Book: Консорциум



Консорциум

Всеволод Олегович Глуховцев

Купить книгу "Консорциум" Глуховцев Всеволод

Консорциум

Консорциум

Название: Консорциум

Автор: Глуховцев Всеволод

Издательство: Самиздат

Страниц: 352

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Выпускник экономического факультета Максим Полканов никак не ожидал, что ему сразу выпадет такая удача: попасть на работу в риэлторскую фирму, да еще на престижный район города с достаточно дорогой недвижимостью, тогда как опытные сотрудники остались каждый на своем месте. Но понемногу втянувшись в работу, он понял, что этот район пользуется среди риэлторов дурной славой, из-за одной странной, словно бы проклятой квартиры, которая несет смерть или бесследное исчезновение любому, кто хоть как-то прикоснется к ней. Загадочная жуть неудержимо влечет к себе Максима, любопытство превозмогает опаску, и он решает разгадать тайну, совершенно не представляя, в какой водоворот событий это его втянет…

Всеволод Глуховцев

Консорциум

Часть первая

Глава 1

– Хорошо, – сказал хозяин и насупился – словно знал, что соврал, и ничего хорошего на самом деле нет.

Максим постарался этого не заметить. Он не был до конца уверен, что принят и боялся спугнуть удачу. Не то, чтобы словом – о том и думать не моги! – но случайным взглядом, ухмылкой, каким-то жестом… Поэтому сидел прямо, смотрел открыто, улыбался дружелюбно – все по учебнику «Психология делового общения». Хотя… хотя иной раз ему казалось, что шефу глубоко плевать на то, как ведет себя его будущий подчиненный. По этой самой психологии у Максима всегда были отличные оценки, и совсем не из-за усердной зубрежки – нет, ему было интересно это дело, и он вправду научился разбираться если не в людях вообще, то в человеческих мотивах и реакциях точно. И сейчас он видел, что сидящий напротив дородный мужчина в дорогом костюме, одновременно пролистывающий бумаги, поглядывающий в монитор компьютера и отсылающий СМС-ки по мобильнику, совершает все эти действия механически. А мысли его заняты чем-то куда более важным… и это важное как будто не очень приятное.

Максим еще раз мельком глянул и изменил формулировку с «не очень приятное» на «очень неприятное». Что-то сильно гложет душу хозяина риэлторского агентства «Олимп».

М-да. Начало могло быть и получше…

Но он отогнал и эту мысль. Фигня! Прорвемся.

Максим Полканов обрел диплом бакалавра месяц тому назад. Специальность – финансовый менеджмент. С такой профессией, казалось бы, везде распахнуты дороги… да не тут-то было.

Конечно, во время учебы Максим работал – продавцом в торговом центре – и за полгода до защиты диплома начал рассылать свои данные во множество организаций… но либо получал вежливый отказ, либо его резюме исчезали в безмерном пространстве этого мира. После десятого минуса Максим несколько приуныл, произнес расхожую мудрость: «Жизнь – сложная штука…» и начал привыкать к мысли, что ему и впредь придется работать все тем же продавцом, только с гордыми буковками в/о в графе «образование» служебной анкеты, стараясь черепашьим шагом взбираться по служебной лестнице. Вот и защита состоялась, вот и лето пошло… Полканов, конечно, продолжал рассылку резюме, но скорее по инерции, теперь надеясь больше на осень, даже успокоился как-то. И только свыкся с этим – бац! – и пришел ответ. Агентство недвижимости «Олимп» приглашает на собеседование.

Прочтя это письмо, Максим сперва онемел от счастья, тут же отбил согласие: явлюсь обязательно! – и лишь после этого стал думать, что бы это значило.

Агентство «Олимп» было в городе на слуху. Реклама, сарафанное радио – горожане, так или иначе сталкивавшиеся с проблемой жилплощади, сталкивались и с «Олимпом», чуть было не столкнулся в свое время и студент Максим Полканов, приезжий из другого города… однако, в конце концов снял квартиру через знакомых. Но фирму запомнил. И вот она через несколько лет сама напомнила о себе.

Весь день Максим, окрыленный, почти летал: сразу после ВУЗа попасть в число риэлторов – редкая удача, почти чудо! Правда, не попал еще, остужал он себя, еще только собеседование… но и это уже неплохо. Даже не верится.

Так, до конца не веря, молодой человек и явился на собеседование, ответил на вопросы и услышал вот это самое:

– Хорошо.

Хозяин агентства посмотрел что-то в компьютере, хмыкнул, вздохнул и произнес:

– Ну ладно. В общем, Максим…

– Андреевич.

– Да. В общем, вы нам подходите.

О, Господи! Звезды посыпались с дивных небес, воздух показался вдруг напоенным ароматами роз, жасмина и еще чего-то столь же благоуханного… Впрочем, Полканов тут же одернул себя: не расслабляйся, Макс. Главное, не расслабляйся!..

Он сдержанно откашлялся:

– Спасибо. Постараюсь оправдать доверие.

– Постарайтесь, – буркнул босс, достал бумагу с мелким шрифтом: – Вот договор. Изучите, и если нет вопросов, подписывайте. Есть вопросы – задавайте.

У Максима вопросов не оказалось. Правду сказать, он и договор-то прочел галопом, хотя вид, конечно, при этом делал умный, помня о реноме. Но слишком сильным было ощущение фортуны, схваченной за хвост – такое бывает если не раз в жизни, то раз в десять лет точно – а потому о вопросах Максим даже не думал. Он еще раз кашлянул посолиднее:

– Изучил. Возражений нет, – и подписал контракт. Подписал и хозяин, вызвал секретаршу:

– Оформите.

Та кивнула, взяла бумаги и вышла.

– Когда я могу приступить к работе? – деловито спросил Максим.

– Да прямо сейчас, – был четкий ответ. – В нашем деле простои недопустимы. Разумеется, на первых порах старшие товарищи помогут, ну а там…

– Понятно, – Максим кивнул.

– А раз понятно, то идем, – шеф грузно поднялся, Полканов проворно вскочил тоже.

Прошли в рабочий зал, тесноватое помещение, где за компьютерами сидели несколько сотрудников, мужчин и женщин, и всего один клиент – мужчина средних лет. Он сидел и сосредоточенно изучал какой-то длинный список.

– Внимание, – властно произнес начальник, и в зале стало совсем тихо, хотя и прежде было негромко. – Это наш новый работник, Полканов Максим Андреевич. Будет работать на втором участке. В первые дни ему понадобится ваша помощь, так что сами понимаете… Кстати, где Кольцов?

– Покурить вышел, – поспешила доложить одна из сотрудниц. – Сейчас придет.

Когда его представили, Максим вежливо поклонился всем. Фраза про второй участок, как ему показалось, была произнесена с каким-то особым ударением… а может, и вправду только показалось, кто знает. Шеф как будто еще хотел что-то добавить, но тут открылась входная дверь, в помещение шагнул рослый светловолосый парень.

– Ага, – сказал хозяин, – вот все и в сборе… Ну что, Дима, кончились твои привилегии. Теперь ты не самый молодой в фирме. Познакомьтесь, – он слегка подтолкнул Полканова.

– Максим, – тот протянул руку.

– Дмитрий, – блондин улыбнулся, ответил дружеским рукопожатием. – Кольцов. На второй сектор?

– Да, – быстро сказал за Максима шеф и в тоне отчетливо проскользнуло недовольство. – Не задавай лишних вопросов! Ты же умный парень, да?

– Ну, стараюсь…

– Вот старайся и впредь. Поручаю Полканова тебе. Введешь в курс! Срок – три дня. Все!

2

Максим откинулся на мягко пружинящую спинку офисного кресла, с силой зажмурился, разжмурился, затем осторожно помассировал пальцами веки. Глаза устали от однообразия скучных строчек: площадь… этажность… материал стен… цена. Трудовые будни риэлтора! – в которые Максим Полканов уже начал врастать.

Он был парень сообразительный, все хватал на лету, да и наставник его Дима Кольцов оказался на высоте: живо объяснил, как пользоваться встроенными в компьютер программами, да и потом на все Максимовы вопросы отвечал толково и полно. Собственно, он один во всем коллективе произвел впечатление общительного, приветливого человека. Остальные – Максим их и не разглядел еще как следует – сидели, каждый уткнувшись в свою работу, если переговаривались, то негромко, двумя-тремя словами… и вновь тишина, только шелест бумаги, да легкий стук пальцев по клавишам.

Максим и прежде предполагал, что агенты по торговле недвижимостью не самый веселый и раскованный народ на белом свете… но такого сурового безмолвия как-то не ожидал. Ну, то что за все утро в офис заглянули только двое клиентов, да еще парочка позвонила – это понятно: Дима сразу объяснил, что лето у риэлторов сезон самый неурожайный: отпуска, дачи, южные моря… дело ясное. Но вот почему персонал как воды в рот набрал и меж собой почти не общается?!..

Конечно, Максим как психолог-любитель, и на это нашел ответ. Неладно что-то в коллективе, решил он. Нездоровая обстановка, конфликты… Сразу и объяснилось, почему открылась вакансия: кто-то не выдержал противной обстановки, плюнул и ушел. А наивный дурачок Макс Полканов на это дело клюнул… Ладно, прорвемся! Это все можно пережить, главное – опыта набраться, проявить себя. Да вот и Димка, видно, парень нормальный, с ним можно сработаться. А с прочими – сухие, деловые отношения, и непременно в стороне от всяких ссор и дрязг… Конфликтологию студент Полканов тоже изучал старательно.

Осваивая рабочее место, он неявно, но все же ощущал присутствие бывшего владельца. Ручки, карандаши, какое-то причудливое расположение файлов и папок на экране компьютера… Максим поймал себя на том, что думает об ушедшем в мужском роде, хотя знать не знает, кто тут работал. Стало любопытно, но Максим вполне разумно решил пока придержать эту тему.

– Макс! – тихонько окликнули справа.

Полканов повернулся. Дима, улыбаясь, выглядывал из-за монитора.

– Покурим?

Максим чуть было не брякнул, что не курит, но вмиг смекнул, что в этом «покурим» может скрываться что-то большее и охотно откликнулся:

– Идем.

Сошли с крыльца, остановились чуть в сторонке. День был чудесный, ясный, теплый и не жаркий. Дима тряхнул пачкой:

– Прошу!

– Спасибо, – Максим усмехнулся. – Вообще-то я не курю.

Дима понимающе кивнул, сунул сигарету в рот, щелкнул зажигалкой. Максим продолжил:

– Я хотел кое-что спросить… тет-а-тет, как говорится.

– М-м… – благожелательно промычал Дима, глубоко затянувшись. Максим воодушевился:

– Я что хотел… Первый рабочий день как-никак, мне ведь наверное того… проставиться бы, что ли, стол накрыть. Посоветуй!

Дима сделал паузу – секунды три, не больше – но все же это была пауза. И после нее сказал:

– Нет. Здесь так не принято. У всех семьи, всем скорей домой… нет, не стоит.

– Тебе тоже?

– Э, нет! – Дима рассмеялся. – Я пока холостой, слава Богу. И еще годика три-четыре думаю на свободе погулять.

– Так может, тогда после работы по пивку?

– Это можно.

– Ну и отлично! – Максим искренне обрадовался. – А ты вообще давно здесь работаешь?

– С полгода.

– Ага… – протянул Полканов, хотел еще кое-что спросить, но тут на крыльцо вышел босс, в застегнутом костюме, с папкой.

– Все курим? – спросил он хмуровато.

– Две минуты, Виталий Иваныч! – бойко отчеканил Дима. – Уже идем! Пошли, Макс.

– Пошли, – кивнул тот.

Вернулись к работе. Вновь потекли перед взглядом цифры, скучные слова… Еще один вопрос начал занимать Максима – точнее, он сразу же обратил внимание на это обстоятельство, но чем дальше, тем больше разжигалось его любопытство. Почему?.. – спрашивал себя Полканов и не находил ответа. И тем интереснее казался ему предстоящий разговор с Кольцовым.

3

Вечерний город сдержанно шумел: бистро, кафе, развлекательные комплексы наполнялись людьми, чтобы через час греметь музыкой, хохотом, воплями восторга… Пока же это только предвкушалось, веселое оживление нарастало, и разговаривать можно было вполне нормально, без надрыва.

Парни взяли по кружке пива, всякой хрустящей дребедени, сели в укромном уголке. Сделали по первому доброму глотку, ощутили блаженство… Дима закурил, придвинул пепельницу.

– Ну как тебе наша контора? Первые впечатления, говорят, самые верные… Не бойся, – добавил он интимным тоном, – дальше меня не пойдет.

– Верю, – Максим улыбнулся.

Он опустошил уже пол-кружки, в голове начиналось приятное брожение, мир вокруг начал меняться к лучшему… – Верю, – повторил Максим и еще глотнул пива. – Мои впечатления? Странные, честно говоря. Противоречивые. С одной стороны, найти такую работу сразу после института… ну, это почти фантастика. Но с другой…

Дима засмеялся:

– С другой – как в похоронное бюро попал, да?

– Ну, бюро-не бюро… Однако, народец у вас смурной, что верно, то верно. Слушай, ты-то как с ними?! Или, может, это они при мне так погасились? Новенький, мол, незнакомый…

– Да нет, – щурясь от дыма, Кольцов раздавил окурок в пепельнице. – Не в этом дело. Как, говоришь, я с ними?.. Да никак! Работа есть работа. А после работы – до свиданья. И кто куда. Да это и нормально, я считаю. Деньги приличные, а прочее – твоя личная жизнь. Ради таких бабок можно и потерпеть.

– Хм, – Максима это озадачило. – Так ты терпишь?

Дима пожал плечами:

– Ну, праздником души это не назовешь, но у меня в других местах праздники.

– Ага… А ты кого сменил здесь?

– Никого. Контора расширилась – на рынке дикий всплеск тогда был.

– Повезло.

– Можно и так сказать. Ну вот – пришел, приняли. Так и тружусь.

– Ясно.

Максим уже знал, что в ведомстве Дмитрия Кольцова находится четвертый сектор. Весь город, включая пригороды, сады-огороды, коттеджные поселки и тому подобное, разделен был на шесть участков, каждым из которых оперировал один риэлтор…

Полканов поинтересовался: а было ли такое, что кто-нибудь хитрым образом забредал на чужую территорию? Но Кольцов отрицательно мотнул головой. Риэлторы народ дошлый, репутацию берегли дороже денег, поскольку она и есть главные деньги – потому нейтралитет соблюдался железный.

– Имей в виду, – наставительно сказал Дима, – мирок этот тесный, все друг друга знают. Пойдет дурная слава… считай, все. Не отмоешься.

– Ясно, – Максим подумал, что это на самом деле ценная информация – и вспомнил то главное, что хотел спросить у Димы.

– Да! – воскликнул он. – Тут вот еще одно дело меня зацепило. Сектор-то мой второй… я, конечно, пока не большой спец, но тут и спецом быть не надо: видно же, что район-то дорогой! Это ж не пролетарский спальник какой-нибудь. Почти центр! У других-то похуже будет, а меня сразу вот так на хлебное место кинули… Это как понять? И еще: кто до меня работал, он почему ушел? С такого-то места!.. Вот для меня загадка. Жду разгадки!

Максим сказал это полушутливо, как бы предлагая собеседнику дружеский, полушутливый тон разговора… но ничего подобного в ответ не получил.

Дима помрачнел. Вынул сигарету, покатал в пальцах… и сунул обратно в пачку. Взял кружку, залпом проглотил остаток. Вздохнул, как перед тяжкой работой и сказал:

– Слушай… Может, еще по одной?

– Можно, – удивленно сказал Максим. – Только… на вопрос-то ты мне не ответил?

– Отвечу, – пообещал Дима. – Я ж говорю: давай еще по кружке. Под такой разговор самое то.

4

Ночь казалась темной и тихой – больше, чем любая другая ночь.

Максим стоял на балконе с банкой пива в руке. Пить не хотелось, но сама процедура помогала думать. Максим делал маленький глоток, ощущал, как жидкость идет по пищеводу, ощущал ее вкус…

И думал над тем, что рассказал Кольцов.

Тогда в бистро, вернувшись с двумя полными кружками, Дима сперва отхлебнул, потом закурил, с полминуты дымил молча и наконец, произнес:

– Ну, рано или поздно все равно узнаешь… Но на всякий случай: я тебе ничего не говорил. Есть?

– Ладно, – брякнул ошарашенный Максим. – А почему… Постой, я что-то не въезжаю!..

– Да я и сам ни черта понять не могу, – с досадой сознался Дима и тут же перебил и себя и Максима, порывавшегося сказать свое: – Погоди! Давай так: я буду говорить как знаю. А ты слушай! Вопросы – по ходу дела. Идет?

Полканов лишь кивнул на это. Кивнул и Дима.

– Короче так. Я тебе соврал. Я пришел, когда четвертый участок освободился. С него на второй перешел тот, кто работал до тебя… Сергей его звали. В общем, он пропал.

– Как… пропал?

– Да вот так. Исчез без следа.



Глава 2

1

Дмитрий Кольцов попал в фирму «Олимп» по странному стечению обстоятельств.

Он занимался мелким бизнесом – по принципу «что нашел, то и перепродал», звезд с неба не хватал, но хлеб с маслом добывал. Личную жизнь вел холостую, удалую, свободу оберегал свято, потому домой никого не приглашал, мужские дела справлял на съемных квартирах. И вот как-то по одному такому делу понадобилась жилплощадь на ночь, Дима пробежался по газетным объявлениям, выбрал, позвонил. Ответил вежливый, приятный мужской голос, сразу к себе расположил, цену назвал умеренную – Дима согласился. Встретились.

Маклер оказался парнем чуть постарше Кольцова, представился Сергеем. Манеры у него были еще более обходительные, чем голос, молодые люди разговорились, быстро перешли на «ты». Диму так и подмывало в шутку называть риэлтора графом или там бароном – очень уж это подходило к нему… «Граф» честно признался, что работает в агентстве недвижимости, но пустующие квартиры сдает левым образом, минуя агентство – связи и опыт позволяют. Дима так же честно ответил, что собирается провести веселую ночку с барышней… и лицо Сергея при этом неожиданно изменилось.

– Что-то не так? – Дима слегка приподнял брови.

– Что?.. Ах нет, что ты! На здоровье, как говорится… Это я так, вспомнил.

– Свое что-то?

– Нет. Не свое. Ладно, давай к делу… – и они договорились обо всем.

Дима и его пассия провели чудные вечер и ночь – с шампанским, ужином, брудершафтами, страстным сексом и скучным пробуждением. Сказка кончилась… Джентльмен Дима вызвал за свой счет такси, отправил девицу восвояси, а сам дождался Сергея. Тот пришел, убедился, что все чисто-прибрано, и видимо, это ему понравилось. Он спросил:

– Ты где работаешь?..

– Так, частный предприниматель. Купи-продай.

– Слушай, иди к нам в агентство! У нас как раз вакансия открылась…

Дима подумал – и решился. Предприятие свое он не закрыл, никто от него этого не требовал. А солидное место приобрел. Коммерческая жилка у него имелась, дело пошло. Правда, обстановка на работе очень уж не глянулась: коллеги хмурые, необщительные, на вопросы отвечали кое-как… Разве что с Сергеем Дима нашел общий язык – словом прошел примерно тот же путь, что и Максим Полканов месяцы спустя, включая и неформальные разговоры. Можно сказать, Сергей с Димой подружились. По вечерам, сидя в какой-нибудь кафешке, Дима удивлялся и кипел куда хлеще Максима:

– …что за народ, не пойму! Слова не вытянешь. И смотрят как на врага народа. Как будто я хлеб у них отбиваю. Или пугаю их как привидение какое! Нет, ну тебе-то спасибо, конечно…

Сергей отдал Кольцову четвертый участок, сам перешел на второй – и очень помог Диме в освоении своего бывшего сектора. Дима ценил это и в разговорах педалировал, что ничуть не собирается посягать на регионы коллег. Сергей слушал, сочувственно кивал, но ничего внятного пока не говорил.

Как потом выяснилось, он выжидал.

Наверное, он хотел проверить Дмитрия Кольцова, убедиться, что тот не пустое трепло, что можно ему доверять полностью. Убедился. И тогда решил открыться.

Дима навсегда запомнил этот день в начале зимы: суббота, сокращенный режим работы. Как обычно, они с Сергеем вышли вместе, Дима предложил «посидеть», Сергей кивнул. И они дружно зашагали в сторону городского парка – была там у них излюбленная забегаловка. Но лишь зашли в парк, как Сергей вдруг приостановился, взял товарища за локоть:

– Подожди-ка, Димыч. Вот что… давай лучше пройдемся, воздухом подышим. И я тебе кое-что сказать хочу.

– Интересное? – у Димы было отличное настроение, но Сергей улыбнулся в ответ как-то бледно:

– Как сказать… На любителя, наверное.

– Ты считаешь, что я и есть любитель?

– Пока не знаю. Но рассказать я могу только тебе, больше никому.

Эти простые слова были сказаны так, что с Димы вмиг слетел шутливый тон. Сергей был серьезен.

– Ну, если так… тогда слушаю, – Дима тоже посерьезнел.

– Прогуляемся, – Сергей указал взглядом на длинную аллею, уходящую в дальний безлюдный край парка.

Дима смерил глазами длинное снежное пространство и явственно ощутил, как странный холодок пробежал по спине.

– Ну, пошли, – сказал он.

2

Потом Дима много раз задавал себе вопрос: ожидал ли он услышать то, что услышал?.. Конечно, он знать не знал о тех событиях, которые были известны Сергею, но узнав, не мог не признаться, что именно это и должно было случиться где-то рядом с ним, Дмитрием Кольцовым. Уверен был в этом! И не смог бы объяснить, откуда взялась эта уверенность.

Мрачная обстановка в «Олимпе» была отнюдь не всегда. Дружбы, правда, особой не наблюдалось, но и мумиями бессловесными не сидели: женщины находили время обсудить свои склянки и тряпки, мужики, понятное дело, трепались о футболе, бабах своих и чужих, иногда и о работе. Риэлтор – профессия не хуже других, и в ней складывается свой фольклор, свои легенды… в общем, все как положено.

Мужчины в «Олимпе» были все не старше сорока. Владение информацией по жилплощади очень помогало им разнообразить личную жизнь. Грешили потихоньку и холостые и женатые – аккуратно, без излишеств, жалоб от клиентов не поступало. Все делалось шито-крыто.

И вот однажды самый старший из сотрудников, некто Евгений Ильич, собаку съевший на торговле недвижимостью – с усмешкой поведал, что впервые за всю карьеру столкнулся с неразрешимой проблемой.

– Квартиру не могу продать, – делился он. – Первый раз со мной напасть такая!

И рассказал историю – простую и жуткую.

С незапамятных времен жил в хрущевке-двушке тихий старый холостяк, за которым водились некоторые странности и которого недолюбливал кое-кто из соседей, хотя этот дядька – не такой уж, впрочем, и старый, малость за шестьдесят – ничего плохого вроде бы не делал. Жил нелюдимо, невесть чем занимался – ну да это ведь не криминал, и никого он этим не напрягал…

И вдруг он пропал.

Это заметили не сразу. Просто соседки во дворе судачили о своем о бабьем, и одна вдруг спохватилась:

– Ой, девоньки! А вы не заметили, что-то давно Кузьмича-то этого… ну, из семьдесят первой, не видать? Уехал куда, что ль?

– Да ну, скажешь, – другая махнула рукой. – Только вчера видела. Иду из магазина, глаза подняла случайно – батюшки-светы, а он прям в окне стоит, смотрит. Да стоит-то, холера, как-то так, рожей чуть не в стекло, бельма вылупил, не моргнет. Как упырь какой!

– Ах, девочки, это правда, – подхватила третья, интеллигентная бабулька. – Вы знаете, я за ним давно замечала что-то неприятное, даже зловещее…

И разговор съехал в сторону колдунов, ведьм и прочей чертовщины, с обязательным упоминанием того, как «у нас в деревне одна ворожея насылала порчу, и потом черная птица по ночам летала, в окна билась…» Языками трясли часа полтора.

Поболтали и забыли. Прошло еще несколько дней.

Этот странный мужик обитал, стало быть, в 71-й квартире, а в 72-й жила не очень молодая дама, по профессии фельдшер Скорой помощи. Возвращаясь с работы, она задержалась на площадке – копалась в сумочке, не могла отыскать ключи. И тут…

Сперва она решила, что почудилось. Ключи нашла, стала отпирать замок, но мысль уже не давала покоя… она шагнула к соседской двери, прислушалась, нюхнула поглубже…

И сомнений не осталось.

Она была особа твердая, решительная, а кроме того, знала всю формальную сторону дела. Через минуту она уже названивала во все инстанции, а через полчаса на площадке толклись капитан-участковый, бригада «Скорой», дежурный слесарь из домоуправления, а также любопытные жильцы, невесть как узнавшие о событии.

Фельдшерица горячо доказывала:

– Да я этот запах ни с чем не спутаю! Так только тленом пахнет, трупом. Вот и ребята не дадут соврать!

Ребята, врач и фельдшер, мрачно кивали, участковый же, сколь ни старался, ничего не мог унюхать – за многие годы суровой ментовской службы и употребления спиртных напитков обоняние сильно стерлось. Принимать крайние меры капитану не хотелось.

– Черт его знает… вот так вскроешь, а там ничего, так мне же и по шапке… – вяло бубнил он, а оглянувшись, делал болезненное лицо и прикрикивал: – Граждане, разойдитесь, сколько раз повторять! Кино вам здесь, что ли?!..

Но граждане, изнывая от любопытства, расходиться ни за что не хотели.

Наконец доктор, рослый дядя, подошел вплотную к двери, потянул носом… и многозначительно взглянул на участкового.

– Гм!.. А ведь пожалуй, – веским голосом произнес он – и это решило дело. Капитан сморщился, вздохнул и велел слесарю:

– Ну, давай.

Старенькая, советских времен дверь жалобно крякнула, открылась, и в лица из безмолвной полутьмы дыхнуло так тяжко, что теперь и участковый перестал сомневаться.

Он, может быть, и пропил обоняние – но не опыт, соображал и действовал быстро. Одним движеньем руки он нашел выключатель – свет вспыхнул – одним движеньем корпуса повернул на кухню, включил свет там.

Он не ошибся.

– М-да, – произнес он и помахал рукой, как бы разгоняя смрадный дух – движенье в этой атмосфере совсем лишнее, но так уж проявила себя капитанская нервная система, которая у него присутствовала в общем, так же, как у всех прочих людей.

Труп висел в петле, выпучив незрячие глаза прямо участковому в лицо. Другой конец веревки был захлестнут за колено водопроводной трубы. Чисто, прибрано везде… только огромное пятно почти высохшей мочи под трупом дополняло картину этой страшной смерти.

Капитан усмехнулся: дело знакомое.

– Как всегда, – сказал он врачу. – Сколько висельников не видел, все вот так. Кто обоссытся, кто обосрется…

– Да, – доктор был бесстрастен – тоже повидал всякого. – И с эякуляцией эпизоды бывают.

– Чего?

Медик популярно перевел с латыни на простой русский.

– А, – понял капитан. – Уж это точно, в говне родимся, в говне и дохнем… Ладно, давай понятых. Оформлять будем.

3

Вот такой объект достался в работу Евгению Ильичу, риэлтору второго участка фирмы «Олимп». У покойника нашлись Бог весть какие дальние родственнички, седьмая вода на киселе, им и отошла квартира, но общаться с риэлтором напрямую они почему-то не пожелали, прислали адвоката.

Адвокат явился. Явилась. Евгений Ильич не ожидал, что придет женщина, потому что по телефону говорил мужской голос: глуховатый, не очень внятный, точно звонил он откуда-то с края Земли, маклеру пришлось напрягать слух, чтобы понять, что этому типу надо… ну, понял так, что этот голос и есть адвокат.

Ошибся. «Молодая», – подумал риэлтор, не присмотревшись толком к даме, но вот присмотрелся и увидел, что она не очень-то и молода. «Наштукатурилась, мымра…» – теперь подумал он.

Мадам подсела к столу, заговорила деловым, холодноватым тоном. Он отвечал примерно так же – служебный, без эмоций разговор… Но скоро Евгений Иванович заметил, что ему как-то неуютно в компании с этой особой.

С чего бы это вдруг? Он попытался понять, что не так – и не понял. Ничего особенного в женщине не было… более того, встреть ее где-нибудь на улице, Евгений Ильич, известный Дон-Жуан, и глазом бы не повел. Небольшая, сухонькая, личико никакое… но весь вид надменный и взгляд такой, будто бы она знает что-то такое, что не ведомо никому, и презирает всех за это невежество.

Евгению Ильичу стало интересно, но в какой-то миг он спохватился, что увлекся чересчур и прекратил морочить себя психологией. Дело есть дело. Он выслушал посетительницу, выяснил все подробности и сказал:

– Да уж. С такой биографией, знаете ли, продать будет непросто.

– Понимаю. И мой клиент понимает. Потому и не запрашивает дорого.

– Ну что ж, – маклер изобразил дежурную улыбку, – будем работать!

Когда адвокатша удалилась, он двинул к хозяину, описал ситуацию. Тот поморщился, почесал в затылке:

– М-да… Это дело не скроешь, потом хуже будет, когда всплывет. На такой скандал можно нарваться, что мама дорогая… Нет уж, говори все, что есть.

– Ничего! – бодро отозвался Евгений Ильич. – Поживем – увидим.

Однако, скверная квартира повисла на риэлторе и на конторе в целом безнадежным аутсайдером. Желающие-то находились: место отличное, квартира в хорошем состоянии… но стоило только узнать предысторию – как из пушки отшибало. Евгения Ильича подмывало утаить от покупателей страшные подробности, но он понимал, что репутация дороже. Иные изъявляли желание посмотреть – приезжали, смотрели. Лица были кислые. Евгений Ильич старался выглядеть бодрячком, улыбался, держался открыто и достойно… но толку ноль. Смотрели, неохотно говорили: «Подумаем… позвоним…» но не звонили, и вообще пропадали наглухо.

Лишь один молодой мужчина оказался лишен предрассудков.

– Хрень все это, – заявил он. – Мертвяки все на кладбище. И мы там будем. А пока – живем!

От таких слов воспрянул и Евгений Ильич. Но ненадолго. Через пару часов этот парень перезвонил, и голос у него был куда менее парадный.

– Тут это, – смущенно промямлил он, – такое дело… я своей рассказал, так она мне такие вилы прописала… Короче, хочет взглянуть.

Договорились на завтра. В полдень. Евгений Ильич мысленно вздохнул… и оказался прав.

Без пяти двенадцать встретились у подъезда. Молодой супруг язык прикусил, все помалкивал. Собственно, и супруга не очень разговаривала, но сразу было видно, что в этой паре ведет она, а он так, балабол.

Риэлтора удивила ее внешность: блондинка с огромными темными глазами, настолько темными, что зрачки сливались с радужкой в одно целое. И смотрела этими глазищами тревожно – Евгению Петровичу стало чуть-чуть не по себе. Но он улыбнулся.

– Здравствуйте! Готовы? Ну, идемте.

Когда вошли, женщина заметно побледнела. Она сделала несколько шагов, замерла – и через миг двинулась на кухню. Остановилась там.

– Здесь, – негромко сказала она, глядя вверх – на ту самую трубу.

«Ведьма», – пронеслось в голове Евгения Ильича. А женщина подошла к подоконнику, взглянула в окно и быстро отошла.

– Нет, – сказала она с силой. – Нет! Мы здесь жить не будем. Никогда!

И ее точно вынесло. Муж виновато развел руками:

– Ну, тут я не это… Бабу ведь не переспоришь. Ума-то нету…

Маклер не стал выяснять, у кого что есть. Он ощущал досаду оттого, что зря убил время, и в контору вернулся раздраженный. Разумеется он не стал трубить о своих неудачах, но потом, в узкой мужской компании, где присутствовал и Сергей, заявил:

– Да ну все это к черту! Купят-не купят… видно будет. А я пока устрою-ка там очаг свободной любви!

Сильная половина «Олимпа» свято блюла принцип мужской солидарности: в таких делах никто никого не сдавал. Сергей лишь усомнился:

– И никаких комплексов на тему?

Старший коллега отмахнулся:

– Пусть психи всякие комплексуют. Мне этим заниматься некогда!

4

В этом месте Диминого рассказа Максим вскинул руку:

– Стой! Это все тебе Сергей рассказывал?

Дима кивнул.

– А ты сам этого Евгения Ильича не знал?

Дима кривовато усмехнулся:

– Не успел.

Возникла секундная пауза. Максим, кажется, начал понимать, что к чему… Но Дима уже продолжил рассказ.

Евгений Ильич был бабник еще тот, чем немало гордился. Может, он кое-что в своих рассказах и преувеличивал, кто знает. Но последний его роман с клиенткой случился самый натуральный, тут уж никаких сказок.

Мадам продавала опустевшую родительскую квартиру – замужняя тетка, двое детей, самой уже за сорок. В омут страсти она бросилась со всем пылом бальзаковского возраста, проще сказать – сдурела баба. Евгений Ильич просто офигевал, потом делился:

– Да со мной уже лет… ну, я не знаю сколько, с юности такого не было! Стоит как боевое знамя, а кончаю как из пушки, – для экспрессии он вынужден был прибегнуть аж к батальным терминам. Страсти разворачивались там, где он и пообещал – в квартире злосчастного самоубийцы. Мужчина не стал скрывать от женщины мрачных подробностей, но это лишь подзавело ее, вулканы Эроса забушевали в зловещем пространстве… Евгений Ильич потом со смехом рассказывал об этом в кулуарах.

Сергей не был ханжой, но что-то коробило его в этих рассказах, что-то чудилось в них ненормально-лихорадочное. Он внутренне морщился, слушать было противно… но куда же деваться от корпоративной солидарности.

Другие слушатели смеялись, любопытствовали: как, мол, покойник вас терпит, не сердится?.. Евгений Ильич тоже смеялся, отвечал задорно, с матерком. Но однажды на шутливые расспросы дружков он ответил как-то неохотно.

Это было осенью, в конце сентября. Сергей навсегда запомнил тот день: дождь-не дождь, но какая-то мелкая морось, небо серое и настолько низкое, что казалось – лежит оно на городских крышах от усталости и тоски.

В перерыв трое коллег по «Олимпу» обедали в недальней забегаловке. Обычно при этом смеялись, шутили, но сейчас разговор не клеился. Попытались подколоть Евгения Ильича на тему его мужских подвигов, но он отвечал рассеянно, иногда невпопад. Вообще, выглядел он странно, невесело задумчивым.

Сергей считал себя психологом. Понаблюдав за старшим товарищем, он сделал вывод: что-то разладилось в адюльтере, затеянном взрослыми женато-замужними людьми с целью беззаботно поразвлечься… Непредвиденные заботы все же настигли любовничков. Может, мадам совсем уж обезумела от пламени страсти, достает маклера, и тот, не зная куда деваться, проклинает день и час, когда он клюнул на чары старой дуры… Может быть. Сергей немного погордился собственной проницательностью, но вообще думал об этом недолго.



Ненастный день был понедельник. Вторник случился посветлее, хотя тоже хмуроватый. Незадолго до обеда у Евгения Ильича зазвонил мобильник, он чертыхнулся, выскочил на крыльцо – не хотел, видно, чтобы его слушали. Говорил он минуты две, вернулся озабоченный. И на обед со всеми не пошел, быстренько куда-то смылся. Вернулся, впрочем, вовремя.

Надо сказать, что Сергей ценил в себе талант психолога не на пустом месте. Он заметил, что Евгений Ильич как на иголках, так и разбирало любопытство спросить… но не спросил, конечно.

А как только рабочий день кончился, Евгений Ильич сорвался с места, наспех попрощавшись – только его и видели.

Женская часть «Олимпа» переглянулась, усмехнулась ехидно. Сергей же почему-то испытал тревогу. Почему?.. черт его знает. И весь вечер настроение было плохим, все из рук валилось, чувствовал себя вялым, словно нечто высосало силы из него. Сидел, тупо пялился в телевизор, не очень слушая и понимая, что он там трындит. И спать лег рано и уснул мгновенно – как в яму.

Что-то снилось – неясное, незримое, как ветер в ночном городе. Сергей просыпался, но не успев ничего понять и вспомнить, проваливался во тьму неспокойного сна.

Утром встал тоже разбитым, долго сидел на кровати, не мог собраться. Кое-как заставил себя встать… умыться, выпить кофе… уже за рулем он с глубокой тоской думал, что целый трудовой день впереди, надо будет разговаривать с клиентами, возиться с документами, выезжать на объекты… От этого всего выть хотелось, он ехал еле-еле, пока не спохватился, что так можно и опоздать, а уж чего люто не любит шеф Виталий Иванович, так это опозданий. Сергей поднажал на газ и успел.

Кто не успел – так это Евгений Ильич. Прошло пять минут, десять с начала дня… Шеф вышел из кабинета, встал грозовой тучей, руки в боки.

– Ну и где этот деятель? – пророкотал он, кивая на пустое рабочее место.

– Не было, Виталий Иваныч, – созналась соседка, располневшая молодуха лет тридцати.

– Так позвони ему! – резонно велел шеф.

Толстушка послушно заработала кнопками мобильника, поднесла к уху. Лицо ее стало напряженным… она помолчала секунд пять и сообщила:

– Недоступен.

Шеф в меру выругался. Ушел к себе, но грозовое настроение витало в воздухе. Все молчали. Старались не переглядываться.

Где-то через час в приемной раздался звонок. Секретарша взяла трубку:

– Да?.. Здравствуйте. Откуда?.. Ах, да, да, сейчас соединяю!

И – неразборчивый голос шефа. А через минуту он вылетел из кабинета как бомба. Даже волосы как будто встали дыбом.

– Я отлучусь! – рявкнул он. – Буду… Не знаю, когда буду. Работать в обычном режиме! – и его вынесло из помещения.

Вернулся часа через два, мрачнее тучи. Обвел всех тяжеленным взглядом.

– После работы… – сделал паузу и закончил: – Всем задержаться. Ненадолго.

И прошел к себе.

Остаток дня миновал все в том же сумрачном напряжении. Наконец, удалился последний клиент, отнявший у сотрудников десять минут личного времени, а затем этим временем овладел хозяин.

– Запри дверь, – велел он секретарше.

Щелкнул замок. Секретарша вернулась, села.

Шеф помолчал.

– Мне звонили из милиции, – сказал он. – Насчет… – назвал фамилию Евгения Ильича.

Все обомлели.

– Что с ним?! – вырвалось у Сергея.

– Умер, – сказал босс. – При невыясненных обстоятельствах.

5

Конечно, это случилось в той самой проклятой квартире № 71. И вновь при деле оказалась соседка из № 72 – фельдшер.

Годы работы в «Скорой помощи» приучили ее засыпать мгновенно и спать так, что из пушки пали – не разбудишь. Но в эту ночь она почему-то спала плохо, ворочалась, просыпалась… и наконец, вроде бы провалилась в сон – и тут же ее выдернуло оттуда.

Она вскочила. Сердце билось так, что чуть не вырывалось из груди. Муж рядом дрых, похрапывал.

– Что это?! – спросила она себя.

Вскочила оттого, что по ушам резанул дикий женский крик – и теперь черт его знает, то ли во сне, то ли на самом деле. Пока она сидела и думала, за стеной вдруг рухнуло что-то тяжелое.

У фельдшера «Скорой» восприятия специфически обострены. Никаких сомнений – так грузно могло упасть только тело.

Через секунду она бешено трясла супруга:

– Вставай! Да вставай же! Да проснись!..

Тот был мужик с юмором:

– Ну чего тебе? Эрогенные зоны отлежала?

– Тьфу, дурак! Проснись, говорю. Там… за стеной у Кузьмича что-то упало. Будто человек упал!

Муж был не только юморист, но и здравомыслящий:

– Упал? Кто?.. Кузьмич, что ли, с кладбища вернулся?

– Дурак! Откуда я знаю, кто? Кто-то там ходит… упал кто-то, я же слышу. А до того как крикнет! Да крик-то какой… нечеловеческий.

– Ну и что ты предлагаешь?

– А чего тут предлагать?!

– Ну, так и я о том же. Что делать? Задрать подол и бегать?.. Спи давай!

И уснул. Но супруга уснуть не могла. Потащилась на кухню, глотнула валерьянки, потом долго таращилась и вслушивалась неизвестно во что неизвестно зачем. Наконец, легла и уж тогда – заснула.

Этот день был у нее выходной. Проснулась уже поздним утром, муж давно ушел. Она побродила по квартире, прислушивалась, ладе ухо к стенке прислонила и стояла так… Ночные страхи не давали покоя. Маялась, маялась, и решила позвонить своему напарнику – врачу.

Доктор выслушал взволнованный рассказ, поморщился: переться куда-то в выходной ему не хотелось. Но профессиональное братство для медиков – святое дело. Поэтому эскулап, мысленно чертыхнувшись, все же поехал.

Выслушав суть дела повторно, он кое-что переспросил, уточнил – и уяснил картину полностью.

– Гм… – промычал он, оценивая ситуацию.

На слабонервную, тем более сумасшедшую, его напарница никак не походила, он это знал. И поверил ей. Но сознавал он и юридическую сторону дела. Никаких официальных оснований вторгаться в соседнюю квартиру у них не было. Оставалось уповать на неофициальные.

У врача «Скорой помощи» сами собой образуются связи в милиции – на низовом уровне, но зачастую самые эффективные. Все обдумав и сопоставив, он сказал:

– Ты помнишь… – назвал фамилию опера из районного угро, старлея, с кем им пару раз доводилось бывать на криминальных трупах.

– Ну, еще бы!

– Звоню ему, посоветуемся.

По совпадению, тот оказался неподалеку, на выезде. Взаимовыручка обязывает: минут через двадцать офицер и сержант-водитель были здесь. Фельдшерица в третий раз повторила свою историю. Блюстители переглянулись.

– Н-ну, – протянул старлей, – конечно, как-то… А вы уверены?

– Молодой человек, – довольно ядовито молвила хозяйка, – если бы я не была уверена, я бы и пальцем не шевельнула. И вообще, вслух я говорю только то, что знаю ясно.

Это убедило розыскника.

– Ладно, – проворчал он. – Семь бед, один ответ… Не впервой.

Он был хороший опер. Все нужное у него было с собой. Замок в холостяцкой квартире для него – пустое место. Старший лейтенант справился с ним за минуту.

– Ловкость рук… – подмигнул он и толкнул дверь.

6

Максим с силой провел ладонью по голове.

– Догадываюсь, что они там увидели…

Дима невесело усмехнулся:

– Думаю, обо всем ты не догадываешься.

Картина, открывшаяся ментам, была не просто ужасна. Она была кошмарна. Видавший виды старлей испытал шок.

В зале и в дальней комнате на полу лежали трупы. В зале – женщина, на пороге спальни – мужчина. Оба полураздеты. В зале на разложенном диване – всклоченная, мятая постель.

Ясно, что эти двое спали на ней. Ясно и то, что нечто сорвало их, бросило бежать – обезумев, они неслись не к двери, а от нее, в тупик. Позы были именно таковы – они бежали со всех ног, но не успели ничего. Смерть догнала их в один миг.

Но не это было самое страшное.

Удивить и напугать оперативника угро практически невозможно. И в телах, застигнутых смертью на бегу, ничего нового для него не было. Он видел и упавших с пятого этажа, и сгоревших, и даже перерезанных поездом. Это была его жизнь.

А вот чего он не видел никогда – таких лиц, как у этих двух мертвецов.

Дима разволновался, слишком резко крутанул колесико зажигалки, вызвав целый сноп искр. Он ругнулся, чиркнул еще раз, прикурил.

– Серега… – сказал он, – Серега, по его словам, видел, эти фотки из уголовного дела. Так там… он говорил, что его дрожь пробрала, когда увидел.

– То есть? – почти шепнул Макс.

– То есть, – Дима тоже понизил голос, – лица искажены не то, чтобы ужасом… а так, точно это вообще не люди. Представляешь? Исчадья ада! Ничего человеческого. Существа из кошмарных снов!

В ходе расследования выяснилось, что Евгений Ильич сочинил для жены командировку на сутки, эта его манда тоже выдумала для мужа какую-то хрень… и уединились вдвоем в той самой нехорошей квартире. На кухне были обнаружены остатки ужина, бутылки – ясно, что там прелюбодеи пили и ели, потом перебрались на постель, где тоже происходило ясно что… потом, предположительно, вернулись на кухню, вновь выпили-закусили, и после того легли спать.

И вот тут начинаются загадки.

Что случилось с этими людьми в самую глухую пору осенней ночи?.. Они сорвались с постели не просто в ужасе – в предсмертном состоянии, они совершенно не помнили себя, не сознавали, что делают. Можно сказать, что последние секунды их жизни жизнью уже не были.

И это были именно секунды. Мгновенья ада на Земле – и сразу смерть.

Официально экспертиза установила у обоих инфаркт. Собственно, так оно и есть: острейшая сердечная недостаточность в условиях катастрофического стресса. Но вот чего никакая экспертиза объяснить не могла – так это чудовищные маски вместо лиц у погибших.

Здесь жуть взяла и бригаду патологоанатомов: они увидели не просто гримасу дикого страха, нет! Похоже было на то, что некто, зловещий и таинственный, проделал над лицами невероятную по мастерству и совершенно безумную пластическую операцию без скальпеля, изуродовав их по прихоти больной фантазии. Такого и врачи-потрошители ни разу не видели за все свои годы, а потому кто ж осудит их за то, что в вечер того дня, когда в морг поступили эти два тела, весь персонал, включая сторожа, ужрался в хлам служебным спиртом. Причем сторож особенно старался – мысль остаться ночью одному в компании кошмарных мертвецов стала одним из сильнейших испытаний в его жизни…

– Я их понимаю, – сказал Дима.

В «Олимпе» данные события вызвали если не шок, то сильный диссонанс точно. Отчасти он носил рациональный характер: хозяин не без причин опасался за репутацию фирмы – что будет, узнай клиенты и конкуренты об этих мистический вещах… представить нетрудно. Очевидно, похожим образом мыслили и в следственных органах: здраво рассудили, что негоже, если по городу поползут слухи о неведомой жути, обитающей в одной из домов… не годится это и с политической точки зрения. Поэтому Виталию Ивановичу, неоднократно вызываемому как свидетель, внушили ни в коем случае не допустить утечку информации, то же самое разъяснили соседке-фельдшерице и ее напарнику. Что же касается вдовы Евгения Ильича и мужа несчастной блудной мадам, то они и так были морально раздавлены, и не в их интересах было звонить повсюду о случившемся.

В общем, утечку действительно удалось погасить в зародыше. Но в «Олимпе» стало нехорошо. Мрачная тень необъяснимых событий довлела над людьми. На второй участок шеф перевел Сергея, временно оставив за ним и четвертый – пока не закроется вакансия…

– И она заполнилась тобой, – сказал Максим.

– Точно так, – кивнул Дима.

В «Олимпе» негласно было решено не посвящать новичка в темные тайны. Врастет – сам все узнает. Так оно и вышло, Дима узнал и, будучи неглупым парнем, не стал ужасаться, поражаться, а принял информацию к сведению и стал работать.

Конечно, любопытство его разбирало. Между ним и Сергеем установились доверительные отношения, парни беседовали приятельски. Сергей сказал, что доверенность на продажу квартиры выписана адвокатше на год, стало быть, действует в полный рост. Он, Сергей, созвонился с юридической дамой, та подтвердила – да, все в порядке, все в норме, приезжать в контору не стала, сославшись на занятость. Да и нужды в том не было.

Покупатели на квартиру находились, но с тем же успехом, что и при Евгении Ильиче. Сергей от них не скрывал самоубийства хозяина, а вот о смерти риэлтора и его любовницы начальство строго-настрого велело помалкивать. Правда, про себя молодой человек решил твердо: если дело зайдет далеко, молчать не буду, ибо нельзя так подставлять людей… Но так далеко не зашло. Клиенты смотрели, мялись, на лицах у них было тоскливое недоумение… и в конце концов они отказывались.

Впрочем, ничего больше не случалось. Пока ничего. Время текло своим ходом, Дима трудился, освоился, стал нормально зарабатывать. С Сергеем в дружеских разговорах изредка поднималась тема «проклятой квартиры», но там и вправду все затихло.

– До поры до времени? – спросил Максим.

– Именно, – сказал Дима.

7

Да, время шло, и вот прошла зима, подтаяли снега, побежали ручьи… и в конце одного из рабочих дней Сергей вдруг спросил у Димы:

– Минут пять свободных есть?

Они вышли на улицу. Мир был полон восхитительным запахом только идущей, близкой, но еще не дошедшей к нам весны… Дима сощурился, глянул в предвечернее небо, вздохнул и тем покончил с лирикой.

– Что-то сказать хотел? – обратился он к Сергею.

– Да немного совсем, – тот улыбнулся как-то виновато. – Просто при коллегах не стоило.

– Понимаю. Ну, излагай.

– Ты знаешь… мне ведь эта чертова квартира все покоя не давала. В самом ведь деле что-то не то с ней. Просто не должно быть такого!

– А оно есть.

– Есть. И я начал собственное расследование.

– Ого! – Дима рассмеялся. – И как успехи?

– Успехи?.. Не знаю, можно ли это назвать успехами, но информацию кое-какую раздобыл.

– Хочешь поделиться?

Сергей помолчал, прежде чем ответить:

– Хотеть-то хочу, но…

Диме это блуждание вокруг да около, надоело:

– Да ты что, Серега?! Крутишь, вертишь что-то… Давай без виражей!

– Эх, Димыч, – вздохнул Сергей, – я бы и рад, да не уверен до конца. Понимаешь, сама собою так и срастается версия, все так ладно, складно в нее входит, но…

– Что но?

– Но как подумаешь, и оторопь берет. Так вот скажи кому – за психа примут… Нет! Нет пока, – Сергей решительно замотал головой. – Извини, передумал. Все-таки надо еще проверить.

– Ну, уж я-то тебя за психа не сочту! – рассмеялся Дима.

– Надеюсь, – серьезно отозвался Сергей. – Но… нет все-таки. Надо уточнить. Ты извини, что побеспокоил. Я уж все выясню досконально и тогда тебе сообщу. Обещаю!

Дима вскинул руки, показывая, что он без претензий. На том и расстались.

Вновь побежали дни. Сергей помалкивал, Дима тоже обходился без расспросов. Миновал март, пошел апрель… Дима понимал, что Сергей молчит не просто так – он стал серьезнее, задумчивее, чем прежде. И вот однажды, улучив момент, он шепнул:

– Ну, Димыч, кажется недаром следствие вели знатоки…

– Ага. После работы?

– Да. Как обычно.

После работы приятели вместе спустились с крыльца и вольготным прогулочным шагом двинулись к парку.

– Ну? – не выдержал Дима. – Выяснил?

– Почти, – сказал Сергей. – Последний шаг!

– Для подтверждения?

– Да. Договорился, должен встретиться. Но пока молчу! Боюсь спугнуть.

– Ладно, молчи. Скажи только, версия-то подтверждается?..

Сергей засмеялся, дружески хлопнул Диму по спине:

– Ах, Димыч! Она не то, что подтвердилась, она как-то усложнилась, разрослась… Знаешь, если бы мне вот так, с бухты-барахты такое рассказали, я бы принял это… ну, за остроумную такую шутку.

– А сейчас нет?

– Нет! Без ложной скромности скажу: я проделал огромную работу. Потихоньку, незаметно…

– Без шума и пыли…

– Вот-вот! Ты знаешь, я собой доволен.

Он захохотал. Дима немного удивился – никогда еще он не видел старшего товарища столь приподнято-взбудораженным. Но видно и открытия такие случаются раз в жизни. В глазах Сергея прямо-таки сиял азарт.

– Последний шаг, говоришь… – протянул Дима.

– Да. Завтра все должен завершить, и… – он выразительно прищелкнул языком, – жди результат!

На том расстались. Это была суббота, короткий день. Дима неплохо отдохнул, а в понедельник утром прибежал на работу в предвкушении…

И ничего не вкусил.

Тем сотрудникам, кто знал Евгения Ильича, показалось, что они пережили дежа-вю. Кое-кто переглянулся с тоской во взоре, как бы еще пытаясь не поверить в то, что история повторяется… но поверить пришлось, когда из кабинета вышел Виталий Иванович.

Он так взглянул на рабочий стол Сергея, что кому-то из дамского персонала захотелось закрыт уши ладошками от совсем уж худых слов. Но Виталий Иванович сдержался.

– Где?.. – только и произнес он.

Молчание ответило ему понятней всяких слов.

– Звонили? Кольцов! Вы вроде как друзья?

Дима торопливо набрал номер Сергея… «Абонент вне зоны доступа», – равнодушно пропело электронное сопрано.

Шеф погонял желваки по скулам, ушел к себе. Пошел обычный день: посетители, звонки… для клиентов второго участка наскоро придумали отмазку: маклер заболел, если я чем-то могу помочь… выкрутились кое-как. По окончании же работы начальство протрубило общий сбор.

– Ну, соратнички, – с места в карьер начал шеф, – что-то мне подсказывает, что начинается вторая серия фильма ужасов… Кольцов!

– Я, Виталий Иваныч!

– Сергей тебе что-нибудь говорил?

Дима в один миг просчитал расклад.

– Это… про ту самую квартиру?

– Про нее.

– Да. Рассказал, что там произошло. Но я – никому! Ни слова.

– Это хорошо, – шеф в упор смотрел на Диму. – Соображаешь… А он сам не вздумал что-там исследовать?

Дима выдержал этот взгляд. И сказал очень честно:

– Не знаю, Виталий Иваныч. На эту тему не говорил. Но…

И умолк. Шеф так и вцепился:

– Ну?! Что – но? Ну, говори, не тяни!

– Э-э… я не знаю, может и показалось… но в последние дни какой-то задумчивый он стал. Не знаю! Иной раз спросишь что-нибудь, а он и не ответит. Молчит, смотрит мимо…

Шеф смотрел не мимо, а почти как Вольф Мессинг. Диме стоило усилий не повести плечами, как от озноба. Но все же он выдержал этот взгляд.

– Задумчивый, значит, – проворчал хозяин. – Знать бы, до чего он, паразит, додумался…

8

Максим прижал пивную банку ко лбу – жестяной холодок хорошо охлаждал бродившую неясными мыслями голову. То, что он услышал от Димы, при критическом рассмотрении казалось невероятным… да что там невероятным! – казалось бредом.

И тем не менее Макс совершенно ясно сознавал, что все рассказанное – правда.

Сергей исчез бесследно. Связались с его родственниками – те знали не больше. Ну тут, ясное дело, коряво заворочались юридические процедуры: заявление, розыск, следствие… Сделали расшифровку звонков с мобильника Сергея – ничего подозрительного. Прошерстили его компьютер – тоже. Попутно выяснилось, что последним человеком, достоверно общавшимся с Сергеем, был все же Дима.

– Допрашивали? – Макс слизнул с губы пивную пену.

– А то как же, – Дима тоже пригубил из кружки. – Да только выяснили немногое.

– Понятно, – Максим усмехнулся. – А вообще, та самая квартира в расследовании фигурировала?

– Официально – нет. А на самом деле, конечно, сунулись туда.

– И?..

– И ничего. Квартира как квартира. Видно, что давным-давно никто не живет. Пусто. Тихо. Пыльно. Все.

– И Сергей…

– Никаких зацепок, никаких следов. Даже не в воду канул! В никуда.

Дальнейшее Дима мог бы не объяснять, но он объяснил. Сумма зловещих событий вызвала в «Олимпе» заметное тревожное расстройство. Брать в работу второй участок маклеры категорически отказывались, за исключением Димы – тот был готов, но Виталий Иванович сам волевым решением пресек это. Распорядился так: все остаются на местах, а на второй сектор взять нового человека. Разумеется, ничего ему не говорить, пока он не обживется в конторе. А обживется – сам все поймет и будет помалкивать.

Так на месте Сергея оказался Макс.

– И я был прямо-таки первый и последний? – с подозрением спросил он. – Вот так сразу пришел – и взяли?

Нет, ответил Дима. Пришельцы были. Первым явился весь из себя распальцованный юноша с манерами первого парня «с нашего района» и уверениями, что он окончил какие-то «курсы по недвижимости»… понятно, что этого персонажа постарались как-то так повежливее сплавить – ну, он и сплавился. Затем возникла унылая тетка, с которой шеф поговорил, конечно, но чуть не заснул во время этой беседы… И эту претендентку худо-бедно сбыли восвояси. Ну, а потом прибыл Максим Полканов…

– И всех устроил, – Максим улыбнулся.

– Стало быть, так, – Дима допил пиво.

– Слушай… – после некоторого раздумья произнес Полканов, – а почему ты со мной все-таки пошел в открытую? Ведь мы с тобой теперь вроде бы как подпольщики…

– Почему? Да решил, что вдвоем в этом деле проще будет разобраться.

– Ах, вот как. То есть, ты решил разобраться?

– Да, – твердо ответил Дима.

Макс чуть было не брякнул: а ты уверен, что я не сдам этот разговор начальству?.. – но устыдился. Наверное уж Дима знал, что делает. И знал верно – сдавать Максим бы не стал. Не тот человек.

Он мотнул головой, как бы отогнав противную мысль:

– Ясно. Ну, а если я откажусь?

– Тогда я займусь один.

…от прохладной банки на самом деле стало полегче, мысли угомонились. Максим залпом допил пиво.

Ночь пригасила звуки. Слышно было, как тихонько шуршит ветер во дворе, путаясь в кронах тополей, как едет где-то запоздалое авто… и какого черта нужно ему посреди ночи?..

И он вспомнил свои сны, вернее, сон – один и тот же, с продолжениями, что упорно снился ему где-нибудь раз в месяц вот уже на протяжении нескольких лет. Он видел незнакомый город – незнакомый ему, дневному Максиму, но в котором Максим ночной был хозяином, ходил по улицам, даже мчался в автомобиле… Странно! Проснувшись, дневной Максим с досадой чувствовал, что нечто самое главное в этих видениях ускользало от него, он помнил только, что этот город был какой-то… не то, что нищенский, но запущенный, сумрачный и опасный. Но тот человек, его ночная тень – он ничего не боялся. Он вообще был другой – резкий, суровый… и не очень Максиму Полканову приятный.

– Альтер эго, – вздохнул Максим и перегнулся через перила, точно хотел увидеть там то, что разом ответило бы на его вопросы… Но увидел только то, что на такие вопросы он должен ответить сам.

Глава 3

1

Наутро Макс явился в офис очень подтянутым, собранным, даже движенья его стали четче, резче. Он совсем не походил на новичка, чей стаж работы в фирме – второй день. Пришел, улыбнулся, со всеми поздоровался, никого не выделив. Сел за работу. Дима заглянул к нему:

– Ну как ты? Освоился?

– Почти, – охотно ответил Максим. – Но если что, обращусь.

– Без проблем! – Дима нырнул к себе.

Полканов ощущал азарт исследователя и старался не выдать его. Очень неспешно он вывел на монитор карту города, выделил свой второй сектор.

– У-гум… – многозначительно промычал он и двинул курсор в область поиска. Секунд десять ему понадобилось, чтобы найти ТОТ САМЫЙ дом.

Вот он.

С минуту Максим смотрел в экран, пробуя отыскать что-либо необычное или хотя бы приметное, что бы выделяло этот дом среди других… попутно Макс терзал и зрительную память, пытаясь вспомнить, как выглядит это место в натуре – но картинка получалась самой общей, расплывчатой. Так ничего особенного и не усмотрел и не вспомнил.

На этом исследования прервались, ибо зазвонил телефон внутренней связи.

– Да, – взял трубку Максим. Голос секретарши:

– К вам клиент… – и пошли трудовые будни.

Максим в буквальном смысле постиг на себе, что значит «вздохнуть некогда». Вдох – слово, выдох – два… и так до конца дня. Не успел оглянуться, как день кончился! Слава Богу, что еще без выездов обошлось.

И здесь он ощутил как страшно устал. Вот так бы сел и сидел, ноги вытянув… Но тут как тут возник Дима. Свободно и небрежно, как подобает честному человеку после трудового дня, он пригласил:

– Ну что, Макс, идем на заслуженный отдых? Расслабимся?..

Босс услыхал это:

– Вы смотрите, не слишком там! Расслабитесь, потом сами себя не соберете.

Дима озорно подмигнул Максу: ворчит, мол, старый хрыч! А вслух бодро откликнулся:

– Ни за что, Виталий Иваныч! Норму знаем.

– Ну, то-то…

Максим тяжеловато поднялся:

– Да-да, идем…

Вышли, неспешно двинули в сторону парка. Метров через двести Дима оглянулся по сторонам, как бы невзначай, а на самом деле прицельно. И произнес совсем другим тоном:

– Ну, вернемся к нашим…

– Парнокопытным, – Максим улыбнулся.

– Примерно так. Что решил?

– Да то же, что и ты.

– Ага. Значит, идем вместе?

– Вместе.

– Отлично.

Дима сказал это как-то очень буднично, без эмоций. И продолжил так же:

– Тогда поехали?

Максим сперва не понял, а когда дошло, ощутил странный озноб внезапности:

– Туда?!

– Конечно.

– Прямо сейчас?..

– Ну, а чего тянуть-то!

Максим хватило двух секунд на раздумья.

– Ты на машине?

– Не-а, – откликнулся Дима. – Влом что-то сегодня… Да без проблем на маршрутке доедем.

…Уже в пути Максим вдруг подумал о том, как же они попадут в квартиру, но голосить на весь автобус, понятно, не стал. Спросил, когда вышли:

– Слушай, а у тебя что, и ключи есть?

– Есть, – Дима кивнул.

Он пояснил, что в предпоследнем разговоре Сергей тронул эту тему: возьми-ка, Димыч, комплект – собственно, даже не комплект, а один простенький ключ от замка советской эпохи – на всякий случай…

Ну, вот он и настал, этот случай – Сергей не ошибся в предчувствиях.

От остановки парни по подземному переходу пересекли широкий проспект, а поднявшись, взяли немного вправо, углубляясь в огромные пространства жилых кварталов. Максим сейчас иными глазами взглянул на эти места, давным-давно обжитые, заросшие кущами берез, рябин, сирени, с детишками на площадках, молодежью с пивом, старушками на лавочках у подъездов… Идиллия! – но Максиму в этой мирной благодати уже начало чудиться нечто… что-то такое потайное, скрытное, не ведомое никому из этих людей, беззаботно вкушающих вечерний отдых. Полканов невольно оглянулся, ничего, понятно не увидел, но все равно вечерние дворы виделись ему настороженными, притихшими. И от густой тени деревьев было здесь темнее и просторнее, чем на шумных улицах.

Шли молча. Странно – когда Максим понял, что этот дом совсем рядом, вот-вот покажется из-за поворота, острый, щекочущий холодок предчувствия паучьими лапками пробежался по спине.

Тропинка запетляла меж старыми, сросшимися в перелесок кленами, повела ребят за угол пятиэтажки, обросшей сиренью, и…

И Дима остановился. Встал и Макс.

– Ну, если я не ошибаюсь… вот он, этот дом. А я не ошибаюсь.

В топографии городской местности у риэлтора глаз – алмаз. Но в данном случае и Макс, риэлтор, в общем, никакой, угадал, где объект. Он лишь кивнул Диме в ответ. Оба стояли и смотрели.

Типовая застройка конца 60-х годов представляла собой ровные ряды стандартных хрущевок, так что впору бы именовать эти микрорайоны даже не по улицам, как в Нью-Йорке, а по домам: первый дом, второй, третий… и так далее.

Дом, на который смотрели Дима с Максом, был совершенно таков же, что и все прочие здесь. Панельная пятиэтажка, с бледно-розовой побелкой, сильно стертой непогодами многих пролетевших над этим миром лет. Окна, балконы со всяким барахлом – ну все как везде…

Кроме одного.

Дима вновь быстро сориентировался.

– Так, – сказал он. – Ну, если я правильно понимаю… то вот эти окна на третьем этаже. Ну да, у них и вид какой-то нежилой.

Макс с темным любопытством воззрился в эти окна. Да, вид нежилой, прав Димка. Пыльные стекла, закрытые форточки, задернутые шторы… Максим смотрел, и его взгляд словно втягивало туда, в полутьму затененных комнат. Он вновь ощутил пробежку незримых паучьих лапок по спине.

Дима подтолкнул его локтем:

– Ну, искатель приключений, идем?

– Да.

Обошли дом, приблизились к парадному. В дверь подъезда был вставлен примитивный механический замок – задачка для полудурков, но не для человека, владеющего элементарной смекалкой. Ну, а уж для риэлтора-профи…

Умело растопырив пальцы, Дима нажал одновременно четыре кнопки. Замок щелкнул. Ребята вошли в подъезд – самый обычный подъезд самой среднестатистической хрущевки: в меру прибранный, в меру грязноватый… Поднимаясь, Максим напряженно вслушивался: где-то играла музыка, где-то смеялись… жизнь как жизнь.

На площадке между вторым и третьим этажами Дима вынул ключ, прижал палец к губам: тихо!.. Макс кивнул.

Последний пролет одолели бесшумно, почти на цыпочках. Ключ наготове – Дима сразу же вставил его в замочную скважину, крутанул, толкнул дверь.

Это случилось так быстро, что Дима с запозданием подумал: а какая она сама, эта дверь?.. – уже в квартире. И вторая мысль: а оно тебе важно?.. – после того, как Дима аккуратно прикрыл дверь, и они остались вдвоем в тишине.

2

Несколько секунд оба не двигались, почти не дышали. Затем Дима негромко рассмеялся:

– Ну и что мы, дураки, остолбенели?.. Идем!

Он первым двинулся вперед. Дощатый пол слегка поскрипывал под шагами. Максим чувствовал, что его взгляд обострился, замечал такие мелочи, какие сроду бы не заметил: рисунок на обоях, на шторах… Ясно было, что это жилище одинокого пожилого человека: бедненько, чистенько – если, конечно, не считать изрядного слоя пыли на полу, на мебели, на подоконнике…

– Тот самый диван, – кивком указал Дима.

Максим взглянул. Старенький потертый диван стоял в собранном виде и очень несложно было представить, как он выглядит разобранным. Макс представил. У него вообще порядок был с воображением. Оно живо нарисовало эту комнату ночью: тихо, темно, одежда, второпях брошенная на стулья… два тела под простыней…

Невесело, должно быть. Люди прячутся от всех на чужой съемной квартире, каждого из них грызет мысль о том, что он предает своих родных, ничего не подозревающих об измене… и оба пытаются отогнать эту мысль алкоголем, сексуальным возбуждением, искусственным, припадочным весельем…

А потом…

Он вздрогнул – Дима хлопнул его по плечу:

– Что застыл?

Максим заставил себя оторвать взгляд от дивана.

– Так. Ничего.

Дима смерил шагами расстояние до двери в спальню.

– Ну вот так оно примерно и было. Я много раз представлял себе эту картину… но так до конца и не могу представить. Лица, изуродованные ужасом – это как? Бред, видения…

Дима огляделся. Лицо его странно изменилось, как-то повзрослело, что ли.

– Ты знаешь, – сказал он, – я вот сейчас пытаюсь прочувствовать пространство. И ощущаю какое-то… черт знает… у тебя ничего такого нет.

– Есть, – хмуро кивнул Максим. – Но ведь это само собой.

Он в самом деле ощущал давление некоей неприятной силы – но еще бы не ощущать в месте с такой мрачной историей! И отнес это на счет внутреннего напряжения.

Дима прошел в кухню:

– Ну, а суицид имел место здесь.

Максиму видеть ЭТО не хотелось, но он себя заставил. Обстановка и на кухне была столь же скудной и запущенной: стол, буфет, холодильник – пережиток советского быта, закопченный потолок… Дима, задрав голову, смотрел на узкую водопроводную трубу, а когда подошел Макс, ткнул пальцем вверх – ну, вот оно и есть, то самое.

Максим тоже глянул, и от этого тоскливая муть стала только гуще. Он поспешил выйти, в зале остановился у окна, стал бездумно глядеть в вечернее небо.

Мысли если и были, то не задевали сознание. А вот тревога стала явной, она будто вылилась из души и стала растворяться в тишине, в пыльных углах, в полутьме коридора…

Дима подошел, встал рядом.

– Ну что, – спросил Максим, – какие выводы?

– Да никаких пока. Ощущения тягостные.

– Это точно.

Постояли.

– Слушай, – Максим повернулся к Диме, – давай-ка продумаем план действий. Начнем с цели: чего мы хотим?

– Понять, что здесь произошло.

– Так. И вот мы здесь. Что-то прояснилось?

– Нет.

– Так, – повторил Макс. – Следовательно?

Дима подумал. Пожал плечами неуверенно:

– Черт его знает. Метод тыка?.. Поговорить с кем-то, кто знает, слышал…

– Ага, – Максим оживился, – ну уже что-то! А знающих таких у нас – кто?

– Соседка? – догадался Дима. Максим кивнул. И добавил:

– Правда, к ней нужно подход искать.

Здесь оба сошлись в том, что женская психология – нечто такое, на чем сам черт ногу сломит. Дима оживился, чуть было не начались воспоминания, но спохватился вовремя, переключился на дело.

Дело, как всегда, оказалось проще и грубее теорий. Как реально подойти к объекту?.. Тут-то все умничанье свелось к тому, что надо позвонить в дверь, спросить хозяйку – а там что-нибудь придумаем.

– Ты знаешь, как ее зовут? – спросил Макс.

Дима с сожалением развел руками.

– М-да, – Полканов огляделся.

Нет, черт возьми, это не только впечатление, навеянное сумрачным прошлым! Что-то здесь есть тяжкое, страшное, скрытое за скудным безмолвием, за обманчивой пустотой!.. И это «что-то» затаилось, выжидает – и чем может обернуться выжидание?!

– Слушай, – решился Макс, – в общем-то есть еще одна тема…

Все просто: остаться здесь, в квартире на ночь и посмотреть, что будет. Логично?

Дима, выслушав, неопределенно поиграл бровями:

– Н-ну… резон есть. Только, сам понимаешь, не сейчас. Это же надо как-то подготовиться… Ладно, подумаем. Мысль здравая.

С тем они и вышли. Дима кивнул на дверь семьдесят второй:

– Звоним?

– Конечно, – сказал Макс.

Дима звякнул. Тихо. Подождали. Дима повторил – никого.

– Не судьба, – улыбнулся он, пошел вниз.

Потом Максим не раз вспоминал эти слова. Жизнь странная штука – самые важные истины в ней часто звучат мимоходом, да и сам сказавший иной раз даже не догадывается, каких глубин он коснулся.

3

Дима шел первым, Макс вторым.

На входной площадке, перед самой подъездной дверью была, как водится, тьма непроглядная. Дима споткнулся, чертыхнулся, зашарил руками…

А Максим, сроду не боявшийся темноты, вдруг пережил острый приступ…

Страха?

Черт знает. Страх-не страх, но острая, как нож, тревога – острее, чем там, наверху. И Макс с совершенно ясной, пугающей силой понял, что в той квартире с ним случилось нечто, изменившее ход его жизни. Он попал в западню, и пока может только бежать, бежать без оглядки, спасаясь от неведомого, чей почти неслышный злой бег едва уловим сзади напряженным слухом.

Вряд ли Макс успел осознать все это.

Дима сладил с замком, тот щелкнул, дверь распахнулась.

Парни вышли из подъезда.

Вечер заметно сгустился, стало прохладнее, сладко пахло шиповником, чьи заросли заполоняли этот двор. Ребята вышли на проезжую часть…

Сзади бешено взвыл мотор, мелькнуло что-то – и тут же дикий визг тормозов. Максим, успевший краем глаза угадать рывок авто, метнулся влево, дернув Диму за рукав.

Машина тормознула в полуметре – темно-синий «Шевроле», каких сотни. Из нее выскочил мужчина лет сорока.

– Сюда! – крикнул он. – Скорей! Да скорей же, на хрен!..

Скорей не вышло. Парни очумели – а незнакомец, видно, был не мастер объяснять.

– В машину, ну! Давай… А, сволочь, все. Приехали!

Невесть откуда вырвалась еще машина – тоже самый обычный «Рено». Она подлетела в упор к «Шевроле», дверцы распахивались еще на ходу, из них рвались наружу крепкие молодые люди, чьи лица вызывали желание уклониться от встречи…

Мужик из «Шевроле» стал бледен как мел.

– Бегите! – крикнул он. – В лес, быстро! Ну!..

Максим вдруг увидел, что этот тип одет в ветровку – странно для теплого летнего вечера. Правая рука нырнула за левый борт куртки, вынырнула…

И в этой руке был пистолет.

– Бегите! – еще раз крикнул водитель «Шевроле» и открыл огонь.

Максим оцепенел. Такое не могло присниться ему в самом диком сне. Он стоял и глазел как в кино.

Мужик в ветровке палил почти в упор, держа «Макар» жестким двуручным хватом – у ребят из «Рено» все сразу стало очень плохо.

Бах-бах-бах! – три выстрела хлестнули как очередь, и через секунду еще один – бах!

Ближний из парней кувыркнулся так, что хрен знает, то ли пуля зацепила, то ли он такой жуткий трюк отмочил – жить захочешь, и не так спляшешь. Второй грузно осел у заднего колеса, точно снеговик, который резко начал таять. Убит? Ранен?.. В лобовом стекле «Рено» возникла дырка со множеством звездных лучей-трещин.

Максим ощутил себя заколдованным – стоял и смотрел на все это, не зная, верить или не верить. Как будто время сломалось. Дырка в стекле. Люди на асфальте. Чей-то истошный вопль вдали…

И как в замедленной съемке – водитель «Рено» неуклюже полез из машины. Правая рука висела плетью. На светло-голубой рубахе ниже правого плеча расплывалось кровавое пятно.

Но в левой руке был пистолет. И этот пистолет начал стрелять.

Раненый вел огонь скорее наобум, от отчаяния – вряд ли он был левшой… да хоть бы и был, о меткости тут говорить нечего. Но что-то в этом деле возмутило Фортуну – и она незримо коснулась руки стрелка.

Максим стоял все так же обалдело – замедленная съемка продолжалась. Человек в ветровке судорожно дернулся, и колени его подломились.

Он весь сложился как игрушечный. Раз! – сломались ноги. Два! – упали руки. Три! – тело мягко повалилось на асфальт.

Максим очнулся.

– Бежим! – выкрикнул он. И они помчались.

Никогда в жизни Макс не бегал так. Опять же – время выключилось. Секунда! – и оба уже в лесу.

Этот жилой массив западным краем примыкал к одному из городских парков, который, собственно, был природный лес – правое крутое побережье реки, дугой огибавшей город. Он, разрастаясь, новыми когда-то кварталами въелся в этот лес, часть отгрыз и на этом замер и по сей день. Роковой дом был в предпоследнем ряду: за ним еще одна неполная шеренга зданий, улица, а там уж сосны и кусты.

Туда и влетели пулей Дима с Максом.

Разум, медленно и методично изучающий мир, в такие мгновенья бесполезен, даже вреден. Начнешь думать – пропал. Но слава Богу, есть чутье, нюх, интуиция – как хочешь назови! Оно и метнуло ребят как надо и куда надо. Опомнившись и чуть-чуть отдышавшись, они увидели себя в такой лесной глухомани, куда, поди, никто и не забредал.

Стрелки из «Рено» то ли растерялись, то им было уже совсем ни до чего – шут их знает. Погони не было.

– Ну и как… – горло перехватило, Дима закашлялся, замотал головой, – как тебе эта… шутка юмора?..

– За гранью… – согласился Макс, – добра и зла…

Еще две минуты риэлторы успокаивали дыхание, потом присели на корточки.

– Однако! – криво усмехнулся Максим, – квартирка-то и в самом деле с чудесами. Ты знаешь…

И он рассказал о чувствах и предчувствиях как в самой квартире, так и в темноте подъезда. И главное – о том, что побывав там, они сами того не зная включили какой-то неизвестный механизм событий. И события пошли! – да так лихо, что мозги коромыслом.

Рассказав это, Максим умолк: в памяти легко, без усилий встала картина перестрелки. Хлопают выстрелы, падает один человек, другой, третий… Черт возьми! Это было на самом деле. Когда вот так сейчас об этом думаешь – в это невозможно поверить. Но это было, было, было!..

Максим сжал голову руками, затряс ею так, словно хотел избавиться от лишней памяти. Дима увидел, понял это, усмехнулся:

– В голове не укладывается?

– Да уж, – Макс отнял руки от висков, – это как-то побольше, чем моя голова…

И тем не менее укладывать надо – это он понимал отлично.

Дима вынул сигареты, присел на корточки:

– Всякое дело стоит начать с перекура! И думать будем.

Сперва он шифровался, старался дымить осторожно, дабы не вызвать демаскировки… потом, видно, сообразил, что здесь их, кроме местных зверюшек и птиц никто не увидит, засмолил в открытую.

– Ну, давай начнем, – предложил он.

– Давай, – подтвердил Макс. – В хронологическом порядке.

Итак, имеется квартира, где не случайно происходят кошмарные вещи. Ладно, покончил с собой странный нелюдимый тип – это, в конце концов, не такая уж редкость. Но вот то, что произошло с незадачливыми любовниками… это уж ни в какие ворота.

– И мы, – сказал Максим, – совершенно не знаем, что это было. И никаких гипотез строить не можем: материала нет.

– Твоя правда, – Дима кивнул. – Но рассуждать-то нам никто не мешает!

И они двинулись по хронологии.

Что дальше? Дальше событиями в квартире заинтересовался риэлтор Сергей. И доинтересовался до того, раскопал вокруг нее некие очень странные вещи… И пропал без следа. А когда этим заинтересовались Дима с Максом, они тоже чуть было не пропали – без следов ли, со следами… это пока дело десятое.

– Можем ли мы допустить, что нас хотели… убрать? – Дима чуть-чуть смягчил концовку.

Максим пожал плечами:

– Ну, во всяком случае, из-за нас эти типы готовы были поубивать друг друга… Да собственно, и поубивали частично.

– Точно, – согласился Дима. – Заметь: Серега занимался несколько месяцев – и ничего. А нам стоило один раз сунуться, и прямо тебе Карибский кризис. Почему?..

– Не знаем, – молвил Максим тоном глубокого исследователя.

– Не знаем… – повторил Дима. – Знаем только, что дело серьезное и в него, похоже, втянуты такие силы, что…

Он не договорил. Взгляд его замер.

Максим даже испугался малость:

– Ты что, Димон?!

Тот помолчал секунд пять, затем рассудочно закачал головой:

– Эх, Макс… Вот ведь все мы задним умом умные! До меня лишь сейчас дошло: Серега-то хотел мне что-то сказать, да потом не стал, передумал… Что?

– Какие-то материалы по этому делу?

– В точку! Уж не собрал ли он кое-что и спрятал где-то? Хотел было со мной поделиться, да не решился… ну, а потом все сложилось, как сложилось.

– Так. Ну, в компьютере, конечно, нет?

– И думать нечего! Серега был парень умный. Если он чего и прятал, то не дома и не на работе.

– Ну-у… тогда это иголка в стоге сена.

Дима, однако, с этим не очень согласился:

– Да не скажи. Я вот прикидываю…

Прикидывал он так: у всякого опытного риэлтора имеются несколько пустых квартир, стоящих на продаже, и их можно по-тихому использовать…

– Один доиспользовался… – неловко пошутил было Максим, но Дима резонно возразил. Да, сказал он, всякое бывает. Но если все делать по уму, шито-крыто… Я и сам… гм… ну, это другая тема!

– А про Сергея, – добавил Дима, – я мыслю так: не прятал ли он эти материалы на одной из таких квартир… или же где-то рядом в укромных местах?

– Ну, если так… Список квартир в моем компе рабочем есть, но это опять же куча адресов. Да и на работу нам ходу нет.

Дима поразмыслил.

– Это точно. Да и домой тоже. Если за нами идет охота…

– Да уж тут без если. Идет. И кто охотник! – вот ведь задачка.

– М-да, – Дима бегло глянул в предзакатное небо. – И вообще, скоро ночь, и жрать охота…

Вывод построился сам собой. У умного риэлотра сразу несколько пустых квартир в разработке – Дима риэлтор умный – стало быть, одну из таких квартир можно использовать как временную базу. Хотя бы до утра. А утро вечера мудренее.

– Идем лесом, – Дима указал рукой. – До бульвара. Там гастроном есть. Берем жратву, вызываем такси и едем на базу. Подкрепимся и вновь будем думу думать.

4

Марш-бросок по лесу оказался потруднее, чем казалось. На три километра потратили час и вышли к бульвару все взмокшие, усталые, еле двигая ногами. Немного постояли в укромном месте, отдышались, отдохнули, отряхнулись… Пошли в гастроном.

Набрали всякого провианта, вызвали такси – и через полчаса были на адресе. Квартира, хрущевская «трешка», была наспех, под продажу отремонтирована, скудненько обставлена… в общем, жить можно.

Ребята в самом деле сильно проголодались, жадно набросились на еду, запивая пивом. Максим, когда ощутил сытость и приятную легкость в голове, с пивом прекратил. Посмотрев на него, свой стакан отодвинул и Дима.

– Хватит пока, – сказал он.

– Слушай, – Максим настроился на серьезный разговор, – я тут подумал… Самое простое решение, оно быть может, самое мудрое. Идти в милицию и рассказать все как есть. Ведь на месте перестрелки наверняка уже все их начальство: дело-то из ряда вон! И наверняка кто-то из свидетелей видел, как два типа удрали в лес.

– Не факт, – Дима не удержался, все же хлебнул пивка.

– Не факт, конечно, – согласился Макс. – Но учитывать эту возможность мы обязаны.

Дима вынул сигарету, покатал в пальцах.

– Это точно, – признал он.

– Ну, так как? – напирал Максим.

Дима пожал плечами, закурил.

– В общем, логично, – сказал он, – но…

– Что – но?

– То, что я воздержался бы от общения с официальными органами.

– Почему?

– Имею опыт, – странно усмехнулся Дима. – Такое дело надо делать с мощной юридической поддержкой.

– Которой у нас нет?

– Н-ну… почему нет. Кое-что есть.

– Да?.. Ну, Димон, не тяни, говори яснее!

Дима улыбнулся и выразился яснее. У него есть знакомый – другом не назовешь, но по-человечески поговорить можно. К нему и не зазорно обратиться с просьбой о помощи. Бывший капитан ФСБ, ныне адвокат. Ушел в правозащитники, трезво полагая, что на данной ниве обретет доходов куда больше, чем в ведомстве «плаща и кинжала»… Да и оказался прав. Но и прежних связей умный юрист не порвал, отчего кое-какой эксклюзивной информацией владел, опять же к собственной выгоде.

– Хваткий парень, – одобрил Дима. – По жизни прет на всех парусах.

К нему-то и нацелил обратиться Дима – чтобы тот по своим каналам втихую выяснил расклад. Стрельба наверняка станет сенсацией № 1 местных новостей…

Тут они пожалели, что телевизора в квартире нет, хотя если сказать правду, смотреть, слушать – никаких сил не было. В общем, договорились звонить ушлому адвокату и просить совета.

– Только утром, – заявил Дима. – Сейчас все, ни сил ни разума. Спать! А утро вечера мудренее.

Он повторил эту и без того расхожую фразу, еще не зная, насколько окажется прав…

5

Утро началось с дождя. Максим проснулся – не сразу понял, что он в чужой квартире, а когда дошло, вспомнил вчерашние события, увидел мокрое стекло, услышал торопливую дробь капель по жестяному подоконнику… такая тоска взяла за сердце, что хоть плачь.

Ну, плакать не стал, конечно. Встал, осторожно прошелся. Дима еще спал. Макс прошел на кухню, сел на табурет и долго, пусто глядел в окно. Время шло, вот и Дима проснулся, заворочался, закашлял… встал.

– Доброе утро, – Максим вышел в зал.

– Хотелось бы… – сонно буркнул Дима. – А дождик кстати. К урожаю…

– Идем чай пить, – улыбнулся Макс.

Ребята со вкусом гоняли чаи – Дима сказал, что звонить капитану-адвокату следует не раньше десяти. За чаем и разговорами время кое-как убили, подтянулось к десяти.

– Ну, минут через пятнадцать звякнем, – бодро решил Дима.

Опять-таки он и предположить не мог, что решит за него судьба через минуту…

Звякнул не он, звякнули им. Тишину квартиры нарушил звонок в дверь.

Парням он показался ударом гонга. Максим чуть не поперхнулся чаем. Оба застыли, выпуча глаза друг на друга.

– Кто это? – глупо спросил Макс.

– Черт… – пробормотал Дима. – Неужто хозяева приперлись?!

– Да уж хозяева бы звонить не стали. Ключом…

– Тоже верно.

Все это говорилось быстрым свистящим шепотом.

Звонок повторился – подлиннее и понастойчивее.

– Гляну, – решился Дима и воровским неслышным шагом пустился в коридор.

Удалось добраться до двери бесшумно. Приник к глазку.

На площадке стоял мужчина скромно-интеллигентного вида. Никогда прежде Дима его не видел.

«Ну и что?..» – пронеслось в голове. Дима просто не представлял себе, что делать. Стоял почти не дыша и смотрел. В глазок, конечно, видно было скверно, но даже так человек на площадке внушал безотчетное доверие. Без всякой логики, без рассуждений Дима понял, что плохого от этого человека ждать нечего. Но открыть все же не решался.

Мужчина негромко произнес:

– Ребята! Я примерно представляю, что с вами происходит. И хочу вам помочь.

Дима бесшумной тенью отпрянул от двери.

– Макс! – адским шепотом. – Это какой-то мужик… – и повторил слова этого мужика.

Мысли Максима завертелись вихрем. Что сказать? Что делать? Он не знал. Дима метнулся вновь к двери, но и он знал не больше Максима. Голос за дверью терпеливо произнес:

– Ребята, я слышу, как вы там мечетесь. Это все пустое. Я… мне кажется, что я могу вам помочь.

Ребята переглянулись. Ах, как захотелось поверить незнакомцу! Вихри в голове Максима слились в неопровержимое: «семи смертям не бывать, а одной не миновать…» ну и будь что будет.

Он махнул рукой: давай!

Дима распахнул дверь и включил свет.

Человек шагнул через порог как гость, давно и почетно ожидаемый здесь. Он был в легком светлом плаще, мелко искрившемся капельками дождя. В раскрытом вороте – голубая рубашка, синий в белый горошек галстук, все в тон, все скромно и прилично. Сам невысокий, неприметный, волосы скорее светлые. Залысины со лба.

Ладонью он смахнул дождинки с ворота плаща, улыбнулся:

– Ну что, здравствуйте?..

– Здрасьте, – сказал Дима. – Вы кто?!

Пришелец изящно поклонился:

– Рябко Андрей Николаевич. Кандидат философских наук. Доцент.

Часть вторая

Глава 1

1

Андрей Николаевич Рябко много лет считал, что его жизнь вошла прямую и прочную колею, где день за днем и год за годом идут ровно, предсказуемо. Хотел ли он этого?..

Он задавал себе этот вопрос и не мог найти ответа.

Хорошему ученику, обладателю серебряной школьной медали, ему было в общем-то все равно, куда идти учиться, лишь бы поступить. Непопадание в ВУЗ семнадцатилетний Андрей Рябко расценил бы как трагедию. Как катастрофу. Поэтому он выбрал химический факультет университета, куда конкурс был невелик, и легко поступил туда.

К концу первого курса он понял, что ошибся, к концу второго – что учиться дальше невмоготу. Не то, чтобы он возненавидел химию – вовсе нет, он даже стал испытывать некоторый интерес к этой науке, узнав ее поглубже. Но дело в том, что за эти два года Андрей открыл для себя философию, и она затмила все прочее.

Самая суть бытия, огромные вопросы, над которыми человечество бьется столетиями и не может найти ответа!.. Мир философии предстал перед ним, как бескрайний простор под ясным небом, освещенный добрым солнцем, мир, открытый тому, кто хочет идти по нему в поисках истины, а она где-то за горизонтом, за тридевять земель… и вольный воздух этих земель, и ожидание открытий… книги, люди, вдохновенная мысль! Конечно, по сравнению с этим всякая наука покажется пресной, и химия в том числе.

Студент Рябко начал процесс перевода с химфака на философский. Первой реакцией начальства на желание студента было понятно что: сморщившись, замахать руками, застонать: «Ступай, Рябко, ступай! И так дел невпроворот, а тут еще ты со своими глупостями… Ступай подобру-поздорову!»

Но Рябко был упорен. Он не отстал и заставил с собой считаться. Выяснилось, что все возможно, просто факультету неохота терять хорошего студента, да и возиться с документами, с экзаменами… Андрей все это одолел, добился права сдавать эти экзамены – и сдал. И третий курс встретил студентом философского факультета.

Он торжествовал. Думал, что открыл прямой путь в этот бескрайний мир, озаренный вечным светом мысли, и уж конечно, достигнет в этом мире блистающих вершин…

Но судьба распорядилась иначе – проще и суровее.

Андрей принялся усердно учиться, стал одним из лучших, и по окончании университета ему предложили аспирантуру. Он поступил, столь же старательно учился и там, и вроде бы так оно и надо по жизни, если бы…

Если бы не перевернулась в эти годы жизнь.

С распадом СССР и философские знания и сама философия стали никому на фиг не нужны. Аспирантская стипендия – да, она была, но превратилась в копейки, на которые не прожить и неделю. Все молодые ученые вынуждены были подрабатывать как могли, взялся за это и Андрей, устроился в торгово-посредническую фирму агентом по продажам. Работал. Впаривал клиентам всякий вздор. Сразу же ощутил, как колесо жизни пошло вязко, с натугой, свет и простор философских истин потускнели и съежились… а самое странное и даже обидное – как коммерческий агент Андрей стал влегкую зарабатывать десять своих стипендий, стал позволять себе дорогие покупки, и не потому, что надо было, а просто так: увидел, захотелось – и купил… Это было не плохо, но душу все-таки саднило: ну как же так, какая-то чушь в этом мире ценится больше, чем соль человеческой мудрости?! Ужасная, противная несправедливость.

А тут еще случилось нечто неожиданное. Андрей влюбился.

Это было как гром с ясного неба. Вне всяких планов и действий, помимо размышлений философа Рябко о цели жизни, высшем предназначении человека, смысле истории и т. п. Он впервые понял, что такое потерять голову, а вскоре понял это во второй раз, и куда сильнее – когда увидел, что избранница ответила ему взаимностью.

Он ходил, ошалевший от счастья. Денег хватало, и он принялся усердно заваливать свою принцессу (ее звали Марина) разными подарками. Принцесса принимала все это очень благосклонно и в ответ дарила влюбленному ночи, полные нежности и страсти.

Ясно, что дело прикатило к свадьбе. Стали жить-поживать, добра наживать… только вот наживание это недолго длилось. Семейная жизнь оказалась совершенно непохожа на романтику свободных отношений – с ресторанами, танцами в полутьме, близким дыханием и знойными ночами. Андрей считал совершенно естественным, что он, защитив диссертацию, бросит свою дурацкую фирму и отдастся любимому делу. И он был несказанно и неприятно удивлен, когда выяснил, что его любимая мыслит совсем по-другому.

Ей, собственно, было все равно, чем занимается ее муж – кандидат он наук, доктор, мусорщик, министр или мужчина по вызову для педерастов. Главное – чтобы он приносил в дом как можно больше денег. Поэтому, когда Андрей после защиты радостно сообщил супруге, что его берут на должность старшего преподавателя в один из городских вузов, она его радость не разделила. Тайны мироздания и загадки человеческой души не волновали ее совсем, и она полагала, что агентом по продажам можно запросто работать и с ученой степенью.

Что верно, то верно, оклад старшего преподавателя оказался сущими грошами по сравнению с доходами агента. Дома началось черт-то что, Марина день и ночь пилила мужа – что он дурак, и все такое. На утверждения о том, что он кандидат наук и, следовательно, дураком быть не может в принципе, она презрительно отвечала, что бывают дураки и доктора наук и профессора и академики.

В такой обстановке ни о какой плодотворной научной работе не могло быть и речи. Андрей не находил себе места, уговаривал и так и эдак, просил подождать год-другой, обещал заняться репетиторством… но жена и слышать не хотела.

Дальше – хуже. Начались какие-то отлучки, поздние возвращения, запахи вина. Андрей долго не замечал этого, вернее, старался не замечать. Но уж чего он не заметить не мог – что Марина душевно отдаляется, становится чужой. Да и физически тоже: близости меж супругами не стало, на робкие попытки Андрея жена отговаривалась либо «такими днями», либо нездоровьем, иной раз и просто отмахивалась с брезгливой миной. А муж, философ хренов, не мог найти подхода, мучился, не знал, какие подобрать слова… а время шло. Шло, шло и ушло.

Однажды, вернувшись домой, Андрей увидел, что жены нет, нет ее вещей, а на столе – записка. Марина не почтила мужа очным объяснением, все изложила письменно. История банальная: я полюбила другого и ухожу от тебя. Прощай. Бракоразводные вопросы решим позже.

Сказать, что Андрей был потрясен – ничего не сказать. Он был морально убит. Какие-то дни выпали из памяти наглухо, оставшись как одно серое пятно. От горя он плохо соображал, и как назло, это было начало учебного года, он вел кучу занятий, лекций, семинаров… и как он их провел, одному Богу известно. Потом Андрей диву давался, вспоминая эти дни, и не мог представить, как он все пережил.

А ведь потом был еще и развод. Еще одно тяжкое испытание – видеть чужую, холодную, уже не принадлежащую ему Марину и ее нового мужа. Тот, правда, в зал суда не входил, маячил на улице, и Андрей совершенно не заметил, какой он из себя. Да и незачем.

Он стоял рядом с Мариной, слышал ее сухие ответы на вопросы судьи, сам говорил что-то… и с ужасом думал, что женщина рядом с ним – чужая, все что было, ушло навсегда. Он как бы онемел, еле выдавливал слова, а душа его билась и кричала: нет! Нет! Этого не может быть!..

Только все эти крики остались не услышанными миром. Выйдя из суда, Марина бросила: «Пока», – и сразу к своему кренделю. Сели в машину – и только их и видели. Андрей остался один.

И вновь несколько дней он не помнил себя. Тупо болело сердце, словно наступили на него. От нечего делать Андрей потащился в поликлинику, и когда пошел, стало полегче, стал смотреть по сторонам, увидел: осень, прохладное солнце, листья, листья, листья… желтые листья везде. Андрей даже слабо улыбнулся этому – он и забыл, что на белом свете существует осень.

Запомним это.

Когда врач стал смотреть кардиограмму Рябко, он как-то нехорошо изменился в лице – Андрей это заметил, хотя доктор успел спохватиться и бодро затарахтеть что-то насчет того, что стоит бы пообследоваться, провериться… для чего следует ненадолго лечь в стационар.

Андрей равнодушно согласился. Сроду он не лежал ни в каких больницах, не знал, что это такое. Подумал лишь, что будет тоскливо… но это было ему все равно. Приехал в кардиоцентр, разместился в палате. Началось лечение. Он совершенно ничего не делал, только лежал, ел, принимал процедуры… вновь лежал, дремал и засыпал. К своему удивлению, Андрей обнаружил, что вот так ничего не делать – оказывается, очень здорово. Он дремал – и боль, теснившая душу, потихоньку разжимала клещи. Он уже начинал думать, что так и будет жить с этой болью всю жизнь… правда, такая жизнь долгой быть не может. Ну и ладно.

Но странный, не самый благостный покой больницы подействовал исцеляюще. Пережитое стало уходить куда-то вдаль, и к самой выписке Андрей почувствовал, что оно осталось за чертой времени, как любое прошлое. Было – и прошло. И надо жить дальше.

2

И Андрей стал жить дальше. Ушел с головой в работу. Со временем он набирался опыта и как преподаватель и как философ. Его ценили. И как профессионал он нашел свою тему: раскрытие возможностей человека.

Его философская мысль пришла к выводу, что человеческие сущности, населяющие нашу планету – это, собственно, личинки истинного Человека, коего на Земле еще нет и коему лишь предстоит появиться путем развертывания скрытых доселе потенциалов. Тема знатная!

Андрей Николаевич начал прилежно над ней работать, изучать литературу, сам писал статьи и печатал их, но эффект от этих статей был чуть менее, чем нулевой, ибо те, кто читает научные журналы и сборники, наверняка воспринимали подобные идеи сумасбродством, а те, кто мог бы заинтересоваться, этих сборников в глаза не видели… ну, а если по правде, горько усмехался Рябко, вряд ли кто-либо вообще читал его статьи.

Так текли годы. Кандидат философских наук Рябко читал лекции, писал статьи, искал источники к своей работе. Чем дальше, тем больше он убеждался в правоте своей генеральной идеи, он видел, что мысль витает в воздухе, задевает многих: что человек есть нечто значительно большее, чем он представляет в облике Homosapiens. Настоящий Человек, образ и подобие Божие, туго свернут в модернизированной, слегка выпрямленной обезьяне – но он есть, этот Человек! Есть и ждет своего часа.

Андрей Рябко хорошо понимал это. Но не хуже понимал и другое: нет никаких доказательств его правоты. Ни малейших. Строго говоря, у него нет вообще ничего, кроме собственной убежденности и чувства, что на Земле еще очень немного людей, которые смутно подозревают примерно то же самое, что он.

И это перевешивало отсутствие доказательств.

Да только ничего в жизни Андрея Рябко не менялось. Ну, почти ничего. Он стал доцентом. Все так же печатал статьи, не вызывавшие ни единого отклика, читал лекции, порядком ему поднадоевшие, завязывал отношения с женщинами, никогда не доводя дело до загса… Годы шли и шли.

Как преподаватель, Андрей жил в двух временных координатах: календарном и учебном годах, стало быть, новый год отмечал дважды: 1 января и 1 сентября. И осень привык воспринимать как начало: ясные, со слабеющим теплом дни сентября напоминали ему о текучем времени… было грустно, но хорошо так, светло грустно.

И вот, когда пришел один такой сентябрь, сильно повзрослевший Андрей Рябко – он заметил, что на улицах его перестали окликать «молодым человеком», а стали «мужчиной» – загрустил побольше, помассивнее прежнего. Ну вот, думал он – время идет, а толку что-то не видно… Потекли рабочие будни, а потом, в начале октября образовалось недельное окно: занятий не было, и Андрей вдруг оказался свободен.

Он решил просто побродить по городу. Забрел в старый парк, любимое место многих поколений горожан. Ни о чем особо не думал, просто шел, наслаждался покоем, тишиной, и не заметил, как оказался в дальнем, самом глухом углу парка, где и тропки-то терялись в траве и кустах.

Андрей огляделся, немного удивился: ну и занесло! Вокруг был настоящий лес: мрачноватые ели, редкие березы между ними. Зачем-то он пошел к одной из них, подошел, приложил ладонь к стволу…

И ощутил, как некий ток побежал из живой сердцевины дерева в руку. Это поразило Андрея, он приложил другую ладонь, ощутил то же самое. Точно сама планета Земля через этот лес и эту вот березу восполняла в Андрее Рябко то, что он так муторно и бесплодно искал многие годы! Он и в самом деле почувствовал не только прилив сил, но и что-то еще – что он пока объяснить и понять не мог. Он воспринял себя как сосуд, в который влилась энергия внешнего мира – влилась порционно: раз – и остановилась на каком-то уровне. Наполнился сосуд!

Обрадованный, изумленный, Андрей заспешил домой и ему чудилось, что у него крылья растут – толкнись сильнее ногой и взлетишь… Он стал иначе смотреть на прохожих, люди казались другими, странно смотрели, кто-то подозрительно сворачивал в сторону – никогда раньше Андрей такого не замечал. Удивлялся, конечно, хмыкал про себя. Зашел даже в магазин, приобрел четвертинку хорошего коньяку, посвятил ей одинокий вечер. Лег спать уже далеко за полночь и сразу уснул – как в яму. И снов не видел никаких.

Проснулся поздно, часов в десять. Занятий нет, день свободен. Позавтракав, Андрей решил прогуляться: сперва просто так, а потом навестить знакомую березку – встречу с ней он теперь ждал как встречу с лучшим другом.

Но все вышло иначе.

3

Андрей не спеша вышел на крыльцо, вдохнул поглубже. Ночью прошел дождь, воздух был резковато-терпкий, с запахом холодной земли, палых листьев, сырой древесной коры…

– Благодать, – негромко произнес Рябко.

И тут в блеклой серости ненастно-облачного дня боковой взгляд поймал странное ярко-красное пятно. Андрей живо повернул голову – метрах в ста от него быстро шагала стройная женщина в черной шляпке, черном пальто, черных сапогах – а не шее небрежно намотан, небрежно брошен через плечо пронзительно-алый шарф, яркий до неприличия, до вызывающей вульгарности. И Рябко сам не понял, отчего он вздрогнул, сбежал с крыльца и пустился вдогон.

Секунды спустя он спохватился. «Зачем это?..» – обалдело спросил он и не нашел ответа. А сам все спешил, почти бежал за незнакомкой.

Та шагала необычайно быстро, хотя на вид и не скажешь. Андрей поймал себя на том, что ему ужасно хочется обогнать и заглянуть ей в лицо. И он уже не спрашивал себя: зачем?.. Не надо никаких вопросов.

Он пустился рысцой и начал нагонять женщину. Стремительно мелькнула пара дворов. Андрею стало совершенно ясно, что путь черно-красной дамы – к автобусной остановке на одной из самых крупных городских магистралей. До нее оставалось метров двести.

Андрей все-таки настигал цель. Погоня захватила философа, сердце его сильно билось. Расстояние сокращалось. Тридцать метров. Двадцать. Десять… Улица! Женщина вышла из подворотни на остановку. Ну, вот оно!..

Внезапно к незнакомке подскочил мальчишка – уличный приставайка, каких сотни – со всякими листовками, карточками и буклетами. Он сунул девушке какой-то цветастый фантик, та взяла, небрежно кивнула.

Тут и Андрей достиг остановки. Юнец с яркими бумажками напал на него:

– Посетите новый центр шопинга и развлечений! Любой товар на любой вкус! Кафе и рестораны русской, восточной, европейской кухни! Кинозалы, боулинг, бильярд, показ модных новинок этого сезона!..

Пацан протараторил это так, что у Андрея голова пошла кругом, он машинально взял листок, взглянул туда… конечно, ни черта не понял. Стоял, тупо смотрел, а когда дошло, что теряет время, вздрогнул, вскинул взгляд…

И не увидел никого.

То есть, увидел-то увидел, целую толпу суматошного народа, но девушки-виденья с алым шарфом не было.

Рябко не поверил своим глазам. Он отвлекся на пять секунд, не больше. За это время она никуда не могла исчезнуть…

Но исчезла.

Рябко опять сделал то, чего от себя не ждал. Он бросился вокруг павильона остановки, обежал его весь – и конечно, впустую. Андрей и сам понимал, что это глупо, наваждение какое-то. Он присел на скамейку.

В руке держал забытую бумажку, даже не отдавая себе отчета в том, что он ее держит. Затем вспомнил, стал рассматривать.

Это была реклама нового торгового центра, Андрей слышал о нем, но никогда там не был. Так побывать, что ли, раз само в руки идет?..

И тут он замер. Шальная мысль поразила его. Само идет! А вдруг… вдруг так оно и есть?! Все это знаки, звенья одной цепи – они и сделали все так, что в руках у него оказалась эта бумажка, которая и сама знак. Подсказка: надо ехать в этот центр.

Мысль вошла в Андрея легко и просто. Он ощутил прилив сил, очень похожий на тот, что был вчера в парке. Знаки! Очень верно. Все, еду!

И поехал.

4

Торговый центр был одним из многих, расплодившихся по городу в последнее время. Андрея они не интересовали, все шопинги-боулинги были для него пустым звуком. И теперь он с некоторым даже удивлением рассматривал роскошные, сияющие искусственными огнями дорогие бутики. Ну вот, прибыл. Что дальше?.. Подсказок пока не было.

Но он не сомневался, что будут.

Легкий голод стал пощипывать желудок, Андрей строго сказал себе: «Потом…» Сначала выяснить все, пройти по цепочке до финиша, а уж там можно и перекусить.

Подсказок, однако, все не было.

Рябко усмехнулся. Эй, тайна, покажись! Где ты? Хотя бы краешком… Здесь он вспомнил, как в детстве играли в «казаков-разбойников»: убегающая команда чертит мелом стрелки, а догоняющая по ним угадывает, где искать.

Андрей повернул вправо – и сразу же увидел стрелку.

Ярко-желтая стрелка на стене, с буквами, стилизованными под арабскую каллиграфию. «Звезда Шедар» – бистро, обещавшее неповторимые изыски восточной кухни.

Ну вот! Андрей чуть не рассмеялся. Сразу две подсказки: чувство голода, а когда не догадался сразу, указатель ткнул так, что не ошибешься… Андрей бодро зашагал в «Звезду».

И по мере того, как шел, это бодрость стала превращаться в нечто, самому еще не ясное. Тревога? Беспокойство?.. Что-то вроде. Но не только.

Он шел и сознавал, что чувствует людей. Идущих рядом с ним, идущих навстречу – куда острее и точнее, чем раньше. Это было необъяснимо и внелогично, но было. Андрей шел и совершенно ясно знал, что вон та юная девушка влюблена, он нее шли прямо-таки волны счастья. А вон та мрачноватая дамочка запуталась в отношениях с мужем и еще двумя мужчинами и теперь проклинает тот день и час, когда по дурости и легкомыслию ввязалась в это и не знает, как выпутаться…

Других людей Рябко тоже чувствовал, но там ничего особенного: скучные мысли, мелкие заботы… Желтые стрелки аккуратно указывали в «Шедар», и чем ближе, тем сильнее нарастало волнение, точно шел Андрей не в забегаловку, а на конспиративную встречу, как в шпионском триллере. Вот показалось и бистро – людное, суетливое, множество папаш-мамаш с мелкими детишками. Когда Андрей перешагнул порог, сердце билось так, будто сейчас должно случиться что-то необычайное… нет, не что-то! Кто-то.

Кто-то здесь есть такой, от кого сердце готово выпрыгнуть из груди. Вот в чем дело. Кто-то.

Кто он?..

Андрей поймал себя на том, что норовит съежиться, стать незаметным. Боясь обернуться, он прошел к стойкам раздачи, набрал, не очень всматриваясь, всякой снеди. И все время чувствовал спиной опасную, враждебную силу. Взгляд?.. Нет, это не был взгляд. От кого-то из присутствующих исходил тяжкий душевный сумрак. У него, этого «кого-то» в душе была такая тьма, что лучше туда не заглядывать. Незачем нормальному человеку видеть такое.

Но кто же он, черт возьми?!

Рябко с усилием заставил себя отойти от стойки, повернулся с подносом в зал, ища свободный столик. Увидел, подошел, сел.

Волны опасности исходили из угла слева, и похоже, никто, кроме Андрея Рябко, их не ощущал. Андрей как можно непринужденнее занялся едой, глотнул соку, огляделся как бы невзначай. Слева от него расположилась бабушка с двумя малышами, подальше нежно мурлыкали о своем парень с девушкой, а еще дальше…

А еще дальше неторопливо поедал люля-кебаб с рисом неприметный, щупловатый мужчина в легком сером свитере. Рядом с тарелкой лежал мобильный телефон, время от времени этот мужчина поглядывал в табло, один раз взял и что-то быстро набрал в ответ, после чего вновь взялся за еду.

Вот от него, от этого типа, и исходил пугающий сумрак, чего не замечал никто, даже он сам. Никто, кроме Андрея Рябко.

Который еще глотнул соку и с абсолютно спокойной отчетливостью понял: от этого человека тянет смертью.

И тогда Андрей перестал бояться. Он сказал себе: я должен проследить за ним.

А тот все ел, поглядывал в телефон, внимательно читал что-то там. Явно чего-то ждал. Не спешил и Андрей. Он не знал, что значит этот зов смерти, идущий от незнакомца, не знал, что будет дальше… но знал, что теперь не отпустит этого субъекта. Ни за что. Пойдет за ним – и будь что будет.

К этой минуте чутье Рябко обострилось настолько, что он предугадал, когда наблюдаемый встанет и выйдет. Андрей сам аккуратно доел, выпил сок, встал и вышел, краем глаза видя, как тот в очередной раз взглянул в табло, после чего встал, надел бежевую куртку, сунул телефон в карман.

Рябко неторопливо пошел вдоль витрин, разглядывая гламурные вещи. Вскоре бежевая куртка обогнала его – и вновь внутренний голос не подвел, вкрадчиво шепнув, что наблюдаемый идет к выходу. Андрей отпустил того метров на десять-двенадцать и побрел следом, втихомолку приглядываясь.

Тот и ростом оказался невысок – тщедушный мужичонка, каких тысячи. Пройдешь мимо и не взглянешь. Так почему же именно на него вывела незримая цепь? Почему от него, ни от кого другого так веет загробной жутью?!..

На вопросы Андрей ответить не сумел, а что касается неприметности, то очень легко возникла мысль, поразившая простотой. Почему неприметный? Да потому что хочет быть неприметным! И умеет это делать. Обучен. Вот он идет, и ни один встречный на него не глянет. Кроме…

Никто бы не взглянул, все бы сошло, не окажись на белом свете философа Рябко с его внезапно обретенным даром соединять случайности в закономерности. Они соединились – невидимое стало видимым, человек, желающий быть незаметным, стал замечен и не знает этого…

Андрей разволновался от своих мыслей и утратил бдительность. Задумался, зашагал быстро, а когда спохватился, было поздно.

В тщедушной фигурке что-то изменилось. Возникло напряжение, какого раньше не было.

Заметил!

От этой мысли кинуло сперва в жар, потом в холод. Андрей сразу приотстал от объекта, хотя, похоже – поздняк метаться. Мужик если не распознал, то заподозрил нечто.

Его повадка неуловимо изменилась. Кто не знал – тот бы не заметил ничего. Но Андрей-то знал, он сразу разгадал иное в этой фигуре: в осанке, походке, в движеньях рук… Тот сунул руки в карманы и приостановился у зеркальной витрины – явно осмотреться. Ну точно! Так и есть.

Рябко ощутил, что предательски потек пот – по спине, под ремень. Пересохло в горле. Держись! Только держись! Не выдай себя ни взглядом ни жестом. Не прибавь шагу! И не убавь. Спокойно, Андрюха. Только спокойно!..

Никакой самый опытный психолог не сказал бы, что Андрей напрягся. Ни душевные бури, ни телесный жар не отразились на его лице. С беззаботным видом праздно гуляющего человека он прошел мимо носителя бежевой куртки, что-то внимательно разглядывающего в витрине. Мелькнула мысль: свернуть, пройти к выходу окольным путем. Но еще быстрей мелькнуло: нет! Столкнемся на выходе, сразу догадается. Лучше так.

И он пошел прямо. Не обернулся. Боже упаси! Но чуял – спиной, кожей чуял! – как тот украдкой смотрит вслед. Андрей уже знал, как себя вести. Так же непринужденно он дошел до эскалатора, стал на него, поехал вниз. Заставил себя зевнуть равнодушно, похлопав ладонью по губам.

Конечно, риск есть, думал он. Можно и потерять объект. Но судя по всему, тот тип жестко сжат во времени. Все смотрел на часы, все ждал чего-то… Пойдет, никуда не денется. Но будет предельно подозрителен. Будет искать подвох. Значит…

Значит, Андрей Николаевич, тебе предстоит сыграть самую главную в твоей жизни роль. И права на ошибку у тебя нет.

Он стал тверд и уверен в себе. Все сделаю!

Сойдя с эскалатора, он даже не стал глазеть по сторонам, тем более задерживаться. А у самого выхода свернул вправо, к газетному киоску, где стояла небольшая очередь.

Это было тоже рискованно. Но фарт есть фарт – сегодня он решил Андрею улыбнуться. Какая-то тетка долго листала журналы по женскому рукоделью, задерживая очередь. Это мне на руку, это мне на руку… – твердил про себя Андрей, не озираясь, но чуя, как преследуемый спускается по эскалатору. Это на руку… – очередь добралась до него, он купил газету, отошел, развернул, хмыкнул деловито.

Этот прошел в двух шагах – и на улицу.

Андрей свернул газету, вышел за неизвестным и сразу сбежал с крыльца вправо, видя, что тот стал спускаться прямо. Андрея озарило вмиг: там, справа, еще один корпус, с зеркальными стеклами – оттуда видно, а туда нет. В два счета он достиг второго корпуса, проник внутрь и уж тогда с жадным нетерпением обернулся.

Взгляд мигом выхватил цель. Люди столпились у светофора, горел красный. По улице неслись машины. Мужчина в бежевой куртке зачем-то отступил в сторону, стоял один, отдельно от всех…

Ах, вот зачем!

Тот осторожно огляделся – как бы невзначай, но в самом деле, конечно, оценил обстановку. Взгляд задержался на зеркальных стеклах… Андрею ужасно захотелось съежиться в комочек.

А тот так и уставился, словно взгляд хотел пронзить стекло. Андрей все-таки сжался.

И тут же обозлился на себя, выпрямился. Какого черта?.. – хотел сказать он, но не успел.

Люди у светофора вдруг метнулись врассыпную, женский взвизг полоснул воздух. Это было дико! – потому что такого просто не могло быть. Но было.

Кто-то споткнулся, сшибся с другим, на асфальт упала сумка. Андрей обомлел: что это?! – но через миг все понял.

На тротуар вынесло неуправляемое авто – темно-синюю «Волгу». Ее швырнуло вправо, она ударилась колесом о бордюр, взлетела – Андрей ясно увидел, как передние колеса оторвались от земли.

Он застыл в ужасе. И время почти застыло. Очень медленно машина плыла в воздухе. Наблюдаемый смотрел прямо на Андрея. Андрей смотрел прямо на него – глаза в глаза.

В последний миг Андрею почудилось, что стекло исчезло и они увидели друг друга. Что-то мелькнуло в глазах мужчины. И это – все.

Время включилось. Темная туша «Волги» метнулась вправо, снесла человеческую фигуру и врезалась в столб.

Глава 2

1

Андрей разволновался от воспоминаний. Чай плеснулся на стол.

– Ах ты… Извините, – Рябко поставил чашку.

– Ерунда, – Максим вытер лужицу тряпкой. – Так… какова же мораль вашей истории?

– Мораль?! – Диму прорвало. – Да какая тут мораль! У того мужика судьба такая – умереть в тот день, так?

– Очевидно, да, – философ Рябко умел быть сдержанным в словах.

– А у вас, Андрей Николаич, значит, проснулся дар предчувствовать чью-то смерть? Да?.. Ну, с тех пор вы, конечно, научились управлять этим даром и зов смерти находите безошибочно по сумме примет. Так?

– Похоже, – бледно улыбнулся Рябко.

– Вот-вот. И если уж вас привело к нам… Правда, вчера мы вроде как перехитрили смерть, но это было вчера. А завтра – я в широком смысле – что нас ждет завтра?! Вы это увидели?

Андрей Николаевич чуть помедлил.

– Отчасти да. Но это не главное. Я к вам не с этим.

Максим ощутил, как от сердца малость отлегло. Парни переглянулись. Дима криво усмехнулся:

– То есть, ваш рассказ…

– Был предисловием. Введением в проблему.

– Ага. Ну, считаем, что введены. Что дальше?

– Слушайте.

2

Тогда, конечно, Андрей испытал шок. Да и все, кто там был: нелепая мгновенная смерть на глазах десятков людей – только что стоял человек, а теперь валяется исковерканный труп – это было дико, немыслимо, и собственно, хотелось посильнее встряхнуть головой и проснуться…

На такой мысли поймал себя Андрей.

Кому-то стало дурно. Кто-то кинулся к разбитой машине, кто-то стал названивать в милицию, в скорую. Был ли в этом смысл – Бог весть, в каком состоянии оказался водитель «Волги», пассажиры, если они были там?.. Андрей вообще худо помнил это все. В некоем легком трансе он вышел из здания, вокруг царила полуистерика, никто не обратил внимания на человека, покинувшего место происшествия. Вернувшись домой, Андрей повалился на диван, так и пролежал до вечера. И аппетита не было. Все думал.

И пришел к выводу: да, с ним, Андреем Рябко, произошло необычайное. В результате прямого контакта с биосферой он обрел способность улавливать в окружающем именно те признаки, что ведут к какому-либо важному событию. А что это за событие?..

Он не сразу решился выговорить: «смерть». Но тут уж пугайся-не пугайся, от сути дела не уйдешь. Этому типу судьба назначила сегодня умереть. За что, почему?.. Этого уж не узнаешь, но так есть, и хоть ты тресни. И эта самая судьба просигналила мне, и я сумел поймать эти сигналы и выйти точно туда, где все и случилось. В то время и в то место.

Но зачем? Вот вопрос! Зачем мне надо было оказаться там?! И этот его взгляд!..

Андрея передернуло. Ведь в тот, последний миг их взгляды встретились – значит, зачем-то надо было ему, Андрею, это увидеть…

О, страшный, неожиданный дар!

Хотя… почему – неожиданный? Разве не о том мечтал философ Рябко? Не о реализации скрытых возможностей человека?.. Ну, а если так, то за что боролся, на то и напоролся. Вот они, эти возможности. Получите!

Он заговорил с собой во втором лице: вот ты стал на путь, ведущий к сверхчеловеку. Пусть это пока первые шаги, но сама суть дела… И оказалось, что этот путь вовсе не источник радости и упоения.

С этими мыслями он заснул, еще не зная, насколько он прав.

Назавтра у него занятий тоже не было, но он решил сходить в институт – так, по мелочам. Зашел на кафедру и обнаружил там жаркую беседу двух преподавательниц.

– О чем шумим, дамы? – весело поинтересовался он.

Те так и накинулись на него с новостями. Оказывается, что местные, да и не только СМИ с утра бурлят сенсацией: в случайной автокатастрофе погиб некий таинственный киллер, за которым давно и безуспешно гонялись чуть ли не все спецслужбы страны…

Андрей постарался не измениться в лице.

– В какой катастрофе? – переспросил он.

3

Бывший снайпер спецподразделения КГБ проходил по оперативным документам под псевдонимом «Неман». Вовсе не потому, что он был как-то связан с этой белорусско-литовской рекой – нет, он родился далеко от тех мест, да и побывал там один раз в жизни. Побывал успешно – дело по факту убийства крупного оппозиционного политика и по сей день числится «глухарем» в прокуратуре Белоруссии… Но и это событие, конечно, не имело никакого отношения к агентурному имени, ибо случилось много позже.

Имя возникло почти сразу после того, как он попал в спецподразделение после службы в погранвойсках. Начальник оказался каким-то пафосным романтиком, он объяснил свое решение мудрено:

– Неман – русско-немецкое «не человек», скажем так. Символика! Здесь мы все уже по ту сторону, скажем так. Нам надо забыть прошлое, забыть друзей, забыть себя. У нас нет ничего, кроме нас, присяги и страны. Это наше кредо на всю жизнь. Мы – особенные. Мы – каста… – и далее много слов в том же духе.

Шеф распространил свои понты и на других членов группы: там у него явились и Квазимодо, и Ихтиандр… Но тут, похоже, спохватилось высшее начальство, которому это рвение показалось опасным и ненужным уклоном; вскоре руководитель исчез неизвестно куда, и агентам представили нового: конкретно-твердолобого дядю без всяких закидонов. Никто, разумеется, никаких вопросов не задавал, все были уже ученые: ваше дело думать и решать, наше – выполнять. Новый, так новый. Правда, прежние клички остались.

Между прочим, тот поэт спецслужб был в чем-то глубоко прав. Да, Неман не забыл свое настоящее имя, но в его мыслях оно действительно отошло в сторону, он даже в мыслях звал себя Неманом – и даже как-то нравиться стало… Он был на хорошем счету, за несколько лет освоил все нюансы профессии, побывал в горячих точках, удостоился наград, немного вырос в званиях… словом, все у него шло своим путем.

У него-то да, а вот в мире дела пошли через пень-колоду. СССР очумел и зашатался… ну, а потом и вовсе развалился. Спецгруппу распустили.

Агентам объявили об этом официально. Их собрал незнакомый начальничек из новых – молодой, шустрый. Сказал примерно так: благодарим за службу, но отныне свободная демократическая Россия в ваших услугах не нуждается. Расстанемся мирно и навсегда! Разумеется, корпоративный долг суть долг чести: ваши личные дела отправляются в особый архив, где и пребудут до скончания веков в полной тайне. Итак, вы свободны, прощайте! Отныне ищите в жизни свои пути.

В жизни никто из них между собой не дружил. Поэтому обошлись без сантиментов и застолья напоследок. Расстались – и больше никогда не виделись.

И ни разу Неман не поволновался за свое будущее, хотя казалось бы: службы нет, а что еще он умеет?.. Впрочем, ничего странного: интуиция подсказывала, что в этой новой демократической России его профессиональные навыки окажутся еще как востребованы…

Так и вышло.

Неожиданно позвонил бывший сослуживец – шапочно знакомый, аналитик из управления по экономическому шпионажу или как там это называется… да и шут с ним. Позвонил, предложил встречу. Неман понятия не имел, как тот узнал номер его телефона, но не удивился, конечно. Встретились в скромном уютном кафе. Экономист – звали его Герман Маркович – без предисловий перешел к сути.

– Есть люди, есть ресурсы, – веско заявил он. – Новой власти мы сейчас не нужны, да и пес с ней, с этой властью. Она либо поумнеет, либо спустят ее к чертям собачьим… а скорее все-таки, первое. Но это время. Годы. Пока дойдет до них, чего они стоят в этом бренном мире… словом, предлагаю не терять времени.

Он развил мысль. По его словам, имелась возможность создать законспирированную организацию… Под что законспирированную? – тут же переспросил Неман. Под коммерческую фирму – ответил собеседник. Будем специализироваться на торговле нефтепродуктами! – и добавил, что всю бизнес-сторону дела он берет на себя.

– Опыт есть, – усмехнулся он. – И будь уверен, дело я поведу по-взрослому. Станем акулами капитализма! Но это не главное, конечно.

Главное – под вывеской фирмы продолжать делать то, что делали раньше, ибо чекисты бывшими не бывают.

– Сволочи всякой развелось, как глистов, – посуровел будущий капиталист. – Изменники, перевертыши… Вчера с трибуны вещал, как комсомол решения партии одобряет, а сегодня про тиранию кровавую да про репрессии… Гад. Такой и мать продаст и в очко даст… Да и ладно, хрен с ним, давай ближе к сути.

Суть такова, что пока новая власть умнеет, надо не дать изменнической продажной сволочи угробить страну. Кто начнет сдавать государственную тайну; кто пустится распродавать стратегические запасы; кто побежит лизать жопу американцам или еще кому… таких учить и сразу – насмерть. Чтобы другим неповадно было. А заодно отстреливать всякую мразь вроде рэкетиров, которые сейчас, почуяв вольность, конечно, полезут изо всех щелей… Короче все та же знакомая работа. Платить будут достойно, не сомневайся.

– Не сомневаюсь, – сказал Неман.

Он думал, хотя в глубине души был уже согласен. Никогда – никогда! – он не считал себя убийцей. Только солдатом, только бойцом. Пусть странного, невидимого фронта – но фронта, а не бандитских разборок. Это была его жизнь, и он, хотя и не умел говорить красиво, как первый его босс, чувствовал и понимал себя и мир совершенно так же.

– Если тебе нужно подумать, – рассудочно заговорил Герман Маркович, – то разумеется… Пару дней могу дать.

– Не надо, – сказал Неман. – Я решил. Принято.

И потекли новые дни.

4

Неман занял в фирме должность менеджера по продажам. Пришлось кое-чему подучиться, и он с ироническим удивлением обнаружил у себя какой-никакой талант торгаша. Дела у него пошли неплохо, стал даже старшим менеджером – что это значит, черт его знает, но стал. Ну, а что касается основной работы, то она не заставила себя ждать.

Вскоре газеты и ТВ зашумели о загадочном убийстве скромного чиновника администрации президента, бывшего комсомольского работника. По обстоятельствам дела – типичная заказуха, но зачем, кому выгодно?.. Досужие интеллектуалы выплеснули в мир множество мудрейших конспирологических гипотез, и надо сказать, что некоторые из этих тычков пальцем в небо были даже недалеки от истины – но настоящую подоплеку знали несколько человек, и они, конечно, никогда никому не сказали, за что бывший комсомолец, а ныне труженик демократии расстался с жизнью.

За подлость и измену.

В силу служебного положения он стал обладателем важнейшей информации об агентурной сети нашей разведки во многих странах. Узнал – и сразу оценил, какие деньги не поскупятся отвалить ему за это. И дрогнула без того непрочная, подгнившая в столичных райкомах комсомольская душа. Да что там дрогнула! – лопнула по всем швам, раззявив нутро в жажде денег и наслаждений.

Да не судьба. Вместо банковских счетов, чековых книжек, Парижей, Ницц, райских островов с доступными девицами, вместо злачных кварталов Амстердама – пуля в башку. В затылок. Неман не испытал ни малейших угрызений совести, стреляя сзади – на войне как на войне, а изменнику не солдатская смерть, а поганая. Да и гуманно все же: бац! – и как свет погасили. Так и лег предатель мордой и роскошным кашемировым пальто в растоптанную мартовскую грязь московского двора.

Это было первое дело Немана в постсоветскую эпоху. Потом акции пошли если не потоком, то явно погуще, чем в прежние годы – жизнь стала грубее, грязнее, вынесла на поверхность всякую человечью пену, и бороться с ней приходилось сурово.

Неман давно поставил себе правило: бью только сволочь. Считал, что это правило соблюдает. Объект тщательно им изучался и лишь после этого принималось решение: работать по нему или нет. Впрочем, отказов – по пальцам перечесть: кандидаты на отстрел как на подбор были дивный народец, по которым пуля плакала уже давно… Годы шли, работы не убавлялось. Моральные уроды не переводились. Их даже становилось больше.

С годами Неман стал ощущать, что его мысли и чувства притупляются. Он привык ни о чем не думать, ни в чем не нуждаться. Семьи у него не было, дома он мог часами лежать, глядя в точку – и не замечать, как идет время. Оно выпадало куда-то.

А фирма процветала! Она набрала обороты и приносила очень даже немалые деньги на одной только коммерции. Глава компании заматерел, приобрел совершенно буржуазный лоск: костюмы, галстуки, лосьоны, тренажерный зал, уход за лицом в косметическом салоне… Бывшие генералы КГБ, которые финансировали и крышевали этот проект, постепенно уходили – кто в мир иной, кого задвигали за ненадобностью: мавр сделал свое дело… Бывший аналитик теперь сам решал все вопросы, сделался вальяжен и самоуверен. Платил отлично. Неман неоднократно выезжал на акции в другие города и даже страны, всякий раз с другими документами – этим фирма снабжала безупречно. Результат он давал стопроцентный, причем после акции старался о сделанном сразу же забыть – и уж вовсе никогда не интересовался прессой на эту тему. Дешевое честолюбие было ему органически чуждо.

Он не хотел думать, но думалось само – он же видел, что шеф работает уже не за идею. Тот ощутил незнакомый ему прежде вкус больших денег, и сильно на этот вкус повелся. Бывший аналитик КГБ открыл, что раньше он мало что знал о жизни. Дураком был, если уж правду сказать. А сейчас стал умным.

Да, Неман видел это. Заказов стало еще больше, и объекты были теперь все либо крупные коммерсанты либо провинциальные чиновники. Все они были не очень чисты на руку, иные и страх потеряли, что верно, то верно. Но прямо уж так взять и записать их всех в законченные скоты?.. Нет, это уж чересчур. Неман решил всерьез поговорить с начальником, и случай не заставил ждал.

Шеф вызвал к себе.

В такие моменты всегда назывался какой-то левый предлог, и в кабинете шел вполне рядовой служебный разговор, при котором начальник передавал подчиненному папку с документами, а тот у себя смотрел и находил надпись: встретимся там-то и тогда-то… Места встреч никогда не повторялись, конспирация соблюдалась свято, и Неман это одобрял: в данных вопросах перебдеть всегда лучше, чем недобдеть.

Так и в этот раз. Старший менеджер вошел в кабинет гендиректора, кратко поговорили о делах, была передана папка. Уже у себя Неман просмотрел бумаги, увидел главное, запомнил, а лист потом аккуратно уничтожил.

Вечером он был в кафе на северо-восточной окраине, в Черкизово. Вскоре прибыл и шеф.

– Ну, здравствуй еще раз, – сказал он, грузно присаживаясь.

– Здравствуй, – негромко отозвался Неман.

Они давно перешли на ты.

Заказали поесть-выпить и перешли к делу.

– Вот, – начальник передал киллеру бумаги с данными. Тот просмотрел и сунул в карман. Принесли заказ.

– Слушай, – начал Неман, когда официантка ушла. – Да ведь это бред. Что это значит?

В бумагах были данные о жертве – работнике городской администрации крупного города, одного из крупнейших в России. Работал себе мужичок в отделе промышленной политики… и доработался. Теперь его стрелять зачем-то надо.

Шеф терпеливо покивал.

– Понимаю, – сказал он, – вполне понимаю тебя. На вид ничего особенного, скажем так. Но это лишь на вид! На первый взгляд. А в самом деле редкостная тварь. Завербован пять лет назад. Там, в этом городе, завод есть по линии оборонки, так себе заводик, и название у него безобидное: «Электроприбор» какой-то, что ли… Ну, а что за этим кроется, думаю, разъяснять не надо.

– Не надо, – Неман даже не улыбнулся.

– Ну вот, – босс подцепил вилкой маслину из салата, кинул в рот, – был замечен слив информации оттуда. Взяли дело под контроль, начали поставлять ложные сведения, выявили цепочку. Так и вычислили этого. По некоторым причинам давать делу официальный ход нежелательно… Обратились к нам.

Неман слушал молча. Все гладко вроде бы – знакомый сюжет, бывало такое. И говорил Герман Маркович разумно, уверенно, как всегда. Но ведь и у Немана за годы подполья выработалось чутье на слова, жесты, взгляды, действия людей… И оно говорило ему, что начальник где-то врет. С честным, деловым видом. Умело врет – то есть, говорит почти правду. Однако, суть скрывает.

А самое скверное – Неман чувствовал, что вся его решимость поговорить с шефом начистоту как-то ушла в никуда. Чутье подсказало, что разговора не выйдет. Как отреагирует шеф – неизвестно, но в любом случае радости не будет. А потом…

А потом он, конечно, сделает выводы. И Неману очень не хотелось этих выводов. Он ощутил себя попавшим в тоннель жизни: либо вперед, либо смерть. Другой дороги нет.

И молчать долго нельзя: подозрительно!

– Информация точная? – хмуро переспросил он и тут же пожалел об этом: вопрос пустой, глупый.

– Обижаешь, начальник, – так же хмуро пошутил Герман Маркович.

– Ладно, – Неман улыбнулся очень натурально. – Извини, ляпнул не подумав. Все нормально.

– Да ничего, – улыбнулся и шеф.

5

Конечно, Неман поехал, все сделал чисто. Хозяин был доволен, щедро заплатил наличными.

Дома Неман бросил деньги на стол, сел и долго смотрел на них. Мыслей не то, что не было… а как-то лень было их ловить, хотя они кружились неспешно: ну вот и много денег… и на счете в банке… и когда-то думалось: вот накоплю сколько-то, уйду на покой.

Вот накопил. И что? Покоя нет. И не будет. Вернее, будет, но… Он вспомнил, что на каких-то славянских языках – чешском, польском – слово «покой» значит «смерть».

И он понял, что с этой минуты начал умирать.

Сколько бы ни было еще отмерено ему на Земле: дни, месяцы, годы – это уже ничего не изменит. Когда-то он выбрал тот путь, какой выбрал, и этот путь вошел в глухой коридор, откуда уже не выйти. Ну, годы – это уж чересчур. Конец пути – год, два. И все.

Он ощутил странную пустоту вокруг себя. Словно выцвели краски: небо стало тусклым, листва пыльной, голоса и шум огромного города приглушились. Вообще, как-то все отдалилось, между ним и миром вдруг легло расстояние… и это, может, было бы и хорошо, если бы не тоска из будущего.

Он охотно бы приписал это дело временному сбою: лето перевалило через зенит, пошло под уклон, и вправду, сразу потеряло свежесть, запылилось, выцвело… все это так, и все же дело не в этом.

Неман взял на работе отпуск и целыми днями лежал дома, дремал, сам ни о чем не думал, но мысли приходили незваными гостями. Самые невеселые: о том, что менты ведь тоже хлеб даром не едят, и за столько лет наверняка какие-то следы обнаружили, и из этих следов может сложиться если не картина, то хотя бы штрих-пунктирная схема, и толкового сыщика эти штрихи и пунктиры рано или поздно приведут в одну точку… Вполне сознавал, но почему-то это не пугало. Лежал равнодушно, смотрел в потолок. Почему?..

И вдруг понял.

Да потому, что не успеют. Смерть придет раньше.

Он тяжело поднялся, сел на кровати и долго сидел, не двигаясь, смотрел в никуда. Шел вечер, темнело. Набежали тучи, полился, тихо застучал по окнам дождь. Неман встал.

– Ну что же, – глухо сказал он. – За все надо платить.

6

Отпуск пролетел быстро, осень подошла вплотную. Заметно длиннее стали вечера, в березовых кронах протянулись желтые прядки. Неман вышел на работу, занялся менеджерскими делами… и с некоторой усмешкой обнаружил, что ему стало доставлять удовольствие общаться с клиентами, угадывать их мысли и эмоции, рассчитывать возможную прибыль… простые человеческие желания и наивные хитрости казались такими уютными что ли, домашними какими-то… и оставалось только жалеть, что все это пришло к нему слишком поздно.

Дни шли, про спецзадания шеф помалкивал, но по некоторым тончайшим приметам Неман чувствовал их близость – и не ошибся. Близость осени наконец-то превратилась в саму осень, когда его вызвали к начальству.

Все повторилось: стопка бумаг, потайной текст… Встреча в небольшом кафе. В другом, разумеется.

– Ну что, – босс старался говорить приподнято, даже с юмором: – Друзья встречаются вновь?

Неман вежливо улыбнулся, но беспокойство начальника уловил безошибочно. Что-то теснило, угнетало ветерана потайных дел.

– Давай-ка… пропустим по маленькой, – суетился он – и первым, не дожидаясь визави, опрокинул рюмку коньяка, заел лимонной долькой. Морщась, прожевал, постарался быть веселым, но вышло не очень:

– Итак, труба зовет, снова в поход… маршрут знакомый, скажем так.

Выяснилось, что отправляться надо в тот же город, что и в прошлый раз, ликвидировать там еще одно лицо. Начальник тут же и выдал информацию на это лицо. Неман просмотрел справки… и не поверил своим глазам.

– Ты что, серьезно?! – вырвалось у него.

– Абсолютно, – вся шутливость босса испарилась. Он смотрел пристально и жестко.

– Но… ч-черт, это же ни в какие ворота не лезет!

– Лезет, лезет. Ты послушай.

Неману надлежало устранить врача-психотерапевта – скромнейшего сотрудника какого-то реабилитационного центра, куда обращались люди с психическими проблемами, чаще всего алкоголики и наркоманы. За что?!.. Вот Герман Маркович и объяснил, за что.

По его словам, этот тихоня-психолог, никому не говоря, в полной тайне проводил со своими пациентами опаснейшие опыты. Он сумел разработать уникальную технику суггестии, с помощью которой программировал ничего не подозревающих жертв на совершение разных действий. Сначала это были действия примитивные и совершенно бессмысленные, затем они стали приобретать социально опасный характер…

– …понимаешь, этот гад внушает им сделать то-то и то-то. Иногда безобидное, а иногда и сволочное, скажем так. Камень там в окно бросить или грабеж совершить – тупо так схватить с прилавка что-нибудь и бежать… Ну, и все в таком духе.

– А как это удалось выявить? – спросил Неман с подозрением.

– А вот такие там молодцы наши ребята, ФСБ-шники, я имею в виду. Я с ними давно в контакте, молодцы, ничего не скажешь. Грамотно работают! Обратили внимание на рост таких вот выходок: бессмысленное хулиганство, вандализм… Менты ушами прохлопали, а наши просекли. Стали работать – выяснилось, что все эти несчастные придурки проходили курс в реабилитационном центре, у одного психотерапевта… Так и установили поганца. Сработали ювелирно, скажем так!

Неман молчал, слушал и думал. Дело, конечно, необычное, однако ничего невероятного в нем нет. Вполне могло случиться и такое, ибо душа – потемки. Но зачем ликвидировать-то! – вот чего Неман понять не мог.

Так и высказал патрону:

– Ну, ладно. Могу допустить. Но если так, не лучше ли взять его на факте, потом прессануть да и завербовать? Интеллигентик же, чуть придавить – и треснет. И пусть послужит Родине!

Но шеф досадливо помотал головой. Нет, сказал он. Аналитики поработали всерьез, личность этого типа изучили вдоль и поперек. Негодяй конченый! Мараться о такого неохота. Сверхчеловеком себя считает: все дозволено, право имею!.. Раскольников хренов. Нет, таких надо отстреливать как бешеных зверей!

Неман промолчал, но не поверил. О всеядности спецслужб он знал не понаслышке, знал, что те будут работать хоть с маньяком, хоть с педофилом, хоть с чертом рогатым: отбросов нет, есть кадры… И он еще яснее понял, что шеф темнит. Недоговаривает. И понял, что ему ужасно не хочется ехать в этот едва знакомый город, лишать жизни незнакомого человека… может, он и в самом деле подлец, чья душа сгнила безнадежно – но шут с ним, пусть с этим разберется кто-то другой, только не я. Я устал от этого всего. Сил моих больше нет!

Конечно, он так не сказал. И даже бровью не повел. И заподозрить ничего невозможно было. Он только сделал привычное равнодушно-пустое выражение лица: ну, надо так надо. Сделаем, не вопрос.

И тут в нем вспыхнула такая мысль, что он чуть не вздрогнул.

Как просто! До обиды – что же раньше не додумался?!.. Но и тут ничего не отразилось на лице его – он умел владеть собой. Босс смотрел зорко, но и он не усмотрел никакого ненужного движения в облике подчиненного. Рабочее спокойствие, и только.

Неман указал взглядом на коньяк:

– Ладно, плесни еще. Условия?..

– Отлично, – Герман Маркович подхватил графин. – Выпьем! Условия? Условия обещаю чемпионские…

7

Шеф в самом деле расщедрился, и аванс выделил – это было в самый цвет. Но не главное. У Немана на нескольких банковских счетах лежало вполне достаточно денег в разной валюте. Стало быть…

Мысль, осенившая в кафе, разом согнала пустоту и глухоту последних месяцев. Мир вдруг вернулся, ожил – зашумел, задвигался, заговорил как прежде, да и сам Неман точно проснулся. Придя домой, он сел, сцепил руки в замок и прочно все продумал. Потом резко встал. Да! Все должно выйти. Должно.

Он решил исчезнуть. Для совершения акции ему выдадут безупречные документы, с ними он может пропасть из поля зрения на день-другой. А потом…

О потом и подумаем потом! Сутки-двое нормальный срок для того кто умеет рубить концы и отрываться. Если все сделать с умом, можно выскользнуть за пределы РФ, сперва куда-нибудь в СНГ, ну а потом и в дальние края… В Южную Америку! В Уругвай какой-нибудь. И гори оно все ясным пламенем!

Жизнь обрела цель и смысл. Неман постарался поотчетливее продумать план ухода. По согласованию он должен был, находясь в условленном месте, получать СМС-ки, координирующие его выход на цель: объект вела группа наблюдения, знавшая о Немане только номер его мобильника – разовый аппарат, приобретенный на чье-то левое имя. Неман решил дождаться сообщения, означающего «идти к месту акции»… но не идти туда, а пропасть из поля действий. Навсегда.

Как обычно, он прибыл, снял частную квартиру. Осмотрелся. Сменил квартиру. Отослал закодированное сообщение. Получил ответ. Операция вошла в решающую фазу.

Поздним утром следующего дня Неман отправился в огромный торговый центр, побродил там незамеченным. Зашел в «восточное» бистро, стал ждать, неторопливо завтракая… Наконец, поступило то самое сообщение.

Неман набросил куртку, пошел к выходу, стараясь сдерживать себя. Вот она, точка невозврата! Он ощутил это остро, кончиками нервов. Стало сухо во рту. Он сглотнул и чуть прибавил шаг.

Ну, вот так. Полчаса, и он на автовокзале, сядет в автобус, а там и ищите! Не найдете никогда.

Он подумал так со злорадством – и вдруг понял, что за ним следят.

Это было так внезапно, что он чуть не обернулся, в последний миг удержался. Шел не спеша, а мысли метались: что это? Что это значит?!.. Остановился у витрины, оценил ситуацию. Ничего подозрительного! Люди шли мимо него туда, сюда, никто из них не был похож на шпика…

И каждый из них может им быть.

Хуже всего – что это как оглушило, он не мог собраться, включить свое чутье, просчитать ситуацию. Он старался, не получалось. Но он умел владеть собой.

Он встряхнулся, собрался. И лучше бы этого не делал.

Новая догадка начисто снесла все. Да никто не следит! Просто она уже здесь. Это ее взгляд. Ее прикосновение. И все прятки, чужие документы, заграницы для нее – ничто. Она решила так – и все.

Она – это смерть.

На деревянных ногах он дошел до выхода, сам не заметив как. В голове ничего не было, тупо пустота и все. Он сошел с крыльца, пошел куда-то, остановился… Пустота окружила его, он почувствовал ее физически, изнутри и снаружи, увидел, что он один, нечто отделило его от людей, снующих вокруг.

Неман обернулся, взгляд бессильно заскользил по зеркальным стеклам торгового павильона. Как-то неясно, как бы ненастоящие, донеслись до него взволнованные голоса, и он успел тускло, замедленно удивиться: чего это они кричат?..

Пустота стала вязкой, плотной. Руку не поднять! Ногой не шевельнуть.

Но он уже не удивился. Только взглянул в небо – и через миг нечто мягко подняло его, и выше, выше, выше… или это небо стало падать?.. – он не понял. Свет этого мира – тусклый, серооблачный – стал гаснуть, превращаясь в ночь. И странный, не мужской, не женский голос сказал:

– Вот и все.

Глава 3

1

Конечно, Андрей не мог знать всего этого. Просто из интернета он выяснил, что различные спецслужбы давно уже подозревали в совершении профессиональных заказных убийств владельца некоей совершенно респектабельной фирмы, бывшего офицера КГБ. При этом все догадки были исключительно умозрительные и косвенные, ничего доказательного. А попытки наружного наблюдения легко отсекались ветераном, хоть и аналитиком, но вполне владевшим техникой конспирации. Командировки сотрудников в другие города?.. Да, были. Но за всеми не уследишь. Спецслужбы провели операцию внедрения: в фирму устроился работать агент, от-то и поведал, что некоторые работники не в командировки ездят, а берут за свой счет или даже больничные, а сами таинственным образом исчезают…

Ага! – мозги у сыщиков завертелись на бешеных оборотах. И тут как по заказу, один из менеджеров, взяв за свой счет, исчез. Пробили адрес, установили наблюдение – нет дома. Куда делся?! Начальство рвало и метало, запросы полетели во все концы страны… и – неожиданный ответ из одного большого города: у жертвы случайной автокатастрофы обнаружен загранпаспорт на имя разыскиваемого. И общегражданский паспорт на другое имя. И пять штук электронных карточек разных банков. И – пистолет.

Словом, самый классический набор – мечта опера. Столичные сыскари так и взвились, но подозреваемый хозяин фирмы взвился раньше – только его и видели. Планета Земля большая, куда свинтил хитроумный экс-чекист – шут его знает. Ищи-свищи!

Все это Андрей узнал в интернете, где проторчал почти безвылазно несколько дней. А потом глубоко задумался.

Что же это значит?.. – спросил он себя. И ответил: а значит то, что его, доцента Рябко, повело и вывело в торговый центр на киллера затем, чтобы предотвратить чью-то смерть.

Андрей за эти дни перерыл кучу сайтов, где обсуждалась эта тема – большинство сходилось на том, что загадочный покойник прибыл для совершения акции. Кого он собирался ликвидировать? – вопрос иной, тут умники давали волю фантазии, иной раз завираясь до бредовых невозможностей. Находились и скептики; те осторожно вопрошали: а зачем тогда несколько паспортов и карточек?.. Энтузиасты же азартно отвечали вопросом на вопрос: а зачем тогда пистолет?!.. – и спор уносило черт-те куда.

Рябко в дебатах участия не принимал, хотя прочесть постарался все, ничего не упустить. Попытки осмыслить ситуацию заводили в тупик, но внутренне, глубоко, сильно, по-настоящему – он знал, что прав. События сошлись, и он предотвратил убийство. Тот дар, который сперва напугал, выходит, дар спасительный! Пройдет немного времени, и беспокойство вновь затомит, погонит из дому, и череда угаданных случайностей вновь приведет туда, где…

На этом мысль останавливалась. О том, что цена чьего-то спасения есть чья-то смерть, пусть даже смерть убийцы или негодяя, думать не хотелось. Рябко все же был философ и понимал, что такие игры добром не кончатся: не судите, да не судимы будете… Но вообще-то, осторожно говорил себе он – я никакой не судья, а всего лишь наблюдатель судьбы… или, лучше сказать, последнее звено в данной системе справедливости, воздающей каждому по делам его. А раз так, значит, в следующий раз вовсе не обязательно окажусь вестником смерти. Может, совсем наоборот! – соединю судьбы двух людей, давно потерявших друг друга и живущих надеждой встретиться.

Может и так. Но что гадать! А вот подзарядиться надо. Пойти к той самой березе в глубине старого парка, обнять ствол ладонями, постоять, прочувствовать… Отлично! Завтра так и сделаю.

– Сделали? – спросил Макс.

– Сделал, – сказал Рябко.

2

Они все сидели на кухне. Недопитый чай в чашках давно остыл. Сказав: «Сделал», Андрей о чем-то задумался и Максим вежливо вернул его к разговору:

– Простите, и что дальше?

– Что?.. Ах, да! Ну что же, я отправился туда…

Был обычный будний день, и людей в парке было совсем мало. Глубокая осень, сырость, туман… Но Андрею этот сырой и серый день хотелось слушать, как музыку хрустальных сфер: при всех своих философских предосторожностях он был увлечен и даже восторжен перспективами, да и гипотеза сбывалась: прав я оказался, черт возьми, прав!.. Но когда дошел до места, восторги поутихли. Земля и жухлая трава были мокрые, грязные, Андрей замялся… Но делать нечего, он осторожно, по-журавлиному зашагал по траве. Грязь чавкала под ногами, налипала на подошвы, но он упрямо двигался вперед, и прошел метров пять, когда услышал за спиной негромкий голос:

– Андрей Николаевич! – и от неожиданности чуть не поскользнулся. Резко обернувшись, он увидел высокого пожилого мужчину в строгом сером пальто. Лицо значительное, властное.

– Да?.. – на автомате отозвался Андрей.

– Здравствуйте, – скуповато улыбнулся седой. – Стремитесь приобщиться к высшим сферам бытия?

Рябко онемел.

– Простите?.. – только и пролепетал он.

Мужчина беззвучно рассмеялся.

– Надеюсь, вы понимаете, что я здесь не случайный прохожий. Идемте, побеседуем.

Андрею на раздумья хватило пяти секунд. Он послушно захлюпал обратно.

– Здрасьте, – сказал, подойдя. – С кем имею честь?

– Никонов Геннадий Тихонович, – вежливо представился седой. – Пенсионер.

– А в прошлом? – расхрабрился Андрей.

Геннадий Тихонович как-то странно посмотрел поверх деревьев парка, а затем и в самое небо.

– Вот о прошлом, – он взглянул на Рябко, – я и хочу с вами поговорить. Да и о настоящем и о будущем. Предлагаю прогуляться, свежим воздухом подышать.

– Прогуляемся, – сказал Андрей.

3

Через полчаса прогулки обоим стало ясно, что это надолго, и Никонов предложил пройти к нему домой – жил он неподалеку, в стареньком, но и по сей день престижном доме, где простых смертных не селили. Так приоткрылось прошлое хозяина: был он областным чиновником среднего ранга… Но не это было главным в его жизни.

Необычные способности в себе Гена Никонов заметил, будучи студентом политехнического. Он был парень старательный, усидчивый, к экзаменам готовился всерьез, засиживался по ночам. И вот однажды, заучившись до мути в глазах, он лег, заснул как убитый – и во сне понял, что завтра вытянет билет № 26.

Он ни за что не смог бы объяснить, как это вышло. Увидел число 26? Да нет. Услыхал?.. Тоже нет. Это случилось как бы само собой, помимо всех чувств. И Гена даже вздрогнул, проснулся. Запомнил: 26. И вырубился вновь.

Утром, вскочив, он сразу вызубрил этот номер, еще не зная, верить или нет. И помчался на экзамен. Вошел, взял первый же, не глядя, билет. Ну и?..

И, конечно, номер двадцать шесть!

Геннадий посидел для приличия, пошел отвечать. Ответил. Пять!

Потом он долго сидел на скамейке на бульваре – не столько думал, сколько привыкал к мысли о новой своей жизни. Он вправду был человек основательный и решил всерьез отнестись к неожиданно найденному феномену. И чрез несколько недель установил, что может более или менее влиять на события путем психологической настройки, медитации, говоря понятнее. Направлять ход событий в нужное русло. Дела его явно пошли в гору, способного студента заметили в руководстве ВУЗа… и он возликовал, решив по молодости, что нашел магистраль, которая теперь сама поведет его по жизни. Он решил делать политическую карьеру.

Студенту сдуру показалось, что он может все. Энергия била из него ключом. Во время медитаций он переживал восторг, больше всего это было похоже на полет во сне, и каждый такой полет завершался неуловимой подсказкой. Иной раз от Никонова вовсе и не требовалось никаких разгадок, иногда видения выглядели некоей шарадой… неоднозначно, словом. Но всегда интересно.

И вот пришел деть, когда пятикурсника Никонова пригласили в партком института. Там два упитанных дяденьки повели с ним витиевато-покровительственные речи, постепенно наклонившиеся к тому, что вот-де, не худо бы ему, Геннадию Никонову подумать о вступлении в партию.

Молодой человек потупился, скромно пробормотал, что понимает, какое ему оказано доверие… а сам почувствовал себя на седьмом небе. Сбывается, черт возьми! Ведь сбывается же!..

Так началась карьера. Новоиспеченный инженер пошел не на производство, а сперва немного поработал в комсомоле, после чего перебрался во взрослую категорию, в райком. А попозже и в обком.

Начинающий функционер был полон самых радужных надежд. С такими-то талантами, да как попрет он ввысь – смотрите, завидуйте!.. Жил в сладких грезах и сны видел неясно-приятные.

Но все оказалось иначе.

Постепенно, месяц за месяцем, а там уж и на годы счет пошел – Геннадий Никонов стал осознавать, что попал в среду тугую, плотную, где его сверхспособности увязли, как самый наиновейший танк в самом пошлом болоте. Человеческие отношения в этом мире оказались настолько сложными, что он себе такого и не представлял.

Окружающие его мужчины (женщин там почему-то не было) были улыбчивые, сдержанные, приветливые на вид люди – но Геннадий-то узнавал их не на вид, а по сути. Суть оказалась странной.

Конечно, они были не пришельцы, не призраки, а люди как люди. Но жили они не совсем человеческой жизнью. Никто из них никогда не говорил того, что думает. Все знали, что слова других нельзя воспринимать прямо, а всегда нужно искать в них двойное дно. И каждый знал, что любой его коллега может быть осведомителем начальства. А может и не быть. И каждый пытался разгадать невидимую сеть интриг и сплести свою.

Они относились ко всему этому с насмешливым полуазартом картежных игроков – как к особому виду спорта, и никто не обижался, если другой обходил его. Таковы были правила игры, их молча принимали все.

Принял и Геннадий, не мог не принять. Получалось у него ловко, неплохо, но погрузившись в эту обстановку, он с тревогой заметил, что его дар начал угасать. Те чудные полеты и видения, что некогда позволяли предугадать будущее, заметно потускнели и стали какими-то невнятными: он просыпался и не мог толком вспомнить, что видел, так было все смутно и бегло… А на службе его ждали хитроумные ребусы, и он вынужден был ловчить, хитрить и разгадывать происки коллег – что было по-своему занятно, в самом деле походило на состязание, что-то вроде усложненных шахмат… но не того он ждал от жизни. Он завяз в подковерной борьбе областного масштаба. А годы шли и шли, и все быстрей и быстрей.

Дар Геннадия Никонова потерялся в этих годах. То есть, он был, и даже в чем-то помогал, однако, он не развивался, и не тащил уже не очень молодого бюрократа. Геннадий видел, что те, у кого никаких талантов нет, но есть родство и связи, опережают его в карьере, даже если они моложе и начали позже.

Он начал горько прозревать, что дал маху и занялся не тем. Что его чудный дар был предназначен для чего-то иного: науки, искусства… творчества, короче говоря, разумного, доброго, вечного. Да! Чем дальше, тем яснее сознавал он, что это так. Но сознавал и то, что менять жизнь уже поздно. Он попал в колею… скорее, даже в секту, откуда назад дороги нет. Войти, нельзя выйти. А у него уже семья, дети… и никаких вольностей он себе позволить не может. Он связан.

И он продолжал жить в секте. Осторожно, не высовываясь, не подставляясь. У него была неплохая зарплата, отличный соцпакет, но главное – положение и все же связи. Игры, в какие играл он сам и его окружение, не выплескивались за пределы касты, а сама она была надежно огорожена от неопрятного, грязноватого, нетрезвого мира системой льгот и охранных грамот.

Геннадий – давно уже Геннадий Тихонович! – вжился в обстоятельства. В них мало что переменилось и после распада СССР: он и его сослуживцы были сотрудниками обкома КПСС, стали сотрудники канцелярии губернатора, партбилеты оставили дома… и делали примерно то же, что и раньше.

Но жизнь брала свое, на службу приходили молодые, стариков потихоньку выдавливали на пенсию. В какой-то момент Никонов почувствовал, что поджимают и его, и брыкаться не стал, хотя и поддаваться тоже. Цеплялся за работу до тех пор, пока начальство – тоже новое – не намекнуло так прозрачно, что прозрачней некуда. Дальше тянуть было нельзя, и Геннадий Тихонович ушел на заслуженный отдых.

4

Он всегда вел здоровый образ жизни, и ощущал себя лет на десять моложе. Пенсия приличная, самочувствие превосходное… и тут он вдруг подумал: а не вернуться ли к тому, утраченному в молодости?.. Привыкнув не впадать в эмоции, он стал занялся этим, никому и слова не сказав. Жене объяснял примерно так: пройдусь по магазинам, по хозяйству кое-что присмотрю… а сам просто отправлялся бродить по улицам, пытаясь вызвать в себе те давние, почти забытые чувства. Спешить ему было некуда, он ходил прогулочно, память его трудилась.

Он прошел хорошую школу жизни и понимал, что если и вернется нечто, то случится это само собой. Какой-то внешний толчок – и мир и время сами переменят ход. Не надо торопить. Надо ждать. Он ждал.

И дождался.

Однажды в мае Геннадий Тихонович пустился на привычную прогулку. Весна, солнце, синее небо, сирень!.. На душе было так отрадно, хотелось улыбаться, чуть ли не петь. Пошел, куда глаза глядят и ноги идут… и так вышел к старинному небольшому особняку – ныне лекторию общества «Знание». На двери виднелась скромная, едва ли не рукописная афиша, Никонов заинтересовался и подошел.

Объявление гласило: сегодня, в 17.00 состоится лекция на тему: «Человек и планета Земля. Загадки и нераскрытые возможности». Лектор – доцент университета такой-то.

Никонов долго стоял, смотрел, понимая, что вот оно, то самое, чего он так долго ждал. Он тут же и купил билет за какую-то смешную цену. И в 17.00 был в полупустом зале.

Лектора это обстоятельство совершенно не смутило. Моложавый стройный мужчина в элегантном светлом костюме вышел с улыбкой, непринужденно поклонился и начал рассказ.

И с первой же минуты Геннадий Тихонович с потрясением, в восторгом… с черт-те чем еще! – понял: вот оно! Сбылось.

5

Рябко прервался на полуслове. Лицо напряженно застыло.

Тревога перекинулась на Диму.

– Что? – почти выкрикнул он. – Что такое?!

Андрей сидел, не двигаясь и даже не моргая. Но вот моргнул. Очнулся. Правда, лучше от этого не стало – нехорошая бледность изменила, заострила лицо, и сам он весь точно осунулся под незримым грузом.

– Худо, ребята, – не стал он впустую утешать друзей. – Худо! Я думал… но нет, похоже, они нас нашли.

– Кто? – Макс резко подался вперед.

Но Андрей не ответил. Вскочил, громыхнув табуретом.

– Ну, парни, теперь забота у нас простая: ноги в руки и ходу!

Макс ничего не понял, кроме того, что надо слушать Рябко и не рыпаться. Дима хотел было убрать со стола: чужая-квартира как-никак… но Андрей цыкнул на него: некогда! – и они выбежали прочь.

На улице Андрей тормознулся на миг, вслушался – и махнул рукой: туда! Пустились бегом влево.

– Скорей, – задыхаясь говорил Рябко, – только скорей!.. Сейчас дворами… вот так, быстро, аккуратно…

Максим инстинктом догадался, что в такой обстановке надо делать, а не думать. Не думал и Рябко: он просто знал.

Но ему пришлось туго. Макс с Димой, молодняк, неслись как лоси, а вот философ, последний раз сдавший зачет по физкультуре на четвертом курсе, скоро стал хватать воздух ртом как рыба.

– Стой… стойте!.. Ребята, стой! – совсем выдохся.

Остановились. Андрей кое-как отдышался.

– Вот что, слушай меня… Объяснять некогда. Вот ключи, запоминай адрес.

Он продиктовал трижды, хотя у Димы давно уже выработалась профессиональная память на адреса. Он кивнул, взял ключи.

– Значит, ждем вас там?

– Да. Но…

– Что – но? – напрягся Макс.

– Если меня долго не будет… А, ладно! Мигом туда, и ждете меня. Все!

6

Андрей не хотел, да и не мог сказать им всего.

Просто-напросто он и сам не знал всей обстановки. Он знал, кто охотился за ними, догадывался, что этим гадам нужно. Он остро ощутил, что они в охоте на них. Но где они конкретно, что может случиться в следующий миг – этого он знать не мог. Поэтому и принял решение разделиться. Ребят отправил в надежное место, а сам…

А сам еще не знал, что делать. Погоня ощущалась, но как-то вроде бы отступила, потеряла остроту. Это хорошо?.. Да как сказать. Это могло значить, что группа преследователей разделилась, возможно, решила работать методом сети, рассыпавшись по одному, каждый из которых включал режим реактивного поиска. Стало быть не очень-то и знают, а? Гадают, ищут…

Это несколько ободрило Андрея, но он отлично знал, что бдительности терять нельзя. Решил приостановиться, прокачать ситуацию.

Присел на лавочку у подъезда. Поиск, работавший у него почти бессознательно, автоматически, показывал примерно то же: снижение уровня опасности до смутного, неясного чего-то. Андрей работал очень тщательно, но ничего, кроме того, что есть, не уловил. Ну и ладно!

Он ощутил огромную усталость и позволил себе расслабиться. Ладно! посижу, отдохну и домой…

И только тут вспомнил, что домой-то как раз и нельзя.

И на запасную квартиру тоже – ребят туда отправил. Что делать?..

Ну, что делать! Выход один – к Никонову. Приеду, расскажу, будем думать, что дальше. В конце концов, может, не все еще потеряно. Даже наоборот, после случившегося все опомнятся, поймут, что натворили, что может произойти потом… и может, даже удастся вернуть все на прежний уровень. Ну да ладно, что там, петь за упокой не будем, а вопросы, конечно, надо разруливать с Никоновым.

Рябко не стал звонить старику, решил сразу ехать к нему. А эти морды если и следят, если даже и точно вычислят, туда и не посмеют сунуться. Они тоже не идиоты.

Итак, к Геннадию…

Андрей не успел додумать – опасность полоснула, как ножом.

Что за черт?!

Он побледнел, хотел вскочить, и не смог. Грубая тяжесть навалилась на спину, на плечи, голос хрипло шепнул в ухо:

– Сиди! Не рыпайся.

И сильная рука ловко охватила шею, сдавив горло.

Дурак! Болван! – какими только словами не покрыл себя Андрей. И уж конечно, рыпнулся. Но чужая рука сжалась как стальной обруч.

Ах ты, гад!

Андрей яростно дернулся, в шее вдруг что-то хрустнуло.

И?..

И случилось что-то такое, чего никогда с ним не было.

Тяжесть исчезла. А он легко встал… или нет, даже не встал, а как-то его приподняло, какая-то сила, и он стал расти, расти, расти, земля стала уходить от него… и вот он уже достиг второго этажа, и тут женский голос отчаянно крикнул:

– Андрей!

И женщина заплакала, и он неожиданно узнал Марину, свою бывшую жену.

Он не увидел ее, только успел удивиться: как она здесь оказалась?! – и вмиг позабыл о ней, потому что какой там второй этаж! – он понесся в небо, чувствуя изумление и радость, а через мгновенье это стало счастьем, и он рассмеялся, чувствуя как растворяется в безмерном пространстве, полном теплого света…

Здоровенный детина с бугристыми плечами борца замер в растерянности.

– Блин, – пробормотал он, – это чего… Слышь! Чего это он?..

Другой, с острым, злым лицом склонился к человеку, обмякшему в руках амбала. Склонился – и побледнел.

– Идиот, – выдохнул он. – Кретин!.. Да ты ж ему шею сломал! Все, труп. Ты что натворил, урод?!

Тот совсем струсил. На тупом рябоватом лице выступил пот.

– Да ты че! Я ж не хотел… Я так, прихватил малость, он как рыпнется, ну я слегка поджал, а он того… Я чуть-чуть только, а он…

– Чуть-чуть! – передразнил остролицый. – Сила есть, ума не надо… Ты думай, как ты жмешь, башка баранья! Ты ж не на соревнованиях!..

Борец засопел виновато. Тело он все так же держал в объятиях, со стороны взглянуть: подвыпившего дружка облапил… Остролицый огляделся.

Он соображал быстро. Редкий народец маячил поодаль, на них никто не обращал внимания. Подъезд?.. Так, кодовый замок фигня. Подскочив, он за пять секунд разобрался с этой механикой. Метнулся вновь к скамейке.

– Так, берем быстро! Будто бы поддатого тащим.

– Ага, ага… Айда!

Они мигом втащили мертвеца в подъезд. Там было темно и пусто.

– Сюда! – свистяще шепнул главный, и они бесшумно свалили тело под лестницей, у входа в подвал. И быстро вышли, без лязга прикрыв дверь.

– Идем спокойно, не привлекая внимания, – процедил остролицый.

– Ага, – здоровяк ссутулился, хотел оглянуться, но спохватился и зашагал хотя и напряженно, но размеренно.

– С шефом сам будешь объясняться, – бросил спутник так же вполголоса.

– А?.. А, ну да, ясно, – поспешно согласился неразумный силач.

Метров сто шли молча. Затем амбал робко спросил:

– А это… ты как думаешь, он… ну, того…

– Как отреагирует?

– Ну да.

– Не знаю, – сухо ответил остролицый. – Откуда же я могу знать? Не обрадуется, это точно, а дальше… Ладно, хватит болтать впустую! Давай вон тот дом обойдем, потом в гастроном, а оттуда в машину. В случае чего запомнят, что мы из магазина вышли…

И ушли.

Часть третья

Глава 1

1

На второй за сутки чужой квартире оба риэлтора, столь успешно отыскавшие приключений на свою задницу, приумолкли. Не хотелось думать, говорить, двигаться… Умом Макс понимал, что надо бы потолковать, прикинуть одно к другому – но сил не было, ни физических, ни моральных. Войдя, Полканов рухнул в кресло, осмотрелся – ясно, что это не настоящее жилье, а так, времянка на всякий случай. Ну, вот он и случился, этот случай…

Дима побродил по комнатам, после чего плюхнулся в другое кресло.

– Ну, какие будут предложения?..

Максим вымученно усмехнулся:

– Да знаешь… Упал бы, да лежал, и больше ничего.

Дима пожал плечами:

– Понятно! Избыток информации. Да всего избыток!

– Это точно.

Но про себя Полканов подумал, что избыток избытком, а усталость какая-то совсем уж невменяемая, никогда такой не ощущал. Будто пол-мира навалилось всей массой… Да и не только массой – чем-то неясным, предчувствием будущих изгибов судьбы…

Нет уж, ну их к черту, такие мысли! Макс поднялся.

– Слушай, Димыч, что-то и правда никакой я. Пойду-ка упаду на час-полтора.

– Давай, – согласился Кольцов. – Надеюсь, тут нас никто уж не достанет.

Про час-полтора было сказано для проформы: на самом деле Максим был уверен, что вырубится часов на пять-шесть. Он зашел в спальню, увидел кровать, с огромным наслаждением повалился на нее прямо в одежде. Успела проскользнуть мутная мысль: эх, снять бы джинсы, легче будет… но она так и утонула в мгновенно нахлынувшей волне сна.

И погрузившись в нее, Максим сразу понял, что это не просто сон. Он пережил почти растворение в незнакомом прежде пространстве – очень светлом, легком, чудесном! Макс чуть не рассмеялся от внезапного, бессмысленного и бесшабашного счастья.

Но не успел.

Все кончилось так же внезапно, как и началось. Дивный свет исчез. Макс вздрогнул и открыл глаза.

Секунд десять он лежал не шевелясь и осознавая, что же это с ним. Постепенно осозналось следующее: он лежит на кровати в той же позе что упал, ничком, голова повернута влево, глаза смотрят в стену, видят дешевенькие полувыцветшие обои… Сколько времени прошло? Да пять секунд, не больше!

Максим вскочил и тут осознал еще одно.

Эти пять секунд тому назад он еле волочил ноги и свалился почти без сил. А теперь ощутил себя полным бешеной, лихой энергии – рвал и метал бы, да еще и адски хохотал при этом…

Не веря себе, он попер в зал. Вошел, увидел Диму: тот задумчиво сидел в кресле, поигрывал мобильником. От неожиданного появления заметно вздрогнул.

– Ты что?!

Максим сел.

– Привет, – невпопад сказал он. – Слушай, я долго спал?

– Да полчаса от силы! Чего вскочил-то?

Так. Полчаса. А показалось – миг, и все… Теория относительности, блин… Полканов сделал неопределенный вид:

– Да что-то и не знаю. Задремал вроде бы, и вдруг проснулся. И спать уж неохота.

Чутьем он уловил, что тему загадочных чудес лучше пока не трогать.

– Бывает, – согласился Дима.

– Да, – Макс улыбнулся. – Как тут насчет пообедать, не смотрел?

– Да заглянул в холодильник. Малый набор есть. Похоже, наш друг Андрей Николаич эту квартиру как запасной аэродром держал…

Голос Димы, звучавший ровно, спокойно, вдруг пропал для Макса. Его как будто отключило от мира – и он совершенно ясно понял, что Андрей Рябко больше не придет к ним. И вообще никогда никуда не придет.

Макс не успел понять, что случилось с Андреем. Наваждение разомкнулось, и он, Максим, вновь оказался в чужой квартире, напротив Димы, смотревшего серьезно и тревожно.

– Ты что, Макс?.. – спросил он непривычно тихо.

– Да так как-то… словно вырубился на секунду. Все-таки не проснулся, должно быть, до конца. Слушай! А как того старика-то звали?

– Какого?

– Ну, про которого Андрей рассказывал.

– А, того… Никонов. Геннадий Тихонович.

Полканов сам все помнил, но счел нужным сделать такой вот обходной финт.

– Ну да. Найти его можно, в смысле там адрес, все такое?..

– Вполне. Если Интернет есть. Был бы Сергеев какой-нибудь Владимир Петрович – таких десятки, а здесь…

– Ясно, – прервал Максим. – Тогда смотрим!

На столике у окна располагался вполне приличный комп. Включили – есть Инет! Отлично. Прочее было делом техники: Дима зашел на нужный сайт, вбил в поисковик данные и через секунды получил результат.

Никонов Геннадий Тихонович оказался в городе один. Адрес, год рождения, домашний телефон – ажур!

– Все точно, рядом с парком, – заметил Кольцов. – И возраст совпадает.

– И телефон есть…

Дима помолчал, затем осторожно переспросил:

– Ты… хочешь позвонить ему?

Максим закрыл глаза, двумя пальцами осторожно помассировал веки.

– Да, – твердо сказал он. – Да.

2

Этой ночью Геннадий Тихонович почти не спал.

Он думал уже не о том, как избежать конфликта, и даже не о том, как погасить его. Поздно об этом думать! Мысль целиком ушла в то, как из конфликта выйти с минимальными потерями.

Смотреть на реальность максимально трезво – жизнь научила его этому. В своих планах и расчетах он даже старался представить наихудший вариант ситуации, для запаса прочности. И всегда чувствовал, что держит дело под контролем.

Но сейчас…

Сейчас он стоял у окна, смотрел в ночь – и не было привычной силы духа. Будущее – это Никонов понимал абсолютно ясно – не обещало ничего хорошего. Зато плохого хоть отбавляй.

Он давно научился доверять своим предчувствиям, хорошим и не очень. Вот и этому прогнозу приходилось верить, чего очень не хотелось, но… Ни единого просвета не видел Геннадий Тихонович в завтрашнем дне.

Он не собирался угощать себя утешениями. Отошел от окна, сел в кресло, постарался сосредоточиться по полной. Будущее нехотя обозначилось в тумане неведения, что-то начало проявляться, какие-то силуэты… но тут же старик ощутил, как он катастрофически теряет силы, как затрепыхалось, прося пощады, его сердце… и он вынужден был прекратить. Видения исчезли, ночная тьма вновь обступила его.

Время увязло в этой тьме. Никонов понимал, что идет глубокая ночь, возможно, скоро начнет светать… Понимал, что надо спать, силы понадобятся – но так не хотелось вставать, двигаться, вообще ничего не хотелось, даже думать. Плохо это, очень плохо… Наконец, он собрался, встал, пошел в спальню.

Старался двигаться как можно тише, но жена все-таки проснулась.

– Что не спишь? – спросила она шепотом.

– Да так что-то, – тоже тихонько ответил он. – Все, ложусь.

Уже лежа он думал о том, что супруга все знает, наверное, но ничего не скажет и не спросит – выучка обкомовской жены… По-честному было бы надо рассказать ей все, но не теперь, даже и не завтра. Придет время, расскажу. А пока надо пережить самое тяжелое.

Под такие мысли он и заснул.

Проснулся гораздо позже обычного, и не сказать, что совсем разбитым, но без привычного чувства, с которым Геннадий Тихонович вскакивал по утрам, горя желанием изменить мир. Мир не изменился. Вернее, изменился, но не так, как хотелось. Хотелось в лучшую сторону, а он изменился в худшую.

Кое-как Никонов все же встал. Тоска тоской, а дело делом. Сейчас пойдут звонки, суета, события закрутятся вихрем… Большинство вопросов Никонов решал во время ежедневной утренней прогулки – как раз ее время подступило. Он заставил себя поскорее умыться, одеться, а на немой вопрос жены ответил:

– После позавтракаю. Моцион – дело святое, регулярность превыше всего.

Геннадий Тихонович собрался позвонить Рябко сразу, как выйдет из подъезда, но уже на лестнице ощутил нехорошее предчувствие, более чем знакомое – и опять же никаких сомнений в его точности.

– Ч-черт… – поспешно пробормотал он, полез за мобильником, но тот опередил его, разразившись пронзительной трелью.

Звонил не Рябко – но другой из ближнего круга.

– Геннадий Тихонович!.. – заголосил он.

– Спокойнее, – предупредил Никонов. – Кратко и по существу.

Тот постарался, и в общем-то, с задачей справился. Геннадий Тихонович узнал, что по случаю вчерашней перестрелки возбуждено дело, ведутся следственные действия, информация отслеживается…

– Хорошо, – ответил Никонов. – Старайся держать руку на пульсе.

Он отключился, попробовал соединиться с Андреем, но услышал: «абонент недоступен».

Это было плохо. Очень плохо. Собственно, этого не могло быть – чтобы Рябко вдруг отключился. Никонов перебрал номер вручную… результат тот же. Он позвонил еще одному:

– Здравствуй. Ты сегодня с Рябко не созванивался?.. Да, звонил, недоступен… Странно – не то слово. Вот что! Попробуй-ка ты, потом перезвонишь мне. Я жду.

Никонов говорил это, а в глубине души уже знал, что произошло непоправимое. И через минуту его последний абонент перезвонил: Рябко не отозвался.

– Что делать, Геннадий Тихонович?.. – по тону ясно, что человек сильно взволнован.

По правде говоря, Геннадий Тихонович сам не знал, что делать. Но по опыту, во-первых он знал, что так говорить нельзя, а во-вторых – что безвыходных ситуаций не бывает. Поэтому через секунды он сложил ответ:

– Пока ничего. Жди. Я работаю.

Сказать-то легко, попробуй сделай… Похоже, что ТЕ ударились ва-банк, не сознавая всех последствий этого. А последствия будут, ох и будут…

Никонов неторопливо шагал привычным маршрутом. Со стороны взглянуть – прогуливается пенсионер, в памяти пережевывает что-нибудь из прошлого. А мысль Геннадия Тихоновича работала не с прошлым, но с будущим. Он старался вглядеться в него, получалось не все, но он видел, куда это все клонится…

Завтрак ожидал его в лучшем виде – кофе, горячие бутерброды. Супруга сидела рядом, смотрела, молчала, и он знал, что она чувствует его настроение, но сама ни за что не спросит – такой уж порядок отношений сложился у них за много лет. Геннадий Тихонович решил, что не по-людски будет мытарить жену неведением, улыбнулся и сказал:

– Пока гулял – обзвонились все по делам Общества. Ну, ты понимаешь…

Геннадий Тихонович состоял одним из виднейших членов Общества ветеранов государственной службы, коему как бы и посвящал почти все время. Старики и там не оставили давних привычек, интриговали, склочничали – ничего от того не имея, просто из любви к искусству… Супруги немного и привычно посмеялись над этим, и завтрак прошел дружно и приветливо, тоже впрочем, как всегда. Геннадий Тихонович завершил трапезу законным «спасибо», направился в кабинет, и тут его застиг телефонный звонок.

– Кто это? – удивилась жена.

– Не знаю, – недоуменно ответил и супруг.

Он подошел к аппарату, снял трубку:

– Да!

И жена видела, как от не слышимых ею слов лицо и взгляд мужа твердеют, приобретая то выражение, какого она иной раз даже побаивалась.

– Так, – сказал Никонов, выслушав. – Ясно. Немедленно ко мне. Немедленно! И будьте очень осторожны. Действуйте!

2

По правде сказать, никаких таких предчувствий до сих пор Макс за собой не замечал. А тут вдруг обострилось – при том, что он не мог объяснить механику его работы. Просто вдруг понял, что у Рябко дела плохи – и все тут.

И значит, единственной зацепкой, способной помочь, становился незнакомый, ни разу не виданный Геннадий Никонов.

Дима смотрел на Максима, и у него шла своя работа мысли. И Полканов угадал это, и впервые мелькнуло у него, что Дима-то, возможно, знает о завернувшихся вокруг событиях побольше, чем говорит… Но долго думать об этом было некогда.

– Я звоню, – заявил он.

– Звони, – Дима пожал плечами.

Он в самом деле смотрел на товарища, на ситуацию в целом и видел то, о чем пока помалкивал. А кроме того, он сопоставил происходящее с рассказом Рябко… и сделал серьезные выводы.

И пока Максим набирал номер, пока говорил, слушал и вновь говорил – Дима смотрел и размышлял и все более укреплялся в верности своих догадок.

Полканов отговорил и отключился. На немой вопрос Кольцова ответил кратко, но исчерпывающе:

– Просит срочно к нему. Там все объяснит.

Дима хмыкнул:

– Нам вот уже второй день обещают все объяснить…

– Есть варианты? – жестко спросил Макс.

– Да нет, это я так, – Дима усмехнулся. – Едем.

Поехали.

На подходе к дому функционера Максим ощутил что-то… сам не понял, что. Как будто чье-то присутствие, что ли. Но он еще не умел разбираться в этом.

– Ну, вот этот дом, – показал Дима.

С виду почти обычная пятиэтажка, но не со стандартными балконами, а с длинными лоджиями: советские бюрократы еще стеснялись своих привилегий, косили под обычных граждан, хотя и не слишком удачно…

Быстро сориентировавшись, Дима нашел подъезд, вмиг разобрался с домофоном.

– Поднимайтесь, – донесся из динамика глуховатый голос.

В этой пятиэтажке и лифт оказался. И по две квартиры на площадке. Ребята с лифтом вошкаться не стали, взбежали на третий.

Дверь правой квартиры была открыта, в проеме стоял рослый седовласый мужчина.

– Прошу, – он вежливо повел рукой.

Ребята ввалились в квартиру, увидели слегка оторопевшую пожилую женщину.

– Моя супруга, – представил ее хозяин. И объяснил: – Молодые люди ко мне по делу. Прошу пожаловать в кабинет.

Прошли в небольшую комнату, обставленную строго, по-деловому.

– Излагайте, – велел хозяин.

Парни переглянулись.

Никонову не надо было спрашивать, кто из них кто. Светловолосый, казавшийся пошустрее – это Дмитрий Кольцов. Ну, а второй, темно-русый и сероглазый, с серьезным взглядом из-под темных прямых бровей – стало быть, Максим Полканов.

Геннадий Тихонович смотрел внимательно. И понял, что заговорит Максим.

И угадал, конечно. Макс откашлялся решительно:

– Давайте я начну…

4

По окончании Максимова доклада, который несколько раз прерывался звонками на мобильный Никонова, его ответами… так вот, по окончании этого Геннадий Тихонович взглянул на Полканова иначе.

– Простите, Максим, можно на ты?

– Конечно.

– Так вот, еще раз: как вы почувствовали, что с Рябко приключилось что-то неладное?

Макс нахмурился:

– Я не могу это объяснить. Просто понял, и все.

Дима бросил на Макса быстрый взгляд. И это не укрылось от Никонова. Но он и бровью не повел. Кивнул:

– Знакомо.

Максим замер на миг.

– То есть?

– Поясню, – ответил Никонов. – Но сначала… увы, придется сообщить вам тяжкую весть.

Лица парней застыли. Геннадий Тихонович угадал, что они все поняли. Во всяком случае, Максим.

– Андрей Рябко найден мертвым. Предположительно убит. Мне позвонили… Учитывая события последних дней, это более, чем вероятно.

Ребята подавленно молчали. Геннадий Тихонович понимал их. Более того – он представлял масштаб утраты. Но печалиться у него не было времени, да и сказать предстояло многое.

– А теперь парни, послушайте…

Глава 2

1

Когда Юрий Лосев оглядывался на свое прошлое, он не мог не удивиться и восхититься тому, как все сложилось именно в том направлении, в каком и надо было. Судьба! – иначе не скажешь. Доцент университета Юрий Дмитриевич Лосев был ведом по жизни силой, в сущности которой он честно пытался разобраться, многое сумел понять, но что-то до конца так и не понял.

В классе, где он учился, существовал какой-то нездоровый ажиотаж на предмет будущего поступления в ВУЗ. Среди одноклассников только и слышалось: «Ты куда будешь поступать? А ты?..» – понятно, что в такой атмосфере Юра поддался всеобщей горячке, и непоступление в институт рассматривал как катастрофу. А куда идти, толком не знал.

Вообще-то, он давно замечал в себе интерес к гуманитарным дисциплинам, и по всем статьям ему бы идти на исторический или философский факультет. Он и хотел, но когда сунулся туда, наслушался от тамошних абитуриентов всяческих страстей: поступить адски сложно, конкурс – десять человек на место, профессура – звери… Шут знает, что в этих разговорах было правдой, а что глупостями, но Юрий перепугался. Не сдать вступительных экзаменов, не стать студентом?! – это стало бы для него трагедией, каким-то вселенским позором.

Что делать?.. тут-то и пришла в голову спасительная мысль. А где самый слабый конкурс? Выяснилось, что аутсайдеров два: экономический и географический факультеты. Экономика Юрия не привлекала, ну а география дело другое, романтично даже как-то, интересно… вот и двинул Юрий Лосев туда. Сдал без проблем, вздохнул с великим облегчением: студент! А дальше будем думать.

В общем, ситуация похожа на ту, что годы спустя возникла у студента другого поколения: Андрея Рябко. Но с существенным отличием: у Андрея вышло само собой, что он решил сменить специальность, и ему это удалось. Юрий же лелеял эту мысль с самого начала… и у него она не сбылась.

Почему?

Да потому что наука географии оказалась еще куда интереснее, чем он представлял себе сначала. От поездок на практику – в черт-те какую глушь, где неделями жили в палатках и питались концентратами – его однокурсники старались откосить как могли. А Юра неожиданно для себя нашел вкус в этой военно-полевой жизни. Он бродил по холмам, долинам, берегам рек и озер со всякими буссолями, теодолитами, проводил картографическую съемку местности, на его глазах чистый лист бумаги превращался в самую настоящую карту… это было удивительно, но все же не главное.

Главное – Юрий прежде не замечал красоты природы. А тут он встретил летнее разнотравье, душистые объятия перегретого солнцем леса, таинственное журчанье ручья в самой далекой чаще, чистота безлюдных рек, прозрачных на всю глубину, до самого каменного дна… Все это тронуло душу студента так, что вернувшись из первой экспедиции, он другими глазами взглянул и на город, заметил в нем то, чего сроду не замечал раньше: неброские улочки, переулки и дворы, где притаилось нечто такое, чего он объяснить не мог, но смутно чувствовал. Он открыл для себя несколько таких мест, с виду ничем не примечательных: просто тихая улица, просто замкнутое пространство, где дома по самые крыши упрятаны средь тополей, берез, рябин, сирени… где самое время течет как-то не так… а может, даже и не течет оно там, а что-то иное происходит с ним.

Может быть. Но это там, в таинственном пространстве. А в обычной жизни время все-таки течет, уносит наши дни и годы, вот и жизнь Юрия Лосева влилась в колею, потекла по ней. Усердие студента оказалось замеченным, ему предложили остаться на кафедре. Он согласился, хотя еще не знал, что из этого выйдет. Он просто увлекся своим делом. А по большому счету…

Этот счет сложился из того, что Лосев сохранил философский склад ума. И не сразу, но год за годом в нем вызревала идея, в которую поначалу он и сам не решался верить, но она сама заставила его поверить. Ведь стало получаться, черт возьми!..

Идея нуждалась в разработке. Никому не говоря, Лосев взялся за это, углубился в литературу, и чем дальше вникал, тем больше поражался, восхищался, жаждал новых знаний, искал их, сопоставлял, вновь изумлялся… теория росла, укреплялась, требовала подтверждений. Но он отлично понимал, что попробуй он выступить перед коллегами – его, мягко говоря, не поймут. Да и доказательств не было. Но он говорил себе: ничего! Будут доказательства. Надо лишь подождать, совсем немного.

И дождался.

2

Его вызвал завкафедрой.

– Слушай, Юрий Дмитрич, – произнес он с таким лицом, словно готовился сообщить нечто прискорбное, – тут вот запрос поступил…

Запрос поступил из общества «Знание», нужно было прочесть научно-популярную лекцию на тему глобального потепления.

– Ты этой темой занимаешься, – сказал завкаф, – так вот давай-ка выступи. Ну, заработаешь худо-бедно… Вот адрес.

Сердце Юрия екнуло. Он сразу понял: вот оно! Шанс. Кто придет на эту лекцию?.. Общество «Знание», само собой, оказалось нищим, как церковная мышь, информацию распространяло самыми дедовскими способами, да и контингент слушателей был здесь пенсионный. В себе как лекторе Лосев был абсолютно уверен, его волновало, насколько он будет понят.

Шагнув в зал, он несколько оторопел: как в дом престарелых прибыл, ну и ну… Вида, однако, не подал, улыбнулся приветливо, отпустил пару дежурных шуток – получилось удачно, публика заулыбалась, ожила… Ну, а дальше дело техники. Лосев заговорил уверенно, открыто, совершенно доступно – это он умел. Опытным взглядом нашел в зале опорные точки – людей, наиболее заинтересованных, для которых, собственно, лекция и читается. Таковых отыскалось трое, из которых вскоре лектор выделил одного: статного пожилого мужчину, в нем более высокий социальный статус, чем у прочих, угадывался сразу.

Он явно был заинтересован. Юрий угадал, что этот человек знаком с проблематикой, думал над ней – возможно, как-то иначе, подходил с другой, чем Лосев, стороны, но это же и здорово! Лосев говорил и был уверен, что после лекции мужчина подойдет к нему. И потому самого главного говорить не стал. Он ощутил вдохновение, взлет души. Ну, Юра! – сказал он себе – кажется, ты нашел то, что надо…

3

Суть теории Лосева заключалась в следующем.

Разумеется, он еще студентом слышал на лекциях по климатологии, что в ХХ веке отмечается повышение температуры – устойчивое, но настолько небольшое, что в реальной жизни по сути, незаметное, к тому же посреди этого потепления вдруг случались лютые зимы… Студент Лосев эти слова запомнил, но потом долгие годы не вспоминал их. И даже те события, которые пришли потом, еще не стали началом новой эры. Хотя без них ничего не было бы.

Когда лето 1992 года случилось заунывно-дождливым, Юрий подосадовал, вспомнил, что подобное же мокрое лето имело место лет шесть-семь тому назад… ну и все на этом. Осень, зима – все как положено.

Но потом…

Потом, когда лето 93-го года выдалось таким же ненастным, а лето 94-го еще хуже – оно поставило рекорд! – небо как прохудилось, из него лило, хлюпало, булькало сутками напролет – вот тогда географ Лосев понял, что это знак серьезных перемен. Так и случилось. В годы, последующие за этим, стало заметно теплеть. Особенно заметно теплой стала осень 96-го. Юрий профессионально заинтересовался этим.

Вот тогда-то он и осознал по-настоящему: раз климат Земли, разных ее регионов меняется на протяжении столетий, значит, менялись флора, фауна, а главное – жизнь людей и сами люди.

Вот это важно. Очень важно! Земля, все живое и люди составляют единую систему, гораздо более единую, чем это кажется на первый взгляд. Изменения в биосфере вызывают мутации организмов, а изменения особо резкие – назовем их хоть катастрофы – приводят к взрывам мутаций и переменам видов на Земле. Ведь что такое вид? Вот все мы, люди на Земле – один вид, при всех своих различиях. Это значит – одна генетическая программа. Только в рамках этой программы всякое существо может жить, а главное – производить потомство. Строго в этих рамках! Люди производят людей, кошки – кошек, одуванчики – одуванчиков… И не бывает, чтобы кошка родила щенка, а огуречный куст – помидор, верно? Верно. Но при всем том эволюция есть! Виды меняются в сторону улучшения. Были динозавры и пропали, не было млекопитающих – и взялись откуда-то… Какая-то сила так перетряхивает геномы, что возникают совершенно новые виды, которых раньше не было. Что же это за сила такая? Ясно, что должна быть огромная сила. Катастрофа!

Но тут давайте обратим внимание вот на что. Ведь случаи сильных генетических изменений встречаются не так уж редко. Ну вот какими рождаются дети алкоголиков, наркоманов? Верно, уродами, мутантами. А что бывает в местах радиоактивного заражения? Тоже мутанты, с другим геномом! Значит? Значит, сильные внешние воздействия могут приводить к перенастройке программы. Это факт.

Факт, но… Вот здесь еще одно серьезное «но». Мы говорим: мутанты, мутанты… и тем самым подразумеваем – уроды. В общем-то, верно. Воздействие алкоголя, наркотиков, радиации сугубо негативно, оно уродует геном. А при этом мы видим, что эволюция имеет обратную картину – ясно, что современные животные совершеннее тех же динозавров. И если катастрофы создают лучшие виды, значит?.. Значит, это умные катастрофы. Как такое может быть?!

Ответ один. Значит, планета Земля не что иное, как огромная биолаборатория, в которой методом проб и ошибок выращивается нечто, необходимое для развития Вселенной. Вот она создала динозавров, и в какой-то момент это оказалась самая высшая форма жизни в мире. Но это был тупик. Дальше развиваться в этом направлении стало невозможно. И тогда на Земле происходит грандиознейшая катастрофа, после которой развитие идет по новому пути, приводящему к появлению человека.

Итак, давайте сделаем промежуточный вывод. Планета Земля работает как сложнейшая система тонкой настройки Вселенной. Она пытается выработать наилучший проект развития. Одна ошибка, другая… и вот постепенно начинает просматриваться проект «Человечество», который оказывается сравнительно успешным. Если раньше планета меняла себя сама, то теперь часть функций можно переложить на человека. Соответственно и регулировка системы становится более мягкой. Если раньше требовалось устраивать катастрофы, чуть ли не полностью менявшие лик Земли, то теперь стоит аккуратно направлять человечество в нужное русло, а прочее люди сделают сами. Вы наверняка слышали о так называемом великом оледенении?.. Ну, а о глобальном потеплении в наши дни только ленивый не говорит. Что кроется за этими явлениями? Попробуем разобраться.

Каждое из таких событий сильно меняет ход истории. Оледенение, скажем, заставило людей сосредоточиться, собраться с силами, а то бы еще пару тысяч лет на деревьях сидели… А вспомним великое переселение народов! Всё пришло в движение, возникали новые государства, рушились старые – и это тоже результат каких-то климатических сдвигов. И вообще вся история сопровождается такими колебаниями: потепление-похолодание-потепление-похолодание… и это направляет развитие общества и личности в ту или иную сторону. Личности! – запомним это.

Здесь надо сделать очередное отступление. Вернее, переход темы.

3

Человек – существо с огромным потенциалом. Известны случаи, когда люди в критических ситуациях совершали такое, чего в обычном режиме и близко не смогли бы. Да и каждым из нас наверняка случалось что-то необычное! Какой-нибудь необычайно яркий сон или тревожное предчувствие, которое потом сбывается… Я это к тому, что мы на самом деле представляем собой куда большее, чем в обыденной жизни. В нас заложены огромные способности, в том числе и так называемые экстрасенсорные… название неправильное и неудачное, но Бог с ним! Ясно, о чем речь. Так вот, суммируем: мы, люди современного вида, не являемся Человеком в полном смысле этого слова. На нашем уровне проект «Человечество» реализован на сколько-то процентов, может, наполовину, не знаю.

И вот отсюда вопрос: а что мешает нам развить эти способности? Почему это все лишь случайные проблески в скучной жизни, да и то бывают не у всех. Почему?..

А ответ, думаю, такой: человек морально не готов к себе, к своему полному масштабу. Как не готов ребенок к управлению сложной техникой, верно? Вот и нам дай все наши возможности, и мы такое устроим, что мало не покажется. Поэтому условия планеты такие, что они не дают людям раскрыться полностью, для нашего же блага. Но время от времени наша лаборатория Земля устраивает проверки: готовы ли мы к освоению новых возможностей. Как делается проверка? Изменением климата!

И тут важно отметить, что это не причина. Это лишь признак. Если на Земле становится заметно теплее или холоднее, значит, происходят какие-то очень существенные изменения в целом. И они влияют на нас, точнее, на наши способности, те самые, экстрасенсорные… или уж давайте говорить прямо и точно: магические.

У слова «магия» плохая репутация, поэтому давайте определимся с этим термином. Что такое магия? Это способность человека воздействовать на внешние объекты напрямую, без посредников в виде логических рассуждений и технических конструкций. А когда мы сперва рассуждаем, потом воплощаем это в технике, это как называется?.. Правильно, это называется наукой. Итак, наука и магия! В смысле целей разницы между ними никакой: обе служат воздействием на внешний мир. Магия стремится делать это прямо, наука – через ряд промежуточных действий. Второе оказывается более выгодным энергетически, потому что когда расход энергии не мгновенный, а постепенный, то она как бы размазывается по времени и это менее заметно… Да вот пример! Из другой, правда, области, но очень наглядный. Почему мы делаем многие крупные покупки в кредит? Да потому, что набрать сразу крупную сумму денег трудно, а ту же сумму, даже больше – по частям выплачивать легче. Ну, а то, что деньги есть вид социальной энергии, долго объяснять не надо.

Теперь должно быть понятно, к чему я веду. Если хочешь влиять на мир, гораздо успешнее делать это научно-техногенным путем, чем магическим. Последний требует от человека мгновенных резких выбросов энергии, а где ее взять? В биосфере Земли! Человек в полной своей проектной мощности должен составлять, наверное, одно целое с планетой, единый организм с полным энергообменом. А в нашей версии человека мы связаны с ней тонкими каналами. Но они могут делаться пошире, энергия приливает к нам, и тогда человек чувствует в себе рост необычных возможностей. Сказать по-другому, становится более способен к магическим действиям. Почему?.. Да потому, что изменения в биосфере расширяют эти каналы, у многих это проявляется, и тогда словно из ниоткуда в обществе происходит всплеск всяческих колдунов, ведьм… вообще демонизма. Все вы слышали об ужасах инквизиции, охоте на ведьм, которую когда-то объявила церковь. Это имеет явные временные границы: конец 15 – начало 17 веков, лет сто пятьдесят-сто семьдесят. Ни до, ни после ничего подобного не было! Все как будто с ума сошли на почве колдовства… Впрочем, насчет «после» особый разговор, а до – точно не было. Поэтому нелепо объяснять это дикостью и невежеством – раньше люди были еще более дикие и суеверные, и колдунов боялись не меньше, но такого кошмара не было. Социальные потрясения? Да, это была эпоха грандиозного переворота. Но началось-то все как раз со всплеска демонизма, а уж потом пошли все реформации и войны… Нет, этот девятый вал безумия был вызван чем-то иным.

4

Признаться, я сейчас не вспомню, как впервые возникла эта идея. Может случайно прочел где-то: в шестнадцатом веке произошло заметное потепление, а с самого начала семнадцатого ударило сильное похолодание – и на двести с лишком лет. Прочел и забыл, а после, через годы, память сработала?.. Не знаю. Но в какой-то миг все вдруг сложилось.

И родилась гипотеза: а нет ли связи между изменениями климата и магическими способностями человека? Взлет колдовства в конце пятнадцатого века мог состояться просто потому, что многие внезапно открыли в себе магические дарования. А причиной тому то, что в биосфере приоткрылись для людей «окна возможностей» – и были использованы тупо и бессмысленно. И лаборатория Земля решила, что рановато. Не готово человечество к такому размаху!

Значит, складывается такая картина. Путем долгих экспериментов, геологических переворотов и т. п. Земле удалось сочинить такое существо как человек, способное к прямому восприятию энергии биосферы и превращению всей системы в некую сверх-Вселенную. Но и это дело долгое, трудное, человеку, дабы раскрыть весь потенциал, необходимо развить моральную сторону личности, превратиться в этом смысле из глупого ребенка в мудрого взрослого… Земля помогает ему в этом. Как? Не берусь сказать за всю планету, но в наших широтах, судя по всему, признаком этих изменений является температура. Наступает потепление – и у людей приоткрываются «магические окна», понемногу, конечно. Кое-кто чувствует в себе необычные способности, пытается использовать их… Но в целом никогда пока не удавалось поставить этот дар себе на пользу. Всегда магия превращалась во что-то зловещее, хотя как в таковой в ней ничего плохого нет: инструмент прямого воздействия на мир, только и всего.

Вот и в последний… извините! В предпоследний раз, когда в умеренных широтах началось потепление, кто-то ощутил в себе прилив энергии. Конечно, эти люди не знали мудреных слов и не могли объяснить, что с ними происходит. Но они стали чувствовать, что могут влиять на других, на мир – и пустились во все тяжкие, дар быстро выродился в самый примитивный, низкопробный оккультизм. Когда он стал зашкаливать за все мыслимые пределы, спохватилась церковь, вмешалась… и пошло-поехало. Началось преследование, запылали костры, тут же полыхнула реформация, религиозные войны… и Европа погрузилась во мрак.

Ну, а что же наша лаборатория Земля? Она поняла, что шанс на превращение данной модели человека в человека истинного – упущен. Новые возможности пошли не в пользу, а во вред. Дай людям волю, и они угробят друг друга. Что делать в такой ситуации?.. Верно: заморозить эти возможности. В буквальном смысле! И с самых первых лет семнадцатого века начинается сильное похолодание, и длится оно целых триста лет. Поначалу ведовские процессы по инерции еще идут, костры пылают, но это уже маразм, следствие войн и потрясений… А магические способности в массе стали стираться. По сравнению с тем, что было, у людей нового столетия не осталось, похоже, совсем ничего. Так что всего один путь и остался у них – покорять мир с помощью науки и техники. И этот путь оказался очень успешным. И вот вместе с похолоданием – которое, кстати, было настолько сильным, что 17–19 века называют малым ледниковым периодом – технический прогресс пошел гигантскими шагами. Одно время кому-то показалось, что в лице этого прогресса человечество нашло золотой ключик и теперь решит все свои проблемы… но это были, конечно, наивные мечты. Прогресс шел полным ходом, выдавал все новые чудеса: автомобили, самолеты, радио, кино, и люди, кажется, уже устали удивляться всему этому – а мир незаметно шел к катастрофе. И она случилась в 1914 году. Вновь человечество не справилось с собственной силой, на этот раз научно-технической.

Я глубоко убежден, что годы с начала Первой мировой войны до конца Второй мировой были провалом цивилизации, увлекшейся прогрессом и превратившим его из средства в цель. Когда сила и прибыль становятся смыслом жизни, жизнь превращается в оборотня. Все, что казалось таким прогрессивным, перспективным, вдруг обрушилось, пошло кувырком… и когда Вторая мировая кончилась, это самое прогрессивное человечество обнаружило себя у разбитого корыта.

Но времени осмотреться, всерьез подумать не было. Политика диктовала свои условия: кто кого – и середины нет. А единственное средство развития?.. Правильно, все тот же прогресс! И после войны взлетела еще одна техногенная волна: кибернетика, электроника, ядерные технологии, космос – все это понеслось и достигло пика к началу семидесятых готов.

Я готов биться об заклад, что именно тогда темпы техногенной эволюции достигли пика. Потом пошло замедление. Доказательства? Легко! Почти вся техногенная среда, в какой мы живем сейчас, имелась и тогда. Космонавтика, атомная техника, авиация, автомобили, телевидение… все то, что определяет нашу жизнь, имелось и тогда. Да, оно было похуже, погрубее, и его было меньше – но это не принципиально. Пожалуй, есть одна лишь сфера, где произошли огромные изменения – это, понятно, информатика. Компьютеры, интернет… здесь, слов нет, рывок гигантский. Но сейчас и здесь наметился тупик. Дальше прогрессировать бессмысленно, в том числе и в экологическом плане: то, что технический прогресс стал приносить больше вреда, чем пользы, заметили еще в эпоху пика, на рубеже 60-70-х годов… Словом, не буду повторять банальности, вывод ясен: научно-технический прогресс как магистраль эволюции себя исчерпал. Все!

Ну, а теперь посмотрим, как это совпадает с поведением нашей родной планеты. Ну, то, что мы вот уже лет пятнадцать видим явное потепление, абсолютно ясно, тут ничего доказывать не надо. Но любопытно другое: метеорологи начали отмечать повышение температуры в северных широтах… когда бы вы думали? Да с 20-х годов прошлого века! Конечно, на обывательском уровне этого никто не замечал, но это было. Было, подступало год за годом… и вот количество перешло в качество. Сегодня без всяких метеостанций всем ясно, что климат стал намного теплее.

Ну, и теперь выводы! Полагаю, они ясны. При потеплении в культурно развитых обществах инициируются магические способности людей, хотя так и не удалось использовать этот потенциал позитивно. Когда не получилось это в предпоследний раз, пришлось все нивелировать, чтобы народ друг друга не перебил. Пошло похолодание, а вместе с ним технический прогресс, позволивший человечеству более-менее нормально развиваться. Но вот и здесь подступило пресыщение: негативные последствия стали перевешивать пользу. Земля поняла это еще сто лет назад, когда люди о том думать не думали, и не спеша стала готовить потепление, чтобы оно стало очевидным к моменту окончания эры НТП. Так и вышло! Все, что можно выжать из развития техники, выжато. Это, кстати, и подтверждается характером развития современной науки: на первый план выходит генная инженерия, которая по сути ближе к магии, чем к классической науке… Почему? Так вспомним наши определения: наука воздействует на мир через ряд посредников, в виде логики и техники. Ведь что такое техника на практике, подумайте-ка сами! Это такой волшебный костюм, дающий нам силу, согласны? Ну, например, автомобиль. Его салон, органы управления – кресло, педали, руль – все это как бы «заточено» под тело человека. Сел, руки на руль, ноги на педали – и машина как бы приросла к тебе, ты надел ее на себя и превратился… ну, хотя бы в кентавра. Сказка! А представьте, вот летчик садится в боевой самолет – ну чем не дракон?!.. То есть, прогресс это такой техно-карнавал, где каждый может превратиться то в кентавра, то в дракона, то еще в кого-нибудь.

Но! Очередное наше «но». Эти наши техно-костюмы прирастают к нам временно: сел в машину – кентавр, вышел – все, сказка кончилась, остался хилый человечек. Ну, а магия предполагает модернизацию изнутри, в самой психобиологии человека. Чем генетика и занимается. Ну и скажите после этого, что она не магия!..

Глава 3

1

Докладчик умолк на секунду, постоял, улыбнулся грустно.

– Мы с вами живем в интересную эпоху, – сказал он. – Когда кончилось малое оледенение, а с ним и развитие человечества за счет техники. Кстати! Я считаю, что когда-нибудь на новом уровне техника свое слово еще скажет – мне в ней видится что-то не временное, но вечное… но это потом. А сейчас перед человечеством вновь вырисовывается путь раскрытия наших магических способностей. Удастся это – и возможно, перед нами откроются неведомые измерения, обитаемый мир, до сих пор нераскрытый, вдруг развернется как цветок, и мы увидим такие огромные пространства, о которых раньше и не подозревали… Но вопрос в том, сумеем ли мы верно воспользоваться этим окном возможностей. Здесь у меня есть немалые сомнения. Я…

Докладчик осекся и не закончил. Поспешил закруглить лекцию совсем:

– Ну вот, пожалуй, это все, что я хотел вам сказать. Вопросы?

Вопросов не было. Лица у стариков были старательные, они честно пытались понять сказанное, но видно, оно оказалось для них слишком сложным. Юрий ощутил досаду: все же он рассчитывал, что какой-никакой, а отклик будет. Ну, вот хотя бы тот седовласый… Юрий мельком глянул на него, но тот был совершенно спокоен.

Тем не менее, Лосев ощутил, что продолжение следует. Это его приободрило, он благосклонно принял приглашение организаторов на чаепитие, прошедшее очень мило.

Когда он вышел из особнячка, был уже настоящий вечер. Юрий не спеша побрел по тротуару… тут-то его и окликнули:

– Юрий Дмитриевич!

Он обернулся, уже зная, кто это.

Тот самый седовласый, с вежливой улыбкой.

– Здравствуйте. Я был на вашей лекции… – и далее все по порядку, представился, кратко, но веско указал на свое служебное прошлое. Познакомились. Геннадий Тихонович не стал тянуть дело в долгий ящик:

– Юрий Дмитриевич! Мне показалось, вы что-то не договорили. Не решились. Или я ошибся?..

Лосев улыбнулся проницательности старого чиновника:

– Пожалуй, нет. Не ошиблись. Но я хочу сказать, что это всего лишь гипотеза. Многое говорит в ее пользу, но прямых подтверждений нет. Поэтому…

– Ничего, – перебил Никонов. – Мне этого достаточно.

И Лосев сразу ему поверил.

2

Изыскания Юрия Лосева постепенно привели его к такому выводу, какого он сам от себя не ожидал. Он решил выяснить, в каких местах Земли потепление особенно должно работать на инициацию человеческих сверхспособностей. Для этого пришлось перелопатить кучу материала – но всякий труд вознаграждается. Среди тонн пустой словесной руды замерцали драгоценные золотые искорки.

Прежде всего, он убедился, что не имеет смысла искать в крайних климатических условиях – все-таки это экзотика. Обратился к умеренным широтам. По мере исследования стали отпадать приморские местности со сравнительномягким климатом: там все не так уж изменилось. Внимание переключилось на континентальные регионы… и среди них пошел естественный отбор. Места с очень уж резко континентальным климатом оказались неподходящими, ибо там, напротив, условия оставались слишком суровыми… Короче говоря, надо было выяснять, где климат поменялся в наиболее благоприятную сторону. И Лосев стал аккумулировать и анализировать множество факторов.

И чем дальше он исследовал, тем больше росло его удивление. Он ничего не подстраивал, просто искал, работал – и круг поисков устойчиво сужался вокруг его родного города. Ну, во всяком случае, вектор явно указывал на юго-восточную часть Европейской России, Поволжско-Уральский регион. И наверняка здесь и помимо Лосева есть люди, догадывающиеся о том же, о чем и он, а возможно, и одаренные, уже почувствовавшие свою необычность. Но все они еще разрознены, никто не знает друг о друге, а кто-то, может, и боится прослыть белой вороной, а попросту говоря – сумасшедшим. Да что тут долго за примерами ходить, сам-то ты, Юрий Дмитрич, много ли говоришь…

Он стал всматриваться и вслушиваться в себя, и через какое-то время мог честно сказать: да! Есть такое дело. Немного, но есть.

Он стал чувствовать окружающее. Просыпался – и знал, удачным или неудачным будет день. Он научился улавливать настроения людей, предчувствовать опасности. Один раз, садясь в автобус, он ощутил, как его кольнуло нехорошее предчувствие, он поспешил выйти, подождал, поехал на другом. И увидел: тот автобус попал в ДТП, кому-то из пассажиров перевязывают разбитую голову…

Так гипотеза стала ближе к реальности, однако Юрий отлично понимал, насколько все еще шатко. Он очень осторожно попробовал завести разговоры кое с кем из коллег, встретил непонимание, ушел от темы. Подумал: надо бы потолковать с философами… но он знал их плохо и соваться со своими идеями не рискнул.

А тут и подвернулась эта самая лекция…

3

Оба они, и Лосев и Никонов, поняли, что нашли друг друга. Совсем разные люди, они отлично дополняли один другого. Идеи первого и организаторский опыт второго создали отличную базу.

– Геннадий Тихонович! – кипел мыслью Лосев. – А что, если нам дать объявление в газету? Якобы экстрасенс проводит сеансы… и так далее. Сейчас таких объявлений тьма, народ валом валит. Вот и мы изобразим, что работаем волшебниками. А сами будем приглядываться: кто реально на что способен. Верно?!

Геннадий Тихонович, улыбаясь, качал головой:

– Нет. Неверно. В этом случае если кто и повалит, так это озабоченные женщины, кому надо мужика приворожить-отворожить. Нет, здесь надо другим путем действовать…

И разъяснил, каким. Мы ведь уже в двадцать первом веке живем, слава Богу! Интернет под рукой. Надо пройтись по темам: странные случаи из жизни, странные и загадочные места… работенка муторная, но уж Юрию Дмитриевичу, человеку науки, не привыкать: нормальные трудовые будни интеллектуала. Просеять, проанализировать – и найти те самые крупинки золота.

Лосев воспринял идею с энтузиазмом. Теперь, приходя домой с работы, он погружался в Сеть, находил нужные сайты и до одури читал откровения людей о необычном и загадочном, случившемся в их жизни. Некоторые из этих историй были явно выдуманы, ясно, что человек тужился желанием соригинальничать, но в большей части, несмотря на однообразие: призраки умерших родственников, домовые и т. п., несмотря на неумелость описаний – чувствовалась настоящая, пережитая правда, и читать было интересно.

Работа дала плоды: в потоке информации Лосеву удалось отыскать двух земляков. Один, правда, оказался человеком несерьезным, зато другой…

Вот с другим и решили познакомиться поближе.

Установить адрес через возможности Никонова не составило труда. Чем сам адресат был немало удивлен. Впрочем, искатели тоже.

Почему-то они думали, что пишет человек не старше средних лет – возможно, потому, что старшее поколение с интернетом не очень дружит. Но встретили они пенсионера, бывшего снабженца, полжизни просидевшего на одном месте, в какой-то автобазе или автоколонне, шут ее знает…

Понятно, что это и был тот самый Кузьмич.

Поначалу он отнесся к гостям отчужденно, даже взялся отнекиваться: ничего, мол, не писал, да и вообще какой там интернет?! Что за зверь такой, сроду не слыхал… Но опытный Никонов уловил в словах ровесника явную шаткость и поднажал на это. Долго тягаться с чиновником-профи снабженец не смог и начал поддаваться.

Не сразу – постепенно, туго, с подозрениями… Потом выяснилось, что он их принял за агентов спецслужб или за мафию, порядком струхнул. И лишь достоверно убедившись в прямых намерениях гостей, рискнул открыться.

Так у них все и сложилось.

Кузьмич обнаружил в себе нечто необычное еще в школе, где он был самым средним учеником. Заметил он за собой какую-то удивительную везучесть. Учителя как нарочно стали спрашивать его то, что он знал, а чуть после он и вовсе стал предугадывать, спросят ли его и на каком уроке – и уж, конечно, ни за что бы не смог объяснить, как происходит такая угадайка. Просыпался утром – и знал. И так маленький Саша, которого еще никто и не думал звать Кузьмичом, приноровился к школьным требованиям и стал учиться вполне прилично, даже приятно удивил учителей, его стали ставить в пример…

Но он сам не очень обрадовался. Поговорку «дуракам везет» он воспринял не то, чтобы буквально, но правильно, по-взрослому. Он понял ее так: не высовывайся! Не хвались удивительным даром, ты сам не знаешь, к чему он может привести. Не спеши. Пусть все идет, как идет.

Много лет спустя взрослый Александр Кузьмич не раз дивился тому, как он, мало что понимая и соображая, так точно вник в суть дела. Ну, а дальше и вправду все пошло, как пошло. Саша поступил в техникум, отслужил в армии, вернулся, женился… Оказавшись в отделе снабжения автотранспортного предприятия, так и остался там на всю жизнь. Дети выросли, разъехались, жена умерла… Старик остался один и зажил тихой, никому не интересной жизнью.

Так это выглядело внешне. А что же происходило в неведомой миру глубине? О, там творился целый параллельный мир, о котором не знала ни одна душа, включая жену и детей. Правило «Не высовывайся!» можно было бы выбить на личном гербе Кузьмича, если бы таковой имелся. Ни словом, ни взглядом, ни намеком он не выдал своего таланта, который он неустанно оттачивал – и добился немалых результатов.

Его стало необъяснимо тянуть в те или иные городские места. Разные, но чем-то похожие сочетанием городской и природной среды. Это могли быть парки, скверы, могли быть старые, давно обжитые дворы, уютно заросшие зеленью. Кузьмич мог зайти туда, присесть на лавочку или просто так постоять, посмотреть… И он явственно ощущал, что место вливает в него силу, побывав там, он чувствовал себя значительно лучше – методом проб он установил несколько таких мест, куда регулярно и наведывался подпитываться энергией.

Энергия работала. Кузьмич начал чувствовать людей, в том числе и ему подобных. Шел по улице – и чувствовал. Сперва смутно, затем все более отчетливо. Слабенькие токи, впрочем, шли едва ли не от каждого встречного, все дело в том, чтобы встретить тех, у кого дар сильно выражен… А такие почти не встречались.

Почти! За годы работы над собой Кузьмич встретил четверых. Двух мужчин и двух женщин. Он понятия не имел, кто эти люди, и не решился подойти ни к кому из них, и так никого больше не встречал.

Но это было не главное.

Главное – Кузьмич вряд ли бы смог выразить это, но осознал глубоко, всерьез – что видимый нами мир всего лишь поверхность, декорация мира настоящего, многомерного, и те места, что так влекли его – в них плотность ширмы меньше, там чувствуется, как под тонкой оболочкой ходят грозные энергии… и таким людям как Кузьмич, дано прорвать ее – где тонко, там и рвется.

Это Кузьмич осознал твердо… но на том его открытия и кончились. Он мог угадывать людей, он чувствовал дыхание таинственных пространств за тонкими преградами… и так дни, месяцы и годы. Странный мир, дав о себе знать, никак больше не приближался к исследователю. Тот ждал – ни ничего больше не было.

Тогда-то он и решил сделать осторожный вброс в интернет. Освоил Сеть с помощью соседа-студента, а дальше с Божьей помощью…

3

Теперь, когда Лосев, Никонов и Кузьмич нашли друг друга, дело пошло бодрее. Как-то само собой сразу сложилось так, что общее руководство взял в свои руки Геннадий Тихонович. Это было справедливо. А Лосев с Кузьмичом пускались в странствия по городу.

Интуиция Кузьмича была куда лучше. Когда он определял перспективного человека, в дело вступал Юрий Дмитриевич. Интеллигентный, обходительный, он в большинстве случаев умел найти контакт, разговорить человека, направить разговор в нужное русло… Если же контакта не возникало – собеседник смотрел настороженно, подозрительно – Лосев никогда и не настаивал. На нет и суда нет. И уходил.

С заинтересованными он продолжал работать. Как правило, это оказывались люди, и сами что-то почуявшие, слова Юрия Дмитриевича попадали на уже подготовленную почву. Ну, а затем неофитов начинал умело обхаживать Никонов, после чего картина жизни приобретала для них законченный вид.

Так постепенно сложилась организация. Ее цели, если правду сказать, до конца не были ясны и самим отцам-основателям. Не раз Лосев с Никоновым сиживали тет-а-тет, размышляя на эту тему. В общем-то, ясно было, что они, возможно, стоят у истоков нового человечества – но что это будет за новый мир, и что им самим там придется делать?.. на эти вопросы у них ответа не было. Двигаться к политической власти? Геннадий Тихонович прекрасно понимал, что начни они это сейчас, как все всплывет, и государство подомнет их под себя, неважно в какой форме. А ему, Никонову, этого решительно не хотелось. И потому мозговые штурмы завершались расплывчато-сдержанно: пока набираем обороты, а там посмотрим.

Когда число избранных перевалило за двадцать, Никонов осознал, что отделаться дежурным «там посмотрим…» уже не выйдет. И решил объявить общий сбор.

Светиться никому не хотелось. И с учетом конспирации договорились выехать в выходной день за город – со стороны как будто некое предприятие проводит корпоратив… И вот чудесным майским утром восемнадцать человек (всех собрать не удалось) углубились в лес и вскоре нашли уютную поляну, скрытую от лишних глаз.

Там и состоялось то, что после иронически назвали «первым нелегальным съездом партии». Восемнадцать человек. Почти никто никого не знал. Но все легко нашли контакт, возникли первые улыбки, смех – и минут через десять казалось, что это и в самом деле корпоратив сослуживцев. В дебатах скоро выяснилось, что у каждого есть свои «места силы», причем эти места практически совпадают! В итоге установили, что в городе и ближайших окрестностях таких мест семь. Тут же родилась идея: не бродить по улицам, отлавливая себе подобных, а контролировать эти места, которые сами будут притягивать к себе других одаренных. Это вызвало взрыв энтузиазма, да и вообще все реально ощутили, что это такое, когда количество переходит в качество: оказавшись среди своих, каждый, по-разному переживавший в одиночестве странную непохожесть на других, ощутил, что в компании его дар вспыхивает с новой, незнакомой прежде силой. На какую-то секунду Геннадию Тихоновичу – смех и грех! – показалось, что он, должно быть, чувствует то же, что и Бог, когда сотворил мир и увидел, что этот мир зажил своей, отличной от создателя жизнью.

И в ту же самую секунду Никонов ощутил не столько радость творения, сколько смутную тревогу, еще не зная, куда повернет жизнь.

Она повернула так, что Геннадий Тихонович вскоре ощутил себя всадником на дикой лошади, несущейся неизвестно куда. Команда посвященных работала растущим фронтом: идея о привлечении новых через «места силы» оказалась вполне работоспособной. Действительно, необычных людей рано или поздно судьба приводила к этим местам, и они естественным путем оказывались в объятиях Консорциума, как с чьей-то легкой руки стали называть сонм одаренных. Его состав рос.

Теперь члены Консорциума общались независимо от отцов-основателей. На съезде-то все дружно, голос в голос пели песню о единстве действий, один за всех и все за одного и т. п. – сами отцы, прежде всего Кузьмич, почуяли, что дело завернется посложнее, чем хотелось бы.

Так оно и вышло.

На «съезде» трудно еще было понять, кто есть кто. И может быть, не там это началось. «Это» – раскол в сообществе, отделение группы лиц, решивших, что они и без всяких старших наставников добьются своих целей. А эти цели… точнее, цель – власть. Сначала тайная, а там и явная.

Глава 4

1

Здесь Геннадий Тихонович прервался. Из старомодного графина плеснул воды в стакан, отпил, улыбнулся:

– Извините. Отвык от долгих монологов…

Итак, в Консорциуме завелись свои черви. Сразу этого не заметили. Впрочем, Лосев вслед за скрытным Кузьмичом тоже уловил тревогу и попытался добросовестно разобраться в ней. Разобрался. Вывод был таков: у Консорциума по-прежнему нет ясной программы действий. А ведь теперь характер его сильно изменился, изменились сами его члены: оказавшись вместе, они сильно повлияли друг на друга, сверхспособности каждого резко выросли… а раз так, значит и нечего сидеть тишком, ждать у моря погоды. Надо вперед, открывать тайные пространства, врываться в них, упиваться бешеной радостью открытий, чувствовать себя первопроходцем, конкистадором! Это казалось близким, пьянило разум, горячило кровь… И в общем-то, горячие головы были недалеки от истины.

Среди всего Консорциума Кузьмич оставался самым мощным экстрасенсом. И его дар, конечно, в коллективе вырос, и пространства, прежде смутно брезжившие за горизонтом бытия, придвинулись совсем близко. Причем вовсе не в тех местах силы, к которым он привык, а в его собственной квартире, где вот уже несколько лет он жил один.

2

Это было внезапно и страшно.

По вечерам Кузьмич обычно в дружбе с пивком и телевизором просиживал за полночь, пока сон не наплывал невидимыми мягкими волнами. В эти мгновенья не раз проскальзывали виденья, предчувствия – одно из «мест» он абсолютно точно угадал в одном из таких озарений. Позже выяснилось, что несколько членов Консорциума нащупали это же место независимо от Кузьмича.

Но это дело прошлое. А в тот самый день… будь Кузьмич более трепетной натурой, он бы назвал его роковым – он с утра чувствовал себя без настроения, хотя в воздухе было разлита радостная близость весны. Но нечто темное, нехорошее поселилось в душе, и как Кузьмич не пытался бороться с этим, не помогло. День начал тускнеть, таять, пришли сумерки, и вечер быстро ушел в ночь.

С тяжелым сердцем Кузьмич бродил по квартире, не зная, куда себя девать. Телевизор смотреть не хотелось, интернет использовался стариком чисто практически, интереса к нему не было. Наконец, промаявшись час-полтора, все же уселся перед экраном, тупо глядя в него. Так и вогнал себя в полузабытье, дремал, сопел носом… он расслабился, тени будущего тихо поплыли в промежуточном пространстве…

И вдруг все пропало.

Разверзлась пропасть – не в простом обиходном смысле, как мы привыкли называть взгляд с высоты вниз, а в настоящем, исходном – от слова пропадать.

Стены и весь дом исчезли. Одинокий человек очутился висящим в бездне – последний миг перед падением, ледяной холод ужаса, немота и бессилие. Но все-таки это не было самым страшным.

Страшнее всего были безмолвные тени, ожидавшие его внизу. Там не было света, лишь мрачное багровое пожарище, подобное углям медленно потухающего костра. Он не видел этого, но знал. Знал! Если он упадет, то попадет в объятия безликих и безгласных фигур.

Вот от этого и зашлось сердце так, что еще секунда – и разрыв. Именно эта секунда и спасла его.

Зарево и тьма съежились, стали гаснуть – и оставили Кузьмича в его квартире, с равнодушно бубнящим телевизором, и ночью за окном.

Ночь только началась – и почти до утра злосчастный маг не мог заснуть. Закрыть глаза казалось ужасным, невозможным. Закроешь – и опять багряный сумрак… Нет, нет! Только не это. И не сам он страшен, но те зловещие его обитатели, которых он не видел. Кто они?.. Почему-то чудилось, что они много лет лежали в забытых могилах, а теперь не то, что воскресли – они все те же мертвецы, бесчувственные, безжалостные, только могут двигаться, ходить… и пожирать живых.

Под утро все-таки его сморил сон. Уснул, как провалился в никуда – и вынырнул едва не в полдень. С дневным светом жуть вроде бы исчезла, И Кузьмич, кое-как позавтракав, бросился звонить Никонову.

Геннадий Тихонович выслушал сбивчивый рассказ очень серьезно.

– Надо посоветоваться, – сказал он и вызвал Лосева.

Втроем, устроившись в затрапезной столовой, они обсудили ситуацию.

– Доигрались, – хмуро припечатал Лосев. И конфиденты вынуждены были согласиться с ним.

Вердикт таков: а с чего это, собственно, товарищи дорогие, мы решили, что искомые нами пространства и миры – обитель света, добра, счастья… далее по списку. С чего?.. Да ни с чего, кроме наивного прекраснодушия. Новый, огромный прекрасный мир! – кто его знает, может и огромный, да не прекрасный.

Доигрались, других слов нет. Открыли дверь в преисподнюю.

Трое сидели за столиком хмурые, молча. Никонов понимал, что соратники ждут ответа от него, как от лидера – и он должен дать ответ. Отделаться «не знаю» нельзя ни в коем случае.

Но он и вправду не знал! Он только сейчас ощутил, насколько они заигрались и как это может быть опасно. Но сознавал и то, что точка невозврата пройдена. Забыть о происшедшем как о страшном сне? Постараться скрыть это?.. Вряд ли. Они все вместе по недомыслию стронули какой-то кирпичик мироздания, который трогать было нельзя. И теперь найдутся охотники…

Никонов сдвинул брови:

– Слушай, Кузьмич, не сочти за труд, повтори, как все это было.

При свете дня, в компании ночные страхи отступили. Кузьмич терпеливо описал их; о невидимых фигурах без лиц и сейчас вспоминать было непросто, душа тяжелела как при мысли о внезапной смерти. Но он понимал, что его рассказ нужен для пользы дела. Он сроду не был краснобаем, но от зловещей достоверности сказанного незваный холодок пробегал по спинам собеседников. Они слишком хорошо представляли себе эти картины.

Когда Кузьмич умолк, Никонов уже знал, что у него есть одно-единственное решение. Плохое. Может быть, очень плохое. Но других нет.

– Что ж, коллеги, пора выносить резюме. Я полагаю, о случившемся никому ни слова. Кузьмич, дорогой мой: ты ведь свой дар умеешь контролировать, держать в руках?

– Н-ну, в меру сил… скромных…

– Не прибедняйся. Так вот: постарайся в ближайшее время никак себя не проявлять. Понимаешь? Закройся, так сказать. Ведь это… отродье, оно прямо на тебя и вышло потому, что ты такой у нас продвинутый. Потому и схоронись пока. Думаю, все обойдется… А дальше решим, что будет.

Последние фразы Геннадий Тихонович постарался произнести бодро, даже улыбнулся – но в глубине души у него застряло что-то цепкое, безжалостное, так и въелось, и ничем не вытравить его. Никонов пытался – не вышло.

Глубина души оказалась права. Вскоре события повернули в самую худшую сторону.

3

Человека по имени Павел Бубнов на «съезде» Никонов не приметил, хотя тот там был. И потом, сколько ни пытался Геннадий Тихонович вспомнить, не смог вспомнить первую встречу. Бубнов как-то возник сразу и из ниоткуда.

Кстати! Интересен был социальный срез, представленный на том первом собрании. Кто были эти люди, если рассматривать по разным признакам?.. По гендерному: были и мужчины и женщины. Первых заметно больше: тринадцать против пяти, но тут надо делать естественную ссылку на то, что мужчины попросту более активны и пронырливы, у женщин времени нет на глупости вроде вольготного шатания по городу… Затем, аспект демографический: большинство среднего возраста, сорок-пятьдесят. Никонов и Кузьмич были самыми пожилыми. Довольно много оказалось молодежи «второго срока», кому вокруг тридцати. Социальный состав – средний класс, работники вузов и колледжей, отчасти офисный планктон, были и медики и чиновники… Один, вернее. И самый, надо сказать, бездарный среди всех. Узнав в Никонове коллегу, да еще из губернаторской канцелярии, он, рядовой клерк районной администрации, так и прилип к нему, как банный лист.

По здравому размышлению Никонов и Лосев заключили, что закон больших чисел работает и здесь. Среди отобранных наверняка оказались и пустые люди. Ну, почти пустые. Какие-никакие данные у них есть, но… Что ж, придется признать ошибку и терпеть таких.

Лидеры не обошли вниманием вопрос о конспирации и пришли к выводу, что пока с этой стороны опасности ждать не стоит. Вряд ли кто из серьезных взрослых людей захочет навлекать на себя подозрительные взгляды баснями о каком-то там таинственном обществе. Расчеты оправдывались: желающих заявить о Консорциуме во весь голос или тайно по начальству не находилось.

Беда пришла с другой стороны.

Итак, Павел Бубнов. Тридцать шесть лет. Программист. Место работы – информационно-технический отдел колледжа. Когда-то, поступая на факультет информатики, Павел был преисполнен самых свирепых амбиций. Уж кто-кто, а он-то рожден для того, чтобы стать вторым Биллом Гейтсом!..

Жизнь, однако, быстро приткнула юношу на место. Однокурсники оказались не хуже и не глупее его, а главное – оказалось, что талантами в области точных наук он не блещет. Он учился очень старательно, корпел над учебниками… но не мог не видеть, что другие мигом хватают то, что он одолевал натужной зубрежкой. Этих других после выпуска влет расхватали крупные компании на солидные оклады, а Бубнову со скрипом удалось пристроится в колледж на тухлую зарплату. Сначала он еще хорохорился, но пошли, постоянно ускоряясь, год за годом, а он все оставался рядовым сотрудником, обслуживавшим компьютерные классы. О продвижении его по службе никому не было ни малейшего дела.

И это при огромном, болезненном самолюбии! Которое имело основания – Павел вовсе не был бездарен. Он тонко чувствовал природу, людей, точно улавливал мотивы их действий, предугадывал поступки. Все это было. Только никому не было нужно.

Павел осознал, что промахнулся с профессией, погнавшись за модой. И что теперь? Менять жизнь?.. Как-то неохота. Пристроился, пригрелся, худо-бедно зарплата, уют, стабильность… Так и не решился на резкий шаг, остался киснуть в своем информационно-техническом отделе.

Жизнь мотала его от надежд к отчаянию. Одно время он впал в едкий цинизм, изображая непризнанного гения, коему не нашлось места в мире, где все теплые места заняты блатными сынками… Надоело. Тогда натянул маску всепонимающего мыслителя, постигшего великую тайну: найти свою тихую норку, скрыться в ней, чтобы все бури этого мира проносились мимо, сметая тех, кто не понял главного в жизни. Философия премудрого пескаря, словом. Но и она оказалась непрочной: слухи об успехах его однокурсников, об их собственных домах и даже яхтах – враз и вдребезги разбивали эти хитромудрые умствования. И Павел Бубнов оставался наедине с бессильной завистью и мыслью о том, что он самый банальный неудачник, при всех своих талантах.

Годы все шли. Какая-то от них даже была польза: зависть и обиды на судьбу притупились. Павел стал равнодушнее, увяз в житейских мелочах, полюбил бесцельно шататься по городу…

И надо ли повторять, что его дар никуда не делся, что он мог так же видеть людей насквозь, угадывать, что человек сделает в следующий миг! И надо ли говорить, что блуждания привели его к одному из мест силы, где он и столкнулся с Кузьмичом…

От этой встречи точно второе солнце вспыхнуло в небе. Вот! Вот оно, то самое! Он задохнулся от счастья. Не мог же редкий дар остаться незамеченным?! Не мог. Есть в мире высшая правда! Эта группа, Консорциум, это же острие человечества. Первые. Высшие. Единственные!

Но Павел был не просто неглуп, а умен. Он сумел ничем не выдать радости. И на «первом съезде» держался как можно более скромно. И конечно, ощутил, как резко вырос его дар от общения с себе подобными. И решил, что теперь он должен стать первым – или никаким.

4

Геннадий Тихонович прервался. Максим вдруг понял, что хозяин как-то особенно смотрит на Диму. И вслед за этим еще острее пронзила мысль, от которой Макс вздрогнул и внезапно выкрикнул:

– Димон! Ты… ты что-то знаешь?! И молчишь!

– Не молчу! – огрызнулся Дима. – Я сам только что… Только сейчас все срослось вот тут, – он ткнул пальцем в висок.

– Так говори!

– А я что? Говорю.

И заговорил.

Однажды вскоре после гибели Евгения Ильича в «Олимп» пришел клиент. Солидный, спокойный мужчина средних лет. Проявил интерес к недвижимости в разных районах, в том числе и в Димином – но ничего конкретного. Кольцов дал гостю визитку, на чем вежливо расстались.

А назавтра мужчина позвонил:

– Дмитрий, здравствуйте. Я хотел бы с вами встретиться, но в нейтральной обстановке…

Никонов усмехнулся, перебил:

– А звали этого мужчину?..

Дима уставился на Геннадия Тихоновича как школьник на волшебника:

– Ярченко…

– Игорь Сергеевич, – докончил Никонов.

– Да, – кивнул Дима.

Игорь Сергеевич Ярченко предложил Диме встретиться на улице – в уютном месте на бульваре. Ладно, встретились. Тут-то Ярченко и преподнес риэлтору первый сюрприз.

Он вынул из кармана плотную красную книжечку. «Федеральная служба безопасности» – Дима обомлел. Посланник же спецслужб заговорил приветливо, даже слишком как-то медово… «Вербовать будет», – догадался Кольцов.

Ярченко сообщил, что события вокруг «нехорошей квартиры» Кузьмича заинтересовали компетентные органы. Три странные смерти!.. Конечно, милиция и прокуратура занимаются своим чередом, но милиция милицией, а наша контора свои ходы пишет. Мне поручено провести негласное расследование, и я решил, Дмитрий, привлечь вас, как человека, владеющего ситуацией. Что?.. Нет, что вы! Никаких расписок, никакой бюрократии. Чисто джентльменское соглашение. У вас, знаете ли, устарелые представления о наших методах, хе-хе… А что касается материального вознаграждения, то это вполне приветствуется, и опять-таки без лишней формалистики. Извольте!

И на свет явилась пара крупных купюр.

Деньги лишними не были, но не они прельстили молодого человека. Спецслужбы! Таинственный, скрытный мир… И купился на это.

– Поверили? – с грустной иронией спросил Никонов.

– Тогда – да, – хмуро буркнул Дима.

– А потом?

А до «потом» надо было еще дожить. Сначала же Дмитрий был очень вдохновлен поручением. Ну как же! Прикоснулся к тайнам. И когда Сергей открылся ему, он в тот же день отзвонился Ярченко. Тот сразу потребовал встречи, несмотря на поздний час.

Дима постарался доложить о беседе с Сергеем максимально подробно. Ярченко слушал с огромным вниманием, кивал. Диме казалось, что он старается скрыть азарт и даже восторг… Конечно, он не веселился не плясал, напротив, явно сдерживал себя, но вот это как раз и насторожило внимательного Диму. С чего бы вдруг такие детские чувства у матерого чекиста?.. Впрочем, тот выслушав, похвалил и деловито распорядился продолжать наблюдение, ни в коем случае не обнаруживая себя перед Сергеем.

Дима все выполнял в лучшем виде, исправно докладывал куратору. Тот слушал, глубокомысленно кивал, выражался сентенциозно…

И вот тогда странность, почудившаяся Диме, стала перерастать в беспокойство. Он впустил в себя мысль, что этот офицер что-то не договаривает или скрывает. И у него идет такая партия, которой Дима не знает, а кормят его легендой.

Но дергаться поздно, коготок увяз. Оставалось лишь двигаться вперед. Он и двигался, до того самого дня, когда Сергей пропал.

Это случилось – и Дима увидел, что его старший товарищ из ФСБ не слишком удивлен, тем более не огорчен. А чего-то похожего и ожидал. Эксперимент идет по плану. И теперь Диме было предложено наблюдать, что будет дальше, кто придет на место Сергея и т. д.

– Значит, действовал по заданию, – в голосе Максима можно было услышать упрек.

– Нет! – отрезал Дима. – То есть… не совсем так. Я решил сыграть в свою игру.

– Сыграл, – буркнул Макс. – Чуть живы остались…

Наедине с собой Дима рассудил: пусть Ярченко не договаривает. Ладно! Но и я не буду болванчиком в этих раскладах. И решил раскрутить новичкам-риэлтора на интерес к тайне. И самому пойти в загадочное место. И пошел.

Геннадий Тихонович прошелся по комнате. Круто обернулся:

– Ну-с, а теперь, юноша, понимаете, что крылось за этим?

– Ваш Консорциум, теперь-то ясно…

Никонов помолчал и ответил:

– Консорциум-то Консорциум. Да не наш.

Глава 5

1

Когда Бубнов освоился, узнал людей, выяснил диспозицию, он серьезно задумался. А чем я хуже? – острым шильцем поддевала мысль. Какого черта я должен плестись за этими хрычами, что старым, что молодым?.. Нет уж, не дождетесь, теперь я сам буду все решать!

Он слишком долго был никем. И вдруг мир для него сорвался со всех орбит – в этом мире он хотел стать всем. Все и только всем. Все или ничего! – от этой мысли уносило так безбрежно, что он и сам пугался этого, но как-то сладко, по-сумасшедшему пугался, было весело и жутко.

Игра увлекла его, он жадно дышал ее острым, терпким воздухом. Огромным наслаждением было вести прежний образ жизни, не высовываться, знать, что никто не знает, кто он такой. Тайна! Тайна!..

С членами Консорциума он выстраивал отношения аккуратно, осторожно. Так и познакомился с Игорем Ярченко, человеком свободной профессии. Журналист-фрилансер, легко владеющий английским, он сотрудничал со множеством изданий по всему миру. Писал браво, хлестко, талантливо. Принципы? Принцип был один: кто платит, тот и заказывает музыку. Надо – он либерал, надо – коммунист… В последнее же время увлекся темой аномальных зон, сам от себя не ожидал, что так увлечется. Перелопатил тонны информации, естественным путем пришел к идее поиска подобных зон в своем городе… ну и прямым ходом попал в Консорциум.

И вот встретились Бубнов и Ярченко, два самолюбия, считавших, что они рождены быть звездами. Никонов с Лосевым позже вынуждены были признать, что проглядели «кротов», заведшихся в системе и утратили контроль над ситуацией.

«Кроты» Бубнов и Ярченко быстро нашли уязвимую точку – Кузьмича. Тот в самом деле после страшной ночи и «совета трех» держал свой дар под контролем, крепясь изо всех сил. Почти не выходил из дому. Происшествий не было, но не было и покоя. Каждая ночь была испытанием. Придет? Не придет?.. Пока не приходило, но где ж тут гарантии!

Товарищи понимали это и старались не докучать пенсионеру. А вот кроты не постеснялись. И досаднее всего было то, что лидеры не просекли… Хотя не удивительно: и бывшие коллеги, незаметно ставшие врагами, немалому научились. Как они сумели не только войти в доверие к Кузьмичу, но и надавить на него?.. Это осталось вне поля зрения лидеров, а Кузьмич по каким-то причинам не стал им сообщать. Черная кошка в темной комнате!

Так выразился сам Никонов.

– И главное, – невесело улыбнулся он, – что эта кошка там на самом деле была. И мы ее упустили. И так и не нашли.

Максим промолвил вежливо, но твердо:

– Простите, Геннадий Тихонович, а если без таких сложных аллегорий?..

Если без аллегорий, то внезапно разразилась трагедия.

В последние дни Кузьмич сделался совсем замкнутым. Первым на эту тему встревожился Лосев.

– Слушай, Геннадий Тихонович, – беспокоился он, – а как бы наш Кузьмич не того… Не хочу говорить таких слов, но…

– В уме не повредился?

– Ну, в общем, да.

Никонов задумался. Честно говоря, тень подобной мысли скользнула у него недавно…

– Ладно, – сказал он. – Позвоним.

Позвонил. Трубку никто не взял.

– Странно… – Геннадий Тихонович ощутил неприятное беспокойство и тут же поспешил утешить и себя и коллегу: – Ничего! Обойдется.

Лосев помолчал.

– Да? – произнес после паузы. – Н-ну, ладно, посмотрим. Честно сказать, не нравится мне это, очень уж вокруг него закрутились эти… рыцари удачи. Темная публика!

Никонов понял, что коллега имеет в виду Ярченко с Бубновым, действительно неладных типов, хитрых, скрытных, о которых разговор как-то уже был. Но Геннадию Тихоновичу уж очень не хотелось думать о худшем. И он сделал ошибку.

– Думаю, обойдется, – повторил он.

И они расстались. А назавтра Никонову позвонил тот самый чиновник – несмотря на служебное ничтожество, он был в курсе почти всех городских событий.

– Геннадий Тихонович! – заголосил он в трубку. – Геннадий Тихонович!..

И Никонова обдало холодом. Не обошлось.

Но уже через миг был спокоен и готов ко всему.

– Не кричите так, – осадил он чинушу. – И не по телефону.

2

То, что он узнал, шоком для него не стало. Хотя на самом деле хуже быть не могло. Внешне Никонов остался совершенно бесстрастен, поблагодарил собеседника, попрощался с ним и вызвал Лосева.

Тот, узнав, схватился за голову:

– Да как же это?!..

– Вот так, Юра. И успокойся ты, пожалуйста. Ты же ученый! А эти твои эмоции мешают делу.

– Но как же так!.. Слушайте, но ведь это же они, совершенно ясно! Это они! Я чувствую, я знаю!..

– Юра, – терпеливо повторил Никонов. – Я тебе еще раз говорю: успокойся. То, что ты говоришь, очень может быть. А может и не быть. В любом случае надо трубить общий сбор. Там и выясним.

На сборе волновались, шумели, с подозрением косились друг на друга… Чувствовались растерянность, сбитость с толку. Лосев был бледен и напряжен, и когда общее собрание раскололось на кучки озабоченно дискутирующих, он отвел Никонова в сторону.

– Это они! – обдал горячим шепотом. – Я убежден! Прямо-таки чувствую, как они закрылись, сжались… ментально, разумеется. Никто так не закрыт, как они! Уж поверьте мне…

– Верю. Ладно, Юрий Дмитрич, сейчас я их отшлифую.

Опыт администрирования – великое дело. Никонов ловко отвлек Бубнова и Ярченко в сторонку, ясно ощутил, как оба напряглись – и приготовился повести извилистый дипломатичный диалог… но все карты спутал Лосев.

Он, видно, давно уже был на взводе. И обрушился на диссидентов с упреками и обвинениями.

– …это вы, я знаю! Вы подстрекали старика, довели до суицида!.. – и в таком духе.

Все бросили споры, мгновенно сгрудились вокруг конфликтной группы. «Ну, будет дело…» – обреченно успел подумать Никонов.

Ярченко принял вид оскорбленного достоинства.

– Я не собираюсь отвечать на эти унизительные реплики! – гордо бросил он. – То есть, мы оба… вот, оба не собираемся.

– Да, не собираемся, – поддакнул и Бубнов.

И разговор пошел на ножах, причем инициативу отчетливо захватил журналист. Он заявил, что Консорциум – тоталитарная секта, что они терпеть это намерены и оставляют за собой право выйти и действовать самостоятельно.

Отбарабанив это, Ярченко сказал: «Идем!» – и они поспешили покинуть собрание. Лосев раздраженно крикнул им вслед:

– Ну и убирайтесь к чертям!

– Юрий Дмитрич! – резко перебил Никонов. – Ну что ты несешь…

Но Лосева как муха укусила. Все растерялись, замялись, не знали, что сказать… и собрание само собой скомкалось и затухло.

Геннадий Тихонович вернулся домой в настроении хуже некуда. В кабинете посидел, пусто глядя в стену, тяжело вздохнул и стал звонить Лосеву.

– Ну как, остыл?.. Ты вот что, давай-ка завтра приезжай. Потолкуем.

3

Потолковать-то назавтра потолковали, да не столковались. Лосев, обычно мягкий, обходительный, здесь уперся как бульдозер – и не сдвинешь.

– Геннадий Тихонович! – взывал он. – Вы же знаете, что наша интуиция сильнее всяких доказательств. А она мне твердо говорит, что эти… два мудреца в одном тазу… они для нас уже отрезанный ломоть. Все! И более того, еще начнут работать против нас.

– Как так? Этим же они себя выдадут, разве это в их интересах?.. Сам подумай!

– Думал, – кивнул Лосев. – Думал! На первый взгляд, как будто так. Но я уверен, что они не боятся. Почему?.. Не знаю, почему. И очень хочу знать!

– Юра… – Геннадий Тихонович поморщился, – вот только не надо самодеятельности. Слышишь меня?

– Слышу, – теперь поморщился Лосев.

Реакция Никонову не понравилась.

– Нет, Юра, – сказал он серьезно. – Сдается мне, что ты меня не слышишь.

Лосев помолчал, затем улыбнулся.

– Ладно, – признал он. – Теперь слышу. Буду аккуратен.

И поначалу, правда, было мирно. Дни шли, Консорциум продолжал свое подпольное бытие и даже пополнялся новыми людьми. Тут ему крупно повезло: среди этих новых оказался один опер из городского угрозыска, чье феноменальное чутье удивляло его коллег. Он не очень-то и удивился, познакомясь с Лосевым, с Никоновым и узнав о существовании организации.

– Да вы знаете… – хмуровато, без эмоций произнес он, – я за собою давно замечал. Сам не знаю, как это выходит. Вот идем какую-то сволочь брать – а я уж знаю, там он или нет. И где он может быть, гнида… извините за выражение.

Его и попросили проследить за отступниками – он это сделал профессионально и не обнаружил в их действиях ничего подозрительного. Лосев, однако, мнения не изменил:

– Пока притихли, – согласился он. – Но… все это цветочки. Ягодки будут впереди.

И кандидат наук не ошибся. Чему, понятно, сам не был рад.

Где тонко, там и рвется. За возней с «раскольниками», за опасениями о конспирации… за всеми этими повседневными заботами – как-то отошел на второй план покойник Кузьмич и его нехорошая квартира. Она стояла закрытая, пустая – ее не то, чтобы упустили из виду, но специально не смотрели. Даже проницательный Лосев не придал объекту должного значения: не буди, мол, лихо, пока оно тихо. Никонов же по давней чиновничьей осторожности такое дело только одобрял.

Вот и доодобрялись. История с Евгением Ильичом ударила как обухом по голове. Лосев рвал и метал:

– Черт! Как же я оплошал… Это же они, ясно! Нашли олуха, спровоцировали его, подставили, он по незнанию и качнул эту грань миров… Геннадий Тихонович, клянусь вам, они не успокоятся, пока не выпустят джинна из бутылки. А вы представляете, что тогда может быть?!

– Представляю, Юра, представляю, – бормотал Никонов. Он старался собраться с мыслями, но чувствовал, что заражается от Лосева каким-то незнакомым прежде мандражом. – Постой. Давай подумаем. Я полностью разделяю твое мнение: да, эти ребята заигрались, они на грани. Скажи, ты чувствуешь, они могут пойти в разнос? Вот мне что-то в это не очень верится.

Лосев сосредоточенно помолчал, кивнул.

– Да, Геннадий Тихонович. Что верно, то верно: они не идиоты, не маньяки, ни в коем случае. Все делают абсолютно продуманно. Они уверены, что сумеют подчинить себе всю эту нечисть, оседлают ее. Вот в чем закавыка! Они не понимают до конца того ужаса, в какой лезут. Эта их уверенность может очень дорого обойтись всему миру!

Никонов подумал.

– Ладно… Давай попробуем переговорить с ними. Раз они не идиоты, то должны понять.

Но поговорить так и не вышло. События вдруг полетели, закружились так, словно их подхлестнул некто неведомо зловещий – тень в сумерках. В какой-то миг Никонов ощутил, что не он правит событиями, а они несут его куда-то, и ничего не может он с этим поделать.

Случилось это дикое несчастье с Евгением Ильичом и его любовницей. Колыхнуло весь город, вырвались на белый свет самые невменяемые слухи. Через день состоялся тот разговор Никонова с Лосевым, а назавтра еще один.

И Юрий сразу же огорошил старшего друга. За эти два дня часть членов Консорциума откололись от команды. Переметнулись в стан противника. Решили, что там выгод больше. Перебежчики! Вот так.

Пережив первые секунды, Никонов взял себя в руки.

– Ну что ж, – молвил он, – расколы, распады… неприятно, конечно, но такова жизнь. Все же надо по-хорошему поговорить с ними.

По-хорошему не получилось. Хотя разговор все же состоялся. Но, во-первых, он оказался усеченным: на встречу явился один Бубнов.

Он сильно изменился. В движеньях, повадках, речи явились надменность, вальяжность, слова цедил как золотые капли, как бы не желая раздавать такие сокровища всяким встречным-поперечным…

– Ярченко? – через губу перекинул он. – Не знаю, где. Да и знать не хочу.

Никонов если и оторопел, то никак себя не выдал.

– Вот как, – самым спокойным тоном сказал он. – Значит, и у вас раскол? Как же делиться будете?

– Делиться? Да никак делиться я не собираюсь, – заявил Павел дерзко и уверенно. – Я собрал команду, с ней и буду работать. А что там Ярченко собрался делать, меня не волнует.

Вот такое «во-первых». А во-вторых, Бубнов объявил: он, то бишь, его Консорциум-2 будет действовать совершенно независимо, ни в чем не нуждаясь, а потому просил его больше не беспокоить и обещал ни в чем не мешать – позиция «дистанционного нейтралитета», как он сам выразился. Проще говоря, не замечать друг друга. А дальше… поживем – увидим.

Все это было высказано покровительственно-снисходительно. Бубнова, должно быть, очень грело то, как годящийся ему в отцы руководитель Консорциума-1 смиренно выслушивает наставления и сентенции.

Никонов действительно постарался принять такой вид. Выражение «дистанционный нейтралитет» несколько озадачило его и навело на любопытные мысли…

4

– Стойте! – перебил Дима. – Кажется, понял. Если ошибаюсь, поправьте меня…

Он понял так, что пока Бубнов туманил мозги конкурентам, Ярченко сделал вид, что откололся от компаньонов, обзавелся фальшивым удостоверением, и пока внимание Консорциума-1 было привлечено к Консорциуму-2, взялся обрабатывать риэлтора Дмитрия Кольцова, с целью все же выявить суть происходящего в квартире Кузьмича…

Геннадий Тихонович бледно усмехнулся:

– Близко к истине.

На самом деле, после встречи с Бубновым Никонов вызвал опера.

– Надо бы Ярченко этого найти и проследить за ним. Разумеется, незаметно для него.

– Сделаем, – сдержанно заверил собеседник.

Но сделать это оказалось невозможным. Не по вине наблюдателя. Просто наблюдаемый не пожелал наблюдаться.

Установить адрес не составило труда. А вот дальше…

Дальше дело встало. Квартира оказалась пуста. Офицер умело расспросил соседей, те охотно выболтали: да, жил-был такой, да вот уже с неделю как не видим. Куда делся? – сами головы ломаем. Был – и нету.

Это задело сыщицкий азарт. Взялся сам, подключил все свои связи. И… никаких результатов.

Невольно хмурясь, докладывал он Никонову:

– Все сделал! Проколов нет. Но и результатов нет. Как в воду канул! Я все поднял, что мог. И никаких следов. Никаких заявлений. Никто его не ищет. Нигде не обнаружен. Пусто!

– Профессионально, – заметил Геннадий Тихонович.

– Вот! – взгляд опера полыхнул внезапным жестким огнем. – И я о том же. Как этот журналюга так наловчился?! Это ж какой навык нужно иметь!

Геннадий Тихонович задумался…

5

– Задумался, ребята, – сказал он.

Итак, сводя воедино разные линии событий…

Ярченко исчез из поля зрения Консорциума-1, и сделал это виртуозно – опытный сыскарь не смог его найти. А между тем Ярченко расхаживал по городу с поддельным документом и, судя по всему, особо не пугался.

Когда Лосев и Никонов взялись за эту тему, им ясно стало, что Бубнов врал. Ни черта те не рассорились и не разбежались! А журналист – мозг, центр Консорциума-2! – залег на дно и оттуда влияет на события.

– Что делать будем, Юра? – просто спросил Никонов.

Лосев сощурился, нехорошо ухмыльнулся:

– Есть идея.

И тут Никонов подумал, что его ученый друг сильно изменился. Интеллигентские мягкость и деликатность исчезли безвозвратно. Он стал настоящим предводителем тайной организации – суровым и решительным. И Геннадию Тихоновичу почему-то стало от этого грустно.

И назавтра было грустно, а к вечеру грусть превратилась в тревогу, прицепилась, стала грызть… так и не удалось ее отогнать. Проснулся почти больным.

И сразу же – звонок. Звонил опер.

– Срочное дело, Геннадий Тихонович. Сейчас подъеду.

И от этих слов вчерашняя тревога укусила с новой силой.

Не зря. Опер привез сокрушительную весть: Лосев убит.

Явно заказное убийство поставило в тупик всю милицию. Кому и зачем убивать рядового препода?!

– Кому и зачем… – задумчиво повторил Никонов. – А мы с тобой как будто знаем?

Собеседник пожал плечами.

– У нас это называется: основная версия. Надо проверять.

Но не успел он так сказать, как зазвонил телефон Никонова. И звонил… Бубнов! Голос взволнованный:

– Геннадий Тихонович! Надо срочно встретиться!..

Надо так надо. Опер посетовал, что не сможет остаться: дела, и то еле вырвался… Умчался. Вскоре прибыл Бубнов – бледный и растерянный.

– Слыхали уже?.. Поверьте, мы здесь ни при чем! Мы сами в шоке!..

Никонов не поверил, но сделал вид, что верит. Павел поуспокоился, заговорил рассудительно:

– Я правильно понимаю, что вы про Ярченко пытались выяснить, но ничего не вышло?..

– Не буду отрицать, – нейтрально заметил Никонов.

– Мы тоже. Так законспирировался, что нигде не найти… А ведь где-то неподалеку таится, это уж точно!

В дальнейшем диалоге проявилась гипотеза третьей силы, Консорциума-3, созданного втихомолку Игорем Ярченко. Только он подошел к делу еще более сурово, чем коллеги, уйдя в такой андеграунд, о каком никто не ведает…

Никонов подавил в себе желание бородато пошутить про Неуловимого Джо и аккуратно вывел беседу на финишную прямую:

– Хорошо. Значит, предлагаете сменить позицию нейтралитета?

– Да, – Бубнов вымученно улыбнулся.

Он выдвинул идею временного союза. Временного! – подчеркнул особо, давая понять, что делиться властью не собирается. Но по ситуации готов работать в связке…

Здесь он даже придвинулся к собеседнику и таинственно понизил голос:

– Я думаю, они будут рваться завершить историю с той квартирой. Юрий Дмитриевич, похоже, им мешал сильнее всего…

И предложил совместными силами установить за квартирой Кузьмича бдительное наблюдение. Да, трудно, тяжело, спору нет. Но только так мы реально перехватим Ярченко и компанию! Как вы на это?..

Геннадий Тихонович отлично понимал, что он не столь одарен, как Лосев. Тот мог бы разгадать, чего стоят слова Бубнова. Никонов этого не мог. Но разумеется, он улавливал какие-то незримые флюиды. И тень нехорошего предчувствия на миг накрыла его.

Решение надо было принимать мгновенно.

Никонов бесстрастно взглянул на визави.

– Теоретически согласен, – сказал он. – Но практически… вряд ли у нас выйдет постоянное наблюдение. Не хватит сил и средств, как говорят военные. И квалификации.

Он ожидал реакции Бубнова. Но парень был не лыком шит. Реакции практически и не было. Павел помолчал и ответил вежливо:

– Если хотите, мы в основном возьмем это на себя. Вам тогда останется привлечение новых кадров… Это пока ситуация не разрешится. Ну, а там вновь начнем работать каждый сам по себе.

Геннадий Тихонович тоже взял почти неуловимую паузу.

– Согласен, – сказал он.

А после ухода Бубнова тягостно задумался. Бог мой, как же будет не хватать Лосева!.. Конечно, одаренные и преданные люди еще будут, но такая потеря… Эх!

Горевать, однако, некогда. Пока самый надежный, на кого можно опереться – опер. Значит, с ним и работать.

Он, узнав о сомнениях босса, отнесся к делу, как всегда, серьезно.

– Вас понял, шеф, займусь этим. Дело знакомое. Что?.. Нет, никого не надо. Сам справлюсь. Никто и ухом не поведет.

И он организовал «наблюдение за наблюдающими» – в лучшем виде, никто ничего не заподозрил. Но…

Но результата не было. Шли дни, недели, вот и другой месяц покатил… Да, за домом Кузьмича велась слежка – добросовестно, хотя и не очень профессионально. Но велась. И ничего не происходило.

– А в это время… – понимающе протянул Дима…

А в это время неуловимый Ярченко с обманным документом успешно блуждал по городу и чужими руками успешно вел кампанию: Сергей, полагая, что действует самостоятельно, собирал некие материалы – и этот процесс контролировался тайными силами.

– Да. А я-то, дурак… – Дима удрученно поник.

– Ну, если это вас успокоит, то не вы один, – Геннадий Тихонович горько посмеялся. – Могу сказать такое и о себе.

Оказавшись без Лосева, он сразу ощутил, как трудно ему стало. Нет, больше он не выпустил вожжи из рук: никаких расколов и перебежек не было. Более того, нескольких человек удалось найти и привлечь… Все это было неплохо, но главная-то задача не решалась. Ситуация застыла на месте, и казалось, иной раз руки опускаются. Но он умел не показать этого. Никому, в том числе и жене, которая вообще была не в курсе дел мужа. Просто устал, говорил он себе. Ничего, пройдет и это – через три тысячи лет мудрость царя Соломона вернулась к одному из множества землян.

И вот однажды – дело было под самый вечер – эта усталость превратилась в какую-то безвыходную тоску. Так темно сделалось на душе, так темно… Он и сейчас не подал вида, но себя-то не обманешь. Так и лег спать с тяжестью на сердце, и снилось нечто отвратительно мрачное, какие-то подземелья, извилистые ходы, уводящие в беспросветную глубь… и за каждым поворотом чудилась смертельная опасность. И сзади тоже. Идти вперед – смерть. Назад – гибель. Стоять – конец. Что делать?.. Да ничего. Умирать.

Одна только эта мысль почти омертвила. И он уже приготовился – но вдруг проснулся.

Это было как избавление! Он лежал на спине, ждал, когда успокоится сильно бьющееся сердце и благодарил… Кого? Бога, святых, судьбу? Да неважно! Главное – он это ощутил всей своей сутью – опасность миновала. Это было необычайное чувство. Освобождение!

Он не заметил, как вновь уснул, а проснулся спокойным, бодрым, и с уже этой мыслью, но затем его отвлекло множество забот, звонков, встреч… созревшей мыслью: пойти в ближайшее место силы, в парк. Так он и встал с Геннадий Тихонович был даже рад, в работе забывалась страшная ночь, усталость была приятной… И вот собрался уже было отдохнуть, как позвонил опер. Надо встретиться!

Сыщик казался вымотанным – глаза впали, лицо осунулось.

– Всех на дыбы сегодня подняли, – объяснил он и рассказал об утреннем ДТП со смертельным исходом, и о том, что обнаружилось позже: погибший подозревается как матерый киллер. По этому случаю вся милиция и стояла на ушах. С час назад прилетела из столицы специальная следственная группа…

Никонов вдруг ощутил, как все сошлось – пасьянс, который долго не хотел складываться.

– Постой, – сказал он, – что ты говоришь?..

Ну конечно! Таинственный киллер в городе. Загадочное убийство Лосева. Минувшая ночь кошмаров, внезапное освобождение…

– Так вот оно что, – выговорилось само вслух.

Смерть прошла в сантиметре – и захлебнулась сама. Судьба не пощадила Юрия Лосева, но почему-то решила сберечь Геннадия Никонова. Значит, Консорциум-1 все-таки нужен этому миру! Значит, поборемся.

В сжатом виде он изложил это оперативнику. Тот хмыкнул озадаченно:

– Даже так… И что, все устроил какой-то журналюга? Что-то не похоже! Не тот калибр.

– Согласен.

– Хотите сказать, что за ним кто-то стоит?

– Все к тому.

– Вот… – опер выразился непечатно. – Чем дальше в лес, тем партизаны толще… Черт! Ну, найду я этого гада! Раскопаю… Да, чуть не забыл, Геннадий Тихонович, еще одно.

И рассказал, что на днях решил заглянуть в парк, в то самое место. Без особых надежд, просто самому подзарядиться…

Предчувствие ясно задело Никонова – он не понял, к радости ли, к худу, но задело. А сыщик рассказал, что придя на место, увидел незнакомого человека. Тот вел себя на удивление так же, как вел бы член Консорциума – и наблюдатель затаился, а потом проследил за незнакомцем до самого дома.

Никонов с трудом скрывал волнение.

– Установил?

– Нет еще, но пара пустяков…

– Установи, – попросил глава Консорциума. – Это может быть очень важно!

И оказался прав. Спецу оперативной работы не составило труда установить личность фигуранта. Рябко Андрей Николаевич, преподаватель университета.

Никонов совсем не знал этого человека. И все же надежда затеплилась. И не обманула!

6

Почти сразу после знакомства он понял: сбылось! Самородок найден. Рябко, быть может, не так одарен, как Кузьмич, но никак не меньше Лосева, а то и побольше. Он быстро вошел в курс дела, и многие прежде неясные расклады стали ясны.

Рябко хватило месяца, чтобы понять: Бубнов не просто темнит, он лжет. То, что Никонов трудно угадывал, Андрей ловил как бы из ниоткуда, на лету. Из этого и соткалась картина.

Бубнов врал, что Ярченко откололся и создал свою группу. То был тактический маневр. На самом деле Павел усыплял бдительность Консорциума-1 ложным сотрудничеством, а под этой маркой Ярченко тайно направлял и контролировал деятельность Сергея, который был убежден, что сам расследует тайну проклятой квартиры.

И вот настал день, когда исследования Сергея завершились. Да так, как никто не ожидал. Когда Дима доложил Ярченко о том, что Сергей бесследно исчез, лже-контрразведчик на миг изменился в лице, затем овладел собой. И объявил:

– Ладно. Я по своим каналам… Ладно, все. Я с тобой свяжусь.

Связался через пару дней. На осторожный вопрос Кольцова не ответил, ловко увильнул. И дал распоряжение:

– Вот что, коллега. Теперь ведь место Сергея вакантно?.. Значит, кто-то придет на вакансию. Так вот, тебе следует взять его в разработку. И как можно скорей. Сразу!

Дима поведал, что на зачумленное место, где люди погибают страшной смертью или пропадают неведомо куда, никто из сотрудников «Олимпа» идти не хочет. Ярченко резонно заметил, что место хоть не свято, но пусто не будет…

Все верно.

– Да уж, – сказал Макс. Он казался странно задумчивым. – Как кур в ощип… Но что же случилось с нами там, из-за чего такой шум до небес?..

Максим говорил это так, точно уже знал ответ на свой вопрос – но почему-то хотел, чтобы это сказал кто-то другой… Геннадий Тихонович, однако, предпочел отыграть опять же вопросом:

– А вы ничего не чувствуете?

Максим промолчал. Дима непонимающе уставился на него.

Конечно, еще вчера Полканов заметил, что с ним происходит что-то странное. Сегодня это чувство укрепилось. Как-то острее и глубже стало ощущаться все вокруг, и оно вызывало в душе необычайно живые, чувственные отклики, всякое движенье мира отзывалось куда сильнее, чем прежде. Максим почувствовал это, но ему не хватало времени понять. И вот теперь…

– Что-то переменилось в нас, – сказал он. – Стоило побывать там, и понеслось… Почему?

– Что-то сотворилось и там, – заключил Никонов. – Вы, сами того не поняв, вызвали нечто вроде землетрясения.

Квартира Кузьмича все же была точкой контакта миров: нашего скучно-обыденного и неизведанно-загадочного, страшного и притягательного. Вот уже много месяцев точку эту тревожили с непредсказуемыми последствиями – одни и те же причины давали разные следствия. Логика чужого мира!

Кузьмич покончил с собой. Первый маклер и случайная женщина погибли люто, как-то прямо нечеловечески. Второй просто исчез, и все. Третий и четвертый побывали там, и ровным счетом ничего с ними не случилось…

А на выходе грянул гром.

Значит, все же случилось!

Когда всплыла ложь Бубнова, наблюдение за домом Кузьмича было усилено. Опер превзошел сам себя, даже своих коллег умудрился подтянуть, не раскрывая сути дела. И Консорциум-2 так и не вник, что наблюдая, сам стал объектом наблюдения.

– Да, – сказал Максим. – Но что же все-таки произошло там, в квартире?

Геннадий Тихонович пожал плечами.

– Теперь об этом мы можем лишь догадываться…

Самый вероятный сценарий вырисовывается таким. В тот роковой день опер сам, на своем личном авто подъехал к дому, аккуратно выбрал позицию. Ждал ли он чьего-то появления?.. Во всяком случае, дождался.

Ну, а дальше – вновь догадки. Опер мог видеть, как к дому спешно подлетел «Рено» с боевиками Консорциума-2. Почему он решил, что это именно боевики, что всю жизнь протиравшие штаны по кабинетам недоделанные интеллигенты Бубнов и Ярченко вдруг замутят столь резкий гангстерский сюжет?! – и это вопрос без ответа. Как бы там ни было, капитан угрозыска решил, что двое парней по незнанию привели себя на самую грань.

– Самую грань… – эхом повторил Дима.

А Макс подхватил:

– Стало быть…

Стало быть, во враждебной организации сумели постичь то, что Консорциум-1 упустил. Как только Дима с Максом очутились на точке, это сразу же стало известно. Да мало сказать, известно, это вызвало панику, да такую, что группа перехвата спешно была снаряжена за горе-исследователями. Что в этой ситуации понял капитан? – мы теперь уже не узнаем.

– Он убит? – спросил Дима.

– Да, – коротко ответил Никонов. – И двух противников положил. Остальные с места происшествия исчезли. Теперь вся милиция землю роет, да пока без толку. Но это ведь пока…

– А личности тех двух установлены?

– Не знаю. Но думаю, ни они, ни сбежавшие знать не знали истинной подоплеки дела, и кто за этим всем стоит.

– То есть, их использовали втемную, – понял Макс.

– Именно так.

– Так, – повторил Полканов. – И что нам отсюда делать?

– Думать, – сказал Никонов. – Прямо сейчас и начнем.

Глава 6

1

Павел знал, что гнетущее молчание начальника действует на подчиненных лучше всякого крика. Поэтому он молчал, не поднимая взгляда, пауза тянулась, двое стояли перед ним, не смея лишний раз вздохнуть… Наконец, Бубнов разомкнул уста:

– Дальше.

– А? – вздрогнул здоровяк. – Дальше-то? Да ничего дальше. Мы у него мобилу взяли, отключили. Потом ушли. Незаметно. Никто не заметил… Точно!

Павел вновь помолчал, не поднимая глаз, а когда поднял, повернул взгляд на худого. Тот подтянулся, замер чуть ли не по стойке «смирно».

– Все? – сказал Павел.

– Да, шеф, – поспешно и хрипло ответил худой. Лицо его заострилось еще больше.

– Пошли вон, – с отвращением велел Бубнов. – Оба!

– А?.. – разинул рот туповатый амбал, но остролицый ткнул его локтем в бок. И оба попятились с почтительными полупоклонами.

Бубнов испытал острое наслаждение.

Когда входная дверь щелкнула замком, Павел упал в кресло и беззвучно рассмеялся. Смеялся долго, с чувством… Из смежной комнаты вышел Ярченко.

Бубнов тщательно вытер пальцами уголки глаз.

– Слышал?..

– Да, – Ярченко сел на диван.

– Уроды… – еще немного посмеялся Павел.

Игорь Ярченко смеяться не стал. Лишь усмехнулся:

– Не более, чем большинство этой публики. Но теперь это значения не имеет.

Павел хода мыслей партнера часто не понимал, и у него не раз возникала мысль, что в глубине души Ярченко смеется над ним, считает дураком – под маской неуловимо насмешливой вежливости. Честолюбивого Бубнова это больно кололо, вида он не подавал, но все запоминал, мстительно надувался и довольно уже давно ходил такой вот многократно надутый.

Не понял и сейчас, однако сделал многозначительное лицо:

– Ты хочешь сказать?..

– Нет, – Игорь позволил себе улыбнуться еще раз. – Уже не хочу.

И тут изящный укол – не придерешься.

Павел фальшиво зевнул, глянул на стенные часы.

– Ну, нет – и не надо. А вот что делать-то будем?

Ярченко пожал плечами:

– Сейчас – ничего. Это самое лучшее решение. Слишком уж дров наломали. Отсидимся пару дней.

– Отсидимся! – раздражение Бубнова вдруг прорвалось. – Это тебе хорошо говорить, тебя днем с огнем не найдешь. И нашего, – он замысловато вскинул рукой, – организатора…

– И вдохновителя всех наших побед?

– Вот-вот! Это вам хорошо: скрылись, и не найти вас. А все стрелки будут на меня…

– Да брось ты, – Игорь вдруг оставил прежний тон и заговорил просто и дружески. – Тебе что, отсидеться негде?.. Ну, вот, мне ли тебя учить! Да, хорошего немного, спору нет. Придется посидеть тише воды, ниже травы. А за пару дней и они успокоятся, поверь мне. Сейчас да, в горячке можно что-то такое… непоправимое, это запросто. Так поэтому я и говорю: дня на два-на три надо умереть… для этого мира, – здесь Ярченко засмеялся, призывая собеседника к тому же.

Бубнова это не насмешило, но за слова журналиста он схватился жадно. А вдруг и правда, ляжем на дно, отсидимся, отлежимся, и все будет хорошо!.. Но некто холодный и подозрительный внутри него шепнул: «Врет!» – и Павел вновь насторожился.

Правда, он вместе с тем и понял, что из Ярченко больше ничего не выжмешь, сколько не жми. Поэтому он сделал вид, что вцепился в эту надежду как в соломинку:

– Ты думаешь?!

– Уверен, – сказал Игорь веско.

Бубнов подумал.

– Ну ладно, – и улыбнулся.

Ярченко завершающе прихлопнул по подлокотникам кресла – вот, мол, и договорились – сделал движение встать, и тут у него зазвонил телефон.

2

Максим понял, что он сидит, обхватив голову ладонями, а Никонов и Кольцов молча смотрят на него. Он отнял руки от висков, посмотрел на одного, на другого.

– Макс, – тихо и серьезно сказал Дима, – ты что?

– Что – я?..

– Как будто отключился. Сидишь, взгляд в никуда…

И Максим вспомнил.

– Я видел! – выпалил он. – Видел! Как наяву.

Секунд на десять он исчез из этой комнаты. Точно кто-то сменил картинку перед ним, перебросив его взгляд в лес: самый обычный лес, заросли средней полосы. Макс постарался пересказать все это, и Геннадий Тихонович очень заинтересовался:

– Постой-ка, Максим, постой, погоди… Ты ясно видел это место?

– Как наяву, – повторил Макс.

– Опиши-ка еще раз. Не спеши.

Полканов начал добросовестно описывать видение, стараясь не упустить ничего. Никонов ловил каждое слово, кивал, переспрашивал. Максим отвечал… и очень скоро заметил, что вопросы хозяина на редкость точны – скорее, даже не вопросы а уточнения по тексту, так сказать. Максим прервался.

– Простите, Геннадий Тихонович?..

Тот улыбнулся:

– Не за что. Я думаю, ты все уже понял.

– Я не понял! – воскликнул Дима.

Пояснили: наваждение Полканова – не что иное, как одно из мест силы, а именно тот самый, многократно уже упомянутый уголок парка. Никонов узнал его по описанию.

Тут все переглянулись и поняли, что одна мысль на троих – такое бывает. Максим испытал незнакомое чувство: сразу и осторожный и отчаянный азарт: пан или пропал! И решился – как с откоса прыгнул.

– Ну что? – он обвел взглядом союзников. – Идем?

3

– Слушаю, – сказал Ярченко сухо.

В трубке торопливо залопотал взволнованный мужской голос. Бубнов навострил уши, но ничего не разобрал, а Ярченко, понятное дело, и бровью не повел. Без выражения выслушал, без выражения сказал:

– Ясно. Принял к сведению. Пока все.

И отключился.

Вопрос все же, видимо, нарисовался на лице Павла, потому что Игорь покосился на него и счел нужным прокомментировать:

– Это по моим делам, – и встал. Встал и Бубнов.

– Ладно, я пойду, – заговорил Ярченко спокойно-деловитым тоном, – а ты давай на лежбище. И на несколько дней… как это подводники говорят: тишина в отсеках, да?..

– А ты? – вырвалось у Павла.

– А за меня не беспокойся. Я тебе позвоню.

Врет! – заголосил из глубины незримый друг. Врет, все врет!..

– Ты, главное, не волнуйся, – мягко придавил авторитетом Игорь. – Уходи в подполье и сиди себе тихо. Я сам все разрулю, не сомневайся. Все, бывай!

Он ушел. Бубнов посидел, с силой глядя в точку, потом вскочил, забегал по комнате.

– Ага! – заговорил он сам с собой, – значит, господин Ярченко, умнее всех себя считаете… Так, значит, да? Ага…

Минут пять побегав и побормотав в таком духе, он сел, крепко подумал, хмыкнул и взял мобильник.

– Умнее всех… – повторил едко. – Ну-ну.

И стал набирать номер.

4

– Ну что, – спросил Геннадий Тихонович, – похоже?

Максим смотрел на заросли – и узнавал и не узнавал.

– Кто его знает, – проговорил он неуверенно. – Как будто да, но ведь тут таких мест… И все похожи.

Никонов кивнул:

– Ладно. Давайте с другой стороны зайдем.

Вышли на поляну, обогнули ее.

– Взгляни-ка с этого ракурса, – предложил Никонов.

Максим взглянул – и обомлел.

– Мама дорогая… – вырвалось у него.

И можно не продолжать.

– Точно? – спросил Дима.

– Точнее не бывает, – подтвердил Макс.

Трое молча постояли, как бы не зная, что делать. А что делать? Не стоять же столбами, раз пришли.

Все как-то враз поняли это. Максим оглянулся. Затея эта вдруг почему-то показалась ему ужасно глупой. Нет, ну правда?.. Чушь какая-то.

Он так и хотел сказать, но сказал совсем другое:

– Пошли, – сказал и страшно удивился сам себе, и удивляясь, шел и слышал за собой шаги товарищей.

Так и дошли до той большой березы.

– Ну что? – спросил Дима, когда остановились.

Максим пожал плечами.

Постояли, помолчали. Макс поднял голову – и в этот миг налетел порыв ветра, кроны взволновались, зашумели… а когда порыв канул в никуда точно так же, как возник ниоткуда, три человека переглянулись.

Никто не хотел выразить разочарование, но ощутили его все. Никонов на правах старшего улыбнулся.

– Что, коллеги? Идем обратно, будем думать дальше.

Максим кисло взглянул на траву, кусты, листья…

– Идем, – вздохнул он.

Кольцов и Никонов шли впереди, Макс чуть поотстал. Разочарование накрыло его сильнее, чем он мог представить. Очень уж страстно захотел он, чтобы сбылось… что? Да он и сам не знал. Что-то несбыточное. М-да… На то оно и несбыточное, чтобы не сбываться.

Он шагал медленно, отдаляясь понемногу от товарищей. Голова его была задумчиво опущена, а когда он поднял ее, то не сразу понял, что вокруг царит странная тишина.

Но с запозданием понял.

Исчез привычный городской шум, к которому мы привыкаем настолько, что не замечаем его, как не замечаем стук своего сердца. Замечаем, когда это вдруг пропадет. Вот шум и пропал.

Кругом был лес, и он если шумел, то не по-городскому, а по-лесному.

– Что такое? – удивился Макс.

Часть четвертая

Глава 1

1

Его глазам не надо было привыкать к темноте.

Когда его, не веря, спрашивали: «Чего, прямо так и видишь все?..» – он только пожимал плечами.

Да. Вот так и вижу. Потому и Тень.

Ну, конечно, не только поэтому.

Ему нравился его псевдоним. Тень! – таинственно и серьезно, и вряд ли кто осмелится шутить с человеком, которого зовут так.

Он оглянулся. Тихо.

Дед и Барон чавкали башмаками по сырой траве впереди. Барон что-то бурчал себе под нос – Тень догадывался, что.

Опять, блин, хренью маемся… Сам, блин, не знает, чего хочет… – примерно так.

Справедливо? Отчасти. Тень знал, чего он хотел, но не понимал, как этого добиться.

Но все-таки знал! Не мог выразить, да. Не мог еще вполне ухватить мыслью – да. Ни никаких сомнений, что это есть! В неясных до конца, скрытых от него закоулках этого мира прячется нечто огромное, могущественное, и я, Тень, буду не я, если не найду это. Так что знаю я, чего хочу.

Только вот хотеть – мало, а геморроя по жизни столько, что неизвестно будешь ли завтра жив или нет…

Луна скрылась за тучу, и двое впереди беспомощно затоптались на месте. Барон ругнулся:

– …мать! Темно, как у папуаса… Тень, где ты там?

– Здесь, – негромко откликнулся тот. – Шагай за мной.

Ночи для него не существовало. И темных комнат тоже. Самая лютая тьма казалась ему поздними сумерками, где-то так.

Шли. Барон сзади подшучивал:

– Слушай, про тебя кино впору снять, на манер человека-паука. Человек-филин, а?..

– Не родился еще тот режиссер… – отшучивался Тень.

За густо разросшимися кустами стояло легковое авто – громоздкий неуклюжий драндулет. Подошли к нему.

– А! – воскликнул Барон. – Вот теперь вижу.

– Сопля! – окликнул Тень.

– Ага! Тут я, – мигом отозвался голос.

Через минуту заклацали ручки дверей, заскрипели петли.

– Я вперед, – поспешил Барон, полез на переднее сиденье.

– Валяй, – равнодушно сказал Дед.

Сопля включил зажигание, ногой нажал кнопку пуска. Напряженно завыл стартер, мотор дернулся, чихнул и заглох.

– У, бл… – Сопля засуетился с тягой ручного газа, – карбюратор говно! Я говорил Лешему, да ведь у него одно: потом, да отстань, да не до тебя счас…

– Ладно, – пообещал Дед. – Приедем, прикажу.

Со второй попытки двигатель завелся. Сопля включил фары, массивный седан с натужным рычанием пополз по грязному проселку.

Качка и тепло в салоне убаюкивали. Тень закрыл глаза, хотел заснуть, но… Мешало неприятное чувство. Не было покоя. То есть, покоя и быть не могло в этой паршивой жизни, но хоть на минутку бы… Так нет же, не было и этого. Тень сидел с закрытыми глазами, но не спал.

Он слышал, как неясно закряхтел Сопля, улыбнулся: так бывает, когда хотят сказать и не решаются… Наконец, юный водила решился:

– Это… я это… ну, короче, одно дело…

– Рожай, не тяни, – Барон зевнул.

– Да я к тому, что погоняло-то у меня… Ладно там, я молодой, ясно. Но все равно… Пацаны ржут. А я и в деле был уже, все нормально. Ну и…

– Имя сменить хочешь? – понял Дед.

– Ага. А то – Сопля, ну чо это…

– Есть, – согласился Дед. – Принял к сведению.

Тень вновь улыбнулся. Сопля был хороший малый, старательный, исполнительный и не трус. А дурацкая кличка прилипла из-за мучительного хронического насморка, от которого он никак не мог избавиться.

Вот и сейчас он громко шмыгнул носом, правда, в этом звуке было больше сдержанной радости, чем реальных соплей. Тень решил поддержать парня, открыл рот…

2

И точно молния сверкнула в мозгу.

Он вздрогнул. Огненная дуга пронзила ночь – от машины до густых кустов слева по ходу. Тень все понял вмиг.

– Ложись! – гаркнул он и нырнул меж сидений. – Пригнись! Сопля, по газам!!

Опытный Дед нырнул следом, а вот Сопля оплошал. На долю секунды – но больше и не надо.

Сбитый с толку, он дал по тормозам вместо газа. И тут же из кустов хлестнул автоматный залп.

Пули резко ударили по металлу. Лопнуло, разлетевшись на сотни осколков, стекло. Вскрик. Вспышка!

Тень был уже на траве. Рядом – Барон. Живой! Что с Дедом и Соплей?!

– Туда! – Тень толкнул Барона за колесо.

Пистолет в руке. Тихо. Ну, вперед!

Он высунулся из-за капота и открыл беглый огонь.

Бах! Бах! Бах! Три выстрела почти не целясь. Важнее подавить, чем попасть! В сумерках Тень видел, как мечется кто-то в кустах. И он дважды стрельнул уже прицельно.

И увидел Деда.

Тот в неудобном длинном пальто распластался за толстым стволом дуба, умело используя как прикрытие еще и какой-то случайный пригорок. Ну, Дед! В темноте, и так грамотно сработал. Попасть невозможно. Разве что кто-то из тех сменит точку, но один черт не видно ни зги…

Все это промелькнуло в голове вмиг. Больше Тень и подумать не успел, а Дед отклонился влево и взмахнул правой рукой.

Будто теннисный мячик легко порхнул в кусты. Граната!

– Ложись! – Тень упал на Барона, прикрыв его собой.

Хлопнуло совсем негромко и нестрашно. А вскрик – страшный, предсмертный, затем угасающий стон – и тишина.

Хотя уже не совсем тишина. В недальней городской окраине тревожно лаяли собаки и даже почудились испуганные голоса… но это вряд ли – народ давно битый жизнью, наверняка все сразу потушили свет и залегли.

Тень перевел дух.

– Живой? – спросил он.

– Не дождутся, – морщась, скрипнул зубами Барон. – Но зацепило вроде. Руку. Вскользь…

– Ну, это заживет.

Тень очень осторожно приподнялся. Кусты посекло, разметало взрывом. Над ними слабо курился дымок.

– Похоже, кончен бал, – сказал он вполголоса. – Дед!

– Здесь, – глуховато откликнулся тот.

Тень взглянул в салон машины. Сопля завалился назад и влево, голова запрокинута.

– Готов, – вздохнул Тень.

Он встал и, не таясь, пошел к кустам. Подошвы скользили по сырой траве. Краем глаза увидел, как Дед встал, отряхивая пальто, двинул следом.

В кустах вповалку лежали три тела. Тень подошел, вгляделся. Нет, незнакомы. Да хоть бы и видел их когда, какая разница! Мелочь, шелуха, пехота мафии… У одного была снесена нижняя часть лица, у других лица были целы, но искажены страхом и болью. Рядом валялся автомат. Тень поискал глазами – других нет. Ага… Значит, расчет был таков: нанести основной урон автоматным огнем, а уж потом добивать ближним боем. Не вышло.

– Не дождетесь, – повторил Тень.

– Этот жив, – сказал вдруг Дед.

Тень пригляделся – точно. Бандит с оторванной челюстью едва заметно дышал.

– Доходит, – сумрачно произнес Дед.

Тень кивнул.

Доходит-то доходит, но кто знает, может он промучается так еще час, может и больше…

Жалко? – спросил себя Тень. И честно ответил: нет. Но надо быть человеком, а не гнидой какой-нибудь. И он нагнулся, перевернул умирающего вниз лицом, приставил ствол к затылку. Выстрел хлопнул сухо, как бы недовольно. Тело дернулось последний раз в жизни и ослабело, обмякло, отпуская душу… Тень выпрямился.

– Акт милосердия, – сказал он.

Дед пожал плечами, отвернулся.

Приковылял Барон, посмотрел.

– М-да. Ну и какие наблюдения, мысли, выводы?..

– Первый вывод такой, что выбираться отсюда надо, – хмуро ответил Тень. – И чем скорей, тем лучше.

3

– …блин, – проворчал Барон. – Этак мы и до утра не дойдем. Ночная прогулка, блин…

– Там, – кивнул Дед, – участок должен быть. Я зайду, меня все знают. Позвоню, наши подъедут.

Барон ругнулся матерно, плюнул.

– Мутит немного, – признался он. – Как с похмелюги.

– Это от потери крови, – Тень тоже сплюнул.

– Да уж догадался как-нибудь, – съязвил Барон. – Слушай, Дед, ну все, надо решать! Давить этих тварей люто, под гребень. Это же они, ясно! Беспредел голимый!.. Да мы по-любому ответку можем включить на все сто!..

– Не пыли, – оборвал Дед. – Я тебе сколько раз говорил: спешка нужна в двух случаях…

– При сексе с чужой женой и при поносе? Знаю, – Барон отмахнулся. – Но…

– Тихо! – Тень вскинул руку.

Все смолкли – и услыхали далекий вой мотора.

– Сюда едет, – сказал Тень, движением плеча поправив трофейный автомат.

Через минуту на повороте жидко заплясал свет фар, а еще секунд через десять показалось и само авто – раздолбанный, расшатанный, полуживой грузовик. Тень встал посреди дороги, расставив ноги. Автомат отчетливо свисал с правого плеча дулом вниз. Вскоре первые, самые рассеянные и дрожащие лучи света достигли его фигуры. Лязг и скрип тормозов огласили местность. Автомобиль встал.

Неспешным шагом Тень двинул к дверце водителя, прекрасно понимая, что тот видит автомат и понимает, что за тип остановил его на ночной дороге. И поскольку должный психологический эффект уже достигнут, теперь надо сыграть в хорошего парня.

– Здорово, земляк!

– Ну, коли не шутишь…

– Да уж какие шутки среди ночи да в чистом поле. Ты, наверное, понял, кто мы такие?

– Догадываюсь.

– Верно догадываешься. Мы дедовские. Понял? Да и сам Дед с нами, вот он.

Водила – немолодой мрачный мужик – вдруг встрепенулся.

– С вами?

– Ну да. Поди взгляни, если не веришь.

Тень сказал это для проформы и никак не ожидал, что шофер выпрыгнет из кабины и пойдет к Деду. Но так и случилось! Тень даже несколько оторопел, а мужик широкими шагами ринулся вперед. Остановился перед Дедом… и кривое подобие улыбки неуверенно поплыло по небритому лицу.

– Точно… Здрасьте! Вы меня не узнаете?

– Нет, – сухо сказал Дед.

– Я в мирное время в вашем гараже… ну, в мэрии работал. На дежурной машине. Вас пару раз возил. Не помните?

– А-а, – голос Деда потеплел. – Нет, брат, тебя не помню, извини. А те старые добрые времена – ну как же… Сослуживцы, значит?

– Ага!..

– Слушайте, друзья-однополчане, – вмешался Барон, – давайте-ка к делу! Ностальгировать в дороге будете.

– И то верно, – поддержал Дед. – Вот что, коллега, поехали-ка, все по мере объясним…

…В душном тепле кабины вновь разморило, Тень стал погружаться в дрему. Тревоги больше не было, он расслабился по-настоящему. Сквозь сон слышал, как вспоминают «мирное время» Дед с шофером, особенно тот расчувствовался, твердил и твердил про свою «ласточку», то бишь скоростную разгонную машину мэрии, как он на ней летал со свистом, обгонял всех… а вот теперь вынужден маяться на этой старой рухляди, которую через день чинить надо… да и то за счастье: там подвезешь, тут подбросишь, так, глядишь, что-то и наскреб. По нынешним-то временам это сказочное везение, такая работа… Дед поддакивал, сочувствовал, обещал помочь по старой памяти.

Барон привалился рядом с Тенью, спал, сопел носом. Ослабел, понятно… Ладно, пусть спит, сон раны лечит.

Дед распорядился ехать в «систему» – штаб-квартиру консорциума «Альфа-центр», формально крупной коммерческой фирмы, со своей юридической и охранной службой, а фактически… фактически все знали сотрудников «Альфы» как «дедовских» – уважали, побаивались, сторонились и завидовали.

Метров за пятьсот до фирмы их тормознул патрульный экипаж – на физиях ментов прямо-таки нарисована была радость добычи. Но Дед их жестоко обломил: вышел, вынул свою заветную корочку… Впрочем, мог бы не вынимать – только вышел, как челюсти патрульных разочарованно отвисли. Деда в лицо знала вся губерния, а уж милиция тем более. Эти-то знали, что Деду слова поперек молвить нельзя, если не хочешь вылететь со службы.

Он разрулил вопрос за пять секунд. Поехали дальше – ну и вот она, родимая система… В дежурке ярко горели окна. На шум мотора и людские голоса высунулся один из охранников, ахнул, засуетился:

– Ух ты! Как это?! Я счас, мигом…

– Стой, стой, – остудил его Дед. – Не суетись. Так что, друг ситный, – улыбнулся он шоферу, – завтра после обеда зайдешь?

– Ну, так!..

– Вот и ладно. Заходи, порешаем твои проблемы. А сейчас довези вот его, – указал на Тень, – домой. А ты, Барон, оставайся. Доктора вызовем, до утра отлежишься.

– Не-е, – Барон отмахнулся. – Царапина, само пройдет. Я лучше к Тараканычу, приму на грудь чего-нибудь покрепче. Наутро как новенький буду.

Старый мошенник по кличке Тараканыч содержал увеселительное заведение – со спиртным, девками, рулеткой и прочими низостями. Ходил под Дедом, был ему многим обязан, и потому вел себя как шелковый. Дедовы ребята зависали почти исключительно там. Надежность – сто процентов.

– Я с тобой, – неожиданно для себя сказал Тень.

Вдруг чертовски захотелось расслабиться, и Дед его понял.

– Ладно, – кивнул он. И водиле властно, уже как подчиненному:

– Отвезешь.

А Тень искренне пожалел Деда. Они-то сейчас забудутся в пьяном дурмане, а старику – работать, перетирать вопросы с милицией, с мэрией… О перестрелке наверняка уже известно. И теперь надо звонить туда, сюда, утрясать, ждать ответных звонков… это на несколько часов. Да и Соплю надо похоронить по-человечески. Он вроде бы сирота, родных никого…

Здесь Тень спохватился и разом стряхнул с себя тоскливые мысли.

– Ну, все, – сказал он. – Едем, сеньор, предадимся восторгам бытия.

– Сатурналиям, – подхватил Барон.

Водила покосился на них с уважением: надо же, какие слова знают…

– Валяйте, – сказал Дед. – Меру знайте!

4

– …гости дорогие! Проходите, вы для нас всегда самые… самые…

– Прибыльные, – хмуро пошутил Барон.

Тараканыч съежился от беззвучного смеха. Он и так пятился, угодливо повиливая тощим задом, а тут и совсем уничтожился, прямо в пыль готов рассыпаться перед столь важными персонами.

Для vip-гостей в борделе был предусмотрен особый будуар, туда с поклонами-ужимками и проводил хозяин вельможных посетителей.

– Девочек? – сладко прижмурясь, вопросил он. – Есть новенькие! Очень даже ничего…

Тень ощутил вожделение, но Барон заявил, что у него одно желание: напиться в хлам и вырубиться – а уж потом его друг-приятель что хочет, пусть то и делает. Хоть девочек, хоть мальчиков…

– Ну, мальчиков – это вряд ли, – устало улыбнулся Тень. – Ладно, Тараканыч, давай выпивку, закуску. Ну и пожрать, само собой.

…через час пьяный Барон свалился на диван и захрапел. Тень, хмельной, но в полном рассудке и памяти, с силой провел ладонями по лицу, как бы стряхивая хмель и усталость. Тараканыч сказал, что одного из лакеев поставит прямо за дверью кабинета: если что – зовите. Тень и позвал:

– Эй, человек!..

Холуй тут же предстал – ловкий, юркий, ко всему готовый.

– Звали?

– Приказывал. Шефа давай сюда.

Тараканыч явился все с теми же слащавыми повадками:

– Чего изволите?

– Изволю познакомиться с твоими принцессами. Ты говорил, новые есть?

Тараканыч так и заходил ходуном, захихикал:

– Имеются, имеются, как же… Принцессы, очень точно изволите выразиться! Новенькие, молоденькие…

– Проверял?

– А как же! Ничего подозрительного, все чисто.

– То-то же. Ты не думай, эти крокодилы работать умеют. Могут так заслать человека, что никогда на него не подумаешь.

– Ни-ни-ни! Я таких нюхом чую, меня не проведешь… Обычные девчонки, просто деньги нужны. Работы-то днем с огнем не найдешь.

– Ладно, ладно, верю. Давай сюда своих золушек.

– Принцесс!.. Хе-хе… Сию минуту!

И вновь не соврал. Через минуту послышался его суетливый голос:

– Шагайте, шагайте, девоньки-красавицы, смелее… вот, вот так!

Тень повернулся.

Девушки, робея, не проходили дальше входа, отчего в дверях возникла толкотня. Тень прищурился.

М-да. С принцессами-красавицами Тараканыч пересахарил. Две первых были ядреные деревенские девки, румяные, пышущие здоровьем – но уж никак не красотки. А вот третья там, позади…

– А ну-ка, барышня, – велел Тень, – вот вы, да! Выйдите-ка на белый свет. Ну, конечно, он не совсем белый, но…

Слова застряли в горле. Сердце екнуло. Тень невольно сглотнул.

– Все, – сказал он Тараканычу. – Беру! Получи деньги.

5

…они лежали в темноте: мужчина на спине, девушка – прижавшись к нему, голова на его правом плече. Он ощущал ее нежную теплую тяжесть, чувствовал легчайшее дыхание на своей коже… и это вызывало в нем странные, то ли давно позабытые, то ли никогда не испытанные чувства. Первая школьная любовь?.. Нет. Там было не то. Сейчас другое.

Она пошевелилась, вздохнула. Прильнула поплотнее. В комнате было прохладно, отопление, должно быть, работало отвратно. Но под одеялом двум случайно нашедшим друг друга людям было так уютно, так хорошо… Тень даже позволил себе пустить мечту в полет: представил, что весть этот паршивый мир, где все только и норовят сожрать друг друга, исчез – и эта тоже паршивая, сто раз загаженная всякой человечьей дрянью комната превратилась в космический корабль, плывущий неведомо куда во Вселенной, и они двое на нем, и никого больше не надо. Не видеть, не слышать, не знать…

– Тебя как зовут? – спросил он. Голос прозвучал хрипло, Тень откашлялся.

Она помолчала пару секунд, прежде чем ответить:

– Снежана.

– Хорошо, – сказал он.

Ее пальцы легонько пробежались по его груди.

– А тебя?

Он усмехнулся:

– У нас нет имен.

Пальцы замерли.

– У нас, – подчеркнула она. – Но я же спрашиваю не у вас, а у тебя…

– О, сударыня, – насмешливо протянул он, – я вижу, вы того… Инженер человеческих душ, так что ли?

Она сказала:

– Да вообще-то я серьезно.

– Я тоже, – он зевнул. – Если серьезно, то я свое имя постарался забыть. Так оно проще в этой жизни.

Помолчали. Потом она спросила:

– Почему ты меня выбрал?

– Почему?.. Да за красоту душевного ландшафта, не иначе…

Посмеялись. Стало совсем хорошо обоим, обнялись, объятия сами собой перешли в поцелуи, долгие, страстные… и завершилось это бурным, горячим соитием, с женскими стонами и криками, с пронзительным телесным столбняком самом пике – когда все силы, вся суть человеческая сжаты тисками бесстыдного наслаждения. А потом – слабость, лежишь как планктон, и хоть плачь, хоть вой, хоть песни пой – все едино, не пошевелиться. А уж потом, когда какие-то силы явились…

…Тень не ожидал от себя того, что он будет делать. Он покрывал поцелуями все тело девушки, от шеи до мягких пяточек, старательно вылизывал ее между ног, жадно вдыхая запах прокисшей страсти, чей срок хранения меньше минуты… Но он дышал ею, его корчило от необъяснимых и невыразимых чувств, он терял себя и находил, когда уже не менее старательно вылизывал ноги девушки, а она, не стесняясь, голая раскинулась на кровати, и он, кося глазом, видел, как течет ее пушистая щелка… и это вновь переполняло его вывернутой, шизофренической радостью… и вот он уже целовал ее губы, и они они отвечали ему так ласково, что он чувствовал, как легко рвется его сердце, которому он не позволял ни одного лишнего движения. Ему казалось, что он мгновеньями исчезает куда-то и выныривает из ниоткуда, и видит перед собой непостижимо прекрасное лицо, бездонные глаза – и со страхом сознает, что может, в этой жизни ничего лучше у него уже не будет никогда, сколько б ни жить еще на этом свете. А на каком-нибудь другом – ну, до него еще добраться надо…

До рассвета было еще не близко, хотя ясно, что ночь перевалила через самую свою темную, глухую пору. Мужчина и женщина, такие до этой ночи одинокие, погружались в один сон на двоих, чувствуя, что не могут больше друг без друга. Что разлуки меж ними, конечно, еще будут – но это можно пережить, если знать, что и этим разлукам придет конец, и будет день, когда встретимся и не расстанемся больше никогда…

Тень чувствовал, что если даже девушка – агент враждебной группировки, ему все равно. Он откроется ей, и будь что будет… Но она ничего не выпытывали, ничего не спрашивала. Только вымолвила:

– Ты совсем не похож… – и не договорила.

– На разбойника? – он усмехнулся. – Да сейчас никто на себя не похож.

– Нет, – твердо заявила она. – Ты другой. Чувствуется в тебе культура.

Тень вновь усмехнулся.

– Ну, культура-не культура, а три курса университета осилил. Экономический факультет. Кстати товарищ мой, что в другой комнате – тоже, на параллельных курсах учились. Он только на юридическом.

– А потом?

– А потом вся эта бодяга грянула. И жизнь пошла… то так, то сяк, то жопой об косяк. Извини на худом слове…

– Да ничего.

– Ладно, – он закрыл глаза. – Давай хоть сколько-то поспим. Завтра, подозреваю, будет трудный день. То есть, уже сегодня…

6

Но заснуть не получилось. Разговор всколыхнул темную тяжесть в душе. Жизнь похабная, по ней течешь, как по вонючей речке, берега плывут мимо, и никак не успеваешь выбраться на них… Несет тебя этот поток, и что там впереди? Да ничего хорошего. Омут. Забвение. И смерть. Собственно, вопрос-то не «что», а «когда».

Вот так-то, бывший студент. Вопрос – когда… Но черт возьми, разве я виноват?! Старые идиоты вцепились во власть, жили по правилу «после нас хоть потоп» и дожили до того, что буря страшного бунта смела их, а страна фактически развалилась на уродливые удельные княжества, где каждый выживал как мог. И что делать молодому человеку, оставшемуся наедине с обезумевшим миром?.. Молодой человек не утонул, спасся. Спасибо Деду, бывшему вице-мэру города, которого вытеснили из кресла молодые – и однако, нормально править без него не смогли. Дед спокойно и уверенно сколотил коммерческий консорциум, островок стабильности в море хаоса, и понятно, что на этот островок потянулись многие. Но Дед вел жесткую кадровую политику, отбирал лучших – он мог себе это позволить. И так создал собственную империю, по сути – мафию. Но он, бывший крупный чиновник, не хотел уподобляться криминальному боссу. Раз уж жизнь перевернулась и пошла такими сраными буераками, то надо попытаться сохранить подобие нормального бытия, мини-государство. И его консорциум действительно выполнял отчасти государственные функции. Дед сформировал боевые дружины, патрулировавшие город и жестко пресекавшие уличный беспредел, ставил на место зарвавшихся бизнесменов-жуликов, некоторых учили очень жестко, зато эффективно – они потом жили пугливо, с оглядкой… И в сравнении с другими областями еле живой страны здесь, несмотря на неизбежные упадок и депрессию, был хоть какой-то порядок. И за это горожане были бесконечно благодарны Деду, а мэрия и милицейское начальство молиться были на него готовы.

Он разбирался в людях. Умел находить и выдвигать самых способных. Таковыми и оказались два оставшихся не у дел студента-отличника, ставшие ближайшими помощниками – один советником, другой начальником оперативной части. С них, кстати и пошла мода на псевдонимы, а босс подхватил, это показалось ему таким нетривиальным, брендом его консорциума… ну и пошло-поехало, и уже отвыкать не хотелось. Консорциум стал для его лидеров всем: домом, работой, вселенной… И Тень, скажем, старался не вспоминать прошлое, хотя и о будущем сказать было нечего. Оставалось жить настоящим: день за днем, несет река времени – и будь что будет.

Но в какой-то момент с ним стало происходить нечто странное.

Он много лет почти не видел снов – так, что-то такое, чего толком ни рассмотреть, ни запомнить. И вдруг ему стало упорно сниться, как он быстро идет по улицам незнакомого города… Идет-идет и не успевает прийти – сон всегда обрывался на полпути. Тень недоумевал, пытался понять, что бы это значило, да не успел.

Пришли другие сны.

Самой ранней весной, сырой оттепельной ночью его накрыло исключительно яркое видение.

Оно и сейчас, через полгода легко встало перед глазами. Тень без труда вернул его – и старался задержать, чтобы вместе с ним и отправиться в страну снов. Но человек предполагает, а располагает за него…

Видение исчезло. Тень провалился в забытье.

Глава 3

1

Из тьмы его вызвал настойчивый тревожный стук.

Тень поднял голову.

В первые полсекунды он осознал, что он в борделе, рядом с ним – женщина; во вторые – что в дверь комнаты осторожно, но беспрерывно стучат.

– Да! – хрипло выкрикнул Тень. – Кто там?

– Это я, – быстрый, вкрадчивый голос Тараканыча. – Вам звонили. Просили перезвонить.

– Дед? – догадался Тень.

– Он самый.

– Иду.

Снежана проснулась, смотрела вопросительно.

– Сказка кончилась, – хмуро пошутил Тень. – Начинается быль.

Пока он одевался, девушка, накрывшись одеялом, смотрела на него, не отрываясь. Оделся, проверил документы, деньги, оружие. Все на месте.

– Ну что, – он улыбнулся. – Как там в песне: вот и пришло время разлук?..

– Ты вернешься?

– Конечно, – уверенно сказал он.

И не солгал.

Он ощущал, что его жизнь еще как-то сместилась – пока неясно, но надежда, в которую он страшился поверить, чтобы не сглазить ее, явно приблизилась, засветила ярче, как отблеск незнакомой звезды здесь, на Земле – призрачно, неуверенно, и никто не скажет, превратится ли она в настоящий свет или сгинет бесследно…

– Конечно, – повторил он. Присел на кровать и сказал просто: – Я теперь хочу быть с тобой. Ты как смотришь на это дело?

Она уткнулась в одеяло.

– Навсегда, – тихонько ответила через пару секунд.

Тень ощутил огромную радость, но постарался не дать ей хода.

– Ну и славно. Слушай-ка, оставлю я тебе малость наличности, а? Этот старый жук, небось, у вас на каждом шагу копейку отжимает?..

– Есть немного, – она засмеялась.

– Держи. Ну, до встречи.

Он хотел лишь бегло поцеловать ее, но она вдруг обхватила его, прижалась со всей силы, он неожиданности он чуть не упал, успел опереться на руки.

– Ну, будет, будет, – смеясь, говорил он, а Снежана все не отпускала… наконец, он с удивлением обнаружил, что она плачет.

– Ты что?!

Она всхлипнула:

– Я… я боюсь, что мы больше не увидимся.

Он даже рассердился:

– Тьфу ты! Типун тебе на язык!.. Все, я пошел. Даже не думай, поняла? – внушил он строго. – Поняла?

– Да…

– Все, пока!

Барон дрых, страдальчески, похмельно похрапывал. Тень прошел в служебный кабинет Тараканыча – маленькую комнатку, оборудованную телефоном.

– Откуда он звонил? – спросил Тень, разумея Деда.

– Из офиса! Прямо из офиса и звонил… – замельтешил было Тараканыч, но Тень махнул рукой, набрал знакомый номер.

Дед снял трубку на первом звонке.

– Это я, – сказал Тень.

Разговор был короткий. Дед просил срочно приехать. Есть, мол, большая тема. Тень поведал, что Барон пока не транспортабелен, надо будить, приводить в человеческий образ…

– Ничего, – согласился Дед. – Так даже лучше будет. Скажешь потом, что сам проснулся и пошел ко мне. Ясно?

– Понял.

– Вот и ладно. Машину вышлю, подъедешь.

Тень положил трубку, вперил в Тараканыча внимательный и сумрачный взгляд. Тот почтительно затих.

– Я сейчас поеду, – веско объявил Тень, – а ты…

И внедрил в разум прохвоста, как тому надлежит разъяснить Барону отсутствие соратника: сам, дескать, проснулся и ушел. Никаких звонков, никаких машин…

– Так надо, – сурово заключил Тень. – Все понял?

– Понял, понял! Все усвоил, все как надо сделаю…

– И еще одно.

– Слушаю, слушаю.

Тень сделал паузу.

– Эта девушка… ну, ты понял: Снежана…

– Да-да-да…

– Так вот. Я буду ее навещать. Понял? Смотри же, чтобы с ней все было хорошо. Уразумел?

Тараканыч, конечно, все уразумел, все усвоил, стал клясться, божиться, что ни один волос с головы девушки не упадет, что она будет здесь как сыр в масле… Тень поморщился, заткнул фонтан горячих словес:

– Ладно, ладно, знаю я ваше масло! Но смотри, чтобы ничего плохого с ней…

И тоже дал старому пердуну денег – не повредит.

На том расстались. Тень вышел на крыльцо, а через несколько минут подкатило и авто: малолитражка старой конструкции, но чистенькая, ухоженная. Поехали.

2

В дороге Тень сперва нянчился с мыслями о минувшей ночи, вызывал в памяти лицо Снежаны и ее крепкое, цветущее тело, горячее от страсти. Но потом эти сладкие воспоминания сами собой вытеснились буднями, уродской прозой жизни.

Примерно с тех пор, как ему, Тени приснился тот необычно яркий сон, в жизни консорциума начались проблемы.

Наверное, они начались раньше – полгода не срок. Только нарастали исподволь, зловещий волдырь не был виден, а вот тогда, ранней весной он впервые обозначился на поверхности событий.

Если кратко, то у консорциума появился соперник. Два не таких уж молодых, но адски амбициозных деятеля, совладельцы торговой фирмы, начали агрессивно и жестко захватывать рынок, поддавливая дедовских. Сначала-то все вроде тихо-мирно, работают две коммерческие компании, друг другу не мешают… ну, а потом возникла типичная ситуация двух медведей в одной берлоге. Впрочем, тогда еще все оставалось в рамках приличия, и даже переговоры состоялись.

На нейтральной территории; и прошли в высшей степени корректно, прямо-таки на высшем уровне. Эти двое – дедовские прозвали их Жмур и Динго: первого за странный лицевой тик, заставлявший его нелепо моргать в самых неподходящих местах, второго – за хищный облик… – так вот, эти двое были даже приятны в общении, несмотря на дурацкое моргание Жмура. Оба уверяли, что не собираются теснить консорциум, наоборот, хотят мирно разграничить сферы влияния… Дед улыбался в ответ, говорил, что такое желание достойно всяческой похвалы… Ну и как бы договорились. А по окончании встречи, когда ехали обратно, Дед сказал:

– Врут, крокодилы.

Так и прилипло к противникам это имечко.

И подавить их уже не получалось. Они стали заметно оттеснять дедовских – правда, и те были не валенки, и дед сумел сделать крокодилам пару элегантных втыков: переманил на свою сторону кое-кого из них, а потом недвусмысленно припугнул посредством мэрии… Вообще, заметно было, что Дед не желает конфликта и рассчитывает на благоразумие конкурентов. Тень с Бароном к этой тактике изначально отнеслись со скепсисом, но к их удивлению, она сработала: все же Дед знал толк в жизни и в людях. Крокодилы притихли и какое-то время вели себя очень благонравно. Но вот недели две как началась странная, сумеречная какая-то активность, а минувшим вечером и случилось то, что случилось: побоище на окраине. Ну, ясно, что прямых доказательств нет, да их и не надо…

Тень угрюмо задумался и не заметил, как машина подкатила к офису.

– Приехали, – осторожно заметил водитель, видя, что сановный пассажир погрузился в себя, мрачно молчит и смотрит перед собой невидящим взором… Тень спохватился:

– Что, прибыли? Ну, спасибо, бывай.

3

Дед пребывал в кабинете один, и появлению ближайшего помощника обрадовался.

– А, проходи, садись!.. Что, ночь прошла бурно?

– Не без того, – Тень усмехнулся.

– Ну, дело молодое, отчего бы и не порезвиться в меру… Вот что, дорогой мой тайный советник, давайте-ка мы чаю выпьем в счет завтрака, тем и начнем рабочий день.

– Возражений не имею, – Тень сел за стол совещаний.

За чаем стали говорить по-взрослому. Дед, оказывается, уже успел смотаться к мэру, протереть с ним самые острые темы… Тень искренне восхитился:

– Ну, ты даешь! Прямо волшебник какой-то, маг.

– Э, да что там. Житейский опыт и никакой магии.

– И то хлеб. Вопросы закрыли?

Странно, но Дед не ответил. Сделал неопределенное лицо. Тень страшно удивился:

– Да ты что? Не решили, что ли?!

– Да решить-то решили… – протянул шеф со смутной интонацией. – То есть, внешне как будто все хорошо: сказал, что оформят это как стычку двух хулиганских групп, все шито-крыто. Но…

Дед встал, прошелся и вновь сел.

– Но я-то вижу! Юлит он передо мной, мнется, жмется. У меня глаз-то наметанный, вижу! Не проведешь.

Тень кивал, отпивал чай и быстро, напряженно думал. Он тоже Деда знал и понимал сейчас, что тот говорит не просто так – но ждет от советника понимания сути проблемы и дельного совета. А соображать Тень умел, за то и ценили.

– Жмется, значит, – он поставил чашку. – И мнется… Стало быть, и нашим и вашим играет. Считаешь, что крокодилы выход на него нашли?

– Уверен, – усмехнулся Дед, довольный проницательностью «консильери». – Со мной порвать он не может… но и оттуда, похоже, столь заманчивые песни льются, что душа стоит нетвердо.

– Так. А какая реакция была на рассказ о… о той ночной перестрелке?

– Испугался. Хотя старался делать вид премудрый. Меня, мол, ничем не удивишь…

Когда Дед увидел, что мэр, пытаясь играть в прожженого циника, все же порядком струхнул – открытая война двух мафиозных кланов в его городе штука совсем бедовая… Так вот, Дед четко просчитал план дальнейших действий. И теперь предлагал советнику задачку: сделать то же самое.

Тот начал рассуждать вслух:

– Ну, сложим исходные данные. Мэр хочет урвать свой куш на нашем противоборстве, но когда узнает об открытом покушении, то пугается: перебор, ему такое совсем не с руки. Стало быть, сейчас он звонит крокодилам или даже встречается с ними…

– Согласен. Только не сам, а некое доверенное лицо. Тайное. Сам не будет, я узнаю, он это отлично понимает.

– Так. Те… скорее всего будут уверять, что знать не знают… но его такими сказками не купишь. Как им убедить его, что они не при делах?

– Отлично! – Дед откинулся на спинку стула. – Я такого хода мысли от тебя и ждал. Так как им убедить мэра?

– М-м… Организовать ложное покушение на себя?

Тут у босса и слов не нашлось: советник хватал мысль на лету. Дед вновь вскочил, стал ходить по кабинету, излагая свои прогнозы.

Чего нам следует ждать? – восклицал он и сразу отвечал: да того, что сегодня же весь город узнает о расстреле какой-нибудь группы крокодилов. Второстепенной, конечно. Но слухи всколыхнутся однозначно: в городе объявилась некая третья сила…

Последние слова Дед произнес со странной интонацией, сути которой Тень не уловил – но правильно расценил как приглашение вместе подумать.

– Третья сила?.. – повторил он. – А что, это вариант.

Дед посмотрел на него.

– Да… – протянул он. И оживился: – Скажи, пожалуйста, а тебе не приходило в голову, что это покушение на нас было имитацией?

Тень оторопел. Нет, не приходило!

Ну, а Деду пришло.

– Версия, конечно, вольная, – оговорился он, – но не из пальца высосанная. Есть факторы…

Здесь Тень уже включился:

– Оружия при них было маловато?

– Согласен! – Дед сел, хлебнул чаю. – Думаю, захоти они в самом деле убрать нас – из трех стволов решето бы сделали.

Это верно, – подумал Тень. Все верно. И огонь открыли слишком издалека. А так, в принципе, могли бы и с одним автоматом справиться. Подпустили бы вплотную – и точно, решето. Правда, я угадал, но они-то этого не знали!..

В общем, складывается картина сложной игры, которую замутили крокодилы: имитировали покушение на дедовских, затем, вероятно, сыграют сцену с покушением на своих, с настоящими жертвами… лес рубят – щепки летят! Вот и бедолага Сопля попал под эту формулу… М-да. Ну, а затем постараются представить это как происки третьей силы, и…

– И прибегут к нам с предложением совместно бороться с этой силой, – закончил свой вывод Тень.

– Думаю, так оно и будет, – сдержанно подтвердил дед.

Тень отбарабанил пальцами по столу короткий марш.

– Ну и, – заговорил он медленно, как бы подбирая слова, – теперь нам только остается понять, зачем это им надо?

– Всего-то навсего, – усмехнулся Дед. – Но и здесь у меня есть гипотеза.

4

Тот первый странный сон, пришедший к Тени весной, был такой.

Он увидел пыльную дорогу, вьющуюся меж высоких, уже отцветающих трав. Фоном – послеполуденное, светло-облачное небо. Лето, дорога, травы, а чуть поодаль – то ли опушка леса, то ли рощица… и там такие не очень густые заросли: то ли рябинник, то ли орешник, не распознал.

Вот и все. Очень просто. Но от этой будничной простоты Тень ощутил такую мучительную, отчаянную радость, от которой впору и смеяться и плакать – чувство близости и несбыточности счастья. Там оно, твое счастье, в этом волшебном лесу, только шагни туда…

Но в том и беда, что этот шаг так и не сделать. Мелькнуло, дунуло в глаза – и сон пропал, развеялся, как призрак. То есть, сон и есть призрак, но этот был как наяву.

Тень проснулся и долго лежал, не мог заснуть. Чувство бессмысленности и бессилия жизни, в дневных заботах загоняемое вглубь, здесь вырвалось, и никуда его не денешь, беги-не беги… Куда бежать? От себя?.. То-то и оно.

Так он лежал, несчастный и разбитый, а потом вдруг начал думать: а какого черта я впал в уныние?! Ведь это потому так шибануло в душу, что оно где-то рядом, где-то за городской окраиной по-настоящему есть это место! И снится оно недаром. Значит – мне зачем-то надо его найти. Очень просто!

И уснул. А проснулся бодрый, не сразу вспомнил, отчего, а вспомнил – и засмеялся.

Так у него появилась цель. Не сразу, правда; одно время она была всего лишь игрушкой, светлым пятнышком в сумерках тошной жизни; но вот однажды занесло его на разборки в северную окраину, и прежде числившуюся непрестижной, а теперь и вовсе ставшую тоскливым зрелищем. Дело было рутинным, нудным и неприятным: вытряхивание долга из владельца торговой базы. Первую скрипку здесь играл Барон со своими бойцами: тремя здоровенными шкафами, при виде которых человек не храброго десятка испытал бы сразу и нервное и желудочное расстройство. Хозяин склада, видимо, таковым и был; к тому же, по оперативным данным, собирался со дня на день исчезнуть с деньгами… Дурак, кого вздумал обмануть! Поэтому когда к нему ввалились с дружеским визитом мрачные громилы и ехидно улыбающийся Барон, выражение его лица сделалось таким, будто его навестили восставшие из могил зомби.

– Не ждали?.. – невыразимо ласковым голоском пропел Барон. – А мы вот про вас не забыли!

Тень увидел, что ему здесь нечего делать нечего, и без него из неудачливого прохиндея вытрясут и долг и штраф, и на всю жизнь объяснят, что так поступать нехорошо.

– Ладно, – сказал советник, – смотрю, стороны движутся к согласию… Пойду я, свежим воздухом подышу.

Воздух и вправду был замечательный: майский, вольный, воздух необычно огромного мира. Тень вышел за ограду базы, остановился, вдохнул поглубже…

Весна весной, но никакая весна не смогла бы сделать того, что случилось. Он вдруг остро пережил то самое чувство – прекрасного и отчаянного счастья, близкого и немыслимо далекого. И безошибочным чутьем понял: то место, что ему приснилось – где-то здесь! Рядом. И то, что оно снится, что дает знать о себе наяву таким взлетом эмоций, значит лишь одно: это Место, этот биогеоценоз биосферы Земли, если говорить ученым языком, связано с ним, человеком, некоей невыясненной еще закономерностью. А если языком поэзии – это Место зовет его к себе.

Он мысленно так и произносил, с большой буквы: Место.

Ну и как всегда, дело за малым: найти его. Всего-навсего. Начать да кончить – а между этим годы. Может быть, вся жизнь.

И все-таки Тень был рад. Куда бы ни пошла его судьба в этом угрюмом, мало оборудованном для нормальной жизни мире… поиск счастья, которое то ли сбудется, то ли нет – само по себе подарок. И грех будет им не воспользоваться. Я иду искать!..

Потом дела закрутили его, он ездил, договаривался, спорил… и все это было подсвечено теплым внутренним светом ожидания и поисков. Правда, минул чуть ли не месяц, прежде чем он сумел выбраться из рутины повседневности. Выпросил у Деда машину и поехал.

Приехал. Остановился на одном из проселков, вышел, постоял. Что-то слабо шевельнулось в сердце, он торопливо сел за руль. Колесил, покуда не начало смеркаться. Не нашел, естественно. Правда, несколько раз отголоски того самого чувства – его ни с чем не спутать! – были. Едва ощутимые, но были. Возвращался Тень усталый, голодный, но довольный. Он уверился, что Место где-то здесь.

Потом свежесть этих ощущений поблекла. Тянулись дни и ночи… сны по ночам по-прежнему приходили, он вновь и вновь видел Место с разных ракурсов, но это абсолютно было оно.

Тень не то, чтобы был твердолобым фаталистом, скорее, считал, что в сложившихся условиях метаться туда-сюда, от дерьма искать дерьма просто глупо. Жизнь нашла какую-то колею, катит по ней – и ладно, а о будущем лучше не думать. А теперь еще и звездочка надежды зажглась, и надо постараться, чтобы она не погасла.

Вот уж кем он вовсе не был, так это пустым романтиком. Он и не подумал бы бежать вдогонку за какими-то дурацкими снами. Стало быть, они были не дурацкие. Однако, он долго не решался рассказать о них соратникам, считая, что для них это будет экзотикой… Но от проницательного Дедова взора странная задумчивость советника не укрылась, и он спросил: правда ли так, или это ему только кажется?..

Тень усмехнулся:

– Нет. Не кажется. Есть тема.

И рассказал все без утайки. Когда рассказывал, ожидал от слушателя либо иронии, либо вежливой скуки – но Дед был слишком тонким политиканом, чтобы допускать такие проявления чувств. Он слушал совсем бесстрастно, а когда Тень закончил, Дед взглянул на него с интересом и сказал неожиданное:

– Идет ветер к югу и переходит к северу, кружится, кружится на пути своем, и возвращается на круги свои…

Тень обомлел:

– Это ты к чему?!

– Это я к тому, что вернулся ветер… Ладно, ладно, сейчас все разъясню.

И разъяснил. Да так, что Тень, не имевший Дедова жизненного опыта, с эмоциями не справился. Чуть не вскочил, в последний миг удержал себя.

– Да ты что?!.. Дед, ну еще раз скажи мне, что это не выдумка!..

– Учитесь властвовать собой, юноша, – смеясь, отвечал наставник. – Нет, это не выдумка. У меня просто не хватит воображения такое придумать.

А поведал Дед, что по молодости лет пережил подобный опыт. И ему являлись удивительные сны, выпукло-реальные до изумления, и потом хотелось все бросить и искать их наяву…

Ах, как это было молодому человеку знакомо!

Он засыпал шефа вопросами, тот терпеливо отвечал. Да, снилось некое совершенно реальное место. Очень похожее. Такой лесной оазис, всегда летний – пора сенокоса, медово-полынных запахов, застоявшихся жарких полдней… При этом – совершенная уверенность, что это где-то рядом, в пригородной зоне. Где именно?.. – этот вопрос для будущего главы консорциума так и остался неотвеченным.

– Жизнь замотала, – вздохнул Дед. – Одно, другое, месяцы, годы… Ну, а потом и гром грянул.

Гром – это, понятно, катастрофа со страной, а потом долгая депрессия по сей день.

Но что когда-то не сбылось в старшем поколении, повторилось в младшем. И кто знает, может и сбудется.

– Слушай, Дед… – в раздумье протянул Тень, – а не думаешь ли ты, что это одно и то же место?

– Думаю, – сказал Дед.

5

О своих открытиях лидеры группировки рассказали только Барону, ближайшему сподвижнику. Тот отнесся к рассказу снисходительно: мол, если приспичило взрослым людям дурью маяться… Впрочем, обещал не болтать, и вправду, не болтал. Но шила в мешке не спрячешь, какие-то слухи, должно быть, поползли по окрестностям… А Тень чем дальше, тем яснее сознавал, что это для него самый важный сигнал от жизни. И разгадать его необходимо. Дед был согласен.

С ним Тень эту тему обсуждал теперь регулярно, и шеф чем дальше, тем больше открывался перед подшефным неожиданными сторонами. Оказалось, он был мечтатель в лучшем смысле слова: не пустопорожний фантазер, но человек, умеющий видеть цели, для большинства людей замусоренные шелухой повседневности. Беда лишь в том, что жизнь Деда оказалась чересчур засыпана этой самой шелухой, и на мечту времени не оставалось. Но он не забыл про нее. И когда она так неожиданно напомнила себе через молодого «консильери», глава фирмы постарался сделать все, чтобы не упустить этот шанс.

Правда, шанс не давался, прятался. Вот уже и лето катило на закат, и с каждым днем все заметнее проглядывали желтые прядки в кронах, и вроде бы сектор поиска найден, только прочесать его вдоль и поперек… но это легко сказать, а на самом деле там ходить и ходить и не переходить.

Иногда Тень чувствовал, как накатывало уныние. Ну, или равнодушие, что ли – мечта тускнела, не звала к себе, наплывали предательские мысли: а, хрен с ним со всем, глупости это, и нечего себе голову засорять. Живи как живется, и будь что будет… Но он старался одолевать это.

И вот однажды Дед предложил:

– Слушай, давай-ка попробуем совершить коллективную вылазку. Поедем вместе. Или даже втроем: Барона возьмем с собой.

– Зачем? – Тень удивился.

– Хочу проверить одну свою мыслишку…

Мысль была такова: а не станет ли присутствие других людей фактором усиления импульсов? Особенно, если постараться сосредоточиться, сложить, так сказать, предчувствия в один вектор. Вообще, по мысли Деда, люди должны взаимно дополнять, усиливать друг друга: чем больше людей рядом, тем сильнее связь между ними… назови ее хоть телепатической, что ли.

Тень уловил идею, и она ему понравилась.

– Ага… – в раздумье произнес он. – Ну что ж… Ладно, с бароном я потолкую, думаю, смогу убедить.

Смог, хотя и пришлось постараться. Барон был от мудреных идей далек, сначала отмахивался: ну, езжайте сами, коли уж так припекло, а я тут при чем?.. Но Тень соблазнил его прогулкой на свежий воздух: отдохнешь, мол, развеешься, чем тебе плохо?.. Барон и в самом деле задумался: чем оно плохо? Согласился.

– Только за руль не сяду, – сказал он. – Надоело.

Тени тоже этого не хотелось, и рулем решили взять Соплю, подобранного и пригретого Дедом сироту. Поехать получилось не сразу, дотянули до осенних дождей. Теперь пришлось ждать, когда развиднеет, подсохнет… И когда дождались, то сразу поехали.

Глава 4

1

Тень разволновался. Все еще было слишком живо, стояло перед глазами. Он залпом выпил остаток чая.

– Ч-черт… – ругнулся он. – Память! Если бы можно было забывать то, что хочешь забыть, а?..

Там, на Месте, он сразу ощутил, что Дед прав. Его захлестнуло волнение, и мир стал казаться немного другим, и пришло то самое томительное и невыносимое предчувствие счастья… и как всегда, поманит и обманет, и… Все это обостренно прошлось по нервам, Тень вздрогнул, глаза его будто раскрылись шире.

– Так, – сказал он. – Так! Кажется, есть. Ну, пошли.

Пошли. Ходили, ходили, ходили… И все время, пока ходили, искателя не отпускало чувство, что цель вот она, где-то рядом. Но где?! – он так и не нашел ответа. Время шло, недлинный осенний день съежился в сумерки, затем почти стемнело. Тени, правда, это было нипочем, но усталость брала свое… Спутники его тоже осунулись, Барон уже пару раз приложился к фляжке, но Дед слегка цыкнул на него, и он присмирел.

Тень был готов бродить и бродить в ночи, но понимал, что это бесполезно. И они повернули обратно.

Это было только вчера, еще и суток не прошло…

А сегодняшний Тень, разволновавшись от памяти, ругнулся:

– Ч-черт… Слушай, кажется, я тебя понимаю. Ты хочешь сказать, что им нужен я?

– Старик не стал темнить, говорить загадками:

– Как будто все к этому идет. Ты так не считаешь?

Тень покивал, ритмично постукивая пальцами по столу. Думал. Ощущал знакомый азарт поиска. Надумал:

– Н-ну, давай предположим. Кто-то из крокодилов узнал про эти мои упражнения…

– Дар, – кратко и внушительно изрек Дед.

– Даже так?.. Ну, пусть. Значит, узнали и восприняли это всерьез. Настолько всерьез, и такой вспыхнул интерес, что они решили замутить сложную, многоходовую комбинацию, цель которой… м-м… внедриться к нам?

– Да уж говори прямо: оказаться рядом с тобой. И сорвать весь банк в этой игре.

– Вот как, – Тень вроде бы слегка удивился.

Резко зазвонил телефон.

Партнеры взглянули друг на друга и друг друга поняли.

– Ну вот… – многозначительно произнес Дед, поднялся, прошел к аппарату.

Тень не вслушивался в разговор, думал о своем. Но и не слушая, он улавливал, как голос в трубке частит, сбивается – говорящий растерян, напуган… А Дед был совершенно бесстрастен, отвечал односложно и без интонаций. Закончил так:

– Хорошо. Я вас понял. Оставьте номер, я перезвоню, – и зацарапал пером на страничке рабочего блокнота.

Тень усмехнулся. Дед как всегда был прав.

2

Звонил один из двух главных крокодилов, слезно просил о встрече. Причина – нападение на дедовских, о котором им, крокодилам стало известно и… покушение на них самих.

Дуэт лидеров, возглавлявших конкурентную группировку, видимо, отлично сработался. Очень разные, эти два типа удачно распределили роли. Резкий, импульсивный Динго был действительно похож на поджарого, быстрого, неутомимого хищника – и ведал силовой стороной организации. А Жмур – ложно-добродушный, бородатый толстяк выполнял функции мозгового центра. В самом деле: не дурак, хитрый, предусмотрительный, проницательный, он умел наблюдать, анализировать и делать выводы. Он сейчас и звонил.

Все вышло точно так, как и предсказывал Дед. Торопливым, срывающимся голосом, наверное, при этом отчаянно моргая, Жмур поведал, что на один из их филиалов совершено нападение. Только что, с час назад. Нападавшие в черных масках ворвались стремительно, открыли огонь – после чего так же внезапно скрылись. Итог: трое раненых, один тяжело. Сейчас в клинике, за исход врачи поручиться не могут… А когда ему, Жмуру, стало известно о ночном происшествии, он сразу же решил звонить Деду, и закончил свою взволнованную речь словами:

– Необходимо это обсудить! Думаю, вы понимаете, о чем я?..

– На что Дед и ответил:

– Хорошо. Я вас понял… – и так далее.

– Надо Барона поставить в известность, – сказал Тень.

– Да, – согласился Дед. – Но пока пусть отоспится, отдохнет. А мы с тобой еще просчитаем, что к чему. Барон отличный исполнитель и организатор, но аналитик-то из него… сам понимаешь. А наше теперь оружие – мысль, от того как мы справимся, будет зависеть все дальнейшее.

– Да уж, – и Тень досадливо хлопнул ладонью по столу: – Черт возьми, но почему же их так колбасит эта тема! Слушай, а может, они знают что-то такое, чего мы не знаем?!

– Не исключено.

– М-да… Обидно даже как-то, если так. Ну кто они? Так, шелупонь… Ну, ладно, это я загнул, но все равно, против нас-то, с нашим потенциалом – кто? Да никто!..

По мере того, как Тень изливал из себя эту горячую тираду, лицо Деда странно менялось. Правда, незнакомый человек, скорее всего, ничего бы заметил, но советник отлично умел читать по лицу шефа. Деда осенила какая-то мысль… а еще точнее – слова Тени неожиданно совпали с какой-то его мыслью. Да! Вот это будет в самую точку.

Но из того же опыта Тень знал, что раньше, чем считает нужным, Дед ничего не скажет. И расспрашивать, допытывать – бесполезно. Поэтому Тень примолк, а Дед приподнятым тоном провозгласил:

– Ладно, разберемся!.. Ну что ж, обещания надо выполнять, верно?

– Это ты насчет перезвонить?

– Именно, – Дед встал. – Именно так.

3

Жмур моргнул, приподнял маленькую рюмку с водкой:

– Ну, за встречу и для аппетита, сугубо символически… Будьте здоровы!

Рюмочка эта комично смотрелась в толстых, как сосиски пальцах, еще смешнее показалась она на фоне густой, с проседью бородищи, рядом с огромным ртом, куда эти канули, как капля в подземное царство. Тень, глядя на это, почему-то испытал раздражение. Не верил он хитрому пузану с богемными повадками, по слухам, когда-то то ли артисту, то ли режиссеру захудалой театральной студии…

Ему и принадлежала идея встретиться в отдельном кабинете лучшего в городе ресторана – практически единственного, остальные превратились в смрадные притоны.

– Нейтрально и комфортно, хе-хе! – жирно хохотнул он в трубку, когда оговаривались детали встречи.

Потом Дед сказал Тени и Барону:

– Могут подслушивать. Даже записывать. Поэтому вам, молодежь, на этом саммите – помалкивать. Здрасьте-до свидания, спасибо-пожалуйста, и больше ничего. А говорить буду я. Уразумели?

– Ладно, – недовольно пробурчал Барон, прихлебывая из фужера минеральную воду. – Только, на мой взгляд, зря ты, Дед, эту дипломатию разводишь! Козлы они, вот и все. Шлепнуть обоих – и нет проблем. Вся их крокодилья братия разбежится. Лучших себе возьмем, прочих – на все четыре стороны.

– Мой юный друг, – с задушевным пафосом начал Дед, – решения здесь принимаю я. А круг ваших задач известен. Ими и занимайтесь. Ясно?

– Так точно, – буркнул Барон и уткнулся в фужер: похмелье все еще мучило его.

…Это было днем. А теперь вечер. Неуютный, прокуренный, темноватый кабинет, на столе графин с водкой, рюмки, салаты, холодные закуски. Примерно через полчаса, пообещал Жмур, подадут горячее блюдо.

Дед приветливо улыбнулся:

– Спасибо! От спиртного, правда, воздержимся.

– Это правильно, – одобрил толстяк. – Ну, а я себе позволю самую малость…

И позволил. Выпуча глаза, заел водку крабовым салатом.

Дед вежливо, но твердо попросил перейти к делу. Жмур согласно кивнул массивной, живописно-кудлатой башкой:

– Излагаю, – и изложил.

Собственно, факты известны, дело за интерпретацией. Они с Динго постарались самым тщательным образом проанализировать характер нападения на офис и пришли к выводу: фальшь!

– Имитация, – грозно, как Саваоф, пророкотал огромный мафиози, и дважды его дернуло тиком. Лицо пылало: не удержался-таки, опрокинул еще пару рюмок. Далее он пустился рассказывать, по каким приметам они пришли к такому решению.

«Не дурак, – мысленно усмехнулся Тень. – А Дед, старый черт, еще умнее. Все предугадал!»

– …таким вот образом. И я, уж извините за расспросы, хотел поинтересоваться: а у вас, в вашем случае такого ощущения не возникло?

Дед выдержал паузу в несколько секунд:

– Возникло.

– Вот! – Жмур зашелся в тике, схватил салфетку, промокнул потное лицо. – Вот именно! Это не дилетантские глупости. И тот, кто это устроил, знал, что и нас и вас этой дешевкой не проведешь… Они делали это намеренно. Вопрос: зачем?

– Ну, вопрос, как я понимаю, риторический… – в голосе Деда обозначилась едва уловимая ирония.

Жмур коротко хохотнул, придвинул блюдо с ветчиной.

– Да, – признал он. – Конечно! Мы конкуренты, но не враги, и не хотел бы я быть вашим врагом, скажу честно… Вы все видите на несколько шагов вперед. Мы пришли к мысли, что нам с вами сделано послание. Предупреждение! От какой-то нам не известной силы. Не исключаю, кстати, что они и сейчас наблюдают за нами.

Дед аккуратно поддел вилкой горсточку «оливье».

– Согласен, – промолвил он. – Но давайте-ка я попробую поддержать свое реноме и загляну еще на несколько шагов. Зачем это им нужно? Какова цель?

Жмур подкрепил себя изрядным ломтем ветчины, кивнул:

– Хороший вопрос! Мы попробовали просчитать их логику. Могу поделиться.

– Извольте, – поощрил Дед.

И соратник-конкурент повел речь примерно так.

Вот давайте представим: кто-то намеренно пугает нас, зная, что мы, люди умные, мыслящие, так и подумаем: нас пугают. И что мы предпримем? Ясно, что: втихомолку, не афишируя, поднимем свою секретную агентуру и начнем искать – кто же эти таинственные и дерзкие, осмелившиеся бросить черную метку двум могущественным кланам…

Здесь Жмур сделал многозначительную паузу, и Дед ее заполнил:

– И начнут подбрасывать нам какие-то правдоподобные подсказки.

Все именно так! – мотнул башкой Жмур. Мы ухватимся за эти подсказки, побежим по ним, то есть по следу, созданному для нас загадочными незнакомцами. И куда приведет это след?.. Вот это нам и предстоит узнать. Это реальная загадка для нас, мы не знаем пока, что приготовили нам они.

Тень покосился на Барона. Тому явно надоела вся эта ботва, он боролся со скукой и желанием зевнуть. Тень тихонько подтолкнул его коленкой: не спи! Барон недовольно насупился, но внимание изобразил.

Дед тем временем расставлял точки над i:

– …итак, вы считаете, что они в ближайшее время никаких шагов предпринимать не будут…

– Безусловно!

– И что у них есть налаженная агентура в городе?

– Без этого не рискнули бы затеять всю эту историю, если не дураки. А они далеко не дураки!

– Но нам надо быть еще умнее, – понял Дед.

Жмур судорожно заморгал, а проморгавшись, довольно засмеялся.

– Вот-вот!..

И пояснил свою мысль.

Предстоит сложная, но и интересная, захватывающая задача. Надо сделать вид, что мы повелись на их уловки, и в то же время постараться понять, куда они хотят нас завести, разгадать – и перехитрить их. Повести свою контригру, тонко, чтобы они не заметили и спохватились лишь тогда, когда будут полностью спутаны нашей паутиной. А уж наше дело будет, казнить их или миловать!

Он сказал это так пылко, что в конце речи разразился целой серией лицевых передергов.

Дед аккуратно налил себе минералки. Отпил и резюмировал.

– Информация принята к сведению. Сейчас, скорее всего, они наблюдают за нами?

– Более чем допускаю.

– Хорошо. Сейчас разъезжаемся, и пусть они думают, что бы это значило. А завтра я дам ответ. Все!

Он встал, поднялась и его команда.

– Жду звонка, – спокойно, даже равнодушно сказал Жмур.

4

В машине Барон дал волю эмоциям:

– Да блин, чего ради мы с ними нянчимся, слушаем эту хрень?! Это же шняга голимая, не видно, что ли? Расписал, жирдяй: то, это, прямо шпионские страсти какие-то… А на самом деле – хотели нас шлепнуть, да не вышло. Ну и быстро слепили это фуфло с налетом на офис, а теперь вот эту хрень бодяжат. Нет, я понимаю: надо сидеть, слушать, поддакивать, но выводы-то мы свои должны делать! Погасить обоих уродов, и этого пузыря, и ту гниду, как его… Дингу этого, – Барон презрительно исказил слово, – и делу конец.

– Ошибаешься, – сказал Дед.

– Чего – ошибаешься?

– Да то, что конца не будет.

Тень, ведший машину, глянул в зеркальце, хмыкнул:

– А между прочим, коллеги, прогнозы как будто сбываются.

– Хвост за нами? – понял Дед.

– Похоже на то, – Тень еще раз всмотрелся в свет фар метрах в ста сзади.

– Н-ни хрена себе! – так и вскинулся Барон. – А если они нас сейчас погасят?! После всех этих сказок…

– Не будет этого, – спокойно молвил Дед. – Поверь на слово, объяснять не буду. Устал. Тебе домой?

– Мне-то? – не сразу понял Барон. – Хотел домой… да вот теперь думаю, не к Тараканычу ли на время перебраться. Уж там-то меня никакой черт не достанет!

Тень не ждал, что это кольнет его так остро. Он представил: Барон вваливается в бордель, требует девчонок… разумеется, выбирает Снежану. И она должна покорно терпеть его похоть… вообще все, что ему в башку взбредет.

Ревновать проститутку! – что может быть глупее. Тень отлично понимал это, но душа понимать не хотела.

– Там ты опять налижешься, – спокойно сказал Дед. – Не удержишься, знаю я тебя. Тень, давай-ка его домой. Ничего не случится, будь уверен, – кинул Барону. И снова Тени: – Ну, что там сзади?

Тот глянул в зеркало:

– Вроде плетется кто-то.

– Ну и пусть его, – Дед зевнул, прикрывая рот рукой. – Все, на сегодня хватит! Отдыхаем. Его домой, потом меня, потом сам. Авто в твоем распоряжении.

…когда оставили Барона у его дома и тронулись дальше, Дед сказал:

– Ну, советник, твои выводы?

Тень объехал яму, привычно уже посмотрел в зеркало.

– Ну что, пока все наши версии сбывались. Стало быть, главная догадка, скорее всего, верна. Они хотят вовлечь нас в погоню за фантомами. Зачем?

– Зачем?.. – поощрительным эхом добавил Дед.

Пришлось подумать. Подумав, Тень предположил:

– Чтобы аккуратно подвести нас… меня, наверное?.. к тому Месту. А там, глядишь, этот мой дар, он и сработает по сумме обстоятельств. Количество перейдет в качество! – вспомнил он лекции по философии. – И они овладеют ситуацией.

– Да, – сказал Дед спокойно. – Думаю, так оно и есть.

Тень помолчал, затем сказал:

– Слушай, но как-то это… чересчур, а? Такую гору наворотить, чтобы свести меня и Место, и еще неизвестно, что из этого выйдет! Не стоит игра свеч, как ты думаешь?

– Не стоит, – согласился босс.

Тень невольно чертыхнулся:

– Тьфу ты, черт! Опять загадки, что ли?! Дед, ну не томи, я все-таки не такой умный как ты, готов это признать…

– Такой-такой, – весело заметил Дед. – Что за вывод из этой коллизии, раскинь-ка разумом?

Опять же по опыту Тень знал, что теперь Дед выжмет из него ответ – хочешь-не хочешь, думать надо. Он напряг мысль…

И память вспыхнула именно в той точке, что надо.

Часов десять назад он, Тень, горячо говорил: кто они, эти крокодилы, против нас? Никто! А хотят заставить нас плясать под свою дудку… Он это говорил, а лицо Деда странно менялось, точно эти слова совпали с какой-то его мыслью. С какой? Что эти хмыри, Жмур да Динго – пустое место, а туда же, норовят комбинации разыгрывать…

Стоп. Стоп!! Вот оно.

Все совпало. Пасьянс сошелся. От внезапной догадки Тень упустил акселератор, мотор возмущенно забарахлил, Тень спохватился, нажал педаль, перебросил рычаг скорости из третьей во вторую.

Дед лукаво улыбался с заднего сиденья:

– Догадался, вижу?

– Кажется, да… – пробормотал Тень.

Да, ни их ума дело – ни Жмура, ни тем более Динго – проворачивать такие операции. Значит? Значит, за их спинами прячется и руководит ими некий незримый кукловод, умный и опасный.

– Или группа, – добавил Тень.

– Маловероятно, – Дед усмехнулся. – Будь у них ресурсов побольше, вряд ли они б стали затевать такие кружева. Вообще, не верю я в союзы на этой почве. Тут должен быть один ум, мощный, даже необычный…

Теперь Тень хватал мысли шефа не на лету, но на взлете:

– Знающий нечто о загадочных местах и одаренных людях?

– Почти уверен. Наверняка он занимался этой темой, дошел до какой-то черты и не смог ее одолеть. А в тебе, должно быть, увидел потенциал. Решил, что стоит вам двоим – тебе и ему – подойти к Месту, как на самом деле количество перейдет в качество. Судя по всему, он убежден в этом. Вот так.

– Значит, соглашаемся на их предложение?

– Да. О дальнейшем нет смысла говорить за отсутствием данных… Притормози-ка здесь, пройдусь немного.

– Не опасно ли? Давай до подъезда доставлю.

– Пустое… Вот-вот, здесь останови.

Длинное желтое авто, бывшее такси, тягуче заскрипело тормозами. Дед подался вперед, к водителю:

– Слушай! Это очень серьезно. И вся тяжесть ляжет на тебя. Этот тип – а он есть, я уверен! – тебя в покое не оставит. Думай, советник! Ночь тебе на размышление и отдых, сил набраться. Завтра в десять в офисе. Все! – он вылез из машины.

5

Тень остался наедине со временем. Часов двенадцать в его распоряжении есть. А думать он уже начал.

Он думал: а почему тому типу просто не найти меня да не поговорить честно, зачем затевать такие громоздкие многоходовки?.. И отвечал себе: да оттого, что он надеется напрячь меня, встряхнуть все мои силы в напряженной обстановке. А я сам? Как мне будить эти силы в себе?..

И тут память о прошлой ночи накатила жаркой волной, сладко и томно растеклась по телу… Вот верно! Это умнее нас, значит размышлять нечего, а отдохнуть лучше всего со Снежаной. Да! Поехали.

Подхлестываемый нетерпением, он круто развернулся, дал по газам. Тяжелый седан прогромыхал мимо небольшой легковушки, как бы случайно приткнувшейся к обочине – Тень без труда разглядел в ней двух мужчин, старательно делающих вид, что ничего не делают, просто сидят и болтают… Он ощутил озорное желание тормознуть и сказать им: ну, ребята, как делишки? Не скучно?.. Но здесь его осенила другая лихая мысль.

Он выключил габаритные огни. Свет фар ему вообще был не нужен, включал для порядка. Огромный экипаж сразу пропал во тьме, Тень резко свернул влево, во двор, где знал сразу несколько проездов, легко прошмыгнул меж длинными рядами сараев, свернул вправо почти сразу влево – и был таков. Ищи-свищи!

Вырулив на улицу, он все-таки включил от греха подальше ближний свет и спокойно докатил до борделя. На крыльце стояли двое рядовых бойцов Барона – увидев желтый лимузин, один подтолкнул другого, оба подтянулись, сделали серьезные рожи… Тень прошел мимо, суховато кивнув, и – прямо к Тараканычу.

Тот, увидя высокопоставленное лицо, как всегда замельтешил, захлопотал, но Тень махнул рукой, пресекая пустую суету, сел. Тараканыч угодливо ссутулился над столом:

– Желаете отдохнуть? Коньячок имею отменный, сегодня только раздобыл… закуски, рыбка хорошая. Девочки…

– Вот, – Тень покровительственно ухмыльнулся, – с этого и стоило начинать! Давай-ка ты мне ту самую девушку, что вчера. Как ее, э-э… – он сделал вид, что забыл имя, – да, Снежана! Вот ее изволь-ка представить. Темненькая такая, да.

– Да-да… брюнеточка зеленоглазая, да…

Сладкая приятность в облике бордельеро заметно потускнела. Тень удивился:

– Ты чего, Тараканыч?

– Так… гм! Так ведь нету ее.

Тень не ждал, что ревность полоснет ее так сильно. Нету ее! – значит, с клиентом. Да уж, одно дело издалека, а совсем другое – совсем рядом узнать и представить, как ею владеет другой.

– В каком смысле – нет? – глухо спросил Тень.

– Да так, нет… ушла она.

В первый миг Тень не понял ничего, во второй – удивился, в третий – оторопел и переспросил:

– То есть как – ушла?

Тараканыч пустился в бессвязную, какую-то намеренно путаную речь, от которой Тень сперва слегка очумел, а когда понял, что мошенник чего-то крутит, его обожгло гневом:

– А ну, стоп! – голос грозно возвысился: – Ты чего это, старая перхоть, а? Мозги мне пудрить вздумал?!

Тень вскочил, почти не владея собой.

– Ни-ни-ни, ни Боже мой!..

– Ну так говори толком!

Толком тоже не сразу получилось, Тараканыч все вилял и мутил, и с некоторым трудом Тень вытащил из него следующее.

Сегодня в обед, выспавшись, поблекшая и припухшая Снежана подошла к нему, Тараканычу, и заявила, что хочет уйти. Так как появилась она совсем недавно, никаких штрафов и долгов на ней не было, они быстро подсчитали дебет-кредит, начальник выдал сотруднице все, что ей причиталось, она взяла деньги и сгинула.

– Так, – сказал Тень. – Куда?

На это Тараканыч с видимым облегчением отвечал, что не интересовался, не знает, перед ним проходят десятки девок в неделю, сотни в месяц, и откуда они появляются и куда исчезают – не его дело, в душу он к ним не лезет. Его дело – давать прибыль хозяину, то есть, Деду, и он дает. Претензий к нему нет.

Тень слушал с бесстрастным лицом, а в голове крутилось: нет, что-то здесь не так… Не будет этот пройдоха пускать дело на самотек. Бордель для противников дедовских – объект самый лакомый, к нему повышенный интерес наверняка, и кому, как не Тараканычу, об этом знать! И баб своих он должен как рентгеном просвечивать, ибо за косяк с него спросят по взрослому… Да и не проходят девки сотнями, перегнул палку. И чтобы просто так взять и расстаться с той, кто явно дает доход?.. Нет, это не так. Врет!

– Слушай, Тараканыч, – скучным голосом заявил Тень, – по-моему, ты врешь.

Он переждал водопад клятвенных уверений в самой правдивой правде и улыбнулся спокойно и нехорошо:

– Вот ты до седых волос дожил, а в людях разбираться так и не научился. Ты что, думаешь, я поверю этим сказкам?

Блудный старец вновь излил горячий словесный поток, полный всяческих лояльностей, но по существу так ничего и не говорил… Тень значительно постучал пальцем по столешнице, пресекая фонтан.

– Так, – произнес он еще более зловещим тоном. – Не дошло, похоже. Придется переходить с терапии на хирургию, так, что ли?

Тараканыч побледнел и постарался выдавить улыбку – понимаю, как же, начальство шутит… хе-хе… Но Тень не шутил.

– Слушай сюда, кандидат в покойники. Ты знаешь, мне по жизни приходилось убивать. Немного, но приходилось. И я очень спокойно с этим справлялся, не знаю уж почему. Никаких моральных заморочек. Соображаешь, к чему я?

– Я?.. не это… к чему?..

– К тому! – вдруг рявкнул Тень так, что хрыч упал в кресло, мгновенно облившись мертвенной бледностью. – К тому, что грохнуть еще одного старого урода – мне как два пальца… понял? Деду скажу, что ты крокодилам продался из жадности – и он мне поверит. Ты ведь за рубль в жопу дашь, все это знают! А мне Дед верит на все сто. Теперь понял, до чего доиграться можешь?! Грохну, и рука не дрогнет!

Конечно, Тень сильно перегибал. Никуда стрелять он не собирался, но эффекта достиг даже большего, чем ожидал. Тараканыч чуть ли не позеленел, сидел, шевеля губами, как рыба. Тень сообразил, что перебрал, этак старого труса и кондрашка хватит.

– Ну давай, Тараканыч, не буди во мне зверя, – сказал он помягче. – Финтить бесполезно, понял ведь уже… Давай, выкладывай, все останется между нами, обещаю.

Помогло. Тараканыч испытал, видно, слишком большой перепад эмоций. Его понесло.

Вырисовалась занятная история.

За годы бордельно-административной работы у Тараканыча давно устоялся распорядок дня. Спать он ложился под утро, просыпался к полудню, сразу обедал и брался за дела. Перед обедом, как правило, шел в магазин, покупал что-нибудь вкусненькое: пивка бутылочку, рыбки вяленой, хрен, горчицу… по-всякому, словом. Вот и сегодня отправился привычным маршрутом, но не дошел.

На тихой улочке его вдруг жестко подхватили под руки и мигом втиснули в машину – он и вякнуть не успел. В авто очутился меж двух крепких мужчин, третий восседал на шоферском месте. Тут Тараканыч разинул было рот, чтобы заголосить, что он ни при чем, но ему крепко сунули в ребра, и он сумел только взвизгнуть.

– Тихо, бл…! – прозвучал добрый совет.

За сим последовали вопросы. С кем был советник Деда в эту ночь? Говори, падаль! – и вновь кулаком в бок, чего можно было и не делать, ибо Тараканыч, за малым не обделавший штаны, был к искренней беседе готов. Тут же все и выложил.

– Кто такая? – хмуро спросил тот, кто слева.

– Не знаю, – честно ответил Тараканыч, поскольку и в самом деле ничего не знал о ней. Пришла красивая девчонка, сказала, что хочет подзаработать, наметанным глазом матерый сутенер определил, что не врет, никаких подводных камней нет… а если и есть, его осведомительницы быстро узнают и доложат – были у него надежные кадры, и он за стукачество им приплачивал – ну и взял.

Трое допросчиков, похоже, поверили, потому что вопросов больше не было, пошли указания. Вернее, одно указание: девку эту гнать взашей, чтобы духа ее не было. Понял?

Понял, конечно, попробуй не пойми…

Здесь Тараканыча даже похвалили: молодец. Ну, а раз понял, то и пшел отсюда, и чтобы через час-другой этой шлюхи и след простыл. Не сделаешь – пеняй на себя. Пошел!..

Сопроводили прощальным тумаком и вышибли на волю. Аппетит у содержателя притона вынесло начисто, он рысцой припустил обратно, и едва отдышавшись, вызвал Снежану в кабинет. И как на духу выложил ей все. Сказал даже, что ему жаль, но ничего не попишешь – сила солому ломит, а потому-ка, давай, красавица, собирай барахло да выметайся восвояси.

Та побледнела. Перечить не посмела, попросила лишь позвонить подружке – теперь, говорит, боюсь домой, у подруги поживу. Ну, и позвонила, договорилась и смоталась в тот же час.

– И все? – с подозрением спросил Тень.

Тараканыч запнулся, и Тень, конечно, уловил это.

– Что? Не оставляла ничего? Адрес, телефон?.. Ну, Тараканыч, не зли меня, сколько раз повторять!

Тараканыч вздрогнул. Как же, конечно! Забыл, совсем забыл… Специально для вас, так и сказала.

– Для меня? – голос чуть дрогнул.

– Для вас, для вас. Сказала: если, мол, тот мужчина… если он будет спрашивать, то вот мой адрес и телефон, то есть моей подруги.

Порывшись в столе, Тараканыч добыл бумажку, протянул собеседнику.

Странное чувство испытал Тень, увидев написанные рукой Снежаны буквы и цифры – тепло разлилось в душе от того, что девушка думает о нем, не хочет его терять… Он чуть было сразу же и не позвонил, но передумал. Лучше подстраховаться.

Тут бордельных дел мастер начал слезно молить не говорить никому об этом разговоре, и о том, как оказались добыты телефон и адрес:

– Это страшные люди! Я вас уверяю… Их видеть надо… и сейчас перед глазами!

– Как живые, – строго пошутил Тень. – Ладно, Тараканыч, не бзди, не сдам я тебя. А адрес она и сама могла мне сказать, верно?

– А ведь верно! – воспрял старикашка, обрадовался. – Так если что, вы так и скажете?..

– Если что, скажу, – пообещал Тень. – Но и ты смотри: мне больше не врать! Ясно? И что бы ни случилось, сразу ко мне. Я любой вопрос решу. Понял?

– Да-да-да!.. Понял, конечно! Я сразу, чуть что…

– Ладно, вижу. Слушай! Сдается мне, что у этих типов здесь агентура есть среди твоих девок.

– Да вы что?! Я…

– Молчи! Так вот, твоя задача: выяснить, кто. Понял? Только аккуратно! Это надо очень тонко сработать.

– Да-да-да! Понимаю, все понимаю. Сделаю, не извольте волноваться! Все сделаю, найду подход. Это я умею. Психология!..

Он воодушевился, забрызгал слюной, глаза заблестели.

– Отлично, – Тень встал, руки не подал. – Узнаешь – сообщишь.

6

Выйдя, он постоял на крыльце, приводя мысли в порядок и размечая план действий. Решил так: заскочу домой, оттуда и звякну. От этого и будем плясать.

Желтый лимузин резко рванул с места. Тень, конечно, проверился – хвоста не было. То ли потеряли, то ли решили не следить… да и хрен с ними.

Жил Тень недалеко. Нового жилья в городе толком не строили с самого начала разрухи, но Дед, разумеется, нашел возможность сделать ближайшим сподвижникам приличные квартиры – и Тень обрел жилье в старинном престижном доме. Зажил там замкнуто, гостей не водил, с соседями был корректно-сдержан. Да и к нему никто не лез.

Дома он только отдышался, выпил стакан воды и сразу же взялся за телефон. Трубку на том конце провода сняли почти мгновенно.

– Алло?.. – настороженный женский голос.

Не Снежана. Наверное, та самая подруга. Тень представляться не стал, вежливо попросил Снежану, сказал, что знакомый.

– Ах, да-да! Сейчас…

В трубке зашуршало, потом знакомый мелодично-нежный голос произнес:

– Да?.. – и Тень ощутил, как неизъяснимое тепло пролилось в душу.

– Это я, – сказал он.

Он ждал вообще-то реакции – ведь не стала бы девушка просто так оставлять свои данные, значит, она надеялась… но того, что случилось, он угадать не смог.

Снежана разрыдалась, слезы хлынули ручьем, она не могла с ними справиться – и тщетно Тень умолял ее успокоиться, она рыдала, всхлипывала и при этом ухитрялась еще сморкаться в платочек.

– Слушай! – надрывался он, – слушай, я сейчас приеду!.. Слышишь?! Да успокойся ты, ради Бога, вот же я, здесь… Сейчас еду, сейчас же! Да ты слышишь меня?!

Услышала наконец-то. Разговор стал внятный, Тень наскоро велел ей собираться, сказал, что едет и побежал вниз.

Сердце его счастливо колотилось. Он не думал про опасность – близкая встреча заслонила все. Он пулей слетел по лестнице, прыгнул в авто и помчался.

Полуночные улицы были почти пусты. Пару раз ему попадались милицейские машины, но никто из патрулей, конечно, и не подумал остановить длинный желтый автомобиль – весь город знал, чей он, а уж ментам неприятности по службе и вовсе не нужны. Поэтому Тень, не особо обращая внимания на дорожные знаки, в четверть часа махнул все расстояние и был у цели.

Предчувствия переполняли его. Радость распирала грудь. Но он заставил себя быть бдительным: остановился, выключил огни и с минуту посидел в темной машине, ожидая чего-либо… Ничего не случилось, он устремился в подъезд.

Взбегая по лестнице, он всматривался в номера квартир. Ближе, ближе!.. – пела душа. И вот близость превратилась в точность. Конец маршрута! – вот он. Все.

Тень нажал на звонок.

Дверь открыла симпатичная худенькая блондинка, разулыбалась:

– Это вы звонили? Входите! Мы вас ждем!..

Он вошел – и увидел Снежану.

Не будь здесь подружки, молодые люди, наверное, бросились бы в объятия друг другу, но та смотрела так любопытно и жадно, что Тень почел за лучшее и улыбнуться-то сдержанно:

– Ну, вот и я. Готова?

– Почти, – ответила она тоже спокойно, хотя глаза ее счастливо блестели. – Туфли надеть, и все…

С собой у нее был небольшой пакет, а обулась она мгновенно – и готова.

– Идем, – Тень улыбнулся чуть пошире. – Спасибо вам!

– Не за что!.. – игриво пропела подруга. Тень кивнул, и они со Снежаной вышли в подъезд.

Спускаясь, он вспомнил телефонный разговор, усмехнулся:

– Ты что так разревелась-то белугой?

– Я… я боялась, что больше тебя не увижу.

Тень постарался не подать виду, насколько ему это приятно. Лишь откашлялся внушительно.

– Едем ко мне, – распорядился он. – Возражений нет?

– Ни малейших!

– Не сомневался, – он распахнул дверь подъезда. – Лимузин подан, пожалуйте!

Она серебряно засмеялась…

7

…Тень открыл глаза, поднял голову – и не понял, где он.

Голова была страшно тяжелая, дурная, мысли в ней точно разбрелись куда-то, и никак не собрать их… Тень тупо смотрел, все видел, но картинка была как-то отдельно от него – словно ему показывали скучное кино: ночь, безлюдный двор, темные дома… полуоблетевшие деревья, листья на асфальте, автомобиль под тополем, брызги дождя на стеклах… долгий, мутный кадр – неореализм, понимаешь.

Тут что-то переключилось во взоре. Тень стал натужно соображать, что это он – на скамейке, во дворе… Черт возьми, а что за двор, что за авто – такси как будто, желтая длинная машина…

Блин! Да это же моя!

И здесь включилась память.

Они вышли из подъезда, смеясь, и…

И дальше – ничего, провал. Ночь, пустой двор, скамейка. Дождь. Дождь?.. Он провел по лицу рукой. Да, дождь. Был.

Голова очнулась, но все равно казалась чугунной, хотелось держать ее руками, чтобы не перевесила куда-то вбок. Что же это значит?.. Да только одно: кратковременный общий наркоз. Кто-то виртуозно подкрался сзади, залепил рот и нос маской, пропитанной хлороформом… или там черт знает еще какой гадостью – ну и того, пробки вышибло. И вот теперь сижу как дурак и не знаю, сколько времени прошло…

Тьфу ты! Точно дурак! Наркозом последний ум вынесло. Что со Снежаной? Где она?!

От этой мысли прохватило холодом, хотя ночь была странно теплая для конца сентября, почти летняя. Тень вскочил, бросился к машине, еще не зная, что собрался делать – и увидел, что левым «дворником» к ветровому стеклу прижата свернутая вчетверо бумажка. Тень так и выхватил сырой листок, развернул.

Почерк Снежаны он запомнил сразу – впечаталось в память. Это ее рука, ее слова! Сомнений нет.

ЕСЛИ ЛЮБИШЬ – НАЙДИ!

Именно так, с тире и восклицательным знаком.

Он долго стоял с листком в руке. Было в самом деле до странности тепло, ласковый тихий ветерок как бархатом гладил лицо. Потом в этих теплых сумерках заморосил тоже вовсе не холодный дождик.

Тень сел в машину. Одурь прошла, оставалась небольшая слабость, но это пустяки. Главное-то, вот оно: ЕСЛИ ЛЮБИШЬ – НАЙДИ!

Он подумал и взялся за ключ зажигания.

– Да, – сказал он вслух. – Я люблю.

Часть пятая

Глава 1

1

– Это я, – предупредительно сказал он.

Защелкали замки, массивная, обитая настоящей кожей дверь открылась. В прихожей тускло горело настенное бра.

– Входи, – дед был в махровом домашнем халате, в шлепанцах.

– Извини, – шепотом произнес Тень. – Решил, дело не терпит отлагательств.

– Правильно решил, – тоже негромко ответил Дед. – Только тихо, старуха моя спит сном младенца. Идем на кухню.

На огромной – в обычных квартирах и комнаты таковы не всегда бывают! – кухне уселись за круглый стол.

– Чайку пропустим, – предложил хозяин и стал возиться с чайником. – Но ты рассказывай, я слушаю.

– …вот так, – закончил Тень свою нерадостную повесть.

К этому времени они уже допивали чай.

– М-да, – такова была первая реакция Деда. – Ищите женщину, классический сюжет?

Тень кисло усмехнулся:

– Виноват…

– М-да, – повторился Дед, – Нет, я тебя прекрасно понимаю: по молодости лет за девчонкой на край света побежишь, по себе знаю… Так что – ладно, проехали, давай думать, что это значит, и что дальше делать будем.

У Тени все думы были наготове – пока ехал, искал будку телефон-автомата, пока звонил, ехал… да и не сказать-то, чтобы особо думал, просто работа мысли сделалась как-то сама собой. И он был уверен в ее точности.

Снежану похитили и заставили написать эту записку, чтобы он, Тень, бросился по следу. Чтобы его встряхнуло, и эта встряска, в свою очередь, встряхнула мир – кто-то знал толк в таких странных делах, понимал, что Тень необычный человек… возможно, понимал лучше, чем он сам. И решил, что именно такой ход событий вскинет заплесневелую ткань бытия, может, даже прорвет ее – этот необычный человек станет еще необычнее и наконец-то найдет и откроет то самое Место.

Дед понимающе покивал – да, не дураки, мол. И разговор пошел о том, как строить разговоры с крокодилами. Они, поди, теперь начнут сочувствовать, свои услуги предлагать – в рамках их плана, разумеется.

– Ну, это на здоровье, – Тень усмехнулся. – Коли уж от судьбы не уйти, так придем к ней с довеском на хвосте, куда деваться. Мне бы только эту девчонку найти, я перед ней виноват, втянул ее в эти дела…

Впрочем, здесь сошлись на мнении, что девушку должны беречь, как зеницу ока – она главнейший элемент в системе игры. А вот призывать ли крокодилов честно раскрыть карты или же делать вид, что веришь их сказкам и ведешься на уловки…

– Подождем, – сказал Дед. – Если какую-то проблему разобрал всерьез, а она не решается, значит не хватает информации. Гадать – впустую, придется ждать. Может, они сами начнут подбрасывать намеки…

– А если не начнут?

– Могут и не начать. В любом случае – ждем.

– Ясно. Ладно, извини, что в такой неурочный час…

Дед махнул рукой:

– А если бы не позвонил, я бы тебе втык сделал. Давай-ка вздремнем до утра, вот что. Идем, покажу твое койко-место… Авто с тобой?

– Да, внизу стоит.

– Отлично. Утром – в офис.

2

Подкатили ровно к девяти. Только поднялись в кабинет, расположились, как грянул звонок.

По мере того, как Дед слушал, лицо его становилось жестче, хотя почти не менялось – но Тень умел улавливать тончайшие нюансы. Голос в трубке тоже старался быть размеренным, спокойным, но все-таки сбивался, частил…

Барон! – вдруг понял Тень. Это он звонит. Что-то случилось. От предчувствия холодок отчетливо пролился по спине.

Дед положил трубку.

– Барон? – спросил Тень.

Босс кивнул. Помолчал секунду и произнес:

– Сейчас приедет. Он недалеко.

И вновь умолк, как бы задумался, глядя перед собой.

«Что за черт?..» – подумал Тень, но тут Дед сказал:

– Тропинки разбегаются.

– То есть?

Дед взглянул на часы.

– Жмур убит. Барон был там на месте. Ну, там сейчас милиция, все такое…

Вновь зазвонил телефон. Дед снял трубку, выслушал, поблагодарил и попрощался.

– Информируют… Да, вот такой сюжетный поворот.

– Подробности?

Дед вновь невольно глянул на часы:

– Скоро узнаем.

– М-да, – сказал Тень, не зная, что говорить. – Вот и отжмурился. И зажмурился… Да уж.

…Барон влетел в кабинет запыхавшийся.

– Привет! – кратко бросил приятелю. – Слыхал уже?

Тень кивнул. Барон шумно выдвинул стул, уселся.

– Ну что, – сказал он, – история с географией еще та…

Так как вчера вечером последствия похмельного синдрома все еще давали о себе знать, спать он завалился пораньше, не забыв, впрочем позвонить помощнику, строго-настрого велев мониторить обстановку и сообщить в случае чего. С тем и лег.

А едва ли не в пять утра проснулся и спать уже не хотел. Стал завтракать, и тут в предутренней тишине раздался неясный шум – вроде бы крики где-то вдалеке, рев мотора, визг тормозов… Барон не удивился: мало ли каким пьяным придуркам не спится. И продолжил ранний завтрак.

Но минут через десять тишину вдруг прорезал противный, тревожный вой сирены, и Барон взволновался, так как считал, что должен быть в курсе всего экстраординарного в городе… Стал звонить в дежурку офиса – там ничего не знали. Но вскоре помощник позвонил сам. Как было велено.

Понятно, помощник был взволнован, спешил и сбивался, Барону пришлось перебивать и переспрашивать, дабы восстановить ход событий. И вот он, этот ход.

После того, как дедовские покинули ресторан, Жмур продолжил культурный отдых, подъехал к нему кое-кто из их братии, подпили изрядно, орали и плясали без цензуры, не обошлось и без распутных девок… словом, раззудись плечо, размахнись рука – все как положено. В угаре время летит быстро, видимо, ближе к утру бывший артист слегка протрезвел, сообразил, что надо бы поехать отоспаться немного, сказал соратникам, чтобы продолжали безобразие без него и велел вызвать себе машину.

Машина подъехала; шестерки побежали, доложили начальнику. Тот неспешно собрался, вышел, зевая, на крыльцо, вальяжно запахнул кожаный плащ….

Водитель успел запустить двигатель, но больше не успел ничего.

Из-за угла ресторана, отчаянно визжа на вираже, вылетела легковушка без номеров, с опущенным задним стеклом. И в этом открытом окне торчал автоматный ствол.

Невидимый ночной стрелок дело знал. Кинжальный злой огонь ударил по крыльцу, со звоном полетели выбитые стекла. Нырнул в фойе швейцар, сдуру из подхалимства вышедший проводить почетного гостя – впрочем, ему-то повезло, он находился сзади, да и не на него был направлен фронт огня, хотя одна пуля царапнула правое бедро, и он взвизгнул, как заяц – больше от страха, чем от боли.

Водила тоже проявил завидную реакцию – упал носом в землю, потом сам не мог вспомнить как – уже лежит на мокрой траве, дверца авто настежь, на крыльцо выбегают люди с оружием в руках…

Опоздали. Машина киллеров исчезла в ночи. А на нижних ступеньках крыльца в какой-то дико вывернутой позе – она могла бы показаться смешной, если не была бы страшна полной неподвижностью – лежал тучный труп в распахнутом кожаном пальто. Роскошная борода мертвеца торчала в полутьме серебристым веником. Выбежавшие растерянно столпились вокруг трупа, кто-то в пьяной горячке ринулся в погоню, но те кто поумнее, видели, что ничем уже не помочь и ничего не сделать. Только вызвать милицию.

Вызвали. Вместе с ней, не афишируя себя, прибыл и помощник Барона, которому стуканул его ментовский информатор. Парень толковый, он, конечно, не попер напролом, но аккуратно, без шума выяснил все что надо, и чуть позже перезвонил начальнику.

Пока Барон докладывал, Тень все не мог отделаться от чувства, что все это – площадь перед рестораном, стрельбу, панику, грузное тело, мешком сваливающееся по короткой лестнице… – все это он видит как наяву. Хотелось потрясти головой, чтобы стряхнуть как наваждение. А Дед, выслушав, уставился в дальний конец стола. Тень понял: шеф в затруднении. Оно и понятно – версия дала трещину, в крокодилов стали стрелять по-настоящему, стало быть, Жмур не врал?.. Врал, толстобрюхий, еще как врал! Не проведешь… Стало быть, в этой партии и вправду возникла некая третья сила?!

Зазвонил телефон. Пронзительно, напуганно – теперь Тень и характеры звонков различал. Этот – напуганный, абсолютно точно.

Дед снял трубку:

– Да? – и в ответ взволнованно зачастил мужской голос. Дед слушал с невозмутимым лицом, потом спросил:

– Если я вас правильно понял, вы хотите приехать? Да-да… Нет, не возражаю. Ждем.

– Кто там? – так и вскинулся Барон.

А Тень уже все понял. И даже позволил себе немного усмехнуться, когда Дед выразился витиевато:

– Да тот самый, можно сказать.

– Динго, – невольно вырвалось у Тени.

– Точно так, – Дед улыбнулся. – Говорить с нами хочет. Поговорим!

3

Динго был парень худощавый, с резкими чертами лица, но плечистый, жилистый, сильный – вроде боксера-средневеса. Что-то волчье, точно, в нем было. И сейчас это был волк загнанный, волк, почуявший охотника, незримого и безжалостного. Волк умный! – он все понял правильно и не побоялся примчаться к бывшим врагам, увидев в них свое спасение.

Он нервно подергивал шеей, отчего скалился левым углом рта – зрелище странное и жутковатое, впрочем, не для таких матерых мужчин, как эти трое. Они смотрели на ощеренного гостя бесстрастно. Смотрели и слушали.

– …не знаю откуда он взялся. Жмур где-то раскопал. Меня с ним познакомил. А кто такой, откуда?.. Да по правде, я и не особо спрашивал. Главное – результат. А результат он делал.

Жмур и Динго – давние знакомцы, оба честолюбивые, с амбициями. Не давала им покоя мысль о самореализации, достойной их талантов… но жизнь не давала развернуться, всегда находились более ловкие, чьи-нибудь сынки, родственнички… Время шло, надежды таяли.

Но вот однажды Жмур прибежал весь вздыбленный, глаза горят:

– Есть! – возопил он. – Эврика!.. – и все такое.

Из детальной беседы выяснилось, что Жмур познакомился с удивительным человеком. Тот туманно назвался исследователем в сфере развития организаций, постановки стратегических целей… Тут было Динго досадливо отмахнулся: э, тоже мне, нашел болтуна-свистуна!.. Но толстяк горячо уверял, что ничего подобного, человек-находка! Все видит насквозь, почти волшебник.

И когда Динго познакомился с ним, действительно скепсис рассеялся. Этот мужчина ни одного пустого слова не сказал, ничего лишнего, все по делу, все в точку. Динго вообще почудилось, что это как бы его собственные мысли, только умело собранные, отточенные, приведенные в систему.

В этом месте Дед заинтересовался:

– Минутку! Как этот… индивид выглядит, можно поподробнее?

А отчего ж нельзя. Рассказчик описал: немолодой, подтянутый, с хорошей выправкой, уверенная речь образованного человека, приятный баритон… «Угу…» – промолвил на это Дед, но больше ничего, просил продолжить.

Так вот – этот интеллектуал… ну, назовем его условно Покровитель; этот Покровитель дал на редкость дельный расклад – как заработать стартовый капитал. Да, дело не без риска, но сулило баснословный барыш… Жмур и Динго решились рискнуть – и выиграли.

Это было чудо! Они стали реально богатыми людьми – в полунищей, деградирующей стране. Но Покровитель сказал, что это только первый шаг. Теперь на очереди новая задача – власть. Пока в пределах города.

Многозначительное «пока» взвихрило мечты нуворишей, и Покровителю пришлось немного остужать горячие головы. Сейчас важно не спешить! – внушал он. Надо создать организацию, подобную дедовской, способную составить конкуренцию. А потом будем думать. Идеи есть. Но об этом позже.

Покровитель предоставлял дуэту свободу действий, сам оставаясь в стороне и лишь подправлял его точными, всегда полезными советами. Те двое, ребята неглупые, отлично понимали, что без него они – никуда. Иногда он казался им чуть ли не экстрасенсом, и они не скупились на восторженные эпитеты, а он скромно улыбался и говорил – подождите! Имейте терпение. Все еще впереди. Это я вам обещаю.

И прочную мафиозную систему создать удалось. Туда потянулись люди, привлеченные хорошими окладами – есть из кого выбирать… Начали там кормиться городские чиновники; политическим прикрытием взялся заниматься Жмур, ему это ужасно нравилось: ходить по кабинетам, вести вальяжные разговоры, чувствовать себя приобщенным к высшим сферам… А Покровитель все пребывал в тени и не проявлял ни малейшего желания из нее выйти, и не требовал ничего сверх заранее оговоренной доли дохода.

Но вот настал день, когда мозг фирмы собрал сподвижников и объявил, что пора выходить на новый уровень. И спросил:

– Скажите, какое у вас представление о высшем круге наших конкурентов? О первых лицах?

Жмур, считавший себя психологом, да и вообще умным и образованным, с удовольствием, сильно моргая от творческих сил, распространился о своих наблюдениях. Покровитель слушал, кивал, а Жмур, воспламенямь, говорил и говорил, и дай ему волю, проговорил бы еще Бог весть сколько, но Покровитель деликатно и не обидно остановил его именно тогда, когда надо.

– Очень хорошо! – заметил он. – Лучше не скажешь. Однако, давайте ближе к выводам. Итак, кто сам самый ценный кадр, кроме, конечно, лидера?..

4

Тень ощутил взгляд Динго, хотя старался не смотреть на него, вообще делал вид равнодушно-скучный. Но ощутил и понял, о ком речь.

Дед усмехнулся:

– Решили, кто?

– Ну да. Вот он, – Динго кивнул в сторону Тени.

– Кто бы сомневался, – буркнул Барон.

В который раз Тень убедился в проницательности Деда. То, что рассказал Динго, в точности подтверждало их гипотезу. Покровитель предложил партнерам разыграть пьесу с псевдо-нападениями на своих и на конкурентов. Цель – максимально сблизиться с Тенью.

– А дальнейшее я возьму на себя, – пообещал седовласый мудрец.

Вот здесь Тень взглянул на Динго:

– Что-нибудь об этом дальнейшем он говорил?

– Нет, – Динго качнул головой. – Но мы уже привыкли, что он не ошибается. Ну и, лишних вопросов не задавали. Я… ч-черт, дурак я! – он с силой постучал себя по лбу, и все невольно улыбнулись. – В последние дни только дошло до меня, что он, скорее всего, играл в какие-то свои игры и нам хрен что говорил! Мы для него вроде пешек были. Ну, не пешек, пусть фигур… Но все равно, игрок – он. А мы – материал. В свою игру играл! Доигрался, блин.

Динго пояснил: когда он узнал о трагедии со Жмуром, то первым делом кинулся звонить Покровителю. Но тот трубку не брал, хотя где ему быть ни свет ни заря?.. В смятении чувств мафиози помчался к наставнику домой… ну и там нашел то, что, собственно, и должно было найтись в данной ситуации. То бишь – никого. Премудрый Покровитель как в воду канул.

Что делать? Вечный вопрос встал перед Динго во всей беспощадной наготе. Он ощутил себя не просто одиноким, а… голым на холодном ветру, что ли. Триумвират внезапно и до обидного легко распался. И он один, один на всем этом свете…

Оставался один выход: ведь если некто неведомый объявил войну и дедовским и крокодилам, то перед лицом общей угрозы прежние распри и интриги надо отбросить. Придется бежать на поклон, с повинной. И он побежал.

– З-зараза… – вновь проскрипел он. – Задним умом все умные, вот теперь и думаю: мы же сами это породили, какого-то джинна из бутылки выпустили! Точно само сбылось, что мы придумали! Мы ведь так и думали: припугнуть этих… ну, вас, то есть, потом войти в доверие…

– Вот и вошли! – хохотнул Барон. – И это сбылось.

– Да уж…

У Тени промелькнула мысль – и главное, он абсолютно ясно понял, что она же промелькнула и у Деда! – одна мысль на двоих. Он бросил косой взгляд – шеф был невозмутим. Тень спросил:

– Больше вы не звонили этому… мозговому тресту вашему?

– Не, – Динго мотнул головой.

– Позвоните, – Дед придвинул аппарат. – Хотя бы для очистки совести.

Динго пожал плечами, набрал номер, подождал…

– Нет, – положил трубку.

– И где его искать?

– Знать не знаю. Мы или у него дома встречались, либо в заведениях разных.

– Так, – Дед сделал секундную паузу. – Ваши предположения?

– Да черт его знает! Если бы грохнули – так тут без всяких загадок… Похитили?.. А может, сам залег на дно и нет возможности позвонить.

– А может звонит, да ты не знаешь, – смекнул Барон.

– Может, и так.

Динго насупился, взгляд отвердел.

Тень ощутил, что его подмывает спросить… но не решился. Дед молчал, а значит, лезть вперед нечего. И острым своим чутьем Тень угадывал, что Дед, держа тему в уме, озвучивать ее не хочет. Ну и ладно.

– Ясно, – сказал босс подытоживающим тоном. – Информация принята к сведению, подключу все свои каналы, будем работать. Ваши действия?

Динго подумал.

– Домой поеду. Отсижусь, ребят возьму. Прикроют. И… звонка буду ждать. Может, проявится все-таки.

Дед кивнул:

– На том и порешим. Будьте на связи. Вот мой номер.

Динго кивнул, взял бумажку, оставил и свой номер.

– Ладно, пойду.

Барон тоже встал:

– Слушай, Дед, схожу-ка я пожру, а? С пяти утра на ногах!

От этих слов внезапный аппетит ощутил и Тень:

– И я.

– Идите, – позволил Дед. – Полчаса вам хватит? Хорошо. Я жду вас здесь.

Пока спускались, Тень думал о том, что как вернутся, вот тогда Дед и выдаст главное. Наверняка уж вывод сделал!

Вывод сделал и сам Тень. Он незаметно глянул на Динго. Интересно, а он-то допускает такую возможность. Похоже, парень-то не так прост, умнее, чем казалось… Ладно, шут с ним, нечего голову ломать! Вернемся, там и потолкуем.

Так он решил, но почему-то странная тревога вползла в душу. Он обеспокоился: привык уже доверять своим предчувствиям, и этот неприятный холодок, он, конечно, не просто так, что-то за ним есть. Что будет? Что?..

5

Втроем вышли на парадное. Барон лихо сплюнул в урну.

Ночной дождь освежил город и сгинул, точно не было его. Утро сияло такое свежее, ясное, под таким синим небом… Тень хотел было залюбоваться светлой прелестью осени, но эта проклятая тревога клещом впилась в душу, так и застряла, и мешала жить и любить жизнь – хрен знает, хорошую или нет, но уж какая есть, и жить надо, а помирать рано. Хотя, кто его знает, где тебе определили этот пункт. И кто определил – ему, должно быть, виднее, чем тебе…

Он посмотрел вправо. Там неспешно катила, приближаясь, светло-серая малолитражка. Солнечные блики весело плясали на лобовом стекле. Мотор, работавший ровно, вдруг взвыл – водитель резко дал на газ.

И Тень все понял. Струйка тревоги исчезла во вспышке. Все! Все! Все!!!

– Барон! – дурным голосом взвизгнул Тень, что есть силы рванув того за рукав.

Оба плюхнулись на пыльный асфальт. Тень больно долбанулся локтем.

Из машины резко, зло захлопали выстрелы. Мотор взвыл еще сильнее. Тень вскочил.

Динго лежал, безжизненно протянув ноги, правая рука подвернута под тело. Убит! – ясно сразу. За стеклом мельтешило ошалелое лицо охранника.

Вскочил и Барон.

– Вон он! – заорал он дико. – Тень! В тачку! Рванем – догоним!..

Серое авто уносилось во всю прыть. Барон и Тень без слов бросились к лимузину Деда.

Тень за руль, Барон рядом. Ключ, педаль в пол – вперед!

– Держи левей! – гаркнул Барон, опуская стекло. – Прижимай их!

Свежий воздух хлынул в салон. Тень резко взял влево.

Тщедушной недомерке не тягаться с мощным мотором бывшего такси, но дальше, метров через четыреста, шли переулки-закоулки старого города, и там, конечно, у маленькой юркой машинки будет большое преимущество перед неповоротливой желтой баржой.

– Прибавь! – крикнул Барон. – Хотя бы метров пять! Сработаю прицельно!..

Барон был отличный стрелок. Но тут и для него была задача из задач. Он высунулся в окно, держа пистолет двуручным хватом.

– Стреляй! – заорал Тень. – Лупи, граф, уйдут, гады!..

В горячке Тень повысил титул друга. Мотор ревел на форсаже – черт с ним, не до того!

Барон грохнул первым выстрелом. Есть! Заднее стекло вдребезги.

– Еще! – вскричал в восторге Тень. – Попал! Бей еще!..

В дыру высунулась рука с пистолетом. Вспышка! Тень вильнул рулем, тяжелую машину мотнуло, Барон чуть не вылетел прочь.

– Мать твою!..

Тень больше не мог выжать из мотора ничего. Подвеску адски било на дрянном асфальте.

– Бей, Барон, бей, уйдет, сволочь!..

Тот лупанул дуплетом и через миг – еще одним.

Серое авто занесло, заднее правое колесо ударилось в бордюр, машину швырнуло вверх. Потеряв управление, она почти взлетела, чиркнула передним колесом по земле – и со страшной силой врезалась в фонарный столб.

БУМММ!!!!.. – точно кувалдой со всей дури в бочку. Все стекла вылетели разом. Машину сплющило всмятку.

Лимузин тормознул с сумасшедшим визгом, нещадно стирая резину об асфальт.

– З-зараза… – задыхаясь, обронил Барон. – Похоже, оба того… к Плутону на подселение…

Он успел разглядеть, что преследуемых двое.

Удар в столб пришелся задней правой дверью. Инерция внесла стрелка башкой в бетонный монолит – труп, сто пудов. Водила же еще дышал.

Барон длинно, замысловато выругался:

– ……………….! Ну, и этот вроде в путь-дорогу… Ну что, давай ментов, медиков, чтобы все процедурные вопросы закрыть. Ишь ты, вон уже набежали, зеваки!

Прохожие с испуганными лицами маячили поодаль, не решаясь приблизиться.

– Постой, – Тень вдруг увидел на земле блокнот, явно выброшенный ударом. Сердце отчаянно екнуло. Он бросился, схватил книжицу, развернул – и на первой же странице увидел коряво набросанный план: перекресток, кварталы, еще что-то… Сердце вновь стукнуло горячо. Он сунул блокнот в карман, повернулся к Барону.

– Все, – сказал тот, кивнув на водилу, – отчалила ладья Харона.

Тень кивнул.

Послышался противный вой сирены. Через полминуты патрульная машина подлетела к месту происшествия. Двое мордатых патрульных торопливо выкарабкались наружу. Лица у них были несколько оторопелые.

Барон вынул удостоверение сотрудника частной охранной службы:

– Нештатная ситуация! Преследовали убийц, те открыли огонь. Вынужден был применить оружие в ответ… – все же не зря он оттрубил три курса в юридическом.

6

– Давайте сначала перекусим, – предложил Дед и крикнул: – Тараканыч!

Тот выскочил, как чертик из коробочки:

– Слушаю!

Лидеры группировки решили собраться в притоне. Где-то по соседству расслаблялись и рядовые бойцы, но они в присутствии начальства вели себя тихо.

Тараканыч вмиг сообразил ужин и немного водочки. Приняли, закусили. Тень мельком глянул на Деда и увидел, что тот заметно подсдал. Весь этот день он провел в мэрии, милиции, прокуратуре… и все на уровне первых лиц. Согласовывал, утрясал, решал – и конечно, решил.

Когда первый голод утолили, Барон спросил:

– Ну, как там наш отец города? – разумея мэра.

Дед кивнул:

– Как всегда. Клялся, уверял, что на него мы можем положиться как на пуп Земли. И в этот раз был даже сравнительно искренен…

Тень усмехнулся: понятно! Будешь искренен, когда страх Божий в глазах. Видных городских деятелей отстреливает некто таинственный и неуловимый – и черт знает, что дальше. И в данной ситуации Дед единственный, кто может добраться до сути.

Барон, обгладывая куриную косточку, проворчал:

– Вот нам и надо его всегда раком держать, чтобы искренним был…

Дед выудил из салата маслину.

– Ну, его можно понять, – примирительно сказал он. – У него тоже сто забот и все взрослые. Пока он в нас заинтересован – вот и хорошо. Будем разбираться спокойно и методично.

– Давайте, – согласился Тень. – Значит, все-таки Третья Сила! Не знакомая ни нам, ни им. Так?

– Правда, из них остался только один… – не ответил на вопрос Дед, – да и тот в бегах… если остался.

– Слушайте! – объявил Барон, со вкусом жуя ломтик осетрины, – а не приходило вам, аналитикам, в головы, что этот бегунок и есть творец всей этой кутерьмы? То есть он параллельно и вторую силу создавал и третью? И теперь сам не знает, как этой темы вылезти?..

Босс с советником переглянулись.

– Молодец, Барон! – сказал Дед. – Есть такая мысль.

Тень усмехнулся:

– А ведь со мной они обращались очень деликатно. Значит, похоже на правду. Работает одно и то же лицо… Да, кстати! – он оживился. – Я у этих киллеров блокнот нашел. Там схема…

Он вынул блокнот, стали смотреть. Ясно, что широкая, двумя небрежными прочерками означенная полоса – это улица, перпендикулярные черточки – кварталы. Волнистая линия… река? И главное, где все это?!

– Тут буквы какие-то, – заметил Барон. – Видел?

– Конечно, – сказал Тень. – СШ и НБ?.. Видел.

Почему так дрогнуло сердце, когда увидел эту книжицу? Есть только одно, что может заставить его так затрепетать – вдруг обретенная и вдруг потерянная девушка. Значит?.. Ну, что значит?

Тень почувствовал, что боится не то что сказать – подумать об этом, чтобы не сглазить ненароком.

Сочетание СШ, видно, напомнило Барону школьное лингвистическое упражнение:

– Шла Саша по шоссе…

И точно молния сверкнула в голове!

Тень подпрыгнул, развернул блокнот к себе:

– Постой… постой… ну, конечно! Конечно! СШ – Северное шоссе. Где мы позавчера…

Дед покивал:

– Ясно! Значит НБ – нефтебаза.

– Точно. И речка там рядом. Ну-ка… Да, все верно! Все сходится. Представляете? Это совсем рядом с тем Местом. Все сходится!

Дед устало растер лицо ладонями:

– Сходится. Да только что с этим сходством делать?.. Знаете, ребята, устарел я, что ли, для этой жизни? Впервые чувствую, что не владею ситуацией. Кто-то работает с нами, а я ничего не могу сделать. Этот кто-то всегда на шаг опережает нас…

– Ну что ты, Дед! – воскликнул Тень. – Этот кто-то сам себя загнал в дыру, доигрался. Да и все они, кто бы ни были, чего бы ни добивались… всем им, как видно, нужен я – живой, здоровый. Конечно, по глупости всякое может быть… но будем надеяться на лучшее. Так что главный козырь у нас! Вот и посмотрим, чья возьмет.

Дед грустно хмыкнул:

– По глупости!.. Вот именно. Гладко только на бумаге, а по жизни сплошь овраги… И как поколесят события по этим оврагам-буеракам, одному Богу ведомо…

Барону такой отвлеченный разговор надоел, он отчаянно зевнул, встряхнулся:

– Ну, а раз так, то и нечего здесь сидеть-высиживать!

– Да, – согласился Дед, – утро вечера мудренее. Давайте-ка, господа хорошие, по домам.

С этим дружно согласились, но Тень вдруг сказал:

– Слушай, Дед, авто мне выдели, а? Ну, на всякий случай.

Тот чуть помедлил с ответом. Спросил:

– Ты сильно предусматриваешь этот всякий случай?..

Тень тоже не сразу ответил, он как бы всматривался, вслушивался в себя и в призраки будущих событий…

– Не без того, – сказал он.

Вмешался Барон:

– Возьми нашу! Есть у нас одна, на вид неказистая, но зверь!..

И объяснил, что есть в его подразделении умельцы, форсировавшие мотор на стандартной легковушке, и теперь она носится стрелой. Тень обрадовался:

– Конечно, давай.

– Ну, тогда пока доставят, может, чайку сообразим? – и, не дождавшись ответа, Барон заорал: – Тараканыч, худая голова, чаю давай!..

Спустя полчаса быстроходное авто было доставлено.

– Ракета! Пуля! – хвалился Барон, садясь за руль. – Сейчас сами увидите!..

Что правда, то правда – форсированный движок сразу показал свою прыть, так погнал машину по сумеречным улицам, что Деду пришлось урезонивать не в меру ретивого водителя… Барон довольно хохотал – вообще-то он при всех своих заскоках был парень здравомыслящий, и без приключений довез Деда, затем себя.

– Держи, – сунул он руку Тени. – Если что, звони. Я всегда, так сказать, без колебаний.

– Спасибо, – серьезно ответил Тень. – Возможно, что и понадобится.

Уже сев за руль, он как-то тягостно задумался… или даже нет, не то, чтобы задумался, а охватило его вновь предчувствие – и не понять, хорошее или тревожное – и уж, конечно, облик Снежаны встал перед внутренним взором, и затеснило сердце… Тут он спохватился, вспомнил, что печаль печалью, а дело делом – и погнал машину домой.

Он почти физически ощутил время: вот оно набегает на тебя из будущего, как теплый ветерок позднего лета: легчайшее дуновение – и нет его, и где оно?.. Прошлое – это остывающая жизнь, а будущее – ожидание, тревога и надежда, оно обманно дует тебе в лицо, и ты не можешь понять, чем, хотя и чувствуешь его куда острей, чем прежде… Тень ехал, и ему чудилось, что сейчас вот-вот что-то случится. Он расстегнул куртку и кобуру.

Но ничего не случилось. И никто его не преследовал. Доехал, немного постоял у подъезда – тихо, никого, ночь близка… Поднялся к себе, с наслаждением снял куртку и тяжелую оружейную сбрую, свалил это хозяйство на тумбочку в прихожей. Пистолет взял с собой, с ним и повалился на диван, не раздеваясь. Лежал, лежал… и не заметил, как заснул.

Глава 2

1

Он сразу узнал Место – и радостно удивился. Как же раньше не мог найти! Ходил, ходил, дурак, вокруг да около, и не видел. А оно – вот оно, ни с чем не спутаешь. Тень засмеялся и пошел туда.

И увидел Снежану. Она улыбалась, слегка жмурясь от света. Солнца не было видно, но стоял яркий, долгий летний день, он и не думал кончаться… а может, и вовсе пришло другое время, отменило смену дня и ночи, и кто знает – может, зимы-весны тоже, и осталось одно лето навсегда.

Хорошее название для книги! – невесть с чего подумал он, шагая к цели. А что, вот возьму да напишу, на страх врагам. Да так и назову: «Лето навсегда». С посвящением тебе. Слышишь? Я посвящаю это тебе… слышишь?.. Снежана! Куда же ты?!

Она вдруг повернулась и пошла – туда же, куда он, но таким быстрым шагом, что он сразу отстал, да и само Место вдруг заволокло странной пеленой… и Тень с ужасом осознал, что вот-вот, и потеряет девушку из виду… он побежал, вернее, хотел побежать, но не смог – ноги сделались бессильные, ватные, и он повалился вбок.

Он сильно вздрогнул в ожидании удара оземь – и проснулся.

Звонил телефон.

Тень метнулся к аппарату, схватил трубку:

– Да!

Тишина. Показалось, что он слышит осторожное, нервное дыхание на том конце линии.

– Слушаю вас!..

Ничего. Та же тишина, тот же призрак дыхания… Тень вдруг разозлился:

– Ну и черт с вами!

И брякнул трубку.

Во рту было сухо, он прошел в кухню, напился прямо из под-крана, затем остановился у окна.

Ночь. Самая, должно быть, глухая пора: три, четвертый… Тень долго стоял у окна, тупо смотрел во мглу, которая, правда, для него мглой не была – так, сумерки. Физическое чувство времени исчезло. Он стал вспоминать сон, но тот вспоминался тускло, его яркие цвета, ясные звуки, бескрайние пространства – полиняли, приглушились, сдулись… Ничего не осталось.

Это плохо. Уставать нельзя. Все еще впереди. По крайней мере – пик событий. Он впереди и где-то рядом – Тень это чувствовал.

Вновь зазвонил телефон. На этот раз Тень не отреагировал никак. Опять молчать будут, на психику давить, психологи хреновы… Он стоял, смотрел в ночь, и здесь мысль его сделала внезапный оборот.

А если в этот раз не только психология? И они звонят сообщить насчет Снежаны? Недаром же она снилась!

Его сорвало к телефону:

– Да!

– Здравствуйте, – торопливый мужской голос.

Всю хандру и усталость сдуло сразу. Тень был собран, мыслил мгновенно, точно. И сразу понял, что это не похитители. Это тот, кого они назвали Покровителем.

– А! – воскликнул Тень. – Это вы, наш незадачливый противник?

– Увы! Прошу вас…

– Вы не звонили мне минут пять назад? Десять, может быть.

– Нет. Но догадываюсь, кто. Прошу, выслушайте меня!

– Слушаю.

Собеседник очень спешил. Сказал так: все при личной встрече! Очень важно. Вы, очевидно, понимаете?..

Тень заверил, что понимает. Тогда незнакомец назначил встречу прямо сейчас, в высшей степени конспиративно.

– Вы на машине? – спросил он.

– Да.

– Отлично! Улицу Рассветную знаете?

– Конечно.

– Тогда так. Вы медленно едете по ней от начала нумерации к концу. Я вас перехвачу. Улица небольшая, не ошибетесь.

– Понял. Мне нужно полчаса.

– Очень хорошо! Я жду вас. Как условились!

2

Первым делом Тень позвонил Барону.

– Ты что ли, Тень на плетень?.. – мятым спросонья голосом просипел тот.

– Кто же еще, – советник улыбнулся. – Вот и пришла пора, маркиз. Вставайте, вас ждут великие дела.

Слышно было, как Барон зевнул.

– У нас других и быть не может. Масштаб личности… Когда ты будешь?

– Через двадцать минут.

Тень положил трубку и глянул на часы: пол-пятого утра.

Минуты хватило, чтобы набросить боевую амуницию. Готов!

Чувство близости пика не отпускало, пока он спускался, прогревал двигатель, выруливал из двора… А метров через двести сзади отчетливо обозначились фары.

Тень сбавил скорость, всмотрелся в зеркало. Машина устаревшего образца. Тоже сбавила ход, едва плетется… Не скрывают, черти. Напротив, демонстрируют. Психологи… А ну-ка, и я сыграю вам психологический этюд!

Он испытал приступ бесшабашного веселья. Тормознул, врубил задний ход – машина, взвыв, понеслась обратно.

Опешили те или нет, Тень разбираться не стал. Он выскочил, пистолет был у него уже в руке. В левой. Тень был правша, но стрелял почему-то с левой, и из длинноствола тоже с левого плеча, сам не знал почему.

– Интересно? – спросил он и вскинул руку.

Бах! Бах! – два выстрела в радиатор. Пар шумно вырвался, заклубился в ночном воздухе. Еще раз! – в левое колесо. Гулкий хлопок. И еще два в капот – для верности.

– Ну, пока! – Тень улыбнулся двум онемевшим рожам за стеклом и умчался.

Городские дворы и закоулки он знал как свои пять пальцев – и с выключенными фарами пробрался безопасным путем. Слыша тревожные сигналы сирен, ухмылялся, представляя, как эти хмыри объясняются с патрульными… Так он благополучно доехал до Барона, тот поджидал, сидя на лавочке у подъезда.

– Ну, здорово, теневая экономика, – сострил он, садясь. – Давно не виделись!

Тень хмыкнул:

– Что это ты так развеселился?

– Да жизнь веселая пошла… Обеспечил, спасибо.

– Что есть, то есть. Дальше, думаю, еще веселее пойдет. Ну, поехали… Стоп! В волыне обойму сменю. Полную надо.

Он вынул пистолет, выщелкнул полупустой магазин, вставил полный – куртка у него отчасти выполняла функции «разгрузки», в ее карманах размещались два-три магазина.

Барон присвистнул:

– Однако, сударь! Когда это отстреляться успел?

– Только что. Не волнуйся, обошлось без жертв… Ну, теперь поехали.

В пути Тень вкратце описал ситуацию. Барон не удивился, но усмехнулся:

– Романтика с большой дороги!..

– Да нет. Судя по голосу, по интонациям, не тот персонаж. Просто, в самом деле доигрался мужик до края… Так, где тут эта Рассветная улица?

– Следующая направо.

– Точно. Так… Ну, едем потихоньку и смотрим.

Улица Рассветная осталась почти такой же, какой была построена сорок лет назад: добротные двухэтажные дома, палисадники, заборчики… Лишь клены и липы густо разрослись, погрузив городскую архаику в тенистый почти тоннель, где и днем-то таинственно и тихо, а сейчас, когда от уличного освещения ничего и в помине не осталось, эта местность выглядела дорогой к замку Синей Бороды.

– Блин, действительно романтик… – проворчал Тень.

– Не считая одного-двух бессонных окон, фары их машины были единственным источником света. Для Барона они выхватывали из тьмы стволы деревьев – каждый на мгновенье, будто бы клоны одного и того же ствола… Ну, а Тень просматривал всю перспективу и оттого легко увидал, как метрах в пятидесяти из подворотни справа выскочила суетливая фигурка.

По осанке, движеньям, позам – и не слишком-то искушенный наблюдатель без большого труда разберет, что с человеком происходит. Ну, а Тень и подавно понял, что этот немолодой мужчина в темном плаще мечется и озирается вполне бессмысленно – стало быть, дела его худы до последней крайности. И даже увидь его Тень не на вымершей наглухо ночной улице, а скажем, в фойе театра – и тогда разгадал бы именно так.

– Вон он, – сказал Тень, подтормаживая. – Вижу.

– Ну, ты точно филин, – равнодушно отозвался Барон.

Человек выскочил на обочину, замахал рукой. Тень подморгнул фарами – вижу, мол – и остановился аккурат задней правой дверью у объекта.

Тот прямо-таки повалился в салон, неуклюже плюхнулся на продавленное сиденье, облегченно выдохнул:

– Здравствуйте!..

– И вам не хворать, – брякнул Барон.

– Отъедем, – сказал Тень, не оборачиваясь.

Предвестие рассвета обозначилось в ночи. Рассвет на Рассветной!.. Тень улавливал это точнее и быстрее прочих, его сумерки чуть раздались, просветлели, хотя для спутников наверняка были пока тьмой-тьмущей… Только ему ведомыми окольными тропами он проехал через дворы, пустыри и заброшенные территории каких-то предприятий. Он знал такие места, где никакой черт не отыщет. И в одно такое место приехал.

– Стоп, – сказал он и выключил мотор. И теперь не только он увидел, что рассвет уже близок.

Тень обернулся:

– Мы вас слушаем.

3

Гость пришел в себя. Суетливость исчезла, вернулась добротная, созданная годами работы над собой самооценка. Седовласый немолодой мужчина знал, чего он стоит по жизни, и пугливые перебежки по кромешным улицам – одно, а это знание – совсем другое. Здесь, в обществе двух сильных союзников, хотя бы и временных, он обрел заслуженное достоинство.

– Э-э… полагаю, мне нет нужды представляться? – заговорил он, на что Тень без улыбки ответил:

– Да. Теоретически мы вас вычислили. Вы у нас проходите под псевдонимом «Покровитель».

– Хм-м?.. Не протестую, – в голосе явились изысканно-барские модуляции, но тут же, видимо, его владелец сообразил, что не то время и место, чтобы так модулировать. И заговорил нормально: – Покровитель, так Покровитель. Итак, излагаю!

И изложил. Сделал это технически грамотно. При том, что только-только пережил самые неприятные дни своей жизни – формулировал ясно, излагал последовательно, и с задачей справился.

Вот суть его рассказа.

Он – философ. Бывший сотрудник бывшего Института философии, политики, истории, культуры – почившего в Бозе от житейских огорчений последних лет. Давно его уже увлек научный подход к бюрократии в хорошем смысле этого слова, то есть к оптимизации и даже тонкому искусству управления человеческими сообществами. А это, в свою очередь, потащило за собой проблему верх-возможностей индивида, экстрасенсорику и все тому подобное… и вытащило к известным результатам. Всерьез углубившись в это, исследователь сумел развить в себе некоторые способности, стал достаточно успешно влиять на людей, преуспел в деле интриг, и его карьера в институте бодро пошла вверх.

И главное: он понял, что эти резервы человека связаны с определенными зонами Земли. При максимально удачном совпадении одаренный человек входит в эту зону как золотой ключик в заветную дверь. Раз! – и поворотом этого ключа можно открыть путь в реальное пространство-время, которое в обыденном режиме бытия нами не ощущается – его для нас попросту не существует. Хотя оно есть! Но мы пока слепые, чтобы видеть его.

– Вы понимаете меня?.. – на всякий случай переспросил Покровитель. Барон ответил:

– Сечем помаленьку! – а Тень лишь кивнул. Рассказчик продолжил.

Так вот, мало того, что он теоретически сделал такой вывод, он и практически обнаружил в окрестностях города такое Место… ну, ясно о чем речь, повторяться нечего. Да! Обнаружить-то обнаружил, но вместе с тем осознал, что на этом его личный потенциал исчерпан. Он – не золотой ключик, не отомкнуть ему портал в неизведанные миры… Однако! Он не был бы философом, если бы не попробовал найти хитроумное решение. Сумма скромных дарований может создать критическую массу, способную пробить дорогу, разве нет?.. Количество – в качество!

И он взялся за дело. Стал формировать команду. То есть, решил формировать – но этот процесс был обрушен Катастрофой. Институт пошел на социальное дно, и несколько лет будущий Покровитель вынужден был банально выживать. Впрочем, все проходит – прав был царь Соломон, прошло и это. Жизнь дошла до низшей точки, потом чуть приподнялась… и вроде как стабилизировалась. Появилась работа, копеечные, но постоянные гроши – они и позволили продолжить некогда начатое.

Одаренные люди попадались даже чаще, чем он ожидал, но дар их был невелик, а посвящать в столь деликатное дело полтора десятка человек… Как теоретик-управленец он знал, что это гиблый номер. Поэтому он не торопил события. Терпеливо ждал.

И дождался. Случай свел его с удивительной семейной парой. У нее был небольшой, но процветающий и перспективный бизнес. Покровитель умело к ним подъехал, пустил в ход тонкое обаяние ученого денди… те были очарованы пришельцем из академического мира – эрудированным, умным, остроумным!.. Завязалось знакомство, потом вроде бы как дружба.

Это «вроде бы как» – очень существенная оговорка. Исследователь, разумеется, сразу же заметил в супругах незамутненно-простодушную плотоядность. Бери от жизни все! – вот и вся философия, а под «всем» разумеются, понятно, деньги. При этом муж с женой были общительны, заряжены на жизнь несокрушимым оптимизмом – и поразительно талантливы. Оба прекрасно пели, он играл на гитаре, ей стоило взять карандаш, как из-под него словно сам собой выбегал изящный и всегда неожиданный рисунок. Солнечные люди, почти волшебники! чье каждое касание пальцев превращает любую вещь в цветок, в хрусталь, в золото… Почти! Если бы не эти их детски-чистосердечные жадность и наглость.

Покровитель увлекся, говорил ярко, броско, и тертые жизнью молодые люди слушали его как соловья в летнюю ночь…

– Орфей и Эвридика! – хохотнул Барон.

– Хорошо сказано, – философ улыбнулся.

Итак, он, профессионально разбирающийся в людях, всесторонне перелистал все «за» и «против» – и выбрал «за». Впрочем, если быть честным, он бы сделал этот выбор и при более крупных недостатках четы: более одаренных людей ему встречать не приходилось.

Покровитель очень тщательно выверял решающий подход к супругам, точнее, к сожителям – официально они расписаны не были. И испытал даже что-то вроде разочарования, когда этот ювелирно подготовленный шаг оказался до смешного легким: узнав суть дела, эти самые Эвридика с Орфеем согласились на альянс мгновенно и с каким-то даже восторгом.

Впору бы обрадоваться – а его, Покровителя, что-то кольнуло. Но шаг сделан – теперь трое стали союзниками и взялись вырабатывать план действий.

Кое-какие наметки у Покровителя уже были. Он изложил их: действовать нужно по двум направлениям. Во-первых, искать себе подобных – исключительно тщательно, аккуратно, ни в коем случае не нахрапом; присматриваться, беседовать, отбирать… ну, понятно. А во-вторых, следует создать подручную мафиозную систему для социальной устойчивости. Это Покровитель взял на себя, вскоре с удовольствием заметил, что профессиональные навыки никуда не делись. Он нашел Жмура, чуть позже Динго, успешно поработал с ними – система сложилась, стала расти как на дрожжах.

А вот у парочки вундеркиндов с поисками дело пошло ни шатко ни валко. Здесь прежде всего надо сказать, что даже всем им троим Место не поддалось. Были они там, постояли, слушая скучный вой ветра в пустых сучьях, вдыхая запах непрочной оттепели, готовой ночью же смениться стылой вьюгой… Да, что-то вкрадчиво шевельнулось в душах, что-то было здесь, никаких сомнений! Было, но не делалось.

И с поисками не задалось. За несколько месяцев обнаружилось с полдюжины народу обоих полов и разной, но всегда невеликой степени паранормальности… все это для дела практически не годилось. Правда Покровитель, привыкший к философскому взгляду на жизнь, старался не унывать: кто ищет, тот всегда найдет.

И нашел.

4

– Меня, – понимающе усмехнулся Тень.

– Именно, – всерьез ответил гуманитарий. – Вас и только вас! Вы… простите, как?..

– Зовите меня – Тень.

– Тень? М-м, оригинально, знаете ли… Впрочем, простите! Так вот: вы, очевидно, сами не представляете размер вашего дарования. Понимаю, вы удивлены, и я предвижу ваш ход мысли: как же так, никаких особо ярких талантов я за собой не замечал, да и все мои попытки найти Место ни к чему не привели… Не так ли?

Финтить тут было нечего, и Тень коротко кивнул:

– Так.

– Так. Кстати, не сочтите за пустые расспросы: а какие на самом деле у вас таланы. Вы же неглупый человек, наверняка всматривались в себя! Что вы там видели?

– Да то и видел, что неглуп, – Тень прищурился, взгляд его отвердел. – Умею в разных ситуациях выделять главное и препарировать его. И делать выводы. За что ценим начальством. Владею слогом, скажу не хвастаясь. Это, правда, не востребовано, но уж что есть, то есть. Ну и в целом умею видеть перспективу – должно быть так.

– В том числе и по ночам, – подал голос Барон.

– Простите?..

Пришлось поведать о феномене ночной зоркости. Покровитель как будто удивился, задумался:

– Вот как? Гм… Где имение, а где вода. Простите… это я пытаюсь понять, что за синтез качеств ведет к такому удивительному результату, как вы… простите. А вот опишите, пожалуйста, ваши переживания, связанные с Местом! Что, когда, как…

– Большей частью это были сны.

– Сны?! Бог мой, как интересно!..

Тень сам ощутил, что ему интересна эта тема. Он чуть было не увлекся, но его пресек Барон:

– Очень интересно, – сухим тоном сказал он. – Когда время есть. То есть не сейчас.

– Ах, да! Простите, конечно… На чем я остановился?

– На мне, – напомнил Тень.

– Да! Простите.

Раскрутив группировку Жмура-Динго до приличных оборотов и сам пребывая в глубокой засаде, Покровитель решил навестить под видом обычного посетителя конкурирующую фирму – консорциум Деда. Походить, посмотреть, уяснить, так сказать, общую атмосферу…

Барон от этих слов немного нахмурился. Охрана всех объектов была функцией его подразделения. Конечно, никакого прокола не случилось: офис ежедневно посещали десятки людей, и раз до сих пор ничего не произошло, значит служба секьюрити работала здраво. Но все-таки знать, что разведчик противной стороны неузнанным побывал в самом сердце консорциума… Нехорошо.

А Покровитель тем часом рассказывал, как движимый исследовательским интересом, он блуждал по коридорам офиса – и вдруг распахнулась дверь, оттуда быстро вышел темноволосый молодой человек с волевым, сразу вызывающим почтение лицом. Взгляд его мигом ткнул посетителя – и юноша тут же забыл про него, зашагал по коридору, а гость остолбенело остался стоять на месте. Через секунду спохватился и украдкой припустил вслед.

Этот мгновенный взгляд прожег наблюдателя таким бешеным импульсом энергии, какого тот не встречал никогда. Он был совершенно ошарашен и пустился вдогонку, все еще не веря себе. Увидел, как на крыльце этот парень властным взмахом подозвал авто, водитель услужливо подкатил, тот сел и уехал.

На лице Тени было искреннее недоумение.

– Черт возьми, совершенно не помню… И за взглядом моим ничего особенного не замечал… – но Покровитель объяснил это тем, что у него обостренное чутье на подобные вещи.

Впрямую расспрашивать философ не рискнул, но путем самостоятельных изысканий выяснил, что этот быстрый в движеньях, не по возрасту неулыбчивый, но чем-то странно притягательный, похожий на кавалергарда прошлых лет молодой человек – ближайший приближенный лидера группировки. Выяснил и адрес и даже телефон, правда, квартира оказалась оформленной на каких-то совсем левых личностей… Вот тут-то впервые и мелькнула креативная идея.

Сперва она показалась настолько дикой, что он просто отмахнулся: бред! Но идея оказалась цепкой, не отставала, и мало-помалу он начал к ней привыкать. Потом вошел во вкус, взялся продумывать до мелочей, и чем дальше и изощреннее думал, тем радостнее изумлялся: да… ведь все должно получиться! Неужели? – придирчиво переспрашивал он. И вновь думал и твердо отвечал: да!

И наконец, он собрал тайный синклит трех, в составе сожителей и себя самого, где и выступил с основным докладом.

И его удивила реакция обоих фигурантов: что Орфея, что Эвридики. Она была такой, словно они хотели скрыть реакцию истинную. Да, заговорили оживленно, приподнято: конечно, очень хорошо, отличная идея, давайте реализуем силами ваших боевых отрядов…

Все будто ясно и разумно. Но – будто, то-то и оно… Где-то супруги переиграли, сфальшивили – при всех своих блестящих натурах неудачно вильнули на скользкой, сложной дороге актерского мастерства – и чуткий Покровитель вмиг уловил фальшь.

А сам он сыграл точно, глазом не моргнул.

– Значит, решено! – и звучно хлопнул в ладоши. – Ну, а раз так, то прошу за стол, гости дорогие. Сделал дело – гуляй смело!

Встреча состоялась в его солидной профессорской квартире.

Предложение было принято с веселым смехом, шутками-прибаутками, на сей раз совершенно искренними – в этом хозяин был уверен. Выпили аккуратно, как раз для приятного, бодрящего веселья, и расстались как подобает деловым партнерам, спаянным кроме дела еще и теплым человеческим дружелюбием.

Но мысль ученого, цепкая, плотная, уже работала вовсю. Припомнилась ему гладкая, детски-бесстыдная жадность этих двоих, сопоставил он ее с их всегдашней приветливостью и с нынешней заминкой… и выстроилась у него малоприятная версия.

5

Версия версией, а жизнь продолжалась, и по утвержденному плану надо было работать. Покровитель изложил замысел Динго и Жмуру так эффектно, как умел, а умел он хорошо. Те были неглупые ребята, но не им было состязаться с искуснейшим мастером психологических разводов и обводов. Он постарался нарисовать парням такие перспективы, что глаза у тех загорелись, мозги запылали – ловкая, горячая работа, черт возьми! Азарт! И резво взялись за нее.

Разумеется, они ни сном ни духом не ведали об Орфее с Эвридикой, но Покровитель решил все же подстраховаться. Он элегантно сплавил всю подготовку операции Динго и Жмуру – те увлеклись, старались что есть мочи и работали хорошо. Сам же он дистанцировался от хода подготовки, хотя всю информацию получал полнейшим и исправнейшим образом.

И при этом думал, думал и думал!

Надо было прощупать жизнерадостных супругов. Как?..

Он нашел, как.

В их группировке оказался некий мужчина, обнаруживший редкую способность к шпионажу. Нашел и взял его под крыло Жмур, он же в товарищеском подпитии похвалился Покровителю о ценности данного кадра – и знаток душ человеческих сразу же зацепился за это сообщение, вида никак не подав.

Но через день, тщательно продумав мотив и структуру разговора, он перехватил человечка прямо на улице и без труда развел его на сотрудничество.

Человечек был не то, что польщен, он чуть не захлебнулся от восторга. До сих пор он и не ведал о существовании тайного центра над явной властью – а тут сам этот центр пришел к нему и посвятил в задание, о коем не должна знать ни одна живая душа…

Покровитель точно расставил акценты. Попал в самую суть болезненно вспухшего, как прыщ, самолюбия. Шпион упивался своей секретной миссией – и справился с ней на пять.

Ему было дано задание: проследить за подозреваемой парой. И он дал заказчику полный расклад, подтвердивший худшее. Сожители повели собственную, скрытую от компаньона игру. Они завели небольшой штат наемников, по словам сыщика – отморозков, за деньги готовых на все.

И вот тогда для господина Покровителя все его тревоги, неясности и подозрения слились в жесткую истину: эти на зависть одаренные, поцелованные Солнцем люди – лицемеры и подлецы. Они хотят его руками овладеть и дверью и золотым ключиком враз. Читай: и уникальной точкой в городских окрестностях и человеком под фальшнеймом Тень.

Рассказчик прервался, помолчал. Пожал плечами.

– Я никогда не носил розовых очков. Скорее наоборот – полагал долю цинизма необходимой добавкой здорового мировоззрения. Но тут… знаете, я даже не ожидал, что это будет мне так больно. Вот здесь в душе, – он показал себе пальцем в грудь.

– Душа – там?.. – пробормотал Барон с иронией, но Покровитель не ответил. Он смотрел точно в прошлое, в себя, может быть… Смотрел и скорбел.

Тень решил, что нечего пропадать в дебрях самоанализа и решительно вернул мыслителя оттуда.

– Ну, дальнейшее ясно, – сказал он. И быстро это дальнейшее и описал.

За объектом – то бишь, за ним, Тенью, с какого-то момента повели слежку две группы: Жмура-Динго и Орфея-Эвридики. Вторые, кроме того, наблюдали и за первыми. И когда старт кампании лже-покушений был дан, Третья Сила открыла свою кампанию – покушений настоящих. При этом Тень был фигурой категорически неприкосновенной. Его следовало беречь как алмаз, но при этом держать в жесточайшем нервном напряжении, что должно отлично простимулировать сверхспособности… верно?

– Абсолютно, – молвил Покровитель. – Именно такой расчет.

Тень кивнул.

– Далее… – сказал он.

Когда им стало известно про Снежану, они сначала напряглись – мол, отвлекающий фактор для нашего объекта… решили вывести ее из игры – ну, а когда увидели, что она для него не просто забава, кого-то осенил гениальный креатив: использовать девчонку как наоборот, фактор тонуса: пусть этот самый Тень взбрыкнет – и ему и нам на пользу… Так?

Но Покровитель заявил, что ни про какую Снежану знать не знает. Кто такая?..

– Ах, да, – сообразил Тень, сопоставив ход событий.

Покровитель, как только узнал от доносчика про гибель Жмура, исчез. Отходными путями он себя обеспечил заранее, по ним и отошел – удачно, ловко, не найдешь. Но, разумеется, он понимал, что долго так не отсидеться.

– Телефон ваш у меня был, – напомнил он. – Я звонил, но вас не было. Решил звонить и ночью. Ну вот…

– Ладно, – сказал Тень. – Что имеем, то имеем. А имеем мы…

– Рассвет, – проронил Барон.

И был прав. Посветлело, стали различимы темные громады домов и деревьев. Тень, правда, и так видел все, но и для него мир становился светлее.

Реплика Барона почему-то вернула его к схеме в блокноте.

– Да, вот что… Я у одного из этих гопников нашел. Вам это ничего не скажет?

Он включил плафон освещения, показал картинку, объяснил, что к чему.

– Разрешите? – Покровитель взял блокнот. – Та-ак… Северное шоссе, нефтебаза… Так это же рядом с тем Местом, так сказать!

Странным холодком, протекшим снизу вверх и вглубь, Тень ощутил близость цели. Если сбудется, то сейчас. А если нет, то никогда. Никогда! – Бог мой…

Покровитель постучал по странице пальцем:

– Вот здесь, за нефтебазой дачные участки. Полузаброшенные. У этой… нашей Эвридики там домик есть. Такой довольно добротный.

Холодок мгновенно стал вспышкой. Обожгло жаром. Наверно, изменилось что-то и в лице, потому что Барон удивился:

– Ты что?

И Тень ответил:

– Все.

– Что – все?!

– Она там, – сказал Тень.

6

Все сошлось. Как пазлы, долго движимые чьими-то руками, совпадают в единую картинку, так события последних дней постепенно, шаг за шагом складывались воедино, и почти сложились. Не хватало одной, но главной детали. И вот она нашлась.

Тень совершенно ясно понял, что Снежана там, на даче. Ее держат для финала драмы. Сначала бы его изводили всякими загадками: пустыми телефонными звонками, загадочными письмами, написанными ее рукой: разгадывай, мол, господин Тень, шевели мозгами… И господин шевелил бы, накручивал себя, сотрясая незримые сферы мироздания, сближая себя и Место метафизически, а тем временем хитроумная парочка сближала бы их и физически, постепенно подводя фигуранта к мысли, что возлюбленная его спрятана где-то совсем недалеко от Места. И когда он догадался бы наконец и ринулся туда…

– Тогда бы они нашли, что делать, – заключил Барон.

– Где-то так.

Помолчали. Тень сказал:

– Странно все-таки. Вы прямо были там, своими глазами видели?

– Место? – переспросил философ.

– Ну да.

– Были. И эти тоже… Собственно мы там вместе и были.

– М-да, – Тень вздохнул. – А я вот – хоть ты тресни…

– Ну, ничего странного. Может быть, даже именно и поэтому, что вы очень сильный… как это сказать… ну, вы поняли.

– Понял, – Тень криво усмехнулся. – Планета тоже побаивается. Как бы чего не вышло…

– Опять в высокие материи заехали! – осердился Барон. – Делать чего будем, головы?

– А что тут еще делать? Пазл сложился быстрее, чем они думали. Возможно, они еще не знают, что он сложился. Стало быть, у нас есть выигрыш во времени. Наверно, небольшой, но есть.

Тень изложил это таким бесстрастным тоном, что вопросов можно было не задавать. Мыслитель все же беспокойно заерзал на заднем сиденье:

– Вы уверены в своем решении?

– Уверен.

Пару секунд помолчали. Затем Барон сказал:

– Ну, тогда вперед.

Глава 3

1

Дачный поселок в самом деле выглядел заброшено; во всяком случае, безлюдно. Утренний туман еще клочьями висел на полуодичавших яблонях, на тополевой лесополосе поодаль – и когда искатели выбрались из машины, все трое дружно поежились от прохлады. Земля остыла за ночь.

Подъехали окольной дорогой в объезд нефтебазы, никем не замеченные. Остановились у калитки, вернее, у проема, потому что саму калитку, судя по пустым петлям, кто-то спер.

– Отсюда дорогу знаете? – спросил Тень. Покровителю понадобилось пять секунд, чтобы сообразить.

– Да, – сказал он глухо, каким-то чужим голосом. И показал, как надо идти.

Тень сознавал положение дел вполне. Что там? – не знаем. Сколько их? – не знаем. И думать об этом нет смысла. Он напрягал интуицию, но она что-то выдохлась. Надо делать первый шаг в неизвестность.

Он расстегнул куртку, отщелкнул застежку кобуры:

– Ну, пошли. Может, вы нас здесь подождете? – это Покровителю.

Но теоретика гнетущее безлюдье страшило сильнее, чем возможный огневой контакт:

– Нет-нет, я с вами!..

– Ладно, идем.

Заросшие травой грядки. Пожухлые листья яблонь, вишень, всяких кустов. Заброшенные домики… впрочем, попадались и ухоженные, но таких было мало. Покровитель отлично сориентировался на местности, провел таким путем, что никто их увидеть не мог.

– Вот крыша, видите, – шепотом произнес он.

Новенькую оцинкованную крышу невозможно было не заметить.

– Ишь ты! – съязвил Барон. – Компаньоны-то ваши того… ушами не хлопают, Фортуну ловят за все конечности.

– Тихо! – сердито цыкнул Тень: остроты не ко времени. – Проверь оружие.

– Три года, как проверил, – без улыбки прозвучал ответ. – С тех пор и проверять нужды нет.

– Герой, – не улыбнулся и Тень. – А вам все-таки может, лучше в ближнем тылу остаться?

– Нет-нет, – завибрировал интеллектуал, – я с вами…

– Дело ваше, – Тень не стал тратить слова зря.

Кусты смородины и крыжовника удачно маскировали их, и умело используя обстановку, они пробрались почти вплотную к крыльцу. Метров восемь, не больше. И как нельзя лучше здесь оказался здоровенный бак для воды, за ним наши коммандос и затаились.

Тень быстро соображал. Удачно-то удачно, но похоже, что на том удачи и кончаются. Дальнейшие действия?.. Пока решений два. Первое: сидеть и ждать чего-нибудь, второе: врываться в дом. Второе – глупо, первое – умнее ненамного. Что делать?..

Но и унывать никогда не надо – это он тоже знал из опыта. И все-таки не оставляла его эта странная, необъяснимая уверенность – что все сладится само собой… Стало быть, все же надо подождать. Хотя бы пару минут.

Он хотел объявить это, но не успел. Барон вскинул руку:

– Тихо!

И все услыхали отдаленный шум мотора. И сразу поняли – это сюда.

Шум приближался. И Тень явственно разобрал, что машин две. Едут со стороны шоссе. Минуты не прошло, как подъехали. Движки стихли, защелкали дверцы. Раздался женский смех, и женский же голос, ясный, высокий, произнес:

– Вот видишь, а ты боялся!..

Тень скосился на Покровителя. Тот кивнул: да, она. Эвридика.

Молодой, тоже чистый и приятный баритон ответил:

– Я ничего не боюсь. А предосторожность лишней не бывает.

Тень бесшумно выглянул из-за бака: заросли крыжовника надежно скрывали его. Самому, правда, тоже видно было кое-как, но все же разглядел: две машины, люди. Пятеро. Одна женщина. Длинные светлые волосы. Как это обычно бывает, выйдя из авто, откашливались, перетаптывались, подтягивали брюки…

Вдруг, резко скрипнув, распахнулась дверь на крыльцо, вышел несуразно длинный парень:

– Здорово! Вы чего это в такую рань?

Ответить ему не успели.

2

В доме гулко громыхнуло, точно упало корыто, или что-то вроде того.

– Стой, б…! – грубо рявкнул кто-то. – Стой! Жираф, лови ее, суку!..

Длинный крутнулся на месте – а на крыльцо бомбой вылетела растрепанная Снежана. Она едва не сшибла парня, ловко вывернулась и стремглав спорхнула с крыльца.

– Держи!.. – взорвались голоса.

Кровь ударила в голову. Тень рванул прямо через колючки:

– Убью, твари!

Это будто кто-то крикнул из него. Душа перевернулась – и мелькнуло в ней, что правы эти гады! – встряхнулся он, встряхнулся мир, слетела с него накипь, плесень, дрянь – наносы долгих лет, и новый юный мир ослепил, прохватил, пронзил до сердца! Он видел изумленные, обалделые лица, они двигались, двигались фигуры людей – но они были как-то отдельно, лишние в этой новой жизни, и только одна – бегущая девушка – была своя, ее темные волосы развевались на бегу.

– Снежана! – крикнул он.

Она как будто запнулась, и в тот же миг справа от нее возникла мужская фигура. Она цепко схватила девушку за руку. Та сильно рванулась, вырвалась.

Сзади грохнул выстрел. Еще один!

Сильным прыжком Тень настиг преследователя, резким толчком, как в хоккее, сшиб с ног. Снежана обернулась, он увидел ее лицо – страх, смятение, радость, счастье! – она ткнулась носом в его плечо, но он оттолкнул ее и развернулся, прикрывая собой.

Пистолет был уже в руке – привычно, твердо, под прицелом все поле боя.

Да, это бой!

Барон, дурак, палил почем зря – то есть, не зря, конечно, этим огнем он подавлял противника, не желая брать греха на душу. Стрелял по ногам, и один уже валялся, обхватив простреленную голень.

– А-а-а!.. – надрывал душу воем.

Сбитый им тип норовил встать, но Тень рыкнул:

– Лежать, гнида! Убью!

Тот повалился, а Тень тоже дважды стрельнул по ногам врагов.

Так! Пока в плюсе, но это на пять секунд. Их больше, вот-вот они ответку включат, а если у кого из них автомат?!.. Это будет туши свет. Надо к машинам пробиваться! Как?.. Хрен знает, как!

Все это – миг. Еще миг – и в руках врагов стволы. Длинный Жираф вскинул руку, целя в Барона, но Тень опередил. Выстрел! – и парень взвыл, завертясь волчком на месте.

Пуля пробила руку выше локтя. Тень пальнул по другому типу на крыльце, но промазал. Того как сдуло!

Что-то горячо дунуло над левым ухом.

– Валет! – пронзительный визгливый вопль. – Вали их на глушняк! Торпеда, чего стоишь, дебил?! Стреляй!

Тот самый баритон, тогда ясный и приятный, а сейчас взвизг страха и злобы, скрученные, искореженные звуки.

Ах, на глушняк, значит?.. Вот гад. Мы их щадим, тварей…

Ствол нашел этого сраного Орфея. Палец твердо лег на крючок – но в последний миг Тень все же пожалел козла. Ствол – вниз, дважды по ногам – на, бл…!

Пуля разнесла правое колено. Тот рухнул как подкошенный, дикий вопль взлетел в серое небо.

Теперь палили почти все. Пистолет Барона вдруг замер на задержке. Он мгновенно выбросил магазин, выхватил другой…

Тень увидел, как Барон отчаянно мотнул головой и стал валиться влево.

3

Он не испугался и не ощутил боли. Только руки и ноги стали ватными. И дышать трудно – что-то застряло ниже горла, черт возьми.

Земля и небо странно, смешно повернулись, Земля догнала, мягко прихлопнула по щеке. «Планета», – невесть с чего подумал он. Пропали звуки.

Он видел, как бесшумно и боком мечутся ноги – мужские и одна пара женских в обтягивающих джинсах… Ужасно глупо.

Эй, людишки-человечки, какого беса мечетесь, чего достигаете? Денег, власти, роскоши?.. Дураки. Разве в этом жизнь? Разве в этом смысл?!

Голос вкрадчиво шепнул в ухо…

Нет, не так. Не в ухо. Голос оказался в нем самом, в Бароне, и не шептал вовсе, а говорил негромко и ясно.

А ты сам-то? – спросил голос, – чего достигал? Ты разве не бежал за призраками? Не жил пустяками? Не твои дни и годы проходили в никуда?..

Было – с достоинством ответил Барон. Не скрою. И вел себя свинья свиньей, все было, да. Но понял же! В последний миг – но понял. Значит, жил грешно, а помер не смешно. А это главное.

Помер?

Да уж понятно. Я бы, может, не спешил… да вот торопят, вижу.

Кто?

Ну, уж ты лучше знаешь – кто, зачем дурацкие вопросы… А вот оно, уже и здесь. Все! Мне пора.

Бывший мир свернулся, замкнулся в длинный круглый тоннель. Человек легко оттолкнулся от потерявшей тяжесть планеты и полетел вверх, откуда лился дивный, не похожий ни на что земное свет.

4

Тень сразу понял, что Барон убит. Или смертельно ранен и душа отлетит вот-вот. Ярость и боль скрутили его, он заорал что-то и саданул еще двумя или тремя выстрелами. Затвор отлетел назад и схватился стопором. Все! Пусто.

И в этот миг путь к машинам вдруг оказался свободен. Огневой контакт беспощадно ближнего боя швырял всех туда-сюда, и вот расшвырял. Между Тенью и вторым автомобилем – никого. Шанс! Тень крикнул Снежане:

– За мной! – и она поняла.

Им показалось, что секунды хватило, чтобы нырнуть в авто. Тень сунул руку под руль – ключ в замке, Господи!.. Он мгновенно пустил мотор, врубил задний ход и понесся задом наперед по узкой дороге меж участками.

– Пригнись! – крикнул он. Снежана резво нырнула под бардачок. Тень твердо держал руль, авто неслось, адски воя на задней передаче. Захлопали выстрелы. Стекло вдруг лопнуло на сотни градинок, засыпав спину и затылок девушки. Тень ощутил, как резко обожгло правую руку. Машина вильнула, но выправилась.

Кровь потекла под рукавом.

– З-заразы… – скрежетнул Тень, круто вогнав машину в поперечный проулок и перебросив рычаг КПП в первую скорость. Вперед! Влево! Он нажал на газ, перешел на вторую – полетели по ухабам, только держись.

– Дерр… жись!.. – проорал он, подскакивая на сиденье.

В зеркальце он увидел, как спешно развернулась первая машина. Погоня! Мельком пожалел, что не добраться до своей, хрен бы догнали… до своей! Машина-то Барона, царствие небесное.

Боль остро ткнула в сердце – Тень не ожидал, что так близко переживет потерю. Он стиснул зубы. За дорогой надо было следить, легковушка прыгала, скакала немилосердно, ветер в разбитое окно казался холодным, и Тень с некоторой оторопью подумал, что будет, когда они понесутся по шоссе… и рука, сволочь, начала ныть! Рана – вздор, но припекает, и рука немеет, и чувствуется, что кровь идет… Он скрипнул зубами.

– Прорвемся…

– А? – Снежана вскинула голову. Осколки с шуршанием соскользнули по ее волосам.

– Сиди! – он улыбнулся. – Опасность пока не миновала. Но прорвемся! Я знаю.

Сзади хлопнуло. Не доверяя зеркалу, Тень обернулся. Авто преследователей так же отчаянно скакало на ухабах, один, высунувшись с пассажирского сиденья, пытался поразить цель. По колесам бьет, гад! – понял Тень. Но выходило плохо. В дуле вспыхнуло. Мимо!

Тень отвернулся. До шоссе оставалось совсем немного, правда пришлось притормозить – поперек дороги оказалась такая окаянная рытвина, что Тень все же царапнул днищем по земле. Ладно! Мы проскочили, а им только предстоит… Ну, вот ворота, вот шоссе! Вырвались!

Он положил руль влево. Почему туда, а не к городу? – хрен знает, он не думал. Рану начало дергать, рука все немела… он сквозь зубы выругался.

– Ты что? – Снежана вскинула голову. – Ой, да ты ранен! – испуганно вскрикнула она.

– Царапина, – он усмехнулся. – Оторвемся – перевяжешь. Умеешь?

– Попробую.

Тень кивнул, глянул в зеркало. Машина преследователей торопливо выруливала на шоссе.

Он резко вжал педаль газа – черт с ним, с ветром! – но под капотом что-то фыркнуло, дернулось, и Тень не ощутил нормальной, плотной отдачи мотора. Двигатель заполошно затарахтел, а скорости не прибавил – правда, через пару секунд что-то такое ощутилось, точно дохленькая лошадка натужила силы, впрягшись в тяжкий воз.

Тень мигом смекнул, что к чему. В одном цилиндре пропала искра, поршень замер, мощность мотора упала на четверть. И теперь он на трех поршнях тянет тонну массы… а у тех, между прочим, машина и так помощней!

Он оглянулся. Тот Робин Гуд, стрелок хренов, так и торчал харей из окна. Пулять готовится! Вот гад. Тень еще топнул по педали, да куда там… О четвертой скорости и думать нечего, он перебросил рычаг в третью. Стало получше, только движок взвыл истошно, вращая шестерни покрупнее. Тень вновь оглянулся. Нагоняют, твари!

– Стрелять умеешь?

– А? – глаза девушки изумленно округлились.

Тень вздохнул.

– Да нет, это я так, – вздохнул Тень.

Сзади дважды хлопнуло, машина дернулась. Сильно потянуло вправо, к кювету.

Пробито колесо! Попал-таки, снайпер драный!..

Ну, теперь точно не уйти. Тень круто свернул вправо, на первый попавшийся проселок. Поодаль, метрах в ста начинались заросли, и Тень совершенно разумно решил тянуть до леса, чтобы скрыться там.

– Колесо пробили! – прокричал он Снежане, как глухой. – Готовься, сейчас в лес!..

Она кивнула, поняла.

Тень свернул на опушку, машина мягко, точно на волнах, заколыхалась на травяных горбах лужайки, Тень старался тянуть, сколько возможно. Та самая, как будто неуместная уверенность – она есть, черт возьми! Она непросто была в нем, но вспыхнула новым светом – несмотря на смерть Барона, на рану, на преследование… несмотря на все то, что кажется – край, дальше некуда! А она есть. Он был готов рассмеяться, если бы не опасался напугать Снежану – бабы дуры, подумает еще, что с ума сошел.

Машина левым колесом свалилась в яму, ткнулась бампером, заглохла.

– Выходим! – Тень быстро перезарядил пистолет, хотя правая рука слушалась плохо, как наполовину чужая. Странное ощущение. Тень вылез, его заметно шатнуло, он пережил легкий приступ тошноты.

Водитель догонялки зачем-то заложил крутой вираж, подставив правый борт – зачем, дурак?.. Тень вскинул руку, не особо целясь, отхлестал по цели всей обоймой – эти уроды тараканами прыснули в стороны, стрелок безжизненно повис в открытом окне. Убил или ранил – Тень не поинтересовался. Он сунул ствол в кобуру, крикнул Снежане:

– Бежим!

И они припустили в лес.

5

Слабость валила его, он задыхался. Пистолет казался гирей, в ушах стоял звон, во рту пересохло. За спиной чудился топот, но он не обернулся.

– Бежим, – хрипло повторил он.

Куда бежать – не знал, но чего тут знать: одна тропинка через заросли. Снежана неслась впереди, время от времени бросая быстрые взгляды назад. Его это тронуло: обо мне заботится!..

– Не бойся, я с тобой, – он улыбнулся. – Вперед!..

Впереди обозначилась поляна. Когда выбежали на нее, неверным мятущимся взором Тень увидел…

Что он увидел?

Осень. Багряные вспышки рябин в желтой листве. Бледно-голубое утреннее небо. И совсем странное дело: потеря крови обострила, что ли, обоняние – он необычайно резко ощутил запахи сырой земли, палых листьев, холодной мокрой коры, перезрелых ягод… Может быть и еще что-то было в этом букете, но он не успел ощутить, ибо ощущать стало на фиг не надо – почти прямо, чуть правее он увидел Место.

6

Плохой писатель написал бы, что он не поверил своим глазам – а это было не так. Поверил. Но…

Поверить-то поверил, только как-то разом отморозился. Стоял и смотрел, как известный персонаж на новые ворота, и в голове крутилось: ну, вот и сбылось… и что?..

Место было участком леса, не более того, но это было ясно сразу, ни с чем невозможно спутать. И то, что во сне казалось невнятным, неуловимым, беглым, здесь сомкнулось, вышло из скрытых пространств – будто рябины вдруг пустились в хоровод и окрик: «замри!» – заколдовал их. Застывший хоровод рябин – до него двадцать шагов, и их надо пройти.

Сзади послышались злые, вспугнутые голоса, шум задеваемых ветвей.

– Идут, сморчки, – сказал Тень без злобы.

Снежана взглянула на него. Страха в ее глазах не было. Были надежда и доверие. Она знала, что с таким мужчиной не пропадет.

– Нам туда, – кивнул он на замершую рябиновую карусель.

Пошли. И уже через пару шагов Тень осознал, как ему худо. Он ощутил себя альпинистом, которому остались последние, самые тяжкие метры к вершине, когда в дело вступает закон исключенного третьего: либо дойдешь, либо сдохнешь, а третьего не дано.

Сил почти не осталось. Гаснущий взгляд с трудом фиксировал Место… почему-то возник усиленный глотательный рефлекс, Тень начал судорожно глотать пустоту пересохшим горлом – и понял, что сейчас упадет.

– Снежана… – прохрипел он.

Та поняла все влет, мгновенно подсунула правое плечо под его левую руку:

– Держись! – и впряглась.

Тень изо всех сил старался шагать сам, но сознавал, что получается неважно. По сути, она тащила его.

– Еще немного… – просипел он жалко. – Вон рябины, видишь?.. Туда.

Она не ответила, не до того. Упорная девка! Помутневшим разумом Тень успел подумать: а что ей те рябины? Чем спасут от погони?.. Но нет, тащит прямо туда. Значит, верит!

Так, может быть, это любовь?..

– Вон они! – ломкий мальчишеский голос. – В лес тянут!

– Не стрелять! – голос погрубее. – Так возьмем.

– Ага, – бормотнул Тень. – Подавитесь!

Злость вдруг придала сил.

– Давай, красавица! Нам бы только туда, а там…

Осталось шагов пять. Голоса сзади сплелись в резкий гомон, послышались топот и шумное дыхание.

До цели метр! Ну!! Туда!!!

– Снежана!..

Отчаянным рывком они ввалились в рябиновые кущи. Тень успел увидеть посреди небольшой поляны старую березу с толстым грубокорым стволом и огромной кроной, споткнулся и упал, повалив девушку на себя.

Он невольно сгруппировался, чтобы смягчить удар оземь…

Глава 4

1

Но не ударился. И даже не упал. Пережил нечто похожее на полет во сне, когда сильно вздрагиваешь, ожидая удара – а удара нет. Только здесь не было падения. Полет! – восхитительный миг абсолютной свободы, Тени показалось, что он вскрикнул от восторга, а когда вздрогнул всем телом – полет прервался.

Тень открыл глаза.

Левой рукой он прижимал к себе Снежану, она уткнулась лицом в его шею, и он чувствовал запах ее волос – лесной, травяной, цветочный…

Они стояли у той самой березы, теплый ветер овевал их, шелестел листьями. Слегка похлопав девушку по спине, Тень огляделся.

Вокруг них был все тот же застывший танец рябин, но что-то в них было не так. Что?.. Ага! Тень сообразил: это не осень. Во всяком случае, не та, откуда они вломились. Это конец лета-начало сентября – время, которое он больше всего любил… когда-то. Потом дни-месяцы слились в тусклый поток, стало не до любви к осени, и то чувство – странной, радостной, тревожной близости к миру – ушло из его жизни.

И вот вернулось.

Он не удивился. Он ведь знал, что Место должно сделать что-то необычное – вот оно и сделало. Изменило время, а может быть, и пространство. Преследователи исчезли, духу их не было. И всю слабость как сдуло, Тень ощутил себя свежим, здоровым – и каждый вдох был как глоток волшебного зелья.

– Хорошо… – произнесла Снежана.

– Хорошо, – повторил он и хотел сказать: «Пойдем», но знакомый голос опередил его:

– Здравствуйте!

Тень резко обернулся.

Улыбаясь, к ним шагал Барон.

Тень не то, чтобы улыбнулся – чувство, рухнувшее на него, нельзя было назвать удивлением. Он стоял и смотрел, а когда Барон подошел, задал ему дурацкий вопрос:

– Так… ты что, жив?

– Смерти нет, – сказал тот просто.

Снежана смотрела на него во все глаза. Тень, должно быть, тоже. И чем больше смотрел, тем яснее понимал, что перед ним не совсем тот Барон. Что-то тоже другое в этом человеке, непохожее – во взгляде, в выражении лица. Он точно стал старше – разом и на тысячу лет. И Тень спросил:

– Я… так мы что… в раю, что ли?

Барон не отвел взгляда, только отсвет какого-то дальнего сожаления промелькнул в его глазах.

– Давайте присядем, – был ответ.

Тень пожал плечами.

– Давай.

Присели. Земля показалась необычно теплой, точно согрета не солнцем, а изнутри. Тень голову, увидел, что небо слегка притуманено нежно-серой, словно утренней дымкой, хотя свет и тепло знакомо говорили о сентябрьском полдне.

Барон тоже взглянул в небо, блаженно щурясь, улыбнулся и промолвил:

– Хорошо.

Что правда, то правда. Ласковый, бархатный ветерок, шелест листьев над головой. Может, это все-таки рай, яти его?..

Тень усмехнулся:

– Слушай, Барон…

Но тот живо перебил:

– Нет! Никаких Баронов, никаких кличек этих дрянных! И тебя не хочу так звать. Давай по-человечески! Мы это заслужили.

– Вспомни имя свое… – сказал Тень. – Ну, в общем, это правда. Только я и не забывал.

Он повернулся к Снежане:

– Я был для тебя только тенью…

– Нет! – вскрикнула она как-то испуганно, – нет, никогда! Я…

Он не дал договорить, обхватил девушку, прижал к себе.

– Ладно, ладно! Все, дело прошлое. Меня зовут Максим. Теперь навсегда.

– Самый большой, значит, – сказала она и засмеялась.

– Самый, – подтвердил он.

2

Барона звали Сергей, и никто из них не знал, что это значит, даже он сам. Да это и не было важно. Он сказал:

– Потолкуем?

Это конечно – самое время говорить и время понимать, под этим небом, шелестом листьев. Мы не в раю, но близко. Это междумирье, перекресток миров, почти бессмертие. Бескрайняя Земля с разбегом тысяч дорог, перевалами, переправами через реки, с отражением облаков в воде… все это здесь есть – иди, куда глаза глядят, догоняй горизонт, смотри в небо, слушай ветер, угадывай в нем запахи полей, цветов, дождей, озер…

Сергей поморщился, мотнул головой:

– Ну, я не мастер красно говорить… Но, в общем, это такой остров спокойствия среди многих миров – бушующих, тревожных, свирепых… всяких. Здесь хорошо. Это надо прочувствовать.

– Ты прочувствовал?

– Да.

– И счастлив здесь, – понял Максим.

Сергей усмехнулся.

– На свете счастья нет, но есть покой и воля. Слыхал?

– Приходилось.

– Ну, так вот здесь и есть тот самый свет. Покой и воля – я нашел это, и мне хватает. Счастье?.. От добра добра не ищут. Кто знает, может, воля и покой и есть мое счастье. Я об этом не думаю.

Максим осторожно опустился на локоть правой руки – нет, не больно, только чуть-чуть отдает в том месте, где чиркнула пуля.

– Даже так, – сказал он. – А ты не юлишь? Тут, по-моему, хочешь-не хочешь, будешь думать.

– Нет, – Сергей улыбнулся как взрослый ребенку. – Это не думы. Другое.

Максим хмыкнул, пожал левым плечом. Другое!.. Словечко повело его к тому, что не только Сергей, но и он здесь другой. Он пожалел, что не видит своего лица и незаметно покосился на Снежану – и в ее лице как будто возникло нечто новое, но он не успел вглядеться, она слегка нахмурилась и спросила осторожно:

– Сергей… Но все-таки… ведь вас там убили, я видела. Значит, и мы для того мира умерли, да?

– Нет, – ответил он. – И я сюда не от вас попал.

Немой вопрос в четырех глазах. Сергей улыбнулся:

– Мы наш разговор только начали. Я должен вам многое объяснить. Не знаю, смогу ли…

– Ну, уж как-нибудь поймем, – пообещал Максим.

– Ладно, – кивнул Сергей. – Постараюсь.

Говорил он, может быть, не безупречно, но Максим слушал остро, хватко, вылавливал главное – можно сказать, он переводил речь Сергея на свой лад, и все слагалось в ясную картину мироздания. Вот она.

Наша Вселенная – это сотовая структура, множество изолированных ячеек, по которым распылены события и личности. Личности! – вот главное. Каждый из нас – сущность, равная Вселенной, но в силу неких обстоятельств это большое Я рассыпано по ячейкам на энное количество отражений, вроде бы совершенно замкнутых, ничего не знающих друг о друге. Каждому отражению в своей ячейке кажется, что оно живет полной жизнью. Ну вот пример: представьте магазин, где продают телевизоры. Стоит на полках сколько-то телевизоров, и каждый подсоединен к камере… ну, скажем, где-то в другой комнате. А там стоит аквариум, где плавает одна рыбка. Все камеры установлены вокруг аквариума, все снимают и передают картинку каждая на свой телевизор. Представили?.. Ну, а теперь представьте, что входит в магазин покупатель, и что он видит? Правильно: много разных рыбок на экранах, которые плавают каждая сама по себе. И лишь через какое-то время он начинает замечать, что все эти рыбки движутся с какой-то страной синхронностью, и все они чем-то связаны между собой…

Пример понятен, полагаю. В сотовой Вселенной отражение, живущее в своей ячейке, знать не знает, что в десятках или сотнях других каморок живут, любят, грустят, смотрят в небо еще сотни без одного твоих же отражений, настоящего тебя, которого ты не видишь из своего загона, и понятия не имеешь о своем равенстве со Вселенной.

– Хотя… – сказал Сергей.

Хотя душа есть душа, и она чует, что она больше, чем отражение. Она тоскует, ищет себя, правда, по суете не очень замечает этого. Мы бегаем, крутимся в водовороте дел, и лишь ночью, когда приходит покой сна, душа пытается сопрячь Вселенную и нас, и что-то получается, человек… то есть набросок того, настоящего человека поднимается над его жизнью, и он успевает мельком увидеть нечто странное, отчего долго потом ходит задумчивый.

– Знакомо? – спросил Сергей.

– Еще бы, – сказал Максим, вспомнив свои сны – и Место, и то, как он шел по улицам незнакомого города, незнакомого ему, Максиму, бывшему студенту-недоучке, ныне советнику мафиозного консорциума по прозвищу Тень. Но там, во сне, он был каким-то другим Максимом, и это был его город, в котором Максим-Тень отродясь не был – и, стало быть, по тем улицам шагал какой-то другой Я.

Это было. Но в суровых буднях оно было только призраком, которому нет места в этой жизни. И может быть, так бы и сгинуло бесследно – но все-таки судьба повернулась так, что Максима привело сюда, в междумирье, откуда можно начать отсчет пути в настоящую вечность, к настоящему бессмертию.

– А здесь?

– А здесь не вечность. Только бесконечное время.

– Покой и воля…

– Да.

И Сергей сказал, что ему этого хватает. Рай и счастье – пусть это для тех, кто заслужил. А он согласен на одиночество и странствия под этим небом, не хмурым, не солнечным, спокойным и равнодушным. Пусть будет так!

– Ну, с чем тебя и поздравляю, – вздохнул Максим и вспомнил слова Снежаны. – Так как же так: ты в том мире… прости, помер, а мы нет – и все мы здесь. Как так?

– А никак.

Сергей позволил себе удовольствие увидеть выражения двух лиц, после чего рассмеялся:

– Шучу!.. Все просто. Я сюда попал из другого мира. Не вашего. А там я вовсе и не умирал.

3

– Это не тот ли, по которому я все ходил во сне? – догадался Максим.

Конечно, тот. Ячейка. В каждой из них свой Сергей, свой Максим, и понятно, что эти миры неодинаковы – социально, политически, по многим факторам. И судьбы Сергеев, Максимов и всех прочих – тоже разные.

– Иной раз настолько, что оторопь берет. И грустно на душе делается.

Максим слегка приподнял бровь:

– И там так грустно было?

Нет, сказал Сергей, там как раз не особо. Правда, отдельные эпизоды были острые. Да и сейчас там…

Здесь он оборвал себя, круто перебросился в другую тему:

– Там мы с тобой не знали друг друга. Не успели узнать. Представляешь?

– Представляю, – Максим смотрел задумчиво. – И кем там был ты, кем был я?..

– В том-то и штука, что работали мы в одной конторе. Коллеги! Продажа недвижимости. Только в разное время. Ты пришел как раз на мое место… – тут Сергей смущенно усмехнулся, – после моего таинственного исчезновения.

И рассказал то, что повторять незачем. Слушатели вникали в рассказ старательно, но Максим потом все же переспросил:

– Значит, там эта квартира… номер семьдесят один была таким же Местом, как у нас этот рябиновый оазис?

– Да. Но там их больше, этих мест.

– Почему?

– А не могу знать. Разные миры, разные возможности. Там, надо сказать, с этим делом поярче.

– Да уж. Где только не гнездятся тайны… И как это произошло?

Сергей покачал головой:

– Сам удивляюсь до сих пор. Я ведь и поперся-то из-за дурацкого любопытства…

Сбор данных, коим занялся в одиночку риэлтор Сергей, оказался на редкость успешным. Сергей сделал совершенно верные выводы о борьбе тайных группировок за квартиру Кузьмича, волею судеб оказавшейся точкой перехода… Сергею даже удалось собрать ряд косвенных фактов, и они потом полностью подтвердились. Правда, там он так и не узнал, что сам тоже был объектом воздействия одной из этих групп, это стало ему ясно уже здесь.

А тогда в Сергеевой душе шла томительная борьба. Он сознавал опасность – чего тут не сознавать! Понимал, что его несчастный предшественник и невезучая баба попали сдуру в самое чертово пекло. Что-то мигнуло в точке контакта, и они – на миг, но этого хватило – очутились там, чему нет имени, но много псевдонимов: ад, пекло, преисподняя, шеол, аид… и хотя от каждого из них можно вздрогнуть, инстинктивно оглянуться и пробормотать какие-то суеверные заклятья – ни одно из них не передаст того бездонного ужаса, в коем может очутиться грешная душа.

И сознавая все это и труся, Сергей уже знал, что пойдет. Не мог он упустить такой шанс! Знал, что если не пойдет, то помрет от тоски по несбывшемуся, от того, что был рядом с тайной и смалодушничал, не открыл ее, упустил – и больше никогда не получит такой подарок судьбы. Его разжигал азарт. Хотелось поделиться – и он поделился с Димой, но открыться до конца не решился и ему. Все-таки, подумал он, пойду сам, своими глазами увижу, своими руками трону…

Пошел.

Он решил, что лучше всего – позднее утро, когда и людей по домам меньше, и чужой человек в подъезде не обратит на себя внимания… Расчет оказался верным. Незамеченным он поднялся на третий этаж, осторожно проник в квартиру. Закрыл дверь, постоял, вслушиваясь. Тихо.

Почему-то он совсем не ощущал никакого страха. И ничего зловещего в квартире не было. Так, запущенное жилье старого холостяка. Сергей побродил, потом сел на диван, зевнул. Почему-то потянуло в сон. Странно… Он зевнул еще, глаза застлало слезой. Тогда он испытал какое-то отчаянное нахальство и протянулся на диване: вот, мол, вам, выкусите! Плевал я на все страхи-ужасы на свете. Вот лягу и буду спать на границе с царством погибели, и шиш что будет мне! Он даже улыбнулся перед тем, как сон закружил голову, мягко прихлынул, смыл его из этого мира…

– И вынес на берег уже в другом, – понял Максим.

– Да.

Сергей сказал это очень обыденно: ну, заснул в одном мире, проснулся в другом… всего и делов-то.

– Проснулся, что, прямо вот так на траве? – с подозрением осведомился Максим.

– Нет.

Совсем нет. Это междумирье имеет несколько обличий. Одно – да, бескрайний простор под равнодушно-ласковым небом, другое – тоже бескрайнее, но совсем в ином роде: это дом. Этажи, лестницы, переходы – можно идти вверх, вниз, в стороны, и будешь идти бесконечно, по самым удивительным комнатам, коридорам, залам, то пустым, то полным вещей, и самых обычных и загадочных – а в окнах рассветы, дожди, полдни, облака, ветви тополей, звезды… и еще много чего, всего не расскажешь.

Максим покивал, понимая.

– И ты значит проснулся на том же диване…

– В той же комнате. А в окне – рассвет.

– Может, закат?

– Ну да! Что я, рассвета от заката не отличу? Рассвет, ясно как дважды два.

И он, Сергей, долго лежал, думал и больше не удивлялся. Он понял, что произошло. Встал, прошел к входной двери, увидел вместо утлого подъезда хрущевки широкий коридор, необычайно светлый от широченных окон по обе стороны. Сергей вышел, пошел по этому коридору… и вот, собственно, идет до сих пор.

– Это долго? – спросила Снежана.

Сергей улыбнулся.

– Там – нет, немного дней. А здесь дни, годы… все едино. Но это не объяснишь, прожить надо.

– Ну ладно, – улыбнулся и Максим. – Проживем? – повернулся он к Снежане.

– Конечно, – легко сказала она.

– Не спешите, – вдруг сказал Сергей.

4

И лицо его странно изменилось – уже знакомым отголоском все того же дальнего, одному ему ведомого.

– Не спешите, – повторил он.

– То есть? – Максим напрягся.

– То есть мы сейчас к главному подходим. И тут вроде бы все просто, но…

Все просто и сложно. Просто сказать, не просто сделать.

В том мире, где Сергей стал риэлтором, прикоснулся к тайне и откуда его так успешно вымыло сюда – в том мире альтер эго Максима попало в такой переплет обстоятельств, что от него теперь зависят судьбы множества людей, а может, и всего того мира… а может, и не только одного его.

– Я не могу оценить масштаб, – сказал Сергей. – Могу сказать одно: ему, то есть тебе там, нужно выйти в междумирье. Обязательно!

– Сюда?

– Сюда. Он может это. Надо только помочь.

– Ага… – Максим насупился.

Он начал понимать, что здесь к чему, и понимание в первый миг оттолкнуло его… но в глубине души он уже знал, что никуда от этого не денется. И он уставился взглядом в землю, смотрел и думал.

Надо выручать себя – того, которого я совсем не знаю, но мы оба – отражения одного большого Я, созданного по образу и подобию. И в него, в это Я, надо собраться всем нам, оторванным друг от друга отражениям, отблескам, отзвукам из разных, ближних и дальних окраин мироздания.

– Я должен помочь, – сказал Максим вслух.

Сергей кивнул.

– Мы, – тихонько поправила Снежана.

Конечно. Теперь мы. Там, выше всех миров, наши большие Я всегда вместе – значит и здесь, в сонмах отсветов и отголосков, тени Максимов и Снежан тянутся друг к другу, не зная этого, и где-то, может быть, так и расходятся пути, и эти люди никак не могут понять – что не сбылось в их жизни, что пошло не так, почему их память не равна прошлому…

Но здесь все сошлось и сбылось. И значит, надо помочь другим.

– Я должен вернуться? – спросил Максим. – Туда где я был тенью?..

– Мы, – вновь поправила Снежана.

– Мы, – повторил он.

Сергей пожал плечами:

– Вы не должны ничего. Ваш выбор. Воля.

– Свобода, – понимающе кивнул Максим.

– Все-таки воля, – мягко настоял Сергей.

– Мы и воля, – Максим улыбнулся, взглянул на девушку. – Ну что ж, надо помочь! Ты как думаешь?

– Я – как ты скажешь, – отозвалась она.

Помолчали. Ветер легко гладил лица, волосы. Тихонько шумели листья. Максим почувствовал, как не хочется отсюда уходить.

– Так, – сказал он. – Ну и как это сделать?

– Очень просто. Выходи, откуда вошел, вот и все.

Вот и все…

Максим обвел взглядом этот мир напоследок. Осень едва тронула рябиновые листья, но пунцовые гроздья налились тяжело, спело, гнули ветви.

– Здесь всегда осень? – спросил он.

Как захочешь, – был ответ.

Как скажешь, как захочешь… Все стрелки сошлись на мне. Чувствую ли я, как на меня оперлась Вселенная?.. Шут его знает. Об этом, должно быть, думать нечего – держи и все, и никаких гвоздей.

Он похлопал Снежану по плечу:

– Ну, идем, красота неописуемая.

– Идем, – и оба легко встали. Поднялся и Сергей.

– Прощаться, думаю, незачем, – сказал ему Максим, – а «до свиданья» ясно и без слов.

– Конечно.

Женщина и мужчина пошли, не оборачиваясь, Сергей смотрел им вслед, а потом отвернулся. Ветер зашумел посильнее, Сергей вспомнил небо в огромных окнах, капельки дождя на них…

Он подумал о своем «большом Я». Оно рядом, хочешь – ступай. Хочу. Но…

Но пожалуй, еще немного подожду.

– Покой и воля, – сказал он и вслушался в эти слова. Хорошо. Покой – это не смерть, это такая жизнь. Будем жить.

Часть шестая Завершающая…

1

– Постойте, – сказал Максим, остановившись.

Спутники, обернувшись, воззрились на него с удивлением.

– Ты чего, Макс? – спросил Дима.

Тот помедлил, виновато пожал плечами.

– Сам не знаю. Что-то почудилось так странно, будто я в лесу каком-то… ну, ладно, все это чушь. Как, ты говоришь, того парня, что до меня был – Сергей?

– Да. А что?

Максим вновь помолчал.

– Да что-то вспомнил я его, – сказал он и оглянулся. – Как будто это как-то связано. Но как…

У Никонова зазвонил телефон. Старик полез в карман, а Макс все озирался, все смотрел, и чем дольше смотрел, тем отчетливее понимал, что ему хочется туда вернуться. Что-то там есть! Да, не открылось с первого раза, но первый – не последний, даже не второй. А вот сейчас пойду…

– Максим!

Он вздрогнул.

– Что?

Геннадий Тихонович сунул телефон на место, подозвал кивком. Макс подошел.

– Звонил Ярченко, – спокойно, как о чем-то обыденном, объявил Никонов. Впрочем, Максим и не удивился:

– Тот самый?

А вот Дима удивления не смог скрыть:

– Ничего себе! Это он как парламентер, что ли?

– Да нет, – Геннадий Тихонович улыбнулся улыбкой Екклесиаста. – Скорее перебежчик.

Дима присвистнул со значением:

– Даже так?!..

– Нет ничего нового под солнцем, – Геннадий Тихонович вздохнул, и непонятно: то ли с сожалением, то ли с иронией… а вероятно, и с тем и с другим вместе.

– Предлагает встретиться? – спросил Макс.

– Ждет уже, – подчеркнул Никонов.

– Шустрый дядя, – одобрил Дима.

– Отбросов нет, есть кадры, – Никонов подмигнул молодежи. – Ну-с, идемте, он к дому подъедет.

2

Максим догадывался, что внешность журналиста окажется никак не соответствующей слову «отброс», но все же не подозревал, что до такой степени.

Когда они вернулись к дому Никонова, из серебристой «Тойоты» вышел, улыбаясь, дородный лощеный мужчина лет под сорок, одетый не просто щеголевато, но дорого, почти роскошно, а когда он подошел, все ощутили аромат грубовато-изысканного, тонко подобранного парфюма. Дима даже удивленно вскинул брови: в облике спецслужбиста Ярченко выглядел куда скромнее.

– Здравствуйте, – мягким, обволакивающим баритоном произнес тот. – Максим?.. Очень приятно. С вами-то я знаком… по разным поводам, – поклон в сторону Димы и Никонова, – а вас вижу впервые. Весьма рад!

– А мы рады умеренно, – уголком рта улыбнулся Геннадий Тихонович. – Не боитесь, что ваши обнаружат вас?

– Нет, – безмятежно ответил Ярченко.

– Основания?

– Во-первых, я распорядился снять наблюдение за вами. О, разумеется, потом они спохватятся, но потом – для нас уже иметь значения не будет. А во-вторых…

Он помедлил самую малость.

– Во-вторых, они теперь не мои.

– Ах, во-от как!.. – Никонов тоже умел разыгрывать ложное изумление. – И отчего же так? – совсем уже издевательским тоном.

Но Ярченко предпочел этого не заметить.

– Как говорится… – с иронической расстановкой произнес он, – ничего личного, только бизнес. Они проиграли.

Тут Никонов позволил себе желчно усмехнуться:

– Ну, в таком случае, тоже как говорится – пройдемте, товарищ. Прошу!

Поднялись в квартиру.

– Со мной, – предупредил он супругу, хотя ее давно уже можно было ни о чем не предупреждать. Прошли в кабинет… и Максим вдруг с отчаянной скукой понял, о чем будет говорить Ярченко. Он приготовил Консорциуму-1 сюрприз – да только для Максима Полканова в этих интригах никакого интереса уже не было. И делая вид, что слушает, он задумался о своем.

Странной была эта задумчивость. В ней не было хода мысли как таковой, она остановилась возле того места в парке – и превратилась в беспокойное созерцание. Не мог уже Макс отделаться от той точки, и чем дальше, тем больше проникался уверенностью в ней. Да, не вышло с первого раза. Выйдет, со второго, третьего… десятого!

…– перефразируя классику, – соловьем разливался Ярченко, – его слабость есть следствие его силы. Да, он создал систему, в которой стал закрытым центром. Закрылся так, что никому его не найти. Все так. Но тем самым он стал слишком зависеть от меня. Образно говоря, ситуация повернулась так, что в моих руках оказался ключ от гильотины. И мне решать, казнить или миловать.

– У гильотины есть ключ?.. – пробормотал макс.

– Образно, молодой мужчина, я же говорю – образно!..

– И вы решили казнить, – понял Геннадий Тихонович. – Тоже, конечно, образно.

– Разумеется! – Игорь улыбнулся по-королевски. – Повторюсь: ничего личного. Сугубо системный подход. Обстоятельства сложились так, что единственно разумное решение… вот оно, здесь. Собственно, он сам эти обстоятельства и сложил…

– Простите, – прервал Макс, – о ком речь?

Речь шла о том, о ком уже догадывался Никонов, хотя и не знал кто он: об истинном организаторе и вдохновителе деяний Консорциума-2, бывшем сотруднике центрального аппарата КГБ СССР, в недавнем прошлом – капитальнейшем и респектабельнейшем столичном бизнесмене, а ныне – находящемся в розыске подозреваемом. Каким путем узнал он о гипотезе Лосева, о том, что именно в этом городе сложилась уникальная сумма условий, инициирующих человеческие сверхспособности?.. Этого Ярченко не знал, да и не думал о том, предполагая, что высокопоставленный чекист, конечно, в первую очередь владеет огромным объемом информации.

Ну и надо ли говорить, что это был не кто иной, как Герман Маркович…

– Он обратился напрямую к вам? – уточнил Геннадий Тихонович.

– Прямо, непосредственно и лично, – подтвердил Игорь. – Как узнал? Право же, не интересовался. Надеюсь, мне не надо объяснять, что в людях я разбираюсь профессионально?.. Так вот, я сразу понял, что он не врет. Он все продумал – и решил, что игра стоит свеч. И взялся за нее.

– А Бубнов? – встрял Дима.

– Тоже часть игры. Кстати, могу погордиться: его придумал я.

– То есть?

– То есть увидел в нем как раз тот типаж, что нужен этой игры.

– И что он?

– Ну, что! Был на седьмом небе. Как же, посвященный в тайны… Поверьте, знаю я такие натуры, их больное самолюбие…

Ярченко увлекся, говорил с декламацией, с аффектами – видно, что любит он, чтобы его слушали, и сам себя послушать. Ну и вообще себя любит.

Он разъяснил, что Герман помог организовать и лже-наследника Кузьмича и ушлую адвокатшу – такие вопросы он решал как по волшебству. Его же идея была и выставить квартиру на продажу: чистый эксперимент, посмотреть, как будет работать точка…

– Посмотрели, – буркнул Дима.

– Совершенная ваша правда, Дмитрий! – воскликнул Игорь.

И поведал, что тогда-то у него и зародилось первое сомнение. Мелькнула мысль: да ведь этот тип, такой рассудочный, такой земной, с такой жесткой хваткой… а не прячется ли где-то в самом дне его души провал в никуда, в безумие, выбрасывающее вдруг невидимые миру вспышки адского огня.

– …мне доводилось читать серьезную литературу по психиатрии. Серьезную – понимаете? – а не популярную чушь. И я знаю, что есть люди с таким вот открытым окном в безумие, хотя с клинической точки зрения они пациентами не являются. Всю жизнь может человек жить и тихо помереть, и никто так и не узнает, кем он был. А кто-то живет себе благополучно, и вдруг чуть ли не на старости лет вдруг выкинет такой трюк, что все диву даются, и никто понять не может, что с человеком случилось…

– Ну, эдак про всякого можно сказать, – Максим зевнул.

– Да! – живо вскричал Ярченко. – Все так и есть! Но большинство людей как-нибудь да контролируют это окно, а некоторые – может, и сами не зная почему – так и сигают в него. Я понаблюдал за нашим тайным вождем… и пришел к выводу, что он из таких.

3

– И Лосев… – начал Геннадий Тихонович, но Игорь перебил его, упреждающе вскинув руки.

– Да! Да! Это его идея. Он решил, что Юрий Дмитриевич очень мешает ему.

– Вам… – сумрачно поправил Никонов, но Ярченко вновь вскинул ладони:

– Нет! Я здесь безгрешен. Эту операцию провернул он лично. У него со времен… так сказать, плаща и кинжала сохранялись связи с ликвидаторами из того же ведомства… Кстати! Киллеру этому, по моим данным, Герман соврал: сказал, что надо убрать коррупционера… ну, и со всеми вытекающими. Тот заказ и выполнил.

Никонов вспомнил свою тяжкую ночь:

– А потом был выписан заказ на меня?

– Да. И опять же, уверяю вас, я к этому непричастен. И между прочим, когда все обернулось так – душегуб погиб, а Герману пришлось из Москвы срочно исчезать…

Понятно, что исчез Герман Маркович сюда. Искусством конспирации он владел в высшей степени и о квартире его знал один только Ярченко. Даже Бубнову это было неведомо – Павел мог только звонить боссу, причем по телефону местонахождение определить было невозможно.

Вот тут-то Игорь и задумался всерьез.

Складывалась очень неустойчивая, очень необычная динамика событий, где можно либо крупно выиграть, либо все проиграть – смотря, какой выбрать расклад.

От природы неглупый, он чувствовал, как в Консорциуме – что в первом, что во втором – его интуиция прояснилась, и он стал если не видеть людей насквозь, то куда острее чувствовать их. И должен был признать, что идея с Кузьмичевой квартирой была рискованной, острой, но плодотворной. Герман выправил Игорю удостоверение сотрудника ФСБ, не отличимое от подлинного, познакомил с основами агентурной работы, и Ярченко взялся за разработку… здесь он отвесил вежливый полупоклон в сторону Димы, тот смущенно потупился… И параллельно с этим Игорь думал, думал и думал!

Он вполне сознавал, что Герман Маркович оказался в зависимом от него положении. Но играть следовало ювелирно. Фальшь он мог прочувствовать сразу. Правда, и сам Ярченко не лаптем щи хлебал – в результате в Консорциуме-2 воцарилось неустойчивое равновесие, причем Игорь явственно понимал, что долго так продолжаться не может. Случай с Евгением Ильичом испугал его даже не столько жутью произошедшего, сколько реакцией Германа Марковича. Да, тот был исключительно сдержан, но кому как не Игорю было разглядеть за этим показным спокойствием изощренную радость, мысленное потиранье рук – оттого, что все так интересно закручивается…

– И вот тогда я вполне понял, что дело табак. Пропадешь с ним.

Но сначала пропал Сергей. И почему-то Ярченко не испытал при этом особых волнений. Почему?..

– Я предчувствовал, что вслед за этим случится нечто грандиозное. Оно и случилось. Понимаете, о чем я?

Он смотрел на Максима, а тот, конечно, понимал.

Максим Полканов, одаренный, возможно, не более, чем иные из его собратьев по этому дару – Кузьмич, например…

– Да хоть бы и я… – заметил Игорь скромно…

…оказался в компании с Димой той последней каплей, что способна переполнить чашу.

– Вы ведь, наверное, чувствуете в себе эти силы?!

Максим кивнул.

Чувствовал, конечно. И сейчас тоже чувствовал. Но ему неприятен был Ярченко и его разговоры… и все-таки даже не это сейчас смущало его.

Да и смущало – не то слово, но другого он подобрать не мог.

Он никак не мог отделаться от мысли, что все это, вообще вся ситуация вокруг Консорциума – все это уже было в его жизни. Нет, они не могли быть точной копией, там была другая обстановка, и люди, возможно, другие, хотя кто-то мог быть очень похож на этих… но это ведь частности, а сама суть в том, что события с Максимом Полкановым происходят сразу в нескольких точках мироздания… собственно, Максим Полканов есть многосложная сущность, мне самому до сих пор неведомая.

Совершив такой вывод, Макс ощутил себя таким усталым, словно какую-то тяжесть в гору втащил. И он спросил Ярченко:

– Ну, если так… то, почему же там, в квартире, ничего с нами не случилось?

– Да потому что не пришел он, как видно, ваш час, молодой и одареннейший мужчина! Не пришел. Но мог прийти. И потому, когда вы туда, простите, поперлись, я доложил Герману – не мог не доложить, ибо он бы заподозрил…

– А теперь не заподозрит? – скривился Дима.

– Теперь это уже не важно.

– Почему?.. – спросил Макс, хотя понимал – почему.

Ярченко цинично ухмыльнулся:

– Потому, что я как Наполеон, всегда на стороне больших батальонов.

Усмехнулся в ответ и Никонов:

– Ну, все же на той стороне не Наполеон…

Игорь рассмеялся, а затем заговорил всерьез, с напором:

– Мы сейчас можем взять его как подарок! Именно сейчас такой момент. А он, я говорю, он со всеми своими тараканами, мыслит здраво. Большие батальоны… и что сила солому ломит – это он поймет сразу же. И поведет потом себя разумно. Разумеется, оставляя за собой мысль сделать по-своему. Но ведь и в ваших силах сделать по-вашему! Тут, как говорится, чья возьмет.

Максим вспомнил перестрелку возле дома Кузьмича, нехорошо осклабился:

– Видели мы с Димоном этот ваш разумный подход…

Но журналист замахал руками, даже слюной забрызгал, утверждая, что в данном инциденте безгрешен не только он, но и Маркович. Да, тот страшно взволновался, велел отряжать группу перехвата, но ничего худого в мыслях не было, просто переманить парней к себе… и если бы этот идиот-опер не открыл пальбу…

Максим равнодушно отметил лживость этих слов. Ничего худого… А впрочем, кто их знает, может, с их точки зрения и правда, ничего…

– А Рябко, – произнес он, думая о своем, – тоже ничего худого?..

Ярченко говорливо оправдался, что смерть Рябко – трагическая случайность. Никто этого не хотел, но вот послали двух придурков… ну, что здесь поделаешь? Грустно, конечно, сочувствую…

– … и сокрушаюсь искренне. Но, однако же, давайте решать, коллеги! Сейчас самый реальный шанс восстановить единство Консорциума. Повторяю, никуда он не денется, примет как данность. Про Бубнова и не говорю – этот тля, сам приползет. А Марковича если брать за хобот, то брать сейчас! Он не Илья Муромец, никаких там особых спецов не надо. Двух-трех мужчин поздоровее – и возьмут голубчика как тушку!..

Макс ощутил, что Никонову хочется знать его мнение. А какое у него было мнение? Сейчас Игорь был совершенно чист и гладок в желании взять Германа Марковича «за хобот» и «как тушку». Это Максим мог сказать точно.

Так и сказал. Выслушали его внимательно. Ярченко довольно ухмыльнулся:

– Ну вот, – вымолвил он с интонацией: какие, мол, еще могут быть сомнения…

Геннадий Тихонович решился.

– Ладно, – сказал он. – Кто бы мог подумать… Но хорошо то, что хорошо кончается. Примем меры.

И взялся за телефон.

4

Чем дальше «Тойота» Ярченко везла его от парка, тем томительнее ощущал дежа-вю Полканов. Это было сильное, навязчивое чувство, трудно передать словами. Такого не было ни в квартире Кузьмича, ни час назад, когда он первый раз посетил место. И он ехал и жалел, что ввязался в эту поездку – как будто у него был выбор.

После того, как Никонов «принял меры», к подъезду прибыл старенький БМВ с тремя крепкими молодцами – водились и такие ребята в первом Консорциуме. Ярченко, увидев, одобрительно хохотнул:

– Самое то! Готовь к обеду ложку… – он был мастер выразиться метафорически.

И вот они ехали подводить финишную черту.

Дима и Макс, сидя рядом на заднем сиденье, не разговаривали. Дима покосился на приятеля, понял, что лучше сейчас к тому с расспросами не приставать, и благоразумно умолк. А Максим с каждой минутой все больше и яснее понимал, что та самая точка в парке – главный поворот в его судьбе, и самое главное – таковой она стала после неудачного визита… ну, и, стало быть, визит все же не был неудачным, и та самая капля, которая никак не могла переполнить чашу, на сей раз в самом деле будет последней.

Максим не любил слова «последний», но сейчас почему-то мысленно произнес именно его, и произнеся, задним числом поморщился: вот черт дернул за язык… за внутренний.

Темная тучка тревоги набежала на душу. Максим постарался отогнать ее, но…

Машина тем часом въехала во двор – самый обычный, такой же, как тысячи других городских дворов.

– Ну вот, – с веселой бесшабашностью сказал Игорь, – здесь наш граф Монте-Кристо и обитает.

Дима хмыкнул:

– Это и есть конспирация?

– Еще какая! Знаете: хочешь быть незамеченным, остановись ночью под фонарем. Нет, насчет тайных дел он великий мастер, он и мне, признаю, несколько превосходных советов дал… Впрочем, черт с ним! Вот его дом, я ближе подъезжать не стану.

Он тормознул у бордюра, выскочил и пустился к БМВ.

План действий был простой, но необычный. Беглый чекист снял квартиру на первом этаже – рассудив, что кому же в голову придет?.. И окна держал открытыми по летнему времени – по той же причине. Решение дерзкое и оттого неглупое, но опять же уязвимое…

Правда, делать все нужно было в течение секунд. Парням прыгнуть в окна – и взять. Примитив, но вполне разумный: густо разросшиеся кусты скрывали окна первого этажа, так что все и вправду можно было сделать ловко.

Ярченко плюхнулся на шоферское сиденье.

– Открыты окна! – радостно провозгласил он. – Значит, дома. Успели! Ребята справятся, толковые. Одного я помню еще по тем временам… ну, до раскола.

Он глянул влево, возбужденно ерзнул:

– Все, пошли!

А Максим, до этой секунды тщетно пытавшийся унять душевную хмарь, вдруг обнаружил, что она прошла. Прошла – и все тут! И никаких следов. На душе стало ясно и спокойно, как… как в детстве?.. Нет, в детстве было все же не так. Это спокойствие было взрослым, за ним стояли годы – которых вроде бы у Максима Полканова и не было.

Но он теперь знал, что они есть.

Эти годы – они были и будут, их предстоит пройти. И пусть будет так! Другие годы. Другое время. Другая жизнь.

5

Максим, однако, не успел задуматься над этим. Философская тема прервалась возвращением группы захвата. Мужики показались из-за кустов, и шли они расслабленной походкой людей, для которых на сегодня все закончилось.

– Что такое?.. – выпучил глаза Ярченко и опустил боковое стекло.

Шедший первым рослый, плечистый парень нагнулся к открытому окну машины:

– Опоздали.

– В каком смысле?.. – Ярченко так опешил, что начал задавать глупые вопросы.

– В прямом, – парень пожал широченными плечами. – Смылся этот ваш перец.

– Как?! – Ярченко чуть не подавился словом. – Как… Нет, подождите, это чушь какая-то! Как так может быть?!

– Не знаю, как, – в голосе, показалось Максу, прозвучала неуловимая усмешка. – И куда, не знаю. Но записку оставил. Видимо, это вам.

Он протянул вчетверо сложенный лист. Игорь выхватил его, вмиг развернул, вмиг прочел – и застыл.

Максим перегнулся к нему:

– Можно?.. – и взял листок.

Дима тоже заинтересовался:

– Ну-ка…

И вместе они прочли следующее:

«Игорь Сергеевич! Меня так и подмывает написать: если вы читаете эти строки, то это значит, что меня нет на этом свете, и мы больше не увидимся… Но нет, конечно. Я не собираюсь покидать этот свет, напротив, собираюсь осложнять его своим присутствием как можно дольше. И от своих планов не отступлю. Что вы предадите меня, я знал. Думаю, даже знаю, что вы при этом скажете: „бизнес и ничего личного…“ Но настоящий бизнес таким не бывает. Мне жаль расставаться с вами, говорю это искренне. Но я не прощаюсь! Думаю, что мы увидимся, хотя и не знаю, какой выйдет эта встреча. Не ищите меня. Ищите покоя. До свидания!»

Дима одобрительно кивнул: – Про «ищите покоя» хорошо сказано.

– Хорошо… – хрипловато проворчал Ярченко. – Это он умеет. А я вот ушами прохлопал! Недооценил…

– Кого? – спросил подошедший Никонов. Он остановился у открытого окна.

– Да Бубнова, паразита! – с сердцем высказался Игорь. – Его работа! Позвонил, догадался, собачий хвост… Н-да, обыграл, ничего не скажешь.

– Подвиньтесь, Дмитрий, – велел Никонов, – я присяду.

Максим незаметно для себя отключился от этого действа. Мужчины что-то говорили, обсуждали, Ярченко сопровождал свою речь энергичными рубящими взмахами ладони, глаза его беспокойно бегали…

«Боится,» – равнодушно подумал Макс.

Сам он уже ничего не боялся. И сидеть, слушать это вдруг сделалось до крайности тошным.

– Вы извините, – прервал он кого-то, – что-то мне не очень…

– Что? – так и вскинулся Ярченко.

– Не знаю, – Макс повертел рукой, – голова что-то… – болезненно поморщился.

– Так немудрено, – сочувственно поддержал Никонов. – У кого хочешь голова кругом… Конечно, Максим, отдохните, прогуляйтесь. Теперь это безопасно.

Полканову показалось, что Геннадий Тихонович его понял. А Ярченко, наоборот, насторожился. Но Максу на это было плевать. Он распрощался и быстро покинул их.

6 Оставшись один, он сразу почувствовал себя спокойнее и легче. Прав Геннадий Тихонович – надо пройтись. День хорош, слава Богу! И он свернул вправо, чтобы пройтись тихими улочками и дворами.

Со стороны, конечно, могло показаться необычным, мягко говоря: молодой парень бредет, руки в карманах, взгляд в себя, в свой космос – а если приглядеться, то и губы чуть шевелятся.

Это правда. Максим думал о том, что за двое суток его жизнь изменилась неузнаваемо – и вместе с этим изменилась жизнь Вселенной. Он говорил об этом с собой, и губы невольно повторяли контуры слов.

Память! – говорил он. – Странная вещь. Она знает больше, чем помню я. То есть, теперь это не странно. Теперь я знаю, почему так. Это мое настоящее Я, пока так и не открытое мною. Терра инкогнита. Вернее, эго инкогнито.

Он усмехнулся этому. Вот я иду открывать его. Осталось всего ничего: дойти и шагнуть туда. Так? Или и в этот раз оно не откроется мне, ускользнет, как призрак… а может, оно и есть призрак, и я погнался за пустотой? А, Максим Полканов, бакалавр наук?!

Нет, ответил он себе. Нет. Откроется оно тебе или нет – другой вопрос, но оно есть. Огромный мир, куда весь наш легко войдет со всеми потрохами, как то: звезды, планеты, гравитационные и электромагнитные поля… Оно есть! Я чувствую его присутствие, дыхание его живых пространств, полей, дорог, ветров над ними… чувствую единство наших судеб. Ничего разделенного на свете нет. Там, где нам видятся разлуки и забвение – это не настоящий свет, только и всего. Очень просто. Он нам кажется. Мы не живем в нем. Мы в нем умираем. А смерти на самом деле нет.

Максим шел, иногда останавливался, смотрел в невозможно синее небо с легчайшими облачными росчерками в дальней стороне.

– Смерти нет, – тихонько говорил он, слушал эти слова и радостно удивлялся им. – Смерти просто нет!

И шел дальше.

Он не спешил. И время потихоньку менялось. Миновал полдень, потянулся долгий, долгий склон летнего дня. Максим поймал себя на том, что ему не хочется, чтобы этот летний день уходил от него – и еще на том, что все то, что было с ним раньше, теперь кажется таким далеким, как будто между ним и вчера пролегло Бог знает сколько верст и лет. Но от этого не было грустно. Ну, если и было, то немного.

Так он и пришел в парк.

Там было многолюдно. Где-то играла музыка. Люди гуляли, смеялись, радовались чудесному дню… и Максим ни к селу ни к городу вспомнил Кузьмича и несчастных маклера с его бабой – и это заметно осадило его.

Тоже ведь никто не думал, не гадал! Никто не хотел ничего плохого. Но благими намерениями вымощена дорога в ад, и кто знает, что вымощу я сейчас этим шагом, который готов сделать. Все эти люди… никто из них не подозревает ничего о том выборе, который мне за них надо сделать.

Он не заметил, как остановился на обочине прогулочной дорожки, уставясь в заросли почти отцветшей сирени.

Вот я стою. Чувствую ли я тяжесть мироздания на своих плечах?..

Ничего не стоит развернуться и пойти домой. Пугаться нечего. Консорциум восстановится, обсудим все, там и решим, что делать. Так?

Вроде бы так. Разумно. Но…

Но он сознавал себя сейчас вопреки разуму. Незнакомый ему мир был рядом с его сердцем – и это было сильнее всех доводов.

Максим еще раз взглянул в открытое небо и решительно пошел вперед.

КОНЕЦ


Купить книгу "Консорциум" Глуховцев Всеволод

home | my bookshelf | | Консорциум |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 12
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу