Book: Хроники Загруса: Принцип Ящерицы



Аннотация:

Странные вещи начинают происходить в империи Гильдерлэнд, после десяти спокойных, мирных лет: жестоко убивают известного торговца, обвинив в этом его сына; в столице империи орудует таинственная банда, сумевшая в короткие сроки захватить власть над всей теневой деятельностью города. Вдобавок, там же появляется оборотень, который, по непонятным причинам, нападает только на гвардейцев из городской гвардии. Стоит копнуть лишь немного, и становится понятно, что за всем этим скрывается нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Принцип Ящерицы - первый том запланированной трилогии.

ПРОЛОГ.

В свои сорок два, Мервид объездил, пожалуй, весь Загрус. Он гордился тем, что повидал знаменитую Долину Водопадов в Ампере, испил ледяной воды из озера Дар, в Меллории, был у подножия Диарна - высочайшей горы Нибераля и всего Загруса. Так же, Мервид стоял внутри легендарной Башни Титанов, а этим могут похвастать немногие. Мервид - мог. И хвастал. Ведь за двадцать три года безупречной службы у правителя Эльмрейда, лорда Гестиля Меррифаля, ему полагались многие привилегии. Мервид Хойн был гонцом. Лорд Меррифаль, принял Мервида на службу аккурат в тот год, когда возглавил свой Дом1 и родную провинцию. Времена тогда были сложными, после смерти отца Гестиля, лорда Айреса Меррифаля, некоторые лорды Эльмрейда попытались оспорить права Меррифалей на управление всей провинцией. Но, тридцатилетний лорд Гестиль Меррифаль (не без помощи Мервида) удержал власть в своих руках, попросив помощи у императора. И Дом Меррифалей, как и прежде остался главенствующим. Хотя тогда, даже молодой Мервид понимал, насколько тяжело было его повелителю просить помощи у императора. Он видел лица и императора и его советников, после того как зачитал им прошение лорда Меррифаля, стоя в самом центре Большого зала императорского замка. Видел, какими взглядами они обменивались, усмехаясь. И Мервид понимал почему. Дело было в следующем. Еще семьсот лет назад, в то время когда нынешние провинции империи Гильдерлэнд были отдельными, независимыми королевствами, тогдашние Дома Раллов и Меррифалей враждовали. Затем, юный Шарин Ралл вторгся в соседние королевства со своей армией (молодой полководец правил Бельгорией - на тот момент самым сильным и самым большим королевством континента), развязалась война, в итоге которой и была основана империя Гильдерлэнд. Завоеватель выбрал подходящий момент для своей экспансии - тогда, между крупнейшими королевствами Загруса был серьезный разлад. Шарин Ралл провозгласил себя императором, а все восемь королевств Загруса превратились в провинции (девятая провинция появилась чуть позже). Дом Меррифалей дольше других сопротивлялся завоеванию бельгорцев во главе с Раллом, но, все было безуспешным. Меррифали сдались. Однако, ненадолго. К моменту прошения лорда Гестиля, дом Меррифалей совершил уже четыре восстания, последнее из которых унесло жизни более трех тысяч человек. Это восстание начал прапрадед лорда Гестиля, Корин Меррифаль. В наказание за это, тогдашний император Джейсон Ралл согнал Меррифалей и их лордов с земель Гильдерлэнда, на остров Эльмрэйд прилегающий к Загрусу, сделав этот остров девятой провинцией. Родную Меррифалям Меллорию, император отдал Дому Айвенов, и тем самым навсегда разжег ненависть между этими двумя Домами. Несколько раз, лорды Эльмрэйда пытались вернуть родные земли, но император был непреклонен. В общем, несмотря на все разногласия между лордами Меррифалями и Раллами, император помог лорду Гестилю удержать свое правление. С тех пор, прошло уже двадцать три года. А Мервид Хойн, за своевременную доставку важнейшего сообщения был щедро вознагражден и с тех пор его жизнь круто изменилась. Начались разъезды, путешествия, далекие края - все то, о чем юноша всегда мечтал. Он любил свою работу и очень ею дорожил. Когда Мервиду было двадцать три, он познакомился с Мари - симпатичной девушкой, живущей в Саргии. Молодые люди поженились спустя два месяца. Мари всегда гордилась своим мужем, понимая, что лорд Меррифаль доверяет ему очень ценные сведения, посылая на задания в самые разные уголки империи. Но при этом, девушка очень волновалась за Мервида и, стоило тому задержаться на несколько дней сверх намеченного графика, она не отходила от окна их уютного домика, кусая от волнения губы. Пошли дети: близнецы Кевин и Дэвин, затем дочь Айрра. После рождения третьего ребенка, Мари все чаще стала уговаривать мужа оставить службу и уехать в Саргию. К ней вскоре присоединились близнецы, и Мервид наконец сдался и попросил у лорда Меррифаля отставки. Семейство Хойнов переехало в Саргию и поселилось в старом доме отца Мари, который был построен вблизи крупного города Ниссада. Мервид за годы службы накопил достаточно средств, для того чтобы построить придорожный трактир "Золотая кружка", в тени стен города. Дело шло хорошо, немало путников останавливалось в "Золотой кружке", прежде чем войти в Ниссад. Несмотря на успех, несмотря на то, что Мервид стал чаще проводить время с семьей, он очень скучал по прежней работе и постоянно вспоминал о былых разъездах, сидя за стойкой своего трактира. Поэтому, он очень обрадовался, когда ему представился шанс вновь взять на себя обязанности гонца. Такую возможность Мервиду предоставил Рилл Айдел, а если конкретнее, его работодатель, господин Каспер Ангрель. С Риллом, Мервид познакомился в первый же день переезда в Саргию. Риллу Айделу было под пятьдесят, крупный мужчина, всегда гладковыбритый, с легкой улыбочкой на губах и солидным брюшком. Он служил управляющим в замке местного богача, который владел обширной территорией к северу от Ниссада. Мервиду не раз доводилось слышать от посетителей о том, что лорд Икель Ноард, который правил в городе, ненавидит господина Ангреля. Все из-за того, что Каспер выкупил свои теперешние земли у отца лорда Ноарда, так как тот крупно задолжал Независимому банку Брекретов. А то, что братьям - банкирам нужно платить вовремя, знали все. В противном случае, с должником могло случиться что-нибудь крайне неприятное...и, если теперь взглянуть на карту близлежащей местности, то сразу видно, что владения Каспера Ангреля находятся прямо посреди земель лорда Ноарда. Лорд ненавидел господина Ангреля, но ничего не мог поделать, тем более, ссора с богатеем могла навлечь на Икеля Ноарда крупные неприятности, в лице правителя Саргии Байкорна Талленбэйра, который был хорошо знаком с Каспером Ангрелем. Некоторые поговаривали, что лорд Ноард ничего не может поделать против господина Ангреля по другим причинам. Как бы там ни было на самом деле, но Рилл Айдел никогда не болтал об этом. Он захаживал в трактир примерно два раза в неделю, посидеть с Мервидом, пропустить стаканчик - другой вина, послушать истории о странствиях трактирщика. Но в тот самый день, все было несколько иначе.

Рилл, заявился поздно ночью, Мари с детьми были уже наверху, а последний посетитель покинул "Золотую кружку" часом ранее. Мервид и сам уже собирался немного подремать, но услыхав приближающуюся лошадь, подошел к двери. Он увидел за окном Рилла Айдела, который спешившись у трактира, заторопился внутрь, со всей возможной для его веса скоростью.

- Рилл, в чем дело? - тут же спросил Мервид и помог приятелю присесть на ближайший стул.

- Нужна...твоя помощь, - пытаясь отдышаться, произнес толстяк и жестом попросил воды. Складывалось ощущение, что Рилл добирался до трактира не на лошади, а на своих двоих.

Мервид налил ночному гостю воды в большой, позолоченный кубок и дождался, пока тот допьет до дна.

- Ну? - спросил Мервид, когда Рилл поставил кубок на стол. - Выкладывай, в чем дело?

- Прости, что вот так врываюсь, но дело очень важное.

- Это ведь трактир, - усмехнулся Мервид.

- А...ну да...слушай, Мервид, господину Ангрелю нужно срочно отправить кое - что в имперский замок...знаю, ты давно уже не гонец...

- Погоди друг, погоди, - остановил Рилла трактирщик. - Ты ведь понимаешь, я не могу. В Ниссаде полно хороших гонцов, они быстро доставят посылку куда нужно.

Рилл тут же замахал руками.

- Господин Ангрель не может полагаться на городских гонцов, ему нужен человек быстрый, опытный, знающий свое дело...

Мервид слушал Рилла и чувствовал, как внутри разгорается волнение, как сводит зубы от предвкушения нового приключения. Сколько раз, лорд Гестиль поднимал его с постели среди ночи, поручая важное послание, конверт или посылку. И Мервид тут же собирался, без лишних слов и мчался к пристани или к порталу, а оттуда на материк.

- Слушай, ну нельзя же вот так врываться посреди ночи и просить меня отправиться в такую даль! - воскликнул трактирщик, отгоняя позабытые уже ощущения.

- Прошу тебя, Мервид, ты должен согласиться...портал доставит тебя в Бельгорию, к Ирвирскому лесу, а оттуда до Розервута рукой подать...

Мервид несколько секунд вглядывался в бледное, блестевшее от пота лицо управляющего господина Ангреля и намеревался поставить точку в этом разговоре, но губы его сами произнесли:

- О какой посылке идет речь?

В этот момент, человек, сидевший под окном "Золотой кружки" бесшумно покинул свое укрытие и, распрямившись у дороги, быстро двинулся на запад, оставляя позади себя и город, и придорожный трактир.

2.

Мервид собрался в путь уже на рассвете. Как он и предполагал, разговор с Мари был весьма неприятным, но в итоге ее удалось убедить, хотя попрощалась с мужем она хмуро. У портала гонец-трактирщик был к полудню. Было душно, это лето выдалось особенно жарким и даже о легком ветерке оставалось лишь мечтать. Оставив позади себя Ниссад и окрестные деревушки, Мервид вскоре присоединился к трем странствующим служителям Даллада2, из разговоров которых понял, что они направляются в Ампер. Мервид им не завидовал. Если на западе, в Саргии стоит такая жара, то страшно представить что творится в Ампере - самой южной провинции империи. Но увидев, наконец, арку портала, в окружении кучки людей, он еще больше пожалел жрецов. Да и себя заодно. Привыкнуть к путешествию посредством портала - невозможно. Когда человек входит в эту светящуюся каменную арку, с причудливыми магическими символами, вырезанными на ней, то он мгновенно слепнет, его тело скручивается в трубочку, сужается до размеров маленькой точки. Затем его стремительно бросает вперед, словно запустив из катапульты. Швыряет влево и вправо, хочется кричать - но нет рта, хочется остановиться - но нет ни рук, ни ног, только громкий свист звучит в несуществующих ушах. Потом все так же быстро заканчивается - пассажира выплевывает наружу, к пункту назначения, и выглядит человек при этом крайне глупо - ползает на коленях, судорожно глотая воздух, дико озираясь по сторонам, пытаясь понять, кто он и где он. Затем, потихоньку память возвращается, человек обретает власть над своим телом, встает и бросает большую, круглую монету в широкий железный чан и уходит, как ни в чем не бывало. Монета служила своего рода проводником, ее заряжали волшебники, при помощи заклинаний внедряя в серебряный кружок координаты пункта назначения. Бывали, конечно, случаи когда в портал входили без проводника, но обычно заканчивалось это очень плохо. В лучшем случае, идиот появлялся на другом конце Загруса, в худшем же...его собирали по частям в нескольких местах. Мервиду как-то "посчастливилось" наблюдать подобное. В тот день он должен был доставить письмо на восток, в Ширрем. Он прибыл туда порталом, кое-как отполз подальше, и очень вовремя - через пару секунд арка вдруг разгорелась ярким синим светом, и из него хлынул поток крови, вслед за которым появился человек без головы. Раньше, порталы строились непосредственно в городах, что было весьма удобно для путников (разумеется, для тех, кто мог себе позволить путешествие порталом). Но, триста лет назад, после войны с магами, более известной как Война Меча и Посоха, решено было поставить порталы внегородских стен (к тому времени волшебникам удалось захватить два города, минуя осаду). Вокруг портала ставили невысокое железное ограждение, внутри которого путешественников встречали специалисты, помогая прибывшим прийти в себя, и сориентироваться. Мервид слышал, что специалистами по порталам были люди, которые по каким - либо причинам не смогли окончить обучение в магическом Университете, хотя и обладали достаточным потенциалом. Поэтому, простых основ было достаточно для их обучения обслуживанию порталов и многие несостоявшиеся маги шли на это. К сожалению, таких специалистов было много, а порталов мало... Таким образом, те, кто получал эту работу, держались за нее крепко. Мервид прибыл в Ирвирский лес незадолго до толстого мужчины, который изрядно запачкал свой роскошный амперский костюм. Тут, специалистов было трое: две девушки-близняшки, стройные, симпатичные, в узкой синей униформе, а также пожилой мужчина с всколоченными седыми волосами, квадратным подбородком и хищным носом. Близняшки, пытались привести в чувство прибывшего перед гонцом, - мужчина что-то громко мычал и тряс лысой головой. Третий проводник помог Мервиду подняться с колен.

- С прибытием, господин! - бодрым, никак не вязавшимся с внешностью голосом молвил он. - Не слишком укачало?

- Шпашибо, - Мервид попытался поблагодарить проводника, но не сумел совладать с языком.

- Прошу прощения, но вам нужно отойти, - специалист указал рукой на арку. - Сейчас ожидаются еще путники.

Мервид молча, побрел за ограждение, ступая на нетвердых ногах и оглядываясь по сторонам. Справа открывались бельгорские равнины, впереди далеко виднелся исполинский Розервут - столица империи и самый большой город Загруса. Слева стеной стояли деревья, величественный Ирвирский лес, носивший имя короля эльфов, которые проживали здесь две тысячи лет назад. У любого портала, стоящего неподалеку от крупных городов, имелась застава. Там, можно было пройти досмотр, на предмет запрещенных вещей, а так же приобрести лошадь, или договориться с извозчиком, дабы тот отвез к пункту назначения. Вопреки ожиданиям, путешествие порталом не ограничилось для Мервида временной утратой связной речи и небольшого головокружения. Едва он приблизился к заставе, как его обильно вырвало, прямо на проходящего мимо стражника. Тот, помимо достойных сапожника ругательств наградил гонца подзатыльником, да так, что он ткнулся лицом в землю. Кое-как поднявшись, Мервид оттряхнул свой серый дорожный плащ и побрел дальше. Сердце его бешено колотилось. Он, конечно, понимал, что за несколько спокойных лет жизни растеряет форму, но чтобы так...в былые времена, Мервид настолько часто залезал в проклятый портал, что его вскоре перестало выворачивать наизнанку, лишь голова пару минут шла кругом. Гонец попросил на заставе подготовить для него лошадь и пошел к пункту досмотра. Досматривал Мервида молодой стражник, и, судя по его движениям и пресному лицу, складывалось ощущение, что за это утро он проверил не меньше ста человек. Он лишь на несколько мгновений задержал внимание на большом сером конверте, перевязанном синей лентой, - этому конверту и предстояло попасть на рассмотрение императора. Мервид уже имел дело с подобными посылками. Можно конечно подумать, что глупо передавать сообщения в конвертах, которые можно вскрыть или легко перехватить, нейтрализовав гонца, либо же попросту выкрав. Но, эти самые конверты из грубой серой бумаги с ярко синими лентами - магические. Волшебники наносят на них чары, благодаря которым вскрыть и прочесть их может лишь тот, кому адресовано содержимое. Подобные послания были редкостью, в них чаще всего содержались очень секретные и очень опасные сведения. Пока седлали лошадь, Мервид с легким беспокойством осматривал людей вокруг. Чутье его никогда не подводило, и в этот день, оно подсказывало ему, что чем скорее он прибудет в Розервут, тем лучше. Он не сомневался, что письмо в его кармане было опасным, от него так и пахло страхом. Гонец нервничал, и оттого становилось еще хуже. Раньше он не раз доставлял подобные конверты, пару раз даже ловко избавлялся от преследователей. Теперь он понимал, почему господин Ангрель не попросил кого-нибудь из своих людей доставить письмо, а решил вместо этого обратиться к гонцу с богатым опытом. Ведь, несмотря на то, что Розервут виднелся впереди, до него еще нужно было доехать. А на имперском тракте могло случиться всякое. Особенно к ночи, там, где начинались поля и деревушки за ними. Патрули там появлялись нечасто, а из-за густых деревьев, таких как карликовые Бармундалы, можно было устроить хорошую засаду на одинокого путника. Эти деревья с очень пышными кронами, накрывали листвой почти до земли. Мервид пару раз прятался в таких укрытиях. Но, запрыгивая в седло, гонец знал, как поступить. Эти места он изучил довольно-таки хорошо, поэтому можно было объехать опасный участок, двигаясь сначала вдоль Ирвирского леса, а затем по владениям лорда Ричарда Ракори. Там было более безопасно, патруль исправно ходил там два раза в день, да и на полях лорда Ракори работа кипела допоздна. Мервид поскакал по намеченному маршруту, намереваясь до темноты успеть к трактиру на границе начала земель вышеуказанного лорда. А оттуда, можно было на рассвете поехать дальше, к полудню преодолев больше половины пути. Гонец скакал вперед, мимо мелькали деревья, ветки то и дело задевали его плечо. Быстрая езда и свежий лесной воздух привели его, наконец, в чувство, стерев остатки дискомфорта, вызванного порталом. Постепенно лес редел, вскоре появились первые крестьянские лачуги. Мервид помнил, что в этой деревушке проживали лесорубы, где-то рядом стояла лесопилка, приносящая лорду Ракори солидный доход. Здесь гонец сбавил ход, иначе имелся бы риск сбить кого-нибудь из рабочих или нескольких солдат. Если в Ирвирском лесу и водилась нечисть, то наружу она редко показывалась, однако лорд всегда страховал своих людей, оставляя дежурить трех - четырех солдат. Как Мервид и рассчитывал, до трактира под живописным названием "Радуга" он добрался с наступлением темноты. Бросив взгляд на покосившееся, обшарпанное здание, гонец засомневался в адекватности хозяина этого заведения. Ведь кроме потускневшей, скрипучей вывески со словом "Радуга", на радугу ничего более не указывало. Скорее на замок призрака. Или на заброшенный склеп. К трактиру была пристроена открытая конюшня, где Мервид и оставил коня, вручив его полупьяному конюху. Внутри "Радуги", как и положено большинству бельгорских трактиров, было шумно, многолюдно и пахуче. Преобладали несколько запахов: жареного лука, пива, пота и рамихты - курительной травы, которая стала очень популярна в последние годы. Войдя, Мервид немного постоял, привыкая к свету, после темноты снаружи. Затем, разглядев среди клубов дыма стойку, двинулся к ней, лавируя между столиками и стараясь не врезаться в носящихся официанток. По пути он с гордостью отметил, что его заведение куда приличнее этого. "И это рядом со столицей" - усмехнулся про себя гонец. Подойдя к стойке, он помахал рукой трактирщику - невысокому мужчине с пышными усами. Трактирщик в ответ, смерил Мервида оценивающим взглядом, словно проверяя, кто перед ним, обеспеченный клиент или обычный бродяга, насобиравший мелочи на кружку пива. На оценку ушло не больше секунды, так как было сразу ясно: Мервид Хойн не бродяга. Одежда скромная, но чистая и новая, не потертая - легкий дорожный плащ Мервид приобрел незадолго до этой поездки. Под плащом расшитый камзол - подарок Мари. Лицо выбритое, чистое, только чуточку бледное. Единственной роскошью являлся меч, чья рукоять выглядывала из-под плаща слева. Серебряная гарда, в форме орла - такие мечи были высокого качества, их ковали кузнецы Эльмрэйда, следуя древним эльфийским технологиям. Этот меч был подарком лорда Гестиля. Бродяга себе такое оружие позволить не мог. Трактирщик тут же расплылся в улыбке и легонько поклонился новому гостю.



- Пива, пожалуйста, - усаживаясь, попросил гонец.

- Сейчас исполним, - кивнул трактирщик и полез за бокалом.

Мервид в это время без особого интереса рассматривал большой зал и посетителей "Радуги". Столиков было много, все заняты, в основном местными лесорубами, да проститутками, которые раз в неделю наведывались в эти края. Подали пиво. Потягивая сильно разбавленный, но холодный напиток, Мервид оторвался, наконец, от зала и осведомился у трактирщика о наличии комнаты на ночь.

- А как же, найдется, если есть чем платить, - не переставая улыбаться, ответил тот. - Четыре серебряных хейлара.

Мервид расплатился сразу и за пиво и за ночлег. Он еще немного посидел, послушал местные байки, перекинулся парой фраз с трактирщиком и затем решил уединиться в отведенной ему комнате. Когда он покинул зал, сопровождаемый молоденькой официанткой, человек, сидящий в одиночестве, в дальнем конце, тоже встал, и не спеша направился за гонцом. Поднимаясь, Мервид глядел на девушку, которая была немного похожа на Мари в юности. Он улыбнулся, вспомнив дом, и эти мысли не покидали его, пока он не поднялся наконец, по ужасно скрипучей лестнице и не оказался в одной из трех комнат. Официантка пожелала ему доброй ночи и что-то напевая, удалилась. Комната была темной, из мебели лишь старый дряхлый шкаф и небольшая кровать в углу. Единственное окно не было занавешено, и слабый свет проникал в комнату, озаряя изголовье кровати. Мервид не сделал и трех шагов вперед, как дверь комнаты со скрипом отворилась. Обернуться он не успел. Вошедший схватил его за волосы, и сильно оттянул голову назад. Блеснул клинок, и незнакомец быстрым движением перерезал горло гонца. Последняя мысль Мервида была о том, что уж в его трактире, комнаты гораздо уютнее... Он захрипел, схватился за рану, кровь обильно заливала подарок его жены. Убийца не дал Мервиду упасть, он еще немного подержал несчастного, а потом тихонько положил труп на пол. Ногой, закрыв дверь, он отрезал звуки, доносившиеся снизу, вместе с тем делая комнату еще темнее. Затем, перевернув труп Мервида лицом к себе, убийца порылся в его карманах. Достав письмо, он подошел к окну. Увидев синюю ленту, грязно выругался. Затем, долго ощупывал конверт.

- Решился-таки, - пробормотал он.

Его хриплый, скрипучий голос усугублял неприятное ощущение от внешности. Высокий, худой словно палка, на вид старше тридцати, хотя, сказать было сложно, так как лицо его заросло густой рыжеватой бородой, доходящей почти до груди. Глаза маленькие, блестящие, смотрят из-под густых бровей. Убийца был очень зол. Хотя, не удивлен. По крайней мере, дальнейшие действия ему были известны. Он усмехнулся и, перешагнув через труп, покинул комнату гонца...

ЗНАКОМЬТЕСЬ, АЛЬТАИР.

В последние годы, настоящим домом для Альтаира стал Айгенверский университет. Впервые, парень заинтересовался учебой после знакомства с сыном друга его отца - Кевином, который был на пару лет его старше и уже учился в этом престижном заведении. Но не это повлияло на его выбор... Учебу в Айгенверском университете, могли себе позволить далеко не все, зачастую, студентами становились сыновья богатых лордов, или успешных купцов. Альтаира можно было причислить скорее ко вторым - его отец, Каспер Ангрель был побогаче иных лордов. Да и знаменитая фамилия давала преимущества. Дед Альтаира - Леорель Ангрель был очень знаменитым. Путешественник, историк, драконовед - именно Леорель Ангрель открыл четырнадцать новых разновидностей драконов, исследуя всевозможные места обитания этих ящеров, включая такие опасные как: окрестности вулкана Ваарог3, Ханирские болота4 и руины древних, полуразвалившихся городов Титанов. Благодаря своим открытиям, Леорель стал очень уважаемым и авторитетным ученым, с его мнением, считались даже в Университете магии - а это многого стоило. На покой Леорель ушел рано, так как лишился ноги, пытаясь помочь исследователям из Айгенверского университета добыть живьем редчайший экземпляр дракона - хамелеона. Великий ученый и раньше изредка прикладывался к бутылю с крепким меллорским вином, а лишившись возможности путешествовать, и вовсе спился. Нет, он еще работал дома, до своей смерти Леорель успел написать пять книг и оставить обширные заметки для шестой, но...он чувствовал, что мог еще многое сделать, не стань он калекой. Его дети, Ральф и Каспер были тогда подростками, и они безуспешно пытались прекратить запои отца. Мать их умерла задолго до этого, поэтому мальчикам пришлось очень несладко. Старший, Ральф вскоре разругался с пьющим отцом, и покинул дом, вступив в ряды имперской армии, и сражался с дикими горными кланами в Ниберале, которые уже успели основательно помучить тамошний народ своими набегами. В этой небольшой войне, Ральф Ангрель хорошо отличился, заслужив похвалу самого императора. Однако, домой Ральф так и не вернулся - он погиб в последнем перед отбытием столкновении с дикарями. А младший, Каспер, остался в отцовском замке, иногда сопровождая Леореля на очередную сделку по продаже какой-нибудь ценной вещи, привезенной им из странствий. Бывший драконовед скончался, когда Касперу было шестнадцать. Поначалу, парень был раздавлен, ведь несмотря ни на что, он очень любил отца, тот всегда был добр к своим детям. Но вскоре он взял себя в руки. Вместе с домом, к Касперу отошли и несколько последних отцовских драгоценностей - рог трехсотлетнего дракона, древний эльфийский шлем и картина Грегори Эйпса - легендарного художника, жившего почти пятьсот лет назад. Каспер быстро нашел применение этим сокровищам. За несколько лет до этого, он познакомился с Марионом Сардом - сыном скупщика Тэрби. Тэрби специализировался на редких вещах, скупая их по всей Саргии и перепродавая в соседний Киорн. Леорель, как легко можно догадаться, был частым гостем в доме скупщика. Иногда он брал с собой сына, и, пока ученый договаривался с Тэрби, Каспер проводил время в кампании своего сверстника Мариона. После смерти скупщика (Тэрби прирезали во время очередной сделки, на выезде), его сын, который уже вовсю помогал отцу, решил расширить сферы деятельности и выйти за пределы соседней провинции. На это нужны были начальные средства, и Марион обратился к своему другу Касперу. Тот, недолго думая, продал все перечисленные редкости и вложил в дело сына покойного скупщика. Их общее дело медленно, но верно набирало ход. Используя старые связи Тэрби, Марион и Каспер вскоре работали по всей империи, и даже несколько раз ввозили товары из-за континента. Они стали богатыми, уважаемыми людьми и оба женились в один год. У Каспера родился сын, которого он назвал Альтаиром - в честь Альтаира Мардалла, величайшего воина за всю историю Загруса. Через три года, на свет появился второй сын - Томас. Правда его рождение было омрачено горем - жена Каспера скончалась, спустя несколько минут после родов. Дети подрастали, и Каспер часто поражался тому, насколько они разные. Если Томас рос тихим и очень молчаливым мальчиком, предпочитая чаще сидеть в замке или в саду, то Альтаир был настоящей головной болью для своего отца. Ежедневно, Каспер получал жалобы от кэрра Гренваля (керрами в Гильдерлэнде звали ученых, которые находятся в услужении у знатных и богатых людей). Учеба давалась Альтаиру легко, в десять лет он знал едва ли не половину Домов империи, включая основателей рода, гербы и девизы. Но самые восторженные похвалы, мальчик получал от мастера по оружию, которого Каспер нанял в свой замок, едва Альтаиру исполнилось пять. Мастер пророчил старшему сыну Каспера великое будущее в качестве рыцаря, часто заявляя, что свое имя Альтаир получил не зря. Тринадцатилетний мальчик страшно собою гордился и собирался вскоре пойти оруженосцем к рыцарю. Ну а Томас больше времени проводил с отцом, постоянно прося того читать вслух книги из их большой, семейной библиотеки. Альтаир часто его беззлобно дразнил, за любовь к книгам Маргарет Эйли (автора бесчисленного количества любовно-приключенческих романов). В замке Каспера Ангреля был большой, роскошный сад. Некоторые растения, цветущие там, не встречались больше нигде в империи. Это место, Томас просто обожал. Особенно, после окончания очередной книги Маргарет Эйли, мальчик любил в одиночестве бродить по саду, фантазируя, разыгрывая сцены из книг у себя в голове, представляя себя одним из героев романа. Несмотря на различия, братья хорошо ладили, частенько играя у небольшого, но глубокого озера, неподалеку от замка. Альтаир всегда вступался за брата, когда того называли чудаком, а случалось это довольно - таки часто. В основном, дразнили Томаса дети друга Каспера - лорда Хардаира из Меллории, которые время от времени приезжали погостить. У лорда, Альтаир и Томас были всего раз, вместе с отцом. Они пробыли в замке Хардаира две недели. Томас практически не открывал рта, словно хвостик, всюду таскаясь за отцом и наотрез отказываясь пойти и поиграть с другими детьми. Альтаир же, постоянно был на виду, демонстрируя всем свои познания в геральдике и истории Загруса. А в день перед отъездом, он одолел всех троих детей лорда Хардаира, самому младшему из которых было на тот момент пятнадцать. Каспер гордился сыном, однако было очевидно, что любимчиком является Томас. Тогда же, в Меллории, сир Жорель - рыцарь на службе лорда Хардаира согласился через год взять Альтаира себе в оруженосцы. Всю обратную дорогу мальчик доставал отца и брата разговорами о том, каким великим воином он станет. Беда, изменившая жизнь Альтаира, случилась спустя неделю после прибытия из Меллории.

Старший сын Каспера и раньше играл в рискованные игры, то лазая по стенам замка, то учился жонглированию кинжалами... Томас никогда не соглашался на участие в подобных играх, однако в одном деле, старшему брату не уступал. Он очень хорошо плавал, и это не давало покоя Альтаиру (который плавал значительно хуже Томаса). Он не раз проигрывал спор младшему брату, каждый раз пытаясь заплыть дальше Томаса. В тот день, Альтаир в очередной раз проспорил.

2.

Было прохладно, наступала осень, и деревья, что росли вокруг озера, потихоньку окрашивали листья в желтый цвет. Холодный ветер завывал меж камней, раскиданных на извилистой дороге, ведущей от озера к замку. Хмурое небо уже несколько дней обещало ливень. Вообще то, Каспер не разрешал своим детям подолгу купаться в озере в такую погоду, и чаще всего посылал с ними кого-нибудь для присмотра. Но Каспер был в отъезде, а управляющий занят делами замка, поэтому мальчики ускользнули из-под опеки кэрра Гренваля и Альтаир решил, наконец, превзойти брата в плавании.

- Подумаешь, пловец нашелся, - в голосе Альтаира звучала досада. Он немного дрожал, после того как побывал в озере и теперь пытался плотнее укутаться в меховой плащ.

Томас, молча одевался, но на лице его была легкая, самодовольная улыбка.

- Все равно, ты не сумеешь сделать то, что летом сделал я, - пожав плечами, продолжил старший, - у тебя духу не хватит.

Томас бросил взгляд на деревья и отвернулся.

- Отец всыпал тебе тогда, - сказал он.

- Ну и что? - усмехнулся Альтаир. - Только не говори мне, что тебя только это останавливает...

- Нет, не только это, - спокойно ответил Томас. - Просто мне не хочется прыгать с дерева. Это глупо.

Альтаир всегда злился на то, что его брата не возможно было спровоцировать. Сколько раз он пытался уговорить Томаса полазать с ним по стенам вокруг замка, называл его трусом и "папенькой леди", но младшего брата не задевали никакие сравнения. Но, тогда Томас видимо решил доказать брату, что на озере победитель он.

- Хорошо, я это сделаю, - вдруг произнес он, прервав негодования брата. - Надеюсь, тогда ты отстанешь.

Альтаир, повел было брата к одному из трех деревьев, что росли особняком, со стороны замка. Но Томас покачал головой и махнул в сторону левого берега, туда, где росли деревья повыше.

- Я буду прыгать оттуда, - твердо сказал он. - С самой верхней ветки.

- Надо же! Кто ты такой, мальчик? Куда подевался мой брат?

Томас с улыбкой отмахнулся, и братья побежали к дереву. Альтаир при этом исполнял боевой рев легендарных северных рыцарей, в его исполнении похожий больше на визг застуканной без одежды скромницы.

- Помоги забраться, - попросил Томас, когда они добрались, до нужного дерева.

Он немного не доставал до нижней ветки, нависшей прямо над водой, забравшись на которую, можно было без особых проблем лезть выше. Мальчик скинул плащ, оставшись лишь в узких меховых штанах и Альтаир, взяв его за подмышки, приподнял. Томас ухватился за ветку, подтянулся и затем начал свой подъем самостоятельно. Он на удивление легко карабкался вверх, пока не залез на толстенную ветку, с которой и планировал прыжок.

- Ну, давай, удиви меня, Томми, - крикнул Альтаир. - Покажи, кто на озере главный!

Но, было очевидно, что Томас не горел желанием прыгать, очутившись наверху. Он крепко держался за дерево, кусая губы и со страхом глядя вниз. Так продолжалось несколько минут, в течение которых старший брат всячески его подначивал. Когда стало ясно, что мальчик ни за что не прыгнет, Альтаир, рассмеявшись, сказал:

- Ладно, Томас, быть тебе и дальше папенькиной леди! Давай, слезай уже. Я жутко тут замерз.

Томас, за все это время не проронивший ни слова, словно только и ждал команды брата. Он развернулся и поспешно начал свой спуск. К сожалению, слишком поспешно. Не успел он сделать несколько шагов, как его нога соскользнула, и мальчик с криком полетел вниз. Ударившись о ветку, закричал еще сильнее.

- Томас!!! - взревел Альтаир и бросился к дереву, в то время как его брат летел дальше.

Он, казалось, зацепил все ветки дерева, и это должно было смягчить падение, но последний удар о ту самую, на которую помогал взобраться Альтаир, был слишком сильным. Томас хорошенько приложился к ней головой и затем скрылся под водой озера. Альтаир на всю жизнь запомнил этот страшный звук, с которым голова его брата соприкоснулась с проклятой веткой. Кэрр Гренваль, позже сказал, что вероятнее всего, Томас умер от удара, а не утонул, пытаясь тем самым немного успокоить Альтаира, который далеко не сразу сумел вытащить тело брата на берег. Каспер Ангрель не разговаривал со старшим сыном несколько месяцев после этого. Да и сам Альтаир практически не покидал своих покоев. Чувство вины душило его, от воспоминаний о брате ему хотелось выть. Казалось все, за исключением, пожалуй, отцовского помощника Рилла Айдела, да кэрра Гренваля осуждали его. Мальчик видел это, чувствовал, хотя никто не говорил ему этого в лицо. Внутри царили ужас и пустота, но, несмотря на это он никак не мог себя заставить плакать, и это бесило его. Небольшие перемены пришли со смертью кэрра Гренваля. Тогда, на смену ему, Каспер пригласил в свой дом странствующего волшебника по имени Исагерн. Невозможно было сказать, сколько ему лет, так как маги по сути своей живут гораздо дольше обычных людей, однако выглядел он как мужчина лет сорока, в темно - синей мантии. У него были большие, синие глаза, черные волосы доходили до плеч, гладковыбритое лицо открывало сильно выступающий подбородок, что придавало ему привлекательности. Еще до того, как сблизиться с ним, Альтаир понял, что Исагерн являлся боевым магом. Или, по крайней мере, был им когда-то. Мальчик раньше многое слышал о волшебниках и Университете в целом. Посох у боевых магов был чуточку длиннее, чем у других, да и фокусирующий Силу камень использовался иной. Если у обыкновенного посоха на навершие крепился кристалл, то на боевых, устанавливали рубин, или изумруд. Поначалу, Исагерн посещал Альтаира по указанию господина Ангреля, они проводили занятия по истории и геральдике (в этой области, Исагерн превосходил даже покойного кэрра Гренваля). Волшебник сразу же понял, какую душевную травму получил мальчик и...еще через пару месяцев, Альтаир вернулся к нормальной жизни. Нет, прежним он не стал, зато перестал губить себя и наконец, поговорил по душам с отцом. Правда, ожидаемого результата он так и не добился, но Каспер хотя бы стал с ним разговаривать. Альтаир возобновил занятия у мастера над оружием, несмотря на то, что рыцарский пыл его поутих. Хотя, его отец был серьезно настроен на то, чтобы отдать сына в оруженосцы, как и было, оговорено ранее. Но окончательно, тягу к рыцарству в нем потушил Исагерн. Едва ли не каждый вечер, Альтаир с волшебником забирались на крышу самой высокой Северной башни замка, и сидели там часами. Альтаир с интересом слушал рассказы Исагерна о его насыщенной жизни. Исагерн прямо на крыше разжигал маленький магический костерок, и они поджаривали на нем кусочки мяса, хлеба или других вкусностей. Альтаир заметил, что волшебник неприязненно относился ко всем рыцарям, которые побывали в замке господина Ангреля, за время проживания Исагерна. И в один из вечеров, мальчик спросил его о причинах такого отношения.



- В те дни, - глядя в костер, заговорил Исагерн, - я только закончил Университет. Как боевому магу, мне нужен был хороший опыт, еще во время учебы мне не терпелось перейти от теории к практике. Я поступил в отряд наемников, так легче всего было испытать свои возможности. На престоле сидел император Джонатан Ралл.

При этих словах Альтаир невольно выдохнул. Он был хорошо знаком с трудами по истории авторства Маргила Соррса и знал, что Джонатан Ралл правил без малого четыре века назад. Исагерн при виде изумления Альтаира, негромко рассмеялся.

- Да, да, - понимаю, - кивнул он. - Ну, так вот, тогда наш отряд нанял старый лорд Бикон Ривендли, тогдашний правитель Ампера. Его владениям угрожали остатки армии адмирала Джеймса, во время войны между Дайгерфором и Ширремом. Морское сражение привело к краху ширремской военной мощи, уцелевшие корабли причалили к берегам Амперского полуострова. И, когда лорд Ривендли узнал, что на его землю ступили проигравшие ширремцы, которым уже нечего было терять, он позвал нас в поддержку своей собственной армии, в рядах которой был и сир Брэй - прославленный рыцарь, гроза бандитов и защитник слабых, - последние слова волшебника сочились сарказмом.

- Ведь известно было, - продолжил он, - что лорд Ривендли оказывал всяческую поддержку дайгерфорцам, и его вассалы тут же примчались к нему, требуя разобраться с безжалостными ширремцами. Мы двинулись навстречу недобиткам, и обнаружили их в нескольких деревнях, в пяти километрах от берега. Почти все были слабые, раненые, ни о каком сопротивлении не было и речи. Но, сира Брэя и его прихвостней это не остановило, - Исагерн повертел немного нанизанный на палку кусок мяса над огнем и отправил в рот.

Альтаир, сидел молча, ему было страшно интересно слушать истории о событиях такой давности, из уст очевидца.

- Мы сразу же покинули армию, - возобновил рассказ волшебник, - в нашем отряде не было необходимости. В случае чего с недобитками пожалуй справились бы и рыбаки из тех деревень. А чуть позже мы узнали, что солдаты лорда Ривендли, возглавляемые благородными рыцарями Ампера убили всех ширремцев и сравняли с землей деревушки, предварительно разграбив, и вырезав жителей. Разумеется, позже они представили эту историю в другом свете, поведав лордам Ампера о том, как не успели спасти их крестьян от нашествия неприятеля.

- Ужасно... - подал голос Альтаир. - Но зачем им было делать это?

Исагерн невесело рассмеялся.

- Тут все просто, малыш, - сказал он. - Ведь если бы рыцари просто согнали ширремцев или даже убили, на этом все было бы кончено. Дайгерфор и так нанес серьезный удар по Ширрему, и проигравшие не стали бы отвечать Амперу. Да и амперским лордам, при таком раскладе нечего было развивать конфликт, тем более, пришлось бы считаться с мнением императора, который не позволил бы встревать южанам. Он и так, безуспешно пытался прекратить войну между соседствующими провинциями, недаром же его прозвали самым глупым императором за всю историю Гильдерлэнда...и, тем не менее, даже он вряд ли позволил бы вмешаться Амперу, только за то, что на их берега высадились раненые солдаты. Совсем иная ситуация складывалась после версии сира Брэя. Лорды Ампера были крайне возмущены и потребовали мести за выжженные земли и убитых крестьян. Война была на руку всем. И тем, кто поверил в рассказ рыцарей и тем, кто прекрасно знал, как все произошло на самом деле. Только представь, - Исагерн развел руками, - как можно было нажиться на этой войне. Не очень - то мудрено, пойти войной на ослабленные земли. Легкие деньги. Те, из ширремских лордов у кого имелись возможности - откупались, некоторые отдавали даже родовые замки. Но эти легко отделались. В этом случае и император был бессилен.

- Постой, так вы не рассказали лорду Ривендли правду? - перебил Альтаир. - Ведь вы видели состояние солдат Ширрема после высадки.

Волшебник вновь рассмеялся и хлопнул мальчика по плечу.

- Наивный... - произнес он. - Командир нашего отряда, был человеком достойным, что всегда являлось редкостью для наемника. Он отправился к лорду Ривендли, хотя мы и удалились на порядочное расстояние в сторону Бельгории. Он взял с собой троих, а остальных оставил лагерем у небольшого безымянного города. Больше, командира мы не видели, хотя точно знали, что до замка амперского правителя он добрался. Было ясно, что лорд не поверит словам наемника, который грабит и убивает за деньги, предпочтя его словам рассказ рыцарей, поклявшихся защищать слабых и беззащитных. По слухам, которые до меня дошли позже, сир Брэй назвал командира дезертиром, утверждал, что мы сбежали с поля боя, едва завидев ширремцев. Если даже лорд Ривендли и засомневался в версии своих рыцарей, то ничем это не выказал. И это лишь один случай, из многих, что я наблюдал. Ненавижу рыцарей, - волшебник сплюнул. - Хотя, сама идея рыцарства мне по душе.

- Идея? - переспросил Альтаир.

- Да, малыш, именно идея, - ответил Исагерн. - Кодекс рыцаря, его обеты...они чисты и благородны. Просто, на мой взгляд, рыцарство создано не для человека. Большинство людей не способны проникнуться идейностью этого ордена. Одни начинают толковать кодекс в угоду себе, противоречат своим же идеалам, становясь высокомерными, заносчивыми, зачастую жадными и жестокими. Другие же, напротив, строго выполняют каждую заповедь кодекса, но, они, как и первые, упускают саму суть, превращаясь в слепых фанатиков, которыми легко управляют лорды. И честно сказать, не знаю даже, кто опаснее, первые или вторые. Но, малыш, - тут Исагерн подмигнул, - мое скромное мнение не должно стать для тебя единственным верным. Я рассуждаю лишь исходя из собственного опыта. Возможно, где-то и существуют рыцари поистине благородные...вот только я таких, не встречал.

- Знаешь, мне теперь как-то страшно спрашивать о том, что же ты можешь сказать о лордах, - пробормотал Альтаир и оба громко рассмеялись.

За два года, Альтаир многому научился у волшебника, многое осмыслил и с его подачи окончательно решил поступить в Айгенверский университет и стать ученым, или пойти по стопам деда Леореля (которого, кстати, Исагерн очень уважал). Каспер был не в восторге от этой идеи насчет университета, такую возможность он приберегал для младшего сына, но...после нескольких весьма серьезных скандалов, записал Альтаира в студенты. Исагерн покинул замок господина Ангреля за пару месяцев до отъезда Альтаира. Он не сказал, куда уезжает и насколько. Альтаир долго просил его остаться, рассчитывая видеться с ним летом, (в это время года Агенверский университет не работает) но, волшебник был непреклонен. Альтаиру было почти так же плохо, как и после смерти Томаса...

С тех пор, прошло четыре года, и двадцатилетний Альтаир возвращался на лето домой, как раз в тот день, когда Мервид Хойн отбыл на встречу со смертью с письмом господина Каспера Ангреля...

ЗНАКОМЬТЕСЬ, АЙАЛА.

- Госпожа, проснитесь, Харгал уже видно.

С этими словами, к Айале обратился молодой парнишка, сын кожевника, который согласился довезти девушку до города. Айала открыла глаза, присела и потянулась. Стоял полдень, чем девушка была несказанно огорчена, так как с трудом переносила жару. Все тело ныло, после долгого пребывания на повозке. Сын кожевника - Ильдор сопровождал каждое движение девушки восторженным взглядом. Еще бы: двадцатидвухлетняя Айала была красивой девушкой. Невысокая, стройная, рыжеволосая. Узкие скулы, большие зеленые глаза, острый нос, под ним тонкие губы. Одета она была в легкий, не стесняющий движения наряд, идеально подчеркивающий фигуру. Поверх него, зеленый плащ с капюшоном, которым Айала все время прикрывала ноги, дабы уберечь их от плотоядных взглядов Ильдора. Девушку это немного забавляло, хотя, она давно привыкла к таким взглядам.

- Спасибо, милый, - подмигнув, сказала она, и усмехнулась, глядя как смущается парень.

Айала, все еще зевая, осматривала окрестности. Справа, холмистая местность постепенно возвышалась, уходя на восток к Бельгорским горам. Слева же, находились крестьянские деревушки, которые пришли на смену огромным полям, мимо которых путники ехали все утро. Впереди и правда, как сказал Ильдор, виднелась серая громада Харгала, в окружении высокой зубчатой стены. Айала родилась в Бельгории и в детстве была однажды в этом краю, в Харгале, одном из немногих городов управляемых не лордами, а городским советом. Айала в принципе побывала во всех девяти больших городах столичной провинции. И во всех этих городах, за голову девушки назначили весьма нескромную награду. Правда, никто из разыскивающих, не знал ее в лицо. Было известно лишь прозвище девушки: Шивана (согласно легендам, Шиваной звали молодую воровку, которой даже удалось украсть корону третьего императора, подменив ее подделкой). Айала заслужила такое прозвище. Она была первоклассной воровкой, одной из лучших во всем Гильдерлэнде. С тринадцати лет, девушка начала воровать. Поначалу, ее кражи ограничивались лишь едой и кошельками прохожих на рынке Эсверга. Но, для начала лучше всего поведать о том, как Айала вообще попала туда. Родилась девушка в имперской долине, вблизи крупнейшего города Йорнара - центра этого края. Ее мать работала в придорожном трактире, помогала на кухне, разносила еду. Из-за своей красоты ей частенько приходилось отбиваться от приставаний пьяных посетителей. Девушке некуда было податься, она с трудом вырвалась из родной деревни и пыталась заработать достаточно золота для того чтобы переехать в Ампер, где по слухам можно было легко найти хорошую работу. И так, в один из дней в трактир заехал лорд Эрмерис Ровклин, фактический правитель Йорнара. Лорд Ровклин и раньше бывал в этом месте, останавливаясь по пути в город. Разница была в том, что в тот день его сопровождали лишь четверо. Остальные из свиты лорда Ровклина направились прямиком в Йорнар, лорд же, пожелал сначала пообедать. Еще во время своих прошлых посещений, лорд Ровклин бросал взгляды на молодую, симпатичную Кайру. Но не делал попыток заговорить, так как его неизменно сопровождала жена - Миитрисса, а она славилась своей ревностью далеко за пределами Йорнара. Без нее, лорд Ровклин все же заговорил с подошедшей с подносом девушкой... Их роман начался вскоре и поистине, был достоин пера Маргарет Эйли. Чаще всего, влюбленные встречались в одной из нескольких деревушек, расположенных вблизи Йорнара. Лорд Ровклин являлся туда тайно, в основном один, переодетый, чтобы оставаться неузнанным. Через год, Кайра родила девочку, которую назвали Айала. С матерью, девочка прожила недолго, всего лишь до пяти лет. Кайру убили во время резни в трактире. Лорд Ровклин был раздавлен, что не укрылось от внимания леди Миитриссы. Тогда она все узнала. И ее ярости не было предела. Особенно тогда, когда лорд Ровклин привел в замок маленькую Айалу. Миитриссе было двадцать три, за лордом Ровклином девушка была замужем уже семь лет. И ей все никак не удавалось родить. Леди Миитрисса понимала насколько важно для ее мужа рождение сына, что все больше озлобляло девушку. Лорд Ровклин всегда шел на уступки своей жене, кстати, весьма капризной. Многие даже смеялись за спиной лорда, считая его подкаблучником. Но в случае с Айалой он проявил исключительную твердость. Леди Ровклин не удалось добиться того чтобы ее муж отослал незаконнорожденную дочь подальше, в храм Даллада например, прислужницей. Или еще куда. Лишь бы подальше. Лорд Ровклин тогда впервые накричал на жену и едва ее не ударил. От дочери он был просто без ума, нанимал для нее лучших учителей, часто занимался с ней сам, возил повсюду и запретил любому звать девочку бастардом. Не меньше самого лорда Ровклина, Айалу полюбила его младшая сестра, леди Дженн Ровклин, чье имение располагалось за городом, относительно недалеко от замка брата. Леди Дженн была вдовой, она часто навещала лорда Ровклина и пару раз забирала Айалу погостить у себя. К тринадцатым именинам девочки положение для леди Миитриссы было весьма плачевным. Муж все реже спал с ней в одной комнате, ходили слухи, что он подыскивает себе другую жену и всерьез подумывает о передаче наследства дочери - бастарду. И предприимчивая леди Миитрисса решила действовать пока не поздно. То есть, избавиться от своего мужа, пока она имеет хоть какое-то влияние в замке и городе. Способ леди Миитрисса избрала старый, банальный, но устойчиво действенный - яд. Лорд Ровклин был искусно отравлен через два дня после празднования дня рождения дочери. Причастность его жены доказать не удалось, несмотря на старания леди Дженн Ровклин. Сестра убитого лорда прекрасно понимала, в какой опасности оказалась девочка, которая, несмотря на внебрачное происхождение, могла претендовать на наследство своего отца (законы Гильдерлэнда позволяли это). Леди Дженн хотела опередить Миитриссу и спасти племянницу. Она наняла группу торговцев, которые возили в Йорнар ткани для тамошних портных. Занимались они этим давно, их маршрут проходил через имение леди Дженн Ровклин и она была знакома с некоторыми из них. Она лично прибыла в замок покойного брата, и ей удалось увести Айалу, прямо из-под носа леди Миитриссы. Она прекрасно понимала, что та не успокоится и будет следить за сестрой мужа, поэтому леди Дженн хотела запутать ее и отдала племянницу торговцам, отправив с ними одного из личных гвардейцев. Но, леди Дженн Ровклин недооценила свою соперницу. Неизвестно, как леди Миитрисса прознала обо всем, но торговцы тканями не прошли и половины пути до замка леди Дженн. На них напали в Волчьем лесу - любимом охотничьем месте лорда Ровклина. Лес располагался за пределами Йорнара, туда не ходили городские патрули, хотя, почти всегда было многолюдно. Этот факт ничуть не напугал нападавших (хотя, в этот день дорога была почти пуста), которые, набросились на процессию, с криками выехав из-за деревьев. Бой был недолгим, но кровавым - торговцев порубили почти сразу. Сир Малисс, гвардеец леди Дженн Ровклин отчаянно сражался и успел уложить троих, но... Численное превосходство и внезапность нападения сделало свое. Айала с самого начала боя спрыгнула с телеги и залезла под нее. Но девочку быстро вытянули наружу. И избили. И изнасиловали. Несколько раз. Затем, пырнув ножом в бок, выкинули в лесу, оставив умирать. Люди еще долго с ужасом вспоминали те события и неизвестных разбойников в серых плащах. После этого происшествия на той дороге редко можно было встретить кого-либо без вооруженного сопровождения. А для Айалы, ужасы только начались. Ее нашел лесник, по имени Дарилл, который жил в небольшой избушке, в центре леса. Он выходил девочку, поставил на ноги и оставил у себя. Айала была неглупа, она понимала, по чьему приказу действовали напавшие на торговцев бандиты. И ей опасно было возвращаться в город или пытаться самой добраться до леди Дженн. Ей было страшно, и она осталась. Довольно скоро, Дарилл дал ей понять, что излечение и проживание он даровал не бесплатно. У Айалы не было выбора. Да и при желании, сопротивляться она не могла. Дарилл мог легко убить ее и закопать в лесу, о чем он ей тоже дал понять. И девочка расплачивалась за доброту лесника. Каждый день. Так продолжалось больше четырех месяцев. Наступила зима, а с ней и ежегодное празднование Нового года. Дарилл в тот день отправился в Йорнар, дабы отметить праздник в приличном трактире. Лесник редко покидал хижины за время проживания у него Айалы. Он понимал, что девочке некуда бежать и вряд ли в его отсутствие она покинет Волчий лес. И, тем не менее, уходя, Дарилл каждый раз привязывал Айалу к тяжелой дубовой кровати. Тот день не стал исключением, и пока лесник напивался в городском трактире, девочка сидела у подножия кровати, с ужасом ожидая его возвращения. Нет, она уже давно не плакала, чаще всего пытаясь мысленно отстраниться от всего. Но моменты ожидания давались ей труднее всего, и девочка не могла подавить страх. Когда Дарилл приходил и принимался за дело, странным образом становилось чуточку легче, она понимала, что после, он оставит ее на какое-то время в покое. Лесник пришел пьяным, от него разило дешевым вином и чесночным соусом. Пошатываясь, он подошел к девочке и долго возился с веревкой, пытаясь отвязать Айалу. Волна отвращения захлестнула ее, и она поняла, что больше не выдержит. Лучше умереть, чем позволить этому пьяному чудовищу вновь иметь себя. Справившись, наконец, с веревкой, Дарилл попытался поднять Айалу и усадить на кровать. Он часто заставлял ее ласкать себя и собирался повторить, тем самым завершив отличный для себя день. Но неожиданно, Айала рванулась и оттолкнула от себя лесника. Тот упал на спину и несвязно ругаясь, пытался подняться. Таким пьяным, Айала его еще не видела. Девочка повалилась в центре хижины - затекшие ноги ее подвели. Было темно и она лишь смутно видела поднимавшегося Дарилла. Она вскочила раньше и со всех ног бросилась к двери. Оказавшись во дворе, девочка замешкалась.

"Что делать, что делать, что делать" - тупо стучало у нее в мозгу.

Страх сжимал горло, проникал глубже, заставляя сердце колотиться в бешеном ритме. Вдобавок, от голода кружилась голова, но медлить ни в коем случае было нельзя - за спиной уже слышались тяжелые шаги разъяренного лесника. Зима в том году выдалась на редкость теплой, и снега к Новому году, так и не дождались, поэтому за дверью девочку встретил лишь легкий ветерок. Поляна перед хижиной была просторной, деревья росли чуть дальше, позволяя лунному свету озарять приземистый домик и небольшой сарай с инструментами Дарилла. Еще, у сарая виднелась темная куча - являющаяся на самом деле большой стопкой дров. Айала вспомнила, что где-то там всегда лежал топор лесника. Инстинктивно, девочка помчалась туда. Да, вот и топор, чья рукоять высвечивается почти у самого сарая. Подбежав, Айала обеими руками ухватилась за рукоять и принялась выдергивать топор из вертикально поставленного куска дерева. Несмотря на то, что топор сидел неглубоко, девочке пришлось изрядно повозиться, прежде чем лезвие выскользнуло наружу. Айала по инерции упала и увидела что Дарилл совсем близко - замер в нескольких метрах от нее.

- Ну что, сучка, решила меня прибить? - прошипел он. - Ну, давай, ты, тварь неблагодарная. После всего, что я для тебя сделал... Да если бы не я, ты бы давно сдохла! И вот как ты мне отвечаешь?

Он сделал шаг вперед. Айала быстро вскочила и встала напротив, молча глядя на него, крепко сжимая топор. Она понимала, что ее сил хватит лишь на один удар, и нельзя было зря рисковать. Дарилл же в свою очередь тоже понимал, что один неосторожный шаг и острый топор, пусть даже в руках тринадцатилетней девочки может снести его голову. Напряжение нарастало, двое так и продолжали стоять напротив друг друга. Лесника погубили его злость и самоуверенность.

- Ну же, деточка, положи топор, - Дарилл примирительно поднял руки. - Идем в дом. Я всегда с тобой ласков, зачем ты так? Идем...ты же не хочешь, чтобы я сделал тебе больно?

- Давай, попробуй, жирная свинья, - в ответ проговорила девочка.

К ее удивлению, голос звучал твердо. Хотя, на удивление не оставалось много времени - Дарилл неожиданно рванулся вперед. Айала была к этому готова. Едва лесник пошевелился, она замахнулась топором, и, вложив все свои силы, обрушила лезвие на нападающего. Будь лесник трезв, вполне возможно, что исход той ночи был бы другим. Однако тот был пьян и, вследствие чего недостаточно быстр. Опасения Дарилла оправдались лишь частично - удар не снес ему голову, а лишь прошелся по лицу, разрезав щеку и выбив несколько зубов слева. Лесник рухнул на колени и завыл от дикой боли. Плевая кровью, он мотал головой из стороны в сторону, словно пытаясь стряхнуть с себя боль. Айала отбежала от него к сараю, но споткнувшись о камень, повалилась наземь. Она узнала этот гладкий камень, который размерами ненамного уступал ее голове - Дарилл подставлял его к двери сарая, которая все время норовила закрыться во время работы лесника. Недолго думая, девочка поднялась, схватила этот камень и медленно подошла к раненому Дариллу. Тот сидел на коленях держась за разорванную щеку и с ужасом смотрел, на приближающуюся Айалу, даже не пытаясь сопротивляться. Говорить он не мог, лишь негромко мычал, но в мычании этом слышалась мольба. Айала молча подошла. Лицо Дарилла сейчас была вровень с ее собственным, и она последний раз посмотрела в глаза своему мучителю. Залитое кровью лицо освещалось бледными лучами луны. Напоследок, Дарилл издал громкий звук, пытаясь закричать, а затем, Айала с силой опустила камень на его голову. Раздался громкий хруст, эхом отразившийся в ночи, кровь брызнула в лицо девочке, а лесник еще немного шатаясь, держался на коленях, затем хрипя, медленно повалился набок. Он еще был жив, Айала слышала его дыхание, но не стала добивать.

Пусть сдохнет медленно, пусть сначала как следует, помучается. К ее сожалению, леснику не суждено было долго страдать. Через пару минут он последний раз судорожно вздохнул и затих. А девочка тем временем отправилась в дом. Не торопясь разожгла свет, умылась водой из бадьи в углу и спустилась в подвал, который Дарилл построил в своей хижине. Там он хранил припасы. Айала несколько раз была здесь и всегда истекала слюной глядя на длинные палки колбасы и куски вяленого мяса, свисающие с потолка. На полки, гнущиеся под тяжестью банок с салатами и маринованными овощами, на ящики с яблоками и большую бочку, полную кислых зеленых помидоров... Теперь, она больше не смотрела. Несмотря на сильный голод, девочка не торопилась. Взобравшись на скрипучий стул, она сняла палку колбасы источающей такой аромат, от которого желудок возмущенно урчал. Затем усевшись на пол, поломала колбасу пополам и принялась откусывать куски то от одной части, то от другой. Правда, много съесть девочке не удалось - ее почти сразу вырвало. Когда ей стало легче, она прихватила пару яблок, остатки колбасы и банку с огурцами. Затем вернулась в комнату и повалилась на огромную кровать лесника. Айала быстро уснула и проспала до полудня крепким, сладким сном. Проснувшись, она набрала в походный рюкзак Дарилла немного еды, флягу с водой, порылась в его сундучке, спрятанном под половицей у порога, выгребла оттуда одну золотую и семь серебряных монет и покинула хижину убитого лесника, даже не взглянул на труп, лежащий неподалеку от сарая. Выбравшись из леса, Айала довольно быстро присоединилась к группе людей, направляющихся в Эсверг. Среди многочисленной процессии были и женщины с детьми, поэтому девочке не составило труда добраться вместе с ними до Эсверга. В город ее пропустили, правда, предварительно отругав и отобрав все деньги. Оказавшись в районе под определяющим названием "Дно", девушка быстро познакомилась с ребятами ее возраста, которые занимались тем, что воровали еду у местных лавочников, на рынке. Живя на "Дне", иначе было нельзя. Там проживали отбросы общества, - беднейший район, где каждый, готов всадить ближнему в спину нож, за кусок хлеба. Но тут был небольшой рынок. Торговали в основном всякими товарами, по большей части запрещенными, однако были тут и несколько продуктовых лавчонок. Около них и ошивалась Айала и ее новые друзья, стараясь затеряться среди покупателей и под шумок стянуть что-нибудь вкусное. У девочки это неплохо получалось: маленькая, шустрая и очень тихая. Бесшумно ходить Айала научилась, еще живя у лорда Ровклина. Она часто не могла уснуть по ночам и лазала по замку. В общем, Айала быстро приспособилась к новой обстановке и вскоре, она начала думать что способна получить больше чем пирожок или кусок сыра. Тогда, она принялась за кошельки. Это было гораздо опаснее, нежели воровать еду. Если за тот же пирожок можно было схлопотать по шее, то за кражу денег...легко не отделаешься. Но и тут девочка преуспела. Через полгода она уже работала на нескольких торговцев "Дна", обворовывая указанных ими людей. Так продолжалось до тех пор, пока она не встретила Мариуса Борна. Мариус Борн являлся одним из последних представителей Гильдии Воров, некогда весьма могущественной и известной организации. Гильдия Воров существовала на Загрусе почти семьсот лет, вплоть до того времени когда отец нынешнего императора Самер Ралл не нашел способ выследить главный штаб гильдии. Лидеров Гильдии Воров уничтожили, штаб разрушили, началась охота за всеми ее участниками. Организации пришел конец, а люди вроде Мариуса Борна вынуждены были до конца дней скрываться от солдат империи. Он и скрывался, поселившись на самом дне "Дна", в небольшом домике, настолько потемневшим от грязи, что его можно было принять за горелый сарай. То ли Мариус сам "подставился" Айяле, разглядев в ней потенциал, то ли она случайно решила обчистить карманы седоватого мужчины в поношенной, потрепанной, но явно богатой мантии. Он стоял у лавки с фруктами, горячо споря с продавцом. Девочка не решилась там лезть ему в карман, предпочла дождаться пока он начнет двигаться дальше по рынку, проталкиваясь сквозь плотную толпу людей. Она выждала момент и сумела урвать его кошель. Затем скрывшись на достаточно далекое расстояние, Айала обнаружила что, мало того что кошель незнакомца оказался пуст, так еще и два тех что она украла чуть раньше - пропали. Пока она стояла, и удивлялась - тот самый мужчина неожиданно возник у нее за спиной...

С того дня, жизнь Айалы круто изменилась. Она больше не жила на улице и не питалась тем что удавалось украсть. Дом Мариуса Борна, как говорилось выше, на вид непрезентабельный, был с секретом. В нем имелась потайная дверь, которая вела из зачуханного подвала в огромную роскошную комнату, похожую на сокровищницу, набитую редкими и очень ценными предметами. К восторгу Мариуса, Айала оказалась способной ученицей. Он постепенно обучал девочку, всем хитростям воровского ремесла и уже в семнадцать Айала была известна на весь Загрус. Мариус Борн ко всему прочему научил ее изяществу. И везде девушка оставляла след, чтобы люди знали, что, к примеру, кража редчайшей статуэтки из разрушенного храма древнего Бога Шидзу - дело рук Шиваны; лорд, у которого сняли именной перстень прямо во время банкета так же, мог винить лишь Шивану. И таких примеров множество. Но Айала недолго работала по заказу других людей. Ей удалось скопить достаточно золота, для того чтобы позволить себе то что она захочет. Дом Мариуса Борна, после его смерти отошел ей, со всеми прилагающимися сокровищами. Айала тяжело перенесла гибель своего учителя, за исключением отца и тетки, пожалуй, единственного родного ей человека, которого она могла вспомнить. К двадцати годам, Айале стало немного скучновато, и она решила бросить заказные кражи и воровать то, что пожелает сама. Если в дальнейшем на предмет кражи был спрос, она продавала, если нет - отвозила в свою сокровищницу. Причем она все больше совершенствовалась, совершая все более дерзкие кражи. Айала не забыла о Миитриссе. И жаждала мести. Она уже несколько раз могла прикончить мачеху, да и вообще, с ее уровнем подготовки, могла зарезать Миитриссу в ее собственной постели. Но это было слишком просто. Айала пока оставила в живых ненавистную леди. До тех пор, пока не сумеет придумать наиболее изощренный способ отомстить за свое сломанное детство, за отца и тетю. Айала только повзрослев, узнала, что леди Дженн пропала без вести. Вероятнее всего, Миитрисса убила ее сразу после бегства падчерицы. А леди Миитрисса тем временем жила прекрасно, управляя Йорнаром. Второй раз замуж она так и не вышла, однако поговаривали, что у нее нет недостатка в любовниках (и в любовницах тоже). Айала мельком видела ее на праздновании города Йорнара, у храма Даллада. Она отметила, что и в сорок лет ее мачеха не утратила своей красоты. Но это ненадолго. "Однажды ты за все поплатишься" - так клялась про себя Айала, наблюдая за леди Миитриссой, машущей людям с подножия храма.

В Харгал же, девушка направлялась как всегда - по делу. Хотя, в этот раз все было несколько необычным. Айала вынуждена была вновь работать по наводке, чего она очень не любила в последние годы. Но, человек, попросивший ее об этом, помогал ей в то время, когда она только попала на рынок Эсверга. Не дал другим разорвать ее. Нет, Айала не считала его другом, но она была ему должна. И хотела расплатиться...

ЗНАКОМЬТЕСЬ, ЛОРАН.

Розервут... Город, в котором даже Титаны затерялись бы, будь они живы. Еще в те времена, когда люди воевали с эльфами, Розервут несколько раз пытались штурмовать, но всегда армии эльфов уходили ни с чем, неся огромные потери. Окруженный огромной белой стеной, исполинский город был неприступен ни для кого. Лоран любил Розервут. В детстве он прочел, пожалуй, все книги об имперской столице, как исторические, так и художественные. Тогда же, Лоран и его старший брат Стюарт убегали из замка, переодевшись в одежду простолюдинов, и бродили по близлежащим районам города, не осмеливаясь, однако, уходить дальше Храмового квартала. Эти вылазки прекратились в тот день, когда их отец узнал об этом. Уильям Ралл, император Гильдерлэнда наказал своих сыновей за глупые выходки и с тех пор, принцы не выходили в город, прикинувшись простолюдинами. Но Лоран до сих пор помнил ту пору. Тогда, он и его брат были близки. Они часто вместе играли, дурачились в городе. Любимой забавой Стюарта было бросание камней в окна храмов и трактиров. Они с Лораном часто так делали, а после со смехом убегали от разгневанных прислужников храмов и трактирщиков. Позже, они и в замке проказничали таким образом. А вечерами, братья забирались на вершину северной башни Белого замка и любовались раскинувшимся внизу ночным городом. Лоран наслаждался такими вечерами, сидя на крыше башни, слушая истории, которые рассказывал ему брат. Об эльфах, о лордах, о войнах, о великих героях, славившихся на весь Загрус... Но принцы взрослели, и с каждым годом, старший Стюарт, наследник империи все больше отдалялся от брата. Он стал много пить, устраивал пышные балы и чуть ли не каждодневные походы по борделям со своими закадычными друзьями - отпрысками богатых бельгорских лордов, в то время когда император Уильям Ралл отлучался. Затем произошла попытка восстания лорда Сэта Кролэйва. Дом Кролэйвов - один из самых древнейших домов Загруса восстал лично против дома Раллов, после того как император отверг предложение о скреплении домов посредством женитьбы Стюарта и дочери лорда Сэта Кролэйва - Джанин. Лорд Кролэйв воспринял это как оскорбление и отказался признать Уильяма Ралла своим императором. Но и на этом оскорбленный лорд не остановился. Он во всеуслышание рассуждал о том, что Дом Раллов засиделся на имперском престоле, мол, стоит, наконец, подумать и о том, что некоторые провинции вполне могут отделиться... Лорд Кролэйв не был дураком, он понимал, что такие заявления против императора, могут обернуться крупными неприятностями. Смелости ему придавал тот факт, что некоторые другие лорды были с ним в чем-то согласны. И, если за словесные оскорбления лорд Кролэйв мог лишиться свободы, то за попытки подбить к восстанию этих самых согласных с ним людей, он подписал себе смертный приговор. Уильям Ралл решил лично возглавить поход против зарвавшегося лорда. И он так же посчитал, что его старший сын, должен присутствовать при этом. Стюарту не очень хотелось идти на войну, но императора это нисколько не волновало.

"Пора вести себя как принц!" - говорил он. - "Ты должен научиться разбираться с такими проблемами. Поэтому, ты идешь со мной". Если Уильям Ралл хотел этим самым походом превратить Стюарта из беззаботного юноши в настоящего рыцаря, то он просчитался. Поход императора против лорда Кролэйва завершился очень удачно. Уильям Ралл захватил замок лорда на третий день осады. Мечу предали всех. В буквальном смысле. Личный отряд императора (орден наемников, именующих себя "Братством сильнейших") вырезали всех обитателей замка, включая животных. Семью лорда Кролэйва выволакивали во двор и убивали на глазах императора и принца. Молодая Джанин, несостоявшаяся невеста Стюарта, отчаянно сопротивлялась, пытаясь вырваться из рук волокущих ее солдат. Когда ее бросили на землю, она тут же подскочила, и побежала было к воротам, но ударом рукояти меча ее повалили наземь и тут же закололи. По задумке императора, Сэт Кролэйв должен был наблюдать за тем, как убивают его семью. Но живым он не дался. Стюарт молча смотрел на уничтожение древнейшего Дома Загруса, широко раскрытыми глазами. Уильям Ралл не ограничился лишь убийством семьи лорда Кролэйва. Он так же вырезал и его ближайших родственников, тем самым прекратив весь старинный род.

"Тот, кто утверждает что месть - это удел слабых, сам является слабаком, не способным отплатить обидчику сполна" - таков был принцип императора.

Прежний Стюарт умер вместе с семьей лорда Кролэйва. Обратно в Розервут вернулся другой парень, сломленный, неразговорчивый, дерганный. Стюарт стал еще больше пить, с той лишь разницей, что теперь он делал это в одиночестве. Ярости императора не было предела. Он так и не смог вернуть своего наследника к прежней жизни. Хотя, возможно, ему просто не хватило времени. Стюарт умер спустя год, после резни в замке Сэта Кролэйва. Его труп со сломанной шеей, нашли у подножия лестницы, ведущей из его покоев. В руке у него была полупустая бутылка вина. Для того, чтобы понять насколько серьезным ударом была эта смерть для императора, нужно было его хоть немного знать. Некоторые могли бы подумать, что Уильям Ралл настолько потрясен кончиной сына, что именно поэтому он даже не смог посетить его похороны, настолько ему больно. Чушь. Император задыхался от злости, стоило кому-нибудь при нем выразить сожаление по поводу смерти Стюарта. Надо же, так опозорить Дом Раллов... Умереть такой постыдной смертью! По городу расползались слухи, что император и сам мог подстроить смерть сына, так как не видел в нем достойного наследника. Лоран не был согласен с ними лишь потому, что Стюарт умер именно так. Будь причины смерти старшего брата более достойными, Лоран бы даже не сомневался бы в причастности своего отца. Он ненавидел его за то, как он поступил со Стюартом. Да и за многое другое. Лорана раздражали идиоты, которые рассказывали что раньше, Уильям Ралл был милейшим человеком, справедливым правителем...и что после смерти жены, которую император безумно любил, он и превратился в нынешнего холодного и жестокого человека. Это было ложью. Несмотря на то, что Лорану было всего шесть, когда его мать умерла, он хорошо помнил, что его отец был именно таким как сейчас. Леди Брэнда, очень боялась своего мужа - императора. Неприязнь принца к отцу, была взаимной. Это понял бы любой увидевший их вместе. Когда император глядел на сына, его губы сами по себе сжимались, иногда у него даже подергивалась левая щека, а глаза смотрели с прищуром. Бессильная злоба одолевала Уильяма Ралла при одном лишь воспоминании о сыне. Так повелось с самого детства Лорана. Мальчик часто спорил с отцом, они не сходились ни в чем. Единственное что у них было общего - это упрямство. В остальном, совершенно разные люди, постоянно ссорившиеся по любому поводу. Будучи подростком, Лоран часто слышал от отца критику в свой адрес. Ульям Ралл благодарил Галладию за то, что Лоран младший, за то, что престол принадлежит Стюарту, который пусть и не был образцовым, но более послушным, податливым. Император верил, что со временем выбьет из парня всю дурь, и сделает из него достойного приемника. Ну а когда Стюарт погиб, у императора не оставалось иного выхода, кроме как принять тот факт, что теперь Лоран наследник престола. Конечно, у Уильяма Ралла была кузина, леди Санна Станитер, но он бы ни за то не позволил сесть на престол ее мужу, лорду Стэнли Станитеру. Гильдерлэндом должен править Ралл, - так, и только так хотел император. Единственное, что любил император - это свой великий Дом, берущий начало с незапамятных времен, один из Девяти самых первых людских Домов на Загрусе. Который кстати, находился на грани пресечения, потому как единственными представителями Раллов по мужской линии осталось лишь двое - Уильям, и его сын Лоран. Сам император считал, что ему поздновато заводить еще детей, поэтому смирился с альтернативой. Даже внешне они совсем не были похожи, за исключением цвета волос и глаз. Император - среднего роста, прямой, остатки светлых, немного тронутых сединой волос покрывали голову по бокам. Голубые глаза - бездонные и холодные как лед, под ними длинный нос и тонкие губы. Лоран же - высокий, статный, с длинными золотистыми волосами - прямо сошедший с картинок из книги про древних эльфийских правителей. Такие же, как у отца, голубые глаза, однако они каким-то образом не излучали холод, скорее силу и живость ума. Прямой нос и красивые губы - предмет воздыхания многих дам. Принцу исполнилось двадцать два, и за эти годы его уже дважды пытались женить. Но и в этом, Лоран не уступил отцу, сказав, что сам решит, на ком ему стоит жениться, тем самым вызвав негодование не только императора, но и некоторых советников, считавших, что принц отвергает выгодные для блага империи партии.

Император часто заседал со своим Советом. Примерно раз в неделю он собирал всех своих советников, и они подолгу обсуждали текущие дела За последние три года, Лорана ни разу не приглашали на такие советы, поэтому он очень удивился, когда ему сообщили, что император желает видеть его на очередном собрании...

В холле замка было тихо, в это время там мало кто бывал. Безмолвные стражники, стоявшие у входа, с поклоном приветствовали своего принца, который направился к лестницам, спеша в зал заседаний совета. Оставив позади путь в темницы замка, а за ними и тронный зал, Лоран быстрым, уверенным шагом поднимался на два пролета выше. Лестница была широкой, по ней в ряд могли свободно пройти три человека. Позолоченные перила, натертые до блеска, отражали лучи солнца, льющиеся из окон напротив. Со стен на принца смотрели картины известных людей - генералов, великих воинов, историков и ученых. Картины императоров и членов правящего Дома, были развешаны в другом месте. Поднявшись, Лоран свернул в просторный коридор и зашагал к нужной двери. Сквозь окна, большие, в человеческий рост, принц мог наблюдать тренировочные поля, стены замка за ними, а далее простирался Храмовый квартал - за башнями храмов больше ничего нельзя было разглядеть, но Лоран знал, что дальше кипит жизнь большого города. Парень остановился в центре коридора, у двойных дверей. Затем, толкнув их, вошел. Внутри никого не было, в центре большой круглый стол, в камине, справа, весело трещит огонь. Лоран закрыл за собой дверь и прошел дальше, ступая по толстому зеленому ковру, покрывающему весь зал. Стена слева была вся разрисована яркими цветами. На ней изображались великие сражения, которые имели место по всему Загрусу, хотя, достоверность некоторых из них вызывала сомнения, так как происходили они очень-очень давно. Принц был слегка раздражен тем, что пришел в этот зал раньше всех, однако, он давненько не гулял по этому залу, рассматривая яркие сцены сражений, как любил делать раньше. Он прошел к стене, с нарисованными на ней битвами, в ожидании советников, возглавляемых его отцом. Лоран с детства любил рассматривать эти рисунки, они завораживали его, заставляли мечтать...в отличие от Стюарта, который однажды пририсовал гигантский фаллос дракону, за что и был серьезно наказан. Даже сейчас, глядя, как его предок Кевинн Ралл пронзает копьем дракона (огромный член закрасили черной краской), принц испытывал необъяснимый трепет. Далее, он посмотрел, как кучка рыцарей сражаются с паукообразными тварями - зачистка Проклятого города, на Востоке, в Ширреме. Далее, картина изображала войну Темных эльфов против объединенных сил людей и Светлых эльфов, (в плане внешности, Светлые и Темные эльфы ничем не отличались друг от друга, это скорее клановое разделение.) за которой последовали два крупных восстания. Тут же, война между Саргией и Нибералем, которая имела место еще в те времена, когда нынешняя империя была раздроблена на мелкие королевства. Эти королевства, в последствии объединились в более крупные, чтобы спустя четыреста лет стать провинциями Гильдерлэнда. В середине стены был большой рисунок - гигантский темно - синий демон, с закрученными рогами и противостоявшие ему эльфы, едва доходящие чудовищу до колен. За этой сценой, Лоран остановился у Битвы за Маларэль - переломное сражение в Великой войне людей за независимость. Победа людей в этом грандиозном сражении, положила конец Эре Эльфов, положив начало Четвертой Эре, Эре людей. Принц знал, что дальше последуют еще битвы, сражения с великанами, раскол эльфов, объединение Севера, кампания Шарина Ралла, легендарные дуэли Альтаира Мардалла и многие другие. Но, за дверью послышались шаги и голоса, поэтому Лоран оторвался от стены и прошел к столу. Император вошел первым - роскошная темно-красная королевская мантия, сидела на нем хорошо. Он выглядел моложе своих сорока девяти лет, его не старили даже небольшие морщинки вокруг глаз. Он не удостоил сына и взглядом по пути к столу, его новые черные башмаки из драконьей кожи оставляли на ковре небольшие вмятины, которые тут же разглаживались. За Уильямом Раллом следовал сенешаль - лорд Мор-Гран. Высокий, смуглый, темноволосый, умный и невероятный хитрый мужчина тридцати двух лет. Правая рука императора, его ближайший советник. Лоран часто прикидывал, кого он ненавидит больше, своего отца или сенешаля...и право, никак не мог определиться. Выходец с Киорна, сын мелкого лорда, Мор-Гран сделал головокружительную карьеру при дворе императора. Для многих вообще, оставалось загадкой то, как он попал в Розервут. Следующим в зал вошел Джоррмер Джетт - казначей, близкий друг Мор-Грана, талантливый счетовод, ровесник сенешаля. Сопровождали казначея Морибер Эльфист - глава "Братства сильнейших" императора и Артимус - придворный маг, в своей изумрудной мантии, по мнению Лорана крайне неприятный тип. Но, о нем позже. Замыкали процессию лорд Рори Акерман - верховный судья Гильдерлэнда и Аарон Крифт - военный советник и по совместительству ректор местной Военной академии, выпускники которой входят в состав имперской гвардии. Советники поклоном поприветствовали принца и принялись рассаживаться за круглый каменный стол. Садясь, Мор-Гран что-то шепнул Мориберу, и тот, глянув на принца, усмехнулся. Лоран, сжав кулаки, присоединился к остальным. Пока император что-то говорил, принц отметил, что нескольких советников не хватало на нынешнем собрании. Среди них был адмирал Эйдан Симт, который находился по делу в Киорне. Отсутствовал так же лорд Дэвид Карвирсон - глава имперской городской гвардии. Он лежал при смерти в своих покоях, сраженный неизвестной хворью, которую он подцепил в Ханирских болотах, куда отправлялся навестить родных. Кэрр Дестан Хильдис находился рядом с больным, пытаясь облегчить его страдания. И, как отметил Лоран, отсутствие кэрра Хильдиса - было новостью приятной, постольку, поскольку он и Артимус - на дух не переносили друг друга (ученые и волшебники враждуют с незапамятных времен). Бесконечные перепалки Артимуса и кэрра Хильдиса порою занимали едва ли не все время совета, и даже императору не всегда удавалось их заткнуть. У волшебников и ученых очень сложные взаимоотношения. Ну а отсутствие лорда Брэда Эллара было делом привычным - глава тайной разведки редко посещал Совет, чаще встречаясь с императором с глазу на глаз. Хотя, не совсем правильно называть лорда Эллара главой тайной разведки...на самом деле, он был вторым человеком в организации, именуемой "Надзором". Руководитель имперской разведки был человеком таинственным, Лоран полагал, что его личность неизвестна даже Уильяму Раллу. О нем ходило множество слухов, в городе гадали, кем же на самом деле является глава "Надзора", строили всевозможные предположения...

Лоран вернулся мыслями в зал, и в пол уха слушал отчет Джетта о предстоящих в этом месяце расходах. Оказывается, задумавшись, он даже не заметил, что заседание Совета идет полным ходом.

- Очень хорошо, - сказал император, по окончании речи казначея. - Мы еще вернемся к этому вопросу позже.

С этими словами, Уильям Ралл наконец посмотрел на сына.

- Ты, верно, гадаешь, зачем я тебя сюда позвал?

"О да, мне не терпится узнать, в связи с чем, меня удостоили столь великой чести" - мысленно произнес Лоран, но вслух просто ответил:

- Да, отец, мне интересно.

Император поджал губы при слове "отец" и кивнул Мор-Грану.

- Все дело в нашей доблестной городской гвардии, Ваше высочество, - взял слово сенешаль. - Как вы знаете, многоуважаемый лорд Карвирсон серьезно болен, и, по словам кэрра Хильдиса вряд ли поправится. В его отсутствие, некому руководить городскими гвардейцами...это уже привело к нескольким инцидентам. К сожалению, наша гвардия и при лорде Карвирсоне не славилась дисциплиной...

Последняя фраза лорда Мор-Грана вызвала за столом разные эмоции. Морибер Эльфист и Джоррмер Джетт усмехнулись, Артимус криво улыбнулся, а Аарон Крифт и Лоран - нахмурились. Лица императора и судьи не выражали никаких эмоций. Между солдатами имперской гвардии и членами "Братства сильнейших" часто возникали стычки, порою принимающие весьма серьезный оборот. Сенешаль сделал паузу и продолжил.

- Необходимо срочно исправлять положение дел, ведь гвардейцы должны защищать горожан, а не подавать им дурной пример.

Насквозь пропитанные сарказмом слова лорда Мор-Грана раздражали Лорана. И не его одного.

- Вас послушать, так от имперской гвардии совсем никакого толка, - перебил сенешаля Аарон Крифт. - А известно ли вам, лорд Мор-Гран, что упомянутые вами горожане частенько жалуются на солдат из "Братства сильнейших"? И по их же словам, инициаторами стычек с гвардейцами были как раз ваши элитные бойцы.

Военный советник сказал "ваши" потому - что лорд Мор-Гран активно поддерживал "Братство сильнейших" и считался их неофициальным покровителем.

- Ну, ну, Аарон, - с улыбкой парировал сенешаль. - Я понимаю, большинство гвардейцев обучены вами лично...однако, я считаю что слова опытных солдат, не раз доказывающих свою преданность империи стоят больше чем слова некоторых, враждебно настроенных к ним жителей города. Что касается жалоб...да, признаю, были случаи, но, виновные примерно наказаны, уж вам это должно быть известно.

- Известно, известно, - отмахнулся Аарон Крифт. - Меня удивляет ваша критика в адрес моих выпускников. Я считаю ее не совсем обоснованной. Вы постоянно твердите, мол, имперская гвардия состоит в основном из зеленых, неопытных юнцов, годных лишь на то, чтобы разнимать пьяные драки в трактирах. Прошу прощения, но вам ли, рассуждать о подобных вещах...

Мор-Гран густо покраснел. Морибер Эльфист, Джоррмер Джетт и Артимус заерзали на своих местах, отводя взгляд от сенешаля. Рори Акерман кашлянул. Все, конечно же, вспомнили историю, приключившуюся с лордом Мор-Граном во время памятной попытки восстания Сэта Кролэйва. Тогда, сенешаль мягко говоря опозорился, перед солдатами "Братства сильнейших", которых решил лично повести в бой.

- Уверяю, для подобных рассуждений моего опыта более чем достаточно, - Мор-Гран вновь улыбался, однако его голос слегка дрожал.

- Я лишь хотел сказать, - ответил Аарон Крифт, - что император назначил меня военным советником, поэтому позвольте мне разбираться с вопросами имперской гвардии.

Лоран вздохнул. Он не посещал заседания Совета уже три года, но ничего за это время не изменилось. Как и тогда, собрание начиналось с перепалки лорда Мор-Грана и Аарона Крифта (а также Артимуса и кэрра Хильдиса), единственным отличием являлся предмет спора. Обычно принц принимал сторону военного советника и включался в словесную перепалку с ненавистным сенешалем. В тот раз он планировал поступить так же, и уже открыл было рот, но император его опередил.

- Довольно, - негромко произнес он, и советники тут же замолчали, ограничиваясь лишь испепеляющими взглядами, направленными друг на друга.

До этого момента, Уильям Ралл молча наблюдал за спорщиками, барабаня пальцами по столу.

- Ты возглавишь имперскую гвардию, - сказал он сыну. - Займись ими, сделай так, чтобы я больше не слышал ни о каких нарушениях с их стороны. По городу расползаются слухи о каких-то бандах из Старого Розервута, которые чересчур много о себе возомнили. Пора, наконец, приносить какую-нибудь пользу городу. Крифт введет тебя в курс дела. Он утверждает, что у тебя все получится.

"Будто до этого, ты предоставлял мне такую возможность" - хотел ответить Лоран, но решил промолчать.

- Как прикажешь, отец. Я могу идти?

- Нет, не можешь, - ответил Уильям. - Отныне, будешь присутствовать на всех советах до конца.

Лоран удивился такому решению, но предпочел не задавать вопросов, а просто досидеть до конца. Ему не терпелось, наконец вернуться в покои и написать письмо своему другу, Гестилю, поделиться с ним своим назначением. Но, раз император приказал, необходимо было остаться, при этом, не принимая никакого участия в обсуждениях текущих дел империи. Лишь два часа спустя, принц покинул Совет вместе с Аароном Крифтом.

2.

- Твоя работа? - спросил Лоран, как только они оказались в коридоре.

- Да, мой принц, я постарался, - с легким поклоном ответил военный советник. - Думаю, ты понимаешь, чего мне это стоило.

Лоран негромко рассмеялся. Выйдя из зала заседаний, он словно сбросил с себя груз, расслабился, стал самим собой. В присутствии императора, он всегда напрягался, ему становилось некомфортно. В последнее время, он вообще старался при отце молчать, так как тот цеплялся к каждому слову принца, а препираться Лорану надоело. Особенно, перед всем Советом, потому как Уильям Ралл становился в сто раз злее, когда его сын принимался с ним спорить на людях.

Лоран с самого детства уважал Аарона Крифта, который впоследствии стал одним из его друзей, коих надо сказать, у него было совсем немного. Военный советник в молодости был известным воином, побывавшим во множестве сражений. Затем, он получил две стрелы в ногу и навсегда остался хромым. Аарон устроился преподавать в Военную академию Розервута, и вскоре император пригласил его в свой Совет. Он всегда принимал сторону принца, в то время когда Лоран посещал заседания Совета. И он же, учил принца воинскому искусству индивидуально, после того как Уильям Ралл запретил сыну поступать в Военную академию.

- А ты уверен...что я справлюсь? - спросил Лоран, пока они неторопливо пересекали коридор. - Думаю, ты бы без труда нашел более достойного кандидата на этот пост.

- Конечно, ты справишься, - Аарон махнул рукой. - Я в тебе ничуть не сомневаюсь. К тому же, докажешь отцу что ты не пустое место.

- Хм, боюсь, его мнение на этот счет не изменит ничто, - с сомнением ответил Лоран.

Наедине, принц и советник всегда общались как обычные приятели, без официального обращения.

- А ты попробуй, - опираясь на красивую резную трость, сказал Аарон. - У тебя есть потенциал, ты был у меня одним из самых одаренных учеников. К тому же, можешь злиться сколько угодно, но ты сын своего отца, и ты не можешь отрицать тот факт, что все Раллы прирожденные лидеры.

- Ну, ты загнул, - Лоран похлопал советника по плечу. - Не удивлюсь, если стану исключением...

- Ты ошибаешься, мой принц, - твердо сказал Аарон Крифт. - Я убежден, ты сумеешь навести порядок в нашей имперской гвардии. Тем более, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь. Приготовься, тебя ждет много работы, Лоран.

Они подошли, наконец, к лестнице, и столкнулись там с запыхавшимся кэрром Хильдисом, который направлялся к залу заседаний, чтобы сообщить Совету о том, что лорд Карвирсон только что скончался...

ЗНАКОМЬТЕСЬ, КРИСТИНА.

Питер и Амелия Орэм были известны по всей империи. Он, кавардель - один из девяти высших генералов имперской гвардии, по одному на каждую провинцию Гильдерлэнда. Питер возглавлял гвардию в Ампере, за свою тридцатилетнюю карьеру он сумел стать живой легендой, начав свой путь простым гвардейцем. Его жена тоже служила в имперской гвардии, там же, на Юге. Она стала первой женщиной в истории, дослужившейся до звания капитана, и на момент знакомства с Питером, руководила гарнизоном в Маврире - столице Ампера. Правда после их свадьбы, Амелия оставила службу и вскоре родила Питеру первого сына - Дэвида. Через два года у Орэмов родился второй сын - Мартин, а еще через три дочь - Кристина. Все трое пошли по стопам родителей, но именно Кристина больше остальных мечтала о том дне, когда появится возможность надеть на себя черный плащ имперской гвардии. Девочек, в Военную академию принимали с шестнадцати лет (мальчиков на год раньше), и к этому возрасту, Кристина не могла даже думать ни о чем другом. Она до дыр зачитала подаренные отцом книги о приключениях амперских гвардейцев, написанные бывшим солдатом Джозефом Бикти. Амелия много раз говорила дочери, что истории Бикти не стоит воспринимать всерьез, мол, в реальности, жизнь имперских гвардейцев не столь проста и безоблачна, однако девочка мыслями давно пребывала в Розервуте. Питер Орэм был страшно горд дочерью, он с удовольствием рассказывал ей истории из своего прошлого, частенько приукрашивая их, и ставил Кристину в пример мальчикам, которые не горели энтузиазмом сестры. Если Дэвид и Мартин планировали после обучения вернуться в родной Ампер, то Кристина мечтала перебраться на службу в Ширрем - восточную провинцию, пожалуй, самое опасное место на всем континенте. Тамошние населенные пункты соседствуют с руинами некогда величественных городов Титанов, в которых таится опасность для любого, кто осмелится туда войти. Дикие непроходимые леса, тянущиеся огромной стеной, полны нечисти. В районе старого вулкана Ваарог водятся драконы, притягивающие всевозможных охотников со всего Загруса. Однако, родители девочки и слышать об этом не хотели. Даже Питер, исполняющий любые капризы дочери, в этом вопросе был непреклонен. Ей было уготовано место в столичном гарнизоне - наиболее спокойном и безопасном регионе.

"Скорее самое скучное место в империи" - думала Кристина, но в то же время понимала, что спорить бесполезно.

Конечно, Розервут никак нельзя было назвать "скучным" местом, но девушка имела ввиду другое. Если в Розервуте и других крупных городах столичной провинции гвардейцы несли службу по кварталам, и близлежащим от города территориям, то в других областях Гильдерлэнда дело обстояло немного иначе. Солдаты прочесывали леса, патрулировали обширные окрестности за городом и, если дело было в Ширреме, или на севере, в Ниберале, то с очередного патруля можно было и не вернуться живым. Вследствие этого, розервутские гвардейцы были не в чести у остальных, тем более, после того как пошла мода пристраивать туда на службу сыновей состоятельных лордов. Такие гвардейцы служили в столице несколько лет, затем их повышали в звании и устраивали перевод в другие области, на мелкие руководящие должности. Однако, поступив в академию, Кристина поняла, что дурная слава столичных гвардейцев не совсем соответствует истине. Пусть монстров в Розервуте не водилось, однако...все зависело от района города. Например, в Храмовом квартале, ближе к императорскому Белому замку и правда, было очень спокойно. А вот в Старом Розервуте - районе находящимся на противоположной от Храмового квартала стороне, орудовало не меньше десятка городских банд, члены которых, иной раз, были опаснее того же вурдалака.

За годы учебы, Кристина не завела себе закадычных друзей. По правде говоря, на первых порах напротив, ее там многие недолюбливали. Преподаватели, относились к ней прохладно, считая ее очередной пристроенной доченькой известного папаши. Хотя, свое отношение они как могли, скрывали, так как Питер Орэм был в их кругах очень уважаемым человеком. Сверстники же, недолюбливали девушку не только по этим причинам. Виной всему был ее характер. Кристина с первых дней обучения обскакала половину старшекурсников, показывая всем отличные навыки владения оружием и не менее превосходные навыки в тактике, ведении боя и прочих, немаловажных атрибутах необходимых для службы в имперской гвардии. Она гордилась собой, была жуткой всезнайкой, открыто демонстрируя свое превосходство над ребятами, что со стороны выглядело высокомерно. Однако, она на самом деле не понимала, что своим поведением обижает и раздражает окружающих. К середине первого курса, она стала любимицей всех преподавателей, изменивших к ней отношение, после того как они поняли что ошибались на ее счет. Кристина не очень-то страдала из-за отсутствия друзей, целиком сосредоточенная на обучении. Хотя поклонников у нее хватало, несмотря на раздражающий характер. Высокая, с длинными, белыми как молоко волосами (редчайшая аномалия), девушка обладала интересной внешностью, с большими сине-зелеными глазами, аккуратным носиком и губами в форме сердечка, а так же идеальной фигурой, за которой она тщательно ухаживала, чтобы всегда оставаться в форме. Но Кристина, вопреки предположению своей красотой не хвалилась. Не то чтобы ей было наплевать на свою внешность, просто она не придавала этому особого значения. Она довольно спокойно относилась к попыткам парней ухаживать за ней, считая, что всему свое время. Был, правда, один парень, который ей нравился, старшекурсник Сэмюель Рюгер, но стоило ему закончить академию, как она, тут же, о нем забыла. Учеба и дальнейшая служба - лишь это занимало мысли Кристины. Ей не терпелось скорее выйти в свой первый патруль, проявить себя, и наподобие ее любимых книжных гвардейцев Рори и Элис расследовать какое-нибудь опасное дело. В таком вот ритме и прошло обучение Кристины в Военной академии Розервута. Далее, тех, кто решал остаться на службу в столице, ждало распределение по районам города. Все решали итоговые баллы выпускников, по результатам которых преподаватели сами определяли место службы новоиспеченных гвардейцев. Исключение делалось лишь для самых одаренных ребят. Таким выпускникам предоставлялась возможность решать самим, куда им отправляться. Нетрудно догадаться, что Кристина была в числе тех, кто волен был решать сам. Она, недолго думая, попросилась в гарнизон Старого Розервута, к неудовольствию своих родителей. Но тут Питер и Амелия были бессильны, никакие уговоры не помогли.

В Розервуте было пятнадцать городских ворот (столько же и кварталов), и, у каждых располагался один замок имперской гвардии. Надо ли говорить, что в Старом Розервуте - самом бедном и невзрачном квартале замок был под стать. Улицы этого района представляли собой жалкое зрелище. Грязные, кривые, невероятно узкие, над ними в основном возвышались убогие серые постройки лишь отдаленно напоминающие дома. Были здесь и исключения, в виде нескольких более менее приличных построек, среди которых значился популярный в городе бордель, а так же несколько трактиров, ну и разумеется, замок гвардейцев, возвышающийся над остальными. Около дюжины больших особняков, принадлежащих особо состоятельным жителям Старого Розервута, смотрелись крайне нелепо на фоне остальных домов вокруг. Рынок был похож на кишащую крысами свалку, на его большой грязной территории всегда можно было приобрести специфические товары, которые попадали в город не совсем законным путем, а заблудившийся здесь порядочный горожанин рисковал распрощаться не только с кошельком, но и с жизнью. В местных лавках, любой желающий мог купить "темные артефакты", запрещенные книги и сильные зелья - некоторые из них, если верить продавцам, могли лишить человека какой-либо части тела, другие превращали обладателя в непобедимого воина. Хотя на поверку, чаще всего это оказывалось липой, у выпившего такое зелье, в лучшем случае случался трехдневный понос, но все же, оставалось загадкой то, что неизменно "артефакты" пользовались постоянным спросом. Вонь, исходившую от местных улиц не мог отбить никакой дождь, а уж в жаркие дни становилось совсем худо. Некоторые знатные люди Розервута частенько подумывали о том, чтобы обратиться к императору с прошением, желая отделить Старый Розервут от остального города. Но, в то же время, нескольким личностям были на руку темные делишки, творящиеся в самом убогом районе столицы. Замок гвардейцев, располагался за Тиамскими воротами, неподалеку от которых раскидывался рынок Старого Розервута. Это было огромное, четырехэтажное прямоугольное здание с несколькими круглыми башнями и прилегающими к нему хозяйственными пристройками, в окружении высокой каменной стены.

2.

Кристина, доселе не бывавшая нигде кроме Храмового и Шаринского кварталов, конечно же, слышала что Старый Розервут бедный район, и ожидала, что разница с остальным городом будет ощутимой, но, тем не менее, была поражена контрастом между этим местом и тем же Храмовым кварталом. Вместе с ней в этот гарнизон определили еще двенадцать новичков, среди которых были две девушки. Это были сестры - близняшки Джина и Анна Ровель, сокурсницы Кристины. В отличие от нее, сестры попали в Старый Розервут вопреки своему желанию и это странным образом усилило их неприязнь к Кристине, которая пустила корни еще во время учебы. И не смотря на открытую враждебность в ее адрес, Кристине было ни жарко, ни холодно, и она не удостоила Джину и Анну и взглядом, за все-то время, что они вместе ехали в дребезжащей повозке от академии к месту службы. Пошел долгожданный дождь, первые капли застучали по крыше крытой повозки, едва новобранцы покинули Храмовый квартал. Однако, весь путь на повозке преодолеть не удалось, при въезде в Старый Розервут пришлось идти пешком, благо замок находился недалеко. Покинув повозку, Кристина поправила наплечную кожаную сумку с пожитками и подставила лицо к небу, наслаждаясь дождем, который постепенно набирал силу. После стольких дней жары, он явился настоящим спасителем. Сопровождавший новичков гвардеец Кеннет Дарбер, решил повести их через рынок, тем самым желая сократить путь. Он с некоторой опаской поглядывал на Кристину, которая всю дорогу донимала его расспросами о гвардии. Но, он мог бы и не волноваться, так как поход по Старому Розервуту отбил у девушки желание поболтать. Процессия двинулась к базарной площади, проталкиваясь сквозь плотную толпу людей. Кристина надеялась, что дождь вскоре смоет все запахи, исходившие от многочисленных ларьков и палаток. Преобладал над всеми запах рыбы. Ее завозили на рынок с рыбацких деревень, что были разбросаны за городом. Кристина ненавидела этот мерзкий запах и поморщилась, проходя мимо первой рыбной лавки. Шли молча, лишь изредка Джина Ровель недовольно цокала языком. Народу, как всегда, было полно, и ливень не мог помешать торговле: торговцы во весь голос расхваливали свой товар, стараясь перекричать дождь и конкурентов, покупатели шумно спорили, пытаясь сбить цену, сделать скорее свои покупки и убраться домой. Мальчишки толкались повсюду, а попрошайки, укрытые от дождя в пустующих ларьках жалобным голосом выманивали монетки, которые тут же пропивали в местной пивной. Кристина, шедшая сразу за Кеннетом Дарбером, протиснулась сквозь кучу ребятишек, облепивших клетку, находящуюся под навесом, с каким-то странным существом, весьма отдаленно напоминающим обезьяну, если не считать шесть конечностей и маленькие крылья - существо это, называлось айорвера. "Обезьяна" злобно глядела на окружающих и громко фыркала. Далее, Кеннет едва не упал, поскользнувшись на расстеленной зачем-то шкуре, но Кристина успела его вовремя подхватить. Кампания свернула направо, обогнула большой шатер, в котором разыгрывалось кукольное представление, и покинула рынок. Становилось холодно, и Кристина поеживалась, следуя за гвардейцем. Уходящую вверх дорогу, уже успело размыть, и подъем дался выпускникам нелегко. К тому времени как процессия оказалась перед казармой Старого Розервута, все без исключения были перепачканы грязью и злые как черти. Новичков встречали трое. Один из них, - высокий немолодой мужчина, был Кристине знаком. Его звали Джейкоб Ливис. Этот капитан был скандально известен своей вспыльчивостью, он не раз перегибал палку, неся службу в Ампере. По молодости, Ливису пророчили большое будущее в имперской гвардии, однако, этому не суждено было исполниться. У Джейкоба случился какой-то конфликт с лордом Гостелисом Ридо - весьма влиятельной личностью на Юге Гильдерлэнда. Подробности мало кому были известны, но после этого инцидента капитан Джейкоб Ливис был неожиданно переведен в Старый Розервут, непосредственно Питером Орэмом. Встретившись глазами с вспыльчивым капитаном, Кристина сразу поняла, что тому известно, чья она дочь. Его губы сложились в презрительную усмешку, он с усилием оторвал взгляд от лица девушки и оглядел остальных. Кивнув Кеннету Дарберу, он сделал знак следовать за ним и направился к зданию казармы. Двое его спутников, молодые высокие гвардейцы, молча, последовали за своим капитаном. За высокими, коваными воротами, почерневшими от времени открывался большой, почти пустой двор. Кристина с сочувствием смотрела на дозорных, которые ходили под проливным дождем туда-сюда по стене, с копьем наперевес. У конюшен стояли еще двое, о чем-то болтая. Внутри, за дубовыми дверьми замка было гораздо теплее, волна жара ударила Кристине в лицо. По бокам от двери, в двух массивных чашах горел огонь, отбрасывая тени на стоящие пустые доспехи у стен. Новобранцы, толкаясь, протиснулись в широкий холл, чей потолок терялся высоко наверху и каждый шаг отдавался эхом. С первого взгляда было понятно, что некогда без сомнения величественный замок нуждался в ремонте. На потемневших от времени стенах то тут, то там змеились трещины, окна, отделанные мозаикой, потеряли блеск и красоту, стали тусклыми, темными, а кое-где недоставало деталей. В середине стояли Джейкоб Ливис и те два гвардейца. Кеннет повел новичков прямиком к ним.

- Так, так, так...- произнес Ливис, неспешно прохаживаясь перед выстроившимися в ряд выпускниками.

Голос у него низкий, хрипловатый. Темно-синий капитанский плащ доходит до самой земли, полы которого подметают темную плитку.

- Добро пожаловать в нашу обитель, - он развел руками, - я, капитан Джейкоб Ливис. Раз уж вы здесь, значит принадлежите к тем же идиотам, что уже находятся под моим началом. Вы, неудачники, не сумевшие набрать достаточное количество баллов для того чтобы вас определили в более достойное место. Вы слишком тупы для Храмового квартала, и слишком слабы для Купеческого. Именно поэтому вы оказались тут. Однако я просмотрел ваши дела - капитан помахал перед новобранцами тонкой кучкой свернутых листов бумаги, которые он предварительно извлек из внутреннего кармана плаща.

- Оказывается, не все из вас такие уж тупицы...некоторые, например, обладают весьма впечатляющими результатами - он остановился напротив Кристины и посмотрел ей в глаза.

Они были почти одного роста, девушке стало немного неловко от пылающего презрением взгляда, направленного в ее адрес со стороны своего капитана.

- Надо же, - издевательским тоном продолжил речь Ливис, - дочь самого Питера Орэма! И что же ты забыла здесь, среди этих слабаков?

Кристина увидела, как нахмурился светловолосый парень, стоящий с краю. Близняшки, переглянулись.

- Я задал тебе вопрос, - прошипел капитан, приблизившись вплотную к лицу Кристины, после того как она замешкалась с ответом.

- Я...я просто... - начала, было, девушка, но Ливис ее перебил.

- Постой-ка, я сам знаю, - сказал он отступая. - Наслушалась папиных историй и решила проявить себя? Ведь всем в академии известно, что опаснее Старого Розервута, в Бельгории места не найти. Только боюсь тебя слегка разочаровать эээ...Кристина, - он заглянул в один из листов. - Подобно своему отцу, ты не станешь тут охотиться на айзему5 или сурдаку6...за этим, тебе бы в Ширрем.. Но обещаю одно, тут никто из вас не соскучится. Ну а ты, - он вернулся к Кристине, - имей ввиду, мне плевать на то, кем являются твои родители. Поблажек не жди. Сейчас вы пойдете записываться и устраиваться, а вечером будете приносить клятву. Ваша служба начнется завтрашним утром. Первое время, будете заниматься хозяйственными делами. Также, мы посмотрим, как вы смотритесь на тренировочной арене, - он скользнул взглядом по лицу Кристины, - и по истечении недели будем знать, годится ли кто из вас для патрулей, или ваш удел работать в замке... Как вам известно из академии, патруль по городу ходит один раз в день, после заката. Однако, для нашего района делается исключение - наши гвардейцы прочесывают Старый Розервут два раза в сутки. В остальное время, помимо работы в замке, о которой я сказал, будете дежурить у рынка, и других, наиболее "горячих" мест квартала. Поначалу, пару каждому из вас будет составлять кто-нибудь из опытных гвардейцев, до тех пор, пока не будете готовы к самостоятельной службе. Думаю, все вы слышали, что у нас поменялось руководство...и Его Высочество вероятнее всего решит осмотреть вверенные ему гарнизоны. До нас он вряд ли решит дойти, однако, если такое все же произойдет, я хочу, чтобы все было гладко. Надеюсь, в академии вы освоили такое понятие как дисциплина, иначе обещаю, будете страшно жалеть. По поводу патрулей, хочу предупредить сразу: Ночной патруль - очень опасен. Во время первого дежурства, строго выполняйте все указания, назначенного вам куратора. Местные банды в последнее время ведут весьма активную деятельность по ночам, и мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь из новичков, сдох в первом же патрулировании, дабы потом не пришлось объясняться с принцем. Надеюсь, вы все запомнили и хорошо себе уяснили, потому как, повторять я очень не люблю. Джейсон - он указал на одного из двух своих молчаливых спутников, - проводит девушек в их казарму. А Марк, - он махнул второму, - сделает то же самое для парней. Еще раз, добро пожаловать.

Джейкоб Ливис развернулся и удалился быстрым шагом к широченной лестнице, которая угадывалась в полумраке, далеко впереди. Кристина и сестры Ровель отправились вслед за Джейсоном налево, к большим двойным дверям, за которыми начинался спуск по каменной лестнице. Внизу девушек и их провожатого встретил длинный полутемный коридор, который соединял основное здание замка с казармами, - длинными двухэтажными зданиями, стоящими во дворе слева и справа. Шли недолго, и в конце пройдя через невзрачную железную дверь, они оказались в еще одном коридоре. Этот, казарменный коридор был гораздо светлее предыдущего, с множеством дверей, едва ли не половина из которых была распахнута настежь. Джейсон, все так же молча, повел девушек, чуть ли не до конца. По пути, Кристина успевала заметить скудно обставленные комнаты, с маленькими окнами и жесткими, двухъярусными кроватями. Точно такие же кровати стояли и в Военной академии, и Кристина очень мучилась из-за них первое время. С того момента как она очутилась в замке, ее не покидало сильное чувство волнения, с толикой страха. Так же было и в академии. До шестнадцати лет Кристина практически не покидала дома, а тут, столько нового, такая кардинальная смена обстановки...в Академии, девушка быстро освоилась, и очень надеялась, что и тут с этим не возникнет проблем. Гвардеец остановился, наконец, у закрытой двери, почти у самого конца. Он негромко постучал, и вскоре послышались быстрые шаги. Еще миг - и на пороге стоит невысокая худая девушка, на вид лет двадцати двух, с короткими светлыми волосами.

- Мда, меня предупредили, что я обзаведусь соседками, сказала девушка, пропуская вновь прибывших в комнату.

Она с интересом посмотрела на близняшек, после того как закрыла дверь за Джейсоном.

- Он всегда такой молчаливый? - спросила Кристина, стягивая с себя мокрую и грязную сумку.

- Ага, - кивнула в ответ девушка. - Кстати, можете помыться и переодеться. Пойдемте, я вам покажу...

3.

Девушка, которая представилась Миллой, повела Кристину и сестер Ровель из комнаты, к двери в самом конце коридора. За этой дверью находились туалетные комнаты, здесь можно было помыться и постирать вещи. Правда все приходилось делать холодной водой, но и к этому Кристина давно привыкла в академии, в отличие от близняшек, которым холодная ванна не прибавила дружелюбности. Кристина часто наблюдала за ними во время обучения. Сестры Ровель всегда держались особняком, редко открывая рот в присутствии посторонних.

"Да уж, соседки...лучше не придумаешь"

Зато Милла напротив, была совсем не прочь поболтать, и все-то время, что Кристина смывала с себя грязь, стоя в большой деревянной бадье, она рассказывала о быте местных гвардейцев.

- Завтрак, обед и ужин, - по расписанию, - говорила она, не без интереса рассматривая упругую грудь Кристины, - едим в замке, в общей столовой. В патруль ходим посменно, дважды в неделю. У нас тут не соскучишься.

- Это я уже поняла, - сказала Кристина. - Капитан Ливис намекнул.

- Ооо... - уже познакомились? - Мила хмыкнула. - Уж он-то знает, о чем говорит. Знаешь, в академии учили уважать своего капитана, но Ливис из кожи вон лезет, чтобы к нему это правило не относилось.

Кристина не стала пока говорить о том, что у Джейкоба Ливиса к ней особая форма неприязни. Вместо этого она спросила:

- А с тобой происходило что-нибудь во время ночных патрулей?

- Имеешь ввиду что-нибудь наподобие этого? - спросила Милла, задирая вверх свою узкую черную тунику и обнажая живот, покрытый двумя длинными шрамами.

- Ух, ты... - произнесла Кристина, - это кто тебя так?

- Ублюдок из банды, что объявилась здесь недавно, - ответила Милла. - Уверяю, с этими ребятками ты еще успеешь познакомиться...

ПОДПОРЧЕННЫЙ ЗАВТРАК.

Альтаир отразил удар и тут же контратаковал, но его противник легко увернулся и отступил. Однако тут же бросился вперед, ударив сверху вниз. Альтаир блокировал, оттолкнул нападавшего, поднырнул под очередной выпад и подсечкой сбил противника с ног. Добить не удалось, упавший ничуть не растерялся, в последний момент он отвел от себя меч, и, перекатившись, подскочил. Соперники кружили по двору, не сводя друг с друга напряженных взглядов.

"Ну, давай, я же вижу, как тебе хочется напасть"

Альтаир улыбнулся, видя нетерпение соперника. Он сделал ложный выпад, однако противник не купился, лишь чуть выше поднял меч. Еще пара кругов по пустынному двору, и соперник Альтаира повторил его прием. Более успешно. Альтаир, уже сам изрядно уставший ждать атаки, среагировал на ложный выпад, но противник неожиданно оказался сбоку и с силой стукнул его рукоятью по затылку. Парень рухнул в пыль, хорошенько приложившись лбом о землю. Он выругался и тут же попытался встать, но почувствовал, что что-то упирается ему в зад.

- Охх, надеюсь это клинок... - усмехнувшись, произнес он.

Его соперник громко рассмеялся.

- Вставай, остряк, - сказал он и помог подняться поверженному парню.

Начиналось новое утро. По календарю, шел месяц Льва - первый месяц лета, и, судя по прогнозам, жара только набирала силу. По небу плыли облака, а за окном, в саду щебетали птички. Еще с Университета, Альтаир привык вставать рано, чего до учебы за ним не водилось. Уже два дня он находился дома, и за это время лишь раз увидел отца. Это его не очень огорчало. Этим утром он решил вновь помериться силами с мастером над оружием, постаревшим, но не растерявшим сил.

- Небось, забыл о тренировках, в своем Университете? - спросил Гарри Гэллот, мастер над оружием в замке господина Каспера Ангреля.

- Вовсе нет, - ответил Альтаир, потирая ушибленный затылок, на котором вскочила довольно-таки большая шишка. - Просто позабыл, какой ты хитрец.

"В следующий раз, буду биться в полную силу, не делая скидку на твой возраст"

- Как вообще дела? - отогнав подобные мысли, спросил Альтаир, протягивая мастеру тренировочный меч.

- Скучать не приходится, - ответил Гарри, - работаю в городе, тренирую ребят из обеспеченных семей. Представляешь, ко мне на занятия приходят даже дети лорда Ноарда! Видать, совсем никудышный его собственный мастер над оружием.

- Как это Икель Ноард тебя до сих пор не переманил? Он ведь давно на тебя глаз положил.

- Да, было дело, однако я служу господину Касперу, - слегка покраснев, ответил Гарри Гэллот. - Мне здесь хорошо.

"О да, мой отец просто душка"

Они вместе двинулись к арсеналу - длинному одноэтажному зданию, в котором Каспер хранил оружие. Гарри отпер дверь, пропуская вперед Альтаира в просторное, чистое помещение с большими зарешеченными окнами. Лучи солнца, льющиеся в эти самые окна, освещали аккуратные ряды подставок для доспехов и оружия. В этом здании хранилось не все оружие, имеющееся у Каспера Ангреля.

"Лучшие экземпляры отец припрятал в своей тайной комнате"

Альтаир лишь раз был в том месте - большой комнате, вход в которую был хорошо замаскирован в кабинете отца. Он увидел ее еще тогда, когда был жив Томас. Каспер отвел сыновей в свой тайник, не показав, правда, как он открывается. Там, мальчики полюбовались коллекцией редчайших образцов оружия, которые их отец скупал с молодости. Воспоминания о погибшем брате, пришедшие вместе с мыслями о тайнике заставили Альтаира поджать губы. Он вернул сознание в арсенал, отмечая, что Гарри Гэллот содержит свое хозяйство в отличном состоянии. Короткие амперские мечи, с расширяющимся сверху лезвием, были сложены на невысокой подставке. У стены, Альтаир увидел копья и пики, а дальше, начищенные до блеска доспехи, которые, судя по строению, изготовляли в столичной провинции. Парень не стал проходить дальше, но знал, что тут найдутся секиры и палицы, арбалеты и луки, и даже моргенштерны. Попрощавшись с мастером, Альтаир отправился к замку. За утро он успел изрядно проголодаться. Но сначала ванна. Гарри Гэллот изрядно его вымотал, рубашка под туникой прилипла к телу, пот стекал ему за шиворот. По пути, парень заметил двух солдат, неподалеку от конюшни. Наемники отца.

- Отличный бой, господин Альтаир, - окликнул его один из них, улыбнувшись.

- Я поддавался, - с улыбкой ответил Альтаир, не поняв, подшутил ли над ним солдат или говорил серьезно.

В замке господина Ангреля часто бывали гости, будь то его многочисленные друзья или деловые партнеры. Это лето не стало исключением, и, войдя внутрь, Альтаир попал в оживленный холл. В центре, стоял большой диковинный фонтан, вода лилась из двух скульптур, сделанных в виде драконов. Управляющий Рилл Айдел, в компании высокого долговязого мужчины по имени Мартин Эйк спускался по одной из двух широких винтовых лестниц напротив входа. На балкончике, что располагался между этими лестницами, стояли две девушки - дочери лорда Рихарда Теобрана, партнера господина Ангреля. Обе были некрасивы - костлявые, носатые и прыщавые.

"Интересно, долго ли эти чудовища еще пробудут у нас? Порядком надоело с ними любезничать"

- Альтаир! Альтаир! - замахала ему старшая, Додис. - Доброе утро!

- И вам, миледи, - улыбнувшись, ответил парень.

"Чтоб ты грохнулась оттуда, мымра"

- Вы были на утренней прогулке? - заговорила младшая - Астер.

Альтаир оглядел свою грязную одежду.

- Да...что-то вроде этого, - произнес он.

- Не забудьте пригласить нас в следующий раз!

- Непременно, дамы!

Пожалев, что он не может силой мысли обвалить балкон, Альтаир двинулся навстречу управляющему и его спутнику, по пути поздоровавшись с еще двумя гостями - семейной парой, спешащей на завтрак. Кажется, они владели магазином в Ниссаде.

- Альтаир, сэр, - слегка склонив голову, поприветствовал парня Рилл Айдел. - Выглядите так, словно побывали в серьезной переделке.

- Небольшая тренировка с мастером Гэллотом, - ответил Альтаир, пожимая руку Мартину Эйку. Мартин энергично потряс его кисть.

- Помню, помню, - закивал он, - раньше тебя было не оторвать от тренировочного поля.

- Вижу, мастер Гэллот как всегда, не дает вам спуску, - усмехнулся Рилл.

- Ага, - ответил Альтаир, - я все жду, когда он постареет настолько, чтобы я его все же одолел.

- Боюсь, вам придется очень долго ждать, - сказал управляющий, а Мартин Эйк добавил:

- Верно, Гарри тот еще профессионал. Он и моих детей тренировал.

- Как Пит и Джексон? - спросил Альтаир из вежливости.

- Хорошо, очень даже хорошо,- ответил Мартин. - Пит служит оруженосцем у сира Ирвинга, а Джексон помогает мне в делах.

"Пит - оруженосец? Серьезно? Как по мне, так он мешок набитый собачьим дерьмом."

Говоря о том, что Гарри Гэллот тренировал его сыновей, Мартин забыл добавить, что от Пита мастер над оружием отказался спустя пару месяцев. Альтаир надеялся, что Эйк не спросит о Маргарэт, которая училась в Айгенверском университете, курсом ниже. Но он спросил.

- Маргарэт говорила, что часто видит тебя в Университете, - сказал он. - Надеюсь, она там хорошо себя ведет?

"Нет, не слишком. Твоя дочь - грязная шлюха, которую не трахнули разве что самые убогие неудачники"

- Конечно, Мартин, она образцовая студентка, - вслух ответил Альтаир. - Отец уже встал? - он обратился к управляющему.

- Несколько часов назад, - кивнул Рилл. - Должно быть, он уже в столовой. Мы как раз, направляемся туда. Надеюсь, и вы, сэр, к нам вскоре присоединитесь.

- С превеликим удовольствием, - сказал Альтаир и начал подъем по лестнице.

Еще в прошлом году, Каспер задумывал украсить слишком мрачный, по его мнению, холл. Альтаир, тогда как раз собирался отправляться в Университет, на предпоследний курс. И два дня назад, впервые войдя внутрь, он с трудом узнал это место. Если раньше вышеупомянутые лестницы из темного камня смотрелись угрюмо, то теперь они блестели, покрытые каким-то чудо лаком, который Каспер привез из Эльмрэйда. Этот лак принципиально не менял цвет камня, однако делал его глубже, придавая красноватый оттенок. Такой цвет отлично сочетался с новой отделкой стен. Выложенные из разноцветного камня рисунки на стенах были сделаны очень профессионально. Как и в случае с фонтаном, тематикой рисунков были драконы. Здесь можно было наблюдать и броля - разновидность зеленого дракона, вместо огня, изрыгающего кислоту. И гигантского трехглавого марвиста - наиболее смертоносного из ящеров. Были и обычные ширремские, и хамелеоны, и травоядные вурцилты и многие другие - драконы покрывали все стены большого холла. Очевидно, этим самым, Каспер проявлял знак уважения отцу, едва ли не всю жизнь посвятившему изучению этих рептилий.

"Недурно, папочка, весьма недурно" - в который раз думал Альтаир, засматриваясь на поразительно детальные изображения.

Поднявшись, он провел еще несколько минут в компании сестер Теобран, которые к несчастью покинули балкон и пристали к парню с расспросами.

Смыв, наконец с себя всю грязь и переодевшись, Альтаир не сразу решился спускаться к завтраку, опасаясь новой встречи с Мартином Эйком и еще хуже, с уродками Додис и Астер. Он заметил, что не только холл за этот год претерпел изменения. Новые полы, новая мебель, новые стены - и без того красивый замок стал еще роскошнее.

"По-моему, неизменными остались лишь мои покои"

И правда, та же кровать с балдахином и занавесками в центре, слева, напротив окна большой стол, на нем канделябр. На полу толстый зеленый ковер, с причудливым узором, вытканным золотой нитью. Зеленоватые резные панели на стенах. Лакированный шкаф, стоял справа от двери, правда краска на нем изрядно потускнела, что было особенно заметно при ярком свете. Подойдя к окну, Альтаир распахнул его, впуская в комнату легкий ветерок, который подул с Севера. Он уже хотел отойти от окна, но заметив внизу могучую фигуру, с мечом за спиной - остановился.

"Элиот Бирт. Интересный субъект"

Такому человеку как Каспер Ангрель, никак нельзя было без хорошей охраны. И она у него была - целый отряд опытных наемников, которые давно служили в этом замке, и не раз выручали отца Альтаира. Но Элиот Бирт не являлся членом отряда. От него разило смертью, его внешность внушала страх. Высокий, не меньше двух метров ростом, мускулистый, словно бык. Маленькие, бесцветные глаза не выражают никаких эмоций, нос приплюснутый - несомненно, его ломали не один раз. Нижняя губа и подбородок обезображены большим шрамом, его бледность особенно четко обозначалась на смуглом лице. Было странно видеть его в одиночестве, так как по словам того же мастера Гэллота, Элиот всюду сопровождал Каспера.

"Зачем отцу эта горилла? Винсент, Эдвикс, Барри и другие, служащие ему вполне надежные ребята. Интересно..."

Таинственности происходящему прибавил Рилл Айдел, который весьма туманно ответил на расспросы о том, для чего Каспер завел себе такую тень. Спускаясь в столовую, Альтаир все еще размышлял о могучем телохранителе отца. Однако, когда он почувствовал запахи, исходившие из кухни, Элиот Бирт вылетел у него из головы.

Тобиас Фенли был превосходным поваром. Он работал у Каспера Ангреля еще до рождения Альтаира. Блюда Тобиаса - одна из немногих причин, ради которых парень готов был приезжать домой. Просторный обеденный зал сиял чистотой - после завтрака тут успели прибрать. Длиннющий стол был застелен пирмирской скатертью - особенность такой скатерти заключалась в том, что на ней никогда не оставалось пятен. Посуда так же была на столе - на такой длинный стол ушло не меньше восьми дорогих саргийских сервизов. Вдоль стен развешаны серебряные канделябры, хорошо освещающие весь зал. Альтаир направился к дальнему концу, туда, где виднелась открытая дверь, ведущая на кухню. Только на полпути он заметил отца. Господин Каспер Ангрель мгновением назад вышел из кухни, следом за маленьким тучным Тобиасом Фенли.

"Дерьмо"

- Ооо... Альтаир! Ну, наконец-то пришел! - голос у повара был звонкий, он эхом разнесся по стенам обеденного зала. - Разве можно опаздывать на завтрак?

- Прошу прощения, - ответил парень, подходя и здороваясь с Тобиасом. - Так уж получилось. Здравствуй, отец.

- У тебя шишка на лбу, - вместо приветствия сказал отец, указав пальцем на лицо сына.

- Да, немного потренировался с мастером Гарри, - холодно ответил Альтаир и повернулся к повару, - ну, Тобиас, чем порадуешь? Признаться, я весьма проголодался.

- Ммм... - Тобиас Фенли изобразил задумчивость на своем большом, круглом лице, - как насчет омлета с сыром, картофельных кексиков с колбасой и чашки какао?

- Звучит просто волшебно... - расплылся в улыбке Альтаир, и громкое урчание в животе подтвердило искренность его слов.

Он направился к столу и занял место во главе. Тобиас поспешил на кухню, а Каспер, немного постояв, неспешно двинулся к сыну.

- Не возражаешь? - он кивком указал на стул справа от Альтаира.

"Еще как возражаю"

- Нет, - ответил Альтаир.

Каспер сел и устремил взгляд в стол. Альтаир, присмотревшись вблизи в лицо отца, заметил, что вид у него не совсем здоровый.

"Что, папочка, перетрудился? Или что-то еще беспокоит? Проблемы?"

- Как твои дела? - Каспер наконец заговорил. - Извини, в день твоего приезда я был очень занят и не мог с тобой поговорить.

"Как же, занят! Понимаю, общество этого чертового нытика Мартина, предпочтительнее сына, которого ты не видел почти год"

- Я понимаю, отец, - ответил Альтаир. - А дела...спасибо, хорошо.

- Как тебе наш новый холл? - после минутного молчания спросил Каспер.

"Мда уж, просто замечательно"

- Роскошно, - вслух сказал он, - уверен, дедушке бы понравилось.

Каспер кивнул. Наступило неловкое молчание. Альтаир украдкой поглядывал на отца. Осунувшееся лицо, мешки под глазами, уставший взгляд - было видно, что он несколько ночей не спал. Наверное, стоило спросить, в чем же дело, поинтересоваться...но, несмотря на любопытство, связанное с появлением в замке Элиота Бирта, он промолчал. А через миг переключил внимание на дымящуюся тарелку с порцией омлета. Альтаир набросился на еду, которая как всегда, была изумительной.

- Я получил письмо, от твоего ректора, профессора Артура Дифитла, - внезапно сказал Каспер, провожая взглядом молодую кухарку, которая вслед за омлетом внесла широкое блюдо с картофельными кексами.

Альтаир промычал что-то нечленораздельное - рот был занят омлетом.

- Признаюсь, это письмо меня расстроило.

"О, только не это, прошу тебя" - Альтаир мысленно закатил глаза.

- Профессор Дифитл, - продолжил Каспер, не дождавшись ответа, - профессор Дифитл сообщает, что ты порой ведешь себя просто отвратительно.

"Умоляю, отец, не порть мне аппетит" - подумал Альтаир, не отрываясь от тарелки.

- В письме говорится о том, что ты выпиваешь, шляешься по борделям, затеваешь драки...

"Дифитл, старый пердун, все-таки сдержал обещание, нажаловался"

- Не потрудишься прояснить ситуацию? Я беспокоюсь за тебя, - произнес Каспер.

Последняя фраза привела Альтаира в бешенство.

"Как ты смеешь? КАК ТЫ СМЕЕШЬ?"

- Что тут прояснять, отец? - ответил парень, - профессор Дифитл меня спутал. В его возрасте немудрено.

Каспер вздохнул.

- Я так не думаю, - произнес он. - У тебя проблемы? Поделись со мной.

- Может, хватит?! - взорвался Альтаир, отбрасывая вилку, и та с громким стуком ударилась о край полупустой тарелки. - С каких пор ты стал интересоваться моей жизнью?

- Тише, успокойся, - прошептал побледневший Каспер.

Альтаир заметил, что из кухни выглянула кухарка, но ему было наплевать.

- К чему эти идиотские вопросы?! Не твое дело, чем я занимаюсь, как я живу!

- Альтаир, я правда беспокоюсь, - еще тише произнес Каспер. - Я понимаю, в последние годы, между нами было мало понимания, отношения были натянуты...

- Мало понимания?! Ах, натянутые?! - Альтаир напротив, все больше повышал голос.

- Прошу тебя, говори тише, - господин Ангрель примирительно поднял руки. - Можешь не верить, но мне не безразлично, что говорят о моем сыне.

- Ах, вот оно что?! - Альтаир презрительно ухмыльнулся. - Надо было сразу с этого начать! Как это я не подумал, ведь мое недостойное поведение отражается на твоей безупречной репутации, папуля!

Каспер нахмурился.

- Не говори глупостей, Альтаир! - в его голосе впервые послышалось раздражение. - Ты должен меня понять...

- С какого хера, я должен тебя понимать? - все с той же улыбкой спросил Альтаир. Он произнес эту фразу спокойно, однако голос его слегка вибрировал.

- С такого, что ты мой сын, - ответил Каспер, не обратив внимания на ругательство. - Я понимаю твое негодование, честно, понимаю. И знаю, как лицемерно сейчас звучат мои слова... Я виноват перед тобой, очень. Я вел себя ужасно, по отношению к тебе, после того как Томас... Но прочтя письмо профессора Дифитла, я понял, что во всем виноват только я. Если бы я больше уделял тебе внимания... Пойми, ты и Томас...

Альтаир, сидел молча, опустив голову. К горлу подступал ком, сердце стучало так громко, что казалось, этот стук разносится по всему замку.

- Я должен был быть мягче, ведь ты был еще ребенком, - продолжал невнятно говорить Каспер. - Ты совершил ошибку, но...

Альтаир резко вскинул голову.

- Ошибку?! Я НЕ УБИВАЛ ТОМАСА!!! - проревел он, вскакивая и опрокидывая стул. - Как ты смеешь мне такое говорить? Ошибку... ОШИБКУ??? Он умер у меня на глазах! Я до сих пор слышу тот звук, с которым его голова разбилась о ту проклятую ветку! Тебе было плохо? Тебе было больно? ТЕБЕ? А КАКОГО БЫЛО МНЕ??? Ты смотрел на меня так, словно я сам убил своего брата! Я молился о смерти, в то время как ты презирал меня! Я видел это в каждом твоем взгляде! А сейчас ты решил изобразить заботливого отца?!

Альтаир охрип. Тяжело дыша, он стоял над отцом, сжав кулаки. Кухарки смотрели на происходящее, разинув рты, Тобиас так и не показался из кухни, хотя, безусловно, слышал каждое слово. Каспер потрясенно смотрел на сына, его нижняя губа подергивалась, а руки дрожали как после сильной попойки.

- Мы закончили, отец? - каждое слово давалось Альтаиру с трудом.

Каспер не ответил. Он еще с минуту неподвижно посидел, затем вдруг опустил голову и спрятал лицо в ладонях. Такой поворот, вызвал в душе Альтаира новую волну чувств. Ему стало жаль отца. И в то же время, он ненавидел его за все, что тот сделал. Ему хотелось снова и снова повторить свою пламенную речь, припомнить ему все обиды. Парню казалось, что он упустил еще немало ошибок отца. И в то же время, хотелось извиниться за все гадости, что он тут наговорил. Ему хотелось подойти, обнять плачущего отца, и в то же время, хотелось схватить того за темные волосы и быть лицом об стол. Его тошнило, он стал задыхаться, на него вдруг навалилась страшная усталость, а ноги налились тяжестью. Альтаир, пошатываясь, двинулся прочь из кухни, по дороге задев еще один стул. Он сильно ударился об него коленом, но даже не заметил этого. Ему хотелось покинуть эту комнату, убежать далеко. Дойдя до двери, он с силой ударил по ней и пулей вылетел наружу, однако столкнувшись с кем-то, он упал обратно. Альтаир резко вскочил, и увидел в дверях огромного Элиота Бирта, который как раз собирался войти в обеденный зал.

- Разуй глаза, ублюдок, - прошипел Альтаир, и, протиснувшись мимо изумленного гиганта, быстрым шагом двинулся по направлению к холлу.

Ему хотелось завопить. Ему хотелось зарыдать...

В ОЖИДАНИИ АКСЕЛЯ.

Попасть в город оказалось непросто.

"Чертова субботняя ярмарка"

Стоя сейчас в длиннющей очереди, состоящей в основном из ругающихся селян, Айала пожалела, что так скоро покинула телегу кожевника. Воровка старалась держаться в тени, подальше от лучей солнца, пронзающих не хуже копья. Она и забыла, насколько ужасны дни ярмарок, которые проводятся в каждом крупном городе имперской провинции. А Харгал был как раз одним из таких. Третьим по величине, после Розервута и Эсверга. Девушка смогла, наконец, стать под тень гигантских ворот, у которых сгрудились стражники, которые поверхностно досматривали каждую проезжающую телегу, и не упускали случая побраниться с торговцами (те, в свою очередь, обожали браниться). Спустя какое-то время, Айала достигла пропускного пункта, и развела руками, показывая, что у нее ничего нет. Судя по плотоядному взгляду ближайшего к ней стражника, тот был бы совсем не прочь осмотреть ее более подробно. Оказавшись за воротами, девушка поправила свой плащ, и вслед за людским потоком поспешила покинуть посты стражников, направляясь к первому жилому кварталу. Айала обладала феноменальной памятью на местность, поэтому уверенно продвигалась к месту встречи, что назначил ей ее приятель.

"Аксель. Чертов идиот снова влип в неприятности"

Что ж, совсем не удивительно. За неимением другого определения, Акселя можно было назвать другом Айалы. Ее понятия о дружбе давно погибли, вместе со старым Мариусом Борном, там, в Эсверге. А что касается Акселя...она была должна ему. Выходец с Севера, Аксель обладал могучим телосложением и суровым лицом. Однако, как ни удивительно, боец из него был никудышный. Но еще худшим из него оказался вор. Несмотря на все неудачи, Аксель продолжал с достойным старого осла упрямством искать себя в этом нелегком ремесле. И только необъяснимое везение бесчисленное число раз спасало его шкуру. Чаще всего, это самое везение действовало руками Айалы. После каждого раза, когда Аксель просил Айалу о помощи, она клялась и себе и ему, что это последний раз. Он, в свою очередь, клялся больше не просить ее о помощи. Затем просил снова. И она не могла отказать. Перед ее взором возникала картина: маленькая тринадцатилетняя девочка, обезумившая от страха и голода, пытается отбиться от кучки мальчишек, которые норовят стянуть с нее грязное платье, при этом мерзко посмеиваясь. Она от ужаса не может кричать, лишь тихонько плачет. Затем, подбегает другой мальчик, и, размахивая здоровенной палкой, отгоняет малолетних насильников. И те уходят, несмотря на численное превосходство. Ведь этот мальчик такой большой, и кричит совсем как взрослый. Впоследствии, Аксель признался, что испугался не меньше самой Айалы, и просто решил взять мальчишек на испуг. С тех пор они вместе воровали, вместе укрывались от проливных осенних ливней, жавшись поближе друг к другу под навесом, на пустынном ночном рынке. Потом Айалу забрал к себе Мариус Борн. Но поднявшись, девушка не забыла о тех, кто ей помогал. Правда, из той кучки оборванцев, с которыми бродила по рынку Айала, в живых остался один лишь Аксель. Она помогла ему выпутаться из кучи проблем, которую навалил на себя сам парень. Аксель, пожалуй, был единственным, кто знал настоящее имя знаменитой Шиваны. Он даже пару раз наводил девушку на интересные дела. Солнце, в тени высоких казарменных зданий не припекало так сильно, как у ворот, поэтому девушка немного расслабилась и слегка запахнула свой плащ. Мимо двигалась группа стражников, направляясь к воротам - дневной патруль приступал к работе. Айала прошла, наконец, к началу первого жилого квартала. Там и начинался Харгал - петляющие, но ровные улочки, выложенные камнем, между ними громоздятся постройки разных размеров: от небольших, двухэтажных домов, до больших, величественных зданий, принадлежащих городским властям. Бордель "Упругие попки" первым обращал на себя внимание, главным образом благодаря цветастой вывеске, и громкому шуму, доносящемуся изнутри. Благодаря своей памяти на местность, Айала совсем не боялась заблудиться в большом городе, на пути к месту встречи. Она быстро и уверенно двигалась по грязноватым улочкам, практически не глядя по сторонам. Аксель в своем письме писал, что буквально каждый день ошивается у моста, поэтому она непременно найдет его там, независимо от того, в какой день прибудет. С момента получения письма прошло девять дней - Акселю чертовски повезло, что девушка была на тот момент свободна.

"Снова поменял место жительства. И снова, влип в какое-нибудь дерьмо"

Последний раз, Айала видела северянина около года назад, тот обитал в столице Дайгерфора - Каравэнде, куда по его словам прибыл на Ярмарку. Каравэнд - огромный белокаменный город, раз в год собирал у себя торговые караваны со всей империи. И для воров это было отличным способом заработать. Айала прибыла тогда в Каравэнд ради самой ярмарки, на которой можно было приобрести немало интересных вещей (для разнообразия, Айала иногда предпочитала покупать вещи, а не воровать их). Тогда, девушка повстречала Акселя абсолютно случайно - тот, с группкой каких-то мужчин планировал обокрасть богатого меллорского купца.

2.

У моста собралась целая толпа людей. Рядом с ним, как увидела Айала, построили что-то вроде небольшого рынка, который в принципе, по субботам не работал, так как ярмарка проводилась на специально отведенной для этого площади. Однако, лавчонки не пустовали. Там сидели люди, слышались разговоры, смех, громкие споры. Айала подошла ближе, высматривая могучую фигуру Акселя, но среди той компании северянина не обнаружилось. На мосту тоже виднелись люди, и, судя по звукам - под мостом тоже.

"Довольно-таки оживленное местечко. И как мне найти этого мудака?"

Хотелось отправиться в трактир, принять ванну, и завалиться после в мягкую постель. Она неспешно прогуливалась посреди рынка, щурясь на солнце, и тщетно высматривая северянина. Окружающая толпа, преимущественно состояла из молодых людей, некоторые из них провожали Айалу взглядом, некоторые что-то говорили вслед. Она не отвечала, лишь легонько улыбалась, и частично надеялась, что кто-нибудь из них решит пристать. После поездки на проклятой повозке, разминка была бы в самый раз. Но еще было слишком светло для подобных вещей (поблизости могли ошиваться гвардейцы), поэтому, Айала вскоре покинула рынок и ступила на мост. Бревенчатый настил глухо стучал под ее башмаками. Река Аукирн, что лениво текла снизу, была довольно грязной, что, однако не мешало плескаться в ее водах кучке ребятишек. Айала поморщилась от вони, исходящей от реки.

"Надо же, а ведь было время, когда Аукирн считалась величественной рекой, чьи воды воспевали эльфы. Хотя, эльфы многое любили воспевать. Многое из того, что потом люди превратили в дерьмо"

Айала с давних пор увлекалась историей эльфов. Не сказать, чтобы она ими восхищалась, просто ей были интересны те времена, когда эльфы правили Загрусом, да и те, что последовали за закатом их владычества. Таких историй, девушка вдоволь наслушалась от Мариуса Борна. Особенно, ей нравились те, которые касались тех самых времен, когда произошел раскол эльфов на Темных и Светлых. Много крови проливалось в те дни, стараниями эльфов и людей. Одна война сменяла другую. Интриги, предательства, подлые убийства - все это, в купе с войной настолько надоело одному из пяти Королей Эльфов, что он заключил мир с людьми, вопреки некоторым из своих. Баерригул Третий (так звали того короля), пусть и с трудом, но сумел уговорить остальных последовать его примеру. Но одного из Королей - молодого Тавуркриза Абагаля, Баерригул не сумел убедить в разумности выбора. Нет, он, как и остальные, поначалу принял ту же позицию, однако, ненадолго. Тавуркриз вскоре объявил Баерригула предателем и слабаком, не достойным носить корону. Он лично убил великого короля, и откололся от остальных эльфов, вместе с теми, кто решил пойти за ним. Оставшиеся три Короля были шокированы поступком Тавуркриза, они отреклись от него и прокляли. Тогда же, мятежный Король, которого нарекли Темным, стал быстро, а самое главное - успешно собирать сторонников. Тавуркриз, и его Темные эльфы принесли немало горя всем своим противникам, прежде чем их не одолели объединенные силы людей и Светлых эльфов. Тогда, оставшихся в живых Темных эльфов согнали в специальные резервации, где они и сгинули.

"Давно все это было" - вздохнула про себя Айала. - "Тогда еще люди вооружались бронзовыми мечами, а на лошадях катались без стремени"

Мысли девушки пошли в этом направлении. Она и не заметила, как пересекла мост, и продолжила прогулку вдоль него. На этой стороне Аукирна народу было поменьше, лишь парочка влюбленных ворковала у дерева, да несколько подвыпивших приятелей двигались к мосту. Айала вспомнила, как однажды, сидя в трактире, услышала разговор двух пожилых людей. Один из них был ученым, другой, судя по всему - купцом. Воровка прислушалась к ним лишь потому, что в какой-то момент уловила имя Тавуркриза из их беседы. Ученый утверждал, что будь тогда люди лучше вооружены, то они расправились бы с эльфами в два счета. Разговор о восстании Темных эльфов быстро перешел в дискуссию по поводу пагубного влияния волшебников на прогресс человечества. Мол: "Кабы не гребанные маги, жили бы мы сейчас припеваючи! Не дают ублюдки, развиваться. Оно и понятно: если научные открытия допустить, то вытеснят они магию. Заменят ее. А Волшебники ведь, только тем и живут, что нужны пока еще людям. Но, попомни мои слова, дорогой друг, настанет время, когда наука победит. Изобретут орудия, по сравнению с которыми, ужасные посохи боевых магов будут прутиками; будут создавать такие удивительные вещи, что эти зазнавшиеся высокомерные хлыщи изойдутся от зависти. И вещи те будут еще более удивительными, потому как будут создавать их, такие как я, как ты, обычные люди, не прибегая к помощи ворованных заклятий. К чему это в итоге приведет, спросишь ты меня? А кто тому, друг мой, что в магии сначала перестанут нуждаться. Затем перестанут ее уважать, а после и вовсе - перестанут в нее верить. У людей память короткая, не пройдет и пяти-шести сотен лет, как магию будут считать не более чем красивым шарлатанством"

Со старым ученым, Айала в чем-то была согласна. Однако, ей было глубоко наплевать как на судьбу волшебников, так и на судьбу ученых. Лишь бы и дальше снабжали людей полезными вещичками, наподобие ее плаща и маленького арбалета...

Девушка отвлеклась от своих мыслей, и слегка нахмурилась. Прямо к ней, из тени деревьев, растущих у этого берега реки, вышел мужчина средних лет, с короткими темными волосами, в поношенной серой мантии. Он прихрамывал, опираясь на красивую резную трость.

- Госпожа, - он слегка склонил голову, в знак приветствия.

Она не ответила, лишь еще больше нахмурилась, и готова была уже дернуть за кончик рукава, чтобы ее арбалет скользнул ей в руку, в случае чего.

- Меня послал ваш друг - северянин, - произнес хромой. - Аксель очень извиняется, ему пришлось покинуть город на несколько дней, по срочному делу. Он просил меня встретить вас. Я - Дорфель.

- Ну, вот ты меня и встретил, - проворчала Айала, - что дальше? - затем, не дав ему вымолвить ни слова, продолжила, - и сколько дней ты меня ждешь?

- Всего второй, госпожа, - ответил посланник северянина, - Аксель выехал вчера днем.

- И что это за срочное дело? И вообще, кто ты такой?

- Я Дорфель...

- Да плевать мне на твое имя!

- Раньше мы с Акселем работали несколько раз вместе, - ответил Дорфель. - Когда он сюда переехал, то сразу же нашел меня. И, когда ему требуется какая-нибудь услуга, он обращается ко мне, и неплохо платит. А я никогда не прочь заработать. Пару дней назад, он попросил меня встретить его старую подругу, тут, у моста, и неплохо мне заплатил при этом. Он опасался, что, не встретив его тут, вы можете сразу же уехать.

"Заплатил? Хм, у Акселя есть деньги?"

- У него какие-то проблемы, ты не в курсе?

- Он ни о чем таком не говорил, - Дорфель покачал головой. - Но, рискну предположить, что как раз наоборот.

- Даже так? - Айала вскинула брови.

- Да, госпожа. Он расхаживает в красивом, модном костюме, живет в Центре, расплачивается золотом и серебром...

"Да уж, интересненько, Аксель. И за каким хреном ты меня сюда позвал?"

НАЧАЛО.

Когда принц проехал деревушку, у дороги уже столпилась куча зевак. Падкие на подобные события люди, окружили труп стражника, морща носы от ужасной вони. Некоторые шептались друг с другом, словно мертвец мог услышать их и вскочить. Самые смелые пытались даже потрогать его, как если бы это было диковинное существо. Лоран, сопровождаемый двумя гвардейцами, подъехал ближе, и толпа, молча расступилась. Принц слез с коня, его длинные светлые волосы колыхнулись при этом, и остановился у трупа. Более отвратительного зрелища Лоран еще не видел. Гвардеец лежал без одной руки, на месте лица сплошная каша, живот разорван, внутренности вывалены сбоку, а пара кишок, тянутся до самых его ног. Нещадно палящее солнце усиливало запах исходящий от бедняги. Опознать в убитом гвардейца, можно было лишь по огрызкам, оставшимся от темно-синего плаща, да по помятому шлему, валяющемуся рядом. Он лежал, справа от дороги, проходящей сквозь деревушку прямо к городским воротам, но было видно, что убили его чуть дальше, о чем свидетельствовали следы крови и обнаруженные ошметки в паре метров, в центре дороги.

"Отлично. Замечательный первый день управления городской гвардией"

- Очевидно, погибший из ночного патруля, - подал голос гвардеец справа.

Эрилбер - командующий казармой Храмового квартала.

- О, Боги, - второй гвардеец, Барти, сглотнул, - кто его так?

"Хороший вопрос"

- Кто обнаружил тело? - спросил Лоран.

- Я, Ваше высочество, - вперед с поклоном вышел коренастый мужичок в грязной рубахе. - Еще ночью, мы с семьей слыхали как прошел ночной патруль, а этот видать отстал... Он появился позже, насвистывал что-то... А затем, раздались крики, возня, и это, ну, как его, рычанье! Бился он надо сказать долго и отчаянно, все ругался и кричал. Ну а потом его и...

- Вы не видели, кто на него напал? - спросил Барти.

Мужик испуганно покачал головой.

- Нет, господин, - ответил он, - мы только рычание слышали, такое громкое и страшное...

Принц отвернулся от трупа и крестьян, и обратился к Эрилберу.

- Что за чертовщина?

- Понятия не имею, Ваше высочество, - произнес тот. Он бросил взгляд на лес за деревней, - может медведь?

- Так близко к деревне? - Лоран покачал головой. - Вряд ли.

- Похоже на работу оборотня, - прошептал Барти, не отрывая взгляд от трупа. - Я картинки в книгах видел, - пояснил он, заметив взгляды.

- Оборотень? - фыркнул Эрилбер, - здесь? Помалкивай, Барти.

- На всякий случай отправьте отряд прочесать лес, - распорядился Лоран, - и удвойте патрули. Нужно с этим разобраться. И уберите, наконец, тело несчастного!

С этими словами, Лоран двинулся обратно к городу. Эрилбер, отдав несколько распоряжений Барти, отправился за принцем. Несколько гвардейцев, стоящих чуть позади, выдвинулись ближе к месту происшествия.

- Вернемся в город, - сказал принц, - и вы доложите мне, как обстоят дела с вверенной мне гвардией. Помимо разговоров о стычках с "Братством сильнейших". Этого я вдоволь наслушался.

- Слушаюсь, Ваше высочество, - поклонился Эрилбер.

Проехав деревню, они направились вверх, по петляющей широкой дороге, ведущей к гигантским городским стенам. Стены из белого камня были настолько высоки, что лишь несколько башен ближайшего замка гвардейцев возвышались над ними, хотя сам замок был построен на холме. Внизу, слева от Розервута раскинулись поля и огороды, а на свободных местах, то там, то сям виднелись торговые палатки. Торговля тут шла бойко, как правило, стоимость была ниже, чем на городских рынках, так как неудачливые продавцы, не сумевшие по каким-то причинам попасть в город, стремились поскорее распродать свои товары тут. Лоран ехал задумавшись, его длинный пурпурный плащ колыхался на легком ветерке, который однако, не приносил спасенья от жары.

"Итак, с чего мне начать свое правление? Аарон посоветовал узнать о наиболее насущных проблемах, проверить состояние оружия и доспехов, объездить, по крайней мере, несколько замков, для начала"

Настроение принца, было приподнятым, несмотря на то, что совсем недавно ему довелось лицезреть не самую приятную картину. Наконец-то. Наконец-то ему предоставили шанс проявить себя. Лорану до смерти надоело сидеть без дела в замке, он всю жизнь мечтал заниматься чем-то важным. Парень считал, что у него достаточно потенциала для того чтобы справиться. Справиться с чем угодно. Однако, великие свершения обходили стороной принца. Но теперь-то, он себя проявит. Есть поставленная цель - разобраться с убийством гвардейца, и приструнить городские банды. И есть все для того, чтобы эту цель выполнить.

- Вы можете начать вводить меня в курс, - сказал Лоран, обращаясь к капитану.

Эрилбер кивнул. Позади них, в молчании ехали гвардейцы. Лоран и его свита ехали по рынку, раскинувшемуся сразу за воротами, торговцы и покупатели с почтением расступались, многие выкрикивали приветствия.

- Гарнизон всего города, включая командование и слуг, насчитывает почти семь тысяч человек, - сказал капитан. - Точнее - шесть тысяч, восемьсот три. Состояние замков находится в приемлемом состоянии. Чего нельзя сказать о вооружении...к слову говоря, у гвардейцев Старого Розервута наблюдается нехватка хорошего оружия и доспехов. А ведь это, Ваше высочество, самый опасный район города.

- Кстати об этом, - вставил Лоран, - что за разговоры о свирепых бандах?

- Ооо, - многозначительно протянул Эрилбер. - Это очень правильный вопрос, Ваше высочество. Хотя, лучше всего, вам на него ответит Джейкоб Ливис - капитан гарнизона из Старого Розервута.

- Я с ним обязательно поговорю, - сказал Лоран. - Но и вас послушаю. Расскажите, что знаете.

- Хорошо, - кивнул Эрилбер.

Они не спеша продвигались по широким улицам города, направляясь к Храмовому кварталу. Мимо сновали толпы людей, стоял невообразимый гомон, и принцу приходилось напрягать слух, чтобы услышать речь капитана. А тому - повысить голос.

- В нашем городе давно орудовали мелкие банды, - сказал он, - Вы не могли не слышать об этом. Правда, эта погань никогда не добиралась до Храмового квартала, однако, я знаю о них не понаслышке. Свою службу я начинал как раз в Старом Розервуте. В то время особо свирепствовала банда "Адских псов". Это были те еще ублюдки, простите за резкость, Ваше высочество. Мы боролись с ними как могли, но выходило не то чтобы очень хорошо. Отправляясь творить свои гнусные делишки, члены банды надевали на головы маски, и их сложно было после выявить. Но основная проблема все же состояла в том, что Старый Розервут - самый большой район города, а Тиамские ворота являются самыми проходимыми. Расправиться с "Псами", удалось лишь при помощи агентов "Надзора". Также, немаловажную роль во всем этом сыграла опытность многих гвардейцев, побывавших до этого на войне. Тогда, если вдруг запамятовали, подрались мы с войском Нерода Независимого (варвара, сумевшего объединить несколько довольно крупных горных кланов). Ух, ну и жаркие тогда были деньки...

Лоран не перебивал. За процессией погнались несколько чумазых ребят, размахивая палками на манер мечей. Они покинули принца и его свиту через пару минут, когда те проезжали мимо большого, шумного трактира. Около входа стоял мужчина, его жестоко покачивало, как при сильном ветре. Он все пытался отлить на стену трактира, но, насколько понял Лоран, дело было безнадежным. Скорее, пьянчуга напрудит в свои широкие штаны, которые он безуспешно силился спустить.

- Сейчас, - продолжал капитан, - в Старом Розервуте орудуют более серьезные ребята. "Ронус", "Красные Дьяволы", "Бессердечные", "Потрошители", "Дети Титанов" и многие другие...

- Мда, внушительные названия, - усмехнулся Лоран, едва сдерживая смех.

"Дети Титанов, Красные Дьяволы...что, серьезно? Этими бандами командуют начитавшиеся приключенческих книжек подростки?"

- Не то слово, - с серьезным видом кивнул Эрилбер, - однако поступки их еще внушительнее. Они все словно соревнуются между собой в жестокости. Во время прошлогоднего рейда, устроенного "Братством сильнейших", вся эта преступная компания поумерила свой пыл.

- Да, помню такое, - сказал принц. - Мор-Гран потом долго после этого подшучивал над лордом Карвирсоном.

- Ага, Ваше высочество. Тогда и усилились те самые слухи о беспомощности имперской гвардии. Ну, речь сейчас не об этом. Пару месяцев назад, банды снова осмелели. Напали на рынок, разгромили несколько больших ремесленных лавочек, убили троих рабочих...

- И которая из банд совершила это?

- Судя по всему, Ваше высочество, это могли быть ребята из совершенно новой банды. Говорят, их появилось несколько.

- Судя по всему? Говорят? - Лоран нахмурился. - Виновных не поймали? Неужели, так сложно хорошо прочесать один район города и вырезать всех этих поганцев?

- Эх, Ваше высочество, если бы все было так просто, - капитан поджал губы. - К сожалению, район слишком большой, и слишком густо заселен. Но это не главная проблема...не хочу никого обвинять, мой принц...Вам лучше переговорить обо всем с Аароном Крифтом, он осведомлен гораздо лучше меня. Я же, могу лишь строить предположения.

Процессия ехала по Храмовому кварталу, за которым стоял роскошный Белый замок. Отсюда, с центра квартала замок и правда, выглядел внушительно. Однако, в непосредственной близости от него, можно было заметить, что белые стены, воспеваемые в песнях - пожелтели от времени, ворота нуждались в покраске, а высоченные круглые башни давали трещины.

- Ну, так давайте, выкладывайте свои предположения, - Лоран оторвался от далекого Белого замка и посмотрел на едущего рядом Эрилбера.

- В ходе расследования нападения на рынок, и нескольких других выходок бандитов, мы выяснили, что некоторые нити, ведут к некоторым...влиятельным людям.

- Конкретнее.

- Конечно, Ваше высочество. Конкретно, могу назвать одно имя - господин Тенборг Ливиссард.

- Даже так? - Лоран слабо заулыбался. Имя ему было хорошо знакомо.

- Да, Ваше высочество, - капитан Эрилбер ответил такой же улыбкой. - Как известно, к этому человеку просто так, не заявишься с обвинениями.

В этом, принц был полностью согласен с капитаном. Он, задумавшись ехал по Храмовому кварталу, то и дело, попадая в тень того, или иного здания. Свое название, этот квартал получил еще во времена эльфов, до прихода Первых жрецов Даллада и Галладии. Тогда, Загрус населяли представители различных религий - их храмы и окружали теперь этот район города. Правда если раньше, эти здания были настоящими Храмами, собирающими толпы последователей, проводящих обряды и церемонии, то теперь они были что-то вроде городской достопримечательности, памятниками далекому прошлому. Лоран и его свита, как раз проезжали мимо храма Богов Стихий. Он представлял собою большое прямоугольное здание, с гигантской эмблемой на главной стене - знаками четырех стихий - огня, воды, воздуха и земли. Далее, тянулся к небу храм бога Ммаари, некогда великого, но еще в древние времена растерявшего значительную часть своих последователей. Причиной, послужившей снижению популярности Ммаари, явился следующий храм, стоящий напротив. Вернее не храм, а Бог, которому он принадлежал. Точнее, не Бог, а Богиня; А еще точнее - Богини. Богини-близнецы Аури и Лаури, чьи последователи были настроены очень радикально, по отношению к другим религиям. Нынешний храм являлся реставрацией, так как прежний был разрушен после нескольких парадов, устроенных воинственными служителями близняшек, требовавших уничтожить остальные храмы, так как, дескать Аури и Лаури единственные Боги, а все другие лишь демоны, посягающие на божественное величие. В итоге, храм близняшек разнесли, а всех служителей казнили. Храм Шидзу - змееголового Бога отличался от других относительно небольшими размерами, и тем, что построен он был из гладкого, черного камня. Но, разумеется, самыми большими, самыми красивыми и величественными были стоящие друг напротив друга храмы Даллада и Галладии. Прямо за ними, дорога вела к Белому замку. Но принц не думал сейчас о возвращении в замок. Он повернул коня за храм Галладии, и направился к находящемуся неподалеку замку имперской гвардии. Остальные следовали за ним, держась на некотором расстоянии, ну, если конечно не считать капитана.

- Тенборг Ливиссард - негромко повторил Лоран себе под нос.

Тенборг был очень богатым и влиятельным человеком. Он являлся ни много ни мало главным управляющим по делам Гильдии торговцев в Бельгории. У него стоял роскошный особняк прямо у въезда в Храмовый квартал, он решал, кому из торговцев и купцов дозволялось работать на главном местном рынке. Ему платили все, кто мало-мальски относился к торговле, потому как монополия на торговлю в городе была в руках у Гильдии торговцев. Тех, кто отказывался вступать под крыло Гильдии, давным-давно не наблюдалось. Раньше такие были. Раньше находились недовольные тем, что приходится платить высокие налоги Гильдии торговцев. И, они отказывались платить, утверждая, что вполне обойдутся без услуг Гильдии. Но, довольно быстро они изменяли свое решение, благодаря аргументам представителей Гильдии торговцев. Аргументов было немало, они были разнообразны, но все как один - безотказные. Гильдию торговцев не любили многие, но ничего не могли с ней поделать - ее представители умели мастерски балансировать на грани закона, проворачивая свои сделки и приводя аргументы недовольным торговцам. Лоран знал, что есть лишь несколько людей в империи, связанных с торговлей, которые могли процветать независимо от Гильдии. И при этом, отвечать им своими аргументами.

"Вот если получится уличить Тенборга Ливиссарда в каких-либо темных делишках... Но, проблема не только в его положении в Гильдии торговцев, хотя и это немаловажно. Господин Ливиссард является хорошим приятелем лорда Мор-Грана. Сенешаль бывает частым гостем в особняке Тенборга. С таким другом, торговца будет очень трудно связать с чем-либо незаконным. Но, в конце концов, я принц, а не какой-нибудь мелкий лорд"

- Ваше высочество?

- Что? Прошу прощения, повторите, - сказал Лоран. - Я слегка отвлекся.

- Я говорю, мы все очень рады, что именно вы возьмете дело в свои руки, - повторил капитан. - При решении некоторых вопросов, у нас были связаны руки...

- Под моим руководством, такого не произойдет, - твердо произнес принц.

- На это мы и рассчитывали, Ваше высочество, когда узнали о том, что вы возглавите гвардию.

К сожалению, Лоран не чувствовал той уверенности, с которой произнес последнюю фразу, - она немного поубавилась. Да, он принц Гильдерлэнда, но тягаться с таким человеком как лорд Мор-Гран, опасно даже для него. Тем более, когда император ненавидит собственного сына, а к своему сенешалю, испытывает противоположные чувства. Безусловно, лорд Мор-Гран второй по влиятельности человек в империи, и противостоять ему сложно. По крайней мере - в открытую.

- Мы разберемся со всем, даю слово, - сказал Лоран, когда тяжелые литые ворота замка гвардейцев показалось впереди. - В первую очередь, возьмемся за все эти банды.

- Полностью поддерживаю, Ваше высочество, - улыбнулся капитан. - Пора показать им, что закон стоит уважать. Потому что, между нынешними бандами и теми, что были раньше - есть существенное различие.

- Какое? - спросил Лоран.

- Они нас больше не боятся...

ТРЕНИРОВОЧНЫЙ БОЙ.

Прошло уже три дня. И каких три дня! Все это время, Кристина с трудом сохраняла серьезное выражение лица. Широчайшая довольная улыбка так и просилась на лицо, от радости, переполнявшей нутро, девушка была готова воспарить к небесам. Она была в своей стихии. То, о чем она мечтала еще до Академии, сбывалось прямо на глазах. Этим утром, она вскочила ни свет, ни заря, сгорая от нетерпения.

"Бой. Наконец-то, бой...пусть и тренировочный, ничего страшного. Сегодня, я всем покажу, что для ночного патруля гожусь намного больше, нежели остальные"

Она умылась, надела легкий тренировочный костюм, выданный ей накануне, собрала длинные волосы в две толстые косы и поспешила к тренировочной арене, что находилась позади замка. Сестры Ровель тоже оправлялись туда же, но, разумеется, на расстоянии от Кристины. Кристина очень сожалела, что нельзя было провести бой с одной из них (в принципе, она бы согласилась и на обеих сразу). А все потому, что на бой с новичками выводили опытных гвардейцев, чтобы те как следует, погоняли новобранцев. Милла накануне вечером, пожелала Кристине удачи. Сама она отправилась на ночное патрулирование, и к моменту ухода Кристины и близняшек, еще не вернулась. Утро было теплым, безветренным - по мнению Кристины, хорошая погода, для хорошего поединка. Сестры Ровель показались в поле зрения - чуть сзади, чуть справа. Кристина скосила на них глаза, и даже не захотела сплюнуть в их сторону - эти сучки не испортят хорошее настроение. Девушка, как и ожидала, легко вписалась в новую среду. Распорядок дня для новичков не сильно отличался от того, что был у них в Академии. Утром, завтрак, после - построение, на котором объявляются те, кто войдет в отряд гвардейцев, для грядущего патрулирования. Также, на построении отбираются гвардейцы, которых назначают на дежурство в городе, или для работы по замку. Потом, обязательные часы тренировок, которые длятся до обеда. После обеда, гвардейцам дается час на личные нужды (за исключением тех, кто был выбран дежурными в замке, и на замковых стенах). По истечении этого часа, все возвращаются к назначенным ранее делам.

Гарнизон Старого Розервута, насчитывал четыреста два гвардейца (включая офицерский состав), из которых девяносто две девушки. Так уж повелось, что именно в столице, ни одна девушка не поднималась старше звания лейтенанта, и Кристина была намерена нарушить эту тенденцию. У нее были далеко идущие планы.

Подходя к полю, девушка все же не смогла сдержать улыбку, которая впрочем, тут же сменилась беспокойным выражением. Лицо обдало жаром, ей показалось, что сердце вот-вот выскочит наружу. Там, прямо за большим очерченным кругом, стоял он. Нет, даже так - ОН. Рик Сэмбрел. Лейтенант Сэмбрел. Кристина сглотнула, и постаралась идти ровнее, так как ноги ее вдруг стали ватными. Собственная походка, показалась ей глупой, она запаниковала, выпрямила спину, напряглась. Затем расслабилась, попыталась идти уверенно, вальяжно...но тут же почувствовала себя еще глупее, и просто шла, стараясь не думать о том, как выглядит со стороны. Рик стоял в окружении своих дружков - сержанта Керраса и рядового гвардейца, имени которого Кристина не знала. Лейтенант Сэмбрел был старше Кристины лет на пять-шесть. Самый молодой лейтенант столицы - высокий, симпатичный, веселый, с приятным голосом, и таким взглядом, от которого бросало в дрожь. Да, за три дня пребывания на службе, с Кристиной произошли разительные изменения. Она до сих пор с трудом верила в то, что так втрескалась в парня, который с ней ни разу даже не заговорил. И что более удивительное - в парня, которого она видела лишь несколько раз. Но это случилось, несмотря на то, что она пыталась даже от самой себя спрятать это чувство поглубже. Кристина прошла в огромный арочный проход, подходя ближе к тренировочному кругу, у которого как оказалось, собралась приличная толпа. Оторвав, наконец, взгляд от Рика, девушка уставилась прямо на капитана Ливиса. Он как всегда, стоял угрюмый как туча. Скрестив руки на груди, он наблюдал за приближающимися новичками. Остальные новобранцы стояли справа от него - взволнованные, они нервно поглядывали на круг, сжимая в руках тренировочный меч.

- Наконец-то, явились, - его хриплый голос изрядно раздражал.

Капитан указал рукой на прямоугольную оружейную, находившуюся чуть поодаль от круга.

- За оружием, живо, - скомандовал он.

Кристина бросила быстрый взгляд в сторону Рика, тот о чем-то оживленно болтал с приятелями. На миг, он посмотрел на вновь прибывших, его глаза встретились с глазами девушки, и она чуть не рухнула наземь, словно пораженная молнией. Кристина резко отвела взгляд, и поспешила к оружейной, вслед за Анной и Джиной.

- Удачи, - буркнул мастер над оружием, Вернон Сой.

Кристина слабо улыбнулась в ответ, и вернулась к кругу. Напротив кучки новобранцев, стояли несколько гвардейцев, также, сжимая тренировочные мечи. С кем-то из них, Кристине предстояло вскоре сразиться. Она постаралась сосредоточиться на этом, не думая о том, что Рик стоит здесь, и вероятнее всего он будет смотреть за поединком. Среди гвардейцев, находились и две девушки. Одна из них в упор глядела на Кристину, слегка скривив губы. Кристина собрала как можно больше презренья и швырнула его девушке ответным взглядом. Та сплюнула.

- Ну что, готовы? - капитан Ливис ухмыляясь, оглядел новичков. - Пора начинать...

Первым из новичков, в круг вошел парень по имени Руовад Харди. Против него поставили ту самую девушку, сверлившую Кристину взглядом. Руовад совершил большую ошибку, посчитав, что он сможет справиться с девушкой без особого труда. Прошло, пожалуй, не больше минуты, как лишившегося сознания парня вынесли за круг под громкий смех гвардейцев. Новички со страхом провожали Руовада глазами. Кристина была впечатлена мастерством девушки. Она с такой яростью набросилась на Руовада Харди, что тот сразу забегал по кругу, даже не помышляя о нападении. Тяжелым тренировочным мечом она махала словно палкой, несмотря на то, что обладала весьма скромной комплекцией. Победительница тряхнула своей черной косой, и выбралась за круг, напоследок вновь, почему-то бросив зловредный взгляд на Кристину. Но та, даже не ответила тем же. Она с нетерпением ждала своей очереди. Второй новобранец, выступил еще хуже Руовада Харди. Он не сумел отразить даже первый удар - его меч отбросило за круг, и сам он, тут же отправился за ним, подгоняемый пинками, и громким улюлюканьем. Следом за ним, капитан Ливис вызвал Анну Ровель. Крепко обнявшись с сестрой, девушка вошла в круг.

"А она ничего"

Кристина с удивлением наблюдала за Анной, которая весьма достойно сопротивлялась молодому гвардейцу, со сломанным носом. Они бились минут пять, но девушка все-таки была повержена. Но вслед ей, никто не свистел, и не дразнился.

- Кристина Орэм!

Среди гвардейцев пробежал шумок, после того как назвали ее фамилию - Питера Орэма знали все. Кристина чуть ли не бегом устремилась в круг, по пути задев стоявшего впереди парня. Тот возмущенно пробормотал что-то вслед, но девушка даже не обернулась. Капитан внимательно оглядел гвардейцев, и, подумав, махнул рукой стоявшему слева, высокому немолодому мужчине. Тот коротко кивнул, и пошел в круг. Та самая девушка, которая вырубила Руовада Харди, разочарованно выдохнула.

"Не печалься, дорогуша, и до тебя очередь дойдет"

- Ховард, ты эту милашку сильно не обижай, - раздался голос из толпы.

- Верно, верно! - подхватил другой, - я планирую позвать ее на свидание!

Ховард осклабился, и махнул на приятелей рукой.

- Да ну вас, придурки!

Они прошли на середину круга, подняли мечи, поклонились друг другу, и каждый отступил на шаг. Началось.

Ховард, очевидно не посчитал нужным внять просьбам своих друзей, потому - что сразу бросился в стремительную атаку, метя в девушке в грудь. Кристина легко ушла влево, ее противник проскочил, и тут же развернулся с новым ударом. Кристина отвела этот удар, ответила своим, клинок, встретив сопротивление, заставил рукоять завибрировать в ее руке. Крики и возгласы за кругом, слились в единое целое, ни слова нельзя было разобрать. Кристина двигалась быстро, легко, ноги пружинисто отталкивались от твердой земли. Она ходила (вернее припрыгивала) по кругу, в то время как соперник, слегка нахмурившись, следил за ней, в отличие от нее, двигаясь осторожно, неспешно. Кристина могла бы крикнуть ему, что он неправильно двигается, почти не использует ноги, что его легко сбить наземь при достаточно сильном ударе. От хорошо выбранной стойки в бою немало зависит. Кристина сделала нырок под выпад Ховарда, затем она сделала резкий шаг вперед, заставив мужчину выставить защитный блок. Но блок его не спас. Кристина уже оказалось сбоку, вместе с легким прыжком нанося широкий удар. Клинок плашмя опустился на закрытое кожаным доспехом плечо, и колени Ховарда подогнулись.

"А падаешь ты потому, что неправильно стоял на ногах!" - хотела крикнуть девушка.

К его чести, Ховард не сильно растерялся от такого поворота событий. Он, стоя на одном колене, отбил второй удар девушки щитком на предплечье (которые выдавались вместо больших щитов), сцепил клинки после третьего удара и оттолкнул Кристину. Девушка отпрыгнула на пару шагов, и нанесла удар наискось, по поднимающемуся гвардейцу. Рассчитав силу, как учил ее сначала отец, а потом и сир Альфред из академии, она вновь ударила с прыжком и полуоборотом, вкладывая в удар помимо силы вес тела. Раздался громкий "БАМ!" и Ховард плашмя повалился обратно, ткнувшись лицом в землю. Шум за кругом, быстро стих, воцарилась изумленная тишина. Ховард издал тихий стон, и слабо пошевелился. Раздались шепотки, гул толпы постепенно нарастал, набирая прежнюю силу. Через мгновение, гвардейцы уже одобрительно кричали, смотря на Кристину. Девушка выловила в толпе лицо лейтенанта Сэмбрела, который кричал, пожалуй, громче всех, восхищенно глядя на победительницу. Кристина чуть было не присоединилась к поверженному Ховарду. Но, переполнявшая ее гордость не позволила упасть, поддержала и выпрямила. Девушка улыбаясь, направилась обратно, к новичкам, в большинстве своем кричавшим так же, как и остальные. Даже Анна Ровель слабо улыбнулась, когда Кристина встала рядом.

- Ну все, все, угомонитесь, - капитан Ливис, без тени улыбки поглядел на Кристину, обратившись к толпе. - И помогите этому идиоту убраться вон из круга!

Пара гвардейцев скользнула в круг и, подхватив подмышки Ховарда, помогли ему встать. Шатаясь, гвардеец поплелся прочь, отмахиваясь от приятелей. Окончившие свой бой новобранцы, были вольны покинуть тренировочное поле, но остались все, даже Роувад Харди. С перевязанной головой, парень стоял чуть поодаль от Кристины. Бои продолжались. Кристина была поражена Джиной Ровель, которая, пусть не так эффектно как сама Кристина, но все же одолела своего противника. Народу прибавилось - вернувшиеся с ночного патруля гвардейцы пришли поглядеть.

- Наверное, страшно собою гордишься, Белоголовая? - раздался голос сзади.

Кристина оглянулась - позади, стояла та самая свирепая девушка, разделавшаяся с Роувадом. Она была привлекательной, на свой лад, несмотря на то, что у нее были грубоватые черты лица. Черные волосы заплетены в толстенную косу, которая лежит на плече.

- Не особо, - ответила Кристина, и отвернулась.

- Понимаю, понимаю, - девушка подошла, и встала справа от Кристины. - Победа над этим тюфяком, не очень-то почетна.

- А ты, гордишься тем, что одолела новобранца? - спросила Кристина, даже не глядя на девушку.

- Горжусь, - ответила та. - Но не тем, о чем ты подумала. Я преподала мальчишке урок, который он надолго запомнит. К следующему бою, он выйдет более подготовленным. Жаль только, не тебя мне выпала честь подучить.

- И мне очень жаль, - сказала Кристина, под громкий вой раненного новичка.

За воем последовал оглушительный хохот, и вскоре в круг вступила еще одна пара бойцов.

- Не печалься, у нас будет время провести урок, - девушка усмехнулась.

Она со скучающим видом посматривала в круг.

- Буду ждать с нетерпением, - парировала Кристина.

- Жди, и обязательно дождешься, - сказала девушка, и собралась отойти.

- Слушай, а чего ты вообще ко мне прицепилась? - Кристина повернулась к ней.

- Ты мне просто не нравишься, Белоголовая, - черноволосая с насмешкой смотрела в ответ.

К "беседующим" девушкам присоединилась еще одна - среднего роста, миловидное лицо и черные волосы до плеч. Вновь прибывшая улыбнулась Кристине, показала ей большой палец, и потянула черноволосую за рукав. Затем она указала куда-то себе за спину.

- Это Дормари, - представила черноволосая, подошедшую девушку. - Она у нас...молчаливая.

Дормари, бросила на приятельницу укоризненный взгляд, и легонько стукнула ее по плечу.

- Рада познакомиться, - Кристина кивнула неразговорчивой девушке.

Осталось лишь двое новобранцев, не побывавших в бою. Солнце уже стояло высоко, клинки гвардейцев мелькали в его лучах. Многие зрители расходились, некоторые из них недовольно ворчали из-за того что им не дали досмотреть до конца.

- Вероятнее всего, тебя возьмут в ближайший патруль, - черноволосая скривила губы, - ты уж постарайся, Белоголовая, чтобы с тобой ничего не случилось. Будет обидно, если не мне выпадет шанс смешать тебя с дерьмом.

- Постараюсь, не переживай, черноволосая сука, - пробормотала Кристина ей в спину.

Ведомая под руку молчаливой Дормари, девушка неспешно удалилась.

Кристина с широкой улыбкой глядела на них. Она была довольна. Она отличилась. Она пойдет в долгожданный патруль, и обязательно проявит себя с лучшей стороны. И какая-то задиристая дура не испортит этот боевой настрой. Мечтает о поединке? Она его получит. Она получит...

ЗАБОТА КАСПЕРА АНГРЕЛЯ.

Ночь подошла к концу. Бледное утро постепенно освещало все вокруг. Сначала свет коснулся больших, кажущихся бесконечными полей, затем поплыл дальше, открывая безымянные деревушки, разбросанные то тут, то там. Следом за ними, показывалась широкая дорога, прошивающая почти всю Саргию. Там же, располагался трактир под названием "Золотая кружка", после шли холмы, покрытые выжженной на беспощадном солнце травой. Стремительно разгорающееся утро разом выхватывало из темноты и большой замок за холмами и огромный город, далеко слева. Однако, город освещался лишь частично - тень, отбрасываемая исполинскими стенами Ниссада была слишком густой. Зато красивый серый замок господина Каспера Ангреля, охотно пропускал свет, многочисленные окна отражали лучи восходящего солнца. Альтаир проснулся, но не спешил открывать глаза. Он чувствовал, что свежий утренний ветерок, обдувал его лицо. Сон еще не до конца прошел, но парень знал, что уже не уснет. Да и окоченевшее тело потихоньку давало о себе знать. Он разлепил глаза и вытянул руки, громко хрустнув пальцами. И угораздило же его, уснуть на вершине Южной башни...спиной он ощущал стену, остывшую за ночь и потому ужасно холодную. Вот ведь чувствовал же, что засыпает, прислонившись к стене, на крыше башни и глядя на звезды. Несколько раз он пытался заставить себя встать и спуститься в свои покои, но при одной мысли о том, что нужно проделать немалый путь, становилось тошно...а тут так тепло, удобно...конечно, Альтаир знал что утром, когда заноет все тело, он пожалеет что не покинул башню, однако - лень победила. И теперь, парень, ругаясь сквозь зубы, медленно поднимался, ощущая покалывание в затекших ногах. Выпрямиться он не сумел - в шею словно засунули раскаленную иглу. Морщась, он потихоньку разминал руки-ноги, несколько раз сделал приседание и затем прошелся по крыше. Посмотрел за край, глядя на колонну путников, двигающихся к городу. Отсюда они казались не больше муравьев, однако Альтаир сумел разглядеть несколько груженых повозок. Очевидно купцы, спешат к празднику Лета, который в Ниссаде отмечают с размахом. Зевая и почесывая голову, парень двинулся к спуску, думая о том, стоит ли и ему отправиться на праздник, через два дня.

"Может и стоит побывать в Ниссаде, познакомиться с интересной девушкой..."

По этой части, у него никогда не было проблем. О горячих южных девушках ходили легенды, и Альтаир успел убедиться в правдивости некоторых из них. Хотя, это произошло не сразу. Поначалу, приехав в Ампер, Альтаир слишком сильно волновался, слишком сильно был погружен в учебу. Он боялся, что не справится с программой Университета и ему придется отправиться домой. Однако, его опасения были напрасными. Труднее всего было привыкнуть к невыносимой жаре Ампера. Солнце там припекало так сильно, что казалось, будто оно вот-вот прожжет тебя насквозь. Раскаленный воздух обжигал ноздри, а пот струился по телу, заставляя одежду липнуть к коже. В такую погоду хотелось лишь искупаться в холодном озере и полежать в тени, любуясь гуляющими в парке у озера девушками. Но, не тут-то было. Вместо этого, студенты Айгенверского университета были вынуждены сидеть в напоминающих духовку аудиториях и записывать лекции. А двухнедельный перерыв приходился как раз на тот момент, когда наступал сезон дождей. На Ампер обрушивались сильнейшие ливни, а порывистый ветер едва не сбивал с ног. В такие дни ни у одного студента не возникало желания понежиться у озера. Зато бордели и трактиры были битком набиты посетителями. Преподаватели, всячески пытались ограничить посещение студентами злачных мест, однако это им не вполне удалось. Группу молодых людей, в основном старшекурсников, не останавливали подобные запреты. И Альтаир был в числе тех самых студентов. Он сдружился со старшими, и позволил им показать ему все прелести Анферга - города, в центре которого и находился Айгенверский университет. Бордель "Сладкая фантазия" располагался в соседнем от Университета районе, и предлагал посетителям провести вечер с красивейшими девушками Юга. Там, Альтаир и встретил впервые тех самых горячих красоток, о которых столько слышал. Хозяева "Сладкой фантазии", могли себе позволить содержать в своем заведении лучших шлюх Ампера, так как богатенькие студенты, обеспечивали хорошую прибыль. Да и некоторые преподаватели, бывало захаживали, пытаясь это скрыть. Разумеется, безуспешно. Спускаясь с башни, Альтаир улыбнулся, вспоминая те веселые деньки.

2.

После изумительного завтрака, Альтаир поднялся к себе, планируя переодеться и немного потренироваться с мастером Гэллотом, который вот-вот должен был вернуться из Ниссада.

- Доброе утро, Альтаир! - улыбающийся Мартин Эйк появился из-за угла, в тот момент, когда Альтаир преодолевал последний лестничный пролет, на пути к своим покоям.

"Как же, доброе...особенно, после встречи с тобой"

- Доброе, доброе, - Альтаир улыбнулся в ответ.

- Какой чудесный день...- Мартин махнул рукой в сторону большого окна. - Не был еще в Ниссаде? Там такой ажиотаж, в связи с подготовкой к празднику Лета...

- Представляю, - кивнул Альтаир. - Как обычно.

Альтаиру все сложнее было вежливо отвечать надоедливому кретину. Поэтому, он с облегчением вздохнул, когда Мартин попрощался и поспешил вниз, сославшись на то, что его ожидает Каспер. Мартин Эйк был мужем родной сестры покойной матери Альтаира. Он был известен на всю Саргию своей привычкой занимать у всех золото в долг. Попрошайка - Мартин - так называли его. Неудивительно, что он был частым гостем в замке Каспера Ангреля, а если конкретнее, он почти жил в нем. Альтаир презирал его за то, что он все время важничал, строил из себя влиятельного человека, не являясь на самом деле никем. Идя по коридору, он слышал, как Мартин переговаривается с лордом Теобраном и его дочерьми.

"Как я вовремя поднялся!"

Альтаир усмехался, вступая в свои покои. В распахнутое окно лились звуки улицы, доносимые легким теплым ветерком. Парень быстро переоделся в легкий тренировочный доспех из черной кожи и уже собирался выйти, как раздался негромкий стук в дверь. Альтаир знал, кому этот стук принадлежит.

- Войдите! - сказал он, улыбаясь искренне, не так как Мартину.

- Сэр, - слегка склонив голову, поздоровался Рилл Айдел, входя.

Аккуратный черный костюм как обычно, хорошо смотрелся на его крупной фигуре. В руке, управляющий держал белый платок, которым то и дело потирал лоб.

- Все так - же плохо переносишь жару? - спросил Альтаир.

- Да, будь она проклята, - вздохнул Рилл. - Хотя вы сэр, без сомнения повидали более жаркие дни.

- Точно, - кивнул Альтаир, вспоминая амперскую погоду.

- Собрались на тренировку? - управляющий окинул взглядом доспех Альтаира.

- Ага, - ответил парень. - В Университете немного остается времени для упражнений. Кстати, мастер Гэллот еще не вернулся?

- Вернулся, - сказал Рилл Айдел. - Я видел его буквально десять минут назад.

- Как...отец?

- По правде говоря, не очень, сэр, - Рилл помрачнел. - Я бы хотел поговорить о нем...могу я проводить вас к тренировочному полю, сэр?

"А не послать ли тебя в зад?"

Альтаиру не хотелось говорить об отце, однако он очень уважал управляющего, и решил, что от простого разговора ничего не случится.

- Буду рад, - ответил он, и вместе с Риллом направился к выходу.

- Давно я не видел господина Каспера таким расстроенным, как после вашей ссоры, - произнес управляющий, когда они начали спуск по лестнице.

Их шаги отдавались эхом от высоких стен. Снизу, из холла доносился женский смех, вероятно принадлежащий одной из сестер Теобран.

- Я прекрасно понимаю, что вы чувствуете, сэр, - продолжил Рилл, не дождавшись реакции Альтаира.

"Да что ты? Серьезно?"

Альтаир и в этот раз промолчал.

- Я работаю у господина Каспера уже очень давно, еще до вашего рождения. Осмелюсь предположить, что за это время я достаточно хорошо его узнал. И я был свидетелем того, как он стал одним из самых уважаемых людей Саргии, затмив известность половины лордов, проживающих на этих землях. Когда я прибыл в этот замок, он был совсем не таким, как сейчас. Половина комнат нуждалась в ремонте, мебель распродана, конюшня почти пустовала, а из слуг был лишь старый Пикерт со своей супругой. Но уже через год после смерти вашего деда, господин Каспер не только преобразил замок, но и существенно расширил владения, несмотря на сильных конкурентов и другие обстоятельства.

"К чему эта история, Рилл? Такого дерьма я наслушался. Все восхищаются отцом. Каждый преподаватель в Университете знал господина Каспера Ангреля, успешного торговца, который на пару со своим другом Марионом Сардом надрал задницы половине купцов из Гильдии торговцев. Настоящие гении торговли"

Они спустились, наконец, в холл и двинулись к большим входным дверям. Додис и Астер там не было, к облегчению Альтаира. Пара капель попала на неприкрытое доспехом предплечье, когда они проходили мимо фонтана.

- Ваш отец доказал что у него есть стержень всем тем, кто в нем сомневался. А таких было много. Затем он женился. Ваша мать - Эллис была чудесной женщиной, - Рилл Айдел глубоко вздохнул, надув свои пухлые щеки. Ее смерть стала тяжелым ударом для господина Каспера.

- Знаю, - тихо сказал Альтаир, распахивая дверь и пропуская управляющего.

- Но у него были вы...два замечательных сына. Ох сэр, сколько хлопот вы создавали...особенно покойному кэрру Гренвалю, - Рилл рассмеялся.

Альтаир улыбнулся. Он много раз слышал подобное, чаще всего от того же Рилла Айдела.

Управляющий немного помолчал. Они вступили на залитый солнцем двор и неспешно двинулись вперед, за конюшню, туда, где находилась тренировочная площадка и арсенал. Несколько наемников, возвращающихся со стороны озера, поприветствовали Альтаира и Рилла, пожелав парню удачи на тренировке.

- Сэр... - неуверенно проговорил Рилл, - Вам должно быть до сих пор кажется, что господин Каспер любил вас меньше, нежели Томаса?

"Кажется? Нуу... нет. Это ясно как день"

- Мне приходили в голову подобные мысли, - усмехнулся Альтаир. - И не только мне.

- Понимаю, - кивая, произнес управляющий. - Однако, вы должны понять, почему все выглядело именно так. Вас, сэр, он любил ничуть не меньше, поверьте. Просто Томас...он был славным мальчиком. Но, ему не хватало вашей силы, дерзости и уверенности в себе. Ваш отец просто больше беспокоился о мальчике, чем о вас. Ведь вы должны помнить, каким застенчивым и нерешительным был ваш брат? Томаса легко было обидеть, и господин Каспер боялся за него. В случае с вами, в этом не было большой нужды. Вы сэр, сами могли кого угодно обидеть.

"Звучит логично, однако это не оправдывает Каспера Ангреля. Некоторые его поступки"

Они уже обошли конюшню и приближались к арсеналу, слева от которого чуть впереди начиналась площадка для тренировок.

- Сэр, - Рилл Айдел остановился. - Ваш отец совершил страшную ошибку, отвернувшись от вас в такой момент, но, смею заверить, он об этом сильно сожалеет. Всегда сожалел.

- Да ну? - холодно спросил Альтаир. - Что-то я проглядел его сожаление.

- Ему было очень стыдно, сэр. Да, он должен был извиниться...но не смог. Он понимал, что степень его вины очень высока...

- Но он все-таки решился поговорить со мной по душам, - перебил Альтаир. - С чего это вдруг сейчас? И вообще, Рилл, что происходит? Почему отец все время выглядит больным? Зачем ему этот урод, Элиот Бирт?

Рилл Айдел сглотнул.

- Прошу прощения, сэр, - проговорил он, - боюсь, я не настолько хорошо осведомлен, чтобы ответить на все ваши вопросы. Скажу лишь, что у господина Каспера проблемы. И кажется, весьма серьезные. Очень надеюсь, что они вскоре разрешатся. С уверенностью могу лишь сказать то, что отец любит вас. Искренне. Я очень рад, что он, наконец решил-таки поговорить с вами. Не отталкивайте его, умоляю. Дайте шанс. Просто поговорите с ним. Господин Каспер всегда гордился вашими успехами, будь то фехтование или обучение в Айгенверском университете. Письмо вашего преподавателя его очень огорчило. Сэр, будьте милосердны. Просто поговорите.

3.

Альтаир бы очень удивился, если бы Мартина Эйка не оказалось в кабинете отца. Уже темнело, на большом столе в центре стояли два канделябра, у обоих концов. Пламя отбрасывало неясные тени на стены и занавески на окнах, между которыми и располагался стол. В камине справа потрескивал огонь, распространяющий приятное тепло по большой комнате. Прямо над столом висела большая картина Леореля Ангреля. В углу, Альтаир заметил Элиота Бирта - гигант со скучающим видом прислонился к стене, скрестив руки на могучей груди.

"Здравствуй, горилла"

Мартин и Каспер сидели за столом, держа в руках бокалы с вином и рассматривая какие-то бумаги.

- Можно побеспокоить? - Альтаир прошел ближе к столу.

Мартин, сидящий к нему спиной, обернулся, и его лицо как обычно расплылось в улыбку.

"Дать бы тебе по роже"

- Конечно сын, проходи, присаживайся, - Каспер поднялся и указал на свободный стул. - Мы с Мартином уже заканчиваем.

Мартин поднялся, и, похлопав Альтаира по плечу, начал поворачиваться к двери.

- Продолжим утром, - напоследок сказал он Касперу.

Прежде чем Мартин отошел, Альтаир успел заметить, как его улыбка сменилась гневом. Парень приподнял бровь, провожая взглядом Попрошайку.

- Элиот, будь добр, оставь нас, - сказал Каспер, собирая со стола стопку бумаг, исписанных мелким почерком.

Здоровяк оторвался от стены и медленно прошел к выходу, наградив Альтаира взглядом своих маленьких темных глаз. Альтаир ответил, презрительно скривив губы.

- Отец, - произнес Альтаир, - может, ты объяснишь мне, что делает у нас этот тип? Неужели Винсент и его команда не справляются с обязанностями?

- Кто? Элиот? - Каспер убрал бумаги в выдвижной ящик стола и откинулся на спинку стула. - Понимаешь, сейчас я проворачиваю одну крупную сделку...и подумал, что такой человек как Элиот Бирт будет не лишним. Не обращай внимания, - он махнул рукой. - Я так рад, что ты решил зайти.

Лицо отца еще больше осунулось, чем при их последней встрече, из-за нависших темно-синих мешков, глаза Каспера казались черными, при свете свечей. Роскошный фиолетовый костюм висел на исхудавшем туловище, на висках отчетливо проступали седые волосы.

- Что происходит, отец?

- Ты о чем?

- Ты ужасно выглядишь, - ответил Альтаир, - у тебя проблемы?

- Все в порядке, Альтаир, все в порядке, - господин Ангрель улыбнулся.

"Да, я вижу как все в порядке. Наверное, стоит насесть на Рилла с расспросами. Он, конечно, опять начнет болтать о неосведомленности, но это ему не поможет. Уж я-то в курсе, что Рилл прекрасно обо все осведомлен"

- Серьезно, не стоит беспокоиться, - сказал Каспер, видя, что Альтаир не сводит с него нахмуренного взгляда. - Собираешься в Ниссад, на праздник?

- Не знаю, - пожав плечами, ответил Альтаир, - в Ампере я насмотрелся на пышные торжества.

"Это не сон? Серьезно? Мы что, правда сидим и пытаемся разговаривать? Как необычно"

Последовала неловкая тишина, которая затягивалась все больше, заставляя Альтаира нервничать. Судя по Касперу, он испытывал то же самое.

- Довольно-таки необычно, а? - сказал Каспер, поднимая взгляд на сына. - Нечасто мы в последние годы собирались поболтать...

- Это уж точно, - усмехнулся Альтаир. - Хотя, я никогда не был против этого.

- Знаю, - вздохнул Каспер, - знаю...

- И спустя столько лет ты все же решил...

- Прошедший год был для меня не самым удачным, - перебил его отец. - Некоторые события, произошедшие за это время, помогли мне, наконец, решиться попросить у тебя прощения.

- И что это за события? - спросил Альтаир.

- Да это не особо важно, - уклончиво ответил господин Ангрель.

- Слушай, отец, может хватит? Что за таинственность? Я приезжаю домой, и вижу: ты почти все время проводишь у себя в кабинете, выглядишь при этом просто ужасно...около тебя, постоянно ошивается этот здоровенный наемник, а стоило мне спросить о происходящем Рилла, как он тут же начал уклоняться. Сказал лишь, что у тебя проблемы. И твое странное поведение...конечно, я рад, что ты наконец решил со мной поговорить, но такая резкая перемена слегка пугает. Ну, и что это за проблемы у тебя, отец? Или мне все-таки придется выпытывать информацию у Рилла? Только не говори мне, что ему ничего не известно.

Каспер улыбнулся.

- Оставь Рилла в покое,- сказал он. - Ты его ставишь в неловкое положение. Что касается моих проблем...тут извини, пока я не могу тебе ничего сказать. Но обещаю, если мой план сработает, то все благополучно разрешится, и я расскажу тебе все, как на духу. Идет?

- Ладно, - поджав губы, ответил Альтаир. - А Мартин? Как обычно просит золота? Чтобы потом корчить из себя богача.

- Да, - ответил Каспер, - и в этот раз, я ему отказал.

- Верное решение, - сказал Альтаир.

- Знаю, - кивнул господин Ангрель.

Затем, глубоко вздохнув, добавил:

- Альтаир, есть вероятность того что ты не сможешь в этом году вернуться в Университет.

Лишь потрескивание дров в камине нарушало воцарившуюся тишину.

- Что? - наконец выдохнул Альтаир. - Почему? Как это? Что ты имеешь в виду?

Глядя на то, как его отец опускает взгляд и вздыхает, Альтаир отбросил безумную мысль о том, что Каспер просто решил подшутить над ним.

- Проблемы...серьезно ударили по моему финансовому состоянию, к сожалению, оплатить последний курс Айгенверского университета для меня... - начал было господин Ангрель.

- Да мне плевать на то, что тут у тебя происходит!!! - закричал Альтаир, вскакивая с места и ударяя кулаком по столу.

- Сядь! - Каспер ответил сыну не менее громким криком. - Прошу тебя, сядь, - уже мягче закончил он.

Альтаир сел, ощущая дрожь в ногах. Он мрачно уставился на отца, который хмурился в ответ.

- Отец, ты же можешь...

- Могу, - подтвердил господин Ангрель. - Я могу найти золото, однако сомневаюсь, нужно ли тебе это.

Каспер немного помолчал, смотря на сына.

- Твоя вспыльчивость меня тревожит, - произнес он. - Я много раз тебя просил: будь сдержаннее! И прежде чем начинать истерику, будь так добр, выслушай до конца!

Альтаир прикусил язык, глядя в камин.

- Понимаешь, я немного сомневаюсь, так ли нужна тебе эта учеба? После писем твоего профессора, я сомневаюсь, что мне стоит изворачиваться и находить деньги для оплаты последнего курса. Профессор Дифитл писал мне семь раз. Семь! И во всех этих письмах он жаловался на тебя. Указывал на то, что ты слишком много времени проводишь за пределами Университета, временами прогуливаешь занятия...

- Не так уж и часто, - проворчал Альтаир, но Каспер не обратил на это внимания.

- Отчасти, я сам в этом виноват, поэтому мне и исправлять ситуацию. Но и от тебя многое зависит. Я изначально был против твоего поступления в Айгенверский университет. Но ты убедил меня, что для тебя это важно. Ты отказался становиться оруженосцем у рыцаря, ты предпочел стать ученым. Можешь мне не верить, но я страшно гордился тобой, когда впервые пообщался с профессором Дифитлом. О тебе хорошо отзывались преподаватели, даже приезжая на лето домой, ты горел учебой, постоянно занимался. А потом что? Перегорел? Судя по всему, посиделки в трактирах и вечера в борделях стали для тебя предпочтительнее? Может учеба для тебя оказалась слишком сложной? Или что?

Альтаир злился. Возмущение росло в его груди, подбираясь к горлу. Он несколько раз открывал, было рот, собираясь возразить, и тем не менее молчал, понимая, что его отец в принципе прав. Это злило еще сильнее.

"Уж не тебе читать мне лекции на эту тему! Если я начну указывать на твои ошибки, мы просидим здесь до утра"

Господин Ангрель словно прочел его мысли.

- Вижу, ты не очень доволен моими словами? - произнес он. - Наверное, думаешь, что я не имею права тебя отчитывать? Тут ты не прав. Да, я ошибался, да, у нас не все гладко. Но ты мой сын. А я твой отец. К тому же, за твою учебу плачу я. Такое себе могут позволить немногие. Тебе не приходится жить так, как жилось нам с Ральфом. Тебе не пришлось сталкиваться с теми трудностями, с которыми столкнулся я, оставшись один в полуразвалившемся замке. Я считал тебя умным мальчиком, думал, ты оценишь то, что в отличие от многих, тебе предоставили хорошую возможность отучиться и получить профессию, благо, потенциал у тебя имеется. Похоже, я ошибался. Пьянки и шлюхи - тебе интереснее всего.

- Это не так, - сквозь зубы процедил Альтаир. - Этот старый дурак, Дифитл, почему-то указал лишь на это в своих письмах!

- Нет, не только на это, - сказал Каспер. - Он по-прежнему считает тебя очень одаренным студентом, однако строчки о твоем поведении более всего врезаются в память.

Альтаир пытался придумать достойное возражение, однако, ничего путного в голову не шло.

- Если у меня все-таки получится устроить так, чтобы ты вернулся в Университет, - продолжил Каспер, - я должен быть уверен, что ты доучишься, как положено, и забудешь дорогу в трактиры и бордели Анферга. Если подобное повторится, ты будешь немедленно исключен. Тебе все понятно?

- Да, - ответил Альтаир, прожигая отца взглядом, - мне все понятно.

- Вот и хорошо, - улыбнулся господин Ангрель. - А теперь, я тебе кое-что покажу.

Он быстро поднялся, отодвинул стул и прошел к стене, слева от камина. Каспер остановился у узкого книжного шкафа, немного поводил пальцами по корешкам книг, и, найдя нужную, легонько нажал. Раздался негромкий щелчок, и весь шкаф с шипением погрузился в стену и съехал вправо, открывая проход в сокровищницу Каспера Ангреля. Альтаир с удивлением наблюдал за происходящим. Его отец тем временем, вернулся к столу, и, взяв один из канделябров, поманил за собой сына. Сгорая от любопытства, Альтаир последовал за Каспером и вошел в просторную прохладную комнату. Свечи канделябра открывали взору витрины, с хранящимися тут предметами. Каспер прошел к центру комнаты, освещая себе дорогу неровным светом, там, на стене угадывался такой же канделябр. Еще миг - и комнату залил яркий свет. Альтаир затаив дыхание, рассматривал начищенные до блеска доспехи, длинные копья, мечи, несколько луков и большой арбалет. Напротив входа находилась витрина, внутри которой на подставке стояла раритетная кожаная кираса с металлическими пластинами из мягкого железа, потемневшего от времени. Дальше Альтаир остановился у витрины с полным доспехом - могучие пластинчатые латы, тускло освещались свечами. Длинный, почти в человеческий рост бельгорский лук находился следом - Альтаир много слышал о столичных лучниках, вооруженных такими луками. Их мощи боялись не меньше, чем знаменитой саргийской кавалерии именуемой "чумой". Рогатые шлемы, могучие двуручные мечи, секиры, арбалет... Но Каспер повел Альтаира почти в самый конец, к витрине, стоящей в углу. Там, господин Ангрель остановился у витрины с одноручным мечом. В отличие от большинства собранных в этой комнате экземпляров, этот меч не выглядел ни могучим, ни роскошным, ни эффектным. Узкий, постепенно сужающийся к острию обоюдоострый клинок, могучая гарда, сделанная в виде рогов. Удобная рукоять, уравновешивающая клинок "головка", была выполнена в виде драконьей морды. Сам клинок излучал мягкое зеленоватое свечение - это означало, что меч выкован с примесью даралантия - самого редкого, дорогого и прочного металла на свете. Такие мечи были большой редкостью и стоили целое состояние. Их перестали ковать еще триста лет назад, когда во время восстания Дикера Меррифаля были разрушены легендарные кузницы Элита Вадиса - единственного мага-кузнеца. Только в его кузницах представлялось возможным сильнее раскалять печи, для того чтобы плавить пропитанный магией даралантий. Можно было ковать мечи из чистейшего даралантия, но такое оружия получилось бы слишком тяжелым и неудобным. По этой же причине, мечи с примесью даралантия были исключительно одноручными. Но, даже малая его часть в сочетании со сталью, давала потрясающий эффект. Такой меч разрезал кольчугу, словно бумагу, не нуждался в заточке и не портился в любых условиях содержания. Мечом с примесью самого редкого металла, можно было отбивать даже заклинания.

- Ого, - наконец вымолвил Альтаир. - Как ты сумел достать такое сокровище?

По драконьей морде, становилось понятно, что меч этот из серии двенадцати древних клинков, качество которых не могли превзойти и по сей день. Каждый меч имел головку в виде того или иного животного. Пять из таких мечей были давно утеряны, два хранились в Великом музее Древности, в Розервуте, остальными же, обладали самые состоятельные счастливчики.

- Это моя гордость, - произнес Каспер, любуясь мечом. - Этот меч твой, Альтаир.

Альтаир молчал, сглатывая слюну.

- Я надеялся, что подарю его тебе в тот день, когда ты пройдешь посвящение в рыцари, - продолжил Каспер, - но, ты им не стал. И я стал ждать другого подходящего случая. Лорд Даглар Ирнари, из Бельгории, предлагает мне любые сокровища за этот меч. Понимаешь, что я имею в виду?

- Да, - кивнул Альтаир, - понимаю. Золото от продажи этого меча пойдет на мое обучение?

- Верно, - подтвердил Каспер, - если ты захочешь его продать. Думай, сын. Думай.

- Отец, - прошептал Альтаир, - я должен вернуться в Университет...я хочу доучиться...но этот меч...

Каспер похлопал сына по плечу.

- Возможно, мы найдем иной выход, но обещать ничего не могу, извини. Все зависит от того, как скоро разрешатся мои проблемы.

- Мы можем взять золото у Мариона, - сказал Альтаир. - Он ведь друг семьи, к тому же, ты много раз его выручал.

Улыбка господина Ангреля погасла, он поджал губы.

- К сожалению, - сказал он, - мы с Марионом немного повздорили, Альтаир...

ИНТЕРЕСНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ.

В доме стоял ужасный запах. Грязные деревянные углы большой комнаты источали легкий запах гнили, который смешивался с "ароматом" заплесневевшей постели, что скомканным клубком виднелась на низенькой кровати. Рваные огрызки штор на темных от грязи окнах лениво колыхались от сквозняка, проникающего сквозь многочисленные щели в стенных досках. С потолка нависают балки, готовые вот-вот рухнуть на голову. Помимо кровати, в комнате обнаружился шаткий столик и два кресла, к нему, хотя, назвать их креслами можно было с большой натяжкой. На столе стояла свеча, дарующая скудный мерцающий свет. Айала медленно прошла в центр комнаты, с трудом протиснувшись через наваленный в узком коридоре хлам. Она поморщилась от вони, и повернулась к Акселю. Его огромный силуэт закрывал собою весь проход из комнаты в коридор.

- Пожалуй, было бы разумнее встретиться в трактире, где я остановилась, - произнесла девушка.

- Ну уж нет, - северянин прошел к столу и осторожно уселся на одно из "кресел". - Там слишком много ушей. Даже если ты считаешь что в комнате пусто.

- Все дело в Коллекционере?

- Именно, - подтвердил Аксель. - Ты даже не представляешь, что это за человек.

- Ошибаешься, - возразила Айала, - я немало выведала о нем. Как и о каждом богатеньком типе нашей империи. Тем более, с ним связано столько тайн и загадок. А о его коллекциях ходят легенды. Настоящее имя - Ториан Шамер.

- И в самом деле, немало ты о нем выведала, - проворчал Аксель.

- Еще я знаю, - Айала не обратила внимания на колкость, - что под его колпаком находится практически весь город, а власть лорда Шефинда и городского совета - формальность. Коллекционера боятся все известные мне воры, убийцы, разбойники, и прочие подобные субъекты. Поговаривают, что даже "Гарпен" не берется его устранить. Хотя его заказывали несколько раз.

- Ага, - вставил северянин, - и даже легендарная Шивана, гроза всех богачей не решилась попробовать обокрасть Ториана Шамера.

Айала и это замечание пропустила мимо ушей.

- Я давно привыкла к тому, что ты постоянно замахиваешься на слишком большой для тебя кусок, - проговорила она. - Но Коллекционер? Не слишком круто?

- Так я ведь буду с тобой, - сказал Аксель. - Или, быть может, ты боишься?

Девушка громко фыркнула.

- Боюсь? Да я дважды проникала во дворец императора, идиот! Да я со связанными руками заберусь в особняк этого Ториана! Я беспокоюсь не о нем.

- О, ты беспокоишься обо мне? - в свете свечи лицо северянина озарилась довольной улыбкой. - Надо же, как приятно...

- Заткнись, - отмахнулась Айала. - Не льсти себе. Я больше беспокоюсь о том, как бы ты не напортачил, и не утянул меня с собой. Ты же знаешь, я привыкла работать одна.

- Так ты и здесь будешь работать сама, - сказал Аксель. - Ну, по большей части...

Айала посмотрела на него, но промолчала. В Харгале, девушка провела уже три дня, в основном сидя в трактире, в ожидании приятеля. Она была жутко на него зла, но терпеливо ждала, понимая, что просто так он не стал бы ее вызывать. И Аксель явился, наконец. Вернее не он сам, а все тот же хромающий мужчина, что встретил Айалу у моста. И она позволила ему проводить ее в этот невзрачный район, с невзрачными улицами и невзрачными домами. Всю дорогу, Айала держала руку на рукоятке кинжала за поясом, немного нервничая. Там, хромой ушел, и из темноты появился северянин, сжав девушку в могучих объятиях. По дороге к самому из невзрачных домов, Аксель быстро объяснял причину своего отсутствия (вернее, сказал, что объяснит чуть позже), а также поведал о том, что замыслил обчистить Коллекционера. Айала и самой себе затруднялась ответить, почему до сих пор не решилась на такое. Может потому, что Ториан Шамер был слишком загадочен? И не было возможности узнать о нем что-либо важное. Многие ниточки тянулись к его рукам, о многих преступлениях было известно. Но, от этого мало что менялось. Айалу, честно говоря, не очень удивляло, что Аксель решил на такое пойти. Однако, ее последняя фраза была неспроста. Поэтому, Шивана и оставалась для всех таинственной, неуловимой воровкой - потому что всегда работала одна. Однозначно, мысль о том, чтобы обокрасть самого Коллекционера, пленила девушку. И, конечно же, она это сделает. Нужно лишь, чтобы Аксель отвязался. Или же...

- Позволь мне поучаствовать, - подал голос северянин. - Пожалуйста.

- У тебя снова неприятности? Тебе не обязательно в это лезть, я и так тебе помогу, ты же знаешь. Хоть ты и не заслуживаешь помощи.

- Нет-нет, - Аксель замахал руками, - никаких проблем, уверяю. Просто хочется поработать с тобой, как в старые добрые времена...тем более, у меня есть полезная информация, которая поможет нам все лучше провернуть.

- Сомневаюсь, что от твоей информации будет толк, - сказала Айала. - Впрочем, как и от тебя самого.

- Как всегда, ты меня сильно недооцениваешь, - северянин напустил на себя обиженный вид. - В моих прошлых неудачах следует винить хреновых помощников, а никак не меня.

- Ага, - с сомненьем произнесла Айала, - разумеется.

- Я вообще, способный парень, - девушка увидела, как лицо северянина озарилось улыбкой, которую можно было счесть похотливой. -Причем во всех отношениях. Ты только дай мне шанс...

Айала проследила за его взглядом, который прошелся по всей ее фигуре, и издала смешок.

- Опять ты за свое? - сказала она. - Ты же прекрасно знаешь, мужики меня не интересуют. А если бы и интересовали, то уж точно, с тобой бы я не легла.

- Мы давно не виделись, я подумал, может твои предпочтения изменились, - северянин пожал плечами. - Постой-ка, - спохватился он, - что значит "с тобой бы я не легла"? Зря ты так. У меня есть то, чего нет у большинства мужчин. Ты понимаешь, о чем я, - он указал рукой себе между ног. Все дело в размерах.

Айала засмеялась еще громче.

- Все, прекращай, - сказала она. - Своей соломинкой будешь хвастаться перед шлюхами в ближайшем борделе.

- Соломинкой, - недовольно пробурчал Аксель, однако, продолжать на эту тему не стал. - Так что скажешь насчет дела? Я конечно не так хорош, как ты, но и не полный идиот. Я не стал бы тебя вызывать просто так.

- Ладно, - вздохнула Айала, только сейчас опустившись в шаткое кресло. - Выкладывай, что у тебя на Ториана Шамера. Только учти, никаких планов по проникновению и тому подобное. Если я соглашусь, то просчитаю все сама.

- Согласишься, согласишься, - хмыкнул северянин. - И, разумеется, все планируешь сама. Я бы и сам мог, но доверюсь твоему богатому опыту.

- Хвати нести чушь, - Айала закатила глаза. - Говори по существу. Мне не терпится убраться из этой дыры.

- По существу, так по существу. Знаменитая коллекция знаменитого Коллекционера пополнилась еще одним редким экземпляром. Я бы даже сказал - редчайшим. Наверняка ты хотя бы раз слышала о Дарцефуле, который еще называют Камнем Воров?

Айала так быстро вскинула голову на приятеля, что северянин на миг расплылся перед ее глазами.

- Ты...сказал Дарцефул? Тот самый Дарцефул?

Аксель лишь широко улыбнулся в ответ. Но девушка быстро взяла себя в руки.

- Наверняка, очередная подделка, - сказала она. -Я не раз слышал о том, что легендарный Камень Воров спрятан в том, или ином месте. Все это оказывалось враньем. А многие и вообще, ставят под сомненья факт его существования.

- Но не ты, - подал голос северянин. - Ты веришь в то, что Дарцефул существует. И мне всегда было интересно, почему? Откуда такая уверенность?

- Это не твое дело, - пробурчала Айала.

О Камне Воров, девушка узнала от Мариуса Борна, единственного человека, которому она безоговорочно верила. Старый вор рассказывал Айале, что держал в руках Дарцефул, который являлся гордостью Гильдии Воров, и хранился там со дня основания этой организации. Легенды гласили, что Камень Воров для Шиваны изготовил ее возлюбленный - могущественный волшебник по имени Гадерол Кард. Гадерол, страстно любивший Шивану, восхищался ее деятельностью, и всячески помогал воровке.Обладая недюжинными магическими способностями, Гадерол Кард потратил два года на изготовление Камня Воров, при чем делал он это, под носом у самых известных волшебников Загруса. Он являлся преподавателем в Университете магии, поэтому, Дарцефул создавался на Ледроне7, в небольшой хижине, недалеко от источника Силы, и это означало, что волшебник мог не бояться использовать свой потенциал в полную силу. Гадерол напитал с виду неприметный камень, мощнейшими заклинаниями, большинство из которых, он изобрел сам (недаром, Гадерола Карда относили к особенной группе волшебников - магов-конструкторов, или магов-создателей). Волшебник подарил Камень Воров своей возлюбленной, и та стала еще могущественней, ее кражи стали более дерзкими. Дарцефул, в руках простого человека, не представлял собой никакой ценности. Однако, попади он в руки хорошего вора...Камень Воров многократно усиливал все навыки своего обладателя, он становился практически гениальным похитителем всего, чего ему вздумается. Мариус Борн, по его словам, несколько раз брал с собой Дарцефул, отправляясь на особо важные для Гильдии Воров кражи. И все эти дела, остались для него особенными. Камнем Воров, Гильдия завладела незадолго до смерти Шиваны, которая, если верить легендам, отдала его сама. Ну а после уничтожения Гильдии Воров имперскими солдатами, Дарцефул был утерян. Одни полагали, что его прикарманил император, другие же считали, что солдаты его просто-напросто выбросили, не распознав его ценности. Как бы там ни было, но слухи о Камне Воров заполонили всю империю, после падения Гильдии Воров. Айала несколько раз пыталась отыскать Дарцефул, при помощи старого Мариуса Борна, но, все было безуспешно. Девушка очень жаждала завладеть Камнем Воров, и долгое время не теряла надежды его найти. И думала, что уже потеряла всякий интерес, вместе с надеждой. Оказалось - нет.

- Вижу, ты заинтересовалась, - Аксель правильно воспринял ее задумчивое молчание. - Подумай сама, ведь вполне логично, что именно Коллекционер отыскал Камень Воров. Он ведь специалист в области по розыску легендарных вещиц.

- Откуда, мать твою, тебе известно, что Ториан Шамер хранит у себя Дарцефул? - вымолвила, наконец, Айала.

- О, это очень просто, - северянин пожал могучими плечами. - Я все тебе расскажу, как только возьмешь меня в дело. Видишь ли, ты заинтересована в Камне Воров, а я, в нескольких других предметах из коллекции Коллекционера.

- Ну, предположим, я согласилась, - произнесла Айала. - Теперь выкладывай. Только прошу, быстрее...

- Да, да, - перебил северянин, - знаю, тебе не терпится убраться из этой дыры. Итак, готова?

Айала раздраженно фыркнула.

- Я работаю на него.

- Что?

- Да!

- Работаешь?

- Да! На него!

- Кого - него?

- Не прикидывайся дурой, у тебя плохо получается. На Коллекционера, конечно же.

Воцарилась тишина, нарушаемая лишь далекими уличными звуками.

- Рассказывай, - сказала она.

- Уже полгода, как я выполняю всякие поручения для Ториана Шамера, - начал северянин. - Ну, лично с ним я не контактирую, все решаем через одного из его помощников. В основном, я помогаю с перевозкой через границу различных грузов...щекотливого содержания. Ты же знаешь, я умею решать подобные проблемы.

Айала кивнула, мол, продолжай.

- Так вот, ты хотела знать, куда я отлучался? Именно за ним, дорогуша, за Ним. Нам было поручено провезти Дарцефул через границу с Ампером.

- Вам? - спросила Айала.

- Да, мне и еще двоим. Мы работаем по трое. Одному, знаешь ли, трудновато все провернуть. Но основную работу все же выполняю я сам. Я видел его, Айала. Я держал Его в руках. Поистине, Камень Воров...

- Идиот, - перебила Айала. - Ты лишился остатка мозгов? Думаешь, Коллекционер не поймет, что ты замешан, если Дарцефул пропадет?

- Не думаю, - ответил северянин. - Ведь его украдешь ты. И все будет выглядеть вполне логично и закономерно. Величайшая воровка современности, обворовывает величайшего преступника современности, забирая у него легендарный Камень Воров. Чем не сюжет для хорошей книги? А простой, скромный контрабандист не при чем. Ведь его никто не свяжет с Самой Шиваной! Ну же, не хмурься! Я знаю, что ты всегда мечтала об этом камне. Ты столько раз спасала мой зад, что я сбился со счета...хочу отблагодарить за все.

- Я польщена, - сухо произнесла Айала. - А что насчет этого Дорфеля? Что за тип?

А, о нем не беспокойся, - северянин махнул рукой. - Надежный человек. Потому как никогда не лезет в чужое дело, и не задает лишних вопросов.

- Ладно, - с сомнением сказала девушка. - Дай мне подумать...

МЕЧТАТЬ НЕ ВРЕДНО.

"Дорогой Гестиль!

Как твои дела? Надеюсь, братья тебя не донимают? Помнишь, я писал о своем назначении на должность командующего имперской гвардии? Так вот, я приступил к своим обязанностям. Честно говоря, поначалу не знал даже, за что взяться...послушался Аарона, и решил провести осмотр гарнизонов. И, как оказалось - не зря. Обойти все гарнизоны пока не успел, однако уже обнаружил несколько существенных проблем. Главная из них - труп гвардейца, найденный за городом. Ты бы видел, как его изуродовали! По городу ходят слухи о оборотне, и я прекрасно понимаю почему. Расследование идет полным походом. Вторая по важности проблема заключается в нехватке хорошего оружия и доспехов. Представляешь, некоторые наши гвардейцы вооружены лишь немногим лучше дикарей с Ниберальских гор. И это в столице! Сегодня иду к отцу, буду разговаривать по поводу модернизации вооружения. Да, да, знаю, это даже звучит по-дурацки, но не смей смеяться! Я хотя бы попытаюсь добиться успеха. Очень надеюсь на твой скорый приезд. Поцелуй от меня свою мать, передавай мое почтение отцу. А братьям...а братьям ничего не передавай. По-крайней мере, ничего хорошего. Пиши, буду ждать.

Лоран"

Принц закончил письмо, и аккуратно сложив его пополам, сунул в хрустящий белый конверт.

- Отправьте, пожалуйста, это письмо в Эльмрэйд, - он обратился к стоявшему у окна кэрру Хильдису.

- Слушаюсь, Ваше высочество, - ученый поклонился, и прошел к столу, за которым расположился Лоран.

Кэрру Хильдису было за шестьдесят. Высокий, худой, седобородый, он, несмотря на возраст, был довольно-таки шустрым человеком.

- Гестиль-младший получит письмо в скором времени, - кэрр Хильдис забрал у принца письмо, и повертел его немного в руках.

- Отца не видали?

- Видал, Ваше высочество, - ответил старик, и его голос вдруг затвердел, - у него встреча с Артимусом.

Интонацию, которую кэрр Хильдис использовал, произнося имя волшебника, можно было применить при употреблении грязного ругательства. Лоран слабо улыбнулся в ответ.

- Обсуждают что-нибудь важное?

- Вероятно да, Ваше высочество.

- Ну, тогда пойду, порадую их своим присутствием, - принц поднялся из-за стола.

- Желаю удачи, мой принц, - сказал старик, и оба негромко рассмеялись.

Лоран оставил кэрра Хильдиса одного в его кабинете, и пошел по коридору, направляясь к отцу.

"Надо было для начала попросить у кэрра Хильдиса успокоительное"

Серебряные застежки его нового черного плаща, неприятно давили на шею, а полы колыхались у лодыжек. Теперь, он был обязан носить этот плащ главнокомандующего имперской гвардией. Под плащом был такой же черный костюм, на ногах высокие сапоги из драконьей кожи. У пояса меч, оставленный после смерти брата. Меч этот, ни разу не побывал в настоящем бою, с момента его выковки. В отличие от отцовского "Громовержца" - древнего меча с примесью даралантия, который являлся гордостью Дома Раллов. Этот меч пролил немало крови, в сотнях сражений. Его должен был получить Стюарт, после своей коронации...

"До коронации, Стюарт не дожил. Надеюсь, мне повезет больше"

У дверей стояли два солдата из "Братства сильнейших". Они поклонились принцу, но тот будто их не заметив, толкнул дверь, и твердым шагом прошел внутрь. Пожалуй, это была единственная комната во всем замке, которая нравилась Лорану. Здесь было уютно. В отличие от любого помещения Белого замка, даже Великого тронного зала, который мог вместить в себя небольшой город. Темно-красные панели на стенах, темный потолок. На полу толстенный красный ковер, заглушавший шаги. Роскошная мебель прекрасно смотрелась на этом фоне - большой стол у окна, несколько шкафов, а также мягкие и очень удобные кресла. Над столом, с потолка спускается большое полотно с изображением герба Раллов - черный дракон, на красном поле, а ниже девиз - "Рожденные править". Окна занавешены тяжелыми красными шторами, но для освещения это не помеха - лампы, развешанные вдоль стен, решали эту проблему. Правая стена была освещена особенно хорошо - там изображалось семейное древо Дома Раллов. Лоран знал, что тут не хватает несколько поколений - Раллы берут свое начало с незапамятных времен, и проследить историю всех представителей Дома, невозможно. Из пяти шикарных кресел, пустовали три. За столом восседал император, собственной персоной, как обычно одетый в цвета своего Дома. Ближе к камину примостился Артимус. На волшебнике была привычная изумрудная мантия, магический посох прислонен к спинке. Справа от Уильяма Рала стоял лорд Мор-Гран, в новом темно-синем костюме.

"Этот ублюдок словно хвост, пришитый к заднице императора"

Артимус встал и поклонился, при виде принца, сенешаль же, помимо поклона, поприветствовал Лорана еще и насмешливой улыбкой. Император едва удостоил его взглядом.

- Мы можем поговорить, отец?

- Если ты не заметил, я немного занят, - ледяным тоном ответил Уильям Ралл.

- Я не отниму много времени.

Император, наконец, удостоил сына взглядом. Очень неприязненным взглядом.

- Для твоего же блага, пусть твой разговор будет о чем-то важном, - тем же тоном произнес он. - Артимус, оставь нас.

"Для моего же блага? А что если разговор не покажется тебе достаточно важным? Меня жестоко казнят? Или просто отхлестают плетью, как простолюдина?"

Волшебник, кланяясь, поплелся к двери. Лоран поджал губы и неприязненно посмотрел ему вслед. Принц презирал трусов. А Артимус был как раз одним из них. Некогда, он преподавал в Университете магии, но там произошла какая-то темная история с его участием, поэтому, волшебник был вынужден покинуть остров Ледрон и искать укрытия. Большинство версий сводились к тому, что Артимус руководил каким-то экспериментом, в ходе которого погибло несколько студентов Университета. В замок императора, его привел агент "Надзора". Неизвестно, по какой причине, но император принял его, даровал защиту и неприкосновенность. Конечно, волшебники с Ледрона не были в восторге от случившегося, и многие мечтали отомстить улизнувшему коллеге. Но, никто на это не решился - с императором Гильдерлэнда шутки плохи, даже если ты почти всемогущий волшебник. И теперь, у Артимуса не было иного выхода, кроме как верно служить Уильяму Раллу, и позволять ему отдавать приказы (хотя другие волшебники, состоящие на службе у людей, слугами не считаются, и не позволяют обращаться к себе в приказном тоне).

Когда за волшебником закрылась дверь, Лоран подошел ближе к столу.

- Вам очень идет новый костюм и плащ командира гвардии, - подал голос лорд Мор-Гран.

- Благодарю вас, Мор-Гран, - принц всегда намеренно упускал титул сенешаля, обращаясь к нему. - Собственно, о гвардии я и хотел поговорить, - это обращение было уже к отцу.

- Ну, так говори, - Уильям забарабанил по столу.

Лоран опустился в кресло, и поправил меч.

"Может немного помолчать, чтобы позлить папочку? Хотя, нет. Плохая идея. Сейчас напротив, нужно постараться не разозлить его сильнее обычного. А единственный способ сделать это - не задерживаться с ним рядом. Поэтому, нужно как можно короче изложить суть дела"

- По твоему приказу, я принял руководство имперской гвардией, - произнес Лоран.

И тут же понял, что начал не с того. Отец злобно поглядел на него, мол: "Я в курсе, что ты принял это руководство, иначе и быть не могло. Ты это хотел мне сказать...сынок?"

Улыбка Мор-Грана была не менее красноречивой: "Вот идиот! Напялил на себя этот нелепый наряд, и ходит, важничает. Не прошло и недели, а уже бегает за помощью"

- Об этом, я уже догадался, - процедил император, - ты пришел мне это сообщить? Или, ты намерен отказаться от должности? Давай-ка по существу.

"Как много слов в мой адрес, папуля! Ладно, по существу - так по существу"

- Вооружение имперских гвардейцев оставляет желать лучшего, - глядя отцу в глаза, сказал Лоран.

- И? - вскинул бровь Уильям.

"Интересно, как мне быстрее объяснить, зачем я пришел, если ты будешь все время перебивать?"

- И необходимо исправить положение, - продолжил принц. - Я считаю, что гвардейцы должны быть вооружены получше, чем уличная шпана.

- Для подобных вопросов, есть военный советник, - император вновь забарабанил по столу. - Вы с ним вроде неплохо ладите.

- Да, отец, - Лоран мысленно улыбнулся, заметив, что отец нахмурился сильнее. - Но помочь он в этом вопросе не в силах. Не те масштабы. Одну минуту, - Лоран полез в карман плаща и извлек оттуда свернутый лист бумаги.

Затем, он протянул этот лист императору и откинулся на спинку кресла, затаив дыхание. Император прочел. И, очевидно, список ему не понравился.

- Тысяча триста одноручных мечей, - принялся перечислять Уильям Ралл, - двести шесть арбалетов, четыреста тридцать комплектов брони... - император заглянул в список, - и, больше тысячи копий. Это все? Может добавить к этому пару тысяч даралантийских мечей? Мечтать не вредно!

Мор-Гран издал еле слышный смешок.

- Ты спятил? - император швырнул листок на стол. - Если это все, о чем ты хотел поговорить, то можешь идти. И не смей меня больше беспокоить по подобному поводу.

- Если позволите, Ваше величество, хотелось бы дать принцу небольшой совет, - сенешаль подошел ближе.

Император небрежно махнул рукой, в знак согласия.

- Ваше высочество, я бы на вашем месте сейчас сосредоточился на жестоком убийстве молодого гвардейца, - сказал Мор-Гран. - По моему скромному мнению, проблема вооружения имперской гвардии слегка преувеличена. Вы должны понимать, что казна не располагает лишними средствами, для оплаты такого количества оружия и доспехов. Максимум, что можно предложить, так это набрать все необходимое из имперского арсенала. Но, боюсь и там, не отыщется нужного количества.

- Я очень ценю ваши советы, Мор-Гран, - Лоран произнес это таким тоном, что не оставалось сомнений в том, что советы сенешаля он ценит не больше кучки дерьма. - Однако вы не на моем месте, поэтому, позвольте я сам стану решать, на чем мне лучше сосредоточиться.

- Безусловно, Ваше высочество, прошу простить меня, - Мор-Гран склонил голову, - конечно, командующему имперской гвардией лучше известно, как поступить.

За что Лоран больше всего не любил сенешаля, так это за его умение нагрубить или оскорбить такими словами, чтобы в случае чего, он мог бы обернуть все так, словно и не помышлял ничего дурного, а например лишь хотел сказать, что руководитель гвардии лучше знает как поступить потому, что хорошо осведомлен о насущных проблемах вверенного ему войска. Но Лоран знал, что своей последней фразой, Мор-Гран имел в виду совсем не то.

"Безмозглый идиот, который считает, что знает хоть что-нибудь о том, как управлять имперской гвардией. И при этом, не стесняется приходить к императору, и демонстрировать свое невежество" - примерно так, по мнению Лорана, выразился сенешаль.

- Именно, Мор-Гран, мне лучше известно.

- Я же дал понять, что золота ты не получишь, - произнес император. - Посети арсенал.

- Я его уже посетил, - сказал Лоран. - И взял оттуда все, что можно было. Прошу прощения, отец, не хотел беспокоить тебя по пустякам. Просто я посчитал, что знаменитая имперская гвардия, основанная самим Шарином Раллом, должна иметь лучшее вооружение и доспехи. Я намерен прекратить эти разговоры о бестолковости имперской гвардии, которая с незапамятных времен олицетворяла собою закон. И я думал, что император поддержит мое желание, и всячески поспособствует. Конечно, тут у нас имеется "Братство сильнейших" - орден доблестных солдат, побывавших во множестве сражений, однако в других городах Бельгории, как и в остальных провинциях - имперская гвардия уважаема и сильна. И при всем этом, я считаю дурным знаком то, что над столичной гвардией посмеиваются остальные.

Воцарилась тишина. Это казалось невозможным, но император нахмурился еще сильнее. Мор-Гран с легкой улыбкой невозмутимо смотрел на принца. Принц же, не спускал глаз с отца.

"Надеюсь, я не перемудрил. Во всяком случае, я заставил его задуматься. В противном случае, он бы снова, не раздумывая, указал бы мне на дверь"

- Ладно, - наконец сказал Уильям, - сделаем так. Если ты, в кратчайшие сроки исправишь положение хоть немного, то получишь часть из этого списка. Разберись с убийством гвардейца, о котором, как мне доложили, весь город строит идиотские предположения. Я хотел поручить расследование этого дела агентам "Надзора", но предоставлю это тебе. У тебя имеется все необходимое, для того, чтобы вычислить виновных. Даю тебе неделю. На следующем совете, предоставишь полный отсчет.

- Слушаюсь, отец, - Лоран поднялся. - Пойду исполнять.

- Иди, иди, - проворчал император, и когда принц был уже в дверях, добавил, - И смотри, не облажайся...

ПЕРВЫЙ ПАТРУЛЬ.

"Дождалась"

День тянулся очень медленно. Но Кристина дождалась вечера. Она с трудом верила в те счастливые новости, которые услышала на построении. Нет, она, конечно же, была уверена, что после тренировочных боев ее поставят в патруль. Но то, что ее куратором будет Рик - верилось с трудом...однако, это было так. Лейтенант Рик Сэмбрел должен был повести в ночной патруль хорошо показавших себя новичков. Вернее, Рику достался один из двух отрядов, в которые входили новобранцы. Компанию Кристине и Рику должны были составить Джина Ровель и пять молодых парней, учившихся вместе с Кристиной. Джина долго дулась из-за того, что ее не определили в один отряд с сестрой. Но спорить с капитаном она не решилась.

Уже прошло полчаса, с тех пор как Кристину отправили в казарму, собираться. Милла помогла ей надеть красивые новые доспехи, поверх повязав черный плащ из жесткой ткани, и нацепив на руку щиток из особого сплава. Пришлось повозиться с поясом, но кое-как, смеющимся девушкам удалось его надеть. Неподалеку от них, сестры Ровель помогали друг другу делать то же самое. Волосы, как и в день тренировочного боя, она заплела в две косы. К поясу Кристины, уже были пристегнуты ножны с подаренным мечом. Этот самый меч выковали специально для Кристины, по заказу Питера Орэма. Приятно было ощущать у пояса этот меч. Длинная, удобная рукоять так и просилась в руку, но Кристина сдерживалась, - как не уставала ей повторять Милла, такой шанс не заставит себя ждать. Резкий стук в дверь, заставил девушек подпрыгнуть от неожиданности - вопреки обыкновению, шагов по коридору они не услышали. В дверях оказался Джейсон. Гвардеец пришел сообщить, что девушек ждут у главных ворот замка.

Значит - пора. Она наскоро попрощалась с Миллой, и поспешила к месту сбора. К тому моменту, когда Кристина и близняшки покинули комнату - Джейсона и след простыл. Путь из казармы был пуст, зато в холле стоял шум, и сновали гвардейцы. Их тяжелые шаги, создавали громкое эхо, а разговоры, сливаясь, превращались в монотонный гул. Кристина заметила среди гвардейцев ту самую, Черноволосую, которую, как выяснилось, звали Тодми. Тодми оторвалась на миг от разговора, и одарила Кристину своим коронным презрительным взглядом. Кристина постаралась ответить как можно достойнее, и затем вышла наружу. Вечер плавно перешел в прохладную ночь, Кристина постояла немного у выхода, глядя на звездное небо и вдыхая теплый воздух. Сестры Ровель уже направлялись прочь от замка, двигаясь к виднеющимся вдалеке людям, с факелами в руках. Кристина двинулась вслед за ними, предвкушая предстоящую ночь. Она вдруг вспомнила, как однажды поругалась с кузинами со стороны матери. Они не разделяли восторга Кристины, по поводу ее поступления в Академию, считая, что служба в гвардии - исключительно мужское дело. Кристина так и не смогла им доказать, что для нее означает быть гвардейцем императора. Она говорила кузинам, что даже представить не может себе жизнь, подобную той, о которой мечтают они сами. Выйти замуж, нарожать кучу детей, сидеть в замке, и, если повезет, раз в месяц выбираться к соседям на скучные посиделки. И при этом, как и все, притворяться, что тебя не тошнит от доброй половины собравшихся на этих посиделках людей. Да и вообще, не только кузины, но и собственные братья не горели службой так, как горела она. Лишь отец разделял ее рвение, и страшно ею гордился. Кристина надеялась, что в Академии, либо тут, в замке найдет того, кто также как и она, выбрал эту службу сам, однако, насыщенная (а порою - перенасыщенная) событиями служба, отодвинула все на второй план. Хотя, такие и правда, были, но Кристина не спешила записывать их в друзья. Например, Тодми, как слышала Кристина, с отличием закончила Академию, и сама вызвалась в гарнизон Старого Розервута. А вот Миллу, на это толкнула необходимость - гвардейцам неплохо платили, в особенности, если они несли службу в неспокойных районах (больше, платили лишь в Храмовом квартале, однако попасть туда было непросто). Ее семья жила тут же, и она как могла, помогала им. Таких как Милла, тут было предостаточно.

- А вот и наша героиня, - улыбаясь, произнес Рик Сэмбрел, когда девушка подошла.

Эта фраза чуть не снесла Кристину с ног, она ухватилась за рукоять меча, чтобы устоять на месте.

- Всего лишь шутка, - Рик засмеялся, неправильно расценив ее действия. - Хотя, я не советовал бы убирать руку с рукояти меча. Вполне возможно, что сегодня вам всем понадобится его быстро достать.

- Прекрати пугать новичков, - проворчал лейтенант Эндвирс, которому поручили вторую группу. - Не бойтесь ребята, с вами все будет хорошо, только слушайтесь куратора.

Кристина только сейчас заметила среди своей группы Дормари - молчаливую подругу задиристой Тодми. Дормари улыбнулась Кристине, и та улыбнулась в ответ.

"Бедняжка...неудивительно, что она не разговаривает, после того что пережила"

История этой девушки слегка шокировала Кристину. До Старого Розервута, Дормари несла службу в Ширреме. И девушке пришлось на собственном опыте познать всю опасность древнейших развалин, оставленных после гибели Титанов. Отряд гвардейцев, в котором состояла Дормари, отправили туда, с целью отыскать какого-то заплутавшего купца. И отряд пропал. Теперь уже на его поиски, из Шиммердаля - столицы Ширрема отправился отряд покрупнее, в сопровождении нескольких боевых магов. Они тщательно обыскали весь район, но не обнаружили и следа пропавших гвардейцев. Лишь спустя два месяца, проезжающие в тех местах солдаты какого-то лорда, наткнулись на двух молодых людей, грязных, полубезумных, в жалких обносках, вместо одежды. Парень все время скулил и плакал, тараща безумные глаза. Девушка напротив, не издала и звука, за все то время, что солдаты везли найденышей. Их привезли в Шиммердаль, и отдали гвардейцам. Довольно скоро выяснилось, что эта парочка - все что осталось от того самого отряда, пропавшего два месяца назад. Никакие попытки разговорить молодых людей не увенчались успехом. Спустя несколько дней после их возвращения неизвестно откуда, парень покончил с собой, повесившись в отведенных ему покоях замка имперской гвардии. Девушка справилась. Ну, почти справилась. Конечно, ей понадобилось время, но она окрепла, и в итоге вернулась на службу. И ее перевели сюда, в Розервут. Кристина также слышала, что Дормари - одна из лучших, в обращении с оружием, и даже Тодми по сравнению с ней всего лишь неумелый ребенок. Кристина склонна была поверить в это заявление. Что-то неуловимо опасное было в этом вроде бы дружелюбном взгляде, на симпатичном улыбающемся лице. Ее движения, такие пружинистые, такие идеальные для бойца. Ее короткий меч, чья рукоять хорошо просматривается в свете факелов - выхватить его можно в считаные мгновения. Ее пояс с ножами, висел явно не для красоты. Ну, и разумеется, то что с ней произошло, по мнению Кристины, делало ее опасным человеком.

За воротами две группы разделились. Одна, ведомая лейтенантом Эндвирсом направилась в сторону рынка, а Рик Сэмбрел повел своих подопечных в противоположную сторону, туда, где длинной темной кучей простирались жилые улицы. Семь новоиспеченных гвардейцев, и двое опытных. Помимо Кристины, Дормари и Джины, девушек в отряде не было.

- В подавляющем большинстве районов нашего города, - произнес Рик, - патрули являются не более чем формальностью. Но только не у нас. У нас все иначе. За прошедшую неделю, мы уже трижды сталкивались с бандитами, - есть двое раненых...

Кристина ловила каждое слово, наслаждаясь его голосом. Она и думать забыла о Дормари, которая шла слева от нее. Рик рассказывал о наиболее "горячих" местах Старого Розервута, попутно раздавая советы новичкам. Кристина наслаждалась. Тем, что ее мечты сбываются, одна за другой. Тем, что сумела закончить Академию с отличием, тем, что хорошо показала себя на тренировочных боях, тем, что наконец-то попала в ночной патруль, тем, что рядом Рик...хотя, последнее, с одной стороны ей мешало. В голове теснилась сотня вопросов, и будь куратором другой, вероятно она бы заговорила его насмерть.

2.

Первые несколько часов, прошли довольно-таки вяло: отряд не спеша обходил район, изредка заглядывая в темные проулки, откуда как казалось, слышался подозрительный шум. На деле, это не оборачивалось ничем интересным. Кристина начала немного замерзать, несмотря на теплый ветерок. Да и ноги слегка побаливали. Рик, словно прочитав ее мысли, объяснил, что совсем скоро они выйдут к трактиру под названием "Коралл", и там остановятся немного отдохнуть.

- "Коралл"? - оживившись, спросила Кристина.

Лейтенант Сэмбрел улыбнулся.

- Да, он самый, - подтвердил куратор. - Вероятно, вы о нем слышали?

Он остановился, оглядев отряд. Почти все, в том числе и Кристина - утвердительно кивнули.

- Нет, я ничего не слышал, - пробормотал светловолосый парень, выходя ближе к лейтенанту.

- Ооо, - протянул Рик. - Это очень известное место. Видимо, после ухода в отставку старого Раморса Этли, бывшего преподавателем Академии, больше никто не рассказывает ученикам историю "Коралла".

- А чем же так знаменит этот трактир? - спросил другой парень, стоявший прямо позади Кристины.

- Сейчас расскажу, - ответил лейтенант Сэмбрел, и поманил отряд следовать дальше за ним.

Они вошли в столь тесный переулок, что всем пришлось выстроиться в линию, и так выйти на другую сторону. Построек тут было мало, чуть впереди виднелся огороженный пустырь (как пояснил Рик, там вскоре собирались что-то построить), а дальше можно было разглядеть выход к местному кладбищу. Где-то справа слышались пьяные голоса. И лейтенант Сэмбрел зашагал в их направлении.

- Так вот, по поводу "Коралла", произнес Рик, - именно там был пойман легендарный разбойник Косс Айервас. Уж о нем-то все должны были слышать...

Судя по громким вздохам, присвистам и шепоткам, о разбойнике слышали все. Хотя, Кристина назвала бы Косса Айерваса скорее мясником. Он жил почти двести лет назад, и именно благодаря ему, появились усиленные патрули, состоящие из нескольких групп на один район. В то время, уровень дезертирства подскочил до небывалых высот (лишь относительно недавно, гвардейцы получили возможность оставлять службу добровольно). Все боялись Косса Айерваса и в панике бежали, и угроза смертной казни за дезертирство пугала совсем немногих. Говорят, у разбойника были веские причины ненавидеть императора и его гвардию. И он это успешно доказывал. На его счету, по разным оценкам, от пятидесяти до двухсот убитых лично им гвардейцев. Единственный человек, которому почти удалось покушение на императора. Он даже смог ранить Дикеля Ралла, но не сумел докончить начатое, и вынужден был скрываться. Свой конец, разбойник встретил в трактире под названием "Коралл". Как выяснилось позже, под зданием трактира находился штаб банды Косса Айерваса. Таким образом, и стало понятно, как ему удавалось успешно ускользать из под носа преследователей. Здание исследовали, потайные залы закрыли, а трактир оставили пустовать, как напоминание, что здесь и был повержен злейший враг империи. Однако позже, после смерти тогдашнего императора, трактир выкупил какой-то богатый купец, и "Коралл" вновь заработал. Потайные залы расчистили, часть из них использовалась хозяином как склад, а в остальные за скромную плату проводили всех желающих, и рассказывали историю банды Косса Айерваса, которая, разумеется, обрастала всевозможными дополнениями.

Кристина все это слышала от родителей. Лейтенант Сэмбрел, как раз заканчивал рассказывать эту историю новобранцам.

- А десять лет назад, - заканчивая, произнес Рик, - трактир выкупил бывший гвардеец, капитан Эйберта Джонс. И "Коралл" стал неофициальным местом сбора патрульных, во время отдыха. Мы ведь не железные, ходить без остановки всю ночь, да еще и на пустой желудок.

Дормари с улыбкой покивала, и потерла живот свободной рукой (в другой, девушка зажимала факел).

- Хотя, вам повезло, что вы пришли на службу летом, - сказал Рик, продолжая путь, - вот зимой вы узнаете, что такое по-настоящему замерзнуть.

Дормари вновь закивала, только на этот раз гораздо энергичнее. Отряд вышел, наконец, к большущему каменному зданию трактира. Красивая вывеска была с синей подсветкой (подсветку создавали при помощи специальной мази, разработанной волшебниками). Окна "Коралла" светились приятным, гостеприимным светом, дополняемым привычным для трактира шумом галдящей внутри толпы.

- Сейчас поедим жаркое, выпьем по стакану горячего вина, и все, можно будет продолжать патрулирование, - сказал Рик, и первым двинулся к дверям.

За свою жизнь, Кристина повидала мало трактиров. Но этот, безусловно, был самым приличным. Очень большой, чистый зал, хорошо освещенный многочисленными лампами на стенах и огромным камином, вмещал в себя, по меньшей мере двенадцать столиков. Длиннющая стойка могла разместить у себя добрую половину тех, кто мог усесться за столики. Новых посетителей встретило около двадцати человек, расположившихся в основном за столиками. Лейтенант Сэмбрел повел свой отряд прямо к стойке, за которой сидело лишь два человека. Эти двое беседовали с трактирщиком, однако вскоре привстали, заметив приближающегося Рика.

- А мы уже думали, не заглянешь! - трактирщик, улыбаясь, пожал руку лейтенанта, и оглядел новичков, - я смотрю, тебе доверили новобранцев? Ну как, ребята, впечатляет ваш первый патруль?

- Пока не особо, - проворчал один из парней.

Трактирщик и двое за стойкой рассмеялись.

- Эх парень, были бы все ночи такими как эта... Ну, Рик, все как обычно?

- Да, - кивнул лейтенант Сэмбрел, - сейчас, устрою своих ребят, и вернусь.

- Хорошо, - бывший капитан подмигнул новичкам, - добро пожаловать!

Рик разместил новобранцев за столиками, а сам направился обратно к стойке, напоследок, добавив:

- Сейчас подадут еду и питье, у вас на все полчаса. Потом пойдем обратно, на улицы. Приятного аппетита!

Он подмигнул Кристине, и был таков. Дормари, Джина и Кристина заняли один столик, остальные расселись еще по двум. Кристина довольно быстро согрелась, и, в ожидании обещанной еды осматривала зал, частенько стреляя глазами в сторону стойки. Лейтенант Сэмбрел был поглощен беседой с трактирщиком и теми мужчинами. Кристина, заметив, что ее с улыбкой рассматривает Дормари, поспешно отвела взгляд от Рика, испугавшись, что молчаливая заметит, как она пялится.

- Скука смертная, - неожиданно пробормотала Джина.

Кристина от удивления подняла брови, и не сразу нашла что ответить - Джина Ровель впервые открыла рот за нынешний вечер.

- Да...есть немного, - наконец произнесла Кристина.

- Немного? - Джина вскинув бровь, поглядела на девушку, - с самого первого дня, нам твердят о том, что здесь опасно, что мы должны быть готовы ко всему, что Старый Розервут кишит опасными бандами...а на деле, вот как проходит ночной патруль?

- Ну, - сказала Кристина, - думаю, не стоило ожидать, что как только мы двинемся за ворота, на нас нападут орды бандитов. Возможно, сегодня просто выдалась спокойная ночка.

Дормари согласно закивала, и похлопала Джину по плечу, словно говоря: "не переживай, будут тебе еще бандиты. А пока радуйся, что ночка такая спокойная"

Кристина и сама не знала, к счастью, или, к сожалению, все идет так скучно. С одной стороны, она, конечно, мечтала проявить себя, прям как в день тренировочных боев, а с другой, сидя сейчас в этом трактире, она осознала, что в случае чего - все будет гораздо серьезнее тренировок. Осознать все это раньше ей мешало ожидание действий. Беспокойство тихонько вползло внутрь, рождая неприятные вопросы.

"А смогу ли я, в случае чего убить? А что если убьют меня, прямо как в книжке о приключениях гвардейцев Рори и Элис? Например, как в том моменте, когда одного из гвардейцев поразили из-за угла, стрелой в горло? А что если я в самый ответственный момент струхну? Этот позор потом невозможно будет смыть. А что если...?"

Почему эти мысли пришли ей именно тут, в тепле? Почему не там, на темных улицах, где опасность чувствуется гораздо сильнее, нежели в этом большом, светлом и полном веселого шума зале? Она не знала. Однако, поняла: ничего страшного не случится, если она проявит себя в другой день. А сегодня можно позаимствовать у Джины Ровель скучающую маску на лицо, и недовольство по поводу проведенной напрасно ночи. Опять-таки, к счастью, или к сожалению, но именно в эту ночь, Кристине предстояло себя проявить. Скорее, к сожалению, так как к тому моменту, когда подали еду и вино, ее боевой настрой окончательно сошел на нет. Она взялась за вино, сделала слишком большой глоток, и ее горло обожгла горячая жидкость, оставив после долгое послевкусие. Мгновенно, по телу прошла приятная теплая волна, а в голову бросилась кровь, слегка встряхнув мозги. Дормари усмехнулась, заметив, как покраснела Кристина. Сама она уже приступила к жаркому, источающему аппетитный аромат. Джина Ровель не притронулась ни к еде, ни к вину. Она, скрестив руки на груди, хмуро поглядывала на Рика, который громко смеялся, с дымящимся бокалом в руке. Кристина отведала превосходное жаркое, выпила еще вина, и расслабленно откинулась на спинку стула, позабыв, что собиралась сидеть с недовольным видом, совсем как девушка, сидящая рядом. Вместо этого, Кристина украдкой поглядывала на Рика, опять подумав, как нелепы ее...(чувства?) к нему...

- Помогите!!! Кто-нибудь, скорее! Убивают!!! - отбросив дверь к стене, в трактир влетел вопящий мужчина, в перепачканной мантии.

Кристина едва не свалилась со стула от неожиданности. Мужчина среагировал на шум, его безумные глаза скользнули по плащу гвардии, и он побежал в ее сторону.

- Благослови вас Боги! - он ухватил ошарашенную Кристину за обе руки.

- Я...я... - Кристина пыталась стряхнуть руки незнакомца, но это оказалось не так - то просто.

За спиной мужчины возник лейтенант Сэмбрел. Он схватил вопящего за шкирку и одним рывком оттащил от девушки.

- Прекрати истерику! - прикрикнул на него Рик. - Внятно объясни, что случилось?

- Оружейная лавка господина Эллбери, - затараторил незнакомец, вцепившись теперь в плащ лейтенанта. - Целая толпа бандитов, грабят, все разносят! Господина убили! Нету времени, скорее, остановите их, они еще там! Скорее!

Рик оттолкнул мужчину в сторону, и двинулся к выходу, на ходу скомандовав: гвардейцы, за мной!

Остальные, молча повиновались, на ходу доставая мечи. Кристина бежала прямо за Джиной, рядом Дормари, - тень прежней улыбки сохранилась на лице, но холодный цепкий взгляд пугал. Посетители в гробовой тишине провожали гремящих железом гвардейцев изумленными взглядами...

Лейтенант Сэмбрел повел отряд налево от "Коралла", туда, куда они еще не успели дойти нынешней ночью. Косички Кристины подпрыгивали в такт ее бегу, она старалась дышать только через нос, чтобы не сбить дыхание, с громким: "ух!" выпуская воздух изо рта. Все недавние мысли выбросило из головы, она не думала ни о чем, стараясь лишь правильно бежать, с обнаженным мечом наперевес. Оружейная господина Эллбери, нашлась совсем скоро - за большой аркой, соединяющей два дома, показалось длинное приземистое здание, чья дверь повисла на почти сорванных петлях. Вопящий незнакомец, всю дорогу не отстававший от гвардейцев, замер в десяти метрах от оружейной. Большой пустынный двор озарялся лунным светом, из других таких же домов, как оружейная господина Эллбери, закрывающих весь двор, не доносилось ни звука, хотя в некоторых окнах виднелись испуганные лица. Бандиты, судя по шуму, все еще оставались в доме оружейника. Едва отряд приблизился к середине двора, как из разгромленного здания стали один за другим выбегать вооруженные люди. Кристина, остановившаяся рядом с Риком, поначалу решительно подняла меч. Но вскоре, ее рука слегка задрожала. Лейтенант Сэмбрел судорожно сглотнул.

"Семь, восемь, девять...", - Кристина поражалась тому, как все они вместились в дом господина Эллбери.

Их было одиннадцать - все хорошо вооружены, большинство тяжелыми мечами, но Кристина заметила у одного большой топор, а еще двое держали в руках небольшие секиры.

- Именем императора, я приказываю всем вам сложить свое оружие, и проследовать со мной в замок гвардии... - эффект этой речи был изрядно подпорчен дрожащим голосом лейтенанта Сэмбрела.

- У нас другое предложение, командир, - вперед вышел тот самый, с топором в руках, - одолжи нам на часик своих девчонок, и мы позволим вам после убраться.

Его приятели дружно захохотали.

- Дело говоришь, Дакарий, - поддержал бандита с топором другой, тоже выходя ближе, из тени здания. - Мне приглянулась эта белоголовая.

Он окинул Кристину голодным взглядом, и ухмыльнулся. Кристина подняла меч на прежнюю высоту. Бандитам некуда было бежать, единственный выход со двора через арку, находился за спинами отряда гвардейцев. Воцарилась тишина. Обе стороны сверлили друг друга напряженными взглядами, казалось, даже воздух застыл, в ожидании крови. Ветер донес до ушей Кристины чей-то пьяный хохот. Она машинально пыталась поймать хоть одну мысль, вертящуюся в голове, но все внимание было поглощено противниками.

"Нужно смотреть им в глаза. Глаза выдают задуманные действия, раньше, чем человек успеет их совершить"

Но глаза были плохо видны в темноте, к тому же, их было слишком много, поэтому, девушка забыла о глазах, и попыталась сосредоточиться на правильных движениях в бою. В бою. В настоящем бою. В таком, в котором эти мужчины, стоящие напротив, бросятся в атаку, и будут убивать. Ее сердце подлетело к горлу, когда тот самый бандит с топором, издав душераздирающий рев, прыгнул вперед, высоко занося свое оружие. Страх тут же отступил, ноги сами плавно двинулись, уводя туловище вправо, спасая его от свистнувшего топора. Когда Кристина, сделала изящный разворот, и отбила второй удар, вокруг уже кипел бой. Голова Джины Ровель пролетела мимо, обдав Кристину горячей, липкой волной крови. Тело убитой девушки, подогнув колени, упало под ноги одному из новичков, и тот, споткнувшись, вонзил собственный меч себе в ногу. Дикий крик тут же прорезал ночной воздух, возвышаясь над криками сражающихся. Со всех сторон слышалось рычание, проклятия, беспорядочные крики - каждый звук, не был похож на человеческий. Кристина скрестила мечи с чумазым пареньком, по виду не старше ее самой. Противники отступили, и сошлись снова. Парень ударил широко, с шагом назад, надеясь, что Кристина двинется за ним. Она и двинулась, однако, предугадав его прием, резко присела, и лезвие обвело дугу над ее головой. Девушка выбросила руку с мечом, попав парнишке в ляжку. Тот ойкнул и повалился на одно колено. Набрав в грудь воздуха, раненый собрался было закричать, но мимо пронеслась быстрая тень, парня завертело, и он замертво повалился на землю. Тенью оказалась Дормари. Кристина никогда не думала, что человек способен двигаться так быстро. Конечно, она сражалась лучше своей подруги Тодми, но их стиль разительно отличался друг от друга, вопреки услышанному ранее. Глаза Дормари не горели животным огнем, как у Тодми, ее глаза были холодны, взгляд расчетлив и методичен. Она, щитком отбила удар одного бандита, порезала второго, пнула третьего, ушла от замаха четвертого...словно юла, она скользила туда-сюда, успевая скрестить клинки чуть ли не с каждым бандитом. Кристина давно была на ногах, она с трудом отвела взгляд от молчаливой девушки, и принялась отчаянно отбиваться от атак неугомонного типа с уже окровавленным топором. Он дрался свирепо. Отбиваться от таких атак, в Академии не учили. И ноги бандит ставил неправильно, и двигался он совсем неуклюже, что, однако ничуть не мешало ему теснить Кристину к дому господина Эллбери. Кристина принялась финтить, виляя из стороны в сторону, и ее скорость решила исход этого сражения. После очередного замаха, она метнулась влево, топор последовал за ней, но на полпути, словно встретившись с преградой, девушка затормозила, повернулась на одном каблуке, задрав вторую ногу, и размашистым ударом срезала бандиту руку. Не обратив внимания на вопль, она повторила свой разворот, собирая в замахе больше сил, и вкладывая в удар вес своего тела. Второй удар пришелся в машинально выставленный блок, но сила оказалась столь велика, что здоровенного бандита снесло с ног, словно он был невесомым. Она увидела Рика, схлестнувшимся сразу с двумя. Кристина поспешала ему на помощь, плечом толкнув одного вперед, прямо на острие меча лейтенанта Сэмбрела. Рик быстро выдернул меч из тела бандита, и тут же расправился со вторым. Кристина сделала шаг, но поскользнувшись в крови, упала назад. Подняться ей удалось не сразу - огромная лужа крови разлилась прямо под ней. Один из новобранцев с громким плачем держался за ногу бандита, стоя на коленях. Бандит пытался стряхнуть его руки, занося меч над головой несчастного.

- Тварь... - прошипела девушка, не своим голосом. - Ублюдок, поганый ублюдок.

Она завизжала и бросилась на бандита, но опоздала всего на чуть - клинок с жутким хрустом проломил череп парня, и тот, отпустив ногу своего убийцы, повалился набок, изливая новые потоки крови. Бандит едва успел обернуться на Кристину, и сумел-таки защититься, и даже отпихнуть ее ударом ноги. Кристина, пинок словно не заметила, все так же яростно вопя, она напала снова, ударив наискось.

- Бежим! Все бежим! - заорал здоровяк с топором, прижимая культю левой руки к груди.

Он первым двинулся в образовавшийся в строю гвардейцев просвет, прямиком к арке. Остальным, повторять дважды не пришлось. Они бросились в том же направлении, попутно отбиваясь от атак гвардейцев. Противник Кристины отбил напоследок удар, повернулся и побежал за остальными. Но, далеко уйти ему не удалось - со стороны домов прилетел нож, пущенный Дормари, и вонзился "поганому ублюдку" между лопаток. Тот с криком подскочил, и, роняя меч, свалился замертво.

Кристина спотыкаясь, бросилась вдогонку. Через пару метров, она выровняла шаг, и помчалась за бандитами, не слыша призывы остановиться, исходящие от оставшегося позади Рика. Покрытые чужой кровью косички болтались при беге в разные стороны, разбрызгивая мелкие красные капли. У входа в арку, ее нагнала Дормари. Дыхание бегущих девушек создавало эхо в широком темном коридоре. Ярость подгоняла Кристину, она, забыв о правильном дыхании, неслась к противоположной стороне арочного прохода. Там, девушка, тяжело дыша, прислонилась к стене здания, опустив меч. Бандиты были слишком далеко - их уже не было видно, лишь топот удаляющихся ног сообщал, что оставшиеся в живых преступники движутся где-то впереди, среди петляющих темных улочек.

"Почему их было так много? Почему, для того чтобы ограбить одного - единственного оружейника, потребовалось одиннадцать человек?"

Хотя, сейчас ее не особо волновали эти вопросы, поэтому, Кристина оторвалась от стены, и медленно побрела обратно, к месту сражения, пройдя мимо Дормари. Рик уже бегал вокруг двоих раненых, призывая на помощь жителей окружающих домов. Рядом с лейтенантом суетился тот самый мужчина, приведший их сюда. Кристина и забыла о нем - очевидно, во время сражения он спрятался у одного из домов. Жители потихоньку выходили, сначала осторожно, но, поняв, что опасности больше нет, поспешили на призывы Рика о помощи. Один из новичков громко стонал, держась за ногу, другой лишь тяжело дышал, однако не мог подняться с земли. Разобрать кто свой, а кто чужой, в куче окровавленных тел, было невозможно. Кристина хотела было побежать на помощь к Рику, но не могла заставить себя идти быстрее. Просто плелась, не сводя глаз со всего этого ужаса. Всего за несколько минут чистый, светлый двор превратили в кровавое поле боя. Кристина уже почти дошла до лейтенанта Сэмбрела, уже почти избавилась от оцепенения, уже почти готова была наконец бросится на помощь, как это сделала Дормари, но в этот момент ее нога наткнулась на что-то. Она посмотрела вниз, и ее взгляд уткнулся прямо в широко раскрытые мертвые глаза Джины Ровель. Ее голова лежала рядом с телом одного из бандитов, рот приоткрыт, обнажая окровавленные зубы. Кристина выронила меч, закашлялась, через мгновение ее сложило пополам, и съеденное недавно жаркое выплеснулось на грудь парня одетого в доспехи гвардейцев. Для троих новобранцев, служба в имперской гвардии была окончена...

ПРАЗДНИК ЛЕТА.

Альтаир шел по красивым широким улицам, наполненным толпами людей и всевозможными запахами. Длинные прямоугольные дома, преимущественно трехэтажные, были построены из белого камня, с маленькими балконами и дутыми крышами. Первые этажи были отданы лавочникам и ремесленникам, чьи пестрые вывески расхваливали их товар. Альтаир шагал мимо хлебных лавок, мясных, овощных, мимо аптек и кузниц, а так же ткацких магазинов. Далеко впереди виднелся замок лорда Ноарда, со множеством башен и башенок, в окружении внушительной белой стены. Здесь, по главным улицам, достаточно просторным, ездили повозки, которые за плату доставляли желающих в ту или иную часть города. Альтаир как раз остановил одну такую, и попросил возницу отвезти его поближе к центральной площади, на которой и должен был состояться праздник Лета. Повозка загрохотала по улице, Альтаир устроился на удобных подушках, положив руки на края и оглядываясь по сторонам. Впереди на дороге, виднелось еще около дюжины таких же повозок - оно и не удивительно, все желали как можно раньше попасть на площадь, чтобы занять лучшие места.

- На праздник прибыли, господин? - осведомился возница - молодой парень с короткими соломенными волосами, в поношенной летней мантии.

- Ага, - ответил Альтаир, щуря глаза от яркого солнечного света. - Давненько я у вас тут не был...почти что год.

- О, тогда вам стоит взглянуть на новые Южные ворота, - сказал возница. - Их перестроили всего месяц назад.

"У лорда Ноарда появилось золото? Может теперь хоть, перестанет умирать от зависти к моему отцу"

- О походе на горные кланы слыхали? - спросил парень полуоборачиваясь к Альтаиру.

"Что, еще один?"

- Нет, если ты не имеешь в виду события трехгодичной давности, - ответил Альтаир.

- Так вы сэр, значит, не знаете, что варвары опять доконали лорда Вейрана, - сказал возница.

Повозка завернула направо и въехала на Кедельгерскую улицу - названную так в честь основателя Ниссада.

- Лорд Ноард откликнулся на просьбу о помощи и выслал в Нибераль часть своих лучших пехотинцев, а также и тех местных, которые согласились пойти добровольцами. Взамен, он пообещал отстроить заново ворота. И слово свое он сдержал! Даже сделал много больше - он махнул рукой в сторону нескольких больших зданий, совершенно новых, выглядевших немного неуместно на фоне других - потертых, серых и невзрачных.

- Новое здание суда и отделение Гильдии торговцев, - пояснил парень.

"Какой жест, лорд Ноард! Однако, те кто погибли в покрытых снегами горах Нибераля, вряд ли оценят эту красоту"

- Красиво, - без тени восхищения произнес Альтаир, лишь скользнув по белокаменному зданию суда, с двумя пузатыми башнями, и развевающимся знаменем лорда Ноарда - черный медведь на белом фоне.

Вышитый у ног медведя девиз отсюда виден не был, но Альтаир и без того его знал - "Не ведающие страха"

- Ох, ты ж мать твою! - завопил вдруг возница, резко останавливая лошадь.

Повозка чуть подпрыгнула, и Альтаир сполз на дно. Поднявшись, он увидел причину, по которой была сделана столь неожиданная остановка. Молодая девушка в красивом зеленом платье, с рукавами до локтей, у талии перевязанным желтым поясом. Ее длинные каштановые волосы были заплетены в толстую косу и лежали на плече. В руках она держала колчан, полный стрел, а на ее миловидном смуглом лице была легкая, виноватая улыбка.

- Осторожнее! Я вас едва не сбил! - рявкнул возница, со злостью глядя на девушку.

- Прошу прощения, господа, я не хотела вас напугать, - голос у нее был густой тягучий, невероятно приятный. - Вы случаем не едете в сторону площади Артуна Беспощадного8?

2.

Повозка, обзаведясь еще одним пассажиром, покатила дальше, оставляя за собой Кедельгерскую улицу и въезжая в квартал Алхимиков. Самих алхимиков тут давно не было, а на месте их бывшего штаба теснились жилые дома. Название осталось еще с прежних времен. Возница, нахмурившись молчал, не отрывая глаз от дороги, Альтаир украдкой поглядывал на незнакомку - та вольготно расселась на подушках, свесив правую руку с борта повозки, мечтательно рассматривая прохожих.

"Должен признать, выглядишь ты весьма и весьма неплохо" - глаза парня скользнули по аккуратным холмикам груди, укрытыми платьем, и он поспешно вернул глаза к лицу.

"Не хватало еще, чтобы она заметила"

Еще в Университете, Альтаир, общаясь с тамошними девушками, уяснил: с красавицами нужно общаться осторожно, не слишком проявлять свой интерес.

"Они не любят навязчивых"

- Спешите на праздник? - нарушил молчание Альтаир.

- Я? О, нет-нет, - ответила девушка. - К сожалению, у меня нет на него времени...мне нужно успеть в оружейный магазин Дэвана Сприггса, до его закрытия.

- Ммм, - неопределенно промычал Альтаир, и посмотрел на колчан. Стрелы были темно-зелеными, с аккуратным черным оперением.

Девушка проследила за его взглядом.

- Нравятся? - спросила она, поднимая колчан. - Уверяю, это лучшие стрелы, какие только можно найти во всей империи!

- Я больше разбираюсь в мечах, - ответил Альтаир, однако признал, что стрелы и правда, выглядели эффектно.

- А я хорошо разбираюсь в стрельбе, и со всем, что с ней связано, - гордо произнесла незнакомка. - Кстати, меня зовут Адальвальда. Адда.

- Я Альтаир, - ответил парень, и пару мгновений поколебавшись, пожал протянутую руку.

Этот жест выдавал в девушке уроженку Дайгерфора - только там было принято таким образом здороваться мужчинам и женщинам.

- Надо же, какое прекрасное имя, - воскликнула девушка. - Прямо как Альтаир Мардалл.

- А почему эти стрелы считаются лучшими? - спросил Альтаир, не обратив внимания на последнюю фразу Адды.

- Они сделаны из бамбука, - ответила новая попутчица, постукивая пальцами левой руки по стреле. - Это такое растение, с Юга.

- Да, знаю, - кивнул Альтаир, вспомнив толстые зеленые стебли, растущие в Ампере.

- Их невероятно сложно достать, - сказала девушка, мягко касаясь ровного оперения и не сводя со своего сокровища восхищенного взгляда.

- Почему? - спросил Альтаир.

- Стрелы из бамбука очень хороши, - ответила Адда, - но они являются большой редкостью, так как бамбук растет лишь в Ампере, а из ста ростков, только один обладает необходимой для стрелы прямизной.

- Значит, вам повезло, - улыбнувшись, сказал Альтаир.

- Еще бы, - просияла Адда. - Не терпится их поскорее испробовать. Осталось лишь забрать новый лук у мастера Сприггса.

Возница, с момента появления девушки хранивший угрюмое молчание, пару раз оглянулся посмотреть на расхваливаемые стрелы. Повозка оказалась в тени храма Даллада - огромное здание, со статуей на крыше. Статуя изображала высокого старца, в набедренной повязке, с длинной пышной бородой. Его каменный взор был устремлен вниз, на улицу, а руки сложены в молитвенном жесте. На противоположной стороне улицы, находился другой храм - храм Галладии - сестры-близняшки Даллада. В высоту, он не уступал храму Даллада. Статуя из темного камня являла собой красивую женщину, в роскошном платье, полы которого опускались почти до верхнего окна, сливаясь со стеной. Тонкие черты лица, вздернутый нос, сложившиеся в лукавую улыбку губы - скульпторы постарались на славу. Взор богини так же, был устремлен вниз, но рука поднята над головой, выбрасывая вверх пальцы.

Альтаир, как раз собирался задать вопрос относительно упомянутого девушкой лука, но остановился, увидев, как Адда вскидывает руку в сторону Галладии, повторяя ее жест и изящно склоняя голову.

"Так она еще и верующая. И понятно, кому из двух самых распространенных в Гильдерлэнде Богов, Адда отдает предпочтение"

Повозка свернула за угол, оставляя храмы позади. Альтаир слегка пождал губы и покачал головой, напоследок окидывая взглядом людей, толпившихся у подножия храма Галладии и жадно внимающим каждому слову жреца, стоявшего на ступеньках, перед огромными черными дверями.

"Идиоты"

- Вижу, вы не слишком религиозный человек? - спросила Адда, увидев выражение лица Альтаира.

"Можно сказать и так"

- Да, - кивнул он в ответ. - Я, как бы это сказать...немного сомневаюсь в их существовании.

- На волшебника вы вроде не очень похожи, - сказала Адда, вновь откидываясь на повозке, и впервые хорошо рассматривая Альтаира.

- Маги не единственные, кто не почитает Богов, - пожав плечами, сказал парень. - Хотя, многие волшебники в принципе, не отрицают их существование, просто считают, что люди лишь преувеличивают их могущество. Я же, придерживаюсь немного иной версии о религии.

- Интересно узнать эту версию, - сказала Адда. - До площади еще есть время, я охотно послушаю, - она махнула рукой в сторону возницы, - тем более, наш уважаемый возница особо и не спешит.

Возница ответил злобным взглядом, но и не подумал прибавить шагу. Альтаир улыбнулся, и принялся выдавать давно заученную речь - дискуссии по поводу религии - были излюбленным делом студентов за кружкой пива, в трактире.

- Возможно, вы слышали о Первых Жрецах, прибывших из-за океана еще во времена эльфов? - начал Альтаир.

Девушка, молча кивнула, и вскоре скорчила гримасу - у дороги носились дети, гоняясь друг за другом и истошно крича.

- Эти жрецы быстро рассыпались по всему Загрусу, проповедуя в каждом городе, в каждой захолустной деревне. Одни были в белых мантиях, и восхваляли они Бога Даллада, другие же, носили черные мантии - эти поклонялись Богине Галладии. Должен признать, они были весьма смелыми людьми - жители континента поначалу не горели желанием принимать новых Богов, некоторые из них были очень враждебно настроены по отношению к Первым Жрецам...

- Да, все это я слышала, - перебила Адда. - И, кажется, я знаю, чем закончится ваш рассказ, Альтаир. Вы считаете, что жрецы Галладии и Даллада были агентами короля Акбера, который правил обширным куском земли, находящимся на территории современного Ампера.

- Да, - подтвердил Альтаир. - Однако, вероятнее всего, Акбер не действовал в одиночку. На мой взгляд, эта новая религия была на руку многим.

На самом деле, Альтаир лишь пересказывал версию Исагерна, однако, Адде об этом знать было не обязательно. Ему в принципе не особо были интересны религиозные темы, но привычка показывать свою осведомленность в той или иной области - заставляла его разговаривать на любые темы, подстраиваясь под собеседника. Ну любит Альтаир произвести впечатление (поумничать), что тут поделаешь...

Адда молча слушала, но ее губы все чаще растягивались в загадочную улыбку, по которой нельзя было определить, насмехается ли она над его речью, или просто не согласна с данной версией. Тем не менее, это немного сбило пыл Альтаира. Если начинал он уверенно (если не сказать - самоуверенно, так, словно сам встречал Первых Жрецов), то теперь речь его немного сбилась, голос зазвучал неуверенно. Вдруг неумолимо захотелось замолчать. Но, он решил все же продолжить.

"И в самом деле, не смущаться же из-за этой симпатичной лучницы"

- Так вот, - продолжил он, и с каждым словом его голос снова крепчал, - бесконечные стычки на религиозной почве, изрядно досаждали Акберу, и его соседям. А тут еще и эльфы, согнанные в резервации - подняли восстание и набрали весьма серьезную силу. Королям и лордам было все труднее контролировать своих подданных, то и дело рвущихся пойти с оружием на соседа, который поклонялся, ну, скажем - камню, а не дереву. Даллад и Галладия - были идеальным решением. Единственная религия, которая могла устроить всех. Включая эльфов. Первые Жрецы несли с собой книги - два Кора - Белый и Черный. В обеих книгах имелись все объяснения, начиная с сотворения мира, эпохи Древних и Титанов, заканчивая эльфами и людьми, а также, включающие в себя серию Догматов. Несомненно, эти книги были написаны очень умными людьми. И в итоге, учения Даллада и Галладии быстро разошлись по Загрусу, постепенно вытесняя всех старых Богов. Это помогло наконец прекратить религиозные распри большинства обитателей континента, однако, не для всех успех Первых Жрецов закончился хорошо. Разгромив армию "Темных" эльфов, люди взялись истреблять тех, кто остался верен старым Богам, тех, кто сбился в небольшие кучки и продолжали отстаивать свою веру. Это, безусловно, было на руку Акберу и его друзьям, так как уничтожение старой веры сильнее укрепило новую...

Повозка, сделав еще несколько поворотов, вышла наконец, к центру Ниссада, и до площади осталось рукой подать. Тут, вознице пришлось заставить коня идти еще медленнее, потому - что, народу здесь было полно. Альтаир повысил голос, чтобы сидящая рядом Адда могла его слышать.

- Несмотря на то, что Даллад и Галладия соперничали друг с другом, и их Догматы разительно отличались друг от друга, последователям удавалось довольно долгое время мирно сосуществовать. Но потом...

- Так и знала, что вы упомянете Святую войну, - вставила Адда.

- А как же ее не упоминать? - улыбнулся Альтаир. - Это грандиозное событие, одно из самых кровавых времен в истории Загруса. И именно после Святой войны такие люди как я, могут смело высказывать свои сомнения относительно реальности Богов-Близнецов.

- Верно, - сказала Адда, - в то время, вам бы за такие слова срубили голову. Это в лучшем случае...

- Даа, - протянул Альтаир, - жрецы обоих Богов соревновались друг с другом по части изощренных пыток. Даже знатные лорды, из старинных Домов бывало, становились жертвами этого террора.

- Но больше всего, доставалось волшебникам, - сказала девушка. - Именно поэтому, Университет магии - оплот атеизма. Я понимаю таких как вы, - она махнула рукой в сторону Альтаира, - Вы не готовы поверить в существование высших сил, которые ничем не выказывают свое присутствие, тем более, что есть волшебники, могущие объяснить почти все, с момента сотворения мира. Я говорю почти, постольку поскольку есть вопросы, ответов на которых нет и у магов... Ни один из них, не жил во времена Древних, ни один из них не видел живого Титана. И вообще, я бы не стала сильно уж опираться на истории волшебников. Каждый рассказывает свою правду. Но, в некоторых случаях, мы можем услышать версию лишь одной из сторон. Интересно, что бы рассказали вторые?

- Этого, нам узнать, не дано, - кивнул Альтаир. - Однако, это не меняет ничего. В Богов я не верю. Если они существуют, то почему ни разу не откликнулись на мольбы рабов своих? Почему не порадовали своим присутствием жрецов? Им достаточно было бы появиться хоть раз, чтобы все сомнения в их существовании отпали бы раз и навсегда.

- А разве они должны появляться? - нотка возмущения послышалась в голосе девушки. - Вы считаете, им есть дело до вашего неверия? Все мы - ничтожные черви. Представьте, что к вам подползет малюсенький червяк, и заявит, что не верит в вас? Боги даровали нам жизнь - наделили разумом, предоставили волю и свободу выбора. И только за это мы обязаны поклоняться им, не смея больше ни о чем просить...

Центральная площадь оказалась перед глазами. Огромная, круглая, она была выложена гладким серым камнем - идеально ровным, так как площадь регулярно ремонтировали. Вокруг стояли лавочки, за ними, справа, теснились дома, напротив, виднелось небольшое озеро с растущими вокруг карликовыми деревьями. И в обычные летние дни, у озера собиралось много народу, кто-то плавал, кто-то просто гулял или нежился на солнце. Сегодня же, у ближнего берега были разбиты лотки и палатки, пестро выделяющиеся на фоне серой площади. Лорд Ноард еще не прибыл, но ему, безусловно, будет отведено почетно место прямо у большого помоста, который устанавливали с самого утра. Рабочие торопились, таская балки и бревна, переругиваясь и недовольно посматривая на собирающуюся вокруг толпу людей. Повозка остановилась, и Адда медленно, поддерживая подол платья, сошла на землю. За ее спиной Альтаир увидел оружейный магазин "Арсенал от мастера Сприггса".

- Что ж, вот и подошла к концу наша интересная поездка, - поправляя колчан, сказала девушка.

- Да, - вздохнул Альтаир. - Может, все же останетесь на праздник? Приятный вечер гарантирую.

- Не сомневаюсь, - сказала Адда, - но, увы, я не могу. Много дел. Возможно, мы еще встретимся.

- Думаете? - спросил Альтаир, тоже слезая с повозки.

- Все может быть, - Адда подмигнула. - Очень рада нашему знакомству - она протянула руку.

- И мне, - ответил парень.

Они улыбнулись друг другу напоследок, и Альтаир вернулся к повозке, доставая кожаный кошель. Расплатившись с возницей, он бодро зашагал по площади, посматривая на прохожих. Праздник обещал быть интересным...

3.

Было далеко за полночь, когда он, наконец, вернулся в замок. От выпитого вина его сильно покачивало, а лестница слегка расплывалась перед глазами, превращаясь в серьезное препятствие. Но Альтаир справился. Чувствовал он себя просто замечательно. Праздник Лета еще продолжался, но Альтаир понял, что если он хочет попасть домой - ему стоит уйти пораньше. Весь вечер он напивался - сначала у озера, затем в трактире, напротив "Арсенала Мастера Сприггса". Он тщетно высматривал среди празднующих его новую знакомую. Очевидно, она и правда была чем-то очень занята. Альтаиру редко попадались девушки, с которыми ему было бы интересно просто пообщаться, хотя, особо-то они не успели поговорить. Это-то и расстраивало. Альтаир вспомнил, с какой страстью Адда рассказывала о стрелах из бамбука, и пожалел, что не успел блеснуть своими познаниями о мечах и не похвастался новым мечом. Кстати о мече...

Альтаир и не думал отправляться в свои покои. Его путь лежал в кабинет отца, где он намеревался достать из тайника свой меч. Разумеется, он не позволит продать такое сокровище! Пускай отец, где хочет, находит золото для Университета. Есть же куча богатеньких людей, которые в долгу у Каспера Ангреля.

"Я понимаю, почему он заставляет меня выбирать. Знает ведь, что мне будет трудно отказаться от меча. Поиздеваться решил?"

Альтаир продолжал накручивать себя, поднимаясь по чертовой лестнице. Конечно, он был не совсем справедлив по отношению к отцу, однако в таком состоянии, Альтаиру было удобно об этом не думать. Поднявшись на нужный этаж, парень, держась за стену, продолжил свой путь. Коридор был пуст, большинство свечей в настенных канделябрах потухли, отчего дальняя стена терялась в темноте. На счастье, именно у нужной двери обе свечи были еще целы. Альтаир надеялся, что отца там не окажется, но даже если он там, это ничего не изменит. Подойдя, он постучал. Хотел негромко и уверенно - вместо этого что-то вроде громкого царапанья. Как бы то ни было, никто не ответил. И Альтаир открыл дверь. Кромешная тьма царила в кабинете господина Ангреля, и парень понял, что без света ему не обойтись. Он долго возился с канделябром, его ругательства, произносимые пьяным шепотом, были хорошо слышны в пустом коридоре. Свеча, которую Альтаир с таким трудом извлекал - потухла сразу же. Не додумавшись, что ее можно тут же зажечь о горящую вторую, он швырнул свечу под ноги. Со второй повезло больше. Войдя наконец за дверь, Альтаир сразу двинулся к книжному шкафу, не смотря по сторонам. Он старался быстро не идти, так как шатать его стало сильнее, вдобавок огонек свечи резко ослаб, после того как покинул "гнездо". Альтаир едва не упал, наткнувшись на перевернутый стул, но благополучно обойдя его - остановился, подняв свечу высоко над головой и вскинув брови, вглядывался вперед. Книжного шкафа не оказалось на месте - тайная комната Каспера Ангреля была открыта.

"Что-то не так. Не может отец уйти, оставив сокровищницу открытой"

Он сделал еще шаг, нога коснулась чего-то мокрого - раздался громкий "шлеп!". Сердце Альтаира быстро забилось, а руки покрылись мурашками, стоило ему посветить пол вокруг себя. Даже при таком скудном освещении было ясно - пол заливает не вода. Вспомнив о канделябрах на столе, Альтаир, осторожно ступая по мокрому полу, двинулся налево. Да, вот и он - пламя выхватило из темноты серебряный светильник. Парень трясущимися руками зажег обе свечи - волна страха быстро отрезвила его. Сняв со стола зажженный канделябр, Альтаир повернулся, держа его двумя руками - надо сказать, светильник был весьма тяжелым. Две большие свечи хорошо осветили все пространство за столом. Могучий Элиот Бирт, раскинув руки, лежал у камина, голова его была прислонена к стене. Удивительно, как это Альтаир не наткнулся на него по пути. На горле наемника зияла огромная рана - кровь заливала всю его грудь, растекаясь по полу. Глаза широко раскрыты, рот перекошен, а подбородок похож на черное пятно, из-за крови. Альтаир сглотнул и повел светильником ближе к тайнику. Тело господина Ангреля виднелось там. Он лежал на боку, сжав торчащую из живота рукоять меча. Альтаир медленно двинулся вперед, стараясь не уронить вмиг потяжелевший канделябр.

"Нет...не может быть. Нет, нет, нет, нет, нет..."

В отличие от Элиота, глаза Каспера были плотно сжаты, а скорчившееся лицо было белее снега. Альтаир рухнул на колени перед трупом своего отца и легонько тронул его за плечо, словно боялся разбудить спящего.

Он поставил канделябр на пол и схватился за голову. Несколько судорожных вздохов, и Альтаир попытался разжать пальцы Каспера, вцепившиеся в буквальном смысле мертвой хваткой в рукоять меча. Парень плохо соображал что делает, однако, ему почему-то казалось важным извлечь клинок, торчащий со спины. В этот момент со стороны сокровищницы послышался шорох. Альтаир резко вскинул голову. Как раз вовремя - из комнаты за шкафом выпрыгнул темный силуэт. Альтаир хрипло вскрикнул и упал на спину. Появившийся из комнаты не нападал. Он решил обойти Альтаира, но тот в последний момент успел ухватить его за ногу. Незнакомец почти вырвался, но Альтаир успел подняться, держась для него. Размахнулся кулаком, но не попал. Незнакомец ответил - более удачно. Удар пришелся под дых, Альтаир схватился за грудь, но не успел даже открыть рот - второй удар отбросил его к стене. Правая скула взорвалась дикой болью, а перед глазами вспыхнули яркие огни. Подняться Альтаир был не в силах. Он все пытался вздохнуть, царапая грудь. Падая, он задел ногой канделябр, и кабинет вновь погрузился во тьму...

ПОДГОТОВКА К ПРОНИКНОВЕНИЮ.

Айала очень любила новейшие изобретения. Она всегда внимательно следила за тем, чтобы мимо нее не проходили интересные новинки, которые по ее мнению могли пригодиться в работе. Так, например, она приобрела свой зеленый плащ, который имел несколько весьма полезных магических свойств. Если девушка желала, плащ позволял ей сливаться с окружающими предметами, в точности приобретая их окраску. Еще, он защищал от заклинаний и наговоров. Также, он спасал от самого лютого холода, несмотря на тончайшую ткань. Помимо зеленого плаща, у Айалы были еще несколько подобных вещичек, среди которых: черные перчатки, позволяющие лазать по стенам; сапоги, благодаря которым можно было легко перепрыгивать невысокие заборы. Еще, была темная повязка на глаза, через которую можно было ясно видеть в кромешной тьме. Были среди ее любимых вещей и такие, которые не содержали в себе никаких заклинаний. И, тем не менее, были они немногим менее эффективнее. Одной из самых любимых вещей Айалы являлся маленький арбалет, который можно было легко спрятать в широком рукаве. К нему прилагался пучок небольших стрел, отравленных ядом лесных пауков - одним из самых сильнодействующих природных ядов. У воровки также имелся набор шикарных отмычек, подходящих ко всем типам замков, который Айала не забывала регулярно пополнять. Не раз девушка пускала в ход свои снотворные вещества, в моменты, когда нужно было ликвидировать человека, преграждающего путь. Все вышеперечисленные предметы, Айала практически всегда носила с собой. Не стал исключением и день, в который она прогуливалась по маленькому парку, неподалеку от большого особняка Ториана Шамера. Уже несколько дней она вертелась в этом районе города, прохаживаясь то тут, то там, наблюдая за домом, высматривая хоть что-нибудь полезное для будущей кражи, и последующие после пути отхода. Айала всегда подходила к делу подобным образом. Несмотря на то, что чаще всего такие наблюдения не оправдывали все потраченное на них время, девушка продолжала работать по той же схеме.

"Осторожность и терпение - одни из главных орудий вора, но ими нужно уметь пользоваться"

Чтож, она была весьма терпелива, раз не бросилась за Дарцефулом в ту же ночь, когда узнала о нем. И еще она была не менее осторожна, решив разузнать все мелочи, касающиеся Ториана Шамера и его особняка. Айалу слегка подташнивало, от принятых эликсиров, заряженных легкой магией. Она принимала их для того, чтобы могла и дальше пользоваться своими магическими вещицами, будучи обычным человеком. Этому тоже, ее научил Мариус Борн. На предстоящем деле ей могут понадобиться все свои приспособления, поэтому приходится вновь принимать эликсиры с ужасным жгучим вкусом. Как всегда, перед делом, Айала испытывала приятное возбуждение, и уже предвкушала победу. Кровь кипела, хотелось действий, хотелось встряски, разрядки... Она подумала было, а не найти ли ей девушку на ночь, и хорошенько развлечься. Но вскоре отбросила эту соблазнительную мысль. Светиться в борделях ей не хотелось, когда на кону такое важное дело. Разумеется, она легко обворует этого Коллекционера, каким бы он ни был могущественным, и, тем не менее, не стоит его недооценивать. Не достиг бы Ториан Шамер таких высот, если бы его можно было легко и безнаказанно ограбить. Поэтому, не нужно оставлять после кражи никаких нитей, могущих привести к ней. Эта кража, пожалуй, занимает второе место в списке Айалы, относящемуся к местам, которые она охотнее всего обчистила бы (на первом месте Университет магии). Но, если Ледрон с его Университетом скрыт от людских глаз, то особняк Ториана Шамера туточки, возьми и сделай. Единственное, кто воровку слегка беспокоил, так это хромой Дорфель. Хотя Аксель клялся, что не рассказал своему приятелю о том кто такая Айала, она все равно испытывала волнение.

"Если он совсем не идиот, то может легко догадаться, после того как Дарцефул исчезнет из дома Коллекционера. По городу непременно поползут слухи о дерзкой краже, и тогда...возможно, будет лучше убрать этого Дорфеля"

Айала не наслаждалась убийствами, так как кражами, однако, при необходимости могла без колебаний лишить человека жизни. А в этот раз, судя по всему, необходимость присутствует. Нельзя так рисковать. Возможно, это лучше всего сделать до кражи...но она решила что сделает это позже.

Этот день был не таким жарким, как предыдущий, даже подул ветер, бьющий по лицу. В парке, за которым стоял дом Ториана Шамера, было тихо и почти пусто. Айала шла по утоптанным дорожкам, между рядами деревьев, таких ровных и аккуратных, что создавалось впечатление, что все они близнецы. Щебетали птички, словно соревнуясь в громкости. Айалу немного удивляло место, в котором жил Коллекционер. Она-то ожидала крепость в какой-нибудь отдаленной части города (а то и за ним), окруженную высокой стеной и армией солдат. Но, все оказалось совсем наоборот. С одной стороны особняка был этот самый парк, по которому она сейчас шла, с другой - центральная площадь, каждодневно забитая народом. На одной с домом улице, стоял самый большой в Харгале бордель, а прямо за ним местное отделение Банка Братьев Брекретов. Айала стояла рядом накануне, и ее слепило яркое солнце, лучи которого отражались от золоченой вывески банка - "БББ". На крепость особняк решительно не походил. Да, большой, да с высокой стеной, но...забор, заросший виноградом, перелезть легко и без перчаток. Многочисленной охраны она за время наблюдения тоже не заметила, да если даже они и есть, укутанная в плащ, она запросто проскользнет через двор. А что касается самого дома...он как будто приглашает по нему полазать. Забраться бы в первое окно, а там...

"А там посмотрим"

Айала давно уже полагалась на свой богатый опыт, и легко грабила даже те дома и замки, в которых ранее не была. Она хорошо ориентировалась, и, следуя интуиции, довольно быстро находила то, зачем пришла. Или же, что-нибудь другое, если она не влезла за чем-то конкретным. В этот раз, получалось и то, и другое. С одной стороны, она идет за Камнем Воров, а с другой, неизвестно, каких только редкостей нет в особняке Ториана Шамера...

Девушке вдруг вспомнилась любимая поговорка Мариуса Борна: "Воры берут вещи там, где их находят. Проблема лишь в том, что они никогда не находят их у себя"

Если верить хотя бы половине слухов, касающихся Коллекционера, то Айала не уйдет оттуда с одним лишь Дарцефулом, это уж точно. Наверняка, он располагает не одной вещицей эпохи эльфов, так что...она очень рассчитывала найти в доме Коллекционера вещи, которые хотела бы найти у себя. Более того, не следует забывать и о просьбе Акселя, которому приглянулся древний клинок императора Дарека Ралла.

"Что ж, если Дарцефул и правда, у Ториана Шамера, то клинок императора северянин вполне заслужил. Осталось лишь проверить. Дело за малым".

ПОТРОШИТЕЛЬ ГВАРДЕЙЦЕВ.

"Дорогой Гестиль!

Как твои дела? Уверен, гораздо лучше, нежели мои... Представляешь, пару дней назад, отряд наших гвардейцев во время ночного патрулирования вступил в схватку с какими-то бандитами, что грабили большую оружейную лавку. В результате погибло трое новобранцев, а четвертый остался калекой. Хотя, и они в долгу не остались, положив пятерых бандитов. Теперь, к попыткам поймать убийцу того гвардейца, о котором я писал в прошлом письме, я должен разобраться с этим происшествием. Да, что уж говорить, хорошее начало. Боюсь, что не смогу справиться со всем. Но, попыток не оставлю, ты ведь меня знаешь. К тому же, отец только и ждет, что я сам откажусь от должности, а этому не бывать. Когда будет достроен ваш летний замок? Ты ведь приедешь сразу по завершению строительства? Я помню, ты обещал! Поцелуй от меня свою мать, передавай мое почтение отцу. Пиши, буду ждать!

Лоран"

"Мирное время - плохое время" - говорил знаменитый генерал Джо Уилти.

Так ли это? Что ж, это смотря кого спросить. Если задать этот вопрос крестьянину, который в случае войны пострадает не хуже солдат на поле боя, то он, разумеется, ответит, что мирное время - лучшее время, и все люди должны стремиться к миру. Примерно так же ответил бы и жрец, хотя и по иным причинам. Для некоторых, ответ зависел бы от их положения и возможностей. Как еще говорил Джо Уитли: "Чем больше власти имеет человек, тем нужней ему война". Лоран же, знал одно: для солдат имперской гвардии, мирное время было не самым полезным. С момента восстания лорда Кролэйва, на Загрусе царил мир (ну, если не брать во внимание стычки с горцами, но таковые происходили лишь на территории Нибераля). И отсутствие войны, как заметил капитан Эрилбер, плохо сказывается на опытности гвардейцев.

"Каждому солдату необходима практика. Без должного опыта, никогда не знаешь, как поступит боец в критической ситуации. Сможет ли применить все, чему его научили? Или же он струхнет, и побежит, почуяв реальную угрозу своей шкуре?"

"Мда, генералу принадлежат с полсотни подобных высказываний. И с большинством из них, сложно не согласиться"

По счастью, неопытные новички, недавно угодившие в драку, проявили себя с лучшей стороны. Но, на счет остальных, нельзя быть уверенным. Особенно, после того как был найден еще один разорванный гвардеец.

"И что теперь, отправлять их на время в Ширрем или Нибераль сразу после Академии?"

У Лорана было отвратительное настроение. И причин тому было несколько. Началось все с посещения заседания Совета, на котором в основном обсуждались две вещи: убийство знаменитого Каспера Ангреля, а также недавняя стычка гвардейцев с бандитами. Император и лорд Мор-Гран, основательно прошлись по Лорану - отец открыто, а сенешаль, как всегда завуалированно. Принц даже забыл о своем недавнем намерении не перечить отцу, во избежание ухудшения и без того отвратительных отношений. Ну как он мог сидеть молча, когда на него набросились так, словно он самолично прикончил тех несчастных новобранцев? После заседания, принц отправился на встречу с капитаном Эрилбером, и тот сообщил ему не очень приятные вести. Дела в Старом Розервуте шли из вон рук плохо. Как раз в тот момент, когда шло заседание Совета, неподалеку от Тиамских ворот нашли еще один труп гвардейца, изуродованный сильнее, чем предыдущий. Капитан также добавил, что многие трясутся от страха при мысли о том, что их могут назначить в следующий патруль. Лоран поморщился, представив, что на это скажет отец. Он сильно разозлился.

"В конце концов, это столица! Имперскую гвардию обязаны бояться и уважать. С ней должен считаться каждый. Нужно сделать так, чтобы те, кто решится пойти против, горько об этом пожалели. Так нужно сделать. И я так сделаю"

И Лоран решил лично возглавить грядущий патруль. Капитан Эрилбер, вызвался пойти с ним. Принц возражать не стал.

2.

- Не думаю, что это хорошая идея, - сказал Аарон Крифт, узнав, что Лоран планирует патрулировать именно Старый Розервут.

- Почему? - спросил принц. - Потому-что это очень опасно?

Уже почти стемнело, и в комнате горели все лампы. Военный советник, опираясь на свою трость, стоял у окна, поглядывая на темные улицы, за замком гвардейцев Храмового квартала. Лоран находился неподалеку - он рассматривал свое отражение в большом зеркале у стены. Легкие доспехи, длинный плащ, роскошный меч, мужественное лицо - принц был доволен своим внешним видом. Он поспешил отвернуться - не хотелось, чтобы Аарон заметил, как Лоран доволен собою.

- Это очень опасно, мой принц, - после продолжительного молчания подтвердил советник. - Ты не должен подвергать себя такому риску. Те...или то, что бродит по ночным улицам и потрошит гвардейцев...

Лоран чуть было не рассмеялся, глядя на обеспокоенного друга, неуверенным тоном пытающегося высказать нелепую мысль. Но, вспомнив изуродованный труп первого убитого, он проглотил смешок.

- Как по-твоему, кто убивает несчастных?

- Честно? Даже боюсь предполагать. Особенно, после разговора с исследовавшими тело второго гвардейца специалистами.

- И что же сказали эти самые специалисты? - спросил Лоран.

- Они уверены в одном, - со вздохом ответил Аарон Крифт, - его убил не человек.

- Даже так? - Лоран усмехнулся, хотя внутри пробежал холодок. - И кто же? Мантикор? Ламия? Дракон?

- Я же вижу, что и тебя грызут сомнения по этому поводу, - Аарон отмахнулся. - Так что, не притворяйся. Хотя, я тебя прекрасно понимаю...сложно представить, чтобы в Розервуте завелась нечисть...

- А почему бы и нет? - неожиданно перебил принц. - Если хорошенько подумать, в этом нет ничего невероятного...

Истребление нечисти - тема всегда актуальная. Еще со времен эльфов были известны истребители чудовищ. Даже легендарный Альтаир Мардалл - величайший воин за всю историю Загруса, был известен прежде всего как охотник на нечисть. Истребителей чудовищ уважали, их называли героями, и не было отбоя от новых отрядов, рвущихся прикончить огненного скорпиона, трехголового ящера баалавагля (которого часто путали с драконом), либо вампира. А самые отчаянные даже нападали на гнезда анкугаров (несмотря на довольно забавное название, эти невысокие, похожие на людей существа с легкостью оторвут голову взрослому мужчине) или шли в логово дракона. Однако, по-настоящему колоссальных размеров охота на нечисть достигла после возникновения ордена "Чистые сердца". Орден основал Джонас Годфри - племянник тогдашнего правителя Дайгерфора. Сделал он это после того как на целых три года прекратился сезон ярмарок, проводимый в столице Дайгерфора. Тогда, после многочисленных нападений на купеческие колонны, все королевства принялись бойкотировать тамошний рынок (это случилось еще до образования империи). И вот, Джонас Годфри, со своим орденом объявил войну всем монстрам. Они сразу же заявили о себе, не позволив всем считать их очередным отрядом охотников, которые рано или поздно затеряются в тени следующих за ними. Шутка ли, всего за месяц прикончить четырех взрослых драконов? За несколько лет, орден сильно разросся и, очистив более-менее родной Дайгерфор, принялся и за другие королевства, "поглотив" всех других охотников на нечисть. Вскоре, после смерти Ирвина Ралла, престол Бельгории занял его сын - семнадцатилетний Шарин. Унаследовав корону, будущий Первый император Гильдерлэнда, в первую очередь взялся за очищение своих земель от чудовищ. Его дело продолжил сын, затем и внук, и правнук. Как ни старались, всю нечисть истребить не удалось - то и дело возникали случаи нападений монстров на людей. Но, центральный район столичной провинции - Край дракона в этом плане был безопасен. В Розервуте уже больше трехсот лет не видели ничего подобного - маги и имперская гвардия позаботились об этом...

"Но все это было давно. Знаменитые магические радары не ставят уже много лет, из-за того что источник Силы в этих краях по непонятным причинам сильно ослаб, и поддерживать радары крайне сложно. Да и по поводу гвардии, в словах отца и Мор-Грана есть доля правды, как бы сильно я не злился на них. Но, это лишь доля правды. Пусть столичная гвардия и не так сильна, как другие, пусть она не так прославлена как "Братство сильнейших", но она вовсе не беспомощна. Если по городу бродит какой-то монстр, то мы его уничтожим"

- Без магических радаров, сложно утверждать наверняка, - соглашаясь, сказал Аарон. - Мы давно убедили себя в том, что в наших краях не водятся твари, о которых мы столько слышим от жителей других провинций. Живя здесь, в самом центре империи, легко забыть о том, что не везде все так уж гладко, и какая-нибудь тварь рано или поздно забредет в наш город. Тем более, что Розервут давно лишился хваленной магической защиты от нечисти.

- Да, ты абсолютно прав, - кивнул Лоран. - Надо как можно скорее выяснить, что это за тварь, как она сюда попала, и почему нападает исключительно на солдат имперской гвардии...

- Верно, - Аарон отошел от окна, разглядывая принца с головы до ног. - Отлично выглядишь. Ты уверен, что хочешь пойти этой ночью в патруль?

Лоран, молча кивнул в ответ.

- Хорошо, - произнес военный советник. - В таком случае, компанию твоему отряду, составит еще один человек. Похоже, что я знаю, как нам вычислить тварь.

3.

Темные улицы встретили отряд угрюмым молчанием. Ощущение нереальности производили эти улицы Старого Розервута, после тех же улиц соседних районов. Отряд состоял из десяти самых лучших гвардейцев Храмового квартала, двух гвардейцев Старого Розервута (хорошо знавших район), а также Лорана, капитана Эрилбера и... Артимуса. Да, именно волшебник был тем самым человеком, который, по мнению Аарона Крифта мог помочь обнаружить убийцу гвардейцев. Лоран, в принципе одобрял идею военного советника, и был бы рад волшебнику. Но только не Артимусу. Хотя, надо отметить, старый маг и сам не очень-то горел желанием отправляться с гвардейцами в район, кишащий бандитами, да кровожадным чудовищем, мордующим как раз этих самых гвардейцев. Теперь, принц не знал, злиться ему еще больше, из-за присутствия этого волшебника, либо наоборот, наслаждаться его испуганным видом. Зато остальные гвардейцы заметно расслабились - присутствие волшебника в их отряде, определенно вселяло уверенность.

"Их легко понять. Одно дело, когда есть риск быть раненным или даже убитым в схватке с городскими бандитами. Другое дело - это ужасный монстр, который с легкостью превращает воина в лепешку. Хотя, по большому счету не должно быть разницы, как именно тебя убьют: ударом меча, либо острыми когтями и клыками. Но разница все же есть"

- Нервничаете? - обратился Лоран к капитану Эрилберу.

- Да, немного, Ваше высочество, - признался капитан. - Хотя, не думаю, что сильнее, чем господин Артимус.

- Верно, - ответил Лоран, покосившись, на едущего справа волшебника, чье лицо в свете факелов, выражала крайнюю степень испуга.

Артимус либо не услышал слов капитана, либо предпочел не обратить на них внимания.

- Мне кажется маловероятным, что этот...убийца решится напасть на большой отряд, - сказал Эрилбер, осматривая пустынные улицы.

- Надеюсь все выйдет в точности до наоборот, - усмехнулся Лоран.

"А хочу ли я этого на самом деле? Хочу ли я, чтобы неизвестная могучая тварь ринулась на нас из темного переулка?"

Он оглядел свой отряд, и решительно кивнул сам себе. Разве, не этого он так хотел? Лоран ведь всегда хотел быть героем, мечтал проявить себя...и, теперь у него есть идеальная возможность стать героем. Шутка ли, принц Гильдерлэнда уничтожает чудовище, терроризирующее город.

В Старом Розервуте, Лоран был всего несколько раз. Как и тогда, ему казалось, что он внезапно попал в другой город. Здесь все было другим: и улицы, и свет, и запах... Принцу было очень интересно, как выглядит район с высоты птичьего полета.

"Как большая куча дерьма, вываленная посреди аккуратных районов города. Как же еще?"

Первые признаки жизни исходили со стороны трактира, который находился неподалеку от рынка.

- Ваше высочество, если вы решите пойти дальше, вглубь района, то придется оставить коней, - сказал капитан Эрилбер, когда отряд остановился у рынка.

- Хорошо, - ответил принц, и спешился, вслед за остальными.

4.

Отряд пошел вглубь района, в противоположную сторону от той, где находился замок гвардейцев. Шли молча, настроение у всех стало заметно хуже, после того как они двигались пешком. Капитан Эрилбер шел рядом с Лораном, готовый в любой момент закрыть его собою.

"А ведь он, даже не обучался в нашей Академии. Тем удивительнее, что этот человек сумел дослужиться аж до капитана, причем не где-нибудь, а в Храмовом квартале!"

Дело в том, что стать имперским гвардейцем могли не только выпускники Военной академии Розервута. Но, в отличие от таких гвардейцев, выпускники имели ряд преимуществ, с самых первых дней своей службы. Считалось, что если человек сумел закончить Академию, значит, у него есть все задатки образцового гвардейца (что, к сожалению, далеко не всегда оказывалось правдой). И получить звание, такому гвардейцу было гораздо проще. Капитан Эрилбер же, добился всего сам, сумел встать над всеми этими богатыми и влиятельными отпрысками, и это дорогого стоило.

Лорану, даже среди вооруженных гвардейцев было немного не по себе, в этих узких и угрюмых улочках. Мерцающий свет факелов каким-то образом лишь добавлял жути, выхватывая из темноты те, или иные участки района. Один из солдат попытался завести разговор, но, не встретив поддержки, умолк. Лоран заставил себя шагать увереннее, и вдруг понял, что понятия не имеет, почему отряд идет именно этой дорогой.

"Каким таким образом мы собираемся вычислить тварь? Почему ищем именно тут?"

Поначалу, он успокаивал себя тем, что волшебник знает что делать, и куда идти, раз уж Аарон Крифт его рекомендовал. Однако, обойдя все места предыдущих нападений неизвестного гада на гвардейцев (и не найдя там ничего стоящего), принц решил было обратиться к капитану Эрилберу с вопросом о том, куда же идти теперь. Но, не успел. Поглядев на Артимуса, он проглотил вопрос. Они в этот момент стояли как раз там, где было найдено второе тело, собираясь двигаться дальше. Волшебник что-то бормотал себе под нос, легонько водя посохом по воздуху. Камень на конце посоха Артимуса вдруг замерцал зеленоватым светом, издавая при этом низкое, навязчивое гудение.

- Оно где-то тут, - прошептал волшебник. - Я ухватил его. Это явно не человек.

- Ну, успокоил, - буркнул кто-то из гвардейцев.

Послышался лязг мечей, все сгрудились поближе друг к другу, поднимая факелы высоко над собой, пытаясь разглядеть во тьме того, о ком говорит Артимус. Затем, старик вдруг удивленно хмыкнул, и покачал головой.

- Оно само нас нашло, - пробормотал волшебник. - Следило за нами, но не приближалось достаточно близко, зная, что мой посох его вычислит.

- И какого хрена оно решило-таки появиться?! - раздался истеричный голос справа от принца. - Следило бы себе дальше!

- Ну-ка тихо! - скомандовал капитан Эрилбер. - Ведете себя как сыклявые девчонки. Прошу прощения, Ваше высочество.

Принц машинально кивнул, все еще всматриваясь во мрак. Сначала, он ничего не увидел и не услышал. Однако, чуть позже посох волшебника завибрировал еще сильнее, и на свет показалась красноглазая морда, с жутким оскалом. Лоран не мог оторвать глаз от твари, которая осторожно приближалась к отряду, переводя глаза с одного, на другого. Туловище монстра все еще было частично скрыто во мраке, но было ясно, - в высоту оно гораздо выше человеческого. Взгляд его глаз внушал дикий ужас, заставляя колени дрожать, а сердце лихорадочно биться. Прежде чем кто-либо попытался что-нибудь предпринять, тварь издала громоподобное рычание, и медленно двинулась на людей, постепенно прибавляя шаг. Весь боевой пыл Лорана исчез. Осталось лишь одно желание: бежать без оглядки...

СРЫВ.

- Оборотень? Здесь? Они что, спятили?

- Ты же слышал, капитан сказал, его видел сам принц! Дурья башка, ты что, думаешь, принц врет?

- Все это глупые россказни, чтобы оправдать убийства тех несчастных гвардейцев!

- Ну, право слово, не знаю...раз уж капитан сказал.

- И что? Мало ли, что он нам наговорит. Подумайте только, оборотень в Розервуте! Вот наивные идиоты!

- Сам ты идиот! Зачем по-твоему нам всем раздали серебряные кинжалы? В задницах ковыряться?

Подобные разговоры гуляли по всем уголкам замка гвардейцев Старого Розервута. Слух о том, что принц Лоран, во главе отряда гвардейцев взявшийся за патрулирование района напал на след оборотня - разлетелся еще раньше, чем капитан Ливис рассказал об этом на построении. Реакция, как и ожидалось, была весьма разнообразной. Кто-то, закатывая глаза, насмехался над другими, поверившими в историю о монстре. Многие не знали чему верить, с глупыми улыбками переводя взгляды на соседей во время построения, а после, осторожничая в комментариях. Все спорили друг с другом весь последующий день, приводя всевозможные аргументы, стараясь убедить оппонента либо в абсурдности, либо в реальности услышанной утром истории. Кристине же, вопреки ожидаемому, было глубоко наплевать, был ли оборотень надуманным, либо реальным. Ее мысли занимало другое.

"Белоголовая. Так теперь меня все называют. Что ж, сбылась моя мечта: я себя проявила, мне досталось звучное прозвище, я стала замечать уважение во взглядах других гвардейцев. И почему тогда меня все это не радует?"

Кристина знала ответ на свой вопрос, но боялась его. Парень, скулящий у ног бандита, заносящего меч, громила с топором, чьи глаза пылали ненавистью и жаждой убийства, голова Джины Ровель... События той ночи вновь возникли у девушки в голове, она сжала зубы, и постаралась отвлечься. Но это было совсем непросто, учитывая, что Анна Ровель лежала на соседней кровати, устремив пустой взгляд в темный потолок, как происходило уже несколько ночей подряд. На нее падал лунный луч, освещая бледное лицо, с плотно сжатыми губами. Кристина пыталась с ней поговорить, но не могла подобрать слова, за исключением банальных соболезнований. Как выяснилось, родителей у девушек не было, после их смерти близняшки продали дом и поступили в Военную академию. Страшно было смотреть на Анну, которая потеряла единственного родного ей человека. И Кристина, твердо пообещала себе, что непременно сблизится с несчастной девушкой, и будет ей по возможности помогать.

Милла была в патруле, поэтому в комнате пустовали две кровати, хоть и ненадолго - прошлым утром, капитан Ливис обещал девушкам новую соседку, взамен убитой Джины Ровель. Кристина не могла подумать даже о Рике - и он ассоциировался с той ночью. Лейтенант Сэмбрел, определенно проявлял к ней интерес - теперь, он смотрел на нее не меньше, чем она на него. Он похвалил Кристину перед капитаном Ливисом и прочими офицерами, и все это должно было сильно порадовать девушку. Но не порадовало. Милла успокаивала ее, говорила, что все пройдет, что нужно время... Кристина надеялась, что подруга была права, однако сомневалась, что к такому можно привыкнуть. Ее просто поражало, с какой легкостью люди убивали друг друга. Отнимали жизни, отнимали будущее, убивали семьи, которые могли бы родиться, даже не задумываясь о том, что такие права им не принадлежат, не задумывались об ответственности, которую взваливали на себя, останавливая сердца себе подобных. Кристина понимала, что вероятнее всего, ей тоже придется кого-то убить. И мысль о том, что вероятнее всего этим человеком будет какой-нибудь отъявленный мерзавец - нисколько не успокаивала. Единственное, что было хорошо - это то, что служба все еще радовала: слабые отголоски гордости все еще теплились в ней, когда она надевала доспехи и плащ имперской гвардии.

Анна тихонько засопела, Кристина повернулась к ней лицом, чувствуя, что долгожданный сон, наконец, приходит.

Утром, после построения, Кристина, встретив Миллу, направилась с ней на завтрак. Огромная столовая была уже полна народу, когда девушки протиснулись мимо двух гвардейцев за дверь. Длинные дубовые столы стояли рядами, их концы терялись далеко впереди. Портьеры на больших окнах были раздвинуты, впуская солнечный свет, по всему залу гуляли разнообразные запахи, и не менее разнообразный шум. Выложенный белой плиткой пол сверкал чистотой, а позолоченные настенные лампы дожидались темноты, чтобы разгореться после ярким холодным светом. Кристина и Милла прошли к столу справа от входа, занимая привычные места. Некоторые окрикивали Кристину, кто приветственно, кто шутливо, она вяло отвечала всем вокруг. Разумеется, и по сей, день все разговоры крутились вокруг истории про оборотня - споры не утихали ни на миг. Уже несколько дней как Кристина, войдя в столовую, первым делом не пыталась отыскать глазами Рика. Сегодня же, он сам попался ей на глаза, подмигнув и помахав рукой. Девушка ответила лишь слабой улыбкой.

Каша была вязкой, безвкусной, но Кристина была непривередливой в отношении еды. Она глотала ложку за ложкой, слушая Миллу, которая, с набитым ртом рассказывала о прошедшем патруле. Накануне, она не хотела отправляться патрулировать, боясь столкнуться с чудовищем. И если бы не Кристина, она вероятно так и осталась бы в комнате, невзирая на неминуемое наказание за отказ подчиниться приказу. Главный аргумент состоял в том, что разгневанный капитан Ливис будет пострашнее целой стаи оборотней. И Кристине предстояло вскоре это доказать.

- Так, так, посмотрите-ка, какие люди почтили нас своим присутствием, - раздался голос сзади Кристины.

Через мгновение, в поле зрения появилась Тодми, как обычно в сопровождении Дормари. Черная коса девушки лежала на плече, на лице привычное надменное выражение. Кристина едва взглянула в ее сторону, Милла поджала губы.

- Чего молчишь, Белоголовая? - Тодми, не дожидаясь приглашения, уселась рядом с девушками. - Язык откусила? Или считаешь меня слишком незначительной, чтобы со мной говорить?

- Не начинай, Тодми, прошу тебя, - подала голос Милла.

- Заткнись, Милашка, я не к тебе обращаюсь, - Тодми окинула Миллу презрительным взглядом.

Милла покраснела, устремив на грубиянку злобный взгляд, но так ничего и не ответив. Кристина, продолжала, не обращая внимания глотать кашу. Все так же, не спеша, с безмятежным выражением лица. И только присмотревшись, можно было заметить, как дрожит ее рука, стискивающая ложку.

- Ты вероятно довольна собою? - спросила Тодми, придвигаясь ближе.

Дормари осталась стоять, со смущенным видом глядя на девушек.

- Конечно, довольна, - сама себе ответила Черноволосая, - так отличиться в свой первый же патруль...наверное, это было захватывающе, правда? А теперь, небось, жаждешь в одиночку прикончить оборотня, а? Это как раз по тебе работка, правда?

- Правда, правда, - раздраженно ответила Кристина, - а теперь будь добра, закрой рот. А еще лучше - вали отсюда.

Она не собиралась отвечать, слова вырвались против ее воли. До этого дня, ей удавалось не обращать большого внимания на постоянные приставания Тодми, но та выбрала неудачный день, чтобы снова подразнить Белоголовую.

"И вообще, какого черта я должна терпеть ее издевки? Давно пора поставить ее на место!"

- О, как хорошо, что ты ответила, - Тодми расплылась в улыбке. - А я уж было испугалась, что ты дала обет молчания после той ночи, когда оттяпали голову сестре той сучки - она махнула рукой в сторону Анны Ровель, сидящей чуть дальше.

Дормари зацокала языком, выражая неодобрение, но Тодми отмахнулась от нее, с улыбкой глядя на Кристину. Остальные гвардейцы, сидящие неподалеку, молча наблюдали за девушками.

- Как...как ты смеешь? - еле сумела выговорить Кристина, буравя взглядом ненавистное лицо.

В голове девушки крутилось множество фраз, которые она бы с удовольствием адресовала сидящей рядом Тодми, но она боялась, что не совладает с голосом и сорвется на крик.

Ложка с громким стуком полетела на стол, разбрызгивая остатки каши.

- Пойдем отсюда, - бросила Кристина Милле.

Подруга, молча поднялась, и последовала за Кристиной.

- Не так быстро, Белоголовая, - Тодми тоже поднялась и схватила девушку за левую руку. - Так невежливо с твоей стороны, я ведь не закончила...

Все произошло очень быстро. С полуоборота, Кристина залепила Тодми звонкую оплеуху, так что ее черная коса, описав дугу, шлепнулась на стол. Кристина даже не успела ни о чем задуматься, просто размахнулась еще раз. Тодми похоже ничуть не растерялась от внезапного нападения, она увернулась от удара, и атаковала сама. Ее локоть врезался Кристине в скулу, следом удар второй рукой - под глаз. Потом тут же коленом в живот и ребром ладони по затылку. Тодми успела еще несколько раз пнуть Кристину, прежде чем ее, наконец, оттащили, очнувшиеся от оцепенения гвардейцы. Кристина тщетно пыталась подняться, судорожно хватая ртом воздух, ее роскошные белые волосы разметались по всему полу - она зарычала, когда кто-то из подбежавших гвардейцев наступил на ее локоны. Когда ей удалось, подняться на колени, Тодми, которую удерживали двое, изловчилась и мощным ударом ноги отправила Кристину обратно на пол, разбивая ей нос, и хорошенько прикладывая затылком о холодный пол. Вокруг слышались крики, ругань, звуки возни, кто-то пытался поднять Кристину на ноги, кровь из носа растекалась по щекам, пока она лежала без движения. С одной стороны ее поддерживала Милла, а с другой - рослый гвардеец, чуть старше самих девушек. Тодми уже уволокли к выходу из столовой, она все еще тщетно пыталась вырваться, осыпая своих провожатых жуткими ругательствами. Кристина успела заметить ярко-красный след, оставленный ее рукой, и неожиданно для всех вокруг начала смеяться. Она все еще хохотала, когда и ее саму уводили прочь из зала, под взгляды изумленных гвардейцев.

2.

Три удара плетьми. Вот, во что вылилось происшествие в столовой для обеих девушек.

"И это мы еще легко отделались" - думала Кристина, после того, как вынесли наказание.

Капитан Ливис всегда славился своим вспыльчивым характером, но после происшествия в столовой, он орал так, что казалось, его вот-вот разорвет на части. Прямо перед всем гарнизоном, капитан объяснил двум девушкам, что он думает о нарушителях дисциплины в целом, и что он думает в частности о них обеих. Больше всего досталось Кристине. Отчасти из-за того, что она первой нанесла удар, а в большей степени из-за отношения к ней Джейкоба Ливиса. Поэтому, у Кристины он задержался подольше, чем у Тодми, брызжа слюной и вопя ей прямо в лицо. В исполнение, приговор приводили во дворе, неподалеку от того места, где Кристина впервые встретилась с капитаном. Девушек подвели к высокому столбу, на глазах у большинства гвардейцев, разместившихся на залитом солнцем дворе. День уже был в самом разгаре, и к выходу двигался дневной патруль, чьи солдаты шли с сожалением на лицах - надо же, пропустить такое событие. Направляясь к столбу, Кристина одним глазом ловила лица из толпы (второй глаз заплыл и закрылся, окрасив окружность сочным, фиолетовым цветом). Белоголовая, заметила Миллу, сочувственно смотрящую на нее. Рядом с ней стояла Анна Ровель, со странным выражением лица. Большинство собравшихся солдат, смотрели на происходящее скорее с любопытством, некоторые не скрывали удовольствия, предвкушая хорошее зрелище. Первой, к столбу привязали Тодми. Проходя мимо Кристины, она бросила быстрый взгляд в ее сторону. Кристина широко улыбнулась в ответ. Она и сама не знала, что ее так веселит. Нос распух, под глазом синяк, на затылке вскочила огромная шишка, а совсем скоро, ко всему перечисленному прибавятся побои гораздо страшнее. Но каким-то образом, одна оплеуха подняла ей настроение.

"Главное, сильно не кричать, главное не расплакаться. Главное..."

В этот момент, Тодми получила свой первый удар, и взвыла так громко, что Кристина засомневалась, сможет ли сдержаться и не раскричаться еще громче. Удары наносил Джейсон-Молчун. Он, с абсолютно бесстрастным лицом заносил плеть над головой, и резко поворачивая кисть, выбрасывал руку вперед, ударяя по голой спине привязанной девушки. После второго удара, Тодми возобновила крик, уже весьма охрипшим голосом, крик этот вскоре перешел во всхлипывания, а еще через немного в рыдания, в которых чувствовалась злость - становилось понятно, что она плачет больше от унижения, чем от боли. Третий удар - самый сильный, повалил ее на колени. Вскоре ее отвязали, и унесли прочь, держа за подмышки. К Кристине двинулись двое, но она пошла сама, ступая легко, не ощущая ни капли нервозности. Она подошла к столбу, послушно протянула руки немолодому гвардейцу, который крепко привязал их, шепнув при этом: "держись!". Затем, он, проверив путы, быстро отошел. Кристина, скосив глаза, глянула на капитана Ливиса, который как раз в этот момент кивнул Джейсону, давая тем самым команду начинать. Кристина услышала резкий свист, а в следующий миг ее спины коснулся ад. Она так сильно выгнула спину, что громко захрустели шейные позвонки. С ее губ сорвался пронзительный вопль, который тут же, вопреки ее желанию сменился очередным приступом смеха. Второй удар выбил из нее этот смех, заставив подавиться им, закашляться. Слезы катились по щеке, из здорового глаза, со рта капала слюна, попадая на гладкий столб. Третий удар просто впечатал ее, она приложилась лбом, ноги подкосились, и она повисла на веревках, даже не пытаясь подняться. Уши заложило, поэтому, окружающие звуки слились в один бессмысленный гул. Каждая клетка тела вопила от боли, в голове стучало так, словно туда тараном пробивали путь. Когда гвардейцы подскочили к ней, намереваясь унести ей, как недавно Тодми, Кристина все еще предпринимала попытки выдавить из себя срывающийся, булькающий смех...

ЧЕРНЫЙ ДЕНЬ.

Сжигать тела погибших, было принято еще с тех времен, когда храмовые жрецы Даллада и Галладии имели власти не меньше, чем иные лорды. Упадок влияния религии давно произошел, а многие обычаи сохранились по сей день. И в Черном и в Белом Корах было написано, что надобно сжечь тело умершего, для того чтобы он мог возродиться в Истинном мире. Хоронили только атеистов. И этот обычай, по мнению Альтаира, был гораздо цивилизованнее, чем во многих других религиях. К примеру, последователи древней богини Сайварры съедали тела своих погибших, за праздничным столом. На занятиях по теологии, Альтаир слышал и другие, не менее приятные примеры, однако не хотел их вспоминать.

Много людей пришло проститься с Каспером Ангрелем. За семь дней до церемонии сожжения тела, Альтаир повидал почти всех представителей Домов Саргии. Лорд Марк Аэльтэ прибыл со своей женой на второй день после убийства (накануне, он праздновал в Ниссаде, и, принимая соболезнования, Альтаир вынужден был задержать воздух, дабы не упасть от волны перегара), следом приехали лорд Шарин Бертион и сын лорда Ансига Де-Ройни - Дэль. Так же, замок господина Ангреля посетил живущий по соседству лорд Бенджамин Кейдвэйр, однако остаться на церемонию не смог, сославшись на проблемы своего Дома. Альтаир с презрением поглядывал на собравшихся среди траурной процессии лордов и членов их семей.

"Все они завидовали отцу, ненавидели его. Ведь он, по сути своей - простолюдин, сумевший разбогатеть настолько, что большинство присутствующих здесь лордов даже близко к такому не приблизились (и неважно то, что дед был в свое время известным и уважаемым человеком). Сколько из них строили козни против отца? Лорд Марк? О да, этот старый болван, с опухшей от каждодневных попоек рожей не раз пытался доказать якобы незаконные махинации Каспера Ангреля и Мариона Сарда. А все потому, что друзья отказались вступать в Гильдию торговцев, в которой занимал важное место зять лорда Марка Аэльте. Лорд Кейдвэйр постоянно завидовал успеху господина Ангреля, и часто занимал у него золото. Лорд Дэвид Уэбстер, открыто презирал Каспера до тех пор, пока не вынужден был выплатить крупную сумму банку братьев Брекретов. Тогда, на лорда Уэбстера ополчились даже свои, так как он готовился заложить древнее родовое имение. Но Каспер Ангрель его выручил. Теплоты в отношениях это не очень прибавило. Ну, не считая показной. Пожалуй, только прибывший в последний миг лорд Мэтт Хардаир был искренне опечален смертью отца. Немудрено - они долгие годы дружили. О, нет, только не ты. Пройди мимо, пройди мимо!"

Но нет, Мартин Эйк, напялив на лицо грустное выражение лица, подошел к Альтаиру, и уже в который раз за день с тяжелым вздохом похлопал парня по плечу.

- Эхх, - протянул он, устремив печальный взгляд вдаль, - до сих пор не могу поверить в произошедшее...

Альтаир поджал губы, но ничего не ответил. Синяк, оставленный ему убийцей отца, за неделю почти сошел, грудь же, перестала болеть лишь пару дней назад. Альтаиру очень хотелось сбросить с плеча руку Мартина, который продолжал свою речь, но он сдержался. За неделю, Мартин Эйк умудрился надоесть еще пуще прежнего, донимая Альтаира попытками провести задушевную беседу о том самом дне. Альтаир и без того был на грани: он почти не спал, а если и удавалось уснуть, во сне непременно являлся мертвый отец, с мечом в животе. Не меньше поводов для беспокойства ему давало чувство ужаса, при воспоминании о той ночи. Первые два дня он вообще находился в оцепенении, плохо понимая, что же все-таки случилось. Осознание пришло вместе со страшной усталостью и невыносимым отчаяньем. Мысли в голове путались, стоило закрыть глаза, как возникал проклятый кабинет. Боль от потери отца была, но не такая сильная, какой, по мнению Альтаира, она должна была быть. И за это он себя ненавидел. Вызванный из Ниссада жрец Даллада стоял у большого погребального костра и вел прощальную речь. Его ослепительно белая мантия отлично гармонировала с длинными черными волосами и не менее длинной бородой, перетянутой лентой у пояса.

- Жизнь, - говорил он, - это лишь незначительная часть пути, но от того как ты ее проживешь, будет зависеть то, какая дорога достанется тебе после смерти - так говорится в Белом Коре, книге, написанной посланниками истинного Господа нашего. Будем надеяться, друзья мои, что глубокоуважаемый господин Каспер Ангрель заслужил лучшую из дорог!..

Альтаир не слушал. Его отношение к религии было известным. В отличие от его отца. Не сказать, чтобы Каспер был примером праведного последователя Даллада, но, тем не менее, он верил, и нередко посещал городской храм, особенно перед очередным отбытием за новыми диковинными товарами. Господин Ангрель неодобрительно относился к позиции сына, по отношению к религии, и винил в этом Исагерна, полагая, что влияние волшебника сделало Альтаира атеистом. Что ж, по большей части это являлось правдой. Альтаиру очень хотелось, чтобы Исагерн был рядом. Хотелось сильнее, чем в тот день, когда он впервые переступил порог Айгенверского университета, и, несмотря на внешнюю уверенность, страшно волновался. Сейчас, разумеется, Альтаиру было гораздо хуже. И не только потому, что он потерял отца. Парень не знал, что ему делать дальше. Его мучили вопросы, главный из которых был: кто же расправился с его отцом? В толпе людей, Альтаир заметил имперского следователя, который прибыл в замок буквально к началу церемонии. Этот человек и должен был заняться расследованием убийства Каспера Ангреля. На вид ему было около сорока, среднего телосложения, смуглое лицо, густые брови, под ними маленькие, глубоко посаженные глаза, бегающие по окружающим, и то и дело останавливающиеся на Альтаире. Парню было не по себе от такого пристального взгляда, и он старался не замечать следователя, который назвался Эдвиром, когда подходил выразить соболезнования. На нем была темно-синяя мантия служителя Дома правосудия, а на шее висела толстая золотая цепь. Судя по тому, как лорд Ноард приветствовал Эдвира, - они были хорошими приятелями. Да, правитель Ниссада прибыл на церемонию, собственной персоной. Несмотря на открытую неприязнь, он не мог проявить такого неуважения - в конце концов, господин Ангрель был известным человеком. Хотя, надо сказать, выглядел лорд Ноард вполне безмятежно, иногда легонько улыбаясь и перекидываясь словами со своим спутником - высоким незнакомым господином.

"Свинья. Надеюсь, я посмотрю и на твои похороны"

Альтаир с усилием перевел пылающий взгляд дальше, и остановился на управляющем. Рилл Айдел выглядел, пожалуй, самым подавленным из собравшихся - он казалось резко постарел, осунувшееся лицо было сложно узнать. Костюм управляющего был слегка помят, в руках как всегда - большой платок, которым он по привычке вытирал лицо, хотя оно и было сухим. Альтаир невольно скривил губы - проститься с господином Ангрелем не явился один очень значимый для него человек.

"Марион Сард - лучший друг отца, не соизволил приехать. И неважно, как сильно они поругались"

2.

- Еще раз, прошу извинить меня, за то, что заставил вас вновь вспоминать события той ужасной ночи, - сочувствующий тон Эдвира был весьма искренним.

Имперский следователь пришел в покои Альтаира спустя час, после окончания церемонии. Парень рассказал ему все, как было в ночь убийства, а тот записывал все в небольшую книженцию, орудуя нелепым, огромным павлиньим пером.

- Даже не представляю, как вам сейчас тяжело, - продолжил Эдвир. - Надеюсь, вам станет легче, когда будет пойман подонок, совершивший такое зверство.

- И я надеюсь, - тихо произнес в ответ Альтаир.

Следователь кивнул, словно ожидал именно такого ответа.

- Для этого мне понадобится помощь все присутствующих в замке.

- Вы ее получите, - сказал Альтаир, внезапно осознав, что хозяином замка теперь является он.

За прошедшую неделю его мысли занимали другие вещи.

- Очень хорошо, - потирая руки, сказал Эдвир. - Насколько я понимаю, личная охрана покойного господина Ангреля не видела ничего подозрительного в ту ночь?

- Нет, - Альтаир покачал головой. - Никто ничего не видел и не слышал.

- Тем не менее, я хотел бы и сам с ними переговорить...

- Пожалуйста, - пожав плечами, сказал Альтаир. - Правда замок они покинули, еще четыре дня назад.

Альтаир поморщился. Он думал, что Винсент и его отряд хотя бы почтят память отца, и останутся на церемонию. Но нет - они уехали сразу, как появилась возможность. Очевидно, столько лет службы у господина Ангреля (который наемникам хорошо платил), ничего не значили для Винсента и компании.

- На этот счет не волнуйтесь, - сказал имперский следователь. - Лорд Ноард, предусмотрительно попросил их задержаться в Ниссаде. Поэтому, завтра я отправлюсь в город и поговорю с ними лично.

- Как будет угодно. Надеюсь, вам они скажут больше чем мне.

- О, не сомневайтесь, - ответил Эдвир, и на его лице промелькнула легкая улыбка.

Альтаир почему-то не сомневался.

- Вы уверены, что не можете ничего больше вспомнить? - задал очередной вопрос следователь. - У человека такого уровня как ваш покойный отец, могли иметься недоброжелатели. Может он вам что-нибудь рассказывал?

Альтаир поколебался, прикидывая, стоит ли рассказывать о том, как вел себя в последние дни отец.

"А почему бы и нет?"

- Понимаете, - сказал он, - честно говоря, мы с отцом не были так уж близки...в последние годы, я видел его лишь летом, возвращаясь с учебы. Да и то, в это время года он часто бывал в разъездах, так что... Но, приехав в этот раз, я сразу заметил, что с отцом что-то не так. У него были проблемы.

- Интересно, - сказал Эдвир, делая пометки в своей книжке. - Пожалуйста, расскажите все.

3.

- Немного, немного, - произнес следователь, когда Альтаир закончил. - Но хоть что-то. Вы уверены, что в тайнике господина Ангреля не хранилось ничего, кроме редкого оружия и доспехов?

- Я был там за день, до убийства, - ответил Альтаир. - И не увидел ничего другого. Но не возьмусь утверждать, что там не было спрятано ничего кроме оружия.

- Понимаю, - сказал Эдвир. - Я осмотрю ее, если позволите. И еще вопрос... Вы не догадываетесь, что могло послужить причиной ссоры между вашим отцом и его другом, Марионом Сардом?

- Увы, как я уже сказал, - понятия не имею. Отец мне не сказал. Насколько я знаю, у них никогда прежде не было разногласий. А что, вы думаете, что он может быть...причастным?

Альтаир едва не расхохотался при мысли об этом.

"Нет, что бы там ни было у отца с Марионом, тот никогда не стал бы..."

- Нет, нет, я просто должен проверить все, вы должны меня понимать, - ответил Эдвир. - Я не имел чести познакомиться с вашим отцом, хотя слышал о нем довольно часто. В том числе и о крепкой дружбе между ним и Марионом Сардом. И я очень удивлен тем, что этот господин не приехал проститься с другом.

- Даже письма не прислал, - вырвалось у Альтаира, - однако не думаю, что он стал бы...

- Подумайте сами, - перебил его следователь. - Убийство вашего отца было хорошо спланировано, и исполнил его настоящий профессионал. Не удивлюсь, если работал убийца из "Гарпена". В таком случае, у нас мало шансов схватить исполнителя, зато мы сделаем все, чтобы прижать заказчика. И надобно проверить всех, у кого были причины желать смерти господину Ангрелю. Тех, кто может себе позволить человека из "Гарпена".

Альтаир поежился. О "Гарпене" ему было хорошо известно.

"Пожалуй, в империи не было человека, который бы не слышал о самой могущественной гильдии наемных убийц - жестоких, изощренных и поистине неуловимых. Их услугами могли воспользоваться только очень состоятельные люди. И вполне логично, что отца убил именно член "Гарпена", если вспомнить, как все было исполнено. Неудивительно, что никто ничего подозрительного не заметил. Но считать что отца "заказал" Марион Сард?.."

- Думаю, на сегодня достаточно, - поднимаясь, произнес Эдвир, и его цепь громко звякнула, - Спасибо, что уделили мне время в такой день, сэр.

- Да, конечно, - Альтаир тоже поднялся и пошел со следователем до двери. - Чувствуйте себя как дома, и делайте все что нужно, для поимки убийцы.

- Не сомневайтесь, сэр, - уже на пороге сказал Эдвир, - я докопаюсь до сути.

4.

Альтаир все утро искал Рилла Айдела. Но, как выяснилось - напрасно. Массивную фигуру управляющего, парень заметил из окна своих покоев. Рилл возвращался в замок по тропе, ведущей из трактира неподалеку. Постояв еще немного у окна и переодевшись в свой черный дублет (который он не носил с Университета), и узкие штаны, Альтаир хотел было отправиться на встречу к управляющему, но тот его опередил. Парень уже направлялся к двери, когда раздался стук Рилла.

- Добрый день сэр, - входя, произнес он.

- Тебе того же, Рилл. Хорошо, что ты пришел. Нам давно пора поговорить.

- Да...понимаю, сэр.

Альтаир указал на стул у окна, а сам устроился на кровати. Управляющий опустился на стул и посмотрел на парня.

- Выкладывай все, Рилл, - сказал Альтаир. - Я не желаю слышать про неосведомленность и прочий бред.

- Хорошо, сэр, я расскажу вам все что знаю. Но поверьте, знаю я совсем немного.

- Я слушаю.

- Все началось примерно год назад, - произнес управляющий, - тогда, господин Ангрель, связался с одним лордом, и привез для него какой-то длинный лист пергамента, настолько древний, что казалось, он вот-вот рассыплется. Единственное, что мне сказал об этом пергаменте ваш отец, это то, что он содержит что-то вроде инструкции по применению.

- Инструкции? - нахмурился Альтаир, - к чему?

- Не имею понятия, сэр, - ответил Рилл. - Но уверен, к чему-то очень серьезному. Вскоре, с господином Ангрелем связался тот самый человек, который и заказал старый пергамент. Ваш отец надолго покинул замок, а после возвращения сильно изменился, и больше не покидал Саргии. Он вел переписку с этим лордом, и пару раз принимал его посланника - должен сказать, весьма неприятного типа. Мне не удалось узнать, с кем именно из лордов общался ваш отец, - сказал управляющий, видя, что Альтаир собрался спросить об этом.

- Что дальше?

- Дальше, сюда приехал господин Марион, - продолжил Рилл Айдел. - Они сильно поссорились с вашим отцом, и господин Марион покинул замок в тот же вечер.

- Ты не слышал, из-за чего они поссорились?

- Отрывками, - уклончиво ответил управляющий, - однако, рискну предположить что из-за того самого старого пергамента. Господин Марион указывал вашему отцу на то, что тот связался с какими-то темными людьми. Через пару дней, господин Ангрель вновь встретился с посланником неизвестного лорда. И с ним ваш отец поссорился, пожалуй, еще сильнее, чем с господином Марионом. После этого в замке и появился наемник Элиот Бирт.

"Все ясно. Отец ввязался в рискованное дело, затем решил отступить. За это его и убили. Как банально...я считал, что отец умнее тех идиотов, которые совершают подобные ошибки. И что это за инструкция?"

- Ты рассказал все это следователю Эдвиру? - спросил Альтаир.

- Ннет... - осторожно ответил управляющий. - Сначала я хотел переговорить об этом с вами, сэр.

- Понимаю, - Альтаир кивнул, - Боишься, как бы ни выяснилось, что мой отец занимался не слишком законными вещами?

- Я знал господина Ангреля очень давно, - немного помолчав, сказал Рилл - и он был очень честным и порядочным человеком. Именно поэтому, у него имелось немало врагов, в особенности из Гильдии торговцев, этого сборища жадных, лживых...

Он замолчал на полуслове, затем вздохнул и посмотрел на Альтаира.

- И все же, случай с древним пергаментом меня настораживает...даже пугает. Господин Ангрель был сам не свой, его грызли сомнения. Я замечал это по его поведению, по его речи. Он понимал, что поступает неправильно, но я уверен, у него была на это веская причина. В тот же вечер, когда произошла ссора с посланником лорда, господин Ангрель велел мне, срочным образом отправить перетянутый синей лентой конверт, адресованный самому императору! Я сделал это, отправив конверт с моим другом, в прошлом очень хорошим гонцом. Он давно должен был вернуться назад...я боюсь, что его перехватили в дороге, и...

- Подозреваю, в этом конверте был тот самый пергамент? - перебил его Альтаир.

- Я не знаю, сэр, - ответил Рилл.

- Я хочу, чтобы ты все рассказал господину Эдвиру, - сказал Альтаир. - Неважно, какие подробности вскроются при расследовании, главное, чтобы был пойман убийца. И если ты так веришь в непогрешимость моего отца, то опасаться нечего. Поговори со следователем.

- Слушаюсь, сэр, - сказал Рилл и поднялся.

Альтаир проводил управляющего, и закрыл за ним дверь.

"Интересно, что было в конверте того бедняги-гонца? Древний пергамент? Или отец пытался таким образом выиграть время и хорошенько спрятать загадочный лист? Если второе, то становится понятно, что искал убийца в сокровищнице отца. Нашел ли?"

СЫР В МЫШЕЛОВКЕ.

Прохладная ночь опустилась на город, вытесняя отовсюду свет. На смену одним горожанам, на улицы вышли другие. В самом деле, другие. Лавочники, пекари, аптекари, кузнецы и прочие ремесленники (а также простые горожане) спешили по своим домам. У кого-то, дом был хороший, у кого-то не очень, кто-то вообще, спал прямо на своем рабочем месте. Большинство из них объединяло одно - для них, дом являлся именно Домом. Помимо тепла и уюта, это место вселяло в них чувство безопасности, чувство защищенности. Но, к сожалению, возлагаемые на дом надежды, редко оправдывали себя в опасных ситуациях. Ни крыша, ни стены не могли уберечь своего владельца от воров или убийц, если кому-то из них нужно было добраться до хозяина дома (или его имущества). Однако, у многих этих горожан не имелось ничего ценного, чтобы заинтересовать вора, они были слишком серы, слишком ничтожны, для тех, за кем может прийти наемный убийца. Поэтому, заслышав у своего дома преступление, будь то драка, убийство или ограбление, люди плотнее задвигали шторы, подпирали двери, жались друг к другу, веря, что находясь в паре метрах от преступников, скрытые за жалкими стенами они - в безопасности. Дом защищал их.

Если для одних ночное время было временем страхов и беспокойства, для других - в точности наоборот. Это было время больших возможностей, легкого обогащения. Харгал, являлся городом, способным похвастаться внушительным количеством банд, и преступников-одиночек. Вот только этим никто не хвастал. Напротив, городские власти всеми силами пытались уменьшить их количество, не гнушаясь любых методов. Удвоенные ночные патрули, облавы, жестокие казни - все это имело эффект, но не совсем тот, на который рассчитывал лорд Шефинд, и городской совет. На место казненного вора, в городе тотчас появлялся новый, разгромленная в назидание другим банда, своей смертью рождала еще одну (а то и две).

Двигаясь по темным улицам, Айала чувствовала их, слышала, особо неопытных даже видела - ночных охотников, занятых своим темным промыслом. Среди них были разные люди. И разные обстоятельства толкали их на ночные вылазки. Айала обошла центральную площадь, решив пройти к дому через парк. Со стороны площади доносились голоса, дающие понять, что принадлежат они гвардейцам из ночного патруля. Зеленый плащ воровки уже действовал, да и двигалась она тихо, и все же, не желала сталкиваться с патрульными. Невидимость оставляла чувство неловкости, когда Айала проходила мимо людей, на подсознательном уровне, она часто боялась, что плащ вдруг перестанет действовать. Поэтому, девушка предпочитала обходить гвардейцев, настолько, насколько это было возможным. Войдя в темный проулок, ведущий к парку, Айала услышала шепотки. В тени высоких стен стояли двое, очевидно оговаривая детали дела. Айала проскользнула мимо. Уже несколько минут с лица девушки не сходила довольная улыбка. Предвкушение большой кражи. Сладостное ощущение, такое теплое, волнующее. Хотелось идти вприпрыжку, при этом громко мычав любимую мелодию.

"Я лучшая. Самая лучшая. Быстрая, как мысль, неуловимая, как ветер, загадочная словно тень. Коллекционер? Тот, кого боятся все преступники? Ха! Да бросьте, это раз плюнуть. Шелуха. Пшик. Ни один замок не остановит Шивану. Ни один дом не спрячет от меня сокровище. Ни один страж не защитит"

Она проскользнула мимо еще одной пары грабителей, с трудом поборов желание дать одному из них подзатыльник. Нужно быть серьезнее, сейчас не время для детских забав. Вот и парк. Холодный ветер колышет ветви деревьев, рисуя причудливые тени в свете луны. Ухнула сова. По парковой дорожке катился лист бумаги, Айала плавно обогнула его, прибавила шаг, ступая быстро, но, как и прежде, бесшумно. У выхода из парка, прислонившись к деревянному забору, стоял мужчина, пытающийся помочиться. От него разило дешевым вином, он что-то бессвязно бормотал. Айала поравнялась с пьяницей, и тот, оторвался от забора, чуть повернувшись в сторону невидимой девушки. Хилая струя попала воровке на сапог. Айала злобно зашипела и резко выбросила руку со сжатым кулаком. Удар пришелся мужчине в хрустнувший нос, его член смешно подпрыгнул, и, раскинув руки, пьяница повалился наземь. Он приподнялся на локтях, в свете луны виднелось его залитое кровью лицо, ошарашенный взгляд шарил по сторонам. Айала сделала шаг вперед и ударом сапога впечатала голову несчастного в землю.

"Нельзя давать ему шанс поднимать шум. К тому же, ублюдок меня обоссал"

Девушка презрительно сморщилась, напоследок смачно сплюнула на неподвижное тело, и продолжила путь. У дома Ториана Шамера никого не наблюдалось. Айала не останавливаясь, приблизилась к заросшему забору, прыжок, несколько касаний руками в магических перчатках - и она на вершине. Отсюда просматривался весь двор, освещаемый настенными фонарями, крепившимися к постройкам, примыкающим к особняку. Из караулки, прямо под Айалой слышались смех и голоса, сопровождаемые перезвоном бокалов. Айала хмыкнула.

"Даже у Коллекционера служат обычные люди"

Она резко прыгнула, на миг зависла в воздухе, и мягко опустилась на землю. Конечно, ее никто не мог увидеть, но эффектный прыжок для нее собой. Ей очень хотелось побольше препятствий, сложностей, натренированное тело умоляло о практике. Она метнулась к основному зданию, оставив за спиной солдата, который, насвистывая, двигался в сторону караулки. Айала даже не взглянула на главный вход - он не для нее. Открытое окно обнаружилось с правой стороны дома, на втором этаже. Айала по-паучьи забралась на стену, перчатки с едва слышным чмоканьем липли к серому камню. За окном было темно, Айала влезла на подоконник, и присела там. Сняв одну перчатку, она зажала ее в зубах, и принялась отвязывать с запястья черную повязку, чтобы после натянуть ее на глаза. Закончив, она оглядела комнату. Та полностью открылась ее взору - шикарная мебель, очевидно темно-коричневого цвета (повязка усиливала цвета, не позволяя разобрать точный). Айала осторожно слезла на пол, под ногами чувствовался толстый ковер. Она в несколько секунд пересекла всю комнату, обходя мебель, и прижалась ухом к тонкой деревянной двери. Было тихо, девушка медленно приоткрыла дверь и выглянула в темный коридор. В дальнем конце виднелся фонарь, огромным ярким пятном слепящий глаза. Айала поправила капюшон, стянула на нос повязку и немного постояла, давая глазам привыкнуть к темноте. На стенах виднелись силуэты картин, выложенный черно-белой плитой пол отдавал прохладой. Девушка быстро двинулась на свет, туда, где по ее мнению находилась лестница. Она не ошиблась - мраморные ступени начинались в самом конце коридора, пролет - наверх, пролет - вниз.

"По словам Акселя, сокровищница Ториана Шамера находится где-то внизу... чертов идиот. Безусловно, весьма ценная информация"

Айала спускалась вниз, скользя рукой по лакированным перилам.

"Либо слава Коллекционера сильно преувеличена, либо внизу у сокровищницы меня ожидают ловушки и голодный дракон...либо, что-то не так"

Конечно, она лучшая из лучших, но все как-то слишком просто. От такого таинственного преступного гения как Ториан Шамер, Айала ожидала больше. Досадно. Неужели нет никого, кто мог бы создать для нее хоть какие-нибудь трудности? Хотя, после проникновения в Белый замок императора, следовало ожидать, что больше ничего ее не удивит. А может...Все несколько иначе? Может, постоянный успех вселил в нее чувство ложного превосходства над всеми остальными? Может, она стала слишком самоуверенной? Мысли были неприятными, словно червяк в любимом блюде, однако они вползли в голову девушки, и прочно там обосновались. Гадкое чувство беспокойства стерло с лица Айалы самодовольную улыбку. Все это время, она не прекращала двигаться. Оказавшись в большом пустынном холле, девушка направилась к неприметной двери, которая виднелась у дальней стены. Холодный свет, источаемый развешанными на стенах лампами, раздражал, после полумрака коридора и лестницы. Высокие колонны отбрасывали длинные тени, в центре холла были расставлены небольшие столики, образуя квадрат. Посреди - маленький, декоративный фонтан, издающий негромкое журчание. Гадкое чувство усиливалось, по мере приближения к той двери, однако, Айала не могла заставить себя остановиться.

"В любом случае, я справлюсь. Чутье никогда не подводит. Если чувствую, что что-то не так, значит так и есть. Но это мало что меняет. Так даже увлекательнее. Намного"

Дверь была заперта.

"Подумаешь, ерунда"

Отмычки тихонько звякнули, покидая карман. Айала играючи, почти не глядя, подобрала нужную, к тамошнему замку. Не прошло и тридцати секунд, как раздался щелчок, и дверь без звука отворилась. За ней, Айалу встретили прохладный воздух и тишина. Вырезанные каменные ступеньки вели вниз. От потухших факелов исходил ненавязчивый запах. Девушка спускалась неспешно. Пахло (а вернее - воняло) засадой. Арбалет легко скользнул в руку, вместе с ним вернулась и улыбка.

"А может все-таки я это надумала, со скуки? Может, Коллекционер просто расслабился, поэтому все идет так просто? Может, мне кажется, будто он специально расчистил для меня путь? Или..."

Внизу оказался большой, просторный зал, без окон и дверей. Было очень темно, поэтому, повязка вернулась на глаза. Две толстенные колонны подпирали потолок, у стен виднелись пыльные витрины, которые рядами шли вдоль стен. Тут хранились оружие и доспехи. У каждой витрины висел захват для факелов. Айала медленно обошла всю комнату, и едва не расхохоталась.

"Как оригинально. А где ловушки? Где стража? Лишь скрытый проход?"

Всего две минуты потребовалось воровке, чтобы вычислить этот самый проход, и механизм, открывающий его.

"Хотя бы, это не оказался захват для факелов, как это часто бывает..." - подумала Айала, нажимая на еле заметную напольную плиту. Стена справа задрожала, и без звука поехала вниз. Айала направилась в проход. Повязка неприятно натирала переносицу. Девушка раздраженно ее потерла, рассматривая открывшуюся комнату.

"Да, Ториан Шамер и правда, располагает отличной коллекцией"

Практически весь пол был занят, оставляя у входа лишь короткую тропку, ведущую среди сундуков и сундучков, всевозможных размеров. К стенам прислонены картины, там же вазы и статуэтки на столиках, и посреди всей этой кучи, старый экземпляр Белого Кора, неизвестно как и зачем оказавшийся тут. А в самом конце комнаты, занимая едва ли не половину стены - массивная, круглая железная дверь, с причудливым замком. Магическим замком. Айала с таким уже сталкивалась пару раз, и надо было признать, что поначалу, было нелегко с ним справиться. Замок назывался "Страж", и производили его в Эльмрейде. Он представлял собою сложную конструкцию, состоящую из нескольких фигур: семиконечная звезда, внутри нее ромб, а в нем - большой круг. В кругу было полно механизмов: подвижные панели, за которыми скрывались пружины и шестеренки. Панелей было семь, на каждой отверстие для ключа. Попытка взлома такого замка, могла привести к весьма печальным последствиям. Дело в том, что лишь одна панель открывала этот замок, следовательно, и нужный ключ был один. Вот только угадать нужную панель было весьма непросто. Если же вор, пытаясь взломать "Стража", брался не за ту панель...замок давал сдачи. И еще как! Магия, заключенная в нем, могла запросто оторвать конечности взломщику-неудачнику. И еще много чего, в подобном духе. У замка была богатая фантазия. Айала могла бы конечно, самостоятельно отыскать нужную панель и взломать "Стража", но не хотелось возиться. Девушка повернулась спиной к двери и принялась внимательно осматривать комнату. Спустя минуту, она коротко кивнула сама себе, и, вскинув арбалет, выпустила болт. Маленькая стрела впилась в красивую белую обложку книги Даллада и застряла где-то на страницах. Раздалась целая серия щелчков, и шесть из семи панелей провалились внутрь. Лишь самая нижняя осталась невредимой. Подобрать отмычку к этому замку было несколько дольше, чем к предыдущему, но, разумеется, она справилась.

"Выбрать в качестве магического источника религиозную книгу? Смешно" - подумала девушка, по - новой взводя арбалет и затем принимаясь за замок.

Так как "Страж" являлся замком магическим, то он нуждался в хорошей подпитке Силой. Для этого необходим был находящийся рядом волшебник, либо заряженный магией предмет. Раз уж в комнате не обнаружилось никого живого, оставалось второе. С таким она сталкивалась, и в первый раз потратила битый час на обнаружение заряженного предмета. Последний щелчок был самым громким, дверь при этом задрожала. Айала навалилась плечом на холодное железо и попыталась сдвинуть дверь с места. Это у нее получилось, пусть и с трудом. Она невольно зажмурилась, заглянув за дверь. Ей по глазам ударил яркий свет, девушка резким движением смахнула повязку. Вслед за этим, последовало сразу несколько действий. Раздался хлопок, после которого, Айала почувствовала жуткий холод, потом покалывание и волну невыносимого жара. Она, расширив глаза, наблюдала за тем, как ее рука материализуется из воздуха. Плащ терял свои свойства, под аккомпанемент щелчков, хлопков и всевозможных ощущений. Воровка перевела удивленный взгляд на комнату, и увидела нацеленный себе в лицо арбалет.

- Признаться, мы тебя заждались, - прозвучал насмешливый голос.

В центре большого светлого зала, стоял хромой Дорфель, с арбалетом наперевес. Слева от него, в большом кожаном кресле восседал мужчина, сложив руки на животе. Старше сорока, короткие темные волосы, густые брови. Карие глаза, под ними большой нос, губы растянуты в ухмылке, показывая ряд ровных, белых зубов. Ториан Шамер.

- Будь так добра, положи на пол свой чудесный арбалет, - произнес Коллекционер, осматривая девушку.

Айала и не подумала исполнить просьбу.

- Дорфель, - Ториан перевел взгляд на помощника, - если госпожа не выполнит мою просьбу через пять секунд, угости ее болтом промеж глаз, будь добр.

- Легко, - скрипучим голосом отозвался Дорфель.

Айала гадко улыбнулась и бросила арбалет себе под ноги.

- Легендарная Шивана, в моем скромном доме, - Коллекционер изобразил восхищение, - о Боги, какая честь, какая честь...

- Сожалею, что не смогла заглянуть раньше, - ответила Айала. - Хотя признаю, вы - лакомый кусок. Оставляла на потом.

- Увы, я не сумел дождаться твоего прихода, - вздохнул Коллекционер. - Пришлось отправить приглашение, задействовав твоего приятеля. Уж очень хотелось познакомиться.

"Аксель...хренов идиот! Говорила же, - это плохая идея. Да и сама виновата, чувствовала ведь, что дело нечисто. Но не ушла, пока была возможность"

- Не стоит строго судить моего друга, - прокашлявшись, сказала девушка, - он частенько преувеличивает свои умственные способности. На нем немного вины.

Коллекционер быстро переглянулся со своим помощником, и оба прыснули.

- О, Аксель и правда, глуп, - со смешком сказал Ториан, - однако, он с лихвой компенсирует этот недостаток самоуверенностью, жадностью и склонностью к отчаянным поступкам.

- Не больно же ему помогли его вышеперечисленные достоинства, - проворчала Айала. - Я могу пройти?

Ториан Шамер махнул рукой, мол: милости прошу.

- Да уж, в этот раз ему не очень повезло, - произнес он. - Постой-ка, - Коллекционер начал улыбаться шире, - ты думаешь, что Аксель действовал по собственному плану? Думаешь, он и правда, хотел ограбить меня? Думаешь, парнишке просто не удалось меня перехитрить?

Он громко расхохотался, стуча кулаком по подлокотникам кресла. Айалу изрядно раздражал его смех, даже сильнее, чем нацеленный в лицо арбалет.

- Все было несколько иначе, дорогуша, - он, наконец успокоился, хотя и не прекратил лыбиться. - Твой дружок-северянин тебя продал. Причем, за довольно оскорбительную цену. Оскорбительно низкую, если точнее.

- Где он теперь? - ее голос слегка задрожал.

- Ты сильно расстроишься, если я отвечу, что Аксель плывет сейчас где-то по Аукирну с перерезанной глоткой? - у Ториана Шамера был такой вид, словно его только что сделали императором Гильдерлэнда.

- Наоборот, - солгала Айала, - такой ответ меня бы обрадовал.

- Ну, так радуйся.

"А что это я так удивляюсь? Случившееся вполне закономерно, рано или поздно он должен был меня предать. Разве стоит ожидать верности от никчемного воришки, постоянно влипающего в неприятности? Ведь если бы не моя помощь, не моя доброта, этот кусок дерьма давным-давно лишился бы своей жалкой жизни. Таких неудачников легко схватить за яйца, и заставить делать все что вздумается. Да, все так. Если же все так легко и просто, почему тогда мне так не по себе?"

- Я смотрю, мои речи натолкнули тебя на размышления? - подал голос Ториан Шамер. - Понимаю, понимаю. Однако, сейчас время для иных размышлений. Ты ведь пришла за Дарцефулом? Очень хорошо. Ты получишь Камень Воров, если согласишься поработать на меня.

- Поработать?

- Да, ты не ослышалась, - кивнул Коллекционер. - Мне нужно кое-что. И ты это для меня украдешь. Присаживайся, у нас будет долгий разговор. Если ты не возражаешь.

"Что ж, время на то, чтобы уйти я упустила давно".

ПЛАН ДЕЙСТВИЙ.

"Дорогой Гестиль! Как твои дела? Получил твое письмо два дня назад, но не смог сразу на него ответить. Ты себе даже представить не можешь, что творится у нас, в столице. Хотя, вероятнее всего, на момент получения данного письма, ты уже будешь знать об оборотне. Да, друг мой, я не шучу. Я видел эту тварь своими глазами, и увиденное зрелище уже лишило меня аппетита во время нескольких обедов. Что еще хуже, оборотень этот охотится исключительно за гвардейцами императора (да, он убил уже четверых). Становится ясно, что тварь четверыми не ограничится, поэтому мы вынуждены усилить патрули Старого Розервута. Из-за нехватки людей, пришлось вызвать в этот Богами ненавистный район солдат из других кварталов. Будем надеяться, что вскоре мы уничтожим чудовище, и наведем порядок в городе. Пиши мне, расскажи, как там у вас дела, на Эльмрэйде? Как ремонт? И прекрати, наконец, эти туманности, связанные с твоим приездом. Я твой принц, и я желаю видеть тебя! Поцелуй от меня свою мать, пожми руку отцу.

Лоран"

Как и ожидалось, после рассказа Лорана и Артимуса, советники императора погрузились в изумленное молчание. Сам император лишь вскинул брови. После, когда все пришли в себя, началось обсуждение этой проблемы, которое затянулось до глубокой ночи. Эта тема отодвинула на задний план очередное, крупное восстание дикарей в Ниберале.

Вваерфулл - оборотень высшего класса. Он гораздо быстрее, сильнее и свирепее своих более простых собратьев. В отличие от обычных вервульфов и волкодлаков, вваерфулл, может превращаться в любую ночь, независимо от лунной фазы. После трансформации, он сохраняет разум, что делает его в разы опаснее. Он также обладает отличной способностью к регенерации, и если не поразить его прямо в сердце серебряным клинком, любая рана затянется в считанные часы. И, по словам Артимуса, убить это чудовище в его волчьем обличии, практически невозможно. Поэтому, необходимо выяснить, какую человеческую личину носит эта тварь. На Лорана и его отряд, монстр нападать не рискнул, и, как предположил волшебник, что побоялся гад в основном именно его. Лоран, был склонен согласиться с ним: старый волшебник выглядел на удивление внушительно, выходя вперед отряда, и размахивая своим посохом. Вваерфулл постоял лишь пару мгновений, а потом метнулся во тьму, с поразительной для такой туши скоростью, и красный луч, вырвавшийся из посоха волшебника, растекся по стене ближайшего здания. Лоран, после ночного происшествия, испытывал к Артимусу двойственные чувства. С одной стороны, волшебник повел себя храбро, возможно, своими действиями он спас кому-то из отряда жизнь. С другой стороны, он по-прежнему оставался неприятным типом, с темным, и скорее всего очень грязным прошлым. И один хороший поступок не может закрасить все прошлое представление о нем. Однако, этого хватило, чтобы Лоран вызвал старого волшебника к себе для разговора, сразу же после того, как принял одно решение. Пусть Артимус и не пригодился для того чтобы убить тварь, но он помог ее выследить и отогнать.

Принц расположился в небольшом, но вполне уютном кабинете наверху Восточной башни. Там же, этажом ниже находились его покои. Весь пол кабинета был застлан толстым белым ковром - подарком его друга, Гестиля Меррифаля - младшего. Картины, висящие на синих стенах, изображали героев и великих деятелей Загруса. Позади стола, стоящего напротив двери, висела самая большая картина, на которой в полный рост изображался Альтаир Мардалл, в своей знаменитой белой мантии, и двумя короткими мечами. На многих картинах, лицо легендарного воина изображалось по-разному, но принцу нравилось именно это, на его собственной картине - с густыми бровями, зелеными глазами, прямым носом и полными губами. На правой щеке воина был едва заметный шрам - пожалуй, единственная деталь, присутствующая на всех картинах Альтаира Мардалла. По легенде, шрам этот он получил в сражении с демоном Иррварем - одним из девяти Хранителей артефактов, оставленных Древними. Так же, на картине принца, у Альтаира Мардалла были слегка заостренные уши, - художник, написавший эту картину, очевидно, придерживался версии, которая говорила о том, что легендарный воин был наполовину эльфом.

Со стороны лестницы, послышались шаркающие шаги, следом негромкий стук.

- Войдите! - произнес Лоран, поворачиваясь лицом к двери.

Вошедший сразу за этим Артимус, первым делом бросил взгляд на собранные на столе стопки бумаг, перетянутые красными лентами, на опустошенный сундук, с откинутой крышкой, и лишь потом поглядел в сторону принца.

- Ваше высочество, - кланяясь, сказал волшебник, - вы хотели меня видеть.

- Да, - кивнул Лоран. - Присаживайтесь.

Артимус кивнул, принц отошел, пропуская его к столу. Оба устроились напротив друг друга. Волшебник прислонил свой посох к столу, и разгладил складки на своей изумрудной мантии.

- Сложно до вас добраться, Ваше высочество, - сказал Артимус, - в моем-то возрасте.

- Не прибедняйтесь, - Лоран чуть скривил губы, - я видел, на что вы способны в своем возрасте. Например, вы очень лихо соскакиваете с лошади, а что более важно, вас испугалась та гадина, которую мы имели удовольствие наблюдать.

- Это вваерфулл, Ваше высочество, - машинально поправил волшебник.

- Плевать, как там называется эта тварь, - отмахнулся принц. - Главное то, что я сказал.

Волшебник скромно кивнул. Лоран пристально смотрел на сидящего напротив старика.

"Какой же ты все-таки неприятный" - подумал принц, посматривая на осунувшееся лицо, на покрасневшие глаза, на обвисшие губы, на дряблый подбородок, выглядывающий сквозь жиденькую седую бороденку.

- Почему вы в свое время не остановили старение своего тела, специальным заклинанием? - вырвалось у Лорана прежде, чем он сумел удержать вопрос в голове.

Волшебник, если и удивился, то сумел это скрыть.

- Понимаете, мой принц, - ответил Артимус, - несмотря на то, что заклинание, о котором вы говорите, относится к разряду сложных, его с успехом применяют большинство опытных волшебников, что подтверждается их внешним видом. Я же, по непонятным мне причинам, никак не смог применить его на практике, хотя многие другие заклинания удавались мне с удивительной легкостью. Я был в свое время известным и уважаемым волшебником.

- До тех пор, пока вам...не пришлось покинуть Университет? - спросил Лоран, и тут же раскаялся: лицо волшебника слегка дернулось, глаза в страхе забегали - очевидно, даже само воспоминание о том времени повергало его в ужас.

Принцу вдруг стало жаль этого старика, который переступил через свое достоинство, через хваленую гордость и независимость волшебников, чтобы стать слугой высокомерного императора, могущего в любой момент вышвырнуть мага на растерзание мстительным коллегам.

- Мой принц, - скрипучим голосом произнес волшебник, вмиг постаревший еще лет на десять, - я умоляю вас, если возможно...не спрашивайте об этом...мне бы очень не хотелось вспоминать...

- Хорошо, - после продолжительного молчания ответил Лоран.

К своему удивлению, на лице волшебника он не заметил признаков вины, либо стыда или сожаления. Только страх. Принц мотнул головой, отгоняя от себя любопытство. Не для этого он вызвал сюда старика.

- Благодарю вас, мой принц, благодарю...

- Я на время покидаю замок, - Лоран пропустил благодарность мимо ушей. - И перебираюсь в замок гвардейцев Старого Розервута. До тех пор, пока не будет уничтожен этот...вваерфал, или как его там...

- Вваерфулл, - тихонько поправил Артимус. Кажется, до него стало доходить, по какой причине принц вызвал его к себе.

- ...и не решится ситуация с тамошними бандами. Вы нужны мне там.

- Ваше высочество, - неуверенно сказал волшебник, - ваш отец...

- С отцом я договорюсь, не волнуйтесь, - перебил Лоран, - есть еще какие-то препятствия? - последние слова, принц произнес с нажимом.

- Нет, мой принц, - быстро ответил Артимус. - Конечно, как прикажете.

- Вот и отлично, - Лоран хлопнул в ладоши. - Вы свободны. Можете собираться, позже за вами придут. А я, пожалуй, пойду, побеседую с отцом.

Когда волшебник поднялся, принцу показалось, что на его лице мелькнула довольная улыбка. Мелькнула - и тут же исчезла.

2.

Императора, Лоран застал в той самой комнате, в которую приходил ранее, разговаривать по поводу модернизации вооружения имперских гвардейцев. Уильям Ралл, с бокалом вина сидел за столом, изучая какие-то бумаги. Мор-Гран стоял у окна. Обернувшись, когда принц вошел, он с улыбкой поклонился.

- Мой принц.

- Здравствуй отец, здравствуйте, Мор-Гран.

Император даже не оторвался от своих бумаг.

- Что нужно на этот раз? - сухо осведомился правитель Гильдерлэнда.

- Одна маленькая просьба, отец, - подходя ближе, ответил принц. - Дело в том, что я на время переберусь в замок гвардии Старого Розервута. И, я бы хотел забрать с собой твоего волшебника.

- Вот значит как, - император, наконец, удостоил сына взглядом. - Я ведь говорил тебе, - он обратился к лорду Мор-Грану. Говорил же, что вскоре он явится ко мне с очередной идиотской просьбой!

- Говорили, Ваше величество, - подтвердил сенешаль. - Но, позвольте заметить, я прекрасно понимаю Его высочество, касаемо этой темы. Принц беспокоится о монстре, который разгуливает по нашему городу, и убивает людей. И не каких-то там, никому не нужных пьянчуг, а солдат имперской гвардии! Это, Ваше величество, удар по всем нам! И разве есть кандидат достойнее Его высочества, способный уничтожить чудовище? Оно в страхе убежало, едва завидев отряд принца.

Лоран покраснел, и сжал руки от злости, готовясь заговорить, но сенешаль не дал себя перебить.

- Кроме того, - продолжил лорд Мор-Гран, - Его высочество одним своим присутствием поднимет дух гвардейцев Старого Розервута, и возможно именно так стабилизируется ситуация в этом многострадальном районе...

Император не сводил глаз с принца. Возможно, Лорану всего лишь казалось, что его отец едва сдерживается от смеха, о чем свидетельствовало выражение его лица. А возможно, так оно и было. Принц на мгновение прикрыл глаза, заставил себя успокоиться, и посмотрел на сенешаля.

- Благодарю вас, Мор-Гран, за такую веру в мои способности, - сказал он, не до конца сумев вывести из голоса язвительность.

- Ты не должен лично выходить на ночное патрулирование, - произнес император. - До тебя не доходит, что ты легко можешь стать жертвой каких-нибудь бандитов? Или, в следующий раз это...чудовище не испугается фокусов Артимуса, и разорвет тебя на куски?

- Твоя забота о моей безопасности, греет мне душу, отец, - ответил Лоран. - Но, боюсь, без этого никак не...

- Ты не должен лично выходить на ночное патрулирование, - с расстановкой повторил император, словно обращался к слабоумному. - Ты наследник престола, черт тебя побери! Достаточно того, как помер твой брат! И вообще, я склоняюсь к тому, чтобы оборотнем занялось "Братство сильнейших".

Лоран, поначалу собравшийся было поспорить, после последней фразы решил сменить тактику.

- Как прикажешь, отец, - сказал он, - я больше не буду выходить патрулировать. Но прошу тебя, позволь мне самому разобраться с чудовищем. Дай мне шанс.

Император перевел взгляд на сенешаля, тот одобряюще кивнул.

- Я поддерживаю Его высочество, - лорд Мор-Гран подкрепил слова кивком.

"Прелестно. Ну, Мор-Гран...чего это ты задумал? На солнышке перегрелся? С какой стати ты это взялся меня поддерживать? Если первая реплика была привычным издевательством, то последние слова он произнес вполне серьезно. Хотя, может он надеется, что монстр меня прикончит? Вероятнее всего"

- Ладно, - наконец сказал император. - Забирай волшебника, и отправляйся в Старый Розервут. К следующему заседанию совета, жду хороших новостей.

Лоран хотел было поблагодарить отца и уйти, но не успел - вновь заговорил Мор-Гран.

- Ваше величество, - сказал он, - я бы хотел кое-что добавить, если позволите.

Уильям Ралл кивнул - мол, позволяю.

- На мой взгляд, - сенешаль поглядел на Лорана, - будет разумно отправить с принцем четверых лучших солдат из "Братства сильнейших", в качестве личной охраны. Старый Розервут - место крайне опасное, даже если не брать во внимание оборотня, и Его высочеству крайне необходимы надежные защитники, которые смогут обеспечить его безопасность. И, думаю, никто не станет спорить с тем, что солдаты из "Братства" - одни из лучших в империи. Их опыт и боевые заслуги, говорят сами за себя.

Лорану, уже в который раз за этот разговор не дали вставить слово.

- Хорошо, - почти сразу согласился император. И добавил, увидев лицо сына, - Только на таких условиях. Возражения?

- Нет, отец, - выдавил Лоран, прожигая взглядом довольное лицо сенешаля. - Благодарю...

КРОВАВОЕ ДЕЖУРСТВО.

В лазарете, Кристина провела пять дней. Пять долгих, наполненных болью дней. Она выла, стонала и плакала, корчась от муки. Неподалеку, точно также выла, стонала и плакала Тодми, в перерывах не забывая осыпать Кристину ругательствами. Кристине досталось сильнее - последним ударом, Джейсон-молчун срезал хороший лоскут кожи со спины девушки. Лекари как могли, усмиряли боль, но этого было недостаточно. Даже чудо - мази, которыми регулярно мазали спину девушки, хоть и быстрее заживляли раны, от боли не совсем избавляли. Кристину часто навещала Милла, пару раз заглянул Рик, однако, как назло, в эти моменты девушка забывалась недолгим беспокойным сном. Настоящим сюрпризом, стало появление Анны Ровель в лазарете замка. Очевидно, она услышала порядком искаженную версию происшествия (видеть - то она все видела, но слышать ссору до начала драки не могла). По этой самой версии получалось, что Кристина ударила Тодми после того как та плохо отозвалась о Джине Ровель. Кристина не стала объяснять Анне, что на самом деле все было не совсем так, отчасти из-за сильных болей как раз в момент прихода посетительницы, а отчасти из-за того, что ей не хотелось расстраивать плачущую соседку, рассыпающуюся в благодарностях и извинениях за свое прошлое поведение. Домой, Белоголовая не стала сообщать о наказании, - не хотела расстраивать отца. И надеялась, что никто другой не сделает это за нее.

Сразу после того, как Кристина наконец, покинула лазарет, ее ждало еще одно наказание.

2.

- Чтоо? - возмущенно протянула Милла, когда Кристина появилась в их общей комнате, и рассказала о том, какое еще ей назначили наказание за драку в столовой. - Дежурство у рынка, в паре с этой сукой?

- Да, - вздохнула Кристина, присаживаясь на свою койку, и осторожно прислоняясь к стене.

Ее спина еще не зажила до конца, но лекари посчитали, что ей можно вернуться на службу. Синяк, подаренный Тодми, почти сошел, оставив слабый отпечаток, а вот шишка на затылке ощущалась еще хорошо. Подошла Анна, и присев рядом с Кристиной, тронула ее за плечо.

- Тебе хотя бы лучше? - спросила она. - Понадобится немало здоровья, чтобы весь день стоять под палящим солнцем.

- В первую очередь, - вставила Милла, - понадобится крепкая, свежая голова. А твоя голова, за неделю боюсь, не совсем восстановилась.

- Ага, - с сочувствующим видом подтвердила Анна. - Ты стукнулась с таким звуком, который, пожалуй, услышал весь Старый Розервут.

- Мда, голова и правда меня беспокоит, - сказала Кристина, и поморщилась, пощупав шишку на голове. - Однако, не думаю, что капитан Ливис сжалится и отменит свое решение.

- Несправедливо, - грустно произнесла Милла, - ведь ты не виновата ни в чем. Все знают, что Тодми многих задирает, а к тебе вообще, испытывает особые чувства. Она сама виновата.

- Я доберусь до этой мрази, - голос Анны слегка дрогнул. - Она ответит мне за все гадости, которые говорила о моей сестре.

- Будь осторожна, - усмехнулась Кристина, - я уже попыталась с ней ругаться. Хотя знаете, одна эта пощечина стоила всех моих ран.

3.

Вскоре, Кристина готова была забрать эти слова обратно. От доспехов разболелась спина, голова пульсировала тупой болью, не прекращающейся ни на миг. И без того отвратительное настроение испортилось еще хуже, когда Кристина узнала, что дежурить они с Тодми будут под руководством Джейсона-молчуна. Меньше всех (за исключением Тодми и капитана), девушка хотела бы видеть своего палача. Но, в этот день случилось и кое-что приятное...

- Здравствуй.

Кристина подняла голову, и ее глаза уткнулись прямо в улыбающееся лицо лейтенанта Сэмбрела.

- Лейтенант, - она сама не заметила, как улыбнулась в ответ.

- Для тебя, просто Рик, когда мы без свидетелей, - он огляделся по сторонам, словно выискивая невидимых свидетелей.

Но их не было. В холле находились только они двое. Кристина присела на грубую лавчонку, чтобы справиться с расшнуровавшимся сапогом.

- Как ты себя чувствуешь? - присаживаясь рядом, спросил он.

- Уже лучше...Рик, - она указала на сапог. - Только вот никак не справлюсь с этим паршивцем, - наклоняться больно.

- Так я помогу, - с готовностью вскочил Рик. - Сейчас мы все сделаем.

Он припал на одно колено, и взялся исполнять обещанное.

- Я пару раз заходил тебя проведать.

- Да...знаю, спасибо. Жаль, я в эти моменты была без сознания.

- Не страшно, - сказал он, - главное, тебе уже лучше.

- Знаешь, я бы не отказалась еще чуток полежать, вместо того чтобы идти сегодня на это чертово дежурство... - вздохнула девушка.

- Ах да, чуть не забыл, - заканчивая с сапогом, сказал Рик, - я как раз искал тебя в связи с твоим наказанием. Вот, держи.

Он извлек из внутреннего кармана мантии какой-то хрустящий сверток, и протянул Кристине.

- Благодарю за сапог, - сказала девушка, принимая сверток.

Развернув его, Кристина обнаружила в нем пучок ярко красных трав, с сильным, неприятным запахом.

- Что это? - вскинув брови, спросила Кристина.

- Лекарство, - подмигнул лейтенант Сэмбрел. - Пожуй этот пучок, и боль отступит, да и на жаре легче будет. Только не вздумай глотать. Просто пожуй несколько минут и выплюни.

- Ммм, спасибо, - сказала девушка, внимательно рассматривая лекарство. - А как оно на вкус?

- Как дерьмо, - честно ответил Рик, - но скажи мне, разве лекарства бывают приятными на вкус?

4.

Рик не преувеличивал: вкус трав был настолько отвратным, что Кристине пришлось зажать рот, чтобы тут же не выплюнуть "лекарство". И только надежда на избавление от сильной боли, помогла девушке жевать эту гадость целых пять минут. И, это того стоило: результат последовал незамедлительно, боль быстро утихла, в голове прояснилось, и во двор она вышла уже бодрым шагом. У ворот ее уже поджидали Джейсон и Тодми. Джейсон, высокий, и как обычно молчаливый, кивнул ей. Кристина заставила себя кивнуть в ответ, зато широко улыбнулась Тодми, которую очевидно, никто не догадался снабдить лекарством. Мешки под глазами делали вид девушки еще угрюмее. Она вытирала капельки пота со лба, а в ответ на приветствие Кристины, смачно сплюнула на землю.

Дежурство на рынке, осуществлялось тридцатью гвардейцами, поделенными на маленькие группки. Эти группки занимали какую-то определенную часть навозной кучи, которую в Старом Розервуте именовали рынком, и отвечали за порядок. Эта служба не была в почете, ее чаще всего назначали в виде наказания, которое летом превращалось в настоящую пытку. Еще бы: стоять под палящем солнцем на переполненном галдящими людьми рынке, где все и без того отвратительные запахи усиливались в несколько раз - то еще удовольствие. Кристина, молча, шла следом за Джейсоном, думая о Рике, легонько улыбаясь себе под нос, особо не осматриваясь по сторонам, и пока еще не страдая от жары. Тодми двигалась справа, то и дело, дергая плечами, явно испытывая дискомфорт из-за одежды и доспехов, одетых поверх перевязки. Рынок встретил дежурных волной тошнотворного запаха полу протухшей рыбы, усиленным раскаленным стоячим воздухом.

"Ну что ж, приступим" - сказала себе Кристина, и улыбнулась, заметив, как Тодми в очередной раз дернула плечом, поморщившись при этом.

5.

Уже через час, улыбка на лице Кристины сменилась злобной гримасой. Лейтенант Сэмбрел, видимо забыл предупредить, что лекарство не будет действовать весь день. Боль вернулась, от жары становилось дурно, спина под одеждой и доспехами была мокрой, пораненная область стала жутко чесаться. Вдобавок, во рту остался мерзкий привкус травы. Она старалась дышать ртом, но запахи все равно ощущались достаточно хорошо. Кристина не знала, жестокая случайность ли, или же это распоряжение капитана Ливиса, но их группу поставили охранять самый беспокойный участок рынка. Невообразимый гул сильно действовал на нервы, заставляя ненавидеть всех вокруг. Джейсон стоял напротив нее, у лавчонки, предлагающей всем желающим приобрести ножи и кинжалы, на любой вкус. Невозмутимый вид молчуна, раздражал еще сильнее, и она все время отводила глаза от того места. Тодми находилась рядом, она никак не могла стоять на месте, все бродила туда-сюда, держа руку на рукояти меча.

"Гребаная сука. Гребаный рынок, гребаные люди, гребаный город!!!"

- Может, ты уже остановишься? - раздраженно сказала она.

- Да пошла ты, тварь, - огрызнулась Тодми, подкрепляя слова плевком.

- Только после тебя, - парировала Белоголовая. - Могу показать дорогу!

- Не создавайте себе еще больших проблем, - раздался совсем рядом голос.

Кристина удивленно оглянулась. Она даже не заметила, как Джейсон подошел к девушкам.

- Вам было мало? - продолжил он, не обращая внимания на спешащих по своим делам людей. - Лучше бы вы свою ярость выплескивали на тех, кто реально этого заслуживает. Последнее дело, идти против своих, - он повернулся, собираясь занять прежнее место, но тут же остановился, и обратился к Кристине, - извини, за тот день. Я не вызывался. Так было приказано.

Кристина не могла вымолвить и слова. За все время пребывания в замке гвардейцев, она едва ли слышала пару слов из уст этого парня, а тут, такая речь...

- А передо мною чего не извиняешься, сучонок? - голос Тодми вырвал девушку из оцепенения.

Джейсон смерил ее равнодушным взглядом, и отошел. Тодми еще что-то бормотала, но Кристина не стала обращать на нее внимания. Пытаясь хоть на чем-то сосредоточиться, девушка по обыкновению подумала о Рике. Улыбка, постепенно вернулась на ее лицо...

6.

Этот день, мог бы закончиться хорошо. Мог бы. Оставалось всего ничего, до окончания проклятого дежурства, когда все началось. Сперва, Кристина услышала какой-то странный спор. Поначалу, она даже не могла понять, каким образом выделила для себя именно этот спор, среди прочих других, возникающих каждую минуту по всей территории рынка. Потом поняла, что скорее интуитивно почувствовала угрозу, исходящую со стороны лавочки слева, в чьей тени она совсем недавно безуспешно пряталась от солнца.

- Ты будешь платить, козел старый. Иначе, с тобой приключится что-нибудь неприятное, - неприятный голос обращался к торговцу.

- Неприятное? Это что-то вроде того, что произошло с господином Эллбери? - хозяин лавочки понизил голос, но Кристина сумела его расслышать, так как стояла совсем рядом.

- Ты все правильно улавливаешь, - второй голос, еще неприятнее первого, раздался в полуметре от Кристины, скрытой за деревянным боком лавки.

Девушка сжала рукоять меча, но выходить, пока не спешила. Джейсон в это время отошел, пытаясь решить спор двух торговцев неподалеку. Тодми находилась сзади, и выглядела она совсем неважно.

- Я не могу вам столько платить, - сказал торговец. - Не могу. Мне едва хватает на жизнь!

- Так не укорачивай эту самую жизнь, - произнес первый. - Плати, или мы тебе продемонстрируем, насколько чревато ссориться с нами.

- Как-как? Черевато? - торговец пришел в замешательство.

- Не бери в голову, - подал голос второй, - мой приятель имеет в виду, что если ты не станешь платить, то пожалеешь о том, что родился на свет...

- Да говорю же я вам... - перебил торговец, но ему не дали договорить.

- Заткнись, - едва слышно прошипел первый. - Можешь - не можешь, - проблемы твои. Тебе даются два дня. По истечении этих двух дней - либо золото, либо трупы всех членов твоей семьи.

Это сразу же решило дело. Торговец ничего больше не сказал, но его собеседники тут же ушли. Кристина лихорадочно размышляла. Сначала, она порывалась погнаться вдогонку, за этими культурно разговаривающими бандитами, но потом поняла, что правильно поступила, не погнавшись.

"Нужно переговорить с торговцем, выяснить, что ему известно об этих двоих"

Девушка твердо кивнула сама себе, и вышла к торговцу. Тот, с легким удивлением осмотрел девушку, задержавшись на ее волосах, и нацепил на морщинистое лицо искусственную улыбку. Ему было далеко за пятьдесят, одетый в грязноватую серую мантию, с короткими седыми волосами.

- Добрый день, - вежливо поздоровалась Кристина.

- Добрый, добрый, - бодро ответил торговец. - Чего желаете? Вот, позвольте вам показать...

- Кто были эти двое? - перебила Кристина.

- Какие двое? - торговец принял удивленный вид, но легкая дрожь в голосе, и нервное подергивание рукой - выдали его с потрохами.

- Не придуривайся, я все слышала, - сказала Кристина. - Отвечай на вопрос!

Она не хотела грубить, однако долгий мучительный день выводил из себя.

- Прошу вас, госпожа, - взмолился торговец, - не спрашивайте. Я не могу ничего сказать! Если они узнают, то подумают, что я жалуюсь...и тогда...

Появилась Тодми. Она медленно обошла угол лавочки и встала рядом с Кристиной.

- Белоголовая, я не помешала? Подыскиваешь себе дружка? А как же лейтенант Сэмбрел?

Кристина вспыхнула, ее сердце забилось быстрее. Она сглотнула, потушив в себе желание, послать Тодми куда подальше. Она посмотрела на напуганного торговца, прикидывая, стоит ли при Тодми продолжать разговор. Потом, ей на глаза попался Джейсон, который все еще стоял между двумя ругающимися лавочниками. Вспомнив его речь, она приняла решение.

- Нет, Тодми, ты не помешала. Даже наоборот. Господин, - она махнула в сторону торговца, - как раз собирался рассказать, что за люди совсем недавно вымогали у него деньги.

Она рассказала о подслушанном разговоре. Тодми, постояла, немного молча, переводя взгляды с Кристины на седого торговца. Очевидно, она никак не ожидала от Кристины ничего кроме ругательств в свой адрес.

- Как интересно, - сказала Тодми, и подошла ближе. - Ну? Я тоже с удовольствием послушаю.

- Поймите же, - торговец повторил мольбу и второй девушке.

- Пошел вон, - грубо произнесла Тодми мужчине, подошедшему к лавке, рассмотреть товары. - А ты, слушай сюда внимательно. Ты все расскажешь о тех ублюдках, которые возомнили себя тут хозяевами. Рассказывай по-хорошему, либо я лично поволоку тебя в замок. Там, тебе быстро развяжут язык, - она снова повела плечом.

- Отойдите отсюда, - сказал вдруг торговец.

Обе девушки оторопели, брови Тодми поползли вверх, а Кристина сделала шаг вперед.

- Вы меня не поняли, - торопливо сказал торговец, - я не хочу, чтобы кто-то видел, как я тут болтаю с гвардейцами, понимаете? Рынок уже пустеет, подождите, пока все закроется, и я с вами поговорю.

Девушки переглянулись, и Тодми медленно кивнула.

7.

Вечер наступил спустя час. Еще было достаточно светло, но рынок опустел. Дежурство гвардейцев, так же закончилось, и они цепочкой потянулись обратно в замок, спеша к ужину, и последующему за ним отдыху. Но, двое самых уставших и измученных гвардейцев, откололись от своих коллег и отвели в сторону Джейсона-молчуна. Девушки решили не называть ему истинной причины их задержки, а просто попросили разрешения пропустить по стаканчику крепкого вина, после непривычно сложного дня. Джейсон, судя по его лицу, очень удивился такой просьбе, но возражать не стал.

- Может все-таки стоило ему объяснить? - спросила Кристина, когда они возвращались обратно, сворачивая с дороги, ведущей к замку. - Или вернуться в замок и рассказать все капитану?

- Успеем еще, - буркнула Тодми. - А капитану пока нечего рассказать. Сначала выясним все сами.

Дальше пошли молча. Торговец назначил им встречу в безлюдном месте за рынком, там, где раньше располагалась еще одна рыночная площадь, в которой отпала необходимость. Почти стемнело, когда Кристина и Тодми добрались до места, и принялись высматривать торговца. Кристина отметила, что размер площади довольно внушителен, тут еще сохранились старые, полу развалившиеся торговые палатки и лавочки.

- Ну и дыра, - брезгливо произнесла Тодми, обходя сгнивший кошачий труп. - И где этот козел?

"Козел", обнаружился почти в самом конце площади. Он сидел, прислонившись к старой палатке без крыши. Под торговцем разливалась темная лужа, его лицо было перекошено гримасой боли, рот открыт в беззвучном крике. Тодми грязно выругалась. Кристина вторила ей.

- Какие любопытные милашки, - голос раздался прямо позади Кристины.

Обе девушки резко обернулись, хватаясь за рукояти мечей. Перед ними стояли двое мужчин, и, судя по голосу одного из них, это были те самые бандиты, угрожавшие несостоявшемуся информатору.

- Согласен, - второй, подтвердил. - Даже как-то жалко их кончать.

- Но, как это не прискорбно, - первый произнес эти слова таким тоном, словно ему, и правда, жаль.

- Давай, попробуй, бычий хер, - прошипела Тодми, непонятно, к которому из них обращаясь.

Обе пары двинулись одновременно. Никаких беспорядочных атак, или боевых воплей - только настороженные движения, нога в ногу, глаза в глаза.

- Ай-яй-яй, - покачал головой первый, сжимая в руке красивый, длинный меч, - так не принято выражаться дамам.

- Согласен, - поддержал второй, - режет слух, правда?

Оба были в легких синих костюмах, не стесняющих движений. На головах плотно обтягивающие капюшоны.

- Белые волосы? Большая редкость! - приближаясь произнес Первый.

- Еще реже, когда этот цвет волос так хорошо смотрится, - поддакнул второй. - Ты очень красива!

- Ты тоже, ничего, - утешил Тодми Первый.

Девушки, хмурясь, продолжали повторять движения мужчин, не приближая и не отдаляя дистанцию.

- Видимо торговец зарезал сам себя, устав от вашего трепа, - сказала Тодми.

- О, нет, - улыбнулся Первый, - не сам. Мы ему помогли.

- Помогли, - ухмыльнулся Второй, - сейчас мы покажем как.

Они напали одновременно: быстрые, ловкие, с жестокими улыбками на бледных лицах. Кристина увернулась, на всякий случай, выставив блок мечом, отступила, и напала сама. Слева, Тодми следовала своей тактике боя: отбив атаку Первого, она яростно бросилась в атаку, заставив мужчину отступать. Жжение в спине становилось все сильнее, но Кристина едва заметила это, отбивая удары и атакуя сама. Второй ткнул мечом, с шагом назад, Кристине едва хватило времени отпрыгнуть, мужчина плавным движением бедер и ног вернулся в прежнюю стойку, подняв меч на уровень лица. Они обменялись еще парой ударов, снова отскочили, и снова сошлись. Другая пара билась также безрезультатно, рычание Тодми звучало на уровне звона мечей. Кристина отступила назад, почти вплотную к палатке, поманив за собой Второго. Она поднырнула под замах, ударила сама, но промахнулась. После следующей атаки, оба сцепились мечами, приблизившись близко, друг к другу. Кристина, пнула мужчину в голень, но тот лишь зашипел, и пнул в ответ, с лучшим результатом. Девушка припала на одно колено, не расцепив, однако меча. Второй отступил, с лязгом освобождая свой клинок, и сразу же ткнул. Кристина резко упала на землю, и перекатилась. В глазах тут же потемнело от боли, она оказалась на спине, вскрикнув от внезапности. Второй, времени зря не терял, он подскочил, занося меч. Кристину спасла...Тодми. Вернее, ее вопль. За пару секунд до того, как Кристина упала, Тодми отбила особо сильный удар Первого, ее развернуло, и мужчина с размаху пнул сопернице в спину, очевидно попав прямо по ранам. Девушка завопила так громко, что оба парня подпрыгнули от неожиданности. Второй, повернул голову лишь на миг, но этого хватило Кристине. Она, с поистине невероятной скоростью вскинула руку с зажатым мечом, и, бросая тело вперед, погрузила клинок в брюхо своего врага. Она снова упала на спину, так как Второй все же успел в последний момент замахнуться, затем потянула меч назад. Клинок с громким хлюпаньем вышел из тела, и мужчина зашатался, отходя назад. Кристина вскочила на ноги, и как раз вовремя. Тодми была уже без меча, Первый неумолимо подступал к ней, готовясь нанести удар. Забыл о жгучей боли, Кристина в два прыжка оказалась рядом, и успела в последний миг отбить клинок, летящий в сторону поверженной Тодми. Первый яростно вскрикнул, и отмахнулся свободной рукой, попав Кристине по горлу локтем. Девушка отскочила, закашлялась, и уже в который раз упала, столкнувшись со Вторым, который согнувшись стоял позади. В падении, Кристина едва не выронила меч, и не успела бы отбить удар, но шагнувшему к ней Первому вцепилась в ногу Тодми. Перед мысленным взором Кристины внезапно возникла похожая картина, из той памятной ночи, когда она провела свой первый патруль. Но, Тодми была совсем не похожа на того парня. Она приподнялась, одной рукой ухватила запястье Первого, а второй рукой, сжатой в кулак, изо всех сил ударила ему между ног. Мужчина завопил сильнее, чем недавно это сделала девушка, и сложился пополам. Тодми оказалась на ногах, ухватила Первого за плечи, и приложила коленом в нос. Его голова откинулась назад, разбрызгивая кровь. Тодми повторила удар, затем еще раз, и еще. Кристина плотнее ухватила рукоять своего меча, и затем поднялась. К ее изумлению, Второй каким-то чудом поднялся на ноги, и, пошатываясь, пытался уйти. Кристина бросила взгляд на Тодми, которая продолжала ногами лупить Первого, уже лежащего в позе зародыша и скуля после каждого пинка. Белоголовая нехотя пошла за Вторым, тот услышав шаги за спиной развернулся, в его руке блеснул нож. Кристина не дала ему опомниться - увидев лезвие, она машинально атаковала, полоснув мужчину по груди. Жуткое зрелище застала она обернувшись: Первый, слабо приподнял голову, а Тодми прыгнула, и приземлилась ему обеими ногами на лицо.

- Вот теперь, - тяжело дыша сказала Тодми, - пожалуй, есть что рассказать капитану...

БЕЖАТЬ.

"Дорогой Альтаир! Прости, что я не приехал проститься с моим лучшим другом, твоим отцом. Уверяю, на это есть весомые причины. Нам срочно нужно встретиться, я объясню тебе все с глазу на глаз. Не хочу тебя напугать, однако боюсь, что ты находишься в опасности. Прошу тебя, приезжай как можно скорее. Избавься от письма, и никому не говори о нем.

Марион Сард"

Альтаир, нахмурив брови, перечитал письмо. Затем поднял глаза, но передавший ему письмо человек уже исчез за деревьями.

"Интересное утро..."

Проснувшись, он поспешил покинуть замок, даже не позавтракав. Спустившись к озеру, он неторопливо прогуливался вокруг него, погрузившись в свои невеселые мысли. Невысокий молодой человек неожиданно выскочил из-за большого дерева на левом берегу, того самого, с которого когда-то упал Томас. Альтаир испуганно вздрогнул, и отскочил. Парень, одетый в серый дорожный плащ, примирительно поднял руки.

- Я не хотел напугать, - тихо произнес он, оглядывая пустынные берега озера. - Это вам.

Он протянул Альтаиру письмо и тут же ретировался. Альтаир последовал совету Мариона и после прочтения разорвал бумагу на мелкие кусочки. Он готов был немедленно сесть на лошадь и отправиться в имение Мариона Сарда. Да, за последние несколько дней, находиться в замке стало просто невыносимо. И виной тому - имперский следователь, Эдвир, а также добрая половина обитателей замка. До прямых обвинений еще не дошло, однако было ясно - Альтаир подозреваемый номер один. Намеков было предостаточно. Подозрения особенно усилились после того как в одном из трактиров Ниссада был задержан высокий бородатый мужчина, соответствующий описанию Рилла Айдела. Управляющий опознал в нем того самого таинственного посетителя господина Ангреля. Он был до крайности удивлен тем, что его схватили и принялись расспрашивать о погибшем торговце. Оказалось, что его зовут Ирвином Бергилом. Ирвин был помощником лорда Колина Корвига из Бельгории. Он не отрицал, что часто посещал замок господина Ангреля, будучи посредником между ним и своим лордом, помогая провести крупную сделку, касающуюся коллекции сапфиров, когда-то принадлежащих знаменитому лорду Маркусу Сиджеру. А ругались они с Каспером потому, что тот все время завышал цену. Лорд Корвиг прибыл в замок спустя два дня и устроил большой скандал. После того как он предъявил Эдвиру всю переписку, которой он обменивался с господином Ангрелем, вопрос был решен. И тогда, имперский следователь крепко взялся за Альтаира. Ох, как крепко. То, что парень не ладил со своим отцом, Эдвир выяснил еще в день прибытия. А потом, Мартин Эйк поведал следователю о том, что Каспер, испытывая некие финансовые трудности, не собирался оплачивать для сына последний курс Айгенверского университета.

"Очевидно, Эдвир счел это достаточным мотивом"

Так же, следователя интересовало, почему Альтаир пошел в ночь убийства в кабинет отца, а не в свои покои.

Парень глубоко вздохнул и двинулся обратно по берегу. Посмотрев на возвышающийся замок, он судорожно сглотнул. Возвращаться туда, страсть как не хотелось. Но надо было.

"Необходимо поговорить хоть с кем-то, в чьих глазах не видно осуждения или страха. Только двое соответствовали - это мастер Гарри Гэллот и Рилл Айдел"

Нечто подобное, Альтаир испытывал после смерти Томаса. С одним существенным различием - тогда никто не подозревал его в убийстве. Когда он думал об этом, внутри вздымалось что-то очень большое и тяжелое, подступало к горлу, сбивая дыхание. Ярость и страх переполняли Альтаира, поочередно беря вверх.

"Как же сейчас не хватает Исагерна..." - в который раз подумал он.

"Да, волшебник знал бы, что делать. Знал бы, как поступить, как доказать абсурдность подобных подозрений"

Но Исагерна не было. При мысли о том, что его все-таки обвинят и осудят - внутренности скручивало от ужаса. Однако, тут же ужас уступал место ярости и чувству несправедливости.

"Меня обвиняют в убийстве отца. МЕНЯ! И эти сволочи, во главе с Мартином Эйком...да как они смеют?! Сраный Попрошайка! Поганый кусок дерьма! Я им всем устрою..."

Эти мысли резко сменялись другими:

"Меня ведь даже не было в замке...как это так? Как же, никто никого не видел! А синяк я, наверное, сам себе поставил! Как меня могут обвинять в убийстве собственного отца? Тем более - Я НЕ ВИНОВАТ!!!"

И так уже несколько дней. Теперь еще и письмо от Мариона...

"О какой опасности он пишет? Неужели, узнал о том, что я подозреваемый? Но как? Или, опасность исходит от того, кто убил отца? В таком случае, получается, что ему известен убийца? Надо срочно с ним встретиться. Как это сделать? На время расследования, Эдвир запретил покидать замок любому из его обитателей. А если меня все-таки несправедливо осудят? Надо поговорить со следователем, сообщить ему о том, что Марион Сард возможно знает что-то важное об этом деле. Хотя стоп! Марион ведь просил о том, чтобы никто о письме не знал...он не стал бы так писать без весомой причины. Что же делать? Что делать?"

Ответ пришел мгновенно. Он был настолько очевидным, что Альтаир разозлился на себя пуще прежнего, за то, что не додумался до этого раньше.

2.

Рилл Айдел, стоял у камина в том самом кабинете господина Ангреля. Альтаир устроился за столом, положив руки на его поверхность. Он только что закончил рассказ о письме и выжидающе посмотрел на управляющего. Тот, бросив тревожный взгляд на дверь, быстрым шагом прошел к столу.

- Вы должны бежать, сэр, - тихо произнес он, глядя Альтаиру в глаза. - Не знаю, что конкретно имеет в виду господин Марион, но то, что вы в опасности - факт.

- Ты с ума сошел? - голос Альтаира сошел на шепот, - я ни в чем не виноват! Я не убивал отца!

- Я знаю, сэр, знаю, - мягко ответил Рилл, - однако, боюсь, это не имеет большого значения.

- Объяснись.

- Сэр, вы ведь понимаете, как выглядит вся ситуация со стороны, - начал управляющий. - Имперский следователь выстраивает против вас дело. К сожалению, весьма успешно.

- Но Верховный суд... - запротестовал, было, Альтаир.

Рилл Айдел грустно улыбнулся.

- Сегодня утром, господин Эдвир продемонстрировал мне письмо из Розервута, заверенное печатью и подписью императора Ралла...в этом письме сообщается, что расследование убийства вашего отца и Элиота Бирта переходит в руки лорда Ноарда, как фактического правителя этих земель. И господин Эдвир, на время расследования будет у него в подчинении.

Альтаир похолодел. Ему стало дурно.

- Господин Эдвир и лорд Ноард старые друзья, - продолжил управляющий, не дождавшись ответа от Альтаира. - И мне кажется, виновного они уже отыскали. Вам нужно бежать.

- Но как же так, - пробормотал Альтаир, - ведь если я сбегу, то тем самым подтвержу, что и правда, виновен!

- Если останетесь, вас вероятнее всего убьют, - сказал Рилл. - Поймите же, сэр, лорду Ноарду эта ситуация на руку. Если не станет вас, он легко добьется того, чтобы замок вашего отца и прилагающиеся к нему земли отошли Дому Ноард. И полагаю, в его планы не входит долгий судебный процесс. Вы должны бежать, сэр, - с нажимом дополнил он. - Доберитесь до имения Мариона Сарда. Я уверен, он что-нибудь придумает, не зря же он отправил вам такое письмо. Окажетесь в безопасности - появится шанс на справедливый суд.

- Бежать, - невнятно повторил Альтаир. - Бежать...

НА КРЮЧКЕ.

Айале было непривычно. Во-первых, смущало отсутствие привычной одежды и комплектующих в виде арбалета, повязки, отмычек и зеленого плаща. Красивое модное платье, из тончайшей белой ткани, хорошо сидело на ней, но совсем ей не нравилось. Во-вторых, что гораздо важнее, мягко говоря, бесил тот факт, что ее взяли на крючок. А ее взяли, и очень крепко.

"Самоуверенная дура, допустила свою первую ошибку, и так глупо попалась"

Воровку до сих пор жгло воспоминание о том, как долго смеялся над ней Ториан Шамер. Как он издевался, мол: "Я ожидал гораздо, гораздо большего от такой знаменитой воровки. Не думал, что удастся так легко тебя взять"

Его смех, и сейчас звенел у нее в ушах. Девушка стиснула зубы.

"А может не стоит так строго себя судить, а? Если уж по правде, на крючок я попалась уже давно. С того самого дня, когда Аксель решил продать меня Коллекционеру. Жаль, что не удалось самой расплатиться с ним"

Шаги Айалы громким эхом отдавались от высоких стен огромного, выставочного зала. Зал этот, находился в городском музее Древности - одного из самых больших музеев Гильдерлэнда. Несмотря на то, что на улице ярко светило солнце, все лампы в зале горели желтоватым светом, позволяя хорошо разглядеть выставленные древние музейные экспонаты. Айала без особого интереса прогуливалась по безлюдному залу, скользя взглядом по витринам. Ничего стоящего, по мнению девушки тут не было. Более того, она была не в том настроении, чтобы восхищаться историческими ценностями. Ее больше занимало дело, которое предстояло выполнить по поручению вечно смеющегося ублюдка. Дело, от которого нет возможности отказаться. Коллекционер слишком много знал о ней. И, пораскинув мозгами, Айала поняла, что Ториан Шамер знал о ней гораздо больше того, что мог рассказать ему Аксель. Как и откуда? Она уже спрашивала, и разумеется, ответа не дождалась. Своим глуповатым поведением и постоянными шуточками, Коллекционер не сумел провести воровку. А может он и не пытался? Можно ли быть одновременно и вечно хохочущим придурком, и хитрым преступником, причем, не пытаясь притворяться и создать ложное впечатление о себе? Айала не знала, как все обстоит. Да и не хотела знать. Волновало иное - если она не украдет то, что нужно Ториану Шамеру, о том кто она такая узнают многие. А это сулило ей большие неудобства. Она не сможет жить в постоянных оглядках назад, скрываться, ждать, когда же ее схватят. Нынешний образ жизни ее более чем устраивал.

"С другой стороны, может стоит взглянуть на это несколько иначе? Есть дело, причем очень интересное; обещана хорошая оплата...конечно, то как расплатился Коллекционер с северянином - наталкивало на некоторые тревожные размышления...но я не Аксель. Со мной такое не пройдет. К тому же, почему-то мне кажется, что Ториан для меня такого не приготовил"

- Нравится моя коллекция? - Коллекционер появился слева, медленно двигаясь к девушке, обводя руками зал.

Ростом он был лишь чуть выше Айалы. Как заметила девушка, Ториан Шамер любил одеваться просто. На нем был узкий черный костюм, и длинноносые туфли из черной кожи. Из украшений - золотое кольцо с большим красным камнем. Широкая улыбка, словно пришитая, сверкала зубами.

- Вот мне интересно, у тебя рожа не болит от постоянных кривляний? - вопросом на вопрос ответила Айала.

- Я давно привык, - улыбка стала шире.

- Оно и видно. Постой-ка, ты сказал "моя коллекция"? Это ведь городской музей.

- Так и город весь мой, - Ториан, казалось, был удивлен тем, что воровке не известен этот факт.

- А, ну да, - Айала легонько стукнула себя по лбу, - прости, запамятовала.

- Пустяки, пустяки, - отмахнулся Коллекционер. - Давай пройдемся?

- С радостью, - безрадостно произнесла Айала и пошла следом за новым работодателем.

- Обдумала мое предложение? - задал ненужный вопрос Коллекционер.

Айала приподняла бровь вместо ответа.

- А что ты так смотришь? Я ведь не заставляю, ты можешь отказаться...

- Нет уж, я с удовольствием принимаю столь щедрое предложение, - сказала Айала.

- Правильный выбор, - Ториан легонько шлепнул ее по плечу. - Уверен, наше сотрудничество обоим принесет много пользы.

- У тебя самая внушительная коллекция редких предметов во всей империи, - Айала покосилась на руку Ториана - тот ее тут же убрал. - Ты собирал ее годами, отовсюду. Зачем тебе я? При приобретении других вещей, ты как-то обходился без моей помощи. А учитывая все то, что тебе обо мне известно - ты мог давным-давно попросить моей помощи.

- Я ждал подходящего случая, - рассмеялся Коллекционер, - и он, наконец, пришел. Не терпелось с тобой познакомиться лично.

- Польщена.

Ториан с довольным видом кивнул, словно поверил.

- Давай начистоту? - спросила Айала, и затем продолжила, не дождавшись ответа, - Я несколько дней уже торчу в твоем доме, а ты не торопишься посвящать меня в детали дела. Эта неизвестность...раздражает.

- Понимаю, - отозвался Коллекционер, - поэтому я тебя здесь и нашел. Посвятить в детали упомянутого тобою дела.

- Внимательно тебя слушаю.

- Я обратился к тебе, - начал Ториан, - потому что мне очень нужна одна вещь. Это камень. И находится он в хорошо охраняемом месте...

- Дай угадаю, - с усмешкой перебила Айала, - неужто, твой камень находится где-нибудь в далеких опасных землях? В руинах старого Макитока9, кишащего призраками? Или в лапах свирепого дракона?

- Боюсь, все не так увлекательно, - вздохнул Ториан, - но и не менее опасно. Камень, который меня интересует, охраняется в замке одного лорда. Очень хорошо охраняется. Настолько, что не обойтись без такой опытной воровки. Признаюсь, я тобою давно восхищаюсь. Кражи, совершенные тобою - произведения искусства, никак не меньше!

За последние три дня, Айала уже несколько раз слушала подобную речь, однако перебивать не стала. Ей было лестно. До этого своего разоблачения, ей частенько было обидно, что она не купается в лучах славы (славы, которую она заслужила). Сколько раз, сидя в трактирах, девушка слышала, как рассказывали о Шиване, как восхищались неуловимой воровкой, наперебой рассказывали о ее кражах, о том, как она раз за разом оставляла имперских гвардейцев в дураках. О, как же ей хотелось встать и воскликнуть: это все я! Я! Носите меня на руках! Я лучшая!

Но она не могла. Теперь ей оставалось наслаждаться любыми похвалами в свой адрес, сказанными в лицо, пусть и от того, кто заставляет на себя работать против воли.

- И так, кто такой этот самый лорд? - пряча довольную улыбку, спросила Айала. - И что за камень?

- Лорда зовут Дилон Винли, - ответил Коллекционер. - Подробнее, о нем узнаешь, отправившись в Йорнар. Да, да, - со смешком добавил он, заметив выражение лица девушки. - В твой родной город.

- Дилон Винли, - пробормотала Айала. - Я слышала что-то о лорде Маркусе Винли. С ним была связана какая-то темная история.

- Да, - кивнул Ториан, - это прадед Дилона. Его подозревали в пытках и убийствах своих слуг. Поговаривали, что он замучил не один десяток людей...ну, это неважно. Дилон Винли владеет прадедовским замком, на востоке Бельгории. Как я уже сказал, подробнее о нем узнаешь в Йорнаре. Там тебя будет ожидать одна особа.

- Что за особа? - нахмурилась Айала, - кто-то еще обо мне знает?

- Нет, нет, что ты! - Ториан захлопал глазами, - она ничего о тебе не знает, и вопросов задавать не станет. Как раз наоборот - ее работа отвечать на вопросы. Думаю, не ошибусь, если предположу, что ты слышала о Шептунье?

- Слышала, а как же, - с неподдельным интересом ответила Айала, - и давно мечтала ее отыскать.

Шептунья, Торговка Секретами, Хранительница Тайн - у этой особы было немало звучных имен. Она знала все и обо всех. Неизвестно было, каким образом она выведывала чужие секреты, но торговать она ими умела. Чаще всего, Шептунья сама находила заказчиков, и Айала восхищалась ее могуществом. Она крепко держала за яйца многих влиятельных лордов империи, и это вызывало уважение.

- Как раз, познакомишься, - прервал ее мысли Коллекционер, - и не благодари за предоставленную возможность, - он хохотнул.

- И о камне она мне расскажет?

- О камне, тебе расскажу я, - Ториан ткнул себя пальцем в грудь. - Хотя, и рассказывать-то особо не нужно - о нем всем известно. Он называется ранашш.

Айала фыркнула.

- Теперь понятно, зачем тебе понадобилась я, - сказала она. - Чтобы завладеть таким могущественным камнем и правда, нужен самый лучший вор.

- Я вовсе не верю в детские сказки, - усмехнулся Коллекционер. - Но многие другие - верят. Как бы там ни было, у этого камня богатая история. И он мне очень нужен.

- Полагаю, раз ты считаешь, что ранашш существует, значит, у тебя есть веские причины так думать?

- Существует он, существует, - для пущей убедительности Ториан Шамер твердо кивнул. И, - с нажимом повторил он, - он мне очень нужен. Взамен, ты получишь Дарцефул, и еще многое другое.

Последнюю фразу, Айала пропустила мимо ушей, потому как при словах: "он мне очень нужен", с лица Коллекционера на миг сошла его маска самоуверенности и шутовства. Всего на миг, но девушка успела заметить его взгляд. Он не преувеличивал - скорее преуменьшал. Ранашш был ему ОЧЕНЬ нужен. Означало ли это, что Ториан Шамер верит в магические свойства легендарного камня? Или причина в другом?

- Кстати говоря, Дарцефул не хранится здесь, в этом самом городе, - продолжил Коллекционер. - Ты его получишь, отправляясь на порученное мною дело. Камень Воров тебе передаст Шептунья. Он уже у нее.

- Ого, - улыбнулась Айала, - какое доверие! А не боишься, давать мне дарцефул, до того как я принесу тебе ранашш? Может, я его возьму и скроюсь? Или думаешь, я не смогу? Не боишься?

- Нисколько не боюсь, - ответил Ториан, - потому что, я считаю тебя очень умной девушкой. И надеюсь, что не ошибаюсь в тебе.

На это, Айала ничего не ответила.

"Возможно, ты не знаешь, насколько я на самом деле умна".

ПРИНЦИП ЯЩЕРИЦЫ.

"Дорогой Гестиль! Как твои дела? У нас тут что ни день то происшествие. Я, как и планировал, перебрался в Старый Розервут, буду теперь отсюда заниматься нашей проблемой. Перед отъездом из Белого замка, меня ждал пренеприятный разговор с отцом, и Мор - Граном. Пару дней назад, произошло еще одно столкновение между нашими гвардейцами и бандитами. В этот раз, к счастью, с нашей стороны потерь не было. Представляешь, Мор-Гран надоумил отца отправить со мной четверых солдат из его "Братства сильнейших". Якобы, для моей охраны, на деле же, просто чтобы следить за каждым моим шагом, и докладывать Мор-Грану. С нетерпением ожидаю твоего приезда. Поцелуй от меня свою мать, пожми руку отцу.

Лоран"

Лоран перебрался в Старый Розервут в тот же день, когда Морибер Эльфист с отрядом солдат отбыл на Север, на очередную схватку с горными кланами. Император приказал руководителю "Братства сильнейших" собрать лучших, и сделать так, чтобы дикари надолго прекратили свои вылазки.

Покои, предоставленные принцу, находились на третьем этаже замка. По соседству с ним поселили четверых телохранителей из "Братства сильнейших". Артимус расположился в комнате, на противоположном конце коридора. Несмотря на непрезентабельный в целом облик замка, покои Лорана оказались на удивление уютными. По его приказу, туда постелили любимый белый ковер, а также перевезли письменный стол. Стены, украшенные деревянными панелями, радовали глаза, пламя потрескивало в огромном резном камине, перед которым стояло чудовищных размеров кресло. Большую комнату освещали четыре лампы, две из которых стояли по разным сторонам кровати на четырех столбиках. Сразу по приезду, Лоран познакомился с капитаном Ливисом, и поприветствовал весь гарнизон, специально для такого случая выстроенный на заднем дворе. После, он поспешил отправиться в свои покои, намереваясь немного отдохнуть, так как предыдущая бессонная ночь и долгая дневная дорога порядком утомили его. Уже темнело, и принцу хотелось к утру быть свежим и отдохнувшим, так как не терпелось приступить к активным действиям. Пока еще, он смутно представлял себе какие-то конкретные действия, но убеждал себя, что утром решит, что надо делать. За стеной послышался шум - его телохранители были явно заняты чем-то. Они не понравились принцу с первого взгляда - да и чего еще стоило ожидать? Как на подбор: высокие, коротко стриженные, с железными масками на лицах, как принято у всех особых солдат "Братства". Лоран нисколько не сомневался, в их истинной задаче, поставленной Мор-Граном, и все думал, как бы от них избавиться. Вскоре, он решил и эту проблему оставить на утро, и постараться расслабиться, тем более что кресло, так и призывало опуститься в него, и, вытянув ноги к камину провести время за интересным чтением. Лоран так и планировал поступить. Порывшись в привезенных вещах, он откопал несколько старых книг, и, поразмыслив, выбрал "Разновидности драконов. Их силы и слабости", написанную, известным Леорелем Ангрелем. Он снял плащ и сапоги, отстегнул ремень с ножнами, и сел в кресло. От камина веяло приятным теплом, одна из ламп очень кстати стояла у левого подлокотника кресла. Принц погрузился в чтение, и прочитал почти сто страниц, прежде чем его начало клонить в сон. Теплая, приятная дремота окутывала его, глаза то и дело слипались, он все чаще ловил себя на том, что читает несколько раз каждую строчку, не улавливая смысла. В конце концов, его голова свесилась набок, а книга выпала из рук...

2.

Сколько времени прошло, принц не знал. Он проснулся, разлепил глаза, и широко зевнул, потирая затекшие ноги. Кресло конечно очень удобное, но на кровати все же будет лучше. Не успел он подняться, как кто-то появился у него из-за спины. От неожиданности, Лоран сильно дернулся, он едва не завопил.

- Не пугайтесь, Ваше высочество, я не причиню вам вреда, - голос женский.

Девушка, судя по голосу, была не старше самого Лорана, в черном дорожном костюме, и с капюшоном на голове, скрывающим верхнюю часть лица.

- Кто вы? Что вы здесь делаете? Как сюда попали? - осипшим голосом спросил принц.

Он так и остался сидеть, не зная, как реагировать на столь внезапное появление незнакомки.

- Зовите меня Лиссандрой, мой принц, - девушка изящно поклонилась. Кто я - вы скоро узнаете, а о том, как я сюда попала, я предпочла бы промолчать.

Лоран ничего не ответил, всматриваясь в лицо девушки, почти не проглядывающее из тени капюшона.

- Должна признаться, мне давно следовало с вами поговорить, но, сделать это в Белом замке весьма проблематично. Поэтому, я рада, что вы решили перебраться сюда.

- Я внимательно слушаю, - принц пришел в себя. - Только советую говорить тише, нас могут подслушивать.

Теперь, его распирало необъяснимое любопытство.

- О, не беспокойтесь о вашей охране, мой принц, - сказала она. - Нас никто не подслушает, и не побеспокоит.

- Будем надеяться, - Лоран пожал плечами, - итак, что вам нужно?

- Как я сказала, мне необходимо с вами поговорить. Если точнее, я хочу предложить свою помощь.

- Помощь? - нахмурился Лоран, - как это понимать?

- Терпение, мой принц, я все объясню, - девушка прошла к камину, и провела рукой по стене над ним. - Не стану кружить вокруг да около, и сразу перейду в сути. Моя помощь, заключается в том, что я могу снабдить вас полезными советами, касаемо проблем, которые свалились на вас, Ваше высочество после получения вами должности руководителя имперской гвардией. В частности, мои советы помогут вам расправиться с обнаглевшими бандитами, плюющими на закон, и не считающимися с гвардейцами Его величества императора.

- Кто вы? - Лоран нахмурился сильнее.

- "Надзор", - коротко ответила девушка, и принц вскинул брови от удивления.

- Да, это многое объясняет, - сказал он. - А к чему такая таинственность? Почему нельзя было поговорить в Белом замке?

- Потому что, мой принц, этот разговор должен быть конфиденциальным. К сожалению, никому нельзя доверять.

- Даже императору? - усмехнулся Лоран.

- Даже ему, простите за резкость, - слова сопровождались поклоном, - а в особенности, нельзя доверять лорду Мор-Грану.

- Меня это нисколько не удивляет, - сказал Лоран. - Хотя, может я чего-то не понимаю, но неужели вся эта проблема с местными бандами - столь серьезное дело, для того чтобы опасаться Совет? И вообще, разве "Надзор" не служит императору?

- "Надзор" служит стране, Ваше высочество, - ответила шпионка, - а проблема гораздо серьезнее, чем вы можете себе представить. Местные банды - лишь верхушка. Мы сами, еще знаем не все, однако все время работаем, пытаясь докопаться до сути. Я объясню вам все, что могу. Суть вы поймете.

- Слушаю, - вставил Лоран.

- Готовится что-то серьезное, - сказала Лиссандра, - что именно пока точно не ясно, поэтому не буду пичкать вас догадками, а поделюсь тем, в чем "Надзор" уверен наверняка. Во-первых, думаю, вы и сами догадываетесь, что без хорошей поддержки бандиты не посмеют действовать столь смело и нагло.

- Тенборг Ливиссард, - кивнул Лоран.

Шпионка кивнула в ответ.

- Да, он, Ваше высочество, - сказала она. - Но и за ним стоят люди серьезнее.

- Мор-Гран, - снова вставил принц.

- Почти наверняка, - ответила девушка. - Но его причастность пока сложно доказать. Конечно, многое указывает на него, но у сенешаля немало влияния и власти, к тому же, он располагает собственной агентурной сетью, которая весьма успешно предотвращает наши попытки подобраться к нему ближе. Но, это только пока.

- Как считаете, для чего все это?

- Подготовка к чему-то серьезному, - повторила Лиссандра. - Вполне возможно, что это начальный этап попытки захвата власти.

- Переворот? - недоверчиво спросил Лоран.

- Пока, это только версия, а я обещала говорить лишь о фактах. Хотя, могу высказать предположение.

- Прошу вас, - подбодрил принц.

- Если подумать, то это вполне логично, - сказала она. - Вам хорошо известно, что лорд Мор-Гран обладает огромной властью, и полным доверием императора. Вы же, мой принц, прошу прощения, не располагаете и половиной того и другого. Да, вы принц и законный наследник, но, давайте смотреть правде в глаза: не без помощи вашего отца и его сенешаля, репутация ваша не внушает доверия для большинства присягнувших императору лордов. Поймите правильно, что я имею в виду: репутация вашего отца, держит в узде его многочисленных недоброжелателей. А среди таковых, имеются весьма серьезные личности. Многие полагают, что Дом Раллов слишком долго правит империей, некоторые и вовсе уверены, что в империи нет необходимости. Не секрет, что некоторые правящие провинциями Дома, совсем не прочь отделиться и обрести независимость. Представьте на мгновение, если не дай Боги с вашим отцом случится беда? При нынешнем положении дел, это будет означать начало катастрофы. Я поясню. Ваши неудачи на должности руководителя имперской гвардии, вкупе с возрастом и отсутствием опыта, создадут у влиятельных врагов впечатление, что вас легко...победить. И эти влиятельные враги вцепятся вам в горло, мой принц. И даже сторонники вашего Дома, и целостности империи, вряд ли рискнут принять вашу сторону, так как для них будет очевидно, что ваша сторона - сторона проигравших. К тому же, некоторые предпочтут не вмешиваться вовсе, а другим может показаться, что устоявшийся порядок неплохо бы изменить, ведь всем известно - перемены ведут к лучшему. Но, сторонники империи могут принять другую сторону. Сторону второго по влиянию человека Гильдерлэнда - лорда Мор-Грана. Уж с ним все будут считаться, и что самое важное, - захватить трон он сможет без особого труда. За исключением вашего отца и вас, никто из Дома Раллов не удержится на троне и дня.

Воцарилась тишина. Лоран, долго переваривал услышанное, глядя в пламя камина.

- Да уж... - наконец протянул он. - Получается, сейчас Мор-Гран пытается совсем уж уничтожить мою репутацию?

- Это только часть задуманного, - ответила Лиссандра.- Вы забываете о императоре.

- Заговор, - прошептал принц. - Он хочет свергнуть отца? Но, сомневаюсь, что какие-то бандиты, пусть и хорошо вооруженные, способны совершить успешное покушение на императора.

- Я уже говорила Ваше высочество, банды - лишь верхушка. Они подрывают ваш авторитет, и авторитет гвардии Его величества. Они пытаются создать впечатление вашей беспомощности. К сожалению, пока что успешно. К тому же, они стараются захватить власть над всеми подпольными операциями в городе, они подминают под себя торговлю оружием и обкладывают налогом всех торговцев Старого Розервута. Не исключено, что если их не остановить вовремя, они могут выбраться и за пределы одного района. Таким образом, бандиты наберут достаточно мощи, чтобы в случае попытки захвата власти, оказать серьезную поддержку заговорщикам.

Лоран скрипнул зубами, и угрюмо поглядел на шпионку.

- Не волнуйтесь, мой принц, - сказала Лиссандра, - мы сделаем все, чтобы изменить ситуацию.

- Каким образом? - спросил Лоран. - Вы обещали мне советы, а вместо этого, я пока услышал лишь о том, как все плохо складывается.

- Вам необходимо стать жестче, Ваше высочество. Приступить к решительным действиям. Ударить.

- Тенборг Ливиссард? - догадался Лоран.

- Верно, мой принц. Нужно раздавить этого обнаглевшего торгаша.

- Согласен. Но, боюсь даже представить, какой шум поднимется после...

- Грандиозный, - утешила шпионка. - Но, это необходимо. Именно вы должны устранить его. Это, еще хуже рассорит вас с отцом, настроит против вас лично могущественную Гильдию торговцев, а также тех, кто от них кормится. Зато, вы докажете всем, что готовы действовать серьезно, проявите стержень, и вдобавок умерите пыл Гильдии.

- Мор-Гран, - прошипел принц. - Ливиссард поможет мне добраться до сенешаля. Я мечтаю раздавить его.

- Терпение, мой принц, терпение, - тихо сказала девушка. - И до него дойдет очередь. Не стоит выпытывать у Ливиссарда каких-либо доказательств причастности Мор-Грана.

- Это еще почему? Ведь если они связаны...

- Вероятнее всего, связаны, - подтвердила шпионка. - Однако, я не думаю, что у Тенборга найдутся веские доказательства причастности такого человека как Мор-Гран. К тому же, нельзя исключать, что не только сенешаль замешан в этом деле. Тут работает принцип ящерицы.

- Принцип ящерицы? - спросил Лоран. - Что это значит?

- Принцип ящерицы - это когда каждое звено одной цепи, ничего не знает про следующее звено. Допустим, схватили кого-то наподобие Тенборга Ливиссарда, а он ничего не знает, он как отброшенный хвост ящерицы. Вот вроде бы ухватили, а к голове никак не подобраться.

- "Голова", в этом случае Мор-Гран?

- Д-да, - как-то неуверенно ответила девушка.

Лоран не стал обращать на это особого внимания.

- А как же тогда... - начал было он.

- Сейчас, главное - это разобраться с бандами, - сказала Лиссандра. - И с Тенборгом Ливиссардом.

- На каком основании я задержу Тенборга? - спросил Лоран. - Даже принц не может арестовывать таких людей как Ливиссард, имея на руках одни догадки.

- Доказательства будут, мой принц. Причем такие, которые устроят и императора. Буквально через два дня состоится перевозка оружия с подпольных складов. Перевозка нелегальная, и осуществляться она будет при помощи бандитов, терроризирующих Старый Розервут.

- Куда собираются везти это оружие? - поинтересовался Лоран.

- Мы полагаем, в Йорнар, или Эсверг, - ответила девушка. - Оттуда в Ампер. А уже оттуда - куда угодно. Партия довольно большая.

- Не пойму, как это поможет взять Тенборга? Да и сомневаюсь немного, каким образом бандиты будут вывозить из города большие партии оружия, когда по району ходят усиленные патрули?

- Это очень легко, мой принц, - сказала шпионка. - Они воспользуются старыми Маарокскими воротами.

- Маарокскими? Постой-ка, они ведь давно заброшены и завалены?

- Это...не совсем так, мой принц. Маарокские ворота никогда не были завалены. Так говорили всем. На самом деле, за воротами путь наружу свободен.

- Вот значит как, - Лоран невесело усмехнулся, - и я об этом никогда не слышал. Кто еще знает?

- Совсем мало народу, - ответила девушка. - Император, Мор-Гран, кое-кто из "Надзора"... В общем, именно так бандиты успешно проворачивают свои дела. Это один из источников теневого дохода Тенборга Ливиссарда. Оружие хранится на складах, принадлежащих ему. Не зря я назвала его обнаглевшим торгашом. Он, очевидно чувствуя поддержку лорда Мор-Грана и своей Гильдии, не считает вас серьезной угрозой. Ливиссард полагает, что никто, в том числе и вы, не рискнет нагрянуть с проверкой на склады с его эмблемой. Пора доказать, что он глубоко ошибается.

- Информация достоверная? - спросил Лоран. - Если окажется, что нет, и гвардейцы нападут на склады Тенборга Ливиссарда...отец меня прибьет.

- Информация достоверная, - твердо ответила Лиссандра. - Поверьте, мой принц.

- Хорошо, - подумав, сказал Лоран. - А если схватить живьем кого-нибудь из бандитов? Надавить на него, и выяснить, где они прячутся, кто такие, и как связаны с Тенборгом и Мор-Граном? Как такая идея?

- Все тот же принцип ящерицы, мой принц. Мы уверены, что организаторы банды решили подобную проблему. В основном, их ряды состоят из наемных бандитов - рядовых исполнителей, которые ничего не знают о своих хозяевах, так как получают хорошую плату за то чтобы не задавать лишних вопросов.

- Ладно, - Лоран немного поник, - возьмусь за Тенборга Ливиссарда.

- Правильно, Ваше высочество. Дальше вы сами. Это, будет только началом. Я буду навещать вас, время от времени.

- Буду ждать с нетерпением, - усмехнулся принц.

Девушка медленно подошла к открытому балкону.

- И да, мой принц, - повернувшись, сказала она, - я бы на вашем месте не стала доверять всем даже тут, в гвардии. Неизвестно, сколько у Мор-Грана людей в ваших рядах. Могу ручаться за капитана Ливиса, лейтенанта Сэмбрела, Молчуна-Джейсона, а также, за их ближайшее окружение. И последнее: советую взять на дело тех самых девушек, отличившихся пару дней назад. Они невероятно полезны, в такого рода делах.

- Приму к сведению, - произнес принц. - Ах да, кстати, вы ничего не посоветуете мне по поводу оборотня?

- Зачем? - в голосе девушке послышалась улыбка, - у вас есть волшебник.

Шпионка повернулась и тут же исчезла на балконе. Лоран остался один. Он задумчиво смотрел в огонь, более не помышляя об отдыхе...

ЗАСАДА.

Было невероятно тесно и душно. Солнце еще не село, о чем свидетельствовал свет, с трудом проникающий в щели деревянных ворот. Большинство молчали, остальные же разговаривали шепотом.

- Когда же, наконец, наступит этот херов вечер, - проворчала Тодми, сидящая справа.

- Как только, так сразу, тупая ты сука, - проворчала Анна, сидящая слева.

- Может, вы прекратите? - проворчала Милла, сидящая сзади.

Бесполезно. Тодми и Анна препирались до тех пор, пока не подошел лейтенант Эндвирс и не отчитал обеих, пригрозив наказанием. Кристина мысленно поблагодарила его, и немного расслабилась. Ругающиеся девушки отвлекали ее от мыслей о письме, лежащем в кармане плаща. Письмо от родителей, которые поздравили ее за недавние заслуги, и обещали приехать. Кристина только теперь поняла, как сильно соскучилась по ним и братьям.

"Только бы дожить до встречи с ними. Дважды мне повезло. Повезет ли сегодня?"

Она вспомнила того мужчину, которого зарубила недавно, за рынком, и ей стало плохо. Ее ужаснула мысль о том, что придется делать это снова. А судя по всему, без этого сегодня никак.

"Либо я, либо меня. Третьего не дано. Отличный выбор. Неужели, я и правда, мечтала обо всем этом? Серьезно? Или я была настолько глупа, что не задумывалась всерьез об убийствах, реках крови, грязи и изуродованных телах? Я убила человека, и меня за это благодарили, родители поздравили меня с этим. Нет, не об этом мечтала я. А о чем тогда?"

Здание, в котором прятались гвардейцы, находилось недалеко от дороги, на границе между Старым Розервутом и районом под названием Сановгер. На другой стороне, в таком же заброшенном здании укрылась вторая группа солдат, под предводительством лично капитана Ливиса. В этом здании, командовал капитан Эрилбер, вызванный принцем контролировать ситуацию. Самого принца, разумеется, не было: своим здоровьем Его высочество рисковать не будет.

"И правильно. Зато, если сдохнем мы, это не страшно. Десятком больше - десятком меньше. Но, жаловаться глупо. Это наша служба, это наш долг" - она усмехнулась.

Гвардейцы сидели здесь с самого утра: по одному - по двое они спешили в этот район и прятались в заранее выбранные здания. О задании объявили накануне вечером, и капитан Ливис тщательно отбирал тех, кто, по его мнению, лучше всего подходит для засады и последующей драки. Говорили, что сам принц помогал капитану определиться с выбором. Всем тем, кого выбрали, велели молчать и не распространяться об этом. По этому поводу велось множество разговоров, кто-то поговаривал, что принц и капитан, якобы боятся утечки информации, мол, кто-то может предупредить бандитов о том, что на них готовится облава. Как обычно, Кристина, в подобного рода разговорах не участвовала, предпочитая потратить свое время на Рика. Ей посчастливилось идти к месту задания именно с лейтенантом Сэмбрелом, и он, в какой-то момент взял ее за руку. От его прикосновения, она готова была растаять, и приходилось прикладывать немало усилий, чтобы сохранять обычное выражение лица. Но, в итоге Рику пришлось отправиться в другое здание, и Кристина была расстроена пуще прежнего.

2.

День тянулся бесконечно долго, но и ему пришел конец. Как только на улицу опустились сумерки, солдаты вмиг поутихли и насторожились. Все ждали. Ждали команды убивать. Судя по всему, противников должно быть немало, раз для этого задания понадобилось аж две группы. Кристина жалела, что нельзя зажечь хотя бы один факел, так как кромешная тьма не способствовала улучшению настроения. Несмотря на наступившую темноту, ждать пришлось еще долго. Нервозность нарастала, вновь послышались шепотки, но никакого возбуждения в нем не осталось, только раздражение и досада. Кристина, пожалуй, была единственной из присутствующих, кого радовало отсутствие признаков появления бандитов. Но, к сожалению, они появились. Двигались они на удивление тихо, не слышалось разговоров, только стук копыт, и скрип груженых телег. Кристина положила руку на теплую рукоять меча, и ждала команды. Капитан Эрилбер был уже у двери, он всматривался в щели ворот, шепотом раздавая какие-то указания ближайшим к нему солдатам. Пусть Кристина и не видела других гвардейцев, но она легко чувствовала их нервозность и растущее возбуждение. У нее самой закололо в ногах, свободная рука сжималась и разжималась, а губы были плотно сжаты. Моменты, подобные этому - ужасны. Не важно, что произойдет, когда они вырвутся из темного, душного здания навстречу вооруженным головорезам, главное, это выйти сейчас отсюда, а не стоять, гадая, будешь ли жив через пару минут. Бандиты были уже близко, когда капитан Эрилбер беззвучно отпер ворота, и потянул на себя. Со всех сторон послышалось шипение и лязг, освобождающихся на свободу, жаждущих крови клинков. В первой линии, прямо за спиной капитана, стояли арбалетчики, готовясь угостить ничего не подозревающих бандитов смертоносным ливнем. Из-за спины стоящего перед Кристиной гвардейца, она заметила первых всадников, и следом за ними телегу. Всадников было совсем мало, зато хватало пеших бандитов, молча направляющихся к заброшенным когда-то воротам.

Отступив вбок, капитан Эрилбер поднял руку, готовясь отдать приказ.

"Ну, давай уже! Дай эту чертову команду, позволь броситься, наконец, в атаку. Позволь убивать, или быть убитой, позволь залить эту землю реками крови, и отрубленными головами. Позволь..."

- Стреляй!!! - проревел капитан Эрилбер, и махнул рукой.

И тут же началось... Свист летящих болтов, быстро сменился криками раненых и умирающих, а следом и ревом бегущих в атаку солдат. Кристина не медлила. Она вырвалась из ставшего ненавистным здания, с поднятым мечом. Вторую руку, с надетым на нее щитком она подняла, прикрывая грудь. Первый бандит, до которого добралась Кристина, даже успел выхватить меч. Девушка не дала ему возможности защититься: она с разбегу заехала ему щитком в грудь, парня отбросило на телегу, и девушка ткнула его мечом. Бандиты, к их чести, быстро опомнились от внезапности нападения, и вскоре закипел бой. Кристина не стала осматриваться по сторонам, пытаясь справиться сразу с двумя противниками. Первому она угодила острием в пах, а второму снесла голову. С той стороны телег бились гвардейцы из второго здания, и Кристина подумала о Рике. Однако, переживать было некогда: она сцепилась с невысоким прытким бандитом, вооруженным двумя короткими мечами. Он прыгал вокруг, норовя поддеть ее, то с одной стороны, то с другой. Кристина начинала нервничать, ей никак не удавалось контратаковать. В последний миг своей жизни, бандит попытался захохотать, очевидно, наслаждаясь беспомощностью противника. Но, после первых же звуков, его сзади прирезал один из гвардейцев. Кристина не успела даже поблагодарить парня, как ей тут же пришлось схватиться с очередным бандитом. Он ударил сверху вниз, она легко увернулась и всадила меч под ребра противнику. Следующим движением, она освободила клинок и срезала челюсть возникшему перед глазами врагу. Тот, завывая, повалился на колени, обливаясь кровью.

"Дайте мне хоть минуту передохнуть!!!"

Но, нет. Еще один попался ей под руку, но спустя десять секунд пополз под телегу, зажимая вываливающиеся наружу кишки. Кристина оглядела дорогу: множество трупов валялись за пределами дороги, еще больше у телег, с обеих сторон. Это короткое, но жестокое сражение уже подходило к концу: гвардейцы одерживали вверх, добивая остатки бандитов. Лишь несколько бандитов продолжали биться. Из них, выделялись двое, которые сражались все так же яростно, не обращая внимания на происходящее. Светловолосый парень схватился с Тодми, безуспешно пытаясь свалить девушку с ног. Совсем рядом, огромный тип с топором бился сразу с двумя противниками. Вот он сделал разворот, его лицо попало под лунный свет, и Кристина узнала его, - тот самый тип, которого она оставила без руки. Только вот...

Только вот обе руки у него были целы. Кристина нахмурилась, побежав в его направлении. Один из двух гвардейцев рухнул, сраженный ударом топора, второй погиб почти сразу же, следом. Громила посмотрел на Кристину, и на его безобразном лице появилась кривая улыбка.

- Кого я вижу, - произнес он. - Белоголовая сучка! Мы с тобой кажись, не закончили кое-что в прошлый раз. Второй раунд, а?

- Твоя рука, - пробормотала Кристина, приближаясь.

Он со смехом помахал здоровой рукой в воздухе, и Кристина внезапно все поняла.

- Оборотень! - закричала она, - он - оборотень!!!

Все - и гвардейцы, и бандиты обернулись на крик. Кто-то вскрикнул, кто-то пискнул, кто-то бежал со всех ног. Кристина и сама была не прочь убежать, но ее ноги приросли к земле, а глаза расширились от ужаса. Топор выпал из руки громилы, его голова вытягивалась и удлинялась, одежда полопалась, все тело бугрилось и расползалось. Трансформация сопровождалась жутким рычанием, от которого хотелось плакать. Вскоре, на дороге уже стоял оборотень - огромный, косматый, с волчьей головой, гораздо крупнее человеческой. Первой, на его пути попалась Тодми. Монстр схватил девушку за ногу и зашвырнул, словно камешек в то самое темное здание, в котором недавно прятались гвардейцы. Девушка скрылась во тьме, с жутким грохотом приземлившись где-то внутри. Монстр издал очередной рык, и помчался прямо к Кристине. Ее самообладание дало трещину: девушка, завопив, бросилась наутек, едва не врезавшись в телегу. По пути, оборотень нарвался на того парня, убившего прыткого бандита. Парень отчаянно закричал, пытаясь защититься, но монстр, одной лапой сжав его туловище, второю снес ему голову, отправив фонтан крови высоко вверх. Оборотень играючи перевернул одну из телег, похоронив под ней двоих гвардейцев. Оставшиеся бандиты, воодушевленные такой подмогой, с воплями бросились в атаку. Кристина металась среди телег, пытаясь спрятаться, понимая, что убежать от чудища не удастся.

- Кинжалы!!! - вопил кто-то, - у нас есть серебряные...

Его, оборотень пнул ногой, да так, что несчастный подлетел вверх, завис на мгновение в воздухе и, описав дугу, упал на дорогу, ломая шею и позвоночник. Однако, его смерть была не напрасной: большинство тех, кто не пытался убежать, потянулись за серебряными кинжалами, тем не менее не спеша нападать. Кристина так увлеклась спасением от оборотня, что едва не погибла от рук бандита, напавшего сзади. К счастью, тот промахнулся, и клинок просвистел мимо, не причинив вреда. Кристина ответила на автомате, - ее меч пронзил грудь врага насквозь. Краем глаза, она заметила движение, но убежать не успела. Ее взгляд уткнулся в мускулистую грудь оборотня. От его вони заслезились глаза, от его рева заложило уши. Кристина даже не попыталась выдернуть застрявший в трупе меч, потянувшись к кинжалу на поясе. Раздался свист, и в руку монстра вонзился кинжал, который, как выяснилось, запустила в него Дормари. Следом полетели другие кинжалы, - большинство из них либо отлетали от чудища, но пара-тройка попали в цель. Раны оборотня начинали дымиться и громко шипеть, однако шипение это было едва слышно из-за жуткого рева раненого монстра. Кто-то из бросавших, сильно промахнулся и угодил в руку Кристины, пробив насквозь ее левую кисть. Девушка вскрикнула, и отбежала назад, спасаясь от удара чудовища. Последний кинжал прошел выше головы оборотня, и сразу за ним, неизвестно откуда прилетел зеленый луч, попавший в середину груди монстра, и отбросив его назад. Мимо отползающей Кристины пробежал высокий старик в темной мантии, сжимающий посох в руке. Монстр вскочил, заревел, и с силой стукнул кулаком в землю, заставив подпрыгнуть стоящую рядом телегу. Не сбавляя бега, волшебник угостил оборотня еще одним заклинанием, да таким сильным что того оторвало от земли и швырнуло назад. Рев оборотня сменился воем, плавно переходящим в испуганный визг. Монстр быстро вскочил, и поспешил скрыться. Старик помчался вдогонку. Вскоре раздался еще один визг, сообщающий, что очередное заклинание угодило в цель.

- Ты как? Ты жива? - голос Рика раздался над Кристиной.

Она хотела что-то ответить, пошевелила рукой, и тут же громко разрыдалась.

3.

Ад кончился. Усеянное трупами и разбитыми телегами поле покинули не сразу. Кто-то искал свое оружие, или своих друзей, кто-то помогал раненым. В ходе боя, случайно ли, или намеренно, были убиты все лошади, поэтому несколько самых здоровых гвардейцев побежали звать подмогу. Кристина стонала и металась, баюкая раненую руку, рядом орал парень, глядя на культю, появившуюся на месте его правой ноги. Тодми вынесли обратно из здания, она была в сознании, но не издавала и звука, над ней склонилась Дормари, пытаясь остановить кровотечение изо рта. Утыканный болтами бандит рыдал неподалеку, до тех пор, пока его не добил капитан Ливис. У лейтенанта Сэмбрела кровоточил нос, а в остальном он был вроде здоров. Анна и Милла, обе невредимые пытались хоть как-то помочь Кристине. Кинжал извлекли, куском плаща перевязали ей руку и помогли встать. За ранеными прибыли быстро, хватило места и здоровым, поэтому, совсем скоро гвардейцы поспешили покинуть место недавней бойни. На смену им, пришли другие гвардейцы, с изумлением провожающие взглядами своих побывавших в бою друзей...

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ.

По-настоящему ощутив свое положение, Альтаир, как ни странно, немного успокоился.

"По крайней мере, у меня есть выход"

Конечно, он не считал бегство разумным выходом, но если уж выбирать между этим и смертью... Парень прекратил, наконец, жалеть о том, как именно все повернулось, и решил еще раз переговорить с имперским следователем. По итогам этого разговора, он уже будет точно знать, остаться ли ему в замке и ждать возможного суда над собой, либо сбежать к Мариону Сарду. В замке тем временем, появились гвардейцы лорда Ноарда. Их было двое, и, как выразился Эдвир, присланы они были "в помощь правосудию". Альтаиру они совсем не нравились. Ему вообще многое не нравилось, после того как прибыл имперский следователь. Все гости (включая Мартина Эйка) разъехались, и это хоть немного подняло настроение парня. До смерти надоело терпеть все эти отвратительные рожи. Альтаир представлял, какие слухи будут разноситься теперь по всей Саргии. Да и по всей империи, ведь Каспер Ангрель был широко известен. С Мартином Эйком, Альтаир успел даже повздорить, в день его отъезда. Альтаира прорвало, и он высказал Попрошайке все, что думает о нем. Произошло это на глазах имперского следователя, и вряд ли способствовало избавлению Альтаира от подозрений. На тот момент ему было плевать, он еле сдержался, чтобы не дать по ненавистной морде.

Рилл Айдел все настойчивее советовал Альтаиру бежать, пока есть возможность, и это порядком раздражало парня. Он понимал, что управляющий заботится о нем, и по большому счету во всем прав. Но, Альтаир все еще боялся. Он пытался избавиться от этого страха, настроить себя на то, что ему, возможно, придется последовать совету Рилла...пока, без особых результатов. Нелегко было отказаться от давно установившегося жизненного порядка, от идей и заделов на будущее. Нелегко было сбежать как последний трус, причем, не будучи ни в чем виноватым. Понимание того, что в противном случае, его вполне может ждать смерть от руки палача, - не очень-то помогало.

2.

Идя в кабинет, занимаемый имперским следователем, Альтаир надеялся на положительный для себя разговор. Казалось бы, глупо на что-то подобное надеяться при сложившемся раскладе, но парень вцепился в крохотный лучик надежды, зная, что находится в одном шаге от паники. И лишь этот лучик помогал ему держать себя в руках. Осталось только поговорить с Эдвиром. Проблема была в том, что Альтаир боялся имперского следователя. Он не признавался в этом даже себе, однако, это было правдой. В присутствии Эдвира он тут же начинал волноваться, нервничать, теряться в мыслях, ему хотелось поскорее уйти. И при этом, в нем еще осталось место для злости, - парень понимал, что таким поведением только усугубляет подозрения. И что не менее страшно, - Альтаир не чувствовал себя хозяином замка. Это, как выяснилось, сильно мешало, лишая уверенности. Вот и сейчас, приближаясь к кабинету, он не знал, постучаться ли в дверь, и попросить разрешения войти, либо просто войти, по праву хозяина замка. Показать, кто тут гость, а кто хозяин. Опять-таки, в этом он себе не признавался, но где-то в глубине души понимал, что вероятнее всего именно постучит. К счастью, у двери стояли те самые гвардейцы лорда Ноарда, которые и открыли для него дверь. Альтаир постарался придать лицу безмятежное выражение, и даже не глянув на сторожей - вошел в кабинет. Он рассчитывал войти уверенной походкой, однако в самый последний момент немного струсил, и походка вышла глуповатой. Мысленно прокляв себя, парень бросил взгляд на имперского следователя, который только что поднял глаза на своего посетителя, и похоже не видел, как именно тот вошел.

- Господин Ангрель, - Эдвир улыбнулся, и поднялся со стула. - Как приятно вас видеть!

Альтаир пожал протянутую руку, и постарался улыбнуться в ответ. Ему не было приятно видеть имперского следователя. Больше всего, ему было неприятно то, что Эдвир ведет себя слишком уж по-хозяйски.

- Вы хотели о чем-то поговорить? - спросил следователь, усаживаясь обратно за стол.

Альтаир чуть замялся с ответом. Когда он только задумал поговорить с Эдвиром, у него в голове прокручивалось немало сценариев, посвященных тому, как именно этот разговор будет проходить. В этих сценариях присутствовало и эффектное начало, в котором Альтаир требовал объяснений, а имперский следователь отвечал так, что не оставалось сомнений, - Альтаира никто и ни в чем не подозревает.

- Я... - замялся Альтаир. - Я хотел бы узнать, как продвигается расследование?

- Хорошо, - тут же ответил Эдвир. - Простите, в детали я вас посвящать не могу. Сами понимаете, не имею права.

- Понимаю, - не вполне понимая, сказал Альтаир.

- Уверяю вас, убийца не избежит расплаты, не переживайте, - произнес имперский следователь.

Хоть он и говорил вполне искренним тоном, Альтаир не дал себя обмануть: он уже привык к тому, что Эдвир очень хорошо умеет имитировать искренность.

Следователь, откинулся на спинку стула, и смотрел на Альтаира, теребя толстую цепь на шее.

- Надеюсь, я вас не сильно беспокою своим присутствием в замке? - спросил он.

- Нет, нет, что вы, - соврал Альтаир, не очень убедительным голосом. - Вы ищете убийцу моего отца.

"Хотя, не совсем понятно, как это ты ищешь убийцу, все время сидя в этом кабинете. Видимо, все намеки и подозрения подтверждаются, - убийцу, имперский следователь уже отыскал"

- Вас что-то беспокоит? - участливо спросил Эдвир. - У вас встревоженный вид.

- Да, беспокоит, - Альтаир решил говорить прямо. - Понимаете, у меня складывается ощущение, что в убийстве моего отца и Элиота Бирта вы подозреваете...меня.

Имперский следователь не ответил. Он перестал улыбаться, и, поднявшись, медленно прошел к окну.

- Что ж, я вас понимаю, - наконец, заговорил Эдвир, нацепив сочувствующую маску. - Но и вы должны меня понять.

"Достал ты уже со своим "пониманием""

- ...я обязан проверять всех и каждого, - продолжил следователь. - В вашем случае, это чистой воды формальность, - искренность зазвучала убедительнее. - Понимаете...

"О Боги, опять!"

- ...я вижу, как вам непросто, как тяжело вы переживаете смерть отца.

"Нотка сарказма все-таки прокралась в твой голос, говнюк"

- ...вам необходимо набраться терпения...

"Ага, чтобы ты, наконец, решился меня обвинить"

- ...совсем скоро все закончится, я вам обещаю.

"Что ж, намек понял. Времени у меня совсем мало"

- ...вы, небось думаете, что я сижу тут без дела, что убийцы и след простыл, но уверяю вас, все это не так. Я работаю, да и не я один, - лорд Ноард, как вы знаете, подключился к расследованию. Он не меньше меня жаждет схватить убийцу вашего отца.

В этот раз, к сарказму добавилась гадкая улыбка, тем самым окончательно убеждая Альтаира в правильности подозрений.

"Желаю вам с лордом Ноардом удачи в поисках. Извините, но итогов, дожидаться я не стану".

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЙОРНАР.

В Йорнар, Айала прибыла вместе с амперским купцом, который вез в город телеги, груженные заморскими овощами и фруктами, тюками разноцветных тканей и серебряной посудой, сделанной на манер древней - эльфийской. Купец двигался в сопровождении охраны, состоящей из шести матерых наемников, а также жреца из храма Даллада. Айала присоединилась к ним в Лимме, куда до этого прибыла порталом. Купец Мангор Беллан, как выяснилось при знакомстве, переплыл море Эриаль, направляясь с Юга, где торговал с далекими Пирмирскими городами, что находятся на Тессалоре. Он уже успел побывать в Саргии, посетил Меллорию, а затем прибыл в соседнюю Бельгорию, с остатками своих товаров. Здесь, в Йорнаре купец намеревался купить немного оружия - йорнарские мечи считались едва ли не самыми надежными в империи. Мангор - толстый безбородый мужчина в расшитом костюме, весьма популярном среди южных богачей. Костюм этот, сшитый из разных кусков материи, казался воздушным, делая фигуру купца еще более внушительной, почти бесформенной. Лицо его было улыбчивым, добродушным, он больше походил на деревенского дедушку (одетого в богатый костюм), к которому детишки собираются послушать сказку на ночь. Арбалет Айалы, который случайно увидел купец, очень заинтересовал Мангора Беллана, оказавшегося большим знатоком оружия. В пути, девушка услышала от него немало историй, о легендарных мечах и копьях, о волшебном луке, оставленном кем-то из Древних. По преданию, этот лук бил без промаха даже в руках самого неумелого лучника, отказываясь, однако стрелять по невинным людям. Мангор утверждал, что волшебный лук вовсе не выдумка, просто его давно потеряли. Айала не особо верила в существование такого оружия, но не отрицала возможность его существования. О Древних ходило множество слухов, легенд и историй, об их образе жизни, проклятиях, магических свитках, оружии, о чудовищах, созданных ими. Поговаривали даже, что это они сотворили Титанов. Айала была уверена лишь в том, что когда-то Древние жили на Загрусе, о чем свидетельствуют их заброшенные пещеры, и многочисленные следы, а также в том, что они не пережили войны с Титанами. Хотя и участь тех оказалось не лучше (большинство Титанов поубивали друг друга, а остальных, извели эльфы). Айала являлась большой любительницей истории, и всегда считала, что знает так много, что ее мало в чем можно просветить, однако обнаружила, что с интересом слушает о всевозможных событиях от толстого купца (о которых ранее не слышала).

В городе спутники распрощались - купец сразу же двинулся по намеченным ранее делам, а Айала на центральную площадь. Туда стягивался весь простой люд - намечалась казнь.

2.

За глубокими рвами и высокими стенами открывался Йорнар, с его мощеными узкими улочками и тесно настроенными домами. Чтобы создать хоть какой-то простор, жилые дома строили таким образом, что вторые этажи нависали над первыми. За исключением домов знатных персон, храма, а также нескольких общественных зданий, все дома были деревянными. Некоторые, из наиболее зажиточных, окрашивали свои дома в яркие цвета - каждый хотел хоть чем-то отличаться от своего соседа; в квартале ремесленников виднелись всевозможные вывески у домов, рекламируя горожанам и приезжим то или иное ремесло, слегка покачиваясь на горячем ветру. Айала хорошо знала город, поэтому уверенно проталкивалась среди жителей, пробираясь к центральной площади, у которой уже собралась приличная толпа. На грубо сколоченном деревянном помосте стоял громадный котел, в котором медленно закипало масло. Его подогревали снизу, под помостом, где несколько человек помогали городскому волшебнику творить магический костер. Значит, осужденного сварят живьем - казнь для аферистов и фальшивомонетчиков, введенная еще с незапамятных времен. Неподалеку от котла преступнику уже связывали руки - двое рослых гвардейцев в пурпурных плащах, покончив с руками, принялись привязывать к ногам несчастного большой камень. Камень привязывали для того, чтобы осужденный не вытаскивал ноги из котла во время казни. Бедняга громко скулил, изредка пытаясь вырваться, впрочем, безуспешно. Под глазом у него красовался фиолетовый синяк, грязные, спутанные волосы ложились ему на плечи. На осужденном были затертые до дыр лохмотья со следами блевотины - очевидно, он долгое время провел в темнице. Обвинительная речь уже закончилась, и управляющий леди Миитриссы - Джагерул Торх, скрестив руки на груди, стоял внизу, неподалеку от помоста, в окружении городских гвардейцев и жреца Галладии в черной мантии. Джагерул Торх был мужчиной пятидесяти трех лет, с длинными поседевшими волосами. Лицо его было суровым, морщинистый лоб, нос крюком, казалось, он никогда не улыбался. Он был одет в дублет, штаны из потертой желтой ткани, на ногах туфли с высоким каблуком. У пояса меч, а в руках пергамент. Джагерул был самым верным помощником леди Миитриссы, хотя раньше служил отцу Айалы. Он частенько замещал свою госпожу на подобных мероприятиях.

"Сучке не по душе щекотливые зрелища?"

Появился палач - настоящий гигант, ростом никак не меньше двух метров, состоящий казалось, из одних мышц. Голый по пояс, палач носил на голове черный мешок, с прорезями для глаз, ложащийся ему на плечи. Гигант прошел к центру помоста, в то время как осужденного подвели туда же, и, продев подмышками кожаные ремни, подвесили над котлом. Поверхность помоста была покрыта железными листами, чтобы в случае чего постройка не вспыхнула. Волшебник и его помощники убрались из-под помоста и присоединились к толпе. Жители Йорнара заполнили большую площадь под завязку, переговариваясь между собой, смеясь и указывая на помост. Среди них были все - от бездомных отбросов общества, до весьма знатных персон. Были тут пекари, оружейники, торговцы, жрецы, лекари, воры. Убийцы, крестьяне, пьяницы и богачи, многие с детьми на плечах - казни были одним из немногих мероприятий, где собирались все, независимо от уровня жизни и общественного положения. "Всем вместе наблюдать за чьей-то мучительной смертью - что может объединять сильнее?"

Те, кому не нашлось места на площади, взбирались на крыши близлежащих домов и наблюдали оттуда. Айала протолкалась ближе, с трудом преодолевая людской поток, многие ворчали вслед - никто не хотел уступать свое место. Девушка удивлялась тому, как люди любят смотреть на смерть других людей, и как боятся своей собственной. Осужденного подняли над котлом, камень с бульканьем погрузился в масло. Несчастный, почуяв жар, заскулил еще сильнее, тем самым вызвав дружный смех толпы. Джагерул Торх продолжал смотреть на происходящее пустым взглядом. Очевидно было, что ему хочется уйти, но он должен был оставаться до конца казни, так как был представителем правящего Дома, и лично выносил приговор - таков был закон. Солдаты передали толстую веревку, служившую рычагом, в руки палача, и, спустившись с помоста присоединились к Джагерулу. Палач немного пропустил веревку через пальцы и лодыжки осужденного коснулись масла. Вес преступника, казалось, нисколько не беспокоил гиганта - он словно вертел марионеткой, окуная фальшивомонетчика. Мужчина дико заорал и стал дергаться, но тщетно. Камень надежно удерживал ноги бедняги в кипящей жидкости. Палач спустил его еще, ступни ушли из виду, а за ними и колени. Джагерул Торх сделал знак рукой и палач натянул веревку, на миг поднимая орущего мужчину над котлом. Толпа загудела громче. Кожа сошла с ног осужденного, обнажая кровоточащую плоть. Рядом с Айалой послышался кашель, за ним звуки извергаемой рвоты, и воздух наполнился омерзительным запахом. Девушка посмотрела на окружающих ее людей. На лице многих читалось отвращение, другие смотрели с благоговейным трепетом, некоторые от души смеялись. Никакого сострадания или страха не было и в помине. Мужчину вновь опустили в котел, на этот раз, погрузив почти по пояс. Когда масло коснулось его гениталий, крик перерос в визг, слышимый, наверное, на всем Загрусе. Айала стала пробираться сквозь толпу, покидая место казни. Нет, ее не пугало и не отвращало это зрелище, просто не терпелось отдохнуть перед встречей с Шептуньей. Она прошла в трактир неподалеку, который, разумеется, был пуст, если не брать во внимание самого трактирщика. На этот трактир, воровке указал Ториан Шамер - там и должна была объявиться Шептунья.

Даже здесь, в некотором отдалении, с площади слышались истошные вопли бедолаги.

- И долго этот гад подыхать будет? - проворчал хозяин трактира под названием "Потухший факел". - У меня заведение простаивает!

- Скоро уже помрет, - успокоила его Айала, устраиваясь у стойки. - Уже до яиц окунули.

Она заказала кружку пива, и стала рассматривать полутемный зал. Стены были грязные, черные, сквозь закопченные окна едва пробивались лучи солнца. У дальней стены полыхал огонь в выложенном камнями камине, над ним чучело какого-то монстра, изрядно поеденное молью.

- Комнату не желаете, госпожа? - спросил трактирщик, подавая пиво.

- Пожалуй, да, - подумав, ответила Айала.

Трактирщик кивнул.

- Один дуаль, - сказал он, и, получив оплату, вернулся к своим делам.

Как и предсказывала Айала, казнь вскоре завершилась, и через немного в "Потухший факел" потянулись горожане, громко обсуждая увиденное.

- Визжал-то как! - воскликнул чумазый парнишка, занявший место у окна.

- Знатно ему яйца сварили, - смеялся другой.

Айала молча потягивала холодное пиво, на удивление оказавшееся вполне приличным, оно здесь было просто нарасхват, судя по посыпавшимся заказам. На обед трактирщик подавал луковый суп, но девушка была не голодна. Она отмахнулась от подошедшего познакомиться пьянчуги, допила пиво, и попросила ключ от комнаты. Покинув стойку, она медленно пересекала зал, направляясь к лестнице, ведущей на второй этаж, к жилым комнатам. Она постоянно косилась на дверь, словно ожидая, что Шептунья помашет ей оттуда рукой. Но надеяться на это не стоило, Ториан предупредил, что возможно, ее придется немного подождать. Она сама должна была отыскать Айалу в этом трактире.

"Надеюсь, она не заставит себя долго ждать. Больше всего ненавижу ждать. Умею, но ненавижу".

ВИЗИТ К ТЕНБОРГУ ЛИВИССАРДУ.

"Дорогой Гестиль! Как твои дела? Спасибо за последнее письмо, оно было очень воодушевляющим. Очень жаль что тебя здесь нет... У нас такое тут происходит! Мы, наконец, нанесли хороший удар по этим бандитам, перебили их канал перевозки оружия, вновь столкнулись с оборотнем. Знаешь, я сильно недооценивал нашего волшебника. Он, в одиночку гонял это чудище по всему району. К сожалению, в том бою погибло девять гвардейцев, вчера был объявлен траур в их честь. Но их смерть не была напрасной. Скоро мы всю эту бандитскую погань вырежем подчистую. Подробности писать не стану, все расскажу, как приедешь. На сегодня, у меня назначено еще одно важное дело. Поцелуй от меня свою мать, пожми руку отцу.

Лоран"

С раннего утра, принц был на ногах. Он наскоро оделся, и заставил себя позавтракать. Ему прислуживал молодой парень, по имени Пайер, присланный из Белого замка. Парня поселили на том же этаже, что и Лорана, и вызвать его можно было, дернув за цепочку, которую провели прямо к кровати. Лоран торопился привести в порядок свои длинные волосы: внизу, его уже ждал капитан Ливис. За окном слышался какой-то шум - очевидно, утреннее построение подходило к концу. Накануне, он почти не спал, из-за предстоящего дела.

"Наконец-то, есть возможность лично поучаствовать в чем-то действительно важном"

Его немного грызли угрызения совести, по поводу того что он сам не присутствовал при нападении на отряд бандитов, а все из-за того, что он видел взгляды, направленные в свой адрес. В этих взглядах было осуждение, где-то даже презренье и обвинение в трусости: мол, отправил нас на бойню с чудовищем, а сам остался в стороне. Лоран отгонял такие угрызения, каждый раз напоминая себе, что это их работа, что они обязаны делать то, что прикажет им принц. Тем более, он хорошо помнил наказ отца, - не влезать никуда самому лично. Подальше чем угрызения совести, Лоран отгонял други мысли. Мысли о том, что мимолетная встреча с оборотнем навсегда отбила у него желание к ночным похождениям.

Принц закончил, наконец, все приготовления, и поспешил покинуть покои. За дверью уже стояли его верные телохранители.

- Ваше высочество, - хором произнесли они с поклоном.

Их голоса звучали глухо из-под масок, огромные мечи висели за спиной. Доспехи солдат из "Братства сильнейших", назывались драконьими, так как и видом, и цветом напоминали чешую. Алые плащи ложились до самого пола, а такого же цвета капюшоны также были частью доспехов. Дело в том, что при их изготовлении использовалась некая магическая мазь, и при необходимости, такой вот капюшон мог выдержать удар мечом.

- Нам приказано сопровождать вас повсюду, Ваше высочество, - сказал один из них.

- Сопровождайте, - равнодушно ответил Лоран, и быстрым шагом поспешил вниз.

На лестнице он столкнулся с Артимусом. Волшебник, судя по всему, направлялся в отведенные ему покои.

- Мой принц, - поклонился старик. - Уже уходите?

- Да, уже пора выдвигаться, - ответил Лоран. - Как вы себя чувствуете?

- Спасибо, Ваше высочество, уже гораздо лучше, - волшебник улыбнулся. - Ну, не буду отнимать у вас время.

Лоран пропустил Артимуса мимо себя, улыбнувшись напоследок. Его телохранители вжались в стену, а затем поспешили догонять принца, который не стал их дожидаться. После недавней битвы, волшебник на несколько дней слег, израсходовав на оборотня слишком много сил. Лоран был искренне ему благодарен, ведь если бы не он, неизвестно, удалось бы солдатам одолеть монстра.

Капитан Ливис уже стоял в холле. Помимо него, там находилось немало гвардейцев, каждый останавливался, и приветствовал принца. Гвардейцы с неодобрением посматривали на наемников из "Братства", но в присутствие Лорана, разумеется, ограничивались лишь этим. Хотя, не исключено, что и при других обстоятельствах никто не рискнул бы связываться с Масками. Не все солдаты "Братства сильнейших" обязаны были носить маски. У "Братства" имелся собственный кодекс, написанный много лет назад, который соблюдался очень строго. Маску получали в качестве награды за особые заслуги перед "Братством", таких воинов было всего пятьдесят, они считались элитой. Подходящая охрана для принца Гильдерлэнда.

- Ваше высочество, - поприветствовал Лорана капитан Ливис.

- Доброе утро, капитан, - ответил принц. - Готовы?

- Да, Ваше высочество, - капитан Ливис двинулся следом за Лораном, скользнув взглядом по его телохранителям. - Сколько людей вам нужно?

Лорану показалось, что капитан хотел закончить последнюю фразу словами: "на этот раз". Невооруженным взглядом было видно, что Джейкоб Ливис частично винит принца в недавнем побоище. Но, разумеется, он ни о чем подобном даже не заикнется.

"Интересно, как бы поступил ты на моем месте? Вот по-настоящему неловко, получилось бы, если бы наводка шпионки не сработала"

- Мне нужны четверо, - ответил Лоран. - Четверо, включая вас. Конечно, я могу взять гвардейцев из Храмового квартала, но считаю, что именно местные гвардейцы должны сделать это дело. Они заслужили это.

- Как прикажете, мой принц, - капитан поклонился. - В таком случае, выдвигаемся по вашему приказу.

- Жду вас у ворот, через десять минут, - сказал Лоран, и пошел к выходу.

"Будем надеяться, четверых окажется достаточно. Хотя, я не посчитал своих четверых. Хотелось бы увидеть в действии Масок. Интересно, они будут участвовать в предстоящем деле, если им приказать? Может, стоит проверить?"

2.

За воротами, принца приветствовали двое дежуривших гвардейцев. В этот день, к счастью, было не так жарко, как до этого, и Лоран с наслаждением подставил лицо прохладному ветерку, который пытался разогнать застоявшийся жаркий воздух. Конюшня гвардейцев Старого Розервута, была самой маленькой среди прочих, постольку поскольку большинство улиц района были слишком узкие, для того чтобы по ним комфортно разъезжал всадник. И, тем не менее, конюшня была и здесь. Лоран распорядился, чтобы подготовили девять лошадей, и отошел, ждать капитана и остальных. Они подоспели как раз вовремя - конюх объявил, что лошади готовы. Процессия тут же выехала за ворота, и направилась прочь из Старого Розервута. Избранниками Джейкоба Ливиса оказались: лейтенант Сэмбрел, и два молчаливых молодых человека - парень по имени Джейсон, и девушка по имени Дормари. Поехали не спеша.

- Ваше высочество, позвольте узнать пункт назначения? - обратился к Лорану капитан Ливис. - И, если можно, то и цель поездки.

- Мы направляемся в Храмовый квартал, - ответил Лоран. - Цель поездки - арест одного человека, который тесно связан с теми ночными бандитами.

- Кажется, я знаю, о ком идет речь, мой принц, - сказал ехавший слева от Лорана лейтенант Сэмбрел.

- Я тоже знаю, - в свою очередь сказал капитан. - Думаете, окажет сопротивление?

Он демонстративно окинул взглядом своих спутников.

- Сомневаюсь, - ответил Лоран, - но, рисковать не стоит. Данный субъект невероятно нагл и самоуверен. Кто знает, может и принца не испугается.

"Буду именно на это надеяться. Вот бы Ливиссард оказал сопротивление..."

Жажда действий пробудилась в принце с новой силой. Все тело буквально зудело, внутри буйствовало нетерпение, заставляя торопиться.

- Как считаете, Ваше высочество, после недавней ночи эти типы наконец

успокоятся? - спросил лейтенант Сэмбрел.

- Надеюсь на это, - усмехнулся Лоран. - Думаю, что почти двадцать человек убитыми убедят их, что с гвардией следует считаться. Теперь, осталось тоже самое, объяснить остальным. Тем, кто остался в живых.

- Их бы неплохо для начала вычислить, мой принц, - вздохнул капитан Ливис. - С тех пор, как все это началось, мы прочесали пожалуй весь район.

- Неизвестно даже, как они себя называют? - спросил принц. - Просто я наслушался от капитана Эрилбера о бандах, с довольно нелепыми названиями. Ну, там, "Красные дьяволы", "Дети Титанов", "Адские псы", и тому подобное.

- Понимаю вас, мой принц, - сказал капитан Ливис, - но как называют себя эти отморозки, нам неизвестно, увы.

- Банды - это еще полбеды, - сказал лейтенант Сэмбрел. - А вот та гадина, которая едва не порвала нас всех...даже вспоминать страшно.

- Согласен, - поддержал капитан. - Если бы не господин волшебник...

- И до оборотня, очередь дойдет, - пообещал Лоран. - Вот увидите. А что касается названия банды, в составе которой как раз и находится гад - узнаем. Как только схватим нашего торговца.

Старый Розервут давно остался позади, и отряд свернул на Черную дорогу. Эта дорога была очень широка, она проходила вдоль городских стен, по ней, можно было довольно быстро добраться до Храмового квартала. Оказавшись на ней, процессия пошла гораздо быстрее, и разговоры на время прекратились. Сбавили шаг они только в квартале Ремесленников, за которым и начинался Храмовый квартал. Был полдень, и по улицам ходили толпы людей. Все приветствовали принца, многие провожали отряд любопытными взглядами - непривычно было видеть имперских гвардейцев и солдат из "Братства сильнейших" вместе, да еще и в компании принца. По пути попадались и гвардейцы, и, судя по лицам, они были в еще большем замешательстве, чем простые прохожие. Лоран, еще с самого начала пути, видел, что и капитану Ливису и лейтенанту Сэмбрелу хочется задать вопрос по поводу того, для чего в их отряде ненавистные наемники. Возможно, капитан вообще, воспринимал их присутствие как оскорбление.

"Вот она, привилегия принца - тебе мало кто может возразить"

Особняк Тенборга Ливиссарда располагался на небольшом склоне, неподалеку от въезда в Храмовый квартал. Торговец выбрал место для постройки дома отдельно от других, немногочисленных жилых построек этого района. За высоким забором виднелись верхние этажи роскошного дома, а также кроны деревьев, растущих во дворе.

"Я слышал, что у Тенборга Ливиссарда самый красивый сад во всем городе. Надо бы заглянуть"

Лоран остановил отряд у начала склона.

- Оставим лошадей тут, и навестим господина Ливиссарда, - спешившись, произнес он.

Остальные, последовали его примеру, затем привязали животных к доскам забора, проходящего вдоль дороги. Девять человек молча, двинулись наверх, к большим решетчатым воротам. Лоран хотел было приказать телохранителям остаться внизу, но передумал.

"Если оставить их внизу, и об этом узнает отец..."

У принца чесались руки. Так и хотелось нарваться на драку. Но, он понимал, что начинать самому не следует. Оставалось надеяться на то, что знаменитая наглость Тенборга Ливиссарда проявит себя, и даст повод его немного помять. Лоран попытался отбросить эти не совсем правильные мысли, но не сумел. Тем более, внутренний голос убеждал его в том, что ничего плохого в таких мыслях нет, учитывая то, каким человеком является торговец. Лоран подвернул плащ, показывая на свет рукоять своего меча. Солдаты "Братства" шли по обеим сторонам от принца, печатая шаг, готовые в любой момент защитить своего господина.

Говорили, что Тенборг Ливиссард пользуется услугами наемников из элитного отряда под названием "Кровавая звезда". Эти разговоры подтвердились, когда сквозь ворота стал виден песчаный двор. По нему сновали рабочие, а у большого фонтана, опираясь на копья, стояли солдаты в доспехах, с эмблемой на груди. Эмблема представляла собою красную звезду, с кровоточащими окончаниями. Заметив незваных гостей, наемники дали кому-то знак, и у ворот тут же появился еще один солдат.

- Вы кто такие? Зачем пожаловали?

- Отпирай ворота, - ответил Лоран. - Нам необходимо видеть Тенборга Ливиссарда.

Наемник, узнав принца, поспешил выполнить приказ.

- Ваше высочество, - поклонился он. - Господин Ливиссард находится на заднем дворе.

Лоран, молча повел отряд внутрь, направляясь к арке, ведущей во внутренний двор. Рабочие поспешно расступались, испуганно глядя на принца. Наемники дернулись было, но подбежал тот самый привратник, шепнул им что-то на ухо, и оба вернулись на свои места у фонтана. Желтый песок покрывал всю землю во владениях Тенборга Ливиссарда. Такого же цвета особняк вызывал восхищение даже у принца, привыкшего к роскоши Белого замка. Оказавшись в прохладной тени арочного прохода, Лорану захотелось остаться там, но он даже не замедлил шага. Первое, что бросилось в глаза, когда отряд оказался на внутреннем дворе, - были бочки и ящики. Увидев эмблему Гильдии торговцев - золотой кошель на бирюзовом фоне, Лоран улыбнулся себе под нос. К его удивлению, улыбалась и Дормари, однако чему улыбалась она - оставалось загадкой. Хозяин дома, обнаружился слева - он беседовал с каким-то мужчиной средних лет, в черной мантии. Сам Тенборг Ливиссард был одет в легкий белый костюм, - такие одевали летом в Ампере. Еще, там находились три наемника с копьями, и короткими мечами у пояса. Торговец повернулся, когда отряд оказался на внутреннем дворе. Ему было чуть за сорок, с залысинами, крупным носом и очень тонкими губами. Его правый глаз слегка косил, а зубы, обнаженные в улыбке сверкали белизной.

- Ваше высочество! Какая честь! - радостно воскликнул он, и затем поклонился. - Вы бы хоть предупредили о визите, я бы подготовился, чтобы достойно вас встретить...

Его собеседник тоже низко поклонился, и отошел.

- Кажется, я знаю, по какой причине вы почтили мой дом своим присутствием, - Тенборг понимающе кивнул. - Мне следовало самому с вами связаться, но вы опередили меня, мой принц.

- Даже так? - вскинул бровь Лоран. - Зачем вы хотели связаться со мной?

- Как же, Ваше высочество, - сказал торговец, жестом отпуская своего недавнего собеседника, - В связи с недавним трагичным происшествием. Я был просто поражен узнав, что эти негодяи использовали мои старые склады для своих гнусных целей, - говоря все это, Тенборг пару раз пробежался глазами по спутникам принца.

- Получается, вы ничего не знали о том, что из ваших складов вывозятся крупные партии оружия? - насмешливо поинтересовался Лоран. - И захваченное после упомянутого вами происшествия оружие - вам не принадлежит?

- Разумеется, нет, - Тенборг Ливиссард принял оскорбленный вид. - Подумайте сами, Ваше высочество, зачем мне это? Я бы ни за что не стал якшаться с презренными бандитами. Я верен императору...

- Ой, не знаю, не знаю, - с сомнением покачал головой Лоран, - как вы сказали - подумайте сами, многое говорит против вас. И, что совсем немаловажно, партия оружия, состояла из исключительно дорогих экземпляров.

- И телеги у вас интересные, господин Ливиссард, - вставил капитан Ливис. - Лично я, первый раз видел телеги с двойным дном.

- Ага, и я, - поддакнул лейтенант Сэмбрел. - Но, еще удивительнее было то, что обнаружилось под этим самым вторым дном.

Лоран невольно улыбнулся, заметив, как бледнеет торговец.

- Не понимаю, о чем вы... - несмотря на бледность, Тенборгу удалось весьма подробно изобразить удивление.

- Я объясню, - Лоран сделал шаг вперед. - Дорогое оружие было мелочью, по сравнению с элибвитом - самым дорогим и сильнодействующим наркотиком, который не производится на территории Загруса. Его завозят из-за материка, и сделать это, мало кому под силу. Эх, правду о вас говорят, господин Ливиссард, - наглый вы человек. Решили торговать этой гадостью прямо отсюда, из столицы? Вероятно, это была первая поставка, потому - как я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь местный употреблял эту гадость. Интересно, это ваша собственная инициатива, или Гильдия торговцев расширяет сферы деятельности?

Лейтенант Сэмбрел издал смешок. Наемники из "Кровавой звезды", почуяв неладное, подошли ближе.

- Ваше высочество, я не понимаю, о чем вы! Я ни в чем не виноват!

- Хватит этой болтовни, - принц повернулся к своим телохранителям, - берите его.

"Сейчас и проверим"

Солдаты в масках синхронно шагнули вперед, и торговец попятился.

- Ваше высочество, прошу вас, не надо! - торговец поднял руки.

Один из его наемников сделал резкое движение, и тут произошла неприятность: первый из телохранителей прикрыл собой принца, при этом пропуская вперед второго. Этот второй, стремительным движением выхватил меч и почти надвое разрубил пошевелившегося наемника. Со стуком упало копье, кровь полилась на землю, окрашивая песок в красный цвет. Другой наемник оттолкнул Тенборга Ливиссарда и в этот же миг получил тычок клинком прямо в лицо. Этот тычок совершила Дормари, просунув руку мимо одного из телохранителей. Торговец присел на корточки, закрыв голову руками. Оставшийся в живых наемник, поспешил было к арке, но его остановил локоть лейтенанта Сэмбрела. Наемник, подкинув ноги вверх, с грохотом упал на землю, рядом с разрубленным товарищем. Тенборг Ливиссард вскочил, и, воспользовавшись суматохой, припустил к арке. С той стороны уже слышался топот бегущих ног. Торговец не успел добежать до арочного прохода - его остановил нож, брошенный единственной девушкой отряда. Тенборг подпрыгнул, затем упал и принялся кричать, держась за пораженную правую ягодицу. На внутреннем дворе, ощерившись копьями, появились наемники "Кровавой звезды". Лоран и сам не заметил, как выхватил меч. Кровь стучала в висках, и ему страшно захотелось броситься в атаку, отбить копье и пронзить чье-нибудь сердце. Желание было столь сильным, что он едва не поддался. Но к счастью, здравый смысл взял вверх. Принц поспешил выйти вперед, прежде чем началась резня. Он напустил на себя величественный вид, набрал в грудь побольше воздуха, и закричал:

- Всем стоять!!! Я - принц, наследник престола Гильдерлэнда! Именем моего отца, - императора Уильяма Ралла, я приказываю всем вам сложить оружие!

Лишь всхлипывания Тенборга Ливиссарда нарушали тишину, вызванную словами Лорана. Наемникам, понадобилось не больше тридцати секунд, чтобы оценить ситуацию и принять решение. Копья попадали в песок, и наемники расступились, освобождая проход. Лоран кивнул телохранителям на раненого торговца, и твердым шагом отправился к арке, по пути, пряча меч обратно в ножны.

"А могло бы все обойтись без кровопролития? Мог бы я, пользуясь именем императора, просто схватить торговца? Наверное, мог бы".

КЕЙТЕР.

Поцелуй был теплым, мягким, неторопливым. Их губы соприкасались, а дыхание смешивалось. Его язык, настойчиво просился ей в рот, и она пустила его, ощутив новую волну сладостного возбуждения. Она вцепилась в его голову, боясь, что он отлипнет от ее губ, а его руки исследовали ее тело, прохаживаясь по длинным волосам, по спине и талии, двигаясь ниже. Она не возражала. Не хотелось думать ни о чем. Через какое-то время, они оторвались друг от друга, но она потянулась вновь.

- Выходной проходит с пользой, - усмехнулся он. - Как твоя рука?

Кристина помахала забинтованной рукой перед его носом.

- Пока не напоминаешь о ней, не очень болит.

- Хорошо, не стану, - рассмеялся Рик. - А...как там Тодми?

Улыбка сошла с лица девушки.

- Ее перевезли в городскую лечебницу имени Жоржара Мерса10, - ответила она. - Лекари пока не уверены, сможет ли она когда-нибудь снова ходить.

- Очень жаль, - прошептал лейтенант Сэмбрел. - Вы с ней...вроде как подружились, да?

Кристина задумалась. Сложно было ответить на его вопрос. Если на то пошло, она так и не узнала, почему Тодми прицепилась именно к ней, с первых дней ее появления в замке. К этой девушке, Кристина испытывала противоречивые чувства. В одном лишь она была твердо уверена: ей очень хочется, чтобы Тодми поправилась.

- Даже и не знаю, - честно ответила она Рику. - Сложно сказать.

- Понимаю, - сказал Рик, и провел рукой по ее лицу. - Не хочешь сегодня пройтись в город?

- Если с тобой, то очень хочу, - ответила Кристина. - Ты очень вовремя предложил, - меня от замка уже тошнит. А куда именно ты хочешь сходить?

- Ну, - Рик немного замялся, - для начала, мне бы хотелось навестить одного человека по делу. Затем, можем прогуляться по вечернему городу.

- Последнее звучит заманчиво, - Кристина снова улыбнулась. - А что за человека ты хочешь навестить? По какому это делу?

- Сама увидишь, - ответил лейтенант, и легонько поцеловал ее в лоб. - Иди, собирайся. Встретимся в холле.

2.

В комнате было пусто. Кристина не знала, куда подевались Милла и Анна. В последнее время, девушки сильно сдружились, и стали так же неразлучны, как до этого Анна и Джина. Кристина была рада за Анну, так как та, с помощью Миллы вроде как стала приходить в себя после потери сестры, - по крайней мере, теперь, девушка спокойно спала по ночам, и даже иногда улыбалась. Кристина и сама прилагала к этому немало усилий, стараясь во всем помогать несчастной девушке.

Белоголовая надела на себя легкий белый костюм с брюками (юбки она с детства терпеть не могла), пристегнула к нему пояс с ножнами, и критически осмотрела свое отражение в большом зеркале. К счастью, мешки под глазами исчезли, ее лицо приобрело прежнюю красоту. Кристина распустила свои длинные волосы, тряхнула головой и вышла в коридор. В этом месте всегда было прохладно, девушка поежилась, и ускорила шаг, стремясь быстрее пересечь два коридора, и выйти в более теплый холл. Едва она покинула последний коридор, как на глаза ей попался капитан Ливис, собственной персоной.

- Почему без доспехов и плаща? - грубовато осведомился он.

- У меня выходной, - осторожно ответила девушка.

- Тогда ладно...отдыхай, - прежде чем повернуться и направиться к лестнице, он сделал неловкую попытку улыбнуться.

Зато Кристина без труда расплылась в широкой улыбке, провожая капитана взглядом.

Очевидно, после недавнего сражения, капитан Ливис испытывал к Кристине такие же противоречивые чувства, какие испытывала она сама, по отношению к Тодми. Он даже лично приходил навестить Кристину в лазарет, и, по словам Миллы и Анны, на построении выделил ее заслуги. Кристина, услышав это, к своему изумлению прослезилась. Она и сама не знала, что настолько чувствительна. Мысли о капитане, плавно перешли к мыслям о пребывании в лазарете. Было гораздо хуже, чем в первый раз, когда ее отхлестал Джейсон-молчун. Мучительная боль в руке сводила с ума, ей казалось, что кто-то намеренно давит на рану. Рядом, беспрерывно хрипела Тодми, еще на одной койке лежал молодой гвардеец, прошлогодний выпускник Академии. Ему пришлось ампутировать ногу, и жизнь парня была практически кончена. Его лицо очень выразительно говорило о том, что для него значит потеря ноги. Было еще трое раненых, двое из которых умерли в тот же вечер. Кристина покинула лазарет на следующий же день, не способная выносить чужие мучения. Рик весь день просидел у кровати девушки, и после того как она ушла, все свободное время проводил с ней. Все произошло само собой. Не было никаких намеков, признаний...просто оба все поняли по взглядам, направленным друг на друга, жестам, каким-то словам... Кристине казалось, что они знакомы всю жизнь, каждое его слово казалось правильным, каждый жест логичным, каждое прикосновение - безумно приятным. Она хотела его - во всех смыслах, но к некоторым вещам, еще не была готова. К его чести - Рик все правильно понял, и принял. Когда он полез ей рукой между ног, девушка все ему мягко объяснила. Своим пониманием, он еще больше возвысился в ее глазах, сильнее привязал к себе. Для всего этого, понадобилось лишь несколько дней взаимной эмоциональной близости. И теперь, в эти сложные дни, поддержка Рика была поистине неоценимой.

Кристина увидела его у ворот замка, - в узком синем костюме, с мечом у пояса. Она улыбнулась шире.

- Чего такая довольная? - в свою очередь, улыбнулся Рик.

- Ну, - ответила Кристина, - выходной, наконец...

Они покинули замок, и двинулись вниз по склону. По дороге, Кристина рассказала ему о встрече с капитаном.

- Он зауважал тебя, - сказал лейтенант. - Как мне кажется, еще после твоего первого дежурства. Просто тогда, он сам себе видимо боялся в этом признаться. Но, с тех пор ты уже не раз проявила себя, и его уважение окрепло.

- Ага, и он чисто из уважения велел исполосовать мою спину, - усмехнулась Кристина.

- Ты ведь прекрасно понимаешь, почему он так поступил, - укоризненно сказал Рик.

- Понимаю, - вздохнула девушка. - Кстати, так куда мы все-таки идем?

Они направились вглубь района, туда, где Кристина еще не была. Но, она знала, что там находятся жилые дома, и крупнейший в Старом Розервуте бордель. Рик помедлил с ответом.

- Понимаешь, - неуверенно начал он, - после оборотня, всех этих стычек, и после позавчерашнего происшествия с тем самым торговцем, я понял, что мы имеем дело с непростыми бандитами. Я в гвардии уже пять лет, и за это время впервые сталкиваюсь с такими ублюдками. К тому же, ниточки от них привели нас к Тенборгу Ливиссарду, и эливбиту. Здесь что-то очень серьезное, и я считаю, что необходимо собрать информацию о наших мерзавцах.

- Разумно, - сказала Кристина, - однако, тебе не кажется, что лучше позволить принцу допрашивать Тенборга Ливиссарда до тех пор, пока он не выдаст всех оставшихся...да и вообще, думаю, такая мысль уже приходила и капитану Ливису, и принцу Лорану.

- Не думаю, что Тенборг может многое знать, - с сомнением ответил лейтенант. - Ты права, и капитан, и Его высочество уже пытались выяснить все об этих бандитах. Но, они словно призраки: обычно, банды стараются чем-то выделиться, заявить о себе, каким-нибудь звучным названием, или еще чем-нибудь... Но, не эти. Все, что мы о них знаем - это то, что они хорошо вооружены, они совсем не боятся нас, у них имеется свой оборотень. Даже пленных нам допросить не удалось - все трое раненых, скончались от своих ран. А те, кого мы брали до этого - не сказали ничего путного. До самой казни они утверждали, что являются обычными бандитами, которых наняли для того, или иного дела. Как выяснялось, все были из разных городов, а о заказчиках толком ничего не знали, кроме того, что те хорошо платили.

- Интересно, - задумчиво произнесла Кристина, - если все так сложно, то каким образом ты собрался узнать о них? От кого?

- Есть тут один человек, - сказал Рик. - Один знакомый...

- Ты можешь объяснить конкретнее? - Кристина легонько стукнула его по плечу.

- Хорошо, - выдохнул лейтенант. - Слушай. Я тут родился. Тут, в Старом Розервуте. Моя семья жила неподалеку отсюда, - он указал рукой на ряд старых, покосившихся домов, выстроенных вдоль узких и грязных улочек. - Мой отец умер от лихорадки, когда мне было шесть, а мама пережила его лишь на четыре года.

- Мне очень жаль, - сказала девушка, и взяла его за руку. - Это ужасно...

- Да, - кивнул Рик. - Было очень тяжело. К счастью, я смутно помню те времена. Я рос на этих самых улицах, и делал все что мог, пытаясь прокормиться. Причем, я пытался именно заработать на еду, вместо того чтобы как многие из моих сверстников воровать ее. Я часто задумывался о будущем, и оно страшило меня. Я не знал, какая судьба меня ждет, не знал, смогу ли я стать кем-то, или же, я в конце концов пойду темной дорогой, или же сдохну с голоду. Мне повезло - когда мне было шестнадцать, на наших улицах появились гвардейцы, предлагающие желающим присоединиться к имперской гвардии. До этого, в Старый Розервут не приходили с подобными предложениями, предпочитая брать ребят с других, более престижных районов города. Когда же это произошло, я понял, - вот он, мой шанс. Нужно было лишь обладать крепким здоровьем, и внести небольшой налог на вступление в имперскую гвардию. Меня отправили в Академию, и тогда моя жизнь изменилась. Наконец, я четко увидел свой путь.

Они двигались все дальше, обращая на себя внимание многочисленных прохожих, в основном тем, что в своей красивой и чистой одежде выглядели крайне нелепо.

- Извини, но как ты сумел заплатить налог? - поинтересовалась Кристина.

- За меня заплатил один человек, - ответил лейтенант. - Тот самый, к которому мы направляемся. Его зовут Кейтер. Просто Кейтер. Этот человек, многое сделал для меня, на многое раскрыл глаза. Главное, - он объяснил мне, что мир не делится на черное и белое. Сам Кейтер зарабатывает на жизнь не совсем законным путем, поэтому, я не могу ничего о нем сказать капитану Ливису или принцу. Но, я уверен, что поговорить с ним стоит. Этот человек знает многое, не исключено, что он сможет пролить свет на то, что творится в последнее время.

- Я очень рада, что ты решил взять меня с собой, - сказала девушка, и послала Рику воздушный поцелуй.

- Мы пришли, - лейтенант указал на двухэтажный деревянный дом, возвышающийся над окружающими постройками. Эта улица была немного почище, чем предыдущие, хотя, огромная мутноватая лужа прямо посреди дороги - страшно воняла. Прохожих и здесь хватало, несколько человек стояли у начала улицы на углу, неподалеку от них, лежал человек, и поначалу, Кристина подумала, что он мертв, однако тот лишь крепко спал, сраженный изрядным количеством дешевого вина. Другие, спешили по каким-то делам, обходя лужу и пьяницу, и все без исключения бросали подозрительные взгляды на Кристину и Рика. Ребята, стоявшие на углу, не показались Кристине особо законопослушными, однако, никто не рискнул к ним пристать. Они перешли дорогу, и Рик дернул за цепочку, висящую у двери дома Кейтера. Ждать пришлось довольно долго. Наконец, дверь отворилась, и на пороге возник здоровенный парень, с секирой у пояса.

- А, это ты, Рик, - хмурое лицо парня сразу разгладилось. - Проходите.

Парень окинул Кристину любопытным взглядом, и посторонился, пропуская гостей в дом.

- Он у себя, - сказал охранник, и указал рукой на лестницу.

Лестница с лакированными перилами, располагалась напротив двери. Слева и справа от нее, стояли небольшие серые диванчики, к одному из которых вернулся охранник. Там же, слева, виднелась дверь, и, судя по запахам, шедшим с той стороны - вела эта дверь на кухню. Кристина продолжала с любопытством осматриваться, пока они поднимались по лестнице, не издавшей ни малейшего скрипа.

- А чем конкретно занимается твой знакомый? - шепнула она.

- Сейчас, насколько я знаю, он занимается организацией подпольных кулачных боев, - ответил Рик.

- Поправь меня, если ошибаюсь, - сказала Кристина, - но ведь кулачные бои разрешены законами империи...

- Да, но на то чтобы организовать легальный бойцовский клуб, требуется немало разрешений, и еще больше золота, чтобы их получить... - сказал Рик. - И вообще, я плохо в этом разбираюсь, так что можешь не спрашивать.

Наверху, лейтенант повел девушку направо, к большой старинной двери, у которой стояли сразу два охранника. Они, молча кивнули Рику - очевидно, лейтенант Сэмбрел был частым гостем в этом доме, мог не объясняться ни с кем.

- Он один? - спросил Рик, прежде чем постучать.

Один из охранников снова кивнул, и лейтенант негромко постучал в дверь.

- Войдите!

Рик открыл дверь, и заглянул в комнату.

- Можно?

- Рикард! Мой мальчик! - из-за большого письменного стола поднялся крупный мужчина лет пятидесяти, с очень пышными рыжеватыми усами.

- Я тут не один, - сказал лейтенант, пропуская Кристину вперед.

- Заметил, заметил, - окидывая девушку взглядом, произнес Кейтер. - О Боги, какая милашка! Ну наконец-то я увидел тебя с девушкой, Рикард! Давно пора.

У Кейтера были густые брови, нос картошкой, и солидное брюшко. Остатки рыжих волос облепили череп по бокам, оставляя голую середину. На мужчине был надет серый дублет, поверх которого накинута жилетка, и черные широкие штаны. Рик заметно покраснел, и представил Кристину своему приятелю.

- Как продвигается...дело? - спросил лейтенант, вслед за Кристиной занимая предложенное хозяином дома кресло. - Не волнуйся, она друг.

- Не сомневаюсь, мой мальчик, - подмигнув, сказал Кейтер. - Я знаю, что ты не стал бы приводить сюда человека, не заслуживающего доверия, - он подмигнул еще раз, - а что касается моего дела, то все хорошо, спасибо. Но у вас, я смотрю, гораздо веселее!

- Слышал уже, - Рик не спрашивал, а утверждал.

- А как же, слышал... - сказал Кейтер. - Одну минуточку. Марк!

В этот же миг, на пороге возник охранник. Кейтер распорядился, чтобы принесли вино и закуски.

- Ну-с, - глядя на Кристину, сказал хозяин дома. - Должно быть, ты и есть та самая Белоголовая, о которой столько говорят в последнее время?

Кристина удивленно вскинула брови, а Рик заулыбался.

- А...кто обо мне говорит? - спросила она.

- Есть кому, не сомневайся, - хихикнул Кейтер, и переключился на лейтенанта.

Пока они беседовали, в ожидании вина, Кристина оглядывала большую, светлую комнату. Здесь хватало картин, - они занимали почти всю центральную стену. У окна, Кристина заметила мольберт для рисования - почему-то, было сложно представить, что такой человек увлекается рисованием. Также, в комнате имелся красивый книжный шкаф, забитый книгами под завязку.

После того как принесли вино и легкие закуски, Кейтер лично разлил напиток по хрустальным бокалам.

- Теперь, к делу, - усаживаясь, сказал он. - Нужна моя помощь, Рикард?

- Нужна, - напрямик ответил лейтенант Сэмбрел. - Что ты знаешь об этой безымянной банде?

- Немногое, - отпив вина, ответил хозяин дома. - Немногое.

- Немного - уже кое-что, - сказал Рик.

Кристина сделала небольшой глоток вина. Оно было крепким, и слегка кисловатым.

- Расскажу, что знаю, - сказал Кейтер, и обратился к Кристине, - понимаешь, деточка, человек моего положения обязан знать все, что происходит на его улицах.

Девушка вежливо кивнула, и, отхлебнув еще вина, приготовилась слушать.

- Все началось гораздо раньше, чем думаете вы, там, вместе со своими гвардейцами, - сказал хозяин дома. - Просто поначалу, они действовали тихо, и незаметно. Эти ребятки свое дело знают...первым делом, они взялись методично устранять всех возможных конкурентов.

- То есть? - нахмурилась Кристина.

- С местных улиц, стали таинственно пропадать члены банд, которые орудовали в Старом Розервуте не один год. Даже самая влиятельная и большая банда района - "Ронус", и тех больше не видать. Затем, они подмяли под себя рынок и большую часть борделей. Теперь, они взялись за крупных городских ремесленников. Те, кто поддаются, вероятно, платят, а те, кто упрямятся...

- С ними случается то же, что и с господином Эллбери, - закончил за него Рик.

- Верно, - сказал Кейтер. - однако, таких очень мало.

- А тебя они не пытались достать? - спросил Рик.

- Меня? Неет, - засмеялся Кейтер. - Я совсем никому не мешаю, и никуда не лезу. Им нет смысла меня трогать.

- Это хорошо... - сказал Рик. - Это все, что ты знаешь о них?

- Ну, о том, что они нанимают исполнителей со стороны, думаю вам и без меня известно, - сказал Кейтер.

Кристина и Рик утвердительно кивнули.

- И еще... - Кейтер немного помялся, - вам следует заглянуть в один местный бордель. Пару раз, там видели некоего подозрительного типа. Здоровенный такой, бородатый. С большущим топором за спиной...

Кристина резко вскинула голову.

- Что за бордель? Как его найти? - она сильно заволновалась.

Кейтер широко улыбнулся.

- Сейчас я вам все объясню...

3.

Когда за ними закрылась входная дверь, Кейтер подошел к окну, и проводил их взглядом до угла улицы. Его улыбка сошла, брови нахмурились, под стать настроению.

- Ты была уверена, что он придет вместе с ней. Почему надо было все это сообщать им? - задал он вопрос, не отрываясь от окна.

- Что "все"? Ты об оборотне? Это тебя не должно касаться, - раздался голос сзади него. - Свое дело ты уже сделал.

- Разве не разумнее было сообщить все принцу? - он отвернулся от окна и посмотрел на девушку, сидящую прямо на письменном столе. - Ты ведь беседовала с ним?

- Осторожнее, старик, - она нехорошо улыбнулась. - Твоя осведомленность до добра не доведет...

- Я слишком стар, чтобы чего-то бояться, - Кейтер подмигнул.

- Всем есть чего бояться, - она ответила лукавой улыбкой. - Ну да ладно.

- Так что по поводу принца? - спросил он. - Зачем все так усложнять?

- Затем, что нужно быть осторожным, помогая принцу, - ответила шпионка. - Мы хотим лишь помочь ему стать тем, кем он должен быть, вместо того чтобы он стал зависим от нашей помощи. Сейчас, все и все против него, поэтому мы ммм...как бы уравниваем шансы.

- Интересно, - удивленно сказал Кейтер. - А я-то, грешным делом подумал, что "Надзор" не упустит возможности слепить для себя будущего императора - марионетку...

- Ты слишком много думаешь, старик.

- Ладно, не оскорбляйся, - старик махнул рукой. - Мне, более любопытно другое. Почему именно Рик? Почему именно он должен знать об оборотне?

- Да при чем здесь твой Рик, - фыркнула Лиссандра. - Все дело в девчонке. У нас на нее большие планы...

НЕОБХОДИМАЯ ЖЕСТОКОСТЬ.

Стояла тихая ночь. Лунный свет не проникал сквозь толстые темные занавески, ниспадающие до самого пола. В кабинете было жутко холодно, от потухшего камина несло золой. Альтаир осторожно ступал по ковру в кромешной тьме, освещая себе путь канделябром, с тремя длинными свечками. Сердце парня гулко колотилось, он все удивлялся, как это от волнения до сих пор не выронил канделябр из трясущихся рук. Походную сумку он уже собрал, она висела у него на бедре, болтаясь при каждом шаге. Рилл Айдел снабдил Альтаира увесистым мешочком с золотом. Осталось лишь забрать подарок отца - даралантийский меч. И в путь. Коня можно приобрести в конюшне у Ниссада, а оттуда направиться по тракту, покидая владения лорда Ноарда. Проникнув в сокровищницу, Альтаир установил канделябр на одну из витрин, и свет залил все помещение. По дороге к мечу, парень опустошил витрину в центре комнаты, взяв оттуда красивые ножны из черной кожи, оставив за стеклом старинный меч, с украшенной драгоценными камнями рукоятью. Альтаир нацепил ножны прямо поверх своей узкой дорожной мантии из ослепительно белого материала. Затем осторожно извлек меч - зеленоватые отблески отразились на его лице.

2.

Управляющий должен был ждать его внизу, у одного из боковых выходов - маленькой черной двери, ведущей в складские помещения, а оттуда прямиком к Северным воротам замка.

- Поторопитесь, сэр, - Рилл Айдел встретил парня громким свистящим шепотом.

- Надо было кое-что забрать, - ответил Альтаир, похлопав по ножнам у пояса.

Бледное лицо управляющего освещалось факелом, который тот держал в руке. Его глаза лихорадочно блестели, с беспокойством осматривая пространство позади Альтаира. Крупные капли пота выступали на лбу Рилла Айдела, и он изредка вытирал их рукавом.

- Пойдемте, - он кивнул в сторону двери за своей спиной, и первым пошел в ее направлении.

Он вошел, высоко поднимая факел над головой. Коридор, по которому управляющий повел Альтаира, был достаточно высоким и широким, чтобы по нему можно было двигаться свободно. По пути, Альтаир заметил несколько захватов для факелов, вбитых в гладкую стену слева, но Рилл не стал зажигать ни один из них. Парень морщил нос от неприятного затхлого запаха, под ногами хрустели раскиданные по полу камешки. Шли не больше минуты, однако этот путь показался Альтаиру гораздо длиннее. В конце, управляющий остановился, и молча передав Альтаиру факел, принялся возиться с большим замком, позвякивая внушительной связкой ключей. Ступив за дверь, они оказались в просторном помещении, в котором хранились хозяйственные принадлежности. Альтаир нервно озирался по сторонам, когда они продвигались к дальней двери, шагая мимо сложенных в кучу метел, лопат и прочих предметов.

- Вы помните, каким маршрутом двигаться? - негромко спросил управляющий.

- Да, - отозвался Альтаир, - пешком доберусь до стен Ниссада, возьму в конюшне лошадь и выеду на тракт. К вечеру доберусь до владений лорда Доусэна. Переночую в трактире...

- Не стоит, - перебил Рилл.

Они подошли к двери, и он осторожно выглянул наружу, оглядывая эту часть двора.

- В трактир я бы на вашем месте не совался, - повернувшись к Альтаиру, продолжил он, - переночевать можно и в крестьянских полях. Для ночлега сгодится один из амбаров, на границе у тамошних деревушек, почти примыкающих к полям.

- Хорошо, - кивнул Альтаир, выходя на воздух вслед за управляющим.

Северные ворота виднелись впереди, темным пятном обозначаясь на замковых стенах.

- Дальше двигайтесь вдоль этих самых полей, - сказал Рилл. - Доберетесь до конца, уткнетесь в лес. В него ни в коем случае не входите, там будет обходная дорога.

- А почему нельзя пойти лесом? - спросил Альтаир. - Насколько я помню...

Управляющий прервал его на полуслове, зашипев, и вскинув руку.

- Что-то не так, - испуганным голосом произнес он. - Где дозорные?

Альтаир вспомнил, как Рилл говорил о том, что он договорился с дозорными у северных врат, они должны его пропустить. Новый гарнизон прибыл в замок два дня назад, однако в этот момент у ворот не было ни души. Так казалось на первый взгляд...

По обеим сторонам ворот располагались две надвратные башни, перед ними длинное прямоугольное здание, которое постепенно вырисовывалось из тьмы, по мере приближения к нему Рилла Айдела и идущего за ним Альтаира. За этим зданием послышалось негромкое конское ржание. К нему прибавились тихие голоса.

- Не может быть, - прошептал управляющий. - Назад, быстро!

Однако, было поздно. Имперский следователь собственной персоной, показался из-за угла здания. За ним, молчаливыми тенями следовали двое, с мечами наперевес, - гвардейцы лорда Ноарда.

- Надо же, какая встреча! - улыбаясь, произнес Эдвир. - А мы вас уже порядком заждались...

- Прошу вас, выслушайте меня, - запинаясь, сказал Альтаир, - я не виновен, поверьте. Я не убивал...

- Молчать! - закричал следователь, перестав улыбаться. Его вежливость и сочувствие испарились. - Невиновен? Оно и видно. Решили устроить ночную прогулку, или как, а?

- Я все объясню...

Эдвир вновь улыбнулся. Страх волнами накатывал на Альтаира, его голос сбивался, толкая слова, но было очевидно, что следователь его словно не слышит.

- Как скверно, - Эдвир покачал головой. - Эту историю еще долго не забудет никто! Знаменитого Каспера Ангреля убивает его собственный сын, а затем подло пытается улизнуть, поняв, что его вот-вот разоблачат. И ему это почти удается. Но, справедливость восторжествует...

- Кажется я понял, к чему вы клоните, господин следователь, - холодно произнес хранивший до того молчание Рилл Айдел.

Эдвир не ответил, лишь криво усмехнулся - в свете факела управляющего это было зрелищем жутковатым. Затем он поочередно глянул на своих спутников и после коротко кивнул. Те тотчас сделали шаг вперед.

- Защищайтесь, сэр, - звенящим от напряжения голосом проговорил Рилл. - Иначе они нас обоих прирежут.

Трясущейся рукой, Альтаир извлек свой меч, с негромким шипением покинувший ножны. От спутников следователя, Альтаира отделяло не больше пяти метров. Он увидел их горящие глаза на бесстрастных бледных лицах. Они, пошли в обход, быстро приближаясь. Рилл Айдел попятился, что-то невнятно шепча. Альтаир с трудом поднял потяжелевший меч, и забегал глазами, пытаясь не упускать обоих из виду. Бешеный стук сердца громко отдавался в висках, чувство ужаса, смешиваясь с внезапно нахлынувшим необъяснимым возбуждением, разрасталось в районе живота, стремительно поднимаясь по груди и выше, оформляясь в дикий крик, грозящий прорваться наружу. Двое напали одновременно. Первый сделал быстрый выпад, метя Альтаиру в грудь, второй ударил с полуоборота, нацелившись в область шеи. Альтаир отреагировал автоматически - сказались частые тренировки и его хваленый талант в фехтовании. Он сделал шаг назад, избегая прямого выпада, затем увернулся резким разворотом, почувствовав, как клинок со свистом разминается с его собственной шеей. Второго нападавшего по инерции потащило вперед, и он едва успел отбить ответный выпад Альтаира. Его противники перегруппировались, поменявшись местами, и медленно заскользили по кругу, не спуская с Альтаира глаз - Альтаир повторял их движения.

- Чего вы возитесь? - прошипел имперский следователь. - Убейте его!

Делая очередной поворот, Альтаир краем глаза увидел застывшего неподалеку Рилла, который выпучив глаза, молча, наблюдал за схваткой. Они снова напали одновременно. Было ясно, что они не первый раз сражались плечом к плечу. Один ударил сверху вниз - резким быстрым движением без размаха. Второй повторил, - от второго удара Альтаир до конца не увернулся - клинок зацепил его руку выше локтя. Парень почувствовал жгучую боль, и его ослепила ярость. Вспомнив недавние занятия с мастером Гэллотом, он сделал ложный выпад, целясь в лицо противнику справа. Тот инстинктивно поднял меч, но вовремя сообразил, что к чему и успел уйти от выпада, шагнув назад. Ударил сам, но Альтаир был к этому готов - он поднырнул под меч, зайдя противнику слева и молниеносным движением рубанул того по боку. Меч вдруг стал совсем легким, и не успел раненый человек схватиться за порезанный бок, как получил сильнейший удар по спине. Клинок с примесью даралантия перерубил ему позвоночник и умирающий рухнул наземь, разбрызгивая кровь. Леденящий душу вопль прорезал ночную тишину. Эдвир, до этого беспрерывно науськивающий своих спутников, резко замолчал и отступил. Кровь капала Альтаиру в рукав, но он этого словно не заметил, раздраженно тряхнул пораненной рукой и двинулся в атаку на оставшегося в живых противника. Тот, нисколько не дрогнул, увидев смерть соратника, и пошел навстречу Альтаиру, подняв меч. Окрыленный первой победой Альтаир едва не напоролся на клинок, слишком рьяно пойдя в атаку, и забыв на время об осторожности. Однако, он вовремя спохватился и отразил несколько ударов врага, два раза уклонившись, и один раз отведя клинок. Затем контратаковал, вертя клинком, нанося удары то справа, то слева, вкладывая в удар всю силу. Сталь соприкасалась со сталью, лязгая и высекая искры. В тусклом свете, исходящем от факела, Альтаир глядел в испуганное лицо врага. Тот явно устал сильнее Альтаира, каждый отбитый удар сопровождался гримасой. Долго так продолжаться не могло. Альтаир нанес особенно сильный удар - его соперника аж повело, и он не успел отразить повторный выпад, последовавший тут же. Зеленоватый клинок ткнул его в грудь, затем в живот. На теле парня появились быстро расползающиеся алые пятна, рот открылся - из горла вырвался хрип. Меч выпал из ослабевшей руки, и со звоном упал у его ног. Колени его подкосились, но Альтаир еще не раз ткнул его мечом, прежде чем позволил рухнуть телу наземь.

- Сэр... - испуганно произнес Рилл.

Но Альтаир его не расслышал. Он испытывал необъяснимый восторг, вонзая клинок в грудь соперника, чувствуя, как он легко входит глубоко, уродуя грудную клетку. Слева послышался звук извлекаемого из ножен меча. Альтаир резко обернулся на шум, и увидел, как Эдвир достает свой длинный меч с широким лезвием. Парень осклабился, и, подняв меч, бросился на следователя.

- Нет, сэр, не надо! - закричал Рилл Айдел.

Громкий голос управляющего немного отрезвил Альтаира, и он, на мгновение остановился, затем стрелой бросился вперед и огрел имперского следователя рукоятью по лбу. Тот, охнув повалился на спину, раскинув руки и теряя вынутый меч. Альтаир с трудом удержался от того, чтобы не пригвоздить Эдвира к земле - то самое ощущение восторга еще не отпустило его.

- Его нельзя убивать, - подходя, сказал Рилл. - Иначе за вами начнется настоящая охота.

- Ну да, будто он сам, очнувшись, не начнет охоту на меня, - проворчал Альтаир.

Его голос дрожал, а грудь тяжело вздымалась и опадала, в такт дыханию.

- Поверьте, убив его, вы сделаете только хуже, - отозвался управляющий.

Альтаир раздраженно пожал плечами.

- Как он узнал?

- Понятия не имею, - ответил Рилл. - Это сейчас и неважно. Вам нельзя терять ни минуты...возьмите одного из тех коней, - он махнул в сторону длинного здания, за которым слышалось ржание лошадей, напуганных шумом драки. - Я открою дверцу за воротами.

Управляющий пошел исполнять сказанное, а Альтаир направился следом, по пути остановившись на углу здания. За углом, у столбов, поддерживающих навес перед входом, были привязаны две лошади, очевидно принадлежащие двум мертвецам, лежащим в луже крови. Альтаир отвязал одну из них, и осторожно двинулся к воротам, ведя ее под уздцы, ориентируясь на свет факела. Эйфория от недавнего сражения прошла, уступив место колючей боли, разливающейся по всей руке. Спрятав меч в ножны, Альтаир прижал раненую правую руку к груди и морщился при каждом движении.

- Путь свободен, - подходя навстречу, сказал Рилл.

Серый конь зафыркал и мотнул головой. Альтаир успокаивающе похлопал его по шее.

- Рилл, а как же ты? - спросил он, проходя ближе к открытой большой дверце, неподалеку от ворот. - Тебя ведь обвинят в соучастии...

Рилл остановился за его спиной.

- За меня не беспокойтесь, сэр, - отмахнулся управляющий, - я как-нибудь выкручусь. Сейчас главное - ваша безопасность. Вам как можно скорее нужно отправляться в путь, особенно теперь, после того как...

Он не договорил. Внезапно послышался свист, затеем удар, и широкий клинок вышел прямо из груди Рилла Айдела, роняя капли крови на его плащ. Щеки управляющего затряслись, он с удивлением уставился на грудь и широко раскрыл рот в немом крике.

- НЕТ!!! - завопил Альтаир, и, отпустив поводья, бросился вперед.

Управляющий грузно повалился набок, и за ним показался силуэт Эдвира. Факел, описав короткую дугу, упал рядом с Риллом, успев осветить искаженное яростью лицо имперского следователя. Рука сама потянулась к мечу, и подскочив, Альтаир набросился на Эдвира, беспорядочно рубя. Следователь визгливо закричал, пятясь назад и пытаясь защититься окровавленным мечом. Он хотел было что-то произнести, но не успел. Альтаир отбил его неуклюжий удар, отбросив руку с зажатым в ней оружием, затем ткнул своим клинком Эдвиру прямо в лицо. Лезвие, ломая зубы, проткнуло язык следователя и легко вышло из затылка. Имперский следователь задрожал, смешно болтая руками, но Альтаиру было не до смеха. Вытащив меч, он нанес еще один удар, намереваясь снести голову противнику, однако немного промахнулся. Клинок угодил в плечо, с отвратительным хрустом разрубая кости и застревая глубоко внутри. Эдвир дико, нечеловечески замычал, но Альтаир, взревев, заглушил этот страшный звук. Парень с трудом освободил свой меч, уперев ногой в грудь Эдвира. Факел при падении не потух, и Альтаир легко отыскал тело управляющего. Подскочив к нему, Альтаир бросился на колени, и схватил Рилла за массивное плечо, перевернул его на спину. Кровь обильно заливала всю грудь управляющего, тонкие струйки расходились в разные стороны по земле.

- Рилл! Рилл! Держись! - тяжело дыша, шептал Альтаир, молясь о том, чтобы управляющий открыл глаза.

Напрасно...

ТОРГОВКА СЕКРЕТАМИ.

Первые два дня, прошедшие в бесконечном ожидании, ползли словно века. Айала практически не покидала своей комнаты, лишь один раз в день спускаясь поесть. Ее жгло нетерпение и разочарование.

"И где эта сука? Долго мне ее еще ждать?" - эти вопросы она задавала себе каждые полчаса.

Весь третий день Айала просидела в общем зале, попивая пиво и не сводя глаз с дверей. С каждым часом, народу в "Потухший факел" прибывало все больше. После обеда заглянули гвардейцы из дневного патруля, за ними потянулись рабочие с квартала ремесленников и те крестьяне, которые могли себе позволить посиделку в трактире. Однако самое веселье началось вечером, с наступлением темноты. Зал трещал по швам. Мешанина звуков и запахов разносилась по всей улице, на которой стоял "Потухший факел". Айала, как обычно, заняла привычное место у стойки. Держа бокал пива в руке, она лениво осматривала разношерстных посетителей. Сразу несколько шлюх обхаживали одного заморского купца, за столиком неподалеку от стойки. Лишившийся работы подмастерье кузнеца, заливал свое горе, сидя в одиночестве в углу. Одетый во все белое ученый занял место у камина, тщетно пытаясь сосредоточиться, склонившись над стопкой бумаг. Трактирщик изредка бросал на девушку взгляды, в перерывах между обслуживанием клиентов. Айала понимала его - невооруженным глазом видно, что она кого-то с нетерпением ждет. Она допила остатки пива, поставила стакан, и со вздохом поднялась на ноги. Затем, подумав немного, уселась обратно и заказала еще стакан. Так она просидела до глубокой ночи, пока в зале не осталось никого, кроме нее и вечно раздраженного трактирщика. Он еще оставался на своем посту, когда Айала решила отправиться спать. Девушка прошла к лестнице, обходя столики, и стараясь не шататься - выпитое пиво давало о себе знать. Поднявшись, она наткнулась на обнявшуюся пару. Эти двое целовались с такой энергией и страстью, что казалось, будто они намерены съесть друг друга. Они снимали комнату напротив.

"И чего им не заняться этим в своей кровати?"

Айала протиснулась мимо них - девушка приоткрыла один глаз, и, не прекращая поцелуя, скользнула взглядом по нарушительнице их уединения. Айала оставила их за спиной, и, повозившись с замком, открыла дверь и ступила в комнату. Закрыла дверь, отрезав звуки целующейся пары, а также большую часть шума, доносившегося с общего зала, где трактирщик прибирал столики. Айала со вздохом отстегнула плащ, набросила его на спинку кровати, и, усевшись на большой деревянный сундук, принялась стягивать сапоги. Она уже справилась с одним, и взялась было за шнуровку второго, как услышала, а скорее почувствовала, что в комнате находится кто-то еще. Даже днем, свет с большим трудом проникал в маленькое грязное окно этой комнаты, а в такую безлунную ночь как эта, и вовсе - хоть глаза выколи. Она и на сундук уселась лишь потому, что тот стоял справа от двери, и его необязательно было увидеть. Звук исходил из дальнего угла. Айала не стала определяться, что почуяла неладное, продолжила как ни в чем ни бывало возиться с сапогом. Расшнуровав его, она сделала быстрое, но тихое движение, и тут же сжала рукоять своего маленького арбалета. Второй рукой она потянулась к шее, туда, где покоилась ее волшебная повязка. Девушка едва успела ее натянуть, как тут же заметила, что незваный гость уже совсем рядом. Парень, чуть старше двадцати, с большим ножом в руке осторожно двигался на нее, смешно прищурив глаза, пытаясь разглядеть свою жертву. Айала подскочила - ночной посетитель ее услышал и рванулся к ней. Девушка выбросила руку вперед, и спустила тетиву. Болт угодил парню прямо в нос, его голову отбросило назад, он засеменил ногами, пятясь, и затем, врезавшись в стену, сполз на пол. Кровь хлестала из раны, рука умирающего тряслась так, что зажатый в руке нож, стучал по полу. Сзади Айалы послышался громкий треск - дверь слетела с петель и, ударившись о стену, упала на пол с жутким грохотом. Разворачиваясь, Айала выхватила свой кинжал, висящий у пояса. И как раз вовремя - сладкая парочка, целующаяся у лестницы, теперь находилась в комнате воровки, с оружием в руках. У девушки, помимо короткого меча, имелся факел, и Айала вскрикнула от ярчайшей вспышки, на миг ослепившей ее. Левой рукой она смахнула с глаз повязку, а правой отбила выпад парня. Перед ее глазами все еще пылали красные огоньки, и она отбивалась интуитивно. К счастью, успешно. Ударом короткого меча, парень расколол спинку кровати, щепки полетели во все стороны, одна чуть не угодила в глаз Айале. Воровке повезло - двое нападавших больше мешали друг другу в тесном пространстве. Айала ногой остановила атакующий порыв нападающего, попав ему в голень, а кинжалом рубанула девушку, ориентируюсь на свет факела. Судя по громкому визгу, она попала. Факел, смазанным пятном отлетел к стене, обдав Айалу жаром.

- Эта тварь меня порезала! Она меня порезала! - вопила девушка, пока ее парень наступал.

Айала отступала, и совсем скоро уперлась к стене, пригибаясь под широкими размахами. Дверной проем вдруг заполнила собой массивная фигура. Раздался свист, стук, за ним громкий крик, и парня бросило вперед. Айала среагировала мгновенно - она сделала шаг к нему, и поймала его кинжалом в живот. Парень захрипел Айале в ухо, из его рта полилась кровь, девушка почувствовала горячие струи на своем плече. Комнату прорезал вопль девушки, глухой стук падения, и затем тишина. Айала оттолкнула от себя труп парня, и подняла кинжал, готовясь защищаться. Ее спаситель прошел к стене и поднял с пола факел. Пламя высветило из темноты лицо трактирщика.

- Ты цела? - буркнул он.

- Цела...постой, ты же мог попасть в меня! - девушка гневно мотнула головой в сторону его второй руки, с зажатым в ней арбалетом.

- Но ведь не попал.

Он отбросил арбалет, и поманил за собой Айалу.

- Пошли за мной, тебя ждут.

Раненая девушка застонала в углу. Трактирщик остановился на пол пути, и повернувшись к Айале произнес, указывая на кинжал, все еще крепко зажатый в ее руке.

- Дай.

- Не дам, - ответила воровка, покосившись на хныкающую фигуру. - Пусть так подыхает. Идем.

Но трактирщик не двигался с места, все так же с протянутой рукой, лишь взгляд стал еще хмурее. Айала, ощутив сильнейшее раздражение, издала громкое: "пффф!" и нехотя подала мужчине кинжал. Тот, молча принял оружие и пошел дорезать девушку. Айала вышла из комнаты, услышав напоследок мольбы раненой, затем резкий удар. Трактирщик нагнал ее на середине лестницы, отдав кинжал, и в зал они спустились вместе. Поначалу, Айале показалось, что он пуст, но потом она заметила у догорающего камина высокую женскую фигуру.

- Спасибо, Армикел, - подала голос фигура. - Оставь нас. И распорядись пожалуйста, чтобы убрали тела.

Трактирщик кивнул и повернулся, намереваясь отправиться в неприметную дверь за стойкой.

- Э...спасибо, - промямлила Айала, только сейчас осознав, что трактирщик спас ей жизнь.

- Меня не благодари, - ворчливо ответил он. - Благодари ее.

Воровка, вскинув брови, проводила ворчуна взглядом, и переключила внимание на незнакомку. Ну, или не совсем незнакомку.

- Ты, должно быть поняла, кто я такая? - спросила девушка, зажигая фонарь и ставя его на ближайший от камина стол.

Наконец, Айала дождалась - Шептунья повернулась к ней лицом. На нее падал свет фонаря - высокая, не старше двадцати пяти, в умопомрачительном платье, обтягивающем стройную фигуру. Черные как смоль волосы кучерявыми прядями ложились у пояса. Огромные фиалковые глаза с интересом изучали Айалу, оливкового цвета кожа блестела в неярком свете. У девушки был длинный нос и большая родинка над пухлыми губами.

- Прошу прощения, - присаживаясь, произнесла она, - за то, что заставила себя долго ждать.

- Не страшно, - Айала села напротив.

Руки воровки немного тряслись, после недавнего сражения.

- Надеюсь, ты не ранена?

- Нет, - ответила девушка, - твой приятель подоспел вовремя.

- Он мне вовсе не приятель. Он мой раб.

Айала вскинула брови.

- Да, да. Не удивляйся, - подмигнула Шептунья. - У меня много рабов. И я постоянно приобретаю новых, - она подмигнула еще раз. - Их тайны помогают мне владеть ими.

- Не думала, что у простого трактирщика так много страшных тайн, которые можно обернуть против него.

- Страшные тайны есть у каждого - сказала Шептунья. - Главное, их отыскать. У меня это здорово получается.

- Рада за тебя, - сказала Айала, - Но я и правда тебя долго ждала. И совсем не для того чтобы слушать о твоем...имуществе. Да и подустала немного. Меня совсем недавно пытались прирезать. Это, знаешь ли, портит настроение.

- Полностью с тобой согласна, - красивые губы Торговки Секретами сложились в улыбку.

Несмотря на пережитое не так давно потрясение, Айала поймала себя на мысли, что с интересом рассматривает сидящую напротив красотку. С особым интересом.

"Так. Сейчас не время. Нужно сосредоточиться на деле"

- Люди, пытавшиеся тебя убить и ограбить, очевидно заметили, что ты уже несколько дней живешь здесь одна, и располагаешь немалой суммой золота. Не стоило тебе так светить своим кошельком, - она зацокала языком.

- Спасибо, учту на будущее.

- Учти, учти. Ну что ж, поговорим о деле? - Шептунья потянулась к бутылке вина, которую сначала не заметила Айала. - Выпьешь?

Воровка кивнула в ответ, и Хранительница Тайн разлила темный напиток по бокалам.

- Ториан сказал, что тебе нужна информация о Дилоне Винли? - спросила Шептунья, протягивая собеседнице вино.

- Все верно, - кивнула Айала.

- Хорошо, - сделав глоток и причмокнув, произнесла Шептунья. - Расскажу кое-что. Сперва скажу - слухи о его кровожадном прадедушке никакие не слухи. Маркус Винли был тем еще монстром, вурдалаки и мантикоры в подметки ему не годятся. Этот идиот, помимо пристрастия кромсать людей, был одержим тайными ходами и подземельями. Так вот, еще один слух реален - под замком, который построил Маркус Винли, находится обширная сеть тоннелей и подземелий, охватывающих почти всю его территорию, а сам замок полон потайных выходов и замаскированных дверей.

Айала с серьезным видом кивала, внимательно слушая, стараясь не упустить ни слова о месте, которое ей в скором времени нужно будет ограбить. Она даже не притронулась к вину, которое, судя по чмоканью Шептуньи, было потрясающим.

- Дилон Винли не унаследовал склонности своего прадеда, - продолжила она, - во всяком случае, не в тех масштабах. Он больше славится тем, что любит часто устраивать пышные праздники в своем замке. Но подземелья, напичканные камерами пыток, используются по назначению. Человек этот жестокий, хитрый и неглупый - плохие качества, но хорошее сочетание. Для мерзавца, - добавила она. - Так что, предупреждаю, будь осторожна, когда полезешь в его владения.

- А с чего ты взяла, что я собралась...

- Да брось, Айала, - Шептунья взмахом руки перебила воровку. - В общем, как я сказала: будь крайне осторожна. Не стоит попадать в лапы этого человека. Хотя, для воровки с таким опытом, как у тебя, особых проблем возникнуть не должно. К тому же, я снабжу тебя несколькими детальными картами замка. Ох, каких трудов мне стоило их достать... Да не смотри ты на меня так, - она рассмеялась. - Неужели ты считаешь, что я не знаю, кто ты такая?

- Он ведь обещал, что не расскажет никому. Вот сукин сын... - Айала поморщилась.

- Не будь строга к Ториану, - сказала Хранительница Тайн, - Он мне и не говорил. Это я ему помогла выяснить твою личность.

- Почему-то, я нисколько не удивлена, - тихо произнесла Айала. - Полагаю, задавать вопрос не имеет смысла?

- Правильно, не имеет, - Шептунья подмигнула третий раз за время беседы.

Айала, сделала, наконец, глоток вина, покатала его языком и проглотила. Оно было превосходным. Следующим глотком, воровка осушила бокал, и потянулась к бутылке. По груди разливалось приятное тепло, и в голову пришла мысль.

- В таком случае, может я задам другой вопрос? - спросила она, наполняя свой бокал.

- Попробуй.

- Ты ведь располагаешь секретами многих влиятельных людей, - медленно сказала Айала. - Мне бы хотелось разузнать что-нибудь гадкое об одной особе.

- Дай угадаю: леди Миитрисса Ровклин? - Шептунья последовала примеру воровки и взялась за бутылку.

- Угадала.

Торговка Секретами не отвечала довольно долго. Она откинулась на спинку стула, и устремила на собеседницу пристальный взгляд, загадочно улыбаясь, и постукивая пальцами по бокалу. Айала уже хотела было поторопить ее с ответом, но она все-таки заговорила.

- Есть кое-что... - сказала Шептунья. - Кое-что очень серьезное. Но я не уверена, стоит ли об этом распространяться.

- А почему нет? - спросила Айала. - За ценой дело не станет.

- Дело не только в цене. Хотя и это важно. Причина касается секрета твоей обожаемой мачехи. Скажем так: дело, в которое ввязывается леди Миитрисса, настолько серьезно, что может привести к существенным изменениям...во всем. И я не уверена, стоит ли мешать свершиться этим изменениям, или же позволить развалить их в зародыше...

- Что ты несешь? - Айала начала злиться. - Нельзя ли выражаться яснее?

- А как же, я могу яснее, - Шептунья сделала глоток и поставила бокал на стол. - Но не стану. Могу лишь намекнуть. Мой намек поможет тебе самой докопаться до сути.

- А как же твоя неуверенность по поводу вмешательства? - язвительно спросила воровка.

- На небольшое исключение я могу пойти, - не смутившись, ответила Шептунья. - Ну, так что, нужен тебе мой намек?

Айала молча кивнула.

- Хорошо, слушай. Дело, о котором я не решаюсь пока говорить, касается не только леди Миитриссы, но и объекта нашей сегодняшней встречи. Лорд Дилон Винли, леди Миитрисса Ровклин, и еще ряд людей являются сообщниками, разрабатывающими некий план. Я уверена, если хорошенько пошариться по замку твоей будущей жертвы, то можно будет легко отыскать там какие-нибудь доказательства, подтверждающие причастность твоей мачехи к темным делам.

- Интересно, очень интересно, - задумавшись, пробормотала Айала.

- О, ты даже не представляешь насколько все...интересно, - закивала Шептунья. - Это вся информация по твоему вопросу, которой я могу поделиться. Но и она не бесплатна.

- Хм, - Айала скривила губы, - сколько золота ты хочешь за несколько фраз?

- Золото - не единственная оплата, которую я принимаю, - Хранительница Тайн многозначительно оглядела Айалу, и провела языком по губам.

- Серьезно? - воровка усмехнулась, отвечая на похотливый взгляд своим собственным.

- Серьезнее не бывает, - прошептала Шептунья и положила свою ладонь на руку Айалы. - Я осведомлена о твоих пристрастиях. И мне это очень нравится. Ну что, пойдем? Только не к тебе, там сейчас не очень уютно.

Айала не ответила, но улыбнулась, и позволила увести себя из-за стола.

"А почему бы и нет?".

ОПАСЕНИЯ ГИЛЬДИИ.

"Дорогой Гестиль! Как твои дела? Ты, вероятно уже слышал, что был арестован известный торговец по имени Тенборг Ливиссард? Я лично участвовал в его аресте. Это было то еще дельце. Хотя, после было еще интереснее. Долгие споры с отцом не прошли даром: я своего добился. Торговец уже вот-вот начнет говорить. Впереди еще немало работы. Надеюсь, к твоему приезду со всем будет покончено. Поцелуй от меня свою мать, пожми руку отцу.

Лоран"

После ареста торговца, принц на несколько дней вернулся в Белый замок. Как он и ожидал, император не был в восторге от произошедшего. Особенно, его возмущало то, как именно был произведен арест, и то, что принц действовал без одобрения императора. Но, улик против Тенборга Ливиссарда было предостаточно, поэтому, впоследствии, возмущение и ярость Уильяма Ралла переключилась на арестованного торговца и на всю Гильдию в целом. Первые два дня, раненого торговца не беспокоили: в своем состоянии, он все равно не сказал бы ничего путного. Памятуя о "принципе ящерицы", Лоран, тем не менее, планировал выжать из торговца хоть что-нибудь ценное о банде, и связанном с ними Мор-Гране.

2.

Утром, принца ждал небольшой сюрприз: разбудивший его слуга сообщил, что в одном из кабинетов отца, ожидает представитель Гильдии торговцев, который просит уделить ему внимание.

"Любопытно. Попытаются вымолить прощение? В таком случае, почему хотят видеть меня, а не отца, от которого все и зависит?"

Лоран неторопливо оделся, умылся, привел в порядок волосы, чуток постоял у окна, и только потом отправился на встречу.

"Хорошо хоть мои молчаливые стражи остались в Старом Розервуте. Очевидно, в замке есть кому за мной присматривать и без них"

Еще в первом же коридоре, его нагнал Аарон Крифт.

- Куда путь держишь, в такой ранний час? - спросил военный советник, пожимая руку принца. - Возвращаешься в Старый Розервут?

- Пока нет, - улыбнулся Лоран, - у меня встреча, с каким-то представителем от Гильдии торговцев.

- Долго же они тянули, - усмехнулся Аарон. - Я думал, пришлют представителя еще в день ареста.

Принц, молча пожал плечами.

- Тебе следует быть осторожным, - сказал Аарон, понижая голос. - Взяв Тенборга Ливиссарда, ты наступил на ногу всей Гильдии.

Они вместе двинулись по пустынному коридору, стук трости военного советника громко отдавался надоедливым: "клац!".

- В таком случае, это они должны быть крайне осторожны, - произнес принц. - Против их торговца выдвинуты серьезные обвинения, причем, улики весьма и весьма веские.

- В том-то и дело, - произнес советник, - что как-то все очень гладко. Такой матерый торгаш как Тенборг Ливиссард, допускает почти детские промахи, практически не прячась, держит на своих складах тонны незаконного оружия и наркотик, за продажу которого легко расстаться с головой. Зачем, такому богатому и влиятельному человеку этот риск? Он и без этого всего способен заработать столько золота, сколько не сможет потратить. Не подумай, я не в восторге от этого человека, он, конечно, та еще сволочь, но...есть вероятность того, что его кто-то сильно подставил. Либо, кто-то пытается таким образом насолить Гильдии торговцев. А эти ребятки крайне опасны, так как обладают мощнейшим оружием - огромным количеством золота. По богатству, с ними способны сравниться, пожалуй, только братья Брекреты...

- Опасны? - Лоран начал сердиться, - для кого? Для меня? Насколько мне помнится, я вроде как принц, прямой наследник императора. Да, того самого императора, который и соизволил выдать все лицензии этому сборищу жадных до золота идиотов. И пусть каждый знает свое место! Каждый, кто кланяется императору.

- В том числе и я? - вскинув бровь, спросил Аарон.

- При чем здесь ты? - вопросом на вопрос ответил Лоран. - Ты прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь.

- Как ты сумел выйти на Тенборга? - спросил военный советник. - Как связал его с бандой?

- Это было легко, - ответил Лоран, - как оказалось, к торговцу давно тянулся этот след.

Он и сам себе не мог ответить, почему скрыл правду от друга. Однако, что-то подсказывало принцу, что о ночном визите агента "Надзора", не стоит знать никому.

- Да, пожалуй, - с сомнением произнес Аарон. - Просто обдумай мои слова, и будь крайне осторожен. Мне пора, - Его величество ожидает меня с докладом, так что...еще увидимся.

- Конечно, - сказал принц, и на прощание хлопнул советника по плечу.

Лорану было немного стыдно, за свою гневную вспышку, ведь Аарон просто беспокоится, и вполне вероятно, что он прав. Поэтому, он с сожалением провожал взглядом удаляющегося друга, который хромая, заворачивал за поворот.

- Браво, Ваше высочество, - раздался голос сзади, - какие слова!

Лоран подпрыгнул от неожиданности, и затем резко развернулся. Перед ним стояла та самая шпионка. Ее лица, как и при первой встрече нельзя было разглядеть под капюшоном, видны были только усмехающиеся губы.

- Проклятье! - прошипел он, выдохнув. - Вы меня до смерти напугали!

- Простите, мой принц, я не хотела, - смущенно сказала девушка. - Постараюсь больше так не делать.

- Уж постарайтесь, - сказал Лоран. - И вообще, откуда вы взялись? Коридор был пуст, да и шагов я сзади не слышал.

- Я могу быть совсем незаметной, Ваше высочество, - с легким поклоном ответила шпионка. - Это второе правило хорошего шпиона.

- А какое же первое? - поинтересовался Лоран.

- Первое правило хорошего шпиона - умение врать, - сказала девушка. - Только из хороших лжецов получаются первоклассные шпионы.

- Интересная информация, - сказал Лоран. - Зачем вы здесь? Помнится, кто-то говорил, что в Белом замке встречаться опасно...

- А я быстро, Ваше высочество, - беззаботно ответила шпионка. - Заметила вас, решила поздороваться...

- Многое вы услышали?

- Достаточно, - уклончиво ответила девушка.

- В таком случае, что можете сказать по поводу предположений Аарона Крифта?

- Опасения господина советника вполне логичны, - сказала шпионка. - Однако, "Надзор" уверен, что Тенборг Ливиссард виновен.

- В чем именно? - спросил принц.

Девушка хитро улыбнулась.

- Как это в чем, Ваше высочество? На складах, принадлежащих торговцу, обнаружилось оружие. С этих же складов двигалась целая колонна, перевозящая помимо оружия опасный наркотик. Если бы не ваше вмешательство, то груженные нелегальными товарами телеги покинули бы город...

- Зачем ему это все? - перебил Лоран. - Аарон прав: Ливиссард мог заработать и условно честным трудом.

- А кто его разберет? - пожала плечами девушка, - уверена, у него имелись причины. Мой принц, ведь вы еще до моего первого визита подозревали в чем-то подобном именно Тенборга Ливиссарда. И потом, простите конечно, но не поздновато ли для сомнений и вопросов? Думаю, я не ошибусь, предположив, что император в ярости от торговца, и Гильдия познает на себе его гнев.

- Не поздновато, - грубо ответил принц, прекрасно понимая, как это глупо звучит.

Тенборга Ливиссарда нельзя просто взять и отпустить, после такого ареста, и предъявленных обвинений.

- Ваше высочество, - девушка отвлекла Лорана от досадных рассуждений, - Давайте отталкиваться от фактов, а не от беспочвенных предположений господина Аарона Крифта.

- Не такие они уж и беспочвенные... - негромко пробурчал принц.

За разговором, Лоран и не заметил, как они дошли до нужного коридора, - отсюда была видна дверь, за которой его ожидал представитель Гильдии торговцев.

- Вас ждут, мой принц, - девушка мотнула головой в сторону двери. - А я тут занимаю ваше драгоценное время...

- В таком случае, вам лучше сказать, с чем именно вы подошли ко мне поздороваться.

- Я бы хотела, чтобы перед встречей с представителем от Гильдии торговцев, вы были избавлены от всех сомнений, относительно правильности сделанного выбора. А конкретно, относительно правильности ареста. Не уступайте Гильдии, помните о фактах, мой принц. В конце концов, бандитов вы накрыли, взяли с поличным. На их телегах был герб гильдии...

- Я избавлюсь от сомнений, когда переговорю с Тенборгом Ливиссардом, - сказал Лоран. - И займусь этим завтра же утром, после его перевода из лазарета в клетку.

- Как вам будет угодно, Ваше высочество, - девушка склонила голову. - Кстати, имейте ввиду, что в кабинете, помимо представителя Гильдии, находится лорд Мор-Гран.

3.

Перед тем как толкнуть дверь кабинета, Лоран раздумывал, стоит ли деланно удивляться при виде Мор-Грана, но потом решил, что не стоит.

"Пусть ублюдок думает, что я знаю гораздо больше, чем он может представить"

- Доброе утро, Мор-Гран, - сказал Лоран, решительным шагом входя в кабинет. - И вам, доброе утро.

Оба, - и Мор-Гран, и молодой человек в богато расшитой пурпурной мантии, поклонились со словами приветствия. Просторный кабинет был как и остальные, обставлен роскошно, и по мнению Лорана абсолютно безвкусно. На длинном столе, принц увидел початую бутылку вина, и поднос с голубым сыром.

- Ваше высочество, надеюсь, не откажетесь выпить с нами вина? - Мор-Гран помахал бокалом в руке.

- С удовольствием, - улыбнулся Лоран. - Угощайте.

Сенешаль тут же наполнил бокал темно-красным напитком, и с поклоном подал принцу.

- Благодарю, - Лоран принял бокал из рук Мор-Грана, гадая, а рискнул бы интересно сенешаль отравить принца?

- Ваше высочество, позвольте представиться, - молодой человек шагнул к принцу. - Мое имя - Арманд Лоргиль, я имею честь говорить от имени всей Гильдии торговцев.

- Я вас внимательно слушаю, Арманд, - сказал Лоран, усаживаясь в самое большое и самое удобное кресло.

- Как вы должно быть поняли, Ваше высочество, я здесь по поводу произведенного вами ареста одного из наших купцов, господина Тенборга Ливиссарда.

Лоран кивнул.

- Я прибыл заверить императора, и вас, мой принц, в том, что в Гильдии ничего не знали о позорной деятельности Ливиссарда. Мы надеемся, что этот инцидент никоим образом не повлияет на наши отношения с Домом Раллов.

- Не могу этого обещать, - неожиданно, даже для самого себя ответил Лоран. - Дело в том, что Тенборг Ливиссард не рядовой торговец, состоящий в Гильдии торговцев. Нет, он, - внимательно, - главный управляющий по делам Гильдии в Бельгории. Вы должны понимать, как все выглядит.

- Конечно, Ваше высочество, - закивал Арманд. - Мы в недоумении. У Тенборга Ливиссарда была безупречная репутация, и его арест просто шокировал нас...

- Может, вы хотите сказать, - нахмурился принц, - что Ливиссарда арестовали не по делу? Может, это я ошибся, а?

- Нет-нет, - представитель Гильдии покачал головой. - Мы не сомневаемся, что Ливиссард виновен. Лорд Мор-Гран мне изложил суть произошедшего. Я хотел сказать другое. А конкретно: Гильдия не имеет отношения к тому, чем занимался Тенборг Ливиссард.

Мор-Гран, по обыкновению почти не участвовал в разговоре. Он стоял у камина, потягивая вино, и переводя взгляды с принца на Арманда Лоргиля. Лоран все же ожидал вмешательства со стороны сенешаля, - все-таки, Ливиссард был его приятелем.

- Боюсь, не мне выносить решение по этому вопросу, - сказал Лоран.

- Понимаю, Ваше высочество, - произнес представитель Гильдии.

- Тогда почему вы разговариваете со мной?

- Я прошу вас повлиять на того, кто будет выносить это самое решение, - ответил Арманд.

Лоран улыбнулся, представив, как будет вымаливать у отца прощение за Гильдию торговцев.

- Если на минуту представить, что я смогу убедить отца не стирать с лица земли всю вашу Гильдию, - задумчиво произнес принц, - то скажите мне, Арманд, зачем мне это нужно делать?

- Потому что вы, можете, взвесив все, трезво оценить ситуацию, - ответил представитель. - Боюсь, Его величество, ослепленный гневом, сейчас на это не способен.

- Вы очень смело высказываетесь, - опередив Лорана, подал голос Мор-Гран.

- Прошу прощения, милорды, - Арманд склонил голову, - я лишь передаю то, что мне велено.

- И тем самым, нисколько не способствуете тому, чтобы добиться успеха, - холодно произнес сенешаль.

- Я все еще не вижу причин, для того чтобы согласиться с вами, - Лоран не обратил внимания на резкость в адрес императора.

- Это очевидно, Ваше высочество, - развел руками Арманд. - На Гильдии торговцев держится практически вся торговля Гильдерлэнда. Упраздните Гильдию, и экономика империи сильно пошатнется. Рассудите, мой принц, ну зачем Гильдии торговцев содержать какую-то банду, терроризировать город, нападать на ремесленников, которые и без того уже состоят в Гильдии и платят налог. Против нас играет то, что Тенборг Ливиссард занимал высокое положение в наших рядах, и, разумеется, вам сложно поверить, что действовал он самостоятельно, или что никто в Гильдии ни о чем не догадывался.

Лоран призадумался. Ему все меньше нравилось затеянное "Надзором" дело.

"А если этот Арманд прав? А если Тенборг не виноват? А как тогда объяснить телеги с гербом Гильдии торговцев? Склады Ливиссарда, набитые оружием? Не может же "Надзор" моими руками подставлять Гильдию торговцев под пинок императора? Надо бы хорошенько расспросить эту загадочную леди. После самого Ливиссарда, разумеется"

- Сейчас, я ничего не могу обещать вам, - наконец, сказал Лоран. - Завтра, после разговора с Тенборгом Ливиссардом, будет виднее. Можете пока остаться в замке, вам выделят покои.

- Премного благодарен, Ваше высочество, - Арманд заметно расслабился. - Очень надеюсь на понимание с вашей стороны.

"Завтра будет ясно, не напрасно ли ты ждал моего понимания"

4.

Ночью пошел дождь. Гремел гром, сверкали молнии, разгоняя с улиц запозднившихся горожан. Тенборг резко очнулся от особенно громкого раската грома. Последовавшая за громом вспышка молнии на миг осветила заставленное мягкими койками помещение замкового лазарета. Кроме самого Ливиссарда, больных больше не было. И, если всего день назад торговцу было наплевать, то нынешней ночью, отсутствие соседей печалило. Тенборг не отказался бы от собеседников. Он наконец-то смог лежать на спине, и радости его не было предела. Стараясь не думать о том, что его ждет дальше, Тенборг попытался устроиться поудобнее, и ягодицу прострелила волна боли, ставшей такой знакомой с тех пор, как эта проклятая сука швырнула свой нож.

"Такого не должно было произойти" - все время повторял себе Тенборг, хотя и понимал, что это не совсем искренне. Еще один раскат грома, казалось, потряс весь замок. Ливиссард зажмурил глаза, и потому, при свете молнии не разглядел высокую фигуру, внезапно появившуюся у его кровати. Фигура эта была совсем рядом, когда торговец, наконец понял, что у него посетитель. В одной руке, ночной гость держал подушку, позаимствованную с соседней кровати, а во второй сжимал длинный кинжал, с широким лезвием. Перед смертью, Тенборг Ливиссард успел лишь расширить глаза от удивления. Затем, посетитель набросил на голову торговца подушку, и ударил ножом в лицо. Раз, другой. Кровь быстро окрасила подушку в алый цвет, ноги Ливиссарда судорожно дернулись, руки приподнялись на пару дюймов, но упали после третьего удара. Спустя минуту раздался грохот грома, и молния позволила увидеть пустое помещение, с истекающим кровью трупом на дальней от входа кровати...

ТРЕТИЙ РАУНД.

Кристина с детства ненавидела ездить в гости к кузине отца, Селеверте Магнур. У Селеверты было семь дочерей, и как водится, Кристина должна была проводить с ними львиную долю всего времени пребывания в имении тетки. И проводила. Кузины развили в ней стойкое чувство отвращения к светским беседам, сплетням и слухам. Их главным развлечением было перемалывание косточек всем знакомым, они жадно ловили любые вести из стана соседей, с нескрываемым удовольствием смакуя все подробности того или иного происшествия. Кристине гораздо комфортнее было в обществе своих братьев, с которыми она проводила немало времени. У них, были совсем иные разговоры, которые были более по душе Кристине. В раннем детстве, она часто жалела, что не родилась мальчиком, чем страшно веселила отца. Поступая в Военную академию Розервута, девушка была уверена в том, что наконец окажется в таком обществе, от которого ее не будет тошнить, - она ровняла других гвардейцев по своему отцу и братьям. Теперь же, проживая в замке имперской гвардии, Кристина поняла, что ее соседи не особо отличаются от дочерей тети Селеверты. Каждое утро после построения, за завтраком можно было услышать много чего интересного. Слухи в столовой разносились самые разнообразные. К вечеру, любая новость обрастала всевозможными подробностями, и по-новому преподносилась следующим утром.

Проснувшись чуть свет, Кристина приняла ванну, и поплелась в столовую, умирая от голода. И там, она застала завтракающих гвардейцев, которые с жаром обсуждали какую-то важную новость. Она нашла глазами Миллу и Анну, и направилась прямиком к ним. Они вернулись с ночного патрулирования, и вид у них был уставший. От подруг она и узнала о жестоком убийстве недавно арестованного торговца Тенборга Ливиссарда, и последующих за этим событий. Невообразимый шум поднялся после, когда по горячим следам был взят под стражу представитель Гильдии торговцев, который прибыл в Белый замок в день убийства. Со слов Миллы и Анны (которые, в свою очередь подслушали разговор между капитаном Ливисом и лейтенантом Эндвирсом) получалось, что против всей Гильдии торговцев будут предприняты серьезные меры. Мол, они убили господина Ливиссарда затем, чтобы он не давал никаких показаний против своей Гильдии. А учитывая, что после его ареста под подозрения в связях с бандитами попадали и остальные руководители Гильдии...теперь, как отмечали все, на них падет гнев императора. Кристине была мало интересна эта тема, и она слушала в пол уха, больше думая о предстоящем дневном патрулировании, которое ждало ее после завтрака. Однако, она все же понимала, что на этот раз предметом обсуждения является по-настоящему серьезная тема. Роспуск Гильдии торговцев может привести к значительным переменам в государстве.

"Хотя, какое мне дело, до каких-то там купцов?" - лениво думала девушка, ковыряя деревянной ложкой в миске с кашей.

И правда, ее занимало другое: Кристина до смерти не хотела идти в патруль. Ночью, она плохо спала, размышляя о своем будущем. И сейчас, эти мысли вернулись к ней, едва она встала из-за стола, и отправилась собираться.

"Как же быть дальше, если я вдруг окончательно разочаруюсь в своей службе? Что мне делать потом? Я никогда не думала о подобном...так может, и не думать теперь? Ну, нет, так не годится. Нужно взять себя в руки. Все наладится, и вскоре я буду также сильно гордиться своей службой, как и в первые дни"

"А если...все не наладится? А если все будет наоборот?" - неприятный голосок возник у нее в голове, вмешиваясь в размышления. - "Чем тогда займешься? А я тебе скажу, чем. Выйдешь замуж, и все дела. Чем ты лучше своих кузин?"

"Замуж?" - ужаснулась Кристина, - "а потом конец всем моим мечтам, я постепенно превращусь в одну из тех женщин, которые безвылазно сидят дома, занимаясь лишь домашними делами. Которые, целиком зависят от своих мужей, не имея никаких шансов на самореализацию"

Еще до Академии, в доме Кристины частенько возникали разговоры о свадьбе. Мать, много раз пыталась объяснить девушке, что в замужестве, и последующей семейной жизни есть свои неоценимые плюсы, которые невозможно ничем заменить. Однако, все лекции на эту тему прошли впустую, - Кристина воротила нос при одном упоминании о замужестве.

"Ага, большой у тебя будет выбор, в случае ухода из имперской гвардии" - все тот же неприятный голос никак не желал ее оставить в покое.

Кристина вспомнила разговоры Рика о том, что до появления в городе этих бандитов и оборотня, в Старом Розервуте было гораздо спокойнее. К тому же, можно отслужить еще немного, и попросить о переводе. Используя связи отца, перебраться в Храмовый квартал, подальше от всех этих убийств.

"Как оказалось, я для такого не создана"

"Скажешь тоже, "не создана"! У тебя очень хорошо получается..." - с усмешкой произнес голос.

- Иди к черту! - вслух пробормотала девушка.

Ей понадобилось двадцать минут, чтобы привести себя в порядок, переодеться и пойти искать Рика. Однако, как выяснилось, лейтенанта Сэмбрела отправили за город, с отрядом гвардейцев, потому - как там что-то произошло. Незапланированное отсутствие возлюбленного ее расстроило, так как им не удавалось увидеться уже целых два дня.

- А что конкретно произошло там, за городом? И как надолго отправили отряд? - спросила она Мартина, - дежурного в холле.

- А хрен разберет, - пожав плечами, ответил Мартин. - Подробностей не знаю, капитан Ливис просто приказал Рику собрать отряд и срочно выдвигаться за город.

Кристина поблагодарила дежурного, и вышла во двор. Она долго стояла на ступенях, щурясь от солнца, размышляя, как поступить. Накануне, ей сообщили, что дневное патрулирование будет осуществляться как раз в том районе, где находился бордель, указанный Кейтером. И она все думала, стоит ли туда заглянуть, или же последовать плану Рика. Лейтенант наотрез отказался рассказывать капитану о том, что они узнали в свой прошлый выходной, так как в этом случае, Рику пришлось бы рассказать и о Кейтере. Он предложил сначала все проверить самим, в следующий выходной, а потом уже тревожить капитана Ливиса, придумав предварительно, откуда они могли обо всем узнать.

Подумав, Кристина решила, что если сегодня представится случай, она проверит тот самый бордель, в котором, если верить Кейтеру, можно отыскать полезную информацию касаемо оборотня.

2.

Дневной патруль, приступил к работе спустя полчаса. Гвардейцы шагали прочь от замка, следуя той же дорогой, которой недавно вел Кристину Рик. У пояса девушки, с правой стороны висел меч, а с левой, - серебряный кинжал. Такие кинжалы все еще носил каждый гвардеец, на случай, если ему вдруг повстречается оборотень. Кристина, после столкновения с чудовищем, сомневалась, будет ли большая польза от этого кинжала, если столкнуться с гадом один на один. Вспомнив ту ужасную ночь, девушка содрогнулась.

Отряд состоял из восьми гвардейцев, под предводительством Джейсона-молчуна. Рядом с Кристиной шагала Дормари, позади, плелись малознакомые парни, которых Кристина всегда видела за одним столом в столовой. После нескольких дождливых дней, вновь вернулась жаркая погода. Отряд шел мимо полуразрушенного здания, в которое попала молния. Куски камня и дерева валялись прямо на дороге, и гвардейцам пришлось проталкиваться сквозь толпу рабочих, которые оттаскивали мусор на обочину. Кристина буквально заставляла себя шагать дальше. При мысли о том, что ей весь день предстоит ходить по вонючим улицам, под палящим солнцем, становилось дурно. Она с тоской вспоминала те дни, когда училась в Академии, полная энтузиазма, идейности, и более всего - желанием схватиться с каким-нибудь бандитом. Что удивляло более всего, так это срок, за который все отношение кардинально изменилось. Не прошло и двух месяцев, а ее уже тошнит от всего, что связано со службой.

- Наш участок довольно обширный, - голос Джейсона вырвал Кристину из невеселых размышлений, - поэтому разобьемся на пары.

В пару Кристине досталась Дормари, и Джейсон распорядился, чтобы девушки патрулировали улицу, лежащую ниже дома Кейтера. Кристина невольно улыбнулась, заметив в конце этой самой улицы здание борделя.

"Значит, шанс все-таки представился. Более того, сам меня отыскал. Конечно, я обещала Рику не соваться туда без него, но раз такое дело...я просто загляну"

Кристина поняла, что в любом случае посетит этот бордель. Необъяснимое рвение возникло в ее груди, и девушка едва ли не бегом бросилась к намеченному дому. Она не сводила глаз с цветастого здания, пока они с Дормари прохаживались по улице, положив руку на рукояти мечей. Народу вокруг хватало, несколько парней, стоящих около старого трактира с присвистом провожали девушек.

- Ууу, какие милашки, - донесся пьяный говор одного из них.

- Даа, я бы с такими красотками порезвился, - поддержал второй.

- Хотел бы я им вдуть, прямо в гвардейском плаще! - рассмеялся еще один.

- А ты им предложи, может они сами о том же мечтают!

- Вы бы закрыли рты, - не выдержала Кристина.

Дормари лишь усмехнулась, и увела напарницу подальше. Им вслед еще неслись выкрики и смех.

- Кретины, - буркнула Кристина. - Слушай, Дормари, ты не будешь против, если я на пару минут отлучусь по одному делу? - она махнула рукой в сторону борделя.

Дормари широко улыбнулась, и подмигнула.

- Ой, - спохватилась Кристина, - я не по тому делу, по которому тебе могло показаться, - она рассмеялась, - совсем не по тому! Надо просто кое-что проверить...

Дормари, все еще посмеиваясь, кивнула. Кристина подождала, пока она пройдет дальше, и затем двинулась к зданию борделя. Вывеска гласила, что заведение называется "Островок счастья". Кристина ухмыльнулась, и медленно зашагала к входу. Она плохо представляла, как именно будет добывать информацию об оборотне. Но, отступать было поздно, к тому же, имперский плащ позволял требовать ответы на любые вопросы. Девушка не понимала, откуда в ней появилось это жгучее желание самой отыскать оборотня. Не из-за того ведь, что ей просто не хотелось весь день бродить по району?

3.

- Ух ты, это что-то новенькое! - прямо за дверью, Кристину встретила девушка лет восемнадцати, оглядывая вновь прибывшую оценивающим взглядом.

- Согласна, - у лестницы, справа от двери, стояла еще одна девушка, - такой красотке будет сложно угодить.

- Я дурею, Марийка, - вновь заговорила первая девушка, - они теперь сюда прямо в форме ходят?

- А может она профессию сменить решила? - предположила девушка, которую звали Марийка. - А что, мордашка у нее смазливая, да и фигурка вполне ничего.

- Прекращайте, - сказала Кристина, - и позовите сюда вашу...хозяйку.

Возможно, девушки бы еще поиздевались, однако их, вероятно, остановили тон, и выражение лица беловолосой гостьи.

- Хозяйка немного занята... - посерьезнев, сказала Марийка, но ее перебил другой голос:

- Ничего подобного, для представителей закона я всегда свободна.

С верхнего этажа, спускаясь по винтовой лестнице, приближалась женщина средних лет, в красивом темно-синем платье. Ее черные волосы были заплетены в косу, и спускались до пояса. На шее красовалось роскошное ожерелье, а на пальцах сверкали кольца.

- Чем могу быть полезна имперской гвардии? - женщина, оказавшись внизу, подошла к Кристине.

- Есть разговор, - ответила Кристина. - Без свидетелей, - она окинула двух встретивших ее девушек презрительным взглядом.

- Как вам будет угодно, - улыбнулась женщина. - Пожалуйста, идите за мной.

Кристина отпихнула с дороги Марийку, и двинулась вслед за хозяйкой борделя. Заведение, как оказалось, было обставлено роскошно и со вкусом. Пурпурные панели на стенах отлично гармонировали с позолоченными светильниками, развешанными у дверей и у лестницы. Просторный холл был заставлен дорогой мебелью из красного дерева, а пол покрывал красный ковер, с причудливым черным узором. Хозяйка повела Кристину к двери под лестницей, за которой находилась небольшая, уютная комнатка, обставленная примерно так же, как и холл. Такой же ковер, в миниатюре, такой же столик, как напротив входа, и позолоченный светильник над ним.

- Меня зовут Катисса, - произнесла женщина, закрывая за Кристиной дверь. - Чем могу быть полезна?

- Я гляжу, вы совсем не удивлены моим визитом, - сказала Кристина, поправляя плащ.

- Я давно привыкла ничему не удивляться - ответила Катисса, и указала на бутылку вина, стоящую на столе. - Выпьете?

Кристина покачала головой.

- Благодарю за предложение, - сказала она. - У меня мало времени.

- В таком случае, повторяю вопрос: чем могу быть полезна?

Катисса принялась наливать вино в высокий хрустальный бокал. На вид, ей было около сорока, у нее было миловидное лицо, с большими зелеными глазами и родинка над верхней губой. Несмотря на то, что она старалась держаться непринужденно, Белоголовая заметила, что женщина нервничает.

- Полагаю, вы в курсе событий, творящихся в последнее время в Старом Розервуте? - спросила Кристина.

- Разумеется, - кивнула хозяйка борделя, и одним глотком осушила бокал. - Весь город гудит.

- Ага, - сказала Кристина. - До нас дошли слухи, что в вашем заведении иногда появляется один человек, тесно связанный с местными бандитами...точнее говоря, он является одним из них.

Катисса усмехнулась.

- В день, мы принимаем несколько десятков клиентов, - сказала женщина. - И все они такие разные...

- Понимаю, всех не упомнишь, - произнесла Кристина. - Однако тот, о ком я говорю, - выделяется среди прочих. Огромного роста, с косматой бородой. Расхаживает с большим топором. Зовут, кажется Дакарием. Такого ни с кем не спутаешь.

Рука Катиссы, льющая очередную порцию вина, - дрогнула. Темная жидкость пролилась на стол, вокруг хрустального бокала.

- Может и был такой, - хозяйка борделя быстро взяла себя в руки, - надо бы у девочек спросить. Я встречаю не всех посетителей.

Кристина улыбнулась, подходя ближе.

- Давайте же, спросим у девочек, - сказала она. - Только я для начала кликну с улицы своих коллег.

- Это еще зачем? - возмутилась Катисса.

- Боюсь, одна я не справлюсь, - пожала плечами Кристина. - С ними будет сподручнее. Ну, если только вы сами ничего не вспомните...

- Прошу вас, обойдемся без ваших коллег, - попросила хозяйка борделя. - У нас приличное заведение, и ни к чему пугать наших клиентов...

- И много этих самых клиентов у вас сейчас? - спросила Кристина.

Катисса бросила быстрый взгляд в потолок.

- Нет, немного, - ответила она. - И, тем не менее, мне бы не хотелось, чтобы гвардейцы обыскивали наш дом.

- И мне бы не хотелось создавать вам трудности, - с улыбкой произнесла Кристина. - Однако, я это сделаю, если вы не будете со мною откровенной. А я уверена, - вы со мной не откровенны.

Она видела, как замялась хозяйка борделя, видела, как ей становится страшно. Кристина поняла - он здесь.

- Он здесь, - шепотом произнесла она. - Прямо сейчас, да?

Катисса медленно кивнула в ответ.

- Он здесь с самого утра, - прошептала она. - Как обычно, заказал двух девочек. Поспешите, он знает, что вы пришли.

4.

К счастью, Дормари находилась неподалеку. Она встретила напарницу с легким нетерпением, которое читалось на ее лице. Кристина схватила ее за руку, и потащила к борделю, по ходу дела рассказывая о том, зачем она это делает. Разыскивать по району остальных, не было времени, - Кристина боялась, что Дакарий за это время уйдет. В холле борделя было пусто, - перед уходом, Кристина велела Катиссе вывести своих девочек наружу. Белоголовая, молча указала Дормари на лестницу, и обе девушки, обнажив серебряные кинжалы, пошли к ступенькам, стараясь ступать как можно тише. Они медленно поднимались по лестнице, казавшейся бесконечной. Сердце у Кристины бухало в груди. Ставшее таким знакомым волнение охватило все тело, сбивая дыхание. Оказавшись наверху, девушки помедлили, решая, в какую из трех дверей сунуться. Дормари указала на центральную, за которой послышался слабый шум. Кристина кивнула, и, взявшись за дверную ручку, осторожно приоткрыла дверь. Первое, что бросилось в глаза, - это огромная кровать с балдахином, на которой виднелись смятые в кучу простыни. Перед кроватью, Кристина заметила перевернутый стул. Она приоткрыла дверь еще шире, и тогда заметила кровь. Кровавый след вел куда-то вглубь комнаты. Оттуда послышался слабый стон. Кристина ударом ноги отбросила дверь к стене и ворвалась в комнату. По пятам за ней неслась Дормари. Рыжая, веснушчатая девушка лежала, раскинув руки, с пробитой грудью, уставившись в потолок остекленевшим взглядом. Над ней, голый по пояс возвышался Дакарий, державший за горло вторую девушку, - симпатичную брюнетку с короткими волосами. Девушка заливалась слезами, тщетно пытаясь вырваться из цепких объятий гиганта.

- Я почуял тебя, дорогуша, - усмехаясь, сказал оборотень, прижимая окровавленный нож к коже несчастной девушки. - Не представляешь, как мне приятно тебя видеть. Третий раунд, а?

- Взаимно, - процедила Кристина, поднимая кинжал. - Может, отпустишь девушку?

- Мы с ней еще не закончили, - он смачно поцеловал девушку в щеку.

Дормари обходила громилу сбоку, а тот лишь глянул на нее.

- За что ты ее? - Кристина махнула рукой в сторону убитой. - Не удовлетворила?

- Просто разминался, перед встречей со старыми знакомыми, - он повернулся к Дормари, - я тобою позже займусь, - сказал он, - не приглядишь пока за моей подружкой?

С этими словами, Дакарий швырнул брюнетку прямо в Дормари, а сам метнулся к Кристине. Кристина была готова к подобному повороту событий. Она, как и в свою первую встречу с этим громилой, развернулась на одной ноге, вторую поджимая в колене, ловко уходя от кулака Дакария. Вторая нога девушки, после разворота распрямилась, ударяя промахнувшегося громилу прямо под зад. Дакарий кувыркнулся в воздухе, и с оглушительным грохотом, от которого содрогнулись стены, приземлился на пол. Он тут же вскочил, и с рычанием бросился в еще одну атаку. Кристина была на удивление спокойна, и даже позволила себе легкую улыбку. Она вновь совершила финт, отскакивая, и ударяя Дакария рукоятью кинжала по уху. Мужчина врезался лбом в дверь, которая протяжно заскрипела, давая трещины. Кристина бросила быстрый взгляд в сторону поверженных девушек. И брюнетка, и Дормари были без сознания. Почему-то, Кристина была этому только рада, - ей хотелось самой прикончить этого ублюдка. Ублюдок, тем временем вновь подскочил, однако столкновение с дверью не прошло для него даром, - со лба его лилась кровь, а ноги то и дело подкашивались. Кристина метнулась к нему, увернулась от его ножа, и что есть силы, двинула противнику коленом между ног. Дакарий заревел от боли, Кристина добавила ему локтем в нос, и с размаху приложила рукоятью кинжала в висок. Нож выпал из руки бандита, его глаза затуманились, тело повело в сторону, и Дакарий широко расставил ноги, пытаясь удержать равновесие. Это было большой ошибкой, и расплата последовала незамедлительно, - еще один сильнейший удар коленом в пах, выбил из него весь дух. Он больше не ревел и не рычал, только негромко всхлипнул, и обеими руками ухватился за побитое достоинство. Он наклонил голову, падая на четвереньки, и Кристина встретила его лицо ударом ноги, от которого ее лодыжку пронзила сильная боль. Голова мужчины откинулась назад, и тут же опустилась снова. Его рука внезапно метнулась вперед, пытаясь ухватить девушку за лодыжку. Однако, Кристина была и к этому готова, - она прекрасно понимала, с кем имеет дело. Она убрала ногу, и тут же опустила ее на руку громилы, впечатывая кисть в пол. Дакарий громко закричал, и отдернул руку обратно. Кристине удалось по-настоящему взбесить его. Оборотень с рычанием поднялся, и тут же получил удар кинжалом по лицу. Кристина вспорола ему щеку, добавила коленом, - в третий раз, поразив одну и ту же цель. Она и сама не понимала, почему до сих пор не прикончила оборотня, возможно из-за того, что получала несравнимое удовольствие, раз за разом колошматя своего противника. Она отступила, давая возможность Дакарию подняться, наконец, на ноги. Однако он не бросился на Кристину, а прихрамывая, двинулся за дверь. Кристина рассмеялась, и метнулась за ним. Она нагнала громилу у самой лестницы, и подумала, что было бы неплохо его подтолкнуть. Она схватилась руками за перила, и, оттолкнувшись от земли, обеими ногами двинула Дакарию промеж лопаток. Пересчитав все ступеньки своим лбом, несчастный напоследок приложился об стену. Сзади послышались шаги, и в дверях, шатаясь, появилась Дормари, с кинжалом в руке. Кристина подмигнула ей и не спеша спустилась вниз. Оборотень больше не делал попыток встать, только слабо шевелил рукой. Его правая нога была вывернута под неестественным углом, а лицо залито кровью.

- Это тебе за Тодми, - сказала Кристина, и, наклонившись, по рукоятку вонзила кинжал в правый глаз мужчины.

Тот завизжал нечеловеческим голосом, и попытался было подскочить, но Кристина с силой наступила ему на сломанную ногу.

- Лежи, ублюдок, - она провернула рукоять кинжала, и не без труда вытащила его наружу.

Девушка вдруг поняла, что убивать его сейчас нельзя. Дакарий заметался, дико завывая. Кристина одарила его счастливой улыбкой, и повернулась. Холл был полон людей. Впереди стоял Джейсон-молчун, как всегда невозмутимый, он смотрел то на Кристину, то на ее изуродованную жертву. Позади него, стояли остальные гвардейцы, с изумлением наблюдая происходящее. Среди гвардейцев, Кристина заметила и нескольких молоденьких девочек, а также их хозяйку. Катисса стояла ближе к двери, зажав рукою рот.

- Ну, чего уставились? - Кристина вытерла лезвие кинжала о свой плащ. - Может, кто-нибудь сгоняет за волшебником?

ПУТЬ РАЗМЫШЛЕНИЙ.

Они гнались за ним. Имперский следователь бежал прямо за спиной, иногда поворачиваясь, Альтаир видел его мертвые глаза, залитый кровью подбородок и ужасную рану на месте рта. Эдвир громко и протяжно мычал, вытянув руки и роняя на землю зубы. Пару раз, его скрюченные пальцы едва не касались парня, но Альтаиру в последний момент удавалось увернуться. Двое других мертвецов, бежали неподалеку от следователя, так же вытянув руки и уставившись вперед остекленевшим взглядом.

- Вы должны бежать, сэр, - Рилл Айдел, в залитой кровью одежде быстрым шагом шел рядом, то и дело, вытирая большим белым платком вспотевший лоб.

После, Альтаир увидел отца: рукоять меча торчала у него из груди, и он с улыбкой махал сыну рукой. Он все время что-то говорил, но вытекавшая изо рта кровь не позволяла разобрать ни слова. За спиной Каспера маячила тень могучего Элиота Бирта, который со скучающим видом наблюдал за погоней.

- Он любит тебя, - произнес наемник. - Любит, и гордится тобой...

2.

Проснувшись, Альтаир резко заметался, и едва не свалился вниз со второго этажа ветхого, скрипучего амбара, в котором остановился на ночлег. Уже рассвело, утренние лучи проникали в широкие щели между досками, освещая устланную сеном лежанку Альтаира. Окончательно проснувшись, парень присел, и тут же скривился от боли в руке: очевидно, он лег на нее во сне. Повязка, сделанная из куска льняной ткани (оторванной от рубашки, которую Альтаир положил в походную сумку) была влажноватой и липкой, однако менять ее пока не было нужды. Желудок Альтаира сводило от голода, но он даже кусочек не мог заставить себя проглотить. Он удивлялся, что ему вообще удалось хотя бы уснуть, хотя и сном-то это назвать было сложно.

"Моя жизнь кончена. Отец мертв. Рилл Айдел мертв. Я убил трех человек. Моя жизнь кончена. Отец мертв..." - одни и те же фразы стучали у него в мозгу, вытесняя все другие мысли из головы.

Сон отступил - паника вернулась. Альтаир поморщился, вспомнив, как накануне скакал во весь опор, грозя загнать лошадь, едва не скуля от волн ужаса, раз за разом накатывавших на него. Даже не помня, как покинул замок, парень все ожидал, что за спиной послышатся звуки погони, и его в итоге, настигнут солдаты лорда Ноарда. Однако, никто за ним не явился. Подумав о преследовании, Альтаир резко поднялся, и поспешил покинуть амбар. Он не уехал от дома так далеко, как хотелось бы, поэтому преследователи могут прибыть в любую минуту. Выйдя на воздух, Альтаир долгое время нервно озирался по сторонам, ожидая увидеть толпу всадников, в развевающихся плащах, с гербом лорда Ноарда. Не заметив ни души, Альтаир вернулся в амбар, набрал побольше сена для коня, и вновь вышел наружу, направляясь к месту, у которого привязал накануне своего скакуна. Покормив и напоив животное (серый конь, судя по всему привыкший к зерну, весьма неохотно жевал сено), парень забрался в седло и поскакал вдоль полей, так, как и говорил ему Рилл. Легкий ветерок обдувал лицо, он постоянно щурил слезящиеся глаза. В пути, мысли нахлынули на него с новой силой, и ничего не оставалось, кроме как вернуться к ужасным воспоминаниям о прошлой ночи. Помимо прочего, Альтаира очень пугали те чувства, захватившие его во время драки. Особенно, в момент убийства. Чувства были волнующие, необъяснимо приятные, но, в то же время пугающие, туманящие рассудок.

"Это был не я. Я не такой. Я не могу получать удовольствие, убивая человека"

Однако, он мог. Вызвав в памяти особенно ужасающие картины вчерашнего боя, он и теперь ощутил отголоски тех эмоций. Альтаир гневно замотал головой, пытаясь сосредоточиться на чем-нибудь другом.

"А ведь и месяца не прошло с тех пор, как я вернулся из Ампера" - внезапно подумал он. - "Разве может жизнь человека резко измениться за столь короткий срок?"

Потом он вспомнил об Университете, о друзьях, о карьере исследователя - драконоведа. Все потеряно. Навсегда. Ему стало еще хуже, и он решил выбросить все из головы, и просто скакать по утоптанной ровной дороге.

3.

Первые крестьяне стали попадаться ему ближе к обеду. Мужчины и женщины, как на подбор одетые в одинаковые серые одежды, с любопытством глядели на одинокого всадника, направлявшегося в сторону леса, видневшегося далеко за полями. Альтаиру пришлось сбавить шаг, так как дорога в этом месте была неровной, да и не пустынной. Поля принадлежали лорду Доусэну, справа от едущего Альтаира, за деревушками виднелся его замок. Если лорд Доусэн позволял спокойно проезжать путникам по своим владениям, то лорд Оливер Скилннер, правящий к западу от полей, был не так добр. Патрульные из его гарнизона могли запросто отобрать вещи у простого проезжего. А то и еще хуже. От деревушек доносилась мешанина звуков и запахов, а в полях уже трудились люди. Некоторые жители деревни пытались окликнуть Альтаира, но он даже не поворачивал головы в их сторону. Дорога в этом месте расширялась и выровнялась, так что парень прибавил скорости, стремясь поскорее убраться с людских глаз. В Университете, он на пару с приятелями часто мечтал о том, чтобы отправиться в путешествие, навстречу приключениям. Еще Альтаир всерьез подумывал о том, чтобы по окончании учебы продолжить дело Леореля Ангреля - исследовать драконов, может даже выбраться за материк, посетить далекий Тессалор (континент, находящийся южнее Загруса), или пойти еще дальше, в таинственные неизведанные земли...

"Что ж, вот и путешествую. Правда не так, как хотелось бы"

4.

Поля закончились ближе к обеду. Далее, дорога уходила вправо, огибая большой темный лес, тянущийся стеной слева. Тут, Альтаир остановился, задумавшись, каким путем пойти дальше. Рилл просил его обойти лес, но так и не успел объяснить, почему...но дело в том, что именно через лес было бы скорее добраться до небольшой долины, за которой находилась старая заброшенная деревня. От деревни же, было рукой подать до имения Мариона Сарда. Обходной путь был гораздо длиннее, так как дорога, через пару километров упиралась в реку. Нужно было перейти через мост, затем пройти немалый путь по земле лорда Мориса Кохрана, и только потом, минуя тем самым вышеупомянутую долину выйти к пункту назначения. Второй вариант Альтаира совсем не устраивал: несомненно, именно там его будут искать в первую очередь. Нетрудно будет догадаться, куда направляется Альтаир. Поэтому, нужно успеть к Мариону Сарду раньше, чем это сделают гвардейцы лорда Ноарда. Парень коротко кивнул сам себе, и повел коня в тень между высоких деревьев, намереваясь перейти лес уже к вечеру. Если бы несчастного Рилла Айдела не прервало внезапное появление имперского следователя, или, если бы Альтаир остановился, когда к нему обращались жители деревни, то он бы знал, что с недавних пор, путь через этот лес смертельно опасен...

ВЕЧЕРА В "ПОТУХШЕМ ФАКЕЛЕ".

Горящие в камине карты разносили по пустому залу неприятный запах. Айала засиделась за столом до поздней ночи, сначала в своей комнате, а потом уже и в зале, изучая план замка лорда Дилона Винли и прилегающих к нему построек. Она все поражалась, каким образом ее новой любовнице удалось достать такие подробные карты, среди которых также была и сеть подземелий. Хотя, это скорее целый подземный городок. Несколько огромных залов, не меньше Большого зала самого замка. Шептунья позволила сжечь выданные ею карты, так как это были всего лишь копии. Айала оставила несколько из целой стопки, остальные отправляла в огонь, предварительно ознакомившись с содержимым. В основном, она оставила лишь те карты, на которых изображалась восточная часть замка и залы под ним, потому как по предположению Шептуньи, именно там находится камень, который нужен Ториану Шамеру. Воровка поднялась со стола, при этом поморщившись. Задница ныла, спина горела - местные стулья были чертовски неудобны. Перед глазами до сих пор стояли многочисленные планы комнат, с отмеченными то тут, то там крестиками, обозначающими потайные ходы.

"Этот Маркус Винли, и правда, был ненормальным. Хотя, его увлечение потайными ходами, было пожалуй самым безобидным из остальных"

Девушка прошла к стойке, туда, где ворчливый трактирщик оставил для нее бутылку вина. Налив полный бокал, воровка, прихватив бутылку, пересекла весь зал, и остановилась у окна, за которым шел сильный дождь. Капли громко барабанили по зданию напротив, чья крыша была покрыта железными листами. Последний посетитель, шатаясь, покинул "Потухший факел" лишь несколько часов назад, тогда Айала и оставила свои покои. Комнату конечно вычистили, после произошедшей там бойни, однако, несколько особо больших пятен удалить не удалось. Девушка уже допивала второй бокал вина, когда услышала позади мягкие шаги.

- Скоро закончишь? - промурлыкала Шептунья, подойдя совсем близко. - Мне там страшно одной.

- Тебе и страшно? С трудом верится. Кстати, ты когда вернулась?

- Очень зря, малыш. Я боюсь темноты, - ее губы легонько коснулись плеча Айалы. - А вернулась я совсем недавно...

- Да, я уже закончила, - сказала Айала, - задница совсем затекла.

- Так пойдем, я ее разомну, - Торговка Секретами развернула Айалу, и впилась своим поцелуем, как всегда горячим, жадным, страстным.

Айала ответила, подавшись вперед, обвивая шею Шептуньи своими руками. Черные локоны щекотали щеки и шею, воровку охватила приятная дрожь, каждое прикосновение заставляло сердце биться быстрее, низ живота разгорелся желанием. Сладкий поцелуй сводил с ума, выбивая из головы все прочие мысли, заставляя подчиниться желанию, отдаться ему целиком...

- Пойдем в постель, - темноволосая девушка с чмоканьем оторвалась от губ воровки, горячий шепот зазвучал в ухе Айалы. - Я хочу тебя...

2.

Дождь кончился. Прохладный свежий ветер дул в открытое окно, приятно холодя разгоряченное тело. Шептунья полулежала на огромной кровати, обнаженная, она как всегда смотрела на Айалу своим загадочным взглядом, закинув ногу на ногу. Скомканные тонкие одеяла кучей валялись на полу у кровати, простынь собралась, обнажая грубый коричневый матрас. Воровка с трудом заставила себя встать, чтобы налить воды из серебряного графина на тумбочке. Двигаться совсем не хотелось, слишком яркие ощущения, испытанные совсем недавно - не желали отпускать. На предплечье Айалы, еще сверкая слюной, горел след от укуса.

"Интересно, сколько подобных следов обнаружится на моем теле, если его осмотреть" - лениво подумала она, поднявшись и сладко зевая.

В ногах ощущалась слабость, девушка едва не смахнула стоявшую на тумбочке лампу, потянувшись к графину, но вовремя успела ее схватить. Воровка решила все же не возиться с бокалом и начала пить прямо из графина. Она пролила немного воды на свою обнаженную грудь, но едва это заметила. Обтерев мокрые губы, она махнула графином, предлагая любовнице воды. Хранительница Секретов, помотала головой, и поманила Айалу пальцем.

В таком ритме, прошло уже четверо суток. Днем, Айала работала с картами, изучая их, стараясь запомнить настолько хорошо, чтобы отправляясь на дело, вообще обойтись без них. А ночи она проводила с Шептуньей, в комнате, принадлежащей трактирщику. Где ночевал он - Айала не знала. Главным достоинством этой комнаты, была вышеупомянутая кровать, занимающая доброю половину помещения.

- Отправляешься утром? - спросила Шептунья, когда Айала вернулась в постель.

- Ага, - ответила воровка. - Уже пора.

- Да и я засиделась на одном месте, - Хранительница Секретов приподнялась на локтях.

Ее роскошные волосы разметались по подушкам.

- А что будешь делать с...ну, с тем, насчет чего меня расспрашивала?

- Ты о моей дражайшей мачехе?

- О не самой, - кивнула Шептунья.

- Посмотрим, что получится накопать в замке лорда-маньяка, следуя твоему...намеку, - произнесла воровка. - Кстати, мне удалось расплатиться с тобой за ценные сведения?

- С лихвой, дорогая, с лихвой, - ответила Шептунья. - Теперь, похоже, я тебе осталась немного должна. Моего долга как раз хватит на один полезный совет.

- Совет? Как интересно. По поводу чего?

- Боюсь, этот мой совет, с таким же успехом можно произнести в пустоту...но, иначе я не могу. Должна тебя предупредить. Я понимаю, у тебя есть масса причин уничтожить леди Миитриссу. Однако, я прошу тебя, не лезь в то самое дело, о котором я тебе намекнула. Ты рискуешь разворошить очень большое осиное гнездо. А осы в этом гнезде, крайне опасны. Они могут очень больно ужалить...

Я бы вообще посоветовала тебе бежать прямо сейчас. Уплыть за материк, и не останавливаться, пока не окажешься на другом конце мира. Но, такой совет я не дам. От Ториана Шамера, убежать не получится. Поэтому, укради в замке Винли то, что нужно Коллекционеру, отдай это ему и уж тогда беги. Не ищи никаких документов, забудь о своей мачехе. Ты мне очень симпатична, и я не хочу, чтобы с тобой приключилась беда.

- Мне очень приятна твоя забота, - Айала провела пальцем по губам Шептуньи. - Я приму к сведению твой совет, обещаю.

"Ну уж нет, красотка. Я все так просто не оставлю. Раз уж Миитрисса замешана в каких-то серьезных делах, я не упущу случая испортить ей все эти дела. Я не успокоюсь, пока эта мразь не будет раздавлена, втоптана в грязь. И если есть возможность, я приложу к этому руку. И плевать на последствия. Уплыть за море? Неплохая идея. У меня достаточно золота, чтобы поселиться где-нибудь на Тессалоре, и прожить там легкую, безбедную жизнь. Но, сначала дело. Разворошить осиное гнездо? Это по мне! По ходу дела, возможно, придумаю как насолить Коллекционеру, за шантаж. Ведь решив покинуть Загрус, мне будет плевать, кто узнает о личности Шиваны"

- Чего задумалась, сладенькая? - раздался голос Шептуньи.

- Да так, ни о чем особенном, - Айала откинулась на подушку. - А ты сама никогда не задумывалась о том, чтобы все здесь бросить и свалить? - неожиданно для самой себя, спросила воровка. - Ведь у тебя, наверное, немало влиятельных врагов.

- Твоя правда, - немного помедлив, ответила Торговка Тайнами. - Врагов у меня предостаточно! Все бросить? Нет, ни за что. Ты даже представить себе не сможешь, чего мне стоило добиться того, что я сейчас имею. У меня есть все, что пожелаю, я могу одним взмахом руки уничтожить могущественного лорда, развязать войну, или же наоборот, войну прекратить. Богатейшие и влиятельнейшие люди империи становятся в очередь, чтобы вылизать мне зад. Они трясутся от страха при мне, потому - как знают, что я владею всеми секретами, которые они пытаются спрятать от остальных. Я конечно не исключаю, что однажды кто-нибудь из них отыщет способ снести мне голову, но...смерть, рано или поздно настигнет каждого, не пощадит она ни крестьянина, ни императора, независимо от того, сколько у человека врагов, и как сильно он рискует своей жизнью. Да и чем я буду заниматься вдали от родной империи? От моего влияния там не останется и следа, и придется все начинать сначала. С тобой все проще - такая хорошая воровка везде найдет что украсть. Без работы не останешься.

- Хорошая воровка? - Айала притворно разозлилась, - обижаешь... Я лучшая!

- Позволь мне загладить свою оплошность, - голос Шептуньи стал ниже, более хриплым.

Она вся подобралась и скользнула к Айале, прикоснулась губами к груди, и поцелуями двинулась ниже.

- Заглаживай, заглаживай, - это были последние внятные слова, сошедшие с губ воровки.

Она хотела еще что-то прошептать, но вместо слов из ее горла вырвался громкий и долгий стон.

"Как же хорошо...как мне будет тебя не хватать...".

ИЗГНАННИК РОДА.

"Дорогой Гестиль! Как твои дела? Я слышал, замок уже почти достроен? А у нас, каждый день все интереснее и интереснее... Наконец-то удалось схватить оборотня. Причем живьем. Причем, его одолела девушка из нашей гвардии, один на один, представляешь! Она его так отделала, что на него и посмотреть было страшно. Теперь осталось расколоть его, выбить сведения об остальных бандитах. В общем, приезжай скорее, а то пропустишь все веселье. Поцелуй от меня свою мать, пожми руку отцу.

Лоран"

Лоран давно не слышал, чтобы отец так злился. Практически весь вечер, Совет обсуждал убийство имперского следователя. Уильям Ралл, и без того ужасно злой из-за Гильдии торговцев, просто взбесился, когда пришло сообщение из Саргии.

- Этого гаденыша необходимо схватить живьем! - кричал он. - И устроить показательную казнь на центральной площади!..

Лоран разделял его точку зрения.

"Убить родного отца, из-за каких-то пустяков, и сбежать, оставив после себя еще несколько трупов...этот Альтаир просто сумасшедший. А ведь такая известная семья была..."

Лоран бросил взгляд на рассерженного отца, размышляя: "а мог бы я убить отца? Наверное, - нет, несмотря на всю неприязнь, которую испытываю к нему"

Замок Каспера Ангреля отошел к лорду Ноарду, а Альтаир Ангрель был объявлен императором в розыск, - на том заседание Совета было оконченным.

- Задержись, - не глядя в его сторону, сказал император.

Лоран, успевший уже подняться, сел обратно. Когда за последним советником закрылась дверь, Его величество поднял на сына глаза. В зале, разумеется, остался и Мор-Гран.

- Я обещал, что если ты разберешься с бандитами и оборотнем, то получишь часть нового вооружения для своих гвардейцев, - сказал император. - Конечно, времени ты на это потратил гораздо больше, чем следовало бы, и тем не менее. Признаться, я не ожидал успеха.

"О Боги, отец, неужели это похвала?"

- Благодарю, отец, - ответил Лоран. - Конечно, новое вооружение было бы кстати пару недель назад...

- Если оно тебе более не нужно, - раздраженно произнес император, - то можешь отказаться.

- Прости отец, конечно же, нужно, - принц слегка склонил голову.

- Вот и хорошо. Со дня на день, получишь кое-что из своего списка. Хотя, работу свою, ты выполнил еще не до конца. Мне нужны организаторы этой банды.

- Как раз сейчас, отец, Артимус и занимается выбиванием сведений из пойманного оборотня, - сказал Лоран. - Думаю, он нам все расскажет.

- Лишь бы не было поздно, Ваше высочество, - подал голос Мор-Гран. - Если эти бандиты не лишены мозгов, то логово свое они покинули сразу же после поимки оборотня.

- Будем надеяться, что Артимусу удастся вовремя расколоть нашего пленника, - сказал принц, - в любом случае, я уверен, что-нибудь полезное из него получится вытянуть.

- Я смотрю, ты сдружился с волшебником, - с легкой усмешкой сказал император.

- Он оказался довольно полезным, - тем же тоном ответил Лоран.

2.

С момента назначения Лорана на должность руководителя имперской гвардией, каждое заседание Совета начиналось с обсуждения событий, творящихся в Старом Розервуте. И принцу до смерти надоело, каждый раз отчитываться отцу перед всем Советом, объясняться за те или иные действия. Он мечтал, чтобы все скорее закончилось, и, судя по всему, этот день был недалек. Четверо телохранителей встретили Лорана за дверями зала, и молча, двинулись за ним. Лоран уже успел привыкнуть к ним, и не мог отрицать, что польза от них все-таки имеется. Если телохранители и докладывали о его действиях Мор-Грану, то исключительно письменно - они не оставляли принца ни на минуту.

С той стороны коридора послышались торопливые шаги, и вскоре показался молодой гвардеец, несущийся навстречу принцу, гремя доспехами. Он резко затормозил, не дойдя до Лорана несколько шагов.

- Ваше высочество, - гвардеец низко поклонился. - Господин волшебник просит вас скорее приехать в Старый Розерут. Говорит, что есть важная информация от нашего пленника.

3.

Как Лоран ни старался, в Старый Розервут он прибыл лишь ближе к вечеру. У самых ворот замка его встретил целый отряд гвардейцев, под предводительством капитана Ливиса. Ближе к нему, стояла Кристина, - та самая девушка, одолевшая оборотня. Рядом с Кристиной стоял лейтенант Сэмбрел, а чуть впереди - Артимус. Все дружно поклонились при приближении принца. Лоран приветствовал отряд, пожал руку капитану и улыбнулся Кристине (с которой успел пообщаться и выразить благодарность за поимку монстра).

- Ваше высочество, - подошел к нему Артимус, - мы выяснили, где находится логово оставшихся бандитов. Если позволите, расскажу все по дороге.

Лоран кивнул, и присоединился к отряду, который быстрым шагом направился с холма. Он давно уже наплевал на приказ отца, не соваться в опасные места. Телохранители обступили его с двух сторон, и двинулись чуть позади.

- Я вас слушаю, - обратился принц к волшебнику.

4.

В то самое время, когда отряд гвардейцев спешил громить убежище оставшихся в живых бандитов, в темной, и очень вонючей камере темницы, сидел Дакарий. Его раны уже давно затянулись: синяки и ссадины прошли, в глазнице появился новый глаз, а кости срослись. И все равно, воспоминания о том дне, когда он был пойман, - вызывали дрожь. Он до сих пор ощущал отголоски той боли, когда кинжал вошел в его глаз. Дакарий и не подозревал, что когда-нибудь будет испытывать такую сильную боль. Обычно, он сам любил причинять подобное другим. Он не переставал злиться на себя, за то, что недооценил эту беловолосую сучку, которая отделала его как отбивную. Этим днем, его вновь пытал этот гадкий волшебник, с отвисшей задницей, вместо лица.

"И его я недооценил. Что ж, я всегда знал, что когда-нибудь меня ждет расплата за все, что я когда-либо совершил"

Он усмехнулся про себя. Сколько раз он убеждал себя, что однажды перестанет творить зло, что однажды начнет жить так, как должен жить каждый Вваерфулл. И, Дакарий даже пару раз пытался жить по-другому. Но, Равновесие он пошатнул настолько, что одной "правильной" жизнью не искупишь.

"Да, немало гадостей я совершил, не единожды позорил Род. Но чтобы так...якшаться с человечешками, помогать одним, уничтожать других?"

Дакарий много убивал. В основном людей. За это его и изгнали из Рода. И он был очень зол, и полон негодования, твердил, что это несправедливо, пытался оправдать себя. Но, в глубине души он понимал, что изгнали его за дело. Вваерфуллы - не тупые животные, наполненные ненавистью ко всему живому, какими и становятся после превращения обычные вервульфы. Вваерфуллы - древней род, живущий со времен эльфов. И убийство у них не в чести, пусть даже и убийство человека, - главного врага Рода. Если вваерфуллы для людей - еще один вид оборотней, представляющих смертельную опасность, то люди для вваерфуллов, примерно тоже самое. Ни один уважающий себя вваерфулл не станет нападать на таких презренных существ как люди - это ниже их достоинства, Дакарий это понимал (хотя и придумывал для себя всяческие оговорки) Но и общаться с ними, никто из Рода даже не стал бы, - это слишком низко.

"Низко...как же низко я пал. Почему-то, такие вот мысли приходят лишь в момент поражения. Лишь в часы отчаянья понимаешь, что весь твой прошлый путь был полон ошибок, которые уже невозможно исправить. Хотя, некоторые ошибки, я мог бы и не совершать. Например, собирать банду, состоящую из людей, чтобы устраивать беспорядки в человеческом городе. Но, я ведь не мог отказать Наро"

Кстати о Наро... Дакарий чувствовал его запах, он знал, что Наро уже здесь, наконец пришел.

- Я ждал тебя раньше, - хрипло произнес он в темноту.

- Пришел, как только смог, - раздался ответ из темноты.

Затем, обладатель голоса вышел вперед, на него упал тусклый свет факелов, висящих в коридоре темницы. Наро Безликий вновь напялил на себя личину того высокого, бородатого мужчины.

- Вижу, тебе приглянулся этот тип, - Дакарий попробовал улыбнуться.

- Да, - ответил Наро, поглаживая бороду. - Он очень удобен. Ну, как ты тут?

- Я держался, сколько мог, - сказал оборотень, приподнимаясь. - Хотел дать вам время очистить логово.

- Спасибо, - произнес Наро, - мы все успели. - Принц, и его гвардейцы не найдут там ничего ценного.

- Эти идиоты и не подозревают, что банду собрал я сам, - рассмеялся Дакарий. - Разумеется, о тебе я не сказал ни слова.

- Хорошо, - одобрительно сказал Наро. - Мне очень жаль, что тебя взяли. Ты бы очень пригодился в завершающей стадии нашего плана.

- И мне, очень жаль, - со вздохом сказал оборотень. - Я...сам виноват.

Наро кивнул, задумчиво глядя в лицо Дакария.

- Ты понимаешь, что теперь с тобой будет? - спросил он.

- Да, - Дакарий поднялся, звякнув наручниками, которые блокировали его превращение. - Прекрасно понимаю.

- Хочешь, я сам...?

- Нет, - покачал головой оборотень. - Пусть думают, что вся банда убралась из города.

- Хорошо, - сказал Наро. - Я бы мог тебя освободить, но ОН не простит. Будет лучше, если ты умрешь от руки человека.

- Согласен с тобой, - кивнул Дакарий.

- Ты сам подставился? - вкрадчиво спросил Наро.

- Нет, - не совсем искренне ответил оборотень. - Я не планировал позволять человеческой девчонке мордовать меня как щенка. Однако, по завершении дела я расслабился. Даже очень. Не пойму только, как она на меня вышла.

- Кто-то из наших работает на принца, - сказал Наро. - Похоже, это их работа.

Я рад, что ты позволил себя поймать после того, как выполнил мое поручение. Ты не подвел меня. Увидимся на Той стороне.

- Увидимся, - ответил Дакарий. - Удачи. Надеюсь, твой план успешно завершится. И советую тебе быть осторожным. Этот волшебник сильнее, чем кажется. Он - Чующий.

- Если ты так говоришь, значит, буду осторожен, - кивнул Наро.

5.

"Опоздали", - со злостью подумал Лоран, когда они обшарили весь дом, указанный оборотнем. - "Хотя, этого и стоило ожидать"

Дом находился в той самой полу заброшенной части района, где какое-то время назад Кристина и Тодми убили двоих бандитов. Большой дом скрывался за разрушенными складами, сразу за старой площадью. Он был совершенно пуст, и судя по виду - абсолютно необитаем.

- Вы уверены, что наш пленник ничего не напутал? - обратился Лоран к волшебнику.

- Абсолютно, Ваше высочество, - ответил Артимус. - Он не мог соврать.

Он позволил себе легкую улыбку, очевидно вспомнив заклинание, которое он применил к оборотню. Принц разочарованно выдохнул. Остальные гвардейцы, до этого обшаривающие дом, собрались во дворе. В большой пустой комнате, остались лишь Лоран, Артимус, и телохранители принца.

- Успели-таки свалить, - проворчал Лоран. - Интересно, насовсем - ли? По возвращению, необходимо еще раз хорошенько допросить оборотня. Выжать из него любые сведения.

- Боюсь, толку от этого будет чуть, - сказал Артимус. - Я расспрашивал его обо всем. Заказчиков он не знает, даже в лицо их не видел, а об остальных членах банды знает лишь немногим больше.

- Принцип ящерицы, - задумчиво прошептал Лоран.

- С вашего позволения, мой принц, я хочу еще немного здесь походить, - сказал волшебник.

На его лбу залегла глубокая морщина, он водил головой по сторонам, словно что-то почувствовал.

- Что-то не так? - спросил Лоран.

- Я что-то ощущаю, Ваше высочество, - не глядя на принца, ответил Артимус. - Я должен кое-что проверить, с вашего позволения.

- Хорошо, - кивнул Лоран, слегка удивившись.

Волшебник поклонился, и торопливо покинул комнату, постукивая посохом по полу. Лоран прошел к окну, и, уперев руки о подоконник, устремил задумчивый взгляд на улицу. Его жгло разочарование, хотя он и понимал, что было наивностью рассчитывать на то, что бандиты останутся в своем логове после того как будет схвачен оборотень.

"Вот только интересно, куда они подевались? Покинули город, или же перебрались в другое место? Какие цели они все-таки преследовали? Собирались ли они развернуть на улицах Старого Розервута торговлю наркотиками или же планировали нечто большее? А схватили бы мы здесь кого-нибудь, удалось бы выйти на заказчиков?"

- Принцип ящерицы, - вновь пробормотал Лоран.

- Я рада, что вы усвоили это правило, Ваше высочество, - раздался голос позади.

Лоран обернулся, особо не удивляясь. Лиссандра стояла в дверях, облокотившись на раму. Из-под капюшона виднелась ее улыбка. Лоран бросил взгляд на своих телохранителей, которые даже не вздрогнули от внезапного появления шпионки.

- И как это понимать? - спросил он, конкретно ни к кому не обращаясь.

- Ваше высочество, вы о том, почему я появилась перед вами в их присутствии? - вопросом на вопрос ответила шпионка.

- Именно, - подтвердил Лоран.

- Так мы с этими ребятами хорошие друзья, - с усмешкой сказала Лиссандра, входя в комнату.

- Это не солдаты "Братства сильнейших"? - догадался принц.

- Правильно, мой принц, - ответила девушка. - Это агенты "Надзора". Они заменили солдат "Братства" в ночь нашей с вами первой встречи.

- Так вот почему в ту ночь прозвучала фраза "нас никто не побеспокоит", - вспомнил Лоран. - А если вас заметят гвардейцы? Или же Артимус?

- Нас никто не побеспокоит, - повторила девушка и тихо рассмеялась. - Господин волшебник сейчас рыскает в другой части дома, а гвардейцам можно приказать возвращаться в замок.

Лоран кивнул одному из переодетых шпионов, и тот, кивнув в ответ, покинул комнату, и вышел на улицу, передать приказ принца.

- Так вот она, обитель зла, - Лиссандра обвела рукой комнату. - Что ж, мой принц, поздравляю вас!

- Я как раз хотел с вами поговорить, - Лоран не обратил внимания на поздравление. - Особенно, после случившегося с Тенборгом Ливиссардом.

- А что не так, Ваше высочество? - шпионка изобразила удивление.

- Хотите сказать, что поверили в то, что торговца убил представитель Гильдии? - спросил Лоран.

- Конечно, я не поверила, - тут же сказала девушка. - Еще бы мне поверить, ведь это я убила Тенборга Ливиссарда.

- Вы? - вскинув бровь, произнес Лоран. Его удивило то, что он ничуть не удивился этому.

- Собственными руками, - весело ответила Лиссандра. - А потом подстроила все так, словно торговца прикончил господин Арманд Лоргиль.

- Будьте добры, объяснитесь, - скрестив руки на груди, попросил принц.

- Вопреки тому, что у вас появились сомнения по поводу виновности Тенборга Ливиссарда, арестован он был совсем не зря, - начала объяснение шпионка. - Поверьте, он был виновен, пусть и мотивы его на первый взгляд неясны.

- Пусть так, - прервал Лоран, - однако им одним вы не ограничились. Роспуск Гильдии торговцев может оказать не самое благоприятное влияние на экономику империи. Или, вся Гильдия была связана с бандой?

- На это были две причины, мой принц, - сказала Лиссандра. - Во-первых, Гильдию торговцев давно пора было поставить на место, приструнить. В их руках была сосредоточена слишком большая власть, которая продолжала расти. А это, Ваше высочество, - прямая угроза власти императора. Сегодня они обладают монополией на практически всю торговую деятельность Гильдерлэнда, а завтра они будут пытаться ставить условия императору. "Надзор" давно ждал шанса поумерить пыл Гильдии, и когда этот шанс представился, мы им воспользовались. Это, во-первых.

- Только во-первых? - вставил принц.

- А во-вторых, Ваше высочество, - сказала девушка, - нельзя полагаться на слова Арманда Лоргиля, который утверждал, что никто из членов Гильдии не имел понятия о деятельности Тенборга Ливиссарда. Тенборг занимал очень высокую должность, и нельзя исключать, что кто-то ему помогал. А теперь, лишившись власти, торговцы более не представляют никакой угрозы для империи, вдобавок, их можно смело исключать из числа потенциальных заговорщиков. И, если уж позволять им дальше заниматься своим делом, то только на условиях императора.

- Ловко вы все провернули, - сказал Лоран. - А почему нельзя было меня посвятить в детали вашего плана до того, как моими руками вам и был предоставлен шанс избавиться от Гильдии торговцев?

- Прошу вас, не сердитесь, мой принц, - примирительным тоном ответила Лиссандра. - Такого больше не повторится.

- А что насчет этого? - Лоран окинул взглядом грязную комнату. - Куда, по-вашему, подевались недавние обитатели этой дыры?

- Кто их знает? - ответила Лиссандра. - Может, они бросили все, и покинули город...а может, перебрались в другое место, и вынашивают новый план?

- Гениально, - фыркнул принц, - вы очень помогли. Прямо-таки прояснили ситуацию.

Ответить Лиссандра не успела, - в комнату вернулся Артимус. Волшебник с удивлением уставился на шпионку.

- Здравствуйте, господин волшебник, - не смутившись, поздоровалась девушка. - Удалось отыскать что-нибудь интересное?

- Приветствую, Лиссандра, - к изумлению Лорана, ответил Артимус. - Может и удалось. Кое-какие мысли имеются.

- Постойте-ка, - прервал принц, - вы знакомы?! Хотя, я кажется понимаю. Это вы привели Артимус в замок отца?

- Ага, Ваше высочество, я, - ответила Лиссандра. - Мне удалось убедить Его величество, что господин Артимус является чрезвычайно способным волшебником, и может принести много пользы империи. Как выяснилось, я была права.

- Безусловно, - искренне подтвердил Лоран. - Так что, вам удалось что-нибудь тут отыскать? Ведь мы обшарили здесь все вверх дном.

- Ваше высочество, я скорее ощутил, чем отыскал, - ответил волшебник и бросил выразительный взгляд на шпионку.

- Можешь говорить при ней, - подумав, сказал принц.

- Благодарю за доверие, Ваше высочество, - поклонилась Лиссандра.

- Я почувствовал, как мой посох слегка завибрировал, едва мы вошли в этот дом, - произнес Артимус. - Такое случается, когда магический камень улавливает некие... волны, оставленные либо волшебником, либо каким-то существом, облада