Book: Ей-бо



Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Ей-бо

Вы, небось, решите, что я вам просто баки заколачиваю, и, мож, даже подумаете, будто Форту на сам деле от жиденыша хотелось избавиться, чтоб, значть, тока на двоих поделить, а не на троих, да тока знаете, мистер Брекенридж, ребятам вроде меня залепуха с рук никада не сходит у таких законников, как вы, можете мне на слово поверить, жиденыша Форт ващще не хотел кончать, вот вам истинная правда ей-бо.

Я этого жиденыша, школяра этого, впервые в Новом Орлеане увидал — на причале возле Дизайэр-стрит он волок новехонький кожный угол, чуть не с себя ростом. Подходит ко мне и спрашивает такой, где ему, дескать, тут старосту найти, а я прикинул, что это он работу ищет, ну и думаю, дай ему подмогну — и говорю: тут, старина, бесполезняк искать, ежли тебе работу надо. Так, думаете, он мне поверил, мистер Брекенридж? Хрен там — сам пошел на этого старосту глядеть. Ну и выглядел вскоре — возвращается, на пирс садится и давай испуганно так туман на реке разглядывать. Я к нему подваливаю, прикинув, что у такой разодетой птахи и лишняя наличка на кармане может найтись, — подхожу, значть, и подаяния спрашиваю, а он на меня смотрит, будто раньше не видал, и дайм протягивает, а сам давай дальше себе туман на реке разглядывать.

У меня глаз наметанный, думаю: послоняюсь тут еще минутку, так на харч себе выпрошу, — вот я эдак ненавязчиво усаживаюсь и спрашиваю, приходилось ли ему раньше на больших судах работать, хоть и вижу, что не приходилось. Он такой: нет, — и знакомство дальше вести, похоже, ваще не желает. Ну а я тут уперся рогом и сижу себе спокойненько, а через пару минут и морось зарядила, так он свой угол берет и намыливается уходить, ну а я тогда тоже встаю и с ним иду, по ходу ноги беседую, чтоб, значть, посмотреть, где он кости кинул. Он по Чопитулас прошел и свернул на Пойфарр, пока мы до Круга не дошли, а там он хлоп на скамейку, и я вижу — некуда ему идти, ничего он не знает, хоть и деньги на кармане. И вот мы посидели с ним чутка под деревом, поглядели, как у Ли[1] по спине вода стекает.

Тут гулящая подваливает и зыркает на нас, а жиденыш поворачивается ко мне и спрашивает, дескать, вы эту даму знаете, а я грю: нет, канеш. А он такой: а чего она тогда на вас так смотрела? — и тут вы, небось, решите, что я вам баки заколачиваю, мистер Брекенридж, да тока жиденыш этот совсем не понял, чего девахе было надо. Я и объяснил, помягче чтоб вышло, он же юный и ваще, так думаете, он поверил, что эту девку запросто купить бы смог? Хрен там — своими глазами надо было убедиться. Ну я и провел его по району, тут он и понял, что я ему тюльку не вешал. Мы на Круг вернулись, а он чего-то засепетился. Мы снова сели, и тут он замечает, мол, ни за что бы свой собственный доллар на такое тратить не стал, а я ему грю: да большинство за семьсят пять центов купить можно, ежли с ними немножко пожидовать. Тут он на меня глядит так, када я сказал «пожидовать», но себя не выдал, что он тоже этой породы, в смысле, а мне откуда знать было? Я б, канеш, нипочем не стал с ним тереть, кабы знал.

Тут мы с ним, в общем, даж как-то подружились, и я ему сказал, что сам иду в Долину Рио-Гранде, потому как мне в башку взбрело тока что, как в этой самой Долине славно и тепло, пока мы тут на Кругу сидим и мерзнем под дождем. Он меня спрашивает, чего я в Долине этой делать буду, ну а я быстро-быстро подумал и грю: пельсины собирать и за это получать буду три-четыре доллара в день, — и гляжу на него эдак искоса, поведется или нет, а он взял и повелся — и наживку заглотил, и крючок, и блесну. Ну я и давай про Долину ему заливать. Потом погодил минутку и спрашиваю, невзначай эдак: может, дескать, и ты хочешь, — а он такой грит: да, мол, хочу. В общем, забились мы и он меня к себе на пол переночевать пустил, а утром я из него себе еще и завтрак выхарил. После завтрака мы пошли к сортировке Юшкиной линии ждать товарняка на Хьюстон, а там уже было человек двадцать парней да скока-то негритосов. И вот пока мы ждали, жиденыш этот все намеки кидал, дескать, может, нам лучше стопом поехать, вот я и вижу: боится малец, — и потому спрашиваю, ездил он раньше на товарняках или нет, хотя вижу, не ездил. Он грит: не, никада не ездил. Вот я и грю ему: ну а я никада стопом не ездил и начинать не собираюсь, поэтому, дескать, вон ворота, хочешь — дуй отсюда, а он тока притих весь такой и сидит, опять весь перепуганный. Тут я и понял: он, небось, наслушался где-то, что в Долине есть чего поглядеть.

Кое-кто из парней харч себе варит прямо возле рельс, ну и я такой вроде как невзначай подваливаю поглядеть, чего у них там за маллигановка, как вдруг — кого я вижу, это ж Лютер Морган, мы с ним на зоне в Ветумпке скорешились. Ну и ору такой: здорово, Форт, старина, — это потому что Лютер в Форт-Майерсе так долго промариновался, — и он тож рад меня видеть. Я пацаненка подзываю, грю: поздоровайся с моим старым корешем Фортом Морганом, — и вот они руки друг другу пожали, а у Форта с собой бутылка лавровишневой «Доктор Бад», и он мне хлебнуть дает, а пацанчику — нет, потому как самому осталось всего ничего. Да и не думаю, что жиденышу очень уж хотелось. Мне уж порядком обрыдло смотреть на его хорьковую мордочку. По мне, так парень крепкий должон быть.

Ну в общем, Форт выхлебал всю лавровишню и у пацана двацать пять центов выхарить попробовал еще на пузырек, а пацан грит: нет, — и пошел себе. Форт после этого сам куда-то отвалил — небось, аж на Канал-стрит загулял, потому что часа два его не было, а када вернулся, у него с собой было пять банок «Стерно»[2] в карманах и еще одна бутылка «Доктора Бада». Мотыляло его будь здоров, и как тока пацана приметил, сразу: давай, грит, духаря возьмем, — и камешек подбирает, с твою голову, чтоб, значть, им дело сделать. Если я в жизни и видал, чтоб пархатый наложил в штаны, так это вот тот жиденыш был — сидит на своем блестящем кожном чемонанище и весь трясется, как лист. Так перетрухал, что даж негритосы чутка над ним поржали. Я Лютера немного угомонил, а он горсть серебра выгребает и давай по всей сортировке разбрасывать. Мне один канадский дайм достался, а жиденышу так и ваще ничего.

И тут слышим — товарняк свистит, ну все парни и давай манатки собирать — все, тойсть, кроме Форта. Форт уже в башке своей твердо решил, что никуда он ни на чем не поедет, кроме как слепым багажом на шелковом манифесте, и я не сумел его убедить, что никакого манифеста по Юшкиной не пойдет до ноября, да и тот в другую сторону. А Форт мне одно талдычит: вот и подожду ноября, вот и поеду в другую сторону. С Лютером же не поспоришь, када у него так шарики за ролики заскакивают, вот я и беру две банки «Стерно» и восьмнацать центов, что у него в пистон завалились, и самого в сторону оттаскиваю, чтоб башмачнику не попался.

Тут товарняк втягивается на сортировку ярдах в ста, и пацан грит: давайте быстрее залазим, — точно ежли не успеем, там мест не останется, — вот я и грю: куда спешим, потому что зачем куда-то бежать, если он сюда приедет? Угол твой этот тащить не придется, а я предполагаю, он у тебя очень тяжелый. И мы подождали, када доедет, а там уж запрыгнули.

Вы, небось, решите, что я вам просто баки заколачиваю, мистер Брекенридж, но ей-бо это правда — а времени, должно быть, часа два ночи, и мы какую-то реку переезжаем, Атчафалай наверняка, — и тут жиденыш ни с того ни с сего подскакивает и давай орать: «Нас разрезало! — разрезало! — разрезало!» — вот так вот в голос прямо. Ну я на секундочку перетрухал ужасно, потому как и впрямь решил, что нас разрезало, и мы сами по себе куда-то котимся, но я себя в руки взял быстренько и вижу — никуда нас не разрезало, вот я и грю ему: ложись давай и хватит уже вопить, как ненормальный. Я в Армии видал, как парни во сне переполошатся все и давай орать, тока жиденыш этот сто очей вперед им дал — вскочил и ну прям в открытую дверь кидаться. Атчафалай не то чтоб речка широкая, не Миссисипи вам, но глубокая — это да, и пацана я обратно уложил, пока он весь не вымок. А утром ничего не помнит, что ночью говорил. Тут я б ему и сказал, чтоб он домой к себе ехал, — мол, я-то решил двинуть в Солт-Лейк-Сити; да тока мне любопытно очень было, что у него в этом углу.

Доехали мы, в общем, до Хьюстона, и тут нам свезло — поймали скорый прям в Долину, хоть и пришлось две мили из города киселять, чтоб на него запрыгнуть; и что, вы думаете, щегол этот делает, када я его на себя тяну и запихиваю в слепой багажный с этим его углом и ваще? Он крабенышем эдак борзо отползает и грит: да не, я лучше на грузовой сяду. Ладно, грю, тогда встретимся у сортировки в Сан-Хуане. И поехал. Я ваще больше не думал, что встретимся.

Слажу я в Сан-Хуане, тока-тока светает, и «Стерно» это меня подвело, наверно, потому как слез я со стороны сортировки, а тут башмачник — кричит: ах ты сукин сын, а я ему в ответ ору: сам ты ссыкливая мексова образина, тока я ему это по-мексову сказал, ну он и погонись за мной да как двинет по башке, даже больно не было, стока во мне уже этого «Стерно» плескалось.

Пошел я в город и вижу — какой-то сопляк в крагах парней ищет пельсины собирать, — ну я и подумал: ну его к черту, весь этот гам. Я во Флориде как-то попробовал — весь день хайдакался, а заработал тока трицать девять центов, вот я и грю: это не для меня, я сюда греться приехал, а не пахать.

В общем, пробыл я в Сан-Хуане два дня и начисто забыл про этого жиденыша, мистер Брекенридж, и вот сижу как-то на консервой платформе, загораю себе, думаю, мож, Форт подтянется, как вижу — ба, жиденыш.

Сидит на вагоне-холодильнике деловой такой, как я не знаю кто, шляпа мятая, одёжа вся в пятнах, а угол блестит себе, как обычно. И не унылый сидит ваще — такой счастливый, как я не видал раньше, прямо сразу на работу, грит, хочу, пельсины собирать и зашибать по три-четыре доллара в день. Я ему и грю: пельсины еще не поспели, а он опять как-то засепетился. Потом спрашивает: вы где остановились, а я грю: не знаю, мож, турискую хижину себе сыму, а ежли ты со мной пожить захочешь, милости просим, и работу за три-четыре доллара в день я тебе найду. Он согласился, и мы такие пошли к турискому лагерю, а по дороге я ему невзначай эдак грю: налички готовой у меня нету, но сорок пять, писят долларов у брательника своего Брайана я во вторник смогу раздобыть, а это в Апалачиколе, вот он и может блески свои с руки как гарантию заложить пока, а я с хозяйкой лагеря перетру, чтоб хижину мне дала, — и тут он такой опять, как крабеныш, давай-давай вбок отползать и грит: нет, часы ни за что в жизни, это ему подарок от девчонки его из Цинцинната, а я грю: валяй рассказывай, — потому как мне теперь подумать надо, как мне у него эти блески раздобыть.

И вот сели мы на обочину перед заправкой, и тут он мне и рассказал, что еврей, а в Цинциннате, откуда он сам, у него есть девчонка, которая ваще не еврей. Он на ней женихался, тока папаша его жениться не дал, потому как не еврей она, да и предки, ко всему прочему, бедные. А ее папаша сказал: либо женись, либо кучу капусты ему отслюнивай, либо в тюрьму, а сама девчонка сказала, что даже на него не обиделась, а она ему тоже очень нравится и женился бы на ней, да тока у него денег ни шиша жениться нету и он еще школу не закончил. Вот он и сходит, почитай, с ума, не знает, как ему быть, потому что его родной старик ни шиша ему не помогает. Вот он и решил, что должен бросить школу и тут же себе работу найти, чтоб они поженились, пока ребеночек не родится, да тока в Цинциннате никакой работы ему не было, а тут он в газете почитал, что в Лас-Вегасе люди нужны строить плотину Боулдер[3]. Вот он и сказал девчонке, что поедет туда и найдет себе работу, а потом за нею пришлет, и оба они очень были счастливы, да вот тока приехал он в Лас-Вегас, а там грят: у нас восемь работ осталось, а других парней там четыре с половиной тыщи перед ним в очереди. Тогда ему стыдно стало домой возвращаться и грить, что никакой работы не нашел, и он поехал стопом в Новый Орлеан, на судно вербануться, и вот тут я его, значть, и встретил.

Тока он мне все дорассказал, я кой-чего хорошего придумал и грю: пошли-ка со мной на телеграф, Давид, желаю я отбить телеграмму брательнику своему Брайану в Апалачиколу, — и он со мной пошел, и я попросил Брайана прислать мне сорок долларов и дал пацану прочесть, а отправил за счет получателя. Я знал, что за телеграмму Брайан заплатит, потому как не узнает же, от кого, пока не распечатает. Материть меня, канеш, будет, када прочитает, и сразу порвет да еще скажет, что я совсем чокнулся или ваще. Мы по телеграфу еще побродили, убедились, что телеграмму приняли, и жиденыш совсем поверил, что я ему тюльку не вешаю про брательника Брайана в Апалачиколе. В общем, отдал он тетке в лагере блески свои, и мы сняли себе хижину, а еще у нее хавчика набрали. Я-то на матрасе давно уже не спал, потому када мы уж совсем на боковую завалились, грю себе: Гомер, по крайней мере сёдни спаться тебе будет как не спалось с самой Ветумпки.

Вы теперь, небось, решите, что я вам просто баки заколачиваю, мистер Брекенридж, да тока знаете, я и двацать минуток в ту ночь глаз не сомкнул. Сначала лежу такой, глазами лупаю и думаю себе долго: очень это странно, что жиденыш угол свой не открывает, и не поглядишь, чего внутри, а коварства, знаете, я не одобряю ни в каком его многочисленном виде. Парнишка глубоко так дышит, и вот я себе тихонько думаю: мож, я угол-то сам открою, — а он вдруг как завизжит не по-божески, на кровати сел, за край схватился покрепче и опять муйню эту завел, мол, его напополам сызнова разрезало: «Разрезало! — голосит. — Надвое! Твоя кровь — не моя! Нас разрезало!» — а на лице луна, как на покойниках, что я при Кантиньи[4] видал, а глаза горят и прямо вперед уставились. Волосня — кабы она у меня была — на черепушке дыбом бы встала, потому как он тут давай подыматься — медленно так, и костлявыми ручонками машет, а они у него что белые змеи, будто он чего-то от себя отпихивает, а силенок маловато. Тут я в него весь такой вцепился и давай укладывать обратно, ну, в общем, он и уснул опять, а сам с кем-то о чем-то спорит люто. После этого какой уж сон — лежу и боюсь, вдруг он опять встанет и решит в одиночку надвое кого немного порезать.

К утру я, короче, решил послать его подальше, угол у него там или не угол, но тут появился Форт, и я передумал.

Пареньку я работу нашел пельсины собирать с бандой мексов, а сам не пошел, потому как очень хотелось мне увидать, чего у этого угла внутри. И вот тока мальчонка ушел, я к нему — и знаете что, мистер Брекенридж? Он свой угол запер, а ключ с собою унес! Само собой, я на такую подозрительную тактику у себя за спиной и так сильно обиделся, потому как по природе своей человек гордый и прямой потомок Эдмунда Раффина[5] по материной линии. И пошел я на грузовую сортировку с тяжелым сердцем, а там сел позагорать чутка и рассуждаю, када ж моя удача переменится.

А около полудня и Форт объявился. Сижу это я на платформе, как вдруг меня паровоз будит, и тока я привстал, гляжу — Форт. Я чутка над ним похмыкал, дескать, что ж ты шелкового манифеста не дождался, и мы с ним хорошо так поржали вместе, и мне как-то получшело. Я ему сказал, что поселился с жиденышем, пока он про телеграмму не прочухает, а Форт меня спрашивает: а с харчем как? — и я грю, что хавчик мы тоже в кредит берем. Тогда он замечает, что сильно жрать уже хочет, а еще ему очень нужен табак, и вот мы с ним в лагерь пошли, и Форт остался снаружи ждать, а баба там, поскольку думала, что блески мои, дала мне еще две пачки покурки и кулек черствых тортилий.

Где-то в полседьмого вижу — пацанчик по дороге идет, — и выхожу я его встретить, чтобы, значть, предупредить, что на койке у него Форт спит. А у пацанчика рубашка чуть не напополам подрана, а руки в царапинах все, и на шее содрано сбоку, и очень скоро у него там черная болезнь будет, с первого взгляда ясно. И весь он в разводах от пота высохшего, но, похоже, не сепетится уже, вот я у него и спрашиваю, скока заработал, мол, а он грит: семсят шесть центов, и я тут прикидываю, что это он мне наверняка очки втирает, мистер Брекенридж, потому как стока за день тока мексы сшибать могут. Да я б сам туда пошел, кабы знать, что там стока. И тут я как бы невзначай грю, мол, у нас в гостях Форт и, небось, задержится, пока я денег не получу, что, наверно, случится завтра. Вижу, не понравилось ему, но тут думаю, а чего он сделает — ежли опять скажет чего обидное, я просто блески его выкупать откажусь.

Поначалу Форту и пацану было вроде как нечего сказать друг другу, но после ужина Лютер засветил ему то место у себя за ухом, куда его при Кантиньи подстрелили, дал там железную пластинку потрогать, тут лед между ними и растаял, и Форт ему показал и шрамы на левой ноге, которые на северных исправработах получил, но пацану сказал, что и это из Кантиньи.

Ночью Форт на полу расположился, а пацанчик не шумел, ну и я ничего Форту не сказал, поскольку думаю: мож, пацанчику стыдно, не буду я Лютеру ничего рассказывать. Это теперь вижу — надо было намекнуть, да тока откуда ж мне знать было?



По утрянке жиденыш пошел дальше пельсины собирать, а мы с Фортом вовремя не встали, и тут я лежу и рассуждаю себе: а ведь отлично будет, када в субботу вечером пацанчику заплатят, потому как баба в лавке давай уже права потихоньку качать, вроде как кредит нам дальше отпускать не желает и ваще не такая личность, чтоб в человеческую природу сильно верить. Тут спускаюсь я в лавку — и точно: правильные у меня рассуждения были, потому как испрошенного-то она мне дала, но грит, больше не даст ничего, пока не расплачусь. Посидели мы с Фортом, покурили, и тут он грит: я, грит, думаю, пацанчик-то ей сказал, что котлы не твои, а и вовсе его, подарок от кого-то там в Цинциннате. Кабы я поверил Лютеру, тотчас бы распинал этот угол, да тока я не уверен был, а субботы по-любому дождаться надо. На улице тока смеркаться стало, пацанчик возвращается и докладает: заработал еще шейсят девять центов, и вот теперь нам от фруктовой биржи «Волшебная долина» перепадет уже доллар сорок пять.

Ну а наутро еще пятница, кредита у нас нету, а пожрать осталось тока черствые корки да кофе. Пацанчик попробовал аванс у них выхарить под эти свои доллар сорок пять, а они ни в какую, и он опять на работу пошел, весь рассепетившись. Так а чего там тока сепетиться-то было?

Днем Форт попробовал никелей насшибать, да тока ему везде грили: либо езжай на пункт помощи в Аламо, либо с голоду подыхай. И вот я спер с консервной фабрики с полдюжины грейпфрутов второго сорта, и на ужин у нас больше ничего не было, а к утру мы все втроем решили двигать в Аламо, помощь получать. Тут вы, небось, думаете, я вам баки заколачиваю, мистер Брекенридж, да тока знаете, чего пацанчик сделал, када мы до пункта добрались? Он вовнутрь и заходить не стал, вот чего. Тока вбок так отполз по-быстрому, навроде крабеныша. Мы ему, канеш, ничего с собой вынести не могли, вот ему, наверно, сильно живот уже и подвело, када мы в Сан-Хуан обратно приехали. Я не спрашивал. Но как тока мы домой пришли, он сразу в кровать лег, весь какой-то белый, и лицом к стенке отвернулся. Как глянешь на него, так сердце кровью. По мне, так парень крепкий должон быть.

А днем мы с Фортом опять в Аламо съездили, а када вернулись, он еще лежал в кровати — и спрашивает такой, не схожу ли я на биржу деньги его забрать, а на обратном пути хавчика купить. А я не хотел, чтоб Форт со мной тащился, потому как он очень алчный, да тока он все равно потащился, и мы этот доллар сорок пять забрали, и ему тотчас же захотелось мескаля купить, но тут уж я ему воспретил. Мне тока текилью подавай, либо ваще ничего не надо. И мы на доллар взяли большую пинту, а мексявочке, которая ее нам приволокла еще двацать пять центов дали, потому как ей за пинтой этой аж на другой конец города гонять пришлось. Бутылку мы уговорили, и у нас еще двацать центов осталось, но тут я про пацанчика вспомнил, мож, болеет он и ваще, вот я и зашел в «Грошовую джунглю» и купил кварту молока. Это ж его деньги, в конце концов, хоть он и жиденыш. Беру я молоко и вижу: Форт на кассу глядит эдак пристально, а как наружу вышли, грит как бы невзначай: давай-ка, Гомер, пройдемся чутка, а то у меня от этой текильи голова что-то разболелась. Я-то дотумкал, что у него на уме, и грю: мож, давай лучше сперва молоко домой снесем, а потом уж пройдемся, у нас, небось, детка уже проголодалась; а Форт такой: нет, сначала пройтись надобно.

И вот мы за город чутка вышли, и он мне, значть, предлагает эту «Грошовую джунглю» взять на стопор, а я спрашиваю: а где ж мы пару утюгов надыбаем? — а он такой: нам, Гомер, тока один и нужен, и у меня он, Гомер, есть, — и ваторгу из кармана тащит. Тут я чутка удивился, потому как совершенно не в курсах был, что Форт при ваторге, да тока меня это не убедило, и я грю: тебе-то хорошо говорить, что одного утюга хватит, када ты сам его носишь, а мне как быть? А он мне тут: лана, бери, раз кореш твой тебе до ноги, а я себе мотню подрежу. Я грю: а мож, ты ее уже и подрезал, откуда я знаю? А он мне: нет, грит, но знаю, где в любое время за три дуба можно. Я грю: это очень обнадеживает, но не скажешь ли ты мне, что это за место такое, где в любое время за три дуба можно себе мотню подрезать? А он мне — то же самое, дескать, место, где мы текилью брали.

Я его спрашиваю: а вместо денег у тебя что на мотню будет, и где ты тачку возьмешь, да и еще кой-чего поспрашивал, на что ему сразу и сказать-то было нечего. Я ему напомнил, что из Долины он без хорошей тачки не выберется, а он давай на меня злиться, грит, ежли у меня кишка тонка, так он эту работу сам провернет. Я ему: ты не сепетись, потому как я завсегда с тобой, тока ты мне скажи, кто форцы отымать будет. А Лютер такой отвечает, да так шустро, что вижу: он про этот стопор уже пару дней прикидывал. А, грит, жиденыш форцы возьмет, точно они про все с ним уже добазарились.

Тут мы в город вернулись, почти до самого лагеря дошли, ну и хлеборезки закрыли.

И вот поверите ли, мистер Брекенридж, тока мы за угол в лагерь свернули, как я за старую коновязь перецепился, молоко это у меня из рук тресь — и раскокал. Очень, грит Форт, текилья крепкая тебе попалась, Гомер, — и тут мы в хижину зашли. Тот еще в кровати, тока свернулся весь калачиком, а простыни все испакощены, и вот он меня видит такой, а у самого глаза — что у волка, а потом видит, что хавчика у меня с собой нету, так застонал тока и опять к стенке отвернулся. Я грю, да не переживай ты, паря, тока денег они мне не дали, и мы с Фортом с ними весь день процапались, а теперь все равно поздно, потому как ихний кассир уже домой ушел. Иногда я очень шустро соображаю, и вот грю ему: а давай мы твой угол, Давид, в ломбард снесем, и тогда хавчика нам хватит, пока Брайан, мой брательник из Апалачиколы, бабок не пришлет. Он грит: я, грит, не верю, что у вас вообще где-нибудь есть брат, тока забирайте чемодан и принесите мне чего-нибудь поесть за него, да возвращайтесь поскорей, а то я очень голодный. Форт опять за мной было увязался, но его я вовремя остановил. Он иногда очень коварный бывает.

Отволок я угол барыге, а внутри там два серых лепня, почти совсем новье, коры, рубашки какие-то да исподнее, и еще толстый синий свитер, а спереду большая Б нашита. За навлочь три доллара выручил да еще три за сам угол, и два из них на хавчик потратил в «Грошовой джунгле», как пацану и обещал, и за семсят пять центов пинту мескаля взял, которую на месте же и уговорил, а еще три оставил на мотню и давай себе рассуждать, как же так — тока два дня назад я думал, что удача моя никада не переменится. На обратном пути гляжу — «крайслер» новый стоит, я знаю, что аптекарев с угла, а перед ним большая такая фига ошивается. Наверно, часов около девяти я тока вернулся, пацан на меня так испуганно глядит, что на него самого я глянул — и сердце кровью: он теперь больше перепуганный, чем голодный, и я сразу просек — тут что-то было. Вокруг же витает. Форт с ним рядом на кровати сидел, када я зашел, но шустренько так встал и сел за стол, как тока я в двери. Я ничего не сказал. Просто рагу нам какого-то сварганил, и пацанчик из кровати выволокся в своем бельишке запачканном, но ваще много чуфанить не стал. Никто особо не разговаривал, пока не доели, а потом Форт эдак кашлянул чутка и объявляет мне, дескать, ребятенок на гранд с нами идти хочет аж не может, и тут я чутка удивился, потому как даж прикинуть не мог, что Форт ему так шустро пропозицию делать кинется, вот я сижу себе и думаю: прессанул он жиденыша, не иначе.

После уже чутка оттаяло все, и остался один важный вопрос: када на дело выходить. Форт, должно быть, начисто забыл про ту телеграмму, что я отправил, потому как берет и предлагает: в следующую субботу вечером, а это ж через неделю, — и я грю на это сразу: нет, — и как тока я это сказал, мескаль во мне чутка забурлил, и я понадеялся, что Форт кинется спорить. Вот я очень так подчеркнуто и грю: вторник или среда накрайняк. И к тому ж думаю себе: пацан нам нужен, а неделю прождем — он и отползет, тот еще крабеныш. А Форт мне такой: Гомер, ты мя удивляшь прям, сам же прекрасно знашь, тока в субботу вечером можно, должон ведь понимать. И я ему тогда: ну так сегодня у нас суббота вечер, а Форт встает, пинжак надевает, и тут пацан давай выть про свои блески, а Форт на него тока так глянул — пацан и заткнулся, как устрица.

И вот мы втроем пошли к этому мексову спиртогону и выложили ему три доллара за мотню, я ее беру и ходу по переулку к гаражу за аптекой, а там аптекарь уже «крайслер» свой на ночь выводит, и я к нему в тачку прыг и давай ему показывать, куда ехать, тут он понял, что я с ним не шутки шучу и перепугался, как сам черт, но все равно довез меня до этой «Грошовой джунгли», даже не въехал ни во что. Форт с пацаненком перед входом ждут, и тут мы с аптекарем влегкую местами поменялись. Потом Форт с жиденышем вовнутрь заходят, я слышу — Форт давай на них там гавкать, и вижу — пацана вперед толкает. Тут пацан хвать где-то с половину налички, разворачивается — и ходу к дверям, а капуста по всему заведению порхает, и Форт его плечом эдак — ать, ну и пацан после этого вернулся и уже все деньги забрал. Я думал, он себе шею свернет, так быстро из дверей вылетал, а Форт пятился медленно, пока на улицу не вышел. А потом шустро так разворачивается, что я даж удивился, два прыжка — и он уже в машине, и тут мы по газам дали. Аптекаря Форт выкинул, када я за угол свернул на шоссе до Макаллена, а через минуту они уже за нами пустились, тут-то я из этого «крайслера» и выжал, что можно.

В жизни никада не видал, чтобы Форт так сепетился. Он по главной дороге ехать хотел аж за Макаллен, а ежли они там нас ждут — отстреляться, тока я ему ничего не сказал, я же знаю, с Фортом спорить без толку, када он так сепетится, а вдобавок еще и напитый. Я просто свернул на первом же съезде вбок, футов на двацать в пельсиновую рощу заехал и рванул со всех ног к ближайшим путям. Они за мной — жиденыш сопит, мы как раз вовремя порвали когти. И минуты не прошло, как болонь из Макаллена примчалась и в рощу эту свернула по дороге, а я слышу — Форт на бегу материт хозяина из Ветумпки себе под нос. Еще б сорок футов — и они бы «крайслер» засекли, да вот не засекли, на трассу вернулись и снова в Сан-Хуан погнали.

Мы у путей тихонько обождали, и где-то в полдвенацтого пустой состав на Сан-Антон подкатывает такой — ну мы в него и запрыгнули. Форт зуб давал, что в Макаллене нас тормознут, у них же там крутиловка пойдет, а потому пальцем по курку этой мотни все елозил, ни на миг не отпускал. Жиденыш ничего не говорил, а сам так ужасно перетрухал, по лицу видать, что я прямо и не знал, смеяться мне или пинка ему в морду прямо пяткой дать. По мне, так парень крепкий должон быть.

Тока в Макаллене они нас искать не стали, и до Фалфурриаса мы нормально доехали. Я прикинул, что из Долины мы уже выбрались, вот сепетиться больше и нечего, ежли до краснухи на Сан-Антона не засветимся. А Форт сидит все и бормочет, что в каменоломни он больше не ходок, что б там ни случилось, и под этот его гундеж я закемарил, а потому, мистер Брекенридж, када заварушка началась, я еще толком не проснулся, а через секунду уже все закончилось, вот я по всей чести-то и не могу сказать, чего там было. Слышу тока вопль из угла: «Нас разрезало! — разрезало!» — и он такой подскакивает и грит: «Твоя кровь — не моя кровь!» — и на Форта прям кидается. Против Лютера-то тут особо и не скажешь ничего. Он вообще дерганый, с пацаном у них не сильно заладилось, да и прессанул он пацана, должно быть, чтоб тот с нами на дело пошел, — ну и само собой, не знал, что это жиденыш спит так. Слышит — орут, видит — бегут, а мотня у него в руке уже.

Жиденыш-то, небось, так и не понял, чем его шарахнуло. Тока скорчился весь, потом растянулся, шеей булькнул и всё. Нам оттуда, канеш, сразу сматываться пришлось, но даже так меня бы не взяли ни за что, ежли б Лютер на меня не звякнул, да мало того — еще и нарисовал, что мотня все время у меня была.

Мож, вы теперь решите, что я вам просто баки заколачиваю, а мож, вы даж подумаете, что от жиденыша мы вообще хотели избавиться, чтоб тока на двоих слам поделить, а не на троих, да тока ребятам вроде меня залепуха никада с рук не сходит, у таких матерых законников, как вы, мистер Брекенридж. Можете мне на слово проверить, никто жиденышу на самом деле никакого зла не желал.

Вот ей-бо.


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

Примечания

1

Роберт Эдвард Ли (1807—1870) — американский генерал, участник Гражданской войны. В 1884 г. в Новом Орлеане на Круге Тиволи (ныне Круг Ли) установлен памятник ему работы скульптора Александра Дойла (1857—1922): фигура генерала на вершине колонны обращена лицом строго на север, поскольку истинному южанину никогда не следует показывать спину янки.

2

«Стерно» (с 1900) — торговая марка топлива, производящегося из желатинированного денатурата. При сцеживании через тряпку или хлебный батон употребляется в виде коктейля «баночный жар» или «розовая леди». Может привести к отравлению метиловым спиртом.

3

Плотина Гувера — плотина и ГЭС в Черном каньоне на р. Колорадо, на границе Аризоны и Невады, строилась с 1931 по 1936 г. по заказу Бюро мелиорации. С 1933 г. называлась Боулдер; переименована в честь Президента США Герберта Кларка Гувера в 1947 г.

4

Битва при Кантиньи (28 мая 1918 г.) на р. Сомме во Франции была первым наступлением американских войск в Первой мировой войне. Американские потери составили 1133 человек.

5

Эдмунд Раффин (1794—1865) — американский плантатор, ввел в обиход севооборот на плантациях, выступал с популярными лекциями о сельском хозяйстве. Активный и радикальный сторонник рабства и отделения южных штатов. Считается, что именно он произвел первый выстрел 12 апреля 1861 г. в бою у форта Самтер, с которого началась Гражданская война. После поражения Конфедерации покончил с собой.




home | my bookshelf | | Ей-бо |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу