Book: Заказ на большую любовь



Заказ на большую любовь

Адриенна Джордано

Заказ на большую любовь

Купить книгу "Заказ на большую любовь" Джордано Адриенна

The Detective

Copyright © 2015 by Adrienne Giordano

«Заказ на большую любовь» © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

Глава 1

Больше всего Лекси Вандербильт была благодарна своей матери за два ценных совета. Первый – выбирай цвет помады в соответствии с нарядом и случаем. Второй – умей распознать представившийся шанс и воспользоваться им. Стоя в банкетном зале недавно открывшегося после ремонта загородного клуба «Золотое побережье», Лекси твердо намеревалась применить на практике оба этих совета.

Вокруг суетились сотрудники, готовившиеся принимать многочисленных членов клуба, которые должны были спуститься – Лекси взглянула на часы – через полтора часа и три минуты. Как и любой дизайнер интерьеров, готовящийся представить свой новый шедевр, это время Лекси посвятит тщательной инспекции. Цветы, скатерти и салфетки, вазы в центре столов – все должно быть безупречно. Мимо скользнул официант с подносом, уставленным бокалами шампанского. Окинув взглядом его смокинг, фасон которого оставлял желать лучшего, Лекси мысленно застонала. Строго говоря, подбор одежды для персонала в ее обязанности не входил, но Лекси всегда подмечала каждую мелочь. Иногда – например, как сейчас – эта привычка причиняла много неудобств.

И кстати, о мелочах.

– Извините, – обратилась Лекси к женщине со стопкой сложенных скатертей в руках. – Ледяная скульптура яхты должна стоять на десертном столе у окна, а Уиллис-тауэр – у фонтана для шампанского.

Женщина всем своим видом давала понять, что размещение скульптур – не ее проблема.

– А не все ли равно?

– Это очень важно. Во всяком случае, так считает ваш начальник, который утверждал концепцию. Не согласны – можете обсудить этот вопрос с ним лично.

Для усиления эффекта Лекси широко улыбнулась. Женщина с досадой закатила глаза.

– Ладно, скажу ребятам, чтобы переставили.

– Спасибо.

Одной маленькой проблемой меньше. Сегодня все должно быть идеально. Мероприятия, посещаемые богатейшими из самых богатых – просто кладовая возможностей. Свою дизайнерскую фирму Лекси открыла совсем недавно, поэтому не могла позволить себе упустить ни единого шанса. Лекси было всего двадцать девять, но о ней уже писали в «Баннер геральд». Все это было серьезной заявкой, чтобы стать самым модным дизайнером Чикаго, а для этого нужно было захватить трон Джерома Лэддиса, нынешнего самого модного дизайнера. На стороне Лэддиса был опыт, зато на стороне Лекси – молодость, энергия и свежие идеи. Если среди ее клиентов появится еще несколько денежных мешков – тогда берегись, Джером. Обводя взглядом изысканные шелковые портьеры, люстру за сто тысяч долларов и изготовленный вручную паркет, доставленный из Бразилии, Лекси понимала, что, если хоть одна мелочь будет не в порядке, она места себе не найдет.

– Алексис?

Лекси обернулась. Подол длинного платья зацепился за носок туфли. Небрежным движением поправив его, Лекси улыбнулась Памеле Хеннингс. Проклятые платья в пол!

– Очень рада вас видеть, миссис Хеннингс.

Чмокнув воздух рядом с щекой Лекси, миссис Хеннингс отступила на шаг. Платье ее любимого небесно-голубого цвета идеально сидело на миниатюрной фигуре и изумительно шло к глазам. Безупречный выбор – впрочем, как и всегда.

– Вижу, вы постарались на славу, – сказала миссис Хеннингс. – Безупречная работа.

Будучи членом совета директоров клуба, миссис Хеннингс, без сомнения, пришла пораньше, чтобы удостовериться – открытие пройдет на высшем уровне.

– Спасибо. Я и сама получила от работы истинное удовольствие.

– Какая красота! Даже эти дурацкие ледяные скульптуры, на которых так настаивал Рэймонд, и те неплохо смотрятся. Если хотите знать мое мнение, напрасная трата денег, просто не хотелось терять время на споры по такому мелкому поводу.

Что правда, то правда. Вдруг в углу комнаты что-то с грохотом упало. Только бы столовое серебро, мысленно взмолилась Лекси, и, обернувшись, с облегчением заметила, как официант собирает с пола столовые приборы. Слава богу…

Миссис Хеннингс дотронулась до руки Лекси.

– Кстати, я кажется, наконец убедила Джеральда, что ему не помешает переделать кабинет. Все это темное дерево навевает тоску.

Интересная новость. Если Памела и Джеральд Хеннингс наймут Лекси и останутся довольны результатом, это будет отличной рекламой.

– Думаю, – произнесла она, – вполне можно сохранить в интерьере элементы темного дерева, чтобы мистер Хеннингс остался доволен. Например, древесина макассара идеально подойдет для пола.

– Согласна. Надеюсь, на этой неделе у вас найдется время? Не могли бы вы зайти и осмотреть дом, а потом предложить возможные варианты?

– Разумеется. – Лекси достала из сумки телефон и принялась проглядывать календарь. – Вам удобно в начале недели? Завтра берусь за новый проект, так что потом буду очень занята.

– Ради вас готовы изменить любые планы. А что за проект? Не расскажете?

Ох уж эти богачи. Обожают информацию из закрытых источников.

– Проект очень интересный. Помните брокера, которого убили?

– Из Картриджа? Конечно, разве можно такое забыть?

Жители Картриджа, района в Норт-Сайде, которому для звания закрытой территории не хватало только ворот, наняли охранников из частной фирмы, чтобы патрулировали шесть кварталов, где располагался их укромный уголок. Благодаря этой мере преступность на охраняемой территории практически отсутствовала. Пока не произошло убийство нечистого на руку биржевого маклера.

– Да-да, – подтвердила Лекси. – Меня наняли, чтобы подготовить дом к продаже. Риелтор посоветовал вдове маклера обратиться к дизайнеру, и она выбрала меня.

– Слышала, дом никак не удается продать. Бедная женщина, так переживает… Из-за мужа у нее теперь одни проблемы. Если она снова опустит цену, не сможет рассчитаться с многочисленными долгами.

Как и следовало ожидать, Памела Хеннингс была в курсе последних сплетен, однако Лекси их распространять не собиралась.

– С нетерпением жду, когда наконец смогу взяться за работу. Дом просто потрясающий, – сменила она тему.

Дизайнеру интерьеров крайне редко представляется случай повлиять на чью-то жизнь. Однако, если вдове удастся продать этот дом, она избавится от долгов и обеспечит своим детям спокойную жизнь. Кроме того, если благодаря ее усилиям дом продастся в течение сорока пяти дней, Лекси полагается целых двадцать процентов премии.

Миссис Хеннингс прищелкнула языком.

– Убийцу ведь так и не поймали?

– Нет. Отчасти поэтому дом никто не желает покупать. Но я сделаю все, что смогу. Так сказать, буду изгонять негативную энергию при помощи магии фэн-шуй.

– Долги, дети, а тут еще полиция не может найти убийцу. Только подумать – расследование тянется два года, а результата никакого! Да, ни одна женщина не заслуживает таких страданий.

Лекси снова промолчала, не желая уподобляться миссис Хеннингс и превращаться в сороку-сплетницу.

– Если преступление не удалось раскрыть по горячим следам, вряд ли это удастся теперь… – заметила Лекси и поспешно осеклась, но слово не во робей. Увы, сохранить профессиональную сдержанность не получилось.

– Фирма моего мужа, – продолжила миссис Хеннингс, – недавно предоставляла помощь по одному делу, которое тоже не раскрыли по горячим следам. Может быть, специалист, который занимался расследованием, согласится заняться и этим случаем. Хочется, чтобы несчастная семья маклера наконец вздохнула спокойно.

Пожалуй, расследование никак не помешает риелтору – и Лекси – продать дом.

– Думаете, они возьмутся за это дело?

– Полагаю, при желании с ними можно договориться.

Джеральд Хеннингс, также известный как «неотразимый адвокат», вошел в высокие двери зала, заметил двух женщин и сразу заулыбался. Даже в свои шестьдесят Джеральд был весьма привлекательным мужчиной.

– Джеральд! – оживилась миссис Хеннингс. – Ты как раз вовремя. Встреча совета директоров пройдет наверху. Хочешь – верь, хочешь – нет, но мы приехали первыми.

Хеннингс взглянул на жену и улыбнулся. Благодаря этой улыбке Джеральд, будучи адвокатом, мог убедить присяжных в чем угодно.

– Не может быть. – Потом Хеннингс направил все свои чары на Лекси: – Алексис Вандербильт! Как поживаете?

– Спасибо, хорошо, мистер Хеннингс. А вы?

– Тоже хорошо… пока моя жена пятнадцать минут назад не объявила, что я «как раз вовремя». Значит, либо мне придется выписывать вам солидный чек, либо она выдвинула мою кандидатуру в качестве добровольца для участия неизвестно в чем. В обоих случаях приятного мало.

* * *

Наблюдая, как сестра входит в приемную «Хеннингс и Соломон», Броди Хэйуорд вздохнул. Наконец-то она перестала носить блузки с вырезом до пупа. Ему, естественно, не доставляло ни малейшего удовольствия видеть сестренку Дженну полуобнаженной, и теперь Броди мысленно вознес благодарственную молитву святому покровителю старших братьев.

Дженна остановилась возле его стола и обняла брата, стараясь не задеть поврежденную руку на перевязи.

– Хорошую блузку выбрала, – прокомментировал Броди.

Дженна лишь отмахнулась:

– Только не начинай. Как рука?

– Заживает.

– Значит, пока неважно.

Отвечать Броди не стал. Да и зачем? Полтора месяца назад он сломал локоть, меняя колесо. С тех пор коллеги совсем замучили насмешками: «Да, ну и угораздило тебя!», «Правдоподобнее ничего придумать не мог?», «Детектив сломал руку, меняя колесо. Курам на смех!». Во время операции на локте случайно занесли инфекцию, что потребовало вторичного медицинского вмешательства. Пришлось брать больничный еще на полтора месяца, и теперь Броди страдал от вынужденного безделья, не представляя, чем себя занять. Будучи детективом в отделе убийств, он мог вынести что угодно, кроме скуки.

– Спасибо, что пришел. – Дженна указала на длинный коридор: – Пойдем в конференц-зал. Ты ведь точно не против?

– Нет, я же просто высказываю свое мнение в качестве частного лица, верно?

– Верно.

– Тогда должностную инструкцию я не нарушаю.

Дженна, частный детектив фирмы «Хеннингс и Соломон», позвонила брату накануне и попросила помочь с порученным ей старым делом. Броди решил: почему бы и нет? Перед возвращением на службу потренировать мозги не помешает. Не говоря уже о том, что ответственность за дело лежит не на Броди. По сравнению с рабочими буднями – настоящий отдых.

– Вот и хорошо. Я просмотрела все материалы, но такое чувство, будто пропустила что-то важное.

Они с Дженной вошли в конференц-зал, где на стене висела большая белая доска, к которой магнитами были прикреплены листы с заметками и какие-то схемы. Сестра явно хорошо поработала, чтобы представить полную картину. Дженна указала на стену.

– Сделала, как учил папа. Тут все основные факты.

Подойдя к доске, Броди принялся читать заметки.

Имя жертвы – Джонатан Уильямс. Место преступления – роскошный дом из бурого песчаника в элитном районе Норт-Сайд. Причина смерти – выстрел в голову.

– Смотрела фотографии с места преступления?

– Нет. Надеялась, ты или папа поможете получить к ним доступ.

К сожалению, тут Броди был ей не помощник, поскольку хотел скрыть от коллег свою деятельность в качестве консультанта.

– Ладно, поговорю с отцом. Ну-ка, объясни еще раз, почему тебе поручили это дело?

– Тут сложная история.

– Такие истории всегда сложные, Дженна.

– Помнишь, несколько месяцев назад я занималась делом об убийстве матери Брента?

Разве можно забыть здоровенного, высоченного Брента – федерального маршала, покорившего сердце сестры? Только Брент сумел убедить Дженну, что не обязательно расхаживать полуголой, чтобы обратить на себя внимание. Брент, конечно, парень проблемный, но Дженна влюбилась в него без памяти. Впрочем, случай Брента доказывал, что, даже несмотря на тяжелое детство, можно вырасти хорошим, порядочным человеком.

– Значит, дело имеет какое-то отношение к Бренту?

– Нет, к миссис Хеннингс. Это она убедила моего начальника взяться за дело Брента. А теперь подыскала для нас еще одно задание.

– Пока ничего сложного. Все понятно.

– Миссис Хеннингс была на каком-то светском мероприятии и встретила знакомую дизайнершу. Так вот, эту дизайнершу наняло риелторское агентство, чтобы посимпатичнее оформила дом, принадлежащий вдове убитого человека. Недвижимость продают уже два года, а результата никакого, поэтому хотят снизить цену. А еще жена убитого – кстати, за некоторое время до случившегося они разошлись, но развод оформить не успели – хочет заменить в доме обстановку. Полагаю, когда за продажу предполагается выручить около двух миллионов долларов, оплатить услуги дизайнера – не проблема.

Броди присвистнул.

– Пожалуй. Но при чем тут миссис Хеннингс?

– Дизайнерша рассказала ей про свою новую клиентку, и миссис Хеннингс сразу заинтересовалась «таинственным делом».

– И что тебе за это будет?

– Благодарность моего непосредственного начальника, мистера Хеннингса. Довольна его жена – доволен он.

Броди рассмеялся. Да, расположить к себе начальство Дженна умела. Он указал на доску.

– Давай, объясняй подробности.

– Возможно, ты помнишь эту историю. Убитый был биржевым маклером, и дела его шли неплохо, пока не обрушился рынок. Несколько лет он практиковал схему Понци – то есть, используя деньги клиентов, построил финансовую пирамиду. Беды сыпались одна за другой – его брак распался, долги росли и росли. А потом ФБР наконец обратило на него внимание. Началось расследование.

– А-а, так это тот самый тип, которого убили до того, как ему успели предъявить обвинение?

– Да. В день, когда нашли тело, он не пришел на встречу с важным клиентом. Для него это было настолько нетипичное поведение, что сотрудники фирмы позвонили жене. При устройстве на работу в качестве телефона, по которому нужно звонить в экстренных случаях, он указал ее номер.

– Черт возьми. Только не говори, что тело нашла жена.

Дженна кивнула:

– Угадал. В постирочной.

Бедная женщина. Броди до сих пор не мог спокойно смотреть на тела убитых, не говоря уже о металлическом запахе крови. И это при том, что жертвы – незнакомые люди. А обнаружить тело мужа, пусть и почти бывшего?..

Броди встал, скрестил руки на груди и уставился на доску.

– Да-да, начинаю припоминать. Полиция пришла к выводу, что имеет дело с ограблением, пошедшим не по сценарию.

– Да. Со дня убийства прошло два года. Почти все деньги, полученные по страховке, вдова истратила на уплату долгов, но все погасить пока не может. В общем, очень неприятная ситуация. Как ты, наверное, догадываешься, вдове срочно нужны деньги.

– И поэтому она хочет нанять дизайнершу.

Дженна усмехнулась:

– Ха-ха, очень остроумно.

– В доме сейчас кто-нибудь живет?

– Нет, а что?

Броди обвел доску широким жестом.

– Ни единой фотографии. Как я могу давать тебе советы, не посмотрев на место преступления?

Дженна могла бы предвидеть, что снимки понадобятся.

– Я не была уверена, до какой степени ты согласишься быть задействованным в деле.

Ни до какой бы не согласился, подумал Броди. Если бы не скука.

– И все-таки я должен знать, с чем имею дело. Покажи мне дом, а потом изучу твои материалы. Тогда и скажу, что думаю.

Значит, для Броди все дело займет максимум два дня. Два блаженных дня без скуки. Вполне себе подходящий способ скоротать время до окончания больничного.



Глава 2

Лекси стояла в роскошной гостиной дома Уильямсов и разглядывала ковер цвета грязного снега. На редкость неприятная вещь. Неужели хозяевам он нравился? Учитывая ограничения на бюджет, Лекси придется поумерить дизайнерский пыл, однако придется раскошелиться на паркет, выкрасить стены в теплые, ненавязчивые тона и расставить акценты при помощи дверных ручек, перил и осветительных приборов.

– Ковровое покрытие придется снять, – сказала Лекси Нэйту, подрядчику, которого наняла для работы. – Надеюсь, под ним обнаружится паркет.

И если его удастся просто отреставрировать, получится значительная экономия. Лекси направилась на кухню. Здесь в отвратительный оттенок оказались выкрашены стены. Этот оттенок бежевого был просто ужасен.

– Так, стены перекрасить.

– Может, в светло-серый, как на кухне в доме Уайли? А чтобы было повеселее, добавить цветных пятен. При естественном освещении смотреться будет отлично.

– Согласна.

Далее они направились к постирочной. Лекси замерла на пороге. Интересно, Нэйт знает, что в этой комнате убили хозяина? Риелтор заверил, что в постирочной все вымыли и обработали дезинфицирующим средством. И все же Лекси занервничала. Вдруг, когда будут снимать плитку, под ней обнаружится просочившаяся засохшая кровь? Стены покрывала белая глянцевая плитка. Вдоль одной стены тянулся встроенный шкаф с полками и крючками. Рядом стояли корзины для белья. Напротив разместились стиральная машина и сушилка.

Лекси покачала головой, удивляясь парадоксу – единственную комнату, не нуждавшуюся в переделке, было велено преобразить до неузнаваемости.

– Нужно посмотреть, что под плиткой, – сказала она. – Жаль, что ее велено убрать. Фарфор в отличном состоянии. – Протянув руку, Лекси попросила Нэйта: – Подайте, пожалуйста, молоток.

Лекси хотела сама проверить, есть под плиткой кровь или нет, чтобы поскорее разобраться с неприятной задачей. Не успела Лекси присесть на корточки и занести над полом инструмент, когда раздался звонок в дверь. Кто-то пришел.

– Ждете кого-нибудь? – спросил Нэйт.

– Нет. Кто там? – произнесла в ответ Лекси.

Через несколько секунд в дверях показался мужчина с потрясающе густыми темными волосами. Правая рука у него была на перевязи. Одет он был в брюки цвета хаки, белую рубашку и кожаную куртку. Завершающим штрихом служили ботинки-оксфорды. Идеальное сочетание вещей – не слишком строго и не слишком неформально. Взгляд темно-зеленых глаз устремился на зажатый в руке Лекси молоток. Сильная, мужественная нижняя челюсть сразу напряглась. Ни дать ни взять Индиана Джонс наших дней.

Мужчина шагнул вперед:

– Вы что делаете? – Отобрав у Лекси молоток, незнакомец протянул его Нэйту. – Не трогайте плитку.

– Это еще почему? И вообще, кто вы такой?

– Хочу задать вам тот же вопрос. Хотя погодите. Сейчас угадаю. Вы дизайнер.

С какой язвительностью и сарказмом он произнес последнее слово! Лекси сделала глубокий вдох, сосчитала до трех и поднялась на ноги.

– Да, дизайнер. Позвольте представиться, Алексис Вандербильт. Меня наняла хозяйка этого дома, которая в числе прочего распорядилась, чтобы убрали всю плитку.

– Броди! – из коридора мужчину окликнул женский голос.

– Я здесь! – отозвался он. – Знакомлюсь с дизайнером!

– Знакомитесь? Вы даже не представились! Просто ворвались в чужой дом и принялись распоряжаться, будто у себя!

Броди улыбнулся, и что это была за улыбка! У Лекси прямо дух перехватило.

– Вы правы, – ответил он. – Прошу прощения. Меня зовут Броди Хэйуорд.

Тут к нему подошла эффектная брюнетка. Заметив Нэйта и Лекси, кивнула:

– Здравствуйте.

Лекси пожалела, что давно не ходила на занятия по медитации.

– Извините, конечно, но что вы оба здесь делаете?

– Меня зовут Дженна Хэйуорд, – сказала брюнетка, – я частный детектив в компании «Хеннингс и Соломон». Занимаюсь делом мистера Уильямса. Вас, должно быть, предупреждали. А это мой брат Броди, он…

– Просто консультант, – поспешно, даже слишком поспешно вклинился Броди.

Любопытно… Лекси решила на всякий случай поискать его имя и фамилию в Интернете.

– Ах да. Извините. Только миссис Уильямс не говорила, что вы приедете сегодня. Но вы не волнуйтесь, мы тут надолго не задержимся. Не обращайте на нас внимания. А теперь мне нужно посмотреть, что под плиткой. – Лекси снова протянула руку за молотком. – Нэйт?..

– Я же сказал – не трогайте плитку, – повторил Броди.

– Что?..

– В этой комнате произошло преступление, и убийцу до сих пор не нашли. Возможно, здесь удастся обнаружить какие-то следы, которые упустили криминалисты. – Броди указал рукой в сторону кухни: – Может, поработаете там, пока мы все здесь осмотрим?

Лекси сделала глубокий вдох и постаралась взять себя в руки.

– Мистер Хэйуорд…

– Можно просто Броди.

– Хорошо. Броди. Убийство было совершено целых два года назад.

– Раз ваша клиентка два года не меняла плитку, значит, сможет потерпеть еще часик. – Броди шагнул в сторону. – А теперь идите. Нам надо работать.

Лекси едва не взвыла от бешенства. Сдерживаясь из последних сил, она повернулась к Нэйту:

– Выйдите, пожалуйста, на минутку.

Тот кивнул и направился к двери, по пути окинув оценивающим взглядом Дженну. Оценка явно была положительная. Дженна улыбнулась, но отвела взгляд, давая понять, что с ней Нэйту ничего не светит. Намек тонкий, но понятный.

Между тем Лекси решила, что надо постараться найти компромисс.

– Броди, мне поручено оформить этот дом и продать его за сорок пять дней. Вы хоть представляете, какая эта тяжелая работа?

Броди насмешливо ответил:

– Уверен, вам за нее отлично платят.

– Давайте договоримся. Просто скажите, сколько времени вам нужно, чтобы осмотреть дом.

– Значит, единственное, что вас волнует, – его продажа? А как же человек, который истек здесь кровью?

– Не передергивайте. Содержание этого дома обходится миссис Уильямс слишком дорого. Скажу честно – эта женщина мне симпатична, и я желаю ей всего самого наилучшего. Пожалуй, наше знакомство началось на не слишком приятной ноте. Я искренне хочу, чтобы восторжествовала справедливость и убийца был пойман. Так что не думайте, будто меня интересуют только деньги.

Хотя деньги, конечно, тоже…

Броди устремил на Лекси пристальный взгляд. Все-таки этот мужчина очень обаятелен. Глядя в его зеленые глаза, Лекси невольно представляла неспешный пикник на берегу озера. Давненько она не баловала себя подобными удовольствиями. Бизнес вытеснил все остальное. Правда, Лекси иногда ходила на свидания. Один раз даже решила, что влюбилась. Но потом застала своего преуспевающего солидного мужчину в кабинете со стажеркой. До обидного банально, что и говорить.

Броди наклонил голову и улыбнулся.

– Продолжайте.

– Так вот, чем дольше продается дом, тем ближе миссис Уильямс к полному финансовому краху. Я могу помочь ей, но для этого потребуется снять ковролин, перекрасить стены и, самое главное, полностью переделать постирочную.

– Уничтожив возможные улики.

От досады Лекси стиснула зубы.

– Можно подумать, будто я от них нарочно избавляюсь. Вы всегда такой?

– Какой?

– Все делаете назло.

Броди пожал плечами:

– Так про нас, копов, думают многие.

Лекси подалась вперед:

– Копов? Разве вы не частный детектив?

– Нет. Частный детектив моя сестра, а я служу в отделе убийств полицейского управления Чикаго.

– Вот как.

– Однако делом Уильямса занимаюсь неофициально. Просто помогаю Дженне, вот и все. Осмотрю место преступления и сразу уйду. Тем не менее меня интересуют доказательства, которые с большой долей вероятности можно обнаружить в постирочной.

– Хорошо, сюда мы с подрядчиком пока заходить не будем. Сколько времени вам нужно?

– Трудно сказать…

– Опять хотите меня позлить?

Броди рассмеялся:

– Возможно, но отчасти это правда. Для начала дайте час, а там посмотрим. Договорились?

– Один час?

– Именно.

– Так и быть…

Глава 3

Один час превратился в два, а Броди по-прежнему оставался в доме. Сейчас он сидел на корточках на полу постирочной и здоровой рукой ощупывал потрескавшийся цементный раствор между плитками. Не то чтобы Броди собирался увязать в этом деле. Он просто даст сестре пару советов. Но, к сожалению, трудно давать советы, ничего толком не зная об убийстве Уильямса.

– Нужны материалы дела, – сказал Броди Дженне.

Сестра стояла в дверях, прислонившись к косяку.

– У меня их нет.

– Все равно нужны.

Может, договориться с кем-нибудь из коллег? Или попросить помощи у отца? Хотя он уже вышел в отставку, связей в полиции у Хэйуорда-старшего было больше, чем у сына.

Стуча высокими каблуками по плитке, подошла Алексис:

– Как идут дела?

Даже на таких шпильках Алексис была намного ниже Броди. Интересно, какой у нее рост? Если у него около двух метров, то у нее – максимум метр шестьдесят.

Алексис Вандербильт… Фамилия сразу наводит на мысли об известной семье миллионеров. Интересно, она им не родственница? Тогда неудивительно, что не стесняется расхаживать в таком провокационном наряде. Туфли на высоченных каблуках, обтягивающие черные брюки, стройные ноги, при виде которых любой мужчина потеряет голову, а под блейзером – кожаный топ с завязками на шее.

– Пока никак, – ответил Броди. – Мне надо поговорить с вашей клиенткой.

Алексис достала из кармана блейзера телефон.

– Я сейчас ей позвоню.

Похоже, дизайнерша оказалась лучше, чем он о ней думал. Броди усмехнулся:

– Спасибо.

Лекси ответила язвительной улыбкой:

– Только не думайте, будто покорили меня своим обаянием. Просто так будет быстрее. Предпочитаю эффективную работу.

В этом Броди был с ней согласен. Пожалуй, они с Алексис Вандербильт могли бы вместе заняться очень эффективным видом работы… в постели. А что, Броди бы не отказался.

– Бренда, – проговорила Алексис в трубку, – здравствуйте. Это Лекси Вандербильт. Да… дела хорошо…

Значит, Лекси? А что, ей подходит. Видимо, как и Броди, не любит тратить время на пустые разговоры, предпочитая сразу брать быка за рога.

– Да, – повторила Лекси. – Я сейчас в доме. Тут приехали два частных детектива из «Хеннингс и Соломон»…

Исправлять неточность Броди не стал. Дело не стоило того.

– Они здесь уже два часа, – продолжила Лекси, – и у них есть к вам вопросы. Вы не могли бы с ними поговорить?

Прошло три секунды. Потом Лекси протянула телефон Броди. Он поднес его к уху.

– Миссис Уильямс, это Броди Хэйуорд. Спасибо, что согласились ответить на наши вопросы.

Повисла пауза. Броди даже подумал, что прервалась связь.

– Алло?

– Да, я слушаю, – ответил женский голос. – Просто в комнате играет моя младшая дочка, вот и пришлось выйти. Не хочу, чтобы она слышала наш разговор.

– Значит, вы готовы со мной поговорить? Я могу заехать прямо сейчас.

Для дела будет полезно лично пообщаться с Брендой Уильямс, понаблюдать за ее реакцией – мимикой, жестами… Конечно, сказывался полицейский цинизм, однако мужья и жены всегда стоят первыми в списке подозреваемых. Особенно в случае ссоры.

– Сейчас?..

– Да, мэм. Не возражаете?

– Только если успеете до половины пятого. Надо отвезти сына на тренировку по баскетболу. А в четыре придет Лекси показывать образцы. Можете приехать вместе с ней.

Броди был не уверен, как к этому отнесется Лекси, но, как бы там ни было, расследование убийства важнее дизайнерских вопросов.

– Хорошо, мэм. Спасибо.

Броди дал отбой и вернул мобильник Лекси.

– К вдове поедем вместе.

– Что?

– Она сказала, что в четыре у вас назначена встреча, и предложила, чтобы я тоже приехал в это время. Миссис Уильямс занята.

– Она же мне всего полчаса выделила!

– И эти полчаса нам придется поделить между собой. Поэтому особо не разгуливайтесь.


«Не разгуливайтесь»? Кем себя возомнил этот высокомерный тип?

– Э-э… Броди… – нерешительно произнесла Дженна. – Я в четыре не смогу. У меня назначена другая встреча.

Отлично! Броди развернулся к сестре:

– Ну и что ты предлагаешь?

– Нечего на меня накидываться, – парировала Дженна. – Это ты договорился с миссис Уильямс, не уточнив мои планы. Хочешь с ней встретиться – езжай. А у меня не получится.

– Я не накидываюсь.

– Извини, со стороны виднее.

Лекси предостерегающе вскинула руку. Еще не хватало становиться свидетельницей семейной ссоры.

– Может, потом ругаться будете?

– Мы не ругаемся, – возразил Броди.

Лекси зажмурилась и призвала на помощь все свое терпение.

– У нас в семье традиция – когда ругаемся, орем, – невозмутимо пояснил Броди.

Дженна кивнула.

– А я еще и кидаюсь.

– Что верно, то верно. Как-то подбила мне глаз хоккейной шайбой. А попало все равно почему-то мне. Нет в жизни справедливости. – Тут Броди шевельнул больной рукой и поморщился. – Ой-ой…

– Ха! Нечего на жалость давить! – отмахнулась Дженна.

– Я и не давил.

– Врешь. Думаешь, не раскусила? Притворяешься тяжелобольным, чтобы все тебе потакали.

Броди и Дженна рассмеялись. Их веселье сразу разрядило обстановку. Будучи единственным ребенком художника и музыкантши, которые оба были заняты по большей части своим искусством, Лекси не знала, каково это – соперничать за внимание с братьями и сестрами. Должно быть, приятного мало. Но задорные перепал ки Броди и Дженны – это же совсем другое дело. Сколько любви, теплоты, воспоминаний… Лекси невольно растрогалась. Но показывать своего настроения не собиралась. Вместо этого выразительно закатила глаза.

– Рада, что все нормально. А теперь давайте обсудим, что делать со встречей в четыре часа.

– Справлюсь сам. – Броди повернулся к Дженне: – Ты ведь не против?

– Нет, конечно. Только дай понять миссис Уильямс, что ты только консультант. Не хочу, чтобы она потом спрашивала, куда ты подевался.

Броди повернулся к Лекси и достал из кармана блокнот.

– Значит, едем вместе. Где встретимся?

Глава 4

Двухэтажный дом Бренды Уильямс стоял стеной к стене с соседними домами и ничем из их ряда не выделялся. Старый кирпич, несколько ступеней, ведущих на узкую террасу, на первом этаже – одно-единственное окно.

Должно быть, непривычно жить в таком месте после великолепного особняка площадью пять тысяч квадратных футов и ценой в десятки миллионов долларов, где Бренда обитала с мужем.

Броди шагнул в сторону, пропуская Лекси вперед. Та поднялась на террасу. Увы, длинное пальто надежно прикрывало эффектные ягодицы. А что, неужели полицейский уже не мужчина и не имеет права полюбоваться симпатичной девушкой? Лекси постучала в дверь, потом повернулась к Броди:

– Вы что-то сказали.

Неужели Броди это произнес вслух? Была у него привычка разговаривать с самим собой, когда размышлял над сложным делом.

– Может быть.

Лекси сморщила нос:

– Что значит «может быть»?

– Я иногда говорю сам с собой. Так легче думается. Бывает, сам не замечаю. Что я сказал?

Вдруг что-то непристойное про ягодицы?.. Впрочем, это было бы вполне естественно.

– Расслышала только «увы».

Ну, тут выпутаться легко.

– Думал про вдову. Жаль, что ей пришлось столько пережить.

– Согласна.

Дверь открыла миниатюрная брюнетка в джинсах, сапогах и длинном сером свитере. Волосы до плеч заправлены за уши, карие глаза только чуть-чуть подкрашены. Глаза у нее, кстати, были большие и красивые. Должно быть, не одного мужчину покорила. Но сейчас в них читалась только грусть.

– Здравствуйте, Лекси.

– Добрый день, Бренда. Вот, приехали немножко пораньше. Надеюсь, не помешали.

– Нет. Но я только что пришла домой. Подождите, надо переодеться. Проходите, не стесняйтесь.

Броди и Лекси вошли с холода в теплый коридор.

Лекси повернулась к Броди:

– Позвольте представить, Бренда Уильямс.

– Здравствуйте, мэм. Простите, руку пожать не могу…

– Вы, наверное, замерзли?

– Нет, не очень.

Донимать хозяйку мелкими жалобами ни к чему. Бренда провела Броди и Лекси в кухню-гостиную. За круглым столом сидел мальчик, на вид лет одиннадцати, и две девочки помладше. Увы, во взгляде мальчика не было того выражения, которое ожидаешь увидеть на лице ребенка его возраста. Ни озорства, ни легкомыслия. Только подозрительность. Что и говорить, мальчишке пришлось нелегко.

Девочка с длинными светлыми волосами склонилась над тетрадью. Даже головы не подняла. Зато ее младшая сестренка, с собранными в хвостик темными волосами, посмотрела на вновь прибывших и робко улыбнулась.

– Сэм, – обратилась к мальчику миссис Уильямс. – Поиграй с девочками наверху, пока я разговариваю с мисс Лекси и мистером Броди. Через полчаса едем на тренировку, так что не забудь собраться.

Мальчик бросил на мать подавленный, унылый взгляд.

– Ладно, – произнес он. – Пошли, девчонки.

Дети покорно вышли из кухни. Броди покачал головой. Разве так должны вести себя дети? Они с братом и сестрой в возрасте этих ребят только и знали, что носиться по всему дому да вопить, получая за это нагоняи от старших.

Миссис Уильямс проводила сына и дочерей взглядом.

– Печально, когда одиннадцатилетнему мальчику приходится брать на себя роль мужчины в доме.

– Согласен.

Бренда Уильямс опустилась на освобожденный Сэмом стул.



– Пожалуйста, присаживайтесь. Здесь будет удобно, Лекси сможет разложить образцы…

Броди едва не застонал от досады, однако сдержался и лишь отодвинул стул для Лекси.

– Ладно, вы первая.

Если повезет, из вежливости она начнет отнекиваться и уступит это право ему. С другой стороны, Броди без разрешения Лекси напросился на эту встречу, а значит, правильнее будет проявить любезность и поумерить следовательский пыл. Лекси покачала головой:

– Нет. Ваше дело важнее.

Дизайнерша нравилась Броди все больше и больше. Он расположился рядом с миссис Уильямс.

– Что вы хотите узнать, мистер Хэйуорд?

Лекси протянула Броди большой блокнот, который он попросил ее положить в свой портфель. Пристроив блокнот на коленях боком, чтобы не слишком напрягать больную руку, он начал:

– Можете называть меня просто Броди. Хочу задать вам несколько вопросов – в основном о том, что происходило и когда. Уверен, полицейские уже обо всем этом спрашивали, но компания «Хеннингс и Соломон» не имеет доступа к материалам дела.

– Хорошо. Слушаю.

– Вы с мужем расстались за несколько месяцев до его убийства?

– Да. За два месяца. У нас давно уже были проблемы. Обратились было к семейному психологу, но Джонатан почти не ходил на сеансы – был слишком занят работой. Так что из этой затеи ничего не вышло. Наконец я не выдержала. В последнее время у мужа сильно испортился характер, жить с ним в одном доме стало невозможно, да и на детей обстановка влияла не лучшим образом. И тогда я поняла, что надо уходить, – миссис Уильямс обвела широким жестом кухню. – Мы нашли этот дом и переехали.

Броди принялся записывать. Хм… Испортился характер? Тут может быть много причин. Денежные проблемы, вероятность увольнения, игорные долги, наркотики, роман на стороне…

– Значит, ваш муж был занят работой? Получается, раньше он уделял больше внимания семье?

– Не сказала бы. Джонатан всегда был трудоголиком, а в последний год просто в одержимого превратился. Пыталась с ним поговорить, но муж только отмахивался. Чувствовала – что-то происходит, но не догадывалась, что именно. А когда Джонатана убили, узнала, что он воровал у клиентов. Использовал их деньги, чтобы обеспечить нам прежний уровень жизни.

Ах да – мошенничество, расследование…

– Каким образом?

– Каждый раз, когда у Джонатана появлялся новый клиент, он первым делом снимал деньги с его счета. Часть забирал себе, а остальное выплачивал другим клиентам в качестве дивидендов. – Миссис Уильямс бессильно прикрыла глаза и покачала головой. – Это называется схема Понци. – Она посмотрела на Броди. – Мы жили на краденые деньги.

Лекси опустила взгляд на свои руки, будто ничего интереснее в жизни не видела. Впрочем, любой человек, не служащий в полиции, в такой ситуации почувствовал бы себя некомфортно. А Броди уже давно привык к подобным разговорам.

– Перед убийством мистеру Уильямсу не поступали угрозы?

– Не знаю. Полицейские тоже об этом спрашивали, но я ничего не смогла ответить. – Миссис Уильямс пожала плечами: – Но я не сдаюсь. Делаю все, что могу. Понимаю – нельзя взваливать такой груз на детей, но что-то же я должна им рассказать! Сэм уже слишком большой, мальчик что-то подозревает, но вопросов пока не задает. А первая завести разговор на эту тему не решаюсь. Я, наверное, плохая мать.

Броди не знал, надо отвечать на это высказывание или нет. В любом случае у Броди нет права судить о семейных взаимоотношениях Уильямсов. Однако единственное, в чем, по его мнению, была виновата миссис Уильямс, – так это в наивности. Если, конечно, убийство мужа – не ее рук дело…

– Не будьте к себе слишком строги, вы живой человек, – возразил Броди. – Видимо, вы просто еще не готовы. Когда придет время, все им объясните.

Бренда бросила взгляд на часы на стене:

– Извините. Нам скоро выезжать, а Лекси еще должна показать образцы…

– Разумеется, – кивнул Броди. – Вы не против, если мы с вами снова побеседуем через день-два?

– Нет, конечно. И спасибо. Для меня очень важно узнать, что произошло с Джонатаном. Конечно, мужем он оказался неважным, но я любила его. Несмотря ни на что.


В начале седьмого Броди вошел в дом родителей и был неприятно поражен, увидев, что Дженна и ее бойфренд, Брент, опередили его. Ну и как это называется? Обычно пораньше приезжал Броди, а эта парочка задерживалась. Сегодня же для Броди особенно важно было их обогнать. Когда речь идет об ужине, эти двое никого не ждут и сразу садятся за стол.

– Один раз в жизни опоздал! Могли бы и поддаться ради такого случая.

Брент навалил на тарелку гору пюре, потом передал миску младшему брату Броди, Эвану.

– Это я виноват, – признался он. – Проблему со свидетелем уладили быстрее, чем предполагали.

– Что за проблема? – спросил отец.

– Угроза расправы. Правда, не в мое дежурство, а в предыдущее. Пришлось перевозить свидетеля на новое место. Повезло, быстро разобрались.

Броди сел на обычное место рядом с матерью. Та положила ему любимый мясной рулет и простонала:

– О боже, в этом доме без разговоров о преступлениях даже поесть невозможно!

– Простите, мэм, – извинился Брент.

– Ну, тебя-то я не виню…

Дженна взяла из корзинки для хлеба булочку.

– А у тебя как дела, Броди? Как прошла встреча с вдовой?

Броди с радостью ухватил сразу две булочки и передал корзинку отцу.

– Мне нужны материалы дела. Миссис Уильямс говорит, что до убийства даже не подозревала о фокусах мужа. По-моему, не врет, хотя не уверен. Отец, сможешь помочь?

Прежде чем тот успел ответить, Дженна вскинула руку:

– А как же твое «дам пару советов, и все»?

– Я своего решения не изменил. Просмотрю материалы, поделюсь своим мнением, и на этом мое участие в деле закончится. Сказал ведь – два дня, а еще даже одного не прошло.

– Наверное, вдову пожалел?

– Заткнись.

– Или детей.

Броди сердито поглядел на сестру:

– Говорят тебе, заткнись.

Дженна подтолкнула локтем Брента:

– Так и знала, что этим кончится. Увидел детишек и растаял. Узнаю любимого брата.

Отец фыркнул:

– В самую точку. Так ты ее жалеешь или подозреваешь?

– Миссис Уильямс не похожа на хладнокровного убийцу, однако не мешает проверить все версии. Разобраться как следует.

– Хорошо, после ужина наберу кое-кому, – пообещал отец. Если повезет, добудем копии нужных материалов.

То, что надо! На отца всегда можно положиться.

– Спасибо, отец. – Броди покосился на сестру, которая следила за ним, точно тигр за добычей. – Да, не отрицаю – увидел детей и сразу подумал, что бедняжкам теперь не придется играть с папой в мяч и ездить на рыбалку. Ну да, да, понимаю, они и раньше этого не делали, но… все равно несправедливо.

– Действительно, – кивнула Дженна. – Вот почему я знала, что ты не сможешь просто повернуться и уйти. Ведь для тебя семья важнее всего.

– Значит, такой у тебя был коварный план – сыграть на моем отношении к семейным ценностям?

Дженна усмехнулась:

– Отчасти.

Да, хитрости сестренке не занимать. Неудивительно, что из нее получился такой хороший частный детектив.

– Хотя бы хватило совести признаться. Это хорошо, потому что теперь нам предстоит работать вместе. Тебе, мне и дизайнерше Лекси.

Глава 5

Лекси закончила делать наброски для кухни Уильямсов, только когда забрезжил рассвет. Повсюду были раскиданы листы с забракованными вариантами. Полночи Лекси решала, в какой цвет покрасить стены. Наконец ей удалось подобрать подходящую комбинацию. Она посмотрела в окно над раковиной. Сквозь деревянные жалюзи проглядывало утреннее солнце. Лучи прочертили на столешнице ряды оранжевых полосок. До чего же красиво… Лекси сразу схватилась за карандаши, заштриховала участок возле окна и добавила мандаринового оттенка. Рисунок сразу ожил и заиграл по-новому. Получилась уютная и светлая кухня, в которой так и тянет задержаться подольше.

После часа бесплодных попыток Лекси наконец удалось нащупать то, что нужно. Между тем солнце поднималось все выше. Лекси заторопилась, стремясь ухватить каждый нюанс, каждую тень, каждый угол. И вдруг раздался пронзительный визг сигнализации. Лекси резко выпрямилась с зажатым в руке карандашом. В дом кто-то зашел. Но как? Она ведь заперла дверь. Сердце забилось быстро-быстро. Лекси охватила паника.

Но секунду спустя в кухню заглянул Броди. Увидев ее, полицейский вздрогнул от неожиданности. Одет он был в черные спортивные штаны и кофту с капюшоном. Кем надо быть, чтобы в такой мороз выйти из дома без куртки? Сегодня перевязи было не видно. В левой руке Броди держал конверт.

Лекси с шумом выдохнула и наконец положила карандаш обратно на столешницу.

– Броди, как вы меня напугали!

– Извините. Не думал, что здесь кто-то есть.

Он оглядел ее с ног до головы. Лекси была одета в кашемировый свитер, поношенные джинсы и лоферы. Потом он посмотрел ей в глаза, и щеки у Лекси запылали. Рядом с таким мужчиной кто угодно засмущается. Если бы Лекси знала, кого ей предстоит встретить в доме Уильямсов, оделась бы понаряднее.

– Не могла уснуть, – пояснила Лекси. – Просто обязана была определиться с цветовой гаммой для кухни. А где ваша повязка?

– Вы здесь одна?

– Конечно.

– Вам никто не говорил, что женщине опасно ездить одной в машине посреди ночи?

– Я живу всего в десяти минутах езды отсюда.

– За десять минут тоже может многое случиться.

Спорить с упрямцами – только время зря терять, рассудила Лекси. Это она знала по опыту, поэтому просто молча продолжила работу и принялась рисовать на окне римскую штору. Да, мандариновый оттенок оранжевого подойдет идеально.

Броди подошел к кухонному острову, заваленному отвергнутыми вариантами. Лекси тут же принялась сгребать их в стопку, но Броди успел схватить один и стал разглядывать, наклонив голову.

– Это вы нарисовали?

– Да, но это просто неудачный набросок.

– Неудачный? Вообще-то смотрится очень даже неплохо.

– Спасибо, конечно, но поверьте, этот набросок никуда не годится.

Броди указал на ее альбом:

– А вот это просто великолепно.

– Спасибо. Не знала, какие цвета выбрать. В подобных случаях рисовать с натуры бывает полезно – так лучше думается. И тут кухню осветило солнце. Это было так красиво! И тогда я сразу поняла – вот он, нужный оттенок.

– Вам виднее.

Лекси рассмеялась:

– Между прочим, вы так и не сказали, куда подевалась перевязь.

– Оставил дома. Она меня бесит. Стараюсь хотя бы пару часов в день ходить без нее.

– А что по этому поводу думает ваш врач?

– Он не в курсе.

Так Лекси и думала.

– Только не говорите, что относитесь к типу упертых мужчин, которые всегда все знают лучше всех.

Броди озорно улыбнулся. Лекси сразу захотелось нарисовать эту чуть кривоватую улыбку.

– Не такой уж я и упертый.

И снова эта обаятельная, озорная, просто неотразимая улыбка, устоять перед которой невозможно. Прошло много месяцев с тех пор, как Лекси в последний раз испытывала нечто подобное. Хотя чему удивляться? После того как застаешь свою вторую половинку в кабинете с другой женщиной, романтическое настроение отшибает надолго. С тех пор Лекси относилась без прежнего доверия к мужчинам в целом и была склонна к тому, чтобы требовать абсолютной честности. Никаких секретов, даже мелких.

А теперь Броди, обаятельный полицейский, пробудил в ней былые страсти. Значит, ситуация не настолько безнадежна. Пусть даже речь пока идет только о влечении.

– Что вы здесь делаете в такую рань?

Броди показал конверт:

– Папа раздобыл для меня копии материалов дела. Не знал, работаете ли вы по субботам, но на всякий случай решил приехать пораньше, чтобы не путаться у вас под ногами.

– Неужели встали в такую рань исключительно ради меня?

Броди пожал плечами:

– Вчера вы под меня подстроились, а сегодня моя очередь.

Тут желание стало настолько пламенным, что Лекси почувствовала – надо срочно принять холодный душ.

– Пожалуйста, скажите, что вы свободны, а то прямо сейчас поцелую вас в губы, и получится неловко.

– Совершенно свободен.

Лекси фыркнула и махнула рукой. Своим замечанием она надеялась смутить Броди, но он, похоже, был достойным соперником. Лекси нравились мужчины, способные достойно поддержать словесную пикировку.

– Броди Хэйуорд, вы мне нравитесь. – Она кивнула в сторону постирочной. – Сюда мне пока не надо, так что не стесняйтесь. Даю вам… примерно час.

– Спасибо. Я, конечно, прочел материалы, но надо еще раз посмотреть на комнату. Что-то меня в этом деле настораживает.

– Что?

– Пока не знаю. Фотографий с места преступления не видел, поэтому трудно представить, как все было. Может, поможете и согласитесь изобразить убитого?

Ничего себе просьба!

– Шутите?

– Вообще-то нет. Можно, конечно, обойтись силуэтом из скотча, но так будет нагляднее. Делать ничего не надо – просто лежать на полу.

Лекси покосилась на альбом. Догадавшись, о чем она думает, Броди торопливо прибавил:

– Пять минут. Не больше. Обещаю.

Учитывая, зачем сама Лекси приехала в этот дом, она вполне могла понять желание Броди поработать на местности.

– Согласна.

– И вот еще что… Когда закончите изображать убитого, лягу на ваше место, и вы меня нарисуете, хорошо?

Лекси рассмеялась с легким раздражением. Вот нахал.

– Кто-то только что говорил про пять минут. Хорошо, а если соглашусь, вы позволите мне убрать плитку в постирочной?

– Если не обнаружим никаких следов или важных улик – да.

Лекси вздохнула.

– Извините, пока ничего не могу обещать, – ответил Броди. – Это было бы безответственно с моей стороны.

Лекси невольно зауважала Броди. На его месте многие соврали бы, лишь бы добиться своего. Например, ее изменник-бывший так бы и поступил. Она вырвала лист из альбома и взялась за карандаши.

– Тогда за дело. Мне еще дом перестраивать.


Броди взглянул на рисунок поверх плеча Лекси. От нее пахло шампунем. Запах был мятный. Похоже на ментол, но не совсем. Вдыхая его, Броди почувствовал, что расслабляется. Ощущение было приятное. Пожалуй, даже слишком приятное, и дело отнюдь не в мяте.

Лекси обернулась и устремила на Броди взгляд зеленовато-карих глаз. И тут Броди словно горячей волной окатило. У него уже несколько месяцев не было женщины. Конечно, можно было позвонить кому-нибудь из знакомых, готовых просто поразвлечься, но с проклятой рукой на перевязи про любые виды физической активности, включая секс, даже думать не хотелось. Броди это тревожило – какой здоровый мужчина считает секс тяжелой работой?

– О чем задумались? – спросила Лекси.

– О положении тела.

Броди вытянул руку, указывая на рисунок, и случайно дотронулся до плеча Лекси. О чем сразу же пожалел. Влечение нахлынуло с новой силой. Нет, так не годится, надо сосредоточиться на работе. Впрочем, когда у тебя эрекция, думать о чем-то другом трудно. Броди уже много раз пробовал – не получалось.

– Тело должно лежать ближе к двери.

– Броди, вы же сами сказали – мы рисуем примерную картину.

– И все-таки, тело надо нарисовать поближе.

Лекси принялась ластиком стирать карандашные линии, а потом изобразила тело именно там, где сказал Броди.

– Отлично, – обрадовался он. – У вас просто талант. Не хотите подрабатывать художницей у нас в полицейском управлении?

– Нет. Но спасибо за комплимент. А во что был одет убитый?

– В черные брюки.

Лекси принялась раскрашивать рисунок. Потом взглянула на Броди. Лицо у нее было сосредоточенное – красивые губы чуть выпячены вперед, а взгляд такой пристальный, будто Лекси могла прочесть все его грязные мыслишки. В доме было тихо, только тихонько гудели отопительные трубы. Сердце Броди забилось быстрее. Чтобы поцеловать восхитительные пухлые губы Лекси достаточно было наклониться вперед. Но тут Лекси отступила на шаг.

– Вообще-то людей рисовать не привыкла. С мебелью мне гораздо проще. Но даже если бы умела, все равно бы не согласилась. У моей подруги мама рисует фотороботы и говорит, что это очень эмоционально тяжелая работа. А о вашей службе и говорить не приходится – детектив в отделе убийств… Я не смогла бы. Люблю покой и домашний уют. Собственно, поэтому и стала дизайнером.

Броди был полностью согласен с Лекси. Он уже подсчитал, через сколько лет сможет выйти в отставку – через четырнадцать с половиной. Не то чтобы Броди не любил свою работу – для него было важно восстановить справедливость и помочь правосудию свершиться. Но тридцать лет постоянно видеть израненные тела – это не для него. Слишком тяжело. Двадцати лет более чем достаточно. Отец мудро поступил, не став служить дольше.

На щеке Лекси остался след от угольного карандаша. Броди, воспользовавшись благовидным предлогом до нее дотронуться, осторожно стер карандаш. Лекси показала рисунок:

– Ну как?

«Прекрасно… только я не о рисунке, а о тебе…» – подумал Броди, но вслух ответил:

– Хорошо. Положим на пол, чтобы удобно было смотреть.

– Теперь я могу идти?

– Да. Только…

И тут Броди совершил большую ошибку – еще раз дотронулся до нежной щеки Лекси, стирая остатки угля. Если он и раньше еле сдерживался, то теперь просто пылал. Лекси и бровью не повела, но устремила на Броди внимательный взгляд, давая понять, что его мысли для нее не секрет. Однако убегать и возмущаться она не собирается.

– Уголь на лице?

– Да.

– Обычная история. Спасибо, что сказали. Бывает, полдня в таком виде хожу.

– Не стоит благодарности, – ответил Броди. – Если моя самая трудная обязанность на сегодня – дотрагиваться до лица красивой женщины, буду считать, что мне повезло.

Двадцать секунд Лекси молчала, должно быть, решая, продолжить флирт или нет. Ну же, Лекси, давай поиграем… Но нет. Лекси отвела взгляд и отправилась на кухню, где оставила альбом. Потом, прислонившись к кухонному острову, повернулась к Броди. Руки были скрещены на груди.

– Знаете, – сказала она, – вы можете быть очень обаятельным, когда хотите. Это мне в вас нравится.

Обаятельным? Что ж, неплохо.

– Спасибо, я стараюсь.

Лекси кивнула в сторону постирочной:

– Скоро закончите?

– Трудно сказать. Надо еще раз перечитать материалы дела. Согласитесь, тело лежало под довольно странным углом. – Броди замер в дверях. – Интересно, почему? Может, Уильямс стоял вот так, лицом к стене? Или убийца перетащил тело на другое место. Не знаю. Надо разбираться.

– Намекаете, что сегодня тоже в постирочную не пустите?

Ну вот, опять. Игривой атмосферы как не бывало.

– Не знаю, Лекси. Может быть. Вовсе не хочу чинить вам препятствия. Извините, что сбиваю ваш сорокапятидневный график, но и меня тоже поймите – тут произошло убийство.

– Только не заставляйте меня чувствовать себя женщиной с каменным сердцем лишь потому, что хочу выполнить порученное задание в срок. Поэтому не надо читать мне мораль. – Лекси принялась собирать листы бумаги. – Закончите – позвоните.

Отлично. Теперь Броди ее разозлил. Но разве он в чем-то виноват? И вообще, разве не за этим он приехал в дом Уильямсов в несусветную рань – чтобы поработать спокойно? А Лекси только отвлекает от дела – и сногсшибательной внешностью, и упоительным запахом.

Входная дверь захлопнулась. Броди покачал головой. Может, побежать за ней, догнать? Нет, пусть идет. Без нее дело пойдет быстрее. Нельзя же задерживать девушку только из-за приятного запаха.


Лекси шагала по тротуару, сжимая в руке альбом. Полы пальто разлетались на холодном зимнем ветру. Мороз пробирал до костей, а от каждого вдоха легкие будто обжигало.

– Сидела бы лучше дома, – пробормотала Лекси.

– Доброе утро.

Она поспешно остановилась, едва не врезавшись в мужчину, выгуливавшего йоркширского терьера.

– Простите. Задумалась.

– Ничего страшного.

Поверх костюма незнакомец был одет в длинное шерстяное пальто. Коротко подстриженные седые волосы придавали ему изысканной элегантности. Сразу видно, у такого человека водятся деньги. Собак обычно выгуливают недалеко от дома – значит, живет где-то поблизости. Мужчина окинул Лекси взглядом, потом повернулся к дому Уильямсов.

– Вы, наверное, риелтор?

– Нет.

– Значит, дизайнер. Позвольте представиться, моя фамилия Филлипс. Живем через один дом от Уильямсов. Слышали, Бренда наняла специалиста, чтобы оформить дом перед продажей. Да, ситуация – хуже не придумаешь.

– Согласна.

Секундочку… Если этот человек – один из ближайших соседей, возможно, он что-то видел или слышал. Что-то, что может пригодиться Броди. А чем скорее Броди раскроет дело, тем раньше Лекси сможет взяться за работу.

– Мистер Филлипс, вы были дома в ночь, когда убили мистера Уильямса?

Крошечная собака принялась рваться с поводка, и Филлипс на три шага приблизился к дереву.

– Да. Полицейские уже разговаривали со мной и моей женой.

– Вы не видели кого-нибудь подозрительного?

– Нет. Ничего подозрительного не видели и не слышали. Вообще-то охрана у нас тут усиленная, но в ночь убийства никто ничего не заметил. В высшей степени обескураживающе.

Обескураживающе… Такое слово мог употребить только очень интеллигентный человек. Вдобавок манера речи выдавала в нем человека влиятельного и не привыкшего робеть. Должно быть, юрист или топ-менеджер.

– Понятно… Спасибо.

– Всегда пожалуйста. Когда закончите работу, можно нам с женой посмотреть на результат? Видите ли, она хочет переделать кухню.

Лекси улыбнулась. Заполучить еще одного клиента она никак не ожидала, но, похоже, сегодня удача на ее стороне.

– Это решать миссис Уильямс. Если хотите, могу спросить.

– Буду весьма признателен. Спасибо.

Сев в машину, Лекси записала адрес мистера Филлипса. Надо будет поспрашивать о нем Бренду. Может быть, Лекси даже расскажет об этом разговоре Броди. Может быть. А сейчас надо поесть и принять душ. У Лекси на сегодня назначена встреча в Линкольн-парке. Хотя, строго говоря, она просто помогала знакомой. Кэндис, соседка по комнате в студенческом общежитии, устроилась ведущей новостей на местном кабельном канале и надумала покупать дом – развалюху, продаваемую за долги. Вот и обратилась за помощью к Лекси.

Полтора часа спустя она постучала в дверь. Дверной молоток тут же отвалился. Вскоре на пороге появилась Кэндис.

– Привет, куколка! – Хозяйка бросила взгляд на зажатый в руке Лекси молоток. – Ой, прости, забыла предупредить. Уже купила новый, но не успела повесить. – Кэндис обвела холл широким жестом. – Добро пожаловать в мой домашний рай.

Лекси окинула взглядом стены, испещренные дырами размером с кулак:

– Что-то не похоже на рай.

– Знаю. Старые хозяева все вывезли, включая лампы и люстры. Прямо из стен и потолка повыдергивали. Даже медные трубы забрали. В общем, смотрится так себе, но твой Нэйт сказал, что стены крепкие, а это главное. Не волнуйся. Спасибо, что втиснула меня в свой график.

– Не стоит благодарности. Проект, над которым я сейчас работаю, пришлось пока приостановить. Из-за одного очень симпатичного копа.

Будучи девушкой одинокой, Кэндис сразу оживилась:

– Хм… Симпатичные копы, говоришь?

– К сожалению, коп один.

Кэндис разочарованно поджала губы.

– Не расстраивайся, – подбодрила ее Лекси. – Отношения у нас с ним натянутые, так что у тебя есть шанс.

– Натянутые? Почему?

– Мне поручили оформить для продажи дом Уиль ямсов. Коп – его зовут Броди – сейчас на больничном. А вообще-то служит в отделе убийств.

– Фу-у…

– Вот именно. Так вот, его сестра Дженна частный детектив. Миссис Уильямс наняла ее, чтобы она раскрыла убийство мужа. Дженна попросила брата помочь. Броди заскучал на больничном, вот и согласился. Теперь вставляет мне палки в колеса – не разрешает трогать постирочную.

– А тебе выставили срок всего в сорок пять дней.

– Именно. По-моему, красавчик полицейский не вполне понимает, насколько важно продать этот дом.

Кэндис провела подругу на кухню.

– А я тут кофе варю. Выпей. Расслабимся, поболтаем.

– С удовольствием. – Только тут Лекси сообразила, что уже несколько месяцев нормально не общалась с друзьями. – Извини.

– За что?

– За то, что я плохая подруга.

– Не болтай глупостей. Кто бы еще бесплатно согласился помочь привести в порядок эту дыру? Ты прекрасная подруга! Ладно, вернемся к делу. Расскажи-ка подробнее про красавчика. Ну как, напал на след убийцы?

В кухне Лекси ощутила приятный аромат свежесваренного кофе. Кэндис наполнила две чашки и поставила рядом с Лекси сливки и сахар – черный кофе она не пила. Кому, как не подруге, знать ее привычки?

– Расследование только началось. И – представь себе – я ему помогаю. Сегодня возле дома встретила соседа, гулявшего с собакой. Принялся задавать мне всякие вопросы. В общем, проявлял любопытство. А я взяла и спросила, не заметил ли он чего-нибудь подозрительного в ночь убийства.

– А сосед что?

Лекси насыпала в кофе две ложки сахара, налила сливок и отпила глоток.

– Говорит, что нет. Не знаю, на что рассчитывала. Просто хочу, чтобы расследование поскорее закончилось, и я наконец смогла вернуться к делу.

Кэндис поставила чашку и подалась вперед.

– Я ведь тоже слышала об этом убийстве. Сама понимаешь, по работе. Удивительно – такой маленький район, все друг друга знают, и никто ничего не заметил.

– Что правда, то правда. Может, просто полиции боятся, вот и помалкивают?

– А что думает твой красавчик детектив?

– Мне велено переделать постирочную, а он думает, что там могут быть улики, и не разрешает снимать плитку. Сегодня утром как раз из-за этого поругались.

Кэндис склонила голову набок и подозрительно прищурилась.

– Этот парень тебе нравится.

К сожалению, Кэндис попала в точку.

– Видела бы ты его. Не представляю, кому он может не понравиться? Хотя, конечно, упрямец каких мало. Как же меня это бесит!

– И все же он тебе нравится. А для тебя это прогресс. Тебя ни один мужчина не заинтересовал, с тех пор как…

Лекси вскинула руки:

– Замолчи. Сама знаю, с каких пор. И не желаю говорить на эту тему.

Кэндис отмахнулась:

– Так ты собираешься мириться с детективом? Не пытайся меня обмануть, Лекс. Я же вижу, что ты по нему сохнешь. И вообще, парень всего лишь выполняет свою работу, пусть даже в этом случае он просто помогает сестре. – Кэндис лукаво улыбнулась. – Красавчики полицейские на дороге не валяются.

Лекси покачала головой:

– Между прочим, мне тоже свою работу выполнять надо.

– Это само собой. Но, знаешь, бывают такие ситуации, когда каждый прав по-своему. Попробуй взглянуть на ситуацию с его стороны.

Лекси встала и обняла Кэндис за плечи.

– Самое время снова интересоваться мужчинами. И почему бы не начать с такого обаятельного детектива?..

Глава 6

В три часа дня Броди во второй раз за день отправился в дом Уильямсов. От отцовских знакомых детективов поступало все больше полезных сведений – к примеру, подробный список обнаруженных на месте преступления улик, включая описание пули, которую вынули из стены. Убийца один раз промахнулся. Должно быть, стену отремонтировали, и тем не менее Броди не сумел удержаться и решил проверить, не осталось ли каких-нибудь следов. Было бы очень полезно взглянуть на фотографии. По брызгам крови можно определить, кто где стоял.

Броди нагнул голову и съежился, прячась от пронизывающего ветра. Уже подходя к дому Уильямсов, на углу улицы Броди заметил сестру с симпатичной блондинкой, также известной как Лекси. Вот так сюрприз! Интересно, что они затеяли? Лекси протянула Дженне листок бумаги, и та прикрепила его к дереву при помощи строительного степлера.

– Вы что тут делаете? – окликнул их Броди.

Обе повернулись к нему.

– Привет, – ответила Дженна. – Хочу задать тот же вопрос тебе.

Броди показал папку.

– Отец раздобыл для меня список улик. Теперь хочу посмотреть на стену, из которой достали пулю.

– Я с тобой, – оживилась Дженна. – Мы почти закончили.

Броди подошел и взглянул на объявление. На листе бумаги была напечатана фотография жертвы, а снизу – телефон, по которому предлагалось звонить всем, кто может помочь расследованию. Номер был незнакомый.

– Не желаю слышать никаких возражений, – решительно заявила Дженна. – Идея хорошая, так что попробовать не помешает.

– Хочешь раскрыть старое дело, развешивая объявления?

– Именно, – подтвердила Лекси.

Отлично. Значит, теперь они союзницы.

– Лекси, а вы-то зачем в это ввязались?

– Приехала поработать и тут заметила, как Дженна развешивает объявления. – Лекси улыбнулась. – Вот и предложила помочь.

– К твоему сведению, сегодня утром я позвонила Бренде и спросила ее мнение. Бренда дала добро. Правда, беспокоилась, что объявления увидят дети. Но я сказала, что развешу их только здесь. Они в этот район все равно не ходят.

– И вообще, – прибавила Лекси. – Ну не мог никто ничего не заметить, сам посуди! Может, полицейские что-то пропустили.

Дженна перешла к другому дереву.

– Дженна, ты бы еще свой номер на стене тюрьмы написала. Хоть представляешь, как это опасно?

Дженна с досадой закатила глаза.

– Расслабься, этот номер я завела специально для звонков по объявлениям. Закончу расследование, сразу от него избавлюсь. Между прочим, мог бы хоть иногда отдать мне должное и не считать полной идиоткой. И вообще, у меня и отец, и бойфренд полицейские. Так что в вопросах безопасности кое-что смыслю.

– Тогда ты должна понимать, что прямо напрашиваешься, чтобы на тебя напали.

Дженна нацелила на него степлер:

– Не доводи меня, Броди.

– Хватит размахивать этой штукой! Мне не нравится, что вы тут ходите одни и раздаете объявления кому попало.

– Перестаньте цепляться к сестре, – вмешалась Лекси. – Она знает, что делает.

– Хорошо, поступайте как считаете нужным, только, будьте добры, постарайтесь, чтобы потом не пришлось расследовать еще и ваше убийство. – Броди развернулся и направился к дому. – Понадоблюсь – звоните.

Через несколько секунд за спиной раздалось цоканье каблуков. Дженна догнала Броди. Не в первый раз он удивился, как женщины умудряются бегать на таких каблуках.

– А Лекси где?

– Пошла за образцами ковров. Они у нее в машине.

Броди обернулся.

– Да что ты дергаешься, все с нами будет нормально! В жизни не встречала такого нервного типа.

– Осторожность не помешает.

– Одно дело осторожность, а другое – паранойя.

– Я не параноик… Ну хорошо, может, и впрямь перегибаю палку, но для человека, который каждый день имеет дело с преступлениями, это нормально.

Дженна фыркнула:

– Смешной ты все-таки.

Достав ключи от дома Уильямсов, сестра открыла дверь. Броди снова обернулся. Лекси как раз закрыла багажник и закинула сумку на плечо. С виду ноша была тяжелая. Броди зашагал к Лекси.

– Погодите, сейчас помогу.

– Спасибо, справлюсь сама.

Другого ответа Броди от нее и не ждал. Вообще-то ему нравились независимые женщины, но неужели так трудно хоть иногда принять помощь?

– Уверены?

– Абсолютно.

Тут Лекси взглянула на образцы, которые держала в руке.

– Черт, забыла один в машине. Вы идите, не задерживайтесь. Встретимся в доме.

Но Броди не двинулся с места. Он никуда не спешил и вполне мог подождать ее.

– Броди, – окликнула стоявшая в дверях Дженна. – Лекси и без тебя разберется! Давай уже приступим.

Между тем Лекси принялась рыться в багажнике.

– Точно помощь не нужна? – еще раз уточнил Броди.

Лекси махнула рукой.

– Ты как хочешь, а я захожу, – объявила Дженна. – Пошли со мной, и хватит психовать.

Не желая получать нагоняй от сестры, Броди направился к крыльцу.

– Ладно, давай искать дырку от пули.


Лекси надеялась, что больше ничего не забыла – дольше оставаться на таком холоде просто не было сил. И она поспешила к дому. Все-таки до чего же присутствие Броди отвлекает от работы! До встречи с ним Лекси могла спокойно сосредоточиться на деле, а теперь только и знала, что представлять, как Броди дотрагивается до нее. Лекси безумно хотелось обнять его. Желательно – в постели. А что такого? Серьезные отношения Лекси сейчас заводить не собиралась, но почему бы не последовать совету Кэндис и не закрутить короткий роман удовольствия ради? Просто для того, чтобы вернуться в строй. Тогда легче будет выкинуть из головы и бывшего, и стажерку.

И вдруг Лекси врезалась в чье-то крупное мужское плечо и едва не упала. Правда, мужчина успел подхватить ее под локоть, зато сумка с образцами рухнула на тротуар. Да, сегодня Лекси была непростительно рассеянна. Сколько можно врезаться в других пешеходов?

– Извините, – пробормотала она.

– Нет, это я виноват. Внимательнее надо быть. Не ушиблись?

Одет мужчина был в пуховик с прорехой на левом рукаве и потертые, линялые джинсы, с краев которых уже свисала бахрома. Подняв голову, Лекси посмотрела ему в лицо. Отросшая щетина, ясные голубые глаза и давно не стриженные волосы, спускавшиеся ниже мочек ушей. Скулы четко очерчены, подбородок острый. Обычно, когда рисуют карикатуру, черты лица преувеличивают, но в его случае в этом не было бы необходимости – они и так были очень броскими и примечательными.

Несмотря на неряшливый вид, выглядел мужчина вполне безобидно, однако при взгляде на него у Лекси возникло неприятное чувство. Решив довериться интуиции, она рассудила, что разумнее будет поскорее уйти. Подняла сумку и посмотрела на крыльцо дома Уильямсов. Броди уже зашел внутрь.

– Ну, спасибо за помощь…

– Я вас здесь уже видел, – произнес мужчина.

Лекси отступила еще на шаг. Давай же, Броди, выходи. Вот так всегда – когда полицейские нужны, их нет. Мужчина мотнул головой, указывая куда-то на противоположный конец улицы.

– Я сосед, живу вон там. Вы, наверное, дизайнер?

Просто молча уйти было бы верхом грубости. Вдруг это эксцентричный миллиардер, которому требуются дизайнерские услуги? Возьмет да расскажет всем друзьям, что Алексис Вандербильт – хамка.

Изобразив натянутую улыбку, Лекси ответила:

– Да. А теперь прошу извинить, но меня ждут.

Последние слова Лекси прибавила специально – пусть знает, что она тут не одна.

– Конечно-конечно, – кивнул мужчина. – Только один вопрос – если тоже надумаю нанять дизайнера, как с вами связаться?

Обычно в таких случаях Лекси вручала визитку, но на этот раз сдержалась. В отличие от Филлипса, этот человек был совершенно не похож на местного жителя. Лекси принялась демонстративно рыться сначала в карманах, потом в сумке.

– Вот досада. Карточки забыла. Давайте сделаем так. Мне надо бежать, а вы пока запишите свой номер и прикрепите записку на дверь. Буду уходить – возьму.

Мужчина склонил голову набок и посмотрел на Лекси недобрым взглядом. Она еще больше почувствовала себя не в своей тарелке.

– До свидания.

На ходу доставая телефон, Лекси поспешила к дому Уильямсов. Оглянулась через плечо. Мужчина продолжал смотреть ей вслед. Лекси ускорила шаг и, не глядя под ноги, ушибла большой палец о выступающий край бордюра. К счастью, на этот раз не споткнулась. Мужчина между тем отвернулся и зашагал в ту сторону, в которой, по его собственным словам, жил. Может, Лекси зря так встревожилась? Наверное, ей просто передалась чрезмерная бдительность Броди. Фыркнув, Лекси поднялась по ступенькам на крыльцо. Зайдя в дом, расположилась на ковре цвета грязного снега и принялась раскладывать образцы. Кстати, здесь бы неплохо смотрелся ореховый паркет. А если бюджет не позволит, легко можно подобрать что-нибудь похожее, но подешевле.

Кто-то дотронулся сзади до ее плеча. От неожиданности Лекси потеряла равновесие и плюхнулась прямо на ягодицы. Да, элегантнее не придумаешь.

– Осторожнее, – произнес Броди. – Не ушиблись? Почему так долго не заходили?

Броди подал ей руку и помог встать. Пальцы у него были теплые, а прикосновения одновременно и мягкие, и уверенные. Да, гораздо приятнее, когда тебя поддерживает красавчик полицейский, а не какой-то подозрительный тип.

– Все нормально.

– У вас какой-то странный голос. Что случилось?

– Ничего, Броди. А сейчас позвольте вернуться к образцам.

– С кем вы разговаривали на улице?

Значит, все-таки видел.

– Понятия не имею. Просто шла, задумавшись, и врезалась в какого-то типа. Представился соседом.

Броди склонил голову набок и вгляделся в лицо Лекси.

– Он что-нибудь сказал?

– Да в общем-то ничего особенного. А что?

– До разговора с ним вы были в хорошем настроении, а теперь напряглись. Так что он сказал?

Вот это наблюдательность. Впрочем, чего еще ждать от копа?

Снова опустившись на корточки, Лекси продолжила раскладывать образцы.

– Дело даже не в том, что он сказал…

– А в чем?

Лекси пожала плечами:

– Этот человек знал, что я дизайнер и занимаюсь домом Уильямсов. А еще насторожила его одежда. Сегодня утром встретила одного соседа, и… – Лекси сделала неопределенный жест. – В общем, сразу было видно, что человек при деньгах. А этот… Куртка рваная, джинсы потертые, вид неопрятный. Хотя богатые, конечно, тоже бывают с причудами.

Броди протянул ей ручку и блокнот.

– Лекси, ни в коем случае не отмахивайтесь от интуиции. Это первая и основная ошибка. Давайте, нарисуйте его, пока не забыли.

– Броди…

– Пожалуйста.

Ах, какой взгляд! Кроткий, умоляющий. Броди манипулировал ею без зазрения совести, но Лекси была не против.

– Ручкой рисовать неудобно, – пояснила она и достала из сумки карандаш.

И, сев на ковер, принялась набрасывать «фоторобот» – характерные скулы, острый подбородок, взлохмаченные нестриженые волосы.

– А глаза были очень необычного голубого цвета. Такого… ледяного.

– Что у вас там? – донесся из коридора голос Дженны.

– Тише, не мешай! – велел сестре Броди.

Наконец Лекси закончила. Портрет вышел не идеальный, но достаточно похожий.

– Отлично. Этот «сосед» не говорил, где живет?

– Сказал, в другом конце улицы, но дом свой не показал и номера не назвал.

Броди кивнул и вырвал рисунок из блокнота.

– Ждите здесь. Скоро вернусь. Ни в коем случае не выходите из дома. Это вас обеих касается.

Дженна вздохнула:

– А сам-то ты куда?

Броди показал портрет:

– Искать этого парня.


Броди постучал в дверь соседского дома. По привычке полез за жетоном и только потом вспомнил, что не на службе. Еще один минус больничного – нельзя пользоваться ни служебным пистолетом, ни удостоверением. Дверь открылась, и на пороге показалась женщина средних лет, одетая в серые брюки и черный свитер с высоким воротом. Шею украшали жемчужные бусы. Для дома хозяйка была одета слишком нарядно. Да, кому-то не мешает поучиться расслабляться.

– Вам кого?

– Здравствуйте, мэм. Я детектив Броди Хэйуорд. Расследую убийство Джонатана Уильямса.

Момент был рискованный. Вдруг хозяйка попросит предъявить жетон? А если Броди его не предъявит, может и позвонить в участок. Тогда Броди ждет серьезный нагоняй от начальства.

– Надеюсь, убийцу скоро поймают, – проговорила женщина. – Такая неприятная история.

– Да, мэм. – Броди показал ей рисунок Лекси: – Взгляните на этого человека. Вы его знаете?

Ежась на ветру, женщина принялась сосредоточенно разглядывать фоторобот. Судя по нахмуренному лбу и поджатым губам, припомнить этого мужчину она не могла. А ведь в этом маленьком районе для богатых не так много домов и все друг друга знают…

– Нет, не узнаю. А кто это? Подозреваемый?

– Мы сейчас прорабатываем разные версии, – уклончиво ответил Броди.

Хозяйка пожала плечами:

– Ничем не могу помочь. В первый раз вижу.

– Все равно спасибо.

Броди продолжил обход, собираясь заглянуть в каждый дом. Даже после повышения он не брезговал сам выполнять эту так называемую «грязную работу». Конечно, ходить по домам осенью или летом было гораздо приятнее. Броди застегнул молнию куртки и ускорил шаг, чтобы согреться.

В следующих трех домах мужчину на рисунке тоже никто не узнал. Значит, или Лекси напутала, или неизвестный солгал. Первая версия маловероятна – Лекси девушка внимательная. Зато вторая, учитывая потрепанный вид «соседа», очень правдоподобна. Броди достал телефон и позвонил Лекси на мобильник – номер взял еще вчера, на всякий случай.

– Вы где? – спросила Лекси.

– Опрашиваю соседей. Тот мужчина точно сказал, что живет на противоположном конце улицы?

– Да.

– Обошел уже три дома, и никто его не видел. Сейчас пойду дальше и, если вашего знакомого так никто и не вспомнит, обращусь к охране. Если и они не узнают, будем выяснять, кто этот человек и как он узнал, что вы дизайнер и выполняете заказ миссис Уильямс.

Посетив всех соседей и поговорив с охраной, объезжавшей район на джипе, Броди вернулся в дом. Не успел он ступить на порог, как Дженна стремглав вылетела из кухни, выкрикивая ругательства. Кажется, из-за него она опаздывала на свою встречу. Но разве можно спешить, когда речь идет о расследовании убийства?

Со скоростью спринтера Дженна натянула пальто и принялась застегивать пуговицы.

– Ну как, нашел?

– Нет.

Тут раздалось цоканье каблуков, и в коридор выбежала Лекси. При одном взгляде на ее стройные ноги Броди окатило жаркой волной.

– Ни охрана, ни соседи этого человека не видели. Похоже, вы не ошиблись – он и впрямь здесь не живет.

Лекси испуганно замерла:

– Что, если это грабитель? Ходит, присматривается…

Броди цокнул языком.

– Какой-то бестолковый грабитель. Подошел к вам, принялся расспрашивать…

– Извините, ребята, – перебила Дженна. – Надо бежать, а то начальник мозг вынесет. Справитесь без меня?

– Значит, сначала притащила сюда, а теперь бросаешь?

Дженна чмокнула брата в щеку:

– Да-да, все понимаю. Извини. Просто дело очень важное.

– Ладно. Только будь осторожна. Я, конечно, параноик, но сегодняшний непонятный тип подошел к Лекси сразу после того, как вы закончили развешивать объявления.

Дженна помахала рукой на прощание:

– Все, побежала, а то рискую чем-нибудь в тебя запустить! Созвонимся.

Дженна выбежала за дверь, и Броди с Лекси снова остались наедине. Надо сказать, обоих это обстоятельство скорее порадовало.

– По-вашему, этот тип – сексуальный маньяк? – спросила Лекси.

– Вряд ли. Скорее увидел, как вы развешиваете объявления, и решил разведать обстановку. Этот человек что-то знает. Возможно, вы даже говорили с убийцей.

– О нет.

– Вот поэтому ваша затея мне и не понравилась. Этот тип не только в курсе, что вы регулярно бываете в доме Уильямсов – кстати, с этого дня больше сюда одна не приезжайте. Теперь ему вдобавок известен номер Дженны. Этот тип вел себя очень подозрительно. В лучшем случае он грабитель, а в худшем – сами понимаете. И даже не спорьте.

– Я и не собиралась.

Как же. Броди фыркнул. Лекси положила руку ему на плечо.

– Просто не хочется, чтобы кто-то постоянно здесь крутился и мешал работать.

– А убийцы вам, значит, работать не мешают?

– Все-все, поняла. Расслабьтесь, Броди.

Увы, расслабляться Броди просто не умел. Всегда был настороже. Только тут Броди понял, насколько повлияла на него профессия. А ведь он и впрямь сделался параноиком.

– О чем задумались?

Броди провел здоровой рукой по лицу. Сердце быстро билось. Он вздохнул.

– Понимаете, моя работа очень важна. Я помогаю людям. Но из-за нее начал смотреть на жизнь глазами полицейского. Каждый день всюду мерещатся какие-то заговоры.

Лекси приблизилась на шаг. Да, с такой женщиной Броди, пожалуй, сумел бы расслабиться…

– Броди… Можно на «ты»?.. Ты просто осторожный, – сказала она. – При твоей профессии это, пожалуй, даже плюс. Просто надо научиться отдыхать. – Лекси улыбнулась. – Получать удовольствие от жизни…

Броди снова окатила горячая волна, а вскоре он почувствовал эрекцию.

– Лекси…

Она устремила взгляд на его губы.

– Да?

– Лучше отойди.

– Что-то не хочется, – ответила Лекси, посмотрев ему в глаза.

Если это не намек, тогда что же? Чтобы окончательно проверить, Броди чуть наклонил голову. В ответ Лекси запрокинула свою. Да, ее намерения были предельно ясны. Не дав себе возможности засомневаться, Броди здоровой рукой обнял Лекси за талию. А потом поцеловал. Для начала – нежно. И – о боже! – как же это было потрясающе! До чего Броди хотел эту женщину! Лекси привстала на цыпочки, обхватила его шею и прильнула всем телом. Если бы не дурацкая перевязь, Броди бы ее просто растерзал. Его пальцы жадно впились в ее упругие ягодицы.

Между тем поцелуй становился все более страстным и глубоким. Блаженство было просто непередаваемое. Броди еще крепче прижал к себе Лекси. Та издала невнятный страстный стон. Чувствуешь, детка, как я тебя хочу? Броди просто не в силах был остановиться. Вдруг раздался какой-то пронзительный звук. Лекси отстранилась и простонала – на этот раз с досадой:

– Пристрелите меня кто-нибудь.

– Только через мой труп. Что это за звук?

– Специально выставила сигнал, чтобы напоминал о встречах. Через пятнадцать минут меня ждет другой клиент.

Только не это… Лекси отступила на два шага. Да, давненько у Броди не случалось такого облома.

– Извини, – сказала она. – Давай продолжим в другой раз.

Броди хотелось ответить – наплюй на встречу. Но нет, так нельзя. Да, жаль, что попалась такая ответственная девушка, а то бы…

Броди провел рукой по своей горячей щеке.

– Хорошо, договорились, – произнес он.

Оставалось надеяться, что до тех пор Лекси не передумает.


После встречи с врачом и его женой, жившими в многоэтажном доме на Золотом побережье, Лекси решила побаловать себя тайской кухней. Конечно, супруги еще не определились с выбором дизайнера, но или Лекси очень ошибалась, или жена уже приняла решение. А если Лекси обставит одну квартиру в этом доме, можно рассчитывать на другие заказы.

Похоже, совсем скоро удастся нанять ассистента. После ужина Лекси решила проглядеть скопившиеся резюме и наметить подходящих кандидатов. Она уже провела несколько собеседований и предварительно отобрала двоих. Почему бы не подумать о расширении бизнеса?

Лекси сегодня везло – вдобавок удалось припарковаться близко к дому. Она жила в коттедже в Бактауне. Но Броди все равно остался бы недоволен. Сказал бы, что с полными вещей и покупок руками Лекси – идеальная мишень для уличного грабителя. Хотя Бактаун считался относительно спокойным районом, Лекси принялась оглядываться, но в темноте никого не заметила.

Раньше в Бактауне жили польские эмигранты, занимавшиеся разведением коз, а сейчас это был богемный район, населенный музыкантами и художниками. Лекси сразу привлекла эта творческая культурная атмосфера. А стоило увидеть коттедж, и она была покорена окончательно. Дом был маленький – всего девятьсот квадратных футов. Старый хозяин умер, и его сын, живший на Западе, решил продать коттедж. Лекси приобрела его по сниженной цене и взялась привести в порядок. Вместе с домом Лекси достался набитый хозяйскими вещами гараж. У Лекси руки чесались их разобрать, однако прошло уже два года, а она все никак не могла взяться за это дело.

Направляясь к своему коттеджу, Лекси заметила на скамейке у двери мужской силуэт. Сразу вспомнились наставления Броди. Лекси уже приготовилась отшвырнуть и портфель, и пакет из тайского ресторана и кинуться наутек. Сердце быстро забилось, дыхание перехватило. Лекси не в силах была сдвинуться с места. Как же она будет убегать?

– Это я, – вдруг произнес мужчина, – Броди.

Лекси облегченно вздохнула. Портфель и пакет сами собой выскользнули из рук. Лекси согнулась, бессильно опершись о колени.

– Броди! Разве можно так пугать?

Он встал:

– Извини. Просто…

Лекси подняла портфель.

– Ладно, не оправдывайся. Сама знаю – надо включать свет перед домом. Обычно у соседей, Янсенов, свет всегда горит, а сегодня почему-то нет.

– Установи хотя бы датчик движения.

Лекси улыбнулась в темноте. Да, осторожность Броди не знает границ. Впрочем, после этого маленького инцидента Лекси склонна была думать, что датчик движения – не такая уж плохая идея. Лекси поставила портфель и пакет на скамейку, с которой только что встал Броди.

– Зачем стоять на холоде? Сейчас найду ключ и зайдем в дом. Только не нуди, что ключ надо было доставать заранее. Я бы с удовольствием, но не могла – руки были заняты.

– Это для твоего же блага.

Лекси вздохнула:

– Заботливый мужчина – это приятно, однако во всем хороша мера. Как ты узнал, где я живу?

Броди бросил на нее выразительный взгляд.

– Согласна, глупый вопрос. Ты же детектив. Можешь не отвечать. Так зачем ты пришел?

– Э-э… хотел извиниться.

Лекси открыла дверь и включила в коридоре свет.

– За что?

Броди взял портфель и пакет и занес в дом.

– Когда ты рассказала про мужчину, притворявшегося соседом, я на тебя напустился… повел себя некрасиво…

Ах вот он о чем. Лекси уже и думать забыла.

– Это Дженна тебе подсказала извиниться?

Броди улыбнулся:

– Ну, может, сестрица и предлагала что-то подобное…

– Что конкретно сказала Дженна?

– Что со своей манерой покомандовать я веду себя как полный козел и поэтому должен перед тобой извиниться.

– Круто.

– Да. У нас в семье народ прямой.

– Это я уже поняла.

Они зашли внутрь. Лекси взяла у Броди пакет с едой.

– Оставь портфель у двери и проходи в гостиную, – велела она.

Броди сунул руки в карманы и принялся разглядывать комнату. Лекси вообще заметила за ним привычку внимательно осматриваться по сторонам. Должно быть, это профессиональное.

– Классно тут у тебя, – сказал он. – Сама дизайном занималась?

– Разумеется. С этого дома началась моя карьера.

Броди сел на диван и откинулся на спинку.

– Удобный! Мне бы такой.

Принимая в расчет, какова цена этого дивана, зависть Броди была вполне оправданной.

– Нравится? Кстати, он мне достался бесплатно.

– Серьезно?

– Да. Я подала заявку на участие в конкурсе журнала «Хоум дизайн». Заняла второе место в категории «Маленькие пространства». До сих пор думаю, что заслуживала первого, но ничего не поделаешь. Так вот, договорилась с мебельным магазином, что они будут меня спонсировать. Тогда-то мне и подарили этот диван. А когда прошла в финал, покупателей в магазине сразу прибавилось. Как видишь, сделка оказалась взаимовыгодной. Обожаю этот дом.

– Молодец, – произнес Броди, глядя ей в глаза.

– Неплохо для легкомысленной дизайнерши, а?

Броди вскинул руки:

– Понял, понял. Больше ни слова о твоей профессии.

Кухня была продолжением гостиной. На две части помещение разделяла барная стойка. Туда Лекси и положила пакет.

– Спасибо. Осталось только привести в порядок гараж. Собираюсь обустроить там офис.

– Тут есть гараж?

– Сзади, у входа в переулок. Ты ужинал? Я тут купила тайской еды.

– Пока нет, но ты не стесняйся.

– Не волнуйся, всегда беру побольше, с запасом. Так что на двоих хватит.

Встав с дивана, Броди прошел на кухню. Он не сводил с Лекси глаз. Она почувствовала себя неловко.

– Что ты так смотришь?

Броди пожал плечами:

– Приятно посмотреть на красивую девушку. – Он указал на пакет: – Помощь нужна?

С одной стороны, Броди делал комплименты, а с другой – вел себя так, будто между ними ничего не было. А как же страстный поцелуй?.. Лекси понятия не имела, как себя вести. Притворяться, будто равнодушна к Броди? Лекси отвернулась, боясь, что не сумеет избежать соблазна и кинется на него так, что повредит вторую руку.

– Ты садись, а я достану посуду. Я буду пить воду. А тебе чего налить?

– Тоже воды. Спасибо.

Лекси достала из холодильника две бутылки, а из посудного шкафчика – два стакана.

– Ну как, нашел следы?

– В смысле, от пули? Нет. Гипсокартон поменяли. Впрочем, даже если бы и обнаружил что-нибудь, не знаю, как бы мне это помогло.

– По-моему, что-то в обстоятельствах дела тебя настораживает.

– Не знаю. Может быть.

Лекси рассмеялась. Ох уж эти мужчины.

– Если не ошибаюсь, во время первоначального расследования полицейские решили, что мистера Уильямса застрелил грабитель.

– Да. Окно в постирочной было открыто, вот они и предположили, что преступник влез через него.

– А ты, значит, не согласен?

– Не то чтобы не согласен. Кстати, спасибо за рисунок места преступления. Очень точно получилось. У тебя прямо талант. Впрочем, неудивительно – при твоей-то работе. Единственное, про что мы с тобой забыли, – разбитое стекло на полу. О нем было написано в отчете. Впрочем, ошибка моя, а не твоя – ты ведь этих документов не видела.

Лекси улыбнулась:

– Дело не только в таланте. Просто от меня не ускользают детали. Часто обращаю внимание на то, чего не замечают другие.

Броди задумчиво взглянул на нее.

– Что такое?

– Стекло на полу…

– Что там со стеклом? Садись ужинать.

Лекси поставила миски на барную стойку. Броди опустился на стул с высокой спинкой и уставился в потолок.

– На фотографиях с места преступления окно, через которое предположительно проник в дом убийца, открыто. Дверь, ведущая на улицу, находится слева от окна. – Броди принялся активно жестикулировать. – А на полу – осколки разбитого стакана.

– Может, пусть этим делом Дженна занимается? Его ведь ей поручили, а не тебе.

– Вообще-то да, но сегодня она мне позвонила и пожаловалась, что ее завалили работой. Причем платной работой. Я пообещал помочь. Посмотрим, что из этого выйдет.

– Какой ты хороший брат.

Броди озорно улыбнулся. Глядя на эту улыбку, Лекси почувствовала, как сердце ее постепенно оттаивает.

– Спасибо. Стараюсь. Хотя иногда сестрица меня ужасно бесит.

Лекси села рядом с Броди. Пусть рассуждает про битое стекло сколько хочет, но она не ела с утра и срочно должна подкрепиться.

– Стакан… – повторил Броди.

– Что – стакан?

Броди потянулся за одним из стаканов:

– Ну-ка, встань.

Прощай, ужин. Лекси все же успела запихнуть в рот вилку лапши и исполнила распоряжение Броди. Он протянул ей стакан.

– Ты будешь жертвой, – проговорил он, – а я – преступником. Держи стакан. – Броди подошел к двери. – Допустим, я захожу через эту дверь.

Он выскочил на улицу, а через несколько секунд распахнул дверь с такой силой, что она ударилась о стену. Лекси от неожиданности подпрыгнула и расплескала воду.

– Броди! – Она поставила стакан на стойку и принялась отряхиваться. – Хоть бы предупредил!

За сегодняшний вечер он напугал ее уже во второй раз.

– Именно на такой эффект я и рассчитывал.

Лекси схватила салфетки и принялась вытирать руку.

– На какой? Чтобы я сама себя окатила?

– Где стакан?

Лекси закатила глаза и наклонилась, чтобы вытереть воду с пола.

– На стойку поставила.

– Вот именно. Поставила. Если бы Уильямс услышал, как в постирочную посреди ночи пробрался вор, неужели отправился бы туда со стаканом в руке?

– Не знаю. Может, Уильямс услышал, как в дом лезет злоумышленник, когда пошел на кухню попить воды?

– Возможно. Только тогда он оставил бы стакан на кухне. Подумай сама. Как обороняться от грабителя со стаканом в руке? Разве что плеснуть воды ему в лицо. Но это прием неэффективный. Тогда почему Уильямс зашел в постирочную со стаканом? Что это означает?

Лекси поняла, что рассуждения Броди рискуют затянуться, поэтому села и принялась есть.

– Понятия не имею.

– Уильямс не думал, что ему грозит опасность. Он ждал этого человека.

– Значит, они с убийцей были знакомы.

Броди вскинул руку.

– Да. Согласно результатам вскрытия, убийство произошло после одиннадцати часов. Подумай, кто мог прийти к Уильямсу в такой поздний час?

Любовница. Или… О нет.

– Ну же, Лекси. Я ведь вижу, что ты догадалась.

– Скорее всего, кто-то из близких… малознакомые по ночам в гости не ходят… какой-нибудь родственник…

– Или жена.

Угрожающе прищурившись, Лекси подняла палец:

– Полицейские проверяли членов семьи, но никого из них не заподозрили.

Броди сел обратно на стул, погладил Лекси по колену и взялся за еду. Прикосновение было ласковым. Лекси к таким нежностям не привыкла. Родители уделяли дочке мало внимания, а бывший жених-изменник считал подобные выражения привязанности ненужными.

– Среди опытных полицейских много зашоренных людей. Сразу хватаются за привычные шаблоны, а мыслить творчески и рассматривать разные версии не хотят. Увидели открытое окно и сразу рассудили, что убийца влез через него. А значит, с Уильямсом расправился грабитель. Все, дело закрыто.

– Приятно слышать.

Броди пожал плечами:

– Так бывает. Но никто не делает это специально. Хотя, конечно, всякое случается.

Да, все веселее и веселее. Лекси посмотрела Броди в глаза.

– И что теперь?

– Как – что? Нанесу визит вдове и близким друзьям Уильямса, расспрошу, кто часто бывал в доме. – Встав, Броди чмокнул Лекси в губы. – Ну, мне пора. Спасибо за ужин.

– Ты же почти ничего не съел.

– Знаю, но долг зовет. Что-нибудь узнаю, позвоню.

Глава 7

Рано утром в понедельник Лекси стояла в дверях спальни мистера и миссис Уильямс и наблюдала, как Нэйт снимает ковролин цвета грязного снега. В этой семье определенно любили бежевый, причем предпочтение отдавали самому некрасивому его оттенку.

К счастью, других дел, требующих пристального внимания Лекси, сегодня не предвиделось. Две ночи она провела ворочаясь без сна и вспоминая, как Броди поцеловал ее на прощание. Причем дело было не только в простом влечении. Броди чмокнул ее так, будто они давно живут вместе и для них это обычный способ прощания. На Лекси этот поцелуй подействовал самым удивительным образом. Из-за него она весь вчерашний день избегала Броди, ссылаясь на занятость. Отчасти Лекси говорила правду, но дело было не только в необходимости закончить работу в срок.

Лекси привыкла считать мужчин обманщиками, доверять которым нельзя. Стоит расслабиться и утратить бдительность, как сердце твое будет безжалостно разбито.

– Непорядок, – пробормотал Нэйт.

О чем это он?

– Плинтус отстает. Надо заменить.

Нэйт оторвал от стены маленький кусочек плинтуса и бросил в гору мусора.

– Странно, – произнесла Лекси. – Весь плинтус держится крепко, а этот маленький кусок отстает?

Лекси присела на корточки:

– Кто-то разрезал эту часть плинтуса пополам.

Но зачем? Вдруг здесь есть тайник? Охваченная любопытством, Лекси даже не побоялась испортить белоснежные брюки. Улеглась прямо на живот и прижалась щекой к ковролину. Ничего, запачкается – съездит домой и переоденется.

Действительно – в стене была проделана маленькая ниша. Но внутри ничего разглядеть не удалось: слишком темно.

– Посветите, пожалуйста.

Нэйт послушно достал фонарь. Так-то лучше. Среди паутины Лекси разглядела маленькую черную записную книжку. Загадка решена.

– Что там?

– Похоже на карманный ежедневник.

Лекси протянула было руку, но потом замерла в нерешительности. Судя по количеству паутины, сюда давно уже никто не заглядывал, а значит, книжка вряд ли представляет интерес. И все-таки проверить не помешает. Лекси запустила руку в тайник. Пальцы сразу облепила паутина. Преодолевая отвращение, она выудила книжку из потайного места и принялась смахивать пыль с искусственной кожи.

Записи обнаружились только на нескольких страницах. Одно из двух – или хозяину было лень вести ежедневник, или он вел очень скучную жизнь. Лекси принялась перелистывать книжку, пока не дошла до декабря – месяца, когда Джонатан Уильямс был убит. На странице, сверху которой значилось «16 декабря», кто-то – предположительно, сам Уильямс – написал слово «уборка», а под ним – чикагский телефонный номер. Неужели Лекси обнаружила нечто важное? Тогда зря она сразу схватилась за книжку. Теперь наоставляла на ней отпечатки пальцев. Лекси снова засомневалась, правильно ли поступила. Наверное, лучше было позвонить Броди. Впрочем, какой теперь смысл об этом размышлять?

– Что там? – спросил Нэйт.

– Ежедневник.

– Уильямс его в стене прятал? – Нэйт взглянул на книжку через плечо Лекси. – Наверное, не хотел, чтобы жена нашла.

– Они ведь разошлись.

– Но до этого-то вместе жили. Наверное, тогда Уильямс и устроил этот тайник.

Типичное мужское рассуждение.

– Думаете, жена не заметила бы, что плинтус распилен?

Нэйт пожал плечами:

– Вы же не заметили, а ведь это ваша работа – обращать внимание на такие вещи. И вообще, может, его какая-нибудь мебель загораживала.

Да, у мужчин на все ответ найдется. Лекси показала ему декабрьскую запись.

– Как по-вашему, что значит слово «уборка»? Уиль ямс собирался нанять домработницу?

– Не знаю. Позвоните по этому номеру. Спорим, ответит женщина. Точно вам говорю – этот Уильямс ходил налево.

Что ж, посмотрим, кто прав. Лекси достала из кармана мобильный телефон.

– Диктуйте номер, а я буду набирать. Спорим на обед, что вы ошибаетесь.

К телефону подошли после трех гудков:

– Алло.

Голос был низкий, хриплый и определенно мужской. А главное – очень знакомый.

– Говорите, – настаивал мужчина.

Это определенно был тот самый подозрительный тип, который вчера встретился Лекси рядом с домом Уильямсов. Лекси испуганно застыла. Надо срочно дать отбой. Дрожащим пальцем она нащупала кнопку и прервала звонок.

– Значит, мужчина, – произнес Нэйт. – Так-так, интересно. Но, как бы там ни было, обед доста ется вам. – Нэйт внимательно вгляделся в ее лицо. – Что-то вы побледнели.

Побледнеешь тут. Надо скорее бежать из этого дома, пока этот тип не догадался, что ему звонила Лекси, и не пришел за ней сюда.

– Все нормально. Просто… надо позвонить. Справитесь без меня?

– Конечно. Закончу – позвоню.

Покачиваясь на высоких каблуках и стараясь не упасть, Лекси поспешила вниз по лестнице. Впрочем, она не знала, чего больше опасаться – того, что споткнется, или реакции Броди, когда тот узнает, что Лекси звонила по этому номеру? И ушибы, и лекция о правилах предосторожности одинаково не внушали энтузиазма.

У подножия лестницы Лекси остановилась, уставившись на дверь, и тут испуганно ахнула. Что, если этот тип подкарауливает ее рядом с домом? Нет, из дома сейчас выходить нельзя. Здесь, по крайней мере, ее не даст в обиду Нэйт.

Страшно представить, что устроит Броди, когда узнает новость. Тут цепочка на двери звякнула. Он! Но как этот человек узнал, что звонила Лекси?

– Нэйт!

Лекси пятилась, пока не уперлась в нижнюю ступеньку. Дверь приоткрылась, и на порог шагнула мужская нога в ботинке. Взгляд Лекси скользнул вверх по джинсовой штанине к поношенной кожаной куртке… так, эта вещь Лекси знакома. А заметив руку на перевязи, она вздохнула с огромным облегчением.

– Броди!

Он просунул голову в образовавшуюся щель:

– Привет.

Лекси прижала ладони к вискам. Слава богу, он пришел!

– Звали?! – крикнул сверху Нэйт.

– Извините! – откликнулась Лекси. – Ложная тревога.

Она повернулась к Броди:

– До чего же рада тебя видеть!

Тот улыбнулся:

– Какое приятное приветствие. Только видок у тебя не слишком радостный.

– Сейчас ты будешь очень на меня сердиться. Заранее прошу прощения. Уф…

– Что же ты такого натворила?

Готовясь к строгой нотации, Лекси протянула Броди ежедневник. Он уставился на книжку.

– Что это?

– Нашла наверху, в тайнике за плинтусом. Знаю, не надо было его трогать. Извини.

Броди сосредоточенно наморщил лоб, но ежедневник брать не стал. Вместо этого полез в сумку и достал пару латексных перчаток. От этого молчания Лекси стало еще больше не по себе, чем от упреков.

– Тут есть одна запись… относится к шестнадцатому декабря…

– Так-так.

– Там указан телефонный номер.

Натянув перчатки, Броди принялся перелистывать страницы.

Что ж, пора признаваться в содеянном. Сейчас или никогда.

– Я звонила по этому номеру.

– Так и знал, что ты это скажешь, – тихим, ровным голосом произнес Броди.

От такого тона Лекси передернуло. Лучше бы язвил или принялся читать очередную лекцию о правилах безопасности. Или даже наорал. А это хладнокровие пугало.

– Прости. Я не подумала. Мы с Нэйтом спорили, почему Уильямс спрятал этот ежедневник. Нэйт решил, что у него там записаны номера любовниц.

– Вряд ли.

– Вот и я так подумала. А чтобы показать Нэйту, что он не прав, взяла и набрала номер. Глупо, конечно…

– Да, не очень разумно. В этом доме произошло убийство, и что угодно может оказаться важной уликой.

Опять наставительный тон. Отлично! Сразу легче стало.

– Сама знаю, сваляла дурака.

Броди вскинул руку в перчатке:

– Ладно, это обсудим потом. Значит, ты набрала номер из ежедневника.

– Да.

– И кто подошел к телефону? Женщина?

– Нет, мужчина. Я сразу узнала этот голос.


Она сразу узнала голос. Да, этого Броди услышать не ожидал. Правда, остается вопрос, действительно Лекси узнала голос или просто обозналась. Лекси стояла на нижней ступеньке лестницы так, что они с Броди смотрели друг другу глаза в глаза. Только на этот раз в глазах Лекси не было упрямой искорки. Только страх.

– Успокойся. Не нервничай. Значит, голос показался тебе знакомым?

– Не просто показался. Говорю же – сразу узнала. Ответил тот самый подозрительный тип, который вчера со мной разговаривал.

Черт возьми. Тут Броди и сам занервничал, но Лекси в этом признаваться не собирался. Просто усадил ее на ступеньку, а сам расположился рядом.

– Уверена?

– У него очень своеобразный хриплый голос.

– Понятно.

Броди открыл ежедневник на странице, вверху которой значилось число «16 декабря». Прочел слово «уборка». Это может значить что угодно. Уильямс хотел нанять домработницу. Или прибраться самостоятельно. А может, Джонатан задумал кого-то убрать?.. То есть убить? Но если это номер киллера, которого собирался нанять Уильямс – с кем он задумал расквитаться, оставалось только догадываться, – почему тогда прикончили самого Джонатана? Надо найти владельца этого номера, и быстро.

Особенно это важно теперь, когда у него в телефоне сохранился номер Лекси. Броди провел ладонью по лбу.

– С чьего телефона звонила – своего или Нэйта?

– Со своего.

– Так и знал.

– Прости.

– У меня от твоих выходок крыша едет. – Броди взмахнул ежедневником. – Попробуй для разнообразия хоть немного думать о последствиях, прежде чем предпримешь что-то подобное.

– Я и сама все понимаю.

– Что-то не похоже. Теперь этот тип, если захочет, сможет узнать, где ты живешь.

Лекси прикрыла глаза.

– Ведь чувствовала же, что не надо звонить по этому номеру! Надо было слушать интуицию. Еще раз извини.

– Ладно, что сделано, то сделано. Не беспокойся, как-нибудь выкрутимся. Только, если опять что-нибудь найдешь, ни в коем случае не трогай. Это может затруднить расследование. Сразу звони мне, договорились?

Лекси кивнула:

– Хорошо.

– Вот и прекрасно. А теперь надо выяснить, что это за номер.

– Может, в полицию сообщить?

– Пока для этого нет оснований. Нас просто не станут слушать. Вдруг окажется, что Уильямс с этим парнем в покер играл или еще что-нибудь в этом роде?

– Ты ведь занимаешься расследованием неофициально. Как же узнать, кому принадлежит номер?

Осторожно, вот как. Броди вскочил со ступеньки, взял сумку с ноутбуком и отправился на кухню.

– Интернет творит чудеса. Не поверишь, сколько можно узнать, располагая только кредитной картой и доступом во Всемирную сеть. Остается надеяться, что в компании, которая предоставляет нашему подозрительному типу услуги сотовой связи, у меня есть знакомые.

– И что потом?

– Выясним имя и проверим, попадал ли наш субчик в поле зрения полиции. Если парня когда-нибудь обвиняли в убийстве – вот он, подозреваемый!

Броди положил сумку на кухонный остров, здоровой рукой вытащил ноутбук и включил его. Вчера вечером Броди не спалось. Дженна была так занята, что дозвониться до нее и узнать номер миссис Уиль ямс, чтобы расспросить вдову о друзьях мужа, не получилось. Поэтому Броди включил компьютер и принялся сканировать все отчеты по делу Уильямса. Если с бумагами что-то случится, у него, по крайней мере, останутся копии. Броди всегда соблюдал предосторожность. Такая уж у него была натура.

Лекси стояла рядом с Броди. Откровенно говоря, ее близость отвлекала и вызывала совершенно неуместные мысли.

– Ну-ка, продиктуй номер.

Лекси выполнила распоряжение. Вбив цифры в строку поисковика, Броди принялся изучать результаты. Конечно, проще было бы позвонить коллегам в участок, но Броди занимался этим расследованием в свободное от основной службы время. Конечно, можно свалить все на втянувшую Броди в это дело Дженну, но полицейское начальство вряд ли воспримет такие оправдания всерьез. Кстати, о Дженне…

– Позвоню-ка лучше сестре. Так будет быстрее.

Схватив мобильник, Броди набрал ее номер и попал на голосовую почту. Тогда отправил ей нужный телефон в эсэмэске, предварительно изложив свою просьбу.

– Результат будет через десять минут.

– Так быстро?

– Дженна профессионал.

Мобильник зазвонил через шесть минут.

– Привет. Как успехи? – спросил Броди сестру, подойдя к телефону.

Не здороваясь, Дженна сразу перешла к делу:

– Номер принадлежит мужчине по имени Эд Лонг. Живет в Вест-Сайде. Ну, и кто это такой?

– Не знаю. Лекси нашла в доме Уильямсов ежедневник. Угадай, под каким числом значится номер этого Эда Лонга? Шестнадцатое декабря.

– Ничего себе! День убийства!

– Именно. Надо разыскать этого типа и проверить, что за ним числится.

– А я думала, ты не хочешь, чтобы начальство узнало про твое расследование.

– Да, не хочу. Поэтому и собираюсь попросить отца встряхнуть старые связи. Скинь мне эсэмэской адрес Лонга. Мы с Лекси для начала нанесем мистеру Лонгу визит и проверим, тот ли это подозрительный тип, который с ней разговаривал.

Нанести визит?.. Предполагаемому убийце?..

– Мы что, поедем к нему домой?

– Естественно, – отозвался Броди. – Надо проверить, тот ли это тип. И действительно ли он проживает по указанному адресу. – Он снова повернулся к ноутбуку. – Давай поищем про него что-нибудь в Интернете.

– Поищем в Интернете?..

– Ты все мои фразы повторять собираешься? Забавная ты все-таки.

– Лучше быть забавной, чем убитой, красавчик. Понял, к чему клоню?

– Не бойся. Я пойду один, а ты останешься в машине.

Броди отвернулся от ноутбука и нежно, медленно провел кончиками загрубевших пальцев по щеке Лекси. Пожалуй, она могла бы привыкнуть к таким ласкам…

– Броди…

– Ты ведь понимаешь, что я не позволю этому подонку причинить тебе вред?

Конечно, понимала. Такой уж Броди человек – всех вокруг старается защищать и оберегать.

– Знаю, но все равно нервничаю. Неприятно, что этот тип, похоже, обо мне знает больше, чем я о нем.

– Вот почему нам так важно его выследить. – Броди снова устремил взгляд на экран ноутбука. – Всегда ищу о подозреваемых информацию в Интернете. Там иногда попадаются интереснейшие вещи. К сожалению, Эд Лонг – имя распространенное. Надо сузить круг поиска. – Броди припечатал «Эд Лонг Чикаго штат Иллинойс». – Посмотрим, что получится.

– Может, продолжишь меня… подбадривать? Все лучше, чем ехать на встречу с убийцей.

Броди провел рукой по ее бедру. Как жаль, что вторая рука на перевязи…

– Обещаю, все будет хорошо. И вообще, вдруг этот тип – безобидный воспитатель в детском саду? Тогда зря мы вообще так всполошились.

Лекси шагнула к Броди. Приятно было ощущать его тепло и силу. С этим мужчиной она чувствовала себя в безопасности.

– Лекси?

Надо сменить тему. Впрочем, учитывая ситуацию, вопросов для обсуждения более чем достаточно.

– Надеюсь, я не стерла с ежедневника какие-нибудь важные отпечатки?

– Ничего, разберемся. Может, эта книжка вообще не Уильямсу принадлежала. Вдруг осталась от предыдущего владельца?

Лекси скорчила гримасу:

– Да уж, конечно.

И вдруг насмешливая ухмылка исчезла с лица Броди. Взгляд его сделался пристальным, внимательным. На Лекси он подействовал еще сильнее, чем обаятельная озорная улыбка. Интересно, о чем Броди сейчас думает? Увы, мужчины не только лживы и коварны. Часто они говорят прямо противоположное тому, что хочет услышать женщина. В любом случае Лекси была не в силах сопротивляться чарам Броди.

Тот придвинулся поближе и склонил голову.

– Надеюсь, ты уже заметила, какие чувства я к тебе испытываю.

– Н-нет… не знаю, о чем ты… то есть…

– Хватит.

– Что – хватит?

– Болтать. Просто ответь – да или нет?

– Да. А теперь ты подтвердил, что я не ошиблась.

Броди улыбнулся:

– Если, к примеру, приглашу тебя поужинать, ты согласишься?

– Может быть. Но сначала надо закончить работу над проектом.

– Дурацкий проект.

Лекси подошла ближе. Воротник пиджака Броди оказался всего в паре дюймов от ее губ. Она ощутила приятный, свежий запах мыла. Лекси вдохнула этот аромат полной грудью. До чего же хорошо, когда Броди рядом.

– Пожалуйста, не обижайся. У меня сейчас полный цейтнот. Как раз ищу ассистента, чтобы стало полегче, но, если не продам этот дом, просто не смогу себе позволить нанять сотрудника. Сплю по четыре часа в день. Мне надо зарабатывать репутацию, поэтому позволить себе отказывать клиентам не могу. Еще несколько важных заказов – и дело в шляпе. Это моя мечта. Хочу быть сама себе хозяйкой.

И не зависеть от обманщиков-мужчин.

– Понимаю. Но поесть ведь тоже надо.

– Ем, не отвлекаясь от работы.

Броди снова повернулся к ноутбуку.

– Хорошо. Тогда сегодня вечером привезу ужин к тебе. По-моему, отличная идея.

– Броди…

– Да или нет, Лекси. Просто да или нет. – Броди наклонился к ее уху. – Обещаю, что буду вести себя хорошо.

От этого шепота желание Лекси только усилилось. Нет, надо срочно возвращаться к делу, иначе она рискует совершить какую-нибудь глупость. Например, снова поцелует Броди. Причем с огромным удовольствием.

– Да. Хорошо. Э-э… значит, ужинаем вместе…

Да, Лекси, ты прямо мастер слова.

– Отлично, – кивнул Броди. – А теперь вернемся к работе, а иначе рискую предложить тебе заняться чем-то непристойным прямо на этом кухонном острове.

Броди повернулся к ноутбуку и уставился на экран.

– Ничего себе!

– Что там такое?

Броди открыл статью шестилетней давности из чикагской газеты.

– Фотографии нет, но если наш Эд Лонг и человек, про которого тут пишут, одно лицо, он был осужден за ограбление. – Броди присвистнул. – Отсидел три года.

– Ой!

– Только без паники. Убийств он не совершал, да и в нападениях замечен не был. Похоже, Эдом Лонгом руководит исключительно жажда наживы.

Броди достал блокнот и принялся записывать.

– А теперь надо проверить адрес, который раздобыла Дженна. Действительно ли Эд Лонг живет там, и тот ли он, кто нас интересует. Если окажется, что да, нужно встретиться с адвокатом Лонга. Конечно, у этих ребят нет привычки откровенничать о делах клиентов с полицейскими, но, возможно, кое-что узнать все же получится.

Неужели Лекси настолько важен этот заказ, что она готова отправиться на встречу с возможным убийцей? Нет, не настолько. Хотя… Если Лекси сейчас отправится к Эду Лонгу вместе с Броди, это может помочь расследованию, и тогда оно завершится быстрее.

– Хорошо, поехали, – наконец кивнула она.

– Вот и прекрасно. – Броди ободряюще сжал ее локоть. – Не волнуйся, все будет хорошо. Уж я об этом позабочусь.

– Я тебе доверяю. А ведь, между прочим, на меня это не похоже.

– Правда? А я думал, ты доверчивая.

– В каком-то смысле – да. Я доверяю людям, пока они не обманут мое доверие. Но я не настолько глупа, чтобы, к примеру, вручать незнакомому человеку все свои сбережения. Но ты – совсем другое дело. Тебе бы я свои кровные доверила без колебаний. Это и смущает.

Откровенно говоря, Лекси это обстоятельство не просто смущало, а беспокоило. Вдруг наверху раздался грохот. Лекси вскинула голову, надеясь, что раковина не провалилась сквозь потолок.

– Все нормально! – прокричал сверху Нэйт.

– Спасибо! – Лекси снова повернулась к Броди. – Только дыры в потолке не хватало.

– Можно задать вопрос?

– Конечно.

– Сколько тебе лет?

– Двадцать девять.

– Ничего себе!

– В каком смысле?

Броди закрыл ноутбук и убрал его в сумку.

– В хорошем. Всего двадцать девять, а уже руководишь подрядчиками, у которых рабочий стаж больше, чем твой возраст. Ты очень уверенная в себе и бесстрашная. Такую женщину редко встретишь. Ты меня восхищаешь. Вот потому и удивляюсь, почему ты, такая смелая, не хочешь мне довериться. Впрочем, возможно, ты вообще никого не подпускаешь к себе близко.

– Одного подпустила. Мы были помолвлены, но год назад расстались.

– Серьезно?

– Как-то шла мимо ювелирного магазина и увидела в витрине просто потрясающее обручальное кольцо. А магазин был всего в нескольких кварталах от офиса моего жениха. Вот и решила заскочить, рассказать про находку. – Лекси печально улыбнулась. Как же она тогда была счастлива! Бежала со всех ног, спеша сообщить хорошую новость. – В общем, такого счастья не испытывала ни до, ни после.

– А жених что?

Вспоминая дальнейшее развитие событий, Лекси помрачнела.

– Про кольцо так и не рассказала. Не было возможности. Зашла в его кабинет, а он там со стажеркой.

– Вот это удар.

– А главное, до чего банально…

– И впрямь некрасиво.

– Почувствовала себя такой униженной. – Лекси всплеснула руками. – Как это вообще возможно? Изменил он, а со стыда сгораю я!

Сильной, горячей рукой Броди погладил ее по щеке.

– И как ты поступила?

Лекси пожала плечами:

– Просто выбежала из кабинета. Оставила дверь нараспашку, чтобы все видели, что произошло, и кинулась прочь. Я, конечно, была сражена наповал, но не собиралась закатывать истерику на глазах у всего офиса. Дотерпела до дома, и уж там наревелась как следует. А потом ужасно разозлилась. Собрала его вещи, все до единой, и отправила эсэмэску. Сообщила, что выставлю его барахло за дверь в восемь часов. Пусть приезжает и забирает. А потом удалила этого типа из телефонной книжки.

Броди рассмеялся:

– Идеально! Простенько, но со вкусом.

– Согласна. Вообще-то давно его простила, но того, как он меня предал, забыть не смогла.

– Не думаешь, что разорвала отношения слишком опрометчиво?

Лекси пожала плечами:

– Даже не знаю.

– Этот мужчина изменил тебе. Так что поделом. Если у твоего бывшего жениха есть хоть капля ума, он извлек из этого случая полезный урок. И все-таки не понимаю таких парней. Я, конечно, и сам не святой. И на женщин заглядываюсь, и к сексу неравнодушен. Но если уж решил жениться и создать семью, разве можно так рисковать? А хочешь веселиться, наслаждайся холостяцкой жизнью, вот и все.

Лекси рассмеялась:

– Для брутального мачо ты удивительно хорошо понимаешь женщин, Броди Хэйуорд.

Броди состроил гримасу:

– Это комплимент или намек, что я не мужчина?

– Конечно, мужчина. Еще какой! Просто ты очень понимающий. Многим мужчинам трудно представить себя на месте женщины. А твоя проницательность приводит меня в такой восторг, что я готова прыгнуть к тебе в постель прямо здесь и сейчас.

– Э-э… прошу прощения, – раздался голос Нэйта.

Лекси обернулась. И лицо, и шею залил жаркий румянец смущения. Нэйт прекрасно понял, что происходит, но, будучи человеком тактичным, уставился на молдинг над дверью и провел по нему рукой.

– Надо бы поменять.

Что верно, то верно. Между тем стыдливый румянец начал постепенно сходить. Но тут Броди положил руку ей на талию. Еще один милый, ласковый жест, к которому Лекси не привыкла. Но до чего же приятно…

– Мне тут надо заехать к другим клиентам, – проговорил Нэйт. – Через часок вернусь. Вам ведь будет кому составить компанию?

Лекси успела рассказать Нэйту про вчерашнюю встречу с подозрительным типом, выдававшим себя за потенциального клиента. Нэйт был совершенно согласен с Броди – Лекси не следует оставаться в доме одной.

– Будет, – подтвердил Броди.

Значит, после одного-единственного задушевного разговора он решил, что может отвечать за Лекси? Она бросила на него сердитый взгляд.

– Ты не так поняла. Мы ведь договорились, что вместе поедем к Лонгу. Это я и имел в виду.

– Ах да, точно. Извини.

– Значит, в доме никого не останется? – уточнил Нэйт.

– Нет. Кажется, мне придется немного поиграть в сыщика.

* * *

Броди подъехал к обшарпанному дуплексу. Если верить предоставленной Дженной информации, именно по этому адресу и проживает Эд Лонг. На лужайке виднелась табличка, возвещавшая, что здесь сдается квартира. Впрочем, назвать этот жалкий, голый клочок земли, лишь кое-где покрытый островками засохшей травы, лужайкой язык не поворачивался. Оставалось надеяться, что сдается та часть дома, где проживает сосед Эда Лонга. Иначе как потом искать этого типа?

На пассажирском сиденье Лекси что-то смотрела в телефоне. Должно быть, проверяла электронную почту. Или просто смущалась из-за своего провокационного высказывания в доме Уильямсов. Ну да ничего, скоро они обязательно останутся наедине и наверстают упущенное.

– По какому поводу улыбаешься?

– Из-за тебя.

– Из-за меня?

– Именно. Предвкушаю наше свидание и радуюсь.

Вдруг Броди заметил, какой испуганный у Лекси вид.

– Эй, расслабься.

Он погладил ее по ноге.

– У меня… совсем мало свободного времени. Не могу же я все бросить. – Лекси состроила гримасу. – В общем, с моим графиком не до свиданий. Только, пожалуйста, не злись.

– Я и не собирался. Мы просто разговариваем. Не волнуйся, я и не рассчитываю, что мы пойдем под венец.

– Серьезно?

– Мне тридцать два года, и я до сих пор всерьез о браке ни разу не задумывался. Так что все в порядке.

Броди отвернулся и только тут понял, как его рассуждения может истолковать Лекси.

– Похоже, выставил себя каким-то бессердечным ловеласом. Извини, неудачно выразился.

– Всегда рада услышать правду. После случая, о котором ты уже знаешь, не люблю красивые слова. И секреты, и ложь. Я все поняла: ты просто хочешь поразвлечься.

Однако Броди был в этом не уверен. Еще несколько месяцев назад он определенно не искал серьезных отношений. После тяжелого двенадцатичасового рабочего дня просто провести время в теплой постели с красивой женщиной – что может быть лучше? И никаких последствий. А теперь Броди достаточно поскучал на больничном, чтобы понять: возможно, у серьезных отношений есть свои плюсы.

Броди припарковал машину.

– Жди здесь, – велел он Лекси. – Сейчас постучу в дверь. Посмотрим, откроет этот тип или нет.

– Погоди. А вдруг он тебя узнает? Если он наблюдает за домом Уильямсов, то и тебя должен был заметить.

Вместо ответа, Броди стянул с плеча перевязь и принялся искать что-то на заднем сиденье. Наконец он выудил кепку без козырька и темные очки и сразу надел на себя. Преображение было мгновенным.

– Даже если Лонг меня приметил, то лишь издалека. А значит, в очках и головном уборе не узнает. Значит так, из машины не выходи ни в коем случае. Запрись изнутри.

Спрятав в заднем кармане складную дубинку, Броди направился к дому. Навстречу дул ледяной ветер. Для тепла Броди сунул руки в карманы. Проклятый холод. Глядя на дверь Лонга, Броди снова пожалел, что не может воспользоваться ни жетоном, ни служебным пистолетом. Хорошо, хоть дубинка есть. Ни один профессионал не отправился бы на такую опасную встречу безоружным. Если понадобится, этой дубинкой можно сломать кость.

Броди открыл наружную алюминиевую дверь. Та противно заскрипела. Придерживая ее ногой, Броди постучал во вторую дверь. Нет ответа. Выждав несколько секунд, принялся стучать громче. Тут открылась дверь в смежной части дома, и оттуда выглянул пожилой мужчина в грязной белой футболке и фланелевых штанах. Изрядно поредевшие седые волосы стояли торчком с одной стороны головы, а на левой щеке виднелся след от подушки. Видно, старичок только с постели.

– Квартиру снять хотите? – прохрипел он. – Обождите секунду, за ключом схожу.

Будь Броди на службе, сейчас представился бы и сунул старичку под нос жетон. Но придется изображать из себя представителя общественного дна, ищущего другого представителя общественного дна.

– Не-а. Я Эда ищу. Соседа твоего.

Старичок поморщился:

– Этого бездельника? Он мне за месяц так и не заплатил. С тех пор не показывался. Глаза б мои его не видели.

Кому как…

– Значит, Эд свалил? Давно?

– Вчера было ровно три недели. Собрал барахло и съехал. Только мусор оставил, убирать пришлось. Встретишь – скажи, что я его ищу. И если не расплатится, залог оставлю себе!

Броди уставился на дверь. Под каким бы предлогом попросить хозяина впустить его в бывшую квартиру Эда?

– А тебе он зачем? – подозрительно осведомился старик.

Броди полез в карман и достал нарисованный Лекси фоторобот.

– Мы с Эдом старые знакомые. Понимаешь, сестра видела его на улице неделю или две назад. Она у меня талант, вот и нарисовала его. С отросшими волосами едва узнал. – Убедившись, что хозяин рассмотрел рисунок, Броди убрал его обратно в карман. – Вот и решил: дай разыщу старого приятеля.

– Да, сестрица у тебя и впрямь способная. А патлы длинные у Эда уже давно, с тех пор, как сюда въехал. Два года за квартиру платил исправно, а тут вдруг взял и подвел.

– Да, нехорошо. Найду – скажу ему по этому поводу пару ласковых.

Хозяин поежился на холодном ветру.

– Спасибо.

Броди зашагал обратно к джипу. Лекси нажала на кнопку, открывая дверцы, и он запрыгнул внутрь. Стянул кепку и отбросил в сторону.

– Облом.

Лекси ласково пригладила ему растрепавшиеся от ветра волосы. Броди этот жест понравился, однако он счел за лучшее промолчать. Вдруг Лекси опять разнервничается? Пришлось ограничиться одними фантазиями. Эрекция не замедлила себя ждать. Лекси же, кажется, не заметила, какой эффект произвело ее простое действие.

– Спасибо, что привела в порядок мою прическу.

– Всегда пожалуйста. Ты выглядел очень мило, но думаю, полицейскому в таком виде расхаживать не к лицу. Кстати, у тебя замечательные волосы. Вьющиеся, но не кудрявые.

– И непослушные. Раньше они меня ужасно бесили. Пытался бороться, а теперь махнул рукой и расслабился. Как лежат, так лежат.

– Ничего страшного. Нужно просто подобрать правильную стрижку.

– Вот именно. А самое обидное, что единственный парикмахер, способный взять мои космы под контроль, работает в дорогущем салоне в Лупе. Шестьдесят долларов за визит! При моей-то зарплате! Брат меня совсем задразнил. Его-то стригут за пятнадцать.

– Зато у него нет таких красивых волос.

– Вот и я ему то же самое отвечаю.

Досадуя и оттого, что поездка к Лонгу оказалась напрасной, и от перспективы в очередной раз выбросить на стрижку шестьдесят долларов, Броди резко стартовал с места.

– Значит, мистера Лонга не оказалось дома? Или это его квартира сдается?

– Сбежал три недели назад. Квартирный хозяин понятия не имеет, где он.

Лекси рассмеялась.

– А мой фоторобот показывал? Это тот самый Эд Лонг?

На светофоре Броди повернулся к ней и улыбнулся. Глупо, конечно, но он радовался, что сумел ее рассмешить.

– Да. Тот самый.

Лекси сразу стало не до смеха.

– Ты не волнуйся. Все нормально. Мы найдем его. Нужно найти и расспросить адвоката. Эти ребята всегда в курсе, где их подзащитные.

Глава 8

Голосовая почта Лекси была забита до отказа. По крайней мере, так написал в своем имейле Нэйт, объясняя, почему не смог оставить для нее сообщение. Неужели память заполнена под завязку? Сколько же народу позвонило Лекси? Впрочем, сейчас ей было не до того. Да, вести расследование с Броди, конечно, приятно, однако на бизнесе такое занятие сказывается не лучшим образом.

Броди припарковал машину возле трехэтажного кирпичного офисного здания в Фар-Вест-Сайде.

– Приехали. Кабинет адвоката на первом этаже. Внутрь заходить будешь?

Вообще-то Лекси следовало бы проверить голосовую почту и перезвонить клиентам. Но когда в следующий раз доведется участвовать в самом настоящем расследовании в компании обаятельного детектива? Ладно, плевать на звонки.

– Буду. Мне очень любопытно. Кстати, на всякий случай захватила копии фоторобота.

– Очень кстати, а то моя смялась в кармане. – Броди улыбнулся. – После того как ты привела в порядок мою прическу, не хочется производить впечатление неряхи.

Лекси готова была расцеловать его здесь и сейчас.

– Разумеется.

Посетителей приветствовала женщина лет шестидесяти – судя по виду, тоже застрявшая в девяностых.

Броди так обаятельно улыбнулся секретарше, что Лекси невольно растаяла.

– Добрый день, – поздоровался он. – Генри на месте?

Судя по тому, как женщина подалась вперед, чары Броди и на нее тоже оказали сокрушительное действие.

– Вам назначено?

Лекси покосилась на три металлических стула, стоящие вдоль стены. Сиденья из кожзаменителя были удручающе грязны. Ну уж нет, она лучше подождет стоя.

Между тем улыбка Броди стала еще более завлекательной.

– А что, обязательно должно быть назначено?

Вот хитрюга.

– Вообще-то да, но если Генри свободен… – засмущалась секретарша. – Сейчас узнаю. Пожалуйста, назовите ваше имя.

– Детектив Броди Хэйуорд. Отдел убийств полицейского управления Чикаго.

Вот так – то не хотел упоминать, что служит в полиции, и вдруг полностью называет и должность, и место службы.

Секретарша объяснила ситуацию адвокату и повесила трубку.

– Проходите, детектив. Вот в эту дверь.

– Отлично. Спасибо.

Когда Броди направился к двери, секретарша с удовольствием принялась разглядывать его ягодицы. Как не стыдно!

Покачав головой, Лекси вошла вслед за ним в тесный кабинет Генри Блэйда. Учитывая старомодную обстановку офиса, адвокат оказался неожиданно молодым – лет тридцати пяти, не больше. Генри встал, приветствуя посетителей.

– Добро пожаловать, детектив. Можно просто Генри.

Мужчины пожали друг другу руки, и Генри повернулся к Лекси, одарив ее широкой улыбкой. Конечно, с улыбкой Броди никакого сомнения, однако этот Генри тоже весьма интересный мужчина. Лекси протянула ему руку:

– Здравствуйте. Меня зовут Алексис Вандербильт.

– Тоже в полиции работаете?

– Нет, – ответила Лекси и, не удержавшись, прибавила: – Я дизайнер интерьеров.

– Присаживайтесь. Чем могу помочь?

Обнаружив, что стулья здесь чище, чем в приемной, Лекси опустилась на один из них. Броди последовал ее примеру. Во взгляде его было столько силы и уверенности, что кто угодно смутился бы. Вот это мужчина! Разве можно быть таким возмутительно привлекательным? Лекси одновременно хотелось и влепить ему за это затрещину, и поцеловать.

– Мы ищем одного вашего клиента, – начал Броди.

– Понимаю. Но, как вам, должно быть, известно, я не имею права делиться информацией о делах своих клиентов.

– Известно. Но его дело нас не интересует. Мы просто хотим найти Эда Лонга.

– Эда Лонга?

– Да, сэр.

Генри оперся о подлокотник.

– Я его два года не видел.

Два года? Лекси, конечно, не полицейский, но сразу сообразила, что именно тогда убили Джонатана Уильямса.

– Лонг что, опять в историю вляпался?

Броди пожал плечами:

– Пока точно сказать не можем. Этот человек подошел к мисс Вандербильт возле дома ее клиента и принялся задавать странные вопросы. Нам его поведение сразу показалось подозрительным, поскольку в этом районе на днях произошло несколько ограблений.

Да, ловко Броди сочиняет. Впрочем, откуда они знают? Может, там и вправду недавно кого-то ограбили. Генри покосился на Лекси, но не стал спрашивать, с каких пор детективы привлекают к расследованию свидетелей.

– И вы подозреваете Эда? – уточнил Генри.

– Этого я не говорил. Просто хотим спросить, что он делал в том районе.

– А что за район?

– Картрайт, – ответил Броди.

Несколько секунд Генри и Броди сидели молча, пристально глядя друг другу в глаза. Наконец Генри проиграл и первым отвел взгляд.

– У меня в Картрайте был… э-э… один знакомый. Наши дети вместе учились в подготовительной школе.

– Дайте угадаю, как его звали. Джонатан Уильямс?

Ошеломленный Генри отпрянул:

– Как вы узнали?

Лекси хотела бы задать тот же вопрос.

– Мисс Вандербильт выполняет заказ вдовы мистера Уильямса. Готовит дом к продаже.

Генри покосился на Лекси:

– Значит, Эд приходил туда?..

Лекси достала из портфеля фоторобот и показала адвокату.

– Этот человек представился соседом и расспрашивал меня. Я его запомнила и нарисовала.

– Узнаете? – спросил Броди.

Несколько секунд Генри разглядывал рисунок, а потом снова принял невозмутимый вид.

– Похож. Значит, Лонг выдавал себя за соседа Уильямсов?

– Да, сэр.

Генри откинулся на спинку кресла. Самообладание снова к нему вернулось.

– Простите, ничем не могу помочь. Во-первых, не имею права разглашать информацию о клиентах, а во-вторых, давно не видел этого человека.

– Понимаю. – Броди поднялся со стула и протянул адвокату руку. – Спасибо, что уделили время.

– Пожалуйста.

И все? Неужели они сюда ехали только ради этого? Лекси хотела было возразить, но Броди уже открывал дверь.

На тротуаре он крепко взял Лекси под локоть, чтобы не поскользнулась на льду.

– Безобразие! Почему тут не посыпали солью? – проворчал он. – Кто-нибудь ведь может упасть.

На этот раз Лекси не считала, что Броди чересчур увлекся предосторожностями.

– Почему ты так быстро сдался?

– Сдался? Между прочим, я только взялся за работу. Когда адвокат уходит в несознанку, тут ничего не поделаешь. Но, по крайней мере, Генри признался, что был знаком с Уильямсом. Любопытно… – Броди открыл перед Лекси дверцу машины. – Выходит, этот человек знает и Уильямса, и Эда Лонга. Тут явно прослеживается связь. Вопрос только в том, какая именно?

– Ну и что теперь делать?

– Надо узнать, бывал ли Генри в доме Уильямсов.

– То есть спросить у Бренды.

– Правильно.

– Ты ведь не думаешь, что с Джонатаном расправилась она?

– Я просто проверяю версию.


Броди опустился на край дивана Бренды Уильямс. Спину держал идеально прямо, лицо ничего не выражало. Вся его поза свидетельствовала о пристальном внимании, но ничего угрожающего в ней не было. Броди часто так сидел, когда общался со свидетелями. Или с несчастными родственниками. Любопытно, какую роль в этом деле играет Бренда?

Алиби у вдовы было надежное, поэтому подозрения с нее сняли в самом начале расследования. Но что, если имел место сговор? Муж причинил Бренде много неприятностей. Жена могла разделаться с мужем, чтобы получить страховку.

Рядом с Броди Лекси прислонилась к подлокотнику дивана. С тех пор как они покинули кабинет адвоката, она пребывала в задумчивости и разговор поддерживать не желала. Они давно уже дожидались, когда Бренда Уильямс вернется домой, и эти три часа показались Броди самыми долгими в жизни. Ему не хотелось, чтобы Лекси ездила по всему городу одна. Пусть лучше они встретятся с вдовой вместе – так спокойнее.

Из кухни доносился гомон – кажется, дети ссорились из-за какой-то тетради. Однако минуту спустя стало тихо. В комнату вошла Бренда и закрыла за собой раздвижные двери.

– Извините, что не пришла сразу. Нужно было утихомирить детей. Как вернутся домой, сразу поднимают гвалт. Так что вы хотели обсудить?

– Если вам не трудно, взгляните на фоторобот и скажите, знаком ли вам этот человек.

– Разумеется, не трудно.

Броди достал рисунок из папки на журнальном столике и протянул Бренде.

Прежде чем взглянуть на фоторобот, Бренда спросила Броди:

– Это подозреваемый?

– Пока трудно сказать.

– Кто он такой?

Не желая распространяться относительно различных версий, Броди просто указал на фоторобот:

– Так вы узнаете этого человека или нет?

Поняв, что больше ничего Броди сообщать не намерен, Бренда послушно принялась рассматривать рисунок. Склонила голову на один бок, потом на другой, но узнавания в глазах не промелькнуло. Похоже, Бренда ловкая притворщица. Лекси могла бы поучиться у этой женщины прятать свои чувства.

Наконец Бренда отодвинула фоторобот:

– Нет, я с ним незнакома. Если когда-то видела, то не общалась.

– А может, это знакомый вашего мужа?

– Может быть. У Джонатана были обширные связи. За всеми не уследишь.

– Миссис Уильямс, я понимаю, что вы хотите оградить детей.

– Но?..

Умная женщина.

– После того как вы с мужем расстались, ваши дети ездили к отцу. Не исключено, что они видели этого человека.

– Хотите, чтобы я показала фоторобот детям.

Интонация была не вопросительная, а утвердительная.

– Да, мэм. Прошу прощения, но дети вполне могли видеть этого мужчину.

Если дети подтвердят, что Лонг действительно приходил к Уильямсу, версия Броди о том, что Уиль ямс был знаком с убийцей, получит подтверждение. Если, конечно, убийца – Лонг. Но тогда другая версия – о том, что Бренда наняла киллера, – окажется несостоятельной.

Бренда откинулась на спинку кресла. Увы, иногда Броди приходилось заниматься очень неприятными вещами. Он покосился на Лекси. Та состроила гримасу – мол, выкручивайся сам. Отлично.

И вдруг Лекси подалась вперед и, опершись локтями о колени, сцепила пальцы в замок.

– У меня нет детей, поэтому даже представить не могу, что вы чувствуете. Очень жаль, что Броди приходится просить вас о подобных вещах, но я хорошо знаю этого человека. Он не стал бы зря требовать, чтобы вы подвергли детей такому испытанию. Значит, другого способа расследовать убийство просто нет. Я в этом уверена на все сто процентов.

Наконец-то Лекси его поддержала. Да еще и сделала комплимент.

Бренда встала:

– Сейчас приведу детей. Пусть они по очереди посмотрят на фоторобот, скажут, видели этого человека или нет, и сразу уйдут.

– Если хотите, – предложила Лекси, – можно сказать, что эту картинку нарисовала я. Так им будет интереснее.

Бренда остановилась на полпути.

– Правда? Фоторобот нарисовали вы?

– Да. Вчера встретила этого мужчину рядом с вашим домом.

Что, черт возьми, она творит? Пока роль Эда Лонга в этом деле окончательно не прояснится, надо держать рот на замке. Если Бренда знакома с этим типом, то сразу позвонит ему и все расскажет. Броди предостерегающе сжал локоть Лекси.

– Ладно, приведите детей.

Будучи женщиной сообразительной, Бренда быстро перевела взгляд с Лекси на Броди и обратно. Поняла, что ей не все рассказывают.

– Скоро вернусь.

Броди наклонился к Лекси близко-близко, чтобы миссис Уильямс не услышала его слов. Длинные волосы Лекси щекотали нос, и Броди захотелось зарыться в них лицом. Впрочем, такие мысли сейчас не к месту.

– Чем меньше миссис Уильямс знает о расследовании, тем лучше, – прошептал он. – Если бы она узнала Лонга – другое дело. Но Бренда утверждает, что ей этот человек незнаком. Возможно, он просто задумал ограбить пару домов в этом районе, а к убийству не имеет никакого отношения.

– Извини.

– Ничего страшного. Только впредь не раскрывай карты раньше времени.

Бренда снова вошла в комнату. Следом шагали дети. Мать положила руку на затылок мальчику.

– Это Сэм, это Патриция, а эту малышку зовут Меган.

– Мама, я уже большая.

– Знаю, просто мне нравится так тебя называть. Для меня ты всегда останешься малышкой.

– Привет, ребята! – поздоровался Броди, не вставая с дивана. – Мы с вами сейчас сделаем вот что. Моя знакомая, мисс Лекси, очень хорошо рисует. – Броди указал на журнальный столик. – Смотрите, какую картинку нарисовала.

– Круто! – сказал Сэм.

– Согласен. Вот, хочу вас попросить. Посмотрите на картинку и скажите, видели вы когда-нибудь этого человека или нет. Вы ведь не против?

Сэм пожал плечами. Меган улыбнулась беззубой улыбкой и закивала так энергично, что косички запрыгали. Патриция подошла поближе. Вид у нее был невозмутимый, но тут Броди что-то почувствовал. Он привык доверять своему чутью. Так-так… Значит, Патриция.

Бренда отошла в сторону. Плечи ее были понуро опущены. Но, заметив, что Броди на нее смотрит, с вызовом выпрямилась. Бренда ведь совсем молодая женщина, всего тридцать с чем-то, а уже столько пережила. Что, если испытания заставили ее возненавидеть мужа, и Бренда решила отомстить?

– Я его не видела, – проговорила Патриция.

Видно, на этот раз интуиция подвела Броди.

Меган решительно покачала головой:

– Я тоже.

Однако Сэм молчал. Любопытно…

– Сэм? – поторопила мальчика мать.

Мальчик пожал плечами.

– Я не уверен…

Не уверен? Хм. Уже что-то. Броди замер. Только бы не спугнуть ребенка. Дети порой реагируют на такие мелочи…

– Вспомни как следует. – Броди постарался говорить одновременно и ободряюще, и решительно. – Значит, ты видел кого-то, похожего на этого человека?

Переведя взгляд с Броди на рисунок, мальчик чуть попятился:

– Н-нет.

Значит, сначала не уверен, а теперь ответ отрицательный? Этот день оказался богат на неприятные сюрпризы. Как полицейский, Броди привык к обманщикам всех мастей, включая напуганных детей. Но, что и говорить, мальчик пережил такое, чего не должен переживать ни один ребенок.

Сэм повернулся к матери:

– Можно я пойду?

– Сэм, – обратился к нему Броди.

– Да, сэр?

– Ты точно не видел этого человека?

– Между прочим, детям пора делать уроки, – проговорила Бренда.

Сэм, Патриция и Меган вышли, мать последовала за ними. Хм… Почему-то Бренда не захотела, чтобы Броди и дальше задавал вопросы ее детям.


Пока Лекси открывала стильную красную дверь своего дома, Броди держал ее портфель. Только дизайнеру пришло бы в голову выкрасить дверь такой яркой, глянцевой краской. Такой цвет будто нарочно притягивает взгляд потенциального грабителя.

– Между прочим, тебе надо бы установить на крыльце хорошую лампу. Ты ведь поздно возвращаешься.

– По-твоему, полвосьмого – это поздно?

– Но ведь уже стемнело.

Лекси открыла дверь.

– Смешной ты, Броди.

– Мне, как полицейскому, много раз приходилось общаться с женщинами, которых ограбили – или еще хуже, – потому что они не соблюдали элементарные предосторожности.

– Я осторожная. – Лекси включила свет. – Просто зимой очень рано темнеет. Поэтому возвращаться домой засветло не получается. Из-за тебя сегодня пришлось отменить две встречи.

– Извини.

Лекси поставила на пол портфель.

– Но завтра мне срочно надо браться за работу в доме Уильямсов. Позволишь наконец переоборудовать постирочную?

– А может, потом?

– Броди!

Он умоляюще вскинул руки:

– Подожди хотя бы день-два.

– Ты уже сто раз там побывать успел. Ну и что ты рассчитываешь обнаружить через день-два, чего не нашел до сих пор?

Броди понятия не имел. Он и впрямь осмотрел всю постирочную. Искал след от пули в стене, размышлял, что значат осколки от разбитого стакана и почему открыто окно. Однако результата никакого. Ни одной приличной улики. А миссис Уильямс ждет, когда Лекси выполнит заказ.

– Ну, погоди еще чуть-чуть.

Лекси сердито скрестила руки на груди.

– Напоминаю, Броди, у меня сорок пять дней. Причем за этот срок дом должен быть продан, а значит, свою работу я должна закончить еще раньше. Риелтор уже звонит мне по три раза на дню.

– Серьезно?

– Серьезнее не бывает. Мне сегодня всю голосовую почту под завязку забили. Клиенты спрашивают, почему я не отвечаю на их звонки. А если риелтор останется мной недоволен, плакала моя репутация. Поэтому – да, красавчик, плитку надо снимать срочно.

До чего же красивая женщина! Попробуй тут не отвлекись.

– Наверное, прозвучит глупо, но мне нравится, когда ты такая сердитая. Хочется сделать для тебя все.

– Отлично. Значит, завтра снимаем плитку.

– Не до такой степени все.

Лекси расхохоталась:

– Предупреждаю – завтра мне помешает только чудо.

Она отправилась на кухню, достала из холодильника две бутылки воды и поставила на барную стойку.

– Есть хочешь? Ты, кажется, обещал мне ужин, а мы с завтрака ничего не ели.

Да, поесть Броди был всегда не прочь.

– С удовольствием тебя угощу.

– Давай что-нибудь закажем. Можно позвонить в соседний итальянский ресторан.

Вдруг у Лекси завибрировал телефон.

– Опять! – удивился Броди. – И часто он у тебя так названивает?

– Всегда, когда не отключаю. – Лекси достала из ящика меню и протянула Броди: – Вот, посмотри. Сначала сделаем заказ, потом вернемся к расследованию.

– Пожалуй, возьму-ка цыпленка «Пармезан». И спагетти, – выбрал Броди.

Сделав заказ, Лекси произнесла:

– Что ж, красавчик, нам нужен план, иначе заказ так и не выполню. Я пока пойду разуюсь, а ты думай, что делать. И как найти Эда Лонга.

Лекси вышла в другую комнату.

– Первым делом надо выяснить, что связывает Уильямса, Эда Лонга и адвоката Генри Блэйда, – громко начал Броди, ничуть не смущенный, что ему выставили такие жесткие условия. – Если Джонатан знал убийцу, и это Эд Лонг, зачем этот человек пожаловал к нему домой ночью? Такие, как Уильямс, с такими, как Лонг, дружеских отношений не поддерживают. Значит, должна быть какая-то причина. Пожалуй, нужно еще раз нанести визит Генри, надавить как следует и спросить, не он ли их познакомил, и если да, то зачем. Генри, конечно, снова будет играть в молчанку, но я его припугну. Наш адвокат сам признался, что был знаком с убитым.

Вдруг Лекси вышла из спальни. Вид у нее был испуганный. Что случилось?

– Лекс?..

Броди со всех ног кинулся в спальню.

– Что?.. Где?..

– Там, на зеркале…

К стеклу было приклеено одно из объявлений, которые они с Дженной развешивали в районе Картрайт. Броди принялся лихорадочно оглядывать комнату. На комоде были выстроены в ряд флаконы с косметикой. На туалетном столике тоже все стояло ровно. Никакого беспорядка.

– Может, ты его сама сюда прикрепила, а потом забыла? – с надеждой спросил Броди. Иначе окажется, что у них проблемы, и гораздо более серьезные, чем тусклое освещение на крыльце.

– Нет, это сделала не я, – возразила Лекси.

Она застыла в дверях, а Броди принялся внимательно разглядывать зеркало. Посветил на него фонариком в телефоне, ища отпечатки пальцев. Вдруг на кухне зашумел холодильник. Лекси испуганно вздрогнула, хотя наверняка уже успела привыкнуть к этому звуку. Она невольно подошла ближе к Броди.

– Ну как, что-нибудь нашел?

– Вот тут, на скотче, виднеется что-то похожее на отпечаток. Срочно звони в полицию. Что-нибудь пропало?

Лекси сразу не пришло в голову проверить, все ли вещи на месте, но сейчас она принялась торопливо рыться в ящиках, где прятала дорогие украшения. Бабушкино обручальное кольцо, бриллиантовое колье, которым побаловала себя после первого крупного заказа, серьги в форме сердечек – подарок от папы… К счастью, все на месте. Задвинув ящики, Лекси со вздохом облегчения опустилась на ковер.

– Ничего не пропало.

– Уверена?

– Да. Все ценности на месте.

Ваза из веджвудского фарфора! Стоит пять тысяч долларов, но вряд ли мелкий воришка сумел бы определить ее ценность на глаз. Еще одна вещь, доставшаяся Лекси бесплатно благодаря конкурсу дизайнеров. Лекси выглянула в коридор. Ваза по-прежнему стояла на своем столике.

– Больше дорогих вещей нет – не считая дивана. Впрочем, его вряд ли бы стали выносить.

Только… Лекси забыла проверить самый верхний ящик. Кроме белья, она там ничего не держала, но для очистки совести выдвинула и его тоже. О нет… Прямо посреди ящика, на стопке лифчиков и трусиков, лежало еще одно объявление. Поверх текста было что-то написано красным маркером. Лекси была так напугана, что не сразу сумела прочитать слова: «Не лезь не в свое дело».

– О нет, – простонала Лекси. – Не может быть. В моем доме…

Броди подбежал к ней, взглянул на объявление и сразу схватился за телефон.

– Звоню в полицию. Не трогай эту штуку.

– Я и не собиралась.

Теперь Лекси вообще не хотелось дотрагиваться ни до чего, что лежало в этом ящике. Сделалось ужасно противно. Между тем, дозвонившись до диспетчера, Броди принялся ходить по дому, проверяя замки. Лекси застыла, дрожа. Она не в силах была сдвинуться с места. Подумать только, и все из-за каких-то дурацких объявлений! Броди ведь предупреждал. На глаза навернулись слезы. Только бы не расплакаться.

Тем временем Броди убрал телефон в карман и, подойдя к Лекси, прижал ее к себе. Ободряюще погладил по волосам. Лекси не отстранилась.

– Все будет хорошо, – прошептал Броди, целуя ее в затылок. Лекси стиснула в пальцах его рубашку и прижалась к нему всем телом, надеясь хоть как-то согреться – внутри поселился ледяной холод.

– Он пробрался ко мне в дом.

– Да, неприятно. Похоже, дверь он не взламывал. Скорее всего, воспользовался отмычкой и проник внутрь через черный ход. Но мы не будем обращать внимание на его дешевые, бесполезные угрозы.

– Это наверняка был Эд Лонг! Не зря у меня от одного его вида мурашки по коже побежали! Точно. Больше некому.

– Да, твое участие в расследовании привлекло чье-то внимание.

Лекси посмотрела ему в глаза:

– Не просто чье-то, а Эда Лонга. Я знаю. Чувствую.

– Возможно, в дом проник какой-то его сообщник.

Лекси оттолкнула Броди и всплеснула руками:

– Хорошо же ты меня утешаешь!

– А ты бы хотела, чтобы я врал? Извини, это не в моем стиле.

Сочувствие в один момент, твердость в другой. Совершенно неотразимое сочетание.

Броди взял Лекси за плечи:

– Но обещаю, никто не причинит тебе вреда. Я о тебе позабочусь.

Эти слова ей говорили разные мужчины, но сейчас Лекси почему-то поверила. Броди взял ее за руки.

– Ты как?

Лекси, конечно, была напугана, но страху поддаваться не собиралась. Именно этого и добивался преступник. Стоило представить, как посторонний человек рылся грязными лапами в ее белье, как испуг сразу сменился пылкой яростью. Лекси поцеловала руку Броди и прижала ее к щеке.

– Спасибо за поддержку. Если бы я была одна дома…

– Но ты же не одна. А значит, и говорить об этом ни к чему.

Вдруг кто-то громко постучал в дверь. Сердце Лекси снова забилось быстрее. Она напряглась.

– Успокойся, – проговорил Броди. – Должно быть, полиция приехала.

Глава 9

К тому времени как ушел последний офицер полиции, Лекси уже сгорала от желания поскорее принять горячую ванну, выпить вина и залечь спать на месяц. Она обвела взглядом гостиную. Красные акценты в сочетании с мятно-зелеными стенами призваны были успокаивать. Кресла, которые она выбирала так долго, и драгоценный диван – Лекси теперь ни на что не могла смотреть прежним взглядом. Она опустилась на стул возле барной стойки и покачала головой, охваченная бессильным гневом. Злоумышленник переступил черту, через которую никто не должен переходить.

Между тем Броди, разговаривавший в дверях с офицерами, запер дверь.

– Знаешь что? – обратилась она к нему.

– Что?

– Я ужасно зла.

– Ничего удивительного.

– Всего два часа назад мой дом был моей крепостью. Здесь собрано все, ради чего я работала. Это мое убежище, место, где я могу отдохнуть от проблем. А теперь из-за этого типа больше не могу чувствовать себя здесь в безопасности. У меня ведь даже взяли отпечатки пальцев, представляешь? Отпечатки пальцев!

– Только для того, чтобы определить, где твои отпечатки, а где чужие.

– Знаю, но меня этот эпизод, если честно, смутил.

Броди изобразил неопределенный жест рукой:

– Согласен, и впрямь приятного мало. Всегда неприятно, когда в дом проникает посторонний человек. Больше такого не повторится. Уж я об этом позабочусь. Только нужно принять кое-какие меры предосторожности.

Лекси могла бы это предвидеть. По-другому Броди просто не может.

– Какие, например? Решетки на окнах установить?

– Во-первых, установить датчики движения и у главного входа, и у черного. Во-вторых, сменить замки на более надежные. А в-третьих, тебе необходима сигнализация. Эта штука необходима каждой женщине, которая живет одна.

Сколько же денег придется истратить? Однако угроза бюджету не смущала Лекси. Главное, чтобы она снова почувствовала себя в безопасности. Любой ценой.

– Хорошо. Не буду спорить. Можешь посоветовать хорошую компанию?

– Утром позвоню хорошему знакомому. А днем привезу тебе датчики движения.

– Серьезно?

Броди улыбнулся:

– У меня обширные ресурсы. Когда в очередной раз захочешь обозвать меня параноиком, вспомни об этом.

Несмотря на неприятную ситуацию, Лекси невольно рассмеялась. Потом порывисто схватила Броди за рубашку, притянула к себе и поцеловала. Просто от избытка чувств – потому что была благодарна Броди, что он здесь, с ней. Однако поцелуй быстро стал гораздо более глубоким, чем рассчитывала Лекси. Броди прижал ее к себе. Языки их сплетались… До чего же здорово он умеет целоваться! Но, увы, Броди скоро отстранился и принялся целовать линию ее скулы, пока не добрался до уха.

– Как мне нравится тебя целовать, – прошептал он.

– А мне нравится, когда ты меня целуешь, – ответила Лекси.

Броди засмеялся и опустил голову ей на плечо.

– Лекси, ты супер.

– Тогда почему перестал меня целовать?

– Потому что еще надо решить, где ты будешь ночевать, а то потом будет не до того. Может, поедем ко мне? Конечно, в моей холостяцкой берлоге совсем не так уютно, как у тебя, но зато будешь в полной безопасности.

Лекси обняла Броди и прижалась к нему, наслаждаясь теплом и чувством защищенности. Одно его присутствие успокаивало Лекси, помогало ей взять себя в руки. Откровенно говоря, Лекси не собиралась бежать из дома. Это значило бы дать понять преступнику, что он одержал победу. И вообще, прятаться Лекси не хотелось.

– Нет, я останусь здесь.

– Лекси…

– Я влюбилась в этот коттедж с первого взгляда. Это мой дом. Тут все мое. И никакой подонок его у меня не отнимет.

Броди тяжело вздохнул:

– Очень хочется возразить…

– Но?

– Я все понимаю. По-своему ты права. Но, пока не установят сигнализацию, одной здесь ночевать опасно.

– Ну… – с надеждой и легким колебанием произнесла Лекси, не уверенная, что готова к такому шагу. – Ты мог бы составить мне компанию. Если хочешь, отдам тебе спальню, а сама посплю на диване. Между прочим, цени оказанную тебе честь. Обычно никого в свою спальню не пускаю.

– Нет, хватит с меня дивана. А ты ложись в кровать и постарайся притвориться, что сегодня самая обыкновенная ночь.

Да уж, ночь и впрямь обыкновенная – сначала в дом проник неизвестный, а потом… ах, этот страстный поцелуй с Броди! А теперь симпатичный полицейский будет ночевать на ее диване за двадцать тысяч баксов.

В общем, ночь как ночь.

* * *

Было два часа. Броди лежал на диване и пялился в потолок гостиной Лекси. Занятие было не особо приятное. Засыпать он боялся, поэтому принялся решать в уме математические задачи. Когда это полезное для мозга занятие надоело, принялся размышлять о деле Уильямса, мысленно составляя план действий. Обязательно надо зайти к Дженне в офис и рассказать новости. Может, это поможет ему сложить все факты в единую картину. Во-первых, Эд Лонг заговорил с Лекси, представившись соседом Уильямсов… Видимо, хотел что-то разнюхать. Во-вторых, Лекси обнаружила в тайнике ежедневник, в котором записан номер телефона этого человека. И в-третьих, адвокат Лонга был знаком с Уильямсом. Ну и что теперь со всем этим делать?

– Надо бы проверить его финансовые дела, – вслух произнес Броди.

Расходы могут много рассказать о человеке. В основном, когда дело касается покупок и прочих трат, у людей вырабатываются устойчивые привычки.

Сквозь окошко под потолком на кухне в комнату заглядывала луна. От ее света в комнате стало еще уютнее. Ничего удивительного, что Лекси любит этот дом и ни в какую не захотела ночевать у него. Лекси все здесь устроила по своему вкусу. В такой дом приятно прийти в гости. Холостяцкое жилище Броди по сравнению с коттеджем Лекси было настоящей дырой. Он даже использовал ящики из-под молока вмес то тумбочек. Может, попросить Лекси помочь с интерьером? Конечно, на зарплату Броди не разгуляешься, однако не очень-то респектабельно, когда квартира взрослого мужчины напоминает студенческую общагу.

Вдруг в коридоре раздались шаги. Броди резко сел, повернулся и увидел в коридоре Лекси. На ней были короткие шортики из какого-то шелковистого материала и топик с V-образным вырезом. Распущенные светлые волосы сияли в лунном свете. Что и говорить, зрелище было приятное.

– Все нормально, Лекси?

В темноте она босиком приблизилась к нему:

– Да. Просто уснуть не могу. Разбудила? Прости.

Броди потер глаза:

– Я не спал. Тоже бессонница напала.

– Вот и у меня та же проблема. Терпеть не могу бессонницу. – Лекси села на диван рядом с ним и подобрала под себя ноги. – Обычно, когда не спится, иду в гостиную и работаю. Делаю наброски. Очень расслабляет. Приятно посидеть в тишине, порисовать… Я вообще люблю заниматься творчеством, что-то делать своими руками…

– А вот я совсем рисовать не умею.

– Ну и что? У всех свои сильные стороны. Попробуй, например, собирать модели аэропланов.

Броди призадумался. А что, идея интересная.

– Только не аэропланов, а яхт.

– Почему?

Броди откинулся на спинку дивана.

– Люблю яхты. Когда уйду в отставку, обязательно буду в море ходить. Может, рыбаком стану.

– Из полицейских в рыбаки?

– Да. А на зиму буду уезжать в теплые края. Терпеть не могу морозы. Еще каких-то четырнадцать с половиной лет – и здравствуй, желанная пенсия!

Лекси оперлась локтями о подушку и дотронулась кончиками пальцев до его локтя.

– Хочешь переехать из Чикаго?

– Только на зиму. У меня тут вся семья. И вообще, мне здесь нравится… когда тепло.

– Мне тоже нравится. Впрочем, я и не могу уехать. Сам понимаешь, у меня бизнес. Разве что если получу заказ из другого штата. Ну, какие у тебя еще планы? Детей заводить хочешь?

Броди пожал плечами:

– Как-то не задумывался. Может быть.

– Только если у тебя будут дети, уезжать каждую зиму не получится. Им ведь надо будет ходить в школу.

Этого Броди не предусмотрел. Впрочем, он и впрямь не задумывался о детях – просто не встречал женщины, с которой дело зашло бы так далеко. Броди постарался представить Лекси на кухне, пекущей мужу булочки. Да, что-то он слишком торопится, после двух-то поцелуев.

– А ты хочешь детей?

Лекси протянула руку к его волосам и пригладила выбившийся хохолок.

– Наверное. Только я немножко старомодная, поэтому матерью-одиночкой быть категорически не желаю. Конечно, если так никого и не встречу, придется рассмотреть и этот вариант, но пока рановато. Дело терпит.

– Растить ребенка в одиночку тяжело. Сам бы я не смог.

– Броди, ты сможешь все, чего только пожелаешь. Ты упрямый.

Он фыркнул:

– Вот и мама так говорит.

– Умная женщина.

Броди едва не прибавил «ты бы ей понравилась». И это была правда. Маме понравилось бы, что Лекси – девушка с характером. Во всяком случае, самому Броди это очень нравилось. Это и многое другое. Особенно то, как лунный свет освещал ее соблазнительное декольте. Под топиком никакого лифчика. Вот бы сейчас снять с нее эту штуку. Броди ведь еще не видел ее грудь…

Безопасности ради Броди опустил руку и сцепил пальцы на животе. Попытался избавиться от фантазий о том, как ласкает грудь Лекси, но не успел – эрекция не заставила себя ждать.

– Ты что, заснул?

Ха-ха.

– Нет. Бодр, как никогда.

– Почему мне кажется, что я должна перед тобой извиниться?

Броди посмотрел ей в глаза, и между ними с Лекси сразу проскочила пламенная искра.

– Просто, когда я с тобой, начинаю задумываться о… всяких вещах. Особенно в темноте. Если скажу о каких, пощечину влепишь.

Единственным ответом был тихий вздох. Броди тоже вздохнул. Вот придурок. Лекси сегодня пережила такое, а он заводит разговор о сексе. Лекси опустила голову на плечо Броди. Кажется, его рассуждения ее не шокировали. Видимо, она не стала считать Броди грязным развратником.

– О каких вещах?

Температура в гостиной будто сразу повысилась на несколько градусов.

– Лекси…

Она склонила голову набок и посмотрела ему в глаза.

– Да?

– Лучше не буди спящую собаку.

– Я и не собиралась. Понимаешь, я уже довольно давно ни с кем не встречалась, поэтому сейчас мне немножко не по себе… Из-за сильных чувств, которые я к тебе испытываю.

Броди притянул Лекси к себе. Даже в темноте было видно, как ее глаза цвета миндаля светятся от предвкушения.

Но, увы, Броди и Лекси совершенно неподходящая пара. Лекси – такая простодушная, милая, умеющая ценить красоту. А он? Броди везде видит только возможные опасности. Однако его неудержимо влекло к ней. Все было просто… и одновременно так сложно…

Вдруг Лекси подалась к нему. Стоило ощутить ее дыхание у себя на щеке, и самоконтроля как не бывало.

– Мы не подходим друг другу, – выдавил Броди, сопротивляясь из последних сил.

Лекси провела рукой по его мускулистой груди. Броди понимал, что не должен поддаваться. Да, у него давно уже не было женщины. Но дело в том, что Лекси для Броди – не просто женщина. Она такая красивая, потрясающая, неординарная… Броди страстно мечтал заняться с ней любовью. Конечно, когда локоть заживет. Это соображение сразу остудило его пыл.

– Думаю, ты ошибаешься, – проговорила Лекси. – И вообще, какая разница? Ведь нас тянет друг к другу. А вспомни наш поцелуй! Только представь, каким может быть продолжение…

Продолжение?.. Тут желание оставаться порядочным человеком окончательно покинуло Броди. Он тряхнул головой. Совершенно запутался и сам не знал, чего хочет. Впрочем, нет. Знал. Просто не хотел поддаваться соблазну. Они с Лекси взрослые, здравомыслящие (в большинстве случаев) люди, которые просто хотят насладиться обществом друг друга. Вот именно – почему бы не заняться сексом просто удовольствия ради?

Между тем Лекси уселась на Броди верхом.

– Вообще-то комплексом неполноценности не страдаю, однако у меня такое чувство, что ты собираешься мне отказать. Даю десять секунд. Или ты меня целуешь, или я сдаюсь. И кстати, Броди, когда меня отвергают один раз, я теряю к мужчине интерес. Целиком и полностью.

Он обнял ее за талию, дотронувшись до обнаженной кожи между топиком и шортиками. Почувствовав, как закипает кровь, Броди получил величайшее наслаждение от этого ощущения. Потом его руки спустились к великолепным ягодицам Лекси. А что, почему бы и нет? Он уже несколько дней мечтал это сделать.

– Надеюсь, ты не слишком устала, – произнес Броди.

– А что?

– До сна дело дойдет не скоро.

Бедра Лекси напряглись. Как же она соскучилась по этому приятному чувству предвкушения! Лекси уже и забыла, как это бывает.

– Не знаю, как тебе, но мне спать совсем не хочется.

Лекси наклонила голову, собираясь поцеловать Броди, но он опередил ее. Их губы слились в страстном, требовательном, жадном поцелуе. У Лекси даже голова закружилась. До этого она никогда не накидывалась на мужчин. Ни разу не проявляла инициативу. Но с Броди было по-другому. На этот раз Лекси точно знала, чего хочет, и намерена была это получить. Ведь Броди не один раз показал, что Лекси может ему доверять. Как он смотрит на нее… Как защищает и оберегает… А как внимательно слушает, что бы Лекси ни говорила! Благодаря всему этому Лекси чувствовала себя с ним хорошо и спокойно. Вот мужчина, быть рядом с которым безопасно – во всех смыслах.

Конечно, иногда Броди ее ужасно раздражал. Но только не сейчас… Пальцы Броди скользнули под ее топик. Каждое прикосновение обжигало, словно огнем.

– Сними эту штуку, – выдавил он.

Совместными усилиями они стянули с Лекси топик и швырнули его на пол. Маленький стриптиз. Лекси была так охвачена страстью, что не сразу сообразила одну очень важную вещь – в то время как она осталась почти обнаженной, не считая шортиков, Броди по-прежнему полностью одет. Лекси поцеловала его еще раз.

– Есть проблема… На тебе слишком много одежды…

– Ничего, – ответил Броди. – Дело легко поправить.

Он принялся стаскивать рубашку, а Лекси расстегнула молнию на его джинсах. Сняв рубашку, Броди потянулся к подлокотнику дивана, на котором лежал его кошелек. Если бы Лекси заметила его раньше, принялась бы возмущаться: разве можно класть его на дорогую кожу дивана? Вдруг закрасится и останутся следы? Но сейчас Лекси было на это глубоко наплевать. Броди достал что-то из кошелька. Презерватив. Молодец, что сообразил.

Броди приподнял бедра, и Лекси принялась стаскивать с него джинсы – вместе с боксерами. К чему тянуть?.. При виде его эрекции Лекси была немало впечатлена. Потом провела ладонями по сильным бедрам Броди. Он встал, чтобы окончательно снять джинсы. Лекси тоже поднялась с дивана и принялась гладить рельефные мышцы у Броди на животе. Потом на груди… Несмотря на худощавое телосложение, он был мускулист. Лекси раньше не доводилось видеть такого стройного, подтянутого мужского тела.

– Лекси…

– Да?

– Я должен кое-что тебе сказать.

Так Лекси и знала. У Броди на все случаи жизни найдется лекция. Но сейчас не хотелось слушать занудные рассуждения. Она принялась целовать его шею, потом перешла на щеку и наконец добралась до губ. Но Броди мягко отстранил ее.

– Броди, мне очень нравится твоя серьезность и заботливость. Понимаю, ты беспокоишься из-за каждой мелочи, но сейчас, пожалуйста, постарайся расслабиться. Очень тебя прошу.

– Извини, но…

Лекси сдалась. Пусть поскорее скажет, что хотел, и тогда можно будет наконец перейти к делу – очень приятному делу.

– Слушаю.

Броди выставил вперед локоть:

– Просто хочу напомнить про мою травму.

Лекси невольно рассмеялась:

– По-твоему, она может нам помешать?

– Э-э… Вообще-то да.

– Не понимаю как.

Броди фыркнул:

– Сам не верю, что сейчас произнесу это вслух.

Он на некоторое время замолчал. Секунды тянулись невыносимо медленно, напряжение росло, и Лекси невольно встревожилась. В чем дело? Что не так? Почему он мнется? Лекси в буквальном смысле слова схватилась за голову.

– Не пойму, к чему ты клонишь.

– Лекси, я не могу опираться на больную руку. А значит, основную… м-м-м… работу придется делать тебе.

Что?..

Лицо Броди выражало одновременно досаду, смущение и упрямую решимость преодолеть возникшее препятствие. Под влиянием порыва Лекси взяла его лицо в ладони и принялась целовать.

– Разве это проблема? А я-то думала…

– Проблема. Еще какая.

Лекси продолжила осыпать Броди поцелуями.

– Ничего, поправишься, и все будет нормально. – Лекси подтолкнула его к дивану. Броди сел. – К счастью для тебя, люблю быть сверху.

Броди улыбнулся. Лекси порадовалась, что ей удалось его ободрить. Подумать только, что этот мужчина, никогда не демонстрирующий слабости, может быть настолько чувствительным и ранимым! И тут Лекси пришло в голову, что она, пожалуй, могла бы его полюбить.

Но Лекси предпочла не развивать эту идею. Иначе ее сердце может оказаться разбитым. А пока решила сосредоточиться на страсти, подобную которой не испытывала уже очень и очень давно. Лекси стояла перед Броди и наблюдала, как он разрывает упаковку презерватива. Она едва удерживалась, чтобы не накинуться на Броди прямо сейчас, но приходилось ждать.

– Ну, скоро ты? Давай я попробую.

Броди фыркнул:

– Нет, уж это я могу сделать сам. Да, похоже, кому-то здорово не терпится…

Не то слово. Наконец Броди управился с презервативом и широко раскинул руки.

– Я весь твой.

Лекси сразу кинулась на него. Дальше последовал безумный водоворот поцелуев и самых разнообразных ласк – то руками, то языком. Шея, плечи, щеки… везде… Лекси совсем потеряла голову от вожделения.

Она прижалась к Броди, чтобы чувствовать его всем телом. Лекси хотелось, чтобы он поскорее оказался внутри ее. И вот, свершилось – Броди порывисто схватил ее за бедра, и вот он, вожделенный миг. Лекси ахнула от наслаждения. Как же ей этого не хватало!..

Тут Броди замер:

– Что такое? Больно?

– Нет, все отлично. И вообще, еще раз остановишься – убью. Прямо на этом диване.

Том самом, который Лекси берегла настолько, что старалась лишний раз на него не садиться. Лекси задвигала бедрами, и Броди издал восхитительный утробный стон. Лекси и не представляла, что занятия любовью могут приносить столько наслаждения. Броди – просто идеальный мужчина. Ни с кем Лекси еще не чувствовала себя так свободно и естественно. Хотя дело, скорее всего, просто в желании, а не в каких-то более серьезных чувствах. По крайней мере, так хотелось думать Лекси. Впрочем, сейчас ее больше занимало другое.

Броди напряг бедра, и у Лекси от нахлынувших ощущений перехватило дыхание. Перед глазами словно промелькнула яркая, прекрасная вспышка. Да, она определенно могла бы полюбить этого мужчину. Достигнув пика, Лекси вскрикнула от невыносимого блаженства. Броди двигался внутри ее. Лекси прильнула к нему и взяла его лицо в ладони: ей хотелось видеть его глаза в момент кульминации.

И вот, стиснув зубы, Броди с силой втянул в себя воздух. Сжав Лекси в объятиях, он вместе с ней рухнул на диван. Кто бы мог подумать, что циничному копу и полной радужных надежд дизайнерше может быть так хорошо вместе? Да, парочка нестандартная. Лекси опустила голову на грудь Броди, чтобы слышать его сердцебиение. Медленно водя пальцами по темным волосам на груди у Броди, она наслаждалась тем, что даже их молчание не было неловким. Разве можно чувствовать себя так комфортно и непринужденно с человеком, с которым переспала всего один раз?

Но теперь Лекси наконец-то нашла мужчину, который не будет лгать и заводить от нее секреты. Да, Броди, пожалуй, можно доверять…


В первый раз за много месяцев Броди проснулся, чувствуя себя совершенно счастливым. До чего приятно просыпаться, когда отдыхать пришлось после целой ночи секса! Броди, конечно, совсем не выспался, и все же… до чего приятное начало дня! С трудом разлепив веки, Броди несколько раз моргнул и принялся разглядывать потолок в спальне Лекси. Цвет был странный – кому придет в голову красить потолок персиковым? А ставить в гостиной диван за двадцать тысяч? Нет, этого Броди не понять.

Мир Лекси был для него загадкой, которую тем не менее придется разгадать. Иначе эта женщина может не согласиться провести с ним вторую ночь.

Между тем лежащая рядом Лекси перевернулась на живот. Светлые волосы рассыпались по подушке. Броди захотелось разбудить ее вполне определенным образом. Но нет, нельзя. Должно быть, Лекси утомилась не меньше его и нуждается в отдыхе. Ей ведь сегодня встречаться с клиентами. Впрочем, Броди и самому не мешало бы еще вздремнуть.

Он уставился в потолок. Повернул голову сначала в одну сторону, потом в другую. Как ни странно, персиковый цвет успокаивал. Видимо, в этом и состояла задумка. Похоже, в этих фокусах с фэн-шуй все-таки что-то есть. Броди закрыл глаза и принялся думать о намеченных на сегодня делах. После того как обнаружилось, что в дом Лекси проник неизвестный, и пришлось вызвать полицию, он просто вынужден признаться начальству в своем неофициальном участии в расследовании убийства Уильямса. В участке и так поползут сплетни. Лучше все рассказать самому. И вообще, Броди нужна была помощь. Он ведь не может одновременно и расследовать дело, и охранять Лекси.

Однако, подумав еще немного, Броди рассудил, что начальство ничем ему не поможет. Они все равно не знают подробностей дела. Если к кому-то и обращаться за помощью, то к детективу, который вел следствие. А этот человек – друг его отца. Броди может встретиться с ним и представить все собранные доказательства. Пусть вся слава достается ему. Вовсе ни к чему, чтобы в связи с этим делом прозвучало имя Броди.

Собственный план ему понравился. Броди медленно откинул одеяло и встал с кровати. Ступив босыми ногами на пол, он поежился от холода. Проклятые зимы. Надо срочно принять теплый душ. Травмированному локтю горячая вода тоже пойдет на пользу – по утрам его обычно ломило. А после душа Броди заедет домой, переоденется в чистое и позвонит отцу. Пусть заедет к Лекси и побудет с ней, пока Броди съездит в управление и чистосердечно признается во всех грехах.

Глава 10

Броди стоял в приемной главного офиса Северного полицейского округа и ждал, когда его примет детектив Лоуренс Маккол. Слева от Броди сидела женщина с вышиванием в руках. И только тут Броди понял, что соскучился по работе. Где еще увидишь столько необычного?

– А вот и Хэйуорд-младший! – Зычный голос Маккола эхом отразился от стен. Лоуренс стоял в дверях. Рубашка едва не лопалась на широченной груди. На лице у Ларри – так сокращенно называли Маккола – была довольная усмешка.

– Здравствуй, Лоуренс, – подчеркнуто сдержанным тоном произнес Броди, надеясь, что тот уловит сарказм. – Как поживаешь?

Маккол фыркнул. Броди знал, чем его задеть. Отец рассказывал, что в детстве Маккола частенько дразнили из-за того, что мама звала его только полным именем – Лоуренс, и никогда просто Ларри.

Маккол отвесил Броди легкий подзатыльник, потом подтолкнул его к двери, ведущей в коридор, и, рассмеявшись, поинтересовался:

– Как себя чувствуешь? Отец твой говорит, ты локоть повредил.

– Все нормально. Только, пожалуйста, никаких шуточек на эту тему. Я от них уже устал. И от скуки устал тоже.

– Кто бы мог подумать, что по службе можно соскучиться?

– Сам удивляюсь.

– Ну и что тебя сюда привело?

– Одно старое дело, которое расследовал ты. Где мы можем поговорить, чтобы никто не помешал?

– Пошли, – проговорил Маккол.

Они зашли в свободную комнату для допросов. Броди опустил сумку на пол. В ней лежали все его записи, одно из объявлений Лекси и Дженны и фоторобот Лонга. Все это Броди собирался передать Макколу. Чувствуя себя неловко, он опустился на стул.

Маккол тоже сел и подвинул стул поближе к столу.

– Давай выкладывай.

Броди заставил себя посмотреть Ларри в глаза и расправил плечи. Нельзя демонстрировать неуверенность. Для полицейского это вопрос выживания.

– Это касается убийства Уильямса.

– Жуткое дельце. Ну и что там с Уильямсом?

– У меня есть кое-какая информация. Пока ничего от тебя не прошу – только выслушай.

Маккол уронил голову на грудь и бессильно застонал:

– Ладно, говори.

– Зря ты так сокрушаешься. Новости хорошие – для тебя. А вот мне грозят проблемы.

– Продолжай.

– Ты ведь знаешь, что моя сестра работает частным детективом в «Хеннингс и Соломон»? Ну так вот. Начальник поручил ей разобраться, кто убил Уильямса. Его вдова Бренда хочет знать правду. У Дженны возникли трудности с расследованием, и она попросила меня помочь.

Маккол пристально взглянул в глаза Броди:

– Кажется, сейчас ты скажешь нечто такое, что очень мне не понравится.

И Броди продолжил, не дав себе времени струсить:

– Я побывал на месте преступления.

О копиях отчета, которые отец раздобыл в обход Маккола, Броди упоминать не стал. Главное – поскорее добраться до обещанных Ларри хороших новостей. Тогда выволочки удастся избежать.

– Ну и?..

– Тебе знакомо имя Эд Лонг?

Маккол медленно покачал головой. Броди достал из сумки фоторобот и папку с информацией о Лонге.

– Вот, смотри. Судимость у него есть. За ограбления. Убийств не совершал.

– И какое же этот тип имеет отношение к Уильямсу?

– Миссис Уильямс хочет продать дом. Ей срочно нужны деньги. Специально наняла дизайнера, чтобы подготовить дом к продаже. Так вот, Эд Лонг подошел к дизайнеру на улице и стал задавать вопросы.

Маккол состроил гримасу:

– Ну и что? Он представился?

– В том-то и дело, что нет. И вот тут начинается самое интересное.

Следующие десять минут Броди объяснял Макколу, как они с Лекси выяснили личность Эда Лонга. Выслушав рассказ, Ларри взял рисунок и принялся сравнивать с фотографией Лонга, лежавшей в папке.

– Значит, адвокат знает и Уильямса, и Лонга?

– Похоже на то. Ребенок адвоката учился в одной школе с младшей дочкой Уильямса.

– Ну и какая связь между Лонгом и Уильямсом?

– Пока не знаю. Но вчера ночью кто-то проник в дом дизайнера, Лекси Вандербильт, и оставил листок с угрозой. Велел не совать нос не в свое дело.

Маккола эта новость заинтересовала.

– Серьезно?

– Абсолютно. Листок она обнаружила при мне.

– Ты был у нее дома? Зачем?

– Надо было задать ей еще пару вопросов о Лонге, вот и приехал. – Броди порадовался, что быстро выкрутился. – Я, конечно, сразу вызвал наших. Криминалисты забрали записку, чтобы проверить, нет ли на бумаге отпечатков пальцев.

– То есть ко мне ты пришел, потому что боишься неприятностей? Ты ведь на больничном и расследовать ничего не имеешь права.

– Вообще-то учти – я просто хотел дать пару советов Дженне, и все. Надо же помогать сестре.

Ларри фыркнул:

– Вижу, папаша хорошо тебя подготовил. Молодец парень, далеко пойдешь.

Броди вскинул брови:

– Стараюсь.

– Вот только зачем ты полез в мое дело? Ладно, давай договоримся. Пусть Дженна передаст мне все, что накопала, – и тогда к тебе никаких претензий не будет.

Броди этот вариант вполне устраивал.

– Хорошо, – кивнул он. – Вместе отправимся в «Хеннингс и Соломон». Там сможешь просмотреть ее записи. Но вот еще что…

– Слушаю.

– Нужно получить выписки с банковских счетов Уильямсов и Эда Лонга. Точно известно, что у Эда Лонга денег нет. Месяц назад сбежал от квартирного хозяина не заплатив.

Маккол откинулся на спинку кресла, сложил руки на животе и внимательно поглядел на Броди. Должно быть, понял, на что намек. Вот только предпримет ли Ларри соответствующие меры?

– Значит, ты влез в мое дело и сразу состряпал гениальную версию – виновата жена? Извини, но мы ее уже проверили. Жена ни при чем.

– Знаю.

– Выходит, моему профессиональному мнению ты не доверяешь? Между прочим, у меня стаж тридцать пять лет!

Такие, как Маккол, не любят, когда их обходит молодежь. Та самая молодежь, которая начинала карьеру не с низов, а со студенческой скамьи. Вместо того чтобы патрулировать улицы, как полицейские старожилы в юности, они изучали криминологию. Броди прямо посмотрел Макколу в глаза. Главное – не показывать страха, иначе Ларри почувствует свое превосходство.

– Я в курсе, поэтому и пришел к тебе. Да, понимаю, убийство произошло давно. Думаю, еще раз попробовать его раскрыть не помешает, но дело твое.

Броди встал. Он сказал все, что мог. Но, увы, Ларри вовсе не настроен снова браться за расследование убийства Уильямса. Тем не менее он это дело так не оставит. Броди по-прежнему может консультировать Дженну, пока не удастся вывести на чистую воду Эда Лонга и, возможно, Бренду Уильямс. И конечно, охранять Лекси. Причем последнее задание Броди собирался выполнять с особым удовольствием…

– Куда собрался, Хэйуорд-младший?

Броди мысленно выругался. Однако надо сдерживаться – правила субординации никто не отменял.

– Ты ведь сам сказал, что это твое дело, а я в него влез.

Ларри прислонился к стене, скрестил руки на груди и уставился в пол.

– Да, загнал ты меня в угол, Хэйуорд.

– Не загнал, а помог. Если убийца и впрямь Эд Лонг, я навел тебя на важный след. Так что давай начнем с выписок по счетам. Будем искать финансовый след.


Лекси открыла дверь дома Уильямсов и вошла внутрь. Сзади шагал отец Броди, тащивший под мышкой две папки с образцами. Не придется лишний раз бежать за ними к машине. Вот почему Лекси хотела завести ассистента – чтобы не приходилось все делать самой. Первым делом нужно продать дом Уиль ямсов и получить бонус. В противном случае придется пахать одной еще полгода, а за это время Лекси совсем ослабеет от недосыпа и не сможет заниматься любовью с Броди Хэйуордом. И вот это, пожалуй, самый большой минус.

– Уф, – вздохнула Лекси.

Мистер Хэйуорд бросил папки с образцами на кухонный остров.

– Что случилось?

– Ничего. Просто задумалась.

Знал бы мистер Хэйуорд, что Лекси размышляет о сексе с его сыном. Щеки залил румянец. Да, в постели Броди просто великолепен! Давно Лекси не испытывала такого наслаждения. Выходя из кабинета вероломного жениха, Лекси поклялась себе, что больше не станет так сильно привязываться ни к одному мужчине.

Из задумчивости Лекси вывел голос мистера Хэйуорда. У отца Броди были такие же изумрудные глаза и темные волосы, как у сына. Вот только телосложением сын от него отличался. Броди был выше и стройнее, а его отец – коренастее. Впрочем, сейчас о сыне лучше не думать, иначе будет не до работы.

– Извините. Что вы сказали?

Хэйуорд-старший указал на дверь постирочной:

– Убийство произошло здесь?

– Да. Никак не могу уговорить вашего сына позволить мне поменять там плитку.

Мистер Хэйуорд улыбнулся:

– Узнаю своего мальчика. Упорства и добросовестности ему не занимать.

– Качества, безусловно, прекрасные, но и меня поймите тоже. Мне надо работать.

– Хотите, я с ним поговорю?

– Нет, лучше я сама поговорю с Броди. Но за предложение спасибо.

Мистер Хэйуорд заглянул в постирочную и включил свет.

– А это что за коробка?

Какая еще коробка? Когда Лекси вчера уходила, в постирочной ничего не было. Наверное, Нэйт принес. Лекси подошла к двери. Действительно, на полу стояла картонная коробка. Однако Лекси сразу подумала, что по размеру она слишком мала, чтобы внутрь поместилась плитка или инструменты.

– Лекси?..

– Коробка не моя. Возможно, ее подрядчик сюда поставил.

– Но вы так не думаете.

Лекси встретилась взглядом с мистером Хэйуордом:

– Нет. Вряд ли.

– Сейчас я ее открою. Поглядим, что внутри.

– Погодите. Может, лучше вызвать полицию? А вдруг внутри…

Что? Бомба? Неужели Лекси заразилась от Броди паранойей? Мистер Хэйуорд склонил голову набок. Во взгляде читалось и сочувствие, и добродушная ирония.

– А что, если коробку действительно принес ваш подрядчик? Получится неудобно.

Да, может и так «повезти». Окажется, что Лекси устроила панику из-за кисточек.

– Вы правы. Просто немножко нервничаю после того, как в мой дом кто-то пробрался.

Мистер Хэйуорд ответил такой же сногсшибательной улыбкой, как у сына.

– Ладно, я сейчас загляну в коробку, а вы, если хотите, можете выйти.

Конечно же Лекси хотела. Но трудности следует встречать лицом к лицу.

– Нет, я лучше останусь.

Опустившись перед коробкой на корточки, мистер Хэйуорд принялся в полном молчании рассматривать ее со всех сторон. Может, прислушивается, не тикает ли?.. Лекси не знала. Она вообще была не уверена, что современные бомбы тикают.

Между тем мистер Хэйуорд открыл коробку. Несколько секунд он молчал. Лекси уставилась на его затылок, темный с седыми прядями.

– Ну, что там?

– Одеяло.

Странно. Кто и зачем мог оставить в постирочной коробку с одеялом? Лекси подошла к мистеру Хэйуорду и заглянула в коробку поверх его плеча. Одеяло было лоскутное, из полинявшей красной и розовой ткани. По краю шла кайма. Лекси ахнула. Мистер Хэйуорд поспешно повернулся к ней:

– В чем дело?

– Одеяло…

– Вы узнали эту вещь?

– Да, одеяло принадлежало моей бабушке. Я хранила его на полке в задней части кладовки.

Глава 11

– Значит, во сколько вы приехали?

Броди стоял в постирочной Уильямса, уперев руки в бедра. От таких новостей голова шла кругом. Отец как раз объяснял ему и Макколу, при каких обстоятельствах было обнаружено одеяло. Тридцать минут назад Броди спокойно просматривал выписки со счетов Уильямсов, а теперь возникла проблема посерьезнее.

– Примерно в десять сорок пять, – дал четкий ответ отец. – Коробку открыл в десять пятьдесят. Специально посмотрел на часы.

Маккол подошел к черному входу и, присев на корточки, принялся разглядывать замок. Лекси почти прижималась к Броди, крепко обхватив себя руками. Она пыталась не показывать, насколько напугана, однако выражение лица выдавало с головой. Броди положил руку Лекси на плечо, но та отпрянула.

– Ты что?

– Я ведь ничего такого не сделала! Всего-то развесила пару объявлений и сдуру позвонила по этому чертову номеру! Ну почему этот тип не дает мне покоя? Пробрался в дом, украл одеяло и притащил его сюда! Спрашивается, зачем?

– Видимо, хочет показать, что при желании легко сможет до тебя добраться.

– Я ведь даже не заметила, что одеяло пропало.

– Лекси, это случилось только вчера.

– Ну и что? Все равно я должна была проверить кладовку. В других-то местах посмотрела.

– Ты к себе слишком строга. Я тоже забыл про кладовку, а ведь я полицейский.

Маккол закончил осматривать замок.

– Ну что? – спросил Броди.

– Никаких следов взлома.

– Тогда как он проник внутрь? В доме ведь все окна заперты?

Отец кивнул:

– Все. Я проверял.

– Значит, у злоумышленника был ключ.

У Лекси отвисла челюсть.

– Ключ есть у Нэйта… и у Бренды… Нет, не может быть.

– Хочешь видеть в людях только хорошее – пожалуйста, – махнул рукой Броди. – Но справиться с таким замком, не оставив следов, может только очень хороший взломщик. Ас. Сомневаюсь, что наш преступник настолько талантлив. А значит, он воспользовался ключом. Других вариантов нет.

– Броди, какой же ты иногда чурбан.

Спрашивается, чем он заслужил это оскорбление.

– Если подозреваю людей, которых до этого считали невиновными, это еще не значит, что я чурбан. Уж тебе ли не знать, что некоторые люди иногда обманывают чужое доверие?

Стоило Броди произнести эти слова, как он тут же о них пожалел. Глядя на потрясенное лицо Лекси, Броди отчаянно хотел взять их обратно. Похоже, он и впрямь чурбан. Но выяснять отношения при отце и Макколе не годится. Впрочем, с извинениями лучше не тянуть.

– Прости. Я переступил черту.

– Думаешь? – И голос, и взгляд Лекси сочились ядом. Несмотря на весь свой идеализм, она была девушкой с характером.

– Лекси…

– Заткнись, Броди. Ты и так уже сказал достаточно.

Отец присвистнул, а Маккол выразительно кашлянул. Броди невольно рассмеялся. А ведь не хотел устраивать сцену. И вообще, пора возвращаться к делу. Позже Броди поговорит с Лекси и постарается ее задобрить. Он повернулся к Макколу:

– Одеяло надо забрать в участок. Это улика.

– Пусть его осмотрят криминалисты. Вдруг удастся обнаружить ДНК?

Лекси принялась переминаться с ноги на ногу.

– И что тогда?

– Проверим – вдруг оно совпадет с тем, что было обнаружено на месте убийства Уильямса?


В коттедже Лекси установили сигнализацию. Глядя на уродливый пульт, нарушавший поток энергии слева от двери, она состроила гримасу. Потратить столько времени, выбирая подходящий цвет для стен, чтобы теперь эта штука торчала здесь, точно бельмо на глазу! Надо ее чем-нибудь прикрыть, чтобы не портила вид. Будто почувствовав настроение Лекси, сигнализация издала пронзительный, режущий уши писк. Да, лучше не придумаешь.

Броди перестал нажимать на кнопки и повернулся к Лекси.

– Все запомнила?

– Извини. Отвлеклась. А можно установить какой-нибудь другой сигнал?

– Согласен, звучит неприятно, однако речь идет о твоей безопасности.

– Спасибо, что напомнил.

– Я ведь предлагал тебе пожить у меня.

– Нет. Не собираюсь бежать из своего дома. – Лекси указала на пульт. – Ну-ка, объясни еще раз, как пользоваться этой штуковиной.

За пять минут Броди показал Лекси, для чего предназначена какая кнопка, и вручил листок, на который были записаны коды. Один обозначал, что замечено какое-то движение, второй – что разбито стекло, третий – и то и другое. В общем, система сложная и запутанная.

– Кажется, все поняла. Пищит эта штука, конечно, противно, но обещаю отключать ее сразу, как только приду домой.

Сейчас Лекси больше всего хотелось поесть и выпить бокал вина. Или даже бутылку – после такого-то денька. Было уже семь часов вечера. Только сейчас Лекси сообразила, что пропустила обед. Из-за истории с одеялом едва не опоздала к назначенной встрече, поэтому пришлось довольствоваться орехами кешью, обнаруженными на дне сумки. И тут Лекси вспомнила, что они с Броди так и не обсудили сегодняшнюю размолвку. Да, этот мужчина умеет больно уколоть. И вообще, Броди отнюдь не идеален. Чего стоит навязчивая заботливость и манера постоянно читать нотации? Но, к сожалению, отчасти Лекси даже нравились эти его черты, поэтому долго злиться на Броди она не могла.

Ее, конечно, задели слова Броди, но он сразу это заметил и попросил прощения. Лекси взглянула на него:

– Давай поговорим о том, что ты мне сегодня сказал.

– Давай. Прости, ляпнул не подумав. Очень сильно за тебя беспокоился, вот и сорвался. Больше такого не повторится.

Лекси могла бы продолжить пилить Броди, но подобное поведение было не в ее стиле. Он ведь извинился и признал, что был не прав, а это чего-то да стоит.

– Спасибо, – с сарказмом произнесла Лекси и улыбнулась: – Есть хочешь?

Броди склонил голову набок и чуть прищурился.

– И все?

– Да. Я все сказала.

– Ничего себе…

– Понимаю, ты удивлен, но вовсе не собираюсь раздувать из мухи слона. Ты извинился, чего еще надо? Не собираюсь ссориться с тобой из-за такого пустяка.

– Спасибо. Ты потрясающая.

Оба рассмеялись, и обстановка сразу разрядилась.

– Ну как, будем есть? – предложила Лекси.

– Умираю с голоду.

– В таком случае закажу нам вегетарианскую пиццу.

– Издеваешься?

Лекси рассмеялась. Броди всегда умел ее развеселить.

– Видел бы ты свое лицо. Нет, я не шучу – действительно люблю пиццу с овощами. А если хочешь мяса, возьмем не одну большую, а две маленьких – тебе и мне.

– Мясо мне необходимо. Я же должен быть в форме. Сегодня ночью предстоит… хорошо поработать. Так что закажи мне пиццу с колбасками, острым перцем, фрикадельками и грибами.

– Фу… Но учти – после такого целовать меня не разрешаю.

– Между прочим, я тебя не только целовать собираюсь.

Звучало многообещающе.

– Ладно, посмотрим.

Броди плюхнулся на диван и положил сумку на журнальный столик.

– Когда сделаешь заказ, не хочешь изучить вместе со мной выписки с банковских счетов Уильямсов? У тебя хорошо получается подмечать детали.

Лекси заказала пиццу, наполнила два бокала вином и присоединилась к Броди на диване.

– Ты ведь пьешь вино?

Они еще так мало знают друг о друге…

– Вообще-то предпочитаю пиво, но и от вина не откажусь.

– Хорошо. Учту.

Броди разложил выписки на столешнице и щелкнул пальцами перед носом у Лекси.

– О чем задумалась?

– Да так, пустяки. – Лекси подтолкнула его локтем. – Вообще-то на этот раз я не прослушала. Ты сказал, что нужно искать любые отклонения от привычного режима – крупные траты и так далее.

– Правильно. Я, конечно, заглядывал в бумаги утром, но внимательно изучить не успел. Маккол сказал, что Уильямс очень часто переводил свои деньги. Инвестировал то в одно, то в другое. Сама увидишь.

Лекси принялась изучать колонки цифр. Да, вот что значит быть богатым. Уильямс свободно распоряжался суммами в десятки тысяч долларов, будто это были ничтожные гроши.

– Обалдеть, – выдохнула Лекси.

– Да уж. У них с Брендой был совместный счет для расходов, который могли использовать оба. Джонатан старался, чтобы на нем никогда не оставалось меньше двадцать тысяч.

– Да, хорошая подстраховка на черный день.

Если бы у Лекси были такие суммы, она потратила бы их на оплату по счетам и закладной, а не стала бы ввязываться в финансовые авантюры.

– Иногда, – продолжил Броди, – суммы варьировались от пятисот до десятков тысяч долларов. Учитывая подозрения федералов, неизвестно, какая часть этих денег была его собственной.

Броди придвинулся к Лекси, откинулся на спинку сиденья и принялся внимательно изучать бумаги. При этом вид у него был такой сексуальный, что Лекси невольно залюбовалась. Эта сосредоточенность, решительность, целеустремленность… Сейчас Лекси очень бы хотелось нарисовать его. Пристальный взгляд, изгиб скул, прямой точеный нос, чуть вьющиеся волосы… Такого брутального мужчину никому в голову не придет назвать симпатичным. Настоящий мужчина. Сильный, крепкий и вполне комфортно чувствующий себя в рваных джинсах. Он не пытался ничего никому доказать и просто был собой.

Ну же, дотронься до него. Чего ты боишься? Броди прикрыл глаза, и Лекси провела пальцами по его безупречному носу. Броди вздрогнул так, что Лекси едва не ткнула его в глаз.

– Что там? – Броди потер нос. – Пушинка?

– Нет. Просто ласковый жест. Вообще-то очень хотелось бы тебя нарисовать, но думаю, ты будешь против.

– Угадала. – Броди многозначительно вскинул брови. – Зато есть другие занятия, против которых я очень даже не возражаю.

– Догадываюсь, какие. Но даже думать об этом забудь, пока не позволишь мне снять плитку в постирочной. Время идет, красавчик. Мой бонус ускользает, как песок сквозь пальцы.

– Значит, таково твое условие? А иначе никакого секса?

Лекси рассмеялась:

– Ты сам меня вынудил.

– Ладно, снимай плитку.

Потрясенная, Лекси отступила на шаг. Открыла рот, потом снова закрыла.

– Неужели не шутишь?

– Нет. Я совершенно серьезен. Давай избавимся от плитки. Посмотрим – вдруг обнаружим что-нибудь под ней? – Броди едва не рассмеялся. – Ну что, удивил я тебя? Только, пожалуйста, не надо бурных восторгов.

– Спасибо, Броди.

Он наклонился к ней и поцеловал в губы.

– Криминалисты обследовали одеяло, но никаких отпечатков не обнаружили. Однако у нас и так есть с чем работать – незаконное проникновение в твой дом, а также связь между Эдом Лонгом и семейством Уильямс. Теперь осталось только разобраться, в чем конкретно состоит эта связь. Тот факт, что Лонг пытается запугать тебя, доказывает, что он и сам напуган.

И вдруг Броди пришла в голову одна мысль. Он принялся торопливо перебирать бумаги.

– Что ищешь?

– Тут нет отчета о подозрительных движениях средств на счетах. Банки и брокеры составляют их, а потом отправляют в офис Сети по борьбе с финансовыми преступлениями. Она входит в состав Министерства финансов. Таким способом ФБР выводит на чистую воду террористов и тех, кто отмывает деньги. Мы, полиция, можем запрашивать копии этих отчетов, если этого требуют интересы расследования.

– Значит, если банк настораживают действия клиента, он должен представить соответствующий отчет?

– Да.

– А какие именно действия считаются подозрительными?

Броди пожал плечами:

– Самые разные, зависит от случая. Банки следят за привычками клиентов. Если, например, на скромный, рядовой счет вдруг регулярно начинают поступать крупные суммы, ФБР может заинтересоваться их происхождением.

Лекси взяла одну из выписок.

– У Джонатана тут все очень беспорядочно. Никаких устойчивых привычек не прослеживается.

– Значит, либо мы снова уткнулись в тупик, либо Уильямс старательно заметал следы.

– Точно! – оживилась Лекси. – Иначе ФБР могли гораздо раньше выяснить, что он использует схему Понци!

Броди улыбнулся:

– Люблю умных женщин.

Лекси ответила такой же игривой улыбкой:

– А я – умных мужчин. Особенно таких, которые не оставляют меня ночью одну после того, как в дом пробрался неизвестный. Причем не пытаются запрыгнуть ко мне в постель, а вызываются спать на диване.

– Но ведь в постель ты меня все-таки пустила.

– После того как ты сказал, что будешь спать на диване. Уловил связь?

Броди засмеялся. Лекси провела пальцами по его скуле. По телу Броди пробежала приятная дрожь.

– Пожалуйста, разреши тебя нарисовать.

Может, Броди удастся использовать это ее желание в свою пользу?

– А что мне за это будет?

Лекси бодро вскочила и побежала за альбомом.

– Пока рисую, сможем обсудить дело. Когда делаю наброски, мне всегда лучше думается.

– Хорошо. Только с уговором – никому не рассказывай, что я тебе позировал, а то потом стыда не оберешься.

Лекси села напротив Броди, подобрав под себя ноги. Потом взглянула на него с такой улыбкой, что Броди сразу захотелось поцеловать ее. Впрочем, у них еще вся ночь впереди.

Пока Лекси рисовала, Броди снова принялся изучать выписки. Ладно, с Джонатаном все более или менее понятно, а как насчет Бренды? Постоянные движения средств на счетах должны были вызвать у нее вопросы.

– Интересно, насколько Бренда была в курсе дел мужа? – вслух подумал Броди.

– В смысле, финансовых дел? Приподними подбородок. Нет, не так высоко. Чуть-чуть. Вот, теперь хорошо.

– По бумагам, которые мне показывала Дженна, выходит, что Бренда ничего не знала про схему Понци. Но достаточно было посмотреть на выписки со счетов, чтобы заметить: Джонатан затеял что-то подозрительное.

Лекси пожала плечами:

– Если бы у меня был муж-брокер, я бы решила, что ему виднее.

– Кстати, банк не стал бы считать переводы небольших средств подозрительной деятельностью. В смысле, небольших по масштабам Уильямса.

– Повернись чуть влево, – велела Лекси.

Броди закатил глаза. Позировать художнику оказалось не очень-то приятным занятием.

– Ну Броди, не упрямься.

Он послушно повернулся влево.

– Берегись, потом накажу за дерзость.

– Ой, напугал!

Броди улыбнулся. До чего приятно перебрасываться шутливыми замечаниями! По крайней мере, за это он мог быть благодарен Эду Лонгу.

– Эд Лонг, – пробормотал Броди.

– Что?

– Я тут кое-что сообразил.

Броди принялся рыться в выписках, пока не отыскал ту, что относилась к месяцу до убийства.

– Эй! Я еще не закончила.

– Извини.

Лекси опустила альбом на колени.

– Что случилось?

– Эд Лонг умом не блещет. Это во-первых. А во-вторых, ему очень нужны деньги.

– И что с того?

Броди поднял над головой выписку.

– Надо получить выписки по счетам Эда Лонга и сравнить движения средств со счетами Уильямса. Если бы в банке заметили, что Лонгу сразу вдруг привалили большие деньги, они бы…

Лекси оживилась:

– Отправили отчет в Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями!

– Именно.

– И как получить выписки со счетов Лонга?

– Обратимся к Макколу, он этим займется.

Глава 12

– Хэйуорд слушает, – простонал Броди в телефон.

Моргнул несколько раз, стараясь поскорее проснуться. Интересно, зачем Маккол звонит в шесть утра? Ночью спать пришлось недолго, и все благодаря прекрасной, пусть даже иногда совершенно несносной, Лекси Вандербильт.

– Смотрю, на больничном совсем разленился, – фыркнул Маккол. – Давай вылезай из-под одеяла.

Броди медленно сполз с кровати, стараясь не разбудить Лекси, и прошел в еще темную гостиную.

– Что случилось?

– Ты оказался прав – отчет про дела Эда Лонга и впрямь был составлен и отправлен, и я намерен его изучить. А еще хотел сказать, что банк открывается в семь. К этому времени отправляюсь туда.

– Понял. А потом вернешься в офис? Я зайду к тебе.

Броди бросил телефон на диван. Теперь каждый раз, глядя на этот предмет мебели, он будет представлять распростершуюся на нем обнаженную Лекси. Да, ночка определенно удалась.

Лекси вышла в гостиную в одной маечке и крошечных трусиках. Доброе утро, красавица. Но тут Лекси врезалась в стену и выругалась. Броди фыркнул:

– Ну и выражения! А еще леди! Вижу, с утра ты в ворчливом настроении.

– Для меня это обычное дело. Час проснуться не могу. Но кофе помогает.

Отлично, на будущее надо запомнить. Сама мысль о том, что Броди собирается запоминать утренние привычки Лекси, была непривычной.

– У меня для тебя хорошие новости.

Лекси плюхнулась на диван.

– Какие?

– Через час Маккол получит выписки со счетов Эда Лонга. Какие у тебя на сегодня планы? Ну, кроме того, чтобы прямо сейчас вернуться в постель вместе со мной?

Лекси игриво улыбнулась:

– А что?

Броди провел рукой по ее бедру:

– Мне надо встретиться с Макколом. Вместе изучим бумаги. Могу позвонить отцу, чтобы пока составил тебе компанию, но у него самого назначена встреча на девять утра. Не хотелось бы отвлекать. Однако надо отправить тебя в какое-нибудь безопасное место, пока я не вернусь.

– Броди, – строго произнесла Лекси, – никуда меня отправлять не надо. У меня на сегодня назначены встречи с двумя потенциальными клиентами. Оба из Норт-Сайда. Очень перспективные. С этим расследованием и так уже потеряла слишком много возможностей подзаработать.

– Лекси, – укоризненно произнес Броди, – я и не требую, чтобы ты отказывалась от встреч с клиентами. Просто думаю, как обезопасить тебя во время них.

Лекси вытянула ноги и перевернулась на спину. Броди понял, что мог бы жениться на этой женщине… но лишь при условии, если найдет способ бороться с ее дурным настроением каждое утро. Может, уходить на работу, пока Лекси еще спит? И вообще, с каких пор Броди стал задумываться о браке – тем более с привлекательной, но ужасно ворчливой дизайнершей?

Лекси села и потянулась, вскинув руки над головой. Ах, эта маечка…

– Милая, как только закончим деловой разговор, сразу отправимся в постель, и там уж я найду способ заставить тебя улыбнуться.

– Думала, ты спешишь.

– Да. Но когда спешишь, ощущения даже обостряются. Так ты не ответила – какие у тебя планы?

Лекси встала, приблизилась к Броди и, взяв его за руку, повела в спальню.

– Первая встреча назначена на девять. Еду в роскошный жилой комплекс с консьержем. Если хочешь, можешь меня подвезти. А следующая – в полдень.

– К сожалению, сам тебя подбросить не могу. Придется звонить отцу.

– Слушай, давай сейчас не будем говорить о твоем отце.

– Да мы сейчас вообще говорить не будем…


В конференц-зале участка Маккол положил конверт на поцарапанную столешницу. В этом помещении, конечно, беседовать было намного приятнее, чем в кабинете для допросов. Впрочем, запах здесь царил неприятный – нестерпимо воняло моющим средством.

– Кто-то спросит, что ты тут делаешь, – произнес Маккол, – скажи, что забежал поболтать, а то оба окажемся в глубокой заднице.

– Понятное дело. Ну, что тут у тебя?

– Чутье тебя не подвело, Хэйуорд. Отчет относительно Эда Лонга действительно отправили в офис Сети по борьбе с финансовыми преступлениями. И вот, кстати, выписки со второго счета, принадлежавшего и Джонатану, и Бренде. Но чеки выписывал только он. Бренда – ни разу.

– Может, Уильямс использовал этот счет, чтобы прокручивать схему Понци?

– Вполне возможно. Через этот счет проходили миллионы.

Броди принялся изучать отчеты о движении денежных средств на счетах Эда Лонга. Сначала шла обычная информация – имя, адрес, страховой полис, водительские права. Но дальше начиналось кое-что поинтереснее – объяснялось, по каким причинам движение средств на счете Эдварда Дж. Лонга показалось банку подозрительным. Эд Лонг четыре раза положил себе на счет крупные суммы, которых за ним раньше не водилось. Причем произошло это за три недели до того, как был убит финансовый мошенник Джонатан Уильямс.

– А вот это уже интересно, – произнес Броди.

– Ты о чем? – спросил Маккол.

Броди достал из сумки копии финансовых выписок, которые они с Лекси вчера просматривали, и разложил на столе.

– Как видишь, Уильямс постоянно перемещал деньги туда-сюда. Если какая-то часть этих средств оказалась у Эда Лонга, появится причина снова обратить внимание на любящую супругу.

Маккол достал из кармана спортивной куртки ручку.

– Понимаю. Чтобы дело шло быстрее, ты называй даты и суммы, а я буду сверять их с отчетом по Лонгу.

– Итак, начнем. Пятое ноября, девять тысяч.

Маккол проглядел страницы и печально присвистнул.

– Ничего.

– Черт. Что, даже приблизительно?

– Нет, такой суммы не видно. А ты думал, сразу повезет?

Если честно, именно на это Броди и надеялся. Но служба детектива нелегка – потому и увлекательна. Они с Макколом продолжили, но, к величайшей досаде Броди, ни одного совпадения обнаружить не удалось. Однако чутье буквально кричало, что между Уильямсом и Лонгом была какая-то связь. Броди откинулся на спинку стула и вздохнул. Надо сосредоточиться. Оставалось изучить еще одну папку с материалами по счету. Тому самому, на который Бренда никогда не выписывала чеки.

Броди потер ладонью шею.

– Значит, Бренда этого счета точно не касалась?

Маккол указал на папку:

– Хочешь – проверь сам.

Так Броди и сделал.

– Дай ручку, – попросил он у Маккола и принялся внимательно изучать бумаги, пока не добрался до ноября. До убийства оставалось несколько недель. Броди стал читать медленно, обращая внимание на все даты и сверяя с числами в отчете по финансовым делам Лонга. Ни одного точного совпадения. Однако все числа были близкими друг к другу. Осталось только проверить суммы. Броди занес ручку над колонкой цифр. Девять тысяч. Вот черт! За два дня до того, как Лонгу на счет поступили девять тысяч долларов, кто-то снял ровно ту же сумму со счета Джонатана Уильямса. А вот и связь. Броди убедился, что предчувствие его не обмануло.

– У меня тут кое-что есть. – Броди обвел сумму и дату в кружок и протянул лист Макколу. – Видишь совпадение? Что, если Бренда Уильямс подделала подпись мужа?

Маккол выпятил нижнюю губу.

– Пожалуй, могла. Давай проверять дальше.

На этот раз совпадения шли одно за другим. Ларри стукнул кулаком по столу:

– Ни черта себе!

– Вот мы и прищучили Бренду Уильямс. Каким-то образом она сняла пятьдесят тысяч так, что муж ничего не заметил. Похоже, убийство тоже организовала она.

Маккол встал из-за стола:

– Пора побеседовать с безутешной вдовушкой.

– Да уж.

Ларри состроил гримасу и, откинувшись на спинку стула, покачал головой:

– Извини, Хэйуорд, но ты с этой женщиной беседовать не будешь. Официально ты не имеешь к расследованию никакого отношения.

– Я все понимаю, – произнес Броди. – Будут новости – позвонишь.


Когда закончилась утренняя встреча с Болдуинами, не было еще и половины одиннадцатого. Лекси порадовалась своей удаче. Вдобавок встреча прошла отлично – по крайней мере, именно такое впечатление сложилось у Лекси. Впрочем, заранее судить трудно. Еще одним поводом для хорошего настроения было то, что до приезда личного телохранителя – то есть мистера Хэйуорда-старшего – у Лекси образовалось свободное время.

Она вышла из лифта и оказалась в роскошном холле дома Болдуинов. Каблуки постукивали по мраморному полу. Эхо разносилось, достигая высоченного потолка на уровне третьего этажа. Консьерж поспешил открыть перед Лекси дверь, но она указала на угол, где стояло три простых, но элегантных кожаных кресла цвета горького шоколада.

– За мной должны приехать. Не возражаете, если я подожду здесь?

Если Лекси выйдет одна на улицу, некий Броди Хэйуорд устроит грандиозный разнос и прочтет лекцию о том, как опасно стоять на чикагских тротуарах среди бела дня.

Консьерж кивнул:

– Разумеется, мэм.

– Спасибо.

Лекси поставила портфель на пол и положила рядом с ним тяжелую папку с образцами. Кресло она выбрала то, где солнце не будет светить в глаза. Коротая время, Лекси решила проверить голосовую почту. И тут, будто по сигналу, зазвонил мобильник. Лекси выудила его из кармана и взглянула на дисплей.

– Здравствуйте, Бренда.

– Ах ты, сука! – злобно выкрикнула миссис Уильямс.

Лекси вздрогнула. От такой ненависти ее будто ножом пронзило. На всякий случай снова взглянула на телефон – вдруг ошиблась?

– Бренда, что случилось?

– Еще спрашиваешь! Ко мне только что приходил полицейский, детектив по фамилии Маккол. Оказалось, воду мутит тот, другой детектив, которого ты наняла!

Лекси хотела объяснить, что не нанимала Броди. Конечно, ее разговор с миссис Хеннингс оказал влияние на дело, но Лекси не имела никакого отношения к тому, что Броди оказался задействован в расследовании. Впрочем, сейчас не до этого, есть вопросы и поважнее.

– Расскажите толком, что произошло.

– Этот человек явился в мой дом и обвинял меня в убийстве мужа!

Лекси потрясенно ахнула, но Бренда не обратила внимания на ее реакцию и на всех парах неслась дальше.

– Мало того, что за преступления Джонатана приходится отвечать мне! Пережить такое унижение, такое предательство… Не говоря уже о том, что даже не представляю, как все объяснить детям! А теперь еще и это. Из-за тебя ко мне привязались эта Дженна и ее братец! А теперь еще полиция обвиняет меня в убийстве!

Не в силах усидеть на месте, Лекси вскочила с кресла и принялась ходить кругами, потирая лоб рукой.

– Послушайте, Бренда… это какое-то недоразумение…

– Не просто недоразумение, а непростительная ошибка! Которая, надеюсь, будет исправлена, иначе меня арестуют. Ты хоть подумала, что будет с детьми? Я тебе доверилась, а теперь придется нанимать адвоката!

– Подождите, я сейчас позвоню Броди и спрошу…

Бренда сердито фыркнула:

– Хватит, ты мне и так уже достаточно помогла. Верни ключи от дома и проваливай.

– Что?..

– Ты уволена. Ключи привезешь ко мне домой. Буду ждать в полдень. Или позвоню в полицию и заявлю, что ты их украла и отказываешься возвращать. А потом напишу про все твои фокусы в социальных сетях, и не видать тебе клиентов как своих ушей. Жду в полдень, Лекси. И не думай, что это пустые угрозы.

В трубке раздался громкий щелчок.

– Бренда?..

Ответа не было. О нет. Ошеломленная и растерянная, Лекси уставилась на телефон. Надо перезвонить Бренде. Впрочем, бедная женщина сейчас в таком состоянии, что убеждать ее бесполезно. Да и неудивительно – на ее месте любой бы разозлился. Часы на телефоне показывали без двух минут одиннадцать. До встречи час. Лекси успеет доехать на такси до дому, взять ключи и отвезти их Бренде. А потом, если повезет, как-нибудь ее успокоить и объяснить, что расследование начала не она и причина проблем вдовы вовсе не в Лекси.

Но управиться с этим делом всего за какой-то час, и еще успеть на следующую встречу, нечего было и рассчитывать. Угораздило же вляпаться в такую историю! А ведь Лекси просто хотела помочь безутешной вдове узнать, что же все-таки произошло с ее мужем. И вот вам благодарность за труды – Лекси уволили.

Из-за Броди. Хотя нет, он не стал бы проворачивать такие дела у Лекси за спиной. Скорее всего, это была инициатива Маккола, а Броди просто ничего не знал. Должно быть какое-то безобидное объяснение.

– Мэм, – окликнул Лекси консьерж. – Что-то случилось?

Еще как случилось. Лекси была совершенно раздавлена. Столько времени выстраивать карьеру, чтобы теперь позволить одному-единственному фиаско разрушить ее репутацию среди клиентов! Все, прощай, ассистент.

– Все нормально, – ответила Лекси, хватая портфель и папку. – Вы бы не могли вызвать для меня такси?

Ожидая, когда приедет машина, Лекси позвонила Броди. Ей необходимо было услышать его объяснения. А потом Лекси, в свою очередь, объяснит ситуацию Бренде, и все уладится. Недоразумения случаются постоянно, главное – вовремя их разрешить. Во всяком случае, Лекси очень надеялась, что Бренда сменит гнев на милость.

Прозвучало уже пять гудков, а Броди все не подходил к телефону. Лекси едва не подпрыгивала от нетерпения и сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Пожалуйста, Броди, ответь… Наконец он взял трубку, и Лекси немного расслабилась.

– Вы позвонили на телефон Броди Хэйуорда. Оставьте сообщение… ну, дальше вы знаете.

Автоответчик. Лекси занервничала, но тут же подумала, что у Броди наверняка есть уважительная причина не отвечать на звонки. Он порядочный человек и не стал бы игнорировать Лекси. Должно быть, Броди просто занят. После звукового сигнала Лекси, сдерживая дрожь в голосе, проговорила в трубку:

– Перезвони как можно скорее. Бренда Уильямс только что отказалась от моих услуг.

А десять минут спустя Лекси прочно увязла в пробке, отъехав всего на полтора квартала от жилого комплекса. Ну и денек, одни неприятности! Лекси достала из кошелька двадцатку и протянула водителю.

– Выйду здесь. Пешком будет быстрее. Сдачу оставьте себе.

Выбравшись из автомобиля, Лекси припустила по улице. Хотя, конечно, бежать с портфелем и папкой было неудобно. Ледяной ветер хлестал по щекам и едва не отмораживал нос. Вдруг зазвонил телефон. Отбежав в сторонку, Лекси положила папку на землю и выудила мобильник из кармана пальто. Броди. Отлично. Сейчас он скажет, что ни при чем. На этот раз Лекси выбрала хорошего мужчину, а не такого, с какими обычно заводила романы.

– Привет. Ты где? – начала она разговор.

– Где я? Вопрос в том, где ты? – резко спросил Броди. – Отец приехал за тобой пораньше, а консьерж сказал, что вызвал для тебя такси!

Секундочку. Из-за Броди Лекси осталась без выгодного заказа, и он же еще устраивает ей разнос! Нет, так не пойдет.

– Мне надо вернуться домой и забрать ключи от особняка Уильямсов. Бренда потребовала, чтобы я отдала их до полудня. После того, как уволила меня.

– Надо было дождаться отца. Ты не можешь отправиться туда одна.

О нет, только не еще одна нотация. У Лекси совершенно нет времени выслушивать эту чушь. И вообще, Броди что, не понял? Лекси потеряла клиентку! Вместо того чтобы радоваться, что ему не устроили грандиозный скандал, ведет себя так, будто ничего особенного не случилось. Но сейчас на бурные выяснения нет времени.

– Извини, Броди, не могу позволить себе такую роскошь, как ожидание сопровождающего. Меня ждут клиенты. Те немногие, что остались после того, как твой приятель детектив Маккол заявился к Бренде домой и обвинил в убийстве мужа.

– Не говори глупостей. Ни в чем он ее не обвинял.

Значит, Броди в курсе. Возмущенная таким подлым предательством, Лекси изо всех сил стиснула зубы, чтобы не взвыть от ярости. Ну почему она так плохо разбирается в мужчинах? А ведь завышенными требованиями Лекси не страдает – просто хочет найти такого, который не будет ее обманывать! Глядя на проезжающие мимо машины, Лекси взяла гнев под контроль и заставила себя говорить спокойным тоном:

– Значит, ты все знал и не предупредил меня?

– Лекси, все произошло очень быстро. И вообще, что именно я должен был сказать?

– Что Бренда Уильямс снова в твоем списке подозреваемых.

– Да брось, сама ведь знаешь, что я ее из этого списка и не вычеркивал. В нашем деле мужья и жены всегда под подозрением.

Теперь Броди пытался выкрутиться, свалив все на обычную процедуру расследования. Да еще представить дело так, будто Лекси сама виновата. Между прочим, мог хотя бы предостеречь, что к Бренде Уиль ямс скоро отправится полиция. Лекси доверилась Броди. Понадеялась, что он не станет лгать ей и никогда не предаст. А теперь Броди воткнул Лекси нож в спину. Конечно, она не застала его в объятиях другой женщины, но недоговаривать и действовать за спиной – тоже предательство.

В очередной раз Лекси позволила мужчине поставить себя в унизительное положение. И разбить ей сердце. Какая же она дура!

– Замолчи, Броди. Ты не говорил, что Бренда – главная подозреваемая, и не предупреждал, что Маккол сегодня нанесет ей визит. Откровенно признаться, не могу винить Бренду – я бы на ее месте тоже отказалась от услуг дизайнера, подложившего такую свинью. Ты ведь знаешь, как важен для меня был этот проект! Но теперь Бренду вот-вот привлекут за убийство, и винит она в этом не кого-нибудь, а меня! Мог хотя бы предупредить!

– Не понимаю. Почему Бренда винит тебя?

Уф… Ну и медленно же он соображает.

– Потому что я привезла тебя к ней в дом! Бренда сказала, что это ты мутишь воду!

Продолжая держать телефон, Лекси подхватила папку в ту же руку, что и портфель. Пора было продолжать путь, иначе Лекси не успеет вовремя вернуть ключи.

– Бренда так сказала сгоряча. Ничего, остынет, – ободряюще произнес Броди. – Хочешь попрошу Дженну с ней поговорить?

– Ах, какой ты добрый! Спасибо огромное! Ты так мне помогаешь!

Две машины на дороге едва не врезались друг в друга и принялись сердито сигналить. Отлично, для полного счастья не хватает только, чтобы Лекси сбили.

– Что это за звуки? – подозрительным тоном спросил Броди.

– Машины. Видишь ли, в Чикаго их много.

– Не пытайся уколоть меня при помощи сарказма. Лучше позволь объяснить…

– Что тут объяснять? Ты знал, что Бренда главная подозреваемая, но не сказал мне.

– Лекси, это просто расследование…

– Ах вот как? Просто расследование, значит? Забавно. Вчера, когда на диване кувыркались, ты совсем другое говорил! Ты солгал мне. Я тебе доверилась, думала, ты порядочный человек. Ну почему я вечно связываюсь с лжецами?..

– Что?! – взревел Броди так громко, что Лекси невольно отдернула телефон от уха. – Не смей сравнивать меня со своим женихом-подлецом!

Лекси замерла на полувздохе. Эта вспышка гнева ее ошеломила. Даже по телефонному разговору чувствуется, насколько Броди разъярился. А главное, из-за чего? Из-за слов Лекси.

– Не ори на меня.

– И что же я, по-твоему, должен делать? Молча выслушивать клевету? Или ты и правда думаешь, что я такой же, как тот подонок, за которого ты чуть не вышла замуж?

Нет. Или да?.. Лекси совсем запуталась.

– Не знаю.

– Вот и разберись как следует. Я не врал тебе, Лекси. Я вообще не участвую в официальном расследовании. У меня больничный, поэтому вмешиваться не имею права. Если о моем участии станет известно, меня могут уволить со службы.

– Так говоришь, будто и в этом тоже я виновата! Я тебя не заставляла! Тебя просила помочь Дженна, ей претензии и предъявляй! А я видеть тебя больше не желаю.

– Лекси, я профессионал. Есть обстоятельства, имеющие отношение к расследованию, которые я не имею права разглашать. Так положено. Только и всего.

Надо отдать Броди должное – он очень четко обозначил главную проблему в их отношениях. Да, для Лекси важней всего была искренность. Она хотела встретить мужчину, с которым можно будет строить честные отношения. Лекси этого заслуживала. Но Броди, похоже, искренне недоумевал, чем она недовольна.

– Я тебе доверяла, а ты… ты меня разочаровал. Броди Хэйуорд, ты разбил мне сердце.

Глава 13

– Лекси!

Броди посмотрел на дисплей. Лекси отсоединилась. Вот черт! Повесила трубку. Да, сильно же он ее разозлил! Впрочем, Броди и сам был ужасно зол. После всех затраченных трудов Лекси сравнивает его с обманщиком, подлецом и изменником. Какие бы чувства Броди ни испытывал к этой женщине, но Лекси зашла слишком далеко. Если бы Броди заявил, что ее нападки не выводят его из себя, он и впрямь оказался бы лжецом.

Броди стоял на тротуаре перед кафе, где встречался с Макколом. Ларри рассказывал, как прошел разговор с Брендой. Сегодня столько дел, до чего же некстати оказалась эта ссора с Лекси! Вот что получается, когда смешиваешь рабочую жизнь с личной – полный кавардак, в котором потом не разберешься!

Броди вздохнул. Нет, так не годится, надо взять себя в руки и сосредоточиться на деле. Вдох-выдох, полной грудью. Однако Броди угораздило вдохнуть облако зловонных выхлопных газов от автобуса. Что и говорить, везет ему сегодня.

Маккол говорил, что не предъявлял Бренде прямых обвинений, однако миссис Уильямс не глупа. Как только Ларри начал расспрашивать о подозрительных движениях средств на счетах, она сразу напряглась и ощетинилась. Значит, Бренда обеспокоена таким оборотом дела, потому что ей, видимо, есть что скрывать от полиции.

Судя по времени, когда в первый раз позвонила Лекси, Бренда набрала ей сразу же, как только ушел Маккол. Кому еще могла набрать миссис Уильямс? Думай, как преступница. Если Бренда действительно наняла Эда Лонга, чтобы он разделался с ее мужем, этот человек был следующим, кому она позвонила. Мотивы понятны – предупредить, а также решить, что они оба будут говорить полиции.

Лонг уже пытался запугать Лекси. Похоже, и он, и Бренда винят ее в своем скором разоблачении. Тут от размышлений Броди отвлек визг сирены. По дороге, обгоняя другие автомобили, мчалась патрульная машина. Броди тоже начинал на такой службе и иногда скучал по адреналину. Но лишь иногда. В основном вдумчивые, тщательные расследования его вполне устраивали.

А сейчас Броди отчаянно хотелось вернуться в тот день, когда Дженна попросила о помощи, и сказать сестренке, чтобы справлялась сама. Надо было заявить, что не намерен рисковать карьерой ради расследования, от которого одни неприятности. Впрочем, у Броди духу бы не хватило отказать Дженне, да еще и в таком тоне. Он слишком сильно любил младшую сестричку, и она этим пользовалась без зазрения совести. Ох уж эти женщины.

Броди сделал два шага и застыл. Лекси едет домой. Но если Бренда позвонила Эду Лонгу… Броди грязно выругался. Стоявшая на углу пожилая женщина ахнула от неожиданности и испуганно взглянула на него.

– Извините, мэм! – на бегу прокричал Броди.

Он со всех ног несся к машине, припаркованной в трех кварталах от кафе. Дорога займет пятнадцать минут. Если повезет, конечно, а сегодня Броди совершенно не везло. Пусть Лекси сколько угодно зовет его параноиком, но, если Лонг пытался запугать ее, когда против Бренды еще не было улик, что же он сделает теперь?

Не дожидаясь, когда на светофоре загорится зеленый свет, Броди стремглав перелетел через дорогу. Какому-то бедняге пришлось резко жать на тормоз, чтобы не задавить обнаглевшего пешехода.

– Извини, приятель! – не сбавляя шага, крикнул Броди.

Однако на следующем углу вынужден был остановиться, чтобы перевести дух. Да еще и рука разболелась. Превозмогая боль, Броди продолжил путь – правда, уже гораздо более медленно. Да, после таких забегов он избавится от перевязи не раньше чем через месяц. Броди достал телефон и набрал номер отца. И конечно же попал на голосовую почту.

– Папа, срочно отправляйся к Лекси домой. Она уже едет, и я тоже. Объясню потом, но обязательно захвати пистолет.


Лекси бросила портфель и папку на крыльцо и принялась искать ключ. Она едва сдерживала рыдания. Видимо, последствия недосыпания… и разбитого сердца. Этот Броди… У нее просто слов не было! После великолепной ночи, полной страсти и экстаза, так ее подвести! Но нет, плакать Лекси не станет. Плевать она на него хотела. А ведь Лекси решила было, что Броди можно доверять, что этот мужчина не причинит ей боли – во всяком случае, намеренно. Однако именно это Броди и сделал. А ведь всего-то и нужно было – быть с Лекси откровенным. Но Броди предпочел солгать. Он знал, что для Лекси значит заказ миссис Уильямс. Знал, что она хотела нанять ассистента и наконец вздохнуть свободно. Видел, что Лекси работает круглосуточно и без помощника скоро свалится с сердечным приступом. Но Броди ее проблемы, видимо, просто не волнуют. Попользовался и выбросил, будто мусор. А такое предательство со стороны любимого мужчины еще хуже, чем измена со стажеркой.

Лекси от досады стукнула по косяку, но лишь ушибла руку. Ну почему у нее ничего не получается? Перестав бороться со слезами, Лекси позорно разревелась. После такой недельки кому угодно надо как следует выплакаться. Справившись с замком, Лекси открыла дверь. Сразу же противно заорала сигнализация. Отвратительный звук. На то, чтобы ввести нужный код, у Лекси было тридцать секунд. Она втащила в дом папку и портфель, закрыла дверь и подошла к пульту охраны.

– Заткнись, уже иду.

А ведь до этой недели у Лекси не было никаких проблем. Работать, конечно, приходилось много, зато она точно знала, чего хочет. А главное – никаких мерзко орущих и уродующих стены сигнализаций. И мужчин, которые, проводя с ней ночь, тут же предают. И преступников, проникающих в дом. Только тут Лекси сообразила, что не заперла дверь. Вот черт. Сигнализация между тем продолжала вопить. Лекси торопливо ввела код. Наконец-то стало тихо. И вдруг раздался какой-то звук, напоминающий скрип. О нет! Лекси обернулась и увидела в дверях Эда Лонга. Тот устремил на нее холодный, застывший взгляд. Испуганная, Лекси инстинктивно попятилась и уткнулась спиной в стену. Бежать было некуда – путь ей преграждал Лонг. Тут Лекси сообразила, что можно выскочить на улицу через черный вход, но до него еще надо добраться. На каблуках бежать неудобно, и Лонг с легкостью ее догонит. В любом случае попытаться стоит. Намерения у этого типа явно недобрые. Особенно если с Джонатаном Уильямсом расправился именно он. Лекси скинула туфли. Лонг улыбнулся. Блеснули неровные верхние зубы. Лекси запомнила эту деталь внешности преступника. Будет чем дополнить фоторобот. Однако, судя по взгляду, Лонг догадался о плане Лекси. Но она все равно кинулась бежать, едва не поскользнувшись на полу. Главное – добраться до двери в конце короткого коридора. Старт Лекси взяла хороший и почти достигла цели. Но возле кухни Лонг поймал ее за пальто и с силой дернул к себе. Потеряв равновесие, Лекси упала. Попыталась встать, но Лонг продолжал держать ее.

– Никуда не денешься, – произнес он.

– Прошу вас, отпустите меня. Я ничего вам не сделала. Уходите. Обещаю, полицию вызывать не стану.

– Из-за тебя мы и так уже в дерьме по уши.

Лонг схватил ее и рывком поставил на ноги. От него резко пахло дешевым мылом.

– Я ведь тебя предупреждал. – Лонг толкнул Лекси, и она упала на диван, больно ударившись ребрами о подлокотник. На глаза даже навернулись слезы.

– Пожалуйста, уходите! – закричала Лекси, надеясь, что кто-нибудь – например, всегда бдительная соседка миссис Дженкинс, – услышит ее крики.

Но тут Лонг кинулся на нее и придавил к дивану. Для такого худощавого телосложения преступник оказался удивительно силен. Лекси поняла, что бороться с ним бесполезно – против такого мощного противника у нее никаких шансов. Значит, надо еще раз попытаться привлечь внимание к нестандартной ситуации.

– Убирайся! – снова завопила Лекси, надеясь на чудо в лице своей любопытной соседки.

Лонг криво усмехнулся:

– Ее нет. Ушла полчаса назад. Я следил за твоим домом из машины. Ждал тебя. А теперь, когда ты наконец-то пришла, мы с тобой как следует повеселимся, а твой приятель-коп будет следующим. От вас двоих слишком много проблем.

Лекси перекатилась на бок и почти села, когда Лонг придавил ее к дивану в том самом месте, где они с Броди ночью занимались любовью. Лекси напружинилась, сжала пальцы в кулак, замахнулась и со всей силы ударила преступника в грудь. Тот растерянно замер. Чтобы усилить эффект, надо бить в пах. Лекси замахнулась второй рукой. Получилось! Лонг завопил и шарахнулся от нее в сторону, прижимая руки к ушибленному паху. Лекси воспользовалась этим и как следует его толкнула. Лонг покачнулся и навзничь упал на ковер. Вот он, шанс сбежать! Лекси вскочила с дивана и на этот раз успела добежать до коридорчика, где находился черный ход. Но Лонг настиг ее снова и ухватил за пояс брюк. О боже. Она выбросила вперед ногу и пнула его, попав в челюсть. Так ей удалось оглушить Лонга на несколько секунд. Справа от Лекси стояла драгоценная ваза из веджвудского фарфора. Девушка потянулась, схватила вазу за горлышко правой рукой и нанесла преступнику удар. Она попала по плечу, и ваза только отскочила. Лекси еще раз лягнула Лонга ногой, как следует размахнулась вазой, и на этот раз попала туда, куда целилась – прямо по голове. Ваза разлетелась на мелкие осколки, тут же усеявшие пол. Придется бежать босиком по битому фарфору. Лекси поморщилась, но метнулась к двери, быстро справилась с хитроумной задвижкой, которую установил Броди, и оказалась на улице. От свежего морозного воздуха закружилась голова и запылали щеки. Теперь главное – добежать до переулка, где находится гараж.

О-ох… Сзади в Лекси врезалось что-то большое и тяжелое. Она упала на дорожку. Бедро пронзила острая боль.

– Нет!

А ведь до гаража оставалось совсем чуть-чуть. Как досадно…

– Все, хватит играть в догонялки. Твой бойфренд разболтал все копам. Один уже приходил к Бренде.

Низкий, хриплый голос Лонга подрагивал от злобы. Лекси охватила паника. Она принялась стучать кулаком по тротуару и кричать:

– Помогите!

Лонг дернул Лекси за руку, заставляя ее тоже подняться. Теперь Лекси сумела его разглядеть. После удара вазой на голове у Лонга была рана, из которой сочилась кровь, а на щеке виднелся красный след – видимо, именно сюда Лекси заехала ногой. Вид этих травм придал ей уверенности в своих силах – значит, Лекси не так уж и беспомощна и может постоять за себя. Нет, просто так она не сдастся. Даже доведенная до изнеможения, будет бить, и бить, и бить.

– Пошли. – Лонг потащил ее в сторону гаража.

Только не это. Если преступник уведет ее в гараж, живой Лекси оттуда не выйти. Это она понимала. А сколько там всего осталось от предыдущего владельца – молотки, топоры, пилы. Всего в футе от них находилась боковая дверь, ведущая в гараж. Лонг с силой пнул хлипкую дверь тяжелым грубым ботинком, и она распахнулась.

– Заходи.

Лонг втолкнул ее внутрь, и Лекси растянулась на цементном полу, едва успев выставить вперед руки, чтобы смягчить падение. Ладони, она, конечно, ободрала, но если Лекси удастся сбежать от Лонга, ссадины ее будут беспокоить меньше всего. Лекси встала с ледяного пола и еще раз попыталась позвать на помощь. До чего же она была разъярена! Больше всего Лекси хотелось накинуться на Лонга и отделать еще сильнее, чем до этого. Сейчас Лекси не волновали ни ассистент, ни проблемы, связанные с бизнесом, ни предательство Броди. Главное – спастись.

– Что тебе от меня надо? Я тебе ничего плохого не сделала.

– Очень даже сделала. Это дело давно забросили. Копы не смогли его раскрыть. Но прошло два года, и тут объявилась ты. Начала совать нос куда не просят, развесила идиотские объявления. Тупая стерва. Сказано было – не лезь.

– Не знаю, что тебе сказала Бренда, но…

– Ничего она мне не говорила. Я с ней вообще незнаком.

Лекси окинула взглядом инструменты, висящие на стенах гаража, лежащие на металлических полках или просто сваленные на полу. Остался только один маленький незахламленный пятачок. Рядом с Лонгом стоял верстак. Преступник взял с него ржавую отвертку.

– План был идеальный, – произнес он. – Ни единого изъяна. Уильямс умирает, вдове достаются все деньги, и никаких проблем. Бренде не придется рассчитываться с его долгами. – Лонг провел по отвертке пальцами. – Конечно, план запутанный, но все получилось. А потом в дело вмешалась ты. – Повернувшись к Лекси, Лонг угрожающе вскинул отвертку. – Учти, я не допущу, чтобы из-за тебя меня снова упекли за решетку!


За два дома от коттеджа Лекси Броди услышал вопль. Кричали на улице. А точнее, позади дома. Лекси! Броди и без того был напряжен, будто натянутая струна, а теперь перепугался не на шутку. Надо спешить. Броди ускорил шаг, но поврежденный локоть сразу обожгла резкая боль. Однако Броди не замедлил хода и наступил на водосточный желоб с такой силой, что тот треснул. Отлично. Только не хватало привлечь к себе внимание.

Броди подобрался к коттеджу Лекси и, осторожно выглянув из-за угла, окинул взглядом двор. В глаза сразу бросился гараж. Боковую дверь с того места, где стоял Броди, было не видно, но он знал, что во всех старых гаражах есть такая. Где же Лекси? В гараже?

– Заткнись! – раздался мужской голос со стороны гаража.

Ах вот они где. Броди постарался вспомнить, какая в таких гаражах планировка. Строятся они на одну машину. Двери две – одна большая, для автомобиля, вторая боковая. К ней ведет замощенная дорожка. Лекси упоминала, что гараж завален вещами предыдущего хозяина, которые она еще не разобрала.

– Отпустите меня, – взмолилась Лекси.

Тут хлопнула дверь. Значит, подозрения Броди подтвердились, и в гараже действительно есть боковой вход. Надо срочно вызвать подкрепление. Броди набрал 911, представился, продиктовал диспетчеру адрес Лекси и повесил трубку. На болтовню нет времени. Броди снова выглянул из-за дома и услышал приглушенные голоса. Более низкий принадлежал Эду Лонгу. Высокий, торопливый и нервный – Лекси. Значит, они там вдвоем. Очень кстати, учитывая, что он безоружен и вдобавок еще не оправился после травмы. Повезло, что Лонг не привел сообщников. С помощью Лекси он сумеет одолеть мерзавца. Пригнувшись, Броди в одну короткую перебежку добрался до гаража. Интересно, заперта дверь или нет? Если даже и заперта, он ее вышибет. Нужно использовать эффект неожиданности. Тогда, возможно, удастся скрутить Лонга прежде, чем тот успеет опомниться.

Прижавшись к стене, Броди осторожно взялся за дверную ручку. Дверь открылась, и он увидел Эда Лонга, сжимавшего в руке отвертку. Заметив Броди, Лонг испуганно попятился. Броди тысячу раз видел на лице у преступников такой испуг. Страх перед арестом заставляет их действовать опрометчиво, поэтому надо торопиться.

Понимая, что сейчас будет больно, Броди решил положиться на полицейские инстинкты и, рванувшись вперед, нанес Лонгу апперкот в челюсть. Раздался неприятный хруст. Лонг отлетел вглубь гаража, размахивая руками, чтобы удержать равновесие. Отвертку он выронил. Лонг схватился за край верстака. Стоявшая на единственном расчищенном пятачке Лекси воспользовалась случаем и рванулась в сторону, но, увы, не в ту, и оказалась в дальнем углу, где Лонг легко мог перекрыть ей путь к отступлению. Поняв, что сваляла дурака, Лекси бросила на Броди испуганный взгляд. Лицо ее было бледным.

– Беги, Лекси!

Броди направился к Лонгу, до сих пор державшемуся за верстак, на котором валялись предметы, любой из которых можно было использовать в качестве оружия. Мотыга, еще одна отвертка, молоток, тиски. Отлично. Тут через окно в двери гаража внутрь заглянуло солнце и осветило помещение. Броди огляделся. Кругом и впрямь были навалены кучи вещей. Повсюду лопаты, грабли, удлинители… Броди шагнул ближе к лопате. Всего один удар, и никакие молотки Лонгу не помогут.

– Броди! – позвала Лекси. Она по-прежнему не двигалась с места.

– Сказал – беги!

Схватив пестик для колки льда, Лонг ринулся на нее. Тут Броди понял, что не позволит причинить вред этой женщине, и если понадобится, прикончит Лонга на месте, защищая ее. Броди метнулся влево, преграждая Лонгу путь. Тот замахнулся пестиком, но Броди выставил вперед здоровую руку и лягнул Лонга ногой в колено. Потом оттолкнул мерзавца от Лекси. Тот снова замахнулся пестиком и на этот раз сумел поранить Броди до крови. Лонг издал резкий смешок. Это был совсем не тот злорадный раскатистый хохот, каким смеются злодеи в детских фильмах. Нет, смех был самый обычный. Лонга ситуация забавляла. Похоже, этот тип успел стать отъявленным и совершенно неуравновешенным преступником.

– Броди! Посторонись!

Ух… Что-то мелькнуло рядом и ударило Лонга прямо по лбу. Лопата! Лекси метнула в Лонга лопату. Отличная идея. Инструмент, правда, упал на цементный пол, но Лекси удалось нанести преступнику еще одну рану. Лонг ошарашенно уставился на лопату. То ли удивился, то ли от удара готов был потерять сознание. Он дотронулся до раны, потом устремил на Броди безумный взгляд. Теперь Лонг готов на все, лишь бы не оказаться под арестом, а значит, этот человек очень опасен.

Стараясь сохранять хладнокровие, Броди шагнул вперед, и Лонг снова кинулся на него. Броди сместился вправо, надеясь зажать противника в углу и таким образом получить преимущество. Тут он задел ногой какой-то крупный предмет. Огнетушитель. Вдруг Лекси швырнула в Лонга еще одну лопату, поменьше. Но на этот раз Лонг заметил ее и успел увернуться. Потом кинулся к Лекси… Здоровой рукой Броди схватил огнетушитель, но, к сожалению, выстрелить в Лонга пеной не мог – после апперкота больная рука беспомощно обвисла. Однако Броди не отступил и пустил в ход зубы. Сорвал ими пломбу, нажал на ручку.

– Лекси, отойди!

Броди обернулся, и струя пены ударила в грудь Лонгу. Броди прицелился повыше. Получилось! От злости Лонг взвыл громко и пронзительно, что едва стекла на окнах не потрескались. Наконец Лекси сообразила кинуться к двери, но на полпути остановилась.

– Издеваешься? – проорал Броди.

– А что я должна делать?

– Бежать, вот что!

Лонг принялся тереть залепленные пеной глаза. Но Броди знал, что от этого их только начнет жечь еще сильнее. Он схватил Лонга за рубашку и потащил к верстаку. Лекси, упрямо не желая покидать гараж, последовала за Броди.

– Сказано тебе – беги.

– Заткнись. Я хочу помочь.

Вот упрямица. Впрочем, ее дело.

– Встань вон там, рядом с тисками.

Лонг замахнулся на Лекси. Броди, не выпуская огнетушитель, лягнул его коленом в бедро. Удар оказался настолько силен, что Лонг взвыл. Броди вцепился в его руку и сунул ее в тиски.

– Зажимай! – крикнул он Лекси. – Быстро!

Лекси повернула ручку. Лонг снова взвыл, но ловушка оказалась слишком слабой. Лонг вот-вот высвободит руку.

– Продолжай, Лекси, – велел Броди. – Еще два оборота.

После второго Лонг наконец очутился в западне. Высвободиться будет не так-то просто. Теперь они с Лекси смогут его связать. Но сначала надо отвинтить ручку, чтобы Лонг не мог сам высвободиться из тисков. Именно это Броди и сделал, а потом продемонстрировал ручку Лонгу.

– Все, приятель, ты попался.

– Это мы еще посмотрим.

Игнорируя слова Лонга, Броди сунул ручку в задний карман джинсов. Лонг попытался пнуть его ногой, но при этом неловко вывернул зажатую в тисках руку и вскрикнул.

– Слушай, будь другом, отпусти.

Куда только подевалась вся бравада?

– И не надейся. Но если чистосердечно признаешься во всех своих преступлениях, могу ослабить зажим. Даю несколько секунд – подумай, переведи дыхание, а потом отвечай, согласен или нет.

В гараже стало тихо. Тут Броди услышал вой сирен и склонил голову, пытаясь по звуку определить, на каком расстоянии полицейские машины. Возможно, они спешат на вызов к кому-то другому. Чикаго – город большой. Однако сирены звучали все громче. Самое время повысить ставки и выложить все козыри против Лонга.

– Парень, меня не волнует, станешь ты говорить или нет. Но копы будут здесь с минуты на минуту, а ситуация для тебя складывается нехорошая – все улики и доказательства указывают на то, что с Уильямсом расправились вы с Брендой Уильямс. Оба пойдете под суд.

– Нет. – Лонг принялся яростно мотать головой. – Бренда тут ни при чем.

– Неужели? Очень благородно с твоей стороны ее выгораживать, однако мы напали на очень важный денежный след, который ведет от миссис Уильямс к тебе. К сожалению, мы обнаружили его слишком поздно, и ты успел добраться до Лекси. Но, к счастью, я подоспел вовремя, и теперь ты за все ответишь.

– Я не…

Но Броди повернулся к двери и, взглянув на Лекси, знаком указал на дверь – пусть встречает полицейских.

– Прибереги оправдания для адвоката.

– Бренда ни в чем не виновата. Она хорошая мать.

Нечто подобное Броди приходилось выслушивать сотни раз.

– Да-да, конечно. А почему, собственно, ты с таким жаром ее защищаешь? У вас роман? У тебя и Бренды?

– Нет.

– Полиция!

Лонг запаниковал еще сильнее. Он повернулся к двери, возле которой стояла Лекси, потом снова посмотрел на Броди и принялся так энергично трясти головой, что рисковал растерять последние мозги.

– Клянусь. Бренда не убийца. Это все он, Джонатан. Дал мне ключ и велел убить его.

Глава 14

Лекси стояла у двери. Услышав слова Лонга, от возмущения сжала руки в кулаки. Лекси, конечно, не считала себя хорошим детективом, однако даже ей было понятно, что Лонг врет. Неужели этот чокнутый, пытавшийся запугать Лекси, надеется, что они с Броди поверят в такую чушь – будто Джонатан Уильямс сам организовал собственное убийство.

– Полиция Чикаго! – крикнул мужской голос с улицы.

Лекси поспешно подняла руки.

– У нас все в порядке, мы задержали преступника!

– Я детектив Броди Хэйуорд, – представился Броди. – Из Центрального района.

– Выходите по одному, – велел полицейский. – С поднятыми руками.

Броди выполнил распоряжение, Лекси тоже. С пистолетом наготове один из копов зашел в гараж, другой остался охранять Броди и Лекси, на всякий случай наведя на них оружие. Лекси надеялась, что больше ей стоять под дулом пистолета никогда не придется. Впрочем, после всего пережитого Лекси чувствовала глубокое изнеможение и хотела просто отдохнуть. Она покосилась на Броди. Тот пристально разглядывал ее.

– Слава богу, с тобой все в порядке, – произнес Броди и обратился к офицеру: – Этого человека зовут Эд Лонг. Он только что напал на мисс Вандербильт. Повезло, что я приехал вовремя. И свяжитесь с детективом Макколом из Северного района. Он расследует убийство Джонатана Уильямса, и Лонг утверждает, что он сам жертва преступления. Пусть Маккол срочно приезжает.


Пока полицейские выполняли свою работу в гараже, Лекси отправилась в дом, желая опуститься в любимое кресло. Стараясь успокоиться, Лекси взяла альбом и цветные карандаши и принялась рисовать узоры. Броди сел на диван напротив Лекси. На их диван. Лекси не осмеливалась взглянуть Броди в глаза, ведь тогда он непременно заговорит с ней, а выяснять отношения сейчас не хотелось. И вообще, Лекси трудно было подобрать правильные слова, чтобы выразить то, что она должна была сказать Броди. Разве можно передать, до чего Лекси была напугана внезапным нападением Лонга и как она счастлива и благодарна, что Броди спас ее от этого негодяя? Однако Лекси не могла доверять собственному самоконтролю, ведь прямо сейчас ей больше всего хотелось подойти к дивану, обнять Броди и прижаться к нему всем телом. А потом как следует выплакаться, ища утешения у этого мужчины, пробудившего чувства, которые спали почти год.

Да, это было бы проще всего. Однако, хотя Броди и спас Лекси, ситуацию это не меняло. Лекси по-прежнему желала – вернее, требовала – честности в отношениях. Но, учитывая профессию Броди, он всегда будет что-нибудь от нее скрывать. А это для Лекси еще неприятнее, чем угрозы Лонга.

Поэтому она осталась сидеть в любимом кресле и продолжила заниматься любимым делом, будто ничего особенного сегодня не произошло. Рисование всегда ее успокаивало и настраивало на добродушный лад. К тому же, когда руки заняты работой, лучше думается, а Лекси нужно было как следует все взвесить. К сожалению, пальцы дрожали, поэтому нарисовать что-то стоящее нечего было и надеяться. Зато рисование отвлекало от мыслей об опасности погибнуть от рук Лонга, которой Лекси чудом избежала.

Тут скрипнула дверь черного входа. Лекси вскинула голову. В дом вошел детектив Маккол.

– Да, интересный оборот приняло расследование, – проговорил он.

– Рассказывай, – велел Броди.

Маккол присел на подлокотник дивана и скрестил руки на груди.

– Видно, парень совсем неуравновешенный. Утверждает, что с Джонатаном Уильямсом познакомился у своего адвоката. Лонг подрабатывал у Генри Блэйда в доме, выполнял всякие поручения. Как-то дети Уильямса гостили у Блэйда, и Джонатан приехал их забрать. Короче говоря, Уильямс тоже предложил Лонгу подработать. Эд выполнял всякую работу по хозяйству. Правда, только во дворе, в дом Джонатан его не пускал. А когда темными делишками Уильямса заинтересовались федералы, бедняга забеспокоился. Понимал, что в тюрьме не выживет. Он ведь не какой-нибудь уголовник, за решеткой Уильямсу и дня не выдержать. Джонатан просто не сумел бы постоять за себя. А если Уильямс сбежит, под ударом окажется жена, и вместе с ней пострадают и маленькие дети. Учитывая долги и компенсацию, которую Уильямс задолжал жертвам своих афер, жене пришлось бы расплачиваться даже в случае немедленного развода.

– И что же, Уильямс собрался покончить с собой таким способом?

Маккол выпятил нижнюю губу.

– Не совсем. Джонатан хотел позаботиться о детях. Он, конечно, слабак, но тут следует отдать ему должное. А самоубийцам страховку не выплачивают. Кстати, вы знали, что Лонг с большим уважением относится к семейным ценностям? Считает, что для мужчины главное – защищать свою семью. – Маккол фыркнул. – До чего трогательно.

– А без страховки, – продолжил Броди, – на жене и детях повиснут долги. Бренде бы даже дом не достался, все забрало бы государство.

– Но если Уильямса убьют… – продолжила Лекси.

– Вот именно. – Маккол повернулся к Броди. – Оказывается, деньги со счета переводила не Бренда, а Джонатан. Так он расплатился со своим убийцей. А когда на счете Лонга неожиданно появились крупные суммы, банк отправил отчет в офис Сети по борьбе с финансовыми преступлениями.

– Да уж, ну и история, – произнес Броди.

Тут рука у Лекси задрожала так, что карандаш выскользнул из пальцев и упал на пол.

– Значит, Уильямс сам организовал свое убийство.

Броди присвистнул.

– А что, все сходится. Уильямс дал Лонгу ключи, велел пробраться в дом и убить его.

– Примерно так все и было, – кивнул Маккол. – Лонг говорит, что должен был прийти на следующий день, однако он все-таки грабитель и на убийствах не специализируется. Уильямс уже заплатил Лонгу, но тут парень оробел. У него не хватало духу застрелить Джонатана. Как-то вечером Лонг нарезался виски и отправился к Уильямсу домой на один день раньше. С помощью данного Джонатаном ключа открыл черный вход. Уильямс услышал шум и пошел посмотреть, что случилось. И тогда растерявшийся Лонг выстрелил в Джонатана.

Маккол сложил из пальцев пистолет и изобразил звук выстрела. Так значит, Лонг задание выполнил. Какая ужасная история. Лекси подалась вперед.

– Теперь понятно, откуда взялись осколки стекла. Должно быть, Джонатан зашел в постирочную со стаканом в руке. – Лекси повернулась к Броди: – Ты ведь так и предполагал.

– А как насчет ежедневника, который Лекси обнаружила в тайнике?

Маккол пожал плечами:

– Не знаю. Полагаю, Джонатан спрятал его в стене, а потом хотел избавиться от этой книжки, но Лонг выполнил задание раньше времени. Да, ситуация.

– А тут еще мы разворошили это осиное гнездо.

– Еще как. Два года Лонг следил, все ли хорошо у Бренды и детей. Потому и заметил, что на прошлой неделе ты начала часто бывать в доме Уильямсов, и принялся задавать вопросы. Если бы не ты, Лонгу бы все сошло с рук.

Но Лекси это обстоятельство не слишком ободрило. Может, и правда не стоило соваться в это дело? Тогда Бренде Уильямс не пришлось бы расплачиваться с долгами мужа. Но убийца – пусть даже заботящийся о благополучии детей Джонатана – по-прежнему бы разгуливал на свободе.

Но Лекси решила, что обдумает, кто прав, а кто виноват, только после того, как хорошенько выспится. Желательно – месяц или около того. Оставалось надеяться, что тогда Лекси поймет, что они с Броди поступили совершенно правильно, раскрыв убийство Уильямса. Однако сейчас ее огорчали последствия, и денежные, и эмоциональные, которые раскрытие убийства будет иметь для Бренды и детей.

Броди повернулся к Лекси, стараясь поймать ее взгляд. Однако Лекси отвернулась – она была все еще зла на Броди.


Через час после ухода Маккола Лекси примостилась у барной стойки и сидела, мелкими глотками потягивая воду из стакана. Задача была нелегкая – руки дрожали так, что Лекси половину пролила на себя. Как бы она ни сжимала пальцы и ни уговаривала себя расслабиться – ведь опасность позади, – ничего не получалось. Лекси по-прежнему продолжала дрожать. Она взглянула на драгоценный диван, который так берегла – пока не провела на нем умопомрачительную страстную ночь с Броди. К этому же дивану Лекси прижал Лонг, когда проник в ее дом. Но об этом Лекси думать не станет. Она поставила стакан на стойку и отодвинула от себя. После нападения преступника простой водой не обойдешься. Тут в дом зашел Броди и поспешно закрыл за собой дверь, чтобы не впускать холод. Броди сделал три шага, потом остановился в нерешительности. Конечно, они были знакомы совсем недолго, но Броди уже успел усвоить, когда Лекси не в настроении разговаривать с ним.

– Ты как?

А сам он как думает? Впрочем, трудно сказать. Сегодня Лонг пытался убить Лекси. Что она должна чувствовать после такого испытания? Страх, тревогу, гнев? Все вышеперечисленное? Не зная, что ответить, Лекси промолчала.

– Понимаю, ты злишься на меня, – продолжил Броди.

А вот тут он попал в самую точку. Лекси и впрямь злилась. А еще испытывала к Броди глубокую благодарность и страдала от разбитого сердца. Короче говоря, совсем запуталась. Лекси влюбилась в мужчину, у которого по долгу службы есть от нее секреты. К сожалению, отношений с неискренними мужчинами Лекси и так уже хватило.

Тут дверь снова распахнулась – прямо не дом, а вокзал в час пик! – и вошла Дженна. Одета она была в длинное пальто, сапоги, вязаную шапку и шарф. Выглядела сестра Броди очень стильно – хоть на обложку модного журнала фотографируй. Броди, верный манерам хорошо воспитанного джентльмена, закрыл за ней дверь. Впрочем, с Лекси ему эти манеры изменили.

– Привет, ребята, – поздоровалась Дженна. – Мне папа звонил.

– Привет, – ответила Лекси, наконец чувствуя, что расслабляется. Наедине с Броди она была как на иголках – слишком много разных чувств в ней вызывал этот мужчина. А присутствие нейтральной стороны – то есть Дженны – сразу разрядило обстановку. Дженна, конечно, сестра Броди, но ведь тоже женщина и должна понять, что сейчас испытывает Лекси. Она похлопала по барному табурету рядом с собой:

– Садись.

Дженна пересекла комнату, сняла пальто и положила на подлокотник дивана. Проклятый диван. Лекси покосилась на Броди. Вне всяких сомнений, от него не ускользнуло, что ему Лекси присесть не предложила, а сестру встретила гораздо приветливее и гостеприимнее. Взгляды их встретились, и Лекси поняла, что не только она, но и он испытывает грусть. Лекси несколько раз моргнула, с трудом удерживаясь от слез. Нет, плакать она не станет – во всяком случае, сейчас. Может быть, потом.

– Оставлю вас наедине. Не буду мешать, – произнес Броди, не сводя глаз с Лекси. – Попозже позвоню. Только, пожалуйста, подойди к телефону.

До чего хорошо Броди успел узнать ее! Нет, надо прекратить с ним всякое общение, и поскорее. Сейчас Лекси испытывает слишком сильную обиду и возмущение. Надо, чтобы страсти улеглись. Возможно, потом они смогут стать друзьями, но сейчас Лекси просто не может доверять Броди. А без доверия отношения не построишь.

Броди направился к выходу.

– Дженна, запри за мной дверь, – попросил он.

Предусмотрителен, как и всегда. Дженна спрыгнула с табурета и исполнила просьбу брата. Потом повернулась к Лекси и подозрительно прищурилась:

– Ну, и что это было? Думала, у вас роман или что-то вроде того.

Скорее уж «что-то вроде того».

– Да, роман был.

– А почему в прошедшем времени?

– Броди солгал мне.

Дженна вскинула брови и скрестила руки на груди.

– Он, конечно, зануда, но лжецом никогда не был.

Отлично – сестренка вступилась за старшего брата. Лекси потянулась за стаканом и залпом выпила воду до дна.

– Спасибо.

– За что?

– Пока ты не пришла, я так тряслась, что стакан в руке удержать не могла.

Дженна снова уселась на табурет и ободряюще похлопала Лекси по колену.

– Я знаю, что случилось в гараже. Папа рассказал, пока ты общалась с копами. А теперь ты злишься на Броди. Почему? Только не говори, что он солгал, все равно не поверю.

Лекси была единственным ребенком, поэтому братско-сестринская преданность была для нее явлением незнакомым. Сейчас она подумала, что не отказалась бы, если бы кто-нибудь с таким же пылом защищал ее.

– Ну хорошо, я слишком резко выразилась. Броди просто кое о чем умолчал. Знал, что Бренда – подозреваемая, и Маккол вот-вот отправится к ней, но меня не предупредил. Поэтому я была совершенно ошарашена, когда Бренда меня уволила.

– Уволила?!

– Да. Если бы я не стала обсуждать это дело с миссис Хеннингс, Бренду не заподозрили бы в убийстве. – Лекси провела рукой по лбу. – Ну почему всю вину свалили на меня? Можно подумать, это я наняла Эда Лонга. Я тут вообще ни при чем!

– Конечно! Просто Эд Лонг – законченный бандит, а Бренда – мать-одиночка, у которой не выдержали нервы. Ничего, когда миссис Уильямс узнает, в чем дело, сразу возьмет тебя обратно.

Лекси пожала плечами:

– Какая разница?

Все равно ассистента теперь нанять не получится.

– Как это – какая? Большая! Это несправедливо. А что касается Броди…

– Пожалуйста, не надо его выгораживать.

Дженна вздохнула:

– Я и не собиралась. Разве что чуть-чуть. Но я хочу сказать совсем не то, что ты ожидаешь услышать.

– Серьезно?

– Просто выслушай, хорошо? Я выросла в семье копов, а теперь вдобавок начала встречаться с полицейским. Если думаешь, что Броди скрытный, когда дело касается работы, попробуй пообщаться с Брентом. Молчит как рыба.

– Бедная ты несчастная, – произнесла Лекси.

– Даже не представляешь, как с ними в этом смысле тяжело. Ну так вот – сколько себя помню, папа служил в отделе убийств. Иногда приходил домой мрачный и неразговорчивый, а я никак не понимала, почему он не может говорить с нами о работе, о расследованиях. Зато потом поняла. Не знаю, может быть, папа и рассказывал что-то маме, но не все – по большей части предпочитал держать в себе. Боялся, что сболтнет лишнего, и это как-то помешает расследованию. Броди тоже рос в такой обстановке и перенял привычки отца.

– Но он же знает, как для меня важна откровенность.

– Так вот что тебя беспокоит! А я думала, дело в увольнении.

– Да, меня это беспокоит! Если Броди не предупредил меня сейчас, что еще он будет скрывать? У меня был жених, я любила этого мужчину и доверяла ему – пока не застукала со стажеркой.

Дженна широко открыла рот.

– Да ты что!

– Вот именно. Знаешь, какой униженной я себя почувствовала?

– Я бы на твоем месте его пристрелила.

– К сожалению, тогда мне это не пришло в голову, а вообще-то мысль хорошая.

– От всей души сочувствую.

– Это было давно. Хорошо, что не успела выйти замуж за эту свинью. Но честность для меня – больной вопрос. Отношения должны быть открытыми. А твой брат знал, как важен для меня этот проект, и не предупредил, что клиентка – главная подозреваемая убийства. Но хуже всего то, что Броди мне не доверяет – думал, я не сумею промолчать и непременно проболтаюсь.

Дженна покачала головой:

– Вряд ли Броди так о тебе думает.

– А в чем тогда дело? Только не говори, что в работе. Это я понимаю. Но убийство Уильямса – не просто какое-нибудь расследование. У меня в этом деле был личный интерес. Сидя в гостиной у Бренды, я поручилась за Броди. Убедила миссис Уильямс довериться ему. Только из-за меня Бренда согласилась показать детям фоторобот человека, убившего их отца. Броди мог хотя бы предупредить меня. Конечно, твой брат очень заботлив, но когда дело касается не мер безопасности, а чувств и эмоций – тут он полный профан. А я не могу заводить отношения с человеком, который не в состоянии даже заметить, когда задевает мои чувства.

– Ты должна поговорить об этом с Броди.

– Зачем? Все и так понятно. Будь все наоборот, я обязательно предупредила бы Броди.

Несколько минут Лекси ждала, что сейчас Дженна начнет возражать, но сестра Броди молчала. Ну, хоть кто-то из Хэйуордов ее понимал. Или просто не хотел спорить.

Лекси готова была пойти на компромисс во многом, но только не в том, что касалось искренности.

* * *

Броди сел в папино кресло, собираясь посмотреть баскетбольный матч. А что еще делать с больной рукой? Пришлось снова отправляться к врачу. Тот назначил дополнительные четыре недели физиотерапии и, естественно, продлил больничный на такой же срок. Оставалось только маяться бездельем и переживать из-за того, что Лекси наотрез отказывалась с ним общаться.

С их последней встречи прошло три дня. Броди, как и обещал, позвонил Лекси. Сказала, что все нормально. Броди терпеть не мог это слово. А потом – ни ответа ни привета. Телефонный разговор получился короткий. Все ли с ней в порядке? Да. Не нужно ли чего-нибудь? Нет, спасибо. Она все еще злится? Да.

– Вот дерьмо, – пробормотал Броди.

Дело Уильямса оказалось благополучно раскрыто, и Эду Лонгу светит немалый срок. Возможно, теперь дом отберут у вдовы и продадут с аукциона, чтобы выплатить компенсацию жертвам мошенника. Бренда Уильямс же не получит ни гроша. Возможно, страховая компания даже потребует вернуть выплаченные вдове деньги. Но ситуация разрешилась – пусть даже не слишком приятно для некоторых сторон.

– Эй, – окликнула из кухни Дженна. – Мама испекла пирог. Поторопись, пока Брент с папой все не слопали.

– Спасибо, не хочу. Может, возьму кусочек домой.

Начался матч. Броди прибавил звук.

– Хочешь, чтобы оставила тебя в покое? И не надейся, неудачник.

Броди вздохнул:

– Слушай, я устал. Иди лучше пирога поешь.

Но Дженна уселась во второе кресло, всем своим видом демонстрируя, что уходить не собирается.

– Как там дела у Эда Лонга?

– Нанял адвоката. Собирается сделать чистосердечное признание, чтобы облегчить вину, но срок все равно дадут большой.

– А Лекси ты об этом рассказал?

– Хотел, но не смог дозвониться.

– Что, все еще дуется?

– Не знаю.

– Ты с ней говорил?

Броди бросил на Дженну испепеляющий взгляд:

– Как прикажешь разговаривать с человеком, который не отвечает на твои звонки? Остается только в дом пробраться, как Лонг. Слушай, позвони Лекси и скажи, чтобы обязательно включала сигнализацию, когда выходит из дома.

– И ты еще удивляешься, почему она не хочет с тобой разговаривать!

Что?! Броди невольно покраснел. Ну почему женщины не могут просто сказать, в чем ты перед ними провинился?

– Ты на что намекаешь?

– Только и знаешь, что нудить про меры предосторожности. Учти, Лекси не коп. И вообще, попроси прощения за то, что не предупредил ее насчет Бренды Уильямс.

Ну вот, начинается. Теперь придется отчитываться перед сестрой.

– Мы вели расследование. Нельзя было рисковать, иначе Бренда могла заранее узнать, что Маккол планирует навести ей визит.

– И все же ты мог найти способ поставить Лекси в известность о ваших планах. Ну и чурбан же ты!

– Выбирай выражения.

– Лекси обижена не из-за того, что ее уволили. Лекси бесит, что ты ей не доверяешь. Думает, ты обманул ее, солгал. После того, как бывший изменил Лекси, для нее очень важно, чтобы она могла доверять мужчине. Ты должен извиниться за то, что не доверял ей, потому что Лекси кажется, будто ты предал ее ради интересов дела.

Броди фыркнул. Ох уж эти женщины.

– Ничего подобного.

– А что Лекси должна была подумать? Я бы и сама на ее месте обиделась.

– У меня и в мыслях не было ее предавать. И вообще, с Брендой не я разговаривал…

Дженна встала:

– Оправдывайся сколько хочешь, но ты должен найти способ помириться с Лекси, иначе так и будешь сиднем сидеть у родительского телевизора.

Как же Броди надоело, что все его воспитывают… Проходя мимо, Дженна чмокнула брата в затылок. Такие нежности были для нее непривычны, однако это хотя бы значило, что она сочувствует брату.

– Ты, конечно, иногда делаешь глупости, но намерения у тебя хорошие. Скоро Лекси это поймет. Если и в самом деле неравнодушен к ней, борись. Не упусти свой шанс.

На кухне раздался звон посуды. Видно, отец с Брентом уже начали делить пирог.

– Детка! – крикнул Брент Дженне. – Хочешь кусочек?

Сестренка улыбнулась. Сердце Броди забилось быстрее. Она явно влюблена в Брента по уши. Он хороший парень и идеально ей подходит. Броди был рад за сестру, однако сердце больно кольнуло – ведь у них с Лекси могло быть точно так же. Впрочем, Дженна права – он еще может побороться за свое счастье.

– Обожаю, когда Брент зовет меня деткой, – мечтательно проговорила Дженна. – А ведь раньше терпеть не могла. Думала, звучит слишком… пренебрежительно, что ли? А теперь весь день бы слушала. Но только от Брента.

– Он тебя любит.

– Да, и я с ним счастлива. – Дженна положила руку Броди на плечо. – Не сдавайся, и тоже узнаешь, как здорово быть с человеком, которого любишь.


Пятый день без Броди оказался таким же тяжелым, как и предыдущие. По крайней мере, сегодня он не пытался до нее дозвониться. Хорошо это или плохо? Лекси не знала. Видеть его имя на дисплее было тяжело, но когда от Броди ни ответа ни привета, еще тяжелее. Поэтому Лекси решила с головой окунуться в работу. Целыми днями просматривала образцы, делала наброски, встречалась со старыми клиентами и даже приобрела новых – тех самых, с которыми разговаривала в день ареста Лонга. Значит, ассистент у Лекси все же появится.

Выключив сигнализацию, она вошла в дом. Свет зажегся автоматически – теперь Лекси боялась заходить в темный коттедж. Тут на телефон пришла эсэмэска. Лекси взглянула на дисплей. Сообщение было от Броди. Не читай, велела себе Лекси. Впрочем, какая разница – в любом случае боль в сердце будет такой же острой.

«Выйди на задний двор».

Лекси сразу встрепенулась и быстро напечатала ответ.

«Ты здесь?»

«Да».

О боже…

«Не собираюсь выяснять отношения», – набрала Лекси.

«Я тоже. Просто хочу, чтобы ты кое-что увидела».

Что он затеял? Положив телефон на журнальный столик, Лекси выглянула во двор. Звезд на темном небе было видно мало, но Лекси сразу заметила стоявшего возле гаража Броди. Без шапки, руки засунуты в карманы кожаной куртки. Должно быть, совсем окоченел.

– Ты зачем на морозе стоишь?

– Только что вышел. До этого ждал в гараже. Пойдем, кое-что покажу.

– Броди, что ты задумал?

– Просто посмотри, а потом, если захочешь, сразу уйду.

Что ж, Лекси уступит. А потом скажет Броди, чтобы перестал звонить и доводить ее до слез своими безрезультатными попытками помириться. Лекси запахнула пальто и вышла на мороз. Броди подвел ее к боковой двери гаража. Сразу же вспомнились все неприятные подробности нападения Лонга.

– Закрой глаза, – велел Броди.

– Зачем?

– Увидишь. Я проведу тебя внутрь. Не волнуйся, сюрприз приятный.

Когда Броди взял ее за руку, по телу пробежала сладкая дрожь, и от этого Лекси стало еще печальнее.

Она сразу поняла, что они вошли в гараж, – стало теплее.

– Ты что, обогреватель принес?

– Да. Теперь открывай глаза.

Лекси посмотрела по сторонам. В гараже царил полный порядок. Ржавые инструменты исчезли. Те, что поновее, были аккуратно развешаны на стенах. Верстак стоял в дальнем углу. Над ним были прибиты полки – хорошие, добротные, а не дешевые и хлипкие. Даже пол был вымыт. Лекси разглядывала гараж, как завороженная.

– Ничего себе!

– Ну как? – спросил Броди. – Не злишься?

Злится ли она? Два года Лекси никак не могла разобрать барахло, а после происшествия с Лонгом и вовсе махнула на эту затею рукой.

– Это ты все убрал? Сегодня?

– Ну да. Конечно, Дженна с Брентом помогли, и отец с мамой тоже. Сам бы с больной рукой за один день не управился. Знал, что тебя не будет дома, вот и устроил генеральную уборку.

– А куда ты дел старье?

– Все непригодное выбросил, а остальное отвезли на хранение на склад. Потом сама посмотришь. Теперь можешь устраивать в гараже офис. Так сказать, избавишься от вещей, напоминающих про Лонга. Мы не перестарались?

Лекси взяла Броди за руку.

– Конечно, перестарались. Но я в полном восторге! Спасибо огромное! Ты не обязан был…

– Нет, обязан.

– Броди…

Он повернулся к ней и удержал за руку.

– Пожалуйста, подожди секунду. Дай договорить, и потом я уйду.

Лекси кивнула.

– Отлично. Только запасись терпением. Я не мастер произносить речи.

– Ничего подобного.

– Ты мне льстишь. Ладно, слушай. Прости, что обидел. Я просто не подумал. Потом понял, что должен был объяснить, почему не мог рассказать про Бренду. Надо было предупредить с самого начала, что при моей службе откровенничать о делах расследования неприемлемо. По многим причинам. – Лекси улыбнулась, и это ободрило Броди. – Но хуже всего то, что я причинил тебе боль – пусть даже ненамеренно.

– Значит, ты понял, почему я обиделась?

– Понял, хоть и не сразу. Все-таки я неотесанный чурбан. Теперь понимаю, как для тебя важна искренность.

Пять дней назад Лекси пришла бы в восторг, а сейчас… сейчас она тоже готова была повести себя как полная дура и снова довериться Броди. Однако теперь Лекси была научена горьким опытом.

– Не знаю, могу ли доверять тебе.

– Можешь. Я еще никогда не встречался с женщиной, которую интересовала бы моя работа. У меня вообще серьезных отношений не было. Поэтому сейчас я все испортил. А порядок в гараже навел, чтобы показать, как сожалею. Дашь ты мне второй шанс или нет, хочу, чтобы ты знала – я могу и хочу заботиться о тебе. Во всех смыслах. Искренне раскаиваюсь, что поставил на первое место интересы расследования, а не наши отношения. Я должен был предупредить тебя насчет Бренды, хотя бы намеком. Служба у меня трудная, я многого не могу разглашать, но…

– Знаю.

– Откуда?

– Дженна мне все объяснила. Теперь я взглянула на твою профессию с другой стороны. Но я хотела, чтобы ты понял – я разозлилась вовсе не из-за дела Уильямса, это был только повод.

Броди кивнул:

– Понимаю.

– Спасибо.

– За гараж?

– За все. Как я по тебе скучала. Особенно когда смотрела на диван. Чуть на помойку его не выкинула. Пожалуйста, скажи еще раз, что я могу тебе доверять.

– Можешь. На все сто процентов. И вообще, нам же хорошо вместе.

– Даже когда ты читаешь мне нотации?

Броди улыбнулся:

– Даже тогда. Может, научишь меня расслабляться и замечать хорошее, а не одно плохое. Кстати, хочу показать тебе кое-что еще.

Броди подвел Лекси к верстаку и указал на стоявшую на нем коробку. На ней была фотография корабля. «Титаник». Неужели Броди сравнивает их отношения с «Титаником»? Не очень-то романтично.

– Вот, решил купить сборную модель.

– А мне ты об этом зачем рассказываешь?

– Это ведь ты посоветовала мне завести расслабляющее хобби. Вот и воспользовался добрым советом. Ты будешь рисовать, а я – собирать модели кораблей. Этой как раз хватит до конца больничного. Будем сидеть тихими, уютными вечерами и вместе заниматься любимыми делами. Что скажешь?

Лекси принялась разглядывать коробку.

– Я смотрю, тут много деталей.

– Ничего, я парень добросовестный. А рядом с тобой у меня будет получаться еще лучше. Ну что, Лекси, согласна учить меня оптимизму и релаксации?

– Звучит заманчиво, детектив.

Броди многозначительно поиграл бровями.

– Могу предложить еще одно занятие, даже более приятное и интересное…


Купить книгу "Заказ на большую любовь" Джордано Адриенна

home | my bookshelf | | Заказ на большую любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу