Book: Невесомая принцесса



Невесомая принцесса

Джордж Макдональд

НЕВЕСОМАЯ ПРИНЦЕССА

I. Как так — нет детей?

Когда-то, так давно, что мне и не упомнить, когда именно, жили-были король и королева, у которых не было детей.

Король все толковал про себя: «У всех лично знакомых мне королев есть дети. У некоторых по трое, у некоторых по семеро, а у некоторых и по дюжине. А у моей королевы детей нет. По-моему, меня обижают». Сначала он делал вид, что сердится на жену. Но жена сносила это терпеливо, как сносят все добрые королевы, поскольку была именно доброй. Тогда король и впрямь стал сердиться. Но королева делала вид, что все это шутки, причем даже очень хорошие.

— Почему ты не заводишь хотя бы дочерей? — спрашивал король. — О сыновьях я уж и не говорю, на это даже не надеюсь.

— Поверьте, мой милый король, я сама этим огорчена, — отвечала королева.

— Верю, — резко говорил король. — Этим и впрямь не погордишься.

Но нрав у него был незлой, и никоим образом и ни на миг он не собирался лишать королеву своего благорасположения. Однако речь шла о деле государственной важности!

Королева улыбалась.

— К дамам следует относиться терпеливо, мой милый король, — отвечала она.

Она и впрямь была прекраснейшей королевой и очень жалела, что не может сей же час исполнить желание мужа.

Король всяко пробовал относиться к ней терпеливо, но выходило это у него из рук вон плохо. Так что он был награжден сверх всяких заслуг, когда королева наконец подарила ему дочь, самую очаровательную из принцесс, которая когда-либо издавала свой первый крик.

II. Уж я им!

Близился день принцессиных крестин. Король собственноручно написал все пригласительные письма. И конечно, кое о ком позабыл.

Кое о ком позабыть не так уж и страшно, если делать это с умом и с выбором. Увы, король забыл ненамеренно, и вся незадача в том, что забыл он о принцессе Яшвамдам. Это была его собственная сестра, уж о ней-то забывать не следовало. Но она доставила столько неприятностей их отцу, прежнему королю, что тот даже не упомянул о ней в своем завещании. Так что неудивительно, что собственный брат забыл о ней, рассылая приглашения. Бедные родственники сами должны заботиться, чтобы о них помнили. Разве не так? Разве королю до того, чтобы заглядывать в дрянной домишко, где живет сестрица?

А нрав у сестрицы был мрачный и злобный. Все лицо у нее было в сетке морщин: тех, что справа, — от презрения, тех, что слева, — от брюзгливости. Забывчивость королей непростительна, но этому королю эту забывчивость можно простить, даже когда речь о крестинах. Престранный вид был у принцессы Яшвамдам. Лоб у нее был больше всего остального лица и нависал над ним, как обрыв. Когда она гневалась, глазки у нее сверкали синим огнем. Когда ей кто-то был ненавистен, они переливались то желтизной, то зеленью. Какого цвета они делались, когда кто-то ей был приятен, мне неведомо. Никогда не слыхал, чтобы ей нравился кто-нибудь, кроме нее самой, и не думаю, чтобы она была способна на мало-мальски бескорыстный поступок. Король крайне опрометчиво поступил, забыв о ней, потому что она была дьявольски умна. На самом деле она была ведьмой. И тому, кто попадался в ее сети, приходилось так худо, что хуже некуда. Всех коварных фей превосходила она в коварстве, а всех хитроумных — в хитроумстве. Ни во что не ставила она все известные и достопамятные проделки фей и злых колдуний, когда-либо изобретенные в отместку за обиду. И вот, понапрасну прождав приглашения на крестины, она, наконец, решила явиться незваной и учинить всей семье злейшую беду из тех, на какие была способна. Она надела лучшее свое платье и явилась во дворец.

Счастливый государь начисто забыл о том, что она из числа забытых, принял ее радушно, и она заняла свое место в процессии, которая направлялась в королевскую часовню. Когда все столпились вокруг купели, она изловчилась стать ближе прочих и бросила что-то в воду, после чего держалась с самым достойным видом, пока вода не коснулась личика ребенка. В этот миг она трижды повернулась кругом на месте и пробормотала такие слова (их расслышали рядом стоявшие):

— На все усилия земли ни плоть, ни дух не отвечай. Сердца родные тяжели, но рук людских не отягчай.

Рядом стоявшие подумали, что она не в себе и, твердит какую-то глупую детскую присказку, но все присутствующие невольно вздрогнули. А малютка принцесса, наоборот, начала весело и внятно гукать. Только нянька чуть было не вскрикнула, испугавшись, что у нее руки отнялись: она не почувствовала тяжести ребенка. Но, прижав младенца поплотней к груди, нянька промолчала.

Злая проделка удалась.

III. Это никоим образом не наша дочь!

Негодяйка тетушка сделала свою племянницу невесомой. Если вы спросите, каким образом, я отвечу: «Наипростейшим. Она упразднила закон всемирного тяготения». Королевская сестра разбиралась в науках, и хитросплетения закона тяготения были для нее не сложнее перехлестов ботиночных шнурков. А разбираясь еще и в колдовстве, она в один миг упразднила этот закон. Если и не упразднила, то так перекосила его шарики-ролики, что они перестали работать. Но нас больше займет не то, как это было сделано, а то, что за этим последовало.

Первая незадача по причине этого упразднения произошла в тот момент, когда нянька начала укачивать малютку и чуть подкинула ее на руках. Девочка выскользнула и взлетела к потолку. К счастью, сопротивление воздуха остановило ее взлет футом ниже. И там малютка повисла, сохраняя лежачее положение, презабавно брыкая ножками и смеясь. Нянька в ужасе дернула за колокольчик и попросила явившегося лакея немедленно принести стремянку. Дрожа всем телом, нянька вскарабкалась на стремянку, на самый верх, и вытянувшись во весь рост, едва дотянулась до висящего длинного подола платьица, в которое была одета девочка.

Это странное событие не осталось неизвестным, и во дворце воцарилось смятение. Разумеется, король узнал об этом не от слуг, а сам, нечаянно повторив действия няньки. Удивленный тем, что, взяв ребенка на руки, он не чувствует никакой тяжести, король чуть качнул ее вверх, а вниз — ему уж не пришлось. Малютка плавно взвилась к потолку, как и прежде, и там повисла в полнейшем удобстве и довольстве, о чем свидетельствовал ее тихий смех. Король застыл, задрав голову в безмолвном удивлении. А потом задрожал так, что борода у него ходуном заходила, как трава на ветру. Наконец, обернувшись к королеве, замершей в ужасе, как и он сам, король шумно вздохнул и, заикаясь, произнес:

— Ко-королева, это не наша дочь, нико-коим образом!

Но королева уже пришла в себя, а будучи поумнее короля, она мигом догадалась о причине этого «обратного оборота дел».

— Это наша дочь, — ответила королева. — Но во время крестин нам следовало позорче оберегать ее. И не допускать в часовню тех, кого никто не приглашал.

— Ай-ай-ай! — сказал король и постучал себя пальцем по лбу. — Я все понял. Это ее рук дело. Это моя сестрица, мадам Яшвамдам, заколдовала нашу дочь. Не догадываешься, королева?

— Интересно, кто раньше догадался, — пробормотала королева.

— Извини, дорогая, я не расслышал, — сказал король. — Джон! Принеси скамеечку от трона.

Как и многие другие короли, наш был ростом невелик, а сидел на высоченном троне. Скамеечку принесли, водрузили на обеденный стол, Джон взобрался наверх. Но до принцессы ему было не дотянуться, она витала в воздухе, словно облачко переливчатого детского смеха.

— Джон, возьми каминные щипцы, — скомандовали его величество, встали на стол и подали Джону щипцы.

Теперь малютка оказалась в пределах досягаемости и с помощью каминных щипцов была возвращена в родительские руки.

IV. А где он?

В один прекрасный летний день, месяц спустя после этого приключения, принцесса, с которой весь этот месяц глаз не спускали, лежала на своей кроватке в личной королевиной спальне и спала. Был знойный летний полдень, поэтому одно из окон было отворено, а принцессу не укрыли даже чем-то легким, как дрема, по такой погоде. Вошла королева и, не заметив, что малютка в кроватке, отворила второе окно. Веселый сквознячок, который только и ждал случая выкинуть какую-нибудь шалость, влетел в одно окно, пробежал над кроваткой, подхватил принцессу, взвился с нею и, кувыркая ее, словно пушинку, унесся через другое окно, противоположное. А королева, ничего не ведая о постигшей ее потере, вышла и спустилась вниз.

Когда вернулась нянька, она решила, что девочку унесли ее величество, устрашилась выговора и не стала искать свою питомицу. Но тишина в покоях наконец ее встревожила, и она заглянула к королеве.

— Не угодно ли вашему величеству, чтобы я взяла ребенка? — пролепетала нянька.

— А где он? — спросила королева.

— Ваше величество, пощадите! Я так и знала, что стрясется беда!

— Что случилось? — меняясь в лице, спросила королева.

— Ой, ваше величество, не пугайте меня, — взмолилась нянька, заламывая руки.

Поняв, что дело плохо, королева упала в обморок. А нянька с криком: «Деточка моя! Деточка моя!» — побежала по дворцу.

Все бросились в комнаты королевы. Та не в силах была указать, что делать. Тут же выяснилось, что принцесса исчезла, и дворец загудел, как растревоженный улей. Еще минута — и королева пришла в себя от громких возгласов и рукоплесканий. Оказалось, что принцесса спит себе в саду под розовым кустом, куда ее занес лукавый ветерок, осыпавший беленькую соню дождем розовых лепестков под конец своей проделки. Разбуженная шумом, который подняли слуги, малютка огляделась, пришла в восторг и стала разбрасывать лепестки во все стороны, словно нежные блики вечерней зари.

Разумеется, после этого случая ее оберегали пуще глаза. Но об удивительных происшествиях, связанных с необычностью маленькой принцессы, можно было бы рассказывать без конца. Ни в одном доме, не говоря уже о дворцах, никогда не было ребенка, уход за которым так веселил бы, по крайней мере прислугу. Возни с ней было, конечно, немало, но уж рук и сердец она ничьих не обременяла. Ею прекрасно можно было играть, как мячиком! И совершенно не бояться, что она упадет. Ее можно было уронить, бросить или кинуть на пол, нельзя было только там оставить. Что правда, то правда, потоком воздуха ее могло затянуть в камин или в подвал, но время шло, а ничего худого не случалось. Если откуда-нибудь из самых неожиданных мест доносился переливчатый смех, в причине можно было не сомневаться. Спустившись в кухню или в людские, можно было застать Джейн, Тома, Роберта и Сюзан, всех разом, играющих принцессой, как мячиком. Причем, будучи мячиком, принцесса меньше всех огорчалась по этому поводу. Она перелетала из рук в руки, повизгивая от смеха. А прислуге мячик нравился больше, чем сама игра. Но, перекидываясь этим мячиком, приходилось следить за тем, чтобы не подбросить его слишком высоко. А то не воротишь.

V. А что будем делать?

Но в дворцовых покоях все обстояло по-иному. Например, однажды король после завтрака ушел в сокровищницу и занялся пересчетом денег.

И не испытал при этом никакого удовольствия.

«Подумать только! — ворчал он про себя. — Любая из этих золотых монет весит целых полтора золотника, а моя родная, собственная дочь, плоть от плоти, кровиночка от кровиночки, так-таки ничего не весит!» И со злостью смотрел на свои золотые кружочки, как те разлеглись с самодовольной ухмылкой на желтых личиках.

Королева в своей гостиной ела хлеб с медом. Откусила разочек, да вдруг как расплачется! Ее всхлипы донеслись до короля. А ему как раз захотелось на кого-нибудь накричать, особенно на королеву. Запер он свое золото в сундук, нахлобучил корону на голову и поспешил в малую гостиную.

— Из-за чего сыр-бор? — сказал король. — По какому случаю слезы?

— Не могу я это есть! — ответила королева, скорбно глядя на горшочек с медом.

— Неудивительно, — фыркнул король. — Ты же только что съела на завтрак пару индюшачьих яиц и три анчоуса!

— Да не потому! — всхлипнула ее величество. — Я из-за нашей детки.

— А что с нашей деткой? В трубу не улетела, в колодец не свалилась. Слышишь, смеется?

И невольно вздохнул король, стараясь сделать вид, что закашлялся.

— Невесомость — это просто небольшой избыток легкости, — сказал король.

— Избыток легкости вредит, — сказала королева.

— Избыток легкости полезен, — сказал король.

— «Легковерный» — это не похвала, — сказала королева.

— А «легконогий»? А «легкий на руку»? «Легкий на руку» значит «счастливый», — сказал король.

— А «легко…» — начала было королева, но король перебил ее.

— И, следовательно, — заявил он тоном спорщика, имевшего дело с воображаемым противником и потому легко одерживающего победу, — избыток легкости в членах — это лучше не придумаешь!

— Зато избыток легкости в мыслях — это хуже не придумаешь! — возразила королева, начиная злиться.

Этот ответ сбил короля с толку, и он повернулся на пятке и поплелся обратно в сокровищницу. Но и полпути не прошел, как голос королевы издали нанес ему завершающий удар.

— Избыток, убыток, прибыток, добыток! — крикнула королева. — Не до добытка!

Король остановился как вкопанный. Он терпеть не мог, когда слышится не то, что пишется, и вечно ему слышалось. На этот раз ему послышалось «недобитка», и он пришел в ярость. Но опомнился: королева была не в том состоянии и не на том расстоянии, чтобы порицать ее за то, что послышалось, хотя послышалось, а потом замелькало в уме нечто совершенно несообразное: какие-то «убитки», «избитки» и «раздробитки». Он повернулся на другой пятке и вернулся к королеве. Вид у королевы был виноватый. Так считал король, а как оно было на самом деле, не имело никакого значения.

— Милая моя, — сказал король. — Всякое словесное недоразумение между супругами крайне предосудительно, кто бы они ни были, не говоря уже о королях и королевах. Но исключительно и крайне предосудительны недоразумения, вызванные вольным и якобы остроумным обращением со словами.

— Да разве я шучу! — сказала королева. — Не до шуток мне. Я самая несчастная женщина в мире!

Вид у нее был такой скорбный, что король просто обнял ее в ответ.

Наконец они сели и устроили совет.

— Будем, терпеть? — спросил король.

— Не могу, — сказала королева.

— А что будем делать? — спросил король.

— Понятия не имею, — сказала королева. — Может быть, принесете извинения?

— Сестрице-то? — спросил король.

— Да, — сказала королева.

— Хорошо, не возражаю, — кивнул король.

На следующее же утро он отправился к сестре, принес покорнейшие извинения и попросил снять чары. Но та с самым серьезным видом заявила, что просто не понимает, о чем речь. Только глазки у нее блеснули красным, а это означало, что она наконец-то счастлива. Она посоветовала королю и королеве запастись терпением и впредь вести себя примерно. Король вернулся домой в полном упадке духа. Королеве пришлось утешать его.

— Подождем, пусть она подрастет. Может быть, тогда она сама сумеет в чем-то разобраться. По крайней мере, в том, как себя чувствует, чтобы нам хоть это стало ясно.

— Но ведь ей же замуж, выходить! — воскликнул король, приходя в растерянность от одной этой мысли.

— Ну и что? — отозвалась королева.

— Да ты только подумай! Ей же детей заводить! Ста лет не пройдет, как они же в воздухе кишмя закишат, эти самые невесомые детки!

— Уж не нам об этом думать, — ответила королева. — К тому времени они как-нибудь научатся о себе заботиться.

Король только вздохнул в ответ. Он с удовольствием посоветовался бы с придворными врачами, но боялся, что они начнут проделывать опыты над бедным ребенком.



VI. Кому смех — кому горе

Время шло, и, несмотря на все огорчения и печали, причиняемые родителям, принцесса смеялась и росла — не толстушкой, но упитанной и крупной девочкой. До семнадцатилетия она добралась благополучно, если не считать, что угодила-таки разок в каминную трубу. Спасая ее оттуда, один постреленок, разоритель птичьих гнезд, весь перемазался в саже, но прославился. Была она какая-то бездумная, но и то не великая беда, если бы она надо всем и вся громко не смеялась. Чтобы увидеть, что получится, ей сказали, что генерал Вашихбьютт со всем войском изрублен в куски, — она в ответ рассмеялась. Ей сказали, что враг вот-вот осадит папину столицу, — она рассмеялась еще громче. Тогда ей сказали, что выхода, нет, что город придется сдать, на милость вражеской солдатни, — и уж тут она в ответ просто расхохоталась. Никогда и ничего она всерьез не принимала. Увидит, что мать плачет, и восклицает:

— Ой, как мама смешно морщится! И водичка со щек ручьем бежит! Мамочка, какая ты смешная!

Отец налетит на нее, как буря, а она знай себе смеется, вертится вокруг него, пританцовывает, в ладоши хлопает и твердит:

— Папа, повтори! Папа, повтори! Вот смешно! Милый ты мой смешной папочка!

Он поймать ее силится, а ей ничего не стоит ускользнуть, и вовсе не от испуга. Просто ей кажется, что это такая игра. Ей ведь — только ножкой топни — ничего не стоит повиснуть у отца над головой. И виться там вперед-назад, во все стороны, будто бабочка, только преогромная. Не раз бывало, отец с матерью уйдут куда-нибудь, чтобы посоветоваться, как с ней быть, только заговорят между собой — и вдруг у них над головами как захохочет! Они возмущаются, головы задирают, а она над ними витает, вытянувшись во весь рост, поглядывает на них и вслух забавляется всей этой сценой.

Однажды произошел очень неловкий случай. Вышла принцесса на лужайку, как всегда, с фрейлиной, та ее за руку держит. Высмотрела принцесса отца на той стороне лужайки, вырвалась и метнулась к папочке. Чтобы самой бегать, ей надо было держать в каждой руке по камню, они ей были словно привязь, чтобы не улететь. Пробовали утяжелять ее наряды, но это не действовало. Даже золото, как только ее платья касалось, теряло вес, пока было на ней. Но стоило ей снять что-то с себя и взять в руку, как снятое наливалось тяжестью и тянуло ее вниз. И вот летит она к отцу, камней в руках нет, схватить нечего. Глядь — огромная жаба ползет через лужайку, не спешит, словно у нее сто лет в запасе на эту прогулку. Она хвать жабу, чтобы не улететь, ей и невдомек, что жаба противная, ей, кстати, почему-то ничто не казалось противным. Отец ей руки протягивает, она уже губки мотыльком сложила, чтобы его поцеловать, а тут ветерком повеяло и нанесло ее прямо на юнца-посыльного, который подошел к его величеству, за приказаниями. А у принцессы была еще одна небольшая странность: если она что-то начнет делать, то остановиться уже не может. На это нужно время и усилие, а времени у нее тут-то и не было. Нацелилась поцеловать — и поцеловала. Только посыльного. Она-то не смутилась. Во-первых, потому, что застенчивостью не страдала, а во-вторых, потому, что ошиблась невольно. Она только рассмеялась, словно музыкальная шкатулка. А посыльный, бедняга, не знал, куда деваться. Потому что принцесса, торопясь избавиться от непрошенных объятий, оттолкнулась от посыльного руками и ткнула его при этом под самый глаз здоровенной черной жабой. В одну щеку поцеловали, в другую жабой ткнули. Посыльный хотел было засмеяться в тон, но от этого да от жабы у него такие корчи по лицу пошли, что ясно стало: насчет поцелуя у него никаких опасных заблуждений и в помине нет. Но король решил, что его достоинству нанесен серьезный урон, и с посыльным целый месяц потом не разговаривал.

Вообще-то, видеть, как принцесса бежит, было презабавно, если только это можно было назвать «бежит». Сначала, она должна была найти опору; оттолкнувшись от неё, она пробегала несколько шажков и хваталась за другую опору. Иногда ей казалось, что она уже коснулась земли, а до земли-то еще было порядочно. И тут она начинала бить в воздухе ногами, а сама ни с места, как цыпленок кверху лапками. И смеялась она, как сам дух веселья, только в ее смехе чего-то недоставало — затрудняюсь сказать, чего именно. Какого-то тона, не печали, а ее возможности, morbidezza, живости, что ли. И смеяться-то она смеялась, а вот улыбаться не умела.

VII. Ученые споры

Король и королева долго избегали этой болезненной темы, но наконец решили обсудить ее втроем. Они послали за принцессой. Явилась она, скользя, кувыркаясь и перепархивая от шкафчиков к столикам, от столиков к канделябрам, и наконец умостилась на кресле в странном положении. Не решаюсь сказать: «села в кресло», ведь кресло не оказывало ей ровно никакой поддержки.

— Дитя мое, — сказал король, — тебе настало время понять, что ты немного не такая, как все прочие люди.

— Папочка, ну какой ты смешной! Вот у меня нос, вот глаза, вот все остальное. Все, как у тебя и у мамы.

— Доченька, для начала будь серьезной, — сказала королева.

— Мамочка, спасибо, нет. Мне не очень хочется.

— А тебе не хочется ходить так, как ходят все прочие люди? — спросил король.

— Вот уж нет! И в мыслях не было. Вы же ползаете. Вы же тащитесь, как возы.

— Детка, а как ты себя чувствуешь? — переменил разговор король, подумав и поняв, что с этого боку толку не добиться.

— Спасибо, прекрасно.

— Я имею в виду, как кто?

— Как никто в мире.

— Ну а все-таки? Кем ты себе кажешься?

— Я кажусь себе принцессой, дочкой очень смешного папочки и любимицей королевы-мамочки.

— Но… — начала было королева, но принцесса перебила ее.

— Ах да! Я вспомнила! — сказала она. — Временами у меня такое любопытное чувство, что я единственный на свете мало-мальски разумный человек.

Она старалась держаться с достоинством при этих словах. Но неудержимый приступ смеха овладел ею, выбросил из кресла и кувырком покатил по полу, изнемогающую от веселья. Король подхватил ее одним пальцем, словно упавший шарфик, и вернул в прежнее положение на кресле. Точного названия этому положению мне придумать так и не довелось.

— И тебе ничего не хочется? — опять переменил тему король, за эти годы уже свыкшийся с тем, что сердиться на дочь бесполезно.

— Хочется, папочка, хочется, милый! — ответила она.

— Чего же тебе хочется, прелесть моя?

— Мне уже очень давно хочется. Со вчерашнего вечера.

— Говори, чего же.

— А ты мне разрешишь? Обещай, что разрешишь.

Король уже готов был сказать «да», но умудренная опытом королева одним движением головы остановила его.

— Сначала скажи, о чем речь, — сказал он.

— Нет. Сначала обещай.

— Страшновато. Ну, говори.

— Имей в виду, я считаю, что ты обещал. Я хочу привязаться к концу бечевки, длинной-длинной бечевки, и взлететь, как воздушный змей. Вот здорово будет! Я вам дождик устрою — из розовой воды, я вам град устрою — из ягод в сахаре, я вам снег устрою — из взбитых сливок, я, я…

Опять ее одолел приступ смеха, и она чуть опять не покатилась по полу, не подхвати ее вовремя король. Поняв, что, кроме веселых шуточек, от дочери ничего не добиться, он дернул за шнур звонка и отпустил принцессу, сдав ее на руки двум фрейлинам.

— Вот так, королева, — сказал он, повернувшись к ее величеству. — Так что же все-таки делать?

— Одного только мы не испробовали, — ответила королева. — Что, если мы созовем совет докторов? Но только докторов естественных наук.

— Отлично! — воскликнул король. — Давай. Во главе совета докторов наук стояли два величайших восточных мудреца. Их звали Бум Тамтам и Ллихаскатала. За ними король и послал, и они явились без промедления. Король обратился к ним с большой речью и сообщил то, что им, — да и не только им, — и так было прекрасно известно. А именно, о необычном состоянии отношений между его дочерью и планетой, на которой таковая дочь обитает. Он призвал их высказать свое общее суждение о возможных причинах и вероятных способах устранения этого тяжелейшего избытка легкости. Подчеркнув свои последние слова, король даже не заметил, что сам допустил вольное обращение со словами. Королева тихонько прыснула, но Бум Тамтам и Ллихаскатала всепочтительнейше внимали и сосредоточенно молчали.

Затем они заговорили, и все дело свелось к тому, что каждый из них в тысячный раз предложил и обосновал свою излюбленную теорию. Потому что состояние принцессы давало восхитительнейший простор для обсуждения во всех областях, связанных с движением научной мысли, и, как таковое, давно было на устах всех ученых Востока. И несправедливо было бы сказать, что при этом мудрецы пренебрегали практической стороной вопроса: «А что же все-таки делать?»

Бум Тамтам смотрел на вещи реально, а Ллихаскатала — возвышенно. Бум Тамтам говорил медленно и веско, стараясь оставить за собой последнее слово, а Ллихаскатала бегло сыпал словами и постоянно лез вперед.

— Я могу повторить лишь то, что уже неоднократно высказывал, — с места в карьер начал Ллихаскатала. — Ни в душе, ни в теле принцессы по отдельности нет никакого изъяна, но в их соединении имеется некая неправильность. Обрати ко мне слух, Бум Тамтам, и я кратко изложу тебе свою мысль. Только не перебивай и не возражай. Пока я не закончу, я все равно тебя не расслышу. В тот решающий миг, когда души отыскивают свои тела, произошло соударение двух душ, стремившихся в противоположных направлениях. Получив при отскоке обратное движение, эти души заняли взаимно не свои места. Одной из этих душ оказалась душа принцессы, по ошибке попавшая в наш мир. Ей предназначено исполнять законы не нашего, а некоего другого мира, предположительно планеты Меркурий. Ее устремление к истинному месту назначения нарушает всю естественную власть, которую наш мир, со своей стороны, имеет над ее телесным воплощением. Наш мир ей неведом. Между нею и нашим миром нет ничего общего. Следовательно, ее мощным натиском должно приручить, привить ей интерес к земле, как таковой. Для этого сия душа должна познать всю историю земли: историю животного мира, историю растений, историю минералов, историю общества, историю нравов, политическую историю, историю науки, историю литературы, историю музыки, историю художеств и ремесел и, сверх всего, историю философии, причем, начав с Востока, следует, обойдя весь мир, Востоком и закончить. При этом особое внимание должно быть уделено геологии и описанию угасших видов животных, природе этих животных, их обычаям, их симпатиям, их антипатиям и способам удовлетворения последних. И особое…

— Знай меру, говорун! — гаркнул Бум Тамтам. — Теперь мой черед говорить. Мое решительно несокрушимое убеждение состоит в том, что причины аномалий, наблюдаемых в положении принцессы, прямым и единственным образом имеют сугубо реальную природу. И не столь важны эти причины, сколь важно их следствие — то, что сердце принцессы работает в обратном порядке. Этот замечательный всасывающе-выталкивающий агрегат у нашей достойной всяческого сочувствия принцессы выталкивает, когда надо всасывать, и всасывает, когда надо выталкивать. При этом артерии и вены меняются назначением: кровь распространяется от сердца по венам, а возвращается по артериям. Поэтому во всех частях телесного организма принцессы: в легких, печени и всем прочем — имеют место обратные процессы. Что тяготение? Тяготение — частность, внешнее проявление, а корень в том, что я излагаю. С этой точки зрения, ничего нет удивительного в том, что принцесса так не похожа на остальное человечество. Устранить это можно следующим образом: принцессу следует подвергнуть глубочайшему общему кровопусканию до последней степени безопасности. Если это необходимо, усилить действие кровопускания с помощью горячей ванны. Когда принцесса дойдет до полного прекращения дыхания, наложить ей на левую лодыжку жгут и завернуть его как можно туже, лишь бы кость не лопнула. Одновременно такой же жгут наложить на правое запястье. С помощью специальных фланцев другую руку и ногу соединить с накопителями двух воздушных насосов высокого давления и открыть краны. Влить принцессе через рот полуштоф коньяка и ждать, пока она улыбнется.

— Улыбнется? Смерть не улыбается, смерть скалится! — воскликнул Ллихаскатала.

— Мы исполним свой долг, — отрезал Бум Тамтам. — А если не суждено, то принцесса не умрет.

Но их величества питали слишком: большую нежность к своему летучему детищу, чтобы обращаться с ним по равно жестокосердным методам обоих мыслителей. Видно, и впрямь в этом случае глубочайшее понимание законов природы оказывалось бесполезным. Принцессу невозможно было соотнести ни с чем известным науке. Разве что с пресловутой таинственной квинтэссенцией, во всем остальном неотличимой от обычных тел.

VIII. А как насчет влаги?

Возможно, принцесса исцелилась бы, если бы пала жертвой чар Амура. Хотя это еще вопрос: может ли пасть тот, кто вообще не падает? Но принцесса была полная невежда по части чар Амура: она даже не подозревала, что таковые чары существуют. Оставим эту тему, тем более что я горю желанием рассказать одну прелюбопытнейшую вещь.

Королевский дворец был построен на берегах прекраснейшего озера в мире. И принцесса любила это озеро больше, чем отца с матерью. Тайна этого пристрастия была проста, хотя принцесса сама ее не разумела: входя в воду, она обретала естественный дар, которого так злостно была лишена, — а именно свой вес. Как это было связано с обстоятельствами преступления, при котором была использована вода, не знал никто. Но зато все знали, что в воде принцесса плавает и ныряет, как уточка, и старая нянька только уточкой ее и звала. А обнаружилось это облегчение ее печалей следующим образом.

Однажды летним вечером во время всеобщего карнавала король и королева отправились покататься по озеру в королевской ладье и взяли с собой принцессу. Следом плыл целый флот — королевскую чету сопровождал почти весь двор. Посреди озера принцесса пожелала перейти на ладью первого министра, где находилась дочь первого министра, которую принцесса весьма отличала. Король редко позволял себе показывать на людях свою беду, но, будучи по случаю прогулки в отменно добром расположении духа, подхватил принцессу на палец и, когда ладьи сблизились, наклонился, чтобы передать дочь первому министру. Наклонился, потерял равновесие и рухнул на дно своей ладьи, перестав быть опорой для принцессы. И частично сообщив ей движение своей персоны, направленное вниз. Но чуть-чуть в сторону. Король-то упал на дно ладьи, а принцесса угодила мимо. И со взрывом восторженного хохота погрузилась в воду. Крик ужаса раздался над озером. Принцессу потянуло вниз — неслыханное дело! Миг — и половина всех мужчин оказалась под водой. Все они, один за другим, вынырнули на поверхность, хватая воздух, и тут — бинь-бинь-буль-ха! ха! ха! — издалека с воды донесся смех принцессы. Она плыла, как лебедь. И поскольку была донельзя упряма, не отзывалась ни на зов отца и матери, ни на уговоры первого министра и его дочери.

И в то же время, как всем показалось, она повела себя мягче, чем обычно. Возможно, потому что от великого удовольствия на некоторое время перестала смеяться. И после этого случая принцесса при первой же возможности стремилась забраться в воду и ни о чем другом думать даже не хотела. И чем дольше длилось купанье, тем лучше она вела себя потом и тем прелестней выглядела. Ей все равно было, что на дворе: лето или зима, — просто зимой, когда для нее специально готовили прорубь во льду, она купалась не так подолгу. А летом, что ни день, с утра до вечера ее можно было увидеть на озере. Как белую черточку на синей глади. То лежащей спокойно, словно тень облачка, то носящейся по волнам, словно дельфин: то исчезнет, то мелькнет где-то в стороне, то совсем будто пропадет вдали. Будь ее воля, она и ночами плавала бы в озере. Окно в ее комнате выступало фонарем над глубокой заводью, и через мелководный проход в камышах она могла бы выплыть на раскинувшуюся водную гладь, и — никаких посторонних взоров. И впрямь, когда ей случалось ночью проснуться и увидеть лунное сияние над озером, она едва удерживалась от соблазна. Удерживало ее лишь одно печальное обстоятельство. Как некоторые дети боятся воды, так принцесса смертельно боялась воздуха. Легчайший порыв ветра мог унести ее прочь, а такой порыв может случиться даже в самую тихую погоду. И стоит ей нечаянно оттолкнуться от воды так, чтобы хоть на миг потерять касание с ней, она окажется в ужасном, беспомощном положении, отданной на волю ветра. Поэтому самое большее, что она могла себе позволить, это в ночной рубашке поплескаться при луне под самый окном, причем на привязи и под чьим-нибудь присмотром.

«Ах если бы мне обрести мой вес, — думала она, глядя на воду, — я бы так и метнулась из окна вниз головой в мою милую влагу, как огромная морская птица! Эх!»



И только ради этого ей хотелось быть, как все люди.

Любить воду ее побуждало еще и то, что только в воде она могла наслаждаться полной свободой. Потому что гулять она не смела без особой свиты, в которую входил полуэскадрон гусар на случай пресечения всяких вольностей, которые мог допустить ветер. Годы шли. Король старел и становился все осторожней и предусмотрительней. И наконец, он вообще запретил дочери выходить из дворца без двух десятков шелковых лесок, прикрепленных к двум десяткам мест на ее одежде и удерживаемых двумя десятками почтенных дворян. О конных прогулках, разумеется, и речи быть не могло. Но стоило ей нырнуть в воду, как прости-прощай все эти церемонии!

Благое действие воды на принцессу, а особо надежда, что со временем влага восстановит ее весомость, побудило даже Бум Тамтама и Ллихаскаталу прийти к согласию и рекомендовать королю зарыть принцессу в землю годика этак на три. Мудрецы полагали, что если влага столь целебна для принцессы, то земля, как более старший природный элемент, будет еще целебней. Но король целиком находился в плену грубых предрассудков и не дал согласия на этот опыт. Не преуспев в этом, ученые мужи, опять же придя к согласию, выдвинули иное предложение, и впрямь замечательное, если учесть, что на стороне каждого из них выступали непримиримо противоборствующие научные школы. Они заявили, что, если влага внешнего происхождения и та оказывает столь благотворное действие, то влага, порожденная в глубинах души, принесет принцессе полное исцеление. Короче говоря, если бедняжка принцесса опечалится и найдется средство довести ее до слез, к ней вернется ее утраченный вес.

Но как этого добиться? Тут все старания ученых зашли в тупик. Довести принцессу до слез было так же невозможна, как и восстановить ее весомость. Было послано за нищим, знающим все тайны этого ремесла. Ему велели разучить наижалобнейшую повесть о своих несчастьях. Из дворцового маскарадного запаса ему доставили все, что только он пожелал, и обещали умопомрачительное вознаграждение в случае успеха. Но все понапрасну. Принцесса слушала-слушала исповедь нищего, полную высоких художественных достоинств, рассматривала-рассматривала его неописуемый наряд, терпела-терпела и наконец не выдержала — залилась смехом, сотрясаясь, вскрикивая, даже взвизгивая от непочтительного хохота.

Чуть придя в себя, она приказала фрейлинам выгнать беднягу вон и гроша медного ему не давать! Сам вид попрошайки, потерпевшего сокрушительное поражение, стал его высшей местью принцессе: от неудержимого хохота с ней сделалась истерика, и отходить ее стоило большого труда.

Королю нестерпимо хотелось по-настоящему проверить предсказание ученых, и однажды он, приведя себя в ярость, ворвался в комнату к принцессе и закатил дочери мерзкую порку. Но в ответ ни слезинки. Дочь набычилась, ее смех зазвучал как-то по-особенному визгливо — и все. Благонамеренный дряхлеющий истязатель лучшие свои золотые очки надел ради такого случая. Смотрел через них, смотрел и не усмотрел даже тени облачка в ясной голубизне дочерних глаз.

IX. Откуда вытащил, туда и верни!

Должно быть, примерно в это самое время принц, который жил за тысячу верст от Диво-озера, собрался присмотреть себе в жены королевскую дочь. Где он только не побывал, и принцесс находил, и убеждался в этом, и тут же обнаруживал в них какой-нибудь изъян. Разумеется, он не мог жениться на обычной женщине, даже самой красивой, а достойной принцессы все не находилось. Трудно сказать, был ли сам принц таким верхом совершенства, чтобы иметь право требовать того же в ответ. Он был хорош собою, отважен, благороден, умел себя вести, как все принцы, и это все, что я могу сказать.

Во время своих странствий случалось ему краем уха слышать рассказы о нашей принцессе. Но поскольку рассказчики упоминали, что она во власти злых чар, принц и не мечтал, что она его очарует. И впрямь, что делать принцу с принцессой, утратившей весомость? Кто поручится, что она больше ничего не утратит? Она может утратить видимость, осязаемость, короче говоря, всякую доступность человеческим органам чувств, так что и не дознаешься, жива она или мертва. И разумеется, никаких дальнейших справок принц о ней не наводил.

И вот однажды в дремучем лесу он отбился от своей свиты. Такие леса в два счета отделяют придворных от принцев, словно сито отруби. После чего принцы отправляются искать счастья. С принцессами такого не бывает, их выдают замуж, не дав им даже попробовать вольной жизни. Это несправедливо, и надо бы время от времени и принцессам давать возможность заблудиться в лесу.

Проблуждав много дней, в один погожий вечер принц заметил, что дремучий лес вот-вот кончится: деревья стали тоньше и сквозь них забрезжил закат. Вскоре принц выехал на вересковую пустошь. Еще немного — и он заметил признаки близкого человеческого жилья, но время было позднее и спросить дорогу было не у кого.

Он ехал еще час, и тут его конь, измученный долгими трудами и голодом, рухнул и не смог подняться. И принц зашагал дальше пешком. Шагал, шагал и добрался до другого леса — не дремучего, а вполне ухоженного, — нашел тропинку, и та вывела его на берег озера. Пока принц шел по тропинке, сумерки сгустились и наступила темнота. Внезапно принц остановился и прислушался. С озера доносились странные звуки. На самом деле это был принцессин смех. Но я уже упоминал, что в ее смехе было что-то особенное, потому что для выведения птенцов настоящего сердечного смеха требуется весомость. Уж хотя бы жара земных забот. Возможно, именно поэтому принц принял этот смех за крик о помощи. Окинув взглядом озеро, он увидел в воде что-то белое. Миг, и он сбросил куртку, скинул сандалии и бросился в воду. Вскоре он подплыл к белому предмету, и оказалось, что это женщина. При таком освещении не видно было, что это принцесса, но все же видно было, что это дама. Чтобы разглядеть, что перед вами дама, много света не требуется.

Я не в силах рассказать, что там вышло. То ли она притворилась, что тонет, то ли испугалась принца, то ли он ухватил ее так, что ей было не вырваться, но ясно одно — он поволок ее к берегу самым унизительным образом, совершенно сбитую с толку и полузахлебнувшуюся. Полузахлебнувшуюся, потому что она пыталась при этом кричать и всякий раз вода тут же попадала ей в горло.

В том месте, куда он ее подтащил, берег возвышался над водой, но ненамного, и принц с силой толкнул свою добычу вверх, чтобы она приземлилась на ровном месте за подъемом. Но едва принцесса целиком оказалась вне воды, действие ее веса прекратилось, и она с бранью и криками взвилась в воздух.

— Скотина!

СКОТИНА!

СКОТИНА!

СКОТИНА! – кричала она. Никому на свете еще не удавалось настолько ее разозлить.

Когда принц увидел, как она взлетает, он подумал, что ему отвели глаза и он по ошибке принял лебедь за даму. Но тут принцесса ухватилась за шишку на вершине высокой сосны. Та обломилась, она схватилась за другую и так, хватая шишки горстями и роняя отломившиеся, прекратила взлет. Принц тем временем, не сводя с нее глаз, стоял в воде, забыв, что пора бы и выйти. Как только гребень берега скрыл спускающуюся принцессу от его глаз, он выскочил из воды, вскарабкался на склон и подошел к сосне. Задрав голову, он разглядел, что принцесса неловко перебирается вдоль одной из ветвей к стволу. Стоя в темноте под деревом, принц изумленно прикидывал, что это может быть такое. И вот, добравшись до земли и разглядев принца, стоящего под деревом, принцесса одним броском вцепилась в него и крикнула:

— Вот я папе пожалуюсь!

— Ой, не надо! — ответил принц.

— Нет, пожалуюсь! — упрямо сказала принцесса. — Кто тебя просил тащить меня из воды и швырять в воздух? Я тебе ничего плохого не сделала, а ты!..

— Простите меня. Я не имел в виду ничего худого.

— Не имел, потому что безмозглый! У меня веса нет, а у тебя — ума! Прими мое сочувствие!

И тут принц понял, что набрел-таки на зачарованную принцессу, и мало того, что набрел, но уже успел ее обидеть. Он растерянно молчал, а принцесса гневно топнула ногой с такой силой, что взмыла бы в воздух, если бы не вцепилась ему в плечо, и крикнула:

— Верни меня сейчас в нее!

— Куда вас вернуть, краса моя? — спросил принц. Он уже почти влюбился в нее. Никому никогда не представала она более обаятельной, чем казалась сейчас, придя в бешенство. И насколько он видел своими глазами (по правде говоря, не слишком: много он видел в такой темноте), в ней не было ни единого изъяна, разумеется, за исключением невесомости. Но ни один на свете принц не оценивает принцесс на вес. Вот только прелестна ли у нее ножка? Разве оценишь это как следует по отпечатку стопы в грязи под деревом?

— Куда вас вернуть, краса моя? — повторил принц.

— В воду, болван! В воду! — ответила принцесса.

— Извольте! — сказал принц.

Принцессе и так трудно было ходить, а длинное, до пят, одеяние вообще лишило ее этой возможности и принудило, держась за принца, плыть по воздуху. Принц брел, сбиваемый с толку вихрями ее мелодичной брани, с трудом убеждая себя, что это не волшебный сон. При этом он не торопился, и они вышли к озеру совсем в другом месте, где берег нависал над водой на высоту в тридцать футов, уж не меньше. Они приблизились к самому краю, и тут принц обернулся к принцессе и спросил:

— Каким образом вас вернуть?

— Каким хочешь! — огрызнулась та. — Умел вытащить — умей вернуть.

— Отлично, — сказал принц. И, одним взмахом подняв принцессу над головой, прыгнул в воду со скалы. Принцесса едва успела испустить ликующий крик восторга, и вода сомкнулась над ними. Когда они вынырнули, она сообразила, что даже засмеяться вдруг не может, настолько у нее захватило дух от быстрого полета. И в тот же миг принц спросил:

— И как вам понравилось падать?

Принцесса отдышалась и вымолвила:

— Это называется «падать»?

— Да, — ответил принц. — Я очень старался, чтобы пример вышел недурен.

— А мне показалось, что это взлет, — откликнулась она.

— С некоторых пор я переживаю то же чувство, — нашелся принц с ответом.

Принцесса явно его не поняла, потому что следом спросила:

— И тебе нравится падать?

— Больше всего на свете, — ответил принц. — Особенно когда падаешь с единственным в мире совершенным созданием.

— Прекрати об этом. Мне надоело, — сказала принцесса.

— Значит, вам не понравилось? — сказал принц.

— В жизни не переживала ничего смешней и восхитительней, — ответила принцесса. — Я никогда раньше не падала. Вот бы научиться. И подумать только, я одна во всем отцовском королевстве не могу упасть!

Голос бедняжки прозвучал почти огорченно.

— Я был бы на вершине счастья, летя вместе с вами в бездну всякий раз, как вам захочется, — сказал принц.

— Не знаю, вдруг этого делать не следует, — сказала принцесса, видимо разделявшая отцовскую неприязнь к вольностям в обращении со словами. — Ну ладно. Бог с ним. Раз уж мы упали, давай поплаваем.

— Готов от всего сердца, — ответствовал принц. И они плавали, ныряли и отдыхали лежа на воде до тех пор, пока с берега не донеслись крики и не замелькали огоньки. Час был поздноватый, а пора — безлунная.

— Мне пора домой, — сказала принцесса. — А очень жаль, потому что я получила большое удовольствие.

— Я тоже, — ответил принц. — Мне-то, к счастью, домой не пора, дома у меня нет, вернее, я точно не знаю, где он.

— Хорошо бы, и у меня не было дома, — откликнулась принцесса. — Как глупо все кончается! Слушай, что я придумала, — вдруг продолжила она. — Давай их разыграем! Что они ко мне пристают? На одну-единственную ночь и то не вырвешься! Видишь, вон зеленый огонечек? Это окно моей комнаты. Если ты доплывешь туда со мной, только тихо-тихо, а потом, когда мы подплывем под фонарь, подтолкнешь меня вверх, — да не так сильно, как в тот раз! — я схвачусь за выступ и проберусь в окно. А они пусть меня хоть до утра ищут!

— С готовностью, но без особого удовольствия, — любезно ответил принц, и они поплыли, стараясь не шуметь.

— А завтра вечером вы будете на озере? — дерзнул спросить принц.

— Ну конечно же, точно не знаю, но возможно, — несколько сбивчиво ответила принцесса.

Смышленый принц большего не требовал. И, только подбросив ее, на прощанье шепнул:

— Никому ни слова. — И получил от принцессы, взвившейся у него над головой, плутовской взгляд, словно говорящий: «Еще чего! Такую славную забаву портить?»

В воде она ну ничем от других людей не отличалась, и принц с трудом поверил своим глазам, глядя, как она плавно возносится, хватается за выступ и исчезает в проеме окна. Он даже обернулся, почти уверенный, что увидит ее рядом с собой в воде. Но никого рядом не было. II он бесшумно поплыл прочь, посматривая на огоньки, которые метались вдоль берега еще час-другой, хотя принцесса давно уже была в полной безопасности у себя в спальне. Едва огоньки исчезли, он вышел на берег, принялся искать свою одежду и меч и не без хлопот, но все же разыскал их. Ему пришлось потрудиться, пролагая путь вокруг озера на ту сторону. Там лес был гуще, а берега круче, — озеро со всех сторон было окружено горами, но там они подходили к воде почти вплотную, направляя в озеро серебристые ручьи. И днем, с утра до вечера, и ночью. Вскоре он нашел местечко, откуда был виден нелепый огонек в принцессином окне и где даже в самый солнечный полдень он мог не опасаться, что его заметят с противоположной стороны озера. Там было что-то вроде пещерки под скалой, он нагреб туда сухих листьев, устроил себе ложе и лег, до того уставший, что уснул, несмотря на голод. И всю ночь напролет ему снилось, как они плавают вместе с принцессой.

X. Те же и луна

На рассвете голод разбудил принца и заставил идти на поиски еды, которую он вскоре нашел в хижине лесничего, где запасся всем, что необходимо отважным принцам. На сегодня хватит, сегодня они живы, а о завтрашних нуждах предпочтительно не думать. Придет Матушка-Забота, так с ней всегда можно договориться на изысканнейший принцев манер.

Позавтракав, он вернулся в свой тайник и увидел, что принцесса уже на озере. Ее сопровождали король с королевой — он узнал их по золотым коронам — и разнообразное общество на прелестных ладьях с балдахинами всех цветов радуги под разноцветными флагами и вымпелами. День был солнечный и знойный, постепенно принц начал изнывать от жары, томительно мечтая о прохладе вод и принцессиных взоров. Но ему пришлось терпеть до самых сумерек, потому что у флотилии запас провизии был на борту, общество веселилось и только перед самым закатом начало понемножку редеть. Сначала к берегу направилась королевская ладья, за ней одна за другой последовали остальные, и вот наконец на озере осталась всего одна лодка, явно та, что принадлежала принцессе. Принцессе все еще не хотелось домой, и, насколько принц разглядел, она подплыла к лодке и приказала идти к берегу без нее. Так или иначе, но лодка поплыла прочь, и вот из всей блестящей флотилии на озере осталась только одна беленькая черточка. И тогда принц запел.

Вот что он пел:

Дева смелая,

Лебедь белая,

Подними свои очи в ответ,

Темноту и ночь

Пусть прогонит прочь

Драгоценных очей твоих свет.

Ручка нежная,

Белоснежная,

Покажись над водой в тишине!

Взмах руки ее,

Повлеки ее

По мерцающей глади ко мне.

О лазурный след,

Ты тянись ей вслед

Светлой лентой в вечерней тени,

Ты ласкайся к ней,

Прикасайся к ней

И неслышно ее обгони.

Всплески милые,

Шаловливые,

Вкруг нее вы теснитесь,

И на прощание

Вам лобзание

Каждый миг щедро дарит она.

Тронь меня, волна,

Опечалена

Тем, что вечно с ней быть не смогла.

Буду счастлив я

Всем, что ты, струя,

От нее до меня донесла.

Не успел он закончить песню, как принцесса оказалась прямо под скалой, на которой он притаился, и, закинув голову, стала высматривать его. Слух ее не обманул и привел точно туда, куда надо.

— Не угодно ли принцессе попробовать, каково будет падать с этой скалы? — спросил принц сверху.

— Так вон вы где! Да, угодно, принц, если это вас не затруднит, — сказала принцесса снизу.

— Принцесса, как вы догадались, что я принц? — спросил принц.

— По вашей красоте и молодости, принц, — ответила принцесса.

— Прошу пожаловать наверх, принцесса.

— Мне понадобится ваша помощь, принц.

Принц соорудил подобие каната из своего шарфа, перевязи меча и куртки и опустил вниз. Канат оказался коротким. Принц распустил свой тюрбан и надставил канат, но он все равно был короток. Принц добавил свой пояс с деньгами, и канат оказался впору. Не было случая, чтобы пояс с деньгами не выручил. Принцесса мигом оказалась на скале. Эта скала была повыше вчерашней, и ныряльщики ушли в воду гораздо глубже, подняв чудовищный фонтан брызг. Принцесса была наверху блаженства, и купанье прошло восхитительно.

Они встречались ночь за ночью, купаясь в темных чистых озерных водах. Принц был настолько счастлив, что ему чудилось: он плывет не на волнах, а в небесах. (Возможно, он сам дошел до такой легкости в мыслях, но не исключено, что подобный взгляд на вещи он перенял от принцессы.) Но, стоило ему заговорить насчет небес, принцесса жестоко его высмеивала.

Ночи стали лунными, и это доставило им новое удовольствие. В лунном свете все казалось им удивительным и невиданным, полным какой-то древней, увядшей, нонепреходящей новизны. А когда подошло полнолуние и ночное светило оказалось в зените, одно удовольствие было нырять поглубже и оттуда, снизу, смотреть на огромное светлое пятно, мерцающее и колеблющееся над ними так близко, что рукой подать. Пятно ширилось, таяло и вдруг опять застывало, словно твердело. Они устремлялись прямо на него — ах! — и над ними, в недостижимой высоте повисала луна, ясная, холодная, такая, прекрасная, словно застывшая на дне озера поглубже и намного синее, чем то, по которому они плыли, — так говорила сама принцесса.

Принц скоро понял, что в воде принцесса почти ничем не отличается от всех прочих людей. И что на воде она не так язвительна в своих вопросах и не так дерзка в ответах, как на суше. И хохочет не так часто, а уж если смеется, то не так резко. Да, в воде она была и скромней, и женственней, чем на берегу. Но когда принц допрыгался с ней в озеро до того, что влюбился по уши и начал заводить разговоры о нежных чувствах, она в ответ только поглядывала на него и посмеивалась. Разок-другой, и она будто бы стала призадумываться, будто силилась понять, что все это значит, но хватало ее лишь на то, чтобы смутно чуять — за этими словами что-то кроется. А стоило ей оторваться от воды, она настолько менялась, что принцу оставалось только думать про себя: «Если я на ней женюсь, нам останется, только одно: мне превратиться в тритона, ей — в наяду, — и поплывем мы в сине море, куда глаза глядят».

XI. С-С-С!

Принцессины развлечения в озере превратились в страсть, побыть на суше хотя бы час — это стало для нее невыносимо. И вдруг однажды ночью, когда они с принцем нырнули, ее охватило ужасное подозрение: озеро как будто стало мельче. Невозможно представить, что с ней сделалось! Она резко вынырнула и, не говоря ни слова, устремилась к прибрежному обрыву. Принц не понял, что случилось. Он поплыл за ней, на ходу допытываясь, в чем дело: может быть, ей стало дурно? Она не оборачивалась, вопросов его словно и не слышала. Подплыв к берегу, она выбралась на скалу и быстро оглядела ее. Луна была на исходе, ничего было не рассмотреть, ничего определенного сказать было нельзя. Вернувшись в воду, принцесса, так и не обмолвившись ни словом и ничего не объяснив принцу, поплыла домой. У принца было такое чувство, что она даже не сознает, что он плывет рядом. В расстройстве и полном замешательстве добрался он до своей пещерки.

На следующий же день принцесса на многих примерах, увы, убедилась в том, что ее страхи не напрасны. Песчаные отмели будто расширились, трава на берегу и вьющаяся зелень на скалах выглядели не так свежо, как прежде. По приказу принцессы вдоль берегов были нанесены отметки, она осматривала их день за днем, следя за направлением ветра.

И ее ужасная догадка подтвердилась: уровень воды в озере медленно понижался.

Невеликого ума была принцесса, но и этот ум оказался в опасности. Она с ужасом смотрела, как озеро, ее любимое озеро, которое ей было дороже всего-всего на свете, бессильно гибнет у нее на глазах. Озеро медленно иссякало. Вдали на просторных разливах проклюнулись верхушки скал, которые никогда раньше не показывались. Сначала они были мокрые, но вот уж они обсохли на солнце. Страх подумать — скоро здесь раскинется море пузырящейся и сохнущей грязи, в которой умрут прекрасные создания и обретут жизнь уродцы, безобразные, как светопреставление. Палящий зной воцарится здесь, когда не станет озера. Не в силах больше плавать, королевская дочь начала чахнуть. Вода убывала, принцесса чахла, и всем начало казаться, что между озером и королевской дочерью есть какая-то связь. Пошел слух, что принцесса умрет, как только озеро высохнет.

Но принцесса так и не заплакала.

По всему королевству было объявлено, что всякий, кто обнаружит причину иссякания озера, получит щедрую почечную награду. Бум Тамтам и Ллихаскатала взялись за опыты и рассуждения, но тщетно. Даже им не удалось докопаться до причины.

Теперь-то известно, что это было дело рук злой колдуньи, королевской сестры. Когда она прослышала, что ее племянница в воде чувствует себя лучше иных обитателей суши, она вспомнила, что в ее заклятии било сказано о земле, а о воде ничего не говорилось, пришла в бешенство и чуть не прокляла себя за непредусмотрительность.

— Но я мигом наведу порядок! — сказала она. — И король, и весь народ сгинут от жажды. Пусть у них мозги вскипят и свернутся, но я свою месть доведу до конца.

И она захохотала, и хохот ее был так ужасен, что у ее черного кота шерсть дыбом встала от страха.

Она подошла к старому поставцу, открыла его и достала что-то похожее на засохшую морскую травинку. Эту травинку она бросила в бадью с водой, добавила каких-то порошков и размешала голой рукой, бормоча гнусные заклятия. Отставила бадью в сторону и вынула из того же поставца сотенную связку ржавых ключей. Руки у нее тряслись, ключи звякали. Она села и один за другим стала смазывать ключи. Тем временем из бадьи, вода в которой продолжала ходить кругом, появилась голова и часть тела огромной серой змеи. Змея потянулась из бадьи плавными толчками то вперед, то назад и все тянулась и тянулась, не опускаясь на пол, пока голова ее не легла на плечо колдунье и не прошипела ей в ухо тихое «С-с-с». Колдунья вскочила от радости, взяла в руки змеиную голову и поцеловала. Накручивая змею на себя, она вытащила ее из бадьи целиком. Это была одна из тех устрашающих тварей, которых мало кто видывал, — одна из Бледных Змей Мрака.

Взяв ключи, колдунья спустилась к дверце подвала. И, отпирая ее, пробормотала:

— Кто-то за это жизнью заплатит.

Заперев за собой дверцу, она спустилась по ступенькам в подвал, пересекла его и отперла другую дверцу — в темный и узкий проход. И ее она заперла за собой и снова спустилась по ступенькам. Тот, кто проник бы за ней в подвал, услышал бы, как она одну за другой отперла ровно сто дверец и за каждой спустилась несколькими ступеньками ниже. Отперев последнюю, она вошла в огромный пещерный зал, свод которого опирался на могучие природные каменные колонны. Эти колонны держали не каменную толщу, а довольно тонкую кровлю, поверх которой расстилалось озеро.

Колдунья смотала с себя змею и подняла ее за хвост над собой. Гнусная тварь потянулась головой к своду и как раз достала до него. Достала и, медленно покачиваясь, принялась водить головой то взад, то вперед, словно что-то нащупывая. А колдунья пошла по пещере кругами, с каждым крутом приближаясь к середине зала. Она следила, чтобы змея стояла торчком, чтобы змеиная голова, чуть покачиваясь, повторяла под потолком точно тот же круговой путь. И так, раз за разом сужая круги, колдунья ходила по пещере до тех пор, пока змея, прянув, не впилась в потолок.

— Так, так, моя радость! — воскликнула колдунья. — Высосем его насухо!

Она отпустила змеиный хвост. Змея висела, впившись в камень, словно громадная пиявка. Колдунья села на каменную глыбу, а рядом с ней примостился черный кот, ни на шаг не отходивший от хозяйки во время ее кружения по пещере. Кот стоял, выгнув спину дугой, а его поднятый трубой хвост был нацелен точно на змею. Старуха сидела, вязала и бормотала. И так длилось семь дней и семь ночей.

Внезапно змея, словно лишившись сил, рухнула на пол и, съеживаясь, съеживаясь, прекратилась опять в сухую морскую травинку. Колдунья вскочила, подхватила травинку, сунула в карман и поглядела на свод. Там, где впившись в него, прежде висела змея, теперь дрожала капелька воды. Увидев это, колдунья метнулась прочь, кот за нею. Она торопливо захлопнула за собой дверцу, заперла ее, пробормотала заклятие, поспешила к следующей, которую тоже заперла и заговорила. И так, миновав всю сотню дверец, она добралась до своего подвала. Чуть не теряя сознание от усталости, она села на пол, со злорадством прислушиваясь к шороху воды, который отчетливо доносился через все сто дверец.

Но этого ей было мало. Вкусив первую радость мести, она не могла больше ждать и терпеть. Озеро будет иссякать слишком медленно, если ему в этом не посодействовать. И на следующую же ночь, когда на небо взошел тонкий серпик убывающей луны, колдунья отлила в бутылку жижи из бадьи, в которой оживляла змею, и в сопровождении кота отправилась в путь. До рассвета она успела обойти все озеро по берегу и над каждым ручейком, который переходила, бормотала заклинание, стряхивая в воду по нескольку капель из бутылки. Кончив дело, она повторила заклинание и метнула целую пригоршню жижи прямо в лунный серп.

И вот все родники в стране ослабели и стали бить с перебоями, как пульс у смертельно больного. По обводу озера на следующий же день не стало слышно водопадов. На темных боках гор не видно было больше серебристых струй. Источники притихли. И не только те, что таятся в недрах матери-Земли: все малые дети по всей стране плакали теперь без слез.

XII. А принц-то где?

С той самой ночи, когда принцесса так внезапно покинула его, принц так и не сумел с ней поговорить. Ни разу. Раз или два он видел ее днем на озере, но, насколько он мог судить, ночью она там больше не появлялась. Напрасно сидел он над озером, пел и высматривал свою русалку. Словно истинная нереида, она страдала вместе со своим озером, увядала и никла по мере того, как оно иссыхало. Наконец, принц заметил, как понизился уровень воды, и сам встревожился и смутился духом. Он терялся в догадках. Отчего иссякает озеро? Оттого ли, что с хозяйкой неладно? Или наоборот, хозяйка не появляется, потому что озеро стало иссыхать? И принц решил дознаться, в чем тут дело.

Он переоделся и, явившись во дворец, попросил свидания с гофмейстером. Его просьбу исполнили, для этого достаточно было глянуть на него. Гофмейстер, проницательный царедворец, мигом уловил за домогательствами принца нечто большее, чем прозвучало на словах. «И опять же, — подумал он, — кто знает, откуда придет избавление от нагрянувших бед?» Поэтому гофмейстер удовлетворил просьбу принца о зачислении в слуги и назначении в чистильщики принцессиной обуви. А принц, пожалуй, схитрил, добиваясь должности полегче, потому что наша принцесса не то что другие, и туфельки у нее почти не пачкались.

Вскоре принцу стало известно все, о чем шептались по углам насчет принцессы. Он чуть с ума не сошел. Но что он мог поделать? Он и вокруг озера целыми днями бродил, он и во все омуты нырял, но все без толку — ему оставалось только наводить блеск поверх блеска на изящные пары обуви, за которыми никто не присылал.

Принцесса никуда не выходила из своей комнаты. Шторы в комнате были опущены, чтобы не было видно иссякающего озера. Но это зрелище неотступно стояло перед мысленным взором принцессы. Оно настолько завладело ее воображением, что ей казалось: озеро — это ее душа, и это ее душа иссыхает, обращается в вязкую муть, теряет подвижность и умирает. И шаг за шагом, во всех ужасных подробностях, она всем сердцем переживала гибель озера, едва не теряя рассудок. Что до принца, она о нем забыла. Насколько его общество радовало ее в воде, настолько он был ей безразличен вне этой стихии. Да что принц — она об отце и матери словно позабыла.

Озеро продолжало иссякать. Среди переменчивого мерцания глади стали появляться густые пятна застывшего блеска. Пятна превратились в плоские илистые островки, островки разрастались, соединялись, то там, то сям на них торчали камни, местами кишела барахтающаяся рыба и вьющиеся утри. Повсюду бродил народ, собирал живность, а заодно поглядывал, не найдется ли чего, когда-то упавшего в воду с королевских ладей.

Наконец озеро иссякло целиком, осталось лишь несколько прудов на местах прежних больших глубин.

Однажды ватага подростков добралась до одного из таких прудов в самой середине бывшего озера. Это был окруженный скалами бассейн, довольно глубокий. Осматривая его, мальчишки увидели на дне что-то желтое, отблескивающее на солнце. Один из них нырнул в бассейн и вытащил золотую пластинку, с обеих сторон покрытую надписями. Пластинку доставили королю.

На одной стороне пластинки было написано:

Одна лишь смерть от гибели избавит,

Одна любовь на то ей сил доставит.

Одной любви пучины не страшны,

Одной любви не стронет хлад волны.

Эти слова были слишком загадочны даже для короля и придворных. Но надпись на обороте пластинки несколько проясняла дело. Она сводилась вот к чему:

«Если озеро исчезнет, следует найти отверстие, в которое уходит вода. Но незачем пробовать остановить сток обычными средствами. Помочь беде может только один способ: только живое человеческое тело прервет бег воды. Человек должен решиться на это по собственной воле, а озеро, наполняясь, лишит его жизни. Ухищрения бесполезны, а народу, не способному породить хотя бы одного героя, незачем жить на земле».

XIII. Вот и я!

Это откровение разбило сердце короля. Не потому, что мысль о принесении в жертву подданных была противна его натуре, а потому, что он не верил в существование подданных, которые добровольно приносят себя в жертву. Но приходилось спешить: принцесса слегла и вернуть ее к жизни могла лишь, озерная вода, остатки которой ни на что не годились. И король приказал объявить по всему королевству о том, что написано на чудесной золотой пластинке.

Добровольцы не объявлялись.

Тем временем принц на несколько дней отправился в леса спросить совета у одного отшельника, которого повстречал еще по пути к Диво-озеру. И до возвращения ничего не знал о воле небес.

Вернувшись и во всех подробностях узнав о происшедшем, он сел и задумался. «Если я этого не совершу, — размышлял он, — принцесса погибнет, а следом и я лишусь ненужной мне больше жизни. Стало быть, совершив это, я ничего не потеряю сверх того, что теряю так или иначе. А она про меня скоро позабудет, и жизнь ее опять станет такой же прекрасной, как была. Никогда не будет в мире большей красы и счастья, да только все это не для меня. (И тут бедняга принц горько вздохнул.) Как прекрасно будет озеро при лунном свете, а на нем, словно своенравная богиня, будет играть это удивительное существо! Хотя, если так-то поглядеть, тонуть дюйм за дюймом — дело, пожалуй, нелегкое. При моем-то немалом росте! (Тут принц криво усмехнулся.) Но опять же, чем дольше, тем лучше. Ведь я могу потребовать, чтобы все это время принцесса была рядом со мной. Я еще раз ее увижу, даже, может быть, поцелую и погибну, глядя ей в очи. А это не смерть. По крайней мере мне будет не до смерти. И вокруг меня будет озеро, оживающее для моей единственной красы! Ну что ж. Отлично, я готов».

Он поцеловал принцессины туфельки, положил их на место и отправился в королевские покои. На ходу сообразив, что проявлять какие-либо чувства в этом деле будет неуместно, он решил держаться как ни в чем не бывало, даже с некоторым удальством. И поэтому постучал в дверь королевской сокровищницы, поскольку тревожить там короля — не было большего преступления.

Услышав стук, король вскочил и в бешенстве распахнул дверь. Увидев перед собой чистильщика обуви, он выхватил меч. Прискорбно, но это был его обычай защищать свое королевское достоинство, когда он находил, что его чести нанесен урон. Но принц ни чуточки не испугался.

— Ваше величество, — сказал он. — Я наш виночерпий.

— Мой виночерпий? Ты подлый врун. Ты что несешь?

— Несу пробку для вашей бутылки.

— Ты что, спятил? — гаркнул король, замахиваясь мечом.

— Я собираюсь заткнуть ваше прохудившееся озеро, великий государь, а уж чем — пробкой ли, затычкой ли, заглушкой ли — это уж называйте как угодно, — сказал принц.

Король был в таком бешенстве, что слова не мог выговорить. Пока он совладал с собой, он заодно успел сообразить, что убить единственного человека, изъявившего желание быть полезным в нынешней крайности, было бы чудовищным расточительством. Тем более что этот нахал будет вскоре умерщвлен не менее надежно, чем от собственной руки его величества.

— Ах вот что! — сказал наконец король, с трудом заталкивая меч в ножны, уж больно тот был длинен. — Весьма обязан, дурачина! Винца не хочешь?

— Нет, спасибо, — ответил принц.

— Прекрасно, — сказал король. — Может, перед этим сбегаешь домой, повидаешься с родными?

— Нет, спасибо, — ответил принц.

— Тогда за дело. Пойдем-ка поищем эту дырку, — сказали его величество и вознамерились было призвать свиту.

— Постойте, ваше величество. У меня есть одно условие, — остановил его принц.

— Условие? — воскликнул король. — Мне? Еще чего! Да как ты смеешь!

— Как вам будет угодно, — хладнокровно ответил принц. — В таком случае позвольте откланяться.

— Ах ты, вражина! Я велю тебя сунуть в мешок, я тебя башкой в эту дырку воткну!

— Прекрасно, ваше величество, — ответил принц, чуть прибавив почтительности, чтобы королевский гнев не лишил его удовольствия погибнуть ради принцессы. — Но что за прок вам от этого? Извольте припомнить волю небес: жертва должна быть добровольной.

— А разве ты явился ко мне не добровольно? Этого хватит, — возразил король.

— Добровольно, при условии…

— Ты опять? — гаркнул король, снова хватаясь за меч. — А ну вон! Кой-кто другой повеселится, сняв тебе с плеч это украшение!

— Но вашему величеству ведомо, не так-то просто будет найти мне замену.

— Ну! Что у тебя за условие? — проворчал король, понимая, что тут принц прав.

— Всего одно, — ответил принц. — Поскольку я должен утонуть, а не помереть с голоду, а ждать и томиться, пожалуй, придется довольно долго, я хотел бы, чтобы принцесса, ваша дочь, отправилась бы со мною, кормила бы меня из собственных рук и смотрела за тем, чтобы я был доволен. Положа руку на сердце, признайтесь: дело мне предстоит нелегкое. После того как вода дойдет мне до глаз, ваша дочь может быть свободна и счастлива и вольна забыть о своем несчастном чистильщике обуви.

И тут голос у принца дрогнул. Несмотря на всю свою решимость, он чуть было не расчувствовался.

— Что ж ты мне сразу не сказал! — воскликнул король. — Столько шуму из-за такой чепухи.

— Вы ручаетесь, что это будет так? — настойчиво переспросил принц.

— Да конечно же! — ответил король.

— Прекрасно. Я готов.

— Ступай пока пообедай, а я пошлю сыскать это место.

Король вызвал охрану и приказал командирам немедленно сыскать отверстие в дне озера. Те разделили обнаженное дно на квадраты, учинили точнейший осмотр, и вот, часу не прошло, отверстие было обнаружено. Оказалось, что это небольшая треугольная пробоина в камне, торчащем посреди того самого прудочка, где была найдена золотая пластинка. Вокруг камня еще оставалась вода, та, что не могла теперь перелиться через закраину.

XIV. Весьма любезно с вашей стороны

Тем временем принц принарядился, решив умереть с достоинством, как королевский сын.

Когда принцесса услышала, что ради нее кто-то готов умереть, она пришла в такой восторг, что вскочила с постели и от радости заплясала по комнате, несмотря на все свои недуги. Ее не заботило, что это за человек, ей это было ровным счетом все равно. Главное дело — заткнуть дыру. Для этого нужен человек? Ну и что — человек, так человек. Через час или два все было готово. Принцессу одели на скорую руку и доставили на берег озера. Взглянув на теперешнее озеро, она вскрикнула и закрыла лицо руками. Ее отнесли на то место, где было отверстие. Там уже стояла для нее лодочка. Сейчас воды не хватало даже для такси, но ведь вскоре воды прибавится, и тогда лодочка будет в самый раз. Принцессу уложили на подушки, нанесли в лодочку вин, фруктов и прочих яств и над всем этим расставили балдахин.

Через несколько минут явился и принц. Принцесса сразу же узнала его, но ей даже в голову не пришло, что его стоит поблагодарить.

— Вот и я, — сказал принц. — Воткните меня.

— А мне сказали, что это будет чистильщик обуви, — сказала принцесса.

— А я им и был, — ответил принц. — Я чистил ваши туфельки по три раза в день, это было все, что вы мне дозволяли. Да воткните же меня!

Придворные промолчали, но между собой согласились, что этот человек ведет себя грубо и грубость эта — следствие его врожденной наглости.

Но как его воткнуть? На этот счет в надписи не было никаких указаний. Принц осмотрел отверстие и убедился, что есть только один способ. Сев на камень, он спустил в отверстие обе ноги до колена, а оставшийся угол закрыл обеими ладонями, для чего ему пришлось согнуться. В этой неудобной позе он решил покориться судьбе и, обернувшись к собравшимся, сказал:

— Можете идти.

Король давно уже ушел домой обедать.

— Можете идти, — повторила принцесса за принцем, словно попугай.

Ее послушались, и народ разошелся.

Через камень плеснула мелкая волна и замочила принцу колени. Он не обратил на это особого внимания. Он запел, и вот о чем он пел:

Мир, где не светится влага

В ямке под кручей оврага,

Мир без забавы лучей,

Прыгнувших с неба в ручей,

Мир без блистающей сини

Озера в горной долине,

Мир, где из облачных сит

Радужный мост не висит, –

Вот что за мир наготове

Тем, в ком нет света любви.

Мир, где затих шепоток

Струйки, бегущей в поток,

Где не послышится в чаще

Песенка речки журчащей,

Где замолчало навек

Шумное шествие рек,

Где не услышишь капели,

Звонко сбегающей с ели,

Где не ревет пред тобой

В яром веселье прибой, –

Вот что за мир восприемлет

Сердце, что чувствам не внемлет.

Милая, так береги же

То, чего я не увижу,

То, что в душевной борьбе

Я возвращаю тебе.

В мир ухожу я угрюмый,

Нет там ми блеска, ни шума.

Мысль обо мне, пусть тайком,

Станет тебе родником,

Чтоб утолил он однажды

Горечь очнувшейся жажды.

— Пойте, пойте, принц. Тогда не так скучно, — сказала принцесса безучастным голосом, лежа к лодке с закрытыми глазами. — Это очень любезно с вашей стороны.

Принц не мог петь дальше и замолк.

«Жаль, что не могу ответить любезностью на любезность, — подумал он, — но умереть ради вас — это проще всего».

Вторая мелкая волна смочила колени принца, плеснув через камень, за ней третья, четвертая. Но принц молчал и не шевелился. Так прошли два часа, три, четыре, принцесса очевидным образом спала, а принц был весьма терпелив. Но в нем вскипало недовольство. Он надеялся, что ему хотя бы посочувствуют, но не дождался даже этого.

Наконец он не вынес.

— Принцесса! — окликнул он.

В тот же миг принцесса вскочила с криком:

— Всплываю! Всплываю!

И ее лодочка стукнулась носом о камень.

— Принцесса! — повторил принц, ободренный зрелищем прилива сил и пыла, проснувшегося в принцессе при виде подъема воды.

— Да, — сказала она, не оборачиваясь.

— Ваш папа обещал мне, что вы будете смотреть, а вы на меня даже ни разу не взглянули.

— Он обещал? Ну раз так… Но мне так спать хочется!

— Спите, прелесть моя, не обращайте на меня внимания, — сказал бедняга принц.

— Очень мило с вашей стороны, — ответила принцесса. — А то я прямо на ходу засыпаю.

— Только дайте мне сначала вина и ломтик бисквита, — смиренно сказал принц.

— От всей души, — ответила принцесса, сладко зевая.

Но все же она взяла в руки вино и бисквит и, перегнувшись через борт лодки, невольно взглянула на принца.

— Принц, — сказала она, — вы плохо выглядите. Столько просидеть на этом камне! Вам и впрямь может надоесть.

— Есть мне ни капельки не хочется, — ответил он, — но надо. Иначе я могу умереть безо всякой пользы для вас.

— Так возьмите, — сказала она ему, протягивая вино.

— Ах нет! Вам самой придется поить и кормить меня. Я не могу шевельнуть рукой. Утечет вся вода, что набрал ась.

— О Господи! — сказала принцесса и принялась наконец кормить его, подавая кусочки бисквита, и поить, поднося к его губам вино.

При этом ему несколько раз удалось поцеловать кончики ее пальцев. Принцесса не обратила на это никакого внимания, но принц почувствовал себя лучше.

— Ради вашей собственной пользы, принцесса, — сказал он, — я не могу позволить вам заснуть. Вам придется сесть и смотреть на меня, иначе я не выдержу.

— Ну что ж! Я попытаюсь, но тогда вы мой должник, — снисходительно ответила принцесса. И усевшись, она действительно стала смотреть на него с удивительным спокойствием, если принять во внимание положение дел.

Солнце село, взошла луна, всплеск за всплеском вода потихоньку прибывала, и теперь принц сидел в ней почти по грудь.

— Не пойти ли нам поплавать? — сказала принцесса. — По-моему, воды здесь для этого уже довольно.

— Мне уже не придется плавать, — сказал принц.

— Ах да! Я забыла, — сказала принцесса и умолкла.

А вода все прибывала и прибывала, все выше подступала она к горлу принца. Принцесса сидела и смотрела на него. Время от времени она давала ему подкрепиться. Спустилась ночь. Все выше и выше поднималась вода. Луня тоже поднялась высоко и светила прямо в лицо погибающему принцу. Он был уже по шею в воде.

— Принцесса, вы меня поцелуете? — еле слышно спросил он. Вся его деланная удаль давно испарилась.

— Да, сколько угодно, — ответила принцесса и подарила ему долгий, но совершенно безучастный поцелуй.

— Теперь, — сказал он с довольным вздохом, — теперь я умру счастливый.

Больше он ничего не сказал. В последний раз поднесла принцесса к его губам вино. Ему было не до еды. Принцесса села, не сводя с него глаз. А вода все прибывала. Вот она коснулась его подбородка. Вот она коснулась его нижней губы. Вот она плеснула ему в рот. Он крепко сжал губы. Принцесса забеспокоилась. Вода коснулась его верхней губы. Он шумно дышал носом. Принцессу охватил дикий страх. Вода коснулась его ноздрей. Принцесса широко открыла глаза, странно заблестевшие в лунном свете. И тут голова принца упала, вода сомкнулась над нею, и всплыли пузырьки, принявшие последний остаток его дыхания. Принцесса дико вскрикнула и бросилась в воду.

Окунувшись с головой, она схватила его за ногу, потом за другую, она дергала их изо всех сил, но справиться не могла. Пора было поднять голову над водой, перевести дыхание, и тут только у нее мелькнула мысль, что он-то не может этого сделать. Она пришла в ярость. Подхватив его, она подняла его голову над водой. Ей это удалось, потому что он больше не зажимал ладонями отверстия в дне. Удалось, но поздно — принц был бездыханен.

Любовь и вода вернули ей силы. Снова окунувшись, она напряглась и выдернула наконец одну его ногу из стока, с другой было легче. Как она перебросила его тело в лодку, это неизвестно даже ей самой. Но перебросила и — потеряла сознание. Придя в себя, она схватилась за весла и, страшным усилием удерживая себя на скамье, принялась грести, хотя до этого никогда в жизни не гребла. Мимо скал, через мели, через вязкие илистые разливы она довела лодку до дворцовой пристани. Там толпилась вся ее челядь, услышавшая крик с озера. Она велела отнести принца к ней в комнату, уложить на ее постель, принести свет и послать за врачами.

— Но озеро! Что будет с озером, ваше высочество? — воскликнул гофмейстер, разбуженный шумом, да так и не снявший ночного колпака.

— Ступай и сам в нем утопись! — ответила принцесса.

Это была последняя неучтивость, в которой принцессу когда-либо уличали. И надо признать, на то были причины — гофмейстер сам ее до этого довел.

Присутствуй при том сам король, он повел бы себя не лучше. Но и он, и королева крепко спали. Ушел досыпать и гофмейстер. Так или иначе, но не явились и врачи. Возле принца осталась одна принцесса да ее старая нянька. Но нянька была женщина опытная и знала, что делать.

Они перепробовали все приемы, но безуспешно. Принцесса чуть с ума не сошла, разрываясь между надеждой и страхом, но не отступалась, не отступалась, пробовала так, пробовала, эдак и повторяла попытки заново и без конца.

И вот, когда обе женщины уже совершенно выбились из сил, за окном взошло солнце и принц открыл глаза.

XV. Подумать только, что за ливень!

И тут принцесса разрыдалась и рухнула на пол. Целый час пролежала она, заливаясь слезами. Слезы, что скапливались в сердце всю ее жизнь, разом прорвались наружу. А за окном бушевал ливень, такой ливень, какого в этой стране не упомнят. Он лил и лил, и одновременно сияло солнце, и огромные капли били в землю, и они тоже сияли. Над дворцом, словно купол, стояла радуга. А с неба рушился рубиновый, сапфировый, изумрудный, топазовый водопад. Потоки неслись с гор, блистая жидким золотом. И если бы у озера не было тайного подземного стока, оно переполнилось бы и затопило бы всю страну. Разом разлилось оно во всю свою прежнюю ширь.

Но принцессе было не до озера. Она лежала на полу и рыдала, и этот ливень под крышей был еще чудесней, чем ливень снаружи. Потому что, когда он поутих и принцесса попыталась встать, она, к своему удивлению, не смогла этого сделать. Наконец, после долгих попыток, ей удалось кое-как подняться с пола. Но устоять она не сумела и тут же с шумом упала опять. И при этом шуме ее старая няня издала восторженный вопль и бросилась к ней, крича:

— Золотко мое! Ты обрела свой вес!

— Ах, так это он? Это вот как? — еле вымолвила принцесса, потирая то плечо, то колено. — Но это же неприятнейшая штука! По-моему, я сейчас развалюсь на куски.

— Ур-ра! — воскликнул принц с постели. — Принцесса, если вы исцелены, я тоже исцелен! Как там озеро?

— Полнехонько! — ответила нянька.

— Значит, все мы счастливы!

— Вот уж и впрямь все! — ответила принцесса, всхлипывая.

И в этот день великого ливня радость охватила всю страну. Даже крохотные дети, забыв о былых огорчениях, плясали и вопили от счастья. Король стал рассказывать анекдоты, королева их слушала. И между всеми детьми страны король разделил все золото из своего заветного сундука, а королева — весь мед из своего горшочка. Вот был праздник так праздник — неслыханный!

Разумеется, принца и принцессу обручили сразу же. Но чтобы обвенчать их с соблюдением всех приличий, принцессу предварительно надо было научить ходить. Ведь она, уже взрослая, могла только ползать, как младенец, постоянно падала и ушибалась, и ученье давалось ей нелегко.

— И это притяжение? За что вы его так славите? — сказала она принцу однажды, когда он в очередной раз помог ей встать с пола. — Честное слово, без него мне было гораздо удобнее.

— Нет, это не притяжение. Вот что такое притяжение, — ответил принц, поднял ее на руки и понес, осыпая поцелуями. — Вот это и есть притяжение.

— Так-то лучше, — сказала она. — Против такого притяжения я не возражаю.


home | my bookshelf | | Невесомая принцесса |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу