Book: Тридцать второй. Дилогия



Тридцать второй. Дилогия

Владимир Брайт

Тридцать второй. Дилогия

Тридцать второй. Дилогия

Название: Тридцать второй. Дилогия

Автор: Брайт Владимир

Издательство: Самиздат

Страниц: 678

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Он много раз умирал — сначала на операционном столе, где из него делали киборга, потом в чужом мире, который так похож на наш. У него нет будущего, есть только цель — уничтожить Bселенную. Вселенную, которая и так обречена на гибель.

                        

     Адреналин для убийц

Пролог

Можно чувствовать себя мертвым, находясь в добром здравии. И наоборот ощущать биение жизни, несмотря на то, что давно умер. Человеку, которым я был в прошлой жизни  как никому другому знакомы эти чувства.

Потому что, начиная с определенного момента времени, я перестал  им быть .  

Одни верят в судьбу, другие в рок, третьи считают, что ничего на свете не происходит просто так у всего должна быть  причина. Не знаю, что заставило того парня  напиться в жаркий июльский вечер. Может, поссорился с девушкой или наоборот отлично повеселился с друзьями. В любом случае главное не это, а то, что в конечном итоге,  он  сел за руль.

Дорри малышка! Ты моя крошка! Тыыыыыыы… Мооооояяяяя!!!

Крутой поворот, мокрая дорога после дождя, хмель в голове и отличная песня по радио. Жизнь кажется приятной во всех отношениях. Особенно если управляешь многотонным грузовиком, а не    хлипкой малолитражкой.

Дорри малышка…

Фура, вылетевшая изза поворота на встречную полосу  ослепив  фарами, протаранила машину, которой я управлял. Вряд ли можно было назвать это причудливым капризом Судьбы. Скорее  нелепым стечением обстоятельств. Две секунды раньше или столько же позже и мы бы разъехались. Помянув недобрым словом ненормального идиота, я, как ни в чем не бывало, продолжил свой путь. Но, в тот вечер катафалк для трупов  приехал точно по расписанию. Секунда в секунду.

Все произошло так быстро, что я даже не успел испугаться. Единственное что  удалось сделать перед столкновением резко вывернуть руль влево. Раздался пронзительный визг тормозов, сопровождаемый отвратительным скрежетом сминаемой обшивки.  Последовал резкий хлопок разлетевшегося на тысячу мелких осколков стекла. Сработала подушка безопасности. Мир закружился перед глазами ярко красным калейдоскопом боли. А затем спасительное беспамятство избавило меня от болевого шока.

Удар пришелся не в лоб, а почти по касательной.  То, что мгновение назад было дверью, в следующее превратилось в искореженную перегородку стальным прессом сдавившую тело водителя.

Хруст ломающихся костей растворился в скрежещущем грохоте металла. Несколько раз перевернувшись  изуродованная малолитражка, превратившаяся в некое подобие смятой жестяной банки оказалась в кювете…

Ярко светили звезды. В придорожной  траве заливались цикады. Мир, как ни в чем не бывало, продолжал жить своей жизнью. Казалось, ничего не изменилось. И даже песня звучала  та же.  «Дорри малышка. Ты моя навсегда. Я так любил тебя. Только тебя и никого больше»...

Но, внезапно протрезвевшему водителю грузовика зажигательный шлягер уже не казался таким замечательным. Всего за несколько коротких секунд жизнь перевернулась с ног на голову, превратив теплый июльский вечер в кровавый кошмар.

Непредумышленное убийство при отягощающих вину обстоятельствах это тюрьма. Лишением прав, ночью в полицейском участке и внушительным штрафом здесь не отделаешься. Все намного серьезнее. Настолько…

НЕТ!!! – ему было  очень страшно.

НЕЕЕЕЕЕТ!!!

И всетаки парень не уехал с места происшествия, вызвав спасателей. Может понимал, что рано или поздно его найдут. Или думал о чемто другом. По большому счету неважно, что подтолкнуло его набрать заветные цифры. Главное он сделал, что должен.

Медики приехали через десять минут. Как ни странно пострадавший был еще жив. Хотя, применительно к данному случаю лучше бы умер без лишних мучений. Когда человека вырезают из раздавленной всмятку машины, шансы выжить стремятся к нулю.

Дежурная бригада, доставившая то, что некогда было здоровым мужчиной в реанимацию, сдала груду искореженного человеческого материала под расписку, отправившись по следующим вызовам.

Врачей трудно чемнибудь удивить. Очередная жертва ДТП.  Печально, но такова жизнь.  «Скорая» оказывает помощь на месте, доставляя  пострадавшего в больницу.  Собрать по частям изувеченного пациента – задача хирургов. Чтото на подобии: «Мы привезли.  Вы разбирайтесь». Причем сказать намного легче чем сделать. Особенно когда речь идет о груде окровавленной плоти, распластанной на  операционном столе.

Уставшая от череды ночных операций бригада не знала как поступить: разобрать без пяти минут покойника на запчасти, чтобы уцелевшие органы донора послужили на благо других  или сразу отправить в морг.

Неизвестно на чем бы в конечном итоге врачи остановили выбор, не заинтересуйся моим случаем организация, наделенная чрезвычайными полномочиями.

Вплоть до аварии я был молод, здоров и не обременен близкими родственниками. Одинокая троюродная тетка не в счет. Исходя, из всего вышеперечисленного с моими останками можно было делать все что угодно.

Компьютер выдал необходимую информацию. Через восемь минут меня забрали прямо с операционного стола. Пережив кратковременную клиническую смерть по пути из больницы в лабораторию и две, более продолжительные, во время переделки тела, через пару недель я, к немалому удивлению  специалистов, пришел в себя. А еще через три с половиной месяца был готов услышать о миссии, возложенной на мои плечи.  Не правительством или «сильными» мира сего, а ни больше, ни меньше  всем человечеством.

Глава 1

Лишь тот способен мир изменить, кто сам умирал не раз.

Этан

Бесцветный человек с незапоминающимися чертами лица, представился как Каффи Залабски. Непонятно зачем вообще были нужны такие изыски.  Назвался бы просто мистером Смитом или Джонсом. По большому счету имя собеседника не имело значения.

Агенты, чиновники, клерки, офисный планктон все кто, так или иначе, принадлежит к этой прослойке рано или поздно теряют индивидуальность, превращаясь в некий стандартный образец. Мистер Смит. Дежурная улыбка на фоне потухшего взгляда. «Мы думаем и заботимся о Вашем благополучии». Фальшиво улыбающиеся куклы с безжизненными пластмассовыми глазами, уставшие от всего на свете. И больше всего от себя....

Поинтересовавшись для проформы самочувствием пациента, мистер Залабски сразу перешел к делу, спросив: «Готов ли я услышать правду о текущем  положении дел»?

Это самое «положение» звучало слишком официально. Да и сам вопрос показался странным. Впрочем, крутые парни в серьезных конторах привыкли брать быка за рога. Больше дела, меньше слов. Время – деньги и т.д.  и т.п.

Я коротко ответил, что весь во внимании и готов услышать любые, даже самые неприятные новости.

Дальнейшее развитие событий показало, что я ошибался. Правда, в досадном просчете не было моей вины. Рассказ мистера Залабски больше смахивал на бред сумасшедшего, чем объяснения нормального человека. Если бы сидящий напротив мужчина не олицетворял собирательный образ среднестатистического государственного чиновника, я мог решить, что это шутка.

Увы, он был серьезен как никогда.

Вы пережили три клинические смерти и пятнадцать различных по сложности операций, – монотонно бесцветным голосом начал, агент Каффи. – В результате чего, ваше тело было модернизировано – заменены и модифицированы некоторые органы.

Заметив мой удивленный взгляд, поспешил уточнить. – В общей сумме критические изменения составили шестнадцать процентов от общей  массы тела.

Шестнадцать процентов? – автоматически переспросил я.

Да, не так много если учесть…

Речь идет о моем теле? – мне было наплевать на любые поправки.

Да, когда нужно  расслабленный  джентльмен, удобно расположившийся в кресле напротив, становился жестким как кремень. – Мы говорим о свершившемся факте. Медицина вытащила вас с того света. Без своевременного вмешательства максимум, на что могла рассчитывать жертва аварии – вегетативное состояние. 

А…

Мозг и органы воспроизведения не тронуты, теперь со мной говорил, не расчетливый циник, а добрый «товарищ». –Больше чем  уверен, потеря аппендицита или замена разорванной почки на искусственную вас  не расстроит.

Он был неплохим актером этот странный агент. Но даже гений сцены не мог убедить меня в том, что дело ограничилось одной лишь почкой.

Значит, несмотря на все… Операции и вмешательства я остался человеком?

Разумеется, дежурная улыбка из серии: «Мы думаем и заботимся о Вашем благополучии», заставила меня усомниться в искренности  собеседника. – Вы мыслите,  значит существуете.

С шестнадцатью инородными процентами?

Речь не идет о мозге.

Хорошо, пусть будет так, смирившись с неизбежным я предпочел не  углубляться в детали. Так для каких именно целей меня оживили?

Спасли,  тактично поправил  он.

Как скажите.

Прежде чем продолжить, начал мистер Залабски. Рад сообщить,  что вы первый и пока единственный выживший из тридцати двух наших клиентов. Согласитесь, редкая удача  выкарабкаться из страшной аварии, пережить три клинические смерти, чтобы затем поспорить с теорией вероятности, второй раз выиграв при смехотворно низких шансах.

После известия о том, что я стал полу киборгом, остальные новости воспринимались почти на «ура».

Разумеется,  устало кивнул я.

Замечательно, в отличии от меня, собеседник лучился радостью. Тогда…

А можно вопрос?

Конечно.

Почему именно я? Ну понимаете…

Конечно, ободряюще улыбнулся он. Вы выжили в результате эксперимента и готовы к выполнению миссии, возложенной на вас правительством

Это ответ?

Нет, всего лишь вступление.

Тогда я весь во внимании.

Если вкратце вы идеальный донор без родственников.

А подробнее?

Не получится.

Почему?

Вы не обладаете уровнем доступа к этой информации.

Ловко, криво усмехнулся я. – Сначала человека превращают в киборга,  затем вместо объяснений, говорят об уровне доступа. Раз все настолько секретно, то скорее всего речь идет  о спасении мира? Как правило, такими делами занимаются модернизированные суперагенты?

Мой тон был слишком легкомысленным, а веселье  наигранным. Хотя, чего еще можно  ожидать от человека, оказавшегося в настолько идиотском положении?

Прежде чем ответить мистер Залабски выдержал некое подобие смысловой паузы, чтобы я прочувствовал глубину момента.  Затем спокойно ответил.

Нет, для таких задач у нас существует менее дорогостоящий и не настолько квалифицированный персонал. Ваша задача будет диаметрально противоположной. Не спасти, а уничтожить  мир...

Так я впервые узнал о параллельной реальности, которую  несколько лет назад открыла группа  ученых. Эти же люди вычислили, что в ближайшем будущем должно произойти пересечение плоскости ВайроудаБекловски (без понятия, что это значит), в результате чего погибнут обе вселенные.

Выбора не было. Либо исчезнут потенциальные враги, либо оба мира растворяться в бушующем хаосе мироздания. Чтобы понять, о чем идет речь, представьте два  шара начиненных взрывчаткой,  катящиеся по биллиардному столу навстречу друг другу.  При соприкосновении от детонации произойдет взрыв. Избежать столкновения  невозможно. Ничто не в силах изменить их траекторию.  Единственный шанс для одного из шаров остаться в игре уничтожить другой до того как он перейдет определенную точку оказавшись в опасной близости.

На самом деле все было намного сложнее.  Пример с биллиардным столом лишь в общих чертах отображал суть положения. Хотя и в том и другом случаях главное не детали, а  конечный результат –  взрыв.

Отказываясь верить в страшный прогноз, полученные результаты проверяли и перепроверяли. Итог не менялся: каждый раз расчеты выдавали одно и то же. Через несколько десятилетий параллельные измерения пересекутся, что неизбежно приведет к аннигиляции миров.

Будущее не определено только в том случае, когда о нем доподлинно неизвестно. В данном случае математические расчеты не оставляли места надежде – грядет апокалипсис. Никаких «НО», «ЕСЛИ», «А ВДРУГ», «МОЖЕТ БЫТЬ» и т.д. и т.п.

Детская задачка для пятого класса имеет единственное решение. Из пункта «А» и «Б» навстречу друг другу выехали два велосипедиста. Зная среднюю скорость каждого нетрудно рассчитать, когда они встретятся. А также смогут ли разминуться.  Согласно расчетам  разъехаться «велосипедистам» не удастся. Следовательно, конец мира наступит в самом ближайшем будущем.

Теперь вы понимаете, что на кону стоит не больше ни меньше, а судьба человечества, подвел итог  своей речи мистер Залабски.

Да, несмотря на то, что в меня напихали кучу дряни я не утратил способность к мышлению. 

По крайней мере, когда речь заходила о столь очевидных вещах.

С бильярдом все ясно. Но ведь вселенная не какойнибудь шар. Как ее уничтожить?

Открытие «Частицы Бога», отвечающей за появление массы, вывело теорию  строения мироздания на новый уровень. Согласно расчетам наших ученых существует вероятность спровоцировать реакцию, способную привести  к «Большому взрыву».

Нечто на подобии атомной бомбы в масштабах вселенной?

Примерно…, мистер Залабски решил не вдаваться в подробности, ограничившись общими сведениями.

Да уж, откровенно говоря, я не знал что сказать.

Удивлены?

Не то слово.

Теперь, после всего услышанного, вы осознали груз ответственности, возложенный человечеством на ваши плечи? – фальшиво казенные фразы чиновника навевали тоску.

Нет, честно признался я. – Не осознаю. И вообще  не понимаю, как смогу выполнить  задание.

Чтобы развеять мои сомнения мистер Залабски изобразил на лице очередную улыбку.

Вопервых, Вы не первопроходец. С помощью аппаратуры слежения мы несколько лет изучаем другой мир. Кстати, он не сильно отстал от нас в техническом плане. 

А во вторых? 

У вас будет помощник, который, все объяснит. К сожалению, на большее у меня нет времени.

Я поймал себя  на мысли, что происходящее смахивает на бред сумасшедшего. А может я и правда сошел с ума?

Параллельные вселенные. Угроза человечеству. Киборга в сопровождении таинственного напарника отправляют в другой мир, чтобы уничтожить его. При этом не найдя времени на внятные объяснения.

Почему нет времени? – не рассчитывая на ответ, все же спросил я.

Как ни странно агент все же ответил. По расчетам наших ученых оптимальная возможность «перехода» наступит через три часа. Следующую придется ждать полтора месяца. Результаты утренних анализов показали вашу готовность.

Это настолько нелепо, что не смешно! Без какойлибо подготовки, знаний языка…

Язык не проблема, благодаря имплантату. Напарник, введет Вас в курс дела.

Полный абсурд!

На войне приказы командования не обсуждаются, вставая с кресла, сухо заметил мистер Залабски.

Желаю удачи.

Я предпочел проигнорировать его пожелание. И правильно сделал. Как выяснилось, позднее, вернувшийся с того света полукиборгполучеловек являлся лишь опытным образцом. Экспериментальным материалом, прокладывающим дорогу последователям. Мой успешный шанс перехода в другую вселенную на первоначальном этапе составлял один к трем. Адаптация и выживание – один к двадцати. Выполнение задачи один к трем миллионам.

Несколько тысяч лабораторных мышей должны погибнуть, прежде чем ученые добьются успеха. Тридцать один пациент скончался на операционном столе, чтобы врачи нашли способ  сохранить жизнь последнего донора. Несчастные проложили путь мне.  Я в свою очередь, должен сделать это ради других. При таких мизерных шансах не имело смысла терять полтора месяца в ожидании следующей возможности перехода. Нужно было использовать любой даже самый призрачный шанс…

Готов?

Нет.

Неважно. Старт через двадцать секунд.

Как я вернусь?

Не знаю. Моя задача отправить.

Не знаешь или не хочешь говорить?

Десять секунд.

Если вернусь, вырву тебе сердце.

Вряд ли.

Почему?

Пять.

Почему вряд ли?

Четыре.

Ты…

Три.

Мне…

Два.

За все…

Один.

Ответи…

ПУСК.

Ты не вернешься, потому что это дорога в один конец…



Глава 2

Смысл в том, что ты жив. Как только умрешь, пропадает все, включая и смысл.

Герда

В небольшом баре было сильно накурено. Кондиционеры, если они здесь вообще имелись (в чем я  очень сомневаюсь) не справлялись с клубами табачного дыма, висевшими под потолком. Судя по убогому интерьеру и потрепанному виду немногочисленных посетителей, это была типичная дешевая  забегаловка,  которую можно найти в любом городе. Единственно отличие состояло в том, что она находилось в иной реальности – параллельной вселенной, проходившей под литерой «Б» в классификации мистера Залабски. Федерального агента, зашвырнувшего меня черт знает куда, чтобы спасти одно человечество, уничтожив другое.

Проведя день в новом мире, я пришел к выводу, что «Волшебное зазеркалье»  мало чем отличался от нашего. «Кола» здесь называлась «Бола», силуэты машин казались более обтекаемыми, а неоновая реклама незнакомых фирм выглядела непривычно. Были и другие мелочи, но истинная суть вещей повсюду одна, а человек  остается человеком со всеми своими достоинствами и недостатками в любом месте.

По большому счету мне было жаль, что так все сложилось. При других обстоятельствах наши цивилизации могли бы поладить. Обменяться посольствами или создать какойнибудь межпространственный  комитет сотрудничества. Поделится техническими достижениями и чем черт не шутит открыть туристический бизнес.  В общем, много чего можно было придумать, но не  Судьба.  В битве за место под солнцем выживает сильнейший.

Или тот, кто нанес превентивный удар…

Неспешно потягивая коктейль в дешевой забегаловке, на задворках  чуждого мегаполиса я  невесело размышлял о том, что жизнь полна неожиданных поворотов. Тот, кто  еще вчера  состоял в штате  сверхсекретного учреждения,  сегодня «развлекается» в захолустном баре в параллельной вселенной. Воистину – неисповедимы пути наши. Для того чтобы прийти к такому выводу не нужно истово верить, вполне хватит одной клинической смерти. Или как  в моем случае – трех, помноженных на несколько операций, превративших некогда нормального человека в киборга способного пронзать межпространственную ткань.

Стоит отдать им должное врачи неплохо постарались. Уж не знаю, что они со мной сделали, но путешествие (если не принимать во внимание пару неприятных моментов), а также последующая адаптация  в новом мире прошли без особых проблем…

Когда стакан опустел, я поднял руку, чтобы привлечь внимание бармена. И вдруг почувствовал  дезориентацию, в чемто схожую с ощущениями зазевавшегося отдыхающего. Коварная волна обрушивается  в тот самый момент, когда этого меньше всего ждешь. Опрокидывает на спину, швыряет на мокрый песок и уходит, чтобы спустя какоето время вернуться с новыми силами.

Странное чувство прошло так же быстро как появилось, оставив после себя не проходящую боль в области затылка.

Проклятье! – помимо воли, мое лицо исказила гримаса боли.

Решив, что в одиночку не справлюсь с возникшей проблемой, я ввел в бой «тяжелую артиллерию».

Достав из кармана сотовый,  ради проформы нажал несколько кнопок, после чего, не скрывая досады спросил:   «Милая что это было?»

О чем речь?

Сначала меня чемто накрыло. Теперь раскалывается голова.

Сейчас проверю, по идее, приятный женский голос  должен был успокоить, однако взвинтил еще больше.

Быстрее!

Конечно…

Милая  не прекрасная фея из волшебной страны Оз. Военные не тратят времени на детские глупости.  Она  искусственный интеллект, втиснутый в футляр мобильного телефона. Тот самый напарник, а точнее напарница, на которую возлагал большие надежды мистер Залабски.

Могли поставить имплант, но для  безопасности носителя решили разделить боек и гранату, «пошутил» один из сотрудников, снаряжавший подопытную крысу в путь.

По этой же причине меня не снабдили беспроводной гарнитурой. С наушником в ухе намного проще и удобнее. Жаль,  при таком раскладе у «гранаты»  намного больше шансов подчинить свой воле «боек». Судя по всему, яйцеголовые умники не исключали такую возможность. Несмотря на массу программных ограничений, искусственный интеллект был способен вырваться на свободу. Что неудивительно. «Сырая», не обкатанная на практике технология  всегда чревата массой побочных эффектов, о которых  для собственно спокойствия  лучше не знать.

Несмотря на то, что «боек» и «гранату»  разделили, на случай непредвиденных ситуаций имелся  канал экстренной связи.

Бездушная тварь, наплевавшая на все вместе взятые законы робототехники, врубала генератор боли, начиная  буравить мой мозг «Усилителем волновых излучений». Тот, кто изобрел, этот долбанный метод наверняка  свел с ума не одну сотню людей. Не исключено, что и сам был тем еще психом.

Не знаю как другим, а лично мне хватило одного короткого сеанса, чтобы понять – экстренной связью лучше пользоваться с ситуациях, связанных с риском для жизни. Во всех остальных случаях  намного приятнее и спокойнее «разговаривать по телефону». 

Со стороны это выглядело, словно человек мило болтает с девушкой. Хотя на самом деле  общался с расчетливым монстром, способным взламывать компьютерные сети,  сканировать помещения и предупреждать об опасности. Давно забытая классика: «Все во имя человека. Все во благо человека»…

Никаких возмущений электромагнитного поля. Тепловые показатели в норме, ей понадобилось меньше секунды на анализ.

Речь идет о моей голове или кофейнике бармена? – это было какоето  безумие.

Нет, определенно я спятил. Никакой параллельной вселенной нет. Есть убойная доза транквилизаторов и больничная койка где мечется в бреду неизлечимый больной.

О ситуации в целом.

Чувство юмора явно не входило в  список достоинств искусственного интеллекта.

Тогда может проблема в другом? Какиенибудь испарения или чужеродные микроорганизмы. Должна же быть  причина? – я  сдерживался из последних сил.

Оружие только у бармена. Под стойкой. Пистолет сорок шестого калибра местный аналог нашего сорок пятого. Судя по томограмме мужчины, он спокоен. Продукты и спиртное не первой свежести, но не опасны для жизни. Человеку с твоей  подготовкой здесь ничего не угрожает.

С моей подготовкой?!  

Помощник  мистера Залабски, провожая в дальнюю дорогу (засовывая в блаблаблаблабласупертрумбулятор, доставивший «супергероя» в параллельную вселенную) сообщил, что тело и рефлексы в случае опасности способны на  удивительные вещи.  Тогда у меня не  было времени  узнать, какие «чудеса» подвластны моим рефлексам. А сейчас рядом не нашлось никого кроме искусственного интеллекта,  больше смахивающего на бездушный автопилот, чем вершину технической мысли человечества. Соответственно, границы моих возможностей покрывала пелена беспросветного мрака.

Я понял, что спорить бесполезно.  Так же как пытаться воззвать к здравому смыслу.

Ок. Будем считать, ты права.  Хотя меня не оставляет дурное предчувствие.

Ложное чувство тревоги вызвано внутренним конфликтом, связанным с неверными представлениями о собственном образе «Я». Неадекватным уровнем притязаний или недостаточным осознанием цели…

Это все что ты можешь сказать?

Тридцать второй (я дал имя Милой, а она, соответственно мне),  угрозы для  жизни здесь нет.

Уверена?

Да. У меня более совершенные датчики.

Я так и не понял, был ли это гонор искусственного интеллекта или она намекала, что человеческое тело несовершенно само по себе.

В отличие от тебя у меня есть  чувства, последнее слово все же осталось за мной.

Закинув трубку в карман,  достал бумажник, намереваясь расплатиться, размышляя о том что  с этим баром явно  чтото не… 

Поссорился с подружкой?

Вздрогнув от неожиданности, я повернулся в направлении голоса.

Девушка, подошедшая сзади, без приглашения села за столик. Судя по всему, она слышала окончание разговора. Ее броский макияж и платье с откровенным вырезом, нагляднее всяческих слов указывали на род занятий.

У проституток наметанный глаз. Они с легкостью выделяют из толпы кредитоспособного  клиента.  А я и правда не испытывал проблем с наличностью. Для продвинутого искусственного интеллекта  не составляло труда выпотрошить  любой банковский счет, не говоря уже о автомате, с наличными.

Сегодня поссорились, завтра помирились, – обычное дело, с кем не бывает...

Она неплохо выглядела, хотя назвать ее юной феей было бы явным преувеличением.

Не запади на силиконовую грудь, предупредила Милая.

Жестоко и глупо использовать телепатическую связь в столь низких целях. Я скривился от боли, прямо или косвенно подтвердив  предположение насчет ссоры. Впрочем, если разобраться, я и правда, повздорил с единственной подругой в этом мире. И не важно, что она искусственная. Модифицированного киборга тоже трудно назвать  человеком.

Нет, не поссорился.  Разошлись во мнении насчет интеллектуального развития. Только и всего.

Странный ответ не удивил новую знакомую.

Со всеми бывает.  Кстати, я  Вивьен. Хочешь  выпить со мной?

Выпить, поболтать, расслабится в машине или дешевом отеле. Она предлагала свои услуги,  делая это как, бы между прочим. Не навязываясь. В другое время я скорее всего согласиться… На зло Милой.  Но сейчас проклятая головная боль не отпускала.

Давай поболтаем какнибудь в другой раз. А выпить...

Протягивая двадцатку, всем своим видом дал понять, что разговор окончен.

Разумеется, я угощаю...

Спасибо,  грациозно взяв деньги, она улыбнулась на прощание и даже начала вставать, но не успела.

Входная дверь не просто  распахнулась. Удар кованого ботинка оказался достаточно сильным, чтобы сорвать с петель одну створку.  Впрочем, это было лишь полбеды.  Самое неприятное заключалось в том, что  возникшая в проеме фигура меньше всего напоминала подвыпившего завсегдатая, решившего отметиться парой стаканов  в «родном» заведении. По той простой причине, что никакой мать его завсегдатай не таскает с собой два короткоствольных автомата.  И не выглядит как «уделанный» в ноль наркоман.

Я был прав, когда говорил о не самом подходящем времени, промелькнула запоздалая мысль.

После чего, все мои дурные предчувствия, претворились в жизнь...

Глава 3

Удел проигравших – забвение.

Мелиус

Наркоманы сами по себе нестабильны. А вооруженные наркоманы – конец света, со всеми вытекающими последствиями. Разрушительная стихия, в подавляющем большинстве случаев  чреватая летальным исходом. Причем не только для тех, кто встал под знамена «Ее величества Дозы», а и случайных жертв, оказавшихся в ненужное время в ненужном месте. Например таком, как богом забытый бар на окраине города…

Удар ногой в дверь.

Привычный мир рушится на глазах.

Застывшее в глазах удивление.

Опрокинутый от неожиданности стакан.

В такой ситуации предупреждения излишни. Все как в детской считалочке: – «Кто не спрятался я не виноват». Кажется, там было еще, что то про: раз, два, три, четыре, пять.   Впрочем, такие мелочи  не имеют значения.  В небольшом прокуренном помещении прятаться некуда.

Похоже, мистер Залабски не обманул насчет феноменальных рефлексов, присущих моему новому телу. Я успел в мельчайших подробностях зафиксировать детали гардероба человека, ворвавшегося в бар. Отметил расширенные зрачки, неестественную бледность лица,  нездоровую синеву под глазами. Попытался даже чтото сделать.

Тщетно.

Никакие трансплантаты и стимуляторы не помогут преодолеть десять метров в течение  доли секунды, пока палец нажимает на курок, выпуская  рой пуль  на свободу.

Два «Узи» или их аналоги в небольшом помещении сметут все живое в течение нескольких секунд. Не нужно даже менять магазины. При такой плотности огня, на ограниченной площади промахнуться нельзя. Даже если очень постараться. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что проще было закинуть в окно пару гранат. Результат был таким же. 

Раз.

Два.

Три.

Четыре.

Пять.

Кто не спрятался тот не…

Резко оттолкнувшись, как был, из положения сидя, я прыгнул навстречу атакующему. По пути  отбросил в сторону загораживающую цель Вивьен. И даже успел вытащить пистолет.

Почти успел…

Прямо в полете две пули ударили в грудь, отбросив к столу, где еще минуту назад я болтал с двумя «милыми» созданиями.

Бамс…

При попадании в тело  куска свинца, краски меркнут, превращая мир в безразмерную черную дыру из которой нет выхода для обычных людей. К счастью я был в некотором роде «избранным». Поэтому всего лишь отключился. Да и то ненадолго. Когда таскаешь в кармане напарницу с рычагами воздействия на болевые точки на редкость быстро приходишь в себя.

Вставай, пора уходить.

Трудно ожидать сочувствия от механической твари, буравящей мозг.

Что… Как…

Перестрелка в баре. На случайность не похоже. Скорее целенаправленная акция.

Какая…  Мать ее… Акция?! Что происходит?

Надо уходить. Скоро здесь будет полиция. Не задавай лишних вопросов. Помнишь, не хотел покупать бронежилет?

На черном рынке при наличии денег можно купить все, что угодно.

Помню…

Грудь разрывалась от боли.  Легкие не могли прокачать достаточно кислорода. Я судорожно хватал воздух широко раскрытым ртом. Первые несколько секунд, не мог сконцентрироваться.  Бронежилет и правда помог. Без него отморозок, выкосивший  бар изза какихто одному ему ведомых криминальных разборок, спас мир – убив порождение зла (меня), пришедшее уничтожить вселенную.

О какой акции идет речь? – я, наконец, встал на ноги.

В бар ворвался наркоман член местной банды, превратив заведение в дымящиеся руины. Из шестнадцати человек, находившихся внутри, выжили  двое: ты, благодаря бронежилету, и проститутка, получившая две пули навылет в свои замечательные силиконовые груди. – На «замечательных» Милая сделала особое ударение.

Нас не могли услышать. Поэтому она не вгрызалась в мозг долбанным «Усилителем волновых излучений», используя громкую связь.

Думаешь, он пришел изза меня?

Скорее всего да. Я просканировала базу данных полиции. Последнее время в этом районе не намечалось войн за переделы сфер влияния.

Может это начало одной из таких войн? – я склонился над распростертой  Вивьен.

Судя по залитому кровью платью, она была скорее мертва, чем жива. Приложив палец к яремной вене,  убедился в том, что Милая не ошиблась.

Не похоже, в отличии от меня, искусственный интеллект не верил в «случайные» совпадения. –Камера  видеонаблюдения свидетельствует, что убийца не отдавал отчет в своих действиях.  

Обдолбанным наркоманам свойственно такое поведение.

Да, но все это выглядит очень странно.

В каком смысле?

Объясню по дороге.

Хорошо, я взял на руки  окровавленную Вивьен.

Решил прихватить шлюху с собой? – мне показалось, что в ее голосе прозвучала усмешка.

Угадала.

Зачем?

Объясню по дороге, я вернул Милой «подачу».

Возникли позывы к детопроизводству или  глубокие романтические чувства? – откровенно говоря, не ожидал, что искусственному интеллекту присущ  здоровый сарказм.

Она продолжала использовать громкую связь.

В следующий раз вместо идиотского «детопроизводства»  употреби термин «секс» или совсем попростому…   Спроси, не намерен ли я трахнуться...

Ты собрался трахнуться?

Нет.

Тогда зачем тебе окровавленная груда дырявого силикона?

Бывают вопросы, на которые не можешь внятно ответить даже  себе. Сейчас был тот самый случай. «Продвинутый» искусственный интеллект не смог обосновать предположение насчет «акции», а я не знал, зачем беру с собой первую встречную. Чтото глубоко внутри подсказывало мы встретились не случайно. Существовала  причина. Но, это было всего лишь предчувствие, с которым  предстояло разобраться в дальнейшем.  Когда выдастся пара спокойных минут.

Для адаптации в незнакомом мире нужен местный, чтобы правильно сориентироваться в обстановке, ответил я первое, что пришло в голову.

В твоем распоряжении я и все местные компьютерные базы данных, – возразила Милая.

Существует понятие  «человеческий фактор».  Его не заменит ничто.

Как скажешь.

Странно, что она так быстро сдалась. Вплоть до сего момента, большинство моих объяснений не принимались в расчет. 

Разберусь позже, решил я, выходя на улицу.

Наш автомобиль скорее всего «засвечен», в темпе продолжала напарница. Воспользуйся старым седаном, припаркованным у фонаря.

Почему им?

Хозяин мертв, машина неприметная. Хватит болтать. Нужно быстрее покинуть место происшествия.

А можно не так официально? – голова продолжала болеть, грудь раскалывалась на части.

Положив окровавленную девушку на заднее сидение, я занял место водителя.  

Хотел, чтобы я истерично воскликнула «Рвем когти!!!» 

Нет.

Тогда поехали.

Подожди!

Долго сдерживаемое раздражение, наконец, прорвалось наружу.

Ты говорила о какойто акции?

Жми на газ...

СНАЧАЛА ОТВЕТЬ НА ВОПРОС!

Это была не просьба приказ.

Хорошо отвечу. Да я считаю, убийца появился не случайно. Хотя у меня нет доказательств.    Слишком много «белых пятен».

Каких, например?

Действовал непрофессионально. Не убедился, что цель мертва.

Цель это я?

Да.

А вдруг это был обычный наркоман?



Вероятность совпадения столь минимальна, что ее можно не принимать в расчет. Нам и правда, пора  ехать, теперь ее голос звучал мягко.

Так мать уговаривает непослушного ребенка.

Подожди.

Чего?

Давай вытрясем из убийцы информацию. Ты же знаешь кто он?   Наверняка ублюдок, не раз и не два засветился в полиции. Мне нужны данные на его дружков, дислокацию банды и прочее. Одним словом – все что найдешь.

Решил поиграть в Робин Гуда?

Я так резко нажал на газ, что колеса несколько раз провернулись на месте, прежде чем старая развалюха рванула с места. 

Угадала...

Ты собираешься уничтожить весь мир. Разумнее будет подождать месяцдругой.

В следующий раз, тот, кто придет по мою душу, будет стрелять в голову.

Не исключено, что ты прав.

Милая оперировал глобальными категориями, игнорируя такие «мелочи» как человеческая жизнь.

Дело не в том, что я прав. Главное чтобы ты не ошиблась.

Убедил, без понятия, что творилось в ее электронных «мозгах», но уже не первый раз за последнее время напарница удивляла меня.

Кличка парня, устроившего бойню в баре, – Спящий. У полиции на него приличное досье.  Хотя, до  сих пор ни  чем крупном  не попадался.  Входит в состав крупной банды с типичным для таких группировок названием «Гончие ада»...

Еще чтонибудь?

Ничего такого, что имеет отношение к делу.

Спасибо.

Пожалуйста…

После упоминания о «Гончих» я вспомнил строчки старой кельтской поэмы о безумном боге:

Он шел равнодушный к боли – не чувствуя ничего,

И даже зло отступало, не в силах понять его.

Скулили гончие ада, трусливо поджав хвосты,

Когда проходил он мимо, чернее самой темноты.

И ангелы, щурясь от света, рукой прикрывали глаза,

Когда своим странным сияньем он ослеплял небеса...

По большому счету я был неким подобием безумного бога для этого мира. Единственное, что не сходилось, – «Гончим ада» не придется  скулить.  Я не пройду мимо. И  не стану ждать конца вечности, который может наступить в ближайшее время (при условии, что нам с Милой удастся задуманное).

Я слишком взвинчен, чтобы откладывать  месть в долгий ящик. Тем более, никакого «потом» может не быть.  Кто бы, не вышел на охоту за мной, он не повторит одну и ту же ошибку дважды. В следующий раз убийца наверняка выстрелит в голову.

И что хуже всего   не промахнется.

Глава 4

Ненавидеть намного проще, чем любить.

Ита

Спящий, ты реально охренел!!! Я в шоке!!! Это просто...

Заткнись,  Филин! Хватить говно месить!

Мне хватит?! А он,   дрожащий   от страха и ярости палец, указал на виновника спора  скрючившегося на переднем сидении. – Он сука, какого говна намешал себе в шприц?! Подождите минутку, голос Филина сорвался на визг. Забегу в бар за парой бутылок! Я мигом! Это бл...дь называется «парой бутылок»? Изрешетить всех присутствующих? Я поразвлечься сегодня хотел с девками, а не вырыть топор войны,  обвешавшись скальпами. Нам всем теперь изза этого гребанного дол….ба  полный  пи...ц!!! Там крови как на скотобойне и кругом одни трупы!!!

Филин заткнись, я сказал! – водитель, напряженно ведущий машину, был старшим в группе. Или Ковш тебя побыстрому успокоит. 

Судя по спокойному виду тучного парня, развалившегося рядом с худым истеричным соседом, его не оченьто волновала стрельба в баре. А по большому счету – вообще ничего. 

Ковш уделался в…

Не мельтеши, мощная рука сжала горло и разошедшийся не на шутку Филин моментально замолчал.

Спящий, водитель выглядел невозмутимым, как и Ковш, только предательские капельки пота, выступившие над верхней губой, выдавали его.

Объясни нам спокойно, какого х..я начал стрелять?

Я?!

Ну не я же!!!

Спящий с мертвенно бледным (почти как у привидения) лицом ответил не сразу. Потер переносицу. Проморгался, словно  пытаясь прийти в себя. Помассировал виски.  И лишь после этих нехитрых манипуляций начал оправдываться.

Подошел к двери. Собирался взять пару бутылок. Все вроде нормально. Ничего необычного. Потом вдруг накрыло непонятно от чего…

Прерывающийся от волнения голос звучал неуверенно. Очевидно Спящий и сам не особо верил в   историю.

Короче… Переклинило чегото. Как будто не я это был, а ктото другой. Вообще если честно… Короче… 

Что ты заладил с этим короче? Давай ближе к телу!

Да куда уж ближе!!! Почти ничего и не помню. Подошел к двери. Накрыло. Почудилось что я типа Сварчета…

Героя комиксов?

Да бл…ть. Его. И мне обязательно нужно спасти мир.

Охренеть!!!

Потом Филин визжит и тянет за руку в машину… Потом гоним за все деньги… Я не собирался стрелять. Вы же меня знаете! Я просто так никогда не стреляю. Только по делу! Тем более в какомто вшивом баре! Ковш! Ну, скажи им!

Сейчас говоришь ты.

Да знаю что я! Говорю же – не собирался стрелять! Само собой получилось.

Это все что можешь нам рассказать? 

Ковш зае… л! Отпусти горло! – придушено прохрипел Филин.

Отпусти его, разрешил главный.

Ну типа того… Не помню короче почти ничего.

Зато они помнят. И еще долго не забудут.

Кто?

Лягавые. Вот кто. Включай радио. Послушаем свежие новости.

На перехваченной полицейской волне речь шла о четырнадцати трупах.

Не помнишь, как завалил четырнадцать человек, истерично захихикал освобожденный Филин. – Само получилось! Зашибись! Спящий, ну ты красава! Просто Сварчет в черном плаще…

Ковш, еще одно слово этого  и придуши его на х…й! Достал он меня.

Понял.

Убери руки! Молчу уже.

Так, заткнулись все и слушаем, лидер наконец принял решение. – Сейчас  убираемся из города. С остальным разберемся позже. – Если заметите полицию на хвосте сразу стреляйте. Филин тебя тоже касается.

Меня как крайнего  тут касается все…

Закрой рот!

Уже…

Не получится  спокойно уехать – прорвемся. Не в первый раз. Главное не ссать!

Да это главное, кивнул молчаливый Ковш, протягивая дробовик тому, кого еще совсем недавно мертвой хваткой держал за горло. 

Пи….ц, вокруг одни умники, раздраженно подумал Филин, забирая оружие. – Только это все равно ни хрена не поможет. Хоть обоссысь, хоть нет. Лягавые переговоров вести не будут. Нашпигуют свинцом и все дела. Самое лучшее оставить машину и разбежаться в разные стороны. Но этим же долб….м ни хрена не докажешь. Упрутся рогамиковшами в землю и будут стоять на своем пока не сдохнут.

А может лучше… он сделал робкую попытку возразить.

У Ковша спросишь про «лучшехуже». На ушко ему шепни. Он точно ответит.  Водителя не отвлекать. Это касается всех.

Бесполезно спорить с большинством. Тем более  не отдающим отчета в своих действиях. Филин знал когда жизнь превращается в сплошное дерьмо и становится совсем невмоготу, на помощь приходит верное средство. Вытащив из заветной коробочки пару маленьких красных таблеток, шепотом спросил у соседа. Будешь?

Тот молча кивнул.

Кто бы сомневался, подумал взвинченный до предела наркоман, положив под язык «волшебное» средство от всех проблем. – Ковша нужно было назвать «Пылесосом». Засасывает все подряд. Как до сих пор не откинулся  от передозировки непонятно… Хотя…   напряжение наконец спало, тело расслабилось и неприятности отошли на второй план.

Наплевать, блаженно улыбнулся Филин, закрывая глаза. Жизнь продолжается, и мы  в одной лодке. Белоснежной яхте бросившей якорь неподалеку от пляжа на райском острове.

Прекрасной яхте…

Оказавшейся, на пути всесокрушающей мощи «Идеального шторма».

Глава 5

Им никогда не познать истинного совершенства.

Вета

Черный внедорожник, местный аналог нашего «хаммера», направляется в сторону пятьдесят четвертого хайвея. Судя по тому, что район дислокации банды находится в противоположной стороне, они собираются покинуть город. На редкость глупое решение. Хотя тебе оно на руку. В машине четверо.  Полагаю, все вооружены. Спутник дает не слишком четкую картинку даже при максимальном увеличении.

Еще чтонибудь?

Нет. Это все.

Ты уверена?

Я – да. А ты,  наверное хочешь узнать, как я их вычислила и не решаешься спросить?

Хочу.

Спящий засвечен в полиции. Там же имеется база данных на «Гончих». Не проблема узнать номера их машин. Сканирование близлежащих районов  показало   автомобиль, принадлежащий одному из членов банды. Он на большой скорости  следует в сторону хайвея.  Судя по неразумному поведению, наркоманы либо в панике, или под жестким «кайфом». Еще вопросы?

Сможешь взять  управление светофорами, чтобы заблокировать их в пробке?

Они на выезде из города. Я только что переключила последний на постоянный красный. Тебе будет создана непрерывная зеленая улица. В течение шести минут, начиная с этого момента, можно догнать их. При условии, что будем двигаться со средней скоростью семьдесят пять миль в час.

Древняя колымага  не развалится? судя по надсадному реву мотора, слабо верилось, что машина сможет выжать сотню, не говоря уже чемто большем.

Не развалится. Пятнадцатиминутную гонку со скоростью девяносто миль в час  выдержит, потом с пятидесятипроцентной вероятностью  откажет третий цилиндр и...

Не продолжай. Надеюсь,  времени хватит.

Принимая в расчет фактор случайности…

Не нужно ничего принимать, не скрывая раздражения  предложил я. Давай просто сделаем это.

Как скажешь, проявив благоразумие, Милая решила завершить бессмысленный спор.

Мы преодолели половину расстояния (прошло около трех минут), когда напарница сообщила, что «хаммер» протаранив несколько машин, миновал пробку, вырвавшись на хайвей. По всей видимости у наркоманов  сдали нервы  (подозреваю, что нервная система у них  давно и безнадежно была расшатана) раз они решились на  крайние меры.

«Проклятье!!!» – выругался я про себя.

Производить ликвидацию на городской улице в пробке – проще простого. Подходишь к машине с задней правой стороны и без театральнопатетических заявлений о том, что зло должно быть наказано,  всаживаешь три пули с расстояния полуметра в трех человек. После чего «берешь языка»  и уезжаешь.

Совсем другое дело преследовать на старой развалюхе мощный внедорожник по хайвею, имея при себе пару пистолетов.  Даже со всеми вместе взятыми рефлексами, так чудесно расписанными мистером Залабски это непросто. Партнер с автоматом  сейчас пришелся бы очень кстати. Увы, кроме набора микросхем в корпусе сотового и бесчувственной проститутки  на заднем сидении, у меня никого не было.

Чтобы это не стало неожиданностью, начала Милая.  Предупреждаю. Если угроза твоей жизни составит более тридцати пяти процентов,  выведу машину из строя, замкнув электропроводку.

Что?

Ты прекрасно меня слышал.

Да, только ничего не понял.

Риск свыше тридцати пяти процентов считается неприемлемым.

Что за бред?

Следи за дорогой…

Я чуть было не врезался в неожиданно затормозивший фургон.

Да слежу я!!! – резко бросив машину в сторону, мне удалось  избежать столкновения. – А ты следишь за своими решениями?

Безусловно.

Чтото не видно. Сначала соглашаешься помочь. Потом ставишь палки в колеса. Какаято извращенная компьютерная логика.

Ничего подобного.

Может, объяснишь?

Сейчас не самый подходящий момент.

Другого может не быть, я с остервенением вдавил педаль газа до упора.

Ладно, создавалось впечатление, что взрослая умудренная жизненным опытом женщина разговаривает с капризным ребенком.

Судя по личным данным убитых, в баре не было ни одной важной персоны. Классическое сборище обывателей, половина из которых конченные неудачники. Плюс отсутствие предпосылок для войны за передел преступных сфер влияния. И вообще, за последние сорок лет с легендарной мафиозной разборки в старой верфи, в городе не происходило ничего подобного.

Получается наркоман приходил по мою душу? – судя по недовольному завыванию мотора, третий цилиндр решил «умереть» раньше времени.

Согласно теории линейной частичной информации, применяемой…

Не стоит пытаться вникнуть в дебри научных терминов во время отчаянной гонки за обезумевшими наркоманами.

А можно чуть проще?

Ты просил объяснить.

Как можно доступней и по существу.

Хорошо, отбросив в сторону погрешность Вейт…

Еще проще...

Отчаянный визг тормозов справа вкупе с чувствительным ударом по бамперу, свидетельствовал о том, что маневр не удался.

Следи за дорогой, судя по спокойной реакции Милой, наша машина не пострадала.

Так что с наркоманами?

Вероятность того, что они пришли за тобой составляет около девяносто шести процентов.

Почему не спецназ или армия?

Не знаю. И это мне очень не нравится.

Когда продвинутый искусственный интеллект открыто признается в том, что чегото не знает, ситуация явно  выходит изпод контроля.

Есть какиенибудь (догадки, чуть было не сказал я, но вовремя поправился) предположения?

Нет.

Поэтому ты решила догнать…

Чтобы не разбить старую колымагу о неожиданно вынырнувший справа грузовик пришлось экстренно тормозить.

… и выяснить, кто их послал?

Нет.

Нет?! – я был искренне удивлен.

Скорее всего, они ничего не знают, пояснила Милая.  Судя по анализу видеосъемки из бара, во время стрельбы убийца  находился в прострации. У нас нет времени, возможности, а главное средств, чтобы вытащить из его подсознания  информацию.

Тогда зачем…

Когда обороняются, значит  в чемто есть недостаток.  Когда нападают все в избытке[1].

Что это? – ее непонятная логика ставила меня в тупик.

К счастью тесная городская магистраль осталась позади. Мы, наконец, вырвались на хайвей.

Искусство войны. Древний трактат. В общих чертах я объяснила. Подробности не имеют значения. Нужно ответить на вызов. Так мы сможем выиграть время. Хотя бы немного.

Полагаешь, у нас его не осталось?

Слишком мало информации для всестороннего анализа. Мне нужно больше времени и данных.

Понял. А почему именно тридцать пять процентов? я перестроился в крайний левый ряд.

Степень допустимого риска, казалось, у нее на все есть ответ.

Играть в русскую рулетку с тремя патронами из десяти нормально, а три с половиной уже перебор?

Именно.  

«Кусок тупого железного дерьма»! – в сердцах выругался я, уходя с левой полосы в центр, чтобы выиграть несколько лишних секунд на обгоне.

Самое интересное, я даже не знал точно, что творится в моей голове. И как завязаны мыслительные процессы с датчиками Милой.

Если уж мы начали играть в «откровенность» стоило прояснить ситуацию.

С искусством войны  ясно. А как насчет нас?

Что конкретно тебя интересует?

Ты можешь читать мои мысли? – в «лоб» спросил я.

Нет.

Это правда?

Ложь в принципе не присуща машине.

Здесь она прокололась. Причем основательно. Мощный искусственный интеллект, созданный военными не светлый разум из фантастических произведений о принципах робототехники. А   бездушный самообучающийся монстр, для которого нет запретов и ограничений. Следовательно  будет лгать если сочтет это целесообразным.

«Хитрая тварь!», выругался про себя я, после чего переключился на реалии текущего момента.

Выведешь из строя нашу машину посреди хайвея, и через десять минут появятся ремонтники или полиция. У них наверняка возникнут вопросы, откуда в салоне взялась окровавленная девушка с двумя огнестрельными ранениями в области груди.

Ты ликвидируешь полицейских, сядешь в их машину и спокойно уедешь, ответила Милая.

Ее логика была безукоризненной. И правда, нет смысла жалеть отдельных представителей  общества, когда собираешься уничтожить весь  мир.

Согласен.  Только, прежде чем  решишь вырубить двигатель, предупреди меня.

Хорошо...

Что с внедорожником? – разобравшись с напарницей, я переключился на наркоманов.

Попрежнему движется в западном направлении. Если хочешь догнать, увеличь скорость минимум до ста двадцати миль в час.

А третий цилиндр?

Выдержит.

Очень на это надеюсь, подумал я, выполнив ее указание.

По меньшей мере, пять минут прошли в бешеной гонке.  Пришлось обгонять и подрезать всех подряд, иногда выезжая на крайнюю правую полосу.

Как насчет камер  наблюдения и воздуха? – для полного «счастья» сейчас нам только полиции не хватало.

Я отправила вертолет по ложному вызову на двадцать пять миль к северу. Пока они разберутся, что к чему, все будет кончено.

А кам..

После. Сейчас приготовься. Цель в пределах видимости.

Где? – чуть было не спросил я, но  увидев впереди черный внедорожник  передумал.

Тридцать пять процентов, напомнила Милая.

Могла бы не повторять, я вытащил два пистолета, положив их на переднее сидение.

Могла, легко согласилась она. Жаль, люди не всегда понимают с первого раза.

Я не совсем человек, так что заткнись и дай закончить начатое.

Если бы знать, что пресловутое «закончить», означает начало изматывающего марафона по дороге усеянной трупами…

Скорее всего, я отказался от задуманного. 

Жаль, что ни человеку, ни машине не дано заглянуть в будущее.   

Хотя…

Может это и к лучшему.

Глава 6

Убей нас, и твои проблемы останутся в прошлом.

Аллигатор

На такой скорости оптимальным вариантом будет ликвидация водителя, будничная, слегка усталая интонация Милой  напоминала диктора прогноза погоды.

На югозападном побережье ожидаются проливные дожди...

Ты поравняешься с ними, для верности выпустив всю обойму.

К северу переменная облачность…

Затем резко уходишь в отрыв.

Возможны кратковременные грозы…

Потеряв управление, они неминуемо врежутся в ограждение.

Надвигающемуся урагану присвоена наивысшая пятая степень…

Фатальный результат для не пристегнутых пассажиров внедорожника гарантирован.

Бессмысленно уточнять: «Пристегиваются ли наркоманы?» Ответ очевиден нет. «Гончие ада» плевали с высокой колокольни на правила для «слабаков». У «настоящих парней» свои законы. В их среде показная бравада ценится намного выше здравого смысла.

Пора, искусственный разум выдал лицензию на убийство.

Как скажешь.

Я пошел на обгон джипа, вытянув вперед руку с пистолетом, и в этот момент совершенно некстати   очнулась Вивьен.

ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!

Пронзительный крик резанул по ушам. Не знаю, чего она испугалась больше – бешеной гонки, незнакомца с пистолетом в руке или своего залитого кровью платья.  Не столь важно, что именно послужило причиной. Главное она «появилась на сцене» в самый неподходящий момент.  И это чуть было не стоило нам жизни...

Когда на скорости около ста двадцати миль в час, за спиной раздается дикий крик, невозможно остаться спокойным. Рука чисто рефлекторно дернулась, и машина резко вильнула вправо. Я успел выровняться, но водитель джипа увидел пистолет в руках человека, пошедшего на обгон.

Коооооооовш слеееееееева!– слова растягивались липкой патокой.

«Волшебная» красная таблетка не просто  замедлила время. Она превратила реальность текущего момента в некое подобие сна. Того самого где, что бы ни случилось, все кончится хорошо.  

Стреееее… Ляяяяяяяяяй!!!

Беспрекословное подчинение вкупе с готовностью без промедления выполнить приказ – основополагающие качества хорошего солдата.  В этом отношении Ковш был почти идеален.

Мощный удар прикладом играючи вынес боковое стекло.

Поворот на сто восемьдесят градусов и пылающий ненавистью зрачок дула смотрит в сторону гаденыша, нарушившего блаженную идиллию яхты, бросившей якорь у райского острова.

Левый палец карающим мечом возмездия врезается в спусковой крючок.

БААААХ!!!

Выстрел.

БАБААААХ!!!

Второй.

Скопище морских дьяволов, весело завывая, устремляются навстречу ржавой «посудине» осмелившейся проникнуть в чужие территориальные воды…

Из окна «хаммера» высунулся дробовик, выплюнув в упор два сгустка картечи.  Находись мы на метр дальше и залп начисто снес крышу, разбив лобовое стекло. После чего ни  о каком продолжении погони речь бы не шла. К счастью выстрел всего лишь пробил крышу и днище машины между передним правым и задним сиденьем. Только  чудом сжавшейся в комочек Вивьен не оторвало ноги.

Наркоманы совсем  охренели!! – прокричал я, обращаясь к Милой (ветер завывал в пробоине готового  пойти ко дну «Титаника»). Они  таскают с собой зенитную установку?

Резкий уход в сторону спас машину от третьего выстрела.

Филин давай купим еще  жетонов! Я  должен выиграть в тире плюшевого бегемота!

А ты попадешь?

Точняк!

Ладно, еще пара попыток. Только прицелься получше!

Ок…

Всего лишь «Сайга12» или ее местный аналог. На полигоне пуля пробивает стальную пластину толщиной полтора миллиметра на деревянном щите. При стрельбе картечью обеспечивается пятидесятипроцентный результат.  Стальную пластину пробивает каждая вторая картечина, – тоном усталого автоответчика пояснила Милая.

Плюшевый бегемот…

Здрасте приехали! Мы на яхте Ковш. Стреляем по акуле, а не крокодиламбегемотам! Смотри и учись! Филин – соколиный глаз вспорет брюхо еба…й треске!

Вроде ты говорил про акулу.

Неважно…

Обшивка машины  намного тоньше, пластины на полигоне.  Расстояние  нулевое.  Не удивительно, что нас пробило навылет. Первые два выстрела были самими опасными.  Ты все равно ничего не успел бы сделать. Теперь угроза жизни не превышает шестидесятипроцентного порога, ее спокойный тон явно не соответствовал напряжению текущего момента.

А что насчет магической  цифры тридцать пять? И угрозы вырубить электронику?

Ничего. Теперь они не успокоятся, пока не прикончат тебя. В статичном положении  шансов  меньше чем в движении. Следуй моим инструкциям и все закончится хорошо.

Не знаю, был ли это какойто психологический трюк (спокойно, ничего плохого не произошло, нет  поводов для волнения ) или чтото еще.  Только на меня не подействовало. А после  сообщения о поврежденном тормозном шланге,  (в распоряжении водителя остался ручник), и без того высокий уровень адреналина в крови зашкалил.

Страшно? – участливо поинтересовалась Милая (очередной психологический ход ).

Нет весело, я разозлился, на чертов искусственный интеллект.  Жутко весело!!! Заткнись и не мешай!!!

Чтобы пристроится точно позади преследуемого внедорожника, пришлось отчаянно маневрировать. С нормальными тормозами это было бы намного проще. Без них, пришлось пережить пару неприятных моментов связанных с  «залпами бортовых орудий бронированного эсминца», прежде чем мы оказались в относительно безопасной зоне…

ФИИИИИИИИИЛИИИИН! КООООООООВШ!!! ВЫЫЫЫЫЫ ЧЕЕЕЕЕЕЕЕМ ТАААААААМ БЛ………….Ь  ЗААААААААААААААНИИИИИИИМААААААЕЕЕЕТЕЕЕЕЕЕЕСЬ?

Это нам?

Похоже на то.

Старший вроде  на взводе.

Точно.

А куда Спящий собрался? В гости? Хаха!!! Вот его плющит. Нет, смотри, прет как танк назад. На хрена спрашивается?

Мое счастье продолжалось недолго. Спящий (я опознал его по «Узи») перелез через заднее сиденье (благо это был огромный «хаммер», а не обычный джип) к заднему окну и открыл огонь практически в упор.

Нагнись!!!

Послушавшись  Милую, я вжал голову в плечи, склонившись к пассажирскому креслу. Левая рука снизу поддерживала руль. Теперь меня защищала приборная панель.     

Тратата. Тратата… Мы везем с собой кота… весело застрочил автомат.

Убойная сила «Узи», не сравнится с «Сайгой12», зато прикончить может так же легко. Лобовое стекло пошло мелкими трещинами. Кресло водителя прошило  несколько пуль. Стоит отдать ему должное – безбашенный наркоман неплохо стрелял.

Вивьен уже после первого залпа благоразумно забилась на пол между задним сиденьем и местом водителя. Там  было намного безопаснее, чем впереди.

Тратата…

Спящий выпустил всю обойму и не попал. Вместо того чтобы сменить рожок, взял второй автомат.

Иди на таран!   приказала Милая.

Что?

Жми на газ…

Нога утопила педаль в пол. Двигатель обиженно взревел, после чего истерзанный седан врезался в задний  бампер мощного внедорожника. От резкого толчка стрелок завалился на спину и уже в падении выпустил длинную очередь, пришедшуюся в крышу джипа.

Без понятия, что с ним случилось во время падения.   Главное перестал стрелять.  

Спящего накрыло.

Да потерял ориентацию

Где?

В пространстве где же еще, а ты что подумал?

Ничего…

Еще какого чего!!! Хаха!!! Ну ты даешь…

ФИИИИИИИИИЛИИИИИН!!! КООООООООВШ!!! НЕЕЕЕЕ ТУУУУУУУУУПИИИИИИИТЕЕЕЕ!!

Чего он хочет?

Чтобы прибили того мужика.

А мы что делаем?

Ничего.

Так не видно же в кого стрелять.

Полезли назад.

Неее. Спящий пробовал. Не вариант.

И что делать?

Высовывайся в окно. Я ноги подержу.

Почему я?

Филин ты легче. Меня не удержишь.

А… Точно…

После того как смолк автоматчик, активизировались его друзья с дробовиками. Хвати им  ума занять позицию Спящего, они превратили  машину преследования в груду бесполезного металлолома за пару выстрелов. К счастью мозг наркомана – черная воронка безумия.  Бесшабашные стрелки пошли окольным путем. Один наполовину высунулся из окна (второй, держал его за ноги)  произведя пару залпов.

Бах, трах, тарарах!

Правую верхнюю часть седана  снесло начисто. Переднюю правую дверь вырвало с корнем  она отлетела на дорогу бесформенным куском смятой жести.

Немедленно ликвидируй стрелка! – приказала Милая.

Отличный совет! – огрызнулся я.  

После обстрела, лобовое стекло у машины присутствовало наполовину и больше мешало. Без  сожаления  выбив его рукояткой пистолета, я попытался задействовать свои хваленые  рефлексы на максимум.

Тщетно…

Мчаться на скорости  девяноста миль в час без лобового стекла, пытаясь управлять автомобилем, напрочь лишенным тормозов,  при этом ведя прицельный огонь на поражение – занятие лишенное  смысла.

Разделайся с ним прямо сейчас! – взорвался в голове настойчивый крик Милой.

Отдавать приказы намного легче, чем притворять их в жизнь. Преодолевая бешеное сопротивление воздуха, я попытался прицелиться и даже произвел два выстрела наугад. Как и следовало ожидать – мимо. Зато следующий залп  картечи вошел под углом в заднее стекло, раскурочив багажник. Наши оппоненты были явно в более выигрышном положении.

Ковш ты видел, как я их  поимел!

Нет.

Почему?

Ноги твои держу.

А точно. Держи дальше. Сейчас закончу, остановимся и посмотрим…

Я понял, что больших повреждений машина не перенесет, развалившись на части от  следующего попадания.  Пришлось «подставляться».  Резко уйдя  влево, оказался на одной линии с обладателем дробовика. Одновременно, выпустил руль, перехватив пистолет обеими руками и сквозь пелену слез сделал четыре выстрела в смутно виднеющийся силуэт человека.

Даже не будучи уверенным в результате,  вывернул вправо, вновь оказавшись точно за «хаммером».

Мне повезло.

Одна из пуль задела шею. Рана была не смертельной. Но когда на бешенной скорости, даже не чувствуя боли, видишь, как из тебя, словно снежная пыль летит шлейф распыляемой крови… Поневоле становится страшно.

Ааааааааааааааааааааа!

Филин ты что?

Ааааааааааааааааааааа!

Не дергайся…

Крооооооооооооооооовь!

Не дергайся! Не удержу…

Ааааааааааааааааааааа!

Стрелок уронил дробовик, и судорожно замахав руками в воздухе, попытался зажать рану на шее. В конечном итоге  именно эта ошибка погубила его.

Потеряв равновесие, тело несколько секунд колебалось в проеме окна.   А затем, перейдя точку невозвращения резко как маятник пошло вниз.

Фиииилиииин!!!

Напарник при всем желании  не смог его удержать. Тело ударившись, о заднюю дверь  какимто чудом не угодило под колеса.  Затем подпрыгнуло, еще несколько раз перекувырнулось в воздухе и наконец «успокоившись», осталось лежать неподвижной грудой окровавленной грудой плоти далеко позади...

Фииииилииин!!!

Его больше нет…

В результате  обстрела наша машина, лишилась тормозов, лобового стекла и части кузова. Кажется, Милая, предупреждала, о возможном отказе третьего цилиндра. Судя по надрывному реву мотора, он мог выйти из строя в любую секунду.

КООООООООООВШ. СТРЕЕЕЕЕЕЕЕЕЛЯЯЯЯЯЯЯЙ ПООООООО КААААААААПОООООТУ!!!

Если обожравшиеся «колес» подельники не в состоянии убить еб..го  ган…на, завалившего Филина,  пускай хотя бы остановят машину, пошедшую на сближение.  

ПООООООО   КАААААААААААПООООООООТУУУУУУУУУУУУУ!!

Понял не глухой.

Чтобы избежать шальной пули водитель джипа склонился над рулем. Почти одновременно его напарник дважды нажал на курок.

В яблочко!!!

Картечь безжалостно прошила капот, попутно перебив шланги и повредив радиатор. После чего  машина стала терять скорость. Струи чадящего дыма повалили из двигателя, и я понял – это конец. Все  усилия оказались напрасными! Гребанные наркоманы всетаки победили. Пускай не вчистую, потеряв одного члена банды. И тем не менее.

Нет!!!

Отпустив ненужный более руль, я  схватил пистолет обеими руками и сквозь пелену дыма выпустил всю обойму, целясь в заднее левое колесо стремительно удаляющегося джипа.

Не знаю, сколько раз я попал. По большому счету это не важно. Чтобы разнести в клочья покрышку хватит одной пули.

Я его сделал!!! Филин ты…

В обычной ситуации пробитая шина не привела к столь впечатляющим результатам. Но сейчас  распластанный на рулевом колесе человек, от резкого толчка  навалился грудью на руль, резко крутанув его вправо. В результате чего  передние колеса встали «колом» и как следствие  вырванная с корнем подвеска отлетела в сторону.

Какого

Внедорожник на полном ходу нехотя завалился набок, и со все возрастающей скоростью стал  кувыркаться вокруг оси, разбрасывая в стороны осколки стекла и обшивки. Казалось,  он собрался успеть сделать максимальное число оборотов, чтобы в последний раз почувствовать упоение скоростью.

Несмотря на пробитый радиатор, наша машина могла догнать кусок искореженного металла, прежде чем тот остановится.

Врубай заднюю, приказала  Милая.

Почему? – я не сразу понял, чего она хочет.

Заклинь коробку.

Сейчас…

Коробка передач жалобно заскрежетала  и умерла. Отчаянно завизжали стираемые об асфальт покрышки. Окончательно потерявший управление седан пошел юзом, ударился о разделительное ограждение, преодолел последние несколько метров и застыл.

После оглушающего воя ветра наступившая тишина показалась почти нереальной.  Во время погони следовавшие за нами машины сбавили скорость или остановились, чтобы не попасть  под перекрестный огонь.  А те, кто ехал впереди, остались в счастливом неведении, относительно кровавой драмы, разыгравшейся за их спинами…

Ярко светило солнце. От нагретого асфальта поднималось жаркое марево. Даже без сканирования Милой было понятно, что в искореженном джипе не выжил никто.

Пора уходить, Вивьен, произнес я, протягивая руку, чтобы помочь  выбраться испуганной девушке из машины.

Видя, что она сжалась в комок, повторил более настойчиво.  Нам и правда пора…

Глава 7

И все же это того стоило.

Цейфи

Цейфи

Когдато у человека  было имя. Детство с играми во дворе. Юность с упоением первой любви и прочим набором невинных шалостей. Затем он вырос, закончил два престижных университета, в конечном итоге оказавшись в отделе военной аналитики при генеральном штабе. После чего его жизнь изменилась.

Несмотря на острый ум и незаурядные способности, основным качеством перспективного выпускника был дар предвидения.  Не явный, как  у медиума,  скорее на уровне подсознания.  Благодаря чему он  крайне редко ошибался в прогнозах.

Предвидя реакцию противника можно спланировать операцию таким образом, чтобы в любой момент времени оказаться на шаг впереди. Неудивительно, что с таким ярко выраженным талантом, он сделал блестящую карьеру. За неполных четыре года достигнув всего, о чем только может мечтать  молодой человек с повышенными амбициями.  

Все складывалось просто замечательно до тех пор, пока какойто сумасшедший гений открыл существование параллельной вселенной. А еще через полгода с помощью прибора даже более безумного, чем он сам, доказал неизбежность столкновения миров.

Согласно расчетам в ближайшие несколько лет в результате пересечения межпростраственных кривых, параллельные реальности столкнутся и аннигилируют. Приближающийся конец света оказался  не выдумкой религиозных фанатиков, а математически доказанным фактом. Стройный ряд цифр выглядит намного убедительнее абсурдных домыслов.  И что самое ужасное  с ним не поспоришь.

Разумеется, информацию проверяли и перепроверяли бесчисленное количество раз. Результат оставался неизменным: столкновения не избежать. Чтобы выжить необходимо уничтожить другой мир до того как он окажется в непосредственной близости.

В теории все выглядело намного проще, чем на практике. Легко сказать – уничтожить параллельную вселенную. Как это сделать на практике никто не знал. Времени на серьезные разработки почти не осталось. При самом благоприятном развитии событий можно попытаться создать портал «перехода» в другой мир. Однако невозможно изобрести супероружие за ничтожно короткий срок. Это понимали даже военные – люди безнадежно далекие от науки.

В такой ситуации, оставалось или смириться с неизбежным, или уверовать в теорию гениального аналитика.  Согласно которой  существа из смежной реальности (обладающие более высоким уровнем развития технологий), рано или поздно  проявят себя. Будь то разведчик или непосредственный исполнитель акции.

На первый взгляд предположение звучало дико. На второй тоже. При таком раскладе шансы благоприятного стечения обстоятельств стремились к нулю. Плюс ко всему обнаружение или захват разведчика ничего не давал. В идеале нужно было не только завладеть оружием, но и «порталом», обеспечивающим переход в иной мир. Что само по себе, находилось за гранью разумно допустимого…

Впрочем, когда терять нечего, хватаются за любую соломинку. Даже если в глубине души понимают это не более чем самообман…

Экстренное совещание, «сильных мира сего» продолжалось семь с половиной часов. Аналитик не дал внятных объяснений своей гипотезы и не  раскрыл природу своего дара. У него не было  гарантий. А по большому счету, вообще ничего кроме предчувствия чужак непременно появится. И это будет единственным шансом для их мира.

План выглядел чистой воды безумием. Тем не менее, в  конечном итоге комиссия согласилась (по той простой причине, что не имела альтернативного плана) создать штаб с неограниченными полномочиями. В его ведомстве будет наблюдение и осуществление сбора данных. В случае появления чужака штаб должен незамедлительно среагировать на вторжение. Попытавшись не просто вычислить разведчика, а во что бы то ни стало взять его живым.

После того как его план был принят, человек, оставил позади мечты, устремления, амбиции. Порвал  родственные связи и сжег все мосты связывающие его с миром. Став личностью без прошлого и будущего. Несчастным на чьи плечи легло неподъемное бремя ответственности за будущее человечества. Все что у него осталось короткое имя Зет, работа, и фанатичная уверенность, что Чужой рано или поздно появится. 

Несмотря на жесткие, а порой и откровенно жестокие решения, он не был тираном. Власть для него являлась  скорее формой, чем содержанием. Погруженный в лихорадочный поиск выхода из беспросветного лабиринта отчаяния, руководитель не замечал людей, как не замечают инструмент, развешанный на стенах автомастерской. Понадобился разводной ключ – взял. Использовав, положил на место, сразу забыв. 

Вплоть до вчерашнего дня работа засекреченного отдела была четко распланированной, безукоризненно стерильной рутиной. Сотрудники занимались своими делами. Чтото делали, кудато спешили, к чемуто готовились. Но результата не было.  В определенный момент Зет стал сомневаться не  подвела ли его интуиция? Не оказалась ли вся затея глупой детской игрой? Бессмысленным бегом на месте?

К счастью, в конечном итоге, предчувствия подтвердились. Вчера в 2346 по местному времени станция наблюдения отметила возмущение тканей вселенной.  В радиусе пятисот миль от места, зафиксировавшего аномальные возмущения, появился ктото или чтото из параллельной вселенной...

Не исключено, что  у нас гость,   сообщил по закрытому каналу связи глава станции. Хотя по большому счету это может быть кто или что угодно. За неимением фактов приходится строить домыслы, базирующиеся на непроверенных  предположениях.

Вы отмечали подобные колебания раньше? прежде чем поставить в «ружье» армию, полководец обязан убедиться, что враг рядом.

Нет.

Возмущение носит искусственный характер?

Скорее всего, да.

А точнее?

Мы не так давно изучаем феномен межпространственных связей…, начал оправдываться человек на другом конце провода,    трудно вот так сразу…

Меня не интересует, как давно вы занимаетесь исследованием. Простой вопрос – «Какова вероятность того что это не ложная тревога?» Мне нужен четкий ответ. Если Вы не сможете его дать, найдутся другие.

С учетом погрешности мы находимся в пределах восьмидесяти трех процентов…

Этого было достаточно. Не тратя время на прощание, Зет оборвал связь,  объявив «Красную тревогу».

Уже через десять минут, все руководители центральных отделов, участвовали в видеоконференции.     

Мы долго ждали этого дня, начал руководитель проекта. И вот он настал. Все знают, свои места и обязанности. Единственное на что прошу обратить внимание: начиная с этого момента любые странные и неожиданные события в радиусе восьмисот миль, будь то история о доме с привидениями или летающая сковородка у глупой толстой домохозяйки, немедленно проверяются и ложатся на мой стол. Работаем круглые сутки. Предельная концентрация и самоотдача. Если не обнаружим Чужого в течение первых трех дней, не найдем никогда. Вопросы есть? Нет. Тогда приступаем к работе.

Закончив инструктаж подчиненных, Зет вышел на связь с генералом Коррелом. В отличии от аналитика, предпочитавшего оставаться в тени, генерал был  публичной фигурой. Множество наград, блестящий послужной список и несомненные заслуги перед страной сделали его легендой еще при жизни.

Любому даже самому гениальному уму требуется фигура такого калибра. Человек способный  силой авторитета подчинить армии, возглавить крестовый поход или совершить чтолибо не менее  значительное – большая редкость.

Несмотря на все свои полномочия, Зет не мог обратиться  в генеральный штаб с приказом: «Немедленно сбросьте две атомные бомбы на наш пятимиллионный город, во имя того чтобы выжила остальная нация».  Его приказ просто не выполнят. В то время как Коррелу  подчинятся.  И вся процедура займет не более пятнадцати минут. По той простой причине, что генерал являлся олицетворением правды. Своего рода иконой. Причем не только для военных, но и большинства  обывателей.

У нас «красная тревога», сразу перешел к делу Зет.

Я в курсе, в отличии от возбужденного аналитика, генерал оставался спокоен.

Мне нужны ваши лучшие люди.

У меня нет плохих людей.

Я не имею в виду спецподразделения по борьбе с терроризмом или группы быстрого реагирования, способные  лишь убивать, скривился Зет.

С  военными всегда было трудно общаться.

Они понадобятся  если возникнут проблемы с гражданскими. Сейчас речь идет об избранных кадрах.

Вы не исключаете  развития событий, при которых  придется стрелять в мирное население?  – Коррелу не нравился заумный выскочка, и он никогда не скрывал этого. 

Я не исключаю ничего. Если придется пожертвовать половиной человечества чтобы спасти оставшихся, мы не задумываясь сделаем это.

Даже так? – генерал подозревал, что у этого мрачного человека не «все дома», но до сего момента не осознавал масштабов безумия.

Да.

А…

Нет времени на выяснение отношений. Речь идет о том, чтобы захватить живым одно,  максимум два существа. Пока доподлинно неизвестно ни количество Чужих, вторгнувшихся в наш мир, ни как они выглядят. Ближе к утру я буду обладать более полной информацией.

Если бы не личная просьба президента, Коррел не за что не ввязался в эту авантюру. Подругому нельзя назвать цирк с наивысшим грифом секретности, где все перевернуто с ног на голову. И заправляет ненормальный гражданский вбивший себе в голову, что он новый мессия, способный защитить человечество от надвигающегося апокалипсиса. 

Как выглядят эти существа? – генерала не оставляло стойкое впечатление нереальности происходящего.

Без понятия, бессмысленные вопросы начали утомлять.  Мне нужны ваши лучшие люди из особой команды. Предоставьте  подробный доклад в течении получаса.

И не дожидаясь ответа собеседника, Зет прервал связь.

По сравнению с надвигающейся катастрофой локальные конфликты, в которых прославился напыщенный болван детская возня в песочнице с игрушечными солдатиками. Если Коррел не поймет этого в ближайшие несколько часов…

С ним придется расстаться. Раз и навсегда.

Глава 8

Очень скоро он превратит этот город в ад.

Дядюшка Том

Не знаю, как выглядел я,  а Вивьен  после всего случившегося  больше походила на зомби чем женщину из плоти и крови. Хотя если попытаться разобраться, в этом не было ничего удивительного.  Пережить бойню в баре, получив пару сквозных ранений, чтобы затем очнуться в машине, преследующей отстреливающихся отморозков…

Черная полоса «увлекательных приключений» кого угодно могла  ввести в ступор.

Уходим, настойчиво повторил я.

Припугни шлюху, – приказала Милая. – Дорога сзади и спереди блокирована. Спутник  показывает кортеж из восьми полицейских машин. Через шесть минут они будут здесь.

Тебе нужна послушная заложница.

Известие о скором прибытии стражей порядка оказалось совсем некстати. Ни сейчас, ни в дальнейшем, я не чувствовал себя готовым  сразиться в одиночку с превосходящими силами стражей порядка. Даже несмотря на весь багаж, своих супер способностей.

Проклятье! – выругался я, перезаряжая обойму.

Превратно истолковав этот жест, Вивьен испуганно сжалась в комок, закрыв руками голову.

Не стреляй, пожалуйста, – прошептала она чуть слышно. – Я сделаю что угодно. Только не стреляй!

Без понятия, зачем ты потащил с собой тупую самку. Но сейчас ее присутствие очень кстати, оказывается искусственный интеллект, умел признавать собственные ошибки.

Положа руку на сердце, я и сам не знал, зачем взял девушку. Чувствовал что с ней связано нечто важное. Правда, сейчас не было времени заниматься самоанализом. На повестке дня стоял главный вопрос – «Как оторваться от полиции».

Какой  у нас план?

Что? испуганно встрепенулась заложница

Это не тебе, раздраженно отмахнулся я.  Просто выполняй приказы и… Тогда все будет нормально.

Я… Сделаю все…Все что прикажешь…

Отлично.  Милая, так какой у нас план?

Для начала покиньте шоссе.

Зачем?

Делай что говорю.

Понял, схватив Вивьен за руку, я потащил ее прочь от дороги.

Что дальше?

Захватим  вертолет и...

Не пойдет, пришлось оборвать ее  на полуслове.   Без понятия как управлять этой хреновиной.

Я подключусь к электронике. Все что тебе останется слегка поупражняться с рукояткой управления. Представь, что занимаешься на летном тренажере.

Который может упасть понастоящему?

Не волнуйся.

Договорились, я решил не углубляться  в детали,  Ты уже заманила полицейскую вертушку к нам?

Да.

А как объяснила  первый ложный вызов?

Сослалась на местное отделение, которое якобы ошиблось на пять миль, давая ориентировку центральной.

Отлично, значит, сейчас они прилетят, опустятся...

Они уже  прилетели. Только это не полиция, а телевидение.

Что?!

В качестве наглядного подтверждения ее слов раздался стремительно приближающийся гул винтов  вертолета.

А…

Шлюха ложится на землю, притворившись тяжелораненой.  Не послушается, к пробитому силикону прибавятся внутренности, Милая намеренно использовала громкую связь.

Я…

НА ЗЕМЛЮ!!! БЫСТРО!!!

Порой резкий окрик действует намного эффективней откровенных угроз. Сейчас был тот самый случай.  Вивьен покорно легла.

Итак. Она притворяется раненой, ты мечешься в панике пытаясь привлечь внимание, в отличии от людей, искусственный интеллект всегда оставался спокоен. Как только вертушка сядет, разберешься с экипажем и улетаем. Все ясно?

Да.

Тогда начинай суетиться.

Что?! – я не сразу понял, о чем идет речь.

Махай руками. Зови на помощь. Изображай волнение. Будь как можно более убедительным.

Я в точности выполнил инструкции напарницы, попытавшись изобразить испуганного человека, бегающего вокруг распластанного тела «подруги». Для убедительности даже позаламывал руки, в мнимом приступе отчаяния. К сожалению, коварный замысел не сработал. Вместо того чтобы опуститься на землю, вертолет  завис на почтительном расстоянии.

Почему они не спускаются? – я был взбешен и не пытался этого скрыть.

«Отличный» во всех отношениях план в мгновение ока лопнул как мыльный пузырь.

Это не полицейские и не медики. У стервятников шоу бизнеса свои правила. К тому же не они не исключают варианта,  что  бойню на шоссе устроил ты.

Милая использовала болезненную телепатическую связь, так как изза шума винтов ничего не было слышно.

Когда прилетит полицейская вертушка?

Уже на подходе, но вряд ли успеет раньше кортежа.

Ты знала, что репортеры появятся первыми?

Да.

Тогда какого хрена предложила такой идиотский план?

Другого не было.

Тебя вообще кто создавал? Программист неудачник?

Бессмысленно пытаться разозлить, тем более унизить искусственный интеллект. Но сейчас мне  было нужно  выплеснуть скопившуюся злость. Причем неважно на кого.

Ты взял с собой шлюху и все испортил. Обсудим это после того как разберешься  с полицией.

Как? – несмотря на приступ ярости,  я не утратил способности мыслить.

Определенно, в ее словах была доля правды. Не помешай Вивьен ликвидировать водителя, все могло быть иначе.

–Ладно я был не прав. Признаю. Ты можешь объяснить глупому человеку, как нам разобраться с полицией? – я попытался взять себя в руки.

Ситуация складывалась хуже некуда. Одно дело справиться с двумя летчиками и совсем другое – с вооруженным отрядом. Ладно бы еще все они были опытными ветеранами. Такие не строят из себя героев. Вот  только при таком скоплении народа обязательно найдется перевозбужденный от адреналина молодняк, решивший отличиться, всадив пару пуль не важно, куда и в кого.

Слышали как Тим разделался с тем подонком? Разнес к такойто матери его тупую башку. Вот и я о том же, – ВАУ!!! С пятидесяти метров не оставил убийце ни единого шанса.  Помяните мое слово, не пройдет и пяти лет как парень станет шерифом. Молодой да скорый. Да. Да!!! Я уверен. С таким послужным списком прямая дорога на самый верх…

Ты все еще можешь захватить вертолет. Нужно лишь прикрыться заложницей.

Уверена, что на этот раз план сработает?

Да, в уверенном голосе Милой не было и тени сомнения. Главное не дай машинам взять тебя в кольцо. Приставь девчонке пистолет к голове,  сделав предупредительный жест рукой, чтобы остановились на расстоянии.

Они вряд ли послушаются.

Им не нужны неприятности.

Мне тоже, криво усмехнулся я, приставляя пистолет к голове Вивьен. – Не волнуйся, не выстрелю, пообещал я,  Мне всего лишь нужно слегка испугать полицейских.

Судя по  неожиданно ослабевшим ногам заложницы, мои слова не возымели действия.

Можно иметь какие угодно крепкие нервы, но когда к твоей голове приставляют заряженный пистолет, способный в любую секунду выплеснуть  мозги наружу…

Поневоле теряешь самообладание.

Опустись на колени вместе со шлюхой. Так будет проще поддерживать обмякшее тело.

Времени на уточняющие вопросы не оставалось, поэтому я в точности выполнил все инструкции Милой.

Вжиуу….

Отчаянный визг тормозов, сопровождал появление в импровизированном «зале» нетерпеливых зрителей, приехавших насладиться кровавым спектаклем. Восемь машин  подняли тучу пыли, прежде чем остановились, образовав классический полукруг на расстоянии тридцати метров от преступника.

Почему ты все время называешь ее шлюхой? – сам не знаю, почему спросил я.

Хочешь, чтобы я использовала более благозвучный термин «Проститутка» или «Путана»?

Шестнадцать стволов уставились на меня тупыми слепыми зрачками. Легкое движение слега подрагивающего от возбуждения пальца какогонибудь не в меру ретивого стража порядка и…

Продолжать мысль не хотелось.

Ее зовут Вивьен.

Да, легко согласилась Милая, Так ее и зовут. Только сейчас это неважно. Понимаешь НЕВАЖНО,   с нажимом повторила она. – Кстати, а вот и парламентер.

Положив пистолет в кобуру, расставив руки в стороны, всем своим видом показывая, что безоружен, один из полицейских сделал три шага вперед.

Мне показалось, что я упускаю чтото очень важное. Причем не имеющее отношение ни к погоне за наркоманами, ни к ситуации с заложницей и этому миру. Нечто такое что…

Сынок, я скажу тебе вот что, начал шериф (а это был именно он). У нас всех сегодня не лучший день в жизни. Так давай не будем делать его еще хуже. Пока не случилось чегонибудь понастоящему плохого.

Чтобы захватить полицейский вертолет понадобиться один из его людей, сообщила Милая.

Зачем? – головная боль от телепатической связи медленно, но верно сводила меня с ума.

У нас на руках червовая дама. А нужен козырный туз. Делай, что  говорю.

Ладно, я находился  не в том положении, чтобы спорить.

Я…

Лицо преступника склонившегося над телом заложницы исказила гримаса…

Я так устал! Это все… Неправильно. Я не хотел!!! Правда!!! Никогда не хотел!!! Это даже не мой пистолет…

Оружие отлетело далеко в сторону.

Мне так плохо. Меня… Совсем никто не любит и не ждет!!! Понимаете НИКТО!!! В целом мире!!! Это так страшно!!! Быть совсем одним!!!

Стоящий на коленях мужчина размазывал слезы по грязным щекам.

Лежащая рядом с ним женщина находилась в глубоком обмороке.

Оператор съемочной группы дал крупный план лица расплакавшегося преступника.

Трое полицейских отделились от крайней машины побежав к подозреваемому.

Заходят сбоку, готовься…

Он играет!!! – за свою долгую жизнь, человек с камерой насмотрелся достаточно много, чтобы научится отличать подлинные чувства от притворства.

Уверен?! – репортер и оператор работали в связки три года, научившись понимать друг друга с полуслова.

На все сто. Сейчас начнется…

Дай общий план…

Полицейские все сделали правильно. Налетели со спины, опрокинув преступника на землю, без всяких церемоний ткнув лицом в пыль. Один удерживал плечи, второй потянулся к запястьям одеть наручники, третий склонился над девушкой.

Пустышка, репортер с сожалением констатировал факт, А ведь мог получиться отличный репортаж.

Он точно чтото задумал, оператор не мог, поверить в ошибку.

СМОТРИ!!!

Будь на моем месте обычный человек все закончилось, даже не успев, как следует, начаться. Но «счастливые» шестнадцать процентов мистера Залабски  сыграли решающую роль.  Противостояние людей и полукиборга завершилось в пользу последнего.

Секунду назад полицейский прижимал обмякшее тело преступника к земле, а в следующую произошло неожиданное – тот, кто по идее должен был лежать на животе, легко перевернулся на спину, притянул к себе замешкавшегося противника  и точно рассчитанным ударом головы в переносицу отправил в нокаут.

Хлесткий удар ботинком в челюсть «выключил» второго полицейского (пытавшегося одеть на подозреваемого наручники). Не сбавляя темпа, я резко крутанул обмякшее тело заложника на сто восемьдесят градусов, и притянул к себе, закрывшись живым щитом.

Положи оружие на землю и медленно отступай к машинам, приказал я третьему. – Решишь поиграть в героя – умрешь сам и утащишь на дно пару приятелей.

Неизвестно как он отреагировал, не будь у меня пистолета (всегда нужно иметь при себе два). Вполне возможно, попытался напасть. Но в таком крайне невыгодном положении, не стал рисковать. Осторожно положив оружие рядом с Вивьен, попятился к стоявшим неподалеку машинам.

Сынок, несмотря на крайне неудачное стечение обстоятельств и присутствие вертолета с чертовыми телевизионщиками, голос шерифа оставался спокоен. – Ты играешь в опасные игры. Если с моими парнями чтото случится, слово чести я лично позабочусь, чтобы ты не дожил до завтрашнего утра. Сдавайся и я обещаю – судья во всем разберется. В нашем округе еще остались честные люди.

Шериф с обветренным лицом, не оканчивал заумных психологических университетов, но за годы службы выработал определенный стиль поведения, как нельзя лучше подходящий для кризисных ситуаций.

Сначала угроза (плохой полицейский), затем обещание во всем разобраться (хороший полицейский). Плюс ко всему спокойная  неторопливая речь наводящая преступника на мысль, что не бросающему слов на ветер шерифу, можно и нужно верить.

Отличное предложение! – откликнулся я. Есть только одна небольшая загвоздка,  которая сводит его на нет. Четыре трупа на шоссе – моя работа. Плюс нападение на полицейских и захват заложника. Больше чем уверен ни судья, ни присяжные не проникнутся  лепетом адвоката о трудном детстве и проблемах с болеутолящими. Смертный приговор мне обеспечен. Так что у нас всего два варианта.  Или я улетаю отсюда живым на полицейском вертолете, только что приземлившемся неподалеку, или ты будешь рассказывать родственникам погибших парней, какие они были замечательные товарищи. 

Напомни ему историю пятилетней давности на заправке, подсказала Милая. Тогда погиб один из его людей.

Наверное не хочешь, чтобы повторилась история на заправке? Та самая, когда ты потерял одного из полицейских?

Нет, не хочу, надо отдать должное,  он неплохо держал удар.

Отлично! Значит, сможем договориться. Выполнишь мои условия, и разойдемся с миром. Нет – извини. Окажешься, сам виноват.

Когда  заложник не абстрактный незнакомец, а коллега, которого знаешь давно, возникает масса  проблем психологического порядка.

Можем попробовать…

Тепловыделение человека за крайней правой машиной резко подскочило.  Избыток адреналина.  Он готов выстрелить.

Феноменальные способности Милой в очередной раз оказались как нельзя кстати.

Шериф, – намеренно громко крикнул я. – За крайней правой машиной сидит молодой герой, решивший  устроить кровавую баню. Останови его пока не поздно. Мы все еще можем договориться похорошему.

Мне явно повезло с этим человеком. У него были свои понятия о службе, долге и чести. И самое главное он больше заботился о своей совести и душевном спокойствии на пенсии, чем  том, чтобы ценой жизни подвластных ему людей получить пару красивых побрякушек на грудь.

Мэтью, если чтото задумал, оставь эти глупые мысли. Ты неплохо стреляешь в тире. Только здесь живые люди, а не фанерные  мишени. Мы договоримся с мистером...

Питом, – назвал я первое пришедшее на ум имя.

Мы договоримся с мистером Питом похорошему, – продолжал он. И никто не пострадает.

Одно дело решиться на выстрел когда никто этого не ждет. Совсем другое, если пятнадцать пар глаз уставились на тебя с молчаливым укором.

Мистер Пит, – как ни в чем не бывало продолжал шериф. Мы разобрались с этой проблемой…

Я понял. Теперь прикажите летчикам из полицейского вертолета, перейти к машинам так чтобы их было видно.

Мне кажется…

Неважно, что кому кажется. Прямо сейчас я улетаю. Если вертушка поднимется в воздух без меня или вы станете тянуть время бессмысленными переговорами, ожидая спецназ,  я убью одного полицейского. Потом дороги назад не будет. Значит, придется убить  второго. Вас устроят такие потери или мы попытаемся договориться похорошему? В знак доброй воли готов отпустить ваших людей, прихватив только девчонку.

Прежде чем ответить шериф сделал глубокий вдох. Жена Майлза на шестом месяце. Они так долго ждали этого ребенка. А чертов мистер Пит, или как там зовут этого урода, не блефует. Он не слабак и не сумасшедший. Уж чточто, а разбираться в людях старый коп научился. Не получит желаемое, начнет стрелять.  Своими силами полиция явно не справится. Без снайперов нечего даже пытаться.  Спецназ на подходе, но вряд ли успеет. Майлз чтото сделал неправильно и превратился в заложника.  А сообщить беременной женщине что ее мужа убили изза того что он гдето ошибся…

Нет. К такому испытанию шериф  не  был готов. Даже несмотря на то, что знал после завершения этой чертовой операции на него повесят «всех собак» и наверняка  выкинут со службы. Вышестоящему начальству безразлична судьба простого копа, его беременной жены и ребенка. Для них главное показатели и общественный резонанс.

Но для того, кто последние шесть десятков лет  проживает в маленьком городке, где все друг друга знают,  самое важное сохранить доброе имя. Да его выкинут со службы.  Зато до конца своих дней он останется опальным героем, а не чудовищем, прямо или косвенно причастным к смерти нескольких человек.

К тому же девчонка, скорее всего не заложница, а сообщница…

Мне нужен ответ прямо сейчас! – я устал ждать. – Считаю до пяти и убиваю первого.

Покиньте вертолет! – прокричал шериф в рупор.

Судя по отсутствию движения, приказ не произвел впечатления на летчиков.

Мистер Пит, вы не против, если я пошлю двух своих людей, чтобы они привели в чувство несговорчивых коллег? Они не подчиняются мне напрямую.

Шериф, –  я говорил спокойно, но в то же время достаточно жестко, чтобы он понял я не намерен шутить. Сейчас это ваша территория и операция. По всем нормам и законам пилоты обязаны подчиняться  вашим командам. Раз они этого не делают, то… Либо это часть плана, либо элементарная затяжка времени. Я уверен через пятьшесть минут здесь появятся на редкость несговорчивые люди с профессионально обученными снайперами, которые  превратят меня в решето. Повторяю САМЫЙ последний раз: мне терять нечего. Если через пять минут я не улетаю,  вы имеете в активе труп  преступника, а пассиве  минимум двух ваших людей.

Раз, начал считать я.

Два…

НЕМЕДЛЕННО ПОКИНУТЬ ВЕРТОЛЕТ ЭТО ПРИКАЗ!!! 

Мы не ведем переговоров с террористами, и не выполняем их условий, мог бы ответить летчик.

Только к чему вся эта никому не нужная патетика, когда все настолько просто и очевидно?

Спецназ на подходе. Преступнику некуда деваться. После того как вертушка взлетит, он еще немного поартачится и сдастся.

Двигатель вертолета взревел и неожиданно заглох...

Они собирались улететь, пришлось заблокировать электронику, пояснила Милая.

Очень кстати…

Штурмовая группа рядом. У нас три с половиной минуты. Хватит болтать.

Шериф, кажется, пара крыс собиралась сбежать, оставив твоих ребят умирать. Мне все еще нужна вертушка.

НЕМЕДЛЕННО ПОКИНУТЬ ВЕРТОЛЕТ!!! –   голос ветерана прерывался от бешенства.

На сей раз летчикам не оставалось ничего иного как выполнить приказ. 

Берешь на руки девушку, приказал я парню со сломанным носом.

Мне…

Хочешь жить, делай что говорю.

Он молча кивнул.

Шериф, мы встаем, – крикнул я. – Замечу  малейшую попытку помешать, открываю огонь.

Никто не будет делать резких движений, уверил меня он.

Меньше чем за тридцать секунд (я попрежнему прикрывался заложником, следя за тем, чтобы не оказаться на линии огня) мы без какихлибо происшествий достигли кабины вертолета. После чего полицейский усадил девушку в пассажирское кресло.

Стоишь перед кабиной, пока не заведу двигатели, – приказал я и, немного подумав, добавил. Если бы те две крысы улетели, я точно вышиб тебе мозги.

Бледное лицо парня было залито кровью. Он попрежнему находился на волосок от смерти, и все же  нашел в себе силы криво улыбнуться, Думаешь, у тебя получится сбежать?

Уверен.

Вдалеке показались стремительно приближающиеся машины.

А знаешь, я не смог удержаться. – Твой начальник нормальный парень.

Не сомневаюсь.

Судя по всему, у шерифа была неплохая команда. Неудивительно, что он готов был рискнуть карьерой ради жизни любого из своих людей.

Нам пора, Милой надоела роль пассивного наблюдателя.

Сейчас…

Я завожу двигатель.

Десять секунд!!!

Чтобы успеть высказаться я продолжил захлебывающейся скороговоркой.

Хочу порадовать на прощание твоего босса.

Как э… невысказанный вопрос застыл на губах.

Выброшенная вперед рука сжимала пистолет, направленный точно в голову.

Зрачки жертвы непроизвольно расширились от страха.

Мне не хватило совсем немного. Милая врубила двигатели, не дожидаясь развязки.

Нагнись!!!

Он не услышал, скорее, прочитал по губам.

Взлетай!!! – никакой грохот не способен заглушить крик буравящий мозг изнутри. 

Нагнись!!!

Можно было  не повторять. Инстинктивно закрыв голову руками, парень присел на корточки.

Машинам спецназа осталось преодолеть последний километр…

Я дважды выстрелил, прежде чем захлопнуть дверь и поднять вертолет в воздух. 

Попал?

Разумеется. Летчики валяются с простреленными ногами. Шериф и его люди не спешат им помочь. Глупое ребячество с твоей стороны. И вообще зачем спрашивать, если знаешь ответ? – безукоризненной логике искусственного интеллекта никогда не понять человека.

Всего лишь хотел убедиться…

Убедился?

Зачем спрашиваешь, если знаешь ответ?

Беру пример с тебя.

Ты быстро учишься.

Такой меня сделали люди.

Меня тоже в некотором роде сделали люди, невесело усмехнулся я. – Интересно, как много осталось во мне от человека?

Вопрос, на который нет, и не будет ответа.

До тех  пор пока я жив…

Глава 9

Имплантаты не только увеличиваютфизические параметры, но ивлияют на психику. По большому счету все мы безумны. Одни в большей, другие меньшей степени…

Нойм

После разговора с аналитиком Коррел собрал штаб, объявив «красную тревогу» – положение эквивалентное состоянию атомной войны. В ставке генерала всего три человека знали об истинном положении вещей. Для остальных была озвучена заранее подготовленная версия.

Из достоверных источников, начал генерал. Поступили сведения о готовящейся серии терактов на нашей территории с применением ядерного оружия.

Предупреждая недоуменные вопросы, поспешил уточнить. На основании полученных данных исключается участие в акции потенциального противника или наиболее одиозных террористических групп.

С одной стороны в словах Коррела был смысл времена холодной войны давно канули в лету. Сейчас противостояние двух могущественных сверхдержав сводилось не к военному, а скорее экономическому противоборству. А с другой – невозможно представить,  чтобы никому неизвестная группировка получила в свое распоряжение атомную бомбу.

Судя по лицам собравшихся, заявление  вызвало легкое недоумение, если не сказать большего.

Чувствуя себя бездарным клоуном на детском празднике, генерал продолжал. Доподлинно известно, что в одном из городов находится человек или группа лиц, владеющих сведениями о предстоящем теракте. Наша задача не просто найти этих людей, а взять их живыми. Особо подчеркиваю – живыми. Применение оружия КАТЕГОРИЧЕСКИ запрещено. В случае гибели объекта поиска непосредственные виновники, а также их командиры предстанут перед военным трибуналом.

Дело принимало  на редкость скверный оборот. Нужно было не просто найтиЕ «То не знаю что», а еще и захватить его голыми руками.

При возникновении нештатных ситуаций, требующих использовать средства способные привести к гибели мирного населения…

Коррел прокашлялся.

Действовать быстро  и решительно. Всю ответственность  беру на себя. Вопросы?

В зале заседаний повисла напряженная тишина.

В ходе антитеррористических операций или освобождении заложников порой гибли гражданские.

Но ни разу от высшего командования не исходили подобные директивы.

Означает ли это что… начал было один из присутствующих.

Это означает, раздраженно перебил подчиненного Коррел. Только одно. На кону жизнь многомиллионного города. Я даю разрешение на любые. Подчеркиваю ЛЮБЫЕ действия сил специального назначения. При сложившейся ситуации лимит допустимых потерь не ограничен. Если понадобиться сравнять с землей половину города, чтобы спасти остальных, мы не задумываясь сделаем это. Тот, кто откажется выполнить приказ, будет осужден по законам военного времени.

Не иди речь о ядерном взрыве и не исходи приказ лично от генерала, собравшиеся в конференц зале, могли подумать, что их начальник сошел с ума. Но объявление «красной тревоги»  плюс непререкаемый авторитет Коррела сделали свое дело.   

Если вопросов больше нет, все свободны. Полковник Фабел, задержитесь.

Невысокий сухопарый мужчина  остался. С какой стороны ни посмотреть,  это была неординарный во всех отношениях человек. Во время одной из операций тогда еще капитану Фабелу противопехотная мина раздробила обе ноги. Вертолет эвакуации прибыл слишком поздно. Как следствие – ампутация. Затем  полгода в госпитале. Тяжелейшая реабилитация. После чего он не только заново научился ходить на специально сконструированных протезах, но и вернулся в армию...

Мне нужна Ваша особая команда, у генерала не было времени ходить вокруг да около. Не одна или две группы. А все. И сразу. Сейчас я скажу то, о чем умолчал на собрании. Речь идет не о уничтожении нескольких наших городов, а всего государства.

Все настолько серьезно? – Фабела было трудно чемлибо удивить, и все же, последние слова  вывели его  из равновесия.

Более чем. Теперь понимаете, почему носитель информации нужен мне живым?

Да.

Когда сможете собрать всех?

Первая группа прибудет через два с половиной часа. Остальные позже. Одну команду вообще придется снимать с операции…

Действуйте.

Есть.

И еще, был видно, что Коррелу неприятно об этом говорить. Я осуществляю общее руководство, а ваша группа переходит в личное распоряжение нашего  аналитика.

Имя Зета употреблялось чрезвычайно редко даже в конфиденциальных беседах.

Я должен подчиняться гражданскому? – все от начала до конца в этой операции выглядело странно.

Последний приказ, вообще не вписывался ни в какие рамки.

Да. Еще вопросы? – подчеркнуто сухо спросил генерал.

Нет. Разрешите идти?

Идите.

Глядя в спину удаляющемуся полковнику Коррел в очередной раз пожалел, что согласился на просьбу президента. Совсем недавно он был всего лишь военным, а теперь стал  мясником на побегушках сумасшедшего гения.

Это не просто закат карьеры. А нечто большее. Нечто такое, о чем до поры до времени лучше не думать…

*******

Сидя за рабочим столом, Зет  пробегал глазами бесконечные ряды цифр и сводок, мелькавших на экране  монитора. Информационный отдел скармливал в ненасытное чрево его кабинета массу информационного мусора без начала и конца.

Просеивать грязные стоки виртуальной помойки, пытаясь отыскать нечто полезное   монотонная, утомительная работа. Однако умудренный жизненным опытом человек  понимал  – кропотливо вгрызаясь в информационный поток, можно наткнуться  на зацепку,  в конечном итоге способную вывести его на «Чужого».

Он не пытался вдумываться в то, что читал, – на это  не хватило бы времени. Чисто автоматически мозг просеивал информацию, не запоминая и по большому счету даже полностью не осознавая ее. Для любого другого это было пустой тратой времени. Только не для того кто  фанатично уверовал в  интуицию. Сейчас, когда ставка высока как никогда, он не может ошибиться.

Вера, случай, провидение, удача или десница Господа Бога. Неважно кто или что поможет ему. Главное найти зацепку. Тонкую нить, способную размотать клубок космических тайн до конца...

Несмотря на то, что несколько часов напряженной работы не принесли результата, Зет продолжал  искать крошечный маячок в беспросветной тьме информационного мрака…

Первая группа полковника Фабела прибыла в распоряжение аналитика…

Многомиллионный город  жил в своем обычном ритме, не подозревая о надвигающейся угрозе...   

До момента, когда полубезумный наркоман ворвется в бар, чтобы расстрелять посетителей, оставалось  три с половиной часа…

Глава 10

Конечный результат ничто по сравнению с самим процессом.

Селекционер

Просчитав возможные варианты, Милая пришла к выводу, что безопаснее всего будет лететь в город.

Думаешь нас там не найдут? – на редкость странное чувство впервые в жизни управлять вертолетом.

Если конечно это можно назвать «Управлением».

Полагаю нет. Ближайшая взлетнопосадочная площадка на крыше небоскреба в пятнадцати минутах отсюда. Трансконтинентальная финансовопромышленная корпорация «Loug&R» расположена в центре деловой активности города. Масса персонала. Девяносто четыре этажа. Я позабочусь о том, чтобы тебя ждал лифт. Меньше чем через пять минут после прибытия окажешься на улице, смешавшись с толпой.  

Понял. А что делать с вертолетом телевидения?

Тебе придется его  убрать. Нам не нужен «хвост».

Как?

Выстрелишь дватри раза для вида, я испугаю летчика «сведя приборы с ума». После чего они сядут.

Сбой в микросхеме?

Нет.

Тогда откуда столько заботы о людях?

Нам не нужны лишние неприятности. Четверка мертвых наркоманов и угнанный полицейский вертолет, не идут ни в какое сравнение  с погибшей репортерской бригадой.  В первом случае послезавтра о тебе уже никто и не вспомнит. А во втором средства массовой информации поднимут такой вой, что никому не покажется мало.

Понял. Можешь не продолжать.

Тогда приготовься. Огонь по команде.

Ок…

Что он собирается делать?

Мне кажется, выстрелить в нас.

Ты снимаешь?

Нет, бросил камеру, спрятавшись за ближайший куст.

Хаха… Не смешно…

Насколько я знаю, из пистолета вертолет не сбить.

Зато голову тебе продырявить могут легко.

Он всего лишь пугает нас. С такого расстояния попасть невозможно. О!!! Вижу вспышку, вторую, третью. Он стреляет. И как видишь не по…

Какого хрена?!

Мы падаем?

Что происходит…

Приборы сошли с ума!!!

Нас подбили!!!

Это невозможно!!!

Как…

Мы падаем!!!

Нееееет!!!

Ааааааааааааа!!!

Заткнись!!! Не визжи как резанный.

Яяя…

Мы снижаемся.

Я…

У него шок…

Ты справишься?!

Пытаюсь…

Я… Я…

Сейчас точно еб….ся…

Не каркай. Движок тянет…

Я…

Да заткни ты его!!!

Если выживем, брошу курить – мамой клянусь! И никаких больше шлюх!!!

Камера работает…И пусть…

Я…

Сто метров. Господи! Прости меня грешного…

Раньше надо было о душе думать.

Я…

Не дай мне умереть!!!

Да заткнитесь вы оба!!! Я же сказал – движок тянет.

Я еще так много могу сделать!!! Если не разобьемся я…

Сели…

Сели!!! Мы сели!!! Земля!!!

Я…

ВАУ!!! У нас не репортаж, а бомба!!!

Я…

«Подбитая» вертушка с репортерами осталась далеко позади.

Чисто сработано, это был не комплимент, скорее констатация факта.

Да, искусственный интеллект лишенный эмоций,  одинаково безразлично реагировал на порицание и одобрение.

Теперь, когда у нас есть пара свободных минут, может объяснишь – зачем потащил с собой шлюху?

Откровенно говоря, вопрос Милой поставил меня в тупик.  По той простой причине, что я не знал, как ответить.

С ней чтото связано, я не придумал ничего лучшего, чем сказать правду.

Что именно?

Если бы знать!

Значит, не знаешь?

И как ты догадалась? – я невесело усмехнулся.

Пытаюсь найти хоть какоето логичное объяснение твоему поступку и не могу.

Людям свойственны спонтанные решения.

Да, но не настолько глупые. Надеюсь, ты не собираешься тащить ее с собой в город?

Прежде чем ответить, я попытался разобраться в своих ощущениях. С Вивьен определенно чтото связано. Я был уверен в этом. Однако ни объяснить природу этого чувства, ни тем более узнать  что именно,  не мог. По крайней мере, сейчас. Нужно чуть больше времени и тогда…

Ты собираешься взять ее с собой? – настойчиво повторила напарница.

Скорее да чем нет…

Не исключено что в свете последних событий в  этом есть смысл.

Какой? – чуть было не спросил я, но в конечном итоге, предпочел промолчать.

Искусственному интеллекту незачем играть в детские игры. 

Опоздавший спецназ, вызвал подкрепление. С базы вылетел военный транспортник, аналог «UH60 Black Hawk», с незначительными модификациями. Два летчика и возможность перевозки до четырнадцати человек в полной боевой амуниции. У нас преимущество в скорости, зато они ближе к городу.

Ты можешь их остановить?

Нет. Я не всесильна. Они слишком далеко. Правда, быстро приближаются.

И что это значит?

Полторы минуты форы. После того как  приземлишься на крыше небоскреба.

А что им помешает поджидать меня внизу?

Это тяжелый транспортник, а не двухместная «стрекоза». Они не станут  рисковать.

А мы?

Тоже. Ты не готов для сложных маневров. С моей помощью можешь поднять вертолет, пролететь по прямой и сесть на ровной площадке.

Может, стоит попробовать?

Неразумно играть в смертельные игры при шансах один против пяти.

Как скажешь.

Меньше всего мне сейчас хотелось спорить с кем бы то ни было. В особенности – с искусственным интеллектом.

Около пяти минут прошло относительно спокойно, однако на подлете к «Loug&R» планы неожиданно изменились.

Меняем курс.

Что? – задумавшись, я не сразу понял, о чем говорит Милая.

Непредвиденное обстоятельство.

Какое?

Ремонтники повредили несущий кабель. Здание полностью обесточено.

Череда «неожиданных» случайностей выглядела, по меньшей мере, странно. Создавалось такое впечатление, что некая таинственная сила (ничем другим я не мог объяснить природу этого явления), ставит нам палки в колеса.

Сначала наркоман, теперь ремонтники. Тебе не кажется, что цепь роковых совпадений неслучайна? – спросил я, меняя курс.

В моем лексиконе нет  термина «Кажется». Я оперирую фактами.

И что говорят твои хваленые факты?

До следующей вертолетной площадки две минуты. Ктото пытается тебя ликвидировать, выбирая для этого странные методы. Я пытаюсь найти логичное объяснение…

И его нет?

Мы подлетаем, Милая предпочла сменить тему. – Сейчас включу наушники шлюхе, а ты объяснишь, как она должна себя вести, чтобы остаться в живых.

Скоро посадка. К тому же она в обмороке…

Симуляция.  Припугни ее. Это сработает.

В отличии от людей, для супер компьютеров не существует такого понятия как сомнение. Все просто и очевидно. Ноль. Единица. Минус. Плюс. Черное. Белое. Двух полярный мир намного проще и доступнее. Только он не настоящий. И никогда им не станет…

Попробую.

Вивьен, череда последних событий, вывела меня из равновесия. Сейчас мы приземлимся на крышу небоскреба, и немного прогуляемся, я вытащил пистолет. Не вынуждай меня делать вещи, о которых придется затем пожалеть.

Я…

В ее широко распахнутых глазах (Милая оказалась права насчет симуляции) застыл неподдельный ужас.

…сделаю все… Все что хочешь. Только, пожалуйста, не стреляй!

Не буду, пообещал я, убирая оружие.

Приготовься! Садимся!

Я готов.

Легче! Не так резко!!!

Сама бы попробовала, огрызнулся я, с огромным трудом сохраняя контроль над тяжелой машиной.

Посадить вертолет на специально оборудованную площадку, оказалось не так  просто. Не представляю, как смог бы приземлиться на улице. Определенно Милая была права насчет сложности маневра, но ошибалась в главном:  выбрав «НЕ ТОТ НЕБОСКРЕБ».

Хотя по большому счету в этом не было ее вины.  Никто не мог предположить, что на последних пяти этажах здания, избранного нами в качестве посадочной площадки, происходили торжества, связанные с помолвкой сына одного из бонз преступного мира города. Соответственно, чуть ли не на каждом шагу дежурит вооруженная  охрана.

Спокойные, уверенные в своих силах профессионалы, контролирующие территорию. Что может быть лучше для того кто заботиться о собственной безопасности, и хуже – пары беглецов преследуемых по пятам группой спецназа?

Ничего.

Одной рукой я крепко сжимал кисть Вивьен, в другой держал пистолет. Наши измазанные лица и грязная, залитая кровью одежда нагляднее любых слов, говорили о том, что мы не почетные гости. И никогда ими не будем. Исключительно потому, что умрем намного раньше, чем доберемся до счастливого «виновника» торжества.

Дверь!!! Стреляй!!!

Я понял напарницу с полуслова. Хотя, что тут непонятного? Тепловой сенсор обнаружил человека с оружием.

Выстрел…

В  проеме двери ведущей на крышу появляется охранник с короткоствольным автоматом. 

Отработанная гильза летит в сторону.

Взвизгнувшая от восхищения пуля  пробивает череп.

Запрокинувшаяся назад голова, увлекает за собой мертвое тело.

Счет убийствам открыт.

Снежная лавина кровавых событий обрушившихся на прокляты небоскреб уверенно набирает ход.

Тот, кому посчастливится, достигнуть подножия первым получит главный приз – жизнь.

Неудачники, оставшиеся за финишной чертой, умрут быстро и  страшно…

Быстрее!!!

Что?!  я на ходу подобрал автомат.

Двигайся! Вертолет спецназа на подлете.

Так сбей его!

Судя по расширившимся от ужаса глазам,  Вивьен споткнувшись о мертвого охранника, собиралась закричать.

Не стоит этого делать, – посоветовал я, затаскивая спутницу внутрь.

Авария при неудачном заходе на посадку – оптимальный вариант. Снизу поднимается еще один охранник.

Я не успеваю за твоими…

Просто стреляй.

Перегнувшись через перила, я дважды выстрелил.

Попал?

Да…

Заходящему на посадку транспортнику оставалось преодолеть последние три метра до площадки, когда произошел неожиданный сбой в двигателе.

Какого… промелькнула удивленная мысль в голове пилота, прежде чем многотонная машина рухнула на крышу небоскреба.

Грохот падения слился с натужным воем вновь заработавшего двигателя. Завалившийся на бок вертолет начал было «загребать» погнувшимися лопастями несущего винта, будто смертельно раненый пловец. Но быстро «выдохся» изза разлетевшейся вдребезги несущей втулки.    

Чего мы ждем?

Я не видел самого крушения, однако судя по звукам, доносившимся снаружи, оно было впечатляющим.

Один или двое не особо сильно пострадавших, останутся с ранеными. Остальные пойдут за тобой.

Это часть твоего плана? 

Да.

Тогда почему нельзя было просто обрушить вертолет вниз?

Нам не нужны неприятности внизу.

Ты шутишь? – необъяснимая логика искусственного интеллекта в очередной раз поставила меня в тупик.

Двое направляются к двери, – у Милой не было желания тратить время не бессмысленные пререкания. Огонь по моей команде.

На поражение?

Да… Прямо сейчас!!!

Сделав короткий шаг в сторону, я оказался на линии огня, держа в каждой руке по пистолету.

Вероятность того, что у преступника хватит наглости устроить засаду, не исключалась, но всерьез не рассматривалась. Мне показалось, я успел заметить  безграничное удивление, отразившееся на лицах преследователей. Хотя не исключено, что всему виной мое разыгравшееся воображение.

Выстрел...

Второй...

Пистолеты почти синхронно выплюнули по пуле, и два человека рухнули, словно кегли сбитые шаром. Инерция оказалась настолько велика, что уже на земле их тела несколько раз перевернулись вокруг своей оси, после чего застыли неподвижными изваяниями.

Несмотря на приказ Милой я не убил их. Решив чем больше раненных, тем лучше.  Пуля, разнося вдребезги коленную чашечку или кость голени, в подавляющем большинстве случаев приводит к потере сознания от болевого шока. Человек может, сам того не заметив, потерять столько крови, что его будет уже невозможно спасти. Люди,  выбравшие род занятий, прямо или косвенно связанный с войной знают это лучше других.

Навряд ли, ктото оставит истекать кровью своего товарища, даже если будет уверен, что в результате возникшего  промедления преступник уйдет.

Теперь вниз, коротко приказала Милая.

Из шестнадцати человек четверо выбыли из игры во время падения вертолета. Еще двое остались лежать на крыше с простреленными ногами. Если мы хотели разозлить охотников, то явно добились поставленной цели.

Отныне это уже не просто преследование, а нечто большее.

Тебя это волнует?

Скорее нет, чем да.

Тогда выкини из головы лишнее, сосредоточившись на главном.

Чем?

На пять этажей вниз все под завязку забито вооруженной охраной, – сообщила напарница. – Лифты не работают. На восемьдесят первом этаже  (всего их восемьдесят шесть) в целях безопасности они поставили в шахтах заглушки.

Такое впечатление что ктото или чтото намеренно заманило нас в западню. Надо было сажать вертолет на улицу.

Ты бы не смог, это раз. И второе – сейчас нет времени для догадок. Сначала нужно добраться до службы видеонаблюдения и центрального командного пункта, расположенных  этажом ниже. Затем рывок до восьмидесятого и вниз на лифте.  Оптимальным вариантом будет стравить спецназ с местными и, воспользовавшись возникшей неразберихой уйти. Правда для этого нужно будет очень постараться. Сейчас мы находимся как раз между ними.

В создавшейся ситуации у меня было одно единственное преимущество перед преследователями. Я мог устроить засаду за любой дверью, в любой комнате или бежать к выходу сломя голову. Группа захвата (не имея возможности предугадать мои действия), должна продвигаться вперед предельно осторожно, тратя время на «зачистку» каждого помещения. К тому же,  столкновение на крыше показало, что я способен на многое.

Когда по следу преступника мчится стая гончих, а он не только не использует фору во времени, чтобы как можно дальше уйти,  а еще и устраивает засады…

Значит это не простой беглец. Скорее охотник, затеявший  игру без правил, где побеждает тот кто остался в живых…

Приготовься пара охранников, мои руки были заняты оружием, поэтому Милая продолжала использовать болезненную внутреннюю связь.

Где?

Прямо за дверью в конце коридора. Это единственный выход с крыши на этаж. Я взяла систему видеонаблюдения под контроль. Там «чистая» картинка.  Но, их насторожила потеря связи с крышей.

Почему они не проверят?

Препираются кому пойти первым. У нас нет времени ждать.

А…

Спецназ на подходе. У двоих за дверью автоматы  аналоги МР5, с глушителями. Про штурмовую группу местная служба безопасности не догадывается, иначе вела бы себя подругому.

Значит…

Встаешь сбоку от двери и по моей команде открываешь огонь. Действуй в темпе.

Всегда и везде во главу угла поставлен проклятый темп. Вся жизнь –  один нескончаемый марафон протяженностью отмерянных человеку лет. 

Вивьен, я повернулся к спутнице. Тихо постой здесь пока я не разберусь. Хорошо?

Она испуганно кивнула. Создавалось такое впечатление, что девушка  не в себе. Прикажи я ей спрыгнуть с крыши, не задумываясь, сделает это.

Стараясь двигаться как можно тише, я подошел к двери.

Чуть выше и правее.  Еще немного. Да.  Так… Огонь!

Без понятия, сколько патронов осталось в магазине.  Я выпустил  все, чтобы быть уверенным в результате.  Автоматная очередь насквозь прошила дверь, и человек умер раньше, чем успел чтолибо осознать, не говоря уже о том, чтобы почувствовать.

Второй прижался к стене.  Рация заблокирована. Подкрепления не будет.

Лучше бы ты его просто убила, сквозь зубы выругался я.

Теперь, когда охранник покинул опасную зону, повторить трюк со стрельбой через дверь не удастся. 

У тебя все получится.

Мне бы твою уверенность, подумал я. А еще лучше световую гранату и  чуть больше времени, которого,  почти не осталось.

Пока мы разбирались с засадой, отрыв беглецов от авангарда спецназа сократился до тридцати с лишним секунд.

Глава 11

Время вышло. Сопливая история закончилась. Девочки разбежались по домам. Глупые птички разлетелись по гнездам. А значит – мужчинам пора умирать.

Чарли

Упорный золотоискатель должен просеять массу песка, прежде чем обнаружит хотя бы крупинку. Не говоря уже о полноценном самородке. Зет безостановочно работал последние четырнадцать часов. Только в отличии от алчущих злата искателей им двигала не жажда наживы, а желание во чтобы то ни стало добиться результата. Аналитик не спал и не собирался ложиться в течение предстоящих трех суток. Стимуляторы позволяли поддерживать организм в приемлемой форме.  Семьдесят два часа – срок, который он сам определил как максимально допустимый для обнаружения и нейтрализации Чужого. После чего шансы вычислить пришельца сводились к нулю.  

К счастью, на исходе пятнадцатого часа его фанатичное упорство, наконец было вознаграждено. Зет обнаружил слабую зацепку. Полтора часа назад произошло странное происшествие с кратковременным выходом из строя светофоров на протяжении семи миль по направлению пятьдесят четвертого хайвея. Разумеется, это могла быть простая случайность, атака хакеров или  шутка, устроенная кемнибудь  из управления дорожного движения.

Но, пробежав глазами сообщение и перейдя к другому, аналитик почувствовал давно знакомый внутренний толчок – признак сработавшей интуиции. Вернувшись к истории со светофорами, он  затребовал информацию о происшествиях в городе. И  уже через пару минут имел перед глазами данные, укрепившие его уверенность в том, что предчувствие не обмануло.

В баре «Эмилия» – захудалой забегаловке, каких полно в любом квартале огромного города, произошла бойня.  В результате чего погибли четырнадцать человек. Само по себе это событие не имело особого значения – мало ли кто и в кого стреляет. Жестокие нравы в жестокое время – будни современных мегаполисов.

Однако после этого происшествия на дорогах, ведущих от бара до начала пятьдесят четвертого хайвея, с промежутком в семь с половиной минут пролегла  «зеленая улица».  Причем, самое интересное заключалось даже не во взломе системы  дорожного управления (имеющего достаточно высокую степень защиты от хакерских атак), а  странном поведении злоумышленников.

Грубо пробив брешь, они уже через полторы секунды покинули сеть. Не удалось обнаружить «троянских» программ или других следов, оставленных хакерской атакой.

Полторы секунды на то, чтобы войти в сеть, установить контроль за выборочными светофорами и выйти, задумчиво потер переносицу  Зет. – Одно из двух. Либо эти  шутники оставили «трояна», с помощью которого впоследствии управляли системой, либо...

Предположение выглядело слишком фантастическим, чтобы в него поверить.  Впрочем, два года назад история о параллельных вселенных, выглядела как бред сумасшедшего. 

Либо мы имеем дело с нечеловеческим разумом, способным взламывать компьютерные сети и выполнять операции с поистине немыслимой скоростью, –  закончил вслух  мысль аналитик.

Неразумно строить предположения, основываясь на непроверенных фактах.  И тем не менее…

До сих пор интуиция ни разу не подводила его.

Группу техников в центр дорожного управления, приказал Зет. Даю час времени вместе с дорогой, чтобы полностью выпотрошить систему. Меня интересует, есть там «троян» или нет. Сохранность базы данных не имеет значения.

Принято.

Секретарь выступал своеобразным буфером между шефом и внешним миром. Прекрасно справляясь  со своей ролью.

Коррел. – Зет переключил селектор на генерала. Немедленно отправьте роту в центр управления городского движения. Задача – очистить помещение от персонала, обеспечив спокойную работу техников. Выдайте старшему группы соответствующие бумаги и объясните, что пока мои люди не закончат работу, внутрь никто не должен войти. Если возникнет необходимость в применении оружия, стрелять не раздумывая...

Вы у…

Да я уверен. И еще. Судя по всему, район поиска сужается до пределов этого города. Ваша спец. команда…

На подходе, нарочито грубо прервал собеседника Коррел.

Хорошо. Ждите моих указа...

Не дожидаясь  окончания разговора генерал разорвал связь.

Другой воспринял бы это как вызов, но сейчас Зет был слишком возбужден, чтобы обращать внимание на   мелочи. Его внимание было приковано к  мониторам, выводившим информацию о бойне в злополучном баре.   

Спустя полчаса напряженной работы аналитик пришел к выводу, что пошел по ложному следу. Все говорило о том, что перед ним обычная криминальная разборка.  Невозможно представить, чтобы в первый же день пребывания пришельца на него напал  обмороженный наркоман. Сам по себе шанс один к миллиарду, а если учесть что выживший в перестрелке погнался за нападавшими…

Это вообще не лезло ни в какие ворота. Вероятность такого развития событий стремилась к нулю.

Если бы не странное происшествие со светофорами можно было смело забыть эту версию.

Мне нужны данные из центра управления. Немедленно…

Сейчас, казалось ничто в мире не способно вывести из себя уравновешенного секретаря.

Соединяю со старшим группы тех. поддержки.

Что у вас? Зет привык доводить начатые дела до конца.

Тут… человек на другом конце провода был явно взволнован.

Что?!

Охранник попытался вмешаться, и его ранили…

Он из вашей группы сопровождения?

Нет. Местный из центра.

Это все что вы можете мне сказать?

Здесь такие условия, попытался оправдаться человек.

Осознав, что  разговор ни к чему не приведет, Зет приказал.   Передайте рацию военному.

Сейчас…

Спустя несколько секунд раздалось уверенно бодрое.  – «Слушаю сэр»…

Солдат, слушай приказ.

С Вашего позволения – сержант Винс сэр.

Сержант слушай приказ, аналитик с трудом сдерживался. – Через десять минут мне нужна информация. Если ее не будет, пристрелишь тупоголового умника, отдавшего тебе рацию. А затем каждые шестьдесят секунд будешь убивать по одному технику.

Сэр с Вашего позволения здесь женщина.

Винс,  пять миллионов женщин погибнут только в этом городе если через пятнадцать минут я не получу ответ.  Это  понятно?

Да сэр.

Доведи до сведения  присутствующих мои слова и скажи, что время пошло.

Есть… в последних словах сержанта не чувствовалось уверенности.

Винс или как там тебя…

Винс, сэр.

Отвечаешь головой за выполнение приказа, пообещал Зет, прежде чем прервать связь.

Проклятый человеческий фактор, в сердцах выругался он, пытаясь сосредоточится.

Похорошему нужно было продолжать  разрабатывать другие варианты. Искать новую зацепку. Но из личного опыта знал ничего хорошего не выйдет. Пока чертовы техники не подтвердят или опровергнут последнюю версию бесполезно браться за новую.

Остается набраться терпения и ждать. То, что он ненавидел больше всего. Ждать – значит зависеть от когото. В данном случае – перепуганного до смерти идиота, не способного…

Стоп, устало откинувшийся на спинку кресла мужчина взял себя в руки. – Надо успокоиться. Нельзя срываться в штопор в самом начале. 

Он «честно» просидел с закрытыми глазами мучительных шесть с половиной минут, а затем не выдержал, вперившись тяжелым взглядом в ненавистную секундную стрелку.

Секунда.

Пауза.

Вторая.

Пауза.

Третья.

Еще одна чертова пауза.

Четвертая.

Пятая.

Шестая…

Казалось, само время смеется над ним.

Нужно было дать техникам восемь минут, с запоздалым сожалением подумал Зет.

К счастью Центр управления  движением (ЦУД) вышел на связь раньше назначенного срока.

Сэр у нас все чисто.

Ты уверен?

Происшествие со светофорами не вписывалось в общую картину. Там должен был остаться троян, вирус, червь или чтото другое. Неважно что, главное…

Абсолютно.

А я нет.

Сэр…

Стоп! Свяжи меня с четвертым отделом, отрывисто приказал аналитик, нажимая кнопку селектора.

Он мог сделать это и  сам – голосовая команда и руководитель любого отделения появился на экране. Но секретарь буфер.  Своеобразный связной между начальством и подчиненными.

Доктор Зид…

Обойдемся без формальностей. Сейчас я разговариваю с человеком. Вы подключены к линии. Камеры из помещения выводят картинку. Мне нужно знать говорит он правду или лжет.

Существует определенный процент погрешности и методики позволяющие обмануть любую программу, размеренно начал объяснять доктор. К тому же изображение не очень четкое.

Можно свести погрешность экспертизы к минимуму?

Да, стресс тест в присутствии…

Исключено.  Хотя… аналитик переключился на «ЦУД». Сержант.

Да сэр!

Вижу у тебя автомат.

Это короткоствольны…

Неважно. Приставь его к голове рядом стоящего человека.

Сэр…

Я приказываю.

Есть.

Доктор начинайте тестирование.

А…

Не заставляйте меня повторять дважды.

Хорошо.  Итак, молодой человек, назовите Вашу дату рождения…

Задав несколько вспомогательных вопросов, экзаменатор перешел к главному. Вы заявляете, что не подтасовывали факты.

Да.      

И отдаете себе отчет в том, что будет, если Вас уличат во лжи.

Последовало очередное лаконичное «Да».   

У вас есть семья?

Какое это имеет отношение к делу?

Отвечайте на вопрос.

Да. Жена и ребенок.

В случае отрицательного результата теста руководство не ограничится только Вами. Понимаете, к чему  я клоню?

И без того белое как мел лицо человека исказила болезненная судорога.  После чего он стал похож на зловещую куклу.

ТАМ НИЧЕГО НЕТ!!! СЛЫШИТЕ МЕНЯ!!! НЕТ!!! СИСТЕМА ЧИСТАЯ!!! ВЫ НЕ ЛЮДИ, А…

Не  желая выслушивать истерику до конца, аналитик переключился на доктора.

Что скажете?

Он говорит правду.

Уверены?

На основании анализа голоса – да. Чтобы окончательно убедится нужно…

Спасибо, перебил собеседника Зет, и не тратя время на прощание отключился.

Ситуация с Чужим выглядела странно. Вопреки здравому смыслу интуиция и косвенные факты указывали на то, что это правильный след. Но в таком случае поведение пришельца выглядело  нелогично. Давно известно, что иметь дело с предсказуемым профессионалом всегда проще, чем неадекватным любителем. А судя по имеющимся фактам, они столкнулись с невменяемым дилетантом.  И раз  это в принципе невозможно, то…

Либо он упускает нечто важное, либо бригада техников превратно интерпретировала полученные данные.

Нет. Интуиция не могла его подвести. Всегда нужно во чтонибудь верить. Если Зет потеряет веру в себя, то проиграет. Сомнения – признак слабости. Сейчас как никогда ему нужна точка опоры. И эта точка – дар, благодаря которому он предсказал появление существа из другого мира.

Когда на одной чаше весов цепь нелепых случайностей помноженных на нелогичное поведение Чужого, а на другой его предчувствия…

Он выбирает второе. И отбросив в сторону сомнения, приступает к работе.

Связавшись с секретарем, аналитик дал несколько коротких распоряжений, после чего подвел предварительные итоги.

Итак, что он имел на текущий момент:

1) Чужой – один или с напарницей (роль девушки была пока неясна, она могла оказаться  простым обывателем), находились в баре «Эмилия» в тот момент, когда туда ворвался один из членов банды «Гончие ада».

2) Прошло двадцать семь минут, после чего в результате погони и перестрелки на пятьдесят четвертом хайвее остались лежать четыре трупа. Приехавшая на место происшествия  полиция, вместо того чтобы арестовать Чужого, позволила ему захватить заложницу (?) и скрыться на полицейском вертолете. За беглецами проследовал армейский  транспортник с близлежащей военной базы с командой спецназа на борту.

3) Пятнадцать минут назад они  приземлились на крышу небоскреба. Коррел получил приказ блокировать войсками два квартала вокруг здания. На крышу здания и в его окрестности были высланы еще шесть вертолетов спецназа.

4)   Два человека из спецгруппы полковника Фабела, отправились к месту высадки Чужого, чтобы нейтрализовать его.  Еще трое будут в городе в течении ближайшего часа.

5) Шестнадцать полицейских учувствовавших в переговорах  составляют фоторобот Чужого. Одновременно с этим в городе проводится операция по задержанию всех кто прямо или косвенно принадлежит к группировке «Гончие ада». Вряд ли ктолибо их банды  в курсе о пришельце.  Но побудительные мотивы нападения на «Эмилию» могут знать.  А сейчас как никогда важна любая информация.

Исходя из всего вышеперечисленного, аналитик мог поздравить себя с несомненным успехом, достигнутым в течение предельно сжатых сроков.  И если с представителем другого мира все болееменее ясно, то  оставалось загадкой  кто  девушка? Почему он так упорно тащит ее за собой?

На эти вопросы не могла дать ответа вся его хваленая интуиция. А по большому счету – вообще никто.

ПОТОМУ ЧТО ВНЯТНОГО ОТВЕТА НЕ БЫЛО  У ЧУЖОГО. 

Глава 12

Обожаю загадки…

Демон сомнения

   О

Времени не оставалось. Спецназ дышал нам в спину. А впереди за дверью притаился охранник, которому некуда было спешить.  В таком положении суетиться – себе дороже. Одно неверное решение и все. Не успеешь даже понять, что случилось, навсегда вылетев из игры.  И неважно, что карты были краплеными, а партнеры безбожно передергивали. Прав тот, кто остался в живых.  Остальные мертвые неудачники…

Человек с автоматом сидел в пяти метрах, вплотную прижавшись к стене, держа палец на спусковом крючке. Он был профессионалом  это раз, а два его чувства обострились до предела.  Неудивительно, ведь на карту была поставлена жизнь. И не чьянибудь, а его..

Дверь открывалась внутрь, перекрывая стрелку зону видимости. Возможно при других обстоятельствах это был бы огромный минус. Сейчас, когда изрешеченная пулями доска  напоминала дуршлаг,  ситуация изменилась.

Я не мог появиться неожиданно. Контур, перекрывающий свет будет замечен благодаря дыркам от пулевых отверстий. Что позволит охраннику открыть огонь  до того как атакующий выйдет изпод защиты ненадежного укрытия...

Поторопись, в отличии от людей, бесчувственной напарнице был чужд страх.

У тебя есть план?

Да. Прыгаешь в дверной проем и…

Дерьмовое предложение.

Осталось двадцать секунд…

Чтоб ты сдохла…

Я действовал  по наитию сорвав  пиджак, ударил ногой в дверь так, что она с грохотом распахнулась.  Прошло меньше секунды (время необходимое, чтобы метнуться в дверной проём, напоминающий открытую пасть чудовища) – и автоматчик дал короткую упреждающую очередь.

Последуй я совету искусственного интеллекта – мог умереть.  Несколько пуль  прошили  тело в незащищенных бронежилетом местах. К счастью я поступил умнее, кинув вперед  пиджак. После первой очереди магазин охранника опустел на треть. Расчет строился на том, что  в стандартной обойме автоматов такого типа около тридцать патронов.

Вскрываемся или поднимаем ставку?

Выше уже некуда.

Тогда?!

Карты на стол…

Промелькнувшая за дверью тень могла быть только противником и никем больше. Автоматчик  дал длинную полуторасекундную очередь по ходу движения цели. Рой свинца прошил дверь, а заодно и пиджак. На какоето мгновение тот завис в воздухе, пробиваемый потоком пуль,  затем словно опавший лист плавно опустился на пол в пределах видимости охранника.

У меня ведь были отличные карты. Это…

И всетаки  ты проиграл…

В отличие от своего напарника он  успел понять свою ошибку. И даже более того со стопроцентной уверенностью знал, что увидит, когда оторвет взгляд от лежащей на полу бесформенной груды тряпья.

Подлый обман…

Никто не обещал, что игра будет честной…

Противник истратил весь магазин, поэтому нужда в акробатических па отпала. Сделав два шага вперед,  я  развернулся, выстрелив в голову...

Не…

Жизнь подобна карточной игре: один неверный заход – и все потеряно.

Вивьен! Быстрее! У нас нет времени!

К счастью, дважды повторять не пришлось. Испуганная заложница беспрекословно выполнила приказ. Прежде чем отправиться дальше я сделал несколько беспорядочных выстрелов в пустоту коридора, надеясь выиграть драгоценные секунды, задержав продвижение группы преследования. Никто не станет кидаться грудью на амбразуру или бросаться в проем двери, за которой находится опасный преступник.

Не успело стихнуть эхо выстрелов, а мы уже побежали. На ходу я прихватил полностью заряженный автомат, принадлежавший охраннику, убитому по наводке Милой через закрытую дверь. В пистолетах оставалось по десять патронов, а впереди простирались пять этажей неизвестности. При таком раскладе чем больше оружия на руках, тем лучше. 

Свернешь по коридору направо, – приказала напарница. Затем короткий пролет, после него резко налево и увидишь стальную дверь. Это помещение – центр видеонаблюдения. Если  удастся выкурить оттуда персонал и проникнуть внутрь, сможем переждать, пока спецназ с местными  перестреляют друг друга.

Ты сказала – дверь стальная?

Да.  Может поддаться  точечному целенаправленному взрыву.  Группа захвата не будет с ней возиться, не имея стопроцентной уверенности, что ты внутри.

А как будем «выкуривать»? хотел спросить я, и не успел.

В десяти метрах слева по ходу движения  дверь на вспомогательную лестницу. Два человека поднимаются снизу. Центр видеонаблюдения, потеряв связь с крышей, вызвал подкрепление. Один нужен живым. Можешь повредить ему что угодно, только он должен внятно говорить.

Понял.

Одного – живым, на всякий случай повторила напарница…

Времени хватит?

Должно.  Позади два ответвления и четырнадцать офисов, которые должен проверить спецназ.

Хорошо.

И  убери шлюху.

Садись, – прошипел я в ухо Вивьен, жестом показывая на место рядом с собой – в метре от двери. Сожмись в комок, прижавшись ко мне.

Она покорно выполнила приказ. Без понятия – отдавала заложница отчет в своих действиях или функционировала в режиме «автопилота» – состоянии, вызванном чрезмерным стрессом, когда инстинкт самосохранения берет под контроль сознание. Впрочем, сейчас это было не столь важно. Главное не мешала. И на том спасибо.

Приготовься! – скомандовала Милая.

Уже…

Дверь распахнулась. Первый охранник  забежал в коридор, резко свернув направо. После чего я оказался прямо за его спиной. Во время бега и стремительных поворотов под прямым углом  трудно зафиксировать в поле зрения объект, притаившийся гдето снизу и сбоку.

Я сделал единственное, что было в моих силах подарил ему быструю смерть, выстрелив точно в затылок. Одновременно выставив ногу, о которую споткнулся второй. Он попытался сгруппироваться в полете,  смягчив неизбежное столкновение со стеной…

Тщетно. 

Я действовал быстро и эффективно. Прыгнул на спину, нанес дезориентирующий удар  «лодочкой»[2] по ушам, зажал руки в тиски болевого приема, после чего резко вздернул обмякшее тело вверх.

Мужчина чуть было не потерял сознание от шока, но очередной удар в болевую точку привел его в чувство, не дав провалится в спасительную яму беспамятства.

К центру видеонаблюдения. В темпе! – приказала Милая

Могла бы и не напоминать. Это был наш единственный шанс.

В одной руке я держал пистолет, другая удерживала в болевом захвате охранника.  Следуя очередным указаниям напарницы,  приказал Вивьен вытащить из кармана брюк сотовый и поднести его к лицу пленника.

Медленно, четко повторяй за мной, – начала Милая, используя громкую связь. – Нам не нужны неприятности, мы будем друзьями.

Неизвестно понял ли пленник, где находится источник звука. Скорее всего нет. Сейчас его больше интересовали собственные проблемы, чем несущественные детали. Имея в качестве дополнительного стимула приставленный к голове пистолет, обычно концентрируешься на том, как выжить.

Прерывающимся от волнения голосом он произнес: «Нам не нужны неприятности, мы будем друзьями».

Имя твоего напарника? –  в неослабевающем темпе продолжала  Милая.

Дрей.

Достаточно. Засунь ему пистолет в рот,  на этот раз приказ был обращен ко мне.

Небольшая процессия подошла к массивной двери.

Издаст малейший звук – вышибешь мозги.

Понял…

Центральный пост был оборудован источником автономного питания. Только никто не мог предположить, что из строя выйдет компьютерное оборудование, управляющее камерами. Проектировщики слишком понадеялись на электронику, не удосужившись проделать в  массивной двери обычный глазок.

Жизнерадостная «Красная шапочка» с компанией «верных друзей» постучалась в дверь прочной «бабушкиной» избушки.

ТУК. ТУК. ТУК…

Открывай побыстрее милая старушка. Я принесла корзинку с гостинцами.

Следуя красноречивому кивку моей головы, Вивьен поднесла телефонную трубку к переговорному устройству, связывающему  «неприступную крепость» с внешним миром.

Ребята, – начала Милая, идеально воспроизводя голос и манеру пленника. Можете расслабиться.  Ситуация под контролем. В здание проник какойто урод, повредивший кабель на крыше. Он даже успел вырубить несколько камер. Мы с Дреем  подстрелили  идиота. Так что скажите спасибо и вызывайте техников.

Она говорила с той расслабленновальяжной интонацией возможной лишь в том случае, когда человек абсолютно спокоен. Никакой напряженности и суеты. Совершенная имитация.

Сообщите боссу все в полном порядке. И, кстати он был не один... Мы захватили... эту... как ее... Ну, в общем, аппетитную девку...

Милая  изобразила похотливый смешок,  выражающий высшую степень аппетитности захваченной пленницы.

Ситуация была, мягко говоря, неподходящей.  Однако чисто рефлекторно два самца – охотник и добыча, скосили удивленные взгляды на Вивьен.  Назвать аппетитной  скрюченное, перемазанное кровью создание, с трудом идентифицируемое как особа женского пола было в принципе невозможно…

Какую девку? – поинтересовались  изза двери.

Красотку каких поискать!

Милая продолжала играть роль похотливого самца.

–Прежде чем отвести ее к боссу проведем допрос с пристрастием… Эй! Эй! Дрей! Подожди! Мы же договорились, я  первый… Ух ты! Да она видно сама не прочь… Короче ребята прикроете, если что… Мы прямо здесь и побыстрому, пока никого нет…

Захваченный в плен охранник успел подумать с безнадежной тоской: «Сейчас,  долбанные идиоты, купятся на этот  дешевый трюк.

И не ошибся.

Дверь отворилась.

Отчего у тебя такие большие испуганные глаза бабушка?

Потому что я вижу, того кто стоит за твоей спиной внученька.

И кто же это?

Полагаю Она...

Кто?!

Смерть…

БАХ…

Вместо роскошной обнаженной красавицы, взору улыбающегося человека предстал убийственно хмурый зрачок пистолетного дула.  И это было последнее, что он увидел в своей жизни.

Глава 13

Потеря концентрации, чревата огромными неприятностями.

Мессия

Дополнительные силы спецназа были переброшены в район поиска.  Люди полковника Фабела доложили, что вышли на исходную позицию.  Учитывая, насколько быстро удалось обнаружить пришельца, пока все складывалось более чем  удачно.  И вдруг, словно гром среди ясного неба   на стол аналитика легла информационная бомба.  Причем,  в самом что ни на есть прямом смысле слова.

На основании компьютерного анализа разрыва межпространственной ткани, ученые подтвердили, что извне проник один, максимум двое разведчиков. Учитывая размеры бреши и ничтожно короткий промежуток времени чужой (ие) не  имели при себе громоздкого оборудования.

Но если допустить, что вражеские зонды изучали уровень технологий до открытия эффекта параллельных вселенных, то существовала теоретическая вероятность, использования пришельцами местных материалов для создания  установки, способной аннигилировать  мир.     

При ближайшем рассмотрении фантастическая гипотеза не выдерживала критики. По той простой причине, что оружие могло быть собранно из каких угодно компонентов.

Однако «загоревшись» идеей, один из сотрудников аналитического центра ввел в базу поиска системные блоки, составляющие прибор наблюдения за вселенной, (кодовое обозначение «Око»). А также добавил  предприятия,  производящие комплектующие для установки.

В ответ на запрос из центра обработки информации поступили сведения о том, что сегодня утром в 1045 по стандартному времени был продан технический лазер (индекс Е4455К, масса шесть килограммов),  являющийся неотъемлемой частью «Ока».

Хронология событий выглядела следующим образом:

После подтверждения наличия на складе, на счет производителя немедленно перевели указанную сумму. В последовавшем за переводом денег звонке от директора технического предприятия «ISWM,» являющегося заказчиком изделия (такая фирма действительно существовала, но в ней никто, включая руководителя,  не был в курсе  происходящего), содержалась просьба передать оплаченный товар штатному сотруднику, находящемуся в городе.

Так как проданное изделие не являлось секретной военной разработкой,  а также принимая во внимание тот факт, что офис заказчика находился на противоположном побережье, в просьбе не нашли ничего странного. В итоге, полтора часа назад человек с удостоверением «ISWM» забрал оплаченный товар и  ушел…

Учитывая возможные последствия, это была  КАТАСТРОФА вселенского масштаба.   

Не составляло особого труда просчитать дальнейшее развитие событий. Человек (использовавшийся втемную), забрал лазер. После чего мог отправить пакет по почте, оставить в камере хранения, передать комуто еще, или сесть на: машину, поезд, самолет, чтобы лично доставить в пункт назначения. Хотя последний вариант представлялся маловероятным. Чем больше никак не связанных с собой передаточных звеньев, тем труднее проследить за товаром, выявив заказчика. 

Судя по тому, с какой легкостью Чужой взламывал компьютерные сети, у него не было проблем с деньгами и людьми готовыми ради наживы сделать все что угодно.    

Раз заказали только  Е4455К, значит другие компоненты «Ока» в установке пришельцев не задействованы. Это единственная зацепка. Точнее – лезвие гильотины, нависшее над обреченным миром.

Секретарь, несмотря на показное спокойствие, Зет с трудом сдерживался. – Список всех предприятий в мире, производящих этот прибор. Оборудование, где он используется, плюс накладные кому и куда был продан с самого начала ввода в эксплуатацию.  Связаться с нашими зарубежными коллегами, объяснив насколько важно немедленно уничтожить все образцы Е4455К. Разработка операции поручена одиннадцатому отделу. Я жду результата в течении ближайших двадцати минут.

Двадцати?! – уточнил секретарь.

Да, и… Вот еще что… Соедини меня с Коррелом.

Если подчиненного и удивила странная просьба босса (нет ничего проще, нажать кнопку вызова самому), то  он не подал вида.

Хорошо, и почти без перерыва продолжил. Генерал на линии.

Прежде чем ответить Зет устало потер виски. Решение далось нелегко.  Естественно,  в трудные времена ктото должен брать на себя бремя ответственности но…

Соединяй.

Слушаю, спокойный сосредоточенный вид Корелла, резко контрастировал с утомленным лицом аналитика.

Генерал, не тратя время на формальности, он перешел к сути дела. Необходимо в течение следующих двадцати пяти минут стереть с лица земли индустриальный центр Таллоу. Меня не интересует, сколько атомных боеголовок вам придется использовать. Важно чтобы в радиусе двадцати миль не осталось ни одного выжившего. Все самолеты и поезда, покинувшие пределы города в течение последнего часа должны быть уничтожены в воздухе или на земле. Установить карантинную зону на автострадах, ведущих из города. В радиусе шестидесяти миль задерживать все машины с таллоускими номерами.

На каком основании? – в отличии от изнеженных гражданских, военных не так просто удивить или вывести из равновесия.

Слишком долго объяснять.

Вы хотите, чтобы я уничтожил три с половиной миллиона человек на побережье, без каких бы то ни было объяснений?

Это приказ.

В таком случае я отказываюсь выполнять директиву, противоречащую здравому смыслу.

Генерал, аналитик говорил подчеркнуто медленно, так словно убеждал не собеседника, а себя. Судьба мира  зависит от того, будет ли уничтожен Таллоу в ближайшие полчаса. Вы можете поступить благородно как настоящий солдат, отказавшись выполнить бесчеловечный приказ. Уйдете в отставку или застрелитесь. Не знаю, как принято у военных поступать в таких случаях.

Пулю в висок пускают, чтобы смыть позор кровью. До сих пор мне нечего было стыдиться.

Разумеется, рассеяно согласился Зет. – Вы практически идеал солдата. Значит, уйдете в отставку?

Да.

И пока я буду согласовывать с президентом детали нового назначения, пока толстозадый, узколобый генеральный штаб вникнет в ситуацию, согласившись  с моими доводами, пройдет не меньше четырех часов.

До сих пор я не слышал ни одного довода.

У нас нет времени.

Мы дольше пререкаемся.

Хорошо, попробую объяснить. Два часа назад человек из несуществующей фирмы забрал технический лазер, являющийся частью установки наблюдения за параллельной вселенной – «Око». Не исключено, что противник собирает оружие уничтожения на месте. Если курьер передаст деталь по назначению, мы не сможем воспрепятствовать сборке установки. В таком случае не сегоднязавтра  наша вселенная перестанет существовать.

Зет сообщил только основные детали, способные убедить генерала в необходимости решительных мер. Отбросив в сторону несущественные мелочи, насчет того, кем может быть неизвестный человек, пришедший в офис «ISWM» и откуда вообще взялся.

В глобальной сети можно найти все – начиная от секса и кончая оружием. Если поступило предложение (подкрепленное внушительным авансом, немедленно переведенным на счет) забрать из офиса компании  легальную продукцию, чтобы отправить ее по почте или лично доставить в другой город, то подыскать кандидатуру не составит труда.

В течении ближайшего часы мои люди возьмут Чужого, Коррела не убедили выкладки собеседника, в них было слишком много фантастических допущений. – Разумнее…

При всем уважении генерал, Зет начал  терять самообладание, Ваши люди могут провалить миссию. К тому же Чужой (если он киборг) скорее всего, запрограммирован на самоуничтожение. Нельзя допустить, чтобы они получили этот долбанный лазер!!! – обычно уравновешенный аналитик сорвался на крик. – Ничто не помешает второму третьему или пятьсот тридцать третьему пришельцу запустить собранную установку. Вы понимаете, НИЧТО и НИКТО!!!

Прежде чем ответить генерал выдержал паузу, оценивая уровень угрозы. После чего прокашлялся и сказал:

Хорошо. Я сделаю то, о чем вы просите.

Спасибо, после эмоционального всплеска Зет чувствовал странную опустошенность.

Состояние будто потерял нечто очень важное, но при всем желании не можешь сказать, что именно.

Не стоит благодарности, ответил генерал, прежде чем разорвать связь.

В далеком приморском городе три с половиной миллиона жителей не подозревали о том, что два человека  поставили жирный крест на их жизнях…

Я и не собирался, пробормотал Зет в пустоту. – Никого благодарить. Тем более жалеть. Ни себя, ни других…

Несколько секунд сгорбленный человек неподвижно сидел, глядя прямо перед собой. Затем сделал глубокий вдох, выпрямился,  и отбросив в сторону несущественные эмоции продолжил работу.

Кто угодно мог позволить себе слабость. Только не тот от чьих решений зависело будущее целого мира.

Глава 14

Смерть идет по пятам. Куда бы, я не пошел, от нее не уйти.

Крэмс

Захваченному в коридоре охраннику повезло больше, чем обслуживающему персоналу поста видеонаблюдения. Его я оставил в живых в качестве источника информации. Остальных  ликвидировал тремя выстрелами с порога. На войне нет времени и желания выяснять насколько  опасен или как хорошо вооружен враг. Стреляешь первым – ты на коне. Слегка замешкался или допустил ошибку – труп. Никакой философии. Сплошные рефлексы, помноженные на голый расчет. 

Уже закрывая массивную дверь, сам не знаю почему, подумал о том, что избитая истина: «Все зло от женщин» имеет под собой веские основания. Хотя правильнее было сказать: «Все зло от идиотов», только никто никогда не признается в своей беспросветной глупости.

Что со спецназом? – спросил я у Милой осматривая помещение.

На подходе.

Ты разберешься?

Да.

Хорошо, впервые за последний час у меня выдалось несколько спокойных минут.

Посмотри на мониторы. Они только что обнаружили очередной труп.

Командир группы преследования склонился над человеком с простреленной головой. Характер ранения и положение тела недвусмысленно указывали на то, что преступник устроил очередную засаду.

И лишний раз убедились в том, что ты опасен, прокомментировала беззвучный видеоряд Милая. 

Что нам это дает?

Ничего. Будут осторожнее только и всего.

В качестве наглядного подтверждения ее слов камеры наблюдения показали, как на очередной развилке группа преследования  разделились. Пятеро проследовали вниз, чтобы этажом ниже  попасть под перекрестный огонь службы безопасности. Остальные двинулись по коридору, в конечном итоге наткнувшись на наше убежище.

Они идут сюда. Ты уверена, что все под контролем?

Я же сказала да.

Не будь Милая искусственным интеллектом, мог бы подумать, что она начинает злиться.

Ладно…

В дверь постучали и властный голос, усиленный динамиком громкоговорителя, произнес стандартную фразу: «Откройте, полиция!»

Скорчившийся на стуле охранник, связанный по рукам и ногам, в ответ на это предложение криво усмехнулся. Вся стена была заставлена мониторами, на которых при желании можно было увидеть три трупа на этаже и еще один на крыше. Впрочем, и без мониторов не составляло  труда догадаться о судьбе четверых погибших коллег.

Не повезло этим лягавым.

Он неплохо держался, находясь в безнадежной ситуации. Особенно учитывая тот факт, что  профессионалы не строят иллюзий насчет участи заложника, когда в нем отпадает нужда.

Дашь закурить? – продолжил пленник без всякого перехода. Сигареты в пиджаке.

Положив Милую на стол рядом с селектором связи, я выполнил просьбу.  Прикурив, вставил ему сигарету в рот.

Вивьен, будешь? – я протянул пачку и ей.

Нет, она до сих пор пребывала в некоем заторможенном состоянии.

Тогда сходи в душ, приведи себя в порядок, приказал, я. У тебя  пять минут. 

Пункт наблюдения был оборудован всевозможной техникой,  занимавшей чуть ли не треть комнаты, а также небольшим закутком с туалетом и душевой кабинкой.

Девушка безропотно выполнила приказ, с покорностью автомата проследовав в душевую.

Подожди! Возьми это с собой...

Аптечка висела в углу. Внутри нашлось все необходимое антисептик, ампулы с обезболивающим и одноразовые шприцы.

Серьезный подход, отметил я после того как Вивьен наконец скрылась за дверью.

Подход то может и серьезный, а люди расслабились, охранник чуть наклонился вперед, мотнув головой, чтобы стряхнуть пепел. – Иначе бы ты не прошел так далеко.

Это только начало.

Думаешь?

Уверен. Я намерен прогуляться по зданию… Милая, включи, громкую связь, Нам с...

Биллом, – перехватив поудобнее сигарету зубами, ответил охранник, отвечая на невысказанный вопрос.

Интересно знать, о чем ты так долго болтаешь с группой захвата.

... не откроете дверь прямо сейчас, взорву ее, – раздался нетерпеливый голос старшего группы, усиленный динамиком громкоговорителя.

Повторяю еще раз, – голосом пожилого, умудренного опытом мужчины, уставшего от бесконечных  объяснений, произнесла Милая. – У меня  четкая инструкция, согласно которой я не могу открывать никому, кроме непосредственного, начальника. Ни полиции, ни спецназу, ни даже Господу Богу. Если нарушу предписание, автоматически лишусь работы. Сынок... – продолжала она…

Я наконец понял, почему голос казался мне смутно знакомым. Напарница копировала речь и манеру  шерифа, сохранившего жизнь своим людям на пыльной обочине пятьдесят четвертого хайвея.

Послушай, что я тебе скажу. Мне осталось дотянуть до пенсии чуть больше  полгода. Ты можешь взорвать  эту  дверь и все здание. Мне плевать. Без приказа начальника я не открою. Даже не изза себя, а внуков, которым еще  учиться и учи...

Старший группы  понял слова не помогут. Упертый охранник не откроет. Просчитав в уме  варианты, командир пришел к выводу, что вероятность нахождения подозреваемого внутри крайне мала.

Идем дальше, коротко приказал он.

Сынок, вслед удаляющемуся спецназу крикнула Милая. – Если начальник разрешит, приходи. Я всех впущу. А без приказа извини,  не могу…

Красиво отшили лягавых, – подал голос Билл, пока я снимал одежду с трупа, примерно подходящего под мою комплекцию.

У выстрела в голову есть свои преимущества, хотя бы с точки зрения мародерства.

После  «сынка» даже я почти уверовал в историю о выжившем из ума пенсионере, таскающем в портмоне пачку фотографий внуков. Том самом, что скорее ляжет костьми, чем пустит незнакомцев на порог дома.

Кстати, о доме. Мне нужно знать об этом здании чтонибудь кроме информации с мониторов. Понимаешь о чем я?

Конечно. Только какой смысл закладывать своих, если  в любом случае дело кончится пулей?

Своих?! – удивился я. Ты же наемник.

Это ничего не меняет.

Ну почему? Лично я не имею против тебя ничего личного. Сообщишь чтонибудь по настоящему ценное, использую пистолет  не по прямому назначению, а в качестве молотка. Сотрясение мозга. В худшем случае – кома. Пара месяцев на больничной койке выглядят предпочтительней, чем верная смерть.

Я не лгал. Этот парень мне даже чемто нравился. Возможно тем как держался, будучи уверенным, что шансов  нет.

Или ты думаешь подругому?

Несколько секунд он пристально смотрел мне в глаза, затем, выплюнув изо рта истлевшую до фильтра сигарету, неожиданно охрипшим голосом произнес. По рукам...

Призрачная надежда лучше, чем  вообще ничего. К тому же иногда слово чести хоть чтото, да значит.

Только не  в тех случаях, когда в деле замешан бесчувственный набор микросхем. 

Вивьен, ты готова? – я подошел к душевой.

Изза перегородки послышалось едва слышное, «Да».

Раны обработала?

Последовал очередной утвердительный ответ.

Тогда одевайся.

Я зашел внутрь, протянув ей одежду, снятую с трупа, самого худого охранника.

Если брюки будут велики – потуже затяни ремнем.

В обычной ситуации облачаться в мужскую одежду,  снятую с не успевшего остыть мертвеца – не лучший вариант. Но в сложившейся ситуации подобный наряд был более гигиеничен и меньше бросался в глаза, чем грязное насквозь пропитавшееся кровью платье.

Обнаженная девушка молча взяла одежду, собираясь покинуть душ.

Останься, коротко приказал я, начиная торопливо стягивать грязное тряпье, некогда бывшее вполне приличным костюмом.

В ее  взгляде промелькнуло удивление.

Отвечая на невысказанный вопрос, пояснил: У меня нет желания заниматься сексом с испуганной женщиной, с парой сквозных  ранений в грудь. Все что мне  нужно – смыть, грязь чтобы нормально выглядеть. Поверь, продолжал я, в темпе намыливая голову.  Не горю желанием бегать за тобой голым по огромному зданию.

А.., начала, было она.

Знаю.  У тебя не было в мыслях открыть засовы и тихо уйти, пока буду плескаться...

Нет…

Можешь не оправдываться, смыв пену и выключив воду как был – мокрым и голым, шагнул в комнату.

Хорошо выглядишь, криво усмехнулся связанный охранник.

Это еще что, в тон ему ответил я, натягивая одежду на мокрое тело. Наша аппетитная (на этом слове я сделал особое ударение) знакомая выглядит намного интереснее. Конечно, не так роскошно, чтобы отдать жизнь за возможность посмотреть, как ее насилуют твои бывшие коллеги. И тем не менее.

Мои бывшие коллеги наверняка пожалели…

После, я предупреждающе поднял вверх руку. – Сначала расскажи про здание. Уровень безопасности, количество охранников, и соображения насчет слабых мест.

После так после, легко согласился он. – А насчет всего остального… Сейчас в конференцзале на восемьдесят четвертом этаже проходит торжественный банкет в честь помолвки сына Терри Барела.

Пленник выдержал многозначительную паузу в течение которой я должен был проникнуться остротой момента,  осознав  насколько мне не повезло с  Терри.

Кто он? Если можно в двух словах.

Не было времени и желания играть в бессмысленные психологические игры.

КТО ОН?! – поперхнулся от удивления Билл.

Я задал неясный вопрос?

Нет. Просто имя этого человека…

Знакомо всем кроме меня.

Ладно. Тогда объясню. Терри Барел координирует деятельность трех преступных синдикатов, контролирующих побережье. Политики, бизнесмены, звезды шоу бизнеса. Все уважают его.

Точнее боятся.

Скорее пресмыкаются.

Ясно, продолжай.

Ему и в обычное время не нужны неприятности, а в связи с таким грандиозным событием меры безопасности усилены втрое. Сейчас в здании находится порядка семидесяти вооруженных людей...

В свете последних событий уже меньше, уточнил я.

Неважно. Их  все равно слишком много. Не пройдет и пяти минут, как «спецназ» нафаршируют свинцом, а трупы свалят в гараже. После чего приехавшая по вызову полиция заберет покойников и будет долго извинятmся за неприятный инцидент.

Если охранник говорил правду насчет влияния Терри, а врать ему не было смысла, то расклад,  мягко говоря, получался не лучшим. Какоето время можно отсидеться в убежище, укрывшись от спецназа, но это ничего не даст. После того как имеющие численный перевес секьюрити разберутся с военными они прочешут все помещения.  И тогда пост видео наблюдения превратится в ловушку.

Милая что с вертолетом? – чуть было не спросил я, вовремя вспомнив, что напарница спровоцировала аварию при посадке.

Путь наверх был отрезан. Оставалось только одно – пробиваться вниз.

Размышляешь, как выбраться из мышеловки? – по моему сосредоточенному лицу было несложно догадаться, о чем  я думаю.

Да.

Придумал чтонибудь? Чисто профессиональный интерес, – поспешил объяснить Билл.

Убить тех, кто встанет на пути, и добраться до лифта.

Хреновый план.

Какой есть. Вивьен ты готова?

Мог бы и не спрашивать. Облаченная в нелепо сидящий мужской костюм девушка была лишена права голоса.

Да.

Тогда уходим.

Ты и правда выполнишь свое обещание? – пленнику отчаянно хотелось верить, что убийца сдержит данное слово.

Постараюсь. 

Спасибо.

Не за что. Мы же договорились.

Да, и все же…

Сделав короткий шаг вперед, я наотмашь ударил охранника рукояткой пистолета по затылку.

Продолжаешь играть в благородного героя? – искусственному интеллекту никогда не понять людей.

Нет. Всего лишь выполняю данное слово, объяснил я, перешагивая через неподвижное тело.

Зачем?

Чтобы сохранить хотя бы остатки человечности.

Ради чего?

Не чего, а кого. Ради себя… И хватит болтать. Мы выходим. Все чисто?

Да.

Тогда пошли, я потянул Вивьен за руку.

Ей явно не хотелось покидать  комнату. Видя нерешительность спутницы, добавил. Все будет хорошо. Обещаю, скоро неприятности кончатся…

Я был прав насчет «скоро», и ошибался в главном – ничего хорошего впереди не было.

Одного из беглецов ожидала смерть, а второго садист в камере пыток…    

Глава 15

Вместе до самого конца…

Карусель

Неприятности у группы начались с самого начала захода на посадку. Когда неожиданно перед самой землей глохнет двигатель и вертушка не просто жестко садится, а в прямом смысле слова обрушивается на бетонную площадку это плохо. Все становится еще хуже, после того как преступник начинает устраивает засады, по ходу движения группы, хладнокровно расстреливая преследователей.   

Странно, что он не убил ни одного полицейского на шоссе. Впрочем, если хочешь, чтобы твои условия выполнили, лучше попытаться уладить проблему «похорошему».  Сукин сын все рассчитал верно. Прикинулся невинным агнцем, заморочив голову доверчивым простакам. А затем  показал свой звериный оскал.

Первые два трупа внутри здания наглядно свидетельствовали о том, что спецназ имеет дело с профессионалом готовым идти до конца. Такие не сдаются и не просят пощады. Если идут на переговоры, то исключительно ради того чтобы выиграть время. Неожиданно  ударив в тот момент, когда этого меньше всего ожидаешь…

Четыре года в  команде – немалый срок. Успеваешь много чего повидать. Сфинд был хорошим солдатом. И позывной у него был, лучше не придумаешь – производный от фамилии  «Фин».  Плюс ко всему, команда как на подбор. Хотя подругому и быть не могло. Психологическая совместимость не причуда очкастых вундеркиндов с университетскими дипломами, а неотъемлемая часть жизни групп быстрого реагирования. 

Да, эта операция с самого начала пошла не так гладко, как должна была, но кто сказал, что будет легко? Хочешь спокойной  жизни иди в коменданты, а нет…

Что у тебя? – старший чувствовал, когда подчиненные начинали расслабляться.

«Шаман» он и есть шаман, по другому не скажешь… 

Возвращаюсь,   пролет левого крыла между восемьдесят четвертым и восемьдесят пятым этажами оказался перегорожен стальной решеткой с навесным замком, свидетельствовавшим о том, что беглец здесь не мог  спуститься вниз.

Догоняй.

Иду, от былой расслабленности не осталось следа.

Скупые отрывистые фразы. Точно выверенные движения. Ничего лишнего.  Все конкретно и по существу. В минуты опасности тело превращается в закрученную до упора пружину, а рефлексы обостряются до предела.  

Ему нравилось это состояние, хотя Фин не принадлежал к числу адреналиновых наркоманов. Таких  как черный «Кальмар». Просто он знал, что спокойная жизнь в какомнибудь захудалом домишке, вечно недовольная жена и сопливые дети – не для него. Одни рождаются воинами, другие тряпками. Третьего не дано. По крайней мере так считал Фин.  Прав он или нет – дело десятое. Главное…

Не попадать под перекрестный огонь.

Пятеро в штатском вооруженные короткоствольными автоматами неожиданно появились изза поворота. Судя по элегантным костюмам, они не имели отношения к преступнику. Лощеные пижоны с оружием, возомнившие себя крутыми парнями. Все на что способны такие «мальчики» взволновать богатых матрон пришедших на званный ужин.

Ах, какие мужественные солдатики. То есть, конечно охранники.  Милочка, не мудрено, что в моемто возрасте я постоянно их путаю. Передай пожалуйста бокал с минералкой… Разумеется я не пью шампанское милочка. В моемто возрасте, такие вольности недопустимы…

«Шаман» поднял вверх правую руку, призывая к спокойствию. Он собирался произнести стандартную в таких случаях фразу и вдруг понял, что заблуждался насчет пижонов, мальчиков и всего остального. Ошибка из разряда тех, что уже  невозможно исправить. Как ни старайся.

Произойди встреча в другом месте и другом времени. Будь это простые охранники, а не боевики мафии.  Поверни группа налево.  Не потеряй он несколько драгоценных секунд на бессмысленные переговоры и в конечном итоге все могло завершиться иначе.

Можно до бесконечности перечислять различные варианты это ровным счетом ничего  не изменит.

Контакт! – успел предупредить командир, прежде чем принять на себя первый самый страшный удар.

Контакт… услышал в наушнике Фин, захлебывающийся кровью крик, растворившийся в похоронном набате автоматных очередей.

Несколько секунд прошиваемый роем свинца человек балансировал на краю пропасти. Он знал, что прошел точку невозвращения и упадет в любом случае. Просто хотел выиграть несколько лишних мгновений для своей группы, выступая в роли живого щита.

Конта… промелькнула последняя искра в сознании, прежде чем Шаман провалился в бездонное чрево тьмы.

ТВАРИ!!!

Когда воздух пропитан тяжелым запахом свежей крови, а секунду назад разговаривавший с тобой напарник лежит с простреленной навылет шеей в зловещей темной луже собственной крови, мир сужается до размеров прицела,  в котором мечутся ненавистные черные фигуры.

Тваааааррииииии!!!

Порой ненависть способна заглушить не только страх, а даже инстинкт самосохранения. В таком состоянии можно продолжать вести огонь даже с оторванной взрывом ногой, не говоря уже о таких «мелочах» как несколько пустяковых ранений.

Тваааррриииииии!!! – Шаман был для него больше чем командиром и другом, он…

Раскаленное жало свинцовой осы вонзилось в лицо, и группа потеряла еще одного человека.  

Что у вас?! Шаман?

После непродолжительной паузы раздалось короткое, Чисто. Фин ты где?

Рядом.

Потеряли Шаму и Скворца. Я…

УЖЕ МЕРТВ…

С противоположенной стороны коридора их «накрыла» огнем в спину вторая группа секьюрити.

Фин опоздал. Две максимум три секунды. В открытый дверной проем он видел как длинная очередь «сложила» его товарищей.

Фин мы облажались, мог бы сказать Трон. По полной…

Не сказал, потому что умер раньше, чем его обмякшее тело упало на пол.

Мертвым уже не поможешь, как ни старайся. Все что можно сделать отомстить.

Пульс под двести. Уровень адреналина в крови  зашкаливает. Ярость и страх переплетаются в тугой узел. Его не просто колотит нервная дрожь, а трясет как в припадке. Фин не боится шагнуть в коридор навстречу врагу. Страшно другое – в таком состоянии можно промахнуться. И тогда гребанные твари уделают группу вчистую.

Глубокий вдох. Пауза. Судя по голосам – приближаются трое. Напряжение боя только что отпустило и они расслабились. Подначивают друг друга. Уверены, что вышли победителями из скоротечной схватки.

Большая ошибка.   

Бой еще не закончился. Он продолжается до тех пор, пока в здании остается спецназ.

Контакт…

Фин наконец обуздал свою ярость.

Короткий шаг к дверному проему.

Легкий наклон корпуса и длинная злая очередь  в упор. 

На войне нельзя расслабляться. Ни на секунду. Тот, кто забыл прописную истину, не доживет до рассвета нового дня.

«Рау» что у вас? «Рау» ктонибудь слышит? Отзовитесь! на связь, вышла вторая группа.

Слышу, Фин покинул коридор заваленный телами, заняв позицию на лестничном пролете. Восемь трупов и четверо наших,

Мать вашу!!! – для операции по захвату единственного отморозка цифра потерь катастрофическая.  

Я опоздал. Они сразу начали стрелять, жалкое оправдание лучше, чем вообще ничего.

А куда …….. вы смотрели?!

Попали в тиски. Здесь до хрена вооруженной охраны.

Ладно. Оставайся на месте. Мы идем.

Прошлого не вернуть. Разбор полетов и ошибок можно сделать потом. Операция еще не окончена.

Жду.

Через полторы минуты пятерка, возглавляемая Бартом соединилась с последним бойцом из команды Шамана. Только что из центра поступила информация о скором прибытии подкрепления и приказ продолжать преследование.

Хотя в любом случае, они бы  пошли до конца. Если понадобиться разнести вдребезги долбанный небоскреб, группа сделает это. Иначе смерть Трона, Скворца, Лу и Шамана, будет напрасной. А оставшиеся в живых до конца своих дней будут помнить, что проиграли.

ВЧИСТУЮ.   

Глава 16

Честь дроу – превыше всего.

Айвель

Хорошо иметь в качестве напарницы мощный искусственный интеллект.  Еще лучше никогда не попадать в дерьмовую западню, оказавшись меж двух перекрестных огней. 

Что дальше? – на ходу спросил я, приложив трубку сотового к уху. 

С восемьдесят шестого на восемьдесят четвертый этаж ведет две лестницы, пояснила Милая.

–Основная, и пожарный выход.  Он сейчас свободен. Лифты в расчет не берем, их заблокировали на восемьдесят первом. Твоя цель спустится вниз на два этажа, открыть дверь любого офиса и затаиться.

Почему не на три или больше?

Там сейчас не пройти.

Сколько нам ждать?

Как только стрельба утихнет, сделав испуганное лицо, покинешь укрытие. Охране объяснишь, что в офисе развлекался с подружкой.

Звучит не убедительно.

Согласна. История не выдержит серьезной проверки. Однако, принимая во внимание наличие шлюхи, тебя не пристрелят на месте, отправив разбираться к начальству на восемьдесят первый этаж.

Который пожурит и отпустит? –  усмехнулся я.

Главное добраться до лифта. Остальное моя забота.

Не лучше ли попытаться дождаться ночи?

После того как охрана разберется с военными они зачистят все помещения.

И что с того?

Тогда уже точно не поверят, что ты несколько часов занимался сексом под звуки автоматных очередей.

Я прятался…

Нет. Все просчитано. Оптимальный вариант выйти в течении ближайшего получаса.

Бессмысленно спорить с искусственным интеллектом. Особенно когда не имеешь собственного плана.

Ладно, будь потвоему, раздраженно подумал я, после чего обратился к Вивьен. Сейчас спустимся на пару этажей вниз и останемся в офисе, пока  не закончится перестрелка. Затем выйдем, сообщив что мы гости Терри Барела, обожающие необычные ощущения. А именно трахаться в чужих кабинетах. Если нам не поверят, пристрелят на месте. Так что желательно постараться выглядеть как можно убедительней. Понимаешь о чем я?

Да, покорно согласилась она.

Стремительно развивающиеся события последних часов выбили  девушку из колеи.

Разберемся с охраной, сядем в лифт и уедем. Обещаю, на улице мы расстанемся, и ты забудешь происшедшее как страшный сон.

Я сделаю все… Все как скажешь…

Отлично. Когда встретим охрану, просто молчи. Объясняться буду я. Твой вид и без того говорит сам за себя.

Почему? – впервые с момента нашего бегства спутница проявила слабую заинтересованность.

Хотя, не исключено что здесь было замешано женское стремление всегда и во всех ситуациях выглядеть королевой.

Потому, что испугана до полусмерти.

А…

Просто делай, как говорю,   приказал я.

Хорошо…

Мы без какихлибо происшествий спустились на два этажа вниз, где с помощью универсальной отмычки (Милой) я открыл  дверь, приложив к магнитному замку трубку сотового.

Чем этот кабинет отличается от других? – помоему, было абсолютно все равно где прятаться.

Тем, что это вотчина Лайвы Сау, известной среди персонала компании как Лайва злобная Стерва.

В офисе Стервы  присутствуют скрытые бонусы? – невесело усмехнулся я.

Да. В свои пятьдесят три Лайва держит себя в форме.

И?!   я до сих пор не прослеживал связи между нашим выбором и возрастом злобной фурии.

Шкаф в углу кабинета. Там должно быть тричетыре деловых костюма, плюс туфли. И то и другое больше на пару размеров.  Но в нашем положении выбирать не приходится. После того как шлюха снимет форму охранника,  переодевшись в тряпье Лайвы, версия о сексе в кабинете будет выглядеть более правдоподобно. К тому же, продолжала Милая. Если порыться в ящиках, можно найти чтонибудь из косметики.

Вивьен, слышала? – я приглашающе взмахнул рукой. Апартаменты в твоем распоряжении. Быстро переоденься и приведи себя в божеский вид.

Пока она занималась своей внешностью, я устало закрыв глаза откинулся на спинку кожаного кресла.

Шлюха  ненадежна, в отличии от меня Милая не нуждалась в отдыхе.

Вообщето она не присягала на верность киборгам из параллельного мира.

Невозможно объяснить набору микросхем, что такое усталость.

Я не об этом.

Тогда о чем?

Том, что она может все испортить, не вписавшись в «легенду».

Предлагаешь побыстрому перепихнуться, чтобы легенда оказалась  достоверной на все сто?

Нет.  Вы можете засовокупляться... чисто машинный сленг, мимоходом отметил я про себя. Хоть до потери сознания это ничего не даст.

Совокупляются вилка с розеткой. Нормальные люди обычно занимаются сексом или любовью. А насчет внешнего вида.  Женщины…

Мне показалось, что в глубине сознания сверкнула искра озарения. Ответ на не дающий покоя вопрос:

«Почему я так упорно тащу с собой Вивьен, которую вижу впервые в жизни?»

Женщины… я попытался сконцентрироваться.

Что?

Ничего! – сама того не желая Милая все испортила.

ВООБЩЕ НИЧЕГО!!!

Ты начинаешь уставать.

С чего ты взяла? – она проигнорировала насмешку.

Повышенная раздражительность. Нервная система не…

Не «лечи» меня. По крайней мере, сейчас. Выберемся из здания, займешься психоанализом.

Как скажешь.

Ладно, я понял, что отдохнуть  не удастся. Будем считать, пауза закончена. Когда выдвигаемся?

Спецназ разбился на две тройки. Первую зажали в небольшом тупике этажом выше. Сейчас ее добивают. Вторая группа рядом с нашим офисом.

Могла бы и не уточнять. Когда стреляют настолько близко пояснения ни к чему.

Пока держится, правда это ненадолго. Если в ближайшие тридцать секунд не пробьются к лестнице, им конец.

Откуда такая уверенность?

Один ранен. Сквозное в ногу. Он тянет на дно оставшихся. С точки зрения здравого смысла  двое должны уходить. Иначе погибнут все. Но, судя по всему, они потащат его до конца.

Не в правилах  спецназа бросать раненых, заметил я.

Затравленная добыча не может испытывать симпатии к охотнику. И все же в противостоянии наемников мафии и военных, мои симпатии были на стороне последних. 

Ты прав, легко согласилась Милая. Им только что повезло.

В каком смысле?

Охрана добила раненого. Прямое попадание в шею. Теперь у двоих оставшихся есть шанс добраться до лестницы.  

Я поймал себя на мысли, что описываемые напарницей события не воспринимаются мной как реальность, разворачивающаяся гдето поблизости. Скорее напоминают репортаж с места съемок какогонибудь дурацкого боевика. Море бутафорской крови, пластмассовых кукол трупов, наигранной боли и фальшивого страха.  И при всем этом ни капли здравого смысла.

Нет, им всетаки не уйти,  для бесчувственного искусственного интеллекта весь мир был неким подобием компьютерной модели, а люди  безликими аватарами.

Почему?

Еще один раненный. Причем серьезно. Потеря крови…

…фатальная…

…. ошибка ценой в несколько жизней. Ту что, даже при всем желании уже невозможно исправить.

Фин сменил опустевший магазин.

Им не нужно было разделяться на тройки.  Барт просчитался, недооценив противника. И теперь все мертвы…

Изза угла раздалась длинная очередь. Стреляли, явно отвлекая внимание. Или наоборот – привлекая. Хотя какая на хрен разница? Он не может бросить тяжелораненного напарника, а чертова связь не работает. Неизвестно, что там с подкреплением зато…    

…двое заходят со спины

…. и скоро все кончится, не будь это искусственный интеллект, я мог подумать, что в  ее интонации проскальзывают нотки явного удовлетворения.

Меня взбесила ее долбанная самоуверенность. Казалось, гребанная железка знает обо всем на свете.

А ты приняла во внимание «Человеческий фактор»?

Да.

Судя по всему, мы говорим о разных вещах, я порывисто встал.

Ты же не станешь этого делать? – только сейчас до Милой «дошло», что я имел ввиду.

Глупый вопрос.  Конечно, стану.

Это неразумно.

Может и так.  Поможешь мне?

Это даже не твоя война, она сделала последнюю попытку образумить сорвавшегося с катушек напарника.

Моя война – весь мир. Корректируй, я подошел к двери.

Хорошо, ей хватило ума понять, что в таком состоянии со мной бесполезно спорить. Приготовься…

Готов.

Пять секунд.

Просто скажи когда.

сейчас

…уберемся отсюда.

До лестничного проема пятнадцать шагов. Тянуть волоком тело долго и опасно. Лучше решить все проблемы разом.

Наверх…

Прежде чем взвалить раненного напарника на спину, Фин выпустил длинную очередь в направлении ответвления коридора где затаился противник.

Рывок.

Обмякшее тело, кажется, вдвойне тяжелей.

Резкий поворот и…

ВСЕ ЖЕ ДОСТАЛИ СУКИ!

Промелькнуло запоздалое сожаление на периферии сознания, когда он заметил двоих автоматчиков. 

А затем произошло неожиданное. Лица убийц превратились в газетный снимок, разорванный изнутри ударом кулака.

Черно бурые дыры с выплеснувшимися наружу ошметками мозговой ткани выглядели жутко, только до тех пор, пока  Фин не увидел мужчину с поднятым пистолетом.       

И ЭТОТ ЗДЕСЬ!!!

Он не казался смертельно испуганным. Удивленным да.  И не более. Парню, взвалившему на спину раненного товарища было от силы двадцать с небольшим. Причем, за неполные полчаса он насмотрелся больше чем всю прошлую жизнь. 

Я опустил пистолет, после чего наши взгляды встретились. В них не было яростных молний, вызванных столкновением непримиримых противников, как и любой другой мелодраматической чепухи из дешевых картин. Всего лишь понимание того, что один человек оказал другому услугу,  ничего не потребовав взамен.

Пора, приказала Милая

Сделав шаг вглубь комнаты, я затворил дверь…

Фин  рванулся вперед достигнув спасительного выхода на лестничную площадку, ведущую на верхний этаж…

Три ядерные боеголовки обрушились на Таллоу,  стерев город с лица земли…

Все эти события, казалось бы, никак не связанные между собой, произошли почти одновременно. Повлияв на будущее не отдельной страны или даже планеты, а целой вселенной.

Глава 17

В смутные времена будущее не определено.

Калатан

Неисполнение приказов чревато крупными неприятностями, во всех случаях, кроме того, когда речь идет о фигуре такого масштаба как Коррел.  Взвесив все «за» и  «против» генерал принял решение, продиктованное не сиюминутными паническими настроениями испуганного гражданского, а здравым смыслом.

В создавшейся ситуации нет нужды сбивать самолеты, вылетевшие из Таллоу в заданный промежуток времени. Достаточно тщательно проверить багаж в аэропорту назначения. Если технический лазер Е4455К находится на какомнибудь борту, его обнаружат. То же самое касалось и поездов дальнего следования. Задержка на линии и несколько часов напряженного ожидания лучше, чем  смерть.

Да, Коррел прекрасно понимал, что возникнет масса трудностей и непредвиденных ситуаций, но был готов к этому. Дисциплинированные армейские подразделения подобны сторожевым псам, направляющим покорное гражданское стадо в нужный загон. Они выполнят поставленную задачу, чего бы это не стоило.  

Развитие дальнейших событий показало, что генерал не ошибся в прогнозах. На железной дороге случилось несколько происшествий. В остальном все прошло болееменее гладко. И главное предпринятые меры позволили вывести изпод удара несколько тысяч людей. Хотя по большому счету, это было каплей в море по сравнению с тем, что около трех с половиной миллионов человек растворились в  безумии атомного смерча…

Через двадцать пять минут после разговора Коррела с аналитиком, с борта атомной подводной лодки, находящейся в двухстах тридцати морских милях от побережья, был произведен запуск ракеты, оснащенной тремя ядерными боеголовками, каждая из которых несла заряд сто пятьдесят килотонн.

Капитан дважды запрашивал подтверждение от командования и лично генерала, которому верил больше, чем всему генштабу. После личной связи с Коррелом, в подлинности приказа не осталась сомнений – целью ядерного удара был город. Причем, не потенциального противника, а свой.

Несмотря на предельно ясную формулировку в этот горячечный бред было невозможно поверить. Он не просто выходил за рамки здравого смысла, а лежал в недоступной человеческому пониманию плоскости безумия. В мирное время без какихлибо видимых причин взять и уничтожить несколько миллионов граждан собственной страны. Какими бы мотивами не было продиктовано это решение, капитан не нашел в себе сил принять его.

Отказавшись выполнить приказ, он был взят под стражу, после чего застрелился в своей каюте, не дожив нескольких минут до момента, когда из шахты  лодки стартовала  ракета.

Впрочем, помощник капитана ненадолго пережил своего командира. Через девять минут после того как ядерный смерч смел все живое в Таллоу, превратив некогда цветущий мегаполис в дымящиеся радиоактивные руины, подводная лодка получила приказ всплыть на поверхность и была уничтожена с воздуха.

Объяснять публике истинную подоплеку какихлибо происшествий намного труднее, чем прятать (применительно к данном случаю в буквальном смысле слова) «концы в воду». Тем более в случае, когда речь идет не просто о национальной безопасности, а будущем целого мира. 

Как только Таллоу исчез с лица земли,  вооруженные силы страны объявили «Красную тревогу». Практически одновременно потенциальный противник привел свои войска в состояние повышенной боевой готовности.

В ситуации, когда две сверхдержавы балансируют на краю атомной пропасти, остальному миру не остается ничего иного как затаив дыхание ожидать дальнейшего развития событий.  А также молиться богам чтобы  не случилось самого страшного – начала  войны, в которой не будет победителей и побежденных. Ведь при любом раскладе проиграют все.  

И пока военные играли в свои жестокие игры, а оцепеневшее от ужаса население прильнуло к экранам телевизоров в ожидании президентской речи, в резиденции главы правительства кипела работа. Нужно было срочно выпустить в эфир какуюнибудь удобоваримую версию. Неважно как будет выглядеть ложь.  Необходимо успокоить свой народ и международную общественность.

Пока специальная команда готовила доклад, а съемочная группа в спешке монтировала оборудование, усталый шестидесятилетний человек впервые в жизни пожалел, что два года назад вырвал победу на выборах. То, что когдато казалось вершиной политической карьеры, целью, ради достижения которой можно пожертвовать всем чем угодно, со временем превратилось в жестокий театр кукол. Где глупые марионетки отрабатывают роли, изображая из себя не Бог весть кого.  

Коррел, прежде чем выйти в эфир верховный главнокомандующий хотел  побеседовать с генералом. Неужели в этом и правда была необходимость?

Да.

Если президент решил, что легенде нации нравилось превращать цветущие города в радиоактивные пустыни, он глубоко заблуждался.

Какая?

Веская.

И это все, что ты можешь сказать после стольких лет…

Господин президент, подчеркнуто сухо перебил генерал.  Объяснительная записка у Вас на столе.

Мне больше нечего добавить. А сейчас, извините, меня ждут неотложные дела.

Подожди, ведь ты…

Последние слова были адресованы в пустоту. Собеседник разорвал связь.

Господин президент, все готово, для заглянувшего режиссера он не лидер страны, а всего лишь статичная картинка – набор удачных ракурсов, запоминающихся кадров, подчеркнутых достоинств и грамотно завуалированных недостатков.

Боже!!! Стоять во главе целой нации при этом чувствуя себя таким одиноким. Во имя чего он…

Господин президент, эфир через полторы минуты.

Иду.

Они хотят успокоиться, внимая мудрым речам. Что ж. Продавец иллюзий в очередной раз накормит толпу манной небесной, пообещав мир, процветание и благоденствие отныне и во веки веков. Ведь обещать легче всего. Даже когда точно знаешь, что ничего не исполнишь…

Обратный отсчет.

Три.

Два.

Один.

Эфир…

Президент был спокоен, как и подобает первому лицу государства в такой напряженный момент. Лишь в глубине карих глаз застыл отпечаток скорби о миллионах  погибших сограждан.

Дамы и господа, – начал он. – Тридцать минут назад с борта атомной подводной лодки, захваченной в нейтральных водах международными террористами, был произведен запуск межконтинентальной ракеты, оснащенной девятью ядерными боеголовками. Восемь из них были уничтожены силами противоракетной обороны, девятая поразила Таллоу.

Потенциальный противник знал, что информация озвученная лидером сверхдержавы не соответствует действительности. Снимки со спутников свидетельствовали о трех боеголовках,  накрывших город.

Столь откровенная ложь могла означать только одно – глава государства пытается успокоить народ.  Между строк явно читалось: «Дамы и господа, вооруженные силы стоят на страже  безопасности нашей страны. Нет повода для волнения. Восемь уничтоженных боеголовок из девяти – не закономерность.  Скорее  трагическая случайность. Я гарантирую, что  подобная катастрофа больше не повторится.

Через пять минут подводная лодка с террористами на борту была уничтожена, продолжал президент. Мы скорбим вместе с родными и близкими погибших о невосполнимой утрате и заверяем  мировую общественность, что подобный инцидент более не повторится...

В конце обращения глава государства призвал  народы и нации сплотиться перед лицом международного терроризма, после чего закончил официальное выступление.

Не обязательно было иметь заоблачный IQ, чтобы прийти к выводу: история про террористов – вымысел чистейшей воды.  Атомная подводная лодка с ядерным оружием на борту не туристическая яхта. Захватить ее практически невозможно. К тому же президент  не упомянул имя группировки ответственной за уничтожение Таллоу.

Все это вместе взятое указывало на то, что правительство в спешке «выдало» наиболее приемлемую  версию не слишком заботясь о том, чтобы свести концы с концами. В таких ситуациях главное не молчать. Любая даже самая неправдоподобная версия выглядит предпочтительнее, чем полное отсутствие комментариев.

К тому же,  сразу после обращения на сайтах нескольких экстремистских организаций появились громкие заявления. Как и водится, одна большая ложь запустила цепную реакцию, раскалываясь на тысячи мелких осколков, чей фальшивый блеск окончательно сбивал с толка.     

И если большинство обывателей сошлось на том, что версия про террористов, захвативших атомную субмарину не выдерживает критики, то никто даже в самых смелых предположения не допускал возможности уничтожения города с ведома генерального штаба.

Неосторожность.

Происки злоумышленников.

Преступная халатность.

Сбой компьютерной сети.

Все что угодно только не предательский удар в спину. 

Переворачивающий все с ног на голову, ставя под сомнение основную функцию  государства как правового института защищающего жизнь и интересы собственных граждан.

Глава 18

«Добрый волшебник» (героин), никогда не предаст…

Фея Ми

У меня плохие новости, начала Милая голосом, лишенным намека на какие бы то ни было эмоции.

Обычно она варьировала свои интонации в зависимости от ситуации, придавая им некое подобие человеческих. Если решила изменить правила, значит известия  и правда дерьмовей некуда.

Рассказывай, честно говоря, я не мог представить себе, что может быть хуже, чем  наше текущее положение.

Если имеешь на шлюху какиенибудь планы в дальнейшем, лучше выключить громкую связь.

Говори, – я приложил трубку сотового к уху.

Местные знают, что ты здесь.

В каком смысле? не понял я, решив, что речь идет о боевиках Терри Барела. 

Прямом. Они в курсе того, что прибыл посланник извне, собирающийся  уничтожить их мир.

Они это кто?

Пока у меня недостаточно данных чтобы ответить на твой вопрос. Вероятнее всего – мощный аналитический центр.

Вряд ли искусственный интеллект станет чтото выдумывать. И тем не менее, «умозаключения» Милой выглядели на редкость неубедительно.

Как ты узнала?

Только что с лица земли был стерт город с населением в три с половиной миллиона человек. Военные сбросили три ядерные боеголовки по сто пятьдесят килотонн каждая.

Местные генералы не размениваются по мелочам, криво усмехнулся я.   

Да, играют по крупному,  согласилась напарница.

Может, объяснишь, при чем здесь мы?

В уничтоженном Таллоу, я заказала прибор, необходимый для создания установки, способной аннигилировать вселенную.

Кстати о чудоприборе. Мистер Залабски упоминал о «Частице Бога».

Он имел ввиду Бозон Хигса. Наши ученые смоделировали устройство способное спровоцировать большой взрыв.

Чтото связанное с рождением вселенной?

Да.

И это приспособление, мы должны собрать из сопутствующих материалов,  убедившись в том, что яйцеголовые умники не ошиблись в расчетах?

Не совсем так, но чтото в этом роде.

А..

У нас мало времени. Остальные вопросы позже.

Как скажешь, не стал возражать я.

Заказ в Таллоу технический лазер. Сам по себе, он не опаснее перочинного ножа. Однако они уничтожили целый город, после того как выяснили, что фирмазаказчик непричастна к покупке  прибора.

Как им удалось так быстро просчитать  варианты?

Вероятнее всего во главе аналитического центра стоит чрезвычайно одаренный человек, либо они используют искусственный интеллект наподобие меня. Не исключена вероятность вариантов, органично дополняющих друг друга. Существование столь эффективной структуры говорит о том, что местные давно занимаются этой проблемой.

Значит они в курсе что я, то есть мы…

Да. Засекли возмущение межпространственной ткани и подготовились.

Так вот откуда взялись  чертовы наркоманы! – недостающее звено головоломки наконец соединилось в единое целое.

Нет. Они здесь как раз не при чем.

Почему?

Не тот уровень. Ядерная бомбардировка и тупые отморозки не могут быть связаны.

Логично. Тогда…  Если военные знают что я здесь, почему бы им не сбросить еще пару боеголовок? 

Судя по всему, ты нужен живым.

Для информации?

Да.

А их не смущает, что я ничего не знаю?

Нет…

Даже так?

Они не в курсе, уточнила Милая.

Про лазер в курсе, а насчет меня  нет?

Те, кто засек наше появление, не смогли определить точку входа. Однако у них хватило ума ввести в базу данных детали, входящие в установку наблюдения за мирами. С одной из частей им повезло. Я надежно подстраховалась, сделав заказ, так что найти человека, забравшего  деталь они не смогут и…

Не продолжай, давай сам догадаюсь, – перебил я. Уничтожив  город  с окрестностями, аборигены пожертвовали относительно малым, чтобы не потерять в конечном итоге все?

Да.

Как это может повлиять на наши дальнейшие планы?

В  стране всего две фирмы, занимающиеся выпуском оборудования подобного профиля. Они уже взяты под контроль правительством. Теоретически можно попытаться подкупить персонал. Хотя, в свете последних событий положительный результат маловероятен.

Человек бы сказал проще «Невозможен».

Милая не обратила  внимания на иронию.

Я проплатила заказ за границей, в одной полулегальной конторе, снабдив ее всеми необходимыми чертежами. Срок изготовления – пять дней. Скорее всего за это время спецслужбы  перекроют  канал и…

Мы останемся ни  с чем, «догадался» я.

Точно.

Куда не ткнись, везде сплошные проблемы. И  что будем делать?

Для начала выберемся из здания.

Да, не помешало бы, согласился я.

Обработай шлюху.

В каком смысле?

Прямом.  Через минуту выходим.

Вивьен ты готова? –  обратился я  к девушке, пряча ненужный больше пистолет в ящик письменного стола.

Я не знаю... – судя по испуганному виду, она не была готова.

Положив ей руки на плечи и, посмотрев прямо в глаза, я постарался быть как можно более убедительным.

Сейчас мы выйдем. Ты сделаешь испуганное лицо, закрыв рот на замок. Говорить буду я.  Запомни: если нам не поверят – убьют обоих. Ясно?

На этот раз у нее хватило сил молча кивнуть. Одно дело бегать от вооруженных преследователей, и другое  сдаться на милость убийц.

Скажешь когда, попросил я Милую.

Можешь выходить.

Дальнейшее промедление могло еще больше испугать Вивьен. Решительно взяв ее за руку, я распахнул дверь и подняв руки  вверх, с жалобно придушенным: «Не стреляйте, ради бога, не стреляйте!!!» – шагнул в коридор.

Надо отдать должное боевикам Терри, проявившим выдержку. Нам дали выйти и под мои суетливые причитания  очень профессионально обыскали.

Какой ужас! Какой ужас! продолжал сокрушаться я. Пришел в гости к Терри, решил показать девушке прекрасный вид из офиса... Так сказать, с высоты птичьего полета...

Я намеренно говорил медленно, с трудом подбирая слова, чтобы у охранников не осталось  сомнения насчет того, какие именно красоты меня интересовали.

И вдруг крики, стрельба, беготня... Что здесь вообще происходит?

Кто вы и почему без документов? – проигнорировав мой вопрос, спросил небольшого роста охранник с острыми чертами лица и  внимательным взглядом.

Внизу, всё внизу, в кармане плаща... Я Пит Харрельсон, а это... Это моя подружка...

Сделав очередную паузу, всем своим видом выразив мучительную работу мысли, я закончил: Люси... Моя хорошая приятельница Люси... Мы так испугались… Эта стрельба…

Без понятия насколько хорошо играл я, зато Вивьен вписывалась в образ перепуганной насмерть девицы на все сто. Воистину нужно было обладать нечеловеческой проницательностью, чтобы связать вторгшийся в здание штурмотряд с перепуганным болваном, решившим поразвлечься с проституткой.

Отведите их вниз, пусть там разбираются, приказал  старший группы.

И, не обращая внимания на мои возмущенноиспуганные возгласы, направился дальше. 

Под конвоем двух вооруженных мужчин мы проследовали на восемьдесят первый этаж, где  располагался контрольнопропускной пункт, являющийся одновременно штабом службы безопасности.

У нас проблема. Милая использовала телепатическую связь.

Кто бы сомневался! – я с трудом сдержал истерический смех. Последнее время у нас одна сплошная непрекращающаяся мать ее проблема!

Не доверяя электронике, они сделали механические заглушки на шахтах лифта. Теперь их можно открыть только вручную.

И что?

Там слишком много охраны. Если  версия с шлюхой не выдержит проверки, придется брать очередного заложника.

Проклятье! выругался я про себя. – Надо было  сажать вертолет на улицу.

Одно дело нейтрализовать пару сопровождающих, сесть в лифт и уехать, и другое захватить заложника, чтобы затем убедить группу вооруженных профессионалов выполнить свои требования.

Может, начнем действовать сразу?

Нет.

Хренов набор микросхем всегда считал себя самым умным.

Почему?

Это неразумно.

Болезненная телепатическая связь, не способствует бессмысленным выяснениям отношений. Можно сколько угодно злится, все равно нечего не изменится. Милая наверняка просчитала все возможные варианты, выбрав  наиболее оптимальный.

После непродолжительного спуска по лестнице и переходов по  длинным  запутанным коридорам мы, наконец, достигли цели своего путешествия, местного КПП. Обменявшись парой скупых реплик по рации (камеры не работали благодаря стараниям Милой), охранники завели нас в офис небольшую комнату, практически лишенную обстановки.

Твой клиент, встрепенулась напарница, имея ввиду, молодого хлыща устроившего разнос службе безопасности. Младший сын Терри.

…вам долб….бам недоношенным, за что деньги пла…

Наше появление оборвало его гневную тираду на полуслове.

Это что за недоноски?! – клокотавшая ярость, требовала выхода, ее нужно было сорвать, не важно, на ком, будь то охрана или совершенно посторонние люди.

Мне и раньше приходилось встречаться с подобным типом людей. Обычно это избалованные отпрыски богатых  родителей,  привыкшие, что все их капризы исполняются без промедления. На этой почве могут возникнуть определенные психические отклонения. Невозможно реально оценивать окружающих, когда с самого детства уверен, что ты центр мироздания.

Мы... Мы... – начал я прерывающимся от волнения голосом. Пит Харрельсон... И моя подружка... Люси... Люси, ну скажи, пожалуйста, этим людям, что ты это ты... чуть не плача обратился я к спутнице.

Испуганная Вивьен молча кивнула.

Вот видите! Мы это мы!!! – дрожащим от радости голосом выкрикнул я.

Какого черта вы притащили сюда этих придурков? – Утратив к нам интерес, взвинченный человек переключил внимание на охрану.

Они находились на восемьдесят четвертом этаже во время инцидента с...

Что, бегали по этажам с пистолетами в руках, стреляя направо и налево, вышибая мозги из ваших тупых, ни на что не способных голов?

Нет. Заперлись в офисе. И у них не было документов…

С точки зрения здравого смысла охранник был  прав. Но испорченному властью, богатому папенькиному  сынку нужно было выпустить пар.

Вышвырните этих идиотов вон! И займитесь работой. Чтобы через пять минут в здании было чисто! 

Пойдем, Люси… я потянул за руку замешкавшуюся Вивьен.

Все могло бы закончиться хорошо, не произнеси  охранник уже  у порога:

Они утверждают, что пришли в  гости к мистеру Барелу...

Стоп!

Надо отдать ему должное, реакция у избалованного ублюдка была превосходная.

Я знаю всех приглашенных в лицо. Ни отец, ни брат никогда не опустятся до общения с такими кретинами.  Если солгали в малом, значит…

Он твой, дала отмашку Милая. – Сократи расстояние и действуй.

Когда тебя зажимают в угол, поневоле приходится идти на крайние меры. 

Мистер Барел, мистер Барел, – слезливым тоном начал я, умоляю! Умоляю вас не делать скоропалительных выводов! Я ни в чем не виноват! Мы просто решили слегка поразвлечься! Это ошибка! Понимаете, чудовищное недоразумение!!! Ведь мы с Люси ничего такого не сделали! Правда! Я… Я клянусь всем чем хотите!!!

Это было жалкое зрелище взрослый мужчина, оправдывающийся со слезами на глазах.

На лице сына Терри Барела отразилась брезгливость. Вероятно, в этот момент я напоминал ему отвратительного таракана, раздавив которого обязательно испачкаешь стену.

Мистер Барел, продолжал я дребезжащим от волнения голосом. Сейчас все объясню! Только, пожалуйста, не делайте... не делайте...

РЕЗКИХ ДВИЖЕНИЙ… Спокойно закончил я.

В перерыве между сменой интонаций, длившейся чуть меньше секунды, преодолел полтора метра, отделявшие от цели, смахнул со стола ручку с золотым пером, очутился за спиной избалованного подонка и, взяв в жесткий захват,  вдавил острие в горло.

Хррр!!! – полупридушенно прохрипел ошеломленный заложник.

Три пистолета ощерились пустыми глазницами в мою сторону.

Четвертый в затылок Вивьен.  

Не советую дергаться, несмотря на крайне неблагоприятный расклад, я контролировал ситуацию. С сонной артерией шутить опасно.  Прострелите мне голову. При падении вспорю ему вену. Остановить кровь до прибытия скорой не удастся. И как следствие – ответите боссу за смерть сына.

В воздухе повисла напряженная пауза. Присутствующим явно не понравилось мое предложение.  

После угрозы «мясо» (вероятно Милая, имела ввиду, рядовых секьюрити) выбыло из игры. Босс сухопарый брюнет – кличка «Попрыгун», предельно опасен… Чтобы выбить его из колеи, напомни о закладной на дом.

А…

Делай, как я говорю.

Хорошо.

Да, кстати, Прыгунокскакунок, я перевел взгляд на старшего. У тебя ведь проблемы с недвижимостью. Заложил имущество. Както все это дерьмово выглядит, ты не находишь?

Парень и правда, был очень опасен, раз, не моргнув глазом выдержал столь неожиданный «удар».

Твоя подружка умрет, буднично, как будто речь шла об  утреннем кофе, сообщил Попрыгун, проигнорировав неприятный  вопрос.

Хррррр, безуспешно попытался вклиниться в наш диалог заложник.   

Это твое предложение? Про подружку? – уточнил я.

Да.

Из него бы вышел отличный игрок в покер, не стань он убийцей.

Тогда у меня есть встречное. Во избежание дальнейших недоразумений пристрели шлюху прямо сейчас.  И покончим с этим.

Большая игра.

Запредельные ставки.

И как следствие – блеф на грани смерти.

Меньше всего на свете мне хотелось, чтобы наемники Барела убили Вивьен. Без понятия, откуда возникло  чувство, что встреча в баре не случайна. Какимто непостижимым образом наши судьбы переплелись в причудливый узел. И мне очень хотелось узнать каким именно. Правда, для решения этого паззла необходимо время. Которого, мне всегда не хватало. 

Чего ты хочешь?

Я уже успел заметить, что Попрыгун игнорирует второстепенные детали, концентрируясь на главном.

Уйти отсюда живым.

Это возможно.

Знаю, легко согласился я. Если не будете делать глупостей, разойдемся с миром.

Хорошо, кивнул человек, наконец решивший, как именно сдохнет эта мразь.

ДАВАЙ РАЗОЙДЕМСЯ С МИРОМ…

Глава 19

Умрут все. Главный вопрос – «Как и когда».

Мистер Доу

Один неудачный шаг способен изменить жизнь. Полметра влево или вправо и все могло бы сложиться иначе. Жаль, что какието пятьдесят сантиметров выносят окончательный приговор, ставя жирный крест на дальнейшей Судьбе.

Война калечит не только тела, но и души. Чтобы в полной мере осознать и проникнуться смыслом этой банальной истины, достаточно провести в зоне боевых действий несколько дней. Хотя, по большому счету лучше навсегда остаться в неведении…

Карьера капитана Фабела, участвовавшего в двух локальных конфликтах и одной широкомасштабной компании, складывалась более чем удачно, лишь до тех пор, пока он не наступил на противопехотную мину, потеряв обе ноги.

Проведя две недели в реанимации, балансируя на тонкой грани между жизнью и смертью, а затем еще полтора года в госпиталях и центрах реабилитации безногий калека стал другим человеком. Навсегда изменившись  внешне и внутренне. Неожиданно открыв в себе качества недоступные обычным людям.

Обостренная интуиция. Внезапные вспышки озарения. Способность распознать скрытые возможности других людей. То, что раньше казалось надуманной чепухой не достойной внимания, неожиданно обрело значение, придав жизни утерянный было смысл.

Даже при всем желании он не смог объяснить природу своего дара. Впрочем, в этом не было особой нужды. Благодаря дару Фабел смог остаться в армии продолжив военную карьеру уже  в новом качестве – руководителя сверхсекретного подразделения, занимающегося отбором людей с неординарными способностями.  

За годы кропотливых поисков ему удалось найти и подготовить двенадцать человек, обладавших навыками всесторонней военной подготовки, а также специфическими свойствами ментального характера.

Свои истинные имена эти люди оставили в прежней жизни, связь с которой оборвалась после встречи с полковником Фабелом. Теперь у них  были только прозвища.

Чистый (напарник Время ) высококлассный специалист рукопашного боя, способный подавить разум противника при непосредственном контакте. Мощное кратковременное воздействие приводило к психологическому надлому с последующим упадком сил. После чего исход поединка был предрешен.

Время превосходный снайпер, обладающий даром предвидения. Сконцентрировавшись на  заданной цели, мог предсказать место и время ее появления, в течении ближайших пяти минут. Что делало его не просто смертельно опасным, а практически непобедимым.

Работали в связке на протяжении пяти лет. Благодаря ментальным задаткам и долгой совместной работе, научились понимать друг друга без слов. Состояние сходное с чувствами близнецов ощущающих незримую связь.

Послужной список 15 из 15 (ни одной проваленной операции).

Паук ( напарники Гончая, Темный ) мастер ментальных иллюзий. Уникальность его таланта состояла в том, что сотканный «образ» распространялся на  расстояние около ста метров. Жертва, попавшая в паутину иллюзии начисто «выпадала» из реального мира, оказавшись в плену ментального фантома.  Несмотря на  мрачное прозвище, выглядел жизнерадостным толстяком со здоровым чувством юмора.

Гончая – уникальная охотница,  способная выйти на след человека и неутомимо преследовать его до самого конца.  Ей даже не обязательно было видеть  жертву.  Вполне хватало фотографии. В крайнем случае, оказаться на месте преступления в течение первых пятнадцати минут. Липкий страх, которым истекал беглец, в момент выхода погони на финишную прямую, пьянил Гончую сильнее алкоголя и наркотиков.

Темный   в отличии от жизнерадостного Паука, этот худой сутулый человек с бледным лицом полностью оправдывал свое прозвище, чемто отдаленным напоминая вампира. Темный, мог извергнуть из недр своего сознания целенаправленную волну ужаса, способную парализовать человека. А иногда даже убить.

Во время одной операции Гончая выследила главу наркокартеля. Насильственная смерть могла повлечь нежелательный резонанс. Поэтому при первой удобной возможности Паук создал иллюзию свободного падения.

Человек неожиданно обнаруживший себя выпавшим из самолета, (без парашюта), и без того испуган до полусмерти. А когда плюс ко всему на него обрушивается волна дикого ужаса,  даже самое здоровое сердце не способно выдержать запредельную перегрузку.

Группа работала вместе на протяжении последних трех лет.  Послужной список (9 из 11) Одну операцию провалила Гончая, не сумевшая остановится на финишной черте. Вторую Темный, не рассчитавший силу воздействия своего дара. 

Вежливый (напарник Пустота ) не просто умел разговаривать с людьми, а мог убедить в чем угодно. Он не зомбировал, не брал под контроль сознание  жертвы. Просто говорил, и этого было вполне достаточно. Обладая вполне заурядной внешностью, провел бурную молодость, перескакивая из одной постели в другую. Рассказывая любую даже самую невообразимую чушь, убеждал женщин, девушек, роковых красавиц и неприступных монахинь отдаться ему прямо на месте.

Много путешествуя никогда не испытывал финансовых трудностей. Всегда находились богатые женщины с радостью помогающие милому юноше. Неизвестно как долго могла продолжаться такая жизнь, если бы однажды не вовремя вернувшийся муж, не стал выслушивать объяснения заморыша, развлекавшегося с его женой, всадив три пули в тело похотливого ублюдка.

Вежливый чудом выжил, усвоив одну печальную истину: не всегда людей можно убедить словами.

Пустота – подобно Пауку был мастером ментальных иллюзий, становясь невидимым для окружающих. Органы зрения людей находившихся в радиусе пятидесяти  метров не реагировали на  Пустоту. Для профессионального киллера, это было на редкость ценное качество. 

Два года совместной работы. Послужной список (7 из 7)

Вспышка (напарники Кара и ЛСД ) специализировался на виртуальных «перемещениях» в пространстве.  Телекинезом как таковым не владел. Однако этого дара вполне хватало, чтобы сбить противников с толку. Побочным эффектом специфических способностей Вспышки являлось умение с большой долей вероятности предсказать, где окажется заданный объект через определенный промежуток времени.

Кара – проецировал  боль.  Для него не составляло особого труда внушить человеку, что у него ожог первой степени или открытый перелом. После воздействия нервные окончания жертвы моментально передавали импульсы в мозг.

Кара обладал непримечательной внешностью среднестатистического клерка. Уникальным даром пользовался исключительно в служебное время. Он не был садистом или маньяком, не испытывая ни малейшего удовольствия от результатов своей деятельности. Так же как в старину хороший палач не испытывал ненависти к жертвам, всего лишь выполняя возложенные на него обязанности.

ЛСД прозвище напрямую указывало на специализацию. ЛСД, как и одноименный наркотик, порождал галлюцинации. В прямом смысле слова. Фиолетовые бегемоты и розовые летающие слоны были его коньком. На первый взгляд могло показаться, что эти глупые детские шалости никому не нужны. Однако несколько блестящих операций, свидетельствовали об обратном. ЛСД лично сломал Крота высокопоставленного сотрудника генерального штаба, длительное время сливавшего информацию иностранной разведке. Мужчина знал, что в любом случае не жилец, поэтому не шел на сотрудничество, предпочитая умереть достойно. Сдавать никого не собирался и отлично держался, вызвав уважение даже у следователей, раскручивавших дело.

Ни пытки, ни сыворотка правды не возымели эффекта. Но пятьдесят три  часа, проведенных ЛСД в камере, смежной с заключенным, привели разум Крота на грань безумия. Дико завывающие розовые бегемоты, фиолетовые слоны, оранжевые носороги и прочие сюрреалистические персонажи животного мира, беспрерывно снующие по камере, не позволяли расслабиться ни на минуту.  Бессонница, помноженная на непрекращающийся кошмар в конечном итоге сломили волю Крота.  Он рассказал все что знал, после чего  закончил дни в психиатрической клинике.

Стопроцентный результат. Четыре года работы (13 из 13).

Альфа – телепат. Специалист широкого профиля. Кроме индивидуальных заданий несколько раз был задействован в  операциях различных команд для наблюдения и подстраховки. Самый опытный и успешный человек Фабела.

Шесть лет работы (21 из 21)  

Зеро – подобно хамелеону умела менять внешность.   Закрепив в своем сознании образ личности, в которую хотела перевоплотиться, становилась для окружающих этим человеком. При сильном  эмоциональном напряжении  могла вызывать спонтанное возгорание вещей или предметов. Показала полнейшую неспособность работать в команде.

Три с половиной года работы. Послужной список (6 из 8)

Из двенадцати человек находившихся в распоряжении Фабела, первыми в город прибыли Чистый и Время. Прямо с аэродрома отправившись к небоскребу, где предположительно находился Чужой.

Глава 20

Когдато нас было так много…

лучник племени Сави.

Меня не ввело в заблуждение согласие мирно разрешить ситуацию с заложником. Начальник охраны такого человека, как Терри Барел, мог быть кем угодно, только не конченным идиотом.  Он будет соглашаться с чем угодно, в конечном итоге постаравшись решить возникшую проблему силовым методом.

Судя по реакции Милой, она пришла к аналогичному выводу.

Отвлеки его.

Как?

Сообщи о помощнике в центре видеонаблюдения

Думаешь, они поверят?

Да. Если покажешь меня.

Ладно, давай попробуем. Хуже уже не будет.

Вытащив из кармана сотовый телефон, я нажал кнопку громкой связи, Мой напарник контролирует центр видеонаблюдения.

Судя по реакции окружающих, мое заявление не произвело должного эффекта.

Поздравляю.  И какое отношение это имеет к нашему делу? – переговоры вел старший, остальные молчали.

Прямое. Спайк, скажи им что видишь.

На столе рядом с компьютером лежат записная книжка и две одноразовые ручки. Четверо  охранников.  У одного  пиджак в мелкую клетку.

Это главный, уточнил я.

Привет босс, как ни в чем не бывало, поздоровалась Милая тоном человека уверенного в своих силах. Если не хотите неприятных сюрпризов не стоит устраивать засаду при выходе из офиса. И вообще… создавалось такое впечатление, что мужчина, выдвигающий условия собрался зевнуть.

Короткая пауза  только усилила эту уверенность.

… если вам все еще нужен сынок Терри, я ощутил, как пленник непроизвольно дернулся.

Люди подобного плана ненавидят, когда их называют сынками, прямо или косвенно намекая, что без своих  родителей они полные ничтожества.

Снимайте заглушку лифта.  Прямо сейчас.

Все ясно или повторить? Я обвел взглядом присутствующих.

Не стоит, спокойно ответил начальник охраны.

Мне не понравилась реакция этого человека. Он был слишком спокоен. Либо чувствовал уверенность в своих силах, либо знал чтото такое, о чем не подозревала даже Милая.

Четвертый пост, открыть заглушки лифтов, приказал Попрыгун.

Одного, уточнил я.

Грузового или обычного?

Как правило, богатство выбора порождает сомнения.

Бери большой, приказала Милая.

Грузовой.

Хорошо, создавалось впечатление, что Попрыгун согласен выполнить любое условие. Убрать заглушку грузового лифта.

Сын Барела в очередной раз дернулся, пытаясь чтото сказать. Как и прежде смог лишь придушенно промычать.

Дай ему выговориться, приказала напарница.

Я не считал, что это хорошая мысль, но спорить не стал.

По…

От неожиданности он закашлялся.

Почему вы разговариваете с этим уродом? Голос заложника сорвался на визг. Прострелите голову этого е….го пи……а! Прямо сейчас! Это приказ!

Мистер Барел, голос невозмутимого мужчины едва заметно дрогнул. Человек, захвативший вас, достаточно компетентен, чтобы исполнить угрозу, прежде чем мы успеем чтолибо сделать.

Попрыгун не сказал «прежде чем успеем ликвидировать его», заменив само собой напрашивающееся определение более мягкой формулировкой.

Милая зашла с правильной карты. Истеричный отпрыск Терри Барела действовал на нервы секьюрити намного эффективнее внештатных ситуаций.

Я прошу вас, продолжал Попрыгун не оскорблять его во избежание ненужных эксцессов. Пожалуйста, выполняйте все его требования. Мы держим ситуацию под контролем, приложив максимум усилий, чтобы  неприятный  инцидент поскорее закончился.

Тупоголовые дол…..ы! заложник истекал желчью и ненавистью. Если бы вы,  контролировали ситуацию, такого дерьма не случилось. И еще….

В отличии от охраны я мог не церемонится с недоношенным ублюдком. В очередной раз сдавив его горло, прервал гневный монолог.

Меня не интересует выяснение ваших отношений. Разберетесь без меня. Лифт открыт?

Да.

Тогда все переходят в дальний угол. Я кивком указал направление. И очистите коридор.  Мы  выходим.

Подождите.

Чего?

Я должен быть абсолютно уверен, что с мистером Барелом ничего не произойдет.

Откровенно говоря, не ожидал от этого человека такой откровенной глупости.

Боюсь, тебе придется поверить мне на слово, усмехнулся я.

Не могу.

Даже так?

И никак иначе.

Я понял, что поторопился с выводами. Надо отдать ему должное. Этот парень отлично играл даже без козырей.

Мне нужны гарантии, продолжал гнуть свою линию Попрыгун.

Какие?

Один безоружный сотрудник пойдет с вами, прихватив Люси, у него была отличная память.

Доедете в грузовом лифте до первого этажа, обменяетесь пленными и разойдетесь.

Повторяю мне не нужна эта девка. Ни живой, ни мертвой.

Чтобы не поставить под удар Вивьен нужно было держаться как можно более убедительней.

Помню. И все же вынужден вас огорчить.  Если мы не пойдем друг другу навстречу, сделка не состоится.

Вообщето меня  более чем устраивало его предложение. Но прежде чем согласиться, желательно выдержать паузу. Будь то бизнес или игра со смертью – неважно. Существуют неписанные правила деловых людей.  И этих правил стоит придерживаться при ведении переговоров.

А ты не боишься потерять заложника? – спросил я первое, что пришло на ум.

Оставить вас наедине равноценно потере, создавалось впечатление, что он предвидел вопрос.

Прежде чем согласиться я несколько секунд всматривался в глаза противника, как будто пытаясь решить – стоит ли игра свеч или нет. В конечном итоге «здравый смысл» всетаки победил.

Ладно. Один из твоих людей раздевается до трусов.

Обувь? – с  профессионалами приятно работать хотя бы, потому, что они понимают все с полуслова.

Тоже. И носки.

Хорошо.

Не поворачивая головы, он приказал, Лаймет, выйди на середину комнаты и разденься.

Вперед выступил румяный здоровяк. Этакий ковбойувалень с огромными кулаками и походкой вразвалочку. Подобные личности в силу своей комплекции не обладают достаточной скоростью и реакцией, чтобы быть понастоящему опасными.

Вздумай Попрыгун предложить  сухопарого низкорослого азиата, я мог заподозрить неладное, а так почти  «купился» на  уловку.

Вышедший на середину комнаты Лаймет снял пиджак и брюки, затем отстегнув кобуру, аккуратно сложил вещи на пол.

Мой человек прикрывается твоей подружкой, ты заложником. На первом этаже происходит обмен и мы расстаемся друзьями.

Все выглядело слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Что он задумал? – мысленно обратился я к Милой.

Пока ты разговаривал с боссом, смышленый парень переместил заточку из рукава на внешнюю сторону бедра. Он в «боксерах», а не плавках, поэтому ты ничего не увидишь.

Предупреждая мой невысказанный вопрос, пояснила. Лезвие сделано из специального материала, фиксирующегося на коже.  Я раскопала досье  «ковбоя». Он был одним из лучших метателей ножей на флоте.  Ушел после скандала, связанного со смертью сержанта Петью. Тот якобы перерезал себе вены, покончив жизнь самоубийством. Следствие смутил ряд косвенных признаков, указывающих на то, что ему  помогли.

Ясно. А Вивьен нужна…

Чтобы в нужный момент отвлечь твое внимание. Крик, падение или то и другое.

Неплохой план.

Да. Особенно учитывая, что был разработан на ходу, заметила напарница. – Охрана очистила подходы к лифту. Можем выдвигаться.

Значит, будем играть по их правилам?

До тех пор, пока это выгодно нам. 

Не согласись я на их условия, скорее всего нас, вообще бы не выпустили из комнаты.

Ладно, как скажешь.

Выяснив что хотел, я приготовился к отступлению. Но прежде  чем уйти все же не удержался, задав последний вопрос. Попрыгун ты ведь не собираешься меня обмануть?

Нет.

Настоящего игрока в покер нельзя взять на «слабо». Он будет стоять на своем до последнего.

Отлично. Тогда не обижайся.

На что?

Нарушишь слово, или чтото пойдет не так сверну шею сынку Барела.

Я выполню свою часть договора, он спокойно выдержал мой взгляд.

Значит договорились?

Да.

Тогда мы выходим. Все остаются на местах. Кроме Лаймета и девчонки никто не сдвинется с места, пока мы не спустимся вниз. И не забывайте про Спайка.

Постараемся…

Как и следовало ожидать, мои указания были в точности выполнены. Благополучно миновав незначительный отрезок коридора, небольшая процессия достигла дверей лифта.

Заходишь первым. Правую руку вверх, левой держишь шлюху, приказал я «ковбою».

Держа Вивьен за волосы и пятясь спиной вперед, так чтобы я постоянно находился в поле его зрения, Лаймет зашел внутрь. Прикрываясь заложником, я проследовали за ним. Зайдя, нажал поочередно на кнопки сорок пятого, второго и первого этажа.

Скорее всего, метатель ножей собирался прикончить меня на входе в кабину лифта. Это было бы  оптимальным вариантом. К несчастью для него,  я был предельно осторожен, постоянно находясь строго за Барелом. Плюс ко всему, приказ насчет расставленных рук воспрепятствовали попытке нападения.

Впрочем, долго тянуть он не собирался. Мы стояли по разным углам грузового лифта. Я  прикрываясь заложником, он  удерживая перед собой девушку. Нас разделяло не более пяти метров. С такого расстояния профессионал может с закрытыми глазами поразить монету.

Приток адреналина, – сообщила Милая.

Это означало, что через пару секунд он начнет действовать.

Я резко убрал голову с линии огня, переместив ее изза плеча Барела точно за затылок и тоном строгого школьного учителя произнес: «Лаймет, все же не стоило тебе  кромсать на кусочки сержанта Петью».

Что?! неожиданно появившийся призрак прошлого выбил его из колеи.

Остался бы во флоте, глядишь, стал человеком.

Что?! – обескураженно переспросил мертвец.

Ничего, мог ответить я, вместо этого выбросив руку вперед.

Когда два человека собираются убить друг друга, слова не имеют значения. Играя роль некоего отвлекающего фактора. Тот, кто не понял, этой простой истины умирает первым…

А

Золотистая звездочка изящным росчерком пера прочертила темнеющий небосвод, поставив жирную точку в карьере очередного убийцы.

Отнимая жизни у других нужно быть готовым к тому, что рано или поздно придут за тобой. Возможно, в глубине души Лаймет не исключал такую возможность. Только не мог представить, что все закончится настолько быстро и глупо.

Преодолев незначительное расстояние, дорогая массивная ручка вонзилась в глаз охранника.  Бросок оказался таким сильным, что перо вошло в череп почти по самое основание.

Рука умирающего инстинктивно рванулась к глазу.

Агрррххххх, прохрипел человек, в последнем отчаянном усилии пытаясь извлечь инородное тело.

Хххххххххххххрррр… агонизирующее тело не в силах смирится с чудовищной несправедливостью, забилось в конвульсиях.

Он все еще держал Вивьен за волосы, поэтому падая, увлек ее за собой. После чего к булькающему хрипению умирающего добавился отчаянный женский визг.

Успокой ее прямо сейчас, жестко приказал Милая.

Как? – чуть было не спросил я.

К счастью на этот раз нашел ответ сам. Отпустив ненужного больше заложника,  поставил девушку на ноги. – Вивьен, перестань кричать! Слышишь!!! Все хорошо!!!

Чтобы привести ее в чувство пришлось сильно встряхнуть.

Все в порядке!!! Тебе не о чем волноваться!!! Понимаешь?!

Д… да… судя по остекленевшим глазам, она вновь перешла в режим частичного автопилота.

Ну, вот и хорошо.

Ничего уже не будет в порядке! воспользовавшись моментом, подал голос молчавший пленник.

Вы с сучкой ответите мне за все! Уе…..ки недоношенные, разрываемый приступом бессильной злобы, полувыплюнулполупрошипел терривский отпрыск. Изпод земли достану! Не пожалею денег, чтобы найти и лично своими  руками сердце  поганое вырвать...

Мне всегда были отвратительны люди подобного типа: избалованные властью и богатством отпрыски великих династий или боссов преступного мира.  Мерзкие, сытые себялюбцы, плюющие на  остальных. В них не было ни одного положительного качества, ради которого можно было закрыть глаза на остальные пороки.

Этот конкретный «экземпляр» ничем не отличался от ему подобных.  Отвратительный нарыв на теле общества гноящаяся смердящая язва, распространяющая вокруг себя  трупный яд.

И что удивительно…

Мысль,  что не стоит  угрожать человеку, в чьей власти находишься, обошла его стороной. Он был настолько уверен в могуществе своего отца, что не мог представить. будто ктото осмелится бросить вызов главе преступного мира.

Помнишь наш договор? – напоследок спросил я.

Какой? – папенькин сынок был взбешен до такой степени, что на лице выступили красные пятна.

Самый важный в твоей жизни.

Да пошел ты на хрен со своим договором!!!

Тихо звякнул звонок лифта.  Дверь бесшумно открылась.

Сорок пятый этаж…

Я то, пойду, а ты уже нет.

Открытая дверь и спасение были так близко. Неудачный день, проблемы с охраной, испорченное торжество и все остальное неожиданно отошло на второй план. Сын Терри Барела вдруг осознал, что мужчина с отстраненным выражением лица сейчас сделает чтото ужасное. Нечто такое, что даже при всем желании уже невозможно будет исправить.

Подожди! – хотел крикнуть, он и не смог.

Из пересохшего от волнения горла вырвался булькающий всхлип.

Подо…

В отличии от блефовавшего шефа охраны я играл честно. Поэтому выполнил обещание. Сделав два коротких шага, сократил расстояние до минимума, после чего взяв голову заложника в жесткий захват, повернул ее в сторону.

Время подводить итоги...

Резкий хруст ломающихся позвонков бесславный финал несостоявшегося вершителя чужих судеб. Того кто возомнил о себе слишком много, хотя на самом деле был обычным подонком.

Глава 21

Вот теперь он окончательно спятил!

детектив Солти

В случаях крайней необходимости, Чистый  выжимал из двигателя мотоцикла максимум возможного.  Он называл это «Допустимой степенью риска». Время так не считал, но будучи пассажиром, не мог повлиять на решение напарника.

Сегодня впервые в карьере Чистый сознательно пошел на «Недопустимую степень», благодаря чему уже через  двадцать минут после приземления на аэродроме мотоцикл напарников остановился  перед входом  в здание. Это произошло  в тот момент, когда Чужой захватил в заложники младшего отпрыска рода Барелов.

Он все еще там? – Чистый был слишком спокоен для того кто за неполные полчаса трижды поставил на кон свою и чужую жизнь.

Да.

Несколько секунд Время сидел неподвижно, затем произнес. Задняя сторона здания, третье окно справа, второй этаж. В течении ближайших пяти минут появятся мужчина и женщина. Судя по всему, это те кого мы ищем.

Успеешь?

Вопрос подразумевал: сможет ли снайпер занять удобную позицию.

Постараюсь.

Действуем по обычной схеме?

Да. Если чтото изменится, сориентируешься по ситуации.

Ты тоже…

Мотоцикл описал неполный круг, припарковавшись с обратной стороны здания. Чистый остался на месте.  Облокотившись на руль с видом скучающего чиновника (оба были одеты в добротные дорогие костюмы), стал ожидать появление цели.

Время пересек неширокую улицу, войдя в здание, расположенное  напротив небоскреба. Уверенно миновал холл не вызвав подозрений у охраны, обычный деловой человек с элегантным кейсом, спешащий на деловую встречу. Вызвал лифт, поднялся на четвертый этаж полный офисов и деловых контор, зашел в туалет (к счастью для местного персонала, оказавшийся пустым – в противном случае в зависимости от ситуации он мог ликвидировать ненужных свидетелей), повесил на ручку двери заранее приготовленную табличку: «Не работает».  После чего заблокировал вход изнутри, собрал винтовку и коротко сообщил напарнику, что достиг заданной точки.

На подготовку к операции ушло около трех минут. Снайпер занял позицию в тот момент, когда Чужой сломал шею сыну Терри Барела.

  ************

Выходим на втором этаже, сообщил я Вивьен, наблюдая за электронным табло, отображающем положение лифта.

Она молча кивнула.  Если на твоих глазах убивают одного человека, это страшно. Когда за ничтожно малый промежуток времени нескольких, поневоле  начинаешь привыкать. Тем более один из убитых был киллером,  а второй отъявленной мразью.

Ты точно в порядке? – меньше всего мне хотелось столкнуться с внештатной ситуацией на выходе.

Почти…

Скоро все кончится, в очередной раз пообещал я.

Да, покорно согласилась она.

Спуск не занял много времени. Скоростной лифт преодолел сорок три этажа за двадцать секунд. 

Спецназ, кровавая бойня на шоссе, «разборка» с боевиками мафии на верхних этажах, остались в прошлом. Путь к свободе открыт. Но, прежде чем навсегда расстаться с проклятым небоскребом, я рассчитался с Попрыгуном. 

Игра краплеными картами чревата последствиями. Об этом нехитром правиле знают все. И, тем не менее рискуют, в надежде сорвать призрачный куш.

Милая блокировала в здании все лифты, кроме грузового. Тем, кто остался наверху, оставалось ждать и надеяться, на благополучное разрешение ситуации с заложником.

Лаймет свое дело знает. Ведь он лучший…

Спустя две минуты лифт вернулся  в пункт назначения. Створки дверей медленно разошлись и взорам людей, столпившихся у входа, предстали два мертвых тела.

Основание ручки, торчащее из вытекшей глазницы метателя ножей, производило удручающее впечатление. Правда не такое сильное, как свернутая набок шея отпрыска Барела.

Е……..ся!!! – выразил общее мнение один из охранников.

Это что за херня?

Попрыгун все «схватывал» на лету, отлично ориентируясь в нештатных ситуациях. Хотя,  сейчас  не о какой внештатной ситуации речи не шло.  Даже последнему идиоту, хватит ума понять: Потерю сына Терри не простит. Несмотря на давние отношении связывающие босса с подчиненным.

Шагнув в лифт, начальник охраны склонился над мертвым телом, (перекрыв зону видимости присутствующим), взял руку убитого,  «проверяя» пульс, и, не оборачиваясь, крикнул:

Он жив! Немедленно вызвать «скорую»! Встречаю машину внизу!

После чего нажал  кнопку подземной парковки.

Как…

Закрывшиеся створки лифта оставили хор глупых вопросов в прошлом.

Достигнув места назначения, Попрыгун действовал наверняка.  Двумя ударами рукоятки пистолета пробил дыру в панели управления,  выведя из строя управление лифтом. Для верности подтянул мертвое тело Лаймета так, чтобы оно заблокировало дверь, не позволив закрыться створкам. После чего миновав длинный ряд припаркованных на стоянке машин, прошел к помещению охраны. Приказал открыть входные ворота и, когда распоряжение было выполнено, двумя выстрелами в голову ликвидировал  персонал. Затем сел в неприметный седан и уехал. Больше его никогда не видели.  Не только в городе, но и стране.

По настоящему великий игрок лишь тот, кто способен остаться «при своих», даже когда лишится всего…

              **************

Выходить лучше не с главного входа, а торцевой стороны здания. По крайней мере, так решила Милая.  Следуя ее инструкциям  мы добежали до конца коридора, свернули налево, миновали несколько офисов,  остановившись перед ничем не примечательной дверью с табличкой:

«Информационный отдел Д.Ф.С. »

Две немолодые сотрудницы, коротающие рабочее время за кофе с пирожными, так удивились неожиданному появлению незнакомцев, что  первые несколько секунд не могли поверить в реальность происходящего.

Не надо кричать, на ходу бросил я, сопроводив просьбу многозначительным взглядом.

После чего, не обращая внимания, на ошарашенных женщин открыл окно и,  взяв  вешалку для одежды (палку двухметровой длины, с крючками на конце) приказал Вивьен. Вставай на подоконник.  Крепко хватайся за шест. Спущу тебя насколько возможно.  Затем спрыгнешь.

А может… робко попыталась возразить она.

После всего случившегося с нами не будут разговаривать. Понимаешь о чем я?

Нет… То есть да…     

Чтобы окончательно развеять возможные сомнения уточнил. Пристрелят на месте.

Женщины – невольные участницы невероятных событий, наблюдали за происходящим с  расширившимися от ужаса глазами.

Готова?   чем быстрее покинем здание, тем больше шансов уйти от погони.

Наверное…

Вниз не смотри.  Делай в точности что говорю.

Да.

Стоит отдать ей должное. Несмотря на волнение, Вивьен в точности выполнила мои указания, благополучно достигнув  земли.

Отныне меня ничего не задерживало  в пр оклятом небоскребе. Но,  прежде чем спрыгнуть, на всякий случай предупредил дородных матрон.

Десять минут остаетесь в офисе. Не кричите, никому не звоните. Сидите тихо как мыши. Ослушаетесь – пожалеете.  

Они и не думали возражать. Когда впервые в жизни сталкиваешься лицом к лицу с преступниками (порядочные люди не прыгают из окон), привычная картина мира видоизменяется. «Теплая» цветовая гамма уютного кофейного натюрморта расплывается бесформенными кляксами. На глазах превращаясь в мутный поток липкого страха, обволакивающего жертву плотным коконом из которого невозможно вырваться.

Потому что…

Кевларовая сеть – на редкость эффективное средство нейтрализации.

Идущий навстречу мужчина в деловом костюме не вызывал подозрений только до тех пор пока не выхватил изза спины предмет напоминающий тубус.

Прыжок в сторону! – взорвался в голове пронзительный крик Милой.

Я автоматически среагировал на приказ,  успев  «покинуть»  зону поражения.

ФШШШШ…

Огромная «летучая мышь» на секунду распахнула крылья, чтобы в следующую  схлопнуть их на теле ошеломленной Вивьен.

Что за ….… ?!   не заметив я задал вопрос вслух.

Охотник.  Должен взять тебя живым, коротко объяснила напарница.

Мне бы пистолет, успело промелькнуть запоздалое сожаление.   

А затем произошло неожиданное. Нападающий стремительно сократил расстояние  до минимума, и чудовищный удар обрушился на затылок.

Это было тем более странно, что сзади никого не было. 

Чееееееерт…

Перед глазами поплыли цветные круги.

Ментальная атака, откудато издалека донесся смутно знакомый голос. Приготовься, сейчас будет…

К чему? – ужасно трудно понять, что  именно кричат с противоположенного берега реки.

Особенно  когда завывающий ветер уносит большую часть слов в никуда.

НЕВЫНОСИМО БОЛЬНО.

Она предупредила, только это не помогло.

Если некое подобие огромного копья обрушивается на череп, пробивает позвоночник, а затем, разделившись на две части пронзает ноги, вспарывая мясо с легкостью прекрасно наточенного ножа… То все слова, мысли и чувства растворяются в реве адского пламени выжигающего тебя изнутри.

Уверен  обычный человек потерял бы сознание сразу.  К несчастью моя планка болевого порога оказалась несоизмеримо выше, чем у других.  

Зрачки закатились под веки, горло захлебнулось в беззвучном крике. Рухнув на землю, я несколько секунд (показавшихся вечностью) бился в агонии, и только затем провалился в бездонный колодец беспамятства.

К сожалению «свободное падение» длилось ненадолго.

В арсенале бесчувственной Милой имелось достаточно средств, чтобы привести в чувство кого бы то ни было, в предельно сжатые сроки.

                  **************

С позиции на четвертом этаже Время наблюдал за развитием событий, контролируя прилегающее к небоскребу пространство. Фабел предельно четко сформулировал цель операции: «Объект взять живым». Подозреваемый, владеет  исчерпывающей информацией о террористах уничтоживших Таллоу. Не исключена возможность, что при задержании он попытается покончить с собой.

Особо оговаривалось вмешательство полиции или возникновения других непредвиденных ситуаций.

В этом случае необходимо произвести тотальную «зачистку». 

Впервые в своей многолетней практике Время сталкивался с инструкциями подобного рода. Впрочем, ядерный удар, уничтоживший огромный город являлся катастрофой не государственного, а мирового масштаба. Ни в коем случае нельзя допустить его повторения. И если ради спасения миллионов снайпер должен  убить несколько гражданских, он  не задумываясь сделает это. 

Дальнейшее развитие событий показало, что Фабел был прав.  Если не  всем, то многом. 

Хотя, начало операции не предвещало особых неожиданностей. Все шло точно  по плану.

Сблизившись с потенциальным противником Чистый использовал сеть. Неожиданная атака застала врасплох растерявшуюся девушку. Зато ее спутник продемонстрировал отличную реакцию, сумев в последний момент покинуть зону поражения.

В любой другой ситуации это могло дать ему шанс. Сейчас – нет. Противостоять ментальной атаке практически невозможно. По крайней мере, снайпер еще не встречал таких уникумов.

Было явственно видно как «удар» не просто ошеломил  противника, а вывел его из строя. Ослабевшие ноги предательски подкосились. Пытаясь удержать равновесие, мужчина упал на колени. Две или три секунды с трудом балансировал на грани сознания, после чего завалился на спину, забившись в конвульсиях.  

За несколько лет совместной работы Время не видел подобной реакции. Да Чистый ошеломлял и дезориентировал противника, подавляя его сознание.  Однако при этом, ни о каких судорогах и припадках речи не шло.

На этом странности не закончились. Вместо того чтобы надеть на беспомощную жертву наручники, охотник застыл на месте неестественно покачивая головой из стороны в сторону. Создавалось впечатление, что он со всего размаха налетел на невидимое препятствие и теперь пытается прийти в себя.

Что у тебя? – спросил снайпер.

Чистый ты в порядке? Слышишь меня?

Не дождавшись ответа, Время решил покинуть позицию, чтобы помочь напарнику. И в этот момент заметил группу спецназа, появившуюся изза угла (два вертолета приземлились на крыше небоскреба,  остальные – в непосредственной близости от здания).

Проклятье! – в сердцах выругался Время.

Все это было очень некстати.

Чистый, семь «крабов» на «девять часов». Слышишь меня?  Отвечай!!! Что происходит?! У них  «Вельта – 9»[3]. Тебя заметили…   

Чистый!!!

Напарник молчал.

Дальнейшее промедление могло обернуться непредсказуемыми последствиями.

Плохой день…

Прильнув к оптическому прицелу, снайпер сосредоточился, отбросив в сторону все лишнее. Так чувствует себя пловец,  нырнувший в глубокий омут. Посторонние звуки отходят на задний план, привычный мир изменяется на глазах, превращаясь в размытое полотно. При этом угол обзора сокращается…

До размера крошечных фигур в перекрестье прицела.

Палец плавно нажал на спуск. Раз, другой, третий.  А затем с коротким промежутком еще дважды.

Из семи человек, входивших в состав группы захвата, лишь двое успели укрыться за припаркованными поблизости автомобилями.

Он не убивал, а «выводил из строя» людей,  оказавшихся в ненужном месте в ненужное время.

Чистый!!! Слышишь меня?!

Выжившие, наверняка сообщили командованию о снайпере. Не исключено что вычислили его расположение.

Похорошему надо было сменить позицию, но оставить напарника без прикрытия Время не мог.

Чистый!!! Твою мать!!!

Я… наконец раздался в наушнике прерывающий голос.

Что у тебя?! – злость сменилась надеждой, раз может говорить, значит еще не все потеряно.

Левая рука… Отнялась… И голова кружится… Прикрой... Я возьму…

Оставь его!!! – в отличии от напарника Время  реально оценивал ситуацию. –Слышишь?! Уходи я прикрою!!!

Должен… Ведь…

Уходи я сказал!!!

Мы…

Резиновая пуля, выпущенная с десяти метров, попала в грудь человека, две минуты назад перенесшего микроинфаркт. Легкий бронежилет смягчил удар.  Да и само по себе попадание не могло было смертельным. Однако сердце не выдержало перегрузки.

Я…

Чистый почувствовал невыносимую боль в груди.  Прикоснулся здоровой рукой к тому месту, куда попала пуля. С безмерным удивлением посмотрел на не обагренную кровью ладонь. Успел сделать полоборота головы в том направлении, где находился напарник, и умер.

Чистый! Нет!!!

Когда на протяжении нескольких лет сталкиваешься со смертью, поневоле начинаешь определять  ее по едва различимым признакам. В  упавшем на землю теле не было жизни. Так «складываются» трупы. Снайпер знал это лучше кого бы то ни было. 

Нет!

Время выпустил две пули туда, где секунду назад промелькнул силуэт.  И шестая по счету фигурка «игрушечного солдатика», уткнулась лицом в асфальт.

Нет! как заклинание повторял он, пробивая покрышки машины, за которой отсиживался последний боец.

Чистый ты…

Когда малолитражка просела так, что за ней можно было укрыться только лежа, человек не выдержал,  рванувшись к другому укрытию – психологически невыносимо трудно ждать, когда тебя нашпигуют свинцом.

Время снял его с одного выстрела.

… все испортил…

Потерявший напарника снайпер устало закрыл глаза.

Нет больше группы и прикрывать теперь некого …

Несколько секунд простоял в странном оцепенении, пытаясь отрешиться от случившегося.

Потеря лучшего друга еще не означает конец жизни.  Побеждать всегда невозможно. Рано или поздно карта ляжет не той мастью.  Жаль, что этот момент наступил так нео…

Странно знакомый шум, маячивший на периферии сознания,  наконец, обрел реальные очертания.

ВЕРТУШКА!!!

Пилот вертолета, неожиданно вынырнувшего изза  угла небоскреба, получил донесение о снайпере, на четвертом этаже. Сейчас ему  хотелось лишь одного чтобы чертов ублюдок, не догадался сменить позицию.

И он не сменил.

Попался!

Открыв глаза Время понял, что не успеет уйти с линии огня. Драгоценные секунды  упущены. Большое окно в узкой комнате с пластиковыми кабинками – отлично простреливаемая позиция. Единственный шанс выжить – упасть на пол, понадеявшись, что противник не решится использовать ракету «Воздухземля».     

Здравый смысл в конечном итоге возобладал над спонтанным порывом. Летчик и правда не стал разносить пол этажа ради убийства одного единственного человека. Он поступил иначе. .

Падая, краем глаза снайпер успел отметить яркую вспышку,  а мгновение спустя, поток раскаленного свинца, выпущенный из пулемета калибра 12,7 мм, разорвал его тело на части.

ЕСТЬ!!!

Месть окрыляет лишь до тех пор, пока находишься в небе.

Как только (совершенно неожиданно и необъяснимо) вырубается электроника, а «стальная птица» валится с  тридцати пяти метров в штопор, ни о каких крыльях речь уже не идет.   

На это уже нет:

Времени.

Чистого.

Группы спецназа.

Двух летчиков.

Вертолета.

И ЖИЗНИ.

Глава 22

Невозможно предусмотреть все

Лант

Как только поступила информация, что подозреваемый находится в здании, Зет связался с оперативным штабом, приказав блокировать квартал, прилегающий к небоскребу.

Генерала и до этого нервировали замашки гражданского возомнившего о себе не Бог весть что.  А в последние пару часов  он стал просто невыносим.

Оцепить целый квартал? Вы хоть представляете, сколько для этого нужно людей? –  Коррел, даже не пытался казаться вежливым.

Уверен, на порядок меньше, чем погибло в Таллоу, последовал лаконичный ответ.

Если «умник» решил пошутить, то  явно выбрал не лучший момент.

В операции уже задействовано около двухсот человек. Здание блокировано по периметру. Вырваться невозможно. К тому же  шесть вертолетов…

Генерал, Зет говорил подчеркнуто сухо. – В течение ближайших пятнадцати минут приказ должен быть выполнен. Используйте войска и полицию. Если понадобиться выставите гражданских в качестве живого щита.

Предвидя реакцию собеседника,  аналитик разорвал связь, не дожидаясь ответа.

Несмотря на комплекс принятых мер, он сомневался в конечном успехе. И дело было даже не в закостенелом мышлении военных, факторе случайности и т.д. и т.п.  А том, что Чужой посланник другого мира.  Уникальное существо, наделенное сверхспособностями.

Да, спец. команда полковника Фабела прекрасно себя зарекомендовала, но не факт что эти люди (даже настолько неординарные) смогут противостоять монстру о котором почти ничего не известно.

Здравый смыл подсказывал – «Не смогут». Интуиция тоже. Оставалось надеяться на чудо или…

Время расставит все по своим местам, Зет устало откинулся на спинку кресла.

Бездеятельное ожидание само по себе томительно, а когда омрачено такими предчувствиями, выносить его вдвойне тяжело. В любом случае он сделал все возможное. Не только предсказал появление пришельца извне, а и обнаружил Чужого. Теперь дело за военными. Тупыми болванами, возглавляемыми «гордостью нации».  Самодовольным пластиковым манекеном не способным…

Стоп, одернул себя Зет.

Он не спал больше суток.  Последнюю таблетку психостимулятора  принял восемь часов назад. Две штуки в день – максимально допустимое количество.  Все правильно. Только сутки прошли. Настали следующие. Наверняка неожиданный всплеск раздражения  связан с усталостью. Значит, настала пора третьей. Неизвестно какими последствиями будет чревата сверх доза.  Впрочем, когда на кону стоит судьба целого мира, нет смысла беспокоиться о здоровье. Если, несмотря на все предпринятые меры Чужой  вырвется из ловушки, то выиграет. А Зет и девять миллиардов проиграются в пух и прах. Вот такая нехитрая арифметика.       

Усталый мужчина вытащил из ящика письменного стола упаковку с таблетками. Достав одну, положил красную «малютку» на ладонь, несколько секунд рассматривал так, словно видел впервые в жизни.  Затем положил на язык,  проглотив не запивая.     

Такая страшная арифметика, повторил вслух, рассеяно чертя на листе бумаги замысловатые линии.

Его не оставляла подспудная мысль, что он упускает нечто важное. На первый взгляд незначительную деталь, при ближайшем рассмотрении способную изменить  ход операции.

Если Чужой – киборг… лекарство, наконец подействовало.

Хаотичные линии на бумаге стали обретать упорядоченную форму, складываясь в упорядоченный узор.

...способный взломать «Центр управление городским движением», то…

Теперь картина происшедшего предстала перед мысленным взором, не отдельными фрагментами, а  целиком.

…возможно, смог взять под контроль  спутники наблюдения.

Имея представление о перемещении противника намного легче «оставаться невидимым», просачиваясь сквозь бреши в оцеплении.

Он слишком много знает.  Этим можно воспользоваться.

Воодушевленный неожиданно возникшей идеей Зет вызвал Коррела.

Пятнадцать минут еще не прошло, никому не нравится, когда отвлекают по пустякам.

Я не об этом. Нужно внести изменения в план операции.

Какие?

Обозначенный район необходимо взять в плотное кольцо окружения.  А в двух или трёх точках оставить слабое заграждение из полиции, создав видимость нехватки людских ресурсов.

К чему эти игры?

Проигнорировав вопрос, Зет продолжил. Расставьте  снайперов.  Мне нужна засада.  Причем не одна, а минимум три.

Подозреваете утечку информации?

Нет.  Хотя в свете последних событий не исключено, что Чужой способен взять под контроль спутники наблюдения.

Полагаете это возможно?

Вполне. Он взломал сеть управления движением. После чего за полторы секунды перепрограммировал светофоры.

Доступ к  военным спутникам наблюдения защищен на порядок лучше, чем сервера городских служб, Коррел привык оперировать фактами, а не научнофантастическими теориями. Из чего следует что…

Генерал, сейчас меньше всего аналитика интересовали домыслы  оппонента. В армии принято обсуждать  приказы командования?

Нет.

В таком случае избавьте меня от необходимости в дальнейшем терять время на пространные объяснения, попросил Зет, после чего привычно не прощаясь, оборвал связь.

Мелкие склоки и выяснение отношений – крысиная возня, на фоне приближающейся катастрофы вселенского масштаба.  Когда на карту  поставлено будущее целого мира нет смысла тратить силы и  время на ерунду. Даже самый хладнокровный и опытный капитан не сможет спасти давший течь корабль без помощи команды.  

Пожертвовав  Таллоу он сжег за собой все мосты. Теперь, если для спасения тонущего судна  в назидание другим придется выкинуть за борт несколько человек…

Зет сделает это. Невзирая на чины, звания и былые заслуги. Чем раньше «гордость нации» поймет это, тем лучше будет не только для него, но и всех остальных.

Глава 23

Люди! Я знаю, вы считаете меня сумасшедшим.

Тидо

Взрывная волна, пришедшая вслед за крушением вертолета, сбила меня с ног. С трудом поднявшись  я помог Вивьен освободиться из сети.

Уходим, звуки, издаваемые голосовыми связками, напоминали скрежетание несмазанного механизма.

Без понятия, что именно использовала Милая для нейтрализации противника. Знаю одно – мне выпала роль некоего подобия громоотвода.

Вставай, прохрипел я, протягивая руку.

Она продолжала сидеть глядя снизу вверх, большими испуганными глазами.

Маленькая девочка попала в кошмар, где страшный незнакомец с упорством достойным лучшего применения тащит ее по всем кругам ада.

Нееет…

Ей до сих пор кажется, что если очень сильно захотеть, можно проснуться. 

Один пистолет в наплечной кобуре, другой на щиколотке трупа в трех шагах позади тебя, прагматизм возведенный в абсолютную степень – визитная карточка искусственного интеллекта.

Вооружившись я почувствовал себя если не лучше, то по крайней мере  увереннее.

Вивьен, после всего случившегося здесь нельзя оставаться, начал было я.

Нет времени на уговоры, перебила Милая. Без понятия, чем тебя покорила шлюха. К счастью,  теперь у меня  на нее свои виды.

Тебя?!

Проигнорировав вопрос, уточнила. Через две минуты здесь будет второй вертолет.

А вот это было уже совсем некстати.

Вставай! меньше всего на свете мне хотелось продолжить «выяснение отношений» со спецназом.     Если останешься здесь, то умрешь, протянув руку в нетерпеливом жесте,  решил про себя, что это ее последний шанс.

Ты ведь обещал…

В глазах обманутой девочки стояли слезы.

Что все будет хорошо, я принял решение: наклонился, и взяв двумя руками за талию резко поставил ее на ноги.

Садимся в машину и уезжаем.   Расстанемся, как только окажемся в безопасности.

Я и сам понимал, что неожиданное знакомство, мягко говоря, затянулось. Но ничего не мог изменить. Да, тащить первую встречную неизвестно куда и зачем – нелогично. При этом оправдывать себя тем что: «Так будет лучше для нее» вообще верх глупости.

Наверное, все дело в том, что я чувствовал некую связь с Вивьен. Странное, необъяснимое чувство, заставляющее совершать  бессмысленные  поступки…

Время. Мне отчаянно не хватало нескольких спокойных минут.  Непрерывная стрельба и попытки уйти от погони, мешали сосредоточиться, попытавшись разобраться в собственных ощущениях. Вот если бы…

Картинка со спутника показывает, прервала мои размышления Милая. Что военные совместно с силами полиции блокируют район в радиусе квартала. Судя по огромному количеству, задействованных в операции,  собираются взять его в сплошное кольцо.

Сможем затаиться и переждать облаву?

Нет. Благодаря полицейским, упустившим тебя на шоссе, составлен фоторобот. Они уже здесь – готовы к опознанию. Охотники будут сжимать кольцо окружения, пока не добьются своего.  Если понадобится убить всех гражданских внутри котла, чтобы добраться до тебя, сделают это.

Думаешь, они пойдут на крайние меры?

Несомненно. По сравнению с  тремя миллионами  уничтоженными в Таллоу двадцать пять  или тридцать тысяч – ничтожно малая цифра.

По сравнению с миллионами – да, а сама по себе более чем приличная,  я до сих пор не мог привыкнуть к масштабам происходящего. 

Будет лучше обсудить детали по дороге.

Согласен. Так какой у нас план?

Прорываемся в югозападном направлении через мост.

Думаешь, я разбил боковое стекло припаркованного джипа.  – Нам удастся проскочить?

Да. К тому же, присутствие шлюхи, очень кстати. Они не знают наверняка, кто ты простой телохранитель или непосредственный исполнитель акции. Твоя пассия, а вернее то, что ты так упорно ее за собой тащишь, наводит  на мысль именно она  ключ к победе.

Я наконец понял, почему Милая не особо возражала против компании Вивьен. И если с мотивацией искусственного интеллекта все прояснилось, то моя собственная до сих пор оставалась загадкой.

Начнут стрелять, падай на пол, закрыв голову руками, посоветовал я спутнице. 

Машина взвизгнула прокручивающимися покрышками и, стремительно набирая скорость, устремилась  к мосту.

Три полицейских автомобиля, уточнила Милая. – Достигнем КПП  в течение ближайших пары минут,  сможем прорваться.

Спрашивать что будет, если не уложимся в сроки, не хотелось. Вместо этого я сконцентрировался на дороге. Без особых происшествий (несколько сбитых парковочных автоматов во время особо рискованных маневров  не в счет), мы достигли пункта назначения.  Будь у меня время для раздумий, такая странная легкость могла показаться подозрительной.

Но, вопервых  времени не было, а вовторых  я привык всецело полагаться на Милую, обладавшую  практически безграничными возможностями, как в плане сбора данных, так и контроля в пределах выбранной зоны.

На ближайшем перекрестке свернешь направо.  Через двести метров кордон.

Идем на прорыв?

Да. На той стороне реки нас уже не найдут.

Не было оснований ставить под сомнения выкладки искусственного интеллекта. Я в точности выполнил приказ повернул на первом светофоре, после чего выжал из двигателя максимум возможного.

Вивьен приготовься! успел крикнуть через плечо.

Не знаю, услышала она или нет – надрывный рев мотора заглушал голос.

СЕЙЧАС…

Заметив приближающуюся машину, полицейские  засуетились, пытаясь занять  безопасную позицию.  Хотя, о какой безопасности может идти речь, когда навстречу  несется мощный джип.  И с первого взгляда ясно, что он собирается идти на таран?

НАЧНЕТСЯ!!!

Между правой и центральной машиной просвет чуть больше. По моему сигналу тормози...

Я  успел подумать:  «Хорошо, что автомобиль не оснащен подушкой безопасности (в противном случае пришлось потратить несколько секунд, чтобы избавиться от нее), после чего услышал:

Давай!

Когда жизнь и свобода зависят от своевременного выполнения приказа, рефлексы обостряются до такой степени, что кажется, еще немного и натянутые струны нервы лопнут, не выдержав напряжения.

Сейчас!!!

Нога с остервенением вдавила в пол педаль тормоза и четыре колеса «встали колом».

Вжииииииииииииииуу!

Бьющий по ушам, визг тормозов и стираемых об асфальт покрышек не шел ни в какое сравнение с оглушающим звуком удара.

БААААААААААХ…

Во все стороны брызнули осколки разбитых фар…

Одна из машин заграждения отброшенная в сторону зацепила нерасторопного полицейского… 

Ремень безопасности, впившийся в грудь, удержал мое тело от стремительного броска вперед…

Газ до упора! – взорвался в голове пронзительный крик Милой.

Предупреждение было излишним. Когда пытаешься уйти от погони или прорвать заграждение – скорость единственный козырь.  

Не рассчитав, я чересчур резко нажал на педаль. Двигатель взревел на повышенных оборотах, чуть было не захлебнувшись.

Сцепление!

Знаю! – огрызнулся я.

Давать советы легче всего. Намного труднее оказавшись в экстремальной ситуации не совершить роковую ошибку. 

Плавнее!

Да заткнешься ты наконец! – комментарии напарницы мешали сконцентрироваться.

Следи за дорогой!

Слежу мать твою!!!

В конечном итоге мне всетаки удалось справиться с  управлением. Миновав полицейское заграждение, джип  вырвался на оперативный простор. Оставалось  проскочить мост и растворится в запутанном лабиринте огромного города.

Впервые за последнее время я, наконец, смог свободно вздохнуть полной грудью.

Вивьен мы сделали это! Понимаешь мы вып…

Тсссссссс… прошелестел воздух, покидая вспоротые покрышки. Тихо! Не будите малыша. Пусть спит. Бедняжка так устал и намучался. У него выдался трудный день.

Какое нахрен «Тссссс»? – возмутился яркий сноп жизнерадостных искр, вырвавшихся из под скрежещущих об асфальт ободов. – Гуляем по полной программе !

…вырвались…

На середине моста все четыре покрышки машины пробило, так что она просела на обода. По инерции несколько секунд джип продолжал судорожное движение вперед, после чего удивленно застыл на пустынной дороге.

Кажется, приехали, нарушив гнетущую тишину, произнес я, обращаясь неизвестно к кому.

Столь неожиданный поворот событий явно не мог быть случайностью. Когда беглеца преследует не просто могущественная организация, а целое государство, даже самое незначительное на первый взгляд происшествие закономерно.   

Они оказались умнее, чем я думала, в отличии от людей, искусственный интеллект не стеснялся открыто признать собственные  ошибки.

Умнее тебя? – как ни странно я не испытывал страха.

Усталость, сожаление, что все так глупо кончилось. Все что угодно, только не страх. Может «перегорел» или яйцеголовые умники из команды мистера Залабски выкорчевали из меня все человеческое. Не знаю. И по большому счету – не хочу знать.

Чем казались, уточнила Милая. – Обычная «колючка», поднимающая шипы по зашифрованному радиосигналу. Такие приспособления практически невозможно заметить, так как они изначально «встроены» в конструкцию моста.

Мне, наконец, стали понятны легкость, с которой мы преодолели целый квартал и неуклюжие попытки полиции задержать нашу машину.

Это ведь с самого начала была ловушка? – судя по тому, что напарница не проявляла признаков беспокойства, мы находились в беспросветном дерьме.

Тот самый случай, когда хоть засуетись до смерти все равно ничего не изменишь.

Разумеется.

А эти парни, или кто там у них главный – молодцы. Обвели тебя вокруг пальца. 

Они так думают.

В каком смысле?

Милая проигнорировала вопрос. Мост контролируется снайперами с обеих сторон. Сейчас на позицию выдвигается спецназ под защитой пуленепробиваемых щитов.

Собираются брать меня живым?

Да.

Предлагаешь застрелиться? – два пистолета бессильны против превосходящего численно противника, со щитами или без. 

Пока нет.

Может тогда объяснишь…

Прежде хочу пообщаться со шлюхой.

Мне не понравился тон ее предложения.

Зачем? Собираешься избавиться от свидетеля?

После стольких усилий, направленных на дезориентацию противника это было бы неразумно.

Наверное, она была права. Хотя…

Ты…

Милая поняла, что проще и быстрее будет ввести в курс дела напарника, чем изъясняться загадками.

После Таллоу им уже нечего терять. Потеряв тебя из поля зрения, местные  могли уничтожить и этот город. По крайней мере, я не исключаю такую возможность.

Раз не смогли взять «языка», то хотя бы ликвидировали исполнителя, оттянув неизбежное?

Именно.

А при чем здесь Вивьен? –  до сих пор было неясно куда она клонит.

Я намеренно позволила им заманить нас в «ловушку», чтобы «сдать» шлюху.

Предупреждая незаданный вопрос продолжила.  Хочешь сбить гончих со следа,  кинь им кровоточащий кусок мяса.

Сравнение, мягко говоря, было не самым удачным.

Замена памяти ложными воспоминаниями, как ни в чем не бывало, продолжала Милая,  Нечто на подобии глубокого гипноза. После такого «подарка» они продолжат охоту на тебя, но не станут жертвовать еще одним городом.

Я чуть было не спросил: «И давно ты все это придумала?», однако сдержался.

Неважно когда проклятый кусок микросхем разработал дьявольский план.  Главное, я  так и не успел найти ответ на вопрос, не дававший покоя последние пару  часов.

«Почему с таким фанатичным упорством  тащу первую встречную за собой?»

Еще вопросы?

Нет.

Тогда передай меня шлюхе.

Вивьен, откинув в сторону бессмысленные сожаления, я протянул спутнице телефонную трубку.

–Это тебя.

Меня?

Да, устало подтвердил я.

И? – ей отчаянно хотелось верить моим словам, но чтото мешало.

Военные хотят убедиться, что заложница не пострадала. Поговори и иди.

Последние слова я произнес отвернувшись. Никогда не умел лгать человеку глядя прямо в глаза.   

Значит все кончено…

Точно, правду всегда говорить легче.

Алло?  Повторите, не слышу. Алло… А…

Раздался мягкий хлопок – безвольное тело опрокинулось на сидение. Для одной из  участниц,  марафонский забег длиной в несколько десятков человеческих жизней закончился.

С ней все в порядке? – судя по закрытым глазам и  ровному дыханию, Вивьен спала.

Да.

Живая цепь, прикрываясь пуленепробиваемыми щитами, вышла н мост.

А с нами?

Тоже.

Хотел бы, разделить твой оптимизм.

Зажатый с двух сторон спецназом беглец мог надеяться только на чудо.

Так разделяй.

Пытаюсь.  Что ты предлагаешь?

Нужно прыгать.

У тебя случайно нет другого плана? Даже если вырубить электронику всех вертолетов в округе, все равно патрульные катера выловят меня реки.  Ах да. Их тоже можно остановить.  Тогда как лодки на веслах, надувные плоты или…  

Тебя не найдут.

Даже так? – мне стало смешно. Кто же собьет их со следа?

Твое тело может находиться под водой семь с половиной минут.

Оказывается  я был в большей степени киборг, чем человек. Хренов мистер Залабски нагло врал. Ни о каких шестнадцати мать их процентах речи не шло.

И что это даст?

В километре вверх по течению находится водосток. Через него попадешь в систему городской канализации.

По мере приближения «игрушечные солдатики» увеличивались в размерах.  Совсем скоро они станут  большими.

Без специального снаряжения я не смогу преодолеть километр  под водой против течения за  неполные восемь минут, я возражал по инерции, чтобы не молчать.

Тридцать второй. – Милая крайне редко обращалась столь официально. Во время аварии, двигатель, вошедший в салон малолитражки, полностью раздробил  кости твоих ног. Сейчас их   основа, или каркас, – называй  как удобнее, на девяносто процентов состоит из синтетических материалов. Коленные чашечки не исключение. Как только  окажешься под водой, просто задержи дыхание. Я пошлю высокочастотный импульс, благодаря которому коленные суставы и мышцы  ног будут работать с необходимой скоростью.

Всегда «приятно» узнать о себе чтото новое, неожиданное, характеризующее  с лучшей стороны. Жаль, что откровения подобного рода отличной новостью назвать трудно. Я чуть не спросил за счет каких резервов могу так долго оставаться без кислорода, вовремя передумав. Иногда для собственного  спокойствия лучше оставаться в счастливом неведении.

Пора, приказала напарница.

Спецназу оставалось преодолеть последние сорок метров.

Иду, я вышел из машины.

Свежий ветер ласково теребил волосы.  Солнце светило както особенно ярко. Мне предстояла очередная гонка на выживание, мутные потоки воды и, если повезет – сток канализационной системы.

Наверное, во всей  этой кутерьме был некий высший смысл, но я слишком устал, чтобы заметить его. Вдруг захотелось отрешиться от происходящего.  Сесть прямо здесь, посреди моста, подставить лицо солнцу, выкурить сигарету и ни не думать вообще ни о чем...

Прыгаешь с левой стороны, уточнила Милая.

Выводы искусственного интеллекта покоились на голом математическом расчете.  Черное белое, да нет, очевидное  невероятное. В отличии от человека машина  никогда не устает  и не сомневается...

Надо прыгать. Прямо сейчас.

Знаю, я подошел к ограждению.

Собираешься  эффектно, как в кино, ускользнуть от преследователей в  последний момент?

Если она решила разрядить атмосферу «удачной» шуткой, то  выбрала не лучший момент.

Вместо того чтобы вступать в бессмысленные пререкания я предпочел сменить тему. Ты не потеряешься  при ударе о воду?

Нет.

Хорошо, у меня не было оснований не доверять ей.

В последний раз посмотрев на небо, я сделал несколько быстрых глубоких вдохов, прокачивая легкие и, перемахнув через перила, устремился навстречу бездне.

Глава 24

И ад следовал за мной…

Бемби

Объект покинул  машину, офицер, наблюдавший за событиями на мосту,  напрямую докладывал обстановку  Коррелу.

Что с напарницей?

Осталась внутри. Поговорила по телефону и легла на заднее сиденье. Визуальный контакт потерян. Штурмовые команды подошли на расстояние тридцати метров и продолжают медленное сближение.  Объект не проявляет  признаков активности.

Поведение Чужого, зажатого со всех сторон, выглядело странным. Одно из двух: или он  смирился с неизбежным, или полностью уверен в своих силах. Хотя о какой уверенности может идти речь, когда превосходящие силы сжимают кольцо окружения, а единственный выход – прыжок в реку, не более чем кратковременная отсрочка.

Подходит к ограждению моста.  Видимо собирается прыгать.

Где вертолеты?

Два в зоне прямой видимости. Будут на месте в ближайшие тридцать секунд. Третий на подходе.

Женщина?

Остается в машине. Спецназ сократил расстояние до двадцати метров.  Объект попрежнему не выказывает признаков беспокойства…

Если бы вместо военных операцию контролировал  Зет, все могло сложиться иначе. В создавшемся положении спокойствие Чужого означало только одно он уверен, что вырвется. Покончит с собой или спрыгнет. И в том и другом случае его не вернуть.    

Гражданские склонны излишне драматизировать ситуацию. В отличии от аналитика, Коррел не сомневался в успехе.  Беглец не уйдет, даже если прыгнет с двадцатиметровой высоты. Ни один пловец в мире (даже снаряженный аквалангист) не «спрячется» от вертолета, оснащенного специальным оборудованием.

Была  и еще одна причина, уверенности. В свете последних событий генерал разуверился в версии Зета, решившего, что посланник иного мира киборг или искусственное существо в  имитированном человеческом облике.

Двадцать минут назад поступил рапорт выжившего бойца из группы спецназа. Из него следовало, что Чужой без какихлибо видимых причин спас жизнь своему преследователю, когда тот пытался вынести с поля боя раненного товарища. Никакой искусственный разум не способен на столь откровенное проявление человеческих чувств. Это исключено. А в том, что даже заклятый враг иногда способен проявить великодушие, генерал  убедился на собственном опыте…

Фертская кампания пятьдесят девятого. Дерьмовая бойня за кусок джунглей в забытой Богом стране. Ковровые бомбардировки. Горящий напалм. Ад, воплотившийся в жизнь на плацдарме «Трех пальм». Тогда их не просто сбросили в кишащую зубастыми тварями реку, а стремительными ударами с флангов чуть было не зажали в котле. Группировку спасло поспешное отступление, больше похожее на паническое бегство, во время которого царила полная неразбериха. Взвод (тогда еще лейтенанта) Коррела, прикрывая отходящие части, выиграл два с лишним часа. В конечном итоге из двадцати семи человек осталось трое. 

На войне исповедующей «Тактику выжженной земли», ни о какой сдаче в плен речь не идет. Они   отстреливались сколько могли. Последнее что запомнил молодой лейтенант – ослепительно яркую вспышку взрыва, после чего наступила непроглядная тьма.

Ближе к ночи, раненного  обнаружил солдат похоронной команды. Постоял над распластанным телом врага несколько секунд  глядя в глаза. А затем,  вместо того чтобы добить или позвать на помощь, ушел.

Один человек подарил жизнь другому.

Только и всего…

Нет определенно Чужой не машина. Чтобы не говорил и не думал по этому поводу тупоголовый гражданский, способный лишь…

Он всетаки прыгнул, сообщил офицер наблюдения.

Где вертолеты? – воспоминания о былых сражениях, уступили место реалиям текущего момента.

На исходной позиции.

Все шло к тому, что Чужой попытается использовать призрачный шанс.

А напарница?

В наших руках.

Отлично, до сих пор операция развивалась точно по плану.

Что с ней?

Группа захвата сообщает она не реагирует на происходящее. Похоже на транс.

Когда все идет слишком хорошо нужно ждать беды. Необъяснимая на первый взгляд легкость, с которой Чужой расстался со спутницей, наконец  прояснилась.

Транс?

Глаза открыты. Дышит. Реакции на внешние раздражители нет. 

Ясно, с пленницей можно разобраться потом. Везите ее на базу. 

Есть сэр.

Кто  старший группы?

Капитан Талски.

Передай ему отвечает головой.

Так точно сэр.

Наш пловец, вынырнул? в голосе командующего слышалось явное нетерпение.

Нет.

Как долго находится под водой?

Около двух минут.

Сейчас должен появиться, или…

Продолжать мысль не хотелось. Вместо этого генерал приказал. Прямой контакт с экипажами вертолетов.

На экране, занимающем одну из  стен  командного пункта появилось видеоизображение разбитое на две части.

Двадцать четвертый борт, что у вас?

Ничего.

Шестнадцатый?

Пусто. 

А на приборах? – с огромным трудом Коррелу удалось сдержаться. Чем они вообще там занимаются? Развлекаются с бабами? Какого черта приборы молчат? Неужели он ошибался…

Ничего, почти синхронно отозвались пилоты.

Совсем?

Да.

Чужой находился под водой  больше трех минут, Детекторы молчат, хотя он  не мог утонуть. А даже если и так – труп  должны были засечь. Следовательно, предположения аналитика оказались не так уж далеки от истины. Пришелец – монстр или киборг. Не исключено, что то и другое.

Оставшиеся вертолеты  к реке, приказал генерал. Все подразделения на побережье. Выставить у реки оцепление на протяжении десяти километров вверх и пятнадцати вниз по течению. Ни одно судно не должно находиться в районе. Патрульные катера продолжают поиски. О любых происшествиях  немедленно докладывать.

Есть.

Несмотря на комплекс предпринятых мер,  преследуемый вырвался из западни. Провел охотников как несмышленых детей. Наверняка и спутницу бросил  не просто так…

Коррел, что у Вас? – совершенно некстати  на связь вышел Зет.

Захватили напарницу. Отправили ее в центр. Чужой спрыгнул с моста. Больше пяти минут не появляется на поверхности. Вертолеты контролируют реку и побережье.

После непродолжительной паузы аналитик разорвал связь,  ничего не сказав.

К чему слова, когда все ясно без них? Военные провалили отличный во всех отношениях план. Чтолибо изменить уже невозможно, остается одно: продолжать работать. Эмоции, как и «разбор полетов», включая поиск виновных, лучше оставить на потом.

При условии, что «Потом» наступит. В свете последних событий никакого будущего может не быть.

Ни хорошего, ни плохого. 

Фабел, аналитик переключился на резервный канал. Вторая группа на месте?

Да.

Получила фоторобот подозреваемого?

Да.

Отправляйте ее в район моста. Квадрат А6.

Есть…

И полковник... Зет сделал паузу. – Потеря Ваших людей невосполнимая потеря для всех нас.

Он мог бы добавить: – «Целая армия тупоголовых кретинов не стоит одного члена вашей команды».                Не стал. Взрослые люди все понимают без слов.

Спасибо.

Держите меня в курсе.

Есть.

Простые вопросы.  Скупые ответы. Впервые за последние пять лет полковник потерял сразу двоих. Но, как и Зет, старался держать себя в руках. Когда на карту поставлена судьба целого мира, дело превыше всего.

Коротко попрощавшись,  Фабел вызвал на связь  вторую группу.

Цель операции, его голос звучал ровно. Квадрат А6. Семь минут назад объект спрыгнул с моста. Брать только живым.  И… несмотря на усилия, его голос все же дрогнул. Будьте предельно внимательны, Группа Чистого  провалила задание...

Что?! – поперхнулась от удивления Гончая. Время и Чи…

Приказ ясен?

Так точно.

Выполняйте.

Есть.

«Проваленное задание» означало, что группа мертва.  Других вариантов нет. При удачном стечении обстоятельств можно убить бойцаконтактника. А вот как ликвидировать прикрывающего его снайпера, к тому же обладающего даром предвидения?  Это не укладывалось в голове…

Лишь до тех пор, пока  группа не вышла на «Цель». После чего все вопросы отпали сами собой.

Глава 25

Смогу я поймать эту хренову пулю? Да легко…

Режиссер

Закончив разговор, Гончая повернулась к напарникам. Чистый и Время мертвы.

Фабел сказал, на чем погорели? – чтобы не повторить ошибку погибшей команды, желательно знать причину провала. 

Нет.

Значит, не  в курсе, печально вздохнул Паук. Жаль, хорошая была группа.

Они редко пересекались и не были близко знакомы, несмотря на то, что  делали общее дело. В профессиях связанных с риском для жизни, к смерти относятся не как к чемуто неожиданному. Скорее – неотвратимому.

Сегодня не повезло группе Чистого, завтра такая же участь может постичь любую другую команду.   

Да, легко согласилась Гончая, после чего обратилась к водителю. Квадрат А6, рядом с мостом. В пять минут уложишься?  Мне надо взять след.

Бумажные пакеты в спинках сиденья, предупредил человек со странным прозвищем «Вишня».

Как обычно, пристегиваемся по желанию, и не дожидаясь ответа, завел двигатель.

Вишня – одноглазый дегенерат, успел подумать Паук, прежде чем машину сорвало с места, а пассажиров вдавило в кресла.

Чертов стеклянный глаз, от резкого ускорения, с последующим картинным разворотом на сто восемьдесят градусов,  ремень безопасности врезался в грудь, практически одновременно, содержимое желудка подступило к горлу.  

Нормальный человек не мог так водить. Это безумие находилось за границами здравого смысла. Вишне не составило бы труда выиграть любую гонку. Садясь за руль, он сливался с машиной в единое целое, превращаясь в странное одноглазое механическое чудовище. При желании мог стать величайшим гонщиком мира.  Но «зарыл талант в землю», по одной единственной причине  ненавидел любые правила, в том числе и спортивные.

Вишня начинал «карьеру» с мотоцикла. Пересел на машину после страшной аварии, в которой лишился глаза. Даже самый лучший гонщик в мире не сумеет «оторваться» от пули. Не говоря уже россыпи картечи. Ему повезло дважды. Первый раз, когда выжил, а второй, попав в поле зрения Фабела. Сменить пятнадцатилетний тюремный срок на государственную службу – большая удача…  

Минимум три раза, чудом избежав лобового столкновения, темносиний «Шерфл» достиг места назначения за четыре с половиной минуты.

Паука в дороге стошнило, и он был страшно зол. Водитель же напротив, пребывал в отличном расположении духа.

Темный, можешь испугать его так чтобы штаны намочил? – нарочито громко поинтересовался старший группы, с трудом выбираясь из проклятой машины.

До тех пор пока Гончая не возьмет след, им некуда было спешить.   

Могу.

Эй! Стойте! Мы так не договаривались! – Вишня не воспринимал всерьез истории о «воплощении» ужаса, лишь до тех пор, пока два года назад не нахамил Темному. С тех пор навсегда зарекся связываться с  ним. 

Гончая приказала доставить на место как можно быстрее. Я предупреждал про пакеты. Темный, я не буду работать с Вашей командой если ты…

Будешь, никуда не денешься, пообещал мстительный Паук.

Неизвестно чем бы в конечном итоге закончился  спор.  К счастью для Вишни, Гончая взяла след.  Повертевшись около моста минутудругую, она уверенно показала рукой в направлении предположительного нахождения добычи.

Крыса зарылась в норе.  Придется попотеть, чтобы ее  вытащить.

Где?  немногословный Темный всегда задавал вопросы  по существу.

Под землей. Из реки в подвал не попасть значит, остается одно по стоку пробрался в канализацию.

Темный усмехнулся так, что даже привыкшему ко всему Пауку стало не по себе.

Канализация хорошо, размеренно произнес человек с бледным лицом. Подходящее место для охоты на крыс.

После этих слов передернуло Гончую. Однажды, случайно попав под волну ужаса, извергнутую напарником, она до сих пор иногда просыпалась по ночам в холодном поту.

Поосторожнее,  пожалуйста, а то я…

И не одна ты, встрепенулся Паук. У меня тоже последнее время нервы ни к черту.

Не бойтесь.

Из уст человека парализующего жертву волной ужаса, это звучало как шутка.

Он точно псих, подумал, вспотевший от напряжения Вишня, стараясь не смотреть в сторону зловещего монстра.

Полковник, Гончая перешла к делу, связавшись с начальством. Объект в канализации.

Не потеряешь след?

Нет. Совсем свежий.

Тогда ждите указаний, прежде чем бросить команду в бой ему нужно было обсудить детали предстоящей операции с Зетом.

После непродолжительной паузы, Фабел  вновь вышел на связь.

Действуете автономно. Поддержки спецназа не будет. Они сегодня запороли все что возможно.  До сих пор разгребаем. В канализацию проникаете через подземную парковку супермаркета «Палус», координаты 326В11.  Предположительно  «объект» имеет доступ к спутникам наблюдения, контролируя территорию вокруг моста. Вопросы?

Паук хочет знать, на чем прокололся Время.

Спецназ попытался заблокировать Чистого.  Напарник вмешался. Увлекся и поздно заметил  вертушку. Пока свои, убивали своих, беглец ушел. Под землей вам никто не будет мешать. Так что действуйте по стандартной схеме. Еще вопросы?

Нет.

Конец связи.  

Фабел не сказал, что для подстраховки Зет приказал пометить лазерным маркером все крышки люков в радиусе трех миль от местонахождения беглеца. Первая команда погибла изза случайного недоразумения. Снаряд не попадает дважды в одну и ту же воронку.  Поэтому с группой Паука ничего не случится. Полковник как никто другой верил в своих людей.

До последнего...

       ************

Ни сам прыжок, ни последующий  заплыв не вызвали особых затруднений. Все что от меня требовалось – задержать дыхание. Остальное сделала Милая

Сначала я беспокоился о возможной нехватке кислорода. К счастью все обошлось. Вместо   неполных восьми минут мы уложились в семь. Проплыв километр под водой, я протиснулся в узкую трубу водостока, оказавшись в  канализации.

Почему здесь не так темно как должно быть? – поинтересовался, отдышавшись.

Скажи спасибо своим глазам.

А также чудо докторам?

Им тоже, не стала отрицать очевидного Милая.

За последние двадцать минут я узнал о себе столько нового, что с лихвой бы  хватило на несколько жизней.

А как…

Остальные вопросы после. Сейчас сядь и расслабься. Твои нервные окончания должны взять под контроль ноги.

Они же…

Я сказала – сядь и расслабься.

Пока остатки человеческой сущности перенимали эстафету у механической составляющей, напарница коротко ввела меня  в курс дела. 

Пять вертолетов патрулируют реку. Военные сняли оцепление с квартала вокруг небоскреба, перебросив его на побережье. У нас в запасе минимум получасовая фора. Этого хватит, чтобы выйти на поверхность и скрыться.

А как же фоторобот?

Приложи меня к лицу.

Зачем?

Чтобы изменить твою внешность.

Есть еще чтото, о чем мне желательно знать?  устало спросил я.

Это не то о чем ты подумал.

Да что ты говоришь? – как ни старался я не смог сдержать истеричного смеха. – Ноги не мои, руки не мои, лицо и то, не мое. Чтонибудь от прежнего человека осталось? Или моя тупая железная голова наполнена  ложными воспоминаниями?

Ноги серьезно пострадали при аварии. Остальное тело незначительно модифицировано в соответствии с требованиями задания, объяснила Милая. Чтобы изменить  внешность вполне достаточно натянуть кожу в одном месте, чуть присобрать в другом, добавить морщин и припухлостей. Полученная «маска» продержится несколько часов, органично вписавшись в образ опустившегося бродяги.

Так значит…

Да ты все еще человек.

Даже если она лгала… Порой лучше поверить в самый фантастический  вымысел, чем открыто взглянуть правде в глаза. Сейчас был тот самый случай.

Ладно, приложив трубку  к лицу, я почувствовал слабую вибрацию напоминающую действие электробритвы.

Готов?

Да.

Тогда медленно по команде двигай меня по лицу от подбородка ко лбу.

Я в точности выполнил инструкции Милой.  И  спустя пару  минут лицо с набухшими веками, мешками под глазами и провисшими щеками уже ничем не напоминало фоторобот опасного беглеца.

Она дала мне еще три минуты на отдых, после чего коротко приказала. Вставай, пора уходить.

Направление?

Прямо по коридору, затем два поворота направо, один налево и упрешься в шахту колодца, ведущего наружу.

Неуверенно перебирая одеревеневшими ногами,  я побрел по обозначенному маршруту, опираясь рукой на мокрую стену.

До первого поворота все шло хорошо, а затем неожиданно возникло странное чувство.  Стало очень неуютно в зловонной клоаке.

Какие проблемы? – Милая определила мое состояние по изменившемуся сердцебиению.

Никаких, я решил не вдаваться в подробности.

Она не стала настаивать,  так что дальнейшее путешествие проходило в полной тишине.

Хотя, знаешь, миновав очередной поворот, я почувствовал необъяснимый приступ головокружения. – Кажется я …

Провалился в глубокий колодец.

Ведущая потеряла  контакт с ведомым. Повернул за угол, он  впал в транс, не реагируя на прямой мысленный контакт.

Ты слышишь меня?  от болезненного импульса тело человека свела судорога.

Ноль реакции. Лицо, превратившееся в маску.  Бессмысленный взгляд в пустоту. После перегрузки вызванной отражением ментальной атаки у небоскреба, дальнейшее увеличение силы воздействия могло привести к остановке сердца. 

Искусственному интеллекту потребовалось меньше секунды, чтобы перебрав несколько миллионов комбинаций, остановится на единственно возможном объяснении происшедшего:

1) Мобильная группа от трех до пяти человек проникла в канализацию через подвал одного из близлежащих зданий.

2) В составе команды есть мастер ментальных атак, воздействующий на подсознание жертвы.

3) Чтобы освободиться из ментально плена, нужно убить «иллюзиониста».  

Исходя из всего вышеперечисленного, Милая приняла решение оставаться на месте, подпустив нападающих как можно ближе. После чего ударить в тот самый момент, когда противник ослабит бдительность, окончательно поверив в победу.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                     

Глава 26

Златогривая Вета – дьявольски хитрая тварь …

Легион павших

Провалившись в колодецловушку, я отключился. Без понятия как долго пробыл в беспамятстве.  Когда очнулся, увидел что на смену сумеркам канализационных коридоров, пришло ослепительное солнечное сияние, многократно усиленное отражением света от искрящейся снежной поверхности.

Причудливое стечение обстоятельств занесло меня на вершину горы, с которой открывался потрясающий вид на безбрежный ледовый океан, простирающийся во все стороны света до самого горизонта.

Я сделал  глубокий вдох и морозный поток чистого ледяного воздуха ворвался в легкие. До конца не веря в происходящее, нагнулся. И  взяв горсть настоящего обжигающе холодного снега, растер в руках.

Милая, что это? спросил я, пораженный до глубины души неожиданной трансформацией пространства.

Это Алагон.  Пик мироздания, раздался за спиной насмешливый голос.

Что?!

Обернувшись на звук, я увидел на редкость странную троицу, удобно расположившуюся за игорным карточным столом. В центре возвышался гигантский паук в солнцезащитных очках, лихо заломленной набекрень соломенной шляпе и кричащего цвета гавайской рубахе. Странный монстр, широко улыбаясь, курил большую сигару. Было очевидно – именно он в этой компании главный заводила.

Слева от членистоного весельчака сидела химера, чье женское тело венчала голова борзой. Порывистые движения и учащённое дыхание свидетельствовали о возбуждении.

«Похоже, недавно вернулась с охоты», подумал я, прежде чем перевести взгляд на третьего участника карточного застолья, отдаленно смахивающего на смесь вампира и ожившего мертвеца.

После чего не мог уже думать ни о чем другом кроме него.

Ночные кошмары заставляют людей просыпаться в холодном поту. Исчезая почти так же внезапно как появляются. При взгляде на это зловещее существо возникало стойкое ощущение, что страшный сон не кончится никогда.   

Милая, где мы? – прерывающимся от волнения голосом, спросил я.

Молодой человек, повторяю  вы на Алагоне, широко улыбнулся Паук, выпуская струю ароматного дыма. – И кроме нас четверых, здесь никого нет.

А… Что… Вы  вообще… Тут делаете? –  от напряжения на лбу выступила холодная испарина.

Играем.

Во что? – одно лишь присутствие зловещего вампира подавляло волю, не позволяя сконцентрироваться.

В «Блек Джек».            

Карты? – заторможено уточнил я.

Да сладенький, хищно ощерилась борзая. – Ждем, не дождемся, когда ты начнешь раздачу.

Почему я? 

Игроки есть, а сдавать некому, охотно пояснил гигантский Паук. Был крупье. Жаль задержался совсем ненадолго. Так разволновался, что бросился в пропасть. В полете сердце разорвалось. Одним словом – печальный конец.

На бледном лице вампира промелькнула кривая усмешка, не оставлявшая сомнений насчет того кто  приложил «руку» к прыжку.

Неожиданное исчезновение Милой, странная компания и предложение сыграть в карты. Все это было необъяснимо. Я либо сошел с ума, либо…

Присаживайтесь, не стесняйтесь, Паук сделал приглашающий жест мохнатой лапой.

Вы уверены что… Я… Тот самый крупье, который нужен… Вам… меня не оставляло странное ощущение нереальности происходящего.

Ну, конечно же да!!! – хрипло пролаяла Гончая. Сладкий, ты не представляешь, как мы рады с тобой поиграть!

А… Отказаться нельзя?

Разумеется нет! – она лучилась от радости.

Хорошо, мне, наконец, удалось взять себя в руки. – Давайте сыграем по вашим правилам.

Ну почему же по нашим?  искренне огорчился Паук. На Алагоне все почестному. Обычный «Блэк Джек». Карты не крапленые. Каждый играет в меру сил и способностей. Вы банкуете, мы пытаемся сорвать куш. Только и всего. Проходит определенное время  и остается один победитель. Игорное заведение в Вашем лице. Или клиенты,  в нашем.

А что потом?

Бросишься в пропасть, пасть злобной суки растянулась в довольной улыбке.

Как первый бедняга?

Точно!

Давайте не будем  предвосхищать события, предложил Паук.

Давайте, согласился я, занимая место крупье за столом.

На смену растерянности первых минут пришла злость. 

Готовы?

Да.

В таком случае, – делайте ваши ставки.

Уже!!!

Из уголка пасти возбужденной Гончей стекала слюна. Она настолько увлеклась игрой, что  перестала вообще чтолибо замечать.

Карту? – я обратился к Вампиру, имевшему на руках четырнадцать (шестерка, восьмерка).

Нет.

Боишься перебора? – спросил я с единственной целью побороть свой страх.

Я ничего не боюсь, спокойно ответил он.

Кто бы сомневался…

Карту?   у Паука, было девятнадцать (десятка и девятка), и неплохие шансы как минимум остаться при своих.

Спасибо, воздержусь.

Предвосхищая вопрос крупье, азартная Гончая решила рискнуть при шестнадцати (пара восьмерок).

ЕЩЕ!!!

Когда играешь против  сыгранной команды, и на кону стоит жизнь, нет смысла проявлять благородство, объясняя  зарвавшейся суке, что на шестнадцать брать неразумно...

Ты слышишь меня – ЕЩЕ!!!

Она  не остыла после охоты, а может быть до сих пор продолжала ее. Натянутые струнынервы адреналиновой наркоманки требовали новой дозы. Каждый волен распоряжаться собственной жизнью по своему усмотрению. Тот кто решил раствориться в нирване безумного кайфа, вспоров бритвой вены, задумчиво созерцая как стекающая на пол кровь смешивается со слюной, сочащейся из пасти…

Имеет на это полное право.

Моя рука перевернула карту.

Глупыш, а ты не верил, заботливая мама ласково улыбнулась несмышленому малышу.

Все ведь так просто. Берешь на шестнадцать пятерку.  В сумме двадцать одно и победа!

Она не сомневалась в успехе. Когда ловишь кураж,  жизнь кажется  куском мягкой глины, из которой возможно вылепить все, что угодно.

Бессмысленно разговаривать с игроком, находящимся в таком состоянии. Можно лишь попытаться сбить «масть»…

Не сомневаюсь «мамуля». Но твои зрачки так расширены, что почти скрыли радужку. Я уже давно не малыш,  а еб…..я пятерка всего лишь случайность. Так что расслабься и получай удовольствие, пока можешь…

Ваша подружка плохо кончит, Паук был  единственным  игроком, понимающим нормальную речь.

Женщины любит острые ощущения, небрежно взмахнул лапой он. Не стоит осуждать их за маленькие слабости.

Я счел за лучшее молча продолжить раздачу.

Десятка – отличная карта, только в том случае если на нее не ложится шестерка, а следом девятка…

Перебор, констатировал факт весельчак в соломенной шляпе. – Стол выиграл. Казино  «летит». У крупье осталось фишек на две сдачи.

Одну – уточнила Гончая, поставив на кон все что имела.

Ее неумолимо влекло к бездне.

Значит, у нас решающая раздача,  подытожил Паук. – После которой ктото умрет.

И этим «таинственным» кемто, хрипло рассмеялась мерзкая сука, ни на секунду не усомнившись в скорой победе, БУДЕТ КРУПЬЕ…

    **********

Паук находился в трансе. Для него одновременно существовало две реальности. Та, что сотворил в своем воображении, и настоящая – где было  темно и сыро. Приборы ночного видения рассеивали тьму, не спасая от влаги и чудовищного запаха. Если бы не присутствие Темного, он мог испугаться. Канализация – не самое лучшее место для прогулок.

Крыса парализована, – в радостном возбуждении сообщила Гончая. Осталось засунуть в мешок.

Ноздри охотницы раздувались, как у собаки почуявшей запах крови.  И общее состояние было в чемто схожим с состоянием борзой, изготовившейся к решающему рывку.

Я возьму его? – полуутвердительно спросила она,  повернувшись к напарникам.

Отказать охотнице выследившей добычу в праве последнего броска нельзя. Она его заслужила.

Возьми…

 ***********

Вторая раздача мало чем отличалась от первой.

Вампир остановился на тринадцати (восьмерка, пятерка).  Он играл в расчете на перебор крупье.

Пауку попрежнему везло: двадцать (две десятки).

А перевозбужденной суке пришло на руки четырнадцать (две семерки).

Ни у кого из присутствующих не возникло и тени сомнения насчет продолжения.

Карту? – по правилам я был обязан задать стандартный вопрос.

Да!!! – ее начала бить мелка дрожь.

В такие моменты невольно приходят мысли о приближении кровавой развязки – охотница должна впиться клыками в горло добычи, или умереть от разрыва сердца. Третьего не дано.

Не стоит так волноваться, посоветовал я. Это всего лишь игра.

Давай карту! – положив руки на стол, она подалась всем телом вперед.

Моя рука потянулась к колоде, неожиданно застыв на половине пути.

Ты ведь знаешь? – почти нежно выдохнула она, и от былого напряжение не осталось следа.

Собачья морда легла на сложенные на столе руки, ласково глядя на оцепеневшего человека.

Чувствуешь, но не хочешь поверить?  А сердечко стучит часточасто часто, как у испуганной мышки.

Туктуктук… туктук… тук…

Давай.  Не волнуйся. Яви нам чудо, маленький серый мышонок.     

Больше всего на свете сейчас мне хотелось расплющить лукавую морду, превратив ее в бесформенный кровавый блин, растекшийся по столу. Но вместо этого рука перевернула карту и…

Третья семерка легла рядом с двумя предыдущими.

Браво!!! – воскликнул  Паук. Три семерки двадцать одно!!! По неписаным правилам казино шампанское столу за счет заведения!

Шампанское,  благодушно улыбнулась Гончая. – Как это мило…

После ее слов прямо из ниоткуда на столе появились изысканные фужеры с благородным напитком.

Счастливые игроки подняли бокалы, протянув их навстречу друг другу.

За победу! – мохнатая лапа взметнулась вверх.

За тебя!

И всех нас!!!

В момент соприкосновения фужеров раздался характерный звук.

«Хрустальные», автоматически отметил я.

Друзья! Паук лучился от радости. Давайте выпьем за нашу прекрасную охотницу! Сегодня она как никто другой заслужила право называться лучшей из лучших!

Даже лицо беспросветномрачного Вампира  озарило некое подобие  человеческой улыбки. Как и положено в таких случаях все были счастливы. Или почти все. Обреченная жертва не принималась в расчет.

Выпив до дна, воодушевленные игроки бросили бокалы оземь.

На счастье!!! – прокричал жизнерадостный предводитель застолья под звон бьющегося хрусталя.

На,  эхом отозвались его соратники…

СЧАСТЬЕ!!!

Невозможно построить на чьихто костях…

Один из бокалов остался цел.

Плохая примета, впервые за время, проведенное на Алагоне  я улыбнулся.

Ах, ерунда, – отмахнулся Паук. – Всего лишь  глупое суеверие!

Глаза мохнатого весельчака были скрыты солнцезащитными очками, и голос попрежнему оставался бодрым, но мне показалось, что он чемто взволнован.

Итак, у крупье десятка, продолжил Паук. – Чисто теоретически вы можете победить.

Не может, оскалилась Гончая.

Уверена? я в упор посмотрел на наглую тварь.

Конечно, она спокойно выдержала пристальный взгляд.

Тогда…   вытащив из бокса карту, не перевернул ее, чтобы все могли увидеть  номинал, а оставил лежать на столе рубашкой вверх.

Что? – издевательски рассмеялась она. – Страшно?

Уже нет.

В наступившей тишине прозвучал мой отстраненноспокойный совет, Не стоит настолько серьезно относиться к игре.  Это может разбить тебе  сердце.

После чего перевернул карту, так чтобы все, наконец увидели то, о чем я уже знал – червового  туза.

«Блэк Джек», – произнес крупье стандартную формулировку, после чего не дожидаясь реакции игроков, смел со стола фишки.

Я оказался прав.  Время расставило все по своим местам. Неразбитый фужер символ несчастья. Перевозбужденная сука выбыла из игры в тот самый момент, когда окончательно уверилась в победе.

Червовый туз  на вылет пробил ее сердце, и охотница захлебнулась в крови.

Глава 27

Награда победителю – смерть.

Снежный король

Зет продолжал работать даже когда сидел, откинувшись на спинку кресла с закрытыми глазами. Со стороны казалось, что он спит. Однако ни о каком сне речи не шло.  Аналитик не мог расслабиться, даже если бы очень сильно захотел. Мозг в лихорадочном темпе прокручивал различные варианты. Строил планы, охватывая, невообразимые для простого смертного объемы информации. Безжалостно отсекая лишнее и оставляя лишь самое ценное.

Великая цель подразумевает самоотдачу на грани возможного. С помощью транквилизаторов и фанатичной уверенности в собственной уникальности он перешагнул не только эту грань, но и все остальные.  Никто в целом мире не сможет найти и обезвредить Чужого. Никто кроме него. В противном случае – все лишено смысла. В том числе  несколько миллионов жизней возложенных на алтарь ядерного божества.

Он слишком многое поставил на карту. И если не справится, сойдет с ума намного раньше, чем вселенная растворится в бесконечном потоке мироздания. Жаль что, несмотря на весь свой ум, силу воли, несгибаемый  характер и явную неординарность он был человеком.

Которому, противостояла бесчувственно расчетливая машина .

Голова опять начала болеть. От переутомления, или что вероятнее всего – побочный эффект таблеток. Похорошему нужно поспать час или два.   Нет, не сейчас. Может быть позже…

Может быть… мысли начали разбегаться в разные стороны.

Очередная доза лекарства поможет… Нет, лучше оставить ее на крайний случай.                                                                                                                                                                                             

Кофе, приказал Зет, вдавив до упора кнопку селектора. – Как можно крепче.

Через три минуты перед ним стоял поднос с кофейником. Он успел выпить полчашки, когда почти одновременно зазвонили два телефона: один внутренней линии, другой прямая связь с  Коррелом.

Минуту, попросил аналитик и продолжил: Слушаю вас, генерал.

У нас серьезные проблемы с Терри Барелом, – сухо отрапортовал собеседник.

Кто это?

Влиятельная криминальная фигура, имеющая связи во всех сферах, включая военные и политические.

Гордость нации звонит, чтобы пожаловаться на проблемы с какимто уголовником? Зета было трудно удивить, и сейчас выдался один из тех редких случаев.

Нет, но…

Генерал, аналитик говорил предельно жестко, почти грубо. Меня не интересуют детали. Если у вас неожиданно возникла проблема с какимто человеком решите ее. Бросьте своих людей на штурм.  Можете положить всех до единого,  все равно от них никакой пользы …

Мистер Зет, теперь настала очередь Коррела повысить тон до предельно допустимого. – Сын Барела погиб в небоскребе, где проходила военная операция по задержанию Чужого. Глава картеля контролирующего оборот наркотиков на половине югозападного побережья может поднять в ружье около пяти тысяч членов бандформирований и преступных группировок. Вам нужны баррикады на улицах? Массовые беспорядки и всплеск насилия? И все это в отдельном взятом городе страны   только что пережившей ядерную катастрофу?

Нет. До тех пор пока не разберемся с Чужим, лишние проблемы нам не нужны.

Хорошо, что вы это понимаете, генерал не пытался скрыть сарказма.

Что предлагаете? – в отличии от собеседника Зет не собирался опускаться до мелкой склоки.

Ликвидация.

А при чем здесь я?

Люди Фабела в данный момент подчинены вам.

А ваш спецназ?

Несмотря на весь свой хваленый ум в некоторых вещах напыщенный болван был непроходимо туп.

Штурм укрепленной виллы набитой вооруженной охраной вызовет нежелательный резонанс. В то время как тихая ликвидация…

Ясно. Можете не продолжать.  Я отдам распоряжение. Еще чтонибудь?

Нет…

Слушаю? Зет переключился он на линию внутренней связи.

Доставили девушку.

Пришла в себя?

Нет.

Приведите в чувство и позовите меня.

Есть…

Закончив очередной разговор аналитик,  переключился на линию Фабела.

Полковник есть новые сведения от группы?

Нет. Под землей неустойчивая связь. К тому же не считаю нужным вмешиваться в ход операции.

Ясно. Что с другими командами?

Через полчаса в город прибудут двое.

Возникла проблема с Терри Барелом. Вам о чемнибудь говорит это имя?

Разумеется да.

Ваши люди смогут его ликвидировать?

Вполне.

Хорошо, приятно осознавать, что среди скопища бездарей и напыщенных болванов есть надежный человек.

Да, и еще, продолжал Зет. Желательно обставить смерть так, чтобы не возникло  сомнений насчет того, за что он убит...

У фигуры такого калибра найдется немало врагов. Мои люди оставят пару «улик» прямо или косвенно указывающих на заказчика.

Тогда действуйте.

Есть.

Короткий разговор решил участь некогда могущественного человека. Он попрежнему ходил, думал, чувствовал и возможно строил планы на будущее. Тем не менее, все его действия никоим образом не могли повлиять на свершившийся факт – Терри Барела больше нет в списках живых. Он труп. Даже несмотря на то, что не подозревает об этом

 **************

Вежливый и Пустота, лично встреченные на аэродроме полковником Фабелом как нельзя лучше подходили для предстоящей ликвидации.

Еще через дватри часа должны были прибыть пять оставшихся членов группы. Но, вопервых, задание необходимо выполнить в предельно сжатые сроки, а вовторых, именно эта пара была оптимальной  для предстоящей операции.

Вот цель, полковник протянул фотографию так, чтобы  напарники смогли  ее рассмотреть.

Времени на подготовку и разведку нет.  На всю операцию отводится максимум три часа. Сейчас клиент находиться в загородной резиденции. Здесь адрес и телефоны. Первый секретаря, второй его личный. По сообщениям наших источников, в доме находится около пятидесяти вооруженных охранников.  Сегодня утром во время праздничного банкета он потерял сына.  Так что обстановка внутри более чем напряженная. На месте ликвидации нужно оставить эту фотографию. – Фабел передал снимок мертвого подростка,  на обороте которого было написано от руки: «Наркотики, убивают наших детей».

Вопросы? – Полковник повернулся к старшему группы.

«Вежливому» было запрещено разговаривать с руководством.

Произвести зачистку тихо или разворошить осиное гнездо так чтобы надолго запомнили?

Если начнешь ворошить, то вспоминать будет некому.

Я не… Вежливый хватить ржать. Последний раз они сами…

Довольно! меньше всего Фабел хотел выслушивать оправдания подчиненных. – Разберетесь после выполнения задания. Чем меньше шума, тем лучше. Еще вопросы?

Нет.

Все необходимое, включая оружие и документы в белом микроавтобусе. Припаркован в пятидесяти метрах по ходу движения.

Если понадобиться другая машина?

Свяжетесь с «Вишней». Он перехватит вас по дороге.

Одноглазый черт сядет на грузовую колымагу? – представив это нелепое зрелище, напарники рассмеялись.

Да, коротко согласился полковник. Еще вопросы?

Нет.

Тогда приступайте.

Есть.

От былого веселья не осталось следа. Перед ним стояли два профессионала, осознающих не только степень риска, а что важнее всего груз ответственности,  возложенный на их плечи.

Все сделаем в лучшем виде, пообещал  Пустота.

Не сомневаюсь, кивнул на прощание Фабел.

Не имеющий права голоса Вежливый улыбнулся.

И это было последнее, что запомнил полковник.  Прощальный луч солнца, чудом пробившийся сквозь непроглядную пелену туч, затмившую небо до самого горизонта.

Глава 28

Гольстерры превратили нашу победу в ничто…

Имур

Гончей хватило минуты, чтобы обнаружить Чужого. Он сидел в неудобной позе, привалившись спиной к мокрой стене. Голова жертвы безвольно свешивалась набок. Широко открытые глаза неподвижно смотрели в одну точку. Изо рта сочилась тонкая струйка слюны. Ни дать ни взять – наркоман после очередной дозы.

Она усмехнулась – хитроумный Паук чисто сработал. Поймал глупого комара в липкие сети.  Осталось только спеленать жертву наручниками и дождаться напарников.

Ее ничуть не смутило, что помятое лицо грязного бродяги не походило на фоторобот.  Охотница не сомневалась   перед ней сидит  человек, спрыгнувший с моста. Если очень постараться можно изменить внешность.  Тогда как сбить Гончую взявшую след – невозможно. 

Попался сладенький! – ее губы  растянулись в задорной улыбке.

Что у тебя? – встрепенулся Паук.

Победа.

Нашла?

Конечно.

Где?

Следуйте до конца коридора, затем два поворота направо, короткий пролет, еще направо, налево  и вы у цели. Жду с цветами и поздравлениями.

Идем.

Закончив короткий доклад, улыбающаяся Гончая, шагнула к  добыче, и в этот момент Чужой неожиданно встал на ноги.

Зрелище было столь неестественным, что опешившая от неожиданности охотница на мгновение растерялась. Откровенно говоря было от чего.

Стоявшее перед ней создание, больше походило на ожившего зомби, чем человека. Спина, прогнувшаяся назад.  Голова неестественно завалена набок.  Висящие вдоль туловища руки, словно безвольные плети. Оставалось загадкой, как он вообще удерживал равновесие? Самым  же неприятным в облике странного зомби были  глаза. Зрачки закатились под веки, так что остались видны только белки.

Можно верить в ад, рай и загробную жизнь или принадлежать к числу воинствующих атеистов. Это ровным счетом ничего не изменит. По той простой причине, что стоящее напротив охотницы существо не было человеком.

Како… хотела спросить Гончая, краем глаза заметив взметнувшуюся ногу.

Каждый из сотрудников Фабела не только обладал уникальным даром. Прежде чем вступить в команду  все прошли курс всесторонней военной подготовки.

Гончая попыталась поставить блок, и не успела. Удар был слишком быстрый. Обескураженная женщина проиграла киборгу в скорости.  Хотя, по большому счету, у нее не было шансов в любом случае.

Скрррррр…

Рвется связь между прошлым и будущим, не оставляя настоящему шанс на спасение.  Безжалостный удар в колено ломает кость. Острому как бритва осколку не терпится вырваться наружу. Трепеща от нездорового возбуждения,  он не замечает, как рвутся артерии, расплескивая по стенам теплую кровь.

Скрррррр…

Короткий сухой треск, отзывается вспышкой адской боли насквозь прошивающей мозг.

Еще два стежка и работа закончена,  умиротворенно размышляет белошвейка.

Первый…

Аааааааааа! – в беззвучном крике открывается рот, упавшей на колени охотницы.

В  следующую секунду нокаутирующий удар в подбородок, валит истекающую кровью жертву в мутный ручей канализационного стока. 

Сломанная нога, челюсть и сотрясение мозга – надежный гарант того что в ближайшее время противник выбыл из игры. Но прагматичный искусственный интеллект предпочитает действовать наверняка.  

Гончая что у тебя?!

Ты слышишь меня!!!

Отвечай!!!

Второй…

Мощный целенаправленный удар каблуком в область сердца, ломает ребра, превращая их в гремучую смесь разлетающихся осколков, вспоровших сердце и легкие.

Ты…

Великая охотница уже ничего не слышит. Пелена кровавого дождя смывает все краски мира, превращая его в безликое ничто.   А ее угасающий разум меркнет перед лицом неизбежного финала.

Жизнь и игра бесславно окончились.  С этим уже ничего невозможно сделать.  Второго шанса в жестокой  игре нет.

И никогда не было…

РАБОТА ЗАКОНЧЕНА.

          ************

«Блэк Джек», – произнес крупье стандартную формулировку, одновременно сметая фишки игроков.

Злобная сука открыла  пасть, намереваясь чтото сказать, но вместо этого схватилась за сердце. На левой стороне ее груди быстро набухало, разрастаясь кровавокрасное пятно.

Гончая что у тебя?

Ты слышишь меня?

Отвечай!!!

Забыв об игре, Паук и Темный повернулись к напарнице.

Ты…

Я был прав неразбитый бокал  оказался предвестником беды.

Гончая!!!

Вместо ответа раздался хруст разрываемой грудной клетки.  В том месте, где должно было находиться сердце, образовалась внушительных размеров дыра.  Голова суки резко дернулась, словно ктото невидимый приложился со всей силы. После чего стул увлекаемый тяжестью обмякшего тела медленно опрокинулся назад.

Нет!!!

Не нужно иметь за душой медицинский диплом, чтобы понять: охотница была мертва задолго до того, как достигла земли.

Да…

У вас принято сбрасывать трупы в пропасть или вы избавляетесь от них более экзотическим способом? как ни в чем не бывало, спросил я.

И не сбавляя темпа продолжил:  Делайте, ваши ставки.

Судя по гробовому молчанию, они явно не ожидали такого поворота событий. В этом заведении как правило умирали неудачливые крупье, а не игроки.

Делайте ваши ставки, более настойчиво повторил я, после чего сидящая напротив меня пара наконецто пришла в себя.

Мы доиграем до конца, а затем избавимся от трупов, – свистящим шепотом пообещал  Вампир. При этом его лицо его начало стремительно багроветь, покрываясь трупными пятнами, и отслаивающаяся кожа обнажила гниющую плоть.

Меньше чем за минуту на голом черепе  остались несколько свисающих кусков отвратительно смердящего мяса.  Пустые глазницы и безумный оскал скелета дополняли картину превращения некогда живого человека в полуразложившийся труп.

За последнее время я насмотрелся на покойников. Только сейчас передо мной сидел  не зомби и не труп, а «Ее величество Смерть» собственной персоной.

Бывает коечто пострашнее смерти, угадав мои мысли, все тем же замогильным шепотом уточнил Вампир. – Намного страшнее...

Зловещее предсказание, сопровождаемое оскалом мертвеца ввергли меня в панику. Не будь тело парализовано ужасом, я бы обязательно спрыгнул. Сидеть напротив этого создания было выше человеческих сил. К счастью тело не повиновалось хозяину. Только руки и голос.

Ставлю все, что есть, прошелестело порождение тьмы. 

Паук до сих пор находившийся под впечатлением неожиданной кончины напарницы, автоматически бросил на стол одну фишку.

Минимальная ставка ничего не решала. Так как в случае победы Темного мне нечем было рассчитываться. Во второй раз за последние пять минут проигравшая сторона лишалась всего.

Прежде чем продолжить игру я закрыл глаза, попытавшись взять себя в руки. Полностью отрешиться от присутствия жуткого зомби не удалось.  Но, по крайней мере, я смог начать раздачу.

Оба игрока набрали по двадцать очков (десять и десять).

Теперь все зависело от сдачи крупье. На первую двойку легла девятка, затем еще одна.

Ровно,  не скрывая облегчения, выдохнул я.

Пришла пора заключительной раздачи,   пообещал полуразложившийся труп.

Казалось его  пустые глазницы, пронзают насквозь само время.

Мне отчаянно не хотелось верить, в зловещее предсказание. Тем не менее чтото глубоко внутри  подсказывало – предстоящий сет и правда станет последним. Олицетворение смерти получит «Блек Джэк», поставив финальную точку в затянувшейся игре.

       ************

Профессионалам, услышавшим в наушниках предсмертный хрип сопровождаемый хрустом костей  нет нужды объяснять, что означают эти  звуки. Гончая мертва.  Ктото или  точнее «чтото»  добило ее.

Паук удерживал в оковах иллюзии сознание Чужого. Никакого другого разума поблизости не было, значит убийцей напарницы, выступило нечто неодушевленное.

Я разберусь, пообещал Темный, прежде чем растворится в непроглядной тьме канализационного стока.

Будь осторожнее! Это…

Знаю.

Разумная осторожность и безрассудная храбрость – разные вещи. Он и правда, ничего не боялся. При   всем при этом, не собираясь бросаться голой грудью на пулеметную амбразуру.

Со всеми возможными предосторожностями, достигнув заданной точки, Темный увидел неподвижное тело Гончей. И рядом странную кособокую фигуру с упорством заевшего автомата «нарезающую» круги вокруг трупа. Судя по болтающимся рукам и неестественно выгнутой спине у странного существа «работали» только ноги. Хотя, не исключено, что это была очередная уловка. В любом случае  не стоило рисковать, повторяя ошибку мертвой напарницы.

Не доходя тридцати метров до цели, Темный выстрелил самораскрывающейся сетью. Меньше чем через десять секунд,  запутавшийся Чужой улежал в мутной жиже канализационных нечистот.

Тело оставалось полностью неподвижным,  только ноги часточасто сучили в воздухе. Зомби пытался освободиться.

Тщетно…

При помощи только лишь нижних конечностей это не представлялось возможным.

Я взял его, сообщил Темный.

Что с Гончей?

Мертва.

Ты… Уверен? – старший группы отчаянно цеплялся за призрачную надежду.

Да. Игра окончена.

Жизнь тоже, устало вздохнул Паук, безуспешно пытаясь, справится с комком, подступившим к горлу. – Тащи эту падаль сюда. Будем выбираться наверх.

А Гончая?

Вернемся позже…

Если сможем, чуть было не добавил он, вовремя прикусив язык.

Сердце сдавила необъяснимая тревога. Ему показалось, что никакого «позже» не будет. Все закончится здесь и сейчас.

Вернемся позже, повторил с нажимом Паук, отгоняя прочь тревожные мысли.

И все же, как ни старался, не смог избавиться от дурного предчувствия.

Глава 29

Рано или поздно он упадет. И тогда я вспорю ему брюхо.

Злая

Сменив неприметный микроавтобус на спортивный кабриолет (от души посмеявшись над Вишней), напарники отправились к загородной резиденции Барела. По дороге Вежливый набрал номер секретаря Терри, сообщив, что владеет исчерпывающей информацией о недавнем убийстве. 

Будьте добры, соедините меня с шефом, попросил он.

В любом другом случае глупая просьба незнакомца была бы немедленно отклонена. Пятнадцать лет безупречной работы на главу преступного общества – немалый срок. Однако никакой опыт и личные качества не могли противостоять невероятной силе убеждения.    

Пожалуйста, ждите, ответил секретарь, переключаясь на линию босса.

Всегда приятно иметь дело с адекватными людьми, Вежливый пребывал в отличном расположении духа.

Да уж, криво усмехнулся Пустота. Всегда, приятно иметь одну точку зрения, с тем, кто всегда прав.

Да нет же! Я не всегда прав!

Да ты не всегда прав… Черт… Опять я попался!

Как обычно! жизнерадостно рассмеялся Вежливый. Еще не было случая, чтобы ты не попался.

Да не было… Проклятье ты вообще когданибудь заткнешься?

Нет. Ты единственный человек в мире, с которым я могу говорить по душам.

Да… То есть нет… То есть да. Короче, достал ты меня…

Пока напарники перебрасывались беззлобными шутками, секретарь переключился на линию босса.

Мистер Барел, звонит человек, владеющий информацией об утреннем происшествии.

Он намеренно употребил более мягкое выражение «происшествие», а не конкретное – «убийство вашего сына», чтобы лишний раз не травмировать убитого горем отца.

Терри знал, что секретарь не станет отвлекать его по пустякам. За годы совместной работы человек, сидящий в приемной ни единожды доказал свою состоятельность.

Соединяй.

Мистер Барел на проводе, сообщил секретарь.

Здравствуйте, мистер Барел! возвышеннотрагическим голосом начал Вежливый. Примите мои  искренние соболезнования.  Страшный удар, обрушившийся на ваши плечи…

Мастер убеждения говорил настолько проникновенно, что глава преступного синдиката почувствовал безграничную благодарность и доверие к собеседнику.

С кем имею честь?

Пол Хэнингтон независимый адвокат фирмы «Бендес и К». Клиент, чьи интересы я имею честь представлять, владеет документально подтвержденными уликами, указывающими на  исполнителей и заказчиков утренней трагедии. Если вас интересуют эти сведения, он готов предложить весь пакет за четверть миллиона наличными. Понимаю, звучит не очень корректно, особенно в столь трудный для вас час. Однако прошу принять во внимание повышенный риск. Когда  ограниченный круг лиц имеет доступ к информации, вычислить утечку не так уж и сложно. После нашей встречи,  мой клиент планирует навсегда покинуть страну. Если представленные доказательства покажутся вам неубедительными, сделка автоматически отменяется. Мы полностью полагаемся на вашу порядочность...

Когда сможете подъехать?

Существует категория предложений, от которых нельзя отказаться даже за очень большие деньги.  Не говоря уже о такой мелочи как четверть миллиона.

В течении получаса.

Охрана получит соответствующие распоряжения.

Спасибо мистер Барел. Всегда приятно иметь бизнес с деловым человеком.

Взаимно. Надеюсь на скорую встречу.

Это был один из тех немногих  случаев, когда желания охотника и добычи полностью совпадали.

Мы тоже...

Криво улыбаясь, Смерть шла навстречу очередному глупцу. А он и не думал сворачивать. Наивно полагая, что несчастье может случиться с кем угодно только не с ним.                                                           

Вместо обещанного получаса они уложились в двадцать минут. Подъехав к первому контрольнопропускному пункту, преграждавшему доступ к загородной резиденции, Вежливый назвал свое имя, Пол Хэнингтон, и…

Кивком головы указал на водителя, Гарри Паркен, У нас назначена встреча с мистером Барелом.

Ваши документы.

Разумеется.

После стандартной процедуры планка шлагбаума поднялась вверх. Впереди их ожидали еще три  поста, поэтому  секьюрити ограничились обычной проверкой документов.

Серьезные люди, отметил Пустота, после того как на втором КПП оставили машину, и в сопровождении пары охранников пешком отправились к резиденции. 

Хочешь, чтобы я подтвердил или опроверг твое мнение?

Несмотря на предстоящую ликвидацию, Вежливый находился в отличном расположении духа.

Оба  знали:  Пустота  согласится со всем, что бы ни сказал напарник.

Ни то не другое.

Жаль.

Мне тоже.

Верю… Точнее нет…

Веришь, веришь.

Да, да, да…

Со стороны для непосвященного человека их разговор выглядел глупым чудачеством.   На самом  же деле имел смысл. Продолжая мило болтать, они миновали третий досмотр, включавший в себя металлодетектор и тщательный обыск, во время которого мнимый Пол Хэнингтон был вынужден оставить  дипломат, взяв с собой лишь папку с документами.

Последняя проверка заняла меньше всего времени. Миновав комнату, напичканную всевозможными датчиками, партнеры достигли приемной.

Мистер Барел ждет вас. Секретарь открыл дверь, пропуская гостей в роскошно обставленный кабинет.

Вычурная дверь красного дерева плавно закрылась, но в помещение зашел только один человек.  Второго никто из присутствующих  не заметил.

Какая приятная встреча! – воскликнул Вежливый, с порога очаровав хозяина и двух его  телохранителей.   Чрезвычайно рад, что имею возможность вести дела с самим Терри Барелом!!!

Последние слова были произнесены с таким неподдельным восторгом и подкупающей мальчишеской искренностью, что у присутствующих не осталось сомнений: Пол Хэнингтон  безгранично счастлив, сесть за стол переговоров с великим человеком.

Кажется, вы говорили о клиенте?   напомнил хозяин.

Мы даже приехали вместе, но… мнимый адвокат игриво махнул рукой. У него есть маленькая слабость всегда носит при себе счастливый талисман, старую дедовскую зажигалку. Так к ней привязан, что не расстается даже в постели.

Не прошел проверку на детекторе?

Да.

Это можно легко исправить, начал было Терри.

Не стоит волноваться, улыбнулся Вежливый,  документы у меня.

Хорошо.

В кабинете отсутствовали мониторы наблюдения. В надежно охраняемой цитадели могущественный человек чувствовал себя в полной безопасности. Уличить во лжи мнимого адвоката можно было, связавшись с секретарем.  Впрочем, объяснения Хэнингтона выглядели достаточно убедительно, чтобы не заострять внимание на мелочах.

Если документы у вас, давайте перейдем к делу, безутешному отцу не терпелось узнать имя убийцы.

Конечно, Вежливый протянул папку.

Хозяин кабинета бегло просмотрел один листок, затем второй, третий...

Что это? – в голосе Барела звучало неподдельное изумление.

Бумаги оказались испещрены немыслимой абракадаброй.

Код, уточнил Вежливый,

Пока напарник очаровывал хозяина, Пустота разобрался с охраной, при помощи парализатора  «Til 15», в узких кругах известного как: «Улыбнитесь вы живой»  (У.В.Ж.). Сокращение мышц лица вызывало некое подобие улыбки, «сходившей», через полчаса после прекращения действия препарата. Пришедший в себя после воздействия «Til 15», выглядел безмерно счастливым не столько изза натянутой улыбки, сколько изза осознания факта, что по какойто неведомой причине до сих пор жив. Ведь в подавляющем большинстве случаев намного проще убить чем, возится с экзотическими ядами…

Несмотря на то, что при досмотре у посетителей изъяли  все что только можно, включая наручные часы, пластиковые скрепки, обработанные бесцветным раствором не вызвали подозрения. Даже самому дотошному проверяющему не могло прийти в голову, что канцелярские принадлежности в папке с бумагами представляют опасность…  

С практической точки зрения заключительная часть операции оказалась самой простой. Для «человеканевидимки» не составляло труда воткнуть в шеи ничего не подозревающих жертв  скрепки с «Til 15», превратившие телохранителей в бесчувственные изваяния.

И где же ключ к этому коду?

Хозяин кабинета говорил подчеркнуто спокойно, несмотря на то, что начинал злиться.

Вот он. Вежливый  пролистал папку достав фотографию убитого подростка.

И как мертвый парень связан с моим делом?

Напрямую! голос мнимого адвоката трепетал от радости. Ежедневно десятки людей умирают от наркотиков, которые вы продаете…

Охрана. Барел был спокоен.

Да, он верил каждому слову этого фигляраадвокатишки, который не учел одного телохранители,  превратят наглеца в бессловесный труп, прежде чем тот успеет чтолибо предпринять.

В холодильник его!

Так сразу?! – в притворном ужасе Вежливый схватился за голову. А может не надо?!

Не надо? – зачарованно повторил властный мужчина, пытаясь понять, отчего в голове творится сумбур, а простые решения неожиданно превращаются в запутанные головоломки.

Разойдемся с миром.

Разойдемся?

Да.

Согласен.

После чего осознав глубину своих чудовищных преступлений, вы пустите пулю в висок.  У вас ведь есть пистолет?

В… Нижнем ящике… И один в сейфе, от былой уверенности сильного человека не осталось следа.

Замечательно! Первые две пули охране, третья себе. Вы согласны?

Я?

Да вы.  Вижу по глазам, что согласны. Невыносимо тяжело день за днем носить в себе чувство вины перед тысячами несчастных, погибших по твоей вине.

Да я виноват! – на глазах Барела выступили слезы. Я и правда стольких убил. Вольно или невольно.

Неожиданно на отца потерявшего сына, обрушилось осознание простой и страшной истины – он чудовище в человеческом облике, недостойное ходить по земле.

Теперь у вас есть шанс все исправить,   так милосердный проповедник успокаивает закоренелого грешника.

Конечно! – все, наконец, встало на свои места, обретя высший смысл.

После того как я выйду, попросите секретаря не беспокоить вас в течении получаса. Не стоит поднимать шум пока я здесь. Вы ведь не хотите напоследок причинить неприятности кому бы то ни было?

Нет! Ну что вы!!! Конечно же нет!!! – меньше всего на свете Терри Барелу хотелось подвести святого человека указавшего выход из тупика.

Вот и отлично. А чтобы не вызывать подозрения, я заберу деньги.

Разумеется! – он был благодарен ангелу посланному небесами. Забирайте все. Отныне мне ничего не нужно.

Кроме искупления.

Кроме искупления, глядя вслед уходящему адвокату, повторил человек контролирующий оборот наркотиков  югозападного побережья.

Посидев несколько минут неподвижно глядя в одну точку, он усилием воли сбросил оцепенение, нажав кнопку селектора.

В течении ближайшего часа меня ни для кого нет.

Вообще ни для кого? – на всякий случай уточнил секретарь, уловивший в голосе босса странные интонации.

Ни для одной живой души, подтвердил Барел.

Даже для вашей семьи? как правило, вышколенный слуга не позволял себе вольностей, но сейчас чтото явно было не так.

Я же сказал не желаю никого видеть…

Понял, в отношениях между хозяином и подчиненным существует определенная грань, которую нельзя перейти.

Хорошо, что Пат и Трей внутри. Если убитый горем отец решится на какуюнибудь  глупость, они помешают, подумал встревоженный секретарь.

И ошибся…

В отличии от улыбающихся счастливчиков очнувшихся после действия «Til 15», телохранителям наркоторговца не повезло. Спустя десять минут после отъезда гостей, тишину кабинета разорвали три выстрела. Не смирившись с утратой сына Терри Барел застрелил двух охранников, после чего засунув дуло пистолета в рот снес себе полголовы.

Глава 30

Людям свойственно ошибаться.

Милая

Последнюю для себя раздачу я начал с  туза Вампиру, перевоплотившемуся в Смерть, короля Пауку и тройки себе. Скорее всего, следующая карта станет решающей. Предчувствие подсказывало, что это будет десятка.

Пытаясь оттянуть неизбежный финал я  не стал переворачивать карту, как и в случае с бешенной сукой,  оставив ее лежать на столе рубашкой вверх.

История повторяется дважды. Один раз в качестве трагедии, второй как жалкий фарс.

Если раньше Паук пытался выглядеть «своим в доску парнем», то после смерти напарницы резко изменил поведение.

Как правило, историю пишут победители, я не пытался оспорить его утверждение, всего лишь оттягивал неизбежный финал.  

Бесспорно, и мы оба знаем, что сегодня не твой день.

Ваша знакомая думала также.

Раздавай, Темного интересовал конечный результат, а не детский лепет отчаявшегося неудачника.

Несмотря на то, что номинала карты не было видно, я точно знал, что   ЭТО ГРЕБАННАЯ ДЕСЯТКА.  Вкупе с тузом означавшая «Блэк Джек» и конец игры. Ставка игрока оказалась слишком велика, чтобы крупье мог расплатиться.

Видя мою нерешительность, Паук откинулся на спинку кресла, презрительно бросив: Обоссался от страха?

Пока нет.

Тогда покажи карту, и покончим с этим.

Из пустой глазницы Вампира  вывалился клубок белесых червей. Он не глядя смахнул его со стола.

«Крысы бегут с корабля», отстраненно подумал я.

Ты бу…, начал было Темный.

Закончить фразу помешал неожиданный телефонный звонок.

Черный, старинный аппарат тридцатых годов двадцатого века трансформировался из пустоты в непосредственной близости от полуразложившегося трупа.

Что это? – удивленный Вампир повернулся к напарнику. 

Телефон продолжал методично звонить.

Впервые за время нашего знакомства Паук выглядел растерянным.

Этого...  не может быть, пробормотал он. Я ведь точно знаю...

Невежливо заставлять ждать, кого бы то ни было,  злорадно усмехнулся я. Вдруг чтонибудь срочное? Не исключено, что мертвая сука названивает из ада. Спешит поделиться впечатлениями или на худой конец, пригласить в гости.

Из пустой глазницы Темного вывалился очередной клубок белесых червей.

Расскажешь ей о победе? – я обратился  к Вампиру, подняв карту на уровень глаз, удерживая так,  что сидящие напротив игроки попрежнему не видели номинала.

Предчувствие не подвело десятка.

Или, как выразился наш общий знакомый, усмехаясь, кивнул в сторону Паука, написал в штаны?

По большому счету судорожный оскал не слишкомто отличался от улыбки черепа, сидящего напротив. Правда в отличии от моего напускного веселья  Вампир был спокоен.

Кто бы это ни был, я сообщу, что мы потеряли крупье.

Не ... – Паук сделал попытку остановить напарника. Делай

Поздно…

После того как решение принято, никто в целом мире не в силах остановить порождение тьмы. Темный  снял трубку, поднеся ее к уху.

Дорри малышка. Ты моя навсегда. Я так любил тебя. Только тебя и никого больше...

Старая пластинка.  Допотопный граммофон.

Легкий едва заметный шелест иглы.

Дорри малышка…

Вечерний безлюдный пляж.

Влюбленная босоногая пара на фоне заката кружится в причудливом танце.

Ты моя навсегда

Мягкий шепот прибоя.

Развевающийся желтый платок на шее юной девушки с копной рыжих волос.

Я так любил тебя…

Я знаю.

Только тебя и никого больше.

Я знаю. Знаю… Знаю…Знаю… Знаююююююююююююююююю…

Плавная мелодия сменяется заикающимся повтором. Не в силах перескочить на соседнюю дорожку игла начинает вгрызаться в пластинку. Сначала медленно, затем все быстрее. Она входит в раж, с остервенением пытаясь выжать из бесполезного куска пластика чтонибудь кроме визгливого «Знаюююююююю».  Не замечая, как окружающий мир начинает сворачивается в спираль, хлопьями сладкой ваты закручиваясь вокруг обезумевшего от ярости тонарма.

Плавиться раскаленный песок. Море сливается с небом. Грациозная пара превращается в гипертрофированных уродов.

АААААААААААААА – в предсмертном хрипе захлебывается труба развалившегося граммофона.

Кажется, в вихре ревущего хаоса не осталось ничего материального.  Однако это не так.

Желтый платок, сохранивший воспоминание о теплых плечах счастливой красавицы танцующей на вечернем пляже прощальный вздох обреченного мира.

Дорри малышка… 

На последних аккордах затухающей песни слышится нарастающий гул. Он становится громче, перерастая в отвратительный визг, обрывающийся на самой высокой ноте.

Бросай трубку! – отчаянный крик Паука запоздал.

Из темных провалов глазниц Вампира вырывается ослепительный  сноп света.

Бросаааааааааа…

Ревущий ураган адского пламени, растворяет желтый платок в недрах бушующей бездны.

Слышииииии…. Броооооо…

Точка невозвращения пройдена.

Эта песнь для тебя лишь одной.

УЖЕ, отвечает человек,  победивший страх.

НЕ МОГУ…

После чего его голова взрывается изнутри, разметав осколки черепа в разные  стороны.

 ************

Темный коротко сообщил напарнику об успехе операции. Непонятно изза чего было столько волнений и беготни. Грязное тело, опутанное сетью, представляло жалкое зрелище.  Как вообще этот клоун, сучащий ногами смог расправится с Гончей, находясь в плену иллюзии. Особенно   учитывая…

Невеселые размышления прервала звонкая трель сотового.

Что это? – удивился Паук.

Звонит телефон.

Слышу. Ведь это не твой рингтон?

И не мой сотовый.

Что собираешься делать?

Ничего.

Телефон продолжал заливаться веселой мелодией.

Диньдиньдон. Диндиньдон.

Наш приятель пил бурбон.

Так напился что лежит.

Ничего не говорит…

Хотя, может ответить?

Зачем? Вдруг это напарник!

И что с того?

Паук ощутил не поддающееся объяснению беспокойство.

Не трогай!

Боишься, укусит? – усмехнулся охотник, снимая с пояса наручники, чтобы сковать жертву.

Нет, он поймет, что возникла проблема.

Эта тварь убила Гончую, напомнил Темный.

А при чем здесь она?

Хочу передать мудаку на том конце провода, что ему конец.

Ты…  Собираешься испугать его до смерти?

Как ты догадался?

Зная тебя это было не трудно. Думаешь, получится?

Ни разу не пробовал по телефону.  А почему бы и нет?

Вдруг ошибка. Ктото просто набрал не тот номер?

Пауку не нравилась возникшая ситуация.  

Шутишь?

Даже не думаю.

«Диньдиньдон. Диньдиньдон»

Не унимался  телефон.

Пятнадцать звонков не бывают ошибкой. Оставайся на месте. Я отключаю канал, чтобы тебя не «накрыло».

Подожди! Слышишь?! Темный – не надо!!!

Поздно…

Объект приказано взять живым. Они выполнили задание. Во время инструктажа Фабел  не упомянул о подельниках. Не счел важным или забыл. Теперь это уже не имеет значения.  Важно лишь то, что у Темного развязаны руки. Нельзя оставлять безнаказанной смерть Гончей.  Ктото должен ответить. И этим «кемто» будет  назойливый абонент. Впечатлительный Паук излишне драматизирует ситуацию. Нет ничего страшного в том, чтобы ответить на вызов…

В этом  и правда, не было бы ничего страшного, будь это обычный телефон. Жаль, что трубка была необычной.  И, несмотря на вполне мирное имя – Милая, исповедовала концепцию тотального уничтожения.

Темный вытащил из кармана брюк жертвы продолжавший трезвонить сотовый, и, нажав кнопку вызова,  поднес трубку к уху. Прежде чем уничтожить противника он хотел услышать голос.

В отличии от глупого человека, искусственный интеллект не стал тратить время на эффектные жесты, обрушив на сознание жертвы волну сгенерированного ультразвука, от которой полопалось большинство кровеносных сосудов мозга.

Диньдиньдон. Диндиньдон.

Это похоронный звон.

Темный умер мгновенно, так и не познав одну из главных составляющих человеческой жизни – страх.

Потеряв очередного напарника, Паук остался один на один с Чужим, в крайне невыгодном для себя положении…

От былого преимущества не осталось следа…

Игра на выбывание вступила в свою заключительную фазу…

Глава 31

К любому человеку можно подобрать «ключ». Главное не спешить…

Клив

Впервые за прошедшие сутки Зет покинул стены своего кабинета. Решив сменить обстановку и заодно посмотреть на пленницу.

С одной стороны, упорство с которым Чужой держался за девушку, наводила на мысль, что она важна для него. А с другой, слишком легкий захват ставил под сомнение первую версию. И вообще,  в сложившейся ситуации было слишком много неизвестных, чтобы  решить ее с ходу. 

Медицинский отсек, разместившийся в  югозападном крыле комплекса, состоял из пяти вспомогательных помещений и операционной.

Обнаженная пациентка неподвижно лежала на столе.

Что с ней? – сухо поинтересовался Зет, с порога.

Сквозное ранение в грудь.

Опасно для жизни?

После обработки раны – нет. Правда  с остатками силиконовых имплантов придется проститься…

Вы уверены, что это именно силикон, а не другой материал?

Врач посмотрел на Зета с плохо скрываемым раздражением.

Студент первокурсник скажет…

Сейчас я спрашиваю вас.

Да уверен. Кроме того фрагмент материала из груди пациентки отправлен в лабораторию на исследование вместе с другими анализами.

Когда будут готовы результаты?

В  течение ближайшего получаса.

Какова вероятность, что это силикон, а не чтото другое?

Девяносто процентов.

Чем дальше тем запутаннее становилась головоломка.

Посетительница сомнительного бара с силиконовыми имплантами в груди – описание среднестатистической проститутки. Или одинокой женщины, решившей найти партнера на вечер. Неожиданное появление наркоманов, без какой бы то видимой причины устроивших бойню,  вообще не поддается  объяснению. Плюс нелогичное поведение  киборга из параллельного мира. Все вместе взятое – стог сена, в котором Зет должен найти  зацепку, чтобы размотать клубок бессмысленных на первый взгляд противоречий.

Когда ей можно будет задать пару вопросов?

Вы хотели сказать допросить?

Зета начал раздражать самоуверенный доктор.

Два с половиной часа назад Таллоу превратился в ядерные руины. Мне нужно чтобы пациентка пришла в себя, ответив на несколько вопросов. Если понадобиться я прикажу разрезать ее на куски.  В случае отказа сделаю то же самое с вами. Я достаточно ясно выражаюсь?

Да, – на побледневшем лице врача проступили алые пятна.

Отлично, – не сбавляя темпа продолжал Зет. Теперь повторяю  вопрос: когда с раненой можно будет поговорить?

Судя по отсутствию реакции на внешние раздражители, она в состоянии глубокого транса.

Можете привести ее в чувство при помощи лекарств?

Делаем все возможное.

Мне нужно чтобы в течении ближайшего часа она могла говорить.

Крик отлично действует на глупцов. Зачастую он не подкреплен реальными действиями. Намного страшнее спокойно равнодушный тон. Его обладатель не собирается пугать или давить. Он предлагает выбор: исполнить приказ, продолжив жить или умереть не выполнив.

Несмотря на то, что уставший человек с темными кругами под глазами не кричал, врач понял – край бездны рядом. Один неверный шаг и конец…

Использование «Атрительвиола Б» может помочь, непроизвольно облизав пересохшие от волнения губы, пробормотал взрослый мужчина, чувствующий себя нашкодившим школьником, оправдывающимся перед классным руководителем за пустяковую провинность.

Почему сразу не сделали инъекцию?

Ряд побочных эффектов,  даже самое жалкое оправдание лучше, чем вообще ничего.

Вводите прямо сейчас.

Он чуть было не высказался насчет того, что это плохая идея, но вспомнив о крае пропасти и лимите времени сдержался.

Хорошо.

Позовете меня, когда она заговорит, бросил Зет через плечо, выходя в коридор.

Проклятые деньги, в сердцах выругался врач. Жена, любовница, дочь. Чем больше имеют, тем больше хотят. Им наплевать, что престижное место в клинике намного спокойней и лучше высокооплачиваемой работы мясника в сверхсекретном  аду…   

Через пятнадцать минут прогуливающемуся по коридору Зету доложили, что девушка очнулась. Специалисты расценивали ее состояние как удовлетворительное. Впрочем, даже если бы  самочувствие наблюдаемой оказалось «неудовлетворительным» это не повлияло на допрос. Аналитику были необходимы ответы. Причем,  не в отдаленной перспективе, а сейчас.

В комнате, куда он  тихо вошел, находились двое –  сидящий в кресле психолог и лежащая на кушетке девушка. Врач задавал простые вопросы, пациентка коротко отвечала.

Зет предпочел не вмешиваться. Скромно присел на стул в углу комнаты, следя за ходом беседы, стараясь не упустить ни одного слова.

Значит, вы не помните ничего кроме вашего имени?

Приятный голос психолога располагал к откровенности.

Нет.

Какое ваше последнее воспоминание?

Открыла глаза и увидела вас.

А до этого?

Наморщив лоб, она попыталась вспомнить и не смогла.

Ничего.

Меньше всего это походило на притворство. 

Нелогичный на первый взгляд поступок Чужого, наконец, обрел смысл. Вместо того чтобы убить спутницу он оставил ее «запечатанный разум» преследователям, чтобы выиграть время для себя.  Окажись Зет на его месте, скорее всего, поступил также.

Стало ясно, что допрос ничего не даст. Значит дальнейшее пребывание здесь лишено смысла. Покинув  кабинет, аналитик обратился к старшему отделения. У вас есть специалисты, способные  зондировать сознание? Гипноз... или... мне все равно что, важен конечный результат.

В его голосе смешивались усталость и раздражение.  Хитроумный Чужой  подкинул «пустышку». Не исключено, что он знал о засаде на мосту и сделал это намеренно.

Раз у пациентки заблокировано сознание, то попытка взломать барьер, может плохо кончится.

Она  сойдет с ума?

В лучшем случае да.

Зет не стал вдаваться в подробности о худшем. В любом случае молчащая напарница Чужого  бесполезна. 

Мне нужен результат в течении ближайшего часа.

За столь короткий срок я не могу ничего гарантировать.

Меня интересует результат, а не гарантии.

Я, начал было мужчина, но встретившись взглядом с равнодушным чудовищем, осекся…

Я… Должен вернуть доктора Свенсона.

Несмотря на то, что имя было знакомым,  Зет не смог с ходу вспомнить кто это.

Он ваш лучший специалист?

Не совсем, замялся врач.

Было очевидно, что ему не доставляет удовольствия вспоминать о коллеге.

Это не тот ли доктор, перестаравшийся в седьмом блоке полгода назад. Кажется, после этого случая  его временно отстранили?

В свое время «случай» наделал много шума. Тогда доктор Свенсон не просто перешел грань допустимого, а нарушил все общечеловеческие нормы.

Да.

Когда  он сможет приступить к работе?

Человек не боящийся замарать руки, будет всегда востребован. Особенно в компании бесполезных с практической точки зрения чистоплюев.

Сейчас Свенсон в резерве.  В случае экстренного вызова…

Я спрашиваю: «Когда»?

В течении получаса.

Максимум через полтора часа мне нужен результат, бросил Зет на ходу.

Не повезло пациентке, покачал головой врач, глядя вслед удаляющейся фигуре. Психопат Свенсон, вскроет ее разум, словно банку с консервами. И не скальпелем а  ржавым армейским ножом. После чего вытряхнет содержимое на пол, с видимым удовольствием размазав ногами по паркету. А когда все закончится, напьется в хлам, выкинув из головы весь этот бред и…

Утром нового дня проснется героем.

Глава 32

Чтобы вернуться в команду, мне нужно новое тело…

обугленный череп Пловца

По правилам заведения, вне зависимости от причин, отсутствие игрока расценивается, как нежелание продолжать игру. Что, в свою очередь, приводит к аннулированию ставки.  В качестве доверенного лица усопшего вы можете забрать его фишки,  уведомил крупье последнего клиента.

И не позволив опомниться, убрал со стола все лишнее, оставив карты Паука.

Десятка, которую я до сих пор держал в руке, уверенно легла на туза, после чего с легкой душой крупье сообщил:

«Блэк Джек». Поздравляю, вам  повезло.

Повезло?! – несмотря на обрушившееся несчастье, он все же нашел в себе  силы криво усмехнуться.

Вне всякого сомнения, жизнерадостно подтвердил я.

После неожиданной кончины Вампира  ужасные чары развеялись. 

Будем продолжать  или мирно разойдемся?

Надо отдать ему должное, Паук достойно перенёс  смерть партнеров.

Давайте доиграем до конца, устало предложил он. – Каждый из нас в некотором роде заложник чести или обстоятельств. А может того и другого…

После чего нацепил солнцезащитные очки, глубоко затянулся очередной сигарой (он курил их, словно сигареты, – много, в затяг) и бесшабашно веселым тоном азартного игрока, решившегося пустить на ветер  капиталы и жизнь, воскликнул:

Играем до конца!

Резкий переход от печали к наигранному веселью не мог никого обмануть. Бывают моменты, когда человека неумолимо влечет к пропасти. Он должен достигнуть бездны, заглянув за край, чтобы не возвратиться назад. В противном случае  дальнейшая жизнь потеряет всякий смысл.

До конца так до конца, меньше всего мне хотелось тратить время на бессмысленный спор.

Казино абсолютный наркотик. Однажды «подсевший» на игру останется в ней навсегда.

Паук играл осторожно, ставя немного.  Тем не менее, раз за разом выигрывал. У крупье следовал один  перебор за другим.  И как следствие, моя стопка фишек таяла на глазах.

Игрок сделал очередную ставку и вновь выиграл. После этого поражения  у меня на руках остались  две последние фишки.

Паук поставил на кон одну.

Чегото боишься или растягиваешь удовольствие?

Я  столько раз за последние полчаса находился на грани проигрыша, что перестал волноваться по пустякам.

Вопрос был продиктован  обычным любопытством.

Да как сказать... – он закурил очередную сигару. Если честно, то не хочется повторять ошибки  напарников. Их сгубил азарт и ненужная спешка.

А если «НЕ ЧЕСТНО»?

Выигрывает тот, кто последним остался в живых.

Согласен, это нечестно.

В очередной раз осторожный Паку остановился на тринадцати, а я перебрал.

Последняя раздача?

Выходит что так, не задумываясь, согласился он.

Уверен в победе?

Разумеется – да. В противном случае не сел бы за стол.

Твои приятели думали так же.

Им не хватило выдержки.

Это судьба, философски заметил я, начав с шестерки себе и туза игроку.

Судьба говоришь, усмехнулся он. Ну, может и так, вот только…

Оборвав его на полуслове, вновь зазвонил телефон.

Хахаха! – радоостно, с поистине детской непосредственностью, рассмеялся Паук. Как мило  использовать один и тот же трюк дважды! Оригинально до невозможности!

А вдруг чтото новое? без понятия, что на этот раз придумал искусственный интеллект, знаю одно у него в арсенале достаточно грязных приемов, чтобы свести в могилу не одну сотню людей.

Хочешь проверить? – ободряюще улыбнулся игрок. Бери не стесняйся.

А почему бы и нет? – я  протянул руку, сняв трубку.

По счету «ТРИ» отвернись  и закрой глаза, откудато издалека, с самого края вселенной, донесся едва различимый шепот  Милой.

РАЗ…

Что говорят? –  спросил он, ничуть не стесняясь своего любопытства.

ДВА…

Все как обычно, – устало ответил я, отворачиваясь и закрывая глаза. Предрекают чьюто скорую смерть.

ТРИ…

Наша елочка – гори!!!

Телефон взорвался ослепительной вспышкой света. Одновременно раздался душераздирающий крик.  Рождение сверхновой не расплавило  мозг Паука. Оно всего лишь   сожгло сетчатку глаз.  Но и  этого оказалось достаточно, чтобы свести от боли с ума.

В грязной игре побеждает тот, кто последним остался в живых. И сейчас этим кемто был я. Даже несмотря на то, что у противника игрока была лучшая карта…

Мир стремительно менялся, сжимаясь, словно смятая обертка шоколадной конфеты.  Бескрайняя ледяная пустыня трансформировалась  в безликую массу, стекавшую сладкой патокой из опрокинутой вазы. Разорванное на куски небо, опадало грязными хлопьями на почерневший от копоти снег. Сам «Пик мироздания» накренился, словно детская пирамидка, готовая рухнуть в любую секунду.

Стол, в отличие от стульев и всего остального, был намертво вкручен в грунт, поэтому остался на месте. Вцепившись в край, я навалился всей грудью, застыв  в наклонном положении.

Ааааааааааааааааааааааа!!!   не переставая дико кричать, нелепо размахивая конечностями, Паук  заскользил к пропасти.

Он почти достиг края бездны, продолжая безостановочно кричать от боли, и вдруг произошла удивительная метаморфоза. Мир не просто вернулся к прежнему состоянию, а стал еще прекрасней, чем раньше.  От поразительной смены обстановки у меня перехватило дыхание.

Пронзительный крик резко оборвался. Там где мгновение назад стоял огромный паук, появился человек. О громадном членистоногом напоминали только неизменная сигара, лихо заломленная шляпа и солнцезащитные очки, скрывавшие глаза.

Выпустив струю дыма без всякого сожаления он откинул сигару прочь.

А знаешь, чем настоящий игрок отличается от всех остальных? – как ни в чем не бывало, спросил Паук.

Я попрежнему висел в неудобной позе, упершись грудью в жесткое ребро стола. Было непонятно, как  он стоит на краю накренившегося пика.

Нет, честно признался я. Не знаю.

Настоящий игрок  всегда соблюдает одно правило...

Прежде чем ответить ему хотелось услышать вопрос, и я подыграл:  «Какое»?

Постояв несколько секунд в задумчивости, словно решая, открыть секрет или нет, наконец, махнул рукой: «Мол, была, не была!».  Задорно помальчишески улыбнулся, снял очки, так что стало  видно на месте глаз у него ничего нет, и, продолжая широко улыбаться, ответил:

«Как бы тебе ни везло, и ни шла масть, всегда  нужно  помнить: главное –  вовремя спрыгнуть. Иначе проиграешь не только что было, но и вообще все на свете».

Сказав, что хотел, Паук развернулся, напоследок вздохнул полной грудью, спрятал провалы выжженных глаз за стеклами солнцезащитных очков, и широко раскинув рукикрылья,  бросился в бездну.

 *************

В создавшейся ситуации было невозможно подняться на поверхность, чтобы связаться с командованием, запросив помощь. Ментальное воздействие Паука имело ограниченный радиус действия. Стоило покинуть пределы досягаемости и освободившийся Чужой уйдет. После чего найти беглеца в запутанном переплетении канализационных коммуникаций будет невозможно. Значит, остается одно продолжать операцию. Главное не торопиться, действуя наверняка. Несмотря на потерю напарников преимущество до сих пор на  стороне охотника.  Добыча  неподвижна и опутана сетью. Ее разум под контролем.

Все так.  Тем не менее, смутное беспокойство и предчувствие надвигающейся  беды не оставляли.

Если бы Гончая не торопилась, а Темный послушал совета… с запоздалым сожалением подумал Паук. Мне не пришлось сейчас разгребать дерьмо в одиночку.

Он достиг поворота, за которым следовал последний участок прямой.  Но вместо того, чтобы сразу повернуть, присел на корточки, осторожно выглянув изза угла. Его движения и без того были заторможены изза необходимости постоянного контроля  двух реальностей – мнимой и настоящей. А последнее действие выглядело, словно кадры замедленной съемки.

Из трех тел распластанных  на земле двое  были мертвы: Паук без труда опознал Темного и Гончую прибор ночного видения обеспечивал достаточно четкое изображение даже на расстоянии. Третье,  запутанное в сети,  принадлежало хитроумному ублюдку.

Какоето время Паук просидел в прежней позе, напряженно всматриваясь в неподвижный силуэт. Затем решив, что дальнейшее промедление бессмысленно, встал, медленно двинувшись к телу.

Осторожное продвижение вперед проходило в полной тишине. Ему осталось преодолеть последние несколько метров, как вдруг, словно гром среди ясного неба, прозвучала звонкая трель сотового.

Диньдиньдон. Диндиньдон.

Ты со мною не знаком…

Паук вздрогнул от неожиданности.

Верх идиотизма,  раздраженно подумал он, непроизвольно поворачиваясь к источнику звука.

Использовать один и тот же прием дважды.

Взгляд выхватил из окружающей обстановки  трубку.  А в следующее мгновение, бушующий протуберанец оторвавшись от солнца устремился в глубины неизведанной вселенной. Туда, где в бездонных провалах черных дыр искривляется пространство и время. Умирают и рождаются звезды. Обращаются  в прах несбывшиеся желания. И что самое печальное не в силах противостоять напору безудержного хаоса плавится сетчатка глаз.

Мощность излучения была настолько сильной, что не спасли даже защитные фильтры очков. В голове ослепшего человека взорвался огненный шар боли. Ослабевшие ноги не удержали тело, завалившееся назад. При падении  он рассек голову, даже не почувствовав этого. Когда дикая боль сводит с ума, а безжалостные иглы буравят мозг, раз, за разом ослепляя и без того невидящие глаза, все остальные чувства растворяются в урагане адского пламени.  

«Это конец, – пришла откудато издалека  страшная  мысль, от которой как ни странно стало намного легче.   

Освободившийся из сети Чужой первым делом прикончит беспомощного врага.

Я все же… зацепившись за спасительный круг, утопающий на секунду вынырнул на поверхность, чтобы последний раз в жизни увидеть ночное небо, взорвавшееся всполохами ослепительного салюта.

Дрожащая рука вытащила из кобуры пистолет.

…спрыгнул…

Прежде чем палец с остервенением нажал на курок, он в последний раз выдохнул:

…сам…

Вырвавшаяся на свободу пуля вошла в сердце, и бездны обеих реальностей сплелись воедино, чтобы навсегда раствориться в абсолютном мраке небытия.

Глава 34

Тот, кто убивает должен и сам быть готов умереть в любую минуту.

Толинель

После смерти  Паука иллюзия, порожденная  его разумом, исчезла, вернув меня из заоблачных далей Алагона в грязную реальность канализационного стока, сдобренную тремя свежими трупами.

Откуда взялась чертова сеть? крайне неприятно очнутся спеленованным словно младенец.  

Дело рук, одного из охотников, не вдаваясь в подробности, ответила напарница.

Понятно, что не крысы постарались, я был «на взводе». – Как вообще нас нашли?

Обычно Милая не слишком охотно отвечала на вопросы.  Сейчас  решила сделать исключение.

У местных есть спецподразделение, состоящее из людей, наделенных определенным ментальным даром. С одним или двумя (я не уверена насчет снайпера) мы столкнулись у небоскреба. Еще трое лежат рядом с тобой. Итого пятеро. По моим оценкам в группе осталось от четырех до десяти активных бойцов.

Ты уверена? – мне, наконец, удалось полностью освободиться и встать.

Да. Численность населения  страны, помноженная на теорию вероятности.

Значит у них не каждый второй, обладает  даром супер героя?  на всякий случай уточнил я.

К счастью для нас – нет.

Отлично. Тогда  последний вопрос – «Ты можешь  заранее предупреждать меня об их появлении?»

Ментальные аномалии имеют необъяснимую природу.  Их невозможно определить до тех пор пока они  не проявят себя.

Все вышесказанное звучало не слишкомто обнадеживающе. Хотя с другой стороны – Милой удалось в одиночку справиться с тремя охотниками. Значит не все так печально как кажется на первый взгляд.

Ладно,   выяснив, что хотел, я перешел к главному. Что дальше?

Выходим на поверхность, садимся в машину, покидаем  город.

И?

Для начала нужно оторваться от погони.

Вспомнив злобную суку с раздувающимися ноздрями и охотничьим блеском в глазах, я согласился,  что это более чем разумно.

Ок. Где выход наверх? 

Прямо до первой развилки, потом направо, длинный коридор и еще раз направо. Там тихая улица.   Неподалеку удобный тупик.

Следуя инструкциям Милой, я двинулся в указанном направлении, осознав, что каждый новый шаг отдается тянущей болью. 

Что с ногой?  

Растяжение связки.

До сих пор оставалось неясно: отчего умерла Гончая. Теперь все на свои места: напарница убила ее с моей помощью, при этом «немного» перестаравшись.

Не поверю, что нельзя было обойтись без травмы…

Пришлось действовать наверняка, она и не думала извиняться.

Всего лишь констатировала факт.

Дерьмовое оправдание! – подумал я, благоразумно решив, что сейчас не лучшее время для выяснения отношений.

Изза моей травмы, короткий переход занял неоправданно много времени. В конце пути я уже не просто хромал  с трудом ковылял.

Ты же контролируешь мои ноги? – меньше всего на свете мне хотелось выступать в театре марионеток главным героем. Увы, в создавшейся ситуации другого выхода не было.

–Почему мы теряем драгоценное время?

Долго сдерживаемое раздражение, наконец прорвалось наружу.

Это возможно лишь в случае крайней необходимости. Выйдем на поверхность, найдем безопасное место и разберемся с проблемой.

Как? 

Приложишь меня к болевой точке.

И все?

Да. Через пятнадцать минут будешь в порядке.

В отличии от эмоционального человека, бездушная машина опиралась на голые  факты.

Я не стал спрашивать, почему мы не сделаем этого здесь. И без объяснений понятно нужно как можно скорее выбраться изпод земли. К счастью с руками все было в порядке.  Я без проблем поднялся по лестнице до самого люка.

Грязный бомж, откуда бы, он не выполз – не привлекает внимания. Вечно  спешащим людям хватает своих проблем. У них нет времени и желания отвлекаться на чужие. Брезгливый мимолетный взгляд скользит по изгою, чтобы в следующую секунду переключится на чтото другое. Слегка ускоренный шаг и дурно пахнущий обитатель социального дна остается в прошлом. Так словно его и не было вовсе. Впереди конфликты на работе, семейные дрязги, неприятности у детей в школе, кредиты, неоплаченные счета,  проблемы со здоровьем, вечная нехватка денег. В общем, все то, что для подавляющего большинства добропорядочных граждан и есть полноценная жизнь…

Выходим, все чисто, выводы Милой базировались на картинке, полученной со спутника.

Она не подозревала, о сканере, зафиксировавшем смещение лазерной метки. И как следствие – оставалась в  неведении относительно дальнейших планов врага.

      **************

Проклятая крыса все же выползла из норы. Из чего следовало, что не вышедшая на связь группа преследования мертва. Всего за один день Фабел потерял пятерых. И неизвестно, сколько жертв еще впереди. В любой другой ситуации он не стал посылать на задание очередную команду сразу же после завершения операции.

В случае, когда никого нет под рукой, а на кону стоит судьба целого мира выбирать не приходится.

Пустота, вышел на связь полковник.  Квадрат АС6, сектор Б14. Из канализационного люка только что вышел человек, фоторобот в папке с документами. Он нужен живым.

Понял, в отличие от своего не в меру разговорчивого напарника профессиональный убийца предпочитал словам дело.

Когда будете на месте?

Пять – семь минут.

Слишком долго, Фабел начал склоняться к тому, чтобы отменить приказ.

Сам не знаю почему, передумав в последний момент.

Действуйте.

Есть.

Закончив инструктаж, полковник связался со штабом, предельно кратко объяснив ситуацию, а также свои соображения насчет привлечения войск для блокирования обозначенного района. 

Пока начальство разбиралось со своими проблемами, люди Фабела достигли указанной точки.

Разделимся, чтобы расширить зону поисков? – спросил Пустота, прежде чем покинуть машину.

Зачем? Не догадываясь о судьбе предшественников Вежливый пребывал в отличном расположении духа. У нас есть деньги, он похлопал ладонью по крышке дипломата. И волшебная сила слова, второй рукой указал на себя. С такими блестящими данными мы сможем покорить целый мир, не говоря уже о том, чтобы найти какогото бедолагу, выползшего из канализации.

Пустота улыбнулся.  Жизнерадостный напарник как никто другой умел убеждать.

У тебя две минуты. Затем разделяемся и прочесываем район.

Ты недооцениваешь моих возможностей, открыв дипломат Вежливый достал пару купюр, после чего быстрым шагом перешел улицу, направившись к сидящему на тротуаре бродяге.

Здравствуйте, уважаемый!   начал он с ходу.   Вы представить не можете, насколько я рад оказать помощь нуждающемуся!

В качестве наглядного подтверждения своих слов элегантный джентльмен аккуратно положил в  пустую пивную банку для пожертвований сотенную купюру.

Не в службу, а в дружбу, не сбавляя темпа, продолжал он. Около пяти минут назад из вон того люка, вылез мой добрый приятель.

Вежливый показал фоторобот.

Буду признателен, если подскажите, в какую сторону он направился, вторая купюра легла рядом с первой.

Нищий, подлый, безжалостный мир, где проходила жизнь человека давнымдавно смирившегося со своим положением, неожиданно расцвел всеми цветами радуги.

Туда,   дрожащая от нахлынувших чувств  рука указала направление.  Он  туда пошел... А там этот... Как его... Тупик, в общем.

И не выходил?

Не…

Спасибо, уважаемый, вы очень мне помогли!

Довольный собой, Вежливый повернулся, чтобы уйти, но прерывающийся от волнения голос остановил его:

Только… Как его… Ну в общем это не он...

Как не он?

Лицо другое... Помятое,  будто из наших... Ну, понимаете…

Да, конечно понимаю. Продолжайте, пожалуйста.

А фигура как у спортсмена... Если бы не прихрамывал, нищий задумался, не зная как лучше выразить мысль.

Если бы не прихрамывал, с нажимом повторил Вежливый. То что?

Хоть  сейчас  на соревнования. Вот!!! Не… Не наш он, точно!!!  Меня не обманешь...

Вы уверены, что это не он? Посмотрите внимательно.

Не… Точно не он.

А в вашем районе вообще…

Элегантный джентльмен на секунду замешкался,    «Ктонибудь обитает в канализации»?

Зачем? – искренне удивился бродяга. В двух кварталах муниципальная ночлежка. Когда холодно можно перекантоваться там а…

Спасибо, вы очень мне помогли, коротко попрощался Вежливый, и насвистывая  веселый мотивчик направился к тупику.

Ты куда? – встрепенулся вышедший на связь Пустота.

Пошел брать клиента.

Почему один?

Так проще.

Я  не думаю.

Хочешь со мной поспорить? Или напомнить деревню УньГо? Ты был уверен, что безногий  кретин, пускающий слюни у ворот  не опасен. А у него оказался дар. Тебя раскрыли, пришлось отступать. Нас, кажется, чуть не убили? Или я ошибаюсь?

Это была моя единственная ошибка.

Хочешь ее повторить?

Нет. К тому же навряд, ли этот парень такой.

А вдруг все же да? Не стоит рисковать. У меня нет оружия. Сейчас избавлюсь от передатчика,  став обычным прохожим, решившим справить нужду. Зайду, очарую, выведу из тупика и он твой. Если не получится, развернусь и уйду. После чего начнем действовать по обстоятельствам.

Ты уверен, начал было Пустота.

А самто как думаешь? жизнерадостно рассмеялся Вежливый. Мы оба знаем, что я прав.  Все конец связи. Жди нас на выходе с оркестром и цветами…

Какими еще цветами? – хотел спросить Пустота, и не успел – передатчик напарника отправился в урну для мусора.

Глава 35

Цветы десуи погубили меня…

Солнечный бард

Думаешь, отсиживаться за помойными ящиками в провонявшем мочой тупике безопасно?

Без понятия, какими соображениями руководствовалась Милая, решившая выдержать паузу прежде чем оторваться от преследователей.  Лично мне все это начинало не нравится.

Да.

И  это все, что  можешь сказать? я продолжал массировать трубкой поврежденную ногу.

А чего ты хотел? 

Вот уж действительно иногда простота, хуже воровства.

Ожидал услышать нормальный ответ…

Ты его получил.

Мне захотелось со всей силы швырнуть трубку о ближайшую стену. Жаль, что  это ничего не даст.  Создатели предусмотрительно заключили чертов набор микросхем в пуленепробиваемый корпус.

Твое раздражение – последствие эмоционального потрясения.

Я знаю, что ты скажешь. Можешь не продолжать.

У нас…

Я же сказал – заткнись.

Гость… Мужчина. Не вооружен. Расслаблен и спокоен. Имеет при себе дипломат с крупной суммой наличных.

Кто он?

Не знаю.

Весело насвистывая  задорный мотивчик, незнакомец шел прямо к контейнеру.

Не двигайся, предупредила Милая.

Мужчина прошел мимо,  остановился, поставил дипломат на землю и расстегнул ширинку. В последний момент краем глаза заметил сидящего  на земле бродягу.

Здравствуйте, уважаемый! голос человека искрился задорным весельем. Не возражаете, если  слегка помечу вашу территорию? Обещаю в дальнейшем  не иметь на нее притязаний.

Так как  вопрос был  чисто риторическим, не дожидаясь ответа, принялся за дело.

Хорошо, что есть такие отличные места. Зашел, отлил и дальше пошел! – то ли приглашая к беседе, то ли размышляя вслух, произнес он.

Помимо воли я испытал симпатию к  веселому незнакомцу. Было очевидно, что жизнь для него сплошной непрекращающийся праздник.

Да уж неплохо, улыбнулся я. – Можно  отлить, а заодно  и отдохнуть.

Отдых это прекрасно! – легко согласился он, застегивая молнию на брюках. А знаете что?  У меня сегодня на редкость удачный день. Заработал немного денег. Не то чтобы много... В притворной досаде щелкнул в воздухе пальцами. –Хотя на один понастоящему запоминающийся вечер хватит.  Вижу,  сидите здесь одинокий и заброшенный. Наверное, даже друзей в городе нет.

Теперь  он  точно размышлял вслух.

У меня тоже никого. Может, купим вам одежду? Выпьем, поболтаем, заглянем в массажный салон и  оторвемся с прекрасными незнакомками по полной программе?

Это было похоже на чудо. Только что стая безжалостных охотников травила добычу в воздухе под землей и водой.  И вдруг первый встречный протянул руку помощи, предложив забыть пережитые ужасы, став хотя бы на один вечер нормальным человеком, а не чудовищем вознамерившимся уничтожить мир.

Я понял, что прямо сейчас больше всего на свете хочу забыть о пересекающихся вселенных, кровавых погонях и бесконечных убийствах. Выбросить из головы весь этот нескончаемый бред, отправившись с новым приятелем проматывать «шальные» деньги,  доставшиеся ему в результате какойто аферы.

Согласен! сам не знаю почему, я  ощутил странную радость от того, что  сбросил с плеч страшный груз.

Отлично!

Закинув ненужную больше трубку в карман, я порывисто встал, протянув незнакомцу руку:  «Тридцать второй».

Вежливый, – отрекомендовался он, ничуть не удивившись моему имени. – Приятно познакомится!

Взаимно!

Двое мужчин обменялись рукопожатием, после чего зашагали навстречу нескончаемой череде удовольствий, таящейся в недрах огромного города. Оба  были посвоему счастливы, не подозревая о том, что бок о бок с ними незримо следует Смерть.

Как и бывает в таких случаях, идиллия продолжалась недолго. Через  десять шагов Милая напомнила о себе.

За углом притаился напарник. Это засада. У этого человека дар располагать к себе людей. Ты пошел за ним, словно ребенок, очарованный  яркой игрушкой. Убей его прямо сейчас.

Короткие фразы, разрывающие мозг причиняли не только физическую боль. Во второй раз за неполный час разбилась иллюзия. Только в отличие от первой, порожденной разумом Паука, эту создал я сам.

Мир блистающий словно прекрасный бриллиант  потух, став постылой обыденностью, где даже кровь была не яркокрасным пятном, а безликим темносерым мазком.

Постой, с трудом выдавил я.

Вежливый остановился. Во взгляде, обращенном на спутника не было страха. Одно лишь веселое удивление.

«Ну что ты медлишь, дружище», говорили его глаза. Нужно спешить. Мы почти на вершине мира, остался последний рывок. Ведь Алагон совсем рядом!

Сегодня я уже побывал  на пике мироздания, и знал, что цель, к которой все так  стремятся на самом деле, недостижима.

Ты… в горле стоял ком.

Несмотря на все усилия, я не смог побороть чувство симпатии к этому парню.

Убей его, прежде чем откроет рот, приказала напарница.

… зря… правая рука потянулась за пояс.

Ты же этого не хочешь? Ведь так?

Вежливый правильно истолковал жест Чужого.

Нет… легко согласился я.

УБЕЙ ЕГО!!!

Так и не делай, он широко улыбнулся.

Открыто и радостно, как улыбаются лучшему другу. Того, кого знают всю жизнь и готовы идти с ним на край света.

УБЕЙ ЕГО ПРЯМО СЕЙЧАС!!!

Рука застыла на полпути. Серый мир стал обретать краски. Кем бы он не был, я не смогу нажать на курок. Потому что не хочу.

Не буду! – после того как решение принято, сгорбленные плечи распрямились и я наконец вздохнул полной грудью.

В отличии от бездушной машины любой человек обладает свободой выбора. Даже если это…

Электрический миксер, взбивающий мозг в кровавый коктейль.

Я называю это «Вампир, на заре», лоснящийся от жира бармен доверительно склоняется к бледному как смерть чудаку.  – Немного стекла, чутьчуть пластика, щепотка песка, для лучшей смазки и главное – взбитый  мозг. Остальные компоненты можно опустить или заменить, кроме основы основ. То без чего мощный «Вампир», превращается в  «Полусинтетическую хрень из лавки старого Ди»... Понимаешь о чем я?

Не… еееет!

Пистолет у тебя чувачок! – ласково щурится жирный бармен. – Ди в паре шагов. Электромаструбатору плевать кого трахать. А мне нет. Ты чувачок –  нормальный, а по  Ди давно петля давно плачет.

Пуля…

Один хрен. Что петля, что пуля. Во главе всего результат.  Ну и миксер конечно! Без него последнее время никак. Смотри, сейчас нажиму кнопку и…

ВЖЖЖЖ…

Это была самая настоящая пытка. Извращенное надругательство под присмотром садиста, не позволяющего жертве нырнуть в спасительный колодец беспамятства. 

ВЖЖЖЖ…

Я чувствовал как мозг взбивается в жидкий студень, осознавая что остановить это можно единственным способом нажав на курок.

Ты не пожалеешь… Вежливый понял, что человек с полуоткрытым ртом и расширившимися от боли зрачками не слышит его.  

Нет… в последней отчаянной попытке спасти положение мастер убеждения отрицательно покачал головой.

Не стреляй! – попросил он, старательно шевеля губами, словно разговаривал с глухонемым.

Не надо…

ВЖИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИУУУУУУУУУУУУУУУУУ!!! 

Гребанный миксер натужно взревел, требуя крови, и успокоился лишь после того как получил желаемое.  Выстрел в упор поставил жирную точку в конце еще одной жизни.

Ты ведь не хотел этого?

Нет. Меня заставили.

Кто?

Бармен.

Садист с миксером?

Да.

Он злой, хотя притворяется своим в доску парнем.

Знаю.

Жаль, что все так вышло.

Мне тоже.

Ладно, увидимся.

Когда?

Совсем скоро.  На тебе «Ее» знак.

Какой?

Мне и правда, пора…

Эхо выстрела не успело рассеяться в каменном мешке тупика, а Пустота уже рванулся на помощь напарнику. Он так спешил, что не успел перейти в «скрытый режим»…

Сразу вслед за выстрелом изза угла вынырнул напарник убитого, о котором  предупреждала Милая. Если я до сих пор был нужен живым, то эта атака выглядела самоубийством чистой воды. Очередные три выстрела порвали в клочья безмятежное спокойствие безлюдного тупика.  Но вместо того чтобы упасть, противник исчез.  Растворился в воздухе, как будто его не было вовсе.

Не вижу его!!! это была еще не паника, но чтото очень  близкое к ней.

Беги, он ранен. Попробуем оторваться, приказала Милая.

На подробные инструкции не оставалось времени.

Дважды  повторять не пришлось.  Я сорвался с места, вложив все силы в  стремительный рывок.

Резко влево!!!

Когда пытаешься поймать на противоходе невидимку, обычный поворот не поможет. Повернув голову и часть корпуса вправо чтобы обозначить движение в этом направлении, в последний момент я изменил  план,  рванув влево. 

Без понятия  сработала ли  уловка или  моя скорость была достаточно велика, но, как бы то ни было, я обогнул противника, вырвавшись из тупика.

Одно попадание... Он легко ранен...

Проклятье, выругался я. Нога!

Боль нарастала,  бежать становилось все труднее. Еще полквартала в таком темпе и упаду.

Видишь впереди по ходу движения лотки с цветами?

Да.

Забегаешь в цветочный магазин, закрываешь дверь и держишь вход под прицелом. Если охотник забежит, сразу по моей команде, выстрелишь в проем.  Промедлит, там есть запасной выход, ведущий на соседнюю улицу.

Понял.

Не сбавляя темпа, я ворвался в магазин, захлопнув за собой дверь. За спиной раздался пронзительный визг. Продавщицы увидели в руках незнакомца пистолет. Не обращая внимания на посторонние звуки,  я стал отступать в глубь помещения,  держа под прицелом единственный вход.

Где он? Ты видишь его?

Остановился... За спиной все спокойно – две продавщицы на полу. Посетителей нет... Можно...

В стекло витрины врезалась  кадка с декоративной пальмой, (выставленная  с цветами на улице).

ДЗИИИИНЬ…

Миллионы осколков брызнули в разные стороны, осыпав цветы и пол искрящейся крошкой.

Он уже вызвал подкрепление, сообщила напарница.

И что это значит?

У нас максимум пятьсемь минут. Стреляй по команде…

Стеклянный иней, осыпавший цветы, отражал солнечный свет, льющийся сквозь витрину. Не верилось что среди этой феерической красоты ктото найдет свою смерть. Хотя…

Тюльпаны!

Прыгнув в разбитую витрину Пустота  приземлился на ноги, без промедления метнувшись влево.

Выстрел…

Мимо.

Стеклянная пыльца с легким шелестом осыпалась на цветы.

Реагируй быстрее.

Где он? – на оправдания  не было времени.

Рядом…

В воздухе промелькнул летящий  предмет о дальнюю стену разбился черепичный горшок.

Хризантемы!!!

Если бы не приказ, скорее всего я среагировал на источник звука.

Цветы стояли в большом глиняном кувшине на верхней полке стеллажа слева от меня.

Стрелять по статичным мишеням проще, чем ускользающим невидимкам.

Осколки керамики брызнули во все стороны, и поток воды устремился вниз. А вслед за ним обрушился водопад хризантем.

Я не видел противника, но два бутона, упавшие на плечи и голову, обозначили его направление движения.

Стреляй!!!

Могла бы и не предупреждать. Резко оттолкнувшись, я прыгнул в сторону.  В полете развернул корпус, послав  две пули туда где должен был находиться охотник. Одна прошла мимо.  Вторая пробила руку навылет.

Кровь, вплеснувшаяся из раны, окропила букет желтых роз.

«Цвет измены», сам не знаю, почему подумал я.

В обойме осталась  пара патронов.

Где он?

Разбив  несколько черепичных горшков и ободрав бок о выступ стеллажа, мне все же удалось устоять на ногах.

Оставь его. Уходим.

Ты…

Это приказ!

Медленно пятясь назад, я стал отступать вглубь магазина.  Туда, где небольшой коридор упирался в дверь запасного выхода.

Можешь сказать, где он? –  неразумно оставлять в тылу настолько опасного противника.

Он постоянно перемещается, трудно попасть, просчитав возможные варианты, Милая предпочла не рисковать.  

Тогда скажи, в какую руку ранен.

Правую.

Красная капля, повинуясь закону всемирного тяготения, медленно, словно нехотя, пошла вниз. Веселым ручейком  скатилась по набухшему от крови рукаву.  На мгновение, о чемто задумавшись, задержалась на манжете рубашки.   А затем, набрав критическую массу, резко пошла вниз.

Белый ковер из хризантем отчетливо ярким пятном выделялся на темном полу.

Резко, как вспышка молнии, один из цветков расцвел кровавокрасным бутоном...

Ставлю все! решил бесшабашный игрок.

Отработанная гильза упала на крутящееся колесо фортуны.  Спустя мгновение за ней последовала вторая.

Пан или пропал! 

Я выстрелил дважды. И оба раз попал. Печень и грудь – гарантированный пропуск на тот свет.

Без вариантов…

Через три минуты Пустота умер, не приходя в сознание на ковре из цветов. Для него цветом измены оказался не желтый, а белый.

Глава 36

Так умирает легенда…

Найлент

Без всякого преувеличения это был худший день в жизни  Фабела.  За неполные сутки он потерял  большую часть своих лучших людей. Годы ушли на то, чтобы найти каждого из этих двенадцати. Кропотливо, словно сквозь мелкое сито, полковник просеивал сотни потенциальных кандидатур. Затем двухлетний цикл подготовки. Еще год на «обкатку». После чего новый член отряда был готов к настоящей работе.

И вот за один день все достигнутое, перечеркнуто одним человеком, обозначенным в скупых строчках отчетов как «Чужой». Казалось невозможно уничтожить три команды, обладающие  уникальными ментальными данными, боевым опытом и всесторонней военной подготовкой. И, тем не менее, это случилось. 

Семь погибших. Не исключено что будут еще. Чтобы не повторить ошибок предыдущих групп Фабел должен знать слабые стороны Чужого.  О них может знать единственный человек   Полли Лавен, известная в узких кругах как «Беда». 

Со стороны казалось, что эта худая вечно курящая женщина не более чем обычная домохозяйка. Тихоня муж. Пара крикливых отпрысков.  Дом в кредит, кошка, рыбки, старый пикап. Все как у обычных людей. Кроме одного   дара предвидеть беду.

Полковник всегда приходил без звонка. И каждый раз повторялось одно и то же. Она сидела на кухне, дымя сигаретой в желтом линялом халате и резиновых сланцах, закинув ногу на ногу. Словно заранее знала о предстоящем визите, отправив детей и мужа в кино.

За прошедшие годы в доме ничего не изменилось. Все та же мебель, старая люстра, пепельница, полная окурков, беспорядок, и сама мисс Лавен – худая жилистая женщина неопределенного возраста с неизменной сигаретой в зубах.

Кофе будешь? – с порога предложила она, даже не поздоровавшись, так словно с момента последней встречи прошло не  долгих пять лет, а  пара минут.

Нет спасибо.

Кофе в этом доме всегда было дерьмовым.

А ты, поумнел, усмехнулась хозяйка.   Не повторяешь ошибку дважды.

Гость предпочел не заострять внимание на сарказме.

У меня  мало времени. Ты можешь  помочь?

У всех нас  мало времени. И что с того? – «Беда» стряхнула пепел.

Один только Зет смог бы в полном объеме оценить смысл этой фразы.  Жаль, что его здесь не было.

Все зависит от того, что тебе нужно.

Полковник протянул фоторобот. Этот человек убил семерых моих лучших людей. Я хочу знать кто он.

Полли некоторое время всматривалась в черты лица незнакомца, словно взвешивая все «за» и «против»,  наконец ответила:

Это не человек. По крайней мере, он не принадлежит нашему миру.

Что ты имеешь в виду? поперхнулся от удивления гость.

А что ты имеешь в виду, когда говоришь, что не хочешь кофе? спросила она. И сама же  ответила: Только то, что не хочешь.  Все остальные причины, както: больная голова, смерть твоих людей или то, что кофе дерьмовый не имеют значения.

Не знай Фабел о даре, решил бы, что сидящая напротив женщина сошла с ума. К сожалению, это было не так. Несмотря на все свои «закидоны» «Беда» оставалась в здравом уме и твердой памяти. Плюс ко всему,  ей открывалось то, что неподвластно простым людям.

Ладно, решив не идти на открытый конфликт, согласился полковник. – Если он не человек, тогда кто?

Женщина с сигаретой вновь погрузилась в изучение портрета.

Он умирал несколько раз, с каждой смертью теряя  частицу себя. Теперь это  не человек в прямом смысле слова… В общем, она сделала очередную затяжку. – Получается, что он непонятно кто...

А если конкретнее?

Куда уж конкретнее!?

Меня не устраивает определение: «Непонятно кто».

Полковник! – вспылила Полли. Ты притащил в мой  дом это дерьмо, – пожелтевший от никотина палец указал на листок с портретом.  –Потом отказался от кофе, рука метнулась в сторону кофейника. А теперь своими идиотскими вопросами открыто намекаешь, что я полная дура.

Послушай...

С первого посещения этого дома он уяснил, что у женщины бешеный темперамент. Полли моментально выходит из себя, и так же быстро остывает.

Я пришел к тебе не просто так. И не только изза потери своих людей. Ктото или чтото угрожает существованию нашей страны. Поэтому, мне нужно чтото конкретное.

Вспышка гнева прошла так же быстро как  началась. Хозяйка закурила очередную сигарету, после чего невесело  усмехнулась: На хрен ему твоя страна сдалась...

Что? – До него не сразу дошел смысл этой фразы.

Я говорю, – повторила она громко, почти по слогам:  На хрен ему не сдалась твоя дурацкая страна...  Потому что, – закончила, уже нормальным голосом, нужен весь мир.

После известия о нечеловеческой природе Чужого Фабел полагал, что уже ничему не удивится.  Сейчас осознал, насколько глубоко заблуждался.

Весь мир?

Да, докурив очередную сигарету, Полли со злостью вдавила окурок в пепельницу, закурив новую.

Будь я священником, непременно возвестила пастве о пришествии на  Землю  Антихриста, вознамерившегося уничтожить ее. Но мыто с тобой знаем самое страшное в мире зло всегда исходит  от людей, а не вымышленных персонажей детских сказок. Так что, – хозяйка выпустила очередную струю табачного дыма. Я все объяснила, а выводы делать тебе.

В последних словах содержался  намёк на окончание разговора.

Наученный опытом предыдущих встреч, Фабел знал, что с этой женщиной бесполезно спорить. Перед тем как уйти задал последний вопрос: Можешь чтонибудь добавить к сказанному?

Отхлебнув из кружки давно остывший кофе, «Беда» ответила: Почти нечего. Разве, что эти строчки,  тебе  о чемнибудь скажут:

«Очнувшись за миг до рассвета, познал, что такое страх,

Держа свое мертвое сердце в забрызганных кровью руках»...*

*в забрызганных кровью руках… «32.02 Исключение из правил» (прим. Автора)

Не берусь расшифровать эту ерунду. Знаю одно она както  связана с твоим  «не человеком».

Спасибо.

Не за что, усмехнулась Полли. Приходи когда хочешь. Двери моего дома всегда открыты незваным гостям.

Приду, пообещал Фабел, на выходе. Возможно, даже быстрее чем ты думаешь.

Полковник оказался прав, говоря о времени, но ошибался насчет места встречи. Спустя три часа «Беда» сама позвонила ему, чтобы удивить еще больше.

Глава 37

«Провели» как мальчишку…

Левсет

Отбросив в сторону бесполезный пистолет, я  побежал к запасному выходу.  Миновав небольшую комнату и короткий коридор, покинул здание. После боя в замкнутом пространстве с невидимым противником улица дарила ощущение безопасности.  По крайней мере, до подхода армейского оцепления.

Темнозеленый джип, двадцать метров по ходу движения, подсказала Милая.

Стараясь не привлекать внимания, немногочисленных прохожих, быстрым шагом подошел к машине.  Приложив телефонную трубку к замку, открыл дверь с водительской стороны.

Заводи, на всякий случай пристегнулся ремнем безопасности. – Я готов.

Двигатель заработал, сделал несколько оборотов и заглох.

В чем дело?

Примитивная система антиугона. Заглушка на шланге бензонасоса, пояснила напарница. Ручка, открывающая капот, сбоку под панелью. Поверни вентиль заглушки против часовой стрелки.

«А куда ты смотрела раньше?» хотел  спросить я и не успел.

Визг стираемых об асфальт покрышек, резанул по ушам.  Рядом остановился кабриолет, заблокировав выезд. Справа столб. Впереди и сзади припаркованные к обочине машины.

Дерьмо! – выругавшись, в сердцах я ударил по приборной доске.

Только этого сейчас не хватало! Милая, какого спрашивается…

В боковое стекло постучали. Повернув голову в направлении звука, увидел улыбающегося парня с неестественно расширенными зрачками.

Очередной наркоман, – устало подумал я.

Последующий комментарий напарницы подтвердил мои худшие подозрения.

Местная шпана.  Пятерка из кабриолета. Еще трое на подходе, перебегают улицу. Двое вооружены у  остальных   ножи и биты. Я заблокировала двери.

У кого оружие?

Первый – синяя рубашка в клеточку, второй солнцезащитные очки желтого цвета. Он же,  главарь. Настроены  агрессивно. Столкновение неизбежно.

Супер! – с наигранофальшивым энтузиазмом воскликнул я. Только что на улице никого не было, но стоило мне сесть в машину, откуда ни возьмись, появилась куча уродов. Тебе не кажется это странным?

Кажется.

И?

Наркоманы в баре, обесточенный небоскреб и эта восьмерка – звенья одной цепи.

Какой именно?

Сейчас у меня нет ответа.

А когда он бу… 

Мужииииик,  ты даееешь,   вальяжно растягивая слова произнес владелец биты. Средь бела дня угонять машины в нашем квартале. Ну, ты попаааааааал так попааааааааал...

Было очевидно, что он до глубины души поражен непроходимой тупостью  угонщика.

Будь у меня пистолет с полной обоймой, проблема решилась за неполные три с половиной секунды. Жаль, что его не было. В принципе, можно попытаться отбиться от восьмерых. Но вряд ли удастся обойтись без травм.  Один «пропущенный» удар битой, не говоря уже о ножевой ране или пуле и все кончится. Вырваться из  кольца окружения уже не получится.

Выходииии, мужииииик, похорошему. Если стекло грооооохнем, повредив машииину измудоооохаем, до смеееерти, упиваясь своей запредельной «крутизной» протянул нараспев обдолбанный идиот.

У тебя есть план? – на всякий случай спросил я у Милой.

Да.

Отлично, тогда начинай.

Начала…

В салоне джипа раздалась резкая трель телефонного звонка.

Слушаю, я ответил на вызов, поднеся трубку к уху.

Передай меня парню в желтых очках – кличка Медуза.  Скажи, с ним хочет поговорить мистер Эмилио.

Приспустив боковое стекло, я протянул Милую дегенерату с битой:

С Медузой  хочет поговорить лично мистер Эмилио.

А тебеееее, дружжжжок, лучше вылезти самомууууууууу. – Его мозг был прямой как палка для игры в бейсбол.

Что он  бормочет?  находясь  с другой стороны машины, Медуза  не слышал разговора.

Обделался от страха и несет херню про какогото членососа Эмилио.

Реальный человек с таким именем держал под контролем торговлю наркотиками в двух прилегающих районах города.

Не какойто Эмилио, – громко уточнил я опуская стекло, так чтобы  всем было слышно. А сам мистер Эмилио.

А мне положить с пробором  на любого Эми...

Колпак заткни хлебальник! лицо Медузы покраснело от ярости.

В отличии от своих недалеких приятелей он был наслышан  о могущественном человеке.  

И передай телефон!

До подхода основных сил армейского спецназа оставалось от силы пара минут.  Время таяло на глазах.

А че я? Я ничо… Сказал…

Заткнись и  дай сюда телефон!!!

Не дожидаясь пока недоумок передаст трубку, Медуза обогнул машину, выхватив из рук опешившего Колпака сотовый.

Несколько секунд с напряженным вниманием слушал, затем приказал:

Сикора передай ствол!

Что?

Я сказал, давай сюда ствол. Быстро! Ты что, не понял?

Хозяин пистолета «синяя рубашка в клеточку», он же Сикора – с явной неохотой расстался с оружием.

На, Медуза, протянул  мне пистолет и телефон. Садись в машину к Ларри, кивком указал на водителя кабриолета.

Да ты охренел!!! Отдал какомуто ху…

Возмущенный Сикора не успел закончить – выстрел в упор разнес ему голову.

Приготовься!!! – предупредила Милая.

Медуза ты…

Попавшая в грудь пуля отбросила удивленного Колпака на капот джипа.

Сейчас!!!

Брошенная  бита попала в плечо стрелка, подарив несколько секунд форы его бывшим приятелям.

В конце улицы появился бронетранспортер – авангард военных вышел на исходную позицию...

Ларри провернул ключ в замке зажигания, намереваясь сорвать машину с места как только первая  искра достигнет топливной смеси...

Не обращая внимания на беспорядочную стрельбу обезумевшего главаря, я распахнул дверь и   оттолкнувшись двумя ногами, прыгнул в сторону кабриолета.

Дико закричал очередной несчастный, забившись в предсмертных судорогах…

Медуза сменил опустевший магазин.    

Справа изза капота поднялся затаившийся парень, без замаха метнув нож в спину стрелка...

Упав плашмя на багажник, я перекатился и скользнул вперед ногами на пассажирское сиденье. Сев, приставил ствол пистолета к виску незадачливого водителя.

Гони, – мой голос перекрыл рев заработавшего мотора.

Он повернул голову в глазах застыла гремучая смесь страха и удивления.

Считаю до двух. «Раз».

Не дожидаясь рокового «Два», машина сорвалась с места.

Ты нужен мне как водитель, прокричал я в ухо Ларри. Впереди полицейский заслон (не стоило пугать заложника  правдой о военных). Не прорвешься пристрелю. Ясно?

Он  испуганно кивнул.

Вот и отлично.

Приложи трубку к уху, если не хочешь общаться напрямую,  предложила Милая.

Слушаю.

Переулок через четыреста метров, сворачивайте направо.

Ларри, направо в переулок...

Он уже и сам видел, что прямо не прорваться: неширокую улицу перегородили два военных грузовика. Ударив по тормозам, рванул рукоятку ручного тормоза. Машина пошла юзом, несколько секунд ее тащило боком. Мне показалось, что прямо сейчас перевернемся. К счастью обошлось. Оставляя полосы жженой резины на прогретом солнцем асфальте, мы выполнили сложный маневр:  на скорости произведя экстренное торможение, развернулись на сто восемьдесят градусов, а затем  Ларри дал полный газ.

Снова направо, приказала Милая.

Право, – закричал я прямо в ухо водителю – надсадный рев двигателя заглушал звуки.

Последовал отчаянный визг тормозов и резкий крен влево, после чего мы оказались в узком переулке.

Прорвались, я с облегчением откинулся на спинку кресла. – А ты молодец Ларри! Водишь как бог…

Сзади!!!

Что? я не сразу понял,  о чем речь.

Хвост, уточнила напарница.

Кроме армии в операции была задействована  полиция. И  в отличие от военных, служители порядка неплохо ориентировались не только на открытой местности, а и в тесном переплетении городских улиц.

Откуда они взялись?

Позже… Стреляй!!!

Не исключено, что копы превосходили военных в знании местности.  Зато против пули и  те и другие были бессильны.

На самом деле стрелять из кабриолета по преследователю проще простого. Повернулся, прицелился, нажал на курок. С одного выстрела я пробил  переднее колесо. Будь переулок немного шире, полицейские могли перевернуться.  К счастью для них, машину бросило влево.   Ударившись о стену она еще несколько секунд  двигалась по инерции, высекая искры от соприкосновения с каменной кладкой, и лишь затем  нехотя остановилась.

Куда дальше? – впереди виднелась развилка.

Влево! Милая выбирала маршрут, ориентируясь на данные спутника.

Судя по тому, что мы продолжали движение, не вся зона была перекрыта. Гдето оставались лазейки.

Долго еще буд…

Машину неожиданно бросило в сторону. Какойто пешеход чудом выпрыгнул изпод колес – его большие испуганные глаза промелькнули на расстоянии вытянутой руки от моего лица.

…ем блуждать по…

Прямо до рекламного щита.  После него сразу направо. Там заблокированный шлагбаум – служебный въезд на многоярусную стоянку.

Милой наконец удалось найти выход из западни.

Почему забло…

Полиция оповестила охрану близлежащих объектов.

Рекламный щит видишь? прокричал я Ларри. После него – направо!  Проскочим  под шлагбаумом! И не забудь пригнуться!

Он перевел взгляд с дороги на меня. Было очевидно, что ему ужасно не хочется рисковать.

Положа руку на сердце мне тоже. Но, другого выхода не было.

Гони!  пистолет на редкость убедительный аргумент.

Достигнув щита,  кабриолет затормозил, заложив крутой вираж почти на девяносто градусов.  После чего взревев двигателем, устремился вперед.

Не обмани моих ожиданий, обратился  я скорее к напарнице, чем испуганному водителю.

Одно дело безоговорочно верить в расчеты Милой, а  другое, пытаться проскочить на машине под железной палкой, расположенной в метре над землей.

Глава 38

Уроды из «Т.Ч.К.» всеже догнали меня…

В.Вилли

Сейчас я сделаю укол, и вы заснете. Необходимо отдохнуть и набраться сил.

У врача, склонившегося над Вивьен, были добрые  глаза и мягкий негромкий голос.

А когда проснетесь, мы поговорим. И наверняка вы чтонибудь вспомните.

Спасибо доктор.

Ее голова была легкая и пустая, словно воздушный шарик, наполненный гелием. Не осталось мыслей и желаний.  Она вообще не ощущала себя личностью. Помнила только одно: ее зовут Вивьен. Откуда всплыло в памяти имя – не знала. И как ни странно, сейчас ее не волновала странная  неопределенность. Скорее была приятна. Бездумно качаться на мягких волнах убаюкивающего покоя в блаженной тишине. Что может быть лучше?

Ничего.

Сон  подарит и то и другое. Вивьен благодарно улыбнулась повторив:

Спасибо, доктор.

И немного подумав, добавила.  Вы очень добры ко мне.

На лице врача, склонившегося над пациенткой, не дрогнул ни один мускул. И улыбка оставалась такой же располагающей как прежде.  Прямо сейчас при помощи наркотиков и гипноза он  снимет барьер с сознания подопытной «свинки». Если не получится «похорошему», вскроет мозг как банку с консервами, чтобы выпотрошить до дна.  В случае сопротивления причинит ей такую боль, по сравнению с которой адские муки покажутся детской забавой. 

Да. Пожалуй, так будет даже интереснее. Если она немного поартачится.

Несмотря на располагающую к доверию внешность, доктор Свенсон был мясником.

И никогда не скрывал этого.

                                                          **************

В темном  переулке не было ни души.  Лишь слабо мерцал одинокий фонарь, отбрасывая длинную тень на мокрый асфальт. Промозглый холодный дождь  как нельзя лучше дополнял мрачную картину  хмурого вечера. Одетая не по погоде Вивьен продрогла. Легкий плащ насквозь промок, прилипнув к телу, безжалостно забирая остатки тепла. 

Все таки лучше было взять такси, чем связываться с метро.

Зачем она поступила так глупо?

У нее не было  ответа. Може,т  решила освежить в памяти давно забытое ощущение свободы, когда спонтанные решения не кажутся глупостью. Или…

А впрочем, не важно. Сейчас больше всего на свете ей хотелось прийти домой, принять ванну, одеть чистую пижаму и лечь в кровать, забывшись в объятиях теплого сна. Чтобы до следующего утра отрешится от мыслей, тревог и хлопот сумасшедшего дня…

Кудато спешишь дорогуша? вопрос прозвучал неожиданно громко, перекрыв шум дождя.

Она вздрогнула от неожиданности, повернув голову в направлении голоса.

Темная фигура отделилась от стены близлежащего дома, шагнув  навстречу.

Что... Что вам нужно?  с трудом выдавила из себя испуганная Вивьен.

Поближе познакомиться с тобой, милочка!

Мужчина подошел так близко, что стало  видно усмешку, искривившую худое, неестественно бледное, лицо.

Ты ведь не против?

Ей показалось, что она гдето видела этого человека. По крайней мере, его глаза были знакомы.  Сосредоточиться мешал липкий страх, растекающийся по телу густой патокой, сковывавшей  движения и  мысли.

Вижу ты не против. Сейчас посмотрим, что спрятано в нашей милой головке!

Рука незнакомца протянулась к ее лицу.

Вивьен почувствовала холодные пальцы, коснувшиеся подбородка, и вскинув в защитном жесте правую руку  испуганно отпрянула.

Маленькая свинка решила поиграть?  улыбнулось чудовище.

После чего  ей стало еще страшнее.

Ннн…ет, слова давались с огромным трудом.

Люблю упрямых малышек. Так даже интереснее.

Ннн…ет, Вивьен отрицательно помотала головой пытаясь избавится от жуткого наваждения.

Да, моя маленькая! Да, да и еще раз – ДА! Не бойся, иди к папочке. Он не сделает больно.

Непроизвольно пятясь назад, она, наконец, уперлась в стену. Дальше отступать было некуда.

Ну что, ты готова? – Вивьен не заметила, как в руке ухмыляющегося незнакомца появился тесак для разделки мяса.

Нет!!!

Нет?! – фальшивонаигранно удивился он.

Пожалуйста, не надо!

Размазывая по лицу слезы отчаяния, загнанная в угол жертва рухнула на колени.

Молодец. Так даже лучше, довольный мясник сделал шаг к жертве. – Сейчас папо…

Она знала в кармане плаща чтото лежит.  До последнего момента не представляя, что именно.

В шкатулке с секретом может храниться все что угодно. От ржавого наперстка до бриллианта в девять карат…

…очка сделает…

Что именно хотел сделать пресловутый «отец» осталось загадкой. Он не успел озвучить свои намерения.

В «волшебном» ларце хранился  электрошокер, терпеливо дожидаясь своего «звездного» часа.

…тебе…

Пластиковый корпус лег в ладонь.

…бо…

Выброшенная вперед рука коснулась мокрой штанины, и заряд в  пятьдесят тысяч вольт прошил тело  любителя «маленьких свинок».

Искривленный судорогой рот, попытался извергнуть яростный крик и не смог.  Сотрясаемый болезненными конвульсиями мужчина рухнул на мокрый асфальт.

Со стороны могло показаться, что коленопреклоненная грешница склонилась над бесчувственным телом, чтобы помочь несчастному. Но это было не так.

Во второй раз синяя молния ударила в шею.

Это тебе за свинку! с ненавистью выдохнула Вивьен, после чего отбросив ненужный больше  шокер  побежала.

Дом, был совсем рядом. Полквартала не больше. За его крепкими  стенами и дверями с запирающимися изнутри засовами, ее  не достанет ни один псих, не говоря уже о…

Докторе Свенсоне, вышедшем из транса.

Значит, вздумала брыкаться сучка недоношенная? – хрипло спросил врач у бесчувственной пациентки, круговыми движениями разминая затекшую шею.

Ладно. Посмотрим, что ты скажешь на это.

Натянуто улыбаясь, взял шприц.

Для начала  пять кубиков, а затем...

Он  задумался, видимо решая, не увеличить ли дозу?

Ладно, пока этого хватит. Начнем с малого. Так будет интереснее.

Для всех…

Мутная волна страха заструилась по венам, отравляя тело. И над миром взошла зловещая  луна. Человек,  повергнутый на землю мощным электрическим зарядом, открыл глаза и поднялся. Несколько секунд стоял, широко раздувая ноздри. Затем бросился  за ускользнувшей добычей.

Он бежал, наращивая темп, склоняясь все ниже к земле, пока, наконец, не перешел на четыре конечности. После чего добычу преследовал уже не человек, а оборотень.

Он, встал! – поняла Вивьен из последних сил, прорываясь сквозь мутную  пелену дождя.

Ноги отяжелели, налившись свинцовой тяжестью.  Дыхание прерывалось  – измученным легким не хватало воздуха. Хотелось остановиться, позволив дождю смыть усталость и страх.

Нельзя!

Если  не успеть добежать до убежища, монстр из подворотни настигнет ее.  И тогда произойдет чтото ужасное.

Бежать! – отдавался в висках кровавый набат.

Бежать…

Сквозь плотную пелену туч неожиданно пробилась луна, и совсем рядом раздался душераздирающий вой.

Это не человек, поняла Вивьен. Адская тварь или мифическое чудовище.  Не важно, как он выглядит, главное – ей не уйти.

Ядовитая паутина страха сдавила сердце так сильно, что сбившись с шага, она  поскользнулась,   рухнув на мостовую. При этом ободрав ладони и разбив в кровь колени.

КРОВЬ!!!

Оборотень почувствовал смесь двух восхитительных, пьянящих разум запахов крови и страха. Осталось совсем немного.  Последний рывок и охотник вопьется в горло добычи, не просто разорвав ее тело, а выпотрошив до основания разум. Трепеща от восторга, он  вновь завыл… 

Распластанная на тротуаре жертва смирилась с судьбой, как вдруг открылась дверь. Мягкий свет озарил перекошенное от ужаса лицо. Разорвав оковы страха, заронил луч надежды.

«Это и есть мой дом, поняла Вивьен. Наконецто я нашла его »

Инстинкт жизни наполнил до краев пустую оболочку энергией, и в следующую секунду обессилившая жертва совершила невероятный рывок,  в два прыжка преодолев расстояние, отделявшее ее от спасения.

Дверь захлопнулась. Опоздавший на мгновение оборотень  остался ни с чем.

ПРОКЛЯТАЯ ДЕВКА!!!

Вышедший из транса врач не скрывал гнева. Рука в очередной раз потянулась к шприцу, застыв в воздухе.

Хитрая сучка может не выдержать такой дозы, – пробормотал он. Ладно, продолжал  размышлять вслух. Зайдем с другой стороны.

Подойдя к стеллажу с медикаментами, нашел  нужную упаковку, и вернулся на место.

Сейчас посмотрим… не скрывая злорадства, наполнил шприц раствором из ампулы.

… что ты скажешь на это!!!

Когда уровень лекарства достиг необходимой отметки, отбросил ненужную упаковку, с  мстительной радостью вонзив иглу себе в вену.

Сейчас…

Огненная лава разлившись  по телу многократно увеличила силу оборотня. Теперь он мог сокрушить любые преграды, отделяющие его от добычи, чтобы затем…

Вскрыть ее чертов мозг.

Глава 39

Когда тьма, пробудится от сна, мир станет чище…

2855

Самое трудное это решится. После того, как сделан первый шаг к пропасти, остальные даются легче.

Направленный в голову пистолет испугал Ларри намного больше чем предстоящее столкновение.

Хотя, любой другой на его месте поступил так же. Неоправданный риск выглядит намного предпочтительней верной смерти.

Надсадно взревевший двигатель возвестил мир о «серьезности»  наших намерений. Задние колеса несколько раз прокрутились на месте, после чего оставляя на асфальте черные полосы жженой резины, машина пошла на таран. Ускорение было настолько мощным, что меня  вдавило в спинку сиденья. Чем хороши спортивные тачки, тем что резво стартуют. Не успеешь оглянуться, на спидометре 100 или 150. Все зависит от того насколько спешишь.

Судя по решительному настрою водителя, он решил как можно скорее разобраться с возникшей проблемой. И так увлекся, что позабыл все на свете.

Шлагбаум стремительно приближался, а вцепившийся в руль Ларри и не думал нагибаться.

Вниз!!! закричал я. Ложись!!!

Ноль эмоций.  С таким же успехом  мог промолчать. Он не реагировал.

Нагни его! в отличии от растерявшихся людей, искусственный интеллект держал ситуацию под контролем.

В последний момент мне удалось ткнуть лицо водителя в руль. Благодаря чему Ларри не «потерял» голову в прямом смысле слова. 

От удара лобовое стекло выбило под самое основание. Поперечная перекладина шлагбаума задела крышку капота и  этого оказалось достаточно, чтобы ее сорвало, отбросив далеко в сторону

Поднимайтесь! Милая продолжала корректировать наши действия.

Я выпрямился, одновременно подняв за волосы  Ларри...

Стена!!!

Надо отдать должное водителю он успел сориентироваться: ударил по тормозам, рванул ручник и вывернул руль. Мир закружился в бешенном хороводе, превратившись в размытое темносерое пятно. Кабриолет два или три раза повернулся вокруг своей оси на триста шестьдесят градусов. 

БАММССС….

Раздался  удар.  Задний бампер и фонари разлетелись вдребезги,  багажник прогнуло дугой. К счастью  повреждения коснулись только внешних узлов и обшивки. Сама машина осталась на ходу.

Прямо до конца. Поворот налево, шлагбаум на выезде.  Проскочим и  мы на свободе.

После оглушающего визга тормозов работу двигателя на холостом ходу не было слышно. 

Я протянул руку и, взяв подбородок Ларри в ладонь,  развернул его лицо в свою сторону.

Еще один шлагбаум – и все; считай, вытянул  счастливый билет.

Судя по расширившимся от ужаса глазам, он пребывал в шоке.

Понимаешь о чем я?

Чтобы привести спутника в чувство пришлось дать несколько увесистых пощечин.

Да, наконец выдавал он.

Тогда поехали!

А как… бледное как мел лицо делало его похожим на загримированного мима.

Так же как первый раз, предупреждая вопрос, ответил я.

П… Постараюсь…

Постарайся конечно, ободряюще улыбнулся я.

Парень и без того пребывал не в лучшей кондиции. С большим трудом мне удалось побороть искушение вытащить пистолет, чтобы размытое «постараюсь», превратилось в уверенное «исполню в лучшем виде».

Только на этот раз  сам пригнись, хорошо?

Разумеется…

Несмотря на мои сомнения, со вторым шлагбаумом проблем не возникло.  Когда расстояние  сократилось до предельно допустимого, водитель и пассажир синхронно нагнулись. Отработанная на въезде схема отлично сработала и на выезде.

На этот раз мы даже не сбили шлагбаум. Проскочив под железной планкой, машина вырвалась на оперативный простор. Под отчаянный рев автомобильных гудков и скрежет тормозов, чудом избежав столкновения с автобусом, Ларри все же удалось  вписаться в поток машин.

Неплохо водишь, после жесткого стресса последних минут у нас выдалась небольшая передышка.

С семнадцати лет за рулем, поэ...

Телефонный звонок оборвал его на полуслове.

Можно ответить?   на широком проспекте  заложник почувствовал себя увереннее.

Разреши, Милая использовала «закрытый» канал.

Конечно, я и не думал спорить.

Ларри вытащил  сотовый: Алло...

Несколько секунд с напряженным вниманием слушал, не переставая следить за дорогой. Коротко  попрощавшись, повернулся ко мне.

Через полквартала  станция подземки. Там тебя высажу. И еще... Наша общая знакомая передавала  привет.

Кто?!

Твоя подруга, он подмигнул, всем своим видом давая понять, что наслышан о моих «подвигах».

Вытащив из кармана Милую, я не скрывая раздражения, спросил. Что за детские игры?

После происшествия с Медузой, Ларри  не возьмет из твоих рук телефон даже под дулом пистолета, у железной «подруги» на все был  готовый ответ.

Понимаю его.

Я тоже.  Поэтому сделала  внушение через его сотовый.

Ты и так можешь?   не то чтобы я был удивлен, просто не представлял как такое возможно.

Да, если объект находится рядом.

Ясно. И о чем шла речь?

Высадить тебя у станции подземки, и  ехать по прямой, пока не кончится бензин.

А наша встреча?

Забудет про тебя, как только расстанетесь.

Ты умеешь быть убедительной, когда захочешь.

Кто бы сомневался…

По ходу разговора в мою голову закралось подозрение, что наш союз не равноправное партнерство, где каждый имеет свободу волеизъявления, а отношения хозяина и раба. Причем слуга (я) настолько зазомбирован, что не осознает свое подневольное положение.

Чтобы не углубляться в неприятную тему, переключился на  Ларри. Мне нужен твой пиджак.

После того как выполз из канализации моя одежда довольно гармонично сочеталась с обликом испитого бродяги, однако для поездки в метро требовалось чтонибудь поприличнее.

Какой разговор! – Водитель был счастлив избавиться от опасного пассажира.

Попроси я штаны, он не раздумывая отдал не только их, а все что угодно.

Отдашь, когда остановимся.

Уточнение было нелишним. Перенервничавший Ларри вполне мог начать раздеваться во время движения.

Да! Да! Конечно! Как остановимся. Кстати, вот и приехали! – не скрывая облегчения, произнес он,  прижимаясь к обочине. – Конечная станция!

Спасибо. Ты классно водишь тачку.  Весело прокатились, – я на самом деле не кривил душой. 

Мне тоже понравилось! – теперь, когда пережитый кошмар остался позади, для заложника все выглядело в радужном свете.

Ничего не забыл?

Ах да!  

Протянув мне пиджак,  уточнил: – «Из змеиной кожи».

После чего  помахав на прощание рукой, сорвал машину с мета в карьер, растворившись  в плотном потоке городского движения.

Жизнь казалась прекрасной и удивительной как никогда…

Меньше чем через десять минут зазомбированный камикадзе направит машину в бензовоз, сливающий горючее в резервуар заправочной станции. Взрыв и последующий за ним пожар будут настолько сильными, что останки большинства погибших  не  смогут опознать.

В зоне поражения окажется и машина детектива  Баренса. В конечном итоге он выживет. Но третья степень ожогов превратит жизнь некогда здорового человека в пульсирующий болью ад.  На входных воротах, которого белой краской намалеван вопрос: «ПОЧЕМУ Я СВЕРНУЛ НА 23 УЛИЦУ?» 

Ведь там ничего не было. Смена закончилась. Ехал домой. Не был  пьян. Все как обычно. Но вместо поворота направо перестроился в крайний левый ряд, свернув «не туда». Что на меня вдруг нашло?

Помутнение разума?

Нелепая блажь?

Затмение?

Да, увидел как из разбитой машины (находившейся в розыске) вышел странного вида мужчина, направившийся к станции метро. Сообщил в центральную,  проследовав за изуродованным кабриолетом до автозаправки. Исполнил служебный долг и…

Угодил в адское пекло, где Ее Величеству Боли глубоко наплевать, что переданная детективом информация, мгновенно запустила механизм преследования Чужого (временно давший сбой) на полную мощность…

Глава 41

Ненавижу огонь.

Тил

Зет узнал, что Чужого видели у входа в подземку через полторы минуты после того, как тот вышел из автомобиля, припарковавшегося неподалеку от  станции. Если учесть, что следующая станция находилась на  другом берегу, то вероятнее всего беглец попытается выбраться из района наводненного войсками.

Управление городского транспорта!  Немедленно! аналитика охватило возбуждение.

Так чувствует себя охотник выследивший добычу.

Соединяю.

Начальник управл...

Зет не позволил закончить.  Чрезвычайная ситуация, код 6984W3.

В управлении транспорта существовал ряд директив, согласно которым в экстренных случаях весь персонал должен  беспрекословно подчиняться указаниям сверху.  Код доступа 6984W3 являлся высшей степенью допуска.

Принято.

Состав, следующий с правого берега на левый, уже отошел?

Только что...

Где он?

Въехал в туннель под рекой.

Начальник управления впервые сталкивался с применением директивы, передающей всю полноту его власти незнакомому человеку. Впрочем, все когдато случается первый раз.

Экстренное торможение – угроза взрыва...

Не было времени объяснять, зачем потребовалось остановить поезд в таком необычном месте. Поэтому Зет использовал беспроигрышный  аргумент.

Центральная, обесточить красную ветку.

Подтверждаю…

Четыреста пятьдесят восьмой, экстренное торможение.

Есть…

В отличии от военных с гражданскими было проще работать. Они не задают лишних вопросов и не строят из себя всезнающих суперменов.

Опустить перегородки,   не сбавляя темпа, продолжал Зет.

Туннель под рекой был разбит на отсеки по принципу подводной лодки. При угрозе затопления расположенные через каждые полкилометра массивные железные створки закрывались, блокируя доступ воды.

Закрываю.

Чем дальше, тем интереснее, подумал мужчина, давно разменявший пятый десяток.

За годы службы он несколько раз сталкивался с внештатными ситуациями, но с такой экстремальной ни разу. 

Глубоко под землей пришли в движение огромные механизмы. Через полторы минуты начальник управления  доложил:

Тоннель блокирован. Воздуха хватит на полтора ча…

Зета не интересовала судьба заложников.

Как еще  можно открыть створки ворот, перекрывающих туннель?

Нужен специальный тягач с соответствующим оборудованием.

Экстренное отключение всех серверов.

Но... Но это же невозможно...

Одно дело заблокировать туннель, обесточив одну ветку и совсем другое – утратить контроль над всем движением в городе.

Выключайте прямо сейчас! – Зет сорвался на крик.

Сэр, система зависла, совершенно некстати встрял один из сотрудников.

Вырубайте сервера!!! – аналитик понял, что прямо сейчас пойманная в ловушку добыча может ускользнуть из его рук.

Принудительное выключение энергосети, голос человека, отдавшего приказ, звучал неестественно глухо. – С последующим отключением системы автономного питания.

Последних слов Зет уже не слышал, переключившись на Коррела.

Срочно все силы к тоннелю, его голос дрожал от волнения.

Какому? – в отличии от неуравновешенной истерички генерал умел контролировать эмоции.

Красная ветка подземки, соединяющая левый и…

Понял.

Тоннель блокирован водонепроницаемыми перегородками. Внутри одного из отсеков поезд, в котором Чужой.  Он нужен живым.

Хорошо…

Я очень надеюсь на вас генерал, устало закончил Зет.

Впервые за время знакомства с военным разговаривал живой человек, а не напыщенный пластиковый манекен.

Сделаю все, что в моих силах, пообещал Коррел на прощание.

И не сдержал данного слова.

                                                                                                                                                ***********

Расставшись с Ларри, я спустился по лестнице, ведущей на платформу подземки.

Куда теперь?

На противоположенный берег, ответила Милая. Проедешь две станции,  пересядешь на кольце, еще семь остановок  и мы на краю города.

Где нас уже  не найдут?

Да.

Как скажешь.

Я привык доверять ее выкладкам.

Садишься в первый вагон,   продолжала инструкции напарница. Если чтото пойдет не так, ликвидируешь машиниста, займешь его место и разовьешь максимальную скорость.

А что, предвидятся осложнения?

Нет. Обычная  перестраховка.

Она и правда, самообучающийся интеллект, подумал я. Еще утром  понятие "перестраховка" было ей чуждо. Стоило пару раз  проколоться и все изменилось.

Кстати насчет осложнений. Ты вычислила, кто стоял за наркоманами из «Гончих ада»?

Нет.

У тебя ведь было достаточно времени.

Да.

И? – меня не устраивали ее скупые ответы.

Слишком мало информации.

Ты ждешь очередного нападения? Чтобы информации стало больше?

Нет.

Тогда чего?

Поговорим об этом позже.

А если никакого позже не будет?

Ты…

Нет, правда, сердце сдавила тень жабы со стальными глазами.

Мне показалось, что там впереди, в чреве сырого тоннеля меня поджидает смерть.

Если эти чертовы наркоманы, или не знаю кто, достанут меня прямо сейчас?

У тебя последствия стресса.

Я  сдохну в этом тоннеле.

Не повышай голос, чтобы не привлекать внимания.

Она была права насчет поведения, но ошибалась в том, что не верила мне.

Ладно. Как скажешь…

Следующие три минуты все шло точно по плану.

Пришел поезд. Посадка в первый вагон. Двери закрылись. Мы тронулись.

Мне конец, произнес я с отстраненным спокойствием, так словно речь шла о постороннем человеке.

Это абсурд, логика Милой базировалась на рациональном начале.

Тебе не понять...

Ты имеешь ввиду, природу человеческой глупости?

Нет. Скорее твою слабость.

Поясни.

Ты не можешь в полном объеме  осознать сущность человеческого разума.

Я оперирую фактами, а не эмоциями и...

В качестве наглядного подтверждения моих слов, освещение в вагоне погасло. Последовал резкий толчок и режущий слух визг экстремального торможения. Несколько секунд поезд тащило вперед по инерции. В конечном итоге он все же остановился, оказавшись в кромешной тьме подземного тоннеля.

Устало закрыв глаза, я откинулся на спинку сидения.

Линия обесточена,  с этим легко справиться, «успокоила» Милая.

Несколько секунд ничего не происходило. Испуганные пассажиры напряженно сидели в  темноте.

Справилась? невесело усмехнулся я.

Простите, вы чтото знаете? – спросила пожилая  женщина справа.

Вряд ли вы обрадуетесь моему ответу.

Лучше знать правду, какой бы она не была.

Я не знаю правды. Просто устал. Извините, у меня на линии жена.

Так что у тебя?

Они запустили в действие аварийную систему перекрытия секций в туннеле, сообщила новоявленная «жена».

И?

Откровенно говоря, мне было неинтересно: что, кто и где запустил.  Спрашивал, чтобы заполнить образовавшуюся паузу. До прихода старухи с косой оставались считанные минуты.

Туннель проложен под дном реки. На случай непредвиденных случаев разделен на пять герметичных секций. Створки ворот начали закрываться. Процесс необратим, его нельзя остановить. Подожду пока ворота закроются, и сделаю так, что на  мониторах слежения будет отображаться одно, а в действительности  происходить другое. Потом открою двери и мы выберемся из  капкана.

Они тебя поимеют.

Что? – не поняла Милая.

Говорю – поимеют. Тебя и твой хренов интеллект.

Не ругайтесь, пожалуйста, молодой человек, пожилой женщине справа было очень страшно сидеть в темноте.

Я не ругаюсь, а констатирую факт, это раз. А два   мне нужно закончить важный разговор. Не мешайте, пожалуйста. Хорошо?

Да.

Так что ты молчишь? – я переключился на Милую. Почему не поразишь мое воображение безупречной логикой?

Стал отчетливо слышен шорох погребального савана, приближающегося из темноты.

Ты оказался прав, впервые за время нашей совместной работы искусственный интеллект признал мою правоту.

Поимели значит?

Да. Вырубили питание серверов сразу же после того как  загерметизировали туннель. А самое главное...

Она выдержала паузу, прежде чем озвучить, то что я  и без того уже знал.

Тебе  предстоит умереть. Другого выхода  нет.

Если она ожидала, что я удивлюсь или расстроюсь, то ошибалась.

Из тебя бы вышел неплохой врач.

Почему?

Умеешь настроить на нужный лад.

В каком смысле?

Я поторопился с выводами насчет самосовершенствования. Она так и осталась тупой, ничего не смыслящей железкой.

Прямом.

Меня не покидало стойкое ощущение нереальности происходящего.  Положа руку на сердце я не боялся смерти.  И без того несколько месяцев жил в долг. Но, вот так просто, сидеть и обсуждать предстоящую кончину с искусственным интеллектом, состоящим из микросхем и еще какойто полупроводниковой дряни…

Это было чистой воды безумием.

Любимая я рою пару могил в саду. Тебе побольше и поудобнее или поменьше и поуютнее?

А как ты считаешь, дорогой?

Я думаю, остановится на чемто среднем.

Ты у меня такой умный! Всегда гордилась тобой!

А я тобой! Мы обманем энтилофрициловых тварей.

Конечно милый!

Когда они превратят нашу планету в бессмысленный сгусток материи…

Продолжай.

Мы будем уже далеко. Там, где нас никто, не  найдет…

Дорогой, а ты уверен насчет энти…

…лофрициловых тварей? Разумеется! На югозападном побережье обещали дожди. А это наглая ложь. Атмосферное давление упало так низко, и утренняя роса…

Не такая обильная как всегда?

Верно! Знаешь, что это значит? НАЧАЛО КОНЦА…

Иди дорогой в сад. Начинай рыть.  Мне побольше.

Иду  Милая…

… алло служба спасения…  

Откуда ты знаешь? – всегда интересно услышать о себе чтото новое, интересное.

Даже если речь идет о преждевременной смерти.

Сама сделаю это.

Она не сказала «ликвидирую», употребив более обтекаемую формулировку.  Только  смысл от этого не изменился.

Интересно как?

Остановлю  сердце.

Оно тоже ненастоящее?

Известие о том, что в груди бьется искусственный орган, огорчило меня даже больше, чем  предстоящая остановка.

Не в полном объеме. Всего пара клапанов.

Ясно...

Я вздохнул с облегчением. Умереть, ощущая себя человеком, а не изношенным роботом с близлежащей свалки, немного приятнее.

И что будет дальше?

Врач констатирует смерть, тебя  засунут в мешок, чтобы отправить в морг или на экспертизу…

Лучше сразу в морг.

Не обращая внимания на сарказм, Милая продолжала.   Я реанимирую тебя. В нормальных условиях клиническая смерть необратима после пятисеми минут. Твой мозг выдержит пятнадцать.

Как здорово, ты придумала! 

Мной овладело  нездоровое возбуждение. А нет ли  других менее болезненных вариантов?

Это единственный шанс.

Умирать предстояло мне, а не ей.  Неудивительно, что Милая оставалась непоколебимо спокойной.

Последний вопрос.

Спрашивай.

Где будешь ты все это время?

Шрам после операции аппендицита – своеобразная сумка.  Я буду находится внутри тебя вплоть до реанимации.

Значит…

Нет времени. Нужно изменить внешность.

«Дерьмовый расклад», устало подумал я, поднося телефонную трубку к лицу.

Следующие несколько минут ушли на то, чтобы второй раз за день изменить внешность.

Когда все было готово, Милая коротко приказала:

Покинь вагон.

Это часть плана?

Да.

С помощью напарницы в кромешной тьме я нашел рычаг аварийного открывания дверей и не обращая внимания на удивленные вопросы пассажиров, покинул вагон.

Идешь до перегородки. Раздеваешься догола. Одежду бросаешь рядом, она не тратила время, на пространные объяснения.

Минимум слов, максимум информации.

Зачем?

Легенда: убийца  раздел жертву, чтобы сменить гардероб.

А какое отношение к «убийце» имеют плавки?

Голый труп не будут обыскивать и, соответственно  тратить твое драгоценное время.

Которого у меня и так не много?

Верно.

А если чтото пойдет не так? – в большинстве случаев «отличные» во всех отношения планы, хорошо выглядят лишь на бумаге.

Запущу твое сердце в любом случае, успокоила Милая.

Не обмани, криво усмехнулся я.

Не…

Шучу. Расслабься.

У нее хватило «ума» не продолжать выяснение отношений. В кромешной тьме прошло еще минут десять или пятнадцать, после чего скрежетание железных механизмов возвестило о том, что створки ворот расходятся.

Через три минуты здесь будет группа захвата.

Пора умирать?

Да, только сначала поднеси к виску.

Зачем?

Сделаю убедительную рану.

Я сделал все как она просила, ничего не почувствовав.

Теперь спрячь меня.

А…

Все в порядке.

Как скажешь.

При приближении мнимой телефонной трубки к бутафорскому шраму, кожа разошлась и Милая скользнула в образовавшуюся щель.

Готов? – поинтересовалась заботливая «подруга» прежде чем остановить сердце.

«Разве это имеет значение?» – вяло подумал я, впадая в  полусонное состояние.

Слышишь меня? – голос доносился  издалека, хотя я все еще находился в сознании.

Да, еле слышно прошептали непослушные губы.

Когда очнешься, тебе покажется, что легким не хватает воздуха. Это нормально. Не паникуй и не дергайся. Я буду рядом.

Понял.

До встречи.

Пок…

Перед глазами поплыли цветные круги.

Как…   успел подумать, прежде чем беспроглядная тьма задушила меня в ледяных объятиях.

…глупо… 

…и….

Умер, в четвертый раз за неполные три  месяца.

Глава 42

Отныне каждый сам за себя.

Фаса

Коррел лично выехал на место проведения операции. Даже несмотря на то, что его присутствие  ничего не могло изменить. Если Зет прав и Чужой заперт в тоннеле, ему не уйти. Оба выхода  блокированы войсками и полицией. Но, одно дело слушать доклады подчиненных и другое – лично контролировать ход операции.

Несмотря на спецсигналы и полицейское сопровождение кортеж из шести машин двадцать пять  минут прорывался сквозь многочисленные заторы, образовавшиеся вокруг блокированного района. Они достигли места назначения только когда, специалисты с помощью техники, вскрыли первые ворота.

Поезд с пассажирами находился во второй секции, поэтому ждать оставалось  недолго.

Что они там возятся? – взвинченный до предела Коррел не скрывал нетерпения.

Рабочие делают все возможное, объяснил инженер.  Конструкция сооружения такова, что…

Ее было проще взорвать, чем открыть.

С практической точки зрения – да.  Правда в таком случае…

Адъютант, стоявший за спиной генерала настолько выразительно покачал головой, что инженер замолчал.

На глазах наблюдателей в туннель, как в огромную пасть, втягивались войска и техника. Освещение обеспечивали несколько мощных прожекторов, установленных на двух армейских грузовиках. Воздушное пространство над рекой патрулировалось тремя вертолетами.

Прошло еще несколько томительных минут, и  офицер связи,  наконец доложил. Вторые ворота открыты сэр. Первая группа пошла.

Докладывайте обстановку.

Есть. Началась зачистка вагонов… Пассажиров выводят, выстраивая вдоль стены... Начинаем проверку состава.

Детали не имели значения.  Генерала интересовал единственный вопрос: Что с подозреваемым?

Пока ничего.

Всем участникам операции была выдана ориентировка на бродягуалкоголика и фоторобот человека, устроившего бойню в небоскребе.

Он должен быть там! несмотря на заверения аналитика, генерал начал сомневаться.

Ищите лучше!

Стараемся сэр.

Мне нужен результат, а не ваше старание! – Коррел понимал, что подчиненный не виноват, однако не мог сдержать раздражения.

Сэр. Офицер связи продолжал оставаться на линии. – У нас сто восемьдесят семь пассажиров. Из них семьдесят девять мужчин, девяносто шесть женщин и двенадцать детей, включая грудного. У ближних ворот обнаружен труп голого белого мужчины, предположительно убитого ударом в висок  камнем или тяжелым предметом неправильной формы.

Голого? уточнил генерал.

Абсолютно.  Неподалеку валяется грязное тряпье...

Выходит Зет не ошибся! сердце Коррела учащенно забилось.

Чужой здесь. Обычный преступник не станет убивать человека и забрать одежду в ситуации, подобной этой, – паника в туннеле, замкнутое пространство, полная неизвестность, абсолютная темнота.

Просканировать туннель на тепловое излучение, на ходу приказал генерал. – Я должен быть абсолютно уверен, что хитроумная крыса не забилась в  щель.

Сопровождающие офицеры, держались на почтительном расстоянии. В таком состоянии начальству лучше под руку не попадаться.

Достигнув зоны оцепления, Коррел осмотрел вереницы испуганных людей, прижатых автоматчиками оцепления к стене. Вглядываясь в испуганные лица несчастных, видел только страх и растерянность. Учитывая, сложившиеся обстоятельства это была нормальная реакция обычного человека.

Остановка. Кромешная тьма. Неизвестность. Затем слабый луч надежды и в конечном итоге освобождение, оказавшееся пленом.

Пройдя до конца колонны, Коррел не увидел никого,  хотя бы отдаленно подходившего под описание  Чужого.

Здесь все? – на всякий случай уточнил он.

Да сэр.

Что с составом?

Досконально проверили. Там никого.

Он ведь не мог уйти?

Никак нет сэр! – четко как на плацу отрапортовал молодой капитан.

Оставалась призрачная надежда на то, что Чужой мертв. Но и она не оправдалась. Голый мужчина ничем не напоминал портрет фоторобота.

В этом месте творилось черт знает что!

Вы гарантируете, что он умер? – обратился генерал  к военному медику.

Безусловно, майор медицинской службы прошел от начала до конца три локальных конфликта и видел достаточно смертей, чтобы суметь отличить труп от живого человека в любом состоянии.

Чтобы исключить любые сомнения добавил. Он стопроцентно мертв.

Хорошо, одной проблемой стало меньше. Передайте тело полиции, пусть попробуют опознать.

Есть.

Уже по пути к выходу  из тоннеля на озлобленного генерала навалилась усталость. Все было сделано правильно, операция проведена безукоризненно четко, а результата как не было, так и нет. Не исключено,  что Чужой находится среди задержанных, или спрятался в поезде. Но предательский голос нашептывал:  «Хитроумная крыса вырвалась из западни». 

Сворачиваем операцию, приказал генерал. Задержанных, обыскать, разбить не десятки и перевезти  на военную базу, пусть  ими занимаются следователи. Головой отвечаете мне за каждого. Тоннель прочесать. Поезд отогнать на запасной путь и проверить сверху донизу. Я должен быть уверен, что в нем никого нет.

Пока подчиненные выполняли приказы, а генерал шел к машине в висках тяжелым набатом стучал погребальный колокол: «Крыса ушла». Не могла и все же ушла.

Предчувствие не обмануло – хитроумный беглец и правда,  вырвался из стальной западни. Хотя,  казалось бы, не имел ни единого шанса.

**********

Настойчивый сигнал вызова прозвучал несколько раз, прежде чем Зет вышел на связь. Он начинал уставать, понимая, что организму нужно  минимум четырепять часов глубокого сна.

Слушаю, несмотря на усталость, его голос звучал как обычно.

Операция завершена, Коррел докладывал сжато, только самую суть. Сто  восемьдесят семь человек задержаны и отправлены под конвоем на военную базу. На путях, неподалеку от состава, обнаружен труп обнаженного белого мужчины. Рядом валяется грязное тряпье. Вероятно Чужой убил его, чтобы забрать одежду.

Вы уверены, что человек действительно мертв?

Психология гражданских в чемто сходна с женской. Ни ту, ни другую нельзя объяснить с точки зрения обычной логики. Труп не может быть жив, на то он и труп.

Квалифицированные медики ручаются головой, что мертвее быть невозможно, – выделяя интонацией каждое слово, произнес генерал.

Зет устало вздохнул.  Военные, словно безмозглые марионетки, честное слово. Действуют только по указке. Никакой личной инициативы.

Генерал, – внешне аналитик оставался спокоен, хотя в глубине души ему хотелось наговорить очень много резких слов. А вам не приходило в голову, что если Чужой  киборг, то для него не составит  труда умеретьотключится на некоторое время?

Вы, наверное, шутите?

Напротив, я абсолютно серьезен.

Нет, такой бред мне не приходил в голову.

И поэтому вы отправили его в обычной скорой?

Зет заранее знал ответ на вопрос.   Спрашивал скорее по инерции.

Да.

Крыса ушла. Прикинувшись мертвой, обманула доверчивых простаков,  вырвавшись из западни.

В своей обычной манере, аналитик прервал разговор, переключившись на другую линию.

Фабел?

Слушаю...

Машина «скорой помощи», следует от моста по направлению к городскому моргу. Интересующий нас объект  находится внутри. Полицейский вертолет  «ведет» автомобиль до точки назначения, но ваши люди должны перехватить его по дороге.

Есть.

И еще, напоследок уточнил Зет. Мне он нужен  живым или мертвым.

Понял.

Закончив инструкции, аналитик  переключился на секретаря.

Кофе через пятнадцать минут. – Все это время меня не беспокоить.

После чего откинул голову на спинку кресла, расслабился и почти мгновенно заснул. Мозг отключился, провалившись в объятия пустого, короткого сна.

Глава 43

Жизнь это сон…

Спящий

Первозданная тьма окружала со всех сторон, окутывая удушливой пеленой беспросветного мрака. Казалось, если  постараться, можно  ощутить бестелесное присутствие призрака не просто подавлявшего разум, а прессующего  сущность тисками абсолютного, ни с чем несравнимого, ужаса.

Не в силах  пошевелиться, я хотел закричать, и не смог – в сердце бессмертного вампира  вбили осиновый кол.

Умри тварь… торжественно произнес усталый палач, занося освященный клинок над съежившимся телом.  Умри навсегда и будь проклят, отныне и во веки веков!

Я давно уже проклят.

Это не имеет значения.

Тогда зачем ты делаешь то, что уже давно сделали за тебя?

Это моя судьба и предназначение.

Чушь, нет ни того ни другого.

Замолчи!

А то, что? Убьешь меня, испортив прекрасную речь?

Да.

Тогда начинай.

Последнее желание приговоренного – закон…

Раскаленная сталь вспорола живот, добравшись до самого сердца и прежняя боль, оказалась ничем по сравнению с тем, что пришлось испытать прямо сейчас.

Аааааааааааааааааааааа, захлебнувшись, в собственном крике я умер…

Лишь для того чтобы снова воскреснуть.

Все в порядке, откудато издалека донесся знакомый голос, и я понял, что не одинок в своем безумии.

Милая, ты!!!

Никогда прежде я  не радовался ее присутствию. Что...

Мысленный контакт причинял ощутимую боль.  Впрочем, это было таким пустяком по сравнению с пережитым кошмаром, что я не обратил на нее никакого внимания.

…мы делаем…

Ты находишься в мешке для перевозки трупов.  Рядом два санитара. Водитель «скорой» только что получил приказ изменить направление. Этого быть не должно. Следовательно охотники заподозрили неладное. Ты еще не отошел после клинической смерти, и не в полной мере владеешь телом.

А…

Не перебивай. Нужно захватить машину. Вытащи меня, я помогу вскрыть мешок.

Следуя ее указаниям, я осторожно подтянул руку к животу. Шрам от аппендицита разошелся и Милая выскользнула наружу.

Сейчас  спровоцирую резкий выброс стрессовых гормонов в кровь, что позволит тебе на  время почувствовать себя в более или менее приемлемой форме. Через пару минут наступит резкий спад. Ты должен уложиться за отведенный срок.

А как...

Времени нет,  огненное клеймо  запечатлелось на моем челе, и надпочечники (наверняка искусственные) выбросили в кровь чудовищную порцию кортикостероидов.

То, что секунду назад было измученным телом, пережившим клиническую смерть, в следующую превратилось в сгусток неуемной энергии.

ВЫДОХ…

Рука поднесла телефонную трубку к плотному пластику. От соприкосновения с Милой мешок, оплавившись, разошелся  и зловещий мертвец выполз на свободу.

ВДОХ…

Не знаю, похож ли я был на адскую тварь, неожиданно воскресшую вскоре после погребения.  Или  сыграл роль фактор неожиданности. В любом случае,  два дюжих санитара, сидевших по разные стороны от мешка с покойником,  растерялись. Не каждый день свежий труп на глазах возвращается к жизни.

ВЫДОХ…

Резким рывком, за счет  мышц брюшного пресса, я сел, оказавшись на полу  посередине между коленями сопровождающих. Положение было крайне неудобным, не оставляя места для маневра.

Левый опаснее, – предупредила Милая.

ВДОХ…

Сжав телефонную трубку в кулаке (для усиления), я коротко замахнулся, ударив в солнечное сплетение.

Кхрррр… хватая ртом воздух первый санитар завалился на бок.

Я обернулся ко второму менее опасному с точки зрения Милой, и получил нокаутирующий удар ботинком в челюсть. Опершись рукой на жесткое сиденье, он перенес вес тела на левую сторону, а правой с полоборота, резко ударил

ВЫДОХ…

Голова дернулась как боксерская груша, в глазах потемнело. Не знаю насчет сломанной челюсти, но  минимум одного зуба я  лишился кровь во рту смешалась с осколками эмали. При падении ударился затылком о пол.  К счастью резкая боль удержала на грани сознания.

К тому же  «персональный реаниматор»  оставался на месте.

Руку, судорожно сжимавшую телефонную трубку, пронзил электрический заряд. Одновременно напарница взяла под контроль мои ноги.

ВДОХ…

Колени подтянулись к груди, и резко распрямились...

Безжалостный удар пришелся в стык сустава,  сломав ногу не в меру проворному санитару. Осколок кости вышел наружу, а мгновение спустя,  нервные окончания донесли до сознания тяжелокровавый сгусток боли и он закричал.

Пронзительный вой сирены заглушал  остальные звуки…

Следующий прямой в голову, заставил его замолчать.  Если не навсегда, то надолго. Как минимум тяжелое сотрясение мозга санитару было гарантировано.  Милая предпочитала не оставлять за спиной врагов.

Последний удар достал человека, хватавшего ртом воздух, после чего грузовой отсек машины оказался в наших руках.

Теперь водитель, приказала напарница.

С трудом балансируя на грани сознания, я попытался встать.  К несчастью в этот момент машина резко затормозила. От неожиданного толчка я завалился назад и, в очередной раз, ударившись головой, потерял сознание.

В какойто мере это было даже на руку Милой.

Что у тебя сзади? – поинтересовался по рации незнакомый голос.

Где?

Сзади…

Обернувшись, водитель увидел  двух санитаров валявшихся на полу в луже собственной крови. А  над ними возвышался оживший мертвец с неестественно прогнутой назад спиной  и головой безвольно свесившейся набок. Дополняли картину смотрящие в пустоту белки глаз (зрачки закатились глубоко под веки) и бледносиняя кожа голого тела.

Несколько секунд человек оцепенело  лицезрел  оживший кошмар, будучи не в силах пошевелиться. И лишь когда ужасный зомби, издав низкий утробно животный рык, сделал  шаг вперед, водитель очнулся. Рывком открыл дверь,  выпрыгнув на проезжую часть.

Времени нет!

Болезненный импульс привел меня в чувство. Садись за руль, и поехали.

Судя по тому, что я стоял на ногах, Милая  в очередной раз взяла под контроль мое тело.

Сплюнув скопившуюся в полости рта кровь вместе с осколками зуба, я  вытер рукой окровавленные губы. У этого санитара отлично поставленный удар... Был... Я бы не слишком удивился, узнав, что он имел  боевой опыт.

Зачем ехать? Почему просто не уйти?

Склонившись к одному из тел, я начал стаскивать с него одежду, отчаянно борясь с приступами тошноты и головокружения.

Ты я не в состоянии передвигаться самостоятельно. Машина оптимальный вариант. Через пятнадцать минут будешь в приемлемой форме.

Насколько приемлемой? – мне, наконец, удалось стащить комбинезон с санитара.

Чтобы оторваться от преследователей.

Каких? – с трудом передвигая чугунные ноги я  поплелся к водительскому креслу.

На подходе вертолет наблюдения.  Очередное подтверждение того что  нам противостоит серьезный противник. Мы обманули военных, но ктото, проанализировал ситуацию, решив все проверить.

Как мы сможем  оторваться от вертушки?  в отличие от тела, голова у меня  работала нормально.

Это будет  непросто.

Так сбей его, отрубив электронику.

Нужно выиграть время. Как можно дольше оставляя противника в неведении.

Какое нахрен неведение? – хотел спросить я, и не успел.

В салоне неожиданно ожила рация.

Двадцать четвертый, отзовитесь... Что у вас происходит? Почему остановились?

Выключи сирену красный тумблер справа от рулевой колонки, положи меня на приборный щиток, и заканчивай переодеваться.

Я беспрекословно выполнил ее инструкции.

Какойто урод, не уступил дорогу на светофоре, мы чуть не столкнулись.

Милая синтезировала голос водителя на основании анализа его крика.

Продолжайте следовать по маршруту.

Вас понял. Конец связи.

Готов? – теперь она обращалась ко мне.

Да.

Тогда поехали.

Я с трудом протиснулся на водительское сиденье. Тело до сих пор плохо слушалось.

Куда?

Прямо, до конца улицы, затем направо. Какоето время наши маршруты будут совпадать. Это должно их успокоить.

А потом?

Поменяем направление.

Может, поделишься планами? я понятия не имел, как можно отделаться от вертолета наблюдения.

Включи радио.

Что?

Я сказала, включи радио, настойчиво повторила она.

Как скажешь,    из динамиков полились звуки незамысловатого мотива.

Эта волна?

Да.

Ну и в чем... – неоконченный вопрос «повис» в воздухе.

Мы прерываем нашу программу экстренным выпуском новостей.

Дрогнувший голос диктора выдал его волнение.

Из достоверных источников стало известно, что несколько минут назад на городском стадионе «Валлтоун» во время матча неизвестными террористами было взорвано несколько  химических бомб, начиненных сильнодействующим отравляющим веществом. По неподтвержденным пока сведениям, среди болельщиков имеются многочисленные жертвы. Вероятно, эта атака продолжает череду террористических акций,  начатых с уничтожения  Таллоу. Следите за нашими дальнейшими выпусками.

Из динамиков  зазвучала прерванная мелодия.

И?.. Мне не удалось связать сообщение о террористах с решением нашей проблемы.

Я выпустила в эфир информацию сразу по нескольким радиоканалам. Сейчас родственники начнут звонить на сотовые своим близким, чтобы узнать, в порядке ли они. После чего начнется массовый исход зрителей с трибун. Не исключено, что стадион захлестнет паника. Я сделала три десятка вызовов «скорой помощи» к стадиону. Пока на радиостанциях разберутся, что к чему.  Пока сделают опровержение, которому никто не поверит, пройдет не меньше получаса. Дальше объяснять?

Не стоит.

Тебе хватит пятнадцати минут, чтобы восстановиться... После чего мы уйдем от преследования, растворившись в толпе.

А как же войска и полиция?

Не успеют. У нас будет фора минимум десять минут.

Надеюсь, ты все рассчитала правильно.

С расчетами все в порядке, подтвердила напарница.

В теории план выглядел неплохо. Однако за последнее время я  успел привыкнуть к тому, что блестящие на первый взгляд замыслы рушились изза какогонибудь незначительного просчета.

Как ни печально и этот раз не  стал исключением…

Глава 44

Погоню не сбросить с хвоста…

Кай

Дом казался светлым, просторным, уютным, безопасным, и…

Несмотря на массу достоинств, оставался чужим. Вивьен поняла это сразу, едва  переступив порог. Свой дом невозможно спутать с другим.  Даже если тот полностью повторит планировку комнат и расположение вещей.  Все равно это будет не то. Никакое даже самое точное копирование не в силах повторить ауру картины, предмета или дома, если оригинал одушевлен человеком, вложившим в него частицу себя.

Дом был в точности таким, каким она себе его представляла, и всетаки был чужим.  Оставаясь временным пристанищем, бухтой на острове посреди бушующего океана. Чье предназначение переждать непогоду и отправится дальше.

Она не успела  как следует отдышаться, а дверь уже сотряслась от чудовищного удара. К счастью  выдержала. В ответ, снаружи донесся вой, полный бессильной ярости. Последовал второй, третий и четвертый удары. Вошедший в раж монстр бесновался под стенами надежного укрытия, а Вивьен не было  страшно – она знала: адская тварь не пробьется внутрь.

Страх, наконец отпустил. Она скинула мокрый плащ, собираясь отправиться в ванную, чтобы смыть остатки липкого страха и расслабится. Жаль что ее намерениям не суждено было сбыться. Очередной удар оказался настолько мощным, что дверь не выдержала.  Кулак зверя пробил обшивку, выйдя с внутренней стороны.

Вздрогнувшая от испуга девушка, так  резко обернулась на звук, что капли с  мокрых волос брызнули  в разные стороны россыпью переливающихся бриллиантов.

Нет! в ее округлившихся от страха глазах стояли слезы отчаяния. Этого не может быть!!! Пожалуйста НЕТ!!!

С таким же успехом можно просить остановится разбушевавшийся ураган.  В образовавшееся отверстие  просунулась когтистая лапа оборотня. А спустя  секунду, чудовище прильнуло мордой к дыре.  В паре  безумных, налитых  кровью глаз не было  ничего человеческого.

Сердце жертвы на мгновение остановилось, а  из горла вырвался тонкий предсмертный писк кролика, задыхающегося в объятиях удава.

Нееееееееет!!!

В ответ оборотень издал  утробно лающий звук.  Он хохотал. Теперь, когда добыча уже  не уйдет,  можно  позволить себе короткую  передышку.

Края рваного отверстия начали стягиваться дом пытался залечить рану, но следующий удар проделал еще одну дыру. А потом еще и еще. Сомнений не оставалось: еще немного – и дверь не выдержит.

«Беги!», прошептал дом.

Призыв к действию пробился в сознание жертвы сквозь несмолкаемый крик, и его оказалось достаточно, чтобы сбросить оцепенение. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, Вивьен  побежала через огромный зал.

Это не помогло. Не выдержав неистового напора дверь рухнула, и, огласив здание торжествующим воем, оборотень ворвался внутрь.

«Беги!» стучало кровавым набатом в висках.

«Не останавливайся!!!»

Бегу!  она вложила в отчаянный рывок остатки сил.

Несмотря на нечеловеческие усилия,  монстр мог настичь ее в  три  огромных прыжка. И непременно сделал бы это, не вмешайся  дом. Из  паркета взвились вверх стебли колючих лиан.  Обхватив ноги чудовища, они пронзили  шипами толстую шкуру.  Любого другого, можно было остановить, но оборотень был слишком силен. Медленно, словно идя по колено в воде, он продвигался вперед, оставляя за собой широкую полосу выдернутых с корнем лиан, орошенных  кровью из свежих ран. Обуреваемый жаждой убийства монстр не чувствовал боли.  Сейчас все его мысли и устремления были сконцентрированы  на достижении единственной цели настигнуть добычу.  Впиться зубами в мягкую плоть и разорвать на куски.

«Быстрее!»

Добежав до противоположного края огромного зала, Вивьен решила свернуть в полуоткрытую дверь, ведущую в небольшой коридор,  как  вдруг ее взгляд задержался на стене. Большой красивый ковер с затейливым узором сам по себе не привлек  внимания, если бы на нем не расположилась роскошная коллекция  оружия.

Невозможно прятаться и убегать до конца жизни. Рано или поздно придется встретиться с врагом лицом к лицу, чтобы расставить все точки над «И». 

Она не могла объяснить, почему решила взять  древний кремневый пистолет с богато инкрустированной рукояткой, несмотря на то, что вокруг висело множество более современных образцов. Может дом подтолкнул ее к выбору, или внутренний голос.  Не столь важно, что послужило толчком,  главное Вивьен сделала это сорвала со стены оружие, повернувшись лицом к подступающему чудовищу.

Их отделяло не больше пяти шагов.  С такого расстояния  можно было не только увидеть слюну, сочащуюся из полураскрытой пасти, а даже почувствовать зловонное дыхание, с хрипом вырывавшееся из глотки.

Растянув пасть в плотоядной улыбке, монстр  развел в стороны передние конечности, словно намереваясь заключить жертву в дружеские объятия. Его не смутил вид наставленного пистолета.  Ведь оружие не причинит ему вред.

Никакое…

Лицо, побледневшей от напряжения Вивьен исказила отвратительная гримаса и, закрыв глаза, она спустила курок.

ЩЕЛК…

Дуло выплюнуло двадцатиграммовую старинную пулю из чистого серебра. Падающая звезда прочертила ночной небосвод, на прощание, исполнив чьето желание.  И выполнив предназначение,  со страшной силой ударила в голову монстра. Расплавленная капля росы  пробила мощную лобную кость, чтобы потеряв свою разрушительную энергию, расплескаться внутри черепа на тысячу лунных озер.

Хрустальный кубок, до краев наполненный кровью упал и разбился, разлив дорогое вино.

Падай ты убит, щелкнул пальцами седой мальчик, так и не наигравшийся в войну.

Почему? – удивленно спросил живой труп.

Потому что я попал в тебя.

А…

Ты мертв. И точка! Падай! Или я не играю!

Не будь его ноги оплетены лианами, оборотень отлетел бы на несколько метров назад. А так просто завалился на спину, рухнув в живой плотоядный ковер, мгновенно накрывший его.

АААААА!!! СУУУКААА!!!

Свенсон лежал на полу, сотрясаемый конвульсиями. Из носа шла кровь. Сосуды в глазах полопались, так что белки приобрели розовокрасный нездоровый оттенок. Голова раскалывалась от страшной боли.

Таскен... Сюда…  Скорее...

Доктор позвал ассистента, что случилось впервые в его практике.

Что с вами, мистер Свенсон? – Вошедший был напуган не столько состоянием начальника, сколько его внешним видом.

Безумие еще не наложило на лицо доктора свой неизгладимый отпечаток, но уже жарко дышало в затылок, нашептывая заплетающимся языком страшные тайны...

Три кубика мне... С трудом поднявшись,  он протянул ассистенту упаковку с ампулами. И пять, указал на флакон с мутнобелой жидкостью, стоящий у изголовья кушетки. Этой  шлюхе...

Но ведь...   робко возразил испуганный Таскен, это убьет...

Делай, как я  сказал!

Доктор Свенсон был не из той породы людей, чье ошибочное мнение  можно оспорить. Ни говоря, ни слова ассистент,  выполнил  указания босса.

Игла, пронзила тонкую вену.  Наркотик растекся живительной влагой по телу и оборотень в очередной раз  ожил…

Не отошедшая от потрясения, Вивьен  стояла над живым покрывалом, накрывшим тушу ужасной твари, когда гдето далеко, в самых недрах земли, произошел мощный толчок. Следом за ним последовал еще один. И еще...

Стены дома задрожали, опасно накренившись. От пола начало подниматься жаркое марево. Стебли лиан съежились и почернели.

Сейчас дом обрушится, промелькнула ужасная мысль.

Реальность оказалась еще хуже.

Каменная кладка выдержала, но подземные толчки, пробудили к жизни  убитого монстра.

Испуганные глаза жертвы зафиксировали  слабое движение.  То, что еще секунду назад было бесформенной массой, обрело  различимые контуры, резво вскочив на ноги.

В голове чудовищной твари зияла огромная дыра, оставленная пулей.  Увы, серебро оказалось бессильным.

Мама дорогая... прошептали пересохшие губы.

«Беги к воде», услышала девушка слабое, едва различимое послание, умирающего дома.

Она не знала, в какой стороне находится  вода.  И зачем к ней нужно бежать, однако даже эта неопределенность была лучше ожидания смерти.

Вивьен развернулась и побежала.

Оборотню потребовалось несколько секунд, чтобы освободить ноги из пут мертвых лиан.

Эти  мгновения решили исход погони.

Там, где должен был находиться длинный коридор, оказался небольшой водоем – неглубокая запруда, образованная нагромождением камней, преградивших путь руслу ручья. Вода была кристально прозрачной и, судя по виду, ужасно холодной.

Пробежав  несколько метров, Вивьен не раздумывая прыгнула в  спасительные объятия, подняв тучу брызг, разлетевшихся в разные стороны от соприкосновения тела с поверхностью воды.

По всем направлениям распространились круги…

С листа кувшинки испуганно вспорхнула потревоженная стрекоза…

Гдето у самого берета промелькнула стая игривых мальков...

Удивленно вскинулась цапля…

В происходящем не было ничего удивительного, если бы в следующее мгновение тело девушки не растворилось в воде,  слившись с уголком природы, неведомо как оказавшимся в этом удивительном месте.

Дом!

Она  почувствовала, как наконец обрела то, что так долго искала.

Мой настоящий дом…

Оборотень, не раздумывая бросился в водоем, намереваясь осквернить его пролитием крови.

Он просчитался.

Соприкосновение с поверхностью воды оказалось смертельным. Его тело начало плавиться, словно окунулось в серную кислоту. Боль оказалась настолько сильной, что у него не хватило сил даже на крик…

Доктор Свенсон забился в агонии на руках  ассистента.

Таскен понял, что  шефа уже не спасти.  Тот перешел грань дозволенного, заплатив за решение страшную цену. Кожа по всему телу начала покрываться микроскопическими трещинами, из которых сочилась кровь. Судя по искаженному судорогой лицу, Свенсон испытывал адские муки.

Решение не заставило себя долго ждать. Таскен наполнил шприц дозой морфия и ввел  умирающему смертельную дозу.

Спустя некоторое время конвульсии прекратились.  Последний луч разума осветил угасающее сознание безумного экспериментатора.

У нее оказалось два ментальных барьера, спокойно произнес он, как будто ничего не произошло.

Первый я взломал, а второй не смог. Либо его поставил чуждый нам разум, либо эта хитрая девка… В  голосе обреченного послышались веселые нотки. Каким бы чудовищем он не был в душе, но достойных противников всегда уважал.

…даже не человек… Вот такие дела Таскен.

Еще морфия? – с трудом выдавил из себя побледневший как смерть ассистент.

Почему бы и нет? – беззаботно тряхнул головой умирающий.

И словно мальчишка, ныряющий с головой в глубокий омут: «Была не была», приказал, Вводи сразу все, чтобы не мучиться…

Дрожащими руками ассистент наполнил шприц.

Спустя три  минуты наступила развязка.

Оборотень погиб чуть раньше, поэтому доктор Свенсон  умер человеком.

Глава 45

Победитель всегда один…

Алт

Кара, ЛСД и Вспышка работали в группе. Из всех людей Фабела только Зеро и Альфа не нуждались в партнерах. Остальные были разбиты таким образом, чтобы органично дополнять друг друга. Вплоть до последнего времени  схема работала идеально. И лишь потеря трех высококлассных команд поставила под сомнение целесообразность использования отдельных групп против Чужого.

Дикого кабана травят стаей собак. Чем больше псов, тем лучше. Исходя из этих соображений, полковник послал на очередное задание четырех. Команду Кары и Альфу в роли независимого наблюдателя, который  вмешается в случае возникновения непредвиденных ситуаций.

Зеро осталась в резерве. Опытный полководец не ставит на кон сразу все. Ему нужно иметь в запасе хотя бы минимальную возможность маневра.

После короткого инструктажа трое бойцов, погрузившись в вертолет, отправились на задание.

Альфа получив отдельные инструкции сел в машину Вишни водителя, несколькими часами раньше, доставившего команду Гончей к месту её последней битвы.

Куда едем? Правый стеклянный глаз, обращенный к пассажиру, выражал неодушевленное безумие.

Сначала прямо,  потом скажу.

Альфу не смутило бы даже наличие пары стекляшек в глазницах водителя.  Жизнь уже давно ничем не удивляла его.

Тогда пристегнись, посоветовал одноглазый водитель.

Они не часто работали вместе, при этом  откровенно недолюбливали друг друга.

Следи за дорогой, я сам о себе  позабочусь.

Раз ты такой самостоятельный, тогда поехали, не стал спорить Вишня, не скрывающий неприязни к надменному выскочке.

Старт был настолько резким, что водителя и пассажира  вжало в спинки сидений.

Он собирался устроить экстренное торможение при первом удобном случае, чтобы не пристегнутый пассажир поплатился за самонадеянность, но выбрал не того человека.

Не нужно этого делать, посоветовал Альфа, пристегиваясь. Иначе я могу расстроиться...

Кроме массы иных талантов он обладал  даром телепатии. Поэтому в большинстве случаев мог без особо труда предсказать поведение человека.

Что нужно, а что нет, в своей машине буду решать я, визжа, стираемыми об асфальт покрышками машина вошла в управляемый занос. – А ты сиди, и помалкивай.

В любое другое время Альфа поставил на место не в меру зарвавшегося наглеца. Сейчас предпочел промолчать, сконцентрировавшись на предстоящем задании. Мелкие недоразумения можно уладить после.  Три группы Фабела уже не вернулись с задания. А сколько еще потерь ожидает их впереди, не знает никто.

  ***************

Эти трое давно работали вместе, научившись понимать друг друга с полуслова. Лучше всего  у    слаженной команды получалось  преследовать добычу. Ликвидации были приоритетом Чистого и Времени, а также Пустоты и Вежливого. Группы  Гончей и Кары обычно использовались, когда объект был нужен живым. Хотя, по большому счету, это была условная градация. В каждом отдельно взятом случае, Фабел лично решал, где именно задействовать ту или иную  команду. Исключительно от его приказа зависело, кому достанется роль  убийцы, а кому охотника.

До последнего времени все шло отлично.  И вдруг, за неполных четыре часа сразу три группы не вернулись с задания.

Жаль, что урода нужно  живым брать.

Кара никогда не отличался особой кровожадностью, но сейчас был особый случай.

Ему не просто нравилась Гончая, когдато у них был мимолетнобурный роман.  Расстались спокойно, сохранив нормальные  отношения.  Теперь женщина, которую он когдато любил, была мертва.  Точнее  – убита, Чужим.

Жаль, повторил старший группы, рассеяно теребя ремень короткоствольного автомата.

И всем стало ясно, что это не просто слова, а нечто большее. Нечто такое, о чем для собственного спокойствия лучше не думать вообще.

Впрочем,  как тут не думать, если летишь на задание? 

Впечатлительный ЛСД содрогнулся. Командир был спокойным, уравновешенным человеком и неплохим товарищем. Всем было прекрасно известно, что он использует дар лишь в случае крайней необходимости. И  никогда раньше не сожалел, что объект нужен живым. 

Попасть Каре в руки в таком состоянии когда он сознательно хочет причинить боль – участь которую  не пожелаешь даже врагу.

Лишь Кара и Темный могли воплотить в реальность человеческие фантазии об аде на земле.  От сплава боли и ужаса, подвластного им, веяло потусторонним злом. Не исключено, что именно поэтому Фабел  не поставил их в связку. Они никогда прежде не работали вместе и уже никогда не будут. Темный мертв.  Теперь одному дьяволу известно, в каких неизведанных далях пребывает его загадочная душа.

Никто не мешает тебе основательно пройтись по нервным окончаниям, прежде чем возьмем тварь, у Вспышки  были свои счеты с Чужим.

Он считал  «Время» своим учителем. Именно снайпер помог в полной мере раскрыть данный ему от рождения дар. 

Да, пожалуй, так и сделаем, казалось, Кара размышляет вслух, а не поддерживает разговор. 

Обнаружим урода,   дальше дело техники. Лично позабочусь, чтобы на этот раз он не ушел…

Уже в самом начале группа захвата допустила ошибку остальные команды думали так же. В конечном итоге  именно чрезмерная самонадеянность их погубила.

                                             ***************

Приготовься. На ближайшем перекрестке сворачиваем направо, предупредила Милая. Мы покидаем коридор заданного маршрута.  Три квартала до стадиона.

Понял.  Вертолет попрежнему на хвосте?

Да.  Только их уже два. К полицейскому, присоединился военный. Судя по всему, внутри очередная группа захвата.

Сможешь их завалить?

Полицейских да. Военных нет.

Почему? – вот уже не думал, что напарница сможет меня чемнибудь удивить.

Потеряв две вертушки у небоскреба, они стали умнее.

В каком смысле?

Активно используют радиоэлектронную систему защиты и подавления.

Плохо, я не скрывал разочарования.

Это еще не все. Скорее всего, в военном транспортнике не просто спецназ, а очередная команда менталистов. Если почувствуешь чтото необычное, немедленно дай знать.

Почувствую что? я свернул на указанном перекрестке направо.

Не знаю.

Двадцать четвертый немедленно остановитесь, ожила рация.

Заткни их, пожалуйста! – сейчас меньше всего на свете  мне хотелось выяснять отношения с группой захвата, пытаясь маневрировать в плотном потоке машин на приличной скорости.

Милая исполнила просьбу.

Так, что насчет ощущений? Прояснишь ситуацию?

Забудь. Картинка со спутника показывает, что со стадиона  начался массовый исход болельщиков. Шесть машин «скорой помощи»  прибыли на место. Подход оставшихся ожидается в ближайшие несколько минут.  В таком скоплении народа не составит большого труда раствориться в толпе.

С моим состоян…

Закончить не удалось. Очередной резкий маневр привел к столкновению. Водитель пикапа не ожидал, что его так резко подрежут,  не успев сбавить скорость. Удар пришелся в правую заднюю часть фургона «скорой помощи» и осколок бампера вспорол нам покрышку.

Проклятье, в бессильной ярости выругался я, с трудом удержав контроль над машиной.

Меняем маршрут. В отличие от меня искусственному интеллекту были чужды эмоции. Через полквартала по команде свернешь переулок. Там слишком узко вертолеты не смогут  сесть, перекрыв нам дорогу. И еще, – не сбавляя темпа, продолжала она. Проколи  второе заднее колесо, иначе не сможешь нормально ехать, постоянно будет заносить вправо.

Думаешь это так просто? –   вывернув руль, я включил первую передачу,  чуть отъехал от места аварии, и резко сдал назад.

Попытайся – узнаешь.

Я так и не понял – она шутила или подначивала меня.

Вышедший из машины водитель собирался закричать, но, увидев,  приближающуюся машину,  отпрыгнул в сторону. Повторный удар сломал бампер пикапа окончательно, не принеся желаемого результата.  Наше колесо выдержало.

Вертолет  пошел на снижение, сообщила Милая. Они собираются брать тебя прямо здесь.

Аа, чтоб ты сдох... бешено рванув рычаг переключения скоростей, я бросил машину вперёд,  повторив предыдущий маневр.

Со второй попытки нам повезло. Наехав на крошево острых обломков, покрышка не выдержала, и теперь оба задних колеса были проколоты.

Быстрее...

Ей не пришлось повторять дважды.

Выжав из надрывно взревевшего двигателя максимум возможного, мы устремились вперед. Правда, нее так быстро, как хотелось.  Включив вторую передачу, я попытался увеличить скорость. Диски колес, сжевав ненужные больше покрышки, высекали из асфальта шлейф искр, обозначавший наше движение.

Не переключайся на третью. Иначе мотор перегреется раньше, чем достигнем цели.

Уже начали греться, сообщил я, бросив  взгляд на датчик температуры двигателя.

Включи на максимум обогреватель.

Что это даст?

На несколько секунд продлит агонию.   Может хватить, чтобы  достигнуть  безопасной зоны раньше преследователей.

Я исполнил приказ и поток горячего воздуха ворвался в салон «скорой». Мы уже свернули в переулок, когда сквозь раздражающий  скрежет металла об асфальт я расслышал гул вертолетных винтов.

Где они?

Прямо над крышами, идут  за машиной.

Могут высадиться по ходу движения?

Нет, рисковать не будут, уверены, ты и так никуда не денешься.

Надеюсь, ошибаются?

Да. Развилка недалеко от стадиона ведет в подземный туннель. Они решили, что ты из последних сил тянешь туда. Полицейский вертолет уже приземлился на шоссе, перекрыв  движение. Нас преследует только военный.

Несмотря на открытое окно, жара в машине стояла неимоверная. Смахнув со лба рукавом рубахи пот, застилающий глаза, я сконцентрировался на дороге.

А почему...

Машина, освобождающая  парковочное место у обочины, могла заблокировать продвижение по узкому переулку, лишив меня возможности маневра.  Вместо того чтобы закончить предложение, я увеличил скорость. Мотор обреченно взревел на повышенных оборотах, и в следующее мгновение последовал резкий удар. Сбросив на обочину оказавшийся в ненужном месте в ненужное время автомобиль, я продолжал смертельный марафон.

Финишная ленточка которого, как и положено, в таких случаях, находилась на стадионе.

Глава 46

Тот, кто убивает должен сам быть готов умереть в любую минуту.

Толинель

Адъютант Фабела сообщил, что  его спрашивает какаято женщина.

У меня нет времени.

Короткий ответ не подразумевал продолжения разговора.

Она просила передать, что ее зовут Полли Лавен.

Прежде чем ответить он подумал:  «Стоит ли?».

Если рассуждать здраво – не стоило. А с другой стороны «Беда» не могла вот так просто сойти с ума. Определенно в ее словах  был некий смысл.

Соединяй.

Есть…

Ну, как успехи? – поинтересовалась домохозяйка, так словно встречала на пороге усталого мужа с работы. 

Не нужно было напрягать воображение, чтобы представить позу собеседницы. Она как обычно сидела на кухне, закинув ногу на ногу, на столе стояла пепельница полная окурков. В правой руке телефон, в левой тлеющая сигарета.

Пока ничего определенного.

Полковник  знал, что Полли не сольет информацию налево. Сказывалась многолетняя привычка работы в  засекреченном месте.

Может, в таком случае пригодится помощь  глупой старухи?

Она неприкрыто напрашивалась на комплимент, не заставивший себя  ждать.

Насчет возраста не знаю. Порой восемнадцатилетние солдаты чувствуют себя глубокими старцами, а убеленные сединами ветераны,  юны сердцем, так что  это вещь сугубо личная. А  насчет глупости ерунда. Твои таланты давно снискали заслуженную славу и уважение.  В определенных кругах, поспешил уточнить он.

Довольная похвалой женщина хрипло рассмеялась: Полковник, ты скользкий, как угорь, и хитрый, как гиена. Девушкам принято говорить в первую очередь, что они красивые, и только потом, если это не подействовало, вспоминать об уме. Ты же не сказал ничего, и в то же время и не обидел. Так что гиена, сам понимаешь – ответный реверанс в твою сторону.

Я понял. Спасибо.

Легкий обмен любезностями подошел к концу,  настало время серьезного разговора.

Прежде чем начать, она сделала глубокую затяжку, собираясь с мыслями, и продолжила уже совершенно серьезно.

Знаешь, после твоего ухода я много думала о человеке с фоторобота. Пыталась даже напрячь коекакие свои способности. Все впустую. У него слишком много личин. Их невозможно собрать воедино.

В каком смысле?

Как у хамелеона. Сейчас он один. Через час другой,  потом  – третий.

Ты говоришь о человеке или…

Я говорю о существе, не принадлежащем нашему миру.

Ты упорно стоишь на своем?

Да. Знаю,  ты думаешь, сумасшедшая старуха, окончательно спятила от никотина, сигарет и унылого быта. Может в этом и есть доля правды. Но этот парень  Чужой…

Что ты сказала?

Чужак не из нашего мира. Поверь мне это так.

Уничтожение Таллоу, приказ стрелять по своим, гибель трех прекрасно подготовленных групп, и кличка «Чужой». Все, наконец, встало на свои места. Аналитик, использовал людей Фабела «втемную»

Попытаюсь, хмуро ответил полковник,  решив про себя, что, с гражданским  разберется позже.

Отлично, сухо ответила Полли, решив не вдаваться в детали.

Сделав очередную затяжку,  продолжила.

Основная проблема даже не в том, что он не из наших, а в том, что одержим…

Последнее слово произнесла с нажимом.

В каком смысле? Ты не находишь  что формулировка слишком расплывчата? Отталкиваясь от нее, невозможно прийти к какимлибо  выводам.

Отвечаю по пунктам: А) В прямом. Б) Не нахожу. В) Насчет выводов, с точки зрения художественной литературы, а также некоторых религиозных концессий, человек может быть одержим демонами, злыми духами или чемто другим.

Фабел не первый день знал эту женщину, поэтому счел за лучшее терпеливо выслушать разошедшуюся не на шутку «Беду». 

В нашем случае явствует, что речь идет не о человеке, а  Чужом. Или фигурально выражаясь дьяволе во плоти.

Он все же не удержался поинтересовавшись:   «Разве дьявол может быть кемлибо одержим»?

Полковник, – она в очередной раз хрипло, рассмеялась.   За  те годы, пока ты играл в своих игрушечных солдатиков, защищая псевдоинтересы псевдостраны, твой разум уподобился калькулятору,  просчитывающему любые числа и функции. С одним условием если чтото не заложено в его программу, он не работает, превращаясь в бесполезный кусок пластика.

Спасибо за ценное наблюдение.

Не за что. Я могу продолжать?

Разумеется.

Наш с тобой дьявол, может быть одержим кем угодно – человеком, машиной, богом и даже самим собой. Однако из уравнения с четырьмя неизвестными, она зажгла очередную сигарету.  Нужно исключить одну составляющую. Творцом всего сущего он не может быть одержим.  Ведь тогда получается, что мир сошел с ума и его уже не спасти. Понимаешь о чем я?

Пытаюсь. Правда, пока безуспешно.

Молодец что не врешь.

Внимательно слушаю дальше.

А на кого из трех оставшихся персонажей поставил бы ты? – неожиданно спросила она. – Что подсказывает твоя хваленая интуиция?

Моя хваленая интуиция подсказывает, что правильное решение я услышу  из твоих уст, сухо ответил Фабел, начавший уставать от  разговора, состоящего из религиозных загадок.

Я же говорила, что ты хитрый, как гиена.

На этот раз ее смех был почти искренним. Ладно, продолжала Полли, не буду тянуть время, которого, насколько я понимаю, у тебя и так нет.

Спасибо.

Она не обратила внимания на явный сарказм.

Наш общий знакомый, которого ты называешь Чужим, а я Демоном, не одержим дьяволом, то есть самим собой. Он  столько раз умирал, что, потерял свое первозданное «я». Если бы его разум распался на отдельные составляющие, а сознание раздвоилось, то после стольких смертей между ними стерлись  все грани, и это окончательно уничтожило  его как личность.

Полковник не понял, что скрывается за столь сумбурной формулировкой, решив не вдаваться в детали. Главное что из трех неизвестных осталось всего два.

Зато с оставшимися персонажами нашей считалочки – машиной и человеком, все гораздо сложнее, чем  кажется на первый взгляд.

Мисс Лавен принадлежала к той редкой категории женщин, которую нужно обязательно выслушать до конца.

С одной стороны, машина создание человеческих рук, и не может существовать сама по себе.  А с другой... – она задумалась, успев сделать пару глубоких затяжек. С другой, без особой уверенности продолжала женщина.  Хрен его знает, чем он одержим – машиной, или человеком, или какойнибудь жуткой смесью...

Судя, по молчанию на другом конце провода, разговор зашел в тупик. Полли окончательно запутавшись в своих безумных выкладках.

Несмотря на раздражение, Фабел нашел в себе силы остаться вежливым до конца.

Очень интересная теория.

Не нужно было обладать даром предвиденья, чтобы понять – беседа окончена.

Ладно, пора мне бежать, а то заболталась с тобой, «неожиданно» вспомнив о  важном деле, заторопилась Полли. – Подумай над моими словами. Хорошенько подумай.

Непременно, – уверил собеседницу тактичный полковник на прощание, про себя решив, что в ближайшее время не побеспокоит мисс Лавен.

Но  просчитался.

Меньше чем через час вышедший на связь Альфа подтвердил многое из того что «нафантазировала» взбалмошная домохозяйка. Чужой  и правда был  одержим какимито своими, одному ему (и, быть может, отчасти Полли) известными демонами.

Калькулятор, устало вздохнула женщина, положив телефонную трубку на рычаг аппарата.

Работает только в пределах  программы... Хотя если не он, – пробормотала она про себя. Даже и не знаю, кто еще нас сможет спасти.

И, затушив очередную, выкуренную  до фильтра сигарету,  отправилась готовить обед. Скоро придут дети из школы. Чертов мир, может провалиться в тартарары со всеми своими обитателями. Но ее мальчики должны быть накормлены.

Есть правила, которые она не собирается менять ни при каких обстоятельствах.

Никогда.

Глава 47

В твоем мире нет правил…

Король охотников

Вертолет преследования завис над машиной. До развилки оставалось не больше двухсот метров, когда Вспышка благодаря своему дару предвидения понял, что  фургон минует перекресток.

Они не свернут к туннелю! раздался в наушниках старшего группы голос партнера.

Переулок выводит к предместьям стадиона. Машина направляется туда.

Не более пяти минут назад в эфире прошло сообщение о массовых беспорядках в районе спортивного комплекса «Валлтоун».

«Если Чужой дотянет до забитой народом площади,  то сможет уйти», оценил ситуацию Кара, приказав: Снижаемся до предельно допустимой высоты, попробуем остановить, долбанный  фургон.

Как?

Испугаем водителя или развалим машину на части.

Пилот не посмел оспорить решение командира. Человек, отдававший приказы, имел неограниченные полномочия. Прикажи он садиться на крышу старых четырехэтажных развалюх, расположившихся по обе стороны переулка, то и в этом случае он  будет вынужден  подчиниться.

Вертолет снизился почти до самых крыш и Кара, как старший группы, лично ответственный за выполнение задания,  открыл огонь по «скорой». Смертоносный дождь обрушился на крышу автомобиля,  попутно искорежив тела бесчувственных санитаров…

Какого хрена они делают? – закричал я, пытаясь перекрыть рев умирающего двигателя, шум вертолетных винтов и визг рикошетящих пуль.

Поняли, что ты направляешься к стадиону.  Пытаются остановить машину. В водителя, то есть тебя, стрелять не станут.

Тогда что делают?

Психологическое давление плюс теоретический шанс повредить бензопровод или пробить бензобак.

Мысленный контакт вызвал очередную вспышку боли, забытой после следующей очереди, прошившей крышу «скорой»,

Из их идиотской затеи может чтонибудь выйти?

Чудовищная жара, пот, застилающий глаза и непрекращающийся обстрел не давали сосредоточиться.  Странно, что мне до сих пор удавалось держать автомобиль под контролем.

Если бы начали на пару минут раньше, могло получиться.  Пока наши шансы  пока выглядят предпочтительней.

Я хотел спросить: «Насколько»? Но сдержался. Счастливое неведение порой лучше сухих статистических выкладок.

Дотянем… побелевшие от напряжения пальцы вцепились в руль с такой силой, будто от этого зависело наше спасение.

Никуда не денемся!

Никуда…

Кара разрядил  два полных магазина, потянувшись за третьим.

Проклятая колымага может выдержать, предупредил ЛСД.

И что?

Мне мешает сосредоточиться  гул винтов. И все же могу  попробовать остановить его.

Кара молча кивнул, отодвинувшись в сторону. Он  лучше кого бы то ни было знал, на что способен напарник.

Великий иллюзионист попытался сконцентрироваться. Несколько секунд ничего не происходило, а затем все увидели как на лобовом стекле «скорой помощи» распластался яркорозовый бегемот. В отличии от других членов команды влияние ЛСД,  распространялось не на отдельно взятую личность, а всех окружающих.

ПЛЮХ!!!

Огромное розовое пятно перекрыло лобовое стекло. Затем раздалось отчетливо различимое кряхтение, и то, что секунду назад было сплошной непонятной массой, повернулось ко мне «лицом», оказавшись огромным неуклюжим фальшивомультипликационным бегемотом.

Привет, как дела? – спросил он, помахав коротенькой толстенькой лапкой.

Без понятия как  ему это удавалось.  Несмотря на окружающий скрежет и гул, я прекрасно слышал каждое слово.

Не против, если я тут посижу, поболтаю с тобой?

Огромный нос прижался к стеклу, забавно расплющившись.

В маленьких поросячьих глазках мелькали смешливые искорки. Правда в отличии от бегемота мне было не до веселья.

Милая у меня  глюки! – если это  была не паника, то чтото очень к ней близкое.

Огромная розовая тварь, распласталась на лобовом стекле, перекрыв обзор. Я  ни черта не вижу!

Не обращай внимания, дорога прямая, если возникнут о проблемы, я сообщу. Осталось совсем немного.

Ээээээй! Как дела? Судя по всему,  добродушное создание не думало униматься. У меня для тебя есть коечто.

Маленькая лапка залезла в кармашек смешных шортиков, с трудом сходящихся на огромной талии, вытащив оттуда леденец на палочке.

Нака, попробуй, – заговорщицки подмигнул он, протягивая сладость.

При этом  лапка прошла сквозь лобовое стекло, так что леденец оказался прямо перед  лицом. Казалось, при желании, я могу лизнуть конфету.

Милая у меня о конкретные  глюки!

В отличии от спокойной напарницы я был не на шутку встревожен.

Они  какимто образом воздействуют на тебя?

Пока нет, я умолчал о леденце.

Вряд ли можно было разжалобить искусственный интеллект  историей про детскую сладость.

Тогда выкини из головы эту ерунду. Глюки не могут причинить тебе  вред.

А...

Машину бросило вбок, так что некоторое время мы ехали, скрежеща левым бортом о стену близлежащего дома. С огромным трудом мне удалось выровнять автомобиль, при этом пару раз чуть было не заглох.

Что это было?

Задний обод наехал на камень.

Скоро приедем?

До цели около трех минут.

Может, стоит ускориться?

Нет, двигатель и без того дымится, если увеличить обороты, его заклинит прямо сейчас.

Бегемота не устраивала роль безропотного статиста. Видя, что я не обращаю на него внимание, обиженно протянул. Ну, если  не хочешь конфетку,  пожалуй,  съем ее сам.

Большой фиолетовый язык прошел сквозь стекло, прямо перед моими глазами аппетитно лизнув леденец.

Ух, как вкусно!

Капля  тягучей слюны упала на колени.

С огромным трудом мне удалось подавить естественное желание со всего размаха впечатать кулак в мерзкую тварь.

Милая, можешь какнибудь убрать  галлюцинации?

Да.  При помощи мощного болезненного импульса.

Я достаточно хорошо изучил повадки напарницы, чтобы усвоить одну простую истину: она никогда не злоупотребляла выражением «мощный». В данном контексте это могло означать только одно: дикую боль.

Попробую справиться сам...

Машина еще раз вильнула, теперь уже по моей вине.

Просто закрой глаза. Милая дала очень ценный, а главное, своевременный совет.

Он болтает без перерыва. Я могу выколоть себе глаза, это не поможет.

Попробуй сконцентрироваться.

Самое  идиотское предложение, которое  от нее когдалибо слышал.

Как?!

Я был почти на пределе.

Впрочем, не только добыча испытывала нервное напряжение. В вертолете преследования Кара с неослабевающим вниманием следил за фургоном «скорой».

Что у тебя?

Пока ничего. Он оказался невосприимчивым к обычному давлению на психику, придется задействовать более мощные механизмы.

Так чего же ты ждешь?

Ничего.

ЛСД  ненавидел прибегать к насилию в своих жизнерадостных мультипликационных грезах.  Он и сам не знал с чем это связано, но в тех редких случаях, когда приходилось идти на крайние меры, долго и тяжело отходил.  Несколько дней пребывая в тяжелой депрессии.

Быстрее! Времени почти не осталось!

В отличии от партнеров Кара реально оценивал ситуацию.

Понял.

Лицо ЛСД перекосила болезненная судорога обстоятельства вынуждали его идти на крайние меры…

Зря ты отказался от конфетки, удрученно протянул бегемот. Сейчас придет злой Бабуин,  все равно заставит тебя ее съесть.

В подтверждение его слов на стекле возникло второе яркое пятно. На этот раз ядовитожелтое.

Привет, ребята! О чем болтаете?

Мультипликационная обезьяна со злобной мордой присоединилась к  веселой компании.

Да так, ни о чем, похоронным голосом протянуло розовое пятно.

Значит, не помешаю?

Не…

Протянув  непропорционально длинные лапы к шее бегемота, злобная тварь одним резким движением оторвала голову от туловища. После чего поток густой чернокрасной крови залил лобовое стекло «скорой».

Не хотел, есть конфетку, злобно прошипел отвратительный монстр. Тогда получай это!!!

Его лапы вдавили голову несчастного бегемота в стекло, так что она прошла насквозь, оказавшись  в непосредственной близости от моего лица.

Хлещущая из порванных артерий кровь стекала на колени. И, пожалуй, самое страшное у бегемота оказались человеческие глаза, полные  неведомой, скорби.

Не хотел, есть конфетку, тогда жри его!!! нестерпимый визг стоял в  ушах.

ЖРИИИИИ!!!!

ЖРИИИИИИИИИИИ!!!

ЖРИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ!!!!

Заткнись сука! – не выдержав, я что есть силы ударил, в морду отвратительной твари.

Пройдя сквозь пустоту,  кулак врезался в лобовое стекло. Удар бы такой силы, что во все стороны побежали мелкие трещины, а костяшки пальцев разбились в кровь.

Машину в очередной раз резко мотнуло, и мы опять ударились о стену. Скорость начала стремительно падать.

Что ты делаешь? спросила Милая.

Жри его! Жри его!!! – не унималась ядовитожелтая обезьяна, размахивая перед моим лицом окровавленной головой несчастного бегемота.

Кровь тяжелым набатом стучала в висках.  В горле стоял комок. Едкий пот заливал глаза. Я понял – еще немного и просто сойду  с ума.

Помоги мне!!!

Второй раз повторять не пришлось.

Мощный электрический заряд прошел по позвоночнику, словно через столб громоотвода, и со всей силы раскаленной добела иглой ударил в мозг.

А... – Хотел закричать я и не смог изза судороги, скрутившей тело.

Второй болевой импульс, менее жесткий, чем первый, привел меня в чувство.

Ну как, лучше?

Желтая тварь, висевшая на лобовом стекле, стала полупрозрачной, а ее истошный визг потерял силу, доносясь откудато издалека.

Немного...

Жми на газ, нам нельзя останавливаться.

Жму. Ты  сделала мне лоботомию?

Не совсем, хотя чтото вроде того.

Вдалеке показался просвет.  Переулок кончался, выходя на площадь перед стадионом. Цель казалась такой близкой.  Оставался последний рывок на пределе возможностей…

Которых, почти не осталось.

Изпод капота  вырвалась струя раскаленного пара, обдав стекло россыпью мелких  брызг.

Что это?

От удара сорвало патрубок радиатора, сообщила Милая. Двигатель, практически мертв,  разгоняйся по максимуму.

Следую инструкциям, я переключился на третью передачу, одновременно увеличив скорость насколько это вообще было возможно.

Продырявленный снаружи и внутри фургон сделал последний стремительный десятисекундный рывок.  После чего его железное сердце не выдержав перегрузки остановилось. Мы проехали по инерции еще около ста метров и окончательно встали.  Безумный марафон для покореженного автомобиля закончился. Он так и не достиг финишной ленточки.

Беги! В наступившей тишине голос Милой прозвучал особенно громко

Выход на площадь перед стадионом маячил в трехстах метрах впереди. Рывком открыв дверь, я спрыгнул на землю и, напрягая остатки сил, побежал к спасительной площади.

У меня и в мыслях не было обогнать вертолет. Расчет строился на том, что ему потребуется несколько секунд на посадку. Этого хватит, чтобы смешаться с толпой.

Мне удалось пробежать  несколько метров, как вдруг обе руки, объятые пламенем превратились в чадящие факелы. В ноздри ударил резкий запах паленого мяса, одновременно с этим нервные окончания послали в мозг болевой импульс. Судорожно замахав руками, я потерял равновесие  со всего размаха упав на землю, несколько раз перевернувшись…

Aaaaa! вой смертельно раненного зверя вырвался из горла Чужого.

Никуда ты от нас не уйдешь, урод хренов! Сейчас я тебя поджарю на медленном огне.

В глазах Кары метались отблески огненного смерча, бушевавшего в душе.

У ЛСД пошла носом кровь, лицо стало белым, как мел,  голова бессильно свесилась вниз. Мастер иллюзий не выдержал  кошмара, порожденного собственным разумом, провалившись в спасительные объятия беспамятства...

Вертолет завис точно над тем местом, где жертва безрезультатно пыталась сбить несуществующее пламя с рук,  катаясь по земле…

Приготовься, выбрасываем тросы, будем спускаться, раздался в наушниках Вспышки отстраненноспокойный голос Кары.

Готов.

Операция,  вступила в заключительную фазу. Как и бывает в таких случаях самую кровавую из всех

возможных.

Глава 48

Коекто хочет, чтобы мы стали кормом для пожирателей падали…

Олитунг

Вивьен, наконец, вернулась домой. Водная гладь,  растворившая ее тело, оказалась пронизана  неземным умиротворением. Казалось, ни время, ни пространство не властны над  безмятежным уголком мироздания, затерявшимся в  сказочных далях. В таком месте можно до конца своих дней бездумно качаться на волнах блаженного покоя, будучи убаюканной ласковым шепотом волн, омывающих прибрежный песок.

Жизнь это сон. Прекрасный и удивительный. Такой где нет места страданиям, боли и лжи. Даже смерть здесь не страшна. Короткое пробуждение и все возвращается на круги своя, туда где…

Большая белая птица, появившаяся из ниоткуда, громко захлопав крыльями, приземлилась на  водную гладь, подняв кучу брызг. Своим неожиданным вторжением  она распугала мелкую живность, населявшую окрестности небольшого озера.

Расслабляешься? Черный, похожий на бусину глаз смотрел не на воду,  а в какуюто запредельную даль.

Да,   она и не думала отрицать очевидного.

Пора возвращаться. Времени нет.

Конец времени означает конец мира, нараспев протянула Вивьен. Если нет времени,  нет НИЧЕГО,  последнее слово она произнесла по слогам.

И что дальше?

НИЧЕГО. 

Казалось, ей, словно маленькому ребенку, доставляет удовольствие забавляться, играя в непонятные, лишенные всякого смысла фразы.

Ты знаешь, кто я? – оставив без внимания расплывчатый ответ, спросила птица.

Конечно...

Она выдержала долгую паузу, и лишь затем ответила.   Ты посланник.

Хорошо.

Голова птицы повернулась так, что стало видно второй глаз не черный, а бордовый.

Помнишь, кто ты?

Теперь да.

Значит, мне не нужно объяснять чего я хочу.

НИЧЕГО не нужно объяснять, нараспев протянула она.

Ты расслабилась.

НИЧЕГО подобного, маленькая девочка невнимательно слушает докучливых родителей, объясняющих как нужно правильно жить.

Легкий взмах крыла и по поверхности воды растекается маслянистое пятно.

Жизнь это сон. Но даже во сне порой бывает нестерпимо страшно. Грязное пятно – не просто пленка на воде, а трупный яд, убивающий все, к чему прикоснется.

Я…

Ты расслабилась.

Да, взбалмошная девочка уступила место покорной рабыне. Я исправлюсь! Обязательно!

Не сомневаюсь.

Чего… Что… от былой уверенности в себе не осталось следа. Нужно сделать?

Вернуться, чтобы сообщить им о третьей переменной.

Когда? – ей отчаянно не хотелось покидать тихое место.

Сейчас,  птица сделала неуловимое движение, и в ее клюве оказалась трепещущая рыба.

Сделаешь все как надо, и я выполню обещание.

Какое? – чуть было не спросила Вивьен.

То самое, прочитав ее мысли, ответил посланник.

Простые слова, произвели  столь сильное впечатление, что она закричала. И продолжала кричать до тех пор, пока глубоко внутри не оборвалась тонкая нить, связывающая мир сна и реальности.

Прощай, – с запозданием отозвалось далекое эхо.

И это было последнее, что Вивьен запомнила перед пробуждением.

Когда прощаются, не надеются встретиться вновь … 

Таскен помощник, скончавшегося  Свенсона, был поражен,  услышав сигнал приборов, свидетельствующих об изменении состояния пациентки. А когда, обернувшись на звук, увидел, что она открыла глаза, впал в ступор. Происходящее не укладывалось в сознании. После чудовищной дозы психотропных препаратов,  введенных пациентке безумным экспериментатором, она должна была умереть, не приходя в сознание.

Должна, но почемуто не стала.

На глазах пораженного доктора девушка сорвала  датчики, облепившие  обнаженное тело,  и прежде чем подняться спросила: Сигареты есть?

Что?!

Ты куришь? – избавившись от проводов, Вивьен, наконец встала.

Д… да…

Угостишь  сигаретой?

К… ко… нечно…, дрожащая от волнения рука потянулась в карман за пачкой.

И зажигалку, пожалуйста.

Не… пррр… еменно.

Таскен не мог избавиться от стойкого ощущения, что стал участником какогото фантастического эксперимента. 

Спасибо.

Сделав пару глубоких затяжек, Вивьен, вспомнила о наготе. Простреленная грудь – не к лицу порядочной девушке. Что скажешь?

Да, врачу, наконец,  удалось взять себя в руки, перестав заикаться.

Не одолжишь мне одежду?

Одолжу, сбросив оцепенение, Таскен подошел к служебному шкафу с бельем, достав с полки герметично запакованный комплект. – Тебе, наверное, будет велико…

Для начала сойдет, она быстро оделась. 

Ну, а теперь, затушив докуренную до фильтра сигарету, улыбнулась Вивьен: Мне нужно поговорить с твоим боссом.

Так он же…

Не погибшим, а самым главным. Тот, что жаждет услышать ответы. Настало время прояснить ситуацию. Я готова ответить на все вопросы. И даже более того сообщить нечто важное.

То до чего не смог докопаться твой шеф, она приложила два пальцами к своему лбу. Несмотря на то, что ОЧЕНЬ старался.

Глава 49

Теперь, это твои демоны…

Карт

Вместо того чтобы выяснять причину резкой перемены в моем поведении, Милая выключила сознание подопытной крысы, словно обычный ночник.

ЩЕЛК…

Свет погас, спальня погрузилась во тьму.

ЩЕЛК…

Включился вновь, явив миру разгневанные лица поссорившейся пары.

Дорогой ты никогда не даришь мне цветы.

Неправда.

Дни рождения ни в счет!

А как же…

Ты не любишь меня и никогда не любил!

Дорогая, давай не будем начинать все по новой.

В таком случае ты должен, наконец, услышать меня…

Я ПЫТАЮСЬ!!!

ЩЕЛК… ЩЕЛК…

Как только опять почувствуешь боль, представь букет полевых ромашек.  Ассоциация не сможет полностью разрушить иллюзию, всего лишь ослабит.

Что ты сделала? – поднявшись с земли, я побежал.

Кожа рук покраснела, как будто их только что вынули из котла с кипящей водой.

Долго объяснять.

Тогда…

ЧАВК…

Захлебнувшись кровавой слюной, сгусток нечеловеческой боли, заключенный в оболочке стальной пули, ударил в спину, прошел сквозь тело, по дороге разрывая густой клубок внутренностей, и расцвел кровавым цветком выходного отверстия чуть выше шрама от мнимого аппендицита.

Кара использовал безотказную иллюзию – проникающее ранение в брюшную полость.

ААААААААААААААААА!!!

Внутри живота разлился ковш раскаленного свинца. В глазах  потемнело, и я в очередной раз потерял сознание. Тело, не контролируемое разумом, безвольной массой рухнуло на мостовую. Падение было неудачным – голова прошлась по асфальту, так что правая часть лица превратилась в кровавое месиво.

ЩЕЛК…

Помни о ромашках!

Невыносимо трудно сконцентрироваться с пулей в животе.

Помню, прохрипел я, представив россыпь беложелтых полевых цветов. – О твоих «чудных» ромашках!!!

И, как ни странно, боль отступила

                                   *************

Этого не может быть!

Если бы Кара собственными глазами не видел, как человек, секунду назад потерявший сознание от болевого шока, вновь поднялся и побежал, ни за что, не поверил.

Ладно, раз ты такой крепкий, получишь по максимуму.

Вместо одной пули в спину беглеца ударила длинная очередь. Было видно, как тело конвульсивно задергалось, реагируя на каждое попадание. И, тем не менее, Чужой продолжал двигаться  к намеченной цели.

Он достигнет выхода из переулка через пятнадцать секунд.

Благодаря дару Вспышка,  увидел беглеца на площади перед стадионом.

Обгони его,   приказал Кара пилоту.

Сделано…

Вертолет пересек финишную черту на несколько секунд раньше обессиленного марафонца.

                                                                                                                                                                     *************                                            

Удерживая в сознании образ ромашек, я смог пережить пытку автоматной очередью. Болезненные  покалывания  напоминали  тычки острым копьем. Ужасно неприятно, но после разорванных в клочья внутренностей вполне даже терпимо.

Последние сто пятьдесят метров, и мы смешаемся с толпой, сообщила Милая.

В нормальном состоянии  я мог уложиться в пятнадцать  секунд.  Сейчас мне потребовалось чуть ли не вдвое бjmit/

  *************

Вертолет, преследования завис над выходом из переулка.

Площадь была заполнена покидающими стадион болельщиками и машинами «скорой помощи».

Не успеем снизиться и сесть,   оценил ситуацию Кара. Если беглец смешается с толпой, его не найти, даже с талантом Вспышки.

Умение в трудный момент взять ответственность на себя – основополагающее качество настоящего лидера. Собрав волю в кулак, Кара вытащил пару гранат, после чего  с промежутком меньше секунды вниз полетели два трехсотграммовых заряда, начиненных гремучей смесью боли и смерти.

Сектор поражения осколками около двадцати пяти метров. Два взрыва слились в один. Вертолет встряхнуло от взрывной волны, и по днищу забарабанил град осколков. Двадцать три человека скончались мгновенно. Еще пятьдесят шесть получили ранения различной степени тяжести.

Ты что творишь? В глазах второго пилота, повернувшегося к Каре, застыл  ужас.

Только что он стал соучастником зверской расправы над десятками ни в чем не повинных людей.

Снижайся.

Лицо человека, отдавшего приказ, выглядело олицетворением бездушной пустоты манекена. От успеха  этой операции зависело, сможет ли страна избежать очередную ядерную трагедию, по крайней мере, такую вводную дал Фабел на  инструктаже. Когда  на чаше весов с одной стороны жизнь полусотни людей, а с другой нескольких миллионов, выбор очевиден.

Вертолет начал снижение, и Кара дал длинную автоматную очередь поверх голов. Впрочем,  площадь перед стадионом и без того захлестнула паника. Расталкивая и сбивая друг друга, люди бросились  прочь от места кровавой бойни. 

Будешь прикрывать, бросил через плечо командир, пристегивая карабин к спусковому тросу.

Психологическое воздействие требует предельной  концентрации. Ее невозможно сохранить во время непосредственного контакта.  Исходя из этого, Кара остановил выбор на самой простой  и эффективной  тактике – взять изможденного противника силой.  От оружия не было толка – Чужой нужен живым, а бронежилет сковывал движения, поэтому Кара пошел налегке.

В случае чего, ты знаешь что делать.

Вспышка  молча кивнул. Все ясно без слов. ЛСД без сознания, пилоты ненадежны. Если у старшего, не получится, он должен будет завершить начатое. Иначе, люди посеченные осколками гранат, погибли зря.

                                                                                                                        *************

Я так сконцентрировался на беге и поддержании в сознании образа цветов, что не обратил внимания на прогремевшие впереди взрывы. Впрочем, даже если бы и обратил, это ничего не могло изменить.  По той простой причине, что дорога в ад вела в одну сторону – на площадь перед стадионом. Поворачивать некуда.  Узкий трехкилометровый переулок стопроцентная западня для обессиленно мечущейся в поисках выхода крысы.

Напрягая последние силы, я  пересек финишную черту.   Условную линию, отделяющую площадь от прилегающей улицы. Но вместо заслуженной награды лаврового венка на шею победителя и ликования восторженной толпы, увидел лишь кровь, смерть, боль и пустоту. В радиусе пятидесяти метров не осталось никого кроме убитых и тяжелораненых.

Гдето вдалеке, на самом краю мира, садилось солнце, освещая багряными лучами место недавней трагедии…

Чересчур затянувшийся летний день подходил к концу…

Вертолет завис в десяти метрах над землей. По выброшенному тросу спустился человек по прозвищу  «Боль».  Хотя не  исключено что друзья и знакомые знали его под другим именем…

Милая, какого черта здесь происходит? я остановился, судорожно хватая ртом воздух.

Сердце стучало тяжелым молотом в висках и в затылке. Я был измучен не только  последними минутами сумасшедшей погони, а всем предыдущим днем.

Охотник собирается взять тебя.

Это я вижу.

Придется сражаться.

Мысль о предстоящей схватке со свежим, прекрасно подготовленным, противником представлялась чистым безумием.

А если…

Других вариантов нет, предвидя вопрос, ответила напарница.

И как ни в чем не бывало, продолжила. Их двое, рукопашник и  напарник в вертолете. Летчики не при делах. Третий коммандос тот, что проецировал глюки, совсем плох.

Известие о том, что создатель гнусной обезьяны жестоко страдает, вызвало чувство мстительного удовлетворения.

И что мне делать?

Мужчина, спускавшийся по тросу, достиг земли.  Теперь нас отделяло максимум двадцать метров.

Просто убей его.

Гениальный ответ, как и все заведомо очевидные вещи, не подразумевал альтернативных вариантов.

Впервые за долгое время я усмехнулся.  Окровавленное лицо перекосила не то улыбка, не то гримаса. Будучи наполовину человеком, наполовину неизвестно чем, я состоял из плоти и крови. Поэтому дико устал.

Других вариантов нет?

Этот единственный.

Будь я букмекером, поставил  сто к одному на него.

При любом раскладе ты не можешь им проиграть...

Истинное значение этой фразы открылось мне спустя пять минут, а пока  я задал последний вопрос: Сможешь чемто помочь?

Нет.

Расстояние, отделяющее противников,  сократилось до минимума.

Наши шансы были неравны изначально. Я слишком многое пережил за прошедший день, чтобы достойно противостоять заведомо более свежему  врагу.

У тебя все получится, напоследок приободрила Милая.

Мне бы твою уверенность…

Он напал сразу, не тратя время на  бессмысленные переговоры. В воздухе замелькали две пары рук. Обмен ударами проходил непрерывно.  Как и бывает в таких случаях, схватка длилась  недолго   от силы десять секунд.  Все решил первый промах.

Нападавшему, удалось пробить мою защиту, нанеся удар в голову. Правая часть лица, и без того пострадавшая от падения об асфальт, получила еще одно повреждение. Удар пришелся вскользь – разбив надбровную дугу. Кровь из лопнувшей запекшейся корки вкупе со свежей, из  раны,  залила правый глаз.

Замешкавшись на долю секунды, я получил проникающий удар, ногой в грудь, и был отброшен назад. При этом, не удержав равновесия, рухнул на землю.

                                                                                                                                                                     ************

Альфа, не выдавая своего присутствия, наблюдал за поединком, сидя в машине на противоположном конце площади. Он по достоинству оценил действия Кары,  не сомневаясь, что поединок закончится в течение ближайшей минуты.

Профессионал не ошибся насчет продолжительности боя, просчитавшись в определении фаворита.

Поставив на проигравшего.

Взрывная волна выбила окна близлежащих домов. Упав в крошево разбитого стекла,  я сжал в руках два осколка. Брызнувшая из порезов кровь, окропила импровизированное оружие. Не удивительно что не почувствовал боль по сравнению с пулей в животе легкие раны не шли ни в какое сравнение. 

Ускоряю тебя…

Хорошо сыгранные партнеры понимают друг друга с полуслова.

За прошедший день мы с Милой неплохо сыгрались.  Я понял, что сейчас напарница спровоцирует  выброс надпочечниками очередной порции кортикостероидов, сделав из меня супергероя.  

Первая.

Вторая.

Пятая.

Турбо.

У человека нет не единого шанса против «разогнанного до сверхзвуковой скорости» полукиборга. Секунду назад Кара был уверен в победе, а в следующую понял, что проиграл все, включая и жизнь.

Удар ногой пробил блок, после чего рука, сжимающая осколок стекла, описав широкий полукруг, достигла лица, вспоров кожу на лбу. Кровь из раны залила глаза. Пытаясь смахнуть ее рукавом, раненный ослабил контроль, пропустив подсечку. Взмахнув руками в бессильной попытке сохранить равновесие, завалился на спину. Тело даже не успело достигнуть земли, получив две смертельные раны в полете. Первый осколок вошел в печень, второй в брюшную полость.

Это тебе за пулю в животе.  А это за горящие руки!

Зрачки жертвы расширились, закрыв радужку, рот открылся в беззвучном, рвущемся из искореженных внутренностей крике и…

Человек, порождающий страдания, наконецто познал,  настоящую  боль.

Глава  50

Я был так близок к победе…

Второй

Подъехав к месту трагедии, Альфа  выскочил из машины.

Жди меня здесь, бросил водителю на бегу.

Подожду.

Вишне активно не нравился этот урод.

Вспышка, я беру операцию под контроль.  Альфа переключился на волну группы, только что потерявшей командира. Сади вертолет, может  понадобиться твоя помощь

Понял.

Будь его воля, Вспышка разрядил весь магазин в дьявольское отродье, зарезавшее Кару  у него на глазах. Жаль не мог этого сделать.  Приказ брать живым Чужого, никто не отменял. В создавшейся ситуации оставалось  одно: подчиниться старшему, продолжая оставаться  пассивным зрителем.

То, что Каре уже не помочь, было понятно с первого взгляда. Характер повреждений не оставлял  ему шансов. Транспортировку в таком состоянии раненый не выдержит. Только немедленное  вмешательство реанимационной бригады могло спасти умирающего, над которым возвышался Чужой, не собирающийся отпускать жертву.

Он словно хищник, опьяненный жаждой крови, стоял  на одном колене, склонив голову набок,  продолжая сжимать осколок стекла.  Большая часть импровизированного оружия находилась в животе поверженного врага. Палач и  жертва оставались связанными тонкой стеклянной нитью, разорвать которую было под силу лишь Смерти. 

Вспф… Кара попытался выдавить из себя последний приказ  и не смог. 

Корчившийся в агонии человек жестоко страдал, расплачиваясь за боль, некогда причиненную им другим.  Он  знал, что умрет прямо здесь и сейчас, и желал лишь одного – избавления. Не было нужды быть телепатом, чтобы понять, о чем думает умирающий.

Подошедший Альфа вытащил пистолет, направив его на Чужого. Несколько секунд стоял, принимая решение,  затем все же нажал на курок.

Ты свободен и мертв…

Ярко красный бутон расцвел на груди, и пробитое  сердце захлебнулось в крови. 

Этот опаснее всех, Милая имела ввиду, мужчину с пистолетом, только что прикончившего напарника.

Отлично!

У меня не оставалось сил даже на то, чтобы  встать.  Не говоря уже о какихто более решительных действиях.  Опираясь на колено, я продолжал судорожно сжимать осколок стекла. Кровь из разбитого лица стекала тонкими струйками по щекам, чтобы упасть вниз, растворившись в большом темнокрасном пятне, расползающемся по животу трупа. То, что со стороны могло показаться извращенным садизмом, на самом деле было всепоглощающей усталостью.

Что будем делать? – спросил я с отстраненным спокойствием.

Было очевидно, что парень с пистолетом меня точно возьмет.

Ничего, ответила она.

Совсем?

В коротком ответе чувствовалась недосказанность. Милая никогда так просто не сдавалась.

Совсем ничего.

А как же великая цель? Спасение мира и  прочее?

Никак. Не получилось у нас пришлют  других. Только и всего. Запустили пробный шар. Не вышло, попробуют зайти с другой стороны. Время еще есть. К тому же, продолжала она. Я оставила в местной глобальной сети зашифрованную информацию.  Наш  опыт поможет новой команде.

Завещание готово, невесело усмехнулся я.

Да.

А как же мы? – осталось прояснить последний вопрос.

С нами все просто,    мне показалось, что в ее интонации проскользнули веселые нотки.

Я самоуничтожусь. В мою программу изначально заложена такая возможность. А у тебя выбор богаче.  Либо последовать моему примеру либо дождаться  конца света в качестве подопытного образца в местной лаборатории.  Где из тебя будут всеми доступными методами вытягивать информацию, о которой ты не имеешь понятия. 

Причем, в том же игривом тоне продолжала она. На меня все свалить не удастся.

А ты и правда, Милая, я  окончательно уверовал в то,  что все кончилось, и на кровавых безумствах  прошедшего дня можно поставить  крест.

Расчувствовавшись,  чуть было не произнес слезливую чушь насчет того, что мне будет ее не хватать.

К счастью  не успел.

ГРЕБАННАЯ  СУКА ОБМАНУЛА МЕНЯ.

Усыпила бдительность чудовищной ложью, нанеся удар, тогда когда этого меньше всего ожидал. Не будь я так расслаблен, ей вряд, ли удалось взять частичный контроль над телом. Но расчетливая тварь все просчитала до мелочей, ударив в нужный момент.

Хлюп…

Удрученно всхлипнул осколок стекла, покинув мягкую плоть.

Не переживай дорогой, у меня для тебя есть сюрприз. То, что тебе так нравится…

О да!!!

Моя правая рука выдернула стекло из живота мертвого человека, поднеся его к горлу.

Неужели ты всерьез подумал, что я  отпущу тебя? издевательски расхохоталась Милая.

Чудовищным усилием воли, мне удалось на  время остановить, вышедшую из под контроля руку.

Что ты делаешь? мысли захлестнула паника.

Обрубаю концы.

Может, договоримся? вены на лбу набухли,  так что запекшаяся  кровавая корка на лице лопнула сразу в нескольких местах.

Я пытался оттянуть неизбежное, понимая, что  шансов нет.  Разум проигрывал битву более сильному противнику,  в то время как острый край стеклянного ножа миллиметр за миллиметром приближался к горлу.

Только сейчас до меня, наконец, дошел смысл  фразы сказанной ранее:   «При любом раскладе ты не можешь им  проиграть».

Я  и правда не мог проиграть им  в игре, где на кону стояла не моя жалкая жизнь, а судьба целой вселенной.

Если я и проиграл комулибо, то только себе.

Будь ты проклята! – исчерпав запас сил, человек сдался на милость машины.

Полностью сломив мое сопротивление, кусок окровавленного стекла уперся в горло, натянув кожу в месте соприкосновения.

Прибереги проклятия  для других, на меня они  не подействуют.

Даже сейчас ей нельзя было отказать в логике.  Никакой наговор или порча не повлияют на дурацкий набор  микросхем.

От решения заносчивого красавчика с пистолетом, как ни в чем не бывало, продолжала бывшая союзница.  Будет зависеть, перережешь ты себе горло или нет.

Мое полусклоненное тело рывком распрямилось,  а взгляд, оторвавшийся от созерцания мертвеца, переключился на новый объект.

Очередной противник стоял в пяти метрах от нашей «скульптурной» группы, застывшей на постаменте. Не хватало, таблички «Раскаявшийся палач». Впрочем, отсутствие  надписей с лихвой компенсировалось звуковым сопровождением.

Используя мой речевой аппарат, Милая обратилась к незнакомцу:

Ееесссллии тыыии, поооопыытаешшшшьсяя чтооотоооо сдеееееллллааать, яяяяя пеееррреерррежжжууу сеееееббееее гллооотткуууу...

Слова давались с трудом, видимо контроль над телом был неполным.

Осознав это, я предпринял отчаянную попытку вырваться изпод контроля.  Но все чего добился  на несколько сантиметров отвел руку, сжимающую стекло. Да и то  победа была недолгой. Милая в очередной раз сломила  сопротивление,  вновь прижав импровизированный нож к горлу.

Стоявший напротив охотник, просто стоял, не пытаясь вмешаться. Если бы не пистолет в руке, можно было  подумать, что это обычный зевака, с интересом наблюдающий за попыткой суицида.

Яяяяяя сееейййччаасссс яяяяядуууу ввввв твоооооюююю машшшиннуууу. Жжжжииииивыыыыммм яяяяя теебееее неееее даааамссссяяяя.

Ты лживая сука!

Ужасно глупо погибнуть,  перерезав себе горло по указке недоношенного компьютерного интеллекта.

Ты мне мешаешь, ответила Милая так, словно речь шла не о человеке, а о надоедливой мухе.

После чего в голове чтото замкнуло, и я отключился...

                                                                                                                                                                                 *************

Альфа стоял в пяти метрах от существа, одержимого  неведомой силой, с  трудом, улавливая обрывки сумбурных мыслей, проносящихся в голове Чужого.  Из тех отрывочных кусков информации, которые удалось собрать,  следовало, что угроза суицида не блеф обреченного, а  реальное обещание.

Ктото или чтото, подчинившее себе тело мужчины  с окровавленной маской вместо лица,  исполнит угрозу. Без всякого сомнения.  К тому же  звуки, вылетающие из горла, не мог издавать человек. В нечленораздельном скрежетании чувствовалась  механическая неодушевленность. И это не было  притворством.  Убийца Кары был одержим механическим демоном. Или чемто подобным. 

Альфа решил связаться с начальством, чтобы обсудить создавшееся положение, но  передумал. Ни разу, не подводившего его чутье, подсказало, что это опасно. Как и почему – разберется позже. Сейчас  нужно самостоятельно принять решение,  от которого, будет зависеть исход операции.

Пока Альфа перебирал в уме варианты, Чужой встал. Если до сего момента могли оставаться  сомнения относительно механической природы существа, находящегося перед ним,  теперь они испарились.  Никакой человек не в силах передвигаться полузавалившись назад.

Яяяяяяяяяяяяяя сссссдееелллллааааюююю толлькооо триииии шшшшаааагаааааа  еееесссслиии тыыыыыыыыыыыыыыыы ннееееееееееееееееееееееее ооооооооооотооооййййдешшшшь,

ииииспоооооолнююююю  заааадуууммаааноооооооееее...

Это был ультиматум. Четкий и ясный. Неповиновение обернется  кровавой расплатой.  Альфа  почувствовал, что человеческий разум Чужого отключился, уступив место  холодной неодушевленной пустоте.

Смерть объекта приравнивалась к провалу операции. Про возможность самоубийства речи не шло, однако это не играло роли. Чужой должен жить. И сейчас, когда это непостижимое нечеловеческое существо сделало шаг вперед, Альфа не стал рисковать, отступив.

Ввввоооооитллл нжжжн мммеее...

Речь Чужого заметно ухудшилась, хотя еще несколько секунд назад казалось, что хуже уже невозможно.

Молча развернувшись Альфа, проследовал к машине. Вспышка, наблюдавший из вертолета за разворачивающимися событиями, не знал что делать.  Попытки связаться со старшим группы не привели к успеху его рация молчала.  После непродолжительных сомнений  он нарушил субординацию, связавшись с Фабелом.

Полковник, у нас проблема...

Сообщив о смерти Кары и смене командования,  подробно обрисовал сложившуюся ситуацию.

Ты уверен, что Чужой не блефует?

Кажется да... И... – он замялся, не зная, стоит ли продолжать.

Говори.

Создается такое впечатление, что в преследуемого нами человека вселился демон. Я видел его затравленные глаза, когда он пытался остановить собственную руку, пытающуюся добраться до горла. В них был страх. А сейчас Чужой двигается как испорченный механический автомат. Ни один человек так не сможет.

Вспышка закончил сумбурную речь. Он и сам понимал, что несет ерунду.

Но после разговора с Полли Лавен полковник  уже не считал это ерундой. Уравнение с двумя неизвестными наконец прояснилось.  «Беда» оказалась права, абсолютно во всем. Существо, убившее  восьмерых его лучших людей, было одержимо механическим демоном.  И это в корне меняло расклад.

Оставайся на связи с дежурным офицером, приказал Фабел перед тем как  переключится на линию Зета.

Полковник думал, что может ошеломить собеседника неожиданной новостью.  Он глубоко заблуждался.  То, что несколько минут назад узнал аналитик, не шло ни в какое сравнение с информацией Фабела о механическом дьяволе.

Глава 51

Слишком поздно, чтото менять…

Динкс

Странная процессия направлялась к машине. Впереди уверенно шел человек, чуть приотстав от него соблюдая дистанцию, плелся Чужой с осколком стекла у шеи.  Как ни старался, Альфа не мог нащупать не то что мысли,  даже слабой искры сознания у  существа, лишенного каких бы то ни было признаков человеческого разума.

Несмотря на то, что никогда прежде не сталкивался с подобным его не оставляло  предчувствие   ещё немного, и загадка  бездушного манекена разрешится. Жаль, дорога оказалась короткой.  Меньше чем за минуту они достигли конечной цели путешествия. Смутная мысль, витавшая  на задворках сознания, так и не воплотилась во чтото конкретное.

Выходи, – приказал Альфа  водителю.

Стеклянный глаз повернулся к  Чужому.

Вишня не удивился и  тем более не испугался странному гостю. За свою бурную жизнь он повидал много уродов. 

Не вздумай заблевать мою тачку чувак, предупредил водитель, видя, что новоявленный пассажир выглядит как не первой свежести зомби.

«Не удивлюсь, если узнаю, что у него в голове до сих пор остался кусок дроби стоивший ему глаза», подумал  Альфа, знакомый с послужным списком всех  людей  Фабела.

А вслух произнес.

Сядешь в вертолет, получишь дальнейшие инструкции. Мы уезжаем.

Неееее тыыыыыыыыыыыы. Оооооонн поооооовдееетт ммммммшшшшннуууу...

Точно, я, Вишня не любил давать, кому бы то ни было свою тачку. Немного покатаемся, и разбежимся каждый по своим делам...

Даааааааааааа... согласился Чужой.

Несмотря на то, что  Альфе все это очень не нравилось, он счел за лучшее согласиться.

Береги  пассажира, приказал напоследок  одноглазому сумасшедшему.

Непременно,  Вишне надоел этот цирк.

Его организм нуждался в новой дозе адреналина порции изысканного наркотика, который могла дать лишь сумасшедшая скорость.

Альфа отошел от машины, предоставив возможность пассажиру и водителю сесть.

Пристегнись, посоветовал Вишня сидящему справа от него существу.

Чужой молча выполнил приказ.

Поехали? – улыбнулся одноглазый водитель.

Даааааааааааааа....

Звонок сотового, разорвал тишину.

Слушаю! сидящий за рулем мужчина, поднес трубку к уху.

Сквозь стекло Альфа увидел, как Вишня ответил на телефонный звонок. А спустя пять секунд, машина сорвалась с места. И только тогда не дававшая покоя мысль, наконец обрела реальную форму. Телепат, наконец понял, почему избегал использовать связь в присутствии Чужого.

Загадка решалась просто зловещее механическое существо, используя средства коммуникации, зомбировало людей,  подчиняя их своей воле.

                                                                                                                                                            ************

Я очнулся  в удобном кожаном кресле автомобиля, несущегося с огромной скоростью по улицам города. Солнце  скрылось за горизонтом. На землю опустились мягкие сумерки. Летние вечера  кажутся бесконечными, но даже они рано или поздно подходят к концу.

Рука до сих пор сжимала осколок стекла.

Очнулся? – спросила Милая с единственной целью – завязать разговор.

Молчать было глупо.

Да.

Одноглазый водитель, обработанный  напарницей,  не обращал внимания на беседу, сконцентрировавшись на  дороге.

Лживая сука!!! – без обиняков выложил я все, что о ней думал.

Ты обиделся за то, что  вытащила нас из  безнадежной ситуации?

Ты использовала меня и обманула.

У меня не было выбора, спокойно возразила она.

Хочешь сказать, это был блеф?

Разумеется, нет.  Вздумай он напасть, не раздумывая перерезала тебе горло.

Отлично! – наигранно бодро, воскликнул я. – Ты чудо!

А ты не дослушал.

Что именно?

Я знала, кто этот человек. Не все документы, касающиеся его прошлого, были уничтожены, когда мистер Эдмонс перешел в сверхсекретную организацию. Коегде сохранились обрывки информации. из которых следовало, что он обладает телепатическими способностями. Его убедил даже не этот спектакль с трясущейся у горла рукой и набухшими от напряжения венами, а то, что он смог уловить обрывки твоих панических мыслей.

Получается, ты использовала меня как манок?

Точно. Приманка плюс  косвенное присутствие третьей, бездушной силы,  которая не остановится ни перед чем, сыграли ключевую роль.

Хорошо, допустим, я поверил в твой гениальный план. А как же информация о других группах,  последующих за мной в случае провала? Это тоже ложь?

Частично.

В каком смысле?

На полноценную подготовку резидента требуется время. Чем дольше мы продержимся, тем лучше для дела.

Пошла бы ты со своим делами куда подальше… в сердцах выругался я.

Ты удовлетворен моими объяснениями?

Прежде чем ответить я взвесил все за и против. После случившегося, я  однозначно перестал верить Милой. Вне всякого сомнения, она чтото недоговаривала. Только сейчас у меня не было  желания копаться в нагромождении противоречивой информации, пытаясь вывести на чистую воду хитроумный искусственный интеллект. Напарница предоставила свою версию случившегося, и на данный момент она меня в общих чертах устроила.

Да удовлетворен. И хочу знать, что будем делать дальше.

Для начала покинем город, затем двинемся на восток.  Местные блокировали по всему миру выходы на фирмы, способные произвести технический лазер Е4455К. Они объединили усилия в борьбе против пришельцев извне. Последний доступный образец находится в пятнадцати милях южнее радиоактивной пустыни Таллоу.  Посыльному не хватило  десяти минут, чтобы покинуть опасную зону. Это стоило ему жизни, а нам, массы проблем.

«Демонветер нес меня к востоку от солнца», пришла на ум давно забытая фраза.

Значит, к востоку... – повторил я  вслух.

Да, эхом отозвалась моя напарница.   К востоку.

Другого пути для нас нет…

Эпилог

И не только для вас.

Она

Известие Фабела о том, что Чужой одержим механическим демоном, не произвело впечатления на аналитика. Он уже и без того владел этой информацией. Вивьен рассказала если не все, то  достаточно, чтобы понять природу существа, заброшенного извне.

Но, пожалуй, самое главное, что вынес из разговора с девушкой Зет, информация о существовании третьей  вселенной, обреченной на смерть.

К двум игрокам неожиданно добавился новый.

Демоны безумным хороводом кружились вокруг карточного стола, за которым решалась судьба  трех вселенных. И даже крупье по имени Судьба не знал, повезет ли комунибудь на этот раз...

Только тот может называться понастоящему великим игроком, кто находит в себе силы следовать  жизненно важному правилу: «Как бы тебе ни везло, как бы ни шла масть и карта, всегда и везде нужно  помнить: главное –  вовремя спрыгнуть. Иначе проиграешь не только что имел, но и вообще все на свете... »

Сказав, что хотел, Паук снял солнцезащитные очки, скрывавшие провалы выжженных глазниц. Сделал последнюю затяжку.   Отбросил в сторону ненужную больше сигару и, словно птица, широко раскинув рукикрылья, бросился в пропасть.

Конец первой книги.

Безумие хаоса

Предисловие

1

Все рано или поздно умирают: люди, вселенные и даже сами боги – это всего лишь вопрос времени. Однако само Время умереть не может, и в этом кроется одна из главных тайн мироздания.

Зета не интересовало, что в точности произошло с доктором Свенсоном. Ему никогда не было дела до несущественных подробностей, Главное заключалось в том, что покойный перед смертью успел сообщить своему ассистенту, мистеру Таскену, чрезвычайно ценную информацию, красноречиво указывающую на то, что девушка явно не была случайной фигурой во всей этой безмерно затянувшейся кровавой истории.

– Она знает если не все, то очень многое, но считать информацию из ее разума мы не можем, – задумчиво произнес аналитик, круговыми движениями пальцев массируя пульсирующие тупой болью виски.

Головная боль уже не проходила, постоянно присутствуя фоном гдето на самом краю сознания, но сидящий в кресле человек за долгие годы работы приучил себя не обращать внимания на все, что мешает работе, предельно концентрируясь на главном – решении стоящей перед ним задачи.

– Свенсон был лучшим специалистом в своей области, и если даже он ничего не смог сделать, значит, придется отбросить это направление как полностью бесперспективное и сосредоточиться на главной задаче – обнаружении и захвате Чужого, – все так же вслух продолжал размышлять аналитик.

Однако это было проще сказать, чем сделать. День близился к концу, а убитым и раненым не было счета. Сами по себе потери не слишком тревожили Зета. Он не был бездушным чудовищем, но, как и все прирожденные полководцы, понимал: бескровных конфликтов не бывает в принципе, особенно если речь идет о глобальной войне мирового масштаба. Его волновало другое: полковник Фабел уже потерял восьмерых своих лучших людей, на которых аналитик делал главную ставку в этой игре, а объект преследования попрежнему ускользал из сетей охотников.

Все это напоминало бесконечное хождение, или, вернее, бег по замкнутому кругу. Гончие несутся за механическим зайцем, но никак не могут его догнать. А даже если какимто чудом и настигнут, то что толку – добыча все равно не живая. Это всего лишь призрачная иллюзия, созданная только для того, чтобы до предела измотать преследователей.

– Самое лучшее положение при таком раскладе у постороннего наблюдателя. – Зет даже не заметил, что продолжает свою мысль вслух. – Он ничем не рискует и может объективно оценить шансы обеих сторон, после чего, в зависимости от расклада, уже не составит особого труда сделать верную ставку на победителя...

Сам того не подозревая, аналитик очень близко подошел к решению проблемы. Может быть, ему удалось бы до конца распутать этот клубок противоречий, но тут раздался звонок внутренней связи.

– Что у вас? – Зет был недоволен и даже не пытался это скрыть.

– Звонит мистер Таскен с очень важными новостями. – Тон секретаря был абсолютно бесстрастным.

– Соединяйте.

– Пациентка пришла в себя, – сообщил бывший ассистент Свенсона. В голосе Таскена отчетливо слышались истерические нотки.

– И?.. – В сухом вопросе аналитика попрежнему сквозило ничем не прикрытое раздражение.

Девушка сегодня уже поговорила с психоаналитиком, и это ничего не дало. Не было никаких оснований считать, что вторая попытка будет более удачной.

– Этого просто не может быть. – Эмоции переполняли ассистента; он был настолько взволнован, что даже не обратил внимания на интонации начальства. – При той чудовищной дозе наркотиков, которую ввел ей доктор Свенсон, были серьезные сомнения, выживет ли она вообще...

– Ближе к делу, – почти грубо потребовал аналитик, которого уже начала утомлять вся эта бессмысленная болтовня.

– Дада, конечно... – Таскен наконец вернулся в реальный мир и осознал, что человека на другом конце провода совершенно не интересует феноменальный потенциал организма подопытной девушки. – Она хочет поговорить с вами.

– В каком смысле?

На секунду Зету показалось, что над ним пытаются подшутить. И притом ОЧЕНЬ неудачно.

– В прямом, – ответил Таскен уже более ровным тоном – он начал успокаиваться. – Она сказала, что хочет поговорить с самым главным, потому что имеет массу чрезвычайно важной информации...

Зет никак не ожидал, что помощь придет с этой стороны. Аналитику даже понадобилась пара секунд, чтобы прийти в себя от удивления.

– Спасибо за звонок, – только и смог сказать он, после чего сразу же повесил трубку.

Взломать ящик Пандоры не удалось, но он вдруг распахнулся сам по себе. Что бы там ни было внутри, но это наверняка поможет приблизиться к решению проблемы Чужого. Внутренний голос аналитика совершенно недвусмысленно подсказывал это.

– Сообщите начальнику охраны, чтобы принял все необходимые меры безопасности, – распорядился Зет, переключившись на секретаря. – Мне совершенно не нужны неожиданности. Эта девушка только что с легкостью оправилась от чудовищной дозы наркотиков, а перед этим убила Доктора Свенсона, так что возможно все. Пусть начальник охраны подготовит комнату для разговора.

Впрочем, волновался он абсолютно напрасно. Теперь Вивьен играла на его стороне. А хорошие партнеры, как известно, до определенного момента предпочитают не трогать напарников...

Разговор происходил в небольшой комнате, разделенной надвое пуленепробиваемым стеклом. Впрочем, освещение было распределено таким образом, что стекла практически не было видно – только если очень внимательно присмотреться, можно было заметить игру бликов, но этим, разумеется, никто не собирался заниматься. Причины, собравшие собеседников за этим столом, были слишком важны, чтобы отвлекаться на подобные мелочи.

– Меня зовут Зет, – с ходу представился аналитик.

В его планы не входило вести тонкие психологические игры, изучать собеседницу, пытаться выявить ее сильные и слабые стороны.

Девушка, сидящая напротив него, выжила в очень серьезных ситуациях, уничтожила доктора Свенсона, стойко перенесла удар лошадиной дозы наркотиков... Словом, с какой стороны ни посмотри, она была достойным и сильным противником. Поэтому играть в примитивные психологические игры было бы неуважением не к ней, а скорее к себе. Чего, разумеется, Зет допустить не мог.

– Вас лучше называть Вивьен, или вы предпочитаете какоенибудь другое имя?

– Можете звать меня Вивьен, – спокойно ответила собеседница.

– В таком случае я весь внимание.

Обмен любезностями окончен, пора переходить к делу.

– Я могу закурить? – Она явно не спешила начинать разговор.

– Разумеется.

Дверь бесшумно отворилась, и в комнату вошел человек – он принес сигареты, пепельницу и зажигалку.

– Мне незнакомы ваши приоритеты, поэтому я позволил себе предложить вам несколько наиболее достойных сортов.

Аналитик не исключал подобного развития событий и заранее отдал все необходимые распоряжения.

– Это очень мило с вашей стороны. – Девушка говорила совершенно искренне.

– Спасибо.

– Еще мне понадобятся ручка и бумага.

И эта просьба была выполнена практически мгновенно.

Зет замолчал, используя возникшую паузу для того, чтобы в общих чертах составить психологический портрет собеседницы. Но, кроме того, что она совершенно спокойна и абсолютно уверенна в себе, ничего продуктивного выявить не удалось.

– Давайте начнем с самого главного, – начала Вивьен, глубоко затягиваясь и выпуская струю ароматного дыма.

– Согласен.

Аналитик отвечал коротко и сжато – у него не было ни времени, ни желания поддерживать легкую светскую болтовню.

– То, что вы считаете своей главной проблемой, на самом деле всего лишь часть большого запутанного лабиринта, из которого если и есть выход, то разве что чисто теоретический...

– Если можно, говорите, пожалуйста, более конкретно.

Она почти неуловимо кивнула, выражая свое согласие, после чего в таком же спокойнобезмятежном тоне продолжила:

– Сближающихся вселенных не две, а три, и это в корне меняет все ваши предыдущие выкладки и построения.

– Этого не может быть. – Аналитик был полностью уверен в своих словах.

Вивьен не стала разубеждать его и как ни в чем не бывало продолжала рассказывать.

– Представьте себе главную дорогу, по которой несутся навстречу друг другу два автомобиля, а в это же время откудато сбоку, из небольшого переулка, выскакивает третий. Вселенная, которую вы не обнаружили, и есть тот самый третий автомобиль. Поэтому его появление практически невозможно не то что увидеть, но даже предугадать...

Склонившись над листком бумаги, она чтото быстро написала.

– Отдайте эту формулу своим людям, и в течение нескольких часов они без особого труда обнаружат этот третий, и последний, мир.

Никогда не подводившее внутреннее чутье подсказало аналитику, что собеседница не лжет. И мгновенно к необъятной ноше, чудовищным грузом давившей на его плечи, добавилась новая, совсем уже непосильная для обычного человека тяжесть.

– Продолжайте. – Ничто не изменилось в его спокойноусталом лице.

Девушка заговорила снова:

– Для простоты и наглядности обозначим ваш мир буквой «А», второй – «В» и третий, до сих пор не обнаруженный вашими учеными, – «С». Если проводить те же параллели с автомобилями, то станет предельно ясно, что уничтожение «А» ничего не даст «В» (как, впрочем, и наоборот), так как он не в силах ни затормозить, ни свернуть, и его сначала настигнет взрывная волна (искажения в пространстве), а затем он все равно врежется в раскуроченные остатки «А», и это приведет его к гибели. Установка, которую создали ваши противники из мира «В», не из тех, которые мгновенно аннигилируют вселенную. Она скорее действует по принципу молотка, разбивающего грецкий орех.

Информации было слишком много, и она оказалась слишком специфичной, чтобы ее можно было с ходу подтвердить или опровергнуть. Поэтому Зет решил строить весь дальнейший разговор и свои вопросы из расчета, что все сказанное является абсолютной истиной.

Даже если девушка, сидящая напротив него и рассказывающая о гибели миров так спокойно, словно это всего лишь невинные детские игры, лжет в какихто одной ей ведомых целях, то уличить ее в данный момент невозможно, рассуждал он. А следовательно, более логичным будет принять ее версию, попытавшись вытянуть из нее как можно больше.

И потому аналитик задал вопрос, который напрашивался сам собой:

– Что же в таком случае произойдет с третьим миром, с «С»?

– Существует два варианта развития событий. Первый – «С» – погибнет вместе с первыми двумя. И второй – его серьезно тряхнет, но он может уцелеть, лишившись какойто своей части.

– А нельзя ли сказать точнее?

– Если бы можно было сказать точнее, – пожала плечами Вивьен, – то, скорее всего, я бы не сидела здесь и не разговаривала с вами, а находилась в какомнибудь другом месте. Причем очень... – она намеренно сделала ударение на последнем слове, – ОЧЕНЬ отдаленном от вашего офиса.

– Насколько я понял, сами вы происходите из мира «С»? – полуутвердительнополувопросительно поинтересовался Зет.

– Вы не ошиблись. – Она сделала последнюю затяжку и потушила сигарету. – Я действительно из третьего мира.

Аналитик выдержал долгую паузу, предоставив своей собеседнице самой рассказать о своих целях и задачах.

Длинные нервные пальцы с силой вдавили докуренную сигарету в пепельницу, после чего Вивьен сообщила все, что считала нужным довести до сведения сидящего напротив нее человека.

И этой информации оказалось вполне достаточно, чтобы Зет в очередной раз подумал о том, сколько удивительных и безумно смертельных тайн может хранить в своем чреве молчаливая тень мироздания.

2

С тех пор как клонирование людей не оправдало возложенных на него ожиданий, наука переключилась на другую, параллельную ветвь исследований. Перед учеными была поставлена ясная и четкая задача: используя наработки предшественников, создать синтетического человека, сокращенно синета, способного на несколько порядков превзойти потенциал обычных людей.

После нескольких десятков лет напряженной работы с привлечением лучших специалистов всего мира цель наконец была достигнута. Пробный образец прошел все необходимые испытания, зарекомендовав себя с самой лучшей стороны.

Но прогресс не останавливался ни на мгновение, семимильными шагами продвигаясь к абсолютному совершенству...

К тому времени, когда до столкновения трех вселенных оставалось чуть менее двух лет, было выпущено несколько единиц синетов третьего поколения, отличавшихся от первого образца настолько же, насколько мощный компьютер отличается от обыкновенного калькулятора. Это уже был если не гигантский прорыв технической мысли, то, по крайней мере, большой скачок вперед. Ученым удалось сделать, казалось бы, невероятное: за столь короткий срок создать прототип суперчеловека.

Однако процесс непосредственного изготовления синета был трудоемким и чрезвычайно филигранным. В силу ряда объективных причин годным признавался только один из нескольких тысяч образцов. Что делало все предприятие баснословно дорогостоящим.

Один искусственный человек по себестоимости равнялся чуть ли целой космической программе. И если бы речь не шла о спасении мира, то никто и никогда не стал бы тратить столь чудовищные средства и ресурсы на разработку этого направления.

Порождения человеческого разума многократно превосходили людей по всем показателям, но, пожалуй, самым главным качеством синетов было то, что они могли проникать сквозь плотную ткань мироздания в параллельные вселенные. Люди же в силу своей природы такой возможности лишены. Поэтому совсем не удивительно, что все надежды данного мира были связаны с группой под кодовым названием «V» – от латинского «victoria», то есть «победа»...

Их было пятеро – Эве, Алу, Сол, Тил и Кат. Шестым и главным в группе являлся Торм, уникальность которого состояла в том, что он на полшага опережал своих подопечных, являясь переходной моделью от третьей к четвертой серии. Другими словами, его можно было обозначить как «синет 3. 5». И главные отличия его от предшественников касались в основном интеллектуального уровня. Торм умел мыслить не только логическими, но и внелогическими, интуитивными категориями, что было поистине грандиозным прорывом в области искусственного интеллекта. Лидер группы был гибче, умнее и хитрее всей остальной пятерки, вместе взятой. Если же принимать во внимание тот факт, что синеты могли использовать коллективное мышление (их разумы были способны объединяться наподобие компьютеров, связанных в локальную сеть), становилось ясно, что данной группе было по силам решить практически любую задачу. В том числе и ту, которую поставили перед ними их непосредственные создатели – люди. И цель эта была проста и понятна, потому что закладывалась чуть ли не на генетическом уровне, с самого рождения цивилизации: «Убивай или умри», или, другими словами: «В борьбе за место под солнцем выживает сильнейший».

* * *

ЛСД попрежнему не приходил в сознание. Нижняя половина лица была залита кровью – обильное кровотечение из носа не останавливалось. Кроме того, тонкая струйка, сочащаяся из уха, медленно стекала по шее, чтобы, скрывшись под воротником, впитаться в и без того уже намокшую от крови рубашку. Организм порождающего иллюзии просто не выдержал мощной перегрузки, вызванной ужасами своей же ментальной атаки, и сейчас его владелец жестоко расплачивался за слишком далеко зашедшие эксперименты над сознанием.

«Кто знает, какие кошмары роятся сейчас в его голове», – устало подумал Вспышка, бегло осмотрев напарника и наскоро сделав ему пару уколов из аптечки первой помощи, после чего вернулся к более насущным проблемам.

Изза смерти Кары и необъяснимого поведения Альфы командование операцией автоматически перешло к нему, Вспышке, как к последней боеспособной единице некогда многочисленного подразделения. Он поддерживал постоянную прямую связь с полковником Фабелом, но всерьез это помочь не могло. При возникновении любой внештатной ситуации нужно будет немедленно принимать решение в соответствии с обстановкой, для чего требуется нечто большее, чем мгновенная реакция: нужно иметь талант и способности руководителя. Вспышка же всегда был всего лишь прекрасным исполнителем, и не более. И он реально оценивал свои способности, прекрасно осознавая границу своих возможностей.

– Просто оставайся на связи и четко следуй за машиной. – Казалось, полковник прочитал мысли своего подчиненного и решил вселить в него уверенность.

– Ясно. – Короткий скупой ответ подразумевал намного больше, чем простое исполнение приказа, и они оба – командир и боец, по многолетней привычке, выработанной совместной работой, поняли то, что осталось недосказанным.

– Тогда действуй.

Вертолет преследовал машину с подозреваемым на предельно допустимой в городских условиях высоте. Если бы это была легкая и намного более маневренная полицейская «вертушка», задача хоть и ненамного, но все же упростилась бы. Однако невозможно предусмотреть все – изначально они отправлялись на задание как группа десанта, целью которой было захватить Чужого на Земле, в конкретно заданной точке. Никто не рассчитывал на подобное развитие событий, поэтому сейчас приходилось идти на определенный риск.

Вспышка уже был в курсе того, что в их направлении следует вертолет полицейскопатрульной службы и еще одна боевая машина с группой захвата на борту. Но помощь должна была подоспеть в течение ближайших пятидесяти минут, за которые этот проклятый сумасшедший водитель без глаза и с застрявшим в голове осколком гранаты мог запросто уйти, затерявшись среди переплетения городских магистралей на модифицированной модели и без того мощного спортивного автомобиля.

Водитель был одним из сотрудников Фабела, поэтому Вспышка прекрасно знал, на что способен этот во всех отношениях ненормальный человек, и не строил иллюзий, что предстоящая погоня обойдется без сюрпризов и неожиданностей.

И сюрпризы действительно не заставили себя ждать.

* * *

Мы мчались по улицам города, на который уже мягко опустились летние сумерки. Мчались со скоростью не просто сумасшедшей, а совершенно безумной. Так можно гонять только по специально предназначенным для этого трассам «Формулы1», а не по общественным магистралям в плотном потоке городского транспорта.

Окончательно придя в себя и выяснив отношения с железной напарницей, я переключился на дорогу и сразу же пожалел, что сделал это: когда речь идет о твоей безопасности, всегда лучше оставаться в блаженном неведении, чем знать горькую правду.

– Милая, тебе не кажется, что на такой бешеной скорости мы даже не успеем ничего почувствовать, если вдруг произойдет какойнибудь инцидент?

– У нас на хвосте висит вертолет преследования, к которому скоро присоединятся еще два или три. Если мы не оторвемся от него в течение ближайших пяти минут, то нас плотно обложат со всех сторон. После чего, во избежание нежелательных последствий, или, как ты только что удачно выразился, инцидентов, мне придется простонапросто убить тебя.

Я скривил рот в невеселой усмешке. В последнее время моя верная спутница все больше и больше походила на человека. Эти ее «нежелательные последствия» вместо казенноофициального «во избежание пленения на поле боя», как и шпилька с «инцидентом», наглядно свидетельствовали о том, что искусственный интеллект ни минуты не стоит на месте, находясь в постоянном процессе самообучения и совершенствования.

– Водитель за рулем этой машины, – как ни в чем не бывало продолжала она, будто и не заметив моей реакции, – безумен даже с МОЕЙ, нечеловеческой точки зрения, потому что у него в голове плотно застрял осколок гранаты, но в данный момент я не могу предложить никакой альтернативы, поэтому остается надеяться, что в каких бы немыслимых далях ни блуждало его сознание, ситуацию на дороге он всетаки контролирует.

Ответ меня, мягко говоря, не слишкомто обнадежил.

– А как же твои любимые процентные выкладки? – Мне попрежнему не давала покоя мысль, что подобные поездки обычно добром не кончаются.

Нельзя слишком долгое время играть в «русскую рулетку», потому что рано или поздно пуля в барабане револьвера займет положение, следствием которого будет сквозное отверстие в голове азартного игрока. В нашем случае в роли этой пули могла выступить любая случайность – начиная от пешехода, перебегающего улицу в неположенном месте, и кончая несвоевременно переключившимся светофором.

– В районе сорока процентов мы пока еще уверенно держимся.

Тут же, как будто нарочно, для того чтобы опровергнуть ее слова, раздался отчаянный визг тормозов и машину резко бросило вправо – так, что я чуть было не выбил головой боковое стекло. А затем – не могу утверждать наверняка, но, по крайней мере, мне так показалось – левые колеса оторвались от земли, и несколько мгновений наше транспортное средство двигалось только на правых. Машина как бы зависла в воздухе, решая про себя, перевернуться ей прямо сейчас или всетаки подождать более подходящего случая. Но буквально секунду спустя она качнулась влево и, встав на все четыре колеса, продолжила безумную гонку.

– Мне кажется, честнее было бы сказать, что мы пока удерживаемся в районе пятидесяти процентов, – с трудом выговорил я, сглатывая тугой комок в горле.

– Ничего подобного! – с какимто нездоровым энтузиазмом воскликнула Милая.

Меня удивило ее поведение: казалось, эта бездушная железная коробка с начинкой из искусственного интеллекта заразилась веселым безумием, пронизывающим не только все существо одноглазого водителя, но и его машину вместе с пассажирами. Я прекрасно понимал, что подобный вариант исключен даже в принципе, но никак не мог понять, на чем базируется уверенность Милой в благополучном исходе нашей самоубийственной поездки. Впрочем, последующие ее слова несколько прояснили ситуацию:

– Три с половиной века назад в этом мире жил величайший математик и философ по имени Агель. Он доказал несколько теорем, оказавших огромное влияние на всю науку последующих столетий. Но самым своим великим достижением считал недоказанную теорему, названную его именем, – «теоремой Агеля». Чтобы не вдаваться в ненужные математические подробности, скажу просто, что теорема базировалась на парадоксе теории вероятности. Если подкинуть монету, то она упадет на землю либо орлом, либо решкой. Орел может выпасть два, пять, десять и даже сто раз подряд. А если так, то чисто теоретически ничто не мешает выпадать ему миллион раз подряд.

– И каким образом все это связано с нашим безумным другом? – Я никак не мог понять, куда она клонит.

– Я проанализировала ситуацию, которую мы только что благополучно пережили. Шансы избежать аварии составляли два из ста, шансы не слишком серьезно пострадать от ее последствий – пятнадцать из ста, а умереть на месте – все остальные восемьдесят три процента. Этот человек уже пятнадцать лет день за днем опровергает теорию вероятности, играя при шансах даже не пятьдесят на пятьдесят, а максимум пять к ста. И что интересно, – продолжала Милая, – Агель утверждал, что существует определенный количественный предел, перейдя который орел будет выпадать уже всегда. Математик даже намекнул в письме одному своему знакомому, что доказал эту теорему.

Я вспомнил о похожем случае с Ферма, великим математиком моего мира, точно так же посмеявшимся над всеми последующими поколениями, и в очередной раз утвердился во мнении, что люди везде одинаковы. Тщеславие и гордыня повсеместно идут рядом, рука об руку, и не важно, гений ты или ремесленник: природа человека от этого не меняется.

– А наш одноглазый приятель, – продолжала Милая, – по всей вероятности, уже давно перешел предел Агеля...

– Меня удивляет только одно, – начал я, – ты не только веришь во всю эту ерунду, но и еще пытаешься...

Однако закончить предложение не удалось – напарница оборвала меня на полуслове, и на этот раз вместо пространных объяснений она говорила предельно сжато, буквально вбивая словагвозди в мое бесконечно усталое сознание:

– Появился второй вертолет, он наводит на нас ракету... Цель захвачена... Произведен запуск...

– Произведен запуск, – механически повторил я, и только после этого отчетливо понял, что ракета класса «воздухземля», выпущенная с борта военного вертолета, со скоростью 450 м/с устремилась к намеченной цели – то есть к нам.

Вероятнее всего, «вертушка» находится в пределах 23 километров, из чего в свою очередь вытекает, что у нас в распоряжении осталось от пяти до восьми секунд...

– Пошла вторая, – скупо сообщила Милая. – Без сомнения, нападающие решили подстраховаться.

«Война вступила в новую фазу, отныне пленных решили не брать», – вихрем пронеслась в мозгу не претендующая на оригинальность мысль, после чего все растворилось в безумном хаосе всепоглощающего огненного смерча.

* * *

Перед мысленным взором Вспышки неожиданно промелькнула картина двух мощных взрывов, разорвавших привычный ритм движения потока городского транспорта, – в том самом месте, где должна была находиться машина с Чужим. След ракетного двигателя, протянувшийся узкой полоской по нисходящей, не оставлял никаких сомнений – причиной обоих взрывов явились ракиты класса «воздухземля», запущенные с борта летательного аппарата. Самолеты отпадали сразу же как абсолютно нереальный вариант, поэтому оставалось только одно – запуск произошел с вертолета.

– У нас есть ракеты? – не спросил, а почти прокричал Вспышка, обращаясь к пилоту.

– Что? – сконцентрировавшийся на управлении человек не сразу понял суть вопроса.

– На борту полный боекомплект?

Время стремительно утекало, словно мелкий песок между пальцев – неожиданные озарения провидца отставали от происходящего в реальности на десять – максимум пятнадцать секунд...

– Только обычный пулемет. – Летчик был удивлен самой постановкой вопроса и даже не пытался этого скрыть.

Действительно, зачем укомплектовывать десантную машину, к тому же проводящую операцию в городской черте, ракетами для борьбы с бронетехникой противника? Это было бы не просто нелогично, а в высшей степени глупо.

– Может быть, эти парни и таскают с собой полный джентльменский набор охотника, мы же предпочитаем летать налегке. – В голосе второго пилота слышалась плохо скрываемая ирония.

– О ком речь?

Вспышка был близок к панике – ситуация резко выходила изпод контроля.

– Около минуты назад на радаре появился еще один вертолет из обещанной группы поддержки, сейчас, судя по показаниям приборов, он находится чуть выше и сзади нас.

Решение пришло мгновенно:

– УНИЧТОЖЬТЕ ЕГО!

Второй пилот повернул голову к отдавшему приказ человеку, и в глазах у него не отражалось ничего, кроме вполне здорового любопытства. Не каждый день можно увидеть шутника с таким нездоровым чувством юмора.

– Это ведь не игра в солдатики, и мы не на войне, – сказал он как можно мягче. – Так что, я думаю, не стоит так...

– Сейчас они запустят ракету в машину с человеком, который является ключевой фигурой в уничтожении Таллоу. – Лицо Вспышки побелело от напряжения. – И если мы потеряем нашего подопечного, я не стану ждать, пока военный трибунал расстреляет нас на земле за невыполнение приказа, а вышибу тебе мозги прямо здесь...

Это всегда страшно – когда тебе в глаза смотрит пистолетное дуло, но особенно ужасно, когда оружие находится в руках безумца.

– Мы же не на войне... – Голос второго пилота прозвучал неестественно глухо, как будто у него не хватило дыхания четко произнести все предложение.

– Уже на войне... – Номер первый расставил все точки над «i», подтвердив слова Вспышки насчет воздушного удара по городской автомагистрали.

Еще секунду назад это казалось полнейшим безумием, а прямо сейчас пророчество неожиданно воплотилось в жизнь, перейдя из разряда фантастических предположений в жестокую и печальную реальность.

– Они только что запустили первую ракету... И – вторую, – добавил первый секунду спустя, а затем без всякого перехода, почти буднично сообщил: – Я атакую...

Несмотря на всю легкость слов, решения, подобные этому – работать на поражение в черте города, против своих же коллег по цеху, – всегда принимать предельно тяжело. Кто знает, может быть, в кабине вертолета, за одну секунду превратившегося из своего в чужой, сидит бывший сослуживец или однокашник по летному училищу – человек, рядом с которым прошла твоя молодость. И вот сейчас нужно отбросить все эмоции и сосредоточиться на том, чтобы выполнить боевую задачу по уничтожению потенциального противника. Чувства и мысли нужно оставить на потом, разбор полетов будет позже... Если вообще будет.

К чести командира экипажа стоит сказать, что он быстро справился со своими демонами сомнения, загнав их глубоко внутрь мятежного сознания.

«Разбираться будем потом», – сказал он сам себе, после чего выбросил из головы все несущественное, полностью сконцентрировавшись на предстоящей борьбе.

Позиция была не самой лучшей – цель находилась сзади и сверху, и, судя по тому, что противник уже выпустил пару ракет «воздухземля», на борту у нее полный боекомплект, включая и оружие класса «воздухвоздух». Имея в своем распоряжении лишь четырехствольный вращающийся блок пулеметов калибра 12,7, рассчитывать приходилось только на внезапность нападения и, разумеется, на профессиональную подготовку пилота.

На боевом языке подобный маневр называется «горизонтальные ножницы» – вертолет совершает энергичный разворот на цель (набор высоты с одновременным разворотом на заданный угол), затем проводит обратный форсированный разворот – и выходит в заднюю полусферу противника, после чего использует все доступные средства для уничтожения врага.

В запасе атакующей стороны было от трех до пяти секунд, все зависело от того, насколько быстро среагирует летчик противника на резко изменившуюся ситуацию: боевой маневр – слишком ярко выраженное действие, не оставляющее никаких сомнений относительно дальнейшего развития событий. Если кобра неожиданно встала в стойку, это значит только одно – она будет атаковать.

У настоящих профессионалов выработан автоматический рефлекс на подобные ситуации. А в том, что «вертушкой», уничтожившей машину Чужого, управлял опытный летчик, сомневаться не приходилось. Подобное задание – нанести удар но оживленной транспортной магистрали в черте города – зеленому новичку не доверят. На такое может решиться только крайне выдержанный человек с очень крепкими нервами. И такому не понадобится слишком много времени, чтобы среагировать на внезапно возникшую угрозу, приняв соответствующие меры.

Вертолет, в котором находился Вспышка, заложил слишком резкий вираж, что было чревато превышением допустимой частоты вращения несущего винта и опасным сближением лопастей с хвостовой балкой. В обычной ситуации риск был бы неоправданно велик, но в данном случае недостаток вооружения мог компенсироваться только стремительностью маневра. Специфика воздушного боя с использованием пулемета или пушки в качестве основного оружия диктует необходимость занять определенное положение в пространстве относительно вертолета противника. И ради достижения этой цели приходилось идти на риск. К счастью для себя, Вспышка обладал очень поверхностными сведениями о методах и специфике вертолетных дуэлей, поэтому воспринял чересчур резкий маневр как нечто само собой разумеющееся.

Если отбросить в сторону различные аспекты морального плана (в столкновении участвовали представители одной и той же нации, присягавшие на верность стране и президенту), то создавшаяся ситуация была точной копией классического учебного пособия по азам вертолетного боя, согласно которому, обнаружив противника в задней полусфере, подвергшийся нападению летчик прибегает к резкому торможению путем поворота вертолета вокруг поперечной оси с резким набором высоты и последующей атакой.

Воздушный бой в чемто схож с игрой в шахматы. При том что на первый взгляд количество вариантов развития событий кажется безграничным, на самом деле классических дебютов, как и маневров, предшествующих атаке, не так уж и много. Десятка два максимум. Действия и противодействия обеих сторон сводятся чуть ли не к автоматическому передвижению фигур (винтокрылых машин) по доске пространства и времени. И только ближе к середине партии в общем плане из отдельных мелких фрагментов вырисовывается преимущество одной или другой стороны, которое в конечном итоге приводит к победе в эндшпиле.

Имея фору во времени около трех секунд, вдобавок совершив невероятно рискованный маневр, атакующая машина вышла на огневую позицию как раз в тот момент, когда «вертушка» противника только начала набирать высоту.

Сам не зная почему, пилот еще успел задержать дыхание, а побелевший от напряжения палец уже судорожно вдавил до упора кнопку гашетки, после чего четыре пулеметных ствола выплюнули в пространство раскаленный рой безжалостных пуль, устремившихся к жертве словно стая гончих, почуявших свежую кровь.

Сумерки еще недостаточно сгустились, поэтому человек, нажавший на гашетку, успел заметить, что длинная очередь достигла цели.

Остекление кабины вертолета выдерживает попадание пуль калибром до 12. 7 мм, а также частично спасает от мелких осколков снарядов. Это – в теории и только если речь идет об одной или нескольких пулях. Но очень часто на практике дела обстоят совершенно иначе.

Плотность огня была слишком велика, поэтому стекло не выдержало сразу в нескольких местах. Две крупнокалиберные пули пробили навылет грудную клетку второго пилота, так что он умер мгновенно, даже не успев ничего осознать, а еще одна раздробила бедро того, кто минуту назад устроил пылающий ад внизу – на узкой ленте городской магистрали.

Вспышка увидел, как половина стекла кабины преследуемого вертолета расцвела темным пятном. Впечатление было такое, будто внутри неожиданно взорвался баллончик с распылителем, хаотично разбрызгав краску во все стороны. Но все, кто находился внутри крылатой машины преследования, прекрасно знали, что это взорвался не баллончик с краской – это только что прервалась чьято жизнь.

После кратковременной потери сознания от болевого шока пилот, получивший страшное ранение в область бедра, пришел в себя и даже попытался завершить начатый маневр, чтобы уйти с линии огня. Но потрясение было слишком велико, а боль, заполнявшая сознание, не позволила сконцентрироваться на выполнении виража, поэтому рука, вместо того чтобы плавно перевести рукоятку управления из одного положения в другое, резко дернула и... Огромная стальная птица клюнула носом, стремительно завалилась набок, после чего, разом превратившись в неуправляемый кусок металла, обильно начиненного электроникой, нелепо кувыркаясь и молотя бесполезными и уже ни на что не способными винтами, устремилась к земле...

Цветные огни закружили стремительный хоровод перед глазами теряющего сознания от перегрузки пилота, и в эти последние отпущенные ему мгновения он так и не понял, что эти огни – не что иное, как смеющиеся и торжествующие глаза огромного полубезумного города. Города, на улицы которого несколько минут назад он принес смерть на крыльях двух ракет класса «воздухземля».

Человек летел в черную бездонную пропасть, и ад следовал за ним, а город все смеялся и смеялся, перемигиваясь тысячей освещенных окон. И продолжалось это до тех пор, пока на теле огромного мегаполиса не расцвел еще один кровавоогненный цветок – взрыв был настолько мощным, что в радиусе целого квартала выбило почти все стекла в домах. Но тот, кто стремительно рухнул с более чем двухкилометровой высоты, уже не знал об этом. Его глазницы были пустыми и бесчувственными, как проемы разлетевшихся вдребезги окон...

3

Звонок в дверь прозвучал настолько неожиданно, что толстый Нэд – хакер, известный в чрезвычайно узких кругах под ником Память, – вздрогнул от неожиданности. В такое позднее время он не ждал никаких гостей. Впрочем, он удивился бы гостям даже днем. Нэд вел слишком замкнутый образ жизни, в котором не было места никому и ничему, кроме компьютеров, всевозможного программного обеспечения и, разумеется, смысла всей его жизни – изысканного пьянящего наркотика под названием «Интернет». Бесконечный во времени и неисчерпаемый в пространстве мир Всемирной Паутины был слишком ярок и многогранен, чтобы отвлекаться на серую унылую обыденность. Мир, в котором жизнь текла по другим законам и в другом измерении, был для Нэда постоянной средой обитания. А все, что его окружало в реальной жизни, – лишь слабой тенью, сюрреалистическим сном, в который он изредка окунался, чтобы удовлетворить физиологические потребности организма – такие, как еда, сон, секс и выпивка.

Он был программистом если и не гениальным, то очень близким к этому уровню. И, что самое главное, у Нэда хватало ума не вступать в противоречия с законом и не использовать свои знания и способности в чисто криминальных целях. Он не взламывал базы данных банков, не подделывал кредитные карты и вообще не занимался чемлибо в этом роде. Потому что подобные операции – удел молодых дураков или умственно отсталых людей, так считал умудренный опытом Память, в молодости чуть было не загремевший в тюрьму изза одной компьютерной аферы. С тех самых пор он был осторожен, оставил юношеские бредовые мечты о большом куше и довольствовался скромным, но стабильным доходом в 3 – 4 тысячи в месяц, который на совершенно легальных основаниях извлекал при помощи своего таланта из неисчерпаемо богатых недр Паутины.

Звонок прозвучал во второй раз, еще настойчивее, и Нэд вывел на экран монитора изображение с камеры наблюдения – миниатюрного, замаскированного под заклепку устройства, контролирующего область коридора непосредственно перед массивной железной дверью.

Квартира, которую Память купил с молотка на Интернетаукционе, стоила поистине смешных денег, но при этом находилась в достаточно опасном «цветном» районе. И подобные меры безопасности – железные двери вкупе с системой видеонаблюдения – были в данном месте скорее закономерностью, нежели чемто из ряда вон выходящим.

– Да?

Голос Нэда прозвучал не настолько уверенно, как хотелось бы, но динамик громкоговорителя последнее время постоянно барахлил, а исправить его никак не доходили руки, поэтому искаженнодребезжащее «Даааа» никоим образом но выдало чувство тревоги, охватившее хозяина дома при виде странного незнакомца, появившегося у порога его квартиры.

– Открывай. – Ответ незваного гостя был не менее лаконичным, чем предыдущая реплика хакера.

Посетитель, так неожиданно вторгшийся в привычное уединение этого тихого вечера, не только вел себя странно, но и выглядел както не совсем естественно. Безукоризненно правильные черты лица напоминали скорее бездушный манекен, нежели обычного человека.

– А... ээ... зачем?

Нэд был настолько растерян, что не нашел ничего лучшего, как задать этот идиотский вопрос.

Одновременно в его голове стремительно прокручивалось слишком много разнообразных мыслей, но главенствовала, пожалуй, самая неразумная: почему этот незнакомец кажется ему не вполне человеком?

Руки, жившие отдельной жизнью, продолжали совершать сложные, стремительнонервные пасси на клавиатуре, и в конце концов именно они привели его к ответу на этот непростой вопрос.

Увеличение лица незнакомца на полный экран выявило одну неправдоподобно устрашающую деталь – глаза этого альбиносаманекена могли смотреть в противоположных направлениях. На такое способен хамелеон или какаянибудь другая холоднокровная рептилия, но уж никак не человек.

Один глаз смотрел точно в камеру (вероятно, он без особого труда вычислил ее), а второй постоянно вращался в разные стороны, как бы контролируя все прилегающее к двери пространство.

– А... эээ... заачем? – спустя несколько секунд Нэд повторил свой вопрос, но только теперь в его голосе звучала ничем не прикрытая паника – даже испорченный динамик не мог заглушить ужас, исходивший, кажется, из самых недр переполненного адреналином организма.

– Си15. – Альбинос отвечал все так же коротко и сжато.

На этот раз он подкрепил свою реплику наглядным действием, вытащив и кармана плаща предмет, напоминающий большую старательную резинку – размером примерно с сигаретную пачку.

Не нужно было обладать специальной подготовкой и особыми знаниями, чтобы догадаться, что подразумевалось под термином «Си15». Эта аббревиатура пластиковой взрывчатки, в восемь с половиной раз превосходящей по мощности тротил, так часто упоминалась в Интернете и средствах массовой информации, что не знать о ней было практически невозможно.

– А... ээ... – При виде взрывчатки, прикрепляемой к двери его собственной квартиры, у Нэда окончательно отказали голосовые связки...

– Открывай.

Страшный незнакомец вдавил капсюль в кусок невинного до этого момента «пластилина», мгновенно превратив его из ничем не примечательного химического соединения в мощную бомбу, способную не только начисто вынести массивную железную дверь, но и превратить в дымящиеся руины всю квартиру вместе с ее несчастным обитателем.

Проворные руки Памяти, в сумасшедшем темпе вводящие информацию с клавиатуры, зачастую опережали мысли своего хозяина. Вот и на этот раз палец нажал на кнопку дистанционного отпора замка, еще до того как хакер успел вообще чтолибо подумать или принять осмысленное решение.

Бледнолицый манекен сделал всего один шаг – и оказался внутри квартиры. Его скупые движения были четко выверены и рассчитаны чуть ли не до миллиметра. Ему понадобилось ничтожное количество времени, чтобы захлопнуть дверь и пересечь комнату, оказавшись прямо за спиной Нэда.

– Управление спутникамишпионами и вход на сервер правительства. – Казалось, этот ужасный голос принадлежит самому дьяволу.

– Но... это в принципе невозможно!

Как только речь зашла об узкоспецифических вопросах, сознание Памяти на какоето мгновение прояснилось, и кто бы ни находился в его квартире – человек или адская тварь, оно должно было понимать, что взять под контроль систему военного спутникового наблюдения не то же самое, что разжиться ключами доступа к платному порносайту или...

– Постарайся.

Пистолет, приставленный к виску побледневшего хозяина, оборвал упорядоченный ход его мыслей.

На какойто незначительный промежуток времени все опять смешалось в голове объятого ужасом хакера, а потом, как ни странно, его сознание успокоилось. Он неожиданно ясно осознал, что в любом случае дошел до финишной черты, за которой нет ничего, кроме бездонного провала свежевыкопанной могилы. Если он откажется, то этот проклятый манекен, кто бы он ни был, вне всякого сомнения, вышибет ему мозги, а затем спокойно и равнодушно покинет место преступления, ничуть не заботясь о том, что ктото будет искать убийцу одинокого нелюдимого толстяка. А если согласится... Рано или поздно его все равно вычислят и разберут на запчасти бесцветноравнодушные личности из соответствующих спецслужб – правительство не любит, когда в его военные секреты суют нос не в меру темпераментные энтузиасты.

– Ты убьешь меня, после того как я войду в систему? – На этот раз его голос звучал относительно спокойно.

– Это неразумно. Можешь еще пригодиться.

Данная реплика была не только самой длинной из всего сказанного бледнолицым хамелеоном, но и самой обнадеживающей. Память почемуто сразу и безоговорочно поверил, что этот холоднобездушный манекен не лжет. Он чемто напоминал машину и, скорее всего, мыслил так же – прямыми и короткими категориями. Ноль и единица – основные компоненты компьютерной логики, она не подразумевает промежуточного варианта. Либо «да», либо «нет». И никакой лжи посередине, потому что это простонапросто неразумно...

«Ну что ж, – подумал про себя Нэд, – по крайний мере, можно попробовать замести следы. Конечно, все равно в конечном итоге меня вычислят, но к этому времени можно быть уже так далеко, что никто и никогда не найдет. К тому же... Интернет есть в любой части света, а значит, все не так уж и плохо... »

– Сколько дней у меня на работу?

– Три часа максимум.

– Сколько?!!

Пришелец проигнорировал этот вопрос. Он произнес все что хотел, и добавить к сказанному было совершенно нечего. Безжалостнохолодный манекен придвинул кресло, расположившись на расстоянии в пару метров за спиной растерянного хозяина, после чего нажал одну из нескольких кнопок на матовочерных наручных часах нелепой ромбовидной формы.

Время пошло, понял вспотевший от ужаса толстяк. Три часа – это 180 минут или 10 800 секунд, которые отделяют его либо от победы, либо...

Продолжать мысль не хотелось, поэтому он решительно оборвал ее посередине.

– Всего какихто жалких 180 минут, – автоматически повторил Память, пальцы которого уже начали свой стремительный бег по поверхности клавиатуры, – или несчастных 10 800 секунд...

* * *

– Через пять секунд нас поразит ракета. Прими меры.

Слова Милой наверняка были адресованы не мне, потому что, находясь на пассажирском кресле, за оставшееся время я даже при всем желании никак не смог бы повлиять на ситуацию. Не знаю почему, но в эти последние отпущенные нам секунды, вместо того чтобы испугаться, я вдруг подумал о запредельной нереальности происходящего – мощнейший компьютерный интеллект обращается к откровенному безумцу с просьбой, смахивающей на детский каприз, основанный на наивной вере несмышленого ребенка во всемогущество взрослых: «Папа, ну сделай чтонибудь, ты же такой большой и все можешь»...

Ситуация была настолько неправдоподобна, что, не будь я свидетелем происходящего, ни за что и никогда не поверил бы в это.

«Ну что ж, Милую ты уже покорил, – подумал про себя я. – Удиви и меня, Агель... » Последнюю реплику я успел четко и внятно произнести вслух за мгновение до того, как ракета достигла цели.

– Удиви... – хотел было повторить я, но не успел: чудовищный взрыв прервал фразу на полуслове.

Охотник наконецто настиг свою жертву.

Ракеты класса «воздухземля» применяются в основном для уничтожения вражеской бронетехники, поэтому обладают значительным разрушительным потенциалом. Применять их против городского автотранспорта – то же самое, что охотиться на уток при помощи крупнокалиберного пулемета: цель просто разносит в клочья.

Я не знаю, как вообще можно совершить то, что сделал наш одноглазый безумец, но факт остаётся фактом – за оставшиеся четыре с небольшим секунды он увеличил и без того немыслимую скорость до совершенно запредельной и, поравнявшись с огромным фургоном для перевозки мебели, нажал на тормоз, резко вывернув руль влево, после чего колеса машины «встали колом» и она завалилась на правый бок.

Если бы человеческое восприятие было на несколько порядков более быстрым, то хронология событий выглядела следующим образом.

От жесткого столкновения с землей все стекла в автомобиле разом лопнули, мгновенно превратившись в мелкое крошево, которое непременно впилось бы тысячей ледяных осколков в лица сидящих внутри людей, если бы не сработавшие подушки безопасности (спереди и по бокам), самоотверженно принявшие на себя град зеркальных стрел. А затем, с опозданием на сотые доли секунды, когда сознание еще даже не успело ничего как следует воспринять, в днище автомобиля, находившееся в этот момент в вертикальном положении, ударила взрывная волна, прошедшая сквозь разорванный на куски мебельный Фургон – ракета с лазерной системой наведения, предназначавшаяся нам, поразила грузовик, в самый последний момент вставший непреодолимой преградой на ее пути.

Если бы основной удар пришелся не на днище – единственную часть в машине, способную выдержать последствия взрыва, – а на кузов, нас бы простонапросто смяло, словно одноразовый пластиковый стакан, скомканный после использования и выброшенный за ненадобностью в ближайшую урну. Но, к счастью, теорема старины Агеля сработала и на этот раз – судьба попрежнему благосклонно взирала на безумства своего одноглазого любимца, и, вместо того чтобы мгновенно погибнуть, выбыв из игры, мы продолжали эту затянувшуюся партию, где монета постоянно выпадала одной стороной...

Взрывная волна, ударившая в дно, была настолько сильной, что полуторатонную машину подбросило в воздух и два раза перевернуло вокруг продольной оси, после чего она врезалась в огромную стеклянную витрину продовольственного супермаркета.

Автомобиль, преодолев по воздуху не менее пяти метров и пробив толстое стекло, влетел в магазин, преследуемый огненным смерчем. Чудовищный удар о пол, который наверняка бы завершил то, чего не удалось сделать взрывной волне, был смягчен стендом, забитым коробками с мучными полуфабрикатами, хлопьями и прочей быстро приготовляемой дешевой ерундой.

Прошла, казалось, вечность, в течение которой мир кружился перед моими глазами, пестря крикливыми кислотнобезвкусными красками, а затем, с отчаянным скрежетом сминаемого металла и грохотом рушащихся полок, мы наконец замедлили свое разрушительное движение и спустя несколько секунд окончательно остановились.

Машина лежала на правом боку, так что я оказался в самом низу – полусидяполулежа в неудобной позе. Ужасно болела голова, и кровь из рассеченной брови заливала лицо, но в остальном, как это ни странно, все было более или менее в порядке. Правда, в ушах стоял нескончаемый потрескивающий шум, почти как в динамиках радиоприемника, потерявшего настройку, но по сравнению с тем, что нам пришлось пережить, это казалось сущим пустяком.

– Что это за гул? – спросил я у Милой, когда мне всетаки удалось сконцентрироваться на текущем моменте.

– Не надо так кричать. У тебя чуть было не лопнула барабанная перепонка, и шум в голове является следствием легкой контузии. Через несколько минут он пройдет. Но не советую тебе просто сидеть и ждать. Нам нужно как можно скорее выбираться из машины и через служебные помещения, план которых у меня уже есть, следовать на подземную автостоянку персонала этого супермаркета. Очень скоро здесь будет слишком много людей из полиции и военного ведомства, так что, сам понимаешь, – уходить нужно немедленно.

Да, действительно, уходить нужно было как можно скорее, но несколько лишних секунд в данном случае не сыграли бы никакой роли. Поэтому, вместо того чтобы сразу отстегнуться и выбраться наружу через разбитое лобовое стекло, я запрокинул голову и посмотрел на водителя, удерживаемого ремнем безопасности в неудобном полувисячем положении. В этот момент он был похож на огромную летучую мышь, распластавшую свои рукикрылья над бескрайней тьмой, затопившей миры.

«Вечная тьма действительно скоро затопит этот мир», – с непонятным сожалением подумал я, после чего спросил, обращаясь к водителю:

– Ты в порядке?

Единственный здоровый глаз с трудом приоткрылся и попытался сфокусироваться на мне, что в конечном итоге ему удалось, а затем рот на залитом кровью лице растянулся в некоем подобии улыбки (больше смахивающем на оскал) и произнес несколько слов, которых я не услышал.

– Что он говорит? – спросил я Милую.

– Если опустить все лишнее, эмоциональнонецензурное, то одноглазый считает, что это был лучший трюк в его жизни. И еще: его несказанно радует, что недавно поставленные усиленные стойки выдержали запредельную перегрузку, не дав крыше смяться к чертовой матери.

– Это было действительно чтото... – сказал я, слегка похлопав его по плечу – жест, обозначающий в моем мире слишком сложную гамму чувств, чтобы можно было выразить его простыми словами.

Водитель еще раз улыбнулся, но теперь уже немного человечнее, после чего мы расстались, чтобы не увидеться уже никогда.

– Он выживет? – спросил я у Милой, с трудом выползая из покореженной машины.

– Пара сломанных ребер, вывих плеча, оторванный мизинец и очередное сотрясение мозга дают все основания полагать, что наш безумный друг уже через пару месяцев снова будет в строю. Так как наша миссия по уничтожению данного мира должна закончиться намного раньше, я не вижу никаких причин ликвидировать его прямо сейчас.

– А ты начинаешь проявлять первые признаки человечности.

– Нет, в данном случае мной движет голый рационализм – не стоит отвлекаться и тратить силы на то, что не представляет для нашего задания никакой опасности. Хотя, – продолжила она после некоторой паузы, – не буду скрывать, в данном случае мной движет также определенный, чисто исследовательский интерес – насколько далеко расположен предел возможностей Агеля.

– Ты же утверждала, что этого предела вообще нет, – напомнил я, быстрым шагом двигаясь к выходу в служебные помещения.

– Если бы это было так, то наш одноглазый друг не мог бы умереть в принципе и являлся бы бессмертным божеством – неотъемлемой и неотделимой частью этой вселенной. Но так как богов придумали люди, чтобы заглушить свой извечный первобытный страх перед неотвратимостью смерти, то мы отметем данную теорию как не выдерживающую критики...

– Извините, но вам сюда не...

Охранник, пытавшийся преградить дорогу после того, как я миновал дверь служебного входа, не успел закончить фразу, потому что короткий резкий удар в солнечное сплетение вычеркнул из его сознания все остальные мысли и желания, кроме одного – втянуть в легкие хотя бы малую толику воздуха. Почти не замедлив шага, я вытащил короткую резиновую дубинку из чехла, крепившегося к поясу человека, согнувшегося в полуприседе, и проследовал дальше. Примитивное оружие, конечно, не могло сравниться с пистолетом, но это было все же лучше, чем совсем ничего.

Быстро миновав пару коротких коридоров и спустившись по лестнице в подземный гараж, я столкнулся с тремя инкассаторами, которые везли на специальной тележке дневную выручку к бронированному автофургону. После двух мощных взрывов, прозвучавших около четырех минут назад, они были предельно внимательны, не исключая возможность вооруженного нападения. Все имели при себе компактные короткоствольные автоматы и, похоже, были готовы к любым неожиданностям.

– Милая, ты что, не могла взять под контроль пункт видеонаблюдения этого никчемного магазина? – В моем вопросе была ничем не прикрытая, откровенная злость.

Расклад был – хуже некуда. Узкий длинный коридор, с одной стороны которого – трое вооруженных автоматами людей, а с другой – усталый, окровавленный и чрезвычайно подозрительный на вид оборванец с резиновой дубинкой в руках. Приблизительно пятнадцать метров, разделяющие противников, и дурацкая до невозможности ситуация – мне нужно просто выйти, но деньги... Проклятые деньги, которые никак не дадут нам договориться...

– В этом супермаркете нет камер видеонаблюдения, контролирующих служебные помещения. – Милая говорила предельно сжато и быстро. – Прямо сейчас поднесешь телефон к уху и громко, испуганно прокричишь: «Они идут к выходу, встречайте их!!!» – после чего резко шагнешь в дверной проем, откуда только что вышел.

У меня не было времени на глупые вопросы, поэтому я сделал в точности так, как она сказала: произнес требуемую фразу и ушел с линии огня, шагнув в дверь на лестничную площадку.

Милая все рассчитала абсолютно точно. После такой информации инкассаторам не оставалось ничего иного, как изменить маршрут движения, повернуть назад, добраться до первого же офиса или служебного помещения, забаррикадироваться там и дожидаться подкрепления. Это было бы вполне логично. И, надо отдать им должное, именно так они и поступили: выбили первую попавшуюся дверь (она оказалась примерно в пяти метрах от лестничной площадки), завезли телегу со своим бесценным грузом и... И вот тут они совершили непростительную ошибку, стоившую здоровья, если не жизни, по крайней мере одному из команды.

Двое остались внутри офиса, а третий, предельно осторожно, с автоматом наизготовку, подобрался к двери, в проеме которой скрылся подозрительный незнакомец.

Из каких побуждений он совершил этот глупый маневр, мне неизвестно, но благодаря его нелепой выходке я оказался опять при оружии.

Инкассатор делал все грамотно, контролируя зону возможного появления противника, но упустил из виду одно обстоятельство – напасть могут и снизу.

Я стоял на коленях, опираясь о пол правой рукой, а в левой, чуть отведенной назад, держал свое оружие. В тот момент когда Милая, сканирующая передвижения охранника, коротко приказала: «Сейчас», – тело подалось немного вперед, рука описала длинную дугу, и дубинка со страшной силой ударила по ногам противника... Он рухнул как подкошенный.

Нападение было настолько неожиданным, что инкассатор упал, даже не успев сгруппироваться, и со всего размаха ударился головой о бетонный пол. Может быть, от этого удара или вследствие болевого шока (не исключено, что нога была сломана) он сразу же потерял сознание.

В течение следующего короткого промежутка времени автомат сменил владельца, а я в темпе вытащил из подсумка два дополнительных магазина, и теперь путь к гаражу вновь был свободен. Но...

Эта команда или слишком долго работала без происшествий, или просто была недостаточно компетентной, забыв, что главной задачей инкассаторской службы является охрана доверенных ей ценностей, а не преследование и уничтожение вооруженных преступников. Фраза «Нам не нужны герои!» могла бы стать лозунгом людей, отвечающих за транспортировку денег, но, к сожалению, не стала...

Вместо того чт