Book: Тост за Кэри Гранта



Тост за Кэри Гранта

Элли Блейк

Тост за Кэри Гранта

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Это была любовь с первого взгляда.

– Никогда не видела ничего красивее, – сказала Кара, завороженно глядя на витрину шикарного обувного магазина.

– Ты просто обязана их купить, – прошептала Грейс, тоже прижавшись носом к стеклу.

– Они слишком легкомысленные. И непрактичные.

– Так и будь легкомысленной, пока молодая. Постареешь, это будет выглядеть глупо.

– Но это же туфли от Кейт Мэдден! – сказала Кара, надеясь, что хоть такой аргумент удержит ее от необдуманной покупки.

– Ну и что?

– Они стоят больше, чем мой отец зарабатывает за неделю!

Грейс возмущенно повернулась к ней.

– Это самая странная причина не тратить собственные, тяжким трудом заработанные деньги. Такого я даже от тебя еще не слышала, мисс Экономность.

Кара решила, что разумнее не спорить.

– Вот сколько ты зарабатываешь в неделю? – спросила Грейс таким тоном, будто говорила с несмышленой малолеткой.

– Больше, чем отец, – призналась Кара.

– Тогда пошли! – Грейс схватила Кару за руку. – У тебя нет выбора. Ты стоишь на пороге великих событий. Ты больше не будешь подавать расчески и подкалывать платья капризным моделям. Прошла пора дешевых магазинов, распродаж и блошиных рынков. Настало время золотых кредитных карт и лимузинов. Это же телевидение! – Грейс распростерла руки, будто показывая, какое огромное будущее ждет Кару. – Ты ведь хочешь произвести впечатление, а для этого тебе нужна такая обувь!

Кара снова посмотрела на непередаваемо прекрасные туфли, возвышавшиеся над остальными на отдельной подставке черного бархата. Элегантные, ярко-красные, из вышитого атласа, на высоких острых каблуках, они будто бы были созданы пронзать сердца мужчин. Словом, не туфли, а мечта!

– И подумай, – сказала Грейс, наклоняясь к Каре, потому что та не могла оторвать глаз от красного атласа, – если ты не получишь работу, будет чем утешиться.

Кара кивнула. Но она обязательно должна получить эту работу! Через пару месяцев ей стукнет двадцать семь. И если Кара всерьез планирует выкупить квартиру, эта работа – ее единственный шанс. И она не должна его упускать. Ни в коем случае. Она должна иметь свой угол. Свой собственный угол, в котором ей принадлежит каждый кирпичик.

Грейс права. Талант Кары находить всякие миленькие штучки в секонд-хэндах и на распродажах вряд ли поможет ей проникнуть туда, куда она метит. На телевидении надо производить впечатление остромодным стилем, а не чудесами бережливости. И если она собирается одевать звезд самого популярного телешоу Австралии, то и сама должна выглядеть сногсшибательно.

* * *

– Ты меня разыгрываешь! – Адам не знал, возмущаться ему или хохотать.

– Ничуть, – ответил Крис с ослепительной улыбкой. – Я собираюсь принять участие в своем собственном телешоу.

Адам еле сдержал смех, когда понял, что его деловой партнер не шутит.

– Заявка написана, запечатана и отправлена сегодня утром, – добавил Крис.

Адам вскочил со стула и забегал взад-вперед по комнате.

– Почему ты ничего мне не сказал? Тебе следовало посоветоваться со мной.

– Вот еще!

Адам остановился и впился взглядом в друга.

– Ты – лицо этой компании. Если собираешься сделать что-то, что может повлиять на ее имидж, ты обязан сначала посоветоваться со мной.

– Это не касается компании, – возразил Крис. – Это касается только меня. А значит, не имеет отношения к тебе как к главе отдела маркетинга. Но ты мой друг, поэтому я хочу, чтобы ты знал.

– Прекрасно. Как твой друг, я говорю тебе, что в жизни не слышал ничего нелепее. Шоу, на котором ищут жену? Не выдумывай! Если тебе нужна девушка, я тебе ее найду. Я знаю кучу женщин, которые будут счастливы выйти в свет с одним из самых завидных холостяков Австралии. – Крис не ответил, и Адам схватил его за руку и потащил к дверям. – Кучу реальных девочек. Стоит выйти на улицу – и ты сразу встретишь одну из них!

Крис раздраженно пожал плечами и вырвал руку.

– Мне не нужна девочка, которую можно встретить на улице.

Адам, наконец, заметил, насколько расстроен его друг, и осекся.

– Я не это имел в виду, ты же знаешь.

– Мне нужна женщина, с которой мне было бы спокойно, – объяснил Крис. – Мне нужна жена. И не надо меня ни с кем знакомить. Дамы, с которыми ты встречаешься, – полная противоположность тем, на которых женятся. Твой отец исключение. И если уж ты завел разговор об отношениях с женщинами, может, поговорим о твоих?

Адам решил проигнорировать этот выпад и вернуться на более безопасную для него почву.

– Нет-нет, сейчас речь о тебе, а не обо мне. Ты же можешь закадрить любую, кого захочешь. Так в чем же дело? Что случилось?

Крис опять пожал плечами, но уже не так раздраженно.

– Времени нет. Я слишком много работаю, чтобы ходить на свидания. Годы прошли, а я и не заметил Мне скоро тридцать пять.

– А мне уже тридцать пять. Крис, ты так говоришь, будто это старость. Мы с тобой еще молодые люди, у нас вся жизнь впереди.

– Вот и я о том же. У меня вся жизнь впереди, и я хочу найти ту, с кем готов ее прожить.

Адам исчерпал все аргументы. Крис, всегда такой спокойный и уверенный в себе, фонтанировавший блестящими идеями, восходящая звезда телебизнеса, вдруг перестал полагаться на здравый смысл. И хотя Адам высказал опасения насчет того, как экстравагантный план друга отразится на имидже их компании, беспокоило его совсем не это.

– Ну, хорошо, – сказал он. – Пожалуйста, объясни мне, почему ты решил, что жену тебе надо искать именно на телешоу?

– Потому что только так я могу встретиться с женщинами, которые не знают, кто я.

Адам затряс головой.

– Я что-то не понял.

– Продюсеры долго и тщательно выбирали участниц – тридцать женщин со всей Австралии. Тридцать привлекательных, хорошо воспитанных, интересных женщин, заполнивших километры тестов на совместимость. Тридцать женщин, которые понятия не имеют, кому принадлежит эта телекомпания, а значит, понятия не имеют, сколько я стою. Они будут знать только то, что перед ними Крис, простой австралийский парень. Не Крис Гейер, самый богатый австралийский холостяк под сорок.

Как раз это Адам понимал. Два самых молодых совладельца телегиганта «Революшн», одной из самых процветающих бизнес-империй Австралии, были окружены женщинами, которые точно знали, сколько они с Крисом стоят.

Адам задумался. Ну и что с того, что сам он встречался с женщинами, обожающими бриллианты? Что с того, что такие же цыпочки раз за разом обирали и его отца? По крайней мере, сразу ясно, что нужно таким крошкам, и нет никаких иллюзий относительно их чувств. Но Адам очень боялся, что его мягкосердечный, наивный друг попадет в силки одной из них. Или одной из тех алчных особ, которых продюсеры нагонят на это шоу, руководствуясь только соображениями рейтинга.

– Я в студию. Поедешь со мной? Поддержка мне не помешает, – сказал Крис, надевая пиджак и направляясь к дверям.

– Поеду, – ответил Адам. – Но только для того, чтобы тебя отговорить.

– Хорошо, но на свидание я тебя не возьму. Ты слишком красив, никто и не взглянет на меня, если ты будешь маячить рядом.

* * *

Кара открыла пудреницу и проверила свой макияж – в третий раз за время поездки в такси.

Сегодня Кара оделась сдержанно, поскольку думала, что именно так она должна будет одевать участников шоу. На ней было винтажное платье из черного джерси с запахом и старинные серебряные украшения. Свои вьющиеся волосы Кара убрала назад и почти не накрасилась, чтобы ничто не отвлекало внимания от ее новых ярко-красных туфель (настолько дорогих, что теперь ей придется целый месяц во всем себе отказывать). При воспоминании о непомерной цене атласного сокровища у Кары засосало под ложечкой. Но если она получит работу, это уже не будет иметь значения.

Она захлопнула пудреницу и заметила, что водитель такси наблюдает за ней в зеркало заднего обзора. Кара смущенно улыбнулась.

– Важное свидание? – спросил он. Кара покачала головой.

– Собеседование.

– На телевидении? Кем хотите быть? Ведущей?

– Нет. Я хочу получить работу в новом шоу.

– Правда? – спросил водитель, от восторга притормозив, так что Кару бросило вперед. – Вы будете танцевать в бикини или сидеть в огромном бокале с шампанским?

– Черт возьми, конечно, нет! – воскликнула она. – Я собираюсь работать стилистом: одевать мужчин, которые будут участвовать в шоу.

– А-а, – протянул водитель, опять вспомнив про дорогу. Очевидно, пена и бикини казались ему интереснее.

Они подъехали к студии. Кара вышла из такси и через открытое окно подала водителю деньги.

– Удачи, – сказал тот. – Буду высматривать вас в телевизоре.

Он окинул ее фигуру лукавым взглядом, и Кара догадалась, что парень ей не поверил и уже мысленно примеряет на нее откровенный купальник. Она одернула платье, пригладила волосы, глубоко вдохнула и направилась к дверям.

* * *

Адам сидел в небольшом холле и щелкал пальцами.

Он мог бы подождать в автомобиле. Мог прогуляться по соседним магазинам. Мог побродить по парку. Вместо этого он сидел здесь. Он боялся оставить Криса одного, так что дожидался под дверьми, пока у того закончится собеседование. Адам все еще надеялся, что друг одумается и вернется в реальный мир, мир ценных бумаг и ТВ-технологий. Простой, понятный мир, не таящий никаких неожиданностей.

Так что Адам сидел уже час, пересчитывая лампы на потолке, ломая пальцы и проклиная все на свете.

* * *

Кара рассматривала свое отражение в зеркальной стене лифта.

Она подняла руку и снова пригладила волосы. В целом девушка была довольна собой. Чтобы придать себе отваги, она еще раз посмотрела на свои роскошные туфли. Стоило огромного труда удерживаться на этих высоченных каблуках.

Лифт остановился, и сердце у нее ушло в пятки. Кара на секунду закрыла глаза и помолилась в надежде, что какая-нибудь добрая фея сейчас ее слышит.

– Дай мне эту работу, и я больше никогда ни о чем не попрошу.

Двери лифта разъехались, она открыла глаза и ступила ногой в шикарной красной туфельке на ковер, устилавший пол в холле.

Адам поднял голову, услышав звук подъехавшего лифта.

Женщина, которая вышла из него, двигалась как балерина: высоко поднятая голова, плечи отведены назад – она держалась так прямо, будто несла книгу на голове.

Адам перестал ломать пальцы.

Женщина остановилась посреди холла и стала медленно поворачиваться, изучая таблички на многочисленных дверях и давая Адаму возможность рассмотреть ее со всех сторон. Что Адам с большим удовольствием и сделал. Тем временем незнакомка, не найдя нужной двери, направилась к нему.

Только теперь, когда женщина подошла ближе, Адам заметил, как она волнуется. Она все время переводила дух, ее взгляд беспокойно осматривал помещение, а пальцы стискивали сумочку так, что суставы побелели.

Наконец их глаза встретились.

Она улыбнулась углом рта, и на бледной щеке появилась очаровательная сексуальная ямочка.

– Извините меня, – сказала она волнующе низким голосом с хрипотцой. – Это сюда нужно мужчинам, которые... – Незнакомка беспомощно замолчала, очаровательно приоткрыв рот от растерянности. – Я даже не знаю, как это называется. Новое шоу, где устраивают свидания.

– Да, это сюда, – протянул Адам, глядя ей прямо в глаза – зеленые и гипнотизирующие, похожие на кошачьи.

– О, слава богу, – сказала она, и ее глаза заискрились теплым изумрудным блеском. – Я никак не могла выяснить, куда идти. Это похоже на секретную службу – никто ничего не говорит.

Женщина опустилась на стул напротив Адама, по-прежнему держа спину очень прямо.

– Вы на собеседование?

– Да, – подтвердила она. – Ужасно волнуюсь. Никогда не делала ничего подобного.

Адама так и подмывало спросить: чего именно?

Ему вдруг пришло в голову, что эта женщина – одна из тех, с кем будет встречаться Крис. Следующая мысль, проскользнувшая мимо всех его внутренних цензоров, была о том, что Крису неожиданно повезло. Адам заерзал в своем кресле, внезапно почувствовав себя беспокойно в присутствии этой искрящейся женщины, с глазами, в которые хотелось смотреть снова и снова, с губами, которые так и тянуло поцеловать...

Он даже тряхнул головой, стараясь выкинуть эти мысли из головы. В конце концов, он же разглядывает ее не потому, что она привлекательна. Адам просто пытается определить, насколько опасна эта женщина для его друга. Да, он разглядывает ее из чистой осторожности. Только и всего.

Крис идеалист, святая душа, он никогда не сможет определить, кто ему нужен. Поэтому Адам должен за ним приглядывать. Крису он обязан слишком многим, если не всем.

Парень, выглядевший как типичный европейский телевизионщик (мятая одежда и тонна геля на волосах), открыл дверь офиса.

– Кара Марлоу?

Женщина поднялась.

– Это я.

– Супер, – бросил парень. – Пошли.

Незнакомка заговорщически улыбнулась Адаму, и теперь сексуальные ямочки появились на обеих щеках.

– Пожелайте мне удачи.

Удача подразумевала, что в ближайшие дни эта удивительная и волнующая женщина пойдет на свидание с его другом. Все, что Адам смог сказать.

– Ни пуха.

* * *

Кара шла за мятым парнем, который назвался Джеффом, по долгому лабиринту коридоров. Наконец он открыл какую-то дверь и пропустил ее в небольшой кабинет.

– Присаживайтесь.

Она села.

– Кофе?

– Нет, благодарю.

У нее и без кофеина сердце из груди выскакивало.

– А я выпью, – сказал Джефф, прихватив пустую чашку со стола. – Я на минутку.

В ожидании Джеффа Кара опять принялась рассматривать свои новые туфли. Она смотрелись на ней действительно потрясающе, но Джефф, кажется, так ни разу и не взглянул на ее ноги. В отличие от мужчины в холле Кара была уверена, что тот как раз рассмотрел, причем не только ноги, но все до мельчайших подробностей – так пристально он на нее глядел. Ей едва удалось сохранить самообладание. Женщины обычно теряют голову от одного взгляда таких мужчин.

У него были темные волнистые волосы, глубокие синие глаза – словно озера, твердый подбородок, руки с длинными тонкими пальцами, словно созданными, чтобы играть на пианино, и в то же время достаточно сильные, чтобы управлять мотоциклом.

Теперь Кара гадала, что он здесь делает. Неужели ищет себе девушку? И он один из тех, чьим стилем ей придется заниматься? Она вспомнила его безупречный костюм, дорогие ботинки и шикарную стрижку. Если они тут все такие, то ей здесь просто нечего делать. Все, что она могла бы улучшить в его внешности перед съемкой, это поправить галстук и слегка пригладить волосы.

Эта мысль неожиданно взволновала ее. Она заерзала на стуле, затем неуверенно рассмеялась. Зачем такому мужчине свидания вслепую? Он сногсшибателен.

Кара вспомнила, что пришла сюда на самое важное собеседование в своей жизни. Ей об этом надо заботиться, а не вспоминать оттенок глаз какого-то незнакомца. Но, разумеется, она думала о нем только потому, что ей, возможно, придется с ним работать. Она разглядывала его исключительно из профессионального интереса. Только и всего.

Девушка встряхнула головой и снова принялась разглядывать свои туфли. У нее есть заботы поважнее, чем случайное знакомство с мистером Австралия. Ей надо произвести впечатление на мятого Джеффа.

Кара положила ногу на ногу, но так она видела только одну туфлю, и она решила сесть по-другому.

Поглощенная своей обновкой, Кара даже не заметила, как вернулся Джефф, и теперь, закидывая ногу на ногу, заехала острым каблуком бедному парню прямо по колену, он взвизгнул, кофейная чашка вылетела из его рук и приземлилась в самый центр стола, залив все бумаги горячим капуччино. Кара вскочила.

– Простите, простите меня. Вот сядьте, пожалуйста.

Она усадила парня на свой стул, потом аккуратно поставила пустую чашку на край стола, как будто это что-то могло исправить.

– С вами все в порядке? Я вас сильно ударила? Я могу вам чем-нибудь помочь?

Он несколько раз перевел дыхание, а потом, наконец, сказал:

– Когда вы начнете?

– Начну что? – переспросила Кара, вдруг испугавшись, какой помощи он ждет.

– Работать. В шоу.

– Вы меня берете? – недоверчиво спросила она.

– Ну да, – ответил Джефф, когда его дыхание пришло в норму.

– Разве вам не нужно сначала посмотреть мое портфолио?

– Зачем? Мы уже видели вашу работу. К тому же вас горячо рекомендуют, в том числе Майя Рэмплинг из журнала «Новый взгляд», которая считает, что вы, цитирую, «подарок небес». Нам этого вполне достаточно.

Пол зашатался под ее и без того неустойчивыми каблуками, и Каре пришлось опереться на стол. Парень улыбнулся.

– У вас такие туфли, мисс Марлоу! Такие каблуки!.. Мне страшно себе представить, что вы сделаете с тем, кто не даст вам эту работу.



ГЛАВА ВТОРАЯ

– Адам Тайлер, верно? – услышал Адам позади себя хрипловатый голос.

Он обернулся и увидел прекрасную незнакомку, которую забрали у него полчаса назад. Тогда эта женщина походила на комок нервов, но теперь она спокойно и приветливо улыбалась, опять показывая ему ямочки на обеих щеках.

– Верно, – ответил он ровным голосом, выработанным годами ведения переговоров.

– Знаете, меня взяли на работу, – брюнетка слегка поклонилась ему, прежде чем продолжить. – И мне сказали, что нужно поговорить с вами.

– Простите?

Адам поднялся и смотрел, как она нетерпеливо переступает с ноги на ногу, едва не танцуя в своих вызывающих красных туфлях на высоких каблуках.

– Адам Тайлер? – переспросила она неуверенно. – Ведь это вы глава отдела маркетинга компании «Революшн»?

Ему казалось, что он видит, как в голове у нее быстро завертелись колесики. «Революшн». Миллионер. Крис. Она за одну секунду все вычислила. Это и называется «женщины, которые понятия не имеют...»? Н-да...

Предполагалось, что никто на передаче не будет знать, кто такой Крис. Весь смысл был в том, что он должен казаться простым австралийским парнем, который пытается познакомиться с простой австралийской девушкой. И вот все летит к черту в первый же день!

И Адам был этому очень рад.

– Крис Гейер. Имя мне знакомо, но я уверена, что никогда с ним не встречалась. Он – один из ваших партнеров, правильно? – быстро сообразила брюнетка. – Так это не шутка? Я думала, что название «Холостой миллионер» – это только приманка, которая должна заставить участниц шоу передраться между собой. А это, оказывается, правда.

У Адама участилось сердцебиение. Если они так назовут шоу, всем надеждам Криса конец.

Но гораздо больше надежд друга его, Адама, занимали зеленые глаза незнакомки. Сейчас она поймет, кто сидит перед ней, и эти глаза засияют еще ярче – отраженным светом долларов. Адам даже хотел, чтобы это произошло скорее, и он мог бы с облегчением убедиться, что эта красотка ничем не отличается от всех остальных женщин. Он пристально вглядывался в лицо незнакомки, ища жадную улыбку, которая вот-вот должна изогнуть ее полные губы и добавить еще один кирпич в стену разочарования, которой он оградил свое сердце от женщин.

Напрасно. Незнакомка не улыбнулась. Она не смотрела на него, как на сказочного принца, который обеспечит ей шикарную жизнь, – она смотрела на него едва ли не с жалостью. Потом, видимо, опомнилась и улыбнулась, но гораздо холоднее, чем в первый раз, когда спрашивала у него дорогу.

– Так или иначе, – сказала она любезно, но совершенно официально, – мне сказали, что тут за углом есть симпатичное бистро, и я приглашаю вас позавтракать.

– Извините, – ответил Адам, озадаченный ее странной реакцией. – Насколько я понимаю, это противоречит правилам.

Женщина на минуту смутилась, но потом поняла смысл его слов и рассмеялась.

– Успокойтесь! Я вне игры. Последнее, что мне сейчас надо, – это ухаживания перевозбужденного миллионера. Забавно, что сегодня уже второй человек меня в этом подозревает. Интересно, что во мне такого, что заставляет сразу думать о бикини и огромном бокале с шампанским? – Хотя незнакомка спрашивала скорее себя, чем его, Адам окинул ее фигуру быстрым взглядом.

Простое черное платье хотя и было вполне скромным, но не скрывало волнующих изгибов ее тела, а шикарные красные туфли просто требовали бикини и шампанского.

Но если она – не одна из тех девушек, с которыми должен встречаться Крис, тогда кто же?

– Извините, я не представилась, – сказала женщина, протягивая Адаму узкую ладонь. – Кара Марлоу.

Он удержал ее руку, наслаждаясь ощущением нежной прохладной кожи, но не торопился отвечать. Это тоже была его излюбленная тактика. Большинство людей с трудом выносило молчание, и затянувшаяся пауза заставляла их быстрее выбалтывать секреты, чем прямой вопрос.

– Меня взяли стилистом на это шоу. Буду одевать Криса.

– Одевать?!

– Выбирать для него одежду. – Она дотронулась до его колена и добавила, понизив голос: – Дорогой мой, если бы мне здесь пришлось одевать мужчин в буквальном смысле этого слова, я потребовала совсем другие деньги.

Адам поглядел на тонкую руку, задержавшуюся на его колене. Ощущение было приятное, но незнакомка уже отдернула руку и смущенно прижала ее ко рту.

– Ой, простите! Я просто голову потеряла. Сначала я получаю работу своей мечты, потом встречаю Бизнесмена Года. Ой, простите... Опять я за свое! Как я говорю с незнакомым мужчиной! У меня такой выброс адреналина, что я не понимаю, что несу...

Адам кивнул, хотя брюнетка опять его удивила. Откуда она знала про его награду? Каждое слово, слетавшее с ее соблазнительных губ, заставляло его проникаться все большим интересом к этой женщине.

Необычная женщина в очень красивом платье. Обворожительная с головы до ног, обутых в экстравагантные туфли. С сексуальной хрипотцой в низком голосе. Наверное, таким голосом сирены очаровывали моряков, заставляя их направлять корабли на скалы. Но сейчас в этом голосе было куда больше трудового энтузиазма, чем стремления завлечь в свои сети оказавшегося под боком миллиардера.

Неизвестно, с кем придется Крису встречаться на этом шоу, но, по крайней мере, одна бескорыстная женщина здесь есть. Адам решил снова промолчать, предоставляя женщине говорить дальше.

Что она и сделала.

– Крис освободится не раньше чем через пару часов.

Еще пару часов?! Адам не вынес бы и десяти лишних минут в этой унылой комнате, даже в компании очаровательной новой знакомой.

– Тогда остается лишь пойти в бистро, позавтракать вместе.

– Замечательно! – отозвалась брюнетка.

Адам подал ей руку.

– Мисс Марлоу? Так вы, кажется, сказали?

– Зовите меня Карой, – ответила она, беря его под локоть.

Глядя на ее прелестную улыбку, Адам подумал, что завтрак обещает быть приятным.

* * *

Изучая меню, Кара украдкой краем глаза наблюдала за Адамом.

Надо же, завтракаю с самим Адамом Тайлером!

Она читала о нем в газетах и журналах, знала и о слухах, неизменно преследующих такого известного человека. В прессе писали, что он буквально гуру масс-медиа, совладелец самой быстроразвивающейся компании в Австралии. Награды и призы сыпались на него, как рис на свадебный кортеж. В кулуарах же поговаривали, что Адам Тайлер типичный миллионер-плейбой, не настолько скандальный, чтобы попадать в желтую прессу, но достаточно заметный, чтобы украшать обложки более солидных изданий.

Ничего удивительного – Адам был неотразимым мужчиной. Он весь буквально излучал мужественность. Каре понравилось в нем все – от аромата одеколона до манеры носить костюм. Этот человек, несомненно, привык добиваться успеха в любом своем начинании.

Но что сделала сама Кара, встретившись с человеком, чьей деловой хваткой она всегда восхищалась? Стала хватать его за колени и лепетать что-то про бикини и шампанское. Можно представить, что этот мужчина про нее теперь думает!

Адам поймал ее взгляд, и Кара поняла: бизнесмен заметил, что за ним подглядывают. Она улыбнулась и вернулась к изучению меню. У нее и в голове не было заводить сейчас романы. Тем более с миллиардером. Совершенно исключено! Деньги – это власть. Деньги – это контроль. А Кара не хотела, чтобы ее контролировали.

Особенно кто-то, пусть даже неотразимый, с глазами цвета горного озера, умопомрачительно мужественный, но связанный с «Холостым миллионером». От него будут одни проблемы. Это точно.

– Вы решили? – спросил Адам.

– Решила, – уверенно ответила Кара.

Когда подошел официант, она уверенно назвала первое попавшееся блюдо, чтобы Адам не догадался, что ее решение касалось отнюдь не еды.

– Ну, расскажите мне, что там планируется, – сказал Адам, когда они принялись за еду.

Кара открыла было рот, чтобы ответить, но тут в ее памяти всплыло лукавое лицо Джеффа. «Скажете хоть слово, – пригрозил он ей на прощание, – и нам придется вас убить».

– Простите, – сказала Кара. – Но я не уверена, что могу что-нибудь вам сообщить. Мой контракт предполагает неразглашение информации.

– Но название шоу вы уже выболтали. Она испуганно прижала ладони к щекам.

– О господи, и правда! А ведь я еще даже не приступила к работе! Если я опять начну болтать, заткните мне рот салфеткой.

– Обещаю, – ответил Адам. – Но я не имел в виду само шоу. Я и так о нем знаю куда больше, чем хотел бы. Я спрашиваю о деталях. Например, Крис будет там завтра?

– Думаю, что это я могу вам сказать. Завтра утром всех задействованных в шоу отвозят в отель «Под плющом», где они будут жить две недели в полной изоляции. Никого не впускают и не выпускают без разрешения продюсеров.

Кара наблюдала за реакцией Адама. Когда Джефф сказал, что у нее будет все, что она пожелает, но ей нельзя покидать отель, у нее в голове вихрем пронеслись все те дела, которые ей придется переделать сегодня ночью, прежде чем на полмесяца уйти в глубокое подполье. А этот парень просто кивнул, и она так и не смогла понять, радон этому или нет, или ему просто все равно.

– А зачем вас изолируют, как вы думаете? – спросил он.

– Чтобы никто из нас не мог ничего рассказать журналистам.

– Что именно?

– Всякие интересные подробности. Название шоу...

Адам слегка усмехнулся, и Кара умолкла посреди фразы, завороженная неожиданным обаянием его улыбки.

– Нельзя говорить о главном герое шоу, – продолжила она, взяв себя в руки. – Даже о самом факте, что шоу существует. Продюсеры хотят быть уверены, что никакая информация не просочится наружу. Я уже давно работаю в модной индустрии и знаю, что секс – двигатель торговли. Телевидение – это сексуально. Тайна – сексуальна. Нет ничего более привлекательного для женщин от восемнадцати до тридцати пяти лет, чем мужчина, который ищет свою любовь. И продюсеры делают большую ставку на это шоу.

Кара осеклась. То, как Адам смотрел на нее, как внимательно вслушивался в ее слова, говорило о том, что этот парень себе на уме и явно что-то задумал. Он тепло ей улыбался и вообще всячески демонстрировал, что готов поддержать любую тему, какую она предложит. И это внушало ей смутное чувство тревоги.

Дело осложнялось еще и тем, что Адам по-прежнему казался таким же привлекательным, как в первую минуту, когда она его увидела. Ей было бы спокойнее, если бы он сутулился, или грыз ногти, или все время приглаживал волосы.

Кара отпила воды, чтобы выиграть время и припомнить, не успела ли она ляпнуть какую-нибудь глупость или проболтаться о чем-то. Да вроде нет...

– Это все, что я могу вам сказать. Извините.

Адам пожал плечами. Этот жест был столь мимолетным, что Кара даже не смогла понять, действительно ли он пожал плечами или это просто вся его эффектная фигура излучала равнодушие и безразличие.

– Хорошо. Теперь о главном. – Кара решила, что самое время взять инициативу в свои руки, если она намерена выудить что-нибудь из собеседника. – Расскажите мне про Криса.

– Что бы вы хотели узнать?

– Для начала, как он выглядит? – Хотя Кара и узнала по фотографии Адама, но совершенно не могла вспомнить, как выглядит второй владелец «Революшн».

Адам прищурился. Кара уже поняла, что это была его манера выигрывать время. Она закусила губу. Ей не очень нравились люди, которые всегда медлят с ответом.

– Ну, например, он похож на вас?

– В каком-то смысле – да. В каком-то смысле – нет.

– Догадываюсь. Чем он занимается в свободное время?

Адам опять прищурился.

– Телевидением, – ответил он, наконец.

– Ладно. Вы хорошо знаете друг друга? Или только по работе? Какой у него рингтон на мобильном? Какую женщину, вы думаете, он выберет?

Скажи мне хоть что-нибудь, пожалуйста!

– Мы знаем друг друга со школы.

Кара ждала продолжения, но... Адам умолк.

– Прекрасно, – поняв, что ничего больше не дождется, она отложила салфетку и встала. – Вот я и выяснила все, что нужно: он в чем-то похож на вас, а в чем-то нет, он любит свою работу и он ходил в школу. Теперь я знаю, чем он отличается от миллиона телезрителей, которые еженедельно будут пялиться на него.

– Подождите, – сказал Адам, поймав ее за руку.

Кара перевела дух и поздравила себя с тем, что ее хитрость сработала. Она милостиво села, придав своему лицу самое равнодушное выражение, хотя уже поняла, что ее визави и сам был в этом докой.

На сей раз, она решила дождаться, пока Адам заговорит первым. Обедаешь с докой – учись, пока есть возможность. И только через несколько секунд Кара сообразила, что он все еще держит ее за руку.

Ее взгляд скользнул вниз. Ладонь Адама казалась особенно широкой и загорелой по контрасту с ее собственной, бледной и узкой. Кара смотрела на их соединенные руки и чувствовала, как молчание – напряженное и полное невысказанных желаний – окутывает их и отделяет от всего остального мира.

Медленно она освободила свою руку, Адам ее не удерживал.

Кара опять прикусила губу, чтобы вернуться к реальности, потом посмотрела ему прямо в глаза и сказала:

– Адам, пожалуйста, помогите мне, расскажите о вашем друге, и тогда я тоже смогу помочь ему.

Адам был готов убедить Кару облачить Криса Гейера в гетры, напялить на него тирольскую шляпу и вручить ему трость – лишь бы это помогло вывести друга из игры. Но не решился.

Когда девушка спросила, чем Крис занимается в свободное время, Адам слегка растерялся, потому что Крис ничем не занимался в свободное время – за неимением такового. Несколько лет парень сутками вкалывал, чтобы поднять на ноги их телекомпанию. Теперь он, наконец, решил заняться собой, и было бы несправедливо отказать ему в этом естественном желании.

– Вы, в самом деле, не знаете, как он выглядит? – только и спросил Адам девушку.

Та покачала головой, очень медленно, будто боясь его спугнуть.

– Нет. Я представления не имею: старый он или молодой, худой или толстый, лысый или с роскошной шевелюрой.

Довольно странно. Крис был из тех людей, чьи фото менеджеры среднего звена вырезают из деловых журналов и пришпиливают у себя над столом.

Адам снова прищурился и промолчал. Он и раньше не раз убеждался, что хорошенькое личико не исключает хорошие мозги. А девушка, которая сидела напротив него, явно очень быстро соображала, и Адам понимал, что ему следует быть начеку. Но если это поможет Крису, а значит, и компании «Революшн», он готов с ней сотрудничать.

– Итак, – наконец произнес он, – самое главное, что вам следует знать: Крис совершенно несветский человек. Представьте себе мужчину, который...

Кара слушала его, положив подбородок на руки, стараясь запомнить каждую деталь жизни будущего клиента. Детские шалости, неудачные свидания, жажда знаний – Адам рассказал всю историю своей двадцатилетней дружбы с Крисом Гейером. Кара внимательно слушала, иногда улыбаясь, иногда кивая, и в голове у нее мало-помалу складывался образ добродушного увальня, из которого ей предстояло сделать неотразимого мужчину.

Но в то же время она невольно разглядывала своего собеседника. Адам, наконец отбросивший прежнюю сдержанность, оказался удивительным рассказчиком. Его обаяние и харизматичность совершенно очаровали Кару, она склонялась к нему все ближе, ловя каждое его слово и не в силах отвести глаз.

Ей было уже совершенно ясно, что обычно Адам старался занять позицию наблюдателя, незаметного для тех, за кем он наблюдает. Но за этой маской скрывался человек, который мог убедить вас купить снег зимой и продать рыбе зонтик. Недаром он управлял одной из наиболее успешных компаний в стране.

Как всегда при встрече с новым человеком, Кара невольно начала представлять, как она подала бы его. Если когда-нибудь это случится, она постарается как следует поработать со светом и тенью, чтобы подчеркнуть фантастические скулы и прекрасной формы нос. Она зачесала бы назад его темные волосы... Открытое лицо заставит Адама окончательно замкнуться, и это сделает его еще более интригующим. Отстраненность, загадочность, непостижимая глубина темно-синих глаз...

– Я думал, вы будете делать какие-нибудь заметки.

Этот вопрос так неожиданно вырвал ее из мира грез, что Кара вздрогнула, и ее локоть соскочил со стола.

– С вами все в порядке? – недоуменно спросил Адам, приподнимаясь со стула и наклоняясь к ней.

Плохо. Очень плохо, Кара.

О чем она думает? О прекрасном незнакомце. А следовало бы думать о его друге, на которого ей придется наводить лоск ближайшие две недели.

– Все просто прекрасно, – ответила она. – А заметки мне не нужны. Я и так все запоминаю. Правда. У меня все здесь. – Кара приложила палец ко лбу.

– Так вам тоже нравится Кэри Грант? – спросил Адам, подливая ей в бокал белого вина.

Кара напряженно пыталась вспомнить хоть слово из его получасового рассказа. Бесполезно.

– Э... кто?

Глаза Адама сузились.

– Кэри Грант. Любимый актер Криса. Он играл в «Филадельфийской истории»...

Кара быстро закивала.

– Конечно! Разумеется! Я обожаю Кэри Гранта. Я думаю, он просто изумителен. Итак, подведем итоги: Крис – отличный парень, он любит Кэри Гранта, коллекционирует зонтики...



– Запонки, – поправил ее Адам.

– Запонки, – послушно повторила Кара. – И еще он... Он...

– Заслуживает, чтобы за него выпили. Потому что именно ему мы обязаны этим приятным завтраком.

– Кому? – переспросила Кара, совсем запутавшись. – Кэри Гранту?

Адам засмеялся, покачав головой, глядя на нее с веселым изумлением.

– А впрочем, почему бы и нет? – Он поднял бокал. – За Кэри Гранта!

Кара окончательно растерялась. Еще минута в обществе этого мужчины – и она собственного имени не вспомнит. Девушка поспешно поднялась со стула и теперь стояла перед Адамом не зная куда девать руки.

– Вы мне очень помогли, но мне уже пора эээ... в другое место. Благодарю за завтрак. Я надеюсь, что... мы еще увидимся!

И, пока она не ляпнула еще какую-нибудь глупость, Кара рванула к дверям. Она пробиралась между столиков и твердила себе: «Тебе надо идти на студию. Встретиться с Крисом. Блестяще сделать свою работу. Получить за нее деньги. Купить квартиру». Вот о чем ей следует думать! Разве это не ясный план? Адам Тайлер и его удивительные, завораживающие синие глаза в этот план не входят. И чем дальше она будет от него держаться, тем лучше.

А Адам остался за столиком, обдумывая, что ему больше нравится: смотреть, как она уходит, наблюдая за покачиванием стройных бедер и перебором ног в ярко-красных туфлях, или смотреть на ее лицо, то смущенное, то оживленное, или на руки, ни на секунду не остававшиеся в покое.

Но потом его мысли вернулись к вещам менее приятным.

Итак, похоже, что Крис все-таки будет принимать участие в «Холостом миллионере». Адам поежился. Теперь у него нет выбора. Ему придется присоединиться к проекту и ближайшие две недели присматривать за своим чокнутым лучшим другом.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кара вернулась домой, в квартиру, которую обожала, и которая совсем скоро будет принадлежать ей. В дверях ее ждала записка от Грейс. Перепрыгивая через две ступеньки, Кара поднялась этажом выше и постучала.

Грейс, наконец, открыла дверь.

– Ну? – выдохнула она.

– Меня взяли!

В ту же минуту Грейс с восторженным визгом повисла у Кары на шее.

– Я знала! – вопила Грейс. – По крайней мере, я очень-очень надеялась!

Грейс, наконец, выпустила Кару из объятий и потащила к маленькой старой кушетке, которая занимала половину крошечной комнаты.

– У меня есть десять минут. Рассказывай!

– Не могу. Дала подписку о неразглашении.

– Но мне-то можно!

– Как раз тебе никак нельзя!

Грейс со смехом кивнула.

– Правильно. Я не могу держать язык за зубами, даже если от этого зависит моя жизнь. Но расскажи хоть что-нибудь. С кем ты встречалась? Каких-нибудь знаменитостей видела? Того классного парня, который ведет программу о кино?

– Это другой канал.

– Ой, да. Но была же какая-нибудь звезда?

– Ну, не совсем. Но я завтракала с очень интересным человеком...

Кара рассказала Грейс про Адама – не называя имени, конечно: магический взгляд, обезоруживающее обаяние, безупречный стиль.

Грейс изобразила мину белой зависти. Напрасно. Про Адама можно забыть раз и навсегда. Следующие две недели Кара проведет в отрезанном от мира отеле, и у нее будет слишком много дел, чтобы забивать себе голову фантазиями.

* * *

Адам возвратился на работу.

Дин, третий совладелец компании «Революшн», вышагивал по комнате. В компании Крис отвечал за идеи, Адам – за продажи, а Дин обеспечивал все, что находилось между двумя этими пунктами. Выглядел он соответствующе: галстук на боку, рукава рубашки закатаны, в каждой руке по телефонной трубке.

Адам сел в кресло и стал ждать, пока Дин закончит два одновременных телефонных разговора.

– Адам, дружище! – Дин пожал протянутую руку и тут же зарылся в кипу бумаг. – Чего надо?

– Это насчет Криса.

– «Холостой миллионер»?

Адам кивнул.

– Прекрасная идея.

– Ты серьезно?

– Абсолютно! Он больше года не был в отпуске, считай, что он устроил себе каникулы.

– Причем здесь это? Я работал как проклятый, чтобы придать «Революшн» имидж серьезной компании, а теперь из-за Криса она будет выглядеть как провинциальный телеканал.

– Не провинциальный, – возразил Дин, подняв на Адама глаза. – Человечный. А немного человечности не повредит имиджу даже самой серьезной телекомпании. Мне так кажется.

– То есть ты его поддерживаешь? – спросил Адам.

– На сто процентов. Я думаю, что он смелый, очень смелый парень. Он идет ва-банк, а это берет за душу. И я не вижу, что компании «Революшн» может навредить, если один из нас возьмет за душу всю телеаудиторию.

Адам задумался.

– Хорошо. Если ты так думаешь, давай выступим спонсорами.

Дин сразу забыл про бумаги и вскочил.

– Ты хочешь, чтобы мы спонсировали шоу?

– Да, если я не могу его закрыть, то почему бы не использовать его по максимуму? Если это действительно обещает стать суперпопулярным шоу, почему бы не воспользоваться этим в своих целях, ради пиара, наконец?

В этом случае он мог бы поселиться в отеле вместе с командой, которая работает над шоу, и проследить за Крисом. Убедиться, что его великодушный друг не бросит свое сердце, а заодно с ним и чековую книжку к ногам какой-нибудь отпетой интриганки. Жизненный опыт говорил Адаму, что только этим и кончаются подобные истории.

Дин просиял.

– Конечно! Почему бы и нет? Ты – гуру маркетинга, мой друг, и если ты думаешь, что это сработает, я – за!

– Значит, ты готов отпустить нас обоих на ближайшие две недели?

– Конечно. При условии, что я всегда смогу связаться с тобой по телефону.

Словно в подтверждение его слов, на столе Дина зазвонили одновременно три телефона. Адам встал.

– Тогда я пошел.

Дин кивнул, обреченно взял трубку и помахал Адаму свободной рукой на прощание.

* * *

Кара набрала номер своей постоянной клиентки Майи Рэмплинг, редактора «Нового взгляда».

– Кара, дорогая! Я слышала, тебя можно поздравить!

– Майя, я получила эту работу только благодаря тебе. Спасибо, что ты меня порекомендовала.

– Не бери в голову. Эта работа просто создана для тебя. Только позволь дать тебе совет. Будь осторожна. Ты же знаешь, что такое телевидение. К концу проекта половину команды разгонят.

– Ладно, – Кара почувствовала, что камень в ее груди стал тяжелее на пару килограммов.

– Так что смотри. Веди себя хорошо, не нарывайся на неприятности, не суетись, и все будет прекрасно. Расслабься и получай удовольствие. Увидимся через две недели.

Майя повесила трубку.

Получать удовольствие? После груды полученных инструкций она боялась даже улыбаться – а вдруг улыбнется не тому человеку? Стоп. Надо взять себя в руки. Выполнить свою работу. Выкупить квартиру.

Ее мантра подействовала, и Кара опять почувствовала себя спокойно и уверенно.

Большой черный лимузин ждал ее у подъезда. Кара опустила стекло, чтобы еще раз посмотреть на дом, в котором жила: стены красного кирпича, увитые плющом, ярко освещенные окна, из одного лилась легкая музыка. Девушка удовлетворенно вздохнула – когда она увидит этот дом в следующий раз, то будет полноправной хозяйкой одной из квартир.

Кара задумалась о предстоящей работе и таинственном Крисе Гейере, в поисках любви выставившем себя на всеобщее обозрение. Что заставляет человека искать себе партнера таким образом? Ей самой никогда в жизни в голову бы не пришло принять участие в подобном шоу. Она даже никогда не посещала сайты знакомств в Интернете.

Однако, какие бы мотивы им ни двигали, они давали ей возможность купить себе жилье, и потому Кара всегда будет благодарить Бога за то, что он наделил мистера Гейера такой романтичной натурой. Вот только антиромантичный характер его друга слегка портил дело...

Лимузин бесшумно летел по шоссе, и Кара чувствовала, что он везет ее к новой жизни.

* * *

– Значит, решено, – Адам ударил по рукам с Джеффом. – Компания «Революшн» будет главным спонсором «Холостого миллионера», и я надеюсь получить доступ к процессу на всех стадиях.

– Пожалуйста, если вы обязуетесь не покидать отель и подчиняться нашим правилам в течение следующих двух недель.

Адам ответил молодому человеку кривой улыбкой.

– Конечно. Само собой.

– Просто я счел необходимым это озвучить, – сказал Джефф, возвращая улыбку – Приезжайте в отель к восьми часам вечера, мы приготовим вам номер.

– На том же этаже, где живет Крис?

– Мы отведем вам соседние номера. Вот график съемок.

Адам просмотрел бумаги. У документа не было ни титульного листа, ни заглавия. Если кто-то увидит эти листы случайно, то и не догадается, что держит в руках козырную карту всего австралийского телевидения.

– «Холостой миллионер» станет сенсацией, – пообещал Джефф. – Вы не пожалеете.

Адам покачал головой. Хотя он и был теперь членом команды, сама идея по-прежнему ему не нравилась. И он собирался сделать все от него зависящее, чтобы его друг вышел из этого отеля, не потеряв своих миллионов, а значит – по-прежнему холостым.

* * *

Входные двери отеля «Под плющом» охранялись двумя огромными вышибалами. Один из них проверил документы Кары и разрешил ей пройти внутрь. Там ждали другие охранники, которые осмотрели ее багаж. Потом девушку попросили пройти сквозь рамку металлоискателя.

И тут раздался звон.

Охранник, которого, судя по карточке на груди, звали «Джо Бук, лицензия № 2483», сразу крепко ухватил Кару за руку.

– Мне очень жаль, мисс Марлоу, но проносить мобильные телефоны запрещено контрактом.

– Но у меня нет мобильного телефона, – сказала она уверенно.

Металлоискатель умолк.

Кара с охранником смотрели на друг друга, готовые согласиться, что этот звон им только почудился.

– Хорошо, мисс Марлоу, – сказал Джо. Он пропустил Кару вперед, и металлоискатель тут же снова зазвонил. – Мисс Марлоу, мне ужасно жаль, но...

Кара почувствовала, что вспыхнула до корней волос.

– Я знаю, знаю. Извините. Дайте мне одну минуту. Я уверена, что не брала с собой мобильник.

Повторяя про себя наставления Майи – «веди себя хорошо, не нарывайся на неприятности, не суетись, и все будет прекрасно», – Кара поставила чемодан на пол, нагнулась, расстегнула молнию, быстро перебрала аккуратные стопки одежды и... не нашла ничего.

До ее слуха донесся недовольный ропот. Кара оглянулась и увидела, что за ней собралась уже целая очередь. Какое прекрасное первое впечатление ей удалось произвести на своих новых сотрудников: кверху задом, да еще и под подозрением в проносе запрещенного!

Звон прекратился. Кара захлопнула чемодан, и звон тут же начался вновь. Отчаявшись, она стала по одной вытаскивать вещи из чемодана, перебрасывая их через плечо. Волосы то и дело падали ей на лицо, мешая смотреть, вдобавок к этому она взмокла. Отличный первый рабочий день!

– С вами все в порядке?

При звуке знакомого низкого голоса девушка выпрямилась так быстро, что у нее закружилась голова. Она поспешила ухватиться за что-нибудь и, разумеется, ухватилась за Адама Тайлера.

Кара едва не застонала. Вряд ли Бизнесмен Года будет воспринимать всерьез женщину, которая не может и шагу ступить без приключений.

Это просто несправедливо: она все время выставляет себя дурой перед настолько безупречным человеком! Она же талантливая. Образованная. Целеустремленная. Честолюбивая. И вот она стоит, вцепившись в Бизнесмена Года, половина ее одежды развешана у нее на плечах, а в руке, упиравшейся в его скульптурную грудь, зажаты белые хлопчатобумажные трусики.

Кара отшатнулась и быстро убрала руки за спину.

– С вами все хорошо? – повторил Адам, поддерживая ее под руку, будто боясь, что она может шлепнуться прямо на его до блеска начищенные ботинки.

Кара присела над чемоданом и стала угрюмо запихивать одежду обратно.

– Низкое давление, – ответила она.

– Ну, мисс Марлоу? – нетерпеливо спросил подошедший охранник Джо. – Нашли что-нибудь?

Она бросила оставшиеся вещи в чемодан и отступила на шаг.

– Ищите сами. Не стесняйтесь, пожалуйста.

Охранник взглянул на Адама, будто надеясь, что тот сам захочет покопаться в предметах ее туалета. Но в этот момент металлоискатель завыл снова, Джо вздохнул, наклонился и стал рыться в чемодане.

Тут Кара, наконец, осознала, что стоит рядом с человеком, которого рассчитывала никогда больше не увидеть.

– А что вы тут делаете?! – выпалила она.

– Руковожу.

– Нет, что вы делаете здесь, в отеле?!

В этот момент охранник наконец кое-что нашел. Это не был мобильный телефон. Это была музыкальная открытка с надписью «Поздравляю!», которую ей перед отъездом торжественно вручила Грейс.

Адам и несколько человек, которые столпились вокруг них, сочувственно заулыбались, но Кара только нетерпеливо передернула плечами.

Джо невозмутимо протянул ей открытку.

– Мне очень жаль, мисс Марлоу...

– Все в порядке, – ответила Кара, подавляя раздражение. Парень-то точно ни в чем не виноват, а вот Грейс она бы точно сказала сейчас пару ласковых. – Это же ваша работа. Я могу забрать свой чемодан?

– Конечно, – Джо начал аккуратно складывать вещи.

Кара откашлялась.

– Благодарю, но я сама могу о себе позаботиться.

Джо вернулся к металлоискателю, а Кара – к своему чемодану, который теперь никак не хотел закрываться. Она оглянулась вокруг в поисках помощи. Джо как раз проверял багаж Бизнесмена Года, и там, разумеется, все шло безупречно.

Проглотив остатки гордости, Кара обратилась к Адаму:

– Я сяду сверху, а вы попробуете застегнуть молнию.

Тот улыбнулся так снисходительно, что Каре захотелось немедленно провалиться сквозь землю.

– Хорошо.

Она села на чемодан, поджав ноги так, чтобы Адам мог добраться до молнии. Интересно, она всегда теперь будет вести себя, как идиотка, когда этот мужчина окажется поблизости?

– Ну, давайте, говорите! – прошипела она сквозь стиснутые зубы.

– Что именно?

– Все, что вы про меня сейчас думаете.

Про мою задницу, про то, как я на вас повисла, про мое нижнее белье...

– Я думаю, что вы достойно вели себя в затруднительной ситуации. Вы – очень милая леди, мисс Марлоу. – Адам застегнул молнию, аккуратно взял ее за лодыжки и поставил ноги девушки на пол. – Готово.

Кара чувствовала мягкое прикосновение его пальцев на обнаженной коже, и у нее внезапно пересохло во рту.

– Вы так и не ответили, что вы здесь делаете!

– Простите, был слишком увлечен тем шоу, которое вы устроили. – Кара едва не зарычала, но Адам невозмутимо продолжал: – Компания «Революшн» решила стать спонсором шоу.

– Ничего себе. Вот это поворот! За ланчем я могла поклясться, что оно кажется вам нелепой затеей.

– Правильно. Я и сейчас так думаю. Но знающие люди уверяют, что это шоу станет суперхитом. Я приехал как представитель компании.

– На все две недели? – охнула Кара, пытаясь обуздать предательскую дрожь в голосе.

Адам кивнул.

– Мистер Тайлер, – окликнул его охранник. – Все в порядке. Мобильный, ноутбук, принтер – все входит в ваш список разрешенного багажа. Можете пройти.

Адам еще несколько долгих секунд смотрел ей в глаза, потом молча поднялся и пошел к своим вещам.

Стараясь двигаться как можно грациознее, Кара слезла с чемодана, подхватила его и почти побежала к лифту.

Адам смотрел ей вслед.

Забавная девушка. Она шла так, будто пол был усыпан пылающими углями, а когда двери лифта открылись, шмыгнула внутрь, как мышь, удирающая от кошки. Он смотрел на ее бедра, туго обтянутые джинсами, – хотя она и была очень тоненькой, ее тело не было лишено пикантных изгибов. Адам заметил это, еще когда женщина начала копаться в своем чемодане. Как только он понял, что это его недавняя знакомая в красных туфлях, он немедленно устремился ей на помощь.

Если быть честным, Адам боялся, что какой-нибудь другой мужчина успеет предложить свои услуги раньше него.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

На следующее утро Кара проснулась очень рано и сразу спустилась в ресторан – ей хотелось позавтракать в одиночестве. Она предчувствовала, что это будут последние минуты тишины и покоя, которые суждены ей на этом проекте. Кроме того, после своего «триумфального явления народу» Кара была бы счастлива не сталкиваться ни с кем из участников шоу.

Возвращаясь к себе в комнату, Кара заметила в коридоре молодую женщину в мокром от пота спортивном трико, которая безуспешно пыталась открыть дверь электронным ключом.

– Вам помочь? – спросила Кара.

Женщина обернулась, и ее голубые глаза с надеждой воззрились на Кару.

– Никак не могу справиться с этим дурацким ключом. Утром, когда я приехала, дверь мне открывал коридорный.

Кара протянула руку.

– Можно я попробую?

Женщина протянула ей пластиковую карточку так, будто это был заряженный пистолет.

– Прошу вас. Иначе я рискую проторчать тут весь день в таком виде, – она ухватила пальцами прядь влажных от пота волос.

Кара сунула карточку в замок, и дверь тут же открылась.

– Вы теперь будете думать, что я тупая деревенщина, да? – спросила женщина с жалкой улыбкой. В ее речи и вправду был явно слышен провинциальный акцент. – Как я могу разобраться во всех этих премудростях? У нас дома даже входные двери никто не запирает.

– Не корите себя, – сказала Кара с мягкой улыбкой. – Просто я приехала вчера вечером, так что у меня было время освоиться.

– Спасибо! – Женщина улыбнулась.

– Меня зовут Кара.

– Благодарю вас, Кара. Я – Мэгги. Была рада познакомиться.

Едва Кара подошла к своей комнате, как появился Джефф. Не дожидаясь приглашения, он ввалился в номер и ходил за ней, как привязанный, излагая планы на день.

– Ты не возражаешь, если в ванную я пойду одна? – спросила она.

– Конечно-конечно, тебе там будет слышно.

Кара почистила зубы и стала подкрашиваться, прислушиваясь вполуха к разглагольствованиям Джеффа.

– Сегодня ты познакомишься с Крисом. Сделай из него картинку. Нынче вечером его представят дамам.

Она высунулась из ванной и застала Джеффа рассматривающим книгу, которую он взял с прикроватного столика.

– Интересная? – спросил он.

Кара покачала головой, чтобы не отвлекаться от темы.

– Так мы сегодня вечером уже снимаем?

– Ага. Так что поторопись. Крис живет в номере 44, заскочи к нему, потом забери свои кредитные карты, возьми машину – и по магазинам, по магазинам, по магазинам. Вернешься к полудню, и мы займемся нашим женишком – приоденем, причешем, загримируем.

Джефф исчез так же быстро, как появился. Кара оделась и поднялась этажом выше.

Она постучала в дверь номера 44 и вошла в роскошный холл, в пять раз больше всего ее номера. Здесь помещались бар со стойкой и несколько тренажеров. Окна были во всю стену, а ковер под ногами оказался настолько мягким, что у Кары возникло желание нагнуться и запустить пальцы в пушистый ворс.

– Эй, – позвала она. – Есть тут кто?

В одной из дверей появился... Адам Тайлер, как всегда при полном параде – в костюме, безупречно повязанном галстуке и начищенных до блеска ботинках.

Кара вспыхнула под его пристальным взглядом.

– Ой, простите, – сказала она, застыв на месте. – Я, должно быть, ошиблась номером.

– Вы ищете Криса? – спросил он, преднамеренно проникновенным, сексуальным голосом.

– Да.

Адам медленно приближался к ней, и Кара не могла двинуться с места, будто загипнотизированная. Она невольно задалась вопросом, неужели и Крис обладает таким непреодолимым магнетизмом?

– Он сейчас придет, – сказал Адам, останавливаясь у бара. – Присядьте. Могу я предложить вам кофе?

Кара помотала головой. В присутствии этого мужчины она и так едва соображала, не хватало ей еще и кофеина!

За спиной Адама показался человек приблизительно того же возраста. Это, наверное, Крис. Кара с облегчением отметила, что он ничем не походил на своего друга: симпатичный, рыжеватый, с мягким выражением лица. Он приложил палец к губам, призывая Кару не выдавать его присутствия. Та закусила губу и, не мигая, уставилась на своего злого гения.

Чувство, что у нее появился сообщник, сразу успокоило Кару. Она направилась к Адаму, чтобы отвлечь его внимание на себя.

– Значит, я номером не ошиблась? Позвольте поинтересоваться, а что вас привело сюда в такую рань? Неужели у столь важного человека нет дел? Проспонсировать еще пару шоу, вложить пару миллионов туда-сюда? – Поняв, что Адам собирается повернуться и может обнаружить Криса у себя за спиной, Кара лихорадочно соображала, чем может его остановить. – Пристроить на телевидение какую-нибудь грудастую блондинку?

Сработало! Адам смотрел на нее, как тигр, который пока не настолько голоден, чтобы наброситься на жертву, но прикидывает, не стоит ли полакомиться ею позже.

– Любопытно, откуда вдруг такая идея?

– Ну, я не знаю... – Она быстро взглянула на Криса, который показал ей большой палец. Воодушевленная этой поддержкой, Кара продолжала: – Разве не этим вы прославились? Первым делом девушки, ну а миллионы – потом.

Адам несколько секунд внимательно смотрел на нее, потом пожал плечами.

– В данный момент на горизонте нет ни одной блондинки, посему я здесь.

Кару почему-то разозлило, что он так равнодушно отреагировал на ее выпад. Она глубоко вдохнула и ринулась в бой.

– Разумеется, вы здесь. Вы же уверены, что ваш друг ботинки без вас зашнуровать не в состоянии.

– Может быть, и не в состоянии, – ответил Адам, и Крис вздрогнул, будто его ударили прямо в челюсть.

– Может быть, вы дадите ему хоть попробовать?

– А может, не стоит отвлекать его от более важных дел, вроде управления многомиллионным бизнесом?

– А может, его интересуют не только деньги?

– А может, вас беспокоит, что, если я останусь здесь и лишу вас возможности зашнуровывать ему ботинки, вы останетесь без работы? Так кого здесь интересуют только деньги?

Воздух в комнате едва не потрескивал от электричества. Кара чувствовала себя шаровой молнией, которая может промчаться через комнату и взорвать этого самодовольного красавца.

Но она взяла себя в руки. Зачем она в это лезет? Все началось как невинная шутка, а теперь Кара мечтала только о том, чтобы Адам так и не узнал, что его друг слышал этот опасный разговор.

Вообще-то Кара была очень миролюбивой. Очень дипломатичной. Но в этом человеке было что-то такое, что выводило ее из себя и заставляло лезть на рожон.

– А может, вы оба зайдете в комнату? – рявкнул Крис.

Адам обернулся, а Кара наконец расслабилась. Она разжала кулаки и опустила плечи.

– Хватит орать у меня в номере. – Крис хлопнул Адама по спине, потом подал руку Каре. – Вы, должны быть, Кара. Я – Крис Гейер.

– Привет, Крис, – сказала она, отвечая на его рукопожатие. – Я – ваш персональный стилист.

– Фантастика! Я в моде ничего не понимаю, так что отдаюсь всецело в ваши руки. Но даже если бы вы не были моим стилистом, я все равно предложил бы вам остаться – мне очень понравилось, как вы общаетесь с моим телохранителем.

Кара скользнула взглядом по Адаму, который расслабленно раскинулся в кресле.

– Кроме этого, вы оба спасли меня от монстров в соседней комнате. – Крис потер себе грудь. – Они только что пытались выдрать воском волосы мне на груди, чтобы было легче микрофон приклеивать. Я ко многому был готов, но не к таким же пыткам!

– Так вот почему вы позволяете Адаму ходить за вами по пятам?

– О-па! Она опять метила в тебя. И попала. Эта девушка еще даст нам жару.

Кара посмотрела на Криса. Симпатичный и добродушный, чуть полноватый, со здоровым румянцем во всю щеку и рыжеватыми волосами" – он ей очень нравился. Крис будет замечательным, покладистым клиентом. Будь на его месте Адам, он вымотал бы ей все нервы. Хотя она знала, что Адам никогда бы не оказался на его месте. У таких людей, как он, сердце – всего лишь орган кровообращения. Как и у нее.

Возможно, именно поэтому Кара так странно чувствовала себя рядом с Адамом Тайлером: они были будто два магнита с одинаковым зарядом – их никак нельзя было свести вместе. А Крис был явно с противоположным зарядом, потому им обоим было так легко с ним.

Адам зорко следил за другом, но тот, казалось, относился к этому с юмором. Чувствовалось, что их связывает настоящая дружба.

– Итак, Крис, – решительно сказала Кара. – Нам надо проехаться по магазинам.

– Я готов, – ответил тот. – Вот только найду свой ключ...

Адам молча встал и протянул ему пластиковую карточку, словно демонстрируя, что тут без него никто и шагу ступить не сможет.

– Супер! – сказал Крис. – Пойдемте.

– Он тоже с нами едет? – спросила Кара так, чтобы Адам услышал.

– Похоже, что да.

Кара подошла к Крису и прошептала довольно громко:

– А можно как-нибудь от него оторваться? Иначе это будет очень длинный день.

Крис так же громко прошептал в ответ:

– Скажите ему, что наши акции поднялись в цене. Это должно сработать.

– Ваши акции поднялась в цене, – бросила она через плечо, но Адам и бровью не повел. Кара обернулась. – Просто не мешайте мне, ладно? Я – лучшая в своем деле, и если вы хотите, чтобы ваш друг был одет по первому классу, позвольте мне самой над ним поработать.

Адам молчал, но она поежилась под его спокойным пристальным взглядом. Наконец он произнес:

– Я не собираюсь оспаривать ваши решения в том, что касается вашей профессии. Если хотите, можете одеть его с головы до ног в розовый цвет. Но я все время буду рядом. Так что привыкайте.

Адам наблюдал, как она пыталась сдержать себя. Он видел, как горят ее зеленые глаза и раздуваются ноздри: она была подобна фейерверку, и Адам понимал, как мало нужно, чтобы поджечь бикфордов шнур.

Кара тем временем взяла себя в руки. Она облизнула губы, и Адам вновь обратил внимание на прелестную форму ее рта. Но ему недолго пришлось на него любоваться, потому что Кара резко развернулась и направилась к дверям.

Крис усмехнулся.

– Боевая девушка.

Адам закрыл за ними дверь и положил электронный ключ в карман.

– Скоро увидимся.

Эта мысль показалась ему опасно приятной.

Когда Адам понял, что это будет за день: парикмахеры, косметологи, магазины, и повсюду их будет сопровождать камера, ему захотелось немедленно выскочить из машины. Единственное, что его удержало, это нежелание потакать Каре. Она ждала его раздражения. Она очень хотела этого, практически провоцировала его.

Когда Крису делали маникюр, Кара с самым невинным видом предложила Адаму присоединиться к другу, чтобы тот чувствовал себя более комфортно. Адам чуть не согласился – чтобы позлить ее. Когда же он все-таки отказался, она пожала плечами с таким вызывающим видом, что Адам решил впредь держать рот на замке.

Ни одна женщина никогда не выводила его из себя до такой степени. Все они были блаженно предсказуемы. Но понять, что в следующую минуту выкинет Кара, Адам не мог. Это его смущало.

Позже, когда Кара выбирала нижнее белье, которое Крис мог бы надеть под новые, довольно обтягивающие брюки, один из операторов сострил, что им известна склонность Кары к белому хлопку. В тесном кругу новости распространяются быстро, и вчерашнее шоу уже было неоднократно обсуждено.

Все замерли в ожидании реакции Кары. Если бы она смутилась или даже закатила истерику, это было бы 'понятно. Но она просто обернулась, посмотрела на оператора в упор и сказала:

– Ну что ж, вы все уже видели мое белье. Думаю, будет справедливо, если теперь я увижу ваше.

И она решительно шагнула к оператору, будто намеревалась осуществить свою угрозу. Оператор вздрогнул в ужасе, и этого было довольно – все покатились со смеху. Остаток дня группу то и дело сотрясали приступы хохота, но теперь объектом шуток уже был оператор. А Кару, наконец, признали своей.

Адам весь день наблюдал за ней.

Что-то в этой девушке было необычное. То, как она руководила пятью мужчинами, при этом ни разу не повысив голоса. То, что заставляло Криса улыбаться весь день. Иногда что-то странное мелькало в ее зеленых глазах, когда она смотрела на Адама, думая, что он этого не видит.

Так или иначе, это был не самый плохой день в его жизни. Несмотря на все ее нахальные выпады и дерзкие улыбки, время пролетело незаметно. И когда они ехали обратно в отель, настроение у всех было прекрасное.

– Ну что, ты живой? – спросил Крис друга. – Не смотри на меня так. Я никогда в жизни не видел тебя таким мрачным. Можно подумать, что у тебя кто-то умер.

– Я потерял своего друга. Вместо него мне подсунули какого-то франта.

– Ради Кары я готов на все, – заявил Крис, погладив девушку по щеке. – Ей просто невозможно отказать. Ты сам можешь очаровать кого угодно и убедить сделать все, что тебе нужно, но эта маленькая леди тебя сегодня превзошла. Как ты думаешь, может, нам взять ее на работу?

– В каком качестве? – спросил Адам, пристально глядя на девушку, которая не отрывала глаз от Криса.

– В любом. По ее желанию.

– Спасибо, меня и нынешняя работа вполне устраивает, – ответила Кара.

– Вы раньше работали с Джеффом?

– Никогда. Но мне нравится. И я им вроде бы тоже нравлюсь. Они верят, что я справлюсь. Хотя я знаю, что меня могут уволить в любую минуту.

– Это было бы жестоко.

– Как мне объяснили, это жестокий бизнес. Так что не подведите меня! – И она погрозила Крису пальцем.

Адаму очень нравилось ее кокетство. Да что там говорить – ему все в ней нравилось: фарфоровая кожа, длинные ноги, вьющиеся волосы цвета шоколада, зеленые кошачьи глаза, полные влажные губы. Но что-то вызывало в нем и неутихающую тревогу, заставляло быть все время начеку.

– Ну что, на сегодня все? – спросил Крис.

– Да, – ответила Кара и блаженно потянулась. Адам не смог бы оторвать глаз от этого зрелища, даже если бы мимо их автомобиля в тот момент прошел строй блондинок в бикини. – Возвращаемся в отель и готовимся к вечерней съемке. Волнуетесь?

– Пожалуй, да.

Адам услышал неуверенность в голосе друга и сразу вспомнил, ради чего он здесь.

– Так в чем же дело? Мы можем развернуться, сдать обратно эту странную одежду, выплатить неустойку и забыть все, как страшный сон.

Улыбка Кары сразу погасла.

– А зачем?

– Затем, что Адам думает, я совершаю большую ошибку, – ответил Крис.

– А что думаете вы? – спросила его Кара. – Вы сами хотите остаться?

– А вам-то что за дело? – оборвал ее Адам.

Кара кинула на него ненавидящий взгляд. Атмосфера в салоне неуклонно превращалась из слегка напряженной в неприкрыто враждебную. Похоже, что у девушки были не только кошачьи глаза, но и кошачьи когти, и она была готова пустить их в ход.

– Я просто интересуюсь, чего хочет ваш друг. Так что, Крис?

– Конечно, я нервничаю. Но мне пока все нравится.

Кара повернулась к Адаму.

– Так что имейте в виду, если вы сейчас заставите своего друга отступить, это будет не то, чего хочет он, а то, чего хотите вы. Вы действительно этого хотите?

Адам стиснул зубы так, что даже голова заболела.

– Нет, – процедил он.

– Вот и чудно! Мы все выяснили. Так что давайте постараемся сделать все как можно лучше. Для всех нас.

Когда в комнате отеля, отведенной под костюмерную, Кара выбирала Крису одежду на вечер, движения ее были такими судорожными, что Адам понял: эта девушка по-прежнему боится его и чувствует себя не вполне уверенно.

– А что вы наденете вечером?

Хотя она не смотрела в его сторону, по жестким нотам в голосе Адам понял, что вопрос обращен к нему.

– Я думаю, останусь в этом.

Кара обернулась и окинула его быстрым взглядом с ног до головы. Адам чувствовал, что она оценивает каждую деталь, каждую мелочь.

– Как я и думала, – сказала Кара со вздохом, потянулась к вешалке, взяла какой-то костюм в чехле и чуть ли не швырнула ему.

«Смокинг для Адама», – прочитал он размашистую надпись на приклеенном к чехлу стикере.

– Вы купили мне смокинг?! – спросил Адам, опять испытывая досадное чувство, что не поспевает за ней.

– Я слышала, вся команда решила сегодня вечером принарядиться, чтобы создать соответствующую атмосферу, и решила, что вам это понадобится. Хотя после вашего выступления в машине я едва не передумала отдавать его вам.

Она посмотрела на него исподлобья и виновато улыбнулась. Это лишило Адама дара речи – чего с ним никогда прежде не случалось. Конечно, он не был болтуном, но обычно держал разговор под контролем. И вот теперь у него просто не было слов...

– Может, это как-то примирит вас со мной... – Кара взмахнула ресницами. Только один раз. Но Адаму показалось, что легкий ветерок пролетел по комнате и лег ему на щеку, как мимолетный поцелуй.

Он понял, что надо спасаться. Не говоря ни слова, Адам схватил смокинг и пошел в свой номер переодеться. И заодно отклеить свой язык от нёба.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Веранда бального зала была вся уставлена свечами. В такой романтичной обстановке Крис должен встретиться с женщинами, на одной из которых он, возможно, женится. Кара в это время была внутри, в обстановке далеко не столь романтичной. Держа в одной руке бокал шампанского, в другой – тяжелый длинный шлейф своего вечернего платья, она с трудом лавировала между камерами, громоздкими осветительными приборами и толстыми кабелями, тянувшимися по сверкающему паркету.

Адам восседал в кресле режиссера, с которого хорошо просматривалась веранда.

– Я так волнуюсь, будто это мне сейчас идти в кадр, – сказала она, падая на соседний стул.

Но Адам даже не удосужился посмотреть на нее, настолько был сосредоточен на друге. Он был похож на сжатую пружину, которая может вот-вот распрямиться.

Кара чувствовала себя не лучше. Она по-прежнему ощущала напряженность между ними. После разговора в лимузине о том, что Крис может уйти из шоу, камень у нее в груди стал еще тяжелее. Им обоим предстояло провести две недели бок о бок, и если Кара намерена удержаться в проекте, ей нужно найти способ наладить отношения с Адамом.

Она попробовала заговорить с ним снова.

– Все это нервирует, правда?

Ни слова в ответ.

Тогда Кара протянула руку и дотронулась до его колена. Адам вздрогнул так сильно, что и она сама подскочила от испуга. Но то, что она увидела в его глазах, заставило ее забыть про суету съемочной площадки. Это не было упрямство. Это не была игра в мужское превосходство. В его глазах Кара явственно увидела... боль.

Она снова положила руку ему на колено.

– С вами все в порядке?

– Вы не знаете его, – сказал Адам глухим голосом. – Он очень доверчивый и ранимый человек. Эти бабы сожрут его живьем.

Кара перевела взгляд на Криса. Адам Тайлер, убежденный холостяк, плейбой, светский человек, переживал за своего более молодого и не настолько искушенного друга. Они все острили, что Адам ведет себя, как телохранитель Криса, но внезапно Кара поняла, что это было правдой. По каким-то причинам Адам считал, что должен быть рядом со своим другом и защищать его.

Но почему? Насколько Кара могла заметить, женщины, которые участвовали в проекте, нервничали еще больше, чем Крис. И среди них Кара приметила знакомое лицо – это была Мэгги, девушка, которая не могла справиться с ключом. Она была наряжена в довольно симпатичное розовое платье, ее прямые светлые волосы падали длинными прядями на острые плечи и ключицы. Кара тогда подумала, что если Мэгги – участница проекта, то продюсеры выбрали Крису очень хороших невест. Эта девочка вряд ли кого-то могла «сожрать живьем».

– Дайте им шанс, – тихо сказала Кара. – Если я почувствую, что его хотят использовать, я буду защищать его вместе с вами. Хорошо?

Адам повернулся и пристально посмотрел ей в глаза. От его взгляда у Кары перехватило дыхание.

– Не надо играть со мной, Кара.

– Я не играю. У меня и в мыслях не было. Да, я едва знаю Криса, но он мне очень нравится. И я не стану спокойно смотреть на то, как человеку, который мне нравится, причиняют боль.

Адам кивнул. Потом еще раз. И, наконец, шумно выдохнул. Уголок его рта поднялся в слабой улыбке.

– Так мы союзники?

Все у нее внутри отозвалось на это мимолетное движение губ. Только теперь она поняла, каким сокрушительным обаянием обладает этот человек. Но она начала беседу с одной целью – заключить перемирие, и кажется, ей это удалось.

Кара протянула Адаму мизинец.

– Союзники.

Адам растерянно смотрел на ее палец. Кара улыбнулась и подцепила его мизинец своим, почувствовав тепло его кожи. Договор был заключен. И только потом Кара задалась вопросом: не был ли это договор с дьяволом, и что он потребует взамен?

Адам снисходительно разглядывал выставку невест.

Но тут же его взгляд вернулся к самой притягательной, на его вкус, женщине в этом зале. Она казалась то изысканной дамой в роскошных туфлях – с такой женщиной он счастлив был бы провести бурную ночь в шикарном отеле, то соседской девчонкой в линялых джинсах, с которой хотелось гулять по улицам, взявшись за руки.

Кара была подкрашена чуть ярче обычного, губы ее выглядели так, будто она ела землянику, и вся она была... очень сексуальной. Да, Адам признавал это и готов был поклясться, что под вечерним платьем, обтягивавшим ее как вторая кожа, было кое-что пособлазнительней, чем белые хлопковые трусики... Ее зеленые глаза мерцали, и каждый взмах ресниц, казалось, скрывал удивительные истории. Каждая ямочка на ее щеке говорила, что у этой женщины есть, что ему рассказать. И если Кара еще раз, по своей привычке, закусит нижнюю губу, то он может не удержаться и сам попробовать, какова она на вкус...

* * *

Через пару часов первый день «Холостого миллионера» благополучно закончился. «Невест» отправили обратно по номерам, а Крис пробрался сквозь лес камер и осветительных приборов и молча рухнул в кресло рядом с Адамом и Карой.

– Вы были великолепны, – искренне сказала Кара.

– Ну что, счастлив, что все закончилось? – спросил Адам.

Крис сидел не двигаясь, откинув голову и закрыв глаза. Наконец он пошевелился.

– Я готов провести так всю жизнь.

Кара почувствовала, как Адам напрягся. Костяшки его загорелых рук, стискивающих подлокотники кресла, побелели.

Крис повернулся к Каре, и она поразилась тому, как сияют его глаза.

– Какие же они милые. Красивые. Обаятельные. Нежные. Я даже не знаю, за что мне такое счастье. Все получится. Я это чувствую. Я чувствую, что женщина, которая суждена мне небом, где-то здесь, среди них.

Если до этого Адам был напряжен, то теперь он просто окаменел.

– Адам, расслабься.

Кара вздрогнула. Она еще никогда не слышала, чтобы Крис говорил так раздраженно.

Адам рассмеялся, если эти гневные звуки можно было назвать смехом.

– Тебе придется смириться, приятель, – настаивал Крис. – Я здесь. Я сделаю это. И что бы ты ни думал, как бы на тебя ни давил твой личный опыт, я рассчитываю, что ты поддержишь меня. Без тебя мне не справиться.

Кара видела, что в душе у Адама идет настолько напряженная борьба, что даже такой сдержанный человек, как он, не мог этого скрыть. Еще от внимания Кары не ускользнули слова Криса о «личном опыте», вызвавшие столь бурную реакцию.

Адам явно боялся, что Крис может всерьез влюбиться в одну из этих женщин. То, чего Кара и любая женщина, которая будет смотреть шоу, от души пожелала бы симпатичному и неприкаянному Крису, почему-то ужасно пугало Адама. И это было нечто большее, чем просто желание, чтобы его лучший друг остался свободен.

– Ну же, Адам, – не отступал Крис. – Ты должен пообещать мне, здесь и сейчас, что ты поддержишь меня в моем решении, каким бы оно ни было, и как бы ты к нему ни отнесся.

Кара думала было вмешаться в разговор, сказать что-нибудь забавное, отвлечь их обоих от неприятного разговора, но неожиданно почувствовала, что она здесь лишняя. Эти двое понимали друг друга без слов.

Адам наконец вздохнул.

– Ладно, ты знаешь, как я к этому отношусь...

– К сожалению, да.

– Но что бы ты ни решил, я с тобой. Иначе что, по-твоему, я здесь делаю?

– Путаешься у меня под ногами?

– Подставляю тебе плечо, дурак!

Кара гадала, помнят ли они вообще о ее присутствии. Впрочем, когда накалялись страсти, она и сама предпочитала оставаться в стороне.

Крис криво улыбнулся другу.

– Прости, приятель. Столько всего навалилось. Ты же знаешь, не привык я к женскому обществу. Друзья?

– Друзья.

Кара думала, что мужчины пожмут друг другу руки, но они встали и крепко обнялись. И она опять подумала: что же так тесно связало двух таких разных людей? На чем может быть основано такое доверие? Откуда берется такая дружба?

Неожиданно ей захотелось быть поближе к этим людям, погреться их теплом, прежде чем оба они навсегда исчезнут из ее жизни.

На следующий день «невест» посадили в микроавтобус и повезли в центр, чтобы они могли погулять и походить по магазинам – под неусыпным надзором трех камер. У остальной команды был выходной.

Но, взбудораженная вчерашним вечером, Кара не могла усидеть в номере. Пощелкав каналами телевизора и побродив по комнате, она уже собиралась пойти к Джеффу и предложить ему сыграть в карты, но тут зазвонил телефон.

– Доброе утро, Кара, – раздался в трубке низкий голос Адама.

– Доброе утро, Адам. – Она присела на край кровати, потому что колени у нее неожиданно подкосились.

Да и немудрено. У Адама был один из тех мужских голосов, от которых у любой женщины вздрагивает что-то внутри. Кара почувствовала это еще вчера вечером, и ночь провела так, будто выпила литр кофе: бродила по номеру, потом валялась без сна и обгрызла себе все ногти на левой руке, пытаясь изгнать из своего воображения картину – она в объятиях Адама лежит на пушистом ковре в номере Криса...

– Не хотите подышать свежим воздухом и погреться на солнышке?

С ним?

– Дразните меня? – Кара понимала, что лучше отказаться. Но тогда она просидит весь день в номере и сгрызет себе ногти и на правой руке.

– Я совершенно серьезно, уверяю вас, – сказал он своим тягучим голосом.

Кара чувствовала себя так, будто ее гипнотизируют. Она вытянулась на кровати, прижимая трубку к уху.

– Так что вы предлагаете?

– Верховные власти разрешили нам провести день на свежем воздухе.

– Но я думала, что нас будут держать под замком, без солнечного света, так, чтобы мы не знали, день сейчас или ночь и какое время года...

Мягкий смех завибрировал в трубке, и она почувствовала, что все ее тело тает, как мороженое.

– За нами будут наблюдать, – уверил ее Адам.

– Звучит пикантно, – брякнула Кара и тут же шлепнула себя по губам. Что она несет? В трубке была тишина, и девушка уже ждала оскорбленной отповеди.

– Наденьте что-нибудь удобное, обувь без каблука и ждите меня внизу через пятнадцать минут.

– А что мы...

Но Адам уже повесил трубку.

Кара смотрела на гудящий телефон, а адреналин в ее крови играл целую симфонию. Срывая с себя одежду, она рванула к шкафу, гадая, что Адам мог иметь в виду.

На свежем воздухе. Под наблюдением.

Что бы это ни было, уже через пять минут она летела вниз по лестнице, наспех намазанная солнцезащитным кремом, в широкополой шляпе, и чувствовала себя совершенно счастливой.

Оказалось, что ей предстоит провести день не только с Адамом, но и со всей остальной телевизионной командой и доброй половиной работников отеля – их повезли в принадлежавший отелю загородный клуб играть в бейсбол.

Кара ничего не понимала в бейсболе. Максимум на что она могла надеяться, – не шлепнуться на землю под ноги своей команде. И вот она стоит на площадке – в ярких брючках-капри, в топе без бретелек, кокетливых пляжных шлепанцах и шикарной широкополой соломенной шляпе. Правда шляпу у нее тут же отняли, выдав взамен синюю бейсболку – отличительный знак команды телевизионщиков (служащие отеля играли в красных).

Бой предстоял, судя по всему, жаркий. Она заняла отведенное ей место и попыталась принять соответствующую позу. Отвергнутая возможность сидеть в одиночестве в своем номере и .грызть ногти теперь казалась ей верхом блаженства.

– Как дела, Кара? – крикнул Крис со второй базы. Судя по его смеху, он и так прекрасно понимал, как у нее дела.

Кара постаралась сообразить, что происходит на поле. Пару раз она ударила кулаком в свою перчатку, потому что видела такое по телевизору, потом застыла, согнувшись и упершись ладонями в колени и приготовившись к худшему.

А вот мистер Тайлер, питчер их команды, чувствовал себя великолепно. Он лениво подбрасывал в воздух мяч, болтая с кетчером, оператором Майком. Адам был так сексуален, что у Кары перехватило дыхание. Кто бы мог подумать, что эти строгие костюмы скрывали такое потрясающее тело! Мокрая от пота футболка прилипла к спине, очерчивая рельефные мускулы, а таких потрясающих ног Кара не видела никогда в жизни. А уж она много чего видела, проработав столько времени с актерами и моделями. Но этот парень был бесподобен. Высокий, плечистый, накачанный, но стройный – на него так и хотелось наброситься, прямо здесь...

Адам приготовился к броску, присел и запустил мяч. Пока Кара любовалась его мускулистыми руками, до нее донесся вопль Криса:

– Детка, это твой мяч!

Кара выпрямилась и, закрывшись ладонью от солнца, стала искать мяч глазами. Девушка чувствовала, что вся команда повернулась и смотрит на нее.

Она растерянно взглянула на Адама и тут же раскаялась в этом. Если вид сзади был соблазнительным, то вид спереди был просто опасен для женщин – широкий торс, облепленный мокрой футболкой, влажные вьющиеся волосы, вздымающаяся грудь, горящие глаза... Он был неправдоподобно красив.

Кара поймала себя на том, что смотрит на него уже далеко не профессиональным взглядом. Она просто пялится, как очарованная девчонка.

Девушка встряхнула головой и снова вспомнила о мяче – как раз вовремя – и даже умудрилась его поймать, хотя и неловко.

– Давай мне! – крикнул Крис.

Кара бросила. Что произошло дальше, она не поняла, но кто-то заорал, что первую подачу выиграли телевизионщики. Кара не поверила своим ушам. Она подпрыгнула с ликующим воплем и устремилась к скамье, где уже собралась ее команда.

Адам стоял в центре толпы и, игнорируя восторженные возгласы и поощрительные хлопки по спине, которыми награждали его товарищи, не отрываясь смотрел на приближающуюся Кару.

– Хороший бросок, мисс Марлоу.

– Да ладно. Мне просто повезло.

– Я думал, что вы побоитесь испортить свежий маникюр.

Кара возмущенно захлопала глазами.

– Ах, вот оно что? Вы плохо меня знаете, мистер Тайлер. Я не пренебрегаю ногтями, но победа интересует меня гораздо больше.

Расставив точки над «i», Кара с независимым видом развернулась и зашагала прочь.

Адам смотрел ей вслед. Ее голова была высоко поднята, короткий кудрявый хвостик подскакивал в такт шагам. Налюбовавшись нахальным хвостиком, он скользнул взглядом ниже. Длинные, гладкие смуглые ноги, низко сидящие брючки, обтягивавшие аккуратные бедра и открывавшие тонкую талию... Горячая девчонка. Даже чересчур. Но против него она просто ягненок. Неужели она сама этого не понимает?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

После третьей подачи был объявлен перерыв на ланч. На принесенных из отеля столах были расставлены разнообразные холодные закуски. Кара сделала себе огромный сэндвич с ветчиной и салатом и удобно устроилась на траве под огромным деревом.

– Вы не возражаете, если я присоединюсь к вам?

Кара, замерев с набитым ртом, покосилась на подошедшего Адама. Он был залит солнечным светом, на фоне этого сияния его затененное лицо выглядело почти зловеще.

– Конечно, нет, капитан.

Она подвинулась так, чтобы он мог расположиться в тени и в то же время не слишком близко к ней. После того как Адам застукал ее за подглядыванием, Кара чувствовала, будто между ними образовалась некая тайная связь. И не хотела ее поощрять.

– Вам нравится бейсбол? – спросила Кара. Адам откусил свой сэндвич и кивнул.

– Спасибо, что вытащили меня, – добавила она.

Он коротко кивнул еще раз.

– Все лучше, чем весь уикенд сидеть в четырех стенах и пялиться в ящик, – не унималась Кара.

Он посмотрел на нее без выражения и снова кивнул.

Вот и все, чего я добилась!

– Я не понимаю. Ваша профессия предполагает определенную общительность. Бизнесмен Года, который может продать буквально все, даже... поливальную установку в сезон дождей. Мужчина, который может уговорить любую женщину сбросить... все запреты. И только я не могу вытянуть из вас ни слова...

Адам молча жевал. Долго. Жевал и ничего не говорил. Кара уже отчаялась хоть что-нибудь услышать, как он, наконец, произнес:

– У меня был набит рот.

Кара была уверена, что уловила иронию в его голосе, но пока она соображала, как поязвительней ответить, Адам уже откусил следующий кусок и опять стал сосредоточенно жевать. Девушке хотелось стиснуть кулаки, но руки ее были заняты огромным сэндвичем, поэтому она ограничилась тем, что изо всех сил поджала пальцы ног.

Она тоже откусила от сэндвича и постаралась проглотить кусок одновременно с Адамом.

– А до этого?

Он пожевал еще чуть-чуть.

– Если на вопрос можно ответить «да» или «нет», я и отвечу всего лишь «да» или «нет».

– Звучит не особо обнадеживающе...

Адам рассмеялся.

– Ладно. О чем вы хотели бы поговорить?

Кара с готовностью открыла рот и тут обнаружила, что ей нечего сказать.

– Ну, давайте же! Спрашивайте, я вам отвечу. Не упускайте свой шанс.

Последние слова он почти промурлыкал. Кара в ярости ворочала мозгами в поисках темы для разговора, но – вот досада! – ничего не приходило на ум. Чем больше она напрягалась, тем шире становилась улыбка Адама. Потом он медленно, демонстративно поднял свой сэндвич ко рту, показывая Каре, что ее время истекло.

– Итак, почему все-таки телевидение? – наконец выдавила она, чувствуя себя полной дурой.

Но Адам, как и обещал, ответил:

– Это все Крис. Мы пришли туда вместе. В университете он был абсолютным «ботаником» – вы знаете, что это означает? Весь в учебе... А я порхал с вечеринки на вечеринку, моими основными предметами были пиво и девушки. Но мы всегда дружили. Он даже нашел мне мою первую настоящую работу: я подрабатывал в магазине его дяди по вечерам и уикендам, продавал сотовые телефоны. Мне, в общем-то, и не нужна была работа, но Крис сказал, что мне это будет полезно, и он оказался прав. Если ты никогда не работал за десять долларов в час, то не сможешь создать товар, рассчитанный на этот сегмент.

– Вы родились с серебряной ложкой во рту? – спросила Кара. Она знала ответ, но хотела выяснить, как сам он относится к этому факту.

– С платиновой. Инкрустация бриллиантами, – Адам криво улыбнулся. – А вы?

– Разве что с деревянной...

Адам прищурился, и Кара с удивлением заметила внезапную вспышку симпатии и юмора в глубине его удивительных глаз.

– Ну что, вы довольны? Вы действительно это хотели узнать? – Кара кивнула. Но Адам еще не закончил. – Или, может быть, вы надеялись, что я попробую уговорить вас отбросить все ваши запреты?

Кара подавилась и закашлялась. Потом, стараясь двигаться как можно грациознее, поднялась с травы.

– Вы что, флиртуете со мной, Адам Тайлер? – спросила она как можно шутливее. Его улыбка стала еще шире.

– А что, если и так?

И что мне теперь отвечать? И что я за дура, что сама его спровоцировала? Сама спровоцировала, сама и остановлю!

– Тогда самое время прекратить.

– Только работа и никаких развлечений?..

Потому что Кара дорожит каждым пенни. Их взгляды схлестнулись. В этих взглядах была борьба, непонятно было лишь, с кем они борются – друг с другом или сами с собой. Кара мучительно хотела отвести глаза, но знала, что ей нельзя этого делать. Сейчас не время для слабости и колебаний. Она здесь не для того, чтобы развлекаться с мужчиной, пусть даже таким, от одного прикосновения которого у женщины перехватывает дыхание. Эта работа означала для нее безбедное будущее, и она никому не позволит ставить его под удар. Даже такому неожиданно нежному и бесспорно сексуальному и...

– Кажется, игра началась.

Кара чуть не бегом кинулась к площадке.

Все следующее утро Кара, как пчелка, кружила вокруг Криса и его «невест», которых повезли на экскурсию в Мельбурнский зоопарк (в сопровождении камер, конечно). Она меняла Крису костюмы, все время что-то поправляла, подкалывала, одергивала, даже умудрялась помогать и подсказывать девушкам, когда видела, что может быть им полезна, – словом, делала, все что могла. Ближе к вечеру Кара, удовлетворенная результатами своего труда, решила, что честно заработала право понежиться пару часов в лучах заходящего солнца.

Наспех освежившись и намазавшись солнцезащитным кремом, Кара спустилась к бассейну в любимой широкополой шляпе и белой рубашке, накинутой поверх черного бикини.

Удобно устроившись в шезлонге, она блаженно и бездумно следила за маленькими белыми облачками, плававшими в ярко-синем небе. Тяжелые листья банановой пальмы над ней шелестели в струях теплого весеннего бриза.

Ее мысли лениво витали вокруг предыдущего вечера. Это были первые субботние посиделки их девичьей компании, которые она пропустила. Даже когда Келли уехала в свадебное путешествие, Кара и Грейс встречались вдвоем – выпить коктейль и посплетничать. И всю предыдущую ночь, вертясь без сна в кровати, она представляла, как здорово было бы сейчас сидеть со своими подружками и пить коктейли. Она могла бы спросить у них совета...

Но к утру Кара пришла к выводу, что все к лучшему, в том числе и оговоренная в контракте изоляция от внешнего мира. Встреться она сейчас с Грейс, чтобы она могла бы сказать подруге?

«Я познакомилась с мужчиной. Я пока его не очень хорошо знаю. То есть вообще не знаю, если честно. Очень богатый. Крутит романы с топ-моделями. У него гипнотический взгляд и такие руки, что я начинаю дрожать всякий раз, когда их вспоминаю. Иногда он вроде бы на меня поглядывает». Да ни за что! Если она скажет такое, Грейс, приподняв свою безупречную бровь, посоветует ей очнуться и посмотреть на вещи здраво. Или наоборот, будет все время ее подкалывать и через слово называть «милой».

Нет уж. Очень удачно, что именно вчерашний девичник Каре пришлось пропустить. Все эти бредни лучше оставить при себе, а там они испарятся сами собой.

– Здесь занято? – Звук знакомого низкого голоса развеял в пух и прах ее благоразумные мысли.

Она приоткрыла один глаз и увидела Адама, смотревшего на нее поверх солнцезащитных очков.

– А что, если я скажу: занято?

– Тогда я скажу, что нужно было повесить на спинку свое полотенце, а если полотенца нет, значит, это все мое.

Его усмешка была такой провоцирующей, что Кара ощутила внезапное желание повесить полотенце на себя саму.

Этот тон легкого флирта, двусмысленности, недоговоренности разом вернул ее на день назад, когда они сидели в автобусе и смотрели друг другу в глаза.

Она уже раскаялась, что завела этот опасный разговор, а Адам, похоже, им искренне наслаждался. Ему, кажется, нравилось намеренно смущать ее.

Кара решила, что с нее хватит, и похлопала рукой по своему шезлонгу.

– И это тоже ваше. Я как раз собиралась уходить.

Она попыталась встать, но не смогла, потому что Адам властно положил ей руку на плечо. И опять от его сильной ладони по телу разлилось тепло до самых пальцев обнаженных ног.

– Неправда, не собирались, – протянул Адам. – Оставайтесь, Кара. Я не буду вас беспокоить.

Ну, это ему так кажется. Беспокоить ее он будет в любом случае. Но Кара не стала спорить и снова легла – хотя бы для того, чтобы избавиться от волнующей ладони на своем плече.

Адам снял с шеи широкое полотенце и кинул его на соседний шезлонг. Только тут до Кары дошло, что на нем не было ничего, кроме плавок. Она поспешила отвести глаза, хотя оторваться от такого зрелища было нелегко.

Но когда он пошел к бассейну, Кара не могла отказать себе в удовольствии вдоволь им налюбоваться. Она не спеша рассмотрела его длинные ноги, мускулистую спину и мощные плечи. Бывает же такая красота! Высокий, мускулистый, сильный, загорелый. Каре подумалось, что рядом с ним она напоминает тощую, заморенную бродяжку. Неудивительно, что на всех фотографиях он в обнимку с моделями. Обычную женщину рядом с ним и видно-то не будет...

Он нырнул, и вода встретила его тренированное тело коротким всплеском, который вырвал Кару из ее чувственных грез. Она встряхнула головой и вернулась к книге, которую принесла с собой.

– Не верю своим глазам! – опять зарокотал над ней магический баритон.

Прошло уже полчаса, как Кара его слышала.

Девушка опустила книгу и покосилась на Адама. Загорелое тело блестело от воды, мокрые плавки тесно облепили узкие бедра, влажные волосы откинуты назад, синие глаза сияют из-под слипшихся черных ресниц...

Под страхом смертной казни Кара не могла бы вспомнить, что он только что сказал.

– Простите?

Он указал на ее книгу.

– Где вы ее откопали?

Ах, вот оно что! На обложке красовалось название – «Династия Тайлеров. Неофициальное расследование».

Кара усмехнулась.

– В библиотеке отеля.

– Понятно. Чтиво на ночь. – В его голосе послышалось неожиданная горечь.

– А мне нравится.

Адам запустил руку в мокрые волосы и окатил ее веером брызг. Кара завизжала, заслоняясь книгой.

– Зачем вы читаете эту чушь? – спросил он, взяв полотенце и энергично вытираясь.

Лучше бы он этого не делал. Или наоборот – никогда бы не останавливался...

– Ну, я не знаю. Я искала что-нибудь легкое, развлекательное. Что можно было бы почитать на ночь.

Адам наконец уселся в шезлонг и повернул к ней голову. Глаза уже не сияли, выражение их Кара не могла понять.

– Легкое, – повторил он.

– Нет, тема, конечно, важная и серьезная, – сказала она с усмешкой, – но написано очень... легко. И даже более.

– Нуда, – процедил он. – Мне говорили.

– Вы не читали?

– Конечно, нет.

– Почему? Интересная книга. Вот, смотрите, глава: «Сын и наследник». Это про вас, – торжественно объявила она.

В улыбке, которой одарил ее Адам, радости не наблюдалось.

«Многочисленные браки и измены отца, которые Адам Тайлер наблюдал с самого детства, кажется, отразились на нем неожиданным образом. Похоже, что сын и наследник решил не повторять ошибок отца, предпочитая браку необременительные любовные связи, которые не будут, по крайней мере, угрожать его собственному, им самим заработанному состоянию. Тем не менее, женщин в его жизни много, и обходятся они ему недешево».

Прочитав вслух эти строки, Кара подняла глаза и увидела, что Адам застыл, напряженно глядя перед собой. Неудивительно, что он так яростно защищал Криса, подумала она. И себя. Пример отца должен был навсегда отбить у «сына и наследника» веру в возможность прочных искренних отношений между мужчиной и женщиной.

– Отдайте, – вдруг потребовал Адам, быстро протянув руку за книгой.

Но у Кары была отменная реакция. Она извернулась и теперь держала том так, что Адам не мог дотянуться.

Он вскочил, но Кара тоже успела выпрыгнуть из шезлонга. Ее шляпа слетела, кудрявые волосы развевались на ветру. Они стояли друг против друга, готовые сорваться с места, между ними был шезлонг, Кара крепко сжимала в руках книгу.

– Отдайте! – угрожающе потребовал Адам.

– А если не отдам? Что вы сделаете? Столкнете меня в воду?

Адам бросил быстрый взгляд на бассейн, потом посмотрел на нее с улыбкой, от которой у нее непременно екнуло бы сердце, если бы адреналин в крови уже и так не зашкаливал.

– Вы не посмеете, – прошептала Кара.

– Не искушайте меня. – Его низкий голос и обнаженное тело сами были непреодолимым искушением. – Отдайте мне книгу.

Ее сердце колотилось, уступить она не могла.

– Нет.

Адам улыбнулся еще шире.

– Нет?

– Нет, – ответила она, принимая вызов.

– Прекрасно.

Пристальный взгляд пробежал по ее телу, дрожащему от возбуждения. Кара представила себе, что он видит: растрепанные волосы, руки, прижимающие к груди книгу, прозрачную белую рубашку, не доходившую до бедер, бледную кожу, еще не успевшую напитаться солнцем. Но вот его глаза остановились. Кара проследила за направлением взгляда и увидела царапину, заработанную вчера на бейсболе. Выглядела она жутко. Как и огромный синяк на бедре, который она и сама еще не видела.

Взгляд Адама метнулся к ее лицу, и Кара была потрясена тревогой, которую увидела в его глазах. Он сразу забыл про их игру. Когда Адам двинулся к ней вокруг шезлонга, Кара лишь крепче прижала к себе книгу и приготовилась удирать.

Он с досадой нахмурился.

– Кара, перестаньте ребячиться. Не собираюсь я бросать вас в бассейн. Я просто хочу осмотреть вашу ногу.

Кара позволила ему подойти.

– У вас огромная гематома. Вы ходили к врачу?

Она покачала головой.

Адам протянул руку, но тут уж Кара отскочила как ужаленная, при мысли, что опять почувствует сводящее с ума прикосновение его пальцев.

– Только не говорите мне, что Джефф не отпустил вас к доктору. Я понимаю, что они не хотят никого приглашать со стороны, но тут наверняка есть врач!

Он обернулся к отелю. Каре показалось, что он готов немедленно помчаться в отель, чтобы устроить взбучку Джеффу, и она поспешно схватила его за руку.

– Адам, пожалуйста. Я в порядке. Все нормально. Это всего лишь синяк. Обычное дело для игры. Я понимаю, что это жутко выглядит, но ни капельки не болит, честное слово. У меня часто бывают синяки.

Адам еще раз осмотрел синее пятно на ее бедре. Когда кто-то пристально рассматривает твои обнаженные бедра, это само по себе вызывает не очень приятные ощущения, а то, что это был именно Адам со всем своим по-скульптурному совершенным телом, заставило Кару окончательно смутиться.

Она с трудом оторвала руку от смуглого бицепса и, взяв Адама за подбородок, подняла его голову.

– Адам, я в порядке.

Пальцами Кара чувствовала легкую щетину на его подбородке. Ей страстно захотелось провести кончиками пальцев по его лицу, по губам, почувствовать их мягкость... Она испуганно отдернула руку и повернулась, чтобы уйти, но Адам удержал ее и притянул к себе.

От неожиданности Кара не сопротивлялась.

– Адам ... – слабо запротестовала она.

– Ш-ш-ш...

Она умолкла.

Адам положил ее руку себе на ,плечо и прижал девушку так, что их бедра соприкоснулись. Она чувствовала под своей ладонью рельефные мышцы и гладкую кожу. Дыхание замерло у нее в груди. И вот когда Кара уже поверила, что этот шикарный красавец действительно собирается ее поцеловать, Адам свободной рукой выхватил книгу из ее ослабевших пальцев...

Тут же отпустил ее и отскочил в сторону.

– Считайте, что вам повезло, – сказал он с усмешкой. – И имейте в виду – в следующий раз я не буду столь благороден.

С губами, горящими от несбывшихся ожиданий, Кара смотрела ему вслед. Что он имел в виду? Что в следующий раз он ее все-таки поцелует? Или что она полетит в воду?

Как бы то ни было, сегодня она легко отделалась.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В понедельник, во время съемок в луна-парке, Кара опять с головой ушла в работу, но только потому, что Адама, к счастью, на съемках не было. Крис сказал что-то о том, что у его друга много работы. Кара благодарила небеса, что Адам занялся своей работой как раз вовремя и она может заняться своей.

Но ее счастье продолжалось недолго. Тем же вечером Адам оказался в лимузине, который вез их с Крисом на очередную съемку, и Каре стоило огромного труда вести себя непринужденно. Правда, сердце ее все равно замирало, когда она поворачивалась в его сторону.

– Как дела, Крис? – обратилась она к своему подопечному.

– Лучше не бывает!

– Рада слышать. – Она похлопала его по колену. – Вы просто молодец. Знаете, какой сюрприз вас ждет сегодня?

– Знаю. Караоке, – ответил Крис, побледнев.

– Судя по вашему тону, вы не виртуоз?

– Я?! Да я даже в душе не пою.

– Относитесь к этому легче.

Вряд ли Крис внял этому совету, потому что его бледность стала отливать зеленью.

– Да мне уже американских горок в луна-парке хватило! Теперь еще осталось микрофон под нос сунуть – и все, я труп. Я и говорю-то перед публикой с трудом, верно, Адам? Именно поэтому я и держу его в компании «Революшн», потому что он способен публично заниматься чем угодно.

Последняя фраза опять заставила воображение Кары разыграться...

Усилием воли она постаралась снова сосредоточиться на Крисе и даже взяла его за руку.

– Крис, большинство людей ведет очень банальную жизнь: рамки, границы, запреты. Но вам дали возможность пробовать что-то новое, испытать себя. Это здорово! Вы никогда не пели даже в душе? Так оторвитесь один разок! Станьте к микрофону и пойте ночь напролет. А потом никогда об этом не вспоминайте и не жалейте. Идет?

В салоне повисла безнадежная тишина, и Кара задалась вопросом, не зашла ли она слишком далеко. Потом Крис кивнул, будто обдумав и одобрив эту идею.

Тем временем лимузин остановился у караоке-бара, и Крис выпрыгнул наружу, как ребенок, который торопится скорее добраться до игровой площадки.

– Неплохо, – вполголоса заметил Адам, помогая Каре выйти из машины.

– Спасибо.

– А что бы вы сделали на его месте?

Кара кинула на него быстрый взгляд.

– Спряталась бы в дамской комнате. На всю ночь.

Адам рассмеялся. Смех у него был низкий, раскатистый и очень заразительный.

– Забавно. Но ваша речь мне тоже понравилась. Вы очень помогли Крису, ему будет гораздо легче.

Кара пожала плечами.

– Это моя работа – делать из человека персонаж, который нужен продюсерам. А Крис будет намного более симпатичным, если от души повеселится в этом караоке-баре, а не позеленеет там окончательно со страху. Так лучше для шоу.

– Так вот к чему была эта пламенная речь! Все ради шоу?

– Ну да.

– Понятно. – Адам приобнял ее за плечи, всего лишь на одну секунду. – Вы удивительная женщина, мисс Марлоу.

Он спокойно убрал свою руку и вошел в клуб. Кара, остолбенев, смотрела ему вслед. Она понимала, что это смешно, но все ее тело таяло. Одно мимолетное дружеское объятие – и она совершенно выбита из колеи. И что самое смешное, это даже не был флирт.

Адам назвал ее удивительной. И она инстинктивно понимала, что это не было шуткой. Это был чистосердечный комплимент, а Адам был не из тех мужчин, которые раздают комплименты налево и направо. Это походило на искреннее проявление... дружбы. Да, их отношения развиваются с головокружительной быстротой, и что самое ужасное: она не могла понять, в какую сторону. И все это в рабочее время на рабочем месте. С мужчиной, которого, судя по всему, пугало само понятие «близкие отношения».

Конечно, Адам, «сын и наследник» абсолютно потребительского отношения к женщине, не имел насчет нее серьезных намерений. Если Каре что и светило, так только мимолетный секс. И хотя она не сомневалась, что секс будет потрясающим, вряд ли для нее он станет мимолетным. Адам имел над ней такую власть, что она чувствовала: нельзя подпускать его ближе, чем уже подпустила. Ради работы, ради ее планов, ради ее неопытного сердца – необходимо поставить точку.

Кара вошла в клуб и машинально поискала глазами Адама. Рядом с ним был свободный стул, уже отодвинутый. Для нее.

Кара твердо решила, что поставит точку. Но не сейчас. Ей хотелось под покровом спасительной темноты еще немного насладиться этой будоражащей близостью.

Она села и улыбнулась Адаму. Он улыбнулся ей в ответ. Сквозь шум караоке-бара она услышала, как ее неопытное сердце поет.

Вечеринка была в разгаре. Крис и девушки наслаждались роскошным ужином на японский манер. На освещенной сцене уже стоял одинокий микрофон, ожидая начала шоу.

– Ну что, начинается? – взволнованно выдохнула Кара, нервно перебирая руками приборы на столе.

Адам накрыл ее беспокойную ладонь своею, отчего она только сильнее занервничала. Она искренне переживала за Криса, и Адам это понимал. Искренне. Он тихо гладил ее ладонь, пока не почувствовал, что она успокоилась.

У него были причины заботиться о ней – чтобы ей было хорошо, комфортно; успокаивать ее, когда она нервничала; говорить ей комплименты, когда она их заслуживала. Он делал это ради Криса. Ради Криса и ради их бизнеса.

Адам и сам понимал, как смешны его доводы.

Вряд ли что-то могло заставить его общаться с женщиной ради бизнеса. Его тянуло к ней. Ему казалось, что попал в поле ее притяжения и обречен навсегда кружить вокруг нее, как спутник вокруг звезды. Он провел этот день, пытаясь заниматься делами, вел какие-то переговоры, но все время мысли его кружились вокруг его звезды.

Он хотел все время быть рядом с ней. Не потому, что стремился держать ее под контролем, и не потому, что она была нужна этому шоу. Просто потому, что чувствовал постоянную непреодолимую потребность прикасаться к ней. И еще потому, что ему хотелось все время защищать ее.

И это ему совсем не нравилось.

Он отпустил ее руку и встал.

– Куда вы? – испуганно прошептала Кара, и этот оклик пробудил в нем тревогу и нежность, которая испугала его самого. Ничего не ответив, он просто ушел.

Адам вышел на улицу и стал жадно вдыхать свежий воздух. Ему необходимо было избавиться от странного, тревожного аромата цветов, который дурманил его с той самой минуты, как Кара села рядом с ним в лимузин.

Да, он был одурманен! Не было иного объяснения чувствам и мыслям, которые его обуревали.

– Ты сходишь с ума, – сказал он вслух. – Возьми себя в руки. Ты просидишь в этой клетке еще полторы недели. А потом тебя ждет огромный мир, напоенный множеством других ароматов, от которых у тебя будет так же кружиться голова. И ты устремишься им навстречу.

Растерянная Кара осталась в баре. Внезапный уход Адама ее совершенно обескуражил. Ей хотелось вскочить и бежать за ним, но она знала, что нужна Крису.

Тот стоял возле Мэгги, уговаривая ее спеть. Пока остальные девушки наперебой рвались к микрофону, танцевали и вообще лезли из кожи вон, стараясь привлечь внимание «жениха», она сидела в углу, почти столь же бледная, каким был Крис пару часов назад в лимузине.

– Ну, давайте же, Мэгги, – настаивал Крис. – Я знаю, наши девушки поют, как ангелы, но я-то сам не Паваротти. Спойте для меня. Вот увидите, вам понравится. – Крис схватил Мэгги за руку и повел к микрофону. – Выбирайте песню, – предложил он. – Что вам нравится?

Та кивнула, длинные пряди белокурых волос упали ей на лицо, очаровательный румянец окрасил ее щеки.

Кара поражалась Крису. Теперь, когда он хотел приободрить девушку, которая боялась публики еще больше, чем он, от его собственных страхов не осталось и следа. И хотя Кара знала, что Мэгги вовсе не такая провинциалка, какой себя считает, было очевидно, что она в жизни не держала в руках микрофона.

Крис тоже догадался об этом, помог ей справиться с аппаратурой, потом спустился в зал.

Прозвучали первые такты песни. Мэгги окинула публику отчаянным взглядом. Кара встала и подошла ближе к сцене. Девушка заметила ее и, как показалось Каре, с облегчением улыбнулась. Кара подмигнула ей и показала большой палец.

Мэгги рассмеялась и сказала в микрофон:

– Я же на «Грэмми» не претендую, верно?

Кара посмотрела на Криса. Вокруг него толпились «невесты», всячески стараясь привлечь его внимание, но оно было полностью приковано к сцене.

– Итак, – сказала Мэгги, – Выступает Мэгги О'Логлан. Впервые. Зажимайте уши.

Потом, подмигнув Крису, которой уже подобрался к самой сцене, она откинула с лица свои длинные светлые волосы и выдала самое страстное исполнение «Stand by Your Man», какое Кара когда-либо слышала. Когда замолк последний аккорд, зал взорвался аплодисментами. «Невесты», телевизионщики, даже официанты вопили от восторга. Мэгги шутливо откланялась и спрыгнула со сцены – прямо в объятия Криса.

Кара радостно оглядывала ликующий зал и вдруг увидела Адама. Он стоял в дверном проеме, прислонясь к косяку, скрестив руки на груди. В радостной толпе его лицо поражало своей угрюмостью. Она не знала, что было причиной такого настроения, но Адам в упор смотрел на нее, и напрашивалась мысль, что его мрачность каким-то образом связана с нею.

Адам смотрел на нее, как тигр на добычу, а Кара, оцепеневшая, и не думала сопротивляться. Она была готова подставить шею его зубам, принять любую пытку, какую он ей уготовил.

Во вторник утром Кара стояла на лужайке ипподрома, заслонясь рукой от яркого солнца. Другая рука крепко сжимала билеты ставок.

– Восьмой! Восьмой! – вопила Кара. Ее серебряные браслеты позванивали, когда она подпрыгивала, чтобы лучше видеть лошадей, летящих по кругу.

Она почти выскакивала при каждом прыжке из своих белых туфель, потому что их шпильки глубоко увязли в земле. И хотя на ней была шляпа (которую она специально для скачек соорудила ночью из белого атласа, нескольких перьев и вуалетки и которая очень шла к ее черно-белому платью на шнуровке), никакой тени эта кокетливая штучка не давала, и Кара была уверена, что к концу дня ее нос будет усыпан веснушками.

– Давай, милый! Подкинь нам на хлеб с маслом! – вопил рядом Джефф.

Но восьмой номер, на которого они с Карой так надеялись, пришел к финишу в середине кавалькады.

– Ладно, – пробурчал Джефф. – Хоть не последним. Нам еще повезет.

Тут он поднес руку к гарнитуре, прикрепленной к его правому уху, и Кара поняла, что шоу начинается.

– Девочки уже здесь. Крис готов?

– Готов. Пойду проверю. – Кара направилась к небольшому лагерю, который разбили телевизионщики. У Криса там был свой трейлер. – Как дела, Крис?

Крис повернулся, его угрюмое лицо немного прояснилось.

– Нормально.

– Всего лишь нормально? Ну, уж нет. Выглядите вы просто блестяще. Леди умрут от восторга, когда вас увидят.

Она профессиональным жестом поправила ему галстук, потом подвела к большому зеркалу. Отражение впечатляло. Кара ободряюще подмигнула Крису, и он в ответ расплылся в довольной улыбке.

Только тут Кара заметила, что они не одни. Она резко обернулась и оказалась лицом к лицу с гостем.

– Адам! – Ее голос звучал чуть более взволнованно, чем ей хотелось бы. – Я вас не заметила.

– Он любит появляться, как черт из коробочки, – усмехнулся Крис. – Предпочитает наблюдать за всеми, оставаясь незамеченным. Верно, Адам?

– Не стану с тобой спорить, – ответил тот со своим обычным непроницаемым выражением лица.

– Это меня удивляет, – сказала Кара, не сводя глаз с Адама. Ей подумалось, что присутствие Криса дает ей прекрасный случай поговорить с Адамом начистоту. Установить некие правила. – Мне казалось, что Адам азартный игрок.

– О, только в том, что касается женщин. Но они, как правило, быстро выходят из игры.

– Да? С чего бы это, как вы думаете?

Даже на расстоянии чувствовалось, как напряжен Адам. И становился тем напряженнее, чем дольше о нем говорили. Он наверняка умирал от желания велеть им заткнуться, но в то же время не хотел отказываться от своего имиджа невозмутимого мачо.

– Ну, – протянул Крис, – Вероятно, потому, что наш общий друг не испытывает ни малейшего желания позволить хоть одной из них остаться в игре. Он убежденный холостяк, наш Адам.

Кара вспомнила, что читала о Тайлере в книге. Парень, у которого никогда не было настоящего дома. Парень, чей отец менял любовниц как костюмы и так же ими щеголял. Она слышала об этом и из других источников, и у нее не было причин им не верить.

– В отличие от вас? – обратилась она к Крису.

– Абсолютно. Я ищу любви с тем же упорством, с каким Адам от нее бегает.

– Вот потому вы мне и нравитесь.

– А как насчет вас, Кара? – спросил Крис. – Вас кто-то ждет там, снаружи?

Кара услышала за своей спиной, как Адам заерзал на стуле. Она оглянулась и увидела, что он подался вперед. Он жаждал услышать ответ. И не скрывал этого. И теперь было самое время дать понять, что это не его дело.

– Нет, никто, Крис. Думаю, что вы и меня можете назвать убежденной холостячкой.

– Правда? Как жаль. Такая девушка, как вы, могла бы сделать мужчину счастливым. Правда, Адам?

– Или несчастным, – выпалила Кара, не давая Адаму даже шанса ответить. – Так что я удовлетворяюсь сознанием, что не приношу никому горя. Кроме того, я – женщина с очень определенными планами на будущее и не хочу, чтобы в эти планы кто-то вмешивался.

– Каким планам может помешать романтическое приключение, а, Адам? – спросил Крис игриво.

– Возможно, она хочет стать Мисс Австралия, – мрачно ответил Адам.

Кара кинула на него яростный взгляд.

– В одном вы правы. Я хочу стать королевой красоты.

– Я за вас проголосую, – усмехнулся он.

Кара не нашлась, что ответить.

– Кстати, Крис, мы тут болтаем, а нас ведь все ждут.

Она стряхнула с его плеча несуществующую соринку, прошлась пальцами по волосам, поправила цветок в петлице.

– Кажется, к вечеру нам предстоит большая уборка. Будем выносить трупы женщин, застрелившихся от любви к вам!

Джефф сунул голову в трейлер.

– Ну, все, ребята, пора.

Кара повернула Криса и мягко подтолкнула его к выходу.

– Опять мы с вами остались вдвоем, – раздался за ее спиной голос Адама.

Кара пожала плечами, стараясь не поддаться возбуждению, которое охватывало ее всякий раз, когда он подходил так близко.

То есть он в упор не желает замечать ее демонстративную холодность? Она же пыталась вести себя иначе. Была подчеркнуто дружелюбна. Надеялась, что это сделает Адама менее агрессивным. Менее коварным. Менее опасным. Она вела себя с ним как с коллегой. Бесполезно.

– Знаете что? – Кара взяла Адама под руку. – Давайте перенесем это тяжкое испытание с достоинством. Я даже позволю вам угостить меня коктейлем.

– Здесь бесплатная выпивка. – Его голос звучал еще суше, чем обычно.

Каре ничего не оставалось, как посмотреть ему в глаза.

– Сегодня Кубок Мельбурна. Прекрасная погода. Да еще и выпивка бесплатная. Я намерена хорошо провести время. Вы не против?

Льдинки в его глазах, наконец, растаяли, и Кара даже была удостоена подобия улыбки.

Кубок Мельбурна! Вся Австралия бросила свои дела и прилипла к телевизорам и радиоприемникам. Вся Австралия замирала, вскакивала и вопила вместе с публикой ипподрома.

Вся Австралия – кроме Адама Тайлера, который, забыв про скаковую дорожку и лошадей, неотрывно смотрел на увлеченную открывающимся зрелищем женщину в черно-белом платье.

Адам и не сомневался, что произнесенный перед Крисом монолог о планах на будущее, в которых нет места романтике, в действительности был адресован ему. Кара твердо решила ограничить их отношения профессиональными рамками, несмотря на то, что начинала дрожать всякий раз, когда Адам оказывался рядом. Ее тянет к нему, это невозможно не заметить. Так в чем же проблема?

Проблема была в том, что Адама тянуло к ней с такой силой, что он, казалось, видел нити, которые опутали его и влекут к этой женщине. Но он столь же ясно видел и стену, стоящую между ними. Кара была настойчивой с Джеффом, дружелюбной с девочками, очень внимательной и доброй к Крису. Но Адам не мог бы сказать, какова она по отношению к нему самому. С ним она была неуловимой и переменчивой. Она готова общаться с кем угодно, кроме него. И Адам знал: еще одну такую неделю он не перенесет.

Лошади вышли на финишную прямую, и крики на трибунах слились в оглушительный рев. Но Адам этого даже не заметил. Единственное, о чем он мог думать, – это схватить Кару в охапку и унести обратно в трейлер. Чтобы она была только с ним, целиком принадлежала ему. Адам сверлил взглядом стройную спину, пытаясь усилием воли заставить Кару оглянуться, посмотреть ему в глаза, понять его... Бесполезно. Она, вместе со всей Австралией, была полностью поглощена скачками.

– Ура-а-а! – Вопль Кары вернул Адама к действительности. – Я выиграла! Я выиграла! Я в жизни не выигрывала, даже в уличную лотерею, а сейчас – выиграла!

Она вихрем пролетела через возбужденную толпу и кинулась Адаму на шею. Адам опешил. Вот, сбылась его мечта: Кара в его объятиях! Но он понятия не имел, что делать дальше.

Эта женщина была такой хрупкой и нежной.

Такой сильной и гибкой. А он совершенно растерялся.

– Сколько вы выиграли? – спросил Адам, когда она наконец перестала восторженно болтать ногами в воздухе и стала на землю.

Кара растерянно уставилась на большое табло.

– Я выиграла... двенадцать долларов и пятнадцать центов!

Пауза. Потом Адам осторожно переспросил:

– Сколько?

– Но поставила-то я всего только доллар!

– И поэтому так прыгаете?

– Знаете, я люблю радоваться! Пользуюсь любым поводом.

Адам смотрел в ее сияющее лицо, и ему открывался иной, скрытый смысл ее слов. Кара по-прежнему обнимала его за шею одной рукой, вторая зарылась ему в волосы. Он чувствовал уже привычный аромат ее духов, сейчас к нему примешивался запах свежескошенной травы. И Адам понял. Если была в его жизни минута радости, которую стоит ценить, которую он будет вспоминать потом всю жизнь, то – вот она. Он затаил дыхание, чтобы не спугнуть это счастье, навсегда впитать каждую его крупицу.

Адаму нестерпимо хотелось поцеловать Кару. Странно, он всегда прекрасно владел собой, но сейчас это желание оказалось сильнее. Ее улыбка, ощущение теплого гибкого тела в руках, аромат шампанского в ее дыхании кружили Адаму голову. Он притянул ее ближе, наклонился...

Подбежавший Джефф буквально вырвал Кару из его объятий.

– Ты выиграла? Так, иди сюда! Я должен подержать тебя за руку на счастье. Скажи мне, кто победит в следующем заезде? Сосредоточься! – И Джефф потащил ее к окошку букмекера, Кара только успела виновато улыбнуться Адаму через плечо.

Это был уже второй раз, когда они почти поцеловались. И сотый раз, когда он хотел этого. Раньше, если Адам хотел чего-либо, он просто шел и брал. Всегда так было. Так в чем проблема? В каждом ее движении, в каждом взгляде зеленых глаз он видел, что Кара тоже его хочет, даже если и пытается убедить себя в обратном. Так почему на этот раз он не может просто пойти и взять то, чего хочет? Что его останавливает?

Кара была не похожа на женщин, которые окружали его отца. Правда, она могла оказаться волком в овечьей шкуре. Но даже если и так, разве это могло помешать их интрижке? Прежде такие соображения его никогда не останавливали.

По мере того как росло его состояние, росла и стена, которой он окружил свое сердце. Каждая заработанная тысяча долларов добавляла в нее новый кирпич. Но женщина, которая только что прыгала от счастья, испытанного ею при столь ничтожном выигрыше, вызывала в Адаме желание взять кувалду и разнести эту стену в пух и прах.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Вечером того же дня вся команда ввалилась в номер Криса.

– Поздравляю с супервыигрышем! Гип-гип ура! – провозгласил он и закружил Кару по комнате.

– Спасибо! Спасибо всем! Официально заявляю, что решила потратить весь свой выигрыш, все двенадцать долларов и пятнадцать центов на благотворительность. Не думайте, что деньги изменят меня или мое отношение к вам. Я по-прежнему буду смотреть на вас свысока, как на толпу, окружающую мой высоченный пьедестал.

Под дружный хохот коллег Кара отвесила глубокий поклон и в блаженном изнеможении рухнула на кушетку.

Адам вошел последним и остался стоять в дверях, как всегда выбрав роль стороннего наблюдателя.

– Кстати, супервыигрыш достался сегодня совсем не мне, – Кара встала с дивана и примостилась на ручку кресла, в котором сидел Крис.

Адам напрягся, неприятно пораженный этой выходкой. Вид Кары, сидящей едва ли не на коленях у другого мужчины, пусть даже его лучшего друга, заставил его стиснуть зубы. Он отклеился от косяка и стал нервно кружить по комнате.

– Я думаю, что супервыигрыш достался Крису, – продолжала Кара, взяв Криса за подбородок.

Джефф и остальные оторвались от бара, который до этого был главным объектом их внимания, и прислушались.

– Ты о чем? – Шею Криса стала заливать краска.

– Ты сам знаешь, о чем я, – мурлыкала Кара. – Ты влип, приятель. Попался. Я знаю, кто нравится Крису. Я знаю, что и ей нравится Крис.

Адам остановился и уставился на друга. И внезапно понял, что ему нет никакого дела, что тот запал на какую-то красотку. Он только хотел, чтобы Кара не сидела так близко к его другу. А она тем временем наклонилась еще ближе и стала шептать Крису на ухо что-то, от чего тот совсем покраснел. Потом отстранился и с радостью и изумлением заглянул Каре в глаза.

Адам застыл на месте. Он совершенно ясно увидел, что Крис... влюблен.

Голова у Адама пошла кругом. Но что он может поделать? Ничего. Только торчать тут в своей любимой роли стороннего наблюдателя и молча глотать все, что на него обрушилось.

Грянул оглушительный рок – Джефф нашел стереоустановку. Вся команда начала распевать во всю мощь легких. Когда началась медленная композиция, Кара спрыгнула с подлокотника кресла и потащила Криса танцевать.

Выглядевшая не особо ловкой на спортивной площадке, сейчас она двигалась с грацией балерины. Музыка воздействовала на нее как-то необычно, может, внушала уверенность или давала чувство защищенности. Ее тело плыло и раскачивалось в волнах музыки.

Адам почувствовал, что больше не выдержит. Он подошел и похлопал Криса по плечу. Тот оглянулся, кивнул и отбыл с галантным поклоном, передав немного опьяневшую и сияющую Кару в объятия друга. Не говоря ни слова, она положила голову ему на плечо. Адам медленно повел ее в танце, чувствуя, как она подчиняется, отдается ему. Она тихонько подпевала музыке, и Адам чувствовал легкую вибрацию, передающуюся от ее груди к его...

Ему безумно хотелось прижать ее к себе, разогнать гостей, выключить солнце и остаться с ней вдвоем в полной темноте.

– Что вы шептали Крису на ухо? – спросил он мрачно.

Кара подняла голову с его плеча.

– А? – переспросила она с блаженной улыбкой на лице.

Ее лицо. Нежное, бледное. Маленький вздернутый нос, длинные ресницы, затеняющие дивные зеленые глаза, несколько бледных веснушек, успевших проступить на щеках, губы, созданные для поцелуев...

Адаму потребовалось усилие, чтобы сообразить, о чем он только что говорил.

– Крис, – наконец вспомнил он. – Я спросил, что же вы сказали Крису, что он так расцвел?

– Ах, это? – Она наклонилась ближе и зашептала. Адам почувствовал аромат земляники и шампанского на ее губах. Это так кружило голову, что он едва мог понять смысл ее слов. – Я сказала ему, что она кажется мне очень милой.

– Кто?

– Женщина, которая ему нравится.

– Какая женщина?

Кара отстранилась и погрозила ему пальцем.

– Я не имею права говорить. Это будет нечестно. Хотя я на сто процентов уверена, кто она, это не мое дело, я не должна его подталкивать. Пусть сам решает, кто может сделать его счастливым.

– С чего вы взяли, что знаете, кто ему нравится?

Она выгнула бровь и улыбнулась уголком рта, отчего на ее правой щеке появилась знакомая ему ямочка.

– Вы серьезно? Вы действительно ничего не заметили? Совсем ничего?

– Вы о чем?

– Обо всем. Он успокоился. Он больше не нервничает. Он улыбается ни с того ни с сего. Ходит расправив плечи. Больше не ноет, когда заставляю его бриться два раза в день. Верные признаки.

Конечно, Адам все это замечал, но он был слишком занят... другими вещами, чтобы придавать значение переменам, произошедшим с Крисом.

– Ну да, я все это вижу. Ну и кто она? Рыжая великанша? Блондинка, которая ржет как лошадь? Ой, только не говорите мне, что это брюнетка с косыми глазками!

Кара гневно стукнула его по груди. Ее рука так и осталась лежать там, чуть выше его сердца. Мысли Адама снова спутались.

– Даже если это одна из них, какое имеют значение все эти недостатки, если Крис сияет, если он счастлив? И я знаю, он ей тоже нравится.

– Откуда?

Кара закатила глаза, потом сняла руку с его груди, взяла Адама за подбородок и заставила посмотреть ей прямо в глаза.

– У меня есть верные признаки. Музыка остановилась. Солнце погасло.

Комната опустела. Они были одни.

* * *

За то время, что они были полностью поглощены друг другом, все куда-то исчезли, даже Крис ушел, несмотря на то, что это был его номер. Адам замер.

– А где же все? – недоуменно озиралась Кара.

– Ушли.

– Но почему?

«Может быть, они поняли, что мы хотим остаться одни», – чуть не закричал он.

– Понятия не имею. – Адам выпустил Кару из объятий, и она сразу отошла от него на безопасное расстояние.

Она растерянно блуждала взглядом по комнате.

– Я лучше пойду. Уже поздно. Кажется, я выпила лишнего и перегрелась на солнце.

– Спокойной ночи, Кара. Приятных снов.

По взгляду, которым она посмотрела на него, прежде чем выйти, Адам мог точно себе представить, какие сны будут сниться ей этой ночью. Он и сам не знал, что помешало ему затащить Кару обратно в комнату и превратить эти сны в реальность.

Следующие несколько дней Кара старалась держаться от Адама подальше. Ей хватало и того, что вся команда шушукалась у нее за спиной, гадая, что случилось в номере Криса после их ухода. Да еще неотвязные воспоминания о том, как они танцевали, как он обнимал ее за талию, как она приникала к нему всем телом...

К счастью, Адам почти не появлялся на съемках.

Больше Кара не тешила себя надеждой установить с Адамом приятельские отношения. Она сама поставила крест на этой иллюзии, сразу растаяв в его объятиях. И он не мог этого не заметить.

Лучше держаться от него подальше. Мало-помалу она возьмет себя в руки. Она обязана это сделать.

В субботу вечером Кару ждал праздник: ее лучшее подруги пришли в отель, чтобы устроить их традиционный девичник с коктейлями.

Келли мышкой проскочила в номер вслед за Грейс и крепко обняла Кару. Та благодарно расцеловала подругу.

– Ты прекрасно выглядишь!

Келли просияла.

– Я горжусь тобой, Кара, – сказала Келли. А Грейс уже обследовала содержимое мини-бара. – Я уверена, ты станешь знаменитостью! Будешь идти по красной ковровой дорожке, а мы будем подпрыгивать в толпе и махать тебе. Ты оглянешься, может быть, даже на секунду вспомнишь наши имена и снова растворишься в огнях фотовспышек неуемных папарацци.

Кара легонько шлепнула подругу по губам – это был единственный способ остановить ее нескончаемые монологи.

– Эй, тут и на один коктейль не наберется! – прервала их мечты практичная Грейс. – Позвоним в обслуживание номеров?

– О нет, я уже больше не могу видеть эти стены! Предлагаю наведаться в бар отеля. Я со всеми договорилась.

– Хорошая идея, – оценила Келли.

– Но помните, я ручалась за вас головой. Будьте паиньками, не заставляйте меня краснеть. И никому ни слова, что бы вы ни увидели. Это действительно очень важно для меня.

– Да! Да! Да! – скакала вокруг нее Келли. – Мы будем немы, как рыбы! И вообще, у меня для вас есть такая новость, что вы и думать забудете про свое дурацкое телевидение. Нам сегодня есть за что выпить!

– Говори, не тяни!

– У нас с Саймоном будет ребенок!

Углом глаза Кара увидела, как Грейс застыла с открытым ртом. Сама она, наверное, выглядела столь же ошарашенной. Потом они обе бросились на шею подруге.

– Келли! – визжала Грейс. – Это фантастика!

– Келли, это самая потрясающая новость, какая может быть! – вопила Кара в другое ухо подружки.

* * *

– Значит, все нормально? – спросил Крис, откинувшись на спинку кресла.

Дин кивнул.

– Все супер! Наше шоу будет сенсацией. Все знают, что что-то происходит, но не знают, что именно, и умирают от любопытства. Наши ставки растут.

Адам кивнул.

Позади них раздался приглушенный взрыв смеха. Адам, Дин и Крис обернулись и увидели трех молодых женщин, выходящих из лифта и направляющихся к бару.

Адам замер, заметив среди них Кару. Она была совершенно неотразима в элегантной белой блузке, черной юбке, соблазнительно обрисовывавшей ее бедра, и своих знаменитых красных туфлях. Свои волнистые темные волосы она выпрямила и забрала в гладкий низкий хвост. От ее возбуждающей красоты мирное настроение Адама мигом улетучилось.

– Это твои «невесты»? – присвистнул Дин. – И Адам тебя отговаривал? Ребята, кто тут сумасшедший?

Крис рассмеялся.

– Увы, Дин. Высокая брюнетка – мой стилист, а двух других я не знаю. Позовем их?

– Нет, не надо, – хотел остановить его Адам, но было поздно.

Крис уже встал и окликнул:

– Кара!

Та повернула голову и улыбнулась. Адам никак не мог привыкнуть к странному чувству напряжения и в то же время радости, которое охватывало его всякий раз, когда он видел эту девушку.

Дамы подошли к их столику, и Адам поднялся. Когда Кара встретилась с ним глазами, ее улыбка на секунду померкла.

– Мы будем рады, если вы с подругами к нам присоединитесь, – сказал Крис.

– Три девочки, три мальчика. Это чревато! – заявила одна из подруг Кары, брюнетка в красном платье, как перчатка обтягивавшем ее эффектную фигуру. Вторая незнакомка шлепнула ее по руке, но не могла сдержать смех.

– Добрый вечер, Крис, – Кара обняла своего подопечного. Она явно избегала смотреть на Адама. – А вы, должно быть, Дин? – Она радушно протянула руку.

Адам с неудовольствием отметил, как и этот его друг тает под лучистым взглядом зеленых глаз.

Наконец Кара была вынуждена заметить и его присутствие.

– Привет, Адам! – Девушка легко скользнула губами по его щеке.

Он закрыл глаза. Это было выше его сил. Податливая мягкость ее щеки, запах цветочных духов, мимолетное прикосновение руки... У Адама перехватило дыхание.

Когда он открыл глаза, то с замиранием сердца увидел, что ее глаза тоже закрыты. Потом ее веки медленно приподнялись, и Кара посмотрела на него взглядом, будто бы спрашивающим... но о чем?

Она быстро подтолкнула вперед своих подруг, чтобы представить их, но одновременно словно пытаясь отгородиться ими от Адама.

– Эта болтливая девушка – Грейс Лейн, она крупье в казино «Корона».

– Мой совет – всегда ставьте на красное. – Грейс протянула руку, и Адам с изумлением увидел, как их тихий трудоголик Дин, едва ли не расталкивая своих друзей, кинулся пожать ее первым.

– Вам красный очень идет, – выпалил он.

– Эй! – Грейс уперла пальчик в грудь Адама. – Вы же не Адам Тайлер, нет?

Тот кивнул, но сразу же замотал головой, не совсем понимая, что именно означает этот вопрос. Потом, совсем запутавшись, признался:

– Это я.

– Ничего себе! – Она схватила за руку третью подругу. – Ты знаешь, кто это? Это тот парень, который потеснил вашу с Саймоном свадьбу на страницах светской хроники. Хотя, конечно, что тут интересного? Помолвка, свадьба, всего два человека. А он меняет своих дам как перчатки...

Грейс воззрилась на Адама, выгнув бровь, будто спрашивая, хватит ли ему наглости это отрицать. Когда в ответ он лишь пожал плечами, девушка торжествующе улыбнулась и демонстративно обвела ресторан глазами.

– И где же очередная жертва? – Адам предпочел промолчать, но Грейс не унималась. – Невероятно! Что, целый вечер потрачен впустую?

– Угомонись, – остановила ее Кара.

Грейс взяла Кару под руку.

– Еще минуточку.

Адам заметил, что Кара залилась краской. Похоже, что ее подруги были даже еще более откровенны, чем она. И это предвещало любопытный вечер.

– Келли Коулмен, – представила Кара третью девушку. – Ведет безумно популярную колонку «Счастливы вместе» в «Новом взгляде». Только что вернулась из свадебного путешествия.

– Коулмен – фамилия по мужу. Обращаю ваше внимание, Адам, она замужем. – Грейс дерзко уставилась ему прямо в глаза. – И беременна. – Кара и Келли в ярости повернулись к подруге и зашипели, чтобы она заткнулась. – Простите, девочки. Зато нам не придется деликатничать на эту тему весь вечер.

– Можно подумать, ты вообще способна деликатничать, – пробормотала Кара.

– Исчерпывающая информация, – произнес Адам. – Дин, почему бы нам не пересесть за столик побольше? Крис, возьми нам выпить.

– Коктейли! – скомандовала Грейс.

– Яблочный сок, – вставила Кара.

– Яблочный сок – это то, что надо, – улыбнулся Дин.

Они выбрали столик, и Кара решила сама рассадить всю компанию.

– Мальчик, девочка, мальчик, девочка, мальчик, девочка, – распорядилась она.

При этом они с Адамом оказались по разные стороны стола.

И Адам подозревал, что это было не случайно.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Итак, нам нельзя говорить о том, чем вы все занимаетесь, ни о том, что происходит в этом отеле. Так о чем же мы будем говорить? – спросила Грейс.

– Может быть, вы расскажете нам про Кару? Она такая молчунья, ничего из нее не вытянешь. Она уже разузнала все мельчайшие детали моей жизни, а я про нее совсем ничего не знаю, – предложил Крис.

– А что именно вас интересует? – спросила Келли, лукаво прищурившись.

– Нет, пожалуйста, не надо! – взмолилась Кара. – Что во мне интересного?

Она кинула быстрый взгляд на Адама, но тот успел отвести глаза. Хотя атмосфера за столом была довольно непринужденная, он чувствовал, что Кара очень напряжена, и не мог не понимать, что причиной тому – он сам. Как ни странно, это успокаивало Адама – было приятно сознавать, что не он один стоит на краю неведомой бездны.

– Например, есть ли у нее второе имя? Носила ли она в детстве скобки на зубах? – сыпал вопросами Крис. – Сколько ей было, когда она потеряла…

– Да. Нет. Не твое дело, – ответила Кара на все сразу.

– Я собирался спросить, сколько тебе было, когда ты потеряла первый зуб.

– А я так и поняла.

Крис, смеясь, обнял Кару за плечи, и та очаровательно покраснела. Адам с горечью подумал, что никогда не сможет вот так запросто положить руку ей на плечо. Если бы это произошло, прикосновение обожгло бы их обоих. Он безумно завидовал своему другу, который мог вести себя с ней столь непринужденно. Хотя он понимал, что Кара воспринимает Криса чисто по-дружески, их отношения были гораздо ближе и теплее, чем с ним самим.

– А что у нее на личном фронте? – продолжал допытываться Крис. – Она уверяет, что у нее нет друга, но я не верю. Такая хорошенькая женщина...

– Это правда, – ответила Келли, игнорируя бешеные взгляды, которые кидала на нее Кара. – Разве что щенок какой-нибудь.

– Ей нравятся шерсть и слюни по всей квартире?

Девушки расхохотались, а Кара закрыла лицо руками, отчаявшись угомонить своих разошедшихся подруг.

– О нет, – сказала Келли. – Я имею в виду, она предпочитает милых, послушных мальчиков, которые делают то, что им велят.

– Перестань, неправда! – воскликнула Кара.

– Ну давай, назови мне хоть одного парня, который посмел бы тебе возражать и не получил бы отставку в тот же день!

Кара открыла было рот, но потом покорно откинулась на спинку стула, так ничего и не сказав. Грейс усмехнулась.

– И все же не могу себе представить ее рядом с таким милым, послушным мальчиком.

– И я, – подтвердила Келли. – Наверное, на самом деле ей нужен кто-то совершенно противоположного типа. Сильный мужчина, который сможет держать нашу Кару в узде.

Адам знал, что он не щенок, не милый и послушный мальчик. Кара наверняка думала сейчас о том же. Она старательно избегала общения с ним, но не могла не чувствовать того, что между ними происходит.

Значит, до сих пор Кара общалась только с мужчинами, которыми могла крутить, как хотела?

Но он сам не из таких.

Каре нужен сильный мужчина, который сможет держать ее в узде?

Такой, как он.

Что же она теперь будет делать? И чего ждет от него?

Кара не могла больше сидеть напротив Адама. Она усадила его туда, надеясь избежать случайного прикосновения. Но теперь она все время встречалась с ним глазами!

И в этих глазах Кара видела силу, которой не собиралась подчиняться.

– Ну, я чувствую, разговор затягивается, так, может, пропустим еще по стаканчику? – неестественно громко спросила она и, не дожидаясь согласия подруг, подскочила и устремилась к бару.

У стойки Кара перевела дух. Она радовалась каждой минуте передышки.

– Ну что? – раздался за ее спиной низкий голос, и Кара вздрогнула от неожиданности.

– Что? – еле выговорила она.

– Мне понравились ваши подруги.

Этого она не ожидала. Кара обернулась и попыталась посмотреть Адаму в глаза, чтобы понять, правду ли он говорит. Увы, Адам сосредоточенно разглядывал бутылки на стойке.

– Мне тоже. Они – все, что у меня есть.

– Сестры, о которых вы мечтали в детстве, но которых у вас не было?

Кара кивнула.

– Как вы догадались? Он пожал плечами.

– Это всеобщее поветрие. Друзья, которых мы заводим, становятся новой семьей. Особенно для нас, одиночек.

Он приподнял угол рта, и Кара улыбнулась в ответ. Но тут же заметила, что взгляду Адама горький и какой-то странно отсутствующий. Ей хотелось взять его лицо ладонями и попросить вернуться, остаться с ней.

– Вы сами такие, верно? Вы, Крис и Дин – вы такая же семья? Вы ближе друг другу, чем кровные родственники, именно здесь, в этом проекте, вы находите поддержку, и любовь, и теплоту?

Он пренебрежительно дернул плечом.

– Мы ставим на него, потому что эта целевая аудитория до сих пор была не охвачена.

Кара сникла. Когда Адам сбрасывал свою броню, она тянулась к нему, как ни к кому прежде. Этот человек интриговал и в то же время трогал ее. В такие минуты Кара чувствовала, что тоже открывается.

Но когда Адам снова закрывался, она чувствовала себя кошкой на раскаленной крыше – встревоженной, готовой зашипеть и убежать.

Ну и правильно...

Грейс с первого взгляда определила, что этот парень – бабник.

Каре мучительно хотелось запустить пальцы в его волосы, провести ладонями по широкой груди, впиться поцелуем в эти упрямые губы. Она была уверена, что и Адам этого хочет, как в тот день на ипподроме, когда Джефф так некстати решил пожать ей руку на счастье. Воспоминание об этом заставило ее вспыхнуть.

Но пора стряхнуть с себя наваждение, развеять сексуальное напряжение, которое окружало их двоих подобно облаку. Все это безнадежно. Если бы она кинулась ему на шею, то потеряла бы для него всякий интерес. Кара знала наверняка, что Адам с удовольствием пойдет ей навстречу, а потом так же легко оставит, когда все будет позади.

Она посмотрела на Адама и тут же пожалела об этом.

Он боком присел на высокий барный стул, опираясь одной ногой на пол. Даже мягкий свитер и джинсы смотрелись на нем безупречно элегантно. Адам вряд ли сам понимал, какое неотразимое сексуальное обаяние от него исходило, а если бы и понимал, разве мог бы он это контролировать?

И Кара знала, что может легко заполучить этого шикарного сексуального мужчину. Что ей стоит сказать лишь слово, и он оставит друзей в баре, поведет ее в свой роскошный номер, бросит на кровать и...

Кара затянула про себя мантру, которую едва не позабыла.

Веди себя хорошо, не нарывайся на неприятности, не суетись. Тебе нужно выкупить квартиру. Все остальное не должно тебя интересовать.

Адам смотрел на Кару, которая, в свою очередь, не отрываясь, смотрела на бармена. Она напоминала сжатую пружину. Это впечатление подчеркивала и туго обтягивавшая ее бедра юбка, и белая блузка, застегнутая под горло, и вызывающие алые туфли, бросившиеся ему в глаза еще при первой встрече.

Он инстинктивно понимал, что эта элегантная броня скрывает настоящий вулкан страстей. Адам уже видел, какой решительной эта девушка была в работе, насколько фанатично предана своим друзьям. Он вдруг подумал, будет ли она настолько горячей и в постели? Кого он морочит? Вопрос возник не вдруг. Последние дни Адам думал об этом не переставая. Всякий раз, когда он ее видел, каждую минуту, когда он ее не видел. Эта женщина сводила его с ума.

Надо остановиться, пока все не зашло слишком далеко. Адам отвечает за это шоу, на кону большие деньги. Он не может рисковать всем этим ради интрижки, пусть даже такой сумасшедшей.

И, приняв столь здравое решение, он вдруг наклонился и прошептал ей на ухо:

– Я рад, что вы снова надели эти туфли. Они мне нравятся.

Дыхание щекотало ее обнаженную шею, и по всему телу пробежала дрожь. Чтобы избежать искушения, Кара наклонилась и посмотрела на свои туфли.

– Да, – она выпрямилась и опять начала сверлить взглядом спину бармена. – Я, знаете ли, имею обыкновение надевать вещи несколько раз. Не могу себе позволить использовать что-то и тут же выбрасывать.

Адам чувствовал, что в ее словах есть некий скрытый смысл, но не был уверен, что верно его понимает.

– Такое вообще мало кто может себе позволить.

– Вы, например.

Он недоуменно посмотрел на Кару. Ее злит, что он богат?

– Да, я могу себе это позволить, – ответил он осторожно. – Но почему вы решили, что я это делаю?

– Вы же считаете, что можно использовать человека и тут же его выкинуть? – спросила она воинственно. – Почему бы вам не поступать так и с вещами?

Кара, наконец, посмотрела на него, и весь тот внутренний жар, который Адам в ней угадывал, теперь обрушился на него подобно раскаленной лаве. Ошарашенный, он взял ее за локоть и повернул к себе.

– Эй, подождите, к чему вы клоните?

– Ни к чему.

– Тогда в чем дело? Откуда вдруг такой интерес, как я поступаю с вещами и с женщинами?

Она открыла рот, будто желая извергнуть на него потоки пламени, но... ничего не последовало. В ее широко распахнутых зеленых глазах не было гнева. Там была растерянность и...

Адам был потрясен. Это был не просто холерический темперамент. Это он так тревожил, волновал и будоражил Кару. Он сам, а не его отношения с женщинами или счет в банке.

Кара облизала пересохшие губы. А Адам мечтал только об одном: обнять и целовать до тех пор, пока из этой хорошенькой головки не испарятся все сомнения, все тревожные мысли до единой. Он крепче сжал ее локоть. Она и не пыталась освободиться.

– Ваш заказ! – раздался бодрый голос бармена.

Зеленые глаза скрылись под тяжелыми темными веками. Напряжение, которое снедало ее, потихоньку отступало. Адам отпустил ее руку. Момент был упущен. Потом Кара открыла глаза, не говоря ни слова подхватила три стакана с соком и направилась к столу, за которым царила оживленная болтовня. Но когда Адам с Карой заняли свои места и все получили свои напитки, за столом воцарилась внезапная тишина.

Адам старательно не смотрел на Кару и при этом обнаружил, что все остальные смотрят только на них. И двусмысленно улыбаются. Все, включая его самого, чувствовали, что между ним и Карой что-то происходит. И только она сама упорно игнорировала этот факт.

– Кто скажет тост? – решила нарушить молчание Грейс.

Адам, который отчаянно искал способ привлечь внимание Кары, поднял свой бокал.

– За Кэри Гранта, – сказал он, вспомнив их совместный завтрак.

Сегодня Адам готов был пить за него до бесконечности, потому что глаза Кары замерцали.

Спустя несколько мучительных часов Кара шла к себе в номер в сопровождении Грейс и Келли, которые никак не могли угомониться и трещали, как школьницы на переменке.

– Мне было весело! – заявила Грейс.

– Такие милые мальчики! – подтвердила Келли. – Этот Крис – просто лапушка.

– Ведь правда? – закивала головой Грейс.

– А Дин, кажется, запал на тебя.

Грейс состроила мину монашеской скромности.

– Ах, что вы! Разве это возможно?

– Запал! Запал! – настаивала Келли. – Он смеялся над каждой твоей шуткой, а они у тебя совсем не смешные.

Грейс пожала плечами.

– Ну, запал так запал.

– Но вот Адам, тот крепкий орешек, – задумчиво протянула Келли.

Кара вздрогнула и закусила губу. Она не имела ни малейшего настроения обсуждать эту тему. Пусть она сходит по нему с ума. Ну и что с того? Все равно ничего путного не выйдет.

– Это он-то крепкий орешек? – фыркнула Грейс, плюхнувшись на кровать. – Да он просто вьется вокруг нашей дорогой Кары!

– Ну, это очевидно, – сказала Келли, растянувшись рядом с подругой. – Мне другое интересно: чего он так тянет? Не похоже, чтобы этот парень имел привычку ходить вокруг да около.

– Подожди, – подскочила Грейс. – Я тут вспомнила, как перед поездкой сюда наша дорогая Кара рассказывала мне, что познакомилась с каким-то мужчиной. «Магический взгляд, обезоруживающее обаяние, безупречный стиль». Это она про Адама, голову даю на отсечение.

Кара молча уселась в кресло и аккуратно сняла свои драгоценные туфли.

– Точно, – продолжала Грейс. – Но поскольку они оба жуткие упрямцы, все застопорилось. Сидят и дуются друг на друга. Вместо того чтобы расслабиться и получить удовольствие.

Кара вскочила и угрожающе нависла над подругами.

– Эй, вы! Я вроде бы тоже тут!

– Ну и что? – фыркнула Грейс. – Можно подумать, тебя интересует, что мы говорим! Можно подумать, ты готова прислушаться к совету своих умных, опытных, проницательных подруг! Нет, ты сейчас будешь с нами спорить, может быть, даже драться, а потом забудешь все те очевидные вещи, которые мы тебе сказали, и помрешь старой девой!

– Девочки!

– Ты когда-нибудь задавалась вопросом, почему ты встречаешься только с юнцами, которые готовы смотреть тебе в рот? – спросила Келли, тоже садясь на кровать.

– И делать все, что ты им говоришь? – присоединилась к ней Грейс.

– А потому, – сама себе ответила Келли, – что ты так боишься повторить семейную жизнь твоих родителей с их вечными скандалами. Потому, что не выносишь ни малейшего противостояния. Кара, я не думаю, что этот мужчина будет скакать вокруг тебя, как ты привыкла: «Да, дорогая, нет, дорогая, как скажешь, дорогая», – продолжала Келли уже мягче. – Больше похоже на то, что он сам настроен командовать, и я даже не знаю, что он с тобой сделает, если ты не подчинишься.

Кара поникла. Она знала, что ее девочки правы.

– Ладно. Положим, все так. И что? – Келли открыла было рот, но Кара жестом остановила ее. – В любом случае, это никак не влияет на наши отношения с Адамом.

– Ваши отношения?

Кара раздраженно отмахнулась.

– Нашу дружбу, наше сотрудничество, называйте, как хотите! Мы работаем вместе, это – все. Мы, может быть, относимся друг к другу... э.. э... лояльно. Но ничего, что могло бы подать повод к таким намекам. И... и...

Кара схватила пару подушек с кушетки и запустила их прямо в ехидно ухмыляющихся подруг.

* * *

– Живо колись, что у вас с этой мисс с кошачьими глазами? – спросил Дин по пути к машине.

Адам бросил на Криса бешеный взгляд, но тот предупреждающе поднял руки.

– Не смотри на меня так. Я не сказал ни слова.

– То есть что-то есть? – допытывался Дин.

– Ничего. Даже менее чем ничего.

– Да ладно! – не отставал Дин. – Я никогда не видел тебя в таком разобранном состоянии. И она ерзает, будто ее блохи кусают, и с тобой невозможно разговаривать – ты никого не слышишь.

– Надо же, я думал, ты сам никого не видишь, кроме этой брюнеточки.

Уши Дина вспыхнули.

– Эй, не пытайся сменить тему, – вмешался Крис. – Ты же просто невыносим с того дня, как познакомился с Карой.

– Между прочим, это был тот самый день, когда ты рассказал мне, что собираешься участвовать в этом треклятом шоу, – напомнил ему Адам.

Они подошли к автомобилю Дина, и Крис попытался запихнуть Адама на переднее сиденье.

– Я не хочу сидеть с ним рядом, он меня убьет.

– Я никуда не поеду! – Адам легко освободился от захвата своего неспортивного друга.

– Почему?

– Есть кое-какое неоконченные дела.

– Между тобой и Карой?

Адам понимал, что он может спорить до хрипоты, но его друг – смышленый парень и ни за что ему не поверит. Так что он только коротко кивнул.

– Ну что, ребята, увидимся на следующей неделе? – Дин залез в машину.

– Через три дня все закончится, – ответил Крис с неожиданной грустью.

– Не жалеешь, что ввязался в это? – внимательно посмотрел на него Дин.

– Жалею? Да я и мечтать о таком не смел! – просиял тот.

Адам мог поклясться, что его друг влюблен. Черт! Он приехал сюда, чтобы уберечь Криса от всех этих гламурных хищниц. И не уберег.

* * *

Кара проводила подруг вниз и долго смотрела в окно, как их изящные силуэты тают в темноте.

Тем временем в вестибюле появился Адам, настолько погруженный в свои мысли, что даже не заметил ее. Кара хотела потихоньку проскользнуть к лестнице, чтобы не столкнуться с ним, но ее ноги, обутые в пушистые тапочки, словно приросли к полу.

Келли была права: она влюблена.

Адам разительно отличался от всех парней, которых она когда-либо знала. Даже от звезд, которым она подбирала костюмы. Он, как никто, умел носить дорогую одежду. Каждая его поза и движение были непередаваемо изящны. Каждое его слово гипнотизировало, но она не собиралась сдаваться.

Наконец Адам увидел ее и улыбнулся. Кара заметила, что он слегка расправил плечи и поднял голову. Она искренне поразилась, что такой потрясающий мужчина идет на всякие мелкие уловки, чтобы произвести на нее впечатление.

– Подходящая ночь, – сказал он, подходя.

– А? – переспросила Кара, вздрогнув. Подходящая для чего? Чтобы отдаться тому, кому ты не нужна? Чтобы обречь себя на пожизненные страдания ради нескольких часов в его объятиях? – Прекрасная ночь, – согласилась Кара.

Адам снова улыбнулся, и она надеялась, что ей удалось улыбнуться в ответ, хотя скорее это напоминало гримасу паники. Тут его взгляд скользнул вниз и остановился на ее тапочках. Он коротко рассмеялся и вопросительно посмотрел ей в глаза. От этого взгляда у Кары задрожали колени.

Девочки были правы. Хватит с нее послушных мальчиков! Ей нужен настоящий мужчина.

Она упустила свой шанс возле бассейна, у нее украли ее шанс на скачках, но больше Кара не упустит ни одного шанса! Она так настойчиво убеждала Криса не бояться жизни, теперь и ей пора последовать собственным советам.

В тихом ночном холле, путаясь в огромных пушистых тапочках, Кара прошла два последних шага, отделявших ее от Адама. Она кинулась ему на шею и поцеловала со страстью, зажженной и отравленной сознанием, что другого шанса у нее не будет.

На короткое мгновение Адам окаменел от неожиданности, потом Кара почувствовала, как ее стиснули большие сильные руки. Этот человек говорил только тогда, когда ему было что сказать. И его поцелуи были такими же. Жадные губы сказали ей, что он жаждал этого так же, как она.

Кара запустила нетерпеливые пальцы в его шелковистые волосы. Ей хотелось этого с их первой встречи. Она чувствовала стальные мышцы его груди сквозь мягкую ткань свитера, и этого было достаточно, чтобы по ее телу прошлись волны неукротимого желания.

Она растворилась в их поцелуе так, будто никогда и не существовала отдельно от этого мужчины. Ей хотелось продлить поцелуй, пока не иссякнет последний вздох, и тогда умереть в его объятиях.

Но тут Адам отстранился от нее и заглянул в ее пьяные от страсти зеленые глаза. Потом наклонился и покрыл ее лицо поцелуями. Он чувствовал почти болезненную нежность. Даже грудь болела, будто он перетрудил какую-то неразработанную прежде мышцу.

– Не надо... здесь, – сказала Кара, отодвигаясь.

Эта фраза наполнила Адама сперва ужасом, потом – бесконечным счастьем.

– Здесь никого нет, – прошептал он жадно. – Все уже давно в постели.

Это слово окончательно свело их обоих с ума. И хотя теперь Кара обеими ладонями упиралась в его грудь, он слышал, как нетерпеливо стучит ее сердце. Нет! Он не позволит дразнить себя, а потом сбегать. Адам снова притянул ее к себе, но Кара отвернулась.

– Я не могу.

– Почему? – спросил Адам, проводя рукой вниз по ее спине, отчего по всему ее телу прошла дрожь.

– Мы работает вместе. И эта работа действительно важна для меня.

– Ничего не случится с твоей работой.

Она покачала головой.

– Я не буду подвергать ее риску ради какой-то интрижки. Для тебя этот проект что-то вроде каникул, возможности вырваться на пару недель из офиса. А для меня это первая ступенька моей карьеры, мой шанс, и ты не заставишь меня его упустить.

Он понимал ее внутреннюю борьбу. Дело не в том, что она не может решиться на следующий шаг. Дело в том, что она страстно желает того, что не может одобрить.

– Разве я тебя к чему-то принуждаю?

– Принуждаешь. Когда смотришь на меня вот так. Такой уверенный, загадочный, и сильный, и красивый...

Адам чувствовал, как она дрожит, будто ее желание с каждым словом становится все сильнее и неудержимее. Язык лгал, а тело говорило правду. Он потянулся к ней, но Кара в последний момент опять увернулась.

– Что происходит? Ты первая поцеловала меня, – сказал Адам. Он понимал, что это нечестный удар, но не мог сдержаться. Все его тело ныло от страсти.

Кара сглотнула.

– Да, правда. Я не должна была. Извините меня. Но на этом надо остановиться.

Она сама не верила в это. Но Адам не любил спорить с женщинами.

– Хорошо, – ответил он, сдерживая раздражение. Адам заметил тень облегчения, проскользнувшую по ее лицу, и понял, что если бы он настаивал, Кара не стала бы сопротивляться.

Но он понимал также, что в этом случае она возненавидит его и себя уже на следующее утро.

– Тогда по домам? – Адам подал ей руку и повел к лифту. Едва держась на ногах, Кара двинулась за ним.

Но в глубине души Адам чувствовал: поцелуем дело не ограничится. Теперь, узнав вкус ее губ, он хотел большего. Она тоже не сможет на этом остановиться. Ее поцелуи не лгали, даже когда сама она лгала.

Он довел Кару до дверей ее номера. Дрожащими руками она долго пыталась вставить в щель электронный ключ. В конце концов, Адам не выдержал, забрал у нее карточку и открыл дверь.

Кара перешагнула порог, но потом повернулась и посмотрела на него, прислонясь щекой к косяку.

Если он сейчас шагнет за ней, они проведут ночь в объятиях друг друга. Если нет – утром они смогут смотреть друг другу в глаза.

– Спокойной ночи, Кара. Приятных снов, – сказал Адам. И, не в силах остановиться, добавил: – Мой номер 45.

Глаза Кары вспыхнули, но она лишь тихо и нежно сказала:

– Спокойной ночи, Адам. И закрыла дверь.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Через час Кара все еще ворочалась в кровати, сна ни в одном глазу, и вспоминала молитву, которую возносила доброй фее всего пару недель назад: «Дай мне эту работу, и я больше никогда ни о чем не попрошу».

Ее желание исполнилось, но теперь она не выполняет условия сделки. Успех сделал ее жадной. Она хотела работу, но она хотела и многое другое. И, прежде всего, Адама...

Услышав громкий стук в дверь, она вздрогнула.

В каждом ударе ей слышался волнующий голос Адама: «Мой номер 45».

Кара быстро надела пеньюар, обмотала пояс два раза вокруг талии, завязала двойным узлом и открыла дверь с самым строгим выражением на лице.

Перед нею стоял муж Келли.

– Саймон! Что вы делаете здесь? В час ночи?

– Грейс!

– Что? Что с ней случилось?!

– С ее матерью. Вчера вечером, в Сиднее... мать Грейс погибла в автомобильной катастрофе.

Через секунду Кара уже изо всех сил барабанила в дверь Джеффа.

– Ты представляешь, который час? – Высунувшийся Джефф выглядел не более помятым, чем обычно.

– У меня плохие новости. У моей подруги беда, и я должна поехать к ней.

Джефф покачал головой и зевнул.

– Извини, Кара. Ты не можешь сейчас уехать. Осталось три дня, потом – куда угодно.

– Эй, приятель, – появился в дверях Саймон. – Не надо с ней так...

Джефф чуть не подпрыгнул.

– Кто это?

– Саймон. Мой друг. Он приехал, чтобы сказать мне...

– Как вы сюда попали?

– Это не имеет значения, – ответил Саймон. – Я приехал за Карой.

Глаза Джеффа сузились.

– Прекрасно. Но вернуться она не сможет. Если ты уедешь, Кара, ты нарушишь контракт, и мы не заплатим тебе ни цента.

В голове у нее пронеслись мантры: Будь осторожна. Ты же знаешь, что такое телевидение. К концу проекта половину команды разгонят. Веди себя хорошо, не нарывайся на неприятности, не суетись, и все будет прекрасно.

И вот она стоит едва не в нижнем белье в час ночи под дверью у Джеффа. Вряд ли можно сказать, что она ведет себя хорошо.

– Джефф, я вернусь сегодня же вечером, я обещаю.

– Прости, – ответил Джефф. – Я отпущу тебя через три дня.

Кара смотрел сквозь него, кусая губы и не зная, на что решиться.

Потом она развернулась и побежала наверх. Она перескакивала через две ступеньки, даже не заботясь о том, пошел ли Саймон за ней. Она мчалась прямо к номеру 45.

Адам, судя по одежде, еще не ложился. Он недоуменно посмотрел на ее пеньюар. Несмотря на свое недвусмысленное приглашение, он не рассчитывал, что Кара придет, тем более в таком виде.

Двойной узел все-таки развязался, пеньюар был распахнут, волосы растрепаны. Она задыхалась, будто бы бежала. Ничего более сексуального Адам не видел никогда в жизни.

Его тело отреагировало моментально. Наверное, так чувствовал себя пещерный человек – у него было одно желание: схватить свою женщину, затащить в пещеру и сорвать с нее одежду.

Но тут он заметил, что Кара очень встревожена. Она пришла не по его приглашению. Что-то случилось.

Он протянул руку и осторожно взял ее за запястье.

– Милая, что произошло?

– Я никогда ни о чем вас не просила. Я и теперь не стала бы, если бы не... Вы – моя последняя надежда. Вы должны убедить Джеффа отпустить меня до вечера. – Ее голос срывался, глаза горели. – Он отказывается, а мне очень нужно, а он говорит, что я не могу уехать, иначе он аннулирует контракт. А мне нужны эти деньги. Я все равно уеду. Но я надеюсь на вашу помощь.

– Помощь в чем, милая? – Адам гладил Кару по плечам, стараясь унять ее дрожь. Он не мог видеть ее такой напуганной.

– Грейс. Вы же помните Грейс?

– Я помню Грейс, – согласился он.

– Ее мать... Ее мать только что погибла, в Сиднее. Там лишь отчим Грейс, она никогда не знала своего настоящего отца, с ней никого, я нужна ей. Я не могу сейчас оставить ее одну. Просто не могу.

– Я понимаю.

Он посмотрел поверх ее головы и увидел в коридоре незнакомого мужчину. Решив, что это охранник, Адам на всякий случай встал между ним и Карой.

– Кара! – произнес тот.

– Может быть, я могу вам помочь? – вмешался Адам, сам поразившись угрозе в своем голосе.

– Я Саймон. Друг Кары. Муж Келли.

– Ясно, – сказал Адам, незаметно переведя дух. – Помогите ей собрать вещи. Встречаемся через пятнадцать минут внизу.

С минуту Саймон молчал, и Адам понял, что его оценивают. Потом Саймон коротко кивнул, обнял девушку за плечи и повел к лифту.

Пятнадцать минут спустя Кара сидела в лимузине и говорила по телефону с Келли, которая уже была у Грейс. Саймон сидел рядом.

Дом выглядел точно так же, как две недели назад, когда она уезжала. Тогда она думала, что совсем скоро вернется в собственную квартиру, принадлежащую ей одной. Теперь этот радостный момент опять отодвинулся. Ну и пусть!

Есть в жизни вещи поважнее, чем несколько кубометров кирпичей, положенных друг на друга.

Саймон вышел из машины и достал ее чемодан из багажника. Кара направилась к дверям, но тут из темноты навстречу ей двинулась высокая фигура. Адам Тайлер.

На мгновение забыв, где она и зачем, Кара просто стояла и смотрела в его большие синие глаза.

– Я…Я приехал раньше, – сказал он неуверенно. – Не хотел вас стеснять. Просто хотел удостовериться, что у вас все в порядке.

– Я буду наверху, – сказал Саймон.

Кара заметила, как мужчины обменялись кивками. И тут она поняла, что все это устроил Адам: он организовал этот побег и автомобиль. А ведь он был связан теми же контрактными обязательствами, если не более строгими. Он рисковал гораздо большим, чем она, тем не менее, отпустил ее из отеля и уехал сам – ему надо было убедиться, что у нее все хорошо. Он рискнул делами компании, чтобы помочь ей.

Лунный свет окружил ореолом его лицо. Кара неожиданно для себя взяла его за руку и сказала:

– Не уезжайте. Побудьте со мной еще немного.

Так они и стояли еще несколько минут, молча, залитые лунным светом. Наконец Адам легонько подтолкнул ее к лестнице. Кара посмотрела на освещенные окна и пошла наверх. Мысль, что Адам был рядом, действовала на нее странно успокаивающе.

Дверь в квартиру Грейс была не заперта. Увидев выражение минутной радости на залитом слезами лице подруги, Кара поняла, что поступила правильно. Она подбежала к Грейс и крепко обняла ее.

Несколько часов спустя Адам варил кофе в квартире Кары.

Измученная девушка зашла в ванную ополоснуть лицо холодной водой, потом вернулась в гостиную и обессилено опустилась на диван, прикрыв глаза рукой. Она выглядела удивительно маленькой и хрупкой.

Всю жизнь Адам, который с детства был свидетелем того, как женщины использовали его отца, считал, что любая привязанность и эмоциональная вовлеченность ведет к саморазрушению. Именно от этого он пытался уберечь Криса, когда уговаривал его выйти из проекта. Принцип был прост: держи дистанцию, тогда никто не сможет тебе навредить.

Но когда Кара попросила его остаться, этот простой принцип не сработал. Она всю ночь в слезах носилась с какими-то каплями в квартиру подруги и обратно, и Адаму не удалось сохранить дистанцию. Желание поддержать Кару в трудную минуту оказалось сильнее страха эмоциональной вовлеченности. Это была странная ночь.

Адам налил крепкого черного кофе себе и слабого с молоком для Кары. Он поставил чашки так тихо, как только мог, на столик рядом с диваном и присел на стул с другой стороны.

Кара пошевелилась. Она медленно приоткрыла глаза и сонно посмотрела на Адама.

Он заворожено смотрел, как ее пухлые губы медленно растянулись в благодарной улыбке. Потом она потянулась, сонно поморгала и снова улыбнулась. Еще одну улыбку она подарила ему, увидев чашку с кофе.

Адам подумал, что за эту ночь он соберет целую коллекцию драгоценных улыбок, которую сможет перебирать в памяти одинокими ночами.

Они молча пили кофе, просто наслаждаясь обществом друг друга.

Адам огляделся. Комната была элегантной и в то же время уютной.

– Мне нравится ваша квартира.

Улыбка Кары погасла.

– Мне тоже.

– Впечатляет.

Она кивнула, слегка закусив губу. Адам знал, о чем она думала. За эти две недели он уже успел изучить ее лицо и ее настроения.

– Я надеялась выкупить ее. Но теперь, когда я ушла с проекта...

– Если вам нужны деньги...

Но Кара жестом остановила его.

– Даже не думайте, Адам. Ничто так не вредит отношениям, как деньги.

В этих словах было скрытое обещание, и Адаму захотелось обнять ее, спрятать лицо у нее на груди и остаться так навсегда.

Вместо этого он встал и спросил:

– Как насчет завтрака?

Адам выглядел странно напряженным. Кара подумала, что он имеет полное право на недовольство. Этой ночью он сделал для нее много больше, чем она могла рассчитывать. Даже Келли и Саймон отправились домой около трех. А Адам остался.

Кара с опасением поглядела в сторону кухни.

– Там вроде были какие-то хлопья. И яйца. Но им уже две недели.

– Ясно, – сказал Адам. – Я скоро вернусь.

Кара кивнула. Понятно, что ему не терпелось уехать. Но она не обвиняла его. Адам вовсе не обязан был сидеть тут. Он имел полное право сбежать в любой момент. Что ж, похоже, этот момент настал.

Она даже не обернулась, когда за ним захлопнулась дверь. Он наверняка не вернется. И хотя Кара пробовала убедить себя, что ей все равно, силы разом покинули ее. Она свернулась клубочком на диване и провалилась в тяжелый сон.

* * *

Запах свежего кофе с корицей. И круассанов. И джема. И чего-то еще...

Кара потянула воздух носом и открыла глаза.

Адам вернулся. Кара видела его силуэт на фоне солнечного окна. Грудь сдавило, она едва могла дышать.

На обеденном столе она увидела кое-что еще. Букет свежих цветов. Адам не сумел найти вазу, поэтому поставил его в кастрюлю. Маргаритки, ее любимые цветы. Откуда он узнал?

– Доброе утро!

Кара попыталась пригладить волосы.

– Вы давно вернулись? – спросила она, тут же испугавшись нежности своего голоса.

– Полчаса назад.

Кара поднялась с дивана и поразилась великолепию открывшейся картины: круассаны, горячие сдобные булочки, сосиски, яйца, ее любимые цветы – и любимый человек, который все это для нее приготовил. Она едва не расплакалась.

– Ничего себе! – воскликнула она, садясь.

– Что?

– Мы еще кого-то ждем?

– Вроде бы нет.

– Я похожа на человека, который может столько съесть? – рассмеялась Кара. – Ладно, посмотрим. Вдруг я именно такой человек.

– Постарайтесь оставить мне немного.

Она улыбнулась.

– Посмотрим.

Адам подал Каре полную тарелку и сам принялся за еду.

– Как вы думаете, что теперь будет делать Грейс? – спросил он.

Кара подняла глаза к потолку, будто надеясь разглядеть сквозь несколько этажей спящую подругу.

– Я не знаю. Мать родила Грейс, когда сама была совсем ребенком. Грейс никогда не знал своего отца. А замуж ее мать вышла недавно, так что ее маленькие брат и сестра еще ходят в школу. Но ее отчим – чудесный человек, так что на него можно положиться. Может быть, она захочет жить вместе с ними.

– Сомнительно... Грейс не похожа на человека, который легко уживается с другими людьми.

– Верно, – удивленно ответила Кара. – Вы очень проницательны.

– Это бывает полезно.

– В вашей работе – несомненно. Но вам, должно быть, скучно общаться с людьми, если вы видите их насквозь с первого взгляда, – улыбнулась Кара.

Она была такая теплая и уютная со сна. Щеки порозовели, волосы были растрепаны. На носу виднелось несколько бледных веснушек.

Больше они не разговаривали, только все время улыбались друг другу. Адам задумался, есть ли на свете еще хоть один человек, с которым он мог бы завтракать в полном молчании и чувствовать себя при этом вполне уютно?

Редкие завтраки с отцом были совсем не уютными. А с Крисом или Дином они никогда не молчали.

Так что это был новый для него опыт. Тихо. Неспешно. Мирно. Уютно. К тому же этот тихий, неспешный, уютный завтрак он делил с красивой женщиной. Когда такое было?

Адам украдкой наблюдал за Карой. Она смотрела в окно, но мысли ее были далеко. Зеленые глаза светились на солнце.

Вдруг она обернулась, и заметила, что Адам ее разглядывает. И снова Кара подарила ему улыбку, полную того же мира, покоя и уюта. Минуты простой тихой радости, каких мало было в его жизни, и которые он хотел бы переживать снова и снова.

С этой женщиной.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Так вы встречаетесь только с послушными мальчиками? – спросил Адам.

Кара захлопала глазами и вернулась от своих грез к мужчине, который их навеял.

– А вы встречаетесь только с глупыми блондинками? – парировала она, но голос предательски вибрировал.

Искорки в синих глазах свидетельствовали, что ее волнение не осталось незамеченным.

– И как вы думаете, это правда? Про нас обоих?

Она никак не могла отвести взгляд от его провоцирующих глаз.

– Пожалуй, нет. Иначе бы мы оба сейчас сидели в совершенно другой компании.

Он кивнул.

– Возможно, просто мы меняемся. И для нас обоих настало время попробовать что-то новое?

Что он имел в виду? То, о чем подумала она? Или ей только показалось? Великолепный, неприступный, убежденный холостяк Адам Тайлер говорит, что они, возможно, подходят друг другу?..

У Кары так колотилось сердце, что ей пришлось вцепиться в край стола, чтобы не упасть в обморок.

Адам не спускал с нее своего обычного выжидательного взгляда. Что ж, ему придется подождать. Ей нужно время, чтобы обдумать ответ на самый важный вопрос в ее жизни.

Думай, Кара! Думай.

Господи, да что тут думать. Я согласна!

Он предпочитает держать дистанцию – но разве ты сама не такая же?

Убежденный холостяк – значит, он не станет удерживать тебя насильно или пытаться изменить тебя.

Миллионер.

Это и был камень преткновения. Деньги мешали всему. Ее родители были бедны, и это сильно испортило им жизнь. Но со временем Кара убедилась, что чрезмерное богатство тоже приносит в семью раздоры и недоверие.

Расслабься! Никто тебя под венец не тащит. Он не требует, чтобы ты меняла свой образ жизни. Он просто предположил, что два взрослых человека, которые нравятся друг другу, могут начать встречаться.

Кого она обманывает? Они не просто нравятся друг другу, между ними летают такие искры, что ими можно осветить небольшой город.

За последние несколько дней ей удалось проникнуть за личину, которую Адам являл миру, и ей открылся совсем иной человек – необычайно проницательный, терпимый и бесконечно привлекательный. Да, он носил костюмы, которые стоили в десятки раз больше, чем ее самые дорогие туфли от Кейт Мэдден, но он не кичился своими деньгами. Кара видела, как он заботился о своем друге. И она и представить себе не могла, на что пришлось пойти Адаму и на какие рычаги надавить, чтобы за пятнадцать минут организовать ее отъезд из отеля. Он оказался на удивление хорошим человеком.

А точнее, она по уши в него влюбилась.

Именно поэтому ей надо ответить «нет».

Как бы он о ней ни заботился, он не сможет пойти на продолжительные отношения. А она никогда не сможет его забыть.

Она разжала пальцы, все еще стискивавшие край стола, и выпрямилась.

– А может, мы так упорствуем в своих принципах, потому что они помогают нам выстоять перед натиском людей, пытающихся диктовать нам свои правила? Ведь только это позволяет нам оставаться самими собой.

Адам рассмеялся низким волнующим смехом, от которого все принципы Кары зашатались, как карточный домик.

– Мы с вами очень похожи, Кара. Упрямые. Самоуверенные. Непреклонные. Н, возможно, мы оба неправы.

– И при этом оба безнадежны, не так ли?

У этого вопроса был подтекст. Она одновременно спрашивала, есть ли шанс, что они могут измениться, и есть ли надежда, что они могут быть вместе. С замиранием сердцем Кара ждала ответа.

Адам долго смотрел на нее взглядом, в котором тревога смешалась с иронией.

– Надежда есть всегда.

Он поднялся и стал убирать со стола. Проходя у нее за спиной, на секунду остановился и поцеловал ее в волосы.

* * *

Несколько часов спустя Адам привез ее к отелю «Под плющом».

– Вы уверены, что хотите решить все сами?

– Абсолютно, – решительно ответила Кара.

– Вы понимаете, что Джефф съест вас живьем?

– Посмотрим.

За эту ночь Кара поняла, что работа уже не занимает прежнего, главенствующего места в ее жизни. В Каре появилось что-то еще. Точнее, это было всегда, но она только теперь поняла всю его важность.

Они вышли из машины и направились к отелю. Оба старались идти как можно медленнее, отодвигая минуту расставания. У номера Джеффа Кара повернулась и поцеловала Адама в щеку. Какое бы решение она ни приняла этой ночью, ощущать его теплую кожу было для нее счастьем.

– Спасибо за эту ночь, – поблагодарила она.

– Обращайтесь в любое время.

Кара решительно повернулась и постучала в дверь.

– Я могу уволить тебя, ты сама знаешь, – заявил Джефф, как только она открыла дверь. Его волосы были еще более встрепанными, чем когда-либо. Кара едва не рассмеялась. – Тут нет ничего смешного. Ты нарушила контракт. Я имею полное право выгнать тебя, не заплатив ни цента.

– Ну и выгоняй, – спокойно ответила Кара, наслаждаясь выражением растерянности, появившимся на лице Джеффа.

Он ловил воздух ртом, стараясь найти слова, которые ее все-таки напугают. Кара его опередила.

– Послушай, Джефф. Ты знаешь, я очень хочу довести этот проект до конца, иначе не вернулась бы. Да, мне нужны деньги, мне надо выплачивать кредит. Но я все равно лучший стилист в этом городе и стою этих денег. И я хочу, чтобы Крис в финале был красавцем, потому что искренне за него переживаю. А теперь ты можешь меня уволить, можешь оставить. Решать тебе.

Джефф все еще хватал ртом воздух, но момент для праведного гнева явно был упущен.

– Ладно. Я уже переговорил с продюсерами. Мы решили, что у тебя были уважительные причины. Так что мы тебя оставляем. И даже ни цента не удержим. Нахалка!

– Рада это слышать. Еще мне надо будет отлучиться во вторник с утра – на похороны. Можно?

Джефф стиснул зубы и кивнул.

– Вот и славно. Пойду поработаю. А то Крис, наверное, уже меня ищет.

Она пожала ему руку и удалилась с гордо поднятой головой, как королева после подписания победоносного мирного договора.

* * *

Следующие несколько дней слились в один нескончаемый ералаш.

Кара ни на минуту не отходила от Криса, при этом умудряясь все время звонить Грейс. А Адам исчез. Кара даже не знала, в отеле он или нет. И безумно тосковала по нему.

Во вторник Кара сопровождала подругу на похороны матери. Обычно легкомысленная, Грейс выглядела странно повзрослевшей. Ее отчим был безутешен, малолетние сестра и брат вряд ли понимали, что происходит, но сама Грейс держалась с большим достоинством. Кара была поражена ее силой духа.

Ее не покидала подспудная надежда, что Адам тоже придет на похороны. Но его не было. Хотя он прислал венок гардений – любимых цветов Грейс. Откуда он об этом узнал, Кара понятия не имела. Но восприняла венок, как добрый знак.

Потом Майя Рэмплинг, редактор «Нового взгляда», отвезла ее обратно в город.

– Как твои дела? – спросила Майя. – Не разочаровалась в телевидении?

– Наоборот! – отшутилась Кара.

– Как Крис Гейер?

– Кто?..

– Да ладно, Кара! – Майя усмехнулась. – Джефф названивает мне по два раза на дню. Первый раз – чтобы удостовериться, что я знаю все детали, второй – умоляя меня ни о чем не проболтаться раньше времени. У нашего журнала эксклюзив. Он говорит, что Крис тебя просто обожает. Боится, что ты затмила в его глазах всех специально набранных «невест».

– О, нет. Одну не затмила точно.

– Любовь, что движет солнце и светила?

– Надеюсь, что так, – подтвердила Кара.

– Значит, ты влюблена не в него?

Кара едва не подпрыгнула.

– Не морочь мне голову, дорогая! – предупредила ее возражения Майя. – Если ты влюбилась не в Криса, значит, влюбилась в кого-то другого. Посмотри на себя. Ты бледная, несчастная и потерянная, и похороны тут совсем ни при чем. Ты влюбилась!

Кара слишком устала, чтобы спорить.

– Возможно. Немного, – призналась она. – Но это неважно. Я там работаю. А для меня работа важнее всего, ты же знаешь.

– Может, пришло твое время? Хватит разыгрывать хорошую девочку.

– Ты предлагаешь мне стать плохой девочкой?

– Не плохой. Искренней. Честной. Я предлагаю тебе прислушаться к собственному сердцу.

Кара не нашлась, что ответить. Она смотрела на деревья, млевшие в горячем, неподвижном воздухе.

Затишье, предвещавшее бурю.

Наступил последний день съемок.

– Готов?

– Абсолютно. – Крис повернулся к Каре и крепко сжал ее руки. – Спасибо тебе огромное. Не только за костюмы. Если бы не ты, боюсь, я бы не устоял перед натиском Адама.

– Ну как, шоу помогло тебе? Нашел, что искал?

Крис задумался на минуту.

– Да. Даже больше, чем искал.

– Ты действительно любишь ее, Крис?

– Люблю.

Кара крепко обняла Криса, потом не удержалась и поддразнила:

– Ты покраснел!

– Верный признак влюбленности, разве нет? – Он снова взял ее за руки и пристально посмотрел на нее. – Как и запавшие глаза и томная бледность.

Кара быстро отвернулась к стойке с одеждой и стала суетливо перебирать висевшие на ней пиджаки.

– Грипп, наверно. Или что-то вроде того.

– Или верный признак влюбленности.

Кара притворилась, что не расслышала. Она схватила первый попавшийся галстук и сунула под нос Крису.

– Я хотела, чтобы ты это померил.

Крис поймал ее руку и опять заглянул ей в глаза.

– Поговори с ним.

Кара открыла рот, чтобы спросить, кого он имеет в виду, но поняла, что притворяться бессмысленно.

– Не могу, – ответила она глухо.

Но Крис не сдавался. Он разразился такой гневной тирадой, какую вряд ли можно было ожидать от тихого и добродушного человека.

– Вы оба – просто идиоты! Один глупее другого! Я счастлив, и эти две недели могли стать самыми классными в моей жизни, если бы вы двое не сохли друг по другу у меня под носом.

– Не сохну я по нему! – начала было Кара. Но тут же осеклась. Адам по ней сохнет? – И вообще, давай не будем сейчас об этом. Тебе надо успокоиться и расслабиться...

– Мне не надо успокаиваться и расслабляться. Я знаю, чего хочу, и намерен сделать все, чтобы это получить. А ты можешь сказать то же самое о себе?

Она потерянно молчала.

– Не упусти свой шанс, Кара. – Крис решительно развернулся и пошел туда, где ему предстояло сделать предложение женщине, которую он любит. И тут же налетел на Адама. – Где ты пропадал два дня?

– Работа. Переговоры. Контракты.

– Ха! – фыркнул Крис. – Скорее, прятки и кошки-мышки. Кстати, что бы ты ни собирался мне сказать, подожди до конца съемок.

Адам замер на месте. Ничего себе! Он никогда не видел друга столь властным, решительным, целеустремленным. Крис даже стал как-то выше. Адам решил сказать об этом другу.

Но тот остановил его.

– Я сказал, после съемок.

– Честное слово! И вообще, я хотел только пожелать тебе удачи сегодня. Крис, я вижу, как изменил тебя этот проект. Вижу, что ты счастлив. И я ни о чем не жалею.

– Издеваешься?

– Нет, нисколько! Я пришел поздравить тебя и пожелать тебе всего лучшего. Надеюсь, вы будете счастливы.

Крис недоверчиво дернул плечами и молча направился к лифту.

Адам с грустью подумал, что друг едва услышал его. Потому что мысли Криса были заняты совсем другим. Женщиной, которая ждала его.

Адам обернулся и посмотрел на закрытую дверь номера Криса. Он знал, что Кара должна быть там. Одна. Наверное, она чувствовала себя так же одиноко...

Все было так странно. Те чувства, что зародились между ними в этом отгороженном от всех отеле, – выживут ли они в реальном мире? Он не знал и решил сбежать. И чуть не сошел с ума вдали от нее.

Адам был уверен, что Кара чувствует себя точно так же.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Кара умиленно смотрела на Криса и Мэгги. Они вышли на террасу, где познакомились две недели назад, и объявили о своей помолвке. Это походило на сказку, чистую и простую. Свечи, ночное небо, усыпанное звездами, увитая плющом терраса – ничего красивее она в жизни не видела. Любая девушка мечтает, чтобы ей сделали предложение в такой романтичной обстановке. Но Кара была уверена, что Мэгги ответила бы «да», даже если бы они с Крисом сидели в дешевом баре и пили пиво.

Кара утерла слезы. Она радовалась за друзей, но ее собственное сердце разрывалось. Если последует совету Криса и признается Адаму в своих чувствах, она только обречет себя на еще более сильные страдания. Теперь она была уверена, что Крис прав и Адам любит ее. Но сумеет ли он признаться себе в этом?

Она помотала головой и снова посмотрела на террасу. Крис готовился преподнести еще один сюрприз. Интересно, как отреагирует Мэгги? Завизжит от радости или хлопнется в обморок?

Крис глубоко вздохнул и сжал руку Мэгги. Застенчивая улыбка мелькнула на его лице.

– И, между прочим, – сказал он, – я миллионер...

Все присутствующие хором ахнули. Но реакция Мэгги была самая непредсказуемая. Она усмехнулась, хлопнула Криса по плечу и сказала:

– Я за тебя рада.

Крис в восторге подхватил Мэгги на руки, все вокруг засмеялись и зааплодировали.

Кара смотрела на Мэгги, пораженная ее ответом.

Он миллионер. За него можно порадоваться. Вот и все.

Она поняла, что ей надо делать.

* * *

Адам стоял возле монитора. На экране ему было хорошо видно друга и его невесту. А самое главное – Кару, которая привыкла держаться поблизости от Криса.

В отличие от наряженных ею участниц, она сама была одета в джинсы и футболку. Наверное, чтобы не отвлекать от них внимание.

Мэгги сказала что-то, и это заставило Криса и всех вокруг расхохотаться и зааплодировать. Не смеялась только Кара. Лицо ее изменилось, в глазах появились слезы. Адам готов был кинуться к ней, обнять и собрать губами эти капли с ее щек.

Ему больше не хотелось интрижек на уикенд или мимолетных романов. Ему хотелось только одну женщину. Хотелось засыпать и просыпаться, глядя в ее чудесные зеленые глаза...

Раздался голос Джеффа:

– Съемка закончена. Финальная вечеринка для группы в пятницу вечером.

Все пошли с террасы в дом, операторы стали упаковывать оборудование. Кара подбежала к Крису и Мэгги и расцеловала их обоих. Потом пошла попрощаться с группой. Все закончилось. Навсегда.

Они уезжали. Кара уезжала. И если он хотел провести с ней остаток жизни, ему надо предпринять что-то немедленно.

– Кара. Подождите. – Эти слова прозвучали так громко, что все обернулись. Но Адам видел лишь зеленые глаза женщины, покорившей его сердце.

Кара озадаченно обернулась.

– Да, Адам?

Она имела полное право удивляться: он избегал ее несколько дней.

– Останьтесь.

Операторы перестали заниматься аппаратурой и с интересом смотрели на них. Она не знала, что задумал Адам, но избежать этого, видимо, не удастся.

Кара подошла к нему.

– Что происходит?

– То, что должно было произойти давным-давно.

Адам взял ее за руку, привлек к себе и поцеловал. Сквозь шум в ушах Кара слышала восторженное улюлюканье съемочной группы.

– Кара, – сказал Адам. – Я прошу вас остаться. Со мной.

Все произошло так внезапно, что Кара не понимала, что он говорит.

– Зачем?

Адам едва не рассмеялся, и она тоже невольно улыбнулась.

– А вы до сих пор не догадались?

Конечно, Кара догадалась, но она хотела услышать это от него. Тогда он прижал ее к себе так сильно, что она едва могла дышать, и зашептал ей на ухо слова, от которых девушка едва не потеряла голову.

Кто-то рядом засопел, и Кара вернулась с небес на землю. Народ медленно подтягивался обратно на террасу.

– На нас все смотрят, – ляпнула Кара ни с того ни с сего.

Адам повернулся к собравшимся и громко попросил:

– Вы не оставите нас на несколько минут?

– Планы изменились! – пришел им на помощь Джефф. – Вечеринка состоится немедленно в моем номере.

Все нехотя пошли в дом. Крис и Мэгги послали им воздушный поцелуй и в обнимку удалились.

Адам и Кара остались одни.

– Ты хоть понимаешь, о чем просишь? – спросила Кара, освобождаясь из его объятий. – Адам кивнул и снова привлек ее к себе. – Но ты уверен, что готов к этому? Готов к совместной жизни?

– Абсолютно.

– Абсолютно? – переспросила Кара, потому что дыхание, щекотавшее шею, лишало ее рассудка.

– Я не знаю, как убедить тебя в этом...

– Мистер Тайлер, я думала, убеждать – это ваша профессия.

– Это больше, чем слова. Но я не могу тебя отпустить. – Адам зарылся лицом в ее волосы. – Ты обещаешь быть со мной всегда, пока мы вообще сможем выносить друг друга?

Кара задумалась. Момент был слишком важен. Пора откинуть все страхи и предубеждения и быть честной.

Она посмотрела ему в глаза и уверенно сказала:

– Я обещаю быть с тобой всегда.

Адам затаил дыхание.

– Скажи это снова.

– Адам, – сказала Кара, – я люблю тебя. И если ты хочешь этого, я буду с тобой всегда.

Он взял ее лицо в свои ладони и сказал то, что давно должен был сказать:

– Кара, милая, всю твою любовь я верну тебе сторицей.

* * *

Месяц спустя Кара приехала в свою прежнюю квартиру, чтобы устроить прощальный вечер. Келли и Саймон принесли свой извечный яблочный сок. Крис и Мэгги колдовали на кухне. Келли раскладывала на полу подушки, принесенные из квартиры Грейс. А Саймон перенес телевизор из спальни в гостиную. Грейс опоздала, но в качестве извинения притащила невиданных размеров коробку бельгийского шоколада. Адам готовил на всех попкорн.

– Ничего себе, – прошептала Кара на ухо Адаму. – Ты умеешь готовить? Я потрясена.

Адам обнял ее за талию, привлек к себе и чмокнул в нос.

– Начинается! – разнесся по квартире ликующий вопль Келли.

Кара схватила огромную чашу с попкорном и кинулась в гостиную.

В эфир вышла первая серия «Холостого миллионера».

– Смотрите, там Мэгги! – подскочил в кресле Крис, и реальная Мэгги чуть не упала с его колен на пол.

– Эй, ковбой, я еще и тут, не только там!

Крис усадил невесту обратно и поцеловал в губы.

По комнате будто цепная реакция прошла: Келли и Саймон теснее прижались друг к другу. Адам выглянул из кухни и улыбнулся Каре. Она подошла к нему и спрятала лицо у него на груди, чувствуя себя удивительно защищенной и счастливой.

– Идите к нам! – тут же раздались из комнаты голоса друзей.

Адам и Кара, все еще обнимая друг друга, вернулись в комнату.

Грейс профессиональным голосом объявила:

– Тотализатор! Как выдумаете, кого из девушек выберет холостой миллионер? Делайте ваши ставки, господа!

Тут же в нее полетели пригоршни попкорна, и Грейс завизжала, закрываясь руками.

– Эй, я не позволю обижать единственную беззащитную девушку! – вмешался Адам.

– Ничего, Грейс будет следующей! – пророчествовала Мэгги.

– Как насчет Дина? – спросила Келли. – Ты ему нравишься.

– Тогда почему он не здесь? – поинтересовалась Грейс.

– Да, – присоединился к ней Крис. – Где наш Дин? Я думал, он тоже придет.

– Работа, – вздохнул Адам.

Грейс пожала плечами.

– Вот видите. Я – игрок, он – рабочая лошадка. Ничего не получится. Плевать на мужчин. Все вы устроите в своих домах для меня гостевую комнату, и если мне будет одиноко, я буду по очереди заливать вас слезами.

Кара улыбнулась. До чего же хорошо! Ее друзья с нею, счастливые и радостные, любимый мужчина рядом.

Кара подняла стакан.

– Я хочу сказать тост.

Все повернулись к ней и подняли стаканы.

– За Кэри Гранта! – провозгласила она, кидая на Адама многозначительный взгляд.

– За Кэри Гранта! – Озадаченные друзья тем не менее поддержали ее.

– А кто такой Кэри Грант? – захлопала глазами Мэгги и тоже получила свою порцию попкорна на голову.

– А ты действительно провинциалка! – прокомментировал Крис, заранее закрываясь руками от попкорновой мести. – Смотрите, это я! – завопил он, краснея и улыбаясь.

Все уставились на экран. Кара потихоньку взяла Адама за руку и вытащила в коридор. Он, вытянув шею, все оглядывался на телевизор.

– Мы все пропустим.

– Ты же был там, дурик. Хочешь, я расскажу тебе, чем все закончится?

– Дурик? Разве можно так называть любимого мужчину?

– А кто тебе сказал, что ты – мой любимый мужчина?

– Ты! И не один раз. Так что ты хотела?

Кара приподнялась на цыпочки и поцеловала его. Это не был поцелуй страсти, которая могла угаснуть. Это был поцелуй, который хранил память о сотнях прежних поцелуях и предчувствие тысяч будущих. Это был поцелуй, который вмещал в себя весь их мир.


home | my bookshelf | | Тост за Кэри Гранта |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу