Book: Галактический святой



Ван Вогт Альфред

Галактический святой

А. Э. ВАН ВОГТ

ГАЛАКТИЧЕСКИЙ СВЯТОЙ

Перевод с англ. И. Пигулевской

Когда Леонард Ханли шел по коридору звездолета "Колонист-12", он услышал отрывок из разговора двух женщин. Одна из них говорила:

- Узнав о наших трудностях, он явился с другого конца Галактики. Вы же, наверное, знаете, что для путешествий в космосе ему не нужен космический корабль...

Ханли не стал останавливаться. Он был настроен скептически и к тому же раздражен. Сам он узнал о прибытии Марка Рогана два часа назад от капитана Кренстона. В сообщении были, между прочим, такие слова: "Мы достигнем планеты Ариэль менее чем через двенадцать часов. Есть надежда, что крупный эксперт по межпланетным связям из Космического Патруля придет к нам на помощь. Появление мистера Рогана будет означать, что вы и все колонисты высадитесь немедленно, не дожидаясь выяснения причин происшедшего с первыми колонистами... Корабль отправится обратно".

Последнее предложение вызвало у Ханли резкое недовольство.

"Нет уж, капитан, - подумал он, - это у вас не пройдет: высадить нас, не узнав, что случилось внизу!"

Тем временем он подошел к радиорубке и увидел, что там дежурит молодой радист по имени Фред.

- Что-нибудь есть? - спросил Ханли.

Тот небрежно повернулся. Он вел себя достаточно нагло, чтобы вывести собеседника из равновесия, но в то же время достаточно почтительно, чтобы к такому обращению нельзя было придраться.

- Все то же. Повторяют наши сообщения, - ответил он.

В начале полета Ханли пробовал уничтожить барьер между экипажем и пассажирами. По его мнению, в длительном полете не должно быть отчуждения или враждебности на корабле. Но эти попытки ни к чему не привели. Члены экипажа считали восемьсот колонистов - мужчин, женщин и детей - эмигрантами, и в их устах это было самой презрительной из всех кличек.

А Ханли, инженер, профессор университета, постепенно начинал считать экипаж одной отвратительной бандой.

Он все стоял у рубки, вспоминая разговор двух женщин о загадочном Марке Рогане.

- Мы, значит, сумели заманить Марка Рогана, - развязно сказал он.

- Это да, вам повезло!

- Когда он связался с нами?

- Вообще-то, этого не было, сэр.

- Что вы хотите этим сказать? - резко спросил Ханли. Разве в рубке дежурство не круглосуточное?

- Нет... в общем, - начал оправдываться радист, - иногда мистер Роган не вступает в прямой контакт. Ему сообщают по системе связи о возникших проблемах, и он появляется, если находит это интересным для себя.

- Он соглашается прийти, вы хотите сказать?

- Именно так, сэр.

- Спасибо, - ответил Ханли и ушел.

В нем клокотала ярость. Этот шарлатан хочет уверить всех, что является каким-то сверхъестественным существом! Надо же, ему не нужен звездолет в космосе! И он помогает, только если заинтересуется! И вдруг ярость исчезла, потому что Ханли понял: прибытие Рогана имеет очень мрачный смысл, даже зловещий. А он УЖЕ прибыл.

Хаяли дошел до своей каюты. Его жена Элеонора уже подала завтрак, но в это время по интеркому началась передача:

- "Пассажиры и экипаж, всем внимание! Корабль выходит на орбиту вокруг Ариэля. Капитан Кренстон приглашает всех в зал совещаний. Сбор через час".

Ханли очень неловко чувствовал себя, стоя в зале совещаний перед взбешенными колонистами. Сейчас даже не верилось, что они сами избрали его своим начальником. Теперь он должен убедить их в необходимости высадки, и это при том, что никто не знает, какая опасность подстерегает их на планете. Немедленная высадка была неизбежностью, с которой люди не хотели мириться.

Колонисты яростно кричали и размахивали руками, обращаясь к капитану Кренстону, стоящему перед ними на возвышении. Их голоса заполняли все помещение и были хорошо слышны за его стенами, где стояли другие колонисты, воспринимая все происходящее через динамики.

Нервы Ханли были напряжены, но он все же обратил внимание на незнакомца, сидящего в кресле. "Роган, - подумал он. Кто же еще". На корабле все друг друга знали.

Вообще-то, были причины, чтобы заинтересоваться незнакомцем. Роган был худощав и достаточно высок, скорее всего, выше метра семидесяти. Ханли услышал его слова, обращенные к капитану Кренстону. Они были сказаны таким нежным и ласковым голосом, что Ханли сразу почувствовал антипатию к незнакомцу. Кроме того, у Рогана были изумрудно-зеленые глаза весьма необычный для человека цвет.

Ханли чуть повернулся и нашел глазами экран, расположенный за возвышением. Он занимал почти всю стену, и сейчас на нем проплывала поверхность планеты.

"Колонист" находился на довольно высокой орбите, и ландшафт просматривался не очень четко, но все же было ясно видно, что большую часть планеты занимала зеленая растительность. В данный момент справа на экране была видна извилистая речка, а слева - развалины построек первых колонистов.

Ханли смотрел на этот пейзаж достаточно равнодушно. Сам он не боялся спускаться на планету, но необходимость брать с собой жену и детей вызывала смутную тревогу.

Колонисты в конце концов успокоились, и заговорил капитан Кренстон.

- Я признаю сложность ситуации. Сам я совершенно не понимаю, почему на этой, по-видимому, необитаемой планете земляне были уничтожены. Но высадка неизбежна. На корабле нет ни продовольствия, ни кислорода, чтобы обеспечить на обратном пути еще кого-либо, кроме команды. Как человек я вам сочувствую, но как капитан заявляю: вы прилетели сюда и должны здесь остаться. А сейчас я представляю вам гостя, который прибыл к нам сегодня. Марк Роган - один из самых влиятельных людей в Космическом Патруле, и он готов помочь вам. Подойдите, пожалуйста, ко мне, мистер Роган. И вы, мистер Ханли.

Обращаясь к Рогану, капитан добавил:

- Прошу вас, мистер Роган, скажите несколько слов этим несчастным людям.

Роган оглядел всех с улыбкой и заговорил тем же ласковым голосом, каким раньше обращался к капитану.

- Друзья мои, не стоит бояться будущего. Я знаю, в чем состоят ваши трудности, и уверен, что уже сегодня смогу все выяснить и гарантировать вам безопасное приземление.

Он сделал шаг назад. В зале некоторое время стояло гробовое молчание, а потом стали слышны облегченные вздохи женщин. Х-анли с удивлением выслушал это необычайно спокойное заявление. В то же время он заметил, что мужчины были неспокойны. Он вспомнил, что Марк Роган имел сомнительную репутацию относительно женщин.

Капитан Кренстон снова заговорил, теперь уже неофициальным тоном, обращаясь к Ханли и Рогану:

- Лен, я хочу познакомить вас с Марком Роганом. Мистер Ханли, глава колонистов.

Живые земные глаза гостя внимательно изучали Ханли. Потом Роган улыбнулся и протянул тонкую нежную руку. Ханли без воодушевления взял ее и инстинктивным движением крепко сжал длинные хрупкие пальцы.

Улыбка гостя стала жестче, и Ханли показалось, что его рука попала в тиски. Он побледнел от боли и, не в силах переносить ее, разжал захват. В тот же миг его руку отпустили. Роган еще раз посмотрел на него, теперь уже задумчиво. И Ханли почувствовал, что Роган понял его отношение к себе. Первая встреча закончилась не в пользу колониста.

Капитан снова обратился к аудитории:

- Дамы и воспода, высадка будет произведена на хорошо защищенном пароме. Командирами я назначаю двух человек: мистера Рогана и мистера Ханли. Подготовку к высадке начать немедленно.

Ханли взял с собой портативную рацию, счетчик Гейгера, радар для почвы и небольшое устройство, преобразующее звуковые волны посредством ультразвука в коротковолновое радиоизлучение.

Краем глаза он заметил Рогана, шедшего по коридору. Ханли быстро повернулся и в упор посмотрел на эксперта. Его ощущение подтвердилось: на Рогане были только брюки и рубашка с открытым воротом. Карманы были пусты, и в руках ничего не было. Сам вид его выражал абсолютное спокойстие, как внешнее, так и внутреннее. Роган кивнул в знак приветствия, Ханли ответил. Когда Роган зашел в спускаемый модуль, Ханли ухмыльнулся про себя:

"Межзвездный путешественник снисходит до общепринятых средств передвижения".

Минут через десять челнок опустился в центре бывшей колонии землян, в которой когда-то жила тысяча человек.

Когда Ханли нетвердо ступил на почву, один из колонистов сказал:

- Это место выглядит так, будто здесь поработал бульдозер.

Увидев, что его окружает, Ханли нервно сглотнул. Здесь произошло что-то ужасное. Постройки из местного камня были измельчены до щебенки. Между ней уже пробивалась трава. На всей площадке сохранилось лишь несколько больших деревьев. От колонии не осталось ничего.

Ханли пошел размашистым шагом, не глядя под ноги, но через несколько шагов споткнулся, машинально опустил глаза и отступил. Он увидел останки человека. Они были вдавлены в почву.

Он огляделся внимательнее и увидел, что трупы разбросаны повсюду. С первого взгляда их сложно было заметить, так они были изуродованы и засыпаны каменной пылью.

Ханли повернулся к Рогану.

- Я думаю, мистер Роган, что сейчас нам надо осмотреть окрестности. Может быть, мы с вами пройдем по берегу реки, а мистер Стреттон, - он указал на молодого колониста, стоящего недалеко от него, - и еще один техник поднимутся на эти холмы. Другие могут идти группами по своему усмотрению. Пусть они просто осмотрят местность. Я думаю, мы уйдем часа на два.

Не ожидая ответа от кого-либо, Ханли поспешил к парому.

Со стороны могло показаться странным, что оба руководителя уходят вместе, но дело было в том, что Ханли решил посмотреть, как будет работать "эксперт по межпланетным сообщениям". Сам-то он уже решил, что найдет разгадку без чужой помощи.

Он вытащил наружу мешок с инструментами и приборами и взвалил его на плечо. Мешок оказался тяжелым, и Ханли инстинктивно согнулся и сморщился, но уже через секунду выпрямился и вместе с Роганом пошел к реке. В глубине души Ханли был удивлен, что Роган так легко принял его предложение. Кроме того, он заметил, что Роган постоянно смотрит на небо, а пару раз останавливался и изучал землю под ногами.

Каменистая почва сменилась травой. Появились и группы деревьев. На некоторых уже были плоды, другие только цвели. Сладкий аромат наполнял теплый влажный воздух. Широкая и, кажется, глубокая река плавно несла свои воды.

Они спустились с крутого берега к самой воде. Немного дальше берег переходил в обрыв тридцатиметровой высоты.

Роган, шедший немного впереди, остановился. Ханли, воспользовавшись этим, снял мешок и вытащил счетчик Гейгера. Радиации не было - прозвучал всего один щелчок, и Ханли, успокоенный, просто положил счетчик на землю. Потом он-передал сообщение в лагерь, но рация вместо ответа выдала только невнятное бормотание. Такое положение со связью здесь, на неизведанной планете, за несколько километров от колонии, произвело на Ханли неприятное впечатление. Почувствовав внезапную тревогу, он обратился к Рогану:

- Мистер Роган, вы не находите, что наше положение здесь достаточно ненадежное?

Роган даже не обернулся и вообще не прореагировал на реплику спутника. Ханли покраснел и с неожиданно нахлынувшим раздражением двинулся к Рогану. "Мы выясним отношения прямо сейчас", - подумал он.

Подойдя, он увидел, что Роган внимательно осматривает песок, и вспомнил, что тот уже два раза делал это. Гнев тут же прошел. Ханли с самого начала пытался найти смысл в поступках эксперта, теперь он мог это сделать. Ханли посмотрел на песок. Это был самый обычный серо-желтый с коричневатым оттенком песок.

Ханли очень хотел спросить Рогана о смысле его деятельности, но эксперт казался очень необщительным. Ханли не хотелось еще раз почувствовать пренебрежение к себе.

Он обернулся и увидел, что Роган смотрит на него.

- Мистер Ханли, - сказал он мягким голосом, - по вашему поведению я понял, что вы обращались ко мне только что и очень сердитесь, что я вам не ответил. Я прав?

Ханли покачал головой. Ему не хотелось говорить, потому что в словах Рогана было что-то такое... Ханли молчал и злился: "По вашему поведению я понял", ну надо же! Это что же - Роган не слышал вопроса?!

- Со мной часто случается такое, - продолжал Роган, - и я не хотел бы в дальнейшем возвращаться к этой теме.

Его зеленые глаза блестели, будто излучая собственный свет.

- Но поскольку нам придется работать вместе на этой планете, я скажу вам: если я на чем-либо сосредоточен, то ничего вокруг не слышу. Я полностью погружаюсь в проблему. Если вам неприятна эта моя особенность - мне очень жаль.

- Я слышал о таком, - хмуро ответил Ханли. - Самогипноз.

- Если вам нужен ярлык, - сказал Роган спокойно, - то можете назвать и так. Но мне-то вы не ответили.

Ханли заметил, что Роган старается показать себя внимательным. Он ответил:

- Спасибо, мистер Роган, я принимаю ваши объяснения. Но теперь скажите мне, что вас заинтересовало в этом песке?

- Жизнь, мистер Ханли. Жизнь в таком примитивном состоянии, что ее обычно не замечают. Видите ли, на каждой планете происходит свой процесс зарождения разумной жизни. В определенный момент наступает состояние, когда органическая и неорганическая формы ее практически неразличимы. Этот процесс непрерывно идет на разных планетах. Доказать это вам я сейчас не могу. Нет другого инструмента, кроме мозга, чтобы определить это состояние на планете. Возможно, вы не сразу поймете, насколько это убеждение руководит моими действиями. И я думаю, что это объяснение не более необычно, чем то, что я внушаю вам неприязнь. Может быть, потом вы пожалеете об этом.

И Ханли, который уже было решил изменить свое отношение к спутнику, вновь почувствовал себя неловко. Но ему стало ясно, что Роган прямо и открыто выражает свои чувства.

Потом эксперт снова принялся за работу. Ханли вернулся к приборам. "В конце концов, - подумал он, - я могу найти более крупные формы жизни, и в этом случае оборудование окажется полезным".

Он установил радар для почвы и начал посылать сигналы во все стороны. Один раз пришел ответ, указывающий на наличие небольшой пустоты в почве. Но практического значения это не имело.

Он убрал радар и стал настраивать вибратор. Иголка прибора начала перемещаться. И тут раздался крик Рогана:

- Ханли, прыгайте! Сюда!

Ханли услышал катящийся сверху грохот обвала и инстинктивно поднял голову. В нескольких метрах над собой он увидел летящие камни, закричал и упал на землю. Сильный удар оглушил его. Тут же он почувствовал нестерпимую, боль, а затем наступила ночь.

Боль - первое, что ощутил Ханли. Голова страшно болела. Он со стоном открыл глаза. Он лежал под нависающим берегом, в нескольких метрах от того места, где скала обрушилась на него.

Ханли отчетливо слышал шум водопада невдалеке и попытался рассмотреть его, не сообразив, что водопад находится вне его поля зрения. Ему удалось увидеть только ту часть карниза, где раньше находился Роган. Теперь там его не было.

Ханли встал. Приборы лежали рядом, радар был раздавлен. Не обратив на это внимания, Ханли дошел до изгиба берега. Оттуда он мог видеть участок реки примерно в полтора километра. Нигде не было заметно какого-либо движения.

Озадаченный, чувствуя, как в нем разгорается гнев, Ханли пошел в противоположную сторону. Пройдя около двухсот метров, он увидел водопад, скрытый за поворотом. Вода падала с более чем тридцатиметровой высоты. За ним начиналась большая долина. Дальше лес спускался до самой реки, а вдали все сливалось в зеленовато-коричневой дымке.

И никакого следа Рогана.

Ханли вернулся к приборам, не зная, что предпринять. Сначала он хотел продолжить работу. Но ведь скала чуть не убила его. Всего несколько миллиметров... На виске запеклась кровь, кожа на щеке содрана...

Он почувствовал мгновенное облегчение, найдя записку, прикрепленную на счетчике Гейгера. "Все-таки он человечен", - подумал Ханли.

В записке говорилось: "Возвращайтесь в лагерь. Меня не будет день или два".

Кровь прилила к лицу Ханли, губы сжались. Но и на этот раз раздражение отступило. Роган не обязан постоянно находиться рядом с ним или ухаживать за ранеными.

Ханли собрал приборы в мешок и отправился обратно. Он добрался до колонии, когда уже стемнело, и был немедленно отпраэлен в медицинский отсек. Два врача настояли, чтобы он провел ночь в боксе, уверяя, что в таком случае к утру он будет в полном порядке.

Спал Ханли неспокойно. Один раз он проснулся с мыслью: "И все-таки Роган - храбрый человек. Один, ночью, на незнакомой планете..."

Поведение эксперта в какой-то мере оправдывало ложь, которую Ханли преподнес колонистам. Он сказал, что Роган ушел только после того, как убедился, что состояние Ханли не внушает опасений. Конечно, на самом деле все было не так, но Ханли хотел, чтобы люди продолжали верить Рогану.

На рассвете Ханли проснулся страшно возбужденный. Его пронзила мысль, что падение скалы не было случайностью. Кто-то или что-то сбросило ее. "Утром пойду и посмотрю", решил он.

В девять часов, когда он одевался для похода, пришла Элеонора. Она без сил опустилась на стул. Ее красивые серые глаза запали, лицо осунулось, волосы растрепались.



- Я очень беспокоюсь, - сказала она подавленно.

- Я чувствую себя почти нормально, - ответил Ханли. Вчера я просто сильно ушибся.

Похоже было, что она не слушала.

- Ведь он там совершенно один, а судьба всей колонии зависит от него, от того, останется ли он жив...

Ханли онемел. Выходит, его жена все это время думала только о Рогане! Элеонора выглядела совершенно несчастной.

- Лен, как ты думаешь, ты правильно сделал, что вчера отпустил его одного?

Ханли от изумления не мог ответить. Он чувствовал, что просто не находит слов.

9а завтраком он твердо решил, что найдет разгадку раньше, чем Роган.

После завтрака он опять отправился к реке. Транспортный бот вел Френк Стреттон. План действий представлялся Ханли предельно простым: если на этой планете есть жизнь, она так или иначе проявит себя. Наблюдательный человек ДОЛЖЕН был это заметить.

Они опустились на площадке в семистах метрах от реки и примерно в полутора километрах от водопада. Это было удобное место для наблюдений.

Стреттон, молчавший все время полета, неожиданно сказал:

- Красивое место, если бы не камни.

Ханли машинально кивнул. Он вышел из бота и осмотрелся. Все как вчера: деревья, очень зеленая трава, цветы, недалеко серебрится водопад, а дальше большая долина и лес. Действительно, камней здесь было достаточно, но при необходимости их можно и убрать.

Ханли подошел к одному и поднял. Камень был размером с большую дыню, но оказался неожиданно легким. Солнце отражалось от его поверхности. На первый взгляд камень казался гранитом, но потом Ханли заметил, что его пальцы окрасились в желтый цвет. "Сера, - подумал он, - и почти чистая".

Стреттон опять заговорил:

- Что из себя представляет этот Роган? Я хочу сказать: что в нем такого особенного, что все женщины в колонии с ума посходили? Дороти всю ночь тормошила меня, потому что, видите ли, он здесь подвергается страшной опасности.

Мысли Ханли были заняты камнем, но почти бессознательно он вспомнил аналогичную реакцию Элеоноры. Он повернулся к Стреттону.

- Роган по-своему уникален, если не считать...

Здесь Ханли остановился, потому что дальше все основывалось на слухах. Все же он продолжил.

- Судя по рапортам, его родители попали в аварию, обследуя новую планету, и он родился, пока они чинили корабль. Его увезли совсем маленьким, а когда начали проявляться необычные способности ребенка, было уже поздно.

- Для чего поздно?

- Они не могли вспомнить координаты планеты, на которой потерпели аварию.

- Вон что!

Некоторое время они молчали. Ханли рассматривал камень. Потом Стреттон заговорил опять:

- А что это за разговоры, будто у него дети по всей Галактике?

- Тоже слухи, - резко ответил Ханли. Ему был неприятен этот разговор, потому что приходилось защищать человека, к которому он не питал дружеских чувств. Кроме того, он сам с удовольствием послушал бы ответы Рогана на эти вопросы.

- И чего он хочет этим добиться? - хмуро обронил техник. - Произвести на свет банду таких же монстров, как и он сам?

Такие рассуждения Ханли уже слышал. Помимо воли он ответил с сарказмом:

- Возможно, он считает, что его таланты к налаживанию контактов с негуманоидными цивилизациями должны получить распространение среди людей. Видимо, он уверен, что если в каждой колонии будут его отпрыски, то будущее землян там обеспечено. Это...

Он вдруг остановился, пораженный. Он-то хотел высмеять Рогана, но вдруг понял, что эти объяснения вовсе не безумны. Наоборот, в них есть рациональное зерно, и даже больше: такое его поведение НЕОБХОДИМО. "Боже мой, - подумал Ханли, если он приблизится к Элеоноре..."

В волнении он размахнулся и кинул камень в ближайшую скалу. Раздался грохот. Камень разлетелся в пыль. Порыв неизвестно откуда взявшегося ветра бросил ее в лицо Ханли. О" закашлялся от удушающего облака и отскочил, чтобы вдохнуть чистого воздуха.

Он хотел посмотреть на скальные осколки, разбросанные в траве, но Стреттон дико закричал:

- Мистер Ханли! Камни... двигаются!

В первый миг Ханли не мог понять, что это означает, потом он увидел, что все камни покатились к боту. Медленно, как будто нерешительно, но они катились. В то же время ветер, дувший ранее порывами, внезапно приобрел силу урагана. Сухие листья закружились в воздухе, мельчайший песок царапал кожу людей. Глаза Ханли начали слезиться. Он с трудом добрался до бота и едва нашел ступеньки, ведущие внутрь. Ветер был так силен, что Ханли опустился на четвереньки, чтобы его не сбило с ног. Раздался крик Стреттона:

- Сюда! Скорее!

Он схватил Ханли за плечо и почти втащил в кабину. Ханли рухнул рядом с техником. Некоторое время он приходил в себя и только потом заметил, что Стреттон пытается запустить двигатель.

- Мистер Ханли, - встревоженно проговорил он, - нам лучше убраться отсюда. Того и гляди, уря перевернет бот.

Его слова заглушал ветер, и Ханли плохо понимал их. Но он отрицательно покачал головой.

- Нет. Разве вы не видите, что эти камни являются формой жизни на этой планете? Мы должны остаться и понаблюдать за ними. Если мы узнаем что-либо ценное, то сможем обойтись и без помощи Рогана.

Молодой человек повернул к Ханли искаженное страхом лицо.

- Боже мой, - простонал он, - мы узнаем...

- Включите передатчик, - почти прокричал Ханли. - Посмотрим, есть ли связь.

Неизвестно, на какую волну была настроена рация, но из динамика раздавался только сильный непрерывный треск и скрежет. Ханли послушал минуту, сморщился и решил посмотреть, что творится на поляне.

Он вздрогнул, увидев, что камни собираются у бота. Они составили пирамиду, высота которой уже достигла метра. В основании она составляла пять метров. Ханли подумал, что в ней уже несколько сотен камней.

К пирамиде постоянно подкатывались и подлетали другие камни. Ханли почувствовал, что ему становится плохо от этого зрелища, но продолжал смотреть. Он видел, что вся поляна теперь была усеяна камнями, катящимися к боту. Скорость их движения зависела от размеров. Чем крупнее были камни, тем быстрее они передвигались.

Некоторое время он смотрел, как растет пирамида. Потом обернулся к Стреттону и увидел, как тот отталкивает палкой что-то, находящееся с другой стороны шлюпки.

- Камни, - хрипло прорычал Стреттон, на миг обернувшись к Ханли. - Они собрались в кучу и через несколько минут нападут на нас.

Ханли колебался. Ему казалось, что если они останутся здесь, то смогут узнать повадки камней. Но его размышления были прерваны воплем техника:

- Мистер Ханли, смотрите!

Ханли проследил за рукой Стреттона и увидел, что огромная скала поднялась в воздух на высоту тридцати метров, и летит прямо на них. Она была не меньше трех метров в диаметре и в полете крутилась вокруг своей оси будто волчок. Еще секунда - и она обрушится на них.

Ханли весь сжался от ужаса, но голос его прозвучал твердо и спокойно: "Отлично... взлетаем!"

Стреттон тут же взялся за рычаги управления. Двигатель заработал так мощно, что металлический корпус затрясся. Ханли буквально всем телом чувствовал, как работают механизмы, поднимая бот в воздух.

- Мистер Ханли, нас что-то держит!

Единственная мысль появилась в мозгу у Ханли: "Надо выпрыгнуть и бежать. Но куда?" Он уже хотел сказать: "Попытайся еще раз", когда увидел, что скала находится прямо над ними. Она готова была рухнуть на них.

- Френк! - закричал Ханли. - Прыгайте на землю!

Он не стал смотреть, последует ли молодой человек его совету: одним прыжком он очутился за бортом шлюпки, приземлившись на большой камень. Воспользовавшись им как трамплином, он снова прыгнул.

Позади него раздался треск раздавливаемого металла и отчаянный человеческий крик.

Затем все стихло.

Ханли бежал, подгоняемый ветром. Наконец, решив, что опасность миновала, он остановился и оглянулся. Он отбежал недалеко. Кустарник и деревья не закрывали от него ужасную картину: скала лежала на раздавленной шлюпке.

Камни теперь были полностью неподвижны. Ветер снова стал мягким и приятным. Происшедшее казалось кошмарным сном. Ханли не мог поверить, что Френк Стреттон находится в боте, мертвый или тяжело раненный. "Я должен вернуться!" - подумал Ханли.

В тридцати метрах от него зашевелился маленький камешек. Он поднялся над землей и медленно поплыл, как бы выбирая направление. Одновременно Ханли заметил, что еще с десяток камней катятся на него. И он отступил.

Было ужасно думать о том, что случилось с молодым техником, но важнее всего, что Ханли открыл на планете форму враждебной жизни. Теперь нужно было вернуться в колонию с этим известием.

Он пошел вдоль реки. Через несколько минут камни отстали. "Значит, они не могут двигаться быстро, - с облегчением подумал Ханли. - Им надо какое-то время, чтобы почувствовать живое существо рядом".

Он стал размышлять о будущей жизни людей на этой планете. Необходимо будет уничтожить все камни. Атомное оружие с зарядом в тысячу единиц будут носить все, как мужчины, так и женщины. Возможно, в будущем эта любопытная форма жизни останется только в качестве музейного экспоната. Растут они, наверное, медленно, их можно будет оставить в заповедниках и изучать.

Он шел, погруженный в эти мысли, когда заметил солнечные блики, отражающиеся от камней, которые собрались на его пути. Ханли встревожился и" быстро обернулся. За ним тоже сверкали камни. Чувствуя комок в горле, он прошел несколько шагов, внимательно осматривая почву вокруг в поисках камней. Неясные движущиеся предметы виднелись в кустах, но растительность была слишком густа для их продвижения. И это было единственной надеждой.

Он осмотрел несколько больших деревьев. Одно из них, больше всех остальных, росло менее чем в пятидесяти метрах от речного обрыва. Часть его огромного ствола шла наклонно, так что можно было залезть на дерево и добраться до вершины, которая возвышалась над всеми.

Ханли осторожно подошел к реке. Берег обрывом пятнадца.тиметровой высоты нависал над темными водами. Один взгляд убедил Ханли, что этот путь для побега немыслим.

Он вернулся к дереву и с тревогой обнаружил, что с полдюжины камней кружатся вокруг ствола, который давал единственную возможность спасения. Ханли наугад перепрыгнул через один из камней, тот продолжал монотонное движение и остановился, лишь столкнувшись с двумя другими. Потом он начал неуверенно перемещаться в сторону человека.

Ханли немного успокоился. Он внимательно наблюдал за камнями, стоя на месте в ожидании, когда этот камень приблизится к нему. Он пытался обнаружить в его поведении признаки разума, но видел лишь пористую субстанцию, напоминающую вулканическую породу. Камень подкатился к ноге, коснулся башмака и прилип.

Ханли резко выбросил ногу вперед, но камень даже не шелохнулся. Весил он не менее пяти фунтов, так что Ханли с трудом мог поднимать ногу. Ему стало страшно, что он не сможет освободиться.

Другие камни стали приближаться к нему. Единственным выходом было добраться до дерева. Пытаясь избавиться от камня, Ханли снял башмак и потряс им. Бесполезно. Импульсивным движением он бросил башмак в подкатывающийся камень. Оба камня рассыпались, и порыв ветра опять бросил пыль ему. в лицо. Ханли отчаянно закашлялся. Когда он смог открыть глаза, то сквозь слезы увидел кристалл, сверкавший в груде обломков. Он осмотрел его, потом надел башмак и полез на дерево.

И как раз вовремя: теперь вся земля, насколько хватало взгляда, была закрыта камнями, двигавшимися к нему.

День на дереве прошел без всяких приключений. Вечером Ханли добрался до самой высокой ветки и нашел, что на ней можно неплохо переночевать.

Так он и провел первые ночные часы, внимательно прислушиваясь к звукам чужого мира. Около полуночи он наконец уснул.

Ханли проснулся внезапно. Солнце едва показалось на горизонте... А вдоль реки на полной скорости несся транспортный бот. Ханли вскочил на ноги, чуть не свалившись с дерева, и, с трудом удерживая равновесие, начал яростно размахивать курткой, как флагом...

Подавая завтрак, Элеонора рассказала ему, что Марк Роган вернулся прошлым вечером в колонию и провел здесь ночь. На рассвете он снова ушел. Услышав это, Ханли перестал жевать и с минуту размышлял.

- Он сказал что-нибудь? - спросил он наконец. - Он нашел решение?

Он ждал ответа Элеоноры, беспокоясь за собственное открытие, тревожась, что его, возможно, опередили. Жена вздохнула и ответила.

- Не думаю. То есть, в принципе, он, конечно, говорил с людьми. Может, он что-нибудь и сказал.

Ханли не думал, что это так. Значит, все в порядке: обычный человек победил знаменитого межпланетного эксперта.

Он снова принялся за еду, но тут вспомнил странные интонации в речи Элеоноры и поднял голову.

- Он в ПРИНЦИПЕ говорил с людьми? - переспросил он настороженно.

Она покраснела.

- Я пригласила его пообедать... - и быстро добавила: Вообще-то, я ждала тебя. Я ведь не думала, что ты...

Она держалась так напряженно, что он перебил:

- Да нет, все хорошо. Я понимаю, милая.

Но Ханли не был уверен, что понял. Продолжая есть, он исподтишка поглядывал на нее, охваченный подозрениями. Ему хотелось спросить: "А может, он и ночь провел здесь?", но сама мысль была так обидна, что он только опустил голову.

И это заставило его решиться. Сначала он хотел подождать возвращения Рогана и поговорить с ним, потому что оставалась проблема: что делать с враждебной жизнью, как расправиться с камнями. Но теперь он не был расположен к беседе с экспертом.

Ханли заметил, что другие руководители, выслушав его детальный отчет, также не намеревались ждать.

- Наши женщины без ума от этого человека, - раздраженно сказал один из них. - Знаете, что сказала моя жена, узнав о гибели Френка Стреттона? Она считает, что его вдова должна немедленно выйти замуж за Рогана, пока тот не уехал. Конечно, если все эти разговоры хоть чего-нибудь стоят, он ни в коем случае не женится. Но ведь надо же такое придумать!

- Инстинкт выживания, - заметил другой. - История кишит женщинами, мечтавшими родить от знаменитости. А тут еще особые способности Рогана...

- Не такие уж и особые, - перебил кто-то. - Смог же Леонард Ханли разрешить загадку планеты без помощи этого героя.

Вмешательство Ханли положило конец дискуссии.

- Нам понадобится почти целый день, чтобы разгрузить корабль. Если мистер Роган соблаговолит появиться до завершения выгрузки, то сможет высказать свое мнение.

Но Марк Роган не появился. Выгрузка проводилась в долине за водопадом, у реки. К полудню работа была окончена. Ханли в последний раз связался с капитаном Кренстоном и узнал, что "Колонист-12" немедленно уходит к Земле.

- Рейс и так затянулся, - сказал капитан Кренстон, как бы оправдываясь. - Владельцы звездолета придут в ярость.

Ханли не мог испытывать положительных эмоций к этим господам и понимал, что расплачиваться за этот меркантилизм придется колонистам. Ему бы хотелось задержать отлет корабля, но он не смог придумать уважительной причины для этого и только спросил:

- Вы не собираетесь ждать мистера Рогана?

- Нет, возможно, его заберет патрульный корабль, - ответил Кренстон, пожав плечами. - Итак, прощайте.

Ханли с некоторым злорадством подумал, что не прозвучало даже намека на якобы существующие возможности Рогана к путешествиям в космосе без космического корабля. Конечно, наивно думать, что мыслящий человек поверит в подобный вздор.

Вскоре после этого он увидел Элеонору, которая работала на устройстве постоянного лагеря для поселенцев. Вдруг она достала пудреницу из кармана и стала приводить себя в порядок. Ханли проследил за ее взглядом и сморщился: по берегу реки шел Марк Роган.

Не дойдя двух метров до Ханли, эксперт заговорил:

- Мистер Ханли, что это значит? Вы отдали приказ о выгрузке?

Его голос был по-прежнему нежен, но в интонациях чувствовался сдержанный гнев, который заставил Ханли вздрогнуть. "Неужели я совершил ошибку?" - смятенно подумал он, но вслух сказал:

- Да, мистер Роган, я дал приказ о выгрузке. И сделал это потому, - продолжал он уже увереннее, - что понял природу этой враждебной жизни и принял все необходимые меры предосторожности.

Дважды Роган хотел остановить Ханли, но в конце концов не стал этого делать. Он только оглядел колонистов, и на его лице появилась непонятная ироническая усмешка.

Множество деревьев уже было срублено. Их собирались пустить на доски. Роган молча подошел к лесопилке, посмотрел, как пила разделяла дерево на части. Затем он приблизился к Ханли. Его зеленые глаза смотрели с иронией.

- Так что же вы поняли?

Он слушал ответ Ханли, склонив голову набок, как будто прислушивался к чему-то, скрывающемуся за внешней стороной слов. Он как будто рассматривал рассказ Ханли.

- Значит, вы считаете, что кристалл, который вы видели в разбитом камне, является его мозгом.

- Кристалл является элементом радио- и телеаппаратуры. В определенном смысле, кристаллы растут и...

Он замолчал, потому что Элеонора обеспокоенно схватила Рогана за руку.

- Прошу вас, скажите, - умоляюще воскликнула она, - чтонибудь не так? В чем дело?



Роган осторожно высвободил руку и спокойным голосом сказал:

- Миссис Ханли, ваш муж совершает смертельную ошибку. Поведение камней - только видимое проявление Разума, который управляет этой планетой. - Он повернулся к Ханли. - Когда на вас напали камни, был ли сильный ветер?

Ханли утвердительно кивнул.

- И это тоже проявление Разума, - подтвердил Роган, взглянув на часы. - До темноты еще около двух часов. Если мы возьмем только самое необходимое, то до захода солнца сумеем уйти из долины.

Роган холодно посмотрел на смущенного Ханли.

- Отдайте приказ, - сухо сказал он.

- Но... - начал Ханли неуверенно, стараясь вернуть твердость голосу, - это невозможно. Кроме того, нам нужно будет где-то устроиться...

Он замолчал, внутренне уже согласный на требования Рогана и слишком несчастный, чтобы продолжать говорить.

- Отдайте приказ, - повторил Роган. - Я вам сейчас все объясню...

С наступлением темноты поднялся ураганный ветер. Он дул непрерывно целый час, поднимал тучи песка и кидал их в лицо людям, идущим длинными вереницами за гусеничными тракторами. Самых маленьких детей рассадили в шесть ботов. Когда буря окончилась, часть детей спустили на землю, а их место заняли женщины.

К полуночи в атаку пошли камни. Внезапно из темноты в свет прожекторов, установленных на тракторах, с грохотом выкатились огромные валуны. И не успели люди опомниться, как два трактора были раздавлены. Раздался треск сминаемого металла, крики ужаса и боли, а потом атомные ружья превратили камни в пыль.

Множество мелких камней прилипло к башмакам и сапогам людей, почти парализовав движение. Потратили немало времени и сил, чтобы освободиться от них. А после этого Ханли пришлось уговаривать усталых мужчин и женщин идти дальше, как того требовал Роган.

Перед восходом солнца почва начала колыхаться и дрожать у них под ногами. Появились большие трещины, и людям пришлось очень тяжело: ведь спасти человека, провалившегося туда, было бы невозможно.

Когда наконец забрезжил рассвет, Ханли заговорил с Роганом.

- Выходит, что они могут создавать сильные и продолжительные землетрясения.

- Да, но не думаю, что это может происходить слишком часто, - ответил Роган. - Вероятно, им нужно много энергии, чтобы проникнуть в глубокие слои литосферы, где можно вызвать землетрясение. - На мгновение он задумался. - Мне кажется, выход в том, чтобы заключить договор, если можно так выразиться. Человек должен доказать, что он может быть полезен на этой планете. Естественно, это потребует времени. Сейчас главное - убедить Разум этой планеты, чтобы он пошел на такое сотрудничество.

Ханли внимательно слушал.

- Объясните мне свою позицию, - сказал он. - Вы ведете нас к северу от нашей прежней стоянки. И вы хотите, чтобы мы построили там дома из синтетических материалов и жили в них, пока вы будете убеждать Разум, что мы не причиним ему вреда. Так?

- Да. Сейчас самое лучшее, если бы вы продолжали двигаться, - ответил Роган, - но, конечно, это очень трудно с женщинами и детьми. - Он как будто убеждал сам себя.

- Но будем ли мы в безопасности на новом месте? - спросил Ханли.

- В безопасности? - Роган посмотрел на него. - Дорогой мой, вы, видимо, меня не поняли. Эта планета совершенно не похожа на Землю. Жизнь здесь существует совершенно в другой форме. Скоро вы поймете, что я имею в виду.

Ханли был слишком утомлен, чтобы продолжать расспросы. Через час он увидел, как Роган взял одну из шлюпок и скрылся в утреннем тумане. Днем Ханли послал другие шлюпки за оборудованием, оставленным вчера в долине.

Боты вернулись вечером, и люди узнали странные вещи: бочонок с соленым мясом укатился от прилетевших за ним колонистов, и, несмотря на все усилия, его не удалось поймаяъ. Самолет с атомным двигателем сам поднялся в воздух и полетел; потом двигатель замолк и самолет рухнул на землю, но через некоторое время опять начал полеты. Он почти полностью раздавил одну из шлюпок.

"Воздействие Разума", - устало подумал Ханли.

Люди провели ночь на равнине, заросшей травой. Мужчины охраняли лагерь, патрулируя всю ночь. Моторы тракторов не глушили, прожекторы пронзали тьму. Все взрослые были готовы к отпору.

Ближе к утру Элеонора разбудила Ханли.

- Лен, посмотри на мои ботинки.

Он смотрел на них, еще не вполне проснувшись. Кожа сморщилась, на поверхности появились крошечные наросты. Ханли вздрогнул от ужаса, представив, что они будут расти.

- Где ты их оставила? - спросил он.

- Рядом с собой.

- На земле?

- Да.

- Не надо было снимать их, - мрачно сказал Ханли. - Я так и сделал.

- Леонард, я не буду спать в ботинках, даже если это будет последняя ночь в моей жизни... - она помолчала и добавила более спокойно: - Я надену их и посмотрю, можно ли их носить.

Утром он увидел, что Элеонора хромает, в глазах у нее стояли слезы, но она не жаловалась.

После обеда один из тракторов неожиданно взорвался, убив водителя. Кусок металла при этом распорол плечо пятилетнему мальчику, оказавшемуся поблизости. Врачи тут же занялись им.

Женщины причитали. Мужчины тихо ругались. Один из них подошел к Ханли:

- Мы не хотим дальше терпеть это. Мы же можем ответить на нападение.

К вечеру появился Роган и молча выслушал рассказ о происшедшем.

- Будут и другие инциденты, - заметил он.

- Я не понимаю, - с угрозой в голосе сказал Ханли, - почему бы нам не сжечь окрестные леса и не освободить всю эту местность от чужой жизни.

Роган, который уже уходил, обернулся к Ханли. Его глаза казались почти желтыми в лучах заходящего солнца.

- Боже мой, Ханли, вы говорите, как какой-нибудь необразованный юнец. Я же объяснял вам: вы не сможете, играя, уничтожить Разум, управляющий деревьями, даже если, огонь единственный способ испугать его. Именно уязвимость человека делает возможным сотрудничество, ибо становится возможным доказать, что все его действия - только защита.

- Но как он функционирует? - растерянно спросил Ханли. Как этот Разум управляет камнями, заставляет ветер дуть и...

- Это происходит потому, - сказал Роган, - что передача импульсов по энергетическим путям происходит гораздо быстрее, чем у нас. У человека нервные импульсы движутся со скоростью примерно ста метров в секунду, а на этой планете почти двенадцать километров в секунду. Таким образом, камни получают возможность реагировать на чужеродное воздействие. Кристаллы - проводники импульсов, - растут быстро, и через них можно провести любое воздействие, вплоть до землетрясения. И что гораздо важнее: эти импульсы постоянно проходят через почву. В результате все можно контролировать и на все влиять. Импульсы проходят через корни деревьев и песок, а сильный ветер поднимается, чтобы ослабить их мощность...

- Но тогда, - нахмурился Ханли, - почему дерево, на котором я сидел, не пыталось меня убить?

- И привлечь к себе внимание?- спросил Роган со своей обычной улыбкой. - Оно могло сделать с вами только то, что сошло бы за несчастный случай, например, обломить ветку, на которой вы находились. - Закончил он твердо: - Мистер Ханли, кроме сотрудничества, другого пути нет. Вам следует помнить об этом.

Спокойно и лаконично он рассказал о принципах, которых должны будут придерживаться люди на этой планете. В течение многих лет не допускается вторжение в зоны обитания деревьев. Ни в коем случае не пользоваться древесиной, кроме мертвых деревьев, которые можно будет рубить после того, как Роган договорится об этом с лесом. Установить у лесов вблизи колонии противопожарное оборудование, чтобы помочь лесам бороться с природными пожарами, а через некоторое время распространить это оборудование по всей планете.

Когда Роган закончил, Ханли молчал некоторое время, обдумывая сказанное, а затем спросил:

- Я понял все, кроме одного: как мы будем поддерживать контакт с Разумом после вашего отъезда?

Говоря это, он заметил, что Элеонора тихо подошла к ним, как бы желая услышать ответ Рогана.

- Только время, - ответил Роган, пожав плечами, - поможет решить эту проблему.

Они построили поселок на берегу ручья и назвали его Новая Земля. В этом месте не было деревьев. Что же касается кустов, то, по мнению Рогана, они были очень слабо связаны с жизнью деревьев и не могли использоваться против людей.

За последующие одиннадцать дней люди пережили не менее восемнадцати атак камней. Один раз громадный камень метров шестидесяти в диаметре прокатился через поселок. Он раздавил два дома, отдалился на два километра, а потом повернул обратно. Люди, используя атомные пушки на ботах, успели взорвать его прежде, чем он вернулся.

Однажды, совершенно неожиданно, ночь прошла спокойно. На рассвете появился Роган, бледный, усталый, но улыбающийся.

- Все в порядке, - сказал он, - у вас есть шанс выжить.

Мужчины хриплыми от усталости голосами приветствовали его. Женщины плакали и тянули к нему руки. Ханли держался:в стороне, думая с беспокойством: "Не рано ли говорить об этом?"

Но дни шли, никаких событии не происходило. Часовые начали спать на посту, и в конце концов патрулирование прекратили совсем,

На восемнадцатый день в дверь дома Ханли постучали. Элеонора пошла открывать, и Ханли услышал, как она с кем-то тихо разговаривает. Он разобрал нежный голос ее собеседника, и в нем немедленно проснулись подозрения. Он уже хотел выйти на порог, когда дверь захлопнулась. Элеонора вошла, прерывисто дыша.

- Он уходит, - только и сказала она.

Ханли не спросил, о ком речь, а бросился к двери и увидел, что Роган уходит из поселка. В темноте был виден только его силуэт.

Прошла неделя, но о нем не было никаких известий. Колонисты шептались, что он теперь, наверное, на другом конце Галактики. Ханли пытался поднять эти рассказы на смех, но, когда услышал, как об этом запросто рассуждают техники, с грустью понял, что легенда о Марке Рогане сильнее всех его доводов.

Прошло два месяца. Однажды утром Ханли проснулся и увидел, что Элеонора скользнула к нему в постель.

- Я хочу сообщить моему господину и повелителю, - сказала она шутливым тоном, - что клан Ханли скоро увеличится на одного человечка.

Ханли поцеловал ее и продолжал лежать, ничего не говоря. "Если у него будут зеленые глаза и черные, как смоль, волосы, я... я..." - думал он.

Он не успел придумать, что он сделает. Он еще мысленно ворчал, охваченный ревностью, но в глубине души уже понимал, что в таком случае человеческая раса ОБЯЗАТЕЛЬНО выживет на этой планете.


home | my bookshelf | | Галактический святой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу