Book: 37



Ян Далёкий


37

















37








Ян Далёкий










































Действие в этом произведении разворачивается в отдалённом будущем. За предшествующее описанным событиям время земляне смогли достичь невероятных высот в своём развитии и стать полноправными членами интергалактического сообщества. Но для полноценной интеграции необходимо было перейти на стандарты, принятые среди миллионов миров.

Так, обязательным стало изучение интерпланетных конверсационных звуковых и жестовых языков и ещё двенадцати общепринятых койне. Для земных языков были разработаны алфавиты на базе всеобщего слогового. Чтобы обеспечить координацию расчётов, жители Земли перешли на наиболее распространённую двенадцатеричную систему исчисления. Использоваться начали интергалактические цифры: ату - 0, кар - 1, нау - 2, лоф - 3, хет - 4, мал - 5, вак - 6, раэ -7, тэу - 8, дэм - 9, паи - 10, сэт - 11. Единицы измерения также были приняты иные: для длины - кудг, сокращенное от "кудудециград", равный 1/144 стандартного градуса (831,74 метра согласно земной метрической системе), субек - полное "субкудудециград" - равный 1/1728 кудга (около 48,1 см), и стандартная единица, равная примерно 138,6 миллиона километров; для измерения веса тел - стандартная масса, приблизительно соответствующая 1,57 килограмма метрической системы, и супра, равная 864 массам (около 1356,48 кг); для времени - часть (составляющая приблизительно 1,16 часа), доля, равная 1/72 части и мгновение, равное 1/72 доли; для температуры была принята шкала, подобная шкале Кельвина, но в которой промежуток от замерзания до закипания воды разделён на 144 градуса; вместо процентов стали использоваться сегмы - 144-е доли. Но ставшие уже привычными метрические единицы земляне продолжили использовать.

Большая часть законодательства, в соответствии с принципом уважения к локальным традициям, было изменено менее значительно.

Название валюты сообщества, в переводе с общего языка, звучит как "мера".


Гатрэйский цикл соответствует 7,16 часа, приставки "над" и "сверх" означают увеличение срока в 12 и 144 раза соответственно, а приставки "под" и "суб" - соответствующее уменьшение в 12 и 144 раза.


И ещё несколько небольших примечаний: название культуры, которая происходит с одной планеты или населяет какой-то определённый мир, всегда состоит из двух слов - имени рода и собственного названия цивилизации; сэнтиент - всякое разумное существо; модиф - сэнтиент, умышленно подвергший своё тело изменениям биологического строения, асидемодиф (от лат. "accidens") - индивид, подвергшийся изменениям случайно, данный и предыдущий термины распространены в среде потомков землян; регенерумы - роботы, обладающими широчайшими возможностями самовосстановления, созданные на основе технологии "сжатого пространства"; наноиды - роботы, представляющие собой, фактически, синтетические организмы, созданные из микромашин; регенан - механизм, объединяющий черты двух предыдущих типов роботов; надтрансформер - устройство, позволяющее принимать носителю самые разные обличья путём энергоинформационного и механического воздействий на его клетки; гиперраспад - эффект, вызываемый прохождением особой волны смеси частиц информации через вещественное тело и вызывающий рассоединение частиц второго, или субатомного уровня, сопровождающийся колоссальнейшим выделением энергии; Право (Одинокого) Колониста - право, предоставляемое каждому жителю системы галактик или группе на занимание любой ненаселённой планеты, иного способного поддерживать жизнь природного астрономического или астроинженерного объекта и поселение на нём - при условии выплаты относительно небольшой пошлины и самостоятельного освоения, без привлечения средств иных лиц, организаций и учреждений, за исключением однократного кредита стандартных размеров для физических лиц; индастр - космическая станция колоссальных размеров, являющаяся конгломератом фабрик одной или нескольких смежных отраслей. Также, согласно принятому среди всех без исключения систем правилу, у каждого населённого астрономического объекта должна быть своя уникальная пиктограмма.






***




9492 год (2022 год согласно старому летоисчислению). После долгих поисков наконец была найдена первая планета, на которой точно существует жизнь - 61 Лебедя В-4, Терра Нова.

9532 год. Благодаря новейшим искусственным спутникам земляне определили пространственную, область, с которой началось расширение Вселенной. Была создана Всемирная система координат.

9567 год. Переход человечества на новое летоисчисление - от появления первой цивилизации.

9602 год. В качестве средства решения противоречий в физических теориях была предложена гипотеза Нижайшего (Первого) Уровня частиц, или гипотеза Четырёх Природ: Материи, Энергии, Информации и Соединяющей Сущности, и Великий Закон Сохранения, согласно которому первые три вида частиц под влиянием последнего могут переходить друг в друга.

9628 год. После продолжительных экспериментов на научных установках в разных странах Земли было подтверждено существование частиц Нижайшего Уровня. Гипотеза Четырёх Природ становится Теорией.

9679 год. Благодаря технологиям, основанным на Теории, земляне впервые в своей истории преодолели скорость света. В этот же год люди впервые высадились на планете в другой звёздной системе.

9680 год. На контакт с землянами вышли представители инопланетных цивилизаций нынешнего и предыдущего (или, иначе, "прежнего") поколений. Люди узнали, что все разумные виды существ во Вселенной возникают "волнами": в зависимости от размеров звёздной системы и количества планет в ней, период, на протяжении которого идёт активное возникновение новых видов сэнтиентов, продолжается от 0,5 до 3 миллионов лет, после чего следуют промежутки в 7-22 раз большие, в течение которых наблюдаются лишь единичные случаи возникновения. В частности, в Местной Группе эти периоды составляют приблизительно миллион и двадцать миллионов лет соответственно. Также землянам было сообщено, что в результате работ одной древней группы цивилизаций, известных как Экспериментаторы, на протяжении многих тысяч лет от них была скрыта реальная структура Местной Группы - на самом деле в ней 37 больших галактик, большую часть которых делал невидимыми так называемый Великий Барьер, и что они не единственные люди во Вселенной, а только один вид из рода: существует ещё 1268 других планет, являющихся родинами человеческих культур. А вообще же галактики населяет 1534 рода и более чем 709300 видов. От цивилизаций прежнего поколения жители Земли также узнали, что именно их планета была центром происхождения рода, но доказать это сейчас практически невозможно: останки видов-предков рода были уничтожены лавой или похоронены под мощными слоями отложений на дне Красного моря.

9686 год. С этого времени земляне начали активное освоение планет в других звёздных системах, в первую очередь в системе Терры Новы.

9833 год. Появляются первые государства землян вне Земли.

9870 год. Ища лучших условий жизни, Землю начали покидать целые народы. Исход начали народы Центральной и Восточной Европы, в том числе Балкан, и народы Кавказа.

10235 год. Земляне приняты в Объединение - союз цивилизаций Местной Группы - как представители рода людей.

10590-е годы. После сразу трех мощнейших извержений вулканов на Земле начался новый ледниковый период. Из-за резкого ухудшения климата люди почти полностью оставили родную планету, преобразованную в исторический заповедник.

11248 год. На центральной планете Объединения, Сэтаре, основывается Исследовательский Институт Планетологии, целью работ которого объявляется изучение планет, могущих поддерживать жизнь, в первую очередь, и всех остальных - данные цивилизаций предыдущих поколений про эти же миры оказались устаревшими: "прежние" в основной своей массе переселились в соседние галактики, уже покинутые жителями, многие тысячи и миллионы лет назад, и информацию о родных мирах обновляли редко.

12577 год. Представители цивилизаций прежнего поколения покинули галактики Объединения - остались только послы и наставники.

12995 год. По примеру других цивилизаций земляне начинают строительство своей столицы, Центрополиса. Она была размещена на искусственной платформе в Атлантическом Океане.

15673 год. Вместе с изучением планет в этой Вселенной учёные Объединения начинают изучение смежных Вселенных. Основывается второе крупнейшее научное учреждение - Исследовательский Институт Измерений.

20500-е годы. На Земле отмечается резкое и значительное улучшение климатических условий. Земляне начинают возвращаться на родную планету.

33582 год. Начало создания нематериальных (более известных как "виртуальных") миров на отдельных планетах.

47956 год. Доля изученных Институтом планет от всего их количества в Системе Галактик превысила сегм.

58609 год. В Объединение была принята последняя культура Системы Галактик, развивавшаяся самостоятельно, без вмешательств. "Цивилизационна волна" завершилась.

62572 год. Недовольные политикой руководства, из Объединения начинают выходить планеты и целые культуры. Эта новая группа - так называемые "вольники" - образовала отдельный союз, чем отличилась от свободных систем, существовавших всегда. После число "вольников" росло ещё двадцать тысяч лет. За этот период из состава Объединения вышла почти половина от всех цивилизаций, его составлявших. Ещё через некоторое время конфликты с отдельными представителями этой группы перешли в войны.

85827 год. Первые учёные приблизились к пониманию материи согласно постулатам Теории Четырёх Природ.

91666 год. В Системе Галактик появляется еще одна сила, враждебная ко всем другим группам и союзам - мек'наи.

102374 год. После продолжительного конфликта с руководством Объединения решающий голос при рассмотрении вопросов о распоряжении исследуемыми планетами приобретает Исследовательский Институт Планетологии.

112300-е годы. С этих времён количество льдов в околополярных районах Земли вновь стало значительно увеличиваться. На планете начался очередной ледниковый период. В результате в родном мире остаётся только несколько миллионов землян.

148203 год. После долгого перерыва в галактиках Объединения опять появляется много представителей цивилизаций прежнего поколения.

164307 год. По неизвестной причине "прежние" ушли вновь.

178458 год. Необычные явления начинают наблюдаться на внешних границах Системы Галактик.

178459 год. Начало вторжения...





1




Исследовательская группа Д 712 неспешно шла к выходу из корпуса. Все её семеро членов - два человека-новианина Ян Вяднович и Нерым Перамежский, два сетэла-гатарианина Дат Мерту и Кин Нотра, даирт-к'ялнуим'янин Иту Яукмаэ, ор-надвианин Нойм Сэнгат и ещё один человек, велетианин Юц Ауранис - бойко обсуждали итоги сегодняшнего заседания. Следом за ними шагал их куратор, землянин-асидемодиф Хат Кай.

-- Вот и попробовали мы, что значит быть обычными исследователями... - пробормотал Ян, - В земле ковыряться, за погодой бдеть, химический состав воды, почв и воздуха анализировать, растения и тварюшек мерять и так далее и тому подобное... Скукота...

-- Знаешь, - обратился к нему Кин, - наши обычные задания нередко не так уж и сильно отличаются.

-- Хм, доля правды в этом есть...

-- Кстати, Аштерам-Сэткарпаи оказался довольно приятным миром. Лично я рад, что его ннайкранам отдали! - сказал Иту.

-- Я тоже. - кивнул Ян, - Их мир беден, но населён плотно. Так они хотя б ещё немного пространства получат. А что касается "Энтума", то у них планет хватает. Кстати, а сколькими они вообще владеют?

-- У них семьсот одиннадцать, если я не ошибаюсь. - ответил Нойм.

-- Тогда им подавно хватит!

-- Видели бы вы, как они ругались, когда выходили... - вмешался Дат, - Кляли Институт всеми известными способами, что опять упустили возможную прибыль!

-- "Энтум" так просто от нас не отстанет. - вздохнул Кин.

-- Ежели так, то рядом Сэткарпаи, в радиусе ста одиннадцати световых лет, есть ещё четыре планеты, которые подойдут им. - сказал Хат Кай, - Институт снарядит ещё экспедицию, и эти пищевики не будут нас беспокоить. Хотя б ближайшие года три...

-- А отличное вышло заседание. - сказал Нерым и потянулся, - хотя все ругались, я даже поспать успел!

-- Нерым, заседание продолжалось пять частей. Поспать там все смогли, даже сам председатель! - сказал ему Ян.

-- Я не смог. - вмешался Хат Кай, - По мне из-за шума этих споров прикорнуть там было просто невозможно.

-- М-да, семьдесят два года уже тут работаем, а такого горлопанства я ещё не слышал... - с усталостью в голосе проговорил Юц.

-- Настоящего горлопанства на заседаниях ты ещё не слышал, поверь моему слову! - положил ему руку на плечо куратор.

-- Ну, раз ты так говоришь, Хат...

-- Выйти б уже побыстрее отсюда. - пробурчал Нойм, - Сколько там ещё?

-- Не сдавайся, друг, мы уже близко! Два коротких коридора и один лифт - и мы на свободе! - ободрил его Ян.

Все восьмеро уже подошли к лифту, как из соседнего коридора вышел начальник отдела, в котором работали исследователи (и, по стечению обстоятельств, председатель сегодняшнего заседания), - Зивур Аттоя. Группа остановилась.

-- Господин Аттоя? - удивились они, - Мы не ожидали, что встретим вас снова... Тут...

-- Я, признаюсь, тоже не ожидал - думал, что вы уже на улице. - ответил Зивур, - Господа Вяднович, Перамежский, Яукмаэ, Сэнгат, Ауранис, Нотра и Мерту, позвольте поблагодарить вас за проделанную работу. Вы провели прекрасное исследование. Но разрешите мне сразу перейти к делу...

-- У вас уже есть очередное задание для нас? - вздохнул Ян.

-- Да...

-- А наш отдых? - вмешался Иту, - Мы на Сэтаре и полдня не провели, нам просто необходима хотя бы пара выходных!

-- Простите, но дело довольно серьёзное. - вздохнул Зивур, - О его масштабности вы можете судить только по тому, что оно уже беспокоит не только Институт, но и руководство Объединения, так что сами видите...

А сейчас про само задание. Во-первых, нужно сказать, что уже долгое время мы наблюдаем необычную энергетическую и информационную активность на границах системы, а точнее - на планете Намиркум-Малвактэу в Туманной Галактике. Вспышки мощны, но апериодичны. По крайней мере, были таковыми с момента обнаружения. Но последние трое суток активность не прекращается и даже усиливается. Поэтому необходимо узнать её причину...

-- Если нужно всего лишь выяснить причину энергоинформационной активности, тогда почему просто не послать туда роботов? - с удивлением спросили Дат, Кин и Нойм.

-- На отправлении группы исследователей настояло Правительство Объединения. Они мотивировали это тем, что хотят провести ряд исследований, которые роботы провести не могут - ограничения на уровень искусственного субинтеллекта ещё никто не отменял, - и тем, что причину этой активности надо будет, по возможности, устранить. А поскольку наиболее вероятные причины имеют искусственную природу и происходят из этих галактик, то вам, может быть, предстоит вести переговоры.

-- М-да... Это проблема... - тихо проговорили некоторые исследователи.

-- Дело дрянь. - сказали другие.

-- Задание срочное, так что вам даётся пятьдесят шесть частей на сборы. Старт звездолёта - через шестьдесят две части, в одиннадцать утра послепослезавтра. Более подробные инструкции вы получите на свои коммуникаторы в ближайшие три части. Сейчас можете быть свободны.

-- А наш отпуск? - воскликнул Нойм.

-- Начнётся сразу же после вашего возвращения. И вы получите два месяца, как за две миссии.

-- Тогда мы согласны! - ответили парни.

Исследователи попрощались со своим начальником и направились дальше. За ними пошёл и их куратор, но Аттоя задержал его.

-- Хат, подожди. - сказал он.

-- В чем дело, Зивур?

-- Хат, ты не был на исследованиях со своей группой уже четырнадцать месяцев...

-- Но я...

-- Знаю, что ты занят собственными проектами. Но это твоя обязанность - раз в год отправляться на выполнение задания вместе с ними. Тем более, что эта миссия будет отличаться от всех других, на которые их посылали. Возможно, она будет не совсем безопасна...

-- В смысле?

-- У нас есть только гипотезы о том, что могло вызвать это явление, поэтому неизвестно, что вас там ждёт.

-- И поэтому нужен я.

-- Да. Хат, ты их куратор уже семьдесят два года, а работаешь на Институт больше тысячи лет и пережил не одно поколение сотрудников. Это задание особенное, и команде нужен ты. Твой опыт может очень помочь им, как он помогал им раньше, когда они только начинали работу.

Сейчас можешь идти. И передай, что на это задание отправляешься вместе с ними!

Хат Кай кивнул, попрощался и направился к выходу. Через минуту он наконец вышел из бесконечных коридоров и лифтовых шахт корпуса на улицу.

У выхода, на искусственной террасе, бывшей одним из многочисленных крылец корпуса, исследователи ожидали своего куратора, тем временем обсуждая, что будут делать в следующие части перед стартом. За ними, за краем террасы, простирался город Сэтар.



Город покрывал почти всю поверхность планеты, в том числе и дно океанов, за исключением лишь некоторых гор, болот и огромных лесов, превращённых в парки. С узкой площадки, на которой стояли исследователи, виделись многочисленные долины, застроенные небольшими домами и настолько же многочисленные скалы, покрытые густыми зарослями. Учитывая, что терраса находилась на вершине отвесного двухкилометрового склона, взглядом можно было охватить десятки кудгов окрестностей. Это был восхитительный и невероятно впечатляющий вид. Хат Кай всегда любовался им, несмотря на то, что уже тысячу лет регулярно бывал здесь.

От созерцания пейзажа его оторвал Юц, предлагавший сходить в кафе и попировать "первый и последний раз" перед очередным заданием.

-- Хат, может, пойдёшь с нами? Попируем напоследок, так сказать. Ян и Иту уже согласны!

-- Спасибо за предложение, но нет. - ответил он, - Меня ещё ждёт много работы дома. Планету в порядок привести, знаете, дело долгое. Поэтому, простите, я вынужден вас оставить. Желаю всем приятно провести время! И ещё, пока не забыл: на этот раз я лечу с вами. Прощайте!

Хат Кай помахал и нажал на массивном браслете, что был на его правой руке, несколько едва заметных кнопок, после чего растворился в облаке полупрозрачной дымки без единого звука.

-- А хорошие у Хата браслеты! - воскликнул Нерым, - Мне б такие!

-- Если ты про персональный телепортёр, то найди одиннадцать миллионов мер - и он твой. - сказал ему Дат, - А если ты про аналогичные приборы... Даже думать забудь!

-- А помечтать можно?

-- Помечтать - можно! - ответил Ян, - Особенно про одиннадцать миллионов мер.

-- Простите, но даже с нашей зарплатой наскрести такую сумму - это лет тринадцать как минимум пахать надо, и это исключая все необходимые траты. - сказал Нерым с досадой в голосе.

-- Дат, Кин, а вы пойдёте с нами? - прервал разговор Юц.

-- Извини, но нет. - ответил Дат, - Мы с Кином хотим перед отлётом родителей повидать, так что нам надо уже на вокзал бежать.

-- А ты, Нойм?

-- Если б мне не пришлось ремонтировать корабль по дороге сюда, тогда я бы согласился. Но сейчас я просто валюсь с ног. Поэтому, простите, но я пойду дрыхнуть.

-- Нерым, ну а ты дополнишь компанию?

-- Я б с радостью, но ещё перед отлетом я договорился об участии в соревнованиях, так что мне уже надо начать готовиться... И, к тому же, у меня закончилось разрешение на пользование станциями телепортации, а денег на новое у меня нет с собой.

-- Тогда как ты будешь добираться? - удивился Иту.

-- На метро! На одну поезду я имею несколько мер.

-- Ну тогда до встречи! - сказал Ян.

-- До встречи! - попрощался Нерым.

-- Бывайте! - помахали Нойм, Кин и Дат.

Четверо исследователей спустились по лестнице и направились к лифту, что связывал дно долины и площадку террасы. Ян, Юц и Иту остались у выхода - они хотели обсудить ещё одну вещь.

-- Кстати, дружище, а куда мы пойдем? - спросил Ян.

-- Я думал об "Alien's" на Площади Трёх Гор.

-- Туда? - Иту аж вздрогнул, - Это ж за четверть меридиана отсюда!

-- И что такое?

-- Так далеко! Ближайшая станция телепортации - в трёх кудгах, станция метро - в четырёх!

-- Если далеко, так не иди!

-- Не, пойду. Жрать хочется очень. А кстати про еду: что хавать будем?

-- Предлагаю взять чего-нить нового на пробу. - предложил Юц.

-- Нет и нет! - воскликнул Ян, - Я однажды провёл похожий "эксперимент": заказал парочку абсолютно незнакомы блюд из кухни одной далёкой вольной системы. А потом мне было так "хорошо", что я лет девяносто не ходил в эти кафе. "Alien's" работают уже сто шестьдесят тысяч лет, и в течение всего этого времени полностью подтверждают свой девиз: "Вы никогда не догадаетесь, что только что съели". Так что кушать будем то, что знаем, Договорились?

Юц и Иту пожали плечами и ответили:

-- Договорились...

Друзья спустились с площадки, зашли в лифт, и уже через долю они шли по узкой улочке на дне долины, обсуждая этот день и то, что ещё предстояло. За разговором время пролетело быстро, и приятели сами не заметили, как подошли к станции телепортации.

У исследователей было чуть больше чем двое суток в запасе, а сделать надо было ещё много чего...




2




Время, отведённое на сборы, прошло. Исследователи собрались в оговоренный срок в Предполётном корпусе Малого Космопорта Института - огромное строение, выполнявшее роль терминала - и ждали своей очереди. Уже седьмой час.

-- Немудрено, что нас заставили прийти сюда за семь частей до отлёта. - пробормотал Нойм, - Как всегда Институт медлит с транспортом.

-- Угу... - вздохнул Ян.

На входе в корпус у учёных забрали весь их багаж, ручные и иные девайсы для необходимых проверки и обработки, оставив им только одежду, в которой они пришли. Потому сейчас все семеро страдали от скуки, усиливавшейся с каждой минутой ожидания отправления.

-- Дали хотя б журнал почитать... Или сказали хотя бы пару слов про время отлёта и корабль... - проговорил сонный Юц, не без усилий открыв глаза.

В этот момент в комнате появился Хат Кай.

-- Хат, ты чего так поздно? - воскликнул Иту.

-- Увлёкся малость и забыл про время. - ответил тот, - И, кстати, я уверен, что не я один опоздал.

-- Это так. - согласился Ян, - Не опоздали только я, Иту и Нойм. Нерыма вообще выпустили из стационара три части назад.

Парень кивнул.

-- Что с тобой такое случилась? - воскликнул куратор, - Это из-за соревнований?

-- Ты прав, из-за них. - сказал Нерым и, повернувшись к товарищам, спросил, - Вы не будете против, если я ещё раз расскажу?

-- Валяй! - ответили Ян, Юц и Иту.

-- Ну так вот. - начал свой рассказ исследователь, - Когда я узнал, что один хорошо известный всем членам группы "субъект" будет вновь участвовать, я сразу же бросил ему вызов - у меня с этим гадом были личные счёты: из-за него я попал в аварию и едва не погиб. Эта падла, Содх, всегда находит, что и кому дать на лапу, и поэтому всегда возвращается на трек, но сейчас не об этом...

Заезд был назначен на вчера. Я прибыл, подготовил свой гиперпланер, поругался с этим Содхом и начал выводить транспорт на трек. Дальше - старт, рёв двигателей и энергоисточников, и мы оба сорвались с места. Я опередил этого немита за первые несколько мгновений - его транспорт, антиграв, уже давным-давно не ремонтировался (на взятки Содх имел бабки, а вот на починку собственного транспорта почему-то нет). Я даже на среднюю мощность не вышел, когда тот нёсся на полной... Мы неслись, и я уходил во всё больший отрыв. Когда уже началась финишная прямая, нас отделяло полкудга. Я б выиграл, но... Содх, как оказалось, всё-таки прокачал свой драндулет, потсавил на него магнитную пушку. И сейчас из неё пальнул - а её ж сенсоры почти не фиксируют - и вывел из строя мой энергоисточник. Я потерял управление и врезался в стену. От ужаса меня парализовало, а планер начал переворачиваться. Когда Содх пронёсся мимо меня, планер, перевернувшись ещё раз, упал на повреждённые батареи. И взорвался...

Мою кабину волной отбросило неизвестно куда и неизвестно насколько, но упал я на что-то твёрдое. Вскоре прибыли спасители и достали меня, но привести в чувства им удалось лишь через долей двадцать. И когда они это сделали, то рассказали, что кабину, ставшую настоящим огненным метеором, отбросило в сторону финиша, что я упал на грунт трека и что, главное, я опередил Содха! Он был в таком шоке, что даже финиша не доехал!

А потом меня отвезли в стационар, где я провёл сутки. Хорошо, что собраться успел к отбытию на соревнования... А что касается Содха, так его вновь отстранили. Но на этот раз полиция забрала у него все деньги и имущество и забрала его самого.

-- Не всем дуракам повезло бы так, как тебе! - улыбаясь, воскликнул Хат Кай.

-- Знаю. - кивнул тот.

-- Что ж, это ты очень нескоро забудешь... - сказал куратор и обратился к остальным, - А как время провели вы?

-- Да ничего особенного. - ответили Ян, Иту и Юц, - Поели, поболтали, отдохнули, собрались - вот и всё.

-- У нас также. - сказали Дат и Кин.

-- А я проспал почти половину отведенного на сборы времени... - с лёгкой досадой вздохнул Нойм.

-- А как ты провел своё свободное время? - поинтересовался ту у куратора.

-- Когда приходится приводить в порядок планету, его как-то не остаётся.

-- Ясно...

После этого разговора к исследователям наконец подошли. Рабочий корпуса передал, чтобы они шли к выходу номер семнадцать. Обрадованные первой за долгое время новостью, парни поднялись и быстро пошли к выходу, который, как оказалось, находился относительно недалеко от места, где они сидели.

Когда они подошли, то увидели, что их ждёт Зивур. Он поздоровался со всеми и сказал следовать за ним, к платформе-транспортёру. Исследователи поклонились и направились за руководителем. Вскоре они вышли на территорию Космопорта. Хотя он и назывался Малым, строения на противоположной стороне нельзя было рассмотреть - даже в самом узком месте взлётно-посадочная площадь была шириной в сорок километров.

-- Ну что ж, - сказал Зивур, - приветствую вас снова. Не будем терять время - садитесь. Ваш корабль находиться у ангаров на противоположной стороне. Если у вас возникли вопросы, обсудим их по дороге.

Учёные кивнули и по одному поднялись на платформу. Зивур задал направление, транспорт поднялся в воздух и полетел.

-- Как скоро мы к нему прибудем? - спросил Дат.

-- Через девять. - ответил господин Аттоя.

-- Объясните нам поподробнее цели нашего задания. - попросил Ян, - Хотелось бы знать, что именно надо от нас.

-- Правительство Объединения приказало, чтобы вы провели комплексный анализ явления. Выявить генезис энергоинформационной активности, оценить масштаб явления, определить состав энергетического и информационного излучения и так далее - короче говоря, получить все возможные данные для составления полной картины. Когда вы это сделаете, то сразу же доложите об итогах в Институт. Затем, если это будет надо и возможно, устраните источник излучения или, хотя бы, уменьшите его интенсивность. Если встретите сэнтиентов, то сообщайте сразу докладывайте сразу нам и в Правительство - вмешательство можно будет осуществить только с разрешения. Когда всё обозначенное сделаете, можете возвращаться. Время выполнения зависит только от вас. Дальше, как и договаривались, два месяца можете быть свободны. Вы согласны с такими условиями?

-- Согласны.

-- А что за транспорт нам дадут? - спросил Нойм.

-- Старую "стрелу", но шемрайскую.

-- Шемрайскую? Действительно?

-- Да.

-- Отлично!

-- А какие системы управления там установлены? - поинтересовался Нерым.

-- Стандартные ручные штурвальная и рычажная, жестово-голографическая и нейросвязная. Они унифицированы и соответствуют всем техническим нормам Объединения.

-- А на случай ЧП? - спросил Кин.

-- На звездолёте имеются отдельные аварийные и спасательные системы, новейшие щиты, четыре усиленные орудийные батареи, полный дубляж основных систем и, в том числе, двадцать четыре полных спасательных комплекта.

-- Зачем столько? - удивился Ян.

-- Кто знает, что там вас ждёт. Генезис явления нам неизвестен точно, поэтому и такие меры предосторожности. Вопросы ещё есть?

-- Нет.

Платформа тем временем ещё продолжала пересекать космодром. Не имея больше тем для разговора, исследователи начали смотреть по сторонам. Возле терминала, который они покинули несколько минут назад, садился вытянутый изящный пассажирский звездолёт. Вдалеке, на окраине площади, один за другим взлетали два небольших грузовых корабля. И везде носились роботы, транспортёры, другие механизмы...

Наконец показались ангары. И рядом с ними - относительно небольшое судно, формой похожее на наконечник копья. Платформа села подле него через долю. Роботы тем временем уже заканчивали погрузку - заносили последние ящики-блоки сжатого пространства.

-- Ну вот и прибыли! - воскликнул Зивур, - Ваш транспорт, "Звезда Ланраи"!

Этот звездолёт считался одним из лучших во всём Институте. "Звезда" была отличным кораблём, необычайно прочным и очень быстрым. Четырёхсотметровая стрела из тёмно-серебряного металла восхищала. Хотя она была почти в два раза старше куратора группы, выглядела она совсем как новая.

К группе подкатил один из роботов и доложил:

-- Погрузка завершена. Корабль к отправлению готов.

-- Хорошо. Можете быть свободны. - сказал Зивур роботам.

Поклонившись, те ушли, и руководитель обратился к исследователям:

-- Что ж, можете отбывать!

-- Ну, пошли. - сказал Ян, - Господин Аттоя, спасибо!

-- И помните: кто приключений не ищет...

-- Того они находят сами. - продолжили парни вместе, - До встречи!

-- Бывайте! - поклонился Зивур и направился назад к платформе.

Открылся люк-трап, и исследователи вошли внутрь. Когда поднялся последний, по судну разнёсся мощный звуковой сигнал - искусственный голос бортового компьютера сообщил, где размещены нужные инструменты и багаж группы, и доложил о состоянии систем. Прослушав, исследователи направились в главный зал, мостик. Идя по коридору, соединявшему помещения, они не переставали восхищаться кораблём: качество приборов, техническое оснащение, удобный дизайн... Это удовлетворяло всех, кроме куратора группы - звездолёт просто не был рассчитан на существ такого большого роста, как он.

Парни вошли в зал, расселись: Ян занял место капитана корабля, Нерым - пилота, Нойм - бортового техника, Иту - навигатора, Хат Кай - на специально приспособленное для него кресло, остальные устроились на свободных местах, и начали активацию систем судна.

-- Нойм, каково состояние корабля? - спросил Ян.

-- Работает как часы.

-- Тогда запускай экран и двигатели.

Техник вскоре сделал всё необходимое и подал знак полной готовности.

-- Нерым, взлетай. - отдал приказ Ян.

Пилот кивнул, выбрал систему управления и, неспешно поворачивая регулятор гравитационного экрана в направлении отталкивания, плавно потянул штурвал на себя. "Звезда Ланраи" начала подниматься.

Она достигла уже значительной высоты, когда на борту что-то взорвалось. Корабль подбросило, на нём на мгновение отключились все батареи. Но, на счастье, автоматика судна восстановила поступление энергии, и Нерыму удалось избежать падения.

-- Что это было? Что случилось? - на Нойма обрушился шквал вопросов.

Не отойдя ещё от взрыва, он вначале растерялся, но затем, сконцентрировавшись и проведя небольшой осмотр, ответил:

-- Рванул комп, ответственный за межприродные переходы. Короткое замыкание, и в результате перегрузка.

-- Ты ж сказал, что всё работает? - удивился Ян.

-- Да, но... Погоди... Этот компьютер ремонтировали недавно, заменяли энергопроводку... Теперь всё понятно... - пробурчал техник.

-- Что понятно?

-- Там тип "Адт-Ар", а установили "Адт-Имм". Они подобны, но некоторые ключевые параметры у них отличаются. Перепутали, и сейчас при активации она не справилась. В итоге накрылась вся система.

-- Отремонтировать это можно? - спросил Юц.

-- Можно, это нетрудно, но для этого требуется посадка.

-- Тогда снижаемся!

-- Э, народ, мы уже в шестидесяти кудгах над поверхностью... - сказал Нерым.

Тут к ним пробился сигнал из центра управления полётами. В центре зала появилась голограмма диспетчера, смогшего связаться первым - девушки из рода людей.

-- Что у вас случилась? Почему корабль так тряхнуло? - волнуясь, спросила она.

-- Небольшая авария. И мы лишились системы межприродных переходов. - ответил Ян.

-- Будете снижаться и ремонтировать?

Капитан глянул на остальных членов группы и сказал:

-- Нет. Мы отремонтируем её сами при достижении конечной точки маршрута.

-- Вам нужны средства и инструменты для ремонта?

-- Нет, не высылайте. У нас всё есть, и много. - передал Нойм.

-- Других проблем нет?

-- Нет. В остальном звездолёт работает прекрасно. Полёт можно осуществить и без неё.

-- Тогда я заканчиваю. Приятного полёта!

-- Спасибо большое, и до свидания.

-- До свидания! - попрощалась девушка, и голограмма исчезла.

-- Нойм, - обратился к нему Ян, - сколько времени займёт ремонт?

-- Заменить поврежденные приборы и компьютер - дело пары частей. Главная проблема - установка программ. А что насчёт перелёта, так систем пространственных и межизмереньевых разломов нам хватит. Долетим не за десять частей, а за двое с чем-то суток. Мы хотели отдыха, мы его и получили...

-- Народ, мы покинули атмосферу Сэтара. - сообщил Дат.

-- Тогда, Нерым, Нойм, Иту, приступайте. - передал Ян.

Звездолёт закончил подъём и развернулся. Из главного зала, через его огромный иллюминатор, открылась чудесная картина: оранжевое солнце системы, три луны планеты, образовывавшие дугу, и изрезанная линия прибрежья Великого океана.

Глянув на это последний раз, исследователи начали готовиться к активизации систем межпланетных скачков: Нерым вывел судно на прямолинейную траекторию и стал снижать скорость, Нойм приступил к подключению генераторов разломов, Иту начал ввод координат.

Как только генераторы будут готовы, по команде будет совершён энергосброс. Мощный разряд откроет проход между измерениями, а после, уже там - пространственный разлом. Такая объединенная система скачков позволяет значительно сокращать время межпланетных перелетов, но требует более длительной подготовки.



Когда всё необходимое было сделано, Нойм перевёл контроль скачка на панель управления капитана. Ян провёл последний осмотр и нажал на кнопку сброса.

За мгновение пространство перед звездолётом осветилось сотнями мощнейших молний, а само судно поглотил яркий свет. Затем одна сильная, но короткая вспышка - и проход был открыт. Корабль вошёл в него и понёсся к окраинам системы галактик.




3




"Звезда Ланраи" летела по пространственному разлому. Широкий тоннель, в котором нельзя было увидеть ни начала, ни конца, с чёрными краями, постоянно освещаемыми разноцветными молниями, были единственным, что было видно из иллюминаторов корабля.

В эти части автоматика судов брала на себя весь контроль над полётом, поэтому пилоты и остальные члены экипажа отдыхали. Группа Д 712 исключением не была - исследователи расположились по всему главному залу и отсеках, непосредственно с ним связанных, и занимались всякой всячиной: Ян и Иту играли в шахматы на компьютере главной панели, Нойм читал гологазету, Нерым просто сидел в кресле и глядел на молнии другого измерения, Дат и Кин смотрели видео, Юц разгадывал кроссворд, Хат Кай дремал на своём кресле. Лететь им предстояло ещё более шестидесяти часов...

Первые партии Яна и Иту были обычными дружескими играми: спокойными, с шутками и лёгкими подтруниваниями в случаях поражений, с равным счётом... Но в последнюю часть всё изменилось. Навигатор стал проигрывать партию за партией. Капитан тем же временм с ростом числа побед только становился спокойнее.

Вот шла очередная партия. Ян побеждал со счётом 6:15. Иту находился в шаге от очередного поражения, поэтому был невероятно напряжён и скрупулёзно просчитывал свой последний ход. И вот, проведя полчаса за расчётами и обдумыванием, он его сделал, поднял голову и взглянул на Яна, ожидая ответа. А тот медленно повернулся, посмотрел на доску, почесал затылок, сделал ответный ход, неспешно передвинув фигуру, и так же неспешно проговорил:

-- Шах и мат.

У Иту остекленели глаза. Когда до него дошло, что он проиграл уже в десятый раз подряд, он взревел так, что слышно было по всему кораблю. На источник этого дикого вопля откликнулись все члены экипажа, кроме Хат Кая, продолжившего дремать.

-- Что тут случилось? - почти в один голос спрашивали парни своих друзей.

В ответ им Иту, с сумасшедшим выражением лица, дрожащими веками и глазами, вращающимися во все стороны, показывая на Яна протараторил нечто неразборчивое. Нойм, Нерым, Дат, Кин и Юц, остолбенев, смотрели на него и боялись подойти ближе.

Ян, видя это, решил вмешаться и объяснить случившееся:

-- Понимаете, э... Мы с Иту играли в шахматы, и он проиграл. Десятый раз... Подряд... Вот... Но не беспокойтесь, я всё исправлю!

Пятеро пришедших недоверчиво посмотрели на капитана и вернулись к своим делам. Когда они ушли, Ян обратился к другу:

-- Иту...

Иту, которого всё ещё передёргивало, медленно повернулся. У него дрожали руки, и этим самым рукам не терпелось схватиться за шею сидящего рядом приятеля.

-- Иту, я всё понимаю. Но тебе сегодня просто не повезло. Давай я тебя проведу в каюту, ты там ляжешь и успокоишься! - сказал Ян, и, положив руку на плечо друга, повёл его.

Уже в комнате Иту необычайно быстро успокоился, и, окончательно расслабившись, захрапел в ту же секунду. Ян тихо вышел из каюты, закрыл двери, вздохнул:

-- Мдеее...

И пошёл назад в главный зал.

Кин и Дат тем временем просматривали видеоархив корабля. Они нашли несколько обзоров "Самых удивительных планет Системы", которые делали ещё прежние, и сейчас дошли до последнего из них, про Мир Семнадцати Солнц, планету Наскаранвардойм. Когда до окончания оставалось всего пара долей, к ним присоединился Ян.

-- Как сейчас Иту? - спросили сетэлы.

-- Спит как убитый. - ответил капитан, - Кстати, это не "Самые удивительные планеты Системы"?

-- Они самые. Но это последний обзор, и он скоро закончится...

-- Не проблема. - сказал Ян и достал из кармана минидиск, - Прихватил с собой. Тут записано около семисот фильмов - есть, что посмотреть.

-- Предлагаешь киномарафон?

-- Почему бы и нет?

К этому моменту выпуск закончился. Ян вставил диск в проигрыватель, выбрал ленту и сел рядом с Датом и Кином. Марафон начался.

Юц лежал на единственной в зале койке и разгадывал очередной кроссворд. Он всегда выбирал большие и сложные, поэтому время от времени спрашивал у остальных слова. Друзья помогали ему, но так как это продолжалось уже довольно долго, то всем порядком надоело. Юцу то и дело советовали бросить разгадывать и заняться чем-нибудь другим. Но тот не бросал. И продолжал вписывать новые слова и задавать вопросы.

Ища свободные строчки в очередной головоломке, он попал на вопрос, ответ на какой забыл в самый нужный момент. Он обратился к остальным:

-- Малая луна планеты Аной, восемь букв.

-- Эх... Дай подумать... Э... Всё, вспомнил, это Саластих! - ответил Ян.

-- Подходит!

Через несколько минут ему попался ещё один сложный вопрос:

-- Самое надёжное укрытие от природных катастроф, что имеется на сегодняшний день, шесть букв.

-- Могила. - пробормотал сквозь дремоту Хат Кай.

-- Идея хорошая, но нет. А если серьёзно?

-- Дантап.

-- А это подходит!

-- Юц, - вмешался Нойм, - хочешь ломать себе голову - пожалуйста, но, прошу, хватит ломать головы нам!

-- Не расслабляться! Это полезно!

-- Юц, - сквозь дремоту сказал куратор группы, - я предлагаю тебе сделку...

-- Ну?

-- Ты бросаешь кроссворды. Сейчас. И за это ты сегодня не ужинаешь принудительно моим фирменным салатом.

-- Хорошо, бросаю... - тихо сказал Юц, - Но я продолжу завтра! И никто не сможет меня остановить! - и злорадно рассмеялся.

Он отложил планшет и ушёл в каюту.

-- Фирменный салат Хата? - удивился Дат.

-- Он зовет его "Холодным желудочным термоядом". - тихо ответил Ян.

-- Ясненько...

Нерым тем временем продолжал рассматривать проскакивавшие на крае разлома молнии. Он знал, что таких, разноцветных, нет в разломах других измерений - они есть только в этом, "восьмой параллельности". Ему всегда хотелось узнать причину этого, но подобрать объяснение ему так и не получалось. И сейчас его одолел новый приступ любопытства:

-- Слушай, Нойм, - обратился он к товарищу, - почему здесь, в этом измерении на границах разлома цветные молнии? Их же нет в других! Почему так?

-- Пускай я и техник, но я не знаю... - ответил ор, оторвавшись от газеты.

-- А кто знает?

-- Пожалуй, только Хат кой-чего...

-- Тогда я у него и спрошу!

-- Э, я б не советовал этого делать...

-- И почему же?

-- Он очень не любить, когда его беспокоят по подобным мелочам. Тем более, что он сейчас дремлет.

-- Да ничего не случится!

-- Случится! Ты даже вопрос закончить не успеешь!

-- Что он такого сделает?

-- Он тебя напугает так, что даже в подмышках волосы дыбом встанут.

-- И как ему это удастся?

-- Он улыбнётся тебе.

-- Ты прикалываешься?

-- Я серьёзно. Это ужасно, сам видел, поэтому никому не желаю!

-- Не стращай. Я знаю Хата не хуже тебя.

-- Ошибаешься... И ещё, Хат никому не позволяет узнать себя хорошо. Никому!

-- Я пойду.

-- Ну и иди! Но я тебя предупреждал!

Нерым поднялся, подошёл к Хат Каю и дотронулся до него. Тот медленно открыл глаза и повернулся в сторону пилота.

-- Хат, у меня к тебе есть вопрос. - начал парень.

-- Какой?

-- Мне интересно, почему тут, в "восьмой параллельности", есть разноцветные молнии в разломах. Их же нет в других измерениях! Я сам никак не могу это объяснить, вот и обратился к тебе.

-- И из-за этого ты меня поднял?

-- Да.

У куратора задрожало нижнее веко правого глаза. Его лицо скривилось из-за раздражения. Но он вскоре успокоился, изобразил неискреннее дружелюбие и...

Это случилось. Хат Кай улыбнулся. Теперь лицо скривилось уже у Нерыма. Эта широкая улыбка на лица Хата... На этом покрытом чёрной шерстью лице с вытянутыми, как у ящера, челюстями, с серыми белками, чёрной радужкой глаз и с злостным выражением, с ужасными очертаниями вообще...

Но это был лишь внешний фон.

Хат Кай улыбнулся во все свои сто двадцать зубов, восемьдесят стационарных и сорок подвижных. Эти "колья" разного размера и оттенка, торчавшие во все стороны... При сравнении с их видом даже выражение лица Хат Кая казалось самой приятностью.

Нерыму сделалось не по себе. Он сделал пару шагов назад, протараторил:

-- Я тебя в другой раз спрошу, ладно?

И убежал. Хат Кай провёл его взглядом, затем убрал "улыбку", лёг назад на кресло и, довольный, задремал вновь.

Нойм, увидев дрожащего друга, ехидно спросил:

-- Ну, как?

-- Запомнить: спрашивать Хата как можно реже. - голосом робота сказал пилот и сел.

Нойм расхохотался.

-- Хватит ржать! - гаркнул пилот.

-- Ладно! - едва сдерживаясь, сказал техник.

Через минуту он прекратил смеяться и опять засел за гологазету. Нерым направился в каюту - отходить. Остальные исследователи продолжили заниматься своими делами.




4




Шли третьи сутки полета. Все исследователи, кроме Иту, сидевшего на вахте на мостике, спали. Межпланетный переход шёл спокойно, без происшествий, все системы судна работали в нормальном режиме, поэтому навигатор просто сидел и смотрел фильм по одному из голоэкранов, время от времени делая беглые осмотры.

Когда он собрался приступить к очередному, двери открылись. В зал вошёл куратор группы

-- Как идёт наше путешествие? - спросил он.

-- Как обычно. - ответил Иту, - За пятьдесят три части не случилась ничего. Абсолютно.

-- И это хорошо.

-- Да, но это однообразие утомляет и вгоняет в сон. А, кстати, остальные ещё дрыхнут?

-- Ага.

И только он закончил, как из кают раздался оглушительный вопль "УВОТАКУУУ!!!" и вселяющий ужас грохот.

Перепугавшись, Иту подпрыгнул на полметра над креслом.

-- Что это было? - спросил он дрожащим голосом.

-- Яну опять кошмары снятся. - спокойно ответил куратор, - Хотя он и с Зубцов, но ему всё-таки стоит бросить читать ужасы перед сном.

-- Й-й-я согласен.

Тем временем в главный зал с ворчанием вошли остальные разбуженные исследователи, а следом за ними со смущённым выражением и тот, кто вызывал переполох.

-- Из-за тебя у меня чуть было оба сердца не остановились! - крикнул Нойм на Яна.

-- Из-з-з-за т-т-т-тебя я оп-п-п-пять з-з-з-заик-к-к-к-каюсь. - простучал Дат.

-- И я т-т-т-тоже. - добавил Нерым.

-- Так напугать - это уметь надо! - сказал Кин.

-- Этот твой крик был даже хуже, чем будильник Хата! - воскликнул Юц, - А, кстати, где он?

Из кают раздался ещё один дикий вопль.

-- А вот и он! Простите меня. - сказал Хат Кай и скрылся в коридоре.

-- С-сколько ещё осталось н-н-нам лететь? - спросил у Иту Нерым.

-- Девятнадцать частей. Так что надо бы уже начать готовиться к прибытию на планету.

-- Хорошо. - сказал Ян и, обратившись к друзьям, добавил, - Простите меня, пожалуйста, за это.

-- Прощаем, прощаем... - ответили ему товарищи.

-- Но твою библиотеку ужасов мы конфискуем. - добавил Юц, - В целях всеобщей безопасности.

В главный зал вернулся Хат Кай, и исследователи начали подготовку. После завтрака они сели изучать те немногочисленные материалы про Намиркум-Малвактэу, что имелись в Институте, и одновременно начали обсуждать ход выполнения работ.

Во время обсуждения было решено, что поскольку активность наблюдается только в одной области, то лучше всего будет посадить звездолёт подальше от источника, а до него добираться на гиперпланере, пока что стоящем в одном из трюмов. Также исследователи единогласно решили, что, прежде всего, после посадки отремонтируют свой корабль, а во время полёта будут проводить беглое изучение планеты - в целях пополнения небогатого материала и облегчения работы следующих экспедиций. Но возникали и спорные моменты. Главным из их стало место посадки. В конце концов, парни сошлись на варианте, предложенном их куратором - небольшом острове на противоположной источнику активности стороне планеты. Согласно старым картам прежних, его вершина была плоской - значит, посадка будет возможна. А удалённость от материков гарантировала большую безопасность.

За подготовкой оборудования и разговорами время пролетело незаметно. Исследователи только закончили все дела, как бортовой компьютер передал: "До выхода из разлома осталось двенадцать долей". Автоматический полёт заканчивался, надо было снова брать управление в свои руки. Члены экипажа заняли свои места и начали готовиться к выходу.

Вскоре в конце разлома появилась белая точка. Она долго не изменялась, но когда до выхода осталось всего три секунды, она с невероятной скоростью расширилась, охватив всё видимое пространство. В то же время космос осветила мощная вспышка. Звездолёт достиг конечной точки маршрута. Намиркум-Малвактэу предстала перед глазами исследователей.

Скачок вывел их к ночной стороне планеты, поэтому из иллюминатора главного зала была видна невероятная картина: угольно-чёрный шар небесного тела в обрамлении гигантской короны солнечных лучей, и такое же чёрное, почти что без звёзд, космическое пространство.

-- Чего-то мы близко у планеты оказались. - сказал Хат Кай, глядя на раскинувшийся перед ним мир.

-- Отклонение от расчётной точки две тысячи семьсот кудгов... Но ничего страшного. Так, Нойм, переведи энергопитание корабля на батареи, Нерым, готовься к снижению. - передал Ян.

-- Сейчас? Зачем? - удивились пилот и техник.

-- Тут могут быть сканеры дальнего действия, а шемрайские технологии маскировки позволяют лучше спрятаться именно на поверхности.

-- Хорошо, выполняем. - сказал Нерым и направил звездолёт вниз.

-- И, кстати, питание планера также надо будет перевести на батареи. - добавил капитан.

Тем временем у Нойма возникли проблемы.

-- Ян, нам придётся немного задержаться. - передал он после очередного сбоя системы.

-- В чём дело?

-- Мне тяжело осуществлять перевод. Я точно не знаю, но скорее всего это из-за внешнего излучения

-- Дат, какое тут солнце? - прервав техника, спросил Ян.

-- Так, - начал физик, - здесь это бело-жёлтая звезда, относительно молодая и очень, очень активная. Пространство пересыщено частицами солнечного ветра даже тут. И спектр излучений тут атипичный - он чем-то напоминает первые искусственные звёзды аэ, эти "Созвездия преград". Немудрено, что все системы дают такие сбои...

Но, что удивительно, в связи со специфичностью спектра для живых организмов это излучение особой опасности не представляет.

И, ещё, стоит отметить, что и сама планета имеет мощный радиационный слой, защищающий от солнечного ветра и также способный вызывать сбои. Кстати, мы в этой ионосфере сейчас и находимся.

-- Что ж... Теперь понятно, почему мы вышли так близко. - проговорил Ян, и после небольшой паузы обратился к Нойму, - Тебе ещё много работы?

-- Нет, я уже заканчиваю. Но, должен сказать, что я нашел ещё одну проблему.

-- Какую?

-- Из-за излучения сигналы сообщений идут очень плохо - по сравнению с этим система переходов сработала просто отлично. Так, до нас дошло лишь одно сообщение от Института, и то фрагментарно. А если мы попробуем передать, то на Сэтаре хорошо если получат треть от всего материала. Вот тебе, блин, и межизмереньевый канал!

-- Ясно. Если понадобится послать письмо, на почту придётся бежать далеко... А сейчас надо определить, в каких условиях мы будем работать, - сказал Ян и вновь обратился к Дату, - Что это вообще за планета?

-- Обычный силикатный мир, на котором суши ненамного меньше, чем на Сэтаре, средних размеров, пятый в системе. Орбита широкая: одна и семь десятых единицы. Ближайшая соседняя планета находится за сто с гаком миллионов кудгов, так что гравитационное воздействие минимально. Год составляет семьсот тринадцать сэтарских дней и четыреста пять здешних. Луны если и есть, то только астероиды.

-- Юц, какая тут атмосфера?

-- За исключением мощнейшей ионосферы, наличие которой уже отметил Дат, по составу и строению она напоминает сэтарскую: те же шесть слоёв, а образуют её сто три сегма азота, тридцать четыре - кислорода, три - инертных газов, два - водяного пара, один - водорода и еще один - иных газовых и аэрозольных примесей. Ядовитых веществ нет. Мощность атмосферы значительна, но среднее давление ниже сэтарского на треть. В общем, дышать можно, и радиационной опасности нет, озона хватает.

-- Иту, что с рельефом?

-- Преобладают равнины, в основном низины. Горы распространены не очень широко, и они невысоки - максимум восемь кудгов. Но тут очень глубокие океаны: до семнадцати кудгов в желобах. Кое-где на суше и шельфах встречаются огромные гряды-куэсты. Довольно много вулканов, и имеются они почти что везде. В целом суша занимает пятьдесят восемь сегмов и предоставлена тремя континентами. Примечательно то, что две трети всей тверди предоставлено одним массивом.

-- Кин, жизнь тут есть?

-- Есть, но видовой состав небогат, и разумных форм нет, ведь планета относительно молода. Да и сама жизнь распространена фрагментарно. По числу видов, биомассе и количеству представителей преобладают фото- и хемосинтезирующие организмы - травы степей и саван и планктон океанов, если быть точным - гетеротрофов немного. На острове, куда мы летим, вообще нет ни одного животного, только растительность да грибы.

-- Понятно. Какие-либо ещё особенности имеются?

-- Есть одна. - сказал Хат Кай, - тут есть руины поселений прежних, и много.

-- Вот как? Хотя... Поселения прежних есть на каждой двадцатой планете, так что не думаю, что это так уж важно.

-- А что-нибудь наше есть? - спросил Нойм.

-- Ничего абсолютно. Нет даже автоматических станций - последняя была здесь лет семьдесят назад. Получается, мы первые разумные существа, прилетевшие на эту планету за несколько миллионов лет. - ответил Хат Кай.

-- Интересно, интересно... - тихо проговорил Дат.

-- Впереди облака! - воскликнул Нерым.

-- Что за облака?

-- Обычные кучевые, но плотные. Ничего страшного не случится, если мы пролетим через них. - передал Юц.

-- Если так, то идём сквозь! - сказал пилот.

И "Звезда Ланраи" скрылась в облаках далекой планеты.




5




Корабль летел сквозь пелену. Плотная тёмная завеса не позволяла ничего рассмотреть, поэтому приходилось ориентироваться по показателям датчиков. Но трудно было лишь несколько минут - после слой облаков был пройден, и судно вышло в область чистого воздуха.

-- Свет включать? - спросил Нойм.

-- Включай, - ответил Нерым, - надёжней будет.

Лучи фонарей осветили окружающее пространство. Они явили морскую гладь под кораблём, а над ним - массивы облаков.

-- До острова четыреста восемьдесят кудгов, курс на северо-запад. - передал Иту.

Нерым повернул штурвал, и вскоре показалась цель: давно потухший невысокий щитовой вулкан, на котором местами имелись небольшие площадки-террасы.

В сфокусированном свете стали заметны высокие крутые берега острова, так что пилот направил звездолёт вверх. Пара секунд - и обрыв остался позади. Теперь под кораблем проносились пересечённые оврагами склоны, покрытые редкой травой.

Стала заметна вершина острова и большая терраса возле неё. Она была достигнута быстро, и Нерым начал готовиться к посадке: привёл звездолёт в горизонтальное положение, выпустил подпорки и стал медленно снижаться. Через минуту судно дрогнуло от лёгкого удара. Посадка была завершена, исследователи поднялись и подошли к иллюминатору. В лучах света были видны только заросли жёлтой травы с редкими кустами и большие тёмные камни.

-- Конечная достигнута. - усмехнулся пилот.

-- Хорошо. - кивнул Ян, - Нойм, поднимай поле искажения. Пришло время приняться за ремонт. Ну, кто чем заниматься будет?

-- Давайте мы заменим энергопроводку. - предложили Нерым и Нойм.

-- Хорошо, тогда я и Юц займёмся самим рванувшим девайсом. - передал Иту.

-- А я присоединюсь к ним. - вмешался Хат Кай, - комп менять - дело дурное, без помощи там не обойтись.

-- Хат, ты с нами? Отлично! - воскликнул навигатор.

-- Что ж, тогда я составлю компанию вам. - сказал Ян технику и пилоту и добавил, - Тогда за наблюдателей остаются Дат и Кин.

Те только пожали плечами и ответили:

-- Мы не против.

И сели перед иллюминатором. Остальные же разошлись.

Ремонт продолжался около трёх часов. Нойм и Нерым первыми закончили работу, поэтому решили чуть отдохнуть - выбраться из звездолёта и посмотреть на ночной пейзаж.

-- Мы выйдем, проветримся немножко. - передал Нерым.

-- Хорошо, только люк-трап не закрывайте. Я проверю, как идут дела у остальных, и присоединюсь к вам. - сказал Ян, и пилот с техником ушли.

Вскоре после капитан, смеясь, вышел из звездолёта и направился к своим друзьям, стоявшим у едва заметной границы поля.

-- Ты чего хохочешь? - спросил Нойм, увидев товарища.

-- Кин и Дат. - сквозь смех выдавил тот.

-- Что они наделали?

-- Эти кадры провели расчёт на вероятностном экстраполяторе и, увидев, что ничего не произойдет, уснули! И дрыхнут сейчас так, что не поднять!

-- Ай молодцы! - улыбнулся Нерым, - Пожму им руки как проснутся!

-- А, кстати, как там дела у наших компьютерных дел мастеров? - поинтересовался Нойм.

-- Уже заканчивают установку. - ответил Ян, - А как завершат, сразу пойдут в каюты. Может, только Юц вскоре присоединится.

-- Ясно... - тихо сказал техник и, осмотревшись, добавил, - Первый раз попадаю на планету, где так темно ночью.

-- Да... Тьма тут действительно глубокая. - согласился капитан.

-- Слушайте, Дат же сказал, что тут нет поблизости ярких звезд, так? - неожиданно спросил Нерым, - Тогда это что? - и показал на группу довольно ярких объектов у линии горизонта.

-- Луны планеты, скорее всего. - ответил ему Ян, - Несколько притянутых астероидов.

В этот момент из люка вышел Юц.

-- А вот и пополнение компании! - воскликнул Нойм.

-- Рад снова всех видеть! - ответил метеоролог и, спустившись по трапу, сказал, - Блин, как же тут темно! Даже на Шамрадии и то светлее!

-- Так... - добавил Нерым.

-- Вы были там? - удивился Ян.

-- Довелось однажды. - ответил Юц, - Я ж много где бываю во время отпусков, попал однажды и туда.

-- А я был там проездом, - сказал Нерым, - когда летел на Тавис.

-- Я на Шамрадии не был, - начал Нойм, - но по сравнению с моей родной Надвией, где даже самой тёмной ночью без фонарей читать можно, мне страшно становится.

-- Холодает. - поёжившись, сказал пилот, - Может, пойдем уже?

-- Да, так лучше. Завтра мы выправляемся в путь, и нам нужно хорошо отдохнуть. - согласился Ян, - Пойдём!

Исследователи поднялись на борт, закрыли люк-трап, перевели системы корабля в режим скрытой работы и разошлись по каютам. Завтра будет большой день, и к нему надо подготовиться.




6




Хотя исследователи и проспали около десяти часов, они проснулись, когда ещё стояла ночь - сутки на этой планете были почти в два раза дольше, чем привычные для них сэтарские. Но поскольку все были отдохнувшие и полные сил, было решено не терять времени и после непродолжительных завтрака и подготовки выправляться в путь.

Приготовления прошли почти без затруднений - единственной заминкой стала только выгрузка планера из трюмов, а затем из огромного блока сжатого пространства. Это заняло относительно немного времени, но потребовало больших усилий. Перед тем, как приступить к снаряжению и загрузке планера, Ян рассчитал время полёта. Получилось, что для достижения источника энергоинформационной активности надо около одиннадцати частей, так что запасов еды и воды решено было взять на местные сутки.

Вскоре транспорт был готов. Осталась сделать лишь одно - замаскировать звездолёт. За это взялся Нойм. Он отключил все системы, кроме спасательной в чрезвычайных ситуациях, и, когда весь экипаж покинул судно, запустил генераторы искривления пространства. За полминуты четырёхсотметровый корабль растворился в тумане, не оставив после себя и следа.

Теперь можно было стартовать. Исследователи расселись, Нерым запустил двигатели, и планер оторвался от земли. Сразу после этого были подняты "твёрдое" и "мягкое" поля - противоперегрузочные средства, - включены общая и персональные системы маскировки, и перелёт начался.

Планер быстро разогнался, и остров, на котором остался звездолёт, исчез во тьме ночи. Первые полчаса исследователи не видели ничего, кроме поверхности океана под фонарями, но постепенно становилось всё светлее - они входили в освещённое полушарие. Появлялись первые яркие лучи, постепенно поднималось солнце. Довольно светло стало уже тогда, когда над горизонтом стал виден лишь небольшой край звезды.

Когда солнце поднялось ещё выше, и стало совсем светло, исследователи начали изучать поверхность океана. Она была необычайно спокойна - даже рябь отсутствовала - и оставалась такой на протяжении всего полёта. И любопытно было не только это: до самого побережья они не увидели ни одного живого существа. Но когда увидели, то были поражены: все животные достигали просто сказочных размеров.

При приближении к берегу на и у поверхности океана стали появляться большие красные пятна. Сначала исследователи приняли их за водоросли, но, подлетев поближе, увидели, что ошибались. Пятнами оказались не заросли местной водной растительности, а отмели. Обычные песчаные отмели. С песком насыщенного красного цвета. Подобрать наиболее подходящее объяснение данному феномену учёные так и не смогли. Тем временем, при приближении к берегу, песок постепенно терял свой странный цвет и становился обычным бежеватым.

Там, где заканчивались отмели, росли мангры - невысокие деревья с жёлтой листвой, у которых прямые стволы и ветви, казалось, отсутствовали напрочь. Они были невероятно густы, и было заметно, что их составляет множество видов деревьев. А вот фауна этой формации была куда беднее флоры. Но животные компенсировали свою малочисленность шумом - от стоявшего там галдежа исследователей не спасал даже специальный щит.

За манграми распростёрлась бесконечная равнина с саванной. На её преодоление ушло более трети от всего времени полета. И все эти часы под планером проносились волны моря рыжей травы разной высоты да редкие реки, а над ним - маленькие кучевые облачка, рассыпанные по всему небу. Представители животного мира попадались редко, но каждая встреча из ими впечатляла, ибо жители саванны оказались такими же гигантскими, как и жители моря. Несколько раз они пролетали над руинами городов прежних, едва заметными с высоты в зарослях.

После четырёх часов полёта над безграничной саванной на горизонте показались белые шапки гор. Относительно невысоких, но остроконечных, состоявших из большого числа длинных хребтов, разделённых широкими долинами, которые занимали пущи и озёра. Горный лес очень напоминал виденные ранее мангры: стволы и ветви деревьев были такими же неровными и бугристыми. Но эти деревья втрое превышали прибрежные по высоте, и отличались листвой ржавого цвета. Фауна долин и саванн была подобна, отличия же заключались только в числе видов и размере существ. Сначала исследователи посчитали, что в этих однообразных краях ничего примечательного нет, но вскоре они были вынуждены изменить своё мнение: прошло уже больше двадцати долей, а горы всё продолжались. Цепь оказалась состоящей из десятков хребтов, и они не думали заканчиваться. Ну а самым впечатляющим оказался один обитатель края, увиденный парнями уже у границы страны: крылатый монстр, чёрный как ночь, и размером почти что с их транспорт. Он была настолько ужасен, что исследователи приостановили полёт, только чтобы отдалиться от него.

Тем временем горы постепенно становились ниже, и вскоре они резко оборвались перед другим океаном. Их склон представлял собой один гигантский утёс, на выступах которого толпились водоплавающие птицеподобные существа, голубые, как морская вода. Согласно голокарте, этот океан должен быть в три раза шире предыдущего. К удивлению учёных, он оказался таким же спокойным. Сначала.

Когда исследователи преодолели половину водного пространства, то попали в бурю. Целый фронт, казалось, появился из ниоткуда. Облететь его группе не удалось. Около получаса они летели сквозь дождь. Вокруг не переставая сверкали молнии, и дул сильный ветер. Силовые поля планера защищали от ненастья, но пронизывающий холод оказался им не по силам. Дрожа, исследователи ждали окончания шторма. И он закончился так же внезапно, как и появился. Когда облака рассеялись, перед учёными появился берег другого континента.

Он представлял собой огромную пустыню, которая, как выяснилось после, простиралась до самого источника активности. Серый песок, редкие пятна сухих низкорослых серо-рыжих кустарников и запылённые небеса были единственным, что видела группа на протяжении всего остального полёта. Типичный нагоняющий скуку пустынный пейзаж.

Но каждая пустыня имеет свои особенности и необычности. Были они и здесь: так, именно тут исследователи увидели самых странных живых существ - гигантских членистоногих с самыми невероятными формами тел. Хотя нередко они были страшнее даже того горного чудища, их вид впечатлял. А когда до источника активности осталось полчаса полёта, парни приметили ещё одну черту: в этой пустыне совсем не было оазисов.

Тем временем над равниной начали подниматься холмы и гряды. Когда исследователи преодолели одну из возвышенностей, то значения показателей измерительных приборов резко подскочили. Ян и Хат Кай приказали замедлить ход и снизить высоту полёта. Но ничего подозрительного и примечательного, того, что могло вызывать подобный сачок, поблизости не было.

Наконец на горизонте появилась куэста, за которой, согласно карте, и находится источник. Подлетев ближе, исследователи увидели, что высота гряды составляет более пяти кудгов, а тянулась она насколько хватало глаз. Её пологий склон был обращён в их сторону и был целиком покрыт серым песком. Но удивляло не столько размер гряды, сколько отсутствие похожих рядом.

Через пятнадцать минут после они достигли её склона. Но только они начали взбираться, как значения параметров подскочили ещё выше: для некоторых даже перестало хватать стандартной шкалы. Поэтому, в целях безопасности, было решено прекратить полёт, трансформировать планер и добираться до вершины колёсным транспортом.

Вскоре всё было сделано, и исследователи направились вверх.




7




Сыпучий песок сильно замедлял подъём: на преодоление тридцати километров склона ушло более двух часов. Управление транспортом выматывало, поэтому исследователи регулярно сменяли друг друга за штурвалом. Усложняло восхождение и постоянно усиливавшаяся энергоинформационная активность. Количество частиц было таким, что ощущалось без всяких приборов. К тому же она влияла на погоду: на высоте, где даже в пустыне может выпадать снег, стояла невероятная жара.

-- Дайте воды! - просил Юц.

-- Ты ж пил десять долей назад. - хрипнул ему Нойм.

-- Да, пил, но из-за этой жарищи неизвестно во сколько градусов меня уже замучила жажда.

-- Ладно, держи.

-- Дай и мне, - передал Нерым, - а то мне уже потеть нечем.

-- Кстати, какая тут вообще температура? - спросил Кин.

-- Четыреста шестьдесят градусов. - глянув на датчик, ответил Дат.

-- Четыреста шестьдесят? На пяти с чем-то кудгах? Как???

-- Не знаю.

-- Причина этого может быть только одна. - проговорил Хат Кай, - И мы к ней сейчас направляемся.

-- Что ж, мы все ошибались... - вздохнул Ян.

-- Ты это о чём? - спросил Нойм.

-- Ещё на Сэтаре Юц, Иту и я поспорили, что же может вызывать эту активность. Юц сказал, что это мек'наи, Иту - бандиты, нелегально добывающие руду, а я предположил, что это отшельники. Но сейчас я вижу, что все наши догадки были ложными.

-- Настолько мощное излучение ни один из предложенных нами вариантов создать не может. - добавил метеоролог.

-- И, к тому же, мы б увидели следы пребывания на планете ещё до достижения гряды. - сказал Иту.

-- Да, странно всё это. - тихо покачал головой Дат.

-- Мягко говоря странно. - добавил Кин.

-- Что же это, блин, вообще такое? - воскликнул пилот.

-- Узнаем только тогда, когда достигнем вершины. - ответил Ян, - А, кстати, до неё уже всего пара сотен субеков. Так, Нерым, глуши машину. Все выходим, а дальше - ползём.

Транспорт остановился, исследователи вышли из него и начали неспешно приближаться. Пара минут, и вот между ними и величайшей тайной последнего времени только небольшая скала.

-- Ну что, все на месте? - спросил Ян.

-- Да.

-- Тогда еще несколько мгновений - и смотрим.

-- Хорошо.

Исследователи перевели дыхание и поднялись над скалой.

Увиденное повергло их в шок: перед ними раскинулся громадный город, подобного которому не имелось во всей системе галактик. Он начинался от подножья крутого склона куэсты, заканчивался перед следующей грядой и тянулся под самый горизонт в обе стороны долины. По периметру его окружали огромные многогранные шипы, размещавшиеся даже на отвесных склонах. По ним и между ними то и дело проскакивали электрические разряды. В воздухе над ограниченной ими территорией регулярно возникали и исчезали большие пятна тусклого света, выдававшие наличие мощного защитного силового поля. Сам же город состоял из похожих на нагромождения металла и камней строений, невысоких, но колоссальных па площади. Все они были связаны между собой переходами, из-за этого город напоминал один огромный улей. В его центре, посреди большой песчаной площади, высилась двухкилометровая башня - нагромождение-излучатель в форме узкой пирамиды, пестревшее огнями. Время от времени вся башня вспыхивала, и в эти моменты исследователей пронзала боль, а измерительные приборы отключались из-за перегрузок.

Но настоящий шок учёные испытали тогда, когда увидели тех, кто населял город. Это были прежние...

Они были из известных в Объединении родов: мирийцы, вайтаи, затуруи, сартаниты, энгары, кое, амлаи... Но что они тут делают? Исследователи решили разглядеть их подробнее, так что настроили оптические усилители на максимальное разрешение. И ужаснулись от первого же взгляда: эти прежние были совсем не похожи на тех, которых они знали. Мирийцы были сутулыми и порой передвигались на четвереньках, вайтаи имели множество металлических протезов и грязного цвета кожу, затуруи не ходили, а перекатывались, и были в металлических панцирях, энгары имели длинные когти и зубы, кое все до единого были киборгами... Все обитатели города напоминали одну большую злую плохо сделанную карикатуру на известных в Объединении прежних.

Через некоторое время исследователи заметили ещё одну их особенность.

-- Они не разговаривают, вообще. - проговорил Юц, настраивая усилитель слуха.

-- В смысле?

-- Я слышу только отдельные крики, но словами, полноценным разговором назвать их никак нельзя.

-- Как тогда они общаются? Телепатически? - удивился Иту.

-- Получается, что так. - сказал Ян.

-- И делают это уже давно, раз утратили способность к устной речи. - добавил Хат Кай, - А прежние, что были нам известны, только переходят.

-- Остается только надеяться, что с телекинезом у них будет похуже... - тихо сказал Нойм.

Неожиданно всех позвали Дат и Кин. Они заметили, что прежние собираются на площади у башни, так что остальные учёные сразу же перевели свой взгляд туда.

Площадь вскоре заполнилась - за пару минут на ней не осталось свободного места, кроме холма в центре. Когда начали заполняться "улицы", ведшие к площади, на холм забрались три мирийца, ещё более звероподобных, чем остальные.

Желая узнать больше, исследователи решили "послушать", о чём будут говорить на собрании с помощью приёмников телепатических сигналов. Они настроили приборы на наибольшую чувствительность, включили их, и в то же мгновение на них обрушился такой поток информации, что у всех разболелись головы. Но среди других "голосов" были ясно слышны три мирийца, стоявшие на холме.

"Слушайте все!" - начал вещать прежний в центре, - "Наконец План начал осуществляться. Мы возвращаемся туда, где мы появились как цивилизация. Тут, на Малвакте, был наш последний форпост, когда нас гнали с родины дэлнархи. Но теперь наступил наш черёд! Мы, гатрэи, начинаем изгонять и уничтожать дэлнархов и новых!" "Первый этап Плана уже близок к завершению: вокруг галактик дэлнархов уже развёрнуто поле Великой Сетки, и вскоре поле будет развернуто и вокруг этих! Ни дэлнархи, ни новые, не смогут покинуть свои планеты!" - сообщил мириец слева. "И сейчас начинается Второй этап! Первая половина Флота прибудет в ближайшее время! Мы начнём возвращаться домой! И ничто нас не остановит! Мы займём всю эту систему галактик, как это было много лет назад!" - передал мириец справа. "Тут, на нашей родине, осталось ещё много чего пригодного для нас. Объединив всё это с ресурсами нашего нового дома, мы получим настоящую мощь и, наконец, разгромим дэлнархов!" - продолжил мириец слева. "Дэлнархи считали, что мы вымираем как цивилизация. И вот что получили: они в окружении, прорвать которое не смогут и за тысячелетия, а мы, гатрэи, начинаем возвращаться на родину! И никто не сможет помочь этим новым, что тут живут сейчас!" - продолжил мириец справа. "Да начнётся Возвращение!" - воскликнул мириец в центре. Прежние на площади взревели. Вскоре после этого на холм телепортировался вайтай и сообщил: "Поле развёрнуто! Новые окружены! Им некуда бежать!" И заревел после этого так, что исследователи услышали безо всяких приборов. "Не оставлять ни единого нового на возвращённых пространствах!" "Отсюда мы начнём продвижение к центру, а уже оттуда распространимся на все остальные системы!" "Брать из ресурсов всё, что можно взять!" "Вернём родину!" "Да начнется Возвращение!" - вещали с холма и повторяли в толпе.

Когда прежние начали неистовствовать, напуганные до полусмерти исследователи спрятались за скалой и отбросили от себя все приборы. Их сердца бешено колотились, дыхание сбилось. Они дрожали, пытаясь хоть как-то справиться с ужасом.

-- Возвращение? Флот?

-- Что это вообще было?

-- Дэлнархи, гатрэи?

-- Это что, вторжение?

-- Что делать???

Хат Кай, первым сумевший подавить страх, тихо сказал:

-- Бежим отсюда, пока нас не заметили.

Ещё дрожащие учёные поднялись и начали спускаться к транспорту, но... Внезапно за ними нечто вспыхнуло, и через мгновение громыхнул взрыв. По воздуху пронеслась волна. Она прошла сквозь тела исследователей и вызвала этим сильнейшую боль. От шока они потеряли сознание и упали.

Они очнулись от того, что услышали прежних:

"Новые тут..."




8




Их нашли.

Представив, что сейчас за ними ринется вся эта орда, исследователи пришли в ужас. Их парализовало.

С оцепенения всех вывел крик Яна:

-- Бежим!!!

Не отойдя от шока, почти ничего не осознавая, они вскочили и понеслись вниз. Но они не успели преодолеть и нескольких метров, как произошло нечто ещё более пугающее.

По воздуху пронеслась другая взрывная волна. То, что произошло после, никто из них не видел даже в самом жутком кошмаре: небеса раскололись. Они с невероятной скоростью будто покрылись огромными трещинами, а уцелевшие участки начали вспыхивать, оставляя после себя тёмные пятна. И количество вспышек росло с каждым мгновением.

Почти обезумевшие от страха учёные бежали не оглядываясь. Но и то немногое, что они видели, только пугало ещё больше: над ними появлялись корабли. Громадные страшные нагромождения возникали ниоткуда и затмевали собою облака и солнце. День превращался в сумрак.

До планера оставались считанные метры, когда они заметили, что из люков кораблей прежних выдвигаются излучатели пушек...

За секунду они запрыгнули в транспорт и завели его. За четыре секунды он был трансформирован назад, поднялся в воздух и полетел. Через мгновение на место, где он стоял, обрушился град энергоразрядов.

Планер быстро развил значительную скорость. Жуткое место и нагромождения остались позади, и исследователи смогли немного перевести дух.

-- Летим как можно быстрее к звездолёту. - сказал Ян.

-- Погодите! - воскликнул Иту, - А телепортёры?

-- Ни одноразовый планера, ни мой сейчас не сработают. - ответил Хат Кай, - Излучение таково, что сбиваются все настройки. Если их запустить, то нас может просто разорвать и раскидать по всей планете!

-- Проклятье!

-- Нойм, корабль ещё работает? - продолжил капитан, - Прежние его не нашли?

-- Да, работает, и пока не найден.

-- Хорошо, тогда, - он обратился к пилоту, - выжимай до предела.

Нерым кивнул и запустил двигатель на максимум. Гряда и корабли над ней вскоре скрылись за горизонтом.

"Новые ушли??? Так быстро?" - злились мирийцы-командиры. "Этим гадам повезло..." - отвечали рядовые. "Что ж, тогда осуществляйте Второй План контакта. - начали передавать лидеры, - Пошлите несколько звездолётов и атакуйте новых сферами, а если они и от них увернутся - используйте контрСлеры звездолётов. Но уничтожьте их! Исполнять." "Слушаемся." - отвечали солдаты и уходили.

От группы кораблей, появившихся над городом, отделились восемь и направились за беглецами.

Исследователи тем временем уже приближались к прибрежью. Они летели молча, стремясь хотя бы немного успокоиться и прийти в себя. Но когда у них это только начало получаться, на них обрушился новый удар: осматриваясь, Иту заметил далеко позади восемь маленьких тёмных пятен на горизонте, но которые заметно крупнели с каждой секундой. Присмотревшись к ним, он в ужасе закричал:

-- За нами летят!

-- Что???

-- Погоня! Восемь кораблей, они приближаются!

Нерым подключил резервные батареи. Скорость планера возросла ещё больше, но от кораблей прежних оторваться не удалось. Менее чем за минуту расстояние между ними сократилось до нескольких километров.

Закрепив дистанцию, гатрэи приступили к нападению. Корабли выстроились в дугу, отрезав исследователям пути назад и в стороны, и запустили орудийные системы: обшивка нагромождений ощетинилась множеством острых многогранных шипов и вспыхнула. Суда на мгновение скрылись в сияющей дымке, а когда вышли из неё, за ними протянулись короткие, оборванные шлейфы дрожащего, как будто разогретого воздуха.

Кин и Дат присмотрелись к этим образованиям. Сперва их предназначение казалось неясным, но немного после сетэлы заметили, что они с каждым мгновением всё интенсивнее затягивают в себя воздух со всех сторон и предметы с земли. И разъедают их, в мгновение ока разламывая на мелкие части.

-- За ними всё исчезает! - испугано крикнули они.

-- Чего?

-- Всё, что попадает в шлейфы!

-- Быстрее! - крикнуло несколько исследователей одновременно.

Но возможностей ускориться ещё больше не было.

Преследователи выпустили роботов-сфер. Десятки тускло светившихся, как шипы на кораблях, шаров вылетели из щелеподобных люков и сразу же бросились к планеру. За ними также протянулись шлейфы, даже мощнее тех, что были за кораблями: в них дрожал туман, а предметы исчезали, даже не достигая их.

-- Они бросили на нас боевых дронов! - закричал Иту.

-- Уходим! - крикнул Ян.

-- Мы и так уже на пределе! - рявкнул Нерым, и вдруг несколько сфер пронеслись мимо.

Молниеносным броском они опередили учёных на дюжину кудгов и резко изменили траектории, перекрестив между собой свои шлейфы. На пути планера встала стена дрожащего тумана.

На скорости тридцать мах избежать столкновения казалось невозможным.

Всё случилось за мгновения.

Нерым рывком потянул штурвал на себя. Планер резко поднялся вверх. Перейдя на почти вертикальную траекторию, находясь в метрах от стены, ему чудом удалось обойти преграду.

Но сферы не дали им даже шанса увернуться: как только планер оставил стену позади, они разлетелись во все стороны и начали ускоряться, шлейфы за ними исчезли. Увидев это, исследователи растерялись. Они не успели осознать, что только что произошло, как оказались в самом центре роя. Роботы распределились так чтобы не оставить ни единого пути к отступлению. Но они не приближались к планеру, а летели параллельно.

Но только Нерым попробовал повернуть... Сферы вспыхнули и бросились навстречу друг другу.

-- Стой! - крикнула пилоту одна половина исследователей.

-- Уходи! - крикнула вторая.

-- Там окно! - вдруг воскликнул Дат и поднял руку, - Туда!

Реакция Нерыма была мгновенной. Быстро глянув туда, куда показывал Дат, и, заметив проход, узкий, но достаточный для пролёта, он резко крутнул штурвал и потянул его на себя. Планер развернулся и направился ещё выше. Сферы сразу же бросились в сторону дыры, но пилоту удалось обойти их все и даже не задеть шлейфы. Делая невероятные движения на колоссальной скорости, он обходил дрожащий туман, оставаясь на расстоянии вытянутой руки от него. Нерым смог вынырнуть из ловушки за мгновение до закрытия прохода, и только собрался сделать ещё один манёвр, как Юц вскочил со своего места, подбежал к панели управления, вырвал из-под неё несколько передатчиков и, подловив момент, когда транспорт принял более-менее горизонтальное положение, ударил ладонью по панели.

В воздухе раздался взрыв. Из энерготрансляторов двигателя вырвался мощнейший разряд, планер мгновенно ускорился и исчез за горизонтом. Противоперегрузочные поля еледва справились, и исследователей из-за сильного толчка отбросило назад.

-- Простите, что не предупредил. - сказал Юц, поднимаясь с пола.

-- Сброс?! - крикнул Нойм, - Ты понимаешь, что мы б могли просто взорваться!

-- Если бы остались целы все каналы проводки, то да. - ответил метеоролог, подняв руку с вырванными передатчиками.

-- Хватит! - вмешался Ян, - Мы живы и это главное. Спасибо, Юц.

Он молча кивнул в ответ и сел назад.

-- Хотя бы удрать получилось, - промолвил Дат, вздохнув.

-- Восемьдесят звуковых. Выходим на океан. - проговорил Нерым, когда отошёл от шока.

Через пару секунд перед исследователями опять раскинулось спокойные морские просторы. Вокруг были только синева океана и полупрозрачные облака. Казалось, сферы и ужасные корабли-нагромождения остались далеко позади...

-- Иту, посмотри на датчики движения. - передал капитан.

Навигатор кивнул, вывел показатели на голоэкран и замер в ужасе.

-- Нас нагоняют...

-- Нагоняют?

-- Сброс был бесполезен? - воскликнул Нойм.

-- Они близко!..

Исследователи не успели испугаться, как вновь оказались посреди роя.

На этот раз роботы активировали свои орудия - все сферы были покрыты оболочкой из дрожащей дымки. Некоторое время они летели по прямой, но затем, вдруг, начали колебаться. За несколько мгновений их амплитуда увеличилась втрое, и когда она достигла максимума, сферы стали приближаться к планеру. Окружение сужалось.

-- Уклоняйся! - крикнул Ян.

Пилот сразу же начал действовать. Чуть замедлившись, он стал обходить сферы одну за одной, стремясь держаться как можно подальше от дымки и делая настолько резкие повороты, что остальных бросало во все стороны. Сферы срывались с места, целясь в двигатели и энергоисточники, нападали целыми группами, но Нерым как-то избегал их атак.

Неожиданно Иту заметил, что из-за перемещений сфер в рое образовался проход.

-- Нерым! Справа! - крикнул он.

Увидев полупустую область, пилот сразу же направился к ней. Выжимая из планера всё возможное, он смог вывести судно из окружения.

-- Ещё сброс! Сейчас! - крикнул Хат Кай.

-- Что?

-- Всю энергию на двигатели!

Нойм быстро и молча исполнил приказ.

Трансляторы вспыхнули, и планер исчез во вспышке. Выброс энергии, ещё мощнее предыдущего, придал ему невероятную скорость - едва избежав опасности, через мгновение исследователи оказались в сотне километров от неё.

-- Насколько нам этого хватит? - спросил Ян.

-- До острова должны добраться. - ответил Хат Кай, - Но, если я прав, планер останется совсем без энергии, когда мы прибудем туда.

-- Можно считать, что пока оторвались?

-- Думаю, да.

Исследователи вздохнули.

-- Это... Это были не аннигиляторы. Они не затягивают вещи и не разъедают их так... медленно, разламывая... Что это вообще такое? - воскликнул Юц.

-- Возможен только один вариант. - проговорил куратор. - Это контрСлеры реальности.

-- Что?

-- Да, механизмы воздействия на реальность. Прежние стремились разработать технологию не один миллион лет, и то, что мы видели, показывает, что они... гатрэи, преуспели.

-- Откуда ты это знаешь? - содрогаясь, воскликнули Дат и Кин.

-- Из тех материалов, что прежние передали библиотеке Института. Там есть несколько статей про то, к чему они стремятся.

-- Что там вообще говорилось про эти устройства? - спросил Ян.

-- Прежние не спешили делиться, так что слов там было немного. Но то, что там было приведено, показывало, что контрСлеры - по сути дела те же самые манипуляторы частиц нижайшего уровня, но невероятно сложные, и с другой схемой работы. Так, если обычный аннигилятор просто уничтожает материю и распыляет остальные частицы, то контрСлеры, как бы сказать, "вычёркивают" сам факт существования, не оставляют после себя абсолютно ничего.

-- И сейчас орда прежних с кучей этими механизмов гонится за нами... - тихо проговорили сетэлы.

-- Да...

За восемь минут планер, благодаря последнему энергосбросу, преодолел целое полушарие. С невероятной скоростью под ним пронеслись океан, горы, саванна, леса...

Когда до острова осталось меньше доли, транспорт начал замедляться. Обеспокоившись, Нойм решил провести беглый осмотр. Он посмотрел на голоэкран, и первый же взгляд выявил дурные вести.

-- У нас проблемы. - сказал он.

-- Уже закончилась?

-- До полного истощения двадцать мгновений.

-- Нерым, набирай высоту. - передал Ян.

Пилот понял мысль капитана. Он направил планер вверх и поднимался, пока энергии в батареях не осталась вообще. Затем, описав дугу, он начал снижение.

Вскоре из-за облаков показался остров, стали заметны вершина горы и терраса, на которой был спрятан звездолёт.

-- Готовьтесь! - крикнул Нерым и начал выводить планер из пике.

Подняв нос судна, он попробовал выйти на субгоризонтальную траекторию, чтобы уменьшить силу удара. До террасы оставалось несколько сотен метров...

-- Удар!

Планер грохнулся на землю. От столкновения он подпрыгнул, несколько раз перевернулся и после этого остановился уже навсегда. Когда пыль осела, учёные вылезли из покорёженного транспорта.

-- Восстановлению не подлежит. - вздохнул Нерым, глядя на остатки.

-- Вычтут с зарплаты. - проговорил Иту.

-- Нойм, готовь корабль. - приказал Ян, - Нерым, как только сядешь в кресло, врубай гравитацийник на полную. Плевать на последствия - нам надо драпать отсюда.

Пока капитан говорил, техник запустил все ранее отключенные системы судна и снял маскировочные поля. Корабль вновь стал видимым, ожил бортовой компьютер, открылся люк-трап. Исследователи направились к нему, и только приблизились ко входу как...

Нечто громыхнуло вдали, и перед ними буквально из ниоткуда возникли восемь гатрэйских кораблей, преследовавших их над пустыней и большим океаном.

-- Бежим!

Исследователи бросились к трапу. Шипы одного из кораблей прежних вспыхнули. Раздался хлопок, и у склона террасы образовалась небольшая сверкающая точка.

Она начала затягивать в себя воздух с невероятной силой. За мгновение поднялся ветер, способный сдвигать валуны. Учёных сбило из ног, они упали на землю.

-- Держитесь! - прокричал кто-то.

С огромными усилиями, ползком, цепляясь за камни, глубоко сидевшие в почве, исследователи начали продвигаться к звездолёту. Первыми добрались Иту и Хат Кай, которым помогли когти. Они схватились за трап и стали помогать остальным забираться внутрь.

Но точка быстро увеличивалась в размерах и постепенно превращалась в небольшой сияющий шар. Одновременно с этим усиливались и порывы - они начали вырывать с земли не только траву и гальку, но и небольшие деревца с корнями. Сдувало обломки корпуса планера, сдвигался даже сам остов разбитого транспорта.

Вскоре ветер усилился настолько, что поднял остатки планера в воздух. Сияющий шар разорвал их на множество мелких кусков, которые поглотил в тот же момент.

Когда это произошло, большинство учёных было уже в выходном зале. Снаружи остался только Иту, цеплявшийся за последние ступеньки лестницы.

-- Закрывайте его и скорее! - крикнул Хат Кай.

Нойм ударил по кнопке. Дрожа и колеблясь, люк начал подниматься, но, несмотря на силу ветра, закрылся. Иту оказался внутри.

-- В зал, пока нас не затянуло! - махнул рукой Кин.

Исследователи побежали. Порывы уже начали сдвигать "Звезду".

-- Взлетаем! - крикнул Ян.

Нерым и Нойм включили гравитационный экран. Высвободившийся импульс снёс всю вершину острова. Звездолёт, за мгновение избавившись от притяжения планеты, с невероятной скоростью понёсся вверх, рассекая воздух, и вскоре исчез в небесах.

Сверкающий шар, висевший уже над глубокой воронкой, растворился. Шипы на кораблях потухли. Гатрэи без единого звука смотрели на удаляющееся судно.

"Они убежали, что теперь?" - спросили рядовые своих лидеров. В ответ те только слегка усмехнулись: "Они не покинут границ этой системы..."




9




Корабль преодолел мощный слой облаков и быстро покидал атмосферу планеты. Глядя на то, как быстро отдаляется поверхность, учёные вздыхали с облегчением. Он начали приходить в себя.

-- Еле ушли!.. - усмехнулся пилот.

-- И не говори! - добавил техник.

-- Нерым, Нойм, как только достигнете восьми тысяч, осуществляйте переход. - приказал Ян, - Неважно куда, нам бежать надо.

-- Понятно. - ответили они.

-- Что это были за прежние, и почему мы про них ничего не знаем? - воскликнул Юц.

-- А этот вопрос к известным нам прежним. - сказал Иту.

-- Надо предупредить Объединение! - воскликнул Кин.

-- Надо, но не сейчас. - передал ему Хат Кай, - Чтобы нас не нашли, это надо сделать по окончании скачка. Так что он должен быть небольшим.

-- Есть!

Тем временем звездолёт вышел в космическое пространство. За иллюминатором главного зала вновь была чёрная пелена.

-- Атмосфера преодолена, активизируем систему переходов. - передали пилот и техник и начали запуск.

Неожиданно Иту дёрнулся и, глянув на данные внешних датчиков, неживым голосом проговорил:

-- За нами нет погони...

Исследователи замолчали. У всех восьмерых появилась одна страшная мысль. Дрожа, они медленно повернулись в сторону главного иллюминатора. И тут...

Множество белых молний пронзили космос точно так же, как тёмные трещины раскололи небеса на планете. За мгновение они охватили всё видимое пространство и превратились в одну вспышку нестерпимо яркого света.

Когда она рассеялась, учёным явилось самое ужасное за все их жизни зрелище: космос был заполнен гатрэйскими звездолётами, миллионами звездолётов самых разных форм и размерами от пары сотен метров до небольшой луны.

-- Флот прибыл...

Они были парализованы. Перед ними был флот чужой цивилизации, флот, равных которому никто из всей системы галактик не имел никогда и иметь не будет ещё миллионы лет.

Вдруг несколько малых кораблей пришли в движение. Они резка ускорились и через секунды три оказались где-то в сотне километрах от "Звезды Ланраи". И на них начали открываться люки.

-- Летим! Летим! - закричал Иту.

-- Разворачивайся и вперёд! - крикнул капитан.

Нерым только схватился за штурвал, как с гатрэйских судов вырвался рой сфер - таких же, что гнались за ними над океаном, но сейчас роботов было на порядок больше.

-- Скорее отсюда! - рыкнул Хат Кай.

Нойм быстро перенастроил двигатели на предельный режим работы. Звездолёт сорвался с места. Сферы бросились следом. Преследование продолжилось.

Пилот выжимал из корабля всё возможное, закладывал самые невероятные виражи и манёвры, но всё было напрасно. Сферы повторяли каждое движение судна, продолжая ускоряться и постепенно активизируя контролеры реальности.

-- Уходим! - кричал Ян.

-- Я и так делаю всё возможное! - кричал в ответ Нерым.

-- Система коротких скачков! - вдруг воскликнул Иту.

-- Что?

-- Система телепортации на малые расстояния! Она может дать нам шанс! Я запущу её...

Но только он собрался сделать это, как корабль содрогнулся.

-- Что это? - воскликнули Юц и Кин.

-- Нас обстреливают! - с ужасом крикнул Нойм, глянув на экраны наружного наблюдения.

Сферы обрушили на "Звезду Ланраи" лавину выстрелов. Они проходили сквозь "мягкое" поле, будто его не было вовсе, а "твёрдое" едва отражало их.

-- Иту, Дат, Кин - на ответный обстрел! Юц - с ними за главного! Нойм - присоединяйся к Нерыму! Хат - за техника! - крикнул капитан.

В мгновения назначенные стрелками кивнули и выбежали из зала, Нойм пересел на место второго пилота, Хат Кай перевёл панели управления на свой голоэкран.

-- Каково состояние поля? - спросил Ян.

-- Пока держится, но его не хватит надолго. - ответил куратор.

-- Что с системами телепортации?

-- Сгорели.

-- Проклятье!

-- Я не смогу запустить их, но можно попробовать оторваться на астероидах.

-- Что?

-- Попытаемся усложнить им навигацию.

-- Сколько и куда? - спросил техник.

-- Девяносто три тысячи кудгов, шестьдесят градусов направо, средняя группа.

Нойм кивнул, и пилоты направили корабль к ним.

Тем временем стрелки уже были у орудийных батарей.

-- Ответим им? - воскликнул Юц.

-- Да! - крикнули остальные.

И они запустили оборонительную систему. Из-под обшивки корабля поднялись целые массивы пушек и начали палить. Тысячи энергоразрядов понеслись на сферы. Рой налетел на них, и через мгновение его поглотило пламя рвущихся зарядов. Стрелки посчитали, что у них получилось, но...

Когда свет рассеялся, оказалось, что ни одна сфера не была уничтожена и даже повреждена. Выстрелы только принудили роботов замедлиться и на время дезактивировать орудия, поэтому, когда залп прошёл, они продолжили наступление.

-- Как? - содрогнулись Кин и Дат.

-- Продолжаем обстрел! - крикнул Юц.

Они вновь открыли огонь, но на этот раз делая короткие перерывы в очередях. И они увидели, почему роботы уцелели: дрожащее пространство вокруг них работало и как защитное поле, поглощая сгустки энергии, точно как же, как и обычное вещество.

-- С ними ничего не делается! - крикнул Дат, - Выстрелы их просто не достигают!

-- Стреляем дальше! - кричал Юц, - Мы должны хоть что-нибудь сделать, хотя бы задержать их!

Они продолжили обстрел, но шквальный огонь быстро истощал запасы энергии, а, значит, сокращал и количество оставшихся выстрелов. Роботы-сферы уже после первой попытки ответной атаки поняли, что оружие исследователей не сможет их повредить, поэтому обрушили на звездолёт беглецов настоящий ливень из энергоразрядов. На этот раз защитные поля не выдержали. Выстрелы пронзили их и попали в обшивку, оставив на ней огромные выбоины.

Главный удар пришёлся на пушки. Сферы уничтожали их одну за другой, но учёные у батарей всё равно не прекращали огонь.

Шансы на спасение стремительно уменьшались.

Когда казалось, что уйти уже невозможно, один выстрел попал в сферу, пространство возле которой перестало дрожать на доли секунды - она готовилась к выстрелу. И она взорвалась, причём с такой силой, что разбросанные обломки поразили несколько десятков других роботов.

-- Вы это видели? - воскликнул Иту.

-- Да! - отозвались сетэлы.

-- Мы нашли способ! - крикнул Юц, - Дат, Кин, цельтесь в сферы, готовящиеся стрелять! Выжимайте из оптики всё! Примета - исчезновение дрожи! Я буду с вами. Иту - продолжай беспрерывный огонь, отвлекай их!

Навигатор кивнул и начал стрелять ещё более интенсивно. Остальные стали выискивать цели, и когда находили, прицельно били по ним. И роботы взрывались, один за одним, раскидывая и уничтожая механизмы, бывшие рядом. Рой начал останавливаться: они не могли не то что целиться, а даже двигаться - тонны несущихся на колоссальной скорости обломков и накладывающиеся друг на друга волны энергии просто раскидывали их, несмотря на действие контролеров.

В главном зале пилоты продолжали уводить корабль от погони. Хат Кай, следя за степенью повреждённости корабля, взглянув на очередной экран наружного наблюдения, от увиденного вскочил со своего кресла.

-- Смотрите! - воскликнул он.

Ян и Нойм подняли головы и увидели, как взрывы сотрясают армаду, и как сферы разрушаются десятками.

-- Они нашли, как их бить! - воскликнул капитан.

-- Несмотря на контроль реальности они уязвимы!

Исследователи обрадовались: они наконец начали побеждать. Но вот это было ненадолго.

Из облака обломков и пламени, в которое превратился рой, улетали уцелевшие сферы. Они резко разворачивались, ускорялись на секунду-две и вскоре оказывались позади зоны взрывов. Когда расстояние становилось безопасным, они распадались. Из каждой сферы вылетало полторы сотни мелких роботов с сияющей обшивкой. Они быстро выстраивались и готовились продолжить преследование вместо "старших братьев".

Учёные только начали радоваться первой победе, как вдруг...

Тысячи искр вылетели из-за остатков армады. С невероятной скоростью они обошли разбитые сферы и понеслись к звездолёту.

Это зрелище ужаснуло исследователей даже больше чем внезапное появление кораблей: они видели, как из роя, оставшемся далеко позади, вылетело множество мелких обломков, будто там произошёл колоссальный взрыв. Но когда эти "обломки" направились к ним...

Из состояния шока всех вывел крик Юца:

-- Палите!!!

Исследователи схватились за прицельные механизмы. Из уцелевших пушек они дали новый залп по роботам. Но сейчас им не удавалось даже попадать - искры просто обходили энергоразряды, несмотря на скорость. Выстрелы проходили сквозь рой, как иголки сквозь лёгкую ткань.

Искры нагнали звездолёт за считанные мгновения и начали постепенно окружать его. Исследователи пытались оторваться, пытались отстреляться, но всё было бесполезно - отбиться от роботов было нельзя.

Где-то за минуту окружение сомкнулось, и искры начали нападение. Четыре дюжины роботов резко развернулись и, прошив на невероятной скорости защитные поля, ударили по обшивке. Корабль содрогнулся, и уже вторая группа искр нацелилась на воронки, оставленные первой.

-- Куда они бьют? - крикнул Нойм.

-- В узлы систем корабля и опорные балки каркаса. - передал Хат Кай.

-- Хат, попробуй запустить хотя бы одну из систем телепортации, за состоянием посмотрю я! - передал капитан.

Куратор кивнул, подбежал к распределительному блоку зала и начал ремонтировать то, что ещё было можно, и осуществлять перенаправление потоков энергии. Ему осталось соединить пару модулей, как на корабль обрушился мощнейший удар. Он сбил Хат Кая с ног, остальные исследователи едва не выпали из кресел. Включился сигнал тревоги.

-- Что случилось? - воскликнул куратор.

-- Они пробили обшивку насквозь! - крикнул Ян.

-- Что???

-- У нас несколько пробоин сразу! Отсеки закрываются, системы отказывают одна за одной!

-- Аварийные работают?

-- Да, но множество устройств выведено из строя полностью. В том числе все системы телепортации. Оборонительная же еле держится.

-- Тогда я отзываю стрелков. - сказал Хат Кай и связался батарейными модулями, - Звездолёт повреждён! Уходите оттуда и бегите в главный зал!

Юц, Дат, Кин и Иту, услышав приказ, бросили орудия и побежали по сотрясаемым бесконечными ударами коридорам к мостику.

-- Что происходит? - воскликнул Дат, как только оказался в зале.

-- Обшивка пробита, мы теряем отсеки и системы. - передал Хат Кай.

-- Вы думали, как нам всем спастись? - воскликнул Кин.

-- За пару тысяч кудгов отсюда есть группа астероидов. Мы направляемся туда, чтобы хотя бы попробовать оторваться.

-- Да, - сказал Ян и обратился к прибывшим, - Нам сейчас очень нужна помощь, так что следите за состоянием и исправляйте всё, что можете!

Они кивнули и рассредоточились. Хат Кай подошёл к Нерыму и Нойму и спросил:

-- Справитесь с астероидами?

-- Справимся.

Искры бросились вслед и обрушились на корабль, с трудом, но ещё держащийся, вновь, одновременно начав готовиться к последней атаке. До астероидов осталось меньше километра, когда роботы собрались нанести удар...

Зацепив несколько мелких камней и льдин, корабль влетел в облако. Роботы, не успев сосредоточиться, подошли к скоплению широким фронтом. И столкнулись с ним.

-- Они остановились! - воскликнули Кин, Ян и Нойм, увидев вспышки взрывов на голоэкранах.

-- Погодите... - сказал Дат, присмотревшись, - Разбилось лишь несколько, остальные только замедлились, и то ненамного! Они ещё преследуют нас!

-- Что?

-- Это их не остановило?

-- Что вообще тогда сможет? - почти в отчаянии крикнул Кин.

-- Может... - начал Юц.

-- Что может?

-- ...может они ориентируются по выбросам энерготрансляторов нашего двигателя. Может, если мы сделаем его более рассеянным, то сможем оторваться!

-- Надо попробовать. - сказал Ян, - Юц, тогда ты и перераспредели потоки!

Метеоролог кивнул и вскоре сделал всё необходимое. Выбросы двигателей стали рассеянными насколько это было возможно, и исследователи начали ждать реакции искр. Вскоре выяснилось, что рассеяние энергопотока осложнило им наведение, но ненамного - роботы не потеряли их сигнатуру и продолжили висеть у них на хвосте.

-- Не помогает! - воскликнул Кин.

-- Летим!!!

Нерым и Нойм делали всё возможное, чтобы оторваться, но их попытки ни к чему не привели. Из-за астероидов невозможно было ускориться, а обходить даже крупные камни на достигнутой скорости был невероятно сложно - малые же всё время попадали по судну, повреждая его ещё больше, так как из-за нагрузки поля отказывали. Искры же, несмотря на ухудшившуюся навигацию, продолжали приближаться.

Когда расстояние сократилось до полукудга, роботы опять начали атаковать. Звездолёт опять затрясло, аварийные системы просто шалели от количества и масштабов повреждений.

-- Что происходит? - испуганно спросил Дат.

-- Искры! - кричал Иту, - На борту не прекращаются взрывы. Если так продолжится, мы и не выдержим и шести долей!

-- Ускоряйтесь! - гаркнул Ян.

-- Больше мы не можем! - крикнул Нойм.

-- Системы телепортации! - воскликнул Юц.

-- Уничтожены все!

-- Мы погибнем! - кричали Дат и Кин.

-- Мы можем избавиться от искр! - вдруг воскликнул Хат Кай.

-- Как?

-- Тем же способом, каким мы ушли от сфер над океаном.

-- Если мы осуществим сброс, то нас просто разорвет при столкновении с любым астероидом!

-- Подлетите к краю облака. Мы близко к нему.

-- Нойм, Нерым, летите туда, Иту - готовься осуществить сброс! - крикнул Ян.

Пилоты кивнули и направили звездолет вверх, к границам. Навигатор подготовил системы и готовился активизировать их по первому слову.

Когда до свободного пространства осталось всего несколько километров, Ян крикнул:

-- Давай!

И Иту ударил по панели. Из двигателей звездолёта вырвалось количество энергии, сопоставимо со взрывом электромагнитной бомбы. Оно придало кораблю такое ускорение, что от удара погнулись балки каркаса, и вызывало настолько мощную волну, что она сдвинула даже самые большие астероиды. И бросило их все в сторону армады.

Всплеск энергии сбил все системы искр. На огромной скорости они налетели на подхваченные волной льдины, столкнулись и взорвались. Большинство роботов разнесло сразу же. А те, что остались целыми, были выведены из строя навсегда.

-- Мы их остановили! - воскликнул Иту.

-- Наконец!

-- Нойм, Нерым, готовьтесь к переходу! - передал Ян.

-- Это возможно?

-- Возможно, но только без межприродных.

-- И куда нам лететь?

-- Куда угодно, но подальше от населённых планет.

Нерым и Нойм наугад выбрали конечный пункт и быстро запустили системы. Сполохи, вспышка - и корабль исчез. Скачок был совершён.




10




Побег исследователей разъярил гатрэев и заставил их беспокоиться. Как новым, таким примитивам, удалось их обвести и уничтожить их орудия, которые они совершенствовали миллионы лет? Это может стать их грубейшей ошибкой, самым большим просчётом.

Но не это было основной причиной их беспокойств - эти восьмеро видели слишком много, а раз им удалось сбежать, то они обязательно сообщат остальным. А когда про Возвращение узнают все новые... Хотя их Флот совершеннее всех армад современных жителей этих галактик, но выстоять против тысячекратного численного превосходства они навряд ли смогут.

Осознавая масштаб сложившейся ситуации, командующие всех ста сорока четырёх дивизий Первого Флота прибыли на головной звездолёт, Корабль Собраний, и начали обсуждение. Возвращение уже не было тайной, поэтому надо было что-нибудь предпринимать, и быстро.

"Лично я не представляю, что эти восьмеро могут представлять такую уж угрозу. Что они, да и остальные новые, смогут сделать? Нам - ничего! Потому моё мнение - нам надо забыть про их и сосредоточиться на выполнении Плана." - передал один из командиров. "Что они могут сделать? Сообщить про Возвращение всем остальным, вот что! Против нас тогда поднимется вся эта система галактик! И хотя они на порядки ниже нас, но их тридцать четыре квадриллиона или около того. А нас только два с половиной триллиона! И Второй Флот ненамного больше." - ответил второй. "Мы всё равно уничтожим всех этих новых, как и планировали. Только займёт это больше времени." - продолжал первый. "И ресурсов! Фактория просто загнётся, если будет производить ещё и средства для продолжительных боёв!" - протестовал второй. "Именно. И, к тому же, мы можем просто не выдержать. Второй Флот прибудет только через надцикл, а к этому времени мы должны будем проложить путь к столице новых. Если мы будем ещё и сражаться с регулярными войсками, то нашему Плану конец!" - добавил третий. "И что тогда делать?" - спросил первый, и спор продолжился.

"Это решается просто. - вмешались два других командующих одновременно, - Мы пошлём несколько кораблей, блок, например, или даже половину, чтобы уничтожить сбежавших новых. Помня, что они сделали с роботами, этого как раз должно хватить. А сам Флот пойдёт подальше, на столицу. Так мы исполним План." "Хорошо, но новые без проблем смогут сообщить другим своим про Возвращение задолго до того, как мы их даже найдём!" - передал один из спорщиков. "Я с вами не согласен. - вмешался командующий одной из дивизий технического обеспечения, - Системами связи они точно не смогут воспользоваться - роботы-сферы, как-никак, прежде всего стремятся вывести из строя всё то, что даже могло бы сойти за передатчики. А поскольку технологии межпланетной связи у всех цивилизаций интерстелларного уровня работают по схожим принципам, то вывод сделайте сами. Что касается непосредственного сообщения, так эти новые ни за что не сядут на населённой планете, раз уж началось преследование - это более чем ясно следует из данных их супрасканирования." "Что ж, тогда скажите, - начал один из начавших спор, - как мы отследим их звездолёт? Он же основан на технологии, которой мы не пользовались уже несколько миллионов лет." "Насчёт этого не волнуйтесь. Я приказал поднять архивы и начать разработку способа. - ответил ему командир другой дивизии технического обеспечения, - Мои парни сказали, что им нужно три подцикла или даже меньше." "Тогда осталось ещё одно: корабли какого блока мы пошлём?" - спросил кто-то. "Предлагаю свой номер тэу-паи. - ответил командующий одного из наиболее вооруженных подразделений, добавляя, - Можно даже и треть блока. Боеприпасов у них на восемьдесят сверхциклов."

В этот момент в центре зала появилась огромная трёхмерная голопроекция. Техник с неё сообщил, что точное направление межпланетного скачка новых уже определено, и что, наконец, полностью расшифрованы данные супраскана - теперь известно, где именно находится столица новых, и что лежит на пути к ней. Услышав это, несколько командующих вскочили со своих мест и передали: "Чего же мы тогда ждём? Идём!" "Да!" - подхватывали другие. "Вперёд!" "На их столицу!" - добавляли остальные.

Один из семерых представителей собрания обратился к верховному, Вещающему, и сообщил: "План, наверное, уже составлен." Вещающий согласился, поднялся и обратился к командующим: "Слушайте все! План действий принят. Послать половину блока тэу-паи дивизии мал-сэт на уничтожение беглецов. Остальному Флоту готовиться к переходу. Выступаем через тридцать шесть субциклов." Командующие встали из-за стола и взревели в один голос, выражая согласие. Семеро представителей встали следом за ними.

"Направляйтесь прямо на Сэтар, на их столицу. - передавал Вещающий, - И уничтожайте всё, что было ими создано. Мы выполним План, откроем проход для Второго Флота, вернём себе родину!!!" Представители собрания выразили повиновение, Вещающий продолжил: "Мы выступаем. Расходитесь по своим кораблям. Исполняйте План!" Командующие поклонились представителям и покинули зал.

Лидеры гатрэев сели назад. "Новые оказались более способными, чем мы себе представляли, куда более способными... - подумал Вещающий, когда уже зал опустел, - Нам нужно учесть все ошибки, что мы сделали." "Есть ещё одно. - вмешался один из представителей, - После того, что мы увидели, нам придется заново рассчитывать необходимое количество боеприпасов и иных средств. Их надо будет как минимум удвоить." "Ничего, с таким Фактория справится." - ответил Вещающий. "Могут ли беглецы далеко уйти?" - спросил другой представитель. "Нет. Их корабль сильно повреждён, да и, к тому же, суда новых всё ещё потребляют топливо. Они ещё более ограничены в ресурсах, чем мы, и пополнить запасы они навряд или смогут." - ответил ему третий. "Мы их уничтожим?" "Это лишь вопрос времени..." "Тогда вперёд!" - подытожил четвёртый и передал приказ.

"Какая планета первая на нашем пути?" - спросил Вещающий. "Эвирембар-тэулофсэт, которую новые назвали Сар'янима. Мы будем там менее чем через цикл." - ответили ему. "Хорошо. Хорошо..."

Тем временем флот гатрэев начал перестраиваться для осуществления межпланетного перехода: создавалась одна гигантская цепь с Факторией, самым большим и значительным кораблём, в центре, позволявшая осуществить скачок с наименьшими расходами энергии. Одновременно с этим от основного состава армады отделилась половина блока - тридцать малых звездолётов, - получившая приказ уничтожить беглецов. Они отдалились от основного скопления судов и исчезли в яркой вспышке. После этого остальной флот взял курс от плоскости планетарных орбит и начал двигаться, развивая всё большую скорость. Когда расстояние стало достаточным, систему планет на мгновение осветило второе солнце - гатрэи направились к своей первой цели.

Погоня за исследователями продолжилась. На Сэтар направилась орда. Наступление началось...




11




Корабль учёных нёсся по пространственному разлому.

-- Кстати, а каким именно способом мы перемещаемся? - сказал Юц, смотря на неровные пятнистые границы тоннеля, проносившиеся за иллюминатором.

-- Тем же способом, что и прибыли на Малвактэу, - начал Ян, - то бишь без использования системы межприродных переходов. Роботы разнесли её подчистую, а системы образования разломов повредили - разрушили несколько каналов передачи энергии. Из-за этого сбились настройки: скачок был совершён в совсем другое измерение, но, на наше счастье, оно стабильно. Из-за неполадок в проводящих каналах мы передвигаемся медленнее, чем обычно, и, к тому же, продолжительность и время скачка стали ограничены: всего четыре части и шесть с половиной тысяч световых лет соответственно.

-- Что? Так мы за неделю не выберемся даже из этой галактики! - воскликнул Дат.

Ян печально кивнул.

-- Что ещё повреждено? - спросил Нойм.

-- Кроме уже названного у нас повреждены основные двигатели - трансляторы испещрены выбоинами, а малые, корпусные, вообще выведены из строя. Повреждён каркас, закрыто около половины всех отсеков. Мы лишились большинства трюмов, но каюты и главный зал сохранились. Как так получилось, я не знаю. Кроме этого с перебоями работает большая часть электроники, и заменять ее нередко просто бесполезно. Ещё я должен сказать, что сейчас работает запасной компьютер, ибо главный бортовой сгорел. На наше счастье, основное оборудование энергоисточников уцелело, но обшивка реакторов покрылась трещинами. Поэтому они сейчас закрыты аварийной системой, и доступа к ним мы уже не получим. Приборы жизнеобеспечения также требуют отладки. Полевые генераторы почти не повреждены. Главная же проблема состоит в том, что у нас уничтожены все системы связи, даже внутренней - ничего ни передать, ни попросить мы не сможем.

-- Да... Дела мягко говоря дрянь.

-- Нам надо всё это исправить! - воскликнул Нерым.

-- Ты прав, нам надо, - сказал Иту, - а тебе с Ноймом после этой погони нужно отдохнуть.

Ян, Юц, Дат, Кин и Хат Кай поддержали его.

-- А вы уверены, что справитесь без нас? - спросили пилоты.

-- Уверены! - в один голос ответили Кин, Дат, Ян и Юц.

Нерым и Нойм глянули друг на друга и не спеша потопали к каютам.

-- Неудивительно, что полевые генераторы сохранились. - проговорил Иту, глядя на показатели состояния, - Для этих роботов наши щиты просто не существовали.

-- У меня есть вопрос: эти гатрэи с их возможностями могли нас в мгновение уничтожить, но не сделали так. Почему? - удивился Юц.

-- Хм... Действительно, это вопрос... - проговорил Ян.

-- Может, они хотели нас и всё наше оборудование уничтожить за один заход? - предложил Дат.

-- Вряд ли. - вмешался навигатор, - Скорее всего, они просто исследовали - ждали, чтобы мы проявили все свои способности и возможности, особенно технические. - И, закончив, о чём-то задумался.

-- Вполне вероятно. - согласился Хат Кай, - А сделали они так, потому что уже, наверное, встречались с менее развитыми культурами, которые дали им отпор.

-- Может быть. - сказал Юц.

-- ...Давайте лучше перейдем к делу. - вмешался Ян, - Так, мы имеем повреждённый звездолёт, и чтобы отремонтировать его полностью, надо двое суток, посадка и запчасти, но позволить этого мы себе не можем и неизвестно, сохранилось ли что-нибудь в трюмах. И ещё мы имеем неизвестную древнюю злобную цивилизацию, преследующую нас.

-- Замечательно! Просто замечательно! - воскликнул Кин.

-- Иту, ты чего задумался? - спросил Дат, обратив внимание на друга.

-- Этот удар, который мы почувствовали на вершины гряды... Я подобное уже испытал на себе однажды... Но не могу вспомнить, что именно это было и когда.

-- Это тебе знакомо?

-- Да. Погодите... Вспомнил! Тот удар - один из способов дистанционного зондирования прежних. Если не ошибаюсь, называется супрасканом.

-- Они теперь знают всё, что мы помнили... - с ужасом сказал Дат.

-- Получается... Они летят на Сэтар! - воскликнул Юц, - Захватив его, они захватят и всё Объединение!

-- Гатрэи вернутся... - проговорил Кин.

Они замолчали и погрузились в раздумья.

-- Иту, а откуда тебе знакомо... это ощущение? - первым нарушил тишину Кин.

-- Когда я ещё в школе учился, сто пятьдесят восемь лет назад, на каникулах я побывал на Таайялу-мунн-Экарри. И так случилась, что, блуждая там по лесам, я наткнулся на заброшенный город энгаров. Там, как только я прошёл через ворота, на меня обрушился ментальный удар, и я упал в обморок. Когда очнулся, то всё-таки пробрался туда и узнал про устройство. Тринадцать миллионов лет в городе никого не было, а оно ещё работало.

-- Говоря про наше положение, - начал Дат, - я вижу только три выхода. Первый - мы будем убегать, корабль долго не выдержит, и гатрэи нас догонят и уничтожат. Второй - мы попробуем передать сигнал, попросить помощи или предупреждение послать, гатрэи по нему нас отследят, догонят и уничтожат. Третий - мы попробуем дать отпор, но не выдержим натиска, и гатрэи нас уничтожат.

-- Нам спасаться надо! - крикнул Кин.

-- Но нам нужно попытаться и других спасти! - возразил Иту.

-- Да, и поэтому мы должны дать захватчикам отпор! - воскликнул Юц.

-- Что? - хрипнул Кин.

-- Дать отпор? Как? - воскликнул Дат.

-- На моей родине, Велете, сражаться пытались даже если не было шансов!

-- Но мы ничего не можем противопоставить войску гатрэев!

-- Оборонительные модули уничтожены искрами, энергии на заряды почти нет. Мы можем только убегать! - крикнул Кин.

-- Можно дать отпор и без оружия: только надо найти их слабое место.

-- И как же?

-- Хотя бы привести гатрэев в системы с неблагоприятными условиями. Может, их корабли не рассчитаны на некоторые особенности.

-- И этот ты называешь планом?

-- Да!

-- Мы так только приблизим свою смерть. - вмешался Иту, - Я считаю, что нам нужно найти, как передать сигнал и предупредить Объединение об грозящей опасности.

-- И выдать себя? - в один голос воскликнули метеоролог, физик и биолог.

-- А потом убежать или попробовать дать отпор, когда сможем.

-- Это не выход. Нам нужно бежать, пока корабль работает! - возразил Дат.

-- Мы должны сражаться! - крикнул Юц.

-- Мы не можем! - воскликнул физик.

-- Не знаю как вы, а я хочу спастись. - сказал Кин.

-- Тряпка! - взревел велетианин.

-- Мы должны спастись сами, чтобы потом спасти остальных! - воскликнул навигатор.

-- И ты с ними? - рявкнул Юц со злостью, - Трусы презренные!

-- Безумец! - крикнули Кин и Дат.

-- Замолкните все и дайте сказать! - крикнул Иту.

-- Тебя не спрашивают! - гаркнули Юц и Дат в ответ.

-- Что??? Да я вас!..

-- Попробуй!

Они были готовы наброситься друг на друга. Вот-вот - и началась бы драка.

-- Чего вы тут разорались? - пробурчал Нерым, выходя из коридора, соединявшего каюты с залом.

-- Вы нас, почти трупов, подняли! - добавил Нойм, появляясь следом.

-- Пошли вон и не мешайте! - рявкнули им спорщики.

-- Чего???

Они только стали ругаться ещё громче.

И тут, не выдержав, Хат Кай со всей силы стукнул руками по подлокотникам своего кресла и гаркнул так, что затрясло весь звездолёт:

-- Заткнитесь!!!

От этого все шестеро чуть не упали на пол. Спорить они прекратили сию же секунду. Хат Кай подождал немного, осмотрел спорщиков и продолжил:

-- Ваши перебранки и отстаивания принципов вам сейчас не помогут, как и ваши стремления. Но если вы всё-таки хотите продолжить - пожалуйста. Вы только перебьёте самих себя и лишите гатрэев добычи.

Если мы хотим спастись и спасти остальных, нам надо не орать со своей башни, а вместе обдумывать каждый шаг, ибо ни одна из предложенных вами идей не даст ничего, а только ускорит наш переход в небытие. Поймите, будем ли мы убегать, или искать способ передачи, или сражаться, или даже если сдадимся гатрэям, нас ждёт одно: аннигиляция контролерами реальности. Потому засуньте эти ваши личные принципы и чувства куда подальше и сосредоточьтесь. Нам нужен настоящий, комплексный план...

-- Согласен. - вмешался Ян, - Сейчас надо думать, и думать быстро.

А если у кого появится желание помолоть языком, то я прикажу бортовому компьютеру отделить тому сознание от тела и распихать их по "банкам", а сами банки замуровать в каком-нибудь глухом трюме. То же ждёт и паникёров, причем их в первую очередь. Поэтому предлагаю действовать рассудительно и слаженно.

Хат Кай кивнул в знак согласия и продолжил, обратившись к спорщикам, которые после слов капитана замерли и были тише воды, ниже травы:

-- А сейчас о том, как нам быть. Пока вы тут драли глотки, я продумал пару шагов.

Так, сейчас, когда этот переход закончится, мы не будем сразу же удирать, а дождёмся прихода гатрэев.

-- Хат, ты издеваешься? - содрогнулись Дат и Кин.

-- Они же нас схватят! - воскликнул Нерым.

-- Я серьёзно. Мы должны знать, сколько времени им надо, чтобы найти нас. Разумеется, что после каждого нового скачка гатрэи будут находить нас всё быстрее, потому знать, сколько у нас будет времени, нам просто необходимо. А чтобы нас не схватили, достаточно просто выдержать дистанцию.

Сейчас гатрэи вряд или могут достичь нас, и этим нужно воспользоваться. Во время первых переходов отремонтируем звездолёт более-менее. Затем можно будет предпринять что-нибудь более серьезное - например, поискать слабые места их технологий. А если нам это удастся, то уже можно и сообщение предать.

-- Нет, так нельзя! - воскликнул навигатор и поднялся, - Пока мы будет мотаться, гатрэи уничтожат десятки миров!

-- Они уничтожат десятки и сотни миров вне зависимости от того, предупредим мы других или нет. Они - прежние, технологически превосходящие нас в дюжины и дюжины раз. Мы им ничего не можем противопоставить. А на сбор и стягивание войск всё равно уйдёт частей тридцать шесть или даже больше. Но и тогда я не уверен. Нас может быть в две тысячи раз больше, но для них это может даже не стать помехой. Нам нужны средства, нужны пути. Без них сообщения бесполезны. Да, если предадим предостережение сейчас, то начнётся эвакуация, но это будет лишь временная мера. Гатрэи всё равно их уничтожат, рано или поздно.

Иту сел назад. Куратор был прав...

Повисла пауза. Но потом исследователи посмотрели на Хат Кая, затем друг на друга. Хотя это были только идеи, но они уже были инструкцией к действиям, почти не требовавшей уточнений.

-- Пусть это лишь предложения... Но они уже хороши! - после короткой паузы сказал Нойм.

-- Это только мысли, которые ещё разрабатывать и разрабатывать. - ответил куратор, - Недостатки ликвидировать будем попутно.

-- И ещё нам необходимо будет учитывать всё, ведь гатрэи ошибок больше допускать не будут. - добавил Ян, - Хотя это сказано громко, даже очень, но сейчас от нас зависит судьба всей системы галактик. Поэтому мы не можем терять время.

-- Ясно, тогда что будем делать сейчас? - спросил Юц, уже успокоившийся.

-- Ремонтировать будем. - ответил Нойм.

-- А конкретно?

-- Я считаю, что лучше всего отладить главные двигатели, ежели мы сначала будем убегать.

-- Тогда вперёд! - воскликнул Ян.

Исследователи кивнули друг другу и разошлись по уцелевшему трюмам, чтобы найти хоть какие-нибудь инструменты среди обломков. Через полчаса поисков всё то, что могло бы помочь при ремонте, было собрано, и учёные принялись за работу.

"Звезда Ланраи" имела четыре главных двигателя. Для более быстрого осуществления ремонта исследователи разделились: левая пара досталась Яну, Иту и Дату, правая - Хат Каю, Юцу и Кину. Для наблюдения за ходом полёта было решено оставить в главном зале Нерыма и Нойма.

Но они, несмотря на усталость, не могли просто сидеть и смотреть на голоэкраны. Видя это, остальные исследователи решили доверить им одну небольшую работу - провести осмотр двигателей.

Это было процедурой довольно простой, поэтому пилот и техник закончили её быстро. Учёные, к своему счастью, выяснили, что объем работ предстоит меньший, чем они предполагали: искровые агрегаты были фактически целыми, а выведенные из строя компьютеры успешно заменила резервная система. Но несколько сотен передатчиков сгорело, трансляторы были в дырах, и накопительно-перераспределительные блоки были перегружены и грозили взорваться.

Определив, что подлежит замене, Нерым и Нойм попрощались с друзьями и направились назад в главный зал. Остальные же принялись за ремонт, и, приложив усилия, им удалось закончить его за два часа. Отключая двигатели один за одним - это было возможно и почти никак не влияло на скорость, так как основной толчок придавался при входе в разлом, - они заменили передатчики и заделали крупные дыры на трансляторах с помощью нанитов. Затем Хат Кай, так единственный из всего экипажа, способный перенести эти устройства, установил новые накопительно-перераспределительные блоки.

Когда работа была завершена, исследователи вернулись в главный зал.

-- Нерым, Нойм, мы закончили, можете идти быть свободны. - входя на мостик сказал Ян.

Те в ответ улыбнулись, поднялись и неспешно ушли продолжать дрёму. Когда их шаги утихли, ко всем, оставшимся в зале, обратились биолог и физик.

-- Послушайте, - начал Кин, - я и Дат просим вас об одной вещи...

-- Что за она? - спросил Ян.

-- Пока Нойм и Нерым делали осмотр, мы отлучились на пару долей и поискали материалы про место, куда мы направились. Это система Униим-Лярдаумне, - продолжил Дат, - система голубого солнца. А мы выйдем всего в половине единицы от звезды. Наши глаза такой свет не выдержат. Так что мы хотим спрятаться на некоторое время.

-- Хорошо. - ответил Ян, - Когда развернёмся, мы вас позовём.

Кин и Дат поблагодарили друзей и закрылись в отсеке-столовой. Ян, Иту, Юц и Хат Кай стали ожидать окончания скачка.




12




Иту и Юц заняли места пилотов и начали готовиться разворачивать судно сразу же после выхода из разлома. Ян и Хат Кай остались в своих креслах. До окончания межпланетного перехода оставалось около пятнадцати минут. В зале господствовала тишина, все исследователи сидели в задумчивости.

-- Интересно... - проговорил Иту, - Датчики отслеживания других разломов -чудо, что они ещё целые - ничего не показывают, абсолютно. За зами что, перестали гнаться?

-- За нами гонятся, но... - начал Ян.

-- Но что?

-- ...но, наверное, гатрэи используют иные технологии для перемещения по космосу.

-- Хочешь сказать, что они не пользуются разломами?

-- Получается, да.

-- Тогда как же они преодолевают такие расстояния?

-- Не забывайте, есть ещё и межприродный переход. - сказал Хат Кай, - Гатрэи, наверняка, акцентировали своё внимание на этом способе и развили совершенную технологию его применения.

-- Датчики могут зафиксировать межприродный переход, и зафиксировали бы его, в особенности такой армады.

-- Значит, они научились скрывать треки, или просто далеко от нас.

-- Скрывать треки?

-- Да. Помни, они старше за нас в сотню раз. У них было время придумать нечто подобное.

-- А они могут пробраться в разлом? - тихо спросил Юц.

-- Вряд ли. - ответил куратор, - Нам известные прежние работают над этой технологией уже давно, но и ныне не получили даже пробника. Я знаю, что это могут только дэтары, анмилве, квейты, неэлхи, оурумда и, конечно же, аэ. Представь, какой мощью надо обладать, чтобы пробраться в действующий разлом! И еще, если гатрэи могли это сделать, то не думаю, что мы бы ещё летели.

-- Действительно...

-- Тогда, Хат, как мы отследим приход гатрэев, не подвергая себя опасности?

-- Я вижу только один выход: зонд.

-- Зонд? Так искры уничтожили отсек с ними!

-- Э, вообще-то, у нас есть пара... - тихо сказал Иту.

-- Откуда??? - с нескрываемым удивлением воскликнули Ян и Юц.

-- Пока мы собирались перед полётом на гряду, я перенёс несколько пространственных блоков из трюмов в свою каюту. Зонды были среди них.

-- И зачем? - воскликнул метеоролог, которого ещё передёргивало.

-- А ты знаешь, сколько они стоят?

-- Ладно, проехали. - вмешался капитан, - Зонд мы имеем, осталось только выпустить его.

-- А с этим будут проблемы: отсек запуска разрушен. - проговорил Хат Кай.

-- Что? - воскликнул Юц.

-- Хочешь сказать, что нам придётся это делать вручную? - сказал Иту.

-- О да. - сказал Хат Кай и, вздохнув, добавил, - Поэтому нужен целый скафандр.

-- Юц, скажи Дату и Кину, чтобы порылись в трюмах. - передал Ян.

Тот кивнул и подбежал к столовой.

-- Мы что, уже прибыли? - спросил Кин, когда открылись дверь отсека.

-- Пока нет, но к вам есть одна просьба: поищите целый скафандр.

-- Зачем?

-- Отслеживать гатрэев мы будем с помощью зонда, но отсек их запуска уничтожен. Это надо будет сделать вручную.

-- Понятно.

-- Только один вопрос. - вмешался Дат, - Трюмам хана, тогда откуда у нас зонд?

-- Иту спрятал несколько. А сейчас идите, а то вскоре будем выныривать.

-- Хорошо. - кивнули биолог и физик и направились к уцелевшим отсекам. Юц вернулся на место пилота.

-- Сколько ещё? - спросил капитан.

-- Чуть меньше трёх долей. - ответил Иту.

Вдалеке за иллюминатором появилась небольшая точка тусклого света. Затем, как положено - резкое расширение в последние мгновения, толчок, и сам выход.

И в тот же момент свет огромной голубой звезды наполнил зал. Всё стало слепяще белым. От нестерпимого сияния болели даже закрытые глаза. Хат Кай, Ян и Иту отвернулись от иллюминатора, а Юц, прикрыв левой рукою глаза, правой схватился за штурвал и резка потянул его в сторону, чтобы как можно быстрее развернуть судно.

Когда корабль остановился, в зал вошли недовольные Нерым и Нойм.

-- Что тут происходит? - воскликнул техник.

-- Зачем такой разворот? Мы с кроватей попадали! - возмутился пилот.

-- Простите, но это было необходимо. - сказал Ян, - Мы вышли из разлома возле самой звезды.

-- А, вот оно что.

-- Тогда, раз вы уже проснулись, садитесь. Хат расскажет вам про наш первый шаг.

Пилот и техник заняли свободные кресла, и куратор рассказал им про мысль отследить приход гатрэев с помощью зонда.

-- Понятно. Но где мы скроемся? - поинтересовался Нойм.

-- Я думал про это. - ответил Ян и включил голокарту планетарной системы, - Видите, за шестьдесят единиц отсюда есть большая газовая планета, последняя здесь. Мы спрячемся на её ночной стороне - думаю, этого более чем хватит, а зонд выпустим примерно за полторы единицы от звезды, чтобы иметь лучший обзор, и чтобы излучение не препятствовало передаче.

В зал вошли Дат и Кин.

-- Мы поискали, - начал Кин, - и нашли только один скафандр - Нерыма.

-- Получается, корячиться мне? - сказал пилот.

-- Да, но не волнуйся, - сказал Ян и, усмехнувшись, обвёл взглядом остальных, - тебе помогут...

-- Раз так, то мы приволочём зонд. - вздохнули сетэлы.

-- Хорошо.

-- Я мог бы заняться отсеками, - сказал Нойм, - но не знаю, позволит ли это сейчас системы.

-- Дай мне три доли - и позволят. - ответил капитан, - Тогда советую уже начать готовиться.

-- Напомни дырявой голове, где был отсек выпуска. - попросил Нерым.

-- На уровень ниже, слева от больших двигателей, рядом с бывшим трюмом с запчастями.

-- Спасибо.

-- Сейчас мы начнём двигаться, и когда достигнем нужной точки, дадим вам сигнал.

Нойм, Нерым, Дат и Кин кивнули и вышли из зала. Остальные исследователи направили звездолёт к месту запуска зонда. Пилот и техник были перед заслонкой заблокированного отсека уже через полминуты, а вскоре после них пришли сетэлы и принесли большой блок сжатого пространства.

Подождав немного, техник решил провести испытание: попробовать заблокировать-разблокировать один уцелевший отсек с ближайшего терминала. И у него это получилось. Значит, Ян смог отрегулировать систему управления. Осталось только дождаться команды.

А пока её не было, исследователи вместе сделали из небольшого участка коридора перед разрушенным отсеком шлюз: Нойм отрегулировал механизмы дверей-заслонок, контроля гравитации и подачи воздуха, Нерым переоделся в скафандр и стал в шлюзе, Дат и Кин достали зонд и положили его перед заслонкой.

Через некоторое время пришёл Хат Кай и сообщил, что нужное расстояние достигнуто, заодно спросив, не нужна ли тут помощь. Парни ответили, что они справятся сами. Куратор сказал: "Как скажете" и ушёл.

Когда он скрылся за поворотом, исследователи приступили. Нерым включил магниты на подошвах и одел шлем, Нойм закрыл шлюз, отключил в нём искусственную гравитацию и начал откачку воздуха. Вскоре, когда в камере был почти что вакуум, техник открыл разрушенный отсек.

Заслонка поднялась, и перед глазами Нерыма предстала огромная пробоина с рваными краями. Треть комнаты просто отсутствовала, остальная её часть лежала в руинах.

Осмотревшись, пилот взял прибор и начал медленно продвигаться к пробоине. Когда до края осталось около метра, он сосредоточился и со всей силы бросил зонд. Металлический шар пролетел над зубьями разорванной обшивки и быстро стал отдаляться от звездолёта - вскоре он уже терялся в свете величественного солнца. Глянув на последний отблеск обшивки прибора, Нерым повернул назад.

Скоро отсек запуска был закрыт, в коридоре-шлюзе восстановлены внутрикорабельные условия, и исследователь, снимая скафандр и глубоко вдыхая свежий воздух, сказал:

-- Работа выполнена.

-- Зонд подключен. - передал Кин, оторвавшись от планшета.

-- Возвращаемся а мостик? - предложил Нойм.

Остальные кивнули, и все четверо направились на мостик.

-- Запущен! - воскликнул Нерым как только вошёл.

-- Тогда выводите трансляцию с него! - передал Ян.

Иту быстро подключился к компьютеру зонда и вывел трансляции со всех его камер на один большой составной голоэкран.

-- А сейчас - на дальнюю планету. - переадал Хат Кай.

Юц запустил двигатели, и корабль направился к границам системы.

За иллюминатором стали проноситься миры этого солнца - огромные газовые сферы, каждая размером с тысячу - или даже больше - таких планет, как Сэтар. Из-за сильного голубого сияния звезды их поверхность сама казалась голубой. На них были заметны широкие пояса облаков, простиравшиеся в верхней атмосфере, гигантские ураганы, в которых беспрерывно сверкали молнии, большие белёсые пятна, лежавшие даже выше облаков. Также все эти планеты имели кольца, небольшие, но очень заметные - мелкие осколки льда, из которых они состояли, ярко светились отражённым светом.

На втором часе полёта показалась последняя, пятая, планета системы. Она выделялась среди остальных: была меньше, не имела колец, а поверхность её облаков была на редкость однородной - казалось, что вся планета представляет собой один исполинский снежок. Из-за этого на первый взгляд издали она ничем не отличалась от далёких размытых тусклых звёзд.

-- Необычно... - сказал Кин, когда судно приблизилось к гиганту.

-- Довольно редкое зрелище. - добавил Нойм.

-- Это так. - проговорил Ян, - Нам нужно на ночную сторону. Юц, Иту, выводите нас туда.

Пилоты кивнули и начали обход планеты. Бело-голубой шар стал постепенно превращаться в серп. Когда в ночи исчезла почти треть поверхности, Дат, бросив взгляд на неё, закричал от удивления:

-- Смотрите!

Остальные исследователи глянули в иллюминатор и замерли: ночная сторона планеты была освещена почти так же ярко, как и дневная. Яркие огни, переливавшиеся всеми цветами радуги, вспыхивали повсюду на ней.

-- Что это?

-- Молнии. - спокойно ответил Юц, - Скорее всего атмосфера этого гиганта очень сложна по химическому составу, и поэтому - точнее, из-за реакций между веществами - молнии и приобретают разный цвет.

-- Как соли красят огонь? - спросил Нерым.

-- Как-то так.

Иту остановил звездолёт, и исследователи сосредоточили своё внимание на голоэкранах трансляции.

Гатрэи не заставили себя долго ждать. Всего через несколько минут после вдалеке от звезды загорелась небольшая светлая точка, мгновенно превратившаяся в мощнейшую вспышку. На секунду весь экран стал белым. Свет вскоре рассеялся, и явил ужасную картину: тридцать гатрэйских звездолётов-нагромождений, каждый раз в двести больше за их судно.

Исследователи ужаснулись, увидев, что послали в погоню за ними. Мысль о том, что им не уйти, охватила почти каждого.

Всех привёл в чувства Хат Кай:

-- Сколько прошло после нашего появления?

-- Сейчас... Э, три части и пятнадцать долей. - ответил Иту.

-- Хорошо... Тут нам делать теперь нечего. Уходим. И желательно поскорее!

-- Юц, Иту, осуществляйте скачок! - сказал Ян.

Те кивнули, выбрали звёздную систему и осуществили переход. "Звезда Ланраи" набрала небольшую скорость и исчезла во вспышке.

Гатрэи на своих кораблях тихо отметили всплеск энергии на границах планетарной системы и вновь принялись за расчёты. Они были спокойны: с каждым очередным разом срок на отслеживание будет сокращаться, и у новых будет всё меньше и меньше времени. Скрыться им не удастся...




13




Флот гатрэев незаметно приближался к Сар'яниме - за миллионы лет разработок технологии межприродных переходов они нашли способ увеличивать скорость передвижения в десятки раз и научились скрывать треки. Среди новых никто бы не узнал про приближающуюся опасность...

Захватчики вышли из перехода за тысячу единиц от внешних границ системы и сразу же развернули гиперполе - огромную ловушку наподобие той, что они создали для всей системы галактик. Через её внешнюю сторону могло пройти что угодно, но попасть назад не могла даже частица информации. Чтобы создать видимость того, что ничего не происходит, гатрэи запустили систему ложных сигналов, направленную на иные планеты - переработанные передачи нынешних жителей системы, которые они успели записать, будучи на Намиркум-Малвактэу.

Для первого нападения гатрэи послали восьмидесятую часть флота - четырнадцать миллионов малых и средних звездолётов. Они перенеслись к планете сразу же после получения приказа. Остальные суда, ожидая, сосредоточились вокруг Фактории и Корабля Собраний.

Сар'янима была небольшим миром, почти целиком покрытым океаном. Единственный его континент населяли таймиды из рода паргий. Бывшая колония, сейчас Сар'янима считалась одной из наиболее развитых планет второго внешнего сектора Туманной Галактики, была его важным культурным центром... Когда всё произошло, её жители занимались будничными делами, были спокойны - из-за быстроты и масштабности действий гатрэев системы наблюдений и предупреждения просто не сработали.

Сначала повсюду послышался глухие грохот и треск, будто где-то далеко случилось сильное землетрясение. Через пару секунд все стихло, и когда показалось, что опасность миновала, гатрэи явили себя. Их огромные жуткие звездолёты-нагромождения, покрытые множеством шипов, возникли из ничего за мгновения и заслонили собою небо повсюду, где были сэнтиенты.

Таймиды были настолько напуганы, что не могли пошевелиться. Парализованные, они стояли и, дрожа, смотрели на почерневшие небеса.

Но это был только начало. Вскоре после появления кораблей с малой луной начало происходить нечто ужасающее: её сероватая поверхность покрылась красно-рыжими пятнами, разраставшимися с невероятной скоростью. На ней исчезала кора. Неизвестная сила прожигала камень как бумагу, тонкая внешняя оболочка луны таяла, оставляя за собой океаны расплавленного вещества, исчезавшие следом за корой, не успевая даже остыть. Луна превращалась в алый шар, размер которого уменьшался с каждой секундой. И разъедание только усиливалось. Всего лишь за три минуты на месте спутника осталось только рассеянное облако пыли.

После этого среди сар'яниман началась паника.

Гатрэи этого и ждали. Когда жители планеты, охваченные страхом, бросились бежать, они приступили к атаке. Множество сфер, сияющих и тёмных, больших и малых, посыпалось с кораблей на землю. Шипы контролеров реальности засверкали, и яркие мелкие огни вспыхнули повсюду в поселениях, стразу же начав затягивать в себя предметы вокруг. Сияющие сферы, пролетев около километра, резко изменяли траекторию и мгновенно приобретали невероятную скорость. За ними протягивались короткие шлейф, в которых растворялось любое вещество и любая вещь, а что не исчезало, превращалось в груду обломков. В дрожащем воздухе исчезали и те, кто попадался сферам на пути. Спасения не было никому и ничему.

Тёмные же сферы ускорялись перед столкновением с поверхностью, и этим вызывали взрывы. Образовывались огромные воронки, но сами сферы оставались целыми. Первые несколько мгновений - затем с невероятной силой их разрывало. Обломки разбрасывало на сотни метров, а из остатков поднимались роботы - нагромождения ещё более страшные, чем корабли неизвестных захватчиков. Они вскоре активизировали свои контролеры и направлялись следом за сияющими сферами, разрушая то немногое, что осталось после них, и уничтожая уцелевших.

Следом за роботами на планету высадились их создатели. Чтобы новых на планете не осталось уж точно, гатрэи послали около миллиона небольших, но вооруженных до зубов групп солдат, которые при помощи телепатии выискивали редких уцелевших среди руин и уничтожали их. Злые лица существ, похожих на прежних, и острия-излучатели пушек было последним, что они видели.

Таймиды спасались от этого ужаса как могли. Некоторые попробовали покинуть планету на звездолётах, но ни у кого не получилось отлететь даже на кудг - их всех сбивали сферы. Никто не спасся и из прятавшихся - роботы захватчиков за одну часть разрушили всё, что могло служить щитом или укрытием. Некоторые смельчаки пытались сражаться с захватчиками, но они не успевали даже что-либо предпринять.

Сар'янима, одна из ведущих планет галактики, пала за минуты. Все её жители были уничтожены через два часа после начала нападения, а всё ими созданное - через три. Неожиданность и быстрота атаки вместе с невероятной мощностью захватчиков не оставили ни одного шанса на спасение. Города превратились в пустоши с голой землей и камнями, поля и сады - в пепел. Остатки сбитых судов были затоплены в океане или разбросаны по руинам поселений. Сар'янимская цивилизация была уничтожена полностью.

Когда разорение был завершено, гатрэи вместе с роботами вернулись на звездолёты и вскоре воссоединились с остальной армадой. Оставив в системе два корабля для поддержания гиперполя и системы ложных сигналов, они взяли курс на следующую планету. Флот, перестроившись, отдалился от границ поля-ловушки и исчез в исполинских огнях всплесков энергии.




14




"Звезда Ланраи" осуществляла очередной межзвёздный скачок.

-- Что ж, мы удрали в очередной раз... - проговорил Юц.

-- На наше счастье мы пока что на это способны. - ответил Дат.

-- И у нас есть хоть какое-то время в запасе. - добавил Кин.

-- Потому мы должны воспользоваться этим. - продолжил капитан, - Чтобы мы могли действовать дальше, надо отремонтировать всё, что ещё можно выправить.

-- А что ещё можно? - обратился Иту к Яну и Нойму.

-- Так, ремонту ещё подлежат корпусные двигатели и каркас корабля. - ответил техник, - Система жизнеобеспечения требует отладки, а энергоисточник - перезапуска. Можно было бы исправить и больше, но целые запчасти и подходящие инструменты точно имеются только для названного.

-- Тогда распределяйтесь, кто куда! - сказал Ян.

-- Я пойду ремонтировать каркас. - передал Юц и, выдержав небольшую паузу, добавил, - Один.

-- Один? - удивился Нойм.

-- Да. Мне не в первый раз приходится это делать.

-- Я и Кин имеем опыт в работах с жизнеобеспечением, так что мы лучше займёмся им. - предложил Дат.

-- Хорошо, тогда остальные - на малые двигатели, ибо они повреждены больше всего. - сказал Ян.

-- Подождите, а кто тогда останется за пилота и техника? - воскликнул Нерым.

-- Я останусь. - ответил Хат Кай, - И ещё тогда перезапущу энергоисточник.

-- Хат, а тебе помощь не понадобится? - спросил капитан.

-- Ян, - вмешался Иту, - Хат восемьсот лет исследователем-внегрупповиком работал. Он справится без проблем. Я прав?

-- Прав.

-- Простите меня, но что насчёт времени? - поинтересовался Юц.

-- По моим прикидкам за частей четырнадцать мы должны справиться. - ответил Ян.

-- А в переходах это сколько?

-- Три. - сказал куратор, - Поэтому, если повезёт, даже перевести дух успеем.

-- Хорошо, тогда за работу!

И исследователи разошлись. Прихватив нужные инструменты, Дат и Кин вышли в связывающий каюты коридор, Юц направился в уцелевшие трюмы, что были за каютами, а остальные спустились на нижние уровни. Хат Кай остался на мостике, чтобы контролировать полет и помогать с воссоединением заменяемой техники с системами управления.

С местом работы больше всего повезло друзьям-гатарианам: удобно будет и трудиться, и перерывы устраивать. Проведя осмотр, они обнаружили, что степень повреждений была меньшей, чем они предполагали: нужно было только заменить ряд передатчиков и других деталей, прочистить дюжину фильтров и задать новые настройки. Кин и Дат были этому очень удивлены - такой стойкости они не ожидали даже от шемрайского звездолёта. Благодаря построившим его мастерам они всё ещё живы. Но помощь требуется и самому прочному судну.

Сосредоточившись, за шесть с чем-то часов Дат и Кин закончили отладку, чистку и замены и позволили себе перекур, после которого решили пойти помочь своим друзьям. Юц в очередной раз отказался, а Нерым, Нойм, Ян и Иту помощникам были очень рад - они уже устали, а работы предстояло ещё много. Вшестером они уложились в срок и даже смогли выкроить время на небольшой отдых.

Тем временем Юц продолжал ремонт каркаса и одновременно всё более убеждался в том, что помощь ему не нужна: хотя урон был нанесён основным узлам и балкам, и был весьма серьёзен, самих повреждений было относительно немного - около шестисот, если верить бортовому компьютеру. Имевший опыт велетианин быстро заделывал пробоины, трещины и вмятины - примерно за четыре части он заварил все повреждения на тех участках, до которых мог достать сам. Затем, перепроверив, что доступных для ручной работы элементов больше не осталось, Юц перебрался в машинный отсек и принялся ремонтировать то, что было скрыто обшивкой.

Для исправления недоступных повреждений требовалось средство с дистанционным управлением - наниты. Они выполняют все нужные работы сами, ремонтник должен только смотреть за ними и направлять их. Несмотря на то, что их в трюмах сохранилось довольно много, на полный ремонт каркаса этого количества не хватило. Но утешало то, что восстановленные части придадут звездолёту былую прочность. Закончив, наконец, все работы по ремонту, которые в сумме заняли около одиннадцати часов, Юц задремал прямо в отсеке.

До прихода сетэлов Нойм, Нерым, Иту и Ян потихоньку сходили с ума - более тяжёлую и однообразную работу, чем восстановление корпусных двигателей, надо было ещё поискать. Они понимали, что без них маневрирование вообще и полёты в плотных средах будут просто невозможны, но... Отремонтировать надо было восемьдесят три двигателя из ста двадцати, а на ремонт каждого уходило до одной части, причем нередко большая часть времени занимали поиски повреждений. И заменять приходилась множество приборов за раз, мелких и слабо отличающихся друг от друга. Из-за всего этого парней стали одолевать растерянность и сонливость ещё тогда, когда они работали над первой очередью.

Где-то через семь часов даже Нерым и Нойм потеряли всё терпение, а оставалось ещё полсотни механизмов. Исследователи понимали, что без помощи в срок они никак не уложатся... И в это время пришли их друзья. Парни никогда прежде так не радовались предложению о помощи. Вместе с двумя помощниками и их восемью руками они с новыми силами взялись за работу и за пять часть закончили ремонт всех остальных двигателей. Довольные, они вернулись в каюты.

Хат Кай во время всех трёх переходов почти не выходил из главного зала. Ему предстояло выполнять несколько задач одновременно: следить за полётом и состояниям корабля, прокладывать маршрут и, главное, осуществлять воссоединение с системой механизмов жизнеобеспечения и корпусных двигателей после их ремонта. Всё это предусматривало работу за панелями управления пилота и техника. Совместить их на своём компьютере Хат Каю не удалось, поэтому он был вынужден пересесть на кресло пилота, которое регулировал минут пять, чтобы в него поместиться. Когда это было сделано, исследователь соединил панели на едином голоэкране и приступил.

За первый переход он воссоединил с системой двадцать двигателей и почти все приборы комплекса жизнеобеспечения. По окончанию скачка Хат Кай решил перезапустить энергоисточник, о чём и предупредил всех остальных, добавив, что из-за этого осуществлять запросы он пока не будет. За тот час, пока двигатели остывали, он проложил маршрут и, пользуясь тем небольшим свободным временем, что образовалось, начал думать о том, как быть дальше.

Во время второго скачка количество запросов снизилось, поэтому Хат Кай решил заняться продумыванием следующих шагов более основательно. "Так, мы теперь знаем слабое место роботов, осталось найти его и для звездолётов... - думал он, - Но ни оружия, ни брони у нас фактически нет. Значит, остаётся только один способ - найти подходящее место очередной встречи, "своё поле"... - он открыл голокарту, - Только какую систему выбрать? Где много астероидов? Можно, но... Если "встреча" растянется, скорее нас разнесёт, чем гатрэям что-нибудь сделается. Туманность? Это ещё хуже. И что тогда?.." И тут Хат Кай бросил взгляд на систему Сол Надарэймалис-инитре, в пяти с половиной тысячах световых годах от места, куда судно направляется сейчас. Вот оно! Нестабильная звезда! От излучения таких светил даже техника дэтаров порой барахлит. Гатрэйскую же просто обязано заклинить. Но это повредит и их оборудование. Хотя... На энергоисточник и двигатели влияние будет малозначительным - в пересчёте на удельные значения разница составляет дюжины раз, - компьютеры относительно экранированы. К тому же, полевые генераторы в полном порядке. Чтобы было всё совсем хорошо, надо хотя бы один комплекс устройств телепортации в рабочем состоянии для уклонения от выбросов.

На этой мысли Хат Кай прекратил рассуждения и продиагностировал системы. Выяснилось, что у обоих были выведены из строя главные контролирующие блоки, несколько накопителей и несколько десятков проводящих каналов. И из-за этого они не работали вообще. Но это было под силу исправить: сгоревший механизм межприродных переходов мог дать нужные запчасти. Исследователь не мешкая начал ремонт, и вскоре системы телепортации вновь были в рабочем состоянии.

Тем временем неожиданно увеличилось количество запросов на воссоединение двигателей с системой - Дат и Кин пришли друзьям на подмогу. Хат Кай сразу же принялся за их выполнение, но это заняло почти всё его время - он едва смог выкроить несколько долей чтобы проложить новый маршрут и дать команду на третий прыжок.

За тринадцать напряженных часов все учёные устали, и поэтому в те минуты, что у них остались, они решили расслабиться или подремать. А за полчасти до окончания скачка они вернулись на мостик.

-- Рад, что вы закончили. - воскликнул Хат Кай, увидев их, - Ну а я готов заявить, что уже имею примерный план.

-- Отлично! - воскликнули физик и биолог.

-- Слушаем. - сказали Нерым, Нойм и Иту.

-- Но он требует некоторого совершенствования...

-- В смысле?

-- Погодите, а где Юц? - вдруг спросил техник.

-- Не знаю, он сюда не заходил и ничего не сообщал. - ответил куратор.

-- Иту, сходи поищи его. На обсуждении должны быть все. - передал Ян.

Навигатор кивнул, вышел из зала и вскоре вернулся вместе с Юцем, недовольным из-за того, что его разбудили. Исследователи расселись, и Хат Кай начал:

-- Предлагаю следующее...




15




После уничтожения Сар'янимы гатрэи почувствовали себя непобедимыми - никто в этой системе галактик не имел такой мощи, как они. И с этой мощью можно было разрушать сотни планет одновременно, не останавливаясь: даже половины дивизии было достаточно, чтобы превратить мир в ничто.

Поэтому после первой атаки они разделились. Они разбились на группы по две дивизии, каждая из которых направилась в отдельную систему. Разрушения начали происходить всё чаще, охватывая с каждой долей всё большее пространство: менее чем за сутки гатрэи прошли две галактики, оставив после себя полосу опустошённых планет шириной более чем в сто световых лет, и уже приближались к Галактике Облаков, соседней от Светлой - галактики Сэтара.

Народы и цивилизации исчезали один за другим. Гатрэи разрушали любой мир, что попадался у них на пути: Объединения, мек'наев, вольников, свободные системы. Сар'янима, Мегих, Датаона, Руи, Эномгат, Зисс, Видия, Шактури, Онмау, Гкхиелл... Важнейшие планеты галактик, родные миры для миллиардов, уничтожались без пощады. Против гатрэев не выстояла даже Ирдая, планета рэгенерумов и наноидов. Роботы, созданные для защиты Объединения, не продержались даже шести часов. Другие не выдерживали и четырёх.

Следующей жертвой нападения должен был стать Аднарэт - крупнейший мир карликовой галактики Ниора, спутника Галактики Облаков, вторая столица рода иретов, дом для пятнадцати миллиардов.

Гатрэи нападали на все планеты по схожей схеме: неожиданно появлялись, создавали поле-ловушку и разворачивали систему ложных сигналов, сеяли панику, после чего, пользуясь этим, начинали уничтожать жителей планеты и всё, что было ими создано. Из-за ужаса и невероятной мощности захватчиков никто не успевал ни скрыться, чтобы не быть найденным, ни сбежать, ни дать хоть какой-нибудь отпор. По отработанному сценарию гатрэи напали и на этот мир.

Две дивизии, посланные туда, вышли из перехода за несколько сотен единиц от внешних границ планетарной системы и сразу же развернули ловушки. Оставив пару судов для их поддерживания, остальные понеслись к планете.

Они достигли её менее чем через минуту. Их огромные страшные звездолёты в мгновение ока появлялись буквально из воздуха и рассредоточивались по всей поверхности планеты. Иреты испугались, они были шокированы, но никто и не думал бежать. Они просто стояли и смотрели на корабли в небесах, не выказывая никаких чувств.

Такая реакция жителей на внезапное появление вначале поразила гатрэев и заставила их задуматься. Эти новые показали себя смелым народом, но поступили они так потому, что таков их дух, или потому, что у них есть какое-то мощное средство?.. Любопытно, но не важно - скоро все они побегут прочь в ужасе...

Вдруг все корабли, находившиеся на дневном полушарии, слабо вспыхнули и превратились в полупрозрачные силуэты. На некоторое время на поверхности планеты вновь стала светло, но... С Малым Солнцем начало происходить нечто пугающее. Обычно спокойная звезда, сейчас она вспыхнула с невероятной силой. Множество огромных протуберанцев вырвались из неё и потянулись вверх. Но они не угасали и не распадались, как это было всегда, а продолжали расти всё быстрее и быстрее. Потоки вещества стали искривляться, становясь похожими на щупальца чудовищ, заполонявшие космос. Нечто вытягивало вещество из звезды, она уменьшалась с каждым мгновением. Семь долей этого кошмара, казалось, растянулись на части. Когда он закончился, Малое Солнце больше не существовало - вместо него было лишь тускнеющее облако разреженного газа.

После этого иреты запаниковали. Ждавшие этого гатрэи сразу же начали атаковать. Звездолёты снова стали тёмными, на них открылись большие люки-трещины, вспыхнули шипы контролеров реальности. Мелкие сверкающие шары, поглощавшие всё вокруг, вспыхнули в поселениях. Воздух заполнили шлейфы сияющих сфер, разрушавшие всё то, до чего не достали огни. Роботы-нагромождения разрушали остатки, а гатрэи-рядовые, шедшие следом за ними, выискивали немногочисленных уцелевших и отправляли их в небытие. За доли работы контролеров целые города превращались в руины.

За три части боёв и уничтожения неразрушенной осталась только столица планеты - Наим, которая продолжала держать оборону. Аднарэтиане поднялись против гатрэев всем миром, но многократное техническое превосходство и быстрота действий захватчиков не оставили им ни единого шанса - две трети Корпуса Обороны планеты и его ресурсов были уничтожены за первые двадцать долей атаки. Остальных защитников за следующие часы постигла та же участь. В живых осталось лишь полмиллиарда жителей планеты, но все они были готовый дать гатрэям бой.

Наим окружал огромный оборонительный комплекс, "Стена". Созданный многие тысячелетия назад, он не пропустил ни одного захватчика в столицу за всё время существования, поэтому считался одной из лучших фортификационных систем во всём Объединении... Гатрэи разрушили его до основания за сорок долей. Роботы и сферы превратили легендарную "Стену" в груды обломков, оставив торчать над ними только редкие опорные конструкций. Иреты были вынуждены отступить в город. У них осталась только одна возможность - нанести массированный удар, вложив в него всё, что у них ещё осталось.

Роботы и сферы быстро окружили город, сомкнули ряды и... остановились. Удивленные иреты также прекратили все действия. Некоторое время ничего не происходило, а затем из строя захватчиков вышли гатрэи-рядовые вместе с группой небольших роботов, которые направились к городу. Пешком. Почувствовав неладное, аднарэтиане выставили против них большую часть пушек и дали первый залп. На гатрэев обрушился целый град выстрелов, волна взрывов пронеслась по всему пространству между разрушенной "Стеной" и городом. Поднялись облака пыли, закрывшие обзор. Грянул второй залп, третий... Около минуты стояла тишина. Иретам показалось, что они сумели остановить захватчиков, но...

Пыль начала оседать, и аднарэтиане своему ужасу увидели, что все гатрэи вместе с роботами уцелели. Мощнейшие энергоразряды и даже аннигиляционные бомбы не смогли даже ранить их, они их только разозлили. Захватчики стали быстрее приближаться к границам города. Иреты дали ещё несколько залпов, самых мощных, на какие были способны. Они превратили в ничто окраины города и земли за ними, израсходовали почти все снаряды и запасы энергии больших пушек, но всё было бесполезно. Достать гатрэев было невозможно. Они беспрепятственно вошли в Наим.

В уцелевших городских кварталах аднарэтиане открыли шквальный огонь по роботам и их создателям. Десятки стреляли по одному, стреляли из укрытий, стреляли открыто, стреляли из всего оружия, что было. Но ничто не могло нанести вред гатрэям и механическим нагромождениям - неизвестное поле вокруг каждого из них поглощало энергию всех выстрелов и бомб, и только становилась ещё сильнее от этого.

Самим захватчикам обстрел помехой не был, но само количество стрелявших вынуждало замедлиться. Их были миллионы. А для гатрэев существовал только один способ избавиться от этого.

Обшивка роботов и доспехи-экзоскелеты солдат покрылись шипами и засветились. Заработали контролеры реальности, и атакующие за мгновения раскидали всех стрелков. Через несколько долей они уничтожили всех защитников, что были у окраин города. А тех, кто спешил им на помощь, они уничтожали быстрее, чем те брались за оружие. Остановить даже несколько тысяч захватчиков было невозможно, а их количество только росло - через полчасти после начала битвы в Наиме было уже более миллиона гатрэев и около трёх миллионов их механических слуг.

Через час после разрушения "Стены" аднарэтиан остались единицы. Гатрэи полностью захватили город и теперь уничтожали последних уцелевших, которые прятались в Дэйсте - доме правительства этого мира.

Одна группа рядовых ворвалась в зал собраний, огромное круглое помещение с небольшой плоской пирамидой на полу в центре. Внутри был только лидер народа, тэих. Гатрэи-солдаты бросились к нему, чтобы уничтожить своими контролерами, но их остановил командующий группы. Он решил сам покончить с этим новым.

Захватчик выстрелил в него из гиперударной пушки. Ирэта отбросило на полсотни метров, и он упал на пол рядом с пирамидой, едва живой. Гатрэй-командующий, глядя на это, усмехнулся. Теперь нового можно добить. Он подошёл к держащемуся из последних сил тэиху, направил на него острие-излучатель пушки и медленно, с тяжестью проскрежетал:

-- Мы... вас... победили...

Тэих поднял голову, посмотрел на гатрэя и крикнул:

-- Нет!

И ударил по вершине пирамиды.

За секунду всю поверхность планеты покрыли полосы яркого белого света, образовав колоссальных размеров сеть. Она просияла секунд пять, а затем исчезла, погрузившись вглубь. И как только погасло последнее звено, грянул взрыв.

Вся планетная система осветилась мощнейшей вспышкой. Взрыв, произошёдший в ядре планеты, разорвал её на множество обломков. Ударная волна была настолько сильна, что дошла даже до поддерживавших ловушку судов. Аднарэт и цивилизация, существовавшая на нём, были уничтожены. Вместе с теми, кто на них напал.

Аднарэтане никому не позволяли взять над собой верх и никогда не сдавались. И не сдались даже тогда, когда их планета была превращена в руины, а их самих остались единицы.

Для гатрэев это был первый удар. Новые уничтожили часть их Флота! Целых две дивизии сразу! Превратить ядро своего мира в бомбу и подорвать его, чтобы не быть побеждёнными... Их недооценили...

Осознав, что они тоже могут быть здесь уязвимы, гатрэи перераспределили свои силы. Они продолжили продвижение, но сейчас были готовы к подобным неожиданностям.




16




На корабле учёных шло оживлённое обсуждение.

-- Ты направил звездолёт в одну из самых опасных систем галактики? - воскликнул Дат, когда услышал, что является конечной точкой скачка.

-- Да. - кивнул Хат Кай.

-- Да нас там зажарит! - крикнул Иту.

-- Согласен, излучений там всех диапазонов, мощности и типов на ваш выбор, но всё-таки воздержитесь пока от возмущений. Да, почти всё на корабле работает через пень-колоду, но не полевые генераторы и энергоисточник. С ними как раз всё в полном порядке.

-- Что ты хочешь этим сказать? - нахмурился Юц.

-- То, что радиация нам будет не так уж и страшна. Если мы, конечно же, не заберёмся в самое пекло. А что касается потоков и выбросов, то от них можно будет увернуться - я отремонтировал системы телепортации.

-- Что? Ты их починил?

-- Там проблема была только в паре накопителей, контрольных блоках и передающих каналах. Я их заменил, и устройства как новые. Мы можем осуществлять скачки до восьмой части единицы длиной. А с учётом того, что диаметр выбросов на нестабильных звёздах крайне редко превышает триста тысяч кудгов, этого более чем хватит.

-- А интенсивность этого излучения? - сказал Кин.

-- Не должна никак воздействовать. Кроме кают и комплекса жизнеобеспечения только устройства систем телепортации дополнительно экранированы. Кстати, только благодаря им спасались те, кто оставался в живых после выбрасывания из разломов у Сол Макрионис, самой поганой из всех нестабильных звёзд в системе. Это известный факт.

-- Ясно...

-- Так, понятно, а что будем делать, когда доберёмся туда? - спросил Ян.

-- А до этого я не дошёл. - ответил куратор

-- Нехорошо...

-- А сейчас послушайте...

-- Мы знаем, ты нам не раз уже это говорил. - прервав его пробурчали остальные, - "Кураторов приставляют к группам, чтобы они их думать учили..."

-- Что ж, раз ты не дошёл, будем доходить вместе. - вздохнул капитан.

-- Пойду тогда открою карту системы. - сказал Иту и направился к главной панели управления.

Остальные исследователи двинулись следом за ним. Навигатор дал команду, и вскоре перед глазами всего экипажа появилась большая голограмма системы Сол Надарэймалис-инитрэ.

Сама Надарэймалис-инитре оказалась молодой крупной бело-голубой звездой, раз в сорок тяжелее солнца Сэтара, вспыхивавшей каждые две-три недели. Во время вспышек почти вся её поверхность покрывалась гигантскими протуберанцами, которые порой вырастали до половины её диаметра и превращали светило в огромный косматый шар. В такие моменты даже за десять единиц от звезды защитные поля могли дать сбой. После быстрого пробуждения и короткого периода наибольшей активности выбросы начинали постепенно уменьшаться и через пару дней прекращались вообще - верхние слои становились почти гладкими. А затем всё повторялось.

Изучая звезду, парни заметили, что выбросы радиации на ней имеют значительную мощность уже в самом начале этапа пробуждения, но эти первые очаги всегда довольно редки и развиваются на небольших площадях. Они существуют недолго, а перед исчезновением выбрасывают в космос один узкий, но невероятно сильный поток. Учитывая то, что в самом начале пробуждения защитные поля могли справляться с радиацией большей части потоков, это явление можно было использовать.

Но в качестве места боя - по крайней мере, основного - она не годилась. Планеты подходили куда лучше. Их там было три: небольшой далекий и холодный мир, в котором не было ничего, кроме пересыщенного радиацией кислородного и азотного льда, огромная газовая планета неподалёку от самого светила с гигантской системой колец, круто наклоненных относительно плоскости орбиты, и ещё один газовый гигант, скрывавшийся в пустоте среди облака астероидов.

Некоторое время, пока исследователи рассуждали и просчитывали варианты, в зале стояла тишина. Первым её нарушил Иту:

-- У меня есть мысль.

-- Ну?

-- На Малвактэу мы остановили сферы и искры с помощью астероидов, так? Думаю, сейчас можем сделать так же!

-- Предлагаешь среднюю планету? - сказал Кин.

-- Ага. Астероидов куча, излучение звезды не страшно. У нас есть шансы!

-- Погоди. - вмешался Дат, - С чего ты взял, что у нас получится? Второй раз гатрэи на тот же трюк не поведутся. И я не уверен, что корабль выдержит столкновения с астероидами, в особенности, если нам удирать на всех парах придётся.

-- Ну, что касается астероидов, то это можно решить увеличением мощности "твёрдого" и "мягкого" полей и осуществлением неполных сбросов. - сказал Нойм, - Тогда корабль, будем надеяться, выдержит всё это.

-- А что касается гатрэев, так у их не будет выбора, если мы будем в облаке. - добавил Иту.

-- Хм, раз так, то тогда это сможет сработать... - проговорил биолог.

-- Беру свои слова назад. - сказал физик.

-- Так, для роботов план есть, а корабли? Для них это не самый подходящий вариант. - обратился ко всем Нерым.

-- Солнце... - тихо сказал Юц.

-- Что? - воскликнули все исследователи кроме куратора.

-- Солнце. Я считаю, что его энергетическое и информационное излучения, особенно в выбросах, смогут вывести их из строя.

-- Думаешь? - засомневался Ян.

-- Технологии всех цивилизаций имеют предел. Мы же как-то уничтожили гатрэйских роботов, значит, сможем уничтожить и их суда!

-- И сделаем мы это, заманив их в зону выбросов, которая только-только появляется. - добавил техник, уловивший мысль друга.

-- А выбросы-то будут? - спросил Кин.

-- А в этом я не уверен...

-- Нойм, Юц, вам повезло. - вмешался Хат Кай, - Согласно сведениям со спутников, последний термин активности звезды был двадцать два дня назад. Следующий пик - событие ближайшего времени.

-- У нас может получиться!

-- Подождите, а контролеры реальности? - воскликнул Иту, - Гатрэи же смогут использовать их в качестве противорадиационного щита!

-- Может и так, но... Вспомни слова Хата - контролеры это те же манипуляторы частиц, только более сложные. - сказал Нерым, - А раз так, то у нас будет возможность. Если я не ошибаюсь, даже анмилве и квейты становились жертвами вспышек Сол Макрионис. Так что сам видишь.

-- Насчёт анмилве и квейтов подтверждаю. - вмешался куратор.

-- Понял, вопросов больше не имею. - ответил Иту.

-- От такого излучения такой мощности и такого широкого спектра полностью защитить не сможет ни один щит, ни одно устройство, даже гатрэйское. Так просто должно быть! - воскликнул Нойм.

-- Раз техник согласен, значить так и есть. - сказал Ян, - Понадеемся, что в галактиках гатрэев мало нестабильных звёзд...

-- Кстати, излучение может упростить нам и уничтожение роботов. - сказал Юц, - Если верить сведениям автоматических станций, на средней планете также наблюдается повышенный фон.

-- Система, где каждый субек пространства пересыщен радиацией... И мы летим туда. Замечательно! - пробормотал Дат.

-- Народ, через пять долей мы выходим из разлома! - воскликнул Хат Кай.

Исследователи прекратили разговор, заняли свои места и начали готовиться к выходу. План действий они составили. Сейчас можно только надеяться, чтобы всё задуманное осуществилось.




17




Светлое пятно в конце тоннеля, вспышка - и "Звезда Ланраи" вынырнула в пространстве системы Сол Надарэймалис-инитре. За иллюминатором раскинулось солнце системы - идеально гладкий бело-голубой шар с гигантской короной, в которой терялась первая планета.

-- Вот мы и прибыли. - Нерым повернулся к остальным.

-- Если б не планета, принял бы эту звезду за белый карлик. - проговорил Нойм.

-- Вы уверены, что она нестабильна? - засомневался Кин.

-- Уверены. - ответил Хат Кай, - Такая тишь бывает только на них.

-- Так, полюбовались - и хватит. - сказал Ян, - Нам надо направляться к средней планете.

-- А сколько до неё? - спросил Нойм.

-- Сейчас посмотрим... Так, двадцать шесть единиц, она на сто три градуса направо от нас. - ответил Иту.

-- Понял, летим! - воскликнул пилот и направил судно к планете.

Хоть оно и было изрешечено практически полностью, но после ремонта и всех отладок работало хорошо. Три с половиной миллиарда километров, что были между точкой выхода и планетой, оно преодолело менее, чем за час. И на его скорости никак не сказалось то, что во время полёта исследователи провели ещё одно испытание отремонтированных систем.

Конечный пункт показался за пару минут до конца перелёта. Похожий сначала на далёкую туманность, он постепенно увеличивался и вскоре занял более половины видимого за иллюминатором пространства. Но увидеть саму планету было невозможно - огромное и плотное облако астероидов надёжно скрывало её. Из-за вращения скопление приобрело форму линзы, а множество обломков люда и полос пыли, что были в нём, придавали ему сходство с целой галактикой, которая сияла всем множеством своих звёзд. Такие объекты, галактионы, были большой редкостью во всём космосе. Ими было возможно любоваться вечно, но сейчас было не до этого.

По приказу Яна Нерым направил звездолёт к северной приполярной области. Мощность облака и количество астероидов на куб там были меньше, чем на экваторе - это позволит пролететь сквозь с меньшими усилиями и будет более безопасно, но при этом сохранит высокие шансы на то, что им удастся уничтожить роботов-сфер и искр.

Корабль приблизился к внешней, на удивление чёткой границе облака и завис над ней. Исследователи замолчали и стали ожидать прихода гатрэев.

Ждать долго не пришлось.

Всего через пару минут после того, как "Звезда Ланраи" остановилась, вдалеке нечто вспыхнуло, и появились тридцать внушающих ужас кораблей.

Увидев "Звезду", гатрэи удивились. Новые, которые до этого момента всегда убегали, сейчас были прямо перед ними. Получается, они выбились из сил, или...

"Бросьте на них роботов с двенадцати судов!" - приказал командующий группы преследования. "С двенадцати? Зачем так да много?" - удивились рядовые. "Новые наверняка что-то задумали. Поэтому, чтобы быть уверенными в их уничтожении, направляйте много. - передал командующий, - И следите за ними. Исполнять..." Рядовые, не передав ничего, поклонились и ушли. Вскоре на кораблях начали открываться люки.

Исследователи знали, что гатрэи первым делом пошлют в атаку сферы, но они не предполагали, что первая волна будет настолько многочисленной. Это всё изменяло.

-- Нерым, Нойм, уходите в облако! - крикнул Ян.

Они кивнули и направили звездолёт к астероидам. Следом за ними понеслось несколько тысяч роботов, которым на этот раз дали откорректированный приказ...

-- Часть сфер распадается! - крикнул Юц, глянув на голоэкраны камер наружного наблюдения.

-- Что?

-- За нами летят и сферы, и искры! - крикнул Дат.

-- Ускоряйтесь!

-- Запускайте телепортацию!

Пилоты начали серию скачков. Скорость судна увеличилась в разы. Рой остался позади, но ненадолго - как только "Звезда Ланраи" телепортировалась первый раз, они подключили дополнительные ступени двигателей. За мгновение искры и сферы приобрели ускорение большее, чем у корабля учёных, и стали быстро приближаться к нему.

Еще полминуты - и роботы будут на дистанции атаки. Они уже начинают активизацию оружия. До астероидов - считанные километры. Времени только на один прыжок...

Команда, сброс энергии, слабая вспышка - и звездолёт в мгновение оказался глубоко внутри скопления.

Исследователи ожидали, что роботы замедлятся, но ничего подобного не случилось - изменение среды для них не стало препятствием: за считанные секунды они перестроились и вошли в облако следом.

-- Они даже не замедлились! - воскликнул Иту.

-- И где радиация, о которой ты говорил?! - крикнул Кин Юцу.

-- Тут ещё низка. Чтоб эффект стал заметен, надо пробраться глубже.

-- Вперед! - приказал Ян.

Звездолёт продолжил заглубляться. Роботы, видя это, запустили своё мощнейшее оружие.

-- Они подключили контролеры и набирают скорость! - крикнул Дат.

-- Что?

-- Нас настигают!

-- Мы среди астероидов, делаем прыжок за прыжком, каким образом они ускоряются? - крикнул Нойм.

-- Идут напролом. - передал Хат Кай.

-- Юц! - крикнул Ян, - Перебрось себе панель управления энергоисточником и будь готов осуществить сброс. Дат, Кин, настройте автоматическое прекращение скачков, когда он начнёт, иначе нас разорвёт. Остальные - следите за состоянием!

-- Ясно.

Тем временем с каждой очередной телепортацией увеличивалось количество астероидов. Свободного пространства оставалось всё меньше. Пилоты уже не обращали внимания на мелкие камни и льдины, беспрерывно ударявшиеся о защитные поля, и стремились уворачиваться только от крупных астероидов. Они были вынуждены замедляться, а сферы с искрами продолжали ускоряться. Мощь их контролеров росла, и полоса пустоты, которую они оставляли за собой, становилась всё шире. Гатрэйские роботы готовились нанести удар и смести судно вместе со всеми астероидами, что окажутся возле.

Но, несмотря на это, Юц не спешил со сбросом - он ждал, пока механизмы подойдут ещё ближе.

-- Сбрасывай! Они уже близко! - кричали ему остальные исследователи, у которых начинали сдавать нервы, но он продолжал ждать.

Когда между звездолётом и роботами осталось менее трёх километров, они не выдержали:

-- Сбрасывай!!!

Юц нажал на кнопку. Серия скачков была прервана, и из трансляторов главных двигателей вырвался мощнейший энергетический разряд. Созданная волна толкнула звездолёт с такой силой, что его скорость увеличилась сразу вдвое. Астероиды, оказавшиеся сзади, отбросило в сторону роя. Через мгновение они налетели друг на друга.

Сферы своими мощными контролерами с лёгкостью разрушили астероиды, брошенные на них. Но искры на это не были способны. Некоторым удалось увернуться, но большинство уйти от стремительно приближающихся пересыщенных излучением камней и льдин не смогло. На колоссальной скорости они столкнулись и взорвались. Разлетающиеся обломки и сильнейшие ударные волны затронули всех остальных роботов, и рой остановился.

Из-за вспышек и пыли исследователи не видели, что происходило внутри армады, но было заметно, что она больше не двигается.

-- У нас получилось! - воскликнули Юц, Иту и Ян.

Но вот это был далеко не конец...

Когда начались взрывы, развитые субинтеллекты сфер определили, что причина произошедшего - более ограниченные возможности искр. Большие роботы передали малым приказ двигаться дальше, а сами начали уходить. В результате большинство сфер уцелело, а все искры уничтожились, остановив собой волну.

Начало взрывов разъярило гатрэев. Они знали, что большинство роботов сохранилось, но их выводил из себя сам факт. На новых было брошено более трети от всех имевшихся у них машин, а первые потери понесли они! Техники один за другим посылали сообщения командующему о потерях. "Последние данные: были разрушены все искры и около четверти сфер. Уцелевшие роботы продолжают преследование." - был переслан очередной доклад. "Даю новый приказ: бросьте на новых всех роботов." - передал в ответ командующий, едва сдерживая злость. "Всех?" - удивились бывшие на связи солдаты. "Да, всех, что есть, кроме резерва. Переведите их в режим массированного наступления с целью полного уничтожения, и контролируйте каждое их действие, вплоть до активности последних энергопередатчиков!" "Простите, но с чем мы тогда останемся? - начали несколько техников, - Наш резерв не так уж и велик. И ещё: с заглублением роботов в облако сигнал становится слабее, команды доходят хуже, и мы всё реже получаем ответы..." "Вы слышали меня? Исполняйте!" - отвечал им разозлённый командир. Рядовые и техники не смели ослушаться. Вскоре следом за первым вылетел второй рой.

Исследователи понимали, что один сброс не уничтожит всех роботов сразу, но даже их самые пессимистичные оценки они не предполагали, что стольким удастся уцелеть. Рой сократился менее чем на треть, и в нём остались только самые опасные машины.

-- Вниз!

Нерым и Нойм направили звездолёт прямо к пустоте, в которой скрывалась планета.

-- С ними почти ничего не случилось! Почему? - воскликнул Иту.

-- Я не знаю... - испуганно проговорил Юц.

-- Искры... - тихо сказал Дат.

-- Что?

-- В рое сейчас только сферы, искр нет ни одной. Значит, именно они стали причиной взрывов!

-- Понятно, а что с этими делать?

-- Можно попробовать остановить их большим количеством энергии! - предложил Кин.

-- В смысле?

-- Если сделаем серию энергосбросов, у нас может получиться. - уловив мысль биолога сказал Хат Кай.

-- Тогда действуйте! - передал Ян.

Но только Юц собрался дать команду, как...

В одно мгновение к уцелевшим сферам присоединилась новая орда. Рой увеличился более чем втрое и занял всё видимое сзади пространство. Исследователи были шокированы. Они не знали, получится ли у них справиться с оставшимися роботами, а сейчас их количество стало просто неимоверным. И все они стремительно приближались.

-- Сброс! - гаркнул Хат Кай.

Крик привёл Юца в чувства, и он ударил по панели. Из трансляторов вырвался новый разряд, корабль вновь содрогнулся. Затем он дал команду на сброс ещё раз, через несколько секунд опять... Звездолёт разогнался до полутора тысяч звуковых. Пилоты еле справлялись с управлением. Уклоняться от астероидов стало практически невозможно. "Звезда Ланраи" сталкивалась со всем подряд. Из-за информационной перегрузки системы начинали сбоить. И без того тяжёлая навигация осложнялась излучением сбросов.

Чтобы пилоты могли вернуть хоть какой-нибудь контроль над кораблём, Юц был вынужден прекратить. Судно начало замедляться, а вспышки энергии - рассеиваться.

Около минуты ничего не происходило, и рассмотреть что-либо в завесе света и пыли, созданной сбросами и многочисленными столкновениями с астероидами, было невозможно. Уже началось казаться, что сферы остановлены, как вдруг из облака на невероятной скорости вырвались роботы. Они сияли не так ярко, как раньше, но они все ещё были готовы к нападению, и их было много.

-- Бежим! Бежим!!! - закричали Дат и Кин.

-- Скорее!

-- Продолжим ускоряться - и поля откажут! - крикнул Нойм.

-- Роботы все ещё продолжают появляться. - предал Иту.

-- Но их количество уменьшилось. - добавил Хат Кай, глянув на голоэкран одного из сканеров, - Энергия сбросов их сбивает.

-- Это работает? - крикнул Юц.

-- Да, но надо ещё.

-- Мы без полей останемся! - крикнул Ян.

-- Увеличьте интервал, так можно будет оттянуть это.

-- Хорошо.

Юц начал новую серию энергосбросов. "Звезда Ланраи" понеслась вглубь ещё быстрее, сталкиваясь со всё большим количеством льдин.

Сферы продолжали ускоряться и постепенно перестраивались, чтобы начать окружение и аннигиляцию. До пустоты оставалось девятнадцать тысяч кудгов...

-- Поле отключится через четыре доли! - воскликнул Нойм.

-- Что?

-- Мы беспрерывно врезаемся в астероиды, оно на пределе!

-- Радиация начала резко повышаться! - крикнул Иту, - Если мы потеряем щиты, то погибнем!

-- Нужно хотя бы немного замедлить корабль, чтобы мы смогли его контролировать. - передал Нерым.

-- И дать сферам нас уничтожить? - рыкнул Дат.

-- Решайте тогда что делать!

-- Проклятье!!! - крикнул Юц.

-- Что случилось?

-- Запас энергии на сбросы исчерпан!

-- Что?

-- Мы беззащитны!

-- Телепортируйтесь! - крикнул Ян.

Затормозив, и едва уведя судно от очередного столкновения, пилоты начали новую серию. Они делали прыжки так часто, как это было возможно, но густота астероидов ограничивала их, и оторваться от сфер так, как это позволяли энергосбросы, не получалось. Рой приближался всё быстрее, и роботы уже начали готовиться к нанесению удара.

-- До пустоты две тысячи кудгов! - предал Юц.

-- Если вылетим в неё, нас убьют. Направляйте звездолёт вдоль края! - приказал Ян пилотам.

-- Не разворачивайте корабль! Летите прямо! - вдруг крикнул Иту.

-- Что?

-- Мы так сможем остановить сферы, поверьте! Летите в пустоту и держитесь кудгов за девятьсот от её края!

-- Что ты задумал? - спросил Ян.

-- Тут ведь также происходят выбросы радиации. Если заведём роботов хотя бы в один из них, то остановим их всех за раз!

-- Тогда как мы узнаем про выброс? - спросил Юц.

-- Честно - никак.

-- Хочешь сказать, мы полетим наугад? Да мы погибнем, если попадём в поток!

-- Там пустое пространство, скачки можно совершать так же часто, как и в космосе.

-- Даже самые частые скачки не защитят нас от выброса! - крикнул Дат.

-- Предлагаешь что-то другое? Это наш единственный ша...

Иту не успел закончить, как судно сотряслось от сильного удара.

-- Что это было?

-- Нас обстреливают! - крикнул Хат Кай, - Энергетическое оружие!

-- Поле выдерживает?

-- Пока что.

-- Уходим!

Сферы открыли огонь из своих пушек. Хотя это было не самое мощное их оружие, но им была нужна лишь пара минут, чтобы пробить поля вместе с обшивкой и разнести "Звезду" в пыль. И уйти от этого в астероидах было некуда.

-- До края осталось триста кудгов! - переда Юц.

-- Мы совсем близко!

-- Давайте! Давайте!

Неожиданно Кин выпрямился и вывел перед собою какой-то голоэкран. Быстро просмотрев его, он позвал Дата и перебросил голограмму ему. Дат взглянул на экран, потом на друга, и затем они оба вскочили с кресел и выбежали из зала.

-- Куда?! - крикнул Ян.

-- Забудь про них, у нас проблема посерьёзней! - крикнул Юц.

Тем временем астероиды начали быстро редеть, мгновение - и звездолёт вылетел из облака. Корабль нёсся к поверхности планеты ещё несколько секунд, пока не удалился от края на тысячу километров, затем изменил траекторию и начал ускоряться. Сферы, не прекращая обстрел не на мгновение, вышли из астероидов следом за судном. Для их энергоразрядов даже миллион кудгов не преграда, так что новым не убежать...

Раздался сигнал тревоги - уровень радиации начал резко повышаться. Менее чем за долю он возрос настолько, что начал ослаблять защитные поля корабля. Сферы почувствовали это и ускорились ещё больше, прибавляя одновременно мощности своих контролеров реальности.

Стремясь хотя как-то оторваться, Нерым и Нойм довели частоту и длину скачков до максимума, который позволяли системы корабля. Расстояние между звездолётом и роем выросло, но не настолько, чтобы спастись от бесконечных выстрелов. Щиты, почти всё это время работавшие на пределе своих возможностей, начали отказывать. Отражать выстрелы они уже не могли.

-- Они пробивают обшивку! - крикнул Иту.

-- Они выводят из строя двигатели! - кричал Юц.

-- Бежим! Скорее!

Пилоты делали всё возможное, но оторваться от сфер судно не могло. Противостоять было нечем, мощность падала, системы отключались одна за одной.

Исследователи начинали осознавать бессмысленность бегства. Их звездолёт уже ни на что не способен, а сферы все целы, и их тысячи... Смерть уже близка...

Вдруг вся видимая поверхность планеты засветилась. Множество вспышек, сменявших друг друга с невероятной быстротой, продолжались меньше секунды и закончились так же внезапно, как и начались. Поверхность на мгновение опять стала мёртвой. А затем вспыхнула вновь, выбросив колоссальное количество радиации.

Рой роботов был в считанных кудгах. Сферы были готовы осуществить аннигиляцию в любой момент. Звездолёт начал входить в другое измерение, чтобы совершить, вероятно, последний прыжок. И тут его настиг выброс...




18




Мощность вспышки по меркам планетарных была просто невероятной. Уровень излучения за мгновение подскочил раз в шестьдесят. Защитное поле не выдержало и отключилось. Лишённые защиты, исследователи от нахлынувшей на них радиации содрогнулись от пронизывающей боли и потеряли сознание.

Но они выжили. Благодаря скачку судно вернулось в исходное измерение на окраине струи выброса, где излучение было менее интенсивным и продолжительным. Из-за этого отключение поля на корабле было недолгим, и доза оказалась меньшей, чем могла быть.

Учёные очнулись где-то через минут двадцать после. От излучения у каждого из них пылало всё тело, а головная казалась хуже всякой пытки. Но только они бросали взгляд на иллюминатор... Забыв про слабость, они поднимались и подходили ближе, чтобы убедиться в том, что глаза их не обманывают.

Со сферами происходило нечто невообразимое: их трясло, бросало из стороны в сторону, а по их обшивкам проскакивали молнии. Роботы сталкивались друг с другом, падали на планету, врезались в астероиды. Повсюду в рое вспыхивали огни взрывов.

Когда выброс радиации достиг их, они были примерно в девяноста километрах от звездолёта исследователей. Поэтому они попали в один из наиболее насыщенных радиацией потоков. И их контролеры просто отказали!

-- Вы посмотрите! - воскликнул Нойм.

-- Не верю своим глазам... - проговорил Ян.

-- У нас получилось!!! - обрадовался Юц.

-- Мы остановили их! - воскликнул Иту.

-- Об этом обязательно надо сообщить! - сказал Нерым.

-- Не спеши! - вмешался Хат Кай, - Нам ещё со звездолётами надо разобраться. И если наш план сработает, то уже тогда можно будет делать передачу.

-- Хат прав. - сказал Ян, - Нам повезло справиться со сферами, но осталась проблема посерьёзней. Если мы сейчас улетим, то гатрэи, скорее всего, уже опередят нас, и тогда нам уже не спастись.

-- Я знаю, но... - начал пилот.

-- Понимаю, - прервал его капитан, - вы вымотаны и устали. Отдохните пока что, а вас...

-- Заменим мы! - прервав Яна, воскликнули Юц и Иту.

Капитан поднял руку и собирался возразить, но ему не дали это сделать.

-- С управлением мы справимся, опыт имеем. А ты с Хатом лучше продолжай смотреть за кораблём и окружением. - сказал Иту и сел на место второго пилота.

Нойм и Нерым тем временем разместились на свободных креслах. Юц занял место пилота и уже собрался направить судно обратно в облако, как навигатор остановил его.

-- Что ты хочешь сделать? - удивился метеоролог.

-- Какова для этого звездолёта наименьшая дистанция пространственного пробоя? - спросил Иту у Нойма.

-- Э... Два с половиной миллиона кудгов. - ответил техник, - А зачем это тебе? Ты что, собираешься так проскочить астероиды?

-- Ты правильно подметил. - сказал Иту, начиная колдовать над панелью.

-- И где тогда мы окажемся?

-- За гатрэями

-- А...

-- А выйдем за три с половиной миллиона от них.

-- Тогда ладно.

Навигатор закончил ввод и дал команду на осуществление скачка. Корабль вспыхнул и исчез в облаке света.

Через минуту после выхода сфер в околопланетную пустоту гатрэи потеряли их сигналы. "Что там такое происходит?" - требовал командующий ответа от подчинённых. "Сигнал потерян, почему - не знаем. Восстановить его не получается." - отвечали те. "Не получается?" "Простите, но мы действительно не можем. Препятствует радиация. Наши приборы не были рассчитаны на такие спектры." - продолжали техники. "Можете хотя бы сказать, что случилось с роботами?" "Нет..." - ответили солдаты, и в этот момент до них дошли сигналы, чёткие и сильные. Но они были короткими и состояли из одних помех. "Что это было?" - удивились командующий и многие рядовые. "Частоты сфер." - передал один из техников, глядя на голоэкраны. Услышав это, командир приказал провести сканирование косвенных признаков. Техники быстро исполнили этот приказ, но как только итоги были выведены на экраны... "Простите, но там ничего нет..." - ответили они. "Чего???" - вспылил командующий. "Мы провели осмотры всеми способами, по всем спектрам, но ничего не получили. Значит, роботы были выведены из строя." "Как? Что там такое произошло, если все наши машины уничтожены?" "Отправлять резервы?" - спросили рядовые. "Подождите. - ответил им командир, - Возможно, что это нечто, выведшее из строя роботов, убило и новых. Так что подождем... Ежели они объявятся - продолжим погоню. И на этот раз мы используем контролеры звездолётов. Исполнять!" Рядовые и техники поклонились, голоэкраны исчезли. Командующий остался один. "Я не знаю, как этим новым удаётся уклоняться от и уничтожать целые рои... - думал он, - Как они это делают? Как??? Хотя... Новые, может, и справились с роботами, а справятся ли они с судами? И уцелели ли они вообще? Посмотрим, посмотрим..."

Тем временем "Звезда Ланраи" выскочила из разлома далеко за кораблями прежних.

-- Гатрэи сзади. - передал Нойм, глянув на экраны наружного наблюдения.

-- Курс на солнце! - приказал Ян.

Юц и Иту кивнули и направили корабль в сторону звезды, начав набор скорости и новую серию скачков одновременно.

Гатрэи-наблюдатели отметили появление судна учёных и доложили об этом своему командиру. "Летите за ними! Активизируйте контролеры и сверхподавители! На этот раз мы обязаны их уничтожить!" - передал тот в ответ.

Звездолёты преследователей быстро перестроились. Вспыхнули шипы контролеров реальности. Космос осветила яркая вспышка, на месте группы судов образовалась гигантская сфера дрожащего пространства, и гатрэи бросились в погоню.

-- Они следуют за нами. Контролеры на их кораблях работают на полную. - передал Хат Кай.

-- Гатрэи образовали область дрожащего пространства более чем двести кудгов диаметром! - крикнул Нерым, - Оно затягивает даже астероиды из облака!

-- Что?

-- Ускоряйтесь! - крикнул Ян.

-- А мы что делаем? - рявкнул в ответ Иту.

-- Если мы приблизимся к этой сфере ближе чем на пятьсот кудгов, нас поглотит. - крикнул Хат Кай, глянув на показатели датчиков, - И с нашей теперешней скоростью нас нагонят через две доли!

Исследователи выжимали из энергоисточников и двигателей всё возможное. Звездолёт ускорялся каждую секунду, скачки шли один за одним, но, несмотря на все усилия, дрожащее пространство продолжало приближаться.

-- Проклятье! Мы не можем оторваться! - крикнул Иту.

-- Еще полдоли, и система выйдет на предел! Мы не сможем более ускориться! - крикнул Юц.

-- Нам надо оторваться от них хоть как-то! - воскликнул Ян.

-- Без энергосбросов это невозможно!

-- Так сделайте хотя бы один!

-- Система не позволит этого, пока не достигнуты уровень и стабилизация!

Капитан рыкнул, поднялся и вырвал из-под главной панели несколько компьютерных блоков-регуляторов.

-- Делайте! - крикнул он, возвращаясь на место.

Нойм и Нерым молча кивнули и осуществили сброс. Из-за повреждения предохранительной системы на трансляторы были брошены все выработанные запасы энергии. Звездолёт толкнуло с невероятной силой, и он понесся вперёд почти со скоростью солнечного ветра.

-- Сто десть тысяч звуковых! - крикнул Иту, - И это без скачков!

-- Мы едва контролируем корабль! - крикнул Юц.

-- Да он трещит по швам от скорости! - воскликнул Нойм, глянув на экран состояния.

-- Накопители пусты! Все! - передал Нерым.

-- Скоро наполнятся снова. - сказал ему Хат Кай не отрываясь от голоэкранов, - Время мы выиграли. Но появилась одна небольшая проблема.

-- Какая? - сказал Юц.

-- Нас несёт прямо к первой планете.

-- Проскочим её за скачок.

-- Не надо! - воскликнул Нерым.

-- Что ты удумал?

-- Попробовать замедлить гатрэев с помощью астероидов колец.

-- И ты думаешь, что они хоть что-то сделают этой сфере?

-- Можно хотя бы попробовать!

-- Ладно, попробуем. - ответил яму Ян, - Иту, Юц, держите курс к планете и будьте готовы замедлиться и маневрировать!

-- Есть! - крикнули те.

"Звезда Ланраи" разогналась до скорости почти в четверть световой. Из-за этого её поврежденный корпус разваливался на лету, а системы едва справлялись с нагрузкой. Но, несмотря даже на ускорение, приданное энергосбросом, исследователям не удалось оторваться от сферы. Насколько ускорялись они, настолько же, и даже больше, ускорялись гатрэи. Медленно, но расстояние сокращалось.

Учёные видели это, но сделать что-либо ещё они не могли.

Двенадцать минут прошло в напряжении. Все это время "Звезда Ланраи" опережала корабли преследователей только на одиннадцать тысяч кудгов.

-- Мне кажется, или гатрэи побаиваются нас. - сказал Нерым, глядя на трансляции с внешних камер.

-- Если они точно не знают, что случилось с их роботами, то вполне может быть. - ответил Ян.

Вдруг Хат Кай закричал.

-- Что произошло?

-- Гатрэи опять стали ускоряться! До них теперь всего три тысячи кудгов!

-- Они нас догонят через двадцать мгновений! - крикнул Нойм.

Нерым опять ударил по кнопке сброса. После очередного толчка скорость звездолёта достигла трети от световой. Управлять им стало практически нереально, но удалось хоть ненамного отдалиться от дрожащего пространства.

Первый мир системы из далёкой размытой точки света начал быстро превращаться в большой шар с широким поясом колец. В душах исследователей начала пробуждаться надежда, но вместе с очертаниями планеты через поляризованное стекло главного иллюминатора они заметили и первые пятна на солнце. Звезда пробуждалась, а это значило, что период, когда поле ещё будет способно противостоять радиации - максимум ещё долей пятьдесят. А этого может быть недостаточно...

-- Через полдоли будем у колец планеты. - передал Хат Кай.

-- Переходи на параллельную траекторию! - крикнул Ян, и Юц потянул штурвал на себя.

До колец оставалась около одной десятой единицы, но на такой колоссальной скорости и подобного отрезка могло не хватить. Юцу в последний момент удалось чуть замедлить звездолёт и направить его вдоль колец, оставшись в паре десятков километров над ними.

Сфера дрожащего пространства достигла колец через несколько мгновений после. И вошла в них, продолжая ускоряться. Возможности двигателей и контролеров реальности гатрэйских звездолетов позволяли им увеличивать скорость и не обращать никакого внимания на астероиды. По блестящей поверхности протянулась полоса пустоты, и с каждым мгновением её край всё поближе подбирался к "Звезде". Ещё немного - и исследователи попадут в зону действия сферы...

-- Сброс! - крикнул Ян.

Трансляторы двигателей вспыхнули снова, и судно толкнуло вперёд с ещё большей силой. Ударная волна сдвинула с места множество астероидов и бросило их в сторону прежних.

Но случилось нечто невероятное и пугающее: огромная сфера за мгновение остановилась и исчезла. Астероиды прошли сквозь ничто. Когда пролетели последние льдины, сфера восстановилась на том же места, где исчезла, и продолжила преследование.

-- Что это было? - дрожащим голосом проговорил Нойм.

-- Проклятье! - крикнули Иту и Нерым.

-- Бежим!

Юц и Иту направили звездолёт на солнце, и Нерым осуществил ещё один сброс.

Неожиданно Хат Кай выпрямился, резка повернулся в сторону техника и спросил:

-- Образование разлома сейчас возможно?

-- Возможно, а...

Он не успел закончить, как куратор бросился что-то делать на своих голоэкранах. С невероятной скоростью он провёл целый ряд операций, и вскоре крикнул:

-- Открывайте разлом! Сейчас!

-- Что?

-- Мы уйдём!

-- Это замедлить корабль! Нас затянет! - крикнули пилоты и техник.

-- Не затянет! Ткните на кнопку и открывайте проход!!!

Нойм закрыл глаза и дал команду. Звездолёт замедлился, сфера приблизилась и затянула его в зону действия.

И всего через мгновение после обшивка судна вспыхнула, и оно исчезло, войдя в разлом неподалёку от границы с дрожащим пространством. Оно пролетело по иному измерению полтора миллиарда километров и вышло из перехода неподалёку от звезды.

-- Где мы? - испуганно воскликнули исследователи, когда звездолёт выбросило из разлома.

-- У солнца. - спокойно ответил Хат Кай.

-- Где? Уже?

-- Да, у солнца. Простите меня, но разлом был единственным средством, что мог дать нам время. А сейчас летите дальше и запускайте скачки, ибо выбросы могут случиться где угодно. И ещё: гатрэи наверняка очень скоро будут тут.

Иту и Юц молча глянули друг на друга и начали новую серию телепортационных прыжков.

Гатрэи разъярились как никогда прежде. Новые были уже в зоне действия контролеров, но им удалось улизнуть вновь! "Где они? - свирепствовал командующий, - Где? Найти их и уничтожить!" Вскоре один рядовой доложил: "Новые найдены. Они у солнца." "За ними!" "Простите нас, - вмешались техники, - но там чрезвычайно высокая радиация. Наши устройства могут начать отказывать..." "Настройте контролеры на максимальную мощность и не спрашивайте меня больше про это. - передал командир, - А сейчас - активируйте систему дальней телепортации и за новыми! Исполнять!" Рядовые в ответ только тихо поклонились, прекратили трансляцию или разошлись.

Они отключили контролеры, и сфера исчезла. Звездолёты быстро перестроились и сорвались с места, оставив за собой тусклый световой след. Они преодолели десять единиц за пару мгновений и появились на том самом месте, где завершился межпланетный скачок "Звезды". Расстояние до беглецов сразу сократилась до ста двадцати тысяч кудгов.

-- Гатрэи за нами! - крикнул Нерым.

-- Что?

-- Они только что появились на места нашего выхода из разлома!

-- Юц, Иту, мы на какой высоте? - неожиданно спросил Ян.

-- Четыреста тысяч кудгов, а...

-- Снизьтесь ещё на сто пятьдесят, перейдите на траекторию параллельную поверхности и направляйтесь на шестьдесят налево, летите прямо в зону выбросов!

Пилоты кивнули и направили звездолёт к ближайшему зарождающемуся очагу активности. Гатрэйские корабли снова образовали огромную сферу дрожащего пространства и кинулись следом за учёными.

Пятна на поверхности звезды тем временем росли всё быстрее. За считанные секунды они увеличивались в разы и сливались друг с другом. Каждое соединение сопровождалось вспышкой и образованием сразу нескольких протуберанцев. И процессы только усиливались.

-- Выбросы становятся больше! - крикнул Нойм.

-- Как с радиацией?

-- Пока терпимо, поля работают.

-- Хорошо, ведите их в центр. - приказал капитан Юцу и Иту.

Они снизились ещё на несколько тысяч кудгов и полетели прямо в центр очага.

-- Ян, протуберанцы крупнеют, они вот-вот достигнут нас! - воскликнул Нерым.

-- Сейчас страшно излучение, а не они. - ответил Ян, - Что с фоном?

-- Ещё допустим.

-- Тогда летим дальше.

От возрастающего излучения приборы гатрэев начинали давать сбои. Видя это, они решили сделать последний рывок и уничтожить наконец новых, не дожидаясь, когда откажут их системы. Сфера резко ускорилась и стала стремительно приближаться к исследователям. Протуберанцы же начали воздыматься повсюду, и следом за их числом рос и радиационный фон.

Неожиданно почти сразу за судном учёных произошёл колоссальный выброс. Протуберанец поднялся на полмиллиона километров, образовав на пути гатрэев стену раскалённого вещества. Но для контролеров реальности она не стала преградой - дрожащее пространство просто прошло сквозь поток, оставив за собой широкий тоннель, который вскоре исчез, заполнившись поднимающейся плазмой.

-- Они прошли сквозь выброс... - дрожащим голосом сказал Нойм.

-- С ними ничего не случилось! - крикнул Нерым.

-- Летите дальше! - крикнул Ян.

-- Это бесполезно!

-- Где происходит наибольшее повышение радиации?

-- Восемь тысяч кудгов на двадцать направо. - сообщил Хат Кай.

-- Туда!

-- Там же излучение будет сильнее, чем от реакторов! - крикнул Юц.

-- Нам это и нужно! Телепортацию на полную и вперёд!

Протуберанцы с каждым мгновением становились всё больше, уровень излучения приближался к критическому. Исследователи неслись в самый центр этого ада, и обезумевшие гатрэи мчались за ними.

Сфера приближалась, до границы действия контролеров остались считанные километры, как вдруг...

Уровень радиации подскочил в две сотни раз - с поверхности звезды вырвался самый мощный, наиболее насыщенный излучением выброс. Поток диаметром с небольшую луну накрыл "Звезду Ланраи", только заканчивавшую очередной скачок, и гатрэйские звездолёты одномоментно.

Скачок излучения вызвал кратковременное отключение щитов, и, получив очередную дозу радиации, исследователи упали в обморок. Но им вновь повезло: прыжок закончился, когда уже самый пик миновал. Гатрэи же никуда не переносились...

Учёные пришли в чувства где-то через сорок с чем-то минут. Ещё одна сотня бэр опять пробудила дикую боль, но они нашли в себе силы подняться и осмотреться.

Когда они подошли к иллюминатору, то были сражены: гатрэйские суда просто дрейфовали по космосу, их покрывали пятна тусклого света, обшивка была повреждена, а шипы контролеров реальности - полностью разрушены.

Около доли исследователи без единого слова смотрели на это и не могли поверить в реальность увиденного. Гатрэи были остановлены! Излучение оказалось сильнее контролеров!

-- Они... остановились? - тихо спросил Иту.

-- Они не двигаются... - проговорил Нойм.

-- Да их корабли просто разрушены! - воскликнул Хат Кай.

-- Невероятно! - воскликнул Нерым, - Они остановлены!

-- Наш план сработал! - воскликнул Ян.

-- Так не везет как нам сейчас! - воскликнул техник.

-- Действительно!

-- Мы спаслись!

-- Победа!!!

Вдруг пятна света на гатрэйских звездолётах исчезли, и на их открылись люки. Из них выдвинулись длинные кривые шипы. Короткая яркая вспышка - и исследователи, потеряв сознание, упали на пол.

Когда они очнулись, гатрэев уже не было. У всех кружилась голова, тяжело было даже пошевелиться.

Хат Кай же не мог двигаться вообще. Он лежал на полу, остекленевшими глазами смотрел в пустоту и дрожащим голосом тихо повторял:

-- Они идут на Разлом...




19




Исследователи поднялись и подбежали к Хат Каю.

-- Что с ним?

-- Что произошло?

-- Так, давайте успокоимся и по порядку! - сказал Ян, - Помогите для начала Хату встать.

Нерым, Нойм и Иту кивнули, подняли куратора и усадили его в кресло. Он перестал бормотать, но его взгляд остался пустым.

-- "Они идут на разлом"? Что это вообще значит? - спросил Нерым.

-- Разлом - эта планета Хата. - ответил капитан.

-- Каким образом они про неё узнали? Даже мы до сих пор точно не знаем, где она.

-- Этот удар... Гатрэи опять просканировали нас. - проговорил Иту.

-- Ублюдки... Проклятье! - выругались Нойм и Нерым.

-- Мы должны их опередить! - крикнул Юц.

-- Не получится. - вздохнул Ян, - Я знаю, что Разлом находится где-то в Галактике Теней, а до неё два миллиона световых лет отсюда. Мы никак не сможем успеть...

И в этот момент на мостик поднялись Кин и Дат. На их сразу же набросились:

-- Где вас носило?

-- Как вы могли бросить нас?

-- Что вы вообще делали?

Этих двоих товарищи были готовые не то что побить - разорвать в клочья.

-- Мы знаем, поступок далеко не самый лучший, - начал Дат, - и мы просим у вас за это прощения. Но послушайте. Мы занимались действительно важным делом...

-- И каким же?

-- Ремонтировали систему межприродных переходов. - сказал Кин.

-- Что?

-- Да, мы занимались её ремонтом. - продолжил биолог, - Поискали уцелевшие устройства, заменили сломанные, провели отладку и так далее. Короче говоря, сделали всё возможное, чтобы она заработала. Заодно настроили и систему энергообеспечения.

-- Вы ремонтировали их? Зачем?

-- И откуда у вас такой опыт?

-- Мы некоторое время работали в ремонтной службе Институтского флота, не забывайте. - ответил Дат, - А кинулись восстанавливать мы эту систему затем, что сейчас мы можем направиться в любимую точку системы галактик. Мы не имеем больше ограничений по длине перехода!

-- ???

-- Да, сейчас двигатели звездолёта работают почти как и следует. И, судя по увиденному, мы это сделали не напрасно.

-- Почему вы на это решились? - крикнул Нойм, - Может, мы б все погибли тогда или сейчас!

-- Мы рассчитывали закончить ремонт к тому моменту, когда звездолёт достигнет околопланетной пустоты, и нам это почти что удалось. - ответил Кин, - Мы думали, что после того, как остановим сферы, мы сможем улететь и попросить помощи, заодно предупредив остальных и передав то немногое, что нам удалось узнать.

-- Мы хотели сообщить вам сразу же после того, как закончим, но, увидев, что вы были, так сказать, заняты, мы решили не беспокоить. - продолжил Дат, - И, к тому же, мы знали, что нам, дурням, повезёт.

-- Подождите, вы нас дураками считаете? - сказал Юц.

-- Не вас, а себя. Мы себя считаем дураками, и нам везёт. Секрет работает уже давно и хорошо.

-- Так, хватит ерундой страдать. - вмешался Ян, - Мы спаслись и можем двигаться куда нужно, это отлично. Сейчас надо решить очередную проблему.

-- Какую? - удивились сетэлы.

-- Гатрэи узнали про планету Хата и направились к ней. - ответил Юц.

-- Что?

-- Они опять нас просканировали.

Неожиданно куратор группы пришёл в чувства.

-- Они направились к Разлому... Они не оставят там ничего... Не позволю!!! Не мою планету они получат, а электроды в свои...

-- Хат, успокойся. - прервал его Ян.

-- Успокоиться? Я не могу успокоиться! Ты знаешь, что гатрэи смогут сделать, если доберутся до Разлома? Они восстановят свои корабли и своих роботов полностью и смогут даже настроить себе ещё!

-- Что???

-- Да, и сделают они это очень быстро!

-- Откуда они возьмут средства?

-- Знаете, я занимаюсь не только планетологией, но и рядом технических исследований. Так вот за имевшееся у меня время я создал несколько устройств, которые превосходят на порядок даже мек'найские! Если гатрэи их найдут - а они обязательно их найдут, если мы не опередим их - то с их помощью смогут восстановить всё своё оборудование очень быстро.

-- Почему ты не говорил нам про это?

-- Я связан по рукам и ногам - ограничен строжайшей договоренностью с руководством Института, и просто не мог этого сделать. За разглашение факта меня просто бы лишили всего, что я имею.

-- Что ж... - проговорил Ян, отходя от шока, - Если так, тогда нам надо спешить!

-- У нас же сейчас все три системы переходов! - воскликнул Дат, - Мы сможем опередить гатрэев, я думаю.

-- Ты думаешь?

-- Я не совсем уверен в точности.

-- Оценка состояния у вас есть? - вдруг спросил Нойм.

-- Теперь можно узнать по системе, а что?

-- Сейчас всё скажу...

Техник подошёл к ближайшему голоэкрану, вывел несколько таблиц, быстро просмотрел их, провёл небольшой расчёт и сказал:

-- Да, сможем их опередить. Согласно этим данным, и если мои прикидки по поводу масштаба повреждений их кораблей верны, то у нас есть от двух до восьми частей в запасе. Это учитывая то, что мы полдня в пути будем.

-- Ты уверен в этом?

-- Даю вероятность в сто восемь сегмов.

-- Так отлично! - воскликнули Иту и Нерым.

-- Хорошо... - проговорил Хат Кай, - Ко встрече гостей надо подготовиться.

-- Подождите, еще одна вещь... - вмешался Дат, - Я и Кин восстановили систему, как могли, но с учётом общих повреждений корабля мы не уверены, что они долго продержатся. Скорее всего, звездолёт сможет сделать только один скачок, после чего он уже будет непригоден.

-- И что тогда нам делать?

-- Заменим звездолёт. - спокойно ответил куратор.

-- Ты отдашь свой?

-- У меня их целый ангар. На замену один я выделить смогу.

-- Тогда вперёд!

-- Дат, Кин, подключайте управление, Хат, прокладывай курс! - воскликнул Ян.

Кивнув, биолог и физик быстро провели воссоединение систем, а куратор ввёл координаты через главную панель управления. Исследователи вернулись на свои места, и пилоты дали команду на генерацию разлома.

Космос осветился ярчайшими сполохами, межзвёздный проход открылся, и "Звезда Ланраи" полетела в другую галактику.




20




Уничтожение двух дивизий на Аднарэте стало первым поражением гатрэев. Они даже не думали, что новые будут способны на такое: преобразовать планету в гиперраспадную бомбу самим гатрэям удалось только через восемьсот тысяч лет после возникновения цивилизации, новые же сделали это уже через пятьсот пятьдесят...

После этого происшествия они перегруппировались - образовали двадцать четыре армии по шесть дивизий в каждой и начали продвигаться дальше по более узкой полосе, шириной в семьдесят световых лет.

Из Ниоры гатрэи направились в дальний рукав Галактику Облаков. Им было известно, что оттуда до Сэтара около пятисот тысяч световых лет, но это было единственным, что они знали точно о той часть космоса на данное время.

Дальний рукав Галактики Облаков был одним из самых проблемных регионов во всей системе, местом, где не проходило и месяца без боёв. И причиной всему были мек'наи. Это движение являлось наиболее значительной угрозой и для Объединения, и для вольников. Мек'наи были против их почти во всём: от политических взглядов до общественных дел, хотя все три враждующих стороны состояли из одних и тех же родов и видов. Но за восемьдесят тысяч лет существования движения составлявшие его развились в отдельные расы - мек'наи воссоединились со своими технологиями, и все до единого превратились в киборгов, полукиборгов и модифов. Порой ставя мораль в ничто, они опередили вольников и Объединение по уровню развития науки и технологий на тысячелетия, но из-за этого постепенно сами начинали звереть. И именно поэтому борьба с мек'наями шла с такими усилиями.

Одна группа гатрэев приближалась к планете Доту - третьего по значимости центра движения. Захватчикам предстояло столкнуться с наиболее могучим миром новых за всё время продвижения, столкнуться с теми, кто был чем-то похож на них...

Нападение началось по отработанной схеме: огромная вспышка на внешней границе системы, мгновенное появление нескольких миллионов звездолётов, развертывание ловушки, бросок к планете. Считанные секунды - и все небеса Доту покрылись черными пятнами гигантских кораблей.

Настолько внезапное появление множества неизвестных судов шокировало мек'наев, но не посеяло среди них панику и ужас - только некоторые отступили на пару шагов назад. Жители планеты ждали, что будет дальше.

После инцидента на Аднарэте похожую реакцию на появление гатрэи могли понимать только с одной стороны.

На кораблях начали открываться огромные люки-трещины и вспыхивать шипы контролеров. Дотиане, безостановочно сражавшиеся уже несколько тысячелетий, ответили на это так, как и подобает миру в военном положении.

Все пушки оборонительной системы планеты направились на корабли гатрэев и дали залп. Миллиарды, триллионы выстрелов и снарядов обрушились на нагромождения. Небо осветили вспышки взрывов и аннигиляционных импульсов, пересекли молнии энергоразрядов. Но со звездолётами ничего не случилось - контролеры реальности создавали поля, поглощавшее любою энергию задолго до того, как выстрел достигал даже самых длинных шипов. Мек'наи, видя как их залпы буквально растворяются в воздухе, только зверели всё больше и усиливали огонь.

Но защиту гатрэев им было не пробить. После трёх минут пальбы, осознав бесполезность собственного оружия, дотиане постепенно начали прекращать выстрелы. Гатрэи, дождавшись ослабления нагрузки на системы защиты, выпустили сферы и направили все резервы энергии на контролеры.

С превратившихся в одно светящееся пятно света небес посыпалось множесмтво металлических шаров. Мек'наи тут же перевели огонь на них - они сразу поняли, что именно это основное оружие, ведь во время боёв сами поступали аналогично. На сферы обрушился целый поток мощных энергоразрядов и град бомб, но ненадолго - через мгновения после начала сброса механизмов у пушек дотиан начали появляться маленькие, но яркие светлые точки. И целые оборонительные модули стали исчезать. Всего за несколько долей после начала нападения работавших пушек остались единицы. Склады снарядов и накопители энергии были уничтожены полностью.

Контратака дотиан была подавлена. Выстрелы почти прекратились, но даже тогда, когда они шли безостановочно, эффекта от них не было почти никакого: энергоразряды только разбрасывали роботов и сбивали их с курса. Уничтожить удалось только несколько тысяч сфер, в которых были роботы-нагромождения, поскольку они были оснащены только защитными полями с меньшей, чем у кораблей, мощностью.

Когда же огонь прекратился, для роботов исчезли всякие ограничения. И началось уничтожение. Сияющие сферы выпускали шлейфы и неслись к поселениям, чтобы разрушить то, что осталось после огней-пожирателей. За ними шли роботы-нагромождения из тёмных сфер, а за сами гатрэи, равняя с землёй немногочисленные остатки и руины, превращая очередную планету в пустошь.

Гатрэи рассчитывали этим ввести цивилизацию в хаос и, наконец, напугать жителей планеты, но только усиливали неистовство мек'наев. Внезапное начало, масштабность военных действий и мощность захватчиков сократили силы дотиан, но они все ещё имели средства - активация главного средства защиты, скрытого в стратегических целях, приближалась к завершению...

Ещё минута - и повсеместно на планете начали появляться роботы. Миллиарды роботов. Они поднимались из глубин океанов, вырывались из-под почвы и льда, выходили из широких пещер. Против атакующих поднялась армия, которая не стояла даже на защите Сэтара.

Гатрэи мягко говоря не ожидали, что новые не на центральной планете обладают такими боевыми возможностями. Сражаться с ними выступило войско роботов, вчетверо превосходящее их собственное по размерам. От удивления они даже приостановили все действия. Дотиане же, воспользовавшись их коротким замешательством, бросились в атаку.

По всей планете началась битва. И с первых секунд дотиане стали проигрывать - нагромождения гатрэев раскидывали и разрушали их роботов одного за одним, а уклоняться от сфер было вообще невозможно... Всех защитников Доту, выступивших открыто, уничтожили за десять долей.

Мек'наиям пришлось изменить тактику. Они оставили большую часть автономных роботов на поле битвы, а всем остальным дали приказ на отступление в поселения и все те места, где ещё было возможно скрыться. Оставленные защитники сражались до последнего, задерживая захватчиков, но через полчасти были истреблены последние из них. Некоторые во время боя убежали и спрятались среди руин. Гатрэи, стремясь не оставить никого в живых и ничего целым, бросились следом за ними. Но мек'наям это и было нужно...

Как только нагромождения и сферы входили в города, роботы дотиан выпрыгивали из укрытий прямо перед ними и стреляли в упор. И роботы захватчиков стали взрываться. Случилось невероятное: поле искривления пространства мек'наев оказалось сильнее контролеров реальности. Роботов, казавшихся неразрушимыми, дотиане уничтожали одним выстрелом и даже простыми ударами. Не выдерживали даже всепожирающие сферы... Но этот эффект сохранялся лишь мгновение. После контролеры пересиливали искривление пространства, и не успевшие завершить нападение мгновенно исчезали. Силы опять становились неравными.

Сражение продолжалось ещё около двух часов. Из двадцати миллиардов роботов-защитников уцелела менее ста миллионов. Со стороны гатрэев осталось три миллиарда, готовых продолжать уничтожение неограниченно долго. Но мек'наи не сдавались - у них имелось ещё одна степень защиты, настолько могучая, что до этого времени она ни разу не была применена, их последний шанс.

Дотиане запустили её и покинули руины городов. Не осталось никого. Гатрэев это насторожило, но не остановило. В поисках беглецов они рассредоточились по поселениям, послали десант телепатов и начали прочёсывание. Но за полтора подцикла поисков им не удалось найти даже животных. Пусто было даже в самых укромных и глубоких укрытиях. Не сделав ни одной находки, гатрэи приказали солдатам и роботам покинуть руины. Но только они повернули назад, как...

Города пришли в движение. Поверхность стала содрогаться, строения разрушились окончательно, разбитые дороги пересекли трещины. Землетрясения продолжались меньше минуты и закончились так же неожиданно, как и начались. Некоторое время стояла тишина, а затем буквально за двенадцать секунд массивы земли, на которых стояли поселения, поднялись на три километра в высоту. Роботов и солдат, оставшихся в городах, придавило к поверхности или сдуло мощными потоками. Ещё мгновение - и новообразованные горы начали растекаться. Исполинские металлические щупальца вытянулись на многие тысячи метров, оставшиеся руины обрушились и похоронили под собой немногочисленных уцелевших захватчиков. Из-под городов высвобождалось нечто ужасное.

Через одну долю перед гатрэями предстало самое жуткое зрелище за всё время Возвращения - гигантские роботы, монстры высотой в два кудга и шириною в восемнадцать, с множеством щупалец и шипов, самое мощное оружие мек'наев, их последнее средство защиты.

Гатрэи были в шоке. Они знали, что новые способны на многое, но это... "Жидких" роботов такого размера не строили даже цивилизации предыдущих поколений! Они не могли понять, как новые с их уровнем развития смогли создать нечто подобное.

Тем временем роботы пришли в полную боеготовность. С невероятной для механизмов такого размера скоростью они подняли свои щупальца и потянулись к гатрэйским звездолётам. И начали их сбивать. Эти гиганты схватывали по несколько кораблей за раз и разламывали их на куски, или просто били по ним со всей силы. Уничтожив одно судно, роботы сразу же набрасывались на другое.

Около полумиллиона кораблей было уничтожено всего за первые несколько мгновений после активации. Первый раз с начала продвижения гатрэи были вынуждены отступить. Все уцелевшие суда начали удаляться.

Глядя на это, дотиане возрадовались. Наконец они начали побеждать! Самая мощная технология, когда-либо созданная ими, смогла остановить нападение. Захватчики убегают! Они покидают атмосферу!..

Но в верхних слоях корабли остановились. Оказавшись вне зоны досягаемости гигантских роботов, гатрэи перевели всю энергию на контролеры.

Остатки мек'найской цивилизации были уничтожены за мгновение. Гигантские "жидкие" механизмы, роботы-защитники, оставшиеся города и уцелевшие жители планеты исчезли. Не сохранилось ничего и никого. Доту превратилась в выжженный каменный шар. Один из сильнейших миров всех тридцати семи галактик был полностью разрушен за шесть часов. И сделало это небольшая часть Флота.

Гатрэи остались непобедимы. Хотя новые люто сражались, они не выстояли против них. Но они ещё раз показали, что способны на многое, и многое ещё скрывают.

Если так продолжится, об осуществлении Плана можно будет забыть. Поэтому есть только один выход - вновь объединить все дивизии и направиться сразу на Сэтар. И приступить к этому нужно сейчас...




21




Множество молний пронзило космос. Через мгновение они слились в одну ярчайшую вспышку, явившую звездолёт. "Звезда Ланраи" закончила своё путешествие. Но исследователи рады не были: даже при слабой лучевой болезни переходы в нематериальное состояние и обратно сильно отражаются на здоровье.

-- Треклятая радиация... Всё тело болит! Ненавижу! - воскликнул Юц.

-- Моя голова... - пробормотал Нерым.

-- Мы прибыли? - тихо спросил Иту, держась рукой за затылок.

-- Прибыли. - ответил Хат Кай и, поднявшись, показал на иллюминатор, - Прошу, планета Разлом!

Учёные встали. Перед ними была небольшая планета, окруженная двенадцатью лунами и освещённая тремя красноватыми солнцами. Ночная тень скрывала более двух третей диска, но и по небольшой видимой части дневного полушария можно было хорошо рассмотреть основные черты Разлома. Он оказался обычным силикатно-кислородно-водным миром, чуть меньше Сэтара, с многочисленными мелкими континентами и большими полярными шапками, покрывавшими до четверти каждого полушария.

-- Так вот где ты живёшь... - проговорил Ян, - Уютное место. Даже и не знаю, можно ли выжать больше из Права Колониста, чем это!

-- Хех, а то!

-- Хорошие новости! - воскликнул Нойм, глянув на показатели датчиков, - Гатрэев тут и близко нет.

-- А, кстати, сколько времени мы были в полёте?

-- Как я и говорил, двенадцать частей.

-- Хорошо, тогда садимся!

-- Подождите! - воскликнул куратор, - Сейчас мы сесть не сможем.

-- Почему?

-- Сейчас увидите.

Хат Кай нажал на браслете правой руки несколько малозаметных кнопок и показал на планету. В атмосфере начало происходить нечто невероятное: сначала воздух по всей планете будто слегка содрогнулся, а затем с невероятной скоростью по нему пронеслась волна загорающихся огней, образовывавших гигантскую сияющую сетку коричневато-оранжевого цвета. Это была единая полевая система.

Ошеломлённые исследователи стояли с открытыми от удивления ртами и, смотря то на планету, то на своего куратора, неразборчиво лепетали, пытаясь хоть что-то сказать. Щита такого масштаба они никогда не видели. Подобного не имели даже мек'наи! А тем временем на окраине освещённой стороны планеты исчезло несколько звеньев, открыв проход.

-- Это поле Тэ-ияра? - тихо спросил Нойм.

-- Оно самое. - ответил Хат Кай.

-- Тэ-ияра? Так оно ж не используется... - начал Кин.

-- ...уже сорок две тысячи лет, знаю. - прервал его куратор, - Но, поработав над ним, его можно превратить в одну из самых надёжных оборонительных систем на свете.

И, кстати, окно открыто только на десять долей. Так что летим!

Нерым кивнул и направил звездолёт к проходу.

-- Так, мы добрались, а что дальше? - спросил Юц.

-- А дальше мы передадим сообщение. - ответил Ян.

-- И попробуем добить наших преследователей. - добавил Хат Кай, - Но перед этим спросим прежних, известных нам, про прежних, что мы встретили.

-- Ты хочешь узнать, почему они нам про них ничего не говорили? - сказал Иту.

-- Да. - ответил ему Хат Кай и обратился к Нерыму, указав на светлое пятно на поверхности, - Направляйся к этому леднику.

-- Который только что явил терминатор?

Хозяин Разлома кивнул.

-- Тогда вперёд! - воскликнул пилот и повернул штурвал.

"Звезда Ланраи" вскоре оказалась под всепланетарным щитом и направилась к выступу ледника полярной шапки. Перед самым его краем простиралась широкая, глубокая, но довольно короткая долина, в центральной части которой возвышалась гора с плоской вершиной. На ней виделось множество строений. И хотя до этого города оставалась две сотни километров, его размер и очертания были хорошо заметны.

-- Так, - начал Хат Кай, - перед тем, как мы приземлимся, я должен вас предупредить. В месте высадки температура будет составлять всего двести восемьдесят градусов, поэтому вам придётся переодеваться в термоизоляционные костюмы. И ещё, мы высадимся не в городе, а в восьмидесяти кудгах от него, у пирамиды.

-- Какой пирамиды? - удивился Нерым.

-- Не волнуйся, ты её сразу увидишь.

Звездолёт тем временем приблизился к городу. Его вид впечатлял: небоскрёбы в полтора кудга с фантастичными очертаниями, покрытые снегом, широкие улицы и большие площади, но ни одного жителя. И плотный туман вокруг подножия горы, стремящийся пробраться вверх и растечься по проспектам. А за всем этим, на плоском, как водная гладь, леднике возвышалась пирамида - громадное чёрное строение, по размерам сопоставимое со всем городом. На её поверхности виднелся большой прямой, похожий на трещину проём. Хат Кай приказал сесть как можно ближе к нему, Нерым ответил: "Есть" и начал снижение.

Вскоре корабль приземлился, и перед исследователями предстал вход к пирамиду. Длинный тёмный провал был настолько огромен, что казался подходящим в качестве ангара для тяжёлого грузового звездолёта. Высота его была около кудга, если не больше. И это была только четверть от общей высоты пирамиды. Глядя на эту громадину, учёные почувствовали себе ничтожными.

-- Готовьтесь выходить! - воскликнул Хат Кай.

Исследователи кивнули, разошлись по каютам, и через минуту, уже переодетые, собрались в зале выхода. Куратор взглянул на их и начал опускать трап.

-- Погоди! - крикнул яму Ян, - Ты ж сам сказал, что там снаружи мороз, почему же ты без костюма?

-- В меня под кожей естественный слой нонтермина, так что по мне там ещё комфортно. - ответил куратор и открыл люк.

Поток ледяного воздуха подул в корабль. Очки парней за мгновение покрылись морозным узором, и оттереть их не получалась - почти сразу же появлялся новый слой льда. Из-за этого они во время продвижения были вынуждены ориентироваться только по очертаниям фигуры Хат Кая, ведшего их за собой.

Путь ко входу был преодолён относительно быстро. Внутри было можно снять костюмы - от ледяного воздуха охраняло поле - и исследователи с радостью их сбросили. Когда они сняли шлемы, то увидели, что находятся в коридоре колоссальных размеров: метров сто пятьдесят шириной и высотой раза в два больше.

-- А теперь хватайтесь за меня. - сказал Хат Кай.

-- А это зачем?

-- Я телепортирую вас в центральный зал, а для этого необходимо, чтобы все касались друг друга, иначе система не сработает.

-- Есть же и более совершенные устройства, Хат! Мог бы установить и более современную. - сказал Нойм.

-- Знаю, но пирамиду строил не я.

-- Тогда кто?..

Не дав закончить технику вопрос, Хат Кай обхватил всех семерых подопечных своими руками, а хвостом дотронулся до массивной металлической полосы на шее. Тихий гул, внезапные огни - и они исчезли.




22




Через мгновение после они очутились возле входа в огромнейшее помещение - круглый зал шириной в полтора километра и высотой в метров семьсот, свод которого был покрыт мозаикой. Тысячи картин, на которых были изображены высокие ящероподобные существа, размещались спиралью, начинаясь над входом и заканчиваясь на вершины купола.

-- Ничего себе... - проговорили Юц и Нерым, осматриваясь.

-- Приглашаю в центральный зал! - воскликнул Хат Кай, - Планетарный контрольный пункт.

-- Планетарный контрольный пункт? - переспросил Ян.

-- Ага. Отсюда можно управлять всеми приборами и механизмами, что имеются на планете и возле неё.

-- Город, контрольный пункт... И ты всё это построил один? - удивился Иту.

-- Да.

-- Как и когда?

-- Если б у тебя было лет шестьсот семьдесят свободного времени, ты и не так дурел бы.

-- Эти мозаики... - сказал Кин, глядя на картины, - Что они вообще показывают?

-- Когда-то это был зал порталов. Цивилизация, построившая пирамиду, таким образом просто представляла себя.

-- Пирамида - это вокзал? - удивился Нойм.

-- Да. Она была им, она им и остаётся. Только я перенёс порталы в меньший зал, над этим.

-- Эти существа, это же не род прежних! - воскликнул Дат.

-- Они из предшествовавшей прежним волны. Всё, что вы видите сейчас, было сделано ими. Тридцать восемь миллионов лет назад.

-- Хех, класс...

-- А оборудование?.. - проговорил Нерым.

-- И оно тоже. Я только отремонтировал то, что смог.

-- А, кстати, где тут пункт связи? - просил Нойм, осматривая приборы.

Хат Кай показал на большой экран в паре сотен метров от него.

-- Тогда идём скорее! Сообщим Объединению! - воскликнул Иту.

-- Подожди, сначала мы спросим прежних...- остановил его куратор.

-- Так мы только Тевара и Айхе и знаем. - сказал Ян.

-- Значит, их и спросим.

Исследователи глянули друг на друга и направились к экрану. Вблизи он казался ещё больше - минимум в полтора раза шире иллюминатора мостика "Звезды". Хат Кай подошёл к панели управления и начал настраивать соединение. Экран вскоре вспыхнул, но остался тусклым и сероватым.

-- Из-за старости ему надо время, чтоб заработать. - объяснил он.

-- Хорошо, а кто говорить будет? - спросил Юц.

-- Я буду. - сказал Ян.

Остальные учёные молча согласились.

Тем временем экран снова вспыхнул. Соединение установилось, и на экране появились фигуры двух прежних, советников при Институте - мирийца Тевара Тара и вайтая Айхе Урамна, живших, как и все остальные наставники, на отдалённой автономной станции "Мост Врат", лежавшей на окраине системы, в пустом космосе, где на полмиллиона световых лет не было ни единой звезды.

-- Здравствуйте. - начал Ян, - Господин Тар, господин Урамн, к вам обращается исследовательская группа Д 712.

-- Добрый день. - ответил Тевар, - ваш отдел давно к нам не обращался.

-- Даже не помним, когда был последний раз. - добавил Айхе.

-- Кстати, а чего вы обращаетесь не из центра связи Института?

-- Мы сейчас находимся на Разломе, планете Хат Кая. - ответил Ян, - Но вопрос сейчас не в этом. У нас к вам есть очень важное дело.

-- Какое?

-- Кто такие гатрэи?

Советники после этих слов отпрянули от экрана.

-- У нас мало времени. - продолжил капитан, - Ответьте нам, кто такие гатрэи, и почему мы про их ничего не знали.

Прежние переглянулись и опустили головы.

-- Мы надеялись, что вы с ними никогда не встретитесь... - тихо сказал Айхе.

-- Почему вы скрывали это от нас? - воскликнул Юц.

-- Гатрэи - полная противоположность нам, мы стремились защитить вас от них...

-- Понимаем, но они здесь. - сказали Дат и Кин.

-- Мы первые столкнулись с ними. - продолжил Ян, - Они направили в погоню за нами тридцать кораблей. Мы спаслись только чудом.

-- Мы пошлём против них наши Флоты! - громыхнул Тевар.

-- Вы не сможете. - вмешался Нерым, - Когда мы нашли базу гатрэев, то узнали, что они окружили и наши, и ваши галактики.

-- Что???

-- Этот так. - пилот вздохнул.

-- Проклятье! - выругался Тевар и ударил кулаками по панели.

-- Всё-таки ответьте нам. - вмешался Хат Кай, - Откуда гатрэи вообще появились?

Айхе вздохнул и начал:

-- Когда наши цивилизации были ещё моложе вашей, мы создавали своё Объединение, чтобы осваивать космос. Все наши четыреста пятьдесят восемь родов и двести шестьдесят три с половиной тысячи видов создавали союзы и обменивались знаниями. Благодаря этому наши цивилизации быстро развивались, и росло население. И вместе с этим росли наши нужды. Чтобы их удовлетворять, мы осваивали новые планеты, с каждым годом всё больше. Мы открыли Теорию Четырёх Природ задолго до этого, и на её основе разработали множество технологий, зная, что с их помощью можно создавать какое угодно вещество и какую угодно вещь, но не пользовались этим. Мы считали, что незачем расходовать лишние средства, если это имеется в готовом виде. Не на этой планете, так на другой...

За сто тысяч лет мы освоили около пятидесяти миллиардов миров. И на каждой мы имели шахты, карьеры, поля, заводы... Расходование их ресурсов шло с невероятной скоростью: за три-четыре тысячелетия эксплуатации на планетах могло буквально ничего не остаться. Они постепенно превращались в пустыни... Памятником этой расточительности будет Лурэма. Сейчас эта самая суровая пустыня в галактике, которую вы называете Светлой. Но в те времена это был богатейший мир. По сравнению с другими планетами Лурэма была просто оазисом... За тринадцать тысяч лет всё было израсходовано. Не осталось ни животных, ни растений, ни почв, ни ископаемых, ни даже воды. Всё было забрано. Остался только камень да песок.

Мы все тогда были гатрэями...

-- А что случилось потом?

-- Когда подобными пустынями стало почти девятьсот планет, - продолжил Тевар, - часть наших предков оглянулась и ужаснулась. Они поняли, что так быть нельзя. Они вспомнили слова наших открывателей Теории о том, что это средство создания и спасения... А мы тогда ничего не спасали и не создавали, только разрушали... Да и вообще использование всех аспектов и положений Теории могло дать куда больше. Но большинство просто не обращало внимания на тех, кто просил остановить почти бесконтрольный расход, и продолжало забирать столько, сколько считало нужным или просто хотело - их волновали только собственные насущные потребности. Так продолжалось ещё несколько тысячелетий. За это время пустынями стало уже более семидесяти тысяч миров. Тогда уже много кто понял, что если так продолжится дальше, то вскоре в ничто превратятся целые сектора. Они поняли, что этим когда-нибудь уничтожат сами себя и поставят крест на будущих цивилизационных волнах, поэтому выступили против.

Начались споры, вскоре переросшие в полномасштабный конфликт. Количество тех, кого беспокоило будущее, увеличивалось, поэтому под их давлением остальные уменьшили темпы расходования, но не признали проблему выживания будущих поколений важнее проблемы собственного благосостояния. Непонимание между двумя группами росло, и в результате мы разделились на два фронта: гатрэев, "тех, кто берёт", и дэлнархов, "тех, кто опомнился".

С течением времени положение только ухудшалось... Итогом конфликта стала война. Она продолжалась двадцать шесть тысяч лет. Погибли два триллиона... Уничтожены были тысячи миров...

С большими усилиями победили дэлнархи. Они выдворили гатрэев отсюда и прогнали их в самую далёкую заброшенную и оскудневшую систему галактик с внешним барьером, которая была тогда нам известна - систему Сети, за сто сорок три миллиона световых лет отсюда, а сами остались тут и стали теми, кого вы зовёте "прежними".

Мы знали, что у гатрэев нет будущего, ведь когда они израсходуют все ресурсы, то начнут погибать. Нам было жаль их, они ведь наши ближайшие родственники как цивилизация, но...

-- За пятьсот тысяч лет последствия войны сгладились. - продолжил Айхе, - Мы и гатрэи начали развиваться отдельно: они в тех галактиках, мы в этих. Семь миллионов лет назад мы начали осваивать систему Пирамиды, в которой живём сейчас. А немногим более девятисот тысяч лет назад началась новая цивилизационная волна в этой системе. И, как это уже было, пришли Акштену, которых вы зовёте Экспериментаторами, и начали расселять вас с планет-родин и устанавливать свои "Великие Барьеры", чтобы изучать последствия и содействовать распространению разумной жизни, как они когда-то сделали с нами. Противостоять древней цивилизации, которой побаиваются даже Дэтары, мы просто не могли.

-- И они сделали всё так, как хотели. - сказал Ян.

-- Да. - кивнул Айхе, - Ваших родов оказалось куда больше, чем наших, поэтому и видов получилось больше - порядка миллиона двухсот тысяч. Затем они ушли, а мы начали наблюдать за вами и направлять вас, чтобы вы не повторили наших ошибок. За эти тысячелетия цивилизации появлялись и гибли, как и целые виды и даже роды. Среди вашего поколения до сегодняшних дней не дожило более полумиллиона видов, но и среди нашего погибло почти триста тысяч. После же, когда вы начали создавать своё Объединение, мы начали покидать эту систему, и вскоре ушли окончательно...

Гатрэи первые годы пытались вернуться назад, но мы отбивали их нападения. Затем их вылазки происходили всё реже и приобретали характер разведмиссий. Последняя из них была около семисот тридцати тысяч лет назад. Мы её обнаружили и остановили. Долгое время после этого ничего не происходило, поэтому мы считали, что гатрэи на границе полного расходования ресурсов и вымирают. Но пятьдесят тысяч лет назад мы выяснили, что они ещё живы. Мы прибыли сюда, чтобы защитить вас в случая атаки, ведь их планов мы не знали. Но тысячелетиями всё было тихо и спокойно. Посчитав из-за этого, что гатрэи всё-таки вымирают, мы ушли. А сегодня мы услышали вас...

Мы не знаем, или те галактики оказались более богатыми, чем мы предполагали, или они сами ещё больше ограничили расходы, но они сохранились.

-- Их триллионы. - вмешался Нойм.

-- И они уничтожают все наши планеты, постепенно приближаясь к Сэтару. - добавил Кин, - Осуществляют свой План Возвращения.

-- Возвращение? - воскликнули Айхе и Тевар.

-- Они собираются опять обосноваться тут. - сказал Дат, - Поэтому уничтожают современных жителей и всё ими созданное.

-- Хотя с такими целями могли бы просто выгнать... - тихо проговорил Кин.

-- Гатрэи еще до войны не признавали цивилизаций моложе их самих. - сказал Айхе.

-- А у нас нет никаких средств... - вздохнул Тевар.

-- Понимаем, но... - начал Ян, - нам повезло найти способ борьбы с ними.

-- Как? Какой? - удивились прежние.

-- Во время побега мы выяснили, что главное оружие гатрэев - контролеры реальности - не выдерживают сильного внешнего излучения.

-- Они изобрели контролеры?

-- Да, но относительно лимитированного действия.

-- Средство борьбы мы имеем, а вскоре будем иметь и план. - добавил Нерым.

-- План?

-- Мы предупредим Институт и Правительство и сообщим им всё то, что узнали. - ответил Ян, - А уже они на основе этого разработают комплексную стратегию.

-- Вы считаете, что сможете победить?

-- Наша единственная надежда - наша многочисленность.

-- Понятно... Тогда мы попробуем пробиться до нашего дома. - сказал Айхе.

-- Думаете, у вас получится?

-- Надеемся, что потайной структурированный сигнал сможет дойти. А пока мы можем только дать вам сведения, которые смогут, наверняка, вам помочь.

-- Есть ещё способы?

-- Да, есть один. Хотя мы опередили вас в развитии на многие годы вперёд, но у вас есть одна технология, какой вы владеете куда совершеннее, чем мы и гатрэи.

-- Что?

-- Быть такого не может!

-- Может. В отличие от вас мы ограничивались только малыми комплексами, вы же уже создали системы размером с планету.

-- Вы хотите сказать, что это нематериальные миры? - робко спросил Ян.

Тевар и Айхе кивнули.

-- Вы не строили виртуальностей? - с искренним удивлением воскликнул Нойм.

-- Вы переносили в них по полтриллиона сэнтиентов, а мы хорошо если сто миллионов. - сказал Айхе.

-- Так что пользуйтесь этим. - добавил Тевар.

-- Спасибо вам большое, прощайте!

-- Вам спасибо, до свидания. - попрощались Тевар и Айхе и прервали соединение.

Экран потух.

-- Сейчас нужно предупредить Институт! - воскликнул Нерым.

-- Нет, надо обращаться сразу в Правительство. - сказал Хат Кай. - Руководства Института и Объединения связаны, так что бессмысленно сообщать им отдельно. И на это может просто не хватить времени.

-- Ясно, тогда соединяемся с Правительством. - передал Ян.

Хозяин Разлома кивнул и начал настраивать новое соединение. Вскоре экран вспыхнул опять, и через мгновение на нём появилась фигура одного из чиновников.

-- Представитель Лаар-Хэм Абитора слуша... Группа семьсот двенадцать??? Вы живы?!

-- Откуда вы нас знаете? - удивились исследователи.

-- Мы узнали про случившееся сразу после того, как узнали про нападение неизвестных нам прежних. Чуть более суток назад. После первого же сообщения мы связались с Институтом, и они определили область, из которой начали продвигаться захватчики - Намиркум-Малвактэу - и сообщили, что туда была направлена ваша группа.

Мы считали, что вы погибли, а сейчас вы сами вышли на связь! Я сообщу про это в Институт!

-- Подождите! - воскликнул Ян, - Откуда вы знаете про нападение?

-- Сведения от уцелевших.

-- Что? Есть уцелевшие?

-- Их очень мало, но они приходят почти с каждой атакованной планеты: Сар'янимы, Мегиха, Руи, Зисса, Ирдаи... Даже есть сообщения от мек'наев и вольников. Уцелевшие предупреждают всех, кого могут, и мы делаем так же.

-- Невероятно... Есть уцелевшие! Гатрэи же стремятся уничтожить всех до единого!

-- Гатрэи?

-- Эти прежние, что напали на нас, зовут себя гатрэями. Тогда если вы знаете про нападение, мы, чтоб не терять времени, сразу перейдём к главному, к средствам борьбы. - начал Ян.

-- Вы нашли их? Отлично! - воскликнул Лаар-Хэм, - Добавлю к остальным. А, кстати, почему вы так спешите?

-- Потому что за нами погоня. - ответил Нерым, - А, кстати, откуда известны ещё средства?

-- Уцелевшие передают их вместе с предупреждениями. Больше всего пришло от мек'наев, спасшихся с Доту.

-- Понятно, но мы знаем средство, какое поможет вывести из строю их главное оружие, контролеры реальности! - воскликнул капитан.

-- Да?

-- Их можно повредить сильным излучением с очень широким спектром.

-- Насколько сильным?

-- Вспышкой нестабильной звезды.

-- Что? Нестабильной звезды?

-- Да, это единственный способ.

-- И мы можем предложить вам примерный план действий, чтобы избежать больших потерь. - вмешался Иту.

-- У тебя он есть? - воскликнул Ян.

-- Есть. И я в нём уверен. - ответил навигатор и продолжил, - Так, слушайте. Поскольку единственное средство уничтожать орудия гатрэев - сильные выбросы радиации, то вы должны сражаться только у нестабильной звезды, и чем мощнее она будет, тем лучше.

-- Ты предлагаешь Сол Макрионис? - пугаясь, проговорил Нерым.

-- Именно.

-- Это самоубийство! - воскликнул Лаар-Хэм.

-- Эта единственная возможность победить гатрэев! И сейчас там безопасно.

-- Безопасно?

-- Сол Макрионис очень молода - ей всего миллиона четыре лет, так что гатрэи о ней не знают - и она вспыхивает каждые сто сорок один день, а последний период активности был сто десять дней назад. Так что сейчас там возможно разместит флот.

А сам план следующий.

Выводите все корабли, имеющие систему телепортации или устройства для переходов в иные измерения на орбиту вокруг звезды, и ждите прихода гатрэев. Ряд автоматических кораблей пошлите на обратную сторону звезды. И поближе к ней. В ореоле излучения гатрэи не должны заметить их.

-- Не заметят? - удивился Ян.

-- Вспомни. - обратился к нему Иту, - На Надарэймалис-инитре сферы хотя и преследовали нас, но ориентировались хуже, чем на Малвактэу.

-- Иту прав. - вмешался Хат Кай, - Было такое.

-- Ладно.

-- Так вот. - продолжил навигатор, - Ждёте прихода гатрэев. И когда они появятся, откройте огонь из автоматических кораблей по звезде и сразу же уходите в другое измерение или телепортируйтесь. Стремитесь, чтобы задержаться вне нашего измерения получилась как можно дольше - и вы избежите воздействия радиации. В результате у гатрэев будут повреждены корабли и все орудия, и вы сравняете силы.

-- И найдите как можно больше желающих и способных сражаться. - добавил Юц, - Мы сможем победить гатрэев только числом.

-- И корабли должны быть большого размера - гатрэйские порой превышают полторы сотни кудгов в длину, так что используйте всё, что можете, даже терраформеры и индастры, в особенности военные. - сказал Нойм.

Представитель попробовал возразить, но Нойм прервал его:

-- И не говорите, что у вас их нет!

-- Вот вам примерный план действий. - сказал Иту, - У вас есть ещё время, чтобы доработать его. Схемы, что мы разработали, мы сейчас вам передадим.

Дат вручил Хат Каю диск, и вскоре информация была послана.

-- Спасибо вам! Я сразу же это распространю! - воскликнул Лаар-Хэм, - А вам помощь не нужна?

-- Нет. Мы попробуем справиться сами. - ответил Хат Кай.

-- Тогда ещё раз спасибо и до свидания!

-- Прощайте!

Соединение было остановлено, и экран отключился.

-- Иту, откуда у тебя план? - хором воскликнули Нерым и Ян.

-- Мы его составили во время перелёта сюда.

-- Мы?

-- Да, мы: я, Юц, Нойм, Дат и Кин. Мы обсуждали идеи почти все двенадцать частей. И итогом стал этот план. Сейчас я только сократил текст.

-- На самом деле фактически весь план составил Иту. - вмешался Юц, - Этот хитрюга одурачить сможет кого угодно, если захочет, и он разработал генеральную схему. Кин и Дат уточнили её манёврами уклонения - так вся схема ухода при вспышке на них. Нойм рассчитал все технические характеристики, что смог. Я же только уточнял план, вспоминая курсы военной стратегии, которым меня учили ещё на Велете.

-- А почему вы нас не позвали? - с возмущением воскликнул Нерым.

-- Ты и Ян спали, и мы решили вас не будить, а Хата нам беспокоить не хотелось. - ответил Нойм, - Без обид, друзья.

-- Раз так... Ладно!

-- А я рад! - вдруг воскликнул Хат Кай.

-- Чему?

-- Вы сами разработали восхитительный план, который сможет помочь и, я уверен, поможет им всем! Можете считать себя спасителями всей системы галактик!

-- Хат, не преувеличивай. - сказал Иту.

-- А так и есть! Вы создали основу!

-- Это только идеи! Они их ещё переработают. - добавил Дат.

-- Ага. И ты этому рад? - спросил Кин.

-- Да. А ещё я рад тому, что вы всё-таки научились думать и соображать, причём как редкий исследователь! Вы спокойно можете быть самостоятельными! Куратор вам больше нужен не будет.

-- Прости, Хат, но мы без тебя уже никуда! - почти вместе воскликнули Иту и Юц.

-- Да, без твоей помощи нам будет очень плохо. - добавил Нойм.

Дат, Кин, Нерым и Ян также собрались высказаться, но Хат Кай их прервал.

-- Спасибо, но всё это потом. Сейчас - дело поважнее.

-- А мы сможем ответить гатрэям? - спросил Дат, - Может, не стоило отказываться от помощи?

-- Не волнуйтесь, ответить мы сможем. - сказал куратор, - И как мы это сделаем, я уже знаю...




23




"Звезда Ланраи" медленно кружила по орбите около Разлома. Её энергоисточник уже отключился, двигатели давно отказали, а немногочисленные остатки запасов энергии расходовались на поддерживание системы жизнеобеспечения. Исследователи сидели в главном зале и смотрели на медленно плывущие за иллюминатором звёзды.

-- Хат, напомни, почему я согласился на это. - проговорил Дат.

-- Прости, не помню.

-- Я не знаю, чего боюсь больше: гатрэев ли, или того, что воздух может закончиться в любой момент. - сказал Кин.

-- Кин и Дат правы. - вмешался Юц, - Зачем сидеть в этой развалине, которая вот-вот сама распадётся на части? "Звезда" уже даже летать не может!

-- И у нас заканчивается энергия. - добавил Нерым, - Ещё три части - и всё.

-- Я всё понимаю, - начал Хат Кай, - но это часть плана: мы дождёмся прихода гатрэев и, как только они начнут обстрел, телепортируемся. Они посчитают, что мы уничтожены, и тогда мы уже нанесём удар.

-- И чего этим ты хочешь добиться?

-- Неистовства и злости наших гостей.

-- Чтоб они свирепствовали ещё больше? - воскликнули физик и биолог.

-- Слушайте, вы замечали за собой, как ведёте, когда злитесь или даже просто сердитесь? - обратился к ним Хат Кай, - Хорошо или у вас получается управлять инструментами и даже собой?

Сетэлы на секунду задумались и сказали:

-- Хат, ты прав.

-- Ну так вот!

-- План мне понятен, но меня беспокоит одна вещь... - тихо сказал Нойм.

-- Какая?

-- Что если у гатрэев есть ещё контролеры? Других типов, что были неактивны во время той вспышки? Что если мы уничтожили только часть?

-- Пока они не явятся, мы этого не узнаем. - проговорил Ян.

-- Это необходимо знать не только нам! - вспылил техник.

-- Я понимаю, но...

-- Давайте подумаем. - вмешался Хат Кай, - Прежние-дэлнархи ещё не изобрели контролеры, а гатрэи это сделали. Поскольку это по определению чрезвычайно сложные устройства, то у цивилизации, разработавшей их относительно недавно, они должны иметь значительный размер. А им оснащены даже сферы, которые, к тому же, способны распадаться на сотни искр.

-- Хочешь сказать, контролеров на сферах не просто не может быть? - сказал Иту.

-- Именно! Каждая сфера, как мы видели, автономна, а раз так, то на их должны быть и мощные компьютерные обрабатывающие центры, и двигатели, и сами инструменты контроля, и, главное, источники и колоссальные запасы энергии и информации. Даже если гатрэи додумались впихнуть всё возможное из этого в блоки сжатого пространства и объединить их между собой, то даже в таком случае контролер просто не сможет поместиться в двадцатисубековую сферу! И это только из-за запасов энергии!

-- Чего-то из этого на сферах нет. Они получают ресурсы извне... - сказал Кин.

-- У них бесканально-беспроводной принцип функционирования. - добавил Дат.

-- Этот я и хотел сказать! - воскликнул Хат Кай.

-- Если так, то, повредив контролеры, мы повредили всю систему! - воскликнул Иту.

-- Но я все равно не уверен... - вздохнул Нойм.

-- Будем надеяться на лучшее. - сказал Ян.

Вдруг Хат Кай соскочил с кресла.

-- Простите! Совсем забыл! Ещё одна вещь! Вам пригодится это. - сказал он и достал из контейнера, прихваченного на Разломе, семь больших ящиков.

-- Это что такое? - удивились исследователи.

Куратор усмехнулся, дотронулся до спины, и на его руках, ногах, хвосте, шее и поясе сразу появились широкие металлические полосы.

-- Браслеты?

-- Они самые. - ответил Хат Кай, - Я даю вам по комплекту.

-- Нам?

-- Да, вам. Воспользуетесь их защитными функциями.

-- Их можно использовать как оружие?

-- Не совсем так: суть в том, что браслеты могут создавать инструменты, которые могут быть использованы как оружие. Из "чисто военных" технологий они оснащены только щитами.

И ещё: никому про их существование ни слова.

-- Почему?

-- Потому что браслеты - это, фактически, технология прежних.

-- Что???

-- Да. Я работал над ними очень и очень долго. Вы не можете даже представить, каких усилий мне стоило получить разрешение на использование. Тевар и Айхе мне за них чуть голову не снесли.

-- Так...

-- ...браслетов средь нас, "новых", никто не должен иметь.

-- А как долго ты их разрабатывал?

-- Тысячу сто лет.

-- Сколько???

-- Тысячу сто лет. И это только над теми, что имею сам. Помните, эта технология высших уровней, и чтобы сделать её хотя бы близкой к той, которой влядеют прежние, пришлось много попотеть.

-- А эти наборы?

-- А они были уже созданы на станках несколько лет назад. За пару месяцев.

-- Зачем тогда ты их создавал, если был ограничен прежними?

-- Ибо осознавал, что когда-нибудь одного моего комплекта может не хватить. Но достаточно об этом, разбирайте наборы!

Исследователи подошли к своему куратору и взяли по ящику. В каждом из них было по шесть устройств: два для рук, два для ног и по одному для шеи и пояса.

-- Э, Хат... - сказал Дат, показывая на себя и Кина, - У нас по четыре руки. Нам как бы не хватает.

-- Хватает. - ответил им Хат Кай, - И сейчас покажу почему.

Он взял один браслет для руки, одел его сразу на оба левых предплечья Дата, нажал на устройстве несколько кнопок, затем схватил сетэла за кисти и резко развёл ему руки. Браслет растянулся, будто он был сделан из резины, и через мгновение порвался. Из образовавшихся кусков за считанные секунды образовались отдельные браслеты, целиком аналогичные исходному.

-- Ну что, понятна сейчас схема? - спросил куратор.

-- Хех... круто... - проговорил Дат.

-- А сейчас рвите оставшиеся. Код активации функции больше не нужен.

-- Через минуту все приборы были надеты.

-- А они тяжелые! - проговорил Нойм, пытаясь поднять руки.

-- Сколько в них всех? Двадцать масс? - спросил Иту.

-- Чуть меньше. - ответил Хат Кай, включив голоэкран на одном из своих браслетов, - А сейчас самое весёлое - активация. Так что садитесь, расслабляйтесь и ждите.

-- Почему весёлая? - спросил с удивлением Юц.

-- Потому что болезненная.

-- Насколько?

-- Вам покажется, что вас стукнули топором по голове, а потом бросили в жерло действующего вулкана.

-- Погоди, я не согласен!

-- Поздно! - крикнул Хат Кай и нажал на кнопку активации.

Парни не успели даже шевельнуться, как потеряли сознание от болевого шока.

Очнулись они через некоторое время от толчков и призывов куратора.

-- Сколько времени прошло? - спросил Ян, пытаясь удержаться прямо.

-- Часть.

-- Гатрэев ещё нет?

-- Будьте спокойны - нет.

-- Меня будто пропустили через мясорубку! - проговорил Иту.

-- Это не то слово. - пробормотал Нерым.

-- Так, браслеты активизированы, работают хорошо. - сказал Хат Кай, - Ещё долей пятнадцать-двадцать - и боль пройдет.

-- Почему она такая сильная?! - воскликнул Юц.

-- Браслеты теснейшим образом связаны с организмом и управляются через нейросвязь. Поэтому такая сильная и продолжительная боль.

-- Надеюсь, это было не напрасно.

-- Эти устройства позволяют создавать более шестидесяти тысяч разных инструментов по регенерумно-наноидной технологии, в том числе надтрансформеры и телепортёры, так что выводы делай сам.

-- Регенерумно-наноидная технология?

-- Ага.

-- Надтрансформеры? Это ж только теоретическая разработка! - воскликнул Нойм.

-- Для нас - да. - ответил куратор, - Но не для прежних. У них эти устройства есть уже не один миллион лет, а прототипы, если постараться, можно и на руинах отыскать. А вообще у надтрансформеров всех цивилизаций принцип работы и конструкции схожи. Воссоздать это было такой уж архисложной проблемой.

-- Невероятно! И столько всего помещается в этих полосах металла? - воскликнул Иту.

-- Я стремился встроить в браслеты как можно больше функций. - сказал Хат Кай, - Но из-за этого получилось так, что хотя у них свои мощные обрабатывающие центры, но они зависят от внешних серверов, и почти всю энергию, информацию и материю черпают из внешних источников. Об абсолютной автономности пришлось забыть.

-- Хочешь сказать, они работают как контролеры гатрэев?

-- Как-то так.

-- Класс...

-- Недаром я корячился одиннадцать столетий. - сказал Хат Кай, - И ещё одна вещь: я добавил в браслеты одну функцию, осуществляющуюся при активации.

-- Что за функцию?

-- Они слегка изменили ваш геном.

-- Что ты сделал с нами?

-- Ваша выживаемость сейчас повысилась на порядки - теперь убить вас сможет только небольшой ряд средств.

После этих слов исследователи замерли.

-- Значит, мы теперь стали такими, как ты? - робко спросил Иту, первым вернувший себе способность говорить.

-- По части возможностей восстановления организма и регенерации - да, но и от браслетов будет зависеть немало. Небольшая прививка единственного положительного последствия моего эксперимента над самим собой, думаю, сможет вам сейчас очень помочь.

-- Ясно...

-- Раза мы смогли приобрести такие возможности, то гэтрэи, наверняка, уже давно разработали даже более совершенные технологии! - обеспокоенно воскликнул Юц.

-- Ни они нас уничтожить не смогут, ни мы их... - тихо проговорил Нойм.

-- Да хватит вам! - воскликнул Нерым, - Давайте лучше передохнём немного сейчас.

-- Нерым прав, просто полежите тихо. - сказал Хат Кай, - Воссоединение скоро закончится, и вы будете готовы.

-- К ним ещё надо будет привыкнуть. - проговорил Кин, пытаясь пошевелится.

Прошло около десяти минут. Боль исчезла, и осталось только лёгкое покалывание вокруг полос металла. К исследователям снова вернулись силы, и они начали делать первые попытки по управлению браслетами.

-- Странное чувство... - сказал Иту, глядя на то, как по ментальной команде браслет на его руке преобразуется в усилитель телекинетических способностей.

-- Я могу стоять! Снова ощущаю себя здоровым! - воскликнул Нерым и поднялся с кресла.

-- И я тоже! - воскликнули Ян и Нойм.

-- Хорошо. - кивнул Хат Кай.

-- Сколько частей прошло после нашего прилёта? - спросил Юц.

-- Пять. - ответил Кин.

-- Тогда уже надо начать готовиться...

Ещё пару долей - и все неприятные ощущения ушли. Парни нашли управление браслетами на удивление простым, и вскоре уверились в своих возможностях владения устройствами. Впервые за долгое время они снова почувствовали надёжность и силу. Они почувствовали себя готовыми.

Но только они набрались отваги как...

Короткая вспышка вдалеке - и через мгновение после сияние охватило всё пространство. Гатрэйские звездолёты закончили переход.




24




Тридцать гигантских нагромождений приближались к "Звезде Ланраи".

-- А вот и они... - дрожащим голосом сказал Нерым.

-- Шипы контролеров не светятся, но все остальные излучатели сияют как никогда ярко! - воскликнул Иту, присмотревшись к кораблям.

-- Хат, уходим отсюда. - проговорили Дат и Кин.

-- Рано...

На первых четырёх звездолётах открылись нижние люки, и из них начали выдвигаться огромные кинжалоподобные орудия.

-- Излучатели! - крикнул Юц, - Они сейчас откроют огонь!

-- Уходим!!!

-- Рано...

По остриям тем временем пронеслись электрические разряды, и они засветились тусклым светом, который очень быстро стал усиливаться, и менее чем за пять секунд стал нестерпимым. Выстрел может быть совершён в любой момент. Исследователи в один голос кричали куратору:

-- Бежим!!!

Но он не реагировал.

Пушки вспыхнули. Четыре мощнейших потока плазмы понеслись к "Звезде". Учёных парализовал ужас. Хат Кай мгновенно схватился за ручной браслет...

Выстрелы разнесли корабль исследователей на множество обломков, раскидав обломки на сотни кудгов. Взрыв был настолько мощным, что был виден даже с поверхности Разлома при дневном свете.

Гатрэи, глядя на медленно исчезающее облако металлических осколков и дыма, усмехались. "Наконец..." - думали они.

Они уже собрались разворачиваться, как вдруг на планете что-то слабо блеснуло, и всего через полдоли на все тридцать кораблей обрушился удар невероятной силы. Их обшивки покрылись трещинами, шипы контроллеров сломались, а самих гатрэев сбило из ног.

"Что это было?" - опешил командир блока. "По нам выстрелили, но... кто?" - передали рядовые-наблюдатели. "Простите, - вмешался один из техников, поперхнувшись от увиденного на своём голоэкране, - но это были новые. Я только что получил данные сканирования, и ... В момент попадания в корабль беглецов на нём не было." "Что??? Они сбежали?" "Да, но мы не имеем и представления как..." - ответили солдаты. "Спускаемся на планету... - начал вещать командующий, которого передёргивало от злости, - Пойдём на них со всем, что имеем." "Резервы также мобилизировать?" - спросил один солдат. "Ты слышал? Бросить всё!!!" - передал командир, солдат тут же смолк и телепортировался прочь. Остальные поклонились и ушли.

Вскоре гатрэи отследили место, с которого был совершён выстрел, и направились к нему.

Хат Каю буквально за мгновение до взрыва удалось перенести всех назад на Разлом, но он телепортировал себя вместе с командой не в город, а в широкую межгорную долину в пяти сотнях километрах к югу от него. Исследователи оказались на обширном выступе, вокруг которого было множество пещер, неподалёку от громоздкой пушки.

-- Больше так не делай! - крикнул на него Ян, тяжело дыша.

-- Хорошо, не буду. - ответил Хат Кай.

-- Кстати, где мы? - спросил Юц.

-- На юг от города, в Долине Потоков, главном оборонительном комплексе планеты.

-- Эта пушка и есть он?

-- Только часть блока космической защиты.

-- Где гатрэи?

-- Будут тут через долю. - ответил Нойм, глянув на голоэкран браслета.

-- А поле над планетой? - воскликнул навигатор.

-- Для них оно преградой не будет.

-- Их будут тысячи, а их механизмов в сотню раз больше. - сказал Кин, - Мы не выстоим!

-- Выстоим. - ответил Хат Кай, - Если вы используете возможности браслетов с умом, выберете подходящее место, то приобретёте шансы. Подробнейшая карта планеты имеется в блоках памяти устройств. А против роботов средство будет...

Иту поднял голову, присмотрелся и сказал:

-- Они идут...

На небе появилось тридцать черных точек, вскоре превратившихся в вытянутые силуэты гатрэйских кораблей. Казалось, что они падали на поверхность, но за несколько кудгов от неё они замедлились, из их днищ выдвинулись гигантские опоры, а борта осветили длинные блестящие полосы.

Через несколько секунд звездолёты коснулись земли в средней части долины, распределившись по всей её ширине. Сразу после на них открылись боковые шлюзы.

И оттуда начали выходить роботы. Тысячи с каждого корабля - все оставшиеся у гатрэев силы. Следом за ними вышли сами гатрэи. Всего через минуту после приземления кораблей перед исследователями была армия, состоявшая из миллиона механизмов и тридцати тысяч разозлённых прежних.

Учёных охватил ужас.

-- Нас прикончит первая же шеренга... - сдавлено проговорил Дат.

-- Их миллион с чем-то против нас восьмерых! - крикнул Юц.

-- Ненадолго... - сказал Хат Кай и коснулся голоэкрана ручного браслета.

Слабый подземный толчок пронёсся вдоль всей долины. Из пещер послышался глухой треск разламывавшихся скал, затем постепенно нарастающий грохот, вскоре перешедший в звук множества шагов. Парни обернулись, и в этот момент из пещер начали выбегать роботы. Серебряно-серые, с плавными очертаниями, они были полной противоположностью гатрэйским нагромождениям.

Исследователи были просто шокированы. Они знали, что их куратор много на что способен, но на такое...

-- Кто это? - остолбеневши, спросил Кин.

-- Основа оборонительной системы. - ответил Хат Кай.

-- Сколько их? - воскликнул Иту.

-- Вообще тринадцать миллионов, но сейчас я послал один. И, на всякий случай, ещё девять в резерве.

-- ...?

-- Роботы пойдут против роботов, гатрэи пойдут на нас.

-- Ясно...

-- Сфер нет, а шипы на роботах не светятся. - сказал Дат, осматривая армию прежних.

-- Значит, мы всё-таки лишили их контролеров! - воскликнул Нерым.

-- Хоть это утешает. - вздохнул Нойм.

-- Сейчас мы будем на относительно равных условиях... - сказал Хат Кай.

Тем временем из подземных ходов выбежали все посланные для первой атаки роботы. Миллион механизмов стояло перед выступом, готовый ринуться в бой.

Когда начали появляться защитники, гатрэи мягко говоря были поражены. Они рассчитывали, что новые хотя бы испугаются, увидев их орду, но это... Это заставляло резко изменять все планы. Гатрэи дали новый приказ роботам - выступать против только что явившейся армии, а сами решили биться с новыми.

Захватчики взревели. Нагромождения сорвались с места. Стражи Разлома начали контратаку. Исследователи телепортировались. Гатрэи бросились следом.

Началось сражение.




25




Гатрэйские роботы открыли огонь ещё тогда, когда их создатели начали телепортироваться, и одним первым залпом уничтожили первые ряды стражей. Металлические солдаты Разлома ответили массированным ответным обстрелом, но не смогли пробить щиты нагромождений. Их система защитных полей, невероятная прочность и мощность пушек сводили на нет все попытки. Стражи погибали десятками, а нагромождения даже не получали повреждений. Под натиском роботы Разлома были вынуждены отступить назад к пещерам и сменить тактику. Они продолжили обстрел, но сделали его сосредоточенным насколько это было возможно и перешли преимущественно на снаряды. Начались взрывы. Поднялись облака пыли и дыма, скрывшие гатрэйких роботов. Солдатам Разлома показалось, что они смогли наконец задержать наступление захватчиков, но... Вскоре нагромождения, абсолютно целые, вышли из клубов дыма. Вокруг них сияли защитные поля, к которым тонкими потоками текли остатки энергии взрывов. Это нападение только сильнее разозлило их, и они усилили огонь. Стражи начали погибать сотнями.

Контратака провалилась. Стражи осознали, что против нагромождений всё их стандартное оружие бесполезно. Но кроме него они имели только одно - средство последней степени защиты, "взрыв наноидов".

Роботы активизировали огромные внутренние блоки сжатого пространства и открыли люки на спинах. И из них вырвались квинтиллионы нанитов. В сотни раз больше, чем весили сами стражи. Волна микромашин за считанные мгновения поднялась более чем на полкилометра по всей ширине долины и двинулась на захватчиков. Нагромождения, ещё пару секунд назад наступавшие, испугавшись, бросились бежать. Отступая, они продолжили стрелять, но нанести хоть каких-нибудь значительных повреждений стене они не могли - наниты образовывали чрезвычайно плотный, но подвижный массив, поэтому даже самый мощный выстрел захватчиков пробивал только семь-десять метров, а толщина стены была куда больше.

Огромный массив микромашин за считанные мгновения превратился в настоящую металлическую волну и подошёл вплотную к гатрэйским роботам. Те отстреливались, как могли, но безрезультатно. Секунда - и поток подхватил несколько сотен нагромождений, затянул вовнутрь и перемолол. Против давления там не выстояли даже самые могучие поля. Впервые с начала битвы захватчики стали нести потери. Наниты поняли, что нагромождения значительного вреда им уже нанести не смогут, потому ускорились настолько, насколько это было возможно. И стали уничтожать роботов уже тысячами.

Но у захватчиков был ещё один вид оружия... Из всей орды выделилось почти сто тридцать две тысячи роботов, которые затем резко развернулись и побежали к волне. Когда между ними и стеной осталось несколько десятков метров, они запустили самоликвидацию. Взрывы гатрэйских механизмов слились в один и образовали гиперудар. Он снёс дно долины вместе с окружающими горами и буквально распылил волну. Её остатки похоронило под вызванными взрывами обвалами. Стражи были уничтожены.

Гатрэйские роботы остановились. Механизмы новых оказались сильными соперниками, но недостаточно для победы.

Посчитав бой законченным, нагромождения только собрались телепортироваться следом за создателями, чтобы помочь им, как неожиданно ожила пушка, стоявшая на выступе. Её заряд восстановился. Острие энерготранслятора вспыхнуло, и по долине понеслась мощнейшая ударная волна. Большинство механизмов успело телепортироваться в иное измерение и спастись, но некоторым просто не хватило времени, или устройства они не смогли запустить. Как и корабли... Гиперудар разорвал на куски около трёхсот тысяч механизмов и просто смёл звездолёты. Останки шипов контролеров и часть обшивки сорвало, а двенадцать судов от падений разломались.

Сразу после выстрела пушки из пещер вокруг вновь вышли роботы-стражи - остальные девять миллионов, посланных сражаться. На стороне Разлома был сейчас почти двадцатикратный численный перевес. Нагромождения поняли, что им не уйти. И разъярились. Каждый начал палить минимум с дюжины пушек со всей лютости. Защитники разбежались, но град энергоразрядов обрушился на них прежде, чем они успели укрыться. Облака песка и пыли заполнили долину и закрыли небо. Гатрэйские роботы беспрерывно палили двадцать минут, пока не израсходовали почти все основные запасы энергии. Когда они остановились, всё вокруг было превращено в ничто: от пушки не осталось даже осколков, растительность была полностью сожжена в радиусе двадцати четырёх кудгов, дно долины испещрили кратеры, рядом не осталось ни одной горы с не снесённой вершиной.

После такого не смог уцелеть ни один, даже самый прочный механизм. Повсюду лежали остатки стражей. Миллионы были уничтожены, но... Когда выстрелы утихли, из-за обломков гор и руин оборонительного комплекса начали появляться стражи - те, кто смог под огнём пробраться в коридоры и укрыться. И их было много - вместе около полутора миллионов.

И сейчас, когда нагромождения были истощены, они напали.

Множество слабых вспышек осветило долину, и стражи... исчезли. Гатрэйские роботы сначала удивились, но, поняв, что это какая-то уловка, просканировали все окрестности и среду на сотни километров вокруг - даже кору до самой мантии, - но не смогли найти ничего, будто противников вообще не было на планете. Это значило только одно: они прячутся в ином измерении.

Но только нагромождения запустили специализированные системы поиска как... Стражи начали появляться прямо среди них и в тот же момент осуществлять "взрыв наноидов". Повсюду стали возноситься огромные снопы микромашин. Каждый массив нанитов захватывал по несколько роботов за раз, но "взрывы" были настолько частыми, что всего за двенадцать мгновений гатрэйская армия сократилась наполовину. Внезапное появление солдат Разлома застигло нагромождения врасплох, но они быстро преодолели растерянность и стали отстреливаться. Одновременно с этим они начали поиски измерения, откуда являлись стражи. Солдаты Разлома почувствовали это и вернулись назад. Две армии опять встретились лицом к лицу.

Сейчас на стороне стражей было не только численное превосходство, но и большие запасы энергии. Гатрэйские роботы были лишены сил, но не прочности.

Остался последний бой. Нагромождения перебросили энергию на оружие. Стражи активизировали пушки и усилили щиты. И две армии роботов кинулись друг на друга...

Битва продолжалась около часа. Армия нагромождений была уничтожена, но и солдаты Разлома понесли неимоверные потери: из полутора миллионов осталось немногим более тридцати тысяч. Они все были повреждены, порой настолько, что не могли двигаться - они сдерживали противников любой ценой. Но в итоге цель была достигнута: захватчики были остановлены.

Уцелевшие роботы направлялись к руинам оборонительного комплекса. Им предстоял длительный ремонт. Они были уже у самого входа, как... Перед ними из внезапно возникшего размытого облака дымки вышли шестьдесят гатрэев. Создатели нагромождений были очень разозлены, но не показывали этого. Стражи остановились. Гатрэи взглянули на роботов и подняли руки. Мгновенная вспышка, и все уцелевшие упали. Гатрэи опустили руки и исчезли в дымке.

Сильный всплеск излучения разрушил искусственные нейроны роботов. Гатрэи не дали стражам получить полную победу...




26




Хотя Юц осуществил самый длинный скачок средь всех - он направился на противоположный бок планеты - он стал единственным, решившим выступить открыто в одиночку против гатрэев. "Такая здоровенная дистанция... Они непременно они посчитают меня самым трусливым из всех. - думал он, ожидая появления захватчиков, - Пускай так - мне это только на руку будет..."

Когда гатрэи телепортировались по его следу, то оказались в бескрайней степи. Невысокие холмы, море травы, голубое небо, три сияющих солнца и семь тусклых лун на нём и ничего больше. "Беглец" стоял за полкилометра от них. Рядовые солдаты удивлялись: "Или он решил сдаться, или уже просто устал удирать". "Не похоже. Он наверняка что-то задумал..." - отвечали командиры. "Нас три тысячи, а он один. Если он решил пойти против, то он идиот!" - продолжали рядовые. "Что ж, всё равно уничтожать новых по одному будет куда проще..." - передал один из командующих, и на Юца направилось три тысячи пушек.

Трансляторы вспыхнули, молнии энергоразрядов пронзили воздух, и на месте, где стоял исследователь, грянул один мощный взрыв.

"Даже бежать не собирался. - думали гатрэи, - Наконец понял, что победить не удастся!"

Пыль, выброшенная взрывом, начала оседать. Посчитав нового убитым, гатрэи уже собрались переноситься назад к кораблям, как из воронки поднялась высокая тёмная фигура. Это был Юц. Его металлический пояс покрылся голубовато-белыми полосами, а воздух вокруг него слабо светился. На нём не было даже царапины, и он медленно направлялся в сторону прежних. Те от этого просто остолбенели. Но они удивлялись не столько тому, что новый уцелел, сколько тому, что его защитная система была почти одного уровня с их. Гатрэи не могли понять, как новые с их допотопными технологиями смогли создать подобное, не имея ни поддержки, ни знаний дэлнархов.

Тем временем Юц приблизился к гатрэям и начал создавать себе оружие. Браслеты на его руках, как и пояс, покрылись полосами света, и начали изменять форму: за несколько секунд их объём увеличился втрое, образуя массивные кольца, а из передних частей выдвинулись неровные шипы. Исследователь из элементов разных приборов создавал аналог самой опасной пушки, известной в Объединении, так называемого "орудия безумцев", давно уже запрещённого.

"Меня сейчас никто не видит..." - сказал он про себя и запустил устройства. Кольца начали вращаться с невероятной частотой - звук этого услышали даже стоявшие далеко сзади солдаты, - а излучатели загорелись. Юц поднял руки и...

Энергоразряды сплошной стеной обрушились на гатрэев. Их щиты, отклоняя выстрелы, засияли. Очень быстро их свет стал нестерпимым, и произошло неожиданное: защитное поле одного из рядовых отключилось, и его пронзил разряд. После этого оборонительные системы захватчиков стали отключаться одна за другой.

Но только разряд попадал в гатрэя, как его тело покрывало множество огоньков, и он исчезал в снопе белого света.

"Они сразу телепортируют раненых! - поражался Юц, - Чтобы не дать им погибнуть! Нойм был прав... Что ж... Раз я не могу их уничтожать, буду просто бить!!!"

И на прежних обрушился ещё более интенсивный огонь.

Всего за четверть минуты потери захватчиков пошли на десятки, и они были вынуждены отступить. Они не могли понять, как возможно обычным энергоразрядным оружием пробивать их совершенные щиты. Несколько долей они, растерявшись, пытались пробиться сквозь стену огня и понять хотя бы принцип действия пушек нового, но у них ничего не получалось. До того момента, пока один из техников не применил свою найточную оптику для того, чтобы рассмотреть оружие исследователя пристально. Он увидел, что новый стреляет не сплошными потоками энергии, а отдельными короткими выстрелами, но с невероятной частотой: более семисот миллионов за минуту. Из-за этого даже маломощные разряды вызывали значительные возмущения в структуре поля, и это разрушало его.

Узнав, что их щиты могут пробить существа даже более примитивные, чем новые, гатрэи пришли в лютость. Они начали неистово палить. Но защитная система Юца выстояла против всех выстрелов. Кроме одного - пытаясь пробиться, группка рядовых выстрелила из единственной оставшейся у них гиперударной пушки. Поле защитило Юца от прямого воздействия волны, но отклонить её оно было не в силах. Гиперудар отбросил исследователя на сорок метров, он упал на землю и от болевого шока с трудом мог пошевелиться. Солдаты сразу же бросились к нему, но велетианину при помощи метальной команды удалось телепортироваться до того, как гатрэи открыли по нему огонь.

Захватчики отследили скачок и перенеслись следом. Второй прыжок вывел их на пустынную равнину, пересеченную глубокими оврагами, относительно недалеко от предыдущего места. Гатрэи просканировали местность, но из-за помех, вызванных действием всепланетарного щита, точных результатов не получили. Командующие дали приказ разойтись по группам и начать прочёсывание местности. Юц же только этого и ждал... Он выпрыгнул из-за гребня прямо перед большой группой захватчиков, открыл огонь и, одной очередью выведя из боя сорок прежних, через секунду телепортировался. Гатрэи не успели даже удивиться.

"Он опять ушёл? Отследить его!" - приказали командиры. "Нам нужно время." - ответили техники. "По какой причине?" - спросили некоторые нетерпеливые. "Новый использует телепортационный и межизмереньевый скачки одновременно. Это осложняет расчёт." "У нас нет времени! - передавали им в ответ, - Этот новый может напасть прямо сей..."

И Юц напал в ту же секунду. Но на этот раз гатрэи оказались быстрее - исследователю едва удалось увернуться от гиперударов и перенестись. Больше он не появлялся.

Прошло полчаса. Гатрэи, собравшись одной группой, ждали. "Он не появится." - вдруг начал один солдат. "Что ты хочешь сказать?" - спросил другой. "Пока мы будем так стоять, мы ничего не добьёмся. Мы должны разойтись." - ответил первый. "Он только этого и ждёт! Так он сможет просто перебивать нас по одному!" - вмешался третий. "Если вы боитесь, то расходитесь по три группы. Один новый против двадцати четырех нас." - продолжил первый. "Он всё-таки прав. - начал один командующий, - Так что расходитесь и держите гиперударники наготове." Солдаты кивнули и рассредоточились.

Юц понимал, что так гатрэи быстрее смогут найти и уничтожить его, но и он так сможет быстрее вывести их из боя. Оценив свои возможности и опасность, исследователь рискнул.

Он появился где-то через минут сорок после второго нападения за шестьдесят метров от одной из групп. "У меня есть единственная возможность." - сказал он про себя, запустил оружие, выпрыгнул из-за гряды и открыл огонь. За мгновение он вывел из боя всех двадцати четверых - у них не было ни мгновения, чтобы среагировать на его внезапное появление.

После первого успеха Юц, приобретя уверенность, начал действовать. Нападая по похожей схеме, он менее чем за час сократил армию гатрэев наполовину. Хотя захватчики были всегда настороже, Юц выводил из боя группу за группой.

Но так не могло продолжаться долго - необходимость быть быстрее всех требовала больших усилий, и усталость постепенно начинала брать своё. Осуществлять внезапные появления становилось всё тяжелее, и Юц начал попадать под огонь. Но, несмотря на это, он продолжал. Только выстрелы обрушивались всё чаще и чаще...

Последним камнем стало попадание под удар трёх групп почти сразу. Юц выпрыгнул перед гатрэями и открыл огонь, но последний захватчик смог выстрелить из гиперударника в него в ответ перед тем, как был выведен из боя. Ударная волна перебросила Юца через небольшую гряду, и он упал прямо перед двумя другими группами, которые сразу начали палить. Ему едва удалось уйти.

Юц телепортировался в другой овраг за семьдесят километров оттуда и скрылся. "Ещё триста с чем-то... - думал он, - А я больше не могу. Ещё одна попытка - и меня просто убьют... Выбора нет. Надо уходить..."




27




Иту телепортировался на обширную болотистую равнину у экваториальной зоны планеты. Она вся заросла громадными деревьями, а её плоское дно было почти целиком покрыто водой и непроходимыми кустами - лучше укрытия и не найти. Сейчас ему надо только затеряться - как биться с гатрэями, он уже давно решил.

Забравшись в ближайший глухой угол, исследователь активизировал надтрансформер. Сильнейшая резкая боль сразу же пронзил его тело, и он, потеряв сознание, упал. Но очнулся Иту на удивление скоро - как потом он выяснил, прошла всего пара минут. Пробуждение оказалось таким же внезапным, как и начало превращения. Вновь приобретя возможность двигаться, он поднялся и глянул на своё отражение в воде. С грязной, но гладкой поверхности на него смотрел кам'ивэа - огромный чёрный зверь с острыми и прочнейшими когтями и зубами, самый страшный монстр К'ялну-ими. "Такая зверюга кого угодно перепугает... Отлично..." - думал Иту, всматриваясь в невыразительные очертания на воде.

Странно ощущать себя, находясь в подобном состоянии. Ты знаешь, что этот ты, что это твоё тело - по крайней мере, сделано из твоего настоящего, - но всё равно не веришь...

Результат уже был неплох, но Иту хотелось получить максимум. Поэтому для достижения большего эффекта он увеличил скорость реакции и выносливость своего нового обличья втрое и сделал себя ещё немного больше. Закончив преобразования, он включил системы маскировки браслетов, надеясь, что это помешает слежке, забрался на деревья и стал ждать.

Гатрэи появились довольно быстро - уже через пять долей они были на том же месте, куда телепортировался Иту.

"Этот новый прячется где-то тут... Отследите его!" - передал один из командующих преследованием. "Хорошее место для укрытия он выбрал, ничего не скажешь..." - думали рядовые, осматривая окружавший их со всех сторон лес. "Мы приступили, но пока что результаты неважные. - отвечали техники, продолжая сканирование, - Сигналы биометрии и приборов, если и есть, то размытые и невыразительные." "Проклятье! Тогда расходитесь и ищите его!" "Может не стоит нам этого делать?.." - передало несколько обеспокоенных солдат. "У каждого из вас целый арсенал, и, к тому же, на этой трясине больших зверей нет вообще - вы все видели супраскан нового с этой планеты, так что хватит бояться и начинайте поиски." - ответили им командиры. Солдаты поклонились, разделились на небольшие группы и разошлись.

Для Иту это был наилучший из возможных вариантов.

Он отследил группу из трёх гатрэев, удалившихся от остальных, и стал подкрадываться к ним. Несмотря на размер, в обличье кам'ивэа было возможно двигаться почти бесшумно, а способность изменять прозрачность тканей тела делало его абсолютно незаметным. Иту обошёл захватчиков, находясь всего в паре десятков метров от них, и спрятался за большим деревом. И когда гатрэи подошли ближе, он выпрыгнул.

Гигантский, ужасный, тёмный как ночь зверь, казалось, появился из ниоткуда. Прежние не успели испугаться, как чудище одним ударом лапы отбросило их на дюжину метров, на большое, покрытое грудами дерево. Раздался громкий треск. Гатрэи упали в грязь, и через мгновение исчезли в снопах света.

Иту был поражён, но вскоре смог отойти от шока, вспомнив слова Нойма. Придя в чувства, он глянул на сломанные груды и оценил мощь удара. Это убедило исследователя в выбранном способе, и он начал охоту.

Он нападал на любые группы, независимо от количества гатрэев в них, и выводил из боя всех. Иту раскидывал захватчиков за считанные мгновения - те не успевали даже крикнуть - а мощь его ударов была такова, что гатрэи исчезали в столбах света почти сразу же. Главным для него было находить солдат, дальше же было относительно несложно.

Так продолжалось около двух часов. Иту смог вывести из боя почти всех - осталось еще около двухсот гатрэев, а из-за многочисленных проблем со связью мало кто из них знал о том, что остальных уже нет.

Но вот только постепенно начинала проявляться иные последствия трансформации, и исследователь был вынужден признать, что допустил одну большую ошибку: невероятная скорость и выносливость при таком размере могла быть достигнута только колоссальными затратами сил. Начинала появляться сильная усталость, и преодолевать её становилось сложнейшей задачей с каждой долей.

В результате, когда Иту отследил очередную группу, то едва держался на ногах. У него уже не получалось двигаться бесшумно. Поэтому, когда он подбирался, гатрэи услышали его. И открыли огонь. По всей стороне, откуда донёсся звук. Путей к отступлению не осталось, и исследователь, не имея выхода, напал.

Вдали что-то громко треснуло, и из кустов вырвался громадный чёрный монстр. Иту подбежал к гатрэям, уклоняясь от выстрелов, насколько ещё позволяло его ослабленное тело, схватил одного из них и бросил на колючее дерево. Другого прежнего он вдавил в грязь с головой. Третий успел выстрелить и даже попасть ему в плечо, но через мгновение получил удар такой силы, что был перенесён сразу же.

Но последнего захватчика он вывести из боя не успел. Гатрэй оказался быстрее - всего с пары субеков, но он успел выстрелить. Энергоразряд снёс Иту половину головы. Изуродованное тело свалилось в воду. Прежний приблизился к нему и наклонился, чтоб рассмотреть. Он ощущал, что это новый, но понять, как тому удалось так изменить свой облик, не мог. Но он убит, и это главное. "Один есть, осталось еще семь." - подумал гатрэй и, довольный, поднялся.

И тут чудище неожиданно открыло единственный глаз, что у него остался, и повернулось в сторону гатрэя. Прежний, перепугавшись бросился бежать. Но он не смог преодолеть и нескольких метров - Иту нагнал его за один прыжок и разорвал его экзоскелет своими когтями. Гатрэй исчез во вспышке. Обессиленный, исследователь снова упал. Но он ощущал, что голова начинает восстанавливаться, причем довольно быстро. Это было единственным, что радовало.

Тяжело дыша, Иту поднялся. Несмотря на слабость, он решил продолжить. Включив защитное поле, он направился на поиски.

Он нашёл еще восемь групп и смог вывести всех из боя, но для этого ему понадобилось куда больше времени, чем раньше - травмы и усталость не позволяли ему двигаться так же быстро и незаметно, силы иссякли, а избегать новых ран ему удавалось только благодаря полю. А ему самому становилась только хуже и хуже... Когда Иту вывел из боя ещё одну группу, то выдохся окончательно. "Если я продолжу, то погибну... - думал он, - Нужно бежать отсюда, и быстрее. Иных путей больше нет..."




28




Нерым в качестве оружия выбрал устройство, благодаря которому его родной край стал известен на всю систему галактик и получил своё имя - остров Охотников Измерений. Этот механизм, результат работ, продолжавшихся сто двадцать тысяч лет, был одним из самых совершенных в известных мирах - даже мек'наи не имели подобного. Он позволял управлять пространством на элементарном уровне. И Нерым, как житель острова, имел полное разрешение на его использование.

Телепортировавшись в наиболее подходящий регион - гигантский дремучий лес на самом большом континенте планеты - исследователь сразу же начал создание аналога устройства из элементов приборов, заложенных в браслетах. Весь процесс занял три минуты, и когда он был закончен, Нерым, проверив работоспособность систем, скрылся.

Гатрэи появились вскоре и сразу начали поиски. Но первый осмотр никаких результатов не дал: сканеры показывали только повышенную энергоинформационную активность вокруг. Это злило командующих, но они, давя раздражённость, сохраняли спокойный вид и приказывали направлять все силы на комплексные поиски. Рядовые, получив приказ, запускали системы обзора и начинали постепенно рассредоточиваться, проникая вглубь леса, не отходя при этом далеко друг от друга. Но Охотнику Измерений этого более чем достаточно...

Несколько гатрэев заглубились в чащу. Они постоянно следили за сканерами, осматривались по сторонам и прислушивались к каждому звуку. Вдруг один из них услышал вдалеке шорох и бросился к нему. Но когда он прибежал, выяснилось, что источником шума было маленькое животное, прятавшееся в кустах. Как только оно увидело гатрэя, то сразу убежало. Прежний вздохнул и направился назад. Но не успел он пройти и пары метров, как откуда-то раздался странный гул, и через мгновение в воздухе открылось два похожих на вихри пространственных прохода, и больший затянул гатрэя в себя. Затем вихри исчезли, и шум прекратился. Всё произошло так быстро, что прежний не смог даже ничего осознать.

Тем временем остальные гатрэи из группы, пытаясь соединиться с товарищем, не получили ответа. Обеспокоенные, они уже собрались разойтись, чтобы начать поиск, но их задержал старший: "Нам же приказывали не расходиться! Новый только и ждёт этого! Так что активизируем пушки и выдвигаемся вместе!" Рядовые согласились и, кивнув друг другу, направились к месту, с которого потерянный член их группы последний раз выходил на связь. Они всё время держались вместе, но это их не спасло.

На них напали, когда они были ещё в пути. Неожиданно появившийся сильный гул, казавшийся шедшим со всех сторон, дезориентировал гатрэев, и Нерым, воспользовавшись этим, в два приёма вывел из боя всю группу, забросив захватчиков в другое измерение, из которого навряд ли возможно было вернуться.

Исследователь подождал, Никаких возмущений в структуре ткани измерений после его атаки не возникало. Значит, сработало. Даже прежние оказались беззащитны против технологий Охотников. Он ещё больше уверился в выбранном способе. И начал...

Гатрэи стали исчезать один за одним. Нерым нападал на всех: от случайно отбившихся от остальных одиночек, до больших групп, в которых каждый имел по несколько мощнейших пушек. Все исчезновения происходили по одинаковой схеме: после сильного гуда с неопределённым источником за спинами захватчиков внезапно появлялись два прохода-вихря, больший из которых затягивал в себя одного, а нередко и нескольких за раз. Исследователь действовал так быстро, что во время первых нападений гатрэи даже испугаться не успевали. За полчаса исчезло около тысячи захватчиков. Оставшиеся волновались и пугались, потому что не знали, почему их товарищи, которых они видели всего несколько минут назад, прекращали выходить на связь.

Первое предупреждение гатрэи смогли сделать только через часть после начала нападений - Нерым попал на большую группу, из тридцати двух прежних, и вывести из боя всех достаточно быстро у него не получилось. Последний рядовой смог послать сообщение за мгновение до того, как был поглощён.

Получив сигнал, гатрэи сразу собрались вместе, вернулись на поляну, с которой начали расходиться, и подготовились к обороне. Они теперь знали, что за исчезновениями стоит новый, но не могли понять, какой технологией он пользуется, поэтому держали наготове самое мощное своё оружие.

Но Нерыма это не остановило. Вскоре он появился прямо в центре армии и вывел из боя дюжину гатрэев. Менее чем через долю он напал снова и вывел ещё семнадцать, после появился ещё раз... Число жертв среди гатрэев после воссоединения армии стало только быстрее увеличиваться. Стремясь защититься, они открывали по вихрям шквальный огонь, но ни один выстрел, даже из гиперударников, не мог достичь их - искривление пространства вокруг проходов было невероятно мощно. Осознавая бесполезность своего оружия, гатрэи начали отступать. Но техники продолжали наблюдать и вскоре выяснили, что каждый вихрь ведёт в разные измерения: большой - в так называемое "плотное", где любое вещество уничтожается за мгновения, а координаты малого им не удавалось определить - Нерым использовал многошаговые переходы и телепортацию. Отследить его было фактически невозможно, и поэтому он продолжал появляться в самые неожиданные моменты и забирать гатрэев... Через час после воссоединения прежних осталось меньше сотни.

Нерыму удалось бы вывести из боя всех, несмотря на усталость, но... Один из уцелевших техников с помощью своего комплекта инструментов для наблюдений смог рассмотреть силуэт большой руки, появлявшейся из малого вихря, хватавшей всех, оказавшихся поблизости, и забрасывавшей в большой. Ему не удалось схватить эту руку с первого раза, но во второй... Когда проходы открылись снова, гатрэй со всей силой схватил прозрачный силуэт и потянул на себя. И вырвал из малого вихря фигуру, которую затем бросил в центр поляны.

Захватчик своей лапой буквально раздавил устройство, с помощью которого Нерым осуществлял контроль. А броском он разбил комплекс-экзоскелет, переломав этим исследователю почти все кости.

Гатрэи обступили лежащего Нерыма и направили на него свои пушки. Энергоразряды превратили бы его в ничто, если бы в самый последний момент не сработала аварийная программа - был совершён быстрый тринадцатишаговый межизмереньевый скачок, почти не поддающийся отслеживанию, и исследователь оказался в безопасности.

Находясь в пустом пространстве, Нерым смог восстановиться. Но новую атаку предпринять он уже не мог. "Они теперь всё знают... Я просто буду уничтожен уже в самом начале попытки... - думал он, - Надо бежать... И звать остальных!"




29




Нойм перенёсся в гористый регион у южного полюса планеты. Он решил устроить засаду, заставить гатрэев потратить силы и время на прочёсывание, а этот край со множеством пещер подходил для этого как никакой другой.

Но чтобы делать засаду, надо иметь средство для нападения. Исследователь в его качестве решил использовать одну из сложнейших технологий, которой владели цивилизации Объединения - наноидного клона. Он вытянул правую руку перед собой и задал на голоэкране нужные команды. Браслет загудел, и на ладони техника появился небольшой металлический бугор, начавший вскоре стремительно расти и менять форму, приобретая очертания руки, а затем и всего остального тела. Две минуты - и перед Ноймом стоял ничем не отличающийся от него дубликат, целиком созданный из нанитов.

"Так, клон есть, осталось последнее..." - проговорил про себя исследователь, нажал несколько кнопок на голоэкране другого браслета и зажмурился.

Очнулся он вскоре от сильного удара. Нойм открыл глаза и нашёл себя лежащим неподалёку от места, куда телепортировался. Ещё ощущалась боль, но двигаться можно было уже без проблем. "Странное чувство... - думал он, глядя на свои руки, - Тело слушается, но я отчётливо ощущаю, что оно не моё. Интересно..."

Через несколько мгновений Нойм получил полный контроль и поспешил к ближайшим пещерам. Но только он вошёл в тень, как место, где он стоял всего долю назад, осветилось яркими вспышками. Гатрэи пришли по следу.

"Новый прячется где-то поблизости. Отследите его!" - приказали командующие сразу после прибытия. "Уже найден!" - почти прервав их, ответили техники. "Я схвачу его!" - передал рядовой-мириец и побежал к ходам.

Нойм, напуганный таким быстрым появлением противников, попробовал забраться как можно глубже в расселины, но гатрэй догнал его, схватил своей громадной рукой и понёс к своим. "Вот он. Уничтожить?" - спросил он у командиров, показывая пленного. Но командующие, чем-то удивлённые, ответили: "При нём нет никакого оружия, и он даже не спрятался толком. Он наверняка что-то скрывает..."

"Вы правы." - сказал Нойм и схватил рядового за руку. Прежнего тут же поразил сильный электрический заряд, он отпустил исследователя и исчез во вспышке. "Все! Огонь по новому!" - передали разъярившиеся командиры, и несколько тысяч пушек обрушили лавину энергоразрядов на Нойма.

Ветер вскоре разогнал пыль и дым. Там, где стоял исследователь, была одна глубокая воронка. "Уничтожен..." - подумали рядовые и уже собрались переноситься назад, как техники задержали их, заметив нечто на земле.

Они подошли ближе, чтоб рассмотреть это подробнее, и от увиденного застыли на месте: вокруг воронки были разбросаны сотни мелких обломков, блестящих, с шероховатыми сторонами, являвших наличие пустот в конечностях и туловище. "Микромашины! Это дубликат!" - передавили они. "Новый, которого мы уничтожили, был роботом? Тогда где настоящий?" - спрашивали шокированные гатрэи друг у друга. "Настройте сканеры и начинайте осмотр!" - приказали командующие, и вдруг...

Обломки шевельнулись. Гатрэи замерли. Куски металла перевернулись, расплылись и начали быстро увеличиваться в размерах, одновременно с этимс невероятной быстротой поглощая грунт под собой. Менее чем через две доли они превратились в полторы сотни копий нового, с усмешкой глядевших на поражённых прежних.

"Чего вы стоите? Стреляйте!!!" - передали командиры. Рядовые открыли шквальный огонь. Взрывы чистой энергии и сильнейших снарядов смели место, где стояли клоны. "Ни один нанит не сможет уцелеть после такого!" - были уверены гатрэи, но... Всего через несколько секунд после окончания обстрела из облаков пыли появились дубликаты. Ни один из них не был даже повреждён. Они медленно шли на прежних, продолжая усмехаться. Не зная, что делать, обезумевшие гатрэи уже собрались открыть огонь из первых попавшихся орудий экзоскелетов, как...

Клоны исчезли. Без вспышек, дымки и звука. Одномоментно. Гатрэев, ожидавших чего угодно, но не этого, передёрнуло от удивления. "Куда они делись?" - спрашивали командующие и простые солдаты. "Мы ищем... - отвечали техники, - Они... Под нами?"

И почти сразу после раздался глухой гул, и земля затряслась. Мгновение - и из-под поверхности вырвались гигантские металлические щупальца, начавшие хватать гатрэев и затягивать их под почву. Если они не могли достать их, то выводили из боя электрошоком. Всё вокруг осветилось белыми огнями экстренной системы телепортации захватчиков. Гатрэи отстреливались от щупалец как могли, но на то, чтобы разрушить хотя бы одно, требовалась до семисот выстрелов, а этих хлыстов были тысячи. За две минуты не стало половины войска. Казалось, от щупалец не было спасения... Пока уцелевшие не догадались палить по ним из нескольких гиперударников одновременно.

Стреляя таким образом, гатрэи начали распылять щупальца одно за одним. В ответ Нойм попробовал ускорить скорость реакции нанитов, но это не принесло результатов. Поэтому он решил применить новый приём.

Уцелевшие щупальца прекратили атаку и скрылись под землёй. Гатрэи попробовали отследить их, но смогли получить только рассеянный сигнал. Не зная, чего ждать дальше от нового, они собрались в одну группу и держали оружие наготове. Но ничего не происходило. Некоторые рядовые посчитали, что исследователь отвёл микромашины, но командующие ответили им: "Если бы так и было, мы б уже это знали - сигнал бы отсутствовал, а он есть. Они тут, прячутся под землёй... Так что лучше начинайте копать!"

Они уже собрались начать сносить поверхность, как с невероятной скоростью из-под земли выросла трёхсотметровая стена нанитов и обрушилась на гатрэев, похоронив под собой большую часть войска. Стремясь второй подобной атакой вывести из боя всех остальных, Нойм приказал микромашинам как можно скорее скрыться в грунте, но уцелевшие захватчики оказались быстрее и расстреляли массив из гиперударных пушек. Стена превратилась в пыль. Из всего количества нанитов осталась лишь малая доля, которой не хватило бы даже на одно щупальце, а резервы мультипликации и восстановления были уже исчерпаны.

Это лишило Нойма почти всех средств борьбы, но не отступил.

Из уцелевших микромашин он создал дюжину клонов и направил их прямо в середину армии, дав дубликатам приказ поражать захватчиков электрошоком. Ему удалось вывести из боя всех гатрэев, ставших целями, но не сохранить всех клонов: после первого нападения уцелело всего пять, после второго - один.

Последнее нападение техник осуществить не успел - дубликат только появился из-под земли, как в него выстрелили. Разряд разорвал наноида на куски.

Очнулся Нойм в паре сотен кудгов от места боя. Тяжело дыша, он поднялся и осмотрелся вокруг. Гатрэев не было. Но от обратного переноса сознания исследователь был ослаблен и с трудом контролировал свое тело. "Я не справился... Их слишком много... - думал он, запуская систему телепортации, - Чтоб бороться с ними, нужны иные способы..."




30




Для встречи с гатрэями Дат выбрал гигантскую карстовую котловину за три тысячи километров от Долины Потоков. Обширный участок, окружённый со всех сторон почти отвесными километровыми стенами, может стать идеальным местом для битвы. Если должным образом подобрать средства...

Осмотрев котловину и оценив свои возможности, он начал подготовку. Из ручных браслетов он создал себе оружие: электрохлыст, большой штык и аналоги энергоразрядной и импульсной пушек, а из остальных - экзоскелет. И, чтобы получить абсолютное превосходство над гатрэями, дал команду надтрансформеру начать массовое дублирование. Выжав из приборов всё возможное и израсходовав колоссальное количество энергии и материи, он за девять долей закончил изменения и приказал клонам покинуть котловину, но держаться у её края. Сам исследователь остался внизу ждать прихода захватчиков.

Они появились вскоре и, к своему удивлению, увидели нового прямо перед собой на пустынном дне впадины, где спрятаться было просто нельзя. Гатрэи усмехнулись: "Он один решил один пойти против нас? Благородно, но неразумно..." и, активизировав оружие, бросились на Дата.

Тот в ответ только поднял руку.

В тот же момент за исследователем будто обвалилась стена котловины - большие тёмные груды посыпались по склону вниз целым потоком. Гатрэи от удивления остановились, а когда присмотрелись, были просто шокированы: грудами были сотни громоздких существ, быстро нёсшихся к Дату.

Всего через пару долей вокруг него собралась целая армия: шестнадцать тысяч созданий в мощных доспехах-экзоскелетах. Построившись шеренгами, они открыли шлемы. Явившееся зрелище заставило гатрэев остолбенеть: вся армия состояла из клонов нового! Как ему удалось за такое короткое время наделать столько?

Но, несмотря на пятикратное численное превосходство войска Дата, захватчики не отступили. То, что новый смог создать себе целую дивизию, только разозлило их, и они с ещё большей лютостью бросились в атаку. Исследователь и дубликаты приготовились защищаться. Нападающие открыли огонь.

На Дата и его армию обрушился град энергоразрядов, снарядов и гиперударов, но они выстояли - щиты экзоскелетов были прочны, а сами доспехи благодаря большой массе могли противостоять волнам сжатого пространства. Гатрэи от этого бесились ещё больше и только усиливали пальбу. Клоны продолжали держаться и ждали столкновения...

Вскоре два войска сошлись, и Дат с дубликатами перешли в нападение: они хватали гатрэев электрохлыстами и били их током, подтягивали к себе и пронзали штыками, разили разрядами. На одного захватчика накидывалось несколько дубликатов одновременно. Белые снопы начали вспыхивать повсюду. За полторы минуты количество гатрэев сократилось на треть. Ещё через одну их осталось меньше половины. Но потом всё резко изменилось.

Гатрэи активизировали скрытые возможности своих доспехов. В одно мгновение их скорость реакции и мощь увеличились в разы. Они стали уворачиваться от хлыстов и уклоняться от выстрелов, и преимущество начало постепенно переходить на их сторону. С новыми возможностями они смогли вплотную приблизиться к дубликатам почти что без последствий для себя и начать расстреливать их впритык. Пары выстрелов было достаточно, чтобы разорвать экзоскелет клона на куски, а его тело превратить в пыль. Армия Дата стала стремительно сокращаться, и была вынуждена отступить. Противостоять гатрэям на равных ей уже не удавалось...

Битва продолжалась ещё около часа. Дубликаты сдерживали захватчиков сколько могли. Шестнадцатитысячное войско Дата было почти полностью истреблено, несмотря на численное превосходство и значительную огневую мощь. Превзойти гатрэев с их технологиями оно не смогло.

Дат сражался до последнего. Уклоняясь от выстрелов насколько это было вообще возможно, он смог вывести из боя шестьдесят гатрэев. Но с течением времени захватчики сокращали и разрыв в количестве, потому исследователь был вынужден начать отступать.

Ведя почти беспрерывный огонь по остаткам армии клонов, трое гатрэев одновременно попали в Дата. Объединённый выстрел гиперударников разнёс его экзоскелет, а самого исследователя почти разорвал надвое. Его изуродованное тело упало на землю, он был фактически обездвижен, но захватчикам этого было мало - они хотели не оставить от нового ничего. На Дата направились десятки пушек...

Последними усилиями ему удалось включить телепортёр. Тусклая вспышка - и выстрелы гатрэев обрушились уже на голую землю. Уцелевшие дубликаты, видевшие, как их создатель скрылся, остановились. Гатрэи уничтожили их за мгновения.

Около получаса понадобилось Дату, чтоб хоть как-то восстановиться. Лёжа в глубине пещеры за сотни километров от впадины, он думал только об отступлении: "Может роботы-защитники и победят нагромождения, но мы победить гатрэев не сможем. Восьмеро против тридцати тысяч - нам не помогут даже самые совершенные технологии... Надо бежать, и бежать нам всем..."




31




Кин телепортировался в одну из пустынь планеты - обширнейшую песчаную равнину, пересечённую каньонами, над которыми поднимались многочисленные останцы. Не самое приятное место, но гатариане, пускай даже они далеко не самый воинственный народ, в случае нападения знали, как можно использовать особенности своего иссушённого родного мира, и всех планет, подобных ему.

Преимущество тут может дать особый, видоизменённый робот-регенан. Чтобы создать его в кратчайшие сроки, Кин активизировал все восемь браслетов и сосредоточился. Металлические полосы засветились и стали увеличиваться, одновременно поглощая песок и камни вокруг и изменяя форму: из них выдвинулись многочисленные угловатые отростки, началось образование каркаса, а затем ключевых устройств. Вскоре основа была готова. Несколько минут - и перед исследователем был похожий формой на наконечник копья механизм метров двадцать длиной. Но сам он посчитал это недостаточным, поэтому решил создать "корпус прикрытия" - несколько десятков уменьшенных копий робота, оснащённых парой видов простого оружия, но хорошей маскировкой. Он задал нужные команды, и роботы-дубликаты начали появляться прямо из обшивки большего. Метровые "копья" образовывались за десять мгновений, после чего отрывались от корпуса родителя и зарывались в песок. Кин продолжал создавать малых роботов без перерыва почти до самого прихода гатрэев - он остановился только тогда, когда сканеры отметили значительное повышение энергоинформационной активности снаружи. Едва прервав процесс, исследователь схватился за рычаги управления и увёл механизм под землю. Захватчики появились через доли секунды после того, как последний участок обшивки робота скрылся под песком.

Гатрэи удивились, когда увидели место, куда телепортировался Кин. На место битвы это совсем не похоже: рельеф неровный, но за каким хорошо не спрячешься, плохой грунт, сухой чистый воздух, который не скроет ни одну сигнатуру. Единственным местом здесь, обеспечивавшим относительно надёжное укрытие, было подземелье, поэтому командующие сразу же приказали начать сканировать грунт. Техники кивнули, запустили поисковые системы и вскоре дали ответ: "Мы получили сигналы биометрии нового, но они какие-то размытые. Некоторые сканеры вообще показывают, что он здесь повсюду. А более точно отследить не получается." "Как ему удалось рассредоточить свою сигнатуру?" - удивлялись командиры. "Понятия не имеем. - передали растерянные техники, - Устройства сокрытия биометрии, которые не засекают наши инструменты, новые просто не могли разработать. Тут нечто иное." "Что ж, тогда... Расходитесь! Используйте все доступные средства! Найдите и уничтожьте этого нового!" Рядовые кивнули и приступили к прочёсыванию.

Они сканировали пустыню около часа. Гатрэи осмотрели весь участок, на котором фиксировался сигнал биометрии Кина, но везде: на дюнах, останцах, в каньонах, его интенсивность и характер оставались одинаковыми. Поиски результатов не дали. Солдаты собрались на месте появления и доложили об этом командирам. Те, немного подумав и оценив возможные опасности, ответили: "Новый может прятаться только под землей. Так что активизируйте гиперударники и начинайте сносить поверхность!"

Рядовые рассредоточились и направили лезвия излучателей на песок. Но только они собрались выстрелить...

Нечто неосязаемое и неимоверно могучее одномоментно разбросало половину захватчиков. Казалось, волна невидимых взрывов пронеслась па пустыне. Затем, не дав им прийти в себя, эта же сила бросила полсотни гатрэев на острые скалы. Склон покрылся белыми вспышками. Увидев это, остальные кинулись прочь. Но они не смогли убежать - после первых же их шагов из песка выстреливали десятки и даже сотни тонких металлических щупалец и пронзали тех, кто оказался поблизости. В снопах света исчезла почти триста прежних. Немногих оставшихся в живых металлические хлысты затянули под землю.

Среди гатрэев началась паника. От щупалец и неизвестной силы было невозможно ни защититься, ни спрятаться, ни убежать... Меньше чем за минуту они потеряли две трети своего войска.

Напуганные уцелевшие, стремясь спастись, открывали огонь из всего оружия, которое смогли запустить, и стреляли во все стороны: в землю, в скалы, в каньоны, в воздух, даже прямо себе под ноги. Но эта пальба смогла остановить нападения - после ливня энергоразрядов хлысты перестали появляться, и исчезла невидимая сила. Успокоившись, гатрэи прекратили обстрел. Пыль осела, и взгляду открылась картина окрестностей, изуродованных кратерами и воронками.

Вскоре некоторые техники заметили, что на дне ям кое-где что-то слабо блестело. Они спустились вниз, чтобы рассмотреть источники блеска, и когда приблизились, увидели, что ими были разломанные корпуса небольших роботов, из которых тянулись длинные металлические щупальца.

Гатрэи пришли в ярость. Роботы-ловушки нового! Сотни! Взбешённые, захватчики были готовы разнести остатки механизмов, но их всех остановил главный техник группы. Он взял одного более-менее целого робота и вскрыл его. И замер. "Что там такое?" - спросили командующие. "Это... - начал техник, - На них... Они снабжены только батареей, компьютером, механизмом для копания, системой маскировки, этим манипулятором-щупальцем и одной гранатой для самоликвидации. И ничего больше!" "Это нечто, разбрасывавшее наших, создавалось не ими?" - поразились солдаты. "Нет..." - ответил техник и тут...

Из песка вырвался главный робот. В десятках окон, открывшихся повсюду на его обшивке, что-то ярко вспыхнуло, и сила появилась снова. Две сотни гатрэев одной мощной волной отбросило на камни. Вспышки осветили скалу. Уцелевшие собрались открыть ответный огонь, но робот зарылся в песок прежде, чем они нажали на спуск. "Становиться кругом и держать строй! - приказали командующие, - Новый нападет опять, так что будьте нагото..."

Но не успели они закончить, как робот вновь выскочил. Но на этот раз гатрэи оказались быстрее. Они успели выстрелить из гиперударников до того, как Кин активизировал телекинетические устройства, и робота отбросило на полторы сотни субеков назад. Из-за перегрузки защитная система отказала, но исследователю удалось скрыться перед тем, как на него обрушился новый залп.

Он знал, что сейчас следующий раз может стать последним. Но гатрэев осталось всего около шестидесяти - победу может принести всего один удар... И Кин решился. Он запустил искривление пространства и взял курс на поверхность. Робот выпрыгнул из песка, окна вспыхнули, но... Как только механизм появился, все оставшиеся гатрэи одновременно выстрелили из гиперударников. Сильнейшие волны, слившиеся в одну, разнесли робота на куски, а Кина отбросили в каньон за полкилометра оттуда.

Гатрэи бросились следом, но когда добрались до склона, то не нашли на дне никого - за считанные мгновения до их появления исследователь, несмотря на ужасные травмы и нестерпимую боль, смог перенестись.

Спрятавшись в овраге за много кудгов от места боя, Кин пытался восстановиться. "Гатрэи уничтожили всех моих роботов и почти уничтожили меня самого... - думал он, - Нам их так не победить... Нужно отступать, и скорее..."




32




Ян против гатрэев решил использовать биологическое оружие - болезнь, известную как "смерть Мерании", один из легендарных четырёх ужасов системы галактик. Распространять её могли только люди, но поражала она всех сэнтиентов. От этой заразы почти что невозможно было спастись, так как её природа была совершенно иной, практически целиком энергоинформационной. Единственным способом, каким жители системы галактик останавливали эпидемии, было полное уничтожение заражённых миров... И Ян собирался с помощью надтрансформера превратиться в её носителя.

Но осуществление превращения на Разломе значило бы его гибель. Поэтому исследователь задал команду на телепортацию в смежную вселенную и зажмурился.

Когда он раскрыл глаза, то увидел, что стоит на берегу пустынного острова среди редких выжженных порослей. Из-за интенсивного света двух звёзд-гигантов, занимавших как минимум восьмую часть неба, всё вокруг имело красный оттенок. Было невероятно жарко, а излучение ощущалось безо всяких приборов. Из-за этого планета была уже давно заброшена и забыта. Поверхности звёзд почти соприкасались - их отделяли уже даже не доли единицы, а несколько тысяч кудгов. Вспышка новой в этой системе - вопрос ближайших лет или даже месяцев. Но Ян, глядя на эти солнца, улыбался. По крайней мере, болезнь не попадёт в эту вселенную.

Осмотревшись еще раз, капитан отошёл от склона и запустил надтрансформер. И в ту же секунду потерял сознание от резкой боли. Когда он очнулся, неприятные ощущения ещё не прошли. Ян попробовал подняться, но не смог даже шевельнуться. Он снова попробовал, и снова не получилось. Его охватил ужас: что если гатрэи появятся сейчас? Он же не сможет ничего сделать! И хотя убить его им получится нескоро, но на восстановление могут уйти дни! От этих мыслей исследователь ещё больше волновался.

Но когда он был почти на грани полного отчаяния, произошло неожиданное. Ян всем своим телом ощутил похожий на электрошок удар, и чувства вместе с возможностью двигаться вернулись к нему. Обрадовавшись, он собрался вскочить, но только поднял голову...

От увиденного он вновь чуть не потерял сознание. Всё его тело стало полупрозрачными, а браслеты исчезли - осталась только тонкая малозаметная полоса на шее. Дрожащий Ян осматривал себя. Сквозь свои руки он мог видеть очертания скал, солнц, волны и дымку пара на поверхности океана.

Он знал, что носители "смерти Мерании" сильно меняются физически, но чтобы превращаться в существо той же природы, что и сама болезнь?.. Но это был только начало: когда исследователь всё-таки приподнялся и попробовал сделать шаг, то провалился под землю. На поверхности остались только плечи и голова. Ян испугался, но быстро нашёл силы перебороть страх, успокоился и сконцентрировался. Прилагая всю свою волю и делая неспешные движения, он смог вылезть.

За несколько следующих минут исследователь освоился со своими новыми возможностями. Он научился прятаться под землёй, проходить сквозь любые вещи и двигаться куда быстрее обычного человека. Теперь он был готовым ко встрече с гатрэями.

Захватчики появились через долей двенадцать - на отслеживание скачка в смежную вселенную любой цивилизации требуется больше времени, чем на отслеживание обычной телепортации. "Где мы?" - спросили рядовые, глядя на красные солнца. "Вселенная Вакпаи, эта же планета, Двадцатый остров." - ответил один из техников. "Пустошь..." - передала пара других. "Раз так, то расходитесь укрупнёнными группами и начинайте поиски!" - приказали командующие, и солдаты, поклонившись, рассредоточились.

Гатрэи вскоре заняли весь остров, но нигде не могли зарегистрировать достаточно сильный биометрический сигнал. Сердясь на приборы, из-за радиации дававшие сбои, рядовые прочёсывали одну и ту же местность по нескольку раз, но безуспешно. Из-за этого они прекращали поиски и, доложив командующим про неудачу, возвращались. Но некоторые, охваченные желанием уничтожить наконец нового, продолжали искать. И через час одной из групп повезло - они смогли засечь скачки в сигнале биометрии и направилась в сторону их усиления.

Тем временем Ян незаметно появился из-под земли и направился прямо к гатрэям. Те, увидев полупрозрачный силуэт нового, были поражены, но их злость была сильнее, так что они в то же мгновение запустили орудия и открыли огонь.

Но произошло нечто невообразимое - энергоразряды прошли сквозь исследователя и, не встретив никаких препятствий, попали в скалу, стоявшую за ним. Гатрэи остолбенели. А Ян, пользуясь этим, бросился на них. За пару мгновений вся группа исчезла в снопах света. Он только касался прежних, как их экстренная система телепортации срабатывала и переносила их назад на корабли, чтобы там подвергнуть кардинальной восстановительной процедуре - перебрать всю элементарную структуру и саннигилировать всё инородное.

Эффективность способа поразила исследователя: такой быстрый результат и с минимальными усилиями. Это убедило его в сделанном выборе, и он направился дальше.

Благодаря новым возможностям Ян начал выводить гатрэев из боя одного за другим. Абсолютно без оружия и боевых приемов - просто прикосновением. И при этом ему не были нужны щиты. За одну часть войско гатрэев сократилась в три раза, и они ничего не могли с этим сделать. Рядовыми и техниками начинала овладевать паника, они просили командующих начать отступление, но те не позволяли. В результате ещё через час остались только сами командиры, которых Ян притиснул к краю утёса.

Они стали шеренгой, держали оружие наготове и всё время осматривались, стремясь отследить нового в момент появления из засады. Но это не пригодилась - он решил не прятаться и вышел к ним сам. Гатрэи открыли шквальный огонь, но разряды и волны, как это уже было, прошли сквозь Яна как сквозь голограмму. Командующие, которыми уже начал овладевать страх, стали пробовать все встроенные в их экзоскелеты пушки, но за минуту неистовой пальбы наибольшим их достижением стала небольшая задержка нового. Ян подошёл к ним почти вплотную и вывел бы из боя их всех, но...

Командующие имели свои боекомплекты, куда мощнее стандартных, и с большим набором орудий. Один гатрэй, перебирая их, активизировал надразрядную пушку и выстрелил из неё в Яна. Структурированный особым образом поток энергии и информации попал в него и начал распространяться по телу, изничтожая немногочисленные частицы материи. Боль пронзила исследователя, и он упал. Гатрэи, найдя наконец нужное оружие, открыли лютый огонь.

Выстрелы превратили бы Яна в ничто, но ему последними усилиями удалось скрыться, пройдя сквозь землю. Он перенёсся за несколько километров в одну из прибрежных пещер и совершил обратное превращение. Следы гатрэйских выстрелов были ужасными - всё его тело было покрыто глубокими ранами. "Хоть следов болезни нет... - думал Ян, - Мы были глупцами, когда решили, что сможем их победить... Мы можем только отступить..."




33




Зная, что Хат Кай - единственный житель Разлома, и имея сведения про его возможности и продолжавшиеся десятилетиями работы, гатрэи выставили против него почти девять тысяч солдат. Они быстро отследили перемещение исследователя, и когда телепортировались следом, то нашли его стоящим на коленях неподалёку на вершины невысокого холма. Хат Кай не двигался, его глаза были закрыты. Он будто не замечал орды, что стала перед ним.

Такого гатрэи не ожидали. Новый не делал абсолютно ничего!

"Тем хуже для него." - подумали некоторые солдаты и открыли огонь. Десятки энергоразрядов пронзили воздух. Но ни один из них не достиг цели - когда выстрелы были в считанных метрах от Хат Кая, открывшийся один громадный пространственный канал отвёл их в сторону.

Прежние остолбенели. Они прекратили стрелять и отступили. Хозяин Разлома раскрыл глаза, встал и начал поднимать руки. Одновременно с этим пришли в движение земля и воздух, а через мгновение на всём протяжении горизонта нечто вспыхнуло. И из-за соседних гор поднялись миллионы блестящих серебряно-голубых потоков энергии. Они потянулись ввысь, создавая огромную конструкцию из множества сложных фигур. Вскоре Хат Кай свёл руки над головой, и барьер сомкнулся, скрыв под собой создателя и захватчиков.

Гатрэи были поражены, но и напуганы. Некоторые из них, придя в чувства, бросились бежать. Они включили телепортёры, исчезли и... Через мгновение сияющие стены купола испещрили вспышки. Барьер не позволял совершать скачки! Он обрывал транспространственные коридоры, и двигавшиеся по ним просто рассыпались на частицы.

"Что это было? Как нам уйти отсюда?" - спрашивали переполошённые командующие. "Не можем сказать точно - эта технология блокировки скачков сильно отличается от наших. - отвечали настолько же испуганные техники, - Эта сфера представляет собой сплошную завесу, просто обрубающую все энергоинформационные потоки..." "Сфера?" "Да, этот барьер продолжается и под землей. И он имеет внешний источник поддерживания..."

Поняв, что попали в ловушку, гатрэи разъярились. "Уничтожьте нового! Чтоб ни частицы от него не осталось!!!" - передали командующие, и всё войско, взревев, бросилось на Хат Кая.

Но не успели гатрэи преодолеть и сотни метров, как началось нечто неимоверное: исследователь резко поднял руку, и вслед за этим в самой середине войска буквально выстрелила из земли огромная скала, разбросав полсотни солдат. Через секунду он вытянул вперёд вторую руку, и волна наподобие ударной отбросила ещё сотню назад. Шокированные прежние остановились и... врассыпную побежали кто куда.

Хат Кай направился следом за ними и начал выводить гатрэев из боя десятками. Ему подчинялось всё вещество под куполом: простыми движениями он создавал горы и лавины, поднимал волны и обрушал это на захватчиков. Белые снопы света вспыхивали повсюду и практически беспрерывно. Стремясь спастись, гатрэи отстреливались из самых мощных своих пушек, но они не могли даже замедлить хозяина Разлома... За полтора часа он вывел из боя более семи тысяч прежних, а остальных загнал в глубокую долину. Отрезав им путь к отступлению, Хат Кай подошёл к краю обрыва, посмотрел вниз и резко развёл руки.

Дно долины раскрылось, и груды земли вместе с уцелевшими гатрэями провалилось в глубокую расселину. Две тысячи прежних исчезли во тьме, и через мгновение белые вспышки осветили пропасть. Затем раздался грохот достигших дна камней.

Составлявшие барьер потоки заискрились, и вскоре купол растворился в воздухе. Хат Кай отошёл от обрыва и сел. Он смог вывести из боя девять тысяч захватчиков, но только благодаря опытной технологии, нанитному сверхконтролю, которой не должен иметь никто в системе галактик ещё полтора миллиона лет минимум. "Мне удалось выбить всех, но удастся ли остальным?.." - думал он, как вдруг на одном из его браслетов загорелся сигнальный огонёк. Кто-то пытался связаться.

Хат Кай открыл коммуникатор. На голоэкране появился Дат. Он был изуродован и говорил большим трудом.

-- Хат, нам нужна уходить отсюда. - передал он, - Я смог остановить большинство, но не всех. Их очень много.

-- Ясно, тогда...

Вдруг на экране появилось второе окно - на связь вышел Нерым.

-- Хат, мы должны покинуть планету... Я не справился, и не думаю, что это удастся остальным.

-- Тогда слушайте. - начал куратор, - Переноситесь к пирамиде - внутри мы будем в безопасности. Когда все соберутся, тогда и уйдём.

Дат и Нерым кивнули и отключились. Хат Кай скрыл коммуникатор и запустил телепортёр.




34




Через мгновение он был уже перед входом в пирамиду, едва заметным из-за сильной метели. Хотя время только приближалось к полудню, там стоял настоящий сумрак, и не было слышно ни единого звука, кроме воя ветра.

Неожиданно коммуникатор Хат Кая вновь ожил. Это был Нерым:

-- Я подобрал Дата, сейчас будем у пирамиды.

-- Хорошо.

Неподалёку появилось облачко светящейся дымки, и из пространственного канала вышли пилот и физик. От боли и слабости они едва держались на ногах. Хат Кай подхватил их и занёс внутрь.

-- Лежите тут, отходите. - сказал он, опустив их на пол, - Я пока буду ждать остальных.

-- Подожди, а что если гатрэи придут раньше? Они ж с лёгкостью смогут нас отследить! - воскликнул Нерым.

-- Отследить, может, и смогут, но не прорваться сюда, по крайней мере первые полчасти. - ответил куратор, - Над пирамидой поднят многослойный щит.

-- Можем мы помочь тебе? - спросил Дат.

-- Вы даже здоровые такой мороз без костюмов выдержите максимум тридцать долей. Так что лучше переноситесь в зал и ждите там.

-- В тот большой?

-- Да. Схема в блоках памяти браслетов.

Дат и Нерым кивнули и через минуту исчезли в тусклой вспышке. Хат Кай направился к выходу и, остановившись в паре метров от границ полей, стал ждать.

Вскоре на связь вышел Нойм. Он держался из последних сил.

-- Переносись как можно скорее к пирамиде! - сразу приказал ему куратор, увидев его состояние.

-- Но я... слаб... а там холод... - сказал техник.

-- Введи как можно более близкие ко входу координаты и осуществляй скачок. На месте я буду рядом.

Исследователь кивнул и отключился. Экран коммуникатора исчез, и вскоре метель за порталом входа вспыхнула. Хат Кай выбежал из пирамиды и занёс друга в коридор.

-- А есть кто... ещё? - спросил техник, оказавшись внутри.

-- Дат и Нерым. - ответил хозяин Разлома, - Они в центральном зале. Как восстановишься, дуй к ним.

Вскоре к Нойму присоединился Кин. Вместе, поддерживая друг друга, они смогли встать и телепортироваться к товарищам.

Долгое время после них никого не было, но через минут сорок в сумраке снаружи вновь вспыхнул свет. Это был Юц. Хат Кай подобрал его и перенёс внутрь. Почти сразу после метеоролога появился Иту. Он не успел совершить обратное превращение, поэтому ему пришлось идти к пирамиде самому, опираясь на куратора, ибо тот сам был измотан. В коридоре навигатор смог вернуть себе настоящий облик и начал отходить. Последним, через полчаса после всех, прибыл Ян.

Следом за ним пришли гатрэи. Полторы тысячи захватчиков, которых исследователям не удалось вывести из боя, были люты. Охваченные жаждой расплаты, они бросились в атаку сразу же после скачка.

Но почти сразу же они столкнулись с преградой - мощнейший электрический разряд поразил подбежавших к порталу первыми. Взметнулись в небо белые снопы света. Остальные гатрэи остановились. И взбесились ещё больше. Злясь от невозможности пробраться внутрь, они начали палить изо всех орудий, которые могли активизировать. Но единственное, чего они смогли добиться - это возмущения полей щитов. Техники, которые сначала держались относительно спокойно, пытались обойти защиту, но терпя неудачу за неудачей, злились ещё больше остальных.

-- Они нас не достигнут? - спросил с ужасом Ян, глядя на разъярённых гатрэев.

-- Ближайшие долей двадцать точно нет. - ответил Хат Кай, - Но нам всё равно надо уходить. Телепортируйтесь в центральный зал и ждите меня. Я скоро буду.

Куратор нажал на браслете пару кнопок и исчез в облаке дымки. Ян, Иту и Юц, глянув на искажённое энергоразрядами и гиперударами защитное поле за выходом, перенеслись к друзьям.

В контрольном пункте их уже давно ждали.

-- Наконец и вы тут! - воскликнул Нойм.

-- А где Хат? - спросил Кин.

-- Не знаем, но он сказал, что скоро придёт. - ответил Ян, и почти сразу после его слов появился Хат Кай.

-- Так, держитесь сейчас за меня. Мы уходим. - сказал он.

-- Что?

-- Драпаем отсюда. Так что держитесь!

Исследователи схватились за куратора. Тот запустил телепортёр и открыл проход. Мгновение - и они уже в другом помещении, тёмном как ночь. Единственной чётко видимой вещью там была светящаяся приборная панель, к которой направился Хат Кай.

-- Где мы? - дрожащими голосами спросили исследователи.

-- Сейчас увидите. - тихо промолвил хозяин Разлома и коснулся голоэкрана.

Повсюду вспыхнули многочисленные огни и огоньки, помещение осветилось, и парни увидели, что стоят на мостике звездолёта. За гигантским иллюминатором сложной формы виднелись открытые двери ангара, ведшие прямо в космос.

-- Мы не на Разломе? - воскликнули Дат и Кин.

-- Мы на одной из его лун. - ответил Хат Кай.

-- Куда мы бежать будем? - спросил Ян.

-- А этого я сказать не могу. Об этом я ещё не думал.

-- У меня есть предложение... - вмешался Нойм.

-- Да?

-- Я считаю, что нам надо воспользоваться советом Тевара и Айхе.

-- Дать гатрэям бой в нематериальном мире? - воскликнул Иту.

-- Ага.

-- Хочешь сказать, что мы поведём гатрэев за собой в один из них? - несколько опешил Юц.

-- Не просто в один из них, а в крупнейший.

-- Киберанию?

-- Зная, какими возможностями обладают хиберы в своей "виртуальной" Вселенной, думаю, что они без проблем справятся.

Исследователи на мгновение замолчали.

-- А это отличная мысль! - воскликнул Хат Кай.

-- Может сработать. - сказали Нерым и Иту.

-- Тогда летим скорее, пока нас не нашли! - воскликнули сетэлы.

-- Хорошо. - кивнул капитан, - Пусть гатрэи сами попробуют своего же оружия...

-- Садитесь и готовьтесь! - сказал куратор, - И ещё, никому о том, как вы сражались с гатрэями здесь, ни слова. Иначе огребёте от всех и по полной.

-- Мы понимаем.

-- На Киберанию! - воскликнул Ян.

Хат Кай кивнул, вывел звездолёт из ангара, ввёл координаты и дал команду на образование разлома. Корабль отдалился от луны и исчез в осветившем космос сполохе.




35




Тем временем основной флот гатрэев приближался к внешним системам Светлой Галактики. От Сэтара их отделяло семьдесят тысяч световых лет.

"Как скоро мы будем у их столицы?" - спросил Вещающий. "С учётом уничтожения цивилизаций новых - через два цикла." - ответил один из помощников. "Хорошо... Хорошо... Какие планеты будут первыми?" - поинтересовались представители. "Их сейчас называют Бизамарэу, Дабойя, Ннаад, Галуоды и Инит-Самие." - передал один из присутствующих солдат-наблюдателей. "Пошлите на каждую из них по восемь дивизий." - приказал Вещающий. Помощники уже собрались послать сообщение остальным судам, как в зал вбежал один из командующих, очень обеспокоенный, и обратился к лидерам: "Мы отследили, что новые собирают силы. Корабли из всех галактик направляются к одной из звёзд..." "Они узнали про Возвращение??? Что, остались уцелевшие после наших атак?" - разгневались представители. "Простите, но... получается, что так. Мы допустили ошибки." - ответил командующий.

Лидеры гатрэев взревели. Они ругались и проклинали всё и всех несколько минут подряд, но потом притихли и задумались. "Простите, но что именно нам делать сейчас?" - спросили командиры, когда представители успокоились. В ответ Вещающий встал и обратился ко всем: "Слушайте! Новые каким-то образом узнали про Возвращение и уже начали стягивать армии. В связи с этим новый приказ: направиться к месту их сборов и уничтожить там всех. Использовать разрешается всё доступное оружие. А контролеры настраивать на максимальную мощность. Координаты будут сейчас переданы. Как только их получите, направляйтесь туда. Исполнять!"

Командующие поклонились и вернулись на свои корабли. Приказ и данные вскоре были распространены по всем звездолётам Флота. Получив их, гатрэи прервали текущий скачок и начали новый - они полетели к месту битвы.

Через тринадцать часов после начала нападения про гатрэйскую угрозу знали все: Объединение, вольники, мек'наи, нейтральные системы. И все поднялись против неё. Враждовавшие между собой тысячелетиями группы начинали объединяться ради общей цели - защитить свой дом.

Почти сразу после получения информации повсюду началась мобилизация, а военачальники всех союзов и блоков начали разрабатывать план отражения атаки. Сведения про возможные средства борьбы присылали уцелевшие с десятков планет, а схемы планов битвы шли со всех концов системы галактик. В генеральной схеме они были объединены, а в её основу был положен план, предложенный исследователями из группы Д 712. Местом битвы была определена Сол Макрионис.

Когда гатрэи закончили переход, перед ними предстала армия втрое большая их собственной: гигантская шеренга звездолётов новых длиной около двенадцати миллионов километров, закрывавшая половину видимого за иллюминаторами пространства. "Сколько их?" - спросили поражённые представители. "Около двух с половиной миллиардов кораблей. - ответили командующие дивизий, - Самых разных типов, но все они мельче и менее подвижные, чем наши." "Других преград нет?" - спросил Вещающий. "За исключением излучения звезды нет. - передали техники, - Приходится перенастраивать приборы, но эта проблема решаема, и быстро." "Они готовят орудия..." - заметил один из представителей. "Их пушки не смогут пробить наши щиты. - ответили командующие, - Прикажете запустить контролеры?" Вещающий посмотрел на них и передал: "Запускайте."

Шипы на обшивках нагромождений вспыхнули, и пространство задрожало вокруг всего флота захватчиков. Защитники системы галактик включили поля искривления и подготовились открыть огонь. Излучатели контролеров реальности разгорелись, дрожащее пространство заволокла дымка. Ещё немного - и оружие гатрэев заработает на полную мощность. Осознавая это, армии системы галактик открыли огонь. Триллионы энергоразрядов и бомб понеслись на вражескую армаду. Флот исчез в одной громадной вспышке, но ни один из кораблей не получил и повреждения - дымка поглотила всё.

Вскоре мощность контролеров достигла предела. Шипы засияли с нестерпимой яркостью. Гатрэи были теперь готовы броситься в атаку в любое мгновение.

Для объединённого войска это было сигналом. Как только корабли захватчиков стали неразличимы в сиянии, защитники системы передали короткое закодированное послание, и на обратной, скрытой излучением, стороне звезды из другого измерения вышло шестьдесят тысяч гружённых электромагнитными бомбами автоматических судов, сразу же понёсшихся к фотосфере.

На контролерах реальности начала образовываться волна искажения. Гатрэи усмехались, глядя на то, как объединенная армия безрезультативно пыталась пробить их защиту. Но вдруг новые прекратили стрелять, и всё множество их кораблей исчезло. А через мгновение после звезда вспыхнула.

Нынешние жители системы вывели свои корабли из иного измерения через шестнадцать долей, когда уровень радиации снизился до относительно устойчивого и безопасного уровня, и с трудном могли поверить своим глазам: суда гатрэев, эти чудовищные и мощнейшие звездолёты, все до единого были повреждены и покорёжены, а самый большой, Фактория, разрушился. Дымка и дрожащее пространство исчезли. Захватчики были лишены своего главного оружия, и защитники решили вывести остальные свои силы... За считанные секунды гатрэи оказались окружены со всех сторон. Войско системы галактик увеличилось пятикратно. Прежние, ещё не отошедшие от первого удара, сейчас были растеряны. И объединённое войско системы галактик, воспользовавшись этим, начало нападение. Миллионы малых звездолётов понеслись к нагромождениям. Они пробились сквозь их ослабленные щиты и высадили десант. Тем временем крупные звездолёты начали обстрел кораблей захватчиков, пока те были уязвимы.

Но гатрэи не могли позволить себе оказаться побеждёнными примитивными цивилизациями. Собрав остатки всех своих сил, и перебросив все доступные средства на исправление базисных и орудийных систем, они кинулись в бой.

Началась величайшее сражение. Современные жители системы, стремясь не дать прежним получить преимущество, продвигались глубже, прилагая все усилия, но гатрэи задерживали их, и, постепенно восстанавливая системы своих судов, начинали контратаки: открывали огонь по малым кораблям новых, а на большие натравливали роботов. На стороне объединённого войска был более чем пятнадцатикратное численное превосходство, на стороне гатрэев - большая прочность машин и куда более мощное оружие, которое далеко не всё отключилось в момент вспышки.

За семь часов лютой битвы и гатрэи, и объединённые силы лишились почти половины своих армий. Число сбитых кораблей с каждой стороны шло на миллионы, а число жертв - на миллиарды.

Гатрэи были значительно ослаблены, но совершенство оборудования и возможность использовать энергию куда более эффективно позволяли им продолжать сражение. Они не собирались уступать.

Войскам системы галактик удавалось всё это время сдерживать захватчиков, но достигали они этого высочайшей ценой. Убитых были сотни миллионов, травмированных - миллиарды, роботов вообще не считали. Потери были неимоверными. Солдаты объединённой армии осознавали, что просто не выживут без помощи.

И она пришла.

Даль осветило множество молний. Ярчайшая вспышка затмила звезду, а всплеск излучения вывел из строя приборы у обоих сражающихся сторон. Они были вынуждены прекратить огонь.

Свет вскоре рассеялся, и когда это произошло, перед глазами защитников системы и гатрэев появилась ещё одна армада. Триста миллионов гигантских звездолётов, каждый более сорока километров в длину, двигались на них. Это были дэлнархи.

Их флот превосходил по мощности обе стороны, взятые вместе. Объединённая армия ещё сохраняла значительное численное превосходство. Гатрэи поняли, что им не победить.

Они сдались.




36




Уцелевшие гатрэи палили по пирамиде до того момента, пока их сканеры не зафиксировали образование пространственного разлома у одной из лун планеты. После этого их ярость перешла все пределы - новые сбежали опять! "Телепортируемся назад на корабли и летим за ними!" - приказали командующие, едва давя в себе злобу. "Простите меня, но я должен сообщить, что осталось только восемнадцать судов..." - вмешался один техник. "Что???" "Извините, но... Часть была уничтожена во время боя роботов." "Мы все сможем поместиться в них?" - спросил командир, успокоившийся первым. "Да. Так как роботов у нас больше нет..." - ответил другой техник. "Тогда летим отсюда." - приказали остальные командующие, и армия перенеслась назад в долину.

За час они отладили повреждённые системы и перезапустили уцелевшие. Когда звездолёты вновь стали пригодны для полётов, гатрэи подняли гравитационные щиты, вышли на орбиту и осуществили межзвёздный прыжок.

После довольно длительного перелёта они вышли из перехода перед большой каменной планетой с тёмно-серой поверхностью, покрытой слабыми огнями и длинными сверкающими полосами. "Что это за место?" - спросили командиры. "Не похоже на обитаемый мир. - отвечали рядовые-наблюдатели, глядя на голоэкраны, - Биометрические сигналы единичны, и они принадлежат небольшим группам. Это наверняка планета-фактория, причём автоматическая." "Все восстановились?" - спросил командующий преследованием. "Да, все наши раненые солдаты восстановились и готовы к новому нападению." - передали медики. "Если так, то спускаемся."

Пилоты перенастроили гравитационные щиты, запустили малые двигатели и направили корабли к планете. Но не успели они преодолеть и нескольких километров, как в них ударил мощный луч света с поверхности мира, и они исчезли.

Когда гатрэи раскрыли глаза, то нашли себя в чёрной пустоте. Их суда стояли позади них. Всё пространство вокруг было однородно, но под ногами ощущалась какая-то опора. Хотя никаких источников света не было, прежние могли хорошо видеть и себя, и звездолёты. Они попробовали телепортироваться назад на корабли, но не смогли - непонятным образом все их инструменты были выведены из строя. Гатрэи не понимали, что происходит, и пугались.

Вдруг из тьмы появились исследователи. Все восьмеро вышли одновременно и стали перед гатрэями. Разозлённые, они были готовы порвать их на куски, но не смогли даже шевельнуться - нечто сковало их движения сразу же после появления новых. Исследователи обвели прежних взглядами, а затем заговорили:

-- Вы сейчас в месте, где вас не смогут найти, и где вы сами не сможете определить своё местонахождение. - начал Иту.

-- В месте, где реальность контролируем мы. - продолжил Нойм.

-- Вы лишены всех возможностей, вы сейчас беспомощны. - проговорил Юц.

-- Но мы не будем на вас нападать. - сказал Дат.

-- Вместо нас это сделают жители этого мира. - сказал Кин.

-- Они ответят за нас, и за себя... - проговорил Нерым.

-- Во время перелёта сюда мы связались с присутствующими в этой системе дэлнархами и выяснили одну вещь. За несколько тысяч лет до вашей последней попытки пробраться сюда, в эти галактики, в ряде миров произошли масштабные катастрофы. Их точную причину никто определить не смог. Но после того, что мы увидели в последние дни, стало очевидно, что это были полевые испытания прототипов ваших контролеров, специально направленных сюда автоматическими судами. Так вот на одном из уничтоженных миров существовала цивилизация, ещё не открывшая Теорию, один из первых родов нашей Волны... - сказал Ян.

-- Но они уцелели, и с течением времени их культура расцвела, хотя после потери родины они тысячелетия прозябали на планетах-пустынях своей системы. И сейчас потомки этой цивилизации, хиберы, предстанут перед вами. - закончил Хат Кай.

За исследователями из тьмы появилось двадцать больших светлых фигур. Они медленно вышли вперёд, встали перед гатрэями, подняли головы и...

Всё случилось за считанные секунды. Как только хиберы перевели взгляд на захватчиков, нечто подняло их звездолёты вверх и раскрошило. Затем во вспышках молний исчезло всё войско. На месте тридцати тысяч прежних появился небольшой ящик свинцового цвета. Один из кураторов мира подошёл к нему, дотронулся, и он растворился. Вскоре растворились и обломки кораблей.

-- Что это было? - содрогнулись Юц и Иту.

-- Что вы с ними сделали? - дрожащим голосом спросил Ян.

-- Мы переместили их нематериальные тела в изменённый стандартный блок и направили его прочь с планеты. Мы ответили за наших предков, и за вас. - ответили хиберы.

-- Так, мы избавились преследователей, а что с той армией, что мы видели на Малвактэу? - спросили Дат и Кин.

-- Она было остановлена.

-- Остановлена?

-- Да. Число жертв битвы идет на миллиарды, но гатрэи были остановлены. К объединённому войску системы галактик присоединились прежние-дэлнархи.

-- Дэлнархи?

-- Они появились, когда битва продолжалась уже седьмую часть. Гатрэи сдались сразу же, как только увидели их.

-- Так они же были окружены! Как они смогли вырваться?

-- Им на помощь пришли силы Союза Созвездий. Вместе они прорвали блокаду, остановили второй флот гатрэев, который уже приближался к нам, и разрушили барьер, установленный вокруг этой системы галактик.

-- Невероятно! Гатрэи остановлены!

-- Война окончена!

-- Сейчас объединённые силы дэлнархов и Союза Созвездий конвоируют гатрэев назад в систему Сети и при помощи оурумда, сэйвов и ихенту создают новый барьер. - сообщили хиберы.

-- Ихенту? Это ж цивилизация прежней волны из системы галактик Союза!

-- Это так. Гатрэи нападали на их корабли, чтобы найти новые военные технологии. Так они получили прототипы контролеров реальности и галактического барьера. Считайте, что ихенту этим отплачивают гатрэям за грабежи.

И ещё одно: прежние также сообщают, что аэ при поддержке дэтаров и квейтов будут проводить восстановление уничтоженных миров.

-- Восстановление???

-- Они обладают рядом средств. Говорят, что через пять лет последствия нападений будут сглажены.

-- Даже не знаем, что и сказать... - проговорили исследователи.

-- Мы можем вернуться домой! - воскликнули Нерым и Нойм.

-- Что ж, вот и конец... - тихо сказал Хат Кай.

-- Перед тем, как вы уйдёте, у нас к вам будет ещё один вопрос. - сказал один из хиберов, - Откуда вы узнали про наше превосходство в технологиях нематериальных миров?

-- От Тевара Тара и Айхе Урамна. - ответил Ян.

-- Советники Института Планетологии? Интересно...

-- Спасибо вам за помощь. - поклонились Ян, Иту, Кин, Нерым и Дат.

-- Спасибо и вам. - ответили хиберы, - Без вашей помощи мы б, наверное, так никогда и не узнали, что действительно произошло с нашим родным миром, и кто виновен в этом.

-- Ещё раз спасибо. До свидания! - попрощались исследователи.

-- До свидания! - попрощались хиберы и исчезли во тьме.




37




Высоко над Институтом разреженный воздух озарило множество сполохов. Открылся пространственный разлом, и из него вылетел большой чёрный сигарообразный корабль, сразу взявший курс на Большой Космопорт.

-- Хат, ты чего суетишься? - с удивлением спросил Иту.

-- Забыл про маяк. Вспомнил, как всегда, в самый последний момент...

-- Маяк?

-- Это ж не институтский корабль, без сигнала не опознают... Могут открыть огонь.

-- Что???

-- Да. Начнут стрелять... Из-за своей дырявой головы я так уже не раз попадал... - вздохнул Хат Кай.

Исследователи умолкли и посмотрели на своего куратора большими удивлёнными глазами.

-- Что? - воскликнул тот.

-- Мы считали... - тихим голосом начал Ян.

-- Что со мной подобного произойти не может? Ещё как может! С моими-то удачей и талантом создавать неприятности... И регулярным заклиниванием мозгов.

-- Ясненько... - проговорили парни.

-- А вот и Космопрот! Готовьтесь к посадке! - воскликнул Хат Кай, присмотревшись к поверхности под облаками.

Чёрное судно развернулось и село на большой свободной площадке в середине поля. Открылся люк-трап, и учёные направились к выходу.

Вскоре они были уже снаружи. Все, кроме Нойма, спустились без проблем. Техник же, держась за спину, медленно переступал ступеньки.

-- Как я люблю Киберанию и её силу тяжести в две сэтарских!.. - ворчал он.

-- Плющит всегда. - ехидно хмыкнул Дат.

-- Не то слово. - добавил Кин, потягиваясь.

-- Ну что, двигаем к терминалу? - спросил Ян.

-- А платформы не найдётся? - поинтересовался Иту.

-- Не вижу...

-- Погодите! - воскликнул Нерым и вытянул руку, показывая на небольшое темное пятно на горизонте, - К нам кто-то направляется!

Вдали вырисовались очертания крытой платформы. Она быстро приближалась, и уже через полминуты транспорт приземлился в двадцати метрах от учёных. Открылись дверь, и к группе Д 712 вышли Зивур и Лаар-Хэм.

-- Приветствуем вас снова на Сэтаре! - воскликнули они.

-- Как-то вы быстро... - сказали удивлённые исследователи.

-- Мы вас уже давно ждём - с того самого времени, как Правительство сообщило нам, что вы уцелели и вышли с ними на связь. - ответил Зивур, - А сейчас мы просто отметили хорошо знакомые нам сигнал кораблей Хата и пиктограмму Разлома и сразу же двинулись навстречу.

-- Мы уже частей девять тут. - сказал Лаар-Хэм.

-- И зачем?

-- Оказать честь тем, чей план и советы помогли спасти всю систему галактик - наша обязанность! - передал представитель.

-- Вы герои! - воскликнул Зивур.

-- Подождите, что?

-- Герои?

-- Да.

-- Стоп! - крикнул Ян.

-- Никакие мы не герои! - воскликнул Юц.

-- Мы только уцелевшие. - сказал Дат.

-- И уцелели только благодаря невероятной удаче и тому, что гатрэи про нас мало знали. - добавил Кин.

-- Не думаю, что остальные уцелевшие тоже хотят быть героями. - сказал Нерым.

-- Герои - те, кто защищался! - воскликнул Нойм.

-- А мы почти всё время убегали. - сказал Иту.

-- И мы, фактически, стали причиной того, что гатрэи начали нападение. - проговорил Хат Кай.

-- Они всё равно напали б, рано или поздно. Срок и причина тут ни при чём. - сказал Зивур.

-- Если честно, да нас судить надо за то, что не предупредили раньше. - сказали Иту, Дат и Кин.

-- Да! - согласились остальные.

-- Вы поступили, трезво оценив ситуацию, и вы не могли знать, каким путём пойдут гатрэи, да и много другого знать не могли. - ответил Аттоя.

-- Но именно вы сообщили по главное средство борьбы и составили план сражения! - добавил Лаар-Хэм.

-- Мы знаем, что планы и предложения присылались отовсюду. - почти прервав его начал Ян, - И мы уверены, что наше средство против контролеров было далеко не единственным.

-- В общем, так, но оно было основным. - ответил чиновник.

-- Никто из нас не хочет быть героем. - сказал Хат Кай.

-- Но для вас...

-- Ничего принимать мы не будем! - крикнули исследователи.

-- Но мы должны для вас хоть что-то сделать! - воскликнули в ответ руководители.

-- Если это так необходимо, то лучше дайте нам отпуск подлиннее. - сказал капитан, - После пережитого нужно прийти в себе.

-- Насколько длинный? - спросил Зивур.

-- Несколько месяцев минимум. - проговорил Юц, - Отходить придётся долго.

-- Дайте годовой. - вмешался Хат Кай.

-- И всё! - крикнули Иту, Нойм и Нерым.

-- Что ж, дело ваше...

-- Если хотите помочь, то в этом нуждаются миллиарды потерпевших. - сказал Иту.

-- Как скажете. - проговорили Лаар-Хэм и Зивур, - Тогда у нас всё.

Исследователи поклонились.

-- Только ещё, пожалуйста, пришлите нам платформу. - попросил Ян, - Мы очень устали.

Господин Аттоя кивнул, достал из кармана пульт и нажал на нём пару кнопок. Из открывшегося неподалёку люка подземного ангара вылетела большая открытая платформа и, описав дугу, вскоре приземлилась в нескольких метрах позади группы.

-- Вот ваш транспорт. - сказал начальник отдела.

-- Спасибо!

-- До встречи! - попрощались руководители.

-- До встречи! - попрощались исследователи.

Зивур и Лаар-Хэм вернулись на свою платформу, она вскоре взлетела и быстро набрала скорость. Учёные провели её взглядами, и, когда она стала скрылась из виду, начали посадку на свой транспорт.

-- Хат, ты куда? - удивился Ян, увидев, что куратор направился назад к звездолёту.

-- Простите, но на этот раз я с вами не полечу. - ответил тот, - На Разломе меня ждёт уйма работы...

-- Понимаем... - вздохнули исследователи.

-- Что ж, тогда бывайте!

-- Бывай!

Хат Кай забрался на свой корабль и закрыл люк-трап. Платформа группы поднялась в воздух и направилась к ближайшему терминалу. Большой чёрный звездолёт взлетел и исчез за облаками.

Исследователи возвращались назад. Возвращались домой.

Гатрэи были остановлены и выпроваживаются в свои миры. Уничтоженные планеты и цивилизации будут восстановлены. Жизнь в системе галактик начала приходить в норму. Всё закончилось...











1







home | my bookshelf | | 37 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу