Book: Королева легионов Афины



Королева легионов Афины

Филип Гриффин

«Королева легионов Афины»

Рассказ Кордулы

I

— А-а-а-а-а! — раздался испуганный крик девочки.

Из-за приоткрывшегося занавеса на нее в упор смотрела немыслимо жуткая голова мертвой женщины с ярко-рыжими волосами.

Напуганный криком, гость из Кельна выронил мешок, в котором принес этот страшный предмет. Мешковина спала, полностью обнажив высохшую маску лица. Темные впадины глазниц пронзительно и как бы всевидяще уставились прямо на девочку.

— А-а-а! — снова закричала она и в поисках защиты вцепилась в рукав брата.

— Молодая леди, подойдите ко мне немедленно! — сердито приказала их мать. Она казалась непривычно маленькой рядом с закутанным в одежды незнакомцем. — Как давно вы тут прячетесь? И вы выходите, молодой человек! Я знаю, что вы тоже там! — Взгляд женщины, направленный на тени, затаившиеся позади занавеса, метал молнии. — Вы что, подслушивали? Что вы слышали?

Все еще всхлипывая, девочка бросилась из своего укрытия к матери, ища у нее утешение и защиту. Следом медленно вышел и старший брат, не в силах оторвать глаз от чудовищного предмета на столе.

— Кто же эти молодые люди, Кордула? — тихо спросил гость после того, как утихли всхлипывания девочки. Он оказался обладателем хорошо поставленного голоса и сильного акцента, но при этом говорил мягко и доброжелательно.

— О, прошу прощения, Ваша Милость, — Кордула легонько подтолкнула детей вперед, чтобы представить их гостю. Ей пришлось наградить обоих легкими подзатыльниками, отвлекая от рассматривания головы. — Дети, это епископ Клематий Кельнский. Ваша Милость, это…

— Особенный молодой человек, — перебил ее Клематий, — один из двоих живущих на британской земле свидетелей мученической смерти лучших представителей нашей епархии. Правда, тогда он был совсем мал.

Мальчик принужденно поклонился. Епископ поклонился в ответ с подчеркнутым уважением. Потом он положил руки мальчику на плечи.

— Расскажи мне, юноша, о том, что так меня интересует, — он пристально всмотрелся в глаза ребенка. — Ты что-нибудь помнишь об этом дне? Хоть что-нибудь?

Мальчик вопросительно взглянул на мать. Кордула, в свою очередь, пристально и настороженно смотрела на епископа и сына. Ее лицо, несмотря на морщинки, отметины прожитых лет и хлопот материнства, все еще не утратило моложавой свежести. А взгляд по-прежнему ясных глаз не растерял былой пытливости. Темно-русые полосы, в которых теперь поблескивала седина, были убраны в благообразные косы, но в любую минуту грозили вырваться на свободу и каскадом рассыпаться по плечам, навстречу свободному ветру, как это случалось много лет назад.

Нехотя покоряясь неизбежному, она кивнула сыну, разрешая ему ответить на вопрос.

— Да, Ваша Милость… помню, — неуверенно произнес мальчик. — Я помню, как что-то белое и красивое медленно задыхалось под натиском чего-то черного и уродливого. Как будто… будто черное пожирало белое. Но больше всего мне запомнились… — Он замолчал и снова посмотрел на мать, словно не мог решить, говорить ли ему дальше. Епископ тоже посмотрел на Кордулу и вместе с мальчиком успел заметить промелькнувшее в ее глазах выражение муки.

— Продолжай, — мягко сказал Клематий. Поддержка епископа придала мальчику уверенности, и, когда он снова заговорил, его голос звучал уже тверже.

— Больше всего мне запомнились звуки, Ваша Милость. Я помню плач, который раздавался отовсюду. А еще я помню, как кричала мама. Но ярче всего запомнился клекот птицы — наверное, это был ястреб. Он летал прямо над моей головой.

— Невероятно! — Епископ выпрямился и обратился к небесам. — Благодаренье Богу за то, что Он наградил тебя такой памятью! — Он посмотрел на мальчика с такой теплой улыбкой, что тот не смог не улыбнуться в ответ. — Сын мой, Господь наградил твой младенческий разум таким даром, чтобы ты смог запомнить то, что никогда не должно быть предано забвению.

Затем, с еще более широкой улыбкой, Клематий повернулся к девочке.

— А ты, должно быть, прелестная Бриттола, названная в честь одной из самых почитаемых мучениц?

Бриттоле не нужно было повторять приглашения, и она, выступив из-за спины матери, смело протянула епископу руку.

Клематий с трудом подавил улыбку и наклонился, чтобы поцеловать маленькую ручку с надлежащей торжественностью и серьезностью.

— Прошу прощения, если… если предмет нашего важного разговора напугал вас. Я знаю, детка, что он выглядит ужасно. И когда-то, давным-давно, в нем действительно была живая сила. Но теперь, после смерти, ее там нет. Никакой, поверь мне, и этому предмету совершенно нечем вам угрожать.

— В жизни предостаточно и других, более неприглядных явлений, Ваша Милость, — твердо сказала Кордула. — Рано или поздно им придется к этому привыкнуть. — Она положила руки на плечи детям и развернула их к себе. — Я думала, что вы будете сегодня играть во дворе. Но теперь, раз уж так сложилось, вы можете остаться. Я хочу, чтобы вы вели себя хорошо и помалкивали. У Его Милости мало времени, а нам еще надо многое обсудить. Вам понятно?

— Да, мама, — ответили дети в один голос.

Мальчик взял сестру за руку и послушно повел в другой конец комнаты.

Кордула и Клематий торжественно подошли к столу. Оба в полном молчании внимательно рассматривали лежащую на столе голову. Детям, сгоравшим от нетерпения, показалось, что тишина тянулась целую вечность. Епископ держался невозмутимо.

Однако Кордуле было далеко до епископского спокойствия. Ее ладони вспотели, а мысли, одна за другой, лихорадочно бились в ее голове.

«Что, если это она? О, как бы мне хотелось… Только бы это была не она! Она мне здесь не нужна! Не сейчас. Не при детях… Но если это все-таки она, то, может, теперь, после всех этих лет, она, наконец, обретет покой… Может, его смогу обрести и я».

Кордула вопросительно посмотрела на епископа. Тот ободряюще кивнул, предлагая ей начать.

Она бросила взгляд на детей, заставив себя улыбнуться.

«О, как же ты жестока, мучительница Судьба! Какую страшную загадку ты мне загадала! Сейчас я вижу перед собой саму Жизнь… и Смерть. И обе пристально смотрят мне в глаза. Они вместе, хотя должны быть как можно дальше друг от друга».

Кордула вздохнула и перевела взгляд на стол. Когда она протянула руки и взяла голову, Бриттола застонала от отвращения. Быстрый предостерегающий взгляд Кордулы тут же заставил девочку замолчать.

Женщина замерла и закрыла глаза.

«Что, если это действительно она? Или еще хуже: что, если волосы были выкрашены? Что, если корни этих ярко-рыжих волос окажутся белыми?»

Она почувствовала, как ее собственные волосы зашевелились: ночные кошмары, которые она уже успела позабыть, снова всплыли перед глазами. Марширующие войска и переселение целых народов, калейдоскоп единичных стычек и стратегических схем, бешеных скачек и нескончаемых путешествий, рева чудовищных штормов и грохота барабанов. Но страшнее всего были они — гунны!

Шуршание платья дочери вернуло ее мысли к тому, что она держала в руках. Кордула откашлялась, собралась с духом и снова всмотрелась в голову. Очень медленно она взялась за затылок мертвой головы, за ушами, и приподняла ее на уровень глаз.

Голову плохо забальзамировали, поэтому кожа на ней съежилась и ссохлась, как на сморщившемся яблоке. Она вся была серого цвета, за исключением желтоватых пятен на тех местах, где кожа отходила от кости. Шею окунули в смолу и прилепили на подставку из темного дерева, отчего голова стала похожа на военный трофей. Судя по тому, что смола, в отличие от самой головы, была еще мягкой, сделано это было совсем недавно. Голова казалась хрупкой, и, держа ее в руках, Кордула понимала, что скоро этот странный ветхий предмет превратится в прах.

«В тот день было так много смертей. Где умерла эта женщина? На том же страшном поле?»

Особенно поражали волосы. Они выглядели единственным напоминанием о том, что когда-то эту голову наполнила жизнь. Локоны были заплетены «британскими» косицами надо лбом и ушами, открывая рыжие корни волос, которые когда-то при жизни их хозяйки обладали насыщенным живым цветом. Теперь же они были тусклыми и безжизненными.

— Это может быть она, — тихо сказала Кордула. Она развернула голову, чтобы рассмотреть затылок. — Скулы находятся в правильном соотношении со лбом и челюстью. И волосы убраны так же, как были у нее в тот день. — Она коснулась косичек около правого уха. — С другой стороны, многие женщины заплетали волосы таким же образом, да и прическу вполне могли переделать уже после ее смерти.

— Прическа выполнена на военный манер, — сказал Клематий, наклоняясь вперед и заглядывая в мертвые глазницы, — что говорит в пользу нашей теории.

— Ну, что ж, есть только один способ узнать все наверняка. — Кордула крепко взяла мертвую голову левой рукой и решительно сунула указательный палец правой в приоткрытый рот.

Дети онемели от изумления. Даже Клематий был так поражен, что, застыв, вместе с ними молча наблюдал за тем, что происходило дальше.

Кордула, с закрытыми глазами, тщательно ощупала рот погибшей. В это время голова издавала странный жутковатый хруст, напоминающий потрескиванье костра на морозе. Чуть погодя, открыв глаза, Кордула вынула палец и вытерла его о свою одежду. Потом очень аккуратно поставила голову обратно на смятую тряпицу.

— Это не Пинноса, — уверенно сказала она.

— Н-но, почему вы в этом так уверены? — удивился епископ. — Откуда вы знаете?

Кордула улыбнулась и подошла к окну, чтобы выглянуть в прилегающий к кухне дворик.

— У этой женщины все зубы на месте. У Пинносы одного не хватало.

— Какого? — выпалил вопрос епископ.

Теперь Кордула повернулась к нему лицом.

— Я, пожалуй, сохраню это в тайне, Ваша Милость. Так, на всякий случай, если появятся еще такие… — она кивнула на стол, — бедняжки, души и тела которых уже давно должны были упокоиться. Ваша Милость, вы проследите за тем, чтобы ее похоронили с почестями, рядом с соплеменниками?

Епископ Клематий откашлялся и вернулся к своему прежнему повелительному тону:

— Разумеется. Вы можете быть уверены в том, что она будет предана земле так, как того заслуживает. Но могу ли я спросить, как вы узнали о том, что у Пинносы недостает одного зуба? Не подумайте, что я намекаю на… Поймите меня правильно, но по этому делу я отвечаю перед остальными, и…

— Вам незачем смущаться своего вопроса. Ваша Милость. Я с удовольствием на него отвечу.

Она замолчала и посмотрела на детей. Их лица светились любопытством и желанием услышать рассказ. «Я не могу говорить об этом при них… Они еще слишком малы. Еще не пришло время рассказывать им эту историю. Да и отец их сейчас в отъезде».

— Знаете, когда-то это место было ее домом, — задумчиво произнесла Кордула. — Пинноса раньше жила здесь. — Не обращая внимания на удивленные возгласы детей, она обернулась, чтобы еще раз выглянуть в окно. — Этот дом строился, чтобы стать фамильным гнездом, и в те времена назывался виллой Флавиев… но это было много-много лет назад.

Какое-то время она смотрела на неясные тени предметов, скрытых под покровом поблескивающего снега, потом начала медленно говорить приглушенным голосом, обращаясь больше к себе, чем к кому-либо другому.

— Неужели это было так давно? Я прекрасно помню день, когда Пинноса лишилась своего зуба… как будто это было только вчера. Урсула, Пинноса и я, — Марты и Саулы тогда с нами не было… Наверное, они как обычно проводили время с молодыми вассалами. В общем, мы только что вернулись в Глостер после нашей первой в жизни охоты. Бриттола тогда была еще слишком мала, чтобы охотиться, и присоединилась к нам, только когда мы въехали в ворота. Мне тогда было семнадцать, значит, Урсуле и Пинносе по восемнадцать, а Бриттоле не более пятнадцати. Мы так гордились собой, гордо шествуя рука об руку по центральной площади! У Пинносы в волосах были вплетены два оленьих хвоста и заячья лапа, у Урсулы — два хвоста: олений и лисий, а в моих — две заячьих лапки. Бриттола бренчала на тетиве лука Пинносы, и мы вместе изо всех сил распевали «Вперед!».

Она замолчала и посмотрела через кухонный дворик на дверь, ведущую в Западную комнату. Епископ смотрел на Кордулу, и ему показалось, что она едва заметно кивнула головой, как будто в дверях кто-то стоял, наблюдая и прислушиваясь к происходящему. Кто бы это ни был, он только что дал Кордуле разрешение продолжать свой рассказ.

— Мы смеялись над тем, как забавная одноухая старуха отогнала нас от лавки со стеклом. По-моему, она жива и по сей день. Потом внезапно Пинноса вскрикнула: «Проклятье!» и, сморщившись, прижала руку ко рту. «В чем дело?» — спросила я ее. Она ответила лишь: «Подождите меня здесь, я ненадолго», и побежала в сторону лекарей, полоскавших в воде свои инструменты. Она им что-то быстро объяснила, и один из них достал из воды щипцы для выдирания зубов. Пинноса помогла ему наложить их и встала перед ним на колени. Она взялась за рукоятки щипцов вместе с лекарем, и они стали тянуть изо всех сил! Им пришлось основательно потрудиться, и, похоже, Пинноса сама тянула за двоих. В следующую минуту я уже видела, как лекарь отмывает свой очередной инструмент, а Пинноса ополаскивает водой лицо. — Кордула рассмеялась. — В этом была вся Пинноса! Вернувшись к нам, она попыталась сделать вид, что ничего не произошло. И только уступив настоятельным просьбам Урсулы, она широко раскрыла рот и показала кровавую ранку на месте зуба.

— Невероятно! — воскликнул Клематий. — Она сама выдернула себе зуб! Большинство мужчин не способно на такой поступок!

— Полно вам, Ваша Милость. Мы должны развеивать мифы и выдумки вокруг ее имени, а не придумывать новые! Я всего лишь сказала, что это выглядело таким образом. Нас разделяли шесть прилавков, и сквозь толпу мало что было видно. Хотя, с другой стороны, как вы и сами знаете, Пинноса, упокой Господь ее душу, была способна на многие поступки, казавшиеся невероятными для многих, включая большинство мужчин.

— Да, она действительно обладала мужеством и силой духа, достойным мужчины. Но все же… — Клематий подошел к Кордуле, по-прежнему стоявшей возле окна. — Пинноса была крупной женщиной, но не мужеподобной. Более того, иногда она казалась мне поразительно женственной. Я очень хорошо помню день, когда она давала обет безбрачия. Она склонила голову, чтобы принять мое благословение. Ее волосы, расплетенные и свободно распущенные по плечам, прикрывали лицо. На мгновение передо мной оказалась сама воплощенная чистота и женственность, в самой прекрасной и возвышенной форме. Она смотрела на потир, и ее глаза, столь много повидавшие, тогда источали такую невинность, такую чистоту…

Епископа явно беспокоила какая-то мысль. Он повернулся к Кордуле, чтобы осторожно высказать то, что его тревожило.

— Вы упомянули, что Марта и Саула «как обычно были с молодыми вассалами». Они что… э… они же не… Во имя Господа, как же мне говорить на такую деликатную тему? Они…

— Вы хотите знать, хранили они верность своему обету или нет? — с горечью рассмеялась Кордула. — О, об этом не беспокойтесь, Ваша Милость! Именно потому, что Марта и Саула так ценили общество мужчин, они берегли свою девственность более тщательно, чем большинство из нас! — С грустной улыбкой она вернулась к столу. Пока Кордула накрывала холстиной мертвую голову и увязывала ее в мешок, улыбка постепенно угасала. — Поверьте, Ваша Милость, я могу свидетельствовать о чистоте всех моих воинов и большинства знатных женщин, — теперь ее глаза наполнились слезами. — Вы прекрасно знаете, что именно ради этого я осталась здесь, а не присоединилась к ним на Небесах.

— Простите меня! Я ни в коем случае не хотел намекнуть на…

— Мне не за что вас прощать, Ваша Милость, — тихо произнесла Кордула, не сумев сдержать дрожь в голосе. Она глубоко вздохнула и, посмотрев епископу в глаза, добавила: — Больше не за что.

Она взглянула на своих детей, слушавших ее как зачарованные.

— Однако, Ваша Милость, хоть мы и почитаем за великую честь принимать вас у себя, но снега на дороге становится все больше, а солнце садится все ниже.



II

— Мам, а почему он не остался? — жалобно спросила Бриттола, когда они запирали двери и оконные ставни на ночь. — Он мне понравился. Он хороший.

— Твоего отца нет дома, значит, оставлять гостей-мужчин на ночлег неприлично. — Кордула старалась избегать пристального взгляда дочери, прячась за хлопотами вокруг очага. — К тому же Его Милость торопился, ему нужно было вернуться в Лондиний,[1] а потом в Кельн, где он сейчас очень нужен.

— Мама, а лошади батавские[2] такие же большие, как у Его Милости? — спросил сын.

— Ну, не такие же, но обычно они довольно крупные. — Она поставила на очаг сковородку, положила в нее рыбину, добавила немного воды и стала отщипывать листочки от висевших рядом пучками пряных растений, укладывая их вокруг рыбной тушки. — Ваш отец как-то рассказывал, что дедушка раньше держал в своей конюшне нескольких кобыл батавской породы. Только жеребцов у него не было. Считал, что они слишком широки в холке, а ему хотелось вывести быстроногую породу. — Она замолчала, посмотрела на поднимавшийся дымок и улыбнулась. — Он любил шутить: «Когда беда стучит в ворота, лучше быстро ехать, чем долго сражаться».

— Мне так нравится, когда ты рассказываешь о прошлом, мама! Ой, расскажи нам еще! — просила Бриттола. — Пожалуйста, расскажи про…

— Расскажи нам о тетушке Урсуле! — вмешался ее брат. — Ты никогда о ней не говоришь!

Бриттола затаила дыхание, услышав просьбу брата. Кордула замерла. Дети заметили, как сжались и побелели от напряжения ее пальцы, обхватившие ручку сковородки. Она медленно склонила голову, мучительно долго вздохнула и лишь затем повернулась к ним лицом. Дети приготовились к отповеди. Они уже знали, что заговаривать о тетушке Урсуле было нельзя, ни под каким предлогом.

Бриттола развернулась к брату, состроила суровую мину и уже была готова наброситься на него с укорами, как услышала тихие слова матери:

— О тетушке Урсуле? Вы хотите, чтобы я вам рассказала о тетушке Урсуле? — К огромному их удивлению, ее голос был совершенно спокоен.

— Д-да… — осмелела Бриттола. — Мы знаем, что нам нельзя об этом спрашивать, но мы бы очень…

— Да, мы бы очень хотели, чтобы ты нам о ней рассказала, — совсем расхрабрился мальчик. — Очень!

— Понятно, — Кордула нахмурилась и пристально посмотрела на детей. «Нет, они еще к этому не готовы. Еще не время». Она внимательно разглядывала их лица, замечая в глазах отблески разгоревшегося любопытства. Ей было понятно, как отчаянно они жаждали узнать правду, как в ней нуждались. «Может быть, и вправду пора. Может быть, голова этой женщины и появилась передо мной, чтобы я поняла: время пришло». Она вернулась к рыбе и продолжила обкладывать ее специями. «Они знают только о жизни. Они полны ею… Они сами суть — жизнь. Неужели именно я должна рассказывать им о смерти?»

«Да, ты». Звук знакомого голоса, тихий, едва различимый, вдруг заполнил ее разум. «Да, ты, которая дала им эту жизнь, должна рассказать им о смерти. В конечном итоге жизнь и смерть составляют единое целое. Одна бессмысленна без другой».

Кордула смиренно вздохнула. «Ты права… как всегда». Она набрала в легкие побольше воздуха и начала рассказывать.

— Тетушка Урсула была… ох! — Кордула отдернула руку от рыбины, будто та ее укусила. Одна из торчащих косточек уколола ее в кончик среднего пальца. Она сжала пораненный палец, выдавливая из него кровь, и подержала его над сковородой, стряхивая в нее красные капли. Дожидаясь, когда кровотечение остановится, она молча рассматривала детей, стараясь определить, насколько они готовы услышать то, о чем она собиралась рассказать. «Их отец должен отвечать на такие вопросы». Мысль о муже помогла ей справиться с чувствами и успокоиться. «Почему же его сейчас нет? Такое жгучее любопытство удовлетворить не просто!»

— Тетушка Урсула была моей кузиной, — начала она, стараясь придать голосу спокойный тон, будто говорила о чем-то само собой разумеющемся. — Как дети Досилины — ваши кузины и кузены.

— Да, мама, но какой она была? — настаивал мальчик.

— Да, мама, расскажи, пожалуйста! — умоляла Бриттола.

— Какой она была? Ну, для меня… — Голос Кордулы зазвучал непривычными для детей интонациями. Исчезли повелительные нотки матери семейства и хозяйки дома, уверенный тон женщины, много покидавшей на своем веку и всему знающей цену. Зазвучал легкий певучий голос, очень схожий с голосом ее дочери. В нем можно было услышать восторг и удивление. Во время рассказа она пристально вглядывалась куда-то вдаль. — Для меня она была воплощением жизни. Можно даже сказать, что она открыла для меня жизнь почти так же, как я открываю ее вам. Но для меня она в каком-то смысле сделала даже большее: открыв жизнь, она придала ей форму, смысл и предназначение. И не для меня одной, потому что ее пример сослужил ту же службу и для многих тысяч других женщин, таких как я. А потом…

— Ты хочешь сказать, что она была как бы старшей родной сестрой? — перебила ее Бриттола, изо всех сил старавшаяся понять слова матери.

На мгновение Кордула выглядела обескураженной, будто ее рывком пробудили ото сна. Потом она посмотрела на детей и заметила на их лицах выражение такой растерянности, что не выдержала и рассмеялась. Вместе со смехом к ней пришло ощущение огромного облегчения. Дети смеялись вместе с ней. Кордула наклонилась и обняла дичь. — Да, моя хорошая, она была мне как родная сестра. Я говорила, что у нас с ней похожие брови?

— Нет.

— Так вот, они у нас почти одинаковые! И она, когда серьезно о чем-то размышляла, так же сдвигала их домиком, как вы и я.

— Значит, она иногда бывала веселой? Не все время серьезной, как в школе? — Бриттола настолько увлеклась, что не давала матери возможности ответить. — А тетушки Марта и Саула? Они тоже были веселыми, да?

— О, они были самыми веселыми! Об этих двух тетушках я могу рассказать вам тысячи забавных историй!

— Да, мама, пожалуйста, расскажи! — Теперь и сын запрыгал от нетерпения.

— Хорошо, хорошо, я расскажу вам…

— Урра! — Они взялись за руки и принялись танцевать от радости.

— Только не сейчас! — Взмахом руки она призвала их к тишине. — После того, как мы поужинаем. Сначала надо приготовить рыбу и после убрать за собой. А потом, если вы не слишком устанете, я уложу вас в кровати и начну историю об Урсуле и Пинносе. И…

— О тетушке Марте и тетушке Сауле? — добавила счастливая Бриттола.

— И об Афине? — умолял ее брат.

— И о тетушке Бриттоле? — не могла остановиться девочка.

— И о Великом походе? — не унимался мальчик, дергая Кордулу за рукав платья.

— И на этом мы остановимся! — Кордула захлопала в ладоши, призывая детей успокоиться. — А теперь, пока я заканчиваю приготовление ужина, вы, молодая особа, поможете мне с овощами. А вы, юноша, накроете на стол и принесете вина.

— Да, мама, — отозвались дети в один голос. Они торопливо бросились выполнять поручения, проявляя ни разу не виденный матерью до этого энтузиазм. Какое-то время Кордула наблюдала за детьми, а потом вернулась к приготовлению рыбы.

Когда она уже солила рыбу и поливала ее лимонным соком, до нее донесся знакомый мотив. Это был старинный гимн, который люди привыкли напевать во время работы. Но приказом Кордулы именно этот гимн был запрещен на всей территории виллы, и никто, даже ее муж, не имел права его напевать. Как только она узнала припев, улыбка сошла с ее губ и выражение лица стало напряженным и гневным. Она резко развернулась назад.

— Вы что такое поете?

Бриттола была поражена неожиданно резким окриком.

— Это «Хвала Господу», мама.

— Я знаю, — оборвала ее Кордула. — Где вы этому научились?

— В школе, — голос девочки срывался, губы задрожали.

Кордула нахмурилась и уже была готова хорошенько отругать дочь, как вдруг снова услышала знакомый голос. «Если пришло время правде выйти наружу, то она выйдет вся. Не пытайся этому помешать».

Кордула все еще колебалась. «Наверное, она не хотела меня обидеть этой песней».

«Конечно, не хотела, — подхватил голос. — Это же счастливая песня… А Бриттола сейчас счастлива. Мы тоже пели ее именно поэтому. Помнишь?»

«Да, я помню», — она медленно улыбнулась.

— Это прекрасная песня. Ты знаешь ее слова?

— Да, мама.

— Тогда спой ее, пожалуйста, по-настоящему, всю.

Бриттола робко начала первый куплет. Вскоре к ней присоединился брат, и вот они уже пели в полный голос.

Кордула собиралась вернуться к своему занятию, но тут ее внимание привлекло какое-то движение во дворе. Подойдя к окну, она увидела, что снова пошел снег. Небо затянуло тучами, и внутренний дворик почти полностью погрузился во тьму. Падающие хлопья снега в неверном вечернем свете порождали движущиеся серо-голубые тени, создававшие удивительное впечатление ожившей тайны. Тени то появлялись, то пропадали, взмывая вверх и стремительно догоняя друг друга. Они были бесформенны, но Кордула точно знала, что они собой представляли.

К этому моменту дети начали петь ее любимый куплет, и казалось, что их голоса заполнили всю виллу. «Музыка изгоняет демонов прошлого, возвращая прежний дух, от которого мы долго отрекались».

Она посмотрела вверх. Очертания далеких гор утонули в снежном вихре, и над крышей дома небо было укутано переливающейся сероватой завесой. Однако Кордуле она не показалась гнетущей или зловещей. Наоборот, чудесный серебристый свет виделся ей проявлением некогда могущественной силы, начавшей теперь терять свою власть. Дети тем временем перешли к следующему куплету.

Кордула снова услышала знакомый голос: «Менее чем через десять лет они станут старше нас, впервые приехавших в это место. А еще через четыре года они нас переживут».

— Я не должна была рассказывать им об этом, — ответила она вслух. — Они еще слишком маленькие, чтобы полностью осознать смысл того, что произошло.

«О, на твоем месте, я бы об этом не беспокоилась, — с легким невинным смехом ответил голос. — Когда все началось, мы тоже ничего не понимали».

Внезапно в вихре серых и голубых теней появилось застывшее изображение лица Пинносы, искаженное гримасой муки и страха. Она пронзительно кричала: «Урсу-у-у-ла!» Лицо поднялось кверху, навстречу падающему снегу, и тот постепенно становился прозрачней и легче. Крик тоже затихал, пока не слился с детскими голосами и не исчез. Тем временем дети перешли к следующему куплету своей счастливой песни, и у Кордулы полились слезы.

Хвала Ему!

Хвала Ему!

Хвала Ему!

Хвала Господу,

Господу Христу!

Научи нас,

Научи нас праведности,

Господь наш!

Веди нас,

Веди нас к свету!

Кордула потянулась за тарелками, слезы закапали на рукава. «Снова эти старые слова! Нет! Только не сейчас!» Она прижала тарелки к груди, словно хотела защититься от песни, но живая ритмичная мелодия и запоминающиеся слова сами поднимались из глубин ее сердца.

Иисус,

Прими нас,

Накорми нас.

Благослови нас,

О, Господь!

Она пыталась противиться нахлынувшим чувствам, но песня сломила это сопротивление и Кордула позволила своему голосу влиться в ее ритм.

Ты пришел,

Ты увидел.

Ты все знал.

Ты понимал!

О, Господь,

Твоя любовь

Даст нам силы

Как ничто другое

В этом мире!

О, Господь,

Наш Господь!

Хвала Ему,

Хвала Ему,

Хвала Ему,

Хвала Ему,

Хвала Господу!

Пока она пела, мелодия волнами омывала ее сознание и приносила освобождение. Внезапно все вернулось: мечты и мысли, надежды и страхи, планы и слезы, ужасы и страдания. И вместе с воспоминаниями пришли нужные слова, которые она должна была сказать своим детям.

III

— Задолго до вашего рождения, когда я была всего лишь на несколько лет старше, чем вы сейчас, царили сложные времена, когда, казалось, вся Римская империя пришла в упадок. Племена воинственных готов своими набегами приводили страну в ужас и даже угрожали самому Риму. Они вынудили императора Гонория[3] укрыться в крепости Ровенны. Там, вместе с полководцем Стилихоном, он, пожалуй, не столько думал о спасении Рима, сколько плел заговоры против своих недоброжелателей. В это же время на севере, по другую сторону от Альп, племена варваров тоже страдали от междоусобных войн. Целые народы поднимались с обжитых мест и двигались на поиски нового дома и лучшей доли. Многие из них, стремясь к безопасности и плодородным землям, направились в сторону римских территорий, где и без того истощенные воинские силы не могли ни сдержать их, ни оттеснить.

Примерно в это же время — мне тогда было около восемнадцати — многие германские племена, и особенности свевы[4] и бургунды,[5] пересекли оставшиеся без присмотра границы, расположенные в междуречье Рейна и Дуная. Они нападали на северные и западные провинции, особенно на города и земли славной Галлии. Оставшаяся без солдат совершенно беззащитной, для захватчиков Галлия представляла собой лакомый кусок.

В Британии тоже было небезопасно. Примерно в это время здесь стали высаживаться саксы, к тому же набеги ирландцев и пиктов[6] представляли собой постоянную угрозу. В это неспокойное время наши мужчины должны были покинуть нас и отправиться на границы, чтобы охранять наши земли от вражеских набегов, а еще лучше, отогнать варваров подальше в южные провинции. А когда в Британии не осталось боеспособных мужчин, люди почувствовали себя беззащитными.

И тут до нас, находившихся до этого в блаженном неведении, донеслась весть о новом враге. Ужас катился волной перед ним, а он уже шел к нам из далеких восточных земель. Это было самое жестокое из известных воинствующих племен, самый страшный враг, самая неотвратимая угроза, и имя ему было — гунны.[7]

Бриттола вскрикнула, услышав это слово. Дети уже давно замерли от страха, сидя на кровати, и напряженно смотрели на Кордулу. Она улыбнулась и протянула им руки. Детям не понадобилось повторного приглашения, и они нырнули под защиту материнских объятий.

— Тише, тише, — заговорила она успокаивающе. — Здесь нет никаких гуннов. Во всей Британии сейчас нет гуннов. Не бойтесь, здесь вам ничего не грозит.

— А Урсула? — приглушенный голос сына звучал откуда-то из-под рукава.

— Да, мама, а тетушка Урсула? — Лицо Бриттолы появилось из-под одеяла, которое она обвила вокруг себя. — Когда начнется история про нее?

Кордула посмотрела на выражение лица девочки и, не удержавшись, рассмеялась. Дети засмеялись вместе с ней, тут же забыв о холодных тисках страха, только что сжимавших их сердца.

— Когда начнется история про тетушку Урсулу? Вот уж действительно хороший вопрос. Гм, что ж, посмотрим. Пожалуй, я расскажу вам ее так, как она сама рассказывала ее мне долгими осенними вечерами, пока мы ждали новостей об этом чудовище, Мундзуке.[8]

«Должно быть, она знала, что однажды эту историю придется пересказывать, и рассказчиком буду я».

Дети, почувствовав, что все это было только присказкой и сейчас начнется настоящая история, завозились, стараясь устроиться поудобнее. Бриттола нырнула под руку матери, а ее брат лег набок, подперев голову рукой.

— На самом деле все началось одним жарким майским днем, в Коринии…[9]

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

БРИТАНИЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

МУЖЧИНЫ УХОДЯТ

I

«Шаг, шаг, шаг», — бесконечный ритм шагающих ног. Солдаты шли по городу мимо дворца, и их шаг был так тяжел, что маленькие культовые статуэтки, изображавшие ларов,[10] дрожали и покачивались в своем уголке на женской половине. Одна из самых старых фигур домашнего божества наклонилась и неуклюже привалилась к краю святилища. Топот ног марширующих, резкие звуки рога, пронзительный зов труб, рокот барабанов и рев толпы вынуждал молодых женщин кричать изо всех сил, чтобы расслышать друг друга.

Марта и Саула, которые были ближе всех к балкону, прикладывали ладони к уху друг друга и орали во все легкие. Они пытались разглядеть, что происходит на улице, и в то же время боялись быть замеченными взрослыми, которые там находились. Стройные и гибкие, с прямыми длинными волосами, сестры походили на двух длинношеих лебедей, выглядывающих из-за тростника.

Темные локоны Кордулы были убраны в длинный, по пояс, хвост. Она в одиночестве стояла у другой стороны окна. Она знала, что не сможет первой увидеть самое главное событие парада — выход военачальников, но зато ей была хорошо видна Лондонская дорога, которая перед входом в ворота образовывала небольшой подъем. Так она первой заметит своего драгоценного Моргана на черном жеребце по кличке Гермес.

Слуги хлопотали над приготовлением Великого пира, устраиваемого в честь возвращения военачальников. Кто-то выбирал скатерти и украшения для праздничных столов, другие бегали на кухню, передавая важные указания от своих хозяек. Воспользовавшись перерывом в приготовлениях, Урсула со всей тщательностью занималась выбором вечернего наряда в дальнем углу комнаты. Она сидела возле огромного дубового сундука спиной к окну и перебирала свои платья и тоги. Олеандра, старшая служанка, уже причесала белокурые волосы своей хозяйки, взбив их пушистым облаком, напоминавшим бороду старого жреца-предсказателя.



Бриттола мялась в нерешительности возле Урсулы. Ей отчаянно хотелось принять участие в событиях, но в то же время она старалась никому не мешать. Ее густые черные вьющиеся волосы, уже заплетенные в две косы и уложенные вокруг ушей, подчеркивали миловидность юного личика. Яркие светло-карие, чуть отливающие зеленым глаза девушки блестели от возбуждения.

— Какую прическу ты сделаешь сегодня, Урсула? Уберешь волосы назад или зачешешь на пробор?

— Я еще не решила, но, думаю… — Она замолчала и украдкой бросила взгляд на молодую женщину.

— Что? — оживились Бриттола, тут же наклонившись вперед.

— Наверное, я разделю их на пробор.

Бриттола засветилась от радости. Повернувшись к ней, Урсула не смогла сдержать широкой улыбки. Ее темно-голубые глаза светились радостью.

— Это значит, что мне не понадобится мой золотой с ониксом гребень. Хочешь заколоть им волосы, Бриттола?

— Ой, а можно? — Девушка радостно захлопала в ладоши, но потом заставила взять себя в руки. — Ну только если он никому не понадобится.

Урсула взяла Бриттолу за руки. Будучи шестнадцати лет от роду, Бриттола оставалась самой младшей из девушек, на полных три года младше Урсулы и Пинносы.

— Ох, ну где же авангард? — пробурчала Саула, когда какофония звуков с улицы на мгновение затихла. — И где Константин?[11] Почему он пропустил вперед солдат? Почему он не шествует впереди, как римские полководцы?

— Его солдаты — это его слава, вот он ими и гордится, — отозвалась Урсула с другого конца залы, рассматривая отрез тонкой ткани. — Он всегда говорит: «Кто больше всех работал, имеет больше прав на отдых». Это его убеждение, и поэтому он всегда выводит на парад своих солдат, а потом идет сам. Они идут за ним только на поле боя. И, кроме того… — Она обернулась и перехватила задумчивый взгляд Саулы. — Он же британско-римский полководец.

— Да не Константина она хочет увидеть, Урсула! — закричала в ответ Марта. — Она не может дождаться авангарда, а особенно одного молодого центуриона по имени…

— Марта! — крикнула Саула и дернула сестру за рукав, требуя, чтобы та замолчала. В ответ Марта взъерошила ее соломенного цвета волосы. Тогда Саула, схватив гобеленовое покрывало, набросилась на Марту, грозясь ее придушить. Девушки так расшумелись, что Урсуле пришлось наградить их строгим предупреждающим взглядом. Только тогда они с неохотой утихомирились и, насупившись, словно дети, получившие суровый нагоняй, вернулись на свой наблюдательный пост.

После долгой паузы Марта наклонилась к Сауле и сказала:

— Обожаю парады. Мужчины на них всегда выглядят такими красавцами! Есть ли в империи другое зрелище, вселяющее в сердца такую гордость за нее?

— Особенно если учесть, что почти все эти молодцы не женаты и могут составить тебе прекрасную партию! — добавила Саула, легонько ткнув Марту в ребра. — Учти, не я одна так думаю!

Они захихикали. Марта оглянулась, чтобы посмотреть, не наблюдает ли за ними Урсула, и, увидев, что та полностью поглощена разговором с Олеандрой, приложила сложенные ладони к уху Саулы и прошептала: «Хотела бы я быть сегодня рабыней в банях!»

Они обе громко расхохотались.

— Ну, пожалуйста! — запротестовала Кордула. Марта и Саула обе показали Кордуле языки и снова выглянули в окно.

— Смотрите! — крикнула вдруг Саула. — Знамена полководца!

Урсула вскочила, тут же забыв о том, чем только что занималась.

— А Конст…

Она запнулась, покраснела, но, быстро спохватившись, спросила:

— А Константин едет впереди?

Бриттола пробежала мимо Урсулы и встала в оконном проеме, тут же оказавшись на виду у шумевшей внизу толпы:

— Да, там Константин или кто-то другой, удостоенный не меньшего почета.

С места, где стояли Марта и Саула, было лучше всего видно, что происходило вдоль стены замка. Обе старательно тянули шеи, чтобы разглядеть все получше. Глазастей всех оказалась Марта:

— Я вижу голову ведущей лошади! Это… это…

— Геронтиус,[12] — разочарованно протянули они в унисон, когда увидели крупного, коренастого мужчину.

— Вот ведь уродливый, толстый бык! — прошипела Саула.

— Постойте! Там, рядом с ним еще один человек! — крикнула Бриттола. — Нет, два! Они едут втроем, бок о бок! А в центре… Констант![13] Константу отдают больше всего почестей!

Урсула закрыла глаза и с облегчением вздохнула. И в это же мгновение толпа у стен замка увидела императора и взревела приветственными воплями.

— Так, так, так, — Кордула подошла к Бриттоле сзади и зашептала ей на ухо. — Констант становится очень популярным.

— Это потому, что он — красавчик! — крикнула Бриттола через плечо.

— Правда, и Урсуле надо быть с ним очень осторожной! — Они засмеялись. — А Константин делает успехи. Приятно видеть, что его сын тоже возмужал. Ему нужны будут силы, чтобы завершить дело отца.

— Что ты имеешь в виду?

— Армию и ее реформу. Ты еще слишком мала и не помнишь, что, когда мы были беззащитны…

— Ох, Урсула! Иди скорее сюда и посмотри! — с восторгом перебила ее Бриттола. — Констант и Константин едут рука об руку, отец и сын, оба — настоящие герои, как Филипп и Александр! Твой Констант — в зените славы! Ну, посмотри же, Урсула, пожалуйста! Ты будешь так гордиться!

— Урсула! — прозвучал густой, ясный и хорошо знакомый голос с улицы. Так мог говорить только их протектор, Константин. — Выйди на балкон, принцесса! Дай своему народу посмотреть на тебя! Выходи! И другие девушки тоже! Не надо прятаться! Отбрось неуместные приличия, выйди и поприветствуй нас вместе со своим отцом. Пусть Констант увидит свою возлюбленную невесту! И пусть все почувствуют, что мы наконец-то вернулись домой!

Марте и Сауле не нужно было повторять приглашение. Они откинули занавес, за которым прятались, и вывели Кордулу с Бриттолой на балкон. Толпа встретила их восторженными криками. Легионеры тоже приветствовали четырех благородных девушек одобрительными возгласами.

Бриттола занервничала от смущения.

Крики замерли, и все затихли в ожидании. На балкон медленно вышла Урсула. Она была выше остальных, ее голову окружал ореол белокурых волос, свободно спадавших на плечи. Казалось, что своим присутствием она освещает весь балкон. С тех пор как год назад армия ушла в поход, Урсула расцвела и сейчас представляла собой воплощение света и спокойствия. Уверенный взгляд темно-голубых глаз излучал достоинство власти — как у ее матери, любимой народом королевы Рабации. Как только она появилась, толпа взорвалась приветственными криками с удвоенным восторгом.

Урсула благодарно улыбнулась подданным и перевела внимательный взгляд на Константа. Ее возлюбленный изменился за время похода. Возмужав, он лишился мальчишеских черт и повадок. Его руки держали повод коня крепко и уверенно, а легкая поросль на скулах превратилась в густую черную бороду, как у отца. Обветрившаяся кожа потеряла юношескую нежность, придавая Константу вид закаленного сражениями воина. Теперь в его улыбке было больше знания и уверенности, чем вопросов.

Все собравшиеся стали свидетелями того, как юный герой и красавица принцесса обменялись влюбленными взглядами. Потом Константин медленно поднял руку, снял шлем и поклонился. Констант последовал его примеру. Геронтиус, после некоторой паузы и почти не скрывая недовольства, сделал то же самое.

— Смотрите же, люди Кориния! Смотрите, все жители Британии! — заговорил Константин, потом поднял руку своего сына в победном жесте и продолжил: — Вот ваше будущее! Констант и Урсула!

«Констант и Урсула! Констант и Урсула! Констант и Урсула!» — скандировала толпа, и этот крик, казалось, наполнил весь город. В это время наместник, его сын и полководец раскланялись, надели шлемы и вернулись на коней, чтобы продолжить парад.

Как только генеральские знамена исчезли из виду, Кордула схватила Урсулу за руку.

— Смотри! — Она показала на холм, вершина которого виднелась над замковой стеной и крышами домов. — Это Пинноса!

Они узнали бы ее на любом расстоянии. Она сидела на огромной черной кобыле, Артемиде, одетая в свой обычный наряд — костюм для охоты. Ярко-рыжие волосы были убраны назад, чтобы не застилать глаза. На правом плече у нее висел ремень, на котором была нанизана мелкая добыча, за спиной виднелся лук, а в левой руке она держала длинное охотничье копье. Поперек конского крупа лежал убитый ею олень. Пока девушки наблюдали за ней, Пинноса тронула поводья, и лошадь медленно ушла в тень.

— Наверное, она услышала шум и поняла, что парад уже в разгаре, — голос Бриттолы выдавал ее разочарование. — Почему она не присоединилась к нам?

— Она, скорее всего, увлеклась погоней, — отозвалась Марта. — Ты же знаешь, ничто не может оторвать ее от охоты, особенно если она погнала дичь.

— Наверное, Марта, ты права. Только я бы очень хотела, чтобы она хоть немного изменилась, — со вздохом произнесла Урсула. — Особенно сейчас, когда пришло время выполнять свой долг, как нам. Порой мне кажется, что она слишком сжилась с «дикой стариной» и относится к цивилизованной жизни в замке с излишним пренебрежением. Ох, Пинноса… — Она скорее говорила сама с собой, чем обращалась к девушкам, все еще не отрывая взгляда от опустевшей вершины холма. — Почему тебя так тянет в дикий мир? И почему ты так избегаешь мужчин?

— А по-моему, она им просто завидует, — весело сказала Марте Саула, когда они уходили с балкона. — Она — как волк, грезящий об орлиных крыльях!

Девушки засмеялись ее шутке, и даже Урсула, торопившаяся вернуться к своим приготовлениям к пиру, оглянулась на них с улыбкой.

II

Урсула наклонилась к Бриттоле, сидевшей рядом с нею за женской половиной стола.

— Где же наши мужчины?

Пир уже давно начался, за столом сидели знатные посланники Лондиния, и остальным мужчинам пора было появиться. Места во главе стола занимали король Дионот, посол Морган, епископ Патроклий и трое представителей местных знатных родов. Возле них оставалось шесть пустых сидений, предназначенных для Константина, Константа, Геронтиуса, отца Бриттолы Конана и еще двоих крупных военачальников. Жены знатных мужей сидели вместе с Урсулой, Бриттолой, Кордулой, Мартой и Саулой во главе другого стола. Столы для менее знатных гостей, за которыми должны были находиться и мужчины, и женщины, по-прежнему оставались полупустыми. Там были только жены, матери и сестры отсутствующих воинов. Из знатных дам отсутствовала только Пинноса.

Столы ломились от угощений, источавших умопомрачительные ароматы. Телята и поросята, зажаренные целиком на вертеле, горы жареной и тушеной дичи, раки и экзотические фрукты были разложены на серебряных блюдах. Благоуханное вино успело раздразнить аппетит гостей. Епископ Патроклий, полный и румяный, благословив пиршество, первым преломил хлеб и дал себе волю, знатно угостившись и набросав вокруг своей тарелки массу объедков.

Гостей тем временем развлекали вовсю. Глотатель огня, одетый в полосатую шкуру неизвестного животного, сумел так заинтриговать женщин своими трюками, что те, казалось, и думать забыли про своих мужчин.

Урсула воспользовалась моментом и подошла к королю.

— Отец, где они могут быть? — прошептала она ему на ухо. — Им уже давно пора появиться!

— Не волнуйся, дорогая. Нам ведь не трудно проявить каплю терпения по отношению к мужчинам, которым мы стольким обязаны?

— Но, отец! Они должны были закончить омовение еще задолго до заката. Чем они могут быть заняты?

Они же голодны и умирают от жажды! — И тут ей пришла в голову ужасная мысль.

Встревоженное лицо отца подтвердило ее опасения.

— Не надо так себя расстраивать, дорогая. Ты выполнила свою работу, пир великолепен. Будь же терпелива. Они скоро придут, я уверен, что…

— Они ведь у алтаря, да? — произнесла она свистящим шепотом. Взгляд, которым она пронзила отца, стер с его лица благостную улыбку.

— Тише! — Король Дионот быстро отвернулся от епископа Патроклия. Нет, он мог не волноваться на его счет: старый друг был всецело поглощен отбором самых сочных кусочков молодой куропатки. — Хороший вождь не должен покидать своих подданных. Чувство долга не позволит ему этого. Просто позволь им закончить свою работу.

— Вот я и положу конец их работе, а заодно и приведу сюда!

— Нет! Ты не должна этого делать! Не встревай в дела мужчин.

— Все, что касается мужчин, исключительно важно для женщин. Ты же знаешь, отец.

Он улыбнулся.

— Ты такая же смелая, как твоя мать. Я знаю, что если ты что-то решила, то мне тебя уже не переубедить. — Они обменялись понимающими взглядами, и Урсула ушла.

В этот момент в зале раздался резкий треск и полыхнула вспышка. Глотатель огня изрыгнул язык пламени, из которого выпорхнул белый голубь и полетел по залу. Кто-то из женщин вскрикнул от удивления, кто-то лишился дара речи. Кордула взвизгнула от восторга, и даже епископ Патроклий отвлекся от своей куропатки и присоединился к аплодисментам.

Ухода принцессы не заметил почти никто, кроме Бриттолы, которая внимательно наблюдала за тихой беседой Урсулы с отцом. Как только та выскользнула за шпалеры, девушка подхватила свой плащ и тихо отправилась следом. В то же самое время Олеандра, крадучись, проследовала за ними, исполненная решимости не оставлять хозяйку без присмотра. Она ведь нянчила Урсулу с рождения.

Кордула, сидя за столом и наблюдая, как эта троица ускользает с пиршества, воспользовалась тем, что место Бриттолы рядом с ней освободилось. Она уселась поудобнее, вытянула ноги, взяла гроздь темно-лилового винограда и с удовольствием приступила к трапезе.

III

Урсула быстро шла по пустой улице по направлению к казармам. Узкая улочка, наполненная неверными тенями в первой половине дня, сейчас переливалась теплым красноватым светом закатного солнца. Прохладный не по сезону ветер развевал светло-золотистые волосы девушки. Животные в соседних садах и сараях беспокоились: гуси гоготали, свиньи ворочались, собаки лаяли и выли. Но к этим звукам примешивался еще один: стук легких сандалий по старой мощеной мостовой.

— Подожди меня, — задыхаясь, окликнула ее Бриттола, бегом преодолевая остаток разделявшего их расстояния.

— Бриттола? — Урсула остановилась и повернула назад. — Тебе нельзя сюда, возвращайся на праздник. Я скоро приду, только позову Константа и его отца. Наверное, они чем-то увлеклись и забыли о времени.

— А я позову своего отца. Наверное, он тоже чем-то увлекся.

— Я позабочусь о том, чтобы он пошел с нами. А теперь — беги обратно.

— Нет, и пойду с тобой. Они ведь что-то затеяли, правда?

— Если они затеяли то, что я думаю, тебе туда идти нельзя. Твой отец точно не хотел бы, чтобы ты это видела. Во всяком случае, не в твоем нежном возрасте.

— Урсула! Как ты можешь так говорить! Мы обе еще молоды. Когда умерли наши матери, тебе тоже было шестнадцать лет, сколько мне сейчас. Разве ты переложила всю ответственность на одного отца? Разве ты тогда не была преисполнена желанием заботиться о нем и даже направлять его на верный путь, если он вдруг оступится?

Последние лучи заката осветили лица девушек, смотревших друг на друга в упор.

— Ты права, — сказала Урсула. — Когда умерла мама, отец стал для меня всем. А теперь еще и Констант — моя любовь.

— А у меня даже нет любви. Только отец. Урсула улыбнулась.

— Хорошо, пойдем, — сказала она. — Только будь готова, это…

Бриттола знала, что она скажет дальше. Она всегда так говорила, готовя себя и других к сложному или неприятному делу, поэтому конец этой фразы они произнесли в унисон: «Это будет нелегко».

Они засмеялись, обнялись и пошли дальше вместе.

IV

Казармы выходили фасадом на окраины города, и девушки подошли к ним с тыльной стороны. Подходя к торцу огромного здания, они услышали напевный речитатив мужских голосов. Остановившись, девушки прислушались. Звук доносился из аллеи, окружавшей здание. Он усиливался с каждым куплетом и под конец разносился единым мощным рыком.

— Что это? — воскликнула Бриттола, повернувшись в сторону источника звука. — Ну же, скорее бежим, посмотрим, чем это они занимаются?

— Бриттола! Вернись! Вернись, я тебе говорю! — кричала Урсула, но напрасно. Подруга уже скрылась в тени аллеи. С сердитым окриком «стой, Бриттола!» она побежала вслед за ней.

Аллея вывела Урсулу в старенький внутренний дворик, одну сторону которого формировала стена казармы. В стене не было дверей, только небольшое окошко посередине и слишком высоко, чтобы до него можно было достать. Рядом со стеной, прямо возле окна росло старое лимонное дерево, раскинув свои ветви высоко над крышей казармы. Урсула и Бриттола хорошо об этом знали и в детстве частенько залезали на него. Среди горожан ходило поверье, что это дерево растет возле комнаты, в которой обитали души умерших солдат, и самым большим подвигом среди детворы считалось забраться на скрипучие ветви, заглянуть в окно и рассказать, какие движущиеся тени они рассмотрели.

Урсула догнала Бриттолу возле входа в садик. Речитатив, оборвавшийся на самой высокой ноте, начался снова. Звук доносился из того самого окна, но из-за толщины стены слов девушкам было не разобрать.

— Давай! Залезем наверх и подсмотрим за ними! — заговорщицки прошептала Бриттола. Не успела Урсула ответить, как девушка подбежала к дереву, подпрыгнула, зацепилась за нижнюю ветвь и полезла вверх.

— Ну, мы же уже не дети, — побормотала про себя Урсула и с большой неохотой последовала за ней, вспоминая, куда в детстве ставила руки и ноги.

Пока она добиралась до ветки, откуда открывался хороший вид на происходившее по ту сторону окна, речитатив снова достиг кульминации и перешел в рев, который был слышен им с улицы.

— Бриттола! — громко зашептала Урсула. — Довольно! Слезай, это опасно!

Но было поздно — Бриттола успела заглянуть в окно. Когда Урсула добралась до нее, девочку уже сковал ужас. Вцепившись одной рукой за ветку над собой, другой она крепко держала серебряный крест, будто стараясь с его помощью защититься от зла. Урсула пристроилась рядом и тоже посмотрела в окно.

В зале спиной к ней стоял мужчина, окутанный в черный плащ с капюшоном, с золотисто-алым венком на голове. Он наклонился, совершая какие-то приготовления. Вокруг него находились люди в таких же облачениях. Прямо перед ним лицом к окну стоял Геронтиус, вымывшийся и побритый, обнаженный по пояс. На глазах у девушек фигура выпрямилась и рывком подняла в воздух большой, инкрустированный драгоценными камнями кубок. Густая алая жидкость выплеснулась из кубка на руку мужчины. Геронтиус протянул руки, взял драгоценный сосуд и поднял его над собой. Увидев это, окружавшие его люди стали дружно издавать странный звук, некий низкий гортанный рык, и, пока они не умолкли, Геронтиус продолжал держать кубок над собой. Потом поднес его к губам и отпил. Часть красной жидкости потекла по его скулам и подбородку. Выпив до дна, Геронтиус поставил кубок на алтарь и отошел в сторону. Мужчины снова затянули речитатив. Фигура в плаще подняла явно только что отрубленную голову теленка над кубком и наполнила его свежей кровью.

Бриттола вскрикнула. Урсула испугалась, что девочка упадет в обморок, и поспешила схватить ее покрепче. В этот момент перед их глазами появился умытый и выбритый, голый по пояс Конан, отец Бриттолы. Он стоял перед алтарем.

— Ну же, мы увидели достаточно. Давай слезать, — заговорила Урсула, стараясь заслонить Бриттолу от ужасного зрелища.

— Господь всемилостивый! — вскрикнула Бриттола. — Что он делает? На нем даже креста нет! Боже мой! Боже мой!

— Ш-ш, тише, Бриттола, — отчаянно пыталась успокоить ее Урсула. — Давай слезем вниз и положим этому конец!

Бриттола затрясла головой и закричала:

— Господи! Останови их! Останови их! Пожалуйста!

Урсула, ухватив Бриттолу за талию, принялась стягивать ее с дерева. Бросив последний взгляд на окно, она с ужасом поняла, что их обнаружили: все мужчины, включая того, кто был в плаще с капюшоном, смотрели в окно, прямо на них. Капюшон сполз и открыл лицо Константина. А перед алтарем, дожидаясь своей очереди, стоял чистый и выбритый Констант.

V

Урсула все еще помогала Бриттоле слезть с дерева, когда воины, успев переодеться в тоги и взяв в руки факелы, выбежали на аллею. Сомкнувшись кольцом вокруг старого дерева, они осыпали девушек насмешками.

— Спускайся, крикливая девка! Сейчас я заставлю тебя кричать по-настоящему! — гаркнул Геронтиус.

— Попридержи язык, Геронтиус, — одернул его Константин, пробираясь сквозь толпу к дереву. — Ты что, не видишь, это принцесса Урсула!

Пока он говорил, Урсула помогла Бриттоле слезть на нижнюю ветку. Констант, успевший пробраться сквозь толпу вперед, помог девочке спуститься. Однако, как только он отпустил руки, Бриттола со слезами упала на землю.

— Простите, что мы потревожили вас, уважаемые воины! — резко сказала Урсула, спрыгнув с дерева. Обращаясь ко всем собравшимся мужчинам сразу, она смотрела только на Константина и Константа. — Мы всего лишь хотели напомнить вам о том, что Великий пир, устроенный в вашу честь, не может начаться без вашего присутствия. — Она наклонилась к всхлипывавшей Бриттоле, приобняла ее за плечи и, покачивая как младенца, утешала: «Тише, тише. Не плачь!»

По толпе прошелестело: «Это юная Бриттола».

Отец Бриттолы, Конан, пробрался вперед и встал рядом с Константином. Он был самым опытным из командующих, да и по возрасту старше других офицеров. Правда, его годы становились видны только тогда, когда он снимал с себя доспехи.

— Иди сюда, дорогая. Возьми себя в руки. Ты и так уже устроила достаточное для этого вечера представление, а нам еще надо идти на пир. — Выступив вперед и тепло улыбнувшись Урсуле, он попытался взять дочь под руку.

— Отпусти! — Она отдернула руку и вскочила. — Отпусти меня! — Снова оказавшись на ногах, она отбросила волосы с лица и дерзко посмотрела на отца. — Как ты мог, отец? Я видела, что ты снял свой крест. Зачем? Ты надеялся спрятать свой позор от Господа?

Конан, явно расстроенный, снова попытался взять дочь за руку, но она опять отпрянула.

— Разве не достаточно того, что они решились на подобную мерзость, — и она широким взмахом рук обвела всех присутствующих. — Но ты, почему ты пошел на это, я не понимаю! Тебе же не нужно ничего доказывать никому, кроме Господа твоего. Тебе, как никому другому! Тебе, благословленному в детстве самим Константином Великим![14] Как ты мог! Где твоя вера, отец?

— Идем. Дли таких разговоров нужно выбирать и время, и место. — Он снова попытался ее увести, но она опять не далась.

— Нет! Я хочу знать, почему ты и другие «христиане» не могут хранить верность истинному Богу!

— Мы храним верность тем богам, которым пожелаем, — с этими словами вперед вышел Константин, крепко сжав Бриттолу за руку, чтобы положить конец унижениям ее отца. — Ты же сама хранишь статуи других богов в своем доме, разве нет?

— Да, но это просто традиция, это не…

— И ты возносишь благодарность Зевсу и Афине, разве не так?

— Да, но это не…

— А ты понимаешь, почему это делаешь? — Константин замолчал, но потом сам ответил на вопрос раньше Бриттолы. — Я могу тебе сказать почему. Потому что это твой свободный выбор.

— Я знаю, но…

Константин повысил голос и обратился к окружавшим мужчинам.

— И эта твоя свобода поклоняться любому из богов так, как тебе этого хочется, является частью истинной славы Римской империи. Только у Рима достает власти на то, чтобы впитать в себя разные религии и поклоняться многим богам. Ибо все боги признают власть Рима.

Он замолчал и оглядел собравшихся, задержавшись взглядом на напряженном лице Урсулы.

— Бриттола, твой отец прав. Для подобных бесед нужно уметь выбирать время и место, и я объясню тебе, почему. Свобода, которой ты сейчас наслаждаешься, та самая свобода, которая позволяет тебе роскошь рассуждений о том, что управляет людьми, бог, вера или рок… — Его торжественный тон сменился насмешливым, и толпа тут же ответила смехом. — Эта самая свобода была добыта в тяжелом бою, и, видит бог, мы должны будем и впредь ее защищать! Поэтому выше всего, всех богов, выше веры или рока, выше самой свободы должен стоять долг! А долг каждого здорового подданного Римской империи — защищать империю, вместе со всем, во что она верит. — Теперь он смотрел на Урсулу и Константа. — И лишь после того, как он выполнит свой долг, выполнит его полностью, он сможет вернуться к своей семье и друзьям, предаться пирам и разговорам — то есть насладиться той самой свободой, добытой в нелегких боях…

Чувствуя, что хватка Константина ослабла, Бриттола вырвалась из его рук, схватила свой серебряный крест и высоко подняла его над головой.

— Нет! — закричала она. — Это неправильно! Каждый человек должен умом и сердцем своим понимать, что его истинный долг — служить Богу! Единственному Богу! Истинному Богу! Нельзя жить в мире, свободном от божьих правил! Какая такая «тяжело добытая свобода» может заставить человека пить кровь животных? Мы должны стремиться к жизни в богоугодном мире! А сделать это можно, лишь подчиняя себя воле Божьей! Только отказавшись от лже-богов и прекратив вести себя как… как звери!

Константин рассвирепел. Никто из подданных не смел его перебивать, а эта девица позволила себе сделать это уже дважды.

— Как верно заметил твой отец, — вступила Урсула, встав между Бриттолой и Константином, лицом к девочке, — здесь не время и не место для подобного разговора. — Потом она повернулась к Конану. — Я думаю, действительно будет лучше, если вы отведете ее на пир, где подобные дебаты будут более уместны.

— Пойдем, прогуляемся, — мужчина осторожно обнял плечи Бриттолы.

Она опустила голову и позволила отвести себя в сторону. На мгновение показалось, что вспышка ее негодования уже позади. Но как только они подошли к выходу из аллеи, она резко высвободилась и снова развернулась лицом к толпе.

— Наш первый долг — служить Господу, а не Риму! — крикнула она. — В первую очередь мы — солдаты божьей армии, и лишь потом римской!

Мужчины, замерев, просто стояли и смотрели. Никто не шелохнулся, никто ей не ответил. Она смотрела на них с вызовом, страстно желая, чтобы ей возразили, но вдруг наткнулась на жесткий взгляд Урсулы. Только тогда Бриттола прикусила язык, развернулась и наконец ушла, следуя за своим отцом. Еще долго из темной аллеи до мужчин доносились ее рыдания.

Константин сделал повелительное движение головой, и все беспрекословно повиновались его беззвучному приказу. Мужчины разошлись, оставив Константина наедине с Константом и Урсулой.

Первой тишину нарушила Урсула.

— Я понимаю, как сложно управлять армией из христиан и римлян. Лишь одно меня удивляет: как вы можете сражаться в битве или отправляться в далекие походы, не зная наверняка, за что именно вы сражаетесь.

— Часто важнее знать не за что, а против чего ты сражаешься, — тепло ответил Константин, напомнив Урсуле того человека, которого она знала и любила с детства. Он замолчал, потом приблизил к ней пламя своего факела. — Урсула, со дня смерти матери на твои плечи легла большая ответственность. Теперь ты уже должна понимать, что мы зачастую не понимаем причин, по которым на нас возложен тот или иной долг. Мы зачастую многого о нем не знаем. Если мы будем пытаться все осмыслить, то рискуем лишиться рассудка. И в конечном итоге нам удается выполнить свой долг просто потому, что мы знаем, что должны это сделать, а не потому, что понимаем зачем.

— А как быть тогда с личными убеждениями? У нас ведь есть долг и по отношению к себе самим, — Урсула смотрела Константину прямо в глаза. — Скажите, вот вы, за что воюете лично вы, когда отправляетесь в поход?

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Время шло, они не опускали глаз, и Констант начал ощущать неловкость.

— Хорошо, что ты — женщина, — произнес Константин, наконец нарушив затянувшееся молчание. — Это значит, что тебе никогда не придется участвовать в войне. Несмотря на то, что я — воин, видевший проявления воли и Бога, и богов, я не могу ответить на твой вопрос. Могу сказать лишь одно: когда рядом с солдатом Бог — Он дает ему веру. Если его посещают боги — они управляют его судьбой. И то и другое — прекрасное оружие и защита.

Он повернулся к Константу и похлопал его по плечу.

— По-моему, мы можем заняться и более приятными вещами, чем упражнения в ораторстве! Не сопроводишь ли ты нашу принцессу назад, во дворец, к столу праздничного пира, где ей сейчас самое место? Я скоро к вам присоединюсь.

Констант взял Урсулу под руку и повел прочь от дворика. Константин закрепил свой факел на одном из сучьев старого лимонного дерева, заложил руки за спину и задумчиво остановил взгляд на теперь уже темном окне в стене казармы.

— Урсула! — крикнул он, когда молодая пара подошла к выходу в аллею. Они остановились. — Если я когда-нибудь сделаю выбор в пользу Бога или богов, веры или рока, если я буду уверен, что твердо в это верю, — я обязательно дам тебе об этом знать.

VI

Констант и Урсула прошли всю аллею в молчании. Выйдя на улицу, они замедлили шаг, потом остановились. Только тогда Урсула смогла, наконец, посмотреть в любимые глаза. В тот же момент для нее исчез весь мир с его проблемами и спорами. Существовали только они и их любовь, а остальное было неважно.

Но когда она попыталась обнять Константа, он холодно отстранился.

— Как ты могла допустить такую сцену, да еще на глазах у Геронтиуса и солдат? Ты что, не могла осадить Бриттолу? Прошу тебя, помни, что скоро ты станешь моей женой. Придет день, и эти люди станут нашими подданными, и тогда нам будет необходимо их уважение.

Сначала Урсула никак не могла понять, о чем он говорит.

— У Бриттолы были все основания так себя вести, когда она увидела, чем вы были заняты. Кстати, у меня они тоже были! — Констант попытался возразить, но она его перебила. — Я не хочу быть женой язычника — кровопийцы! Ты ведь тоже собирался испить из кубка. Не отрицай! Я видела это своими глазами! Что случилось с моим Константом? Тем, с которым меня вместе крестили? В кого ты превращаешься?

— В человека дела!

Прозвучавшие в его голосе уверенность и сила удивили ее. Такого она раньше не слышала.

— Видишь эти руки? Прикосновения которых ты так любила? Видела бы ты их за работой! Как бы ты тогда восхитилась их мастерством! Они могут проникать копьем в утробу врага, рассекать мечом глотку вражеского солдата, выносить раненого с поля боя, вынимать стрелы из плоти! Вот где я могу проявить себя — в битве! А битва — это ристалище многих богов, которые тебя окружают, а не того Бога, который находится внутри тебя. Когда летят стрелы, когда наступает враг, каждый воин молится тем богам, которые могут ему помочь, изменив его судьбу, подарив удачу. А удача в бою не имеет ничего общего с понятиями о Добре и Зле.

— То, о чем ты говоришь, никак не связано с Богом. Речь идет лишь об удаче. И почему ты говоришь, что можешь проявить себя только в битве? Твое истинное мастерство должно оставлять отпечаток на другом поле — в сердцах твоих людей. Придет день, и ты, как Константин, станешь их повелителем. Твои руки были созданы не для убийства, а для подписания важнейших договоров и приветствия посланников других государств, и…

Он начал улыбаться, как только она заговорила, а теперь уже смеялся в открытую. И смех этот был нарочитым, использованным только ради эффекта.

— Да, да, и для того, чтобы обнимать жену и детей. Как же мне нравится, когда тебе в голову приходят разные идеи! Ты тогда морщишь лоб, а на лице всегда написано больше, чем выражают слова! — Он попытался привлечь ее к себе.

Теперь настал черед Урсулы воспротивиться его ласкам.

— Подожди, не сбивай меня с мысли, Констант. Для меня это важно. Я говорю серьезно: я не выйду замуж за язычника! Даже если он язычник наполовину и подходит к поклонению своим языческим богам с тем же практицизмом, что и его отец. Бриттола права. Ты должен быть верен Богу так же, как мне и нашим будущим детям.

Он перестал смеяться и схватил ее за плечи. Она никогда не видела его таким. Перед ней стоял ее Констант, тот самый, которого она знала и любила, но в то же самое время он был уже другим человеком. Это был Констант — взрослый и жесткий мужчина. И этот мужчина теперь впервые обращался к ней, как к такой же взрослой женщине.

— Урсула, выслушай меня. Ты сама знаешь, насколько сильна эта новая армия. Ты знаешь, насколько в ней жесткая дисциплина. И что теперь, когда во главе этой армии стоит мой отец, мы стали самой мощной военной силой в Римской империи! Ни один император не мог бы и мечтать о большей силе, и… — Тут он заметил встревоженное выражение ее лица и замолчал. — Мне кажется, наше время пришло. Мы скоро отправимся на континент.

Не поспевая следить за лихорадочным хороводом мыслей, Урсула почувствовала, как ее сердце наполняется тяжелым ощущением страха. Такое же предчувствие нависшей угрозы уже посетило ее совсем недавно.

Урсула взяла себя в руки, улыбнулась и кивнула Константу, чтобы он продолжал.

— Мы сейчас находимся в полной боевой готовности. В наших рядах солдат больше, чем когда бы то ни было. Мобилизованы все резервы, и запасные силы присоединены к основным. В Германии и Галлии, похоже, дела обстоят не лучшим образом… — Он вздохнул и внимательно всмотрелся в ее глаза. — Прокураторы обеих провинций в отчаянии. Германцы нападают все чаще, варвары прорывают защиту границ, истребляя на своем пути людей, сжигая селения и разоряя города. Но только вместо укрепления обороны границ прокураторы оттягивают конницу и пехоту на юг, чтобы там защититься от готов. Даже императорский двор из-за угрозы вторжения переехал в Арелат.[15] Все это значит, что границы могут выстоять лишь в том случае, если британские легионы начнут кампанию по их охране и восстановлению порядка в приграничных регионах. — Констант с трудом перевел дыхание. — Мне кажется, что мы можем выступить в любой день.

Урсула опустила голову, чтобы он не смог прочитать выражение ужаса в ее глазах, и попыталась осознать то, что только что услышала.

— Я… я помню, как наша армия последний раз отправлялась на континент. А ты? Помнишь, каким великолепием и гордостью лучились легионы, покидая родные земли? Мы все наблюдали за тем, как они уходили, как блестело их оружие, когда галеры одна за другой покидали безопасное укрытие белых утесов. — Ее глаза наполнились слезами. — Как же они мучились от стыда, когда возвратились несколько лет спустя! Их вернулась всего лишь горстка, все лошади были потеряны, оружия практически не осталось, на доспехах живого места не было… Тех, кто выжил, едва хватило для того, чтобы набрать новобранцев и обучить военному мастерству. Но все-таки удалось восстановить потерянные силы. А теперь посмотри на себя… — Она подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. — Вы — лучшая армия, которая когда-либо была в этой провинции.

Они оба с трудом улыбнулись, только улыбка Урсулы была совсем слабой. Она едва сдерживала слезы.

— За что мы прокляты на этом острове? Почему всякий раз, когда нам удается собрать сильную армию, такую, которой все начинают завидовать, которая сможет на деле защитить Британию, ее у нас отнимают? Почему у нас отбирают плоды самых тяжких наших трудов, чтобы возложить их на чужие столы, обеспечить чьи-то другие привилегии? Пусть галльские или любые другие, главное — эти люди не способны защитить самих себя. Почему Рим со своей коварной политикой… Почему Рим всегда отнимает у нас самое лучшее?

Констант обнял ее:

— Мы не станем жертвой римских политиков, дорогая. Мы более чем подготовлены для этой миссии и сможем сделать даже больше, чем рассчитывает император. Я надеюсь, что наша кампания будет самой удачной, что границы станут крепче, чем когда бы то ни было. Говорят, что некоторые из северных народов могли бы стать нашими надежными союзниками. Мы поселим самые цивилизованные из них вдоль границ империи, чтобы они служили для нее защитой и сдерживали вторжения извне. Других же мы отправим туда, откуда они пришли, или же выпроводим на те территории, где они не смогут причинить нам вреда. Своим примером, своими продуманными делами мы научим этих галльских бездельников организовывать собственную оборону. Галлия, Германия и Испания должны будут стать опорой для Британии, а не требовать помощи всякий раз при угрозе нападения и не ждать сложа руки, что мы придем и выполним за них грязную работу. Когда мы все это сделаем, а мы это обязательно сделаем, мы вернемся домой, в свои теплые дома, и будем доживать жизнь в мире, на своей земле, рядом с любимыми и близкими.

Она опустила голову ему на плечо. Его голос зазвучал тише, переливаясь теми самыми мягкими успокаивающими нотками, которые так часто ей снились. Она вслушивалась в его голос и в биение его сердца.

— Когда придет это время, а я надеюсь, что оно придет даже раньше, чем мы на это рассчитываем, тогда уже не нужны будут никакие походы, больше не будет войн. Воцарится мир, и только тогда мой долг будет исполнен. Я смогу посвятить себя своей собственной жизни, нашей с тобой жизни, нашей семье, нашему королевству. И в этой жизни я отвернусь ото всех богов, кроме Единственного Бога, который живет в наших сердцах. Я тебе обещаю.

Они слились в долгом нежном поцелуе, дыша как единое целое. Потом Урсула неожиданно его оттолкнула.

— Тем не менее это не извиняет твоего кровавого идолопоклонничества! — Она сильно ударила его по руке. — Но с этим мы пока повременим! Пойдем… — Она взяла его под руку. — Нас ждет пир!

Они быстро пошли в сторону дворца, наполняя древние улочки Кориния смехом и влюбленным шепотом. Когда они свернули за угол, Урсула заметила тень Олеандры, скользнувшую позади них. Пожилая служанка подняла руку ко рту, чтобы скрыть улыбку.

VII

Когда все наконец собрались, праздник пошел своим чередом. Дичь была аппетитной, и вино лилось рекой, и епископ Патроклий возрадовался настолько, что принялся петь. Гости из Рима, тоже распробовавшие напитки, присоединились к нему сочным многоголосьем. Все пребывали в расслабленном блаженстве. Константин, Констант, король Дионот и Конан внимательно слушали Моргана, который рассказывал о том, как обстоят дела на континенте. Лишь изредка кто-то из королей прерывал его рассказ каким-нибудь замечанием, и чаще всего вся группа отзывалась на это громким смехом.

Геронтиус, посаженный по другую сторону стола рядом с епископом Патроклием, явно чувствовал себя не в своей тарелке. Урсула, сидевшая за отдельным столом рядом с женами высокопоставленных особ, тихо улыбалась, наблюдая за его попытками прислушаться к беседе, развернувшейся за столом Константина.

— Он как боров, которому невдомек, зачем нужен вертел! — прошептала Бриттола ей на ухо. Девушки сдержанно рассмеялись, стараясь все же не привлекать внимания. Бриттола успела успокоиться, прогулявшись с отцом. Похоже, она наслаждалась вечером, как ни в чем не бывало.

Вдруг из-за шпалер, отделявших обеденную залу от остальных помещений, до них донеслись гневные крики. Послышались звуки перепалки, топот ног, и шпалера внезапно откинулась.

— Прочь с дороги! Возвращайтесь на свою кухню и займитесь очагом! — В залу влетела Пинноса и остановилась перед головными столами. Она по-прежнему была одета в костюм для охоты и держала на плече молодого оленя, с мягкими еще рогами.

Смех и пение смолкли. Гости смотрели на Пинносу во все глаза, а некоторые римские вельможи и особенно их жены, даже с открытыми ртами.

— Прошу простить меня за опоздание, — с почтением обратилась она к королю Дионоту. — Мне лишь подумалось, что вам может понадобиться свежее мясо, чтобы восполнить ваши кладовые после такого роскошного пира. Сначала я искала огромного жирного вепря… но потом вспомнила, что у вас уже есть Геронтиус!

Все засмеялись, за исключением, конечно, Геронтиуса, который насупился, потупив взгляд в свой бокал.

Пинноса сбросила оленя на руки двух ближайших слуг. Затем, вытащив свой охотничий нож, отсекла один из рогов.

— Держи, Геронтиус! — Она пустила рог по столу по направлению к великану. — Это тебе. Судя по тому, что говорят рабыни при банях, тебе срочно нужна помощь! Любая!

Намек на сексуальную доблесть и афродизиаки заставил жен покраснеть, а мужей обрушиться настоящим шквалом хохота. О взаимной ненависти Геронтиуса и Пинносы были наслышаны почти все присутствующие, но сейчас римские вельможи сами получили возможность стать свидетелями ее проявления.

Пинноса угодила рогом прямо в тарелку и не сводила с Геронтиуса горящих ненавистью глаз.

Смех замолк. Геронтиус размахнулся и воткнул нож в стол с такой силой, что тарелка с устрицами подскочила и опрокинулась на колени епископа. Здоровяк медленно встал, развернулся и прорычал гортанным голосом с явным северным акцентом:

— Никакие высокопоставленные гости и приличия не помешают мне проучить зарвавшегося щенка, какого бы пола он ни был!

— Ты? — Пинноса внезапно оказалась на расстоянии вытянутой руки от Геронтиуса. — Проучишь меня? — Она засмеялась. — Конечно, в армии ты известный герой, когда за тебя дерутся другие. Но сам по себе ты просто жирный пустослов. — И она скорчила рожицу, доводя Геронтиуса до предельной точки кипения.

— Ах, ты! — зарычал он и попытался схватить Пинносу, но она легко увернулась, заставив его размахивать руками впустую.

Затем Пинноса неожиданно перешла к наступлению. Глядя на него со странной смесью вызова и отвращения, она подняла свой нож, готовясь к нападению, и стала обходить его по кругу, выбирая момент для удара.

— Достаточно! — крикнул Константин. — Вспомните о наших гостях и оставьте свои мелочные разборки для уличных склок. Не надо выносить их сюда, за праздничный стол!

— Пойдем, присоединимся к дамам, — Урсула поспешила к Пинносе через всю залу, по дороге приказав слуге принести для нее вечернее платье.

— Я больше не зарвавшийся щепок, Геронтиус! — бросила Пинноса, пока к ней не подошла Урсула. — Я подросла и вполне готова подрезать твое брюхо. Кстати, ты даже этого не смог сделать ради моего отца! И я собираюсь это доказать. — Тут Пинноса повернулась к головному столу. — Я здесь и сейчас бросаю вызов Геронтиусу — вызываю его на поединок!

— Что? — закричал Геронтиус. — Поединок с тобой?

— Пинноса, пойди сядь за стол! — умоляла девушку Урсула.

Та медленно и неохотно вложила нож в ножны, потом подошла и встала перед Геронтиусом, глядя ему прямо в лицо.

— Что такое? Ты уже настолько утратил свое мужество, что не можешь сразиться даже с женщиной? Ха! — И она сплюнула ему на ноги. — Как я и сказала: просто жирный пустослов.

Еле сдерживая свой гнев и не в силах больше выносить унижений, Геронтиус бросил вопрошающий взгляд на Константина. Тот удивленно приподнял бровь и молча пожал плечами, как бы предлагая ему самому справиться с ситуацией.

Тогда Геронтиус медленно повернулся к Пинносе.

— Ну что ж, я готов тебя проучить, если ты так меня об этом просишь. — При этих словах Геронтиус натянуто улыбнулся, поклонился дамам и сел за стол, повернувшись к Пинносе спиной.

— Завтра утром в южной долине, после того, как на колокольне отзвонят к утренней, — отчеканила Пинноса.

— Завтра так завтра, — бросил Геронтиус, не утруждаясь обернуться.

Пинноса выглядела вполне удовлетворенной. Она одарила почтительным поклоном сидевших за двумя основными столами, вежливо поприветствовала римских гостей, а затем позволила Урсуле отвести себя к женскому столу.

— Здравствуйте. Рада вас видеть, — уже по-свойски тепло обратилась она к знакомым гостям, по дороге успев схватить кое-что из угощения и кубок с вином.

VIII

Новость о поединке распространялась со скоростью лесного пожара.

Проезжая по дороге, ведущей от замка к южной долине, Урсула неожиданно для себя оказалась окруженной центурионами, легионерами и простыми жителями городка. Кордула и ее подруги вместе с римской делегацией в это время уже сидели под большим вязом возле реки. Слуги угощали их всяческими деликатесами, доставленными сюда на специальном ялике, пришвартованном неподалеку. Спешившись, Урсула присоединилась к гостям.

Спустя несколько минут появились Константин и Констант. Слуги везли за ними бочонки лучшего вина из погребов дворца.

— Прекрасное утро для поединка, — сказал Константин, явно отдохнувший и пребывавший в приподнятом настроении. — Давайте же выпьем за бедолагу Геронтиуса и его несчастье — девушку, которая отомстит за увечья своего бедного отца.

— И пусть победит сильнейший, — также с иронией добавил Констант, когда кубки были наполнены.

Пирующие в знак согласия подняли руки.

Урсула любила дворцовое вино. Пригубив его, она с удовольствием втянула в себя свежий майский воздух, смешанный с тонким ароматом напитка.

Она чувствовала, как чудесное сочетание вкуса и запаха будит в ней ощущение радости, предвкушение скорого счастья. Она сделала еще один небольшой глоток и стала наблюдать за проблесками первых солнечных лучей сквозь матовые от росы верхушки деревьев.

Тут с верхней части дуба, стоявшего возле входа в долину, раздался раскатистый голос охотничьего горна. Урсула тихо улыбнулась, а Бриттола воскликнула: «Это Пинноса! Она на дереве!»

Протяжный резкий звук повторился еще два раза: прозвучал сигнал о начале турнира. Ветви дуба дрогнули, и Пинноса спустилась вниз по веревке на одну из нижних ветвей. Она еще трижды протрубила в рог и спрыгнула на землю со словами: «Я вижу свою добычу! Я иду за ней!»

Пинноса прошла сквозь собравшуюся толпу, ни на шаг не отклоняясь от выбранного пути к «жертве».

Люди, поняв, что поединок непременно состоится, подались назад, образовав круг. Когда они расступились, все увидели Геронтиуса, который вместе с несколькими другими воинами только что прибыл на небольшой лодке и высаживался в дальней стороне долины.

Пинноса дошла до центра импровизированной арены и застыла, неподвижно ожидая противника.

Геронтиус некоторое время стоял молча, меряя Пинносу угрюмым взглядом, словно оценивающий соперника медведь. Потом он поправил шлем, подтянул перевязь меча и медленно направился к ней.

Король Дионот вышел вперед и обратился к собравшимся:

— Пинноса из дома Флавия. Сегодня тебе оказана честь центурионом британских легионов Геронтиусом, который принял твой вызов. Пусть сначала говорит эта молодая женщина, чтобы мы узнали, чего она хочет.

— Ваше Величество, я пришла сюда, чтобы отомстить за несчастье, приключившееся с моим отцом, великим воином Марком Флавием. Он был не только брошен этим человеком в самом разгаре боя, когда больше всего нуждался в помощи, но и претерпел муки стыда и унижения от увечья, с которым остался на всю свою жизнь. Раны его были недостаточно глубоки и тяжелы, чтобы дать ему погибнуть, приняв почетную смерть героя. Но этих уродующих ран вообще могло бы не быть, если бы не Геронтиус, который бежал с поля боя, ослепленный страхом за свою жизнь, как трусливая крыса, каковой он и является!

Пинноса заметила в толпе Урсулу, и они обменялись легкими кивками приветствия и поддержки.

— Я хочу, Ваше Величество, отомстить за своего отца, который живет сейчас жизнью беспомощного инвалида. Пусть он знает, что его страдания и позор отомщены и что трусливого негодяя Геронтиуса проучила простая женщина! — Она сделала несколько шагов по направлению к Геронтиусу и горящим взглядом впилась в его глаза. — Потому что именно Геронтиус должен был следить за сохранением строя, окружавшего моего отца, когда начался первый обстрел стрелами. Это Геронтиус решил отозвать солдат назад, к безопасной основной линии и ждать, пока все войско не перегруппируется. Это Геронтиус предпочел провозгласить Марка Флавия погибшим, чтобы не присоединяться к группе, отправившейся на его поиски, которая спустя долгое время после окончания битвы все-таки нашла моего бедного отца почти захлебнувшимся собственной кровью! — Пинноса развернулась к людям. — И поэтому я клянусь, что сейчас, наконец, отомщу за его унижения!

Последние слова она прокричала так, чтобы сами небеса слышали ее клятву: «За честь дома Марка Флавия!»

«Марк Флавий! Марк Флавий!» — толпа быстро подхватила клич, который прокатился оглушающей ритмичной волной.

Среди выкрикивавших имя отца Пинносы были и центурионы. Геронтиус бросал на них угрожающие взгляды, но когда клич подхватил Констант, он отказался от попыток их приструнить.

— А ты, Геронтиус, генерал Легиона! — королю пришлось почти кричать, чтобы его услышали. — Что ты можешь сказать в ответ на это обвинение?

Толпа тут же замолчала. На мгновение тишину нарушало только пение птиц.

— Мне нечего добавить к тому, что уже сказано! Я хочу лишь преподать этой девице урок, который ей следовало бы давно усвоить, и поставить ее на место! Да, ее отец был хорошим воином, и мне его жаль. Жаль то, что от него осталось. Но в тот день, о котором она говорит, бой направил меня в одну сторону, а его — в другую! Вот и все, ничего особенного! Если она не может с этим смириться, то это ее личная трагедия, и к чести ее отца никакого отношения не имеет. — Он нетерпеливо теребил свой меч. — А теперь покончим с этим! Мне есть чем занять себя, кроме того, чтобы учить девиц уважать мужскую работу!

— Ну, что ж, — сказал король. — Тогда начнем поединок. Геронтиус, ты, как вызванный, можешь выбрать оружие для первого боя.

— Лошади, копья и мечи!

Артемиду, лошадь Пинносы и каурого жеребца Геронтиуса привели на поле. На них не было упряжи. Противникам были выданы одинаковые копья и щиты.

Пока шли приготовления к поединку, Урсула тихонько отвела Константа в сторону от Константина и остальных.

— Доверься Геронтиусу, и он выберет копья, — сказала она. — Честнее было бы взять только мечи.

— Геронтиус и не старается играть честно. Ему важно выиграть, любой ценой. Он всегда умел это делать. Поэтому тут и оказался.

— Тебе приходится биться с ним бок о бок?

— Обычно нет. Отец организовал армию так, что наши солдаты занимают совершенно разные позиции. Только если мы идем в широкое наступление, или происходит смешение строя, мы можем оказаться рядом.

Констант увлекся наблюдением за приготовлениями к поединку, а Урсула продолжала смотреть на него с беспокойством, плотно угнездившимся в сердце.

В этот момент Пинноса вскочила на Артемиду, и все, включая Константа, издали громкий одобрительный клич.

Вот оно! Опять. Тот самый страх, который охватывал ее без каких бы то ни было причин. Ей показалось, что вокруг сердца свиваются тугие холодные кольца ужаса.

— Не доверяй ему! — внезапно крикнула она. — Не доверяй ему никогда!

— Что? — Констант посмотрел на нее с непонимающей улыбкой. — Кому не доверять?

— Геронтиусу, конечно! Ты теперь стал его главным соперником и сам только что сказал, что Геронтиус сделает ради своей победы все что угодно. Любимый, я прошу тебя, как бы тесно ни сталкивала бы вас битва, никогда не доверяйся ему. Особенно, если…

— Если что, дорогая? — Он наклонил голову так, чтобы приблизить ухо к ее губам.

— Особенно, если погибнет твой отец, — прошептала она.

Он посмотрел на нее с любовью и собрался что-то сказать, но очередной одобрительный вопль толпы вернул его к происходящему.

— Мы поговорим об этом чуть позже, — сказал он, смущенно улыбаясь. — Смотри, они уже готовы к первому заходу!

Геронтиус снял свой шлем с султаном и, как Пинноса, остался в одной тунике, подпоясанной кожаным ремнем. У обоих в руках были короткие копья и круглые щиты.

— Это испытание на проверку умения управлять лошадью, — объяснил Констант, зная, что Урсула никогда раньше не видела подобных состязаний.

— Как они будут это проверять? — спросила она, взяв его под руку и прильнув к нему.

— Они поедут без седел, и им нельзя будет не только держаться за лошадь, но даже прикасаться к ней руками. Я не знал, что Пинноса обладает таким мастерством. А ты?

Урсула не ответила, лишь молча кивнула головой. «Ох, Пинноса! Неужели тебе не ведом страх? Неужели за тебя должны бояться другие? Так, как я боюсь за Константа?»

Пинноса и Геронтиус вывели своих лошадей на позицию: друг напротив друга на противоположных сторонах образованной зрителями арены. Без единого слова или сигнала они одновременно пустились в атаку. Толпа заревела в предвкушении столкновения. Крик «Марк Флавий!» зазвучал еще громче.

Они приближались друг к другу. Теперь они могли нанести друг другу удар. Звук железа, бьющегося о кожаный щит. Артемида встала на дыбы. Толпа загудела.

— Если она упадет — все будет кончено, — сказал Констант скорее для себя, чем для Урсулы.

— Держись, Пинноса! — крикнула Урсула.

Пинноса удержалась на лошади, но не более того. Урсула видела, что все ее силы ушли на то, чтобы не схватить Артемиду за гриву. Она выронила копье, которым пользовалась для сохранения равновесия.

Геронтиус проехал вперед, победно потрясая копьем, и тут же заставил своего коня развернуться для второго захода.

Артемида еще не успела успокоиться, когда Геронтиус снова набросился на Пинносу, метя в незащищенный бок. В последний момент Артемида подчинилась воле своей наездницы и сделала шаг назад, отправив удар Геронтиуса в пустое пространство. Тот покачнулся, и теперь уже его жеребец встал на дыбы. Пинноса поравнялась с ним и ударом своего щита заставила отойти назад. Когда лошади разошлись, он дернулся вперед и поранил щеку об острую кромку щита.

Вид крови разгорячил и без того возбужденную толпу, которая разразилась новыми криками, когда всадники приготовились для следующего захода.

— Третий заход! — воскликнул Констант. — Я еще никогда не видел, чтобы в таком состязании доходили до третьего захода!

Соперники бросились друг на друга. Пинноса уклонилась как раз вовремя, Геронтиус промахнулся, и его грузное тело дало крен вслед за копьем. Когда она увернулась и от следующего удара, нападавший на время вовсе потерял ориентацию и способность управлять конем. Жеребец занервничал и отскочил в сторону. К огромной радости толпы, Пинноса умудрилась заставить Артемиду обогнуть коня Геронтиуса и нацелилась схватить его копье. Но как только она нагнулась вперед, конь Геронтиуса встал на дыбы, и Пинноса вместо копья рванула руку противника. Они оба потеряли равновесие и упали.

— Ничья! — в восторге закричал Констант, стискивая Урсулу в таком сильном объятии, что она почувствовала боль в ребрах.

Пока обессиленная Пинноса, пытаясь отдышаться, вставала на ноги, Геронтиус успел ее опередить. Он предательски подскочил сзади и с силой ударил ее щитом по спине. Пинноса упала лицом в разрытую землю.

Толпа разразилась недовольными возгласами.

— Геронтиус! Борись честно! Помни, она всего лишь девица! — крикнул Константин.

— Короткие мечи! — закричала Пинноса, успев подняться и отплеваться от земли. — Короткие мечи и щиты! Все, Геронтиус, держись. Теперь мы будем биться по-настоящему.

Толпа возбужденно зашумела, предвкушая хороший бой на мечах. Никто не обратил внимании на гонца, который галопом пролетел свободную часть долины, спешился и направился прямо к Константину. Никто, кроме Урсулы. Она освободилась от объятия Константа, чтобы посмотреть, что посыльный передаст Константину.

Судя по тому, как вел себя гонец, новость была очень важной. Улыбка постепенно сошла с лица Константина; казалось, даже плечи его поникли. Наблюдая за ним, Урсула почувствовала, как ее сердце снова сжалось от ледяного страха. Она инстинктивно повернулась к Константу, чтобы заглянуть ему в глаза, но тот был поглощен боем. Тогда она оставила его и подошла к своему отцу, чтобы сопроводить ею к Константину.

Урсула осталась рядом с ними до тех пор, пока прибывший воин не повторил содержание своей депеши с континента. Прислушиваясь к его словам, она с ужасающей ясностью понимала, что они озвучивают приговор Судьбы.

Три племени бургундов и два свевов прорвались через границу. Они перешли Рейн возле Майнца и Аргенторатума.[16] Приграничные войска разбиты и рассеяны. Остатки кельнских гарнизонов, Аргенторатума и войск треверов[17] после отъезда двора из Арля разметаны по всему континенту. Полчища германцев переходят границу, а вся оборона, которую способны обеспечить города, — лишь закрытые ворота. Германия и Галлии открыты для вторжения.

Константин и отец Урсулы молча смотрели друг на друга. Ей показалось, что время тянется бесконечно долго. Потом с тяжелым вздохом человека, принявшего нелегкое решение, король заговорил.

— Время пришло. Приказов императора ждать больше нечего. Мы должны немедленно приступить к исполнению нашего плана.

— Мы выступаем завтра, — с мрачной решимостью подтвердил Константин. — Констант на восходе выйдет с первой конной. Они должны как можно быстрее добраться до побережья и пересечь пролив. Таким образом, мы сможем собрать оставшиеся в Германии и Галлии силы еще до прихода всего нашего войска. Я с основными частями выйду ближе к полудню. Мы отправимся к Лондинию, где нам необходимо завершить некоторые приготовления перед отправкой в порты.

— Марк Флавий! — крикнула Пинноса, показывая, что она готова ко второму туру. Толпа заревела, предвкушая продолжение поединка.

— Мы начнем подготовку к походу, как только насладимся этим зрелищем, — Константин оглянулся и заставил себя улыбнуться. Обняв короля и Урсулу, он развернул их лицами к соревнующимся противникам. — Ну же, друзья! Давайте насладимся тем, что нам вскоре придется защищать в настоящем бою!

Пинноса дважды ударила по щиту Геронтиуса, оставив на нем глубокие следы, и лишь после второго тот ответил. Мечи скрестились. Геронтиус не ожидал от Урсулы такой ярости и удивительной силы, которая застала его врасплох. Ее атака заставила его, спотыкаясь, отступить шагов на пять. С трудом восстановив равновесие, Геронтиус перешел в контратаку. Он бил с сокрушительной силой. Пятью мощными ударами Геронтиус сначала согнул, а потом и расколол щит Пинносы. Но как только он приготовился нанести завершающий удар, она собралась с силой и сделала резкий ответный выпад. Хотя Геронтиус и успел частично заслониться щитом, меч Урсулы оставил глубокий порез у него под мышкой.

Вид крови Геронтиуса привел толпу в неистовство.

Соперники разошлись, чтобы восстановить дыхание. Когда они снова сблизились в центре арены, Пинноса издала громкий боевой клич, полный ярости и угрозы. Она бросилась вперед, ее меч мелькал в серии быстрых круговых движений, и Геронтиусу казалось, что он грозит настичь его со всех сторон сразу. Она сумела трижды нанести сильные удары по корпусу соперника, не обращая внимания на размашистые движения его меча слева и справа. Он упал на колени. Она бросила на землю свой щит и, взяв меч двумя руками, одним ударом его тупой стороны расколола щит противника пополам. Этот удар оставил на теле Геронтиуса еще один кровавый след, в этот раз на предплечье. Когда он попытался обороняться, его удар вверх проткнул лишь воздух — Пинноса успела отскочить в сторону.

Толпа вскрикивала, выражая изумление ее проворностью.

Геронтиус выронил меч и упал на землю возле ее ног. Бой был окончен.

Пинноса приставила лезвие меча к горлу противника и заставила его поднять мокрую от пота голову и посмотреть ей в глаза. Они были так близко друг от друга, что она едва не задохнулась от его смрадного дыхания.

— Я призываю всех, кто видит меня сейчас, стать свидетелями этого поединка. Чтобы они могли подтвердить безо всякой лжи и преувеличения, что Марк Флавий был отомщен, а этот подлец по имени Геронтиус ответил за свои мерзкие делишки. Даже если он и стяжает славу и почет в чьей-либо армии, среди не знающих его людей… — Она снова посмотрела на поверженного противника. — Или, наоборот, среди знающих и таких же, как он сам… Мы всегда сможем напомнить всем: это Геронтиус, навечно опозоренный поражением, принятым от простой девицы.

Толпа одобрительно заревела: «Пинноса! Пинноса!» и «Марк Флавий! Марк Флавий!»

Урсула вернулась к Константу. Он увидел ее и отставил кубок с вином, чтобы обнять невесту. Их разделяла какая-то пара шагов, когда между ними вклинились жены римских гостей и стали вразнобой выражать свое восхищение и сыпать вопросами.

— Неужели все британские женщины умеют так сражаться?

— Сколько Пинносе лет?

— Кто такой Марк Флавий?

Урсула постаралась ответить всем вежливо, не сбиваясь с мысли, но при этом наблюдала за тем, как Константин отошел в сторону, кивком позвал сына за собой и крикнул находившимся на месте поединка центурионам, чтобы те незамедлительно последовали в казармы. Она лишь смотрела, как любимый помахал ей на прощанье и ушел прочь, чтобы там, далеко от нее, быть подхваченным вихрем неведомых событий.

— Неужели все ваши знатные девушки умеют ездить на лошади без седла?

— А что вы надеваете, когда едете на охоту?

Вопросы сыпались один за другим. Свой собственный голос, отвечающий на эти вопросы, удивительно спокойный, она слышала будто издалека. Глубоко в сердце ее пожирали языки черного пламени страха. Ее душа кричала: «Не уходи. Констант! Прошу тебя, не уходи!»

IX

Следующий день прошел для Кориния в суете и хлопотах. Каждый его житель, мужчина, женщина или ребенок, был занят приготовлениями к выступлению армии. Колесных дел мастера и плотники ремонтировали повозки и колесницы. Кузнецы, сапожники, портные и кожевенники штопали старое обмундирование и шили новое. Слуги мыли и чистили все, что входило в армейскую поклажу. Дети бегали с поручениями, принося воду, передавая сообщения и разнося посылки во всех направлениях. Артиллеристы ходили по городу, добывая необходимые припасы, проверяя имеющиеся и упаковывая все надлежащим образом. Лекари осматривали всех недужных, стараясь, чтобы ни одна царапина не ускользнула от их внимания. Ветеринары проверяли здоровье лошадей. Даже сторожевые псы и те не остались в стороне.

Цирюльникам в тот день пришлось выдрать пятьсот зубов. Через много лет они были сложены в специально изготовленную для этого костяную шкатулку, которую поместили в базилике в ногах статуи императора Клавдия, который присоединил Британию к Римской империи.

Гонцы и не занятые на других работах солдаты проверяли, как закреплен груз, все ли собрано на местах стоянок и в бараках. В порты были отправлены гонцы с приказом разыскать оснащенные грузовые галеры, с экипажем, готовым пересечь пролив.

Старшим посланцев был назначен Морган, а это значило, что он должен покинуть город одним из первых. Так случилось, что Урсула выглянула в окно своей комнаты, выходящее прямо на дорогу в Лондиний, как раз в тот момент, когда на ней показался Морган. Стражник у ворот протрубил громко и пронзительно, потом сигнал дополнился еще тремя короткими звуками, и с той части казарм, где квартировались гонцы, послышался громкий прощальный клич. Морган, вылетев за пределы городских ворот уже во весь галоп, постепенно стал удаляться в сторону Лондиния.

Когда всадник подъехал к небольшому подъему на дороге, из-за дерева перед ним показалась фигура и жестами приказала ему остановиться. Урсула сразу поняла, что это Кордула.

X

— Стой! — закричал Морган, натягивая поводья Гермеса.

— Вот как! — игриво сказала Кордула. — Ты думал, что сможешь ускользнуть, да? Думал, что уедешь, так и попрощавшись?

Морган отъехал совсем недалеко от города, и поэтому спешиваться ему было нельзя. За ним наблюдали десятки глаз, и такой поступок посланника мог быть воспринят как плохое предзнаменование. Он потянулся к своей возлюбленной, которая привстала на цыпочки, чтобы поцеловать его на прощание.

— Кордула, мне нельзя задерживаться, я должен торопиться. У нас мало времени, и мое задание…

— О, замолчи! У меня тоже есть задание: поймать порыв легкого ветра и заставить его исполнить обещанное. — Кордула старалась говорить легко и шутя, но голос предательски дрожал. Сердце ее было полно любви к молодому красавцу, который присоединился к гарнизону всего два года назад. Морган был сыном коневода из приграничных земель. Его отец погиб, когда ирландцы напали на их ферму и выжгли ее дотла. Морган в то время впервые отправился в гарнизон в Деве.

Когда он вернулся, на месте дома нашел только пепелище. Единственное, что у него тогда осталось, — молодой, сильный черный жеребец Гермес, на котором Морган отправился бродить по свету. Они вместе поступили на службу в армию. Осторожный, умный юноша с хорошо подвешенным языком со своим удивительно быстроногим конем быстро завоевал симпатию Константина и репутацию самого скорого гонца на британской земле. Морган и в жизнь Кордулы ворвался как безудержный мартовский ветер. Темноволосый юноша и девушка с рыжими волосами и россыпью веснушек сразу проникнись взаимной пылкой любовью.

— Почему бы тебе не выехать с открытого места, а потом вернуться и встретиться со мной, скажем, в Хог Ботом Вел? — предложила она. — Я буду там очень скоро, совсем одна. И у меня есть для тебя сюрприз…

Но Морган ее прервал.

— Нет, — твердо сказал он. Однако лицо его выдало то, что скрыл голос. Кордула увидела, как сильно хотелось ему согласиться.

— Прошу тебя! — умоляла она. — Совсем ненадолго!

— Нет. — Морган решительно отстранился от девушки, пытавшейся погладить его лицо и поцеловать. Жеребец от неожиданно резкого движения своего наездника отпрыгнул в сторону, и Морган с трудом удержал его на месте. — Нет, любимая. Я должен ехать.

— Тогда возьми меня с собой, — простодушно предложила она. Разум ее понимал, что это невозможно, но каждая частичка ее тела стремилась быть рядом с ним, уехать вместе и никогда не терять его из виду.

Наконец он освободился от руки Кордулы. Гермес тут же успокоился, и Морган смог взглянуть в ее глаза и нежно сказать: «Мне очень жаль, но я не могу этого сделать».

С этими словами он хлестнул коня, и огромный жеребец рванулся вперед, прочь от города. Морган, обернувшись, на прощание махал Кордуле рукой, пока не скрылся из виду. На девушке была ярко-красная накидка, краем которой она тоже махала вслед Моргану, даже когда он растворился в придорожном пейзаже.

Прошло немало минут с тех пор, как исчез силуэт всадника на черном коне, а Кордула так и стояла, застыв на месте. Накидка безвольно повисла на поднятой руке, потом упала и свернулась возле ее ног. Кордула в слезах осела в дорожную пыль. Ее сердце было разбито.

XI

Урсула знала, что, как только Морган исчезнет за линией горизонта, каждая секунда жизни будет приносить Кордуле невыносимые страдания. Она не сможет ни думать, ни мечтать ни о чем, кроме его возвращения. Урсула знала об этом, потому что чувствовала то же самое, когда уезжал Констант.

«Выдастся ли нам возможность побыть наедине перед расставанием?»

Она вспомнила о том, как много должно быть сделано для того, чтобы поход и переправа через пролив были успешными и безопасными. И за этим следили старшие полководцы и военачальники.

«Я не увижу его сегодня до поздней ночи, если увижу вообще. А завтра при первом луче восходящего солнца он уедет со своими войсками». Ее пронзила ужасная мысль о том, что она сможет попрощаться с ним только на публике в окружении вельмож.

— Олеандра! — крикнула она. — Беги к казармам и передай Константу сообщение. Скажи ему, что я бы хотела с ним встретиться, когда они сделают перерыв на ужин.

— Прошу прощения, госпожа, но я только что слышала, что генералы и ваш отец уже приказали, чтобы горячие блюда и угощения принесли прямо в залу, где они совещаются. Они не будут делать перерыв на ужин.

— Тогда скажи ему, что я буду ждать его в полночь в дворцовом саду.

— Слушаюсь, госпожа.

Урсула снова посмотрела за окно, на фигуру все еще рыдающей на дороге кузины. Глубоко вздохнула, промокнула глаза краешком платка и вернулась к своему рукоделию.

XII

Полночь застала Урсулу в самом нарядном летнем платье, сидящей на колоннаде дворцового сада. Она смотрела на звезды. Там сияла Малая Медведица, созвездие, в честь которого ее назвали.[18] Вечный танец вокруг Полярной звезды объединял ее с Большой Медведицей.

— Неужели только на небесах мы сможем найти свое истинное прибежище, где проведем вечность наедине и в объятиях друг друга? — спросила она вслух.

Так она просидела всю ночь на своем посту, пока предрассветная дымка не разбудила петуха и его крик не прервал ее размышлений. Олеандра тихо посапывала невдалеке, под разлапистой ивой. Петушиный крик возвестил начало нового дня, и дворцовые кухни почти сразу наполнились звуками пробуждающейся жизни. Проснулись и засуетились слуги. Ночной отдых закончился.

Урсула глубоко вздохнула и пошевелилась.

— Пойдем, Олеандра, — сказала она, с трудом разминая затекшие суставы. — Пора готовиться к прощальному параду.

Олеандра зевнула и медленно поднялась на ноги, чтобы отправиться вслед за Урсулой. Проходя по колоннаде, она заметила маленький предмет, лежащий возле опустевшего стула, наклонилась и подняла его.

— Госпожа! — крикнула старая служанка. — Вы обронили свой портрет!

XIII

Констант в парадных доспехах выглядел великолепно. Его шлем и панцирь были начищены и отполированы. Яркие цвета туники и плаща оттеняли блики утреннего солнца на доспехах. Он был свежевыбрит, что смягчало усталые тени под его глазами. Он тоже не спал всю ночь, проведя ее над военными картами со своими командирами.

Его солдаты, конные воины, уже сидели верхом. Они выстроились группами по двадцать человек: по пять в четыре ряда. Парад проходил в Форуме Кориния, единственном месте, способном вместить столько людей за раз. Солдаты выезжали на арену, делали полный круг, после чего покидали город. Сегодня только авангард Константина сможет покрасоваться в парадной форме, пройти конным строем через весь город и послушать речи на прощальной церемонии. Основные корпуса пехоты и кавалерии выйдут в поход в своей обычной униформе. И не станут собираться вместе, в единую армию до тех пор, пока они не дойдут до широкой равнины по дороге, ведущей в Лондиний. Для проведения прощальной церемонии трон Дионота был поставлен в конце Форума, на возвышение, застеленное большим фиолетовым ковром. В королевской свите были принцесса Урсула, высокопоставленные гости из Рима с женами и местная знать с семьями, включая Бриттолу, Марту, Саулу и Кордулу. Пинноса тоже была там, на этот раз одетая в дорогое нарядное платье, белое с золотой каймой. Ее длинные рыжие волосы были украшены желтыми и алыми лентами.

Констант стоял у ступеней подиума, сосредоточенный, держа шлем с перьями возле правого плеча. Константин и Геронтиус на конях располагались в качестве Почетного караула по обе стороны от подиума, на котором восседал король со свитой. На обоих жеребцах были парадные церемониальные маски, такие тяжелые и громоздкие, что их приходилось снимать, чтобы перевести лошадь с места на место. Рука Геронтиуса, раненная в поединке предыдущего дня, была перевязана.

Подруги Урсулы не смогли отказать себе в удовольствии потешиться над злобным толстяком. Марта подвела к нему других девушек со словами: «Обратите внимание на этого огромного воина, могучего генерала, принявшего поражение из рук одной девицы!» И все начали смеяться.

Геронтиус покраснел и старался смотреть прямо перед собой, делая вид, что никого не видит.

— Ты ведь понимаешь, о чем они говорят, не правда ли? — игриво спросила Пинноса. — Ах, даже у роз есть шипы!

К этому моменту он уже с трудом сохранял самообладание. Он кипел от ярости, стискивая зубы, а Пинноса продолжала говорить.

— А на этой розе еще предостаточно шипов, Геронтиус!

Теперь девушки потешались так громко, что вся свита стала выражать неудовольствие. Урсула была вынуждена покинуть свое место возле отца, чтобы утихомирить подружек.

В этот момент резкий сигнал рога призвал собравшихся к тишине, и король Дионот вышел вперед, чтобы поприветствовать пришедших на Форум.

— Люди Кориния, уважаемые гости и солдаты британской армии! Я стою пред вами, в смирении перед великолепием силы и мужества нашей армии! Конная Армия, я приветствую вас! — Он поднял руки высоко над головой. В лучах утреннего солнца его перчатки мерцали от особого покрытия из золота и молотого стекла. Толпа отозвалась восторженными восклицаниями.

— Сегодня вы нас покидаете. Вскоре вы смело отправитесь через море на помощь нашим оставшимся без защиты друзьям. Безо всякого сомнения, там вам предстоит дело, связанное со сложностями и опасностями, но такие сильные и смелые воины легко справятся с любыми из них. Пусть наши братья в Германии и Галлии знают, что британская армия — самая сильная в Риме!

Одобрительный рев толпы прервал его.

— Идите же, мужи Британии! Идите и спасите Германию и Галлию, выполните свой долг! Герои! Защитники! Станьте легендой! — Король сделал паузу, дождался, пока толпа стихла, а потом продолжил более спокойно: — Только запомните мои слова. Когда вы покинете наш драгоценный остров, который мы считаем своим домом, помните, что каких бы славы и почета вы ни достигли на континенте, вы навсегда останетесь для него чужаками. Только для нас и только для родных мест вы будете сыновьями, братьями, мужьями и настоящими друзьями. Поэтому, став героями, возвращайтесь домой. Принесите свою славу и победу домой! Но самое главное… — он помедлил. — Главное — возвращайтесь домой! Живыми и здоровыми! И как можно скорее!

На мгновение над Форумом повисло молчание, и бравые кавалеристы обменялись взглядами со своими любимыми.

Все время, пока говорил отец, Урсула наблюдала за Константом. Он стоял навытяжку лицом к Форуму, но она знала, что он может видеть ее краем глаза. Когда речь короля подходила к концу, на его скуле явственно заблестела слеза.

— Видишь эту слезу? — прошептала она чуть слышно на ухо Кордуле, которая стояла рядом с ней. — Как бы я хотела ее отереть.

— И поцеловать? И коснуться рукой?

Сестры посмотрели друг на друга. По их щекам струились слезы, губы дрожали. Урсула потянулась к Кордуле и крепко сжала ее руку. Все ее существо отчаянно стремилось прижаться к Константу, но торжественность парада не позволяла и мыслей о подобных вольностях.

Во внезапно образовавшейся пустоте молчания Урсула вдруг почувствовала, что задыхается от собственного бездействия. Она была готова закричать от отчаяния, но вдруг, будто во сне, почувствовала, что медленно отпускает руку Кордулы, поднимает ладони и начинает аплодировать. Вдох, выдох, и весь Форум присоединяется к ней, с криками и овациями. Даже всадники стучали копьями о свои щиты.

Константин обнажил меч и широко взмахнул им, требуя тишины.

— Жители Кориния, досточтимые гости и воины Конной Армии! Я свидетельствую о великой чести, оказанной мне, о чести служить великому королю Дионоту! — Он низко поклонился под одобрительные крики зрителей. — Я также свидетельствую о величайшей чести служить воистину самому смелому и благородному народу во всей Римской империи, гордым жителям Британии! — Он снова поклонился под усилившиеся крики и лишь потом продолжил: — Воины Конной Армии! Никогда не забывайте о главном! Британия — больше чем просто дом для вас. Она — наша жизнь. Ваш почетный долг — защитить свой дом ото всех врагов, где бы они ни были: здесь, на этом острове, или за морями. И никто не сможет исполнить этот долг лучше вас. Салют вам, смелые воины! Воплощенная отвага Британии! Мужество Британии! Сердце Британии!

Поднявшийся одобрительный гул вновь заставил его замолчать. Ожидая, пока смолкнут крики, Константин взглянул на сына и девушку, которая в один прекрасный день должна была войти в его семью.

— Вы долгое время оказывали мне честь, — продолжил он, — доверяя мне защищать вас от опасности. В ответ же, братья бритты, я тоже давно отдал вам самое дорогое, что у меня было, — свою жизнь и верную службу. Сейчас же я отдаю вам то, что дорого мне больше жизни. Я отдаю вам своего сына, Константа!

Толпа снова взревела. Константин принял ее приветствия взмахом руки.

— И сейчас я говорю своему сыну: выполни то, что поручает тебе твой король! Вернись домой! Вернись домой целым и невредимым. Возвращайся поскорее. Но самое главное, возвращайся сюда не потому, что здесь безопасно, а потому, что здесь тебя ждет твое будущее. Твоя красавица невеста, принцесса Урсула!

К реву толпы добавился свист, рев труб и горнов, бой барабанов. Урсула подняла руки, и из ее рукавов вылетело по белому голубю. Оглянувшись, Урсула быстро подмигнула Пинносе, которая помогла ей придумать и исполнить этот трюк.

Публика бушевала от восторга.

Константин снова обнажил и поднял меч, прося тишины.

— Я желаю вам обоим счастья, и пусть ваше будущее будет благословенно множеством детей и внуков. И тогда… тогда, может быть, я смогу отдохнуть от исполнения своего долга. Отдохнуть, наконец, обретя защиту семьи!

Пока публика смеялась шутке Константина, Урсула решительно спустилась по ступеням, подошла к Константу, взяла его лицо в свои руки и поцеловала в губы. Одобрительные возгласы «Еще!» почти оглушили ее. Урсула не заставила себя упрашивать, и на этот раз Констант ее крепко обнял. Немного отстранившись, она подала ему маленький кисет, который вышивала все последнее время.

— Что это? — Константу пришлось кричать.

— В нем мой маленький портрет, который написала Бриттола. Мы сделали для него рамку из дерева и серебра. Я украсила ее сама. Это для того, чтобы тебе легче было меня вспоминать. — Рассказывая ему об этом, Урсула осторожно надевала бечевку кисета ему на шею. Повиснув, подарок ударился о панцирь. Урсула увидела, как глупо это выглядит, улыбнулась и заправила его внутрь, под доспехи. Потом она посмотрела Константу в глаза.

— Он всегда будет со мной. Я не сниму его даже во время купанья. — Он крепко обнял Урсулу за плечи и вгляделся в ее глаза. — И запомни: только в твоем голосе я слышу зов семьи. Только в твоих глазах отражается мой дом.

Она так много хотела ему сказать, но из ее уст смогли вырваться только два слова: «Возвращайся скорее». Они поцеловались в третий раз, и публика взвыла от переполнявших ее эмоций.

— Внимание! — взревел Константин, перекрывая многоголосые крики.

Констант отпустил Урсулу. Не в силах его остановить, она наблюдала за тем, как он надевал шлем и поправлял плащ. Вот он садится на коня, поправляет меч и выезжает на позицию перед строем. Его помощник подал ему штандарт, и когда Констант поднял знамя над головой, Форум взревел еще громче, хотя, казалось, это было уже невозможно.

— Генерал! Вывести войска!

— Слушаюсь! Легионеры! Вперед, марш!

Констант развернул коня и отсалютовал королевской свите и высоким гостям. В тот момент их с Урсулой глаза все-таки встретились. У них было лишь одно драгоценное мгновение, но они оба сумели за него сказать друг другу очень многое. Их глаза говорили: «Береги себя!», сердца вторили: «Помни меня!», «Я дождусь тебя!», «Я тебя не забуду!» Но время истекло. Прощальные слова произнесены, и вот конь Константа развернулся и повлек своего всадника прочь. Констант приложил руку к губам и послал ей воздушный поцелуй. Она едва успела ему ответить, пока он мог ее видеть.

Воины объезжали Форум по почетному кругу, салютуя королю и его свите, и выезжали на центральную улицу, ведущую к Главным Воротам, Лондинию и континенту. Теперь Урсуле был виден только штандарт, парящий в мареве над перьями многочисленных шлемов.

Кордула с подругами, как и другие люди на Форуме, побежали к выходу за легионерами, крича последние слова прощания. Голос Бриттолы звучал громче всех остальных: «Да пребудет с вами Господь!»

Одна Пинноса не бежала вслед за толпой. Она обняла Урсулу и прислонила голову сестры к своему плечу.

— Пойдем, — сказала она. — Ты устала. Тебе надо вернуться к себе и выкроить пару часов сна до отъезда Константина. Все закончится около полудня, и в нашем распоряжении останется еще целый день. Я прикажу приготовить нее для конной прогулки, мы поедем все вместе. Уедем из города, оставим все это позади и поднимемся на северные холмы. Ты найдешь для себя славное тихое местечко для отдыха, а я… — Она улыбнулась. — А я смогу немного поохотиться.

Урсула кивнула и позволила Пинносе отвести себя во дворец. Как только Урсула и Пинноса вышли из Форума, Бриттола, Кордула, Марта и Саула бросились им вдогонку. Шесть девушек, в самом расцвете своей красоты, рука об руку двигались в одном направлении.

ГЛАВА ВТОРАЯ

БЕЗЗАЩИТНЫЕ

I

Под предводительством Пинносы Урсула, Бриттола, Кордула, Марта и Саула возвращались с двухдневной охоты в полных дичи лесах короля Дионота. Ранним утром, свежие и бодрые, но уже соскучившиеся по уюту опочивален, девушки выехали из леса. Они направлялись к главной дороге на Кориний, в нескольких милях севернее Глостера.

Поднявшись на холм, они увидели крытую телегу, на которой ехала крестьянская семья. Даже издалека было видно, что ослами, впряженными в повозку, управлял глубокий старик. Рядом с ним сидела молодая женщина с двумя грудными детьми, громкие крики которых разносились по округе. Две старшие девочки устроились в задней части телеги вместе со скарбом. Три раба шли впереди, нагруженные одеждой, флягами с водой и даже кое-какой мебелью.

Пинноса подала своей группе сигнал остановиться и вместе с Урсулой поскакала вперед, чтобы узнать, в чем дело. Подъехав поближе, Пинноса узнала сидевших на телеге.

— Эльвина Галик? Хьюлвен? — спросила она. — Что случилось? Куда вы едете?

— Пинноса? Это правда ты? — Молодая женщина, Хьюлвен, с тревогой оглянулась и обняла детей. — Тише, дети. Это друзья, — сказала она им.

Старик, казалось, не замечал двоих всадниц, которые вплотную приблизились к его телеге. Он смотрел прямо перед собой, сохраняя полное молчание. В его глазах, поблескивавших страхом и настороженностью, затаился ужас, о котором явно он не мог забыть, но и не хотел вспоминать.

Хьюлвен заговорила:

— Они пришли в долину со стороны побережья два дня назад. Это были ирландцы. Они убивали, обирали и живых, и мертвых, а что не могли унести, все сжигали. Нам повезло, что мы смогли вырваться из этого ада. Отец рыбачил чуть выше по течению, когда услышал жуткие крики гончара Джинрета, они забили беднягу до смерти. Отец со всех ног помчался на ферму, и у нас только хватило времени побросать что-то из вещей на телегу и бежать, пока нас не увидели. Когда мы добрались до возвышенности и оглянулись, то увидели лишь клубы дыма… На том месте, где стоял наш дом… — Она замолчала. Воспоминания были слишком мучительными. Дети снова захныкали, и она принялась укачивать их. Потом Хьюлвен глубоко вздохнула и продолжила.

— Когда мы добрались до Магниса, он уже был наводнен беженцами. Там тоже было небезопасно, поэтому мы отправились дальше, в Глостер. Туда мы приехали этим утром, перед самым рассветом, и сразу же отправились к гарнизонному центуриону, чтобы просить его послать солдат на защиту от убийц и мародеров! Но он ничего не смог сделать. В его распоряжении оказалось только пятьдесят солдат, и они нужны ему, чтобы защищать город. Однако он сказал нам о том, что вся армия стоит в Коринии. Поэтому мы и отправились туда, чтобы разыскать нашего Джилдреда и…

— Он ушел, — перебила ее Пинноса. — Они все ушли. Вся армия ушла на континент. — Пинноса напряженно подалась вперед. — Хьюлвен, скажи, а моя семья? Ты их видела? Они живы?

Хьюлвен посмотрела на нее. Ферма Галиков располагалась всего на несколько лиг выше дома, где жила семья Флавия. После долгой паузы Хьюлвен покачала головой и прошептала: «Я их не видела… Мне очень жаль…»

Почувствовав волнение всадницы, Артемида остановилась. Заметив, что Пинноса отстала, Урсула увидела, что ее взгляд застыл; девушка напряженно размышляла, будто перед охотой или турниром.

— Слушай меня внимательно, — быстро сказала она Хьюлвен. — Я — принцесса Урсула, дочь короля Дионота и подруга Пинносы. Возьмите наших слуг с собой в Кориний. Вы сможете это сделать? — Хьюлвен кивнула. — Спасибо. Вас щедро наградят. Когда вы доберетесь туда, отправляйтесь прямо во дворец и расскажите обо всем королю. Скажите ему, что вы встретили меня и Пинносу на дороге и что мы отправились в Глостер. Тебе все понятно? — Хьюлвен снова кивнула.

Оглянувшись и увидев, что остальные девушки почти догнали Пинносу, Урсула развернула спою серую кобылу Быструю и отправилась следом за ними. Подъехав к ним поближе, она негромко заговорила:

— Похоже, что на семью Пинносы напали ирландские кочевники.

— Нет! — воскликнула Бриттола. — Откуда ты…

— Мы идем! — наполнил воздух громкий клич Пинносы. Она заставила Артемиду резко развернуться, подняв ее на дыбы. Когда Пинноса пролетала мимо остальных членом группы, ее искаженное гневом лицо напомнило им изображения богини воины. — Вперед!

— Следуйте за ней! Не отставайте! — крикнула Урсула. Девушки пустили лошадей в галоп.

Урсула обернулась к Олеандре:

— Мы должны ехать в Глостер и дальше, в приграничный город, чтобы убедиться в том, что семья Пинносы в безопасности. Скажи отцу, что я вернусь через несколько дней и приведу остальных с собой. Я прослежу за тем, чтобы с ними ничего не случилось. — Она показала на припасы, которые служанка везла в переметной сумке. — Мне понадобится кое-что из еды и фляги с водой.

Олеандра торопливо приторочила сумку к седлу Быстрой, бормоча про себя:

— Это, конечно, хорошо, что ты позаботишься об их безопасности, только кто будет заботиться о твоей?

Закончив возиться с мешком, она схватила Урсулу за ногу в стремени.

— Я знаю, раз ты что задумала, тебя уже не остановить. Ты с детства была неугомонной, а с возрастом становишься еще упрямее.

Урсула, с беспокойством смотревшая на удаляющиеся спины подруг, теперь взглянула на Олеандру. Они обменялись улыбками, и только тогда служанка ее отпустила.

— В Глостер и за его пределы! — крикнула Урсула, когда Быстрая сделала первый скачок. — Я иду!

II

Они ехали быстро и добрались до Глостера менее чем за час. Оказавшись в городе, Урсула и Пинноса спешились и побежали к начальнику охраны, чтобы разузнать о том, что же произошло. Остальных оставили присматривать за лошадьми.

— Первые нести о нападении дошли до нас прошлой ночью, — начальник охраны был пожилым неприветливым человеком, старым солдатом, вступившим в армию в те времена, когда Константин был еще мальчиком. Было совершенно ясно, что он не испытывал ни желания, ни терпения объясняться с молодыми девицами, чьими бы дочерьми они ни были. — Из Магниса прибыл гонец перед рассветом. Он сказал, что за два дня до нападения кто-то из торговцев видел, как ирландцы переходили горы со стороны побережья. Пришло около трех лодок, то есть от двадцати пяти до тридцати человек. Они явно направлялись грабить долину Уай и вполне могли дойти до Магниса. Потом этим утром до нас добрались две семьи, Галик и Валенс, они искали…

— Членов своих семей, мы знаем. Мы встретили Галиков на дороге в Кориний, — перебила его Пинноса, не удержавшись. — А где Валенсы?

— Они все еще в Магнисе, госпожа. Их приютили…

— А что именно вы сделали, чтобы помочь людям в долине? — Пинноса больше не могла сдерживать своего раздражения. — Вы выслали патруль? Вызвали подкрепление в Магнис?

— Нет, госпожа, мы…

— Нет? Почему? — Пинноса принялась нервно мерить комнату шагами.

— Дай этому доброму человеку ответить, Пинноса, — вмешалась Урсула.

— Благодарю вас, госпожа. — Старый солдат опустил голову, собирая воедино остатки терпения и стараясь сдержать рвавшиеся с языка резкие слова. — Нас тут всего пятьдесят человек, и мы должны…

— Так что именно вы сделали? Вы ведь что-то сделали, я надеюсь? — Пинноса в гневе бросилась на начальника охраны. Урсуле пришлось схватить ее за руку, чтобы удержать, к тому же солдат инстинктивно схватился за меч и уже был готов его обнажить.

— Да, госпожа, мы кое-что сделали, — прошипел он сквозь сжатые зубы. — Мы отправили шестерых мужчин из долины Уай в основной гарнизон в Роксетер за поддержкой в тридцать верховых. Они должны будут направиться в Магнис сразу же по извещении. — Увидев, что Пинноса повернулась к нему спиной, он успокоился и продолжил рассказ, уже обращаясь к Урсуле. — Они выйдут из Роксетера ранним утром, а в Магнисе будут самое позднее к полудню.

— Это слишком поздно! — простонала Пинноса. — Вы даете этим ирландским свиньям целый день, в который они могут делать все, что их душе угодно! Они смогут напасть еще на дюжину домов и селений и везде будут грабить, насиловать, убивать! И, если они не перепьют римского вина и не забудут, где привязали свои лодки, к тому времени они еще и сбегут с награбленным. И это все до появления долгожданной подмоги!

— Неужели вы думаете, госпожа, что мои люди, у которых в долине семьи и друзья, не хотели немедленно отправиться им на помощь? — огрызнулся старик. — Разумеется, они рвались в бой! Но они должны были выполнить приказ и отправиться в Роксетер, потому что понимали, что это было единственно правильное решение. Нам здесь отчаянно не хватает крепких воинов, особенно сейчас, когда армия ушла на континент! Я не могу позволить себе рисковать своими солдатами при каждом нападении! Если я буду высылать их на защиту каждый раз, когда кочевники будут нападать на поселения, то за год у меня не останется ни одного солдата!

Пинноса вздохнула. Она посмотрела сначала на Урсулу, потом снова на начальника охраны.

— Значит, пришла пора и женщинам взяться за оружие! — С этими словами она пошла к двери. — Сейчас мы отправляемся в Магнис. Если я и мои подруги встретимся с этими кочевниками, тогда, несмотря на то, что в нашем распоряжении только легкое охотничье вооружение, мы все равно не побоимся принять бой. — Потом добавила, с усмешкой глядя на Урсулу: — Кстати, нас всего шесть человек.

Начальник охраны зарычал.

— Я не могу запретить вам отправиться в Магнис госпожа, но, при всем моем уважении, между девушками в охотничьих нарядах и шайкой ирландских убийц есть большая разница. — Он повернулся к Урсуле. — Я умоляю вас, Ваше Высочество, не совершайте поспешных поступков. Люди из Роксетера и посланцы из долины прибудут сюда уже завтра в середине дня, и они уладят все надлежащим образом. Я понимаю, что должна чувствовать госпожа Пинноса, но мой долг — настоятельно советовать нам воздержаться от поездок и эту ночь провести в Глостере. Если завтра вы решите отправиться в Магнис, я буду счастлив дать вам провожатых. Нет, я даже сам поеду вместе с вами!

Урсула не ответила. Она молча и пристально смотрела на Пинносу. Став свидетелем безмолвной борьбы двух мнений, солдат нерешительно добавил:

— Как бы вы ни решили, Ваше Высочество, вы не доберетесь до Магниса до заката. До него более тридцати лиг.

— Он дело говорит, — сказала Урсула, не отрывая взгляда от Пинносы. — Если бы речь шла только о тебе и обо мне, о наших Артемиде и Быстрой, мы бы добрались туда. Но подумай о Бриттоле и…

— Адовы муки! А ты подумай о моей семье! — прокричала Пинноса.

Казалось, Урсула колебалась всего мгновение. Потом она повернулась к начальнику охраны.

— Спасибо вам за рассказ и щедрое предложение. Я уверяю вас, что мы все тщательным образом обдумаем. Если мы все же решим отправиться в Магнис этим вечером, то сделаем это со всеми необходимыми предосторожностями.

Пинноса и солдат попытались ей возразить, но Урсула прервала их обоих, твердо сказав:

— А теперь не будете ли вы так добры и не подскажете ли нам, где разместились Валенсы?

— Они у торговцев рыбой. Место так и называется Рыболовецкий причал, Ваше Высочество.

— Благодарю вас, — Урсула направилась к двери и уже собиралась выпроводить Пинносу, как вдруг о чем-то вспомнила. — Да, я хотела еще спросить. А куда делись патрульные галеры, которые должны охранять побережье и нас всех от подобных набегов?

Этот вопрос застал начальника охраны врасплох.

— Понимаете, Ваше Высочество, людей у нас не хватает. Три галеры у нас на дозоре, а около десяти на берегу, их чинят и чистят.

— Ха! — взорвалась Пинноса. — Зачем нам чистые галеры, когда нужны плавучие и на посту?

— Хватит, — строго сказала Урсула и вывела, наконец, Пинносу из комнаты.

Валенсы ничего не знали о семье Пинносы и не могли рассказать ничего нового о том, что происходило в долине. Как и Галики, они могли лишь с ужасом вспоминать свое бегство от погибели. Эта семья жила еще дальше от дома Флавия, чем Галики. Спасаясь бегством, они пересекли вершины холмов перед излучиной реки, за которой жила семья Пинносы.

Собрав все сведения, которые им удалось добыть в Глеве, Урсула и Пинноса на закате вернулись к подругам. Когда Пинноса входила на территорию Двора гонцов, где их разместили, ее лицо было темнее тучи. Она вскочила на Артемиду и, не говоря ни слова, направилась к воротам.

— Что происходит? — закричала Бриттола. Она вместе со всеми подчинилась молчаливому знаку Урсулы и тоже стала взбираться на свою молодую кобылу, Перо. — Мы уезжаем?

— Никто здесь ничем не может помочь моей семье, — прокричала, обернувшись, Пинноса. — Значит, нам самим придется это сделать!

— Мы отправляемся в Магнис! — крикнула Урсула, развернула Быструю и направила ее следом за Артемидой.

— Магнис? — удивилась Саула. — Это же приграничные земли! Нам в жизни не добраться туда до заката!

— Это… — начала Марта, пристроившись в хвост, выезжающей через ворота кавалькады.

— Будет нелегко! — подхватили остальные.

III

Они перешли вброд реку Сабрину и направились к пологим холмам в южной части долины Уай. Дорога была хуже тех, к которым привыкли девушки, но не слишком каменистой, поэтому они смогли двигаться по ней хорошим галопом. Пинноса ехала впереди, потому что кроме нее за пределами Глостера никто раньше не бывал. К югу от дороги показались большие просеки с огромными плавильными ямами. Здешние ремесленники готовили вооружение для большей части действующей армии и приграничных территорий, вплоть до западных земель. Плавилен здесь было так много, и располагались они на такой большой территории, что девушки чувствовали резкий запах дыма, хотя ближайшая яма находилась от них в нескольких лигах.

Солнце уже почти село, когда они проехали Арикониум, основное поселение литейщиков. Целую лигу дорога была зажата с обеих сторон всевозможными мастерскими и лавками. На возничем дворе бок о бок трудились кузнецы, плотники и колесных дел мастера. Они строили новые и чинили старые повозки. Девушки рассмотрели несколько мастерских, в которых изготавливали различную домашнюю утварь и оружие, а также лавочки, в которых продавались готовые изделия. Когда Пинноса со своей кавалькадой пролетала мимо них по дороге, шум работы в мастерских смолк, и лишь кое-где рабы продолжали заниматься уборкой. Все же, несмотря на то, что девушки пронеслись сквозь поселок, не сбавляя хода, ужасный смрад и копоть от печей заставили их закашляться и долго моргать, избавляясь от неожиданных слез.

Девушки гнали лошадей во весь опор, и только благодаря этому им удалось добраться до долины Уай и проехать часть ее извилистого контура еще до захода солнца. Предзакатное светило горело кроваво-красным пламенем перед их глазами, напоминая огонь в плавильных печах и выделяя четкие очертания далеких гор, а затем медленно опустилось за линию горизонта. Им посчастливилось покрыть почти три четверти пути до заката, но теперь они оказались на неровной сельской дороге, окруженные сгущавшимися сумерками. Незнакомая местность и наступавшая темнота заставили лошадей Кордулы и Бриттолы нервничать. Они стали дергать поводья и ржать. Пинносе и Урсуле пришлось вернуться к остальным наездницам и образовать плотную группу, чтобы Быстрая и Артемида могли успокоить остальных лошадей. Кавалькада перестроилась в ряды по трое. Пинноса и Марта встали по обе стороны от Бриттолы, а Саула и Урсула взяли под опеку Кордулу. Теперь они ехали медленнее, но впервые с момента отъезда из Глостера у них появилась возможность поговорить.

— Так, значит, это приграничные земли — да, Пинноса? — спросила Марта. — А правда то, что о них говорят? Что у здешних гор есть голоса, а у деревьев — глаза?

— В этих горах видна истинная слава Господня! — к всеобщему изумлению, голос Пинносы дрогнул от восхищения. — Когда-нибудь, Марта, когда мы решим все неотложные дела и у нас появится свободное время, я возьму тебя с собой на эти вершины, чтобы ты своими глазами увидела это величие и почувствовала их волшебство. Даю тебе слово, что они очаруют и заворожат тебя так же, как однажды заворожили моего отца. Он тогда был еще совсем молодым легионером и… — тут ее голос прервался, она явно не справилась с чувствами.

Неловкая пауза длилась до тех пор, пока Урсула не нарушила молчание.

— Расскажи нам об этих землях. Почему твой отец поселился именно здесь, когда с его славой и почетом он мог остаться в любом городе Британии или Галлии и даже в самом Риме?

— С чего начать? — теперь Пинноса говорила спокойно, с присущими ей богатыми интонациями. — Пожалуй, начну с Магниса. — Она глубоко вздохнула. — Скоро вы все увидите сами. Магнис едва ли можно назвать городом. Все началось с постройки заставы, и военные укрепления сохранились там и по сей день. Я там родилась, и хотя я и училась в Глостере, всегда буду считать именно это место своим настоящим домом. В Магнисе нет привычных прелестей городской жизни: ни дорогой одежды на горожанах, ни украшений. Даже еда там самая простая. В городских закромах хранится только один сорт масла и один сорт вина, несмотря на то, что старик Саинус любит каждый месяц давать ему новое название! — она рассмеялась. Пинноса избавилась от сковывавшего ее напряжения, и это помогло успокоиться всем остальным. — Люди здесь тоже очень простые. Хотя все они разные, их объединяет любовь к этим диким приграничным землям.

Она снова вздохнула.

— На самом деле эти земли начинаются лишь за пределами Магниса. Там почти никто не живет. Разве что горсточка горцев. В горах можно встретить только патрульных, правда, их там много. Только раньше, конечно, было еще больше. Для легионеров эти земли — настоящая находка. Там они могут устраивать отличные тренировочные лагеря, чтобы учить молодежь разбивать палатки, проходить марш-броски и выживать один на один с дремучими лесами. Эти леса могут многому научить как пехотинца, так и всадника.

— Но ведь эти земли используются не только как тренировочные полигоны, правда? — спросила Бриттола. — Должно же на них происходить и что-то другое?

— Ты спрашиваешь, служат ли они защитой от ирландских набегов? — Пинноса повернулась к Бриттоле. — О, да. В жаркие месяцы ирландцы прибывают сюда на лодках. В прибрежных водах есть свои патрули, но некоторым все же удается прорваться. Добравшись до берега, бандиты уходят в леса, понимая, что от дойных римских коров их отделяют только эти горы. Раньше, до того как большую часть пограничных войск отправили на укрепление основной армии, горный патруль почти всегда отлавливал этих бандитов, еще на дальних подступах к городам. — Пинноса посмотрела вдаль, на чуть различимые силуэты вершин. — А теперь, когда число патрульных так сильно сократилось, варварам стало легче добиваться своего. Они добираются до долин, и…

Снова повисла пауза, и это неловкое молчание побудило всех остальных с ожиданием посмотреть на Урсулу. Та кашлянула и уже собралась было заговорить, как Пинноса, переведя дыхание, отмахнулась от тяжелой мысли и продолжила рассказ.

— Знаете, отец впервые попал в эти горы, когда ему едва исполнилось шестнадцать лет. Он только поступил в легион. Он сразу влюбился в эту красоту и величие природы и дал себе слово, что однажды придет сюда, чтобы построить здесь свой дом. Шли годы, его заслуги находили признание, и он стал одним из величайших центурионов, одним из основателей нынешней армии Константина. Но пришло время искать себе дом, постоянное пристанище для семьи. Нас было уже четверо: мама, я и двое моих младших братьев. Долина Уай тогда еще была не обжита, в ней стояло лишь несколько небольших домов, как у Галиков. Когда отец объявил о своем намерении расчистить место и построить здесь целую виллу, кое-кто в Магнисе и Глостере решил, что он сошел с ума. Эти люди сказали то же самое, что и ты, Урсула: зачем, мол, селиться в этой глуши, когда можно выбрать себе дом из лучших вилл Британии, Галлии или Италии? Но в то время горные патрули неусыпно охраняли покой долины, и отец остался неколебим в своем решении. Я помню, как он говорил матери, которая сначала не хотела ехать за ним: «Я знаю эти горы, и они знают меня. Они стали такой же частью меня, как ты и наши дети. Они позволяют мне укрощать их свободолюбивый дух, а в ответ я позволяю им владеть моим сердцем».

Пинноса снова замолчала, только на этот раз в молчании не было никакой неловкости. Девушки смотрели вперед, на близкие теперь вершины, силуэты которых чуть заметно проступали на фоне черного неба. Рассказ Пинносы захватил их всех.

— Это было почти десять лет назад. Пять лет назад Валенсы построили свою виллу еще выше нас. А в прошлом году богатая вдовушка Флавия Луцилла закончила строительство огромной виллы чуть ниже нашей. Она совсем недалеко от виллы Магнис, на обрыве. Я уже начала волноваться, что долина становится слишком уж населенной, что там теперь тесновато! Но теперь, когда набеги происходят все чаще…

— А ты? — перебила ее Урсула. Она понимала, что рассказ Пинносы отвлекает остальных девушек от мыслей о наступившей ночи. — Расскажи нам о том времени, которое ты провела в этих горах.

— Ну, что я могу рассказать вам о себе? — Тон Пинносы дал Урсуле понять, что она догадалась, почему та не хочет, чтобы рассказ прекращался. — К тому времени, когда строительство виллы закончилось, я едва вышла из детского возраста. У меня только начали расти вот эти… — и она взглядом указала себе на грудь и слегка качнула плечами.

Марта и Саула радостно захихикали над шуткой и жестом Пинносы. Бриттола же выглядела удивленной. Потом она заметила, как Урсула и Пинноса обменялись улыбками, и тоже рассмеялась.

— Я хорошо помню это время. Отец впервые позволил себе долгий отпуск со службы. Он решил провести все лето в горах, а из всех троих детей я одна достигла того возраста, когда меня можно было взять с собой. Юлию было семь, а Титу только шесть. — Пинноса улыбнулась своим мыслям. — Мы провели целых четыре замечательных месяца вместе, в поездках, охотах, рыбалках и с ночевками во временных лагерях, которые строили сами. Отец так многому меня научил! — Пинноса оглянулась, чтобы посмотреть на Урсулу, зная, что только она сможет понять ее слова. — Я уверена в том, что он понимал, как ценно то время, которое он проводил со мной. Однажды вечером мы сидели под звездным небом возле костра и ужинали рыбой и мясом кабана. Отец сказал мне: «Пинноса, я знаю, что ты оказалась здесь только потому, что Юлий и Тит еще слишком малы, чтобы ехать со мной. Какая мы все-таки необычная семья! У меня есть дочь, которая знает все о лошадях и оружии и обожает охоту. И сыновья, которым знакомы только домашние животные да ухоженные сады. Если бы мне было суждено умереть с восходом, я бы просил именно тебя, чтобы ты вырастила Юлия и Тита и помогла им стать настоящими мужчинами. Но ты ведь это знаешь, правда?» — Пинноса снова посмотрела на горные вершины. — Два дня спустя его вызвали на службу, и он ушел в поход против объединившихся саксов и пиктов. — Теперь она надолго замолчала, подняв глаза к звездному небу.

— А что было дальше? — не выдержала Кордула.

— Через шесть месяцев он вернулся в телеге, не способный передвигаться без костылей и мучимый постоянными болями. Мать была настоящим ангелом. Она выхаживала его днем и ночью, никогда не позволяла ему остаться вне пределов своего внимания. Вышло все именно так, как он и предсказывал: мне выпало готовить своих братьев к военной службе. Я научила их всему: управлять лошадьми, выживать в лесу, охотиться и биться на мечах.

— Они должны быть одного возраста со мной. Ты хорошо учила их, Пинноса? Они готовы к службе в армии? — бодрость Бриттолы подняла общий дух.

Пинноса же рассмеялась ей в ответ:

— Что, присматриваешь себе подходящего мужа, Бриттола? Ну, что ж, по-моему, они оба хороши собой и энергичны. А когда они достигнут зрелости, то оба будут сильны и высоки ростом. Тит, младший брат, как и я, унаследовал от отца рыжие волосы. Он обожает езду верхом, охоту и бои на мечах. Он схватывает все на лету и, судя по всему, пойдет по стопам отца. Он тебе больше подойдет, Бриттола. Юлий, средний брат, взял мамин цвет волос, темно-русый, и так же, как она, обожает домашний очаг. Он больше любит ухаживать за скотиной, чем ездить на охоту или путешествовать. Он пойдет в армию, чтобы послужить Риму и посмотреть мир, но он совсем не честолюбив. Он отслужит самый короткий срок и поспешит вернуться домой, к своей прежней жизни. Да, Бриттола, я их учила хорошо. Да, они оба превратились в сильных молодых воинов, готовых к военной службе. И они более чем способны защититься от…

Пинноса посмотрела на своего коня и снова замолчала. Потом, чуть погодя, она повернулась к Кордуле и спросила: «Я тебе говорила, что Артемида родом из конюшен отца Моргана?»

Кордула кивнула в ответ.

— Прямо не говорила, но я и так догадалась по имени лошади. Артемида, в честь Артемиды-охотницы. Отец Моргана всегда давал своим лучшим племенным коням имена в честь греческих богов, которые отражали сущность их новых хозяев.

— Правильно. Когда стало ясно, что мне придется самой учить братьев, отец, вернувшись, дал мне золота из своего наградного пособия, которое он получил за ранения. Он велел мне отправляться и купить «самого лучшего коня в этих горах». — Она похлопала Артемиду по шее. — И вот она! — Крупная кобыла в ответ встряхнула гривой. — Она родилась от одного производителя с конем Моргана, Гермесом. Я взяла ее, когда ей только исполнилось два года. Мы росли вместе, да, Артемида? — Она наклонилась и потерлась носом о шею лошади. — Моя дорогая Артемида.

— Пинноса, — послышался голос Саулы, выдававший ее любопытство. — Скажи, ведь горные патрули были призваны присоединиться к основной армии три года назад, так?

— Ну, да, — ответила Пинноса, больше занятая мыслями о том, что ее кобыла начала уставать.

— А разве ирландские бандиты не стали проникать в долину почти сразу после этого? — не унималась Саула.

— Правда, — присоединилась к ним Кордула. — Семья Моргана как раз погибла во время одного из первых таких набегов. Бандиты тогда убили всех и разрушили ферму. Наверное, я должна быть им благодарна за то, что они заставили Моргана пойти на службу.

— И несмотря на постоянно увеличивающуюся опасность, — гнула свое Саула, — твоя семья не переехала в Магнис или Глостер, где было спокойнее. Почему?

Медленно и как бы нехотя Пинноса перестала трепать шею лошади, выпрямилась и повернулась к Сауле.

— Мой отец любит эти горы, — отрезала она. — В его теперешнем мучительном состоянии они его единственная отрада. Только они, да еще любовь близких заставляют его цепляться за жизнь. Как бы ни сложились обстоятельства, он хочет умереть именно здесь. И для того, чтобы он передумал, какого-то пьянчуги ирландца будет недостаточно. Он, может, и немощен, но не труслив!

— Я… я не то хотела сказать, — забормотала Саула, задетая гневным голосом Пинносы.

— Она не это имела в виду, — Марта тут же пришла на помощь подруге.

— Уже почти стемнело, — прервала их Урсула. — Где мы, Пинноса? Далеко ли еще ехать?

Темнота быстро их окружала. Луна еще не изошла. Очертания ветвей деревьев и холмов быстро превращались в смазанные сгустки черной тени. Пинносе понадобилось время, чтобы определить, где они находились.

— Ага, — произнесла она наконец, после длительного напряженного молчания. — Вот сломанный дуб. Это значит, что нам осталось всего несколько лиг.

— Очень хорошо, — сказала Урсула. — Тогда нам лучше будет передвигаться тесной группой. Ты и Артемида знаете дорогу, так что ведите нас. Я буду замыкающей. Мы пока еще можем ехать верхом, но скоро нам придется спешиться и пойти пешком.

IV

Магнис состоял всего лишь из трех каменных домов и одной мощеной улицы. Все же остальные строения, как и в большинстве других приграничных поселениях, были построены из дерева. Защитные сооружения тоже были деревянными. Сам Магнис был обнесен очень глубоким рвом, который можно было пересечь только по одному тонкому мостику, опускавшемуся с единственных городских ворот. Стук копыт по дереву гулким эхом разнесся по округе.

— Стой! — крикнул ночной страж из-за частокола. — Кто идет?

— Пинноса, дочь Марка Флавия, Урсула, дочь короля Дионота, и четверо их подруг!

— Подойди к воротам, Пинноса, дочь Марка Флавия, чтобы мы могли на тебя посмотреть! Всем остальным оставаться на месте!

Спустя минуту ворота были открыты, и шесть девушек, ведя под уздцы уставших лошадей, вошли в безопасное укрытие. Начальник городского гарнизона громко и резко раздавал приказы о необходимых приготовлениях для молодых знатных особ. Он проводил их во временное помещение для часовых, небольшую жилую пристройку к казармам. Целая толпа слуг бросилась устраивать девушек на ночлег. Урсула и Пинноса отвели начальника в сторону, чтобы расспросить его о последних новостях.

— У нас сейчас спасаются более двадцати шести семей беженцев из долины. Мы знаем, что Галики и Валенсы отправились в Глостер. О вашей семье, госпожа, и еще о четырех мы пока ничего не знаем. Флавии Луциллы здесь нет потому, что ее вилла не пострадала от набега. У нее в поместье более тридцати слуг, и они оказали банде яростный отпор. У них было только охотничье оружие и земледельческие орудия, но они смогли убить двоих и распугать остальных нападавших. Это случилось во второй половине дня. С тех пор никаких новостей к нам не поступало.

— Почему вы ничего не сделали? — с волнением закричала Пинноса. — Почему вы не послали хотя бы патруль, чтобы проведать семьи, о которых ничего было не известно?

Подобно другому солдату, с которым они разговаривали в Глостере, начальник гарнизона, этот добрый старик, которого Пинноса знала с детства, смутился ее вопросов и выглядел пристыженным.

— Вы же знаете, госпожа, нас здесь всего пятнадцать человек. Мы должны защитить этот город, если в этом будет необходимость. Вчера мы послали вестового в Глостер, прося помощи, но сегодня к нам никто не приехал. На самом деле, когда мы услышали стук копыт ваших лошадей, то подумали, что это они.

— Шестеро мужчин, жителей долины были отправлены в Роксетер, — Урсула поспешила вмешаться, чтобы не дать Пинносе и дальше ругать несчастного старика. — Завтра ожидайте около тридцати всадников. Будем надеяться, что они прибудут сюда вскоре после полудня.

— Это хорошо, — начальник гарнизона вздохнул. — Поздновато, но все равно хорошо. Значит, мы сможем выйти из укрепления и воздать этим бандитам по заслугам.

— Что значит «поздновато»? — Пинноса была готова снова наброситься на него, но наткнулась на предостерегающий взгляд Урсулы и справилась с эмоциями.

— Благодарю вас, — обратилась та к старику. — Вы были очень добры и терпеливы. А теперь прошу нас простить, мы устали с дороги.

Она уже собиралась выйти из комнаты, как тот кашлянул и окликнул ее.

— Ваше Высочество?

— Да?

Старик переминался с ноги на ногу, явно обеспокоенный и смущенный тем, что собирался сказать.

— Вы с госпожой Пинносой и остальными девушками… вы ведь не собираетесь одни ехать через долину к вилле Флавия?

— Пинноса беспокоится о судьбе своих близких, и ее беспокойство понятно.

— Да, конечно. Только ведь вы, Ваше Высочество, не станете делать ничего, что можно назвать глупым поступком? Эти ирландцы могут быть очень опасными. Всадники уже на пути сюда из Роксетера, вы же знаете, и я бы спал куда спокойнее, если бы мог рассчитывать на то, что вы дождетесь их в безопасности нашего гарнизона. А там останется подождать еще совсем немного, пока они не обыщут долину.

Урсула улыбнулась:

— Спасибо вам за заботу. Уверяю вас, что мы не собираемся делать ничего такого, что могло бы навлечь на вашу и без того седую голову дополнительные неприятности.

— Благодарю вас, Ваше Высочество! — Он отсалютовал Урсуле и на прощание добавил: — Желаю вам приятных снов и хорошего отдыха.

Девушки настолько устали, что, выкупавшись, ужинали в полном молчании. После ужина Марта, Саула, Бриттола и Кордула отправились спать. Убедившись, что девушки уснули, Пинноса наклонилась к уху Урсулы и прошептала:

— Что-то мне пока не хочется спать. Схожу-ка я проведаю лошадей.

— Я пройдусь с тобой, — негромко ответила Урсула и последовала за ней на улицу, хотя больше всего ей хотелось улечься в постель, как это уже сделали другие Девушки.

Ночь в Магнисе была спокойной, и тихий теплый ветер, казалось, убаюкивал все вокруг, напевая нежную колыбельную. Лошадей вымыли, напоили и накормили, покрыв на ночь попонами. Они были привязаны рядом со строением, в котором разместили девушек. Быстрая и Артемида стояли ближе всех к дверям, как бы обнявшись шеями. Ночной часовой прошел рядом вдоль частокола, его силуэт был ясно виден в свете ярко-желтого диска луны.

— Завтра мы их найдем, — спокойно сказала Урсула. Она оперлась о перила и посмотрела на Пинносу. Та стояла на крыльце и молча смотрела на луну. — Не беспокойся. Я уверена, что Тит и Юлий придумали что-нибудь, чтобы защитить родителей или спрятать их где-нибудь в укромном месте.

Пинноса тяжело вздохнула. Урсула чувствовала, что она хотела что-то сказать, но ей было трудно на это решиться. Помолчав еще какое-то время, Пинноса все-таки заговорила.

— Я… вчера ночью я видела плохой сон.

— Да? — В отличие от остальных девушек, Урсула в охотничьем лагере уснула так крепко, что не слышала стонов подруги.

— Мне снилось, что мы, я и отец, были в горах, верхом. Прямо как тогда, в детстве. Он был… во сне он был целым и невредимым, как до ранения. — Она улыбнулась и снова стала смотреть на луну. — Нам было очень весело, мы охотились на оленя, скакали по руслу холодной горной реки, разбрызгивая прозрачную воду, как вдруг… — ее улыбка угасла. — Вдруг небо из голубого превратилось в серебристо-серое. Вода в русле высохла. Мы посмотрели вверх и увидели, как с неба на нас стремительно налетают четыре черных всадника. Они были в плащах с капюшонами, на мощных черных лошадях, которые неслись во весь опор, прямо на нас. Потом, откуда ни возьмись, появились другие черные всадники, несколько дюжин. Их становилось все больше и больше, до тех пор, пока небо не стало совсем черным. Их были сотни! Тысячи! — Она замолчала и вздрогнула.

— Продолжай! — тихо попросила Урсула. Пока Пинноса рассказывала, она почувствовала, как холодные тиски страха, спрятавшегося глубоко в ее сердце, снова стали сжимать ее грудь. Она тоже задрожала.

Пинноса еще раз глубоко вздохнула и продолжила.

— В тот момент, когда я подумала, что черные всадники вот-вот нас задавят, они вдруг все исчезли. Но на их месте оказались другие всадники, только белые, и они стояли совершенно спокойно, лицом прочь от нас, будто собираясь уехать. Их было четверо. Они были тоже в плащах с капюшонами, только в белых, и лошади тоже были белыми. — Пинноса снова замолчала, чтобы перевести дыхание. — Не знаю почему, но мне вдруг стало очень страшно. Я так испугалась, что они сейчас уедут, что закричала изо всех сил: «Нет! Не уезжайте!» Они обернулись, и тогда я увидела их лица. — Пинноса повернулась к Урсуле. По ее щекам ручьем текли слезы. — Белыми всадниками были мои отец, мать, Юлий и Тит.

Урсула подошла к подруге и взяла ее за руку. Они обнялись, будто пытаясь в этих объятиях удержать саму жизнь.

Спустя некоторое время Пинноса отстранилась и продолжила:

— Они все мне тепло улыбнулись, помахали руками, будто прощаясь, потом повернулись и поехали вверх, растворяясь в ярком белом свете, который стал наполнять небеса. Уже став почти прозрачным, отец вдруг обернулся ко мне и что-то крикнул. Я слышала его слова. Он говорил: «Мы будем тебя ждать, Пинноса! Мы будем ждать!»

— Ты раньше видела подобные сны? — мягко спросила Урсула, утирая слезы подруги, которые продолжали течь по ее щекам.

— Нет. Никогда, — Пинноса закашлялась, пытаясь подавить всхлипывания. Она отстранилась от Урсулы, чтобы заглянуть ей в глаза. — Но это еще не сон.

Урсула почувствовала, как от жути зашевелились волосы у нее на затылке. Она ясно почувствовала, что рядом был Ангел Смерти. Своим внутренним чутьем она уже точно знала, что дальше скажет Пинноса.

— Я повернулась, и человеком, который стоял возле меня, моим спутником во время охоты, которым в начале был мой отец… оказалась ты.

У Урсулы закружилась голова, и она почувствовала, что сейчас упадет. Она схватилась за перила. Пинноса рассказывала дальше.

— Рядом с тобой были Марта, Саула и Бриттола. Странно, но я совсем не помню там Кордулы. Мы все были одеты в белое, как те белые всадники, и…

— Нет! — Урсула всхлипнула и бросилась прочь от Пинносы. — Ни слова больше!

Пинноса шагнула к ней, озабоченная ее реакцией. Она чуть заметно улыбалась.

— Но, Урсула, это же просто сон! И он уже закончился. В конце он был просто прекрасен! Нас окружил белый свет, и он был таким теплым, таким манящим… Мы все взялись за руки и радостно засмеялись. Мы вдруг ощутили такую свободу и счастье! Как-то неожиданно кошмар кончился, и мы все понимали, что теперь мы, наконец, будем счастливы. Самым удивительным казалось то, что это счастье было не только нашим. Мы будто бы разделяли его с бесчисленным множеством других белых всадников. Их были сотни, многие тысячи! Ты представляешь, и все эти всадники были женщинами! Среди нас не было ни одного мужчины.

Пинноса замолчала, и они посмотрели друг другу в глаза. Вдруг раздался тихий скрип, заставивший обратить взгляды вниз. Они обе заметили, как побелели костяшки пальцев Урсулы, стискивавшие деревянный поручень крыльца.

— Прости меня. Я просто слишком устала, чтобы сразу понять, что же означает этот сон, — произнесла Урсула с вымученной улыбкой. — Я… Мне просто надо поспать, вот и все.

Пинноса отвернулась, снова посмотрела на луну, которая теперь высоко стояла над оградой гарнизона. У Урсулы от усталости закружилась голова, и она стала осторожно пятиться к двери. Она была уже на пороге, когда Пинноса снова заговорила.

— Это был сон о смерти, да?

— Да, — отозвалась Урсула тихим, слабым голосом.

— Значит, мои родители и братья мертвы, так?

Урсула резко повернулась к ней лицом.

— Нет! — закричала она. — Это был только сон! Мы тоже были в этом сне! Мы же живы! Почему они должны были умереть?

Пинноса не сводила глаз с луны.

— Они все умерли от рук ирландских бандитов. Вчера.

Урсула посмотрела на Пинносу. Высокая, гордая, она стояла в белом свете луны, подчеркивавшем бледность ее лица.

— Мы все узнаем завтра, — устало сказала она.

Войдя в дом, она тихо закрыла за собой дверь.

V

— Просыпайтесь! — звала Пинноса. — Ну же! У нас полно дел! Нам некогда ждать вас, сони! — Она переходила от кровати к кровати, тряся девушек за плечи, поднимая их и ставя на ноги.

Еще не рассвело, но в открытое окно было видно, что на востоке небо стало уже розоветь.

Урсула постаралась стряхнуть одолевавшую ее усталость. Выпив немного воды из чаши, поставленной на табурет возле ее кровати, она стала наблюдать, как Пинноса будит Бриттолу, свернувшуюся калачиком в ногах собственной кровати. Она понимала, что в эту ночь Пинноса не спала ни минуты.

— Еще темно! Зачем ты будишь нас так рано? — Кордула сидела на кровати и терла глаза. — Что, всадники из Роксетера уже приехали?

Пинноса вскинула на себя тяжелую вещевую сумку и вынесла ее из дверей.

— Мы не будем их ждать.

— Как это, не будем ждать? — спросила Марта перед тем, как откусить кусок яблока. — Ты же не хочешь сказать, что мы одни поедем через долину?

Пинноса с грохотом бросила сумку на пол и резко выпрямилась.

— Я уезжаю до первого крика петуха. Если хотите — оставайтесь здесь и ждите приезда охраны из Роксетера. Если поедете со мной, то вот тут, — она указала на мешок, — лежит ваше оружие.

На мгновение в комнате повисло молчание, пока Марта, Саула, Бриттола и Кордула обменивались взглядами. Потом они все посмотрели на Урсулу.

— Но вчера вечером я вроде бы слышала, как ты обещала городскому главе не делать глупостей, — жалобно произнесла Бриттола.

Урсула внимательно посмотрела каждой из них в глаза и только потом ответила.

— Я лишь сказала, что мы не станем усложнять его жизнь и навлекать на него неприятности. — С этими словами она вздохнула и встала рядом с Пинносой. — Но мы же не можем остановить Пинносу, а я не могу позволить ей отправиться туда в одиночестве. — Она еще раз посмотрела на девушек. — Я беру всю ответственность за свой поступок на себя. Это мои неприятности.

— Ой, какая же я глупая, — заявила вдруг Марта с хитрой улыбкой. — Разве ты мне вчера не говорила, что здесь, в Магнисе, нет ни одной приличной лавки, которая бы торговала платьем или украшениями?

Пинноса кивнула в ответ. Марта встала.

— Ну, в таком случае, я передумала. Если здесь нет ничего интересного, то я с удовольствием отправлюсь с вами на верховую прогулку по приграничным землям, особенно в такое замечательное утро. А ты что скажешь, Саула? Не желаешь осмотреть дикие красоты этим утром?

— Что? Чтобы я пропустила свежий воздух и развлечения? — ответила Саула со смехом. Она тоже встала на ноги. — Нет уж, меня тоже посчитайте.

— И я с тобой, Пинноса! — Это Бриттола соскочила со своей кровати. — Мы же просто проедем по долине до дома Пинносы, чтобы навестить ее родителей и братьев. Это же не значит, что мы будем искать ирландских мародеров, правда?

— Именно, — с готовностью отозвалась Пинноса.

Теперь все повернулись и посмотрели на Кордулу.

Та улыбнулась и произнесла:

— Вы же не думаете, что я останусь тут одна, чтобы изводиться за вас тревогой? Кроме того, я бы предпочла сразиться с ирландцами, нежели объяснять начальнику гарнизона, куда вы делись.

Пока девушки одевались и собирали провиант в дорогу, Пинноса начала раздавать оружие, которое она добыла за то время, пока они спали. Каждой из девушек досталось по маленькому круглому щиту, охотничьему луку с полным колчаном стрел, охотничьему же копью и короткому военному мечу, похожему на тот, который Пинноса носила с собой. Когда все были готовы, Пинноса выглянула за дверь. Для себя она нашла длинный, полновесный военный меч с украшенной орнаментом рукоятью, который она уже успела закрепить на поясе.

— Где ты его взяла? — воскликнула Бриттола.

Пинноса в ответ улыбнулась и постучала себя пальцем по лбу.

— Не забывай: я знаю этот город как свои пять пальцев.

— Как думаешь, для чего он может тебе понадобиться? — спросила Урсула.

— Просто дополнительное оружие для защиты, — ответила та. Затем она осмотрела остальных и спросила: — Ну что, готовы?

Выйдя на улицу, девушки обнаружили уже оседланных лошадей. Часовой ждал их появления с зажженной масляной лампой. Пинноса кивнула ему, и он тут же поспешил к воротам, не дожидаясь, пока девушки рассядутся на своих лошадей. Небо на востоке только начинало светлеть. В считаные мгновения ворота были открыты, и шестеро молодых всадниц на хорошем галопе вылетели из укрепления. Стук копыт их лошадей многократным эхом отразился от стен укрепления и внутри него зазвучал подобно раскатам грома. Этот шум разбудил весь Магнис. Залаяли собаки, замычал и заблеял скот, запели петухи, оповещая о начале утра.

Выехав за пределы города, девушки направились к реке. Пинноса возглавляла группу, а Урсула была замыкающей. По разбитой дороге всадницы направились вверх по течению реки, в сторону виллы Флавия и навстречу тому, что приготовила им судьба за вершинами диких холмов.

VI

Они добрались до последней излучины реки как раз в тот момент, когда огненно-красная кромка рассвета показалась над горными вершинами. Пинноса знаком велела группе остановиться. Когда девушки, повинуясь ей, спешились, она отвела их на маленькую поляну возле реки. Там они могли стреножить лошадей и спрятать их и густой тени ветвей, так, чтобы их не было видно с дороги.

— Оставшееся расстояние мы пройдем пешком и очень-очень тихо, — шепотом объяснила она.

Пинноса новела свою группу назад к реке, через дорогу, и в глубокие заросли. Вскоре они нашли оленью тропу, которая позволила им подойти незамеченными к самой вилле. Как только они добрались до главного здания, Пинноса снова велела им остановиться.

— Подождите меня здесь, — прошептала она. — Я пойду вперед. — И добавила тихо, чтобы ее могла слышать только Урсула: — Я вернусь сразу же, как проверю, безопасно ли здесь находиться. — С этими словами она исчезла среди деревьев.

После ухода Пинносы все замерли и оставались практически без движения несколько минут, показавшихся им вечностью. Девушки прислушивались к каждому шороху, ища в нем предвестника ее возвращения. После изнурительно долгого ожидания Урсула все же решила, что им тоже пора идти вперед. Она сделала девушкам знак, чтобы они следовали за ней. Медленно, шаг за шагом, они выбрались на окраину леса. Когда заросли стали реже, они заметили хорошо утоптанную тропу, которая вела от реки, находившейся слева от них, к вилле, располагавшейся справа. Тропа была открыта, поэтому вначале девушки внимательно осмотрели поля, окружавшие виллу, в поисках признаков жизни, но смогли увидеть лишь дремлющую безмятежную красоту, купающуюся в рассветных лучах, обещавших еще один прекрасный летний день. Густая листва окружавшего их леса оживлялась только пением птиц и шорохами мелких животных. Но никаких признаков человеческой жизни или тем более борьбы они не заметили. Ирландские разбойники не могли вести себя так тихо.

После очередной длительной паузы Урсула повернулась к девушкам, знаком дав им понять, что нужно поднять щиты, и повела их прочь из леса. Выйдя на дорогу, они смогли лучше рассмотреть ближайшие окрестности виллы. Ужасную картину, представшую перед их глазами, они не смогли забыть до конца своих дней.

Там, прямо перед первым зданием, посередине дороги, они увидели Пинносу. Она стояла на коленях перед истерзанным обнаженным трупом. Тело висело вниз головой, привязанное к ветке большого старого дуба. С огромных разрезов на груди и животе свисали внутренности и потеки черной запекшейся крови. Подойдя ближе, девушки увидели, что тело принадлежало юноше, едва достигшему возраста возмужания. По ярко-рыжим волосам они догадались, что перед ними младший брат Пинносы, Тит.

Урсула отложила оружие со щитом и присела рядом с Пинносой. Обняв подругу, она наклонила голову и присоединилась к ней в безмолвной молитве. Марта, Саула и Кордула тоже преклонили колена, чтобы выразить свою скорбь и уважение к погибшему. Затем они выпрямились, приняв боевую стойку, подняв щиты и сжав мечи, готовые к неожиданной атаке.

Бриттола последней присоединилась к остальным. Она была потрясена до глубины души. Обойдя девушек, она подошла к Пинносе и встала рядом с ней на колени. Какое-то время она просто молча смотрела на висевший перед ней труп. Потом с громким клацаньем бросила оружие о землю, схватила свой нательный крест и стала бормотать молитву.

— Тише! — прошипела Пинноса, резко развернувшись к ней. Внезапность движения и ярость в ее глазах заставили Бриттолу разрыдаться. Кордула молнией метнулась вперед и закрыла рукой рот девушки, чтобы та не шумела.

Пинноса встала, кивнула на основные здания и пошла вперед. Саула и Марта отправились вслед за ней. Бриттола взяла себя в руки и догнала их вместе с Кордулой. Урсула как всегда шла последней.

Они дошли до задней стены большого сарая, выходящего в дальний двор, и оказались лицом к входу в саму виллу. Именно туда в хорошие времена приходили гости, рассчитывавшие на теплый прием. Теперь над гостеприимными дверьми висела зловещая тишина. Не слышно было даже кудахтанья курицы или вздоха коровы. Пинноса указала на противоположный край двора и знаками дала понять, что она собирается зайти в виллу оттуда. Урсула кивнула. Пинноса вышла на освещенное солнцем пространство и пошла по двору, как будто забыв, что она находится на виду у любого человека, спрятавшегося на вилле.

Урсула повела остальных к находившейся в тени стене сарая. Она понимала, что Пинноса играла роль приманки, притягивая на себя внимание возможных наблюдателей и давая остальным девушкам шанс убежать, если возникнет опасность. Приближаясь к основному зданию виллы, Урсула поймала себя на мысли, что в своей молитве просит о том, что в глубине души считает невозможным. «Господи, пусть в доме окажется кто-то живой! И пусть этот человек, увидев Пинносу, бросится к ней со словами любви… а не с боевым кличем!»

Девушки благополучно добрались до портика перед основным входом. Вокруг не было слышно ни шороха, но распахнутая дверь не предвещала ничего хорошего. Пинноса проскользнула внутрь, стараясь не касаться двери, чтобы она случайно не скрипнула. Потом дала знак подругам следовать за ней. Решительность Пинносы придала смелости и остальным девушкам, и они все вместе вошли в темную неизвестность виллы.

Им пришлось постоять какое-то время в холле, позволяя глазам свыкнуться с темнотой. Но темнота была не единственным, к чему им пришлось привыкать: в комнате явно, невыносимо резко пахло кровью. По знаку Пинносы девушки двинулись в западную прихожую. Сделав пару шагов, Кордула поскользнулась на чем-то вязком и липком и с трудом удержала рвавшийся с губ крик. Она опустила глаза и увидела на полу огромную лужу крови, стекшую откуда-то из-под лестницы.

Пинноса подошла к алькову и наклонилась, чтобы заглянуть туда.

— Служанка матери, — прошептала она, выпрямляясь. Остальным девушкам была видна лишь нога жертвы, обутая в сандалию. Остальное скрывала тень.

«Господи милосердный! — Урсула изо всех сил старалась сдерживаться. — Какие же адовы муки ей пришлось испытать в последние мгновения жизни?»

Западная прихожая вела в Западную залу виллы. Это была огромная жилая комната, в которой поселились родители Пинносы, как только ее отец вернулся после последнего похода с тяжелыми увечьями. Она тянулась вдоль всего здания и выходила на большую застекленную террасу, смотревшую окнами на восток. За террасой располагался внутренний дворик.

Пинноса вспомнила, как входила в эту комнату в прошлый раз. Тогда она влетела туда на крыльях радости и гордости за успех Тита на последней охоте. Он ранил и затем выследил волка, который попытался напасть на него, пока мальчик свежевал свою менее крупную добычу. «Кто знает, может, он смог перед смертью вспороть брюхо бандиту…» Пинноса обошла колонну на входе в залу. На этот раз она не услышала теплого приветствия, не ощутила ни объятий матери, ни рукопожатия отца. Два тела, увиденных ею в дальнем конце комнаты, уже никогда не смогут этого сделать. Утренний солнечный свет лился в окна и заполнял большую часть залы. Оба тела были полностью одеты и располагались рядом, в тени. Одно как бы сидело на полу, опираясь спиной о стену. Второе лежало ничком на ногах первого.

Звук быстрых шагов Пинносы по мозаичному полу гулко разносился по зале. Она забыла об осторожности, но остальные помнили об опасности, оставаясь в полной боевой готовности. Сидящим оказался Марк Флавий. Широко открытые глаза безжизненно смотрели на любимые горы, которые в обрамлении оконной рамы были похожи на великолепное творение живописца. Из груди отца Пинносы там, где сердце, торчало копье. Он выглядел спокойным, будто боль, страх и страдания давно его покинули. Второе тело принадлежало матери Пинносы. Она умерла, бросившись на длинный меч. Было ясно, что родители Пинносы сами убили себя, предпочтя такой конец мучениям от рук варваров, ломившихся в их дом.

— Смотрите! — прошептала Бриттола. Она, шедшая последней, лучше всех видела то, что происходило во внутреннем дворике. Все одновременно повернули головы в том направлении, куда указывала Бриттола, и тут же прыжком укрылись в спасительной тени. Пинноса и Урсула встали в оконный простенок, недалеко от распростертых на полу тел. Марта стояла между двумя соседними окнами. Оставшаяся троица спряталась за дальней стороной крайнего окна. Урсула лихорадочно подавала знаки, чтобы никто не проронил ни звука и не двигался с места. Потом они с Пинносой осторожно выглянули во двор. Там находились ирландцы, и все спали как убитые. Вокруг них были разбросаны пустые сосуды из-под вина, что объясняло тот факт, почему проникновение девушек в дом их не подняло на ноги. Ни один пьяный негодяй не шевелился. Урсула оглянулась на остальных, приложила палец к губам и кивнула, показывая, что они тоже могут выглянуть, если будут хранить полное молчание.

Вожак с широким бородатым лицом, гротескная карикатура на мужчину, развалился на каменном кресле посередине двора. На нем был большой грязный кожаный плащ. Между распахнувшихся пол были видны несколько ножей и два огромных меча, заткнутых за еще более засаленный пояс, перехватывавший необъятное брюхо. У ног вожака растянулись два его охранника, толстошеих громилы. Некоторые из бандитов лежали вдоль стен дворика небольшими группами, будто бы их свалили так намеренно. Остальные спали на украшенных каменных бордюрах или в клумбах, упав на месте в пьяном обмороке. Весь дворик был усеян оружием, причем большая часть из него предназначалась для пыток: шипованные дубинки, мечи, ножи и топоры. Вдоль стен стояли тюки с награбленным, набитые до отказа.

Пинноса собрала девушек и с помощью жестов и шепота объяснила им свой план. Потом они с Мартой прошли в Восточный зал, выходивший в тот же дворик, но с другой стороны.

Как только все оказались на своих местах, Пинноса подняла к губам свой охотничий рог, с которым не расставалась, и дала один короткий высокий гудок.

Вылетели шесть стрел, и шесть целей были поражены. Пятеро бандитов, включая вожака, пробудились от своих же диких криков. Шестой кричать не мог, потому что стрела Саулы пронзила ему горло. Его хрипы и кровавые всхлипы лишь добавили паники еще не пострадавшим бандитам.

Снова прозвучал рог Пинносы. Снова взлетело шесть стрел, и оба охранника вожака получили по второму ранению. Они упали на землю. Еще троим стрелы впились в конечности, и они завопили от боли. Во дворе воцарился хаос. Не пострадавшие бандиты вопили и метались по двору, словно дикие звери. Прозвучал третий призыв горна, и еще несколько человек упало. К этому моменту лишь немногие остались целы.

— Бросить оружие! — крикнула Пинноса. Ее голос прозвучал громче воплей раненых. — Вы окружены!

Она повторила приказ на родном языке ирландцев, которому научилась еще в детстве от купцов, временами заезжавших в Магнис. Все мужчины, включая раненых, повернулись к окну, откуда доносился голос Пинносы. Кто-то из еще боеспособных стал выкрикивать ругательства и размахивать мечами и дубинками.

Звук рога и еще шесть стрел. Четыре цели поражены.

— Бросить оружие! — Голос Пинносы был тверд. Она снова повторила приказ по-ирландски. На этот раз в ответ послышался шум брошенного на землю оружия.

— Она сказала, бросить все оружие, — крикнула Урсула и выпустила еще одну стрелу. Она попала в руку здоровяка, державшего за спиной топор. Тот с тяжелым грохотом уронил его на мостовую. Его примеру добровольно и быстро последовали все остальные.

Пинноса появилась из тени и смело вышла на середину двора. Она бросила свои лук и щит, взяв только два меча: короткий в левую, а длинный — в правую. Марта тоже вышла во двор, но осталась в тени. Тетива ее лука была натянута, а стрела в любой момент готова сорваться и лететь в цель. В то же самое время Урсула и Кордула вышли во двор со стороны Западной залы, а Саула и Бриттола остались в дверях за их спинами. Все девушки держали луки наготове.

— Те из вас, кто может передвигаться, марш к дальней стене, лечь на землю вниз лицом! И никаких разговоров! Первый, кто произнесет хоть слово, получит стрелу в горло! — Пинноса вытянула руку с длинным мечом, указывая, куда должны перейти пленники, и повторила свои команды на ирландском. Шестеро невредимых и несколько раненых постарались выполнить их в точности. Вожак, только что вырвавший стрелу из своего бедра, тоже встал, чтобы пойти за остальными.

— А ты куда? — крикнула Пинноса. — Нет, ты останешься здесь!

Она подошла к одному из охранников, побледневшему от боли и трясущемуся в агонии. Он пытался вытащить стрелу из своего бока. Пинноса наклонилась и без тени сомнения быстро перерезала его горло коротким мечом. — Это вам за Тита. — Потом она встала и повернулась к вожаку.

— Подними! — крикнула она, указывая на его меч, выпавший из крепления на поясе и теперь лежащий у его ног.

— Мы не хотим с вами воевать, госпожа! — Его голос дрожал от страха, который усиливал и без того ощутимый акцент.

— Я сказала, подними!

— Вы же не станете драться с раненым, госпожа? — он поморщился от боли, но наклонился. — Это ведь будет нечестно, правда?

— Тихо! — Пинноса опустила короткий меч. Она стала обходить вокруг него, держа длинный меч в вытянутых руках. Вожак тоже поднял меч и приготовился к ее атаке.

— Не желаю слышать твой мерзкий голос! — прорычала она и царапнула кончиком меча мостовую, вызвав всполох искр. — А еще… — она перебрасывала меч из руки в руку. — Я никогда… — снова бросок, — никогда больше не хочу видеть твою отвратительную рожу! — теперь она держала оружие двумя руками.

Она нацелила меч и бросилась на вожака. Он поднял свое оружие, чтобы отразить ее атаку, и в то же время попытался провести контратаку. Пинноса уклонилась вниз и ударила по кончику вражеского меча. Выпав из рук противника, меч громко лязгнул и противно проскрежетал по камням вымощенного двора.

Вожак выхватил один из своих ножей, но сделал это слишком неповоротливо. Пинноса молниеносным движением пронзила его необъятное брюхо. Бандит выкатил глаза, его тело начали сотрясать приступы рвоты.

— Это тебе за мою мать! — крикнула Пинноса. — А это, — она перевела дыхание и с силой вонзила меч глубже, так, что окровавленное лезвие вышло у вожака из спины, сквозь кожаный плащ. — А это тебе за отца!

Пинноса сделала шаг назад и выдернула меч, распоров при этом брюшину. Дрожащая требуха выползла на землю к ногам бандита, потом и сам он упал ниц. Он неподвижно лежал лицом вниз в быстро расплывающейся луже собственной крови. Один глаз оставался открытым и горел ненавистью даже после смерти хозяина.

Уцелевшие оцепенели от ужаса перед яростью молодой женщины. Урсула и Кордула быстро обошли двор, оценивая ситуацию. В одной из клумб они нашли умирающего. Он лежал на спине, корчась от боли и сжимая руками стрелу, угодившую ему в живот. Урсула взяла длинный меч вожака, который лежал неподалеку, уперла его острие в горло умирающему и с силой надавила. Раздался глухой треск, и его страдания окончились.

— Марта, — спокойно сказала она. — Возвращайся в Магнис и приведи подмогу. Захвати с собой кандалы на двадцать, нет, двадцать пять человек. И повозки для раненых.

VII

Был полдень третьего дня их долгого путешествия к побережью через горы, и Урсула выбилась из сил. Она ехала верхом бок о бок с Кордулой. Они на два корпуса коня отставали от Бриттолы, которая, в свою очередь, на два корпуса отставала от Саулы. Марта позади ехала вместе с нарядом, охранявшим последнюю повозку с тяжелоранеными. Урсуле хотелось отдохнуть от наблюдения за пленниками, которые еле плелись и звенели своими кандалами. Этот звук действовал ей нервы.

— Какой ужасный звон! — в изнеможении простонала она. — Я слышу его даже во сне!

— Во сне? — устало отозвалась Кордула. — А я не помню, что это такое. Во всяком случае, настоящий сон. Никто из нас не спал нормально уже несколько дней.

— Да, я знаю. То же самое происходит с мужчинами. Они на ногах столько же времени, сколько и мы, особенно люди из Глостера. Один из них рассказывал мне, что…

— Смотри! — Кордула перебила кузину, указан прямо перед собой.

Совсем недалеко они увидели, как на фоне скалы, стоявшей возле дороги, появился силуэт Пинносы верхом на Артемиде. Она кружила вокруг их каравана с того самого дня, как они отправились в путь. Вместо, того чтобы ехать вместе с ними, она следовала параллельным курсом на расстоянии. Иногда она пропадала из виду надолго. Потом ее замечали где-нибудь на утесе, направляющейся в сторону соседней долины. Но теперь она неслась галопом прямо к ним наперерез, а потом исчезла в узком ущелье.

— Она должна побыть наедине с собой, — сказала Урсула. — Она носит в сердце невыносимую боль, только никогда не позволит себе признаться в этом, даже нам.

— Я бы чувствовала то же самое, если бы пережила подобный кошмар, — тихо ответила Кордула. Девушки замолчали. — Как жаль, что Моргана сейчас нет с нами, — произнесла она после паузы, с горечью глядя на Урсулу. — В моей голове крутится одни и те же вопросы. Где он сейчас? Что делает? Какая опасность ему угрожает? Жив ли он? Здоров?

— Ты должна оставить эти мысли. Иначе они сведут тебя с ума.

— Не могу.

— Не можешь, я знаю, — Урсула протянула руку и коснулась кисти кузины. — Я тоже не могу.

Девушки посмотрели друг другу в глаза и постарались улыбнуться. Потом они снова замолчали и, погрузившись в тяжелые размышления, продолжили свое путешествие, которое уже казалось им бесконечным.

— Пинноса загнала себя в угол, и выбраться оттуда может только она сама, — произнесла Кордула после раздумий.

— Да, но, слава Богу, что мы здесь, рядом с ней, чтобы помочь ей, когда эта помощь понадобится, — ответила Урсула. — Кроме нас у нее теперь никого нет.

Урсула вспомнила о собственных страхах и содрогнулась. Она вспомнила о том, что произошло на вилле Флавиев лишь два дня назад.

Марты не было всего несколько часов, но это ожидание далось им очень нелегко. Урсула и другие девушки обыскали ирландцев, чтобы отобрать у них спрятанное оружие. После гибели своего предводителя бандиты превратились в перепуганное стадо. Особенно они боялись яростной рыжеволосой женщины, говорившей на их родном наречии. Ни один из них не пытался сопротивляться и не произнес ни слова. Подчинившись приказу снять всю одежду до тонкой туники, бандиты безропотно позволили связать себе руки. Потом Урсула занялась самыми тяжелыми ранами, а Пинноса стала осматривать виллу в поисках своего старшего брата, Юлия. Сначала поиски были аккуратными и методичными, но потом превратились в судорожные и неистовые.

Все слышали, как она выкрикивала его имя то в доме, то далеко в лесу, возле реки. Ее голос отражался эхом от пустых стен имения, как плач башни.[19]

Когда она вернулась, девушки вынули последнюю стрелу из тела раненого. Пинноса ворвалась во двор с обнаженными мечами и прохрипела: «Где он? Вы, подлые убийцы, что вы с ним сделали?» Урсула бросилась к ней, но та успела выбрать одного из безоружных мужчин, сидевших на полу. Пинноса разрезала веревки на его руках, заставила его вытянуть пальцы на вой руке и прижала их к земле лезвием своего меч «Говори, сейчас же, — прорычала она. — Иначе тебе больше нечем будет держаться за весла!»

Человек был слишком напуган, чтобы ответить сразу, а Урсула слишком долго мешкала, прежде чем оторвать Пинносу от несчастного. Это стоило ему трех пальцев.

Парнишка, едва ли достигший шестнадцатилетнего возраста, не пострадавший во время нападения, смело поднялся с земли и, встав на колени, произнес на хорошем английском:

— Простите, госпожа, вы ищете юношу, который защищал дом?

Пинноса освободилась от цепких рук Урсулы и резко повернулась к рыжеволосому юноше. Вглядевшись в него, Урсула заметила нечто, поразившее ее: он держался за деревянный крестик, висевший у него на шее, будто бы стараясь нарочно выставить его напоказ.


По дороге назад Бриттола ехала рядом с ним, разговаривала с ним о Боге и время от времени напевала гимн или псалом, если оказывалось, что они знают его оба.

Урсула задумалась. «Они — смертельные враги. Он — ирландский разбойник, она — дочь состоятельного британского рода. В обычных обстоятельствах он бы перерезал ей горло, чтобы обокрасть. Но теперь они идут одной дорогой, восхваляют одного Бога, поют одинаковые песни. Даже сплотились в поклонении Богу».

— Кордула, тебе не кажется это странным? — спросила она. — Мы считаем этих ирландцев дикими варварами, но перед нами один из них, и он знает стихи из Писания. Интересно, сколько еще таких, как он, за границами Римской империи? Как он чувствует Бога? Так же, как мы, или иначе?

— Я думаю, она как раз и задает ему подобные вопросы, — ответила Кордула, кивнув в сторону Бриттолы, и улыбнулась. — Надо же, какой он, оказывается, разговорчивый!

Урсула рассмеялась. Впервые за несколько дней она взглянула на молодого ирландца другими глазами. Он был неожиданно хорош собой для простого сельского паренька, этот обладатель длинных вьющихся рыжих волос, свободно падавших на плечи. Неуправляемые черные кудри Бриттолы составляли с ними приятный контраст. Только сейчас Урсула заметила, что в ее волосах поблескивал золотой с ониксом гребень, который она дала Бриттоле надеть в день пира. Она показала на него Кордуле, и они вместе засмеялись.

— Да, боюсь, пройдет еще немало времени до следующего Великого пира. А до этого времени мне гребень не понадобится. Да и в ее волосах он неплохо смотрится. Пусть пока побудет у нее. Он хорошо сочетается с крестом… — тут Урсула схватила Кордулу за руку.

— Крест! — воскликнула она. — Я только сейчас поняла! Он — тот самый парень, который полез под рубашку во время нашей атаки. А я думала, что он там прячет оружие! Хорошо, что я тогда промахнулась. Оказывается, он просто хотел коснуться своего креста, как делает Бриттола, когда чем-то напугана или расстроена.

— Да, опасно носить крест под туникой, — отозвалась Кордула. — Всякий раз, когда ты будешь его трогать, люди будут думать, что ты хочешь достать оружие.

Мысли Урсулы обгоняли одна другую. «Если же ты все-таки носишь на теле тайное оружие, незаметно достать его для того, чтобы использовать, очень трудно. Но если тебе все же необходимо воспользоваться этим оружием, не вызывая подозрений у окружающих, как ты будешь действовать?» Она все еще смотрела на затылок Бриттолы, и внезапно на нее нашло прозрение. «Ну конечно!»

От размышлений ее отвлек звук разбрызгиваемой воды. Они переходили вброд довольно широкую реку. Ирландцам вода доходила уже до колен. Быстрой, похоже, нравилось ощущение прохлады. Вдруг неожиданно слева от них появилась Пинноса. Она неслась прочь от них по небольшому ответвлению реки, разбрызгивая воду на лету. Стук подков о камни присоединился к однообразному клацанью оков пленных разбойников.

Внезапно она вспомнила слова паренька: «Он мертв, госпожа». Так он сказал. Урсула восхитилась его смелостью, тем, что он не побоялся вызвать на себя ярость Пинносы.


— Он был убит так же, как и первый. Только его не повесили на дереве, а… — тут он кивнул в сторону мертвого вожака и его охранников. — Они бросили его в реку.

Пинноса помертвела и затихла, услышав эту новость. Урсула приготовилась сдержать очередной всплеск ее гнева, но та, вместо того чтобы кричать и неистовствовать, медленно опустила голову и пошла назад в Западную залу, где лежали тела ее родителей. Снова подруги ее увидели только ближе к полудню.

Марта уже вернулась с подмогой. Она привезла с собой не просто кандалы и повозки. Как раз в тот момент, когда она вернулась в Магнис, туда прибыли конники, посланные из Роксетера. Все двадцать человек приехали вместе с ней. С их помощью женщины надели на способных самостоятельно передвигаться пленных кандалы и уложили серьезно раненных на телеги. Они были уже готовы отправляться в Магнис, когда на входе в виллу появилась Пинноса.

Ее глаза опухли и покраснели от слез. Судя по всему, она рвала на себе волосы от горя, и теперь они свалявшейся паклей свисали с ее головы.

— Куда вы их везете? — крикнула она. Ее голос был страшным, хриплым и изменившимся до неузнаваемости.

— В тюрьму в Магнисе, госпожа, — ответил начальник гарнизона, старый солдат, повидавший на своем веку не одну военную кампанию.

— Ну уж, нет! — Пинноса отдернула руку от головы, держа в пальцах огромный клок волос. Волосы полетели на землю. Пинноса же резко схватилась за меч. — Они уйдут туда, откуда пришли. Я не успокоюсь, пока не очищу эту землю от таких мерзавцев, как они.

— Но, госпожа…

— Но, Пинноса… — двинулась навстречу ей Урсула.

— Либо… — она подняла меч, — я уничтожу их всех, здесь, сейчас, немедленно! Я очищу эти осиротевшие камни, оскверненные той мерзостью, которую сотворили эти сволочи, очищу их собственной кровью! — Ее глаза горели такой безумной яростью, что начальник гарнизона напрочь лишился дара речи. — Ну, что ты выбрал, начальник гарнизона? Кровавое омовение этих каменных плит или иное очищение этой земли?

— Для этого мне нужен прямой приказ, госпожа.

— Ты же подчинишься приказу принцессы Урсулы, Дочери короля Дионота? Или нет?

Он кивнул в ответ.

Пинноса перевела полубезумный взгляд на свою подругу.

— Ну? Что скажешь?

Урсула знала, что под маской гнева Пинноса скрывает сильнейшую боль и страдания. «Если я не пойду за ней следом по пути ее безумия, то уже не смогу вызволить из той бездонной пропасти, которая раскрывается у нее под ногами».

Наконец, не отводя взгляда от Пинносы, она произнесла:

— Командир, пошлите половину своих людей для сопровождения пленных до лодок. Остальные должны будут остаться здесь, все осмотреть и помочь семьям вернуться в свои дома. — Она оглядела девушек, расположившихся возле телег с ранеными. — Мы же вшестером поедем с вами в сопровождении.

Начальник гарнизона нахмурился, но поклонился в знак повиновения.

— Слушаюсь, Ваше Высочество.

Как только начальник гарнизона стал отдавать приказы своим людям, Пинноса глубоко вздохнула. Она вложила меч в ножны и пошла по дороге, ведущей к реке. Бриттола двинулась было следом за ней, но Пинноса взмахом руки велела ей остановиться. Урсула подошла к девушкам, обняла отвергнутую Бриттолу и объяснила им свое решение.

Долгое путешествие к побережью не заладилось с самого начала. Бандиты из-за раненых не смогли передвигаться с хорошей скоростью, как бы их ни хлестали солдаты. Немного позже этим же днем удалось разыскать еще одну телегу. Телега была брошенной, и по счастливой случайности солдаты нашли ослов для упряжи неподалеку в опустевшем фермерском хозяйстве. На эту телегу посадили «тихоходов», и лишь после этого удалось двигаться быстрее.

Пинноса отправилась вместе со всеми, но вела себя странно: исчезала и появлялась, не покидая основной караван, однако и не становясь его частью. Когда пришло время разбивать первый лагерь на ночевку высоко в горах, ее нигде не могли найти. Однако ночью Урсула проснулась и увидела, что над ней стоит Пинноса. Несмотря на все ласковые уговоры, Пинноса отказалась прилечь и отдохнуть. Постепенно усталость заставила Урсулу саму закрыть глаза и оставить подругу в темноте наедине со своими страданиями.

На второй день военная дорога, по которой они шли, вывела на самую высокую вершину, и караван приступил к долгому спуску к побережью. Вторая ночь прошла в нормально оборудованном военном лагере, со всеми удобствами и хорошим набором провизии. Пинноса появилась здесь незадолго до наступления темноты и привязала Артемиду вместе с остальными лошадьми. Она знаками показала подругам, что хочет побыть одна, и настояла на том, что будет ночевать отдельно. Правда, она поела и даже выпила немного вина. Урсула с облегчением заметила, что Пинноса все-таки легла отдохнуть и даже уснула, впервые за последние три дня.

На третий день пути они столкнулись с единственным неприятным происшествием. Проезжая через городок под названием Люентиний, в котором велась добыча золота, они привлекли к себе внимание довольно большой группы бойких шахтеров. Несмотря на все усилия начальника гарнизона и его людей, караван был окружен, пленников стали избивать и глумиться над ними. Но самым страшным было то, что шахтеры бросали злобные взгляды и на молодых девушек. Урсула успела обнажить свой меч, готовясь защищаться, когда вдруг снова появилась Пинноса. Она летела по дороге, догоняя караван. Артемида неслась галопом, красная накидка всадницы развевалась за спиной. Пинноса набросилась на шахтеров с боевым кличем и длинным мечом наперевес. Выбрав самого крупного и тупого шахтера, безошибочно распознав в нем вожака этой группы, Пинноса пошла прямо на него, заставив того сначала пятиться, а потом и вовсе спасаться бегством. Вожак споткнулся и упал, но Пинноса не отступила. Тогда он поднялся на ноги и опрометью бросился бежать прочь от гарцующего коня и яростной женщины с мечом наперевес. Увидев это бегство, шайка подельников толстяка подрастеряла пыл и теперь ограничивалась лишь криками да издевками, пропуская сквозь свой строй пленников и их конвоиров.

С того случая Пинноса хоть и не присоединилась к основной группе, но стала навещать ее гораздо чаще.

— Она медленно, но верно приходит в себя, — сказала Урсула, обращаясь к Кордуле. — Может быть, скоро этот кошмар закончится, и…

Внезапно она услышала радостные крики пленников. Урсула тронула поводья Быстрой, подгоняя ее вперед, и добралась до головы каравана одновременно с начальником гарнизона. Ирландцы радостно на ломаном английском объяснили, что нашли каменную гряду, которая отмечала дорогу к пещере, где они спрятали свои лодки.

VIII

— Видите, Ваше Высочество, вон там! — Начальник гарнизона показывал на ближайший мыс. — Если вы поедете в ту сторону, где стоит этот отвесный камень, похожий на медвежью голову, то прямо под вами увидите старый храм и пристройки. Говорят, его строили еще друиды. Совсем недавно монахи из Глостера и Роксетера вычистили его и начали использовать как убежище. Но когда стало некому охранять границы, им пришлось бросить это место. Мы не могли гарантировать им безопасность. Но мне думается, вам будет удобно, потому что там по-прежнему все достаточно хорошо устроено, чтобы путники, такие как вы, могли привести себя в порядок и немного отдохнуть. Там есть все необходимое для мытья и приготовления пищи. Печи и все остальное должно было остаться на месте.

— Спасибо. По-моему, наше присутствие здесь уже ни к чему, — ответила Урсула. Она оглянулась на остальных девушек, терпеливо ожидавших ее на песчаном побережье, под удлиняющимися тенями. — Нам пора отправляться, пока темнота не застала нас в пути.

— Очень мудрое решение, Ваше Высочество.

Она внимательно вглядывалась в пространство, окружавшее бухту, надеясь обнаружить там Пинносу. «Что, если она не заметит, где мы съехали с дороги?»

— Если вы встретите Пинносу, скажите ей, где мы собираемся остановиться, — попросила она, повернувшись снова к начальнику гарнизона.

— Разумеется, Ваше Высочество. — Старый солдат помялся немного, будто бы решаясь ей что-то сказать. Убедившись в том, что их никто не слышит, он, понизив голос, добавил:

— Я только хотел сказать, Ваше Высочество, что Британия в неоплатном долгу перед вами и вашими юными спутницами. Вы одни выполнили работу двадцати здоровых мужчин. И я больше скажу: если бы мужчины сделали то, что сделали вы, они бы с полным правом считали бы себя героями, достойными наивысших похвал.

— Благодарю вас, — улыбнулась Урсула. — Из уст такого бывалого воина эти слова дорогого стоят.

— И еще, Ваше Высочество. Леди Пинноса сейчас пребывает в сильном потрясении. Я видел, как зрелые мужчины ломались подобным образом после боя — и простые солдаты, и прославленные полководцы. Правда, она сильна и переживет это. И когда она это превозможет, то станет сильнее во много крат. Я это видел, так со многими бывало.

— Дай бог, чтобы вы оказались правы.

За несколько дней Урсула прониклась искренним уважением к старику. Она еще раз взглянула на его солдат и снова изумилась их возрасту. Большинству из них было за сорок, а некоторым даже далеко за пятьдесят лет. Кто-то из них наблюдал за тем, как способные передвигаться самостоятельно ирландцы выкапывали из песка свои лодки: деревянные плоскодонки о шести веслах. Другие помогали тяжелораненым выбраться из телег и дойти до лодок. Остальные готовили лагерь для ночлега, разбивая его с другой стороны пещеры, под небольшим утесом. На ночь пленников прикуют к камням, а на следующее утро, под первым лучом солнца, их посадят на лодки, не снимая оков. Это был единственный способ заставить их вернуться в свою Ирландию, а не высадиться на этот же берег еще раз, несмотря на большое число раненых.

Урсула взглянула в глаза начальнику гарнизона, взяла его руку и крепко ее пожала.

— Спасибо за помощь. Даю вам слово, что, когда мы вернемся в Кориний, я обязательно расскажу своему отцу о вас и ваших людях.

Когда она развернулась и пошла к ожидавшим ее подругам, начальник гарнизона вытянулся и громко, чтобы было слышно всем остальным, произнес:

— От имени своего гарнизона и народа, населяющего эти горы, Ваше Высочество, я отдаю честь вам и вашим храбрым спутницам!

IX

В центре храмового комплекса находился заросший плющом грот, нависавший над родником с небольшим прудом. Девушки были настолько очарованы красотой этого места, что решили ночевать не в храме, а на открытой террасе, за прудом. Грот выходил на открытое море, и, устроившись на ночь, девушки слышали шелест набегавших волн, мягко накатывавшихся на отвесные скалы.

Монахи построили простой алтарь с деревянным крестом в центре террасы.

— Я прямо вижу их тут, в широких рясах, склонивших бритые головы в молитвах, — сказала Кордула, обращаясь к Бриттоле. Та кивнула в ответ и улыбнулась.

Девушки только что искупались и уже заканчивали свой тихий ужин, как вдруг до них из грота донеслись звуки шагов. Потом они увидели Пинносу, появившуюся из тени и направлявшуюся к алтарю. Там она остановилась, глядя на них. Ее силуэт, частично скрытый под длинным плащом, с мечом, закрепленным на поясе, четко вырисовывался на фоне огненно-красного неба. Кордула, находившаяся ближе всех к Пинносе, присмотрелась к той, сощурив глаза. Казалось, что Пинноса держала в руках небольшой мешочек.

— Все. Долги розданы, все кончено. — Голос Пинносы выдавал больше, чем усталость. Он был зловеще бесцветным и каким-то безжизненным.

— Где ты была? — Урсула и остальные девушки встали, чтобы ее приветствовать. — Мы беспокоились за тебя.

Ничего не отвечая, Пинноса подошла к Урсуле и обняла ее. Затем она подошла к каждой из девушек, чтобы обнять всех по очереди. «Неужели она, наконец, пришла в себя?»

Когда она заговорила, ее голос по-прежнему звучал довольно странно.

— Я ждала, пока вы скроетесь за мысом, и только потом спустилась, чтобы… попрощаться.

Кордула чувствовала, что здесь что-то не так. Лицо Пинносы выдавало борьбу чувств, бушевавших в ее душе.

— Вот! — Она протянула Урсуле полотняный мешочек.

— Что это? — Урсула с сомнением взяла его в руки. Там явно находилось что-то влажное.

Пинноса на мгновение замялась, словно ребенок, пойманный на шалости. Затем она повернулась и заговорила, почему-то обращаясь к Бриттоле.

— Не бойся, я не тронула твоего юного друга. — После этих слов она снова повернулась к Урсуле. В неловкой попытке говорить убедительно и твердо, она заявила: — Они больше никогда не вернутся на эту землю со злом! И все их соплеменники теперь хорошо подумают, прежде чем отправиться нас грабить.

— Что ты наделала, Пинноса? — закричала Саула. — Во имя Господа, что ты наделала?

— С помощью начальника гарнизона я… я отрезала им большие пальцы рук.

Бриттола закричала. Другие просто лишились слов.

Мрачная и безмолвная от кипевшей в душе ярости, Урсула подошла к поручням террасы, размахнулась и забросила мешок как можно дальше во тьму. Затем она повернулась к Пинносе и крикнула:

— Да, ты права! Все кончено! Теперь, отомстив, ты, наконец, счастлива? — Она не сводила с Пинносы горящего взгляда.

Пинноса попыталась ответить ей таким же взглядом, но не смогла. Она лишь опустила глаза, затем и голову.

Урсула не сводила с нее глаз.

«Что нам теперь делать? — думала Кордула. — Что будет с нами дальше? Какое наказание постигнет Пинносу?»

Несколько минут прошло в ужасном молчании. Наконец Урсула повернулась к девушкам.

— По-моему, нам всем необходимо выспаться и отдохнуть. Завтра мы отправимся назад, в Кориний, к цивилизации.

Урсула опустила руку в пруд и зачерпнула воды напиться. Потом она встала, пошла к тому месту, где оставила свои постельные принадлежности, и, наконец, стала готовиться к столь желанному отдыху. Остальные девушки, включая Пинносу, тоже последовали ее примеру, и уже спустя несколько минут все улеглись и приготовились ко сну.

Все уже засыпали, как Бриттола вдруг вскочила. Она подошла к алтарю и преклонила перед ним колени в молитве.

— Господь наш всемилостивый, — начала она ясным голосом. — За эти последние три дня были совершены ужасные дела во имя мести. Мы видели, как грех порождает грех и как те, кто стал жертвой греха, стараясь исправить содеянное, тоже впадали в грех. И поэтому, Господь, мы просим, нет, мы молим Тебя о прощении. — Она подняла лицо к небесам. — Аминь.

Все повторили вслед за ней «Аминь», и громче всех прозвучал голос Пинносы.

Кордула наблюдала за тем, как Бриттола направилась к Пинносе, и, заколебавшись на мгновение, тепло коснулась ее плеча. И сразу вернулась на свое место. Вскоре единственным звуком, разносившимся над храмовыми постройками, был тихий шелест волн о каменный утес.

X

Урсула проснулась от крика чаек, нырявших в воду за рыбой, выброшенной отливом на мелководье. Не желая будить остальных, она тихонько поднялась и неслышно пошла по краю террасы.

Утренний свет отражался в набегавших волнах, свежий ветер дул на них прямо с моря.

Урсула неторопливо сошла с террасы и пошла по каменистому берегу к большому валуну, который стоял наполовину в воде. Она забралась на него, присела и, слегка наклонив голову, подставила лицо свежему дыханию прибоя, перебиравшему ее волосы ветерку и легким брызгам, время от времени долетавшим с моря.

Она надолго застыла без движения, любуясь мирной красотой моря.

Вдруг ее внимание привлекло интересное явление шагах в двадцати от нее на совершенно ровной водной глади образовывалась воронка, вынуждая волны раньше времени наряжаться в белые гребешки.

«Скорее всего, там под водой лежит крупный камень, — подумала она. — Или это причудливый изгиб морского течения? — Внезапно к ней вернулось ощущение темного тягучего страха, заставляя ее всю сжаться внутри. — Эти подводные течения очень похожи на то, что сейчас происходит на Континенте. Я надеюсь лишь на то, что Константа не затянет обманчивая трясина лжи и предательства. Мы только что, в последние несколько дней видели, как могут измениться тихие, спокойные воды, стоит в них только войти…»

— Ищешь свежей рыбки на завтрак? — неожиданно прозвучавший голос Пинносы заставил ее вздрогнуть. — Остальные еще спят. Я увидела тебя тут и решила присоединиться. Или ты хочешь остаться тут одна, наедине с мыслями о Константе?

— Вообще-то я как раз думала о наших ирландских друзьях. — Урсула улыбнулась и подвинулась, давая Пинносе место присесть. Она протянула руку и обняла подругу. — Знаешь, по-моему, я должна перед тобой извиниться. — Пинноса озадаченно на нее посмотрела. — Ты была права в том, что сделала вчера… я имею в виду эти пальцы.

Пинноса дернулась и посмотрела вниз, на воду, плескавшуюся возле их ног.

— А я вот не уверена в этом. Я действовала в гневе и не очень хорошо понимала, что творю.

— Понимала ты это или нет, но я рада, что твоя жажда мести самой тебе преподнесла урок. — Урсула смотрела прямо перед собой невидящим взглядом. — Пришли страшные времена. Во всяком случае, мне они кажутся очень опасными. Константин преувеличил готовность людей защищать себя самих — только ради того, чтобы они меньше боялись. Мы с тобой сами видели, как малочисленны наши гарнизоны. Вот в Магнисе лишь пятнадцать человек, и все старики. Только три галеона патрулируют воды. И так, наверное, везде. — Она кивком указала на море. — Да любой разбойник, ирландец или пикт, не преминет воспользоваться таким шансом и прибыть сюда со следующим приливом. Мы просто не можем позволить себе роскошь отсылать восвояси разбойников, которые способны вернуться сюда еще раз, чтобы сеять ужас и смерть. — Она нахмурилась. — Знаешь, я, наверное, должна поговорить с отцом о том, чтобы на нашей земле был провозглашен новый закон: «пленных не брать». Во всяком случае, до той поры, пока не вернутся наши мужчины.

Пинноса, которая молча кивала головой в знак согласия, тяжело вздохнула.

— На самом деле в том, что эти пленники могли вернуться домой, таилась еще одна опасность — большая, чем новые набеги. Вернувшись домой, они станут рассказывать о слабости Британии, о брошенных военных укреплениях, о редких дозорах, о богатых имениях, которые защищают только женщины и слуги.

Урсула вглядывалась в западную часть горизонта, будто бы уже ожидая там увидеть очередную лодку грабителями, поджидавшими удобного момента, чтобы на них напасть.

— Такие вести быстро разнесутся по Ирландии и вскоре дойдут до пиктов. И уже через пару месяцев они пойдут на нас новым Великим Союзом, нападая на двух направлениях сразу. Их будет много. И теперь, когда нас не защищает армия, тысячи человек могут погибнуть так, как погибла моя семья. — Тут она повернулась к Урсуле. — Что с тобой?

Пока Пинноса говорила, Урсула смотрела на нее со странным выражением на лице.

— Значит, Британию защищают только женщины и слуги, говоришь? — шутливым тоном повторила она, толкнув Пинносу в локоть. — А по-моему, тут мы с тобой на хорошем счету! Ты со своим рожком и наши стрелы, в двадцать две из двадцати четырех целей, по большей части движущихся!

Они улыбнулись друг другу, потом усмехнулись, а вскоре уже хохотали, как Марта и Саула, славящиеся своим безудержным смехом. Пинноса приложила ко рту руку, сложенную кулачком, и загудела, как в рог. Урсула принялась изображать выстрелы из лука, издавая звуки, имитировавшие попадания в цель. Вскоре они уже не могли разговаривать от хохота.

— Мне только что пришла в голову интересная мысль, — произнесла Пинноса, как только ей удалось отдышаться.

— И какая же? — спросила Урсула, становясь серьезнее.

— Да вот, представилась мне сотня-другая женщин-охотниц, таких как мы, патрулирующих линию вдоль побережья и гоняющих со своих берегов непрошеных гостей, скажем, ирландцев. Как тебе кажется, ощутимая будет помощь? Или, скажем, большой охотничий тур, вдоль Вала,[20] а дичью будут пикты. — Пинноса снопа засмеялась. — Тут уж мы точно дадим разбойникам, да и старым солдатам-гвардейцам пищу для размышлений!

— Мы определенно не останемся беззащитными, — с этими словами Урсула выпрямилась. — Знаешь что, Пинноса? А ведь у нас может получиться! Целая армия женщин-охотниц, полностью вооруженных, патрулирующих побережье. Даже отправляющихся на твой охотничий тур. А что? — Она взяла Пинносу за руку. — Мужчин не будет дома долго, военные кампании быстро не заканчиваются. Значит, мы должны найти способ укрепить нашу оборону, по меньшей мере, до конца этого лета… — Она задумалась, а потом продолжила: — И, скорее всего, до конца следующего тоже.

— Ты права! — воскликнула Пинноса. — Подумай обо всех охотах, на которых мы бывали! И скольких сильных женщин-охотниц мы знаем! Они будут более чем способны справиться с грабителями так же, как это удалось нам. Помнишь Баэтику из Линдинов? Она с конем управляется не хуже любого кавалериста армии Константина. Даже лучше некоторых из них, включая ее собственного мужа, который сейчас служит в авангарде у Константа. И мы с тобой видели немало женщин, которые могут стрелять из лука и метать копье в цель с мужской точностью. — Она в запальчивости ударила камень. — Да мы легко соберем сотню таких!

— Я думаю, будет больше, — сказала Урсула. — Помнишь охоту прошлого лета? Мы нашли сотню охотниц в одном Коринии. Если мы поищем еще в Глостере, то легко отыщем две, а то и три сотни таких женщин. — Урсула снова посмотрела на море. — А если разошлем весть по всем западным землям, то найдем целую армию, в несколько сотен женщин-воинов.

— Труднее всего будет разыскать лошадей, — задумчиво сказала Пинноса. — Но это уже неважно. Можно будет организоваться в пеших и кавалеристов, как в обыкновенной армии.

Позади них послышался шум, который заставил их оглянуться на храм. Остальные девушки начали просыпаться. Кордула и Саула уже сворачивали свои постели.

Урсула посмотрела на Пинносу:

— Ты правда думаешь, что у нас может получиться?

— Сформировать армию из нескольких сотен женщин, жительниц западных земель? — задумалась Пинноса. — Чтобы две или три сотни были верховыми. Привести их в прифронтовые леса для обучения? Чтобы таким образом они были всегда готовы попасть любую точку вдоль границ и дать отпор искателям легкой наживы? — Она выгнула бровь.

— Вроде бы осуществимо, — нерешительно сказала Урсула.

— Смотри: у нас уйдёт месяц на то, чтобы все организовать, затем второй на подготовку и исполнение, — Пинноса начала загибать пальцы. — К тому времени будет уже конец лета. Как только обучение будет окончено, мы сможем занять место патрульных в гарнизонах, а они, в свою очередь, смогут изобразить хотя бы видимость водных патрулей вдоль границы с Ирландией. Это придется на время сбора урожая, самое рискованное для нас время.

— А женщины разве не могут управлять лодками?

Пинноса насмешливо покачала головой.

— К сожалению, нет. На обучение этому мастерству уйдет слишком много времени. Да и сами лодки придется переделывать на троих гребцов вместо двоих.

— А когда придет время урожая, мы сможем отправиться с частью женской армии на восток, устроить несколько вылазок на территорию пиктов, чтобы удержать их от нападения на наши земли. Потом мы спустимся на юг, к Эбураку. Мы даже можем завершить круг и вернуться домой еще до наступления месяца охоты. И границы будут под присмотром, и мужчинам будет над чем поразмыслить в походах. Мне кажется, это должно подстегнуть в них желание поспешить домой, пока женщины не полностью заняли их место!

— Мы займемся этим! — заявила Урсула. — Мы соберем армию из женщин.

— Да, женщин-воинов, какими когда-то были амазонки! — вскричала Пинноса. — Мы будем сражаться бок о бок со своими мужчинами, защищая земли Римской империи от врагов, кем бы они ни были! — Она вскочила, придя в восторг от воображаемой картины, что предстала перед ее глазами.

— Нет, — Урсула тоже встала. — Нет, мы будем защищать от врагов не Римскую империю, а Британию, — произнесла она очень серьезно. — Мы вынуждены будем сделать это только потому, что наши мужчины ушли защищать Римскую империю. — Она взяла Пинносу под руку. — Пока мужчины сражаются за высокие цели Рима, женщины будут защищать то, что им ближе и дороже, — свой собственный дом. — Урсула оглянулась на храм. — Нам приходится воевать, Пинноса, потому что мы, здоровые, сильные и выносливые женщины этого острова — последняя надежда своей земли.

Пинноса сжала в ответ руку подруги, на ее лице тоже появилось выражение решимости.

— Но сражаться они будут только в том случае, если будут доверять своему предводителю.

Урсула улыбнулась в ответ.

— А мы и так доверяем.

Они снова рассмеялись и горячо обнялись.

— Пойдем, — Урсула направилась к террасе. — Мне самой рассказать девушкам, или расскажешь ты… — и добавила шутливо, — наш главнокомандующий?

XI

— Значит, армия из женщин, да? — игриво переспросила Марта. — Я — за! Мы еще покажем этим мужчинам! — Она подмигнула Сауле, и сестры захихикали.

Кордула, однако, выглядела обеспокоенной.

— Вы хорошо все обдумали? Нужны ведь будут не только женщины-воины, правильно? А что насчет посланников, провизии, и… и всего остального, что мне сразу не приходит в голову?

— Сразу не приходит, но потом обязательно придет, — теперь была очередь Урсулы подмигивать Пинносе. — Мы поставим тебя старшей по техническому и вещевому снабжению.

— И по вестовым тоже, — добавила Пинноса.

— Да, и по вестовым тоже, — с кивком подтвердила Урсула.

— Меня? Старшей над вестовыми? — Кордула не смогла сдержать улыбки от мысли о том, что ее обязанности будут такими же, как у Моргана. Урсула и Пинноса рассмеялись и обняли ее.

Единственным человеком, кто не смеялся, была Бриттола. В то время как все остальные строили планы, она сидела очень тихо, низко опустив голову, так что ее лица совсем не стало видно за завесой волос.

Внезапно она подняла голову, вскочила и побежала прочь от них по террасе.

— Я сама разберусь, — сказала Урсула и поспешила вслед за подругой.

Она догнала Бриттолу возле алтаря, где та преклонила колени в молитве.

— Что случилось? — мягко спросила она. — Тебе что, не понравилась идея собрать армию из женщин?

Бриттола подняла лицо, искаженное мукой. Глаза блестели от слез.

— Неужели недостаточно крови, пролитой мужчинами? — закричала она. — Я считаю, что женщины не должны добавлять этому миру страданий и смерти! Это неправильно!

Урсула надолго задумалась.

— Знаешь что, Бриттола, а ведь ты права.

— Правда? Нет, правда?

— Да, ты говоришь об очень важных вещах. Армия женщин не должна быть такой же, как армия мужчин, ведь так? Ну, во всяком случае, не во всем. Например… — И они стали оживленно беседовать.

Спустя какое-то время Урсула привела Бриттолу в комнаты при храме, где остальные девушки вовсю обсуждали будущее новой армии.

— Внимание, — крикнула она, хлопнув в ладоши. — Бриттола хочет сделать важное объявление. — Она ободряюще улыбнулась Бриттоле и подтолкнула ее вперед.

Девушка сделала глубокий вдох, оглянулась на Урсулу и выпалила: «Не будет никаких убийств!»

— Как это, никаких убийств? — недоверчиво переспросила Пинноса.

— Совсем никаких, — медленно сказала Бриттола. — Мы будем использовать оружие только для того, чтобы ранить и разоружить. Мы не будем стремиться убить за исключением случаев крайней необходимости, когда нужно будет защитить себя. — Она снова взглянула на Урсулу, которая кивнула ей, чтобы та продолжала. — Наша миссия не должна добавлять этому миру боли и страданий. Вместо этого мы должны заниматься тем, что создадим видимость силы, причем видимость великолепную, изображая атакующих воинов, но не более того. Так мы сможем явить миру истинную любовь и силу Божью. Мы станем армией, действующей во имя Его в полном смысле этого слова!

— Все с этим согласны? — Урсула смотрела прямо на Пинносу.

— Согласны? Да это просто замечательно! — Пинноса подошла к Бриттоле с протянутыми для объятия руками. — Без тебя, живого голоса моей совести, Бриттола, я бы превратилась в рыжую кровожадную дикарку с гор!

Пинноса от души обняла Бриттолу, и все остальные поспешили к ним присоединиться.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ЗОВ ТРУБЫ

I

Урсула, Пинноса и их компания оказались совершенно не готовыми к приему, который их ожидал, когда они вернулись с гор. Вести об их подвиге разносились со скоростью лесного пожара. Впервые свою славу они ощутили в Магнисе. Стоило им появиться на дороге, ведущей от реки к городу, из-за укреплений навстречу им раздались громкие приветственные крики. Перейдя длинный навесной мост, они вошли в ворота и столкнулись с встречавшей их толпой.

— Молодец, Пинноса!

— Молодец, принцесса Урсула!

— Они победили банду из тридцати убийц!

— Да ну, их там было шестьдесят, не меньше!

— Да вы что? Там была целая сотня этих негодяев!

Все шумели, кричали, всем хотелось посмотреть на юных героинь и поблагодарить их за избавление от одной из самых страшных и жестоких банд ирландцев, когда-либо совершавших набеги на приграничные земли. Девушек осыпали цветами и одаривали едой, одеждой и вином. Позже Бриттола и Кордула проследили за тем, чтобы эти дары были поделены между несчастными, семьи которых пострадали от налета.

На следующий день, когда они проезжали мимо Арикопия, поселка сталелитейщиков, его улицы тоже наполнились людьми, выкрикивавшими похвалу и благословения.

— Если вы снова отправитесь в схватку с грабителями и вам понадобится хорошая женская броня, не слабее мужской, но легче… обращайтесь ко мне! Запомните, меня зовут Балиг! — кричал крепыш зычным басом.

— А я продам вам то же самое, но по лучшей цене! — перебивал его второй. — А меня зовут Халесет!

— У меня растут три дочери! А у тебя, Халесет, только сыновья. Так что я лучше знаю, как делать удобную броню на женщин! — не остался в долгу Балиг, а толпа засмеялась.

В Глостере их у ворот встретил конный почетный караул во главе с угрюмым старым центурионом, который всего шесть дней назад пытался отговорить их от безрассудного плана. Когда юные всадницы приблизились, он отдал им надлежащие военные почести.

— Ваше Высочество, — сказал он, когда Урсула и остальные остановились. — Ваше благополучное возвращение в наш город принесло нам огромную радость и стало поводом для празднования. Я должен принести свои искренние и смиренные извинения в том, что недооценил вашу доблесть и отвагу.

Урсула улыбнулась и ответила ему поклоном. Остальные девушки последовали ее примеру, все, кроме Пинносы. Последняя как будто не слышала разговор и казалась полностью поглощенной своей лошадью, которую она ласково похлопывала по шее.

— Госпожа Пинноса, — смущенно и неловко продолжил центурион. — Я хотел бы выразить свои глубочайшие соболезнования по поводу вашей утраты. Смерть вашей семьи…

— Вы зря тратите силы, упражняясь в красноречии, — перебила его Пинноса. — Вы сами знаете, что на меня оно не действует.

Центурион закашлялся, неловко поклонился и перешел ко второй части своей официальной приветственной речи.

— Для меня великая честь приветствовать вас от лица всего Глостера целыми, невредимыми и… победоносными! — Он сделал приглашающий жест в сторону распахнутых городских ворот. — Ваше Высочество, дамы, Глостер приветствует вас!

В сопровождении почетного караула Урсула со своей кавалькадой медленно въехала на главную улицу и, под одобрительный гул встречавшей их толпы, направилась к Форуму. Целая делегация знатных особ Глостера, наряженных в лучшие свои одежды, уже ждала их приближения. И снова девушек осыпали подарками, среди которых были и шелка, и драгоценности. На этот раз юные героини решили оставить их себе.

Однако самый радушный прием ждал их в Коринии. Когда Урсула с подругами добрались до той части дороги, где заканчивался лес и начинались возделанные поля, они к своему изумлению встретили на ней огромное количество людей. Первой их заметила Олеандра.

— Госпожа! Госпожа! — крикнула она и со слезами счастья на глазах побежала к Урсуле. — Слава богам, вы вернулись! Наконец-то ваш отец успокоится! Мы так за нас волновались! Гонцы говорили, что вы теперь в безопасности, но никто не знал, что сделали с вами эти мерзкие ирландцы! Вы здоровы? Вы не ранены? А остальные девушки?

— На нас нет ни единой царапины, Олеандра, — вмешалась Пинноса, пока Урсула только собиралась ответить. — Если не считать тех ран, на которых повязки не наложишь.

— Что это значит? — в волнении вскрикнула старая служанка. — Так вы ранены или нет?

— С нами все в порядке, Олеандра, — сказала, наконец, Урсула, наклоняясь вниз и позволяя Олеандре поцеловать руку. — Вот только бандиты убили всю семью Пинносы. Их и еще семнадцать невинных душ, которые были безоружны и беззащитны.

II

Каждому хотелось посмотреть на прославленных воительниц, похвалить, благословить их или хотя бы просто коснуться, и на оставшуюся пару миль до дома Урсула и ее подруги потратили более часа. Выехав на последний поворот дороги, они увидели у ворот самого короля Дионота, ожидавшего их, чтобы проводить в город. Король был окружен почетным караулом и свитой в парадных одеждах. Позже Урсула узнала, что те двенадцать воинов, которых она видела у ворот, составляли основную и единственную защиту города — менее десятой части обычного состава охраны. Всех остальных забрал с собой Константин взамен своих телохранителей, уехавших вперед с Константом.

Они почувствовали, что король гневается, еще издали. Радостные улыбки на лицах девушек увядали под его холодным пристальным взглядом. Он не говорил ни слова, пока юные воительницы не остановились прямо перед ним.

— Вы все могли погибнуть, — прорычал он.

— Но, отец…

— Какой бес в вас вселился, что за безумие на вас нашло? Отправиться в погоню за бандой хладнокровных убийц, которые ничем другим, кроме душегубства, в своей жизни и не занимались? Что бы мы, ваши семьи, сейчас делали, если бы эти негодяи не были пьяны, а? Что бы мы делали, если бы в той вилле на окраине удача оказалась на их стороне, а не на вашей? Вы хотя бы задумались об этом перед тем, как броситься на встречу с самой Судьбой? — Он внимательно посмотрел каждой из них в глаза. Только Пинноса и Урсула смогли выдержать этот взгляд, остальные же стыдливо потупились.

— Это я… — начала было Пинноса.

— Отец, мы… — Урсула намеренно перебила свою подругу.

Король поднял руку, требуя молчания.

— Довольно. Поговорим позже, — его тон стал мягче. — Как бы то ни было, Господь своей милостью дал нам повод для радости и празднования и не стал наказывать нас, не дав причин для слез и страданий.

Урсула заметила, что глаза отца подобрели. Она поняла, что прощение получено.

— Уже одно то, что мы можем поприветствовать вас возле родного дома, — великое благословение. То, что мы видим вас здоровыми и невредимыми, — благословение вдвойне. Но это еще не все. Господь благословил нас трижды… — Он заговорил громче и поднял правую руку. — Мы приветствуем вас дома, целыми и невредимыми и, слава Богу, — с победой!

По сигналу короля сотни трубачей по другую сторону ограды разразились бравурным приветственным гимном, провозглашая возвращение домой славных наследниц и начало их парадного прохода по городу. Король и его свита проследовали за девушками в ворота, и десятки детей со счастливым смехом и визгом стали осыпать их разноцветными перышками и лепестками цветов. Когда процессия оказалась на городских улицах, торжественные звуки фанфар смешались с какофонией гудков, трещоток, свистом дудочек и грохотом барабанов, радостными восклицаниями и смехом. Их окружило так много людей, стремящихся хотя бы прикоснуться к прославленным героиням, что девушкам понадобился еще час, чтобы добраться до Форума, где их ожидала официальная часть приема.

Возле входа в Форум юные воительницы попытались спешиться, но их тут же подхватили на руки радостные горожане и пронесли по всей площади. Их поставили на высокие деревянные подмостки, выстроенные по специальному приказу короля возле ступеней, ведущих базилике. Дионот со всей своей свитой добрался до го места гораздо быстрее дочери. Накинув на плечи нарядную мантию и надев корону, он восседал верхом на прекрасном жеребце, в сбруе, украшенной блестящей кожей и бронзовыми бляхами. Он остановился перед подмостками, намереваясь торжественно встретить дочь и ее подруг.

— Люди Кориния! — вскричал он, как только Урсула и девушки появились на платформе. Толпа ликовала так громко и самозабвенно, что королевским трубачам пришлось трижды подавать сигнал к молчанию, прежде чем король смог говорить. — Добрые жители Кориния! Наконец-то наши дочери вернулись домой!

Оглушительный рев толпы, свист и барабанная дробь не позволили ему произнести ни слова больше. Пока трубачи отчаянно пытались призвать народ к спокойствию, король поднялся в стременах и крикнул Урсуле:

— Они не дают мне говорить! Они хотят послушать тебя!

Шум постепенно улегся, и король смог продолжить свою речь.

— От имени жителей Кориния я говорю: добро пожаловать домой! И добавлю: молодцы! Мы гордимся вами, Бриттола и Кордула! Мы гордимся вами, Марта и Саула! Мы гордимся тобой, Пинноса, и тобой, принцесса Урсула! Дамы, мы салютуем вам!

Гордая принцесса и пятеро ее подруг улыбнулись и помахали руками в ответ на шумные и многоголосые приветствия. Девушки уже отложили свои щиты в сторону, но мечи по-прежнему были привязаны к поясам. Марта и Пинноса оставили у себя свои луки и колчаны со стрелами. По просьбе Бриттолы все девушки выстроились в шеренгу и поклонились соплеменникам в знак уважения и благодарности.

Урсула вышла к краю платформы и подняла руки, прося тишины, но горожане к этому моменту слишком разгорячились, чтобы так легко успокоиться.

— Принцесса Урсула, ты показала этим убийцам, где раки зимуют! — кричала одна девчушка. — Куда они со своей силой против твоих мозгов!

— Когда ты снова поедешь на охоту за мародерами, Пинноса? — спрашивал старик. — И скольких собираешься убить на следующей охоте? Дюжину — другую? Или сотню?

— Жители Кориния! Мы благодарны вам за такой теплый прием… — начала было Урсула, но толпа продолжала неистовствовать, и ей пришлось замолчать. Она оглянулась на остальных девушек с недовольным выражением на лице. Потом она посмотрела на отца, который широко улыбнулся ей и сказал: «Будь терпелива!»

Крики стали стихать, но тут старик крикнул:

— Слава Богу! Эти девушки выполнили работу за тридцать мужчин и вернулись домой невредимыми!

Толпа снова возликовала. Как только аплодисменты утихли, пышнотелая женщина, стоявшая недалеко от девушек, вдруг закричала:

— А где в это время были мужчины? Что это такое: нашим юным наследницам родовитых семей приходится выполнять работу военных! Так дело не пойдет! Где были пограничники из Магниса? А солдаты из Глостера, если уж на то пошло?

Люди заволновались. Послышался ропот.

— У нас больше не осталось солдат! Константин обманул нас! — зычно выкрикнул один из гончаров. Его голос, натренированный на рынках и площадях, легко разнесся над головами собравшихся. — Вся армия ушла! У нас осталось лишь пятьдесят человек в Глостере, да по сотне в Роксетере и Деве!

И тут нее разом заговорили. Каждому из этих людей было что сказать, и вскоре площадь перед Базиликой гудела от возмущенных криков и жарких споров. Люди ругались друг на друга, оскорбляли короля, Урсулу и ее спутниц.

Урсула обменялась встревоженными взглядами с отцом, а гончар все никак не унимался и продолжал свои речи:

— Я вам говорю, мы беззащитны! Если пикты и ирландцы снова объединятся, у нас не будет ни малейшего шанса выстоять!

Урсула и король должны были что-то сказать, чтобы успокоить толпу и развеять овладевшие ею страх и злобу. Однако их опередила жена мельника.

— Правильно! Мы и есть беззащитные! Где наши воины? Где кавалерия и пехота, когда нам нужна защита от ирландских бандитов и их родственничков, пиктов? Наши женщины тут ничего не могут поделать!

— А вот тут вы все ошибаетесь! — с этими словами вышла вперед Пинноса. Ее звонкий голос заставил всех прислушаться. Она окинула гневным взглядом всех собравшихся на Форуме, остановив его на жене мельника. — У нас достаточно сильных женщин, способных охотиться, сражаться и защитить себя и свою землю от захватчиков!

— Ха! — крупная краснолицая тетка уперла руки в бока. — Лучшие из наших мужчин ушли в поход, а какие-то белоручки на конях воображают, что смогут занять их место?

— Белоручки на конях, говоришь? — переспросила Пинноса. Ее лицо начало наливаться кровью от гнева. — Что ты вообще…

Марта бросилась вперед и успела схватить Пинносу за руку.

— Давай-ка покажем людям, на что способны «белоручки» после небольшой подготовки! — Она, похлопав по своему луку и колчану, незаметным для толпы кивком указала Пинносе на стену дома на противоположной стороне Форума. Сначала Пинноса посмотрела на Марту с озадаченным выражением на лице, но потом поняла, что она задумала.

Марта повернулась к жене мельника и усмехнулась.

— Значит, ты считаешь, что теперь, когда лучшие лучники и всадники ушли на континент, мы остались беззащитны? Ну, тогда смотри и думай хорошенько.

Жена мельника и гончар переглянулись и засмеялись.

— Расступитесь! — Со всех сторон послышались удивленные возгласы, когда Пинноса широким показательным движением вытащила свой меч из ножен и подняла его высоко над собой. Потом, все еще держа его в вытянутой руке, она медленно опустила меч до уровня глаз, указывая на середину Форума. — Я сказала, расступитесь!

В центре площади стало образовываться свободное пространство. Народ повиновался ее приказу. Пинноса поднесла руки к губам и издала долгий пронзительный свист. Издалека, с противоположного конца площади в ответ ей заржала Артемида. Люди обернулись и увидели, как огромная лошадь встала на дыбы и начала бить мощными копытами. Пинноса свистнула во второй раз, и черная лошадь помчалась на зов своей хозяйки, заставляя зевак, попавшихся на ее пути, спасаться бегством.

— Вы говорили, что сейчас в Британии не хватает воинов, чтобы защитить ее земли от набегов ирландцев и пиктов. И в этом вы правы, — крикнула Пинноса, когда Артемида замерла как вкопанная рядом с ней. — Здесь вообще мало мужчин, которые способны на это! — Она вложила меч в ножны и спрыгнула с платформы прямо на спину Артемиде. Послышались неуверенные одобрительные восклицания и аплодисменты.

— И мало кто из мужчин умеет вот так! — Она выхватила стрелу из колчана, натянула тетиву лука, затем резким движением развернула Артемиду и, сжимая ее бока ногами, послала лошадь в полный галоп. Оказавшись в центре площади, Пинноса прицелилась и выстрелила. Стрела попала в цель: в большой кожаный бурдюк, висевший над головами людей на навесе перед торговой лавкой. Когда стрела пробила шкуру, вода тотчас брызнула во все стороны. Толпа оживилась и принялась выкрикивать имя героини. Пинноса развернула лошадь и пошла на второй заход.

— И где есть мужчины, которые могут вот так? — крикнула она, выстрелив в тот момент, когда лошадь вошла в галоп. Стрела пронзила веревку, на которой висел бурдюк, и тот упал на мостовую с громким чмокающим звуком.

Пинноса остановила Артемиду возле самой платформы. Ожидая, пока смолкнут оглушительные вопли горожан, она заметила, что Урсула и король обменялись взглядами. Как только шум стал затихать, Пинноса попыталась продолжить свою речь.

— Пусть у нас мало мужчин, которые могут…

— Да мы все и так знаем, что можешь ты, Пинноса, — перебила ее мельничиха. — Но ты у нас особенная. Ты выросла верхом на лошади. — Следующие слова она прокричала, обернувшись к толпе, чтобы ее лучше слышали. — Таких женщин, как она, которые могут драться, как мужчины, — днем с огнем не найдешь! А без наших мужчин мы беззащитны!

— Точно! — загудел в ответ гончар. — Мы не сможем отбиться от налетчиков!

— Это не так! — зарычала Пинноса, пожирая их обоих гневным взглядом. — У нас полно женщин, способных дать отпор захватчикам и мародерам.

— Да каких это женщин? — насмехалась мельничиха. — Назови хоть одну!

— Охотниц, разумеется, — огрызнулась Пинноса.

— Конечно, только в Коринии и Глостере живут сотни охотниц, — выпалила Бриттола, торопливо выходя вперед, чтобы встать рядом с Пинносой. — Их одних хватит для того, чтобы сформировать когорты для патрулирования приграничных земель.

— Что? — не выдержал король.

— Бриттола и Пинноса правы, — вышла вперед Урсула. — Вы сами видели, на что способна женщина после хорошего обучения и тренировки. Если в нашей провинции осталось мало крепких боеспособных мужчин, чтобы защитить нас от вторжения, — тут она замолчала и серьезно взглянула в глаза отцу, — значит, мы будем учить этому наших женщин.

Потом она повернулась лицом к собравшимся на площади людям и крикнула:

— Мы отправим вестников в западные земли и пригласим охотниц собраться здесь, в этом городе, чтобы организовать временную армию для защиты границ!

— Армию женщин? — с усмешкой выкрикнул гончар.

— Армию женщин? — с изумлением и восторгом повторили привратник и мельничиха.

Вся площадь стала на все лады повторять это восклицание, кто с усмешкой и недоверием, кто в потрясении и восторге.

Пинноса собралась было что-то добавить, но Урсула удержала ее от лишних слов. Принцесса настояла на том, чтобы девушки ничего не предпринимали, пока толпа привыкала к этой мысли. Затем, когда ропот утих, она спокойно повернулась к своим подругам и произнесла: «Ну что, девушки?»

Повинуясь ее призыву, подруги подошли к ней, к краю платформы и выстроились в ряд. Как только все заняли свои места, Урсула, стоявшая в самом конце и ближе всех остальных к отцу, медленно, но решительно положила руку на рукоять своего меча. Это был один из бессловесных сигналов, который они приняли внутри своей компании за время путешествия. В ответ девушки взяли в руки оружие и опустили его вниз, нацелив на землю. Затем, по сигналу Пинносы, все, кроме Урсулы, подняли мечи вверх. Урсула же держала свой меч опушенным, ожидая, пока стихнут возгласы изумления. Как только толпа погрузилась в тяжелое молчание, она подняла голову и заявила во всеуслышание:

— Ради любви к нашей земле, к нашим людям и нашим дорогим домам! Ради защиты провинции и прославления Господа! — она подняла меч, присоединившись к своим подругам. Слившись в едином стремительном жесте, издалека эти девушки с поднятыми над головами обнаженными мечами напоминали яркий стремительный луч света, отливающий сталью. — Женщины Британии готовы сражаться!

III

— Отец, я знаю, что они ушли всего неделю назад, но может, от них были какие-нибудь известия? — нетерпеливо спросила Урсула, когда Дионот, наконец, присоединился к ним на праздничном пиру, устроенном в честь их возвращения.

«Пожалуйста, скажи мне что-нибудь о Константе! Пожалуйста!» — эта мысль билась в ее мозгу, пока король усаживался поудобнее в своем кресле.

— Ну, достоверно нам пока известно лишь то, что и Констант и Константин ушли отсюда благополучно, — ответил король, как только выбрал удобное для себя положение. — Сегодня утром к нам пришел гонец из Рочестера. Он сказал, что отплытие Константина было великолепным зрелищем: более сотни галер на всех парусах шли по спокойному морю, направляясь прямо к северным побережьям Галлии. — Он посмотрел на дочь и многозначительно добавил: — С той стороны канала никаких вестей пока не было. — Король поднял бокал. — Итак, за успех кампании Константина! И пусть они вернутся домой целыми и невредимыми… и как можно скорее.

Все, кроме детей, присоединились к его тосту.

За праздничным столом сидели также десятилетний брат Марты Юрикал, младшая сестра Кордулы Дочилина, его ровесница, и шестилетняя сестра Саулы Трифоза.

— А почему все мужчины ушли, Ваше Величество? — спросила Дочилина после того, как взрослые опустошили бокалы.

— Чтобы победить германские племена, дурочка, — одернул ее Юрикал, ткнув двоюродную сестрицу в бок кулаком. — А где будет первая битва, Ваше Величество? В Трире? Или в Могонциаке?

— Ох уж эта мальчишечья любовь к хорошей схватке! Где бы мы без нее были? — улыбнулся король. — Да, Юрикал, ты прав. В некотором смысле они действительно ушли, чтобы сразиться с германскими племенами, но, к сожалению, все не так просто, как кажется. Давай, я попробую тебе это объяснить…

Он расчистил перед собой стол и положил на свободное место три ножа в одну линию. С одной стороны образовавшейся границы он поставил вазу с фруктами, а с другой — обглоданные кости, оставшиеся от угощения, которое им только что подавали.

— Подумай о своем доме и землях, которые его окружают. Вокруг твоей виллы прекрасные сады, цветы и деревья, плодоносящие и радующие глаз. Они предмет зависти твоих соседей. А за великолепными садами лежат засеянные поля, которые дают тебе хороший урожай, пастбища со сладкими травами, которые кормят твой скот, птичьи фермы и конюшни. Другими словами, ты окружен роскошью и благодатью, которыми тебя одарил Рим. Ты меня понимаешь? — зачарованные дети кивнули в ответ. — А за полями раскинулись густые леса, в которых много зверей. Кого них вы знаете?

— Медведей! — воскликнул Юрикал. — Больших медведей и волков!

— И еще лис, — добавила Дочилина.

— А еще есть ужасные чудовища, — пискнула Трифоза. — Такие, как драконы и большие змеи!

— Ну, пока мы этих чудовищ оставим за пределами нашей картинки, — с улыбкой сказал король. — И представим себе, скажем, лис и волков. Что им нужно от ваших земель? Что они стараются утащить в первую очередь?

— Ягнят! — громко крикнул Юрикал, вызвав этим неудовольствие Кордулы, которая сидела вместе с детьми. Именно она предложила взять детей за общий стол, пообещав, что они будут вести себя наилучшим образом.

— А еще телят и жеребят, — добавила Дочилина.

— И птенцов, — радостно сказала Трифоза. — И… и даже больших птиц.

— Правильно. Волки и лисы всегда стараются проникнуть в наши хозяйства и стащить что-нибудь вкусненькое. Теперь представь, что твой дом — это Рим. Провинции Римской империи — это большие имения, а большие города, такие как Кориний, — это виллы. А дикие звери — это варварские племена, окружающие наши границы. — Он посмотрел на Урсулу. — Эти звери могут быть очень страшными и опасными. Они все время ищут возможности прорваться сквозь нашу ослабевшую оборону и обокрасть нас. — Король снова переключил внимание на детей. — Здесь, в Британии, дикими зверями для нас кажутся пикты и ирландцы. В Галлии это германские племена. В Италии это готы…

— Готы! — повторил Юрикал прерывающимся голосом, затем скорчил страшную гримасу и повернулся к Дочилине.

Она нахмурилась и повернулась к нему спиной, всем видом показывая свое неодобрение, будто говоря: «Прекрати дурачиться!»

Король тем временем продолжал свой рассказ.

— Но беда в том, что в последние годы пограничные отряды нужны были нам в других местах, а это значит, что у нас стало меньше солдат, которые могут охранять наши границы. В результате воры и бандиты, положившие глаз на богатства наших земель, чувствуют себя гораздо увереннее. Но что еще хуже, они все стали рваться на территорию Римской империи одновременно, выбирая самые разные места для перехода границы, от Галлии на западе до Фракии на востоке, изматывая и без того ослабленных пограничников.

— Поэтому Константин и отправился туда, чтобы призвать всех бандитов к ответу! — пришедший в восторг Юрикал вскочил и принялся крушить воображаемого врага таким же воображаемым мечом. — Получи, мерзкий гот! А это тебе, проклятый германец! Вот тебе! Вот тебе!

— Юрикал, — прикрикнула на него Кордула. — А ну-ка веди себя как следует! Твой король еще не закончил рассказ! Простите, Ваше Величество!

— Хотел бы я, чтобы все было так просто, Юрикал. Понимаешь, эти бандиты вроде как уже и не бандиты больше. Теперь им мало просто совершать набеги на наши земли и убираться восвояси, чтобы у себя дома порадоваться своей добыче, как возвращаются в свои берлоги и норы дикие звери. Нет, теперь они приходят большими группами, целыми семьями — мужчины, женщины и дети, как вы, вместе со своими стариками. Они привозят с собой телеги и повозки, даже скот. Целые племена перебираются к нам. Они прорываются на территорию Римской империи для того, чтобы поселиться на ней. Они хотят сделать наш дом своим домом.

— Варвары хотят отнять у нас наши дома? — спросила Дочилина. — Потому что они такие красивые?

— Да, я думаю, это одна из причин, по которым они, так поступают. Но самое главное, что их здесь привлекает, — это безопасность. Понимаешь, они хотят жить в Римской империи потому, что она охраняема и спокойна. Дело в том, что они сами боятся других, еще более диких варварских племен, которые населяют земли вдалеке от наших границ. Настоящих чудовищ дикого леса.

— Каких чудовищ? — спросила Трифоза дрогнувшим голоском.

— Ну, этого никто не знает точно, но последнее время я все чаще слышу одно и то же имя, особенно в сказах о том, что происходит на востоке. В них много говорится об одном воинственном безбожном племени, у людей которого большие головы и длинные страшные лица. Их называют… — он с мрачной многозначительностью наклонился вперед, — гунны!

Из глаз Трифозы брызнули слезы, она захныкала страха.

— Довольно, отец! — сказала Урсула. Она тоже почувствовала, как ледяная волна ужаса пронизала ее сердце, стоило ей услышать это страшное слово.

— Гунны! — повторил Юрикал завывающим голосом, скорчил страшную мину и набросился на Дочилину.

Она хорошенько ткнула его кулаком, намекая на то, что ему пора бы уже прекратить дурачиться. Мальчик схватился за руку, на которую пришелся удар, и постарался сделать ответный удар еще больнее.

— Ай! — вскрикнула девочка и вцепилась ему в волосы. Не прошло и секунды, как они уже катались по полу, схватившись не на шутку. Кордуле и Марте пришлось оттаскивать их друг от друга.

— У мальчика дух настоящего борца! — засмеялся король. — Когда подрастет, из него выйдет прекрасный воин!

— Из девочки тоже, — не удержалась Пинноса. — Ваше Величество, а как, по-вашему, обстоят дела на самом деле?

Король задумался, сделал глоток вина и выпрямился. Он явно относился к Пинносе с настороженностью.

— Я полагаю, что Константу будет сложно управиться с таким огромным количеством людей в Германии и Галлии. Императорский двор уже оставил Трир и, скорее всего, переехал к югу, в Арелат. Им пришлось уезжать поспешно, и они наверняка забрали с собой всю боеспособную пехоту и кавалерию Германии и Северной Галлии. У Константа остается одна надежда — создать регулярные войска из жителей селений и небольших городов и заманить к себе как можно больше отставных военных, оторвав их от насиженных мест в собственных имениях. Полагаю, кое-что из этого удастся сделать, и ему будет чем порадовать отца, когда они объединят свои силы в Трире. Это должно произойти через десять дней.

— А что происходит в Кельне и Могонциаке? — спросила Пинноса. — Там же могучие укрепления. Почему они не могут поддерживать неприкосновенность границ и отбивать атаки бандитов там?

— Ну, тут дело в том, что гарнизоны, как вы уже и сами знаете, основательно урезали и количестве. Их люди были переданы Стилихону, чтобы помочь справиться с готами в Италии и прилегающими к ней провинциями. До нас доходили вести, что после крупных сражений, в Могонциаке, например, потери были настолько велики, что армия составляла менее легиона солдат с жалким десятком центурионов. Когда я был в тех краях в последний раз, около двенадцати лет назад, в одном только Могонциаке, если мне не изменяет память, находилось более сотни центурионов и около трех легионов солдат. Мы не знаем точно, сколько было человек в Кельне, но нам известно, что значительную часть своего гарнизона, включая конницу, они отправили в Трир на встречу с Константином. Варвары уже успели прорваться через границу и теперь кочуют по всей Германии и Галлии, сея на своем пути смерть и разрушение.

— Когда мой папа вернется домой? — спросила Трифоза, все время внимательно прислушиваясь к разговору взрослых.

— Мы надеемся, что они все вернутся до наступления холодов, — мягко ответил король. Он наклонился вперед и постарался вернуть их разговору прежнее, душевное настроение. — Но для того, чтобы окончить свое важное дело, они могут задержаться и дольше. Так что может статься, что твой отец не вернется до следующего года.

— До следующего года! — вскрикнула девочка и расплакалась.

— Почему так долго? — спросила Кордула, утешая малышку.

— После того как границы будут укреплены против набегов германцев, ему, может быть, придется отправиться на юг Галлии. Сначала им нужно будет выпроводить германцев за испанские горы, туда, где они смогут найти больше пригодных для поселения земель. А потом… — Он очень внимательно взглянул на Урсулу, которая тоже внимательно его слушала. — Потом, возможно, им придется отправиться в Италию, чтобы помочь императору Гонорию справиться с готами.

— В Италию! — с негодованием повторила Пинноса. — Стилихону что, мало тех людей, которых он собрал на континенте?

Урсула хранила молчание.

— Я как-то встречался со Стилихоном. Было это много лет назад, — задумчиво произнес король. — Безо всякого сомнения, Гонорий рассчитывает на его помощь в борьбе с готами. Только было в глазах Стилихона что-то такое, что не внушило мне доверия. Он очень честолюбив… — Король замолчал и окинул взглядом собравшихся за столом. — Однако хватит! — воскликнул он, встряхнув головой, и подал сигнал слугам вносить новую перемену блюд. — Здесь не время и не место обсуждать такие вопросы. Скажу только одно: у Константина и его армии более чем достаточно причин отправиться по ту сторону Альп.

— Но, Ваше Величество, — вмешалась Кордула, однако король остановил ее, подняв руку.

— Хватит гадать о том, что может случиться, а что нет. Мы должны набраться терпения и ждать новостей, а теперь я желаю послушать рассказ наших юных героинь о том, что уже произошло. Мы все сгораем от желания услышать об их приключениях, правда? — Дети живо закивали головами. — И что это за «армия женщин», о которой недавно шла речь? Когда вы собираетесь приступить к исполнению своих планов?

— Мы начнем завтра же, — с готовностью отозвалась Пинноса. — Мы разошлем вестников по всем западным землям, чтобы крепкие телом женщины…

— Крепкие телом и духом христианки, — вмешалась Бриттола.

— Хорошо, крепкие телом и духом христианки, — с улыбкой приняла поправку Пинноса, — присоединились к нам, чтобы создать легион из пеших и конных воинов. Летом, в месяцы, когда мы наиболее уязвимы, этот легион будет патрулировать побережье и земли вдоль Вала. Мы будем проводить обучение и тренировки на приграничных территориях, за Магнисом. Затем, когда придет время урожая, мы отправимся в длительную кампанию, вдоль Вала до Эбурака. Обратно мы планируем вернуться до наступления месяца охоты.

— Да, отец, — неуверенно произнесла Урсула. — Как сказала Пинноса, мы бы хотели разослать гонцов уже завтра. — Она выглядела встревоженной. Все остальные, казалось, были удивлены, услышав непривычное смирение в ее голосе.

— Я знаю, мы не спрашивали твоего совета, отец, — поколебавшись, продолжила Урсула, — но скажи, можно ли нам будет воспользоваться… твоей печатью?

— Завтра, говоришь? Она кивнула.

— Как жаль, что твоя мать не видит такого воодушевления, — он улыбнулся Урсуле. — Знаешь, это качество ты унаследовала от нее. — Король отвел взгляд от лица дочери и посмотрел вперед, на дальнюю стену обеденной залы, где висела шпалера с изображением короля на охоте. — Вообще-то завтра я вместе со всеми моими охранниками планировал отправиться на охоту, — произнес он, наконец, почесывая подбородок.

Бриттола расстроилась было, услышав такие слова, но тут заметила, что Урсула расцвела в улыбке.

— А это значит, что печать будет лежать на моем столе от заката до рассвета, и за ней будет совершенно некому присматривать.

— О, папа! — Урсула с трудом выбралась из-за стола, обежала его и бросилась обнимать отца. — Спасибо!

— Благодарю вас, Ваше Величество! — Пинноса поцеловала руку своего короля.

Все остальные эхом повторили слова благодарности и поклонились.

Король освободился из объятий дочери и потянулся за бокалом с вином. Слуга бросился его наполнять.

— Да, то, что наши женщины готовы делать мужскую работу, — достойный ответ на отчаянные события итого страшного времени. Но я знаю, что вы — отважные женщины, и каждая из вас стоит более десятка стариков, таких как я. Несчастных стариков, пытающихся защитить свою землю от опасности. Я чувствую, как меняется ветер. И он предвещает бурю. Если мы хотим выжить, нам надо научиться гнуться, как деревья. — Он встал и протянул свой бокал навстречу юным девам. — Дочь моя, я пью за тебя, и за твоих доверенных подруг, и за остальных женщин Британии, которые помогут нам защитить завтрашний день, пока мужчины в походе.

И с этими словами он стукнул своим бокалом о бокал Урсулы.

— За завтрашний день. За наше будущее и за то, что оно нам принесет.

Присутствовавшие в зале подняли свои бокалы и присоединились к тосту.

— За завтрашний день!

IV

— Госпожа, проснитесь! — Олеандра вырвала Урсулу из объятий сна. Старая служанка явно была чем-то взволнована. — Простите, что бужу вас. Вы, должно быть, очень устали после вчерашнего пира! Я знаю, что солнце едва встало, только вам обязательно надо спуститься. Срочно. Госпожа Пинноса послала меня за вами. Она уже там, вместе с госпожами Кордулой и Бриттолой. За госпожами Мартой и Саулой уже послали. Мне сказали, что вы нужны им как можно скорее. Улицы-то забиты, того и гляди начнется давка!

Урсула тоже расслышала шум толпы за окнами замка. Она торопливо оделась и подбежала к окну. Представшая перед глазами картина потрясла ее. Олеандра была права: улица действительно была полна людьми, причем, насколько хватало глаз, только женщинами.

Урсула прибыла во внутренний двор дворца одновременно с Мартой и Саулой. Пинноса уже была поглощена работой с прибывшими. Женщины входили во дворец по одной и в сопровождении слуги подходили к длинному столу, где их опрашивали. Пинноса, Кордула и Бриттола, рядом с каждой из которых сидел писец, находились с одной стороны стола. С другой виднелись три пустых места и три подготовленных стула для писцов.

— А, вот и вы! — крикнула Пинноса, обернувшись через плечо. — Не стойте тут, разинув рты. Подходите и присоединяйтесь. Мы начали перепись еще до рассвета, а женщины все идут и идут. Правда, здорово? Наше слово разнеслось по округе, как лесной пожар!

— Что нам делать? — спросила Марта.

— Записывайте их имена и места, откуда они приехали, — ответила Пинноса.

— Есть ли у них мужья и дети, — добавила Кордула.

— И не забудьте спросить, исповедают ли они христианскую веру, — вставила Бриттола, даже не повернувшись в их сторону. — Это важно.

— А потом спрашивайте, хотят ли они к нам присоединиться, — продолжила Пинноса. — Пока разговариваете с ними, решайте, кого возьмете, а кого нет, только сразу о своем решении не говорите. Просто ставьте пометку напротив каждого имени после того, как они уходят. Позже мы вывесим списки. Давайте же, приступайте!

V

— Добра-и утр, Ваш Вели-ичст, — протянула Марта, имитируя тягучий сельский акцент, и неуклюжими шаркающими шагами направилась в сторону Урсулы. — Вазьмить мня в ваш армию!

Все рассмеялись. День, однако, выдался тяжелым. Только к полудню им удалось переговорить со всеми, кто заполонил улицу, и разослать десять гонцов с призывом короля еще до наступления вечера. В тот день к ним пришли триста женщин, но только семьдесят из них оказались пригодными для тех целей, которые перед ними стояли. Однако даже из этих семидесяти лишь несколько человек отвечали всем требованиям. После тяжелого дня Урсула и ее подруги отправились отдыхать в женские покои дворца. За плотным ужином они продолжали обсуждать последние события.

— Что? Не беременна ли я случаем? — продолжала Марта. — Да нет, откуда. — Потом она изобразила озадаченную гримасу. — Хотя, дайте-ка подумать… Какое сейчас время года? — Она почесала голову и погладила воображаемый выдающийся живот. — Опа! Очень может быть!

Девушки расхохотались.

— А про ту, со свиньями! — воскликнула Саула. Другие стонами отозвались на смешные воспоминания. — «Только свиней я беру с собой, госпожа. Если их не возьмут, я не пойду тоже!»

— А у меня была одна, — с трудом восстанавливая дыхание от хохота, добавила Кордула, — которая соглашалась идти в армию, только если туда возьмут ее мужа.

— А у меня, — простонала Саула, — одна требовала, чтобы мы дали ей разрешение бросить мужа, и только тогда она вступит в легион!

— Да, таких, похоже, было несколько у каждой, — голос Пинносы перекрыл общий хохот. — Боже милосердный, какие же люди разные, правда? К нам даже старушки приходили, одной было шестьдесят три! А помните девочку, которая говорила, что ей семнадцать? Да ей и двенадцати-то не было!

— А толстушки! Помните дочек мельника? — хихикнула Саула. Остальные взорвались хохотом.

Марта вытянула Саулу и Кордулу на середину комнаты, где те принялись изображать, как три толстушки бочком протискиваются в дверной проем возле дворцовых ворот и ковыляют к их столу. Потом они разыграли сценку, в которой одна из дочерей мельника привставала со скамейки, затем локтями расталкивала остальных, возвращая себе свое место и спихивая со скамьи ту из них, что сидела ближе краю.

Во время беседы несчастные девушки лишь ценой нечеловеческих усилий удерживались от смеха, зато сейчас могли дать выход веселью. Бриттола так хохотала, что свалилась на пол.

— Ой, я чуть не забыла, — очнулась Саула спустя несколько минут. — У меня была одна очень странная женщина, одержимая страстным желанием поохотиться на пасечников. Она заявила, что вступает в легион ради того, чтобы очистить родную Британию от зла в виде пасечников. — Саула скорчила рожицу и затянула на одном из диалектов: — «От них все зло, вот как. А значить, дьявольское они отродье, вот как».

— Кстати, о дьяволе, — проговорила Марта, внезапно ставшая серьезной. — Вы видели ту странную женщину, которая вышла вперед в самом конце приема? Ту, со злыми глазами?

— О да! — прошептала Бриттола со страхом, — уж зло во плоти. Я никогда ее не видела раньше, она такая?

— Ну, она назвалась Руной, и вот что она мне сказала. — Дальше Марта продолжала тонким и угрожающим голосом. — Я бы очень хотела вступить в ваш легион. Я с клинком сроднилась. Я могу доказать это, у меня есть шрамы. Есть люди, которые могли бы поручиться за мое умение владеть клинком, если бы их спросили, да вот только они не смогут… ничего уже не смогут, потому что… потому что мне пришлось с ними разобраться. А когда я разбираюсь с людьми, они…

— Похоже, что у нее была тяжелая жизнь, — Урсула поспешила прервать сценку Марты, потому что увидела, что Бриттола искренне испугалась. — У меня тоже был один запоминающийся разговор с женщиной, который меня тронул до глубины души.

— Кто же это был? — спросила Пинноса, уловив желание Урсулы сменить тему.

Смех смолк, и личико Бриттолы тут же стало выдавать усталость.

— Ей было около сорока, по-моему, — продолжила рассказ Урсула. — Она говорила, что хотела бы вступить в легион, чтобы получить шанс воссоединиться с мужем. Когда я попросила ее объяснить, что она имеет в виду, она сказала, что ее муж умер и ждет ее в раю. Он погиб во время последнего похода нашей армии на континент. Двое ее сыновей тоже участвовали в этом походе и пропали без вести. В отличие от смерти мужа, которую подтвердили центурионы, о ее сыновьях никто не мог сказать ничего конкретного. Она знала только, что они ушли из дома, да так и не вернулись обратно. Это произошло более пяти лет назад. Отца она потеряла давно, и поскольку братьев и сестер у нее не было, из всей семьи остались только она да ее мать. Потом умерла мать во время мора, который унес и наших матерей… — Тут она посмотрела на Бриттолу и Саулу. — Это было три года назад. С тех пор она жила совсем одна. Женщина сказала, что одиночество для нее невыносимо, но самой страшной мукой для нее стала никак не желающая умирать надежда на то, что ее сыновья все-таки вернутся домой. Она рассказывала, что уже дошла до предела и была готова свести счеты с жизнью, лишь бы прекратить свои страдания. Но вчера до нее дошли слухи об организации армии женщин. Эта новость вырвала ее из глубин кошмара, в который превратилась для нее жизнь, и она впервые за эти годы поняла, что может стать частью какого-то дела. Это дело способно снова наполнить ее жизнь смыслом, и ее не беспокоило, что оно может стоить самой этой жизни. Главное, она могла бы что-то сделать… что-то важное. «Если мне суждено будет погибнуть на поле битвы, — говорила она, — то это даже к лучшему. Я знаю, что так умер мой муж, и не хочу для себя лучшей доли».

— Мы ее возьмем? — тихо спросила Бриттола.

— Я думаю, что мы могли бы найти ей место в снабжении, или она может помогать как обслуга. Она слишком стара для боевых действий. Ей не хватает силы и выносливости, и она не сможет при необходимости двигаться быстро. Тело ее ослабло, как и ее дух… совсем как у вас, подруги! — В ответ на эти слова послышались усталые смешки. — Вы все выглядите так, будто сейчас свалитесь!

— Нам уже давным-давно пора спать, — сказала Пинноса, зевая и потягиваясь. — Мы должны хорошенько отдохнуть. Что-то мне подсказывает, что завтрашнее утро будет таким же сумасшедшим, как и это.

Она выпроводила девушек за дверь, и, пожелав друг другу спокойной ночи, они разошлись по своим комнатам. Перед уходом Пинноса остановилась и обернулась к Урсуле.

— Я спущусь во двор перед рассветом. Ты сможешь подняться и присоединиться ко мне?

— Присоединиться? — шутливо переспросила Урсула. — Смотри, как бы мне не пришлось тебя будить!

Пинноса рассмеялась и тоже отправилась в свою комнату. Когда шаги подруги стихли в гулкой тишине коридора, на лице Урсулы уже не было улыбки. Не милые черты исказились в горестной гримасе, которая заставила ее выглядеть куда старше своих лет. Она встала и в задумчивости прошлась по комнате. Подойдя к столу, она взяла в руки лампу, поднесла ее к лицу и стала вглядываться в зеркало из полированной бронзы, висевшее на стене. Она держала лампу так близко, что могла слышать треск и шипение фитиля и чувствовала щекой ее тепло.

— Я жду тебя, Констант. Я жду тебя любовь моя, где бы ты ни был. — Она смотрела на пляшущий язычок пламени и представляла себе знакомый силуэт возлюбленного. — Только где ты сейчас? Чем ты занят? Какие опасности тебя подстерегают и еще будут подстерегать? — Она закрыла глаза. — Думаешь ли ты обо мне? Я здесь. Я здесь. Ты меня слышишь? — Так и стояла она, зажмурившись и всем своим существом стараясь уловить малейший отклик на свой призыв. Но ее окружало лишь темное и холодное безмолвие, скрашенное только слабым теплом лампы. — Господи, умоляю Тебя, не дай ему погибнуть. Прошу Тебя, не дай мне такой жизни, какая была у той женщины. Некогда такой полной, а теперь… такой пустой и одинокой… Прошу милости Твоей, Господь, сохрани ему жизнь и воссоедини нас снова. Прошу Тебя, Господи… верни его домой!

Тихое покашливание, донесшееся откуда-то от дверей, заставило ее медленно открыть глаза.

— Госпожа, с вами все в порядке? — спросила Олеандра, озабоченно глядя на свою хозяйку.

— Да, все нормально, — тихо ответила она.

— Наггет пришел, Госпожа. Он ждет за дверью.

— Тогда зови. Не заставляй бедолагу долго ждать.

Олеандра пригласила в комнату низенького лысого коренастого мужчину. На нем был кожаный передник, закрывавший тело от шеи до колен. На пальцах рук, прокопченных и покрытых шрамами, недоставало лары фаланг. Это был лучший кузнец, литейщик и ювелир Кориния. Его род в течение пяти поколений мастерил украшения и все металлические изделия для царской семьи.

Глядя на него, Урсула подумала, что он выглядит нее так же, как и тогда, когда она была еще совсем девчонкой. От него исходил удушливый запах огня в горне и настоев, в которых он закаливал сталь. Принцесса знала его, как и остальных жителей города, только по имени Наггет.

— ВашСочество, — прохрипел он низким сиплым голосом. — Чем могу служить?

— Олеандра объяснила тебе, что я ищу, Наггет?

— Да, ВашСочество. Вы ищете сплав, который походил бы на золото, но был тверд как сталь. Вот, смотрите… — И он стал рыться в кармане своего фартука. Урсула слышала бряцанье кусков металла. — Я принес для вас вот это, — и он протянул ей маленькую коробочку.

Урсула взяла из его рук коробочку и поднесла ее к лампе, чтобы рассмотреть. В неверном свете фитиля она светилась желтоватым светом.

— Цвет более или менее подходит, и сплав определенно тяжелый, — задумчиво проговорила она, переворачивая ее в руках. — Только вот прочный ли он?

— О, да, ВашСочество. Это самый прочный сплав из тех, что у меня есть, а на глаз впрямь похож на золото.

Он взял у Урсулы коробочку, поставил ее на середину письменного стола. Затем он вытащил сзади из-за пояса молот и со всего размаха ударил им по коробочке. Раздался грохот. Урсула подошла, взяла коробочку и стала ее снова рассматривать. На поверхности остались отметины, но форму она так и не потеряла.

— Прекрасно, — произнесла Урсула. — Из этого можно выковать тонкое лезвие? Острое, как бритва, тонкое лезвие?

— Это золото бедняка, ВашСочество, — ответил старик с беззубой улыбкой. — Из него можно сделать все, что вам угодно.

— Вот и хорошо. Смотри, что я хочу, чтобы ты из этого сделал. — Она достала из ящика стола небольшой пергамент с рисунком и стала показывать, что замыслила.

VI

Призыв, прозвучавший по всей стране, и воззвание, скрепленное печатью короля, были так хорошо приняты, что за неделю удалось собрать более тысячи добровольцев. На следующее утро гонцы еще не успели отправиться, как в замок стали прибывать женщины, большинство из которых были сильны, не замужем и называли себя христианками. Они приходили из ближайших городов и селений. Некоторые приходили вместе со своими слугами, но в основном это были группки или пары. Многие шли пешком, но были и всадницы, с молодыми лошадьми, здоровыми и годными к службе.

Утром шестого дня со стороны юго-восточной дороги послышались резкие звуки горна. Урсула, Пинноса и остальные бросились к перилам, и перед их глазами открылась великолепная картина: расстилавшаяся перед ними дорога наполнялась марширующими женщинами, одетыми в одинаковую форму. Это была целая когорта, более четырехсот человек. Кордула первая рассмотрела рисунки на штандартах и объявила, что пришли объединенные силы из Силчестера и Винчестера.

Не успели они войти в город, как гонг зазвучал снова, но на этот раз со стороны юго-запада. Когда девушки в очередной раз подбежали к перилам, то увидели сто шестьдесят вооруженных женщин верхом и в полном обмундировании, приближавшихся к городу. На них были цвета Линдиниса.

На следующий день Урсуле пришлось срочно издать и разослать новое обращение к людям, говорящее о том, что они уже набрали достаточно добровольцев. В их рядах числилось семьсот тридцать пехотинцев и не менее трехсот всадниц. Вдобавок они набрали двести помощниц и еще семьдесят женщин, согласившихся работать в арсенале и обозе Легиона. Армия числом в тысячу четыреста человек заполнила целое крыло западных казарм Кориния.

Урсула, Пинноса и остальные девушки просыпались на заре вместе с рабами и все дни напролет проводили в казармах. По утрам они все вместе работали, объединяя женщин в когорты и крылья и назначая им командиров. После полудня они разделялись для проведения учений в различных частях учебного поля.

Пинноса вела занятия по бою, включая боевые построения и маневры. Много времени она посвящала формированию и подготовке кавалерийских крыльев, но их обучение она передала Марте и Баэтике из Линдиниса, которая была действительно замечательной наездницей. Саула заведовала самообороной, владением щитом, мечом и метанием копья. Она же учила женщин читать и передавать сигналы, Бриттола — маршировать и ухаживать за обмундированием. Кордула все время проводила за работой с отрядом гонцов и артиллеристов.

Урсула чаще всего работала со старшими офицерами, разрабатывая вместе с ними способы передачи приказов и сообщений, координирования действий и требований к дисциплине и, самое важное, кодекс поведения на службе и вне ее.

Каждый день заканчивался на смотровом плацу, где перед самым закатом все выстраивались для проверки. Пинноса осматривала форму женщин, их оружие и боевое снаряжение, а Урсула уделяла внимание манере вести себя и морали. А по вечерам старший командный состав вместе с Урсулой и ее подругами работал вместе с королем над созданием стратегии будущей кампании и подготовкой всего необходимого для нее. Часто эти вечерние встречи затягивались далеко за полночь.

Наступила середина лета, и женский легион был готов к исполнению своего предназначения. Они закончили базовый курс обучения и благодаря недюжинным усилиям ремесленников получили полное обмундирование и вооружение. В день летнего солнцестояния единственные мужчины, принимавшие участие в этой военной операции, гонцы, были разосланы в Роксетер, Карлайл и Эбурак, чтобы объявить о миссии женщин и дать команду начать необходимые приготовления. Вскоре после этого авангард и артиллеристы отправились в поход, сопровождаемые боевыми когортами.

VII

Оглушительный рев фанфар разорвал тишину летнего утра над городскими стенами Кориния. Медленно открылись Северные ворота. Вытянувшись в положении «смирно», стояли десять дивизий, в каждой из которых было по семьдесят пеших солдат и тридцать конных. Велиты[21] были одеты в темно-синюю униформу. Перья на шлемах были одного цвета с униформой.

Все собрались на открытом месте возле дороги на Глостер. Напротив них стояли конные воины. Попоны на лошадях были тоже синие, только по краю оторочены белым. Ровные ряды представляли собой такое великолепное зрелище, что горожане, проходившие мимо ворот, застывали с открытыми в изумлении ртами.

Тем временем из ворот показалась процессия. Сначала шли музыканты, игравшие на трубах и барабанах, затем — с фанфарами и цимбалами. Следом шли знаменосцы, держа в руках новое, никому не знакомое знамя. Над тремя белыми лилиями на фоне темно-синего полотна виднелся небольшой золотистый медведь, ставший символом нового легиона. За несколько мгновений до этого торжественного выхода в Форуме король в своей прекрасной речи представил городу новое знамя и командиров нового легиона. Там же он дал ему имя — Первый Легион Афины.

За знаменем Первого Легиона Афины развевались знамена Кориния, Глостера, Силчестера, Винчестера и Линдиниса. Следом шло особое пехотное подразделение, составлявшее почетный караул для командного состава, красовавшегося в шлемах с высокими белыми перьями. Только что отполированные, изготовленные по специальному заказу легкие кожаные нагрудники, укрепленные похожими на ребра полосами металла, блестели серебром на утреннем солнце. Далее выступало элитное крыло кавалерии авангарда. Их обмундирование тоже поблескивало из-под синих с белым накидок.

Следуя традиции Британии, командный состав шел самым последним. Марта, Саула, Бриттола и Кордула вместе появились в воротах, одетые в ту же форму, что и подразделения авангарда, только попоны на их лошадях были полностью белого цвета. Следом рука в руку ехали Урсула и Пинноса. Они были одеты так же, как и нее остальные, за исключением каймы на накидках и султана на шлемах, которые переливались белым и золотым. На шлеме Урсулы к тому же виднелось фиолетовое перо — символ принадлежности к королевскому роду.

Следом за командующими с высоко поднятой рукой в знак благодарности горожанам за их восторг и добрые напутствия ехал король Дионот со своим верховым караулом. Выйдя на дорогу через ворота, они выстроились в шеренгу. Король обнажил меч и поднял его над собой, требуя молчания. Три коротких сигнала горна одновременно призвали восторженных зрителей к тишине и явились командой авангарду встать по стойке «смирно».

Следуя строгому своду правил, Урсула и Пинноса развернули своих лошадей, Быструю и Артемиду, встав лицом к королю.

— Идите же, женщины Первого Легиона Афины! Вперед! — приказал король. — Идите и напишите новую главу в истории Рима! Командующие! Ведите Первую и Вторую Когорты Легиона Британии на защиту наших границ!

Урсула и Пинноса отдали честь. Король торжественно кивнул в ответ. Обе девушки развернулись к войску, и Пинноса отдала первый приказ начинающейся кампании.

— Женщины, воины Первого Легиона Афины! Вперед, МАРШ!

VIII

Первый Легион Афины провел целый месяц в горах возле побережья, тренируясь и патрулируя территорию. Их присутствие позволило немногим оставшимся мужчинам организовать отправку галер из Маридунума через Гибернийское море, чтобы создать иллюзию военной мощи Британии. Несмотря на то что людей хватило только на пять экипажей, это предприятие оказалось удачным: за это время бандиты не сделали ни одной попытки высадиться.

Предсказание Пинносы сбылось, и ее подруги полюбили горы и дикую, ни с чем не сравнимую красоту этой земли. Свежие ветры великого океана были здесь частыми гостями, отчего не являлись редкостью шквалы с дождем, быстро сменявшиеся ярким солнечным светом. Такие контрасты погоды вместе с яркими сочными красками природы очаровали сердца юных воительниц, и они охотно ходили в дозоры по Радужным горам.

В свободное от службы время женщины восстанавливали аванпосты и военные лагеря. Когда работой управляла Бриттола, в укреплении обязательно строили небольшую часовенку. Каждую из них белили изнутри и снаружи, ставили там скромный алтарь и несколько скамей для молящихся.

Морской патруль вернулся с ирландского побережья незадолго до Лугнасада,[22] начала сбора урожая. Когда женщины передали им отремонтированные укрепления, мужчины не смогли скрыть своего изумления.

Наступление Лугнасада означало, что пришло время Первой Армии Афины выступать в долгий поход на север, к Валу и земле пиктов. Урсула приказала отделениям объединиться в три дивизии и встретиться в Магнисе, откуда и началось их путешествие на север.

Смотр объединенной Армии планировалось провести через пять дней. Отделения Урсулы и Марты пришли в Магнис первыми. На следующее утро на рассвете когорты Кордулы и Саулы вошли в крепость по подвесному мосту. Отряд Пинносы ожидали в середине того же дня. Едва наступил полдень, как со стороны реки послышались звуки горна и появились ее солдаты. Однако знамени самой Пинносы не было видно.

— Она оставила нас у виллы Флавиев, — когда они подъехали к остальным, объяснила Бриттола, предвосхищая вопрос Урсулы. — Она сказала, что не задержится, но в то же время приказала Баэтике распорядиться о лошадях.

Урсула ничего не ответила. Она объявила сбор командиров, чтобы коротко расспросить их о новостях и ввести в курс дела. Потом занялась приготовлениями к походу. Когда она закончила с заботами этого дня, солнечный диск уже приближался к горизонту. Пинносы по-прежнему не было видно.

Урсула в одиночестве подошла к частоколу и стала смотреть на дорогу, ища глазами фигуру всадника. «Пинноса, ты же знаешь, что твое место здесь. У нас есть важное дело».

В опустившихся сумерках Урсула переоделась в простую охотничью одежду и приказала открыть ей ворота. Она перевела Быструю через мост, стараясь издавать как можно меньше шума. Как только они сошли с гулкого моста, Урсула села на коня и направила его вперед галопом. В крепости кроме стража и Олеандры никто не знал о том, что она уехали.

Она нашла свою рыжеволосую подругу во внутреннем дворике виллы Флавиев. Пинноса в полном боевом облачении сидела на каменной скамье. Уже почти полностью стемнело, но Урсула видела, что вилла была убрана и приготовлена к приезду новых владельцев. Единственным следом, напоминавшем о произошедших здесь ужасных событиях, было огромное темное пятно в центре мощеного дворика. Там главарь ирландцев вывалил на землю свои внутренности.

Урсула вошла во двор, неся в руках факел, который она взяла у входа в виллу, и направилась к Пинносе. Теплый свет пламени, казалось, отгонял длинные тени, как священник прогоняет злых духов.

— Я тебя ждала, — тихо произнесла Пинноса, глядя на нее со слабой улыбкой.

— Пойдем, — мягко сказала Урсула. — Ты уже провела с ними много времени. Теперь тебя ждут остальные. Нам пора. Мы еще можем проехать полпути до Магниса, и лишь половину дороги нам придется идти.

— Знаешь, мы с тобой взялись за серьезное дело, — произнесла она, медленно поднимаясь. Урсула видела, что ее глаза покраснели от слез. — Мой отец был бы очень горд.

— Я уверена, что он нас сейчас видит. Если бы он мог говорить, то обязательно сказал: «Пинноса, любимая моя дочь, не дай нашим страданиям остаться напрасными. Докажи всему миру, что Дом Флавиев по-прежнему может вести за собой целую армию. Иди и сражайся, чтобы защитить других от того зла, от которого пали мы».

Пинноса застыла без движения и молча смотрела на Урсулу. Потом медленно протянула вперед руки. Обняв подругу, Урсула почувствовала, что у той напряжен каждый мускул.

— Юный Тит и Бриттола могли составить такую замечательную пару, — заплакала она. Ее всхлипы становились все громче, и она, наконец, позволила выплеснуться давно подавленным чувствам.

Урсула крепче обняла ее и нежно покачивала, давая выплакаться.

Пинноса не сразу взяла себя в руки. С глубоким вздохом она, наконец, отстранилась, улыбнулась и сжала руки Урсулы.

— Спасибо, что приехала за мной. Прости, что застала меня в таком виде. Сейчас я успокоюсь. — Она отпустила руки подруги, подобрала свой плащ и меч, лежавшие возле скамьи, и двинулась по направлению к выходу. — Ты права, во мне сейчас нуждаются другие люди. Поехали.

IX

Первый Легион Афины дошел до земель, на которых стоял Вал, только к концу месяца. Неожиданная поразительная красота этих мест застала Урсулу и ее подруг врасплох. Ландшафт был не настолько вздыблен и прорезан скалами, как возле Радужных гор, но недостаток высоты холмов компенсировался их почти царственным величием.

Однако земли различались не только горами. Взобравшись на высокую каменную скалу, девушки осмотрели вражескую территорию. Они видели поросшие лесом холмы и долины, реки и луга. Враг был здесь, смотрел им в глаза, не собираясь прятаться за горизонтом или за кромкой моря.

Урсула и другие командиры чувствовали, как давит это присутствие врага на остальных женщин. Они пели меньше обычного, особенно это было заметно в дневные часы. Они боязливо прислушивались к звукам, опасаясь, что враг приблизится незаметно. Некоторые отказывались отправляться в обход, если в отряде было меньше тридцати человек. «Кажется, будто за тобой наблюдают даже деревья», — бормотали они. Вскоре уже сами командующие стали называть территорию по ту сторону Вала «землей с глазами».

На самой территории, прилегающей к Валу, обстановка оказалась еще хуже, чем они ожидали. Только основные крепости и города обладали собственными гарнизонами. Но даже там большинство солдат были состарившимися выходцами из чужих стран. В главном гарнизоне и Карлайле насчитывалась только сотня боеспособных воинов, а всадников не было и половины того. Если бы военная кампания не оттянула с собой почти всю живую силу, их было бы как минимум в десять раз больше. На самом Валу только одна сторожевая башня использовалась по назначению, да и на ней дежурили всего лишь три сторожа. Вся остальная площадь укреплений не охранялась и была крайне уязвимой для нападения. Урсула нашла только одно кавалерийское подразделение из пяти боеспособных всадников на одном из удаленных укреплений. Лошадей практически не осталось, и гонцы ездили на мулах либо ходили пешком. Женщинам пришлось пешком пройти половину длины Вала, а потом таким же образом добраться до форта Честер. Оказавшись там, они были изумлены, найдя его заброшенным в буквальном смысле. В форте оставались лишь слуги, да и то их было не больше тридцати, а во главе их стоял престарелый центурион, уже более двадцати лет находившийся в отставке.

Урсула срочно созвала к себе всех командующих. Они решили немедленно распределить свои силы, выделив приграничные патрули в три отдельные зоны. Пинноса и Кордула должны были взять самую большую группу из трехсот пятидесяти пеших и ста пятидесяти конных солдат. Не останавливаясь на отдых, им предстояло вернуться по своим следам, чтобы создать видимость военного присутствия в самых ослабленных частях приграничной полосы к западу от Вала. Остальные силы должны были разделиться на две равные части. Отделение Урсулы и Саулы направлялось в Сегедунум и брало под защиту восточную часть Вала, а Марта и Бриттола должны были выполнить точно такое же задание в западной ее части, разместившись в Вероковициуме.

Около полудня следующего дня подразделение, прибывшее в Вероковициум, впервые столкнулось с пиктами. Марта и Бриттола занимались расселением своих женщин, когда в крепость влетел на полном галопе патруль, отправленный осматривать Вал на три мили к западу. Патрульные доложили о сломанных воротах и четких признаках, указывавших на набег.

Пришло время применить то, чему они научились за долгие недели усердных тренировок и стратегических упражнений. Бриттола собрала манипулу из пятидесяти сильных женщин-велитов.

Заметив, как Бриттола теребит край своей формы, Марта поняла, что подруга нервничает. В ожидании полного сбора манипулы у ворот она подъехала к Бриттоле, отозвала ее в сторону и прошептала: «Это может…»

Бриттола наклонилась к ней и закончила с Мартой в унисон: «…может быть нелегко!» Они посмеялись, и страхи Бриттолы постепенно улетучились. Обе девушки вернулись к своим солдатам, раздавая приказы.

На задание они вышли быстро. Пехота двигалась по широкой дороге, проложенной вдоль всего Вала. Всадницы же воспользовались коротким путем по возвышенностям между Валом и дорогой.

Вскоре конники добрались до сломанных ворот и нашли след. Он вел прямо через укрепленную пограничную зону вниз, в селения. Следы были свежими, поэтому они не сомневались, что бандиты не могли уйти далеко. И точно: всадницы настигли их меньше чем в миле от дороги. Их было около двадцати человек, пеших, и они вразброд шастали группками по трое или четверо, явно в поисках легкой наживы. Им уже удалось украсть кое-что из скотины, на которую они набросили веревки и гнали перед собой. Пикты ориентировались на дымок, поднимавшийся из долины, где находилось небольшое поселение.

Марта отметила для себя, что пикты находились на открытой местности и им негде укрыться от конников. По ее сигналу женщины разделились на три группы и бросились в погоню. Протрубил рог, и они понеслись на бродяг на всем скаку. Всадницы быстро окружили врагов, отрезав им все пути к отступлению. Как только пикты оказались в кольце, кавалерия отступила и, сохраняя дистанцию, стала ждать подхода пехоты.

Суровые на вид пикты сбились в группу, держа скот перед собой в качестве щита. Марта заметила, что единственным оружием, которое они держали на виду, были охотничьи копья. Однако она не сомневалась в том, что под длинными плащами из серой шерстяной ткани у них спрятаны мечи.

Манипула Бриттолы прибыла довольно быстро. Оценив ситуацию, оба командира определились с планом дальнейших действий и сразу же приступили к их исполнению.

Воины Бриттолы пошли в наступление. Как только они оказались в относительной близости, пикты выстрелили из луков. Женщины успели перегруппироваться и укрыться за своими щитами, поэтому первый залп не поразил никого. Они продолжали наступать. Пикты снова выстрелили, но щиты еще раз укрыли женщин от стрел.

Оказавшись на расстоянии, с которого ее могли услышать, Бриттола крикнула:

— Мы превосходим вас числом. Бросайте оружие, и мы проводим вас назад, до Вала. Пока вы никого не убили, мы не причиним вам вреда!

В ответ ей полетели грязные ругательства и третья волна стрел. На этот раз одной из женщин манипулы Бриттолы попали в лодыжку. Враги тут же отозвались ликующими воплями и стали потрясать копьями.

Бриттола заговорила снова:

— Повторяю еще раз! Если вы сдадитесь сейчас, мы не причиним вам вреда! Мы проводим вас до Вала и отпустим! Пожалуйста, бросьте оружие!

Женщина, стоявшая ближе остальных к Бриттоле, опустила щит и с изумлением уставилась на Бриттолу: «Что? Пожалуйста?»

— Тихо! — оборвала ее Бриттола. Она приказала приблизиться еще на десять шагов, но теперь уже обнажив мечи.

Мечи наголо были сигналом для Марты. Его-то она и ждала. Воины Бриттолы не успели сделать и первый шаг, как кавалерия бросилась в атаку. Нападение по всем четырем фронтам внесло смятение в ряды врага. Всадницы Марты промчались мимо пиктов, державших луки и старавшихся посылать стрелы как можно ниже. Ни одно из пущенных копий не ранило нападавших.

На пиктов полетел град ядер из метательных орудий, и это заставило их плясать на месте и уворачиваться. Ранены, однако, оказались только трое: один — с простреленным коленом, другой в руку, а третий в стопу. Но этого оказалось достаточно, чтобы сделать пиктов сговорчивее. Они отпустили скот и бросили на землю луки и копья.

— Сказано, все оружие! — крикнула Марта, указывая на свой меч. Из-под плащей появилось двадцать мечей. — А теперь снимите плащи, чтобы мы увидели, что еще вы там прячете. — Сначала ее команда была не понята, но после того, как она знаками показала, чего именно от них хочет, пикты повиновались.

То, что открылось глазам британок, повергло их в шок. Все без исключения пикты были покрыты татуировками. От шеи до лодыжек их тела испещряли синие и коричневые линии и завитки, кое-где виднелись примитивные изображения птиц или животных. Приблизившись к ним, женщины смогли рассмотреть, что даже их лица были покрыты завитками татуировки, обводившей каждую черту, каждую складку.

X

— Я была так потрясена, — сказала Бриттола, — что даже не заметила, что на них не было вообще никакой одежды! Мне пришло это в голову, только когда мы довели их до Вала и отдали плащи!

Вся компания рассмеялась.

Этот разговор происходил спустя двадцать дней после событий у форта Честер, когда весь Легион впервые собрался там после того, как разослали патрулей. Вечерний осмотр был закончен, и командующие скромно ужинали с младшим командным составом в роскошных палатах имперского замка. Они имели на это право, получив офицерские звания у короля Дионота, который ipso facto[23] был Правителем Лондиния от Римской империи.

Урсула и ее подруги были рады снова встретиться. Как когорты Марты и Бриттолы, так и две другие принимали участие в отражении набегов пиктов. Столкновения были небольшими, некоторые банды пиктов насчитывали не более десяти человек. Однако когорте Саулы пришлось биться с полусотней бандитов. Все когорты отправляли на вражескую территорию отряды, чтобы обыскать поселения, отобрать у пиктов оружие и таким образом пресечь их дальнейшие набеги.

Решение Урсулы и Пинносы воспользоваться жилыми помещениями форта Честер привело некоторых слуг в ужас. Им пришлось готовить комнаты, а значит, скрывать и прятать некоторые приспособления и украшения, не предназначенные для женских глаз. Беднягам выпало столько работы, что Олеандре пришлось отозвать Урсулу в сторону на пару слов.

— Госпожа, я когда-то была замужем, но некоторые из этих… мужских удобств ввергают меня в краску. Я уверена, что таким благовоспитанным девушкам, как вы, ни к чему на них смотреть. Прошу вас, подумайте о госпоже Бриттоле! Отведите остальных на какой-нибудь смотр и дайте нам возможность тут… э… прибраться, — говорила она, поджимая губы в отвращении.

Вошла Бриттола, и смех стал потихоньку стихать. Пришло время для следующего рассказа.

— Самым сложным оказался обход домов, когда мы обыскивали их поселения, — сказала Пинноса.

— Обход домов? Нет уж, скорее обход выгребных ям! Фу, гадость какая! — И она большими глотками осушила бокал вина.

— Да, мы быстро поняли, что обыски лучше производить группами не менее чем по десять человек, — продолжала Пинноса. — Сначала отправлялись командами по пятеро, и одна из них нечаянно забрела в лачугу вождя. А он их там встретил с двумя своими друзьями. Они были вооружены этими огромными резаками…

— И что случилось? — перебила ее одна из младших командиров когорты Урсулы.

— К счастью, все остались живы. Только вот трое из наших получили серьезные ранения, и их пришлось отправить в Карлайл на лечение. По-моему, одна даже лишилась глаза. — Она замолчала, явно переживая до сих пор чувство вины за случившееся. Потом наклонилась вперед, горя желанием быть услышанной, чтобы никто больше не повторял ее ошибок. — Самое важное — действовать большими группами. Затем, входя в селение, идите по четверо, и чтобы каждая следила за своей стороной. Та наша первая группа пыталась держаться парами, чтобы прикрыть друг друга со спины. Только этого оказалось недостаточно, потому что бока у них остались открытыми. А если стараться входить по четыре человека, то все будет в порядке.

— Я еще могу добавить об уроке, который нам тяжело дался, — сказала Саула. — Не доверяйте детям. Как бы невинно они ни выглядели. На нашем первом выходе мы получили серьезные ранения от детей, вооруженных ножами. Одна из наших женщин не обратила никакого внимания на троих «ангелочков», которые сидели в углу, и полностью сосредоточилась на взрослых. Она и опомниться не успела, как получила три глубочайшие раны ног, и двоим из группы пришлось нести ее на руках, потому что она не могла ни идти, ни ехать верхом. Так что потребовалось вызвать повозку, чтобы отвезти ее в форт Честер.

— А мой основной урок, который я вынесла из первого обхода, — весело сказала Марта, — это то, как важно вовремя прикрыть нос! — Они все засмеялись. — Я использую для этого влажную тряпицу. А вы?

— А я мажу верхнюю губу рыбьим жиром! — сказала Саула, и это замечание вызвало массу негодующих возгласов. — А что? Помогает! — с негодованием воскликнула она. — Ну да, пахнет отвратительно, и от него слетятся глаза, но зато он создает барьер между вашим носом и этими смердящими ямами…

— Девушки! — возбужденная Урсула вбежала в комнату. Незадолго до этого ее и Кордулу вызвали, чтобы принять гонца. — У меня для вас есть важные новости! — Смех и разговоры смолкли. — Как вы все знаете, кроме докладов моему отцу в Кориний мы еще отправляем сообщения королю Аурелию в Эбурак. — Глядя на их замершие в ожидании лица, она улыбнулась.

— К нам только что пришел вестовой от короля Аурелия. Он поздравляет нас с успехом нашего похода и ставит в известность, что смог собрать нам подкрепление из пятисот кавалеристов и семисот пеших воинов. И он направляет их сюда, чтобы облегчить нашу задачу. — Воздух наполнился радостными возгласами. Урсула подождала, пока они затихнут, и потом продолжила: — Мы ожидаем их прибытия послезавтра. Это значит, что мы можем рассчитывать на заслуженный отдых и гостеприимство Эбурака! На две недели раньше запланированного срока! — Снова шум. — А еще это значит, что нам не нужно будет идти в обратный круговой поход. Мы вернемся домой по Фосс-Уэй![24] — Третий взрыв радостных воплей был самым громким. — К тому времени, как мы вернемся в западные земли, лето будет уже на излете. Нам останется только встать лагерем в Глостере и Роксетере на несколько недель и патрулировать округу. Потом мы сможем распустить Легион и завершить исполнение своего долга без потерь в живой силе, только с несколькими ранениями на счету. — Она взяла в руки бокал вина и подняла его.

— Девушки! Поздравляю! Кажется, наша кампания действительно оказалась успешной! Итак, за Первый Легион Афины!

Они все подняли свои бокалы и крикнули:

— За Первый Легион Афины!

— Ах, да, еще кое-что, — глаза Урсулы задорно блестели, и никто, даже Пинноса, не могла догадаться, что именно у нее было на уме. — Насчет той помощи, которая идет к нам из Эбурака… — Она снова замолчала, чтобы скрыть свое волнение. — Она полностью состоит из женщин, включая командный состав!

XI

Подкрепление, прибывшее из Эбурака, носило официальное название «Третья и Четвертая Когорты Первого Легиона Афины». Женщины были одеты в форму ярко-красного цвета. Их флаг представлял собой три белых лилии на красном фоне. Для того чтобы показать принадлежность к одному командованию, старшие командиры тоже носили нашивки в форме золотистого медведя.

Главным командующим когорты из Эбурака оказалась троюродная сестра Урсулы, с которой она виделась лишь однажды, когда они были еще совсем детьми. Это была дочь короля Аурелия, принцесса Юлия.

Урсула встретила Юлию на улице, вместе с остальными командующими в парадной форме. Все четыре когорты выстроились на противоположных сторонах продолговатого покатого поля. В то время как командиры обменивались приветствиями в центре поля, когорты смотрели друг на друга со смесью благоговения, восторга и даже некоторого соперничества.

Кордула, занимавшаяся вопросами снабжения и пополнения арсенала, встретилась со своей коллегой из Эбурака отдельно от остальных. Закончив неотложные дела, она тронула лошадь, отъехала немного в сторону от войска и стала наблюдать за происходящим. Ей было приятно видеть, что воинов так много и что они так сильны. Она наблюдала за тем, как, окончив церемонию официального приветствия, Урсула и остальные командующие Первой и Второй Когорт Первого Легиона Афины вернулись в строй, чтобы отправиться в Эбурак. Третья и Четвертая Когорты выстроились на подходе к мосту, чтобы поприветствовать и отдать почести проходящим мимо них женщинам из Кориния. Это было так удивительно и трогательно, что сердце Кордулы исполнилось радостью и гордостью за них.

Она бросилась вперед через поле, чтобы присоединиться к уходящей колонне, которая уже переходила мост. Подъехав к Урсуле и Бриттоле, она заметила, что и они были переполнены эмоциями.

— Правда, прекрасное зрелище? — сказала она.

— Правда, — ответила Бриттола. — Оно способно восстановить иссякшие силы и воодушевить. Оно способно вернуть весну в…

— Это действительно так, — перебила ее Урсула. — Только я думаю, что нашим женщинам пойдет на пользу хороший отдых. Мне он точно пойдет на пользу. И я собираюсь насладиться каждой минутой нашего пребывания в Эбураке. — Бриттола и Кордула покачали головами. — В Британии нет лучше места, где воины армии могли бы восстановить свои физические и духовные силы, чем Эбурак. Вот увидите!

XII

В Эбураке король Аурелий устроил настоящий праздничный пир. Он настоял на том, чтобы Первая и Вторая Когорты в полном составе, а не только командиры, прошли торжественным парадным маршем по великому городу. Улицы были заполнены радостными горожанами.

Одна из огромных казарм, стоявших сразу за городской стеной, была приготовлена для женского войска. Там их ожидали обильные запасы еды и чистое белье. Урсуле и остальным командующим как почетным гостям выделили покои во дворце. В первую ночь в честь их прибытия там был устроен пир на двадцать столов. Король Аурелий, седобородый крепкий старик, который явно был статен и хорош собой в молодости, сам руководил застольем. Была середина лета, и праздничные блюда радовали разнообразием и количеством, к тому же вино и оливки были просто великолепны.

Зрелища, приготовленные для почетных гостей, затмили все, доселе виденное в Коринии. Выступали и восточные танцовщицы, и фокусники в чудных костюмах со странной музыкой, акробаты и дрессированные животные. Кордула и Бриттола были покорены выступлением экзотических зверей.

— Смотри! — воскликнула Бриттола, когда в зал ввели огромное длинношеее существо. Желающим предлагалось рассмотреть его поближе и даже погладить. — Говорят, что у него такая длинная шея, потому что у себя на родине они едят больших змей, таких как питоны. Целиком! А на их наречии их имя означает «змееед». А как они зовутся на нашем языке, не помнишь?

— Зараф, вроде бы, или что-то в этом роде, — ответила Кордула. — А мне больше понравился тот, с горбами на спине…

— Да, да. Как там его? Горблюд? Или Горбуний?

— Правда, он уродливый? А какие страшные звуки он издавал, помнишь? Знаешь, кого он мне напомнил?

Кордула надула щеки и скосила глаза.

— Геронтиуса, — проквакала она, и они обе безудержно расхохотались.

На следующий день король вместе с Урсулой и другими командующими отправился на трехдневную охоту и осмотр удивительных по красоте земель, окружавших город. В первый день охоты они остановились на обед на солнечной поляне. Пока остальные занимались своими лошадьми, Аурелий отвел Урсулу в сторонку.

— Урсула, когда вернешься домом, пожалуйста, передай это отцу, — сказал он и достал из своей охотничьей сумки запечатанный свиток. — Здесь описаны все наши новости, включая и ваши достижения. Мы гордимся тобой! Вместе с подругами ты сумела достичь многого для женщины, тем более такой молодой. Ты заслужила уважение даже у таких старых и уставших от военных походов прошлых лет вояк, как я, которые считали, что жизни уже нечем их удивить.

Урсула поклонилась и приняла свиток.

— Там еще сказано о Юлии и о том, как я надеюсь — она докажет, что достойна носить звание командующего Третьей и Четвертой Когортами Первого Легиона Афины.

— Я уверена, это так и будет, Ваше Величество, — вежливо ответила Урсула. — Мне она показалась очень способным командиром. Она сама собрала войско Эбурака, или вы помогали ей в этом?

— Ха! Прямо в яблочко! Люблю в женщинах такое качество! — Король рассмеялся, потом снова стал серьезным. — Я должен быть честным. Когда я впервые услышал о том, что вы планируете сделать в западных землях, то отчаянию моему не было предела. Я думал: «Неужели мы докатились до такого? Неужели у нас нет достойных мужчин, что наши женщины вынуждены выполнять мужскую работу?» Но потом… — Он постучал себя пальцем по лбу и улыбнулся. — Я увидел, как загораются глаза Юлии каждый раз, когда при ней говорили о ваших приключениях. Она ходила со мной на охоту с тех пор, как ей исполнилось десять лет. Как и ты с подругами, она не пугается лошадей и знает, как с ними управляться, умеет читать карты и пользоваться оружием… для того, чтобы убить или ранить. Как тебе и Пинносе, ей легче дышится в лесу, чем в четырех стенах дворца и города. Больше всего на свете она ненавидит придворные сплетни.

— О, я прекрасно ее понимаю, Ваше Величество, — с улыбкой сказала Урсула.

— Поэтому когда она услышала о том, что вы ушли в горы, патрулируете там земли и освобождаете их от бандитов и мародеров… Вы бы ее видели! Она была похожа на льва, запертого в клетке, — не находила себе места, пытаясь придумать способ присоединиться к вам и вашему делу. В день, когда я получил от вас сообщение о том, что прибрежные земли стали безопасными и что теперь вы направляетесь к Валу, я сказал ей: «Это несправедливо! Наши сестры с южных земель идут сюда, чтобы делать за нас грязную работу только потому, что у нас нет мужчин, которые на нее способны! Как думаешь, что мы должны предпринять?» — Он замолчал и улыбнулся. — Знаешь что? В ответ я получил поцелуй и скажу тебе, с таким жаром меня не целовали с того дня, как я предложил руку ее матери! — Они оба рассмеялись. — Она все организовала меньше чем за месяц. Дворец превратился в улей, говорю тебе. Мы разослали гонцов, и уже через несколько часов к нам пошли добровольцы. Я никогда подобного не дел! Было продумано все: форма, оружие, припасы, выбраны лошади, подготовлено все необходимое для обучения. А повсюду лежали карты! Целое море карт! Одно за другим шли совещания с командующими…

— Я знаю, Ваше Величество, — вежливо перебила его Урсула. — Я прекрасно понимаю, что именно ей пришлось сделать.

XIII

Вернувшись из похода, Урсула, Пинноса, Бриттола, Кордула, Марта и Саула решили насладиться радостями, которые предлагал им Эбурак. Вскоре после колоколов, прозвонивших к заутрене, они вышли из дворца и отправились осматривать великий город. Между роскошными общественными зданиями там пролегали суетливые улочки, изобилующие разнообразными лавочками. Там продавалось все: глиняная посуда, украшения, угощения и одежда. Такого они никогда не видели ни в Коринии, ни в Глостере.

В середине дня они уже сидели у фонтана возле Южных ворот и угощались новым деликатесом: кровяной колбасой, приготовленной в винном соусе и завернутой в сочный сливочный бисквит. Пинносе и Марте угощение очень понравилось, но Бриттола, попробовав, скривилась от отвращения. Урсула, Кордула и Саула тоже не пришли от него в восторг и пустились в длительные рассуждения о том, можно ли изменить его так, чтобы оно было по вкусу жителям западных земель. Внезапно с дороги, ведущей к Лондинию, до них донесся пронзительный звук горна, обозначавший, что к ним едет посланник.

Кордула тут же узнала этот горн. Она бросила еду и побежала к воротам. В едва успевшие приоткрыться ворота влетел Морган на Гермесе.

— Морган! Это я! — крикнула Кордула, когда он остановил коня и спешился.

— Кордула! Что ты тут делаешь? — с удивлением воскликнул Морган, отряхивая плащ, руки и волосы от толстого слоя дорожной пыли. — И что это за форма на тебе?

— Это долгая история. Для того чтобы ее рассказать, мне понадобится, по меньшей мере, целая лунная ночь, — засмеялись она и обняла его. — А ты что здесь делаешь?

— Я привез первый доклад от Константина. Переплыл пролив и прибыл в Рочестер пять дней назад.

— Боже мой! Ты меня поражаешь, — воскликнула она. — Любому другому вестнику понадобилось бы, по меньшей мере, семь!

— Это все благодаря Гермесу — сильный конь! — сказал он и похлопал жеребца по крупу. — Сначала я побывал у правителя в Лондинии, а потом отправился по Великой Северной дороге сюда. Мне еще осталось съездить и Лестершир, Кориний и Силчестер, и только тогда мое задание будет выполнено.

— Может быть, тогда у тебя появится немного свободного времени? — спросила она и прижалась к нему.

— Нет, дорогая, — сказал он, нежно взяв ее лицо в руки. — Я должен буду вернуться на материк, чтобы доставить Константину ответные документы. У нас очень мало времени.

— Тогда давай не будем терять его! — вздохнула она. Они взглянули в глаза друг другу, и их уста слились в поцелуе.

Урсула все еще была у фонтана и смотрела на влюбленную парочку. Ей представилось, что это Констант въехал в ворога. Это он вернулся домой целым и невредимым. Это он соскочил с коня, чтобы заключить ее в нежные объятия. В ее памяти всплыло его лицо и голос: «Только в твоих глазах отражается мой дом».

— Кхе-кхе! — подошел королевский слуга, долговязый угрюмый старик с длинным кривым носом. С громким кашлем, выражавшим недовольство, он приблизился к слившимся в объятиях молодым людям.

Морган открыл глаза и бросил грозный взгляд на хамоватого придворного. Он уже собрался отчитать его за грубость и неподобающее обращение, когда заметил, что недалеко от него стоит принцесса Урсула. Он торопливо освободился из объятий Кордулы.

— В-ваше Высочество, — произнес он, запинаясь, поправляя одежду и неуклюже кланяясь.

— Кхе! — Длинношеий слуга лениво повернулся лицом к Урсуле и ее спутницам, отвесив едва заметный поклон. — Его Величество ожидает вестового с депешей в своих покоях. Он также милостиво приглашает принцессу и ее… кхе… командующих присоединиться к нему.

XIV

— Скоро нам подадут кое-что из еды, чтобы ты мог подкрепить свои силы, Морган. Мы никуда не торопимся. И ты тоже вводи нас в курс дела не спеша. Рассказывай все, до мелочей, пусть даже самых обыденных. И как бы то ни было, — король выгнул бровь для пущей значимости, — ни в коем случае не упускай ничего из тех новостей, которые ты передал правителю Лондиния. Ты меня понял? — Он воссел на каменное кресло, место для которого было выбрано специально для того, чтобы с него наблюдать за прекрасным видом, открывавшимся из окна.

— Да, Ваше Величество, — ответил Морган с легкой улыбкой.

Его усадили за столом прямо напротив короля. Урсула, Кордула и остальные сидели на скамье справа от Аурелия. Выражения их лиц выдавали не меньшее, чем у короля, нетерпение послушать новости.

— Какая удача! — воскликнула Урсула. — Морган может рассказать нам о событиях, произошедших всего десять или двенадцать дней назад. А если бы мы встретились с ним в Коринии, то его новости устарели бы, по меньшей мере, на пятнадцать дней!

«А вот кому повезло на самом деле, так это Кордуле, — подумала она. — Морган — настоящий красавчик!»

— Дамы, вы готовы? — спросил король. Они все посмотрели на Урсулу, и та кивнула. Король, в свою очередь, кивнул Моргану. — Тогда, прошу тебя, начинай.

— Его Светлость, Верховный Командующий Армии Британии, Константин, приветствует вас и шлет вам свои искренние пожелания…

«О, пожалуйста, переходите к делу!» У Урсулы не хватало терпения на выслушивание формальных любезностей. Однако совсем недавно они ей нравились. Она даже наслаждалась ими, считая одним из признаков цивилизованной жизни. Однако сейчас они утомляли и раздражали ее, как нечто совершенно неуместное. «Где Констант? Все ли с ним в порядке? Когда он возвращается домой?»

К счастью для Урсулы, Морган был большим умельцем в таких речах — легко и быстро преодолел приветственную часть не проявив при этом ни грубости, ни неуважения. Вскоре он перешел к самим новостям. Превосходный рассказчик, он умел так живо описывать сцены и события, с такой точностью и ясностью, что его слушатели ощущали себя не сторонними наблюдателями, а непосредственными участниками. К тому же он обладал удивительной способностью, проявлявшейся практически в любом позволявшем это отрезке повествования: неожиданно приобретал манеру речи, с характерными словами и интонациями, безошибочно указывавшую на того, кто его послал. Слушатели невольно представляли, что с ними говорит не гонец, а его отправитель. И все это происходило живо, естественно, без малейшего намека на вульгарное подражательство.

— Переправа прошла благополучно. Константин и Констант успешно прибыли на землю Галлии, не встретив на своем пути никаких преград. Король Дионот был прав: Констант столкнулся со сложностями, набирая солдат из местных жителей. В долине Сены оказалось значительно меньше легионеров, чем они ожидали. Немногие же оставшиеся мужчины отказывались покидать свои дома, опасаясь нападений на них кочевых германских племен. В результате Константу пришлось углубиться на юг дальше, чем он планировал в самом начале. Он добрался до долины Луары. Туда не дошла предыдущая мобилизация, да и германцев люди там боялись меньше. Константу удалось собрать более трех тысяч человек, большей частью пехоты. Однако из-за того, что ему пришлось расширить свои поиски, Констант значительно задержался в воссоединении с отцом.

Константину тоже не удалось придерживаться заготовленного плана. Не получилось отправиться прямо в Трир, как было задумано. В Гезориаке их встретили известием о том, что остатки гарнизона из Кельна отправились прямиком в Могонциак. Им пришлось вступить в сражение с большой группой германцев, которых разведчики заметили во время спуска вдоль реки Майн. В сложившемся положении зона между Кельном и слиянием Мозеля и Рейна осталась практически беззащитной, разрушенной после зимних набегов и лишенной всяких сил к восстановлению. Туда и направился Константин, чтобы укрепить оборону и лишь потом направиться в Трир.

В результате Константину и Константу удалось объединить свои силы лишь после дня летнего солнцестояния. Лето было уже в разгаре, и они опаздывали, отклоняясь от своего плана более чем на месяц. И лишь спустя две недели им удалось встретиться с остатками гарнизона Кельна в Могонциаке. Я счастлив доложить вам о том, что в настоящий момент объединенные силы британских легионов, гарнизона Кельна и ветеранов долины Луары составляют почти тридцать три тысячи…

Женщины не смогли сдержать изумленных восклицаний. Слушая о том, с какими трудностями пришлось столкнуться командованию, Урсула подумала было, что Константу едва ли удастся собрать под своими знаменами более двадцати тысяч, но в итоге решила, что солдат для достижения поставленной цели он, похоже, получил более чем достаточно.

Король Аурелий позволил себе огромный вздох облегчения, только когда Морган закончил фразу словами: «включая кавалерию, превосходящую числом десять тысяч человек».

Урсула и подруга зааплодировали и снова обменялись удивленными и радостными возгласами.

— Эти батавы, — пробормотал король себе под нос. — Хвала Господу за них и за их любовь к лошадям.

— Теперь они действительно смогут приняться за работу! — воскликнула Урсула. — С таким войском Константин легко восстановит приграничные укрепления и вернет Могонциаку былую силу.

— Да, и выловит большую часть германских племен, которые теперь разбрелись по всей Германии Галлии, — с восторгом отозвалась Урсула. — Морган, у тебя есть какие-нибудь новости об этом?

По лицу Моргана пробежала легкая тень сомнения.

— Похоже, ситуация на континенте оказывается куда более серьезной, чем мы предполагали. Жители долины Сены действительно переселились в города, укрепленные стенами и валами. Константу пришлось столкнуться с одним из племен, пока его армия находилась там… — Морган замолчал.

Урсула не смогла сдержать дрожи, и это привлекло к ней внимание всех остальных слушателей.

— Продолжай, прошу тебя! — взмолилась она и заставила себя улыбнуться.

Глаза присутствовавших вернулись к рассказчику, и только Пинноса продолжала внимательно рассматривать подругу.

— Констант рассказывал, что был удивлен тому, сколько народу он там нашел. По самым приблизительным подсчетам, там были десятки, а может, и сотни тысяч человек. Они кочевали большими группами, с семьями, вместе со своим скотом. У Константа было двести воинов, но он оказался бессилен остановить их. Они быстро проехали мимо первых встреченных групп и поспешили укрыться за горным хребтом. Констант постарался избежать столкновения с одним из племен, которое было известно тем, что организовывало разрозненные кланы в одну большую банду. Такая банда может быстро передвигаться и представляет собой серьезную угрозу. Он подсчитал: чтобы сопроводить племя на отведенную для него территорию, ему понадобится кавалерийское крыло, по меньшей мере, в две тысячи человек. Кроме того, для спокойного перемещения ему нужны пехотинцы, тоже около двух тысяч, чтобы связать и обезвредить боеспособных мужчин племени. Последний раз, когда они с Константином обсуждали этот вопрос, они всерьез размышляли над тем, чтобы создать для достижения цели два специальных подразделения по пять тысяч солдат каждый, половина велитов, половина кавалерии.

— Всего лишь два подразделения! — прервала его Пинноса. — Но нам известно, по меньшей мере, о пяти таких племенах кочевников!

Морган лишь посмотрел на нее и пожал плечами. На какое-то мгновение все замолчали, и в этой тишине каждый из них осознал всю сложность и серьезность стоявшей перед мужчинами задачи. Король просто покачал головой. Урсула отвернулась и задумчиво смотрела в окно.

— По-моему, все будет зависеть от того, — продолжил Морган, — насколько им удастся укрепить приграничные территории. К востоку от Могонциака лежат земли, которые иногда не пересечь и за целый день пути и где нет совсем никакой защиты. Константину придется организовать летучий конный патруль для наблюдения за этими территориями. По-моему, одна лишь эта задача способна занять у него все время до конца года и большую часть следующего. Всякий раз, когда к нашим войскам приближается очередное племя с намерением напасть, мы теряем еще один месяц.

— Знаешь, о чем я тут по своей наивности размышляла? — тихо спросила Марта, нарушив долгое молчание, наступившее после того последних слов Моргана. — Какое-то время я действительно считала, что наши женщины выполняли работу, похожую на ту, которую делал Константин. Я так гордилась нашим Первым Легионом Афины, потому что он взял на себя мужскую работу и преуспел в ней. Мне казалась наградой сама мысль о том, что мы сами тут, в родных землях, делаем то же самое, что наши войска делают на континенте. Я даже собиралась поддразнить их этим, когда они вернутся. — Она вздохнула и отчаянно покачала головой. — Но что такое наш подвиг, изгнание небольших банд пиктов и ирландцев, по сравнению с обузданием десятков тысяч германцев и переселением их на новые земли? Как может восстановление ворот в существующей стене или постройка часовни сравниться с организацией охраны приграничных земель, которые не объехать за целый день пути?

Кордула по очереди посмотрела на всех, кто сидел в комнате. Саула и Бриттола молча кивали, соглашаясь со словами подруги, Пинноса хранила выражение мрачной решимости, Урсула же просто смотрела в окно: ее мысли явно были далеко отсюда.

«Наверное, она думает о Константе и о том, когда и где они встретятся снова».

Вдруг внимание Урсулы привлекло что-то наверху. Кордула посмотрела туда же. На фоне яркого голубого неба с легкими перьями облаков безошибочно просматривался силуэт сокола, кружившего высоко над городом. Пока сестры смотрели на него, тот растворился на фоне палящего диска солнца. «Бедняжка Урсула. Я знаю, что ты надеешься и молишь Бога о том, чтобы быть рядом с Константом. Все твое существо до боли стремится быть с ним, вернуть его домой».

XV

Прошел год, и командующие Первого Легиона Афины снова оказались в гостеприимных залах короля Аурелия. В честь успеха экспедиционных войск был устроен пир. В тот момент, когда началось само празднование, слуги объявили о приезде Моргана с новостями с континента. Гонца усадили рядом с королем и стали умолять поскорее поделиться новостями.

— Как вы уже, наверное, знаете, войска Константина расположились на зимовку в междуречье Рейна и Дуная, восстанавливая и перестраивая оборонные укрепления. К весне кочующие племена бургундов в Центральной и Восточной Галлии вместе со свевами посеяли такой ужас и хаос, что Константин был вынужден обратить на них все свое внимание, оставив работу на приграничной территории незаконченной.

Он разделил все свои силы на пять дивизионов. В их состав входили две крупные передвижные дивизии, каждая по пять тысяч человек. Одной, состоявшей из легионеров, набранных в Галлии, командовал Геронтиус. В другой были бритты и батавы, ее отдали Константу. Их задачей было найти и приструнить два больших кочевых племени свевов, которые учинили беспорядки в западной части Галлии, и перегнать их через горы, в Испанию. Там было достаточно свободной земли, на которой они могли поселиться и никому не мешать. Третья дивизия состояла из кавалеристов, большей частью родом из междуречья Рейна и Дуная. Их разместили вдоль заново отстроенных укреплений, отдав под командование британских центурионов. Четвертой дивизии досталась самая сложная задача: усмирить на самых дальних южных пределах Рейна бургундов, смеси мелких племен, постоянно пребывающих в состоянии войны друг с другом. Сам же Константин возглавил пятую дивизию, отправившуюся на юг Галлии в ответ на срочную просьбу о помощи, поступившую от императорского двора. Там существовала угроза повторного нападения из Италии, через Альпы. Причем это нападение могло произойти в любой момент.

Сначала выбранная стратегия работала превосходно. Констант и Геронтиус преуспели в подчинении свевов и заставили отойти к югу, в сторону Испании, два племени, численность каждого из которых превышала пятьдесят тысяч. Бургундов так хорошо удалось усмирить, что их воинственность сошла почти на нет, а незаконченные оборонные укрепления в междуречье Рейна и Дуная оказались способными сдерживать нападения остальных германцев.

Надвигались празднества дня летнего солнцестояния, как неожиданно, при странных обстоятельствах умер Стилихон, верховный командующий армии Гонория. Его смерть создала опасную обстановку в Италии, поскольку войска оказались без командира. При этом больше всех рисковал Константин, находившийся по другую сторону Альп, в Арелате.

Перед смертью Стилихон открыто высказал свое отношение к успехам Константина в Германии и Галлии. Он считал это угрозой для своего сюзеренитета над силами Римской армии, находившимися в Италии. Ему удалось убедить императора принять меры для сдерживания Константина и роста его влияния на войска. Подчиняясь приказам императора, войска, стоявшие в Виндобоне[25] и не подчинявшиеся Константину, были отозваны и отправлены и другие земли. Это решение значительно ослабило оборону империи с востока, с той стороны, где находился Константин, и дало желаемый Стилихоном результат: только что созданная передвижная оборона трещала по швам. Почти сразу же новые племена бургундов, свевов и франков стали проникать сквозь незащищенные части границы, на несчастные земли, только что начавшие восстанавливаться после предыдущих набегов.

Тяжело завоеванный престиж Константина оказался подорван. Он был вынужден передислоцировать своих солдат из Арелата, чтобы как-то справиться с вторжением. Такая перестановка сил оставила его беззащитным перед возможным нападением преемника Стилихона, если тот пожелает произвести авантюрный набег на Галлию, чтобы доказать, что он достоин своей короны.

Пока разворачивались эти события, переселение двух больших племен свевов в Испанию тоже столкнулось с проблемами. Констант перевел племя вдоль побережья, через горы и далеко на запад. Там они спустились с гор в малонаселенном районе Испании. Однако Геронтиус пошел по основной торговой дороге на юг, к могущественной метрополии Арагон, где располагался императорский двор, который совсем не обрадовался возможности лицезреть перед собой галльских разбойников.

Дипломатическое и командирское мастерство Геронтиуса оставляло желать лучшего. К его когорте присоединилась небольшое крыло местной кавалерии, большинство воинов которой было родом из Испании. Однажды ночью в припадке ярости они истребили около пяти тысяч свевов, вместе с женщинами и детьми. Оказалось, что это было сделано по наущению членов суда. Те, в свою очередь, обнаружив свою способность влиять на Геронтиуса, поняли, что приобрели полезную игрушку. Они использовали его в своих интригах вместе с соседними провинциями и с самим императором, который всегда пытался «заслужить» доверие Испании и ее содействие в своих темных делах.

— Мне очень жаль, что не смог привезти вам лучших новостей, — закончил свой рассказ Морган.

— Да, вести невеселые, — вздохнул король Аурелий. Довольно долго они сидели молча, обдумывая то, что только что услышали. Но больше всех была обеспокоена Урсула. Она старалась не показывать остальным того ужаса, который охватил ее при известиях о том, как плохо развивались события для ее обожаемого Константа.

Морган прервал ее мрачные раздумья.

— А какие у вас новости?

Кордула посмотрела на Урсулу, которая кивнула ей, разрешая начать рассказ.

— К счастью, мы можем поделиться с вами новостями получше, — начала она. — Наша кампания началась с того, что Первая и Вторая Когорты отбили более тридцати нападений ирландских бандитов. Третья и Четвертая навели такой порядок в землях, прилегающих к Валу, что мы смогли выслать экспедицию в четыреста человек на север от Антонинова вала.[26] Там они смогли восстановить давно заброшенные форты и сторожевые башни.

Ближе к концу июля когорты Урсулы и Пинносы выполнили сложный тренировочный поход в горах к северу от приграничных земель. Они вернулись в Роксетер[27] к празднику Лугнасад, чтобы отдохнуть и восстановить силы. Но в тот момент, когда они стали расселяться в казармах, с востока донеслись звуки горна. К баракам подошла когорта из полутора тысяч вооруженных женщин, одетых в темно-зеленую форму.

Это были Пятая и Шестая Когорты Первого Легиона Афины под командованием принцессы Фаустины, приемной дочери короля Регула, правителя Линда. Их присоединение к нашим силам означало, что Первый Легион Афины за это время удвоился в численности и сейчас насчитывал более четырех тысяч боеспособных солдат.

Одним из результатов увеличения численности стало то, что Урсула смогла устранить проблему, которая беспокоила нас два предыдущих месяца. Разъяренные несокрушимой обороной побережья, ирландцы отчаялись на проникновение на дальние южные территории. Они стали высаживаться сразу в нескольких точках вдоль юго-западной части полуострова, которая находилась от нас в достаточном удалении. Благодаря появлению свежих сил из Линда, Урсула смогла выделить крыло из трехсот своих лучших кавалеристов под командованием Баэтики из Линдиниса для выслеживания уже высадившихся разбойников и предотвращения возможных высадок их соплеменников.

Нашему легиону также выпало несколько сложных столкновений с саксами. Они вторглись на территорию Линдиниса и распространились по ней группами до трехсот человек в каждой. Эти негодяи оказались жестокими и жадными до грабежей и измывательств над людьми, куда более злобными и отчаянными противниками, чем ирландцы и пикты. Они все высокие ростом, крепкие и неутомимые в бою. Но что более важно, они все подчинены командованию людей, некогда служивших в римской армии в иностранных легионах. Они знакомы с тактикой ведения боя и перегруппировками.

Даже со свежими силами из Кориния нам было очень сложно одержать над ними верх.

Добравшись до места, Пинноса сразу же занялась разработкой новой тактики нападения на свирепого и высокоорганизованного противника. Ей и ее крылу понадобилось три дня, чтобы отрепетировать и усовершенствовать новую, придуманную ею тактику ведения боя. В это время саксы свободно передвигались по нашим территориям, сея везде на своем пути ужас и разрушения.

Еще до заката пятого дня пребывания на новом месте когорты под командованием Пинносы и Баэтики отправились на охоту за своим противником. В этом походе, их сопровождало большое кавалерийское подразделение из Линда. Судя по докладам Фаустины, они наткнулись на первых саксов, расположившихся лагерем всего в паре миль от Великой Северной дороги. Пинноса протрубила в рог, и оба командующих повели свои когорты в наступление. Они напали на лагерь с двух сторон одновременно манипулами численностью по шестьдесят человек, вынудив саксов сражаться на двух отдельных фронтах. Они налетели на врага на большой скорости, прикрываясь от метательных снарядов большими щитами, которые они держали в вытянутых руках. Оказавшись в зоне досягаемости врагов, женщины бросили щиты и, перебросив поводья в левую руку, выхватили из-за спин специально подготовленные копья и метнули их в цель. И все это они проделали на полном скаку.

— Командующие Первого Легиона Афины решили, что саксов следует высылать с нашей земли не свободными, как остальных, а в оковах, — вмешалась Урсула.

— Регул считал, что достаточно было просто держать их связанными до того момента, как мы довезем их до родных земель, — сказал Аурелий. — И я сам придерживаюсь того же мнения.

— А я предлагала отправить их всех на плаху, — отрезала Пинноса.

— В общем, было принято решение, что им хватит того унижения, которое они испытали, приняв поражение от рук женщин, и что оно не позволит ни им самим, ни их потомкам вернуться на наши земли, — произнес Аурелий, пристально глядя на Урсулу.

— Как бы то ни было, — заговорила Урсула, сменяя тему, — благодаря тому, что когорты из Линда, Эбурака и Кориния выступают вместе, провинция однозначно будет оставаться в безопасности до возвращения наших мужчин!

Морган поднял свою чашу, салютуя им.

— Константин будет счастлив услышать о ваших успехах!

Все опустошили бокалы.

— А тебе не кажется странным, — задумчиво произнесла Пинноса, — что мы до сих пор не получили помощи из Лондиния? Интересно, почему? Наверное, они никак не могут подобрать ткань достаточно яркого желтого цвета, чтобы сшить из нее униформу!

XVI

— Войдите! — сказал король Дионот.

Урсула толкнула дверь и ответила на его теплую приветственную улыбку. Отец был один в своих личных покоях, сейчас заполненных различными картами и свитками. Он посылал за ней, хотя в этом не было необходимости.

Прошло несколько месяцев с тех пор, как они виделись в последний раз, и она сама торопилась встретиться с ним поскорее. На ней в кои-то веки не было формы, и сейчас она, как и ее отец, была одета в тогу из тяжелой плотной шерстяной ткани. Хотя осень еще не началась, во дворце было холодно не по сезону. В тот день они оба вернулись в Кориний: она — для того, чтобы починить кое-что из оружия и обмундирования, а он — с одной из срочно созванных встреч с тремя другими королями провинции и правителем из Лондиния.

— Присядь, дорогая, — сказал он после того, как они обменялись приветственными объятиями и поцелуями. — Боюсь, мне придется обсудить с тобой нечто очень важное. — По тому, как он нервно мерил комнату шагами, было понятно, что его что-то сильно беспокоило.

— Что случилось, отец? — спросила она, осторожно присев на краешек софы рядом с камином.

— Судя по всему, вы с императором разделяете одно очень важное чувство. А именно, вы оба с нетерпением ожидаете возвращения мужчин.

Она ничего не ответила, только вопросительно подняла брови, понимая, что в отношении императора ни один вопрос никогда не был простым и односложным. Новость, приходящая от него как хорошее известие, неизменно заканчивалась для бриттов плохо.

— Но это единственное, в чем вы с ним совпадаете во мнениях. Причины, по которым вы желаете им скорейшего возвращения, не просто отличаются друг от друга, — они противоположны в корне. — Он остановился, сел рядом с ней и взял ее за руки. — То, что я тебе сейчас скажу, Регул скажет своей Фаустине, а Аурелий — Юлии.

То, как он ей это говорил, напомнило Урсуле о том, как отец сообщил о смерти матери. Она задрожала, но не от холода.

— Проблема в том, дорогая, что Британия не может кормить две армии одновременно. Ты ведь знаешь о последних налоговых бунтах в Лондинии и других городах к югу?

Она кивнула в ответ. Всего лишь неделю назад они получили приказ от императора, в котором он повелевал направить кавалерийское крыло для усмирения небольшого мятежа возле Дорчестера.

Король вздохнул, встал и принялся снова ходить по комнате.

— Вся провинция благодарна вам за то, что делает Первый Легион Афины. Гражданское население знает, что нуждается в вас и в вашей защите, в том, чтобы вы продолжали патрулировать приграничные земли, не давая захватчикам и бандитам высадиться на нашу землю. Но… — Он замолчал и посмотрел ей в глаза. — Но они не хотят платить за это такую высокую цену.

— Неужели император хочет, чтобы мы распустили Легион и оставили границу только под присмотром остатков постоянной армии? — нерешительно спросила она, с трудом сдерживая снова нахлынувшую на нее волну страха. Надо же, а она думала, что уже смогла его победить.

— Мы с Аурелием знали, что этим все может кончиться, — произнес король, обращаясь, скорее, к самому себе, чем к дочери. — Мы знали, что эта старая хитрая мышь, Регул, не успокоится и не позволит тебе и Юлии затмить его дочь. Мы знали, что он будет призывать ее сделать то же самое, что делаете вы. В то же самое время мы понимали, что терпение бриттов не бесконечно и вскоре они не пожелают платить такие налоги. — Он развернулся и в негодовании пнул тлевшие угли в камине, послав вверх столб огненных брызг. — Мы пытались втолковать ему, чтобы он не тщился создавать когорты с такой же численностью, как в Коринии и Эбураке. «Отправь Фаустину к Юлии и позволь ей присоединиться к ней, — говорили мы. — Позволь ей надеть на себя форму синего или красного цвета». — «Ну уж нет, — отвечал он нам тогда. — Если уж моя Фаустина будет сражаться за благо Британии, то на ней будет ее собственная, зеленая форма». И вскоре до нас дошло известие о том, что Первый Легион Афины удвоился в числе. И ведь этим дело не закончилось. А как же? С таким поступлением добровольцев, как сейчас, к следующему году ваш легион будет насчитывать уже восемь тысяч человек. И плюс к этому нам придется оплачивать двадцать тысяч легионеров, ушедших на континент!

— И что же вы решили делать? — тихо спросила Урсула, заставляя себя сохранять спокойствие.

— Ну, нам остается только три возможных выхода. Роспуск Первого Легиона Афины — первый из них…

Урсула глубоко вздохнула. Ей было очень сложно осознать то, что сейчас говорил отец. Ее голова разрывалась на части от самых разных мыслей. «Пожалуйста, не распускайте нас, во всяком случае, не сейчас! Нам еще так много надо сделать! Если бы только наши мужчины были с нами! Ну почему им так надо было уходить? Где мой Констант? Почему его нет рядом? Что скажет Пинноса?»

— Но, судя по тому, как в настоящий момент обстоят дела в Галлии и Испании, мужчины не смогут вернуться в ближайшем будущем. А это значит, что Первый Легион Афины нам будет еще нужен, по меньшей мере, год. Это значит, дорогая, что тебе предстоит еще один поход в Радужные горы.

Он обеспокоенно посмотрел на нее. В это мгновение она поняла, как тяжело ему пришлось сражаться, чтобы отстоять ее дело. И Урсула стала думать, кем мог оказаться его противник. «Это точно был не Аурелий. И едва ли Регул, каким бы „хитрым“ он ни был. Тогда остается губернатор. Но почему? Из всех остальных людей он больше всех должен был радеть о безопасности Британии, о помощи другим провинциям в самообороне».

— Второй выход — убедить Галлию платить за наших мужчин, но суд, находящийся в Арелате, должен по-прежнему оплачивать пребывание войск в Италии. На прошлой неделе мы получили ответ от губернатора Галлии. Категорический отказ. Поэтому мне пришлось ехать в Лондиний. И это оставило нам всего лишь один выход… — Его лицо помрачнело. — Константин собирается отчеканить собственные монеты и расплатиться с людьми своими собственными деньгами.

Урсула не сдержала изумленного восклицания.

— Ты хочешь сказать…

— Да, дорогая. Он и Констант готовятся принять лавровые венки и облачиться в царственный пурпур. — Он подошел к тому месту, где у него лежали нераспечатанные свитки, и, взяв один, протянул Урсуле. — Держи, — устало сказал он, заставив себя улыбнуться. — Читай первое послание от императора, адресованное лично тебе. И готовься к тому, чтобы стать императрицей.

XVII

«Приветствую тебя и твоих коллег командующих! Хвалю вас за отличную работу, сделанную вами ради защиты добрых граждан Британии. Ваша храбрость и стойкость приносят огромную радость и воодушевление моим воинам и мне самому, заставляя тосковать по благородным вершинам Радужных гор! Знаете ли вы, как далеко распространилась ваша слава? Сам Рим гудит рассказами о ваших подвигах! Даже Гонорий на своем престоле в Равенне наслышан о вас: о Пинносе, вселяющей ужас в сердца ирландцев, о бесстрашной Бриттоле, грозе пиктов. Смотри, того и глядишь, он скоро отправит вас наводить порядок в Африке!»

Они все рассмеялись. Это письмо уже каждая из подруг Урсулы читала по несколько раз, но слова Константина неизменно пробуждали бодрость духа. Особенно когда Марта читала вслух.

— А теперь переходи к той части, где сказано про деньги, — поторопила ее Урсула, усаживаясь на согретый солнцем камень.

Она осмотрелась. Они находились в развалинах того самого христианского храма, от которого два года назад отправили ирландцев восвояси и в котором родилась идея создания Первого Легиона Афины. И вот они снова тут, за день до Осеннего равноденствия. Командующие сидели вокруг пруда и возле алтаря, пили вино и переговаривались.

Они снова читали письмо Константина, на этот раз, чтобы его смогла послушать Юлия, только что присоединившаяся к ним. Она вернулась из Роксетера с тремя командующими, чтобы дать отдохнуть Урсуле, Пинносе, Марте и Баэтике. Это было необходимо для того, чтобы лучшие кавалерийские крылья Кориния могли отправиться на крайне важное задание в Линд, где солдаты Фаустины отчаянно пытались противостоять серии хорошо скоординированных высадок совершенно нового для нее и куда более грозного врага — саксов — на восточном побережье.

Марта нашла нужный отрывок и продолжила чтение:

«Уверяю тебя, Первый Легион Афины не будет ни сокращен, ни распущен из-за мелочных споров и денежных разбирательств между губернаторами. Даю тебе слово, что Легион будет распущен лишь тогда, когда вы сами передадите его знамена мне и Константу, после нашего возвращения в Британию. Мы все ожидаем этот день с нетерпением, но до тех пор провинция нуждается в вас. Не тратьте ни одного драгоценного мгновения на размышления о деньгах! Оставьте эти сложные и противоречивые вопросы нам, старикам, чтобы мы сами рыскали по своим сокровищницам, перетрясали старые сундуки и препирались друг с другом о том, сколько еще вина сможем выжать из своих камней».

— Наверняка он подозревал о том, с какими проблемами может столкнуться в Испании, когда писал это письмо, — сказала Юлия. Урсула всегда прислушивалась к мнению своей кузины. Юлия, пройдя обучение в Трире и Риме, хорошо разбиралась в политике Континента. К тому же она совсем недавно вместе со своим отцом побывала в западных провинциях. — Во всяком случае, губернатор Испании — единственный правитель в Западной империи, который обладает значительными резервами. Несколько дней назад мой отец слышал, что губернатор отказался отсылать деньги Константину на то, что он называет «Галло-Британской» армией. Испанский губернатор даже заявил, что Константин не имеет никакого права представлять их интересы. Мало того, он не просто отказался признавать нынешнее положение Константина и Константа в империи, но вырастил в своем доме никому не известного дворянина по имени Максимус из Арагона и, примерив на него пурпурную императорскую мантию, создал Константину конкурента, испанского императора.

— Вот, значит, как! — воскликнула Пинноса. — Именно поэтому я совершенно не боюсь, что Первый Легион Афины будет расформирован. По крайней мере, этого не случится, пока он не выполнит своей работы. Именно потому, что Константин предвидел эти сложности с деньгами, он и смог стать императором. Готова поспорить, что он сумеет найти достаточно денег, чтобы его солдаты на Континенте ни в чем не нуждались, даже без помощи Испании. А это значит, что Британия может удвоить численность Первого Легиона Афины по сравнению с его нынешним составом. — Замолчав, она посмотрела прямо на Урсулу, и та медленно кивнула ей в знак согласия.

— А что же будет с нашими людьми, которые сейчас находятся в Испании? — спросила Марта. — Разве они не окажутся в сложном положении, если провинция выберет себе собственного императора?

— Я как раз собиралась об этом поговорить, — нерешительно отозвалась Юлия. Ей было явно не по себе. — Судя по докладу, Геронтиус дал присягу новому императору в Арагоне, а в знак своей «преданности» принял пост верховного главнокомандующего военными силами Испании.

— Адово пекло! — рявкнула Пинноса. — Надо было мне перерезать глотку этому предателю, когда у меня имелась такая возможность!

— Подожди. Это еще не все. Есть новости о Константе… — перебила ее Юлия, глядя прямо на Урсулу. — В этом же докладе говорится, что во время всех этих событий Констант все еще находился далеко к западу от Испании… в Мериде. Мы знаем о том, что он отказался признать новый режим, но не имеем ни малейшего представления, что он предпринял в ответ на произошедшие перемены. Больше от него известий не получали. Все пути сообщений, которыми он пользовался, были отрезаны. Судя по всему, он оказался совершенно отрезанным от сил отца и окружен противником. Насколько нам известно, он был по-прежнему обременен племенем свевов. Мы думаем, что ему приходится их защищать от жителей Мериды, которые протестуют против насильственного подселения к ним германцев. Бедный Констант вынужден сражаться в любом случае, куда бы он ни повернул и что бы ни решил делать.

— Я уверена, что он найдет способ вызволить себя и своих людей из сложившейся ситуации. Он пошлет нам весть, как только сможет, — спокойно сказала Урсула. Ей почти удалось убедить подруг в том, что она не обеспокоена этими новостями. Но все же она предпочла быстро сменить тему. — Константин рассчитывал укрепить свои позиции, отправившись в поход в Италию, чтобы помочь Гонорию усмирить готов, но после недавних событий, я надеюсь, он изменит свои планы. А тебе как кажется, Юлия?

Но не успела Юлия открыть рот, чтобы ответить, с места встала Пинноса.

— Какой прекрасный вечер! Почему бы нам сначала не полюбоваться закатом? А потом мы сможем продолжить беседу. — Она прекрасно видела, что Урсула сейчас отчаянно нуждается в том, чтобы внимание собравшихся переключилось с нее на другую тему. Пинноса встала и повела всех на террасу, где предложила присесть на каменные перила. Там, сидя рядом, они были вынуждены смотреть на море, а не друг на друга.

— Континент сейчас раздирается на части, — сказала Юлия. — И это все благодаря стараниям старого интригана Стилихона. Он давно замышлял объединить все престолы в Риме. Он не доверял никому из способных состязаться с ним на обеих половинах империи, а единственным достойным главнокомандующим на всем западе был Константин. К нашему общему несчастью, идеи Стилихона не умерли вместе с тем, кто их породил. В результате его действий оказалось, что над всей западной территорией империи нависла угроза быть буквально растерзанной на части. — Она саркастически улыбнулась и посмотрела на Урсулу. — Он намеренно обнажил границы, сделав их тем самым уязвимыми для набегов. Этим он хотел ослабить влияние Константина. В результате германцы кочуют по Галлии, а готы заполонили Италию. Наши военные силы истощены до предела и с трудом справляются со своей задачей. Гражданам остается лишь искать убежища в обнесенных стенами укрепленных городах, так же, как и сам Гонорий искал убежища в Равенне. Стилихону удалось всех нас превратить в пассивных белок. Мы теперь сидим в своих недоступных гнездах возле припасов на зиму и ждем улучшения погоды, чтобы выбраться наружу.

— Но что будет с Константином и его походом в Италию? — спросила Пинноса.

— Ну, теперь, когда Стилихон мертв, Константин, самый уважаемый и достойный главнокомандующий, остался буквально единственной надеждой на усмирение готов. Вот такое наследие оставил после себя Гонорий. Поэтому Константин должен повести свои основные войска в Италию. Правда, учитывая события в Испании, я думаю, что ему придется укрепить свои позиции там и только затем идти на незнакомую территорию. Но сначала ему необходимо дождаться Константа. До этого, по-моему, он не сможет выйти в Южную Галлию. Он не отправится в Италию, оставив Арелат беззащитным. Мне горько об этом говорить, но и в Британию он вернуться тоже не сможет. В общем, пока Констант не воссоединится со своим отцом, они оба не смогут выбраться из ловушки, в которой оказались.

Подруги долго сидели молча, размышляя о сложностях политики Континента.

— Господь милосердный, — вскричала Саула, вскакивая на ноги. — Но почему мужчины не могут просто восстановить укрепления, выпроводить германцев из Галлии и вернуться домой? Когда же закончится их поход? Они вообще когда-нибудь вернутся? — Она начала ходить взад и вперед за спинами остальных. — В этом году мне исполнится двадцать один, как и большинству из вас! Мы что, будем делать мужскую работу до конца своих дней? А когда мы будем жить своей жизнью? Выйдем замуж и родим детей? Когда нам исполнится по сорок? А за кого нам выходить замуж и от кого рожать? А? Скажите на милость? — Она окинула остальных умоляющим взором.

— А леди Саула правильно говорит, — сказала Баэтика, обращаясь к Пинносе. — Я немного старше большинства женщин, включая и вас, Госпожа. И я одна из всех вас замужем. У нас уже много кто говорит, как леди Саула. Они считают, что мужчины никогда не вернутся домой потому, что они в большинстве не женаты, а неженатые мужчины строят свой дом там, где им лучше платят. А судя по тому, как у нас обстоят дела, в любой части западной империи платят лучше, чем у нас, в Британии.

— Легион старых дев, — добавила Марта. — Так нас назвала одна из моих воительниц. Она сказала, что мы будем заниматься этим лет эдак до сорока, а потом уже будет слишком поздно рожать детей.

— А если лучшие и самые сильные мужчины и женщины провинции не будут рожать детей, — простонала Саула, — кто тогда сможет перенять у нас наше дело? Мы должны встретиться с нашими мужчинами как можно скорее и выйти за них замуж, иначе Британии…

— Знаете, в этом древнем святом месте, которое исцеляло, наставляло и дарило мир, есть что-то особенное, — перебила их Урсула, по-прежнему глядя на море. — Кажется, здесь я все вижу и понимаю иначе, гораздо яснее. — Она указала на камни, видневшиеся неподалеку. — Именно там мне и Пинносе пришла в голову идея о создании армии женщин для защиты границ. — Она встала и подошла к Сауле. Все остальные повернулись к ней лицом. — И теперь, кажется, я знаю, что нам делать дальше.

Глаза Урсулы хранили какое-то странное отсутствующее выражение.

— Девушки, учитывая то, что мы смогли усмирить саксов на востоке, через месяц закончится второй сезон нашей кампании. Судя по тому, как обстоят дела у мужчин на континенте, нам придется быть готовыми и к третьему сезону на следующий год. А там, может быть, и к четвертому. — Она замолчала и сделала несколько шагов взад-вперед. — То, как мы сейчас живем, меняет и нас самих. Тренировки и походы становятся для нас чем-то привычным и обыкновенным. Мы настолько привыкаем к простой походной еде, что начинаем с нежностью вспоминать о ней, когда переедаем угощений на пирах и праздниках. Мы лучше высыпаемся на дощатых настилах в укреплениях, чем на мягких перинах дома. Защита границ стала для нас самой жизнью. Я думаю, в этом вы со мной согласитесь. — Все кивнули ей в ответ. — Теперь, отправляясь в патрулирование, вы больше не чувствуете себя вдали от дома. Вы и есть дома. — Она остановилась. — То же самое происходит и с нашими мужчинами. Там, далеко… в их домах.

— Нет! — воскликнула Кордула. — Между тем, что делаем мы и они, есть огромная разница! Мы защищаем свою землю, и когда выходим за родной порог, дома все равно не покидаем. А они далеко от своего настоящего дома… и я уверена, что они по нему тоскуют.

— Я тоже в этом не сомневаюсь, — терпеливо согласилась Урсула. — Но я говорю о том, что чем дольше наши мужчины пребывают на континенте, все глубже вникая в его жизнь и участвуя в ней, чем ближе они знакомятся с его землей, тем труднее им будет ее покидать. Я, правда, думаю, что они действительно могут не вернуться домой. И в этом случае те женщины, которые боятся, что им придется до конца своих дней охранять границы провинции, могут оказаться правы. Их ночные кошмары могут превратиться в не менее страшную быль.

— Но как мы можем это предотвратить? Что делать? — казалось, что Саула сейчас взорвется от ярости.

— Мне в голову пришла одна мысль, — спокойно произнесла Урсула. — Но прежде я хочу кое-что спросить у Баэтики. Ты ответишь мне на один простой вопрос?

— Да, Госпожа.

— Я полагаю, что твой муж — истинный доблестный гвардеец и каждого нового похода ждет с нетерпением. Это так?

— Совершенно верно, Госпожа. Я для него скорее уж любовница, чем жена. Я надеюсь, вы понимаете, о чем идет речь.

— Я уверена, что вдали от тебя, отправившись в поход, он тоскует по тебе, но, вернувшись под родную крышу, он наверняка тоскует по походной жизни, едва ли не сильнее прежнего.

— Да, это так, Госпожа. Я даже больше скажу, не проходит и пары недель после его возвращения домой, как он уже спешит отправиться на пару-тройку дней на охоту. Даже если на дворе зима! Прямо как охотничья собака, почувствовавшая гон!

Урсула дождалась, пока стихнет смех, и лишь потом продолжила.

— В обычных обстоятельствах, когда солдат уходит в поход, как вернее всего заставить его вернуться домой сразу же после победы? Можно ли сделать что-то, что убедит его не искать себе новой работы вдалеке от дома?

— Можно. Послать ему весточку о том, что он стал отцом, — тут же, не задумываясь, ответила Баэтика. — Мол, в твоей семье прибавление… и лучше всего, если это мальчик.

— Но большинство солдат Константина и Константа неженаты! — возразила Кордула.

— И наши обстоятельства нельзя назвать обычными! — выкрикнула Саула.

— Вы обе совершенно правы, — ответила Урсула, и ее глаза загорелись решимостью. Она глянула на Пинносу, которая улыбалась, будто понимая, о чем сейчас пойдет речь. — Так вот что я хочу вам предложить. Мы увеличим численность Первого Легиона Афины до одного размера с войском, находящимся под командованием Константина и Константа. Я имею в виду тех солдат, которые родом из Британии, а потом…

— Это же больше двадцати тысяч, — вырвалось у Марты.

— Пожалуйста, выслушайте меня, — Урсула мягко положила руку на плечо подруги. — Мы сделаем так, что Первый Легион Афины будет соответствовать войску Константина не только в размере, но и в составе: у нас будут в основном незамужние. В то же самое время мы создадим резервный легион, Второй Легион Афины, около пяти тысяч воинов. Такой же, каким был наш в этом сезоне. Выполнение этой задачи займет у нас весь остаток года. Значит, мы не сможем перейти к следующему этану моего плана ко дню Осеннего равноденствия. Это можно будет сделать только в конце нашего сезона, но потом…

Она посмотрела на стоявших перед ней женщин. Большинство из них явно были ошеломлены и совсем не понимали, о чем идет речь. Почти все, кроме Пинносы и Юлии, которые улыбались во весь рот.

— А потом Второй Легион Афины останется здесь охранять границы Британии, а мы, Первый Легион Афины, отправимся в поход на континент. Там мы найдем Константина и устроим грандиозную свадьбу, во время которой все неженатые мужчины и женщины вступят в брак.

— Свадьбу! — Кордула подпрыгнула и радостно захлопала в ладоши.

— Что, целых две армии? — с недоверием воскликнула Бриттола.

И все женщины разом принялись обсуждать эту идею.

— Значит, одинаковые числом… — стала проговаривать Марта.

— Каждому мужчине по женщине… — сказала Саула с улыбкой.

— Подходящие… — продолжала размышлять Марта, — друг другу.

По выражениям лиц и словам подруг Урсула поняла, что ее идея понравилась. Отчаяние дало почву для ростка новой надежды. После намеренно долгой, продуманной паузы она продолжила.

— Но на этом мой план не заканчивается. Женщины останутся со своими мужьями столько, сколько понадобится для того, чтобы они понесли. Затем, как только они поймут, что ожидают ребенка, они вернутся на родину, унося с собой гарантию того, что мужья вернутся домой… Мы принесем в Британию семена будущего.

Командиры замолчали, потрясенные тем, что было сказано.

— По-моему, это очень смелый план, — Пинноса вышла вперед и встала рядом с Урсулой. — И я предвижу множество сложностей и препятствий, которые мам придется преодолеть для того, чтобы он мог исполниться. — Пинноса положила руку на плечо Урсулы и была удивлена, почувствовав, как сильно та дрожит. — Но на самом деле он просто продолжает дело Первого Легиона Афины, тоже рискованно, правда, но нее же это так. А дело Первого Легиона — это безопасность Британии, и я поддержу его всем сердцем, полностью и безоговорочно. — Она замолчала и потом с улыбкой добавила: — Хотя я понятия не имею, чему и как учить бойцов для выполнения последней части плана!

— По-моему, кузина, ты совершенно права, — сказала Юлия после того, как стихла новая волна смеха. — Ситуация требует от нас решительных действий. Насколько мне кажется, у нас просто нет другого выхода. А наш план не только гарантирует, что через двадцать лет у Британии будет новая армия из молодых и сильных солдат, но и дает нам крепкую надежду, если не уверенность в том, что большинство наших мужчин вернется на родину. Куда они денутся, если будут знать, что здесь их ждет настоящий дом и семья!

— Более того, — добавила Урсула, — если по какой бы то ни было причине наши мужчины не смогут вернуться, то матери наших детей, будучи воинами Первого Легиона Афины, смогут дать своим чадам, будущим воинам, все необходимые знания и умения.

Девушки тут же принялись возбужденно обсуждать то, как они будут обучать своих сыновей искусству боя, а Пинноса отошла в сторонку и стала в тихой задумчивости смотреть на море. Спустя некоторое время она повернулась к Урсуле и произнесла:

— Знаешь, я бы хотела внести в план кое-какие изменения.

— Какие? — с улыбкой спросила Урсула.

— У тебя есть Констант, у Кордулы — Морган, почти у каждой из наших девушек есть милый сердцу друг, который сейчас несет воинскую службу вдалеке от дома. Только я не могу подумать ни об одном мужчине, в Галлии или Испании, за которого мне хотелось бы выйти замуж, и которому я могла бы родить сына. — Пинноса отвела взгляд от Урсулы и повернулась к остальным. — Я хочу отказаться от той части плана, которая подразумевает вступление в брак, чтобы присматривать за состоянием и боеготовностью Первой и Второй когорт нашего Легиона, в то время как вы будете заняты усмирением ваших легионеров.

— Я присоединяюсь к тебе! — Бриттола вышла к алтарю и встала рядом с Пинносой. Она держала крест перед собой, будто защищаясь от некого зла. — Вы все говорите о браке так, будто это не более чем выведение новой породы лошадей! «Как произвести на свет новое поколение сильных воинов и командующих!» «Все поженимся и забеременеем в одно время!» «Пополним ряды нашей армии!» Позвольте напомнить вам, что браки — дело святое, и совершаются они на небесах. Это единение мужчины и женщины, призванное прославлять Всевышнего и служить Ему! Истинные браки заключаются в любви, а не… не в стремлении нарожать детей!

Она покачала головой. Ее гнев иссяк. Она с грустью посмотрела на своих подруг и закончила тихим голосом:

— Я пойду с вами на этот отчаянный шаг только потому, что я одна из вас, и люблю вас как родных сестер. Но только я не могу и не хочу становиться частью этого… стадного брака.

Сильный вечерний ветер растрепал их полосы и зашевелил полы плащей. Женщины же стояли молча и без единого движения, глядя на свою подругу.

Бриттола пристально посмотрела на Урсулу и сказала:

— Ты сказала, что не знаешь, почему это место, наполненное миром и покоем, наделяет тебя таким знанием и идеями. А я знаю. — Она, опустившись на колени перед алтарем, начала молиться, и все остальные тоже преклонили колена.

— Господь наш Милосердный, Ты избрал это снятое место для того, чтобы показать нам нашу судьбу. Ты послал нам откровение через Урсулу, Ты открыл нам нашу миссию в жизни, и мы последуем за тем, что Ты для нас приготовил. Мы принимаем волю Твою, Господь, и повинуемся ей с любовью и благодарностью, хотя до сих пор не знаем, куда она нас приведет. — Затем, после долгой паузы она запела: «Хвалу Господу».

Все остальные подхватили гимн и к концу первого куплета уже пели его во весь голос.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

БУРЯ

I

Как бы истово ни просили дочери своих отцов, те никак не хотели принять и одобрить их план с Великим походом и Свадьбой двух легионов. Из трех королей дольше всех упорствовал Дионот. Он сам участвовал в трех кампаниях на континенте и не понаслышке знал о том, как зачастую далекие походы оказываются куда сложнее запланированного. Тем не менее он согласился участвовать в собрании с другими королями провинций, которое Аурелий решил провести в Линде до начала их обычной встречи с губернатором в Лондиний, обычно происходившей перед празднованием Весеннего солнцестояния.

За несколько часов до приезда королей в Линд в городские ворота влетел Морган с известиями от Константина.

— Император Константин был вынужден вернуться из Рима. Готов оказалось слишком много, а солдат, способных им противостоять, — слишком мало.

Стоило ему пересечь Альпы, как все тут же преисполнились к нему подозрительностью. Стилихон позаботился о том, чтобы к Константину никто не питал доверия.

Король Аурелий остановил гонца взмахом руки.

— Мы прослушаем твою новость полностью после того, как поговорим с губернатором.

— Но, сир! — Морган соскочил с лошади. — Мне пришлось так спешить именно из-за губернатора! Перед тем как покинуть Рим, Константин обнаружил заговор между правителями Испании и Лондиния. Оказывается, они оба были заодно со Стилихоном!

Регул заранее раскинул шатры, чтобы они могли все собраться и, устроившись поудобнее, выслушать новости, которые им привез Морган. Короли и командующие Первого Легиона Афины слушали его с возрастающим чувством тревоги.

На следующий день короли отправились в Лондиний. Их сопровождали королевские гвардейцы Кориния, Эбурака и Линда, вместе с Первой, Пятой и Шестой Когортами Первого Легиона Афины.

Королевская процессия вошла в столицу провинции под звуки горна, однако их встретили лишь недоуменные взгляды простых горожан. Никого из военных или командующих не было видно. Во дворце они узнали, что губернатора и его двор кто-то успел предупредить, и они бежали, захватив с собой содержимое сокровищницы и своих гвардейцев. К тому времени, как короли добрались до дворца, их добыча была уже на полпути к Испании.

Позже, после того как короли устроились во дворце губернатора, Дионот сказал Урсуле:

— Нет никакого смысла устраивать за ним погоню, дорогая. На самом деле ему не так уж много удалось унести с собой. Последние три года мы подозревали, что может произойти нечто в таком роде, поэтому мы все трое старались как можно меньше отдавать в римскую казну. В результате добрые три четверти, а то и более богатств Британии остались здесь, в провинции, под хорошим присмотром в кладовых Кориния, Эбурака и Линда. Жители Британии теперь вольны распоряжаться своим достоянием по своему собственному усмотрению. Аурелий, Регул и я собираемся остаться в Лондинии до тех пор, пока не наведем здесь порядок.

Урсула покачала головой, изумляясь тому, какой поворот приняли события.

— Хвала небесам за твою дальновидность, отец!

Дионот улыбнулся и пригубил губернаторского вина.

— А для тебя, моя девочка, это означает, что у нас хватит денег на твой Великий Поход и удвоение Легиона.

— Отец! — воскликнула Урсула и бросилась отцу в объятия.

Он с нежностью обнял ее в ответ, но напомнил:

— А теперь нам надо наладить хорошее сообщение с Константином и твоим Константом. Уверен, что это тебя успокоит.

II

Урсула, Пинноса и Юлия находились в имперском дворце Лондиния, когда из Линда прибыл один из гонцов Первого Легиона.

— На восточное побережье высадились саксы. Много. Когорта Фаустины не выдерживает — врагов больше, чем нас. Она просит выслать подкрепление.

— Сколько человек у саксов? — спросила Юлия.

— Две тысячи уже высадились, и еще много на подходе. Но это в день моего отъезда, госпожа, — ответила посланница. — Саксы выкрикивают призывы на латыни. Хотят, чтобы «слабые мужчины, переодетые женщинами», вышли и сразились с ними.

Встревоженная Пинноса встала.

— За весь прошлый сезон саксов было не больше тысячи!

— Это еще не все, госпожа, — ответила посланница. — В отличие от прежних высадок, на этот раз саксы привезли с собой лошадей.

— Саксонская кавалерия! — воскликнула Юлия.

— Да, это значительно усложняет дело, — задумчиво произнесла Урсула.

— Подумать только! — гневно воскликнула Пинноса. — Каких-то девять месяцев назад мы просили короля Регула казнить негодяев, которые посмели вернуться сюда. Выходит, старый хитрец ошибался?

— Похоже, что унижение, о котором мы говорили стало для них скорее вызовом, чем устрашением, произнесла Урсула. — Пойду-ка я лучше извещу об этом королей.

III

Звуки криков, эхом донесшиеся до них, заставили Урсулу, Пинносу и Юлию резко осадить своих коней. Они ехали по набережной Темзы. По воде рывками продвигалась тренировочная галера, женщина-капитан неистовым криком раздавала команды направо и налево. Гребцы находились под палубой, и их голоса гулким эхом, похожим на крик выпи, разносились в тишине. Несмотря на то, что этот странный звук был хорошо знаком не только учителям военного искусства, но и ученикам, он неизменно забавлял всех, кто его слышал. Когда галера проплывала мимо поющих женщин, сидевших на берегу, те разразились взрывами хохота.

Галера миновала остров, который стал новым домом для Первой и Второй Когорт Первого Легиона Афины. Его называли Святым островом, в честь древнего храма Девы Озера, который там построили друиды. Бриттоле, конечно же, не понравился этот храм.

Остров находился в одном дне пути вверх по реке от Лондиния, недалеко от слияния рек, которое называлось Брэ. Здесь Темза медленно текла по ровной долине, разливаясь по болотинам и отмелям. В этой широкой отмели и располагался остров, достаточно большой, чтобы разместить более десяти тысяч человек. С одной стоны его обмывал узкий проток с медленным течением, с другой — более широкий, с быстрой водой, что обеспечивало молодых здоровых девушек защитой от нежелательного внимания. Это место прекрасно подходило для создания на нем учебного лагеря.

Короли, так и не давшие согласия на Великий поход, не стали протестовать против создания «резервного» женского войска, Второго Легиона Афины. Главное — чтобы его численность не превышала необходимую. Урсула и ее командующие расположились лагерем на Святом острове, как только короли высказали желание остаться в Лондинии до конца года.

Остров, помимо того, что был идеальным местом для найма, обучения и размещения легиона, позволял быстро развернуть войска или направить их в любое место назначения.

Урсула и другие командующие ехали к острову для того, чтобы немедленно отправить разведывательный отряд в Линд. Они только что получили сообщение от Фаустины, которое гонец доставил в императорский дворец. Они понимали, что должны срочно принять меры в поддержку войска Линда, но, чтобы понять, что именно нужно делать, им не хватало информации.

От Святого Острова их отделяли всего три лиги, и сейчас они находились возле той части реки, где воды набирали силу. Там было удобнее всего плавать и совершать тренировочные проходы на галере. Везде, куда бы ни падал взгляд, побережья реки были заполнены тренирующимися людьми. Большинство женщин спустились в отмели и учились плавать. Обе учебные галеры были на плаву, а на обеих пристанях, ближе всего стоявших к тому месту, где остановились командующие, сразу несколько экипажей по шестьдесят человек ожидало своей очереди. Несколько групп учились переходить реку вброд верхом.

Так сложилось, что Легион Афины удвоился в числе не за счет жительниц далеких земель. Постоянное и организованное движение вооруженных женщин в Лондиний и из него в сопровождении своих командующих, в конце концов, разбудило интерес столичных жителей и прилегающих областей. С первыми лучами рассвета незадолго до кельтского Праздника костров часовые Святого острова бросились разыскивать своих командиров, чтобы показать им великолепное зрелище. Оба берега Темзы везде, где только хватало глаз, были наполнены женщинами, молчаливыми и неподвижными, в новой форме цветов Лондиния. И отличие от язвительных предположений Пинносы, в цветах превалировал ярко-оранжевый. В тот день к Легиону присоединилось пять с половиной тысяч новых воинов, включая полторы тысячи кавалеристов.

— Кажется, я знаю, что нам следует сделать, — сказала Урсула, нарушая их благоговейное молчание и отрывая спутниц от размышлений. — Мы должны перебросить в Линд как можно больше самых опытных солдат, которых мы можем оторвать от других заданий, и сделать это надо без промедления.

— Я тоже об этом думала, — сказала Пинноса. — Туда должны отправиться Первая и Третья Когорты.

— Но они нужны нам возле Радужных гор и Вала, — возразила Юлия.

Урсула улыбнулась.

— Ничего, мы отправим туда Вторую Когорту, чтобы они смогли сменить Первую.

— Но Вторая Когорта не готова к походу! — не сдавалась Юлия.

— Нет, они готовы, ровно настолько, насколько были готовы мы сами два года назад, — парировала Пинноса.

Юлия замолчала, чтобы обдумать свой ответ, потом неохотно кивнула.

— Юлия, как только мы вернемся на остров, я хочу, чтобы ты разослала вестников, — Урсула повернулась к Пинносе. — Собери всех кавалеристов, которых найдешь, включая инструкторов, и немедленно отправляйтесь в Линд. Даже небольшая манипула, около сотни, Фаустине сейчас будет очень на пользу.

— Будь осторожна, Пинноса, — добавила Юлия. — Даже вместе с кавалерией Линда у тебя не хватит людей, чтобы противостоять двум тысячам саксов, одержимых жаждой крови.

— Численность врага меня не пугает, — с некоторой бравадой сказала Пинноса. — Мы сотрем их в порошок, как только они разобьются на малые группки.

— Нет! — отрезала Урсула. — Я не хочу, чтобы ты ввязывалась в бой до прибытия подкрепления. Это приказ. — Она пристально посмотрела на свою давнюю подругу. — Ты должна ограничиться только наблюдением за врагом и его действиями. Займитесь спасением жителей тех поселений, которые окажутся на пути саксов, помогите им уйти до того, как враги смогут на них напасть. Нам не нужны бессмысленные стычки, которые не принесут ничего, кроме серьезных потерь. Я хочу, чтобы ты, Фаустина, — она повернулась и окинула взглядом всех командующих, — и вся Первая Когорта остались целы и невредимы, полностью готовые к нашему Великому походу. Вы должны дождаться, пока мы с Юлией придем с подкреплением. Все меня правильно поняли?

— Слушаюсь, Госпожа, — сказала Пинноса и показательно салютовала Урсуле.

— Я серьезно, Пинноса. Никаких приключений.

С лица Пинносы исчезло смешливое выражение.

— Не беспокойся. Мы будем осторожны. Урсула тем временем продолжала:

— Я буду сопровождать половину Второго Легиона Афины до Радужных гор и прослежу за развертыванием поиска. Юлия отведет вторую половину Легиона к Валу и передаст их другому командующему. А потом мы обе поведем Первый Легион к тебе как можно скорее.

Командующие покивали головами в знак согласия. Пинноса улыбнулась.

— И кто из вас доберется туда быстрее, как думаешь?

Ни Урсула, ни Юлия не отреагировали на ее шутку, позволив себе лишь криво улыбнуться. Как раз в это время показался верховой эскорт, и трое командующих развернули лошадей, чтобы въехать в лагерь.

IV

— Я сделала так, как ты меня просила, — говорила Пинноса Урсуле две недели спустя.

Они стояли рядом с полуразрушенным Линкольнширом, где встретились и объединились когорты Урсулы, Пинносы и Фаустины.

— Я избегала прямых столкновений с саксами, несмотря на их попытки завязать сражение. Всякий раз, когда они замечали нашу всадницу, следящую за их передвижениями, их кавалерия непременно устраивала за ней погоню. — Пинноса пожала плечами. — Конечно же, мы легко оставляли их позади, потому что наши лошади гораздо быстрее.

Бриттола усмехнулась.

— Скажи им, что они тебе кричали.

Пинноса тоже невесело улыбнулась.

— Они орали: «Пустим Пинносе кровь!»

— Так они знают, кто ты, — в голосе Урсулы послышался страх.

— Да, саксы каким-то образом узнали имена всех командующих Легиона. И они выкрикивают наши имена, когда могут к нам приблизиться.

Урсула попыталась сдержать охватившую ее дрожь. Пинноса сделала вид, что ничего не заметила, и на доске, которую установила возле палатки с припасами, развернула карту.

— Саксы держатся тремя основными группами: одной большой и двумя поменьше. Они постоянно прочесывают местность между Великим Северным путем и Фосс-Уэй. В тех местах расположены сотни маленьких деревушек, где живут в основном ремесленники, гончары да плавильщики. Так вот, вывезти их всех сразу — дело нелегкое. Мы стараемся изо всех сил, но они все равно гибнут дюжинами каждый день. Саксы оставляют за собой поистине ужасный след, опустошая все на своем пути.

Урсула немного помолчала.

— По-моему, мы должны немедленно напасть на них.

— Разве мы не станем ждать когорту Юлии? — спросила Кордула.

— Они еще в двух днях пути отсюда, — ответила за нее Пинноса. — Чем дольше мы будем ждать, тем больше селян умрет.

— Бриттола, — Урсула повернулась к самому юному командующему. — Ты впервые сталкиваешься с саксами. Они — гораздо более страшный противник, чем пикты или ирландцы. У нас нет иного выбора, мы должны в первую очередь защитить наших женщин. Ты ведь понимаешь, что это значит?

— Конечно, — ответила та, не колеблясь. — Мы будем стрелять на поражение.

— Ты ведь нее понимаешь, правда? — утешительно добавила Пинноса. — Мы должны остаться живыми и невредимыми, чтобы преодолеть пролив.

— Вы что, за идиотку меня держите? — взорвалась негодованием Бриттола. — Эти саксы — самые страшные звери на земле. Стрела в ноге не помешает такому свернуть шею очередной невинной жертве!

— Жаль, что Саулы нет сейчас с нами, — сказала Марта.

— Она будет здесь через два дня, вместе с когортой Юлии, — утешила ее Бриттола.

— Боюсь, мы с вами столкнулись с очень трудным делом, — мрачно произнесла Пинноса. — Тактика, которой мы пользовались в прошлом году, может сработать против двух небольших групп. Короткие копья уже привезены сюда. Но нам придется придумать что-то другое для сражения с большой группой. У них триста всадников. Рукопашный бой даже не обсуждается. Неприятно это говорить, но у нас против них нет ни малейшего шанса. Они просто разорвут нас на части.

— Единственный способ бороться — осыпать их стрелами, — сказала Кордула. — Только как это сделать? Как заманить их в ловушку?

— Я знаю прекрасное открытое место. Я тут выросла! — воскликнула Фаустина. — Это долина Уитхам возле Линкольншира. Только бы нам удалось заставить их выйти туда! Примерно в лиге от каменной гряды в лесу есть огромный луг. Прекрасное место для засады! Мы можем спрятать между деревьями целую когорту, и стрелки будут абсолютно невидимы для врага.

— Прекрасно! — сказала Пинноса, ударив по колесу телеги. — А я знаю, какую приманку им предложить…

Пока они разрабатывали стратегию, небеса над ними потемнели и по земле возле их ног застучали тяжелые дождевые капли. К тому времени, как они снова сели на своих коней и были готовы отправиться в путь, дождь пошел сильнее. Когда они добрались до Линкольншира, он превратился в настоящий ливень.

Несмотря на испортившуюся погоду, первая часть придуманного плана прошла как по маслу. Конный патруль — «приманка», как назвала его Пинноса, — состоявший из Урсулы, Бриттолы, Марты и Кордулы, выманил саксов на открытое место к западу от города. Как только бандиты увидели женщин, они исторгли вопль: «Пустим Пинносе кровь!» и бросились к своим лошадям. Началась погоня.

Пинноса и двое из младших командиров Фаустины вели за собой остальных врагов, теперь следовавших за ними по пятам. Три сотни разъяренных и жаждущих крови саксов неслись за этой троицей галопом, издавая боевые кличи. После бешеной скачки сквозь густой лес девушки обогнули каменную гряду и поняли, что оказались к востоку от долины Уитхам. Фаустина оказалась права: лес действительно вскоре оборвался, и они оказались на широком свободном пространстве лесной поляны. Даже сквозь проливной дождь Урсула и остальные сразу заметили две сломанные ветки, сложенные в виде креста, — означавшие, что лучники прибыли на позицию.

В то же самое время на противоположную сторону поляны из-за деревьев выскочила разведывательная группа саксов, около дюжины всадников. Увидев, как кавалерия Первого Легиона несется на них на полном скаку, они торжествующе завопили, обнажили оружие и бросились в атаку.

Урсула тут же увидела, какой выбор стоял перед Фаустиной. Если она обстреляет разведчиков саксов, то основная группа, преследующая всадниц, тут же поймет, что впереди их ждет засада. В этой ситуации никто и ничто не могло им помочь.

Узнав Пинносу, разведчики завопили: «Смерть Пинносе!»

Ведущие всадницы кавалерии на тридцать корпусов опережали основную группу. Только Бриттола, немного отстав, скакала отдельно, где-то посередине между своей кавалерией и основной группой. Урсула вместе с Мартой и Кордулой замыкала кавалеристскую группу, следуя за Бриттолой по пятам. Всадницы неслись во весь опор и уже никак не могли закрыть образовавшееся между ними пространство. Оставалось лишь наблюдать за тем, как разведчики саксов схлестнулись с первыми тремя всадницами, чтобы убить их.

Обоих младших командиров Фаустины зарубили на скаку. Их лошади испугались и прянули в разные стороны, оставив Пинносу открытой для нападения. Она отбросила щит и обнажила оба меча, ответив на вопли саксов своим не менее звучным боевым кличем. Противник, однако, сумел уклониться от ее широкого взмаха мечом и вонзил свой клинок ей в бедро. Рана оказалась огромной, с широко разошедшимися краями. Пинноса выгнулась от боли и выронила длинный меч.

В этот момент второй всадник размахнулся и обухом топора нанес ей сокрушительный удар в спину.

Пинноса упала с коня и замерла без движения.

Бриттола вскрикнула от ярости, соскочила со своего коня и бросилась к Пинносе. Прикрываясь от ударов щитом, она сделала все, чтобы не дать врагу растерзать тело подруги. Лошади тоже не остались в стороне от битвы: Артемида и Перо встали на дыбы и забили копытами. Если бы не неожиданное яростное вмешательство этих верных животных, то за время образовавшейся смертельно опасной паузы обе женщины были бы убиты.

— Марта! Кордула! — бросила Урсула через плечо. — Берите Артемиду и Перо! — Большая часть саксонских всадников уже разворачивались на дальнем краю поляны, готовясь к следующему нападению. Только их предводитель продолжал атаковать Бриттолу и двух лошадей, оставшихся без всадниц. — Все остальные — вперед! В бой не вступать и не останавливаться!

Урсула направилась прямо к предводителю разведчиков и напала на него. Тот развернулся и ударил ее плашмя длинным мечом. Она успела поднять свой меч, чтобы остановить этот удар, но едва сумела отвести его от своей головы. Сакс ударил с такой силой, что, удерживая его меч, Урсула повредила руку. Она чувствовала, как слабеют ее пальцы, и понимала, что не сможет отразить больше ни одного удара. Она видела, как он замахнулся снова, собираясь вонзить кинжал ей в ногу так же, как ранил Пинносу.

И в этот момент Быстрая, ощутившая опасность, громко заржала и вцепилась зубами в шею саксонской лошади. Та взбрыкнула и метнулась в сторону, не поддаваясь понуканиям всадника. Из раны на шее хлестала кровь.

Урсула соскочила с седла и бросилась к Пинносе. Остальные всадницы подчинились приказу и пронеслись мимо них. Она слышала воинственные кличи саксов, бросившихся за ними вдогонку. Пинноса истекала кровью и была на грани потери сознания.

— Идите, — произнесла она слабым голосом. — Идите. Я не могу пошевелиться. И ты тоже, — сказала она лошади, которая не желала отходить от своей всадницы, несмотря на все усилия Марты. — Иди! — Она взмахнула рукой, и ее огромная кобыла, наконец, повиновалась. — И вы тоже. Уходите сейчас же.

— Бриттола! — крикнула Урсула, неожиданно осознав, какой оборот принимают события. Саксы были менее чем в пятидесяти корпусах от них. — Немедленно садись на Быструю!

— А как же Пинноса?

— Делай то, что я сказала! Сейчас же! — Урсула схватила щит Пинносы, лежавший рядом с ней на земле, и прикрыла им нижнюю часть тела распростертой на земле подруги. Щит Бриттолы был слишком истерзан, и она прикрыла грудь и голову Пинносы своим щитом. — Они сейчас начнут стрелять, лежи спокойно!

Урсула вскочила на Быструю позади Бриттолы, та схватила поводья, и сильная лошадь рванулась вперед. Всего несколько шагов отделяло Пинносу от неминуемой гибели под копытами саксонских лошадей, когда на врага пролилась первая волна стрел. Урсуле не понадобился щит. Лучницы Первого Легиона были хорошо натренированы, поэтому все выпущенные стрелы попали в цель.

V

— Солнце садится, — сказала Урсула, нежно отирая лоб Пинносы влажной тряпицей. Лекари сказали, что еще слишком рано судить о том, будет ли Пинноса способна ходить и насколько серьезна ее рана на ноге. К счастью, сама рана была чистой, и опасность потерять ногу не угрожала. Промокший от дождя плащ из тяжелой шерстяной материи смягчил удар топора и не дал ему размозжить спину. Остался лишь неглубокий порез. Только вот раны, полученные в этом бою, оказались не самым страшным испытанием для Пинносы. Во время перехода в Линд девушку охватила сильнейшая лихорадка. Лекари боялись, что если жар не спадет и Пинноса не будет пить, то она может умереть.

Урсула повернулась к девушкам, сидевшим на кровати напротив.

— Прошу вас, идите. Все. Я пока побуду с ней.

— Но, Урсула, — начала было Бриттола и вздрогнула. Они все еще были в промокших плащах и форме, но ни одна не желала отойти от Пинносы, надеясь, что та придет в себя. Одна Урсула была в чистой и сухой одежде только благодаря заботе Олеандры, накинувшей ей на плечи сухую тогу, как только они оказались во дворце.

— Это приказ, Бриттола, — жестко сказала она. — Убираетесь отсюда со своей мокрой одеждой, примите горячую ванну и выспитесь. — Они было уже встали, как Урсула добавила: — Кордула, ты не могла бы меня сменить в полночь?

— Конечно, — ответила Кордула, вставая и выпроваживая всех их комнаты. — Идем. Какая польза Пинносе, если мы все заболеем и не сможем ухаживать за ней?

Девушки нехотя вышли. Бриттола шла последней и, остановившись в дверях, обернулась к Урсуле.

— Ты только не дай ей умереть, — прошептала она. — Ты ведь не позволишь ей уйти? — Она едва сдерживала слезы.

Урсула ей улыбнулась.

— Не беспокойся. Я сделаю все, чтобы она поправилась. — Затем добавила, кивнув на дверь: — А теперь иди.

Бриттола вышла и закрыла за собой дверь. И уже оттуда послышался ее ясный громкий голос.

— Поправляйся, Пинноса! Господь с тобой! Он не даст тебе умереть! Тебе еще много предстоит сделать!

Урсула улыбнулась, услышав, как на нее зашикали остальные и постарались поскорее увести прочь по гулкому коридору. Через мгновение маленькая комнатка на третьем этаже дворца наполнилась тягучим молчанием. Только иногда стоны и тихий голос бредящей Пинносы заглушали шипение горящих ламп.

Урсула протянула руку к чаше с целебным винным настоем и поднесла к губам Пинносы, чуть приподняв ее голову. Она должна пить. Жидкость потекла по губам и подбородку, но лихорадка по-прежнему не давала раненой сделать ни глотка. Темные капли залили шею. Урсула пыталась напоить ее снова и снова. Во время пятой попытки она пробормотала: «Пей. Пей. Ради всего святого, пей же!» Но настой по-прежнему лишь стекал по губам.

Урсула поставила чашку и взяла Пинносу за руки. Она растирала их изо всех сил, стараясь заставить больную очнуться, увести ее от края бездны, возле которой та оказалась.

— Ну же, Пинноса! Я знаю, что ты меня слышишь. Очнись. — Никакого ответа. Тогда Урсула легонько шлепнула ее по лицу. — Во имя Господа, очнись! — Она шлепнула снова, немного сильнее, затем притянула ее к себе, чтобы говорить прямо в ухо. — Пинноса, я знаю, что ты меня слышишь. Ты должна очнуться и попить, иначе… — Урсула схватила ее за плечи и потрясла. — Иначе… О Господи! — В отчаянии она откинула бессознательное тело назад на кровать.

Голова Пинносы повернулась на другую сторону. Она тяжело дышала.

Теряя разум от отчаяния и беспомощности, Урсула принялась метаться по комнате, моля Бога о том, чтобы Он облегчил страдания подруги. Спустя некоторое время, однако, заставила себя успокоиться, вернулась на свой стул рядом с кроватью Пинносы и вновь взялась за отвергнутый отвар. Урсула оторвала клочок от своей накидки, окунула его в чашу и вложила в рот Пинносы.

— Ну же, старый друг, — тихо сказала она. — Это Урсула, я рядом с тобой. Все остальные ушли. Здесь только мы вдвоем. Я знаю, что ты меня слышишь. Ты должна сражаться с этой лихорадкой так же, как сражалась с ирландцами. Ты должна бороться! Прошу тебя. — Она почувствовала, что плачет.

Пинноса по-прежнему не отвечала. Урсула вскочила и снова принялась ходить по комнате.

— Господи! Что же это за жизнь? Да, конечно, приключений у нас хоть отбавляй, только вот каждый шаг, который мы делаем навстречу славе, отдаляет нас от родного порога, от того, за что мы и сражаемся… — Она посмотрела на подругу. — А где твой дом, Пинноса? У тебя больше нет дома. — Она отвернулась. — А у меня? Интересно, где же мой дом? — Она встала и подошла к единственному маленькому окошку, выходящему на темную улицу. Там, за окном, была темная, лишенная лунного света ночь.

— Я знаю одно: мой дом отражается в глазах Константа, — тихо произнесла она. — В его глазах… — Она снова замолчала. — Куда бы они сейчас ни смотрели.

Тут она снова бросилась к кровати и схватила Пинносу за руки.

— Но надежду я вижу только в твоих глазах, Пинноса! Пинноса! Не умирай! Пожалуйста, не умирай! — Она больше не могла сдерживать рыданий. Она упала на колени подруги и горько расплакалась. — Я не смогу без тебя, Пинноса. Без тебя я ничего не сумею сделать. Ты — моя сила. Ты — моя надежда.

— Ох. Что за гадость… — раздался севший, но узнаваемый голос Пинносы. Она сухо закашлялась.

— Пинноса? — Урсула села и с изумлением посмотрела на больную.

— Саксы. Что стало с саксами?

— Ну их, этих саксов, — Урсула взяла себя в руки. — Мы с ними сами разберемся. А ты поскорее выздоравливай. Вставай на ноги и набирай силу. Давай-ка вот, сядь и выпей настоя. Это полезно.

— Фу. Вот мерзость какая. Я лучше еще раз столкнусь с саксом, чем стану пить эти ведьмины настои.

VI

Приближающийся тяжелый топот шагов ног в сандалиях, клацанье оружия и скрип доспехов наполнили зал императорского дворца вибрирующим шумом еще до того, как показались сами командующие. Сегодня пригласили не всех, а только тех, в чьих жилах текла королевская кровь: Урсулу, Юлию, Фаустину и Кордулу, чья мать Сорция была младшей сестрой матери Урсулы, Рабации.

Войдя в залу, юные командующие увидели, что все четыре короля сидят за широким длинным столом. Дионот предложил девушкам сесть напротив них. Шел праздник Лугнасад — августовский канун и начало сбора урожая, — поэтому у всех собравшихся в соответствии с древними традициями на голове были венки с вплетенными в них кукурузными початками и ячменем. Даже Юлия не пренебрегла этой традицией.

— Как Пинноса? — спросил Дионот, когда женщины сняли мечи и расселись за столом.

— У нее все в порядке, отец, — ответила Урсула. — Она уже ходит без посторонней помощи и даже рвется обратно в седло.

— Слуги не смеют оставить ее одну ни на мгновение, — добавила Кордула. — Не потому, что она слишком слаба, а наоборот — потому, что она слишком сильна, на свою голову.

Молодые женщины улыбнулись словам Кордулы, с ними вместе улыбнулся и Дионот. Регул и Аурелий остались серьезными. Что-то в их взгляде и общая напряженность в зале заставили девушек насторожиться.

— Значит, говорите, слишком сильна, на свою голову? — улыбка Дионота застыла. — Боюсь, то же самое можно сказать о Легионах Афины.

— Что ты имеешь в виду, отец? — тихо спросила Урсула.

Дионот посмотрел на Регула и Аурелия. Они кивнули, предлагая ему продолжать.

— Мы приняли решение, касающееся судьбы Легионов Афины. Очень важное решение. И мы позвали вас сюда для того, чтобы сказать вам об этом. — Тон Дионота был мрачным.

Юлия, Фаустина и Урсула с Кордулой обменялись встревоженными взглядами.

Урсула с нетерпением посмотрела на отца. Внешне никаких эмоций она не проявляла, но внутри, в сердце, она чувствовала, как прежние страхи вновь обретают силу. «Пожалуйста, не распускайте Легионы. Они — единственная оставшаяся у меня надежда. Надежда на…»

— Если наша численность стала слишком велика, мы можем… — начала Юлия.

Дионот поднял руку, прося ее помолчать. Он отвел глаза от дочери только для того, чтобы ободрительно улыбнуться Юлии.

— Нет, численность не велика. — Он снова пристально посмотрел на Урсулу. — И мы не собираемся их распускать.

Урсула не смогла сдержать вздоха облегчения.

— Ваши успешные действия против саксов лучше всего остального доказали вашу способность придумывать и выполнять сложные маневры против хорошо организованного и опытного врага. В этом смысле численность Легионов Афины не может быть слишком большой. Только… — Дионот замолчал. Ему явно было трудно подобрать слова для продолжения разговора.

Регул откашлялся и приготовился было говорить.

Дионот быстро собрался с мыслями и продолжил:

— Я хочу сказать, что положение дел и здесь, и в Галлии ухудшилось… Ситуация в провинции настолько изменилась, что… Нет, я не хочу сказать, что Легионы Афины нам не помогают! Напротив! На них все и, держится. Но это только одна из причин. Дело в том, что…

— Давай не будем усложнять, дружище. Договорились? — Аурелий мягко похлопал Дионота по плечу. — По целому ряду причин мы считаем, что пришло время Константину и Константу возвращаться в Британию.

Дионот кивнул, соглашаясь со сказанным. Аурелий тем временем продолжал:

— Но убедить их в этом будет нелегко.

Дионот снова кивнул.

— Это можно будет сделать только одним способом: отправить Первый Легион Афины в Великий поход.

— Вы хотите сказать… что мы… — теперь пришла очередь Урсулы путаться в словах. Она оглянулась на остальных девушек и инстинктивно схватила руку Кордулы в поисках поддержки.

— Да, дорогая, — с улыбкой произнес Дионот. — Пришло время готовиться к Великой свадьбе между двумя легионами!

VII

Как бы ни хотелось Урсуле отправиться в дорогу немедленно, поход пришлось отложить до весны. На это имелось несколько причин. Новая волна высадок саксов задержала окончание патрульного сезона на востоке Британии, и для того, чтобы разыскать и обезвредить последнюю банду, требовалась, по меньшей мере, пара недель. Когда воительницы, наконец, вернулись на Святой остров, у них оставалось слишком мало времени, чтобы спланировать длительный сложный поход и хорошо подготовиться к нему. К тому же затяжной сезон патрулирования вылился в серьезное запаздывание в обучении и формировании Второго Легиона. К концу лета ему до запланированного числа еще не хватало двух тысяч рекрутов. В Первом насчитывалось всего пятнадцать тысяч человек, три тысячи из которых только что приступили к обучению.

Еще одной причиной задержки было то, что Пинноса по-прежнему находилась в Линде, восстанавливая силы. Великий поход без нее был немыслим.

В дополнение ко всему они обнаружили, что на побережье не хватает галер, чтобы переправить всех женщин одновременно. В строй было возвращено и несколько старых посудин, которыми никто не пользовался много лет, включая огромное стовесельное судно, стоявшее на причале в Эбураке столько, сколько себя помнил даже Аурелий, — но Легиону по-прежнему не хватало пяти галер. На решение этой проблемы ушла бы вся зима. У них не оставалось иного выбора, кроме как погрузиться на три галеры и обогнуть побережье, из Маридунума дойдя до Дувра,[28] а там дожидаться двух новых галер, которые специально для них строили в Рочестере на реке Медуэй.

— Не понимаю, куда катится этот чертов мир? — Все смеялись над тем, как Марта подражала старику плотнику, который строил галеры.

Был вечер накануне праздника Самуинн,[29] отмечающего конец лета. Командующие Первого и Второго Легионов собрались на Святом острове на общей встрече перед роспуском на зиму.

Марта только что вернулась из судостроительных мастерских в Рочестере и пересказывала подругам любопытный разговор, который произошел у нее со старым корабельным плотником. Ему была доверена важная задача: пристроить к каждой скамье рядом с веслом место для третьего гребца, и Марта познакомилась ним, когда осматривала корпус галеры и стапеля. Передавая речь старика, она снабжала ее своеобразной мимикой и выразительным южным акцентом.

— Я думал, что баб берут с собой в походы в Лондиний всякие чертовы солдаты! Мне и в голову-то не могло прийти, что я буду переделывать чертовы скамьи, чтобы эти чертовы ба… прошу прощения, дамы пошли в него сами! Не понимаю, к каким чертям катится этот чертов мир? Не понимаю, чес-слово! — Потом она изобразила, как старик взмахивает колотушкой и бьет себя по пальцу.

— Ох! Черт тебя дери! Ой, простите, Госпожа! Черт возьми! Как же мне чертовски больно-то! — Она скакала по комнате и изображала, как он корчится от боли и повторяет: «Черт побери!», «Черт побери!» Девушки смеялись так задорно, что ей пришлось повторить эту клоунаду еще и еще раз.

— Я хотел сказать, Госпожа, — наконец продолжила она рассказ. — Эта бабья армия с бабами-командирами! При всем моем, так сказать, Госпожа, дальше-то что будет, черт возьми? Бабы, черт их побери, плотники? А знаете, Госпожа, моя-то Рейчел! Она тоже хотела к вам, черт возьми, податься. Ну, я ей и сказал: «Нет!» А как же! Ни черта ты не пойдешь в эту чертову бабью армию! Твое место здесь, чтобы присматривать за своим бедным отцом и тремя чертовыми братьями. Ни черта ты нас не бросишь, чтобы пойти, черт побери, развлекаться! Ни черта!

— Я спросила у него, как же все-таки поступила Рейчел, и знаете, что он мне ответил? — сказала Марта, подводя свою историю к концу. Девушки, еще давясь смехом, перевели на нее вопросительные взгляды. — Он сказал, что она уже к нам присоединилась.

Вдруг в палатку ворвались три резких звука горна, и смех командиров смолк в то же мгновение. Они бросились к выходу. На берегу за рекой на фоне садящегося солнца вырисовывался столь знакомый силуэт Пинносы верхом на Артемиде! Она снова поднесла горн к губам, и на этот раз его звуки не оборвались, а раскатисто разнеслись над речными водами. Огромная лошадь, словно в знак приветствия, встала на дыбы.

— Да, всадник с отказавшей ногой никогда бы не выдержал такого перехода, — со смехом сказала Кордула. — Должно быть, она уже полностью восстановила силы!

— Похоже, новобранцы-кавалеристы все же пройдут зимнее обучение по полной программе, — сказала Урсула и широко улыбнулась.

VIII

Зима выдалась на редкость мягкой. Когда Морган прибыл в Лондиний вскоре после праздника Имболк,[30] символизировавшего начало весны, он был поражен, увидев, что его родной остров покрыт цветущим шафраном и примулой. На базарах вместо вяленой рыбы продавали свежую, а у одного лавочника он даже увидел несколько кусков баранины, правда, за баснословную цену.

Войдя в залы императорского дворца, он сразу услышал голос своей возлюбленной.

— Морган! — воскликнула Кордула. Они не виделись около полутора лет, и она почти заставила себя смириться с тем, что не увидит его раньше оттепели, пока не откроются для прохода южные горные перевалы.

Сначала он бросился к ней, чтобы обнять, но поток остановился, вспомнив, что за ними наблюдает множество любопытных глаз.

Трое королей и весь командный состав Легионов Афины изо всех сил старались сдержать улыбку.

— Подготовка к Свадьбе двух Легионов закончена, — доложил Морган и был вынужден замолчать, подождав, пока не стихнут восторженные аплодисменты. — Константин велел мне передать вам выражение его искренней и полной поддержки Великого похода, просил сказать не командующим Легионов Афины, а женщинам, что мужчины с нетерпением ждут встречи с ними. Более того, он разослал по всему Риму, Западной и Восточной частям империи известие о том, что Констант вскоре воссоединится со своей прекрасной невестой, и пусть дом Константина Третьего в ближайшее время будет благословен наследниками! — Раздавшиеся в ответ на его слова аплодисменты на сей раз предназначались Урсуле, которая приняла их с улыбкой. Ей удалось скрыть ото всех опасения насчет того, какие темные мысли может вызвать это объявление в некоторых закоулках империи на континенте.

— Я лично передал Константу новость о ваших планах, — продолжал Морган, — и в ответ принес личное послание будущей императрице. — Он открыл суму, вытащил свиток и с поклоном передал его Урсуле. — Констант сказал, что теперь и он сам, и его воины с удвоенным рвением стремятся закончить все свои дела в Испании, чтобы успеть приготовиться к приходу весны и своих невест в Арелат. Каких только вершин мы ни покорим! — декламировал он. — Каких морей ни преодолеем, в каких только боях ни сразимся, лишь бы показать себя достойными славных женщин Британии! Только бы познать теплые объятия в родном доме!

Все время, пока Морган передавал остальным послание от Константа, он сам не сводил глаз с Кордулы, обращаясь, казалось, к ней одной. Ее глаза наполнились слезами, губы задрожали, и она прилагала все усилия, чтобы совсем не отдаться на волю чувствам. После декламации вновь последовали аплодисменты, и Урсула, воспользовавшись этой паузой, нежно обняла сестру.

Кордула тут же почувствовала, что и она с большим трудом сдерживает слезы.

IX

«Любовь моя!

Пишу второпях, потому что Морган уже должен ехать, чтобы воспользоваться покровом ночи и избежать преследования нашими врагами. Не стану раскрывать тебе подробностей дела, вдруг это письмо попадет в чужие руки. По той же причине не стану описывать тебе приготовлений к нашей свадьбе. Скажу лишь одно: не страшись ничего. Я буду рядом!

Я так горжусь тобой и тем благословенным делом, которое ты делаешь вместе с отважными женщинами, солдатами Первого и Второго Легионов Афины. Вы охраняете покой и безопасность провинции, пока мы погрязли в темных делах политики. Как же я завидую саксам, которым была незаслуженно оказана честь видеть вас в действии! Будь осторожна, любовь моя, отправляясь в походы. Обещай мне, что не станешь рисковать своей жизнью! Пусть в атаку вас ведет Пинноса, поскольку она куда более грозна и устрашающа в бою, чем ты. Какой враг не дрогнет, увидев ее ярость?

Заверяю тебя в твердом решении, моем и моих солдат, сменить вас на этом поприще как можно скорее. И не только потому, что мы всем сердцем стремимся оказаться дома, рядом со своими семьями, родными и близкими, но и из-за стыда, который сжигает нас при мысли о том, что мы не способны сами защитить свою Британию. И еще, любимая, одна лишь мысль о том, что я снова тебя увижу, загляну в твои глаза, услышу твой голос, наполняет смыслом мою жизнь. Каждый день, который проходит вдали от тебя, от нашего дома, — это день, прожитый впустую.

С любовью,

Твой Констант».

Урсула прижала письмо к груди. Она никак не могла справиться с волной нахлынувших чувств, желания быть рядом с любимым. Внезапно она вспомнила свое изумление от того, каким увидела Моргана. Ей тогда еще пришло в голову, что он выглядит изможденным, потрепанным ветрами и иссушенным жарким южным солнцем. Да, без всякого сомнения, суровые испытания наложили свой отпечаток и на него. «Боже мой, да в нем ничего не осталось от мальчика!»

Она глянула на свое отражение и стоявшем неподалеку блюде из полированного серебра. Может, она тоже изменилась? «Конечно, за эти два нескончаемых года мы все повзрослели. Интересно, изменился ли Констант? Узнаю ли я его? Сможет ли он меня узнать?»

X

На День весеннего равноденствия улицы Лондиния были заполнены людьми. Десятки тысяч британцев со всех концов острова пришли полюбоваться красотой и великолепием парада Первого Легиона Афины. Легион в полном составе должен был пройти по центру города и выйти на огромный мост через Темзу, прямо напротив императорского дворца. Им предстояло двигаться из города по направлению к востоку, по Уотлинг-Стрит[31] к портам, где их ожидали восемьдесят галер. На реке тоже было полно суденышек всех мастей, на которых любопытные, специально прибывшие издалека поглазеть на великолепное зрелище, старались хоть краешком глаза взглянуть на самих командующих.

Основной состав Легиона на парад вели Юлия, Фаустина и Баэтика. Урсула, Пинноса и другие офицеры Кориния должны были отправиться в путь лишь на следующий день вместе с авангардом. Они отплывали на двух новых галерах, которые только что пришли из Рочестера. Эти суда стояли на причале прямо перед императорским дворцом, возле моста. Каждое из них было великолепно, убранное от носа до кормы лентами цветов Легиона.

Когорта за когортой проходили по городу, и шум, раздававшийся со стороны Форума и прилегающих к нему улочек, становился поистине оглушительным. Сам воздух гудел и вибрировал от барабанной дроби и рева бесчисленного количества рожков и горнов, дудочек и свистков. Урсула и другие представители высшего командования, находившиеся вместе с королевскими свитами на ступенях Базилики, удивлялись тому, что такая какофония звуков вообще возможна.

Парад продолжался почти все утро. К тому времени, как перед глазами появились стандарты Юлии и Фаустины, руки девушек просто отваливались от постоянного салютования.

Урсула повернулась к Кордуле.

— Какое счастье, что этот парад наконец-то приближается к концу! — прошептала она.

Сдавленный смешок Кордулы вдруг перешел в восклицание удивления и восторга, когда с крыш близлежащих домов в небо неожиданно поднялись стаи голубей. Хлопанье их крыльев слилось с общим шумом толпы.

Аурелий и Регул махали руками с верхушки укрепленного вала.

— Должно быть, они приложили к этому руку, — сказала Урсула, ответно помахав королям.

Юлия и Фаустина в парадной форме выглядели великолепно. Въехав на площадь, они салютовали королевской свите и проследовали дальше, сняв шлемы и приветствуя ими толпу. Когда они миновали площадь и выехали на улицу, ведущую к мосту, командиры авангарда сели на своих лошадей и последовали за ними. Вслед за этим по сигналу Дионота сотни трубачей на крыше императорского дворца грянули бравурную музыку в честь отъезда командующих. Юлия и Фаустина салютовали в последний раз и сошли с моста. Аурелий, как только увидел это, дал еще один сигнал, и на южном берегу Темзы тысячам охотничьих псов развязали намордники. Они завыли на все голоса, и этот вибрирующий звук понесся по городу, отражаясь от стен домов и мостовых.

Юлия и Фаустина тоже придумали собственное прощальное представление. Когда они доехали до той части дороги, откуда горожане переставали их видеть, из специально построенных клеток за деревьями вдоль дороги были по очереди выпущены четыре стан голубей, оперение которых выкрасили в цвета Легионов. Сотни птиц взмыли в небо: голубые, красные, зеленые, и последними — оранжевые.

XI

— Урсула, дорогая, что с тобой?

Был вечер, и небольшой прощальный пир, который короли устроили в честь оставшихся командующих, вот-вот должен был начаться. Урсула в одиночестве стояла на дворцовом балконе. Там отец и нашел ее. Она смотрела на две большие галеры, пришвартованные прямо под окном. Рано утром они должны были отвезти ее и остальных девушек к месту воссоединения с основными силами. Багровые закатные лучи отражались на белой тунике Урсулы красными бликами. Ее белокурые, в кои-то веки распущенные волосы развевались от свежего вечернего ветра и были похожи на знамя. Когда Урсула повернулась к отцу, он заметил, что она плакала. Без своей формы она выглядела самой обыкновенной девушкой, в расцвете сил, только пронзительно красивой, пронизанной каким-то ярким и тонким, не поддающимся описанию огнем, унаследованным ею от матери. За все это суматошное время Король часто видел своего Командующего, но Отец почти не виделся со своей Дочерью.

— Что случилось, дорогая? Ты нервничаешь? — мягко спросил он, обнимая ее.

— Нет, не нервничаю. Я просто схожу с ума от страха! — Она попыталась взять себя в руки и не расплакаться. — Я боюсь того, что мы затеяли. Я боюсь, что нам не повезет. Я боюсь того, что приготовил для нас континент. Но больше всего, отец, я боюсь, что больше никогда тебя не увижу, не вернусь домой. — Она схватила его за руку. — Что, если мы падем жертвой того же проклятья, которое раньше губило все силы Британской армии, покидавшие своей любимый остров?

Король ничего не ответил. Он лишь обнял ее покрепче и прижал к себе, изо всех сил стараясь сдержать собственные слезы. Потом медленно отступил на шаг, чтобы видеть ее лицо.

— Мы ведь с тобой не говорили начистоту? Мы ни разу не обсуждали настоящую причину того, что ты сейчас делаешь. Ты не Пинноса. Ты не Гроза Всех Варваров, и в глубине сердца ты знаешь, что отправляешься в этот Великий поход не ради Британии. — Он помолчал, потом приподнял подбородок Урсулы, чтобы заглянуть ей в глаза. — Ты просто хочешь быть рядом с Константом.

Она сжала дрожащие губы и кивнула в ответ.

— И все, что ты выстрадала за последние три года, все подвиги, на которые ты решалась, все это было сделано потому, что ты хотела прижаться к его груди.

— Ох, отец. Ну почему я не могу быть счастливой, ожидая его здесь, дома? Как ждала тебя мать, когда ты уходил в поход. Почему мне не хватает терпения просто сидеть дома и ждать? Ждать и надеяться.

— Но ты в этом очень похожа на свою мать, дорогая. Ты совсем как она. Ей тоже необходимо было действовать. Как и ты, она должна была своими руками творить собственную судьбу, а не ждать, пока судьба сделает ей подарок. В то же самое время она вместе с Константином и остальными делала все, чтобы поддержать свое королевство и сохранить его в безопасности, чтобы у меня был дом, куда я мог вернуться. А ты? Ты ведь такая же, как она. Только обстоятельства в твоей жизни выдались иными. Она боролась за благополучие и безопасность своего дома и своей семьи. Ты же борешься за то, чтобы обрести свою семью.

— Но мой дом здесь, рядом с тобой.

— Нет, моя дорогая. Твой дом находится где-то далеко к югу, может быть, в землях Галлии, а может, Испании. Завтра, когда твоя галера отчалит, ты не покинешь родной дом. Ты туда отправишься.

— Папа! — воскликнула она и обняла его снова.

— Пойдем, дорогая. Нас ждут, — и он мягко подтолкнул ее к выходу. — Кстати, как у тебя с латынью? Ты успела позаниматься с епископом Патроклом?

Она рассмеялась.

— Да, успела. Только вот не знаю, насколько фраза «Volutatem Dei indicare Diaboli» — «Дьявол испытывает волю Всевышнего» — поможет нам добраться до Арелата.

Они вышли с балкона, взявшись за руки, и в этот самый момент на причале поднялся сильный ветер. Свернутые паруса галер забились о мачты, и ленты, украшавшие суда Первого Легиона Афины, затрепетали на ветру, словно рыбки в обмелевшем устье, почувствовавшие неотвратимое приближение хищника.

XII

Приготовления к отъезду начались с наступлением рассвета. Лошадей из конюшен, располагавшихся на заднем дворе императорского дворца, повели на галеры. В корме каждого судна под основной палубой были устроены стойла, оснащенные специальными ремнями для крепления и способные принять до тридцати скакунов. Первой на палубу должна была взойти Артемида. Она никогда раньше не бывала на судах. Незнакомые запахи и звуки, неустойчивая, раскачивающаяся опора под ногами заставили лошадь нервничать. Когда Артемиду завели на подмостки, она прижала уши и прянула ноздрями, потом стала вырываться и брыкаться. Но Быстрая, которая шла сразу за ней, сделала пару шагов вперед и потерлась носом о ее спину. Это успокоило Артемиду, и ее удалось завести на судно.

Младшие командиры и первый гребной экипаж загрузились следом за лошадьми. Одни проверяли запасы и необходимое оборудование, другие стали рассаживаться по местам и готовить весла. Каждая галера была рассчитана на пятьдесят весел, по двадцать пять на борт. Весла и скамьи подверглись некоторым переделкам, чтобы за каждое весло можно было посадить по три женщины. В целом получалось по сто пятьдесят человек в экипаже. На каждой галере их размещалось по два, чтобы сменяться на вахтах по часам.

Темза кипела от любопытных, сгоравших от желания рассмотреть поближе отплытие роскошных галер Авангарда. На берегах и мостах реки толпилось столько народу, что время от времени кто-нибудь падал в воду, которая к тому же кишела суденышками всех мастей, от огромных богатых барж до скромных яликов местных рыбаков.

Как только гребцы заняли свои места, на галеру поднялась остальная часть Авангарда. Они вышли в полной парадной форме, и толпа обрадованно зашумела. Выстроившись на палубах, с мерцающими отблесками солнечного света на щитах и оружии, они представляли собой такое великолепное зрелище, что толпа разразилась неистово ликующими воплями, снова сопровождая свой восторг барабанной дробью и свистом.

С крыши императорского дворца зазвучали фанфары, возвещая о скором появлении командующих. Урсула вышла первой, рука об руку с Дионотом. Она была облачена в парадную форму, а он — при всех королевских регалиях. Когда Урсула медленно направилась к головной галере, приветственный шум превратился в рев. Она же шествовала спокойно, иногда отвечая на приветствия и пожелания сдержанным взмахом руки.

За королем и принцессой вышла Пинноса. В одиночестве она быстрыми шагами направилась на вторую галеру, которая была вверена ее командованию. Она ответила на рев зрителей, вынув из ножен свой длинный меч и взмахнув им над головой, описывая ровную дугу.

Следом в сопровождении Регула и Аурелия шли Кордула и Бриттола, направляясь на первую галеру к Урсуле. Бриттола хоть и держалась внешне безупречно, присоединившись к Кордуле и приветственно махая собравшимся вокруг, но, оказавшись в центре всеобщего внимания, явно чувствовала себя неуютно.

Люди знали имена командиров, и ритмичные выкрики «Урсула!», «Пинноса!», «Кордула!» и «Бриттола!» лишь усилились, когда на дороге появились Марта и Саула. У самых сходен, перед тем как взойти на галеру Пинносы, девушки остановились. Саула выудила из-под плаща пару дудочек и подыграла Марте, которая исполнила джигу, танец западных моряков на удачу перед далеким путешествием. Закончив, сестры поклонились, благодаря публику за теплые приветствия, и вместе, рука об руку, взошли на галеру.

В честь их отплытия, как и ухода основной части Легиона накануне, не было никаких речей. Никто не устраивал прощальных зрелищ. Офицеры галеры Урсулы просто попрощались с королями, которые после этого вернулись на берег.

Перед тем как уйти, Дионот в последний раз взял дочь за руку, расцеловал в обе щеки и сказал:

— Да пребудет с тобой Господь, дорогая. Помни, что я каждый день буду молиться о твоем скором и благополучном возвращении.

Она ответно сжала его руку и тоже поцеловала в щеки.

— Каковы бы ни были мои личные желания, заставляющие меня отправиться в этот путь, отец… помни — я и Первый Легион Афины делаем это ради тебя и ради всей Британии. Поэтому, когда будешь молиться, молись за всех нас… и за себя тоже.

Он улыбнулся, отпустил ее руку и медленно стал спускаться по сходням.

Глядя ему в спину, Урсула почувствовала, как на нее накатила волна давно знакомого и почти забытого страха. Он заставил ее задрожать, и ей пришлось схватиться за поручни, закрыть глаза и сделать пару глубоких вдохов, чтобы взять себя в руки и вернуться к своему экипажу. Как только она увидела Кордулу и Бриттолу, поглядывавших на нее с ожиданием, ей сразу стало легче.

Урсула и Пинноса приказали отдать швартовые, и на утреннем ветре развернулись широкие зеленые паруса. Как только команда была выполнена, барабаны начали отбивать дробь. Заскрипели весла.

Зрители слышали, как ворчали гребцы, начиная свой тяжелый труд, чтобы заставить корабли сдвинуться с места. Два огромных судна, блистательные в своем многоцветном великолепии, медленно отошли от береговой линии и торжественно направились в фарватер реки.

На палубе все офицеры, включая командующих и почетный караул, стояли по стойке «смирно». Гулкий шум, раздававшийся с обоих берегов, заглушал команды капитанов. Все сохраняли свое положение до тех пор, пока галеры не вышли в глубокую воду и славный город Лондиний скрылся из виду.

XIII

Ветер наполнил паруса, что позволило набрать хорошую скорость и дало гребцам возможность отдохнуть. К полудню галеры оказались в широких водах устья. Они уже в седьмой раз успели сменить гребцов, как смотровой на борту галеры Пинносы забил тревогу. Когда Урсула и Кордула вышли на нос своего судна, они увидели несколько яликов, направлявшихся к ним со стороны болотистых северных берегов.

— Пираты! — воскликнула Кордула. Урсула покачала головой.

— С тех пор как ушел Константин и мы потеряли большую часть морского патруля, пираты прочно обосновались возле наших торговых путей.

— Да, я наслышана об этом, — угрюмо сказала Кордула. — Эти мелкие бухточки — прекрасная гавань для пиратов! — Она показала на быстрые плоскодонные лодочки. — Ты только посмотри на эти весла! С каждой стороны по двадцать человек, то есть по пятьдесят бойцов на лодку!

— Они обычно не охотятся на суда до начала сбора урожая. Наверное, это известность Первого Легиона сослужила нам дурную службу, — сказала Урсула, однако голос ее был заглушён сигнальным рожком. Она насчитала около десяти лодочек, вышедших из-за длинного песчаного мыса. Потом Урсула заметила кое-что любопытное на лодке, идущей впереди остальных. — Видишь дымок над луками первой лодки?

— Да. Что бы это могло быть, интересно? — отозвалась Кордула, щурясь и прикрывая рукой глаза.

— Они иногда обматывают стрелы паклей со смолой и поджигают их. Стреляя горящими стрелами, они сеют панику и вынуждают корабль остановиться. — Затем она развернулась и закричала:

— Спустить паруса! Убрать с палубы все, что может загореться!

Потом она бросилась на корму, где в этот момент наблюдала за происходящим Бриттола, — чтобы узнать, заметил ли смотровой надвигающуюся опасность.

Галера Пинносы шла в пятистах локтях от судна Урсулы, и на ней тоже сворачивали паруса и очищали палубу.

— Они нам семафорят, — доложила Бриттола. — Пинноса хочет, чтобы мы не меняли курса. Нам следует немного замедлить ход и не убирать знамен. Пусть на нас нападут. Она обойдет нас справа, развернется и встретит их в лицо.

— Скажи ей, что мы согласны.

— Подожди. Саула еще не закончила. Она еще говорит: «Это… будет… нелегко!» — с улыбкой сообщила Бриттола.

Урсула нахмурилась.

— Передай Сауле, чтобы она ограничила болтовню и передавала только то, что ей сказано.

— Но она только…

— Никаких «но», Бриттола. — Отрезала Урсула. — Мы собираемся вступить в бой. Передавать только те сообщения, которые необходимы для безопасности и достижения победы.

Бриттола была задета резкостью замечания. Она никогда еще не видела Урсулу такой.

— А теперь выполняй то, что тебе было сказано. Это приказ.

XIV

Галера Пинносы едва успела занять позицию, как ближний ялик нанес первый удар по идущему впереди кораблю. Как предчувствовала Урсула, атака началась с залпа огненными стрелами. Основная часть первых стрел упала в воду, шипя и вздымая в воздух струи дыма, но три из них попали в борта галеры, а одна на палубу. Подготовленный экипаж стал быстро передавать по цепочке кожаные ведра, наполненные морской водой, чтобы затушить огонь.

Семь стрел попали в щели, из которых выходили весла, и в тесных отделениях, где сидели гребцы, начался пожар. Женщины кричали и пытались вырваться из горящего помещения, сбивая скамьи и устраивая столпотворение на выходе.

Урсула взяла контроль над ситуацией в свои руки. Сначала помогла гребцам выйти из отсеков, затем стала руководить тушением огня. Как только пламя было сбито, все бросились к носу судна, чтобы посмотреть, как Пинноса нанесет контрудар.

С расширенными от ужаса глазами они увидели — ее галера обошла их на таком малом расстоянии, что три весла с левого борта отлетели прочь как щепки. В следующее мгновение корабль Урсулы на полной скорости врезался в первые из нападавших яликов. Его нос аккуратно разрезал ведущую лодчонку, на которой пираты продолжали держать луки с дымящимися стрелами, ровно на две части, подкинув над водой. Экипаж, конечно же, свалился с ног, а горящая смола разлилась повсюду. Горстка смельчаков ухитрилась вцепиться в весла и полезла по ним на судно. Манипула лучников под руководством Марты позаботилась о том, чтобы ни одному из них не удалось добраться до палубы.

В то время как все смотрели вперед, на происходившее перед носом корабля, целая туча горящих стрел впилась в палубу позади. Два абордажных крюка воткнулись в доски обшивки. Второй ялик обошел галеру с правого борта и сумел приблизиться к ней с кормы.

Пинноса бросилась туда. Прикрываясь своим длинным щитом от града стрел, она мечом разрубила абордажный канат. Она рубила второй канат, когда еще один ялик подошел вплотную к галере и присоединился к атаке. Заградительный огонь из горящих стрел усилился. В палубу вонзился третий крюк. Казалось, абордаж и схватка врукопашную были неминуемы.

— Лучники! — крикнула Пинноса, не оборачиваясь, падая на палубу, чтобы увернуться от очередного града стрел. Шлем слетел с ее головы. — Лучники! Да что же вы, прикройте меня!

Манипула Марты бросилась по местам, начала стрелять. Падение огненных стрел при этом прекратилось, и Пинноса перелезла через поручни. С высоко поднятым мечом и щитом она спрыгнула с галеры. На мгновение она застыла в воздухе, словно ожившее древнее божество войны: бьющиеся на ветру полы плаща, развевающиеся рыжие волосы. Пинноса приземлилась на нос ялика, оказавшегося ближе остальных к галере, прямо за емкостью с горящей смолой.

Пираты не успели сообразить, что происходит, как она пинком опрокинула емкость, и шипящая, потрескивающая смола растеклась по всему ялику. Сидевшие в нем разбойники, чтобы не сгореть заживо, попрыгали в воду. Через мгновение опустевший ялик полыхал ярким пламенем.

Пинноса перепрыгнула на следующий ялик, подошедший ближе. На нем не было бака со смолой, и единственным преимуществом Пинносы оказалась малая ширина носа, на котором она стояла. Это заставило атакующих нападать на нее только по очереди. Стрелки Марты не позволяли пиратам подняться. Лишь между залпами луков кто-нибудь из негодяев вскакивал, выкрикивал что-то воинственное и набрасывался на Пинносу. Один из нападавших размахивал огромным топором с двумя лезвиями, другой использовал длинный меч. Пинноса отвечала им выверенными ударами и искусной маневренностью. До того как нападение было в целом отбито, она успела одолеть четверых.

Почувствовав, что пираты готовы сдаться, она схватила последний абордажный канат и перерубила его. Галера продолжала двигаться вперед на полном ходу. Как только канал оборвался, ялик дернулся, и Пинноса упала в воду. Десяткам глаз, наблюдавшим за ней, показалось, что она находилась под водой целую вечность. Марта и трое лучниц тянули канат изо всех сил и, наконец, вытащили Пинносу из темных глубин на палубу галеры.

XV

— Ты не имела никакого права так рисковать собой! — Урсула мерила шагами длинный деревянный причал, к которому они пристали на ночь.

Они уже вышли к южному побережью устья Темзы, где обычно останавливались лишь баржи с солью.

Урсула и Пинноса были одни. Марта и Бриттола наблюдали за тем, как на берегу устраивался лагерь. Кордула и Саула остались на ночное дежурство на своих галерах.

Солнце только что село, и небеса переливались роскошными летними цветами: живым красным, разными оттенками фиолетового, голубого, оранжевого, желтого и даже серебристого. Сильный южный ветер трепал полы плащей двух подруг.

— В нормальных обстоятельствах офицер твоего ранга был бы изгнан из Легиона за подобную опрометчивость, — гневно кричала она. — Господи, что ты вообще думала?

— В нормальных обстоятельствах, говоришь, — огрызнулась Пинноса. — Да в нормальных обстоятельствах мы с тобой сидели бы возле славного костерка где-нибудь в западных землях, ели бы фазана да запивали бы славным вином. А не вели бы двадцать тысяч молодых женщин на другой конец далекой провинции, чтобы они там вышли замуж и понесли!

Урсула глубоко вздохнула и заговорила уже тише.

— Да, ты права. Мы сейчас находимся в ненормальных обстоятельствах. Только это все равно те обстоятельства, в которых мы оказались. Они наши, понимаешь? Мы командуем большой армией. Кроме всего прочего мы в ответе за наших женщин. То, что ты сделала, поставило все под угрозу из-за твоего… твоего идиотского стремления к славе.

Пинноса подошла к ней ближе и сказала:

— Несмотря на то, что мы шли на полной скорости, они смогли каким-то образом обойти нас и напасть сзади, зацепив абордажными крюками. Нам угрожала смертельная опасность. Если бы хоть одна лодка высадила своих бойцов к нам на борт, мы понесли бы огромные потери. Более того, если бы высадилась одна, то мы едва ли смогли бы отбиться и от остальных. Если бы им удалось завязать рукопашный бой, мы бы замедлили темп, и все пираты оказались бы у нас на галерах. Это означало только одно: неминуемую смерть. В тот самый момент, как в палубные доски воткнулся первый крюк, я поняла, что всему моему экипажу угрожает смертельная опасность. — Она помолчала и вздрогнула от воспоминаний. — Потом я придумала, как нас можно было спасти. Все происходило так быстро. Я должна была рискнуть… — Пинноса пожала плечами. — Ведь сработало же!

— Ты просто одержима желанием последовать за отцом! — крикнула Урсула. Ее лицо покраснело от негодования.

— А ты одержима желанием следовать за своим Константом! — парировала Пинноса. — Только ты боишься того, куда это может завести остальных!

Урсула в ярости отвернулась от нее и стала смотреть на реку. Повисла долгая напряженная пауза, во время которой каждая переживала из-за сказанных резких слов.

Пинноса продолжала стоять неподвижно, пристально глядя в спину Урсуле, затем медленно подошла и остановилась рядом. Они вместе стали смотреть на тяжелые серые воды. Урсула глубоко вздохнула, все еще не поворачиваясь. Они обе понимали, что злость уже прошла.

— Я хочу, чтобы ты мне пообещала, что больше не будешь так рисковать, — тихо сказала Урсула. — Если тебя не будет с нами и ты не сможешь повести нашу кавалерию, то не будет никакого похода.

— Обещаю, — ответила Пинноса, и по ее голосу можно было понять, что она принимает просьбу подруги. — Взамен я хочу, чтобы ты пообещала мне никогда больше не использовать память о моем отце, чтобы управлять мною. Мне больнее всего слышать эти слова от тебя.

— Я… Прости меня. Кавалерия — не единственные люди, которым без тебя не обойтись, ты же знаешь.

— Знаю.

Наконец, они повернулись друг к другу и обнялись. Им мешали громоздкие плащи и шлемы, но они долго не отстранялись, замерев в дружеских объятиях. Потом пошли к берегу. Рядом.

— Как тебе пришло в голову просто взять и спрыгнуть с галеры? — шутливо спросила Урсула. — Я-то думала, что ты точно окажешься в воде.

— Ну, я там и оказалась. И теперь знаю, почему Нептун никогда не носит доспехов и оружия. В поле оно в десять раз тяжелее! Особенно в холодной воде!

Они шли, взявшись за руки и повернувшись спиной к далекому неясному свечению. Если бы им пришло голову обернуться и всмотреться вдаль, то они увидели бы тревожно сгустившиеся черные тучи, которые поглотили последние лучи садящегося солнца.

XVI

Через трое суток, накануне Дня весеннего равноденствия, все галеры должны были подойти к месту сбора — у двух огромных маяков, построенных на белых утесах, Фароса и Дубриса. К ним, естественно, намеревались присоединиться и галеры Урсулы и Пинносы, которые следовали на север из Ричборо.

Урсула и Пинноса прибыли в Ричборо накануне и задержались там лишь для того, чтобы заменить поврежденные в схватке с пиратами весла. Пинносе также пришлось подправить и крепления, которые были вырваны, когда ее галера задела боком о галеру Урсулы. Но с наступлением рассвета они отправились на пересечение пролива.

Небеса радовали чистотой, и спокойная вода с мягким юго-западным бризом обещали галерам спокойное путешествие. Они по-прежнему находились намного севернее Южного мыса, где линия берега поворачивала на запад, в воды Дубриса, когда в открытых водах смотровые обнаружили множество судов с зелеными парусами. Это была основная флотилия, но они оказались гораздо севернее, чем планировалось. Следовательно, переход в Гезориак[32] может занять намного больше времени, чем предполагалось. Сначала это встревожило Урсулу и остальных командующих авангарда, но потом, когда вышли из-за мыса в фарватер пролива, они поняли, что случилось. Ветер сменил направление, и те же самые сильные порывы с юго-востока, которые наполнили паруса основного флота и снесли его севернее, стали противиться их собственным судам.

Основная флотилия представляла собой удивительное, повергающее в трепет зрелище: пятьдесят полномерных военных галер и около тридцати судов меньшего размера, на которых везли припасы. Даже Урсула была поражена тем, как велика сила, собранная ею на воде. Когда их галеры стали приближаться к кораблям основного флота, возникло впечатление, что весь пролив заполнен судами и паруса каждого из них горели цветами Первого Легиона Афины.

Урсула и Пинноса провели свои суда через всю флотилию, чтобы занять места в авангарде вместе с Юлией и Фаустиной. При их приближении экипаж каждого корабля, блистая в лучах весеннего солнца свежевычищенными доспехами, громко приветствовал их и поднимал в салюте шлемы. Урсула стояла на носу в одиночестве и, отвечая на приветствия, ощущала такую волну благодарности этим людям за их верность, что на глаза наворачивались слезы. Ее собственный экипаж отвечал приветствием на приветствие. Экипаж следовавшей за ними галеры Пинносы делал то же самое.

Из всех судов наиболее величественно выглядели огромная стовесельная, возвышавшаяся над всеми остальными судами галера Юлии. Она напоминала несушку, окруженную своим выводком. Увидев приближающуюся галеру Урсулы, все триста человек из Эбурака, одетые в форму красного цвета, издали такой громкий приветственный клич, что он был слышен всему флоту.

Целых два нескончаемых зимних месяца провели командующие Первого Легиона с двумя морскими отставными адмиралами в Лондинии, тщательно изучая все детали мореходного дела, в том числе порядок построения судов. Краткий обмен сигналами, и Урсула выстроила флот по той схеме, которую сочла удобной: разбила его на четыре флотилии. Она взяла на себя командование судами из Кориния, поставив их, на южном фланге. Пинноса повела располагавшуюся в центре флотилию из Лондиния, в которой насчитывалось больше всего военных судов. Фаустина возглавила небольшую флотилию из Линда, встав на севере. Юлия управляла судами из Эбурака и грузовыми галерами. Они должны были следовать, придерживаясь группового построения, а не растягиваясь на долгие мили.

Для того чтобы встать в строй, галеры Фаустины должны были первыми выйти из общей группы и отойти чуть севернее. Корабли Урсулы повернули на юг. Отделить галеры Лондиния от грузовых судов оказалось нелегко, потому что для этого нескольким большим военным кораблям пришлось описывать широкие дуги, чтобы маленькие и менее быстроходные суда смогли занять свое место в строю. На маневры ушло много времени. А когда флотилия из Эбурака продвигалась в сторону британских берегов, чтобы открыть проход галерам из Лондиния, погода неожиданно стала меняться.

С юга вдруг подул сильный ветер. Урсула поняла, что при такой погоде паруса становились не помощью, а помехой, и приказала своей флотилии свернуть их и перейти на весла. Потом она дала сигнал всем остальным сделать то же самое. Ее приказ передавался по цепочке, и вскоре Урсула увидела, как флотилия Лондиния свернула паруса. Она надеялась, что суда из Эбурака поступили так же, хотя и не была абсолютно уверена, потому что они были уже слишком далеко от нос, а галеры из Линда и вовсе пропали из виду.

К тому времени, как флотилии Лондиния и Эбурака заняли свои места, и весь флот был готов начать общее плавание, небеса внезапно потемнели. На южном горизонте появились тучи угрожающе черного цвета. Но хуже всего было то, что южный ветер становился все сильнее и уже дул резкими порывами.

— Как думаете, может, нам стоит вернуться и переждать в бухте Ричборо? — нерешительно спросила Кордула. Они с Бриттолой стояли позади Урсулы, то и дело обмениваясь тревожными взглядами.

Сначала Урсула им не ответила. Она молча смотрела на медленно приближающиеся тучи, словно бросая им вызов.

— Бухта Ричборо всего в… — начала было Бриттола.

— Нам потребовалось все утро, чтобы выстроить корабли для отплытия в Гезориак, — перебила ее Урсула, не оборачиваясь. Она подняла голову и посмотрела на клочок ярко-голубого неба над головой. — Сейчас немного за полдень, и мы сможем дойти до Гезориака до заката, главное, чтобы ветер не крепчал. А если мы вернемся, то потеряем много времени. До Ричборо полдня пути. — Она перевела взгляд на море. — Кажется, тучи не становятся тяжелее. Это может значить, что порывы ветра пришли сами по себе, а тучи — простые дождевые облака… и не предвещают шторма.

— А я думаю, что рисковать не стоит, — сказала Кордула обеспокоенно. — Посмотри на эти тучи. Они идут очень быстро. По моим расчетам, они окажутся над нами меньше, чем через час. Значит, мы узнаем о том, предвещают они шторм или нет, уже находясь на середине пролива. А это худшее из мест, где корабль может оказаться во время шквалистого ветра. Я считаю, что мы должны вернуться.

— Согласна, — одобрила Бриттола. — Надвигается не просто шторм. В этих тучах я вижу предзнаменование Господне. Он предупреждает нас. Он говорит: не идите в том направлении. Во всяком случае, не сейчас.

— Предзнаменования от Бога не всегда однозначны, — задумчиво ответила Урсула.

— Мы можем изменить маршрут и отправиться к северному побережью Галлии, — предложила Кордула. — До них всего четыре часа ходу.

К ним подошла младший офицер и отдала честь.

— Только что получено сообщение от госпожи Пинносы.

— Что там? — спросила Урсула, не отрывая глаз от моря.

— Нам было трудно считать его полностью из-за волнения на море, и кое-что мы могли упустить. Но одно мы поняли наверняка: «Зачем ждать приближения ветра?»

— Спасибо. Вы свободны. — Наконец она повернулась к Кордуле и Бриттоле. Они заметили на ее лице выражение угрюмой решимости. Такой они никогда еще ее не видели. — Вы обе знаете, что для всех нас означает этот поход. Мы уже зашли далеко. — Она кивком указала в сторону берега. — Весь народ Британии молится за то, чтобы Первый Легион добрался до места своего назначения. Мы — последняя надежда нашей провинции. И я не стану разочаровывать их, отменив наш поход из-за плохой погоды. — Она помолчала, рассматривая подруг по очереди. Потом снова развернулась к далеким тучам. — Следующий шаг, который мы должны сделать на пути к успеху, — это добраться до Гезориака, а не до северного побережья Галлии. В Гезориаке нас ждут с подготовленными казармами и стойлами для лошадей. Отдохнув там дня два, Легион восстановит свои силы и будет готов совершить долгий поход на юг. Если же мы пересечем пролив и высадимся на берег, который не готов к нашему появлению, то можем нарваться на враждебный прием. А еще получится так, что мы лишим наших женщин такого необходимого им отдыха. — Она снопа посмотрела на подруг. — Я понимаю, что хочет нам сказать Пинноса. Мы знаем, куда нам следует плыть. Зачем нам ждать, пока ветер надумает раскрыть все свои сюрпризы? Я решила. Мы будем молиться о том, чтобы эти тучи принесли нам только дождь, а не шторм. Мы выходим так, как планировали. Бриттола, разошли приказ о том, чтобы все придерживались избранного курса. Пожелай им удачи и доброго пути.

— Слушаюсь, Госпожа, — Бриттоле не удалось скрыть волнение в своем голосе.

— Да, Бриттола, еще кое-что, — произнесла Урсула с неожиданной улыбкой. — Добавь в конце: «Это будет нелегко».

XVII

Какое-то время им удавалось идти с хорошей скоростью и сохраняя строй. Расстояние между ними и белыми утесами родной земли стремительно увеличивалось. К полудню ветер усилился, небо потемнело и тучи пролились первыми дождевыми потоками. Тяжелые удары волн раскачивали галеру Урсулы из стороны в сторону, заставляя ее содрогаться от ритмичных ударов. Урсула приказала закрепить все подвижные предметы на своем корабле и передать этот приказ остальным по цепочке. Сигнальщица доложила, что не уверена в том, приняли ли ее сообщение на флотилии Фаустины, которую отнесло на север.

Вскоре на них обрушился шторм во всей своей неукротимой ярости. Порывы ветра обладали такой силой, что могли легко поднять человека в воздух и отбросить его на другой конец палубы, если он не держался или не был привязан. С неба вода лились потоками. Было так темно, что никто не видел дальше идущей впереди или сзади галеры. Море будто распалось на множество бушующих волн, дыбившихся и подымавшихся за бортом на ужасающую высоту со всех сторон. А потом они падали на палубы, словно сами боги обрушивали на них свой гнев. Свой смертоносный гнев.

Пятая гора из воды только что обрушилась на галеру, накрыв ее полностью. Бриттола с трудом пробралась на нос судна, стараясь передать на соседнюю галеру приказ о том, чтобы они придерживались курса. Она промокла до нитки, как и все на корабле. Длинные волосы липли к лицу, как водоросли.

— Плохо дело! Мы не можем передать приказ! — крикнула она. — Но мы успели получить сообщение от Пинносы перед тем, как поднялись эти страшные волны!

— И что она сказала?

— Держитесь курса!

Они почти засмеялись, когда нос судна внезапно нырнул в огромную впадину. Неожиданный рывок бросил Кордулу на поручни. Урсула, оказавшаяся единственной, кто в тот момент за что-либо держался, упала на колени. Бриттола растянулась на палубе, раскинув руки и ноги. Она ударилась животом и какое-то время не могла ни вдохнуть, ни двинуться с места. Урсула бросилась вперед, чтобы помочь ей, но тут ударила следующая волна.

XVIII

Урсула откашлялась от морской воды и крикнула:

— Помогите! Кто-нибудь, сюда! Помогите! — Она изо всех сил старалась сжать покрепче пальцы. Правой рукой и ногой она цеплялась за две подпорки поручней, а левой рукой держала Бриттолу за ногу. От падения в бушующие под ними воды девушек разделяло несколько мгновений. Галера раскачивалась на месте и подпрыгивала на волнах, и Бриттола то повисала в воздухе, то ударялась о борт.

— Тихо! — кричала Урсула Бриттоле. — Не шевелись!

Кордула проползла под поручни и свесилась вниз, насколько это было возможно. Но безуспешно: до второй ноги Бриттолы она дотянуться не могла.

— Неси абордажный крюк! Я не выдержу так долго! — крикнула Урсула.

Кордула исчезла.

Урсула изо всех сил старалась удержать Бриттолу, но резкие движения корабля и ветер были слишком сильны. С ужасом она почувствовала, как лодыжка Бриттолы выскальзывает из ее рук. Вот уже ее рука соскользнула на стопу подруги. Но тут подоспела Кордула. Резко и рискованно перегнувшись за борт, она ухватилась за вторую ногу Бриттолы обеими руками. Два младших офицера, державших за ноги саму Кордулу, принялись вытаскивать их с Бриттолой на палубу галеры.

Еще две женщины стали помогать Урсуле, и спустя мгновение все трое были в безопасности. Как только помощницы их отпустили, Урсула и Кордула, морщась от боли и с трудом восстанавливая дыхание, постарались встать, прислонившись к перилам. Только Бриттола так и осталась лежать, не приходя в сознание. Урсула наклонилась к Бриттоле, и вдруг к ним, отчаянно сопротивляясь очередной волне, подбежала командир гребцов. Ее лицо было искажено маской ужаса.

— Идемте! Скорее! — закричала она. — У нас авария!

— Что такое? — крикнула Урсула севшим голосом.

— Волны обламывают весла вместе с креплениями, словно соломинки! — прокричала она в ответ, лихорадочно размахивая руками и призывая их последовать за ней. — Мы уже лишились половины весел. А еще мы не можем закрыть люки, в которые выставляли весла! В них льется вода!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

КОНТИНЕНТ

ГЛАВА ПЯТАЯ

КЕЛЬН

I

Доклад Августу Константину III, Императору Западной Провинции и Главнокомандующему, от Принцессы Урсулы, дочери короля Дионота Коринского, Командующей Первым и Вторым Легионами Афины. Новиомаг на Рейне.


Приветствую тебя, Константин!

Spero fore, ut magni mensis Martis venti spirent tibi omina fausta bonamque fortunam in vitae viam, el ut dulcedo Aprilis animos leonis commoveat ad relinquendum denique cubile hibernum.

Надеюсь, что сильные мартовские ветры принесли тебе только хорошие предзнаменования и удачу, а теплый апрель выманит дух льва из его зимнего лежбища. К моему великому сожалению, должна тебя известить о том, что прибытие Первого Легиона Афины откладывается на целый месяц, по меньшей мере.

Ужасный шторм разрушительной силы настиг нас в проливе и разметал наш флот во все стороны света. Наши галеры снесло к востоку и выбросило на побережье Северной Галлии, по большей части, как мы надеемся, в Батавианских водах. Милостью Всевышнего моя галера была спасена от бездны и прежнему держится на плаву…

II

Урсула медленно открыла покрасневшие саднящие глаза. Через минуту она поняла, что смотрит на пятне желтого света.

«Нет, — подумалось ей, — это не желтый. Здесь намешано множество оттенков золотого, серебряного, фиолетового и красного!»

Тени в пятне двигались, парили, переливались. Казалось, калейдоскоп цветов засосет ее и поглотит в свою воронку. Урсула почувствовала, что у нее закружилась голова, и устало прикрыла глаза. Ее тошнило. Она снова открыла глаза, полная решимости рассмотреть то, что причиняло ей столько страданий. Постепенно ее взгляд сфокусировался, и она увидела далекий свет утренней зари.

Вдруг она поняла, что ее окружают странные звуки. С огромным усилием она сконцентрировала внимание и поняла, что это кричат птицы. Вот! Это всхлипнул кулик, а это — кряканье целой стаи уток. Звуки то раздавались рядом, то отзывались в другом месте, будто птицы устроили соревнования между хорами. Время от времени их гомон перекрывали отдаленные зычные крики хохлатой поганки. При этом все птичьи голоса казались Урсуле словно бы завернутыми в шелест множества крыльев и плеск садящейся на воду стаи гусей, прилетевших с ют. Недалеко от галеры, на ближайшей кочке пронзительно зарыдал болотный часовой — выпь.

Девушка переводила глаза то на болото, то на палубу рядом с собой. Галера, стоявшая на длинной песчаной отмели, изредка тихо поскрипывала и покачивалась от волн. Урсула видела еще двоих человек. Это были часовые, одна на носу, вторая — на корме. Обе крепко спали, завернувшись в толстые шерстяные одеяла.

Легкое прикосновение ветра к щеке развеяло последние остатки сна. Урсула вдруг поняла, что насквозь промокла и замерзла. Она вся дрожала.

«Шторм! — Ее глаза широко раскрылись. — Был ужасный шторм!»

Она с изумлением поняла, что умудрилась уснуть сидя на корме, скрестив ноги и опершись спиной о перила. У нее на коленях лежала голова Бриттолы, странным образом растянувшейся сбоку. Кто-то сложил девушке руки на груди, словно она уже умерла. Урсула присмотрелась к распухшему, окровавленному лицу Бриттолы. Правая сторона сильно отекла, волосы сбились и прилипли к черепу. «Господи! Видела бы ты себя! — Урсула выпростала руку из-под одеяла и коснулась лба подруги. Он был теплым. — Ничего. Не волнуйся, Бриттола. Шторм уже закончился. И скоро мы отправимся домой. Не волнуйся».

Урсула, как и весь остальной экипаж, уснула всего несколько часов назад. Шторм закончился за полночь, правда, небеса были такими черными, что и не определить, когда именно закончился день. Тогда мореплавательницам казалось, что они попали в ад и были обречены на вечное сражение с силами тьмы, обрушивавшей на них свои неистощимые водные полчища.

Большая часть экипажа, выстроившись в шеренгу, старалась вычерпать воду, чтобы корабль держался на плаву. Гребцы за уцелевшими веслами, которых оставалось совсем немного, вели неравный бой с ужасающими волнами. Кто-то из женщин успокаивал впавших в панику и бившихся в ремнях лошадей. Когда все женщины уже просто падали с ног, выбившись из сил, ветер стих и море стало медленно успокаиваться, пряча ужасы шторма назад, в неведомые глубины.

Урсула боялась, что в темноте они налетят на камни, поэтому, как только галера выровнялась, она собрала немногих державшихся на ногах, чтобы попытаться бросить якорь. Истерзанное судно нуждалось в отдыхе не меньше, чем его экипаж. Якорь, спущенный с носа корабля, тут же зацепился за дно. Вскоре и кормовой якорь встал как вкопанный.

Ощутив сильную жажду, Урсула попыталась позвать Олеандру, но ее голос был сорван от ночного крика и соленой морской воды. Она могла только тихо сипеть, да и этот звук был быстро унесен морским бризом. Она аккуратно подняла голову Бриттолы и опустила ее на одеяло, которое сложила в форме подушки. Постанывая и морщась от ушибов, порезов и сведенных судорогой мышц, Урсула уцепилась за перила и с трудом встала. Ее тут же накрыла волна головокружения и тошноты. Ей пришлось снова сесть, жадно хватая ртом воздух.

Внезапно к ней стали приходить обрывочные воспоминания. Олеандра на палубе, несущая одеяла и кожаную флягу с водой. Урсула посмотрела налево. Да, фляга была там, привязанная к перилам. Девушка долго возилась с пробкой, потом упала на колени и стала пить длинными осторожными глотками, стараясь не захлебнуться. Прохладная вода смягчила боль в саднящих потрескавшихся губах, омыла сухое горло, возвращая каждую клеточку ее истощенного тела к жизни. Утолив жажду, Урсула наклонилась над Бриттолой и поднесла горлышко фляги к ее разбитому и отекшему рту. Та поморщилась от боли, но не очнулась. Какое-то неясное воспоминание заставило Урсулу намочить край одеяла и вложить его между губами спящей девушки. Когда Бриттола облизнула губы, Урсула улыбнулась.

— Ты поправишься, Бриттола, — тихо сказала она. — Несколько дней хорошего отдыха и теплая ванна поставят тебя на ноги… — Ее улыбка застыла, потом вовсе исчезла. Она посмотрела наверх. Рассвет омывал галеру холодным желтым светом. — Скоро ты будешь дома, Бриттола. Мы с Константом тебя туда отвезем.

Урсула положила флягу рядом с Бриттолой и осторожно встала. У нее все еще подгибались колени, и тошнота так и не прошла, но теперь она могла ходить. Главное — крепче держаться за перила. Урсула медленно пошла к ступеням, которые вели в трюм. На верхней площадке в углублении для дежурного офицера, свернувшись калачиком и укутавшись в одеяло, лежала Кордула. Она крепко спала.

— Бриттола, потом Кордула, — пробормотала про себя Урсула. — Значит, Олеандра должна быть где-то неподалеку.

Она снова посмотрела на море, на этот раз пристально вглядываясь в черную завесу ночи, скрывавшую западную часть горизонта от желтого свечения рассвета.

— Остальные корабли не могло отнести далеко. Наверное, когда солнце взойдет, мы их все увидим. — И медленными осторожными шагами она начала спускаться вниз.

Урсула слышала мягкий шелест волн о корпус галеры. Где-то возле носа на воде плавал кусок древесины, который время от времени стучал об обшивку корабля. Этот звук эхом разносился по всему судну, будто насмешка врага. Опустив ногу на последнюю ступеньку, Урсула ощутила под ногой воду. Холодную, весеннюю воду канала. По ее телу тут же пробежал озноб, сдавив дыхание и вызвав дрожь.

На палубе у гребцов не было видно ни зги. Не горело ни одной лампы. Палуба освещалась только рваными пятнами серо-желтого света, лившегося сквозь люки для весел. Глаза не сразу к нему привыкли, но то, что она потом увидела, заставило ее в ужасе отшатнуться. На каждой скамье лежали скорченные бесформенные тела, укутанные в одеяла. Картина походила на описания Страны Мертвых. Серые маски взирали на нее пустыми открытыми глазами. Лица двух женщин, лежавших ближе всего к ней, пугали разверстыми ртами, будто их обладательницы умерли от голода. Урсула смотрела на них расширяющимися от ужаса глазами. Но вдруг она заметила движение. Они дышали. Нет, они не мертвы; они спят!

«Почему вы здесь? Как вы попали в этот ад? Почему не остались дома, рядом со своими близкими? — Новая волна тошноты и головокружения заставила ее зажмурить глаза и попытаться взять себя в руки. — Кто же вы? И как здесь оказались?»

В этот момент позади нее послышалось тихое ржание. Будто в трансе, Урсула медленно пошла на звук. Шаг за шагом она поднялась по сходням на небольшую платформу, укрепленную на корме галеры. Девушка чувствовала, как под ее ногами шуршит солома, как она прилипает к ее ступням. В первом стойле стояла Перо, кобыла Бриттолы. Жизнелюбивое животное явно не утратило свой разум и силы, при этом радуясь знакомому человеку.

«А где Быстрая? — вдруг подумала Урсула и остановилась. Потом вспомнила. — Ах да, правильно. Быстрая сейчас с остальными. — Она сделала еще один шаг к Перу и потянулась к ней, чтобы погладить, но снова замерла. — С какими остальными? С кем? Где? — Покачала головой. — Да. Где бы она ни находилась, надеюсь, что с ней все в порядке. Надеюсь… надеюсь, ни с кем из них ничего не случилось».

Она обвила руками шею Пера и прижалась к ней. Лошадь ткнулась в нее носом. Даже этого сумеречного освещения оказалось достаточно, чтобы рассмотреть на боках животного длинные царапины. Ее тоже кидало о стены.

— Да, путешествие тебе выдалось не из легких, — тихо прошептала Урсула. — Бедная Перо.

— Бедная Перо?

Урсула вздрогнула. Она не слышала, как к ней сзади подошла Олеандра.

— Я, конечно, прошу прощения, Госпожа, но как быть с бедным Первым Легионом?

III

Солнце вставало, и его свет постепенно заливал нижнюю палубу. Женщины стали шевелиться. Они медленно разгибали свои скованные болью тела, походя на призраков, восстающих из могилы. Совершенно чудесным образом шторм не унес ни одной жизни с их галеры. Падение Бриттолы за борт было самым тяжелым происшествием за все это страшное время, и она же получила самые серьезные травмы. Хотя большинство экипажа пострадало от падения и ударов о борта судна, в основном ранения сводились к синякам и порезам.

Урсула все еще пребывала в шоке. Она ушла на нос галеры, где молча простояла в одиночестве большую часть дня. Одеяло, которым она укуталась, свисало с ее плеч безвольными складками, делая ее похожей на одну ил сумасшедших нищенок, просивших милостыню на Форуме. Она обшаривала глазами горизонт, с запада на восток и обратно, останавливаясь только для того, чтобы сделать очередной глоток воды из своей фляги. Если к ней кто-либо приближался, даже Олеандра или Кордула, она жестами просила их отойти и оставить ее одну.

Из всего экипажа только несколько человек оказались способными нести службу, но и они были очень слабы. После того как Олеандра всех осмотрела и обработала легкие раны, они смогли сформировать две рабочие группы по двадцать человек. После этого Олеандра все свое внимание посвятила Бриттоле. Девушка оставалась без сознания до полудня. Она очнулась, когда Олеандра мягко омывала ее голову. Бриттола смогла выпить немного воды, а потом уснула.

У Кордулы не оставалось выбора, кроме как самой заняться организацией экипажа. Она тоже была ранена и сама нуждалась в том, чтобы Олеандра обработала ее глубокий порез, иначе любое движение причиняло ей сильную боль. Но стоило приняться за дело, как жизнь потихоньку стала налаживаться. Не способные передвигаться члены экипажа, включая нескольких слуг, были вынесены на палубу и устроены на корме. Из женщин, которые не пострадали физически, но из-за шока или истощения не были способны нести службу, сформировали бригады для вычерпывания воды из галеры. Они стояли длинными цепочками, тянувшимися из недр палубы гребцов до кормы судна, и большую часть дня передавали ведра туда и обратно.

Слуги были отправлены наводить порядок в недрах галеры и раскладывать вещи по местам. Кто-то из них занимался лошадьми, обрабатывал раны и чинил стойла. Рабочая команда под руководством Кордулы принялась разбирать завалы на палубе гребцов. Они сделали все, что было возможно, для восстановления весел. К середине утра стало понятно, что только девятнадцать из них пригодны для дальнейшей работы: десять с левой стороны и девять с правой. Остальные весла либо исчезли, либо не подлежали ремонту. Еще хуже обстояли дела с весельными креплениями.

Нынешние заботы экипажа были бы значительно сложнее, если бы не прозорливость Олеандры. Накануне отплытия она вдруг вспомнила то, чему ее учил муж много лет назад. Она руководила сборами и приказала слугам все скоропортящиеся, сухие и хрупкие грузы плотно упаковать и подвесить на брусьях под потолком палубы гребцов. Только благодаря этому несчастные, продрогшие и обессилевшие женщины теперь смогли переодеться в сухую одежду и поесть.

К полудню почти вся рутинная работа была выполнена. Изможденные до предела, девушки стали рассаживаться на палубе, чтобы, завернувшись в одеяла и плащи, постараться уснуть. Но Кордула снова призвала рабочие группы для выполнения последней задачи: поднятия паруса на просушку. Мокрый парус оказался неподъемным грузом. Они двигались в такт и потели от усилий, но даже все вместе еле подняли его до верхней мачты. Привязать парус тоже оказалось нелегко. Лишь сейчас они могли осмотреть его и понять, был ли он поврежден во время шторма. Мокрые крепления не поддавались, и только после сильных рывков парус, наконец, стал медленно расправляться. Весь экипаж воскликнул с радостью и облегчением: на парусе не было ни единой пробоины.

Пока все радовались, Кордула посмотрела на Урсулу, которая по-прежнему стояла на носу судна. Она напряженно всматривалась в горизонт в поисках хотя бы малейшего намека на приближение других кораблей ее флота. Она изучала морскую даль с такой одержимостью, что это не укрылось от внимания экипажа.

Многие женщины заметили отстраненность своего Командующего, а некоторые даже позволяли себе комментировать ее поведение. Правда, делали они это тихо.

— Да, она становится командиром только тогда, когда этого хочет, — прошептала одна из женщин своей подруге. — Когда речь заходит о славе и почестях.

— Точно, — ухмыльнулась та. — А как только дело доходит до грязной работы, она сразу становится бедной маленькой Принцессочкой! — И они захихикали.

— Ну-ка хватит! — осадила их Кордула. Она находилась рядом с этой парочкой, но специально окрикнула их погромче, чтобы разговор слышали и другие уши. — За свою наглость вы отправляетесь на смену слугам, которые убирают лошадиные стойла. А если я еще раз услышу что-нибудь в этом роде, я выпорю вас собственноручно! Марш!

Женщины смутились и пошли выполнять приказ, а в это время Олеандра подошла к Кордуле.

— Простите, Госпожа, — прошептала она ей на ухо. — Кажется, я знаю, как вырвать принцессу Урсулу из лап ее кошмара.

IV

— Командир, экипаж готов к смотру. — Кордула вытянулась по стойке «смирно» и салютовала. Три трубы выдули сигнал.

Урсула медленно отпустила перила и повернулась. Перед ней стояли Кордула и два младших офицера в парадной форме. Позади них выстроились в две шеренги все члены экипажа, даже раненые. Они все стояли на вытяжку в синих плащах Кориния. Каждая держала свой шлем под правой рукой, а левая лежала на рукояти меча. Они, в самом деле, были готовы к смотру.

— Ваш плащ, меч и шлем, Командующий. — Кордула протянула ей все необходимое. Шлем и меч лежали на плаще, аккуратно сложенном.

Мгновение Урсула с недоумением смотрела в лицо своей кузине, как будто не понимала, что происходит и что ей теперь с этим делать.

Стоя спиной к остальным, Кордула улыбнулась и незаметно кивнула ей.

Урсула снова осмотрела палубу.

— А почему поднят парус? — спросила она с выражением детской невинности. — Мы готовимся к отплытию?

— Нет, мы просто его сушим, — тихо, но уверенно ответили Кордула, протягивая вперед плащ. — Теперь, пожалуйста, надень форму. Экипаж тебя ждет.

Урсула наклонилась, чтобы положить на палубу флягу с водой. При этом она отпустила одеяло, которое, упав на палубу, открыло ее доспехи. Потом она, сомкнув глаза, сделала глубокий вдох и выпрямилась. Урсула медленно взяла меч и аккуратно пристегнула его к перевязи вокруг талии, затем повернула перевязь так, чтобы она вместе с мечом встала на место. Плащ принцесса взяла уже быстрее и, расправив его красивым, но не показушным движением, перебросила за плечи и пристегнула. Взяв шлем, она взглянула в глаза Кордуле и прошептала: «Спасибо!»


Во время смотра Урсула уделяла больше внимания ранам своих солдат, чем их выправке и форме. Она смотрела в глаза каждой женщине, кивая ей и улыбаясь, и только потом переходила к другой. И каждая, без исключения, улыбалась ей в ответ.

В середине смотра, проходя по палубе, Урсула подошла и наклонилась к Бриттоле, которую устроили возле фальшборта перед ступенями.

— Как поживаешь, подруга? — Она взяла Бриттолу за руку и улыбнулась.

— О, Боже, надеюсь, я выгляжу не так плохо, как ты, — тихо прошептала Бриттола. Она попыталась улыбнуться Урсуле, но ее отекшее лицо болело и отказывалось слушаться.

Урсула видела, как глаза Бриттолы снова загораются знакомым огнем, и отошла от нее с уверенностью в том, что самый молодой командующий Легиона уже на пути к выздоровлению.

Закончив смотр, Урсула присоединилась к Кордуле, стоявшей возле мачты. Кордула протянула ей шнур и дала сигнал трубачам.

Сообразив, что хочет от нее Кордула, Урсула резко дернула за шнур, посмотрела наверх и улыбнулась. На мачте развернулись и затрепетали два ярких знамени: синее, цвета Кориния, и белое с золотом и фиолетовым — Принцессы и Командующего.

V

Была середина дня, но затянутое облаками небо скупилось на солнечный свет. Кордула быстро доложила Урсуле о состоянии галеры, экипажа и лошадей. Они обсудили свое местонахождение, на какую именно часть побережья Галлии их могло выбросить. Определить это без разведки им обеим не представлялось возможным.

— Ты выглядишь уставшей, — сказала Урсула. Они стояли на носу галеры, а рядом сидела Олеандра. — Иди, отдохни с остальными. Я тебя сменю.

— Да, — устало отозвалась Кордула. — Я, наверное, так и сделаю.

— Я хочу тебе кое-что сказать, — Урсула положила руку на плечо Кордулы. — Вернее, я хочу тебя поблагодарить. Мы, я и Бриттола, обязаны тебе жизнью. А я… я обязана тебе гораздо большим. — Она заключила Кордулу в долгие нежные объятия. — Спасибо тебе за все.

Когда они отстранились друг от друга, Урсула широко улыбалась.

— Олеандра, может, пойдешь поищешь себе более полезное занятие? — шутливо спросила она. — Не видишь, я умираю от голода? Мало того, я уверена, никто из нашего экипажа не откажется от свежеприготовленной горячей еды. Я собираюсь спустить шлюпку и отправиться на эти болота на охоту. А пока я буду этим заниматься… собери решетки, наладь огонь да приготовь кухонную утварь!

Экипаж радовался неожиданному пиру. Доев свои порции и удовлетворив голод, они начали петь веселые песни. Когда солнце стало клониться к закату, песни становились печальнее, и в них все чаще звучали слова о потерянной любви и оставленных очагах.

Внезапно смотровой на корме закричал: «Судно на горизонте!»

Урсула и остальные командиры бросились к корме. Бриттола, которая уже могла ходить с помощью Олеандры, последовала за ними. С севера к ним приближалась небольшая лодка. Когда она подошла чуть ближе, экипаж галеры Урсулы разразился радостными криками: седоки лодки были одеты в синюю форму Кориния.

VI

— Я не могу подняться, мы должны вернуться назад засветло, — крикнула командир из лодки. Урсула тут же узнала в ней Вивенцию из Силчестера, одну из самых способных руководителей Второй Когорты. — Нам нужна ваша помощь. Мы потеряли своего старшего командира, Лоллию Симилину. Сели на песчаную отмель где-то в пяти лигах от вас вон в том направлении, — она указала на северо-восток.

— Это печальная новость для всех нас, мы любили Лоллию, — сказала Урсула. — Что остальной экипаж? Ваша галера серьезно пострадала?

— Упала мачта. Это она убила нашего командира. Часть экипажа получила ранения. Мы потеряли много весел и креплений, но по-прежнему на плаву. Нам бы только столкнуть галеру с отмели. Я думаю, мы сделаем это во время прилива.

— Мы будем у вас с рассветом.

— Благодарю вас. Наш экипаж будет рад это слышать, особенно от вас, — горячо ответила Вивенция. — Слава Богу, что вы зажгли костер. Если бы не это, мы бы так и не знали, что вы рядом.

Кордула быстро осмотрела северную часть горизонта, потом обернулась к Вивенции.

— А почему мы не видим дыма от ваших костров?

— У нас все промокло. Экипаж разбил лагерь на мели. Мы стараемся все высушить, но без костра сделать довольно трудно.

— Ты сказала, что многие пострадали. Есть ли серьезно раненные? — спросила Урсула.

— Нет, серьезных ран нет, и никаких ампутаций, слава Богу! Три женщины не могут ходить, да, пожалуй, и все. Хуже всего то, что нам всем холодно.

— Подожди немного, — Урсула повернулась к Кордуле. — Как думаешь, у тебя хватит сил?

Кордула посмотрела вниз на дрожащих женщин, сидящих в лодке, потом снова на свою кузину.

— Да, хватит, — решительно ответила она.

— Хорошо. Тогда бери пятерых лучших помощников и следуй за ними на галеру. Только постарайся вернуться с первыми лучами солнца. Нам нужен будет проводник, чтобы самим не сесть на эти мели. Поняла?

Кордула кивнула, отдала честь и пошла к своему экипажу.

Урсула повернулась к Олеандре и сказала:

— Я хочу, чтобы ты нагрузила эти две лодки сухой одеждой, одеялами и той едой, которую мы можем им отдать.

Убегая выполнять поручение, Олеандра улыбнулась и пробормотала:

— Ну вот, теперь она стала собой!

Урсула слышала ее слова и тоже улыбнулась. Теперь она могла уделить внимание женщинам, ожидавшим ее в лодке.

— Мы пошлем с вами нашу лодку, — крикнула она. — И поделимся кое-какими запасами.

— Спасибо! Только нам надо торопиться: скоро уже стемнеет.

— Не бойтесь. Они сейчас присоединятся к вам. Скажите, а с того места, где вы застряли, видны другие галеры?

— Когда мы готовились плыть сюда, наши дозорные доложили о том, что на севере заметили что-то похожее на дым. Только мы не смогли убедиться в этом наверняка, потому что было пасмурно.

— А суша? Вы не видели никаких признаков жизни?

— Нет, мы не то что людей не видели, даже овцы не попадались.

Тут появилась Кордула с теми женщинами, которых она выбрала себе в провожатые. Они стали спускаться в лодку. Олеандра и другие слуги загрузили в нее вяленую птицу и связки с сухой одеждой и одеялами. Обе лодки отошли, и гребцы стали прикладывать максимум усилий, чтобы опередить сгущавшуюся ночную темень.

Когда лодочки стали исчезать из виду, Бриттола тронула Урсулу за плечо и сказала:

— Представляешь, если все галеры разбросаны по побережью с промежутком в пять лиг, это значит, что нам придется пройти более чем четыреста лиг, чтобы собрать весь Легион Афины воедино!

— Да. Но только ты забываешь, что мы стояли на южном фланге и основной удар шторма достался именно нам. Я уверена, что Пинносе удалось собрать остальных, и, скорее всего, они стоят группой где-нибудь недалеко отсюда. Я не удивлюсь, если они выйдут с нами на связь уже завтра, — сказала она, безуспешно стараясь казаться уверенной и спокойной.

VII

На следующий день основная часть экипажа уже была в состоянии нести службу. Не считая Бриттолы, лишь несколько женщин все еще не могли ходить.

Кордула вернулась вскоре после рассвета и увидела, что экипаж ее галеры занят кипучей деятельностью. Дружный хор голосов, распевавших гимн «Хвала Господу», раздавался из отделения гребцов. Чтобы добраться до севшей на мель галеры, понадобилось почти все утро. Им пришлось идти на веслах очень медленно и осторожно, чтобы самим избежать судьбы своих товарищей. Трижды идущая впереди галеры лодка с командиром, замерявшим глубину, предупреждала об отмели, которую затем приходилось обходить. Третье предупреждение было самым внезапным и проблемным. От второй галеры их отделяло не более половины лиги, и до них уже доносились оттуда приветствия, но вдруг линь на ведущей лодке лег на дно. Как выяснилось потом, они добрались до той самой мели, на которую и села галера Лоллии, но она была такой длинной и изогнутой такими немыслимыми зигзагами, что показалась им бесконечной. Кордуле понадобилось больше часа, чтобы найти канал с глубиной, позволявшей им подойти поближе. Галере Урсулы пришлось выполнить ряд довольно крутых поворотов, чтобы повторить маршрут ее лодки. Выйдя из узкого и мелководного пространства, девушки принялись грести изо всех сил, чтобы быстрее воссоединиться со своими соотечественницами. Экипаж застрявшей галеры встретил их радостными криками.

Оказалось, что галера зарылась носом в песок, гальку и глину, сдвинув с места большой кусок насыпи, составлявшей пик отмели. Корма корабля зависла на плаву.

Прилив уже был полным, так что они не стали терять времени на излишние приготовления. Урсула начала маневр, выставляя свою галеру так, чтобы она оказалась кормой к корме второй галеры. Кордула и Вивенция на лодках быстро соединили суда длинными канатами, которые прикрепили на обоих бортах. Когда Кордула подала сигнал готовности, Урсула поняла, что пришло время действовать.

По сигналу трубы с галеры Урсулы женщины на отмели вошли в воду как можно глубже. Они держали в руках весла, которые готовились использовать в качестве рычагов. Как только все заняли свои места, Урсула приказала дать следующий сигнал: три коротких резких гудка. В этот момент все женщины, гребцы и те, кто толкал галеру на суше, принялись за работу. Они старались изо всех сил.

Экипаж Урсулы стремился побыстрее разогнать свою галеру, чтобы натянуть канаты. В то же время женщины, стоявшие на отмели, стали толкать и приподнимать корпус своей галеры. Канаты натянулись рывком, резко остановив галеру Урсулы. Нервно заржали лошади на обоих судах. И сразу же раздались радостные крики женщин, стоявших в воде. Из сигналов Кордулы Урсула поняла, что вторая галера вышла из песка на целый локоть.

Гребцы сменились и снова подвели галеру Урсулы назад, готовясь ко второму рывку. Для того чтобы его сила была максимальной, Урсуле удалось подвести корабль так близко ко второй галере, что она увидела, как женщины в воде дрожат от холода. Как только кормы судов соприкоснулись, она подняла руку, и снова раздались три гудка трубы.

Урсула услышала, как капитан гребцов крикнула своей команде: «Покажем им всем, как надо грести!» Все засмеялись. Галера разогналась и рванула канаты. Снова послышались одобрительные крики, потому что снова удалось немного сдвинуть судно с отмели. Однако рывок оказался слишком резким для канатов, и один из них лопнул. При этом его конец со свистом пролетел так низко над головами женщин, стоявших на отмели, что им пришлось, как уткам, нырнуть в обжигающе холодную весеннюю воду.

Рывок, который пришелся на второй канат, развернул галеру Урсулы направо. Урсула и другие командиры бросились к перилам, чтобы посмотреть, что дали их усилия. Обездвиженная ранее галера, казалось, ожила начала медленно поворачиваться на левый борт. Женщины, все еще находившиеся в воде, закричали, чувствуя, как уходит песок у них из-под ног. Когда киль галеры начал съезжать с отмели, образовавшееся течение стало затягивать их в воду, прямо под корабль. Урсула и остальные могли лишь беспомощно наблюдать за тем, как бьются их боевые подруги, сопротивляясь затягивающей их воде. К счастью, одна за другой они выбирались из глубины и, измученные, садились на дно отмели. Наконец огромное судно, будто движимое каким-то заклинанием или другой неведомой силой, с громким скрипом и скрежетом завершило разворот и боком съехало в глубокий канал рядом с отмелью. Опустившись в воду, оно закачалось, а потом замерло на месте. Ржание лошадей, оживившее недра галеры, разнеслось странным эхом по внезапно замолчавшей округе. Казалось, это был плач морских сирен.

VIII

— Бесполезно! — кричала Кордула с направляющей лодки. — Нам придется обойти это место! Выполняйте левый поворот!

Урсула в отчаянии ударила по перилам и повернулась к Бриттоле, стоявшей рядом с ней на носу галеры.

— Я уверена, что мы уже были в этом месте. Я узнаю отмель.

— Как ты можешь быть в этом уверена? Для меня так они все одинаковы, — ответила Бриттола. Ее голос уже обрел полную силу, а опухоль на лице заметно спала.

Была середина второго дня с тех пор, как они нашли вторую галеру. Продвигались они очень медленно. Лодки-навигаторы делали все возможное. Кордула и Виненция приобрели известное мастерство в своем деле, но прохождение в бесконечном лабиринте отмелей и каналов осложнялось непредсказуемыми течениями. При этом полное отсутствие ориентиров подчас вовсе делало навигацию невозможной.

Они довольно быстро сообразили, что водоплавающие птицы любят отмели и могут служить своеобразным указателем. Однако в данный момент со всех сторон их окружали целые стаи, как в западне. Непрекращающийся птичий шум к тому же мешал женщинам сосредоточиться.

До этого времени единственной отдушиной была рыбалка и охота, но наметившееся улучшение погоды тоже не оставило их равнодушными. Облака совсем пропали, и небеса радовали своей глубокой яркой голубизной.

— Если бы мы только увидели признаки суши, — сердито бормотала про себя Урсула, прохаживаясь взад и вперед по своей каюте. — Какая-нибудь овца или козел могли бы…

— Лодка на горизонте! — крикнул смотровой. Урсула и Бриттола поспешили выйти на корму, где женщины бурно радовались, показывая на четкий силуэт белого паруса, вырисовывавшийся на горизонте. Лодка была примерно в трех лигах и быстро к ним приближалась.

— Всем надеть парадную форму! — приказала Урсула. — Передать приказ на вторую галеру. И скажите Кордуле и Вивенции, чтобы немедленно вернулись на свои корабли.

Кордула поднялась на палубу и сразу же бросилась на корму, к Урсуле, чтобы получше рассмотреть приближающуюся лодку и тех, кто в ней находился. Странное это было суденышко: два паруса, один — основной, а второй стоял на носу. Для лодки, способной вместить лишь пять или шесть человек, она двигалась довольно быстро, только вот слишком часто метала из стороны в сторону. Такие передвижения были странными даже для этой сложной местности. Из своего наблюдения Урсула и остальные сделали вывод: перед ними батавы, которые, как известно, селились в похожих местах и даже наловчились строить суда, способные проходить мелкие воды. Девушки стали еще внимательнее рассматривать приближавшуюся к ним лодку.

— Да, такая лодка была бы очень полезна в заболоченных землях за Линдом, — сказала Урсула.

Постепенно они увидели, что в лодке всего три пассажира, что делало скорость, которой им удавалось добиться, и вовсе невероятной. На посудине находились мужчина средних лет и два подростка, и все трое в таком наряде, какого ни Урсула, ни кто другой с их галеры никогда не видели раньше. Белые плащи смотрелись короче, а перевязи длиннее тех, к которым привыкли бретонцы. На мореплавателях были странные кожаные шлемы с отделкой, подогнанные вплотную по голове и с необычными наушниками. Странные одежды лишь подтвердили опасения Урсулы, что это люди не из Галлии, а действительно батавы.

— Salavete, amici, приветствую вас, друзья! — крикнула Урсула, как только они подплыли поближе. — Pacis amantes sumus, мы пришли с миром!

Мужчина прокричал что-то в ответ низким зычным голосом. Они не поняли ни слова.

— Salavete, amici, — снова повторила она, затем медленно продолжила на латыни. — Мы пришли с миром. Мы из Британии.

Он тоже повторил свои слова, так же медленно, добавив в конце фразу, заканчивавшуюся словом, походившим на «Британия». Только его речь осложнялась сильным акцентом, и они снова ничего не поняли. Тогда мужчина потянулся к веревочной лестнице, ведущей на борт их галеры.

— Стража! — приказала Урсула.

Решительная демонстрация оружия тремя женщинами, стоявшими у верха лестницы, заставила его передумать. Он веслом оттолкнул свою лодку от галеры и стал кричать что-то новое, на этот раз с явным раздражением.

— Мы пришли с миром, — снова крикнула Урсула на латыни. — Но мы не пустим на свой борт незнакомцев. Это военное судно.

Она с разочарованием обернулась к Кордуле.

— Все бесполезно! Он не понимает латыни! А у нас на борту нет никого, кто бы знал язык батавов?

— Нет. Точно нет.

— Сигнализируй Вивенции. Спроси у нее, — приказала она. — А я постараюсь задержать его разговорами.

Кордула бросилась к корме, а Урсула снова попыталась заговорить, делая ударение на каждом слоге, на тот случай, если ее собственный акцент мешает взаимопониманию.

— Мы пришли с миром. Вы батавы?

Он не ответил. По его поведению было ясно, что он не только не понял, что к нему обратились с вопросом, но и явно устал от попыток понять незнакомую речь.

— Мы должны попасть в Гезориак. Повторяю, Гезориак. Вы можете помочь нам, провести нас через эти… Бриттола, как на латыни будет «отмели»? — пробормотала Урсула, обшаривая глазами палубу.

— По-моему, это уже не важно, — ответила Бриттола. — Он уходит.

Урсула оглянулась и увидела, как двое подростков, пользуясь короткими веслами, разворачивали лодку, а мужчина выставлял основной парус, чтобы уловить легкий юго-западный бриз.

— Подождите! Пожалуйста, не уезжайте! Мы ищем среди своих моряков тех, кто знает язык батавов! — кричала Урсула, но было слишком поздно.

Лодка выполнила разворот и стала отплывать. Однако когда она набрала хорошую скорость, мужчина на ней повернулся к ним лицом и жестами дал понять, что они должны оставаться на месте и что он вернется.

Урсула со смехом обняла Бриттолу.

— Он вернется. Я знаю. Он поехал искать кого-нибудь, кто знает латынь!

IX

— Мы больше не можем ждать! — воскликнула Кордула следующим утром. — У нас запасы пресной воды на исходе! Это опасно! Мы должны немедленно продолжить поиски земли, иначе рискуем умереть от жажды.

Все время, пока они ожидали возвращения батавов, Урсула держала галеры на якоре. Небо по-прежнему было ярким, но с юго-запада задул сильный ветер, лишая покоя и женщин, и лошадей. Урсула ждала на корме с рассвета, внимательно вглядываясь в ту часть горизонта, за которой скрылся вчерашний гость. Она надеялась на его возвращение.

— Сколько еще я должна тебе повторять, Кордула? — Голос Урсулы, впрочем, как и самой Кордулы, дрожал от напряжения. Нервы у них сдавали. — Ты не видела его жестов, а он очень ясно дал понять, что мы должны оставаться на месте.

— А тебя не затруднит еще раз показать мне этот жест, который переводится как «оставайтесь здесь»? — нетерпеливо перебила Кордула.

С тяжелым вздохом Урсула выполнила ее просьбу.

— А я считаю, что этот человек просто злился, — настаивала Кордула. — Он наверняка хотел сказать: «Сидите здесь хоть до самой смерти!»

— Но потом он показал вот так, — вступила Бриттола, копируя однозначный жест батава, который мог означать только обещание вернуться. — Может, подождем здесь до полудня?

— Ну, хорошо, — неохотно и со вздохом уступила Урсула. — Если он не появится к полудню, мы поднимем якоря и пойдем в том направлении. — Она указала туда, где накануне исчезла лодка. А если мы…

Она запнулась, увидев, как лицо Кордулы вытянулось в изумлении. Урсула резко оглянулась.

Там, близко к горизонту, показался маленький белый парус.

IX

«От Принцессы Урсулы, Легата Первого и Второго Легионов Афины. Арелат. Августу Константину III, Императору Западной провинции и главнокомандующему армии.

Мы были вызволены из коварных отмелей побережья, населенного батавами, жителями небольшой рыбацкой деревушки под названием Вир. Старейшина деревушки, Удо, нашел нас и с помощью местного священника Максиана провел через бесконечный лабиринт отмелей в свою гавань. Удо и Максиан рассказали нам, что они сами и жители других деревень нашли на отмелях корабли, и некоторые из них еще держались на плаву. С того самого времени мы пользуемся легкими батавскими лодками, чтобы установить сообщение между нашими галерами. Мы собираем весь флот здесь, в Новиомаге, где есть все необходимое для починки судов, размещения женщин и ухода за нашими ранеными.

Поскольку Новиомаг первый по величине город — военное украшение на Рейне после слияния рек, он удобен как место сбора, которое может быть легко обнаружено другими судами. Мы прибыли туда вчера пополудни, и оказалось, что нас уже ждали там шесть кораблей нашего флота. Из их докладов мы теперь знаем о судьбе двадцати семи галер, восьми тысяч женщин и около восьмисот лошадей.

На настоящий момент шторм унес жизни тридцати семи женщин и почти двухсот лошадей. Среди погибших Лоллия Симилина, дочь Тициния Симилина из Девы, и Магунна из Карлайла. Пока возникла необходимость только в семи ампутациях, а остальные раненые смогут вернуться в строй уже через две недели.

Кордула и Бриттола со мной и пребывают в добром здравии. То же самое я могу сказать об очень способном командире Вивенции Мартиус из Силчестера. Нам ничего не известно о Юлии, Фаустине, Пинносе, Марте и Сауле, но мы знаем, что Баэтика в безопасности. Ее галера стоит с другой стороны отмели, выходящей в побережье, что в двух днях пути от нас. У нее на борту хранятся ценные предметы, поэтому она не станет его покидать до тех пор, пока не придет другое судно, чтобы сменить ее на посту.

Вместе с этим письмом я направляю в Британию легкое судно на тот случай, если часть нашего флота будет вынуждена вернуться к родным берегам из-за шторма. Я отослала гонцов в Гезориак, чтобы известить их о своей судьбе. Похоже, других депеш мне составлять не придется, потому что батавы наладили удивительно эффективные способы сообщения. Оказалось, что нас не только ожидали в Новиомаге, но уже и в Кельне, Могонциаке и Трире знали о нашем появлении и цели визита Первого и Второго Легионов. Кельн даже ответил. У меня в руках короткое грубоватое сообщение от некоего Куртиса, называющего себя Вашим добрым другом. Он пишет, что ежели „высокочтимые“ женщины Британии передумают отправляться в тягостное и длительное путешествие в Арелат, то они могут, рассчитывать на не менее жаркие объятия Кельна! Не могу сказать, что его предложение мне пришлось отвергать с сожалением.

По моим расчетам, Первому и Второму Легионам понадобятся еще три недели для полного сбора, после чего мы перегруппируемся и отправимся в Великий поход. Батавы пообещали дать нам лошадей взамен утраченных. У них огромные конюшни с прекрасным поголовьем, а мне еще говорят, что в этом смысле Новиомаг проигрывает Кельну!

На прощание прошу: когда будете передавать наше сообщение Константу, добавьте, что шторм лишь испытал и укрепил нашу решимость. Как только мы отправимся в Великий поход, ничто уже не сможет удержать наши легионы от исполнения долга!

Я молюсь о вас постоянно,

Урсула».

«Моя дорогая дочь!

Мы получились твое письмо к нашему великому облегчению. Ради спокойствия Аурелия и Регула прошу, как только получишь известия о Юлии или Фаустине, немедленно отправь к нам еще гонца.

Впервые мы узнали о шторме, когда к нам пришел гонец из Гезориака с известием о том, что они не приняли и даже не видели ни одного судна. Аурелий, Регул и я немедленно направились в Ричборо, чтобы там разыскать галеры, но безуспешно. С нашей стороны канала не было видно ни одного судка ваших легионов.

Регул, который много лет патрулировал батавские воды и знает их превосходно, сказал, что шторм должен был разбросать галеры по всему Долгому побережью, которое тянется на многие мили к северу от Рейна.

В своем письме ты не упомянула о характере или силе повреждений, которые получили твои суда, и мы пришли к выводу, что в основном пострадали весла и, может быть, упало несколько мачт. В этом случае тебе следует ограничить ремонтные работы только изготовлением новых весел и починкой креплений. Не стоит просить корабельных мастеров поставить новые мачты или починить пробитые корпуса. Это будет дорого и займет слишком много времени. На твоей стороне канала предостаточно судов, которых ты можешь нанять, чтобы вернуть домой свой Первый Легион.

У меня есть и хорошая новость, которая должна тебя взбодрить. Два дня назад мы получили известие от Третьего и Четвертого Легионов Афины, которыми успешно руководит Клаудия Марция. Они уничтожили около сотни кровожадных бандитов, а остальных отослали восвояси в кандалах и с отрубленными пальцами, как ты и советовала. Потери насчитывали только двенадцать человек в пехоте и троих в кавалерии, ранено меньше тридцати. Похоже, усердное обучение, через которое ты и другие командующие их провели, пошло этим девам на пользу.

На этом пока все. Надеюсь, сбор флота пройдет благополучно и, главное, ты найдешь своих командующих. Мы постоянно о тебе думаем, и вся Британия беспрестанно молится об успешном продолжении и завершении Великого похода.

Твой любящий отец,

Дионот».

«От Августа Константина III, Императора Западной Провинции и Главнокомандующего, Принцессе Урсуле, Легату Первого и Второго Легионов Афины, Арелат.

Приветствую тебя, Принцесса и Легат! Aestatis tepores augeant tibi animum replcantque liberate! Пусть теплое дыхание лета оживит ваш дух и наполнит вас чувством свободы! Надеюсь, что к моменту получения этого письма вы уже воссоединитесь с остальным флотом Первого Легиона Афины и восстановите свои силы после великого морского приключения. Воды пролива могут оказаться удивительно коварными!

Но что более важно — я надеюсь, письмо застанет вас до того, как вы отправитесь в долгий поход на юг. Не одни вы потерпели неудачу в последние недели. В то время как силы темных глубин бросили вам вызов, Арелат оказался в осаде, устроенной нечистым союзом армии Испании и огромной банды свевов Ими руководит наш старый „друг“ Геронтиус и некто Максимус, присвоивший себе титул императора. Но эти люди лишь куклы в чьих-то более могущественных руках. За ними опоят губернаторы, экс-губернаторы и, я подозреваю, император.

При иных обстоятельствах я бы смел эту шайку одним быстрым и мощным ударом, но сейчас мне пришлось отправить двенадцать тысяч своих лучших воинов к Рейну, чтобы усмирить бургундов, которые явно намеревались опустошить Восточную Галлию.

Я уже разослал срочные приказы о немедленном возвращении и жду войска с минуты на минуту. Возможно, Констант тоже придет мне на помощь. Он уже собирался сюда на Великую свадьбу и должен был получить мое письмо, которое я отправил с верным Морганом. У меня есть все основания ожидать его в скором времени.

К великому моему сожалению, я вынужден приказать вам и всему Первому Легиону оставаться на месте. Я хорошо знаю Новиомаг. Это безопасное место. Люди там добры и гостеприимны. И стоит он на хорошем, безопасном расстоянии от таких беспокойных мест, как Германия, Северная Галлия и приграничные земли. Я отправляю письмо главе Новиомага, Дагвальду, которого я знаю уже много лет, с распоряжениями насчет вас и ваших подчиненных. Он мне друг, я ему доверяю и убежден, что он сделает для вас все необходимое.

Итак, вы уже познакомились с этим мошенником, Рустиком? Не бойтесь его, как не стоит бояться самого гостеприимства! Не стану даже пытаться его описать, он не поддается описанию. Скажу лишь, что он — один из слишком немногих людей, вносящих гармонию в этот неспокойный мир со всеми его проблемами.

Однако в его письме есть важное, рациональное зерно. По ту сторону Альп существуют силы, которые считают меня своим врагом. Это значит, что они немедленно сочтут и вас, Первый и Второй Легионы Афины, угрозой для себя. Поэтому я приказываю вам ни при каких обстоятельствах не отправляться в Кельн. От Новиомага Кельн является первым шагом на пути к Риму, а чем ближе Рим, тем серьезнее становится опасность.

Оттуда, где вы сейчас находитесь, существуют два выхода. Первый: идти прямо на юг через Центральную Галлию в Арелат, как и планировалось. Второй — возвращаться в Британию. Любой другой путь, особенно направляющий в сторону Рима, неизбежно приведет к разрушению и потерям.

Не ходите сами в Кельн. Не отправляйте туда патруль. Даже не шлите гонцов через этот город. В нашей ситуации риск слишком велик. Помните: вы сами и весь Первый Легион Афины должны оставаться в относительной безопасности Новиомага. Завершайте сбор, долечивайте своих раненых, продолжайте тренировки и наслаждайтесь гостеприимством батавов.

Когда придет время, я сам пришлю за вами. Это случится скоро. Понимаю, как вы будете разочарованы, получив эти приказы, но вы были так упорны и стойки все долгие три года. Я уверен, что вам достанет выдержки потерпеть еще три недели, пока мы с Константом остановим Геронтиуса и его свору.

А пока предлагаю тебе подумать о приятном: о том, как прекрасен Арелат в середине лета! Лучшего времени для свадьбы и не придумать!

Да пребудет с вами Господь,

Константин».

XI

«Что это за место? — подумала она. — Я никогда не была здесь раньше, но, тем не менее, у меня отчетливое ощущение, что это и есть мой дом».

— Ты и есть дома.

Голос Пинносы заставил ее вздрогнуть. Она повернулась к ней и оказалась так близко, что чувствовала дыхание подруги.

— Помнишь? Только в твоих глазах отражается дом, — сказал голос позади нее. — И только в твоем голосе я слышу семью.

Она снова обернулась и взглянула прямо в карие глаза Константа. Она видела, как кончик его розового языка мелькает за идеально белыми зубами.

— О, Констант! — Она потянулась к нему, чтобы поцеловать, всем своим существом желая ощутить прикосновение его нежных губ после долгих лет разлуки.

— На это сейчас нет времени! — закричал Констант. — Идем! Мы должны спасти жителей города от большого черного зверя!

Урсула побежала и бежала так быстро, насколько была способна, потому что знала, что большой черный зверь — самый опасный хищник земле. Людей было необходимо спасти от этого ужаса. Они бежали вместе с Константом, и она чувствовала, как его рука сильно сжимает ее руку. Но как бы быстро они ни бежали, Пинноса и Константин все время оказывались перед ними, в недосягаемости, и бежали быстрее всех остальных.

Она оглянулась и увидела Марту, Саулу, Юлию, Фаустину и Бриттолу, но Кордулы с ними почему-то не было. Все бежали, быстрее и быстрее, перепрыгивая через камни и упавшие ветви. Некоторые ветки были перекрещены, возможно, в качестве какого-то сигнала. Позади она разглядела отца и других королей при всех регалиях, и они тоже бежали со всех ног. Там, в самом конце, она увидела и свою мать вместе с неуклюже ковылявшим епископом Патроклом.

Урсула остановилась и оказалась в каком-то темном, огромном и похожем на пещеру пространстве. Это была берлога зверя. Звуки шагов отражались от стен и эхом уносились в самые укромные ее уголки. Глаза долго не могли привыкнуть к темноте. Вдруг Урсула потеряла руку Константа, и это наполнило все ее существо самым острым, парализующим страхом, который она когда-либо ощущала. Урсула закричала.

Тут сквозь ее крик послышался какой-то шум, и она замолчала. Вокруг нее темнота наполнилась несмолкающим гулом голосов. Урсула медленно повернулась к источнику звука. Там, перед ней, стоял Первый Легион Афины. Двадцать тысяч женщин, мокрых и озябших, завернутых в серые покрывала. Они все указывали на нее пальцем в обвинительном жесте.

Их предводителем была Бриттола.

— Вот! — крикнула она. — Вот черный зверь! Вот то чудовище, которое нас убивает!

И все пошли на нее, явно намереваясь отомстить. Когда они подошли, Урсула каким-то образом поняла, что сможет выжить только в том случае, если станет одной из них. А сделать это можно было, развернувшись и начав самой указывать пальцем. Но в то же время она понимала, что указать она сможет только на Константа и Константина; кроме них у нее за спиной больше никого не было.

— Нет! Не буду! — закричала она. — Я не могу!

И вдруг внутри нее зазвучал шепот: «Ты должна! У тебя нет выбора! Они предали тебя так же, как ты предала Первый Легион Афины!» Голос принадлежал одновременно ей самой и Пинносе.

— Нет!

Урсула так резко развернулась, что ее затошнило.

А потом она подняла руку — и указала…

Она стала одной из множества женщин, требовавших возмездия. И как только она сделала указующий жест, то испытала удивительно радостное чувство облегчения.

Урсула и остальные женщины надвигались на двоих мужчин, и Констант вдруг начал съеживаться от страха, вызывая у Урсулы стыд и отвращение.

— Нет! Не я! Это не я! — хныкал он как мальчишка, прижавшись к ногам своего отца.

Константин стоял твердо и неколебимо. Капюшон его плаща был откинут, рука лежала на рукояти меча. Одним мощным движением он выхватил меч из ножен и крикнул: «Стойте!»

Женщины остановились, но сдерживали себя с трудом. Их наполняла какая-то удивительно мощная движущая сила, которая существовала сама по себе. Урсула, как и все остальные, понимала, что должна идти вперед.

— Я не тот черный зверь, которого вы ищете! — кричал Константин, начав проявлять признаки беспокойства. — Но я поклялся защищать вас от него. Разойдитесь!

Женщины подступили еще ближе, передние ряды едва сдерживали натиск тех, кто был позади. Великая сила вырвалась на свободу. И с этой силой нельзя было не считаться. Урсула ощущала, как она подталкивает ее сзади и гонит вперед изнутри.

— Я сказал, разойдись! Не надо искать черного зверя! Ибо если вы будете искать его, он в ответ будет искать вас! И будет искать для того, чтобы убить! Запомните мои слова… Он убьет вас всех!

Море женских тел приблизилось к нему еще ближе. Их руки тянулись к его рукам, плечам, лицу, его телу.

Он стал съеживаться и крутиться, пытаясь увернуться от них, не дать себя захватить.

— Ни шагу больше сюда! — в отчаянии кричал он. — За мной прячется черный зверь!

Потом, за мгновение до того, как его поглотила волна непреодолимой силы, Константин тоже обернулся и указал своим мечом в темные глубины пещеры.

Последнее препятствие было преодолено, и сдерживаемая невероятная сила была снова на свободе. Женщины, волна за волной, погружались и падали в темноту. Никто из них не знал, что ожидало их впереди.

Урсула упала тоже, но ей не было страшно. Она знала, что женщинами руководит могущественная сила, которой ничто не могло противостоять. Сила эта была невидима и, как приход весны, неумолима. Теперь, став ее частью, Урсула перестала бояться темноты. Эта сила обещала только свободу.

Едва она свыклась с ощущением полета сквозь темноту, начав даже получать от этого удовольствие, как вдруг отовсюду послышался оглушающий рев. Этот страшный шум наполнял уши болью. Потом рев превратился в низкий звучный голос, а воздух и стены завибрировали от зловещего света, истязая разум ощущением угрозы.

— Это черный зверь! — крикнула рядом с ней Бриттола.

— Да. И я думаю, что черный зверь на самом деле — император.

— А я не согласна, — крикнула с другой стороны Пинноса. — По-моему, это Бог!

В этот момент в самом центре темноты полнился и стал расти столб призрачного серебристого света. Сердце Урсулы наполнилось радостью и нетерпением. Она знала, что они сейчас найдут ответ на все свои вопросы. Смех стал стихать, а усиливающийся свет уже почти охватил всю огромную пещеру, давая ей свободу лететь всюду, куда ей хотелось…

Кто-то стал дергать ее за плащ, мешая полету.

— Отпусти, — закричала она. — Неужели ты не видишь, что мы близки к тому, чтобы узнать правду? Мы сейчас узнаем, ради чего все наши страдания!

Урсула оглянулась. В небесах летели женщины Первого Легиона Афины — тысячи одетых в белые плащи, верхом на прекрасных белых лошадях, неслись на полном скаку в чудесный, зовущий серебристый свет.

XII

Вивенция читала свой свиток.

— Без вести пропали десять судов, шесть из которых грузовые, а четыре — галеры, включая те, на которых шли Пинноса и Фаустина. Корабль Юлии был найден разбитым.

— Да, галера Юлии была прекрасной, но очень большой и старой, — признала Урсула со вздохом.

— Да, именно поэтому она разлетелась в щепки, как только села на мель в западной части дельты Рейна. Чудо, что погибло только четверо из экипажа. Но они потеряли всех своих лошадей, когда холодные воды реки затопили корпус. Экипаж находился на месте три полных дня, пока их не заметили с одной из батавских лодок. Батавы привели к ним на помощь две меньших по размеру галеры из флотилии Линда.

— Как Юлия?

— Мне сказали, что никто из тех, кто был на том корабле, после крушения не разговаривает. — Она посмотрела на Урсулу. — Может, тебе удастся ее разговорить?

— Может быть, — тихо отозвалась она. Вивенция вернулась к своему свитку.

— Теперь наши потери исчисляются почти четырьмя сотнями погибших. Сто шестьдесят человек с двух старых грузовых суден, гибель которых видели с других кораблей. Уходя под воду, суда унесли с собой жизни своих экипажей.

— Дурной знак. Это не единственная пара судов того же типа и возраста, — задумчиво произнесла Урсула.

— Мы по-прежнему ничего не знаем о тысяче семистах женщин из Первого Легиона Афины и о четырех сотнях лошадей. Сорок три корабля потерпели крушение, большинство из них выброшены на берег, а несколько уничтожены полностью. Часть старых судов из-за пробоин затонули в отмелях, и их экипажи были вынуждены добираться до берега вплавь, бросив своих лошадей. Только двадцать шесть кораблей, семнадцать из которых военные, не пострадали за время шторма и находятся на плаву, как ваш. Они пришвартованы в безопасности в порту Новиомага, охраняемые караульными с башен плавучими бунами, которые не дают прохода нежеланным гостям.

— Мы последовали совету Дионота и вызвали судостроителей и плотников на наши суда для восстановления только весел и их креплений. Сегодня ты должна проверить их работу, — Вивенция закончила доклад и свернула свиток.

— Хорошо. Почему бы нам не сделать это прямо сейчас? — спросила Урсула, вставая.

Вместе с Бриттолой они только успели закончить осмотр семнадцатой галеры, как с пристани до них донесся громкий голос.

— Эй, там! Эти галеры не идут ли случаем и Гезориак? У меня там важная встреча!

— Это Пинноса! — восторженно закричала Бриттола. — Пинноса! Ты жива!

— О Боже! Неужели моя ходячая христианская совесть обязательно должна заявлять об очевидном? — пошутила Пинноса.

Бриттола и Урсула побежали навстречу Пинносе и обняли ее. Женщины крепко держали друг друга в объятиях до тех пор, пока не услышали за собой неуклюжее топтание, и лишь тогда вспомнили об ожидающей охране.

— А где Марта и Саула? — спросила Урсула. — Как они? Они здесь?

— У них все в порядке, только они будут здесь не раньше завтрашнего дня. Они с Фаустиной ведут сюда три галеры с севера. Я подумала, что ты будешь волноваться, поэтому пришла сюда пораньше. Чтобы заверить, что у них все в порядке.

— С Фаустиной тоже все в порядке? — Бриттола протянула руку и коснулась Пинносы.

— Тебе и правда надо прекращать повторять то, что мы и так уже знаем, — Пинноса игриво взъерошила ее волосы. Потом повернулась к Урсуле. — Ах, да, чуть не забыла. Я тут привезла с собой еще двоих, кого тебе, может, будет приятно увидеть. — И тут она звонко свистнула. В ответ откуда-то из-за домика раздалось громкое ржание, и на свет вышли две кобылы, одна черная, другая серая.

— Артемида и Быстрая! — крикнула Бриттола.

— Ну вот, ты опять! — На этот раз Бриттола получила игривый тычок в ребра.

Пока эти двое затеяли шутливую возню, Урсула сошла по сходням на причал. Она во все глаза смотрела на лошадей, отмечая, что они неплохо выглядели несмотря на все испытания. Они долго стояли друг напротив друга и просто смотрели, будто лошади тоже не могли поверить в то, что эта встреча наконец состоялась. Потом Быстрая снова громко заржала, приподнялась на дыбы и живо подбежала к Урсуле, явно радуясь их воссоединению. Урсула обняла ее почти так же крепко, как только что обнимала Пинносу. Быстрая всхрапнула и потерлась о нее носом.

Артемида тихо подошла к Урсуле сзади. Она схватила зубами плащ Урсулы и резко дернула. Бриттола и Пинноса присоединились к счастливому смеху Урсулы, и все трое принялись отчитывать черную кобылу за ее шалость.

— Ну, довольно, — сказала Урсула после того, как все объятия закончились. — Давайте вернемся в казармы и поедим по-простому. А пир устроим, когда соберутся все, завтра.

— По-простому согласна… — сказала Пинноса, вскакивая на Артемиду. — Только можно мне немного мяса? Я больше не возьму в рот ничего из морской живности, во всяком случае, до тех пор, пока луна не станет синей!

XIII

В тот вечер за ужином Пинноса рассказала им о своих приключениях во время шторма.

— Без мачты и практически без весел наш корабль дрейфовал три дня, пока течение не принесло нас к земле. Выбравшись наконец на сушу, мы разбили лагерь. Я разослала разведчиков, чтобы разыскать команды с других кораблей. Через два дня разведчики Март услышали звук рога, и из-за мыса выехала верхом Фаустина со своей командой.

В обеих командах имелись раненые, некоторые — тяжело. На обоих кораблях не осталось мачт и рулей, да и корпуса были частично разобраны, чтобы освободить лошадей. В результате нам понадобилось больше недели на то, чтобы собрать в одно войско все шестьсот человек и отправиться на поиски Легиона.

Пинноса откинулась на подушки и задумчиво посмотрела на виноград.

— Мы решили, что находимся на северном побережье Галлии, поэтому пошли на юг, думая, что приближаемся к Рейну. Прошла целая неделя, пока мы не встретили германского купца, торговавшего шкурами тюленей, который объяснил нам, на отвратительной латыни, что мы, оказывается, идем совсем не в ту сторону. Шторм занес нас гораздо дальше на север, чем я думала: прямо на Долгое побережье к северу от Рейна. А мы шли прочь от реки и цивилизации, вместо того чтобы приближаться к ним, и углублялись на территорию фризов.

— О Боже! — воскликнула Бриттола. — Я слышала, что фризы непредсказуемы и очень опасны!

Пинноса кивнула и продолжила рассказ:

— Мы сразу же развернулись, но нам все равно понадобилось семь полных дней для того, чтобы добраться до своих разбитых кораблей. Через несколько дней мы наткнулись на разведчиков галеры из Линда, а до нее самой добрались только еще через день.

Их галера потеряла большую часть весел, но сохранила мачту и ворот, что помогло разгрузить лошадей, не вредя судну. Они сидели на мели, но, в отличие от наших галер, их корабль можно было снова спустить на воду. Саула предложила возглавить небольшой охранный отряд, чтобы оставаться на корабле до тех пор, пока он снова не окажется на плаву. Фаустина же считала, что, поскольку мы находились на вражеской территории, безопасность была важнее всего. После долгого разговора с остальными командующими я с большой неохотой отдала приказ…

Пинноса сделала долгий глоток вина.

— Да, трудно это было — наблюдать, как когорта Линда спустила свою галеру на воду и выбила пробку из корпуса. А я взмолилась Господу, чтобы Он пощадил флот Первого Легиона Афины и не обрекал его на подобную судьбу. Чтобы гордые корабли не скрывались под тяжестью волн.

— Ты… молилась? — переспросила Бриттола.

— Да, — Пинноса выглядела обиженной из-за того, что ей задали такой вопрос. — Но небеса не разверзлись, и меня не поразила молния.

Урсула рассмеялась:

— Продолжай. Прошу тебя.

— Через три дня разведывательный отряд Марты встретил группу батавских купцов, направлявшихся на север. Те рассказали им, что Первый Легион собирается вокруг «красивейшего командующего во всей Римской армии» в Новиомаге, и показали нам, как туда добраться.

Вскоре мы нашли дорогу, которая вела прочь от побережья, и отправились прямо в Новиомаг. Я поехала вперед, не только для того, чтобы порадовать вас новостями, но и чтобы распорядиться о размещении девятисот измученных и уставших женщин, их лошадей и слуг. Как только мы соберем их со всего побережья и переправим на последний участок похода, им всем понадобятся долгая горячая ванна, хорошее питание и заслуженный отдых.

XIV

— Добрый вечер, дамы! Ваши высочества! Позвольте мне представиться. Меня зовут Децимус Рустикус Аморий Пантеус Максимус, хотя мои друзья, а я уверен в том, что мы вскоре станем хорошими друзьями, обычно зовут меня Рустиком. Я приехал из великого города к северу от Альп, славного Кельна, где я не просто префект, поставленный нашим дорогим общим другом, императором Константином Третьим. Нет, я один из самых известных, уважаемых и, смею сказать, самых любимых его граждан.

Он рассмеялся густым баритоном, поправил руками полы своей ярко-красной тоги и принял серьезную позу.

— Как вы уже слышите, я прекрасно говорю на британском языке, словно сам бритт. Это потому, что у меня большая семья и одна из моих тетушек, Фиби, родом из Британии. Я ее нежно любил, а она многому меня научила.

Рустик смело прошел из общей комнаты в комнату командующих. Его могучая фигура, казалось, заполнила все свободное пространство. Он окинул девушек озорно поблескивающими глазами. Широкая белозубая улыбка расцвела под черной кудрявой бородой. Он грациозно поклонился и при этом стал похожим на дуб, колышущийся от ветра. Затем он снова осмотрел собравшихся и только потом продолжил речь. Его глаза остановились на Бриттоле, и та покраснела.

— Вот, значит, вы какие, могучие британские девы, создавшие собственную армию. Вы отбили нападение кровожадных ирландцев и поставили на место пиктов. Вы даже победили саксов! А теперь вы пережили шторм, и все для того, чтобы оказаться в Новиомаге! Это, конечно, немного отводит вас от намеченного курса, но все же не отдаляет от желанного воссоединения с Легионом Константина в Арелате. Будем надеяться на то, что это произойдет до Лугнасада. Только сперва Константину надо соединить свои силы с силами сына и изгнать злодея Геронтиуса туда, где ему самое место. Я правильно говорю?

— Эээ, д-да, — пролепетала Бриттола.

— Вы поразительно хорошо осведомлены, Рустик, — сказала Урсула.

Он медленно повернулся к ней.

— А вы, Ваше Высочество, — я ведь правильно понял, что обращаюсь к принцессе Урсуле, дочери короля Дионота из Кориния? — Она кивнула. — Как-то много лет назад я участвовал в одной кампании с вашим отцом. Это человек, которого я уважаю самым искренним образом. И если мне будет позволено это заметить, вы, Ваше Высочество, так же прекрасны, как и ваша горько оплакиваемая мать, королева Рабация.

Пинноса рассмеялась.

— Вот он тебя и поймал, Урсула! Значит, комплимент в ответ на комплимент, да, Рустик? Тогда, если ты так хорошо осведомлен, может, скажешь, кто я такая?

Он развернул свое широкое круглое лицо к ней. Его улыбка стала еще шире.

— Внушающая страх дева с огненно-рыжими волосами. Должно быть, вы и есть та самая легендарная Пинноса, великолепная наездница и гроза врагов Британии. Я прав? — Она улыбнулась и кивнула. — Ха! Я так и знал! Говорят, что мужчина, способный вас укротить, может быть рожден только на горе Олимп!

А вы, — и тут он снова повернулся к девушке, стоявшей перед ним, и заговорил уже тише. — Вы самая юная и милая из всей компании. Вы, должно быть, Бриттола.

Пальцы рук Бриттолы ожили, будто сами по себе, и схватились за крест. Не произнося ни слова, она изящно поклонилась.

Рустик ответил на поклон с не меньшей грацией и повернулся ко всем остальным.

— А вот что касается остальных дам, боюсь, вам придется представиться.

— Представления подождут, Рустик, — вежливо, но твердо перебила его Урсула. — Сначала я бы хотела знать, что привело вас сюда.

Он отшатнулся, будто шокированный ее словами, его огромная рука взметнулась к редеющим волосам.

— О Ваше Высочество, но я проделал долгий и утомительный путь. Неужели вы откажете смиренному гостю в угощении, прежде чем терзать его разум такими сложными вопросами? Я привез с собой пару амфор великолепного вина из погребов императорского дворца в Кельне. Могу я предложить сначала поужинать, познакомиться друг с другом, узнать друг друга получше и лишь потом перейти к обсуждению… скажем так, дел? — Пока он бегло осматривал девушек, его улыбка стала еще шире.

Урсула переглянулась с Пинносой, Юлией и Фаустиной. Каждая из них незаметно кивнула в ответ.

— Что ж, простите нас, Рустик, за то, что пренебрегли своим долгом гостеприимства перед почетным гостем ради соблюдения осторожности. — Она, наконец, улыбнулась ему и закончила шутливо: — Несмотря на то, что гость прибыл без приглашения, предупреждения и без объявления.

Рустик тоже улыбнулся и поклонился, но на этот раз она усмотрела в его поведении некоторую смиренность.

— Мы не хотим, чтобы вы решили, что офицерам Первого Легиона Афины недостает элементарной вежливости, — Рустик попытался возразить, но Урсула не дала ему ничего сказать. — А теперь прошу меня извинить, я должна покинуть вас, чтобы заняться неотложными делами. — Затем она повернулась к остальным. — Дамы, пожалуйста, представьтесь нашему новому другу, досточтимому Рустику из Кельна. Займите его ненадолго, пока все приготовят к пиру. Помните, император не скупится на похвалы в адрес нашего гостя, поэтому примите его с истинно британским гостеприимством.

— Ваше Высочество, — окликнул Рустик уходящую Урсулу. — Ужин с командирами Первого Легиона Афины — это не просто проявление гостеприимства. Вы позволите мне поужинать в раю!

XV

На кухне целый день занимались приготовлениями к пиру. Угощения были поистине великолепными. Столы ломились от самых разнообразных холодных и горячих блюд: источающие благоухание тушеные овощи, фрукты, рыба — все это лежало на роскошной серебряной и бронзовой посуде. Рядом стояли большие тарелки свежих раков и дюжины маленьких соусниц с приправами.

Накануне Баэтика разыскала команду последней из пропавших галер флотилии Лондиния. Теперь Первый Легион Афины был в полном сборе, и появился повод для празднования. Как только женщины и Рустик заняли свои места, хлынул бесконечный поток слуг с мясными блюдами в руках. Баранина, свинина, оленина, телятина, медвежатина и индюшатина, которую весь день медленно готовили на шампурах. Слуги выносили к столу целые туши, чтобы гости могли сами отрезать себе понравившиеся им кусочки. На столе было обилие фаршированной водоплавающей птицы, приготовленной под сладкими соусами.

Пинноса откусила кусочек и провозгласила:

— Как вкусно! Я уже и забыла, что птицу можно готовить не только над походным костром!

Обеденную залу наполняли удивительные ароматы, которых и без того было достаточно, чтобы разбудить у гостей волчий аппетит, но когда подали хорошо выдержанное красное вино из Кельна, гости ощутили настоящий зверский голод.

Урсула вместе с другими командирами Первого Легиона внимательно наблюдала за Рустиком со смешанным чувством отвращения и изумления. Он не столько ел, сколько походя угощался от каждого блюда. Епископ Патрокл, единственный настоящий обжора, с которым Урсуле приходилось обедать за одним столом, мог, как и большинство британских мужчин, либо есть, либо говорить, либо петь — поочередно. Рустик же демонстрировал талант с отстраненным видом обгладывать кость, не прекращая разговора и не прерывая песни. Иногда он останавливался на середине фразы, но лишь для того, чтобы быстро вложить в рот какое-нибудь угощение — например, откусить кусочек от крылышка. Далее он мог спокойно жевать во время беседы, к тому же жестикулируя рукой с зажатым в ней куском мяса. Однажды он даже поднял со стола наполовину объеденный олений бок и держал его в руке приподнятым на протяжении трех бесед и одной песни. Причем он то прикладывался к этой оленине, то на время оставлял ее без внимания, не выпуская из рук, и, в конце концов, все-таки доел! И все это сопровождалось таким количеством выпитого вина, что Урсуле показалось, будто перед ней ожившее воплощение Бахуса.

На пиру Рустик чувствовал себя явно в своей стихии. Его остроумие и находчивость вызывали оглушительный смех у всех собравшихся, особенно когда он выяснил, что все девушки непорочны. Рустик тут же перешел на шутки о женщинах и браке. В какой-то момент он потянулся к софе, на которой возлежала Урсула, и ущипнул ее за руку.

— Ой! — вскрикнула она, скорее от удивления, чем от боли. — Вы что?

— Это для того, чтобы вы поняли, что такое брак. Просто, не правда ли? Всего лишь легкий щипок. Но вдруг вы перестаете быть девственницей и превращаетесь в женщину. — Он нахально посмотрел ей прямо в глаза. — Главное, чтобы к этому времени вы уже были замужем! Ха!

Девушки уже давно закончили трапезу, а аппетит Рустика только начал ослабевать. Когда он устроился поудобнее на кушетке, чтобы продолжать поглощать свое любимое кельнское вино, Урсула почувствовала, что пришло время задавать вопросы.

— Рустик, — сказала она, пересев поближе. — По-моему, вам пора бы уже рассказать нам, зачем вы сюда пожаловали.

— Ну, что ж, Ваше Высочество, — он нахмурился. — К сожалению, жизнь уготовала для нас не только удовольствия, подобное этому. — Он заговорил громче, обращаясь ко всем собравшимся. — Дамы! Боюсь, мне придется исполнить неприятную роль дурного вестника. — Он замолчал, чтобы сделать очередной большой глоток вина. Затем, ощущая на себя заинтересованные взгляды девушек, вытянул бокал и подождал, пока его наполнят снова. — Три недели назад огромное племя бургундов спустилось по течению Майна и прорвало оборону Могонциака с намерением пройти на юг и присоединиться к своим собратьям, которые доставляют Константину столько неприятностей. Кельн направил восемь тысяч человек из своего гарнизона, включая три тысячи кавалеристов, для присоединения к оставшимся в Могонциаке легионерам и успешного разрешения сложившейся ситуации. К сожалению, с самого дня их ухода мы стали получать известия касаемо еще одного племени — на этот раз, кажется, о франках, которые собирают силы вдоль наших приграничных укреплений сразу же за холмами Таунус.[33] Они, похоже, направляются в сам Кельн. И могут оказаться возле города или окружающих его земель уже в любую минуту. Однако защищаться мы можем только тем, что у нас осталось от гарнизона, а это меньше тысячи человек и несколько сот кавалеристов.

Рустик замолчал, чтобы выпить еще вина и снова внимательно осмотреть девушек.

— И я приехал сегодня сюда, Ваше Высочество, просить Первый Легион Афины, единственную полноразмерную боевую силу в нашем районе, в эти страшные часы прийти Кельну на помощь.

От Урсулы, не сводившей внимательного взгляда с лица Рустика, не ускользнуло, как нервно он поглядывал на ее командующих. Она знала, что он заметит их обеспокоенные лица и покачивание головами.

— Боюсь, я не смогу на эту просьбу ответить вам положительно, — твердо произнесла она после паузы. — Нам было приказано оставаться в Новиомаге до тех пор, пока не придет время отправляться на юг.

— Но, при всем моем уважении, Ваше Высочество, этому приказу уже больше месяца. Обстоятельства изменились. Я уверен в том, что если бы Константин был здесь и сам смог увидеть то отчаянное положение, в котором оказался Кельн, то немедленно бы приказал вам выступать.

Пинноса задумчиво крутила в руках свой кубок.

— Да мы и оказались-то тут случайно, Рустик. Что бы делал Кельн, если бы не было Первого Легиона Афины?

Он надолго задержал на ней взгляд, прежде чем ответить.

— Закрыл бы ворота и стал молиться.

— Не могу поверить в то, что великий город Кельн настолько беззащитен, — не сдавалась она. — Не может быть, что вы не способны собрать достаточно мужчин, скажем, уволившихся легионеров, или еще кого-нибудь в этом роде, чтобы пополнить ряды своих защитников. Вам что, не собрать кавалерию из двух тысяч всадников, чтобы найти и отогнать этих франков?

— Прошу вас, не забывайте, что жители Кельна, как и, впрочем, Трира и Могонциака, очень хорошо знакомы с германскими племенами. Да что там, большинство из нас имеют германские корни! Мы хорошо их понимаем и знаем, какая сила понадобится, чтобы их остановить. Для того чтобы «найти и отогнать этих франков», потребуется не менее восьми тысяч воинов, среди которых будет самое меньшее три с полонимой тысячи кавалерии. Даже с учетом ваших недавних потерь, Первый Легион Афины не только покрывает это, количество, но и превосходит его вдвое! — Теперь он устремил все свое внимание на Урсулу. — Поход отнимет у вас только один месяц, — молил он. — И вы сможете вернуться в Арелат еще до Лугнасада.

Повисло долгое молчание. Все глаза смотрели на Урсулу, которая помрачнела, обдумывая свой ответ.

— В том, что ты говоришь, Рустик, есть определенный смысл, — наконец произнесла она. — Первый Легион Афины готов к действиям и явно обладает нужным числом бойцов, чтобы сделать то, о чем ты нас просишь. Однако Пинноса тоже права. Мы оказались здесь по стечению обстоятельств, не самому удачному для нас, надо сказать. И наша миссия не имеет никакого отношения к укреплению обороны земель, прилегающих к Рейну. Мы должны добраться до Арелата, а потом вернуться в Британию, которая тоже отчаянно нуждается в защите от вторжения. — Перед тем как продолжить, она посмотрела на стол, за которым сидели младшие командиры. — И я не стану нарушать приказов своего императора, какими бы ни были обстоятельства.

— Императора? Ха! Да он нарядился в пурпур, только чтобы управлять монетным двором! — Он сердито приложился к своему кубку, явно раздосадованный тем, что потерял предусмотрительность и осторожность. — Вот еще!

Урсула и Пинноса обменялись настороженным взглядом.

— Простите, Ваше Высочество, я не хотел вас обидеть. — Он подался вперед. — Вы должны понимать, что у Британии не будет ни малейшего шанса выжить, если падут пограничные территории. Константин знает это лучше всех остальных. Падет граница — падут Галлия и Германия. Если они падут, то Испания тоже не выстоит. А когда падет Испания, Британия будет со всех сторон окружена враждебными племенами. Если германцы объединятся с ирландцами и пиктами, долго ли продержится наша островная провинция? Год? Два?

Урсула, как и остальные женщины, хранила молчание. Она просто смотрела на своего охмелевшего гостя, протягивавшего руку с кубком, чтобы ему еще налили вина. Она видела, что в лучшие времена любому серьезному разговору он предпочел бы веселье и смех.

Тут Рустику, которого молча рассматривали все присутствовавшие в зале, пришла новая мысль. Улыбка вернулась на его лицо, и в глазах зажегся прежний озорной огонек. Он поднял голову от бокала и выпрямился.

— Ваши Высочества, примите мои глубочайшие извинения. Я только что осознал, насколько был недобросовестен. Посвятив всего себя одной своей миссии, я совершено забыл о другой! Принц Йовин Кельнский просил меня передать царственным гостям, принцессам Урсуле, Юлии и Фаустине, свои приветствия и личное приглашение посетить его, когда он будет и лагере, разбитом на берегу Рейна. В это время года охота просто великолепна, и принц горит желанием вернуть свой долг гостеприимства в ответ на теплый прием, который был оказан ему несколько лет назад, когда он с отцом гостил в землях Британии.

Урсула посмотрела на Юлию и Фаустину. На лицах обеих девушек появилось выражение приятного удивления. Рустик говорил так убедительно, что на какое-то мгновение они забыли о том, что являются командующими настоящей армии. Три принцессы просто разомлели от полученного приглашения.

Урсула быстро вернула их в реальность.

— Мы благодарим принца Йовина за приглашение и просим передать ему, что в обычных обстоятельствах мы были бы более чем счастливы его принять. Однако, к сожалению…

— Прошу прощения, — перебила ее Пинноса. — Могу ли я переговорить с вами с глазу на глаз? И с вами, Ваши Высочества? — обратилась она к Юлии и Фаустине.

Четыре девушки вышли в передние покои, где Пинноса отошла в угол и громко зашептала.

— По-моему, нам было бы очень полезно принять это приглашение.

— Что? — с недоверием воскликнули Урсула и Юлия. Пинноса призвала их к тишине, потому что их по-прежнему можно было услышать от стола.

— Ты же знаешь, что сказал Константин о Кельне в своем приказе, — прошипела Фаустина.

— Да. Но ты сама подумай, — Пинноса наклонилась к ним, чтобы их наверняка никто не подслушал. — Перед отъездом мы не изучали карт обороны вдоль Рейна и с собой тоже никаких карт не взяли. Нам предоставляется идеальная возможность осмотреть это место и изучить обстановку. И тогда вы сможете сами принять решение относительно отправления своих сил в поддержку другим.

Урсула и Юлия медленно кивнули.

— Но мы же можем положиться на те сведения, которые нам предоставляют батавы и другие дружественные народы, — возразила Фаустина.

— А я не согласна, — ответила Пинноса. — По-моему, мы никому не должны полностью доверять. И наш «друг» лишь подтвердил сейчас мои опасения, выказав свою «верность» Константину. Ему довериться — все равно что оставить ребенка на попечение пикта. Мы получим от Рустика только ту информацию, которую он сам сочтет для нас важной. И то только в том случае, если это будет для него полезным.

Она замолчала, потом посмотрела каждой из них в глаза.

— Мы только что узнали, что значит потеряться и не иметь представления о земле, на которой находишься. — Юлия вздрогнула. — Не знаю, как вам, но мне лично будет гораздо легче, если мы в сложившейся ситуации сможем сами добыть достоверную информацию о таких вещах, как укрепления вдоль Рейна выше по течению и места возможной переправы. Или, кстати, о Кельне: оборона и прилегающие земли. Вы можете принять это приглашение на охоту и сами посмотреть, как выглядит земля на другом берегу. Тогда мы сможем прикинуть, как быстро германское племя сможет по ним пройти. — Она помолчала, чтобы дать подругам возможность обдумать свое предложение. — Чем больше я об этом думаю, тем отчетливее понимаю, какой ценной может оказаться для нас эта поездка. Жаль только, что я не могу поехать с вами, но кто-то из нас должен оставаться здесь. Да, и еще мне кажется, что вы должны ехать именно так, как предполагается в приглашении: только как принцессы, безо всякого военного эскорта. Оставьте свою форму и оружие здесь. С собой берите только охотничьи принадлежности.

— А если за время нашего отсутствия придет новый приказ от Константина? — спросила Урсула. По ее голосу было понятно, что решение уже принято и она лишь продумывала детали.

— Ты прекрасно знаешь, как и я, что от Константина мы ничего не получим до следующего месяца. Но даже если приказ и придет, то Кельн ведь находится недалеко. Я уверена в том, что ты успеешь вернуться сюда до того, как мы окончим приготовления к длительному походу.

Пару мгновений спустя четыре девушки вернулись в залу. Урсула даже не стала ждать, пока они рассядутся по своим местам.

— Рустик! Юлия, Фаустина и я решили принять столь любезное приглашение принца Йовина. Мы выезжаем с вами завтра утром и направляемся в Кельн.

XVI

— Pro iucundissima omnium in orbe urbium! За самый веселый город в мире! Пусть драгоценнейший из камней Альп еще долго венчает корону Рима! — Урсула подняла бокал с очередным тостом. — Мы провели здесь прекрасные три дня.

Сев на свое место, Урсула подумала, что эта поездка чудесным образом сняла с ее плеч груз двух предыдущих лет. Когда-то она была просто принцессой, а не легатом.

С первого же взгляда Кельн произвел на Урсулу волшебное впечатление. Он был огромен, что особенно поражало ее и Фаустину, которая до этого путешествия тоже никогда не покидала пределов Британии. Сам город был примерно одного размера с Лондинием, но из-за своего стратегического расположения на границах Римской империи он обладал мощнейшими укреплениями, с которыми могли сравниться только те, что она видела в Эбураке. «Лондиний и Эбурак, объединенные в одно целое», — так охарактеризовала Кельн Фаустина.

Урсулу поразил контраст между военными и гражданскими зонами города. Когда царственный кортеж, состоявший из принцесс, Рустика и епископа Клематия, проезжал через окраины, Рустик специально провел гостей мимо опустевших казарм, огромного жилого комплекса, располагавшегося по обе стороны реки. Брошенные здания, стоявшие ряд за рядом, заставили девушек почувствовать, насколько беззащитным оказался теперь Кельн.

Обескураживающая пустота военных укреплений составляла резкий контраст с лихорадочной суетой огромного города. Это бросилось в глаза, стоило въехать в главные ворота. Кельн был заполнен людьми, товаром и животными со всех концов огромной империи. Неискушенному глазу провинциала было бы простительно, сочти он, что видит сам Рим. Урсула слышала речь на стольких языках, что запуталась и не могла решить, какой же из них является настоящим германским диалектом.

Они медленно ехали по людным улочкам, и Урсула не переставала удивляться тому, что видела. Самым впечатляющим зрелищем была труппа заморских дрессированных зверей, о которых она много слышала, но ни разу не видела. Звери назывались обезьянами. Они были наряжены в шуточные костюмы и выполняли разные смешные трюки. Хозяин животных, темнокожий человек родом из далекой провинции под названием Африка, тоже был одет в экзотические одежды таких цветов, о существовании которых Урсула и не подозревала. Мужчина пел странные песни, под которые обезьяны и показывали представление.

Королевский кортеж остановился перед огромным механизмом, который сам играл музыку. В машину был впряжен ослик, ходивший по кругу. К ним подошел мужчина, говоривший на необычном латинском диалекте. Он и объяснил им, как работала машина. Сложная система мехов продувала воздух сквозь трубы, установленные рядами наверху. Эти трубы издавали оглушительной силы звуки. Далее, не менее сложная система рычажков и воротов заставляла двигаться молоточки и колокольчики, которые формировали основу музыкального механизма.

Когда они отъехали в сторону и резкие негармоничные звуки стали доноситься тише, Юлия сказала: «Удивительное в этом — сама машина, но никак не то недоразумение, которое она издает!»

— Ты права. Музыка получается ужасной, — отозвалась со смехом Урсула. — Но то, как работает механизм, — просто чудо!

Куда бы они ни шли — везде продавались чудные товары, которых они ни разу не видели раньше.

Особенно привлекали изделия из стекла, которыми Кельн по праву гордился и славился. Принцесс окружало столько всего интересного, что они спешились и, в сопровождении своего эскорта, удерживавшего толпу зевак на расстоянии, продолжили путь пешком. Стараясь ничего не пропустить, они шли очень медленно, постепенно приближаясь к императорскому дворцу, расположенному в самом центре города.

Принц Йовин устроил им прием по всем правилам. Урсула уже встречалась с ним однажды, когда он был еще мальчишкой лет двенадцати. Она его почти не помнила, потому что самой тогда было не больше восьми. Когда он вышел из-за колонны в сопровождении епископа Клематия, Урсула была приятно удивлена, увидев, что юноша, с которым она обменялась приветствиями, высок, рыжеволос и хорош собой. Более того, с самого начала стало понятно, что этот принц получает огромное удовольствие от общения с принцессами и особенно с ней, Урсулой. Им не пришлось его долго упрашивать, чтобы он приказал начать приготовления к охоте у холмов Таунуса.

Урсула очнулась от воспоминаний о трех идиллических днях и услышала, как Йовин ответил на ее тост на латыни:

— А теперь я поднимаю бокал за Британию! Пусть на ее земле никогда не прекратят рождаться такие замечательные женщины!

Ее улыбка постепенно исчезла, и она вернулась к мыслям о Первом Легионе и о доме. Урсула опустила свой бокал и встала.

— Пойду посмотрю, как там Быстрая, — тихо сказала она и, встав, направилась к лесному ручейку неподалеку, возле которого паслись их кони.

— Я с тобой, — сказал Йовин и живо вскочил на ноги. — В наших землях полно зверей, и тебе не стоит ходить одной.

Не успела она его остановить, как он подхватил ее под руку и повел к деревьям. Она оглянулась на Юлию и Фаустину и заметила, что они обменялись хитрыми улыбками. Она показала язык, глядя на них через плечо, и это заставило их захихикать.

— Как думаешь, когда Первый Легион Афины отправится в свое путешествие на юг? — спросил он.

— А? Что? — переспросила она растерянно. Ей нравилось идти с ним рука об руку по травяному ковру с пятнами солнечных лучей, прорывавшихся сквозь густые кроны деревьев. Она пребывала в приятной истоме.

— Ну, ладно. Я спрошу прямо… — Он остановился и развернул ее лицом к себе. — Когда ты уезжаешь?

— Я… я не знаю. Нам вообще-то надо вернуться в Новиомаг как можно быстрее.

— Почему бы тебе не отправить туда Юлию и Фаустину, а самой немного задержаться? — Он схватил ее за плечи и приблизился к ней. Урсула попыталась отступить, но позади оказалось дерево, и она, уткнувшись в него спиной, оказалась прижатой к стволу.

— Но… но я не могу, — залепетала она. Она внезапно поняла, к чему он клонит.

— Почему? — Он поднял рукой ее подбородок и приблизил ее губы к своим. — Ты же знаешь, что хочешь этого не меньше меня.

Она попыталась увернуться от его приближавшегося лица, но он еще сильнее сжал пальцы, которыми держал ее подбородок. Она могла лишь сильнее вжаться в ствол дерева.

— Я хочу, чтобы ты осталась в Кельне и…

Его губы почти коснулись ее губ. Она чувствовала на лице его горячее дыхание.

— Остановись! Больше ни слова! — закричала она. Он нервно оглянулся через плечо, чтобы проверить, не слышали ли ее крик в лагере.

— А теперь, пожалуйста, отпусти меня, — произнесла она сквозь сжатые зубы.

Он, оценив взглядом выражение ее лица, тут же отступил.

— Спасибо, — тихо, но твердо сказала она. — Я пойду проверю лошадей. А тебе очень советую вернуться к остальным и сказать им, чтобы начали собираться. И еще скажи им, что мы поедем на тот холм, о котором ты нам говорил. Он ведь в нескольких лигах отсюда? Договорились?

Он попытался что-то сказать.

— Я спрашиваю, договорились? — жестко повторила она.

Он кивнул, развернулся и побрел прочь. Урсула закрыла глаза и задрожала.

XVII

— Какой прекрасный вид! — крикнула Фаустина, пытаясь перекричать рев ветра.

Самый высокий холм из гряды Таунуса оказался больше похож на гору. Его вершина была расчищена, и на ней стояла наблюдательная башня, позволявшая воспользоваться всеми преимуществами возвышенной местности. Все шестеро стояли на верхней площадке башни. Сильный северный ветер развевал волосы и плащи за плечами. Охотники смотрели на север, на просторы германской земли.

Рустик указал вдаль на речную долину Майна. Там, ближе к горизонту, девушки рассмотрели пограничные валы, длинные линии укреплений, формировавшие саму границу. Она тянулась от Кофлуента[34] на двести с лишним миль на юго-восток к Кастра Регине на Дунае.

Рустик рассказывал им длинную смешную историю о том, как последний раз ездил в далекую крепость, но вдруг его неожиданно перебила Урсула.

— Смотрите! — Она указывала вниз, на плато прямо под ними. — Как вы думаете, что это?

Они смотрели, как весь лес между ними и пограничными валами, находящимися в пяти лигах к северу, вдруг ожил. Птицы взлетали с деревьев, на полянах сновала лесная живность — все они как будто были чем-то напуганы. А потом охотники увидели их — германцев.

Фаустина указала на поляну примерно в лиге от основания холма. Там стояли телеги, окруженные людьми. За толпой с телегами виднелось небольшое стадо, за которым присматривали три всадника. Вглядевшись, наблюдатели поняли, что вся эта группа не стоит, а медленно движется, причем в одном направлении. К их охотничьему кортежу.

Урсула заметила чуть дальше еще одну поляну с небольшой речушкой. Там тоже мелькали фигуры людей. Ей даже удалось рассмотреть детей, играющих в воде во время переправы.

«Господь Милосердный, — подумала она, осматривая потревоженный лес. — Если все, что здесь движется, — это германцы, их должно быть не менее десятка тысяч. Если не больше. — Она еще раз посмотрела на горизонт. — Они уже далеко проникли в приграничные земли, и от Кельна их почти ничего не отделяет. У города нет ни малейшего шанса выстоять!»

Память тут же перенесла ее в Магнис. Она вспомнила людей, которым угрожала опасность. Вот она опять видит широко раскрытые от ужаса глаза немощного старика, который уже никогда не забудет предсмертные хрипы своих соседей. Выражение лица Пинносы, когда она узнала о гибели своих родителей и братьев. «Всего лишь горстка женщин смогла восстановить мир и дать несчастным людям ту защиту, в которой они так нуждались… защиту и надежду…»

— Это франки! — закричал Йовин. — Мы должны немедленно уходить! Здесь нам угрожает смертельная опасность! Они всегда высылают вперед разведывательные отряды, по сотне бойцов, а те в первую очередь осматривают возвышенности.

Урсула преградила ему путь к ступеням и месту, где были привязаны лошади.

— Как только мы вернемся, я отправлю Первый Легион в Кельн, чтобы помочь вам сдержать наступление франков.

Даже Рустик был изумлен ее неожиданным решением.

— Да, и еще. — Она посмотрела прямо в глаза Йовину. — Почувствовав на своем опыте, каковы радости и искушения «величайшего города к северу от Альп», я приказываю, чтобы женщины не выходили из казарм в Кельн. — Урсула перевела взгляд на Юлию и Фаустину и добавила уже по-английски: «Это касается и командиров».

ГЛАВА ШЕСТАЯ

МУНДЗУК

I

Разведчики из Кельнского гарнизона и Могонциака, переодетые простыми селянами, следили за продвижением франков по холмам Таунуса в сторону Кельна.

Из их докладов Урсула поняла, что племя охранялось пятью основными боевыми группами. Четыре группы, примерно по тысяче человек каждая, выглядели как сборище неподготовленных и неуправляемых юнцов. Во главе каждой из них стояла небольшая группа старейшин, передвигавшихся верхом. А центром всего племени являлась пятая группа, представлявшая собой гораздо лучше организованное военное образование. В его составе были хорошо подготовленная пехота, разбитая на подразделения, и элитная кавалерия, около трехсот человек, охранявшая вождей племени.

Первый Легион Афины устроил засаду в том месте, где невысокие холмы и долины составляли часть приподнятого плато, к востоку от того места, где Рейн бежал сквозь узкую изломанную теснину, в направлении от Могонциака до Кофлуента. Рустик предложил провести операцию рано утром, когда основное население племени, особенно юноши, будут еще трезвы. Тогда с ними гораздо легче иметь дело, чем в то время, когда они наполняются «эссенцией отваги».

На третий день того, как Легион оказался в Новиомаге, вскоре после рассвета Урсула отдала приказ начать наступление. Первыми пошли кавалеристские крылья, выступавшие в роли приманки. Ими руководили Саула, Бриттола, Фаустина и Вивенция. Он вошли на территорию, занятую племенем, с четырех разных сторон, чтобы отвлечь на себя внимание неподготовленных юнцов.

Каждой из кавалеристских групп удалось справиться с задачей: франки вскочили на лошадей и помчались прямо на поляны, где оказались в окружении лучников и многочисленной кавалерии. К тому времени, как подошла пехота, старейшины племени уже были разоружены и взяты в плен. Лишившись руководства, шайка вооруженных франков оказалась вынуждена признать поражение и сдать оружие, среди которого были и знаменитые, внушавшие ужас метательные топоры.

Франки быстро смирились с поражением, за исключением группы из пятидесяти подростков, все еще не протрезвевших после ночных возлияний. Они ринулись было за крылом Вивенции, но вскоре поняли, что столкнулись со знаменитым Первым Легионом Афины, и бросились в сторону римских лучников. Им, однако, удалось метнуть свои огромные топоры с заостренными пиками на верхушках до того, как до них долетел первый залп из стрел. Несколько женщин из Первого Легиона были ранены. Четверо убито.

Марта и Баэтика в составе кавалерии появились со стороны небольшого оврага в узкой извилистой теснине, где вождь франков разбил лагерь, как раз в тот момент, когда сам вождь, его дети и вся свита купались в речушке. Звук рога Марты застал их врасплох.

Не успела охрана вождя добраться до своего оружия, как конница Марты и Баэтики на полном скаку вылетела из лесистой части оврага. Они использовали маневр Пинносы с коротким копьем. Напав и ранив несколько человек, они быстро стали отходить по оврагу в сторону Рейна. Оглядываясь через плечо, но не снижая скорости, Марта с удовольствием отметила, что план сработал на славу: весь отряд охраны, включая самого вождя, бросился за ними в погоню.

Летнее солнце поднялось над восточными горными хребтами, и Урсула вместе с Юлией, Рустиком и основным боевым составом снялись с утеса, под прикрытием которого провели ночь, наблюдая за тесниной. С ними вместе шла когорта кельнского гарнизона. Они двигались по охотничьей тропе, которая вывела их прямо на место лагеря вождя франков. Повинуясь приказам Урсулы и Пинносы, они на полном скаку вылетели из леса в долину. Они должны были довести атаку до конца, воспользовавшись тем преимуществом, которое им предоставила кавалерия Баэтики и Марты.

Когда когорта Урсулы вышла из-за деревьев в долину, она застала старейшин беззащитными, потому что сам вождь с его лучшим боевым отрядом все еще преследовал Марту и Баэтику. Урсула и Пинноса нанесли один быстрый и решительный удар, подкосивший еще несколько франков. Затем они перегруппировались и выстроились на возвышении под знаменами Первого Легиона.

Без поддержки кавалерии пехота франков сдалась без промедления и позволила мужчинам из кельнского гарнизона разоружить себя, не оказав практически никакого сопротивления. Кельнские воины едва успели закончить связывать пленных, как послышался стук копыт. Приближался вождь со своей охраной, возвращаясь из безрезультатной погони за кавалерией Марты и Баэтики. Выехав на открытое место, вождь увидел войско Урсулы и впал в неописуемую ярость. Ему удалось собрать почти всех своих людей в группу на противоположной стороне оврага, и несколько самых безумных франков набросились на стройные многочисленные ряды пехоты, размахивая топорами и стреляя из лука.

Предвидя бессмысленные потери с обеих сторон, Пинноса соскочила с Артемиды и схватила старуху из захваченного в плен окружения вождя. Старуха вопила от боли, когда Пинноса подволокла ее к заднику брошенной телеги, стоявшей между противниками. Вынудив старуху раскрыть правую ладонь, Пинноса выхватила меч и, прижав руку пленницы к телеге, отрубила ей мизинец.

— А-ай! — взвизгнула та.

— Скажи ему, что его армия обезоружена, а семья взята в плен Первой Когортой Первого Легиона Афины, — велела Урсула Рустику. — А потом скажи, что я буду считать до трех. Если он со своими людьми не сложит оружие, то на счет «три» я прикажу своему человеку перерезать старухе горло.

Незадолго до этого Рустик объяснил, что самый простой и бескровный способ заставить франков сдаться — взять в плен женщину из семьи вождя и использовать ее в качестве заложницы. Рустик оказался очень полезным советником во время этого похода, к тому же мог легко изъясняться на языке франков.

— Одна из моих многочисленных тетушек была из франков, — сказал он как-то Урсуле еще в Кельне. С явной тоской в глазах он приложился к своему бокалу и добавил: — Я ее очень любил, а она меня многому научила.

Рустик отдал Урсуле честь по всей форме и выехал из римских рядов, чтобы громко перевести ее слова для франков. Их всадники с трудом сдерживали своих лошадей, чтобы не выбиться из группы. Многие из них продолжали выкрикивать боевые кличи.

Вождь франков — старик, одетый в кожу и кольчугу, с поясом, на котором висели метательные орудия, — поднял руку, призывая своих людей замолчать. Затем он тронул поводья и медленно поехал к Пинносе. Когда до нее оставалось всего двадцать локтей, он остановился и уставился на нее долгим, жестким пронизывающим взглядом.

Пинноса, с мечом наготове, отвечала ему с тем же вызовом в глазах.

Наконец вождь взглянул на старуху, упавшую на колени от боли. Потом прокричал свой ответ. Рустику тоже пришлось криком передавать его слова.

— Он сказал, что слышал о британских женщинах, которые дерутся как мужчины. А теперь он видит, что они — горстка хлипких бродяжек, заслуживающих лишь того, чтобы их зарыли в землю, как зверей, которыми они на самом деле и являются!

— Начинай считать! — потребовала Пинноса, не отрывая взгляда от своего противника.

— Раз! — крикнула Урсула, не дав Рустику закончить перевод.

Вождь потянулся к одному из своих топоров.

Пинноса схватила старуху за волосы и отдернула голову так, чтобы открылась беззащитная шея.

Рука вождя тронула рукоять топора, но не вытащила его из-за пояса.

— Считай дальше! — крикнула Пинноса, не оглядываясь.

— Два! — крикнула Урсула. Пинноса занесла меч.

— Рустик, скажи ему еще раз, чтобы велел своим людям бросить оружие! — приказала она.

Рустик повторил ультиматум. Вождь франков не шелохнулся.

— А теперь скажи, что следующими после нее будут его дети, — рявкнула Пинноса.

Рустик замялся.

— Скажи ему это! Скажи, что он сейчас потеряет свое прошлое вместе со своим будущим.

Рустик спешно перевел приказ, и его голос почти сорвался на визг от осознания важности и ужаса происходящего. Вождь холодным взглядом окинул ряды солдат римской армии и увидел членов своей семьи в плотном окружении. Затем он повернул голову и посмотрел на своих пеших воинов, державших руки за головами. Их охраняли римские всадники. Обернувшись, он еще раз оглядел своих всадников с поднятыми топорами, готовых к нападению.

— Считай! — снова крикнула Пинноса.

— Три! — крикнула Урсула изо всех сил. Пинноса приставила лезвие меча к горлу старухи. Вождь коротко отдал приказ. Обменявшись взглядами, его люди стали бросать топоры.

— Мечи тоже… и остальное, нательное оружие! — крикнула Урсула.

Рустик торопливо перевел приказ.

Нехотя, один за другим, франки подчинились.

II

— Мое племя идет на запад потому, что ищет убежища на римской территории, — сказал Сунно, вождь франков. Урсула с остальными командующими и Рустиком сидели в походном командном пункте. — Мы были вынуждены покинуть свою родную землю из-за вторжения людей, которых в свою очередь выгнали из их домов. Те люди бежали от гораздо более страшного врага — гуннов. Восточные племена когда-то враждовали между собой, но не так давно мы объединились и теперь называем себя алеманами.[35] Мы должны были объединиться, чтобы выстоять против гуннов и их безжалостной страсти к грабежу и убийствам. Гунны! — прорычал он. — Эти гунны — причина всех несчастий, выпавших на долю алеманов!

— Кто они такие? Как выглядят? — спросила Пинноса. Сунно наклонился поближе и заговорил тихим голосом.

— Я слышал от наших купцов, что гунны — это не люди. Это ужасные твари, сбежавшие из подземного мира. У них огромные квадратные головы и длинные угловатые лица. Мои предсказатели сказали мне, что злые духи, желавшие моей земле страданий, те самые, которые не могут существовать без людской ненависти и войны, выпустили гуннов из своего ада и наслали их на мой мир. — Сунно помолчал. Его лицо выражало отвращение и ненависть. — Я даже узнал, как зовут их предводителя.

Слушая перевод Рустика, Урсула ощутила, как на ее руке начинают от жути подниматься волоски. Он еще не успел договорить, а ей казалось, что она уже знает, какое имя он назовет.

— Его зовут Мундзук.

От звука этого имени, вырвавшегося изо рта с черными зубами, ее бросило в холодный пот. Она потянулась к фляге с вином, с которой Рустик никогда не расставался, и сделала приличный глоток, чтобы не упасть в обморок.

Пока она сражалась за ясность сознания, Сунно продолжал свой рассказ.

— За нами идут многие, если не все племена алеманов. Они тоже будут искать убежища в землях Римской империи. Только Рим может защитить нас от опасности, которую представляют гунны.

— Как думаешь, когда остальные племена алеманов доберутся сюда? — спросила Урсула.

— Они перейдут Майн и прорвутся через эти потешные строения, которые вы называете Пограничным валом, уже через два цикла луны.

Урсула вежливо поблагодарила Сунно за информацию. Она торжественно и серьезно объявила, что сейчас скажет ему о том, как его воспринимают власти Рима.

Рустик вытащил императорский указ и передал его Урсуле. Она громко прочла его на латыни, останавливаясь после каждого абзаца, чтобы дать Рустику возможность перевести.

«Этот указ исходит прямо от Августа Константина Третьего и Принца Йовина Кельнского. Я, принцесса Урсула, Легат Первого Легиона Афины и Децимус Рустикус Аморий Пантеус Максимус, Преторианский Префект Кельна, облечены полномочиями выступать посредниками Императора в вынесении решения о твоей судьбе. Это значит, что мы можем прибегнуть к силе, если ты или твои соплеменники откажутся подчиниться.

Приказом Императора Константина Третьего вам отказано в праве пересекать Рейн. Однако тебе предложено стать союзником Рима с тем условием, что ты сам и твой народ согласится поселиться на участке приграничной земли между Рейном, Майном и пограничными валами. Но что более важно, — вы все должны будете присягнуть на верность Риму.

Тем самым вы возьмете на себя как свой долг перед Римом, охрану пограничных валов в части между Конфлуентом и Майном. В выполнении своего долга вы будете подчиняться власти старших командующих обоих гарнизонов, Кельнского и Могонциака.

Если ты принимаешь эти условия, то твои люди станут гражданами Рима, и им позволено будет носить оружие, включая топоры. Вы получите необходимое обучение и материальную поддержку от гарнизонов Кельна и Могонциака».

После того как Рустик закончил перевод последней фразы, все с ожиданием посмотрели на Сунно, ожидая его ответа.

Сначала вождь франков просто смотрел на них безо всякого выражения. Потом медленно опустил глаза, стал кивать и улыбаться. Потом он резко встал.

Урсула, Пинноса и Юлия вскочили на ноги и обнажили мечи.

Сунно разразился злобным хохотом.

— Вы считаете меня дураком? — закричал он. Рустик торопливо переводил. — Да вы посмотрите на себя! «Римская армия», состоящая из женщин! Императорский посредник, в жилах которого больше вина, чем крови! — Он злобно уставился на их лица. — Это что, и есть тот самый «могущественный» Рим, частью которого нам предлагают стать? — Они молча смотрели на него. — Ваш «Император Константин», «принц Йовин» и тот, кто на самом деле написал этот «указ», могут продолжать писать и дальше на всяких красивеньких свитках.

Он громко отхаркался и сплюнул на траву возле ног Урсулы.

— Это все римская чушь! Вот что это такое! А вы все с вашим драгоценным Первым Легионом Афины… — Он равнодушно махнул рукой в сторону выхода из палатки. — Вы не будете значить абсолютно ничего для таких, как алеманы, когда они сюда доберутся. И уж тем более для гуннов, которые придут следом! Бургунды показали, какими слабыми стали римляне. Свевы, да, еще же и готы стучат в двери Рима… так же, как саксы штурмуют ворота Лондиния.

— Я принимаю эти слова как отказ от предложения императора. — Голос Урсулы звучал уверенно, но, пока Рустик переводил ее слова, она чувствовала, как тяжело ей противиться охватившему ее страху. Глубоко в душе она понимала, что Сунно говорит правду.

Рустику было явно неприятно переводить грубый ответ вождя, и он старался говорить как можно тише.

— Красотка, можешь принимать это как пожелаешь, только франки, как и другие родственники германцев, будут творить то, что им хочется. Ни ты, ни другие не смогут ничего сделать, чтобы им помешать. Больше вы нас врасплох не застанете и не возьмете голыми руками!

Ни Урсула, ни Пинноса не пытались ему ответить, но он поднял руку, будто требуя тишины, и повернулся к сыну, чтобы что-то ему объяснить.

— Как мне представляется, Клошар, перед нами поставили простой выбор: мы либо останемся частью алеманов и попируем всласть на остатках того, что некогда было Римом. — Тут он повернулся к Урсуле. — Либо присоединимся к этой «армии», чтобы защищать полуживую империю от самих алеманов. С кем бы ты предпочел сразиться, сын, с яростными соплеменниками-алеманами или с этими бабами, возомнившими себя… А-А-А!

Сунно настолько увлекся, оскорбляя Урсулу и Пинносу, что не заметил, как Юлия проскользнула сзади и встала с ним рядом. Когда тот наклонился вперед, чтобы подчеркнуть свою насмешку, Юлия резким выпадом схватила его за мошонку. На глазах Сунно выступили слезы, и он закричал от невыносимой боли. Он попытался развернуться и схватить напавшего на него, но в ответ Юлия лишь сжала его сильнее. Он заскулил, понимая, что каждое движение будет приносить ему немыслимые страдания.

Сын попытался прийти к нему на помощь, но Пинноса мгновенно отреагировала на его порыв. Она сбила его с ног и пригвоздила мечом к полу. Острие меча, твердо упершееся в горло, доходчиво объяснило, что лучше оставаться неподвижным.

— Пожалуйста, переведи нашему уважаемому гостю, — спокойно сказала Урсула Рустику, — что он, похоже, кое о чем забыл. Нет, лучше спроси его, не кажется ли ему, что он кое-что забыл начисто.

Рустик отер пот со лба и перевел. Сунно торопливо закивал в ответ.

— Хорошо. А теперь спроси, знает ли он, о чем именно забыл.

Услышав перевод вопроса Урсулы, Сунно зарычал, но не произнес ни слова.

Урсула кивнула. Юлия сдавила еще сильнее. Сунно буквально завыл от боли.

— Спроси, не хочет ли он, чтобы мы ему об этом напомнили.

Сунно суетливо закивал еще до того, как Рустик закончил перевод вопроса.

— Скажи ему, что та самая осмеянная им армия женщин взяла все его племя, как и его предводителя, за одно, известное ему место. В одном он все же был прав: действительно предстоит сделать выбор. Они могут оставаться варварами, и в этом случае закон Рима не будет их защищать. Значит, ничто не помешает нам убить их здесь и сейчас же. Или они могут стать союзниками Рима, которые имеют право пользоваться защитой закона и некоторыми правами граждан Рима. Правда, только в том случае, если выполняют свой долг, обозначенный в предложении императора. И еще, Рустик…

— Да, госпожа легат!

— Когда переведешь то, что я сказала, будь любезен, задай ему один простой вопрос.

— Какой?

— Принимает ли он предложение императора. Да или нет.

III

«От Августа Константина Третьего, Императора Западных Провинций и Главнокомандующего, Принцессе Урсуле, Легату Первого и Второго Легионов Афины.

Приветствую тебя, Принцесса и Легат! Utinam fortis aestatis sol illuminet te et calefaciat omnia quae vis. Пусть жаркое летнее солнце озаряет и согревает тебя во всех твоих делах.

Твой доклад о положении дел в районе пограничных валов опечалил меня и добавил тяжести на сердце. Создается впечатление, что весь наш труд последних трех лет оказался бесполезным и напрасным занятием. Пограничные валы вместо средства сдерживания германских племен превратились в приманку для них. Они скорее облегчают переход границы, чем ему препятствуют!

В первую очередь я хочу освободить Первый Легион Афины от ответственности за нарушение моих приказов. Я также получил доклады от Рустика и Йовина, и теперь мне стало ясно, что франки представляют собой серьезную угрозу для Кельна, и город не смог бы ей противостоять без вашей помощи. Я, очевидно, ошибался, что мы сможем позволить себе изъять из обороны девятнадцать тысяч опытных бойцов, включая элитные части кавалерии. Должен отдать вам должное за то, как вы провели свою кампанию. Не думаю, что мужчины смогли бы справиться с этим заданием с такими малыми потерями. Рустик написал: „Эти потрясающие женщины напомнили всем нам, что для борьбы требуется нечто большее, чем просто оружие и сила!“

Во-вторых, я приказываю Первому Легиону Афины выступить в Могонциак. Это необходимо сделать по двум причинам. Первая: ты должна очень внимательно присматривать за своим новым „другом“ Сунно. Не столько из-за того, что он не вызывает доверия, если такое понятие вообще к нему применимо, сколько из-за того, что он может действовать еще и в чужих интересах (об этом чуть позже). Вторая же причина заключается в том, что приближающиеся племена алеманов действительно представляют собой серьезную угрозу. Если им удастся прорваться в Германию и Галлию, то без всякого преувеличения можно будет сказать, что запад для нас потерян!

Поэтому я хочу, чтобы вы отбыли в Могонциак, относительная безопасность которого облегчает ваше положение. Вы вместе с Рустиком (я был очень рад, услышав, что вы прекрасно сработались) должны тщательно продумать тактику боя с алеманами, чтобы быть готовыми к их появлению. Помните о том, что техника, которую вы с таким успехом использовали с франками, уже стала им известна. Они примут меры, чтобы не попасться в ту же западню. Например, могут переодеть родственниц своего вождя простыми крестьянками и заменить их простолюдинками.

Самым сложным в борьбе с этими племенами будет превосходящая вас численность. У восточных племен особенно сильна и многочисленна кавалерия. Я предлагаю вам придумать способ создать впечатление присутствия у вас огромной силы. Мой опыт показывает, что только это может сдержать их продвижение по стране. Если бы вам удалось увеличить численность своей кавалерии, скажем, в четыре раза, это значительно облегчило бы ваше положение!

И в заключение я хочу тебя предупредить: теперь, когда ты вошла в курс событий на континенте, ты должна проявить еще большую осторожность, чем раньше, и не быть доверчивой. Приведу тебе пример относительно франков и Сунно. Вполне вероятно, что они находятся на службе у одного из императоров дома Феодосия. Гонорий по-прежнему отсиживается в Равенне. Его племянник, Феодосий Второй, теперь вернулся в Константинополь после короткой кампании в Персию. Каждый из них мог спланировать нападение на вас вместе с Сунно и франками. Так уже поступали многие „союзные“ Риму племена.

Мы уже знаем, что многие бургунды, ставшие проклятьем Восточной Галлии, которые сейчас оттягивают на себя внимания большей части моих солдат, делают это по „совету“ одного из наших „друзей“ из дома Феодосия. А может быть, они оба приложили к этому руку! Более того, я располагаю убедительными доказательствами того, что именно дом Феодосия стоит за испанскими мятежами, которые беспрестанными стараниями Геронтиуса и Максимуса вот уже год не дают нам сдвинуться с места.

Самое серьезное обстоятельство этого дела заключается в том, что Констант столкнулся с предательством большинства, если не всех своих воинских подразделений, состоящих из свевов. Похоже, те, кому они на самом деле присягали в верности, находятся по другую сторону Альп. Он был настолько занят подавлением бунта в войсках, что до сих пор не спустился с гор, чтобы прийти мне на помощь. Правда, сейчас я ожидаю его появления с минуты на минуту.

Даже гунны, посеявшие хаос возле границ Рима, скорее всего, работают на Феодосия Второго. Например, теперь нам доподлинно известно, что это чудовище Мундзук собрал свои основные силы более двух лет назад на северном побережье Черного моря, в подозрительной близости к Константинополю.

Поэтому не поддавайся панике, которая распространяется вместе с новостями о гуннах. Паника — самое мощное их оружие. Если не считать отвратительного вида, а они, судя по всему, действительно надевают на головы своим младенцам квадратные хомуты, которые со временем и придают им ужасающее обличье, — они ничуть не страшнее любого другого варварского племени и так же беззащитны перед атаками хорошо организованного римского войска.

Будем же надеяться на то, что в скором времени мы преодолеем все препятствия, которые сейчас стоят на нашем пути, чтобы вы смогли продолжить свой Великий поход. Осенью Арелат не менее прекрасен, чем летом. Когда же закончится сезон кампании, „армия молодоженов“ сможет провести зиму вместе, согревая друг друга своим теплом!

А до тех пор да пребудет с вами Господь!

Константин».

IV

«Я предлагаю вам придумать способ создать впечатление присутствия у вас огромной силы. Мой опыт показывает, что только это может сдержать их продвижение по стране. Если бы вам удалось увеличить численность вашей кавалерии, скажем, в четыре раза, это значительно облегчило бы ваше положение!»

Эти слова не выходили у Урсулы из головы, пока она в одиночестве сидела в командном пункте в Кельне, рассматривала карты и перечитывала доклады, пытаясь придумать стратегию кампании против алеманов. Разведчики докладывали, что первые племена находятся менее чем в пяти днях пути от оградительных валов. Продвигались они очень медленно, а это означало, что у Первого Легиона Афины еще было некоторое время, чтобы придумать план и осуществить его.

От этих мыслей ее отвлек звук знакомых шагов. Она подняла глаза и улыбнулась.

— Добрый день, Ваше Высочество, — воскликнул Рустик, быстро входя в дверь. Он пришел немного раньше обычного времени для доклада. — Прекрасная погода для охоты. Вам нужно быть там, вместе с вашей лошадью, и заниматься сбором группы для охоты, а не сидеть здесь взаперти. Ни к чему позволять этим картам и докладам отягощать информацией такую молодую красивую головку! — Он передал Олеандре свой ярко-красный плащ и не менее ярко-синюю шляпу с длинным пером, предназначенную для верховой езды.

— И тебе добрый день! — Урсула с трудом сдерживала смех, наблюдая за тем, как Рустик поправляет широкий пояс на своем объемном животе и пытается устроиться поудобнее. — Рустик, я хотела бы задать тебе один вопрос.

Когда все выпуклости его тела заняли естественное положение, Рустик вздохнул с облегчением.

— Да?

— Какова численность Первого Легиона Афины?

Рустик взял со стоящего неподалеку блюда хлеба и сыра, затем потянулся за вином.

— Интересный вопрос, особенно из ваших уст. — Наливая вино в свой кубок, он взглянул на нее вопросительно. — С тем же успехом можно спросить меня, сколько ангелов в небесном воинстве.

— Мне интересно будет услышать твой ответ. По твоему представлению, сколько именно человек насчитывает Первый Легион Афины? Пехота и кавалерия?

Он подошел к столу, на котором лежали документы, чтоб внимательно заглянуть ей в глаза. Потом сел и положил перед собой еду.

— Так вы серьезно?

Она кивнула:

— А когда я была несерьезной?

— Так, посмотрим… — Он сделал большой глоток из кубка и поднял глаза кверху. Пальцы свободной руки теребили бороду. — Я бы предположил, что у вас около… пятнадцати тысяч пехоты… — Он украдкой глянул на Урсулу, чтобы понять, как она отреагирует на его слова. Она же смотрела на него с прежним бесстрастным выражением.

— И около трех тысяч кавалерии?

— Допустим. Сколько еще человек в Кельне, кроме тебя, считает так же?

— То есть, не считая меня? Ну, Йовин, конечно, начальник гарнизона, может быть, старший по снабжению и казармам, правда, вы привезли с собой свой провиант… — Казалось, его предположения иссякли. — Ну, епископ Клематий, может быть… это в том случае, если считать, что вы все — добрые христианки и ходите на мессы! — Он с недовольным видом снова отхлебнул своего любимого вина. — Ох, да не знаю я. Трудно сказать. Вы слишком хорошо следите за дисциплиной и безопасностью своих казарм.

— Именно! — Она ударила по столу.

Для Рустика такая реакция оказалась столь неожиданной, что он плеснул на себя вином.

— Хорошо, а Могонциак? Какого размера Легион они ожидают увидеть? — Она положила обе руки на стол и подалась вперед в ожидании.

— Я… я не знаю, — он пожал плечами. — Казармы Могонциака находятся на противоположном берегу реки. Они больше наших… и в них гораздо больше пустого места. Тот факт, что мы смогли разместить вас без всяких затруднений, уже достаточен для того, чтобы они планировали свои приготовления. На ваш вопрос могу лишь ответить, что они ожидают не менее десяти тысяч и не более тридцати.

— Ха! Идеально! — Она ударила стол кулаками. — И последний вопрос, Рустик, но не менее важный. Скажи, что, по-твоему, думают алеманы?

— О численности Первого Легиона Афины?

— Да.

— Ну, они, скорее всего, считают, что вас достаточно много, чтобы сокрушить франков и саксов. Если они и попытаются измерить Легион в числах, то их представления будут еще более размытыми, чем у людей из Могонциака.

— Именно, Рустик! — Она вскочила, обежала стол вокруг и обняла его за плечи, заставив снова облиться вином. — Я знаю, как нам сдержать натиск алеманов!

— Что? — Его изумление сменилось раздражением, когда он попытался вытереть кино с груди. — Что? Как?

— Заставив алеманов поверить в то, что Первый Легион Афины значительно больше, чем он есть на самом деле!

Рустик засмеялся и, чтобы отпраздновать это решение, сделал еще один глоток.

— Кстати, — сказал он с деланным безразличием, — а какова настоящая численность Первого Легиона?

— А сколько ангелов в небесном воинстве? — засмеялась она и шутливо щелкнула его по носу.

V

Первый Легион Афины был готов к переселению в Могонциак уже через неделю. Самым важным пунктом плана, обеспечивавшим их успех, были лошади. Требовалось столько лошадей, сколько они могли найти. С помощью Рустика они забрали всех имевшихся лошадей в конюшнях Новиомага и Кельна, чуть больше трех тысяч голов.

В то же самое время кавалерия под руководством Пинносы занялась подготовкой трех тысяч девушек из пехоты, обучая их уверенной посадке, чтобы они могли проехать верхом некоторое расстояние, изображая конный эскорт сопровождения велитов. К тому моменту, когда привели лошадей, девушки уже были готовы.

Вместо Большого парада, как они проводили в Лондинии, Урсула велела своей кавалерии, составлявшей три тысячи человек, и трем тысячам обученной легкой пехоты выходить из Кельна подразделениями по тысяче, по очереди и в течение всего дня. Под прикрытием темноты они возвращались в городские казармы вдоль противоположного берега реки. На следующий день они проделали это снова, создан впечатление, что кавалерия Первого Легиона насчитывает двенадцать тысяч всадниц. Как только Легион собрался в двадцати лигах к югу от Кельна, они отправились по широкой военной дороге в Могонциак.

Через три дня пути показались голубые силуэты холмов Таунуса. Они отмечали границу территории, где заканчивалось действие римского права и начинались безграничные владения варваров.

К вечеру войска дошли до вершины последнего холма на своем маршруте. Прямо перед ними внизу раскинулась огромная, самая мощная крепость на севере Альп. Крупные желтые и красные камни ее укреплений отлипали багровым цветом, купаясь в лучах заходящего солнца.

Урсула и остальные, выйдя на мыс, замерли в восхищении перед потрясающей красотой и мощью этих укреплений. Могонциак располагался на южном побережье Рейна, напротив слияния с Майном, где полноводная река совершала крутой поворот и дальше текла на запад, к Кельну. Город располагался на уровне воды за длинным естественным водоразделом, идущим вдоль южного берега реки. Выступающая каменная порода формировала основание под огромные зубчатые стены и башни, за которыми сам город казался каким-то игрушечным. Они укрывали его со всех сторон, подобно огромному неусыпному стражу.

Крепость была сориентирована на север, чтобы противостоять угрозе со стороны германских племен. И одно только присутствие этого вечного и неукротимого часового сдерживало и устрашало врага.

— Это место будто бы само по себе предупреждает возможных захватчиков, — сказала Урсула Фаустине. — Оно будто говорит: «Стой! Ты приближаешься к территории Римской империи! Ты не войдешь без разрешения и не сделаешь ни шагу, если не согласишься подчиняться римскому закону!»

Первый Легион так и не вошел в крепость. Он обогнул ее вдоль береговой линии и перешел по огромному мосту через Рейн, по направлению к меньшему по размеру военному комплексу на северном побережье. У них был прекрасный выбор: в их распоряжение отдали множество пустых казарм, способных разместить сотню тысяч легионеров.

Урсула повторила обманный ход, примененный ею в Кельне, и в крепость «кавалерия» входила дважды, за два дня. Правда, на фоне внушительной крепости ее маневры показались ей самой слабыми и малозначительными.

В Могонциаке Урсулу ожидало сразу несколько сообщений. Первое ставило ее в известность о том, что племена алеманов подойдут через семь, самое большее десять дней. Второе, более свежее, предупреждало о том, что римские патрули уже обнаружили некоторые из племен алеманов менее чем в одном дне пути от границы.

Вместе с преториальным префектом Могонциака Урсула, Пинноса и Марта организовали из людей, живших в лесу, сеть дозорных, чтобы собрать как можно больше информации о приближающейся угрозе. Элитный авангард Первого Легиона Афины был разделен на шесть разведывательных подразделений, во главе которых встали старшие командиры. Они отправились через холмы Таунуса в леса за пределами вала, взяв с собой проводников. Им необходимо было ознакомиться с местностью, на которой им всем предстояло вести боевые действия.

Не успели разведчики прислать первые доклады, как по реке на лодке до них добрался Рустик, чтобы снова поработать переводчиком. Алеманы говорили на многих языках, но во время совещаний командующих, в которых участвовали их вожди, использовались только два. К счастью, Рустик свободно изъяснялся на обоих.

— Мои тетушки Юта и Горда были родом из алеманских племен, — грустно сказал он за очередным кубком красного вина. Разговор происходил поздним вечером в Кельне, когда они, наконец, составили план действий. — Я их очень любил, а они меня многому научили. — После этих слов он стер слезу и звучно высморкался в свою тогу.

На следующий день план, который они назвали «Великим Обманом», начал претворяться в жизнь. Перед Первым Легионом стояла цель: убедить алеманов в том, что его размер в два раза больше истинного и, самое главное, что кавалерия вчетверо сильнее. На построение ушло два дня, в течение которых племена алеманов подходили все ближе к границе и разбивали лагеря в опасном соседстве.

В каждое племя Урсула направляла официальную делегацию с приветствиями к вождю и сообщением о том, что Легат Первого Легиона Афины Принцесса Урсула Британская, официальный представитель Императора Августа Константина Третьего, приглашает их на встречу, на которой будет обсуждено их нахождение на территории Римской империи. Встреча была назначена через два дня в определенном месте, где сливались три реки, к северу от вала. Вожди кланов с готовностью согласились, и все делегации благополучно вернулись в свои казармы.

И начался Великий Обман.

Послы со своими вооруженными эскортами прошли вдоль трех долин, соединявшихся над назначенным местом встречи, и каждый из них увидел часть кавалерии Первого Легиона Афины, наблюдавшую сверху за их передвижением. Позже Урсула узнала, что как только вожди алеманов выехали на открытое пространство, где и должна была произойти встреча, ожидая появления представителей императорской делегации, они быстро обменялись своими наблюдениями. Они определили, что каждая долина патрулировалась четырьмя кавалеристскими отделениями: красным, синим, зеленым и оранжевым. По их подсчетам, каждое из них насчитывало около тысячи, что привело их к выводу о том, что численность Первого Легиона Афины составляла не менее десяти-двенадцати тысяч всадниц. К тому времени, как на поляне появилась Урсула с императорской делегацией, алеманы прекрасно поняли, что рассказы франков о том, что Могонциак и Кельн беззащитны и представляют собой легкую добычу, вместе с шутками о нескольких женщинах, вообразивших себя воинами, не соответствовали действительности.

После церемонии приветствия и обмена подарками Урсула с помощью Рустика приступила к переговорам. Она объяснила условия императорского декрета, права и обязанности, которые алеманы обретут, согласившись поселиться на холмах Таунуса и подчиниться римским гарнизонам Кельна и Могонциака, оберегая вверенную им землю от набегов других племен. Вожди поначалу выразили сомнение и отказ, но Урсула видела, что это было сделано чисто символически. После недолгих пререканий они единогласно приняли предложение императора.

Казалось, план «Великий Обман» позволил одержать победу, но как раз в тот момент, когда Урсула готовилась покинуть собрание, случилось непредвиденное. Один из вождей, высокий мужчина по имени Лютари, выразил свое желание лично убедиться в воинской доблести женщин из Первого Легиона Афины.

— Лучший способ проявить и укрепить верность нашему новому союзнику, Риму, — заявил он с явным энтузиазмом, — вызвать на дружественный поединок лучших из ваших амазонок! Пусть лучшие померяются силами с лучшими!

Урсула с вежливой улыбкой зашептала Рустику:

— Мы не можем на это согласиться! Во имя Господа, что же нам делать?

— Продолжать улыбаться, радостно смеяться, изображая предвкушение интересного зрелища, — быстро ответил Рустик и сам заливисто засмеялся, поддерживая высказанную мысль.

— Чем дольше мы здесь остаемся, тем больше рискуем быть разоблаченными, — сказала Юлия, изо всех сил стараясь улыбаться и изображать радость. — По-моему, нам надо уходить, и сейчас же, — она засмеялась, будто услышав хорошую шутку.

— Ха-ха-ха! — хохотал Рустик, чтобы поддерживать иллюзию. — А нам нельзя отказываться — это будет смертельное оскорбление! Это подвергнет опасности только что созданный союз, не говоря уже о наших жизнях! Ха-ха-ха!

Урсула присоединилась к смеху над воображаемой шуткой.

— Ну, что ж, Рустик, — произнесла она наконец, когда поняла, что больше тянуть было нельзя. — Мы согласимся на состязание, только ты должен приложить все свои усилия к тому, чтобы оно оказалось как можно короче. И не подпускать их людей к девушкам.

Урсула улыбнулась и кивнула в знак согласия, начались приготовления. Эскорты обеих сторон разошлись в сторону, освобождая широкое пространство для проведения состязания. Зрители выстроились по две стороны от образовавшейся арены, друг напротив друга.

Одна сторона сгорала от нетерпения, предвкушая зрелища, другая же — трепетала от волнения. Урсула подвела вождей к одной из незанятых сторон, оставляя другую для прохода на арену участников.

Вивенция, Баэтика и Пинноса открыли состязания, продемонстрировав умение управлять лошадьми. Вивенция выступила первой, пустив лошадь в галоп и встав на ее спине, потом села боком и выстрелами из лука поразила приготовленные заранее мишени. Баэтика следом показала свое мастерство управления лошадью, сидя спиной к ее голове. Это выступление, как и выступление Вивенции, вызвало бурю восторженных возгласов алеманов и аплодисменты соратников.

Пинноса же решила продемонстрировать превосходство британских лошадей над алеманскими. Она вышла на арену пешком, одна, неся в руке яйца какой-то птицы, которые ей удалось найти неподалеку. Пинноса издала высокий короткий свист, и на краю арены появилась Артемида. На ней не было ни поводьев, ни стремени. В ответ на повторный свист огромная лошадь встала на дыбы, на третий — пошла рысью вдоль арены, на четвертый — пустилась в галоп. Последний резкий звук подозвал роскошную, ухоженную кобылу прямо к всаднице.

Алеманы кричали и стучали мечами о свои щиты, щелкали хлыстами и выражали свой восторг всеми другими известными им способами.

Аплодисменты еще не смолкли, когда Пинноса взяла яйца, которые держала в руке, и аккуратно вложила их кобыле в рот. Затем она вскочила Артемиде на спину и поехала в сторону, где стояла Урсула с вождями. Она управляла своей лошадью коленями и чуть нагибалась вперед, чтобы шептать простые команды, и могучая Артемида аккуратно выкладывала невредимые яйца одно за другим в протянутые ладони алеманских вождей. Затем лошадь, пятясь, отошла к выходу из арены, несколько раз встала на дыбы, вздымая мощные копыта под восторженный рев зрителей, и, в конце концов, исчезла из виду. Этот зрелищный эпизод завершил демонстрацию умения управлять лошадьми всадниц Первого Легиона Афины.

Пришла очередь алеманов, которые тоже выделили группу бойцов, чтобы продемонстрировать мастерство наездников. Они спрыгивали со своих лошадей, сбрасывая воображаемого противника на землю, затем вскакивали на них и мчались, свешиваясь набок, чтобы уклониться от выстрелов врага.

Рустик, громко подбадривая выступление новых «союзников», не отказывал себе и в комментариях на языке бриттов.

— Нет, что бы эти алеманы ни вытворяли, они не могут даже сравниться с тем, как выступали женщины Первого Легиона Афины!

Когда окончились показательные выступления, подошло время для настоящего состязания. Следующий тур был посвящен искусству стрельбы.

Пока шли приготовления к стрельбам из лука и метанию копья, Рустик, сохраняя прежнее приподнято-радостное выражение лица, наклонился к Урсуле, Юлии и Пинносе, которая только что к ним присоединилась. Он весело рассмеялся и произнес:

— Я надеюсь, вы понимаете, что мы находимся в смертельной опасности! — Он исподтишка показал на грозного видом вождя, который пожирал взглядом явно нервничающую Бриттолу.

Пинноса прыснула, тут же отвернувшись, чтобы не привлекать внимания.

— Да, знаю. В любой момент кто-нибудь из алеманов может приблизиться к нашему патрулю и рассмотреть, что на них надето, — она имела в виду двусторонние плащи, сшитые из ткани двух цветов. — Издалека-то им удалось провести алеманов, но, боюсь, вблизи им это уже не удастся.

— О, однако дело-то не только и этом! — продолжил Рустик. Его смех звучал уже несколько натянуто. — В следующем туре они ждут поединка между мужчиной и женщиной.

— Да мы просто не будем этого делать! — рявкнула Юлия, забывшись и тут же разрушив с таким трудом создаваемую иллюзию.

Рустик захохотал, пытаясь прикрыть напряженную и подозрительную паузу, возникшую в результате возмущенного возгласа Юлии.

— Только все не так просто. Отказ нанесет им ужасное оскорбление, и судьба альянса окажется под угрозой.

— Но если мы согласимся участвовать, то союзу тоже прилег конец, — тихо произнесла Урсула, ограничиваясь снисходительной улыбкой. — Ты только посмотри, какие они все громилы. Они будут не по зубам даже самым сильным нашим женщинам, а поражение в состязании будет означать слабость Первого Легиона вообще.

— Это все зависит о того, какой именно поединок они хотят увидеть, — у Пинносы явно появились идеи.

— Даже не думай, — прошипела Урсула сквозь растянутые в улыбке губы. — Мы должны придумать способ избежать этого поединка, не нанеся им оскорбления. Это — единственный выход.

— Но, ха-ха, как? — нервно пробормотал Рустик. По тому, как он теребил воротник тоги, она поняла, насколько он был встревожен.

Все время, пока шел тур соревнования в меткости, Урсула и остальные ломали головы над тем, как им выйти из сложившейся ситуации, не затронув чести вождей и не разрушив иллюзии вокруг Первого Легиона Афины. Представители обеих сторон выступили хорошо и казались равными по силам. Толпа ревела, наблюдая за тем, как участники состязания не уступают друг другу в мастерстве. Приближался финал, и Урсула уже почти паниковала в поисках выхода.

Вдруг во время последнего тура стрельбы из лука с запада подул сильный ветер. Небо затянуло зловещими черными тучами, и полетели тяжелые капли дождя. Алеманы, не обращая на это внимания, вышли на поле, чтобы показать мастерство владения хлыстом. Один из них только примерился, чтобы сбить камни, положенные на короткие шесты, как внезапно разверзлись хляби небесные.

Сильнейший ливень положил конец состязанию. Урсула и остальные, наконец, смогли покинуть место встречи, буквально волею небес сохранив свое достоинство, только что заключенный союз и тщательно создаваемую иллюзию.

VI

Вернувшись в Могонциак, Урсула дала день отдыха всему Легиону. По предложению Рустика они всем составом направились в огромные купальни под открытым небом, находившиеся недалеко от военного комплекса гарнизона в подножье Таунуса, в местечке, называемом Аква Матика. Для старших офицеров был отведен отдельный грот, в центре которого находилась огромная ванна, natatio, украшенная мозаикой темно-синего, красного и золотого цветов. За ванной и чуть возвышаясь над ней, располагались laconica и caldaria, ванны с горячей и прохладной водой. Ванны были скрыты густым темным пологом из листьев и свисающих ветвей деревьев, которые задерживали исходивший от источника густой, практически осязаемый пар. Ржаво-красная горячая вода медленно вытекала из источника в большой расселине, из-под корней двух огромных вековых дубов. Струнки пара плыли от деревьев над источником к открытым ваннам с холодной водой, frigidaria, подпитываемых кристально-чистой водой горных источников.

Рядом с купальнями находилась площадка, на которой делали массаж. В той же стороне был выход к конюшням и на дорогу, ведущую к Могонциаку. Урсула и Бриттола укрылись тут, оставив остальных в купальнях в компании с Рустиком, который вновь ощутил себя в своей родной стихии, нежа свое обнаженное тело в теплой воде, наслаждаясь любимым вином и созерцанием прелестей двадцати молодых женщин.

Бриттола и Урсула лежали ничком на деревянных массажных столах. Слуги втирали ароматные масла им в шеи, плечи и спины. До них доносился смех Марты, Саулы и Кордулы, игравших в купальне. Время от времени слышался и заразительный смех Пинносы, который чаще всего сопровождался оглушительным плеском воды.

— Если бы здесь была часовня, — произнесла Бриттола, — это место можно было бы считать идеальным.

— Оно было бы идеальным, если бы находилось в наших западных землях, — сонно ответила Урсула.

— Госпожа? — Голос Олеандры как-то странно звенел от напряжения.

— Что такое?

— Я думаю, вам нужно встать, Госпожа. К вам пришли. — Нервозность служанки передалась Урсуле и Бриттоле. Не произнеся ни слова, они обе встали и, насторожившись, посмотрели туда, куда им указала Олеандра.

Как только Урсула узнала знакомый силуэт, ее сердце похолодело. На входе стоял, отбрасывая длинную тень, Морган. Он замер, давая глазам привыкнуть к полумраку после яркого солнечного света. Он выглядел напряженным, и это было плохим знаком. Он явно привез плохие новости.

Страх сковал грудь Урсулы, и она задрожала, даже не осознавая этого. Как в полусне, она накинула халат и пошла встречать гонца. Она смотрела только на Моргана и не слышала, как Бриттола послала слуг за остальными командующими и за Кордулой.

Морган сделал шаг навстречу Урсуле, и в этот момент она поняла, какую именно весть он ей принес. Как будто само присутствие Моргана и его известие жили своей собственной жизнью, и эта жизнь была вечной. А слова, которые он должен будет произнести, были всего лишь ритуалом.

Сначала Морган ничего не говорил. Он низко поклонился и выпрямился, мрачно заглянув ей в глаза, и эта тяжесть и грусть во взгляде сообщили ей больше, чем могло сказать любое слово. Теперь в ее снах будет снова и снова появляться именно такое его лицо и такие глаза. Он взял ее за правую руку и осторожно положил в нее маленький деревянный предмет.

Ей не нужно было смотреть на него. Она и так знала, что это такое.


Пока публика смеялась шутке Константина, Урсула решительно спустилась по ступеням, подошла к Константу, взяла его лицо в свои руки и поцеловала в губы. Одобрительные возгласы «Еще!» почти оглушили ее. Урсула не заставила себя упрашивать и просто сделала то, о чем ей кричали. На этот раз Констант ее крепко обнял. Не обращая внимания на рев публики, она немного отстранилась и подала ему маленький кисет, который вышивала все последнее время.

— Что это? — Константу пришлось кричать.

— В нем мой маленький портрет, который написала Бриттола. Мы сделали для него рамку из дерева и серебра. Я украсила ее сама. Это для того, чтобы тебе легче было меня вспоминать. — Рассказывая ему об этом, Урсула осторожно надевала кисет на шею возлюбленному. Повиснув, тот ударился о панцирь. Увидев, как глупо это выглядит, Урсула улыбнулась и заправила кисет внутрь, под доспехи. Потом она посмотрела Константу в глаза.

— Он всегда будет со мной. Я не сниму его даже во время купанья. — Он крепко обнял Урсулу за плечи и вгляделся в ее глаза. — И запомни: только в твоем голосе я слышу зов семьи. Только в твоих глазах отражается мой дом.


— Было большое сражение, Ваше Высочество, — когда к ним молча стали подходить остальные девушки, голос Моргана, наконец, прервал ледяное и уже как бы загустевшее молчание. — У Константа оставалось только две тысячи человек, его авангард да отделение кавалерии батавов. Все остальные его бросили, поверив слухам о скором свержении Константина. В это время много говорилось о том, что со стороны Италии к ним двигалось большое войско, посланное для выполнения приказов Гонория, которое, возможно, он сам и вел. И только тем, кто встанет под его знамена, была обещана жизнь или даже награда. Констант твердо решил прорваться к отцу, чтобы вместе сокрушить армию Геронтиуса, но перебежчики знали слишком много его секретов: все известные ему горные тропы и пещеры, места походных лагерей. Геронтиус сумел расставить ему ловушку. А когда Констант попытался уйти от врага по узкому ущелью, его самого и его людей встретило целое шеститысячное войско, и еще четыре тысячи уже закрывали им отход назад. Но даже…

— Нет! Этого не может быть! — вскрикнула одна из девушек. Кто-то из них заплакал.

Морган продолжал:

— Но даже поняв, что силы противника значительно превосходят их собственные в пять раз, они не сдались. К окончанию сражения противник потерял больше половины своих солдат. Констант погиб одним из последних. Его тело нашли коленопреклоненным среди многих свевов, павших от его меча. Штандарт Первой Конной был зажат у него под правой рукой: он использовал его как костыль после того, как получил первые раны. Правая его рука так сильно сжимала вот это, — он кивнул на предмет, который Урсула все еще сжимала в своих руках, — что тем, кто его нашел, пришлось его вырезать.

— Не было ли… — Урсула замолчала, потом сделала глубокий вдох и снова заговорила. — Я хочу сказать, не было ли предсмертной записки?

Морган покачал головой и снова указал взглядом на ее руки, словно бы говоря: «Все, что есть, ты держишь в руках». Потом он повернулся к остальным и заговорил уже громче.

— Но это не все. Будто бы такой трагедии не хватает с лихвой, судьба обрушила на меня еще одно бремя. У меня есть для вас еще одна новость, страшнее прежней, и, боюсь, она повлияет не только на нас, но и на весь мир в целом.

— Продолжай, — решительно сказала Пинноса, подойдя к Урсуле и обняв ее за плечи.

— Когда я прибыл в Могонциак в поисках командующих Первого Легиона Афины, из-за Альп пришло срочное и самое ужасное известие. — Он опустил глаза, явно собираясь с духом, чтобы сказать следующие слова. Медленно подняв голову, он провозгласил: — Вечный город был атакован, взят и разграблен проклятьем всех западных земель: Алариком и его вестготами!

Кто-то из женщин зарыдал в голос.

— Ты хочешь сказать… — воскликнул Рустик.

— Да, Рим, мать городов. Пал и все еще исходит дымом от пожарищ, словно от жертвенных костров.

VII

Урсула металась по маленькой белой часовне, которую Бриттола построила в Кельне за казармами. Прошло несколько месяцев с тех пор, как Морган привез весть о гибели Константа, и все это время Урсула провела взаперти, строго приказав ее не беспокоить. Устав ходить, она села на пол, скрестив ноги, и стала бездумно смотреть на алтарь. Прошло некоторое время, и она снова вскочила на ноги и принялась ходить взад и вперед. Ее руки сами по себе то теребили волосы, то цеплялись за складки одежды.

— Милостивый Господь! — вдруг громко закричала она Небесам. — Где Ты? Где же Твой свет? Прошу Тебя, даруй мне свет, ибо я не вижу. Я задыхаюсь во мраке! — Она остановилась и бросилась на колени. — Теперь я знаю, Господь, что самым моим большим грехом был эгоизм! Все, что я делала, — делалось потому, что это было нужно мне. Я сформировала Первый Легион, оторвала двадцать тысяч лучших британских женщин от дома, лишив их возможности жить своей жизнью. Я повела их сюда… в этот проклятый поход — и все потому, что сама хотела обрести дом и семью. И Ты решил наказать меня, лишив того, к чему я так стремилась! Господи, я прошу тебя лишь об одном: наказывай одну меня. Покарай меня, но пощади остальных!

— Аминь, — раздался голос Бриттолы.

Урсула вздрогнула. Бриттола нерешительно мялась в дверях, не зная, стоит ли ей входить.

— Зачем ты меня беспокоишь? Чего ты хочешь? — спросила Урсула, не вставая с колен.

Бриттола с натянутой улыбкой нерешительно приблизилась к алтарю и опустилась на колени.

— Можно, я помолюсь с тобой?

Урсула просто кивнула в ответ и вернулась к своей, теперь уже мысленной молитве.

Бриттола достала свой крест из-под туники. Зажмурившись, она начала свою молитву вслух.

— Господи, принцесса Урсула Коринфская, добрая дочь короля Дионота и Легат Первого и Второго Легиона Афины считает себя рукой, сотворившей женскую армию и направившей ее на сложную миссию. Господь, будь же милостив и покажи ей, что все это время Ты руководил ею, она служила Тебе и ставила перед собой Твои цели. Дай ей понять, что это по Твоей воле мы покинули свои дома и семьи и с Твоей миссией отправились на чужой берег. Но само важное, Господь, покажи ей, что без нее, без того, чтобы Ты руководил нами через нее, Первый Легион Афины не сможет продолжить свой Великий поход, в котором народ Британии и всего Рима сейчас нуждаются больше, чем когда бы то ни было. — Бриттола открыла глаза и взглянула на Урсу