? Чем заслужила к себе такое отношение?

У Алёны сложилось впечатление, что если б не присутствие Мартина, женщины накинулись бы на неё с кулаками.

Девушка озадаченно взглянула на Мартина. Один из мальчишек-волшебников в порыве благодарности снова обнял "Отца туземцев". Алёна повернулась к подошедшим женщинам, те продолжали хмуриться и косо смотреть на чужачку.

- Отец, - поклонилась самая старшая женщина. Ее волосы уже тронула седина. - Нам не хватает шкур для перезимовки.

Туземки переключили своё внимание на ученика Арханиуса.

- А сколько надо? - Мартин внимательно осмотрел женщин. Аборигенки дружно опускали взгляд, но стоило парню с бакенбардами переключиться на другую, предыдущая с интересом зыркала на выскочку. Правда одна, самая молодая, с каким-то торжеством и превосходством поглядывала на старушку-соплеменницу.

- Две или три камиги. Или один ламонт, - ответила седовласая.

- Хорошо. Позови Никко, и передай пятерке воинов, кто меньше устал, чтобы готовились. Через пару часов мы пойдём на охоту.

- Хорошо, Отец, - седовласая женщина поклонилась. - Спасибо.

Алёна вновь посмотрела на молодую туземку. Та еле сдерживалась, чтоб не оскалиться. И вид весь такой довольный-предовольный! Явно что-то с ней не так. Уж очень она обрадовалась заявлению Мартина об охоте. Другой вопрос: заметил ли это сам выскочка?

Заметил. Парень с бакенбардами прищурился. Указав пальцем на ту молодую туземку, он произнес:

- Салли, подойди ко мне.

Туземка встрепенулась. Улыбка на лице сменилась настороженностью.

- Для чего ты прячешь шкуры? - грозно спросил выскочка, когда девушка сделала осторожный шаг навстречу. - Объясни, зачем ты воруешь у своего же племени?

- Я... я... - молодая туземка растерялась под насупленными взглядами женщин.

- Дорри, - Мартин обратился к седовласой женщине. - Сходи вместе с Салли, она покажет всё, что спрятала. Посчитай, сколько там наворовано шкур. Может быть, и охота не понадобится.

- Хорошо, Отец.

- Идите!

Женщины развернулись и пошли вслед за Салли. Молодая туземка вся сгорбилась, потускнела. Маленькая афёра раскрылась. Алёна провожала взглядом молодую туземку, и ни капельки её не жалела. Воровать у своих же? Постыдное дело.

- Ты хочешь узнать, как я это понял? - Мартин повернулся к своей пленнице. Алёна промолчала.

- Вспомни её руки. Вплоть до плеч покрыты кровоточащими царапинами. Такое бывает у собирательниц, но ягоды ещё не поспели, нечего собирать. Значит, она лазила в кусты с другой целью. Если бы ты присмотрелась, шкура, опоясывающая ее талию, новая и длиннее, чем у других. Это дефицитный товар, набедренная повязка выдается одна на сезон. И ещё. Салли обмотала ступни в шкуру, сделала себе босоножки. Хотя остальное племя ходит босиком. Для всего этого у неё есть материал. На охоту не ходит, значит ворует.

- Браво, Шерлок, браво! - Алёна похлопала в ладоши.

- Чего ты язвишь? - набычился Мартин.

Разгореться перепалке не дало появление необычных животных. Привыкшая к различным химерам Алёна разинула рот от удивления.

Виляя розовыми, крысиными хвостами к ним бежало полтора десятка каких-то четвероногих уродцев. Глубоко посаженные глаза и большой, с острыми зубами рот - они чем-то напоминали обезьянок. Но смуглокожие и без единого пучка волос.

Одна, особо крупная особь, отделилась от стаи и направилась к ней. Алёна еще не успела испугаться, как послышался грозный оклик Мартина:

- СТОЯТЬ!

Химера мгновенно замерла, словно дрессированная собака. Девушка смогла рассмотреть рубцовые шрамы, какие бывают после ожогов. Да эти твари уже хлебнули жизни!

- Привет, Никко. Как моумиги? - проговорил выскочка. Алёна подняла голову и увидела подошедшего молодого туземца. Лицом он очень похож на того учителя маленьких волшебников. Только волосы не чёрные, а русые. И притом очень короткие, будто бы он недавно брился налысо.

- Привет, Мартин. Всё в порядке, слушаются, - пожал плечами молодой туземец, с интересом поглядывая в сторону девушки.

- А я погляжу, не очень, - Мартин со смешком указал на короткие волосы собеседника.

- Да я сам виноват, - туземец почесал затылок. - Немного задумался и...

Алёна смотрела на подошедшего парня и не могла понять, что с ним не так. Остальные туземцы, как туземцы. Обычное недалекое местное население. А этот чем-то отличается.

Пока Мартин обсуждал с этим Никко запасы вяленого мяса на зиму, и решали, сколько еще раз стоит сходить на охоту, Алёна без зазрения совести осматривала туземца. Тот чувствовал на себе внимательный взгляд. Искоса стрелял глазами в стоящую поодаль Алёну, но от разговора с Мартином не отвлекался.

Когда туземец позволил себе хлопнуть по плечу Мартина в ответ на его шутку, Алёну пронзила догадка. Этот Никко ведет себя наравне с выскочкой! Не раболепствует, не пресмыкается как другие туземцы. Интересно, почему?

Обсудив все дела, парни обратили внимание на химер, все еще сидящих по струнке невдалеке. Алёна стала свидетелем тренировки этих лысых чудовищ. Стоило Мартину посверлить взглядом, как часть химер покорно снялись с мест и встали напротив своих сородичей. Дальше последовал бой стенка на стенку, где по три особи почему-то вдруг принялись кружить хороводы, а остальные атаковали и защищались различными заклинаниями. Алёне было интересно смотреть, тем более команда химер Мартина то и дело проигрывала. Но выскочка нисколько не сердился, лишь смеялся в ответ на особо удачные приёмы противника.

После тренировки Никко вызвался показать девушке территорию каких-то детей Ниумину. Алёна не стала переспрашивать, смутно догадываясь, что так по-местному называется это племя. Мартин не возражал и, ссылаясь на какие-то срочные дела, ушел вглубь леса вместе со всеми химерами.

Оставшись наедине, Никко представился, как подобает воспитанному молодому человеку, словно он и не дикарь богом забытого мира, и повел свою новую знакомую на экскурсию.

Алёна продолжала ловить на себе гневные взгляды женщин племени, но туземки уже не так агрессивно проявляли свою антипатию. Возможно всему виной шедший рядом молодой Никко. Народ ему кивал, чуть ли не кланялся - почти как Мартину та группа женщин во главе с седовласой Дорри. Сам Никко уверенным взглядом принимал полупоклоны соплеменников.

Ему это не в новинку, сообразила Алёна. Теперь она поняла то отличие. В парне чувствовалась сила. Характер. Стержень. Он пусть и молодой, но уже настоящий лидер.

Никко демонстрировал быт своего племени, рассказывал забавные моменты, которые происходили с ним и его соплеменниками. Показывал пещеры...

Поначалу он не касался темы Мартина. Алёна уж было подумала, что придётся силком вытягивать информацию о выскочке. Как Мартин сюда попал? Что делает в этом племени? Но оказалось, Никко и сам рвался обо всем рассказать.

Если рассказ о быте общины излагался будничным, чуть ли не монотонным голосом. "Эта тропинка ведет к роднику, там мы берем воду. Здесь зажигаем костер, на котором женщины жарят мясо". А тема забавных происшествий говорилась экспрессивно и со смешком. "Мы ему кричим: "Не прыгай"! А Борро уже пригнулся, но тут его нога соскальзывает, и он со всего размаху плюхается в воду! Дурачина!" То когда Никко вспоминал Мартина, этот уверенный в себе молодой человек превращался в мальчишку, с восторгом и обожанием выбалтывая похождения своего кумира. "Я обомлел, когда увидел этих тварей. Их налетело столько, что если б не Мартин, они бы всех нас убили! Мы с братом, конечно, попытались провести ритуал изгнания, как нас учили. Но Мартин... он сделал какой-то фокус с аурой. Роруги все полетели к нему. Потом яркая вспышка, а когда я снова стал видеть, роруг уже не было".

Алёна замечала, стоило Никко произнести имя выскочки, как его глаза загорались, а на лице появлялась блаженная улыбка. Ученик Арханиуса чем-то запал ему в душу. Да и всем остальным туземцам. Они обзывают его "Отцом племени". Но фактически он ведь не может быть их родителем?

- Скажи, Никко, - Алёна не выдержала. - Сколько прошло времени с первой встречи с Мартином?

Молодой туземец не задумываясь, словно и вправду вёл подсчёт, выпалил:

- Сто семьдесят пять... нет, уже сто семьдесят шесть оборотов солнца. Это, по-вашему, почти шесть... - Никко чуть призадумался, а потом проговорил медленно, по слогам, будто бы это слово ему чуждо. - Ме-ся-цев.

- Понятно, - протянула Алёна и погрузилась в раздумья.

Это что же получается? Ещё до всей заварухи в Цитадели Мартин стал наведываться к этому племени? Для чего оно ему? Женщины здесь страшные. Так что не для удовлетворения похоти. Какие-нибудь артефакты? Нет. Хотя тот странный желоб, который Никко обозвал тотемом племени... Эх, посмотреть бы на него магозрением... Книг здесь нет. Наскальной живописи, где бы туземцы изображали старинные заклинания, тоже. Тогда почему он сюда ходит? Может, ставит какие-то эксперименты? Ведь судя по Цитадели, он та ещё тварь. Впрочем, местный народ его обожает. Так что вряд ли Мартин устроил здесь пыточную. Зачем же ему племя? Почему привёл её сюда? Что хотел этим сказать? И когда же, наконец, он снимет эту проклятую плёнку с ауры?!

***

Пятая пещера, где расположен тотем племени, встретила Мартина тишиной и покоем.

Стены мерцают зелёным. Света едва хватает различить дорогу перед собой. Впрочем, Денисов настолько привык, что уже не обращает на это внимания. Внутри пещеры пахнет сырой землёй. Такое бывает, когда в воздухе повышается влажность. И судя по надвигающимся с востока чёрным тучам - влажно будет не только в пещере. Безмолвие и полумрак навевают сон. Утомлённый организм с радостью поспал бы несколько часов, но нельзя. Сейчас самое время создать новый дубликат.

Смачно зевнув, Мартин распечатал тотем племени. Из источника гейзером хлынул поток зелёной энергии. Парень направил силу к себе, литр за литром наполняя внутренний резервуар. Энергия взбодрила похлестче крепкого кофе. Мысли сами собой вернулись к анализу прожитого дня.

Алёна ещё не бросилась ему на шею и не прошептала томно "Я вся твоя!", но прогресс, как говорится, налицо. Девушка перестала дичиться и вести себя агрессивно. А во время экскурсии, устроенной Никко, много интересовалась личностью Мартина.

Стоит признать, племя отыграло свою роль как надо. Сначала восторженная реакция ребятни - это вызвало оторопь и недоумение в глазах Алёны. Как это так, его ненавидит вся Цитадель, а какая-то малышня лезет обниматься? Что за дела?

Потом фирменное приветствие, от которого девушка смутилась. Видимо, не ожидала, что аборигены станут перед ней на колени.

Дальше приступы злости, проявленные женщинами. Алёна наверняка догадалась, что её приревновали к вождю племени.

А последний штрих был за Никко. Парень за время отсутствия Мартина возмужал, набрался опыта. Стал уверенно держаться, появилась гордая осанка. Он быстро смекнул, что от него требуется. И надо сказать, проделал свою работу на высочайшем уровне. Экскурсия была лишь поводом показать Алёне отношение племени к своему вождю. Никко грамотно повел себя, и уже к вечеру, на праздничном ужине, Алёна смотрела на Мартина с большим, просто таки огромным, любопытством. Чему Денисов очень обрадовался.

На ночь девушку определили в пещеру вождя. Никко лично постелил для гостьи новую шкуру в самом дальнем и самом теплом гроте. И по молчаливому указанию Мартина, остался ночевать в этой же пещере с одной стаей моумиг для охраны. Так, на всякий случай. Ревнивые женщины, конечно, не посмели бы сделать больно гостье любимого вождя. Но мало ли? Кто их поймет, этих женщин?

Сам Мартин отправил своего дубликата в пятую пещеру, поближе к источнику энергии. Туда же переместился лично. Сегодня ничто не помешает сделать второй дубликат.

Рассказ Иницама о Негаторах не на шутку обеспокоил Мартина. Он-то думал, будет забавная игра! "Повеселится" в Цитадели, наберётся опыта в магии и потом осядет на Лоттусе. Создание сверхмощной державы из кучки разрозненных племён - чем не достойная цель?

Во время сновидческих появлений в Цитадели как-то само собой включился режим игры. Засыпаешь - и сразу оказываешься "там". Виртуал оказался настолько привлекательным, что реальная жизнь ушла на второй план. Во сне можно было делать всё, что захочешь. Эксперименты с заклинаниями, интересные дуэли с Пэтрой и Арханиусом, охота на диких животных на Лоттусе... Уникальные способности к негаторской энергии позволяли чуть ли не на равных сражаться со всеми магами Цитадели. Сон воспринимался как забава, компьютерная игра. Ведь происходило всё не по-настоящему, просто выкрутасы усталого сознания.

Но Пэтра пришла за ним в реале. Оказалось, что целый год он видел пророческие сны. События в Цитадели развивались по такому же сценарию, как и во снах. Правда, были некоторые различия, но отклонения Мартин считал допустимыми. Кардинально ведь ничего не изменилось же?

Вскоре появилось ясновидение. Возможность видеть будущее, просматривать варианты своего поведения и реакции окружающих - это здорово помогало.

Ничего не заподозрил Мартин, когда события вдруг разительно стали отличаться от увиденного во снах. А стоило. Пресловутая способность предвидеть сделалась палочкой-выручалочкой и притупила чувство самосохранения. Не раз Денисов был на волосок от смерти, но своевременная подсказка оберегала от непоправимых ошибок. Тут бы приостановиться, задуматься. Ан нет! Ведь это же игра! Просто игра. Будто бы сидишь за монитором и проходишь персонажем уровень за уровнем шутер.

Но последний разговор с Иницамом отрезвил. Если есть магия, если живут Великие Маги, то почему бы не существовать ещё и Миросоздателям с Негаторами? Оглядываясь на свою уникальность и понимая, что за всё надо платить, можно предположить - кое-кто скоро потребует платы. И тут постаёт вопрос: а готов ли ты заплатить? Раз Негаторов воспитывают, как наёмных убийц, готов ли ты выполнять чужие приказы. Мартин точно знал: нет.

Значит, когда придёт время отказывать, надо быть готовым к неприятностям. Чтобы встретить их во всеоружии. То, что неприятности будут, Мартин не сомневался. Идти наперекор тем, кто подарил тебе уникальные способности - это самоубийство. Но лучше так, чем переступить через себя, придушить гордость и безропотно выполнять чужые команды. Вся жизнь Денисова состояла из борьбы: со своею слабостью, со своим же мягким характером, с другими людьми. И пока он выходил победителем.

Теперь же надо приложить усилия, чтобы выиграть. Для этого нужно создать кучу дубликатов - на случай когда его начнут убивать. Приобрести союзников - чтобы не воевать в одиночку. И найти того, кто надоумил Иницама показать молодому Негатору заклинание дублирования. Этот человек наверняка знает много чего интересного. Ведь не зря же дал магу-отшельнику такое задание?

Глубоко в душе парень с бакенбардами надеялся, мол, всё, что сейчас с ним происходит - очередной сон. Он спит у себя дома. Впереди целых два дня выходных, и поэтому бабушка, проснувшаяся с рассветом, не будит любимого внука...

Повспоминать родичей, оставшихся на Земле, не позволил зов Никко.

"- Девушка вошла в пятую пещеру", - предупредил заместитель вождя.

"- Спасибо!" - коротко поблагодарил Мартин. Дубликат, словно кукла неподвижно сидящий напротив, встал и спрятался в одном из ответвлений пещеры. Рано Алёне знать его секреты.

Всё-таки забавная штука психология. Сначала она показывает свою неприступность и высмеивает попытку сблизиться. Но стоит проявить настойчивость и смекалку - девушка сама идёт на сближение. Явно всё это время Алёна не спала, думала. Будет хорошо, если она согласится завязать отношения.

Донеслись шорохи крадущегося человека. Алёна ступала осторожно, едва слышно. Но слух Мартина настолько привык к тишине, что лёгкое поскрипывание земли под подошвами кроссовок мог услышать и за километр.

- Зачем ты мне всё это устроил? - без предисловий начала Алёна, едва завидев сидящего на земле Мартина. - Хочешь подобраться к моему наставнику? Будешь шантажировать мной в обмен на схемы защитных чар Цитадели? Какой же ты подлец!

Мартин обернулся. Глаза девушки метали молнии. Крылья носа яростно трепетали. Девушка готова была стереть в порошок своего обидчика.

В ответ Денисов усмехнулся. Реакция Алёны его не напугала. Что-то подобное этой вспышке он и ожидал. Слишком всё внезапно произошло, девушка не поняла, что попала на крючок.

- Не ищи подвоха там, где его нет, - спокойно произнёс Мартин. И после небольшой паузы добавил: - Всё банально просто - я хочу тебе понравиться.

Девушка окаменела от удивления. Весь её воинственный пыл как ветром сдуло. Руки, до того скрещённые на груди, скрылись в карманах джинсов. Так обычно делают люди, когда им неудобно.

- Чего? - слегка охрипшим голосом спросила Алёна.

- Хочу понравиться, - повторил парень с бакенбардами.

Девушка, наоборот, стала закипать. Руки выпрыгнули из карманов.

- То есть ты специально убил Оливера и других магов, чтобы мне ПОНРАВИТЬСЯ?! - её интонации повышались, едва не перейдя на визг.

- Не драматизируй, - отмахнулся Мартин. - Я их не убивал. Просто пленил в кокон. Кто ж виноват, что Оливер сам себя сжёг?

- Подожди-подожди, - Алёна приподняла ладони в останавливающем жесте. - То есть получи от меня согласие, ты бы всех отпустил?

- Не льсти себе, Алёна. У тебя мания величия. Ты...

Мартин запнулся на полуслове. Если сейчас повести себя правильно, она ответит согласием. Порой у девушек случаются приступы благородства. Они готовы жертвовать собой ради благополучия других. Такое сплошь и рядом встречается в семьях, где муж - тиран, а мать делает всё, чтобы уберечь детей от мужниного скверного характера. Видимо, у Алёны тоже есть такой пунктик в характере. Ведь не зря же она заговорила о пленниках кокона. На этом можно и нужно сыграть...

Хотя... насильно мил не будешь. Да, она сможет потом притереться. Привыкнуть. Но в таком случае из Алёны никогда не выйдет настоящей боевой подруги. Не подставит она своё плечо в трудную минуту. Поэтому лучше быть честным с ней с самого начала.

- Буду с тобой откровенным, - начал Мартин, разрешив, наконец, терзающую душу дилемму. - Всё это... надо было сделать ради Арханиуса. Он мне помогает обучиться магии, я разбираюсь с его врагами.

Мартин точно не знал, какой ожидал реакции Алёны, но точно не эту. Девушка словно взорвалась. Лицо бросило в краску. Вены разбухли. Глаза чуть не выскочили из орбит.

- Не говори о преданности! - прокричала Алёна. - Не говори о врагах! Растаман Бобби тоже в коконе. А он тебя выручал! Он не был врагом! Ни твоим, ни Арханиуса!

- Он полез не в своё дело, - осторожно произнёс Денисов. Ему уже не нравился принимающий такие обороты разговор.

- Какая же ты сволочь, Мартин. Мерзавец! - в гневе прошипела девушка. - Бесчувственная тварь!

- Всё не так, как ты себе надумала, - Мартин вспылил. - Я б никого не тронул, если б они не лезли меня убивать.

- О, какая ты душка! - с сарказмом произнесла Алёна. - Прямо ангел во плоти!

- Не надо иронизировать. Просто так получилось!

- Просто так получилось...

- Алёна, давай перенесём на завтра нашу словесную баталию? Ага?

- Нет уж. Ты начал кидать всех в коконы сразу после нашего разговора. Хотел показать свою силу? Покрасоваться? Что ж, у тебя это получилось.

Дальше златокудрая красотка совершила совсем неожиданное. Лёгкая блузка полетела на землю, обнажив узорчатый бюстгальтер и плоский животик.

- Что ты делаешь? - Мартин опешил.

- А то ты не видишь! - съязвила девушка. - Трахни меня! Ты же этого добивался?!

Джинсы упали на пол.

- Нет. Алёна. Не надо!

- Ты хочешь это тело! Не ври! Смотри. Вот оно! Совсем рядом...

Алёна скинула бюстгальтер. Приблизилась. Взяла руку Мартина, положила себе на грудь... И он совершил ошибку...

Возбуждение оказалось настолько сильным, что Мартин, не помня себя, набросился на девушку. Восемь месяцев без секса - солидный срок, если привык его получать каждый день в любое время суток. Да, обучение магическим фокусам на время заняло всё внимание, но потребности физиологии периодически давали о себе знать. Но раньше не было времени, потом подходящей девушки. Абы с кем не хотелось, а Алёна отвергла его...

Через какое-то время Мартин пришёл в себя. Тяжело дыша, будто пробежал марафон, он взглянул на лежащую под ним девушку. Его окатило ледяной водой. Что он творит?

Парень отскочил в сторону. Но перед глазами и не думал пропадать образ плачущей Алёны.

Уверенная, сильная, гордая девушка. Любимая девушка... Была унижена.

И кем? Им самим!

"- Что я наделал? - Мартин пребывал в подавленном состоянии. - Зачем? Ну зачем опозорил Алёну?"

Продолжая рвать на себе волосы, Денисов краем сознания уловил: девушка, всхлипывая, убежала прочь из пещеры.

"- Проследи за ней!" - грубо приказал он Никко. Паренёк после некоторой заминки, видимо, вызванной столь странными интонациями любимого вождя, тихо прошептал: "Хорошо!"

Теперь идея показать Алёне своё племя не казалась такой удачной. Ни на одном из увиденных картинок будущего не было изнасилования любимой девушки. Разве так поступают с той, которую хотелось видеть в качестве своей боевой подруги?

"- Пусть самки моумиг бросят в неё пару лечащих комков", - Мартин понемногу приходил в себя. Здравый смысл подсказывал, надо бы Алёну подлечить. А то мало ли, вдруг какая-нибудь инфекция прицепится?

"Лечащие комки" моумиг они уже опробовали на людях. Целебные заклинания мартышек, моментально заживляющие любые не смертельные раны на самих зверях, людям не особенно подходят. Порезы затягиваются медленней, чем от любого человеческого исцеляющего заклятья. Но всё равно дело своё делают. Денисов был преисполнен уверенности, что "лечащие комки" поспособствуют заживлению ран, оставленных на теле девушки.

С другой стороны можно снять с неё серебристую плёнку, мешающую колдовать. И она сама себя подлечит. Либо самому наложить исцеляющее заклятье. Но в том и другом случае надо быть рядом с ней. Чего-чего, но видеть Алёну Мартин сейчас не хотел.

Пусть потерпит до утра. Эмоции за остаток ночи немного утихнут. А завтра он вернёт девушку в Цитадель...

Чтобы хоть немного успокоиться, Мартин решил с головой уйти в создание второго дубликата.

***

Холёное лицо Массимо исказила злоба.

Громко хлопнув дверью, он начал мерить шагами свою жилую комнату.

- Агрх! - вырвался утробный рык из груди.

Как он мог? Мразь! Разве так обращаются с девушкой?! Причиняют ей боль? Пленят в серебристый кокон? Подонок!

Массимо остановился у зеркала.

- Так бы и дал ему по морде! - сказал своему отражению белобрысый парень. - Но "Капкан души" не готов, артефакт не успел накопить достаточно энергии. А соваться к нему с голыми руками? Нет уж, увольте! Цэпсиус сунулся. И где он сейчас? Тут надо быть хитрее. Мартин все же не могущественный маг. Да, умеет управлять антиподом. Но реакция у него не та. Тогда на Кродусе ему просто повезло. Если бы не туман, насланный Цэпсиусом, не видать ему свободы...

Выговорившись, Массимо скинул медицинский халат на спинку стула. Стянул резинку с хвоста. Белые волосы заструились на плечи. Парень мотнул головой, провёл несколько раз расческой. И снова собрал волосы в конский хвост, оставив по небольшой пряди у висков.

- Да, взять надо хитростью, - сказал сам себе ученик Цэпсиуса.

Внезапно мышцы спины свело судорогой. В этот же момент по комнате разлился плотный, молочный свет. Массимо оглянулся. Посреди комнаты на уровне лица завис белый комок света размером с кулак.

Голос Абсолюта за последние восемь месяцев нисколько не изменился: одновременно говорят несколько мужчин и женщин.

- Ты не один в своей проблеме,

Я помогу решить дилемму.

Не будет шансов у него,

Когда объединим мы мастерство!

Блондин выдержал паузу. Абсолют иногда говорит иносказательно, и поэтому надо время, чтобы понять, что же он имеет в виду.

- Давайте объединим! - улыбнулся блондин. Появление союзника вышло как нельзя кстати.

- До завтра он на Лоттусе пробудет,

Подготовку нужно совершить.

Найдешь ли ты энергию на порты?

Надо тучу воинов переместить.

- Пф, конечно! - уверенно сказал Массимо. Хотя тут же себя одёрнул: у него не так много магического потока. Но если Абсолют предложит что-то дельное, тогда можно пожертвовать силой, накопленной "Капканом души". Впрочем, абы что Он не посоветует. Так что придётся забрать энергию из артефакта.

- Химер Намонглиаса боевых

Возьмешь у него взаймы.

- Понял. А что он захочет получить взамен? У меня останется не так уж много энергии.

- Живого Мартина в плену,

Такую он установит цену.

- Похоже, выскочка не одному мне перешёл дорогу?! - злорадно усмехнулся Массимо. Цена его устроила. За просто так никто не будет снабжать лучшими боевыми химерами Цитадели, которые на трех последних Соревнованиях помогали цитадельцам выиграть много локальных боёв. И потом, если Великий Маг Намонглиас позаботится о том, что Мартин не станет больше отравлять мир своим существованием - разве это не исполнение мечты?

Светящийся комок доверительно мигнул.

- Заклятью особому смогу научить,

Способное силу его погасить.

Абсолют интонацией выделил слово "особое". Массимо с лету понял, о чём идёт речь. Если пресловутое заклинание отрежет от выскочки серебристую энергию, то Мартин враз станет беззащитнее младенца. И тогда пленить его получится проще простого.

Блондин довольно оскалился.

- Я внимательно слушаю...




Глава 8





Двадцатый




За девять с половиной месяцев до появления Мартина в Цитадели Магии.


Светлый просторный кабинет. Здесь нет книг. Из мебели только большой рабочий стол и диван. Есть окно с видом на окраину села давно позабытого мира. Но главным достоянием комнаты являются зеркальные стены - неистовая любовь хозяина помещения. Вот и сейчас он прохаживается по периметру, с мечтательной улыбкой разглядывая самого себя.

Зеркало отражает низкого, худого человека. Лицо - эталон мужской красоты. Квадратный, с ямочкой подбородок. Крупный нос, мясистые губы. Выразительные глаза светло-синего цвета и густые, чёрные брови. Тёмно-каштановые волосы зализаны назад.

Внешность Намонглиаса притягивает взгляд, словно магнит. Любой, впервые увидевший его незнакомец оказывается в плену харизмы Великого Мага.

Мастер жизни, лучший химеролог Цитадели просто не мог не сделать себе привлекательный облик. Лицо - визитная карточка его мастерства.

Великие Маги, кто желает откорректировать изъяны собственной внешности, изучают Магию иллюзий - простой и эффективный способ скрыть все недостатки. Но Намонглиас пошёл другим путём. Благодаря знаниям, он магическими манипуляциями проделал пластику лица. В юношестве Мастер жизни страдал угревой сыпью, теперь же от этой "болезни" не осталось ни следа.

Намонглиас остановился. Пристально оглядел себя с ног до головы. Взгляд застыл на отражении светло-синих глаз. И мечтательная улыбка потухла. Никто не знает, что эти глаза скрывают тайну - глубоко внутри там плещется скорбь и не заживающая боль утраты.

Несмотря на внешнюю привлекательность, Великий Маг нелюдим. У него нет друзей и поклонников. Лучший химеролог Цитадели чурается компаний. Но любит проводить время в своей лаборатории, экспериментируя и выводя новые виды животных.

Будущий Великий Маг родом из крестьянской семьи. В детстве и юношестве Намонглиас помогал отцу содержать мельницу: единственную в деревне, от того очень ценную. Ведь произведённая мука поставлялась самому барону, на чьих землях они жили. Отец гордился оказанным доверием, и всерьёз полагал, что единственный сын продолжит работу мельника, обеспечивая барона мукой высшего качества.

Помимо мельницы семья будущего Великого Мага имела домашнее хозяйство: коровы, свиньи, птицы. Помогали управляться даже маленькие сёстры-близняшки Намонглиаса. В те времена работали все: от велика до мала.

Рос Намонглиас очень любопытным мальчиком. Он интересовался всем. Его вопросы часто ставили в тупик родителей. Когда ему исполнилось пятнадцать, парня заметил барон. Аристократ для своего сына-наследника подбирал личную прислугу. Барон здраво рассудил, если обучить юного Намонглиаса грамоте, из него выйдет толковый управитель делами или расторопный секретарь. Так будущий Великий Маг переселился в родовое имение барона.

Намонглиасу нравилось учиться. Тогда он нисколько не жалел, что начал жить вдали от дома.

Но спустя год обучение грамоте пришлось прервать. Однажды барон решил устроить бал в честь приезда высоких гостей. Одним из прибывших, как позже узнал Намонлиас, оказался Первый Великий Маг Лавренций. Чародей из Цитадели заприметил в юном разносчике закусок дар к магии.

Предложение изучать волшебство парень принял без раздумий. Лавренций пообещал ему, что магия даст ответы на все вопросы. И вот новым домом Намонглиаса стала Цитадель.

Был период, когда ученик Намонглиас не вспоминал оставленную семью. Но добившись успеха на магическом поприще, он с ужасом осознал - некому разделить с ним эту радость. Среди однокурсников Намонглиас так и не приобрёл друзей. Никто не сумел заменить ему давно умерших сестрёнок и родителей.

С течением времени он всё больше замыкался в себе. Всё сильнее травила душу горечь утраты. Мысль об оставленных родителях и сёстрах ни на секунду не покидала Великого Мага. И чем больше мужчина думал об этом, тем сильнее он хотел повернуть время вспять.

Но как можно возвратиться в прошлое? Никто не желал помогать, да Намонглиас и не особо просил. Упрямый разум в одиночку искал пути вернуться, но всё было тщётно. Оставалось только лелеять мечту, верить, что удача улыбнётся, и он снова увидит семью.

Тот, кто не теряет надежду, обязательно получает желаемое. Намонглиас убедился в этом на собственном опыте. Однажды он нашёл манускрипт, где описывалось заклятье, позволяющее открыть портал в заданную точку пространства и времени. Химеролог обрадовался, появился шанс вернуться к семье.

Но проверить заклятье на практике не удалось. Одно из условий: должна участвовать группа магов, большинство которых обязаны погибнуть с помощью определённой церемонии самопожертвования, напитав заклятье портала энергией смерти. Стоило Намонглиасу в разговоре со знакомыми магами заикнуться о проверке этого заклинания, как его тут же осмеяли и посоветовали сжечь манускрипт. С того момента Мастер жизни окончательно замкнулся в себе, стал нелюдимым и лишь обязанности участвовать в экспериментах Лавренция вынуждали Намонглиаса покидать свою лабораторию. Собственно, один из тех экспериментов и стал роковым для химеролога.

В одном из городов мира Аршам Лавренцию рассказали о ритуале создания клона. Вместе с химерологами Цитадели он пытался разобраться в комплексе заклинаний, позволяющих из образца ауры и кусочка плоти вырастить точную копию оригинала. После ряда неудач, к счастью для Намонглиаса, первый глава Цитадели охладел к ритуалу и перестал "заниматься ерундой". Но для Намонглиаса настал звёздный час. Не надо убеждать других магов участвовать в создании портала в прошлое. Достаточно сделать нужное количество клонов, вместе открыть телепорт и вернуться к родителям и сестрёнкам!

Лучший химеролог Цитадели продолжил попытки. Втайне ото всех. С ослиным упрямством Мастер жизни ошибался, но эксперимент не бросал. Наконец, долгие годы работы впервые дали результат. В Цитадели появились два клона - Намон и Глиас. Для остальных ученики представлены как сыновья Великого Мага. И это действительно могло так показаться. Братья - вылитые копии Намонглиаса. Оба низкого роста, худы, с квадратными подбородками и с копной каштановых волос, которые ребята зализывают назад по примеру отца. Отличаются они только цветом глаз: у Намона - коричневые, у Глиаса - зелёные.

Благодаря способностям к химерологии, Намонглиас придал "сыновьям" собственную фактуру тела и черты лица. А радужки глаз сделал в память сестрёнок-близняшек. У Ликонии были коричневые, у Симонии - зелёные...

...В зеркальный кабинет без стука вошли два ученика в чёрных водолазках и брюках. У обоих на шеях болтаются артефакты в виде монетки, на которых выгравирован знак "Дельта".

Мастер жизни посмотрел на братьев. В улыбке, появившейся на лице, проскользнула гордость за проделанную работу.

- Глиас, Намон, - Великий Маг обратился к сыновьям. - В ближайшее время нам предстоит хорошо потрудиться.

- Да, Мастер-маг, - одновременно сказали два ученика, похожие друг на друга как две капли воды.

- Пора пригласить первую партию претендентов и отобрать наиболее подходящего. Вы уже ознакомились со списком?

- Да, - снова хором проговорили клоны. Намонглиас поморщился, словно от зубной боли. Ему не нравилось, когда "дети" синхронно говорят или делают что-либо. Великому Магу казалось, что этим они выдадут свою истинную сущность. Мания преследования давно не покидала ум Намонглиаса. Он боялся разоблачения.

- Тогда позовите первую группу на мой факультатив. Объясните им, что да как. Ещё раз напоминаю: ни в коем случае не говорите о нашем эксперименте. Это секрет. А теперь идите. Чтобы все ученики из первого списка присутствовали на моём занятии. Вы меня поняли?

Сыновья Намонглиаса одновременно кивнули, чем вызвали очередной приступ раздражения у отца. Ученики вышли из зеркального кабинета.

***

- Таким образом, мы можем увеличить избранное существо до нужного размера. Помните три правила: соблюдайте пропорции тела, вес не должен превышать произведению длины на ширину и вкладывайте в химеру как можно больше боевых навыков. На этом всё. Надеюсь, встретимся на следующем факультативе. Санни, задержись на пару минут. Я хочу с тобой поговорить. С глазу на глаз...

- Хорошо, Мастер-маг, - сказал пухлощёкий парень с выглядывающими, заячьими зубами и сел за парту, ожидая ухода остальных учеников.

С плеча пухлощёкого спрыгнул паук-многоножка со скорпионьим хвостом, стреляющим замораживающими лучами. Это первая удавшаяся химера Санни, и он держит её как домашнее животное.

Намонглиас невидящим взглядом наблюдал за мельтешением двадцати лапок паука - мутант деловито перемещался по парте, жаля хвостом деревянную поверхность, отчего стол планомерно покрывался тонким слоем льда.

"- Жаль, они все слабы, - размышлял Мастер магии жизни. - Один этот Санни. Его клона можно раскачать до уровня Великого Мага. Похоже, придётся приглашать учеников постарше. Но это опасно, они могут узнать секрет... Ни за что не поделюсь своими наработками. Никто не помешает мне совершить задуманное. Но надо рисковать, другого выхода нет".

Когда за последним учеником закрылась дверь, Намонглиас встал.

- Санни, ты знаешь, у тебя есть потенциал к магии жизни. Ты можешь стать хорошим химерологом. В отличие от других, у тебя уже получилось создать химеру.

Мужчина кивнул в сторону паука со скорпионьим хвостом, который сейчас забавно поскальзывался на гололёде.

- Я могу помочь тебе развить твой дар. У меня есть несколько определённых методик. Как раз для таких случаев, как у тебя...

- Спасибо, - пухлые щёки Санни покраснели от похвалы.

- Если ты позволишь, я внедрю в твою ауру заклинание-алгоритм. С помощью него твои энергоконструкции по магии жизни усилятся примерно в два-три раза.

- Хорошо, - пролепетал ученик, всё ещё красный, как помидор.

"- Вот и последняя стадия, - думал в это время Намонглиас, создавая особое заклятье-щипцы. - Берём образец ауры. Та-ак. Помещаем в специальный резервуар, чтоб не рассеялся. Вот так..."

Мужчина остолбенел. От увиденного пробежался холодок по спине, на лбу выступила испарина.

- Что?! Что такое?! Стой! СТОЙ!!! Нет! НЕТ!!! - отчаянно завопил химеролог.

Великий Маг попытался было забрать частичку ауры, как вдруг энергетическое тело Санни дрогнуло. На месте отобранного образца появилось чёрное пятно. Намонглиас судорожно попытался нейтрализовать новообразование, но ничего не получилось. Вскоре вся аура покрылась чёрными кляксами. Резервуар с магическим потоком рассосался. Жизненные силы покинули ученика. Санни, побелевший, рухнул на стол. Паук с визгом отскочил в сторону, запуская в обидчика струю заморозки. Растерянному Намонглиасу оставалось только смотреть, как аура ученика тает на глазах. Уже невозможно ничего исправить... Мгновением спустя на замороженной парте лежало мумифицированное туловище пухлощёкого ученика с заячьими зубами по имени Санни.

Намонглиас поддался панике. Всё, по его мнению, было проделано правильно. Но, тем не менее, ученик погиб. А это плохо. Если Великие Маги узнают об этом и Арханиус активирует Стража, ему несдобровать!

Надо срочно что-то придумать. Что-то, что отведёт от него подозрения и Фриган не начнёт расследование. Но что?

Внезапно приоткрылась дверь, и в кабинет заглянул Глиас. Или Намон. Их не различишь издалека. Мужчина, попытавшийся судорожно прикрыть тело собой, облегчённо вздохнул.

- Заходите. Оба. Надо обсудить данный инцидент, - буркнул Намонглиас. Его сыновья послушно вошли в классную комнату и сели за парту, лишь на секунду задержавшись возле тела Санни. Мальчишки, так похожие на своего отца, вопросительно приподняли брови. Сейчас мужчина не обратил внимания на синхронные действия учеников. Не до того.

- Что-то пошло не так, - Намонглиас нервно ходил по кабинету. Кулак правой руки он прижал ко рту, зубами больно укусив фалангу указательного пальца. Левой - ерошил волосы на голове. - Что-то пошло не так...Что?

Братья синхронно пожали плечами.

- Я с ним проделал те же процедуры. Или нет?

Мастер магии жизни на миг остановился, развёл руками.

- Да нет, всё правильно. Но почему он умер? Где я совершил ошибку?

Великий Маг продолжил отмерять комнату нервными шагами, всё больше взъерошивая волосы. Несколько минут они провели в тишине. Сыновья не решались отвлекать отца от раздумий.

Наконец, охватившее напряжение начало покидать Намонглиаса. Он успокаивался, паника сходила на нет, уступая место здравомыслию. Что сразу дало результат. Мужчина остановился. Пронзительно посмотрел на сидящих за партой парней.

- Чей он был ученик? - теперь Великий Маг был деловит до неузнаваемости. Сейчас смерть Санни ему не казалось такой уж проблемой.

- Рокавича, Великого Мага Рокавича, - ответил кареглазый Намон.

- Это хорошо... - Намонглиас призадумался. - У него много учеников. Быстро не заметит исчезновение одного. Хотя... Да, это гениальная мысль!

Великий Маг оскалился.

- Кто из вас хочет выполнить домашнее задание? - спросил мужчина и требовательно взглянул на парней, ожидая незамедлительного ответа.

- Мы оба готовы выполнить любое ваше задание, - хором сказали Намон и Глиас.

- Ладно, - в глазах химеролога пылал азарт, он придумал, как выкрутиться из ситуации и снять с себя все подозрения. - Глиас, мальчик мой, подойди. Тебе какое-то время придётся пожить в облике Санни. Сейчас я наложу на тебя иллюзию. Негоже оставлять дело, как есть. Если Рокавич начнёт разбираться, ученики из моего первого списка подтвердят, что Санни оставался у меня. Поэтому нужно, чтобы от Великого Мага Намонглиаса ученик вышел здоровым и невредимым. А уже потом инициируем его смерть...

Мужчина глянул на мумифицированное тело.

- Думаю, тебе не помешает частичка его памяти.

Намонглиас склонился над трупом. Через небольшую паузу он натужено произнёс:

- Глиас, немного подожди. Что-то у меня не получается... Позор химеры!!! ДА ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЕ?! - Великого Мага на миг ослепила бесконтрольная ярость. Он со злости швырнул ближайшую парту в стену.

- ЧТО ЗА ДЕНЬ СЕГОДНЯ?!

Мумифицированное тело ученика при попытке взять пробу рассыпалось мельчайшей пылью. Теперь уже невозможно опознать в сером песке и куче тряпья парня по имени Санни.

- Позор химеры! За что мне такое наказанье?

Намонглиас снова принялся отмерять шаги в классной комнате. Он сгорбился ещё больше. Клетчатая рубашка промокла насквозь. Волосы липли ко лбу. Великий Маг заложил руки за голову.

- Что с ним произошло? - спустя некоторое время мужчина озвучил вопрос, вертевшийся у него на языке. - Я всё делал правильно. Аура должна была зарасти. Почему появились проплешины? Может, Рокавич своих учеников как-то зачаровал?

Намонглиас с некоторой растерянностью посмотрел на обломки того, что раньше было партой.

- Если так, то Рокавич уже знает, что его ученик мёртв, - сказал химеролог потухшим голосом. - Может, он уже сейчас рассказывает об этом Арханиусу. Через пару минут глава Цитадели активирует Стража. Серебристая энергия располосует меня на части...

Великий Маг затравленно глянул на сверкающие серебром стены. В этот момент на плёнке антипода вспыхнули искры.

Глаза Намонглиаса расширились от ужаса. Рот застыл в немом крике. Он замер, готовый понести наказание.

Глиас и Намон молча наблюдали за метаниями родителя. Когда выдав очередной монолог, Великий Маг остановился, на него стало жалко смотреть. Плечи опустились. Голова поникла. Казалось, из него разом вынули стержень.

Мальчишки переглянулись. Они никогда не видели таким своего отца.

Намонглиас продолжал в растерянности разглядывать собственные ботинки, и поэтому неудивительно, что сыновья первыми заметили молочно-белый комок света, внезапно появившийся в кабинете. Почему-то мышцы спины неожиданно свело судорогой.

Непонятная субстанция зависла напротив лица Намонглиаса. Плотный, молочный свет, излучаемый комком, обелил лицо Великого Мага. Глиас и Намон не успели встать со своих мест, как по комнате разнёсся странный голос, будто одновременно говорили несколько мужчин и женщин.

Странный голос продекламировал не менее странный стих:

- Одного юнца,

Преврати в статую мертвеца,

Рокавичу скажи,

Что в этом нет твоей вины...

Странному голосу пришлось еще трижды повторить, пока суть сказанного не дошла до сознания Намонглиаса. Сыновья Великого Мага продолжали ошарашено смотреть на говорящий комок молочного цвета.

***

"- Рокавич, Рокавич! - голос лучшего химеролога дрожал от возбуждения. - Только спокойно..."

"- Я тебя слушаю", - флегматично отозвался Мастер стихии земли. По мысленной связи Рокавич говорил ещё медленней, чем вслух.

"- Ты знаешь, что я в твоём ученике, Санни, нашёл способности к Магии жизни?"

"- И что?" - Рокавич не выражал ни капли эмоции. Как будто ему было всё равно, к чему есть способности у его учеников.

"- Так вот... Я взял на себя смелость предложить ему дополнительно позаниматься... - химеролог тараторил, боясь, что его прервут и обвинят в преступлении. Но собеседник молчал. - И, в общем, он сейчас в бессознательном состоянии... Неправильно создал конструкцию... Ещё хорошо, что я вовремя успел выставить щит и перехватить часть отдачи. Но Санни всё-таки досталось..."

Намонглиас постарался не выказать своё облегчение. Иногда ему тяжело давалась ложь. Особенно в такие нервные, ответственные моменты жизни.

"- Ладно, сейчас за ним приду..."

Рокавич оборвал мысленную связь.

Химеролог снова принялся ходить по классной комнате. Разломанная парта, пыль и одежда трупа убраны. Намон отправлен в жилой корпус. Глиас, удерживая иллюзию пухлощёкого Санни, лежал якобы без сознания.

- Что-то чересчур он спокойно прореагировал. Неужели знает о смерти своего ученика? Но молочно-белый комок, этот Абсолют, обещал, что всё будет хорошо. Мог он ошибиться? Вполне.

С момента, как Намонглиас сообщил наставнику Санни о "несчастном случае", прошло от силы пятнадцать минут. За это время химеролог извёл себя вопросами и догадками. Но вот дверь в комнату отворилась, Рокавич пришёл за своим учеником.

- Вот он лежит... - проговорил химеролог, когда увидел входящего в кабинет толстяка в обтягивающей черной майке, из которой густыми клочьями пробивались волосы на груди.

Когда Мастер стихии земли большими волосатыми руками заграбастал неподвижное тело ученика, Намонглиас продолжил тараторить:

- Мм, я пытался сейчас проверить его здоровье. Могу обрадовать - все жизненные показатели в норме. Всё нормально. Но только не могу понять: то ли это обычный сон, то ли летаргический...

- Ладно, там разберёмся... - как-то неопределённо проговорил Рокавич и, больше не говоря ни слова, скрылся за дверью, неся в руках пухлощекого Санни.

- Нет! Он явно что-то замышляет, - Намонглиас снова начинал нервничать. - Почему он так просто всё воспринял? Да и посмотрел ещё как-то... необычно. Позор химеры, чем я заслужил эти неприятности? Абсолют твердит, что всё пройдет отлично, но Рокавич подозрительно тих. С ним надо держать ухо востро. Наверно, уже начал искать способ отомстить мне. Что же мне делать?

Великий Маг создал посреди комнаты большое зеркало. Такое, чтобы отражаться во весь рост. Внимательно оглядел себя с ног до головы. Прилизал волосы назад. Приблизившись к отражению, указательным пальцем потыкал в особо разросшийся прыщ. Отошёл на пару шагов. Ещё раз оценивающе взглянул на себя. И как результат осмотра, на лице зацвела яркая улыбка. Истерика, меланхолия, упадническое настроение канули в лету. Всё обязательно случится. Он создаст дюжину клонов. Получится открыть портал в прошлое. Сестрёнки обрадуются появлению любимого брата. Да, прав этот Абсолют - у него всё получится.

- Пошлю-ка я Намона следить за Рокавичем... - сказал своему отражению повеселевший Намонглиас.

***

Следующую попытку создать клона лучший химеролог Цитадели отложил на целых шесть месяцев. Всё это время он вёл образцово-показательную жизнь: тренировал учеников, работал в лаборатории и глядел в оба. Намонглиас боялся вызвать интерес Арханиуса со Стражем. К тому же Рокавич был подозрительно тих. Приходилось тайком следить за обоими, чтобы в случае чего моментально отреагировать на угрозу. Но Рокавич не предпринимал активных шагов, Арханиус занимался своими делами. Это успокаивало.

Горький опыт научил Намонглиаса не спешить в выборе донора. Вдруг получится такая же осечка, как с Санни? Великий Маг проводил факультативы, присматривался к ученикам и выбирал достойного. Ведь как говорится, поспешишь - людей насмешишь. А в его случае спешка чревата большими неприятностями.

Теперь Намонглиас скрупулёзно подходил к выбору кандидата. Помимо потенциала, химеролог стал узнавать много общей информации: кто наставник, с кем общается, как попал в Цитадель, какие цели преследует. При такой тщательной подготовке, на случай, если повторится осечка, убитого можно безболезненно заменить Намоном. И не надо будет разыгрывать сценарий "ученик в бессознательном состоянии". Ведь два таких случая обязательно привлекут внимание Арханиуса. И тогда не отвертишься туманными объяснениями. Придётся придумывать правдоподобную "легенду" и тормозить попытки клонирования. Что совсем не хочется делать.

Следующим донором для клона химеролог выбрал ученика по имени Николай. Его наставник - Великий Маг Луцио, Мастер магии жизни, специализируется на лечении. Почти коллега. Даже в случае смерти Николая, Намону будет легко изображать погибшего.

В этот раз Намонглиас решил первым делом взять кусочек плоти, а уже потом - образец ауры. Созданная химера - шимпанзе с шипастым хвостом - забавно перепрыгивая с парты на парту, играла с учениками. То потянула за щеку или нос, то схватила за волосы, то попыталась оторвать рукав гольфа, то захотела стащить артефакт-медальон с шеи. Ребята смеялись, веселились, подначивали обезьянку. Никто не заметил, как шимпанзе, оторвав клок волос у одного паренька, запихнула в рот добытый трофей. Так химеролог добыл плоть для клона.

По завершению занятия Великий Маг попросил Николая задержаться. Светловолосый парень с серьёзным видом кивнул и прислонился плечом к стене, ожидая ухода учеников. Коротая время, он с помощью нехитрого заклинания ускорил рост волос, пострадавших от лап химеры.

Намонглиас запер шимпанзе в клетку, и когда повернулся, в кабинете остались они вдвоём.

Химеролог окинул взглядом прислонившегося к стене парня. Николай имеет статную фигуру, подкаченное тело. Привлекательную наружность не портят даже круглые очки с толстыми линзами. Намонглиас в процессе сбора информации узнал, ученик Луцио пользуется особой популярностью среди девушек. Многие однокурсники ему завидуют. Впрочем, Николай почему-то предпочитает парней.

Сексуальная ориентация доноров нисколько не волновала Намонглиаса. Даже наоборот, по наблюдениям Великого Мага, тот, кто раскрепощён в своих чувствах, быстрее достигает прогресса в учёбе. Что Намонглиасу только на руку.

Великий Маг начал с похвалы ученика. И как с Санни, химеролог попросил разрешения внедрить заклинание-алгоритм в ауру Николая. Но в отличие от ставленника Рокавича, этот парень начал выпытывать подробности.

- Можете объяснить, какая конструкция и как действует? - спросил Николай, усаживаясь за парту.

На какой-то миг Намонглиас запаниковал. Что, если он не получит согласие? Брать образец ауры силой?

Стоит ли это того?

Ученику придётся стирать память. Но полностью скрыть ментальное вмешательство не получится, рано или поздно заклятье обнаружат.

Или не рисковать и забыть о перспективном доноре?

Взвесив все за и против, химеролог решил удовлетворить интерес парня. Будь что будет. Во всяком случае, ему не сложно рассказать о псевдозаклятье.

Николай поначалу хмурился, уточнял детали, пытался на скорую руку воспроизвести заклинание.

Мимоходом Намонглиас отметил: с учениками поопытней такой трюк не пройдёт. Если Санни размяк от похвалы, а ставленник Луцио попробовал создать псевдозаклятье, то ребята из старших наборов захотят испытать алгоритм на "куклах"... Определённо надо выбирать доноров из самых молодых учащихся Омега-группы.

Наконец, насытив любопытство, парень дал согласие.

- Конечно, я не совсем всё понял. Пара плетений, по идее, вообще не должна быть совместимой. Но вы Великий Маг, вам виднее. Давайте попробуем! - ученик снял все щиты. - Если говорите, что стану сильнее - этим грех не воспользоваться! Но я хочу подробно изучить заклинание. Мне интересно, как конструкция усиливает мои плетения...

- Да-да, - закивал Намонглиас, едва сдерживая радость. - Конечно изучим!

Спустя короткую паузу химеролог выпучил глаза.

- Позор химеры! Опять?

Не успел Великий Маг взять "щипцами" частичку ауры, как на энергетическом теле ученика появились знакомые чёрные опухоли. Николай открыл было рот, хотел что-то сказать. Но так и замер. Глаза мигом утратили жизнь. Кожа побелела... Труп сполз со стула.

Стоило Намонглиасу прикоснуться к голове несчастного, как тело обратилось в серый прах. Очки хрустнули, упав на пол. Одежда подняла облако пыли.

Химеролог некоторое время постоял в прострации. Вторая попытка и снова неудача! Словно прокляли!

- Но в этот раз у меня есть кусочек плоти, - проговорил сам себе Намонглиас. - Даже Намона не надо использовать. Новый клон будет "играть" Николая.

Подойдя к клетке с усыпленным шимпанзе, Великий Маг приступил к созданию клона. Химеролог недолго думал, материалом для тела послужит сам примат. Останется только придать формы по "памяти" образца плоти, вживить частичку ауры и подождать пока она срастётся с телом.

Экспериментальным путём выяснилось: чтобы создать разумного клона, необходимо иметь образцы ауры и плоти от одного и того же донора. Опыты с комбинированием могут в лучшем случае не сработать, а в худшем - породить неуправляемого монстра.

На завершающей стадии, когда клону требуется придать характерные черты лица, Намонглиас поначалу воссоздал физиономию Николая. Но задумавшись, отошёл в сторону и глянул на работу под другим углом.

- Нет, так не годится! - мотнул головой химеролог и провёл ладонью, стирая лицо. Пальцы ловкими движениями придавили подбородок, сделав его квадратным. Щепоткой сформировал нос картошкой. Для большего сходства уменьшил массу тела. В итоге клон стал похож на молодого Великого Мага и своих братьев - Намона и Глиаса.

Под воздействием оживляющего заклинания, новенький открыл глаза. Пустой взгляд куклы уставился на своего создателя. Великий Маг нажал подушками больших пальцев на глазные яблоки. Радужка приобрела коричневый цвет.

- Назову тебя Намон-второй, - улыбнулся химеролог, подавая руку третьему сыну.

***

Намонглиас, наши дни.

Ежемесячно с точностью бюрократа Намонглиас начал создавать себе клонов. Схема отработана, изменения не требовались. Сначала из расширенного списка выбирался донор. Потом накапливалась про него информация. В итоге Великий Маг приглашал выбранного ученика на свой факультатив. Дело оставалось за малым - вырастить клона.

Каждый месяц Цитадель усилиями химеролога теряла одного воспитанника, взамен получая немного контуженного, с серьёзными проблемами с памятью, ученика. Никто из Великих Магов не бил тревогу. Подобные травмы случаются постоянно. Тем более среди новичков.

Намонглиас уже не переживал, что доноры умирают. Созданные клоны успешно заменяют настоящих учеников. К тому же слежки за Арханиусом и Фриганом успокоили лучшего химеролога Цитадели. Ни глава, ни Мастер безопасности, ни о чём не догадываются.

"Чудесное" исцеление пухлощёкого Санни окончательно отвело все подозрения от Намонглиаса. Пусть ученик Рокавича потерял память, но он выжил. У Мастера стихии земли не осталось повода обвинять химеролога в халатности.

Намонглиас плодил себе новых Намонов и Глиасов. Словно костюмы, надевал на сыновей образы убитых доноров. И отправлял к другим наставникам. Столь стремительное увеличение детей наверняка бы вызвало подозрение. А так, Намон-первый продолжает учиться, Глиас-первый (для заинтересованных лиц) - проходит практику в мире Аршам.

Намонглиас зачищал следы. Ради конспирации создал что-то вроде кружка любителей химерологии. И благодаря выбранной тактике этих самых любителей с каждым месяцем становилось всё больше и больше.

На факультативах Великий Маг раздавал энергию из собственных запасов. Многих учеников прельщало заниматься колдовством, не тратя ни капельки личного магического потока. К тому же можно сэкономить и тайком припрятать литр-другой бесплатной энергии. Уже один этот факт манил ребят, как свет мотыльков.

Также Намонглиас помогал ученикам создавать химер. По окончанию занятия получившиеся экземпляры с легкой руки химеролога дарились ребятам. Другие, естественно, завидовали и с огромным желанием записывались на очередной факультатив.

Ажиотаж вокруг Намонглиаса прочие Великие Маги восприняли нейтрально. Помогает новичкам стать сильнее, и ладно!

Ученики приходили сплошным потоком. Это позволило химерологу не церемониться с донорами. Сегодня есть один, завтра будут еще два.

Но как бы ни казалась сладкой жизнь, ложка дёгтя подпортила победное настроение Намонглиаса. Мужчина серьёзно огорчился, что некоторые потенциально сильные ученики с прохладцей отнеслись к его специализации. Химерологу так и не удалось убедить растамана Бобби, однорукого лидера младшей группы Кристиана, ученика с синей кожей Александра. Намонглиас считал, что их клоны при правильной раскачке быстро бы достигли могущества уровня Великого Мага. Но заниматься дополнительно химерологии эти ребята отказались.

Был, конечно, соблазн похитить парней. Но тут нужна военная хитрость. Дело надо обставить так, чтобы всё выглядело как несчастный случай. А это хлопотно. Малейшая ошибка, и Фриган возьмётся за расследование. И кто знает, до чего сможет докопаться Мастер безопасности Цитадели? Если компромат попадёт в руки Арханиусу, тогда не избежать активации Стража. И тут всплывут остальные грешки. Поэтому, Намонглиас немного подумал и решил - овчинка выделки не стоит. К тому же другие ученики косяком идут в его руки. Рисковать всем ради троих, пусть и сильных доноров - неравноценный обмен...

Очередной факультатив подошёл к концу. Намонглиас обратился к рыжеволосому ученику, чьи веснушки являются ярким примером бунтарского характера природы. Чем рьяней парень выводил пигментные пятна, тем больше их появлялось на теле. И с каждым новым противоядием веснушки жирели и всё ярче приобретали апельсиновый цвет.

- Антонио, будь добр, задержись. Мне надо помочь управиться с попугаями.

- Хорошо, Великий Маг Намонглиас, - рыжеволосый кивнул и посмотрел на химер. Оранжевые птицы, размерами с хорошо упитанного пингвина, наматывали круги аккурат под потолком. Время от времени они издавали каркающие и фыркающие звуки, отчего стая тут же меняла направление полёта.

Парень неспешно собрал тетрадки и учебники. Рюкзак оставил на парте, а сам двинулся к столу Мастера-мага.

В этот момент на плечо ему что-то капнуло. Едва взглянув на серую жижу, Антонио скривился. Грозный кулак парня пообещал пернатым муки всех кругов ада. На что химеры никак не отреагировали. Они знай себе дефилировали под потолком, периодически сбрасывая полужидкие бомбы.

Намонглиас, показывая боевые способности попугаев, сделал из их экскрементов грозное оружие. В серой жиже при взаимодействии с воздухом рождаются особые бактерии, способные проесть всё на своём пути. Поэтому неудивительно, что вскоре гольф, несмотря на встроенную магическую защиту, задымился густым, чёрным дымом. Антонио торопливо вернулся к парте, натянул на руку защитную перчатку и дезинфицирующей салфеткой принялся вытирать пострадавшее плечо, пока бактерии не добрались до кожи.

- Как тебе занятие? - внезапно раздалось сзади.

Рыжеволосый вздрогнул от неожиданности. Великий Маг стоял в шаге у него за спиной.

- Вы меня напугали, - пробормотал парень, продолжая очищать гольф. - Всё отлично. Мне понравилось.

- Расскажи подробней. Мне нужны подробности, - квадратное лицо Намонглиаса не выражало ни одной эмоции. Светло-синие глаза цепко следили за учеником. Волосы уже гладко прилизаны назад, словно несколькими минутами ранее чересчур активный попугай не шёл на абордаж и не вцеплялся в голову химеролога, растрёпывая прическу преподавателя ученикам на потеху.

- Ну... - ученик пожал плечами. - Я понял, что нужно тщательно подходить к выбору материала для химеры. Сначала надо досконально изучить повадки животного, и только после этого вживлять боевые навыки...

Антонио отложил салфетку и глянул на Великого Мага, ожидая его реакции.

- Продолжай! - кивнул Намонглиас.

- Выбирать боевые навыки согласно поставленной задаче, - рыжеволосый терялся в догадках, зачем Мастеру-магу понадобилось столько подробностей. Неужели решил принять своеобразный экзамен? Но тогда что можно получить взамен? Какая будет награда?

- Самое важное, - продолжал Антонио с серьёзным лицом. - Знать, как можно легко и безопасно ликвидировать химеру. На случай, если она взбесится.

- Например, вот так? - на лице Намонглиаса сохранялась маска равнодушия, не дрогнул ни один мускул, когда к озадаченному ученику устремились все шесть попугаев.

С боевым карканьем птицы набросились на человека. Крючковатые клювы безжалостно вонзились в кожу парня, игнорируя все выставленные щиты.

Антонио замахал руками, пытаясь прогнать химер. Да куда там! Попугаи обезумели, с каждой атакой отрывая приличные куски мяса. Неожиданная атака выбила из колеи ученика, он забыл, что умеет колдовать.

Раздались крики и мольба о помощи. Антонио ругался, проклинал химер и звал на помощь. Химеролог не шевелился.

Намонглиас хладнокровно наблюдал за попытками рыжеволосого парня отбиться от химер. Ни одно оранжевое перышко не сорвалось с птиц. Жестоко и беспощадно попугаи заклевывали ученика, литр за литром отбирая у него энергию.

Мужчина додумался отбирать магический поток у донора перед процедурой клонирования. Всё равно ведь энергия улетучивается! А так можно восполнять свои запасы и тратить на следующих факультативах, заманивая новых учеников.

Когда Антонио упал на пол, Великий Маг коршуном накинулся на истерзанную добычу. Заклятьем-щипцами взял частичку ауры. По энергетическому телу ученика как обычно расползлись чёрные проплешины. Вскоре аура распалась. На полу остался лежать заклеванный птицами труп. Теперь надо обратить мумию в прах.

- Я услышал крики. Что здесь происходит? - внезапно раздалось невдалеке от входной двери.

Намонглиаса прошиб холодный пот. Его заметили! Все планы летят в тартарары! Позор химеры! Но победа близка. Что же делать?

Химеролог распрямился. На пороге стоял Великий Маг Григорий. Коренастый мужчина, чьи широкие плечи и накаченные руки свидетельствовали о спортивном стиле жизни хозяина. Григорий по-военному коротко стрижен. Всегда одевается в военную форму цвета хаки. Носит очки, хотя они ему без надобности. Под носом чернеет ухоженная полоска усов.

- Намонглиас? - в голосе Великого Мага послышалось удивление. - Что...?

Григорий замолчал на полуслове. Он увидел тело, одетое в ученический чёрный гольф и брюки. Без всякого сомнения - это труп.

- Зачем ты убил ученика? - на лице вошедшего читалось порицание. Смерть студиоза - громкое событие! Правилами Цитадели строго настрого воспрещается убивать воспитанников. Наставники должны трястись над подопечными, чтобы не дай бог с головы ученика не упал ни один волосок. Григорий просто не мог поверить в увиденное. В своё время он служил в русской армии, являлся подполковником, в бою руководил тремя батальонами. Его офицеры знали, если допустят гибель рядового - подполковник их жестко покарает. Григорий чихвостил подчинённых, невзирая на время суток и усталость. За ним закрепилась слава "Железного кулака". Во многом благодаря своим принципам его батальоны уходили с поля боя с минимальными потерями.

Переместившись в Цитадель, Григорий не предал себя. За каждым учеником, будь то свой или чужой, Великий Маг стоял горой. Всегда подстраховывал, перехватывал откаты, спасал. Не чурался жертвовать личной энергией ради создания дополнительного щита у неофита. И вот на тебе! Другой Великий Маг не просто наблюдает за смертью ученика, а принимает в этом самое непосредственное участие.

- Я обязан сообщить это Фригану! - безапелляционно заявил коренастый мужчина, одетый в военную форму.

- Нет! - выкрикнул химеролог. - Григорий, стой!

Голос Намонглиаса был сух и до неузнавания деловит. Как будто его только что и не охватывала паника.

- Я все объясню. Не торопись.

- Нет уж. Ты убил ученика. Об этом должен узнать Фриган.

Коренастый Великий Маг по-военному развернулся и строевым шагом направился к выходу. Ещё немного, и он бы вышел. Но дверь захлопнулась буквально перед его носом.

- Не торопись, я сказал! - в гневе выплюнул химеролог.

- Намонглиас, таковы Правила, - Григорий криво улыбнулся. - А сейчас открой дверь, выпусти меня.

- Нет. Ты ничего не понимаешь! - в светло-синих глазах химеролога появился безумный блеск. - Меня накажут. В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ!

Последнюю фразу Намонглиас прокричал. Со стороны могло показаться, что у мужчины случилась истерика, если б не раздавшийся боевой клич попугаев. Оранжевые птицы, каждая размером с упитанного пингвина, атаковали Великого Мага Григория...

Когда всё закончилось, лучший химеролог Цитадели вздрогнул, словно очнулся ото сна. Перед ним на полу лежало два клона. Глиас - шестой и Намон - седьмой. Оба ещё спали.

Мужчина растерянно оглянулся. Несколько обгоревших и расколотых парт - результат борьбы с Григорием. Попугаи ушли как материал для клонов. В классной комнате он остался один. Лишь две горстки серой пыли напоминали, что недавно были живы два цитадельца: Великий Маг и ученик.

Намонглиас вспомнил, что он натворил... Руки схватились за голову. Тело задрожало от страшных судорог. Губы затряслись. Из груди послышался нервный всхлип. Мужчина упал на колени.

Позор химеры! Он попал! Это всё. Конец. Убить Великого Мага?! Да это непростительный грех! Наставники на пересчёт. Исчезновение одного не ускользнёт от внимания общества. Фриган будет искать. Будет искать. Это точно.

Мастер безопасности не уймётся, пока не докопается до истины. А это означает одно. Провал. Полный и безоговорочный провал. Арханиус прилюдно, чтоб другим неповадно было нарушать Правила, его казнит. И не получится вернуться домой. Не получится увидеть кареглазую красавицу Ликонию и зеленоглазую красотку Симонию. Не получится...

Великий Маг зарыдал...

Самобичевание продолжалось недолго. Плотный, молочный свет разлился по комнате. Мышцы спины свело судорогой. Белая субстанция осветила напрягшиеся кулаки Намонглиаса. Мужчина поднял голову. Абсолют завис в полуметре от пола в проходе между партами.

Химеролог улыбнулся, но глаза были полны слёз.

- Мой патрон, спасибо, что пришли. Я успею с вами попрощаться...

По классной комнате разнёсся стих. Голос был тот же, одновременно говорили несколько мужчин и женщин:

- Ничто не может быть вечным,

Но час твой ещё не настал.

Главы Цитадели подопечный,

Послужит лекарством от ран.

- Подопечный? Арханиуса? - химеролог нахмурился. - Мальчишка, сумевший изменить направление серебристого облака?

Абсолют мигнул в знак правильности рассуждений Намонглиаса.

- Но что это мне даст? Шантажировать Арханиуса?

- Мальчишка умеет управлять серебром,

Уникальной силой владеет он.

Хозяином Стража ты можешь стать,

Никто не сумеет тебя освистать.

- Что? Отобрать "Идентификатор"? - Великий Маг вскочил на ноги. - Хорошая идея!

Химеролог преобразился. Только что был вконец убитый человек, а сейчас в нём с новой силой разгоралась жизнь.

- Это отличная идея! - Намонглиас создал зеркало, и, разглядывая свое отражение, продолжил рассуждать. - Да! Тогда мне не будет страшен Страж. Ведь сам на себя я не направлю артефакт, верно? О, какая прекрасная идея! Спасибо, Абсолют!

Молочный комок света снова заговорил:

- Мальчишка умеет управлять серебром,

Уникальной силой владеет он.

Абсолют повторил первые две строчки, как будто хотел натолкнуть Намонглиаса на другую мысль.

- Он слаб! - возразил химеролог. - Я проверял. Его клона не получится раскачать до уровня Великого Мага.

- Мальчишка умеет управлять серебром,

Уникальной силой владеет он.

Коль хочешь вернуть время вспять...

Голос сделал театральную паузу. Прошло несколько секунд.

- Силу его ты должен отобрать!

Договорив, Абсолют исчез, оставив химеролога пребывать в глубокой задумчивости.

***

Очнулся Мартин рано. Странное предчувствие потревожило душу. Что-то произойдёт. Что-то нехорошее...

Первым делом Денисов внедрился сознанием в аватара и проверил землю вокруг серебристого кокона. Вдруг подбирается враг? Но нет. Ничего подозрительного не обнаружилось. Потом Мартин просканировал всю подконтрольную территорию - снова ничего. Все спят, даже моумиги. Может, дело в защитных артефактах? Тоже нет. Два купола, ограждающие землю общины, функционируют нормально. Тогда что его разбудило?

Тревога вцепилась мёртвой хваткой. Сонливость как рукой сняло. Сейчас самое важное - понять, что делать дальше. Конечно, можно отмахнуться, не принять во внимание. Это ведь только КАЖЕТСЯ. Как говорят набожные люди? Если кажется, надо перекреститься.

Но с другой стороны, как часто срабатывает интуиция? Раз есть чуйка, что произойдёт что-то скверное, то пренебрегать этим не стоит. Надо всё проверить и перепроверить.

Привычным усилием Денисов обратился к способности предвидения. Представить боль в затылке, мельтешение картинок будущего. Вот-вот фантомная боль перерастёт в настоящую. Откроется желанный калейдоскоп. Но... Пшик. Ничего не получилось.

Чёрт, это дурной знак!

Мартин решил не сдаваться. Попробовал ещё раз. И ещё. Сколько раз он проделывал такое, почему не получается сейчас? Закралось подозрение, что способность видеть будущее ему приснилась. Но такого быть не может! Тревога тем временем сдавила горло.

Денисов судорожно сглотнул подступивший комок. Что происходит? Сердце колотится как у загнанного зайца. На лбу выступила холодная испарина. Руки трясутся, как у пьяницы. Странно всё это.

- Пора прогуляться, - сказал сам себе Мартин. И сильно сжал кулаки, унимая дрожь.

Дубликат вышел из пещеры. Огляделся. Ничего необычного. Лес утопает в предрассветных сумерках. Просыпаются птички, перекрикиваясь вялым чириканьем. Вовсю стрекочут кузнечики. Лёгкий ветер приятно холодит кожу. Свежий воздух пьянит. Природа живёт своей жизнью. Ей нет дела до тревог на душе Мартина.

Вожаки мартышек, едва почуяв хозяина, навострили уши. Остальные моумиги дрыхли без задних лап, но Денисов знал, стоит отдать приказ, они тут же проснутся и будут готовы к атаке. Правда, будить самых опасных хищников Лоттуса пока нет смысла. Врагов-то не видно!

Ученик Великих Магов решил обойти периметр купола. Может, это его успокоит?

По вытоптанной дорожке он прошёлся через кукурузное поле. На стеблях только начали формироваться початки. Ради эксперимента Мартин принёс детям Ниумину семена нескольких сельхозкультур. Теперь на обработанных полях растёт пшеница, кукуруза, подсолнечник и горох. Посадили картофель. Женщины следят за посевами. Денисов показал им, что и как надо делать. Правда, сначала самому пришлось вникнуть в агрономию, почитать специальные книги. Но усилия того стоили, вскоре племя будет обеспечено хлебом, кашами, маслом. Можно будет варить супы, делать кучу блюд из картошки. Обо всем этом Мартин подумал мимоходом. Сейчас важно разобраться с интуицией.

Денисов спокойно шёл себе между деревьев. Наклонялся, проходя низкие ветви. Поднимал ноги, когда на пути попадались вылезшие из-под земли корни. Ночью прошёл дождь, но почва уже всё впитала, лишь иногда с листьев капала роса. Тревога постепенно рассасывалась. Незамысловатая прогулка в пробуждающемся лесу приносила умиротворение. Снова потянуло на сон. Мартин даже сладко зевнул и потянулся.

- Может, ну его? Кемарнуть пару часиков, пока племя не встало?

Он хотел было отсоединиться от аватара, заслать того обратно в пещеру, как непонятное мельтешение привлекло внимание.

Денисов повернул голову и... обомлел. Близ купола застыли, словно статуи, человек тридцать-сорок желтоволосых дикарей. Но ведь секунду назад здесь никого не было! Это мираж?

Мартин даже протёр глаза. Может, он уже спит? Но нет. Желтоволосое племя продолжало стоять что изваяния.

Денисов знал о них по рассказам Никко. Эти дикари поклоняются полуденному солнцу. Местные называют их детьми Высокого Светила. Большинство в племени владеют магией. Причём шамана от не шамана очень легко отличить. Если ребёнок рождается с волосами ярко-лимонного цвета - значит он будущий шаман. Если другого - такое дитя никогда не сможет магичить. Ущербных обычно не терпят в племени, и родители душат такого новорожденного в тот же день.

На солнечное племя у Мартина были большие планы. Сразу после зимы он собирался отправиться вместе со своими магами к желтоволосым в гости. Планировалось подружиться, посотрудничать, а там глядишь, и получилось бы убедить солнечных присоединиться к детям Ниумину. Будущему королевству нужен сильный генофонд.

Но что они сейчас здесь забыли? Утром, когда все спят? Их юрты находятся далеко на востоке. Неужто решили напасть?

Дикари одеты в шорты и майки, сделанные из кожи. Видимо, это первые попытки смастерить себе доспехи. Длинные жёлтые волосы заплетены в две или три косы. На лбу у каждого желтеет круг-татуировка размером с пятикопеечную монету. У многих руки заняты копьями, топорами и каменными ножами. Мартин глянул на суровые, обветренные лица. Точно воевать пришли!

Человек десять, подошедших совсем близко к защитному экрану, в руках держат корзины, которые странно подрагивают и визжат. Некто, запертый там, жаждет вырваться на свободу. И это не сулит ничего хорошего.

Солнечные продолжали стоять как истуканы. Создалось впечатление, что они ждут приказа. С каждой минутой корзинки раскачивались всё сильнее. И Мартину это не нравилось всё больше и больше.

Денисов понял, сражение не за горами. Но что делать? Ждать, пока нападающие перебесятся, не пройдя заслон защитного купола? Или бить тревогу и будить своих?..

Но принять решение так и не дали. Воины разом кинули корзинки в сторону купола. По защитному артефакту пробежала молния, разнося в щепки деревянные тюрьмы. Наружу выбрались диковинные монстры.

Мартин отшатнулся. Это ещё что за твари?

С радостным улюлюканьем из-под обломков корзин показались медузообразные существа с шерстью в чёрно-белую полоску, в точности как у зебры. Чудовища словно присоски прилипли к внешнему куполу. Денисов разглядел большие круглые рты с множеством сверкающих зубчиков. Такая себе акулья пасть!

Мартин улыбнулся.

- Ну-ну. Попробуйте разломить. Щит, поставленный без пяти минут Великим Магом, не каждый сможет преодолеть. Тем более какие-то вшивые твари отсталого мира.

Полосатые монстрики дружно заработали челюстями. Клинкообразные зубы вонзались в энергоструктуру купола. И что странно - зебромедуз не отбрасывало и не било элетрошоком. Артефакт не реагировал на атаку!

Медленно самоуверенная улыбка погасла. Лицо Мартина сделалось мрачнее тучи. Если ничего не изменится, твари прогрызут оба щита. Будь они прокляты!

И главное, поделать-то сейчас ничего нельзя. Купол не пропустит удар изнутри. А убирать защиту - это всё равно, что пригласить всю ораву туземцев топтать свою территорию. Не бывать этому!

Внешний экран под давлением стал бледнеть и таять. Зебромедузы успешно проедали дыры в защите. И если они достигнут цели, артефакт свернётся. Мартин понял, отсидеться за куполами не получится. Скоро здесь станет жарко.

Ну, Пэтра, ну удружила! И это тот самый щит, способный выдержать атаку Великого Мага? Да его ломает каждый встречный! Неужели это изощрённая месть за Багза Банни? Обиделась, что не давал создавать заклинания с помощью воображения на тренировках в резиденции Арханиуса?

Или магические животные Лоттуса сильнее колдовства Великих Магов?

Нет! Это точно в духе Пэтры. Будь она неладна! Как же не вовремя!

Зебромедузы, насколько Мартин знал, не принадлежат к фауне Лоттуса. По крайней мере, в книгах о них не упоминается. Да и Никко ничего такого не рассказывал. Получается, создали их желтоволосые маги? Тогда племя солнечных намного сильнее тех слухов, что ходят про них. Неприятная новость. Очень неприятная.

Дикари стояли, устремив взгляды на своих монстров. Медузы планомерно прогрызали первый купол. Битва неминуема.

Не желая что-либо предпринять до исчезновения защиты, Денисов решил заглянуть в будущее. Может, удастся подсмотреть правильную тактику?

Но усилия оказались тщётными. Утро не задалось совсем.

Тем временем из-за горизонта выскользнуло солнышко. Разом посветлело. Желтые косы дикарей неожиданно зашевелились и поднялись вверх, как будто их потянули, образовав тем самым странную корону. Пространство между вставшими дыбом волосами вспыхнуло желтым сиянием. Мартину даже показалось, что солнце специально направляет лучи на головы желтоволосых. И что вокруг до сих пор темно. Ради проверки гипотезы, он переключился на магозрение.

- Ну ни фига себе! - присвистнул Денисов.

По узкой полоске света через косы в ауру дикарей проникали бусинки зеленой энергии. Сила спиралью вилась над головами туземцев. А вот и разгадка жёлтых волос. Оказывается, это всего-навсего приёмник, настроенный на энергию солнца. Шаманы Высокого Светила заряжают свои "батарейки". Если у детей Пяти пещер есть тотем предков, дающий зеленую энергию, то желтоволосые питаются силой, исходящей от солнца. А что, довольно практично. Где бы ты ни был, главное, встань под прямые солнечные лучи и твоя аура вмиг наполнится энергией. Здорово!

Глаза Мартина алчно блеснули.

"- Надо будет захватить пару солнечных в плен, - плотоядно облизнулся ученик Великих Магов. - Если разобраться со свойствами жёлтых волос, можно будет самому настроиться и днями напролёт вкачивать в себя энергию "высокого светила".

Поставив зарубку на память, Денисов перевёл внимание на дикарей. Близстоящие воины поудобнее перехватывали копья. Видать, готовятся напасть. Интересно, кто из них командир?

Зебромедузы тем временем заканчивали перегрызать первый щит...

Наконец, Мартин решился. Больше не медля ни секунды, он позвал мартышек. Обе стаи молниеносно снялись с мест, будто только и ждали зова. Вместе с ними всполошился один человек. Денисову и не надо вглядываться в ауру, чтобы знать - это Никко. С тех пор, как парень стал учиться управлению моумигами, он изрядно поднаторел в магии. Теперь между ним и его братом огромная пропасть. Тиббо это прекрасно понимает, и довольствуется тем, что есть - обучает четвёрку мальчишек основам магии, пока его брат руководит племенем в отсутствии Мартина.

Самки моумиг вместо того, чтобы бежать вслед за самцами, направились к тотемам в пещеры. Мартин не давал такой приказ, это сделал Никко. Хлопец ещё не успел разобраться в ситуации, но предпочёл перестраховаться. Впрочем, он мог почувствовать давление на внешний щит.

Эта схема, отработана ими на случай непредвиденных обстоятельств. Самки снабжают из источников энергией, пока самцы бьются с врагами. Никко здраво рассудил, Отец племени не станет просто так ни свет, ни заря поднимать хищников. Тем более, когда первый щит вот-вот лопнет. Логический вывод: то самое непредвиденное обстоятельство наступило.

Жаль только, что вчера для создания второго аватара ушла энергия целого источника. В их распоряжении остались запасы одного тотема. Хоть бы хватило!

Не успел Денисов пожалеть, что так не вовремя потратил энергию, как первый купол схлопнулся. Зебромедузы мигом прильнули ко второму. Воины в кожаных доспехах зашевелились. Копья, топоры и ножи свирепо закрутились в воздухе.

Мартин ощутил, как к нему, прыгая по деревьям, мчатся вожак и тройка самцов мартышек. Никко правильно оценил обстановку, и вторую стаю оставил подле себя. Когда лопнет второй купол, Отец племени будет держать оборону. В то время он сам ударит с тыла.

Поэтому Денисов и не удивился, когда парень с другой стаей моумиг замер напротив тропинки, которая позволит обогнуть нападающих по дуге. Здравое решение. Молодец.

Экран затрещал. Солнечные напряглись. Мартин приготовился...

Вот и всё. С едва уловимым хлопком последний заслон исчез. И началась круговерть!

Проорав местный аналог "Ура! В атаку!", дикари рванули вперёд. Вожак моумиг взмахом передних лап отшвырнул медуз. Несколько тварей упало под ноги солнечным, заставив их немного притормозить. Самцы мартышек начали кидать горсти огня. Туземцы не оробели. Безупречная реакция позволила копьями и ножами отмахиваться от фаейрболов, как от назойливых мух.

Желтоволосые видели, что единственный человек стоит беззащитный. К нему и стремилась группа воинов. Некоторые особо нетерпеливые даже метнули топоры.

Денисов ждал до последнего. Как только он почувствовал, что Никко со стаей начал подкрадываться с тыла, как только его моумиги отодвинулись чуть вперёд, ученик Великих Магов черпнул силы из резервуара и представил стену, надёжно ограждающую его от племени Высокого Светила.

Вторая система создания заклинаний - коктейль из воображения, настойчивости и желания - штука мощная, но не стабильная. Можно активировать суперзаклятье за мизер энергии. Но и можно опустошить весь резерв, а на выходе получить пшик. У Денисова вышел третий вариант. Стена действительно получилась, но съела все запасы энергии. Даже вытянула крохи через связующие каналы у первого аватара и самого Мартина, находящегося сейчас в серебряном коконе под пещерой вождя. На одно заклинание ушла вся накопленная мана!

Но оно того стоило. За какое-то мгновение был возведён мощный купол, не чета защитному артефакту Пэтры, чтоб ей икалось три дня! Визуально стена выглядела как кирпичная кладка, только стального цвета. Толщина конструкции примерно метр. Защита огибала территорию общины, сверху образовывая конус. Едва почувствовав, что под землёй также образовался конус, герметично закрыв территорию, Денисов перешёл к последнему штриху: положил ладони на экран и волевым усилием придал защите прозрачность. Чтобы видеть, что происходит снаружи.

С первой группой солнечных вожак моумиг справился. Выпятив грудь, он выглядел гордым-прегордым. На звериной морде появилась вполне себе человеческая улыбка. Глаза с гордостью осматривали поверженных желтоволосых, чьи трупы валялись неподалеку, оросив вожака свежей кровью. Самый опасный хищник Лоттуса повторил ту самую атаку, от которой пострадало племя Мартина. Тела солнечных напоминали выжатые кровавые тряпки, с торчащими в разные стороны костьми.

Дела у самцов мартышек шли не так хорошо, как у вожака. Энергия из пещер к ним шла сплошным потоком. Между членами стаи существует особая связь, и какая-то человеческая магия не помеха приёму-передаче силы. Мартышки упоенно бросались огненными шарами, постоянно меняя дислокацию. Дикари внимательно следили за их прыжками с дерево на дерево, бросая то и дело копья и ножи. Пока счёт был в пользу моумиг. Пятеро желтоволосых обугленные и дымящиеся лежали на земле.

Мартин глянул дальше и настороженно замер, поджав губы. Основная группа солнечных не участвовала ни в охоте на вожака, ни в преследовании тройки мартышек. Дети Высокого Светила сбились в кучу и устроили какой-то странный флешмоб. Словно сборище пьяных басистов, желтоволосые вертели головами так, что косы крутились как лопасти пропеллера. И всё бы ничего, но над ними постепенно скапливалась зелёная энергия!

Вожак внимательно следил за членами своей стаи. Самцы моумиг начали теснить желтоволосых. Дикари едва успевали уклоняться от сгустков огня.

Никко с хищниками подкрадывался всё ближе и ближе. Скоро подойдёт на расстояние для удара. Занятые ритуалом солнечные могут и не среагировать. Но нет. Странный флешмоб закончился, энергия собралась в одну точку и вскоре исчезла. Желтоволосые, выпрямившись, дали дорогу... адским псам.

- Вот чёрт! - в сердцах сплюнул Мартин.

По-другому появившихся тварей никак не назовёшь. Короткие, крепкие лапы. Мощный торс. И знакомая чёрно-белая шерсть как у зебры. Больше всего эти собаки напоминают питбулей. Правда, с одним "маленьким" отличием. Их пасти вытянуты далёко вперед. Точь-в-точь как у крокодилов. Даже визуально длина туловища и пасти казались одинаковыми. Одним словом - жуткие монстры!

Питбули оскалились, показав сотни острых клыков. До слуха Мартина донёсся грозный рык. Это каким надо обладать голосом, чтобы их было слышно сквозь магическую стену?!

От рычания, казалось, вздрогнули все. На миг битва остановилась. Самцы мартышек и сражающиеся с ними желтоволосые оглянулись на новых действующих лиц. Вожак моумиг то ли с испугу, то ли с неожиданности присел на четыре лапы. Появлению тварей с крокодильими пастями не обрадовался никто. Особенно Мартин.

Адские псы разделились. Пара, кровожадно облизываясь, помчалась на вожака. Мартышка не растерялся, развел передние лапы в стороны. Вокруг него замерцал зелёным энергощит. Питбули прыгнули, но защита не подвела. Чёрно-белых монстров отбросило на пару метров.

Тем временем с десяток собак попытались достать самцов мартышек, притаившихся в кронах деревьев. Желтоволосые воины отступили, предоставив союзникам право сражаться с неугодными приматами. Несколько особо ретивых псов попробовали залезть наверх, активно помогая себе челюстями, но моумиги отреагировали быстро. Создав вместо фаейрбола простой, но очень тяжелый булыжник, мартышки посбивали на землю сверхактивных питбулей. Одному, кажется, даже сломали хребет.

Атака булыжниками оправдала себя, и вот в адских псов посыпались камни. Чёрно-белые монстры уклонялись, кто как мог, продолжая гавкать и рычать на мартышек.

Вожак, недовольно мотнув крысиным хвостом, выплюнул из пасти перламутровый шар. Это парализующая бомба моумиг. Столкнувшись с тварями заклятье рассыпалось на множество мелких молний, сеткой окутавшей питбулей. Полосатые мутанты не растерялись. Без проблем перегрызши парализующие молнии, они с новой силой набросились на вожака.

Псы, атаковавшие тройку самцов мартышек, поменяли тактику. Монстры решили взять хитростью. Они разделились на пары. Один замер, разинув пасть. Оттуда градом полетели клыки. В это же время вторая тварь из пары кружила вокруг собрата, защищая от падающих булыжников.

Атаку собак-мутантов моумиги отклонили с помощью телепатии. Выпущенные клыки, пробив туннели сквозь кроны деревьев, взмыли вверх. На землю осыпались сломанные прутья и клочки листьев.

Никко со своей стаей, наконец, вышел на огневую точку. Молодой шаман почему-то выбрал защитную тактику. Вожак выставил телепатический щит. Самцы одновременно атаковали с флангов и фронта. А сам Никко спрятался за экраном главной мартышки.

Цель такой тактики - внести сумятицу в строй врага и выдержать контратаку. Они не раз репетировали этот сценарий боя при превосходящем числе противника. Но сейчас не та ситуация, чтобы действовать от обороны.

"- А я бы сделал по-другому, - осудил Мартин действия подчиненного. - Сразу бы саданул заклятьями, чтоб мало не показалось. К чему осторожность? Первой атакой можно уничтожить немало солнечных! А уж потом позиционно обмениваться ударами с остатками войска противника".

Земля под ногами детей Высокого Светила загорелась. Языки пламени обожгли голые ступни. Воины смешно подпрыгивая, разбежались подальше от огня. "Ловушка" в исполнении мартышек оказалась слабым заклинанием. Даже не смогла принести какой бы то ни было вред.

"- Надо было атаковать впятером. Ты с вожаком смог бы убить кучу желтоволосых!" - Денисов не удержался и "наехал" на подчиненного.

Тот моментально ответил.

"- Их окружал защитный экран. А сейчас его нет!"

Словно подтверждая слова Никко, в лапах вожака моумиг начали появляться огненные стрелы. Одну за другой он выпустил шесть смертоносных стержней. И все достигли цели. Желтоволосые мгновенно превращались в пепел.

"- Признаю свою ошибку. Извини, ты был прав. Молодец!" - Денисов увидел, как на сосредоточенном лице Никко зажглась счастливая улыбка. А ну-ка, Отец племени извиняется, да ещё и хвалит!

"- Только всех не убивай. Нам нужно с ними... пообщаться".

"- Хорошо" - проговорил Никко. В этот самый момент он бросил в желтоволосого парализующий перламутровый шар. Парень благодаря методу "воображения" перенял заклинания моумиг.

"- Мартин, защитный купол..." - добавил Никко, уклоняясь от летящего копья со сверкающим наконечником.

"- Что?" - Денисов забыл, что сражение на его участке ещё не закончилось. Непонимающе глянул на телепатический щит вожака моумиги. И только когда магическая стена, ограждающая территорию племени, дрогнула, Мартин соизволил глянуть на своё заклятье.

- Твою ж мать!

Четыре питбуля, оставив в покое приматов, почему-то вернулись и решили попробовать на зуб защитный экран. Причем зуб оказался крепче заклинания.

- Вот чёрт! - Мартин начинал нервничать. - И что дальше?

Глаза бегло пробежались в поисках стаи мартышек. Подмога сейчас не помешает. Но все оказались заняты.

Вожак окружил себя плотной зелёной защитой. Клыки псов, словно спутники планеты, двигались по орбите его щита. Полосатые монстры в количестве двух штук сидели рядом. Их глаза внимательно следили за вожаком моумиг, ожидая увидеть первые признаки слабости. Они то и дело облизывали языком оставшиеся в пасти зубы. Выглядело это весьма кровожадно.

Тройка самцов перескакивала с ветки на ветку, продолжая отбрасываться магическими камнями в питбулей. Собаки предпринимали попытки валить деревья (иногда у них это получалось, небольшие стволы удавалось перекусить с первого раза), но мартышки прыгали на другое дерево, уводя полосатых монстров подальше в лес.

Никко успешно сражался с желтоволосыми.

В общем, ждать помощи было не от кого. А самому выходить за пределы щита не хотелось. Тем более с пустым резервуаром.

Мысли заметались в лихорадке. Если сейчас ничего не придумать, им настанет конец. Собаки добьют щит. Желтоволосые доберутся до источников энергии. У мартышек не останется сил. И они проиграют. Даже негаторская сила не поможет избежать больших потерь. Ситуация безвыходная.

Денисов растерянно оглянулся. Как назло, ничего путного в голову не приходило. Способность ясновидения почему-то пропала. Одна надежда на собственные силы.

Но что он может предпринять? Ровным счетом ничего. Разве что применить энергию Стража.

Пожевав губу, парень с бакенбардами решился. Что ж, антимагия так антимагия.

Мартин уж было призвал негаторскую силу, даже кисти рук засеребрились. Но вдруг его озарила идея - ведь первый аватар находится у Иницама! А в библиотеке есть накопитель, в котором оставалась энергия.

Не успел Денисов дать задание другому дубликату, как вдруг раздался удивленный женский голос:

- Это боевые химеры Цитадели! Что они тут делают?

Мартин в теле второго аватара вздрогнул и обернулся. Алёна с удивлением рассматривала полосатых питбулей.

Парень ненароком задержал взгляд на девушке. Бежевая блузка помята. На коленях джинсов зелёные пятна, словно она ползала по траве. Кисти и предплечья в царапинах, как будто она прорывалась сквозь колючий кустарник. С лица смыта вся косметика, но от этого Алёна выглядела ещё красивей.

Покрасневшие, зарёванные глаза твердили о бессонной ночи. Мартина ещё больней кольнула совесть. В который раз он осознал, вчера нужно было держать себя в руках.

- Освободи меня, помогу с ними справиться! - девушка решительно заглянула в глаза парню.

- Ещё чего! - фыркнул Мартин. - Ударишь мне в спину. Нет, я сам разберусь.

Что на уме у Алёны - загадка. Дела продвигаются не ахти. Псы грызут магическую стену. Его мартышки сражаются с остальными питбулями. Никко со своей стаей - целиком занят желтоволосыми. После треклятой ночи ожидать от Алёны можно чего угодно. Вплоть до удара в спину. А нужен ли к перечисленным проблемам ещё один головняк? Конечно, нет!

Но девушка продолжала стоять на своём:

- Но ты не знаешь как! Освободи, и я уберу химер. Не чуди, Мартин. Я хочу помочь. Правда.

Мартин вместо ответа дотронулся до истончающегося щита. Первый аватар начал передавать силу. По пальцам потекла энергия. Силой мысли Денисов заставил уплотниться места, которые грызли питбули. В следующий миг там блеснули вспышки молний. Тварей сожгло живьём, даже пикнуть не успели. Вот так бы сразу.

- Видишь, сам справился! - довольно улыбнулся Мартин, повернувшись к девушке. Та стояла, скрестив руки на груди.

- А с ними что будешь делать? - Алёна кивнула куда-то вперёд.

Мартин повернулся.

- Охренеть!

К питбулям прибыло подкрепление. Точнее подлетело. Стаю приматов атаковали бабочки-переростки, каждая размером с локоть взрослого человека. С чёрно-белыми полосками как у зебры. Что за мода дурацкая?!

Насекомые взмахами крыльев нагнали ветер, сдувший зелёный энегощит вожака вместе с летающими клыками псов. Питбули, радостно залаяв, набросились на мартышку. Крокодильи челюсти сомкнулись на лапах главного моумиги. К удивлению Мартина, тот не лишился конечностей. Резко дернув лапами, вожак попытался сбросить питбулей. Но твари только сильнее сомкнули челюсти. Из ран потекла зелёная кровь...

- Освободи меня! - Алёна ткнула кулачком в плечо Мартина, привлекая внимание. - Сейчас от твоих мартышек не останется и мокрого следа!

Денисов в ответ покачал головой.

- Всё равно нет. Я выиграю бой.

Бабочки, посчитав, что теперь питбули сами справятся с вожаком моумиг, атаковали магическую стену. Чёрно-белые крылья запорхали в опасной близости от Денисова. Мартин на всякий случай отпрянул назад. Насекомые-переростки повторили атаку с призывом шквального ветра. Защита выдержала удар.

На помощь вожаку мчались самцы. Мартышки с удвоенной силой возвращались назад. По земле их преследовали оставшиеся в живых собаки. Одна тварь замерла, разинув пасть. Через миг пучок клыков устремился в зазевавшуюся мартышку. Дико вереща, самец свалился с дерева. Питбули, словно падальщики, накинулись на жертву.

У Никко дела шли не лучше. С десяток желтоволосых окончательно пришли в себя. Вокруг них замерцала едва видимая желтоватая плёнка, отражающая любые атаки молодого шамана и его стаи моумиг.

Выхода нет. Пора самому вступать в схватку. В накопителе Иницама энергии почти не осталось, зато есть антипод. Негаторская сила ещё никогда не подводила!

Мартин, отойдя чуть в сторону, приложил ладони к стене. Зажмурив глаза, он представил дверь. Манипуляция сожрала последние крохи силы. Резервы пусты. Теперь все надежды на антимагию.

Решительно потянув ручку двери на себя, Денисов шмыгнул в образовавшийся проём. Дверь захлопнулась и исчезла. Всё, назад пути нет. Уже не спрячешься за спасительные щиты. Остаётся только драться. И всё закончится либо победой, либо смертью. Третьего не дано.

Первыми Мартина увидели, как это ни странно, желтоволосые. Зычно что-то прокричав, один туземец с четырьмя косами метнул в чужака копьё. Оружие, несмотря на большое расстояние, летело быстро, а главное точно в цель. Наконечник блестел всеми цветами радуги.

"- Берегись!" - предостерёг своего вождя по мыслеречи Никко.

Ученик Великих Магов только хмыкнул. Руки уже сверкали серебристой энергией.

Небрежный взмах ладони и впереди разливается плоский щит. Негаторская сила подчиняется беспрекословно. И это хорошо.

Антимагия должна уничтожить заложенное в копье заклятье, метательное оружие дикаря просто не долетит.

Вот вспыхнуло зелёным, раздался хлопок, словно лопнул шарик, и копьё... исчезло.

- Гм, прикольно. Оказывается, это заклинание. Тем лучше! - пробормотал Денисов, посылая в желтоволосого сгусток серебра. - И надо будет расспросить, что ещё они умеют.

Дети Высокого Светила прекратили воевать с Никко, и переключили своё внимание на нового противника. Теперь целый рой копий устремился в Мартина. Наконечники также переливались всеми цветами радуги. Парень с бакенбардами расширил щит, нейтрализуя новую атаку. В этот раз взрыв оказался громче и дольше, как будто сдетонировал фейерверк.

Двое питбулей, позабыв о самцах моумиг, бросились к человеку. Мартин решил не подпускать их близко, и с расстояния шарахнул серебристой волной. Негаторская сила, словно нож сквозь масло, прошила полосатых тварей. Денисов почувствовал, как лопнули их магические ауры. Этого должно хватить, чтоб навсегда успокоить питбулей. Но гады оказались на удивление живучи.

"- МАРТИН!" - донесся крик Никко.

Ученик Великих Магов, не глядя, окружил себя серебром. И как раз вовремя. Зеленые диски, выпущенными дикарями, увязли в защите. Нельзя расслабляться!

Пока Мартин отвлекался на мутировавших собак, желтоволосые не спали. Сообща дикари выпустили с десяток заклятий. И если бы не своевременное предупреждение помощника, Денисов пропустил бы удар.

Атаковавшие стену бабочки сменили тактику. Теперь в щит устремились один за другим жёлтые круги. Эта атака оказалась удачней. Насекомые раз за разом монотонно долбили в одну и ту же точку. В защитном куполе начали образовываться дыры, а каждый взмах крыльев продолжал создавать новый жёлтый круг. Такими темпами стена скоро падёт.

Мартин побоялся запускать серебром в бабочек. А вдруг промахнется? Тогда его заклятью конец настанет намного раньше. Вместо этого Денисов бросил антимагию в группу дикарей, помогая Никко справиться с желтоволосыми.

Вожак, атакованный питбулями, издал протяжный вой и пал смертью храбрых. Одновременно с этим, аура одного из выживших самцов мартышек замерцала зелёным. Вскоре сияние исчезло. Мартышка раздался в плечах, чуть подрос. Крысиный хвост удлинился.

Мартина осенило. Так вот как у них выбирается предводитель! Когда умирает старый вожак, один из живых самцов превращается в главу своей стаи. Нет дуэлей старого и молодого лидера, нет попыток свергнуть власть. Всё на удивление просто.

Двое питбулей, атакованных учеником Великих Магов, приш