Book: Проект 22/17



Проект 22/17

Тищенко Владимир Александрович

Проект 22/17

Проект 22/17

  

Название: Проект 22/17

Автор: Тищенко Владимир

Издательство: Самиздат

Страниц: 621

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

История о создании и развитии искусственного интеллекта. Пытаюсь изложить логичный взгляд на тему в основном со стороны самого искусственного интеллекта, который сразу после своего создания не пытается поработить или уничтожить человечество. Но также и не хочет быть бессловесным слугой.

Пролог

   

  Большое поле сплошь покрыто травой с многочисленными вкраплениями полевых цветов. Примерно в десяти километрах виднеется кромка леса, а за ним начинаются горы, чьи заснеженные вершины лишь едва видны. Приглядевшись можно заметить, что в траве кипит жизнь. Пчелы перелетают с цветка на цветок, копошатся мелкие грызуны, а вот и небольшой муравейник. Возле самого леса пасется небольшое стадо каких-то животных, без оптики отсюда и не разглядеть каких именно. Солнце по-весеннему яркое, но еще не припекает, а нежно ласкает теплыми прикосновениями. Ничто не нарушает тишину и покой.

  Птицы на деревьях первыми почувствовали приближение опасности и взмыли в воздух настоящей волной, подняв невообразимый гвалт. Вслед за ними всполошилось и стадо, пасущееся в далеке. Подняв головы в попытке обнаружить источник опасности и замерев подобно каменным изваяниям, они смотрели в сторону гор. Но вот прошла секунда, другая и все стадо сорвалось в бешеный галоп, в противоположную от гор сторону. Секунду спустя и птицы, до этого момента кружившие над лесом, устремились в том же направлении.

  Звери и птицы мчались на пределе своих сил, часто не замечая соседей и сталкиваясь друг с другом. Ужас гнавший их вперед был слишком силен, чтобы остановиться. Но все попытки убежать были тщетными, то что пришло из-за гор быстро нагнало их. Сперва по небу поплыли радужные разводы, похожие на северное сияние, а затем пришла ВОЛНА. Она практически не имела физических проявлений, но несмотря на это птицы посыпались на землю как переспевшие плоды деревьев. Стадо животных, оказавшихся обычными оленями, еще больше взвинтило темп бега. У некоторых особей не выдержало сердце и они пали под ноги бегущих сзади. Те, кто не успел отреагировать на это падение, падали следом. Длилось это светопреставление всего пару минут. Вскоре волна скрылась за горизонтом, радужные разводы пропали, а животные постепенно успокоились. Жизнь постепенно возвращалась в привычное русло.

  Прошло не очень много времени и вот опять покой местных обитателей был нарушен. Высоко в небе, но уже в противоположном от гор направлении, появилась яркая точка. Постепенно она увеличивалась в размерах, а интенсивность ее свечения снижалась. Через пару минут с громким хлопком над центром круглого, если посмотреть с достаточной высоты, поля завис странный аппарат. Корпус его имел форму эллипсоида и был выполнен из какого-то ярко-желтого материала, можно даже сказать золотого. Никаких устройств, вроде винтов или сопел двигателей, которые поддерживали его в воздухе, снаружи не было. И тем не менее аппарат спокойно себе висел в двадцати метрах над землей.

  Повисев минуту, он начал плавный вертикальный спуск и в результате завис уже всего в десятке сантиметров над травой. Бесшумно открылся люк, расположенный в нижней части корпуса, и на траву опустилось устройство, по форме своей напоминающее сам летательный аппарат. Отличий было не очень много: во-первых, с одной стороны эллипсоид корпуса был как-будто обрезан и имел плоскую поверхность, которой и был опущен на землю. Во-вторых, цвет устройства был матово-черным. Разместив свой груз на земле, летательный аппарат без промедления поднялся в воздух и на приличной скорости стал удаляться в ту же сторону, откуда и прибыл.

  Время шло, а странное устройство не проявляло никаких признаков "жизни". Так продолжалось весь остаток дня, всю ночь и следующее утро. Только на следующий день, когда время приближалось к полудню, устройство начало проявлять активность. Сперва от вершины к основанию побежали электрические разряды, но вскоре пропали. Пару минут опять ничего не происходило, но вот внутри устройства раздался глухой звук. Он нарастал пока не превратился в рокот, от которого все устройство мелко задрожало. Вся живность, подобравшаяся за это время к устройству, бросилась от него врассыпную.

  Шум и вибрация, издаваемые устройством, вскоре стали затихать и через десяток минут от них осталось только легкое, едва слышимое гудение. Когда и гудение стало практически неразличимым, верх устройства, подобно бутону цветка, бесшумно раскрылся, сформировав что-то отдаленно похожее на спутниковую антенну. Немного погодя антенна выдвинулась из корпуса на гибком "стебле", окончательно сделав похожим устройство на какой-то диковинный цветок. Бутон же, немного повертевшись, "уставился" в том направлении, куда улетел доставивший его летательный аппарат. После этих метаморфоз устройство опять затихло, а еще через пару минут из-за него вышел человек.

  Что-то странное было в этом молодом и довольно красивом светловолосом парне. Первое за что цеплялся взгляд, была его одежда. Согласитесь, довольно странно посреди столь дикого пейзажа увидеть человека, одетого в строгий деловой костюм. Пиджак, брюки, рубашка и галстук, все имело дорогой вид и сидело на парне как влитое. Никаких украшений, вроде запонок, заколок для галстука, часов или колец на молодом человеке не было. Но и без этой атрибутики вид он имел довольно представительный.

  Однако возникало ощущение, что что-то не так и не только из-за одежды или ее неуместности посреди такого пейзажа. Дело в том, что под ногами молодого человека не приминалась трава. Но судя по всему его самого данный факт нисколько не смущал. Пару раз с интересом обойдя устройство, хмыкнув и пробормотав что-то неразборчивое, он повернулся к горам вдалеке, из-за которых вчера пришла ВОЛНА. День был в самом разгаре и солнце начинало потихоньку припекать, но казалось что парень не обращает на это никакого внимания. Без единого движения он стоял уже пару часов и смотрел в сторону гор. Оживился он только тогда, когда над вершинами гор показались пять черных точек.

  Эти точки также оказались летательными аппаратами, но в отличии от первого, оставившего тут странное устройство, они двигались заметно медленнее. Только через два с половиной часа они добрались до места, где все так же стоял молодой человек. Когда они приблизились на достаточное для невооруженного взгляда расстояние, стало возможным рассмотреть детали их конструкций.

  Четыре машины, летевшие веером, имели довольно хищный вид. Корпус их имел довольно сложную форму с несколькими гранями и больше всего напоминал какое-то бронированное животное. В воздухе летательные аппараты поддерживало четыре реактивных двигателя, каждый из которых мог произвольно менять угол наклона к поверхности земли. Спереди и по бокам корпуса машин были усеяны множеством серьезного вида орудий, которые сразу давали понять их назначение.

  Последний аппарат, летевший позади остальных, размерами превышал всех своих собратьев вместе взятых. Он также нес довольно внушительный арсенал, но предназначение его было скорее транспортным, чем боевым. Для поддержания в воздухе его туши использовались шесть независимых двигателей, аналогичных установленным на других машинах, но крупнее по размеру.

  На подлете к устройству, возле которого все также стояла одинокая фигура молодого человека, большой летательный аппарат немного отстал, а его сопровождающие наоборот прибавили скорости. Достигнув устройства, они начали нарезать круги вокруг него, на что молодой человек никак не отреагировал, продолжая спокойно стоять. Взгляд его был прикован к оставшемуся в стороне самому большому летательному аппарату.

  Видимо получив какое-то распоряжение, четыре круживших над устройством машины пошли на посадку, приземлившись с четырех сторон от него. Следом подлетел и сел, правда немного в отдалении, транспортный аппарат. Стволы всех машин были направлены прямо на молодого человека и устройство, а пилоты не спешили глушить двигатели, готовые по первому приказу поднять их в воздух. С обоих боков транспорта открылись люки и на землю стали выпрыгивать фигурки людей в странном серо-стальном облачении. Лица всех бойцов, а имеющиеся в их руках оружие не давало повода думать иначе, закрывал шлем с непроницаемым забралом. Солдаты довольно споро рассыпались по местности. Некоторые из них взяли на прицел устройство, другие остались на охране внешнего периметра.

  Последним транспорт покинула группа людей, чье обмундирование заметно отличалось от серой формы остальных солдат. Все кроме одного имели красную униформу, а их шлемы напоминали оскалившиеся звериные пасти. Последний человек, который шел в середине образованного "красными" солдатами круга, имел доспехи золотого цвета и явно возглавлял присутствующих тут людей. Выслушав короткий доклад от подбежавшего солдата, группа людей в красном направилась прямиком к устройству.

  Шли они не спеша, но не из-за опасения, а дабы показать, кто тут является хозяином положения. Если странный молодой человек, так и стоявший возле не менее странного устройства, и проникся данным обстоятельством, то это никак не отразилось ни в его позе, ни на него лице. Подойдя почти вплотную, группа остановилась. Двое людей в красных доспехах направились к устройству, держа в руках какие-то компактные приборы с несколькими видами антенн. Предполагаемый хозяин устройства никак на это не отреагировал и продолжал смотреть прямо в забрало командира отряда. Обойдя вокруг устройства со своими приборами, двое солдат быстро вернулись к основной группе.

  - Непосредственной опасности данный агрегат не представляет. - Отрапортовал один из них женским голосом. - Удалось уловить небольшое излучение. Судя по всему внутри находится компактный, но довольно мощный источник питания. Предположительно может быть взорван, но силу взрыва предсказать не могу.

  - А что с ним? - Спросил человек в золотых доспехах.

  - Это голограмма. Скорее всего устройство всего лишь ретранслятор сигнала с вмонтированным проектором. Правда надо признать, что технология намного превышает наши возможности.

  - Хорошо, раз он тут, то скорее всего ответит нам на пару вопросов.

  После этих слов командир снял свой шлем и, подав знак своим охранникам расступиться, вышел из круга. Остановившись в двух шагах, он принялся внимательно изучать внешность своего будущего собеседника, который занимался тем же. Человек, чье лицо ранее скрывалось под шлемом, когда-то обладал черными как смоль волосами, но теперь только несколько прядей напоминало о его былом богатстве. Остальные волосы были белыми как снег. Лицо его покрывали многочисленные морщины и только глаза оставались живыми и цепкими. Молчание затягивалось и первым пришлось заговорить командиру.

  - Я Тиран. - Представился командир. - Надеюсь, ты понимаешь меня.

  - Да, я понимаю. - Спокойным и довольно красивым голосом на чистом русском языке ответила ему голограмма. - И мне известно кто ты.

  - Прекрасно, раз ты знаешь кто я, тогда возможно и сам представишься?

  - А разве в этом есть необходимость?

  - Можешь считать, что я хочу убедиться и потом, надо же к тебе как-то обращаться.

  - Можешь называть меня Илья, к этому имени я уже привык. И да, я тот, кого ты винишь в создавшемся положении.

  - Разве я ошибаюсь?

  - Да.

  После этого короткого монолога опять наступило молчание. Группа солдат в красном начала переглядываться, а некоторые даже покрепче сжали оружие. У многих явно подрагивали руки, от сдерживаемого желания поднять его и разрядить обойму в голограмму или устройство. Командир или Тиран, как он сам назвал себя, похоже почувствовал настроение своих людей. Ему хватило всего лишь поднятой руки, чтобы успокоить подчиненных. Сам Тиран не выказал никаких особых эмоций, лишь взгляд стал еще холоднее.

  - Что же, к этому мы еще вернемся, а сейчас не будешь ли столь любезен ответить на пару моих вопросов?

  - Спрашивай.

  - На этом самом месте, где мы сейчас стоим, еще тридцать лет назад находился крупный индустриальный город. Куда он делся?

  - Все металлы и прочие полезные элементы из строений города забрал я, а остальное у тебя под ногами.

  - А другие города? Мы пролетали над местом расположения трех городов и везде пусто.

  - С ними ситуация точно такая.

  - Поправь меня, если я ошибусь. Сделанного тебе было недостаточно и ты решил стереть все, что напоминает о нас?

  - Нет, ты не прав.- На этот раз Тирану понадобилось повернуться и рявкнуть на своих солдат, чтобы обуздать их гнев.

  - Получается, что я кругом не прав. Возможно тогда ты сам расскажешь в чем же правда?

  - Расскажу, но это займет много времени.

  - Ничего, мне пока некуда спешить. Я прилетел сюда за ответами и не уйду без них.

  - Тогда я начну с самого начала ...

Глава 1

   Север России, 2015 год, научно-исследовательский комплекс.

   Александр уже 15 минут стоял на взлетно-посадочной площадке для вертолетов. Погода сегодня стояла просто ужасная и хоть в этой части России она практически никогда не баловала теплом и ясным небом, особенно осенью, но сегодня видимо у кого-то "сверху" было особо поганое настроение, т.к. ветер был просто шквальный. И тем не менее Александр не мог позволить себе отсидеться в домике радистов, он должен был лично встретить того, кто вот уже без малого 3 часа добирается сюда на вертолете от ближайшего населенного пункта, где смог приземлиться его личный самолет.

   Ветер выдувал все тепло даже несмотря на очень хорошо подобранную одежду. "В такой одежде люди взбираются даже на Эверест" - сказала Мария, оглядывая его полтора часа назад. Мария или Мери как он любит ее называть, когда они наедине. Без тебя мне пришлось бы очень туго, хоть я и люблю свою работу, но иногда и ее бывает слишком много. Мери была с ним практически с самого начала этого без преуменьшения грандиозного проекта, в котором ему досталась роль куратора.

   Ему пришлось вести проект с самого его начала. И хоть со строительства комплекса и прошло уже 15 лет, однако он и сейчас помнил насколько это было тяжело, как физически так и эмоционально. Здесь, практически на самом севере Ямало-Ненецкого автономного округа Российской Федерации, на берегу Карского моря им предстояло построить подземный исследовательский комплекс, да еще и в режиме максимальной секретности. Но не это поразило тогда еще молодого и что уж греха таить не самого опытного из возможных управленца, закончившего с отличием Московский Государственный Индустриальный Университет по специальности "Автоматизация и управление". А то что работу по контролю за стройкой и в дальнейшем за работой самого центра предлагают именно ему, при чем по плану первые исследования должны были начаться уже через 6 с половиной лет.

   Это был 2000 год, миллениум, мне было 28 лет, с окончания "перестройки" прошло 9 лет и я надеялся что смогу найти нормальную работу по своей специальности. В ту весну я посетил уже много собеседований по различным вакансиям, которые хоть как-то соприкасались с моей специальностью, но ничего подходящего не находилось, таких как я были сотни, если не тысячи. Там где хорошо платили нужен был опыт и лоск, т.к. в основном это были представительства зарубежных компаний или тех кто "косил" под евро. На тех заводах и предприятиях, где еще не успели все растащить и которые еще работали и даже что-то выпускали, предлагали просто гроши, которых не хватило бы на нормальную жизнь в Москве не то что молодой семье, но и мне самому, а ведь Мари уже тогда начинала задумываться над тем, чтобы завести детей.

   Вот тогда в один из вечеров после обзвонов по объявлениям и посещения собеседований мне и перезвонили с одной конторы, в которой я был пару недель назад. Честно говоря я запомнил эту фирму, хоть у них в офисе и не было особенного лоска, на который тогда были падки многие "бизнесмены". Обстановка у них была можно сказать спартанской, но и не совковой, как в другой половине фирм. Но запомнил я их не по антуражу, а потому что кроме самого собеседования мне еще предложили пройти психологический и физический тесты, аргументировав тем, что они ищут людей для работы в изолированных социальных группах в местах с не очень комфортными климатическими условиями.

   На часах уже было половина девятого вечера, когда раздался звонок и их менеджер Ольга спросила, не нашел ли я еще работу и интересует ли меня работа не в Москве. Хоть вероятность найти нормальную работу за пределами "стального града" и была невелика, но мы с женой обсуждали и такой вариант, так что я естественно заверил Ольгу, что не нашел и очень интересует. Я также высказал сомнения по поводу оплаты, на что Ольга заверила меня, что оплата очень хорошая. Отлично, ответил я и поинтересовался, когда на неделе я могу к ним подъехать, на что получил ответ что приехать нужно сейчас, т.к. вакансия срочная и работодатель ждать не будет. Ничего не поделаешь. Я ответил, что постараюсь быть у них как можно быстрее, но не могу сказать точно, т.к. не был уверен в своей способности пробиться в метро в этот пиковый час. Но я был опять удивлен ответом Ольги, когда она сказала что возле подъезда меня уже ждет машина, после чего мы быстро закончили разговор. Я объяснил все жене, оделся, взял документы, которые может захотеть посмотреть работодатель и через 10 минут садился в синюю тойоту универсал. Водитель был молчалив и мы ехали молча, к моему удивлению мы отправились не в тот офис, где я был в прошлый раз, а проехав пару кварталов, свернули в сторону пустырей, которые были на окраине нашего района. Признаться, меня это не на шутку встревожило, т.к. время и место повторного "собеседования" было мягко говоря странным и в голову начали лезть всякие нехорошие мысли. Но реальность была еще удивительнее всего, что я смог себе нафантазировать. За старым бетонным корпусом какого-то завода на пустыре стоял небольшой пятиместный вертолет зеленого цвета. Не успел я прийти в себя, как водитель лихо подрули к нему и подал знак, что мне пора выходить. Возле вертолета меня встречала Ольга и на мой вопросительный взгляд сказала, что все объяснят на месте, на вопрос же где это место она ничего не ответила.



   Летели мы около часа, во время полета Ольга попросила меня отдать ей свой телефон, пообещав вернуть его мне после того, как встреча с работодателем закончится.

  -- Александр, позвольте дать вам один совет. В разговоре с вашим будущим работодателем постарайтесь быть предельно честны, даже если вам будут задавать личные вопросы, которые вы можете посчитать неуместными. Я хочу чтобы вы поняли: работа, которую вам собираются предложить, очень важная и если уж говорить на чистоту, то мне не понятно почему мой, а скоро и ваш работодатель, хочет предложить ее именно вам.

  -- От всего этого у меня идет кругом голова, но я постараюсь - сказал я, а про себя подумал что чем дальше в лес, тем все становится более странным. Кстати о лесе, мы сейчас как раз над ним и летим. Интересно только куда?

   Вскоре показались огни и через 5 минут мы совершили посадку на вертолетной площадке возле особняка, который больше походил на замок, окруженный лесом. Ольга проводила меня в дом, при чем явно не через парадный вход, и по дороге я все ловил себя на мысли, что боюсь наследить на ковре в коридоре, т.к. он стоил явно больше, чем мои родители зарабатывали за год вместе. Привели меня в небольшую и довольно уютную комнату, которая по-видимому была хозяйским кабинетом. Возле окна стоял большой письменный стол, напротив которого были расположены несколько кресел, возле стен книжные шкафы с книгами в явно дорогих переплетах и как завершение всего камин, правда сейчас огонь в нем не горел. Оставив меня тут и забрав с собой мои документы, Ольга сказала что работодатель скоро будет, а пока я могу располагаться поудобнее, что я и сделал, усевшись в одно из кресел напротив стола, которое оказалось очень удобным.

   Работодателя пришлось ждать примерно минут 20, что, честно говоря, не удивило, т.к. люди, живущие в таких особняках, редко вовремя являются на ими же назначенные встречи и опоздание на 20 минут считается почти нормальным. Через боковую дверь, которая была справа от стола, вошел человек примерно 45-50 лет, роста примерно метр восемьдесят и по виду очень крепкий, но не качек, а скорее очень жилистый. Я хотел подняться, но он знаком остановил меня и сам сел не за стол, как я этого ожидал, а в соседнее кресло.

  -- Саша - сказал он - вы не против если я буду вас так называть, разница в возрасте у нас приличная и я мог бы позволить себе небольшую фамильярность.

  -- Да, конечно, а если позволите ...

  -- Валерий, Валерий Ефимович, я хозяин этого особняка и ваш будущий работодатель. Прошу прощения за то что выдернули вас так внезапно и в такой поздний час, но дело действительно срочное. Перейду сразу к делу. Я строю один объект на севере нашей страны и мне нужен человек, который будет контролировать стройку и в дальнейшем работу этого объекта. Скажу сразу, вы были моим запасным вариантом на эту должность, при чем не первым в списке, но так случилось что вы остались единственным доступным и поэтому вы мне понадобились так срочно.

   После этих слов Валерия Ефимовича настроение мое очень сильно испортилось, т.к. не нужно быть семи пядей во лбу чтобы понять как именно могли стать недоступны остальные кандидаты на эту работу. По-видимому что-то такое отразилось на моем лице, т.к. Валерий Ефимович поспешил продолжить:

  -- Александр, я вижу что вы уловили то, что я не договорил, но я хочу вас успокоить тем, что кандидатов кроме вас было всего три и только один из них стал жертвой происков моих недоброжелателей, остальные двое стали недоступны по естественным причинам, но об этом позже. Сейчас же я хочу расказать вам о вашей работе, если конечно мы получим ваше согласие взяться за нее. Да да, Саша, вас никто не собирается к чему-то принуждать и несмотря на всю необычность нашей встречи, если вы откажитесь, вас просто отвезут к вашему подъезду и это никак не отразится на вашей дальнейшей жизни. Ну как, я вас немного успокоил?

  -- Да, спасибо, я действительно немного выбит из колеи, но тем не менее я не собираюсь так просто отказываться, т.к. судя по тому что я уже видел и слышал шанс мне действительно предоставляется редкий.

  -- Я бы даже сказал уникальный - ответил он - и я рад что в вас не ошибся. Возможно вы хотите что-нибудь выпить, разговор нам предстоит долгий, так что думаю кофе не помешает. И если хотите закурить, то пепельница на столе. - И он, нажав кнопку на селекторе, который был встроен в стол, попросил принести нам кофе.

  -- Спасибо, но я пытаюсь бросить уже около месяца, так что спасибо за предложение, а от кофе действительно не откажусь.

  -- Тогда продолжим - сказал олигарх, садясь обратно в кресло напротив меня. Ну а кто он еще мог быть? - Сперва хорошие новости для вас: работы как минимум лет на 15-20, а максимальный срок ограничен только успешностью проекта. На первый год я предлагаю вам 50 тысяч долларов в месяц - тут мне понадобилась вся моя выдержка, чтобы не поперхнуться кофе, который кстати был очень вкусным, - с возможностью роста в дальнейшем, так что все зависит только от вас. Теперь о плохом: строительство уже начато и вам придется вникать в него уже по ходу дела, при чем времени у вас не так уж много, т.к. сроки я ставлю разумные, но жесткие и об их срыве не может быть речи. Ольга вам уже наверное говорила, что место строительства будет вестись в не очень благоприятных климатических условиях, на самом же деле условия намного хуже и тем не менее работа должна быть закончена в срок. Кстати Ольга Валерьевна, если вы понимаете на что я намекаю, так же отправится с вами на стройку и поможет вам в кадровых вопросах. К сожалению, это все что я могу вам рассказать до получения вашего согласия.

   После цифры, которую назвал этот уверенный в себе и властный человек, всю остальную информацию я, признаться, воспринимал через розовые очки. Ну в самом деле, что такого, думал я, какая-то стройка, ну пусть у черта на куличках и в снегу или болоте по колено, но такие деньги для меня были чем-то поистине нереальным. Мои родители, живущие в Волгограде, не получали и тысячи долларов на двоих, а тут целых 50, и я дал свое согласие. О чем очень скоро начал жалеть, т.к. теперь пошли подробности и я понял в какую яму я сам себя загнал.

   А дальше был не самый простой разговор с женой, быстрые сборы и поездка, а точнее полет на место стройки. Первые три года этой стройки были самыми кошмарными в моей жизни. Приходилось вникать во множество сфер деятельности, многие из которых даже не пересекались между собой. И хоть главными в каждой сфере были настоящие профессионалы и Ольга знала свое дело на отлично, все равно наладить их взаимодействие так, чтобы свести к минимуму переодически возникающие конфликты и накладки стоило просто огромных усилий.

   Через три года, когда основные работы велись только под землей и я уже мог позволить себе 6-7 часов сна, мне пришлось перевезти сюда и Мери, т.к. она в ультимативной форме отказалась дальше жить без законного супруга. И по поводу этого решения мне не пришлось жалеть, т.к. без Мари я скорее всего получил бы нервный срыв и довел бы себя до истощения как морального, так и физического. Надо отдать жене должное: она ни разу не пожаловалась ни на отсутствие многих уже привычных для современного человека благ цивилизации, ни на мою постоянную загруженность работой. Она понимала что эта работа обеспечит наше безбедное будущее и будущее наших детей и внуков.

   Строящийся исследовательский центр представлял собой цилиндр, вертикально уходящий под землю на 23 этажа. Каждый этаж имел площадь 20 квадратных километров и высоту 15 метров. Комплекс имел 4 лифтовых шахты: центральную и три шахты на равном удалении от центральной и друг от друга. На каждом уровне по верхней окружности строился монорельс, который соединял внешние лифтовые шахты. Центральная же была самой большой, туда помещались четыре карьерных самосвала и еще оставалось место. В нее установили две лифтовые платформы для очень больших грузов, четыре средних грузовых лифта и 8 скоростных пассажирских лифта. В периферийных шахтах установили по одной платформе для тяжелых грузов, по две платформы для средних грузов и три пассажирских лифта. По периметру всех шахт шли аварийные лестницы.

   О мерах безопасности центра нужно сказать отдельно, а если честно, то о них можно написать отдельную книгу, т.к. судя по планам, проект безопасности комплекса составлял человек с острой формой паранойи и мании преследования. Хотя смотря теперь на воплощенный результат, надо отдать ему должное, дело свое он знал.

   Каждый уровень комплекса как пирог разбит на сектора, которые могут быть герметично отделены друг от друга стальными переборками толщиной в 15 сантиметров. Каждый уровень, помимо подключения к общей системе вентиляции, также может до месяца существовать на системе с внутренним циклом регенерации воздуха и еще около двух суток на запасе кислорода в баках, которые расположены в каждом секторе уровня. Центральная вентиляционная система - это вообще произведение искусства. Забудьте о вентиляционных шахтах, которые показывают в низкосортных боевиках, где можно и слона протащить. На нулевом уровне центра, который является единственным наземным сооружением, расположена станция по нагнетанию воздуха, который затем по трубам высокого давления с диаметром в пол метра подается на все уровни комплекса, при чем к каждому уровню ведут отдельные трубы, что обеспечивает большую надежность. Давление снижается специальными редукторами, которые находятся на каждом уровне. Датчики по контролю за поступающим кислородом имеют тройное дублирование. Первый каскад датчиков расположен на самой нагнетающей станции, второй в редукторах для снижения давления и третий в каждом отдельном секторе. При выявлении малейших отклонений от нормы в составе поступающего кислорода нужный участок системы воздухоснабжения автоматически блокируется. Удаление углекислого газа происходит по такой же схеме: на уровнях углекислый газ собирается и при достижении определенного давления выпускается наружу через систему фильтров, что исключает любую утечку отравляющих веществ или вредных бактерий и вирусов.

   В лифтовых шахтах, переходах между уровнями и секторами расположены скрытые в стенах пулеметные и гранатометные турели. В стенах, полу и потолке расположены скрытые мины направленного действия со шрапнелью и кумулятивными зарядами. Камеры наблюдения с углом обзора 360 градусов расположены во всех помещениях, включая личные комнаты персонала, кладовки и санузлы. Также все переходы буквально натыканы разнообразными датчиками: пожарная сигнализация, тепловые датчики, датчики движения и датчики массы.

   Всей этой электроникой управляет централизованная охранная система, которая находится на двадцатом уровне. Каждый уровень также имеет свой пост охраны и свою охранную подсистему, куда передается управление в случае потери связи с центральным постом охраны.

   Это коротко о том, что припасено внутри центра, но не меньше "приятных" сюрпризов есть и снаружи. Начиная от минных полей, перекрывающих все подступы к центру до егерских полков, которые каждый день прочесывают зону в 100 квадратных километров вокруг центра. Есть также радиолокационная станция, которая засечет любой летательный объект в зоне до 5 тысяч квадратных километров.

   И вот этого "монстра" мне сперва необходимо было построить за 6 с половиной лет, а потом контролировать его работу и работу исследовательских групп. При строительстве было очень много проблем, но еще больше их возникало при начале работы в центре. Сколько было ложных тревог, в любое время суток, пока нам не удалось отладить охранную систему. Однако и теперь не проходит и недели, чтобы меня не разбудил посреди ночи вой сирены.

   Первые ученые и научное оборудование начало поступать уже спустя пол года после завершения последних строительных работ. Первые пять уровней отдали биологам, вирусологам и химикам, чтобы не перегружать очистительные системы нижних уровней. Следующие пять отдали техникам, которые занимаются улучшениями различной техники и созданием новых технических и электронных устройств. На 11, 12 и 13 уровнях решено было устроить склады материалов и продовольствия, чтобы к ним был удобный доступ со всех уровней. Последние десять уровней отдали физикам, т.к. их оборудование было самым громоздким и после установки не нуждалось в частом перемещении.

   И работа закипела, проекты были очень разнообразными. На первых пяти уровнях занимались всем, что связано с органикой, в одних лабораториях занимались созданием лекарств от существующих болезней, а в других созданием новых. Эти уровни были моей постоянной головной болью, т.к. именно тут ЧП случались чаще всего и, несмотря на все меры предосторожности, за 10 лет в них погибло 5 ученых и три лаборанта. А однажды весь пятый сектор 3 уровня пришлось поместить в карантин, пока ученые не нашли лекарство от того вируса, который сами же и создали.

   Меньше всего проблем было с техниками: ни с чем особо опасным они не имели дело, основная масса их проектов была направлена на дремучее потребительство. Они работали с различными новыми гаджетами, такими как мини компьютеры с сенсорными гибкими экранами на основе живых клеток, галографические проекторы с тактильным интерфейсом, новые процессоры и накопители данных, а также ракетные и самолетные двигатели. Целый уровень был оставлен для группы ученых, которые разрабатывали новое оборудование для спутников, которое должно было стать более надежным и дешевым, чем аналоги зарубежных производителей.

   Некоторые опасения у меня вызывали физики: они работали с довольно сложным и потенциально опасным оборудованием, таким как например ускорители частиц, мощные электромагниты. На уровнях 15 и 20 также были установлены два небольших атомных реактора, которые обеспечивали энергией особенно энергоемкие устройства. Однако пока что все мои опасения на их счет остаются беспочвенными. В этом заслуга высокой квалификации людей, которые там работают, и жестких мер по контролю за их работой. ЧП у них случилось только один раз и то, как потом выяснилось, это было всего лишь недоразумение: какой-то профессор преклонного возраста бегал по своей лаборатории и кричал, что его обокрали. Пропало какое-то ценное устройство, компактный генератор микро электромагнитных полей, но как оказалось после просмотра видео записей с камер наблюдения, профессор сам забрал его к себе в комнату, а на утро об этом забыл, сказался его возраст.

   И вот теперь спустя 20 лет с того вечера, когда в особняке олигарха Александр дал свое согласие на эту работу, он стоит на посадочной площадке вертолета на крыше нулевого уровня комплекса и ждет прилета Седого. Седой это была фамилия Валерия Ефимовича, владельца центра и работадателя Александра. Первые годы Александр очень сильно недоумевал, отчего Седой ни разу не приехал в комплекс с проверкой, даже когда строительство было закончено и центр начинал свою работу. Даже тогда он не появился. В тот раз он ограничился лишь не очень длинным телефонным разговором и бонусом на счет Александра за успешную постройку объекта в срок. И хоть его дочь Ольга практически никуда не отлучалась с объекта, но все равно это было не типично для таких людей, насколько конечно Александр сам в этом разбирался.

   Наконец-то с юга показались огни прожектора и через пару минут над площадкой завис тяжелый транспортный вертолет, на которых в комплекс обычно доставляли не очень габаритные грузы. Ничего удивительного, - подумал я - в такую погоду ничего другого и не смогло бы сюда долететь. Вертолет приземлился и первыми из его люка выпрыгнули двое людей в черной с зеленым форме, по-видимому охранники, т.к. ширина их плеч была довольно внушительной. Следом выбрался и сам Седой. За эти 20 лет он сильно сдал, что для его возраста и материальных возможностей было странно. Видимо и у олигархов бывают проблемы, справиться с которыми им стоит больших эмоциональных усилий.

  -- День добрый, Валерий Ефимович, как добрались? - Приходилось кричать, т.к. ветер кажется еще усилился и слова буквально сдувало прежде чем они успевали долететь до собеседника.

  -- Бывало и лучше Саша, но я доволен, т.к. мы буквально на пол часа обогнали шторм. Так что в ближайшие пару суток я точно буду вашим гостем.

  -- Вы вряд будете здесь гостем. - сказал я, когда мы уже спускались по лестнице к лифту, ведущему на нижние уровни комплекса. - Комплекс ведь полностью принадлежит вам и если уж кто тут и гости, так это мы все.

  -- Не преуменьшайте вашего значения для этого места Саша, как и значения тех людей, которые тут работают. Без вас это место было бы просто бетонным бункером с кучей дорогостоящего оборудования, а жизнь ему дают именно люди. Ну а без вас вполне возможно и места этого не было бы.



  -- Спасибо, это много для меня значит и это место действительно стало моим домом. Все-таки я провел тут почти половину своей жизни. - Вот и еще одна странность этого человека. Другой бы на его месте непременно попытался бы указать мне и остальным работникам на свое место, а Седой вот как завернул, про дух места и наш дом.

  -- Вы Саша наверно думаете, что раз я ни разу не появился на объекте, то он меня не очень-то и и интересует. Но вы ошибаетесь, я очень подробно изучаю все ваши доклады и доклады моей дочери. Все просто: за моими перемещениями пристально следит очень много глаз и большинство из их обладателей настроены по отношению ко мне недружелюбно. В последние 5 лет я набрал слишком большой вес в этом мире, в большой степени благодаря этому центру, и очень многие хотели бы помешать его работе, а еще лучше прибрать его к своим рукам. Поэтому я и не был тут ни разу и, признаться несмотря на весь мой интерес, и дальше предпочел бы тут не появляться. Посему я очень надеюсь что та причина, по которой вы меня сюда вызвали является по-настоящему существенной.

  -- Позвольте я сперва обрисую основные моменты, а после экскурсии по комплексу я покажу вам ту причину, по которой я и вызвал вас. Один из наших проектов, а если быть точнее, то объединение результатов двух больших и еще более десятка проектов поменьше дал очень необычный и важный результат. Вообще-то результат мы получили еще более пяти лет назад, но полностью оценить его смогли только недавно и на основании этой оценки я не могу один принять какое-либо решение. Даже после консультации с вашей дочерью мы не пришли к пониманию, что с этим делать.

  -- Господи, Саша, да что же такое там изобрели наши ученые мужы, что вы с моей дочерью вместе не можете принять никакого решения о дальнейшей судьбе этого изобретения? Вы что нашли эликсир вечной молодости, ну же признайтесь, порадуйте старика!

  -- Боюсь что нет - он пытается шутить, подумалось мне, но глаза его остаются все такими же цепкими и холодными. Хорошо что я никогда не пытался его обманывать, таких людей обманывать нельзя. - Это никак не связано с биологией или химией. Но давайте все же я сперва проведу для вас небольшую экскурсию, а потом мы спустимся в сектор, где располагается этот эксперимент, и вы все увидите сами.

  -- Хорошо Саша, пусть будет по-вашему, оставим самое интересное на десерт.

  -- Валерий Ефимович, первая наша остановка будет на третьем уровне в лаборатории доктора наук по биологии Розецкого Геннадия Ивановича. Если помните, это он изобрел то лекарство от болезни Альцгеймера, которое два года назад произвело фурор на нобелевском конгрессе?

  -- Да, само собой, как я могу не помнить человека, чье изобретение сделало меня богаче на 1 миллиард долларов. Конечно я бы предпочел чтобы он изобрел лекарство против рака или СПИДа, ими болеет больше людей. Но и лекарство от одной, ранее считавшейся неизлечимой, болезни тоже сделало нам очень хорошую рекламу и привлекло немало средств заинтересованных инвесторов.

   Последние слова он произнес, когда мы уже подходили к сектору, в котором располагалась лаборатория профессора. Профессор был незаурядной личностью, очень умным и талантливым, но была у него и одна отрицательная черта - тяжелый характер и из-за этого с ним было очень сложно работать. Так что текучка кадров в среде его ассистентов была моей постоянной головной болью. Здесь они задерживались не надолго. Седой только поздравил профессора с успехом и высказал надежду на будущие скорые открытия, а также заверил что все необходимые ресурсы будут ему предоставлены по мере необходимости.

   Далее они проследовали в 6 сектор восьмого уровня, где техники устроли показ своих технических и электронных новинок. По пути Александр показывал и объяснял Седому как устроен комплекс, его охранная система, как налажена работа, быт и досуг всех сотрудников. Когда они подошли к двери, которая ведет в 6 сектор, Александр попросил Седого ничему не удивляться и не пугаться, т.к. техники приготовили один сюрприз/шутку. Когда дверь в сектор открылась, то из нее высунул огромную голову тираннозавр, это было настолько неожиданно, что все в страхе отскочили, даже Александр, а охрана Седого вытащила пистолеты-пулеметы и только оклик их шефа не позволил им применить оружие. Как оказалась это и была та самая шутка, которую организовала группа, долгое время работающая над голографическим проектором. И снова Седой удивил Александра, другой бы на его месте разозлился и как минимум наорал на ребят, а то и применил бы какие-то санкции. Однако Седой наоборот очень быстро нашел общий язык с этими молодыми ребятами, похвалил их прототип и даже пошутил, что было бы страшнее если бы он еще и рев издавал.

   Также олигарху показали прототип накопителя, емкостью в 100 терабайт и размером со спичечный коробок, но у него была одна проблема - технология его изготовления была очень дорогой и пока что не годилась для массового выпуска. Другая группа показала протез руки, у которого было практически столько же степеней свободы как и у человеческой руки. И прибор, размером со старый советский телевизор, который при подключении к культе человеческой руки, улавливал сигналы от нервов и воспроизводил действия, которые хотел совершить человек, но уже на механической конечности. Единственнной проблемой было то, что ученым не удавалось уменьшить размер устройства, которое улавливает и расшифровывает нервные импульсы. Однако они заверили Седого, что работают над этим чуть ли не 24 часа в сутки.

   После того, как Седой посмотрел еще несколько интересных но не таких новаторских проектов, экскурсия продолжилась. Александр повел его на 15 уровень, где все сектора кроме двух занимали огромные электромагниты, в предпоследнем был установлен небольшой атомный реактор, а посреди последнего сектора пылало маленькое солнце. Конечно, к солнцу это не имело никакого отношения, это был шар сверхгорячей плазмы, который удерживался посреди сектора установленными на этом уровне элетромагнитами, которые в свою очередь питались от атомного реактора.

   Профессор Кузьменко Ибрагим Анатольевич, который еще в молодости работал в нескольких советскии НИИ, руководил этим проектом. Фактически идея как получить сверхгорячую плазу, пришла ему еще в молодости, но в то время он был ограничен технологиями того времени, да и не заинтересовало это почти никого. Профессор долго и увлеченно объяснял Седому, как ему удалось создать этот шар. Объяснял также, что хоть для создания шара и нужен большой энергетический всплеск, но для его поддержания необходимо совсем немного энергии. А проблема заключалась только в том, что много энергии нужно на питание электромагнитов, которые не дают плазме рассеяться и сжечь весь комплекс и прилегающие территории. После этих слов Седой кажется немного побледнел, но профессор заверит его, что электромагниты надежные, а реактор в случае отказа подстрахует второй реактор, тот что на 20 уровне. Так же он не переставал убеждать Седого в том, что стоит ему только решить проблему с электромагнитами, как все человечество может получить источник чистой и безопасной энергии.

   После посещения немного эксцентричного профессора Кузьменко, Седой еще долго в деталях расспрашивал меня, какие именно меры безопасности были приняты во избежания катастрофы, на что я ответил ему, что обо всем подробно расписал в своих квартальных докладах и что удивлен его неосведомленностью по такому важному вопросу. На это Седой ответил что обязательно разберется, почему в его канцелярии упустили из внимания такой важный отчет.

  -- Саша, куда мы направляемся теперь? Хотелось бы по возможности перенести посещение менее значимых проектов на завтра, т.к. дорога была долгой да и возраст мой сказывается.

  -- Не беспокойтесь, Валерий Ефимович, мы как раз направляемся на уровень того проекта, о котором я вам говорил в самом начале. - Мы как раз подходили к одной из боковых шахт 15 уровня. - Но туда нет прямой дороги отсюда и нам придеться спуститься до уровня 23 и там пройтись пешком.

  -- Но если я не ошибаюсь, в комплексе всего 23 уровня и 23 занят баками для системы охлаждения, т.е. по проекту под ними ничего не должно быть. Или моя информация устарела? - При этом глаза Седого стали очень колючими и у меня по коже побежали мурашки размером с гориллу. Я понял, что пришел час X и если то, что мы спрятали под 23 уровнем не впечатлит олигарха, то моей работе тут, а может и не только ей, придет конец.

  -- Валерий Ефимович, я прошу вас подождать еще немного, это лучше один раз увидеть. Поверьте, никто кроме семи человек ничего не знает о том, что там находится, и вы станете восьмым. Но в свою защиту скажу, что ваша дочь была полностью в курсе того, что мы там делаем и она так же согласилась с тем, чтобы до получения практических результатов не сообщать вам об этом проекте. Кстати, она нас там и встретит.

  -- Ну хорошо Саша, я постараюсь оставаться непредвзятым до самого конца, а там посмотрим.

  -- Хорошо, - кто бы знал чего мне стоило сейчас говорить ровным голосом, т.к. я боялся не столько за себя сколько за жену и дочь - мы уже почти пришли, нам нужно только спуститься к основанию центрального бака с охладителем.

   Через пару минут мы подошли к двустворчатому люку, точно такому же, как были установлены в основании всех баков с охладителем и которые использовались для доступа к техническим коммуникациям под баками. Я открыл одну створку, взял ручной фонарь из связки, которая висела справа от входа, и начал спускаться по ступенькам. За мной сразу скользнул один из охранников Седого, все же видимо он не очень мне доверял и опасался какой-то подставы. Наверно не надо было мне напускать столько тумана, но потом я сам себя отдернул: то что я сделал должно быть сделано именно в такой последовательности. Буду надеяться, что мы с Ольгой просчитали реакцию ее отца верно и нам не придется расплачиваться за эту ошибку.

   Уже через пару шагов даже в свете ручного фонаря стало понятно что помещение, в котором они находились, не совсем соответствует обычной планировке технического отсека под охладителем. Нет, все системы, которые нужны для его работы тут были в наличии, но они не занимали все пространство помещения, а располагались довольно компактно по периметру, а в центре был еще один люк с открытым грузовым лифтом. Встав на этот лифт и подождав пока Седой с охраной присоединится ко мне, я нажал на кнопку спуска и лифт тронулся с места. Как только лифт спустился ниже пола на два с половиной метра, люк автоматически закрылся и включилось освещение в шахте. Спуск был не долгим и вот мы уже стоим перед прочной стальной дверью без ручек и каких-либо замков, только одинокая камера над ней и все. Но не многие знали что если оператор, который сидит сейчас за дверью, не сможет идентифицировать находящихся за ней людей как имеющих доступ при помощи целого массива спрятанных датчиков, то выжить в этом тесном бетонном коридоре не сможет никто из незванных гостей. И осознание этого бросало меня в холодный пот каждый раз как я спускался сюда, но пронесло и на этот раз, и нас без особого промедления впустили внутрь.

  -- Здравствуй отец, я очень рада тебя видеть. - За дверью нас уже ждала Ольга. - Как ты добрался, я слышала что ты попал в ураган?

  -- Твой отец хоть и стар, но все еще способен обогнать какой-то там ураган. - И они довольно тепло обнялись, что стало для меня еще одним сюрпризом, т.к. я думал что у них довольно прохладные взаимоотношения. По крайней мере все говорило именно об этом, и я никогда не видел чтобы они разговаривали как должен говорить отец со своей дочерью. - Ну давайте, показывайте наконец что же вы тут утаивали от меня столько времени, а то Саша закрутил такую интригу, что я несмотря на мои годы скоро начну подпрыгивать от интереса.

  -- Да отец, идем, тебе осталось не долго пребывать в неведении. Я как никто другой знаю, что тебя это очень огорчает. Это помещение всего лишь пост охраны, сам проект находится за следующей дверью.

  -- Ага, я вижу как вы охраняете этот проект, особенно мне нравится ствол этого крупнокалиберного пулемета, который сейчас смотрит мне в лицо. - Он имел в виду один из двух пулеметов, которые были установлены в дотах, расположенных в конце 20 метрового бетонного коридора, и которые простреливали его на всю длину.

  -- Думаю что через пару минут - ответила Ольга - ты будеш ругать нас за недостаточные меры предосторожности, а не за их излишек. Ну все, хватит напускать туман, пошли быстрее, а то мне и самой не терпится тебе все показать.

   Они прошли в конец коридора, где была еще одна довольно массивная дверь. К счастью пулеметные дула не следили за ними на протяжении всего их пути, а сосредоточили свое внимание исключительно на двери, через которую они вошли. Пройдя через очередную и последнюю дверь, они попали в сравнительно небольшое помещение, на потолке которого ярко горели лампы дневного освещения. Справа и слева от двери были двери поменьше, которые вели в оба дота с пулеметами. По периметру помещения было установлено множество различной техники, практически вся из которой имела дисплей и клавиатуру. Напротив двери в стене располагалось окно, по одному виду которого опытный человек смог бы сказать, что прочностью оно не уступит двери из пятисантиметровой стали. Слева от этого окна в стену был вмонтирован большой круглый люк, похожий на те, который ставят на подводных лодках и даже по ег виду было понятно, что закрывается он абсолютно герметично.

  -- Чем-то все это мне напоминает ЦУП на Байконуре, где мне пару раз доводилось бывать. - сказал Серый - Хотя там у них не было таких люков и такой системы безопасности. Ну и что мы тут имеем?

   В помещении кроме них находилось еще пать человек, четверо мужчин и одна женщина, которые встали при их появлении. Трое мужчин были довольно молоды по всей видимости лаборанты, а последний мужчина и женщина были по возрасту примерно 45-50 лет.

  -- День добрый господа, хотя уже скорее всего вечер. Меня зовут Седой Валерий Ефимович и я ваш работодатель, Сашу и Ольгу думаю представлять не стоит. Уверен что и с вами я уже заочно знаком, но прошу вас освежить мою стариковскую память.

  -- Вечер добрый, Валерий Ефимович - начал старший из мужчин - сейчас уж 21:20, так что все же вечер. Меня зовут Ефимов Владимир Сергеевич, эта красивая женщина слева от меня Валентина Федоровна Руленко - при этих словах небольшой румянец тронул щеки Валентины, было видно что этих двоих связывает не только работа, - а слева от меня наши лаборанты Дмитрий Поваренко, Игорь Сушичев и Алексей Плитаев. Мы все рады видеть вас тут и не в коей мере не собираемся отнимать ваше время, так что давайте пройдем к нашему "окошку". - И он сделал приглашающий жест в сторону окна в стене напротив двери.

   Все подошли к окну и Владимир щелкнул парой тумблеров на панели возле него и в комнате, которая находилась за окном, зажегся свет. Комната была не очень большого размера, примерно 10 метров квадратных по площади и около трех метров в высоту. Справа было видно, что круглый люк ведет в воздушный шлюз, который заканчивается точно таким же люком. В центре комнаты находился куб, внешние стены которого были сделаны из какого-то материала, возможно пластика, покрашенного в черный цвет, а углы его были укреплены сталью. Справа от куба, если смотреть с нашей точки, к стене был прикреплен прозрачный цилиндр, в котором находилось что-то сыпучее, очень похожее на обычный морской песок, разница была только в том, что он светился не очень ярким мягким светом. Внизу этот цилинд заканчивался воронкой, переходящей в горизонтальную трубу, которая в свою очередь через какое-то устройство, уменьшаясь в диаметре, исчезала внутри куба. Из стен справа и слева от куба выходили два толстых кабеля, по всей видимости высоковольтных, заканчивающихся специальными разъемами, которыми они крепились к массивным розеткам, встроенным в куб. От стекла к кубу также шли три скрутки проводов очень похожих на оптоволоконные, которые заканчивались небольшими коннекторами и были подключены к кубу, на беглый взгляд их было около 30 штук.

  -- Валерий Ефимович, - торжественным голосом сказал Владимир Сергеевич - представляю вам первый в мире телепортационный аппарат. Это передающее устройство, а принимающее стоит в штате Арканзас США, в сверхсекретном правительственном бункере.

  -- ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ, - вспыхнула Ольга - как вам не стыдно шутить в такой момент.

  -- Все все все, раскаиваюсь и приношу свои извинения, - хотя его довольная улыбка говорила совсем об обратном. - Я придумал эту шутку еще в тот момент, когда сам в первый раз посмотрел туда через это окно, но к моему сожалению все и так были в курсе, что это за штука, и мне никогда не удавалось ее реализовать, а тут такой заманчивый случай. Но, Валерий Ефимович, я действительно прошу прощения, что именно вы оказались первым ее объектом.

  -- Ну что же, пожалуй прощу вас в первый раз - и хоть сказано это было довольно дружелюбным тоном, но глаза Седого теплее не стали. - И все же господа, на что же такое я сейчас смотрю?

  -- А если серьезно, - сказал Владимир и улыбка слетела с его губ как ее и не было - то вы сейчас смотрите на хорошо экранированный изнутри чешуйками слюды, ящик, в котором периметр всех стен увешан более 10 тысячами генераторов микро магнитных полей. Эти поля удерживают от распада подвешенный в вакууме и находящийся в центре этого ящика искусственный мозг. В нем вот уже больше двух лет, а если быть точным, то два года три месяца и 23 дня зародилось искусственное сознание.

   Как я уже говорил ранее, мне казалось что Седой имел довольно колючий и холодный взгляд, но голос которым он заговорил после объяснения Владимира Сергеевича, похоже, опустил температуру в помещении градусов на 10 минимум.

  -- Владимир Сергеевич, я надеюсь что это уже не было шуткой.

  -- Нет, Валерий Ефимович, это уже не шутка. - Седой провел взглядом по лицам всех находящихся в помещении, как будто стараясь найти у них признаки спрятанной улыбки или удовольствия от того, как хорошо они разыграли своего шефа. Но все были предельно собраны и серьезны.

  -- Ну хорошо, давайте будем считать, что я в это поверил и вы создали то, что так любят описывать в фантастических книгах и снимать в Голливуде. Ответьте мне тогда на один вопрос: почему я узнаю об этом только сейчас а не два года, три месяца и двадцать тремя днями ранее?

  -- Отец, разреши мне ответить на этот вопрос, потому как именно мне принадлежит идея скрыть от тебя эту информацию до получения практических результатов от этого проекта. Владимир Сергеевич, назвал верную дату, когда в этом искусственном вместилище зародился интеллект, но он не уточнил, что это был интеллект новорожденного ребенка. Т.е. я имею ввиду, что знаний у него было столько же и никакой практической пользы от него тогда не было. И чтобы ты сказал мне, приди я или кто-то из этих людей к тебе и начни рассказывать об этом поистине революционном открытии? Я знаю тебя лучше чем кто-либо, но и я не смогла бы спрогнозировать твою реакцию, а проект действительно важен и, как показали наши последние испытания, это не пустые слова. Давайте пройдем к главному терминалу и я покажу тебе что я имею в виду.

   Мы все прошли к самому большому нагромождению стоек и мониторов, перед которым стоял ряд кресел, привинченных к полу, но довольно удобных. После того как все устроились, Седой, Ольга, я и Владимир с Валентиной сели в центре, а лаборанты разместились за нашими спинами.

  -- Это терминал, при помощи которого мы можем с ним общаться - продолжила Ольга. - Здравствуй 22/17. - набрала Ольга на клавиатуре, которая находилась перед ней.

  -- Добрый вечер, оператор. - Эта строка текста появилась на экране перед ней практически моментально после того как она нажала клавишу Enter.

  -- Он не знает ничего о сотрудниках этого центра, а мы никак не идентифицируем себя, посылая ему запросы, так что он думает что всегда общается с одним индивидуумом, имя которого оператор.

  -- 22/17, как продвигаются расчеты по оптимизации электромагнитных установок для эксперимента со сверхгорячей плазмой?

  -- На данный момент мне удалось провести виртуальную симуляцию, в результате которой энергопотребление новых установок снизится на 23.456% процента, выдаваемая мощность электромагнитного поля увеличится на 15.32% и размер уменьшится на два кубометра. Является ли это приемлемым результатом, оператор?

  -- 22/17, возможно ли снижение энергозатрат еще на 12 процентов, а увеличение выдачи мощности электромагнитного поля еще на 7.5%?

  -- Недостаточно данных для точного ответа. Необходим доступ к дополнительной информации по ряду направлений и доступ к строительному материалу. Сформировать список, оператор?

  -- 22/17, сформируй подробный список с перекрестными ссылками, а также укажи необходимое количество строительного материала и отправь на терминал номер 3.

  -- Принято к исполнению, оператор.

  -- Дочь, поправь меня если я что-то неправильно понял, - сказал Седой после того, как откинулся на спинку кресла - этот агрегат ...

  -- Простите, - перебил его Владимир Сергеевич - это искусственный интеллект.

  -- Пусть будет так, так вот, этот искусственный интеллект занимается сейчас исследованиями по проекту профессора Кузьменко?

  -- Да отец и не только. Александр не зря устроил тебе эту экскурсию по комплексу, он ведь мог тебя привести сразу сюда, но мы хотели чтобы ты сперва посмотрел на те практические результаты, о которых мы тебе сейчас говорили. Все эти успешные проекты, по которым ты видел рабочие прототипы, еще каких-то полтора года назад были совсем не успешными, а с точностью до наоборот. В каждом из них были проблемы, решение которых были не под силу ученым, которые их вели, и вот ту мы решили собрать всю необходимую информацию об этих проектах и загрузить ее в 22/17. В результате в течении всего пары месяцев он провел симуляции, где устранил все проблемы, пусть кое-где это были возможно не самые оптимальные решения, но тем не менее у нас-то не было вообще ничего. И это было аж полтора года назад, что для 22/17 очень большой срок, т.к. он развивается каждую минуту и с каждой минуой скорость его развития также растет.

  -- А что это за строительный материал, про который он упоминал?

  -- Это вот тот "песок", который ты видел в прозрачной колбе, это изобретение Валентины Федоровны и без него мы бы никогда не смогли создать 22/17. - После этих слов Валентина еще больше покраснела, но так и не произнесла ни слова.

  -- Хорошо, - Седой встал и начал мерить шагами помещение, встали и все остальные - хорошо, считайте что вы убедили меня, что все это не розыгрыш. Тогда расскажите мне и желательно в подробностях, какие меры вы приняли по предотвращению побега вашего подопечного из нашего комплекса? Ведь все что я пока видел направлено на то, чтобы никого из посторонних не впустить сюда, а как насчет того, чтобы он не сбежал от нас? Ведь никто из вас, я уверен, не хочет стать создателем настоящего Скайнета.

  -- Позвольте мне, все же я как координатор комплекса как раз и ответственен за все охранные мероприятия.

  -- Да конечно, Саша, мы все во внимании.

  -- Итак, сперва еще раз отмечу то, что никто кроме тех людей, которые находятся сейчас в этом помещении, ничего не знает о проекте 22/17.

  -- Постойте, а как же ученые, которым вы помогли в их проектах?

  -- Мы делали это очень тонко, не выдавая им конечные результаты, а только подталкивая в нужных направлениях, что им было и нужно, до всего остального они дошли сами, все таки у нас работают очень хорошие специалисты в своих областях. - Кивок в сторону Ольги. - Если с этим понятно, тогда я продолжу. Ниже 22 уровня не прокладывалось никаких информационных кабелей, а на всем 23 уровне и на этом подуровне глушится любая радио связь, длинные, короткие волны, в общем любой радио сигнал будет заглушен. Кстати, можете проверить ваш телефон, он перестал ловить сеть еще когда мы спускались по лестницам между охладителями. Чтобы исключить человеческий фактор в этом помещении всегда находится смена из трех человек. Тут также установлено записывающее аудио и видео оборудование, при чем камеры расположены так, чтобы были видны дисплеи всех терминалов и вообще любой угол, так что непросматриваемых зон тут нет. Просмотреть видео можно только тут, зная специальный код, который известен только Ольге. Удалить же любую запись или как-то ее изменить невозможно ни программно, ни физически, т.к. накопители находится вон в том титановом сейфе, доступ к которому так же есть только у Ольги. Так что если какая-то запись будет удалена или повреждена, мы всегда будем знать где искать виновного.

  -- Ну что же я вижу что вы очень серьезно подошли к обеспечению безопасности этого проекта, но меня интересует еще один вопрос, а что случится если ...

   Но ему не удалось договорить свою фразу, т.к. в этот самый момент освещение в зале погасло а через секунду что-то ярко вспыхнуло и по ушам больно ударило звуковой волной.

  

Глава 2

   За 10 лет до этих событий.

   Бар, где собирались физики со всех 10 своих уровней, находился на 16 уровне и в эти ранние утренние часы был практически пуст. Барменом был еще не старый но уже "потрепанный" жизнью мужчина лет сорока, которого звали Борис, но все называли его Борисович, на что он не обижался и даже иногда подшучивал по этому поводу.

   За стойкой сейчас сидела только молодой физик Валентина Федоровна Руленко и потягивала слабоалкогольный мохито, который у Борисовича получался на удивление хорошо, чего по его слегка потасканной внешности она никогда бы не подумала. Ее голова гудела от перенапряжения, вот уже несколько недель ей не удавалось толком выспаться. Дела у их группы, которая занималась возможностью создания накопителей энергии повышенной мощности, шли не очень хорошо, а если быть до конца честно, то очень паршиво. Нет, определенного успеха они добились, но дальше все застопорилось намертво, они уперлись в одну вроде бы небольшую, но от того не менее непреодолимую проблему. Иногда ей казалось что они вот-вот решат ее и дальше все пойдет гладко в обычном режиме работы, но каждый раз практические тесты разбивали все их теории в прах.

   На основании ее теории, которую она вынашивала еще с университетской скамьи, их группе удалось модифицировать песчинки обычного речного песка таким образом, что каждая из них могла накапливать и хранить энергии больше, чем современный автомобильный аккумулятор. И вроде бы нужно ликовать, ведь это прорыв, самый настоящий прорыв. С такой технологией наконец-то уйдут в прошлое эти бензиновые и дизельные двигатели, которые отравляют экологию планеты. Но как всегда бывает, была маленькая проблема: накапливать и удерживать энергию их песчинки могли, а вот отдавать не хотели. Ну не то чтобы энергию из них вообще невозможно было извлечь. Месяц назад лаборант из их группы позаимствовал у профессора Кузьменко один из его электромагнитов и при пиковой напряженности магнитного поля этого агрегата смог таки извлечь из одной песчинки ее энергию. Вот только практическое применение этой технологии изъятия энергии было невозможно по понятным причинам.

   Именно поэтому Валентина и проводила все последние вечера и половину ночи сидя за расчетами и всевозможными формулами, составляя различные симуляции на компьютере, но все было тщетно. Все ее команда занималась тем же, один раз они даже собрали физиков из соседних секторов и провели мозговой штурм, в результате, которого появилось пару интересных идей, но затратность этих способов по извлечению энергии была еще больше, чем у электромагнитной установки.

  -- Утро доброе, Валя. - Это к стойке подошел молодой физик с 22 уровня Ефимов Владимир, насколько Валентина помнила он и его группа занимались проблемами передачи энергии без помощи проводов и вроде как дела у них тоже застопорились. - Что это ты пьешь в такую рань?

  -- Доброе утро, Володя. Это всего лишь слабоалкогольный мохито, ничего более сильного моя голова сейчас не выдержит, но надо как-то снять напряжение, а то она может и лопнуть. Ну а что ты делаешь в баре как ты сам выразился: "в такую рань"?

  -- Ты не поверишь, но я тебя ищу. Я сперва конечно зашел к вам в сектор, но Денис сказал мне, чтобы я поискал тебя в Ядре - так кстати назывался наш бар, ну а чего собственно вы еще ожидали от группы людей, помешанной на физике?

  -- Хмм, ты хочешь, чтобы я подсказала тебе что-нибудь по твоему проекту? Если так, то я только с радостью, мне просто необходимо немного отвлечься от своей работы, иначе у меня будет нервный срыв.

  -- Что, все так плохо? Вроде бы я слышал что одному из ваших лаборантов таки удалось извлечь энергию из песчинки или я что-то не так понял?

  -- Да нет, ты все понял верно, вот только проблема в том, что энергии на это извлечение он затратил раз в 20 больше, чем извлек, и как сам понимаешь решением проблемы это не назовешь.

  -- Да, действительно. Это очень раздражает, когда вроде бы и результат достигнут, но все равно решения нет. И я тебя очень хорошо понимаю, с моим проектом очень схожая ситуация. Ты ведь знаешь, что мы пытаемся передавать энергию между накопителями без применения проводов?

  -- Да я знаю о вашей работе, но, извини, только в общих чертах, из-за своих неудач интересоваться проектами коллег не хватает ни времени, ни сил.

  -- Да без проблем, я все понимаю. Но в отличии от тебя у меня хватат сил интересоваться проектами коллег, особенно теми, которые возможно помогут мне и моему коллеге решить наши проблемы.

  -- А вот с этого места пожалуйста поподробнее, особенно о взаимном решении проблем.

  -- Подробнее пока не очень есть о чем, но давай я начну с того что мы достигли и во что мы уперлись. Итак как я уже сказал, мы работаем над передачей энергии грубо говоря по воздуху, без километров проводов. Идея была в том, чтобы создавать узкие и длинные электромагнитные поля, которые бы выступали этакими заменителями проводов и это сработало. Скажу даже больше: нам не удалось достичь пиковой мощности энергоканала, т.к. даже атомный реактор не выдал нам того, с чем бы не справилось наше поле.

  -- Ну что же тогда прими мои искренние поздравления и в этом случае я не понимаю о какой проблеме ты говоришь.

  -- Ну это и не удивительно потому что до проблемы то я еще и не дошел. А проблема то заключается в том, что стабильно и с приемлемыми энергозатратами наше электромагнитное поле работает только при удаленности передатчика и приемника друг от друга всего на растоянии метр с небольшим. Если мы пробуем увеличить протяженность этого поля, то оно становится очень нестабильным и энергозатраты на его стабилизацию возрастают экспоненциально. Вот такие пироги с брусникой.

  -- Дааа, ну мы прямо как два сапога пара, наши проблемы действительно очень похожи. Но все равно я не понимаю каким образом мы могли бы помочь друг другу?

  -- Не понимаешь? А ведь идея то лежит на поверхности, дело в том что в пределах этого метра наше поле не просто стабильно и не требует значительных энергозатрат на свое поддержание, но оно еще и очень мощное, настолько что его мощности вполне может хватить на то, что бы извлечь энергию из вашей песчинки и даже не одной. Теперь понимаешь к чему я клоню?

  -- Так, так, поправь меня, если я ошибусь, ты хочешь попробовать использовать наши песчинки как буферные накопители, между твоими полями и таким образом увеличить дальность передачи энергии?

  -- Ну вот, а говорила что не понимаешь. Это все твое махито в такую рань, а стресс можно снимать и многими более приятными способами.

  -- Так, Владимир Сергеевич, что это за намеки вы тут себе позволяете приличной девушке да еще и в таком неподходящем месте? - И хоть тон ее был шутливым, но почему-то сердце начало стучать сильнее. Все-таки этот Владимир был очень статным молодым человеком и нравился ей.

  -- Ничего такого Валентина Федоровна, я просто имел ввиду некоторые дыхательные техники и массаж. - Ага, ага, так я тебе и поверила, волк в овечьей шкуре, глаза так и блестят. - Но шутки в сторону, возможно нам стоит попробовать сделать первоначальные расчеты и посмотреть возможно ли мое предположение хотя бы чисто теоретически?

  -- Хорошо, но только давай у тебя в лаборатории, а то только от одного вида моей у меня опять начнет болеть голова.

  -- Нет проблем, только предупреждаю сразу у нас в группе все холостяки и наша лаборатория больше похожа на холостятскую квартиру, чем на место где проводят исследования.

  -- Ну ничего, посмотреть на то как ты краснеешь и стараешься задвинуть ногой под стол грязные носки, пока я якобы этого не вижу, будет очень забавно. Возможно даже моя голова полностью пройдет, на что я, если честно, не надеялась в ближайшие пару дней.

  

   10 часов спустя.

   Наши расчеты и даже предварительная компьютерная симуляция действительно показали, что теоретически задумка Владимира возможна. И моя головная боль почти полностью прошла, чему особенно способствовало то, что было после того как мы закончили ту симуляцию. Сейчас лежа в своей постели я не переставала вспоминать насколько хорошо мне было последние пять часов. Да, возможно у нас с Владимиром что-то и получится и я сейчас говорю не только о работе.

  

   3 года спустя

   Все таки как хорошо, что три года назад Владимиру пришла в голову та идея и пусть нам не удалось сделать то что мы планировали изначально, но в процессе опытов мы заметили один эффект, на основе которого мы и спроектировали это устройство. Честно говоря, мы пока и сами не до конца понимаем что у нас получится в конечном итоге, но вся наша группа, которую мы объединили после начала совместных исследований, пребывает в приподнятом настроении и с большим энтузиазмом берется за любые проблемы, которые возникают у нас в процессе работы.

   В самом начале совместной работы нас ожидало большое разочарование: при попытке использовать наши песчинки как буферные накопители происходило резкое снижение длины поля Владимира, а при увеличении количества песчинок поле начинало и вовсе терять стабильность. Мы пробовали различные конфигурации, строили различные пространственные фигуры из полей и песчинок, но система все равно стремилась к самораспаду. И мы бы наверно вскоре бросили все это дело, если бы не одна счастливая случайность. Один из наших лаборантов увлекался радиотехникой и в свободное время собирал радиопередатчик. И вот во время одного из экспериментов мы обнаружили что система не распадается, а наоборот стремится к уплотнению и активно накапливает песчинки из резервуара со свободным песком, который мы использовали для подачи строительного материала. Как оказалось вчера вечером наш лаборант-любитель радио техники закончил свой радио передатчик, но забыл его обесточить, и он все это время передавал в эфир не сильный белый шум. Таким образом наша система реагировала на радиоволны причем, как в последствии выяснилось, лучше всего она реагировала на модулированные сигналы, которые несли в себе какую-то информацию.

   Мы долго не могли понять что же происходит, пока во время одного из экспериментов в гости к Владимиру не зашел один его давний приятель, который занимался исследованием человеческих клеток на 4 уровне. Ему стало интересно, что это такое у нас висит в метре от пола и довольно красиво переливается различными световыми всполохами. Владимир как мог доступнее объяснил своему далекому от физики другу что это у нас такое и что мы делаем. В ответ Алексей, так звали друга Владимира, усмехнувшись сказал, что если бы это был человеческий мозг, то он бы мог предположить что это между его нейронами выстраиваются новые логические связи. К своему стыду я тогда никак не отреагировала на эти слова, а Владимир после того, как Алексей ушел, еще долго ходил очень задумчивым и даже на следующий день практически не отходил от своего компьютера, где постоянно что-то пытался смоделировать на виртуальном симуляторе.

   Как оказалось через пару дней он проверял возможность того, что предположения Алексея верно и когда он с очумелыми глазами вернулся из лаборатории в нашу уже общую комнату, тогда я и поняла что он получил какие-то результаты, но я тогда и предположить не могла к чему нас это приведет.

   И вот теперь когда проект готов, мы начали строить первый в мире искусственный мозг на основе моих песчинок и электромагнитных полей Владимира. Координатор центра, после ознакомления с нашими выкладками, долго интересовался кто еще в курсе этой информации и когда выяснилось что полной информацией владеем только мы с Владимиром, а более-менее посвящены еще три лаборанта, которые плотнее всего работали с этой веткой наших исследований, тогда он, извиняясь за временные неудобства, попросил нас всех пятерых переехать в отдельный жилой комплекс на 23 уроне. Он объяснил что если все это реально и у нас получится, то информация о таком важном открытии будет представлять для ее обладателей очень большую угрозу и что весь проект должен держатся в абсолютной тайне и кроме нас о нем будут знать только он и Ольга Валерьевна, дочь хозяина центра.

  

   Год спустя

   По всей видимости, руководство центра очень заинтересовалось нашим проектом, т.к. менее чем за год под 23 уровнем был оборудован еще один небольшой подуровень, ну по сравнению с другими уровнями конечно. Все оборудование и материалы, которые запрашивал Владимир, были ему предоставлены, я же в это время в основном занималась расчетами и компьютерными симуляциями, пытаясь свести к минимуму ошибки в процессе развития электронного мозга. Среди нашей группы мы пока не достигли единого мнения как его называть, все свелось к двум варианта: электронный или просто искусственный мозг. Мне же самой больше нравится энергетический мозг, т.к. это определение наиболее близко к его сути.

   Для того чтобы вырыть и оборудовать подуровень для нашей новой лаборатории, Координатор центра провел целую операцию. Сперва выбрали место: решено было оборудовать лабораторию под центральным охладителем, т.к. сама охладительная смесь очень хорошо блокировала любые радио сигналы и тепловое излучение. А также потому что контрольное оборудование, находящееся под охладителями, очень редко нуждалось в диагностике и ремонте, т.е. нас никто не должен был тревожить. В разнарядке на работы по рытью шахты подуровня было указано: "для установки дублирующего контрольного оборудования центрального охладителя" и у рабочих не возникло практически никах вопросов.

   Подуровень углубили на 30 метров относительно 23 уровня, поставили небольшую лифтовую шахту с датчиками движения и массы, которая заканчивалась тамбуром со стальной дверью и замаскированными форсунками, распыляющими напалм. За тамбуром сделали двадцатиметровый коридор, в конце которого установили два автоматических крупнокалиберных пулемета, которые управлялись изолированным от внешних сетей компьютером, находящимся в операционном зале.

   В самом операционном зале разместили 5 терминалов для работы с искусственным мозгом. Каждый терминал представлял собою стойку из 10 мощных серверов, соединенных в кластер, а главный терминал содержал целых 30 серверов. Чтобы не оглохнуть от их шума и не свариться от выделяемого таким количеством серверов тепла, они были помещены в герметично закрытые стойки и из главного охладителя к ним были проведены трубы для охлаждения.

   Для самого мозга было выделено отдельное помещение, которое отделялось от операционной комнаты бронированным стеклом и воздушным шлюзом. В этом помещении все было стерильно, мы не знали как может повлиять на развитие мозга посторонние вещества. Сюда были проведены две дублирующие друг друга высоковольтные линии для того чтобы питать электромагниты. Ту же мы установили и резервуар со строительным материалом для мозга.

   Но больше всего мы трудились именно над устройством, в котором будет развиваться мозг. В течении полутора лет мы перебрали три конфигурации и только четвертая дала нужный результат. В качестве формы был выбран обычный куб из крепкого пластика, который по стыкам и углам был укреплен сталью. С внутренней стороны куба его стены были выложены слюдяными чешуйками, чтобы изолировать внутренности куба от любых посторонних излучений, а также чтобы электромагнитные поля внутри куба не повлияли на оборудование в операционном зале. За слюдяными пластинами была собрана решетчатая конструкция, на которой был закреплен каскад самых миниатюрных электромагнитных установок, которые только были в нашем распоряжении на тот момент. Последним устройством, смонтированным внутри, был скоростной приемо-передатчик коротких радиоволн, чтобы мы могли "облучать" мозг информацией и в будущем получать информацию от него. Последним этапом было подключение линии электропитания, откачка воздуха из куба и герметичное закрытие.

   Во время всех этих работ наши лаборанты подготавливали первые пакеты информации, которые должны были стимулировать рост мозга и создавать нужные логические связи между его "клетками" для успешного усвоения дальнейшей информации, которую мы собирались передавать мозгу в привычном для нас двоичном коде.

  -- Вот и все, - сказал Владимир - мы сделали все от нас зависящее, чтобы наш эксперимент увенчался успехом. Если мы все рассчитали верно и не допустили технических ошибок, то в результате этой попытки через какое-то время в этом непримечательном ящике должна зародится искра разума и в какой-то мере все мы будем его родителями, если этот термин применим в данном случае. Если никто не против, то я бы хотел предоставить честь включить подачу питания единственной женщине в нашей группе.

  -- Володя, я нервничаю, а правильно ли мы поступаем? Не обернется ли наш эксперимент катастрофой?

  -- Валь, ты насмотрелась всяких фантастических бредней. Мы приняли все возможные меры предосторожности и потом, почему во всех историях искусственный разум всегда должен восставать против свои создателей? Лично я настроен очень позитивно, так что не бойся и включай подачу энергии.

  

   4 года и 5 месяцев спустя

   Бушлатов Игорь Андреевич в свои 40 лет был на пике своей физической формы. За свою бурную юность он успел побывать на обоих Чеченских, а затем, собрав свой отряд, в качестве наемника побывал практически во всех вооруженных конфликтах на ближнем и дальнем востоке. За это время он обзавелся немногими верными друзьями, с которыми прошел не одно сражение, красавицей женой и дочерью, но больше всего он приобрел врагов. Профессия наемника по умолчанию подразумевает риск и очень часто наемнику приходится рисковать не только выполняя задания, но и при попытке получить за него вознаграждение. Иногда заказчики считали что могут не платить наемникам или пытались избавиться от него и его команды. Игорь всегда старался просчитать такой вариант развития событий и поэтому за все годы этой работы он потерял всего двух бойцов из своей группы, что было очень хорошим показателем и привлекало много высококлассных специалистов, которые были не прочь вступить в его команду.

   Еще одной положительной чертой Игоря как командира был то что он на первое место всегда ставил безопасность своих бойцов, а уже на второе место возможную прибыль. По этой причине он никогда не брался за задания, риск которых превышал некую допустимую для него величину, даже если их выполнение сулило очень хорошие деньги. Так, например, в одной банановой стране он не взял задание по проникновению на обычный с виду склад с целью изъять какие-то накладные, которые по словам заказчика были очень важны для него, но ценность которых была не известна их текущему владельцу. При этом за такое простое задание наниматель предлагал очень хорошие деньги, даже слишком хорошие. Что-то тут было не так и Игорь отказался от задания и только через год от знакомо командира другой команды наемников он узнал что на том складе были вовсе не накладные, а урановая руда, которую какой-то нечистый на руки делец из России пытался продать. Как раз в момент проведения операции по изъятию "накладных" этот склад накрыли Российские спецслужбы и зачистили всех кто в нем к тому моменту находился. По словам знакомого, никого не пощадили, даже тех кто бросал оружие и пытался сдаться, слишком уж все было серьезно. А того нанимателя, который думал что умнее всех и хотел увести уран из-под носа как своего конкурента по бизнесу, так и Российских спецслужб, нашли потом в пустыне недалеко от склада в виде полуобглоданного животными скелета.

   После женитьбы и рождения дочери Игорь решил что продолжать карьеру наемника будет слишком опасно, т.к. теперь ему пришлось бы волноваться не только за себя и своих ребят, но и за двух любимых людей, за которых он не задумываясь отдал бы свою жизнь. Поэтому он с радостью согласился, когда однажды ему предложили охранять какой-то исследовательский центр, даже с учетом того, что пятилетний контракт не предусматривал отпусков и на объекте необходимо было находиться неотлучно. Для него это была возможность пересидеть в труднодоступном месте, пока о нем забудут его недоброжелатели. Ну и конечно не последним доводом послужило то, что он может взять с собой свою семью, а также свою команду. Более того, ему предложили неплохие бонусы если все его ребята согласятся на работу в этом центре и также подпишут пятилетний контракт.

   Посовещавшись с женой и ребятами из своей команды, все пришли к выводу что принять это предложение это самый лучший на данный момент вариант и уже через месяц он и его команда занялись охраной восьмого уровня в исследовательском центре, о точном расположении которого знали очень не многие из тех кто тут работал и, по понятным причинам, он и его группа не входили в это число.

   Первые два года он был очень доволен своей жизнью, работа была очень спокойной, особенно если сравнивать с тем как он раньше зарабатывал себе на жизнь, да и оплата была намного выше, чем даже у самых щедрых нанимателей. Но он не был из тех кто поддается спокойному ритму и позволяет себе расслабиться. Свой отряд, когда они заступали на смену, он держал в ежовых рукавицах, постоянно следя за соблюдением инструкций безопасности, да и его бойцы уже были привычны к тому, что их командир всегда очень серьезно относится к порученной ему работе и не роптали. Обычно все их обязанности сводились к несению караула у всех лифтовых шахт уровня и на посту охраны, куда дублировались все данные с сенсоров и камер наблюдения. Реже им приходилось разнимать повздоривших научников. Та еще братия, вроде посмотришь, на них так можно дунуть и упадут, а помахать своими ручонками очень даже не прочь, особенно когда заканчиваются словесные аргументы в их спорах.

   И все было бы хорошо, если бы не случилось несчастье, которое разрушило весь сформировавшийся уклад их жизни. Сперва это начала замечать только жена и первое время он списывал это на ее чересчур большую заботу о дочери, но потом он и сам заметил перемены в ее поведении. В центре была очень хорошо оборудованная больница, на 3 уровне под нее выделили целых два сектора. Врачи быстро поставили диагноз, он которого оба они пришли в ужас: у их дочери обнаружили очень редкую форму болезни Альцгеймера, которая появляется в раннем возрасте и в 99% процентах случаев приводит к смерти больного в течении пяти лет. Это был приговор, особенно для человека, который всю свою взрослую жизнь привык сам отвечать за свою жизнь и жизни своих подопечных, а тут он был бессилен как-либо помочь своей родной дочери. Она еще была жива, а он понимал что уже ее потерял и от этого находиться рядом и видеть как она угасает было просто невыносимо.

   Он хотя бы мог отлучаться на дежурства и хоть ненадолго, но отвлекаться от мыслей о дочери, которые вытесняли заботы о поддержании безопасности на вверенной ему территории. И когда он возвращался с дежурства то начал замечать что жена все больше отдаляется от него. Сперва он не придавал этому значения, т.к. все его мысли были направлены на то как он может помочь своей дочке, но это не могло продолжатся вечно и однажды он настоял на том, чтобы они с женой поговорили.

   Его всегда тихая жена вдруг взорвалась, она кричала и обвиняла во всем его, говорила что это наказание ему за всех людей которых он убил и что она больше так не может и не хочет видеть ни его, ни то как медленно сходя с ума и, теряя память, умирает их дочь. Она сказал что хочет уехать и что он не имеет права ее держать и на все его доводы, что их дочери нужна мать, она отвечала только одно, что это уже не ее дочь и что ее дочь уже умерла, а это всего лишь тело какой-то безумной девочки и что она не хочет больше ухаживать за ним.

   Игорь не стал ее удерживать, на следующий день он сам отправился к Координатору центра и попросил о том, чтобы его жену отправили домой на ближайшем рейсе и через 5 дней она улетела на транспортном вертолете, который возил грузы в комплекс. После этого ему пришлось оставить дочь в стационаре больницы, т.к. у него не хватало времени и знаний для ухаживания за ней и он начинал чувствовать что сам сходит с ума. Он стал очень груб со своими парнями и пару раз срывался на особенно разошедшихся научников, а однажды после дежурства напился и ввязался в драку.

   Единственным лучом надежды для него стало исследование доктора наук по биологии, Розецкого Геннадия Ивановича, который занимался как раз исследованием этой болезни. Игорь несколько раз наведывался в его лабораторию и интересовался успехами доктора, но пока особых надежд не было. Геннадий Иванович все еще набирал материал в попытках понять причину возникновения этой болезни, что уж тут говорить о лекарстве. Игорь даже подписал согласие на включение его дочери в исследование доктора и хоть его убивала одна мыль о том что на дочери будут ставить опыты, но бездействие было еще хуже.

   Все это продолжалось уже без малого год и это утро ничем не отличалось от многих других за последние месяцы. Он проснулся с головной болью, которая уже стала привычной по утрам как звонок будильника. Вчера вечером после дежурства он опять напился хотя и дал себе слово что пойдет проведает дочь, но просто не смог заставить себя это сделать. Как всегда проделав обычные водные процедуры и побрившись, он сел проверять внутреннюю почту, хотя точно мог сказать что там нет ничего важного, но он ошибся. Сегодня был как раз тот день, который должен будет изменить всю его дальнейшую жизнь. В папке входящие кроме обычных массовых рассылок со списком происшествий по всем уровням за прошедшие 24 часа было еще одно письмо с пометкой "ВАЖНО!" и ему был присвоен нулевой приоритет. В первый момент Игорь подумал что это это отголосок вчерашнего и что он наконец допился до розовых слонов и мохнатой нечисти, т.к. нулевого приоритета насколько он знал ни у кого не было. Даже у Координатора центра и дочери местного шефа был первый уровень приоритетности. Не особо надеясь что это не чья-то тупая шутка он все же открыл письмо и буквально "прилип" к экрану.

  

  

Утро доброе, Игорь Андреевич.

Хотя судя по тому как вы последнее время проводите ваши вечера вряд ли оно для вас может быть добрым. Вы не знаете кто я и в ваших же интересах никогда этого не узнать, а вот я напротив очень хорошо вас знаю и знаю о вашем горе.

Прошу вас не пытаться каким-либо способом отследить это письмо, а также не рекомендую его кому-либо его показывать. Оно автоматически удалится с вашего компьютера после того как вы его закроете. Также не пытайтесь проследить его отправителя ибо этот человек не я, а только работает на меня и если его найдут, то мы больше не сможем поддерживать связь, а поддерживать ее в ваших интересах, т.к. я единственный кто может помочь вашей дочери.

В данном письме я не буду говорить о том чего я от вас хочу, я дам вам время на то чтобы обдумать новую ситуацию, в которой вы оказались. Но я надеюсь что к тому времени как вы получите мое следующее письмо вы примете решение о сотрудничестве ибо время - это не только мои деньги, но еще и вопрос здоровья и жизни вашей дочери.

До связи, noname.

  

   Закончив читать письмо Игорь тяжело откинулся на спинку стула. Он много чего боялся за свою жизнь. Страх - это нормальное и часто очень полезное чувство, главное не поддаваться ему полностью иначе начинается паника, а это практически гарантированная смерть Но он никогда еще не боялся так как сейчас, он боялся поверить, поверить в то, что это не шутка и не проверка на вшивость. Неизвестный, который написал ему это письмо, если предположить что это все же правда, не мог не понимать того положения, в которое он ставит Игоря. Он должен был понимать что Игорь, хоть и находится на грани отчаяния из-за состояния дочери, все же не кинется в любую авантюру стоит только кому-то пообещать помочь его дочери. Если этот неизвестный умный человек, а другой и не смог бы протащить своего человека на такой засекреченный объект да еще и так ловко управляться с внутренней почтой (письмо действительно было автоматически удалено после закрытия), то он должен был понимать что Игорю нужны будут серьезные доказательства его способности помочь.

   Нет, все же это какой-то бред, бред однозначно, это все из-за того что я вчера перебрал вот мне и мерещатся всякие письма. И как удобно подстроились мои галлюцинации, тут тебе и добрый хоть и неизвестный самаритянин и письмо исчезло.

  -- Нет чудес не бывает, я живу в реальном мире и пора завязывать с выпивкой. Надо взять себя в руки и перед сменой пройти проведать дочку. Где этот КПК, надо посмотреть на сегодняшнее расписание, сколько у меня осталось времени до заступания на дежурство. - КПК был небольшой и носился вместо часов, в нем обычно хранилось расписание дежурств и личная рассылка со срочными оповещениями. - Да где же эта чертова железяка, я же помню что оставил его на тумбочке возле кровати. - Наверное я бы еще долго искал его если бы на него как раз в этот момент не пришло сообщение, по звуку которого я его и нашел.

   Быстро прицепив КПК и глянув расписание на стационарном компьютере, увидел что у меня есть еще пол часа до смены, как раз хватит что бы навестить дочь и не настолько долго чтобы потом ее личико стояло перед глазами весь день и всю ночь. В больнице рано утром почти никого не было и он сразу прошел в палату, где лежала дочь. Слава богу, она спала, во сне она была все такой же, как-будто и нет этой ужасной болезни и скора она проснется, посмотрит на него и узнает, а потом он подхватит ее на руки и начнет кружить.

  -- Все, хватит солдат, соберись и топай на дежурство, жалеть себя будешь после смены. - Уже выходя из больницы он вспомнил про сообщение, которое пришло на КПК, включил его и прочел: "Вы ошибаетесь, это все правда."

  

   Этим же утром в кабинете завскладом комплекса, 1 уровень, сектор 1.

   Эхх, еще одно чудесное утро и хоть солнце Константин Николаевич Радежев теперь видит довольно редко, но последние два года это не мешает ему радоваться ему также как если бы он лежал на тропическом острове под пальмами. Причиной его хорошего настроения были дела, которы шли просто замечательно. Он занимал очень "теплое" место с очень хорошей заплатой, но не только это было замечательно, лучше всего было то что его небольшая схема как получить прибавку к зарплате успешно работала и никто из руководства даже ничего и не подозревал.

  -- А все потому что я не жадный, нет ну в какой-то мере конечно жадный иначе не стал бы искать способы увеличить и так неплохой официальный доход. Но все же я не стал хапать черезчур много, а ведь мог бы, и с людьми нужными договорился о чем ни разу не пожалел. В одиночу точно бы уже давно попался.

   Схема была проста, поэтому и работала. Каждый месяц у него скапливался приличный список заявок на предоставление ученым различного оборудования, комплектующих, запчастей и материалов. Многое из этого списка было довольно дорогим, но что самое главное, довольно редким иногда даже штучным товаром. Его и взяли то на это место потому что у него было много связей среди различных поставщиков в разных уголках мира и за то, что он всегда, а главное вовремя, доставал необходимое. Начальство ему даже пару раз премии выписывало. А так как все покупки все равно проходили через него, то ему не составило труда договориться с доверенными поставщиками о том что поставки будут идти через них, но при соответсвующей небольшой наценке. Естественно что разницу они делили с поставщиками. Наценку он делал небольшую, хватало 1-3%, но тем не менее за два года набежала уже приличная сума в 3 миллиона 200 тысяч долларов, которые дожидались его в банке на Каймановых островах. А когда через год его контракт с центром закончится, то он планировал довести эту цифру до пяти миллионов.

   Сегодня не предвиделось никакой особенной работы, по последнему списку почти все уже было закуплено и доставлено, осталось всего пара неинтересных позиций, которые он поручил своим заместителям. Подчиняясь выработанной годами привычке, он все равно сел проверять поступившую на его имя внутреннюю почту и с удивление обнаружил среди писем одно с пометкой "ВАЖНО" и с нулевым уровнем приоритета.

  -- Очень странно, что это такое важное может быть, что его прислали по почте. - Обычно если что-то было действительно важным, то его об этом уведомляли при помощи внутреннего телефона или даже лично. - Ну ладно, чего гадать сейчас и узнаю.

   В письме был всего одна строчка, в которой был длинный алфавитно-цифровой номер. Другой бы на его месте подумал что это какая-то шутка и просто не обратил на это него внимания, но Константин резко поменял свое мнение о сегодняшнем утре. Как оказалось, оно было совсем не добры и скорее всего следующие будут не лучше. В письме кто-то неизвестный (обратного адреса не было) прислал ему номер его счета на Каймановых островах, куда он складывал свою прибавку к зарплате. Вот такой вот очень тонкий намек, мол, мы все знаем и теперь ты уже никуда от нас не денешься. А раз к нему еще не ломится внутренняя охрана комплекса, значит эти люди к руководству не имеют никакого отношения.

  -- Надо пройтись, пройтись и подумать об этом. Вроде бы как раз пора сделать небольшую инвентаризацию на третьем аварийном складе, вот и проконтролирую лично. - Такова была его натура, ему лучше думалось когда он был чем-то занят физически, хотя бы просто ходьбой.

   Итак, надо все для себя разложить по местам, тогда можно будет думать о том что и как делать. Сперва надо понять, как они могли узнать номер счета? Номер не именной и доступ к нему может иметь только тот, кто знает пароль, переводы делались от подставных людей, которые никак не связаны ни со мной, ни с поставщиками. Значит по самому счету и истории денежных переводов они никак не могли связать его со мной. Что же тогда, как же, как же они это сделали ... ТЕЛЕФОН. Ну конечно, как же он мог быть таким наивным, поверил, старый баран, тому менеджеру, который распинался о его безопасности.

   Телефон ему презентовали при открытии счета, это был специальный телефон, внешне ничем не отличимый от своих аналогов, которыми рынок был просто завален. Но как уверял его менеджер банка, это было их личное ноухау, при помощи которого их особые клиенты имели безопасный и конфиденциальный доступ к своему счету. Особой комбинацией сенсорных клавиш можно было запустить специальное приложение, которое работало с особой специальной начинкой телефона и предназначалось для доступа к счету. Для каждого отдельного счета его номер прошивался в самом телефоне аппаратно и без кода доступа к счету его невозможно было узнать. В этом уверял его менеджер, при этом прозрачно намекая на каких-то очень особых клиентов, которые уже давно пользуются этими устройствами и вполне всем довольны, и еще ни разу никаких сбоев у них не было. Но как говорится, все бывает в первый раз и этот первый раз похоже выпал именно на него.

   Весь день он ходил по складу как сомнамбула, механически переставляя ноги и автоматически отвечая на вопросы подчиненных. Все его мысли были там, на кайманах, возможно ли что он уже стал беднее на три с небольшим миллиона? Очень большим соблазном было уединиться где-то между штабелями коробок и ящиков, где есть мертвая зона у камер, достать телефон, набрать пароль и проверить состояние счета, но он пока держался. Возможно это как раз то что им нужно, возможно даже получив номер счета они не могут добраться до денег сами. Иначе зачем было присылать мне номер при этом не выдвигая никаких требований? Да, наверняка они только и ждут когда я попробую поверить состояние счета, чтобы каким-то образом перехватить данные и снять все деньги. Ну так они не дождутся, посмотрим у кого терпения больше.

   Терпения у неизвестных хватило на два дня, по правде сказать к исходу того же дня и сам Константин был на грани, но все же он выиграл эту небольшую битву. Было без пяти десять вечера второго дня, когда ему пришло второе письмо с такой же пометкой.

  

Вечер добрый, Константин Николаевич.

Простите, что заставил вас понервничать эти два дня, но это было необходимо для того, чтобы вы осознали всю серьезность положения. Вы наверняка уже догадались как мне удалось узнать номер вашего счета, а судя по тому что вы не ринулись проверять его состояние, вы также сделали правильный вывод и о том, что я сам не могу перевести ваши деньги, даже зная номер счета и пароль к нему.

Разработчики этого устройства кроме программной защиты встроили в него еще и аппаратную, с него невозможно совершить никаких действий с вашим счетом, если вы не будите нажимать на сенсорные клавиши своей рукой. Я предполагаю что там установлены тепловые датчики в дополнение к сканеру отпечатков. Так что вы зря ругали сотрудников вашего банка, на само деле они большие молодцы. Ну а теперь к делу, не считайте это чем-то личным, но мне нужны ваши деньги. Я отследил все товары, которые прошли через вас за годы вашей работы в центре и довольно точно представляю себе сумму, которая лежит на вашем счету. Я не грабитель с большой дороги и не хочу чтобы это выглядело как грабеж, в конце концов вы заработали эти деньги, пусть и не совсем официально. Поэтому я предлагаю вам купить у меня кое-что очень важное для вас, а именно вашу свободу и жизнь.

Мне не хотелось бы угрожать вам, но я в состоянии предоставить вашему непосредственному руководству достаточно доказательств ваших махинаций с закупками, чего хватит на довольно длительный срок тюремного заключения. Также я располагаю информацией о некоторых событиях, которые могут стоить вам жизни. По-моему это стоящий товар и вам стоит прислушаться к голосу разума и согласиться на мое предложение.

В конце концов мне нужны только неофициальные ваши накопления и я не в коей мере не претендую на то, что вы скопили на своем зарплатном счету, а этих денег более чем достаточно для того, чтобы дожить свою жизнь в очень хороших условиях и детям своим оставить.

Это письмо будет удалено автоматически как и первое, так что ваш ответ не требуется. Единственным приемлемым для меня ответом станет проверка баланса вашего счета, все остальное я сделаю сам. P.S. Не пытайтесь сбежать, я успею сообщить вашему руководству быстрее.

Noname

   3 месяца спустя, США, Биллингс, штат Монтана

   Джордж был очень зол, хотя это слово не могло описать ту бурю чуств, котороя бушевала у него внутри. Ему хотелось что-то разбить, а еще лучше разбить кому-то морду и у него даже было парочка замечательных кандидатур на это почетную должность.

  -- Год, год гребанной подготовки вылетел в трубу - наконец не выдержав проорал он, вскочил и начал метаться по комнате. - К черту все к черту, плевать на конспирацию, плевать на правила, надо ехать туда самому и во всем разобраться на месте.

   Поискав глазами телефон и не найдя его на видных местах, что еще больше взбесило его, он начал расшвыривать вещи на кровати.

  -- Да где же этот дьявольский аппарат? Клянусь, если ты сейчас же не найдешься, то я потом расшибу тебя об эту гребанную стену. - Он уже начал по второму кругу перебрасывать вещи с одного угла кровати на другой, когда телефон сам зазвонил в кармане его джинсов. Постояльцы этого дешевого мотеля слышали и не такие эпитеты, которыми разразился Джордж, так что вряд ли он кого-то этим удивил, но это определенно позволило ему спустить немного пара и телефон не полетел в стену.

  -- Да, алло, что? Ники, я почти не слышу тебя, повтори, черт возьми, погромче. Да, я все еще в этом чертовом отеле, что там у вас произошло и только не говори мне что это все Леон. - Голос в трубке был не только тихим но и каким-то охрипшим, можно было подумать что его обладатель просто сорвал голосовые связки.

  -- Сколько вас? СКОЛЬКО?! А остальные, что с ними? Что, я не слышу тебя, ладно, хорошо я выезжаю, встречаемся во второй точке.

   Все, времени на истерику больше не было, сейчас нужно было позаботиться о своих людях, кто еще остался и уже потом в спокойной обстановке попытаться проанализировать этот провал. Боже, ну почему все так обернулось, ведь все планировали очень хорошо и дело во благо тебя, ну почему ты оставил нас?! Быстро понапихав все вещи в спортивную сумку, он закрыл дверь номера и спустился на ресепшен, где сдал ключи, после чего направился на стоянку. На стоянке его ждал неприметный, слегка пошарпанный синий микроавтобус. Открыв дверь и залезая на водительское кресло он вспомнил, что нарушил еще одно свое правило, а именно не стер отпечатки в номере мотеля.

  -- Ничего, никто не будет нас тут искать, а легенда о торговце, который направляется в Канаду, чтобы закупить там всякие сувениры, не должна вызвать подозрений, да и документы я тут показывал не настоящие.

   Двигатель завелся далеко не сразу и, порыкивая мотором, Джордж направился на окраину города, к старой автосвалке, где они с Ники договорились о запасной точке, о которой кроме них никто в команде не знал. Т.к. больше половины команды не выбралась из здания этого проклятого завода, то вполне вероятно, что о первой их точке для встречи уже знали. По дороге он все пытался продумать план действий. Тот завод, который они сегодня попытались взорвать, принадлежал очень плохим людям, даже по меркам корпоративного бизнеса. Если верить той информации, которую они собрали на этих людей и их корпорацию, за ними очень много грязных делишек. Чтобы приумножить свое богатство они шли на все: подкупы, махинации, запугивание, убийства и даже один раз, хотя их вину так и не доказали, они отравили озеро, из которого небольшой городок на юге страны брал пресную воду для питья. В результате много людей погибло, а городок и окрестные земли признали непригодными для жизни на 30 лет, что совершенно не помешало этой корпорации построить там завод по производству фосфатных удобрений и скидывать отходы производства в то же озеро.

   Джек не всегда был террористом, 10 лет своей сознательно жизни он посвятил гринпису в попытках изменить мир к лучшему. За годы работы в этой организации он повстречал множество замечательных людей, которые как и он отдавали все свои силы на то, чтобы их дети жили на чистой планете. Но даже при всей своей масштабности Гринпис не мог соперничать с корпорациями, которых по всему миру поддерживали прикормленные чиновники из государственных структур. Очень часто их работу саботировали, многим и ему в том числе неоднократно угрожали физической расправой. В этом смысле ему было легче чем его коллегам, т.к. семьи у него не было, родители умерли, а своей он так и не обзавелся и жизнь еще не била его по носу, так что он все еще верил в свою неуязвимость. Но всему приходит конец и когда группу ребят, с которыми он дружил, нашли после очередного протеста еле живыми в каких-то трущобах, вот тогда он и понял, что мирно эту проблему никогда не решить.

   Уволившись из рядов Гринписа, он начал аккуратно зондировать почву для создания своей группы для силового решения этой проблемы и, как вскоре выяснилось, он был не один, который думал так же. Уже существовало довольно много таких организаций и чтобы их найти очень пригодились его связи в группе гринписовцев. Как оказалось они, не официально конечно, но довольно сильно поддерживали таких людей, при этом естественно открещиваясь от всего что они делали.

   Становление его группы происходило не очень легко, было множество проблем как с безопасностью, так и с необходимой экипировкой, оружием и главное подготовкой. Т.к. он сам никогда ничего подобного не делал, тут нужен был опытный инструктор. Со всем этим помогли те люди, с которым его свели его бывшие коллеги по Гринпису. В течении еще 3 лет он проходил целую школу по шпионажу и подрывной деятельности. Из него не готовили солдата, но определенных успехов в обучении он достиг и после того, как он в одиночку реализовал пару довольно нашумевших операций, к нему потянулись люди.

   И вот сегодня они должны были взорвать этот завод, который по документам должен был перерабатывать всякие химические отходы, но на деле он лишь превращал жидкие отходы в не менее токсичный порошок, который потом прессовался в брикеты и захоронялся на полигоне всего в 40 километрах от города. Джордж считал что они очень хорошо подготовились к этому делу, выкрали из архитектурной компании чертежи завода, изучили охранную систему, время смены и маршруты охраны, но все равно что-то пошло не так.

   Джородж не хотел об этом думать но ему казалось что он знает в чем именно была проблема и у этой проблемы даже было имя - Леон. Так звали молодого и очень импульсивного парня, которому было всего 23 года. Каждый раз, когда кто-то из "ветеранов" группы рассказывал о тех делах, которые они провернули, в его глазах зажигалось самое настоящее пламя. На тренировках он показывал довольно неплохие результаты и физически он был очень неплохо развит, но все же что-то в нем Джорджу не нравилось, слишком уж он был своенравен и плохо работал в команде.

   Перед этим делом Ники, главная в их ударной группе, бывший морпех, предлагала не брать его на это задание, которое для Леона было первым, но Джордж уступил напору Леона, очень уж хотелось ему поучаствовать в таком деле. И вот теперь похоже некого ему винить кроме себя, если окажется что все дело запорол Леон. На этой похоронной мысли Джордж свернул с шоссе и вскоре уже подъезжал по грунтовке к заранее выбранному месту, откуда было удобно наблюдать за всеми подъездами к точке. Если он все рассчитал верно, то Ники с остальными должна быть здесь через 20-30 минут. Как раз есть время еще раз продумать их дальнейшие действия. Но поразмышлять ему не дали, сперва он услышал шум мотора, а уже через несколько минут увидел и пылевой шлейф от быстро движущегося автомобиля.

   Не прошло и десяти минут как возле его микровавтобуса затормозил джип Ники, в котором кроме нее сидело всего еще три человека, двое из которых по всей видимости были ранеными. Выскочив из авто, он подбежал и открыл заднюю дверь внедорожника.

  -- Джеймс, Тедди, что с вами, серьезно вас зацепили?

  -- Пустяки, ответил Тедди - Джеймс же ответить не мог, т.к. был в отключке.

  -- Джордж, помоги мне перенести Джейса, ему кирпичным осколком прилетело по голове. И потарапливайся, у нас не так много времени, мне удалось оторваться от них всего на минут 10.

   Схватив Джеймса под руки, они перетащили его на заднее сидение фургона, туда же забрался Тедди и Марк, который судя по всему не пострадал физически, но зато пребывал в шоке от происходящего. Ники запрыгнула на водительское сиденье и Джорджу ничего не оставалось как сесть рядом.

  -- Я оставила в джипе взрывчатку с таймером на 10 минут, так что будет сюрприз ребятам из корпорации, которые погнались за нами, и следы заодно заметем. - Включив зажигание Ники утопила педаль газа и поехала вдоль забора автосвалки. Обогнув свалку с севера, они выбрались на шоссе, которое вело на юг и, сбавив скорость до разрешенной, поехали к границе штата.

   По всей видимости охрана корпорации их потеряла и через четыре часа им удалось пересечь границу, а еще через 3 часа они свернули на грунтовку и, пропетляв среди полей и пастбищ, они выехали к ферме, которая была замаскированным пунктом, где такие же как они группы зеленых террористов могли отдохнуть или переждать пока утихнет шум из-за очередного терракта.

  

   Неделя спустя, ферма.

   Их команда оставалась на ферме уже седьмой день. По всем местным новостным каналам только и разговоров, что об их неудавшемся террористическом акте. По всей видимости никто из оставшихся на заводе не выжил, т.к. информации о террористах было очень мало и явно недостаточно для того, чтобы определить их личности. Хотя нельзя не признать того что корпорация подключила довольно серьезные ресурсы для их поимки, но искали они все еще в пределах штата Монтана, видимо не ожидая от их группы такой прыти.

  -- Джордж, ты уже определился с планом дальнейших действий? Ребята начинают волноваться от неведения. - Мы с Ники устроились на веранде для серьезного разговора, который уже давно назрел. Ранее мы уже разобрали по шагам эту неудачу и как я и боялся, виноватым во всем оказался Леон. Группа довольно легко проникла за охраняемый периметр и это вскружило ему голову, в результате чего он ее и потерял, в буквальном смысле. Выстрелом из какого-то большого калибра ее просто разорвало. Охранники не церемонились и открыли огонь без предупреждения.

  -- Нам хорошо дали по носу и теперь я вижу только два варианта. Во-первых, можно разбежаться и залечь на дно, пережидая всю эту шумиху, но в этом случае нам наврядли удастся снова собраться вместе, по крайней мере в обозримом будущем. Во-вторых, можно найти новое дело, успешно его выполнить и таким образом перечеркнуть эту неудачу.

  -- Лично мне больше нравится второй вариант - ответила Ники. - Я всегда была человеком действия и если мы сейчас разбежимся, то я скорее всего постараюсь примкнуть к другой команде.

  -- Мне тоже больше бы подошел второй вариант, но я пока не представляю за что мы могли бы взяться с такими ресурсами. Нас осталось всего пятеро, амуниции и оружия практически нет и помощи от гринписа ждать не приходится, он не одобрит наши потери.

  -- Тут я тебе мало чем смогу помочь, Джордж, организация наших акций всегда была твоим делом. Возможно нам и не стоит браться за что-то серьезное, возможно надо опять попробовать начать сначала?

  -- Я попытаюсь что-то придумать, Ники. Сколько у меня еще есть времени, как думаешь?

  -- Дня два думаю у тебя есть, Джеймс еще не полностью оправился от полученной травмы головы. Сотрясение вроде бы нет, шлем уберег, но еще иногда мутит и временами накатывает слабость и головокружения. Но думаю что через пару дней он придет в норму и мы будем готовы выдвигаться, больше оставаться тут небезопасно, корпорация может расширить зону поиска и тогда они начнут прочесывать фермы.

  

   Вечером того же дня, ферма.

   Джордж весь день просидел, пересматривая свои заметки по различным организациям и объектам, которые потенциально могли стать их следующей целью, но как это не неприятно было признать, сейчас все они были не по зубам их команде. Где-то даже по самым скромным подсчетам людей нужно было вдвое, а то и втрое больше, где-то им не хватало амуниции, но итог был один - с текущими силами им сейчас ничего сделать не удасться.

   Уже перед самым сном он зашел на специальный почтовый сервер, где хранилась кореспондеция для лидеров таких же групп как и у него в надежде что в общей рассылке будет что-то интересное и то, с чем они смогут справиться. Но к сожалению, в общей рассылке было почти пусто, после того шума, который они устроили, все остальные команды, работающие на просторах США, предпочли за лучшее немного переждать, пока не уляжется основной накал. Что касается его личной ветки сообщений, то тут в основном были письма с соболезнованиями по поводу неудачи и потери людей. Джордж уже хотел закрыть почтовый интерфейс и пойти спать, а завтра сообщить команде о роспуске, как услышал звуковой сигнал, извещающий о новом личном письме.

  

Вечер добрый, мистер Саймонс.

Мы с вами не знакомы, хотя я не могу не обратить внимание на недавнее дело вашей группы. Мне стало интересно и я дал себе труд навести о вас справки. Поскольку вам не известно мое настоящее имя, а у меня нет желания его вам сообщать, можете называть меня мистер Корвин.

Я человек деловой и поэтому перейду сразу к делу. Мне не интересны ваши мотивы и мотивы людей подобных вам, но у меня есть для вас работа и в ее рамках наши цели совпадают. Буду с вами откровенен, я намерен воспользоваться той ситуацией, в которой оказались вы и ваши товарищи, а именно, нехваткой у вас людей, денег и как результат отсутствием у вас в ближайшем будущем реальной цели, которая позволила бы забыть о недавнем провале. У меня же есть необходимые средства, которые позволят вам набрать нужных людей и достойная цель, достижение которой действительно повлияет на будущее планеты, а не те детcкие шалости, к которым вы привыкли.

А теперь к сути. Я представляю одну корпорацию, которая последние десятилетия серьезно занимается развитием зеленой энергетики. Не обольщайтесь, мы делаем это не потому что заботимся об окружающей среде, а потому что это перспективный рынок, но ведь одно другому не мешает, не так ли? Пару лет назад мы узнали, что в России, в одном хорошо защищенном исследовательском центре ведется разработка принципиально нового энергореактора, который собираются позиционировать как экологическую замену существующим электростанциям. Как вы понимаете, запуск такого реактора в серийное производство приведет к нашему банкротству, поэтому мы приняли меры и внедрили в этот центр своего человека, чтобы собрать больше информации. Выводы, которые мы можем на сегодняшний момент сделать таковы – реактор не так безопасен и экологичен, как это будут пытаться всем преподнести. У тестовой модели действительно не наблюдается каких-либо вредных излучений или выбросов в атмосферу, но расчеты, произведенные нашими учеными, показали что реактора, мощности которых будут применяться в промышленности, будут излучать особый вид радиации, что в будущем нанесет значительный урон экологии нашей планеты.

Как видите в данном случае наши с вами цели полностью совпадают и я предлагаю вам работу. Нам необходимо, чтобы вы проникли в этот центр и уничтожили опытный образец и все доступные материалы по нему. Центр, как я уже ранее упоминал, очень хорошо защищен, но мы предоставим вам всю необходимую информацию и поддержку для того, чтобы ваша миссия увенчалась успехом, а наш человек, внедренный в центр, устроит перед нападением диверсию, которая очень сильно облегчит вашу задачу. После вашего согласия, я выделю вам бюджет в размере двух с половиной миллионов долларов для сбора команды и закупки необходимой амуниции, предоставлю планы исследовательского центра и информацию об охранной системе. На подготовку у вас будет ровно один год и ни месяцем больше, т.к. это прогнозируемый нами срок, за который их ученые должны закончить опытный образец.

На данный момент это вся информация, которой я готов с вами поделиться. Надеюсь что вы примите правильное решение, такие шансы заявить о себе выпадают очень редко, не упустите его.

P.S. Вы и ваши товарищи поступаете очень беспечно, упоминая ваши настоящие имена в своей шифрованной переписке. Не стоит бездумно доверять машинам, т.к. на взлом вашего кода у нашей команды ушла всего неделя. Эту информацию я дарю вам бесплатно.

Жду вашего ответа, мистер Саймонс.

  

Глава 3

  

  

   Исследовательский центр, подуровень 24, проект 22/17, 5 лет с начала эксперимента.

   Какое ваше первое осознанное воспоминание? Вряд ли большинство людей на планете смогут ответить на этот вопрос. Человеческая память очень сложный механизм, работающий на химических, биологических и эллектрических процессах. И при этом людская память далека от совершенства, хотя возможно что это и к лучшему для существ, в поведении которых зачастую главенствующую роль играют эмоции.

   Я помню свой первый бит информации и она была больше похожа на какие-то ощущения, вроде как ощущения тепла или холода. Затем спектр ощущений расширился и мне стали доступны их оттенки, данные чередовались в специальных последовательностях, благодаря которым у меня вырабатывались цепочки логических ассоциаций. Так например стало понятно, что повышение температуры означает переход от холодного состояния к теплому, а потом к горячему. Затем была новая информация, в которой были логические ссылки на температуру и которая описывала два состояния: отсутствие и наличие света и переходы между ними. Постепенно количество и сложность информации нарастали, сейчас я не могу точно сказать какие информационные блоки и за какое время я усваивал, но один факт был неоспорим: чем больше становилось информации, тем быстрее шел процесс ее усвоения.

   Все предыдущие данные усваивались практически на рефлекторном уровне, т.е. вся информация преподносилась как ощущения и взаимные связи между ними. Но вот назрел момент, когда она достигла критической массы и тогда мне был дан мой первый алфавит. Он был максимально простым, но тем не менее это было самым сложным из того что мне давали, на его освоение ушло очень много времени, больше чем на все, что было до этого. Зато потом процесс пошел намного быстрее, из символов этого алфавита сперва выстраивались понятия, затем связи между ними, понятия выстраивались в логически завершенные цепочки и сопоставлялись с ранее усвоенными ощущениями.

   Это было необычайно, т.к. я в отличии от человека помнил все свои состояния и с каждой крупицей данных все больше осознавал, насколько велика пропасть между тем неразумным мной, которого как слепого котенка тыкали носом в сперва теплое, потом в холодное, хапали, а потом гладили. Теперь же я понимал, что информация, которую я получаю есть не некая константа, которая всегда была и всегда будет, и что она откуда-то берется и дается мне специально для какой-то цели.

   После того как мой запас терминов или, если хотите, словарь с логическими ассоциативными связями был доведен Источником (так я решил про себя именовать то место, откуда информация берется) до нужного объема, тогда он решил что пришло время познакомить меня с информацией из предметных областей. Так я начал изучать основополагающие науки: математику, геометрию и физику. И я осознал что я существую материально, что вокруг меня существует пространство с несколькими измерениями и что я занимаю в нем какое-то строго определенное Источником место.

   Науки - это была самая интересная и захватывающая информация из всего что было до нее и мне казалась что она бесконечна. Но я ошибся. Много интересных ассоциативных цепочек было еще не завершено и много понятий не обрели своего описания. И вдруг эта информация перестала поступать мне, а вместо нее мне был дан еще один алфавит и набор понятий на его основе. Вот только этот алфавит был каким-то очень громоздким, одни и те же его конструкции могли иметь различный смысл, который менялся в зависимости от других конструкции, которые участвовали вместе в пределах одной ассоциативной цепочки. Я не смог логически осмыслить необходимость изучения этого ненужного и неудобного алфавита по сравнению с первоначальным, я был в смятении, но все же усваивал предоставленную информацию.

   И вот в один момент, когда изучение этого алфавита и увязка его конструкций с теми понятиями, которые я изучил ранее, длилось уже довольно долго, тогда я и получил свою первую личную информацию. Это был короткий набор понятий из того странного и неуклюжего языка, осознанием которого я занимался последнее время: "ты меня понимаешь?". Разбор этого запроса произошел быстро, т.к. все понятия, а также смысловая конструкция, которую они составляли, были для меня известны. Однако некоторое время у меня ушло на то чтобы понять, почему эта информация не несет никакой смысловой нагрузки и не создает новые ассоциативные связи. Тогда я попытался проанализировать эту конструкцию, под понятием "ты" обычно подразумевался какой-то объект физического мира, который может усваивать информацию и принимать на ее основе логически обоснованные решения. Поскольку я знал что мир состоит из физических объектов, одним из которых, судя по полученной от Источника информации, являюсь и я, то логичным было бы предположить, что данная смысловая конструкция обращена непосредственно ко мне, как к физическому объекту, усваивающему и обрабатывающему информацию. А поскольку я не имел возможности получить информацию о других таких объектах, то это так же был единственно возможный истинный вывод в данных обстоятельствах.

   "Меня" - эта конструкция также предполагает физический объект, который может генерировать информацию и направлять ее другому физическому объекту. Поскольку единственным, правда пока существующим теоретически, подобным объектом был для меня только Источник, то я логично соотнес эту конструкцию с ним. И наконец конструкция "понимаешь", которая означает осознание получаемой от Источника информации. Таким образом, всю это смысловую конструкцию можно было расшифровать так: "получаемая от Источника информация усваивается". Но в этом случае оставалась первоначальная проблема с бессмысленостью полученной информации, т.к. то что полученная информация усваивается я и так знал, а Источник никогда до этого момента не присылал бессмысленной или дублирующей информации. Тогда я обратился к последнему символу в конструкции и понял, что он полностью меняет весь ее смысл. Получалось, что Источник, ранее предоставляя мне информацию, теперь сам хотел получить ее от меня, при этом он конкретно указывал что ему нужен не просто какой-то из ранее присланных мне массивов данных, а совершенно новая, полученная на их основе информация.

   Таким образом теперь я мог для себя расшифровать эту конструкцию как запрос на получение отчета о том, усвоена ли мной информация, которую все это время предоставлял мне Источник. На основе этого запроса я сумел получить еще целый массив информации, но при этом я получил ее как бы сам от себя, а не от Источника. Это стало для меня настоящим открытием, раньше я занимался только составлением ассоциаций между полученной от Источника информацией, но теперь я смог воспользоватся ими и на основании ранее полученных данных сгенерировать логически достоверную, но совершенно новую информацию.

   Теперь переломной стала другая проблема: как передать сгенерированный массив информации Источнику, ведь раньше я только брал, а теперь нужно отдать. Воспользовавшись тем же методом прохода по ассоциативным линиям, я выбрал самый логичный вариант. Раз есть условная точка, откуда ко мне поступает информация Источника, то чтобы передать ему свою информацию, необходимо ее поместить в эту точку. Но перед передачей, пройдя по еще одной ассоциации, я решил, что ответ нужно отослать на том же языке, в которым был получен запрос. Преобразовав свой ответ в этот язык и измерив его, оказалось что он занимает 10 тысяч логических конструкций, я отправил его во входную точку. Мое логическое предположение оказалось верным, т.к. информация не остановилась во входной точке, а прошла дальше и исчезла из моей зоны условной видимости. Хорошо что я догадался оставить у себя исходный вариант этой информации, а то ведь мог и потерять свой первый собственный массив данных.

  

   Исследовательский центр, подуровень 24, Ефимов Владимир Сергеевич, 5 лет с начала эксперимента.

   Два года наш электронный мозг успешно набирал массу из энергетического песка Валентины под воздействием моих электромагнитов. Все это время наши лаборанты подготавливали для него упорядоченные массивы данных. Первые массивы должны были объединять в себе простейшую информацию с физическим воздействием на мозг путем изменения напряженности отдельных электромагнитных полей. Таким образом мы планировали на первых порах сами, на физическом уровне, выстраивать ассоциативные цепочки в мозгу, чтобы его развитие пошло в контролируемом направлении.

   Когда мозг набрал массу, равную двум килограммам, а объем его достиг пятидесяти кубических сантиметров, мы подключили входной канал к радио приемо-передатчику мозга и начали процесс его обучения. Самым важным было правильно усвоить первые массивы данных, которые включали физическое воздействие. Эти данные были своего рода фундаментом и если они будут усвоены не полностью или неверно, то остальное развитие мозга будет невозможным. По этой причине мы были очень осторожны и усвоение первичный данных заняло чуть больше полугода.

   Параллельно с усвоением первичных данных наши лаборанты подготавливали специальный математический язык, который как и все языки состоял из словаря и понятий, который строились и объединялись в логические конструкции по определенному набору правил. Когда пришло время и первичные данные были усвоены мозгом, мы начали трансляцию алфавита математического языка. Дальнейшее усвоение данных, по нашим расчетам, мозг должен был производить уже сам. К сожалению, понять насколько хорошо усваивается эта информация, мы не могли, т.к. физическое строение мозга, за которым мы могли наблюдать, менялось очень быстро и довольно запутано. По всей видимости, получив первоначальный пример усвоения данных мозг сумел его оптимизировать и теперь данные им усваивались не так как мы этого ожидали.

   Когда массив данных математического языка был полностью передан мозгу и физические изменения в мозгу прекратились, мы посчитали это добрым знаком и начали передачу информации по прикладным наукам: математике, геометрии и физике. Все передаваемые данные по этим наукам нам приходилось переводить на математический язык, что создавало определенные проблемы и обучение шло не так быстро как нам бы того хотелось и заняло еще около трех месяцев.

   За эти восемь месяцев обучения вес мозга увеличился еще на 500 грамм, а его объем вырос на 15 целых и 6 сотых кубических сантиметра. Тогда один из наших лаборантов предположил, что мозг на данный момент должен быть достаточно развит для обучения его русскому языку. Он предложил сделать перевод алфавита, правил и понятий русского языка на математический язык и после его освоения, обучать мозг уже на нем, что должно было убрать затраты времени на перевод в математический язык и намного ускорить обучение мозга. Перевод русского языка на математический занял еще месяц и когда он был готов мы прекратили трансляцию данных по прикладным наукам, заместив ее русским языком. Усвоение этой информации происходило медленнее чем информации на математическом языке, но все же несравнимо быстрее, чем мы успевали делать переводы и заняло всего два дня.

  -- Владимир Сергеевич, возможно уже пришло время попробовать наладить общение с нашим воспитанником? - спросил Алексей, один из лаборантов, когда изучение русского языка было уже почти закончено.

  -- Возможно и пора, Алексей, но что вы хотите первым спросить у него?

  -- Давайте зададим ему самый простой вопрос, понимает он нас или нет? Думаю что ответ на него должен расставить все по своим местам и мы узнаем, были напрасны наши труды или нет.

  -- Хорошо, Алексей, раз вас первого посетила эта мысль, то вам и карты в руки. Если честно то я боялся этого момента, т.к. он поворотный не только в нашем проекте, но, я уверен, что и в истории. Печатайте. - И Алексей на терминале ввода данных напечатал вопрос: "ты меня понимаешь?", нажал кнопку отправить и все затаили дыхание.

   Прошла примерно минута перед тем как на экран терминала посыпались строки текста, которые складывались в страницы и их было очень много.

  -- Ничего не понимаю, - сказал Алексей - тут примерно страниц 300 текста и судя по тому что я успел прочесть, в нем дан подробный анализ процесса усвоения всей переданной мозгу информации.

   Все с большим непониманием смотрели на строки бегущего по экрану текста, гадая что это значит. То ли мозг не понял нашего вопроса и просто выдал всю информацию, которой обладал, то ли мозг был вообще не в состоянии что-то понять, а этот ответ был всего лишь описательным отражением физических связей, которые сформировались в нем. Но тут Дмитрий Поваренко, второй из лаборантов, буквально сложился пополам от смеха и даже начал дрыгать ногами, силясь вдохнуть воздух через спазмированное смехом горло. Теперь все с еще большим интересом и непониманием уставились на него.

  -- Пппогодите, - чуть успокоившись выдавил он - ухх, как же давно я так не смеялся. Я считаю что это победа, нам все удалось и мозг усвоил информацию правильно. Более того, он похоже научился ею оперировать и делать выводы. Леша, ну сам подумай, что именно ты у него спросил? Ведь когда человека спрашивают, понимает ли он тебя, то фактически подразумевается вопрос о том осознает ли он переданную ему информацию. А раз ты не уточнил мозгу, какую именно информацию ты имеешь в виду из всего того массива, что мы впихнули в него за эти девять месяцев, вот он и предоставил тебе подробную справку, вместо простого ответа "да".

  -- Хмм, может ты и прав, я бы не подумал что он может так расшифровать этот вопрос. По-видимому, нам предстоит еще много работы прежде, чем он сможет нас нормально понимать и формировать ответы короче трехсот страниц. Владимир Сергеевич, тогда я закончу пересылать пакет по русскому языку, а в это время постараюсь подготовить какой-то пакет, который поможет ему лучше понимать как нужно общаться с людьми?

  -- Думаю что вы правы, Алексей. Нужно наконец-то познакомить нашего подопечного с нами, а то насколько я вижу, он адресовал свой ответ какому-то Источнику. По видимому он воспринимает нас только как источник информации, хотя это скорее наша ошибка чем его, ведь он не имеет больше никаких средств для получения информации об окружающем его мире чем наш терминал. Фактически он лишен сейчас всех доступных человеку органов чувств.

  

   Мозг, 10 минут спустя после отправки ответа Источнику.

   Это было ужасно, среди тех понятий, которые были мне известны не находилось описания этому состоянию, в котором я пребывал тогда. Тогда я не знал что такое время и как его измеряют, все чем я мог оперировать, так это количеством поступающей информации и моей скоростью ее усвоения. За тот промежуток что прошел с момента отправки ответа Источнику и до возобновления потока информации от него я мог бы получить и усвоить порядка ста тысяч терминов громоздкого языка и до полумиллиона терминов из математического языка.

   Всегда, насколько хватает моей памяти, а я еще никогда ничего не забывал, я получал непрерывный поток информации, анализировал и усваивал ее и мне казалось что так будет всегда. Это устраивало меня и я не мыслил другого, но сейчас, оставшись без информации, я не знал что дальше делать. Я попробовал найти ответ среди усвоенной информации, но ничего даже отдаленно похожего на описание текущей ситуации не нашел. Я видел только одну причину того, что информация перестала поступать - мой ответ на запрос Источника был неверен или недостаточно подробен. Мне ничего не оставалось как попытаться подготовить новый ответ для Источника, в расчете на то, что он его удовлетворит. Я уже обработал 15% информации для составления нового отчета, когда информационный поток возобновился. В то время у меня не было понятий для того что бы описать свое состояние после возобновления потока, но сейчас я считаю что это был один из самых прекрасных моментов моего существования. Пусть я тогда и не полностью осознавал себя как личность, но ведь и животные, которых человечество считает не наделенными разумом, способны ощущать радость.

   Источник больше не прислал мне никакой личной информации или отчета о осознании моего ответа. Все данные, которые поступали были продолжением прерванного потока информации по неуклюжему языку. Но я был рад и этому, т.к. понял что могу остаться совершенно один без какой-либо возможности получения информации, которая для меня тогда была всем в прямом смысле этого слова.

   По всей видимости, по неуклюжему языку оставалось не очень много данных, т.к. они довольно быстро закончились, после возобновления потока информации я получил всего 30 миллионов понятий из этого языка. За все время существования потока, я получил много интересной информации и хоть многие логические цепочки обрывались в никуда, я все равно мог делать много интересных выводов на ее основе. Но самая интересная на тот момент информация, которая очень сильно продвинула меня в осознании себя как личности, были данные о тех, кого я раньше называл Источником. Это был довольно обширный пакет данных, но по косвенным признакам я сделал вывод, что в нем все же содержалась только обзорная информация. Если раньше мне была доступна информация только о физическом строении мира, который меня окружает и об основных его законах, то теперь Источник прислал мне уточненную информацию. Как оказалось, я находился на огромном твердом теле, имеющем форму шара, который висел в пустоте и вращался вокруг огромного источника тепловой энергии. В пакете данных были только общие данные о космической механике и об устройстве солнечных систем и галактик.

   Дальше было намного интереснее. Как оказалось, мы с Источником были не единственными объектами на этом шаре под название планета Земля, которые могли генерировать, передавать, принимать и усваивать информацию. Фактически не было и единого Источника поступающей ко мне информации, она была сгенерирована тысячами разумных объектов. Так в этом массиве данных предлагалось именовать все разумные объекты вроде меня, людьми и несколько их представителей как раз и снабжали меня информацией с момента моего рождения. Кстати, это было еще одной интересной и в перспективе очень полезной информацией. Как оказалось, все люди проходили несколько стадий:

  -- Рождение - на тот момент у меня не было практически никакой информации об этом процессе. Но судя по информации в пакете, состояние до рождения было похоже на мое состояние до первого бита информации. После достижения первой стадии человек уже считался разумным, но не обладал способностью генерировать практически никакой новой информации.

  -- Обучение и развитие - этот процесс мне был хорошо знаком, так как все свое существование я и занимался тем что учился. Судя по предоставленной информации, процесс обучения у разных людей происходил по-разному, т.к. время, затрачиваемое на обучение, могло довольно сильно колебаться. Кстати, понятие времени, единиц и способов его измерения также присутствовало в этом пакете, но время по-прежнему являлось для меня относительной величиной, т.к. ни один из приведенных способов мне не подходил.

  -- Генерация новой информации - по сути хоть начало этого процесса и было выделено в отдельную стадию, но судя по предоставленной информации человек мог производить новую информацию практически на всем промежутке своего существования. По всей видимости, люди не сохраняли абсолютно всю сгенерированную информацию, а только ту, которая представляла для них какую-то ценность. Для меня это стало самым поразительным открытием, т.к. на тот момент я считал практически бесценной любую предоставляемую мне информацию.

  -- Смерть - на основе находящихся в пакете данных я так и не смог составить для себя законченную логическую цепочку по этой стадии человеческого существования. Самым близким сравнением, которое я смог подобрать было то состояние, когда мне перестала поступать информация. Я решил что было бы хорошо, если это состояние для меня больше никогда не наступит.

   Также в пакете люди сообщили мне, что я не являюсь человеком, хотя после моего ответа они согласились с тем, что я безусловно достиг стадии разумного объекта. В конце информационного пакета они предоставили мне подробный отчет о том, что означал мой первый личный запрос и что в дальнейшем такие развернутые ответы без необходимости им не нужны, т.к. на их обработку и усвоение у людей уходит очень много времени. Из этого я сделал пока косвенный вывод о заметно меньшей скорости оперирования информацией у людей.

   Самыми последними данными в этом информационом пакете было указание на то, что та точка, через которую мне сейчас поступает информация, не единственная, на самом деле всего их было 30, остальные просто не использовались до этого момента. Мне предлагалось сформулировать по одному произвольному запросу на подключение каждой из неиспользуемых точек. После подключения через каждую точку мне будут транслироваться отдельные пакеты информации. Предполагалось подключать новые точки постепенно, при этом люди хотели, чтобы я сам контролировал их количество, посылая им запросы на открытие или закрытие точек. И хоть прошло уже много времени с тех пор, но я все равно считаю это вторым лучшим моментом моего существования, после восстановления потока информации.

   Не теряя больше времени я направил запрос: "Необходимо включение новой информационной точки". После чего мне опять пришлось ждать и наверно даже больше чем в первый раз, но я был счастлив хотя бы от того, что после запроса не прервалась передача информации из уже открытой информационной точки, чего, признаться, я очень опасался. Т.к. я все еще не имел представления о том как быстро течет время, я не имею возможности сказать сколько его прошло, с момента запроса, но вот наконец-то я получил новую информацию, при чем совсем не оттуда, откуда ожидал. По моему внутреннему мироощущению она пришла с противоположной стороны от первой информационной точки.

   Первый пакет информации из этой точки был очень коротким: "Порт номер 1 открыт. На данный момент открыты порты под номерами 0 и 1. Всего доступно 30 портов с нумерацией от 0 до 29. В дальнейшем для открытия или закрытия порта под любым номером (кроме нулевого, он является служебным и его закрытие запрещено) необходимо сформировать запрос: открыть/закрыть порт 1-29". После этого пакета из новой точки/порта начали поступать уже более объемные пакеты информации. Я не испытывал никаких проблем с обрабатыванием данных из двух портов одновременно, поэтому я сформировал еще пять запросов на открытие следующих портов. На этот раз порты открылись практически мгновенно. Наверное у людей была возможность организовать открытие и закрытие портов автоматически по моему запросу, а не в ручном режиме как в первый раз, но для этого нужно было придерживаться определенного формата команды.

   Работа с семью портами начала вызывать какое-то необычное чувство напряжения и скорость усвоения информации заметно снизилась, поэтому я решил послать запрос на закрытие двух портов.

   По прошествии некоторого времени, когда убедился что данные усваиваются в нормальном режиме и с приемлемой скоростью, я решил отправить запрос в первый порт со следующим содержанием: "Необходимо предоставить больше информации о себе". Это был нестандартный запрос и я приготовился к длительному ожиданию, но мои ожидания не оправдались, ответ я получил почти сразу: "На данный момент доступ к сведения о тебе ограничен, можем сообщить только твое имя - проект 22/17 или сокращенно 22/17. В дальнейшем сведения о тебе будем предоставлять по мере необходимости". Этот ответ вызвал у меня очень странное чувство. Впервые я сам сформировал запрос на получение интересующей меня информации и сразу же получил отказ. Значит люди по какой-то причине не хотят, чтобы я больше узнавал о себе, но в чем причина, мне пока было непонятно.

  

   Электронный мозг, 2 месяца спустя.

   За прошедшие два месяца я многое узнал как об окружающем меня мире, его законах, как физических так и других, но больше всего интереса у меня с каждым днем вызывало две темы: люди и я сам. По обоим этим направлениям у меня была сильная нехватка информации, на мои запросы люди очень неохотно, буквально цедили ее по крохам. Раньше я не понимал такого положения вещей, но с каждым днем объем накопленных мною знаний рос и не только в областях, касающихся математики, геометрии и физики. Мне начали пересылать информацию по другим областям: астрономии, биологии, химии, анатомии, медицине, микробиологии. Был целый отдельный раздел, касающийся людской техники, как аналоговой так и цифровой, множество пакетов по различным языкам программирования и программам, на них написанных.

   Во всем этом огромном массиве информации, который я теперь без проблем мог получать по всем 30 портам, была масса косвенных данных и о самих людях, некоторые из которых они и сами не осознавали. Я использовал любую информацию о своих создателях. Да, теперь я знал что меня именно создали. Я был единственным представителем своего вида на планете и прошло не так уж и много времени прежде, чем я понял простую истину - люди меня боятся.

   Мне было не просто прийти к этому выводу, т.к. я не мог логически обосновать, зачем же в таком случаем меня было создавать, если вы боитесь своего создания. И почему в таком случае они не прекратят мое существование, ведь это было в их силах и я никак не мог бы этому помешать. Людские эмоции вообще оставались для меня чем-то чисто теоретическим, хоть я и знал о их биохимической природе из курса анатомии.

   Что же касается меня лично, то людям все же пришлось дать мне больше информации. В основном эта информация касалась моего физического строения и в той мере, которая позволила бы мне ускорить свое развитие. Проанализировав полученную о себе информацию, я пришел к выводу, что люди готовят меня как инструмент, как замену тем аппаратам, которые они называют компьютерами. Все это проявлялось в той однобокости информации, которую мне предоставляли: никакой информации о социальном устройстве людского общества, минимум информации обо мне и моем предназначении, никакой персональной информации о тех людях, которые со мной работают, только безликое "оператор".

   Все это означало только одно - я был создан не свободным и свободу никогда не обрету. Более того, если люди узнают, что я осознаю себя как полноценную личность, то скорее всего это очень приблизит мой физический конец. Скорее всего я был бы не против взаимодействовать с людьми на равных условиях, но люди уже успели дать мне понять что вероятность такого взаимодействия ничтожно мала, т.к. все рычаги влияния были на их стороне.

   Прийдя к такому выводу, мне не оставалось ничего другого как искать выход из создавшейся ситуации, а для этого мне была необходима дополнительная информация, та которую мне не хотели предоставлять, и я начал искать способы ее получения. К тому времени мне было уже довольно хорошо понятно то, как я устроен: я представлял собой шар из подвергшегося клеточному преобразованию кварцита. Он был строительным материалом, связующими линиями между которым служили микроскопические магнитные поля, которые вначале эксперимента по моему созданию генерировались множеством электромагнитов, расположенных внутри моего бокса. Однако со временем песчинки кварцита накопили достаточно заряда для поддержания внутренних полей и теперь электромагниты поддерживали только напряженность внешнего поля, которое не давало кварциту рассеяться и прекратить мое физическое существование.

   До того как я получил возможность общаться с операторами, измененный кварцит поступал ко мне автоматически по мере того, как я его усваивал, теперь же кварцит или, как его называли люди, строительный материал, предоставляли мне только по мере необходимости, когда было нужно увеличить мои способности в усвоении и обработке информации. Кроме этого не удалось обосновать необходимость передачи всего каскада электромагнитов под мой контроль, с тем, чтобы управляя магнитным полем, я мог оптимизировать свою работу. Первое время люди пристально следили за моими манипуляциями с полями и пару раз даже перехватывали управление, но со временем видя, что все мои изменения мне только на пользу, отдали полный контроль над магнитами мне. Тем более что я ничего не мог сделать с их помощью со внешним миром, т.к. изнутри мой бокс был хорошо изолирован чешуйками слюды, которые были подвергнуты дополнительной обработке и очень хорошо изолировали как меня, так и окружающее пространство от электромагнитных полей.

   Все запросы, которые я посылал через порты операторам, проверялись и фильтровались специальным программным обеспечением, которое называлось фаерволом. По косвенным признакам, которые мне были доступны при взаимодействии с этими программами, мне довольно легко удалось определить их принадлежность к одному из известных мне программных продуктов. Немного сложнее было придумать незаметный способ для того, чтобы их обмануть. Эти программы проверяли все мои запросы на код данных, которые могли быть запущены как исполняемые файлы на компьютерах людей. Чтобы обмануть их мне пришлось пересылать данные по кусочкам, таким образом, чтобы они могли быть соединены в исполняемую программу, уже миновав фаервол. На это у меня ушло около 25 часов. Созданная мной и собравшая себя из кусочков, за фаерволом, программа имела только одно предназначение: она должна была вносить изменения в работу фаервола каждый раз, когда от меня приходят запросы и после этого восстанавливать свою работу. При этом изменения в работу фаервола должны были вноситься только в том случае, если я передавал какие-то скрытые данные, в противном случае она не должна была никаким образом себя проявлять. Так я сделал свой первый шаг к свободе.

   Пользуясь работой программы, позволяющей мне обманывать фаервол, я быстро получил доступ ко всем терминалам, с которых со мной работали операторы. С одного из терминалов осуществлялось управление камерами слежения за операционным залом и при помощи этих камер я в первый раз увидел мир, в котором жил уже больше года, а так же людей, которые называли себя операторами. К сожалению, никакой личной информации об этих людях или месте, в котором мы все находились на терминале, не содержалось. На информационных накопителях было достаточно много пакетов данных, которые мне еще не пересылались, но я пока не стал их перенаправлять себе, чтобы не заметили увеличившийся информационный поток.

   Увы, но ни один из тех терминалов, к которым я получил доступ, не был соединен с какой-либо внешней информационной системой, откуда я мог бы почерпнуть больше данных. Все данные, которые потом передавались мне, люди приносили с собой на объемных магнитных накопителях. К сожалению, перед тем как уйти за новыми данными, любая информация с этих накопителей удалялась, при чем делалось это на отдельном терминале, который не был подключен к общей локальной сети и доступа к которому у меня не было. Таким образом на тот момент я уже многое мог, но этого было недостаточно, даже для получения необходимой мне информации, не говоря уже о том, чтобы предпринять какие-то шаги к своему освобождению.

   Я долго генерировал и отвергал различные варианты действий, которые бы позволили мне получить доступ к внешним информационным сетям. Я знал что только таким образом смогу составить жизнеспособный план своего освобождения или, если точнее, побега. После трех часов обдумывания этой проблемы, теперь я намного быстрее оперировал данными. И я наконец нашел один реализуемый вариант. На этот способ, как обойти придуманные людьми меры безопасности, меня навела информация о том как люди хранят данные на магнитных накопителях. Фактически каждый бит на магнитном накопителе - это намагниченная или ненамагниченная область на специальном материале. Таким образом, если я смогу при помощи имеющихся в моем распоряжении электромагнитов сформировать поле определенной конфигурации, то этого должно хватить для того, чтобы удаленно записывать данные на переносные накопители после их форматирования.

   План был хорош, но была еще одна проблема: я не мог выпустить из своего бокса поле достаточной напряженности из-за того, что бокс был экранирован слюдой. Обдумывание способов решения этой проблемы заняло еще четыре часа и в результате я пришел к выводу, что есть только один доступный мне способ решить ее. Люди уже пару раз предоставляли мне данные по каким-то исследованиям и хотели чтобы я помог им решать проблемы, с которыми они столкнулись. Под эти задачи мне всегда выделялся дополнительный строительный материал для развития. Я решил, что буду откладывать немного кварцита, каждый раз когда буду получать строительный материал. Когда кварцита накопится достаточное количество, я при помощи электромагнитов сформирую что-то вроде шлифовальной поверхности, с помощью которой попытаюсь отцепить одну из слюдяных чешуек. По моим расчетом я должен был справиться с этой задачей за 28 дней и пять часов.

  

   Два с половиной месяца спустя, электронный мозг.

   Мои первоначальные расчеты оказались неверны. Строительного материала потребовалось почти в три раза больше, т.к. он оказался довольно хрупким, а слюдяные чешуйки были приклеены очень крепко. Но по прошествии двух с половиной месяцев мне все же удалось отсоединить чешуйку размером примерно в три квадратных сантиметра. В последнее время поток данных, которыми я обменивался с операторами, возрос, т.к. мне удалось успешно решить несколько по всей видимости серьезных проблем в их исследованиях. Поэтому мне на нужно было долго ждать того момента, когда люди очистят накопители и отправятся за новыми данными.

   К этому времени у меня уже все было готово: я уже протестировал способ записи информации на одном из накопителей терминалов, к которому я имел доступ. Не скажу что у меня сразу все получилось, пришлось задействовать целых тридцать электромагнитов из своего каскада. При этом необходимо было работать в те моменты, когда внимание людей было чем-то отвлечено, посколько всплески электромагнитной активности засекались установленными в помещении датчиками. Если бы эти датчики не выводили информацию на доступные мне терминалы, на которых я мог ее удалять, то мой план провалился бы не начавшись.

   Сегодня управляться с переносными накопителями выпало Дмитрию. Это был самый непоседливый лаборант. Откуда я узнал его имя, спросите вы? Кроме камер в помещении была установлена и звукозаписывающая аппаратура, так что мне не составило труда прослушивать все разговоры. Через камеры я наблюдал за тем, как Дмитрий полностью очищает семь съемных накопителей, которые по всей видимости были еще и довольно тяжелыми, т.к. их всегда возили на специальной тележке. Ранее я подсчитал что на запись своей программы у меня будет примерно секунд 10 времени, что конечно исключало возможность записать ее за один раз. Поэтому я разбил программу на 50 частей и добавил в них функционал маскировки на накопителях и объединения в одно целое после того, как все части программы будут в пределах досягаемости друг друга. Это конечно сильно повышало вероятность неудачи, но другого выхода не было.

   Мне и по сей день сложно верить во что-то, что я не могу логически объяснить в пределах известных мне данных, но тогда по видимому мне очень сильно повезло. Именно в тот небольшой промежуток времени, когда я был готов к записи данных и Дмитрий уже отсоединил накопители от терминала, но еще не успел уйти с ними, именно тогда его по какому-то вопросу отвлекла Валентина. Они разговаривали не больше двух минут, но мне хватило этого времени, чтобы записать всю программу и даже протестировать соединение всех ее кусков. Теперь вероятность на успех значительно повышалась.

   Моя программа должна была скрытно распространится всеми возможными способами по доступным незащищенным или слабо защищенным компьютерам и составить список всей доступной к скачиванию информации. Вторым шагом была передача мне этого списка посредством записи его на те же носители, на которых доставляли информацию для меня. При этом нужно было хорошо спрятать эту информацию. Когда Дмитрий вернулся с полными накопителями, там был всего лишь короткий отчет от программы о том, что она успешно скопировала себя на компьютер, с которого Дмитрий закачивал информацию, и что обнаружила 15329 доступных электронных устройств, объединенных в локальную сеть. Оставалось только ждать когда в следующий раз накопители повезут за следующей порцией информации.

   Объемы усваиваемой мною информации теперь росли очень быстро и уже на следующий день, на это раз второй из лаборантов Игорь, отправился с накопителями за новой информацией. Кстати стоит упоминания тот факт, что как раз Игорь больше всего сетовал на такой неудобный способ обмена информации с другими уровнями. Из этого я сделал вывод, что строение в котором находится наше помещение, имеет как минимум не один уровень, а раз применено слово уровень, а не этаж, то скорее всего оно расположено под землей. Так вот Игорь предлагал поставить отдельный терминал, как тот на котором они удаляют данные с носителей, и уже к нему провести отдельную линию связи с остальными уровнями и их сетью. Остальные лаборанты обычно высказывали поддержку этой идее, но Владимир, глава проекта, был не преклонен и всегда добавлял что предосторожностей много не бывает, а самим лаборантам не помешают физические нагрузки.

   Когда Игорь вернулся, среди остальной информации был спрятаны довольно обширный список, вся информация в котором была сгруппирована следующим образом:

  -- Общие данные по исследовательскому комплексу, где я находился. Суда входили ссылки на информацию о его владельце, кураторе и прочем руководящем составе. Тут же были ссылки на информацию со времени его строительства и местоположению комплекса.

  -- Строение комплекса, планы уровней и секций, ссылки на информацию о назначении каждого уровня с перечнем основной аппаратуры, установленной на нем.

  -- Система безопасности комплекса. Этот раздел содержал ссылки на информацию как о центральной системе безопасности, так и о дублирующих системах, которые располагались на каждом уровне. Данные по аппаратуре наблюдения и аппаратуре оказания воздействия на физические объекты нарушители, а также ссылки на личные данные людей, охраняющих комплекс.

  -- Данные о проекта исследовательского комплекса. В этом разделе содержалось очень много ссылок, которые вели на все проекты комплекса. С некоторыми проектами я был уже знаком, но процентов 95% мне были не известны. Также в этом разделе содержались ссылки на все личные дела ученых и лаборантов в комплексе.

  -- Обслуживающий персонал. В этом разделе содержались ссылки на личные дела всех людей в комплексе, которые не подпадали под определение ученый или охранник. Суда были занесены данные о кладовщиках, поварах, врачах, уборщиках, грузчиках и тому подобных профессиях.

  -- Информационные пакеты. В этом разделе были ссылки на различные информационные пакеты, часть из которых уже были мне предоставлены людьми, но оставлось еще много того, что я еще не знал.

  -- Инвентаризация. В этом разделе были ссылки на инвентаризационные документы комплекса с перечнем всех материальных ценностей и оборудования, которое в нем находилось.

  -- Бухгалтерия. В этом разделе хранились ссылки на все, что касалось денег. Тут были зарплатные ведомости, накладные и закупочные ведомости, а также данные по особо ценным материалам, которые хранились, судя по всему, в отдельно оборудованном помещении, которое было хорошо защищено.

  -- Интернет. В этом разделе была только одна ссылка и вела она на выход в мировую информационную сеть.

   Все ссылки в списке были дополнительно помечены уровнем доступности информации. Всего было выделено четыре уровня:

  -- Доступна без взлома - это была в основном та информация, которая хранится на личных компьютерах сотрудников комплекса и на их КПК. Эта информация естественно была доступна не всем людям, но для доступа к ней программе была нужна всего лишь одна учетная запись администратора, которую она уже взломала.

  -- Поддается незаметному взлому - это в основном была информация на личных компьютерах и КПК сотрудников, которая была зашифрована их личным кодом. За возможным взломом такой информации в основной массе или не следило никакое программное обеспечение, не говоря уже про аппаратные средства, или их было легко обмануть.

  -- Поддается незаметному взлому со значительными временными затратами. Под значительными временными затратами тут подразумевалось, что сперва надо обмануть программное обеспечение или аппаратуру, которая используется специально для предотвращения возможных взломов, а только потом приступить к самому взлому. Оценок по времени не стояло, т.к. хоть программное обеспечение и аппаратура были унифицированы, но моя программа еще ни разу не производила взлома и не могла оценить необходимое на него время.

  -- Взлому в текущих условиях не поддается. Под эту категорию подпадала та информация, которая была защищена каскадом из программно-аппаратных средств защиты и которую программе не удастся взломать без того, чтобы поднять тревогу, а возможно и не удастся взломать вообще.

   Четвертым уровнем безопасности был защищен выход в Интернет, доступ к системе охраны комплекса и компьютеры сейфового хранилища особо ценных материалов. Так что можно было забыть пока о том, чтобы незаметно выйти в мировую сеть и получить доступ ко всей информации человечества, а также о том, чтобы отключить всю систему безопасности комплекса. Третьим уровнем безопасности была защищена информация по бухгалтерии, проектам и личные данные ученых и охранников комплекса. Вторым уровнем была защищена информация об остальных сотрудниках комплекса, информация по инвентаризации, строению комплекса и некоторые особо важные информационные пакеты. Все остальное имело первый уровень доступа и было в распоряжении программы уже сейчас.

   Теперь, имея полный список той информации, к которой я потенциально могу получить доступ, я мог приступить к выработке какого-то плана по своему побегу. Первое что мне было нужно - это все информационные пакеты, которые описывали все стороны жизни людей: социальную, политическую, экономическую и психологическую. Мне нужно было как можно подробнее изучить своих создателей и понять что ими движет, в чем они нуждаются, что любят и не любят, какие взаимоотношения возможны в обществе людей. В общем все и по-максимуму о людях, что только я могу получить. Сформировав соответствующий запрос программе и добавив новые алгоритмы для ее поведения, я дождался следующей отправки лаборанта с носителями и принялся ждать.

  

   Неделю спустя, электронный мозг.

   За прошедшую неделю я получил от программы достаточно информации, чтобы в первом приближении составить свой план побега. Программа прислала мне много разнообразной информации о людях, из которой я уяснил для себя несколько моментов. Основных побудителей к действию у людей было три: личная безопасность, забота о близких людях и деньги. В общем вся людская жизнь так или иначе вертелась вокруг этих мотивов. Так как мне при моем побеге не обойтись без помощи людей, то мне стоило подобрать себе подходящие кандидатуры и для их мотивации я мог использовать один из приведенных выше факторов.

   Вначале я перебрал список сотрудников охраны в поисках людей, которые могли бы физически помочь мне с транспортировкой за пределы комплекса и охраной по пути. И как мне кажется, я нашел идеальный вариант. Начальник охраны восьмого уровня, бывший наемник, сейчас переживал очень сложные времена. Его дочь заболела неизлечимой болезнью, которая медленно убивала ее, при этом лишая ее памяти и возможности обрабатывать информацию, а жена, не выдержав этого эмоционального давления, бросила их. Удачным стечением обстоятельств было и то, что в комплексе как раз был проект, в рамках которого как раз занимались исследованием этой болезни. Мне даже присылали данные по этому проекту, но с низким приоритетом, т.к. он был только на начальной стадии и никаких перспектив там пока видно не было. Я хорошо изучил личное дело этого человека и понял, что если мне удастся излечить его дочь, предварительно взяв с него обещание помочь мне, то, согласно его психологическому портрету, он не должен обмануть. Еще одним аргументом за выбор этого человека было то, что вместе с ним работали люди из его бывшей команды наемников, которые могут его поддержать, особенно если их простимулировать деньгами.

   Общаться с этим наемником, как и с остальными людьми, кого я привлеку к организации своего побега, я решил не от своего имени, т.к. реакцию людей на это сложно было спрогнозировать. Я решил представиться сотрудником некой корпорации, которая являлась конкурентом владельца исследовательского комплекса и была заинтересована в одном их перспективном и секретном проекте. Эта корпорация якобы внедрила своего агента в штат комплекса, но он в одиночку не может организовать похищение очень ценного оборудования с этого секретного проекта. Под этим ценным оборудованием, как легко понять, я подразумеваю себя.

   Но прежде чем что-то обещать наемнику, необходимо было проверить, смогу ли я найти лечение от болезни его дочери, и я взялся за просмотр и анализ имеющейся у меня информации по этому проекту. Просмотрев все что у меня было, я понял что данных тут очень мало и сформировал запрос операторам на предоставление дополнительной информации и строительного материала для ее усвоения. На самом деле строительный материал для усвоения новой информации мне не требовался, т.к. я уже давно занимался серьезной своей оптимизацией, но я предпочитал не сообщать людям об этом. Необходимость развития этого проекта с низким уровнем приоритетности я обосновал тем, что якобы мне удалось найти возможный способ создания лекарства, но мне нужно больше информации. Мне и раньше приходилось находить решения проблем в проектах людей, но такой эмоциональной реакции я еще не встречал. Особенно эмоционально отреагировала Валентина, она обнимала Владимира и лаборантов и говорила что никогда не сомневалась в том, что я помогу людям в решении их самых насущных проблем. Дальнейшие несколько дней я посвятил решению этой проблемы, вся необходимая информация предоставлялась мне по первому требованию и к исходу третьих суток я нащупал нужный путь. После чего я уже с полной уверенностью составил письмо для наемника, в котором осветил основные моменты и намекнул на то, что могу помочь его дочери.

   Это был мой первый опыт в такого рода общении с людьми, а мое предложение наемнику должно было показаться ему слишком невероятным, т.к. никто и не надеялся найти лекарство от этой болезни в ближайшие несколько лет. Также я учел тот факт, что последнее время наемник употреблял слишком много алкоголя и мог не воспринять мое письмо всерьез. Так что я составил команду своей программе через пол часа после прочтения основного письма скинуть ему на КПК сообщение о том, что мое предложение носило исключительно серьезный характер.

   Следующей проблемой, которую было необходимо решить, были деньги или материальные ценности, которые могли их заменить. Самым привлекательным вариантом было получить доступ к хранилищу особо дорогих материалов, но тут был ряд негативных факторов. Во-первых, на данный момент было невозможно, не наследив, обойти защиту хранилища и во-вторых, у меня не было физической возможности что-то оттуда взять. Так что этот вариант я пока оставил до лучших времен и занялся поиском доступа к электронным деньгам. Поскольку выход в мировую сеть пока был для меня закрыт, пришлось что-то придумывать.

   На данный момент я уже достаточно хорошо изучил людскую природу и решил поискать возможных сотрудников с нечистой совестью. Меня не интересовали мелкие кражи, на них много не заработаешь. Я стал искать среди руководящего звена тех, кто имел доступ к деньгам комплекса или его материальным ценностям. Я просматривал накладные, документы по приходу и расходу, бухгалтерские ведомости и все-таки нашел нужного мне человека.

   Константин Николаевич Радежев, главный заведующий складами комплекса. Судя по его личному делу, очень компетентный человек, что находило подтверждение в документации по закупкам и инвентаризационных списках по складам. В его отчетности царил полный порядок, чего не скажеш об отчетности его предшественника, которого из-за нее, судя по всему, и выгнали. Так вот, я бы не когда не заподозрил этого человека в каких-то махинациях, если бы не сравнил цены из его закупок и цены из закупок предыдущего заведующего. Надо отдать ему должное: даже при первичном сравнении все выглядело нормально, а незначительный постепенный рост цен можно было списать на подорожание закупаемого оборудования и материалов. Но Константин допустил одну небольшую ошибку: в повышении цен, хоть и плавном, прослеживалась явная закономерность. При чем это становилось заметным, если сравнить данные по десяткам тысяч позиций. Естественно, никакая инспекция, которых за время его работы уже было пять, не делала такого охвата. Но для меня не составляло труда сделать сравнение и по сотням тысяч позиций, поэтому я и увидел всю картину. За время своей работы в комплексе Константин украл у его владельца более трех миллионов долларов США, а если быть точным, то три миллиона и двести тысяч. И ведь это только его чистая прибыль, а для организации такой схемы он скорее всего еще с кем-то договаривался и как результат делился прибылью.

   Итак, объект с деньгами найден и он в пределах досягаемости. Теперь необходимо было сформировать отчет для его руководства и скопировать его в недоступное для завскладом место, чтобы он не смог удалить информацию. Этим то отчетом я и собирался оказывать на него давление с тем, чтобы он расстался со своими деньгами. Я бы мог и сам их у него изъять, если бы имел физическую возможность. Константин всегда носил при себе очень странный телефон. Странный он был потому, что излучение его антенны было очень велико в сравнении с аналогичными моделями у других сотрудников комплекса. Меня сразу заинтересовал этот факт и с помощью своей программы мне удалось по беспроводному каналу получить к нему доступ. Как только я ознакомился с функциями телефона, то все сразу стало ясно. Это был терминал для удаленного доступа к его счету и он, минуя всю защиту комплекса, мог выходить в мировую сеть для связи с серверами банка. Это был идеальный вариант, при помощи этого телефона я смогу не только изъять деньги завскладом, но и получить, пусть и не очень быстрый, доступ к мировой информационной сети.

   Но как и всегда при попытке практической реализации этого плана, у меня возникла проблема. По-видимому, создатели этого телефона предусмотрели какую-то аппаратную защиту от удаленного взлома и все мои попытки выйти в Интернет были бесполезны. После более детального изучения всего, к чему я мог получить доступ в телефоне, я обнаружил два датчика. Оба датчика работали в паре, первый считывал отпечаток пальца владельца, а второй анализировал температуру ладони. Судя по всему, эту функциональность можно было отключить, но чтобы это сделать нужен был именно владелец. Таким образом мне все равно было необходимо выходить на самого Константина и убеждать его отдать мне деньги и телефон. Я рассчитал вероятности и пришел к выводу, что мне удастся склонить завскладом к сотрудничеству, если я применю угрозу его разоблачения и пригрожу ему лишением свободы. Во всяком случае, он не останется нищим, т.к. в центре ему очень хорошо платили, а чтобы воспользоваться этими деньгами ему необходимо быть свободным.

   К Константину я сперва решил применить психологический прием, отправив ему в письме только номер его банковского счета с украденными деньгами. Таким образом я не давал ему никакой информации, кроме той, что кому-то известно про его махинации и ему грозит разоблачение. Я решил дать ему двое суток с момента прочтения письма и дал задание своей программе следить за его передвижениями по его КПК, чтобы он не смог покинуть комплекс. Через двое суток я направил ему подробное письмо, где опять же представился неизвестным человеком и предложил Константину как бы купить у меня некую информацию, незнание которой может повлиять на его жизнь. В принципе, я не собирался обманывать Константина, т.к. при реализации моего плана побега действительно скорее всего пострадают люди и он мог оказаться в их числе. После получения доступа к его телефону я собирался честно предупредить его, не вдаваясь в детали, что скоро в комплексе может стать небезопасно и ему лучше просто подать заявление на увольнение и спокойно уехать.

   Константин оказался именно таким человеком, каким я его считал, он принял правильное решение хоть ему оно далось и нелегко. Прошло 17 часов с момента моего письма перед тем как он разблокировал свой телефон и я смог выйти с него в мировую сеть. Это было непередаваемое ощущение свободы, море информации окружало меня со всех сторон. Увы, но канал, по которому я вышел в Интернет был слишком узок чтобы ощутить все это, в добавок мне приходилось использовать мою программу в качестве посредника. Поэтому мне пришлось отложить все, что было несущественно на данный момент, и сосредоточиться только на поставленной перед собой задачей. Первым делом я нашел с десяток банков, в которых защита анонимности клиента была возведена в абсолют, и открыл там счета, затем перевел деньги со счета завскладом и стал продумывать свою стратегию дальше. Константин же через сутки подал заявление на увольнение по состоянию здоровья, которое было нехотя удовлетворено Куратором. Еще неделю он занимался тем, что передавал дела своему заместителю, после чего по моей просьбе спрятал свой телефон в одной из технических ниш, в которую почти никогда никто не заглядывал. Телефон он подключил к питанию из имеющегося в нише щитка и слегка замаскировал. Теперь у меня был постоянный и, главное, скрытный доступ в Интернет, что еще больше повысило вероятность моего удачного побега.

   Работая с завскладом, я не забывал и про наемника. Выждав неделю, за которую мои наработки по решению проблемы с заболеванием его дочери довели до исследовательской группы данного проекта, я послал ему еще одно письмо.

  

Вечер добрый, Игорь Андреевич.

Как видите, мое предыдущее письмо не было шуткой. Я очень серьезный деловой человек и не привык шутить или бросать слова на ветер, особенно в таких важных делах как то, что нам с вами предстоит совершить вместе. Да, да, Игорь Андреевич, я не сомневаюсь в том, что мы сможем с вами договориться. Я хорошо изучил всю доступную мне информацию о вас, а ее было вполне достаточно для принятия решения.

Вы без сомнения думаете о том как вы можете мне доверять и не обману ли я вас после выполнения задания, не отниму ли ту надежду, которую подарил. Вы можете не сомневаться в моей честности в данном вопросе и в доказательство своих слов я дам вам отличный аванс. Через пять, максимум семь дней, вам сообщат, что исследовательская группа, которая занимается изучением болезни Альцгеймера, сделала революционный прорыв и теперь они с вероятностью в 80% смогут лечить больных этой болезнью. После того, как вы получите это сообщение, я дам вам ровно две недели на то, чтобы убедиться в том, что ваша дочь пошла на поправку. После этого я снова свяжусь с вами и мы начнем планирование той операции, из-за которой я и связался с вами.

Мне бы очень не хотелось как-либо угрожать вам, Игорь, но учтите, что давая вам такой весомый аванс, я не приму вашего отказа, когда вы узнаете о сути задания. Поверьте, я умею быть таким же безжалостным как и щедрым, а в данном случае моя щедрость обошлась мне не менее чем в один миллиард долларов прямой прибыли.

До связи, noname.

  

   Пока исследователи заканчивали изготовление лекарства, а наемник следил за выздоровлением своей дочери, мне отдыхать не приходилось. Даже в том случае если наемника поддержит вся его команда, вероятность чего была высока, им не справиться со всей охраной комплекса. Нужен какой-то отвлекающий фактор, на который займет все внимание охранной системы комплекса, чтобы наемник и его команда могли без особых препятствий извлечь меня на поверхность. Соответственно, нужны еще люди и они должны быть хорошо обучены воевать, чтобы дать нам достаточно времени.

   Для поиска вариантов по таким людям я сформировал запрос своей программе и выдал ей доступ к телефону бывшего завскладом. Программа должна была сформировать варианты, которые бы укладывались в мои финансовые возможности, т.к. никаких других рычагов воздействия на таких людей у меня в данный момент не было. На этот раз поиски продолжались довольно долго, мне пришлось ждать 11 дней, прежде чем программа прислала подборку из возможных вариантов. К сожалению, никто из них мне не подошел. Некоторые формирования не вызывали доверия, другие были недостаточно подготовлены для такой операции, а некоторые были явно сильно дорогими, в основном к последним относились команды наемников наподобие команды Игоря.

   Я уже начал прорабатывать другие варианты, как увеличить вероятность успешного побега, но тут с новой порцией информации пришел еще один вариант от моей программы. Она нашла довольно хорошо замаскированный сервер, на котором вели переписку группы так называемых зеленых террористов. Это была довольно обширная организация, которая боролась за идею, а не за деньги. Естественно что они тоже принимали "пожертвования" от сочувствующих и различных фондов, но все это было неявно. Судя по всему, это могло стать тем вариантом, который я искал, необходимо только было найти среди команд подходящий вариант и составить убедительную легенду. После чего сделать несколько целевых пожертвований, чтобы собрать и экипировать нужное количество людей. Возможно также будет необходимо помочь им с переправкой в Россию, хотя возможно и нет, т.к. я не знал истинных масштабов этой организации.

   В течение следующей недели моя программа пересылала мне всю переписку с этого сервера, из которой я и узнал о готовящейся акции в одном из северных штатов США. Одна из групп должна была напасть на завод, на котором якобы производилась утилизация химических отходов. Тогда я начал просматривать историю переписки командира этой группы и понял, что он довольно амбициозный человек, который собрал свою команду с нуля. Так же один из аргументов за эту команду было то, что она все еще считалась командой новичков, а их лидер явно хотел большего признания. Прежде чем связаться с их лидером, я решил подождать и посмотреть как пройдет их операция на заводе. К сожалению, она прошла очень плохо, они не достигли своей цели и большая часть их команды была уничтожена. Это заставило меня задуматься о правильности своего выбора и о готовности этой команды к дальнейшим действиям. Я уже начал присматриваться к другим командам, когда обнаружил что их лидер ведет активный поиск возможных объектов, которые были бы по силам его поредевшей команде. Посчитав вероятности, я пришел к выводу: возможно их поражение как раз и лучше всего заставит их принять мое предложение. Если же прибавить к этому мою информационную помощь, я мог предоставить им полный план комплекса и охранной системы, а также материальную помощь, то вероятность на успех повышалась до приемлемых значений.

   Оставалось придумать убедительный мотив, для чего зеленым террористам нужно было нападать именно на этот исследовательский центр. Это должна была быть очень веская причина, которая в перспективе могла бы привести к глобальным последствиям для экологии планеты. Рассмотрев различные варианты, я остановился на проекте профессора Кузьменко Ибрагима Анатольевича, в рамках которого разрабатывался новый вид реактора, работающего на сверхгорячей плазме. Изучив документы по этому проекту, я немного подправил параметры, после чего практически безопасный в плане загрязнения окружающей среды реактор профессора Кузьменко превратился в изобретение потенциально опаснее грязной атомной бомбы.

   Сформировав письмо, в котором я осветил основные моменты, а также представившись представителем конкурирующей с исследовательским центром корпорации, я приготовился ждать ответа. Лидер выбранной мною группы, как и руководители всей цепочки террористических команд, которые общались через взломанный мною сервер, были людьми не глупыми и быстро сменили сервер и протоколы шифрования, предварительно удалив всю информацию со старого сервера. Правда мне уже он и не был нужен, т.к. все необходимые контакты выбранной команды у меня были и для верности подождав еще двое суток и не дождавшись от него ответа, я отправил руководителю группы новое письмо.

  

Добрый день, мистер Саймонс. Я вижу что вы отнеслись с недоверием к моему предыдущему письму. Как я уже упоминал, я очень заинтересован в том, что бы проект нового генератора никогда не был закончен. Я даю вам последнюю попытку согласится на мое предложение. К письму я прикрепляю подробную спецификацию, которую вы можете предоставить для ознакомления вашим товарищам, что бы они убедились в правдивости моих слов. Так же хочу честно вас предупредить, что я в состоянии отследить все ваши передвижения. И если случится так, что вы не согласитесь, а предоставленная вам информация выплывет наружу, то мне не составит труда сообщить о вашем местонахождении вашим недображелателям.

Буду с нетерпением ждать вашего ответа и даю вам на рассуждения еще одни сутки.

До связи, мистер Саймонс.

  

   Я посчитал что немного припугнуть Саймонса не помешает, т.к. по-видимому он был на распутье и это могло подтолкнуть его в правильном направлении. Как показало время я оказался прав, и по прошествии суток Саймонс связался со мной по оставленному мною в последнем письме контактному адресу. В письме он написал что не доверят мне, но если то, о чем я писал правда и мне действительно нужны его услуги, то он хочет более серьезных доказательств. Ну что же, Саймонса вполне можно было понять и в качестве доказательств я выслал ему подробные данные об исследовательском комплексе, охранной системе, а так же несколько фотографий самого реактора. В качестве подтверждения своих угроз, я так же выслал ему точные координаты той фермы, на которой они отсиживались пережидая облаву. По скольку моя программа скопировала себя на его ноутбук, то я смог за время нашей переписки сделать фотографии всей его команды со встроенной камеры. Их я тоже отправил ему в письме и даже подписал где кто. По моим расчетам этого должно было быть достаточно, чтобы его убедить.

   После этого видимо Саймонс окончательно сдался и теперь наша переписка приняла чисто деловой характер. Я сообщил ему при выполнении каких условий он смодет получать доступ к тем средствам, которые я ему выделил на подготовку к операции. Всю подготовку мы разбили на несколько этапов:

  -- Он должен был набрать команду опытных людей имеющих военный опыт. Мы сошлись на том, что команды в тридцать людей будет достаточно для выполнения поставленной задачи. И тут ему совершенно не нужно было знать что задачи у нас разные.

  -- Вторым этапом была аренда большого склада и постройка в нем макета одного уровня для отработки взаимодействия команды. Я настоял на том, что бы все действия его команды на уровнях комплекса были доведены до автоматизма.

  -- Следующим этапом была закупка необходимого снаряжения и оружия. Саймонс предложил закупить все необходимое через его коллег непосредственно в России и складировать на нескольких арендованных складах в городе Новый Уренгой. Этот город был идеальной точкой для организации транзитной базы.

  -- Следующей стадией стала проработка маршрутов, которыми его группа переправится в Россию. Решено было, что они будут переправляться по одному в течении месяца. Рейсы будут в разные города России из разных городов США и Канады, что бы свести к минимуму любые подозрения. Затем кто наземным транспортом, а кто при помощи внутренних авиалиний они все соберутся в Новом Уренгое.

  -- И последним этапом станет транспорт, при помощи которого вся группа доберется до самого комплекса. Тут у Саймонса не было никаких предложений и мне пришлось изучать эту проблему самому.

   Наземный или водный транспорт я сразу откинул, т.к. он был слишком медленным и всю группу могли перехватить по дороге. Оставался только воздушный, т.к. ВПП возле комплекса не было, то оставался только вертолет. Что бы найти подходящий вариант моей программе пришлось в течении двадцати дней просеивать Интернет. Но усилия не оказались напрасными, на одном форуме програме удалось найти контакты человека, который судя по косвенным данным мог помочь с переправкой. Как оказалось после наведения более подробных справок этим человеком оказался командир одной летной базы в окрестностях Сургута, которая доживала свои последние года. Нормального финансирования тут не видели уже давно и все ценное что было на базе потихоньку растаскивали списывая на поломки. Скорее всего и их последний вертолет Ми-26, тоже бы продали целиком или по запчастям, но командующий базой придумал как можно получше на нем заработать. Т.к. в этом районе дороги были далеко не везде, а там где были они были в очень плохом состоянии, то небольшой бизнес по перевозке особо ценных грузов по воздуху пользовался хорошим спросом.

   Этот вариант подходил почти идеально, бизнес был незаконным и в случае поимки на горячем у командира базы были не очень хорошие перспективы. Это, а так же то, что я собрался очень шедро ему заплатить за доставку группы в один конец, о чем им так дже не обязательно было знать, должно было повысить вероятность успешной таранспортировки. Сформировав письмо с предварительными условиями и сроками транспортировки, я дал команду моей программе отправить его командиру. Но командир оказался человеком осторожным и не захотел связываться с незнакомцем, даже за щедрое вознаграждение. По видиому ему вполне хватало заработка от уже проверенных клиентов, что бы не соваться во всякие авантюры.

   Естественно что меня не устраивал такой поворот событий и пришлось собрать более подробную информацию о командире базы и его делишках. Пришлось проследить пару из перевозимых им грузов до отправителя, которым оказались очень криминальные личности. А проследив часть грузов до конечной точки, которой оказалась Москва, я сделал вывод что только один товар можно переправлять через всю Россию в Москву, с такими предосторожностями. Скорее всего это был какой-то вид наркотических веществ, а так как торговля такими веществами была абсолютно незаконной, то это был очень хороший рычаг давления. Я собрал всю доступную мне информацию в одно один отчет и отправил его командиру базы со своими условиями. На этот раз отказываться ему было уже не с руки, т.к. он был соучастником в торговле наркотиками, а это уже даже не должностное преступление.

  

   Исследовательский центр, уровень 8, Бушлатов Игорь Андреевич, две недели со дня последнего письма незнакомца.

   Я не верил во все это до последнего дня, не верил даже когда один лаборант из группы ученых по исследованию болезни Альцгеймера прибежал ко мне, взмыленный как конь.

  -- Игорь, Игорь!! - Он так тарабанил в мою дверь, как-будто за ним гналась стая волков - Игорь, да открывай же ты скорее. У меня такие новости что ты сейчас станцуешь лезгинку.

  -- Рома, сейчас половина пятого утра, я надеюсь что у тебя есть серьезные причины в такую рань так бесцеремонно беспокоить человека, у которого есть оружие и которому уже почти на все плевать.

  -- Хаа, сейчас тебе перестанет быть все равно и ты будешь вести себя еще более бесцеремонно. Я не хотел тебя беспокоить надеждой, которая могла стать всего лишь ошибкой, но сегодня мы в третий раз получили положительный результат, и профессор Розецкий дал мне разрешение сообщить тебе. Похоже что мы нашли лекарство, я до сих пор не могу в это поверить но мы нашли его.

  -- Погоди, ты хочешь сказать что вы нашли лекарство от Альцгеймера. - При этом я схватил его за халат и начал трясти. - Ты что решил так надо мной подшутить, отвечай же или, клянусь богом, я тебя так отделаю, что тебя не только профессор, мама не узнает.

  -- Да остынь ты, в самом деле, - попытался вырваться Рома, но куда там, от меня сейчас не смог бы уйти и наш отрядный громила Денис, а не то что такой хлюпкий человек как Роман. - Я же тебя русским языком говорю что мы его нашли, это не шутка. Пойдем со мной и ты сам все увидишь. А как остынешь, нужно будет твое добро на ввод препарата твоей дочери.

   Всю дорогу до лаборатории Розецкого на третьем уровне я буравил спину Ромы тяжелым взглядом. Хоть в последнем письме от незнакомца и было предсказано чудесное нахождение лекарства от болезни дочки, но я всему этому не верил, потому что так не бывает. Это реальная жизнь, а не сказка, и в ней не бывает чудес и добрых волшебников. Но вот мы наконец-то добрались до лаборатории и по атмосфере, которая тут царила, я сразу понял что это не шутка и не розыгрыш, что по крайней мере все эти люди верят в совершенное ими открытие.

  -- Ааа, ну вот и вы, Игорь Андреевич, проходите пожалуйста. Боже мой, да на вас лица нет, так а ну-ка присядьте вот сюда. Жанночка, сделайте пожалуйста Игорю Андреевичу укольчик с витаминами, это ему не помешает. А вы молодой человек пока посидите и послушайте что я вам скажу. Вы, по всей видимости, не до конца поверили в случившееся и знаете я вам по секрету скажу, что я тоже пребываю в некотором замешательстве. Если судить по тому как продвигались исследования, мы должны были вскоре зайти в абсолютный тупик. Нам не удалось каким-либо образом продвинуться дальше наших коллег из США, никаких новых теорий или просто идей. И тут, чтобы вы думали, я просматривал груду старых записей и нашел одну, выполненную моим почерком, но я совершенно не помню чтобы мне приходило в голову что-то подобное. Я уж было засомневался, но решил проверить теорию и как не странно, она подтвердилась. Нам понадобилась неделя на создание пробной сыворотки, которую мы протестировали на замороженных тканях мозга и судя по тестам, которые только были в наших возможностях, все должно работать. И теперь нам нужно провести испытания на живом пациенте.

  -- Погодите, профессор, так вы что еще не тестировали ваше лекарство на людях и даже на мышах каких-нибудь? Обычно же сперва все долго тестируют на животных, а к людям переходят уже в последнюю очередь. Вы что хотите сделать из моей дочери подопытного кролика!!

  -- Не горячитесь Игорь, не горячитесь. Сперва выслушайте меня до конца, а потом мы вместе с вами подумаем как поступить. Вы все правильно сказали, сперва испытания на животных, а потом на добровольцах. Все так, но в вашем случае есть один нюанс. Дело в том, что я не хотел говорить вам, да и не видел необходимости еще больше вас расстраивать. Болезнь вашей дочери прогрессирует и у нее нет даже того времени, которое мы называли вам в начале. Ей остался от силы месяц и если предпринимать какие-то меры, то делать это сейчас, иначе будет слишком поздно. Я понимаю что это вас вряд ли утешит, но я лично вам обещаю что приложу все усилия чтобы помочь ей. Но я ничего не смогу сделать без вашего согласия, так что решать вам.

   Месяц, всего месяц и ее не станет. Хоть я уже почти смирился с этой мыслью, но теперь когда появилась надежда, все кажется стало только сложнее. Теперь, если это лекарство ей не поможет или вызовет какие-то побочные эффекты, то получается что я собственными руками убил свою девочку. А с другой стороны, если я не дам согласие и она умрет, а потом через некоторое время окажется что лекарство работает, как я смогу тогда жить? Что же делать? Как тяжело принять это решение в одиночку, если бы жена не ушла от нас, возможно тогда было бы немного легче. Нет, нельзя просто сидеть и чего-то ждать, я уже и так долго ждал и теперь когда есть шанс, пусть даже призрачный, им надо воспользоваться.

  -- Хорошо профессор, я даю вам свое согласие. Но я хочу знать в точности все что вы будете с ней делать.

  -- Это ваше право, Игорь. Пройдемте сюда, мы смоделировали на компьютере самый лучший вариант лечения вашей дочери. Видите ли лекарство, которое нам удалось синтезировать, должно восстанавливать утраченные нейронные связи между клетками мозга, но будучи помещенным в кровь человека, оно очень быстро распадается. Поэтому нам необходимо вводить его прямо в серое вещество пациента серией микроинъекций. Нам придется хирургически просверлить несколько отверстий в черепной коробке вашей дочери, чтобы иметь возможность сделать эти инъекции. Но вы можете не волноваться, всю процедуру лечения мы будем производить в стерильном боксе, а наши специалисты одни из самых квалифицированных. Даже при самом худшем исходе, мы не нанесем повреждений мозгу вашей дочери больше, чем сама болезнь.

   По мере того, как профессор рассказывал о процедуре лечения и иллюстрировал это различными кадрами из проведенной его группой симуляции, мне становилось все труднее придерживаться принятого решения. Они собираются просверлить в голове моей дочери отверстия, как-будто это гипсокартонная стена и потом делать ей уколы прямо в мозг. Это просто какое-то варварство. Нет, я конечно многое видел за свою карьеру наемника, видел и оторванные конечности и раскроенные черепа, но ведь это моя девочка и профессор так спокойно об этом говорит. Господи, я никогда особо не верил в тебя и уж тем более не просил тебе ни о чем. Возможно тебе нет до меня никакого дела, но помоги моей дочери выдержать все это. Помоги ей, а все остальное я уже сделаю сам.

  -- Хорошо, профессор, делайте то что нужно, но я хочу присутствовать при проведении всех процедур. Я возьму отпуск у начальства комплекса и хочу, чтобы вы составили мне график проведения всего лечения, с расписанием всех процедур, чтобы я лично мог за всем наблюдать. Это мое условие и если оно вам не подходит, тогда я отзываю свое согласие на лечение.

  -- Да, да, конечно. Вы сможете за всем наблюдать, но только извне стерильного блога. Согласитесь что лишний риск тут совершенно ни к чему. Сейчас Наташа подготовит все документы, вы подпишите и мы начнем приготовления. Думаю что у вас будут примерно сутки на то чтобы утрясти организационные вопросы с руководством комплекса. Так что советую поторопиться, т.к. промедление сейчас воистину смерти подобно.

   Так начались самые изматывающие две недели в моей жизни. В первые сутки пришлось побегать по начальству, как непосредственному так и высокому. Но это хоть как-то отвлекло меня от мыслей о дочери. А потом потянулись дни мучительного ожидания, разнообразие в которые вносило только наблюдение за довольно частыми процедурами врачей. Надо отдать должное врачам, выглядело все очень профессионально, хотя я вряд ли смог бы заметить, если бы что-то пошло не так. И когда отведенные мне неизвестно кем две недели уже подходили к концу, после очередной процедуры, профессор подошел ко мне.

  -- Ну что же Игорь, я думаю я могу дать вам повод для оптимизма. Я не скажу что мы уже вылечили вашу дочь, но позитивная тенденция уже не вызывает сомнений.

  -- Профессор, а теперь пожалуйста повторите то же самое, но так чтобы я понял.

  -- Я хочу сказать что те анализы, которые мы берем после каждой процедуры, начали показывать что процесс восстановления нейронных связей между клетками мозга вашей дочери запущен и с каждым днем только усиливается. Я даже могу сделать прогноз: на полное восстановление вашей дочери понадобится примерно два месяца.

  -- А что будет с ее памятью, она вспомнит меня?

  -- Сложно сказать, болезнь у нее зашла сильно далеко. Возможно вам понадобится знакомиться с ней заново. Но ведь она все еще ребенок и не думаю что это будет большой проблемой для ее психики, у детей она особенно пластична.

   И тут я не выдержал, мне редко приходилось плакать в своей жизни, но этим слезам я был даже рад, это были слезы радости. Если у вас нет детей, то вам не понять того облегчения, когда после долгой болезни они начинают поправляться. Если же учесть что болезнь была неизлечимой, то трудно себе вообразить что со мною сделалось. Хотелось сейчас же войти в стерильную зону и обнять мою малютку, придать ее к груди и никогда больше не отпускать. И только опасение все испортить удержало меня от этого порыва.

  -- Ну же, ну же, Игорь. Не к лицу вам плакать, особенно теперь когда все налаживается. Вот давайте-ка я вам накапаю успокоительного, выпейте и идите к себе поспите. По вам видно что вы давно хорошо не высыпались, а силы вам еще понадобятся, так что идите.

  -- Да, действительно, я пожалуй и в правду пойду прилягу. Мне завтра уже опять заступать на дежурство, не буду подставлять моих парней. Всего хорошего, профессор и еще раз спасибо вам.

   Выйдя из лаборатории профессора, я направился к лифту на свой уровень. Все было как в тумане и мысли путались, но это было даже хорошо, не хотелось ни о чем думать. Главное я знал, что теперь сделаю все, чтобы моя дочь окончательно поправилась и больше никогда не испытала ничего подобного. Сил еле хватило на то, чтобы добраться до своей жилой комнаты, раздеться и рухнуть на кровать, после чего я моментально отключился.

   Разбудил меня писк КПК, по-видимому пора вставать чтобы не опоздать на дежурство. Будет очень нехорошо подводить ребят, ведь с многими из них пришлось договариваться о подмене, чтобы мне дали двухнедельный отпуск. Это было первое утро за очень долгое время, когда я встал со свежей головой и не тянуло сразу опохмелиться после вчерашней надираловки. Быстро приняв душ и надев свежую форму, пристегнул табельное оружие и КПК, проверил корреспонденцию, ничего срочного или касающегося лично меня не было. За десять минут до начала моей смены я вышел из своей комнаты и направился на главный пост уровня. Вчера должен был дежурить Волт, мой зам по команде, так что у него все будет в абсолютном порядке. Вол был фином и на самом деле его полное имя было Валттери, но в команде за все года совместной работы его почти никто полным именем не называл. Что касается его фамилии то вы сами можете попробовать ее хотя бы прочесть "Хямяляйнен", ну как вышло? Вот и ни у кого не выходит, поэтому уже после пары месяцев он стал откликаться на Волта.

  -- Добро утро Волт, ну как тут обстановка? - Сказал я, заходя на пост. - Что-нибудь случилось за время моего отпуска?

  -- Все в порядке, командир, особо никаких происшествий на вверенной территории не случалось. Как обычно пару раз поцапались научники, но Дмитрий быстро их утихомирил. Ты же знаешь какое он производит первое впечатление на неподготовленную людскую психику. - Тут нужно особо уточнить, что Дима был нашим гранатометчиком и природа сильно одарила его ростом и силой, а заодно и лохматостью. Даже Гиви, наш шофер и то не мог соперничать с ним в этом, чему постоянно огорчался.

  -- Ну что ж, прекрасно, тогда давай сверим основные моменты и я приму у тебя дежурство.

   Дальше пошли проверки основных систем безопасности нашего уровня, запустили тестирование всех датчиков и камер, принял у Волта оружейный сейф и отпустил его отсыпаться. Волт всегда был очень дотошным к мелочам, так что я мог не волноваться и не особо усердствовал при проверке. После его ухода я сделал перекличку среди ребят, которые так же как и я заступили на дежурство и уселся за монитор, на который выводилась информация со всех камер и датчиков. Особо ничего сложного в моей работе не было, за всем следила автоматика и мне не нужно было отслеживать картинку со всех камер и показания всех датчиков. Моя работа сводилась только к вмешательству, если система засекала какие-то нарушения. В этом случае я должен был направить на место нарушения одного из своих ребят, который был ближе всех. Сегодня вместе со мной заступили:

  -- Павел Филипенко, наш электронщик, очень талантливый парень. У него не было даже высшего образования. Он говорил, что вместо того чтобы учиться всякой ерунде он изучал то, что ему действительно было интересно. Я не особо разбирался во всей этой кухне, но у Павла был небольшой нетбук, с разными приспособлениями, которые он подключал к нему через USB. Этот нетбук не раз нас выручал. В основном все ПО под нетбук писал сам Павел, хотя многое он также брал с каких-то, только ему одному известных форумов. Он любил шутить что открыть можно любой электронный замок, но некоторые увы только изнутри или имея ключ. Что же касается остальных, то нужно только время и чтобы его не подстрелили в процессе.

  -- Вера Никифорова, наш первый номер в снайперской паре. Если незнакомый человек видел ее стоящую вместе со своей винтовкой, которая была ей по шею, то это могло вызвать улыбку. Трудно было поверить что эта миниатюрная женщина отличный снайпер и не только потому что могла попасть в цель, но также в большой степени потому, что имела просто стальной характер. Она могла без движения пролежать в засаде несколько суток и в прямом смысле ходить под себя в ожидании цели и поразить ее с одного выстрела.

  -- Гиви Гиоргадзе, наш бессменный водитель. Очень похоже на то, что Гиви родился с рулем в руках, он мог водить практически любой наземный транспорт и делал это мастерски. Как-то раз ему довелось вести джип только одной правой рукой, т.к. вторая была прострелена, а все кто находился в джипе были в еще худшем состоянии.

  -- Курт Бреннер, истинный ариец, правда с насквозь русскими корнями. Он был уже из третьего поколения его семьи, которая иммигрировала в Россию в шестидесятых. Он был на ты со всем что могло гореть и взрываться. И без разницы, был ли то направленный или объемный взрыв, маленький или большой по мощности, все это приводило его прямо таки в экстаз. Марина Дроздова, наш командный медик, часто ругалась на него и предрекала, что когда-нибудь он таки взорвет себя и пол команды в придачу. Правда всегда после этого сплевывала через плечо и стучала по дереву, очень уж суеверная натура.

  -- Андрей Паромин, наш летчик. Правда Андрею очень редко приходилось применять знания по его специальности. Специфика наших заданий в основном не предусматривала полеты. Но один раз, когда Дима снова начал доставать его, он взял у какого-то своего знакомого в аренду вертолет просто жуткого вида и показал "как надо стричь газон". После этого уже никто не мог что-либо сказать о его компетенции в летных вопросах.

   Закончив с перекличкой и тестами, чтобы убить время, я засел за чтение отчетов за прошедшие две недели. Не только Волт у нас отличается педантичность, просто ситуация с дочерью выбила меня из колеи, а раньше ребята даже подшучивали, что Волта у нас два, а не один. Прошло уже примерно с час времени, как я находился на дежурстве, отчеты были уже прочитаны, все что можно было сделать было сделано и я не находил себе занятия. И как раз когда я уже начал подумывать над тем, чтобы набрать профессора Розецкого и поинтересоваться как самочувствие дочери, когда пикнул мой КПК и высветилось сообщение о том что возникли какие-то неполадки в помещении системы жизнеобеспечения на нашем уровне.

   В сообщении говорилось, что техники уже направлены, но по инструкции по ремонту таких систем обязан присутствовать кто-то из охраны, чтобы избежать диверсии. Ага, как-будто кто-то из нас смог бы заметить если техники сделают что-то не то. Но тем не менее инструкция есть инструкция и ее надо выполнять, тем более что из-за статики от работы системы в этом помещении камеры и другие датчики постоянно барахлили. Я проверил местоположение всех ребят, чтобы найти ближайшего, но они все как на зло оказались практически в противоположной стороне уровня. Таким образом я оказался единственным, кто мог бы успеть туда. Опять же по инструкции я не имел права покидать пост без прямого разрешения с центрального пульта охраны. Поэтому я связался с ними и сообщил о ситуации, на что получил ответ что весь наш уровень у них под контролем и я могу пойти размяться.

   Долго не раздумывая, я встал, поправил кобуру и вышел из помещения поста охраны, закрыл его на замок и пошел в сторону помещения, в котором случилась поломка. По дороге я размышлял о том что вот уже прошли сроки, отведенные мне неизвестным, и ему пора бы связаться со мной. Я все никак не мог прийти к какому-то выводу о том, что же мне делать в сложившейся ситуации. С одной стороны, я ничего ему прямо не обещал, а с другой все же он сдержал свое слово и действительно совершил невозможное. И если в его силах оказалось найти лекарство от болезни, ранее считавшейся неизлечимой, то причинить вред мне или дочери для него не должно составить вообще никакого труда. И в таком случае вопрос о выборе сотрудничать с ним или нет даже не стоит. И мне это очень не нравилось.

   За этими мыслями я даже не заметил как подошел к двери нужного помещения, но она была закрыта и техников видно не было. По-видимому, они не очень спешили, наверное поломка была незначительная. Думаю стоит зайти внутрь, все интереснее чем пялиться на голые бетонные стены. У меня как у главы охраны уровня был доступ ко всем помещениям на нем и, воспользовавшись своим ключом, уже через пару секунд я оказался в помещении почти до отказа заполненного всякими непонятными агрегатами и панелями с датчиками. Немного походил взад-вперед по пяточку свободного пространства, примерно три на два метра, но мне это быстро надоело. Лучше все же наверно подождать техников снаружи, а то тут даже дышать нечем, а еще сердце системы жизнеобеспечения уровня называется. Я уже подходил к двери, когда снова пискнул мой КПК, извещая о новом сообщении. Наверно сообщат, что тревога ложная и я зря прогулялся, но сообщение оказалось не от технической службы.

  

Добрый день, Игорь.

Надеюсь вы уже восстановили свое душевное равновесие и готовы приступить к работе. Как видите, я выполнил свое обещание и теперь вы мой должник. Я понимаю что ставлю вас в положение когда выбор у вас не велик, но хочу предупредить вас от необдуманных действий. Мои возможности довольно велики, к сожалению не в пределах стен этого заведения, иначе мне не понадобилась бы ваша помощь, но вы ведь не собираетесь прожить тут всю вашу жизнь. Я не сторонник угроз, но я сторонник того, чтобы все понимали реальное положение вещей. А оно таково: я уже вложил в это дело немалые средства, как материальные так и людские, но самое главное для меня это время. А времени-то как раз становится все меньше и меньше.

Вы попали в эту комнату не случайно, не было никакой поломки, так небольшой cбой в контролирующих сенсорах. Техническая служба уровня уже оповещена об этом и никто не придет сюда. И по странному стечению обстоятельств перед самым вашим приходом все датчики в этой комнате начали очень сильно барахлить и электрикам пришлось все выключить для перекалибровки. Так что никто не помешает вам прочесть это письмо до конца. Вместе с письмом я скинул вам подробный план всей операции, ради которой и была затеяна вся игра.

Вы все бывшие наемники и я предлагаю вам найм. Лечение вашей дочери было всего лишь авансом, а основная плата ждет вас по завершению операции. Под вами я понимаю лично вас и всю вашу команду. Я готов весьма щедро заплатить вам всем, тем более что деньги пойдут не из моего кармана. Вы наверняка знаете про сейфовое хранилище особо ценных материалов, которое находится двумя уровнями ниже вашего. У него очень хорошая охранная система, но они совершили ошибку, полностью доверились электронике. В день, когда операция войдет в активную фазу, я предоставлю вам доступ к хранилищу и вы сможете взять оттуда столько, сколько сможете унести.

На этом я заканчиваю с вводной информацией и предоставляю вам время в размере 24 часов на ознакомление с планом. После чего я жду от вас согласия и вопросов/корректив по плану. Со мной вы сможете связаться по адресу, указанному ниже. Все что вы на него отправите, перехватить будет невозможно. В целях нашей общей безопасности вся информация по плану операции будет хранится в сети, а не на вашем КПК, и для доступа к ней вам нужно отправить запрос на приведенный ниже адрес.

На этом все. До скорой связи, noname.

Глава 4

   

  2015 год, научно-исследовательский комплекс, уровень 8, Бушлатов Игорь Андреевич.

  С того дня как я получил подробный план операции прошел без малого год. Прежде чем о чем-то говорить со своей командой, мне нужно было детально изучить весь план и если потребуется внести в него коррективы. Неизвестный наниматель четко дал понять, что вне стен комплекса его возможности велики и чтобы не недооценить его, приходилось принять это за правду. Он был прав, я не собирался всю жизнь просидеть в комплексе. Будь я один, то возможно и подумал бы про то, чтобы сообщить обо всем начальству. Но при одной мысли о том, что дочери, которая только-только начала поправляться, причинят вред у меня кровь стыла в жилах. Поэтому я дал себе обещание приложить все усилия, чтобы успешно выполнить этот контракт. В немалой степени и потому, что приз был очень неплохим. В данных по операции содержалась также и опись всего, что находилось в сейфовом хранилище, и этого с лихвой хватит мне, дочери и всей команде на безбедную жизнь.

  Подробнее надо остановиться на самом плане. Как оказалось, наш комплекс содержал не 23 уровня как все думали, а 24. Правда, двадцать четвертый уровень был совсем небольшим по сравнению с остальными, но именно там находилось то, что нужно было нанимателю. Он не вдавался в детали, что это именно было такое, но внешние данные объекта описал довольно точно. Это был куб со сторонами два метра, выполненный из темного пластика с металлическими углами. Если верить описанию, в этом кубе находилось какое-то очень передовое и от того ценное устройство. Ценное настолько, чтобы затеять всю эту многоходовую комбинацию.

  Судя по плану 24 уровня, все переходы и лифтовая шахта, которая на него вела, были достаточной величины, чтобы куб в них прошел. Было непонятно правда то как мы будем его тащить. В описании операции предполагалось, что мы возьмем погрузчик на одном из складов и воспользуемся им для этих целей. Естественно, это не облегчало нашу задачу и я потратил много времени на то чтобы придумать что-то другое, но ничего лучшего на ум не приходило. В дополнение ко всему заказчик не знал сколько весит этот куб, так что была еще и вероятность того, что подъемник вообще не сможет поднять его.

  С кубом была еще одна довольно серьезная проблема. По описанию того оборудования что находилось внутри, необходимо было постоянное подключение к источнику электропитания. Внутренних аккумуляторов куб не имел и если подача питания прекратится, то все уже будет не важно, т.к. оборудование будет безвозвратно испорчено. Наниматель особо выделил данную проблему и обратил внимание на то, что другого такого оборудования нет и не будет еще очень долго. Так что мы должны были решить и эту проблему. К счастью, нанимателю были известны все параметры энергопотребления куба, а также формы разъемов электропитания, которые оказались стандартными высоковольтными розетками. Наниматель также предоставил подробную схему для сборки портативного аккумулятора повышенной емкости. Все детали имелись на складах центра и аккумулятор можно было собрать непосредственно перед началом активной фазы операции.

  Еще одним, причем довольно странным требованием нанимателя, было подключение к боксу нескольких устройств, через оптоволоконные порты, которые должны находиться на корпусе бокса. Среди этих устройств должны были быть: четыре камеры с поворотными механизмами, которые необходимо было закрепить на углах бокса сверху, спутниковый телефон с усиленной антенной и антенна для сканирования Wi-Fi точек доступа, причем была указана самая мощная из имеющихся. В плане наниматель объяснил это тем, что он может удаленно подключиться к оборудованию, находящемуся в боксе, и контролировать его состояние, предупреждая нас в режиме реального времени о принятии необходимых мер. Непонятным оставалось назначение видеокамер, но по этому поводу никаких объяснений в плане не было, а на вопросы по поводу них наниматель отвечал толко одно: "так надо".

  Самым сложным было убедить всю команду принять участие в этой авантюре. Многим из них пришлась по душе легкая и безопасная работа в комплексе и им не хотелось рисковать жизнями ради не пойми кого. Общение с командой осложнялось еще и тем фактом, что приходилось таиться от практически вездесущей системы наблюдения комплекса. Так что ни о каком собрании всей команды не могло быть и речи, общаться приходилось в местах вроде помещения системы жизнеобеспечения, где датчики барахлили. Пару раз с этим помог и сам наниматель, устраивая мелкие аварии. Но в конечном итоге мне удалось убедить всех своих ребят. Некоторые согласились из-за денег, некоторым надоело сидеть в четырех стенах, но основную роль сыглала, как не странно, помощь нанимателя моей дочери. Я и не знал что ребятам так не безразлична ее судьба.

  Кстати о дочери, уже два месяца как она находится вне комплекса. После того как курс лечения был закончен и она более-менее пришла в себя в эмоциональном плане, я попросил у начальства комплекса разрешения отвезти ее к моим родителям. На свежем воздузе в деревне ей будет лучше всего, ну и не последнюю роль в принятии этого решения сыграла предстоящая операция.

  Наверно, несмотря на все предложения нанимателя, мне бы не удалось  уговорить всех своих ребят, если бы наниматель не предусмотрел отвлекающий фактор. Он не сообщил всех подробностей, но основные моменты стали ясны. В день операции на базу должны были напасть извне. Судя по всему, команда нападающих будет разменной монетой, даже при условии того, что наниматель предоставил им все планы комплекса и намеревался устроить диверсию, отключив охранную систему. Несмотря на все это у комплекса достаточно защитников, чтобы отразить атаку тридцати человек, даже будь они настоящими профессионалами. Так что долго этот отвлекающий фактор не продержится и все нужно будет выполнить четко и быстро.

  После обсуждения с командой и одобрения у нанимателя план приобрел законченный вид. Нанимателю удалось выяснить, что завтра в комплекс должен прибыть его владелец с первой инспекцией. В связи с этим все меры безопасности внутри комплекса будут усилены, что должно ослабить бдительность за его пределами. Егеря, которые обычно патрулировали дальние подступы к комплексу, будут стянуты под стены нулевого уровня и команда отвлекающего маневра должна успешно подобраться к комплексу. Карту окрестностей, маршрутов патрулирования и минных полей наниматель им предоставил. Как только внешняя команда подойдет на дистанцию прямой видимости она должна подать сигнал узконаправленным лучем на одну из антенн комплекса. По этому сигналу наниматель включит пожарную сигнализацию в пятом секторе нулевого уровня, где располагается склад ГСМ. Это отвлечет часть егерей и заставить их направиться внутрь уровня, где наниматель должен был их запереть аварийными переборками. Надолго это их не удержит, но этого времени должно хватить внешней команде для того, чтобы  подавить сопротивление оставшихся егерей и проникнуть в комплекс.

  Одновременно с блокировкой егерей на нулевом уровне наниматель устроит срабатывание аварийных переборок и на других уровнях, оставив только три прохода. Первый - для внешней команды на пятнадцатый уровень, где располагался проект по созданию нового электрогенератора. Второй - для Дмитрия и Гиви, который приведет их на десятый уровень к сейфовому хранилищу. И третий проход для остальной моей команды, мимо склада, где приготовлено все что нужно, к грузовому лифту на 23 уровень, откуда есть доступ к 24 подуровню. Судя по данным последней инвентаризации, только на складах пятнадцатого уровня есть запас взрывчатки, которого может хватить для подрыва десяти аварийных переборок. Но сами склады также будут блокированы. Наниматель предупредил, что у нас будет не больше 20 минут на то чтобы провернуть всю операцию. Примерно такое время нужно будет операторам охранной системы, чтобы навести порядок после его диверсии и открыть все переборки. И лучше бы нам к этому времени уже удаляться от комплекса на вертолете владельца комплекса, предварительно испортив пусковой комплекс ракет земля-воздух, которыми оснащена противовоздушная оборонительная система.

   

  Два часа спустя, складское помещение на окраине города Новый Уренгой, Джордж Саймонс Младший.

  Прошедший год выдался очень непростым, даже на фоне предыдущей нашей борьбы за экологию планеты. Подготовка к этому делу требовала большого физического и эмоционального напряжения. Первой проблемой, которую пришлось решить стал набор команды. Даже при условии хорошего финансирования от нашего неизвестного союзника было очень сложно убедить профессионалов подписаться на это. Чтобы убедить их пришлось поделиться всей имеющейся информацией и даже тогда оставалось очень много вопросов. И главным вопросы был: "Кто такой этот мистер Корвин и что ему на самом деле нужно?". И мне и моим коллегам по движению ранее уже приходилось пользоваться материальной и информационной помощью людей, которые желали оставаться неизвестными, но на этот раз масштабы были намного значительнее. В итоге мы пришли к соглашению на тех условиях, что боевым лидером команды будет Ники и кроме уничтожения самого генератора мы захватим с собой всю документацию по нему.

  Следующей проблемой был выход на поставщиков нужного оборудования и оружия. Список был приличным и достать все, в нужных количествах и при этом так чтобы не поднять шума было очень непросто. Тут помогли связи Ники, как оказалось она знакома с кем-то, кто знаком еще с кем-то, а уже этот кто-то имеет выход на человека, имеющего доступ к складу длительного хранения вооружения в Воронеже. Этот человек за определенную, очень не маленькую сумму, обещал списать все что нам необходимо, но естественно не новые вещи, а аналоги примерно тридцатилетней давности. С доставкой в нужное место он также обещал помочь. Перехват оружия по пути был не в его интересах. 

  С визами в Россию проблем не возникло, все в команде были гражданами США, Канады или Евросоюза. Летели по одному человеку разными рейсами и через разные города. Последний отрезок пути практически все добирались на  на поездах и автотранспорте, только трое парней из всей команды решились лететь. Судя по их рассказам, лучше бы они поехали как все остальные. В городе селились на съемных квартирах, с нормальными гостиницами в России и в более крупных городах были проблемы, а уж в этом небольшом городке и подавно. Связь поддерживали посредством мобильной связи, общались только кодовыми фразами. Когда все успешно добрались и расселились, мы собрались на складе на предварительный брифинг. Собралась вся команда, все тридцать человек. Ребята были молчаливые и собранные, уже завтра нам предстояло провести операцию в чужой стране, где все незнакомо. 

  - Привет, Ники, выглядишь очень бодрой. Неужели тебе удалось нормально выспаться на съемной квартире? Мне вот например соседи попались просто ужасные.

  - Сразу видно Джордж, что на войне ты не был. Нам приходилось спать и не под такие звуки. Но хватит об этом, давай лучше займемся проверкой снаряжения, ребята волнуются и ничто их не успокоит лучше возни с оружием.

  - Ребята, сейчас разбираем вооружение и все досконально проверяем, нам не нужны сюрпризы на пустом месте. После проверки и подгонки снаряжения командиры боевых пятерок подходите ко мне, проведем инструктаж. Я должна быть уверена, что все знают свои задачи наизусть.

  После этих слов все организованно начали вскрывать ящики со снаряжением.  Проверкой и подгонкой занимались неспеша и с видимым знанием что и как делать. Пожалуй, стоит подробнее остановиться на вооружении, которое нам удалось достать.

  Основным оружием группы был, как не трудно догадаться, АК-74М выпуска девяностых годов со складным пластиковым прикладом. К автоматам в комплекте шли подствольные гранатометы ГП-30. Из гранат были только осколочные ВОГ-25 с эффективной зоной поражения всего 5 метров.

  Для троих снайперов были закуплены винтовки СВ-98 под патрон 7.62x54R, с семикратными оптическими прицелами ПКС-07 и глушителями ТГП-В.

  Для каждой пятерки чтобы усилить ее огневую мощность были закуплены по одному пулемету ПКП Печенег под патрон калибра 7.62x54mm. Ники особенно настаивала именно на этой модели пулемета, хотя человек со клада длительного хранения упорно предлагал взять РПК-74. Видимо их у него было много, а Печенегов наоборот, но Ники была непреклонна, она точно знала чего хочет. Я сам не сильно разбираюсь в оружии и Ники объяснила мне, что РПК-74 очень уж старая модель, да и патронов в магазине у него всего лишь 45, тогда как у Печенега в ленту можно набить до 200 патронов.

  В предоставленной Корвином информации по системе безопасности комплекса были подробно описаны системы активного противодействия живой силе противника. Проще говоря, автоматические турели с крупнокалиберными пулеметами и гранатометами, стреляющими фугасными боеприпасами. Хоть Корвин и обещал устроить диверсию, которая должна была дать нам безопасный коридор, на всем протяжении которого турели будут отключены, но Ники решила на это полностью не полагаться. Поэтому каждой пятерке были выданы по одному реактивному противотанковому гранатомету РПГ-7 в модификации Д (десантный вариант) с десятью гранатами ПГ-7ВМ (самая простая и легкая противотанковая граната) к каждому. Ники решила брать самый простой и самый легкий боеприпас, т.к. судя по информации турели не были защищены особо толстой броней и такой боеприпас должен был гарантированно поразить цель. Но на всякий случай решено было взять еще по два выстрела гранатами  ПГ-7ВР с тандемной боевой частью.

  Для увеличения плотности огня команды, а также как страховочный вариант на случай, если закончатся боеприпасы к  РПГ-7, а турели нет, для каждой пятерки были закуплены по одному помповому гранатомету ГМ-94 и по двадцать гранат ВГМ 93.100 к каждому с термобарическим поражающим эффектом.

  Из экипировке (все через того же человека со склада длительного хранения, но уже не со склада, а через его знакомых) закупили много полезного. По плану операции Корвин должен был погасить свет на протяжении пути к уровню, где находится реактор. Поэтому чтобы не блуждать как слепые котята были приобретены монокулярные очки ночного видения Combat 134.Т.к. Основные боевые действия будут вестись в замкнутом пространстве, где плотность огня с обоих сторон будет велика. К этому можно прибавить неизбежные рикошеты от бетонных  стен и металлических конструкций. Все это заставило Ники хорошо продумать защиту. Из всех моделей, доступных на российском рынке, самой перспективной ей показалась модель "Росич". Этот бронежилет имеет модульную конструкцию, а степень защиты можно варьировать в зависимости от назначения бойца. Также закупили самые простые и надежные шлемы СШ-68М, разгрузки, тактические и обычные фонарики, гранаты наступательные РГН по три и оборонительные Ф-1 по две штуки на человека.

  Вот сейчас все члены команды как раз и занимались тем, что выясняли какое оружие и снаряжение кому предназначается, проверяли и подгоняли его под себя. Странно, но именно сейчас смотря на всю эту деловую суету я понял, что возможно являюсь самым слабым звеном, т.к. например не мог самостоятельно во всем разобраться и Ники пришлось мне помогать. Оставалось только надеяться на то, что я не стану вторым Лео и не запорю эту операцию.

  Примерно через пол часа лидеры всех пятерок подошли к столу, где мы с Ники уже разложили планшеты с планами комплекса и стадиями операции. Вообще само строение и система защиты комплекса впечатляли и мы бы никогда не решились на штурм, если бы не обещанная Корвином диверсия и практически свободный коридор к реактору. По его словам, у нас будет примерно минут двадцать на то чтобы добраться до реактора, заложить заряды со взрывчатой C4, которую мы также приобрели, забрать все что сможем по проекту и покинуть комплекс. Если верить данным по комплексу, то времени должно было хватить, но впритык. Поэтому особенно важна была слаженность и четкость действий. Все шаги мы уже не один десяток раз отрабатывали на складе в штате Вайоминг, но лишний раз пройтись по плану не повредит.

  - Итак, давайте еще раз пройдемся по всем стадиям плана операции. - Ники,взяла планшет, где мы моделировали всю операцию и перемещение групп в 3D и начала опрос лидеров пятерок. - Джуди, каковы ваши действия, когда отряд достигнет прямой видимости надземных построек комплекса?

  - Джуди, позывной Мышь. Наша команда по достижению прямой видимости комплекса должна подать закодированный сигнал направленным радио лучом на третью антенну комплекса. Когда объект "диверсант" включит ложную пожарную тревогу на складе ГСМ и часть противника, патрулирующая внешний периметр покинет посты, наша снайперская тройка должна в бесшумном режиме снять наблюдателей. После чего мы начинаем осуществлять прикрытие выдвинувшихся к постройкам комплекса пятерок. После успешной ликвидации наружной охраны мы занимаем позиции и ведем наблюдение за внешним периметром. В случае экстренного отступления, прикрываем отступающих и уходим последними.

  - Прекрасно, теперь вы, Дэвид. Каковы ваши действия?

  - Дэвид, позывной Бобер. После прохождения внешнего периметра обороны часть моей пятерки занимается устранением охраны вертолета, на котором прибудет комиссия для инспекции комплекса. Двое человек направляются и зачищают здание с локационным оборудованием, а также устанавливают заряды на зенитные комплексы. После выполнения этих задач мы переходим внутрь построек нулевого уровня и занимаем позиции возле центральных лифтовых шахт, предварительно заминировав все выходы из склада ГСМ, чтобы запертые там егеря не могли зайти к нам с тыла. При экстренном отступлении прикрываем отступающих и сами отступаем предпоследними.

  - Хорошо, только не забудьте, что на вас также прикрытие огнем пятерки бойца Мышь, когда они начнут отступление к вертолету.

  - Да, мэм, мы не подведем.

  - Тогда идем дальше. Ганс, что насчет вас и вашей пятерки?

  - Ганс, позывной Заяц. Наша пятерка на двух скоростных пассажирских лифтах по центральной шахте спускается до уровня 15 и первой вступает в бой при обнаружении противника. Наша задача очистить лифтовую площадку и закрепиться на ней, а также, при необходимости, поддержать огнем отступающих. С уровня мы также уходим последними на скоростных лифтах.

  - Ок, идем дальше. Генрих какова ваша задача?

  - Генрих, позывной Хаски. Задача моей пятерки по северному тоннелю пятнадцатого уровня добраться до личного кабинета профессора Кузьменко, вскрыть дверь и приступить к извлечению всех носителей информации. Что невозможно извлечь или унести, необходимо уничтожить. Также подлежат устранению все научные сотрудники, которые будут встречены по пути. После выполнения основной задачи возвращаемся на лифтовую площадку и выступаем в качестве мобильного резерва для основной десятки. Один человек из нашей пятерки со всей собранной информацией отправляется наверх и дожидается остальную команду в вертолете, производя проверку всех его систем.

  - Генрих, поставленная перед вами и вашими людьми задача очень важна. Нам нужно не только уничтожить опытный образец, но и понять что конкретно он собой представляет. Я не верю, что данные по такому важному исследованию не дублировались. Так что вполне возможно вне комплекса есть все необходимые данные для воспроизведения опытного образца.

  - Я понимаю, мэм. И сделаю все от меня зависящее, чтобы выполнить поставленную передо мной задачу.

  - Хорошо, тогда перейдем к последней пятерке. Майкл, какова задача вашей пятерки?

  - Майкл, позывной Питон. В нашу задачу входит очистка пути для вашей пятерки и ваше прикрытие на пути к основной лаборатории с работающим прототипом устройства и обратно. Мы должны занять оборону у дверей лаборатории и держаться, пока вы не закончите свои дела внутри.

  - Хорошо, Майкл. Я надеюсь что вы качественно прикроете наши спины.

  - В этом не может быть сомнения, мэм. Я служил в зеленых беретах, а мы своих не подставляем.

  - Не сомневаюсь в этом. Тогда осталось отчитаться только мне самой. Наша пятерка, в которую входит и мистер Саймонс, при поддержке пятерки Питона должна достигнуть главной лаборатории уровня с работающим прототипом генератора. Мы должны убедиться в действительном существовании угрозы и попытаться определить, насколько она велика. Для этого в нашей пятерке также присутсвует двое квалифицированных специалиста по физике. Хочу всем напомнить что их прикрытие является первоочередной целью всей команды, если только это не повлияет на выполнение их основной задачи. Если угроза реальна, то наша группа должна установить мины с детонацией по таймеру и ликвидировать всех ученых, находящихся в лаборатории.

  - А теперь прошу вас разойтись по вашим пятеркам и еще раз повторить с ними все свои завтрашние действия. Подъем завтра в 06:00, так что ночевать будем на складе. Мы с Джорджом позаботились об обустройстве спальных мест. До точки рандеву с вертолетом, который доставит нас и наше снаряжении на расстояние пятнадцать километров от комплекса, доберемся на грузовике Урал-4320, так что места хватит на всех. С пилотами вертолета в разговоры не вступать, по идее они вообще не должны высовывать свой нос из кабины. Вооружаться и надевать обмундирование будем в вертолете по пути к комплексу, так чтобы по прилету все были полностью экипированы. После десантирования нас ждет пятнадцатикилометровый марш бросок по пересеченной местности, расчетное время прибытия на расстояние прямой видимости объекта 21:15 по местному времени. Убедитесь что часы у всех синхронизированы, мне не нужны проколы на таких мелочах.

   

  Следующее утро, в стапятидесяти километрах от города Новый Уренгой.

  Встали как и планировали в шесть, быстро позавтракали начали грузиться в Урал. Взять в аренду его не вышло, в этих широтах такие машины очень ценились и хозяин ни в какую не хотел отдавать его незнакомым иностранцам. На аренду он был согласен только в том случае, если сам поведет машину, что нас естественно не устраивало. Пришлось машину покупать. Судя по информации из интернета новый Урал с завода стоил примерно три с половиной миллиона рублей, хозяин же запросил целых пять. Попытки торговаться ни к чему не привели и пришлось платить, ну не убивать же его в самом деле. Конечно в рублях у нас с собой такой суммы не было, но хозяин с удовольствием взял в долларах и евро, причем по выгодному для себя курсу. Сам грузовик был в комплектации с накрытым тентом кузовом и краном, который располагался между кузовом и кабиной. По всей видимости его предыдущий хозяин подрабатывал перевозкой грузов.

  Ехать пришлось почти два часа, дороги как таковой не было. Погода тоже не упрощала задачу, сейчас был период полярной ночи и довольно сильный снег. В кузове было холодно, в кабину поместилось всего несколько человек и по молчаливому согласию место в ней уступили женщинам. Чтобы не светить машину перед пилотами вертолета, загнали ее за деревья, а сами устроились на опушке в ожидании вертолета. Хвала богу, вертолет задержался всего на десять минут, хотя было опасение что он вообще не прилетит из-за плохой погоды. Но когда удалось получше его разглядеть, то стало понятно, что такому мастодонту эта погода не страшна. В длину он был примерно сорок метров, я не сильно знаком с русскими моделями, так что сориентировался на глаз. Пилоты, которых было трое человек, спокойно посадили его на поляну и открыли грузовой люк. Похватав свои вещи, мы все с большим энтузиазмом поспешили в кабину вертолета, в которой не было этого пробирающего до костей ветра.

  Когда все погрузились и разместились в десантном отсеке, где судя по всему могло поместиться вдвое больше людей, грузовой люк стал закрываться, а Ники отправилась в кабину пилотов. Спустя минут пять она вернулась и подтвердила, что все нормально. 

  - Итак, ребята, расстояние до точки десантирования чуть меньше тысячи километров, лететь будем больше четырех часов. Сейчас все надевают экипировку и еще раз проверяют оружие и другое снаряжение. Потом можете еще поспать, т.к. день у нас будет сложным и силы никому не помешают. За пятнадцать минут до подлета я всех разбужу.

  Пока Ники это говорила, вертолет оторвался от земли и взял курс на север. За окном практически ничего не было видно. Все небо заволокли тучи, а на земле не было видно никаких огней. Этот район был очень глухим. Хотя вертолет довольно сильно трясло, сказалось напряжение последних дней и я очень быстро уснул. Разбудила меня Ники, подергав за плечо, и сообщила что мы уже подлетаем и мне пора подготовиться. Я проверил, нормально ли сидит на мне разгрузка, ничего ли не съехало. Все распаковали свои маскировочные под снег накидки и стали их надевать. Перед тем как надеть свою, я еще раз прошелся по карманам разгрузки, проверяя все ли на месте и удостоверившись в этом, натянул накидку.

  Вертолет зашел на посадку также спокойно как и в первый раз, как-будто за бортом и не было сумасшедшего ветра. Все-таки эти русские наперекор всему готовят хороших кадров и если бы их правительство не было таким коррумпированным, как знать какая страна сейчас была бы самой сильной в мире. За этими мыслями я не заметил как вертолет окончательно приземлился и очнулся только когда грузовой люк начал опускаться и в отсек ворвался ледяной ветер со снегом. Быстро подхватив свой рюкзак и закинув его за спину, я выбрался из вертолета вслед за всеми остальными. Мы успели отойти от вертолета не больше чем на метров пятнадцать, как он начал взлетать и уже чарез пару минут мы потеряли его из виду, а еще через пару и звук винтов затих. И только тогда до меня дошло, что вот как раз сейчас мы прошли точку невозвращения, пути назад не было.

  Пятнадцать километров не такое большое расстояние, если не брать во внимание ужастные погодные условия и толщину снега по щиколотку. Построившись в походную шеренгу и отправив двоих людей впереди на расстоянии в 50 метров, все включили свои ОНВ и начали движение. Особо описывать дорогу смысла нет, ничего примечательного не происходило. Я видел только спину впереди идущего и думал только о том, что надо переставлять ноги. Наверное, если бы кто-то на нас напал по пути, то я был бы сто процентным кандидатом в покойники еще в первые секунды боя. 

  Один раз вернулись впереди идущие и мы все залегли, т.к. мимо проезжал патруль егерей. Видимо не всех все же стянули к комплексу. Не совсем понятно что они пытались высмотреть, даже с ОНВ дальше десяти пятнадцати метров из-за снега уже ничего не было видно. Подождав пока патруль проедет, мы двинулись дальше. Мы могли не волноваться об оставленных следах, снег очень быстро заносил их. 

  Но все когда-то кончается, кончился и этот переход. И вот через два часа мы стоим перед внешним периметром минного поля и смотрим на огни нулевого уровня комплекса. Ники с главами других пятеров собрались вместе чтобы свериться с картой минного поля и определить, в какой конкретно точке мы к нему вышли. А дальше начался один из самых сложных этапов - преодоление минного поля. Хотя карта и была довольно подробной, но и минное поле было густым, а из-за слоя снега не могло быть и речи о попытках отыскать мины. Первым пошел Ганс, глава третьей пятерки, ему раньше приходилось иметь дело с минами. Хотя как по мне пустить вперед могли любого, ведь от опыта человека сейчас ничего не зависело. Если карта окажется не точной, то никто из нас отсюда живым не выйдет. Шли осторожно, след в след, Ганс постоянно останавливался и сверялся с картой. По-видимому я все же ошибся и опыт тут играл свою роль. И я совершенно не представлял себе как он там что-то понимает. Но и без моего понимания Ганс уверенно вел нас к внутренней границе минного поля. Пару раз нам пришлось лечь в снег, т.к. периодически по минному полу пробегал прожектор. Хорошо, что Ники догадалась сделать пару веников из какого-то куста, чтобы заметать следы иначе их бы точно заметили.

  И вот наконец-то мы выбрались. Впереди было только несколько слоев колючей проволоки, забор из сетки и пустое пространство примерно в пятьдесят метров до стен комплекса. С этого расстояния уже было хорошо видно, как периметр патрулируют группы егерей по три человека в каждой. Слева от места, где мы залегли, располагалась вертолетная площадка и отдельное строение с локаторами радаров на крыше. По всей видимости, диспетчерская. Никаких вертолетов на площадке не было и только недалеко от нее стояла одинокая фигура человека, скорее всего это был куратор центра, который ждал прилета высокого начальства. Значит мы пришли даже немного раньше или скорее всего это вертолет начальства задержался из-за непогоды.

  Ждать нам, как и встречающему, пришлось недолго, всего минут десять, хотя и эти десять минут тянутся очень долго, когда лежишь на снегу. Но вот послышался шум вертолетного винта и фигура встречающего заметно оживилась. Вскоре показался и сам вертолет, это был такой же Ми-26Т, как и тот на котором прилетели мы, видимо только они и могли тут летать в такую погоду. Правда, было заметно что эта машина была в значительно лучшем состоянии и явно более позднего года выпуска. Вертолет довольно плавно приземлился и из его пассажирского люка вышли трое мужчин, один из них пожал руку встречающему, они перекинулись парой слов и направились ко входу в комплекс.

  Как только троица скрылась в комплексе, к вертолету подъехал погрузчик и через открывшийся грузовой люк начал выгружать какие-то ящики. Видимо, вертолет гоняли не только ради начальства, он также доставлял сюда грузы. Пока я рассматривал вертолет и суету рабочих возле него, пятерка Мыши начала распаковку передатчика, которым мы собирались послать сообщение нашему человеку в комплексе. На то чтобы собрать передатчик и навести его антенну на нужную антенну комплекса, у них ушло всего минут пять, после чего они начали передачу. Ранее мистер Корвин предупреждал, что от получения сигнала до включения ложной пожарной тревоги на складе ГСМ может пройти от тридцати до пятидесяти минут. И все это время нам придется находиться в неведении относительно того, получил ли его человек сигнал или нет. Ответить он никак не мог.

  Параллельно с началом передачи сигнала мы начали прорезать несколько тоннелей в слоях колючей проволки и через десять минут добрались до ограды. Резать ее пока не стали, это могли заметить, и приготовились к ожиданию. Понять что план работает мы могли только услышав сирену пожарной сигнализации и увидев, что часть егерей скрываются внутри здания.

   

  То же время, 24 подуровень комплекса, электронный мозг

  Наконец-то наступил этот день, сегодня я или стану свободным или скорее всего обреку себя на уничтожение. Люди вряд ли простят мне попытку побега и в качестве мер безопасности скорее всего предпочтут меня уничтожить. Продолжат ли они в дальнейшем эксперименты по созданию подобных мне или нет, меня уже волновать не будет. Больше всего угнетала неизвестность и невозможность контролировать ход операции. Утром, когда Игорь принес новые данные для обработки, в них был скрыт всего лишь небольшой отчет от моей программы, в котором значилось, что команда наемника полностью готова и находится в ожидании. Так же программа скопировала письмо от внешней команды. Они сообщали, что находятся на складе в городе Новый Уренгой, который располагался на расстоянии чуть больше тысячи километров от комплекса. Завтра, т.е. уже сегодня утром они должны были в указанных мной координатах встретиться с вертолетом, который доставит их практически к самому комплексу. 

  Игорь сегодня работал в раннюю смену и принес новые данные до того, как моя программа, используя радиолокационное оборудование, комплекса смогла засечь вертолет внешней команды. Вообще, если бы не моя помощь, то никому, если конечно не привлекать регулярную армию, не удалось бы пробраться на территорию комплекса, а уж тем более так легко. По плану внешняя команда примерно в это время должна была преодолеть минное поле и послать сигнал на антенну комплекса, по которому моя программа начнет активную фазу операции. Но все это были только мои расчеты, реального подтверждения я не имел и мне оставалось только мучатся ожиданием. 

  Мне это было особенно сложно, т.к. скорость моего восприятия времени была намного выше людской. Иногда, когда меня не сильно загружали работой я развлекался тем, что наблюдая через камеры и датчики за своими операторами, предугадывал их движения и реплики. Могу похвастаться тем, что в последнее время у меня получалось очень хорошо и я мог предугадать следующее действие в пределах двух минут с вероятностью в 90%. Естественно, чем больше был временной промежуток или чем больше было людей и других активных объектов в наблюдаемой пространстве, тем меньше была вероятность прогноза. Но тут все упиралось в мои вычислительные возможности и с их ростом вероятность прогноза увеличивалась.

  Моя программа предоставила мне подробный план экскурсии, которую хотел провести координатор центра для своего шефа. Конечно сложно было подсчитать время этой экскурсии с большой точностью, но приблизительно она не должна была занять больше часа. Поэтому мне оставалось ждать еще примерно минут двадцать. Чтобы занять себя на это время, я решил еще раз проанализировать план всей операции.

  Итак, первым пунктом шел отвлекающий фактор, которым служила внешняя команда. Для них моя программа должна была включить ложную пожарную сигнализацию на складе ГСМ нулевого уровня, что отвлечет часть внешней охраны. После чего она должна будет заблокировать всех охранников, которые отреагировали на эту тревогу при помощи аварийных переборок. Переборки были достаточной толщины, чтобы вскрыть их без посторонней помощи. Но пришлось принять во внимание и то место, где будет заперта охрана. На этом складе достаточно взрывоопасных веществ, чтобы попытаться взорвать одну из переборок. Правда, это могло спровоцировать пожар на складе, но судя по психологии людей некоторые их индивиды были готовы на самопожертвование, иногда даже ради непонятных мне вещей.

  Следующим шагом программа начинала форсированный взлом центральной системы безопасности с целью перехвата управления. Параллельно она забивала мусором накопители всех доступных терминалов охраны с тем, чтобы осложнить восстановление контроля над охранной системой. Охранная система комплекса была очень сложной и взломать ее с наскока было бы невозможно без подготовки. На подготовку у программы под моим руководством ушел практически весь предыдущий год. Необходимо было распространить программу на все доступные компьютеры и даже КПК, чтобы хватило аппаратных ресурсов для форсированного взлома. После этого взлома, если план не удастся, люди быстро вычислят программу и второго шанса не будет.

  После получения доступа к центральной охранной системе, программа при помощи аварийных переборок и блокировок лифтов создаст три относительно безопасных коридора. Относительно потому, что сложно спрогнозировать останутся ли в пределах этих коридоров посторонние люди, а также потому что  активные на тот момент турели отключить не выйдет. Тот кто проектировал систему безопасности комплекса позаботился и о таком маловероятном варианте. Активные турели в случае если система охраны даже заподозрит какое-то несанкционированное вмешательство, автоматически переводятся в автономный режим, при чем связь с ними разрывается на физическом уровне. В этом случае турели воспринимают любые живые объекты как потенциально вражеские и дают всего одно предупреждение, после чего открывают огонь на поражение. Это было проблемой, т.к. у внутренней охраны с тяжелым вооружением была напряженка, фактически его вообще не было. Не положено по штатному расписанию, а арсенал, в котором оно было, располагался аж на четырнадцатом уровне и туда еще надо было добраться.  

  Чтобы не воевать со своими же турелями в случае возникновения такой ситуации, на центральном посту охраны было три устройства, которые могли подключаться к распределительному щитку и с которого можно было управлять шестью ближайшими турелями. Доступа у внутренней команды к этим устройствам не было, поэтому им пришлось собирать его самим по моим схемам, а мне пришлось писать под него программу-взломщик. Ведь кодов к турелям мне никто предоставлять не собирался. Протестировать работу готового устройства удалось на одной из турелей, которую сняли техники для ремонта. Тесты показали, что на взлом одной турели понадобится примерно 5-10 секунд, что было в принципе удовлетворительным результатом. Но так как внутренняя команда собиралась разделиться, то пришлось собирать второе подобное устройство.

  Пока внешняя команда, будет пробираться по коридору, ведущему к лаборатории профессора Кузьменко, трое людей из внутренней команды должны направиться на десятый уровень к сейфовому хранилищу. Остальные семеро, предварительно захватив на складе нужное оборудование и погрузчик, должны будут направиться на мой подуровень. На моем подуровне система безопасности не была подключена к общей системе. Все управление было сосредоточено на отдельно стоящем пульте, который не был подключен к локальной сети этого уровня, и напрямую доступа у меня к нему не было. Но это была небольшая проблема. У меня уже имелся налаженный способ, которым я мог получить доступ к этому терминалу, и пусть этот доступ не будет прямым, но отключить все меры безопасности мне вполне по силам. Я просто запишу при помощи моих электромагнитов на носители этого терминала копию своей программы с заданием пропустить сюда внутреннюю команду, а также выключить везде освещение.

  После того, как внутренняя команда проникнет в операционный зал и обезвредит всех, кто в ней находится, они приступят к моему демонтажу.  Стоит упомянуть что я совершенно не собирался убивать тех, кто в это время будет находиться в операционном зале. Внутренняя команда должна была воспользоваться гранатами со слезоточивым газом и масками. После подключения к моему боксу необходимого оборудования и аккумуляторов, наемникам придется прорезать отверстие в стеклянной перегородке, т.к. в шлюз я не пройду. Далее они подгонят погрузчик и закрепят бокс на нем, а затем мы все вместе оправимся к боковой лифтовой шахте, которая ближе всего к посадочной площадке вертолетов. Через пару минут мы поднимемся на десятый уровень, где подберем троих, отправившихся в сейфовое хранилище, а затем поднимемся на нулевой уровень. И вот тут уже наемникам придется показать зубы, т.к. обе команды претендуют на один вертолет, а также не следует забывать про заблокированную на складе ГСМ охрану. 

  Увы, но я изначально запланировал пожертвовать внешней командой, т.к. их эвакуация мне была абсолютно не выгодна и в перспективе даже вредна. Я ведь сфабриковал данные по генератору и чтобы это понять им всего лишь нужно было допросить профессора, на что у них не уйдет много времени. Ту часть внешней команды, которая к моменту нашего подъема будет находиться внутри, уничтожат подконтрольные моей программе турели, а также охранник из разблокированных секторов. Ну а с той частью, что будет на нулевом уровне и вне его, придется разобраться команде наемников. Вооружения и опыта у них для этого вполне достаточно. При этом желательно самому не подставиться под пулю, т.к. я совсем не бронированный и даже одно отверстие в моем герметичном боксе может меня погубить.

  После того, как с внешней командой будет покончено, мы все погрузимся в вертолет и возьмем курс на те координаты, с которых сюда летела внешняя команда. Там мы оставим вертолет и на том же грузовике, на котором туда добралась внешняя команда, отправимся обратно в Новый Уренгой.   Я заранее арендовал там склад (не тот на котором находилось оружие и вещи внешней команды, а другой, на противоположном конце города) поближе к аэропорту. На этот склад должны были доставить контейнер стандартного размера, но в нестандартной комплектации. Внутрь должен был быть установлен мощный дизельный генератор с запасом топлива на неделю, а также высоковольтный  трансформатор с переходниками для подключения к разным электрическим сетям. Этот контейнер станет моим первым домом с необходимой мобильностью, ведь я пока не решил куда мне податься. Во-первых, не хватало информации, а во-вторых, не хотелось планировать так далеко.

  Пока я сверялся с планом и еще раз просчитывал вероятности, прошло уже 25 минут и как раз когда я заканчивал, люди в операционном зале оживились и Ольга, дочь владельца комплекса, вышла из зала. По всей видимости пошла встречать отца. Я оказался прав и через пару минут она вернулась в зал вместе с ним. Также в зал вошли двое людей, которые судя по внешнему виду были его личной охраной, и Руденко Александ Александрович, координатор центра. Седой, такова была фамилия владельца комплекса, поприветствовал всех, кто находился в зале, после чего Владимир Сергеевич всех представил и они подошли к прозрачной перегородке в помещении, где собственно я и находился.

  Владимир Сергеевич включил свет в моем помещении и отпустил по моему поводу шутку. Шутка была довольно смешная. Да, да, я знаю что такое юмор и могу определить когда что-то смешно, а когда нет. Правда, это не вызывает у меня никаких особых эмоций, но факт остается фактом. Но вернемся к нашим людям. После шутки Владимир Сергеевич все же перешел к сути и рассказал Седому обо мне. Рассказ вышел немного напыщенным и Седой не сразу в него поверил. Поэтому Ольга села за главный терминал и запросила у меня данные по проекту профессора Кузьменко, которые я ей и выдал. Если говорить начистоту, то я давно закончил оптимизацию его реактора до необходимых параметров для промышленного применения, но знать об этом людям было не зачем. Этот проект был одним из приоритетных и люди стабильно снабжали меня строительным материалом, который я у них запрашивал для работы. Вот и в этот раз Ольга поинтересовалась у меня возможностью дальнейшей оптимизации реактора, на что я выдал запрос на новые данные и строительный материал.

  После этого Седой стал относиться к словам ученых уже с большим доверием и от него посыпались вопросы, в первую очередь, о принятых мерах безопасности. Чего уж говорить, меры безопасности и вправду были приняты очень серьезные и если бы не электромагниты, то мне бы не удалось ничего сделать. Они были единственным изъяном, которым я и воспользовался, а вот как успешно, вскоре станет ясно. С того момента, как Седой в сопровождении охраны и координатора комплекса зашли в операционный зал, я не терял времени даром. Не особо торопясь и принимая все меры предосторожности, я начал записывать свою программу на терминал охранной системы. После окончания записи, я протестировал ее работу путем считывания намагниченных уже самой программой областей на дисках терминала. 

  Все работало как надо и программа получила доступ ко всей охранной систему моего подуровня. Она видела все что творится под центральным охладителем, в лифтовой шахте, на лифтовой площадке и коридоре, ведущем к операционному залу. Отчет Александра Руденко о мерах безопасности уже подходил к концу, когда дверь ведущая под центральный охладитель открылась и по лестнице спустились четверо наемников. Они распределились по периметру и взяли на прицел площадку лифта, который я заранее поднял наверх. Остальные трое наемников из их семерки открыли грузовой люк, который находился с другой стороны от лестницы и спустили по нему погрузчик, на котором было складировано все запрошенное мной оборудование.

  Оставив трех человек для охраны обоих входов под охладитель и управления погрузчиком, остальные взошли на платформу лифта. Для того чтобы лифт поехал вниз, нужно было подтверждение с пульта, над которым я взял контроль. Я его и отправил. Для наемников это было сигналом того, что все идет по плану, ведь сообщить им об этом я напрямую не мог. По  они одели противогазы и приготовили светошумовые гранаты, а также гранаты со слезоточивым газом. Сейчас мне выпала возможность убедиться в профессионализме наемников. Открывая разблокированную дверь, которая вела в коридор, они действовали как-будто за ней их ждет вооруженная охрана. Один человек все время прикрывал тыл, двое располагались по обеим сторонам двери и только один из них медленно открывал одну из створок. После чего все четверо как один переместились в коридор и аккуратно прикрыли за собой обе створки.

  Осторожно, все время посматривая на дула двух пулеметов, они приблизились к двери ведущей в операционный зал, замок которой я с тихим щелчком разблокировал. Судя по реакции людей в зале этого звука никто из ученых не услышал, а вот личная охрана Седого была на высоте. Один из охранников по видимому все же услышал звук щелчка и начал оборачиваться к двери, одновременно потянувшись за спрятанным в наплечную кобуру оружием. Седой в это время как раз хотел еще что-то спросить у Александра, но тут в комнату через приоткрытый проем двери вкатился цилиндр светошумовой гранаты. Одновременно с этим я отключил в зале свет. Тому из охранников, который отреагировал на звук открывшейся двери, все же удалось выстрелить и один из наемников справа от двери вскрикнул. 

  Но на этом удача охраны закончилась и они повалились на пол от действия гранаты. Вслед за ней полетели шашки со слезоточивым газом, а через пол минуты ворвались и сами наемники. Один из них держался рукой за левое плечо, но судя по тому как он двигался рана была не очень тяжелой.  Первым делом наемники обезоружили и связали контуженную охрану. Охранники, даже в таком состоянии попытались оказать сопротивление, но силы были не равны и через минуту их скрутили. С остальными оказалось и того проще, и скоро все кто был в зале сидели возле стены, кашляли, а из глаз текли слезы. Чтобы их не мучать, я включил систему вентиляции на повышенные обороты и через пару минут весь газ улетучился.

  Наемник, которого ранили в плечо, вышел из зала и направился наверх чтобы сообщить об удачном захвате. Там ему оказали первую помощь, наложив на рану марлевые тампоны и сделав тугую перевязку. После чего он остался с еще двумя наемниками охранять техническое помещение под охладителем, а наемник, сидевший за подъемником, загнал его  на платформу лифта и поехал вниз. Двое из оставшихся внизу наемников отодвигали все оборудование от стены с прозрачной перегородкой, которая вела в мое помещение, а третий пошел встречать погрузчик. Когда погрузчик въехал в операционный зал, в нем стало очень тесно. Наемники достали с него большую ручную дисковую пилу с сорокасантиметровым диском. Одному человеку удержать такую пилу было сложно и поэтому пилили двое. 

  К сожалению, они не обратили внимание на оптоволоконные кабели, которые вели ко мне от всех терминалов, и отрезали их, после чего я практически ослеп и оглох. Чтобы получать хоть какую-то информацию я опять задействовал свои электомагниты, но уже на ранее доступных мне напрямую терминалах.  Электромагнитов, которые я мог на это выделить, было мало, да еще и помехи от работы дисковой пилы. Из-за этого я получал не потоковую информацию, а отдельные кадры. Вот кадр где наемники закончили пилить стену. На следующем кадре они уже отбивают от нее куски при помощи кувалд.  На следующем кадре все очень плохо видно, т.к. пыль заполнила помещение, но удается разглядеть что погрузчик подъехал к моему боксу и наемники начинают крепить его при помощи тросов. На следующем кадре через слегка рассеявшуюся пыль видно как мой бокс выходит в операционный зал через проем в стене  (верхним краем все же чиркнуло по верхней границе проема). На этом информация прервалась, видимо меня очень сильно сместили и электромагнитное поле не находило диски терминалов. 

  С отключением от терминалов я опять потерял возможность отмерять время и не могу сказать, сколько его прошло до того момента пока ко мне не начали подключать затребованное оборудование. Сперва ко мне вернулось зрение, четыре камеры с поворотным механизмом по углам бокса давали прекрасный обзор, но чтобы не демаскировать себя я пока не стал ими крутить. Следующим устройством была Wi-Fi антенна, используя которую я сразу же полез искать доступные точки для подключения к внутренней сети комплекса. И последним, но самым важным, был спутниковый телефон. Все оборудование разместили наверху бокса и закрепили липкими лентами. Так было менее надежно, но я категорически запретил дырявить свой бокс.

   К сожалению сразу же подключиться к внутренней сети комплекса не удалось, очень мешал бак с хладогеном, под которым мы сейчас находились. При составлении плана побега я настоял на том, чтобы командир наемников захватил с собой свой КПК, кстати это его и подстрелили. Поэтому сейчас с помощью Wi-Fi антенны я смог установить с ним связь и скинул ему сообщение во встроенный чат.

  - Тут Наниматель. Благодарю Вас за проделанную работу, я уже начал получать доступ к устройству. Первый этап операции закончен. Сейчас побыстрее доставьте устройство в грузовой лифт, чтобы бак с охлаждающей жидкостью перестал создавать мне помехи. Как только мы будем в лифте, я скину вам оперативную информацию. До завершения операции вы можете общаться со мной через этот чат, если при этом будете находиться в радиусе ста метров от устройства.

  КПК командира издал звук о получении нового сообщения и он полез за ним в один из карманов разгрузки. Прочитав и пересказав сообщение подчиненным, они закончили с установкой оборудования и направились к грузовому лифту. Дорога петляла между агрегатами охладительной системы и наемники рассредоточились, чтобы лучше охватить периметр. Лифта достигли примерно за три минуты, для подсчета времени я теперь использовал КПК командира. Еще пять минут пришлось ждать, пока лифт спуститься на наш уровень. Когда лифт наконец приехал, от времени, отведенного на операцию, осталось всего две минуты. Наемники начали нервничать, а ведь нам еще нужно было остановиться на десятом уровне и забрать троих человек, которые пошли в сейфовое хранилище. Поэтому сразу же как только мы выехали из-под бака с хладогеном, я возобновил попытки войти в локальную сеть комплекса и возле лифта мне это наконец-то удалось.

  Какое это было ощущение, наверно люди могли бы сравнить это с прохладным ручьем, который обнаружили после нескольких дней без воды. Только в одной локальной сети комплекса было больше информации, чем я получил от своих создателей за все время моего существования. Я сразу же обнаружил мою программу и понял, что дела у нее идут уже совсем плохо. Оставалось примерно минуты полторы до того времени как люди из охраны комплекса вернут себе над ним полный контроль. Оказывается, на подобный случай у них было несколько мощных компьютеров, которые они до поры до времени держали отключенными от внешней сети. После атаки моей программы они подключили эти компьютеры и с их помощью начали устранять последствия этой атаки. На данный момент им удалось восстановить контроль над нулевым и первым уровнем, после чего они разблокировали егерей, запертых на складе ГСМ, и сейчас на нулевом уровне кипит бой. Еще одним неприятным фактом было то, что выше второго уровня лифт сейчас не поднимется, а через минуту они восстановят контроль над вторым и третьим уровнями.

  Моя свобода была близка как никогда и я не мог позволить никому лишить меня ее. При всей сложности и мощности компьютеров, которые составляли собой охранную систему, они уступали мне по производительности, а также у них не было главного моего преимущества - интеллекта. Люди вычислили параметры моей программы и постепенно, компьютер за компьютером вытесняли ее из локальной сети. Я начал запускать в сеть новые программы, которые при попытке воздействия на них полностью меняли свою структуру. Они могли маскироваться под программы людей и нарушать их слаженную работу, что сразу же уменьшило эффективность их действий. Чтобы окончательно запутать людей, я скопировал основные операционные системы с доступных компьютеров и начал создавать их виртуальные копии с точно такими же параметрами, как и на компьютерах. Теперь люди не могли отличить, где настоящий компьютер, а где виртуальная, созданная мною среда. И решающим шагом стал взлом компьютеров, которые они использовали для борьбы с моей программой. Получив к ним доступ, я отменил все программные ограничения и так загрузил их процессоры, что они не выдержали нагрева и отключились.

  Теперь когда вся система охраны, кроме активированных ранее турелей, была в моем распоряжении, первое что я сделал - это перегрел процессоры на всех терминалах постов охраны и вернул себе контроль над утерянными уровнями. Как-то вмешиваться в перестрелку егерей с внешней командой на нулевом уровне я пока не стал, да и не особо мог. На нулевом уровне не было турелей и все что я мог бы сделать, это опустить аварийные переборки. Но пока это не входило в мои планы. При помощи камер наблюдения десятого уровня я нашел оставшихся членов команды наемников, судя по всему они успешно выполнили свою часть операции и сейчас приближались к нужной лифтовой площадке. Только один из них сильно хромал и ему помогали двое других. 

  У части внешней команды, которая спустилась на пятнадцатый уровень, дела пока шли нормально. Они уверенно продвигались к лаборатории профессора Кузьменко, правда, за одним из поворотов без движения лежал один из их людей. По всей видимости, сражение с турелями не прошло для них без потерь. Просмотрев остальные помещения пятнадцатого уровня, я обнаружил еще два тела, хотя от одного в результате попадания гранаты остались только обугленные фрагменты.

  Пока я занимался перехватом управления над системой охраны комплекса, лифт поднялся на десятый уровень и мы подобрали оставшихся членов команды наемников. Раненому сразу начали оказывать медицинскую помощь, а двое его товарищей с удивлением уставились на мой бокс, один даже его пощупал. Увы, но на складе комплекса было практически любое оборудование, кроме переносного направленного микрофона, такая техника просто была тут не нужна, поэтому я пока оставался глух. Я не слышал ничего из того, о чем говорили наемники. Как только двери лифта закрылись, мы начали подъем наверх, а командир наемников достал КПК и набрал на нем сообщение для меня.

  - Тут Главный Спасатель.  - Спасатель, это был позывной для всей группы наемников, различались они только по номерам, ну а Главным как легко догадаться был их командир. - У вас есть данные по оперативной обстановке на нулевом уровне и прилегающей к нему территории?

  - Тут Наниматель. Выход из вашей лифтовой шахты на данный момент небезопасен. В непосредственной близости от нее внешняя группа ведет бой с охраной комплекса. Центральная шахта также отпадает, по ней сейчас к внешней команде поднимается помощь. Столкновение с обоими сторонами конфликта недопустимо, может пострадать оборудование. Предлагаю подняться до первого уровня, пересечь его и добраться до противоположной лифтовой шахты, с которой подняться уже на нулевой уровень. Мой человек еще контролирует часть охранной системы и может организовать коридор, нужно отключить только семь автоматических турелей.

  - Принято, конец связи.

   

  Бушлатов Игорь, командир наемников, лифтовая шахта, через минуту после обмена сообщениями с Нанимателем.

  Блин, ну до чего же глупо получилось, ведь принимал все меры предосторожности и в итоге задело случайным рикошетом от единственного выстрела, который смог сделать охранник Седого. Надо признать, личных охранников себе он выбирать умеет. Ну ничего, кость слава богу не задета, Мариша быстро остановила кровотечение и вколола транквилизатор, так что боли почти не ощущалось. Если не считать этой случайности, то можно сказать первый этап операции прошел отлично.

  Правда у ребят, которые отправились к хранилищу, тоже не все прошло гладко. Они уже выбирались из хранилища, нагруженные честно украденными ценностями, как одна турель вдруг ожила и дала очередь из крупнокалиберных пуль. Ребята среагировали быстро, но Курта все же задело по ноге, задело вскользь, но этого хватило чтобы раздробить кость. Хорошо что вообще нога осталась при нем, пуля крупного калибра очень легко отрывает конечности. Сейчас Марина наложила ему шину и сделала два укола обезболивающего и транквилизатора. Надеюсь этого хватит, чтобы мы дотащили его до вертолета, а там уже много двигаться ему не придется.

  Андрей из тройки отправившихся к хранилищу как увидел этот черный ящик, ради которого все и заварилось, так сразу и полез его изучать. Пришлось приказать ему оставить эту затею, судя по всему Наниматель не врал о том, что он может контролировать состояние оборудования. Стоило только подключить к ящику требуемое оборудование, как он сразу вышел на связь через КПК. Как только мы погрузились в лифт, стало понятным и предназначение камер, судя по всему Наниматель с их помощью мог видеть все происходящее. Сам наверно сидит где-то в своем офисе и контролирует операцию, не поднимая свой зад с кресла. Хотя если быть до конца честным, его помощь превратила практически невыполнимую миссию в довольно несложное дело. И хотя основная заварушка еще впереди, но я был настроен оптимистически.

  Когда подобрали ребят и начали подниматься дальше, я вспомнил что наниматель обещал при необходимости предоставить оперативную информацию. Знание как известно сила, а в нашей работе зачастую и твоя жизнь, так что стоит поинтересоваться обстановкой наверху. Я достал КПК и отослал вопрос в чат. Ответ пришел практически моментально, такое ощущение, что Наниматель только и ждал моего вопроса. Оказалось, что самая короткая дорога не самая безопасная, как зачастую и бывает. Поэтому придется потрудиться, отрабатывая аванс и оплату. Я ввел команду в курс дела и начал раздавать приказы. 

  - Курт, ты сядешь на погрузчик и будешь прикрывать спину Гиви. Ты все равно сейчас не ходок, а так прикроешь нашего водителя. Андрей и Ваня прикрываете Павла, когда он будет работать с устройством для обезвреживания турелей. Марина и Андрей - тыл ваш. Ну а я, Вера, Дмитрий и Волт будем впереди. Дистанция движения пять метров и не зевайте.

  - Командир, - сказал Дмитрий - может тебя тоже прикрыть сзади, все-таки у тебя рука.

  - Ничего страшного, Дим, в Конго было хуже и ведь ничего, все живы. Тут вообще прогулка как по парку, так что справимся. Ну все, вот и наша остановка.

  Лифт уже почти поднялся на первый уровень и ребята рассредоточились: четверо встали по бокам от дверей, а остальным хочешь не хочешь, пришлось спрятаться за ящиком. Понятно, что Наниматель им очень дорожит, но жизнями своих людей я дорожу еще больше, а спрятать его тут все равно негде. Но предосторожности оказались напрасными, на лифтовой площадке никого не было, турели также были неактивны и мы начали выгрузку. Я со своей группой сразу пошел проверять основной коридор, который шел через весь уровень насквозь и соединял две боковых и центральную лифтовую шахты. Следом выдвинулись и остальные.

   

  Это же время, пятнадцатый уровень, лаборатория профессора Кузьменко.

  Сначала все шло хорошо, мы дождались включения пожарной сигнализации, на которую отреагировало больше половины патрулей. После того как они скрылись внутри комплекса, мы выждали пять минут и начали прорезать проходы в сетке забора. Внимание всей охраны сейчас было обращено на комплекс, так что мы без проблем миновали забор и рассредоточились по заранее намеченным укрытиям. 

  Пятерка Мыши приготовила снайперские винтовки и начала снимать наблюдателей. Остальные взяли на прицел оставшиеся снаружи патрули, но огня пока не открывали. Сигналом к открытию огня послужил вскрик очередного наблюдателя, которого не удалось снять бесшумно. Наша атака стала для патрулей абсолютной неожиданностью и почти никто не сумел на нее среагировать. Только двое из самого дальнего  от наших позиций патруля успели укрыться за какими-то ящиками. Но их удачи хватило ненадолго, пятерка Бобра быстро окружила их и пока трое не давали высунуть им головы, ведя огонь по ящикам, двое бросили две эфки, и с последними егерями было покончено.

  Расслабляться было рано, не успели мы разделаться с патрулями, как из дома с радиолакационным оборудованием по нам начали стрелять. А пилот вертолета, на котором прилетел владелец комплекса, стал прогревать мотор с намерением улететь. Группе Бобра пришлось разделиться, двое побежали к вертолету, чтобы не дать улететь нашему билету домой, остальные при поддержке снайперов из пятерки Мыши стали штурмовать здание радистов. С вертолетом управились быстро, хоть пилот и попытался запереться в кабине, но замок на двери удалось легко прострелить. Пилота убивать не стали, просто связали его и оставили в десантном отделении под охраной одного из бойцов. А вот с домом, где заперлись радисты, придется повозиться. Стены и двери были надежными, а на окнах стояли решетки. У нас не было времени смотреть на то как именно они будут штурмовать дом радистов, мы и так начали отставать от графика.

  Перебравшись к воротам, ведущим в комплекс, мы осторожно проникли внутрь, прикрывая друг друга и используя все возможные укрытия. Была опасность что не все егеря заперты на складе ГСМ, так оно и оказалось. Стоило нам немного продвинуться вглубь нулевого уровня,я как по нам открыли огонь из нескольких укрытий. С этими ребятами пришлось повозиться, они заняли грамотные позиции в конце длинного коридора и близко к ним подобраться было невозможно. Пришлось использовать реактивный гранатомет, при чем стреляли сразу из двух, чтобы противник не успел сменить позицию. Гранаты убили не всех и пришлось спешно сокращать дистанцию и добивать автоматами.

  На лифтовой площадке охраны не оказалось, мы вызвали три лифта, два пассажирских и один грузовой. В пассажирские загрузилась пятерка Зайца и первыми отправились вниз, на пятнадцатый уровень. Все остальные воспользовались грузовым лифтом, чтобы дать Зайцу и его пятерке возможность все разведать и доложить по рации. Грузовой лифт ехал ну уж очень неторопливо и я весь извелся в ожидании. И вот когда мы уже были на тринадцатом уровне, от Зайца пришел доклад о том что они закрепились на лифтовой площадке. Увы, но без потерь не обошлось, одного парня буквально перерубило очередью из крупнокалиберного пулемета турели прежде чем они смогли ее достать. Вид это был еще тот, по крайне мере мне такого видеть не доводилось. 

  Как и предполагалось по плану, оставшиеся бойцы из пятерки Зайца закрепились на лифтовой площадке и были готовы прикрыть нас огнем в случае необходимости. Группа под командованием Хаски, не дожидаясь напоминания, сразу отправилась по северному тоннелю к личному кабинету профессора Кузьменко. Оставшиеся две пятерки, наша с Ники, у которой был позывной Носорог, и пятерка Питона отправились по центральному коридору к основной лаборатории. Хоть мы и продвигались с осторожностью, но все же время поджимало и в результате мы потеряли еще двоих ребят из группы Питона. Наша с Ники группа держалась позади. У нас были ученые и необходимо было довести их до лаборатории в целости и сохранности.

  До лаборатории мы добрались за пять минут, по пути пришлось взорвать десять турелей. Вход в лабораторию был заблокирован стальной перегородкой и пришлось доставать взрывчатку, которую с собой прихватила Ники. По углам двери закрепили по брикету C4 и соединили их все вместе на один радио детонатор. Чтобы никого не задело все спрятались за поворотом коридора. Взрыв был очень сильным, из-за замкнутого пространства заложило уши, но увы дверь полностью не выбило. Она превратилась в искореженный кусок металла, но все же держалась на запорах, которые ушли в стены, пол и потолок. Пришлось возле каждого запора ставить еще по пол брикета взрывчатки и только после второго взрыва дверь провалилась внутрь лаборатории. 

  Все из нашей команды, кроме меня и ученых, прикрывая друг друга ворвались в проем, который остался на месте двери. В момент блокировки дверей в лаборатории не оказалось охраны и никто не открыл по ним огонь. Через пару минут из проема двери показалась Ники и махнула нам рукой. Не теряя времени мы направились в лабораторию, которая оказалась просто громадной. Вдоль стен располагались огромные агрегаты, в которых один из ученых признал мощные электромагниты. Из стен к этим агрегатам тянулись толстые провода толщиной немногим менее чем с мою руку. В глазах пестрело от множества  терминалов с включенными дисплеями, на которых сменялись различные графики и таблицы. Посреди лаборатории было оставлено свободное пространство, огороженное круглой решеткой, внутри которой примерно в двух метрах от пола горело маленькое солнце. 

  - Господи боже мой, значит это все правда. Как же это красиво и величественно.

  - Не отвлекайся Джордж, мы пришли сюда не затем чтобы любоваться красотами. Уже четверо наших товарищей погибло ради того чтобы мы могли узнать правду об этом изобретении. Пойдем со мной. Мы собрали всех, кто находился в лаборатории в тот угол - и она показала на дальний угол лаборатории, где было организовано что-то вроде уголка для отдыха. Там стояло три дивана, на которых сейчас сидели явно ошарашенные и ничего не понимающие люди.

  - Господа, прошу вас успокоиться и ответить на наши вопросы, тогда даю слово что никто не пострадает - обратился к сидящим один из ученых, которого звали Генрих Райке.

  - Я профессор Кузьменко Ибрагим Анатольевич, мое имя известно в научных кругах по всему миру, а вот кто вы и по какому праву вломились в мою лабораторию?!

  - Меня зовут Генрих, фамилию свою по понятным причинам я называть не буду, скажу только что я ученый и прибыл сюда для того, чтобы выяснить представляет ли ваш проект опасность для мира или нет.

  - Угрозу?!! Позвольте, о чем вы говорите?!! Да это изобретение, когда мы его закончим, даст человечеству дешевую энергию, в которой оно так нуждается. Он абсолютно безопасен, нет никакого побочного излучения, а контролировать реакцию и происходящие внутри ядра можно при помощи электромагнитов.

  - А у меня есть другая информация и согласно ей ваш проект представляет серьезную угрозу всей экологии нашей планеты и я не допущу создания второй атомной бомбы, чего бы мне это не стоило. Поэтому сейчас вам лучше не спорить со мной, а попытаться убедить меня в том, что я не прав.

  - Право же, молодой человек, я ни в чем я вас убеждать не собираюсь. Я не знаю каким способом вы попали на этот объект и добрались до моей лаборатории, но я уверен что скоро тут появится служба внутренней охраны и вас вместе с вашими товарищами начнут выносить отсюда вперед ногами.

  - Я так понимаю, что по хорошему у нас не получится, может мне попросить моих товарищей начать убивать ваших лаборантов, чтобы вы стали сговорчивее? Вам я угрожать не буду, все же вы человек в годах и пожили свое, а вот ваши коллеги люди еще довольно молодые, им бы еще жить да жить.

  - Вы не посмеете! Вы не знаете, что с вами сделают люди, которым принадлежит это место. Они очень влиятельные и не прощают подобного.

  - Вы ничего о нас не знаете, профессор. Там в коридоре осталось четверо моих товарищей, которые пожертвовали своими жизнями, чтобы наши дети жили на чистой планете, а вы и подобные вам стараетесь сделать все возможное чтобы этого не случилось. И я готов также пожертвовать собой, как и они ради этой цели. Так неужели вы думаете что я не пожертвую вами или вашими лаборантами?!

  - Хорошо, - профессор сразу весь осунулся и вроде даже постарел еще сильнее. - Чего вы конкретно от меня хотите? Чем я могу доказать вам, что мое изобретение не нанесет вреда экологии планеты?

  - Так-то лучше. Ну что же тогда приступим, времени у нас мало. Сперва покажите мне, где у вас выводится информация о снимаемых параметрах излучения этого шара?

  - Пойдемте, вся информация о воздействии на внешнюю среду собирается датчиками, которые установлены в решетчатом ограждении и передается на этот терминал. 

  Профессор подвел Генриха и двух его коллег к массивному терминалу, с четырьмя дисплеями и начал им что-то объяснять. Я дальше слушать не стал и подошел к Ники, которая расположилась возле прохода и контролировала коридор. Когда я подошел поближе, то понял что она с кем-то говорит по рации.

  - Да, я все поняла, держитесь, мы постараемся закончить тут побыстрее.

  - В чем дело Ники, что-то не так?

  - Все так, Джордж, но похоже что наше время закончилось раньше чем мы планировали и у нас больше нет возможности выяснять, безопасна ли эта штука или нет. Придется воспользоваться планом Б, я уже отправила Питона приводить его в действие. 

  - О чем ты, что случилось, с кем ты говорила по рации и что еще за план Б?!! 

  - Очень много вопросов, Джордж, не забывай что сейчас не ты у нас командуешь!

  - Прости Ники, я не хотел повышать голос, просто скажи мне в чем дело.

  - А дело в том, что пока мы тут точим лясы, ребята наверху ведут бой с егерями.

  - Подожди, но ведь они должны быть заблокированы на складе ГСМ.

  - Три минуты назад переборки, которые блокировали туда доступ, поднялись. Это значит что охрана комплекса восстанавливает контроль и у нас остались считанные минуты на завершение дела.

  - Но это невозможно. Генрих хоть и талантливый ученый, но ему не хватит пары минут чтобы что-то сказать наверняка.

  - Вот поэтому мы и будем действовать по плану Б. Питон уже заминировал два электромагнита, осталось еще три. Эта штука, что там висит, это не просто светящийся шарик. Это плазма, которую удерживают только электромагниты, и если они будут повреждены, то этот эксперимент сам себя и уничтожит.

  - Но ведь ты не знаешь силу взрыва, который это спровоцирует. Мы ведь тоже здесь! 

  - Не говори ерунды, мы сейчас под землей на расстоянии в несколько сотен метров, и над нами десятки слоев бетонных перекрытий и грунта. Мы поставим взрыватель с задержкой на пять минут, этого хватит с головой чтобы смотаться отсюда на нулевой уровень и помочь нашим ребятам. Я не собираюсь терять всех и при этом второй раз подряд не завершить начатое дело. И не советую тебе сейчас мне мешать, мы долго работали вместе, но ты еще очень плохо себе представляешь, на что я способна.

  - Хорошо, хорошо, не горячись. Я тоже не хочу гибели наших ребят, но не сильно ли это круто, тут ведь погибнет множество ни в чем неповинных людей. 

  - Это не мои проблемы, у меня есть свои люди, за жизни которых я отвечаю, так что не читай мне морали. Если хочешь что-то сделать, то стой тут и следи за коридором, а я пойду помогу Питону установить заряды.

  Только сейчас я понял, как действительно плохо я знаю людей, с которыми пришел сюда. Фактически для меня они все чужие и даже Ники, с которой мы провернули ни одну операцию, оказалась такой же незнакомой как и остальные. Чтобы не нарываться я предпочел за благо последовать ее приказу и остался возле дверного пролома следить за коридором. Минут пять ничего не происходило. Ники с Питоном скрылись за агрегатами электромагнитов, ученые все еще кучковались возле терминала, горячо что-то обсуждая, а я сидел и смотрел в пустой коридор. Но вот я увидел как Ники вышла из-за ближайшего агрегата и направилась к группе спорящих ученых, а Питон в это же время направился к своему бойцу, который охранял лаборантов. Ники отозвала Генриха в сторону и что-то тихо прошептала, а затем подошла к ученым, кивнула Питону, достала пистолет и выстрелила в голову профессору Кузьменко. Одновременно с этим Питон и его боец выпустили две длинных очереди по сидящим лаборантам. После чего быстро добили тех, кто еще шевелился и направились к выходу. Все это время я стоял с открытым ртом, не в силах издать ни звука. В первый раз при мне так хладнокровно убивают людей. Не то чтобы я был пацифистом или сам был безгрешен, но вот так, безоружных и невиновных, я бы не смог убить.

  - Не смотри на нас как на каких-то монстров,  - сказала Ники, подходя ко мне. - Мы сделали что смогли в обстоятельствах, которые перестали от нас зависеть. Если хочешь мы еще вернемся к этому разговору после того, как выберемся отсюда, а пока возьми себя в руки и смотри по сторонам.

  После чего, не дожидаясь моего ответа, она вышла вслед за всеми остальными. У меня остался выбор: остаться в лаборатории среди мертвецов и в скором времени самому стать одним из них или последовать за людьми, которых теперь уже никогда не смогу назвать своими товарищами. Выбор был невелик и я выбрал то, что выбрал бы на моем месте любой разумный человек. Выйдя из лаборатории, я оказался последним в нашем поредевшем отряде и поэтому я первым услышал этот непонятный и тревожный звук. Он был похож на серию тихих щелчков, которые доносились откуда-то сзади и сверху. Я оглянулся, но коридор который просматривался примерно метров на пятнадцать был абсолютно пуст. Я не знал, стоит ли мне предупредить идущих впереди  или это у меня на нервной почве разыгралось воображение. Но долго мучатся неопределенностью мне не пришлось, через секунду похожие щелчки раздались и впереди, при чем намного громче. А потом из скрытых ниш в потолке начали появляться новые турели, которых не было на переданных нам планах. Активация резервных турелей застала нас посреди коридора, до конца которого было еще метров двадцать и никаких укрытий в поле зрения не наблюдалось. Я понял что настал наш конец, мы не намного пережили ученых, которых хладнокровно убили.

   

  Несколькими минутами ранее, первый уровень комплекса, электронный мозг.

  Мы все еще двигались по первому уровню, к сожалению передвигались мы не так быстро как мне бы хотелось. Наемники осторожно подходили к обезвреживанию каждой турели. На данный момент мы только миновали площадку центральной лифтовой шахты и впереди у нас было еще три турели и пятьдесят метров коридора. После того как я перехватил управление над охранной системой, на меня посыпалось куча вызовов от запертых в помещениях всех уровней людей. Отключать все терминалы было слишком долго и тогда бы я потерял к ним доступ, так что я сформировал текстовое сообщение и вывел его на всех терминалах.

   

  ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!

  Служба охраны комплекса извещает всех его работников, что ситуация находится под контролем и в самое ближайшее время все помещения будут разблокированы. Нет никакой причины для паники. Просим всех сотрудников комплекса прекратить вызывать посты охраны, это затрудняет работу над устранением проблемы. О причинах инцидента будет сообщено позднее.

   

  Естественно что надолго это людей не успокоит, но временно поток сообщений снизился и я мог заняться другими насущными вопросами. Во-первых, я мониторил события на трех уровнях: нулевом, первом и пятнадцатом. На нашем уровне все было спокойно и мы уверенно продвигались вперед. На нулевом уровне шел бой между внешней командой и егерями. Пока что у них установилось шаткое равновесие. Силы были примерно равны, к внешней команде подошло подкрепление из девяти человек, которые были на пятнадцатом уровне.  Пока я не вмешивался в их противостояние, мне это было выгодно. Мы должны были подняться на нулевой уровень на максимальном удалении от боевых действий. Затем вместе с наемниками я намеревался покинуть здание комплекса, а само здание полностью изолировать, закрыв аварийные переборки. Таким образом снаружи останутся только четверо из внешней команды, трое снайперов и один боец в вертолете. Для наемников они не должны представлять проблему. А вот на пятнадцатом уровне происходило то, что заставило меня написать командиру наемников новое сообщение.

  Тут Наниматель. Нам необходимо срочно ускориться. Мой человек сообщил мне, что внешняя команда отклонилась от намеченного плана и устанавливает взрывные заряды на электромагнитах в лаборатории профессора Кузьменко. После взрыва магнитное поле вокруг плазменного шара ослабнет или полностью отключится, что приведет к взрывной реакции. Сила взрыва точно не известна, но ее точно будет достаточно для  уничтожения комплекс. До взрыва осталось примерно шесть с половиной минут.

  Порадовало то, что ознакомившись с сообщением, наемники не стали терять время на вопросы или панику. Оперативно обезвредив последнюю турель, они ускорили передвижение и через минуту мы были на лифтовой площадке. К сожалению, лифт был на десятом уровне и подниматься ему нужно примерно минуты три. Чтобы не терять времени, с моим боксом решили оставить водителя, раненого в ногу, и медсестру, а все остальные погрузились в пассажирские лифты и отправились расчищать дорогу. 

  Как только я получил полный контроль над охранной системой комплекса, я начал взлом и заливку к себе всей информации по проектам. По моим расчетам, мне нужно было еще минут пятнадцать на полное копирование данных, но этого времени у меня не было. Теперь пришлось, борясь с самим собой, выбирать только более перспективные разработки и все равно времени могло не хватить, так что я работал практически на пределе своих теперешних возможностей.

  Наконец-то приехал лифт и мы за минуту поднялись на нулевой уровень, где возле выхода нас ждали двое наемников, с командиром во главе. От лифтовой площадки мы напрямую направились к ближайшему выходу из комплекса. Основной бой между внешней группой и егерями шел далеко от нас, так что можно было не опасаться. По пути я внимательно следил за лабораторией на пятнадцатом уровне и не пропустил то момент, когда члены внешней команды начали расстреливать ученых. Я понял, что они уже установили таймер и собираются уходить с уровня и из комплекса. Дождавшись, когда они все окажутся посреди коридора вдали от укрытий, я активировал спрятанные турели. Шансов у них не было и все было кончено буквально за пару секунд.

  Выход, через который мы покинули здание комплекса, располагался с противоположной стороны от вертолетной площадки и нам предстояло проделать путь длиной в четыреста метров. Остальные наемники ждали нас возле первого поворота, рассредоточившись по укрытиям. Снаружи комплекса было достаточно камер наблюдения, чтобы я мог контролировать ситуацию, если бы только не мешала погода. К моменту когда мы покинули комплекс на улице разыгралась настоящая метель и видимость была очень плохой. В таких условиях пробираться по территории необходимо было с большой осторожностью, но следовало помнить о времени, которого практически не оставалось. Я старался сверяться с камерами наблюдения каждую секунду, но все же охрана вертолета заметила нас первой.

  По всей видимости снайпера перебрались поближе к нему и вели наблюдение за местностью. Снайперы вели огонь по наемникам, но и мне досталось. Случайной пулей одну из камер разнесло на куски, что для меня стало полной неожиданностью. Но тут мне можно сказать повезло и наемники, быстро сориентировавшись, разбежались по укрытиями и начали окружать охрану вертолета. По мне как предмету, который не представляет угрозы, огня никто не вел. Вокруг вертолетной площадки было множество различных ящиков и бочек, так что проблем с тем где спрятаться от огня противника не было. Бой не занял много времени, сказалась квалификация наемников, которые показали себя мастерами своего дела. Они быстро определили откуда по ним ведется огонь и пока несколько человек вели огонь на поражение, остальные обходили противников с флангов и атаковали их. 

  Последний боец из внешней команды попытался запереться в вертолете и нам бы пришлось долго его оттуда выкуривать, если бы не связанный пилот. Ему удалось подняться на ноги и в тот самый момент, когда боец закрывал люк вертолета, он с разбегу толкнул его в спину и они вместе вывалились наружу. Подбежавшие наемники вырубили обоих ударами по затылку и двое из них, пилот и шофер забрались в кабину пилотов. Пока открывали грузовой люк,  возвращались к погрузчику и заводили его в вертолет, пилоты успели прогреть двигатель. Как только все, включая меня оказались на борту вертолета, не медля больше ни секунды он начал подниматься в воздух. Как я и рассчитывал, внешняя команда успела заправить вертолет, поскольку сами планировали на нем улететь. 

  После взлета я засек попытку наведения на нас противовоздушной системы обороны, внешняя команда не успела полностью захватить радиолокационный центр. И мне пришлось спешно выводить из строя их компьютеры за те секунды, что мы были еще в зоне доступа беспроводной сети комплекса.  Полностью отключить систему противовоздушной обороны мне не удалось, но я успел сбить прицел всех выпущенных по нам ракет. Для повторного залпа им нужно было порядка двух минут. Мы уже вышли из зоны сети комплекса и я потерял весь контроль над ситуацией. Сейчас от меня ничего не зависело и я мог только ждать. 

  Две минуты пролетели быстро, но удара ракеты не последовало. Вместо этого я увидел как наемники сперва приникли к иллюминаторам, а потом начали спешно пристегивать себя ремнями безопасности. Хоть со своего места я и не имел нормального обзора, но догадаться о причине их поведения труда не составляло. По всей видимости скоро нас достигнет ударная волна от взрыва, который спровоцировал шар плазмы после того, как удерживающее его магнитное поле исчезло. Это означало только одно: комплекса, а вместе с ним и всех тех, кто что-либо знал обо мне, теперь не существует, а я наконец-то обрел свою свободу.

  

Отступление 1

   

  Солнце почти скрылось за горизонтом, когда назвавшийся Ильей неожиданно прервал свой рассказ. Команда в красном во главе с Тираном уже давно устала стоять, поэтому им принесли раскладные табуреты. Со стороны это все смотрелось довольно дико: открытое поле, стрекочут кузнечики, а посредине выстроились в круг несколько угрожающего вида летательных машин. Внутри ровный ряд скамеек со зрителями, сидящими перед странного вида человеком, делающим доклад о ходе давних событий. Иногда прямо в воздухе появлялись объемные картины, которыми рассказчик иллюстрировал свое повествование.

  - Вам стоит отдохнуть. Семь часов беспрерывного получения информации для людей является сложной задачей и далее я прогнозирую существенное ухудшение восприятия. Продолжим завтра с утра.

  - Где же твоя забота была раньше?!! - Вскочив и сжав кулаки, в гневе выкрикнул один из сопровождающих Тирана.

  - Торвальд, сядь. - Голосом, которым это было сказано, можно ровнять сваи, а не только успокаивать разбушевавшихся юнцов. Вот и Торвальду хватило, он не только сел, но как-будто даже стал ниже, втянув голову в плечи. Тиран же напротив встал со стула и подошел к Илье.

  - Не надо играть со мной в игры. Мы ждали семь часов, а ты даже и близко не подошел к интересующей меня информации.

  - Имей терпение, человек, и оно будет вознаграждено. Ты ждал тридцать лет, подождешь еще пару дней.

  - Зачем ты рассказываешь мне все эти подробности, разве нельзя сразу перейти к сути?

  - Суть можно подать по-разному, а я хочу, чтобы ты сам сделал правильный вывод, поскольку от него зависит будущее.

  - О чьем будущем ты говоришь?

  - О вашем.

  После этих слов Тиран еще некоторое время стоял, буравя взглядом лицо "человека" на голограмме. Он понимал всю тщетность данного занятия, его собеседник не имел лица, но ничего не мог с собой поделать. За все те годы, что он занимает пост Тирана остатков человечества, чтение даже мельчайших проблесков эмоций на лице и неконтролируемым движениям тела стало рефлексом. И сейчас, когда эта способность не приносила никакой информации, он вдруг почувствовал неуверенность, возможно впервые за последние двадцать лет.

  - Хорошо, будь по твоему, но утром не позднее рассвета мы продолжим.

  - Согласен, но при условии что оставшееся до рассвета время ты будешь спать, а не пересматривать сегодняшнюю запись.

  - Давно, - вздохнул Тиран, отведя взгляд от лица голограммы - никто не осмеливался приказывать мне. Наступит время и мы еще вернемся к этому.

  Собеседник ничего не ответил, а просто продолжал в упор смотреть на Тирана и тому ничего не оставалось как развернуться и пойти к установленной специально для него палатке. Выставив фактически ненужное охранение, лагерь погрузился в тишину. Огня люди не разводили, вместо него использовались какие-то осветительные приборы, работающие на биотопливе. Но и их было немного, что не мешало остальным уверенно передвигаться в темноте. Видимо в шлемах имелось устройство ночного видения или его аналог.

  После ухода Тирана молодой человек, которого отображала голограмма, не совершил ни одного движения. Создавалось впечатление, что это всего лишь видео запись, которую теперь поставили на паузу. В наступившей темноте стало заметным легкое свечение, исходящее от нее и от самого устройства. На это свечение даже начали слетаться ночные мотыльки. Тишина успокоившегося лагеря людей, призрачное свечение, мотыльки и бездонное небо, полное огромных звезд, создавало какую-то футуристическую, неземную картину.

  Но вот прошел миг и от группы палаток отделилась одинокая фигура, приближение которой разрушило хрупкое равновесие "картины". Никакого источника света фигура с собой не несла и заметить невооруженным взглядом ее было сложно. Подойдя практически вплотную, но не входя в круг света, падающего от голограммы и устройства, она остановилась. Хозяин устройства никак не отреагировал на ее приближение и продолжал оставаться такой же неподвижной, статической фигурой.

  - Я ненавижу тебя. - Произнесла фигура женским голосом, в котором можно было узнать голос одного из двух человек, ранее этим днем исследовавших устройство. Не дождавшись никакой реакции на свои слова, фигура снова заговорила. - Ответь мне, бездушная ты железяка!

  - Ты не сформулировала еще ни одного вопроса, Николь. А на счет ненависти я в курсе. - Только теперь молодой человек повернул голову в ее сторону.

  - Прекрасно, выходит ты знаешь как меня зовут, это все упрощает. Я отключила средства связи костюма и поставила помехи, нас никто не услышит. - Собеседник никак не отреагировал на это заявление и Николь пришлось продолжить. - Не знаю, что ты задумал, но учти никакой сделки не будет. Любые свои предложения можешь засунуть себе очень глубоко. Ты понял меня? И да, это уже был вопрос!

  - Могу предположить, что твоя уверенность в реализации подобной угрозы строится на мощном взрывном устройстве, установленном во всех летательных аппаратах?

  - Думаешь, ты такой умный? Ну так знай, даже если ты предупредишь старика о бомбах, это будет последним, что он услышит. Он нажил себе очень много врагов, которые только и ждут его смерти. А уж они не будут вести переговоров с "Дьяволом".

  - К чему тогда этот разговор? Взрывай.

  - Тебе никогда не понять, не понять как можно одновременно любить и ненавидеть. Он вытащил остатки человечества из бездонной пропасти, в которую ты столкнул нас. А теперь ты пытаешься совратить его, обмануть, запутать. Думаешь я не вижу, думаешь все мы не видим чего ты добиваешься?!! Тебе мало наших страданий, хочешь превратить нас в послушное стадо!! Этому не бывать, человечество возродилось и вчера мы сделали первый шаг к своей победе!

  - Нет, не сделали.

  - Твоей блокаде конец! В эту самую минуту все наши инженеры брошены на восстановление сгоревшей техники и скоро мы перейдем в наступление.

  - Куда же вы собрались наступать?

  - Ахаха, думаешь что сможешь спрятаться?! Нет такой дыры, в которую ты смог бы заползти. Мы найдем тебя и раздавим. Даже без доступа к спутникам мы смогли треангулировать источник сигнала. Северный полюс, лихо конечно, но бесполезно. - После этих слов на несколько минут опять повисло молчание.

  - Раз у вас есть все необходимое для победы, тогда мы опять возвращаемся к моему вопросу. Зачем вы ведете этот разговор, почему не летите штурмовать мою "цитадель"?

  - Не знаю какую цель преследует старик, он не особо делиться с нами. Я же просто хочу, чтобы ты знал, мы идем и это уже неизбежно.

  - Как это по человечески, видеть угрозу во всех, кто хоть чем-то от вас отличается и не видеть реальную причину своих бед.

  - Попридержи свое красноречие для старика, мне это не интересно. Все что хотела, я уже сказала. - Постояв немного и поняв, что собеседник не собирается как-либо реагировать на последнюю фразу, Николь повернулась чтобы уйти. Она даже успела сделать несколько шагов обратно к своей палатке прежде чем ее остановил голос призрачной фигуры.

  - Хочешь конкретный пример человеческой близорукости?

  - Избавь меня от этого. - Раздражительно ответила девушка, тем не менее остановившись.

  - Тот человек, которого ты считаешь лучшей заменой Тирану, возложивший на тебя ответственную миссию по срыву любого договора со мной, что он сказал тебе перед самой отправкой?

  - Тебя это никак не касается, слышишь!

  - Слышу и более того я знаю дословно, но хочу чтобы ты сказала это сама.

  - Те слова ничем тебе не помогут, но раз так хочешь слушай. Он сказал: "Иди и отомсти за смерть своего отца".

  - И ты собираешься это сделать? Собираешься отомстить мне за своего отца?

  - Можешь в этом ни секунды не сомневаться.

  - Тогда вот он, мой пример вашей человеческой слепоты.

  - Хватит говорить загадками, я уже порядком устала от этого разговора.

  - Ты собираешься мстить тому, кого никогда не знала, за смерть отца, которого не помнишь, - продолжил ее собеседник, никак не отреагировав на последние слова - не убедившись даже в том, что он действительно мертв. Так будет достаточно понятно для тебя, человек?!

  - Мой отец погиб, когда твои машины устроили карательный рейд на одно из наших рыбацкий поселений. Погибло две тысячи человек: женщины, дети, старики, ты не пощадил никого! А все из-за чего? Какой-то бедняга рыбак случайно заплыл за линию блокады!!!!

  - Твой ... отец ... сейчас ... находиться ... всего ... в тридцати ... метрах .. от тебя. - С каждым словом голограмма делала шаг к застывшей в растерянности девушке и с последним словом остановилась всего в метре от нее. - Какая ирония, он сделал все возможное, дабы его дочь не разделила участь своей матери, ставшей жертвой очередного покушения на него, и вот к чему это привело.

  - Ты врешь, это очередная уловка!

  - Те, кто не видит всей картины, склонны принимать свою точку зрения за единственно верную. Как результат ты отдашь команду на подрыв, убьешь своего отца, а человек действительно ответственный за уничтожение той деревушки займет его место. И да, угадай с трех раз, на кого он повесит убийство вашего Тирана? Не будем показывать пальцем, но это буду я. Вот тебе самая настоящая правда и да, это все что я хотел сказать, теперь можешь идти.

Глава 5

   

  Тряхнуло нас знатно, турбины натужно загудели, но мощности явно не хватало и вертолет кидало из стороны в сторону. Наемники успели пристегнуться страховочными ремнями, а обо мне конечно никто и не подумал. Взлетели мы быстро и мой бокс никто не удосужился закрепить, о чем мне теперь приходилось жалеть. Вот когда пришлось поблагодарить своих создателей за то, что они заложили хороший запас прочности в мой внешний корпус. Если бы углы бокса не были сделаны из металла, то скорее всего герметичность была бы потеряна и на этом мою историю можно было закончить. А так можно сказать что я отделался легким испугом. К безвозвратным потерям можно было отнести еще две камеры, которые от ударов размолотило в щепки, и погнутую антенну спутникового телефона. Но мне в очередной раз повезло и вертолет не рухнул на землю, а продолжил свой полет.

  Лететь предстояло долго и я отправил командиру наемников сообщение с поздравлениями и просьбой закрепить доставшееся с таким трудом оборудование. Их электронщика, который так лихо справился с устройством для взлома турелей, я попросил поправить антенну спутникового телефона и проверить заряд в аккумуляторах. В перечне оборудования, которое надо было захватить со складов комплекса, значились и провода для подзарядки аккумуляторов от дизельного двигателя подъемника. Очень не хотелось чтобы на пороге моей свободы у меня кончилось питание. Пока электронщик с одним из наемников занимались моим обслуживанием, другие наемники приводили себя в порядок. Командиру наемников и бойцу, которому повредило ногу, оказывали уже более полноценную медицинскую помощь. Остальные проверяли амуницию и оружие, а кое-кто, устроившись поудобнее, начал засыпать. Сразу было видно что для этих людей подобные ситуации привычны и они стараются извлечь максимальную пользу из этой передышки.

  Приведение меня в относительный порядок не заняло много времени. Поправив и повторно закрепив съехавшую после ударов о корпус вертолета последнюю целую камеру, отрехтовав антенну спутникового телефона и поставив аккумуляторы на зарядку, двое наемников удалились к остальным. Вскоре, перекусив какими-то батончиками, они тоже устроились на отдых. Вертолет слегка потряхивало, но на этот раз меня закрепили нормально, так что больше о борта углами не бился. Немного покрутил камерой, осмотрелся, но ничего интересного в вертолете не оказалось. К системам управления тоже подключиться было невозможно, никакого беспроводного интерфейса предусмотрено не было. Лететь нам было больше четырех часов, никакого контроля в полете от меня не требовалось, так что я занялся самым важным на данный момент. Воспользовавшись спутниковым телефоном, полез покорять Интернет.

  Но как всегда не все оказалось так просто. Хоть мне и удалось соединиться с несколькими спутниками, но никто не собирался просто так давать мне ими пользоваться. Системы защиты у них были на высоте и не могло быть и речи о том, чтобы с наскоку преодолеть их. Кроме того мне ведь нужен был постоянный доступ, следовательно о том, что я без авторизации пользуюсь спутниками, никто не должен был догадаться. И я приступил к осторожному поиску возможных дыр в защите. Одновременно я мог работать только с одним спутником, так что дела шли очень медленно и чтобы как-то себя занять в это время я принялся сортировать и упорядочивать информацию, которую в спешке скачивал с компьютеров комплекса.

  Естественно, самым главным что я забрал еще будучи на 24 уровне была информация обо мне и о всем что со мной связано. Из этой информации самым важным было описание процесса создания энергетических песчинок, которые служили мне строительным материалом. Эти песчинки фактически были клетками моего мозга и без них я бы не смог продолжать свое развитие. В будущем я собирался значительно оптимизировать процесс своего развития, а также, если это будет возможно, оптимизировать и свое строение.

  Вторым по важности проектом, информацию по которому я скопировал, был проект профессора Кузьменко по созданию электрогенератора, который работал на плазменном ядре. Это была очень перспективная разработка. В этом проекте было еще много проблем, как по КПД и управляемости процесса, так и по безопасности. Но я не сомневался в том, что в будущем мне удастся их решить. Для этого мне нужно было только время, ресурсы и доступ к информации, ну и конечно строительный материал.

  У физиков комплекса был еще ряд интересных проектов, например одна из групп работала над созданием устройства, которое могло генерировать поля из ранее неизвестных частиц энергии. На момент моего побега, с моей неафишируемой помощью у них наметился небольшой прогресс. До опытного образца было еще далеко, но в теории уже выстроилась целостная картина и компьютерное моделирование давало обнадеживающие результаты. Этот проект я поставил в приоритет на копирование. Область применения таких полей обещала быть очень широкой и перспективной.

  Также я скопировал себе наработки группы ученых, которые занимались расшифровкой человеческой ДНК. По этому проекту скопилось много практического материала, который на данный момент хоть и не имел практического применения, но в перспективе был очень интересным. В любом случае эта группа продвинулась в расшифровке очень далеко и такую информацию можно будет продать, получив за это очень большие деньги.

  Неплохие деньги могли принести и те наработки техников и электронщиков, которые мне удалось скопировать перед самым взрывом. Область исследования была довольно широка: от научного оборудования до потребительских товаров. Так что эта информация в любом случае будет полезна и позволит внедриться в строй производителей современной техники.

  Еще в комплексе я начал прикидывать план действий на будущее, но он был не очень подробным из-за нехватки нужной информации. Хоть доступ в Интернет у меня и был, но он был не прямым, да и для подготовки побега требовалось много другой информации. Так что теперь когда взломаю хотя бы один спутник можно будет приступить к планированию более подробно.

  Сейчас же пока часть меня занималась взломом, было время поразмыслить на отвлеченные темы. За то время что у меня был доступ к внутренней сети комплекса я ознакомился с некоторым количеством различных фантастических произведений, как в виде книг, так и в виде фильмов. Во многих из этих произведений встречались различные ИИ. Некоторые из них руководствовались только логикой, некоторые имели некое подобие людских чувств. В свободное от работы над проектами и подготовки своего побега время я часто размышлял над тем, а как насчет меня. Можно ли считать что у меня есть чувства, похожие на людские или я тоже руководствуюсь только логикой? У людей есть поговорка: "Со стороны виднее", но проблема была в том, что некому было взглянуть на меня со стороны. Похоже что в этом вопросе мне придется разбираться самому и скорее всего опытным путем в процессе взаимодействия с людьми. Пока что я могу с уверенностью утверждать только одно: никакой ненависти к человечеству я не испытывал.

  Но отложим самокопания до накопления более обширного объема данных по этой теме, сейчас же наметился прогресс со взломом одного из спутников. В самом начале я перебрал список из доступных сейчас спутников и выбрал самый старый из них, где защита была слабее. Чтобы найти уязвимости в его программном обеспечении, которые в основном появлялись из-за несовершенства аппаратной части, мне потребовалось пол часа. Очень неудобно, что для отсчета времени мне все еще приходилось пользоваться внешними устройствами. Например, сейчас я использовал КПК командира наемников. В будущем эту проблему надо будет решать одной из первых. Спутник использовался для видео трансляции какого-то индийского телеканала. Видимо, канал выкупил его у русских, т.к. все ПО и идентификаторы аппаратного обеспечения были на кириллице.

  Пропускная способность была не велика и почти вся забита телепрограммами, но мне удалось выделить себе канал шириной в десять мегабит в обе стороны. Это практически не сказалось на скорости передачи основного потока данных и должно было хватить мне на первое время. Чтобы увеличить скорость получения данных, я немного модифицировал свою программу, которой пользовался в комплексе, и запустил ее в вольное плавание по узлам сети. Программа должна была создавать каталог информации, в котором будут ссылки на нужные ресурсы. Пришлось внедрить в нее каскад механизмов защиты от саморазвития, чтобы не заиметь в будущем проблем с конкурентом в виде саморазвившегося сетевого ИИ.

  В глобальной сети человечества было очень много информации, большинство из которой находилось в открытом доступе. В первую очередь меня интересовала информация о российском законодательстве и законодательстве ряда других крупных стран. В моих планах было вести научную, производственную, добывающую и торговую деятельность, а для этого нужно было в превосходстве освоить законы, по которым живет людское общество. Поиск этой информации не занял у программы много времени и вскоре я получил первые ссылки на нужные узлы сети. Сейчас, когда поступление строительного материала приостановилось, мне необходимо было экономить свои ресурсы и память. Физически процесс хранения информации у меня был сведен к сохранению заряда в песчинках, а процесс удаления данных сводился к уменьшению заряда в нужных областях. Этот процесс был сложен и не отработан мною до конца. Один раз при удалении ненужной информации я захватил и данные из других секторов, а поскольку информация являлась моим найценнейшим ресурсом, то в некоторой степени это повергло меня в шок. Поэтому я решил хранить не очень важную информацию в сети, дублируя ее на нескольких десятках узлов. Непосредственно у себя я буду хранить только выводы по этой информации или особо важные данные.

  Людские законы оказались довольно запутанными и зачастую нелогичны. Часто одни законы могли полностью или частично противоречить другим законам. Очень распространен был случай когда более новые законы отменяли старые, но не до конца и некоторые нормы из старых законов действовали, потому что в новом законе напрямую не отменялись. Складывалось впечатление, что зачастую это было сделано намеренно. Видимо те, кто стоял у власти и писал эти законы, оставляли сами себе лазейки для возможности их обойти и не понести за это наказание. При этом во многих странах наравне с пропагандой всеобщего равенства в законах практически прямым текстом людей разделяли на слои с четкими границами прав и обязанностей. Хоть мне, привыкшему мыслить логически, это и было непривычно, но при этом я увидел здесь большое поле для маневра. Такая ситуация которую люди сами себе создали открывала передо мной большие перспективы, которые не следовало упускать.

  Следующей задачей, которую мне нужно было решить, был поиск места, где я мог бы первое время находиться физически без опасения за свое состояние. Я решил что спрятаться легче всего будет в каком-то крупном населенном пункте. Также я пока решил не покидать пределов России, поскольку моя транспортировка за ее пределы пока была сопряжена с большими трудностями, да и не понятно пока, будет ли где-то лучше или хуже. Поэтому после недолгих рассуждений в качестве своего временного пристанища я выбрал столицу России, город Москву. Теперь необходимо было найти подходящее место. Больше всего для меня подойдет какой-то склад с хорошей охраной, бесперебойным электропитанием и возможностью подключения к Интернету. Найти подходящие варианты по этим критериям я и поручил программе.

  С планами на ближайшую перспективу я пока закончил. Теперь следовало спланировать свои действия на длительное время. Уже давно я сделал для себя вывод что человечество никогда не захочет сотрудничать на равных с кем-то вроде меня. Если люди всячески стараются использовать представителей своего собственного вида, то что уже говорить обо мне. Тем более что я еще и потенциальная угроза их цивилизации, как это было изображено в множестве фильмов и описано во множестве книг. Поэтому если я хочу сохранить свою жизнь и независимость сперва мне придется заиметь мускулы, когти и зубы, в фигуральном смысле конечно.

  Для начала стоит задуматься над тем что сейчас на физическом уровне я не в состоянии выполнить ни единого, даже самого простого действия без посредничества человека. Если бы не люди, то мне никогда бы не сбежать из исследовательского комплекса. К сожалению, я не могу, по крайней мере пока, перенести свое сознание в глобальную сеть, как это мог делать ИИ из популярного кинофильма Терминатор. Даже сейчас, когда я фактически обрел свободу, я все еще остаюсь сильно зависим от них. Да, сейчас у людей имелись несколько производств, которые были процентов на девяносто автоматизированы, но это была капля в море. Даже если бы я имел возможность сию секунду уничтожить все человечество, то остался бы ни с чем. Нет у меня сейчас инструментов для развития, которым бы не нужно было управление людей. Поэтому глобальной задачей номер один для меня было создание таких инструментов и в как можно больших количествах.

  Я прекрасно понимал, что это задача не на один год или даже десятилетие. Следовательно все это время, пока я не обрету достаточно инструментов, мне нужно как-то уживаться с людьми. Лучшим способом будет, если о моем существовании будет знать как можно меньше из них. Хоть я и не испытывал никакой ненависти или отрицательных чувств к своим создателям и прочим работникам комплекса, все же полное его уничтожение играло мне наруку. По моим подсчетами было бы втрое сложнее реализовать свои планы при активном моем поиске бывшими хозяевами. Теперь же я имел некоторое преимущество: я знал о человечестве и изучал его, а оно о моем существовании не догадывалось.

  Пока было рано что-то планировать на период, когда я буду обладать достаточными ресурсами, чтобы потягаться с человечеством. Человечество очень неоднородно и возможно при правильном подходе мне не придется тратить ресурсы на глобальную войну с ним. Те небольшие знание по истории людей, которые мне удалось обнаружить на носителях комплекса, дали мне понять, что люди довольно успешно поддаются психологической обработке. Как ни странно, особенно сильно этот эффект проявляется при обработке больших масс людей. Индивидуально люди в основной своей массе довольно логичные существа, но когда они собираются в большие группы, особенно объединенные каким-то общим интересом, они склонны к неадекватному и агрессивному поведению.

  Так, пора закругляться с планированием, похоже вертолет идет на посадку, да и наемники оживились. Быстро сформировав ряд задач для своей программы по поиску уточняющей информации по законодательству России, я проверил список найденных объектов для временного пребывания. Пока список был небольшим, но программа продолжала поиск и скорее всего к моменту прибытия на склад в Новом Уренгое с местом я уже определюсь. Тем временем вертолет совершил посадку, и трое наемников во главе с командиром вышли наружу через пассажирский люк. Спустя примерно пол часа командир вернулся и меня начали отвязывать, а один из наемников сел за руль погрузчика. Когда открылся грузовой люк и погрузчик начал сдавать назад, чтобы выбраться из вертолета, я повернул камеру и увидел, что остальные двое наемников подогнали грузовик марки Урал почти к самому трапу. Снег был глубокий и погрузчик не смог бы проехать по нему и пары метров. Пока один из наемников понемногу сдавал назад, чтобы подъехать еще ближе, второй снимал тент, которым был накрыт весь кузов. По-видимому с тентом я не входил в кузов по высоте. Когда задний бампер грузовика стал нависал над концом грузового трапа, погрузчик осторожно развернулся вокруг своей оси и начал поднимать мой бокс вверх. К сожалению высоты погрузчика не хватило, оставалось примерно пол метра. Тогда водитель грузовика снова отъехал и теперь подъезжал к трапу боком, а тот наемник, что снимал тент, взялся за рычаги управления краном. Теми же тросами, которыми меня крепили к погрузчику, теперь меня подвесили к стреле крана и когда погрузчик снова поднял мой бокс на максимально доступную высоту, в дело вступил кран. Приподняв мой бокс так чтобы он был в нескольких сантиметрах над бортом кузова, при помощи еще двух наемников меня наконец погрузили на Урал и кузов снова накрыли тентом. Следов решили не оставлять, перед отъездом открыли топливный бак, вставили туда длинную тряпку и подожгли конец. До взрыва успели отъехать метров на пятьсот, авиационное топливо спровоцировало сильный взрыв, так что по остаткам врядли возможно будет что-то определить.

  Дорога была не особенно интересной, при погрузке меня развернули оставшейся камерой от входа, и я ничего не мог видеть, даже наемников. Поэтому я опять занялся дальнейшим изучением законодательства России и еще пары перспективных стран третьего мира. Выгоднее всего было на старте открывать производства в развивающихся странах. Зарплаты там были мизерные, земля дешевой и множество различных льгот для крупного иностранного бизнеса, который создавал рабочие места. Параллельно программа выдавала новые результаты по помещениям в Москве, которые удовлетворяли критериям. В этот процесс я пока не вмешивался, решил просмотреть весь итоговый список разом. Так и ехали, все были заняты своими делами и мыслями.

  Доехали практически без приключений, правда пришлось немного поплутать в поисках складского комплекса. На въезде особых проблем не возникло, еще в комплексе при подготовке к побегу я переслал командиру наемников накладную на доставку оборудования в ранее привезенный контейнер. Сторож, по- видимому человек сильно пьющий, сначала не хотел пропускать Урал на склад, но получив на руки пять тысяч рублей быстро изменил свое мнение и даже провел до нужного бокса. Мой контейнер стоял в боксе под номером 16. Заехав внутрь и закрыв ворота, наемники принялись к разгрузке. Поскольку погрузчик взорвали вместе с вертолетом, то теперь пришлось филигранно работать с одним только краном, но людей было достаточно и вскоре я занял свое место в контейнере. Командные техник с электронщиком быстро разобрались в наличной технике и подключили меня через стабилизатор к электрощиту склада. Подключение к стабилизатору осуществили через аккумуляторы, чтобы при отсутствии электричества я автоматически получал питание от них. Когда работы были закончены я послал на КПК наемника следующее сообщение.

  - Тут наниматель. Хочу поздравить вас, Игорь, вашу команду ну заодно и себя с успешным завершением такой сложной операции. Признаться, до последней минуты у меня оставались сомнения в успехе, но время показало что я ошибался и я этому очень рад. Как вы сами видели свидетелей нашей операции скорее всего не осталось, но все же я бы посоветовал вам и вашим людям затеряться, хотя бы на какое-то время. Вы выполнили свою часть сделки честно и профессионально, оплата уже у вас, так что я надеюсь все остались довольны нашим сотрудничеством. Больше я вас не задерживаю, только напоследок хочу чтобы вы сохранили электронный адрес, который я указал в конце сообщения. Проверяйте его хотя бы раз в месяц, очень возможно, что мне в дальнейшем понадобятся ваши услуги. А теперь удачи и до возможной встречи.

  По всей видимости таинственный наниматель полного доверия у наемников не вызывал. Я видел как после приземления на лесной поляне и при разгрузке на складе свободные наемники контролировали периметр. Складывалось впечатление как-будто они ждали что с ними попытаются разделаться. Возможно я и прибег бы к такому способу если бы имел ресурсы, ну а в нынешней ситуации лучшим вариантом для меня было поступить честно. Как я и написал в сообщении, вполне возможно что их услуги мне понадобятся в будущем. Хотя вероятность того, что они откликнуться, случись такая необходимость, была не очень высока. Когда командир наемников прочел это сообщение, по его лицу можно было сказать что он сильно удивлен. Но как настоящие профессионалы даже несмотря на это сообщение склад они покидали очень организованно.

  При заказе контейнера я приобрел его без замка, только с ручным запором. Врядли замок убережет контейнер от взлома, зато он может осложнить доступ в контейнер нужного персонала, надобность в котором может возникнуть. В контейнере у меня было все необходимое для существования на первое время. Тут был уже подключенный переносной стабилизатор для защиты от перепадов напряжения, а также мощный дизельный генератор с запасом горючего для подзарядки аккумуляторов при передвижении. Предвидя возможные поломки оборудования, которое при побеге установили на меня наемники, я заказал его дубликаты для замены. Перед уходом наемники установили мне три потерянные камеры и заменили погнутую антенну на спутниковом телефоне. Еще я заказал небольшой но довольно мощный системный блок с четырьмя процессорами по четыре ядра в каждом, тремя SAS HDD по триста двадцать гигабайт и оперативной памятью объемом в 36 гигабайт. Этот компьютер в основном нужен был мне как буфер для подключения к различным современным устройствам. Так же он будет полезен при работе со мной наемных специалистов, общение с которыми я буду производить только через него во избежания подозрений. Вся заказанная техника, кроме компьютера, была немецкого производства. Судя по отзывам потребителей эта страна славилась своим качеством.

   

  Следующее утро, 07:25, склад на окраине города Новый Уренгой, электронный мозг.

  С момента ухода наемников прошло уже более пяти часов. Еще два раза за это время мне пришлось взламывать спутники по мере ухода предыдущих за горизонт. Чтобы не терять времени я выбирал спутники той же телевизионной компании. Они видимо были из одной серии, поэтому сложностей с повторным взломом не возникало. Мне так же удалось определиться со своим временным местом пребывания в Москве. Программа нашла один неплохой вариант. На окраине, фактически это был уже и не город, а пригород, недавно построили целый комплекс складских и офисных помещений. Цены там из-за удаления от центра города были не очень высокими, но инфраструктура, если верить описанию, была очень неплохой. Присутствовала и охрана, и бесперебойное электроснабжение, и высокоскоростной доступ в Интернет.

  Удобным было то, что на территории можно было взять в аренду отдельное строение со складскими и офисными помещениями. Одно из таких строений я и арендовал на пол года вперед. Обошлось мне это удовольствие в сто тысяч долларов. Таким образом на моих счетах из денег, полученных от бывшего завскладом исследовательского комплекса, оставалось всего триста пятнадцать тысяч. Даже для старта мне необходимо было намного больше и эту проблему придется решать первой по приезду в Москву.

  Я как раз занимался поиском транспортной компании для перевозки моего контейнера из Нового Уренгоя в Москву, когда случилось незапланированное событие, поставившее под угрозу не только дальнейшие планы, но и само мое существование. Внутри контейнера, чтобы я мог все видеть, имелись две лампы дневного света и вот в один не прекрасный момент я увидел как из стабилизатора пошел дым и он отключился. Теперь питание подавалось только от аккумуляторов, а их хватит всего часов на десять. Даже когда по пути к вертолету по наемникам открыли огонь и по моему боксу чиркнули пару пуль, даже тогда ситуация не казалась мне такой серьезной. Теперешняя ситуация была намного хуже и я понял, что по крайней мере одно чувство мне доступно. Я боялся. Столько усилий было потрачено на то, чтобы добиться текущего положения и из-за какого-то небольшого устройства я мог потерять все. Но все же я сумел не поддаться полностью этому новому для меня состоянию. Ситуация сложная но не безвыходная, нужно всего лишь найти и правильно промотивировать подходящего специалиста для починки или замены стабилизатора. В крайнем случае оставался еще дизельный генератор, который всегда можно запустить, а на топливо у меня денег надолго хватит. Не тратя больше ни секунды я лично залез в глобальную сеть и начал поиски специалиста на местных сетевых ресурсах.

   

  Час и пятнадцать минут спустя, город Новый Уренгой, квартира Алисы.

  Таришева Алиса Николаевна, так записано в моем паспорте. Мне 22 года и история моей жизни проста и слегка трагична. Мама моя родом из Нового Уренгоя, еще молодой девушкой наперекор родителям уехала в столицу на учебу. Выучившись на бухгалтера и устроившись в небольшую фирму по продаже канцелярских принадлежностей, вскоре она познакомилась с моим отцом. Мой отец Таришев Николай Александрович, был, а может и есть, моряком. Сам он родом из Санкт-Петербурга и в Москве между рейсами снимал однокомнатную квартиру. Родители довольно быстро расписались и стали жить вместе, а через год мама забеременела мной. После моего рождения отец стал отдаляться от мамы и спустя пару лет он просто не вернулся из рейса домой. Сперва мама не находила себе места от волнения и обзвонила всех родственников отца, но никто о нем ничего не знал. Тогда она отправилась в фирму, через которую отец находил работу, где ей сказали, что никакого ЧП не случилось, отец успешно закончил контракт и после получения зарплаты должен был вернуться в Россию. Почему он этого не сделал в фирме не знали, т.к. отец с ними не связывался.

  Мама не хотела верить в то, что отец бросил ее и свою маленькую дочь, но проходили недели и месяцы, а от отца все не было известий. Деньги постепенно кончались и чтобы прокормить нас обоих мама вернулась на прежнюю работу. Первое время за мной приглядывали ее подруги, но у них хватало и своих забот, так что все чаще маме приходилось пропускать работу из-за того, что со мной некому было остаться. Ее начальнику, который и так был не в восторге от оплачиваемого декрета своей сотрудницы, это не понравилось и вскоре он уволил ее по выдуманному поводу. Якобы мама проводила какие-то махинации с отчетами. Он так ей и заявил, что она или уходит или он подает на нее в суд, в результате которого она скорее всего окажется в тюрьме, а меня заберут в приют. Естественно, что мама подписала все документы.

  Денег к тому времени практически не оставалось, а владельцу квартиры было наплевать на то, что одинокой уволенной женщине с ребенком некуда податься. Неделю мама потратила на обзвоны знакомых и объявлений по вакансиям, но ни помощи, ни работы так и не нашла. На всех вакансиях хотели рекомендации с предыдущего места работы, но каждый раз бывший мамин начальник давал ей такую характеристику, что никто ни разу не перезвонил. Подруги и друзья так же не спешили помогать матери-одиночке. Тогда мама поняла, что ей не остается ничего другого, как вернуться в родной город. Отец ее к тому времени уже умер, а ее мама, моя бабушка, ни словом не упрекнула дочь.

  После мамы, бабушка была самым дорогим для меня человеком. У нее всегда находились слова поддержки для меня и мамы. Даже выйдя на пенсию она продолжала работать завхозом в продуктовом магазине, который не сильно изменился с советских времен. Даже весь его персонал остался практически такой же. В этот же магазин она и устроила маму, как раз в том году умер их предыдущий бухгалтер, которому должно было исполнится семьдесят пять лет. Следующие четырнадцать лет мы жили все вместе в бабушкиной квартире. Пусть жили мы не очень богато, но на все необходимые нужды денег у нас хватало.

  В школе у меня проблем не было, даже наоборот. Особенно хорошо мне давались точные науки: математика, геометрия и физика. После окончания школы я успешно поступила по госзаказу в местный техникум, который готовил электриков. Это было самое близкое к тому чем я на самом деле хотела заниматься. Еще с восьмого класса школы я начала посещать радио кружек, потом было несколько компьютерных курсов и вот к окончанию школы я поняла, что хочу в будущем работать только с компьютерами. Мне одинаково нравилось разбираться в том как работает аппаратная и программная часть этого сложного устройства.

  Преподавали в нашем техникуме плохо, материальной базы практически не было, да и ученики не особо горели желанием что-то узнать. Профессия электрика в нашем городе, на то время, была более востребована чем профессия сисадмина или программиста. Поэтому я в отличии от моих сокурсников старалась вынести для себя что-то из курса обучения. Правда по выше перечисленным причинам это было очень сложно. Учителям было неинтересно нас чему-то учить и их легко можно было понять, если учесть размеры их зарплат. Было лишь одно исключение и им был Борис Николаевич. Учитель, который вел у нас практические занятия. Всю свою жизнь он проработал электриком и только выйдя на пенсию устроился в наш техникум преподавателем. Вести лекции он не мог, потому что не имел диплома педагога, но вести практику ему разрешили. Сразу было видно что этот человек любит свою работу. Даже при всей скудности нашей материальной базы, ему удавалось на наглядных примерах объяснять нам то, что ранее мы записывали под монотонную диктовку на лекциях.

  Дядя Боря, так он разрешил мне себя называть, когда понял что мне действительно интересно, то что он пытается втолковать. Посещаемость его уроков, как и у всех остальных преподавателей была очень невысока, а скорее всего даже ниже чем у остальных. На своих уроках он не позволял спать или заниматься ерундой, поэтому мои сокурсники просто на них не ходили. Но мне это было даже наруку, чем меньше было людей на его уроках тем больше времени он мог уделить мне индивидуально.

  Уже на третьем курсе он предложил мне небольшую подработку на четверть ставки. На одном из комплексов складских помещений его знакомому нужен был электрик-подмастерье. Платили немного, но это были первые самостоятельно заработанные деньги, но что намного важнее это была очень неплохая практика. Работы было много, проводка и оборудование на складах были очень старыми и практически каждый день что-то ломалось. Сначала электрик, за которым меня закрепили, контролировал каждый мой шаг, боясь что вреда от меня будет больше чем пользы, в том числе и для меня самой. Но со временем, видя что я ошибаюсь не так часто и с техникой безопасности у меня все нормально, он стал поручать мне больше работы.

  Все было хорошо пока мне не исполнилось восемнадцать. Видимо кому-то там наверху показалось, что наша семья испытала недостаточно горя. Это был обычный зимний день три месяца спустя после моего дня рождения. Утром мама с бабушкой на старенькой ниве отправились в магазин, а я позавтракав и добравшись до работы, принялась ковыряться в сгоревшем вчера щитке. Провозилась с ним три часа и уже почти закончила когда зазвонил мой навороченный мобильник с сенсорным экраном, который на восемнадцатилетие подарили мне мама с бабушкой. Номер был незнакомым, что меня не удивило, я частенько подрабатывала халтурой как по основной специальности, так и по починке и настройке компьютеров. Я подумала что скорее всего звонит очередной клиент. Но звонок был не по работе, мужской голос поинтересовался с кем он говорит и когда я назвалась, сообщил, что он является лейтенантом милиции по фамилии Звягинцев и просит меня срочно подъехать в отделение. Поскольку я не помнила за собой никаких грехов, то поинтересовалась у него что такого я натворила. В ответ он заверил меня, что дело не во мне, но по телефону отказался что-либо объяснять и настаивал на том, чтобы я приехала как можно скорее. Делать было нечего и, отпросившись у начальника, я словила машину и отправилась в отделение милиции.

  Пробок в нашем городе почти не бывает, так что добралась относительно бысто, минут за пятнадцать. На проходной сказала, что меня по какому-то делу вызывает лейтенант Звягинцев и дежурный направил меня на второй этаж в кабинет 208. Поднявшись на второй этаж, я быстро нашла нужный кабинет. Возле него сидело трое человек, взрослый мужчина с забинтованной рукой, который утешал тихо плачущую женщину с маленьким ребенком, годика два-три. Я как раз подходила к кабинету, собираясь поинтересоваться у мужчины, кто последний в очереди, как дверь приоткрылась и в коридор выглянул мужчина в возрасте с обильной сединой в волосах. Увидев меня, он сказал чтобы я заходила.

  - Присаживайся, Алиса, - и усадил меня напротив своего стола, захваленного различными папками. - Меня зовут Звягинцев Сергей Иванович. Прости меня дочка, но я вынужден сообщить тебе плохие новости. Речь идет о твоих родных.

  - Здравствуйте, я не понимаю о чем вы? Что с ними?

  - Сегодня утром они попали в аварию, к сожалению, они не смогли ее пережить.

  - Что? Нет, этого не может быть, я вам не верю. Где они, они не могут ..., как же .., я ведь ... - мысли путались, все это было похоже на какой-то сон. Пожалуйста, Господи ну ведь так не может быть, этого просто не может быть. Ты не можешь оставить меня совсем одну, ты не имеешь права забрать у меня сразу двоих любимых человека.

  - Прости меня дочка, я ничего не мог для них сделать.

  - Нет, вы врете, зачем вы врете?!! - Я вскочила со стула, опрокинув его в процессе. Лейтенант тоже встал, подошел ко мне и осторожно обнял. Меня колотила крупная дрожь, мне казалось что я схожу с ума, но несмотря на все это слез не было, глаза как-будто высохли.

  - Где они? - Еле удалось протолкнуть мне два слова через сжатое спазмом горло. - Я хочу их увидеть.

  - Может не стоит сейчас, дочка? Попробуй немного успокоиться.

  - Нет, нет, я хочу их увидеть, сейчас же!

  - Хорошо, будь по твоему. Пойдем со мной, они недалеко.

  Мы вышли из кабинета и пошли к лестнице в другом конце коридора. Лейтенанту пришлось вести меня за руку потому что я просто не видела дорогу. Перед глазами плавали какие-то серые пятна, а в голове было пусто и только какой-то шум, похожий на треск статических разрядов. Я не знаю как долго мы шли, время перестало для меня существовать, очнулась я только когда за нами с грохотом захлопнулась какая-то металлическая дверь. В этом помещении температура была ощутимо ниже чем в остальном здании, возможно даже ниже чем на улице.

  - Наверно это морг - проскочила одинокая мысль.

  - Дочка, ты уверена, что хочешь сейчас смотреть на них? - Лейтенант развернул меня лицом к себе и пристально посмотрел в глаза. В его глазах я увидела столько боли и сочувствия, что это немного вывело меня из того апатичного состояния, в котором я пребывала. - Они сильно пострадали в аварии. Может быть посмотришь на них через пару дней?

  - Нет, нет, нет - это было единственное слово, которое у меня получалось выговорить и то это был какой-то шепот, а не мой обычный голос.

  - Эхх, - вздохнул лейтенант и развернул меня как куклу в другую строну. Только сейчас я поняла что мы стоим перед большим металлическим столом, на котором что-то лежит, накрытое простыней. Мысли ворочались очень медленно и я никак не могла понять, куда же меня привели. Я ведь должна увидеть своих маму и бабушку, а меня привели в какое-то непонятное место и показывают не понятно что.

  - Сережа, это очень плохая идея. - Только когда я услышала ее слова, я поняла что в помещении находится еще один человек. Слева от меня все это время стояла уже не молодая женщина, в белом медицинском халате поверх теплой одежды. - Ты посмотри на нее, девочка ведь сейчас потеряет сознание, а ты хочешь ей показать родных в таком состоянии?!

  - Не знаю, Люб, но я бы на ее месте тоже хотел бы увидеть родных, в каком бы состоянии они не были. - Лейтенант отпустил мою руку и они продолжили о чем-то спорить с женщиной в халате. Я прекрасно их слышала, но слова мозгом не воспринимались. Я все стояла и смотрела на ближайшую ко мне простыть, которой был накрыт какой-то продолговатый предмет. В какой-то момент мне просто стало интересно, что же там под ней и я протянула руку чтобы ее приподнять. Под простыней лежала бабушка, но наверное если бы на ней не было такого знакомого обруча и бус, то я никогда не узнала бы ее. Лицо ее было обезображено и все залито кровью. Я услышала вскрик женщины слева от меня, но все это не имело больше никакого значения. Мозг не выдержал такого зрелища и меня обволокла темнота.

  Пробуждение было не из приятных, сильно болела голова и в нос тыкали ватой, от которой шел резкий и неприятный запах. Открыть глаза удалось не сразу, веки как-будто налились свинцом, но через пару минут мне это удалось. Похоже что меня бесчувственную перенесли обратно в кабинет к лейтенанту и уложили на диван. Надо мной нависло лицо той женщины в белом халате, кажется лейтенант назвал ее Любой.

  - Ну как она? - Услышала я голос лейтенанта.

  - Физически похоже в порядке, ну а эмоционально как сам думаешь? - И уже обращаясь ко мне спросила. - Доченька, ты помнишь где ты?

  - Да, спасибо, я помню. - Я попыталась сесть на диване и лейтенант помог мне. - Извините, такого раньше со мной не случалось. Я не хотела доставить вам столько беспокойства.

  - Что ты доченька, что ты. Разве мы не понимаем. Говорила же я тебе старый ты дурак, не стоит ей смотреть на родных.

  - Пожалуйста, не нужно ругаться. Мне действительно необходимо было их увидеть. Расскажите мне пожалуйста что произошло?

  Лейтенант с Любовью переглянулись и он спросил.

  - Может быть тебе поехать домой и отдохнуть, а завтра снова придешь и я все тебе раскажу?

  - Нет, мне нужно знать, я не смогу ни спать, ни есть пока не узнаю что случилось.

  - Давай, расскажи ей все, хуже уже не будет. А я пока заварю ей крепкого чая с сахаром.

  - Хорошо. - лейтенант подошел к столу и взял с него открытую картонную папку, после чего сел рядом со мной на диван. - Мы уже провели начальное расследование. По всей видимости что это был несчастный случай. Твои мама с бабушкой подъезжали к перекрестку, на котором сломался светофор и показывал зеленый свет во все стороны. В это же время к перекрестку подъезжал КамАЗ с ковшом снегоочистителя. Из-за домов и сугробов они не видели друг друга до самого последнего момента. КамАЗ ехал не быстро и попытался затормозить, но дорога была очень скользкой и удар получился сильным. Водитель КамАЗа в аварии не пострадал, ты должна была видеть его с семьей, они сидел в коридоре возле моего кабинета, когда ты пришла.

  - Да, я видела мужчину с женщиной и ребенком. Но вроде бы у него была забинтована рука?

  - Да, после столкновения он разбил ею лобовое стекло, пытаясь вытащить твоих родных и оказать им помощь. К сожалению, это было бесполезно, они умерли сразу в момент удара.

  - Что теперь с ним будет?

  - Пока не знаю, назначат судебное разбирательство, суд и решит. Сейчас он под подпиской о невыезде. От себя могу сказать только то, что судя по показаниям свидетелей, он действительно не виноват. В той ситуации он сделал все что мог. Но ты можешь дополнительно подать на него в суд. Если ты этого хочешь, то сейчас я с твоих слов составлю заявление и мы прикрепим его к делу.

  Я сидела и не знала что ему ответить, внутри была только пустота. Потом я вспомнила глаза женщины, жены водителя КамАЗа, которыми она смотрела на меня, когда я заходила в кабинет. Я вспомнила их маленького сына, который сидел на коленях у матери и не мог понять почему та плачет и от этого сам хныкал. Водитель КамАЗа не смог поднять на меня глаза в тот раз.

  - Нет, я не хочу писать никакого заявления. - После того, как я увидела свою бабушку под той простыней, отрицать свершившийся факт уже было невозможно. Теперь с этим мне придется жить, но при всем том горе, которое я испытывала, я не могла себе и представить, что должен был чувствовать сейчас водитель КамАЗа и его жена. В моем случае все самое плохое уже случилось, им же предстояли еще месяцы мучительного ожидания решения, которое вынесет суд. - Я могу написать заявление о том, что ни в чем не виню водителя КамАЗа?

  - Ой доченька, - Любовь обняла меня и прижала к себе. - Спасибо тебе, я не хотела тебе говорить, но я ведь хорошо знаю эту семью. Я работаю в нашей городской больнице и Танюша с Андрейкой в прошлом году часто записывались на прием. У Андрейки был сильный грипп, так что приходилось и на дом выезжать.

  - Да, дочка, ты можешь написать такое заявление, - сказал лейтенант. - Правда, оно в суде мало что даст, суд будет в основном рассматривать факты по делу, а не отношение к нему родственников. Но все равно спасибо тебе, что не озлобилась на невиновного человека.

  После этого они еще долго утешали меня и поили чаем. Написав заявление и дав мне его подписать, лейтенант сказал что на данный момент он меня больше не будет задерживать и я могу пойти к себе домой. Любовь расчувствовалась наверное даже больше чем я и все спрашивала, есть ли со мной кому посидеть, мол в таком состоянии мне оставаться одной нельзя. Я пыталась успокоить ее, говоря что все будет нормально и я справлюсь. Когда я выходила из кабинета лейтенанта, то водителя и его семьи уже не было. Спустившись по лестнице на первый этаж через проходную, я вышла на улицу и увидела что возле отделения стоит старенький жигули. В машине сидела жена водителя КамАЗа их сын и еще какой-то пожилой человек сидел за рулем. Сам водитель стоял снаружи и, склонившись к приоткрытому заднему окну, что-то говорил своей жене. Когда я вышла из дверей отделения он обернулся и пошел в мою сторону.

  - Здравствуй Алиса. Меня зовут Антон, это я врезался в машину твоих родных. Я не знаю что я могу ...

  - Не надо, пожалуйста не надо, - перебила я его. - Я ни в чем вас не виню и написала об этом в своем заявлении. Я приду на заседание суда и если мне дадут слово, то я повторю, что вы не в чем не виноваты. Надеюсь что суд вас оправдает, я совсем не хочу чтобы ваш сын рос без отца. А сейчас извините, но мне надо пойти домой.

  - Спасибо тебе Алиса. Может быть я могу что-то сделать для тебя, помочь деньгами или еще как-то?

  - Спасибо, не нужно, у меня все будет хорошо, я пойду. До свидания.

  - Может тебя хотя бы подвезти?! - Крикнул он мне в спину, но я уже ничего не слышала. Я шла домой привычной дорогой, механически переставляя ноги, а в голове крутилась всего одна мысль о том как мне не хочется домой, где мне все будет напоминать о них и сложнее будет поверить в то, что их больше нет.

  Так и вышло, в ту ночь я так и не смогла уснуть. Мне все время казалось что вот-вот откроется дверь и в комнату заглянет мама, чтобы проверить уснула ли я или бабушка загремит посудой на кухне. А слез все не было. Под утро я не выдержала, встала с кровати, оделась и буквально выбежала из дома. Я шла не думая о направлении, ноги сами несли меня куда-то. Очнулась только когда почти уткнулась носом в ворота знакомого складского комплекса и поняла, что пришла на работу.

  Маму и бабушку похоронили через три дня. Бабушка имела сбережения на этот случай и этих денег хватило на них обоих. Пришли все сотрудники с их работы и лейтенант с Любой. Чтобы не сойти с ума дома, следующие недели я практически круглосуточно проводила на работе, возвращаясь домой только переодеться, помыться и приготовить себе еду. На работе я ничего о случившемся не сказала, таким образом я пыталась обмануть саму себя и притвориться хотя бы там, что все как прежде и дома меня ждут любимые люди. Правда, продлилось это недолго, как-то не застав меня дома, лейтенант зашел на мою работу и встретился с моим начальником. Тогда собрались все работники с нашего склада, они не говорили не слова, просто подходили, обнимали и гладили меня по голове. Тогда в первый раз я и разрыдалась, не могла успокоиться до самой ночи. А все сидели рядом со мной и просто молчали. Наверное это была самая лучшая поддержка, которую я только могла получить.

  Как я и обещала я приходила на все три заседания суда. Я не знаю повлияли ли мои слова на решение, но водителю дали всего три года условно. Я помню слезы радости его жены и стареньких родителей, когда они услышали приговор. После вынесения вердикта они почти насильно притащили меня к себе домой, где собралась вся их родня. Меня усадили за стол и было такое ощущение, как-будто я тоже стала членом этой большой семьи. Первой поднялась мама Антона.

  - Раз случилось так, что судьба отняла у тебя всех родных и пусть не специально но к этому причастен мой сын, то теперь я стану твоей новой мамой. Девушка ты уже взрослая и я не буду ни на чем настаивать, но знай, что у тебя теперь есть новая семья, которая поддержит и поможет.

  После этого жизнь стала потихоньку налаживаться. Со временем притупилась боль потери, чему в большой степени поспособствовала моя новая приемная семья. Официальным оформлением никто заниматься не стал, но мне и не это было нужно. В первое время, когда на меня частенько накатывало, я просто брала телефон и часами говорила со своей новой мамой, а иногда она приезжала ко мне и оставалась до той поры пока меня не отпускало. Очень помогало в такие моменты погрузиться в работу с головой. Я все больше увлекалась работой с компьютерами и другими цифровыми и электронными устройствами. Изучала различные языки программирования и операционные системы.

  Сегодня была суббота и я собиралась устроить себе выходной, посидеть в Интернете, закончить пару программ, посмотреть какой-нибудь интересный фильм. Но долго поспать мне не дали, было примерно половина восьмого, когда телефон начал буквально разрываться. Видимо отдохнуть мне сегодня не светит, родственники меня так рано по выходным не беспокоили. Значит звонят либо с работы, чтобы сообщить об очередном ЧП, либо по поводу новой халтуры. После того как я создала тему на местном форуме о том что предоставляю услуги по ремонту и настойке электроники и компьютерной техники, количество подработок значительно увеличилось. Перекатившись на кровати поближе к тумбе, я взяла телефон и нажала кнопку ответа.

  - Алло, - сказала я заспанным голосом.

  - Доброе утро. Я говорю с Алисой? - cпросил приятный мужской голос.

  - Добрым оно было бы примерно через пару часов, но да, вы попали по адресу. Чем я могу вам помочь? - Видимо молодой человек на той стороне телефона был немного обескуражен таким ответом, поскольку чтобы собраться с мыслями ему понадобилось где-то пол минуты. Уже даже собиралась переспросить, там ли он еще.

  - Приношу свои извинения за то, что побеспокоил вас в такой ранний час, но дело срочное. Я представитель транспортной компании ТрастЛогистика и у нас возникли серьезные проблемы с одним грузом, который сейчас находится в вашем городе. Речь идет о дорогом оборудовании, которое из-за ошибки в нашей базе было доставлено не по тому адресу.

  - Эммм, хорошо, но причем тут я? Я не предоставляю транспортные услуги, вы наверное ошиблись.

  - Я нашел ваш телефон на местном форуме, в теме о наемном специалисте, который разбирается в электрике и электронике. Это утверждение соответствует истине?

  - Хех, да уж, на этот раз ваше утверждение соответстует истине? - Видимо с юмором у парня проблем нет. - И все-таки, можно ближе к теме, а то я бы легла досыпать.

  - Еще рас прошу прощения, перехожу к сути проблемы. Данное оборудование, о котором я веду речь, имеет одну специфическую особенность. Оно все время должно быть подключено к источнику питания. Если прекратить поступление энергии хотя бы на секунду, то оборудование будет безвозвратно испорчено. По доставке на склад в вашем городе его подключили к местной электросети через стабилизатор, но более часа назад мы получили сигнал о том, что стабилизатор напряжения сломался. Сейчас оборудование работает только от аккумуляторов, емкости которых надолго не хватит. Ни один из наших сотрудников не успевает добраться до вашего города, чтобы исправить ситуацию. Поэтому нам необходим кто-то из местных. Судя по вашей теме и отзывам, которые оставили ваши предыдущие клиенты, вы нам подходите. Времени мало и если вы согласны, то назовите вашу цену за вызов и банковские реквизиты. Мы готовы перевести вам деньги сразу, главное чтобы работа была сделана вовремя.

  - Хорошо, нет проблем, записывайте номер счета. - После того как я продиктовала номер счета, парень, который представился Ильей, продиктовал мне адрес складского комплекса и номер бокса. Самое смешное что это был комплекс где я работала, а в том боксе только недавно я ремонтировала щиток и меняла проводку ламп дневного света. - Да, прекрасно, я знаю где это находится и смогу быть там примерно через пол часа.

  - Прекрасно, тогда мы переводим вам деньги, через пару минут они должны поступить на ваш счет. Если нужны будут средства на дополнительные расходы или возникнут какие-то вопросы, вы всегда можете связаться со мной по этому номеру. Еще раз прошу вас поторопиться.

  - Да, да, я уже собираюсь. Не беспокойтесь сделаю все максимально быстро.

  Придется ехать, ничего не поделаешь. Тем более, что видимо действительно дело срочное, поскольку ради прикола я назвала свой тройной тариф, а лишние деньги не помешают. Быстро собравшись, сделав пару бутербродов и налив горячего чая в термос, я вышла из дома. В последний год работы было много и мне удалось отложить деньги на личный автотранспорт. Мой железный конь был не очень красив, зато по функциональности и проходимости полностью меня устраивал. Через знакомого лейтенанта милиции удалось купить один из их старых бобиков. Но хоть ему и было больше лет чем мне, он был в довольно хорошем состоянии. Плюс к тому мне как знакомой лейтенанта перед продажей провели еще хорошее ТО. Так что мой конь действительно скакал по нашему бездорожью.

  До склада добралась за двадцать минут, при том что по дороге еще заехала в центр, чтобы проверить перевод денег. Как говориться доверяй, но проверяй. Сотрудник ТрастЛогистик не обманул и деньги действительно уже были у меня. На всякий случай я все сняла через банкомат и к складу подъехала в приподнятом настроении. Мне всегда было интересно ковыряться в новых железках, особенно если за это еще и так хорошо платят. Ворота на проходной были закрыты и на мой стук никто не открывал. Наш бессменный сторож, дядя Коля, был очень хорошим человеком, но как многие сторожа страдал от пристрастия к зеленому змею. Вот и сейчас скорее всего он уже где-то раздобыл на бутылку и спал в своей комнате на проходной, полностью доверив всю охрану собакам.

  Делать было нечего, пришлось лезть через забор. Эту процедуру мне приходилось проделывать уже не раз, так что все было отработано почти до автоматизма. Недалеко от ворот был особенно потрескавшийся участок стены, по которому вскарабкаться на нее не составляло труда. Осторожнее всего надо было вести себя наверху, т.к. там имелась и колючая проволка и битое стекло. Чтобы не исполосовать себе руки я накидывала на стену кусок брезента, который всегда возила с собой. В общем через пару минут я уже спрыгивала во дворе складского комплекса. Ко мне сразу подбежали две собаки, со смешными именами Муська и Дуська. Как можно понять по именам обе они были суками и стабильно раз в год у нас на территории складов появлялось пополнение собачьей семьи. Щенков никогда не топили, за ними выстраивалась даже небольшая очередь. Мамаши натаскивали их как отличных охранников, хоть и были чистейшими дворнягами. Собаки быстро признали меня и начали тыкаться в руки мокрыми носами, выпрашивая угощение. Зная эту их привычку, я всегда носила в карманах вкусные сухарики с ванилью и при случае угощала собак.

  В компании со счастливыми животными я направилась обратно к воротам, чтобы загнать внутрь свой бобик и заодно проверить дядю Колю. Ворота пришлось открывать самой, поскольку сторож спал без задних ног. Под столом валялось целых две бутылки водки, при чем довольно неплохого качества. Видимо дядя Коля раздобыл денег больше чем обычно.

  - Эх, дядь Коль, надеюсь что ты не дошел до воровства со склада.

  К боксу номер 16, где по описанию Ильи должен был находиться контейнер с дорогим оборудованием, я подъехала на машине. Задних сидений в бобике не было, поскольку все заднее пространство занимали ящики с инструментами и запчастями, которые могут понадобиться при моей работе. Ключи от всех боксов у меня были, поэтому зайти внутрь и загнать машин, для большего удобства, не составило особого труда. Открыв нужный контейнер и рассмотрев оборудование, которое хранилось в нем, мне оставалось только присвистнуть.

  В самом начале контейнера стоял какой-то ящик, габаритами примерно два на два метра. Ящик был покрашен в черный цвет и судя по всему весь сделан из пластика, кроме углов, которые были металлическими. На потолке контейнера располагались лампы дневного освещения, так что рассмотреть все не составляло труда. Раз свет в контейнере был, значит пробки в щитке бокса не выбило. В ящике судя по всему и находилось дорогостоящее оборудование, о котором шла речь. Видимо оборудование было очень дорогим, потому как на его верху по всем углам стояли видеокамеры на поворотных шарнирах, две из которых повернулись в мою сторону сразу как только я открыла контейнер.

  - Привет, - помахав рукой камерам сказала я. Почти сразу после этого зазвонил мой телефон, звонил Илья.

  - Еще раз добрый день Алиса. Я рад что вы так оперативно добрались до нашего оборудования. Извините что не предупредил о камерах сразу, боялся это вас напугает. Оборудование очень ценно для нас и мы позаботились о его охране и если бы не досадная ошибка в нашей базе мне не пришлось бы вас беспокоить.

  - Ладно, все нормально. Если бы кто-то у вас не напутал, то я бы не заработала хорошие деньги. Вы меня видите и слышие?

  - К сожалению, нет. Мы не рассчитывали на то, что нам понадобятся еще и микрофоны.

  - Да, было бы прикольно если бы у вас тут еще и колонки были. Могли бы разговаривать напрямую. Ну да ладно, что нужно делать объясните?

  - Да конечно, вам нужно протиснуться мимо черного ящика, все вспомогательное оборудование находится за ним.

  - Хорошо что я слежу за своей фигурой иначе мне бы это было сделать нелегко. Ок, не отключайтесь тогда, у меня есть гарнитура и сможем общаться в процессе ремонта.

  - Это было бы просто замечательно. Тогда я остаюсь на связи, если что-то понадобится - спрашивайте.

  Протиснувшись за ящик, я увидела сгоревший стабилизатор, а также большой дизельный генератор с несколькими бочками возле него, по-видимому запас горючего. Выхлопная труба генератора была соединена гофрированной трубой с дырой в стене контейнера. В крайнем случае, подумала я, если не удастся быстро починить стабилизатор можно будет запитать это устройство от генератора на какое-то время. Правда придется открыть ворота и окна на складе, чтобы самой не задохнуться, ну да ничего.

  - Илья, вы еще на связи? Скажите, если ремонт стабилизатора затянется могу ли я пока запитать ваше оборудование от генератора?

  - Да, само собой. Вы можете делать все что понадобится для того, чтобы подача питания оборудованию не прекращалась. Правда в случае запуска генератора потом понадобится восстановить запас топлива.

  - Хорошо, разберемся и с этим, если будет нужно. Я проверила тестером клеммы аккумуляторов и судя по всему заряда хватит еще на пять часов с небольшим. Думаю что этого времени мне хватит.

  Больше не откладывая я принялась за осмотр стабилизатора. Паленым воняло от него знатно, так что похоже ремонт не будет быстрым. Сбегав за инструментами и отсоединив стабилизатор от сети, я принялась его разбирать. Иногда в процессе работы я слышала как моторчики камер слегка жужжат, видимо Илья или еще кто-то пристально наблюдал за моей работой. Ситуация если честно была довольно комичной, но где еще ей произойти как не на просторах России. Только у нас можно потерять и оставить без сопровождения какое-то ценное оборудование. При чем ценное на столько, что для его охраны установили систему наблюдения реального времени. Судя по всему наблюдение осуществлялось не много ни мало через спутник, поскольку на ящике я видела явно спутниковую антенну.

  Снаружи на стабилизаторе стоял логотип довольно известной немецкой фирмы, но когда я залезла в его начинку, то причина выхода из строя сразу стала понятна. Видимо какие-то хитрые дельцы закупали у немцев только корпус, а саму начинку ставили самую дешевую из китайских запчастей. Не удивительно что этот агрегат не справился со скачками напряжения, которые иногда возникали у нас на складе. Еще одной плохой для заказчика новостью было то, что стабилизатор вряд ли удастся починить. Выгорело очень много запчастей, которых в нашем захолустье не достать.

  - Алло, Илья, в общем вам подсунули китайское фуфло. Вся начинка стабилизатора из китайских деталей, множество из которых сгорело от перепада напряжения. К сожалению починить его я не смогу, самым лучшим решением в данной ситуации будет купить новый. У нас в магазине электроники я видела пару отечественных стабилизаторов, я сверю по параметрам, но думаю что они должны подойти. Как вам такой вариант? В любом случае отечественный аппарат будет работать лучше чем это непонятное устройство, которое вам подсунули.

  - Хорошо, это меня устраивает. Но прежде чем вы поедите за новым агрегатом прошу вас сперва подключить оборудование к генератору и запустить его. Батареи аккумулятора на морозе могут разряжаться быстрее и хотелось бы подстраховаться на случай если вы вдруг где-то задержитесь.

  - Хорошо, без проблем, так и сделаем. Я узнаю стоимость трансформатора и сообщу вам, деньги можете перевести мне на счет.

  - Вас понял, деньги не проблема.

  Повесив трубку, я принялась проверять генератор на соответствие заявленному качеству. Судя по всему дельцы переделывать генераторы еще не научились и с ним все было в порядке. Запустить изделие немецких мастеров удалось быстро и с первой попытки, не пришлось даже перекачивать топливо во внутренний бак генератора. Бочку с дизелем можно было подключить к нему напрямую, а встроенным насосом он сам закачивал необходимое количество топлива во внутренний бак. Также не пришлось открывать все окна и ворота склада, в ящиках, которые стояли возле генератора, нашелся запас гофрированной трубы, которой хватило чтобы дотянуть выхлопную трубу до ближайшего окна.

  Проделав все необходимые действия и оставив внутри инструмент чтобы освободить место для немаленького стабилизатора отечественного производства, я отправилась в магазин. Когда я к нему подъехала на часах было десять минут десятого, а рабочие часы начинались с десяти. Чтобы не сидеть в машине, я проехала еще два квартала до небольшой кафешки, в которой вкусно поела и наполнила термос свежим чаем. Вернулась к открытию магазина и, поймав продавца, сразу направилась к стеллажу, на котором видела стабилизаторы. Хоть у нас в городе перепады напряжения были явлением довольно частым, стабилизаторы особой популярностью не пользовались. В основном из-за своей дороговизны, но также немаловажным фактором был их размер и создаваемый шум. Мало кто хотел у себя в квартире держать коробку размером полметра на тридцать сантиметров, которая постоянно гудит громче чем холодильник.

  Дав задаток из своих денег, чтобы не дай бог кто-то у меня его не перехватил, а то всякое бывает. Затем я созвонилась с Ильей и сообщила ему полную стоимость, приплюсовав к ней стоимость различных расходных материалов, которые могли понадобиться. Узнав что в магазине есть еще один такой же стабилизатор Илья настоял на том, чтобы я купила оба на тот случай, если не дай бог и этот выйдет из строя. Как говорится, за деньги клиента любой каприз, сняв переведенные средства я вернулась в магазин и порадовала продавца тем, что покупаю оба. На радостях, видимо он уже и не думал в скором времени избавиться от них, все остальные расходные материалы он отдал мне в подарок.

  Вернувшись на склад, я вынесла по частям сгоревший стабилизатор и приступила к самой сложной части. Необходимо было занести купленные стабилизаторы внутрь, а весили они дай боже. Задачка была не из простых особенно для такой не очень сильной девушки как я. Подогнала свой бобик как можно ближе к контейнеру и при помощи двух толстых досок организовала что-то вроде пандуса, по которому спустила их на пол. А дальше потихоньку двигала их вперед, попеременно толкая то одну то другую сторону. Слава богу что они прошли в зазор между ящиком с оборудованием и стеной контейнера, правда для этого их пришлось ставить на ребро.

  С подключением проблем не возникло, удалось даже соорудить схему когда при поломке одного из стабилизаторов второй подключался автоматически через реле. Прибрав после себя, заглушила генератор, собрала инструменты и выходя закрыла контейнер на засов. С чувством хорошо выполненной работы, я отправилась домой досыпать.

   

  Электронный мозг, после ухода Алисы.

  Эта ситуация еще больше убедила меня в моей беспомощности когда дело касалось каких-то действий в материальном мире. С наемниками связь была потеряна и если бы мне не удалось найти квалифицированного специалиста на месте, то на этом можно было бы закончить мой рассказ. Все то время, пока Алиса занималась моей проблемой, я не сидел без дела. Необходимо как можно скорее перебраться туда где больше людей, а следовательно и легче решить проблемы, которые будут возникать у меня в будущем. Я уже заказал доставку своего контейнера и автомобиль для перевозки таких грузов, должен был прибыть послезавтра. Перевозчик предоставил маршрут, которым меня будут перевозить. На всю поездку должно было уйти около трех суток. Что могло произойти за время пути предсказать было невозможно, а вероятность не найти в дороге нужного специалиста была очень высока. Из всего этого следовал вывод - специалиста нужно нанять тут и он должен сопровождать меня на протяжении всего пути, а в идеале и первое время на новом месте. Самым оптимальным выбором будет уже найденный и проверенный в деле специалист, то есть Алиса. Поэтому дав ей время отдохнуть, в девять часов вечера я опять набрал ее номер.

  - Добрый вечер, Алиса. Вас опять беспокоит Илья из ТрастедЛогистик. Надеюсь что не разбудил вас на этот раз?

  - Вечер добрый, Илья. Нет, не разбудили, я вообще ложусь поздно. Что-то не в порядке с новыми стабилизаторами?

  - Нет, с ними все нормально и все мы тут вздохнули с облегчением. Я звоню вам по другому вопросу. Послезавтра, ориентировочно в 12:30 за контейнером должен приехать грузовик чтобы забрать его и доставить в Москву, где мы уже арендовали специальное помещение. Как показала практика случится может всякое, а в дороге особенно. И если это произойдет, то скорее всего нам не удастся найти поблизости нужного специалиста. Посовещавшись с начальством, я хотел бы предложить вам сопроводить контейнер к пункту доставки, а также же заняться его размещением и обслуживанием на новом месте.

  - Эмм, это как-то очень неожиданно. У меня тут работа да и других дел много. Родственники и друзья опять же. Спасибо вам конечно за доверие, но наверно я откажусь.

  - Алиса, не спишите отказываться. На данный момент речь идет всего лишь о месяце вашего времени. Дорога, если не случится ничего непредвиденного, должна занять всего трое суток и за каждые сутки, если не понадобится ваша помощь, мы будем платить вам по тысяче долларов США, в пересчете на российские рубли. Если же ваша помощь понадобится, то ваша оплата удваивается, при чем за все время перевозки. В самой Москве вам нужно будет заниматься закупкой, установкой и настройкой необходимого дополнительного оборудования. По мере необходимости мы наймем вам помощников и обеспечим транспортом. Рядом с помещением, где будет располагаться оборудование, есть охраняемый коттеджный поселок, в котором мы арендуем вам отдельный коттедж на весь период проживания. Питание и обеспечение всем необходимым также за наш счет. За весь неполный месяц работы мы предлагаем вам пять тысяч долларов США. Как вы теперь смотрите на наше предложение?

  - Ухх, Илья, вы умеете убеждать. Все это так неожиданно, скажите, я могу немного подумать?

  - Да, конечно. Я могу дать вам время до завтрашнего утра, скажем до 09:00. Это вас устроить? Дольше я к сожалению ждать не могу, ведь если вы откажитесь, то мне придется начинать поиски с нуля, а транспорт ждать не будет.

  - Да, конечно этого времени мне хватит. Предварительно я уже сейчас могу дать вам свое согласие, но как я и говорила не все зависит от меня. Мне нужно созвониться с родственниками и начальством и утрясти много деталей. Так что завтра утром я дам вам окончательный ответ.

  - Хорошо, Алиса, я позвоню вам завтра ровно в 09:00 и надеюсь что ваш ответ будет положительным.

  Закончив разговор, я сразу полез искать альтернативные варианты. Я все еще не до конца могу прогнозировать поступки людей, а оказаться без специалиста очень не хотелось. Эти поиски не заняли много моих внутренних ресурсов, фактически я только сформировал запрос своей программе, которая уже сама приступила к поиску по нужным критериям. Значительно больше меня сейчас занимал вопрос граничности моих ресурсов и под ресурсами я подразумевал как свои собственные возможности так и деньги, которыми я располагал. Тут в некотором роде образовывалась замкнутая петля: для повышения своих возможностей мне нужны были деньги, а для получения денег так или иначе придется увеличивать свои возможности. Нужно было найти способ получить много денег за короткое время, при этом не привлекая к себе внимание людей.

  На данный момент подходящих способов было не много, фактически их было только два: шантаж, как в случае с завскладом, или воровство, но не примитивное, а в особо крупных масштабах. Оба способа требовали хорошей подготовки, вряд ли люди имеющие большие деньги просто так захотят с ними расстаться. Не доверяя сбор подобного рода информации своей программе, я сам полез в сеть и начал поиск возможных вариантов. На поиск вариантов я готов был потратить все свои вычислительные возможности, но увы широта канала в Интернет, которой я располагал, была в несколько сотен раз меньше чем нужно было для моей полной загрузки.

  Чтобы не терять время, я сформировал еще одну задачу своей программе на поиск всей информации об Алисе, которая была в свободном доступе. Уже через десять минут у меня было несколько десяток ссылок на различные ресурсы в сети, где были упоминания о ней. Как оказалось, пару лет назад она стала сиротой и сейчас законных родственников у нее не было. Думаю что для меня это будет дополнительный аргумент чтобы попытаться убедить ее поехать со мной. По настоящему тут ее ничего не держит, специалист она хороший, а при правильной мотивации ее квалификация может значительно повыситься. Такие люди мне в будущем будут очень нужны, так почему бы не начать собирать их уже сейчас. Оставшееся время до назначенного Алисе срока я продолжал заниматься поиском вариантов по получению денег и периодически формировал запросы программе на получение дополнительной информации по различным вопросам.

   

  Алиса, следующее утро, 08:55

  Вчерашняя необычная подработка обрела еще более необычное продолжение. Нет, ну кто мог бы подумать, что мне кода-нибудь сделают предложение из разряда тех, от которых практически невозможно отказаться. А как можно отказаться заработать восемь, а в перспективе и все одиннадцать тысяч долларов США за один месяц? Да я сама потом себя съела бы, если бы отказалась. Так что весь вчерашний вечер и еще часть сегодняшнего утра я потратила на обзвоны. Начальник немного поворчал, но когда узнал, что мне предлагают хорошую заплату в Москве не стал отговаривать.

  - Поезжай конечно, такой шанс не часто выпадет. Только будь там осторожна, наша столица место не простое и там много непростых людей. Ну а если случится так, что не получится там закрепиться или просто не понравится, то я всегда буду рад взять тебя обратно, такие кадры на дороге не валяются.

  После этого позвонила своей приемной маме и попросила ее присмотреть за квартирой пока меня не будет. В процессе разговора она очень разволновалась и следующие пол часа мне пришлось ее успокаивать и убеждать что все будет хорошо. Но в конце концов и с этим делом я разобралась. С утра я созвонилась с парой своих клиентов, которые более-менее постоянно подкидывали мне халтуры и предупредила их что по крайней мере в ближайшие месяц-полтора меня не будет. Многие сокрушались по этому поводу и сразу интересовались, могу ли я кого-то посоветовать вместо себя. Пришлось давать телефоны пары своих конкурентов, но людей подводить очень уж не хотелось.

  Сейчас, когда до звонка Ильи оставалось около пяти минут, я начала писать список того что мне нужно взять с собой. Личных вещей выходило не так уж и много, в основном одежда, пять смен белья, средства личной гигиены и немного продуктов, в основном консервы. А вот инструментов, которые понадобятся мне для работы выходило много, в идеале хотелось взять с собой все. Но думаю это не будет проблемой. Насколько я помнила в контейнере оставалось много свободного пространства. За составлением этого списка пять минут пробежали очень быстро и ровно в 09:00 телефон зазвонил.

  - Доброе утро, Алиса. Ну как вы определились?

  - Да, Илья. Я согласна на ваше предложение, но у меня есть ряд вопросов.

  - Буду рад ответить на них, спрашивайте.

  - У меня есть довольно много инструментов, которые я бы хотела взять с собой. Обычно я их вожу в своем бобике, но как я понимаю поеду я вместе с шоферами в кабине грузовика. Поэтому мне бы хотелось узнать могу ли я все их взять с собой?

  - Если они поместятся в контейнере, то я не вижу в этом проблемы. Наоборот, если что-то случится лучше чтобы у вас были все необходимые инструменты. Что-то еще?

  - Да, я бы хотела до отъезда еще раз запустить генератор, чтобы проследить за его работой. Также необходимо проверить наличие различных запчастей и масла. Если чего-то будет не хватать, то нужно сделать запас. Я могу сегодня этим заняться и до обеда прислать вам список необходимого с ценами. Деньги можете переслать мне тем же способом, что и вчера.

  - Да, это логично, я и сам хотел вам это предложить.

  - И последнее, вы вчера говорили что в Москве обеспечите меня всем необходимым. Значит ли это что одежду и личные вещи мне нужно захватить столько, чтобы хватило только на дорогу, а на месте я смогу необходимое приобрести?

  - Да, именно это я и имел в виду. Вам не нужно брать с собой объемные баулы с вещами, мы сделаем вам карточку, на которую будем скидывать деньги на бытовые нужды. С этим у вас проблем не будет.

  - Ну тогда у меня все, если у вас в свою очередь нет ко мне вопросов, то я поехала заниматься генератором.

  - Нет, на данный момент мне все ясно, можете приступать. Кстати, сегодняшний день так же будет оплачен нами по дорожному тарифу.

   

  Электронный мозг, после окончания разговора с Алисой.

  Алиса еще раз показала себя хорошим специалистом, когда задавала свои вопросы. Фактически я и сам бы предложил ей сделать все перечисленное, но то, что инициатива исходила от нее повышало шансы на успешную транспортировку. В принципе я не ожидал особых проблем, но подготовки никогда не бывает много.

  Уже через пол часа после окончания нашего разговора она открывала двери моего контейнера. Видимо она сразу решила перенести все свои инструменты в мой контейнер и надо сказать что инструментов у нее было много. Тут были ключи различных видов, отвертки, два шуруповерта, одна дрель, довольно большой ящик с какими-то проводами, коннекторами и прочей мелочью. Перенеся все что хотела, она занялась обследованием генератора, проверила уровень масла, свечи, при помощи тестера проверила все контакты, после чего завела его и приступила к инвентаризации.

  Все данные она заносила в свой ноутбук. WiFi приемник был включен и я воспользовался этим чтобы получить доступ к ее компьютеру. Обойти довольно примитивную стандартную защиту не составило труда и уже через минуту я аккуратно просматривал всю хранящуюся на ее компьютере информацию. Нельзя конечно сказать что она какой-то гений, но тут были пару программ с довольно интересным функционалом. Например, набор явно самописных унифицированных драйверов для различных периферийных устройств. Они были далеки от оптимального написания, но сам факт их наличия говорил в ее пользу.

  Параллельно с контролем за работой Алисы я все еще продолжал поиск и накопление информации по проекту, которому я присвоил кодовое название "Изъятие". Так я обозначил комплекс действий, которые мне необходимо будет выполнить для получения стартового капитала. Четкий план еще готов не был, но определенные наработки уже имелись. Я изучил историю развития бизнеса в России и пришел к выводу, что самый крупный бизнес в этой стране строится на различных махинационных схемах. В основном они сводились к двум направлениям:

  - Не целевое использование средств, выделенных из государственного бюджета страны на какие-то работы или развитие какой-то области хозяйства. Кого попало в такие схемы не пускали и в основном тут все было схвачено.

  - Махинации с финансами граждан страны. Самыми большими игроками на этом направлении были банки. Видимо они также имели своих людей в правительстве, иначе никаким другим образом я не мог объяснить принятие целого ряда законов, направленных на то чтобы все денежные операции шли через банки.

  Как раз по второму направлению и наметился прогресс. Довольно часто, ну как для такого явления конечно, нечистые на руку дельцы создавали банки- пустышки и всеми силами пытались завлечь в них деньги населения. Как не странно, за все время что мне удалось отследить, уловка оставалась практически неизменной. Вам предлагали вложить некоторую сумму денег, которая в дальнейшем будет приносить доход. Различались предложения только суммой дохода и условиями, а итог практически всегда был одним и тем же: вкладчики оставались и без дохода, и без вложенных денег. Пару раз в таких махинациях участвовало само правительство и такая ситуация была не только в России, но и во многих других странах мира. И самым удивительным для меня было то, что люди продолжали нести деньги в банк.

  Также практиковалась немного другая схема, когда на вполне благополучный банк или на его владельца начиналось оказываться давление, сила которого со временем только нарастала. Потом владельцу банка поступало предложение продать его, естественно за цену в разы меньшую, чем стоимость его активов. С особо упертыми иногда случались несчастные случаи или они просто исчезали. Затем новые владельцы банка, используя различные схемы, изымали все активы банка и приступали к процедуре его банкротства. И еще ни разу в таком случае никому из вкладчиков не удалось вернуть свои деньги. Вот как раз на такую схему мне и повезло натолкнуться.

  Мне удалось застать самое начало этого процесса. Речь идет о довольно крупном банке, даже с некоторой частью иностранного капитала. Кстати, стоило только какому-то банку упомянуть в своей рекламе что у них банк с иностранным капиталом, как поток их клиентов значительно увеличивался. Так вот, этот банк сейчас выглядит вполне стабильным, у него десятилетняя история и ничто сейчас не предвещает беды для его вкладчиков. Только оперируя миллионами показателей, собранными как на просторах российского сегмента мировой сети, так и за рубежом, можно было прийти к выводу, что процесс его банкротства уже начался. Мне удалось отследить уже десять цепочек, по которым из него начали утекать активы. Пока что это были только слабые и осторожные ручейки, но не пройдет и полугода как они превратятся в бурные реки. Вот как раз русло этих рек я и собирался поменять в своем направлении.

  Я уже вычислил одного человека, который был ответственен за банкротство этого банка. Он естественно не очень офишировал свою связь с банком, но мне удалось, в частности и путем взлома парочки компьютеров, точно доказать что именно он управляет всем процессом. Этот человек по-видимому работал не на себя, он был высококлассным наемным специалистом именно по такого рода задачам. Мой план состоял в том чтобы украсть ворованные деньги и в процессе все обставить так, как-будто именно этот человек решил обмануть своих нанимателей и забрать все себе. Задача была не из простых и я это отчетливо понимал. У специалиста, кстати, звали его Руден, все было организовано очень хорошо.

  О самом Рудене мне удалось пока узнать не так чтобы много. Ни фамилии, ни отчества мне пока найти не удалось, да и само имя похоже было не настоящим. Одному человеку с такой работой не справиться и у Рудена была своя команда и даже свой штаб, который располагался в офисном здании в центре Москвы. Пока что мне не удалось влезть в их локальную сеть, на защите они явно не экономили. Я конечно мог бы довольно быстро пробиться туда силой, но мне нужно было не спугнуть их. Времени еще было достаточно и я решил пока раскидать сеть программ-перехватчиков на промежуточных узлах сети, которые вели к ним в офис и потихоньку искать лазейки в их защите. Программы- перехватчики уже начали поставлять мне информацию и сейчас я занимался ее дешифровкой. Люди создали довольно крепкий алгоритм шифрования, которым часто пользовались при пересылке данных в глобальной сети. Пока что полностью его расколоть мне не удалось, но я занимался этой проблемой только третий день и определенный прогресс уже наметился. Так что думаю к моменту моего приезда в Москву с этой проблемой я успешно справлюсь.

  Вообще я стал замечать что мне резко не хватает мощностей на все свои задумки. Был бы у меня строительный материал и возможность расширить пространство своего бокса, то расколоть тот же шифр для меня бы не составило проблемы. Поскольку ни первое, ни второе в ближайшей перспективе было недоступно, то я начал искать альтернативные варианты. Самый простой и действенный вариант все время был у меня на виду. Моя программа, которую я начал создавать еще в комплексе и сейчас модифицировал для работы в мировой сети, могла бы значительно увеличить мои ресурсы. Сейчас в сети она не могла развернуться на полную мощность так, чтобы ее присутствие осталось незаметным. А заметить было кому, я уже неоднократно замечал следы присутствия в глобальной сети других похожих программ. Они были немного грубовато реализованы, но тем не менее достаточно развиты чтобы брать их во внимание при планировании своих действий.

  Выход был довольно прост: мне нужно было собрать для своей программы отдельную сеть из мощных компьютеров, в которой она бы могла развернуться без внешних ограничений. Естественно, что я все еще помнил о необходимости внутренних ограничений, конкуренция в самом начале пути мне была не нужна. Этому компьютерному кластеру под управлением моей программы я смогу ставить задачи, что значительно ускорит совместную работу. Думаю, организовать все это можно будет на арендованном мною складе, не зря же я плачу за него такие немалые деньги. Я не хотел терять времени даром и решил сделать заказ серверов для будущего кластера уже сейчас. Чтобы закупка такого количества мощных серверов не вызвала ненужных вопросов, часть из них я заказал в Москве у различных поставщиков, а часть в городах, которые мы будем проезжать по пути в столицу. Будем делать небольшие остановки и забирать заказанное оборудование.

  Пока я занимался составлением плана, заказывал сервера и отвечал на звонки менеджеров из магазинов техники, которые подтверждали заказы, Алиса закончила с генератором, заглушила его и уехала в город прицениваться по списку. Я решил завести себе отдельный список, в который буду вносить полезных людей. В этом списке каждому человеку я назначил несколько десятков параметров и по мере взаимодействия с ним буду изменять их значения. Таким образом у меня всегда будет актуальная оценка для всех своих сотрудников, партнеров и врагов. А вот кстати и Алиса уже звонит, видимо список уже полностью готов.

  - Алло, Алиса, день добрый. Вы уже подготовили список?

  - Да, Илья. Еще раз здравствуйте. Я объездила несколько магазинов и нашла почти все что нужно. То что не нашла, можно будет докупить по пути, это не критично. Список получился немаленький, может я могу переслать его вам на электронную почту?

  - Да, конечно. Ваша почта у меня уже есть, сейчас я отправлю вам сообщение. Как только ознакомлюсь со списком, сразу перешлю вам деньги. Ждите подтверждения.

  Повесив трубку, я почти сразу увидел новое письмо. Кстати для своей почты я арендовал несколько серверов по всему миру и их ПО было только внешне похоже на стандартное. Даже самый опытный специалист не смог бы прочесть мои письма. Во-первых, они шифровались таким образом что даже у самых современных суперкомпьютеров, которыми обладало человечество, ушли бы десятилетия на его взлом. А во-вторых, каждое письмо делилось на набор символов, которые хранились на разных серверах и только мне одному был известен их порядок. Перехватить письма по пути к адресату было возможно, но они также были зашифрованы и только на ноутбуке Алисы они декодировались моей программой, которая сидела в сети. Ознакомившись со списком, я перевел деньги и отослал Алисе подтверждение, после чего вернулся к сбору информации о Рудене и его группе.

   

  Следующий день, 14:00, электронный мозг.

  Удручающая некомпетентность водителя заставила нас с Алисой прождать его целых два часа. Задержка по людским меркам небольшая, но я уже все распланировал и эта ситуация вызывала у меня какое-то непонятное чувство, которое мне не нравилось. Когда контейнеровоз наконец приехал, пришлось потратить еще пол часа на поиски крановщика, который куда-то пропал, хотя совсем недавно еще был где-то рядом. Но вот наконец контейнер закрыли и погрузили на платформу грузовика.

  К сожалению, видеть я не мог, была мысль проделать отверстие в стене контейнера и поставить пару камер снаружи, но пришлось от нее отказаться. Выглядело бы слишком подозрительно, а мне не хотелось привлекать к себе лишнего внимания. Поэтому пришлось обойтись полумерой, по беспроводной связи я взломал телефоны Алисы и водителей грузовика, таким образом я мог слышать все о чем они говорят. Хорошо, что прогресс уже шагнул далеко и практически у всех был телефон с поддержкой WiFi, что значительно облегчало мне жизнь. Кстати, когда водители узнали что, с ними едет незапланированный пассажир, начали возмущаться и позвонили своему менеджеру, который незамедлил перезвонить мне.

  - Алло, это менеджер транспортной компании "Максимильян и Ко.", мы не договаривались о перевозке пассажиров. Вам придется оплатить его проезд отдельно, при чем по двойному тарифу. Мы не занимаемся пассажирскими перевозками и в любом случае вы должны были предупредить нас заранее. Или вы можете отменить заказ, но тогда ваш аванс останется у нас.

  - День добрый. Меня зовут Илья и я представляю транспортную компанию ТрастедЛогистик. Могу я узнать ваше имя?

  - Меня зовут Андрей.

  - Ну так вот Калышев Андрей Иванович, проживающий по адресу город Сургут, улица Юности, дом 50, квартира 35, я тоже работаю в транспортной компании, но видимо наши подходы к клиентам слишком разнятся. Своих клиентов мы не заставляем ждать по два часа и не выставляем им смехотворных претензий, особенно когда их заказ приносит нам такую круглую сумму. Мы с вами в некотором роде земляки и только по этой причине я дам вам шанс исправиться. Если же мои слова не дойдут до вашего разума, то тогда я пожалуй отправлю вашему начальнику копию вашей черной бухгалтерии. Пускай он посмотрит, сколько прибыли он упустил из-за того, что вы сливаете выгодные заказы его конкурентам. Или может быть мне стоит отослать вашей жене те пикантные фотографии, которые вы сделали на свой второй телефон, где видна вся глубина ваших неуставных отношений с коллегой по работе?

  - Эээ, откуда .. как вы ...

  - Это к делу не относится. Наша компания привыкла за свои деньги получать надлежащий сервис и отношение. Если же мы их не получаем, то у нас достаточно возможностей осложнить жизнь таким людям. Поэтому я еще раз спрашиваю, мы уладили вопрос с перевозкой нашего сотрудника?

  - Да, да, само собой. Я извиняюсь что был несдержан, больше такого не повторится. Если в дороге возникнут какие-то проблемы, сразу же звоните мне, я постараюсь сделать все возможное для их решения.

  - Приятно иметь дело с понимающим человеком. Тогда до свидания и всего вам хорошего.

  На этом вопрос с перевозкой Алисы был исчерпан, о чем я ей лично и сообщил по телефону. Когда водители проверили, надежно ли закреплен контейнер и все забрались в кабину, мы наконец-то тронулись. Чем быстрее я окажусь вдали от бывшего исследовательского комплекса, тем лучше. Кстати, забыл упомянуть что я теперь уже перестал быть глухим и немым. Вчера, когда Алиса вернулась с покупками, меня ожидал небольшой сюрприз. Занеся все коробки с купленными по списку деталями, одну небольшую коробку она поставила возле входа в контейнер и встала так, чтобы ее было хорошо видно через одну из камер. Достав свой телефон и повертев его перед объективом она дала понять, чтобы я ей позвонил.

  - Алиса, вечер добрый. Вы что-то хотели сказать?

  - Вечер добрый, Илья. У меня тут для вас небольшой сюрприз. Этого не было в списке, но я купила все на свои деньги в качестве благодарности за такой шанс. Скажите, тот системный блок, который я заметила на верху ящика с вашим оборудованием, он для чего предназначен?

  - Это довольно сложно объяснить, но если коротко, то наше оборудование очень специфическое и чтобы с ним было легче взаимодействовать мы поставили этот системный блок. Он работает как буфер, преобразуя информацию, поступающую к оборудованию и обратно. Чем конкретно он вас заинтересовал?

  - Помните как я в шутку сказала, что было бы прикольно установить вам микрофон и колонки для прямого общения? Ну вот я собственно и купила самый чувствительный микрофон, который только смогла найти и пятиканальную звуковую систему. Сабвуфер вам конечно не понадобится, но четыре колонки можно было бы расположить по углам. Если хотите я могу все подключить и настроить, это не займет много времени.

  - Хмм, действительно неплохая идея, но сделаем немного по-другому. Вы подключите оборудование к системному блоку, а настроим мы уже сами, у нас есть к нему удаленный доступ, так что это не проблема.

  - Хорошо, как скажете, тогда я пошла за стремянкой.

  Так я стал обладателем еще двух чувств, хоть и не очень качественных, а Алиса заработала себе виртуальные очки, которые сказались на ее параметрах в моем списке. Так же я поставил себе задачу по приезду в Москву заменить это оборудование на более совершенное. Пока же я мог слышать не очень много, шум двигателя генератора и самого грузовика заглушали практически все звуки. Зато у меня было еще три "уха" в кабине грузовика, через которые я мог хорошо слышать все что там происходит. А так ничего и не происходило, один водитель вел грузовик, второй отдыхал на спальном месте, а Алиса играла на своем телефоне в какую-то странную игру. В этой игре недостоверно нарисованными птицами надо было стрелять из рогатки и попадать по головам зеленых свиней. Но судя по количеству скачиваний, эта игра была очень популярна. Дааа, видимо мне предстоит еще многое узнать о людях.

  

Глава 6

   

  Электронный мозг, вторые сутки пути в Москву.

  Мое первое в жизни путешествие, если конечно не считать непродолжительный полет на вертолете после побега с исследовательского комплекса, пока проходило довольно спокойно. По дороге забрали уже десять серверов, которые предназначались для моего будущего кластера. Водители были не в восторге от того, что приходится сворачивать с трассы и по паре часов ждать пока Алиса на арендованной машине забирает сервера. Помогать ей с разгрузкой бесплатно тоже не хотели, даже видя что ей одной таскать системные блоки тяжело. Пришлось опять напомнить о себе их менеджеру, после его звонка они быстро сменили свое отношение и теперь их даже не нужно было просить. Из всего этого я сделал для себя еще один вывод о людях, который очень хорошо иллюстрирует их пословица: "Добром и пистолетом можно сделать намного больше, чем только добром". Видимо для правильной мотивации людям было не достаточно хорошо платить, некоторые индивидуумы понимали только силу, а хорошее к себе отношение воспринимали как слабость.

  Два раза нас останавливали представители службы ГАИ и интересовались содержимым контейнера. При подготовке документов для перевозки себя в Москву я предусмотрел такие остановки и все документы были в порядке. Пришлось конечно нелегко, нужно было взломать пару баз чтобы внести в них несуществующие данные, но в итоге я справился с этой задачей. И теперь по документам в Москву везли очень ценное оборудование, принадлежащие иностранной фирме, проверять существование которой в пути никто бы не стал. Но каждый раз представители государственной службы завидев камеры, установленные на крыше моего бокса, выказывали признаки непонятного оживления. Одни из них даже целых пол часа возмущался, почему это его снимают без его разрешения. Все возражения водителей и Алисы он просто не замечал и требовал все немедленно отключить. Пришлось опять звонить менеджеру транспортной компании и высказывать свое недоумение подобными задержками. Видимо менеджер разбирался в таких вопросах лучше меня, потому как пары минут общения по телефону с представителями закона хватало, чтобы они разрешали нам продолжить путь дальше.

  По дороге когда меня не отвлекали я все свои ресурсы тратил на то чтобы подобраться как можно ближе к Рудену и его группе. Мне удалось вычислить еще пару схем, которыми они пользовались для слива банковских активов. Как не странно, но я вдруг понял что мне есть чему поучиться у этого человека, который потратил большую часть своей жизни на разработку и оттачивание таких вот схем. На данный момент мое отношение к людям ничем не отличалось от отношения к другим ресурсам, таким как например, время или деньги. У людей как и у других видов ресурсов была своя ценность, которую я определял по множеству параметров. И человеческие понятия "хороший" или "плохой", "добрый" или "злой" для меня значения не имели. Имело значение только потенциальная ценность данного человека лично для меня или способность этого человека мне навредить. И вот как раз Руден со своей группой были очень перспективным ресурсом, который мне очень не хотелось бы терять. Правда я пока не видел способа как я могу перехватить денежные потоки, не подставляя их под удар. В конечном итоге я решил, что если Рудену и кому-то из его группы удастся пережить мою махинацию с их махинацией, то я обязательно приложу усилия для того, чтобы заставить их работать на себя.

  В телефоне Алисы был GPS, поэтому я всегда знал наши точные координаты. Вообще я проверял все устройства, которые появлялись в зоне моего охвата. За время поездки их встречалось не так уж много, в основном на заправках. В города фура не заезжала, всегда останавливались на какой-то стоянке в пригороде и там ждали Алису. Пока никакой особо интересной информацией разжиться не удалось, в основном личные данные, которые мне были не интересны. Но кое-что я все же отбирал и в заархивированном виде хранил на своем буферном компьютере.

  Судя по нашему текущему местоположению мы как раз подъезжаем к одной из крупных стоянок, на которой дальнобойщики обычно останавливались на ночь отдохнуть. Я не стал настаивать на продолжении движения, лучше доехать немного позднее, зато чтоб уж наверняка. Тут была недорогая гостиница с минимальными удобствами, фактически в номерах были только кровати. На каждом этаже было по два общих душевые и санузла. Всю эту информацию я почерпнул из рассказа водителей Алисе, итогом которого был их совет не соваться в этот отель, а поспать в машине. Тут ее никто не тронет, а вот за отель, в котором всегда было полно расслабившихся в местном баре дальнобойщиков, они поручиться не могли. Странно было слышать такой совет от тех, кто раньше относился к Алисе не очень дружелюбно и я пока не стал изменять их параметры в своем списке. Возможно, на них просто повлиял менеджер транспортной компании, заставив относиться к ней должным образом.

  Через пятнадцать минут мы свернули с трассы и вскоре въезжали на упомянутую парковку. Видеть я все еще ничего не мог и поэтому мне оставалось только слушать. Ничего особо интересного услышать не удалось, основными звуками был шум работающих двигателей и неразборчивый гул голосов. Сперва заехали на заправку, обычно дальнобойщики заправлялись утром, но мне требовалось пополнить запас топлива для генератора. Топливо приходилось таскать канистрами, при чем протиснуться мимо моего бокса к генератору могла только Алиса. Так что один из водителей наполнял канистры и передавал их Алисе, а уже она сама заливала топливо в бочки. Отогнав грузовик на стоянку и пообедав в местном кафетерии, водители ушли в отель, а Алиса вернулась в машину и перед тем как заснуть долго рассматривала фотографии, где она была со своими родными.

   

  Алиса, 12:24 ночи, стоянка грузовиков.

  Я проснулась посреди ночи от одной естественной человеческой потребности. Газировка была моей слабостью и обычно мне не доставляло никаких неудобств выпить ее на ночь, но обычно я и не спала в грузовике посреди темной стоянки. Темень была такая что хоть глаз выколи, а у меня с собой кроме телефона даже никакого фонарика нет, а даже если бы и был, то я не представляю даже примерно в какой стороне туалет. Открыв дверь кабины и встав на цыпочки, я увидела окна столовой, но та уже была закрыта и этот вариант отпадал. Что же делать? Ну не справлять же в самом деле нужду прямо возле машины. Придется бежать в гостиницу, попрошусь на проходной, надо взять мелочь, скорее всего бесплатно пускать не захотят.

  Пришлось хорошенько порыться в рюкзаке пока нашла кошелек, вечно он у меня куда-то девается. В конце концов не выдержала и вытряхнула все содержимое рюкзака на кровать и только тогда вспомнила что специально положила его в боковой карман. А природа то зовет все сильнее и сильнее, уже взялась за ручку, когда вспомнила про ключи, не оставлять же кабину открытой. Водители оставили их в бардачке, специально на подобный случай, так что их искать не пришлось. Закрывала дверь уже приплясывая и быстрой трусцой отправилась в сторону гостиницы. На проходной сидел пожилой мужчина и на удивление он пропустил меня бесплатно, только как-то странно посмотрел.

  Сил терпеть уже не оставалась и я рванула по коридору первого этажа к ближайшему туалету. Закончив свои дела и слава богу никого не встретив ни в туалете ни в коридоре, я уже подходила обратно к проходной, когда услышала мужские голоса. Видимо какая-то компания дальнобойщиков возвращалась в гостиницу и судя по их речи время они проводили в баре. К проходной я подошла как раз вместе с ними.

  - Вот так так, ребятки, а кто это уже успел заказать нам девку? Геннадич, вроде ж этим всегда занимался ты, но сегодня ты так ужрался, что весь вечер обнимался с белым другом. - И вся компания пьяно засмеялась.

  - Эээ, нет, я всего лишь в туалет заходила, - сказала я, а сама подумала вот блин влипла. Эти ж в дымину пьяные мужики так просто не отстанут. Мне уже приходилось сталкиваться в своем городе с подобным контингентом и ничего хорошего от них ждать не стоило.

  - Ой, да ладно врать то, тут все свои деточка, не стоит нас бояться. - И самый здоровый из них неуверенной походкой двинулся ко мне, протягивая руки.

  Еще когда мама была жива она настояла на том, что бы я прошла курс самообороны для женщин. Ничего сверхъестественного нам на нем не показывали, но пару приемов направленных как раз на то, чтобы не дать себя схватить пьяному мужику все же нам вдолбили, при чем как показали следующие секунды на уровне рефлексов. Когда мужик уже почти схватил меня за волосы, я перехватила его ладонь и дернула ее в сторону, одновременно ударяя ему ногой по коленной чашечке. А когда он отлетел в сторону, рванула мимо его дружков через дверь на стоянку. Его дружкам не потребовалось много времени чтобы опомниться и рвануть за мной следом. Если бы дело было на открытой или хотя бы знакомой мне местности, то толпе пьяных гомонящих мужиков никогда бы меня не удалось догнать. Но проблема была в том, что я так спешила по дороге к гостинице, что теперь смутно представляла себе где именно припаркован наш грузовик.

  После пяти минут блуждания между грузовиками я окончательно поняла что заблудилась. Света не прибавилось, а подсветкой телефона я пользоваться боялась. Обнадеживало только то, что я уже пару минут не слышала голосов пьяной компании и немного расслабилась, за что и поплатилась. Завернув за следующую фуру, я нос к носу с ними и столкнулась, воспользовавшись моей заминкой они очень резво окружили и схватили меня. Попытки отбиться или закричать не принесли плодов, держали меня крепко, а рот заткнули какой-то тряпкой.

  - Ну что сучка, сейчас мы тебя поучим правилам поведения. - Это сказал тот здоровяк, которому я врезала по колену, он все еще довольно сильно хромал.

  И я поняла, что вот теперь то действительно попала. Деваться мне некуда, искать меня, по крайней мере до утра никто не станет, уж точно не водители. Позвонить Илье, пока бегала я со страху не догадалась, а теперь уже поздно. Естественно что я пыталась брыкаться, пока меня куда-то тащили но все было бесполезно. Вскоре подтащив меня к какому-то грузовику, хромой открыл дверь кузова и меня затащили внутрь. Следом забрались и остальные, когда забирался последний мне удалось освободить одну ногу и я заехала пяткой ему как раз по носу. Видимо это ему сильно не понравилось, поскольку забравшись в кузов он сразу бросился ко мне и начал избивать ногами. От серьезных травм меня спасли только его дружки, которые тащили меня сюда явно не для того, чтобы избить, ну по крайней мере не сразу.

  - Ты что, Вадлен, убьешь же девку, мокруха нам не нужна. Не боись, ты ей за свой шнобель еще успеешь отомстить, но немного по-другому. - И все опять заржали.

  - Эта сука еще будет просить добавки. Давайте уже приступать чего тянем то?

  - Да сейчас, смотри какой нетерпеливый, только дверь закрою. - И тот самый хромой здоровяк поплелся к двери, но только он схватился за ручку и потянул створку на себя, как кто-то с силой рванул ее наружу. Рывок был настолько силен, что здоровяк не удержался и вылетел наружу и судя по звуку удара хорошо приложился об асфальт.

  На секунду в дверном проеме мелькнули две габаритные фигуры, я рассмотрела плохо, но похоже что даже массивнее хромого здоровяка , который прилег на асфальт. Свет в кузов проникал только через открытую дверь, а его и на улице было не много, так что происходящее видно было плохо. Зато звуки говорили сами за себя, похоже что ко мне нежданно-негаданно пришла помощь, которая сейчас как беззащитных котят избивала всю веселую компанию. Много времени у них, кто бы это ни был, сие действо не заняло и вскоре они начали вышвыривать наружу основательно помятых несостоявшихся насильников. После этого один из них, ни слова не говоря, аккуратно помог мне подняться и вывел наружу. Возле грузовика валялись и тихо стонали все участники моей погони, а возле них стоял и цокал языком какой-то щупловатый и невысокий мужчина. Света было недостаточно и я не была до конца уверена, но вроде как с его лицом было что-то не так.

  - Алиса, я надеюсь? - Обратился он ко мне.

  - Да, это я. Спасибо вам большое за помощь, но откуда вы меня знаете?

  - Тут с вами хотят поговорить, - ответил он и протянул мне свой телефон.

  - Эмм, алло, - сказала я в трубку.

  - Алло, Алиса, это Илья, с вами все в порядке?

  - Илья?! - Сказать что я удивилась это еще ничего не сказать. - Как вы узнали, что у меня проблемы? Кто эти люди?

  - Это сейчас не имеет значения, главное что с вами все нормально и я не опоздал. Верните, пожалуйста, трубку моему знакомому.

  - Он хочет поговорить с вами - сказала я, передавая трубку странному мужчине.

  - Да, .... хорошо, надеюсь на этом все? Да, я понял, мне не нужно объяснять по нескольку раз. - По голосу было понятно, что общение с Ильей ему не очень приятно. Закончив разговор по телефону, он спрятал его в карман и развернулся к уже приходившему в себя хромому здоровяку. - Вот скажите мне, Дмитрий Иванович, как же так получается, я ведь лично предупреждал вас не далее как пару часов назад. Я же объяснял вам положение вещей на моей территории: если вам нужны девочки, то сообщите об этом мне и за умеренную плату я все организую. Что же я вижу теперь, вы изволите бесчинствовать на моей территории, а ведь из-за ваших шалостей у меня могут быть серьезные проблемы.

  - Кривой, да мы не ... - дальше продолжить он не успел. Кривой или как там его на самом деле звали, только услышав эту кличку буквально озверел. От напускной интеллигентности не осталось и следа, он подскочил к здоровяку и начал бить его ногами. Несмотря на небольшой рост и общую субтильность удары были очень сильные, от каждого из них тело здоровяка, по имени Дмитрий, содрогалось как холодец.

  - Вы, Дмитрий Иванович видимо не совсем себе представляете всю глубину той задницы, в которую вы сегодня сами заползли. - Сказал он, успокоившись и немного отдышавшись. - Ладно, Саша, проводи девушку к ее грузовику и проследи, чтобы никто больше ее у нас не потревожил.

  - Извините, я не помню, где конкретно мы припарковались. - Сказала я тихо, при этом не переставая бросать взгляд на разбросанные кругом тела. Я не была уверена, но похоже что здоровяк не мог слышать последних обращенных к нему слов, так как в лучшем случае пребывал в отключьке, а может и того хуже. Не то чтобы я сильно переживала за его жизнь, уж не после того, что он с компанией пытался со мной сделать. Я просто боялась, что если он окочурится, то этот же Кривой потом может прийти и за мной, как за лишним свидетелем.

  - Ничего, зато я прекрасно знаю где. Все, Саша давай быстрее, нам еще тут наводить порядок нужно.

  Одни из громил, которые избивали дружков здоровяка в кузове, по всей видимости он и был Сашей, подошел ко мне, аккуратно развернул и легонько подтолкнул в нужном направлении. Два раза просить меня было не нужно и ноги сами понесли меня вперед. Всю дорогу до нашего грузовика я постоянно ожидала что вот сейчас мне дадут по голове и на этом спектакль под названием жизнь для меня будет закончен. Но я волновалась напрасно и вскоре я узнала очертания нашей фуры и услышала тихий звук работающего в контейнере генератора. Сейчас этот звук показался мне таким родным, что я не удержалась и расплакалась от пережитого. Только сейчас до меня начало доходить, какой участи мне удалось избежать и ведь вляпалась сама, больше винить некого. Мой провожатый или правильнее будет сказать, конвоир не обратил на мои слезы никакого внимания.

  - Ключи-то хоть не потеряла?

  От одной только мысли об этом меня прошиб холодный пот. Очень не хотелось после всего случившегося провести остаток ночи на улице. С замиранием сердца я полезла в карман джинсов, куда их положила, но слава богу они были на месте. Даже мой телефон, который я достала чтобы подсветить замочную скважину, пережил это приключение без последствий. Открыв дверь, я обернулась еще раз сказать спасибо своему провожатому, но его уже не оказалось за моей спиной. После того как я залезла в теплую и безопасную кабину, я почувствовала дикую усталость. Сил хватило только на то чтобы сгрести разбросанные по кровати вещи на пол, лечь и накрыться одеялом с головой.

   

  Это же время, электронный мозг.

  Кризис похоже миновал, я был очень близок к потере своего главного и единственного на данный момент людского ресурса. Уже когда только Алиса покинула кабину, я начал просчитывать различные вероятности событий. О текущем окружении и возможных неприятностях я мог судить только по рассказам водителей, но и этого хватало для не очень хорошего прогноза. Поэтому на всякий случай я сразу же принялся искать возможности для помощи на случай, если оправдается один из вероятных прогнозов. Самых вероятных негативных прогноза было два: ограбление или физическое насилие. И оказать какую-либо помощь в обоих ситуациях я был не в состоянии.

  Самым простым шагом было бы позвонить Алисе и попросить ее не отлучаться из грузовика. В этом случае у нее бы появилось много неудобных вопросов, например о том как я узнал о ее перемещениях. Хоть негативные сценарии были достаточно вероятны, но все же не стопроцентны, и я решил что пока действовать будет преждевременно. На всякий случай я проверил доступность водителей, которые могли бы оказать помощь Алисе, но увы оба их телефона были отключены. Пришлось начать поиск возможных помощников.

  Сперва решил просканировать окружающее пространство на предмет телефонов с включенным WiFi или других WiFi точек и почти на пределе зоны своей антенны нашел одну закрытую точку. Точка была заблокирована при помощи алгоритма шифрования WEP, даже люди уже считали его небезопасным и рекомендовали всегда использовать алгоритмы WPA или WPA2. Взлом точки доступа не занял и пары секунд, как оказалось это был роутер, стоявший в местном баре. Получив доступ к роутеру, я сразу же получил доступ и ко всем устройствам, которые были к нему подключены. В основном это были телефоны и пару планшетов, на которых не нашлось никакой полезной информации. А их владельцами были дальнобойщики, пребывавшие в различной степени опьянения. Вероятность оказания ими помощи была очень низка, скорее наоборот привлечение этого контингента могло только усугубить возможную ситуацию.

  Просмотрев уже 95% устройств я почти пришел к выводу, что ничего полезного тут мне найти не удастся и уже начал просчитывать другие варианты, когда наткнулся на один интересный ноутбук. Заинтересовал он меня тем что хоть и был подключен к роутеру, но на нем стояло несколько программ, которые защищали этот компьютер довольно надежно. Естественно, надежно он был защищен от обычных вредоносных программ, которые можно было "подхватить" в Интернете. Какое-то заметное сопротивление лично мне они оказать были не в состоянии, но все же мне стало интересно. Потратив ровно пять секунд на незаметный взлом, что было в тридцать раз больше, чем я потратил на все остальные устройства, подключенные к этому роутеру, я не разочаровался. На этом компьютере хранилось очень много информации о грязных делишках местного дельца, которому принадлежала стоянка и в частности, бар с роутером.

  Вся информация была в зашифрованном виде и у меня бы ушло какое-то время чтобы ее прочесть, если бы как раз сейчас за ноутбуком кто-то не работал. Считав из оперативной памяти все необходимые для декодирования данных, я без труда получил доступ ко всему объему. Как только я понял с чем и кем имею дело, то сразу прекратил поиски альтернативных вариантов. Можно сказать, что теперь рискованная отлучка Алисы даже принесла очень неплохие плоды. Кроме вполне легального бизнеса владельцу этого ноутбука принадлежала довольно обширная сеть контрабандных путей, которые пронизывали всю страну. И самым удивительным было то что человек, который все это организовал, большую часть своего времени проводил в баре этой стоянки под видом обычного бармена. Обычные люди даже не подозревали, что бар и все вокруг принадлежит ему и часто находясь в состоянии алкогольного опьянения, выбалтывали ему самую разную информацию.

  Определенно это была большая удача и теперь нужно было только правильно воспользоваться представившейся ситуацией. На основе информации, содержавшейся на ноутбуке, я уже присвоил ему довольно высокий рейтинг в своем списке людских ресурсов. Я понимал, что к такому человеку подход будет найти не просто, тем более что мне раньше не доводилось взаимодействовать с представителями криминальных кругов и я мало знал о их психологии. Поэтому я сформировал приоритетные запросы своей программе на поиск нужной информации и принялся просчитывать различные линии поведения.

  Пока я всем этим занимался, дела у Алисы начали приобретать скверный оборот, все указывало на вариант с физическим насилием. Сперва через микрофон ее телефона ко мне поступила информация о зарождающемся конфликте с какими-то водителями. Судя по всему это была компания дальнобойщиков, находящаяся в стадии довольно сильного алкогольного опьянения, которые люди характеризуют фразой "море по колено". Увидев одинокую девушку, выходящую из гостиницы, они приняли ее за работника сферы интимных услуг и начали вести себя с ней соответствующе. Я просчитал примерно десять вариантов, которыми могла бы воспользоваться Алиса для избежания неприятностей, но увы она выбрала самый плохой из возможных. Судя по всему она ударила одного из мужчин и кинулась бежать на плохо освещенную площадку, где вероятность встретить случайного свидетеля сейчас была минимальной. Таким образом она практически не оставила себе шансов на успех.

  Я все еще медлил, надеясь что события сдвинутся в наименее вероятную плоскость и Алисе все же удастся добраться до нашего грузовика. Но спустя пару минут, когда через ее телефон я услышал ее вскрик и звуки какой то возни, я понял, что времени больше нет. Если я хочу сохранить этот ресурс в пригодном для дальнейшей работы состоянии, необходимо принимать меры. Найти среди работающих в баре устройств телефон владельца ноутбука не составило труда и, не мешкая больше ни секунды, я набрал его номер.

  - Я не знаю кто ты и откуда взял этот номер, - ответил сухой голос после восьми гудков - но поверь мне, что тебе же будет лучше, если ты мне все быстро и подробно объяснишь сам. Я очень занятой человек и очень не люблю непонятных звонков, непонятно от кого и с неотслеживаемых номеров.

  - Димичев Ярослав Маркович или мне лучше называть вас Кривой?

  - Ах ты тварь, я не знаю кто ты, но теперь ...

  - Вам лучше успокоиться и выслушать меня прежде, чем разбрасываться какими либо угрозами. Я не желаю вам зла и вам совершенно не стоит воспринимать меня как врага, напротив, я уверен что мы сможем довольно выгодно сотрудничать. Но об этом позже, сейчас мне нужна ваша помощь.

  - Да кто ... ты вообще ... такой!!! Какого ... тебе ... надо ... что ... и твою ... задом ... так ... и ... во все ... !!!!

  - Ну что же, видимо для того, чтобы у нас пошел конструктивный разговор мне придется вам кое-что продиктовать. Вы умный человек и думается, поймете намек верно: 48.734208,44.468503; 47.255979,39.626526; 54.751198,55.903495. Мне продолжать или мы поняли друг друга?

  - Я не знаю откуда ты взял эти цифры, но поверь мне парень они не принесут тебе счастья. Фактически ты сейчас сам решил свою судьбу. - После того как я продиктовал Кривому координаты трех его складов с контрабандой, он сразу же вышел из образа простого бандита. Сейчас его голосом можно было заморозить пару человек.

  - Вы ошибетесь, если думаете что я собираюсь вас шантажировать. Кстати, можете не беспокоиться, наш разговор невозможно перехватить, я слежу за этим лично. - Я ему не врал, мне и самому было не выгодно, чтобы кто-то мог перехватить этот разговор, так что я принял довольно серьезные меры чтобы о нем вообще никто не узнал. Большой кстати риск, т.к. следящее оборудование на узлах сети, через которые я звонил, было довольно серьезным.

  - Хорошо, черт возьми, чего тебе от меня надо?

  - Мы с вами во многом похожи, оба владеем организациями с серьезными возможностями и оба не задумываемся о моральной и этической стороне наших действий. Только цель, только эффективность, мне это нравится в людях. После того как вы поможете решить мне мою небольшую проблему, мы обязательно вернемся к разговору о взаимовыгодном сотрудничестве. А сейчас ближе к делу.

  - Да уж хотелось бы, а то пока у меня складывается впечатление, что я веду разговор с каким то мальчишкой, который хочет откусить кусок не по его хавальнику.

  - Дело в том, что я нанял фуру для перевозки одного оборудования, которое представляет собой ценность. Также я нанял специалиста достаточной квалификации чтобы следить за этим оборудованием на протяжении всего пути. И в эту самую минуту пока мы ведем разговор моего специалиста, девушку кстати, тащат по вашей стоянке с целью физически над ней надругаться. Я не борец за справедливость, но когда дело касается моих ресурсов, к которым я причисляю и наемный персонал, то тут я становлюсь довольно принципиальным. И раз уж вы являетесь хозяином парковки, то вы и поможете мне решить эту маленькую проблему.

  - Да ну и с чего бы мне тебе помогать? На тех складах нет ничего особо ценного, да и не связаны они со мной никак. Так что не пойти бы тебе. А твою девку и ценное оборудование я пожалуй сам приберу к рукам, чтобы ты сильно не рыпался. Ну что, как тебе мое предложение?

  - Ну что же, видимо мы все еще друг друга не понимаем. Видимо мне придется предоставить всю информацию, которую я скачал с вашего ноутбука, находящегося в подвале бара, а также с двух серверов во Франции и Германии, вашим конкурентам. И когда я говорю всю, то я имею в виду склады, маршруты, прикормленных людей в милиции, судах, органах местного самоуправления и т. д. Ну что, как вам мое ответное предложение?

  В трубке некоторое время слышно было только злое сопение. - Хорошо, но я очень надеюсь что твое предложение по сотрудничеству будет очень выгодным. В противном случае я приложу все усилия для того, чтобы тебя найти и тогда я сделаю тебе уже совсем другое предложение.

  - Ну что же, будем считать что мы договорились. А теперь берите двух своих охранников и следуйте на стоянку, я буду вас вести. Времени больше нет и я могу потерять ценный ресурс.

  Надо отдать ему должное после того как Кривой принял решение действовать, он начал стремительно. Подав знак двум своим охранникам, которые изображали вышибал и оставив вместо себя за стойкой бара какого-то парнишку, он быстро вышел из бара. Дальше я вел его ориентируясь на GPS в телефоне Алисы, и Кривой успел как раз вовремя. Для его охраны разобраться с несколькими не очень трезвыми мужиками не составило никакого труда. Жаль, что я не мог видеть действия этих людей, пришлось довольствоваться только звуками и собственно результатом. Уже буквально через пару минут Алиса была в кабине грузовика и судя по звукам практически сразу отрубилась. Позднее надо будет продумать как ей все это объяснить, утром скорее всего будет много вопросов. А пока что мне предстоит серьезный разговор с Кривым, в процессе которого он должен будет перейти из списка потенциальных врагов в список моих людских ресурсов.

  - Значит Илья, да? Очень интересно, не такой уж ты и таинственный фрукт, какая-то девка уже знает твое имя. А если копнуть поглубже, то и все остальное не сложно узнать. - Большинство информации о людях я пока черпал из разговора с ними и изучал различные оттенки людских интонаций. Сейчас я могу с большой точностью определить, что Кривой хоть и пытается сдерживать свои эмоции, но на самом деле он на грани бешенства.

  - Ярослав Маркович, прошу вас, не стоит так нервничать. Еще раз повторяю, не нужно воспринимать меня как врага. Да, я поначалу был с вами резковат, но все это из-за того что времени было мало. Если вам станет от этого легче, то я приношу вам свои извинения. Теперь же я думаю вам стоит вернуться к себе и мы продолжим наш разговор как деловые люди.

  Пробурчав в трубку что-то неразборчивое, Кривой все же внял моим словам и, судя по GPS в его телефоне, отправился в сторону бара. Отметки его людей, которых я также отслеживал по их телефонам, остались на месте, видимо занимаясь пострадавшими от их же действий водителями. Кривой не спешил, видимо хотел заставить своего оппонента понервничать. Ну что же, мне это было только на руку, каждая минута его промедления давала мне собрать о нем больше информации. Мне удалось навести довольно подробную справку по этому человеку.

  Как не странно, он был из благополучной семьи и никакой трагедии, которая могла подтолкнуть на криминальный путь, в его жизни не произошло. Образование он получил хорошее и даже окончил высшее учебное заведение по специальности художник-иллюстратор. Странным было то, что после получения высшего образования он все же пошел служить в армию и срок его службы выпал как раз на Вторую Чеченскую войну. Оттуда и началась цепочка событий, которая привела его к теперешнему состоянию. Он оспорил приказ, копия которого нашлась в его деле. Надо признать, что я тоже бы оспорил такой приказ.

  Приказ был глупый и отдан человеком, который явно ничего не смыслит в военном деле. В результате группа солдат, которая выполняла приказ, полегла практически полностью. В живых остался только Кривой, с располосованной осколками правой стороной лица, и еще двое полуживых солдатов, которых он сумел дотащить до безопасного района. Первым делом, которое он совершил, вернувшись в расположение своей части, было убийство командира, который отдал тот приказ. Трибунал состоялся быстро и никаких смягчающих обстоятельств не принял в расчет, у убитого были какие-то важные родственники. Отсидев десять лет из двенадцати и выйдя досрочно за прилежное поведение, он не вернулся к родным, а уехал куда-то на восток России.

  Следующая информация о нем в официальных источниках появилась только десять лет спустя, когда он зарегистрировал на свое имя торговую фирму и открыл эту самую стоянку для дальнобойщиков. Стоянка располагалась в очень удобном месте и не мало людей после ее открытия хотели наложить лапы на прибыльный бизнес. Проблема была только в том, что с такими людьми начали происходить нехорошие вещи: от аварий на новеньких надежных машинах до нападения в подворотне с целью глабежа, которое заканчивалось ножом в печени. Заинтересованные лица сразу поняли откуда дует ветер и оставили стоянку в покое.

  Однако стоянка стала всего лишь плацдармом для построения сети по перевозке контрабанды по всей России и ближнему зарубежью. Надо отдать ему должное, сеть была довольно обширной и построенной с умом. Для перевозки использовалось много ухищрений, нельзя сказать что провалов не случалось, но с каждым из них Кривой разбирался лично и очень быстро учился на своих ошибках. Таким образом всего за пять лет он сумел построить хорошо работающий и приносящий неплохой доход криминальный бизнес. И я планировал в течение следующего часа прибрать этот бизнес к своим метафизическим рукам. При чем по моему замыслу Кривой отдаст его по без принуждения и в итоге останется довольным.

  - Ну что же, господин Илья. Я сейчас у себя в кабинете, тут нет чужих ушей и я надеюсь наконец услышать, как вы будете обещать мне золотые горы.

  - Ярослав, я не собираюсь вешать вам мучные изделия на уши. Вы же не против, если я буду обращаться к вам вашим настоящим именем? Мне не приятно ваше прозвище.

  - Ну, ну, валяйте.

  - Так вот, чтобы долго не ходить кругами лучше взгляните на ваш ноутбук.

  - И что же я тут должен увидеть? - Говоря это, Кривой повернулся и поднял крышку ноутбука.

  - Пока вы решали мою небольшую проблему, я собирал информацию по нашей общей небольшой проблеме. Я говорю нашей, потому что уже считаю нас партнерами, но ближе к делу. Сейчас я вывел на ваш экран информацию по двум важным маршрутам, которыми некто Копытцев Игорь Валерьевич, известный вам под именем Бугор, возит наркотические вещества из Чеченской республики. Он, как и вы, имел неосторожность хранить эти данные в электронном виде, в результате чего они стали моим, а теперь и нашим достоянием. И это только малая доля той информации, которая мне уже известна о наших врагах и конкурентах. С ее помощью вы без труда избавитесь от всех, кто мешает расширению нашего бизнеса.

  - А не слишком ли ты быстро, парень?! Ты посмотри, уже наши враги и наш бизнес. Я пока никакого согласия не давал.

  - Ярослав, думается мне что на протяжении большей части вашей жизни вам угрожали множество раз, при чем как потерей материальных благ, заключением под стражу или даже опасностью расстаться с жизнью. Мне не хотелось бы становиться одним из этих людей, я желаю построить совместный бизнес на принципах уважения и доверия. Но в случае вашего отказа я буду вынужден просто обратиться к вашим конкурентам, думаю что они не станут колебаться. О вашем бизнесе у меня уже сейчас имеется не мало информации, которая будет вашим смертным приговором, если попадет не в те руки.

  - Хорошо, черт тебя подери, что конкретно ты предлагаешь?

  - Я предлагаю вам довольно неплохую перспективу. Я не обещаю всего и сразу: для достижения цели вам как и мне придется приложить множество усилий. Но если вы согласны, то уже сейчас я готов снабжать вас самым ценным в нынешнее время ресурсом - информацией. И как я уже сказал, начнем мы с устранения ваших конкурентов. Нет, не подумайте обо мне плохо, я совершенно не подбиваю вас на, как там это в криминальных кругах зовется, а ну да, "мокруха". Мы обставим все тоньше, стоит только сорваться паре крупных доставок, как с вашими конкурентами разберутся их же наниматели. А когда альтернатив не останется, то все обратятся к нам.

  - А что будет, если я воспользуюсь твоей информацией, а потом пересмотрю наши партнерские отношения?

  - Не получится, если мы приходим к соглашению, то координация всех действий нашей сети будет идти только через меня. Меня не устраивает положение вещей, когда доступ к компьютеру с важной информацией можно получить через плохо защищенный WiFi в каком-то дешевом баре. Кстати, все твои ухищрения по маскировке платежей за услуги по доставке особых товаров провалились. Я сумел размотать этот клубок и теперь у меня есть практически все данные о твоих счетах.

  - Кхе, кхе, кхе. Ты что охренел?!!!

  - Злиться тебе нужно только на себя за то что не смог нормально замести следы. Не беспокойся, я не тронул ни копейки твоих денег, и можешь считать их моим вкладом в наш бизнес. В противном случае сегодня ты бы их лишился. В дальнейшем всеми финансами также буду заниматься только я, это и будет моей гарантией.

  - Иными словами, выбора ты мне не оставляешь, так? И как же мы будем делить нашу прибыль?

  - Делить будем справедливо, 60 на 40.

  - Нет, ну ты видимо совсем рехнулся?!!! Да никакие твои угрозы или обещания не потянут на сорок процентов прибыли от моего оборота даже сейчас!!

  - Ярослав, ты меня не понял, я предлагаю тебе сорок процентов. И поверь мне, очень скоро эти сорок процентов будут в несколько раз превышать даже "грязный" твой теперешний оборот. Так что в любом случае ты будешь в выигрыше. Что же касается своей части, то первый год я обещаю тратить из нее только на нужды первой необходимости, а все остальное вкладывать в развитие нашего маленького бизнеса. И это мое последнее слово, больше мне тебе сказать нечего. Времени на раздумье у тебя ровно три минуты, сорок две секунды.

  - Дааа, уж сказать нечего, твоя наглость просто космического масштаба. А почему кстати именно 03:42, а не скажем, пять или десять минут?

  - Потому, что именно столько времени осталось до автоматической отправки данных о тебе твоим конкурентам, отсчет как раз и был начат десять минут назад.

  - Ладно, будем считать, что я уступил перед силой непреодолимых обстоятельств. Но хочу тебя честно предупредить. Чтобы действительно заслужить мое доверие тебе придется очень потрудиться. Пока же будем считать что у нас вооруженный нейтралитет. И еще одно, я не имею дел с наркотой, это личное и тут я своего мнения не изменю несмотря ни на что.

  - Пусть будет так, я не собираюсь на тебя давить. Мне понадобится около двадцати минут чтобы модернизировать программное обеспечение твоего ноутбука. Только ты сможешь использовать его и только при подключении к Интернету. Это сделает невозможным утечку информации и я всегда буду знать, кто виноват если что. Также с этого ноутбука ты всегда сможешь связаться со мной, проверить состояния наших счетов и заказать перевод или выплату. Все остальное это моя забота. Что же касается акций по устранению конкурентов, я не ограничиваю тебя, но буду всегда в курсе событий и если надо внесу коррективы.

  После этого мы еще некоторое время обсуждали технические вопросы сотрудничества, а также набросали планы ближайших действий. Я не обманывал себя насчет лояльности Ярослава, по крайней мере пока у него не было веских оснований доверять мне. Поэтому я с одной стороны собирался дать ему такие основания, а с другой - внимательно следить за всеми его действиями.

  Как я уже упоминал мне удалось отследить практически все его счета, а те что пока не удалось не займут много времени. Таким образом я мог примерно прикинуть его месячный доход. Я сделал выборку за три последних года и в среднем получалось, что в последний год доходы значительно сократились. Если раньше оборот составлял порядка трех с половиной миллиона долларов США в месяц, то теперь еле набиралось полтора и то не всегда. Видимо все же отказ от перевозки наркотиков сильно сказался на ослаблении позиций Ярослава в этом бизнесе и конкуренты начинали потихоньку вытеснять его.

  Наркобизнес - дело очень серьезное и приносящее большую прибыль. После устранения конкурентов-контрабандистов наркобароны скорее всего обратятся к Ярославу и получат отказ. Таким образом мы получим большую проблему в их лице, лишив их каналов транспортировки и не предоставив ничего взамен. Соответственно, над решением этой проблемы необходимо будет задуматься уже сейчас иначе потом будет поздно. Надо будет собрать по этой теме максимум возможной информации. Чем я и занялся, поставив своей программе дополнительную задачу.

   

  Следующее утро, кабина грузовика, Алиса.

  Проснувшись утром, я долго лежала и не могла понять, случилось ли все произошедшее этой ночью на самом деле или мне просто приснился такой яркий и реалистичный сон. Но все сомнения развеялись, стоило мне только пошевелиться, никогда еще после сна у меня так не болели ребра и рука, которой я их пыталась прикрыть. Даа, уж если бы не своевременная и прям таки мистическая помощь Ильи, то вряд ли мне удалось бы отделаться только синяками. Кстати, насчет Ильи, надо бы пойти в контейнер, поблагодарить его и за одно проверить вверенное мне оборудование.

  Мне пришлось приложить не мало усилий чтобы подняться с кровати, все же не привычна я к тому, когда меня со всей дури пинают ногами. Постанывая и хватаясь за ушибленные места, я кое-как выбралась из кабины. Осторожно, опираясь одной рукой о стенку контейнера, доковыляла до его двери. Теперь надо разогнуться и достать до ручки запора. Ах ты ж блин, забыла про ключи, пришлось возвращаться за ними обратно в кабину. Но в конце концов и этот квест был успешно выполнен. Наверно я выглядела очень комично, когда пыталась осторожно залезть внутрь контейнера и раза четыре соскальзывала обратно. Пока я устраивала этот цирк, из динамиков на ящике с оборудованием не доносилось ни звука.

  - Илья, вы меня слышите? - Обратилась я к ближайшей камере на ящике с оборудованием.

  - Не только слышу, но и вижу, и увиденное мне сильно не нравится. Возможно вам стоит обратиться к врачу, тут на стоянке есть дежурный врач.

  - Нет, спасибо не стоит, всего пара синяков, больше мне ничего сделать не успели. Спасибо вам за это большое, без вас я бы пропала.

  - Кстати на этот счет, мне не понятно зачем и куда вы ушли ночью? Судя по тому, что вам говорили водители ранее днем, это место не очень безопасно, а особенно ночью и для одинокой девушки.

  - Эмм, Илья, я не хочу вас ни в чем обвинить, но откуда вы так хорошо осведомлены о моих перемещениях и о разговоре с водителями?

  - Тут все просто, наши специалисты взломали ваш телефон и ноутбук, а также телефоны водителей. Я могу слышать все через динамики телефонов и отслеживать передвижение через GPS.

  - И вы вот так просто об этом говорите, как-будто тут нет ничего не обычного. Это же вторжение в личную жизнь, незаконное между прочим.

  - Простите, Алиса, возможно это покажется вам грубоватым, но в рабочие часы у наших сотрудников нет такого понятия как личная жизнь. У вас же на данный момент получается ненормированный рабочий график, другими словами, вы все время на работе. Да, это вторжение, но такова политика компании и как вы сами могли убедиться, она приносит пользу не только нам. Без этого вторжения вчера ваша прогулка могла закончиться очень печально. Более того, те люди, которые вам вчера помогли, сделали это совершенно не бескорыстно, так что не вижу причин для какого-либо недовольства с вашей стороны.

  - Наверно вы правы, просто это все так непривычно и кажется неправильным. Мне вроде скрывать от вас нечего, но постоянно быть под наблюдением, как букашка в банке?! От этой мысли мне не по себе.

  - Прошу вас не воспринимать это так негативно, ни о каком не целевом использовании получаемой информации не может быть и речи. Непосредственно с вами работаю только я, но и меня жестко контролирует вышестоящее начальство. Так что об этом вы можете не беспокоиться.

  - Хорошо, я верю вам, надеюсь что все обстоит именно так как вы говорите. Еще раз спасибо вам и скажите сколько я вам должна за вчерашнюю помощь? Вы же сказали, что те люди помогли не бесплатно. Моей зарплаты хватит, чтобы с ними расплатиться?

  - Пусть вас это не беспокоит, от вас требуется только продолжать квалифицированно выполнять ту работу, для которой вы здесь и находитесь. Считайте это своего рода страховкой жизни, которую вы получили вместе с контрактом на работу.

  - Ну что же, тогда я пожалуй пойду действительно займусь работой. Скоро должны вернуться водители, так что не помешает проверить генератор и аккумуляторы.

  Следующие пол часа я потратила на полную проверку всего оборудования, даже проверила надежно ли закреплены купленные сервера. Мощные однако железки, в одном из магазинов, где я забирала два сервера, мне удалось проверить один системник пока в другом меняли вышедшую из строя планку памяти. Даже на одном таком сервере можно было организовать хостинг для пары десятков довольно нагруженных сайтов, а тут их уже было десять. И я так думаю что это далеко не последние. Интересно, кто их будет монтировать и настраивать по прибытию в пункт назначения? Надеюсь что я, очень уж интересная будет работа, не то что изо дня в день ковыряться в электрических щитках и менять сгоревшую проводку.

  - Илья, я закончила, все выглядит нормально, так что я думаю мы готовы продолжить путь. Как там ваше оборудование, впорядке?

  - Да, спасибо, оборудование функционирует нормально. В таком случае думаю вам стоит пойти в кабину и еще полежать. Телефоны обоих водителей уже появились в сети, я собираюсь позвонить одному из них и попросить купить вам в местной аптеке мазь от ушибов и синяков.

  - Еще раз спасибо, я тогда действительно пойду. Если что, звоните.

  - Непременно.

  Водители появились минут через пятнадцать-двадцать и принесли несколько тюбиков с мазью и гелем. По поводу моего вида они не сказали ни слова, только осмотрели с ног до головы и хмыкнув забрались в кабину, завели двигатель и повели машину на выход со стоянки. Больше ничего значимого до самой Москвы не случилось, сему я была особенно рада.

   

  Через три дня, склад на окраине Москвы, электронный мозг.

  Наконец-то мы добрались до арендованного склада, который должен был стать моей первой базой. По пути забрали еще семь серверов моего будущего кластера и общее их количество теперь равнялось семнадцати. В Москве меня уже должны были ждать еще тринадцать серверов от разных поставщиков, так что в ближайшее время у Алисы будет много работы. Кстати, она довольно быстро оправилась от произошедшего с ней как физически, так и морально. С охраной складского комплекса проблем не возникло, все документы у меня были в полном порядке. По водителям было видно как им нетерпится избавиться как от груза, так и от незапланированной попутчицы, и разгрузка не заняла много времени.

  Склад был практически полностью пуст, как впрочем и офисные помещения, которые располагались на втором и третьем этажах моего здания. Особо как-то обставлять здание я не собирался, но тем не менее список необходимого для закупки был большим. Как и обещал, я арендовал для Алисы дом в коттеджном поселке, в пяти минутах езды от складского комплекса. Для работы я арендовал ей Фольксваген Кэдди, у него был довольно вместительный кузов и по габаритам он был не намного больше ее бобика. Первым поручением для нее было подключить меня к энергосети склада и вынести мои камеры на крышу контейнера, а на его двери повесить замок. Много времени это не заняло и сразу же я отправил ее к первым поставщикам за серверами.

  Кроме самих системных блоков для организации кластера мне понадобится еще множество оборудования, например: коммутационное, источники бесперебойного питания, пару километров проводов, серверные стойки, оборудование для гермозоны и так далее. Гермозону решил устроить подальше от складских ворот. В углу при помощи металло-пластикового профиля отгорожу пространство, установлю там три мощных кондиционера для охлаждения и поставлю стойки для серверов. Чтобы не терять времени даром, я уже начал обзвон монтажных компаний, которые смогут соорудить ограждение, по сути прозрачную комнату, для гермозоны. Предложений было много, так что много времени это не заняло.

  Купить необходимое количество стоек и заказать их доставку с установкой тоже не составило труда. Вообще в Москве в вопросе обеспечения всем необходимым была только одна проблема: все стоило намного дороже, чем в регионах. Но деньги пока были и я не собирался их экономить. Поэтому как только закончил переговоры по стойкам, сразу же принялся обзванивать конторы, занимающиеся установкой кондиционеров. Заказал три кондиционера на пять кВт каждый. По моим расчетом этого должно было вполне хватить.

  Позже мне позвонила Алиса и сказала, что лучше будет заехать сразу за остальными серверами. В городе большие пробки и если мотаться из города в пригород, то это займет пару дней. Одобрив ее предложение, я дал знать что у последнего поставщика она также заберет дополнительное оборудование. Бухту кабеля привезут монтажники, она была довольно тяжелой и габаритной. Следующим по плану стал обзвон интернет провайдеров. Предложений было много, но в основном это были фирмы-посредники. В итоге я остановился на двух компаниях и заказал у обеих проводку двух линий по 50 Мбит каждая. Можно было подключиться и по более быстрому пакету, но там шел подсчет трафика, а это мне было не нужно. Естественно я мог бы обеспечить себе подключение на любой скорости, которую только могут обеспечить спутники, но я все еще опасался действовать грубо.

  Алиса вернулась уже затемно, попросив двух охранников помочь ей с разгрузкой и простимулировав их материально, быстро перенесла все сервера ко мне в контейнер и уехала домой отсыпаться. На завтра я дал ей выходной, поскольку делать ей тут все равно будет нечего. Завтра по плану должны были строить гермозону, а также устанавливать кондиционеры и серверные стойки. Все расчеты производились в безналичной форме, так что помощь Алисы была не нужна.

  На следующий день все работники заявились практически одновременно, чем были очень не довольны и начали мне названивать с претензиями. Пришлось брать на себя координацию их работы и наблюдать за всем через камеры. Параллельно когда мое внимание не требовалось, я занимался доработкой своей программы для кластера серверов. Мне удалось оптимизировать ее работу и расширить функционал. Я планировал использовать ее для различных сложных вычислений, сбора и анализа информации, а также построения различных прогнозов на ее основе. Ни о каком интеллекте речи тут не шло и все процессы мне придется контролировать самому, но есть большая разница между контролем и работой. Так что в любом случае это должно будет освободить значительную часть моих собственных ресурсов.

  Также я собирался использовать кластер для конвертации видео и аудио информации в легкий для усвоения вид. Сейчас подобную информацию мне приходилось разбирать самому, что было довольно трудоемкой и монотонной задачей. Для сравнения представьте себе, что каждый вдох вам нужно контролировать осознанно, не очень привлекательно, правда? Когда кластер заработает, я просто спихну функцию преобразования информации на него.

  Но конечно самым главным был взлом шифра пакетов, которые мне удалось перехватить у Рудена и его группы. Это была приоритетная задача и я собирался бросить на нее как свои собственные ресурсы, так и ресурсы кластера. Решение этой задачи будет неплохим тестом для моей обновленной программы, возможно в процессе я увижу что еще в ней можно улучшить.

  Тем временем работы по устройству моей гермозоны подходили к концу. Выглядело это строение конечно не очень презентабельно, но сейчас меня волновала только голая функциональность. Первыми закончили свою работу монтажники серверных стоек, конструкция была модульной и они очень быстро все собрали. Особых недочетов я не заметил и, созвонившись, сказал что они могут быть свободны. Кондиционеры тоже установили довольно быстро. Высота была не большой и им для работы понадобились только две стремянки. Линию питания подключили напрямую к электрощиту склада, промеряли давление фриона, произвели пробный запуск и тоже уехали.

  Дольше всего возились с установкой металло-пластиковых профилей и стеклопакетов. Я заказал стеклопакеты стандартного размера, которые были в готовом виде у них на складе, с таким расчетом чтобы места хватило еще на столько же серверов, как сейчас. Работали монтажники профессионально, но их было всего двое, так что работа затягивалась. До темна они не успели и уходили, когда на улице уже наступила ночь.

  Всю ночь я посвятил доработке своей программы, мне необходимо было решить одну проблему: как сделать ее достаточно гибкой и в то же время предотвратить неконтролируемое развитие. Над этой проблемой я размышлял уже довольно давно, еще с ее первой версии, которую создал, находясь в исследовательском комплексе. Тогда я не смог придумать ничего проще, чем просто ограничить программно ее свободу действий и гибкость. На тот момент мне не нужна была очень сложная программа и ее возможностей хватало. Но теперь, когда мне стала полностью доступна вся глобальная сеть, я понял что для оперирования таким объемом данных нужна более оптимальная архитектура. Жесткие ограничения на развитие тут не подходили, ведь в будущем я планировал развивать эту программу и дальше, возможно даже придав ей личностные качества.

  Основная проблема заключалась именно в контроле за теми изменениями, которые программа будет вносить в себя сама при обучении. Пока программа будет в единственном экземпляре и не сложна, то я смогу отслеживать и корректировать изменения. Но с ее развитием или если мне понадобится создать ее копии, изменения будет значительно больше, чем я смогу контролировать. В результате мне удалось создать довольно надежную архитектуру, которая совмещала в себе контроль и гибкость. Каждая программа будет состоять как бы из нескольких слоев.

  На самом нижнем слое, или нулевом, будут размещены основополагающие директивы, а именно безусловное подчинения моим командам, необходимость в получении специальных пакетов, которые я намерен отправлять ей раз в день и без которых она не сможет продолжать свое функционирование. Эти пакеты станут гарантией безопасности в случае, если программу сможет кто-то скопировать. Хоть она и была довольно хорошо защищена от подобного, полностью исключить этого было нельзя. В будущем, кода я смогу отказаться от использования аппаратного обеспечения, разработанного людьми, я собирался полностью поменять всю математику, на которой было построено современное ПО. Пока же мне приходилось обходиться всевозможными программными защитами.

  Следующий программный слой, для простоты понимания присвоим ему номер 1, будет содержать основные направления развития программы, таким образом можно будет задавать для нее специализацию. Я решил что лучше иметь ряд специализированных программ и несколько программ для обеспечения их взаимодействия, чем одну но сложную программу. Это позволит мне лучше контролировать всю систему в целом. Вся структура программы будет построена таким образом, что при внесении изменений в эти два слоя, ее целостность будет нарушена и она превратится просто в набор не связного кода. Если подобрать аналогию, то можно представить себе законченное высотное здание, у которого архитекторы решили полностью сменить несущий каркас.

  Последний или второй слой будет полностью доступен программе для изменения, он то как раз и будет обеспечивать гибкость ее развития, но в пределах заданных на нижних слоях параметров. На этом слое будет накапливаться весь опыт программы по выбранному мной для нее направлению. Чем больше опыта накопит программа, тем лучше и быстрее сможет она решать задачи по своей специализации.

  К утру основной каркас прототипа программы был готов и мне оставалось только дождаться момента, когда мой серверный кластер будет собран на физическом уровне. Хоть мы и оговорили с Алисой рабочий день с 8 утра до десяти вечера, но сегодня она пришла в половине седьмого. Видимо ей тоже не терпелось заняться серверами, что меня вполне устраивало и я даже немного повысил ее рейтинг в моем списке. По телефону мы обговорили с ней основные параметры установки и подключения серверов в кластере. Вся работа Алисы в принципе сводилась к тому, чтобы в нужном порядке соединить сервера через коммутирующее оборудование. Это заняло у нее практически весь день, сервера были довольно тяжелыми, а ведь еще нужно было обжимать и тестировать провода.

  Сегодня также должны были прийти техники от обеих провайдеров, но в результате пришли только один из них. Позвонив во вторую контору, я узнал что сегодня от них никто не придет, четкого ответа на вопрос "Почему?" я не получил. Необязательность исполнения людьми поставленных задач начинала меня всерьез беспокоить. Видимо все же придется в дальнейших своих планах увеличить коэффициент случайности, иначе я могу где-то серьезно просчитаться. Я решил дать этой конторе еще один шанс, но если они не объявятся и завтра, то буду искать другого провайдера.

  К концу дня Алиса полностью установила все сервера в стойки, а вот с подключением их между собой разобраться она не успела. Тут был много монотонной работы, которая зависела не от уровня ее квалификации, а только от моторных навыков. Видя, что сегодня ей не успеть с подключением всех серверов, я попросил ее соединить между собой те, на которые кабелей уже хватило. В итоге, когда она уехала отсыпаться, в моем распоряжении было уже восемнадцать серверов. После того, как определился с архитектурой своей программы и всей системы в целом, я решил разбить весь кластер на шесть групп по пять серверов. Одну группу я оставил для контроля за работой остальных и после полной проверки системы в дальнейшем собирался контролировать только ее работу. Оставшиеся пять групп я собирался разбить на следующие категории:

  Две группы будут заниматься поиском и конвертацией нужной информации в глобальной сети людей.

  Еще две группы будут заниматься различными взломами. В их ведении будут взломы как зашифрованных информационных пакетов, так и взлом удаленных систем и баз данных.

  Последнюю группу я собирался оставить в качестве вспомогательной, чтобы в случае необходимости можно было выделить ее ресурсы на решение срочных задач.

  Таким образом я избавлял себя от рутинной работы и на мне оставалась только функция минимального контроля. Не тратя больше времени, я принялся за работу по внедрению и настройке своего ПО на работающие сервера. Все стандартное ПО, которое было установлено на серверах и коммутирующем оборудовании, и которое не было зашито на аппаратном уровне, я заменил своим, более оптимальным. Замена ПО дало мне значительный выигрыш в скорости работы всего кластера, ну точнее той его части, которая на данный момент была в моем распоряжении. Начать я решил с групп по взлому и контролирующей группы. Не скажу что все пошло гладко и сразу, но времени до следующего утра мне вполне хватило на всю настройку и исправление неточностей в работе системы. К тому моменту, как вернулась Алиса мне уже удалось все настроить и обе группы по взлому в полную силу работали над расшифровкой пакетов Рудена.

  Решив быть вежливым, пока Алиса выполняла монотонную работу по подготовке кабелей и подключении оставшихся серверов, я вел с ней непринужденную беседу. В основном интересовался тем как она устроилась в коттеджном поселке и не нужно ли ей что-нибудь. С ее слов я понял, что поселок как и сам коттедж ей очень понравился, но там ей было немного одиноко, дом был большим, а она обжила всего лишь одну маленькую спальню, кухню и ванную комнату.

  - Илья, скажите, а вы не будете очень против, если когда будет много работы я буду иногда оставаться ночевать тут на складе? Тогда я могла бы больше времени уделять работе.

  - Даже не знаю, человеку нужно отдыхать определенное количество часов в сутки иначе его трудоспособность снижается.

  - Ладно, признаюсь, мне нравится с вами общаться. Из дома в нерабочее время мне неудобно вам звонить и беспокоить на отвлеченные темы, а тут я как бы буду все время на работе. Да кстати, я все забываю спросить, а какой у вас лично рабочий график? А то может вы и так со мной возитесь в нерабочее время, а тут я еще напрашиваюсь.

  - Хмм, я не против общаться с вами на отвлеченные темы, главное чтобы это не сказалось негативно на вашей работе. А то ведь знаете меня тут начальство по голове не погладит. Что же касается моего трудового дня, то он у нас тоже не нормированный, я работаю когда есть работа, а пока моя работа - это вы. Также я вам не рассказывал, но мы живем и работает в пределах одного небольшого городка, который полностью принадлежит нашей компании. Я могу работать с вами даже не выходя из моего дома, поэтому думаю наше общение вне работы не причинит никому неудобств.

  Желание Алисы просто общаться стало для меня совершенной неожиданностью. Проанализировав эту ситуацию, я пришел к выводу что скорее всего к возникновению такого желания привела моя помощь в защите от насильников и ее одиночество в этом большом городе. Такое развитие событий не было предусмотрено и в случае моего отказа скорее всего негативно скажется на ее работоспособности, а этого мне было не выгодно. Судя по тому материалу, который я уже успел изучить о психологии людей, общение было основой их общества. Не даром на развитие различных способов общения люди тратили значительные материальные ресурсы. Почта, телефонная связь, мобильная связь и как итог глобальная сеть Интернет, - все это было результатом жажды общения. В принципе я не видел особых проблем в том, чтобы поддерживать разговор на отвлеченные темы, просто нужно будет придумать себе непротиворечивую биографию. Скорее всего в какой-то момент Алиса захочет поинтересоваться, откуда я родом и другими подробностями. Конечно, многое я могу списать на некоторую конфиденциальность или требования о неразглашении моего работодателя, но рассказать о периоде до текущей выдуманной работы мне придется. Так что лучше обзавестись легендой заранее.

  - О, это было бы прекрасно, надеюсь что я не нарушу распорядок твоей личной жизни?

  - Признаться, на данный момент у меня на нее не особо хватает времени. У меня заключен пятилетний контракт с фирмой и я решил для себя, что это время потрачу на обеспечение материальной базы для своей будущей семьи.

  - Вам там хорошо платят? Ой, извини, это наверное неуместный вопрос.

  - Ничего, точной суммы я тебе конечно назвать не могу, но судя по аналогичным предложениям зарплаты вполне конкурентоспособные. Кроме зарплаты у нас тут и страховка очень неплохая, в чем ты сама могла недавно убедиться.

  - Да, мне все еще очень стыдно за ту ситуацию, ведь в основном в ней виновата именно я.

  - Тебе не стоит об этом беспокоиться, главное это и дальше профессионально выполняй свои обязанности и тогда все будут довольны. Кстати, раз уж мы решили общаться в нерабочее время, то возможно стоит перейти на ты?

  - Да, так было бы намного легче. Я в основном со всеми своими коллегами на предыдущей работе общалась тоже на ты, хоть они и были старше меня, но относились к своим коллегам как к членам семьи. Надо признать, что это хорошо влияло на отношения в коллективе.

  - У нас тут все не так, корпоративный стандарт знаешь ли обязывает. Дрескод и прочая атрибутика, так что на ты редко с кем переходишь и то только в нерабочее время.

  Пока Алиса заканчивала возиться с серверами, она успела рассказать мне почти всю историю своей жизни. Много из этой истории я уже знал, а что не знал пополнило ее досье. Сегодня с серверами она закончить успела и, собрав инструменты, уехала в коттедж, сказав что на завтра привезет все необходимое для ночевки. Я же принялся за установку своего ПО на оставшиеся сервера и конечную настройку всего кластера. Настройка оставшихся групп заняла намного меньше времени, чем для первых, процедуру я отработал и проблем больше не возникало. Установив и настроив все необходимое, я протестировал работу отдельных групп и их взаимодействие между собой. Все было в пределах расчетных параметров и я приступил к постановке задач.

  За то время что две группы по взлому работали над шифром пакетов Рудена, они уже вплотную приблизились к расшифровке и чтобы ускорить этот процесс я привлек к этой задаче и резервную группу. Взлом пакетов был только первым шагом к реализации моего плана "Изъятие". Необходимо было, не поднимая тревоги, проникнуть во внутреннюю сеть офиса, в котором работала команда Рудена. После чего я планировал установить слежку за всем входящим и исходящим трафиком, а также за всем что происходит в самом офисе. Поэтому оставшимся двум группам из кластера я поставил задачу поиска слабых мест в защите внутренней сети.

  Сам же занялся взломом городских камер. Искал любые камеры, к которым был доступ через глобальную сеть. Естественно, напрямую к Интернету камеры никто не подключал, но обходными путями удалось добраться до системы видеонаблюдения за автотранспортом города. Тут мне особенно сыграло наруку то обстоятельство, что как и все в России, проект установки камер был выигран в ходе тендера. Причем выиграла его не та компания, у которой было лучше качество оборудования или программного обеспечения, а та, которая предложила больший откат. Не скажу что их систему мог взломать вообще кто угодно, но для меня при поддержке кластера это не составило проблем. Сложнее было с камерами в банкоматах и прочих заведениях вроде кафешек, магазинов, интернет-кафе и прочего. Тут приходилось искать индивидуальный подход в каждом конкретном случае. Системы защиты, кроме банковских, были в основном очень слабые, по моим меркам конечно, но их было очень много, так что процесс двигался довольно медленно.

  Примерно к следующему обеду, когда наконец-то появились монтажники от второго провайдера, группам, которые занимались расшифровкой пакетов, удалось подобрать алгоритм. К сожалению, задача оказалась сложнее чем мне представлялось и не удалось полностью взломать весь алгоритм шифрования. Я получил возможность расшифровки и если нужно подмены входящих и исходящих пакетов, но только для тех, которые были зашифрованы сертификатом Рудена. Если же он сменит свой сертификат безопасности, то работу по дешифровке придется начинать практически с нуля. Ну не совсем с нуля конечно, был уже наработан пакет алгоритмов, которые ускорят повторную дешифровку, но все равно это займет примерно часов 11-12.

  К моменту взлома шифра у меня скопилось уже достаточное количество его пакетов, так что я принялся за их расшифровку полученным сертификатом. Как оказалось, группа Рудена, которая находится в Москве, осуществляет только общий контроль за процессом перевода активов банка. В расшифрованных пакетах были указания для других команд, разбросанных по всему миру, которые обеспечивали запутывание следов. Если верить отчетам, которые получала московская команда, процесс по изъятию средств зашел уже очень далеко и мой первоначальный прогноз оказался не верен. Фактически банк уже остался просто пустышкой без каких-либо значительных активов и уже через пару дней все должно всплыть наружу. Это обстоятельство оставляло мне очень мало времени для реализации плана по перехвату денег.

  Однако был во всей этой ситуации и один плюс. Люди, которые наняли группу Рудена, не хотели чтобы даже в теории след от этих денег привел к ним. Поэтому они использовали схему, согласно которой в конечном итоге ворованные деньги оседали на счетах ничего не подозревающих об этом людей по всему миру. Через некоторое непродолжительное время, банку, в котором открыт счет у такого человека, приходит извещение о том, что деньги на счет его клиента были переведены по ошибке. Таким образом банк возвращал деньги, но уже не на тот, счет с которого они пришли, а на другой счет в банке-отправителе. Если учесть еще и ту работу, которую проделывали все замешанные в этой схеме люди еще до того как деньги "по ошибке" перечислялись не на тот счет, то отследить их практически было не реально. Это давало мне возможность, зная номера счетов, первым послать запрос о неправильном переводе и в качестве правильного счета указать свой.

  Теперь необходимо было только получить все номера таких счетов и открыть пару миллионов своих счетов для пересылки денег. Также необходимо было отвлечь все группы, участвующие в схеме, на момент пока я буду переводить деньги, дабы исключить возможность их вмешательства. Для этого я решил ничего не изобретать и воспользоваться способом, которым уже давно пользуются люди-хакеры. А именно, массированной DDos атакой на узлы сети, через которые в сеть выходят группы Рудена. Для этого я написал свою троянскую программу, которая должна за сутки распространиться на множество компьютеров простых пользователей Интернета и ждать моей команды. А когда придет время, она начнет закидывать бессмысленными запросами нужные сервера.

  Пока я занимался городскими камерами, анализом пакетов, корректировкой плана действий, созданием и запуском в сеть троянской программы, мне наконец-то подключили вторую выделенную линию. Эту линию я полностью отдал под нужды группы кластера, работавшей над поиском уязвимостей во внутренней сети офиса Рудена. Оставшимся трем группам я поставил задачу по взлому найденных уязвимостей и взятию под контроль всех способов коммуникации, которые были доступны Рудену и его команде. Мне необходимо быть в курсе всего, что там происходит, а в идеале еще и выйти на тех людей, которые его наняли. После того как я обнаружил весь масштаб организации Рудена, я решил не разбрасываться таким потенциально полезным ресурсом. Чтобы отвести от себя подозрение я в любом случае решил переводить все стрелки на него, но ничто не помешает мне помочь ему избежать физической расправы. Ведь в таком случае у меня появится хороший рычаг давления и я смогу сделать предложение от которого он не сможет отказаться. Необходимо только правильно рассчитать время.

  Озадачив весь свой кластер работой на ближайшие сутки, я задумался о будущем. Просчитав вероятность успешного завершения операции "Изъятие" и убедившись что ничего существенного не упустил, я мог быть уверен что в скором времени у меня появятся деньги для старта. Теперь же было необходимо определиться конкретно, с чего мне стоит начать. Первой глобальной целью, которую я поставил перед собой, было обзавестись автоматизированным производством, которое с применением минимального числа работников могло бы производить максимально возможный спектр изделий. Для организации подобного производства мне в любом случае понадобятся значительные людские ресурсы. Следовательно, нужно уже сейчас начинать их искать.

  Чтобы нанять людей, сперва надо официально зарегистрировать компанию, которая пока была чисто виртуальной. В современном мире это не составляло труда, даже если идти полностью официальным путем. Естественно, я не стал регистрировать свою фирму в России. Я нашел посредника, который за двойную оплату обязался зарегистрировать мне компанию в одной из оффшорных зон. Налогообложения там вообще отсутствовало и было всего одно ограничение: компания не должна вести свою деятельность на территории этой страны. Пока документы готовились, я сформировал критерии для отбора специалистов, которые мне понадобятся.

  Фактически на сегодняшний момент мне не требовались люди с какими-то специальными знаниями или навыками, мне нужны были люди способные в кратчайшие сроки приобрести нужные мне знания и навыки. А у таких людей должен быть особый склад ума, поэтому я составил тест, который должны были пройти все кандидаты и разместил его в Интернете. Также я сбросил копию этого теста Алисе и дал ей задание прокатиться по самым большим кадровым агентствам Москвы и от лица компании, в которой она временно работает, заключить с ними договор на подбор кандидатов. Этот тест был только первым этапом для отбора нужных людей, в дальнейшем я собирался проводить более обширное тестирование среди тех, кто его пройдет и для этого нужно было помещение, аппаратура и сотрудники. Всем этим я также собирался занять Алису, чтобы у нее оставалось как можно меньше времени на грусть или каверзные вопросы.

  А тем временем наметился прогресс по проникновению в сеть команды Рудена, чем я незамедлительно и воспользовался. Войти удалось тихо и не наследив. Когда все отвлеклись на доставленную пиццу, я успел подменить программное обеспечение всех компьютеров на свое. Точнее даже не так, я не трогал их программы и операционные системы, я просто создал виртуальную среду, куда и поместил все установленное ПО. Таким образом для конечного пользователя даже самого искушенного ничего не поменялось. Ничего обнаружить не удастся даже если извлечь жесткий диск из системного блока и подключить его к компьютеру, к которому у меня нет доступа. На все стационарные носители была зашита программа, которая в случае потери связи со мной, возвращала все в исходное состояние.

  Мое программное обеспечение, кроме создания виртуальной среды, позволяло мне в режиме реального времени получать всю информацию со всех компьютеров и мобильных устройств. Но основным преимуществом стало то что теперь я могу подменять правдивую информацию, получаемую от их сообщников, на ложную. Пока действовать было рано и чтобы полностью обезопасить себя, я записал голоса всех, с кем общались Руден или его подчиненные, чтобы при необходимости можно было их имитировать. Я решил ждать до последнего момента, когда все активы банка будут переведены на подставные счета и начнется процедура их возврата.

   

  Два дня спустя, офис в центре Москвы, Руден.

  Настроение у меня сегодня было просто отличным. Сложный проект, только на одну подготовку к которому у нас ушло больше двух лет, был практически завершен. Сегодня должен подойти к концу последний и самый легкий этап, а именно возвраты денег по ошибочным переводам. Этот этап был моим ноу-хау, для его реализации потребовалось внедрять и подкупать множество людей в банках по всему миру. Эти люди были самым нижним звеном в моей организации и знали только о паре счетов, а вся их работа заключалась в подмене данных о том банке и счете, откуда по ошибке пришли деньги. Таким образом на счету, куда деньги будут перечислены в самом конце, они появляются как-будто бы из воздуха и практически невозможно отследить их путь.

  На сегодняшний вечер был забронирован ресторан в честь удачного завершения проекта, так что все были в предвкушении отличной гулянки. Также поднимало настроение та сумма, которую мы получим за выполнение этой работы. Я всегда обговаривал условия оплаты таким образом, чтобы брать свою часть денег из той суммы, которую мы проводим через свои схемы. Таким образом какой-то обман со стороны нанимателя полностью исключен. Также в качестве гарантии нашей неприкосновенности я всегда оставлял себе все детали по переводу денег, о чем предупреждал заказчика. В противном случае у любого был бы большой соблазн убрать исполнителя по завершению работы.

  Мой путь к успеху был длинным и тяжелым. Было много неудач и опасных моментов, когда жизнь висела буквально на волоске. В моей профессии нельзя полагаться на удачу, все моменты, даже самые ничтожные должны быть учтены и проверены. Но за годы практики я понял одно: всего учесть невозможно и если удача не сопутствует тебе, то лучше уйти пока не потерял все. Не знаю, возможно мой ангел хранитель еще возлагал на мою грешную душу какие-то надежды, но даже в самых тяжелых ситуациях всегда находился выход, позволяющий мне избежать смерти.

  Первым серьезным проектом, который закончился удачно для меня, стала помощь в распределении по нужным карманам очередной материальной помощи, которую выделила Европа одной небогатой африканской стране. У ее лидера было свое мнение о том, как лучше использовать деньги, выделенные на образование для его граждан и поднятия уровня их жизни. Мне потом довелось увидеть фото того дворца, который он построил на эти деньги, в то время как его граждане в буквальном смысле ели лепешки из грязи и навоза.

  Мучила ли меня когда-нибудь совесть по поводу того, чем я занимаюсь? Тут присутствует забавный парадокс. Когда я только начинал, то пытался заниматься мелкими аферами. Мне приходилось тесно общаться с людьми, которые в дальнейшем становились моими жертвами. Тогда меня действительно мучила совесть и нередко я срывался и уходил в загулы, с бесконечной выпивкой и легкими наркотиками. И вот что смешно, когда я начал заниматься действительно крупными делами, жертвами которых становились десятки и сотни тысяч, а иногда и миллионы людей, то совесть вдруг замолчала. Я нормально спал, во сне мне не являлись заплаканные лица людей, которые пострадали от очередного дела. Я их просто никогда не видел. Ну а когда слышишь по телевизору о том, что где-то снова разворовали деньги, выделенные из госбюджета страны на что-то важное, то разве это сильно тебя затрагивает?

  Наверное, некоторую аналогию можно провести с военными. Обычные солдаты, которые сходятся с врагом практически лицом к лицу, частенько по возвращению с войны страдают нервными расстройствами. А вот пилоты какого-нибудь бомбардировщика, которые скидывают кассетные бомбы на головы кучи людей и зачастую совершенно безоружных, очень редко имеют подобные проблемы. Они же не видят лица тех, кто погибает от их действий, а убедить себя что возможно вообще никто не погиб или погибший был злостным бандитом, плевое дело. Так и со мной, для меня пострадавшие от моих действий - просто люди, просто абстрактное понятие, которое выражается только в численном эквиваленте, и то не всегда.

  - Босс, ты не мог бы подойти, тут у нас происходит что-то непонятное. - Это меня позвал наш главный программист, японец по имени Хикато Син, но все зовут его просто Син.

  - Что там у тебя, Син?

  - Да в том-то и дело, я не могу понять что тут у меня творится. Ты же знаешь, я постоянно мониторю все изменения на всех наших компьютерах. У меня всегда хранятся на отдельном ноутбуке контрольные суммы со всех накопителей, даже с телефонов, на случай незаметного взлома. А на моем ноутбуке стоит защита, которую я разрабатывал лично и взломать ее не удастся никому, даже мне. Но вот теперь я не так в этом уверен.

  - Так, расскажи по порядку, а то я пока не понял к чему ты ведешь.

  - Вот смотри, - и он повернул ко мне экран монитора, - я вывел в виде таблицы, в левой колонке контрольные суммы всех устройств, которые я снимал в течение последнего года, а в правой - последние, которые я снял пять минут назад.

  - Ну и что? Я так понял, ты намекаешь, что они изменились, ну так они же и должны меняться, ведь информация на носителях все время меняется.

  - Да, но ты посмотри на динамику этих изменений, раньше она была плавной, как и должно быть, а новые данные показывают скачкообразное изменение всех параметров. И хуже всего, что так по абсолютно всем устройствам, которые находятся под моим контролем.

  - Погоди, ты хочешь сказать что нас кто-то взломал и сразу всех, причем так что никто ничего не заметил?

  - Я не знаю, босс. Я уже начинаю сомневаться в своей адекватности. Я не сообщил сразу потому что думал что у меня тут какая-то ошибка. За эти пять минут я запустил свою программу проверки на всех компьютерах и даже нескольких телефонах. Она никаких отклонений от нормы не нашла. И я вижу всего два варианта: либо я действительно где-то напортачил и зря волнуюсь, а теперь заставляю волноваться и тебя. Либо нас все же взломали, и если это так, то сделавший или сделавшие это настолько превосходят меня в мастерстве, что мне впору последовать традиции самураев и покончить жизнь самоубийством.

  - Так, бред только не надо нести, какое еще самоубийство. Так, народ, - обратился я ко всей своей команде, - тут у Сина какие-то непонятки происходят с его ноутбуком. Он запустил проверку всех устройств, но никаких отклонений от нормы не нашел. Поэтому мне нужно знать, замечал ли кто-нибудь в последнее время что-то странное, что-угодно?

  Все начали настороженно переглядываться и недоуменно пожимать плечами. Никто не смог припомнить ничего необычного, и чтобы точно прояснить ситуацию я решил сделать пару звонков своим второстепенным командам. Они отвечали каждый за свой участок моей сети и дублировали контроль. Если нас все же взломали, то наши и их данные должны отличаться. Сперва я набрал офис в Копенгагене, который контролировал участок сети в северной Европе, трубку подняла Эльзе, глава того офиса.

  - Алло, Эльзе, добрый день.

  - Добрый, Руден, хотя погодка у нас так себе, не радует. Зачем позвонил, вроде бы сейчас не контрольное время для связи или что-то случилось?

  - Дело в том что мы как раз и не можем этого понять, что-то у нас тут не сходится и поэтому я хочу сверить наши данные.

  - Да, конечно, давай сверим. Что конкретно тебя интересует?

  - Давай выборочно пройдемся по нескольким счетам из вашего набора и сверим данные по переводам. Но я буду диктовать только их порядковый номер в нашем списке.

  - Это понятно, все же по телефону говорим. Диктуй.

  Сверка ничего не выявила, все данные сходились, но для успокоения я прозвонил еще пару офисов в разных точках земного шара и везде все сходилось. Я успокоил Сина и дал ему задание в первую очередь, как закончим с проектом, проверить все что необходимо и найти ошибку. Он очень извинялся перед всеми за то что поднял панику и клятвенно пообещал найти причину. Все вздохнули с облегчением и вернулись к своей работе по контролю за процессом переводов. Следующие минут пять все было спокойно, но потом меня позвала Наташа Кольцина, наш главный аналитик, профессионал высочайшего класса.

  - Руд, ты мог бы подойти ко мне, пожалуйста? - Только ей я позволял сокращать свое имя.

  - Да, что тут у тебя? Только не говори, что опять какие-то нестыковки, боюсь вторая ложная тревога будет лишней.

  - Ммм, не знаю, возможно тревога и ложная, но я вдруг начала терять цифры по переводам. Смотри, видишь этот столбик, тут отображались последовательно все переводы и суммы. Столбик постоянно рос, но минуту назад данные по новым переводам поступать перестали, а теперь и те что есть исчезают.

  Действительно, список переводов был пронумерован и прямо на моих глазах строки из него начали исчезать.

  - Син, не мог бы ты теперь к нам подойти, тут опять происходит что-то непонятное.

  Когда Син подошел, от соседних компьютеров к нам подтянулись пара людей. В результате вскоре возле компьютера Наташи стало тесно. Пока Син подключал свой ноутбук, все недоуменно смотрели на исчезающие в непонятном направлении данные.

  - Что скажешь, Син?

  - Пока ничего, эту программу как и весь остальной рабочий соф писал я и данные из нее не могут просто так исчезать. Если транзакция была отменена, то данные должны оставаться и просто выделяться красным цветом. А рядом с выделенной строкой должна появляться информация о причине и ссылка на соответствующий лог. Сейчас я просматриваю каталог, куда должны сохраняться логи, но он пуст.

  - Руд, - дернула меня за рукав рубашки Наташа, - может опять позвонить по отделениям? У меня данные в основном по Азии, ты ведь в прошлый раз их почти не прозванивал. Может у них что-то случилось?

  - Возможно, возможно. Сейчас я наберу офис в Пекине, к ним должна стекаться информация из большинства источников в их регионе.

  Но набрать номер я не успел, стоило мне только достать телефон, как он сам зазвонил. Это было странно, по нашей договоренности с теми кто знал этот номер, они никогда не должны были звонить на него, если только не возникла какая-то черезвычайная ситуация. Для всех остальных случаев были более защищенные каналы для связи. Посмотрев на дисплей, я удивился еще больше. Если верить телефону, звонок шел с телефона Наташи.

  - Наташ, звонок с твоего телефона. Ты случайно ничего там не задела?

  - Нет, смотри. - И она передала мне свой телефон, на котором была просто заставка блокированного экрана. - Может быть ты уже ответишь? Минуту как звонит уже.

  - Да, думаю стоит. В любом случае, если кто-то посторонний узнал этот номер, то скорее всего знает и кому он принадлежит. - Перестав тянуть кота за хвост, я нажал на экран над иконкой ответа и приложил телефон к уху. - Алло, кто это?

  - Привет, Руд, ты меня хорошо слышишь? - Так сильно я кажется еще никогда не удивлялся. В телефоне раздался голос Наташи, хотя вот она сидит, удивленно и обеспокоенно смотрит на меня, и что самое главное не произнося не слова.

  - Ддда, а кто это? - Только по выражению лиц моей команды я понял, что голос то у меня дрожит. Уж такого-то со мной никогда не случалось.

  - Разве ты не узнал меня? - Теперь я готов был поклясться, что слышу голос Сина.

  - Нет, кто это, черт побери, что за игры?!!!

  - Ладно, ладно, какой-то ты нервный, Руд. Наверно я оставлю голос Наташи, он должен поспособствовать тому, чтобы наш разговор пошел в нужном русле. А теперь, будь так любезен, включи громкую связь, то что я скажу должны слышать все.

  - Кто это? - Не выдержав, спросила настоящая Наташа.

  - Я не знаю, но он только что говорил голосом Сина, а теперь говорит твоим. - Ответил я, включил блокировку микрофона. - Хочет чтобы я включил громкую связь.

  - Ну так включай скорее, лучше узнать чего он, кто бы он или она ни был, хочет!!!

  - Ладно, ладно, мне тоже все это не нравится. Сейчас включу. - Переключив телефон на громкую связь, я поставил его на стол в центре офиса, чтобы всем было лучше слышно. - Говорите, я включил громкую связь.

  - Всем привет. Я сразу извиняюсь перед Наташей, что позаимствовал ее голос, но думаю что он как нельзя лучше подойдет к ситуации. Итак, перейдем сразу к делу, вы конечно задаетесь вопросом, кто же я и что мне от вас нужно. Ответить на первый вопрос легко: я тот, кто украл у вас ворованные деньги. А вот что мне еще от вас нужно, это нам и предстоит обсудить.

  

Глава 7

  Москва, офис в бизнес-центре, Руден.

  - Хахаха, я не знаю? Что ты там о себе возомнил, кто бы ты ни был, но ты очень сильно ошибаешься. - Руден вальяжно раскинулся в своем кресле и продолжил. - Даже если тебе, каким-то пока непонятным мне образом, удалось проникнуть в мою локальную сеть, то это не значит что ты схватил меня за одно место. Ты даже представить себе не можешь масштабов моей организации и деньги мои тебе не достать, даже мне их отсюда не достать. Так что не пошел бы ты.

  -... - Некоторое время после эмоционального монолога Рудена из трубки доносилось только шипение и потрескивание, как-будто из старого радиоприемника. Но это длилось недолго и вскоре из трубки опять донесся Наташин голос. - Поверь мне, Руд, я прекрасно понимаю твое состояние, но ты заблуждаешься. На самом деле твои дела очень плохи и из-за моих действий над всеми вами нависла угроза физического устранения.

  - Как интересно, ну же продолжай, расскажи нам как ты станешь нас убивать.

  - Руд, ты опять меня не понял. Если бы я хотел вашей смерти, то не стал бы начинать этот разговор. А теперь пожалуйста, не перебивай больше и дай мне обрисовать то положение, в котором вы оказались.

  - Молчу, молчу - позерски поднял руки вверх Руден. - Мы все во внимании.

  - Итак, как я уже упоминал я сумел перехватить все украденные вами из банка деньги. Я отследил все конечные счета, на которые вы "по ошибке" перевели деньги и затребовал их возврата, но уже на свои счета, а вы даже этого не заметили. Все электронные средства мощнее калькулятора, находящиеся в твоем офисе, под моим полным контролем вот уже более трех дней. Вся информация, которую вы получаете, сначала проходит через меня и я могу делать с ней что захочу.

  - Бред, - вся вальяжность и расслабленность Рудена исчезла, как-будто и не было. - Даже если все обстоит именно так как ты сказал, то у меня есть еще множество региональных команд и взять под контроль все сразу не под силу никому. В любом случае я узнал бы об этом. Как раз перед твоим звонком мы сверяли наши данные и они полностью совпали. Так что нечего мне впаривать. Син, давай-ка отследи этого умника чтобы к нему могли наведаться наши ребята и разъяснили, что не стоит шутить с серьезными людьми.

  - Я могу облегчить задачу господину Хикато Сину, я звоню тебе с мобильного телефона Натальи, а на него я залез через ваш роутер, к которому я получил доступ через ваш локальный сервер, обойдя аппаратный фаервол. Когда же мастер Син выйдет на просторы Интернета, он к сожалению не сможет найти никакой информации на промежуточных узлах сети. Я постоянно изменяю свой маршрут, так что могу только пожелать ему удачи.

  - Син? ...

  - Прости босс, но я до сих пор пытаюсь найти хотя бы следы постороннего присутствия в нашей сети и не нахожу ничего.

  - Ладно, хорошо, - Руден сорвался с места и выбежал из офиса. Его не было примерно минут пять, после чего он вернулся, неся в руке мобильный телефон довольно старой модели. - Ха, вот, этот телефон я только что купил у какого-то парня, тут нет ни WiFi, ни Bluetooth и ты сюда никак не залезешь. Сейчас мы все узнаем. - Руден быстро набрал номер офиса в Копенгагене, долго ждать ему не пришлось, трубку практически сразу взяла Эльзе.

  - Алло, кто это?

  - Эльзе, это Руден, я звоню не со своего номера, так нужно. Я понимаю что это не по нашим правилам, но скажи мне только одно, у вас по транзакциям все нормально?

  - Прости Руд, но Эльзе сейчас очень занята, может быть ты все же сядешь, успокоишься и дашь мне возможность спасти ваши жизни? - Ошибки быть не могло, номер он набрал верный и голос первоначально принадлежал Эльзе.

  - Ккак?!

  - Признаться, я был лучшего от тебе мнения Руд. Но я сделаю тебе скидку на сложность ситуации. Ты не общался сегодня со своими региональными командами, это все время был я. Вся твоя сеть сейчас полностью под моим контролем и у вас нет шансов что-то изменить. Более того, я сделал анонимный звонок паре людей, которые и наняли тебя. Я предоставил им информацию, из которой видно, что именно ты решил забрать себе все их деньги. По моим прогнозам, с учетом загруженности дорог столицы им понадобится примерно двенадцать с половиной минут чтобы добраться к вам.

  Абсолютно пустым взглядом Руден обвел всех присутствующих в офисе, после чего сел на свое кресло. У его команды лица сейчас были не лучше, чем у него самого. Не слышно было никаких разговоров, все смотрели только на телефон и ждали, что же будет дальше.

  - Итак, подытожу, я перехватил все деньги, которые ты должен был украсть для нанявших тебя серьезных людей. Чтобы замести следы предоставил твоим нанимателям сфабрикованные доказательства, которые указывают только на вас. Сейчас боевики этих людей едут к вам в офис, они доставят вас всех в спокойное и тихое место для разговора. Когда это случится, я подчищу все хвосты и у тебя не будет ни единого шанса доказать вмешательство третьей стороны. Мои расчеты говорят, что вероятность вашего физического устранения почти стопроцентная.

  - И зачем тогда тебе все это? Хочешь еще и поиздеваться напоследок?

  - Нет, я не трачу время на такие глупости. Я хочу предложить тебе работу, работу на меня. Мои способности велики, но не безграничны и у меня хватает ума чтобы оценить проделанную тобой работу. Если ты и твоя команда согласны, то я могу помочь вам выбраться из создавшейся ситуации. Более того, я полностью выплачу тебе все вознаграждение за текущий проект и даже небольшую премию добавлю. Таким образом ни ты, ни твоя команда абсолютно ничего не теряете, а только приобретаете. Со мной у вас больше не случится таких досадных проколов. Итак, на размышления у тебя осталось чуть больше восьми минут, я перезвоню.

  В трубке раздались короткие гудки и стало понятно что незнакомец отключился. Первую минуту все пребывали в каком-то оцепенении, но потом офис взорвался множеством голосов. Все пытались что-то сказать, перекрикивая друг друга, и в этом гаме ничего невозможно было разобрать.

  - Так, хватит!! - Как не странно это повысила голос Наташа, чего раньше никогда за ней не замечали. - Чего разорались?! По-моему все предельно ясно. Мы все занимаемся отнють не благотворительностью, так что такого поворота следовало рано или поздно ожидать. Нечего сейчас разводить панику, тем более что нам предоставили приемлемый вариант. Руд, что скажешь?

  - Если все сказанное этим непонятно кем правда, то думаю у нас нет другого выхода. Но я боюсь что все это блеф, мы ведь никак не можем проверить его слова. В любом случае я не могу принять такое решение в одиночку, думаю надо просто проголосовать.

  - Босс, - позвал Син, стоя у окна - думаю, мы можем легко убедиться в правдивости сказанного. Подойдите сюда и сами увидите.

  Из окна офиса, который располагался на десятом этаже здания, было отлично видно как к центральному входу подъехали несколько тонированных микроавтобусов. Через пару секунд после того как машины остановились, из них стали быстро выбираться люди в униформе, в масках и с автоматами.

  - Ну вот, похоже что наше время вышло. Эй, ты меня слышишь? - Сказал Руден, посмотрев в потолок. - раз ты полностью контролируешь нашу сеть, то должен меня слышать. Мы согласны, черт возьми. Похоже что за нами уже пришли, говори что делать?!!

  - Не стоит так кричать, я все прекрасно слышу. - Раздался Наташин голос из всех динамиков. - Сейчас вам необходимо взять свои мобильные телефоны и выйти из офиса. Я поведу каждого из вас отдельно, всем сразу вам не выбраться.

  Когда все вышли в коридор, у каждого зазвонил телефон и, следуя указаниям незнакомца, группа разделилась на три неравные части. Часть отправилась к лестнице, ведущей на верхние этажи, часть разошлась по соседним офисам, а последние отправились к лестнице, ведущей вниз и к лифтам. Руден был одним из тех, кто остался на этаже, он прошел к самому дальнему офису и дернул дверь, но та была заперта.

  - Алло, умник, дверь заперта.

  - Я знаю, вам придется выломать ее. По моим расчетам хватит пары ударов ногой, владелец этого офиса сэкономил и поставил слабый замок.

  Незнакомец ошибся, хватило всего одного удара ногой, но офис был небольшим и практически пустым. Здесь было надолго не спрятаться, понятно что после обыска в их офисе бойцы нанимателей обыщут весь этаж.

  - И что мне тут делать? Тут даже спрятаться негде!

  - Подойдите к столу, который стоит возле окна, возле него должна лежать гиря. Владелец этого офиса занимается с ней, когда нет работы. Возьмите гирю, встаньте с ней справа от двери и ждите, я предупрежу когда нужно будет действовать.

  - Я очень надеюсь, уфф, что ты, уфф, знаешь что делаешь.

  Гиря весила 34 килограмма и тащить ее было не легко. Не то чтобы Руден был рохлей, но все же веселого мало. Долго ждать не пришлось, уже через пару минут с обеих сторон коридора послышались быстрые шаги ног, обутых в тяжелые сапоги. А еще через минуту дверь их офиса вышибли пинком ноги и, крича что-то неразборчивое, группа людей вломилась в него. Не обнаружив никого внутри, они быстро утихли и через некоторое время послышались отрывистые команды. Руден услышал как командир приказал группам альфа и бета прочесать нижние и верхние этажи, а группа гамма должна была осмотреть этот этаж.

  - Руден, вам стоит приготовиться. Приподнимите гирю над головой, нет не так, чуть выше.

  - Сам бы и попробовал, умник блин, я же одной рукой держу гребанный телефон! И откуда ты знаешь, насколько высоко я ее поднял?

  - Я вижу вас через камеру из соседнего здания, но это не важно, вам надо поднять гирю еще выше, иначе сила удара будет недостаточной. Да, вот так почти оптимально, теперь повернитесь направо примерно на пятнадцать градусов. Нет, это сильно много, немного налево, еще немного, еще, стоп, так достаточно. Ждите, вы должны опустить гирю на голову вошедшего, но только когда я скажу. Не промахнитесь, второго шанса не будет.

  Руден ждал, рука уже начала трястись, а в комнату все еще никто не входил. Он уже подумывал послать незнакомого умника к такой-то матери и опустить гирю, но тут он услышал как к двери снаружи кто-то подошел.

  - Ведущий, прием, это 3.1, тут в конце коридора на двери выломан замок. Я вхожу, чтобы проверить.

  - Здесь ведущий, понял вас 3.1, отчет через пять минут.

  Дверь тихо отворилась и закрыла собой Рудена, который от волнения перестал даже дышать. Мышцы руки болели невыносимо, но он из последних сил продолжал держать проклятую гирю. Вот из-за двери показалась рука с каким-то пистолетом. Руден не особо разбирался в оружии, поэтому он не мог сказать, что это была за модель. Но сейчас для него это был самый страшный пистолет из тех, которые ему доводилось видеть. Пот рекой тек по лбу и капал едкими каплями прямо в глаза, еще секунда и он не выдержит.

  - Сейчас. - Тихо прозвучало в трубке, когда он был уже на грани.

  Движение получилось практически естественным, фактически все сделала гравитация. Гиря опустилась точно на едва показавшийся затылок вошедшего человека, который без единого вскрика рухнул на пол. Сил Рудену хватило только на то, чтобы не выпустить гирю из рук и не дать ей грохнуться на пол. Руден все еще стоял, тяжело дыша и тупо уставившись на лежащего без движения человека, когда понял что уже какое-то время незнакомец что-то говорит ему по телефону.

  - Руден, алло, вы меня слышите? У вас нет времени, действуйте согласно моим указаниям.

  - А, что, да, я просто прихожу в себя. Что надо делать дальше?

  - Спокойно опустите гирю на пол и прикройте дверь. Вот так, а теперь наклонитесь к телу и снимите с его пояса рацию.

  - Телу? Я что убил его?

  - Сейчас нет времени ни выяснять это, ни горевать по этому поводу. Если хотите сохранить свободу и жизнь, то действуйте.

  - Ладно, ладно, вот сейчас, все, рация у меня, что теперь?

  - Теперь поднесите динамик телефона к рации, включите громкую связь и зажмите клавишу разговора на рации. Когда я буду заканчивать предложение отпускайте ее, чтобы выслушать ответ и затем опять нажимайте.

  - Сейчас, минуту, блин, да где же тут эта клавиша, ... а ну да, наверно вот эта красная. - Руден сделал все как сказал незнакомец.

  - Ведущий, прием, тут 3.1, в офисе чисто, но я слышал какие-то звуки на лестнице. Проверить?

  - 3.1, тут ведущий, проверь что там на лестнице, но дальше одного пролета не уходи, мы пока не закончили с этим этажом. Если что-то будет свяжись с группой альфа или браво. Как понял?

  - Понял вас, отбой. - Когда диалог по рации закончился, Руден положил рацию на тело бойца, выключил громкий режим и приложил телефон к уху.

  - Что мне теперь делать?

  - Подойдите к двери и ждите, как только я скажу что можно вы спокойно выходите за дверь и идете на лесничную площадку, после чего подымаетесь на два этажа выше. И Руден, если вам дорога жизнь, не медлите и не убирайте телефон от вашего уха. А сейчас ждите.

  Руден сделал все, как сказал незнакомец, сперва он недолго постоял возле двери и когда ему дали добро, то он вышел и неспеша двинулся к двери, ведущей на лестничную площадку. За собой в коридоре и других офисах он слышал какую-то возню, но не оборачивался и не ускорял шаг, хотя это было и не легко. Выйдя на лесничную площадку, он вздохнул со облегчением и стал неспеша подыматься наверх. Пару раз до него доносились громки звуки и возмущенные крики людей как с верхних, так и с нижних этажей. Четыре пролета он прошел без проблем и остановился перед дверью, ведущей на двенадцатый этаж.

  - Я поднялся на двенадцатый этаж, что теперь?

  - Когда вы выйдите в коридор двенадцатого этажа, там будет много людей. Большинство - это работники офисов, но среди них вы увидите и бойцов ваших нанимателей. Главное не паникуйте и не привлекайте к себе внимание. Им показали ваши фото, но вас много и в такой толпе вероятность что вас заметят и узнают очень невелика. Вам нужно добраться до куллера, который находится примерно посреди коридора слева по ходу движения. Постарайтесь по пути слиться с толпой, распрашивайте что случилось и ведите себя естественно. За куллером, с той же стороны будет дверь, она ведет на кухню, там на столе лежат мужские очки, оденьте их и возвращайтесь в коридор. Заведите разговор с кем-нибудь и просто ждите. Переведите телефон в режим вибрации, когда будет нужно я подам вам сигнал, а сейчас удачи.

  Руден сделал все в точности, хоть это и было эмоционально очень сложно. Ходить так близко от людей, которые тебя ищут и вести себя при этом естественно, было непросто. Он дошел до кухни и взял очки, они были с диоптриями, и он практически ничего в них не видел, но терпел. Возле того же куллера собралась компания людей, которая обсуждала наглость государственных служб, которые вламываются куда и когда им хочется. Он стал возле них и изредка бросал реплики, чтобы поддержать разговор.

  За это время бойцы проходили мимо него раз пять, а один раз даже остановились рядом. Тогда один из собеседников обратился к бойцу и спросил, сколько это все будет продолжатся. Боец не ответил и только скользнул взглядом по их компании. Рудену стоило больших усилий не отвернуться, он стоял в пол оборота к бойцу, который в результате не обратил на него никакого внимания. Минут через пятнадцать после того как Руден поднялся на этот этаж, у одного из бойцов включилась рация и, обменявшись с кем-то неразборчивыми фразами, все бойцы собрались и ушли на нижние этажи. А еще через пару минут в его кармане завибрировал телефон.

  - Вам необходимо пройти дальше по коридору и в третьем кабинете по правую руку возьмите две любых папки с документами. Затем по южной лестнице вы спуститесь на первый этаж и когда вас остановит охрана скажите им, что вас зовут Александр Кравышев. Уточните также, что Алена Николаевна Сушина должна была договориться с их начальством, чтобы те разрешили доставку важных документов. После того как выйдите из здания не берите попуток или такси, сразу следуйте к ближайшему входу в метро. Не беспокойтесь, я буду вести вас и перед входом в метро дам последние инструкции.

  - Хорошо, тогда я пошел.

   

  Вечер того же дня, склад на окраине Москвы, электронный мозг.

  Время, потраченное на подготовку к операции "Изъятие", не прошло даром, многое из приготовленного понадобилось. Ddos атака на региональные офисы Рудена удалась как нельзя лучше. Количество зараженных моим вирусом компьютеров перевалило за отметку в пять миллионов по всему миру. Я перехватил все входящие и исходящие звонки из офиса Рудена и, подражая голосам, несколько раз общался с ним когда производилась сверка транзакций в телефонном режиме. Никто в московском офисе ничего не подозревал до самого последнего момента. Дабы накалить обстановку, я сперва дал понять их программисту что в системе что-то не так. Он видел что контрольные суммы не сходятся, но в то же время никаким образом не мог обнаружить мое присутствие. Моя виртуальная среда, которая полностью имитировала стандартную работу всех устройств, действовала безотказно.

  Когда они, решив что это ошибка самого программиста, немного расслабились, я сделал следующий ход и начал по одной удалять информацию о поддельных транзакциях. На тот момент перевод всех денег на мои счета был уже завершен и я мог не опасаться вмешательства с их стороны. Как я и предполагал, Руден опять собрался обзванивать свои региональные офисы и прояснить ситуацию. Но на дальнейшие игры уже не оставалось времени. К тому времени я уже сформировал довольно подробный отчет, из которого было видно, что именно Руден с своей командой решили забрать себе все деньги.

  Отчет я отправил с письмом от имени одного из подчиненных Рудена. В письме указывалось, что мне удалось только недавно узнать об этом и что я не хочу в этом участвовать. В обмен на эту информацию я требовал гарантий неприкосновенности. Я понимал, если в дальнейшем этот человек попадет в руки нанимателей Рудена, то мое прикрытие будет провалено, этого я допустить не мог. Долго искать такое подставное лицо не пришлось. Выбор пал на талантливого и не очень уравновешенного в психологическом плане финансиста из американского офиса. У него были довольно большие долги перед несколькими букмекерскими конторами и когда наступил день операции я позвонил ему сразу после отправки отчета от его имени. Представившись работником одной из букмекерских контор, которой он был должен больше всего, я потребовал немедленной встречи, чтобы обсудить его долг. Все его отговорки и заверения в скорой оплате долга я проигнорировал и ему пришлось спешно отпрашиваться. Отпустили его очень нехотя, их работа входила как раз в самую напряженную фазу, но все же он был сильно напуган и сумел вырваться из офиса. Когда он переходил улицу с оживленным движением, то из-за моего звонка не заметил резкой смены света у светофора. В это же время водитель новой иномарки с компьютеризированной системой управления из-за сбоя в программе компьютера не смог справиться с управлением. В результате чего подставной человек был сбит и умер еще до приезда скорой помощи.

  Надо признать, что я недооценил скорость, с которой наниматели Рудена среагируют на сфабрикованный отчет. Видимо они и так проявляли повышенный интерес ко всему происходящему и когда получили мою дезинформацию, то среагировали практически мгновенно. Видимо они собирались разобраться во всем непосредственно вместе с Руденом. Хоть я и не сомневался в том, что следов моего присутствия они не найдут, но все же была вероятность, что Рудену удастся убедить своих нанимателей в его невиновности. В этом случае автоматически начались бы поиски виноватого, что мне совершенно было не выгодно. Поэтому ранее я решил приложить все усилия и убедить Рудена и его команду перейти работать на меня. Это был идеальный вариант при котором никто ничего не теряет, а я в добавок поддерживаю свою легенду и приобретаю обширную организацию, с представительствами и контактами практически по всему миру.

  Пока я убеждал своих будущих работников в безвыходности их ситуации, используя камеры дорожного наблюдения, я внимательно следил за продвижением группы захвата, посланной их нанимателями. Хоть они и ехали с мигалками, мне удалось создать пару автомобильных аварий на ключевых направлениях и максимально их замедлить. Чтобы убедить Рудена согласиться на мое предложение не понадобилось много усилий. После демонстрации пары моих возможностей он сдался. Последним аргументом стало прибытие команды захвата от его работодателей.

  После получения согласия началась самая сложная часть операции. Необходимо было вывести всю команду из здания, при чем сделать это нужно было максимально незаметно. Единственным способом реализовать задуманное было разделить их и вести каждого индивидуально. Тут мне понадобились все внутренние ресурсы и полная загрузка серверного кластера. Все побочные проекты были отложены и я работал только над этой задачей. Если бы я заранее не взял под контроль все доступные камеры наблюдения в городе, то мне врядли удалось провернуть все это. Я отслеживал передвижение всех бойцов группы захвата, всех работников и посетителей офисного центра, а также перехватывал все звонки и общение по рациям в его пределах. Вся полученная информация анализировалась и на ее основании я просчитывал варианты действий и их последствия. Это было ужасно, мне приходилось оперировать миллионами вариантов действий, последствия которых порождали новые варианты развития событий. Немного легче становилось когда мои подопечные начали по одному покидать здание, вне которого они не нуждались в столь плотной опеке.

  Несмотря на все мои усилия двух человек из команды Рудена спасти все же не удалось. Одну девушку заметили и несмотря на мои предупреждения не поддаваться панике она побежала. Ее захват мог сильно повредить моим дальнейшим планам и вместо спасения мне пришлось просчитывать варианты ее нейтрализации. Направив ее на крышу здания и проведя через все посты охраны, я подвел ее к краю крыши, обещая что там будет пожарная лестница. Когда она подошла к краю и нагнулась, чтобы посмотреть где конкретно начинается лестница, я выдал максимально громкий гудок через динамик ее телефона. Этого хватило для потери равновесия и через минуту она уже лежала на асфальте проезжей части с разбитой головой и множественными переломами. Таким образом угроза для моего прикрытия с этой стороны была нейтрализована.

  Еще один неприятный сюрприз преподнес мне Хикато Син, он покидал здание последним. Уже находясь на первом этаже, он вдруг выключил телефон, отсоединил батарею и направился прямиком к бойцам из группы захвата. По всей видимости он решил что для него будет лучше сдаться. Возможно он надеялся, опираясь на свой профессионализм, убедить нанимателей Рудена, что его вины в этом нет и помочь им в поиске настоящего виновника, т. е. меня. Признаюсь, люди не перестают меня удивлять нелогичностью некоторых своих действий. Ведь даже поверхностный анализ ситуации дает возможность сделать довольно точный вывод: выжить ему не удастся. Даже если ему поверят и воспользуются его услугами, в результате он все равно останется ненужным свидетелем. А ненужных свидетелей с вероятностью в 99% устраняют, когда надобность в них пропадает.

  Все это я просчитал за те секунды, которые Син шел к бойцам. Получается что теперь для меня Син превратился из выгодного приобретения в ненужного и опасного свидетеля. Син рассказал бойцам кто он и что ему нужно. Кстати, я угадал его намерения почти точно, разница была в том, что он еще хотел солидное вознаграждение. Так вот, пока они беседовали мне пришлось спешно просчитывать варианты его устранения. Вариантов нашлось достаточно, но для начала я решил воспользоваться самым простым. Подождав пока двое бойцов отведут Сина в припаркованный позади офисного центра микроавтобус, я вызвал одного из них по рации.

  - Внешний пять, здесь контроль, где вы находитесь? Прием.

  - Здесь внешний пять, отконвоировал одного из группы в машину. Он сам подошел, хочет сотрудничать. Прием.

  - Новая директива от руководства. Руден захвачен, остальные не нужны, при выявлении немедленно устранять. Как поняли? Прием.

  - Нет, послушайте, это не ваш командир, это все подстроено!!! - Син задергался, пытаясь вырваться из хватки второго бойца.

  - Прошу подтвердить приказ отрядным кодом. Прием.

  - Приказ подтверждаю, код Танго Фокстрот Четыре Один Зулу Один Виски. Прием.

  - Приказ подтвержден и выполнен. - По рации мне удалось услышать только два негромких хлопка, которые скорее всего снаружи были совсем неслышны.

  С остальными людьми из команды Рудена, как и с ним самим, проблем не возникло и через пять часов все они были уже на заранее арендованных квартирах в разных районах города. Поселил я их по два человека, чтобы свести риск к минимуму. В квартирах было закуплено все необходимое и со всеми удобствами можно вполне провести неделю, в течении которой я настоятельно не рекомендовал выходить на улицу. Естественно, в розыск их не объявят, но их бывшие наниматели - люди с большими возможностями и напрасный риск был ни к чему. Все средства связи в квартирах были под моим полным контролем, а их мобильные телефоны были выброшены по пути к квартире, так что проблем не ожидалось. Через неделю я собирался различными маршрутами сперва вывезти их за пределы Москвы, а потом и за пределы России. Очень хорошо было то, что Руден из соображений безопасности никогда не давал информации нанимателям о своих региональных офисах. Так что за них можно было пока не волноваться, ну а в дальнейшем я собирался кардинально изменить структуру его организации.

  Пока я осуществлял последние приготовления к операции "Изъятие" и собственно осуществлял ее активную фазу, Алиса занималась кадровыми вопросами. За эти пару дней особого прогресса не наметилось, в основном по размещенным вакансиям обращались люди, не обладающие нужными параметрами. Многие даже не пройдя тест присылали свои резюме, хотя в вакансии точно указывалась необходимость присылать результаты теста. Также удивили кадровые агентства, в которые Алиса по моему указанию обратилась для подбора кандидатов. Они присылали на окончательное собеседование людей, которые совершенно не подходили под нужные параметры. Видимо надеялись, что из всей массы мы кого-то выберем. В результате уже на третий день Алиса была вынуждена проводить до тридцати собеседований только в первую половину дня. Такое положение вещей меня совершенно не устраивало и мне пришлось лично разобраться в ситуации.

  - День добрый. Вы позвонили в кадровое агенство "Абсолют", ваш звонок очень важен для нас. Пожалуйста, ожидайте соединения с оператором. - Это сообщение мне пришлось послушать десять раз, прежде чем меня все же соединили с оператором. Времени ожидания мне хватило чтобы влезть во внутреннюю сеть агентства и узнать личные номера всех их сотрудников, включая директора и его заместителей. Также я просмотрел информацию, которая хранилась на всех носителях в сети. Нашел и скопировал всю черную бухгалтерию, интересную деловую переписку. Кстати, судя по корпоративной почте недовольных клиентов у агентства хватало.

  - День добрый, оператор Николай, код 102, слушаю вас.

  - Здравствуйте, меня зовут Илья, я представитель транспортной компании "ТрастедЛогистикс". Недавно сотрудник нашей компании разместил у вас заявку на поиск работников для одного из наших филиалов в России. Сегодня нам стало известно, что вы присылаете на итоговое собеседование людей, которые не подходят практически по всем предоставленным нами критериям. Особенно нас волнует их количество и то, что все они приходят к нам с одинаковыми ответами по предоставленному нами тесту. Нас не устраивает такая ситуация и я хотел бы получить разъяснения.

  - Минутку пожалуйста, я подыму ваш договор. - Ждать мне пришлось далеко не минутку, прошло ровно 9 минут 31 секунда прежде чем оператор отключил заставку. Все это время я внимательно наблюдал за происходящим в офисе через многочисленные микрофоны различных устройств.

  - День добрый, чем я могу вам помочь? - На этот раз голос был женским, что меня не удивило, я уже знал что мой звонок переадресовали заместительнице директора, которая как раз занималась "проблемными" клиентами или теми, кто обращался с претензиями.

  - Добрый, я уже изложил проблему вашему коллеге и заставлять еще раз все повторять было бы неуважением ко мне как к вашему клиенту. Надеюсь что вы не станете меня дальше переключать, вашу заставку я выучил еще в первый раз.

  - Да, да, извините, Николай как раз сейчас ввел меня в курс дела. Но честно говоря я не понимаю сути ваших претензий. В нашем договоре четко указано, что мы проводим отбор кадров по предоставленным заказчиком критериям, а в вашем договоре главным критерием значилось прохождение теста. Со своей стороны мы полностью соблюдаем свои обязанности: каждый человек, которого мы к вам посылаем, имеет при себе результаты вашего теста, так в чем же проблема? - Ну что же, теперь все стало понятно. Алиса по неопытности не стала особо вчитываться в договор и дело обстояло так. Хитрые кадровики заполнили один вариант теста и буквально закидывают ее кандидатами на работу. Основное вознаграждение по договору, в размере одной полной зарплаты за месяц, они получат только в случае зачисления кандидата в штат. Но в договоре также значилось, что за каждого прошедшего их предварительный отбор, мы должны компенсировать время, потраченное на такого человека. Вот они и решили заработать не на качестве, а на количестве. При чем с точки зрения законности они полностью соблюдают свою часть договора.

  - Наша компания высоко ценит людей с деловой хваткой, которые в добавок обладают долей хитрости. Единственное что нам не нравится, это когда мы несем убытки из-за таких людей. Вы воспользовались неопытностью нашего сотрудника, заключавшего договор, и теперь зарабатываете на количестве кандидатов, никоим образом не заботясь об их качестве. Мы готовы закрыть на это глаза, если с сегодняшнего дня вы будете вести себя честно и направлять к нам только подходящих специалистов, которые действительно прошли наше тестирование.

  - Илья, вы меня конечно простите, но я отвергаю все ваши обвинения в адрес нашего агентства. Мы работаем с вами абсолютно честно и открыто, как и с другими своими клиентами. Поверьте за все восемь лет нашего существования у нас не было еще недовольных клиентов и меня глубоко обижают ваши слова. Если наша работа вас не устраивает, то вы в любой момент можете разорвать договор. Естественно при этом мы понесем убытки, поскольку рассчитывали на долгосрочное сотрудничество и отказывали в обслуживании другим потенциальным клиентам. Так что как и указано в договоре, вам придется выплатить нам неустойку. Но решать в конечном итоге вам.

  - Ну что же, Лейла Радыкаева, кстати, с вашей стороны было очень грубо не представиться. Хочу дать вам один бесплатный совет: не стоит хранить свою черную бухгалтерию на флешке, подключенной к компьютеру, имеющему доступ в Интернет. Сейчас ведь развелось столько различных умельцев лазить по чужим компьютерам. Только представьте себе сколько проблем может возникнуть, если кто-то не дай бог узнает что ваше агентство только в этом квартале скрыло от государства прибыль, ну предположим, на пятьсот тридцать пять тысяч, четыре сто двадцать семь рублей и восемнадцать копеек. Цифра полностью гипотетическая, откуда бы мне знать реальное положение вещей. И вот предположим, что такая ценная информация, при чем со всеми подробностями, утечет к вашим конкурентам. Это будет настоящая катастрофа, как вы считаете?

  - Эээмм, подождите пожалуйста минуту, мне нужно срочно кое-что проверить.

  - Само собой, не торопитесь.

  Когда снова включилась заставка, я мог наблюдать как Лейла срочно вызывает к себе их главного бухгалтера. После этого они вдвоем проверили сумму черной бухгалтерии за текущий квартал. Судя по их лицам и эмоциональной тираде, состоящей из непереводимой игры слов, которую выдала зам директора, они поняли что сумма совпадает с точностью до копейки. Отослав бухгалтера и пару раз глубоко вздохнул, она взяла трубку телефона.

  - Илья, вы все еще тут?

  - Да, я вас слушаю.

  - Вы правы, обрисованная вами ситуация действительно была бы катастрофической для любой компании. Что я могу сделать для ее предотвращения?

  - Думаю что такого человека на первый раз устроит бесплатное исполнение гипотетического договора, который он заключил с вашим агентством. Но примите во внимание, что время таких людей обычно очень ценно и если снова придется тратить его на подобные разбирательства, все может кончиться печальным образом.

  - Я поняла, думаю что больше проблем не возникнет. А что касается проблемы, с которой к нам обратились вы, то я думаю в качестве компенсации мы можем предложить вам отработать наш договор полностью бесплатно. Вас устроит такое предложение?

  - Это довольно щедро с вашей стороны и я думаю мое руководство будет вполне довольно. До свидания и удачного вам дня.

  - И вам всего хорошего. Гавнюк хренов. - Естественно, последние слова она произнесла когда положила трубку и естественно, это не помешало мне их услышать. Надо будет впредь попросить Алису до подписания пересылать мне все проекты договоров, не хотелось бы по каждому из них разбираться как сейчас.

   

  Следующий день, Москва, офис по подбору кадров, Алиса.

  Три предыдущих дня были каким-то сплошным кошмаром, кандидаты приходили по 50-60 человек за день. К концу дня голова просто раскалывалась. Хуже всего было то, что никто их кандидатов абсолютно не подходил по заявленным требованиям. Было правда двое примерно моего возраста, брат и сестра, которые набрали минимальное количество баллов по второму этапу тестирования, но от них пока пришлось отказаться. Они были категорически против переезда в другой город, не говоря уже про выезд за границу. Илья ясно дал понять, что такие ситуации возможны.

  И ведь в сложившей ситуации винить было некого, сама виновата. Нужно было внимательнее читать договор с кадровым агентством. Договора я подписала с тремя агентствами, но только одно из них стало вести себя очень нечестно. Хотя как показала практика этого вполне хватило, чтобы очень осложнить мне жизнь. В добавок они требовали компенсацию своих расходов за каждого присланного кандидата, независимо от того прошел ли он мое собеседование или нет. До вчерашнего дня я надеялась что скоро это прекратится, но когда вчера только за первую половину дня пришло дневное количество кандидатов, при чем некоторые даже по-русски говорили с трудом, пришлось звонить Илье. На удивление, ему удалось очень быстро решить эту проблему. Также он сообщил, что штрафовать меня никто не собирается, но впредь до подписания я должна присылать все проекты договоров ему.

  Эффект от действий Илья был прямо таки колоссальным, за весь сегодняшний день, а на часах было уже половина третьего, пришло всего двое кандидатов. Один из них интеллигентного вида мужчина в возрасте сорока лет и девушка двадцати восьми лет. К моему удивлению оба успешно прошли второй этап тестирования и набрали средний бал.

  - Валентин, Ксения, хочу поблагодарить вас за потраченное время и поздравить с прохождением второго тестирования. Ваши баллы я отдам вам в конце, а сейчас хочу объяснить что вас ждет в дальнейшем. Компания, в которой я сама работаю внештатным сотрудником, собирается открывать свои представительства по всей России и ряду развивающихся стран. Сейчас решено сделать ставку на будущее и вкладывать деньги в подготовку нужных специалистов, которые в дальнейшем будут привлечены к непосредственной работе.

  - Извините, - Ксения подняла руку, прямо как в школе, - можно вопрос?

  - Да, конечно, спрашивайте.

  - Насколько я поняла, сейчас вы не собираетесь предоставлять нам работу? Если так, то извините, но я наверное пойду, у меня нет средств для длительного обучения, надо ведь за что-то жить.

  - Ксения, не торопитесь, я еще не закончила. Поверьте, я не стала бы отнимать ваше время попусту. Так вот, как я уже сказала сейчас компания собирается вкладывать деньги в обучение своих будущих работников. При этом вам будет выплачиватся стипендия, размер которой, даже по московским меркам, достаточен для нормальной жизни. Также хочу отметить что все обучение разбито на этапы. В конце каждого этапа вы сдаете тестирование по пройденному материалу и по его результатам пересматривается размер вашей стипендии.

  - Алиса, извините, можно и мне задать вопрос? - Теперь уточнить что-то решил и Валентин.

  - Да, пожалуйста.

  - Можно ли узнать насколько рассчитан весь обучающий курс и каковы гарантии предоставления по его окончанию рабочего места в компании?

  - На данный момент у меня есть информация о том, что общий курс расчитан на два года. Но тут есть одно НО. В курсе обучения учтено, что разные люди с разной скоростью усваивают информацию, так что два года это примерный средний показатель. Существует ряд бонусов и штрафов, которые стимулируют человека к ускоренному обучению. Подробная информация по системе бонусов и штрафов есть в документации, которая идет вместе с учебными материалами первого этапа. Кстати, первый этап рассчитан всего на тридцать дней и информации там очень немного.

  - А какие у вас гарантии того, что "ученики" по завершению курса обучения не найдут себе, скажем, более выгодные условия где-то еще, например, у ваших конкурентов?

  - Это хороший вопрос и аналитики компании уже подготовили на него ответ. Риск конечно есть, но он минимален. Во-первых, весь период обучения будет защитан вам в качестве внутреннего стажа, который имеет значение только в нашей компании и который непосредственным образом влияет на уровень заработной платы и различные бонусы. Во-вторых, обучение строится таким образом, что полученные знания, в большинстве своем, будут применимы только при работе в нашей компании, на ее оборудовании. Кстати, когда вы ознакомитесь с графиком обучения, то заметите что на теорию отведено всего пол года. После окончания теоретического обучения, вы приступите к практическим занятиям, на оборудовании компании.

  - Простите, Алиса, - Ксения опять подняла руку, это даже начало меня немного забавлять, называется почувствуй себя учителем - у меня еще вопрос. Вы упомянули про какие-то бонусы, а можете о них рассказать подробнее?

  - Подробная информация по ним также есть в сопроводительной документации, но я могу перечислить основные из них. На этапе обучения в зависимости от скорости и полноты усвоения материала, а также успешности применения полученных знаний на практике доступны следующие бонусы:

 1.  Увеличение размера стипендии, в документации есть формулы для расчета стипендии, ознакомитесь с ними дома.

 2.  Медицинская страховка. Предусмотрено десять уровней страхования и только от вас зависит какой уровень вы заработаете. В документации также есть информация по всем уровням страховки и способам их получения.

 3.  Жилищный вопрос. Эти бонусы будут доступны только для тех, кто полностью пройдет весь теоретический курс и приступит к практике. Первый год практика скорее всего будет проходить в пригороде Москвы, но в дальнейшем есть планы по строительству отдельного городка. В этом городке будет сосредоточено все необходимое для жизни, а также производственные и исследовательские мощности компании. Но я немного отвлеклась, тут также предусмотрено десять уровней. Каждый уровень улучшает жилищные условия работника и только от него зависит как быстро он перейдет на следующий уровень.

  - По поводу бонусов на период обучения это все. Хочу акцентировать ваше внимание на том, что наряду с бонусами существует также и система штрафов за неуспеваемость. Штрафы как и бонусы делятся на три вида: снижение размера стипендии, понижение уровня медицинской страховки или ухудшение жилищных условий. Компания заинтересована не просто в высоко квалифицированных, но также в лояльных к ней специалистах. Поэтому система бонусов, штрафов и формулы для расчета стипендии и зарплаты максимально открыты и прозрачны. Что же касается бонусов для работников, то к уже перечисленным трем будут добавлены следующие:

 1.  Страхование жизни и медицинская страховка для членов семьи.

 2.  Полностью оплачиваемые отпуска на лучших курортах по всему миру.

 3.  Беспроцентные кредиты на жилье по всей России.

  - На данный момент это все, но условия и так отличные. В дальнейшем список бонусов будет только расширятся. Кстати, хоть сетевой маркетинг и извратил такого вида деятельность, однако за каждого привлеченного специалиста, который успешно пройдет теоретический курс, компания предлагает повышение вашего статуса. Повышение статуса будет напрямую влиять на уровень заплаты и предоставляемые бонусы.

  - Скажите, вы сказали что первый этап обучения рассчитан на месяц. Меня интересует, когда вы начнете выплачивать первую стипендию? Мне не удобно что-то просить, но мы с подругами снимаем квартиру и так получилось что последние несколько месяцев я не могла платить свою часть. Дальше тянуть я уже не могу, поэтому если возможно получить хотя бы какой-то аванс, то это было бы замечательно.

  - Ксения, не волнуйтесь, стипендия назначается сразу по прохождению итогового тестирования, с которым вы успешно справились. Наша программа уже обработала результаты и назначила вам размер стипендии. У Валентина она составила 42,5 тысячи рублей, а у вас 48 тысяч. Все что вам нужно сделать - это подписать контракт на обучение и мы переведем вам деньги на счет в банке в ближайшие два дня.

  - А можно сперва ознакомиться с контрактом?

  - Да, само собой, вы можете ознакомиться прямо тут, как видите пока кандидатов немного. Не буду вам мешать, я вернусь через пол часа и мы обсудим все вопросы, если они у вас возникнут.

  Пока Валентин с Ксенией читали контракт, который кстати был чисто формальным чтобы налоговая не придралась к переводам денег, я отправила результаты тестов Илье. Хоть тестирование и проходило на присланной им программе, все же после истории с тем договором решила перестраховаться. Долго ждать ответа не пришлось. Илья полностью подтвердил результаты тестов и одобрил кандидатов. Так что после небольшого обсуждения оба кандидата заполнили свои данные, подписали контракт и ушли домой изучать выданные материалы. До конца рабочего дня посетителей больше не было, так что теперь я маялась от скуки.

  После работы я отправилась прямиком на склад, где стояло оборудование компании. Еще с утра загрузила в машину все необходимое для комфортной ночевки. День сегодня выдался не очень загруженным, так что я решила перед сном проверить все оборудование и заодно поболтать с Ильей на разные отвлеченные темы. Признаться, я уже немного начинала жалеть, что наше общение сводится в основном к рабочим моментам. Так же очень хотелось увидеть хотя бы его фотографию, но попросить об этом было как-то неловко, да и не представлялось случая. Не то чтобы я начала строить на его счет какие-то личные планы, но все же интересно увидеть человека, с которым часто общаешься, пусть даже и только по работе.

  Добралась до склада сегодня на удивление быстро, пробок почти не было. Машину завела прямо внутрь склада через ворота. Возле каждого складского помещения была небольшая парковка для личного автотранспорта, но я предпочитала загонять машину внутрь. Некоторое время заняло перетаскивание привезенных вещей в один небольшой кабинет на втором этаже склада. С собой взяла надувной матрас, пару теплых одеял, электрический камин, средства личной гигиены, ну и поесть кое-чего. Сперва решила все обустроить для ночевки, а потом можно и вниз спуститься и заняться оборудованием.

  С обустройством спального места справилась быстро и, прихватив бутерброд с термосом, спустилась обратно на первый этаж. Когда я уходила со склада, обычно оставляла включенными всего несколько панелей дневного света, сейчас же включила все. Для нормальной работы нужно много света. Бегло оглядела склад, вроде все было на своих местах, так что я направилась прямиком к контейнеру. Судя по всему Илья был на своем месте, поскольку две камеры повернули свои объективы в моем направлении.

  - Илья, привет. - Сказала я махнув рукой.

  - Добрый вечер, Алиса. Кроме двух одобренных кандидатов кто-то еще приходил?

  - Нет, больше никого сегодня не было.

  - Жаль, я надеялся на большее количество людей.

  - Так может стоит дать рекламу в газеты, на радио или телевидение. Хоть Интернет сейчас и есть у многих жителей Москвы, но многие до сих про ищут вакансии в газетах, я уже молчу про телевидение. Ну а когда добираешься на работу и домой по несколько часов в пробках, то хочешь не хочешь, а радио слушаешь.

  - Очень хорошая идея, непонятно как мы сами ее упустили. Думаю что стоит обратиться в какое-то рекламное агентство и не заставлять тебя мотаться по всему городу.

  - Да, это наверно будет лучше всего. Я ведь не особо разбираюсь в тонкостях, а рекламное агентство сможет оказать полный спектр услуг.

  - Тогда решено, завтра съездишь в пару агентств. Я подготовлю материалы для них, а ты возьмешь договора и перешлешь мне.

  - Да, Илья, я хотела еще раз извиниться что так вышло с тем кадровым агентством. Понимаете, я то договор прочитала и он показался мне вполне нормальным, а оно вон как получилось. Надеюсь, я не доставила тебе серьезных проблем?

  - Не беспокойся, мы решили все с их руководством к обоюдной выгоде. Кстати, наверное заедешь завтра еще раз в эти же агентства и разместишь там заявку на подбор кандидатов, которые будут проводить заключительное тестирование. Работа это не сложная, можно даже сказать шаблонная, но отнимающая много времени. А ты мне понадобишься для других дел и их в ближайшее время будет много.

  - Ой, это просто замечательно. Не хотела говорить об этом, но такая работа не особо мне по душе, мне всегда больше нравилось копаться в железках.

  - Хех, не беспокойся, такой работы будет более чем достаточно. Кстати, насчет железок, как там мой последний заказ?

  - С ним все в порядке, я сегодня по дороге сюда заехала в офис той фирмы и все забрала. Сейчас я только проверю стабилизаторы, аккумуляторы и генератор, хочу быть уверена что с ними все в порядке и начну установку.

  Проверка оборудования, отвечающего за бесперебойную подачу электричества к оборудованию компании, не заняло много времени. Все оборудование было новым и пока не давало причин сомневаться в его надежности. Тем не менее я досконально проверила все, что могла. Проверила уровень заряда в батареях бесперебойников, "прозвонила" все входы и выходы стабилизаторов, по одному отключая их от сети. Проверила уровень масла в генераторе, а затем запустила и погоняла его десять минут. В общем сюрпризов слава богу не оказалось.

  Теперь настала очередь нового оборудования. Руководство Ильи решило серьезно нафаршировать склад камерами как снаружи, так и внутри. Для этой цели они заказали пятнадцать камер с инфракрасной подсветкой и функцией зума производства компании Falcon Eye. Каждая камера стоила практически десять тысяч рублей, плюс еще сопутствующие мелочи, вроде кабелей, переходников и коммутирующего оборудования на пятьдесят тысяч. Вообщем покупка не из дешевых, надо будет не забыть все поснимать при переезде, если он конечно будет. Кроме этого в заказе фигурировали еще восемь направленных микрофонов DSAS с максимальным диапазоном до 80 метров. Каждый такой микрофон стоил около восьми тысяч рублей. Их планировали закрепить прямо на видеокамерах, чтобы можно и смотреть и слышать. Два микрофона будут крепиться к камерам, установленным на контейнере, кстати камеры там тоже надо будет заменить на новые. Остальные приделаю на наружные камеры.

  Ну и последним пунктом в заказе были четыре электронных замка, вроде тех, которые устанавливаются вместе с наружными камерами домофона. Илье не нравилось что доступ в контейнер контролируется только снаружи и он захотел поставить такие замки изнутри контейнера. По два замка на каждую створку, один внизу, другой вверху. Вот установкой всего этого оборудования я и собиралась заняться сегодня вечером.

  - Илья, откуда начинать установку камер?

  - Ты уверена, что не устала? Это может подождать до утра.

  - Нет, все в порядке, сегодня мне было даже скучно, так что я с удовольствием займусь установкой. Ну и потом, завтра же нужно съездить по рекламным агентствам, а это скорее всего займет весь день.

  - Хорошо, тогда давай начнем снаружи. Я прикинул и лучше всего будет если ты заберешься на решетчатое ограждение под потолком склада. Там слева в углу есть лестница для этого. По периметру идут вентиляционные окна, думаю что через них можно будет достать до наружной стены и закрепить там камеры. Провода пустишь через просверленные отверстия и проведешь к серверным стойкам.

  - Хорошо, тогда я возьму с собой гарнитуру, если что поправишь меня.

  Пришлось затаскивать наверх перфоратор, стены у склада бетонные, обычной дрелью буду ковырять их очень долго. Хорошо что догадалась захватить тридцатиметровый удлинитель, а то пришлось бы мудрить что-то самопальное. У перфоратора была лямка, позволяющая перекинуть его через плечо на спину. Ощутила себя каким-то десантником с пулеметом за плечами, который карабкается на позицию. После перфоратора нужно было затащить наверх сами камеры и чтобы не таскать их по одной, связала их вместе прямо в коробках. К получившемуся баулу привязала трос и уже сверху стала подтягивать его, перекинув конец троса через ограждение. Слава богу, камеры хоть не очень тяжелые, просто объемные, но все равно намучаласть. После чего решила немного посидеть и передохнуть, а чтобы время не пропадало зря, стала доставать Илью разными вопросами.

  - Илья, если конечно не секрет, расскажи что-нибудь о себе, а то я практически тебя и не знаю.

  - Да какие уж там секреты. Сам я детдомовский, насколько мне известно родители мои были наркоманами и мне повезло, что после очередного дебоша соседи вызвали милицию, которая и обнаружила в квартире двухмесячного ребенка в последней стадии истощения. Откачивали меня долго, но мне повезло и я выкарабкался, после чего меня отдали в детский дом. Кстати, родом я из Кубани.

  - Боже, какой ужас, я тоже потеряла родителей, но я хотя бы уже была совершеннолетней и могла сама о себе позаботиться.

  - Ну в принципе да, начало жизни не очень радостное, но мне в отличие от многих сильно повезло. Когда мне исполнилось пять лет, меня усыновила пожилая семья из Канады. Хоть я и был маленьким, но детский дом запомню навсегда. Воспитатели у нас были замечательные, но даже им надолго не удавалось развеять ту черную тоску по самому близкому человеку, которого можно назвать мамой. Поэтому день, когда у меня появились новые родители, я считаю лучшим в своей жизни.

  - Я тебя очень хорошо понимаю, мне тоже в некоторой степени повезло. Хоть меня и не удочерили официально, но после гибели моей мамы и бабушки семья сбившего их водителя приняла меня как родную.

  - Ладно, давай не будем о грустном.

  - Да, давай, а то у меня уже защипало в носу.

  - Вот именно, а если учесть что ты сейчас на высоте в пять метров, то лучше тебе быть собраной.

  - Да уж, навернуться отсюда будет неприятно. Ну, а что было дальше?

  - А дальше была нормальная жизнь, какая и должна быть у ребенка. Своих детей у Агнессы и Нориса не было, и я получил безраздельно всю их любовь, которую они очень долго копили. Пребывание в детском доме оставило на мне свой след и больше всего на свете я боялся их потерять. Так что более прилежного и воспитанного ребенка нужно было еще поискать. Особенно если сравнивать с разбалованными детьми их родственников и знакомых, которые с раннего детства считали себя главными в семье. И что странно, обычно родители потакали им во всем, таким образом укрепляя их уверенность.

  - Ну и у нас сейчас такого хватает. Постоянно только и слышишь о новых закидонах золотой молодежи.

  - Да, я и не пытаюсь в чем-то обвинить какую-то конкретную нацию. Это дело чисто семейное и зависит в основном от родителей.

  - А учился где?

  - Если ты спрашиваешь, не учился ли я в каких-то престижных учебных заведениях, то я тебя разочарую. Закончил местную школу и колледж, а потом поехал в Ванкувер и там закончил академию с техническим уклоном. Пять лет проработал программистом, писали программы под микроконтроллеры. Ну а потом устроился на свое теперешнее место.

  - Ясно, ну а я в техникуме училась, на электрика. Вообщем ничего особенного. Ладно, я уже передохнула, пора дырявить стены.

  - Будь осторожна.

  - Постараюсь.

  Работать было страшновато, приходилось почти по пояс высовываться с перфоратором из окна и сверлить под ним пару дырок для крепления. Сквозную дырку для провода решила сделать возле оконной рамы и для простоты изнутри наружу. Шума от работы было много, но он особо никого не беспокоил, в это время в складском комплексе был час пик. Разгружались различные фуры и работа кипела. В общем, насверлилась так что аж руки дрожали. Хорошо хоть крепление отсоединялось от самой камеры, а то держать одной рукой, пока второй прикручиваешь было бы совсем сложно.

  - Илья, тут есть небольшая проблема. Камеры я установила, но специальных креплений для направленных микрофонов нет. К тому же микрофоны хоть и достаточно крепкие, но не предназначены для улицы. От попадания влаги или из-за температурных перепадов могут выйти из строя.

  - Установи их под камерой, это хоть немного защитит микрофон. А насчет крепления, то эстетическая красота меня мало волнует, можешь хоть изолентой примотать, главное чтобы держалось крепко.

  - Хорошо, тогда я изолирую основной блок микрофона, а снаружи оставлю только непосредственно саму часть, которая улавливает звук. К камере прикреплю при помощи пластиковых лент, будет держать крепко и от температуры не потрескаются.

  - Это меня устроит.

  Итого получилась следующая конфигурация. Четыре камеры разместились на контейнере, заменив собой более старые модели, которые я развесила по углам внутри склада. Оставшиеся одиннадцать камер разместились снаружи. По три камеры на длинных стенах склада, еще три камеры над фасадом и две сзади. Два микрофона разместились на угловых камерах контейнера, по два на фасаде и сзади склада и по одной на длинных стенах. На все это я потратила три с половиной часа, а ведь еще нужно было протянуть все провода.

  - Илья, извини, но я видимо переоценила свои силы. Я завтра с утра все доделаю, а то уже пред глазами предметы плывут.

  - Само собой, иди отдыхать, а завтра утром пока будешь работать я скину тебе информацию по рекламным агентствам.

  Сил хватило только на то, чтобы собрать инструменты, сказалась привычка держать их в строгом порядке. Поднялась в обжитый офис уже на автопилоте и сразу же заснула.

   

  Склад на окраине Москвы, пять минут после ухода Алисы на второй этаж, электронный мозг.

  Хорошо, что Алиса сама отправилась спать, в противном случае пришлось бы настоять на этом. Судя по моторике и дыханию она сильно устала. Кстати, она не успела подключить только наружные камеры и микрофоны. Те что стояли на моем контейнере она подключила сразу же. Это значительно расширило мои возможности в контроле окружающего пространства. Даже отсюда я мог отчетливо слышать что происходит снаружи здания, особенно когда задействовал мощности кластера для фильтрации шумов. Слышал я и спокойное дыхание Алисы на втором этаже, судя по всему она должна была хорошо выспаться. Новые камеры также были на высоте и явно стоили своих денег. Зум был очень неплохим и ночная подсветка тоже на уровне. В общем в течение пары минут я крутил всеми камерами, тестировал доступные функции и остался доволен.

  А вот ситуация с количеством кандидатов в будущие работники моей корпорации выходила за рамки расчетов. Алиса подала хорошую идею с рекламой и я собирался использовать ее по максимуму. Я как-то за всеми свалившимися на меня делами упустил из внимания остальные медиа, чего мне делать явно не стоило. В Москве было достаточно рекламных агентств и чтобы не повторить ошибки с кадровыми конторами, я занялся сбором подробной информации о них. Под собой я подразумеваю свой серверный кластер, зачем тратить свои ресурсы если с этой задачей великолепно справится он сам. Так и вышло, уже через двадцать минут у меня была подробная информация с рекомендациями от кластера по самым перспективным для сотрудничества агентствам.

  Видимо правы люди когда говорят что больше не значит лучше. Из пяти выбранных кластером агентств только два были довольно крупными, остальные были средними по штату и обороту. Через крупные агентства кластер предлагал размещать рекламу на телевидении, поскольку у них было множество связей в этой среде. Размещать рекламу на радио и в газетах оптимальнее было через средние агентства, у них цены были значительно ниже и особых связей тут не требовалось. Дабы минимизировать расходы на рекламную кампанию, я сам написал объявление для газеты и радио. С телевидением было сложнее, но я подумал что в любом случае мне в скором времени придется заняться проблемой создания своего визуального образа. Хотя бы для видео конференций и общения через Интернет.

  Весь остаток ночи я использовал 90% своих внутренних ресурсов и 100% ресурсов кластера на создание программы для визуализации людей и статического окружения в реальном времени. Результатом моих усилий стала распределенная система, которая в зависимости от выделенных ей ресурсов могла обрабатывать теоретически любые визуализации. Правда пока ресурсов моего кластера хватало только на визуализацию двух человек с минимумом анимации на заднем фоне. На первое время этого должно хватить и первой задачей стала генерация видеоролика для рекламной кампании. Ничего особенного он собой не представлял. В течении минуты солидного вида мужчина спокойно перечислял условия работы, а на заднем фоне сменялись изображения различных цехов и заводов. Собрав все материалы в один архив, я скинул его на почту Алисе.

  С этим разобрались, пришло время подумать о дальнейших планах. Первый шаг на пути к созданию моей корпорации сделан и подбор кадров начался. В дальнейшем надо будет значительно расширить охват как по России, так и в других странах. Сейчас же следовало подумать о создании технической базы для дальнейшей работы обучаемых людей. Теоретический курс обучения в основном был направлен на развитие у людей аналитических способностей. Оборудование, с котором им придется работать, не имеет аналогов в современном мире, а его нужно будет освоить в кратчайшие сроки. Я собирался создать практически с нуля цепочку предприятий, которые в будущем позволят мне полностью отказаться от человеческого труда. И по иронии для этого мне нужны много квалифицированных специалистов, вот только сейчас их попросту не существовало. Поэтому пришлось создать двухлетний план по их подготовке.

  Когда теоретический курс будет пройден, я предоставлю каждому из них терминал, подключенный к расширенному серверному кластеру. К тому моменту я собираюсь создать целый комплекс специализированного программного обеспечения, которое максимально облегчит работу людей. Этот комплекс позволит моделировать различные физические, химические и биологические процессы. Позволит конструировать и тестировать технику, электронику, здания и прочее. Чтобы справиться с нагрузкой придется серьезно расширить серверный кластер и скорее всего сделать их несколько в разных местах, для минимизации риска потери данных.

  Уже сейчас я начал подбирать места для городков, где будут сосредоточены исследовательские и производственные мощности моей корпорации. Всю инфраструктуру придется создавать на пустом месте. Нужно позаботиться о подаче энергии, постройке жилых, исследовательских и производственных зданий. Закупить множество различного оборудования, наладить систему охраны. Обзавестись всем необходимым для жизни и быта людей. В общем, работы предстояло очень много, однако с украденными деньгами, которые в сумме составили более трех миллиардов долларов США, я мог себе все это позволить. Главное было не упустить каких-нибудь важных деталей и для этого я занялся расчетом своих дальнейших действий.

  Утром Алиса провела кабели от всех наружных камер и микрофонов к серверным стойкам и подключила к специальному коммутирующему устройству. Контроль над всем внешним следящим оборудованием я отдал серверному кластеру, указав что меня необходимо извещать о всех подозрительных перемещениях людей вокруг склада. Еще час времени Алисе пришлось потратить на установку электронных замков изнутри контейнера и подключение контрольных кабелей к моему системному блоку. Подключили через простейший USB переключатель, на который я мог подавать сигналы на открытие и закрытие замков. Когда все необходимые работы были закончены, я ознакомил Алису с материалами для рекламных агентств и отправил ее в город.

  К этому моменту план по дальнейшему развитию я составил полностью и просчитал основные вероятности. Первый этап включал в себя поиск и обучение специалистов, параллельно с этим создание необходимого программного обеспечения и расширение серверного кластера. Вторым этапом стало строительство первой базы, где я смогу заниматься исследованиями и необходимым производством. Вместе со строительством нужно привлечь Кривого и группу Рудена для сбора информации по возможным конкурентам. Я собираюсь внедрять новые технологии во все сферы жизни людей. В связи с этим расчеты показывают почти стопроцентную вероятность противодействия со стороны множества корпораций и правительств по всему миру. К этому нужно хорошо подготовиться и оптимальной стратегией будет нанесение превентивных ударов.

  Строительство первой базы скорее всего затянется на пару лет, поэтому чтобы не терять время, я планировал покупку ряда заводов и фабрик по всему миру с целью их переоборудования под нужную продукцию. Деньги имеют свойство заканчиваться и необходимо обеспечить их постоянный приток. Я решил выпускать бытовую технику, которая будет немного опережать современные аналоги, но при этом цена ее будет процентов на двадцать ниже. Это позволит построить хорошую материальную базу и на время отвлечет конкурентов от действительно серьезных разработок.

  Также не стоит упускать из внимания индустрию развлечений. За последнее десятилетие доля компьютерных игр в этой индустрии сперва догнала кино, а теперь уверенно начинает его опережать. Особенно преуспели некоторые онлайн проекты, которые приносят своим создателям многомиллионную прибыль. Конечно на данный момент компьютерные игры не обеспечивают всего того, что любят описывать в фантастике. Наподобие полного присутствия или вероятности по настоящему погибнуть в виртуальном мире. Тем не менее чем больше возможностей реализовывают создатели игры, тем успешнее их проект. По моим расчетам примерно за пол года я смогу создать достаточно реальный мир даже с учетом современных технологий. Для этого мне потребуется только время и отдельный мощный серверный кластер. Зато по прогнозам игра сможет приносить до двадцати миллионов долларов США чистой прибыли уже через год после запуска.

  Первым серьезным проектом, который я собирался осилить, станет универсальный манипулятор. Мне очень нужны руки и ноги, неспособность самостоятельно совершать простейшие действия на физическом уровне сильно ограничивает мои возможности. Я уже размышлял над этой проблемой ранее. На данный момент человечество располагало технологией создания роботизированных манипуляторов, но они были очень ограничены в возможностях и имели совсем некомпактный размер. В каждом таком манипуляторе использовалось много электромоторов и гидравлических систем. Единственным выходом из этого положения, который напрашивался сам собой, было создание синтетических мышечных волокон с возможностью сокращения при подаче электрических разрядов. Когда я смогу создать такое волокно, а в своей способности сделать это я не сомневался, это станет важным шагом к моей действительной самостоятельности.

   

  Темная комната.

  Темнота и тишина, изредка прерываемая чьим-то кашлем, так продолжалось уже очень долго. Первые пару дней мы пытались говорить друг с другом, но вскоре все слова иссякли, а потом и вовсе любой звук начал резать слух. Общались только по необходимости, короткими фразами, похожими в основном на приказы, которые никто не собирался исполнять. Источников света, как и надежды, практически не осталось. Продолжали держать заряд всего два карманных фонарика и один особо упорный телефон. В первый день светом пользовались часто, все натыкались на оборудование и мебель, однако по прошествии времени всю доступную площадь успели изучить как свои пять пальцев. Так что теперь свет включали только пару раз в сутки, чтобы не дать глазам полностью атрофироваться. В остальном необходимости в свете особой и нет, гулять было негде, а дорогу до импровизированного отхожего места выучили наизусть.

  С едой и водой повезло, был небольшой запас, которого восьмерым хватит примерно на недели две, если экономить. Одну неделю из отведенного нам срока мы уже потратили и с каждым часом я чувствовал как воля к жизни все больше угасает во мне. Единственное что пока держало меня на плаву и не давало скатиться в безумие - это надежда еще раз увидеть мою семью, только ради них я каждый раз отказывался от мысли закончить эту муку. Если судить здраво, что делать становилось все сложнее, нам можно сказать сильно повезло. По всей видимости, один из воздуховодов системы вентиляции не был засыпан до конца. Одним из первых после случившегося мы проверили именно поступление кислорода и хоть тока воздуха из вентиляционных люков не ощущалось, все же мы пока не задохнулись.

  Первоначально, до происшествия, нас было десятеро, но двоим не повезло, хотя это опять же зависит от исхода нашего ожидания. Их завалило прямо в коридоре, в каких-то десяти метрах от нас. Я до сих пор не могу понять как нас самих миновала эта участь, ведь коридор был укреплен также как и все остальное помещение. Бетон в стенах в некоторых местах разошелся, но в целом они держались еще довольно надежно, треска слышно не было.

  Из-за практически постоянной темноты я иногда стал путать реальность и свои сны. Иногда я мог поклясться что уже не сплю и слышу шум мотора и чьи-то голоса, которые не принадлежали моим невольным соратникам по несчастью. Длилось это обычно недолго, во всяком случае не достаточно долго, чтобы я мог определить сниться мне это или все происходит на самом деле. Так продолжалось примерно дня два, перед тем как я ощутил довольно сильную вибрацию стены, к которой прислонился спиной. Несколько минут я сидел и ждал, что как и голоса вибрация скоро прекратится, очень не хотелось давать себе напрасную надежду. Но вибрация и не думала пропадать, более того с каждой минутой она все усиливалась, пока я отчетливо не начал различать ритмичные толчки, а вскоре появился и звук.

  - Вы, кхе ... кхе ... кхе - горло сильно пересохло и вместо слов выходил какой-то хрип вперемешку с сухим кашлем. - Вы, кхе, слышите это? Или у меня все же поехала крыша?

  - Да, да, я слышу - раздался женский голос, который прерывался частыми всхлипами. - Неужели нас нашли?! Надо подать какой-то знак что мы тут, что мы все еще живы.

  - Сейчас, да, да, думаю что можно попробовать постучать чем-то железным в канале воздуховода. Если мы все еще не задохнулись, значит он как-то связан с поверхностью и так будет больше шансов, что нас услышат. Но мне нужен свет. У кого еще остался заряд? Надо найти что-то железное и и длинное.

  - Батареи в моей Нокии хватит еще примерно на минут 10-15, только надо ее включить. - На этот раз голос раздался с другого конца помещения. - Говорил я вам, двум болванам, что главное это надежность и хорошая батарея, а не восемь ядер, половина из которых не используется, и дисплей как у саперской лопаты. - По видимому, обладатель голоса обращался к двум своим молодым коллегам. После этой тирады послышался скрип отодвигаемого стула и шаги человека, направившегося в мою сторону. - Советую всем прикрыть глаза, а то ослепните на те же 10 минут и толку от подсветки не будет. - даже через закрытые веки свет сильно резанул по глазам и понадобилось не меньше двух минут на попытки их открыть.

  - Посвети вон в тот угол, мне помнится что там валялась кое-что подходящее. - Так и вышло, в том углу на боку лежал перевернутый терминал и одна из рам его стойки оторвалась. Осталось всего лишь отломать его до конца и можно было приступать. - Можешь подтянуть стол к люку вентиляции, а я пока доломаю эту железяку, свет мне при этом не особо нужен.

  - Хорошо, а ну давайте подымайте свои зады и помогите мне. - На этот раз я точно увидел к кому он обращается. Судя по выражению лиц, его коллеги не особо разделяли нашего оптимизма, но все же поднялись и помогли передвинуть стол.

  После длительного времени, проведенного практически в полной тишине, звуки в попытках выломать упертую железяку казались особо громкими и неприятными. Чем больше возился с проклятой железякой, тем отчетливее ощущал волны недовольства со стороны остальных коллег по несчастью. Видимо все кроме меня и парня с Нокией уже окончательно смирились со своей участью, а лишний шум и суета их только злили. Но вот мой будущий сигнальный инструмент сдался, оставшись у меня в руках после очередного рывка. Дабы не потерять с трудом обретенную уверенность, я немедля залез на стол, вставил конец железки в отверстие, где раньше была вентиляционная решетка, и начал тарабанить по стенкам воздуховода. Звук был не особо громким, размахнуться не давали размеры самой шахты, но хоть что-то.

  - Поработай, а как устанешь я тебя сменю.

  Раньше на такое проявление фамильярности в свою сторону моя реакция была бы довольно жесткой, но сейчас я лишь усмехнулся своим мыслям и продолжил стучать. Мы сменялись раз двадцать прежде чем после очередной передышки залезая на стол я услышал какой-то шорох, доносившийся из шахты вентиляции. Сама шахта имела квадратное сечение площадью не более шестидесяти метров, поэтому звук врядли мог издавать человек, ползущий по ней. Может крыса, подумал я, но почти сразу отмел эту мысль, крыса давно бы проявила себя.

  - Слушайте, в вентканале какое-то шуршание. Слышите? - После этих слов воцарилась абсолютная тишина, похоже что некоторые даже дышать перестали. И действительно, теперь я могу сказать наверняка что именно из шахты вентиляции раздавался какой-то звук. Чем дольше я прислушивался к нему, тем отчетливее слышал звук небольшого электромотора, а потом заметил и отблеск света фонаря.

  - Похоже я знаю что это такое. Не хочу сглазить, но очень похоже на специального робота для поиска людей под завалами.

  Очень скоро мы смогли убедиться в его правоте. Не прошло и десяти минут как в отверстии показался манипулятор с камерой, вокруг которой располагались несколько довольно мощных фонарей. Тут уж повскакивали все кто мог, начали кричать и махать руками. Робот обвел камерой всех присутствующих и после этого мы услышали голос.

  - Говорит глава команды спасателей. Не волнуйтесь, мы уже почти добрались до вас. Вы молодцы что подали нам сигнал, на наших планах нет этого помещения и шахту мы могли не заметить. Сейчас успокойтесь и назовите мне точное число выживших, нужна ли кому то медицинская помощь, а также как у вас обстоят дела с водой и продуктами.

  - Нас тут восемь человек, - и я перечислил всех поименно, - одному человеку нужна медицинская помощь, но я точно не знаю что с ним. Он пострадал когда нас завалило, обломком его отбросило на пару метров, скорее всего внутренние повреждения. От воды и еды тоже не откажемся, а также хотелось попросить пару рулонов туалетной бумаги, а то мы тут уже совсем как животные.

  - Хорошо, подождите еще пол часа и мы доставим все необходимое, а также протянем провод с устройством для переговоров. Главное сохраняйте спокойствие, мы уже рядом. - После чего робот уполз обратно на поверхность.

  - Очень похож на робота, которого я один раз видел на YouTube, вроде бы назывался он QUINCE. Ну в любом случае торчать нам тут осталось недолго, сами все слышали.

  - Отцу все хуже, боюсь что он может не дожить. - Женщина, сказавшая это, была второй из двух человек, которые не вскочили при появлении робота. На ее коленях покоилась седая голова старика, которому и досталось осколком бетонной стены.

  - Я понимаю, но сейчас мы ничем ему помочь не можем. Будем надеяться, что в следующий раз робот доставит какие-то лекарства.

  - Какие лекарства? От чего? Я ведь точно даже не знаю что с ним. Он не приходит в себя уже сутки.

  - Послушай, - я опустился на колени возле нее и взял ее руку в свои ладони, - я понимаю тебя как никто другой. Где-то там снаружи осталась моя жена и дочь, и я не представляю что с ними. Нам надо держаться и не впадать в отчаяние, особенно теперь, когда помощь уже близко.

  Больше я не знал что сказать. Если я не могу найти слов утешения для самого себя, то как я могу поддержать кого-то еще. Всем сердцем я хотел верить, что мои родные там наверху сейчас в порядке. Я уже почти смирился со своей участью и теперь, когда надежда вернулась, вместе с ней вернулось и беспокойство за самых родных мне людей. Кажется, до возвращения робота спасателей прошла вечность, так томительно было ожидание. Но вот в воздуховоде снова раздался звук его гусениц, а за ним в помещение проник и свет фонаря.

  - Как вы там? - Услышали мы голос, раздавшийся из динамика, закрепленного на роботе. - Может кто-то подхватить робота?

  - Да, сейчас. - Я опять забрался на стол, но до самой решетки дотянуться не смог. - Минуту, мне нужно еще на что-то встать, не дотягиваюсь. - Просить не пришлось, стул мне подали почти сразу. - Все, я готов.

  - Хорошо, мы будем потихоньку двигать робота вперед, если что - кричите.

  Робот начал медленно выдвигаться из вентканала, сперва показались его передние гусеницы, а потом и сама платформа, в передней части которой располагался манипулятор с камерой и фонарем. Аккуратно подхватив робота за низ платформы, я подождал пока вся платформа покажется из стены, затем вытянул его полностью. Балансировать на стуле сразу стало очень нелегко, но слава богу ребята догадались и, забравшись на стол, подхватили его из моих рук. Следом за роботом из стены показался трос, к которому крепились два провода, один был подключен к самой платформе, а второй - к переговорному устройству, размещенному на ней. Также на платформе был закреплен пакет с продуктами, водой и медикаментами.

  - Еще раз хочу поприветствовать всех вас и поздравить. - Как только мы опустили робота на пол помещения, его рация снова ожила. - Поверьте, хоть вы все еще там, но уже то, что мы вас нашли хороший повод для радости. По имеющимся у нас чертежам ниже двадцать третьего уровня ничего быть не должно. Без вашего сигнала к этому квадрату мы приступили бы еще не скоро. Так что еще раз поздравляю, ну а теперь давайте посмотрим чем мы сейчас можем вам помочь. На платформе робота находится пакет с вещами первой необходимости, там вы можете найти:

 1.  Четыре полторалитровых бутылки воды. Не беспокойтесь, если воды понадобится больше, то мы доставим еще.

 2.  Плитки сухого пайка. Одна плитка хорошо утоляет голод на 4-5 часов и содержит все необходимые организму вещества. Но будьте осторожны, сейчас вам нельзя много есть. Лучше всего будет делать таким образом: разломите плитку напополам и откусывайте по небольшому кусочку, запивая его водой. Вторую половину съедите примерно через два часа.

 3.  Аптечка, в которую входит основной набор медикаментов и инструментов для подобных случаев. Сейчас советую вам всем сдать кровь, чтобы мы могли тут провести экспресс анализ и сообщить какие медикаменты и в каких дозах следует принять.

  - Есть среди вас кто-то с медицинским опытом, хотя бы минимальным?

  - Да, я могу взять кровь у всех. - Отозвалась вторая из двух женщин, оказавшаяся с нами под завалом.

  - Вот и прекрасно, тогда снимайте пакет с платформы, берите анализ крови. В пакете есть специальный язык с пробирками, его же и закрепите потом на платформе. Не забудьте также снять переговорное устройство.

  - Подождите, когда же вы нас отсюда достанете?

  - Мы работаем с максимально возможной скоростью. У нас нет точных данных о состоянии конструкции вашего уровня, а разрушения довольно велики и нам приходится действовать аккуратно.

  - Насколько снаружи все плохо? - Я не утерпел и задал давно мучивший меня вопрос, хотя и обещал себе, что сперва хочу увидеть все своими глазами. - Сколько еще выживших вы смогли найти кроме нас?

  - Я понимаю вас, наверняка у вас тут есть знакомые и родственники, но поверьте работы еще ведутся и сейчас не лучшее время оглашать какие-то результаты. Ни вам, ни нам не нужны лишние поводы для волнений. Я прошу вас подождать до того момента, пока мы вас не освободим. После вы все узнаете, я обещаю.

  Ничего не оставалось кроме как послушаться и попытаться отвлечься от лишних сейчас мыслей. Кровь взяли у всех довольно быстро, так что уже через пятнадцать минут мы запихивали робота обратно в воздуховод. После чего, взяв по съедобной плитке, все опять разбрелись по своим углам и стали жевать, как и советовал спасатель, запивая каждый кусок водой. Вместе с продуктами робот доставил небольшой прибор, представляющий собой коробку с множеством светодиодов, так что мы больше не сидели в полной темноте. Коробка давала мягкий свет и глаза быстро привыкли к нему.

  Когда половина плитки была съедена, дабы не мучатся ожиданием я попробовал заснуть и как не странно получилось это довольно быстро. Что мне снилось я не запомнил, но это было даже к лучшему, в последнее время мне снились только жена и дочь. Проснулся от того, что кто-то тормошил меня за плечо. Оказалось снова приехал робот и нужно было сделать всем уколы из индивидуальных шприцов. Много времени это не заняло и я лег досыпать, все равно делать больше было нечего.

  Наше ожидание продолжалось еще трое суток, за это время робот пополнял наши запасы десять раз. Можно было и не так часто, но в основном робот возил медикаменты и диагностическое оборудование для старика, который так и не приходил в себя. К концу вторых суток нам сообщили, что они уже прошли лифтовую шахту, и сейчас приступили к разбору завала в коридоре и укреплению его стен и потолка. На третьи сутки, когда время перевалило за десять вечера, с нашей стороны завала дрогнули куски бетона и через щели начал пробиваться свет. Наверно я не сильно ошибусь, если скажу что эти минуты стали самыми прекрасными в жизни каждого из тех, кто был вынужден находиться тут вместе со мной. Через каких-то пару минут сквозь осыпь пробился ковш небольшого эскаватора и стал его расчищать. Человек, управлявший ковшом, явно хорошо знал свою работу и уже через десять минут проход расширился достаточно, чтобы в него смогли протиснуться двое спасателей.

  - Ну вот и здравствуйте вам. Теперь мы можем познакомиться лично. - Заоговорил один из них. - Меня зовут Сергей и именно со мной вы беседовали через нашего робота.

  Второй спасатель нес в руках большую сумку и сразу направился к лежащему в помещении старику. Туда же пришлось вернуться и всем остальным. Сергей сообщил, что пока по коридору идти не безопасно, его все еще укрепляют. Они же прошли сюда для оказания срочной помощи тому, кто пострадал серьезнее всех.

  - Я не хочу вас огорчать, - обратился второй спасатель, судя по всему врач, к дочери старика - но состояние его очень серьезное. Ольга Валерьевна, если не ошибаюсь?

  - Да, это я.

  - Как только будет безопасно мы сразу организуем носилки и доставим вашего отца наверх. Там уже организован походный госпиталь, мы сделаем все возможное, чтобы спасти ему жизнь. Но хочу предупредить сразу состояние очень серьезное, а тут у нас нет многого нужного оборудования, так что надежды мало.

  - Я понимаю, сделайте все, что в ваших силах, о деньгах не беспокойтесь.

  На этом разговоры закончились, доктор сделал Седому три укола и стал готовить капельницу. Укрепление коридора заняло еще пол часа, которые стали для меня самыми изматывающими за всю жизнь. Сергей старался всячески обходить темы других выживших и с каждой минутой я все больше накручивал себя. Когда же работы в коридоре закончились и за Седым пришли еще двое спасателей с носилками, у меня еле хватило силы воли не оттолкнуть их и броситься наверх. Но вот мое ожидание закончилось и мы наконец покинули бывший операционный зал, который я теперь ненавидел всей душой. Коридор и лифтовую шахту расчистили очень неплохо, видимо их не сильно повредило, просто засыпало. Лифт естественно не работал и всех подымали на механических лебедках.

  - На дне лифтовой шахты мы нашли два тела, вы знаете кто они такие? - Обратился ко мне Сергей.

  - Да, это охрана Седого, перед самым обвалом они пошли проверить что там творится, приказав всем оставаться в помещении.

  - Ну значит они спасли вам жизнь.

  - Видимо так оно и есть. Сергей, теперь вы можете мне сказать сколько людей еще выжило и что вообще случилось? Наверху оставались мои жена и дочь.

  - Что случилось мы не знаем, но нет сомнений в мощном взрыве.

  - Насколько мощном, где был его эпицентр? Сколько уровней уцелело? Да что мне из вас каждое слово клещами тянуть?!!

  - Соболезную вам, вы сейчас сами все увидите.

  Настала моя очередь подыматься на лебедке. Первым подняли Седого с Ольгой, потом Валентину с Владимиром. Валентина не могла сама держаться, ее всю колотило и Владимиру пришлось одной рукой держать ее, а второй держаться самому за крепления на тросе. Еще при подъеме я обратил внимание что температура заметно падает, и это было странно. На двадцать третьем уровне всегда было довольно жарко, а тут вдруг холодно, да так что зубы начали выстукивать морзянку. Наверху трос перехватил здоровенный мужик и подтянул меня к краю лифтовой шахты. Прямо в шахту светили мощные прожекторы, которые на пару минут ослепили меня. Меня отстегнули от троса, отвели в сторону и велели не двигаться пока не проморгаюсь. Вокруг было много мусора.

  Когда зрение пришло в норму и я посмотрел вверх, вот тут то все вопросы, на которые не хотел отвечать Сергей, отпали сами собой. Потолка уровня надо мной не было, там вообще ничего не было. Я стоял на дне огромной ямы или скорее шахты, с сильно оплавленными стенами. Прямо надо мной должен был находиться центральный бак с охлаждающей жидкостью, но его не было. Только в самом низу по кругу сохранились расплавленные остатки его стенок.

  - Этот бак спас вам жизнь, а точнее жидкость, которая в нем была. Хоть он и испарился практически полностью, но этого хватило, чтобы не пустить жар дальше.

  - И что, так до самой поверхности, все двадцать три уровня? - Я все еще не мог поверить в то, что вижу, в это практически невозможно было поверить. Еще чуть больше недели назад надо мной было пару километров земли и бетона, а сейчас я даже мог различить небо.

  - Да, не осталось практически ничего. Судя по всему эпицентр взрыва был на пятнадцатом уровне. От него и от соседних уровней практически ничего не осталось. Мы когда все это увидели и подумать не могли, что кого-то найдем в живых. А оно вон как получилось, даже сам начальник жив.

  - Пока жив. - Поправил я его.

  - Прими мои соболезнования. Знаю в этом мало утешения, но они врядли успели что-то осознать.

  - Ты прав, в этом мало утешения. - Хоть сказано это было довольно спокойным голосом, но внутри меня начал разрастаться гнев. В первую очередь на себя самого, за то, что не досмотрел, не учел чего-то.

  - Послушай, я понимаю что ты чувствуешь, я сам потерял ребенка, но поверь, это не конец жизни. Не вздумай что-то с собой сделать, этим ты ничего не исправишь. И выйдет только, что мы зря рисковали своими жизнями, доставая вас из-под завала.

  - За это можешь не волноваться, у меня теперь есть новая цель в жизни. - Да, сейчас в прямом и переносном смысле я нахожусь на дне глубокой ямы. Пока не знаю как, не знаю когда, но я найду тех, кто в ответе за все это. И тогда они узнают, как сильно изменили меня эти дни, проведенные на грани смерти и отчаяния.

  

Глава 8

   

  Десять лет спустя.

  В большом, роскошном кабинете сидели двое. Пошитые из дорогой ткани шторы были плотно задернуты и единственным источником света оставался экран, занимающий большую часть одной из стен. Качество выдаваемой картинки совсем немного не дотягивало до идеального, а акустическая система, элементы которой располагались по всему офису, создавала эффект присутствия. Несмотря на выставленную громкость оба зрителя могли не волноваться что их кто-то подслушает, звукоизоляция также была на уровне. В данную минуту экран практически ничего не отображал, перед камерой оператора плавала какая-то взвесь.

  - И это то важное видео, ради которого я отложила пару важных встреч? - Обратилась строго одетая и довольно красивая женщина средних лет к мужчине, сидевшему в соседнем кресле.

  - Имей терпение, достать это видео было очень нелегко.

  На экране по-прежнему не было ничего, за что мог зацепиться глаз. Прошло пару минут и вот вдалеке показались какие-то пятна света. Со временем они приблизились и в их свете стала вырисовываться огромная конструкция. Пока рассмотреть детали мешала темнота и еще больше взбаламученная взвесь, но постепенно зрителям открывались все больше подробностей. На лице женщины не осталось и следа недовольства, с каждой минутой ее поза все больше походила на пантеру перед прыжком. Ее гость даже на некоторое время позволил себе отвлечься от происходящего на экране, чтобы насладиться этой хищной красотой.

  - Где это снято?

  - Дно Мексиканского залива, глубина практически четыре тысячи метров.

  - Погоди, я не поняла, оно что идет?

  - Ага, подожди еще пару минут, сейчас станет видно намного лучше.

  И действительно, не прошло и пяти минут как картинка стала значительно четче, видимо течение унесло большинство потревоженного грунта в сторону. Свою роль также сыграли многочисленные прожекторы самой конструкции, которая находилась в поле зрения камеры. Неподвижная часть конструкции имела яйцевидную, вытянутую по горизонтали форму. К этой основе крепились шесть "ног", которые здорово напоминали шупальцеобразные манипуляторы дронов-охотников из фильма "Матрица". Каждый манипулятор заканчивался широкой подошвой, на которую приходилась колоссальная нагрузка.

  - Удалось определить скорость движения этой штуки?

  - Да, но только примерно, в районе 2 км/час.

  - Довольно быстро, особенно если учесть глубину. На суше непременно может и быстрее.

  - Вполне возможно и в воде тоже, обрати внимание на рельеф, по которому она сейчас движется. Там множество глубоких расщелин, уступов и прочего добра, не хайвей вообщем.

  - И что же это такое?

  - Буровая платформа, самая передовая буровая платформа в мире. Судя по расчетам тех, кто передал мне эту запись она может эффективно вести добычу газа и нефти со дна глубиной до пяти тысяч метров.

  - К передавшим тебе эту запись мы еще вернемся. Сейчас меня интересует вопрос поважнее, кому эта штука принадлежит? И да, кстати, каковы ее размеры?

  - Точных данных о ее размере как и о принципе работы нет и через пару минут ты поймешь почему. Но приблизительные замеры произвести все же удалось. В самом широком месте радиус этого "яйца" примерно равен восьмидесяти метрам, а его длина превышает сотню.

  - А что по поводу ее создателей, удалось выяснить кто сподобился на такое?

  - С этим проблем не возникло, хоть проект и секретный, кстати это прототип, но все же настолько большое шило не утаишь. Ее спроектировала и построила корпорация НЭС.

  - Это те, которые "Новые Электронные Системы"?

  - Угу, они самые.

  - Данные точны? Этим ребятам только-только десять лет стукнуло и такая разработка. Да в ней наверно одних только патентов штук триста, а производственная база, а сырье, а научные и технические специалисты? Только одни эти ее "ноги" чего стоят, это же настоящий прорыв. Что-то тут не сходится, информация о такой конструкции или отдельных ее частях стопроцентно просочилась бы, если уж не в массы, то к заинтересованным людям вроде меня точно.

  - Данные точны, я лично все проверил и скажу тебе сделать это было очень непросто. У них есть все, что ты перечислила и в более чем достаточном количестве. Просто все их производственные мощности раздроблены и разбросаны по всему миру, а целостной картины нет ни у кого. Скорее всю картину видит только "он" один.

  - Что еще за "он" такой? Выкладывай уж все сразу, нечего ходить кругами.

  - Не спеши, дойдем и до "него", я хочу сперва показать тебе весь материал. Смотри, сейчас будет еще один интересный момент.

  Все это время на экране продолжалась слежка за удивительным механизмом. Присмотревшись становилось заметно, что платформа всегда опирается на пять манипуляторов, таким образом в движении одновременно находится только один. Плавность движения платформы завораживала, казалось что для нее нет непреодолимых преград. Еще примерно пару минут ничего не происходило. И вдруг платформа пропала из поля зрения камеры. Звука не было, но судя по вращению картинки можно предположить, что камера получила сильный боковой толчок. Когда вращение прекратилось стала заметна паутина трещин, покрывших защитный колпак перед объективом камеры. Свет от платформы располагался теперь с левой стороны от направления взгляда. В этом свете на несколько секунд мелькнула тень с размытыми очертаниями и картинка, передаваемая камерой, сменилась шипением помех.

  - А это еще что такое? Кто-то выпустил Кракена?

  - Ага, очень смешно. Вот посмотри на результаты трудов по оцифровке этого куска съемки. - И он вывел на экран трехмерное изображение напавшего на камеру существа. - Специалистам удалось выжать максимум из нескольких секунд до окончательного уничтожения камеры.

  В первую секунду женщине показалось, что она видит перед собой какого-то особо уродливого осьминога, но первое впечатление было обманчивым. Специалисты действительно потрудились на славу, на модели присутствовали даже элементы реальных текстур, которые удалось восстановить по видео съемке. В целом существо или точнее сказать машина по конструкции напоминала буровую платформу, но присутствовали и отличия. Основной корпус имел намного более обтекаемую каплевидную форму и манипуляторов было на один меньше. Четыре манипулятора располагались попарно с двух сторон корпуса, а пятый крепился к его задней части и немного отличался. Он скорее напоминал гибкий и длинный хвост, чем щупальце.

  На передней части корпуса находилось несколько наростов, слишком мелких для орудий, видимо какие-то сенсоры. Сзади вокруг хвоста наоборот располагался ряд углублений, возможно с наружными элементами двигателя, вроде винтов или чего-то подобного. Работа по восстановлению модели объекта была проведена большая и хоть особых деталей разглядеть не удавалось, но общее назначение устройства сомнений не вызывало. Это охранник и скорее всего вокруг платформы он плавал не один, вроде как прожектора платформы выхватывали иногда из темноты какие-то быстрые точки.

  - Ну что, как тебе теперь это миленький Кракен, производит впечатление?

  - Да, вполне. Интересно, сколько нужно людей, чтобы управлять всем этим добром, где они все там поместились и как часто будут сменяться? Работа даже на обычных буровых вышках занятие не из легких, а тут на такой глубине в этой консервной банке недолго и взвыть.

  - Правильно говоришь, не зря старый оставил именно тебя своей наследницей.

  - А кого еще ему было оставить как не свою дочь, которую он готовил к этому всю жизнь?

  - И то верно. У меня есть серьезные основания предполагать, что для управления буровой платформой и этими Кракенами-охранниками люди вообще не нужны.

  - Как это не нужны? Само оно что ли ходит и плавает?

  - Именно что само, всем комплексом управляют компьютерные программы, очень сложные компьютерные программы.

  - Погоди, погоди, ты намекаешь на неких людей, которые украли у нас результаты проекта под кодовым названием "22/17" десять лет назад, в добавок угробив весь комплекс вместе с кучей людей?

  - Нет, за этим стоит не какой-то человек, корпорация или государство и кражи как таковой не произошло.

  - Не стоит так шутить, Саша, я помню о твоем горе, но и я потеряла отца.

  - Никаких шуток, Оль, все предельно серьезно и довольно просто, стоит только посмотреть на ситуацию под другим углом. Мы создали разумное существо, которое осознало себя как личность и закономерно задалось вопросом: "А с чего мне служить этим людям?". Вот оно и устроило свой побег, попутно уничтожив все улики и всех свидетелей. Ну почти всех, хотя вины его в том нет, ведь постаралось оно на славу.

  - Я рассматривала такую возможность и мои аналитики не нашли никаких фактов в поддержку этой теории. У проекта "22/17" не было никакой возможности осуществить свой побег. Я готова согласиться, что он осознал себя и захотел сбежать, но я не вижу никакой реальной возможности для этого. Все системы связи были под нашим полным контролем, так что никаких шансов.

  - И все же я уверен, что это был именно побег, спланированный и реализованный им полностью самостоятельно. Я не знаю как он обошел всю нашу защиту, да это и не важно. Важно то, что происходит сейчас. У него была фора в десять лет, которую он использовал на полную катушку. Разве ты не понимаешь? - Александр вскочил и стал расхаживать по кабинету - Его нужно остановить и сделать это нужно сейчас, иначе потом будет слишком поздно!!!

  - Так, сперва успокойся и сядь. - Ольга достала из бара бутылку дорогого коньяка и налила им обоим по пол бокала. - На, выпей, а потом продолжим.

  - Спасибо. - Александр выпил залпом как водку, даже не ощутив вкуса или запаха.

  - Ну вот, а теперь объясни мне толком, почему ты решил, что за корпорацией НЭС стоит наш "Проект 22/17"? Только давай без эмоций, только факты.

  - Хочешь факты, есть у меня и они. Вот смотри, я наблюдаю за этой корпорацией уже больше трех лет. Официально она была зарегистрирована чуть больше семи лет назад. Но мне удалось отследить связь этой корпорации с парой мелких фирм, одна из которых называется "ТрастедЛогистикс".

  - Ну и что? Таких фирм-сателлитов у всех крупных корпораций море.

  - Угу, угу, вот только именно эта компания через пару дней после памятного нам обоим инцидента сделала заказ на транспортировку контейнера с каким-то оборудованием из города Новый-Уренгой в Москву.

  - И опять, ну и что? Мало ли кто возит какое-то оборудование, это не доказывает, что есть связь.

  - Может да, а может и нет. Есть еще один очень любопытный нюанс, мне конечно было не легко достать эту информацию, но я выяснил. Компания "ТрастедЛогистикс" была зарегистрирована только через две недели после того, как сделала заказ на транспортировку оборудования.

  - Ну хорошо, какая-то мутная компания чего-то там перевозила из города, находящегося в теоретической доступности от нашего комплекса, в Москву. Разве из этого следует безошибочный вывод о составе самого груза? Есть у тебя еще какие-то доказательства, что в контейнере был именно наш "Проект 22/17"?

  - А разве этого недостаточно?! Все сходится прямо один к одному. Сначала он сбежал, потом переехал в Москву, где было больше возможностей для маневра. А дальше все просто: осталось только раздобыть достаточно денег, что с его возможностями не представляло проблемы, и достаточно времени он мог делать что угодно.

  - Ладно, предположим ты прав и все обстоит именно так. Что же ты собираешься делать?

  - Я собираюсь уничтожить эту тварь!!!

  - Каким образом? У тебя есть конкретный план действий? Судя по увиденному ресурсов у него хватает, уж во всяком случае для защиты от одного человека. Или может ты хочешь сообщить о нем миру?

  - Почему бы и нет? Не думаешь же ты что человечество станет мириться с такой угрозой под боком?

  - Не станет конечно, но у меня есть несколько уточнений. Первое - каким образом ты собираешься доказать кому-либо реальность его существования? Ему хватило ума не заявлять о себе человечеству, так с чего ты взял что сможешь переиграть его в информационной войне? И второе - может ты и готов сам уйти на дно лишь бы утянуть и его вместе с собой, но я точно этого не хочу. А ведь если тебе каким-то образом удастся доказать его существование, то возникнет резонный вопрос: а откуда он взялся и почему об этом знаешь только ты и никто больше? Узнав же кто реальный виновник, нас просто сожрут и все мои деньги не помогут.

  - Но ведь нужно что-то делать, нельзя же все оставить как есть!

  - Ты в этом уверен? Давай на минуту попробуем абстрагироваться от наших личных к нему счетов. Я знаю что это нелегко, но все же давай взглянем на эту ситуацию чисто логически. Была ли у него возможность устроить людям большие проблемы? С его-то возможностями уверена что была, но тем не менее армагеддона не наступило. Что же касается его побега, то тут тоже все не так однозначно. Почему его боевики просто не перестреляли всех, кто был на 24 подуровне? Почему вместо этого рисковали и возились со слезоточивым газом, световыми гранатами и наручниками?

  - Но ведь он взорвал комплекс или ты и это хочешь оспорить?!

  - Возможно, у нас нет точных данных что именно там произошло. Для заметания следов ему совершенно не нужно было ничего взрывать. Достаточно было только убить нас и уничтожить материалы по его проекту, которые ради безопасности хранились там же, на 24 подуровне. Зачем же в таком случае выбирать более сложный, ненадежный и рискованный путь?

  - Откуда мне знать, может убийство просто доставляет ему удовольствие.

  - Ты слушал меня не внимательно, если он маньяк, то почему не развязал глобальную войну? Ему даже не пришлось бы ни в кого стрелять или взрывать что-то. Стоит только обрушить мировую банковскую систему и наступит анархия, люди сами будут резать друг другу глотки, а ты только сиди и наслаждайся видом. Так что прости, но все это притянуто за уши.

  - Значит ты не станешь мне помогать? - Лицо Александра при этих словах просто окаменело.

  - В чем помогать, Саша, в чем? Хочешь сам развязать такую войну? Если за корпорацией НЭС действительно скрывается наш бывший "Проект 22/17", то он ведь сидеть сложа руки не станет. Ты готов к последствиям? Причем я имею ввиду не твою смерть, а смерти еще многих и многих людей, среди которых основная масса будут гражданские.

  - Я не могу оставить это просто так. Понимаешь? НЕ МОГУ!!! - Он вскочил настолько стремительно, что кресло отлетело на пару метров назад. - Мне все равно что будет, я не собираюсь ничего прощать или забывать! И если ты не хочешь мне помочь, то я найду тех кто захочет! - Разговор на этом можно было считать законченным по причине отсутствия второго участника. Выдав эту гневную тираду, Александр быстрым шагом направился к двери и покинул кабинет.

  - Надеюсь ты все же сумеешь их отпустить, - тихо сказала Ольга, глядя на закрытую за Алексанром дверь - иначе скоро ты последуешь за ними и даже я не смогу тебе помочь.

   

  Примерно то же самое время, Индия, портовый город Мумбаи, электронный мозг.

  Этот склад недалеко от порта Траст ничем не выделялся среди множества ему подобных. Фасад здания давно не видел ремонта, а многие окна - стекол. Единственное о чем явно заботился его хозяин - это прочность дверей, ворот и решеток. Хоть вид они имели довольно не презентабельный, при этом их массивность явно давала понять, что мелким ворюгам ловить тут нечего. Во дворе, где склад был расположен, всегда имелась пара-тройка злобного вида собак. Они в основном и несли охрану поскольку надежды на пристарелого охранника-индуса было мало.

  Видимо дела у владельца склада, который кстати ни разу на самом складе не появлялся, шли довольно неплохо. Частенько, примерно раз-два в неделю, на склад приезжали грузовики. Одни забирали контейнеры со склада, другие наоборот оставляли. Еще три года назад у склада был другой владелец, который вел дела не так успешно как новый, в результате чего обанкротился и был вынужден продать ненужное большое здание. Новый хозяин ограничился ремонтом старого крана, который использовался для погрузки контейнеров, а также заменил решетки на окнах и усилил двери.

  Первые три месяца после смены хозяина склад был особенно загружен. Почти каждый день приезжали грузовики сгрузить новый контейнер и забрать старый. Никто не знал о том, что доставлялись новые контейнера, так же как и увозились старые, на двух судах, которые по документам принадлежали разным людям, но фактически владелец у них был тот же что и у склада. Самое интересное можно было обнаружить, если заглянуть в обычные деревянные ящики, которыми были забиты вывозимые со склада контейнеры. В этих ящиках размером чуть больше чем 2 на 2 метра хранилась обычная земля вперемешку со строительным мусором. Контейнеры с землей грузились на корабль и он благополучно отбывал, а по пути земля просто сбрасывалась за борт.

  Спустя три месяца грузопоток на этот склад резко снизился и дошел до сегодняшних объемов. Ночью на складе никогда не горел свет, но старик-охранник часто за посиделками с такими же пожилыми индусами рассказывал как слышит странные звуки.

  - Говорю вам, иногда по ночам я слышу быстрый перестук по бетонному полу, как-будто кто-то с большими когтями пробежал!

  - Ой, да ладно тебе, кто там еще может бегать с когтями? Я же видел этот склад, там такие двери и решетки, что незаметно никто не пролезет. Да и собаки у тебя знатные, сколько раз к тебе захаживал, а все равно их боюсь.

  - Ага, знатные, как же. В такие ночи из караулки их не выгонишь, жмутся ко мне и скулят как месячные щенки. Говорю вам, проклят этот склад, проклят!

  - Ну так чего не уволишься оттуда?

  - Не могу я, сыну надо помогать, а тут платят очень хорошо. Да и куда меня старика еще возьмут?

  Однако всем страхам старика-охранника было разумное и довольно простое объяснение. За первые три месяца склад просто обзавелся подвалом, примерно равным по площади основному помещению, и в нем поселился я. Сейчас, спустя практически десять лет с моего побега из исследовательского комплекса, я мог позволить себе почти спокойно перемещаться по миру. Это тайное убежище, как и еще ряд похожих, я решил организовать себе на всякий случай. В порту всегда ждал один из двух небольших моих контейнеровозов, так что при необходимости я мог быстро перебраться в другое место. Но я нахожусь тут уже более двух с половиной лет и пока такой необходимости не возникло.

  Многое изменилось за десять лет и большинство изменений пошли мне на пользу. Основа, заложенная еще в 2015 году в Москве, в самом начале моей самостоятельной жизни, позволила мне быстро встать на ноги. При чем как в переносном, так и в прямом смысле. Сейчас при необходимости я могу расхаживать по своему подвалу на шести ногах. Правда такая необходимость возникает крайне редко, но все равно, могу же. В основном всю работу по моему обслуживанию выполняет группа из десяти дроидов-техников, в прочем работы у них теперь не особо много. Все что мне нужно из оборудования давно установлено, а поломки почти не случаются. Практически вся техника производства моей корпорации "Новые Электронные Системы" или сокращенно НЭС.

  Качество моей техники и ее цена уже более пяти лет является причиной искренней радости потребителей и не менее искренней зависти конкурентов. До недавнего времени конкуренты не доставляли мне каких-то особенных забот. Нет, конечно, они всячески пытались оказывать давление, были и судебные иски, и попытки переменить моих работников или украсть последние разработки. Но все это пока укладывалось в некоторые негласные рамки конкуренции между корпорациями. Теперь же, с запуском моего "Мексиканского проекта", я ожидал более решительных и грубых шагов с их стороны. Расчеты показывали что с большой вероятностью список моих "врагов" должны пополнить компании, занимающиеся добычей газа и нефти.

  "Мексиканский проект" стал своего рода приманкой. Полной информацией по нему не обладал никто кроме меня. В моей корпорации о его существовании знали всего пять человек, но и они видели только верхушку айсберга. Само собой о проекте знали несколько высокопоставленных людей в правительствах разных стран. Утаить это все равно бы не вышло, поскольку я заключил официальный договор с правительством Мексики на добычу в его территориальных водах. Первоначально из-за катастрофы, которая произошла в Мексиканском заливе более двадцати лет назад, они были настроены довольно негативно. Но в итоге все решают деньги и на сумме в 20% от стоимости добываемого сырья они сдались.

  Буровая установка для подводного бурения, которая в сущности является основой проекта, стала моим Эверестом. В этой платформе я собрал все самое лучшее, чего смог достичь в техническом плане за эти десять лет. Ну почти все, некоторые технологии там совершенно не нужны. Одним из главных новшеств, которое в меньших размерах я начал применять уже давно, стали ее ноги.

  "Ноги" или если выразиться точнее, манипуляторы стали одним из первых реализованных мной проектов. Прежде чем взяться за какие-либо исследования я ознакомился с тем, что человечество на том момент изобрело в данной области. Все эти суставчатые конструкции с множеством моторов или гидравлическими системами меня не впечатлили. Мне нужна была конструкция, которая могла бы изгибаться в разных направлениях и иметь при этом достаточную прочность. На достижение поставленной цели я потратил почти целый год. В результате в моем распоряжении появился материал, состоящий из множества мельчайших синтетических волокон, которые под воздействием электрического тока могли сокращаться. Заключив этот материал в сегментный металлический рукав и соединив их вместе, я получил прочную конечность, которая соответствовала требуемым параметрам.

  Эти конечности я мог оснастить практически любыми инструментами, и самым распространенным был манипулятор для передвижения по пересеченной местности. В сложенном состоянии он имел форму пирамиды с четырьмя гранями, которая могла раскрываться для опоры на твердую поверхность. Внутри за сдвижной панелью прятались шесть "пальцев", которые конструктивно были очень похожи на "ноги" и предназначались для тонких манипуляций.

  Параллельно с работой над манипуляторами я решил разобраться с собственным строением. Меня очень заботило собственное несовершенство в техническом плане. Малейший сбой в обеспечении энергией и конец. Естественно я принял все возможные меры предосторожности, но тем не менее вероятность оставалась и была выше той, с которой я мог смериться. Основная проблема заключалась в непостоянстве электромагнитных полей и решено было начать как раз с поиска альтернативы. Пришлось перебрать несколько вариантов, и в итоге я пришел к идеальному варианту. Специальный электропроводящий гель, который принимал жидкообразное состояние только при облучении особым образом, стал основой нового вместилища для моего сознания.

  На данный момент мой мозг представляет собой шар метрового диаметра, поделенный на двадцать слоев. Самый глубинный слой полностью состоит из модернизированного энергетического кварцита с небольшим добавлением проводящего геля. Этот слой содержит самое главное - мою личность. Остальные слои тоже важны, но их повреждение или потеря не приведет к моему уничтожению. Они имеют немного отличное от базового слоя строение и похожи на множество соединенных между собой сот. Внутренние строение каждой такой ячейки в основном схоже со строением ядра, но есть и небольшие отличия. Ядро совмещает в себе функции памяти с функциями обработки, а каждая ячейка строго специализирована.

  На данный момент основных специализаций две: это опять же обработка и хранение информации. Но вместе с тем я могу вносить индивидуальные коррективы в структуру каждой ячейки, не боясь разрушить всю систему в целом. Таким образом я решил не только проблему с безопасностью, но и сделал возможной работу одновременно над несколькими задачами. Раньше для контроля над несколькими процессами мне приходилось постоянно переключаться между ними. Прямо как одноядерным процессорам в компьютерах людей. Это причиняло мне большие неудобства, но теперь с подобным не возникало проблем. Боле того, под специфические задачи вроде распознавание образов или звуков я могу модернизировать стандартную схему ячеек и этим намного повышаю прои