Book: Без ума от любви



Без ума от любви

Дженнифер Эшли

Без ума от любви

Глава 1

Лондон, 1881 год


— Мне кажется, эта чаша эпохи Мин по форме напоминает женскую грудь, — сказал сэр Линдон Мейтер, обращаясь к Йену Маккензи, державшему чашу кончиками пальцев. — Эта изогнутая линия, этот нежный оттенок. Разве вы со мной не согласны?

Йен не мог себе представить женщину, которой польстило бы сравнение ее груди с чашей, и даже не потрудился кивнуть.

Изящный сосуд начала династии Мин из фарфора с легким зеленоватым оттенком и стенками настолько тонкими, что Йен мог видеть сквозь них свет. По внешней стороне чаши бежали друг за другом три серо-зеленых дракона, а по дну, казалось, плавали четыре хризантемы.

В маленькой чаше вполне могла поместиться небольшая округлая грудь, но дальше Йену не хотелось заходить даже мысленно.

— Тысяча гиней, — сказал он.

Мейтер кисло улыбнулся.

— Но я думал, милорд, что мы друзья.

Йен удивился, когда это пришло в голову Мейтеру.

— Чаша стоит тысячу гиней.

Он тронул пальцем чуть заметный отбитый край донышка чаши еще в те века, когда ею пользовались.

В красивых синих глазах Мейтера мелькнуло удивление.

— Я заплатил за нее пятнадцать сотен. Объяснитесь.

Нечего было и объяснять. Йен за считанные десять секунд оценил в уме все достоинства и недостатки. Если Мейтер не мог определить стоимость своих вещей, ему не следовало заниматься коллекционированием фарфора. У него в стеклянном шкафу находилась коллекция фарфора, в которой было, по меньшей мере, пять подделок, и Йен не сомневался в том, что Мейтер этого не подозревал.

Йен поднес к носу глазурь, с удовольствием ощутив чистый запах, сохранившийся в тяжелом сигарном дыму, заполнявшем дом Мейтера. Чаша была подлинной, и он хотел ее приобрести.

— По крайней мере, дайте мне столько, сколько я заплатил за нее, — встревожился Мейтер. — Тот человек сказал мне, что я сделал выгодную покупку.

— Тысяча гиней, — повторил Йен.

— Черт бы вас побрал, я женюсь!

Йен вспомнил объявление в «Таймс» дословно, ибо он все запоминал дословно: «Сэр Линдон Мейтер, проживающий в Сент-Обри, Суффолк, объявляет о своей помолвке с миссис Томас Экерли, вдовой. Свадьба состоится двадцать седьмого июня нынешнего года в Сент-Обри в десять утра».

— Примите мои поздравления, — сказал Йен.

— Я хотел бы купить моей возлюбленной подарок за те деньги, которые получу за чашу.

Йен смотрел на чашу.

— А почему бы не подарить ей саму чашу?

Мейтер расхохотался.

— Дорогой мой, женщины ничего не понимают в фарфоре. Она хотела бы получить карету, упряжку лошадей и толпу слуг, которые носили бы за ней все побрякушки, купленные ею. Я дам ей это. Она красива, дочь какого-то жабообразного аристократа, она не первой молодости и вдобавок вдова.

Йен не ответил. Он прикоснулся кончиком языка к чаше, задумавшись о том, насколько она лучше десятка карет с подобранными по масти лошадьми. Женщина, которая не увидит поэтичности подарка, просто дура.

Мейтер поморщился, когда Йен попробовал чашу на вкус, но Йен научился таким образом проверять подлинность глазури. Мейтер не смог бы определить подлинность глазури. Даже если бы кто-нибудь покрыл глазурью его самого.

— Она имеет собственное неплохое состояние, — продолжал Мейтер. — Получила наследство этой женщины, Баррингтон, богатой старой леди, имевшей обо всем собственное мнение. Миссис Экерли, ее тихая компаньонка, утаила все.

«Так почему она выходит за тебя замуж?» Йен в раздумье перевернул чашу. О, если миссис Экерли хотела делить ложе с Линдоном Мейтером, она могла бы спать с ним. Конечно, она обнаружила бы, что в его постели тесновато. У Мейтера был тайный домик для его любовниц и нескольких других женщин, которые удовлетворяли его потребности и которыми он любил хвастаться перед братьями Йена. «Я такой же распутник, как и вы», — обычно пытался он уверить их. Но, по мнению Йена, Мейтер разбирался в радостях плоти не лучше, чем в фарфоре эпохи Мин.

— Спорю, вас удивляет, что такой убежденный холостяк, как я, отдает себя на съедение. Разве не так? — продолжал Мейтер. — Если вас интересует, не откажусь ли я в последнюю минуту, ответом будет «нет». Знайте, вас с радостью примут в любое время. Я посылаю приглашения вам и всем вашим братьям.

Йен встречал дам Мейтера, женщин с отсутствующим взглядом, готовых исполнить все капризы Мейтера за деньги, которые он им давал.

Мейтер достал сигару.

— Послушайте, сегодня мы будем в «Ковент-Гардене» слушать оперу. Приходите познакомиться с моей невестой, хотел бы услышать ваше мнение о ней. Все знают, что ваш утонченный вкус распространяется не только на фарфор, но и на женщин.

Он ухмыльнулся.

Йен промолчал. Ему предстояло спасти чашу от этого филистимлянина.

— Тысяча гиней.

— До чего же вы упрямы, Маккензи.

— Тысяча гиней, увидимся в опере.

— О, очень хорошо, хотя вы разоряете меня.

Он разорил себя.

— Ваша вдова богата. Вы поправите свои дела.

Мейтер рассмеялся. Йену приходилось видеть, как женщины самого разного возраста краснели или обмахивались веерами при виде улыбки Мейтера. Мейтер мастерски вел двойную жизнь.

— Она и вправду хороша. Мне повезло.

Мейтер позвонил и вызвал дворецкого и слугу Йена Керри. Керри внес деревянный ящик, выложенный соломой, в который Йен осторожно опустил чашу с драконами.

Йену очень не хотелось прятать такую красоту. Он коснулся ее в последний раз и не спускал с нее глаз, пока Керри не закрыл крышкой.

Он поднял глаза и увидел, что Мейтер распорядился разлить бренди. Йен взял бокал и поставил его на стол Мейтера перед чековой книжкой, которую приготовил для него Керри.

Йен отодвинул бренди и обмакнул перо в чернила. Он наклонился, чтобы поставить подпись, и загляделся на черную каплю черных чернил, повисших идеальным шаром на кончике пера. Блестящий шарик был настоящим чудом.

Он жалел, что не может сохранить навсегда это совершенство. Но он знал, что спустя секунду оно упадет с пера и исчезнет. Если бы его брат Мак мог нарисовать нечто столь же прекрасное, для Йена это было бы сокровищем.

Он не знал, как долго просидел так, разглядывая каплю чернил, пока не услышал, как Мейтер сказал:

— Проклятие! Он действительно сумасшедший, не правда ли?

Капля все падала вниз, вниз и вниз, пока не упала на страницу, погибнув в пятне черных чернил.

— Давайте я напишу это за вас, милорд?

Йен взглянул на симпатичное лицо своего слуги, молодого кокни, который в детстве был карманником на улицах Лондона.

Йен кивнул и передал ему перо. Керри повернул чековую книжку к себе и заполнил листок аккуратными заглавными буквами. Он снова обмакнул перо и протянул его Йену, держа его кончиком вниз так, что тот не видел чернил.

Йен, чувствуя на себе тяжелый взгляд Мейтера, старательно расписался.

— И он часто это делает? — спросил Мейтер, когда Йен встал, предоставив Керри промокнуть написанное.

У Керри покраснели скулы:

— В этом нет ничего плохого, сэр.

Йен взял свой бокал и, одним глотком осушив его, поднял ящик.

— Увидимся в опере.

Выходя, он не пожал руки Мейтеру, тот нахмурился, но кивнул Йену. Лорд Йен Маккензи, брат герцога Килморгана, занимал более высокое положение в обществе, а Мейтер остро сознавал разницу в титулах.

Усевшись в карету, Йен положил ящик рядом с собой. Он мог чувствовать округлость и совершенство, заполнившее его собственную пустоту.

— Я знаю, не мое это дело говорить, — сказал Керри, сидевший напротив, когда их карета, покачиваясь, двигалась по залитым дождем улицам. — Но этот человек — мерзавец. Он не стоит даже того, чтобы вы вытирали об него сапоги. Зачем вообще вы с ним связались?

Йен с нежностью погладил ящик.

— Мне это было нужно.

— Я не ошибусь, милорд, если скажу, что вы умеете добиваться того, чего хотите. А мы действительно встретимся с ним в опере?

— Я буду сидеть в ложе Харта.

Он бросил быстрый взгляд на невинное, как лицо младенца, лицо Керри, а затем перевел его на более безопасную бархатную стенку кареты.

— Узнай все, что сможешь, о некоей миссис Экерли, вдове, ныне помолвленной с сэром Линдоном Мейтером. Вечером мне расскажешь.

— Вечером? Почему нас так интересует невеста этого мерзавца?

Йен снова прикоснулся пальцами к ящику.

— Хочу узнать, она настоящий эксклюзивный фарфор, или она — подделка.

Керри подмигнул.

— Вы правы, хозяин. Посмотрим, что я сумею раскопать.


Линдон Мейтер был сама привлекательность и очарование, и все повернулись к нему, когда он под руку с Бет Экерли прогуливался по коридорам здания оперы «Ковент-Гарден».

Мейтер обладал четким профилем, стройным, атлетически сложенным телом и копной золотистых кудрей, в которые многим леди хотелось запустить пальцы. У него были безукоризненные манеры, и он очаровывал всех, с кем ему приходилось встречаться. Он имел неплохой доход, роскошный дом на Парк-лейн, и его принимали в самых высоких кругах общества. Прекрасный случай для леди, получившей неожиданное наследство и искавшей себе второго мужа.

«Даже леди, получившей неожиданное наследство, надоедало жить в одиночестве», — думала Бет, вслед за престарелой тетей Мейтера и ее компаньонкой входя в его роскошную ложу. Она несколько лет была знакома с Мейтером, его тетка и ее хозяйка дружили. Как джентльмен, он не был самым интересным, но Бет не хотела интересного. Никакой драмы, обещала она сама себе. В ее жизни было достаточно драм.

Теперь Бет хотела комфорта и спокойствия; она научилась вести домашнее хозяйство, распоряжаться слугами. И может быть, обзавестись детьми, которых она всегда хотела. В ее первом браке, девять лет назад, детей не было, но бедный Томас умер меньше чем через год после их свадьбы. Он был так тяжело болен, что даже не смог попрощаться.

Опера началась, когда они только что расселись в ложе сэра Линдона.

На сцене появилась молодая женщина с великолепным сопрано и пышным телом. Бет погрузилась в музыку. Мейтер вышел из ложи спустя десять минут после того, как они вошли, обычно он так и делал. Ему нравилось проводить вечера в театре, встречаясь там с важными людьми и стараясь, чтобы его видели вместе с ними. Бет не возражала. Она привыкла сидеть с пожилыми матронами, обмениваясь замечаниями с блестящими светскими дамами. «О, дорогая, вы слышали? Леди Мармадьюк пришила три дюйма кружев на платье вместо принятых двух. Трудно себе представить что-то более вульгарное. А складки, дорогая, распустились, совсем обвисли».

Обмахиваясь веером, Бет наслаждалась музыкой, в то время как тетушка Мейтера и ее компаньонка пытались разобраться в сюжете «Травиаты». Бет вспомнила, что посещение театра являлось обычным событием, но для девушки, выросшей в Ист-Энде, онобыло редкостью. Бет любила музыку и занималась ею, как только могла, хотя считала себя заурядным музыкантом. Но как бы то ни было, она слушала, как играют другие, с таким же удовольствием. Мейтер любил посещать театр, слушать оперу, мюзиклы, поэтому в новой жизни у Бет будет много музыки.

Наслаждение прервало шумное возвращение в ложу Мейтера.

— Моя дорогая! — громко возвестил он. — Я привел вам моего очень близкого друга лорда Йена Маккензи. Дай ему руку, дорогая. Его брат — герцог Килморган.

Бет даже не взглянула на Мейтера, но когда увидела вошедшего вслед за ним человека, замерла.

Лорд Йен был крупным мужчиной с крепкой мускулатурой, его рука в замшевой перчатке, которую он протянул ей, была большой. Плечи были широкими, как и его грудь, а в тусклом свете его волосы приобретали рыжеватый оттенок. Лицо с резкими чертами соответствовало его телу, но глаза делали Йена Маккензи не похожим ни на одного человека, с которыми Бет когда-либо встречалась. Сначала она подумала, что у него светло-карие глаза, но когда Мейтер почти толкнул его в кресло рядом с Бет, она увидела, что они золотистые. Не карие, а янтарные, как бренди, с золотыми искорками, танцующими в луче солнца.

— А вот моя миссис Экерли, — улыбнулся Мейтер. — Что вы о ней думаете, а? Я говорил вам, что она самая красивая женщина в Лондоне.

Лорд мельком взглянул на Бет. Затем стал пристально рассматривать что-то за ложей. Он все еще держал ее руку, держал крепко, его пальцы почти до боли сжимали ее.

Он довольно грубо согласился или не согласился с Мейтером, подумала Бет. Даже если лорд Йен не бил себя в грудь и не объявлял Бет самой красивой женщиной после Элейн из Камелота, ему следовало ответить повежливее.

Вместо этого он молчал.

Он все еще не отпускал руку Бет и большим пальцем обводил швы на ее печатке. Снова и снова он гладил перчатку, и тепло разливалось по ее конечностям.

— Если я скажу вам, что я была самой красивой женщиной в Лондоне, боюсь, что разочарую вас, — поспешила добавить Бет. — Простите, если вас ввели в заблуждение.

Лорд Йен бросил на нее взгляд, чуть заметная морщинка показалась на его лбу, как будто он не понимал, о чем она говорит.

— Не сбивайте с толку бедную женщину, Маккензи, — игриво произнес Мейтер. — Она такая же хрупкая, как и ваши чаши династии Мин.

— Так вас интересует фарфор, милорд? — Бет обрадовалась тому, что нашлось что-то, что она могла сказать. — Сэр Линдон показал мне свою коллекцию.

— Маккензи один из лучших экспертов по фарфору, — произнес Мейтер не без зависти.

— В самом деле? — спросила Бет.

Лорд Йен снова взглянул на нее.

— Да.

Он сидел не ближе к ней, чем Мейтер, но Бет остро ощущала его присутствие. Она чувствовала сквозь юбки его колено, большой палец, с силой нажимавший на ее руку, чувствовала, как ему трудно не смотреть на нее.

«Женщине никогда не будет хорошо с этим мужчиной», — подумала Бет, и ее бросило в дрожь. Ее ожидает большая драма. Она ощущала в его теле какое-то беспокойство, как и в его большой теплой руке, но он избегал ее взгляда. Следовало ли ей жалеть эту женщину, чьи глаза, наконец, на чем-то остановились? Или завидовать ей?

Бет разговорилась:

— У сэра Линдона есть прелестные вещи. Когда я прикасаюсь к фарфоровой вещи, которой сотни лет назад касался император, я чувствую… я не могу точно сказать, что именно.

На мгновение в глазах Йена блеснули золотые искорки.

— Вы должны увидеть мою коллекцию.

У него был легкий шотландский акцент.

— Я очень бы хотел, старина, — сказал Мейтер. — Я посмотрю, когда у нас всех будет время.

Мейтер направил бинокль на большегрудое сопрано, и взгляд лорда остановился на нем. Отвращение и неприязнь, невольно показавшиеся на лице лорда, поразили Бет. Она не успела и слова сказать, как лорд Йен наклонился к ней. Жар его тела горячей волной прокатился по ней, принося с собой запах мыла для бритья, резкий запах был для нее мужским запахом мыла и специй. Мейтер всегда злоупотреблял одеколоном.

— Прочитайте это, когда он не сможет заметить.

Дыхание лорда Йена коснулось ее уха, и внутри у нее потеплело, чего с ней не случалось целых девять лет. Его пальцы скользнули в разрез перчатки чуть выше ее локтя, и она почувствовала, как сложенный листочек бумаги царапнул ее руку. Она посмотрела в золотистые глаза лорда Йена, оказавшиеся совсем близко от нее, и снова увидела, как они блеснули.

Он выпрямился, его лицо оставалось спокойным. Мейтер, что-то сказавший о певице, ничего не заметил.

Лорд Йен резко поднялся. Ладонь Бет уже не чувствовала тепла его прикосновения, и она поняла, что все это время он не выпускал ее руки.

— Уже уходите, старина? — с удивлением спросил Мейтер.

— Меня ждет брат.

Мейтер оживился:

— Герцог?

— Мой брат Кэмерон со своим сыном.

— О!

Было видно, что Мейтер разочарован, но он встал и снова пообещал Бет показать коллекцию Йена.

Не попрощавшись, Йен, лавируя между пустыми стульями, покинул ложу. Взгляд Бет не отрывался от его спины, пока за ним не закрылась дверь. Она остро ощущала свернутую записку, спрятанную в перчатке, и пот, скапливавшийся под ней.

Мейтер сел рядом с Бет и вздохнул.

— А вот, дорогая, идет эксцентричная личность.

Бет спрятала пальцы в складках своей юбки из серой тафты, ее руке было холодно, когда ее не согревала рука лорда Йена.

— Эксцентричная?

— Безумный Шляпник. Бедняга большую часть своей жизни прожил в частном приюте для сумасшедших, и сейчас он на свободе, потому что его брат, герцог, снова выпустил его на свободу. Но не беспокойтесь. — Мейтер взял Бет за руку. — Вам не придется встречаться с ним в мое отсутствие. У них вся семейка весьма скандальная. Никогда не говорите ни с одним из них, если меня не будет рядом.

Бет пробормотала что-то невразумительное. По крайней мере, она слышала о семействе Маккензи, герцогах Килморган, поскольку старая миссис Баррингтон обожала сплетничать об аристократии. Члены семьи Маккензи часто упоминались в скандальной хронике газет, которые Бет читала миссис Баррингтон дождливыми вечерами.

Лорд Йен отнюдь не казался ей сумасшедшим, хотя не был похож ни на одного из знакомых ей мужчин. Рука Мейтера казалась вялой и холодной, в то время как сильная, твердая рука лорда Йена согревала ее так, как уже давно ничто не согревало. Бет не хватало близости, такой, какую она чувствовала с Томасом в долгие жаркие ночи, проведенные с ним в постели. Она знала, что будет делить ложе с Мейтером. Но эта мысль не волновала. Она полагала, что то, что она пережила с Томасом, было исключительным и колдовским, и ей не следовало ожидать, что она снова переживет нечто подобное с другим мужчиной. Именно поэтому у нее, когда он коснулся ее уха, участилось дыхание, и поэтому от шепота лорда Йена быстрее забилось ее сердце, когда он гладил пальцем тыльную сторону ее ладони.



Нет. Лорд Йен означал драму: Маккензи или спокойствие? Она выберет спокойствие. Должна выбрать.

Мейтеру удалось посидеть несколько минут, затем он снова встал.

— Я должен почтить вниманием лорда и леди Бересфорд. Вы не возражаете, дорогая?

— Конечно, нет, — не задумываясь ответила Бет.

— Вы настоящее сокровище, дорогая. Я всегда говорил дорогой миссис Баррингтон, какая вы милая и вежливая.

Мейтер поцеловал руку Бет и вышел из ложи.

Сопрано начинала свою арию, звуки заполняли весь зал оперы. За ее спиной тетка Мейтера и ее компаньонка, прячась за веерами, перешептывались и переглядывались.

Бет, сжимая и разжимая пальцы, вытащила из перчатки свернутый листок бумаги. Она повернулась спиной к старым дамам и осторожно развернула записку.


«Миссис Экерли, — начиналась она четким аккуратным почерком. — Осмелюсь предупредить вас, каков истинный характер сэра Линдона Мейтера, с которым близко знаком мой брат, герцог Килморган. Да будет вам известно, что Мейтер содержит дом недалеко от Стрэнда, возле Темпл-Бара. Там его ожидают женщины. Он называет этих женщин своими «сладостями» и просит их обращаться с ним, как со своим рабом. Они не профессиональные куртизанки, но им нужны большие деньги. Я перечислил пять из этих женщин, с которыми он постоянно встречается, на случай если вы пожелаете расспросить их, а если хотите, могу устроить вам встречу с герцогом.

Остаюсь преданно ваш, Йен Маккензи».


Сопрано распахнула свои объятия, поднимая последнюю ноту арии до невероятного крещендо, пока ее голос не утонул в буре аплодисментов.

Бет смотрела на записку, шум в зале не утихал. Слова на странице не изменились, оставаясь ядовито черными на белизне бумаги.

Она вздохнула, покосилась на тетю Мейтера, однако старая леди и ее компаньонка аплодировали и кричали: «Браво! Браво!»

Засунув записку в перчатку, Бет встала. Маленькая ложа с мягкими стульями и чайными столиками, казалось, пошатнулась, когда Бет пробиралась к двери.

Тетка Мейтера удивленно посмотрела на нее:

— С вами все в порядке, дорогая?

— Просто хочется подышать свежим воздухом. Здесь очень душно.

Тетка Мейтера стала копаться в своих вещах.

— Вам не нужна нюхательная соль? Эллис, помоги мне.

— Нет-нет. — Бет открыла дверь и поспешила выйти, когда тетя Мейтера принялась выговаривать своей компаньонке. — Мне сейчас станет лучше.

К счастью, на внешней галерее никого не было. Сопрано пользовалась популярностью, и публика оставалась на своих местах, в ожидании наблюдая за ней.

Бет торопливо шла по галерее, когда услышала, что певица снова запела. В глазах Бет все затуманилось, а записка в ее перчатке жгла ее руку.

Чего хотел лорд Йен, написав ей такую записку? Он был эксцентричен, как сказал Мейтер, — это могло быть объяснением? Но если обвинения, упомянутые в записке, были измышлениями сумасшедшего, то почему лорд Йен предложил Бет встретиться с его братом? Герцог Килморган был одним из самых богатых и могущественных людей в Британии, — и он с какого-то 1300 года был пэром Шотландии, а его отца сделала пэром Англии сама королева Виктория.

С какой стати человек, занимающий такое высокое положение, стал бы заботиться о таких никчемных существах, как Бет Экерли и Линдон Мейтер? Разумеется, оба они не заслуживали внимания герцога.

Нет. Записка была весьма странной. Должно быть, это ложь, выдумки.

И все же… Бет подумала о том, что временами она ловила на себе взгляд Мейтера, выражавший уверенность, что он совершает что-то задуманное. Выросшая в Ист-Энде, да еще с таким отцом, какой был у нее, Бет обладала способностью определять мошенника еще за десять шагов. Были ли такие признаки у Линдона Мейтера, а она просто предпочитала не замечать их?

Но нет, это не могло быть правдой. Она хорошо узнала Мейтера, когда была компаньонкой у старой миссис Баррингтон. Они с миссис Баррингтон посещали его в доме на Парк-лейн, и он сопровождал их в своей карете на музыкальные вечера. Он всегда обращался с ней в высшей степени вежливо, чего, несомненно, заслуживала компаньонка богатой старой леди, а после смерти миссис Баррингтон сделал Бет предложение.

«После того как я получила богатое наследство миссис Баррингтон», — напомнил ей скептическим тоном ее внутренний голос.

А что подразумевал лорд Йен под «сладостями»? И что означало: «он просил их обращаться с ним, как с рабом»?

Корсет из китового уса неожиданно стал тесен, затрудняя дыхание, когда воздух был ей просто необходим. Черные точки проплывали перед ее глазами, и она выставила вперед руку, чтобы не упасть.

Сильная рука схватила ее за локоть.

— Осторожно, — услышала она голос с шотландским акцентом. — Пойдемте со мной.

Глава 2

Бет не успела ни задохнуться, ни отказаться, а лорд Йен уже тащил ее по галерее, наполовину неся на руках, наполовину волоча за собой. Он распахнул бархатную драпировку на двери и втолкнул Бет внутрь.

Бет увидела, что оказалась в другой ложе, завешанной коврами и пропахшей сигарным дымом. Бет закашлялась.

— Мне бы немного воды.

Лорд Йен толкнул ее в большое удобное кресло, охотно принявшее ее в свою мягкую бархатную глубину. Она схватила холодный хрустальный бокал, который он протянул ей, и с жадностью выпила его содержимое.

Она ахнула, когда почувствовала, что пьет не воду, а виски — напиток обжигал ее желудок. И ее зрение прояснилось.

Когда зрение полностью вернулось к ней, Бет поняла, что сидит в ложе, из которой находившаяся внизу сцена была прекрасно видна. Судя по обзору, Бет предположила, что это, должно быть, ложа герцога Килморгана. Она была роскошно отделана, обставлена удобной мебелью, газовыми рожками и полированными инкрустированными столиками. Но кроме Бет и лорда Йена, в ложе никого не было.

Йен взял у нее бокал и сел рядом с ней — близко, слишком близко к ней. Он приложил к губам то место бокала, к которому прикасались губы Бет, когда она делала последний глоток, и допил оставшееся виски. На его нижней губе остались капли виски, и неожиданно Бет захотелось слизнуть их.

Чтобы отвлечься от подобных мыслей, она вынула из перчатки записку.

— Что вы хотели этим сказать, милорд?

Йен даже не взглянул на листок.

— Только то, что сказал.

— Все это весьма мрачно… и удручающе — эти обвинения…

Выражение лица Йена показывало, что ему совершенно безразлично, насколько мрачны и удручающи они были.

— Мейтер мерзавец, и вы хорошо сделаете, если избавитесь от него.

Бет скомкала записку и попыталась привести в порядок мысли. А это было нелегко, когда Йен Маккензи сидел всего в полуфуте от нее, и от его присутствия она чуть не падала со стула. С каждым вдохом она вбирала в себя запах виски, сигар и мужской силы, к чему явно не привыкла.

— Я слышала, что коллекционеры завидуют друг другу, доходя до безумия, — произнесла она.

— Мейтер не коллекционер.

— Разве? Я видела его фарфор. Он хранит его в запертой комнате и даже слугам не позволяет чистить его.

— Его коллекция гроша ломаного не стоит. Он не может отличить настоящую вещь от подделки.

Йен смотрел на нее горящим тяжелым взглядом. Бет передвинулась.

— Милорд, я три месяца как помолвлена с сэром Линдоном, и никто из его знакомых не упоминал о каких-либо странностях в его поведении.

— Он держит в тайне свои извращенческие поступки.

— Но не скрывает их от вас? Почему вам позволено знать о них?

— Он думал произвести ими впечатление на моего брата.

— Господи, а почему такие вещи должны произвести впечатление на герцога?

Йен пожал плечами и задел плечо Бет. Он сидел слишком близко, но пока что Бет не хватало сил пересесть на другой стул.

— А вы так и ходите с заранее приготовленными письмами, на случай если они потребуются? — спросила Бет.

Он посмотрел на нее, но тут же отвел глаза.

— Я написал его сегодня перед тем, как прийти сюда, рассчитывая встретить вас, поскольку подумал, что вы заслуживаете спасения.

— Я должна чувствовать себя польщенной?

— Мейтер слепой идиот и видит только полученное вами наследство.

То же самое сказал ей ее тихий внутренний голос.

— Мейтеру не нужны мои деньги, — возразила она. — У него есть собственное состояние. Дом на Парк-лейн. Большое имение в Суффолке и еще что-то.

— У него много долгов, поэтому он и продал мне чашу.

Бет не знала, какую чашу, но почувствовала себя униженной. Она была очень осторожна, когда предложения так и посыпались на нее после смерти миссис Баррингтон — она любила посмеяться над тем, как молодая вдова, только что получившая большое наследство, должно быть, если чуть изменить фразу Джейн Остин, искала мужа.

— Я не глупа, милорд. Я понимаю, что большую часть очарования мне придают деньги, которые теперь принадлежат мне.

Его взгляд потеплел.

— Нет, это не так.

Эта простая фраза утешила ее.

— Если в письме все правда, то я оказалась в затруднительном положении.

— Почему? Вы богаты. Вы можете поступать как вам угодно.

Бет замолчала. В тот день, когда умерла миссис Баррингтон, все в жизни Бет перевернулось вверх дном. Никого из родственников миссис Баррингтон не было в живых, и она оставила Бет свой дом на Белгрейв-сквер, своих слуг и всю свою собственность. Бет могла распоряжаться как ей хотелось только деньгами.

Богатство означало свободу. Никогда в жизни Бет не была свободной и предполагала, что другой причиной согласия принять предложение Мейтера было то, что Мейтер его тетка могли бы помочь ей войти в лондонское высшее общество. А она так долго была почти служанкой.

Принято было думать, что замужние женщины не интересовались делами мужей. Томас говорил, что эту чушь, эти правила придумали джентльмены, чтобы делать все, что им хочется. Но ведь Томас был хорошим человеком.

Мужчину, сидевшего рядом с ней, можно было назвать хорошим, только имея богатое воображение. У него и его братьев была ужасная репутация. Даже Бет, прожившая последние девять лет под крылышком миссис Баррингтон, знала это. Ходили слухи о грязных делишках и рассказы о скандальном разводе лорда Маккензи со своей женой, леди Изабеллой. А пять лет назад ходили слухи, что Маккензи был замешан в деле о смерти какой-то куртизанки, но Бет не помнила подробности. Делом заинтересовался Скотленд-Ярд, и все четыре брата на время удалились в свои деревенские имения.

Нет, этих Маккензи нельзя было считать «хорошими» людьми. Тогда зачем такому человеку, как лорд Йен Маккензи, утруждать себя, предупреждая такое ничтожество, как Экерли, что ее жених — распутный?

— Вы в любую минуту можете выйти за меня, — сообщил лорд Йен.

— Простите? — изумилась Бет.

— Я сказал, что вы можете выйти за меня. Я и гроша не дам за ваше наследство.

— Милорд, с чего бы это вам предлагать мне выйти за вас замуж?

— Из-за ваших прекрасных глаз.

— Откуда вы знаете? Вы даже ни разу не взглянули на них.

— Я знаю.

Ей стало трудно дышать, и она не знала, смеяться ей или плакать.

— И вы часто так поступаете? Предупреждаете молодую леди о том, каков ее жених, и тут же делаете ей предложение. Очевидно, прием не подействовал, иначе по вашим следам бежала бы толпа жен.

Йен потер висок, словно у него разболелась голова. Он же сумасшедший, напомнил он себе. Или, по крайней мере, вырос в доме для умалишенных. Так почему она не боится сидеть с ним наедине?

Возможно, потому, что видела безумных, когда Томас занимался благотворительностью в Ист-Энде, они жили в семьях, которые едва могли содержать их. Это были несчастные души, некоторых из них привязывали к кровати. Лорд Йен был далек от того, чтобы быть несчастной душой.

Она кашлянула.

— Вы очень добры, милорд.

Йен крепко сжал подлокотник кресла.

— Если я женюсь на вас, Мейтер не сможет даже прикоснуться к вам.

— Если я выйду за вас замуж, это будет скандал века.

— Вы переживете.

Бет посмотрела на сцену, на сопрано и неожиданно вспомнила, что ходили сплетни, будто леди с пышной грудью была любовницей лорда Кэмерона Маккензи, еще одного из старших братьев.

— Если кто-нибудь видел, как я нырнула сюда с вами, моя репутация уже погублена.

— Значит, вам уже нечего терять.

Бет могла бы встать и в гневе, гордо задрав нос, как учила ее миссис Баррингтон, удалиться. Миссис Баррингтон говорила, что в свое время надавала немало пощечин предполагаемым женихам, но Бет не спешила с пощечинами. Она даже представить не могла, что ее удар произведет на лорда Йена какое-то впечатление.

— Если я скажу «да», что вы сделаете? — спросила она с искренним любопытством. — Попытаетесь разговорами исправить положение?

— Я найду епископа, получу от него разрешение на брак и заставлю сегодня же обвенчать нас.

Она сделала большие глаза, изображая ужас.

— Как? Без свадебного платья, без подружек невесты? А как же цветы?

— Вы уже однажды выходили замуж.

— И что, это должно заменить мне белое платье и ландыши? Должна предупредить вас, милорд, что леди весьма щепетильны, когда речь идет об их свадьбе. Вам следует знать это на случай, если вы в ближайшие полчаса решите жениться на другой леди.

Йен с силой сжал пальцы, обхватившие ее руку.

— Я спрашиваю вас. Да или нет?

— Вы обо мне ничего не знаете. Может быть, у меня грязное прошлое.

— Я знаю о вас все, — его взгляд стал отрешенным, и он еще сильнее сжал ее руку. — Ваша девичья фамилия — Вильер. Ваш отец был французом, приехавшим в Англию тридцать лет назад. Ваша мать была дочерью английского сквайра, и он лишил ее наследства, когда она вышла замуж за вашего отца. Ваш отец умер нищим и оставил вас в бедности. Вы с матерью были вынуждены переселиться в работный дом, когда вам было десять лет.

Бет с изумлением слушала его. Она не скрывала своего прошлого ни от миссис Баррингтон, ни от Томаса, но слышать это из уст высокомерного лорда, каким был Маккензи, было нелегко.

— Боже мой, и это всем известно?

— Я поручил Керри разузнать о вас все. Ваша мать умерла, когда вам было пятнадцать. В конце концов, вы получили должность учительницы при работном доме. А когда вам исполнилось девятнадцать, в работный дом был назначен новый викарий. Томас Экерли познакомился с вами и женился на вас. Спустя год он умер от лихорадки. Миссис Баррингтон, жившая на Белгрейв-сквер, наняла вас в качестве компаньонки.

Бет хлопала ресницами, слушая, как в этих коротких фразах развертывалась драма ее жизни.

— А этот Керри, он сыщик из Скотленд-Ярда?

— Он мой камердинер.

— О да, конечно, слуга. — Она лихорадочно обмахивалась веером. — Он следит за вашей одеждой, бреет вас и расследует прошлое заурядных молодых женщин. Возможно, это вы должны были предупредить сэра Линдона относительно меня, а не наоборот.

— Мне хотелось узнать, настоящая вы или фальшивка.

Она не понимала, что он имеет в виду.

— Так вы получили ответ. Определенно, я неограненный бриллиант. Больше похожа на обычный камень, который оставался без огранки.

Йен коснулся локона, упавшего на ее лоб.

— Вы настоящая.

От этого прикосновения у Бет взволнованно застучало сердце, и ее бросило в жар. Он сидел слишком близко, и тепло чувствовалось сквозь перчатки. Как просто было бы сейчас поцеловать его.

— Ваше положение в обществе в десять раз выше моего, милорд. Выйди я за вас замуж, этот мезальянс никогда бы е забыли.

— Ваш отец был виконтом.

— О да. Я забыла моего дорогого отца.

Бет прекрасно знала, насколько реальным был титул виконта и как хорошо ее отец знал свою роль.

Лорд Йен продернул тонкую прядь между пальцами, распрямляя ее. Он выпустил ее из руки, и его глаза блеснули, когда прядь спустилась на лоб. Он протянул прядь снова и снова и смотрел на нее. Его сосредоточенность раздражала, а еще больше ее раздражала близость его тела. В то же время ее собственное грешное тело откликалось на эту близость.

— Вы совсем разгладили локон, — сказала она. — Моя горничная будет очень огорчена.

Йен снова сжал подлокотник кресла.

— А вы любили своего мужа?

Эта странная встреча с лордом Йеном очень рассмешила бы их с Томасом. Но Томаса уже несколько лет не было, и она оставалась одна.

— Всем сердцем.

— Я не стал бы ждать от вас любви. Я не могу ответить вам любовью.

Бет закрыла разгоряченное лицо веером.

— Едва ли это польстит женщине, милорд, если она услышит, что мужчина не полюбит ее. Женщине хочется верить, что он будет верен ей.

Мейтер сказал, что будет ей предан. Скомканная записка снова жгла ей руку.

— Не будет. Я не могу полюбить вас.

— Простите, что вы сказали?

Она так часто повторяла эти слова в этот вечер.

— Я не способен любить. Я не предлагаю вам любовь.

Бет думала, что же печальнее: сами слова или равнодушный тон, которым он произнес их?

— Может быть, вы просто не нашли подходящую женщину, милорд. Рано или поздно все влюбляются.

— У меня были женщины, любовницы, но я их не любил.



Лицо Бет пылало.

— В ваших словах нет смысла, милорд. Если вас не интересует мое богатство или то, люблю ли я вас, то какого черта вы хотите жениться на мне?

Йен снова потянул прядь, как будто не мог сдержаться.

— Потому что я хочу уложить вас в свою постель.

И в этот момент Бет поняла, что она не настоящая леди и никогда ею не будет. Истинная леди упала бы со стула в легком обмороке или закричала бы на весь зал. А Бет потянулась к Йену, как будто ей было приятно его прикосновение.

— В самом деле?

Он распустил ее локоны.

— Вы были женой викария, респектабельной женщиной, на таких женятся. Иначе я предложил бы любовную связь.

Бет сдержала желание потереться лицом о его перчатку.

— Я правильно вас поняла? Вы хотите уложить меня в вашу постель, но поскольку я когда-то была респектабельной замужней леди, вы ради этого должны жениться на мне.

— Да.

Она разразилась почти истерическим смехом.

— Дорогой мой лорд Йен! Не считаете ли вы, что это уже чересчур? Переспите-то вы со мной один раз, а жить нам придется вместе до конца дней.

— Я на это и надеялся.

У него это прозвучало вполне логично. Его звучный голос пробуждал в ней чувства, соблазнял ее, раскрывал в ней страстную женщину, которая познавала наслаждение, касаясь мужского тела и ощущая прикосновения мужчины к ее телу.

Предполагалось, что леди не испытывают наслаждения в постели, так ей говорили. Томас уверял, что это чушь, и показывал ей, что может чувствовать женщина. Она подумала, что если бы он так хорошо не научил ее, она бы не сидела здесь, сгорая от страсти к лорду Йену Маккензи.

— А вы сознаете, милорд, что я помолвлена с другим мужчиной? И я слышала только от вас, что он распутник.

— Я дам вам время узнать Мейтера получше и привести в порядок свои дела. Что вы предпочитаете: жить в Лондоне или в моем имении в Шотландии?

Бет захотелось откинуться в кресле и расхохотаться. Это было абсурдно, но в то же время весьма соблазнительно. Йен привлекателен, она одинока. Он достаточно богат, чтобы думать о ее небольшом состоянии, и он не скрывал, что хочет ее. Но если она так мало знала о Линдоне Мейтере, то об Йене Маккензи совсем ничего не знала.

— Я все еще в недоумении, — смогла она ответить ему. — Дружеское предостережение относительно сэра Линдона — это одно, но предостеречь меня и тут же через несколько минут сделать мне предложение — совсем другое. Вы всегда так быстро изменяете свои решения?

— Да. Но вы можете отказаться.

— Полагаю, мне так и следует поступить.

— Потому что я безумен?

Бет снова рассмеялась.

— Нет, потому что это слишком заманчиво и потому что я выпила виски… Мне надо вернуться к сэру Линдону и его тетушке.

Она поднялась, шурша юбками, но лорд Йен схватил ее за руку.

— Не уходите.

У Бет ослабели ноги, и она снова села. Здесь было тепло, а в кресле очень удобно.

— Мне не следует оставаться.

Он накрыл ладонью ее руку.

— Смотрите на сцену.

Бет заставила себя взглянуть на сцену, где пела певица, страстно оплакивая потерянного любовника. Слезы блестели в ее глазах, и Бет подумала, не мечтала ли певица о лорде Кэмероне Маккензи. О ком бы эта женщина ни пела, в высоких нотах арии звучала сердечная боль.

— Это прекрасно, — прошептала Бет.

— Я могу сыграть это по нотам, — сказал Йен, дыша теплом в ее ухо. — Но я не могу уловить их душу.

— О!..

Она сжала его руку. Внутри Бет нарастала страсть.

Йен чуть не сказал: «Научите меня слышать это, как слышите вы», — но он знал, что это невозможно.

Она совсем как редкий фарфор, думал он, хрупкая красота со стальным стержнем. Дешевый фарфор крошится как пыль и разбивается, но лучшие вещи доживают до времени, когда попадают в руки коллекционера, который намерен заботиться о них.

Бет, слушая, закрыла глаза, а ее очаровательный локон упал ей на лоб. Ему нравилось, как распускаются ее локоны, словно нити расшитого шелками гобелена.

Певица закончила партию еще одной долгой чистой нотой. Бет невольно захлопала, улыбаясь, с блестящими от восхищения глазами. Под руководством Мака и Кэмерона Йен научился аплодировать, когда кончается номер, но никогда не мог понять почему. А Бет, казалось, не испытывала трудностей с пониманием и радостью восприятия музыки.

Когда она остановила на нем взгляд, ее синие глаза наполнились слезами, и Йен поцеловал ее.

Она подняла руки, готовясь оттолкнуть его, но положила их ему на плечи и издала какой-то звук. Словно сдаваясь.

Сегодня он хотел ею овладеть. Он жаждал увидеть, как желание смягчит ее взгляд. Как ее щеки вспыхнут от удовольствия. Ему хотелось добраться до возбудимого местечка между ее ног и, лаская его, разжечь ее желание, ему хотелось войти в нее и, утолив собственное желание, повторять это снова и снова.

Он проснулся бы и, увидев на подушке ее голову, целовал бы ее, пока она не открыла глаза. Он накормил бы ее завтраком и смотрел, как она улыбается, беря еду из его руки.

Он провел языком по ее нижней губе. У нее был вкус меда, виски, сладких специй. Он чувствовал под своими пальцами ее пульс, ее дыхание, обжигающее его кожу. Ему хотелось, чтобы это горячее дыхание обжигало его плоть, уже отвердевшую, восставшую и требовавшую от нее удовлетворения. Ему хотелось, чтобы она касалась этой плоти губами, как касалась его губ.

Ей хотелось этого — никаких девственных волнений, никакой боязни его близости. Бет Экерли знала, что делать, находясь с мужчиной, и ей нравилось это. Ее тело трепетало в предвкушении.

— Нам следует остановиться, — прошептала она.

— А вы хотите остановиться?

— Теперь, когда вы заговорили об этом, не очень.

— Тогда почему?

Он произнес это, коснувшись ее губ. Он ощутил на языке вкус виски, а она — жесткость его прикосновения и грубую кожу подбородка. У него был рот мужчины, властолюбивый рот.

— Я уверена, найдется дюжина причин остановиться. Признаюсь: сейчас не могу придумать подходящую.

Пальцы у него были сильными.

— Сегодня поезжайте со мной ко мне домой.

Бет этого хотелось. О, как она этого хотела. Радость охватила ее, тело пронзила острая сладостная боль, которую она уже не надеялась когда-либо испытать вновь.

— Я не могу, — почти простонала она.

— Можете.

— Я хотела бы…

Она представила газеты, смакующие лондонские сплетни: «Богатая невеста отказывает жениху, изменяя ему с лордом Йеном Маккензи»; «Ее происхождение было неясным — кого это могло удивить?»; «Говорят, кровь сказывается»; «Почему она должна быть лучше своей матери?»

— Можете, — твердо повторил Йен.

Бет закрыла глаза, пытаясь заглушить сладкое искушение.

— Перестаньте уговаривать меня…

Дверь ложи распахнулась, и громкий грубый голос произнес, перекрывая бурные аплодисменты публики:

— Йен, черт бы тебя побрал, ты должен был следить за Дэниелом! Он опять играет в кости с кучерами, и ты знаешь, что он всегда проигрывает!

Глава 3

Огромная фигура, войдя в ложу, заполнила ее. Человек был больше Йена, и у него были такие же темно-рыжие волосы и глаза, похожие на осколки топаза. На правой щеке был виден глубокий безобразный шрам от раны, нанесенной много лет назад. Было легко представить себе этого человека дерущимся на кулаках или ножах, как бандит.

Он не смущаясь уставился на Бет.

— Йен, кто она, дьявол ее подери?

— Невеста Линдона Мейтера, — ответил лорд Йен.

Мужчина в изумлении оглядел Бет, а затем разразился хохотом. Часть публики с раздражением посмотрела в их сторону.

— Молодец, Йен! — Он похлопал Маккензи по спине. — Скрываясь с невестой Мейтера, оказываешь девушке услугу.

Он нагло оглядел Бет с головы до ног.

— Ты же не хочешь выходить за Мейтера, милая? — обратился он к Бет. — Он подлец!

— Кажется, это известно всем, кроме меня, — неуверенно сказала Бет.

— Он грязный негодяй, жаждущий попасть в окружение Харта. Думает, мы полюбим его, если он расскажет нам, как ему приятно вспоминать дни школьных наказаний. Тебе надо избавиться от него, девушка.

У Бет перехватило дыхание. Она должна была бы в гневе покинуть ложу, а не слушать то, что не следует слушать леди, но рука Йена крепко держала ее. Кроме того, они не пытались успокоить ее банальностями, обманывая приятной ложью. Они могли все это подстроить, чтобы отпугнуть ее от Мейтера, но зачем, черт подери, им это было нужно?

— Йен всегда забывает представить нас, — сказал этот гигант. — Я — Кэмерон. А вы кто?

— Миссис Экерли, — заикаясь ответила Бет.

— Вы говорите так, как будто не уверены в этом.

Бет обмахнулась веером.

— Была уверена, когда вошла сюда.

— Если вы невеста Мейтера, то почему целуетесь с Йеном?

— Сама не знаю.

— Кэм, — сказал Йен. Это тихое слово пробилось сквозь шум толпы, ожидавшей следующего акта. Сейчас на сцене не было драмы, но она происходила в ложе Йена Маккензи. — Заткнись.

Кэмерон пристально посмотрел на брата. Затем поднял бровь и опустился в кресло по другую сторону от Бет. Он извлек сигару из стоявшей рядом коробки и зажег спичку. «Джентльмен, прежде чем закурить, должен попросить разрешения у леди», — прозвучал у нее в голове голос миссис Баррингтон. Кажется, ни Кэмерон, ни Йен не интересовались правилами миссис Баррингтон.

— Разве не вы сказали, что кто-то, кого вы назвали Дэниелом, играет в кости с кучерами? — спросила его Бет.

Кэмерон поднес огонек к сигаре и выпустил облачко дыма.

— Дэниел — это мой сын. С ним все будет в порядке, если он не начнет мошенничать.

— Я должна ехать домой.

Бет снова приготовилась подняться, но Йен опять остановил ее.

— Только не с Мейтером.

— Нет, разумеется, нет. Я больше не желаю видеть этого человека.

Кэмерон усмехнулся:

— Она мудрая женщина, Йен. Она может вернуться домой в моей карете.

— Нет, — поспешила остановить его Бет. — Швейцар найдет для меня наемную карету.

Йен скрестил пальцы.

— Только не наемная карета. Только не одна.

— Если увидят, как я сажусь в карету в сопровождении вас обоих, разразится настоящий скандал. Даже будь один из вас архиепископом Кентерберийским, а другой — Кентским.

Йен смотрел на нее, словно не понимая, о чем она говорит. Кэмерон, запрокинув голову, рассмеялся.

— Она стоит того, чтобы ее украли, Йен, — сказал он, попыхивая сигарой. — Но она права. Я одолжу вам свою карету, и мой человек позаботится о вас, если я смогу его найти. Я допустил ошибку, наняв себе камердинера-цыгана. Их чертовски трудно приручить.

Йену не хотелось отпускать ее одну, она видела это по его глазам.

Она вспомнила, как он играл ее локонами — так уверенно, так властно, как Мейтер обращался со своим китайским фарфором.

Она проверит сведения, приведенные в письме Йена. Она поручит ловкому сплетнику — дворецкому миссис Баррингтон расспросить других слуг, какие еще сплетни ходят между ними. Братья Маккензи могли участвовать в каком-то безумном и невероятном заговоре с целью разорить Мейтера, но ее не покидало ужасное чувство, что они говорили правду.

Внизу загремели фанфары, начинался следующий акт. Йен потер висок, как будто звуки вызвали у него головную боль. Кэмерон притушил сигару и шумно вышел из ложи.

— Милорд, вам нехорошо?

Йен смотрел на нее так же отчужденно и продолжал рассеянно потирать лоб. Бет положила руку ему на плечо. Йен никак не отреагировал, хотя перестал потирать лоб и накрыл ее руку своей большой ладонью.

Он не следил за происходившим на сцене, не пытался продолжить разговор с Бет, не шевельнулся, чтобы снова поцеловать ее. Казалось, он думал о чем-то своем. Однако здесь оставалось его тело, его сильная тяжелая рука. Она смотрела на четкую линию его профиля, высокие скулы, крепкую челюсть. Любой женщине захотелось бы, лежа с ним в постели, запустить пальцы в его густые волосы. Ей было бы тепло и влажно от пота его отяжелевшего тела, лежавшего на ней.

Бет набралась храбрости и отвела волосы с его лба.

Йен перевел взгляд на нее. На какое-то мгновение она застыла под этим взглядом. Затем его взгляд скользнул в сторону. Бет снова погладила его по волосам. Он не шевелился, а лишь дрожал от напряжения.

Так они и сидели. Бет осторожно гладила его волосы, а тело было напряжено, пока не вернулся Кэмерон со следовавшим за ним смуглым человеком. Кэмерон удивленно подсмотрел на Йена, Йен молча поднялся, и Бет убрала руку.

Бет успела оглядеть театр, прежде чем Йен вывел ее следом за Кэмероном из ложи. В ложе напротив сидел Мейтер, поглощенный разговором с лордом и леди Бересфорд. Он так и не заметил Бет и не видел, как она покинула ложу.


— Маккензи! Я убью тебя! Ты меня слышишь?

Йен зачерпнул из ванны теплой воды и плеснул себе на голову и шею. Он воображал руку Бет, гладившую его по волосам, ее пальцы, ласкавшие его голову. Йену не всегда нравилось, когда к нему прикасались, но Бет успокаивала его, готового принять то, что она ему предлагала. Он представлял ее лежащей рядом с ним в постели, она гладила его волосы, а он купался в теплом аромате, окружавшем его. Ему хотелось, чтобы прекрасное тело Бет было накрыто его простынями, чтобы у нее были распушенные волосы, а ее глаза были полузакрыты от удовольствия. Он хотел ее с такой страстью, что это видение упорно не исчезало, даже в воде его орган не опускался.

Надоедливый шум, доносившийся снаружи, нарушил его фантазии. Угрозы, приближаясь, становились все громче, пока дверь в ванную не распахнулась и за ней не оказался Линдон Мейтер, вырывавшийся из рук двух лакеев Йена. Это были шотландские парни, которых он привез в Лондон, где он снял дом, и сейчас у них был довольный вид, ибо, наконец, нашелся кто-то, на ком они могли бы поупражнять свои мускулы.

Йен окинул всех троих взглядом и снова опустил мускулистую ногу на край ванны. Лакеи отпустили Мейтера, но остались стоять за его спиной.

— Ты обманул меня с этой чашей, но и этого тебе было мало, не так ли, Маккензи? Бет Экерли стоит сто тысяч гиней. Сто тысяч!

Йен разглядывал темные волоски, покрывавшие его ногу.

— Она стоит неизмеримо больше.

— Ты хочешь сказать, что у нее их больше? — спросил этот идиот Мейтер. — Я подам на тебя в суд. Я буду обвинять тебя в том, что ты обманул меня, и требовать все эти деньги.

Йен закрыл глаза, мысленно вызывая образ Бет.

— Обратись к адвокатам Харта.

— Не прячься за спину брата, трус! Я разорю тебя! В Лондоне будет слишком жарко для тебя, и ты, поджав хвост, убежишь в Инвернесс, ты, пожиратель дерьма и овец! Шотландская свинья!

Оба лакея дружно заворчали. Мейтер выхватил из кармана какой-то маленький предмет и швырнул его в ванну. С легким стуком предмет опустился на дно.

— Я заставлю через суд заплатить мне и стоимость этого.

Йен щелкнул пальцами, разбрызгивая воду по мраморному полу, показывая лакеям, что им делать.

— Выбросите его вон!

Лакеи повернулись к Мейтеру, но он бросился наутек. Лакеи побежали следом, а когда исчезли из виду, Керри вошел в ванную и закрыл дверь.

— Фу! — сказал камердинер, вытирая со лба пот. — Был уверен, что он вас застрелит.

— Не здесь. Он делает это в темных переулках, стреляет в спину.

— Может, вам на некоторое время уехать из города, хозяин?

Йен не ответил. Он думал о письме, которое сегодня получил от миссис Экерли.


«Милорд, благодарю Вас за доброту. Ваше вмешательство удержало меня от поступка, о котором я бы пожалела. Если у Вас есть какие-либо сомнения, то Вы в ближайшее время узнаете из газет, что моя помолвка с другим лицом, которого это касается, расторгнута.

И еще хочу поблагодарить Вас за то, что вы хотели сделать мне предложение. Я поняла, что это ради спасения моей репутации. Я знаю, что Вы поймете и не сочтете оскорбительным, когда я скажу, что должна отклонить Ваше благородное предложение.

Я решила посланные мне судьбой деньги потратить на путешествия. Когда Вы получите это письмо, я уже уеду со своей компаньонкой в Париж, где собираюсь изучать живопись и искусство, которыми мне всегда хотелось заняться. Еще раз благодарю Вас за доброту ко мне и за Ваш совет.

Искренне Ваша, Бет Экерли».


— Мы едем в Париж, — сказал Йен Керри.

— Мы, хозяин? — удивился Керри.

Йен выловил из ванны предмет, который бросил туда Мейтер, это было тонкое золотое колечко с крохотными бриллиантиками.

— Мейтер — дешевка. Она достойна иметь широкое золотое кольцо, украшенное сапфирами — синими, как ее глаза.

Он почувствовал на себе тяжелый взгляд Керри.

— Согласен с вами, милорд. Вещи укладывать?

— Мы пробудем здесь еще несколько дней. А сначала мне нужно сделать одно дело.

Керри подождал, не скажет ли Йен, что это задело, но Йен снова стал молча разглядывать кольцо. Забыв обо всем, он пристально рассматривал каждую грань на каждом бриллиантике, пока вода не остыла, и Керри поспешил вытащить пробку.


Полицейский инспектор Ллойд Феллоуз не сразу позвонил в дверь дома сэра Линдона Мейтера, находившегося на Парк-лейн. «Инспектор-сыщик», — напомнил себе Феллоуз о недавнем своем повышении от низкой по субординации должности сержанта, состоявшемся вопреки желанию начальника, что заставляло Феллоуза держаться скромнее.

Но все опытные старшие инспекторы были отправлены в тихую отставку, а вновь назначенный начальник считал невероятным, что Феллоуз так долго пробыл в звании всего лишь сержанта. Почему Феллоуз рисковал всем, бросившись на Парк-лейн по зову Мейтера? Он читал записку со все возраставшим возбуждением, затем сжег ее и покинул контору.

Медлительность наемных кебов заставляла его скрипеть зубами весь путь, пока экипаж не остановился у дверей богатого особняка.

Феллоуз не счел нужным доложить о своей поездке шефу. Иметь какие-либо дела с семьей Маккензи было строго запрещено сыщику Феллоузу. Но Феллоуз рассуждал так: то, чего начальник не будет знать, не может ему повредить.

Дверь открыл все тот же напыщенный дворецкий и провел Феллоуза в такую же напыщенную приемную. Кто-то заставил эту комнату накрытыми чехлами столиками и дорогостоящими произведениями искусства, включая фотографии таких же напыщенных людей, вставленные в серебряные рамки.

Приемная просто кричала «У нас есть деньги!», как будто проживания на Парк-лейн было недостаточно, чтобы продемонстрировать это. Однако Феллоуз знал, что сэр Линдон Мейтер испытывает некоторые трудности. Капиталовложения Мейтера были исчерпаны, и ему требовалось большое количество наличных денег, чтобы выбраться из долгов.

Он собирался жениться на богатой вдове, рассчитывая, что она спасет его от банкротства. Но дня два назад в газетах появилось сообщение, что свадьба отменяется. Мейтер наверняка тяжело переживал это.

Феллоуз уже полчаса мерил шагами комнату, когда вернулся дворецкий и повел его в роскошную гостиную, находившуюся по другую сторону холла. В ней были еще задрапированные столики, позолоченные безделушки и портреты в серебряных рамках.

Мейтер, блондин, красавец, которого француз назвал бы человеком с прекрасными манерами, вышел вперед и протянул руку.

— Приятно вас видеть, инспектор. Не предлагаю вам присесть. Ибо представляю себе, как вы, услышав, что я собираюсь вам сказать, поторопитесь произвести аресты.

Феллоуз скрыл свое раздражение, ему не нравилось, когда его поучали.

— Как прикажете, сэр, — сказал Феллоуз.

— Лорд Йен Маккензи рано утром уехал в Париж. Мой дворецкий узнал это от моего лакея, который ухаживает за девушкой, работающей в кухне лорда. Что вы на это скажете?

Феллоуз с трудом скрывал нетерпение. Он знал, что Йен Маккензи уехал в Париж, поскольку обязан был следить за лордом Йеном Маккензи. Его не интересовали сплетни, рассказываемые слугами, но он ответил:

— Неужели?

— Вы слышали об убийстве, совершенном вчера в Ковент-Гардене?

Мейтер пристально наблюдал за ним. Феллоуз, разумеется, знал об убийстве. Этим делом занимались другие, но его проинформировали утром. В одной комнат пансиона возле церкви была обнаружена женщина, заколотая своими швейными ножницами.

— Да, я слышал об этом.

— А вы знаете, кто приходил в этот дом прошлой ночью? — торжествующе улыбнулся Мейтер. — Йен Маккензи, вот кто!

Сердце Феллоуза забилось так, что кровь закипела в жилах, будто он занимался любовью с женщиной.

— Откуда вы это знаете, сэр?

— Я же следил за ним. Эти проклятые Маккензи думают, что все могут делать по-своему.

— Вы следили за ним? Почему, сэр?

Феллоуз сохранял спокойствие, но у него перехватывало дыхание. «Наконец после столь долгого ожидания — наконец».

— Но разве это важно? Вас не интересуют подробности?

Феллоуз достал из кармана маленькую записную книжку, раскрыл ее и из того же кармана извлек карандаш.

— Продолжайте.

— Он сел в свою карету ранним утром и поехал в Ковент-Гарден. Остановился на углу узкого переулка, карета была слишком велика, чтобы въехать в него. Он прошел по переулку, вошел в дом, оставался в нем приблизительно минут десять, потом вышел. Затем он отправился на вокзал Виктория и сел в первый же отходивший поезд. Я вернулся домой и услышал от моего дворецкого, что Маккензи уехал во Францию, а затем в утренней газете прочел об убийстве. Я сложил два и два и решил не рассказывать об этом журналисту, а обратиться в полицию.

Мейтер сиял, как мальчишка, гордый тем, что передал сплетню другому мальчишке. Феллоуз поразмышлял над этими сведениями и добавил их к тому, что ему было уже известно.

— Откуда вы знаете, что лорд Йен вошел именно в тот дом, где было совершено убийство?

Мейтер опустил руку в карман сюртука и достал листок бумаги.

— Я записал адрес, когда следил за ним. Мне было интересно, к кому он приходил. Свое любимое местечко, думал я. Я собирался рассказать об этом миссис… другому человеку.

Он протянул бумажку Феллоузу. «Сент-Виктор-Корт, 23». Именно по такому адресу бывшая проститутка по имени Лили Мартин была найдена мертвой сегодня рано утром.

Феллоуз старался не давать волю своему возбуждению, вкладывая бумажку в записную книжку. Он уже пять лет пытался посадить Йена Маккензи на скамью подсудимых, и, возможно, возникшие обстоятельства помогут ему это сделать.

Он успокаивал себя. Он должен старательно во всем разобраться, не допустить ни единой ошибки, предоставить все доказательства, не вызывающие и тени сомнения. Когда он предоставит доказательства своему начальнику, то их не смогут оставить без внимания или замолчать все вышестоящие начальники, как бы ни было велико влияние герцога Харта Маккензи.

— Если не возражаете, сэр, — сказал Феллоуз, — пожалуйста, держите эти сведения при себе. Я поступлю так, как полагается, но не хочу, чтобы он был предупрежден. Хорошо?

— Конечно, конечно. — Мейтер постучал себя по носу и подмигнул. — Я весь ваш.

— Почему вы поссорились с ним? — спросил Феллоуз, убирая записную книжку и карандаш.

Руки Мейтера, спрятанные в карманах, сжались в кулаки.

— Это довольно личное дело.

— Что-то связанное с разрывом вашей помолвки с миссис Экерли?

Феллоуз уже успел ознакомиться с тем, что было известно Мейтеру.

Мейтер побагровел.

— Мерзавец увел ее прямо у меня из-под носа, оболгал меня. Это не человек, а змея!

Вероятно, леди узнала о тоске Мейтера по школьным дням с их телесными наказаниями. Феллоуз знал, что Мейтер содержал дом с дамами, где занимался такими делами, в которых инспектор Феллоуз желал бы поучаствовать.

Мейтер отвел глаза.

— Мне не хотелось бы, чтобы об этом стало известно. Газеты…

— Я понимаю, сэр. — Феллоуз постучал по носу, подражая Мейтеру. — Это останется между нами.

Мейтер кивнул, его лицо по-прежнему было багровым. Феллоуз вышел из этого дома в приподнятом состоянии духа, затем вернулся в Скотленд-Ярд и попросил отпуск.

Прошло долгих пять лет, прежде чем он, наконец, увидел трещину в крепости, представлявшей семью Маккензи. Он засунет палец в эту трещинку и раскачает всю крепость, превратив ее в руины.


— Как неприятно.

Бет поднесла газету к окну, где было светлее, но мелкий шрифт сообщал то же самое.

— Что, мэм?

Ее новая компаньонка, Кейти Салливан, молодая ирландская девушка, которая выросла в приходе мужа Бет, разбиравшая перчатки и ленты, купленные Бет в одном из парижских магазинов, подняла глаза.

Бет отбросила газету и взяла сумку с принадлежностями для рисования.

— Ничего важного. Пойдем?

Кейт, что-то ворча, собрала накидки и зонтики.

— Такая длинная дорога вверх по холму, и лишь ради того, чтобы смотреть, как вы сидите, уставившись на чистый лист бумаги.

— Может быть, сегодня на меня найдет вдохновение.

Бет и Кейт вышли из дома, который сняла Бет, и забрались в небольшую двухместную коляску, нанятую ее французским лакеем. Она могла бы позволить себе большую карету с кучером, но Бет по привычке старалась экономить. Она не видела смысла содержать экстравагантный экипаж, в котором не нуждалась.

В этот день она рассеянно правила рукой, затянутой в перчатку, к большому неудовольствию лошади и Кейт.

Газета, которую она читала, была лондонский «Телеграф». Она также купила несколько парижских газет. Отец научил ее бегло читать и свободно говорить по-французски, но она хотела следить за тем, что происходит дома.

В этот день Бет раздражала история о том, как лорды Йен и Кэмерон Маккензи подрались в ресторане — дело дошло кулаков — из-за женщины. Женщина эта была та самая сопрано, которая неделю назад очаровала Бет в «Ковент-Гардене». Многие видели эту драку и со злорадством раскали о ней газетчикам.

Бет нетерпеливо натянула вожжи, и лошадь тряхнула головой. Бет не сожалела, что отказала лорду Йену, но ей было немного обидно, что он так скоро после ее отказа поссорился с братом из-за этой грудастой сопрано. Ей хотелось, чтобы он хотя бы немного огорчился.

Она старалась забыть эту историю и сконцентрировать внимание на маневрировании по широким парижским бульварам, которые превратились в улицы Монмартра. На вершине холма она нашла мальчишку, который присмотрел бы лошадью и коляской, и направилась на небольшую зеленую лужайку, которая ей приглянулась. Кейт, следуя за ней, ворчала.

Монмартр до сих пор все еще напоминал деревню своими узкими кривыми улочками, с яркими летними цветами, бурно растущими в ящиках под окнами, деревьями, растущими по склонам холма до самого города. Это было так не похоже на широкие авеню и огромные городские парки Парижа, которые, как теперь понимала Бет, являлись причиной, заставлявшей художников и их натурщиц стремиться Монмартр. Здесь все, включая ренту, было дешевле.

Бет установила мольберт на обычном месте и села, пристроив карандаш на чистом листе бумаги. Кейт плюхнулась на скамью рядом с ней и с беспокойством следила за художниками, будущими художниками и любопытными, заполнившими улицы.

Бет сидела так уже третий день, глядя на раскинувшийся внизу Париж. И третий день лист бумаги оставался чистым. После первых восторгов от покупки карандашей, бумаги и мольберта Бет поняла, что не имеет понятия, как рисовать. Все равно она каждый день после полудня раскладывала свои вещи. Если не считать этого, они с Кейт имели чем заняться.

— Как вы думаете, она натурщица? — спросила Кейт.

Она указала подбородком на хорошенькую рыжеволосую женщину, которая прогуливалась вместе с другими леди на противоположной стороне улицы. На женщине было светлое платье с прозрачной верхней юбкой, подобранной сзади, чтобы показать расшитую лентами нижнюю юбку, ее шляпка, с большим вкусом отделанная цветами и кружевами, была игриво надвинута на глаза. Зонтик от солнца был в тон ее платью. Она привлекала к себе внимание, но ничего не делала для этого специально, решила Бет с некоторой завистью. Все в этой женщине было обворожительным.

— Затрудняюсь сказать, — ответила Бет, осмотрев женщину с головы до ног. — Но она определенно очень красива.

— Хотела бы я быть достаточно красивой для натурщицы, — вздохнула Кейт. — Не то чтобы хотела стать ею… Моя дорогая мама содрала бы с меня за это шкуру. Такие леди должны быть очень порочны, чтобы раздеваться перед художником.

— Вероятно.

Женщина и сопровождающие ее завернули за угол и исчезли из виду.

— А вот это кто? Он похож на художника.

Бет посмотрела, куда указывала Кейт, и оцепенела.

У этого человека не было мольберта. Он оперся ногой о скамью и задумчиво смотрел, как юркий молодой человек размазывает краску по холсту. Это был крупный мужчина, едва помещавшийся на резной каменной скамье. Волосы у него были рыжеватыми, черты лица четкие, плечи потрясающе широкие.

Бет облегченно вздохнула, поняв, что этот человек не лорд Йен Маккензи. Но очень похож на него: то же выражение лица, те же резко очерченные скулы. Волосы этого мужчины, который снял шляпу и положил ее на скамью рядом с собой, в лучах солнца засияли еще ярче и казались совсем рыжими.

Но наверняка это был еще один Маккензи. Она читала, что Харт, герцог Килморган, уехал в Рим по делу государственной важности; лорда Кэмерона она встречала в Лондоне, и — методом исключения — это должен был быть лорд Мак, известный художник.

Вероятно почувствовав ее пристальный взгляд, лорд Мак обернулся и посмотрел на нее.

Бет вспыхнула и поспешила перевести взгляд на лежавший перед ней чистый лист бумаги. Тяжело дыша, она приложила карандаш к бумаге и провела кривую линию. Она занялась своей линией, нанесла на бумагу еще одну и еще, пока на бумагу не упала тень.

— Надо совсем не так, — услышала она незнакомый голос.

Бет подскочила и посмотрела мимо жилета цвета мокрого шелка и небрежно завязанного шейного платка в пронзительные глаза, так похожие на глаза Йена. Разница заключалась в том, что взгляд Мака открыто встречал ее взгляд, а не бегал по сторонам, как неуловимый солнечный лучик.

— Вы неправильно держите карандаш.

Лорд Мак подложил свою большую руку в перчатке на руку Бет и повернул запястье вверх.

— Это неудобно.

— Вы к этому привыкнете. — Мак сел рядом с ней, заняв каждый дюйм скамьи. — Позвольте, я покажу вам.

Он провел ее рукой по бумаге, перечеркивая нарисованную линию, пока она не превратилась в изгиб ветви дерева, стоявшего перед ней.

— Поразительно, — сказала она. — Видите ли, я никогда не брала уроков рисования.

— Так что вы здесь делаете с мольбертом?

— Я подумала, что надо попытаться.

Мак поднял брови, но не выпустил ее руки и затем помог ей провести другую линию.

Он флиртовал с ней, догадалась она. Она была одна, всего лишь с одной компаньонкой, и она тупо смотрела на него, и все это происходило в Париже. Должно быть, он подумал, что она хочет его соблазнить.

Но меньше всего она хотела получить предложение еще от одного Маккензи. Возможно, газеты напечатали бы, что Йен и Мак подрались из-за нее.

Но рука, сжимавшая ее руку, не излучала того тепла, которое вызывало у нее дрожь. Каждую ночь ей снились медленные поцелуи чувственных губ Йена, и тогда она просыпалась, вскакивала от боли во всем теле, путаясь в простынях.

Она искоса взглянула на Мака.

— Я встречала вашего брата лорда Йена на прошлой неделе в «Ковент-Гардене».

Мак бросил на нее быстрый взгляд. У него глаза не были такими золотистыми, как у Йена, а скорее цвета меди с коричневыми искорками.

— Вы знаете Йена?

— Да, он оказал мне любезность. Я также встречала лорда Кэмерона, но не очень хорошо его знаю.

Мак прищурился.

— Йен оказал вам любезность?

— Он спас меня от роковой ошибки.

— Какого рода ошибки?

— О такой, о которой не стоит говорить на вершине Монмартра.

— Почему же нет? Да кто вы, черт побери?

Из-за спины Бет выглянула Кейт:

— Ну и нахал!

— Тише, Кейт. Мое имя миссис Экерли.

Мак наморщил лоб.

— Никогда не слышал о вас. Как вам удалось завязать знакомство с моим братом?

Кейт смотрела на него с поистине откровенной ирландской ненавистью.

— Она чертовски богатая наследница, вот кто она. И она из тех леди, которые не терпят грубости от подобных наглых джентльменов во французском парке.

— Кейт!.. — предостерегающим тоном произнесла Бет. — Прошу прощения, милорд.

Мак бросил пронзительный взгляд на Кейт и снова посмотрел на Бет.

— А вы уверены, что это был Йен?

— Его представили мне как лорда Йена Маккензи, — ответила Бет. — Полагаю, он мог быть просто переодетым самозванцем, но это не приходило мне в голову. — Мак, видимо, не оценил ее юмора. — Он никогда не смотрел мне в лицо.

Мак отпустил ее руку.

— Это был мой брат.

— Разве она вам этого не сказала? — возмутилась Кейт.

Мак отвел глаза, разглядывая прохожих и будущих художников. Когда он снова посмотрел на Бет, она с удивлением увидела слезы на его ресницах.

— Придержите своего терьера, миссис Экерли. Вы сказали, что не умеете рисовать. А вы не хотели бы брать у меня уроки?

— В благодарность за мою грубость?

— Мне было бы интересно.

Она удивилась.

— Ваши картины идут нарасхват. Почему вам надо давать уроки мне, начинающей?

— Из-за ощущения новизны. Париж надоел мне.

— А мне здесь все интересно. Если вам скучно, то почему вы здесь?

Мак передернул плечами, точь-в-точь как Йен.

— Когда человек художник, он приезжает в Париж.

— Приезжает художник, не так ли?

Мускул дрогнул на его скуле.

— Я нахожу здесь талантливых людей и стараюсь им помочь.

— А у меня нет никакого таланта.

— Даже если так…

— И это даст вам возможность понять, почему лорд Йен стал бы беспокоиться о таком существе, как я, — предположила она.

Улыбка, озарившая его лицо, была так ослепительна, что Бет поверила: женщины, увидев ее, падали бы к ногам лорда.

— Так мне заняться этим, миссис Экерли?

— Я действительно верю вам, милорд. Итак, я принимаю ваше предложение.

Мак встал и подобрал брошенную шляпу.

— Приходите сюда завтра в два часа, если не будет дождя.

Он приподнял шляпу и слегка поклонился.

— До свидания, миссис Экерли… и терьер.

Он надел шляпу, повернулся и пошел, полы его пальто развевались. Когда он проходил мимо, все женщины оборачивались и смотрели ему вслед.

Кейт обмахивалась этюдником Бет, как если бы это был веер.

— Он, бесспорно, красивый мужчина. Даже если и грубый.

— Признаться, он показался мне интересным, — сказала Бет.

Почему этот человек хотел узнать все о ней, она не понимала, но собиралась использовать его для того, чтобы как можно больше узнать о лорде Йене.

«Ты слишком любопытна», — часто говорила ей миссис Баррингтон. Очень непривлекательная в молодой леди черта характера. Бет соглашалась с ней. Она поклялась больше никогда не связываться с семьей Маккензи, но согласилась на свидание с лордом Маком в надежде узнать побольше о младшем брате. Она улыбнулась сама себе, осознав, что ждет следующего дня со всевозрастающим интересом.

Но когда на следующий день Бет снова появилась на Монмартре, яркое солнце сияло в небе, часы пробили два, а лорда Мака нигде не было видно.

Глава 4

— Понимаете, что я хочу сказать? — нарушила молчание Кейт, когда прошло около четверти часа. — Грубиян!

Бет не хотела поддаваться разочарованию. Она всем сердцем желала согласиться с Кейт и употребить несколько отборных ругательств, усвоенных ею в работном доме, но сдержалась.

— Возможно, он забыл об этом. Урок со мной должен быть обычным делом.

Кейт фыркнула.

— Вы теперь важная леди. У него нет никаких оснований так обращаться с вами.

Бет притворно рассмеялась.

— Если бы миссис Баррингтон оставила мне всего десять шиллингов, ты не называла бы меня важной леди.

Кейт отмахнулась.

— Во всяком случае, мой отец не был груб, как этот лорд, а он все время был пьян, как лорд.

Бет, хорошо знавшая пьяных отцов, промолчала. Она снова осмотрела площадь и заметила молодую хорошенькую женщину, которую они с Кейт обсуждали накануне.

Эта женщина некоторое время задумчиво поглядывала на Бет из-под своего зонтика. Бет удивленно вскинула брови.

Леди решительно кивнула и направилась к ним.

— Не могу ли я дать вам совет, дорогая? — спросила она, подойдя к Бет.

Она говорила на чистом английском, и в ее облике не было ничего «континентального». У нее было бледное с четкими чертами лицо, искусно завитые рыжие волосы выбивались из-под полей шляпки, а глаза были большими и зелеными. И снова Бет почувствовала ее притягательность, что-то неопределенное, притягивавшее к ней всех смотревших на нее.

Леди говорила:

— Если вы ждете Мака Маккензи, то должна вам сказать, что он человек непредсказуемый. Он может лежать на поляне, наблюдая за бегом лошади, или забраться на вершину колокольни и писать открывшийся оттуда вид. Полагаю, он забыл обо всех свиданиях с вами, но таков уж Мак.

— Рассеянный? — спросила Бет.

— Не столько рассеянный, сколько кровожадный. Мак делает все, как ему нравится, и я подумала, что будет лишь справедливо, если вы сразу об этом узнаете.

Дама дрожала от волнения, и ее бриллиантовые серьги поблескивали, а свой зонтик она сжимала с такой силой, что казалось, вот-вот сломает хрупкую ручку.

— А вы его натурщица?

Бет так не думала, но это же был Париж. Даже самые респектабельные англичанки, как было известно, отбрасывали все приличия, как только входили на его авеню.

Леди огляделась и села рядом с Бет на то самое место, которое занимал лорд Мак накануне.

— Нет, дорогая. Я не его натурщица. К сожалению, я его жена.

Все становилось намного интереснее. Лорд Мак и леди Изабелла разошлись, расстались, и их всем известный разрыв оставался главным светским скандалом целых три месяца. Миссис Баррингтон со злорадством смаковала этот скандал, читая о нем в газетах.

Это произошло три года назад, однако леди Изабелла сидела, охваченная негодованием, рядом с женщиной, которая, как она думала, ждала на свидание ее мужа.

— Вы ошибаетесь, — сказала Бет. — Его милость предложил мне брать у него уроки, потому что заметил мое невежество. Но заинтересовался он мной, лишь когда я ему сказала, что я друг лорда Йена.

Изабелла пронзила ее взглядом.

— Йена?

Казалось, всех удивляло даже то, что Бет просто говорила с ним.

— Я встретила его в опере.

— В самом деле?

— Он был очень добр ко мне.

Женщина подняла брови.

— Это Йен-то был добр? А вы знаете, дорогая, что он здесь?

Бет быстрым взглядом окинула площадь. Но не обнаружила там человека высокого роста с темно-рыжими волосами и необычными глазами.

— Где?

— Я хочу сказать, здесь, в Париже. Он приехал сегодня утром, так что, возможно, из-за этого Мак и не пришел. Может быть, и не поэтому. С Маком невозможно быть уверенной. — Изабелла смотрела на Бет с возросшим интересом. — Я не хотела обидеть вас, дорогая, но я не могу понять вас. Я уверена, Йен никогда не говорил о вас.

— Меня зовут миссис Экерли, но это вам ни о чем не говорит.

— Она наследница, — вмешалась в разговор Кейт. — Миссис Баррингтон с Белгрейв оставила ей сто тысяч гиней и огромный дом.

Изабелла улыбнулась, отчего стала еще красивее.

— О, так вы та самая миссис Экерли? Восхитительно! — Изабелла критически оглядела Бет. — Вы приехали в Париж одна? О, дорогая, это не годится. Вы должны позволить мне взять вас себе под крылышко. Признаться, у меня собирается не совеем обычное общество, но уверена, они будут очарованы вами.

— Вы очень добры, но…

— Ну, не надо смущаться, миссис Экерли. Позвольте мне вам помочь. А сейчас поедемте ко мне, поболтаем и узнаем друг друга.

Бет открыла рот, чтобы возразить, и снова закрыла. Семейство Маккензи вызывало у нее любопытство, а от кого она могла узнать многое о Йене, как не от его невестки?

— Конечно, — сказала она. — Я буду счастлива.


— Итак, Йен, кто же эта миссис Экерли?

Мак перегнулся через стол и заговорил, пытаясь перекричать пронзительные звуки громко игравшего оркестра. На сцене, над Йеном и Маком, две женщины в одних корсетах и нижних юбках показывали публике панталоны и в такт музыке похлопывали друг друга пониже спины.

Йен затянулся сигарой, глотнул бренди, наслаждаясь острым вкусом табачного дыма и приятной мягкостью напитка. Мак тоже сидел с рюмкой бренди, но лишь притворялся, что пьет. С того дня, как Изабелла ушла от него, Мак не выпил и капли спиртного.

— Вдова приходского викария из Ист-Энда, — ответил Йен.

Мак уставился на него.

— Шутишь?

— Нет.

Мак смотрел на него некоторое время, затем покачал головой и затянулся сигарой.

— Она определенно заинтересовалась тобой. Я даю ей уроки рисования… или буду давать, как только закончу эту проклятую картину. Сегодня утром, наконец, объявилась моя натурщица, с увлечением рассказывая о художнике, с которым где-то и пропадала. Я бы взял кого-нибудь другого, но Сибил само совершенство.

Йен промолчал. Он сразу же вообразил себя присутствующим в студии, когда начнутся уроки рисования у Бет. Он будет сидеть рядом с ней и вдыхать ее аромат.

— Я просил ее выйти за меня замуж, — сказал он.

Мак закашлялся от сигарного дыма и вынул изо рта черуту.

— Черт тебя подери, Йен!

— Она отказала.

— Боже, помилуй нас! — удивился Мак. — Харта хватит удар.

Йен подумал о манере Бет улыбаться и весело разговаривать. У нее голос звучал как музыка.

— Она Харту понравится.

Мак мрачно посмотрел на него.

— Ты помнишь, что произошло, когда я женился без благословения его королевского величества Харта? Он до смерти забьет тебя.

Йен снова глотнул бренди.

— Почему его будет беспокоить моя женитьба?

— Как ты можешь об этом спрашивать? Слава Богу, он сейчас в Италии. — Мак прищурился. — Странно, что он не взял тебя с собой.

— Он во мне не нуждается.

Харт часто брал его в поездки в Рим или в Испанию, потому что Йен не только в совершенстве владел языками, но к тому же был способен запомнить каждое слово, произнесенное на переговорах. Если возникал спор, Йен мог вспомнить все слово в слово.

— Это означает, что он поехал повидаться с женщиной, — предположил Мак. — Или на какое-то политическое мероприятие, и он не хочет, чтобы это стало известно.

— Возможно.

Йен никогда не вникал в дела Харта, донимая, что, узнав лишнее, может попасть в затруднительное положение.

Мысли Йена перешли на Лили, лежавшую мертвой с вонзенными в сердце ножницами, в своей гостиной. По просьбе Йена Керри оставался в Лондоне, и он с нетерпением ждал от него новостей.

— Вам надо добраться до Парижа, хозяин, — обратился нему Керри, засовывая саквояж Йена под сиденье в вагоне первого класса.

— Если кто-то спросит, вы уехали раньше.

Йен отвел глаза, а Керри раздраженно захлопнул дверь.

— Черт меня побери, милорд, но наступит день, когда вам придется научиться лгать.

— Так ты последовал за миссис Экерли в Париж? Так поступает тот, кто не приемлет ответа «нет».

Он снова вспомнил слова из письма, которое прислала ему Бет, и вкус ее губ.

— Я намерен прибегнуть к убеждению.

Мак расхохотался. Все повернулись в их сторону, но девушки продолжали танцевать, ничего не замечая, уверенно похлопывая друг друга по спине.

— Черт побери, Йен, я должен узнать, что это за женщина. Я начну давать ей уроки, — не знаешь, как мне связаться с ней?

— Беллами говорит, что она остановилась у Изабеллы.

Мак резко выпрямился, уронив сигару. Йен успел подобрать ее, прежде чем загорелась скатерть, и бросил в чашку.

— Она в Париже?

Последние три года, с тех пор как Изабелла, пока он находился в пьяном оцепенении, покинула его дом, Мак не произносил имени Изабеллы. Он также не произносил: «моя жена». Йен сказал:

— Изабелла приехала в Париж четыре недели назад. Так сказал ее слуга.

— Черт, а мне Беллами ничего не говорил. Я ему шею сверну.

Мак посмотрел вдаль, представляя казнь слуги.

Беллами был заядлым спорщиком, поэтому вызывало сомнения, что гнев Мака произведет какое-то впечатление.

— Проклятие, — едва слышно произнес Мак.

Йен не обращал на него внимания и смотрел на танцовщиц. Женщины продолжали танцевать, сняв корсеты, демонстрируя небольшие груди и соски размером в пенни. Джентльмены, сидевшие рядом с Йеном, смеялись и аплодировали.

Йен пытался себе представить, какие груди у Бет. Он помнил, что в опере на ней было простое платье из темно-серой тафты, довольно закрытое.

Она носила корсет лишь потому, что все респектабельные дамы его носили, но Йен воображал, с каким удовольствием он не спеша расшнуровывал бы ее корсет. Корсет был необходимой частью туалета, планки из китового уса, обтянутые простым полотном, заставили бы ее покраснеть, если бы корсет сняли, обнажая ее природную красоту.

Йен чувствовал, как возбуждается его тело, откинулся в кресле и закрыл глаза. Ему не хотелось осквернять образ Бет, сравнивая ее с полуголыми танцовщицами, но он был сильно возбужден и не мог расслабиться.

— Чего я только не делаю для вас, хозяин.

На следующее утро в спальне гостиничного номера Йена Керри подвил саквояж на пол и рухнул в кресло.

Йен пристально смотрел на огонь, не выпуская из руки сигару. Расставшись с Маком, он провел тяжелую ночь, возвращались ночные кошмары, и он с криком просыпался.

Слуги-французы вбегали в комнату, сжимая в руках свечи и что-то бормоча от страха, глядя, как Йен мечется постели, сжимая голову. Свет бил ему в глаза, и он кричал, чтобы они унесли свечи.

Ему нужен был Керри и те настойки, которые он готовил, снимавшие головную боль и от которых снова засыпал, но Керри в это время ехал в Париж. И Йен снова ложился, обливаясь потом и страдая от одиночества.

Он слышал, как перешептывались о нем французские слуги: «Спаси нас святая Мария от этого безумца. Что, если убьет нас в наших постелях?»

Он переживал остаток ночи, создавая в своем воображении эротические картины с Бет Экерли. Он думал о ней, закрыв глаза, и ждал Керри, чтобы прийти в себя. Ему виделась Бет в опере, вкус ее губ. Ее язык ласкал его язык. Прикосновение ее пальцев к его щеке. Изгиб ее аппетитных ягодиц, когда он помогал ей взобраться в карету Кэмерона. Йен глянул на Керри. На его серое от усталости лицо.

— Ну? Ты узнал, кто убил Лили?

— О, конечно, хозяин. Преступник выдал себя, и я отправил его в полицейский участок. И маргаритки расцвели на улицах Лондона. И никогда не будет туманов.

Йен позволил Керри продолжать, не пытаясь понять его слов.

— Что ты узнал?

Керри тяжело вздохнул и встал.

— Вы ожидаете чуда? Как и ваши истекающие кровью братья, которые просят вас о прощении. Я знаю, что когда лорд Кэмерон попросил меня поместить вас в этот балаган, в этот сумасшедший дом, он надеялся, что я вылечу вас и привезу домой.

Йен выжидал, зная, что Керри любит поболтать, прежде чем скажет что-то по существу.

Керри схватил со спинки стула сюртук Йена и начал чистить его.

— Господи, что вы сделали со своими костюмами, пока меня не было?

— Ими занимался служащий отеля, — сказал Йен, зная, что Керри способен часами оплакивать его одежду.

Ибо, как человек, родившийся в трущобах Ист-Энда, был страшным снобом, когда дело касалось состояния его одежды.

— Ну, надеюсь вы не разгуливали по улицам в лавандовом жилете с грязными пятнами. Эти лягушатники совершенно лишены вкуса.

— Что же ты узнал? — напомнил ему Йен.

— Подхожу к этому. Я сделал так, как вы сказали, и вошел в дом, как будто я был обыкновенной дрянью, искавшей сувениры. Там нечего было и искать. Все обычно, как и могло быть.

— Лили была заколота собственными ножницами. Это было чем-то из ряда вон выходящим.

— Она не сопротивлялась. Мне сказал об этом полицейский, стоявший там на посту. Виду нее был скорее удивленный, чем испуганный.

Йен думал также.

— Она знала, кто это сделал. Впустила его, как постоянного клиента.

— Точно. — Керри пошарил в карманах и вытащил лист бумаги. — Я зарисовал комнату, как вы и просили, и записал все, что в ней находилось. Непростая работенка — сделать это, когда Большой Билл не спускал с меня глаз.

Йен взглянул на рисунок Керри и списки.

— Это все?

— И это все? — спросил Керри, ни к кому не обращаясь. — Я тащился через всю Европу, ехал в поездах и вонючих кебах, был его глазами и ушами, а он говорит: «Это все?»

— Что еще ты обнаружил?

— Не помешало бы немного сочувствия, хозяин. Чего только со мной не случалось, когда я трудился для вас. Как бы то ни было, я добрался до Рима. Он там, пробыл там месяц, никуда не выезжая.

— Он тебя не видел? — сурово спросил Йен.

— Нет, я скрывался. Он чуть не заметил меня, но «чуть» не считается. К счастью, я ускользнул.

Йен, потирая висок, смотрел на огонь. Будь проклята эта уголовная боль. Он не сомневался в том, что этот человек может находиться в разных местах Италии и платить кому-то находящемуся в Лондоне за что-то, сделанное им там, как он поступал и с Керри.

Йен хотел узнать правду, но правда была опасна. Он тер висок, пока боль не ослабела. Помогли мысли о глазах Бет.

— Бет подумала, что ты сыщик, — вспомнил Йен.

— Бет? — спросил Керри.

— Миссис Экерли.

— A-а, да, она. Невеста сэра Линдона Мейтера. Бывшая невеста, я бы сказал, после вашего вмешательства. Вы зовете ее Бет, не так ли? А как она называет вас?

— Не знаю.

— О! — Керри понимающе кивнул. — Небольшой совет, хозяин. Держитесь модных леди, в Париже их дюжины, как вы знаете. В Париже всегда знаешь, где сладкое.

Керри прав. Йен это знал. Куртизанкам Йен нравился, и он никогда не страдал от недостатка женского общества.

Но все чары парижских куртизанок не могли отвлечь его от страсти к Бет. Он снова думал о губах Бет, прикосновении к ним, когда он ее целовал. Если бы он чувствовал рядом с собой тепло тела Бет каждую ночь, у него исчезли бы все ночные кошмары и мигрень. Он в этом не сомневался.

Она оказалась бы в его постели, если бы он использовал Керри, Изабеллу, Мака и всех парижан, чтобы уложить ее в его постель.


Наступило пятое утро с того момента, как Бет согласилась поселиться в квартире леди Изабеллы Маккензи. Она писала письма в своей спаленке, когда снизу донеслись звуки музыки.

Изабелла никогда не вставала раньше часа дня — «дорогая, раньше этого часа просто невозможно открыть глаза». Никто не предупредил ее, что к ней пришли, но она не могла себе представить вора, который залез в дом, чтобы в гостиной играть Шопена.

Бет положила недописанное письмо в ящик стола и спустилась вниз, ставни и занавеси были раскрыты, комнаты наполнились солнечным светом. Миссис Баррингтон плотно задвигала занавеси и приглушала свет газовой лампы, так что Бет и слуги пробирались по дому в темноте и днем, и ночью.

Двойные двери в гостиную были приоткрыты, и чистые сладостные звуки музыки Шопена лились из них. Бет распахнула двери и остановилась на пороге.

Йен Маккензи сидел за полированным пианино Изабеллы и смотрел на пустой пюпитр, стоявший перед ним. Его широкие плечи двигались вслед за играющими по клавишам руками, а его нога сгибалась, нажимая на правую педаль. Солнечный луч падал на его волосы и золотил их.

«Я могу играть по нотам, — сказал он тогда в опере. — Но не могу уловить душу».

Может быть, он думал, что не может почувствовать и душу этого произведения, но музыка плыла вокруг Бет и тянула ее к нему. Она прошла к пианино. Звуки плыли вокруг громкие, но нежные. Ей хотелось купаться в них. Звуки музыки становились все громче на высоких нотах и закончились низким аккордом, потребовавшим все пальцы Йена. Он оставил руки лежать на клавишах, расслабившись после того, как замерли последние звуки.

Бет сжала руки.

— Это было великолепно.

Йен торопливо убрал пальцы с клавиатуры. Он оглянулся Бет, посмотрел по сторонам и снова положил руки на клавиши, как будто это прикосновение успокаивало его.

— Я выучил это, когда мне было одиннадцать, — сказал он.

— Просто чудо. Думаю, что я, когда мне было одиннадцать, я вообще не видела пианино.

Йену следовало бы сделать все, что положено делать джентльмену, когда в комнату входит дама: убедиться, что ей нужно сидеть, поинтересоваться благополучием ее семьи, сесть самому и болтать о погоде или о чем-то таком же банальном, а тихий и опытный слуга готовит чай. Но он остался сидеть на скамеечке, наморщив лоб, словно что-то вспоминая.

Бет оперлась о пианино и улыбнулась ему.

— Я уверена, вы производили впечатление на ваших учителей.

— Нет, меня били за это.

Улыбка исчезла с лица Бет.

— Вас наказывали, когда ваше исполнение было безумным? Довольно странное отношение, не правда ли?

— Мой отец называл меня лжецом, потому что я говорил, что слышал это всего лишь раз. Я говорил ему, что не умею лгать, а он сказал: «Лучше пусть думают, что ты лжец, потому что ты сделал что-то необыкновенное. Я научу тебя, больше никогда не делать этого».

В голосе Йена послышались угрозы, когда он подражал не только тембру, но словам мужчины.

У Бет сжалось горло.

— Это было ужасно?

— Меня били часто. Я вел себя неуважительно, ускользал из их рук. И за мной трудно было уследить.

Бет представила себе, каким мальчиком был Йен, его испуганные золотистые глаза, смотревшие по сторонам, когда отец кричал на него, но никогда не смотревшие отцу в лицо. Затем Йен закрывал глаза от боли и страха перед ударами розгами.

Йен заиграл что-то другое, звучное, в медленном темпе. Не поднимая головы, он со строгим выражением лица сосредоточился на клавишах. Он нажимал на педаль, его бедро двигалось, и все его движения вторили музыке.

Бет узнала мелодию — концерт для фортепиано Бетховена, который любил один из учителей музыки, которых нанимала для нее миссис Баррингтон. Бет была заурядной пианисткой, ее руки огрубели от работы и не были достаточно гибкими, чтобы овладеть мастерством. Учитель относился к ней презрительно и высмеивал ее, но никогда не бил.

Большие пальцы Йена забегали по клавишам, и комнату медленно заполняла музыка. Йен мог говорить, что не чувствует в музыке души, но струны звучали так живо, что Бет погружалась во мрак тех тяжелых дней, когда переживала смерть своей матери.

Она вспоминала, как сидела в уголке больничной палаты, обхватив руками колени, и смотрела, как болезнь уносит последние вздохи. Ее красавица мать. Всегда такая хрупкая и боязливая, которая прижималась к Бет в поисках поддержки, теперь была вырвана из жизни, и это приводило Бет в отчаяние.

После того как ее мать похоронили в могиле для бедных, Бет была вынуждена уйти из больницы. Бет не хотелось возвращаться в приходский приют при работном доме, однако ноги сами понесли ее туда. Она понимала, что идти ей некуда. А там, по крайней мере, ей давали работу, поскольку она умела правильно говорить и у нее были хорошие манеры. Она обучала младших детей и пыталась как-то устроиться в жизни, но все они часто сбегали из работного дома и возвращались к более выгодному существованию, становясь преступниками.

И только люди, подобные Бет, застревали в этой ловушке. Она не хотела, пытаясь выжить, торговать своим телом. Не чувствовала ничего, кроме отвращения к мужчинам, которые могли бы развратить пятнадцатилетних девушек. Но она не могла найти приличное занятие, стать гувернанткой или няней. Для этого у нее не хватало образования. А женщины со средним доходом не хотели, чтобы их драгоценных чадах заботился кто-то из работного дома Бетнал-Грин.

Наконец ей удалось убедить приходских женщин раздобыть ей пишущую машинку. Они достали ей уже из третьих рук старую машинку с западавшими буквами «Б» и «И». И она практиковалась и практиковалась.

Когда она повзрослела, то поняла, что может стать машинисткой. Возможно, людям будет безразлично ее происхождение, если она научится печатать быстро и без ошибок, еще она могла писать короткие рассказы или статейки и попытаться продавать их издателям газет. Она понятия не имела, как это делается, но попытаться стоило.

А затем наступил день, когда она стучала на машинке и, отчаянно ругаясь, боролась с буквой «Б», а в комнату зашел красивый приходский викарий, Томас Экерли. Он взглянул на нее и засмеялся.

По ее щеке скатилась слеза, и музыка замолкла.

— Вам это не нравится, — спокойным тоном произнес Йен.

— Нравится… только не могли бы вы сыграть что-нибудь повеселее?

Взгляд Йена скользнул мимо нее, как луч солнца.

— Я не знаю, веселая эта вещь или грустная. Я просто играю ноты.

У Бет сжалось горло. Она с трудом сдерживала слезы. Она свернулась к стопке нот и начала перебирать листы, пока не нашла что-то, вызвавшее у неё улыбку.

— А как вот это?

Она подошла к пианино и положила ноты на пюпитр. Миссис Баррингтон не терпела оперы — она не могла понять, почему кому-то хотелось слушать людей, часами кричавших на иностранном языке. Но она любила Гилберта и Салливана. Эти, по крайней мере, сочиняли свои лирические оперы на обыкновенном английском.

Бет раскрыла ноты на песенке, чаще всего веселившей миссис Баррингтон. Она заставила Бет выучить ее наизусть и играть снова и снова. Бет надоели громкие ритмы и бессмысленные слова, но сейчас она была благодарна миссис Баррингтон за ее музыкальный вкус.

Йен взглянул на ноты, но выражение его лица не изменилось.

— Я не разбираюсь в нотах.

Бет незаметно для себя наклонилась к нему, и розочка на ее груди оказалась на уровне его носа.

— Не разбираетесь?

Йен изучающе смотрел на розочку, разглядывая каждый лепесток.

— Я должен услышать это. Сыграйте это для меня.

Он немного подвинулся, давая ей место на банкетке размером дюймов на пять. Бет села, ее сердце готово было разорваться. Он не собирался подвинуться, и его тело было подобно несокрушимой стене. Он был так близко, что она чувствовала твердость его бицепсов. И длинное бедро, касавшееся ее.

Его янтарные Глаза блестели из-под густых ресниц, и он немного повернул голову, чтобы видеть ее.

Бет вздохнула. Она протянула руку над его животом, стараясь дотянуться до нижних клавишей, неловко наигрывая мелодию, затем запела дрожащим голосом:

— «Я образцовый генерал-майор…»

Глава 5

Йен смотрел на гибкие пальцы Бет, пробегавшие по клавишам. У неё были маленькие округлые, аккуратно подстриженные ногти. А единственным украшением являлось серебряное колечко на мизинце левой руки.

Ее негромкий альт успокаивающе действовал на него, хотя он и не пытался понять значение слов: «Я очень хорошо знаю интегральное и дифференциальное исчисления, знаю научные названия простейших организмов…»

Она пела, и голубая розочка то поднималась, то опускалась на ее груди, а ее локоть скользил по его жилету, когда она касалась клавиатуры. Ее колени покрывал светлый голубой шелк — никогда больше унылого серого для Бет Экерли, — должно быть, к этому приложила руку Изабелла. Локон упал ей на щеку, и Йен смотрел, как он касается ее кожи, как ее губы произносят эти милые слова. Ему хотелось взять этот локон двумя пальцами и губами и распрямить его.

Последняя мелодия заканчивалась высокой нотой: «Я образцовый генерал-майор!» Несколько звонких аккордов, и песенка закончилась.

Бет, запыхавшаяся, улыбнулась ему.

— У меня давно не было практики. Сейчас у меня нет предлога для извинения, у Изабеллы прекрасное пианино.

Йен положил руки на клавиши, с которых Бет убрала свои пальцы.

— В этой песенке подразумевается какой-то смысл?

— Хотите сказать, что никогда не видели «Пензанских корсаров»? Миссис Баррингтон таскала меня на эту оперу четыре раза. Она там пела всю оперу, к большому неудовольствию публики, окружавшей нас.

Йен бывал в театре или в опере, когда Мак, Харт или Кэмерон брали его с собой, и его мало интересовало то, что он там видел. Мысль, что он может взять Бет на подобное зрелище, где она объяснила бы ему происходящее, понравилась Йену.

Он вспомнил мелодию именно так, как она наиграла ее, и начал играть ее сам. Не задумываясь о содержании, он, пел и слова. Бет улыбалась его шутке, а затем запела сама: «Имея множество поощрительных фактов относительно квадрата Гипотенузы…»

Они пропели всю песенку целиком, Бет на ухо напевала ему. Ему хотелось повернуться и поцеловать ее, но он не мог прервать песню на середине. Он должен был доиграть до конца.

И он с шиком закончил ее.

— Это было…

Йен перебил ее фразу, обняв за шею и запечатлев на ней страстный поцелуй.

Бет чувствовала вкус бренди и обжигающий жар виски. Он гладил ее волосы, нащупывая самые чувственные местечки на ее теле.

Он целовал ее как любовник, как будто она была его возлюбленной, куртизанкой. Она представила себе, как блестящие, сверхчувствительные леди тают, как лед на солнце, от прикосновения Йена. Он легкими поцелуями коснулся щек Бет. Его дыхание было горячим.

— Мне не следует позволять вам этого, — прошептала Бет.

— Почему же?

— Потому что вы разобьете мне сердце.

Он обвел пальцем ее рот с ложбинкой на верхней губе и округлостью на нижней. Он не отрывал взгляда от ее губ, в то время как его большая ладонь легла на ее бедро.

— Вы чувствуете жар и влажность? — шепотом спросил он.

— Да…

Она судорожно сглотнула.

— Хорошо. — Он обвел языком ее ушную раковину. — Вы понимаете эти детали… почему вам нужна эта влажность…

— Мой муж объяснил мне в нашу первую брачную ночь. Он считал, что невежество со стороны женщины обрекает ее на излишнюю боль.

— Необычный викарий.

— О, Томас был вполне современным человеком. Из-за этого современного взгляда на вещи его звали занозой в заднем месте епископа.

— А мне хотелось бы объяснить еще больше, — прошептал Йен. — В местечке более уединенном, чем это.

— Это просто милость, — тихонько рассмеялась Бет. — Но счастье, что я не утонченная, скрытная леди. Будь я такой, я бы уже лежала без сознания, а слуги Изабеллы стараясь бы привести меня в чувство.

Его глаза блеснули.

— Вы сердитесь на меня за все эти слова?

— Нет, но умоляю вас, никогда так не говорите в гостиной, полной дам и тонкого фарфора. Это создаст страшный беспорядок.

Он потерся о ее волосы.

— Я никогда еще не был наедине с настоящей леди. Не знаю, как себя вести.

— К счастью, я необыкновенная женщина. Миссис Баррингтон сделала все, что могла, чтобы изменить меня, но ей это не удалось, светлая ей память.

— А почему она хотела изменить вас?

— Милорд, я действительно думаю, что знакомство с вами льстит мне, — призналась Бет.

Йен помолчал.

— Я говорю правду. Вы само совершенство. Я хочу видеть вас обнаженной и целовать ваше тело.

Жар охватывал их.

— И, как всегда, я не знаю, бежать ли мне от вас или остаться.

— У меня есть на это ответ. — Он обхватил пальцами ее запястье. — Оставайтесь.

Его рука была тяжелой и теплей, и он провел пальцем по внутренней стороне ее руки.

— Должна признаться, что ваши ясные простые слова особенно приятны после всех акробатических выкрутасов, свойственных друзьям Изабеллы.

— Скажите джентльменам, друзьям Изабеллы, чтобы они держались подальше от вас.

Он сжал пальцы, и она внимательно посмотрела на его большую руку, проскользнувшую в ее юбки.

— Только вы можете дотрагиваться до меня?

Он кивнул, сурово сдвинув брови.

— Да.

— Вряд ли я стану возражать, — мягко ответила она.

— Хорошо.

Он осторожно посадил ее себе на колени, но корсаж платья не позволял ей прижаться к нему. Одно разочарование эти корсажи. Голубая розочка на ее груди измялась под жилетом Йена, а он обхватил ее ягодицы. Она не возражала и не боялась того, что он ведет себя таким образом.

Она даже хотела, чтобы он позволил себе большее. Хотелось расстегнуть пуговицы на его панталонах и запустить руку внутрь. Ей хотелось пробраться через слои одежды и, наконец, нащупать его возбужденный жезл. Для нее не имело значения то, что они сидели в передней гостиной Изабеллы, как и не имели значения широко раздвинутые занавеси на окнах, за которыми шумела парижская улица.

Он молча прижался губами к ее губам, и его язык проник в ее рот.

Это были не поцелуи флиртующего мужчины. Это были поцелуи мужчины, желавшего лечь с ней в постель и послать к чертям все условности. Ее тело трепетало от его прикосновений.

— Нам надо остановиться, — прошептала она.

— Почему?

Бет не нашлась, что ответить. «Я вдовствующая леди, далеко не в невинной юности. Почему бы мне и не поцеловаться в гостиной с красивым мужчиной? Немножко чувственности мне не повредит».

Она просунула свои похотливые руки между его бедер, отыскивая под одеждой его возбужденный жезл.

— Мм. — Он криво усмехнулся. — Вы хотите его потрогать?

— Да, пожалуйста, — ответила распутная леди. — Я слышу, как разбивается фарфор.

— Что? — нахмурился он.

— Ничего. Вы хитрец и мерзавец, а мне дорога каждая секунда.

— Я вас не понимаю.

Она взяла в ладони его лицо.

— Ничего-ничего, напрасно я заговорила.

Ее губы припухли от его поцелуев. Она поцеловала нижнюю губу Йена, касаясь языком уголков его рта, как это делал он сам. Он втянул в рот ее язык и стал его облизывать.

«Он хочет, чтобы я не раздумывая впустила его в свою постель».

Этот мир был не известен Бет раньше, она лишь заглядывала за полузакрытые занавески, за которыми дамы в бриллиантах улыбались пропахшим сигарами джентльменам.

Так много домов, так много окон, так много тепла за ними, и ее впервые пригласили в них войти.

Неожиданно дверь с шумом распахнулась, и в комнату вошла Изабелла в голубом шелковом халате. Бет попыталась отскочить от Йена, но он крепко держал ее. Кончилось тем, что он усадил ее к себе на колени.

Изабелла рассеянно осмотрелась.

— Йен, дорогой, что вы здесь делаете, играя в Гилберта и Салливана еще до восхода солнца? Я подумала, что мне снятся кошмары.

Бет с пылающим лицом, наконец, вскочила на ноги.

— Прошу прощения, Изабелла. Мы не хотели разбудить вас.

Изабелла удивленно раскрыла глаза.

— Понятно. Простите, что помешала.

Слава Богу, есть корсеты, подумала Бет. Соски ее, как твердые маленькие бугорки, плотно обтягивала ткань, но крепкие кости корсета прикрывали их.

Йен не вставал. Опершись локтем о пианино, он рассматривал лепные украшения, видневшиеся за спиной Изабеллы.

— Вы останетесь позавтракать Йен? — спросила Изабелла. — Я постараюсь приоткрыть глаза настолько, чтобы присоединиться к вам.

Он покачал головой:

— Я пришел передать Бет сообщение.

— В самом деле? — спросила Бет.

Как странно, она так и не спросила его, зачем он вдруг появился в гостиной Изабеллы.

— От Мака. — Йен продолжал осматривать комнату. — Он говорит, что будет готов начать ваши уроки рисования через три дня. Он хочет сначала закончить картину, над которой в данный момент работает.

Изабелла успела опередить Бет с ответом:

— Это правда? У моего мужа прекрасно получается, когда он работает сразу над двумя вещами.

В ее тоне слышалась какая-то напряженность.

— Натурщица у него Сибил, — ответил Йен. — Маку не нужна Бет, пока у него есть Сибил.

В глазах Изабеллы мелькнула боль.

— Он никогда так не делал ради меня.

Йен не ответил, и Бет не сдержалась:

— И эта Сибил так ужасна?

— Она сквернословит и ядовита, как змея, — объяснила Изабелла. — Мак познакомил меня с ней, когда мы только что поженились. Он любил меня пугать, и это стало «смыслом его жизни».

Йен отвернулся и смотрел в окно с таким видом, как будто их разговор больше не интересовал его. Восторженное настроение Изабеллы испарилось, и она выглядела осунувшейся и усталой.

— О, хорошо, Йен, если вы не остаетесь завтракать, я снова лягу спать. До завтра.

Она вышла, не закрыв за собой дверь.

Бет смотрела, как она шла, и ей совсем не нравилось, что Изабелла выглядела такой несчастной.

— Вы можете остаться к завтраку? — спросила она Йена.

Йен покачал головой и встал — сожалел ли он о том, что надо уходить, или радовался этому?

— Мак ждет меня в своей студии. Он беспокоится, если опаздываю.

— Вашим братьям нравится присматривать за вами.

У нее тоскливо сжалось сердце. Она росла одна, не было ни сестер, ни братьев и не было друзей, кому она могла бы довериться.

— Они боятся.

— Чего?

Йен по-прежнему смотрел в окно, словно не слыша ее.

— Я хочу снова видеть вас.

Вежливые отказы, которые вбивала ей в голову миссис Баррингтон, проносились в ее голове и исчезали.

— Да. Я тоже хотела бы еще раз вас увидеть.

— Я пришлю вам записку с Керри.

— С вашим неизменно изобретательным мистером Керри?

Он ее не слушал.

— Сопрано, — произнес он.

Бет растерялась.

— Простите, что вы сказали? — Она вспомнила статью в газете, которая так взволновала ее в тот день, когда она встретила Мака. — О, то самое сопрано…

— Я попросил Кэмерона притвориться, будто он спорил со мной из-за нее. Хотел, чтобы люди интересовались сопрано и забыли бы о вас. Он рад был оказать мне услугу. Его забавляло это.

Должно быть, люди видели, как Бет входила в ложу Маккензи и, возможно, как он заталкивал ее в карету Кэмерона, устроил публичную ссору, чтобы отвлечь внимание от нее и привлечь его к ссоре в семействе Маккензи, прославившемся своими грязными делами.

— Жаль, — тихо заметила Бет. — Это была прекрасно сочиненная история, а вовсе не то, что произошло в действительности. Я поняла это. И была поражена.

— Почему, позвольте вас спросить?

— Дорогой лорд Йен, компаньонка по найму — последняя личность, которую затрагивают сплетни. Она неряшливо и бедно одета. Она скучна и бесцветна, и именно поэтому никто не хочет взять ее в жены.

— Кто вам это сказал?

— Дорогая миссис Баррингтон. Правда, она выразилась несколько по-другому: «Ты должна быть скромной и незаметной», — сказала она. — Понимаете, так она пыталась защитить меня.

— Нет. — Он смотрел на нее, остановив взгляд на локоне возле ее уха. — Нет, не понимаю.

— Не имеет значения. Вам и не нужно понимать.

Йен снова помолчал, видимо, о чем-то размышляя. Затем он бросил на нее короткий взгляд и, грубо прижав ее к себе, быстро поцеловал.

Не успела Бет опомниться, как он, словно забыв о ней, вышел из комнаты. Бет застыла на месте с горящими губами, пока прохладный ветерок, ворвавшийся в комнату из захлопнутой двери, не дал ей понять, что Йен ушел.


— Дорогая, как мило, — сказала вечером Изабелла, протягивая руку так, чтобы горничная смогла натянуть на нее перчатку. — Вы и Йен. — Ее зеленые глаза блестели, однако на лицо легли тени. — Мне так приятно.

— Ничего приятного тут нет. Мне не следует вести себя подобным образом.

Изабелла понимающе улыбнулась:

— Что бы вы ни говорили, я буду с нетерпением ждать от вас новостей.

— Так вы едете на бал, Изабелла?

Изабелла поцеловала Бет в щеку, обдав ее ароматом духов.

— Вы не сердитесь на меня за то, что я убегаю от вас, дорогая? Мне бы не хотелось оставлять вас одну.

— Нет, нет. Поезжайте и повеселитесь. Я немного устала сегодня и рада, что у меня будет время поразмышлять.

Бет хотелось спокойно провести ночь, не чувствуя желания в этот вечер познавать Париж, даже под покровительством Изабеллы. Изабелла знала «абсолютно всех» и охотно и успешно вводила Бет в общество. Изабелла намекала, что Бет — таинственная богатая наследница, приехавшая из Англии, которая, оказалось, прекрасно ладила с художниками, писателями поэтами, окружавшими Изабеллу.

В этот вечер Бет хотелось забыть о блеске и развлечениях. Она запишет об этом дне в своем дневнике, затем ляжет постель и погрузится в мечты о Йене Маккензи. Ей не следовало мечтать о нем, но она старалась об этом не думать.

Как только Изабелла ушла, Бет попросила дворецкого принести ей холодный ужин, затем взяла ручку и стала делать записи в дневнике.

Она начала описывать свои приключения в Париже, лакомясь любимым мясным пирогом, и раскрыла чистые страницы в конце записной книжки.


«Я не знаю, как ему удается пробуждать во мне такие чувства, — писала она. — У него большие и сильные руки, и мне очень хочется, чтобы он положил их мне на грудь. Я мечтаю вложить мои груди в его ладони. Мне хочется ощутить тепло его рук, прикасавшихся к соскам. Мое тело требовало этого, но я сдерживала такие желания, зная, что пока это невозможно.

Означает ли это, что я хочу, чтобы он делал все это со мной в другое время и в другом месте?

Я хочу, чтобы он расстегнул мое платье, расшнуровал корсет и освободил мое тело. Хочу, чтобы он касался меня так, как уже многие годы никто не касался. Я жажду этого.

Я думаю о нем не как о лорде Йене Маккензи, аристократе, брате герцога, который недосягаем для меня, и не как Безумном Маккензи, на которого, перешептываясь, глазеют эксцентричные люди.

Для меня он просто Йен».


— Мадам, — испуганно произнесла появившаяся в дверях Кейт.

Бет быстро захлопнула записную книжку.

— Боже мой, Кейт, ты напугала меня, что-то случилось?

— Лакей говорит, к вам пришел джентльмен.

Бет поднялась. Краем юбки она задела ложку, и та со стуком упала на пол.

— Кто это? Лорд Йен?

— Я бы сразу сказала, будь это он, не так ли? Нет. Анри говорит, этот джентльмен из полиции.

Бет удивилась:

— Из полиции?

— Не знаю, мадам. Он говорит, что служит инспектором или что-то в этом роде, что он англичанин, а не лягушатник. Уверяю вас, я ни одной вещи не украла с тех пор, как меня поймали, когда мне было пятнадцать.

— Не говори глупостей. — Бет дрожащей рукой подняла ложку. — Не думаю, что кража апельсинов на рынке Ковент-Гарден десять лет назад может послужить поводом для инспектора преследовать тебя до самого Парижа.

— Надеюсь, вы правы, — мрачно произнесла Кейт.

Бет спрятала записную книжку в шкатулку с драгоценностями и, положив в карман ключ, стала спускаться вниз. Лакей-француз поклонившись, открыл ей дверь, и Бет поблагодарила его на его родном языке.

Когда она вошла, мужчина в поношенном черном костюме, сидевший у камина, повернулся к ней.

— Миссис Экерли?

Он был высоким, но не таким, как Йен. Его темные волосы были зачесаны назад. Глаза у него казались мутно-коричневыми. Ему было за тридцать, и он выглядел почти красивым, хотя пышные усы не могли скрыть суровую складку у его губ.

Бет остановилась на пороге.

— Да. Моя компаньонка сказала, что вы из полиции.

— Меня зовут Феллоуз. Я хотел бы задать вам несколько вопросов, если не возражаете.

Он протянул пожелтевшую визитную карточку, явно знавшую лучшие дни. «Ллойд Феллоуз. Инспектор. Скотленд-ярд. Лондон».

— Понимаю.

Бет вернула ему карточку, которую было неприятно держать в руках.

— Может быть, присядем, миссис Экерли? Зачем вам испытывать неудобства?

Он указал на бархатное кресло, и Бет села на его краешек. Инспектор Феллоуз выдвинул из-за стола жесткий стул, перевернул его и с довольным видом сел.

— Я не задержусь здесь, поэтому можно избежать обычного предложения чая. — Он пристально смотрел на нее. — Я пришел спросить вас, как давно вы знаете лорда Йена Маккензи?

— Лорда Йена?

Бет с изумлением посмотрела на полицейского.

— Самого младшего брата герцога Килморгана, шурина леди, которой принадлежит этот дом.

Говорил он грубым тоном, с сарказмом, но выражение его глаз было каким-то странным.

— Да, я знаю, кто он, инспектор.

— Вы познакомились с ним в Лондоне, если не ошибаюсь?

— Какое вам дело? Я познакомилась с ним в Лондоне, а здесь в Париже познакомилась с его братом и невесткой. Полагаю, это не противозаконно.

— Сегодня вы разговаривали с лордом Йеном здесь, в этом доме?

У нее учащенно забилось сердце.

— Вы следили за мной?

Она подумала о раздвинутых на окнах этой комнаты шторах и представила себя, сидящую на коленях Йена и страстно целовавшую его.

Феллоуз наклонился к ней с непроницаемым выражением лица.

— Я пришел сюда не для того, чтобы в чем-то обвинить вас, миссис Экерли. Мое посещение всего лишь предупреждение.

— О чем? О том, что я разговаривала с родственником моей подруги у нее в доме?

— Общение с неподходящей компанией может оказаться для вас, молодой женщины, губительным. Вы в этом убедитесь, поверьте мне.

— Пожалуйста, говорите яснее, мистер Феллоуз. Время позднее, и я хотела бы лечь спать.

— Не будьте столь высокомерны. Я принимаю ваши интересы близко к сердцу. Хотелось бы знать, вы читали об убийстве в пансионе неподалеку от собора Святого Павла, на Ковент-Гарден, совершенном неделю назад?

Бет подумала и покачала головой:

— Неделю назад я путешествовала. И ничего не знаю о том, что в это время происходило.

— Она ничего собой не представляла, поэтому английские газеты не заинтересовались происходящим, а французские вообще ни словом не обмолвились о ней. — Он погладил усы. — Вы свободно говорите по-французски, не так ли?

— Похоже, вы много обо мне знаете. — Его поведение и надменность, да еще в гостиной Изабеллы, раздражали Бет. — Мой отец был французом, так что это естественно. Я хорошо говорю по-французски. И это было одной из причин, побудивших меня поехать в Париж.

Феллоуз достал из кармана маленький блокнот и полистал его.

— Ваш отец называл себя Жерве Вильером, виконтом Териолем. — Он посмотрел на Бет. — Забавно, в картотеке «Сюрте» не имеется сведений о такой личности, когда-либо проживавшей во Франции.

— Отец давно покинул Париж. По-моему, это как-то связано с революцией в сорок восьмом.

— Никак не связано, мадам. Жерве Вильер никогда не существовал. С другой стороны, Жерве Фурнье полиция разыскивала за мелкую кражу, мошенничество и злоупотребление доверием. Он сбежал в Англию, и о нем больше никогда не слышали.

Феллоуз перевернул страницу.

— Полагаю, мы с вами знаем, что с ним произошло, миссис Экерли.

Бет промолчала. Она не могла отрицать того, что говорил полицейский о ее отце, но у нее не было желания впасть истерику на глазах мистера Феллоуза.

— И какое отношение все это имеет к лорду Маккензи?

— Я приближаюсь к этому. — Феллоуз заглянул в блокнот. — Здесь записано, что однажды вашу мать арестовали за проституцию. Это может быть правдой?

Бет покраснела.

— Она была в отчаянии, инспектор. Мой отец только что умер, и мы голодали. Слава Богу, она была совсем неумелой в этом, и первый, к кому она подошла, был переодетый в штатское полицейский.

— Действительно, судья, кажется, был так растроган ее мольбами о милости, что отпустил ее. Она обещала быть порядочной девушкой и больше так не поступать.

— Она и не поступала больше подобным образом. Не будете ли так любезны, инспектор, не обсуждать мою мать? Оставьте ее в покое. Она делала все, что могла, оказавшись в тяжелом положении.

— Нет. Миссис Вильер не повезло так, как повезло вам, — заявил Феллоуз. — Вам крупно повезло. Вы вышли замуж за уважаемого джентльмена, который заботился о вас. Затем вы стали компаньонкой старой богатой леди, которая из благодарности оставила вам все свое состояние. А теперь вы гостья английских аристократов в Париже. Большой успех после работного дома, не правда ли?

— Не думаю, что моя жизнь вас касается, — сдержанно заметила Бет. — Но почему она вас так интересует?

— Не ваша жизнь. А убийство.

Бет оцепенела.

— Я не совершала убийств, мистер Феллоуз, — сказала она, пытаясь улыбнуться. — Если вы полагаете, что я помогла миссис Баррингтон сойти в могилу, то это неправда. Она была старая и очень больная. Я ее очень любила и представить себе не могла, что она собиралась мне что-то оставить.

— Знаю. Я проверял.

— Ну, так окажите мне любезность, инспектор, — я совершенно не понимаю, в чем вы меня обвиняете.

— Я заговорил с вами о ваших родителях, потому что хочу откровенно поговорить с вами о вещах, услышав которые леди может упасть в обморок. Я начинаю понимать, что вы светская женщина и, вероятно, не потеряете сознания от того, что я должен вам сказать.

Бет смерила его ледяным взглядом.

— Не беспокойтесь, я не падаю в обморок. Я бы могла приказать лакеям вышвырнуть вас вон, это да, но обморок — нет.

Феллоуз поднял руку.

— Пожалуйста, не сердитесь на меня, мадам. Женщину, которую убили на Ковент-Гардене, звали Лили Мартин.

Бет с удивлением посмотрела на него.

— Впервые слышу это имя.

— Пять лет назад она работала в борделе на Хай-Холборне.

Он замолчал, ожидая ответа, но Бет снова покачала головой.

— Вы хотите спросить, не знала ли ее моя мать?

— Нет-нет. Вы помните, что пять лет назад в этом борделе на Хай-Холборне была убита куртизанка?

— Понятия не имею.

— В самом деле. Подробности не из приятных. Молодую женщину звали Салли Тейт, она была одной из тех женщин, однажды утром ее нашли мертвой с пронзенным сердцем в ее постели, затем ее неостывшая кровь была намеренно размазана по обоям и простыням.

Бет судорожно сглотнула.

— Какой ужас!

Феллоуз передвинулся на самый край стула.

— Я знаю… знаю, что то убийство совершил лорд Йен Маккензи.

Бет попыталась вздохнуть, но не смогла, все поплыло у нее перед газами.

— Не надо, миссис Экерли, вы обещали мне, что не упадете в обморок.

Она почувствовала, что рядом оказался Феллоуз, полеживавший ее под локоть. Бет задыхалась.

— Это чушь, — прохрипела она. — Если бы лорд Йен свершил то убийство, все газеты писали бы об этом. Миссис Баррингтон не пропустила бы его.

Феллоуз покачал головой:

— Он не был обвиняемым. Его не арестовали. Никому позволялось даже слово сказать журналистам.

Он снова сел на свой стул. На его лице отразились нетерпение и досада.

— Но я знаю, что это сделал именно он. В ту ночь он сбывал там. К утру лорд Йен исчез, его нигде не было. Оказалось, он уехал в Шотландию, где я не смог его найти.

Бет ухватилась за соломинку.

— Не исключено, что он уехал еще раньше.

— Его слуги пытались меня убедить, что он вернулся мой в два часа утра, лег спать и уехал в Шотландию первым же поездом. Они лгали. Я это чувствовал. Несмотря на то, что его брат, герцог, делал все возможное, чтобы помешать мне понять, что Йен действительно сделал это. Я хотел его арестовать, но у меня не было доказательств, которые удовлетворили бы моего начальника, а все Маккензи — великие мира сего. Их покойная мать была в дружеских отношениях с королевой… Герцог пользуется влиянием в министерстве внутренних дел. Он заставил мое начальство запретить мне заниматься этим делом. Имя Йена нигде не упоминалось, ни в газетах, ни в Скотленд-Ярде. В общем, его ни в чем нельзя было обвинить.

Свет промелькнул где-то в воображении Бет. Она отошла от Феллоуза. Она думала о Йене, быстром, бегающем взгляде золотистых глаз, страстном поцелуе и силе его рук.

Она подумала, что за последние несколько недель уже второй раз мужчина предупреждает ее об опасности общения с другим мужчиной. Но когда Йен рассказал ей о Мейтере, она сразу же поверила ему, в то время как ей хотелось отрицать все, что инспектор Феллоуз говорил о Йене.

— Вы, должно быть, ошибаетесь, — сказала она. — Йен никогда бы этого не сделал.

— И вы говорите это, зная его всего лишь неделю? Я же следил за семейством Маккензи годами и знаю, на что они способны.

— Я повидала в своей жизни достаточно жестоких и буйных мужчин, инспектор, и Йен Маккензи к ним не относится.

Бет выросла среди мужчин, включая своего отца, решавших свои проблемы с помощью кулаков. Ее отец в трезвом состоянии мог быть совершенно обаятельным, но стоило ему напиться, как он превращался в чудовище.

Было видно, что она не убедила Феллоуза.

— Девушка, Лили, которая умерла на Ковент-Гардене, работала в этом доме на Хай-Холборне пять лет назад. После убийства она исчезла, и я не нашел ее, как ни старался. Оказалось, она переехала в пансион на Ковент-Гардене, и ее покровитель платил ей хорошие деньги за то, чтобы она тихо жила там в одиночестве. Экономка рассказала, что к ней время от времени приходил мужчина, обычно ночью. Она никогда не видела его. Но нашелся свидетель, видевший, как приходил мужчина в ту самую ночь, когда Лили убили, вонзив ей в сердце ножницы, и этим мужчиной был лорд Йен Маккензи.

Пол снова закачался под ногами Бет, но она не опустила головы.

— Ваши предположения еще не доказательство. А что, если у вашего свидетеля слабое зрение?

— Перестаньте, миссис Экерли. Вы должны согласиться, что лорда Йена нельзя не узнать.

Бет не могла этого отрицать. Кроме того, она знала, что полицейские способны внушить человеку, что он видел то, что, по желанию полицейских, должен был видеть.

— Не понимаю, почему вы явились сюда ночью, чтобы рассказать мне эту историю, — холодно произнесла Бет.

— Есть две причины. Одна — это предупредить вас, что вы подружились с убийцей. Вторая — попросить вас следить лордом Йеном и сообщать мне все сведения, которые, как считаете, относятся к этому делу. Он прикончил этих девушек, и я намерен это доказать.

Бет с изумлением смотрела на него.

— Вы хотите, чтобы я шпионила за родственником женщины, подружившейся со мной? За семьей, от которой я не видела ничего, кроме доброты?

— Я прошу вас помочь мне поймать хладнокровного убийцу.

— Я не состою на службе Скотленд-Ярда или во французской полиции, инспектор. Найдите кого-нибудь другого, кто будет делать вашу грязную работу.

Феллоуз с притворным огорчением покачал головой.

— Сожалею, миссис Экерли, о том, что вы отказываетесь мне помочь. Когда я поймаю лорда Йена, то я укажу на вас, как на его сообщницу.

— У меня есть адвокат, мистер Феллоуз. Может быть, вам следует обратиться к нему? Могу дать вам его лондонский адрес.

Феллоуз улыбнулся:

— Мне нравится, что вас не запугаешь. Но подумайте — я уверен, что вам не хочется, чтобы ваши новые благородные друзья смирились с тем фактом, что вы обманщица. Дочь мошенника и проститутки, втершаяся в душу аристократии. Боже мой, Боже мой!.. — защелкал он языком.

— Меня не запугаешь и шантажом. Я приму ваше предупреждение как заботу о моей безопасности, и мы больше будем говорить об этом деле.

— Так, значит, мы понимаем друг друга, миссис Экерли?

— А теперь можете уйти! — ледяным тоном, делавшим часть миссис Баррингтон, произнесла Бет. — И мы совсем не понимаем друг друга.

Феллоуз не хотел, чтобы она заметила на его лице страх. И он, бодро усмехнувшись, взял шляпу и направился к двери.

— Если передумаете, найдете меня в отеле у Северного вокзала. Прощайте.

Феллоуз театральным жестом распахнул скрытые в нише двери и уперся в стену. Стеной оказался Йен Маккензи. Бет не успела и слова сказать, как Йен схватил Феллоуза за горло и швырнул обратно в гостиную.

Глава 6

От ярости глаза Йена словно затянуло красной пеленой. Сквозь нее он видел Бет. Ее локоны были аккуратно уложены в сложную прическу, которую она сделала в это утро. Видел он и Феллоуза в черном поношенном костюме, и голубые глаза Бет, в которых было смятение.

Феллоуз рассказал ей. Будь он проклят, но он все рассказал ей.

Феллоуз вырывался из рук Йена.

— Подобное обращение с офицером полиции — оскорбление!

— Все в тебе оскорбительно! — Йен отшвырнул его в сторону. — Убирайся!

— Йен…

Голос Бет заставил его оглянуться. Она стояла словно цветок, хрупкая и беззащитная, единственный яркий лучик в сером мире.

Он хотел, чтобы Бет оставалась в стороне от этого грязного дела на Хай-Холборне и от всего, что Йен старался скрывать последние пять лет. Бет это не касалось.

Феллоуз разрушил положение. Проклятый тип разрушал все, к чему прикасался. Йен не хотел, чтобы Бет смотрела на него, как другие, стараясь догадаться — не Йен ли вонзил нож в еще теплое тело куртизанки. А затем размазал кровь по стенам. Ему хотелось, чтобы Бет продолжала смотреть на него с некоторым удивлением, улыбаясь ему. Но она сделала какой-то непонятный ему жест.

Иногда Йен сам задумывался, не убил ли он Салли в приступе гнева. Иногда он не помнил, что делал в минуты помрачения. Но он помнил, что видел той ночью, видел то, о чем никогда и никому не рассказывал, даже Харту.

Феллоуз расправил воротник, лицо у него побагровело. Йен надеялся, что причинил достаточно боли этому человеку. У Феллоуза была в жизни одна цель — настроить публику против Харта, против Йена, против всего, связанного с Маккензи. Феллоуз настолько надоел Харту и Йену, что пять лет назад у него отобрали дело об убийстве в Хай-Холборне и предупредили, что, копаясь и далее в этом деле, он рискует потерять должность.

И вот Феллоуз вернулся. Это означало, что он узнал что-то новое.

Йен думал о Лили Мартин, лежавшей в гостиной, где он неделю назад нашел ее с ножницами, пронзившими сердце. Он помнил свой гнев и печаль. Он хотел, защитить ее, но не сумел.

— Убирайся, — повторил он Феллоузу. — Здесь тебе не место.

— Этот дом сняла леди Изабелла Маккензи, — заявил Феллоуз. — И меня не предупреждали, что нельзя говорить с миссис Экерли. Она — не Маккензи.

Йен взглянул на самодовольное выражение лица Феллоуза.

— Миссис Экерли находится под моим покровительством.

— Вашим покровительством? — ухмыльнулся Феллоуз. — Красиво сказано!

— Мне, безусловно, не нравится, какое отношение это имеет ко мне, — вставила Бет. — Пожалуйста, инспектор, уходите. Вы сказали то, что хотели, и я буду вам весьма признательна, если вы уйдете.

Феллоуз поклонился, но глаза его блеснули.

— Конечно, миссис Экерли. Доброй ночи.

Йен не испытывал удовлетворения, глядя вслед покидавшему гостиную Феллоузу. Он вышел следом за ним в холл и приказал лакею ни под каким видом вообще не впускать его в дом. Йен постоял в дверях, пока Феллоуз, насвистывая, удалялся по оживленной улице.

Он обернулся и увидел за спиной Бет. Она пахла так, как пахнут цветы, слабый аромат духов впитался в ее кожу.

Она раскраснелась, ее щеки были влажными, дыхание учащенным.

Проклятие. Ее улыбка исчезла, брови нахмурились. Йен с трудом разбирался в выражении лиц у людей, но он не мог не понять беспокойства и неуверенности Бет. Будь все проклято, если она поверила Феллоузу…

Йен взял Бет под локоть и повел вверх по лестнице в гостиную. Он закрыл за собой дверь, а Бет, сложив на груди руки, отошла от него.

— Не верьте ему… — У него перехватило дыхание. — Он несколько лет преследует Харта. Не связывайтесь с ним.

— Уже поздновато для этого. — Бет, казалось, не собиралась сесть, но и не ходила по комнате. Она стояла, не двигаясь, и только ее пальцы беспокойно скользили по ее локтям. — Боюсь, хороший инспектор знает много секретов.

— Он знает намного меньше, чем думает. Он ненавидит мою семью и будет делать все, чтобы ее опозорить.

— Зачем ему это нужно?

— Не знаю.

Йен схватился за волосы, его гнев и отчаяние рвались наружу. Он ненавидел этот гнев, тот самый гнев, который приводил в ярость его отца и за который его много били. Он закипал в Йене, когда он хотел что-то объяснить, но не находил слов, когда не мог понять ту чушь, которую бормотали все люди, окружавшие его. Ребенком он мог делать только одно: бросался с кулаками и кричал, пока два лакея сдерживали его. Крики прекращались, лишь когда приходил Харт. Йен, будучи маленьким мальчиком, боготворил Харта Маккензи, который был старше его на десять лет. Теперь Йен был взрослым человеком, чтобы сдерживать порывы гнева, но они приходили снова, и он боролся с этим демоном каждый день. Он боролся с ним и в ту ночь, когда была убита Салли Тейт.

— Я не хочу, чтобы вы были как-то с этим связаны, — повторил он.

Но Бет только посмотрела на него. Ее глаза были такими голубыми, а губы пухлыми и красными. Ему хотелось целовать и целовать их, пока она не забудет все эти раскрытые Феллоузом секреты и из ее глаз не исчезнет это выражение.

Йену хотелось чувствовать под собой ее тело, слияние их пылающих тел, услышать ее дыхание, когда он овладеет ею. Ему было необходимо, чтобы все остальное погрузилось в небытие, чтобы они оба растворились в страсти. Она стала нужна ему, как убежище, еще с тех пор, как она сидела рядом с Линдоном Мейтером в опере «Ковент-Гарден».

Он отобрал ее у Мейтера, выдав тайны этого человека. Мейтер был прав, говоря, что он украл ее, однако Йена это не беспокоило. Но теперь Бет знала тайны Йена, и ей стало страшно.

— Достаточно легко можно было доказать, что вы не совершали никаких убийств, — говорила она. — Конечно же, ваш кучер, камердинер и другие могли подтвердить, где вы находились.

Она думала, что это так просто, так просто…

Йен подошел к ней и дотронулся до ее щеки, ощущая мягкую, как лепесток, кожу.

— Я не хочу, чтобы вы знали об этом. Это гнусное и грязное дело.

Он не был уверен, все ли Феллоуз рассказал ей, но мог бы догадаться. Однако Феллоуз раскопал только голые факты, лежавшие на поверхности, Истина лежала глубоко, тайны были настолько мерзкими, что могли погубить их всех.

Бет ожидала, что он объяснит все одной или двумя фразами, чтобы успокоить ее. Йен не мог сделать этого, ибо знал страшную правду. Проклятая память не подводила его, сохраняя то, что он видел, что он сделал. Обе дамы были замешаны в этом, и обе умерли.

— Йен…

От ее шепота у него сжалось сердце. Йен отпустил ее. Гневная дрожь снова пробегала по его телу.

— Вам не следовало бы общаться с семейством Маккензи, — сказал он. — Мы разрушаем все, к чему бы ни прикасались.

— Йен, я верю вам.

Она ухватилась за его рукав и не выпускала его. Ему так хотелось посмотреть ей в глаза, но это было невозможно.

Бет поспешила заговорить:

— Вы боитесь, что Феллоуз оттолкнул меня от вас. Нет, не оттолкнул. Он явно на чем-то помешан. Он сам сказал, что у него нет никаких доказательств, и дело против вас никогда не возбуждалось.

Вообще-то это правда, но все было не так просто.

— Оставьте это, — сурово сказал он. — Забудьте.

Йену хотелось бы забыть. Но он никогда ничего не забывал. События вставали перед его глазами с такой же ясностью, как и утро, когда он сидел здесь, играя вместе с ней на пианино. Так же ясно, как и каждый «эксперимент», который проделывал над ним шарлатан доктор в частном доме для сумасшедших.

— Вы не понимаете. — Бет выпустила его рукав и тут же положила руку ему на плечо. — Мы друзья, Йен. Я серьезно отношусь к дружбе, видит Бог, у меня в жизни друзей было не так много.

«Друзья». Йен подумал, что никогда не слышал, чтобы так называли его. У него были братья, друзей не было. Куртизанкам он нравился, они любили его, но он не заблуждался на их счет: любили бы они его, если бы он не платил им?

Бет пристально смотрела на него.

— Я хочу сказать, что не откажусь от дружбы с вами, потому что появился инспектор Феллоуз и предъявил свои обвинения.

Она все еще хотела, чтобы он оправдался. И во весь голос заявил о своей невиновности. Йен не умел лгать, не понимал, зачем это нужно, но он знал, что правда коварна.

— Я не видел, как умерла Салли Тейт, — сказал он, глядя на дверной косяк. — И я не втыкал ножницы в Лили.

— Откуда вы знаете, что это были ножницы?

Он перевел взгляд на ее лицо.

— В ту ночь я видел ее. Я зашел ее навестить и нашел мертвой.

Бет судорожно сглотнула.

— И вы не сообщили в полицию?

— Нет. Я оставил ее и успел на поезд, отправлявшийся Дувр.

— Инспектор Феллоуз говорит, что свидетель видел, как вы входили в дом.

— Я никого не заметил, но я и не смотрел. Мне надо было успеть на поезд, и я не хотел, чтобы была какая-то связь со мной, с Лили и с Хай-Холборном.

— Инспектор все же нашел ее.

В Йене снова начал закипать гнев.

— Я знаю. Я пытался защитить ее от него. Я не смог. Я обманул ее.

— Любой грабитель и вор мог бы ее убить. Это не было вашей виной.

Лили не сопротивлялась. Она знала и доверяла тому, кто убил. Это Йен заметил сам, и это подтвердил Керри.

— Я не смог защитить ее. Я не могу защитить вас.

Бет улыбнулась:

— У вас нет необходимости защищать меня.

Боже, неужели женщина может быть настолько невинна? Теперь Бет связана с братьями Маккензи. Такой она будет выглядеть в глазах людей.

— Феллоуз использует вас, чтобы подобраться к нам. Это его способ.

— А он использует Изабеллу?

— Он пытался, но потерпел неудачу.

Феллоуз полагал, что Изабелла ненавидит все и вся в семействе Маккензи, поскольку она ушла от Мака. Он надеялся, что она расскажет ему все секреты, но Феллоуз ошибался. Изабелла была дочерью графа. Несколько поколений голубой крови, и она даже отказалась говорить с каким-то полицейским. Она осталась верна семейству Маккензи.

— Вы рискуете, оставаясь на нашей стороне. Вы еще пожалеете.

— Я сказала, теперь уже поздно. Я хорошо узнала Изабеллу, я знаю, она не стала бы с такой симпатией говорить о вас, если бы верила, что вы способны на убийство.

Действительно, Изабелла по-прежнему относилась с симпатией к Йену, Харту и Кэму. Почему? Одному Богу известно. Йену понравилась Изабелла сразу же, после того как Мак представил ее после их побега. Она была невинной, но сумела с честью войти в этот мужской мир.

— Изабелла верит в нас.

Бет смягчилась.

— Если она верит, то верю и я.

Он чувствовал, как угасает его гнев, как его покидает отчаяние. Бет верила ему. Глупо с ее стороны, но все дело в том, что она понимала его, понимала, что он чувствует.

— Вас не испугало бы слово «безумный»? — спросил он.

— Вы не безумны.

— Меня посадили в психиатрическую лечебницу, потому что я не смог убедить комиссию, что я не безумный.

Она улыбнулась:

— Одна из прихожанок моего мужа постоянно твердила, что она — королева Виктория. Она носила черное бумазейное платье и траурные броши и постоянно говорила о своем бедном больном Альберте. Не могу поверить, что вы подобны ей.

Йен отвернулся, давая ей отойти от него.

— Когда меня выпустили из сумасшедшего дома, я не говорил три месяца.

Он услышал, как она остановилась позади него.

— О…

— Я не помню, как это было, — мне просто не хотелось, не знал, что это огорчает моих братьев, пока они не сказали мне об этом. Я не понимал намеки окружающих. Человек должен был говорить со мной прямо, без намеков.

Она вновь улыбнулась:

— Так вот почему вы не смеетесь от моих маленьких шуток. Я даже подумала, что разучилась шутить.

— Я узнавал, что мне надо делать, наблюдая за другими, надо аплодировать в опере, когда публика встает. Это похоже на изучение иностранного языка. Но я не могу, когда меня окружают люди, следить за разговором.

— И вы поэтому не могли много говорить, когда в «Ковент-Гардене» вошли в ложу Мейтера?

— Когда я один, мне гораздо легче.

Он был прав. Он мог сосредоточить внимание на том, что говорил один человек, но попытки понять сразу нескольких человек были тщетны. В юности его наказывали за то, что за столом он не отвечал на вопросы и не вступал в дискуссии. «Угрюмый» — так называл его отец. «Смотри на меня, когда я с тобой говорю!»

Бет закрыла глаза.

— Дорогой Йен, у нас с вами много общего. Миссис Баррингтон должна была учить меня, как надо вести себя в обществе, с первых лет, а я до сих пор не могу усвоить всех правил. Кстати, вы знаете, что есть мороженое ложкой вульгарно? Надо пользоваться вилкой, что выглядит просто смешно, труднее всего оставлять немного еды на тарелке, чтобы не показаться слишком прожорливым. В юности я часто голодала и просто не могла оставить на тарелке даже немного еды.

Йен слушал ее, не вникая в смысл того, что она говорила. Ему нравился ее голос — ровный, спокойный, как горный ручей в пустынной Шотландии, в котором он ловил рыбу.

— Сейчас вы называете меня Йен, — заметил он.

Она удивилась:

— Разве?

— Вы назвали меня так пять раз с тех пор, как я пришел.

— Видите? Я действительно считаю, что мы друзья.

Йена не устраивала дружбы. Он хотел большего.

Бет взглянула на него из-под ресниц.

— Йен, есть еще кое-что, о чем я хотела бы спросить…

Он ждал, но она отступила на шаг, вертя на пальце левой руки серебряное колечко. Он хорошо разбирался в драгоценностях, чтобы увидеть, что колечко дешевое, с одним небольшим камешком с трещинкой. Какой-то бедняк подарил ей это колечко, и Бет берегла его. Она без колебаний вернула Мейтеру кольцо с бриллиантом, но это колечко было дорого ей.

— Йен, я подумала, если, может быть…

Йен с трудом сосредоточил внимание на ее словах. Он предпочел бы слушать ее ровный голос, смотреть, как поднимается и опускается ее грудь, как двигаются ее губы.

— Поскольку я вам, кажется, немного нравлюсь, — сказала она, — я подумала, не заинтересует ли вас… любовная связь со мной?

Последние слова буквально вырвались у нее.

— Я хочу вступить с вами в связь, — продолжила Бет, — разумеется, если вы в этом заинтересованы так же, как и я.

Глава 7

Возбужденному Йену понравились слова Бет.

— Преступные отношения, — повторил он.

— Да, — сказала она, понизив голос.

— Если это заинтересует меня?.. Вы имеете в виду постель, — спросил он без обиняков.

Она еще больше покраснела, продолжая вертеть на пальце свое кольцо.

— Да, именно это я и хотела сказать. Понимаете, не быть любовницей… содержанкой, а просто два человека наслаждаются этой стороной жизни. Мы достаточно нравимся друг другу, и вряд ли я снова выйду замуж. Видит Бог, Мейтер внушил мне отвращение к этой мысли. Ведь мы можем быть… любовниками, по крайней мере, пока мы в Париже. Я знаю, что несу чушь, но ничего не могу с собой поделать.

Знала ли Бет, как она прекрасна? У нее горели щеки, во взгляде были и вызов, и неуверенность.

Он на мгновение задержал на ней взгляд и сказал:

— Да.

Бет выдохнула и нерешительно засмеялась.

— Спасибо, что уходите без отвращения.

Отвращение? Какой мужчина мог бы испытывать отвращение к леди с такими, как у нее, глазами, которая только что, смущаясь, призналась, что хочет стать его возлюбленной?

Йен отступил назад, чтобы осмотреть ее с головы до ног. Нa ней было простое платье из розовато-лилового тонкого сукна, с верхней юбкой в складку и нижняя юбка с мягкими рюшами. Ряд пуговиц на лифе, похожих на ягоды черной смородины, доходил до подбородка. Этот чертов высокий воротник скрывал, а не открывал ее изящную шею.

— Мы сейчас и начнем, — произнес он.

— Прямо сейчас? — вздрогнула она.

— Пока вы не передумали.

Бет прижала пальцы к губам, словно хотела сдержать улыбку.

— Очень хорошо… но что же вы задумали?

— Расстегнуть ваше платье.

Он подошел к ней и взялся за пуговицу в ямке у ее горла. Ему хотелось взять ее в рот и проверить, действительно ли у нее был вкус ягоды.

— До сих пор.

— Только до сих пор?

— Пока — да.

Она удивленно посмотрела на него, но начала расстегивать пуговицы. Открылась ее бледная шея и ямочка на горле, влажная от пота. Это была красивая шея, длинная, безупречная шея.

Йен обнял ее за талию. Она с полуоткрытыми губами посмотрела на него, но он не поцеловал ее. Он осторожно откинул застежку, затем наклонился и поцеловал ее шею.

— Йен!..

— Тсс…

Он лизнул ямку на ее горле, а затем потянул зубами нежную кожу.

— Что вы делаете?

— Делаю вам любовный укус.

— Любовный…

Йен прикусил кожу, и Бет едва не задохнулась. Он осторожно, с нежностью сжимал зубы, ощущая соленый вкус ее кожи и биение ее пульса.

«Обнажись для меня», — хотелось ему сказать. Он жаждал увидеть свою Бет с задранными юбками, развязывающей поясок ее панталончиков. Ему хотелось, чтобы она спустила панталончики так, чтобы он смог увидеть между ее бедер треугольник блестящих влажных волос. Возбуждение охватило Йена.

Он думал, какой может быть вкус ее сосков, видимо, такой же, как и у кожи на шее. Ему хотелось расстегнуть лиф ее платья и снять этот чертов корсет, чтобы насладиться ее грудью.

«С ней не надо спешить. Наслаждайся сейчас».

Он поднял голову. Посмотрел ей в лицо, перед ним блеснули ее голубые глаза, но он словно завороженный смотрел на ее губы.

Очень привлекательные губы. Нижняя чуть изогнута, как будто она улыбалась, а верхняя как бы опущена. Глаза полузакрыты, волосы спутаны, а на горле, где он укусил ее, видно темное пятно.

— Теперь ваша очередь, — сказал он.

Йен снял сюртук, стянул галстук и воротничок, а Бет напряженно следила за каждым его движением и осторожно приближалась к нему. Она наклонилась, ее волосы коснулись его подбородка, а сжатые в кулаки руки легли на его плечи. Твердые и теплые губы прикоснулись к его шее. Затем Йен почувствовал остроту ее зубов. Он не смог сдержать стона, когда она прикусила его кожу. Легкая боль, когда она начала сосать его кожу, вызвала у него желание излить ее свое семя. Положить ее на пол, раздвинуть ей ноги и войти в нее. Никогда еще с тех пор, как ему исполнилось семнадцать, и он впервые был возбужден вниманием розовощекой горничной, он не был так близко к потере контря над собой.

Ему хотелось расстегнуть до конца рубашку, чтобы Бет могла целовать его грудь. Затем он поставил бы ее на колени и овладел бы ею сзади.

«Иметь преступные отношения, — произнесла она, — По случаю того, что мы были “обоюдно согласны”».

О да, было бы много таких случаев, и он постарался бы, чтобы они всегда приходили к взаимному согласию.

Бет высвободилась из его объятий и так посмотрела на Йена, что у него дух захватило и замерло сердце.

— Все правильно?

Он больше не мог говорить, вырывавшиеся слова были бессмысленны. Он страстно поцеловал ее и крепко прижал к себе.

Так много случаев, каждый день, любое место, где бы они оказались. У него голова шла кругом от возможностей. Он любил любовные игры, и эта никогда не наскучит ему.

У него едва хватило сил оттолкнуть ее. Если он не прекратит этого сейчас же, то на самом деле положит ее на пол, и она могла бы сесть на него верхом на подходящем стуле с прямой спинкой.

И так, и так. Его не утомила бы и целая ночь этих любовных игр.

Он поцеловал ее в лоб, не слыша, что она говорит ему. Как бы он хотел иметь очарование Мака, чтобы найти нужные слова, чтобы поблагодарить ее, предложить еще свидание, продолжить эту игру. Вместо этого Йен взял ее лицо в ладони и еще раз поцеловал в губы.

— Я говорю, вы пошлете еще записку с вашим таким полезным Керри? — спросила она.

— Да.

Как с ней было легко, когда она вместо него отвечала на свои вопросы.

— Обязательно.

Он взял свой сюртук, сунул воротничок и галстук в карман и повернулся, чтобы в последний раз посмотреть на нее.

Бет стояла на середине комнаты, где он ее и застал, впервые вломившись сюда. Теперь ее платье было расстегнуто, и виднелась темно-красная метка, оставленная им на ее коже. Веки отяжелели, губы припухли от его поцелуев. Она была самым прекрасным созданием из всех, когда-либо виденных им.

— Доброй ночи, — прошептала она.

Он заставил себя отвернуться и распахнуть дверь, не обращая внимания на лакея и Кейт, которая неожиданно побежала в холл.

Он схватил с полки свои шляпу, перчатки и шарф и выбежал из дома, торопясь не уступить желанию остаться. Скоро он все устроит так, что ему никогда не надо будет уходить. Он женится на ней по очень веской причине: чтобы она была с ним каждую ночь, каждый день, каждый вечер и всю оставшуюся жизнь.

Он шел по бульвару, что-то пробуждалось в нем и вырывалось на свободу. Ночью спустился туман, что лишь увеличивало способность Йена слышать шаги человека, который шел за ним следом.


Заснуть было невозможно. Этой глухой ночью Бет, кутаясь в халат, ходила по спальне. Она чувствовала, что не в силах вернуться к своему дневнику или лечь в постель. События были слишком свежи, чтобы описывать их, и когда пыталась что-то записать, рука у нее дрожала и чернила проливались на страницы дневника.

Она прижимала халат высоко к шее, но довольно часто останавливалась перед зеркалом и распахивала его. Красная метка, оставленная Йеном, выделялась на ее коже подобно синяку, но это был не синяк. У некоторых девушек легкого поведения, приходивших в работный дом, были такие отметины, и они смеялись, когда она с беспокойством расшивала их.

Бег закрыла рукой любовный укус. Она не понимала, почему кому-то это нравилось. Теперь она вспоминала, как бросило в жар, когда она почувствовала его дыхание на своем горле. И как пульсировала ее кровь, когда он прикусил ей шею. Его волосы касались ее подбородка, они были теплыми, мягкими и пахли мылом.

Она услышала, как вернулась домой Изабелла, и, надеясь, что подруга не поспешит заняться дружеской беседой на сон грядущий. Бет полюбила Изабеллу, но знала, что не сможет скрыть от нее своего волнения, своих переживаний. Изабелла расколет Бет, как яйцо.

Изабелла необычно тихо прошла через холл и закрыла дверь своей комнаты. За стеной Бет слышала тихий голос ее горничной, готовившей Изабеллу ко сну. Затем горничная ушла, и все затихло.

Бет все еще не находила себе места. Ее тело не слушалось ее, рассердившись, что она не закончила того, что начала с Йеном. Она боялась, что он посмеется над ее предложением любовной связи — она делила ложе с мужчиной и познала оргазм, но Йен Маккензи был воплощением распутства. Это было совсем другое дело.

Он одарил ее своей ленивой улыбкой и, встретив на мгновение ее взгляд, сказал «да». Он не был ни изумлен, ни равнодушен, ни смущен. От этой улыбки ее бросило в жар.

Бет повернулась, чтобы еще раз пройти по комнате, и услышала за стеной приглушенные звуки. Ей были знакомы эти звуки, и часто после смерти Томаса они были ее собственные. Она лежала в одиночестве в своей скромной спальне в доме миссис Баррингтон и рыдала.

Завернувшись в халат, Бет поспешила в соседнюю комнату к Изабелле. Она постучала и, не получив ответа, толкнула дверь.

Газовые светильники были притушены, и комнату освещал желтый свет. Тоскливо. Бет сделала свет поярче и увидела на кушетке Изабеллу, которая сидела, обхватив голову руками. Длинные волосы Изабеллы струились по ее спине алым покрывалом, а она рыдала.

Бет тихо подошла к ней и положила руку на шелковистые волосы Изабеллы.

— Дорогая, что случилось?

Изабелла подняла голову. Ее заплаканное лицо покрылось красными пятнами.

— Уходите…

— Нет. — Бет убрала локон со щеки Изабеллы. — Раньше я тоже плакала так в одиночестве. Это ужасно.

Изабелла подняла заплаканные зеленые глаза и бросилась в объятия Бет. Бет прижимала ее к себе и гладила по голове.

— Сегодня на балу был Мак! — рыдала Изабелла.

— О Боже…

— Графиня пригласила нас обоих, чтобы посмотреть, что произойдет, когда мы увидим друг друга. Сука!

Бет с ней согласилась.

— Что же произошло?

Изабелла подняла голову.

— Он вообще не замечал меня. Притворялся, будто не видит меня, а я притворялась, будто не вижу его. — В ее голосе были боль и страдание. — Но, ах, Бет!.. Я так его люблю!..

— Знаю, дорогая.

— Я хочу возненавидеть его, очень стараюсь, но это выше моих сил. Обычно у меня хватает смелости. Но когда сегодня я увидела его…

Бет легонько толкнула ее.

— Я знаю.

— Вы не можете знать. У вас умер муж. А это не одно и то же. Вы знаете, что он любил вас, и он навсегда остался в вашем сердце. А когда я вижу Мака, словно нож поворачивается в ране. Он раньше любил меня, но потом все изменись!..

Она зарыдала.

Бет обнимала ее, прижавшись щекой к волосам Изабеллы. У Бет разрывалось сердце. Она видела тревогу в глазах Изабеллы. И видела страшную усталость в глазах Мака. Это было не ее дело, но ей хотелось все исправить.

Изабелла вновь подняла голову и вытерла слезы.

— Я хочу кое-что показать вам.

— Потом, Изабелла. Вам надо отдохнуть.

— Нет. Я хочу, чтобы вы поняли.

Изабелла встала, откинув назад волосы, и подошла к гардеробу. Она открыла его и достала маленькую картину, завернутую в ткань. Она принесла картину, положила на кровать и развернула ткань.

У Бет перехватило дыхание. На картине была изображена Изабелла, сидевшая на краю измятой постели. Покрывало соблазнительно соскользнуло с ее плеча, обнажив истинное совершенство, одну ее грудь, а в треугольнике между ее бедер виднелись завитки волос. Изабелла смотрела в сторону, а не на художника. Ее рыжие волосы были небрежно собраны в узел на шее, чуть ниже затылка.

Несмотря на сюжет — женщина, встающая с постели после ночи любви, — в портрете не было ничего пошлого и непристойного. Приглушенные краски — элегантно модные, единственно яркими были только волосы Изабеллы и желтые розы.

Это был портрет возлюбленной, написанный человеком, которого возлюбленной была его жена. И еще, если бы она могла быть судьей, это была поразительно хорошая картина. Свет, тени, композиция, цвета — все было верно схвачено на маленьком полотне. Художник размашисто расписался в углу картины: «Мак Маккензи».

— Видите? — тихо произнесла Изабелла. — Он действительно гений.

Бет сжала руки.

— Это прекрасно.

— Он написал это наутро после свадьбы. Набросал эскиз прямо здесь, в спальне, а закончил в студии. Небрежная работа, называл он ее, но говорил, что не мог остановиться.

— Вы правы, Изабелла. Он действительно любил вас.

Слезы катились по щекам Изабеллы.

— Видели бы вы меня на балу, когда я была дебютанткой, глупенькой девочкой, а он — самым порочным человеком из всех, кого я когда-либо встречала. Его даже не пригласили на тот бал. Он, как говорят, «тронулся» из-за пари. Он заставил меня танцевать с ним, говоря, что я слишком труслива. Он поддразнивал меня и посмеивался надо мной, пока у меня не возникло желание его задушить. Он знал это, черт его подери. Он играл со мной, как с рыбкой, зная, что ему только стоит загнать меня в его сети. — Она вздохнула. — И он загнал. Я вышла за него замуж в ту же ночь.

Бет снова стала рассматривать картину. Мак мог бы начинать эту ночь как жаворонок, но закончить ее совсем по-другому. Картина была плодом вдохновения, в ней были нежность и мягкие краски. Работа влюбленного.

— Спасибо, что показали мне, — сказала Бет.

Изабелла улыбнулась:

— Вам надо понять, кто такие Маккензи. И я счастлива, что вы привлекли внимание Йена, но, может быть, я окажу вам плохую услугу, моя дорогая. Любовь к Маккензи может погубить вас. Будьте осторожны.

Сердце Бет дрогнуло. Она понимала, снова глядя на прекрасную женщину, с такой любовью изображенную Маком Маккензи, что уже поздно думать об осторожности.

После той встречи Бет не видела Йена целую неделю. Она ждала обещанной записки с назначением следующего свидания: Но ничего не получила. Она старалась не вздрагивать каждый раз, когда внизу раздавался звонок, и когда она слышала, как лакей или горничная торопливо направляются к комнате. Она пыталась не чувствовать острого разочарования, когда проходили дни и… ни слова.

Нашлась бы сотня причин, почему он не искал встречи с ней, говорила она себе самой, главной из них были дела, которыми он должен был заниматься. Изабелла объяснила, что Харт поручал ему проверять свою политическую переписку и договора, помнить их содержание, а затем предупреждать Харта, если тот находил фразы, которые имели особое значение для герцога.

У Йена были большие математические способности, и он следил за капиталовложениями братьев Маккензи. Как опытный шулер, помнивший каждую карту на столе, Йен следил за колебанием курса на биржах и знал все с необыкновенной точностью. За годы, прошедшие после того, как он покинул частный сумасшедший дом, он почти удвоил и без того огромное состояние семейства Маккензи.

— Я бы совершенно не удивилась, если бы это послужило для Харта причиной выпустить Йена из сумасшедшего дома, — объясняя его отсутствие, сказала Изабелла. — Я считаю, что это немного несправедливо, но Харт умело использовал поразительный мозг Йена. Ничего удивительного, что Йен постоянно страдает от головной боли.

Бет возмутило такое отношение к Йену. Возможно, Йену нравилось работать на брата, хотя он никогда об этом не вспоминал. Но это объясняло его отсутствие на этой неделе.

В субботу Изабелла повезла Бет еще на один роскошный бал, на этот раз его давала герцогиня в своем великолепном, как дворец, доме. Бет танцевала с джентльменами, бросавшими на нее хищные взгляды. Если бы она была тщеславной молодой женщиной, она могла бы поверить, что они восхищены ею, но она прекрасно все понимала. Многие друзья Изабеллы жили отнюдь не по средствам. А вдова с большим банковским счетом была именно тем, в чем они нуждались. «Французские крестьяне, притворяющиеся знатью», — сказала бы с презрительной усмешкой миссис Баррингтон. Она вообще неодобрительно относилась ко всем французам. Не считая, разумеется, Бет.

Бет, обмахиваясь веером, сидела в уголке после быстрого вальса с таким джентльменом. Он жаловался на дороговизну содержания кареты и приличных слуг. «Но человек вынужден, моя дорогая, иначе его примут за испанского гаучо». Такие вот слова вместо любезностей, которых ожидала дама.

Их разговору помешал слуга, принесший ей записку. Бет извинилась перед мотом-джентльменом и развернула записку.


«Мне очень нужно увидеть вас. Верхний этаж, первая дверь. Йен».


У Бет лихорадочно забилось сердце. Она скомкала бумажку, сунула ее в карман и, быстро пройдя по винтовой лестнице, поднялась наверх. Наверху она заметила в нише отделанную золотом дверь. Бет открыла ее и увидела маленькую, роскошно обставленную комнату и посередине Йена Маккензи. Он сердито смотрел на карманные часы, которые держал в руке, и не поднял глаз, когда она вошла.

— Йен! — сказала она, запыхавшись. — В чем дело? Что случилось?

Йен щелкнул крышкой, закрывая часы, и засунул их в жилет.

— Закройте дверь. У нас мало времени.

Глава 8

Бет закрыла дверь и остановилась, прислонившись к ней.

— Времени для чего? С вами все в порядке?

— Идите сюда.

Бет приподняла атласные юбки бального платья и с опаской направилась к нему. С опаской, потому что у нее уже опухли ноги от слишком тесных туфелек, и она морщилась от боли, поднявшись на четвертый этаж.

Йен схватил ее за руку и подтащил к себе. Она остановилась, упершись в его крепкое тело, и сильные руки обняли ее.

— Что?..

Он поцелуем зажал ей рот. Он ласкал ее языком, разжигая янтарные огоньки, которые еще не совсем исчезли после их последнего свидания. Этот мужчина умел целоваться. Бет не без труда высвободилась из его объятий.

— Если у нас мало времени, так не лучше ли вам рассказать, что произошло?

— О чем вы говорите?

— О записке. — Она вынула записку из кармана. — Разве не вы послали ее?

Йен взглянул на записку, и их взгляды на мгновение встретились.

— Да, я.

— Зачем?

— Чтобы вы пришли ко мне.

— Хотите сказать, что позвали меня сюда, говоря, что это очень срочно, только для того, чтобы поцеловать меня?

— Да. Продолжить нашу любовную связь.

— Здесь? Сейчас?

— А почему бы и нет?

Он хотел снова поцеловать ее, но она попыталась уклониться, зацепилась каблуками за ковер, и он сразу же подхватил ее и заключил в объятия.

Йен улыбнулся. Мрачной трагической улыбкой, улыбкой хищника, поймавшего свою добычу. Ее громко стучавшее сердце подсказывало ей, что она не очень сильно возражала.

— Это чужой дом, — попыталась заговорить она.

— Да.

В его тоне слышалось: «Ну и что?»

Бет полагала, что их свидания будут проходить в ее спальне, тайно, после того как она убедится, что в доме никого нет.

— Кто-нибудь может зайти, — сказала она. — И здесь нет кровати.

Йен тихо рассмеялся. Она еще никогда не слышала его смеха, и он ей понравился, хотя был тихим, гортанным и невеселым.

Он подошел к двери, запер маленьким ключом замок и, вернувшись, сзади обнял ее.

— Нам не нужна кровать.

— Ни один из этих стульев не кажется достаточно удобным.

Он уткнулся лицом в ее волосы.

— Вы просто не привыкли.

— Признаюсь, это мой первый роман.

Он поцеловал ее шею, крепко обнял за талию и добрался до ее груди. Бет закрыла глаза и прижалась к его теплым ладоням.

— Вы правы, — прошептала она. — Я совсем не привыкла к этому. Что бы вам хотелось сделать?

— Потрогать вас, — шепнул он ей на ухо, — познать вас. А вы бы трогали меня.

Сердце у Бет дрогнуло.

— Вы сказали, что у нас мало времени.

— Да.

— В таком случае, что мне делать?

Йен лизнул ее шею над низким вырезом платья.

— Поднимите ваши юбки.

Уж не собирался ли он делать это стоя? Бет была не совсем уверена, что у них что-то получится, особенно с корсетом, сползшим на ее бедра. Проклятое нижнее белье.

Йен ухватился за ее юбки и начал задирать их. Бет впилась пальцами в ткань и помогала ему. Это было трудное дело, и Бет подумала, что, знай она его намерения, она бы не надела столько нижних юбок.

Но ей так хотелось, чтобы платье хорошо выглядело, таким уж тщеславным созданием она была. По крайней мере, это платье, сшитое для танцев, она могла бы снять без такой суеты.

Пока она обеими руками держала юбки, Йен поставил перед ней стул с резной спинкой и сел. Таким образом его лицо оказалось на одном уровне с ее панталончиками. На ей была новая пара из шелка цвета слоновой кости; очень тонкие, отделанные весьма милыми вышитыми цветочками. У Бет никогда не было такого соблазняющего дамского белья, но Изабелла настояла, чтобы Бет его купила.

Йен развязал ленточки панталон. А ее руки были заняты многочисленными юбками, и она едва ли могла помечать ему, но когда он сдернул с нее панталоны, она вскрикнула. Судя по выражению его глаз, Бет решила, что он увидел все. Он потрогал завиток ее волос между бедрами. Ее бросило в жар, и она едва слышно застонала.

— Прекрасно, — прошептал он.

Бет затаила дыхание.

— Вы никогда не разочаруете меня.

Он сказал это так мрачно, как будто принял всерьез ее легкомысленные слова. Он потянулся к ней и прикоснулся губами к вспухшему от возбуждения бугорочку.

— Вы хотите меня… — дыхание Йена коснулось того места, до которого не притронулся бы ни один мужчина, да еще в чьей-то гостиной. — Сильно хотите.

Он лизнул его, пробуя на вкус.

«Я упаду и умру прямо здесь».

Миссис Баррингтон встретит ее у врат рая и, глупо засмеется. «Вот что случается, когда ты предаешься основному инстинкту, девушка», — скажет она.

Но если Бет умерла бы, уступив основному инстинкту, откроются ли перед ней врата рая?

«Простите меня, святой Петр, но я была лишена мужской ласки так долго, так долго. Ты отнял у меня моего Томаса; так не могла бы я получить небольшое вознаграждение кое-какими плотскими удовольствиями?»

Йен взял Бет за правую лодыжку и, приподняв, освободил от панталон, скомкав и бросив их на пол. Он поставил ногу на соседний стул и таким образом раздвинул ей ноги, затем, взяв в ладони ее ягодицы, прижал губы к щелочке между бедрами.

Ей хотелось кричать. Уж слишком долго это длилось. В душе она всегда жалела женщин, которые близость с мужьями воспринимали как тяжкое бремя, потому что знала, какое удовольствие и радость это могло бы им доставить. Но у знания этого была другая крайность — она поняла, что потеряла за долгие годы одиночества. Умелый язык Йена, наконец, освободил ее. Поставив ее на оба стула, он мог делать с ней все, что ему заблагорассудится. И ему это нравилось. Он массировал ее большими пальцами, в то время как языком проникал внутрь и собирал все капли ее влаги. Он был прав. Она хотела его.

Йен долго мучил ее, упивался ею, и она уже не могла сдерживать свои крики. Она чувствовала, как двигались ее бедра, как руки сжимали запутавшиеся юбки. Бет зарыдала от радости, которой была так долго лишена. Слезы струились по ее лицу.

Он отстранился от нее, посмотрел на нее обжигающим взглядом. Она почувствовала, что падает, но Йен подхватил ее и посадил себе на колени, под защиту своих сильных рук.

— Я сделал вам больно?

Бет уткнулась в его приятно пахнувшее плечо.

— Нет. Это было чудесно.

— Вы плачете.

Бет подняла голову.

— Потому что я никогда не думала, что еще раз испытаю подобное блаженство. — Она дотронулась до его щеки, пытаясь заставить его посмотреть на нее, но это ей не удалось. — Спасибо вам.

Он кивнул, и затем на его лице появилась эта мрачная улыбка.

— Вы хотели бы снова пережить такое блаженство?

Бет сжала губы, но не могла сдержать улыбки.

— Да, пожалуйста, — сказала она.

Йен пересадил ее на стул, затем опустился перед ней на колени. Раздвинув ей ноги, он наклонился и показал ей, что сделал только половину того, что мог бы сделать губами.


— Так, где же вы пропадали, дорогая? — Изабелла пробиралась, ведя за собой Бет через зал, сквозь вихрь ярких юбок. — У вас в глазах странное выражение. Чем вы занимались?

В ее тоне слышалось неодобрение.

Бет заметила Йена в мраморном холле за залом и почувствовала, что краснеет. Изабелла это заметила и пришла в восторг.

— Вы целовались с Йеном, не правда ли? Дорогая, это чудесно!

Бет промолчала. Заговори она, сгорела бы от стыда. И это она, Бет Экерли, разодетая в атлас и сверкающая бриллиантами, завела позорный роман с самым развратным человеком в Париже? Она вспомнила свое голодное детство, грязные улицы и худеньких детишек, пьяных мужчин, отчаявшихся и измученных женщин. Она даже мечтать не могла, что так резко изменится ее жизнь.

Йен остановился, чтобы поговорить с другим джентльменом, затем отвернулся от него и пошел дальше в слабо освещенный холл. Конечно, в зал он не войдет. Он ненавидит скопление людей.

Бет старалась не поддаваться разочарованию. Она не могла надеяться на приглашение на танец. Или это было частью того, что он сказал ей о своем несвободном сердце. Еще глупее со стороны Бет.

Она продолжала легкомысленную болтовню с Изабеллой и ее друзьями, но ее внимание оставалось прикованным к мраморному холлу. Йен больше не появлялся.

Когда спустя довольно продолжительное время Бет и Изабелла вышли из дома, туман сгущался. Они переходили небольшой участок тротуара, направляясь к ожидавшей карете Изабеллы, когда Бет заметила в тени между двумя фонарями мужчину. Он шагнул в сторону, встретив ее взгляд, и на минуту свет фонаря упал на его густые ухоженные усы.


— Миссис Экерли!

Бет, прогуливавшаяся в то утро в садах Тюильри, резко обернулась. Вдали виднелись обгоревшие стены дворца Тюильри, как бы напоминая о гибели этого прелестного места.

Кейт с обиженным видом шла рядом с ней, Бет настояла на ранней прогулке, и это после такой беспокойной ночи. Изабелла крепко спала в своей постели, а Бет чувствовала прилив энергии и не находила себе места.

— Приличные светские леди никогда не встают раньше полудня, — ворчала себе под нос Кейт. — Я думала, теперь мы тоже приличные и светские.

— Тише, Кейт, — сказала Бет.

Она велела Кейт пройти вперед и подождала, пока высокий мужчина в черном поравняется с ней.

— Ну, что еще? — спросила она, когда Кейт уже не могла ее слышать. — Я знаю, что вы следите за мной, инспектор. Так скажите мне, пожалуйста, почему?

— Я всего лишь исполняю свой долг.

Дувший с реки ветерок приносил с собой затхлый запах стоячей воды и звон колоколов от Нотр-Дам.

— А в Скотланд-Ярде известно, что вы в Париже? — спросила она. — И занимаетесь убийствами, расследование которых вам запрещено?

— Я взял отпуск и провожу его в Париже.

— Значит, насколько я понимаю, вы не можете никого арестовать.

Феллоуз покачал головой, но в его карих глазах была суровая уверенность.

— Если найду повод арестовать кого-либо, буду действовать, как положено. Я сообщу в «Сюрте» и помогу им всем, чем смогу.

Бет холодно посмотрела на него.

— Я уже говорила вам, что не стану шпионить за своими друзьями.

— Я пришел сюда не для того, чтобы повторить это предложение.

— Потому что знаете, что это бесполезно?

— Потому что у вас есть честность, миссис Экерли. Что удивительно, учитывая ваше происхождение.

— Вы говорите все о своем. Моя мать имела благородное воспитание, несмотря на неудачное замужество, пожалуйста, не забывайте об этом.

— Да, я навел справки и обнаружил одного сельского сквайра из Суррея по имени Хилтон Ярдли. Вполне респектабельного, истинного англичанина. Умер от горя, когда его дочь вышла замуж за лягушатника сомнительного происхождения.

— Нет, он умер спустя четыре года от болезни печени, — возразила Бет. — Вы наверняка скажете, что он не пережил шока, когда его дочь вышла замуж за моего отца?

— Без сомнения, — сухо ответил Феллоуз.

Бет развернулась и пошла намеренно быстрым шагом, но Феллоуз без труда держался рядом с ней.

— Я обращался к вам с другим предложением, миссис Экерли.

— Меня это не интересует, инспектор.

— Еще заинтересует.

Бет резко остановилась, ее юбки взметнулись. Она крепко сжала в руке зонтик и одарила инспектора гневным взглядом.

— Очень хорошо. Что это за предложение?

Он окинул взглядом всю ее, с головы до ног, самым оскорбительным образом. Его усы дернулись.

— Миссис Экерли! Я хочу, чтобы вы вышли за меня замуж.

Глава 9

Бет смотрела на инспектора Феллоуза, пока не поняла, что это не шутка.

— Простите, что вы сказали?

— Выходите за меня, миссис Экерли, — повторил Феллоуз. — Я уважаемый человек, имею работу и доход, хотя знаю, что денег у вас теперь достаточно. Но вы оказались в трудном положении, слишком глубоко завязли в этом деле, чтобы благополучно выбраться из него.

— И вы опасаетесь, что я утону?

Феллоуз схватил ее за локоть. Его пальцы были не слабее пальцев Йена.

— Эти Маккензи подавят вас. Посмотрите, что они сделали с леди Изабеллой. Она была невинной дебютанткой, а теперь ее не принимает собственная семья. У вас не такое высокое положение в обществе, как у нее, и стоит вам потерять уважение общества, и вы останетесь ни с чем. Сколько бы у вас ни было денег.

В словах Феллоуза была искренность. Но за этой искренностью скрывалось что-то — какая-то настороженность, которую она не могла понять.

— Это самое лучшее предложение из всех, которые вы получите, — сказал он. — Я видел здесь этих жиголо, бегающих, задыхаясь, за вами и вашим состоянием. Они погубят вас. Мне не нужны ваши деньги — я доволен своей работой, я — детектив и останусь им, продвигаясь по службе в Скотланд-Ярде.

Бет до боли сжала ручку зонтика.

— Вы удивляете меня. Почему вас так волнует моя репутация?

Его глаза гневно блеснули.

— Потому что Маккензи разрушают все, до чего бы ни дотронулись. Любая леди, приблизившись к этой семье, плохо кончает. Мне хочется спасти, по крайней мере, одну.

— Одну? — насторожилась Бет. — А были и другие?

— А вы не знаете этих историй?

Глаза Феллоуза заблестели. Видно, ему хотелось рассказать ей, а Бет дьявольски хотелось все узнать.

Она смотрела на печальные развалины дворца, которые парижане уже начали сносить. Избавляясь от старого, избавляясь от его призраков.

— Пожалуйста, инспектор, расскажите, — попросила она. — Вы же собирались рассказать.

— Я говорю о женах Харта и Кэмерона Маккензи. Харт женился на юной девушке, почти ребенке, дочери маркиза. Это случилось после того, как ему изменила другая молодая женщина. Она вовремя опомнилась. Но бедняжка, на которой женился его светлость, была очень напугана. Он запер ее в том самом огромном доме в Шотландии и никуда не выпускал. Она умерла, пытаясь произвести на свет необходимого ему наследника. Говорят, он за пять минут похоронил ее в фамильном склепе и тотчас же вернулся к своим веселым женщинам, которых менял как перчатки.

— Вы с такой уверенностью это рассказываете…

— У меня есть мои собственные источники. Герцог теперь не говорит о своей жене, даже запретил упоминать ее имя.

— Возможно, он очень горюет.

Феллоуз фыркнул.

— Едва ли. Разве вы запрещали всем и каждому произносить имя вашего мужа после его смерти, миссис Экерли?

— Нет. — Она помнила, как страдала после смерти Томаса. — Вы правы. Я не хотела, чтобы люди забыли его, наоборот, хотела, чтобы его помнили. Томас Экерли был хорошим человеком.

— Вот видите? Жена лорда Кэмерона умерла при таких е трагических обстоятельствах, хотя была намного сильнее. Она вела себя как хозяйка в семье. Потом, после рождения сына она сошла с ума, схватила нож и пыталась убить ребенка и лорда Кэмерона. Никто точно не знает, что произошло в той комнате, но когда лорд Кэмерон вышел, на лице его была рана, а на полу лежала мертвая жена.

Бет побледнела.

— Какой ужас.

Она видела шрам на лице Кэмерона и глубокий порез на скуле.

— Да, — согласился Феллоуз. — Не трогай они тех женщин, бедняжки сегодня были бы живы.

— Не было ли среди тех женщин ваших друзей? — спросила Бет. — Вы преследуете эту семью, чтобы отомстить за смерть?

Феллоуз, казалось, удивился.

— Нет, я вообще их не знал.

— Но кто-то, кто был вам дорог, пострадал от этих Маккензи.

Выражение его лица подтвердило, что она права.

— От них пострадало слишком много людей. Всех не запомнишь.

— И из-за этого оскорбления, в чем бы оно ни проявлялось, вы хотите обвинить Йена в убийстве на Хай-Холборне?

Феллоуз сжал ее локоть.

— Йен убил ее. Напрасно его выпустили из психиатрической лечебницы. Я готов доказать, что это он убил Салли Тейт и Лили Мартин, и сделаю все, чтобы он до конца жизни находился в сумасшедшем доме.

Его лицо покраснело от ярости, губы дрожали. Он вынашивал свой гнев годами, и Бет охватило любопытство. Что, черт побери, могла сделать семья Маккензи полицейскому инспектору, чтобы внушить ему такое желание уничтожить их?

Она услышала крики и, оглянувшись, увидела Йена Маккензи, бежавшего к ним. В руках он держал трость, и гнев чувствовался в каждом его шаге. Ветер сорвал с его головы и бросил на землю шляпу как раз в тот момент, когда он уронил трость и оттолкнул Феллоуза от Бет.

— Я говорил тебе — держись от нее подальше!

— Йен, не надо!

Прошлый раз Йен тряхнул этого человека и отшвырнул его. На этот раз он своими сильными руками сжал его горло и не отпускал.

— Оставь ее в покое, или я убью тебя!

— Я стараюсь спасти ее от тебя, мразь ты эдакая!

Йен взревел от ярости, и Бет невольно попятилась.

— Йен! — Мак Маккензи бегом пересек лужайку и схватил брата за руки. — Керри, да помоги же мне, черт бы тебя побрал!

Худощавый ловкий мужчина обхватил руками мощную руку Йена, но это походило на попытку маленькой собачонки свалить дерево. Мак что-то кричал в ухо Йена, но тот не обращал на него внимания.

Стали собираться любопытные. Представители высшего класса, вышедшие на утреннюю прогулку, няньки с детками и нищие старались протолкнуться поближе и посмотреть, как безумные англичане затеяли драку посреди арка.

Мак изрыгал грязные ругательства, отрывая руки Йена от шеи Феллоуза. Освободившийся Феллоуз упал на колени, затем с трудом поднялся. Его одежда была испачкана мокрой травой, горло покраснело, воротник разорван.

— Я доберусь до тебя! — прорычал Феллоуз. — Бог свидетель, ты и оглянуться не успеешь, как будешь болтаться на виселице. — Пена выступила у него на губах. — Я уничтожу тебя и стану топтать лицо твоего брата, когда он будет просить у меня пощады.

Йен грязно выругался.

Бет закрыла лицо ладонями. Кейт смотрела разинув рот, к Керри и Мак схватили Йена поперек туловища и оттащили его подальше от Феллоуза.

Йен побагровел, по лицу у него текли слезы. Он закашлялся, когда Керри ударил его кулаком в грудь.

— Немедленно прекратите это, хозяин, — сказал ему Керри. — Иначе я вас убью. Вы вернетесь в ту адскую нору и когда больше не увидите ваших братьев. Но хуже всего, вместе с вами там застряну и я.

Йен снова закашлялся, но продолжал сопротивляться, как зверь, не понимающий, что попал в ловушку. Мак пошел к Йену и повернул его лицом к себе.

— Йен, посмотри на меня.

Йен попытался отвернуться, он был готов сделать все, что угодно, только бы не смотреть брату в глаза.

— Посмотри на меня, черт тебя побери!

Он повернул голову Йена, заставляя его раскрыть глаза, держал ее так, пока, наконец, взгляды Мака и Йена не встретились.

Йен остановился. Он хватал ртом воздух, обливаясь слезами, но по-прежнему как завороженный смотрел в глаза Мака.

Мак ослабил свою хватку, и Бет увидела, что Мак тоже плачет.

— Вот так. С тобой все в порядке.

Его прикосновение к щеке Йена превратилось в ласку, затем Мак придвинулся к нему и поцеловал его в лоб.

Было слышно, как тяжело и шумно дышит Йен. Он опустил глаза и, ничего перед собой не видя, посмотрел в сторону парка.

Керри все еще не выпускал его из своих рук. Йен тряхнул его, повернулся и направился к карете, стоявшей у дорожки.

Кучер в это время придерживал лошадей, и было видно, что он взволнован. Бет догадалась, что Йен и Мак проезжали мимо, и Йен, увидев Бет и рядом с ней Феллоуза, выскочил из кареты.

Она заметила, что они оба, и Мак и Йен, были в помятых вечерних фраках. Йен в том же самом, в котором он был накануне. Они не вставали так рано, они просто только что возвращались с пирушки.

Йен так и не посмотрел на Бет. Керри поднял с земли шляпу Йена, стряхнул с нее пыль и направился к Феллоузу. Он холодно взглянул на него.

— Возвращайтесь в Лондон. Если я вас снова увижу, изобью так, что вы больше не встанете.

Феллоуз тяжело дышал, потирая горло, но выражения страха у него на лице не было.

— Вы можете прятать лорда Йена за спину герцога, но я все равно поймаю его. Это приводит вас в ужас, не правда ли?

Мак заворчал. Бет представила еще одну вспышку злобы и драку в этом тихом солнечном парке и встала между ними.

— Сделайте то, чего хочет Мак, — попросила она Феллоуза. — Разве вам мало скандалов?

Феллоуз сурово посмотрел на нее.

— Одно последнее предупреждение, миссис Экерли. Не делайте ставку на них. Сделаете, и я буду беспощаден.

— Вы что, не слышите, что она говорит? — вмешалась Кейт, подбоченившись. — Убирайтесь, или я позову полицию. Вот будет смеха-то! Агент Скотланд-Ярда арестован французскими полицейскими!

Мак положил руку на плечо Кейт и толкнул ее к Бет.

— Отвези свою хозяйку домой, и пусть она оттуда не выходит. Скажи моей… Скажи ей, что надо лучше присматривать за миссис Экерли.

Кейт хотела было огрызнуться, но стоило ей взглянуть в глаза Мака, и она успокоилась.

— Он прав, миссис Экерли, — смиренно сказала она — Нам лучше уйти домой.

Бет бросила на удалявшуюся спину Йена последний взгляд и повернулась к Маку.

— Мне очень жаль, — произнесла она, судорожно сглотнув.

Мак промолчал. Бет не обращала внимания на Феллоуза и позволила Кейт увести себя к аллее, ведущей к рю де Риволи. Она все время чувствовала на себе взгляд Мака, но когда оглянулась, Йен уже сел в карету, не глядя в ее сторону. Он так ни разу и не взглянул на нее, и она уходила с Кейт; сияющей красотой сада ей мешали насладиться слезы.


— Я потерял ее, не правда ли? — хрипло произнес Йен.

Мак тяжело опустился рядом с ним на сиденье и захлопнул дверцу.

— Она никогда не принадлежала тебе, Йен.

Когда карета тронулась, Йен потер висок, гнев снова вызвал головную боль.

Будь проклят этот демон, сидевший в нем. Увидев, как Феллоуз касался рукой Бет — и даже хуже, а Бет не пыталась остановить его, — зверь вырвался на волю. Все, чего ему хотелось, — это схватить Феллоуза за горло и встряхнуть. Совсем как отец. Мак вздохнул, предаваясь воспоминаниям.

— Мы — Маккензи. У нас не бывает счастливых концов.

Йен вытер глаза тыльной стороной руки и ничего не ответил.

Мак некоторое время смотрел на него.

— Мне очень жаль, что я не отправил этого мерзавца подальше, как только ты сообщил, что он в Париже.

Йен отстранился, не в состоянии сказать и слово, но мысли проносились у него в голове, слова мешались со словами, он вынужден был хранить молчание. Он смотрел в окно, но вместо улиц, по которым они проезжали, он видел в стекле отражение Бет, ее руки, тонкие линии ее прекрасного лица.

— Мне очень жаль, — устало повторил Мак. — Да черт со всем этим, Йен. Прости меня…

Не выпуская руки Йена, Мак прижался лбом к широкому плечу брата. Йен чувствовал огорчение Мака, но не мог ни пошевелиться, ни произнести хотя бы слово.


Мастерская Мака оказалась совсем не такой, как ожидала Бет. Он снимал старое запущенное помещение на Монмартре, две комнаты, где он жил, на втором этаже и студию на крыше дома. Это было совсем не похоже на то, как, по ее представлению, должен жить богатый английский аристократ.

Человек с фигурой борца, седыми волосами и пронзительным взглядом карих глаз открыл дверь. Бет испуганно попятилась, прижимая к груди сумочку. Такого человека можно было увидеть на матче борцов или в драке, учиненной в пабе, но никак не открывающим двери в Париже.

Но нет, он оказался слугой Мака. Изабелла говорила ей, что четверо братьев находили своих необычных камердинеров на улицах, таким образом, экономя время и расходы, которые они потеряли бы, обращаясь в агентства. Керри был карманником; Беллами — борцом; слуга Кэмерона — цыганом; а у Харта — с позором уволенный клерк одного лондонского финансиста.

Презрительная ухмылка исчезла с бандитской рожи Беллами, когда Бет сказала, кто она. С почти вежливым видом он провел ее по трем лестницам наверх. Студия занимала целый этаж с двумя встроенными в крышу окнами, сквозь которые было видно серое парижское небо. Однако вид из окон открывался потрясающий. Бет увидела, как крутым холмом спускались крыши вниз к плоской равнине Парижа, а дальше виднелись сгустившиеся над холмами облака.

Мак примостился на ступеньке стремянки, стоявшей перед огромным полотном. С красным платком на голове он выглядел как настоящий цыган. В руке он держал длинную кисть и недовольно смотрел на холст. Его руки, лицо, блуза, в которых работают художники, и даже пол вокруг него — все было испачкано краской.

На восьмифутовом холсте, на который он смотрел, просматривались грубые наброски колонны и пухлой обнаженной женщины. Мак сосредоточился на складках драпировки, едва прикрывавших интимные места женщины, но его натурщица продолжала дергаться.

— Не шевелись, неужели не можешь?

Натурщица увидела Бет и успокоилась. Мак оглянулся и тоже замер.

Он посмотрел на Бет, затем демонстративно повернулся и стал смотреть в окно.

Бет кашлянула.

— Портье в вашем отеле сказал, что вы здесь, — сообщила она.

Йен не повернулся.

— Сибил, — распорядился Мак, — ступай вниз и скажи Беллами, чтобы налил тебе чаю.

Сибил взвизгнула и заговорила с сильным акцентом:

— Я близко не подойду к Беллами. Он такой страшный. Смотрит на меня так, будто хочет задушить.

— Не представляю почему, — проворчал Мак, но тут вмешалась Бет.

— Все в порядке. Это ничего не значит. Я пришла сюда лишь для того, чтобы извиниться. Перед вами обоими.

— Какого черта и за что вам вздумалось извиняться? — сказал Мак. — Во всем этот Феллоуз виноват, пропади он пропадом. Ему велели держаться от нас подальше.

Бет подошла к окну, сжимая в затянутых в перчатки руках ручку сумки. Она посмотрела на отражение Йена на стекле. Его лицо было совершенно спокойно.

— Вы были правы, Йен, — мягко произнесла Бет. — Мне следовало осадить этого инспектора. Я не сделала этого из-за любопытства, потому что мне хотелось узнать то, что ко мне не имело никакого отношения. Миссис Баррингтон всегда говорила, что я чересчур любопытна, и была права. Я не вправе лезть в историю вашей семьи и приношу свои извинения.

— Очень мило! — презрительно усмехнулась Сибил.

Мак соскочил со стремянки, швырнул Сибил халат и, взяв ее за ухо, вывел из комнаты. Сибил вопила, ругаясь по-французски. Дверь захлопнулась так, что дрогнули стены, а затем наступила тишина.

Бет, собираясь с мыслями, не сводила глаз с незаконченной картины. Женщина на картине смотрела на чашу с водой, стоявшую у ее ног. Мокрые следы должны были показывать, что она только что вышла из ванны. Она придерживала на спине тонкий шарф, как будто вытираясь.

Это была чувственная картина, как и та, которую ей показывала Изабелла, но Бет сразу же увидела разницу. Женщина на этой картине была вещью, раскрашенной плотью. В ней было человеческого не больше, чем в ванне у ее ног или в колонне позади нее.

А женщина на картине Изабеллы была Изабеллой. Мак написал портрет жены, каждый мазок был нанесен с любовью, каждая тень аккуратно наложена. Любая женщина могла бы позировать для этой купальщицы — только Изабелла могла оставаться той женщиной на картине.

Бет отвернулась от мольберта и увидела Йена.

— Я купила вам подарок.

Йен не пошевельнулся. Бет открыла сумку и достала из нее маленькую коробочку.

— Я увидела ее, когда делала покупки с Изабеллой. Мне хотелось, чтобы она принадлежала вам.

Йен продолжал невидящим взглядом смотреть куда-то мимо нее.

Бет положила коробочку на подоконник и отвернулась. Если он не хочет разговаривать с ней, так тому и быть. Йен, по-прежнему не глядя на нее, положил руку на оконную раму.

— Как вы можете быть виноватой?

Бет выпустила край юбки, который приподняла, намереваясь уйти.

— Потому что если бы я вчера отказалась говорить с инспектором Феллоузом, вы бы никогда не встретились с ним. Я должна была выставить его вон, когда он явился в дом Изабеллы и стал высказывать эти свои ужасные обвинения, но, к великому моему сожалению, мне было любопытно. Оба раза хотелось услышать, что он собирался сказать.

Наконец Йен, не отрывая руки от окна, повернулся к ней.

— Не защищайте меня. Они все стараются защитить меня.

Бет подошла к нему.

— А как я могу защитить вас? Нехорошо с моей стороны разузнавать и выспрашивать, но я признаю, что мне хотелось поговорить с Феллоузом и узнать все о вас. Даже будь это ложь.

— Это не ложь. Мы там были.

— В таком случае его версию случившегося.

Он стукнул кулаком по подоконнику.

— Расскажите мне, что он вам наговорил. Все!

Он выжидательно смотрел на нее.

Бет рассказала ему все, что сказал Феллоуз, включая неожиданное предложение выйти за него замуж. Она умолчала о рассуждениях Феллоуза о ее отце и что-то еще, что она когда-нибудь объяснит Йену, но не сейчас. Когда Бет рассказала ему о сделанном предложении, Йен снова повернулся к окну.

— Вы его приняли?

— Разумеется, нет. Мне бы в голову не пришло его принять.

— Потому что он уничтожит вас, если вы ему откажете.

— Пусть только попробует! — возмутилась Бет. — Я не оранжерейный цветок, чтобы меня оберегать. Я знаю кое-что о жизни. Мое неожиданное богатство и одобрение, и покровительство миссис Баррингтон очень укрепили мое положение в обществе — я уже не девочка из работного дома и даже не вдова бедного викария. Богатым многое сходит с рук. По правде говоря, это отвратительно.

Когда Бет замолчала, она поняла, что Йен в полном недоумении.

— Прошу прощения, я иногда увлекаюсь, особенно когда говорю быстро. Миссис Баррингтон часто делала мне замечания.

— Почему, о чем бы ни зашел разговор, вы постоянно вспоминаете миссис Баррингтон?

Бет задумалась. Йен говорил так, будто снова стал самим собой.

— Не знаю. Думаю, она имела на меня огромное влияние. А также ее взгляды на очень многие вещи.

Йен не ответил. Он взял с подоконника деревянную коробочку, снял бумагу, в которую она была завернута, открыл ее, долго смотрел, а затем вынул из нее золотую булавку с плоской головкой с рельефным стилизованным орнаментом.

— Это носят на лацкане, — сказала Бет. — Не сомневаюсь, у вас таких дюжины, но мне она очень понравилась.

Йен продолжал смотреть на булавку.

— Я сделала гравировку на обратной стороне.

Йен перевернул булавку, и глаза его блеснули, когда он прочел надпись, над которой Бет так долго раздумывала в магазине.


«Йену в знак дружбы.

Б.».


— Приколите ее мне, — сказал он.

Бет дрожащей рукой проколола кашемир. Его тело под сюртуком казалось твердым, и она позволила себе не сразу убрать пальцы с его груди.

— Вы прощаете меня? — спросила она.

— Нет.

Сердце у нее дрогнуло.

— Видимо, мне не следовало ожидать слишком многого.

— Просто нечего прощать. — Йен схватил ее руку и с силой сжал. — Я подумал, что вы уедете из Парижа после того, как увидели меня в парке.

— Я не могу. Ваш брат еще не давал мне уроков живописи.

Он нахмурился, и Бет поспешила объяснить:

— Я пошутила.

Он еще больше нахмурился.

— Почему вы остались?

— Хотела убедиться, что с вами все в порядке.

Йен снова посмотрел куда-то мимо нее.

— Вы видели.

Бет вспомнила его почти багровое лицо, хриплый голос, сжатые кулаки и как его брат вместе с Керри тащили его прочь.

— Это случается не часто. Но когда я увидел, как он придается к вам, моей Бет, я вспылил. Я испугал вас?

— Признаться, испугали.

Но не тем, что он имел в виду. Отца Бет, когда он напился, охватывала ярость. Бет убегала от него и пряталась до тех пор, пока он, грохнув дверью, не уходил из дома.

От Йена ей не хотелось бежать. Она не сомневалась в том, что он может избить Феллоуза, но ее даже пальцем не тронет. Скорее себя покалечит, или его арестует проходящий мимо полицейский.

Бет прижалась щекой к накрахмаленной белой манишке.

— Вы просите, чтобы я вас не защищала, но я не хочу, чтобы с вами что-то случилось.

— Я не хочу, чтобы вы лгали ради меня. — Его голос гремел в ее ушах, заглушая стук его сердца. — Харт лжет ради меня. Мак и Кэм лгут. Керри лжет.

— Это похоже на спряжение. Я лгу; вы лжете; он, она, оно лжет…

Йен замолчал, и она подняла глаза.

— Я очень искренний человек, Йен. Я обещаю.

Йен погладил ее по щеке.

Бет чувствовала безумную потребность говорить.

— Облака сгущаются. Может быть, пойдет дождь.

— Хорошо. В таком случае будет уже темно, чтобы Мак мог писать, и он отошлет эту чертову девку домой.

— А он не ее любовник? — Бет зажала рот. — О Боже. Я то и дело задаю вам вопросы. Можете не отвечать.

— Она не его любовница.

— Хорошо. — И, поколебавшись, спросила: — А мы любовники?

— На булавке написано «дружба».

— Это лишь потому, что меня отговорил продавец делать гравировку «моему любимому». Кроме того, рядом со мной стояла Изабелла.

Йен долго молчал, глядя на нее, но в то же время, избегая ее взгляда.

— Я говорил вам, что не способен влюбиться, — сказал он, — а вы влюблены.

— Влюблена?

— В вашего мужа.

Так много людей хотели поговорить о Томасе Экерли.

— Да, я его очень любила.

— И как это было? — Он произнес это так тихо, что Бет едва расслышала. — Объясните мне, Бет, как чувствует себя человек, который влюблен. Мне хочется это понять.

Глава 10

Он, блестя глазами, слушал ее объяснения, пытаясь представить себе, что такое любовь. О любви так много пишут.

— Это самая божественная вещь, какую только можно себе представить, — пыталась она объяснить.

— Мне не нужно ничего божественного. Я хочу узнать о плоти и крови. Любовь похожа на желание?

— Некоторые так думают.

— Но не вы.

Несмотря на облака, облегчавшие солнечный зной, пот струился по спине Бет. Трудности с ответами на вопросы Йена Маккензи возникали потому, что он спрашивал о том, на что ответов просто не существовало. И все же она должна знать, как следует ответить, — любой должен. Но никто не может, просто потому, что все «знают». Все, кроме Йена.

— Желание — часть этого. Любовь всеобъемлюща. Но это еще и любовь к другому сердцу и к уму, и это при том, какие глупости они бы ни делали, доходя до абсурда. Ваш мир озаряется светом, когда этот другой человек входит в комнату, и темнеет, когда он снова уходит. Вам хочется быть любимым человеком так, чтобы вы могли бы видеть его, касаться его и слышать его голос. Но вы хотите, чтобы и он был счастлив. Это эгоизм, но не совсем.

— Я могу чувствовать желание и потребность. Я вижу, как вы красивы, и хочу вас.

Она покраснела.

— Я должна сказать, что вы удовлетворяете мою гордость. А когда вы не желаете женщину, вы не испытываете к ней каких чувств?

— Абсолютно никаких.

Бет тяжело вздохнула.

— Вот поэтому, Йен Маккензи, я и сказала, что вы разорвете мое сердце.

Он посмотрел в окно на затянутое облаками парижское небо.

— Разве хотеть — еще не достаточно? Желания такого большого, что вы сделаете все, чтобы удовлетворить его?

— Любовь прекрасна тогда, когда вы любите, но по какой-то причине не можете разлюбить.

— В сумасшедшем доме я научился не заглядывать в ближайшее будущее.

Она представила себе Йена молодым, нескладным, еще не оформившимся в мужчину, растерянным и одиноким. Этот растерянный мальчик напоминал ей о девочке, оказавшейся брошенной в пятнадцать лет, окруженной хищниками, поджидавшими минуты, когда она станет их добычей. Даже теперь, многого добившись в жизни, Бет никогда не чувствовала себя в полной безопасности.

— Признаться, я тоже научилась не заглядывать в будущее, — сказала она.

— Вами владеет желание. — Йен сжал ее пальцы между ладонями. — Вы чувствовали его, когда были у герцогини.

Ее лицо вспыхнуло.

— Конечно, чувствовала. Вы посадили меня в гостиной с задранными до ушей юбками. Как же я могла не иметь желания?

— Хотите почувствовать его снова?

Возбуждение овладевало ею.

— Если бы я была леди, то возмутилась бы, конечно. Я бы заявила, что не хочу снова почувствовать это. Но, откровенно говоря, я хотела. Очень хотела.

— Хорошо, потому что я хочу видеть вас обнаженной.

Бет судорожно сглотнула.

— Вы уже достаточно видели.

Он посмотрел на нее с мрачной улыбкой.

— И это было прекрасно. Я хочу увидеть остальное. Прямо сейчас.

Бет взглянула на дверь.

— Мак может вернуться в любую минуту.

— Он не придет, пока мы не уйдем.

— Откуда вы знаете?

— Я знаю Мака.

— Окно…

— Слишком высоко, чтобы кто-то мог заглянуть.

Бет была вынуждена признать, что он ответил на самые существенные возражения. Она понимала, что ей следует иметь и другие возражения. Но сейчас она не могла их вспомнить.

— А если я убегу?

— Тогда мы подождем.

Бет заколебалась, ноги у нее подкашивались, но в то же время она знала, что ничто не заставит ее покинуть эту комнату, кроме пожара. Очень большого пожара.

— Мне только надо помочь с пуговицами, — сказала она.

Бет освобождалась от одежды, словно снимая одну за другой сложную упаковку, скрывавшую истинную красоту, одежда валялась пестрой кучей на диване в студии: роскошный голубой лиф и верхняя юбка, а затем ярко-голубая нижняя юбка для лета из легкой ткани. Еще две нижние юбки, обе белого цвета. Затем подкладка корсета, и, наконец, Йен сам расшнуровал корсет.

Йен дрожал от возбуждения и знал, что не будет удовлетворен, пока не увидит ее совершенно голой. Он развязал ленточки панталон, затем расстегнул пуговицы сорочки, шелковые вещи мягко опускались на пол, и Бет, перешагнув через них, осталась перед Йеном обнаженной. Она хотела придвинуться к нему, но Йен сделал шаг назад, и Бет, смутившись, остановилась.

Раздеваясь, она растрепала волосы, мелкие локоны выбились из высокой прически. Ее руки были мягкими и круглыми, а ее талия сузилась за годы, когда она носила корсет.

Ее бедра мягко переходили в гладкие и крепкие ягодицы. Он видел завиток ее темных волос в треугольничке между бедрами. Когда он поднимал ее юбки в той маленькой позолоченной комнате, было темновато, но теперь в дневном свете это выглядело еще красивее.

Под его пристальным взглядом она покраснела и сложила на груди руки.

Йен, откинувшись на стуле, наслаждался ее красотой.

— Вам не надо прятаться от меня.

Бет смутилась, потом тихо рассмеялась и закружилась, раскинув руки. Она была так хороша с растрепанными локонами и голубыми, сверкающими в лучах заходящего солнца глазами. Облака сгустились, пошел дождь, но в комнате все сияло.

Бет снова рассмеялась.

— Какая странная вещь жизнь, — произнесла она. — То ты невзрачная компаньонка без гроша, затем — богатая представительница парижской богемы. Минута — бедная работница, в следующую минуту ты покупаешь подарки своему возлюбленному.

Йен потом вспоминал произнесенные Бет слова в том же порядке, как она их произносила, но никогда не понимал их лучше, чем понимал сейчас.

Бет подхватила накидку, которую сбросила Сибил, и завернулась в нее. Складки прозрачной накидки нисколько не скрывали ее бедра и грудь. Бет со смехом все кружилась и кружилась.

Йен ухватился за накидку, когда Бет кружилась перед ним, поднял ее и прижал к себе. Она очутилась в его объятиях, продолжая смеяться. Его первый же поцелуй раскрыл ей губы, и она перестала смеяться.

Бет видела его в самом неприглядном виде, а сегодня пришла к нему, бормоча извинения, и сделала ему подарок. Он разглядел блеск золотой булавки на своей груди, и у него потеплело на сердце.

Другие части его тела тоже потеплели. Он поднял ее и прижал к себе, его словно магнитом притягивало ее гибкое обнаженное тело, которое он держал в объятиях. Будь она куртизанкой, Йен давно бы перекинул ее через стул и без обиняков овладел ею. Но хотя муж Бет научил ее получать наслаждение в постели, она ничего не знала о грубых сношениях с куртизанками. Она доверчиво улыбалась ему, как распускающийся цветок. Хрупкое доверие Бет находилось в руках Йена. Он ворчал, что не хочет, чтобы его защищали, но инстинкт, требовавший для нее его защиты, был силен. Бет была в этом мире одинока и беззащитна, но даже не догадывалась об этом.

Йен потер руками ее тело, желая овладеть ею, однако сдерживался. Мысль, что с ней что-то может случиться, что другие мужчины будут требовать чего-то от нее, приводила его в неистовство.

— Поцелуйте меня, — сказал он.

Бет улыбнулась, коснувшись его губ. Она обняла его, и накидка обвила его шею.

У нее был вкус теплого меда, невероятной сладости. Что-то дрогнуло внутри. Йен понял, что это желание, но в нем было что-то еще.

Он просунул свое крепкое колено между ее бедер, лаская и целуя ее, и посадил ее верхом на свое бедро.

Йен несколько расслабил руки, позволяя ей скользить по его бедру. Бет, казалось, удивилась, но затем тихий звук рвался с ее губ.

Он придерживал и раскачивал ее на своей ноге, показывая ей, как можно самой доставлять себе удовольствие. От нее исходил сладкий и возбуждающий аромат. Он поцеловал ее и затем предоставил ей самой насладиться странным ощущением от прикосновения ее обнаженного тела к грубой ткани одежды.

Бет двигалась по его ноге, дыхание ее участилось, щеки порозовели, выступил пот. Он понял, что она никогда не возбуждала себя. Это было для нее ново, удивительно, восхитительно.

Она запрокинула голову и закрыла глаза. Выбившиеся прически волосы щекотали ей шею, а губы раскрылись в ожидании.

— Йен, — прошептала она, — откуда вы знаете… чего я хочу?

Он знал, потому что ему говорило об этом ее тело. Ему нравилось, когда женщина возбуждалась от одного лишь его прикосновения, вот так, как сейчас Бет, глядя на него восторженными глазами. Женщины никогда не выглядели такими красивыми, как тогда, когда отдавались наслаждению. Ему нравилось, как они пахли, какой у них был вкус, какое дыхание.

Это все означало, что Йен мог стоять в студии Мака, полностью одетый, когда Бет теряла самообладание от наслаждения. Ему нравилась сила ее желания, и он испытывал радость от того, что глаза Бет широко раскрылись, дыхание участилось, и она закричала от восторга.

Он взял губами локон, упавший ей на лоб.

Он хотел ее всевозможными способами, но получал удовольствие, медленно соблазняя ее, один за другим показывая ей способы получать удовольствие, наблюдая затем, как она учится хотеть его.

Наступит такая ночь, когда она будет принадлежать ему. К тому времени Бет будет так хотеть его, что он сможет сделать ее своей навеки. Йен, как он сам признавался, не знал, что такое любовь, но понимал, что ради того, чтобы иметь ее в своей жизни, стоило побороться. Она сказала «нет», когда он первый раз просил ее выйти за него замуж; со свойственной ей рассудительностью она объяснила, что не намерена выходить замуж. Но Йен заставит ее передумать. Йен Маккензи научился добиваться того, к чему стремился.

Крики Бет отдавались в высоком потолке студии. Она сжала его голову и страстно поцеловала.

— Спасибо вам, Йен, — прошептала она.

Йен ухватился за ее ягодицы и ответил на ее поцелуй; она уже успела взлететь на вершину блаженства и теперь возвращалась с нее. Она благодарила Йена в маленькой гостиной герцогини. Но именно она укротила в нем зверя, вернула ему покой.


«Я стала по-настоящему развратной женщиной, — спустя несколько дней написала Бет в своем дневнике. — Я ловлю себя на том, что каждый день с нетерпением жду непристойностей, которые мы с Йеном совершали бы вместе.

Вчера он сопровождал нас с Изабеллой в «Друан», весьма фешенебельный ресторан, который недавно открылся. Йен мало говорит в обществе и совсем не против нашей с Изабеллой болтовни, когда мы сплетничаем и трещим как сороки, — вернее, Изабелла рассказывает мне о тех людях, которых она там видит, а я слушаю ее с огромным удовольствием.

Йен за ужином все время под столом держал мою руку, Изабелла об этом, разумеется, знала. Казалось, ее очаровало внимание Йена ко мне. Но знай она, как Йен держит мою руку, она вряд ли отреагировала бы на это спокойно.

Йен не знает, как надо держать руку женщины. Он водил большим пальцем по моему запястью и, забираясь в перчатку, находил те точки, которые испускали жар, расходившийся по всему телу. Он гладил мою ладонь мягкими пальцами, а затем крепко ухватился за мои пальцы и сжал их так, словно хотел доказать мне, что моя рука принадлежит ему.

Он спокойно ест свою камбалу в кляре или какое-то другое экзотическое блюдо, которое Изабелла буквально застала нас попробовать, и не говорит ни слова.

Мы с Йеном любовники — даже странно писать это слова. И в то же время мы не подтвердили свою связь, как подтверждают брак в постели. Прежде, оказавшись в студии Мака, я предполагала, что он разденется и сделает это на кушетке. Но этого не произошло. Он не стал раздеваться, даже не ослабил воротник, а я лежала рядом с ним, в чем мать родила.

Однако моя голая кожа, соприкасаясь с тканью его одежды, приводила меня в странное, но приятное состояние. Я никогда не думала о себе как о развратнице, но чувствовала себя дерзкой и распущенной. В этой комнате я сделала бы все, чего бы он ни потребовал от меня, но он предложил мне одеться и уйти, пока Изабелла не стала беспокоиться, не зная, куда я исчезла.

Я собралась, но то, как он перед этим целовал меня, обещало в будущем еще более интересные приключения. И, Боже мой, не было ли у меня сегодня такого приключения?..»


Бет отложила дневник и прислушалась к шуму дождя, барабанившего в окна. В Париже наступил период летних дождей, гроз и ветров. Это помешало Бет отправиться на утреннюю прогулку, но они с Изабеллой решили походить по магазинам, и это их утешило.


«Йен сказал, что сегодня возьмет нас с Изабеллой в парк покататься. Он приехал в назначенный час. Стоило Изабелле взглянуть на серое унылое небо, и она наотрез отказалась ехать. Если нам так уж нужен свежий воздух, сказала она, мы с Йеном можем поехать и без нее. Йену, видимо, было все равно, как мы поедем, поэтому я оказалась в карете наедине с ним.

Не слишком ли охотно Изабелла испугалась плохой погоды? Не слишком ли охотно прижала к голове руку и заявила, что у нее начинается мигрень? Видимо, она хочет, чтобы я вела себя неприлично, или желает побудить Йена сделать мне предложение…

Но мы с Йеном уже взрослые; ему двадцать семь, мне об этом сказала Изабелла, значит, он моложе меня на два года. Я не невинная дебютантка, которая прячется за мамины юбки, а он не негодяй. Мы просто ровесники, получающие удовольствие от общения друг с другом.

Когда карета стала двигаться по парку с большей скоростью, я, набравшись смелости, сказала Йену, что там, в студии Мака, мне очень понравилось ощущение его одежды, прикоснувшейся к моему телу. Он улыбнулся своей теплой покоряющей улыбкой и ответил, что если мне нравятся такого рода ощущения, я могла бы спустить панталоны прямо здесь и прямо сейчас и сесть голым задом ему на колени. Эта мысль мгновенно возбудила меня. И Йен понял это, пропади он пропадом. Уверена, ему очень нравится доводить меня до такого состояния.

Я не послушалась его, потому что представила, как если что-то случится с каретой, а я буду выползать из-под нее в кружевных панталончиках, съехавших мне на лодыжки. Париж более свободный город, чем Лондон, но, полагаю, даже здесь я не пережила бы этого.

Йен посмеялся над моими опасениями и сказал, что быть пойманным — это большая часть удовольствия. Я возразила, упомянув, что он видел вполне достаточно моего голого тела, а я не видела ни кусочка его голой кожи.

Затем он спросил, какой кусочек я имею в виду.

Я же, разумеется, хотела бы видеть его целиком. Ощущение твердых мускулов свидетельствовало о том, что под его одеждой было хорошо развитое тело, и мысль посмотреть на любую часть этого тела заставляла мое сердце биться сильнее.

К несчастью, мы находились в двигавшейся карете, и Йену снимать и снова надевать свою одежду было бы очень неудобно. Он мне сказал, что я могу посмотреть любое место, какое мне захочется, но должна сама расстегнуть его одежду. Будучи таким распутным созданием, я подвинулась к нему и начала расстегивать его штаны. Йен откинулся на сиденье и прищурился. Он раздвинул ноги, но отказался помогать мне. Я возмутилась, потому что одежда мужчин ужасна. Не знаю, как они с ней справляются. Мне пришлось расстегнуть и развязать и раздвинуть разные ткани, пока я, наконец, не добралась до того, что искала. К тому времени, когда я закончила, Йена наверняка трясло от смеха, не сомневаюсь в этом.

Наконец его одежда была расстегнута, и я обнажила его жезл. Приятно признаться, что я не чувствовала ни смущения, ни стыдливости, взяв его жезл в руку и вытащив наружу.

Йену тоже нечего было стесняться. Он превосходно сложен. Его жезл был гладким и темным и в холодной карете казался очень теплым. На его расширявшемся кончике было что-то вроде наконечника с дырочкой посередине. Я обвела пальцем это отверстие, и Йен издал нетерпеливый звук.

Догадавшись, что ему это нравится, я начала кругами обводить пальцем этот кончик, пока Йен снова не застонал. Я играла с ним, наслаждаясь своей властью. Я меняла приемы, взяв его жезл в руки, и проводила по нему пальцем вверх вниз или вокруг дырочки.

Йен закрыл лицо одной рукой, а другой — крепко обнял меня. Я прижалась щекой к его груди и продолжала играть его невероятно привлекательным оружием.

Вскоре мне захотелось большего. Карета двигалась спокойно, и я соскользнула с сиденья и опустилась на колени. То, что я видела на уровне своих глаз, каждая часть его тела, доставляло мне удовольствие. Затем я наклонилась и взяла его в рот.

Йен вздрогнул, как будто я ужалила его. Я боялась причинить ему боль, но когда попыталась отодвинуться, он запустил пальцы в мои волосы и снова привлек меня к себе.

Никогда раньше мне не приходилось пробовать жезл мужчины, и я лизнула его. Я обнаружила, что он слегка солоноватый, не похожий на вкус губ.

Я подумала, не могу ли я сделать ему на этом месте любовный укус, а когда хотела попытаться, он громко застонал. Он еще шире раздвинул ноги, открываясь мне, и пальцы на его ногах сжимались внутри его сапог. Я слышала, как он прошептал мое имя, но не могла ответить ему, мой рот был переполнен им.

Я не могла сделать этот любовный укус, хотя долго пыталась. Когда я, наконец, отступилась, то взяла его жезл в рот, как будто собиралась проглотить его целиком.

Эта мысль возбудила меня. Мне хотелось его съесть. Я не осознала этого желания, но втянула его член в рот глубоко, насколько это было возможно.

Я знала, что ему это нравится, потому что он обхватил нижнюю часть моего тела ногами и издавал какие-то звуки. Он то приподнимался, то опускался на сиденье. Меня радовало, что могу таким образом мучить его, так, как он мучил меня. Теперь я знала, как доставить ему наслаждение, которое не могло его не возбуждать.

Я засунула руку между его раздвинутых ног, обнаружила твердую округлость его гениталий и осторожно взяла их в ладони. Я чувствовала, как он содрогнулся, как пульсировала кровь в его жилах, и вдруг неожиданно у него вырвался громкий стон и мой рот наполнился его семенем.

Я удивилась и едва не отпрянула от него, но мое сердце билось с такой силой, что я решила ничего не делать. Вкус Йена напоминал вкус нежных сливок с небольшой горчинкой. Как только он облегчился, я проглотила его семя и облизнула губы, и была счастлива, что сохранила частицу Йена для себя.

Он, даже не потрудившись застегнуть панталоны, посадил меня на сиденье и поцеловал меня, несмотря на то, что я сделала, как будто он хотел попробовать то, что осталось на моих губах.

Йен взглянул на меня и молча ослабил руки, державшие мою голову. Я видела, что он старается посмотреть мне в глаза, но у него это не получается.

Наконец он, немного поворчав, заключил меня в объятия. Он обнимал меня, ласкал и целовал мои волосы, пока карета не остановилась у дома Изабеллы.

Йен отказался войти, хотя уже застегнул панталоны, и я понимала его.

Я думала, он попрощается и снова назначит мне свидание, чтобы мы могли продолжить начатое, но он опять промолчал. Он тяжело дышал, и мне показалось, что он просто не может взять себя в руки.

Изабелла встретила меня без малейших признаков головной боли, от которой страдала перед моим отъездом. На самом деле молодая обманщица сбегала наверх и переоделась для посещения светского приема, даже несмотря на то, что дождь лил не переставая. Я отклонила предложение сопровождать ее, потому что Йен не поехал бы с нами, и я не представляла себе, что могло бы сравниться с восторгом, который я пережила в этот дождливый день в тесной карете Йена».


В номере гостиницы было жарко и душно, несмотря на распахнутые окна. В номере на потолке был установлен вентилятор, лениво вращавшийся и включавшийся и выключавшийся в зависимости от подачи сжатого газа, который нисколько не колебал застывший итальянский воздух.

— Есть еще одна, ваша светлость.

Тощий камердинер герцога Килморгана положил газету на стопку бумаг на столе герцога. Харт пробежал глазами страницу, которую разложил перед ним Уилфрид, но интересовавшая его статья была на видном месте. Светская хроника поместила изображение Йена Маккензи в обществе хорошенькой молодой женщины с темными волосами в заполненном зрителями театре, позади молодой женщины была видна его невестка. Жирные заглавные буквы, многочисленные восклицательные знаки заявляли на французском во всю страницу:


«Новая любовница брата герцога? Таинственная английская богатая наследница! Миссис Э. сопровождает леди И., М. и своего деверя на постановку «Прекрасной дамы», самой последней и самой скандальной музыкальной комедии, поставленной в Париже. Нехорошая, нехорошая миссис Э.».


— Кто, черт подери, эта женщина? — загремел Харт.

Он никогда не слышал о ней, никогда не видел ее.

— Лорд Йен очень богат, ваша светлость, — сообщил Уилфрид. — Может быть, она хочет удвоить свое состояние.

— Не вижу в этом ничего смешного, Уилфрид.

Харт сгибал в руке ручку, пока она не сломалась, и чернила забрызгали газету.

— Конечно, нет, ваша светлость.

— Проклятие, а на что там рассчитывает Изабелла?

— Вы чувствуете, что это ее рук дело?

— Да! Будь они прокляты!

— Неужели есть опасность?

Когда Харт сердито посмотрел на Уилфрида, тот покраснел.

— Я хотел сказать, сэр, что если ее милости нравится эта миссис Экерли и она одобряет ее, может быть, все в порядке? Если ваш брат, его милость, получает удовольствие в ее обществе… ну, ведь он достиг возраста, когда пора задуматься о том, как ему остепениться.

Харт не спускал с него глаз, пока Уилфрид не замолчал.

— Ты состоишь у меня на службе десять лет, Уилфрид. Ты знаешь Йена и знаешь, на что он способен.

— Знаю, ваша светлость.

— Изабелле неизвестны некоторые факты. Как и тебе.

— Да, ваша светлость.

— Верь мне, когда я говорю, что Йена надо держать подальше от этой женщины, кем бы она ни была.

Харт рассматривал рисунок, хорошенькое круглое лицо, собранные на затылке темные локоны. Она выглядела невинной, но Харт хорошо знал, насколько обманчива бывает подобная внешность. Это был уже пятый раз, когда парижская газета печатала столь заманчивую сплетню о Йене и миссис Экерли.

— Какие бы мотивы ни двигали ею, они не могут быть добрыми.

— Не могут, ваша светлость.

— Приготовь мой дорожный саквояж. Он должен быть готов, если мне потребуется неожиданно уехать, в любое время, Уилфрид.

— Конечно, ваша светлость. Мне выбросить эту газету?

— Пока не надо. — Харт положил на нее руку. — Пока не надо.

Уилфрид поклонился и вышел. Харт снова внимательно посмотрел на картинку, он заметил, как Йен вполоборота повернулся к миссис Экерли. Так это увидел художник, да, но вполне возможно, он был недалек от истины. К этому времени миссис Экерли должна уже знать историю Йена, его эксцентричность, его головные боли, его ночные кошмары. Последнее зависело оттого, сумела ли она пробраться к нему в постель.

Харт сжал кулаки и положил их на газету. Даже не предполагалось, что Йен окажется в Париже. Он должен был оставаться в Лондоне и возвратиться в Шотландию, когда Харт закончит свои дела в Европе. Посещение Йеном Мака или Изабеллы в Париже даже не упоминалось.

— Я не знаю, кто вы, — сказал Харт, обводя силуэт смеющейся миссис Экерли. — Но вы зашли слишком далеко.

Он не спеша скомкал газету, затем порвал ее на длинные узкие полосы.


В течение недели, прошедшей между интересной поездкой в карете вместе с Бет и следующим назначенным свиданием с ней, инспектор Феллоуз не попадался Йену на глаза. Он поручил Керри следить за этим человеком, но Керри тоже его не обнаружил.

— Он, должно быть, сбежал домой, — заявил Керри, — сбежал, поджав хвост.

Йен так не думал. Инспектор Феллоуз был хитрым и ловким, и он не сбежал бы только потому, что Йен ему угрожал. Если бы он действительно вернулся в Лондон, то для этого нужна была найтись очень важная причина. Йену хотелось узнать, что этот человек собирается сделать.

В среду Изабелла попросила Йена поехать с ней и с Бет. Несмотря на сильную летнюю грозу, заливавшую дождями Париж, Изабелла настаивала на поездке.

— Это обитель зла, дорогая, — сказала Изабелла Бет, когда они втроем вышли из кареты перед ничем не выдающимся домом, находившимся на краю Монмартра. — Вам там понравится.

Йен и раньше бывал здесь с Маком, но появиться в этом доме под руку с Бет доставляло ему большее удовольствие. На ней в этот вечер было платье из темно-красной тафты, с розами на груди. Вся ее одежда блистала и шуршала.

Он крепко держал ее руку на своей согнутой руке, не отпуская ее, когда Бет пыталась отстраниться от него. Йен был рад, что у Изабеллы хватило ума попросить его сопровождать их, потому что черта с два позволил бы он Бет посетить этот дом одной.

— Обитель зла? — спросила Бет, оглядывая плохо освещенное пыльное помещение, в которое они вошли. — По-моему, кто-то подшутил над вами.

Изабелла рассмеялась.

— Сюда, дорогая! Это большой секрет.

Она провела их к ничем не обозначенной двери в задней стене. Свет, шум и запах табачного дыма и духов доносились с застланной ковром лестницы.

Не такой уж и секрет, думал Йен, спускаясь с лестницы пропуская вперед Бет. Парижская полиция прекрасно знала этот нелегальный игорный дом, но, получая деньги, закрывала на него глаза. Богатые парижане думали, что им сходит с рук что-то запретное. И веселились, как шаловливые дети.

Лестница привела их в блистающий дворец. Комната имела такую же длину, как и верхние этажи нескольких домов. На потолке висели хрустальные люстры. Роскошный красный ковер покрывал весь пол, а стены были обиты панелями орехового дерева. Люди толпились вокруг столов, разговаривали и смеялись, вскрикивая или издавая стоны, щелканье костей, шуршание карт и жужжание рулетки скрывали этот шум. Вокруг Йена столпилось слишком ого людей. Ему это не нравилось. Они толкали его, смотрели на него, говорили все вместе, и он не мог разобрать, что именно они говорят. Он чувствовал желание сбежать, вырваться отсюда, подобно хитрой гибкой виноградной лозе, он огляделся в поисках ближайшего выхода.

— Йен!

На него смотрела Бет. Он почувствовал тонкий аромат ее духов, ее волосы, собранные на макушке, выбились на уровне его носа. Он мог бы зарыться лицом в ее волосы, поцеловать ее. Ему незачем бежать.

— Я не люблю толпы, — сказал он.

— Знаю. Нам надо уйти?

— Пока еще рано, — произнесла Изабелла.

Когда она смотрела на них, глаза ее сияли. Она остановилась возле стола с рулеткой. Колесо, блестя медными узорами, вертелось на деревянной доске с прекрасной инкрустацией и разделенной на секции. На покрытом зеленым сукном столе на номерах стояли стопки фишек. Йен смотрел, как вертится колесо, а в противоположном направлении вокруг колеса катится шарик. Колеса рулетки были точно сбалансированы, и она напоминала вечный двигатель. Йену хотелось схватить шарик и снова запустить колесо, подсчитать, сколько кругов сделает шарик, пока трение не остановит его.

Колесо замедлило вращение. Йен пристально смотрел, предвидя, сколько еще осталось кругов до того, как остановится шарик. Пятнадцать, предположил он, или двадцать.

Шарик прокатился через двойной ряд ячеек и наконец, остановился. «Rouge quinze», — объявила полуодетая дама, стоявшая позади. «Красное, пятнадцать».

Послышались охи и вздохи. Крупье придвинула к себе жетоны. Взять выигрыш или оставить его в игре?

— Я люблю рулетку, — вздохнула Изабелла. — Во Франции она запрещена, но вы найдете ее, если будете знать, где искать. И не надо ехать так далеко в Монте-Карло. Дайте мне ваши деньги, и я поменяю их для вас на фишки.

Бет вопросительно посмотрела на Йена. Он кивнул. Он больше не задыхался.

Изабелла передала Бет фишки, и Бет протянула руку, чтобы поставить на одно из чисел.

— Не туда, — поспешил остановить ее Йен.

— Не все ли равно?

Бриллианты блеснули на затянутой в перчатку руке Бет.

Йен забрал у нее фишки и поставил одну на линию, разделявшую четыре цифры.

— Нечетные здесь лучше.

Бет с сомнением посмотрела на него и положила руку на край стола. Крупье запустила колесо.

Все глаза были прикованы к нему. Шарик заманчиво крутанулся и с тихим щелчком скатился в свою ячейку. «Noir dix-neuf». «Черное, девятнадцать».

Когда крупье сгребла к себе фишки Бет, она от обиды стукнула по столу.

— То же самое, еще раз, — сказал Йен.

— Еще раз? Но я проиграла.

— То же самое, еще раз.

— Надеюсь, вы знаете, что делаете, Йен.

Она послушно поставила фишку на то же место. Колесо завертелось, шарик упал в ячейку. «Rouge vingt et un». «Красное, двадцать одно».

Бет взвизгнула и подскочила от радости, одержав эту маленькую победу. Крупье придвинула стопку фишек на число Бет.

— Я выиграла. Играть дальше?

Йен протянул свою мощную руку, сгреб выигрыш Бет и подвинул к ней.

— Рулетка — игра для дураков. Пойдемте со мной.

Изабелла улыбнулась им и поставила фишку на число, на котором только что стояла фишка Йена.

— Довольно забавно, не правда ли? Вам очень повезло, дорогая. Я так и знала.

Она рассмеялась и вернулась к столу.

Йен, держа Бет за руку, подвел ее к длинному столу, за которым толстяк тряс стакан для костей. Сделавшие ставки окружали стол и издавали поощряющие крики, а лицо джентльмена блестело от пота. Шикарно одетая дама вцепилась ему в руку и подпрыгивала от возбуждения.

— Она испортит его бросок, — прошептала Бет.

— Возможно, если она не нанята хозяевами игорного дома.

— Но разве это не мошенничество?

Он пожал плечами:

— Рискованно посещать места, подобные этому.

— Изабелла, видимо, очень увлечена игрой.

— Она любит опасность. Она ведь замужем за Маком.

— Можно мне сделать ставку? — спросила Бет.

Шанс невозможно было определить, столько различных комбинаций составлялось из цифр. Предсказывать числа и ожидать точного броска казалось Йену бесполезным, людям нравился риск, это удивляло его.

Глаза Бет загорелись, когда она смотрела на джентльмена, готовившегося сделать бросок.

— На что мне поставить?

Йен потер лоб большим пальцем, в его голове с математической точностью проносились числа.

— Сюда и сюда, — сказал он, указывая на квадратики на столе.

Мужчина, наконец, сделал бросок, ставя своей целью число «десять». И снова бросил. И все вокруг застонали, когда кубик упал на «двенадцать».

— Я проиграла, — разочарованно произнесла Бет.

— Вы выиграли. — Йен собрал кости. — Вы можете поспорить, что в предыдущем броске он перестарался.

— Выиграла? — Бет посмотрела на фишки, затем снова на стол. Щеки у нее порозовели. — Думаю, мне не следует спорить, если я понятия не имею, на что именно я спорю.

— Вы богатая женщина. — Йен вложил ей в руки ее выигрыш. — У вас достаточно денег, чтобы их проиграть.

— Я недолго пробуду богатой, если буду делать ставки. Рисковать и играть в рулетку. Что бы произошло, если бы вас здесь не было?

— Если бы меня здесь не было, вы бы сюда не пришли.

— Не пришла?

Она нахмурила брови. Два крылышка голубки на ее лице. Йену захотелось наклониться и здесь, среди этой толпы поцеловать Бет, его возлюбленную, его любовницу. Ему хотелось, чтобы все знали, что она принадлежит ему.

— Йен? — спросила она. — Почему вы думали, что я без вас сюда не приду?

Он взял ее за локоть и повел в комнату, где было меньше людей.

— Я бы не позволил вам.

— В самом деле? Вы бы пошли за мной, как инспектор Феллоуз?

— Это опасное место, — мрачно заметил он. — Изабелла это понимает. А вы нет.

Бет вздохнула.

— Вы так осторожны и внимательны. — Она придвинусь к нему и зашептала: — Я думала, мы сошлись на том, что наши отношения — это отношения двух людей, которые наслаждаются этой стороной жизни. И ничего больше.

Он не помнил, что давал на это согласие. Она тогда сказала: «Мы достаточно нравимся друг другу, и я не предвижу, что снова выйду замуж». Тогда он не ответил, как и не отвечал сейчас. Его никогда не удовлетворит только любовная связь с ней. Он хотел большего, а не только играть с ней в любовные игры, как в мастерской Мака, познавать блаженство ее ласк в карете. Ему хотелось, чтобы это повторялось снова и снова, чтобы вечно испытывать радость обладания ею. Не как куртизанкой, не как любовницей, связь с которой кончится, когда он покинет Париж. Он хотел Бет навсегда.

Проблема состояла в том, как это сделать. Бет не желала выходить замуж, она так сказала. Ее помолвка с этой змеей Мейтером смутила ее, и она уже один раз отказала Йену. Ему предстояло найти выход, но эта задача его не беспокоила. Йен обладал способностью, исключив все другое, сосредоточить внимание на данной проблеме, до тех пор, пока не решит ее. Худощавый молодой человек с густыми белокурыми волосами остановился перед ним, и мысли Йена рассыпались на клочки.

— Я так и подумал, что это вы! — Взгляд молодого человека оживился, и он протянул руку. — Йен Маккензи, живой и здоровый! Как поживаете, старина? Не видел вас с тех пор, как вас выпустили из тюрьмы.

Глава 11

Бет с интересом разглядывала молодого мужчину. Около тридцати, голос благовоспитанного человека; тонкие руки, ухоженные ногти. Он с широкой улыбкой все еще протягивал руку.

— Приятная встреча!

Йен заколебался, затем взял протянутую руку, как будто вспомнив, что на это следует ответить соответствующим образом.

Позади первого виднелся другой, более темный мужчина, с неприязнью смотревший на Йена.

— Кто это, Арден?

Молодой человек рассмеялся:

— Это лорд Йен Маккензи. Будь добр к нему, старина. Однажды он спас мне жизнь.

Второго человека это, казалось, не смягчило. Арден отпустил руку Йена и похлопал его по плечу.

— Ты выглядишь необычайно хорошо, Маккензи! Сколько с тех пор прошло, семь лет?

— Семь, — согласился Йен, — и два месяца.

Арден расхохотался.

— Он всегда должен быть точным. Они меня тоже выпустили. Мой патер отдал концы спустя несколько лет после того, как ты покинул наш счастливый дом, а мой мерзавец брат последовал за ним. Он так напивался, что, слава Богу, утонул в ванне. Я не стал бы обвинять его жену, подержи она его под водой.

Бет ахнула, но Йен кивнул:

— Приятно слышать.

— Но, могу поспорить, не столь приятно, как мне. Таким образом, я и оказался единственным наследником почти всего состояния моего отца. Добрый доктор Эдвардс уже потирал свои жадные руки, но моя сестра оспорила заключение о моем безумии, благослови ее Господи до самых расшитых туфелек. Мы с ней сбежали из нездорового климата Англии и теперь живем в продуваемом всеми ветрами домике во французской деревне. А это Грейвс. Он тоже там живет.

Темноволосый мужчина сдержанно кивнул. Арден усмехнулся:

— Он невероятно ревнив, не обращайте на него внимания. А это твоя жена?

— Это миссис Экерли, — пояснил Йен.

— Его друг, — поспешила объяснить Бет, протягивая руку.

У Ардена был такой вид, словно его представили королеве.

— Приятно познакомиться, миссис Экерли. Лорд Йен прекрасный человек, и я его никогда не забуду. — Он говорил торопливо, но в его глазах было много чувства. Он взглянул на своего мрачного друга и рассмеялся. — Не беспокойся, Грейвс. Я навсегда твой. Пойдемте?

Грейвс сразу же отвернулся, а Арден задержался.

— Рад был снова встретиться с тобой, Маккензи. Если будешь когда-нибудь неподалеку от Фонтенбло, загляни.

Он помахал рукой, одарил их на прощание ослепительной улыбкой и повернулся.

— Да-да, иду, Грейвс. Остановись на минутку.

Йен наблюдал за тем, как они уходят, совершенно равнодушно.

— Игра в карты намного прибыльнее, — заявил он, обещаясь к Бет. — Я научу вас играть.

Бет не двинулась с места, когда Йен попытался ее увести.

— Вы не можете вот так просто уйти, не рассказав мне, что он имел в виду, говоря, что вы спасли ему жизнь.

— Я не спас ему жизнь.

— Йен!

Она прошла к нише окна, где стояли стулья для уставших игроков, но сейчас там никого не было. Она сложила на груди руки и села на стул.

— Я не сдвинусь с места, пока вы не расскажете мне.

Йен опустился на стул рядом с ней, его золотистые глаза были непроницаемы.

— Арден находился вместе со мной в сумасшедшем доме.

— Так я и подумала. Он не выглядит сумасшедшим.

Отвращение исказило лицо Йена.

— Его отец организовал комиссию, хотел, чтобы врачи нашли способ излечить его сына.

Бет взглянула на игральный стол, возле которого Арден разговаривал с Грейвсом. Они сдвинули головы так, что нос Ардена почти касался щеки Грейвса. Грейвс держал Ардена за локоть, затем положил руку на спину Ардена.

— Мистер Арден предпочитает общество джентльменов, — пробормотала Бет.

— Да, он не относится к натуралам.

Бет с интересом посмотрела на обоих мужчин. В трущобах она знала юношей, которые продавали себя извращенцам, но она никогда не видела двух мужчин, явно влюбленных друг в друга. По крайней мере, никого, кто бы признался в этом. Такие отношения не могут продолжаться в жестоких окрестностях Ист-Энда.

— Поэтому отец и отправил его в сумасшедший дом, — сказала она. — Какой ужас!

— Ардену нельзя было находиться там. Для него это было слишком тяжело.

— Он уверен, что вы спасли ему жизнь.

— Он хотел сказать, что я взял его наказание на себя.

Бет уже не смотрела на Ардена и Грейвса.

— Наказание?

— Он попался на книге с эротическими рисунками. Мужчина с мужчиной. Я помню, как он испугался. Я сказал, что это моя книга.

Бет раскрыла рот.

— Какой же вы смелый. Почему они поверили вам?

— Мой брат Кэм обычно тайком приносил мне эротические книги. Я сказал, что эта книга была в последнем свертке, который приносил мне Кэм.

— Быстро сообразили. — Бет прищурилась. — Подождите минутку… Вы сказали мне, что не умеете лгать.

Йен рассеянно провел пальцем по тыльной стороне ее руки.

— Мне трудно говорить, если это неправда. Я жду, когда зададут вопрос, и киваю, если хочу, чтобы мне поверили.

Бет не смогла сдержать улыбки.

— Хитрый дьявол.

— Они отослали Ардена и провели лечение.

Ее улыбка исчезла.

— И какое это было лечение?

— Сначала ледяная ванна. Чтобы охладить жар извращений, сказали они. Затем электрошок. — Он обвел кончиком пальца висок. — Их было так много.

Бет вдруг представила себе молодого длинноногого Йена, сидящего в ледяной воде с закрытыми глазами и посиневшими губами, дрожащего от холода. А затем распростертого на кровати с крючками, зацепленными за адскую машину, которую она однажды видела на картинке в журнале, там были еще витки проволоки, прикрепленные к наручникам.

«Чудо современной медицины, — было написано в заголовке. — Пациенты излечиваются новыми усовершенствованными методами применения электрического тока».

Они пропускали ток через тело Йена, а он старался сдерживать крик. Возможно, этим и объяснялось, почему он все время растирал виски, и его мучили головные боли.

Бет сжала его руки, в глазах ее блестели слезы.

— О, Йен, невыносимо думать о том, что вам пришлось пережить.

— Это было давно.

Бет сердито посмотрела на Ардена.

— Трус! Какого черта он позволил вам ради него пройти через это?

— Арден был слаб. Лечение могло его убить. А у меня хватало сил перенести это.

Она еще сильнее сжала его руку.

— Все равно они не имели права так поступать с вами, ужасно.

Он разглаживал кончики ее пальцев.

— Я смог вынести это. Я уже привык.

У нее в голове звучали крики Йена. Бет прижалась лбом его рукам, у нее разрывалось сердце. Руки Йена в замшевых перчатках были большими, мускулистыми и твердыми. Да, он был сильным. В садах Тюильри Мак и Керри только вдвоем смогли оторвать его от Феллоуза. Но это не означало, что кто-то отступит перед такой силой, пытаясь его победить. Доктора в том ужасном сумасшедшем доме сделали это, а теперь Феллоуз пытался сделать то же самое.

«Я влюбляюсь в тебя, — хотелось ей сказать, обращаясь к их сомкнутым рукам. — Ты не будешь возражать?»

Йен молчал, но Бет чувствовала, что свое внимание он сосредоточил на ней. Йен напрягся, повернул голову. Она взглянула на него.

Взгляд Йена был устремлен на дверь в противоположной стене, через которую они вошли сюда. Он медленно поднимался, как зверь, почуявший опасность. Дверь распахнулась, и крики и вопли заполнили комнату.

— Черт!.. — произнес Йен.

Он рывком поставил Бет на ноги и потащил ее в конец помещения. Бет вытягивала шею, чтобы разглядеть, что происходит, а он с бешеной скоростью тащил ее в задние помещения казино. Люди бежали, как и куда могли, а женщины-крупье хватали деньги и прятали их в корсеты.

— Подождите! — Бет ухватила его за рукав. — Мы не можем бросить здесь Изабеллу.

— Здесь Мак. Он позаботится о ней.

Бет оглядела комнату и увидела Мака, пробиравшегося сквозь толпу. Изабелла застыла на месте, когда Мак схватил ее за плечо.

— Почему ты не сказал ей, что он придет?

— Он обещал мне не приходить.

— Мак хотел последить за ней, не так ли? — появилась у нее надежда. — Он пришел, чтобы защитить ее.

— Да. Это опасно.

— Как ты и сказал. Это ведь налет полиции, не правда ли? Забавно, что из всех ночей они выбрали именно эту.

— Ничего забавного. Это был Феллоуз.

— Да, я подумала… — Бет замолкла, когда Йен откинул черную занавеску, распахнул дверь, скрытую за панелью, и потащил Бет вверх по узенькой лестнице, где пахло табачным дымом.

Лестница вела в ободранный задний холл и к расшатанной двери, выходившей на маленький дворик. Во дворике было темно и грязно, на них обрушились потоки дождя.

— Как жаль, что мы оставили там наши накидки, — сказала дрожавшая от холода Бет. — Вряд ли полиция окажется настолько любезной, чтобы вернуть их нам…

Йен не ответил. Он протащил Бет через открытые ворота и, крепко обхватив за талию, побежал с ней по переулку.

Блеснула молния и на мгновение осветила мокрый, заваленный мусором переулок и стоявшие по обе стороны стены. Бет заметила какое-то движение у поворота в переулок, и Йен поволок ее в другой еще более темный проход.

— Там был выход, — стуча зубами, произнесла Бет.

— Феллоуз и «Сюрте», вероятно, перекрыли его.

— Надеюсь, вы знаете, куда мы идем.

— Знаю.

Бет снова замолчала. Йен хорошо помнил все лабиринты Монмартра. Интересно, он знал их сам или просто видел на карте?

— Феллоуз настоящий шип у нас в боку, правда? — сказала Бет, перекрикивая шум дождя — Черт бы побрал этого человека! Это было мое самое лучшее платье.

Узкий переулок выходил на другую улицу, но Бет не могла определить, где они находятся. Кривые переулки Монмартра разбегались в разные стороны. Промокший Йен, прижимая к себе Бет, бежал все дальше под проливным дождем. Послышались раскаты грома, блеснула молния.

Йен знал, что они находятся на противоположной от мастерской Мака стороне города. В любом случае Феллоуз будет искать их там. Бет, промокшая до костей, дрожала. Он должен укрыть ее от дождя.

Слово «Пансион» попалось ему на глаза, когда они пробегали мимо какого-то дома. Он ухватился за дверную ручку давно не мытой стеклянной двери и вошел внутрь.

— Месье?..

Мужчина с темными гладкими волосами смерил взглядом Йена и Бет. Оценил их дорогую одежду и расправил плечи. В потоке французских фраз он предложил им лучшую комнату пансиона, которая, как он уверял, бесподобна.

Йен высыпал горсть золотых монет в руку этого человека и потребовал прибавить к комнате еще и ванну для леди. Когда они поднимались по лестнице, снова загремел гром, и дом дрогнул.

В пансионе не было газового освещения, и горничная поспешила зажечь свечи в небольшой спальне, их желтые огоньки пробивались сквозь темноту. Бет стояла возле крошечной печурки и растирала замерзшие руки.

«Уж очень сильно она дрожит», — подумал Йен, напомнил горничной о ванне, и вскоре появились два человека, притащившие с собой большую ванну. Пока горничная с молоденькой девушкой наполняли ванну горячей водой, над которой поднимался пар, Йен снял сюртук.

Когда все ушли, Йен повернулся и начал расстегивать промокший корсаж платья Бет. Пока он снимал корсаж и расстегивал юбки, Бет вытирала мокрое лицо.

Раздевать ее было удовольствием, даже если он просто старался согреть ее. Она пыталась помочь ему снять с нее юбки и сорочку, но не смогла — сильно дрожали пальцы.

Йен опустился на колено, чтобы развязать ее панталончики и спустить их с ног. Ее шелковые чулки измялись и лежали на полу.

Йен провел руками по ее холодным бедрам и по ее бокам. Она стояла, прикрыв ладонями груди, затем привлекла к себе его голову и поцеловала. У него во рту шевельнулся ее язык, и он обвел пальцем ее соски, игриво возбуждая ее.

Дождь барабанил по окнам, заливая стекла. За окном блеснула молния, и загремел гром.

Йен поднял Бет, не переставая целовать ее, и опустил в наполненную горячей водой ванну. Опустившись в теплую воду и почувствовав облегчение, Бет закрыла глаза. Йен сбросил жилет, воротничок и рубашку и швырнул их в кучу мокрой одежды. Бет открыла глаза, когда он со стуком снимал башмаки и брюки. Он растер обнаженную кожу оставленным горничной полотенцем и спустил ноги в ванну, положив их по обе стороны от Бет.

Горячая вода проникала в каждую складочку его тела, и ему стало легче.

Он в детстве терпеть не мог горячие ванны — кричал, что вода обжигает его, даже когда вода была просто теплой. Его отец не верил ему и приказывал лакею посадить Йена в ванну.

— Здесь не хватит места для нас двоих.

Бет расслабленно улыбнулась, прищурив голубые глаза.

— Мне надо только согреть ноги.

Йен вытер полотенцем свои мокрые волосы, а Бет прислонилась к углу медной ванны и наблюдала за ним. Он послал бы Керри распоряжение прислать им чистую одежду, но только не сейчас. Ни одной грешной душе в этом доме не придется бежать по улицам во время грозы.

— Этот отель довольно подозрителен, — тихо заметила Бет. Она смотрела, как разбегается рябь по воде, и руками изобразила под водой маленькие цифры восьмерок. — Не в такого сорта местах останавливаются респектабельные леди и джентльмены.

— А это имеет значение?

Йен считал, что все комнаты одинаковы.

— Да нет. Это еще один грех, совершенный в ночь, в которой так много греха. Вот уж не думала, что мне так понравится грешить! Йен, спасибо вам за то, что показали это мне.

Она внимательно смотрела на него и заметила, что его жезл возбужден и направлен прямо на нее.

Бет была прекрасна. Ее руки и ноги, такие белые на фоне медной ванны, ее соски, затвердевшие от холода и желания…

Распушенные темные волосы плавали возле ее плеч, а волоски между ее бедер были еще темнее.

Бет раскраснелась от жара, она улыбалась, голубые глаза сияли.

Гроза над Монмартром гремела, как артиллерийская канонада. Никто, даже Керри, не знал, где они находятся.

Жизнью Йена управляли другие люди — события и разговоры проносились мимо него прежде, чем он мог в них разобраться. Другие люди решали, жить ли ему в сумасшедшем доме или в другом месте, ехать ли ему в Рим или ждать в Лондоне. События происходили и прекращались, и пока они не противоречили его интересам, таким, как поиски фарфора исчезнувшей династии Мин, он не вмешивался.

А теперь в бурный поток его жизни вошла Бет и стояла там как скала. Все остальное проносилось мимо него, только Бет оставалась.

Йен хотел, чтобы она с ним никогда не расставалась.

Йен наклонился и поставил ее на ноги. Ее тело было скользким, а его прикосновение — приятным.

— Вам все еще холодно, — сказала Бет.

— И вы меня согреете.

Он выхватил из стопки еще одно полотенце и завернул в него Бет, пока она снова не задрожала от холода. Тепло ее тела было лучше огня, лучше, чем вся на свете горячая вода.

Он осторожно вынул ее из ванны и понес к узкой кровати рядом с печкой. Горничная нагрела кирпичи, завернула в полотенце и подложила под старые, но чистые простыни.

Йен уложил Бет в теплую постель. Она взглянула на него, ничуть не обеспокоенная тем, что Йен отбросил полотенце и растянулся на кровати рядом с ней. Он накрыл их обоих покрывалом, и они грелись в этом коконе, согретом кирпичами и телом Бет.

Бет обняла Йена.

— Какой еще непристойности вы собираетесь меня научить? — улыбнулась Бет.

Она все еще не понимала.

— Сегодня не будет никаких игр.

— О…

В ее тоне слышалось разочарование.

Йен убрал с ее лица мокрые волосы и повернулся так, что его тело только наполовину лежало на ней. Ее дыхание, легкое и сладкое, касалось его губ.

— Обещайте мне, — сказал Йен.

— Что именно?

— Обещайте, что скажете мне, когда остановиться.

Она подняла бровь.

— Это зависит оттого, с чего вы начнете.

Бет все еще думала, что он играет с ней.

— Не позволяйте мне причинить вам боль.

— Хорошо, — сказала она, все еще улыбаясь.

Йен закрыл рукой ее глаза и легкими поцелуями покрывал подбородок и губы. Она приготовилась поласкать его языком, но он уклонился.

— Я хочу тебя, — краснея, прошептала Бет. — Но прошло очень много времени. Может быть, я не смогу.

Он потрогал кожу между ее ног и пальцами ощутил горячую влажность.

— Сможете.

— Откуда вы знаете?

Она притворялась, будто у нее большой опыт, но делить постель с удовлетворенным мужем и страстное слияние с любовником — не одно и то же. Одно — долг, а другое — безумие. Вероятно, ее муж делал исполнение этого долга приятным, но Йен хотел не покорную жену, ложившуюся на спину перед своим мужем. Он хотел показать Бет все оттенки наслаждения — от невероятно нежного до безумного и грубого. Он хотел, чтобы потом они упали на постель измученные и опустошенные, но удовлетворенные. Он хотел с ней всего, но не хотел пресной покорности.

— Позвольте мне, — прошептал Йен, и она почувствовала его пальцы в своем лоне.

У Бет перехватило дыхание, и бедра ее приподнялись. Йен ввел в нее два пальца и обвел ими вокруг влажной прядки волосков. Бет была готова.

А он был готов уже много недель. Он просунул колено между ее бедрами и кончиком жезла раскрыл ее перед собой.

— Пожалуйста, Йен… — простонала Бет.

— Пожалуйста — остановиться? — пробормотал он.

— Нет…

Он улыбнулся, касаясь ее губ.

— Пожалуйста что, Бет? Что я должен сделать?

— Вы знаете.

— Я плохо понимаю намеки, вы должны мне прямо сказать.

— А теперь вы меня дразните.

Йен коснулся языком ее губ.

— Вам нравится, когда вас дразнят. Вам нравится прятаться со мной в потаенных комнатах и задирать юбки, когда я прошу вас.

— И это называется дразнить.

— Вам нравится феллатио и куннилингус?

— Нравится, но если признаться, я никогда не занималась ни тем, ни другим.

— Нет? — удивился он. — А я думал, вы светская женщина.

— Я думала, что была в этом неуклюжа.

— Вы были прекрасны. Вы и сейчас прекрасны.

Она прикусила губу, делая ее красной и привлекательной. Скромная Бет краснела от того, что он, голый, лежит на ней. Она всегда смешила его.

— Пожалуйста, Йен, — прошептала она. — Я хочу чувствовать вас внутри.

Йен напрягся.

— Да!..

Его жезл оказался слишком большим. Прошло девять лет с тех пор, как мужчина касался ее тела, и ему было трудно в нее войти. Его жезл был велик для нее.

Йен тихо стонал, проталкиваясь через узкий проход. Он набрал в грудь воздуха и прижался к ее груди. Он не смотрел нее, повернув голову так, что взгляд Бет упирался в его скулу и мокрые от дождя волосы.

— Я делаю вам больно? — спросил он.

— Нет.

— Хорошо, — он сделал первую попытку, — хорошо…

Он нажал снова, и Бет зажмурилась. Его жезл был таким большим и так глубоко вошел в нее, что казалось, ее разорвет на части.

И это давало приятное ощущение.

— Йен!.. — простонала она. — Я развратная, я развратная, грешная женщина, но я не хочу, чтобы вы останавливались.

Йен не ответил. Он медленными движениями толкал свой толстый и затвердевший жезл.

— Глубже, быстрее… Пожалуйста…

Бет крутила бедрами, он всем телом опустился на нее. Йен опирался на руку, а другой собрал ее волосы в кулак и щекотал ими ее груди и чувственные соски.

Потом он наклонился, лизнул один сосок и втянул его в рот. Она смотрела, как блеснули его зубы, как язык коснулся соска, как порозовевшая кожа тянулась к его губам. Йен прикрыл глаза, кончики ресниц мягко легли на его щеки, и было так приятно.

Бет выгнулась, их тела соединились. Давно забытые ощущения вызывали в ней желание еще шире раздвинуть ноги. Она легла поверх покрывала и выгнулась.

— Ты его чувствуешь? — спросил Йен.

Дюжина ответов пронеслась в голове Бет, но она лишь выдохнула:

— Да!

— Ты такая сильная, моя Бет. Ты сжимаешь меня с такой силой!

— Он улыбнулся.

Ни один мужчина никогда не говорил ей непристойностей. Только распутные девушки говорили их, но она и подумать не могла, что услышит их от красивого мужчины.

— Сожми меня покрепче, любовь моя, — прошептал он. — Ты делаешь это чертовски хорошо.

— Хорошо, — повторила Бет и напрягла мышцы, а он застонал.

Йен получал удовольствие.

Она пыталась сказать ему, чтобы в ответ он наговорил ей непристойностей, но не могла подобрать слов.

— Я хотел тебя еще в «Ковент-Гардене», — сказал Йен. — Мне хотелось, чтобы ты оседлала меня там, в темноте, когда я подобрался к тебе.

— В театре?

— Прямо там, в той проклятой ложе, во время оперы. Я бы овладел тобой, ты стала бы моей — Он положил руку ей на шею, на том месте, где остался след любовного укуса. — Я пометил тебя.

Бет улыбнулась и дотронулась до его шеи.

— А я пометила тебя.

Он переплел пальцы с ее пальцами и прижал ее руку к кровати.

— Стань моей.

В такую минуту никто не возражает.

— Моей навсегда. Навсегда, Бет!

Навсегда… Ее тело подхватило ритм его движений, только кровать скрипела, массивная кровать из красного дерева, сделанная для таких мужчин, как Йен, которые любят своих женщин.

Она была его любовницей. Бет смеялась от восторга. Находиться с Йеном было отнюдь не благопристойно, но она чувствовала себя свободной впервые в жизни. Она лежала под ним и, казалось, расправляла крылья.

Бет снова рассмеялась. Она раскинулась на кровати, насколько это было возможно. Йен лежал с закрытыми глазами. Он ускорял свои толчки, его бедра трудились с такой силой, как будто он в последний раз овладевал женщиной.

Он прижал ее к матрацу, навалившись на нее всей своей жестью, его пот капал на Бет. А по окну стучал дождь, и раскат грома заглушил голос Бет, когда она громко вскрикнула от наслаждения.

Йен закричал, не дождавшись грома. Блеснула молния, на мгновение стало светло. Бет увидела очертания тела Йена, обострившиеся черты его лица и рыжие волосы.

В эту минуту Йен открыл глаза, они распахнулись, как два восходящих солнца, и он посмотрел прямо в глаза Бет.

Глава 12

Бет затаила дыхание. Впервые со дня их знакомства Йен смотрел ей прямо в глаза.

Глаза у него, как она знала, были золотистыми, но не знала, что его черные зрачки имели зеленый ободок. Пристально глядя на нее, он перестал двигаться, как будто то, что он видел, поглощало все его внимание. Он не моргая смотрел ей в глаза.

Удивленная, она коснулась его лица.

— Йен?..

Йен вздрогнул и повернул голову, а когда снова повернулся к ней, его взгляд был устремлен куда-то в сторону и их взгляды не встречались.

Сердце Бет дрогнуло.

— Нет, пожалуйста, не отводи взгляда.

Он закрыл глаза и, наклонившись, поцеловал ее.

— Почему ты на меня не смотришь? — спросила Бет. — Что-то со мной не так?

Он снова открыл глаза, но избегал ее взгляда.

— Ничего. Ты само совершенство.

— Тогда почему?

— Я не могу этого объяснить. И не проси меня объяснять.

— Извини, — прошептала Бет, и глаза ее наполнились слезами.

— Не плачь. — Он поцеловал ее в мокрую щеку. — Сейчас наступило время радости.

— Знаю.

Он все еще был в ней. Ощущения были восхитительны.

«Не жажди того, чего нельзя получить, — напомнила она себе. — Получай удовольствие в том, что доступно тебе». Такие мысли помогали Бет пережить тяжелые дни.

Она захотела от Йена всего, и тело и душу, когда поняла, что этого он не может ей отдать. Он отдавал ей все, что мог: телесные наслаждения и минутные радости. Она просила у него настоящей греховной связи. И если она страдала от того, что не могла получить большего, то в этом она сама была виновата.

— Йен, мне так трудно с тобой… — пробормотала Бет.

Он слабо улыбнулся:

— Я — Безумный Маккензи.

Бет закрыла лицо руками, неожиданно начиная сердиться.

— Это так объясняют люди, потому что не понимают тебя.

Он отвел глаза.

— Ты все время стараешься быть доброй ко мне.

— Это не доброта. Это правда.

— Тсс! — Йен поцеловал ее. — Слишком много слов.

Бет согласилась. Йен снова поцеловал ее, и Бет получила от этого поцелуя большое удовольствие.

Он пошевелился, задвигался внутри ее. Его тело было горячим и напряженным, а издаваемые им звуки возбуждали ее так, что она даже представить себе не могла, как сумеет пережить такую страсть. «Это блаженство», — прозвучало у нее в голове, когда он погрузил ее во вздымавшиеся волны наслаждения.

Прямо над головой прогремел гром, и Бет, вздрогнув, проснулась. Йен лежал рядом и, опершись на локоть, охранял ее сон.

— Привет, — тихо произнесла она.

Йен улыбнулся. Она не могла понять, спал он или не спал, но вид у него был не усталый.

— Я думала, что гроза уже к этому времени кончится, — сказала Бет. — А который час?

— Не знаю. Раннее утро.

Бет заволновалась.

— Изабелла будет беспокоиться, — сказала она.

— Она знает, что я о тебе позабочусь.

— А может быть, она с Маком. — Бет усмехнулась. — Может быть, он поехал с ней домой.

Было видно, что Йен с ней не согласен.

— Сегодня вечером она впервые за три года заговорила с ним.

— Так это хорошо, не правда ли?

— Он рассердился, когда я сказал ему, что она хочет поехать в казино.

— Ты пессимист, Йен. Мы с Изабеллой очень сдружились, и я хочу, чтобы она снова была счастлива.

— Она предпочла оставить Мака, — заметил Йен.

— Я знаю. Но она сожалеет об этом.

Тело Йена было теплой стеной, а его прикосновения — поразительно нежными.

— Когда они поженились, они бывали или безумно счастливы, или ссорились друг с другом, а то и дрались.

— Полагаю, такая драма могла надоесть.

Бет могла представить себя настолько счастливой с Йеном, что для нее это было бы мучением. Никогда в жизни у нее так не билось сердце, как после встречи с Йеном Макензи.

Йен гладил ее по голове, и она закрыла глаза; как приятно было бы навсегда сохранить это состояние удовлетворения, плыть в нем, чувствуя себя спокойной и счастливой.

— Я должна вернуться домой.

Она не предполагала, в ее тоне будет столько печали.

— Керри придется взять больше одежды, чтобы ты могла выйти. Твоя одежда испорчена.

— А Керри знает, где мы?

— Нет.

Значит, никто не знал, подумала Бет. Они с Йеном были совершенно одни. Радость переполняла ее сердце.

— Он станет беспокоиться, не так ли? — прошептала она.

— Он привык к моим исчезновениям. Я всегда возвращаюсь. Он это знает.

Бет пристально посмотрела на него.

— А почему ты исчезаешь?

— Иногда этого слишком много для меня. Пытаться понять то, что говорят люди, пытаться запомнить, что я должен делать, чтобы люди считали меня нормальным. Иногда правила слишком жестоки. Поэтому я ухожу.

Бет провела ногтем по его мускулистой руке.

— Куда же ты уходишь?

— Чаще всего в окрестности Килморгана. Это огромное имение, и я могу затеряться в нем на долгое время. Тебе там, понравится.

Бет это не интересовало.

— А в другое время?

— В дома куртизанок. Поскольку я плачу, они позволяют мне оставаться у них. Там мне не надо думать о разговорах.

Бет привыкала к прямоте Йена, но это не означало, что ей хотелось услышать о его общении с другими женщинами. Она представляла себе, как куртизанки были счастливы, предоставляя Йену убежище, независимо оттого, нуждался он в нем или нет. Йен был не только потрясающе красив, но и обаятелен, особенно когда улыбался.

— Иногда я сажусь на поезд и еду туда, где никогда не бывал, или беру напрокат лошадь и скачу по полям и лесам. Отыскиваю место, где мог бы побыть в одиночестве, — рассказывал Йен.

— Ваша семья, должно быть, очень беспокоится о вас.

Йен провел пальцем по ее груди.

— Сначала беспокоились. Харт постоянно за мной следил.

— Но, видимо, безрезультатно.

— Он стал приходить в ярость, когда я исчезал, пытался держать меня взаперти.

— Его высочество герцог выглядит настоящим пугалом.

Уголок его губ приподнялся.

— Он понял: что бы ни было, я все равно уйду. Керри стал на мою сторону. Послал Харта подальше.

Бет широко раскрыла глаза.

— И Керри до сих пор жив?

— Как видишь.

— Керри повезло.

— Харт обеспокоен, вот и все.

— Он выпустил тебя из сумасшедшего дома и добился пересмотра решения комиссии о безумии для того, чтобы ты помогал ему разбираться с большими финансами?

— Меня не очень интересует, для чего он это сделал, меня только интересует, почему сделал.

Бет неожиданно рассердилась на Харта.

— Это несправедливо. Он не должен был использовать тебя.

— Я не возражаю.

— Но…

Йен приложил пальцы к ее губам.

— Я не слуга. Я помогаю, когда могу, но что-то получаю для себя.

— Например, когда ты исчезаешь на несколько дней.

— Харт мог бы сгноить меня в том сумасшедшем доме, если бы не он, я бы и сейчас находился там. Я не прочь читать его договоры и следить за оборотом акций, чтобы отблагодарить его.

Бет переплела пальцы с его пальцами.

— Полагаю, я могу быть ему благодарна хотя бы за то, то он выпустил тебя.

Йен, не слушая ее, гладил ее пальцы. Тепло его тела покрывало ее, как одеяло, а его дыхание обжигало, когда он целовал ее в лоб.

— Расскажи мне о своем муже, — попросил он.

— Томасе? Сейчас? Зачем?

— Ты так самоотверженно любила его. Каким он был?

Бет лежала тихо, вспоминая.

— Когда он умер, мне тоже захотелось умереть.

— Но ты не очень долго прожила е ним.

— Это не имело значения. Когда любишь, особенно всем сердцем, это охватывает тебя так быстро, что даже некогда сопротивляться.

— А потом он умер, — сказал Йен. — И ты не можешь так же полюбить еще раз.

— Не знаю…

Ложь. Бет знала, что влюбилась в Йена. «Что же со мной происходит?»

Она ответила на собственный вопрос, когда Йен вдруг грубо, словно наказывая, поцеловал ее. Она расслабилась, обняла его и прижала к себе.

Йен явно хотел показать, что больше не хочет разговаривать. Он резким движением раздвинул ей ноги и, не ожидая возражений, снова овладел ею.

Миссис Баррингтон сказала бы, что только очень распущенная женщина уступит мужчине, не протестуя. Бет откинулась на подушки и была счастлива нарушить любые строгие правила миссис Баррингтон.

Бет опять проспала. Когда она проснулась, окно казалось серым туманным квадратом, около которого стоял Йен и смотрел наружу.

Дождь все еще лил, но гроза ослабела. Йен стоял голый, прислонившись к стене и повернувшись к ней спиной.

В тусклом свете он всеми своими мощными мускулами напоминал Бет превосходные статуи мужчин, которые она видела в Лувре. Но те скульптуры были сделаны из мрамора и алебастра: Йен был как ожившая бронза.

Когда она пошевелилась, Йен приложил палец к губам.

— Там кто-то есть? — испуганно прошептала Бет.

Они находились в передней комнате на втором этаже пансиона, в самой лучшей, как уверял их хозяин. Но на окнах не было занавесок, и Бет чувствовала себя выставленной на обозрение.

— Инспектор Феллоуз наблюдает за домом, — сообщил он. — Он привел с собой полицейских.

Бет до подбородка натянула на себя одеяло.

— О Боже! Как неприлично!

— Думаю, дело гораздо хуже.

— Да разве может быть хуже? Они имеют право арестовать нас за то, что мы провели ночь в пансионе?

— Если имеют, то им придется арестовать половину Парижа.

Газеты ухватятся за эту историю. Это им всегда удавалось, и она просочится через пролив в Лондон. «Английская наследница предстанет перед французским судом за прелюбодеяние, совершенное в парижском отеле с сомнительной репутацией. Перед этим она играла в греховные игры и запрещенную законом рулетку».

В дверь тихонько постучали, и Бет выпрямилась.

— Это я, хозяин.

Керри! Бет с облегчением вздохнула.

Йен не торопился прикрыться, когда вошел Керри. Керри не обратил никакого внимания на наготу Йена и повесил принесенную одежду на спинку стула. Он спокойно расстегивал кожаную сумку и вынул из нее бритву, чашку для пены и кисточку.

— В этом месте, где вы невольно оказались, хозяин, найдется горячая вода?

— Позвони, вызови горничную. А ты привез вещи миссис Экерли?

— Привез. — Керри не сводил глаз с Йена, делая вид, что не замечает Бет, прятавшуюся на кровати. — Ее компаньонка хотела прийти со мной, но я заверил ее, что это неблагоразумно.

Йен кивнул. Он натянул штаны, которые подал ему Керри, и сел, ожидая, когда его побреют. Он мог бы находиться не здесь, а в роскошном отеле «Лэнгхем» в Лондоне, где он как будто только что встал после ночного отдыха.

Бет с волнением поняла, что Керри делал это и раньше. Казалось, он совершенно спокойно проскользнул в заднюю дверь, принес Йену свежее белье и побрил его после ночи, проведенной с женщиной.

Бет обхватила свои колени. «Это моя собственная глупость и вина, если я ревную».

— Тебя они видели? — спросил Йен Керри.

Точивший бритву Керри ответил:

— Нет, прошел обратно по переулку на кухню. Они не хотят появления полиции еще больше, чем мы.

— Это какой-то абсурд, — сказала Бет. — Почему Феллоуз так упорно преследует тебя? И меня тоже?

— Он всегда так себя ведет, — ответил Йен.

Это был не совсем ответ, но Йен закрыл рот и, когда Керри наточил бритву, запрокинул голову. В комнату тихонько проскользнула вчерашняя горничная с кувшином горячей воды. Керри на ломаном французском приказал ей, чтобы она помогла Бет надеть принесенную им одежду.

Девушка присела в реверансе и, пока Йен и Керри смотрели в другую сторону, облачила Бет в одежду, которую Керри получил от Изабеллы.

Горничная сияла от возбуждения.

— Должно быть, он очень богат, мадам, — вздохнула она.

Бет не стала опровергать предположение, что она была содержанкой Йена. Прошлой ночью Бет рассмешило то, что слуги и хозяин приняли ее за содержанку, однако сейчас она не видела в этом ничего смешного.

— Нам тоже следует сбежать отсюда через черный ход, — обратилась она к Йену. — Мистер Феллоуз доставит нам немало неприятностей.

— Нет, надо подождать.

— Ладно, хорошо, что дождь еще идет. — Бет взглянула а окна. — Я очень надеюсь, что инспектор и его друзья из «Сюрте» промокнут до нитки.

Йен снова запрокинул голову, его лицо все еще было в мыльной пене.

— Ты послал за этим? — спросил он у Керри.

— Я сделал то, что вы приказали, милорд. А теперь, пожалуйста, перестаньте болтать, иначе я пораню вас.

Йен замолчал, а Керри поднес бритву к его горлу. Бет уселась на постели, на которой она провела такую чудесную ночь, и почувствовала, что проголодалась.

Горничная суетилась вокруг нее и, встряхнув одежду Бет, в которой она была накануне ночью, разложила ее у камина сушиться. Керри молча брил Йена, слышны были только звук бритвы, царапавшей кожу, и тихие шаги горничной.

Казалось, Йен совсем не спешил. Когда Керри закончил, Йен попросил горничную принести ему газету, кофе и чай для Бет. Как только горничная внесла заказанное, кто- то постучал в дверь. В ответ на стук, открывая дверь, Керри сжал в руке бритву.

На пороге стоял Мак. Он вошел, и Керри поспешно закрыл за ним дверь.

— Не беспокойся, Йен. Феллоуз похож на дохлую крысу. Я принял меры.

— Как хорошо вы сделали, что заехали за нами, — сказала Бет, стараясь не показывать своего нетерпения. — Как там Изабелла?

— Какого черта, почему я должен это знать? — проворчал Мак.

— Вчера вы отвезли ее домой.

Мак перевернул деревянный стул спинкой вперед и верхом сел на него.

— Я посадил ее в карету и заплатил кучеру, чтобы он доставил ее домой, и проследил, чтобы она больше не выходила из дома.

Бет сурово посмотрела на него.

— И вы не пошли с ней?

— Нет. Не пошел.

Очень досадно.

— Она показала мне свой портрет, который написали вы.

— В самом деле? Этот пустячок, — небрежно заметил Мак, но было видно, как он напрягся.

— Это не пустячок. Портрет прекрасен. Она, очевидно, всегда берет его с собой, иначе она не могла бы показать его мне. Она везде возит его с собой, так она говорит.

— Не сомневаюсь, старается найти подходящее место, чтобы выбросить его в море.

Мак вцепился в стул с такой силой, что Бет опасалась, как бы он не сломался.

— Может быть, не будем об этом говорить?

— Как хотите.

Бет нахмурилась, но не произнесла больше ни слова. Когда Керри окончательно одел Йена, а Бет выпила чашку чая, в дверь снова кто-то постучал.

Мак поспешил открыть ее, но выскользнул в холл, не давая Бет возможности увидеть, кто это был. Она услышала несколько произнесенных по-французски фраз, после чего Мак вернулся вместе со своим камердинером, профессиональным борцом Беллами. И человеком в длинной черной застегнутой сутане, с четками и молитвенником в руках.

— Боже ты мой! — вырвалось у Бет. — У нас что? Маскарад? Сколько еще человек явятся через черный ход?

Йен обернулся к ней.

— Мы уходим через парадную дверь. Черт бы побрал этого Феллоуза!

— А я думала, ты сказал, что он собирается арестовать нас.

— Зачем ему это? — сурово произнес Йен и бросил на нее странный взгляд, которого она не смогла понять. — У него нет причины арестовывать человека, который провел ночь в пансионе со своей женой.

Бет остановилась:

— Но я не твоя…

Она посмотрела на священника, на выражение лица Мака, на невинно равнодушное лицо Керри.

— О нет! — сказала она. И сердце у нее упало. — О, Йен.

Глава 13

Все уставились на нее, Керри смотрел с изумлением, священник озабоченно нахмурился, Беллами растерялся, Мак был в нетерпении. Один только Йен оставался невозмутимым. Он походил на человека, ожидавшего кого-то, кто сказал бы ему, есть ли яйца к завтраку.

— Почему бы и нет? — спросил Мак. — Йену вы нравитесь, вам он тоже, а ему нужна жена.

— Да, но это не значит, что мне нужен муж.

— Муж — это именно то, в чем вы нуждаетесь, — проворчал Мак. — Это помешает вам и моей жене бегать по запрещенным казино.

— Мак, — тихо произнес Йен, — я поговорю с Бет наедине.

Мак пригладил свои темно-рыжие волосы.

— Извините, — обратился он к Бет. — Я немного переволновался. Выходите за него. Надо, чтобы в нашем семействе был хотя бы один рассудительный человек.

Не ожидая ее ответа, он вывел из комнаты священника, горничную, Беллами и Керри и закрыл дверь.

Дождь снова забарабанил в окно. Бет знала, что Йен смотрит на нее, но не могла заставить себя посмотреть на него.

— Я не собираюсь выходить замуж. — Бет пыталась сказать это решительным тоном, но не смогла. — Я намерена жить, как богатая вдова, путешествуя, радуясь жизни, помогая другим.

Ее слова звучали неубедительно даже для нее самой.

— Как только ты станешь моей женой, Феллоуз не сможет даже дотронуться до тебя, — говорил Йен, словно не слыша ее. — Его начальство приказало ему держаться подальше от моей семьи, и когда ты станешь моей женой, ты тоже будешь членом нашей семьи. Он не только не сможет арестовать тебя, но даже побеспокоить. Мое покровительство, как и покровительство Харта, будет распространяться и на тебя.

— Но это не очень-то помешало ему беспокоить тебя, не так ли?

— Ему не позволят появляться в Килморгане, и Харт поднимет шум, если он попытается приблизиться к тебе в любом другом месте. Это я тебе обещаю.

— Разве ты не говорил, что Харт в Риме? И что, если он не захочет оказывать покровительство и мне?

— Захочет. Он ненавидит Феллоуза и сделает все, чтобы препятствовать ему.

— Но…

От неожиданности Бет так растерялась, что даже лишилась дара речи, не зная, что сказать.

— Йен, есть кое-что, чего ты не знаешь обо мне. Мой отец никогда не был французским аристократом. В Англии он говорил, что он виконт, и ему верили. Он действительно умел искусно подражать манерам дворянина. Но он был низкого происхождения, как и любой, родившийся в трущобах Ист-Энда.

Йен отвел глаза.

— Я знаю. Он был мошенником в Париже, он сбежал, когда его хотели арестовать.

— Ты знаешь?

— Когда я хочу узнать о каком-либо человеке, я узнаю все.

— А твои братья знают?

— Я не считал нужным рассказывать им.

— И ты все равно хочешь на мне жениться?

— Да, почему нет?

— Потому что я женщина того сорта, на которой не следует жениться сыну герцога! — Бет перешла на крик. — Мое происхождение омерзительно, я была чуть выше служанки, я погублю тебя.

Он расправил плечи в свойственной только самому Йену манере.

— Все считают тебя дочерью аристократа. И этого вполне достаточно для надутых англичан.

— Но это ложь.

— Мы с тобой знаем правду, а людям, которые предпочитают выдумки, довольно и этого.

— Йен ты меня саму делаешь мошенницей, каким был и мой отец. Я не лучше его.

— Ты лучше. Ты во сто крат лучше.

— Но если кто-нибудь узнает… Йен, это было бы ужасно. Газеты…

Он не слушал.

— Мы, ты и я, подходим только друг другу, — сказал он. — У нас обоих есть странности. Но мы подходим друг другу.

Он взял ее руку, прижал к своей ладони, затем переплел их пальцы.

Он говорил:

— Нас несет течением, и мы никому не нужны. Мы, настоящие. Мы могли бы плыть вместе.

— Нет.

— Пожалуйста, выходи за меня, Бет. Я люблю тебя.

В тот первый вечер в театре он не мог бы полюбить ее.

Она не могла этого и ожидать. С другой стороны, как указал Мак, они поладили. Бет научилась не удивляться его коротким речам и не обижаться, когда он смотрел так, как будто не слышал ни единого сказанного ею слова.

— Это католический священник, — слабо возразила она. — А я принадлежу к англиканской церкви.

— Брак будет законным. Мак позаботился об этом. Мы можем повторить церемонию, когда вернемся в Шотландию.

— В Шотландию? — повторила она. — Не в Англию?

— Мы поедем в Килморган. Теперь часть его принадлежит тебе.

— Перестань успокаивать меня, Йен.

Он рассердился. Он всегда понимал ее слова буквально.

А она продолжала:

— Леди любят, когда за ними ухаживают, прежде чем вступить в брак. Дарят им кольцо с бриллиантом и тому подобное.

Йен еще сильнее сжал ее руку.

— Я куплю тебе самое большое кольцо из всех, которые ты когда-либо видела. Усыпанное сапфирами под цвет твоих глаз.

Ее сердце на мгновение замерло. Его взгляд был таким пристальным, хотя он не смотрел ей в глаза.

Она помнила тот захватывающий момент, когда они занимались любовью, и он по-настоящему смотрел на нее. Его глаза были так прекрасны, он пристально смотрел на нее, как будто она была единственной женщиной на свете. Единственной, которая для него что-то значила.

Что бы Бет отдала за то, чтобы он снова так посмотрел на нее?

Все, что у нее было.

— Пропади ты пропадом, Йен Маккензи, — прошептала она.

Кто-то постучал в дверь, и из-за нее выглянул Керри.

— Дождь скоро прекратится, и наш добрый инспектор проявляет нетерпение.

— Бет, — сказал Йен, не выпуская ее руки.

Бет закрыла глаза. Она ухватилась за Йена так, как будто он был единственным препятствием, мешавшим ей утонуть.

— Ладно, ладно, — сказала она, ее голос дрогнул. — Давайте сделаем это побыстрее, пока инспектор не взял штурмом наши укрепления.

И это свершилось. Бет, широко раскрыв голубые глаза, повторяла слова обета. Затем брак был скреплен священником и засвидетельствован Керри, Маком и Беллами. Йен надел на палец Бет простое колечко, которое он поручил принести Керри, оно временно заменяло то, большое, с сапфирами, которое он собирался купить. Он поцеловал ее и почувствовал сохранившийся жар их любовных ласк и ее волнение.

Они вместе вышли из дома. Йен держал над ними обоими зонт. Он вызывающе не обращал внимания на Феллоуза и толпу парижских полицейских и журналистов, ожидавших их на противоположной стороне улицы.

Подъехала карета Йена, и когда Йен с Бет вышли из дома, их скрыла от глаз Феллоуза карета. Он обошел карету и увидел их в тот момент, когда Йен усаживал в нее Бет.

Феллоуз был мрачен, его усы намокли под дождем, и в его фигуре была ярость и усталость человека, который всю ночь гонялся за своей добычей, а теперь видел, как она ускользает.

— Йен Маккензи! — сурово произнес он. — Мои друзья из «Сюрте» пришли сюда, чтобы арестовать вас за то, что вы похитили миссис Бет Экерли и держите ее заложницей в этой гостинице.

Бет выглянула из кареты и посмотрела на теплое, ясное после дождя небо.

— О, что за чушь вы несете, инспектор? Он не похищал меня.

— У меня есть свидетель, который видел, как он утащил вас из этого игорного притона и привез сюда.

Йен медленно сложил зонтик, встряхнул его и положил карету.

— Здесь больше нет миссис Бет Экерли, — сказал он, указывая на пансион, из которого они только что вышли. — Но есть леди Йен Маккензи.

Он повернулся и сел в карету, прежде чем Феллоуз успел что-то пробормотать. Из пансиона, широко улыбаясь, вышел Мак, за ним Керри с саквояжем и Беллами с корзиной вина и хлеба, купленной Йеном у хозяина гостиницы.

— Вы проиграли этот раунд, Феллоуз, — произнес Мак, похлопав инспектора по мокрому плечу. — Желаю вам удачи в следующий раз.

Он забрался в карету и, улыбаясь, шлепнулся на сиденье напротив Йена и Бет. Беллами взобрался на место рядом с кучером, а Керри вскочил на ходу в карету и захлопнул дверцу перед носом Феллоуза.

Глаза инспектора были черными и жесткими, как уголь, и Йен понимал, что этот человек притихнет лишь на короткое время. Битва была выиграна, но война впереди.

Они сразу же направились в Шотландию. У Бет оставалось лишь несколько часов, чтобы собрать вещи и попрощаться с Изабеллой, потому что Йен вдруг стал очень спешить.

— О, дорогая, я так счастлива. — Слезы блестели на ресницах Изабеллы, когда Бет крепко обняла ее. — Мне всегда хотелось иметь сестру, а ты лучшая, о какой я могла только мечтать. — Она отстранилась от Бет. — Сделай его счастливым. Йен заслужил счастье больше, чем кто-либо другой.

— Я постараюсь, — обещала Бет.

Ямочки показались на лице Изабеллы.

— Когда я вернусь в Лондон, ты приедешь ко мне, и у нас будет масса развлечений.

Бет сжала руки Изабеллы.

— А ты уверена, что не поедешь с нами сейчас? Я буду скучать по тебе.

— И я буду скучать, дорогая, но нет. Вам с Йеном надо побыть вдвоем, а Килморган… — Она замолкла, в ее глазах была боль. — Слишком много воспоминаний для меня.

Они снова обнялись. Бет не понимала, как она полюбила Изабеллу, эту молодую женщину с открытым сердцем, которая взяла ее под свое крыло и показала ей новый, удивительный мир.

Изабелла обняла и Йена, показывая всем своим видом, как она рада, что он счастлив.

Наконец Йен и Бет приехали на вокзал в сопровождении Керри и Кейт и еще одной кареты, набитой ящиками и мешками. Бет скоро узнала, что аристократы принимают все как должное, когда Йен усадил ее в купе вагона первого класса и оставил Керри присматривать за багажом, билетами и Кейт.

Несмотря на все заверения Йена, что ему нигде нет места, он оставался лордом, братом герцога, богачом, достаточно высокомерным, чтобы не интересоваться мелочами жизни. Этими мелочами вместо него занимались другие.

Голос миссис Баррингтон в последнее время ослабел, и Бет сейчас с трудом расслышала его. «Ты превзошла себя, моя девочка. Смотри не перестарайся».

Она подумала, а что бы сказал Томас, и обнаружила, что его голос совсем исчез. Она смотрела сквозь слезы, как поплыл за окном шумный вокзал, это тронулся их поезд.

Йен даже не поинтересовался, успел ли погрузиться Керри. Бет сравнила этот отъезд со своим отъездом с вокзала Виктория. Одышку миссис Баррингтон, старого дворецкого, пытавшегося помочь, но лишь ронявшего все, что держал в руках. Кейт, убежденную, что у них украдут багаж, и они его больше не увидят. Камеристку, которую наняла Бет и которая закатила истерику из-за «иностранных краев» и сбежала в последнюю минуту. Конечно, у Керри не было подобных проблем. Он, совершенно спокойный, появился в дверях их купе, когда они проезжали Париж, и сообщил им, что он заказал чай приобрел билеты, и не желают ли они чего-нибудь еще. Очень расторопный, очень спокойный, как будто не его хозяин неожиданно женился и, кроме всего прочего, его ожидало путешествие в сотни миль. Бет также обнаружила, когда они оставили позади Париж и их поезд помчался по промокшей от дождей Франции, каким беспокойным может быть Йен. Прошло лишь полчаса, а Йен, сидевший в их уютном купе, уже вышел коридор и начал расхаживать по вагонам. А когда они прибыли в Кале и сели на пароход, идущий в Англию, он все время расхаживал по палубе. А Бет одна спала в их каюте.

Наконец, по дороге от Дувра до вокзала Виктория, Бет подставила ногу, когда Йен снова поднялся, собираясь выйти из купе.

— Что-то случилось? — спросила она. — Почему ты не хочешь посидеть?

— Я не люблю замкнутого пространства, — говоря это, Йен открыл дверь в коридор.

Она заметила капли пота на его верхней губе.

— Но ты не против карет.

— Я могу остановить карету там, где мне хочется. Но я не могу сойти с поезда или судна там, где хочу.

— Это правда. — Она коснулась его губы. — Может быть, мы найдем что-либо, что отвлечет тебя от этих мыслей?

Йен резким движением захлопнул дверь.

— Я выхожу еще и потому, что мне трудно сдерживаться и не прикасаться к тебе, а это напряжение.

— Нам остается ехать поездом еще несколько часов, — продолжала Бет. — И я уверена, что Керри позаботится о том, чтобы нас не тревожили.

Йен задернул занавески и повернулся к ней.

— Что ты имеешь в виду?

Бет думала, что они мало что сумеют сделать в тесном железнодорожном вагоне, но Йен проявил незаурядную изобретательность. Она оказалась полураздетой, обхватившей его ногами, в то время как он стоял перед ней на коленях. В этом положении они были лицом к лицу. И Бет смотрела ему в глаза в надежде встретить его взгляд. Но на этот раз, взлетев на вершину блаженства, Йен закрыл глаза и повернул голову.

Всего лишь несколько минут спустя Бет была снова одета и сидела, стараясь отдышаться, на сиденье, а Йен вышел побродить по вагонам.

Когда Бет делила ложе с Томасом, они не были такими возбужденными, но в конце следовали нежные поцелуи и сказанные шепотом слова: «Я люблю тебя». А теперь Йен бродил по вагонам, и оставленная в одиночестве Бет смотрела на проносившиеся за окном зеленые долины Англии. Ей слышалось эхо заявления, сделанного Йеном несколько недель назад: «Я не буду ждать от вас любви, я не могу ответить вам любовью».

Багаж был благополучно доставлен, но когда они сели в элегантный экипаж, нанятый Керри, они поехали вместо вокзала Юстон в сторону Стрэнда.

— Разве мы остановимся в Лондоне? — удивилась Бет.

Йен кивнул. Бет смотрела в окошко на мрачный, дождливый Лондон, который казался еще мрачнее и скучнее теперь, после того как она видела широкие бульвары и парки Парижа.

— А твой дом неподалеку?

— Вся моя лондонская челядь, пока я пребывал во Франции, была отослана в Шотландию.

— Так где же мы остановимся?

— Мы посетим торговца древностями.

Она все поняла, когда он ввел ее в тесную лавочку на Стрэнде, где полки от пола до потолка были заставлены восточными редкостями.

— О, ты покупаешь еще фарфор династии Мин, — сказала она. — Вазу?

— Чашу. Я ничего не понимаю в вазах.

— А это не одно и то же?

Его взгляд показал ей, что она ненормальная, поэтому Бет не произнесла больше ни слова.

Торговец, толстяк с тускло-желтыми волосами и обвисшими усами, старался заинтересовать Йена вазой, которая была в десять раз дороже маленькой, с отбитым краем чаши, которую Йен попросил показать, но Йен не поддавался на его уловки.

Бет зачарованно смотрела, как Йен держал чашу кончиками пальцев и разглядывал каждую мельчайшую деталь. Он не пропускал ничего, ни трещинки, ни искажения. Он нюхал ее, пробовал на язык. Закрыв глаза, он поднес чашу к щеке.

— Шестьсот гиней, — сказал он.

Дородный торговец, по-видимому, удивился.

— Видит Бог, сэр, вы так разоритесь. Я собирался запросить три сотни, я должен быть честным. У нее отбит кусочек.

— Это редкая вещь, — возразил Йен. — Она стоит шесть сотен.

— Ладно. — Торговец усмехнулся. — Значит, шесть сотен. Это в моих интересах. А не желаете ли вы осмотреть мою коллекцию?

Йен с благоговением положил чашу на бархатный мешочек, лежавший на прилавке.

— У меня нет времени. Сегодня я везу свою невесту в Шотландию.

— О, — с интересом посмотрел на Йена торговец. — Простите меня, миледи. Я не догадался. Мои наилучшие пожелания.

— Это произошло довольно неожиданно, — неуверенно сказала Бет.

Торговец поднял брови и взглянул на Йена, который снова любовно держал в своих толстых пальцах все ту же чашу.

— Я рад, что у вас нашлось время остановиться, зайти в мою лавку и посмотреть. Что я могу вам предложить?

— Какая удача, что мы застали вас здесь, — сказала Бет. — И чаша все еще здесь.

Торговец удивился.

— Это не удача, миледи. Лорд Йен прислал мне телеграмму из Парижа, в которой просил придержать ее для него.

— О!

Бет густо покраснела.

— Да, конечно, именно так он и поступил.

С момента их поспешного заключения брака, Бет все время находилась рядом с Йеном, за исключением того времени, когда он расхаживал по вагону и по палубе, и вездесущий Керри, должно быть, по пути послал телеграмму с какой-то станции. Вот еще мелочи, о которых Йен мог не беспокоиться. Под внимательным взглядом Йена приказчик торговца упаковал чашу. Йен сказал, что человек, занимающийся его делами, скоро привезет деньги, и торговец поклонился.

— Конечно, милорд. Примите поздравления, миледи.

Приказчик придержал дверь, чтобы они вышли, но не усели они сделать и пару шагов, как прямо перед ними из кареты вылез Линдон Мейтер. Красивый блондин застыл на месте, и его лицо приобрело какой-то странный зеленый оттенок.

Бет держала руку на локте Йена, и он рывком привлек ее себе.

Мейтер горящими глазами смотрел на сверток в руках Йена.

— Проклятие, это не моя ли у вас чаша?

— Цена была бы слишком высока для вас, — ответил Йен.

У Мейтера отвисла челюсть. Он уставился на Бет, которой так хотелось нырнуть в тесноту наемного экипажа и сбежать. Но вместо этого она вздернула подбородок и не шевельнулась.

— Миссис Экерли, — произнес Мейтер, — вспомните о своей репутации. Люди могут подумать, что вы его любовница.

Под людьми Мейтер подразумевал себя самого.

Бет не успела ответить, как Йен спокойно произнес:

— Бет — моя жена.

— Нет! — Мейтер побагровел. — Ах, ты негодяй! Я засужу вас обоих. Нарушение брачного контракта и все подобное.

Бет представила унижение в суде, адвокатов, копающихся в ее прошлом; разоблачение этого ужасного мезальянса, а вторым был ее брак с Йеном.

— Вы приехали, чтобы продать.

Йен перебил Мейтера.

— А? — Мейтер сжал кулаки. — Что вы имеете в виду?

— Хозяин лавочки сказал, что он ожидает не только, что чашу доставят, но и заберут ее. Вы хотели обменять вашу вещь на эту.

— Ну и что? Это все принадлежит коллекционеру.

— Дайте посмотреть.

Волнение Мейтера было почти смешным. Он несколько раз открывал и закрывал рот, но Бет видела, как жадность и отчаяние сменяют негодование. Мейтер щелкнул пальцами, и его слуга принес из кареты саквояж.

Йен кивнул в сторону лавочки. И они все вошли внутрь.

Хозяина удивило их возвращение, но он велел приказчику принести еще один мешочек из черного бархата, а Мейтер раскрыл свой саквояж.

Его чаша была совсем другая, с красными цветами камелии на внешней стороне. И на ней не было никаких повреждений, и глазурь сияла в свете лампы.

Йен поднял ее и рассматривал так же внимательно, как и первую.

— Эта стоит двенадцать сотен, — объявил он.

Рот Мейтера округлился в букву «О».

— Да, — поспешно забормотал он. — Конечно, стоит.

Бет судорожно сглотнула. Если она правильно поняла, Мейтер собирался обменять чашу, стоившую двенадцать сотен гиней, на чашу, стоившую шесть сотен. Неудивительно, что Йен насмехался над ним. То, что оценка Йена была правильной, Бет не сомневалась.

— Я покупаю ее у вас, — сказал Йен и кивнул торговцу: — Вы произведете продажу?

— Йен, — прошептала Бет. — Разве это не огромная сумма?

Йен не ответил. Бет сжала губы и смотрела, как Йен хладнокровно совершает сделку в двенадцать сотен гиней плюс еще сто фунтов торговцу, который ничего не сделал, а только стоял рядом. Бет так долго жила, соблюдая экономию, что человек, не знающий, что такое экономия, вызывал у нее дрожь. А у Йена даже пот не выступил.

Вспотел Мейтер, когда сжал в руке вексель Йена. Не было сомнения, что он тотчас же бросится в банк.

Йен вышел из лавки, не попрощавшись с Мейтером, и помог Бет сесть в карету. Керри передал ему оба свертка с хитрой усмешкой на лице.

— Вот ведь какое приключение, — сказала Бет. — Ты только что отдал двенадцать сотен фунтов Линдону Мейтеру.

— Я хотел эту чашу.

— Но откуда тебе было известно, что чаша там? Или о том, что Мейтер привезет другую? Ты пробыл несколько недель в Париже.

Йен выглянул в окно.

— У меня есть в Лондоне человек, который отыскивает для меня то, что мне нужно. В тот вечер, когда мы были в казино, он прислал мне сообщение, что есть такая чаша, на которую положил глаз Мейтер.

Бет с изумлением смотрела на него, чувствуя, что ее жизнь несется дальше независимо от нее.

— Так, значит, ты все равно на следующее утро уехал бы из Парижа, женившись на мне или не женившись.

Йен взглянул на нее, затем стал смотреть на улицы, по которым они проезжали.

— Я бы взял тебя с собой в любом случае. Женитьба на тебе была бы лучшим препятствием для Феллоуза.

— Понимаю. — Она похолодела. — А для Мейтера препятствием был бонус, не так ли?

— Я намерен помешать Мейтеру во всем.

Бет пристально смотрела на него, ей был виден его внушительный профиль. А его большие руки свободно лежали на коробке рядом с ним.

— Я не фарфоровая чаша, Йен, — тихо произнесла Бет.

Он, нахмурившись, посмотрел на нее.

— Ты шутишь?

— Ты не хотел, чтобы чаша досталась Мейтеру, и не хотел, чтобы ему досталась я.

Он некоторое время смотрел на нее. Затем с неожиданной яростью наклонился к ней.

— Когда я увидел тебя, я понял, что должен отобрать тебя у него. Он совершенно не понимал, чего ты стоишь, как не понимает, какова цена этих проклятых чаш. Он всего лишь обыватель.

Йен снова посмотрел в окно, словно показывая, что разговор закончен. Она смотрела на его широкую грудь, длинные ноги, занимавшие все купе. Интересно, как бы она себя чувствовала, если бы его ноги лежали в постели рядом с ее ногами?

— Я полагаю, неплохо бы провести несколько вечеров в Лондоне, — сказала Бет. — Я купила бы вещи для Шотландии — наверное, там несколько холоднее.

— Мы не остановимся на несколько дней в Лондоне. Мы уедем ночным поездом. Керри уже купил билеты.

Бет заморгала.

— Я думала, что когда ты говорил, что мы остановимся в Лондоне, ты имел в виду день или два.

— Нам надо добраться до Килморгана.

— Я понимаю. А что мы будем делать, когда приедем в Килморган?

— Ждать.

— Ждать чего?

— Пока не пройдет время.

Бет поднялась и застыла.

— Ты сходишь с ума, Йен.

Йен промолчал.

— Хорошо. — Бет снова села. Ей было не по себе. — Я вижу, это совсем не такой брак, как у нормальных людей.

— Ты будешь в безопасности. Имя Маккензи станет тебе защитой. Вот почему Мак не разводится с Изабеллой — чтобы Изабелла сохранила свои деньги и безопасность.

Бет подумала о смеющейся общительной Изабелле и о боли, которую видела в ее глазах.

— Какая заботливость с его стороны.

— Я никогда не причиню тебе вреда.

— Даже если мне придется с тобой общаться только записками, которые будет передавать Керри?

Его лоб разгладился, и Бет взяла его за руку.

— Не обращай внимания. Я тогда пошутила. Я никогда не ездила ночным поездом в Шотландию, я вообще туда не ездила. Интересно. Эти полки в купе так же привлекательны, как и помещение в Дувре?

Утром они приехали в Глазго, а затем поезд пошел в Эдинбург. Когда они въехали в Эдинбург, Бет с интересом оглядывалась вокруг. Город тонул в тумане, но не терял своей красоты.

Она, еще не выспавшаяся, едва успела увидеть замок на холме и аллею между замком и дворцом, торопясь пересесть в другой поезд, который медленно пополз на север.

Наконец, после многих миль и бесконечных часов, прошедших с тех пор, как они покинули Париж, поезд остановился на маленькой станции, стоявшей на пустынной гладкой равнине. На севере стеной возвышался горный хребет, а с запада даже в разгар лета дул холодный ветер.

Йен прекратил ходить по коридору, чтобы помочь ей сойти с поезда. Надпись указывала, что они прибыли в Килморган-Холт, платформа была пуста. Крохотный станционный домик прилепился за платформой, и станционный смотритель вернулся в него после того, как, махнув флагом, отправил поезд в дальнейший путь.

Йен взял Бет под руку и вместе с ней спустился по ступенькам мимо станционного домика на подъездную дорогу. Там их ждала карета — роскошный экипаж с опущенным верхом, так что были видны лиловые бархатные сиденья. На прекрасно подобранных гнедых лошадях блестела начищенная сбруя. Кучер в красной ливрее с кистью на шляпе соскочил с козел и бросил вожжи мальчику, занявшему его место.

— Вот вы и приехали, милорд, — сказал кучер с гортанным шотландским произношением. — Миледи.

Он распахнул дверцу, и Йен усадил в карету Бет. Она села, с удивлением восхищаясь роскошью этой кареты, появившейся здесь, на самом пустынном краю обитаемого мира.

Но Килморган принадлежал герцогу, одному из самых выдающихся герцогов Британии. Как она узнала от Изабеллы, выше герцога Килморгана были только герцог Норфолк и архиепископ Кентерберийский. И неудивительно, что карета, доставившая их в имение герцога, оказалась такой роскошной. Бет была в шоке.

— Полагаю, Керри и это все устроил, — сказала она, когда кучер забрался на свое место.

— У нас даже в Килморгане есть телеграф, — совершенно серьезно произнес Йен.

Бет рассмеялась.

— Ты шутишь, Йен Маккензи?

Он не ответил. Карета катилась по деревне, застроенной домами с побеленными стенами, неизбежным пабом и длинным низким зданием, которое могло бы быть школой или местной управой, или и тем и другим. Невдалеке от деревни на холме стояла каменная церковь с новыми крышей и шпилем; к церкви вела крутая дорожка.

За деревней открывалась заросшая лесом долина, и колеса кареты застучали по мосту, перекинутому через бурный ручей. А дальше снова возникали холмы, и по земле прокатывались зеленые и пурпурные волны, до самых высоких гор, видневшиеся вдали холмы были окутаны туманом, но сияло солнце, день выдался теплый.

Карета свернула с большой дороги на широкую прямую аллею, обсаженную деревьями. Бет откинулась на сиденье и вдыхала чистый свежий воздух. Быстрота, с которой после Парижа Йен совершал свои поступки, измучила ее. Теперь, в этом тихом месте, где над головой пели птицы, она сможет отдохнуть.

Кучер проехал через широкие ворота на аллею, ведущую в просторный парк. Сторожка у ворот была маленькой, и над ней развевался флаг — два льва и медведь на красном фоне. Аллея делала широкий поворот и вела к дому, расположенному у подножия холма.

Бет привстала на своем месте, прижимая руки к груди.

— О Боже!..

Здание было огромным. Оно возвышалось на четыре этажа, маленькие окошечки выглядывали из круглых куполов из-под высокой крыши. От центрального прямоугольного здания расходились направо и налево крылья, словно руки, пытающиеся обнять всю долину. Стекла в окнах, дверях и на балконах, рассыпанных по этому чудовищу, блестели.

Такого огромного дома Бет никогда не видела, его можно было бы сравнить только с Лувром, который остался там, в Париже. Но перед ней был не далекий дворец, в который бы ее никогда не пригласили. Это был Килморган. Ее новый дом.

Кучер кнутом показал на эту громадину.

— Построен чуть раньше времен Красавчика принца Чарли, миледи. Герцог больше не хотел продуваемых ветрами замков. Он собрал целые деревни и всех рабочих с пространства в несколько миль от строительства. Проклятые англичане сожгли дворец после Куллодена, но герцог снова воздвиг его, а потом строил его сын. Ничто не остановит Маккензи.

Гордость, звучавшая в его тоне, была неоспорима. Юноша, стоявший рядом с ним, усмехнулся.

— Он тоже из клана Маккензи, — сказал он. — Приписывает эту честь себе, как будто он там был.

— Заткнись, парень, — проворчал кучер.

Йен ничего не сказал, а лишь надвинул на глаза шляпу, как будто собирался подремать. Беспокойство, заставлявшее его бегать по вагонам, исчезло.

Бет вцепилась в сиденье и, судорожно сглотнув, смотрела на дом, к которому они приближались. Она узнавала архитектуру Палладия — овальные окна, увенчанные каменными завитушками, арочные фронтоны. Симметричные украшения каждого окна и каждой двери на бесконечном фасаде. Последующие поколения кое-что прибавили: каменную балюстраду, окружавшую мраморный портал, современный звонок у парадной двери.

Но Бет не пришлось звонить. Когда Йен опустил ее на землю, двойные двери распахнулись, и они увидели высокого статного дворецкого и десятка два слуг, ожидавших их в мраморном холле. Все слуги были шотландцами, рыжеволосыми и ширококостными, и все улыбались от явного удовольствия, когда Йен ввел Бет.

Йен не представил им Бет, но все служанки присели, и все мужчины поклонились. Впечатление испортили собаки разных размеров и окраса, которые пронеслись по холлу и направились прямо к Йену.

Не привыкшая иметь дело с собаками, Бет попятилась, но рассмеялась, когда они окружили Йена, ласкаясь и виляя хвостами. Выражение лица Йена смягчилось, и он улыбнулся. И что Бет удивило, Йен смотрел им прямо в глаза.

— Как вы тут, мои красавчики? — спросил он собак.

Дворецкий не обращал на них внимания, как будто собачье приветствие было обычным делом.

— Миледи! — поклонился он. — Если мне будет позволено, я скажу от имени всех слуг, что мы очень рады вашему приезду.

Судя по улыбкам, все были с ним согласны. Еще никто и никогда не радовался тому, что видит Бет Экерли.

Леди Йен Маккензи, поправила она себя. С первой же минуты, когда Бет впервые увидела Йена, она поняла, что ее жизнь связана с его жизнью. Она чувствовала, что эта связь растет, запутывая ее.

— Мораг отведет вас в ваши апартаменты, — продолжал дворецкий.

Он тоже был высоким и ширококостным, как и все, только в его рыжих волосах появилась седина.

— Мы приготовили ванну и постель, так что вы можете отдохнуть после долгого путешествия. — Он поклонился Йену. — Ваша милость. Его светлость ждет в нижней гостиной. Он просил, чтобы вы посетили его сразу же, как приедете.

Бет, уже сделавшая несколько шагов с сиявшим улыбкой Морагом, в ужасе отшатнулась.

— Его светлость?

— Герцог Килморган, миледи.

Бет в панике посмотрела на Йена.

— Я думала, он в Риме.

— Нет, он здесь.

— Но ты мне сказал… Подожди-ка. Керри получал телеграмму? Почему ты не предупредил меня?

Йен покачал головой:

— Я не знал, пока мы не подъехали к воротам. Флаг там был поднят. Флаг герцога всегда поднят, когда Харт дома.

— A-а, конечно. Почему я не подумала об этом?

Йен протянул ей руку.

— Пойдем со мной. Он захочет с тобой познакомиться.

Йен, как всегда, не выдавал своих мыслей, но Бет чувствовала, что он не очень рад такому повороту событий. Несмотря на то, что он был спокоен в карете, сейчас он заволновался, его нервы были напряжены.

Ее пальцы были холодны как лед, он почувствовал это, взяв их своей теплой рукой.

— Очень хорошо. Полагаю, мне лучше поскорее покончить с этим.

Он посмотрел на нее с чуть заметной улыбкой, затем крепче сжал ее руку и повел в глубь дома. Все пять собак последовали за ними, постукивая когтями по мраморным плитам пола.

Глава 14

Харт Маккензи, герцог Килморган, внешне походил на своих братьев, однако у них не было ничего общего.

Он сидел возле камина за длинным письменным столом такой же сложной резной работы, как и остальная мебель в этой комнате. Он что-то увлеченно писал и не поднял головы, когда за спиной Йена закрылась дверь.

Огромная гостиная, в которой Бет с Йеном ожидали, когда их позовет его светлость, вероятно, когда-то состояла из трех комнат, перегородки между ними были теперь удалены. Потолок был намного выше обычных потолков и покрыт фресками, изображавшими шаловливых богов и богинь.

На стенах тоже были картины. Начиная с изображавших Килморган в разное время и кончая портретами леди и джентльменов, некоторых в национальной шотландской одежде, некоторых в парадной одежде, соответствующей моде тех времен. По ним можно изучать историю одежды, подумала Бет, разглядывая портреты, висевшие в этой комнате.

Йен захлопнул дверь перед собаками, и они, видимо, смирились, словно зная, что дальше их не пустят.

Харт намеревался поставить перед собой Йена и Бет, как школьников, ожидающих нагоняя, с раздражением предположила Бет.

— Ваша светлость, — сказала она.

Герцог бросил на нее острый взгляд. Его глаза блеснули тем же золотом, что и глаза Йена, и тут же пронзили Бет своим ястребиным взглядом.

Йен промолчал, даже не моргнув. Ручка Харта стукнула по письменному прибору, и он поднялся.

Он был высоким, как все Маккензи, только с более темными рыжими волосами. У Харта были, как у всех Маккензи, широкие плечи, мощный торс и резкие черты лица. На нем был парадный килт того же цвета, что и флаг Маккензи, — синего, зеленого и красного с белыми нитями. Темный сюртук плотно облегал его, он явно был сшит лучшими портными Эдинбурга.

Однако он не был зеркальным отражением внешности братьев, которых Бет уже видела. Лицо Мака выражало беспокойную одаренность увлеченного художника. Лицо Кэмерона было тяжелее и грубее, и на нем даже был какой-то шрам. У него был вид разбойника. Так же выглядел и Харт, но от него веяло спокойной уверенностью. Он не сомневался в том, что любое его приказание будет немедленно исполнено.

Харт подавлял своей личностью все, что находилось в этой комнате, — кроме Йена. Волны самоуверенной силы, казалось, разбивались и расплывались вокруг Йена, не производя на него ни малейшего впечатления.

Наконец острый как кинжал взгляд Харта перешел с Бет на Йена.

— А что, не было другого выхода?

Он сказал это, как будто продолжая разговор, но Йен кивнул.

— Феллоуз нашел бы способ использовать ее. Или сделать ее поводом для моего ареста.

— Этот человек просто свинья!

Харт снова посмотрел на Бет.

— Она раньше была компаньонкой какой-то леди? По-моему Изабелла подружилась с ней?

Бет отодвинулась от Йена и шагнула вперед, протягивая руку.

— Я прекрасно себя чувствую, весьма благодарна вам за заботу. Путешествие было утомительным, но без приключений, никаких проблем с дорогами.

Харт бросил на Йена недовольный взгляд.

— Она любит шутки, — произнес Йен.

— В самом деле? — холодно спросил Харт.

— А еще я люблю шоколад и малину со сливками. — Бет убрала протянутую руку. — А сейчас мне бы понравился глоток холодной воды и мягкая постель.

Ради разнообразия Харт обратился к ней:

— Я не припоминаю, чтобы посылал за вами, миссис Экерли. Вы бы уже сейчас отдыхали в мягкой постели, если бы поднялись вслед за горничной наверх.

— Единственным человеком, ваша светлость, которому позволяла «посылать за мной», была миссис Баррингтон, только потому, что она платила мне жалованье.

Харт едва сдерживал гнев, и Йен сказал:

— Оставь ее, Харт.

Харт бросил взгляд на Йена, затем пристально посмотрел на Бет. По его взгляду она поняла, что Харт не мог определить, что она такое или чем она была для Йена.

Бет сама не знала, кем была для Йена, но видела, что Харту не нравилось, что он этого не понимает. Ему хотелось сразу же раскусить ее и поставить на место, что он, вероятно, и сделал еще до ее приезда, и мысль изменить ее оценку раздражала его.

Харт произнес ледяным тоном:

— Сейчас, после того как мы установили, что вы независимая женщина, не оставите ли вы нас на минутку? Я хотел бы поговорить с Йеном с глазу на глаз.

Мужчина обязан поступать так, как считает нужным. Бет открыла рот, чтобы вежливо сказать: «Конечно», но Йен снова заговорил:

— Нет.

Харт сверлил его взглядом.

— Что?

— Я хочу отвести Бет наверх и помочь ей устроиться. Мы сможем поговорить за ужином.

— У нас есть слуги, чтобы помочь ей.

— Я хочу это сделать сам.

Харт сдался, но Бет видела, что он едва сдерживает гнев.

— В гонг бьют в семь сорок пять, ужин подают в восемь. У нас принято переодеваться к вечеру, миссис Экерли. Не опаздывайте.

Бет взяла руку Йена, пытаясь скрыть волнение.

— Называйте меня Бет, пожалуйста, — сказала она. — Я больше не миссис Экерли, и я стала, к нашему взаимному удивлению, вашей сестрой.

Харт застыл на месте, Йен, глядя на него, поднял брови, затем повернулся и вывел Бет из комнаты. Когда они вышли, окруженные ожидавшими их собаками, Бет, прищурившись, с беспокойством посмотрела на Йена. Но на лице Йена была такая широкая улыбка, какой Бет еще не видела.

Она была удивительной, необыкновенной женщиной. У Йена потеплело на сердце, когда Бет вышла из своей гардеробной в платье из темно-синего шелка. Декольте обнажало ее грудь, словно созданную для бриллиантового колье, которое он только что подарил ей. Бет, когда он предложил ей руку, чтобы отвести ее вниз на ужин, спокойно взглянула на него.

Колье принадлежало его матери. Йен помнил, как его отец гордился ее красотой, помнил, в какую ярость от ревности приходил он, когда какой-либо мужчина всего лишь смотрел на нее. Отец терял власть над собой, что приводило ужасным последствиям.

Любая другая женщина падала в обморок от страха, когда на нее устремлялся этот знаменитый взгляд Харта. Сама жена Харта не раз теряла сознание от этого взгляда. Но не Бет. Она стояла, выпрямившись во весь свой рост, и говорила Харту все, что о нем думала.

Йену хотелось рассмеяться так, чтобы от смеха задрожали портреты его прославленных предков. Иногда Харту требовался хороший пинок в зад, и если Бет хотела это сделать, Йен ей позволил бы.

Когда они вошли в столовую, Харт был спокоен и с подчеркнутой вежливостью стоял, пока Йен не усадил Бет. Харт занял стул во главе стола, а Йен и Бет сидели напротив друг друга, в нескольких футах от него.

Если бы Харта здесь не было. Йен мог бы поужинать в маленькой столовой в принадлежавшем ему крыле дома. Там они с Бет сидели бы рядом и наслаждались уединением.

Ему хотелось побыть с ней в гардеробной, помочь ей одеться к обеду, но появился Керри, который заявил, что приготовит ванну, побреет Йена и приведет его в порядок. Через руку Керри был переброшен килт Йена Маккензи.

Когда Йен и Бет удалятся в спальню, Йен отпустит слишком уж усердных слуг и сам разденет Бет. Он решил, что должен заснуть и проснуться в ее объятиях.

— Ты меня слышишь? — резко спросил Харт.

Йен разрезал лежавшую в его тарелке рыбу и постарался вспомнить слова, произнесенные Хартом, пока внимание Йена было поглощено Бет.

— Договор, который ты составил в Риме. Ты хотел, чтобы я прочел его и запомнил. Я сделаю это после обеда.

— А много договоров с иностранцами хранится в голове Йена? — спросила Бет.

Ее слова звучали вполне невинно, но глаза у нее смеялись.

Харт сурово посмотрел на нее.

— Договоры часто читаются несколько иначе, когда попадают в руки разных комитетов, но Йен помнит каждое слово оригинала.

Бет подмигнула Йену.

— Я уверена, это прекрасная тема для беседы за чашкой чаю.

Йен не сдержал усмешки. Он уже давно не видел Харта таким раздраженным.

Взгляд Харта обдал его холодом, но Бет не обращала на него внимания.

— Твои чаши не пострадали в дороге? — спросила она Йена.

Сердце Йена забилось быстрее, когда он вспомнил холодное прикосновение фарфора к его пальцам, свое удовлетворение от растерянного лица Мейтера.

— Я распаковал их и расставил по местам. Они прекрасно смотрятся.

— Ты купил еще чашу? — перебил его Харт.

Поскольку Йен ответил не сразу, Бет кивнула:

— Они обе хороши. Одна белая чаша с голубым оттенком и с цветочным рисунком. Рисунки и тонкость фарфора свидетельствуют о том, что он может быть императорским. Это так?

— Безусловно, — ответил Йен.

— Я нашла книгу в Париже, — с лукавой улыбкой объяснила она.

Йен взглянул на нее и забыл обо всем на свете.

Только краем глаза он заметил взгляд Харта, казалось, какое-то насекомое жужжит, мешая ему слышать.

Почему Бет всегда знала, какие слова были нужны ему, и очень точно — когда их произнести? Даже Керри не понимал его так хорошо.

Она видела и впитывала все: роскошную комнату, длинный стол, блестящие серебряные блюда и приборы. Портреты мужчин Маккензи, картины с землями, принадлежавшими Маккензи, и собак Маккензи, и лакеев в белых перчатках.

— Я была удивлена, что у вас нет волынщика, — обратилась она к Харту. — Я представила себе, как мы идем к обеду под звуки волынок.

Харт пренебрежительно посмотрел на Бет.

— В доме у нас не бывает волынок. Слишком громко.

— Отец любил волынки, — сказал Йен. — Но у меня от них начиналась мигрень.

— Отсюда и запрет, — сказал Харт. — Мы не из тех шотландских семей, которые описываются в книгах, не из тех, кто носит палаши и жалеет о временах Красавчика принца Чарли. Королева может построить в Балморале замок и надеть плед, но это не сделает ее шотландкой.

— А что может сделать человека шотландцем?

— Сердце, — ответил герцог Килморган. — Родиться в Шотландском клане и оставаться в своем сердце членом клана.

— Любовь к овсянке не помешает, — сказал Йен.

Он говорил серьезно, желая лишь помешать Харту углубляться в тему, что значит быть шотландцем, но ему понравилась награда в виде нежной улыбки Бет. Несмотря на то, что Харт говорил по-английски без малейшего шотландского акцента, получил образование в Кембридже и заседал в английской палате лордов, у него были твердые убеждения в отношении Шотландии и в том, что он хотел совершить ради своей страны. Он мог часами разглагольствовать об этом.

Харт угрожающе посмотрел на Йена и переключил внимание на еду. Бет одарила Йена еще одной улыбкой, от которой у него разыгралось воображение.

Ужин продолжался в тишине, нарушаемой лишь бряцанием серебра по фарфору. Горели свечи, и при этом освещении Бет была особенно хороша, ее глаза сияли, как бриллианты.

Когда, наконец, они встали из-за стола, Харт проворчал что-то о проклятом договоре.

— Все хорошо, — поспешила сказать Бет. — Я хотела бы перед сном прогуляться по саду. Я оставляю вас, не так ли?

Йен подвел ее к двери на террасу. Собаки вскочили, виляя хостами, Йен предпочел бы, чтобы Бет присоединилась к нему в бильярдной, в его воображении возникло немало вещей, которым он мог бы ее обучить в игре в бильярд. Но если она хочет прогуляться, он ей не станет мешать. Сад тоже мог оказаться занимательным местом.

Бет сжала руку Йена и, не дождавшись, пока он заговорит, вышла в заднюю дверь. Она шла по дорожке, и пять собак бежали перед ней.

Йен взял у Харта договор и направился с ним в бильярдную, надеясь, что эта проклятая бумажка не окажется слишком длинной.

— Вы очень умная женщина.

Бет оглянулась на голос Харта. Она шла в сопровождении собак по ухоженной дорожке к фонтану. Небо еще не совсем потемнело, хотя был уже десятый час. Бет впервые оказалась так далеко на севере и поняла, что солнце почти не скрывается за горизонтом в летние месяцы.

Бет некоторое время разбиралась с собаками. Руби и Бен были гончими, Ахиллес — черным сеттером, у которого одна лапа была белой. Макнэб был длинношерстным спаниелем, а Фергюс — крошечным терьером.

Харт остановился у фонтана и закурил. В темноте было видно, как вспыхивал огонек на кончике сигары. Собаки бросились к нему, радостно виляя хвостами. Однако он не обратил на них внимания, и они убежали в сад.

— Не думаю, что я такая уж умная. — Бет до этой минуты полагала, что ночь выдалась теплая, а сейчас пожалела, что не захватила накидку. — Кстати, я ведь так и не окончила школу.

— Перестаньте притворяться. Вы явно обманули Мака и Изабеллу, но я не настолько доверчив.

— А как же Йен? Вы говорите, что я и его обманула?

— А разве нет?

Голос Харта был ужасающе спокоен.

— Ведь я ясно сказала ему, что меня не интересует второй брак. А затем я оказалась там и, подписывая разрешение, повторяла, что не расстанусь с ним, пока смерть не разлучит нас. Я считаю, что это Йен обманул меня.

— Йен…

Харт замолчал и посмотрел на разноцветное небо.

— Что? Сумасшедший?

— Нет, он… ранимый.

— Он упрямый и ловкий и делает только то, что хочет.

Харт спросил:

— Вы давно его знаете? Вы видели, что Йен богат и в своем уме, и не устояли перед такой легкой приманкой.

Бет вспыхнула от гнева.

— Да будет вам известно, что у меня есть собственные деньги! Я, можно сказать, богата и не нуждаюсь в деньгах Йена.

— Да, вы получили в наследство сто тысяч фунтов и дом Белгрейв-сквер от жившей в уединении вдовы, известной как миссис Баррингтон. Восхитительно. Но Йен стоит в десять раз больше, и когда вы это поняли, то, не теряя даром времени, избавились от Линдона Мейтера и потащили Йена алтарю.

Бет сжала кулаки.

— Нет, я уехала в Париж, а Йен приехал туда за мной.

— Очень удачная уловка подольститься к Изабелле. У нее слишком мягкое сердце, Мак такой же. Не понимаю, что на него нашло.

— Подольститься? Я не подольстилась. Я бы просто не сумела. Я даже не понимаю, что означает это слово.

— Я знаю ваше прошлое, миссис Экерли. Знаю, что вашим отцом был лживый негодяй, а ваша мать попала в его ловушку. Ее привязанность к нему привела ее в работный дом. Уверен, вы таммногому научились.

Лицо Бет пылало.

— Боже, как много людей копалось в моем прошлом! Вам следовало бы расспросить Керри. У него наверняка составлено полное досье на меня.

Харт уронил сигару и растер ее каблуком. Он приблизился к Бет и тихо произнес:

— Я не позволю охотнице за деньгами погубить моего брата, даже если это будет последним, что я смогу сделать.

— Уверяю вас, ваша светлость, что никогда в жизни я не охотилась за деньгами.

— Не смешите меня. Я аннулирую этот брак. Я могу это сделать, и вы уедете. Как будто ничего и не было.

Бет собрала все мужество и посмотрела Харту в глаза.

— А вы не думаете, что я влюблена в него?

«Глубоко, драматично, глупо влюблена».

— Нет.

— Почему нет?

Харт вздохнул, но ничего не сказал, на его щеке подрагивал мускул.

— Я понимаю, — тихо произнесла Бет. — Вы верите, что он безумен и ни одна женщина не может его полюбить.

— Йен безумен. Комиссия по душевнобольным доказала это. Я там присутствовал. Я видел.

— Тогда почему не оставить его в сумасшедшем доме?

— Потому что я знаю, что они делали с ним. — В этой полутьме могущественный герцог Килморган выглядел больным. — Я видел, что делали эти проклятые шарлатаны. Если он не был сумасшедшим, когда его поместили туда, то там его довели до безумия.

— Ледяные ванны, — сказала Бет. — Электрошок.

— Бывало даже хуже этого. Боже мой, когда ему было двенадцать, они пригибали его полуголым к кровати и привязывали к ней. Чтобы он спал спокойно, говорили они. Мой отец ничего не сделал. А я не мог ничего сделать, это было не в моей власти. В тот день, когда мой отец упал с лошади и свернул свою чертову шею, я поехал в сумасшедший дом и забрал оттуда Йена.

— Йен вам за это благодарен. Очень благодарен.

— Йен не мог даже говорить. Он не смотрел на нас, когда мы разговаривали с ним, не отвечал на наши вопросы. Казалось, его тело было здесь, с нами, а его мозг где-то далеко.

— Я видела его в таком состоянии.

— Так продолжалось долгих три месяца. И однажды, когда мы завтракали, Йен поднял голову и спросил у Керри, нет еще тоста. — Харт поспешил отвести глаза, но Бет заметила в них слезы. — Как будто ничего не произошло, как будто это было совершенно естественно: попросить у Керри тост. Вечерний ветерок шевелил его волосы и бросал локоны на ее лоб. Она смотрела, как один из самых знатных герцогов смахивал слезы.

— Утром я пришлю моего адвоката, — заявил он. — Мы найдем способ признать брак недействительным. Вы ничего не потеряете.

— Я знаю, вы мне не верите, но я никогда не причиню боли Йену.

— Вы правы. Я вам не верю.

Ветер бросал капли воды из фонтана на лицо Бет. Харт поспешил вернуться в дом, но ему преградил дорогу Йен.

— Я говорил тебе, не трогай ее, — тихо произнес Йен.

Харт напрягся.

— Йен, ей нельзя доверять.

Иен шагнул к Харту. Хотя он избегал смотреть Харту в глаза, по его позе и его тону было ясно, что он рассержен.

— Она моя жена, она под моей защитой. Единственное, что я позволю тебе сделать, — это снова объявить меня душевнобольным.

Харт покраснел.

— Йен, послушай меня…

— Я хочу, чтобы она была моей женой, и она останется моей женой, — сказал Йен. — Теперь она Маккензи. И относитесь к ней, как к Маккензи.

Харт посмотрел на Йена, затем на Бет, которая старалась гордо вздернуть подбородок, но желание сбежать от его хищного взгляда становилось все сильнее.

Странно, когда Йен сообщил Бет, что они поженятся, она спорила с ним. Теперь же, когда этот мрачный Харт решил разлучить их, она поняла, что сделает все, чтобы сохранить брак с Йеном.

— Я жена Йена, потому что хочу ею быть, — сказала Бет. — А будем мы жить в роскошном дворце или в маленьком пансионе, не имеет значения.

— А может, в церковном приходе? — подсказал разгневанный Харт.

— Приход в трущобах во многом принес мне пользу, ваша светлость.

— Там были крысы, — сказал Йен.

Бет удивленно посмотрела на него. Должно быть, в сведениях, собранных Керри, имелись подробности.

— В самом деле, там их была целая семья, — сказала она. — Навуходоносор и его жена, и трое их детей, Шадраха, Мешаха и Абеднего.

Мужчины смотрели на нее двойным золотистым взглядом.

— Видите ли, это была наша шутка, — смутилась она. — Когда знаешь крыс по именам, как-то легче переносить их присутствие.

— Здесь крыс нет, — сказал Йен. — Тебе больше не придется беспокоиться о крысах.

— Во всяком случае, четвероногих, — продолжила Бет. — Инспектор Феллоуз немного напоминает мне Мешаха — у него загораются глаза и дергается нос, когда он смотрит на особенно вкусный кусок сыра.

Йен нахмурился, Харт явно не знал, что ему о ней думать.

— Хотя я могу представить себе, что у вас есть змеи, — не умолкала она. — Здесь все-таки сельская местность. И есть полевые мыши и другие существа. Должна признаться, я не привыкла к деревне. Моя мать родилась в деревне, но я с самого детства жила в Лондоне и выезжала из большого города, лишь когда миссис Баррингтон считала необходимым поехать в Брайтон и делать вид, будто ей нравится море.

Йен стоял, полузакрыв глаза, и, казалось, не слушал Бет. Она знала, что он не слушал, но неделю назад он мог вернуться к определенной фразе и повторял ее для Бет.

Она с усилием закрыла рот. Харт взглянул на нее с таким видом, как будто собирался привезти сюда комиссию по делам душевнобольных, чтобы завтра с пристрастием допросить ее.

Йен вышел из транса и обратился к ней:

— Завтра я покажу тебе весь Килморган. Сегодня мы спим в нашей спальне.

— А у нас есть спальня?

— Керри все устроил, пока мы ужинали.

— Неиссякаемо находчивый Керри. Что бы мы без него делали?

Харт настороженно посмотрел на Бет, как будто она сказалa что-то важное. Йен обнял ее за талию и повел к дому. Теплота Йена сделала незаметной прохладу вечера и прикрывала ее от ветра.

Надежная гавань. В водовороте ее жизни их было не много. А сейчас Йен прижал ее к себе, но Бет всю дорогу до самого дома чувствовала, что Харт сверлит ее взглядом.

Дом поглотил Бет, Йен вел ее наверх по огромной красиво декорированной лестнице все дальше и дальше.

На стенах лестничного холла висело столько картин, что почти не видно было обоев. Пока Йен вел ее по лестнице, Бет глядела на них подписи: Стаббс, Рамзи, Рейнолдс. Несколько картин с изображением лошадей и собак были подписаны Маком Маккензи. На первой площадке доминировал портрет нынешнего герцога, Харта. Взгляд его золотистых глаз был на портрете таким же угрожающим, как и в жизни.

На второй площадке висел портрет пожилого мужчины с таким же высокомерным взглядом, как и у Харта. Он с силой сжимал в руке складку пледа Маккензи, и по его взгляду было видно, как он гордится своей длинной бородой, усами бакенбардами.

Бет заметила его, еще когда они спешили вниз к обеду, но сейчас остановилась.

— Кто это?

Йен даже не взглянул на портрет.

— Наш отец.

— О, какой он… волосатый.

— Именно поэтому мы все любим тщательно бриться.

Бет сердито посмотрела на человека, причинившего Йену столько боли.

— Если он был так ужасен, почему занимает почетное место? Уберите его на чердак и забудьте о нем.

— Такова традиция. Существующий герцог на первой площадке, предыдущий на второй. Дедушка там, повыше. — Он указал наверх следующего пролета. — Прадедушка выше его и так далее. Харт не хочет нарушать правила.

— И когда вы поднимаетесь наверх, герцоги Килморгана смотрят на вас на каждом повороте.

Йен подвел Бет к прадеду Маккензи.

— Это одна из причин, почему у всех у нас есть собственные дома. В Килморгане у меня апартаменты из десяти комнат, но мы бы хотели побольше уединения.

— Апартаменты из десяти комнат? — переспросила Бет. — И это все?

— Каждому из нас принадлежит крыло этого дома. Если мы пригласим гостей, то примем их в нашем крыле и там разместим.

— У вас часто бывают гости?

— Нет.

Йен привел Бет обратно в гардеробную, где она переодевалась к обеду. Она думала, что небольшая комната великолепна, но Йен показал ей, что по другую сторону была расположена спальня, размером во весь первый этаж в доме миссис Баррингтон.

— Ты моя первая.

Бет посмотрела на высокий потолок, огромную кровать и три окна с широкими подоконниками.

— Если человек хочет получить приглашение сюда, он должен выйти за тебя замуж. Меня не удивляет, что у вас нет гостей.

Йен оглядел ее и снова остановил взгляд на кровати.

— Ты опять шутишь?

— Да, не обращай на меня внимания.

— Никогда не обращаю.

Сердце Бет екнуло.

— Это твоя спальня?

— Это наша спальня.

Бет с волнением изумленно смотрела на тяжелые резные спинки кровати из орехового дерева.

— Я слышала, что все аристократические пары имеют отдельные спальни. Миссис Баррингтон этого не одобряла, пустая трата места и денег, говорила она.

Йен открыл еще одну дверь.

— Здесь твой будуар. Но спать ты будешь со мной.

Бет заглянула в элегантно обставленную комнату с удобными креслами и глубокой оконной нишей. Боже, совсем неплохо.

— Керри поможет тебе расставить все, как тебе хочется, только скажи ему, и он все устроит.

— Я начинаю думать, что Керри просто волшебник.

Бет подождала ответа, но Йен ничего не сказал и снова, а устремил взгляд вдаль.

— Полагаю, ты очень рискуешь, — сказала она. — Я где-то читала, что спать в одной спальне с женщиной опасно, потому что она во сне выдыхает вредные запахи. Абсолютная чепуха, заявила миссис Баррингтон, когда я ей рассказала об этом. Мистер Баррингтон спал рядом с ней тридцать лет и никогда не болел.

Йен обнял ее, тепло его тела отвлекло ее от посторонних мыслей.

— Шарлатаны наговорят что угодно, только бы получить деньги за свои исследования.

— Они этим занимались в сумасшедшем доме?

— Они старались проводить всякие эксперименты, чтобы вылечить меня. Я никогда не видел, чтобы кто-то из них работал.

— Это было жестоко.

— Они думали, что помогают.

Бет положила сжатые кулачки на его плечи.

— Только не будь таким глупо мягкосердечным и не прощай их. Твой отец держал тебя в заключении, а эти люди мучили тебя, называя это наукой. Я их ненавижу. Я бы хотела пойти в этот сумасшедший дом и высказать твоему доктору, кем бы он ни был, все, что я о нем думаю.

Йен прижал пальцы к ее губам.

— Я не хочу, чтобы ты участвовала в этом.

— Так же, как ты не хочешь, чтобы я участвовала в деле об убийстве в Хай-Холборне.

Его обычно теплые глаза холодно блеснули.

— Это тебя не касается. Я хочу, чтобы ты оставалась в стороне. Я хочу помнить только о настоящем, а не тебя в связи с моим прошлым.

— Тебе хочется создать другие воспоминания, — сказала Бет.

— У меня чертовски хорошая память. Я не могу отключить ее. Я хочу помнить тебя одну, здесь, со мной, или тот пансион в Париже. Тебя и меня, а не Феллоуза, или Мейтера, или моего брата, или Хай-Холборн.

Слова замерли на его губах, и он начал тереть виски, а в его взгляде появилась растерянность. Бет взяла его руки в свои ладони.

— Не думай об этом.

— Это выше моих сил.

Бет осторожно потерла ему висок. Он привлек ее к себе.

— Когда ты рядом, на душе у меня спокойно. Совсем как с чашами династии Мин — когда я касаюсь их, все прекращается. Ничего не меняется. Ты остаешься сама собой. Вот зачем я привез тебя сюда. С тобой мне спокойнее.

Бет смотрела на него, не в силах сдержать слез.

— Скажи мне — как?

Он обхватил ладонями ее лицо. Только она одна существовала для него.

— Не покидай меня.

— Мы женаты, — прошептала Бет. — Как я могу покинуть тебя?

— Всякое бывает.

Йен прикоснулся к ней лбом, вспоминая тот ужасный день, когда он пришел к Маку с прощальным письмом, написанным Изабеллой. Йен не мог забыть отчаяния Мака, когда тот понял, что Изабелла ушла.

— Я не уйду.

— Обещай мне.

— Обещала и обещаю.

Йен поцеловал ее в губы. Изабелла безумно любила Мака и все же оставила его.

— Не покидай меня, — повторил Йен.

Бет кивнула. Он прижал ее к себе, нащупывая пальцами пуговки на платье. Обнажив ее грудь, он поцеловал ее. Бет издала какой-то звук, а Йен продолжал целовать ее.

Он чувствовал, как Бет снимает с него одежду. Она поцеловала ямочку на его горле, и он шумно втянул в себя воздух. Запах ее волос щекотал его ноздри.

Йен быстро расстегнул лиф ее платья, легкими рывками расшнуровал корсет. Сбросив ее сорочку, он поцеловал обнажившиеся груди. Бет прижалась сосками к его ладоням.

Ему потребовалось некоторое время, чтобы раздеть ее, и он, теряя терпение, рвал ткань, а Бет слабо вскрикивала. Он взял ее на руки и отнес на кровать, затем так же нетерпеливо разделся сам. Он лег рядом с ней, даже не потрудившись откинуть покрывала. Она хотела что-то сказать, но он закрыл ей рот поцелуем.

Он раздвинул ей ноги, вошел в нее, обнаружив, что она более чем готова принять его. Бет приподняла бедра, уже привычно подхватывая ритм его движений. То медленных, то быстрых. Он целовал ее припухшими губами, оставляя следы поцелуев на ее шее и слизывая капли пота с ее тела.

Постепенно Йен становился нежнее, игривее. Он укрыл свое тело ее длинными волосами, гладил, расчесывал и целовал их.

Он целовал ее и любил, не издавая ни звука. Для него ничего не существовало, кроме этой полутемной комнаты с Бет, лежавшей под ним, — ни Харта, ни Феллоуза, ни убийств.

Он чувствовал, что Бет хочет заставить его посмотреть ей в глаза, однако избегал ее взгляда. Если бы Йен посмотрел на нее, он бы растерялся, а ему этого не хотелось.

Они не заметили, что край неба стал светлеть. Бет сонно улыбнулась ему, когда они в очередной раз взлетели на вершину блаженства, Йен поцеловал Бет и рухнул на кровать рядом с ней.

Он положил руку на ее теплый живот и прижал ее к себе.

Его большая сильная рука, обнимавшая ее тонкую талию, казалась коричневой на ее белой коже. Здесь, с ним, она будет в безопасности, в такой безопасности, что ей никогда не захочется отсюда уехать.

Проснувшись, Бет увидела, что она накрыта одеялами, а Йен по-прежнему с ней. Она не успела спросить его о завтраке, его улыбка превратилась в улыбку хищника. Он прижал ее к подушкам и быстро и решительно овладел ею еще раз, так что она чуть не задохнулась.

— А теперь нам следовало бы встать, — прошептала Бет, когда он снова тихо лежал на ней, время от времени лениво покусывая ее шею.

— Почему?

— Разве твой брат не ждет нас к завтраку?

— Я приказал Керри обслужить нас здесь.

Бет погладила его по щеке.

— Я очень надеюсь, что ты платишь Керри большое жалованье.

— Он доволен.

— Он оставался в сумасшедшем доме вместе с тобой?

— Кэмерон послал его присматривать за мной, когда мне исполнилось пятнадцать. Кэм решил, что нужно, чтобы кто-то брил меня и следил за моей одеждой. Он был прав. Вид у меня был ужасный.

В этот момент вошел Керри с тяжелым подносом, заставленным серебром и фарфором. Йен не поднялся, но когда Керри пододвинул столик к кровати и поставил на него поднос, он проверил, прикрыта ли Бет.

Как и в Париже, Керри делал вид, что не замечает Бет, когда подавал ей завтрак и разливал в приготовленные чашки ароматный чай. Он даже принес газеты, как лондонские, так и эдинбургские, которые свернул и положил возле тарелок. А заодно и письма.

Бет чувствовала себя распутной дамой, которая нежится в постели, а служанка приносит ей еду и вино. Миссис Баррингтон никогда не завтракала в постели, даже в свои последние дни, когда была очень слаба.

Керри вышел, с усмешкой взглянув на Йена, и Йен решил, что лучше ему покормить Бет в постели, чем вставать и садиться за стол.

У него это хорошо получалось, он давал ей кусочки хлеба с маслом и с вилки — кусочки яйца. Она хотела отобрать него вилку и засмеялась, когда он не отказался ее отдать.

Йен тоже улыбнулся и позволил Бет кормить его. Ему нравилось, что при этом она сидела верхом на его бедрах.

Так прошел целый день — она занимались любовью, затем валялись в постели, читая газеты, а Керри приносил им еду и питье и убирал со стола.

— Мне нравится быть аристократичной леди, — сказала Бет, когда уже вечерело. — Я все еще привыкаю не вставать на рассвете, чтобы обслужить кого-то.

— Теперь мои слуги будут обслуживать тебя.

— Кажется, они этим очень довольны.

Рыжая горничная, которая пришла убрать в комнате и разжечь камин, расплылась в улыбке, когда Бет поблагодарила ее. Сияющей, довольной улыбкой, в которой не было ни капли презрения.

— Ты им нравишься, — сказал Йен.

— Они ничего обо мне не знают. Может быть, я сварливая и буду ругать их с утра до вечера.

— А ты будешь?

— Конечно, нет, но откуда им это знать? Если только Керри не прочитал им мое досье.

— Они доверяют мнению Керри.

— Видимо, доверяют все.

— Эта семья всегда служила Маккензи. Они сами составляют клан Маккензи и всегда работали на нашей земле. Сражались рядом с нами и целыми поколениями служили нам.

— Есть еще так много всего, к чему я должна привыкнуть.

Йен ничего не ответил, подсунул руки под ее груди и поцеловал ее.

Позднее, после полудня, Йен показал ей свою коллекцию. У Бет возникло ощущение, будто ее ввели в святилище. Неглубокие застекленные полки были встроены в стены огромной комнаты, и часть застекленных полок занимала ее середину. Чаши династии Мин, самых разных размеров и цветов, стояли на полках, на небольших подставках, на которых были указаны приблизительное время, мастер и другие подробности. Некоторые полки были пусты и ожидали пополнения коллекции.

— Здесь как в музее. — Бет с удивлением оглядывала комнату. — Где те, что ты купил в Лондоне?

Все полки казались ей одинаковыми, но Йен уверенно подошел к одной из них и достал расписанную красным чашу, которую он купил у Мейтера.

Бет думала, что все чаши красивы, но не совсем понимала, почему Йену хотелось иметь их сотню. И так бережно и с любовью обращаться с ними. Он поставил чашу на прежнее место и как будто наугад подошел к другой полке и достал из нее еще одну чашу. Она была ярко-зеленого, подобию нефриту, цвета, и на наружной стороне были изображены три серо-зеленых дракона.

Бет сжала руки.

— Как красиво!

— Она твоя.

Бет замерла.

— Что?

— Я дарю ее тебе. Это свадебный подарок.

Бет смотрела на чашу, этот тонкий кусочек прошлого, такой хрупкий в больших и грубых пальцах Йена.

— Ты уверен?

— Конечно, уверен. — Он снова нахмурился. — Она тебе не нравится?

— Очень нравится, — поспешила сказать ему Бет. — Я польщена.

Йен усмехнулся:

— Это лучше, чем новая карета с лошадьми и дюжина платьев?

— О чем ты говоришь? Во сто крат лучше.

— Это всего лишь чаша.

— Но для тебя она особая чаша, и ты даришь ее мне. — Бет осторожно взяла ее и улыбнулась драконам, гонявшимся друг за другом уже целую вечность. — Лучшего подарка я представить себе не могла.

Йен осторожно взял у нее чашу и поставил на прежнее место. Это было вполне разумно, она будет здесь, и не придется волноваться из-за ее сохранности. Но поцелуй Йена после того, как он сделал это, был далеко не разумным. Он был грубым. Бет было больно, и она не понимала, почему он так торжествующе улыбался.


— Кэм приехал.

Йен увидел брата в окно спустя несколько дней, когда застегивал рубашку, и только пожал плечами. За его спиной Керри приготовлял остальную одежду Йена, а Бет, прекрасно выглядевшая в красном шелковом халате за маленьким столиком пила свой утренний чай.

Они с Бет провели в апартаментах Йена три дня, занимаясь любовью. Они осматривали дом или сад, которые Йен хотел показать ей, а остальное время находились в спальне. Йен знал, что, в конце концов, им придется покинуть это крыло дома и вернуться к Харту и в реальный мир, но он никогда не забудет радостей пребывания в этой спальне. Если наступят тяжелые времена, в чем Йен не сомневался, он будет вспоминать об этом.

Кэмерон привез новую лошадь, годовалую кобылку, и Йен взял с собой Бет, чтобы познакомиться с обоими.

Кэм наблюдал, как лошадку выгружали из особой телеги, и отчаянно ругал конюхов. А затем подошел к ним и все сделал сам.

— Никогда не видела, чтобы у лошади была собственная карета, — сказала Бет, когда бойкая лошадка сошла с телеги. — Чтобы люди везли ее, а не она их.

Кобылка была хорошо сложена, с розовыми крупными ноздрями, гнедая с черной гривой и густым черным хвостом. Ее коричневый глаз с интересом посмотрел на Бет.

— Это не рабочая лошадь, — сказал Кэмерон. — Она настоящая красавица и выиграет десятки скачек, не правда ли, милая? А потом она произведет других рысаков.

Кэмерон ласково погладил ее по носу.

— Почему бы тебе не жениться на ней, отец? — спросил Дэниел, стоявший у фургона. — Всю дорогу он любезничал с проклятым животным.

Кэмерон, не обращая на сына внимания, подошел к Бет. Он поцеловал ее в щеку, затем похлопал Йена по спине, от него пахло лошадью и потом.

— Добро пожаловать в нашу семью, Бет. Шлепните моего сына, если он будет грубить. Он совершенно невоспитан.

— Это потому, что воспитывал меня ты, отец.

— Все в порядке? — небрежно спросил Йена Кэмерон.

Ему было интересно, как воспринял эту новость Харт.

— Он где-то здесь, — сказал Йен.

— Последние несколько дней мы не часто видели Харта, — произнесла Бет.

— О, не видели? Прячетесь от него, а?

— Нет, мы…

Бет замолчала и густо покраснела. Кэм перевел взгляд на Йена и расхохотался. Лошадка раздраженно откинула голову.

— Над чем вы смеетесь? — спросил Дэниел сурово. — О, вы хотите сказать, что провели время в постели? Молодец, Йен! Значит, у меня скоро появится маленький кузен, не так ли?

— Отъявленный нахал, — добродушно проворчал Кэмерон. — Такие вещи не говорят леди.

— А смеяться над ними хорошо? — возразил Дэниел.

— Понимаете, что я имел в виду? — обратился Кэмерон к Бет. — У него дерзкий грязный язык. И в этом виноват только я. Не обращайте на него внимания. А ты брал жену кататься верхом, Йен? У тебя есть подходящая для нее лошадь?

Бет побледнела.

— О, я не езжу верхом.

Все трое Маккензи уставились на нее.

— Не ездите верхом? — с изумлением переспросил Дэниел.

Бет ухватилась за руку Йена.

— Жена бедного викария не имела возможности скакать по дорожке для верховой езды. А миссис Баррингтон была уже не в том возрасте, когда ездят верхом. В Париже я нанимала коляску с пони.

— Вам повезло, — сказал Кэм. — Большое утешение тому, что вы вышли замуж за одного из Маккензи, вы найдете в том, что ваш деверь самый лучший наездник на Британских островах. Я подберу вам лошадь, и мы завтра же начнем обучение.

Бет сильнее сжала пальцы Йена.

— Старую спокойную клячу, пожалуйста. Зачем мне ездить на лошади? Я счастлива, что хожу на своих двоих.

— Скажи ей, Йен.

Бет с широко раскрытыми от ужаса глазами повернулась к нему. Йен уже забыл об их разговоре, и ему было все равно, будет ли Бет мастерски ездить верхом или не станет отрываться от земли. Ему только хотелось обнять ее. Не отрывать от себя и продолжать делать то, что они делали до появления Кэмерона. Он поцеловал ее.

— Я не допущу, чтобы он навредил тебе.

— Это так успокаивает, — едва слышно ответила Бет.

Лошадь, выбранную для нее Кэмероном, нельзя было назвать старой клячей, но это была немолодая послушная кобыла, годы активной жизни у нее остались в далеком прошлом. Она была намного больше милых маленьких пони, каких представляла себе Бет, возвышаясь в седле даже над Кэмероном, ее ноги казались тяжелым грузом.

— Она только наполовину рабочая лошадь, — сказал Кэмерон. — Иногда я готовлю их для прыжков и сохраняю в хорошей форме. У нее доброе сердце. Поскакали.

На широкой спине лошади седло казалось размером с салфетку. Было только одно стремя и планка для правой ноги Бет.

— Почему леди не могут ездить верхом, как мужчины? — пожаловалась Бет, когда Кэмерон подсадил ее.

Она потеряла равновесие и вскрикнула, сползая на другую сторону, где ее подхватил Йен.

— С лошадью между ног? — Кэмерон широко раскрыл поблескивающие золотом глаза и зажал рукой рот, как шокированная старая дева. — На какой же женщине ты женился, Йен?

— На практичной, — сказала Бет.

Она боролась с юбкой своей новой амазонки и нащупывала ногой стремя. Сильная рука Йена поддержала ее спину. Кэмерон схватил Бет за лодыжку и всунул ее ногу в стремя.

— Все. Готовы?

— О, конечно. Давайте поедем прямо в Дерби.

Бет потянулась к поводьям, но Кэмерон не дал их ей.

— Никаких поводьев сегодня. Я вас поведу.

Бет в ужасе посмотрела на него. Йен был по другую сторону, и его мощная фигура действовала на нее успокаивающе, но она сидела над ним на головокружительной высоте.

— Без поводьев я свалюсь, — сказала она. — Правда?

— Ты не сможешь удержаться, прижимаясь к голове лошади, — объяснил Йен. — Надо сохранять равновесие.

— У меня это никогда не получалось.

— Теперь получится, — произнес Кэмерон.

Без лишних разговоров Кэмерон очень медленно повел лошадь. Бет сразу же сползла на правую сторону, но Йен подхватил ее и снова посадил в седло. Он улыбался, смеясь над своей бедняжкой женой.

Конюхи и многие слуги высыпали из дома посмотреть. Они либо делали вид, что спешат куда-то, либо стояли у забора, отделявшего конюшни от парка. Они были не прочь давать советы их новой хозяйке или поаплодировать ей, когда она смогла удержаться в седле на перешедшей на рысь лошади.

К концу урока верховой езды Бет, по крайней мере, научилась держаться в седле и пользоваться ногами как опорой. Все слуги приветствовали Бет, когда Йен снял ее с лошади.

Их одобрение представляло резкий контраст холоду, царившему за столом в тот вечер. Харт застыл в мрачном молчании. У лакеев, которые подбадривали Бет криками с шотландским энтузиазмом, был подавленный вид.

У Бет болели ноги, ее мышцы не привыкли к такой нагрузке. Когда она вошла в столовую и плюхнулась на предложенный Йеном стул, то невольно вскрикнула и подскочила. Йен обнял ее.

— С тобой все в порядке?

— В полном порядке. — Она прикусила губу. — Полагаю, Кэмерону надо подыскать мне лошадь помягче.

Йен усмехнулся, а затем разразился смехом. Его смех согревал Бет, был теплым и бархатистым, таким приятным, что она упивалась им.

Бет улыбнулась ему и продемонстрировала, как осторожно она садится.

— Больше не смейся надо мной, Йен Маккензи, это мой первый урок.

Йен поцеловал ее в щеку и, продолжая улыбаться, направился к своему стулу.

— Бет любит пошутить, — сказал он, ни к кому не обращаясь.

Бет чувствовала холод во взгляде Харта. Дэниел сидел, раскрыв от удивления рот. Кэмерон неподвижно застыл на своем месте. Что-то произошло, но что именно, Бет пока не знала. Вечер прошел в напряженной обстановке. Хотя Йен ничего не замечал. Он спокойно ел, временами поглядывая на Бет. Он улыбался и, выбрав момент, когда на них никто не смотрел, показал ей язык. Бет густо покраснела и опустила глаза, глядя в свою тарелку.

Когда лакеи, наконец, убрали последнее блюдо, Харт встал и отбросил салфетку.

— Йен, ты мне нужен, — сказал он и вышел из комнаты.

Кэмерон взял ящичек с сигарами, стоявший на подсервантнике. К нему присоединился Дэниел. Никого из них не удивил внезапный уход Харта. Когда Йен направился к ним, Бет вскочила со стула и выбежала из комнаты.

— Бет… — услышала она голос Йена и уже оказалась внизу в холле, а затем в личном кабинете Харта.

Харт, стоявший на середине комнаты, обернулся.

— Йен вам не слуга! — возмущенно заявила Бет.

Харт пригвоздил ее своим хищным орлиным взглядом.

— Какого черта?

— Вы зовете Йена, как зовете лакея, чтобы он подал вам сапоги.

На скуле Харта задергалась мышца.

— Миссис Экерли, вы пробыли членом нашей семьи всего лишь неделю. Мы с Йеном достигли взаимопонимания задолго до того, как вы появились на горизонте.

— Он ваш брат, а не секретарь.

— Не испытывайте мое терпение.

— Вы его любите. Почему вы скрываете это от него?

Харт, сжав губы, подошел к ней и взял ее за плечи. Он был угрожающе силен.

— Миссис Экерли…

— Мое имя — Бет.

Дверь с шумом распахнулась, и в комнату ворвался Йен. Он схватил Харта и отшвырнул его от Бет.

— Не трогай ее!

Харт оттолкнул его.

— Что это с тобой?

— Бет, оставь его!

У Бет дрогнуло сердце.

— Йен, прости меня. Я только была…

Йен повернул голову, но не посмотрел на нее.

— Сейчас же!

Бет в изумлении постояла еще минуту и поспешно вышла из комнаты.

В холле Кэмерон озадаченно посмотрел на нее, когда она проходила мимо, затем сказал: «Черт!» — и направился в кабинет Харта. В коридоре громко хлопнула дверь.


Бет едва добралась до парадной лестницы. Она задыхалась. Этот проклятый корсет был слишком туго зашнурован. Кто-то плюхнулся рядом с ней.

— С вами все нормально, тетя Бет? Хотите выпить или чего-нибудь еще?

Услышав «тетя Бет», Бет с трудом сдержала истерический смех.

— Да, спасибо тебе, Дэниел. Не помешало бы выпить.

— Эй! — крикнул Дэниел. — Энгус, принеси стаканчик иски.

Важный по виду лакей, проходивший через холл, повернулся на каблуках и пошел обратно в столовую.:

— Они всегда такие? — спросила Бет.

— Хватают друг друга за горло? О да. Всегда из-за чего-то кричат. Вы к этому привыкнете.

— Я привыкну?

— Придется, куда вы денетесь? Но они несчастливы.

Бет смахнула слезы.

— А как же ты? Ты тоже несчастлив?

Дэниел пожал худенькими плечами.

— Вы думаете так, потому что моя мама пыталась убить меня и моего папу, а затем покончить с собой? Я ее не знал, а папа сделал все, что мог.

Его спокойное восприятие преступления матери пронзило сердце Бет. То же самое происходило в Ист-Энде, десятилетние девочки, чьи матери были проститутками, которых избивали их мужчины, только пожимали плечами и равнодушно говорили: «Она была шлюхой. Чего же она могла ожидать?»

Не знавший о ее жалости, Дэниел взял хрустальный стакан, принесенный Энгусом, и вложил в руку Бет. Она глотнула виски, вкус ей понравился. «Леди не пьют алкогольных напитков», — услышала она голос миссис Баррингтон. Несмотря на это, тайная бутылочка бренди была спрятана в ночном столике миссис Баррингтон.

— Скажи мне вот что, Дэниел, — устало попросила Бет. — В столовой, когда Йен смеялся надо мной, у вас был такой вид, как будто обрушился потолок. Почему?

Дэниел наморщил лоб.

— Почему? Потому что Йен смеялся. Не думаю, что кто-либо из нас когда-нибудь слышал, чтобы дядя Йен так громко смеялся. По крайней мере, после освобождения из сумасшедшего дома.


Бет делала успехи на уроках верховой езды и к концу недели уже могла ездить без помощи Кэмерона или Йена, ехавших рядом с ней. Она научилась управлять лошадью ногами и не хвататься за поводья, чтобы удержаться в седле.

Болезненные ощущения становились все слабее, по мере того как ее мышцы привыкали к тренировкам. К началу второй недели занятий она уже могла забраться на постель, только немного постанывая от боли. Йен оказался удивительно способным массажистом для ее мышц.

Бет полюбила старую лошадь, на которой ездила. У кобылы была родословная длиной с милю, но конюхи между собой называли ее Эмми. В то время как Бет с Эмми разъезжали по бескрайним землям Килморгана, Йен и Кэмерон обучали своих лошадей перескакивать через препятствия. Йен был отличным наездником, но казалось, Кэмерон с его конем сливались в одно целое. Когда он не обучал Бет, он тренировал привезенную им лошадку, пуская ее бегать на длинном корде, который держал в своих умелых руках.

— Это его дар, — сказал Йен, когда однажды утром они вместе с Бет наблюдали за ним. — Он может делать все, что захочет, с лошадьми. Они его любят.

С людьми Кэмерон был резок, часто даже груб, и цветистые выражения украшали его речь. Сначала он извинялся перед Бет, но спустя некоторое время перестал это делать. Бет вспомнила, как Изабелла ей говорила, что Маккензи прожили холостыми так долго, что они уже не следили за своими манерами в обществе женщин. Бет, привыкшая к грубости обитателей Ист-Энда, решила, что может перенести это. Как она сказала инспектору Феллоузу, она не была нежным цветочком. Она научилась ценить свои разговоры с Йеном, такие, как вот этот разговор о Кэмероне, потому что он редко покидал постель. В течение следующей пары недель он запирался с Хартом. Или оба они уезжали верхом поодиночке, и никто не мог сказать куда.

Кэмерон продолжал заниматься обучением Бет, ничем не показывая, что произошло что-то необычное. Однажды Бет попыталась спросить Йена, чем они с Хартом занимались. И Йен, посмотрев куда-то в даль, ответил: «Делом».

Ее бесило, что она не понимает, но любопытство и выпытывание были ей ненавистны. Харт был прав. Она плохо знала Йена; возможно, этим все и объяснялось. «Я не могу ожидать, что они изменят всю свою жизнь ради меня», — говорила себе Бет. Другая ее часть отвечала: «Но он мой муж…»

Так продолжалось, пока однажды Кэмерон не поехал с ней кататься в сторону холмов.

День выдался прекрасный, дул приятный летний ветерок, шевеливший листву. На верхушках самых высоких холмов пятнами лежал снег. Солнце никогда достаточно не нагревало землю, чтобы растопить его.

— Вон там в лесу есть искусственные руины, — сказал ехавший рядом с ней Кэмерон.

Его личный конь был черным блестящим жеребцом. Конюхи боялись этого животного, но оно охотно подчинялось Кэму.

— Мой отец построил их для моей матери. Ему показалось мало разрушенных замков, находившихся в горах, поэтому он решил построить подделку.

Братья никогда много не говорили о своей матери, как и об отце. Портрет бородатого отца сердито смотрел на нее каждый день со своего места на втором этаже лестницы, но она никогда не видела портрета их матери. Она поторопила Эмми, ей было интересно, что же она там увидит.

Позади нее споткнулся конь Кэмерона. Бет испуганно повернулась и увидела, что Кэмерон уже спешился и с озабоченным видом осматривает копыто жеребца.

— Он пострадал? — спросила она, обращаясь к широкой спине Кэмерона.

— Нет, с ним все в порядке. Потерял подкову, а, старина? — Он потрепал коня по шее. — Поезжайте выше к руинам. Эмми знает дорогу.

Бет судорожно сглотнула, она еще не отваживалась ездить одна, но решила, что когда-то надо начинать. Она тронула Эмми, и старая лошадь не спеша двинулась по тропинке к вершине холма.

Становилось жарко, воздух застыл между деревьями. Бет вытерла лицо и ехала в надежде, что в руинах гуляет прохладный ветерок. Вскоре она увидела их: живописные каменные здания, заросшие мхом. На плоских стенах были маленькие оконца и искусно разбитые кирпичи. Теперь Бет поняла, почему эти руины воздвигли именно в этом месте. Открывавшийся отсюда вид был потрясающим.

Одна за одной земля волнами откатывалась все дальше и дальше к видневшемуся вдали плоскому серому морю. Ручей с журчанием бежал к развалинам и там падал вниз.

— А ты уверен, что у Феллоуза нет ничего нового? — раздался в руинах голос Харта, и Бет замерла.

— Я уже сказал, — ответил ему Йен.

— Ты ничего не сказал. Нам надо поговорить об этом. Почему ты не рассказал мне о Лили Мартин?

— Я хотел, чтобы она была в безопасности. — Наступило молчание. — Я ничем не смог ей помочь.

Лили Мартин, так звали женщину, убитую на Ковент-Гардене. Бет вспомнила ночь, когда Йен уехал в Париж. Феллоуз тогда был уверен, что Йен убил ее.

— Почему ты не рассказал мне об этом? — повторил Харт.

— Чтобы ей не грозила опасность, — упрямо ответил Йен.

— От Феллоуза?

— Отчасти.

— От того, кто убил Салли Тейт? — спросил Харт.

Снова наступило молчание, нарушаемое лишь журчанием ручья внизу.

— Йен, ты знаешь? — едва слышно спросил Харт.

— Я знаю то, что я видел.

— И что это было? — нетерпеливо спросил Харт.

— Кровь. Она вся была залита кровью; и мои руки были в крови. Я пытался стереть ее со стен, с постели. Она была как краска….

— Йен, посмотри на меня.

Йен удалялся, его слова затихали вдали.

— Я знаю, что я видел, — тихо произнес он.

— А Феллоуз знает?

Йен снова помолчал, потом сказал уже более уверенно:

— Нет.

— Тогда зачем ему нужна Бет?

— Не знаю. Однако она нужна ему, но я ее ему не отдам.

— Очень благородно с твоей стороны, — сухо заметил Харт.

— Если она замужем за мной, твое имя защищает и ее. Семью Маккензи не должен беспокоить Ллойд Феллоуз.

— Я помню.

— Он пытался заставить ее шпионить за мной, — продолжал Йен.

— Вот как? — резко изменился тон голоса Харта.

— Бет отказалась. — По голосу Йена чувствовалось, что он был доволен. — Она прогнала его. Моя Бет его не боится.

— А ты уверен, что она отказалась?

— Я был там. Но в случае…

Снова пауза, и Бет затаила дыхание.

— В случае чего?

— Жена не может свидетельствовать против мужа, не так ли?

Харт помолчал.

— Прости меня, Йен. Иногда я забываю, как ты умен.

Йен ничего не ответил. А Харт снова заговорил:

— Ты прав, Йен. Это к лучшему, что она на нашей стороне. Но как только она сделает тебя несчастным, в ту же минуту ваш брак становится недействительным. Ее можно заставить молчать, если сумма денег окажется достаточной. Все имеет свою цену.

Бет было больно дышать, все расплывалось у нее перед глазами. Она повернулась и, ничего не видя, пустила Эмми вперед, радуясь тому, что стук копыт лошади был почти не слышен на мокрых листьях.

К горлу подступала тошнота. Бет прижалась к рыже-коричневой гриве, предоставив лошади искать дорогу домой. Бет с трудом вспоминала поездку в Килморган. Она узнала дом, лишь когда он внезапно предстал перед ее глазами, — длинное строение словно затаилось в долине, его окна блестели, как следящие за всеми глаза.

Кэмерона нигде не было видно, вероятно, он искал потерянную подкову жеребца, и это вполне устраивало Бет. Появился высокий рыжеволосый конюх, взял поводья Эмми, и Бет услышала, как она вежливо поблагодарила его. Собаки выбежали встречать ее, но она была не в силах приласкать их, и они повернулись и неспешно направились обратно в конюшни.

Бет не помнила, как вошла в дом и поднялась в спальню, в которой они спали вместе с Йеном. Она закрыла дверь перед горничной, спешившей помочь ей. Затем разделась и легла в постель.

День был в разгаре, и солнце, проникая сквозь окна, ярким светом заполняло комнату. Бет лежала неподвижно, положив руку на живот, без корсета она, наконец, могла позволить себе дышать. Несколько слезинок скатились по ее лицу, затем высохли, и у нее жгло глаза. Ей показалось, что она слышит ироническую усмешку миссис Баррингтон.

Бет так и лежала, пока не услышала, что пришел Йен. Тогда она закрыла глаза, не желая видеть его.

Глава 16

Бет лежала в тени полога, ее темные волосы разметались по подушке. Йен смотрел на длинные коричневые пряди, словно шелковые змейки расползавшиеся по белым простыням. Шесть прядей лежали вытянувшись, семь прядей пересекали их под причудливыми углами, а еще три лежали на ее светлой сорочке. Ему нравился этот рисунок, и он некоторое время рассматривал его.

Подол сорочки загнулся, обнажая ее икры с мускулами, окрепшими от верховой езды. Он наклонился и, дотронувшись до нее, вздрогнул, почувствовав, что она липкая и холодная.

— Бет, ты заболела?

Веки Бет задергались, но она на него не посмотрела.

— Нет.

Йен замер, легкая головная боль нарастала у него в голове. Ему всегда было трудно понять, что чувствует другой человек, но страдания Бет проникли даже в его голову.

— Ты упала? — Он сел на кровать рядом с ней. — Ты испугалась? Скажи мне.

Бет приподнялась, ее спутанные волосы упали на ее пышную грудь.

— Йен, пожалуйста, расскажи мне, что случилось в ту ночь в Хай-Холборне.

Она еще не кончила говорить, а он уже затряс головой. Столько людей хотели обсуждать это — Феллоуз, Харт, Бет. Харт в этот день снова спрашивал, что сделал Йен, пытаясь проникнуть в тот ящичек памяти Йена, который тому хотелось запереть навсегда.

«Не заставляй меня видеть…»

Бет сжала его пальцы.

— Пожалуйста, мне необходимо знать.

— Не надо.

— Надо, мне надо понять.

— Забудь об этом, — хрипло прозвучал в тишине его голос. — Я хочу, чтобы ты посмотрела на меня так, как смотрела, когда мы впервые встретились, до того, как ты узнала.

— Как я могу? Как я могу не знать? Я твоя жена. — Она отпустила его руку. — Ты и не собирался когда-нибудь рассказать мне, не так ли, пока об этом не рассказал Феллоуз? И сколько времени ты молчал?

— Сколько мог.

— Ты хоть немного доверяешь мне?

Йен отвел глаза, его внимание привлекла тень листвы на оконной раме.

— В этом деле я никому не доверяю.

— Кроме Харта.

— Тем более Харту, — мрачно сказал он.

— Ты думаешь, я кому-нибудь расскажу то, что ты говоришь мне?

Он бросил на нее быстрый взгляд и тут же отвел глаза, но успел увидеть в ее голубых глазах слезы.

— Феллоуз просил тебя.

— И ты поверишь в то, что я расскажу? Я знаю, что поверишь. Но Феллоуз не может заставить меня дать показания, не так ли? Жена не может свидетельствовать против ужа. Я слышала, как ты объяснял это Харту.

Сердце Йена забилось сильнее. Он повторял в уме каждое слово, которым обменялся с Хартом на развалинах. Она была там, должно быть, проезжала на лошади мимо. И остановилась послушать.

— А где был Кэм? Он был с тобой? Он слышал?

Бет удивленно раскрыла глаза.

— Нет, его конь потерял подкову. Слышала только я. Больше никто. Я слышала, ты говорил о ее крови. Я слышала, как ты говорил Харту, что женился на мне для того, чтобы не давать Феллоузу возможности использовать меня против тебя. Это правда? — пролепетала она с нервным смешком. — Конечно, правда. Ты не умеешь лгать.

Воспоминания нахлынули на него, ужасные и ясные. Вот он возвращается в комнату, на простынях лежит белое тело Салли, на ее лице удивление, руки, ноги залиты кровью, крашеные рыжие волосы раскинулись на подушках в том же порядке, как и змейки на подушке Бет.

— Я не мог ей помочь. Я подвел ее.

Так он подвел и Лили Мартин, вот и дама в холле перед дверью в комнату, ужас в ее глазах. Она видела. Она знала, нельзя было допустить, чтобы она рассказала констеблю, он пять лет скрывал Лили, но, в конце концов, она умерла.

А теперь Бет. Если бы она знала, то ее жизнь тоже была бы в опасности.

— Помоги мне разобраться, — попросила Бет. — Скажи мне, почему ты так боишься, почему так поступаешь со мной?

— Мне следовало это знать. Мне следовало прекратить.

— Прекратить что? Знать о чем?

Он тяжело оперся руками на плечи Бет, и она поморщилась. Тогда он убрал руки и решительно встал.

— Прекрати спрашивать меня.

— Йен, я твоя жена. Я обещаю, что не побегу к инспектору Феллоузу, чтобы рассказать ему все, что ты рассказал не. Я так и сказала тебе в тот день, когда он ко мне обратился.

— Мне наплевать на инспектора Феллоуза.

Она засмеялась, и он не понял, что в этом было смешного.

— И все же ты женился на мне, чтобы в тайне от него сохранить все свои секреты. Какая иная причина могла бы заставить тебя жениться на наивной вдове не первой молодости?

Он не понимал, о чем она говорила.

— Я женился на тебе, чтобы оградить тебя от него. Держать идиотов, подобных Мейтеру подальше от тебя. Имя Харта защищает его семью, поэтому я сделал тебя членом его семьи, сделал тебя Маккензи. Никто и пальцем не тронет семейство Маккензи.

— Потому что могущественный герцог Килморган так влиятелен в министерстве внутренних дел?

— Да.

Ее глаза были такими синими. И слезы делали их синими, как васильки, ослепительно голубыми. У Йена разболелась голова, и он потер висок.

— Я хочу помочь тебе выяснить, что произошло, — сказала Бет. — Помочь тебе обрести покой.

О Боже.

— Нет, нет, нет. Оставь это.

— Как я могу? Это разрывает твою душу, разрывает и мою. Если ты расскажешь мне, если мы обдумаем это, может быть, мы поймем, что случилось на самом деле.

Йен отшатнулся.

— Это не какая-то чертова детективная история.

Бет прикусила губу, белые зубы на красном, в нем неожиданно и совсем некстати вспыхнуло желание. Но если бы он занялся с ней любовью и не останавливался, пока она не начала бы задыхаться, она перестала бы задавать вопросы, перестала бы думать, перестала бы смотреть на него.

— Я жила в Ист-Энде, — говорила Бет, но ее слова не доходили до его сознания. — Я знала девушек легкого поведения, и они неплохо относились ко мне, по крайней мере, большинство из них. Возможно, некоторые знали Салли Тейт, знали, кто преследовал ее и убил, охваченный ревностью…

До сознания Йена наконец дошли ее слова. Он схватил е за запястья.

— Нет!

Он смотрел ей в глаза… такие голубые, такие прекрасные, каким бывает небо в середине лета…

Он закрыл глаза.

— Держись от этого подальше. Выбрось эти мысли из головы. Как ты думаешь, почему умерла Лили Мартин?

Молчание. Наконец Йен открыл глаза и снова увидел перед собой Бет, ее губы были полуоткрыты. Груди выскользнули из сорочки, мягкие и белые, так хотелось к ним прикоснуться.

— Она умерла потому, что слишком много знала, — сказал он. — Я не мог ее спасти. Я не хочу, чтобы это случилось с тобой.

Бет с изумлением посмотрела на него.

— Значит, ты думаешь, он снова нанесет удар?

Йену трудно было дышать. Он сжал кулаки и сжимал их, ока ногти не впились в ладони.

— Да оставь ты это! Черт побери, это тебя не касается!

— Ты сделал меня своей женой. И меня все касается.

— И как моя жена, ты должна повиноваться мне.

Бет уперлась руками в бедра и подняла брови.

— Ты мало что знаешь о браке, не так ли?

— Я ничего не знаю.

— Это значит вместе нести свое бремя. Это когда жена помогает мужу, а муж — жене…

— Бога ради! — Йен резко повернулся, не в силах стоять неподвижно. — Я не твой Томас, твой викарий. Я таким никогда не буду. Я знаю, ты никогда не будешь смотреть на меня так, как смотрела на него.

Она, побледнев, смотрела на Йена.

— Что ты хочешь этим сказать?

Он снова повернулся к ней:

— Ты смотришь на меня, как на Безумного Маккензи, эта мысль прочно засела у тебя в голове. — Он постучал по голове. — Ты никогда не сможешь забыть о моем безумии, всегда будешь жалеть меня.

Бет задумалась, но промолчала. Его Бет, которая могла болтать о чем угодно и сколько угодно, лишилась речи.

Потому что Йен сказал правду. Она была безумно влюблена в своего первого мужа. Йен понимал, что такое любовь, даже если не мог испытывать ее. Он видел, как любовь и переживания приносили страдания его братьям, и знал, что Бет тоже это испытала.

— Я никогда не дам тебе того, что он дал тебе. — Боль пронзила его грудь. — Ты любила его, и я знаю, что ничего подобного не может быть между нами.

— Ошибаешься, — прошептала Бет. — Я люблю тебя, Йен.

Он прижал сжатые кулаки к груди.

— Во мне нечего любить. Нечего. Я безумен. Мой отец знал это. Харт знает это. И ты не вернешь мне здоровье. У меня такие же приступы гнева, какие были у моего отца, я непредсказуем…

Он замолчал, снова разболелась голова, Йен яростно потер виски.

— Йен!

Остальная часть его тела хотела Бет и не могла понять, почему ему мешает его гнев. Ему хотелось прекратить эти глупые споры и уложить ее на кровать.

Ее возбужденное дыхание приподнимало ее груди, а волосы падали на белые плечи. Если бы он овладел ею, она перестала бы приставать к нему с разговорами об убийствах и любви. Она бы просто принадлежала ему.

«Она не шлюха, — шептало что-то в его голове. — Она не вещь, которой можно пользоваться. Она — Бет».

Йен схватил ее за плечи и привлек к себе, зажав ей рот своими губами. Затем, с силой разжав ее губы, грубо поцеловал ее. Она, уже слабея, упиралась кулачками в его грудь, но ее била дрожь.

Ему хотелось вобрать ее всю в себя или самому войти в нее, и он жадно припал к ее губам. Если бы он смог стать ее частью, все было бы хорошо. Ему стало бы хорошо. Ужас, который он скрывал, исчез бы.

Но он знал, что не исчезнет. Его проклятая память сохранит все так, как будто это произошло вчера. И Бет по-прежнему будет смотреть на него так, будто он был каким-то жалким существом из канавы Ист-Энда. Ее жар обжигал его, как когда-то в детстве обжигала горячая вода в ванне. Никто не верил ему, когда он кричал, что обжегся, — его насильно сажали в воду, и он кричал до боли в горле, кричал до хрипоты.

Йен оттолкнул Бет, губы у нее припухли и были пунцовыми, а глаза широко раскрыты.

Он отошел от нее.

Мир выглядел как-то странно, рисунок на ковре указывал, хотя и не очень ясно, на дверь. Было мучительно передвигать ноги, направляясь к двери, но он должен был уйти из этой комнаты, уйти от гнева и боли.

В холле он увидел Керри. Без сомнения, он поспешил сюда, когда услышал крики. Они все беспокоились о нем: Керри, Бет, Харт, Кэм — такие заботливые, окружавшие его тюремщики. Он молча прошел мимо Керри и двинулся дальше.

— Куда собрались, хозяин? — окликнул его Керри, но Йен не ответил.

Он шел по холлу, стараясь ступать на кайму ковра. У лестницы он повернулся под прямым углом и стал спускаться вниз.

Керри, запыхавшись, следовал за ним.

— Тогда я пойду с вами.

Йен не обратил на него внимания. Он шел по полу из черных и белых мраморных плит, ступая лишь на белые, и вышел через заднюю дверь, ведущую в сад.

Он шел, шел до домика управляющего имением, зашел в него и сразу направился к шкафу, в котором хранились ружья для охоты на фазанов. Он знал, где лежат ключи, и когда Керри догнал его, у Йена в руках было два пистолета.

— Хозяин!..

— Заряди их для меня.

Керри поднял руки:

— Нет.

Йен отвернулся. Он сам отыскал пули, положил коробку с ними в карман и вышел. Проходя через сад, он заметил молодого младшего садовника, подрезавшего розовый куст, садовник уставился на Йена разинув рот. Йен схватил его за плечо и потащил за собой. Молодой человек выронил садовые ножницы и безропотно побрел рядом с ним. Керри, запыхавшись, следовал за ними.

— Уходи отсюда, — приказал он молодому садовнику, — займись своей работой.

Йен не понимал, с кем разговаривает Керри. Он продолжал крепко держать молодого садовника за плечо. Он был сильным, несгибаемым как сталь.

У выхода из сада Йен протянул незаряженный пистолет садовнику, достал коробку с пулями и, открыв ее, сунул в руки молодого человека.

Пули и медные гильзы блестели на солнце. Йен полюбовался их безупречной формой, сужавшейся вверху и плоской снизу, и тем, как точно они входили в патронник револьвера.

— Заряди мне один, — сказал Йен садовнику.

Юноша дрожащими руками начал выполнять приказание.

— Стой! — приказал Керри. — Не слушай его!

Йен, взявшись за пальцы молодого человека, вложил пулю в обойму револьвера. Револьверы были марки «Уэблиз» и заряжались поворотом ствола к ударнику.

— Осторожно, — сказал Йен. — Не порань себя.

— Опусти пистолет, парень, а то ты пропал.

Молодой человек с ужасом посмотрел на Керри.

— Делай, как я сказал, — приказал Йен.

Юноша судорожно сглотнул.

— Да, милорд.

Йен зарядил револьвер, прицелился и выстрелил в небольшой камень, лежавший на другом камне в пятидесяти футах от них. Он стрелял и стрелял, пока обойма не опустела.

Он отшвырнул пистолет в сторону садовника и поднял второй пистолет.

— Перезаряди его, — сказал он и прицелился новым оружием.

Йен сделал еще шесть выстрелов, разнося на куски оба камня. Он взял первый пистолет и прицелился в другой камень, а молодой человек снова заряжал второй пистолет. Йен смутно слышал, как Керри что-то кричал ему, потом садовнику, но не понимал смысла его слов. Позади себя он услышал другие голоса. Кэм. Харт. Его мир сузился до синей стали пистолетного дула, крохотных взрывов, разбивавших камень, звуков спущенного им курка. Он почувствовал тяжесть пистолета в своей руке и, искоса взглянув в сторону сладкого запаха пороха, приготовился принять удар.

Он выстрелил, подняв пистолет, и стрелял снова и снова.

Руки у него болели, глаза слезились, а он продолжал стрелять.

— Хозяин! — кричал Керри. — Прекратите, ради Бога!

Йен прицелился, спустил курок. У него согнулась рука, но он, выпрямив ее, снова начал стрелять.

Тяжелые руки легли на его плечи. Раздался голос Харта, рычавшего от гнева. Йен стряхнул его с себя и продолжал стрелять.

Огонь, рука на пистолете, второй пистолет, цель, огонь.

— Йен!

Он услышал ласковый голос Бет, и ее прохладная рука опустилась на его руку. Мир быстро возвращался на свое место.

Теперь все было туманным, сумрак сменял светлый полдень. Рядом с ним рыдал младший садовник, который, бросил пустой пистолет и закрыл лицо руками.

Руки у Йена болели. Он медленно выпустил из рук пистолет, который Керри у него отобрал. Ладони были в мозолях, кожа, казалось, горела.

Бет дотронулась до его лица.

— Йен…

Ему понравилось, как она произносила его имя. Она произносила его мягко, по слогам и всегда тихим ласкающим тоном.

Позади нее виднелась фигура Харта, но Йен был поглощен Бет. Он обнял ее за талию и уткнулся лицом в ее шею.


— Когда он вернется и обнаружит, что вас нет, кого он задушит? — жалобно спросил Керри. — Меня, кого же еще.

Бет отдала Кейт свой саквояж и натянула перчатки.

— Вы рассказали мне, что когда он вот так исчезает, то часто бывает, что исчезает надолго. К тому времени я уже вернусь.

Упрямое выражение на лице Керри говорило, что он этому не верит.

Накануне, после того как Керри перевязал раны на его руках, Йен провел ночь, занимаясь с Бет любовью. Но когда Бет проснулась, Йена уже не было не только в их постели. Йена не было ни в спальне, ни в доме, ни в окружавшем дом парке. Все лошади оставались на своих местах. И никто не видел, как он уходил.

Харт обеспокоился и потребовал приступить к поискам. Кэмерон и Керри просили его оставить Йена в покое. Йен придет, когда будет готов к этому. Разве он когда-нибудь не возвращался? Харт, судя по его виду, обвинял Бет.

— Вы поступаете правильно, миледи, — шепнула ей Кейт, когда они садились в карету. — Я всегда считала его психом.

— Я не бросаю его! — резко сказала Бет достаточно громко, чтобы ее услышал кучер. — Просто у меня есть дела в Лондоне.

Кейт взглянула на кучера и подмигнула Бет.

— Вы правы, миледи.

Бет замолкла, как только карета тронулась. Она почувствовала, как боль пронзила ее сердце. Она будет скучать по Килморгану. До железнодорожной станции они добрались без приключений. Но когда кучер вынул из кареты багаж, неожиданно с запяток скатился сын Кэмерона Дэниел. Он просидел там, скорчившись.

— Возьмите меня с собой, — попросил он.

У Бет так и не создалось четкого представления о Дэниеле. С его темно-рыжими волосами и золотистыми глазами, он определенно был Маккензи, но овал лица у него был совсем другим, а взгляд более мягким. Что делало его скорее красивым, а не суровым. Его мать, если верить Керри, в свое время славилась своей красотой.

«Совсем как наш лорд, Кэмерон женился на такой, как она, — говорил Керри. — Чем-то она задела его за живое». Дэниел пытался во всем подражать Кэмерону, Бет это видела и была этим тронута. Он нуждался во внимании и одобрении отца, а Кэмерон не всегда замечал и откликался на его усилия.

— Я не уверена, что это порадует твоего отца, — попыталась отговорить его Бет.

У Дэниела вытянулось лицо.

— Пожалуйста! Здесь будет совсем мрачно, когда Йен где-то прячется, Харт готов откусить всем голову, а папа кричит, как раскат грома. А после вашего отъезда они станут еще хуже.

Бет чувствовала, что когда Дэниел окажется между ними, его вспыльчивость и бунтарство будут поводом для Харта и Кэмерона еще суровее относиться к нему.

— Ладно, — сказала Бет. — Ты, случайно, не собрал свои вещи?

— Нет, но у меня есть одежда в папином доме в Лондоне, — Дэниел отбежал на несколько шагов и прошелся колесом. — Я буду хорошо себя вести, обещаю!

— Вы с ума сошли? — прошипела Кейт, когда Бет подошла к окошечку за билетами. — Зачем вам сажать себе на шею этого чертенка?

— Он будет полезен, и мне его жалко.

Кейт с изумлением посмотрела на нее.

— Да от него одно беспокойство. Его отцу надо спустить него шкуру.

— Сложное дело быть родителями.

— О, в самом деле… А у вас были дети?

Острая боль кольнула сердце Бет.

— Нет, но я знала множество детей.

Она улыбнулась смотрителю станции, подошедшему к окошечку.

Он занес билет Дэниела на счет Килморгана, с некоторым удивлением посмотрев на Бет, которая сама пришла за билетом, а не прислала слугу. Мысль, что ее милость покупает что-то для себя, привела бы в ужас любого.

— И еще я бы хотела послать телеграмму, — сдержанно сказала она и подождала, пока смотритель найдет для нее карандаш и бумагу.

— Кому, миледи?

— Инспектору Феллоузу, — ответила она. — В Скотланд-Ярд в Лондоне.

Глава 17

Одиночество больше не успокаивало Йена.

Он смотрел на бурлившую воду, катившуюся по дну ручья, свои грязные сапоги, край килта, намокшего от водяных брызг.

В его жизни было такое время, когда рыбалка на ручье Эбернети, где не было ничего, кроме ветра, неба и воды, успокаивала его. Но сегодня он чувствовал себя усталым и опустошенным.

Строго говоря, он был не один. На камне неподалеку от него забрасывал удочку старый Джорди. Когда-то давно Джорди служил на конюшне у отца Йена, но, уйдя на покой, жил отшельником в горах, в пустынном месте, на много миль удаленном от всего живого. У него был домик, маленький и ветхий. Джорди был слишком необщительным даже для того, чтобы нанять кого-нибудь помочь содержать домик в порядке.

Вскоре после своего освобождения из сумасшедшего дома Йен натолкнулся на убежище Джорди. В то время Йен был непредсказуемым и беспокойным, его мгновенно раздражало пристальное внимание семьи и слуг. Он потихоньку уходил из дома и в одиночестве бродил по пустынным равнинам, пока однажды жажда и стертые ноги не привели его к порогу домика из серого камня. Джорди молча открыл перед ним дверь, утолил его жажду водой и виски и позволил ему остаться.

Джорди, будучи молчаливым человеком, когда-то учившим мальчика Йена ловить рыбу, не задавал никаких вопросов. Йен помог ему починить часть осыпавшейся крыши, а Джорди накормил его и отвел ему угол, где он мог доспать. Йен оставался у него, пока не почувствовал, что может смириться с существующим миром, и вернулся дорой.

И у Йена появилась привычка приходить сюда, когда события становились для него невыносимыми. Он помогал Джорди сделать необходимые починки, а Джорди своим молчанием успокаивал Йена.

В это утро Йен пришел рано. Он снял рубашку и принялся наносить штукатурку на внутренние стены домика Джорди, чтобы наступавшей зимой в него не прорывался ветер. Джорди теперь был слишком слаб, чтобы делать какую-то работу, он сидел и курил свою трубку, как обычно, не произнося ни слова.

Когда Йен сделал свою работу, они с Джорди закинули на плечо удочки и молча направились к ручью Эбернети. «Бет бы понравилось здесь».

Откуда появилась эта мысль, непонятно, но это было правдой. Ей бы понравился шумный бег ручья, красота вереска, пробивавшегося между камней, сладкий аромат воздуха. Она бы улыбнулась и сказала, что поняла, почему Йен пришел сюда, и, вероятно, сделала жест, которого бы не понял Йен.

Йен взглянул на Джорди. Старик сидел на камне в своем заношенном до дыр килте. В одной руке он небрежно держал удилище и неизменную трубку в зубах.

— Я женился, — сказал ему Йен.

Выражение лица Джорди не изменилось. Он вынул трубку изо рта и сказал:

— О-о, да? — и снова сунул трубку в рот.

— Да. — Йен помолчал, не отпуская удилище. — Она красивая девица.

Джорди что-то проворчал. Он снова уставился на свою леску, разговор закончился. Однако Йен понял, что Джорди заинтересовался. Он по-настоящему заговорил.

Йен еще некоторое время следил за леской, но обнаружил, что ни журчание ручья, ни тишина рыбалки не действуют на него благотворно, как это бывало раньше. Он мысленно проигрывал свою сцену с Бет, которая закончилась его стрельбой из пистолетов. После чего уложил ее в постель, и она забылась сном, но проснулся Йен все еще встревоженным.

Она знала его глубоко запрятанную душу, мрачный взгляд его глаз. Он помнил, как она с невинным интересом смотрела на него в тот вечер в опере, когда он встретил ее, и знал, что она больше никогда не будет так смотреть на него. Все изменилось. Проклятый Феллоуз!

День перешел в вечер, хотя в горах летнее солнце стояло еще высоко. Бет будет готовиться к ужину, но если бы она хорошенько подумала, поужинала бы в своей комнате одна. За обеденным столом тяжелый взгляд Харта мог лишить аппетита.

Йен представил себе ее, сидящую за туалетным столиком, когда она расчесывала длинные блестящие волосы. Ему нравилась их шелковистость, в его руках они были словно теплый шелк.

Ему хотелось спать, прижавшись к ней, к ее теплому влажному телу. В окна бы вливался летний воздух, и он вдыхал бы его вместе с ароматом ее тела.

Йен вытащил из воды леску.

— Пойду-ка я домой.

Джорди слегка кивнул.

— Пойдешь обратно к своей миссис, — сказал он, не выпуская трубки.

— Да.

Йен ухмыльнулся, собрал рыболовные снасти и шагал вниз по течению ручья.


— Он здесь, — прошептала Кейт, — в гостиной.

Бет встала, взглянула в зеркало, пригладила волосы и вышла из спальни.

— Не ходи со мной.

— Да я даже близко не пройду мимо этого человека — Кейт плюхнулась в кресло в спальне Бет на Белгрейв-сквер. — Я подожду.

Бет поспешила, прижимая юбки, чтобы они не шуршали. В холле и на лестнице было ослепительно светло, Бет твердо заявила слугам миссис Баррингтон, что она хочет все хорошо видеть, когда ходит по лестнице. Старый дворецкий усмехнулся, потом засопел, но проследил, чтобы это сделали.

Когда она вошла в гостиную, инспектор Феллоуз обернулся. Бет вспомнила, каким она впервые увидела его в гостиной Изабеллы в Париже, свое волнение и изумление, когда Феллоуз рассказал ей все о Йене Маккензи. Она решила провести эту встречу в более спокойном состоянии.

Феллоуз выглядел почти так же, как и при первой их встрече. Его костюм, сшитый из дешевой темной материи, сохранял приличный вид, густые волосы зачесаны со лба назад, усы подстрижены. Пристальный взгляд его карих глаз мог сравниться лишь со взглядом Харта.

— Миссис Экерли!

— Я нахожусь в законном браке, — сдержанно сказала Бет, закрывая дверь. — Так что теперь я больше не миссис Экерли. Я еще не привыкла называться «леди Йен Маккензи», но вы можете, если хотите, обращаться ко мне «ваша милость».

Феллоуз криво усмехнулся:

— Все еще есть свирепый опекун. Зачем вы послали за мной?

Бет подняла брови.

— Может быть, я выросла в канаве, но я неплохо знаю хорошие манеры, лучше вас, мистер Феллоуз. Не сесть ли нам?

Феллоуз устроил настоящее представление, он не садился, ожидая, когда сядет она. Чувствуя себя неловко, он присел на краешек вольтеровского кресла. Мебель миссис Баррингтон, набитая конским волосом, была чудовищно неудобной, и минуту Бет со злорадством наблюдала за тем, как Феллоуз боролся с упорно сопротивлявшимся сиденьем кресла.

— Сдавайтесь, инспектор: эти кресла ужасны. Если вы не желаете, чтобы я позвонила и попросила принести чай, тогда я начну.

Она подалась вперед.

— Я хочу, чтобы вы рассказали мне все, что вам известно об убийстве в Хай-Холборне, совершенном пять лет назад. Начните сначала и ничего не опускайте.

Феллоуз явно был удивлен.

— Это вы должны были мне рассказать, что тогда случилось.

— Ну, я этого не знаю, так? Если вы объясните мне, возможно, я могла бы поделиться с вами тем, что узнала. Но вы должны начать первым.

Он взглянул на нее и криво улыбнулся:

— Вы умеете так хорошо торговаться, миссис Экерли… простите, леди Йен. Знают ли эти опустившиеся Маккензи, что происходит между ними?

— Я вижу, что опустившиеся Маккензи ведут себя как джентльмены. Они очень трогательно заботятся друг о друге, добры ко мне и любят своих собак.

Это не произвело на Феллоуза никакого впечатления.

— Вы уверены, что хотите услышать эту историю? Некоторые подробности ужасны.

— Будьте откровенны, инспектор.

Взгляд у него был безжалостный, у этого инспектора Феллоуза.

— Хорошо. Пять лет назад, почти день в день, меня вызвали и поручили расследовать преступление в частном доме на Хай-Холборне. Молодую женщину, Салли Тейт, ударили ножом пять раз в сердце. Так сказал следователь. Она потеряла много крови, и ее кровь была размазана по стенам рядом с ней.

«Я пытался стереть ее кровь со стен, с постельного белья…» Бет закрыла глаза, стараясь забыть хриплые звуки в голосе Йена, когда он с трудом находил слова.

Феллоуз продолжал:

— Прошло достаточно много времени, пока удалось разговорить миссис Палмер, владелицу этого дома, и узнать у нее имена джентльменов, которые приходили туда накануне ночью. Вы знаете, что этот дом раньше принадлежал Харту Маккензи? Он купил его для миссис Палмер, известной куртизанки, которая стала его содержанкой. Он продал этот дом, когда успешно начал делать политическую карьеру.

— Я полагаю, вы узнали, кто туда приходил?

— О да. Пять джентльменов посетили салон миссис Палмер накануне ночью. Харт Маккензи и Йен. Джентльмен по имени мистер Стивенсон. Харт привел его с собой, чтобы привлечь его на свою сторону в какой-то финансовой игре. Полковник Харрисон, постоянный гость миссис Палмер и молодых леди. И его друг майор Томпкинс. По-видимому, они все благополучно покинули этот дом до того, как было совершено убийство. Им очень повезло. Я имел возможность на следующее утро поговорить с каждым из мужчин, кроме Йена Маккензи, которого отправил в Шотландию его брат Харт.

Бет расправила юбки.

— Вы так фамильярно говорите о них, инспектор. Вы говорите «Йен», «Харт», а не «его милость» или «его светлость».

Феллоуз осуждающе посмотрел на нее.

— Я думаю о Маккензи чаще, чем о собственной семье.

— Почему, интересно?

Он покраснел.

— Потому что они паразитируют на обществе, вот почему. Богатые мужчины, которые тратят деньги на женщин, одежду и лошадей, хотя дня честно не проработали. Они бесполезны. Меня удивляет, что вас тянет к ним, вас, которая знает, что такое ежедневный честный труд. Они ничтожества.

В его словах слышалась горечь. Бет смотрела на него, а покрасневший Феллоуз старался сдерживать себя.

— Очень хорошо, — сказала она. — Вы поговорили со всеми джентльменами, кроме Йена. Почему вы не подозреваете их?

— Это были респектабельные приличные люди, — сказал Феллоуз.

— Посещать бордели оказывается приличным, это звучит странно для вдовы викария…

— Они все были холостяками. И это не разобьет сердца жен, ожидающих их дома. Мистер Стивенсон и оба армейских офицера были удивлены, услышав об убийстве, и смогли дать удовлетворительный отчет о своих дальнейших действиях. Никто из них не приближался к Салли Тейт, и они покинули этот дом сразу же после полуночи. Согласно показаниям врача, Салли Тейт была убита около пяти часов утра. Оставались только Харт и Йен Маккензи. Ах, я хочу сказать — его светлость и его милость.

— А слуги Йена клянутся, что к двум часам Йен был уже дома, — сказала Бет, вспомнив, что раньше говорил ей Феллоуз.

— Но они лгут, — придвинулся ближе Феллоуз. — Я вывел из их рассказов следующее: Харт Маккензи привозит своего друга Стивенсона и своего брата Йена приятно провести вечер с куртизанками высшего класса. Около десяти часов вечера в гостиной четверо мужчин — Харт, Стивенсон Томпкинс и Харрисон — садятся играть в вист. Йен отклоняет предложение поиграть в карты и читает газету. Согласно показаниям майора Томпкинса, Салли Тейт села рядом с Йеном и заговорила с ним. Они около четверти часа приятно посплетничали, после чего она уговорила его подняться ней наверх.

— Йен болтал четверть часа?

На лице Феллоуза появилась слабая улыбка:

— Мне представляется, что в основном болтала Салли.

Бет замолчала. Она чувствовала в груди обжигающую боль, представляя, как Йен ведет в постель какую-то женину, хотя и напоминала себе, что тогда она еще не знала Йена, но ревность не бывает рассудительной.

Она заставляла себя обдумать то, что рассказал ей Феллоуз. Салли разговаривала с Йеном четверть часа, но не могла же она все это время уговаривать его подняться наверх. Бет по опыту знала, что убедить Йена Маккензи сделать то, чего он не желает, было невозможно. Он бы с самого начала решил, хочет ли он переспать с Салли и сразу подняться с этой женщиной наверх, или вообще никогда не иметь с ней дела. Так, если Салли не пыталась соблазнить его, то о чем тогда и говорили?

Бет вздохнула.

— А потом?

— Те четыре джентльмена оставались внизу, играли в карты. Никто из них, как утверждали дамы, джентльмены и слуги, наверх не поднимался. Только Йен и Салли Тейт.

— И все они ушли после полуночи?

— Стивенсон, Харрисон и Томпкинс так увлеклись разговором, что решили вместе отправиться к Харрисону домой. Согласно их заявлению, Харт пошел с ними, но почти тотчас же вернулся, сказав, что хочет подождать брата.

— И он подождал?

— Как сказала миссис Палмер, Харт вернулся около часа ночи, подождал Йена, который спустился в два часа, и братья ушли вместе. — Феллоуз улыбнулся. — Но здесь мы оказываемся в тупике. Одна из горничных заявила, что Харт в какой-то момент поднимался наверх, а потом выбежал оттуда один, когда ее стали допрашивать, она смутилась и ни в чем не могла поклясться. Но позднее миссис Палмер сумела остаться наедине с девушкой, и та рассказала все по-другому и с уверенностью заявила, что Харт и Йен ушли вместе в два часа.

Бет прикусила губу. Феллоуз был неглуп, а рассказ горничной вызывал подозрения.

— А что сказал Йен?

— Мне не представилось случая допросить вашего дорогого супруга раньше, чем через две недели. К этому времени он не мог ничего вспомнить.

У Бет защемило сердце. Йен помнил все.

— Именно так, — сказал Феллоуз. — Я думал, что я знаю достаточно, чтобы обвинить его, но неожиданно мой начальник отобрал у меня это дело, забрав все мои записи. Мой шеф объявил, что Салли убил случайный бродяга, и подделал доказательства, чтобы доказать это. Дело убрали подальше, и оно было закрыто.

Бет старалась собраться с мыслями.

— А что произошло, когда нашли Салли?

Феллоуз сел глубже в кресло, на его лице было видно разочарование.

— Как мне рассказали, произошло следующее: ее нашла горничная и закричала, все сбежались, а миссис Палмер послала за констеблем. — Феллоуз остановился, пристально глядя на Бет. — А я думаю, дело было так: в комнате Салли находился Йен, Салли была уже мертва. Но леди, живущие в этом доме, душой и телом преданы Харту Маккензи, поэтому они послали за Хартом, который привел в порядок Йена и вывел его из дома. После этого они позвали полицию. К тому времени, когда прибыл констебль, Йен уже ехал в Шотландию, а его слугам приказали клясться всем, чем можно, что он ночевал дома.

Проклятие! Бет знала, что все произошло именно так, как сказал Феллоуз. Йена пришлось увезти, потому что он не умел лгать. Он рассказал бы Феллоузу всю правду, и его арестовали бы, а может быть, повесили за убийство, которого он не совершал.

Тогда бы Бет больше не увидела Йена, не увидела его золотистых глаз, потеплевшего взгляда, никогда не целовала бы его губы, никогда не слышала бы его голоса, шепчущего по ночам ее имя. Ее жизнь была бы пустой и бесполезной, а она не знала бы почему.

— Вы идиот, инспектор! — охваченная яростью, сказала она.

Он нахмурился.

— Порядочные леди не употребляют таких слов, миссис Экерли.

Сколько беспокойства доставляют респектабельные леди.

— Вы швырнули мне в лицо мое происхождение, вот и заслужили этот удар. Вы — идиот. Вы настолько зациклились на Йене, что забыли о настоящем убийце — вероятно, одном из трех джентльменов или миссис Палмер, которые не подозреваются. Харт мог сказать Йену, чтобы он солгал, но Йен не мог. Он видит мир не таким, каким видим его все мы, не знает, что люди никогда не скажут правду, если этого можно избежать. Он думает, что это мы все безумны, а он прав.

Феллоуз ухмыльнулся:

— Йен Маккензи скажет все, что угодно, все, что его проклятая светлость велит ему, и вы это знаете. Ложь это или не ложь.

— Значит, вы плохо знаете Маккензи, если верите, что Йен может ослушаться Харта. Он делает то, чего ему хочется. — Только сейчас она поняла это. — Йен помогает Харту, потому что благодарен ему за то, что тот освободил его из того ужасного сумасшедшего дома.

— И будет за это лизать Харту сапоги до конца жизни, — заявил Феллоуз и встал. — Вы обмануты, миледи. Они используют вас, как используют всякого. Как вы думаете, почему браки Маккензи оказывались неудачными? Потому что жены в конце концов понимали, что их пожевала и выплюнула бездушная машина, этот Харт и его семейство.

— Вы говорили мне, что жена Харта умерла при родах, — сказала Бет, вставая, чтобы видеть его лицо. — Едва ли она сделала это намеренно.

— Женщина была запугана им, ходили сплетни, что они едва разговаривали друг с другом. Для его светлости ее смерть была облегчением.

— Это жестоко, инспектор.

— Но это правда. Для политической карьеры ему нужна была хорошая жена. Его не беспокоило, что он никогда не разговаривал с ней, пока она устраивала светские рауты и дала бы ему наследника. Чего, как оказалось, она не смогла сделать. Хорошо, что она умерла.

— Какие чудовищные слова вы говорите!

— Избавьте меня от этих «О, они не понимали друг друга». Маккензи — хладнокровные бессердечные мерзавцы, и чем скорее вы это поймете, тем лучше для вас.

Бет дрожала от гнева.

— Думаю, закончим на этом. Пожалуйста, уходите.

— Я рассказал вам обо всем ради вашей же пользы, миссис Экерли.

— Нет, вы рассказали мне это, чтобы я помогла вам навредить им.

Феллоуз остановился.

— Вы правы. Им мало навредить. Их следует уничтожить.

Бет выдержала его злобный взгляд. После словесной дуэли с Хартом Маккензи она больше не боялась инспектора Феллоуза.

— Почему?

Феллоуз открыл рот, собираясь ответить, но тут же закрыл его. Он покраснел, его усы дрожали.

— Вы не из тех леди, которых легко напугать, — сказал он. — К тому же вы не верите мне. Но вам они принесут смерть. Вы еще вспомните мои слова. — Он снова взглянул на нее и отвернулся. — До свидания, миссис Экерли.

Он подошел к двери, распахнул ее, и вскоре Бет услышала, как за ним захлопнулась входная дверь. Она села в кресло, стоявшее у окна, и смотрела, как в опустившемся на землю лондонском тумане уходит инспектор. Она застыла, чтобы осознать то, что он сказал.

— Миледи, — просунула голову в дверь гостиной Кейт, — сейчас уже не страшно войти?

— Он ушел, если ты хотела об этом спросить. — Бет встала. — Приготовь наши накидки, Кейт. Мы уходим.

Кейт в отчаянии посмотрела на темный туман за окном.

— Сейчас? Куда?

— В Ист-Энд.

Кейт изумилась.

— И зачем же вам захотелось пойти в эту адскую дыру? Ради прошлого?

— Нет, — ответила Бет. — Найти кое-какие ответы.


— Уехала? — Йен поднял мокрую голову и, не веря своим ушам, уставился на Керри. — Куда уехала?

— В Лондон, милорд.

Керри отошел на шаг от умывавшегося Йена, по опыту зная, на какое расстояние следует удалиться от хозяина, когда придется сообщить ему плохие новости. Йен выпрямился, с мокрых волос вода стекала на голую грудь. Когда он спрашивал Керри, где Бет, он соскребал с себя известковую пыль, оставшуюся на нем после работы в домике Джорди, и грязь от последующей рыбалки.

Он ожидал, что Керри скажет ему, что она гуляет в саду, осматривает дом или продолжает брать уроки верховой езды у Кэмерона. Нет.

— В этом-то и дело, милорд. Она уехала.

— В Лондон? — Йен был поражен. — Зачем?

Керри пожал плечами:

— Не знаю. За покупками?

— Почему, черт побери, она поехала за покупками так далеко, в Лондон? Почему ты не остановил ее?

— А как я мог остановить ее? Она живет своим умом, ее милость.

— Проклятый идиот!

— А как вы думаете, что я должен был сделать? — воскликнул Керри, прикладывая к его груди сухое полотенце. — Запереть ее в темнице?

— Да.

— Она сказала, хозяин, что вернется…

Йен перебил его:

— Она не вернется, дурак ты эдакий. Она ушла, и ты позволил ей уйти.

— Но, милорд…

Йен его не слушал. Ощущение опустошенности росло в его груди, пока не охватило все его тело. Бет ушла, и он еще никогда не чувствовал себя таким опустошенным.

Керри отскочил, когда Йен перевернул туалетный столик и все безделушки и туалетные принадлежности посыпались на пол. Боль в груди становилась невыносимой. Ее можно было сравнить с болью в висках, мигрень постоянно мучила его. Он ударил кулаками по сломанному столу, и щепки до крови оцарапали его руки. Бет видела его в самом непривлекательном виде — как можно было осуждать ее за то, что она сбежала? Йен смотрел на алые капли на своих пальцах и вспоминал, как на них была кровь Салли Тейт, вспоминал ужас, который охватил его при виде останков ее тела. В его сознании мгновенно на месте Салли оказалась Бет. Невидящие прекрасные глаза Бет, нож, вонзенный в ее грудь.

Это могло случиться. Йен вдохнул холодный воздух, панику сменял гнев. Он втянул Бет в свою жизнь. Подставил ее, привлек к ней внимание инспектора Феллоуза, сделал ее такой же беззащитной, как и Лили Мартин.

Он сбросил с себя доброжелательные руки Керри, оттолкнул Кэмерона, заглянувшего узнать, что здесь происходит, и выбежал за дверь.

— Йен, куда ты? — спросил Кэмерон, догнав его на лестнице.

— В Лондон. Не говори Харту и не пытайся задержать меня, или я изобью тебя.

Кэмерон пошел рядом с ним.

— Я поеду с тобой.

Да. Йен понимал, что Кэмерон просто хочет не спускать с него глаз, но Кэмерон мог оказаться полезным. Он умел драться, ничего не боялся, и Йен кивнул ему.

— Кроме того, — продолжал Кэмерон, — Керри говорит, что вместе с ней уехал Дэниел, и я уверен, он превратит ее жизнь в кошмар.

Йен промолчал. Он вырвал из рук Керри свою рубашку, которую тот совал ему, и, выбежав из дома, помчался к конюшне. Следом за ним побежал Кэмерон.

Глава 18

Порядочные женщины не ездят в Ист-Энд. Порядочные женщины задергивают занавески в своих экипажах и не выглядывают в окошко, когда проезжают через Шордич или Бетнал-Грин. Миссис Баррингтон перевернулась бы в гробу, но Томас… Томас бы ее одобрил.

У Бет сжалось сердце, когда ее наемный экипаж проезжал мимо маленькой церкви прихода, когда-то принадлежавшего Томасу Экерли. Крохотное здание было зажато между унылыми кирпичными строениями, но как-то умудрилось сохранить свое достоинство. Позади церкви в тесном церковном дворике покоилось тело Томаса. Небольшой квадратный камень — это было все, чем прихожане и смогли отметить это место. За церковью же находился домик викария, где Бет провела полный надежд один год. Дальше две двери вели в холл, который обустроил Томас для того, чтобы те, кто вынужден был жить на улице, смогли получить горячую пищу и на некоторое время крышу головой в плохую погоду. Прихожане не одобряли этого, поэтому Томас оплачивал все расходы собственными деньгами. А после смерти Томаса заботу об этом взял на себя джентльмен-благотворитель.

Бет вошла в ветхое здание, где пахло едой и немытыми телами, и где она надеялась получить нужные ей ответы. Следом за ней вошел Дэниел Маккензи, возвышавшийся над ней и Кейт. Из них троих больше всех волновался этот долговязый молодой человек.

— Разве вам сюда надо? — прошипел Дэниел. — Отец с меня шкуру спустит, если узнает, что я позволил вам подойти к девушке легкого поведения, и Бог знает, что сделает со мной дядя Йен.

На жестком стуле сидела, вытянув усталые ноги, явно утомленная молодая женщина в юбках, доходивших ей до колен. Услышав шаги Бет, она подняла голову, удивленно захлопала ресницами и вскочила на ноги.

— Чтоб мне провалиться, да это миссис!

Бет подошла к молодой женщине и протянула ей руки.

— Здравствуй, Молли.

Молли радостно заулыбалась. У нее были каштановые волосы, курносый нос, веснушки и приветливая улыбка. От нее, как обычно, пахло табаком, алкоголем и слабым ароматом мужского одеколона, еще не выветрившегося из ее одежды.

— Чего это вы делаете здесь, миссис Э.? Я слыхала, вы вышли замуж за настоящего туза и живете теперь во дворце.

— Новости распространяются быстро.

— А чего вы ожидали? О таких интересных новостях стоит поговорить. — Она подмигнула Дэниелу. — Вы привезли его для того, чтобы я сделала из него мужчину?

Дэниел покраснел как рак.

— Ну-ка придержите свой язык!

— Ох, ты пугаешь меня, мальчишечка, просто пугаешь…

Бет встала между ними.

— Тише, Дэниел. Молли, он защищает меня. На улицах опасно.

— Опасно сейчас? Вы просто изумляете меня. Так зачем вы приехали?

— Спросить тебя кое о чем.

Бет отвела Молли в сторону от Дэниела и Кейт. Она вложила несколько монет в ладонь Молли и задала ей свои вопросы.

— Я мало чего знаю, — сказала Молли. — Слишком много выдумано, по-моему. Но у меня есть товарка, которую я могу расспросить. Она вышла замуж за одного из своих простаков и сейчас богата и ничего не делает. Она сама многое выдумывает, но она неплохая женщина.

Бет достала еще несколько монет и сказала Молли, что именно она хотела узнать. Молли выслушала, затем подмигнула.

— Будет сделано, миссис. — Она затолкала деньги поглубже в корсет. — Предоставьте это мне.


Поезд до Лондона шел слишком долго, и Йен, не в силах усидеть на месте, ходил по всему составу. Кэмерон забился в угол багажного вагона, читал там спортивную газету и курил сигары. Йена раздражал табачный дым, и он довольно много времени проводил на задней платформе с одним из кондукторов. Он смотрел, как позади остается дорога. Но вид плавно разворачивавшихся рельсов не успокаивал его.

Наконец поезд подъехал к вокзалу Юстон, Йен спрыгнул на землю, протиснулся сквозь толпу и свистнул, подзывая наемную карету. Сидя в карете, он подождал Кэмерона и Керри и задернул занавески от посторонних глаз, наблюдавших за ними.

Он велел ехать на Белгрейв-сквер, зная, что Бет вернется туда. Когда-то дом миссис Баррингтон был для Бет раем, а ей нравился рай.

Клубившийся туман опустился на город, когда они добрались до элегантной площади. Из-за тумана рано стемнело. Йену, привыкшему к светлым дням шотландского лета, этот туман казался маслянистым и тяжелым.

Не дожидаясь, пока Керри дернет за звонок, он кулаками застучал в дверь. Наконец дверь чуть приоткрылась, древний образец дворецкого выглянул в щелочку и осведомился, что им надо.

Йен распахнул дверь и вошел в холл.

— Где она?

Дворецкий попятился.

— Нет ее. Могу я спросить, кто хочет ее видеть?

Кэмерон задержал дверь, не дав дворецкому закрыть ее, и шедший за ним Керри внес их багаж.

— Это ее муж, — сказал Кэмерон. — Где она?

Старику пришлось повернуть шею, чтобы рассмотреть их.

— Я слышал, как она сказала про Ист-Энд. Там, милорд, полно воров и убийц, а она взяла с собой только парнишку.

— Дэниела? — хохотнул Кэмерон. — Бедная женщина! Нам надо найти ее.

Йен уже вышел из дома, когда позади кареты, в которой он приехал, остановилась другая наемная карета. Не успела она остановиться, как из нее выскользнул Дэниел. На его узком лице при виде Йена появилось испуганное выражение.

Йен прошел мимо него и заглянул в кеб в поисках Бет. Он услышал, как она что-то говорит об оплате, но этим займется Керри. Йен взял Бет на руки, не позволяя туману подкрасться к ней.

— Йен, — заговорила она, — что скажут соседи?

Йену было совершенно наплевать на то, что скажут соседи. Он обнял ее за талию и внес в дом.

В доме миссис Баррингтон пахло ветхостью, затхлостью и было душно. Застоявшиеся запахи пытались перебить лавандовый аромат Бет, как будто дому хотелось выжить ее отсюда в прежнюю тяжелую жизнь, из которой она пришла сюда.

— Если ты тащишь меня в мою спальню, — сказала Бет, когда они поднялись на самый верх, — то, может быть, тебе стоит спросить, которая из них моя.

Йену было все равно, какая комната принадлежала ей, но он позволил ей отвести его в нее. Спальня, в которую она привела его, была маленькой, оклеенной обоями с ужасными гигантскими весенними цветами. В ней стояла большая кровать с пологом, туалетный столик возле окна и деревянное кресло. Шторы не пропускали ни единого луча света. Шипение газового светильника и затхлый запах завершали унылую картину.

— Это комната прислуги, — проворчал Йен.

— А я и была прислугой. Компаньонка остается в тени, как и гувернантка. Не совсем прислуга и не совсем член семьи.

Йен упустил нить ее разговора. Он повернул ключ под фарфоровой ручкой и подошел к Бет.

— Дворецкий сказал, что ты поехала в Ист-Энд.

— Да. Я наводила там справки.

— Относительно чего?

— Относительно чего, как ты думаешь, мой дорогой Йен?

Бет развязала шелковый шарф, который защищал ее от тумана, и сняла перчатки.

— Ты послала телеграмму Феллоузу.

Она покраснела.

— Да, я…

— Я говорил тебе: оставь это. Ему нельзя доверять.

— Я хотела узнать все, что известно ему. Может быть, он обнаружил что-то, чего не знаешь ты.

Гнев Йена напоминал вкус пыли.

— Так ты видела его? Ты встречалась с ним?

— Да, он приходил сюда.

— Он приходил сюда?!

— Ты отказался хотя бы что-нибудь рассказать мне. Что мне оставалось делать?

— А ты не понимаешь? Если ты будешь знать слишком много, я не смогу защитить тебя. Тебя могут выслать из страны или повесить, если ты узнаешь слишком много.

— Почему, черт возьми, меня вышлют из страны из-за того, что друг твоего брата, Стивенсон, или его любовница, миссис Палмер, убили…

Она умолкла, и ее лицо окаменело.

Йен никогда не знал, что скрывается у человека под выражением его лица. Все вокруг инстинктивно узнавали признаки гнева или страха, счастья или грусти у других людей. Йен не понимал, почему люди смеются или плачут. Он должен был наблюдать за ними, чтобы научиться делать то, что делали они.

Он схватил Бет за плечи и встряхнул ее.

— О чем ты думаешь? Скажи мне. Я не знаю.

Она взглянула на него, ее синие глаза были широко раскрыты.

— О, Йен! — Его сила не пугала ее, она с нежностью положила руки на его плечи. — Ты думаешь, это сделал Харт, не так ли?

Йен покачал головой. Он закрыл глаза и продолжал трясти головой, но удерживал Бет, как будто, если он ее отпустит, его оторвут от нее.

— Нет.

В комнате, словно эхо, звучало это слово. Он снова произнес его и не переставал повторять.

— Йен!..

С усилием он остановился, но по-прежнему не открывал глаза.

— Почему ты так думаешь? — Голос Бет согревал его, как стеганое одеяло. — Скажи мне.

Йен раскрыл глаза. Мучения, длившиеся пять лет, угнетали его. Салли хвасталась, что знает секреты, которые погубят Харта, навсегда выбросят его из политической жизни. Харт интересовался политикой. В момент наивысшей близости с Салли она, не переставая повторять, как шантажирует Харта, доводила Йена до такой ярости, что Йен отрывался от нее и, схватив свою одежду, убегал из комнаты. Он предчувствовал приступ гнева и знал, что должен уйти.

Он обошел дом в поисках виски или Харта. И, не найдя ничего, попытался успокоиться. Придя в себя, он вернулся в комнату Салли.

— Открыв дверь, я увидел в спальне Харта и Салли вместе на диване.

Видения непроизвольно возникали перед глазами Йена, каждое из них было четким и ясным, как это все и происходило в тот день. Харт вместе с Салли, ее голые руки и ноги обвились вокруг него… вот она вскрикнула от удовольствия, а затем от страха.

— Харт отнял у нее нож — не знаю, почему у нее был нож. Она ссорилась с Хартом. Харт отбросил нож в сторону. Затем он сжимал ее горло, пока она не притихла и не рассмеялась. Мне не хотелось, чтобы ты все это знала.

— Но… — Бет задумалась. — Салли ведь не задушили, не так ли? Никто не упоминал о синяках на ее шее.

Йен покачал головой.

— Харт, он привык быть… Ты не поймешь условий. Ему принадлежал этот дом. Миссис Палмер и ее женщины принадлежали ему.

— Женщины не могли принадлежать ему. Это же Англия.

Йену почему-то захотелось рассмеяться.

— Они покорялись ему, они этого хотели. Он был для них всем — их богом и их хозяином.

Бет немного подумала, затем морщинки на ее лбу разгладились.

— О!

Звук был короткий, полный значения.

— Он делал это до женитьбы, затем перестал. После смерти жены он начал снова. Он был очень скрытным, но мы знали. Он горевал. Ему ее не хватало.

— Господи, большинство людей ограничиваются крепом и траурными брошками, — заметила Бет. — Но почему он пытался задушить Салли Тейт?

Йен положил руку на дыхательное горло Бет.

— Когда перекрываешь воздух, наслаждение становится намного сильнее. Вот почему он положил руки на ее горло.

Бет изумленно смотрела на него:

— Как это… интересно.

— И опасно. — Йен убрал руку с ее шеи. — Харт знает, как это делается и когда надо остановиться.

— Ты это видел, — медленно произнесла Бет. — Но ты не видел, как он убил ее?

— Когда я застал их вместе, я сразу же ушел. Я знал, что если кто-то и сможет отговорить Салли от шантажа, так это будет Харт. Я хотел поехать домой, но я забыл свои часы на столике у ее кровати, а они были нужны мне. Я нашел внизу в гостиной графин с виски и немного выпил, пока ждал. Потом услышал, как Харт хлопнул входной дверью, и увидел, как он садился в свою карету. Я поднялся наверх, чтобы забрать свои часы, и нашел Салли. Она была мертвой.

— О… — Бет замолчала, прикусив губу. — А Харт сказал, что случилось?

Она все еще стояла перед ним, разговаривая с ним спокойным и непонятным ему образом, и это было для Йена чудом. Она не отказалась от него с отвращением, не упала в обморок от всего, что он рассказал ей. Она оставалась по-прежнему якорем на этой огромной и загадочной реке, какой была его жизнь.

— Он рассказал мне, что ушел из комнаты сразу же, как только Салли уступила ему, а в другой комнате его камердинер помог ему привести себя в порядок и одеться. Когда он вернулся и увидел мертвую Салли, он спустился вниз и выбежал из дома. Он сказал, что не видел меня в гостиной, иначе настоял бы, чтобы я ушел вместе с ним. Он сказал, что не мог рисковать своей карьерой, чтобы его застали здесь, когда явится полиция. — Йен покачал головой. — Я не поверил ему. Харт не сбежал бы, если это он убил ее. Он разломал бы весь дом в поисках преступника.

— Не встречайся я с Хартом, могла бы подумать, что он убил ее и сбежал. Но я видела его и убеждена, что если бы он решил убить ее, то постарался бы, чтобы ты оказался как можно дальше от того места, прежде чем совершить это ужасное преступление. Несмотря ни на что, он не стал бы впутывать тебя. Следовательно, не Харт сделал это.

— Я знаю то, что я видел.

— Да. — Бет повернулась и отошла от него, но лишь для того, чтобы подумать, а не впадать в истерику. — И полиция, как и ты, и присяжные, и судья в это поверят. Но они не знают Харта. Он никогда не оставил бы тебя под угрозой ареста или возвращения в сумасшедший дом. Он никогда не допустит, чтобы тебя снова посадили под замок.

— Потому-то ему нужен я и моя проклятая беспокойная память.

— Нет. Потому что он любит тебя.

Эта женщина была невероятно наивна. Она бывала, она видела все в лондонских трущобах, испытала бедность и отчаяние, и все равно она искала хорошее в братьях Маккензи. В это трудно было поверить.

— Харт бессердечен, — сказал Йен. — Я говорил тебе, что я не способен любить. Как и он, но его это не беспокоит так, как беспокоит меня. Он сделает все, что следует сделать, даже если это смертельно опасно, даже если один из его братьев должен заплатить за все.

Бет покачала головой, темные волосы блеснули в луче света.

— Ты наверняка ошибаешься.

Йен невесело рассмеялся.

— Мы все совершенно не умеем любить, Бет. Я говорил тебе, мы разрушаем все, к чему прикасаемся.

— Йен, за эти пять лет неужели ты никогда не забывал то, что видел, никогда ясно не представлял себе случившееся, при этом не думая о Харте? Ты не мог бы представить, что там вообще не было Харта, и подумать, кто еще мог совершить убийство?

— Конечно, представлял, — с раздражением сказал Йен, проведя рукой по волосам. — Я проигрывал каждый вариант, каждое предположение с начала до конца. Я думал об остальных мужчинах, находившихся там, о миссис Палмер, о других женщинах, о каком-то человеке, тайком пробравшемся в дом. Я даже волновался, думая, что это мог быть я и я просто забыл об этом.

— А как же Лили Мартин? Почему ты прятал ее на Ковент-Гардене?

— Она смотрела в комнату, наблюдая за Хартом и Салли. Она поклялась мне, что не видела, чтобы Харт ударил ее ножом, но я не был уверен, что она не лжет. Я не мог рисковать, она могла рассказать полиции, поэтому я велел Керри увезти ее из дома до приезда полиции. Но я плохо спрятал ее.

— И ты думаешь, что несколько недель спустя Харт нашел и убил ее?

Бет снова отошла от него.

— Боже мой, как все запутано!..

— Ничего подобного не должно было произойти. Если бы только Феллоуз перестал совать нос не в свое дело, мы смогли бы во всем разобраться.

— Нет, не сможете. — Бет снова подошла к нему. — Это разрывает твое сердце. Это разрывает сердце Харта и остальных членов семьи. Все, что ты говоришь, абсолютно разумно, но есть и другое объяснение. Харт полагает, что это сделал ты. Поэтому он и выбежал из дома, он искал тебя, хотел убедиться в том, что ты уже ушел, и покончить с этим. И для него, очевидно, было страшным ударом узнать, что ты все еще находился в доме, когда умерла Салли.

Йен задумался, и на секунду их взгляды встретились. Он любил ее глаза, такие синие. Он мог бы утонуть в них.

Он отвел глаза.

— Потому что он верит, что я сумасшедший? Он действительно верит, но ты ошибаешься.

— Почему вы, Маккензи, так чертовски упрямы? Убийца вошел и заколол ножом Салли в то время, когда Харт находился со своим камердинером. И каким бы жестоким ни был Харт, кто-то оказался еще более жестоким.

Воспоминания нахлынули на него, быстрые и четкие, воспоминания, которые он отгонял от себя два десятилетия. Ему виделся образ Харта, сжимавшего горло Салли, а на него накладывались изображения других мужчины и женщины.

— Я думаю, что это Харт, потому что он, Бет, так похож на моего отца.

— Твоего волосатого отца? Харт напоминает его, но…

Он уже не слышал ее. В нем проснулся ужас, охвативший девятилетнего Йена, воспоминания того, как он, скорчившись, прятался под столом в кабинете отца, когда вошли его родители. Они, как всегда, кричали друг на друга и на Йена, который должен быть наказан.

Он смотрел, как мать набросилась на отца, вцепившись в него ногтями, а отец стал ее душить. Герцог сжал ее и тряс, тряс, пока она не обмякла.

Красавица мать Йена лежала на полу неподвижной грудой, а его отец стоял над ней, опустив руки, бледный от ужаса.

Затем наступила страшная минута, когда отец заглянул за стол и увидел Йена. У него от страха ослабели руки и ноги, когда отец бросился к нему, схватил его и начал трясти так, как перед этим тряс мать Йена.

«Ты никому не скажешь! Ты меня понимаешь? Она поскользнулась и упала, вот как это произошло. Ты должен солгать, понимаешь?»

Йена заперли в его комнате, а на следующее утро посадили в карету и отвезли в Лондон, в суд, где его признали безумным. Он провел в частном сумасшедшем доме недели две, прежде чем понял, что ему запрещено вернуться домой. Бет коснулась ладонью его лица.

— Йен?

— Он убил ее, — сказал Йен. — Он не хотел. Но у него бывали приступы гнева, как у меня.

— Ты говоришь о Харте?

Йен покачал головой.

— Мой отец. Он убил мою мать, сломал ей шею собственными руками. А всем говорил, что она поскользнулась на ковре, упала и умерла. Мои братья не верили в это, но они не могли расспросить меня. Меня объявили сумасшедшим, посадили под замок, и не было никого, кто бы поверил мне, если бы я сказал, что видел, что сделал мой отец.

Бет обняла его за талию и прижалась головой к его груди.

— О, Йен, как мне жаль…

Йен придержал ее на минуту, ее тепло успокаивало его. Глубоко в его груди затаился страх, что наступит день, когда он, как и его отец, потеряет разум и, взяв за горло женщину, которую любит, убьет ее, не совладав с собой. Бет доверяла ему, и Йен умер бы, если бы причинил ей боль.

Бет подняла голову, слезы блестели на ее ресницах, он поцеловал ее в лоб.

— Харт жесток, таким был и отец. Но у него не бывает приступов гнева.

— А я все же думаю, ты не прав. После смерти Салли Харт отправил тебя в Шотландию, чтобы защитить тебя, а не просто заставить молчать.

Йен с усилием взглянул на потолок, затем взял Бет за плечи и толкнул ее на высокую кровать.

— Я могу защитить тебя от Харта лишь в том случае, если ты перестанешь участвовать в этом деле. Забудь о Хай-Холборне и об инспекторе Феллоузе. Он сломает тебя, чтобы добиться своего, так же поступит и Харт.

Она с душевной болью посмотрела на него.

— Ты хочешь, чтобы я провела всю оставшуюся жизнь, глядя на твои страдания? Верила, что твой брат убил женщину? Не лучше ли выяснить, что в действительности произошло?

— Нет.

Ее глаза наполнились слезами, и она отвернулась, чтобы избежать его взгляда.

— Я хочу тебе помочь.

— Если хочешь мне помочь, прекрати всякое общение с Феллоузом и не пытайся узнать, что произошло. Обещай мне.

Она помолчала, затем вздохнула.

— Миссис Баррингтон всегда говорила мне, что любопытство мой неисправимый грех.

— Со мной ты будешь в безопасности. Обещаю тебе, моя Бет.

— Очень хорошо, — прошептала она, — я больше не буду.

Он, наконец, расслабился, заключил Бет в объятия и прижал к себе.

— Спасибо. — Он поцеловал ее волосы. — Благодарю тебя.

Она ответила ему поцелуем. Касаясь губами ее губ, он даже не заметил, что уж слишком легко она ему уступила.

Глава 19

Когда Бет проснулась, прошло немало времени, рядом с ней спал Йен, свет лампы падал на его обнаженное тело, на мускулы, блестевшие от пота, свидетельства их страсти. Когда они взлетели на вершину блаженства, Йен посмотрел ей в лицо, но в последний момент закрыл глаза. Сейчас он спал, и Бет, которую согревало тепло его тела, преследовали тревожные мысли.

Возможно, Йен не хотел знать правду, но правда заключалась в том, что Салли Тейт и Лили Мартин умерли, их лишили жизни. Бет знала достаточно о девушках легкого поведения, чтобы понимать, что если они не найдут постоянного и богатого покровителя, долго не проживут. Случайный клиент мог избить их до потери сознания, мог убить, они были всего лишь шлюхами.

Даже если девушкам удавалось найти место в дорогом борделе, то когда они старились и теряли свою привлекательность, их могли выбросить на улицу. Те, у которых были покровители, жили лучше, но лишь в том случае, если это были добрые покровители.

Бет прекрасно понимала, что если бы не милость Божья, не доброта Томаса Экерли и миссис Баррингтон, она могла бы оказаться одной из них.

Феллоуза нисколько не трогало, что женщины умерли, он хотел лишь погубить Маккензи. Йена же это трогало — она видела, как его опечалила смерть Салли, Лили и его матери, но больше всего ему хотелось уберечь своего брата. Брата, который спас Йена из ада.

Бет стиснула зубы. Будь проклят этот умерший герцог за то, что посадил Йена под замок, когда тот увидел то, что ему не полагалось видеть. Будь проклят Харт Маккензи, впутавший Йена в свои игры властных людей. И будь проклят Йен за свою неискоренимую благодарность Харту.

Бет сначала не понимала, почему Изабелла ушла от Мака, хотя явно все еще любила его. Теперь она могла понять. Бет не была уверена, чем Мак обидел Изабеллу так сильно, но ведь он был тупоголовым упрямым Маккензи. А разве этого было не достаточно? У такой милой дебютантки, как Изабелла, не было ни единого шанса выстоять.

Бет встала и оделась. Она научилась одеваться просто и быстро, когда служила у миссис Баррингтон, всегда готовая явиться по первому же зову старой леди в любое время дня или ночи.

Йен не проснулся. Он лежал лицом вниз, расслабившись и закрыв глаза. Свет лампы падал на мышцы его спины, поясницы и плеч. Он был крупным красивым мужчиной, таким сильным и таким ранимым. Так говорил о нем Харт. И все же Харт проигрывал при сравнении с ним.

«Я люблю тебя, Йен Маккензи», — с болью в сердце подумала Бет.

Она тихо вышла из комнаты и спустилась вниз. Осмотревшись, она убедилась, что ее никто не видит, и подошла к двери в дальней стороне холла, которая вела к лестнице, которой пользовались слуги.

В кухне кухарка готовила ужин для Кэмерона и Дэниела. Улыбка засияла на ее лице, когда в теплую кухню вошла Бет, совсем как в прошлые времена.

— Приятно смотреть, когда едят с таким удовольствием, — сказала кухарка. — Они сразу все съели и попросили добавки. Лучшего и не пожелать. А не как вы, даже не спускаетесь вниз. Может, что-нибудь подогреть для вас на тарелке?

— Нет, спасибо миссис Доннелли. Я ищу Кейт.

— Вы теперь хозяйка в этом доме. Вам надо было позвонить.

— Вы ее видели? — нетерпеливо спросила Бет.

— Она на лестнице, в судомойне, — сказала кухарка с неодобрением. — Она там с кем-то, могла бы найти кого и получше. Я бы таких, как эта, в дом не впускала.

У Бет дрогнуло сердце.

— Все в порядке. Это связано с моей благотворительностью.

— Вы слишком мягкосердечны. С Кейт все в порядке, но та, кого она привела, крепка как железо, да еще нос задирает. Не заслуживает она вашей благотворительности.

Не обращая внимания на миссис Доннелли, Бет прошла через судомойню и вышла на лестницу, ведущую на улицу. На ступенях стояла Кейт, ее лицо искажал ирландский гнев.

— Ну, вот и она, как видите.

— Спасибо тебе, Кейт. Теперь можешь идти.

— Как бы не так! Я ей нисколечко не доверяю и не оставлю вас с ней наедине.

Леди, о которой говорили, вовсе не задирала свой тонкий густо напудренный нос. Остальная часть ее лица тоже была напудрена и нарумянена. Бриллианты сверкали на ее шее и в ушах. Эта молодая женщина не отличалась красотой, но она была чувственной и знала это. Она пренебрежительно улыбнулась, бросив взгляд на простое платье Бет.

— Молли сказала, что вы герцогиня, — сказала она. — Но я не поверила.

— Не забывайся, — вмешалась Кейт. — Она леди.

— Тише, Кейт. Как вас зовут?

— Сильвия. Большего вам не надо знать.

— Рада познакомиться с вами, Сильвия. Простите, что потревожила вас, но мне бы хотелось кое о чем вас спросить.

— Здесь, на черной лестнице? Эта сука, ваша кухарка, не впустила меня даже в кухню. А я хочу сидеть в гостиной и чтобы ваши служанки обслуживали меня, иначе я не стану говорить.

— Придержи язык! — не выдержала Кейт. — Это не для тебя — сидеть в гостиной миледи. Мы держимся в тени, чтобы никто не видел, что она разговаривает с тобой.

Бет подняла руки.

— Тише, вы, обе! Эго займет лишь несколько минут, Сильвия, я знаю, что вы именно тот человек, с которым мне стоит поговорить. Представляю себе, как много вы знаете.

Сильвию покорила такая убедительная лесть.

— Вы спрашивали о доме в Хай-Холборне. Я все о нем знаю… и о той старой стерве, хозяйке этого заведения. Что вы хотите узнать?

— Все.

Отвечая на вопросы, Сильвия подтвердила слова Феллоуза о том, что миссис Палмер была любовницей Харта, и он купил ей дом в Хай-Холборне.

— Она встретилась с ним, когда он еще учился в университете, а она была уже не первой молодости, — сказала Сильвия. — Никто никогда не любил молодого человека так, как любила его Анджелина Палмер. Ради него она готова была на все.

— Но потом он продал ей этот дом, — сказала Бет. — Я полагала, что после этого она уже чувствовала себя в нем хозяйкой.

— Он дал ей толчок, не сомневайтесь, и сделал из нее деловую женщину. Это было неплохое место, когда я там была, но мы с миссис Палмер никогда не ладили. И я сразу же ушла, когда появились лучшие перспективы.

Она с довольным видом посмотрела на бриллианты в своих кольцах.

— Значит, между ними действительно все кончено? — сказала Бет.

— Может быть, так считал он, но она — никогда. Герцог стал властным и высокомерным и был в дружеских отношениях с королевой. Ему нужна была молодая красивая леди, не старая ворчунья, бывшая его любовницей, когда ему было двадцать лет. Я бы очень злилась, но миссис Палмер отнеслась к нему с пониманием. Продолжала любить его до безумия, хотя сердце ее было разбито. Если мы, бывало, плохо отзывались о герцоге, она драла нас за уши.

Бет задумчиво смотрела на железные перила лестницы.

— Вы говорите, ради герцога она готова на все?

— Разумеется. Она перед ним как юная школьница, хотя при этом ей все пятьдесят.

Мысли, путаясь, проносились в голове Бет. Могла ли миссис Палмер узнать, что Салли хочет шантажировать Харта? Не решила ли эта мадам навсегда заткнуть Салли рот?

Но в таком случае, почему не дождаться, когда Йен уйдет домой и ни один из Маккензи не окажется причастным к преступлению? Или ей было все равно, кого вздернут на виселицу, только бы это не был Харт? Бет хотелось найти эту женщину и расспросить ее.

— Когда вы жили в этом доме, Сильвия?

— Около семи лет назад.

— Вы знали Салли Тейт?

— Эту шлюху? Ничего удивительного, что ее прикончили.

— А вы были там в то время, когда произошло убийство?

— Нет. К тому времени я уже уехала оттуда. Но я слышала об этом все. Салли напрашивалась на это, миссис. Она смело морочила головы мужчинам, но она ненавидела их. Она могла вытянуть из них все их деньги. Они с мамашей Палмер постоянно грызлись, потому что Салли не хотела с ней делиться своими доходами. У нее была своя дама сердца, она говорила, что они вдвоем будут жить в замке на небесах и будут навеки, счастливы.

Кейт кипела от возмущения.

— Это отвратительно! Миледи, вам не следует даже слышать такое!

Сильвия пожала плечами:

— Они устали от того, что их лапают мужчины. Ничего удивительного. Во всяком случае, для некоторых. Но не для меня. Мне нравятся красивые мужчины.

— Это все не важно, — нетерпеливо сказала Бет. — А кто был дамой сердца у Салли? Вы ее знали?

— Это была одна из девушек, которые там жили. Они обычно запирались наверху в спальне и там целовались и миловались. Салли все время клялась, что увезет девушку в какой-то коттедж, где они будут выращивать розы, и несла прочую чепуху. Маловероятно, не так ли? Найдите в деревне порядочных людей, которые сдавали бы дом паре гермафродитов, которые обычно бывают шлюхами. — Сильвия постучала пальцем по губам. — Так как же ее звали? О, вспомнила. Лили. Потому что Салли всегда говорила, что у них будут цвести лилии в пруду — в ее честь. Они обе были чокнутыми.

— Лили Мартин? — резко спросила Бет.

— Точно. Лили Мартин. А теперь, миледи, о моих деньгах. Я приехала издалека здесь такая сырость, и этот шелк будет испорчен.


Йен проснулся, когда часы на туалетном столике пробили десять. Он потянулся, его тело было теплым и расслабленным. Он повернулся на бок, чтобы обнять Бет.

Оказалось, постель была пуста. Разочарованный, он открыл глаза. Но может быть, она спустилась в столовую, чтобы чего-нибудь поесть. Она, наверное, голодна. Он провел ладонью по лицу, стараясь стереть воспоминания об их споре. Он наговорил много того, чего никогда бы не сказал ей, — того, о чем он не хотел, чтобы она знала о нем самом и его чудовищном семействе, но, по крайней мере, он заставил ее понять.

Йен спустил ноги с кровати и встал. Он не хотел ждать ее возвращения, она была нужна ему сейчас. Он найдет ее, и Керри принесет им сюда ужин. Ему нравилось, когда Бет сидела у него на коленях и он кормил ее с ложки. Это доставляло им удовольствие там, в Килморгане, и он не видел причины не получить это удовольствие сейчас.

Он натянул штаны и рубашку, вспоминая, как несколько часов назад Бет помогала ему раздеться. Ее прикосновения были такими нежными, что он сгорал от нетерпения и, охваченный страстью, хотел ее.

Йен натянул короткие сапоги и, пригладив волосы, направился к двери. Он повернул фарфоровую ручку и толкнул дверь.

Дверь не открылась.

Он повертел ручку и толкнул дверь, но ничего не произошло. С сильно забившимся сердцем Йен присел на корточки и приложил глаз к замочной скважине. Ключа с той стороны не было. Кто-то запер дверь и унес с собой ключ.

Его охватила слепая паника. «Заперт, под замком, выхода нет, в ловушке, откройте, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Я буду хорошим…»

Он набрал в грудь воздуха, пытаясь заглушить леденящий ужас. Он думал о тепле, о Бет, о вкусе ее губ, мысленно погружаясь в нее, чувствуя, как она сжимает его…

— Бет!

Тишина. Он слышал доносившийся с улицы шум, но в доме было тихо. Он дернул за сонетку около кровати и снова подошел к двери.

— Керри! — закричал он, ударяя по двери. — Керри, черт тебя побери!

Нет ответа. Йен подошел к окну и отдернул занавеси. Внизу за окном вокруг уличных фонарей клубился туман. По площади проезжали экипажи, туман заглушал стук копыт и скрип колес.

Он услышал в холле шаги, а затем голос Керри:

— Милорд! Вы там?

— Конечно, я здесь. Она заперла дверь. Поищи ключ.

В голосе Керри послышались нотки страха:

— А с вами все в порядке?

— Найди этот проклятый ключ.

— Значит, с вами все в порядке.

Шаги удалялись.

Другие опасения завладели Йеном, совсем не связанные с тем, что он заперт в маленькой комнате. Бет куда-то ушла, и она не хотела, чтобы он остановил ее. Проклятие, почему она не слушала его?

Она могла уйти к Феллоузу или отправиться расспрашивать тех мужчин, которые пять лет назад находились в доме, или, хуже того, в дом в Хай-Холборне, чтобы поговорить с миссис Палмер.

Черт побери!

— Керри! — снова ударил он в дверь.

— Наденьте рубашку. Мы ищем ключ.

Это заняло слишком много времени. Йен злился все сильнее. По другую сторону двери ругался и ворчал Керри.

Наконец Йен услышал, как вставили ключ в замок и повернули. Он распахнул дверь.

Керри, Кэмерон и Дэниел стояли у двери, к ним присоединились трясущийся дворецкий, толстая кухарка и две горничные с вытаращенными глазами.

— Где Бет? — грозно спросил он, проходя мимо них.

— Не нравится мне это, милорд. — Кухарка скрестила на пышной груди руки. — Она встречается с самыми сомнительными людьми, всегда слишком уж жалела их. А почему они не могли найти подходящую работу? Вот что хотела бы я знать.

Ее слова ничего не значили, но у Йена было чувство, что они важны.

— Что ты говоришь? Какие люди?

— Благотворительность миссис Экерли. Накрашенные уличные девки и вавилонские блудницы. Представляете, одна такая пришла через черный ход, а ее милость вместе с мисс Кейт уехали с ней. В наемном экипаже.

— Куда?

— Не знаю, понятия не имею.

Йен грозно взглянул на нее, и женщина смутилась.

— Простите, ваша милость. Я и вправду не знаю.

— Кто-то должен был видеть, — предположил Кэмерон. — Мы спросим на улице, не слышал ли кто-нибудь, куда она велела ехать.

— Я знаю, куда она поехала, — мрачно сказал Йен.

— Проклятие! Проклятие.

— Керри, приготовь мне карету. Сейчас же!

Он растолкал слуг и стал спускаться с лестницы. За ним ковылял Керри, отдавая по пути распоряжения на своем звонком кокни.

— Я еду с тобой, — сказал Кэмерон.

— Я тоже, — сказал Дэниел.

— Черта с два ты тоже, — возразил Кэмерон сыну. — Ты останешься здесь и задержишь ее, если она вернется.

— Но, папа…

— Делай, что я тебе говорю, чертенок!

Кэмерон схватил шляпу и перчатки, прежде чем трясущийся дворецкий подал ему их. Йен даже их не взял. Дэниел, насупившись, проводил их до двери. Но остался в доме.

— Откуда ты знаешь, где она?

Кэмерон нахлобучил шляпу и направился к карете, остановившейся по свистку Керри. Йен сел в карету, за ним сел Кэмерон.

— Хай-Холборн, — приказал Йен кучеру, и карета влилась в поток экипажей.

— Хай-Холборн? — ужаснулся Кэмерон.

— Она уехала разыгрывать из себя детектива.

«Проклятая дурочка. Если с ней что-то случится…» Йен не мог закончить свою мысль, он не мог себе представить, что бы он почувствовал, если бы нашел ее мертвой, с ножом в груди, как Салли или Лили.

Кэмерон положил руку на плечо Йена.

— Мы найдем ее.

— Почему она такая упрямая? И непокорная?

Кэмерон усмехнулся:

— Потому что Маккензи всегда выбирают упрямых женщин. Ты же не ожидал, что она будет покорной женой, не так ли? Что бы там ни говорилось в брачных обетах…

— Я ожидал, что со мной она будет в безопасности.

— Она устояла перед Хартом. Не всякая женщина смогла бы.

Это говорило лишь о том, какой глупой была Бет. Йен не произносил ни слова.

Они проезжали сквозь плотный поток экипажей, по какой-то причине этой ночью жители Лондона выехали покататься. Кеб на Парк-лейн миновал дом беспокойного Линдона Мейтера. У Йена мелькнула мысль, нет ли надежды, что двенадцать сотен фунтов, которые он заплатил за чашу, успокоят этого человека. Бет не нужны те неудобства, которые он мог бы ей доставить. Наконец кеб свернул на восток на Оксфорд-стрит и поехал дальше к Хай-Холборну. Йен уже пять лет не видел этого дома, скромно прятавшегося около Чансери-лейн. Но безжалостная память пробудилась в нем, как только они с Кэмероном, не постучавшись, вошли в дом. Внутри дома ничего не изменилось. Йен прошел через все тот же холл с темными панелями, открыл все ту же застекленную дверь, ведущую в глубь дома и на полированную лестницу из орехового дерева.

Впустившая их горничная была новенькой и, очевидно, приняла Йена и Кэмерона за ожидаемых клиентов. Йен хотел оттолкнуть ее и подняться по лестнице, но Кэмерон, взяв Йена за плечо, покачал головой.

— Мы войдем осторожно, — шепнул он на ухо Йену. — И тогда, если они не помогут нам, мы разнесем все это место.

Йен кивнул. У него, как только они вошли в дом, появилось странное ощущение, что за ним следят, и это ощущение возросло, когда горничная повела их вверх по лестнице.

Горничная распахнула открывавшуюся внутрь дверь. Йен шагнул вперед и остановился так неожиданно, что шедший за ним Кэмерон натолкнулся на него.

Харт Маккензи сидел в бархатном кресле с черутой в одной руке и хрустальным бокалом с виски в другой. Анджелина Палмер, любовница Харта, темноволосая женщина, все еще красивая в свои сорок с лишним, устроилась на подлокотнике кресла Харта, с нежностью положив руку ему на плечо.

— Йен, — спокойно сказал ему Харт, — я думал, ты скоро приедешь. Садись. Я хочу поговорить с тобой.


Бет судорожно сжала затянутые в перчатки руки, когда карета свернула с Уайтхолла на Хай-Холборн. Сидевший напротив в тесной карете Ллойд Феллоуз сердито смотрел на Бет, а рядом с Бет пристроилась Кейт, который было очень неудобно.

— Что приводит вас к мысли, что тогда, пять лет назад, я не прочесал частым гребнем этот дом? — спросил Феллоуз.

— Вы могли что-то упустить. Это вполне понятно. Вы были взволнованны, потому что дело было связано с Маккензи.

Он нахмурился.

— Я никогда не волнуюсь. Тогда я не знал, что Маккензи были причастны, пока я не приехал туда, ведь так? Я бы так и не узнал об этом, если бы испуганная горничная не проговорилась.

— Вам было удобно, что она проговорилась, и вы могли направить все усилия на Харта и Йена. Я думаю, это затуманило ваше сознание.

Феллоуз, прищурившись, посмотрел на нее.

— Все было гораздо сложнее.

— Не было. Вы так обрадовались, что вам предоставляется шанс испортить жизнь Харту Маккензи, что не считали нужным посмотреть куда-то еще, а не только на него и Йена. Я начинаю сочувствовать вам, мистер Феллоуз, но не изменю своего мнения.

Феллоуз, закатив глаза, сказал:

— Бог мой, где это семейство находит себе таких женщин? Все вы с крутым нравом.

— Не уверена, что леди Изабелле польстит ваше замечание, — сказала Бет. — Я слышала, что жена Харта была тихой и кроткой.

— И видите, что с ней случилось?

— Вот именно, инспектор. Поэтому мы с Изабеллой останемся тихими.

Феллоуз выглянул из окна.

— Знаете, вы не сможете спасти их. Им нет оправдания. Если они не виновны в этом убийстве, они виновны во многом другом. Маккензи проходят по миру, оставляя за собой развалины.

«Мы разрушаем все, к чему прикасаемся».

— Может быть, я не смогу их спасти от них самих, — ответила Бет. — Но я попытаюсь спасти их от вас.

Феллоуз поджал губы и снова посмотрел в окно.

— Чертовы женщины, — проворчал он.


Йен несколько секунд смотрел на Харта и миссис Палмер.

— Где Бет? — спросил он.

— Ее здесь нет.

Йен повернулся к двери.

— В таком случае я слишком занят, чтобы говорить с тобой.

— Я и хочу поговорить с тобой о Бет.

Йен остановился и повернулся. Миссис Палмер встала и налила в бокал виски. Харт с минуту смотрел на нее — так лениво смотрит мужчина на женщину, с которой он спал не один раз.

— Бет не понимает, — сказал Йен.

— Я думаю об этом, — произнес Харт. — Ты женился на очень проницательной и, если позволено мне сказать, упрямой женщине. Не знаю, хорошо это для семьи или плохо.

— Я бы сказал, чертовски хорошо, — сказал стоявший позади Йена Кэмерон. — Я поищу ее, — добавил он и исчез за дверью.

Йен порывался пойти за ним, но знал, что Кэмерон ничего не упустит. Кэмерон мог быть даже страшнее Харта, когда хотел.

Йен скользнул взглядом по Харту и пристально смотрел, как миссис Палмер разливает виски.

— Что бы ты ни думал о ней, Бет мне жена. И это значит, что я буду оберегать ее от тебя.

— Но кто убережет ее от тебя, Йен?

Йен сжал челюсти. Миссис Палмер принесла Йену бокал виски, на гранях которого играли лучи света. На дне бокала хрусталь светился синим цветом. Таким, какими были глаза Бет, такой оттенок хрусталь приобретал только при правильном освещении. Самый лучший хрусталь светился всеми цветами радуги, но синий цвет, казалось, был только глубоко на дне.

— Йен…

Йен отвел глаза от бокала. Миссис Палмер вернулась к Харту. Она прислонилась к спинке кресла и разглаживала лацканы черного фрака Харта.

— Что? — спросил Йен.

— Я сказал, что хочу поговорить с тобой.

Его рыжие волосы были намного темнее, чем у остальных братьев.

Все, кроме Йена, считали Харта красивым. Йен знал, что глаза брата становятся ледяными, а лицо твердым, как гранит. Таким же был их отец.

Харт был единственным человеком на свете, который мог успокоить впадавшего в панику мальчика Йена. Когда Йен становился растерянным, оказывался в толпе или не мог понять ни единого слова из того, что говорили окружающие, его первым порывом было сбежать. Он сбегал из-за стола в столовой, из школьной комнаты, куда посылал его отец, с семейной скамьи в заполненной людьми церкви. Харт всегда находил его, всегда садился рядом с ним, разговаривая и успокаивая его, или просто сидел молча, пока Йен не придет в себя.

Сейчас Йену хотелось пробежать по всему дому, выкрикивая имя Бет, но Харт, взглядом дал ему понять, что это бесполезно.

Йен сел, смущенно посмотрел на миссис Палмер.

— Оставь нас, милая, — сказал ей Харт.

Анджелина Палмер кивнула и улыбнулась.

— Конечно, — сказала она. — Ты знаешь, если я понадоблюсь, позови меня.

Харт взял ее за руку, когда она вставала, но тут же расслабил пальцы. Они долгое время были парой, во всех взлетах и падениях жизни Харта — его короткий, но несчастливый брак, полученный в наследство титул герцога, его успехи в политической жизни, достигнутая им власть. Когда Харт решил отдалиться от нее, миссис Палмер, казалось, приняла его решение спокойно.

Перед тем как выйти из комнаты, миссис Палмер взглянула на Йена. Он отвел глаза, но почувствовал ледяной холод этого взгляда и ее… страх?

Она повернулась и вышла.

— Мы никогда не говорили об этом, не правда ли? — спросил Харт, когда дверь тихо закрылась.

Здесь пять лет назад за карточным столом у камина четверо мужчин смеялись и разговаривали, в то время как Йен, развалившись в кресле, стоявшем у двери, читал газету. Мужчины за столом не обращали на Йена внимания, что вполне его устраивало. А затем Салли придвинула к нему стул и, перегнувшись через подлокотник, начала нашептывать что-то ему на ухо.

Харт прервал мысли Йена.

— Лучше всего помалкивать об этом. Я всегда так говорил.

Йен кивнул:

— Согласен.

— Но ты все рассказал Бет.

Йена удивило, что Харт узнал об этом. Отыскал ли он Бет и заставил ее все ему рассказать? Или у него были шпионы в доме Бет?

— Если обидишь ее, я тебя убью.

— Я никогда ее не обижу, Йен. Это я тебе обещаю.

— Тебе нравится причинять боль. Властвовать. Нравится смотреть, как люди дерутся за случай полизать тебе сапоги.

Глаза Харта блеснули.

— Ты сегодня не станешь размахивать кулаками?

— Я всегда делал то, о чем ты меня просил, потому что ты заботился обо мне.

— И я всегда буду заботиться о тебе, Йен.

— Потому что тебе это нужно. Ты всегда поступал так, как тебе хотелось, как это делал отец.

Харт нахмурился.

— Мне безразлична твоя болтовня обо мне, но не сравнивай меня с отцом. Это был безжалостный сукин сын, надеюсь, он мучается в аду.

— У него бывали приступы гнева, так же, как у меня. Но он не научился сдерживать их.

— А ты? — спросил Харт.

Йен потер виски.

— Не знаю. Но у меня есть Керри и Бет и мои братья, которые помогают мне. У отца никого не было.

— Уж не защищаешь ли ты его?

Даже Йен расслышал недоверие в его тоне.

— Нет, черт побери. Но мы его сыновья. И есть основание тому, что мы все чем-то похожи на него. Жестокие, одержимые, бессердечные.

— Я полагал, что поговорю с тобой, а не стану выслушивать твои нравоучения.

— Бет проницательна. — Йен опустил руку. — Но, черт побери, где она?

— Ее здесь нет, как я уже сказал.

— Что ты с ней сделал?

— Ничего. — Харт положил дымящуюся сигару в пепельницу. — Честно говорю, я не знаю, где она. Почему ты подумал, что она приедет сюда?

— Поиграть в сыщиков.

— Ах да, конечно. — Харт одним глотком допил виски и стукнул бокалом по столу. — Ей хочется, чтобы ты был невиновен. Она любит тебя.

— Нет, она любит своего мужа.

— То есть тебя.

— Я говорю о ее первом муже, Томасе Экерли. Она любит его и всегда будет любить.

— Я так и думаю. Но я видел, как она смотрит на тебя. Она тебя любит и хочет тебя спасти. Ты говорил ей, чтобы она и не пыталась, но я оказался прав, полагая, что она не послушала тебя?

Йен кивнул:

— Упрямая.

Харт по-настоящему улыбнулся:

— Как терьер, взявший след. Если она найдет доказательство истины, то что ты сделаешь?

— Увезу ее подальше. Мы могли бы жить в Париже или Риме и никогда не возвращаться в Англию или Шотландию.

— И ты думаешь, что вы будете в безопасности в Париже или Риме?

Йен, прищурившись, посмотрел на него.

— Если ты оставишь нас в покое, я так думаю.

Харт снова встал, прекрасно сшитый костюм обтягивал его широкие плечи.

— Я не хочу и никогда не хотел, чтобы ты страдал, Йен. Мне очень жаль.

Йен вцепился в подлокотники кресла, пока не понял, что впивается в дерево.

— Я не вернусь в сумасшедший дом. Даже ради тебя.

— А я и не хочу, чтобы ты туда возвращался. Что они там делали с тобой… — Харт замолк. — Забирай Бет и уезжай как можно дальше отсюда. Может быть, в Нью-Йорк. Я хочу, чтобы ты был в безопасности, подальше от меня.

— Зачем ты сегодня ночью приехал сюда? — спросил Йен.

Он не верил, что Харт проделал этот путь из Шотландии только для того, чтобы выпить и покурить в доме, который когда-то принадлежал ему. Должно быть, он сел в поезд, ушедший следом за поездом, на котором уехал Йен, и поэтому так скоро оказался здесь!

— Привести в порядок все мелочи, — сказал Харт. — Я закончу с этим. И тогда все будет забыто.

— Но нельзя забывать Салли или Лили. Бет права. Они умерли, и это касается и нас.

Судя по его тону, Харт был возмущен:

— Они были шлюхами!

Йен встал.

— В ту ночь ты привез меня сюда, чтобы я узнал, что Салли могла помешать твоей политической карьере. Поэтому я мог рассказать тебе, о чем она шептала мне в постели, уговаривая шпионить за тобой.

— И ты выяснил.

— Она злорадствовала. Она хотела погубить тебя.

— Я знаю, — сказал Харт. — Я бы не допустил этого, и ее, разумеется, это возмущало.

— Так это сделал ты? Хотел убедиться, что грязные секреты, известные ей, останутся тайной?

Харт покачал головой:

— Если Салли хотела разболтать о том, что мне принадлежал этот дом и чем я занимался в предыдущие годы в этом доме, то это совершенно не волновало меня. Это всем было известно. Это даже вызывало некоторое уважение более солидных членов кабинета. Я делал все то, о чем они всегда мечтали, но у них не хватало храбрости заниматься этим.

— Салли сказала мне, что может испортить тебе карьеру.

— Она об этом мечтала.

— А затем она умерла.

Харт застыл. Йен услышал над головой громкие шаги Кэмерона. Звучал его громкий баритон, затем послышались ответы горничной и смех какой-то женщины.

— О Боже, Йен, — тихо, почти шепотом, сказал Харт. — Так вот почему ты сделал это?

Глава 20

Кеб, в котором екала Бет, остановился перед ничем не примечательным домом в Хай-Холборне, недалеко от Чансери-лейн. Место выглядело достаточно респектабельным, а дом чистеньким и скромным.

Феллоуз отпер дверцу кареты, но не успел раскрыть ее, как ручка двери выскользнула у него из руки и пара сильных рук схватила Бет. И Бет оказалась на тротуаре лицом к лицу со своим мужем. Глаза Йена потемнели от гнева, и, не говоря ни слова, он потащил ее в сторону.

Бет сопротивлялась:

— Подожди! Мы должны войти в дом.

— Нет, ты должна уехать домой.

Еще один экипаж, роскошный экипаж, ожидал в переулке. Занавески в нем были задернуты, а герб на дверце покрывала пыль.

— Чья это карета?

— Харта. — Йен, направляясь к ней, потащил за собой Бет. — Его кучер отвезет тебя обратно на Белгрейв-сквер, и ты останешься там.

— Как хорошая жена? Йен, послушай!

Йен распахнул дверцу, внутри кареты все было отделано золотом и по убранству не уступало роскошной гостиной любого принца. Бет уперлась в стенки кареты.

— Если я поеду домой, ты должен поехать со мной.

Йен взял Бет на руки и опустил на мягкое сиденье.

— Нет, пока здесь инспектор Феллоуз.

— Но он здесь не для того, чтобы арестовать Харта.

Йен захлопнул дверцу.

— И он здесь не для того, чтобы арестовать тебя. Он здесь для того, чтобы еще раз обследовать место преступления и допросить миссис Палмер, я попросила его об этом.

Йен резко обернулся. Его высокая фигура закрыла собой выход из кареты, и его огромная рука легла на дверную раму. Свет был за его спиной, и она не видела ни его лица, ни блеска в его глазах.

— Ты попросила его?

— Да, знаешь, нашлось много подозреваемых. Особенно миссис Палмер. Это ее дом, и у нее были большие возможности.

— Миссис Палмер, — повторил Йен.

Его голос был таким безжизненным, что она не могла бы сказать, о чем он думает.

Бет открыла дверцу и вылезла из кареты.

— Мы должны войти в дом.

Она снова оказалась в объятиях Йена, его большие руки крепко держали ее.

— Я не возьму тебя с собой в этот неприличный дом.

— Дорогой мой Йен, я выросла среди уличных девушек и куртизанок. Я не боюсь их.

— Мне все равно!

— Йен!

Бет попыталась оттолкнуть его, но она могла бы с таким же успехом оттолкнуть каменную стену.

— Поезжай домой, Бет. Ты уже достаточно натворила. — Он затолкал ее обратно в карету. — И ради Бога, оставайся там.

Послышался крик, испуганный и пронзительный.

— Это Кейт! — ахнула Бет.

Йен растаял в темноте. Чертыхаясь, Бет вылезла из кареты и бросилась за ним. Она услышала крик кучера, но он был занят своими лошадьми и не мог побежать за ней. Возле дома не было фонарей, и Бет в темноте поспешила к двери, которую Йен оставил раскрытой. Бет вбежала в дом, пытаясь по звукам определить, где остальные.

В холле ярко горел свет, но никого не было. Бет пробежала дальше, через отделанный изящными панелями холл, где была лестница, ведущая на верхние этажи. Бет слышала крики и вопли, доносившиеся из-за лестницы и с верхних этажей, голоса — Кейт, Йена и инспектора Феллоуза. Она поспешила наверх, туда, откуда доносился шум. Кто-то промчался через верхний холл, его шаги приглушал ковер, а затем последовал тупой удар в дверь. Кто-то пытался выбраться из дома, спасаясь от инспектора?

Бет взбежала по лестнице и, пробежав по коридору, в конце его натолкнулась на закрытую дверь. Открыв её, она увидела лестницу, ведущую вниз, к черному ходу. Отчетливо раздавались торопливые шаги, кто-то спешил скрыться от преследования.

— Йен! — закричала Бет. — Инспектор! Помогите мне.

Ее крики не были слышны среди возобновившихся воплей, криков мужчин и женских рыданий. Проклятие!

Бет подобрала юбки и бросилась вниз по лестнице. Она пробежала мимо кухонь и почувствовала поток ночного воздуха, проникавшего в дом через распахнутую дверь, и успела заметить темноволосую женщину, выбежавшую в грязный двор за домом.

Бет была совсем близко от нее. Ворота выходили в узкий проход между домами, в котором ночные мусорщики убирали зловонную грязь. Женщина возилась с замком, и Бет поймала ее.

Она схватила женщину за запястья. Ее сильные руки были украшены кольцами. Бет посмотрела в лицо женщины, это, очевидно, была миссис Палмер, бывшая любовница Харта и хозяйка этого дома. Сильвия сказала, что миссис Палмер было почти пятьдесят, но она по-прежнему оставалась красивой и стройной.

— Ты, маленькая дурочка! — прошипела миссис Палмер. — Зачем ты привела сюда инспектора? Ты все испортила.

— Я не допущу, чтобы он расплатился жизнью за преступление, которого не совершал! — крикнула ей Бет.

— А вы думаете, я допущу?

— О ком вы говорите? — начала Бет, и тогда в луче света, падавшем из дома, блеснул нож.

Бет не успела уклониться, как он уже опустился.


Йен с раздражением узнал, что Кейт кричала потому, что увидела Кэмерона, выходившего из комнаты наверху. Было темно, а Кэмерон обладал гигантской фигурой, лицо его опухло, и перепуганная Кейт закричала от ужаса. Еще Йен слышал крики девушек на верхнем этаже, затем снова крики Кейт и рычание Кэмерона, пока звуками не наполнился весь дом. Когда Харт и Кэмерон помогли ему утихомирить их всех, у Йена уже застучало в висках.

— Вот мы все собрались здесь, — сердито сказал инспектор Феллоуз, обращаясь к троим Маккензи, уставившимся на него. — Ваша бедная жена полагает, что миссис Палмер убила Лили Мартин и Салли Тейт, чтобы спасти шкуру герцога.

— Анджелина? — с усмешкой спросил Харт. — Откуда у Бет взялась такая идея?

Ему ответил Феллоуз:

— Леди поговорила с какими-то девушками легкого поведения, которых знала в те времена в трущобах. Вам и в самом деле надо быть поосторожнее с теми, с кем общается ваша жена, милорд.

— Бет — сторонница равноправия, — сухо заметил Харт.

— И что они сказали? — вмешался Йен.

Если Бет была права, нет, если они могли бы убедить Феллоуза, что Бет права, это могло бы отвлечь внимание Феллоуза от Харта.

— Они рассказали, как Анджелина Палмер была предана Харту Маккензи. Ради него она была готова на все, даже на убийство.

— Это просто смешно, — заявил Харт. — Ей незачем было убивать Салли, когда в этом могли обвинить Йена.

— Нет? — вмешался Кэмерон, сурово глядя на них. — Она любит тебя, Харт. И почему бы не свалить вину на Йена, а потом утешать тебя, когда ты его потеряешь?

— Тогда почему она помогла мне с…

Он бросил острый взгляд на Феллоуза.

Феллоуз стоял, раскачиваясь на каблуках.

— О, я, черт побери, прекрасно знаю, что вы сделали, сэр. Вы отправили вашего брата в Шотландию, чтобы я не мог допросить его. А он мог бы рассказать мне слишком много, не правда ли?

— Давайте позовем сюда миссис Палмер и спросим у нее. Если кто-нибудь и знает о том, что происходило в этом доме, так это она.

— Ее трудно расколоть, — возразил Феллоуз. — Я пытался. Как и пытался пробиться сквозь чертову личину ваших двух братьев.

Кэмерон направился к нему.

— Двух ваших братьев. Харт и Йен, они соучастники преступления.

— У вас плохо с уважением, не так ли?

— Прекратите! — Йен сжал кулаки и встал между ними. — Кэмерон прав. Харт, позови миссис Палмер. Если не ты убил Салли Тейт, то это сделала она.

— Или это сделали вы, милорд, — сказал ему Феллоуз, блеснув глазами.

— Я не желал смерти Салли. Я должен был расстаться с ней, она приводила меня в ярость, но я готов был откупиться от нее, отправить ее в Австралию или еще куда-нибудь.

Йен гневно посмотрел на Харта.

— Если Палмер сделала это, она должна признаться. Она причинила нам достаточно боли.

Харт холодно произнес:

— Анджелины здесь нет.

— Разве это не удобно для вас? — сказал Феллоуз. — А что она делает поздней ночью? Ходит по магазинам?

Охваченный гневом Йен пожал плечами. Все эти годы он боялся, что это Харт совершил убийство, его любимый брат, который вытащил его из заключения. И Йен сделал все, что мог, чтобы сбить Феллоуза со следа, не давая ему возможности поговорить с единственным свидетелем, который мог бы навредить Харту. И все эти годы Харт по-прежнему считал его безумным, настолько безумным, что мог заколоть Салли во время приступа безумия. Только миссис Палмер могла помочь снять подозрения с обоих, и с Харта, и с Йена, а теперь Харт защищал ее.

Харт был лжецом. Миссис Палмер должна быть где-то в доме. А Бет находилась на улице.


Бет изогнулась, пытаясь вырваться из рук миссис Палмер. Нож прорвал корсет Бет и глубоко вошел ей в бок, немного выше бедра.

Бет застонала.

Боль была внезапной, острой и не давала дышать. Она вцепилась пальцами в запястья миссис Палмер и не выпускала их.

— Отпусти меня, сука! А то я выпущу тебе кишки!

Бет попыталась закричать, но у нее неожиданно подогнулись ноги, и тело ослабело.

— Не умирай на мне, дуреха! — обдавая ее ухо жаром, прошипела миссис Палмер.

Бет чувствовала, как ее волокут за ворота, она задыхалась от отвратительной вони этого узкого прохода.

Сердце Бет стучало от охватившей ее паники. Было ясно, то миссис Палмер представляет собой опасность, но она оставалась для Бет единственным шансом спасти Йена.

— Из тебя выйдет неплохая заложница, — сказала миссис Палмер. — Харт говорит, что Йен обожает свою новую жену. Йен сделает все, только бы тебя вернули ему. Думаю, он даже позволит мне уехать из Англии.

Миссис Палмер оказалась слишком сильной, чтобы Бет могла с ней бороться. Она протащила Бет по переулку до следующей улицы, Чансери-лейн, если только Бет снова могла соображать. Но у нее было темно в глазах, и она не была в этом уверена. Руки у нее стали ледяными.

Она услышала смех, такой громкий, как будто женщина была пьяна, но была ли она пьяна? У Бет голова шла кругом, когда какой-то экипаж остановился перед ними, и миссис Палмер втолкнула в него Бет.

— Бетнал-Грин, милый, — сказала она кучеру, продолжая смеяться. — Не беспокойся, я заплачу. А теперь побыстрее. Я должна привезти мою сестру домой.

Бет упала на сиденье, и миссис Палмер накинула им обеим на колени плед. От него пахло пылью, мокрой шерстью, Бет закашлялась и застонала от боли.

— Они придут за тобой, — хрипло произнесла Бет. — Когда они обнаружат, что я пропала, они будут искать меня.

— Знаю! — отрезала миссис Палмер. — За тобой будут хорошо присматривать.

Так могла бы сказать акула рыбке, которую собиралась съесть. Миссис Палмер сжала губы и отказалась продолжать разговор. Карета катилась дальше, а Бет то приходила в себя, то теряла сознание. Она подумала о том, что скоро умрет.

— Мне нужен доктор, — простонала она.

— Я же сказала, за тобой будут хорошо присматривать.

Бет зажала рукой рану в боку и закрыла глаза. Ее тошнило, она замерзла, ноги онемели.

Наконец карета остановилась, кучер что-то пробормотал миссис Палмер, и монеты звякнули в его руке. Бет прислонилась к стенке кареты, но миссис Палмер оттолкнула ее в сторону и, обхватив за талию, потащила по улице.

— Противно смотреть, две хорошенькие леди, и так напились! — услышала Бет слова кучера.

Миссис Палмер захохотала, но сразу же умолкла, как только затащила Бет за угол. В некоторых окнах виднелся свет, но в трущобах было слабое освещение. Кирпичные дома за многие годы покрылись слоями серой и черной грязи и дыма. Грязь скапливалась на улицах, и люди в темной одежде слонялись, как пьяные, или в страхе торопились найти ближайшее укрытие.

Миссис Палмер тащила Бет из одного переулка в другой. Бет догадалась, что миссис Палмер старалась, сворачивая и возвращаясь, запутать следы в уличном лабиринте, но Бет знала Бетнал-Грин как свои пять пальцев. Она выросла здесь, старалась здесь выжить, а однажды даже была счастлива.

— Где мы? — тяжело дыша, спросила она, притворяясь, что не может сообразить. — Куда мы едем?

— К моей сестре. Перестань задавать вопросы.

— Харт узнает о твоей сестре… и где она живет, ведь так? И я знаю, что за мной никто не будет присматривать. Ты убьешь меня, как только привезешь туда. Она поможет тебе меня убить.

Пальцы миссис Палмер были крепки, как железные клещи.

— Я не отпущу тебя, пока не буду далеко отсюда. Я пришлю свое признание, признание всего, что я делала, когда меня здесь не будет. И тогда расскажу им, где ты.

— Я тебе не верю! — рыдала Бет, придавая своему голосу трагические нотки отчаяния. — И ты отправишь Йена на виселицу за преступление, которого он не совершал.

— Это же Харта я пытаюсь спасти, и мне наплевать, кого повесят вместо него. Так всегда поступал Харт.

Она снова закрыла рот и поддержала спотыкавшуюся рядом с ней Бет. Бет больше всего боялась, что миссис Палмер просто бросит ее на улице, раненную. Бет знала, что обитатели этой части Лондона за минуту ограбят ее и оставят умирать. Какая-нибудь добрая душа позовет констебля, но будет уже поздно.

— Пожалуйста, — попыталась она, — давай-ка найдем… какую-нибудь церковь или нечто подобное. Позволь мне найти убежище там, а ты сможешь убежать, я ведь не буду знать, куда ты скрылась.

Миссис Палмер, тяжело дыша, проворчала:

— Не понимаю, почему они женятся на таких заурядных женщинах. Такое светловолосое существо, на котором женился Харт, погубило его. Глупая женщина должна была уйти и умереть, но это так ужасно отразилось на нем. А та дрянь, что была до нее и изменяла ему, была не лучше. Разбила ему сердце. Я ненавижу их всех за то, что они сделали моему любимому.

Ее голос дрожал от ярости, и она дернула Бет за руку. Бет увидела то, что видела Сильвия. Перед ней была женина, готовая на все ради мужчины, которого любила: убить ради него, солгать ради него и ради него пойти на виселицу.

Завернув еще за несколько углов, Бет увидела все, что ей было нужно. Вот оно.

— Вот там церковь, — сказала она, тяжело оперлась на миссис Палмер и указала на серые кирпичи церкви бывшего прихода Томаса. — Отведи меня туда, пожалуйста. Не оставляй меня в этой грязной дыре. Я сойду с ума, я это знаю.

Миссис Палмер что-то проворчала и поволокла Бет к церкви. Она направилась не ко входу в церковь, а к узкому проходу между зданиями. В конце его был небольшой церковный дворик, окруженный стенами зданий и домом викария. Во времена Бет задняя дверь в часовню оставалась незапертой, потому что Томасу нравилось сокращать дорогу от дома викария до ризницы, проходя через церковный двор, и он постоянно забывал ключ.

Миссис Палмер ухватилась за ручку и без труда открыла дверь. Она втолкнула Бет в короткий коридорчик, ведущий в ризницу. Знакомые запахи свечей, пыли, книг и церковных покровов опьянили Бет, и ее сознание вернуло ее в ту жизнь, где она была женой викария. Это было время покоя и порядка, когда дни следовали один за другим, как жемчужины, нанизанные на нить. Рождественский пост, Богоявление, Крещение, Пост. Пасха, Духов день, Троица. Каждый знал, что надо читать, есть и надевать, какие цветы должны украшать церковь и какого цвета должен быть алтарь. И просыпаться на заре, радуясь Пасхе, и ложиться рано в канун Рождества. Никакого мяса в пост, и пиршество в первый вторник после Великого поста. Утренняя молитва, вечеря и главная служба в воскресенье.

На орган им не хватало денег, поэтому Томас подыгрывал на камертоне и молившиеся справлялись с гимнами, которые знали наизусть.


О Господь, помощь нам в прошлом,

Наша надежда в грядущем,

Наш приют в бурю

И навечно наш дом.


Она могла расслышать даже ритм этого медленного пения, высокий мелодичный голос старой миссис Уэтерби доносился к ней из первого ряда.

В церкви никого не было. Побеленные стены были все теми же, как и высокая кафедра, стоявшая справа от алтаря. Бет подумала, скрипели ли петли на дверках кафедры, как и тогда, когда Томас поднимался по короткой лесенке и открывал низенькую дверь.

«Трубы судьбы. — Он так называл их. А теперь они должны выслушать проповедь викария». Когда Бет предложила смазать петли маслом, которым пользовались пономари, Томас ответил ей: «Тогда ничто не разбудит их, когда кончится проповедь».

Все в этой церквушке напоминало о Томасе и прежней жизни Бет, о маленькой доле счастья, которую она обрела здесь. Но это было давно, и голос Томас слабо слышался где-то вдалеке. Сейчас она была ранена, одна и боялась, что никогда больше не увидит Йена, мужчину, которого любила всем сердцем.


Йен оттолкнул Кэмерона и Феллоуза и мимо них выбежал из комнаты. Позади раздался голос Харта:

— Остановите его.

Кэмерон последовал за Йеном, но Йен был быстрее. Он скатился с лестницы и выскочил за двери, прежде чем Кэмерон догнал его, и подбежал к карете Харта, распахнул дверцу и увидел Кейт, спавшую на бархатном сиденье. Она была одна.

Йен встряхнул ее.

— Где Бет?

Кейт с недоумением смотрела на него.

— Не знаю. Я думала, она с вами.

У Йена дрогнуло сердце. Он захлопнул дверцу и подошел к кучеру, стоявшему у стены возле лошадей и жевавшему кусок спрессованного табака.

— Где она? — прогремел голос Йена, и лошади попятились.

— Ваша миссис? По-моему, она вбежала в дом, хозяин…

Йен не стал ждать конца этого невнятного объяснения.

Он бросился обратно в дом, на полпути столкнувшись с Кэмероном. Его брат остановился, затем повернул назад.

— Йен, какого черта?

Йен вбежал в дом, окликая Бет. Харт смотрел вниз с лестничной площадки. Рядом с ним был Феллоуз. На верхнем этаже возникли две леди.

— Где она? — закричал им Йен.

Харт и Феллоуз промолчали в ответ, но одна из девушек сказала:

— Ее здесь нет.

— Вы видели ее?

— Я видела мамашу Палмер, она бежала по черной лестнице, — сказала другая. — Кажется, она не хотела встречаться с добрым инспектором.

Страх и гнев слились в сознании Йена. «Бет. Найди ее».

— Йен! — услышал он голос снизу, с ведущей в кухню лестницы.

Йен бросился вниз и через пустую кухню подбежал к черному ходу. В маленьком дворике позади дома стоял Кэмерон с фонарем, который он захватил в кухне.

Йен посмотрел, что же привлекло внимание Кэмерона. Красно-коричневое пятно явно появилось на грязных кирпичах совсем недавно.

— Кровь, — тихо произнес Кэмерон. — И еще мазок здесь, на воротах.

Сердце Йена билось с такой силой, что его чуть не стошнило. Когда Феллоуз вышел посмотреть, что происходит, Йен схватил инспектора за шиворот и показал ему пятна.

— Черт побери, ваша милость, — пробормотал Феллоуз.

— Найди ее! — сказал Йен, поставив Феллоуза на ноги. — Ты сыщик. Отыщи же что-нибудь!

Кэмерон раскрыл ворота и вышел в переулок.

— Йен прав, Феллоуз. Делайте же свою проклятую работу.

Харт положил руку на плечо Йену.

— Послушай…

Йен вывернулся, не в силах вынести его прикосновения. Если Бет умерла…

Феллоуз поспешно отступил.

— У него не случится приступа безумия?

Йен повернулся спиной к Харту.

— Нет.

Он вышел за ворота и присоединился к Кэмерону, таща с собой за воротник Феллоуза.

— Найди ее!

— Я вам не ищейка, ваши милости.

— Гав-гав! — сказал Кэмерон с недоброй усмешкой. — Хороший пес.

Глава 21

Бет вскрикнула, когда миссис Палмер толкнула ее на жесткую деревянную скамью. Вокруг никого не было, ни пономаря, подметавшего пол, ни старого немощного викария, десять лет назад занявшего место Томаса.

Бет ухватилась за руку миссис Палмер.

— Нет, не оставляй меня!

— Не говори глупостей. Тебя кто-нибудь найдет.

Бет изо всех сил держала ее руку.

— Пожалуйста, не оставляй меня здесь одну. Побудь со мной, пока не придет викарий. Пожалуйста, я не хочу умирать в одиночестве.

Ее слезы были искренними. Боль все усиливалась, волнами прокатываясь по телу. Догадается ли Йен, куда она пошла? Найдет ли он ее? Как бы скрупулезен он ни был, во всем, чем занимался, он не был глупым. А был достаточно умен, чтобы решать сложные математические задачи и запоминать замысловатый язык договоров. Но могли он собрать все кусочки вместе и найти решение этой задачи?

Миссис Палмер раздраженно издала какой-то звук и, шурша юбками, села. Бет, лишившись последних сил, привалилась к ней.

— Это ты убила Лили Мартин? — шепотом спросила Бет, ей было так плохо, что она уже не боялась.

Ведь если миссис Палмер просто хотела бы убить Бет, она бы это уже сделала. Женщина была в страхе, и неожиданно Бет показалось, что она больше боялась Харта, чем ареста инспектором Феллоузом. Если бы миссис Палмер допустила, чтобы Бет, жена любимого брата Харта, умерла, Харт никогда бы не простил ее.

— Конечно, я убила Лили! — со злобой сказала миссис Палмер. — Она была свидетельницей убийства Салли.

— Так ты думаешь, что Харт и в самом деле убил Салли?

— Харт был ужасно зол на Салли. Эта сучка шантажировала его, вымогала деньги, чтобы сбежать и уйти от меня. Харт рассказал мне, что разберется с ней, и она еще пожалеет, что затеяла эти игры.

— И ты тоже была зла на Салли.

— Если Салли так нужны были деньги, она могла попросить их у Харта. Но ей хотелось, чтобы он оказался в ее власти. Она думала, что можно властвовать над человеком, подобным Харту. У него была такая сила воли, что я заметила это, когда впервые увидела его. Ему тогда было всего лишь двадцать. — В ее голосе послышались ласковые нотки. — Каким красавцем он тогда был! Красивым и очаровательным, в то время как многие желали ему зла.

Бет увидела, что ее голова лежит на коленях, на пестром пледе семьи Маккензи, и смотрит вверх на лицо этой немолодой женщины. Бет различила синие и зеленые цвета с белыми и красными нитями.

— Мне очень жаль, — прошептала Бет. — Должно быть, ты очень сильно его любила.

— А я этого и не скрывала.

— Должно быть, тебе было очень тяжело, когда он женился и перестал впускать тебя в свою жизнь.

«Не самая удачная фраза», — подумала Бет, но язык уже не слушался ее.

— Я знала, что он должен жениться, — спокойно сказала миссис Палмер. — Я на тринадцать лет его старше и едва ли принадлежу к его классу. Ему надо было жениться на дочери какого-нибудь пэра, чтобы устраивать приемы и балы и очаровывать его коллег. Он никогда бы не стал премьер-министром Англии, имея связь с женщиной, подобной мне.

— Но множество знатных джентльменов имеют любовниц. Миссис Баррингтон любила позлословить по этому поводу.

— А кто такая эта миссис Баррингтон?

Бет чувствовала себя слишком слабой, чтобы ответить, и миссис Палмер продолжала:

— Никто особо не возражал против того, что у Харта есть любовница, нет. Но дело не только в этом.

— В том, что он был твоим, богом и хозяином? — Бет вспомнила слова Йена, и любопытство преодолело боль. — А что именно он сделал?

— Если ты ничего не знаешь о такой жизни, ты не поймешь.

— Полагаю, что нет. — В ней снова пробудилось любопытство. — Я не верю, что он убил ее, — сказала Бет, испуганная тем, как слабо прозвучал ее голос. — Он бы подождал, пока Йен куда-нибудь уйдете. Но кто-то, вероятно, запаниковал и всадил нож в Салли.

— Кто-то вроде меня, — сказала миссис Палмер. — Возможно, это я убила ее. Чтобы защитить Харта.

Глаза Бет закрылись. Она постаралась представить себе эту сцену: Йен, заглянувший в полуоткрытую дверь. Харт с ножом в руке, возвышавшийся над Салли. Лили Мартин снаружи, в холле. Что-то в этой сцене было не так, если бы только Бет не сразу заснула, а успела бы определить, что именно было не так…

Вдруг миссис Палмер резко встала, как будто что-то услышав, но в церковь никто не вошел. Бет стукнулась головой о деревянную скамью и сжала губы, чтобы не застонать.

— Здесь тебе будет хорошо, — сказала миссис Палмер. — Тебя кто-нибудь найдет.

— Нет, — прошептала Бет, ей по-настоящему было страшно. Она нащупала руку женщины. — Не дай мне умереть в одиночестве.

Если бы Бет могла задержать миссис Палмер на некоторое время, за которое Йен успел бы сообразить, где они находились, и привезти сюда инспектора Феллоуза, Йен навсегда освободился бы от инспектора Феллоуза.

Миссис Палмер, дрожа от холодного ветра, проникавшего в часовню, огляделась.

— Зачем мне здесь оставаться?! Чтобы меня поймали?

— Затем, что ты не хотела этого. Ты думала, что Лили выдаст Харта, и ты была напугана.

Миссис Палмер прикусила губу.

— Ты права. Я пошла к ней, чтобы узнать, что ей известно, а она начала ругаться и кричать, что денег, которые дает ей Йен, теперь уже недостаточно. А ножницы лежали прямо тут, в корзине. Я достала их…

Она смотрела на свою руку, как бы с удивлением сжимая ее.

— Харт поможет тебе, — сказала Бет.

— Нет, не поможет. Я все разрушила. Смерть Лили снова навела инспектора Феллоуза на след. Харт никогда не простит меня.

Бет ухватилась за край скамьи, стараясь не потерять сознания.

— Неужели ты действительно убила Салли?

— Это не имеет никакого значения. Я пойду на виселицу ради Харта, и он поймет, как сильно я его люблю.

— Лили и Салли были любовницами, — прошептала Бет.

Она что-то поняла, и какие-то огоньки мерцали по краям ее видения.

Миссис Палмер насмешливо фыркнула.

— У Лили была фотография Салли, сделанная в ее гостиной. И ты этому веришь? Все эти годы Салли не показывала ее. А я забрала ее себе, я не хотела, чтобы полиция что-то заподозрила, но они все равно нашли связь между ними.

— Салли и Лили, — прошептала Бет.

Она закрыла глаза, и в ее воображении снова возникла эта сцена. Лили заглядывает в комнату, где находятся Харт и Салли, смотрит, как уходит Харт. Возможно, она думает, что Харт уже отдал Салли деньги. Лили в ярости, ибо Салли отказала ей и у нее не будет ни Салли, ни денег. На столе возле кровати лежит нож. Лили хватает его. Йен из гостиной видит, как из дома выбегает Харт. Йен замечает в холле Лили, свидетельницу, как он полагает, преступления, совершенного его братом.

— Я должна идти.

Миссис Палмер сунула руки в карманы платья Бет, вытаскивая из них мешочек с монетами, и, схватив Бет за руку, стала стаскивать с ее мизинца серебряное колечко с крохотным бриллиантиком.

— Это я тоже заберу. Я смогу продать его, когда доберусь до Европы. И еще серьги.

— Нет. — Бет попыталась сжать руку в кулак, но она была холодной как лед и невероятно слабой. — Это подарил мне мой первый муж.

— Невысокая цена за то, что я тебя не убью.

Миссис Палмер сорвала серьги с ушей Бет. Боль была несильной, но острой. Эти серьги подарила ей Изабелла в Париже, когда Бет выразила свое восхищение ими. «Носи их, дорогая, — сказала она, вечно беспечная и великодушная. — Они идут тебе больше, чем мне».

Миссис Палмер встала. При свете она выглядела старой женщиной, старавшейся всеми силами сохранить молодость, прибегая к помощи макияжа. Теперь она выглядела усталой, переутомленной женщиной, которая слишком долго старалась и потратила на это слишком много сил.

— Я люблю Харта Маккензи, — настойчиво повторила она. — Я всегда любила его. Я докажу, что эта маленькая шлюха, любительница женщин, Салли, не смогла сломать его даже за все эти годы. И я сделала все, чтобы это не удалось и Лили.

— Останься и объясни все им.

Бет было трудно дышать.

В неожиданной вспышке гнева миссис Палмер схватила Бет за волосы. Бет вскрикнула, ее бок словно обожгло огнем.

— Ты не имела никакого права копаться в наших делах и приводить в мой дом инспектора. Ты виновата не меньше меня.

Бет больше не могла бороться. Все ее тело хотело только покоя. Она умрет здесь, в маленькой церквушке Томаса, в нескольких ярдах от церковного дворика, где покоился Томас.

Ей послышалось, как скрипнула дверка кафедры, и она увидела Томаса, стоявшего там в белой сутане, которую она так часто штопала. Его волосы поседели на висках, а глаза оставались такими же голубыми.

«Будь смелее, Бет, — как ей показалось, сказал он. — Все уже почти кончилось».

Миссис Палмер огляделась, не выпуская из рук волосы Бет.

— С кем это ты разговариваешь?

Громкие мужские голоса заглушили ее, один из них принадлежал Йену. Миссис Палмер закричала, как щитом прикрываясь Бет. У Бет началась агония, она застонала.

Йен с побледневшим лицом и безумными глазами набросился на миссис Палмер. Он что-то кричал, но Бет не слышала его. Миссис Палмер споткнулась, вскрикнула, и Йен подхватил падавшую Бет.

Он был рядом с ней, большой, теплый. Бет пыталась дотронуться до него, но руки ее не слушались. Он поднял ее и уложил на скамью. Его золотистые глаза были широко раскрыты, и он смотрел ей прямо в глаза.

— Йен…

Бет улыбнулась и коснулась его лица.

Краем глаза она видела, как вбежал Харт, а следом за ним Кэмерон и инспектор Феллоуз. Миссис Палмер, выпрямившись, стояла у стены.

— Я не умру на виселице из-за этой потаскухи! — крикнула она.

Нож блеснул в ее руках, и она вонзила его себе в грудь.

Бет слышала, как закричал Харт, увидела, как согнулись в коленях ноги миссис Палмер и ее тело, падая, скользнуло по стене. Харт удержал ее в своих объятиях.

Миссис Палмер посмотрела на Харта:

— Я люблю тебя.

— Ничего не говори, — сказал Харт с невероятной нежностью. — Я позову доктора.

Она со слабой улыбкой покачала головой:

— Как здесь темно. Я не вижу твоего лица. — Она, как слепая, потянулась к нему. — Харт, держи меня.

— Я здесь. — Харт прижал ее к себе, целуя ее волосы. — Я здесь, любимая. Я не оставлю тебя.

Йен даже не посмотрел на них. Закрыв глаза, он как бы укачивал Бет. Она пробормотала ему:

— Я знала, что ты найдешь меня…

Потом в глазах у нее потемнело, и губы больше не шевельнулись. Она потеряла сознание.


Йен в роскошной карете Харта отвез Бет в резиденцию герцога на Гросвенор-сквер. В доме Харта всегда находились все слуги, готовые в любую минуту исполнить распоряжения герцога, когда у него были дела в городе.

Йен внес Бет в дом. И хорошо обученные слуги бросились исполнять распоряжения взволнованного Йена.

Пришел доктор, прочистил рану Бет и зашил ее, но Бет так и не проснулась.

Кэмерон оставался с Хартом и инспектором Феллоузом в церкви, пока Феллоуз вызывал тех, кто был ему нужен, и старался разобраться в произошедшем. Йена это не интересовало. Все было кончено. Миссис Палмер мертва, а Бет чуть не умерла, пытаясь все исправить. Пусть Феллоуз делает все, как считает нужным.

Бет лежала без сознания. У нее поднялась температура, ее лихорадило, и она покрывалась потом. Как Йен ни старался промывать рану, шрам краснел и распухал, и лихорадка не проходила.

Йен всю ночь не отходил от Бет. Он слышал, как вернулись остальные. Ворчливый голос Кэмерона и тихие ответы Харта, почтительные голоса слуг. Он положил холодное полотенце на лоб Бет, жалея, что не может силой воли изгнать лихорадку.

Он услышал, как за его спиной открылась дверь, и раздались тяжелые шаги Харта, но Йен не поднял головы.

— Как она? — тихо спросил брат.

— Умирает.

Харт обошел вокруг постели и посмотрел на лежавшую без движения Бет. Он был бледен, лицо осунулось.

У Бет был сильный жар. Она стонала и металась на подушках. Когда ее рана касалась кровати, она как будто мучительно пыталась найти избавление от невыносимой боли.

Йен с гневом посмотрел на Харта.

— Это все ты и твои распутные женщины! Ты сделал из них послушных животных! Это они убили Бет!

Харт вздрогнул.

— Будь я проклят, Йен…

— Ты думал, Бет нужны мои деньги, наше имя. Зачем они ей?

— Сначала. Теперь я так не думаю.

— Слишком поздно, черт тебя подери! Она никогда ничего не хотела для себя, никогда ничего не требовала у нас. Ты не знаешь, что делать с подобными людьми.

— Я тоже не хочу видеть, что она умирает.

Харт положил руку на плечо Йена, но Йен стряхнул ее.

— Ты привез меня в этот дом, чтобы я стад твоим проклятым шпионом. Ты всю жизнь использовал меня во всех твоих махинациях. Ты забрал меня из сумасшедшего дома, чтобы я мог помогать тебе, но ты никогда не верил, что я не сумасшедший. Тебе просто надо было, чтобы я помогал.

— Это не совсем так, — сказал Харт, поджав губы.

— Но достаточно близко к истине. Ты думал, что я так безумен, что убил Салли. Я делал то, о чем ты меня просил, потому что был благодарен тебе. И я хотел защитить тебя. Я восхищался тобой, боготворил тебя, совсем как твои прирученные потаскушки.

Йен тяжело дышал, но его рука с нежностью касалась волос Бет.

— Ради Бога, Йен!..

— Я больше не буду выполнять твои приказания! Твоя проклятая властность убила мою Бет!

Харт застыл на месте, глядя на Йена.

— Знаю. Позволь мне помочь ей.

— Ты ей не поможешь. Ей уже ничто не поможет…

На мгновение их взгляды встретились, и впервые за всю жизнь Йена Харт не выдержал его взгляда. Харт не мог посмотреть ему в глаза.

— Уходи, — сказал Йен. — Я не хочу, чтобы ты находился здесь, если мне придется попрощаться с ней.

Харт постоял несколько минут, затем повернулся и вышел из комнаты.

Всю следующую неделю Йен выходил из комнаты, лишь когда надо было позвать Керри, а тот недостаточно быстро отвечал на его звонок. Бет в жару металась по постели с раскрасневшимся лицом, залитым потом, и стонала, когда что-нибудь касалось ее раны. Йен спал на постели, стоявшей рядом с ее кроватью, или в кресле возле кровати, когда Бет становилась слишком беспокойной. Керри пытался уложить Йена в соседней комнате, чтобы позволить горничной или Кейт обслужить Бет и привести ее в порядок, пока он спит, но Йен отказался.

Йен прочитал все книги в огромной библиотеке Харта и множество томов в том закрытом сумасшедшем доме, запоминая каждый современный метод медицины. Он на практике освоил метод лечения загноившихся ран, метод снижения жара, методы ухода за пациентом, чтобы он был спокоен и накормлен.

Доктор принес пиявок, которые помогли немного уменьшить опухоль, но Йену не понравились его мази и масла и шприцы с подозрительно выглядящими жидкостями. Он не позволял доктору с ними даже приближаться к Бет, чем вызывал громкие жалобы доктора, с которыми тот обращался к Харту, который ему нисколько не сочувствовал.

Йен каждый день промывал рану, удаляя сочившийся из нее гной. Он умывал Бет прохладной водой, с ложечки насильно кормил ее бульоном, когда она старалась отвернуться. Он велел Керри принести лед, который прикладывал к ране, чтобы спадала опухоль, и остужал льдом воду, которой мыл ее.

Йен жалел, что не может увезти Бет из Лондона, где угольный дым и сажа проникали во все окна, но он боялся потревожить рану. Он заплел в косы ее волосы, падавшие ей на шею, опасаясь, что будет вынужден остричь эти прелестные локоны, если жар не спадет.

Доктор пощелкал языком и предложил экспериментальное лечение, основанное на сере, добытой из обезьяньих гланд, и прочих чудесах. Он работал над ними совместно со специалистами из Швейцарии и, если бы спас невестку герцога Килморгана, наверняка прославился бы.

Йен выгнал его, угрожая применить силу.

Шел шестой день, жар не спадал. Йен сидел у постели, положив ладонь на ее руку, его мучил страх. Он потеряет жену.

— Так вот что такое любовь? — прошептал он. — Мне она не нравится, моя Бет. Это слишком больно.

Бет не отвечала. Ее распухшие веки приоткрылись, но голубые глаза ничего не видели. В этот день он не сумел накормить ее.

Йена тошнило, желудок у него бунтовал. Он вышел из комнаты, и его вырвало желчью. Когда он вернулся, то увидел, что ничего не изменилось. Она с трудом и хрипом дышала, а кожа была обжигающе горяча.

Она неожиданно вошла в его жизнь, прошло всего лишь несколько коротких недель, — и она так же неожиданно покидала ее. Чувство потери приводило его в ужас. Он никогда раньше не испытывал ничего подобного. Даже в одиночестве и страхе, которые он пережил в сумасшедшем доме. Тогда это было самосохранение, а теперь это была пустота, разъедавшая его изнутри.

Он сидел в этой темной комнате в ожидании самого худшего, и воспоминания нахлынули на него. Его превосходная память сохранила их такими ясными, лишь чуть-чуть прикрытыми дымкой лет, прошедших между настоящим и семью годами, проведенными в сумасшедшем доме. Он помнил ванны по утрам, наполненные холодной водой, прогулки по саду под присмотром человека с длинной тростью, неотступно ходившего за ним. Пастух, как называл его Йен, всегда готовый при необходимости загнать пациентов в дом.

Когда приезжали другие лекари или важные гости, доктор Эдвардс читал впечатляющие лекции, а Йен в это время сидел на стуле рядом с подиумом. Доктор Эдвардс заставлял Йена запоминать имена всех присутствующих и повторять их. Заставлял слушать разговор между двумя волонтерами и в точности воспроизводить его. Вносили классную черную доску, и Йен решал сложные математические задачи за считанные секунды. Дрессированный тюлень доктора Эдвардса — так называл себя Йен.

«Мы имеем типичный случай высокомерного отношения, которое влияет на его мозг. Обратите внимание, как он избегает смотреть вам в глаза, что показывает его склонность к недоверчивости и отсутствие правдивости. Заметьте, как непостоянно его внимание, когда с ним говорят, как он перебивает говорящего замечанием или вопросом, не имеющим никакого отношения к теме разговора. Это высокомерие доходит до истерики — пациент больше не может общаться с людьми, которых считает ниже себя. Лечение — суровые условия, холодные ванны, физические упражнения, электрошок как метод стимуляции. Регулярная порка для подавления приступов гнева. Такое лечение эффективно, джентльмены. Он стал значительно спокойнее с тех пор, как впервые обратился ко мне».

Если Йен и стал «спокойнее», то только потому, что он понял: если он будет сдерживать свой гнев и короткие высказывания, его оставят в покое. Он научился быть автоматом, заводным мальчиком, который двигался и говорил особым образом. Нарушение распорядка означало часы, проведенные взаперти в маленькой комнате, электрошок и избиение каждой ночью. Когда Йен становился снова молодым человеком-автоматом, его мучители оставляли его в покое.

Но они, по крайней мере, разрешили ему читать книги и брать уроки у наставника. Беспокойный разум Йена впитывал все, что попадало ему на глаза. Он овладел языками за несколько дней. Перешел от простой арифметики к высшей математике в течение одного года. Он каждый день читал какую-нибудь книгу и из каждой запоминал целые страницы. Он находил отдохновение в музыке и научился играть услышанное, но так и не научился читать ноты. Ноты и музыкальные знаки оставались для него какой-то черно-белой путаницей.

Йен овладевал такими предметами, как логика, этика и философия. Он цитировал Аристотеля, Сократа, Платона, но не понимал или не растолковывал их. «Высокомерие вместе с обидой на свою семью ограничили его ум, — объяснил бы доктор Эдвардс своей благодарной аудитории. — Он умеет читать, запоминать прочитанное, но не понимает. И еще он не проявляет никакого интереса к своему отцу, никогда не спрашивает о нем и не пишет ему. Он никогда и ничем не показывает, что скучает по своей дорогой покойной матери».

Доктор Эдвардс никогда не видел, как, будучи еще мальчиком, Йен по ночам плакал в подушку, одинокий, напуганный, ненавидящий темноту. Он знал, что если его отец придет за ним, то лишь для того, чтобы убить его за то, что он видел.

Единственными друзьями Йена были слуги, служившие в сумасшедшем доме, горничные, таскавшие для него сладости из кухни и вино из комнаты для слуг. Они помогали ему прятать черуты, которые приносил ему Мак, и книжки с непристойностями, которые ему давал Кэмерон, когда навещал его.

«Почитай вот это, — подмигивая, шептал ему Кэмерон. — Надо же тебе знать, что и где есть у женщины и для чего оно».

Йен узнал все, что надо, когда ему было семнадцать, и он попал в руки пухлой золотоволосой горничной, каждое утро чистившей камины. Она хранила их тайную связь целых два года, а затем вышла замуж за кучера и обрела лучшую жизнь. Йен сказал Харту, чтобы тот сделал ей свадебный подарок, несколько сотен гиней, но никогда не говорил почему.

Все это было давно, мысли Йена вернулись в настоящее время, но настоящее было ужасным. Он сидел в темноте, с занавешенными окнами, а Бет продолжала бороться за жизнь. Если она умрет, он как бы снова вернется обратно в сумасшедший дом и запрется на замок, потому что он сойдет с ума, если ему придется жить без нее.

Вскоре приехала Изабелла. Тихо шурша шелками, она вошла в комнату, и ее глаза наполнились слезами, когда она увидела лежавшую в постели Бет.

— Йен! Мне так жаль…

Йен не ответил, у Изабеллы был измученный вид. Она взяла руку Беги поднесла к губам.

— Внизу я видела доктора, — произнесла она сквозь слезы. — Он мне сказал, что надежды мало.

— Этот доктор идиот.

— Она вся пылает.

— Я не допущу, чтобы она умерла.

Изабелла опустилась на край постели, не выпуская руки Бет.

— Это случается обычно с самыми лучшими людьми. Их отнимают у нас, чтобы научить нас быть человечными.

Слезы потекли по ее щекам.

Йен грязно выругался.

Изабелла подняла на него глаза и слабо улыбнулась.

— Вы упрямы, как Маккензи.

— А я и есть Маккензи. — Проклятый идиот, нашел что сказать. — Я не позволю ей умереть. Я не могу.

Бет беспокойно зашевелилась и что-то сказала.

— Она бредит, — шепнула Изабелла.

Йен смочил салфетку и приложил к языку Бет, казалось, она пыталась заговорить, но у нее вырвался только хрип. Она сглотнула капли с салфетки, жалобно застонав.

Изабелла смахнула слезы, встала и, как слепая, выбралась из комнаты.

Немного позднее появился осунувшийся Мак.

— Как сейчас, лучше? — спросил он.

— Нет. — Йен не спускал глаз с салфетки со льдом, которую он положил на лоб Бет. — Ты приехал вместе с Изабеллой?

Мак тихо фыркнул.

— Едва ли, разные поезда, разные суда, и она поменяла гостиницу, когда узнала, что я тоже в ней остановился.

— Оба вы дураки. Ты не можешь ее отпустить.

Мак поднял брови.

— Прошло три года, а она не очень-то торопится вернуться.

— А ты не очень стараешься вернуть ее, — сердито сказал Йен. — Никогда не думал, что вы такие глупцы.

Мак, казалось, сначала удивился, а потом задумался.

— Может быть, в твоих словах есть смысл.

Йен снова повернулся к Бет. Как можно было найти свою любовь и так беспечно отбросить ее?

Мак потер лоб.

— Говоря о дураках, Харт прогнал этого шарлатана доктора. Это тоже хорошо, мне хотелось его задушить.

— Хорошо.

Мак положил руку на плечо Йена и пожал его.

— Мне так жаль. Это неправильно. Нас много, но ты один заслуживаешь счастья.

Йен не ответил. Это не имело отношения к счастью. Надо сделать все, чтобы спасти Бет.

Мак пробыл с Йеном некоторое время, мрачно глядя на Бет, затем тихо вышел. Его сменили другие, приходившие днем и ночью: Кэмерон, Дэниел, Кейт, Керри, снова Изабелла. И все задавали один и тот же вопрос: «Ей лучше?» Йену оставалось лишь качать головой, и они уходили.

Ранним утром, когда в доме стояла мертвая тишина, позолоченные часы на каминной полке робко пробили два раза. Бет села на постели и выпрямилась.

— Йен!

Она страшно покраснела, глаза лихорадочно блестели, и зрачки расширились. Йен подошел к кровати.

— Я здесь.

— Йен, я умираю…

Он схватил ее в объятия и прижал к себе.

— Я тебе этого не позволю.

Она отстранилась.

— Йен, скажи, что прощаешь меня.

Она посмотрела ему в глаза, и он не мог отвести от нее взгляда.

Глаза Бет, горящие синим цветом, наполнились слезами. Он мог бы часами смотреть в них, околдованный этой синевой. Он где-то читал, что глаза — это зеркало души, и душа Бет была чистой и доброй.

Она была в безопасности, но чудовище, скрывавшееся внутри Йена, было точно таким же, как и чудовище, которое скрывалось внутри его отца. Он мог в приступе гнева, потеряв власть над собой, ударить ее. Но не мог допустить, чтобы это когда-либо произошло.

— Мне не за что тебя прощать, любимая.

— За то, что я пошла к инспектору Феллоузу. За то, что все это устроила. За убийство миссис Палмер… Ведь она умерла?

— Да.

— А не вернись я в Лондон, она была бы жива.

— А Феллоуз все еще считал бы виновным меня. Или Харта. Никакого прощения не может быть, моя Бет, за то, что все узнали правду.

Казалось, она не слышала его.

— Я так сожалею!.. — в горячке рыдала она.

Она прижала руку к его груди и спрятала лицо у него на плече.

Сердце Йена громко стучало, когда он прижимал ее к себе. Когда же он осторожно приподнял ее, чтобы поцеловать, то увидел, что глаза ее снова закрылись, и она потеряла сознание. Йен опустил жену на подушки, роняя слезы на ее горячую кожу.

Глава 22

Бет медленно просыпалась. Она была мокрой от пота, и все у нее болело, но где-то в глубине души она чувствовала, что самое страшное позади.

Ей очень хотелось есть.

Она повернула голову и увидела Йена. Он сидел в кресле возле кровати, запрокинув назад голову и закрыв глаза. На нем были только расстегнутая рубашка и брюки. Он крепко держал ее за руку, но из его губ вырывалось лишь легкое похрапывание.

Бет сжала руку Йена, готовая посмеяться над его распростертой фигурой и измятой одеждой. О, для того, чтобы слезть с кровати, взобраться к нему на колени и снова оказаться в его объятиях, требовались энергия и силы.

— Йен… — прошептала она.

При звуках ее слабого голоса он мгновенно открыл глаза. Йен окинул ее взглядом и тут же оказался на кровати с чашкой воды в руке.

— Выпей.

— Я бы что-нибудь съела.

— Выпей эту чертову воду.

— Да, муж мой.

Бет медленно пила, наслаждаясь ощущением влажности на пересохшем языке. Йен не отрываясь смотрел на ее губы. Она подумала, что если не будет достаточно быстро глотать, задерживая его, то не зажмет ли он ей нос и не вольет ли жидкость ей в горло.

— Теперь хлеб, — сказал Йен.

Он отломил крохотный кусочек и поднес к ее губам. Бет взяла его, не в силах сдержать улыбки.

— Это напоминает мне время, когда мы были в Килморгане. Ты кормил меня завтраком.

Йен, не отвечая, отломил еще несколько кусочков и смотрел, как она жует и глотает их.

— Мне уже лучше, — сказала она, съев еще немного хлеба, чтобы порадовать его. — Но я очень устала.

Йен пощупал ее лоб.

— Лихорадка прошла. Слава Богу!

Она помолчала и вскрикнула, когда он крепко обнял ее. Его рубашка расстегнулась, тепло его голой груди грело как теплое одеяло.

Он пытался поцеловать запекшиеся губы, Но она отстранилась.

— Нет, Йен. Я, должно быть, отвратительна. Мне нужна ванна.

Он погладил ее по голове и убрал волосы с ее лба. Его глаза увлажнились.

— Сначала отдохни, поспи.

— Ты тоже.

— Я спал, — возразил он.

— Я имею в виду по-настоящему поспать в постели. Вызови горничную, пусть она поменяет постельное белье, и ты сможешь спать здесь со мной. — Она смахнула с его щеки слезу, радуясь редко проявлявшимся у него чувствам. — Я так хочу.

— Я сменю простыни, — сказал он. — Мне приходилось это делать.

— «Верхние» горничные будут недовольны, если ты отнимешь у них работу. Они считают, что это не твое место. Большие снобы эти «верхние» горничные.

Он покачал головой:

— Я ничего не понимаю из того, что ты говоришь.

— Тогда я должна постараться.

Йен вынул из шкафа стопку простыней и стал снимать простыни с одного края кровати. Бет пыталась помочь, но поняла, что не в силах снять даже уголок.

Йен аккуратно все убрал и застелил свежие простыни на половине кровати. Затем проделал то же с другой половиной. И, осторожно подняв Бет, переложил ее на чистые простыни.

— А ты хорошо научился это делать, — заметила она, когда он прикрывал ее стегаными одеялами. — Может быть, ты мог бы открыть школу для обучения «верхних» горничных.

— Книги.

Она подождала, но он лишь выбросил в холл кучу снятого постельного белья и снова закрыл дверь.

— Прости, что ты сказал?

— Книги о том, как надо ухаживать за больными.

— Ты читал их, не правда ли?

— Я читал все.

Он снял сапоги и растянулся рядом с ней на кровати, согревая ее своим теплом.

— Книги о том, как надо ухаживать за больными?

Мысли Бет вернулись к тому моменту, когда ночью она проснулась и увидела, что Йен смотрит ей в глаза. В его золотистом взгляде было столько страдания, столько боли. Сейчас он опять избегал ее взгляда, не позволяя ей смотреть ему в глаза.

— Несправедливо, что ты смотришь на меня, лишь когда я тяжело больна, — сказала Бет. — Вот я проснулась, чувствую себя лучше, а ты отворачиваешься.

— Это потому, что когда я смотрю на тебя, то обо всем забываю. Теряю смысл своих слов и поступков. Я вижу только твои глаза. — Он опустил голову на ее подушку и положил руку ей на грудь. — У тебя такие прекрасные глаза.

Ее сердце застучало сильнее.

— А затем ты льстишь мне так, что я чувствую себя ужасно и сержусь на тебя.

— Я никогда не льстил тебе.

Бет погладила его по щеке.

— И ты знаешь, что ты самый прекрасный человек на всей земле, не так ли?

Он не ответил. Его горячее дыхание обжигало ее. Она чувствовала себя усталой, но не настолько, чтобы не ощутить, как приятно напряглись мышцы между ее бедрами.

И еще ей вспомнилась церковь, страшная боль и отчаяние миссис Палмер, и все, пропитанное запахами ее прежней жизни.

— Она ведь умерла? Я спрашиваю о миссис Палмер…

— Да.

— Она так любила его, эта несчастная женщина…

— Она была убийцей и чуть не убила тебя.

— Ну, меня это не очень радует. Она не убивала Салли, ты знаешь, что это сделала Лили.

Глаза Йена блеснули.

— Тебе не следует говорить. Ты еще слишком слаба.

— Я права, Йен Маккензи. Салли обманула Лили и собиралась присвоить все деньги, полученные за шантаж. Должно быть, Лили пришла в ярость. Ты говорил, что она болталась около спальни. И пока ты находился в гостиной после ухода Харта из комнаты, она проскользнула туда, поссорилась с Салли и ударила ее ножом. Неудивительно, что Лили согласилась переехать в этот дом в Ковент-Гардене и не покидать его.

Йен наклонился к ней.

— А вот сейчас я и гроша ломаного не дам за то, чтобы узнать, кто убил Салли.

Бет, казалось, обиделась.

— Но я раскрыла эту тайну. Скажи об этом инспектору Феллоузу.

— Инспектор Феллоуз может убираться ко всем чертям.

— Йен!

— Он думает, что он замечательный сыщик. Пусть он и узнает. А ты отдыхай.

— Но я чувствую себя лучше.

Йен сердито посмотрел на нее, но по-прежнему избегал ее взгляда.

— Мне все равно.

Бет послушно легла на подушки, но не сдержалась и погладила его по щеке. Кожа на его лице была темной и колючей — он давно не брился.

— А как же ты отыскал меня в церкви? — спросила Бет. — Как ты узнал?

— Феллоуз нашел кого-то, кто слышал, как миссис Палмер приказала кучеру отвезти их в Бетнал-Грин. Харту было известно, что там живет сестра миссис Палмер. Когда тебя не оказалось в ее доме, я решил, что ты попыталась сбежать от миссис Палмер и укрыться в церкви твоего мужа. — Он отвел глаза. — Я знал, что там ты была счастлива.

— Откуда ты мог узнать, где она?

— Я вспомнил, как исследовал все части Лондона.

Бет наклонилась к его груди, с удовольствием вдыхая свежий запах его чистой батистовой рубашки.

— Благослови Боже тебя и твою память, Йен. Я никогда не перестану изумляться ей.

— Она изумляет тебя?

— Да, но раньше я видела в ней скорее цирковой трюк. Боже мой, ты и дрессированная обезьянка…

— Обезьянка?

— Забудь об этом. Благодарю тебя, Йен Маккензи, за то, что нашел меня. Благодарю тебя за то, что ты не убивал Салли Тейт. Благодарю тебя за то, что ты был чертовски благородным и совестливым.

— Иногда я беспокоился. — Йен потер лоб жестом, свидетельствующим о наступающей головной боли. — Иногда я убеждал себя, что это был не Харт, а это был я в приступе свойственного мне гнева, после которого я ничего не помнил.

Бет накрыла ладонью его руку.

— Но ты не делал этого. Оба убийцы мертвы, и все кончено.

— Ты видела, как я пытался задушить Феллоуза. Потребовались усилия Керри и Мака, чтобы оторвать меня от инспектора.

— Ты должен признать, что Феллоуз провоцировал тебя, — сказала Бет, стараясь говорить беспечным тоном.

— В сумасшедшем доме я сначала дрался со своими укротителями. Я избил не одного из них. Им приходилось привязывать меня, чтобы проводить курс моего лечения.

— Укротители? — Бет от изумления села, однако боль в боку заставила ее лечь. — Но ты же не был животным.

— Не был ли?

— Никого нельзя привязывать, бить и подвергать электрошоку.

— Наступала головная боль, и я бросался на них. — Он отвел взгляд. — Я не всегда могу остановить приступ. Что, если я ударю тебя?

От страха, появившегося в его глазах, у Бет сжалось сердце.

— Ты не такой, как твой отец.

— Разве? Он держал меня под замком, потому что я видел, как он убивал мою мать, но это было не единственной причиной. Я не смог убедить комиссию в том, что я в здравом уме. Я становился таким злым, что, стараясь сдержать себя, мог только снова и снова повторять одну стихотворную строчку. — Он взял ее руку и поднес к губам. — Бет, а что, если я рассержусь на тебя? Что, если я ударю тебя? Что, если я открою глаза и в моих руках будет твое тело?

Он умолк и крепко зажмурился.

— Нет, Йен, не покидай меня.

— Я ужасно злился на Салли. Но я очень силен.

— Поэтому ты и вышел из комнаты. Ты вышел, чтобы успокоиться, и тебе это удалось. — Она поцеловала его сжатую в кулак руку. — Мне необходимо поговорить с инспектором Феллоузом, — сказала она.

Она почувствовала себя придавленной к матрацу. Глаза у Йена были снова открыты, и в них уже не было страха. Но как бы крепко он ни держал ее руки, он следил, чтобы его тело своим весом не тревожило ее больной бок.

— Больше никаких разговоров с инспектором Феллоузом. Он должен оставить тебя в покое.

— Но…

— Нет! — прорычал он.

Он больше ничего не сказал из того, что собирался сказать, и Бет охотно уступила ему. Она тоже больше ничего не сказала, но в ее голове зрели планы. Ей необходима спокойная долгая беседа с инспектором Феллоузом, и добрый инспектор узнает зачем.

От лихорадки Бет оправилась быстро, но колотая рана заживала медленнее. Еще через неделю, проведенную в постели, она начала неплохо двигаться, но боль не проходила, и Бет быстро уставала.

Она бродила по огромному дому Харта в сопровождении его слуг, готовых принести ей все, что только можно было придумать. Они раздражали Бет, которая не привыкла, чтобы ее обслуживали с таким усердием.

Расстраивало ее и то, что после поцелуя, заткнувшего ей рот, Йен отдалился от нее. Он сказал ей, что хочет дать ей возможность хорошо отдохнуть и полностью поправиться, но она знала, что мужа все еще беспокоят его несдерживаемые приступы гнева. Ее родной отец был склонен к вспышкам гнева, когда напивался и давал волю своим кулакам. С Йеном было по-другому. Он понимал необходимость сдерживать гнев и не пытался достигнуть этого пьянством.

Она знала, что ее собственные заверения будут бесполезны. Она не могла отрицать, что семейство Маккензи испытало и причинило другим свою долю насилия. Но затем она вспомнила выражение муки на лице Харта, когда умерла миссис Палмер. Он, оберегая ее, осторожно поддерживал ее, давая ей понять, что он здесь, рядом с ней, и будет с ней до самого конца. Йен обладал такой же натурой покровителя, и это заставляло его открыто возражать Харту, не позволяя ему оберегать Бет. Она жаждала близости Йена, но по ночам он почти все время даже не подходил к их постели.

Бет навещали многие, начиная с Изабеллы и кончая Дэниелом, сыном Кэмерона, все беспокоились о ней. У нее никогда не было семьи, и раньше о том, жива ли она или умерла, почти никто не интересовался. Прием, оказанный ей братьями Маккензи, согрел ей душу. Изабелла была права, когда говорила, что братья часто забывают смягчать свои мужские манеры в обществе леди, но Бет ничего не имела против. Ей нравилось, что Мак и Кэмерон чувствуют себя в ее обществе достаточно свободно, чтобы оставаться самими собой, и она знала, что грубые манеры скрывают их добросердечность.

Йен продолжал настаивать, чтобы она не выходила из дома, и Бет начинала чувствовать себя узницей бархатного дворца. Ей пришлось прибегнуть к подкупу Керри, чтобы он сделал то, что ей было нужно.

— Ваша милость, он убьет меня, — со страхом сказал Керри, когда услышал наставления Бет.

— Я только хочу поговорить с этим человеком. Ты приведешь его сюда.

— О, будь по-вашему. А потом его милость убьет меня. Не говоря уже о его светлости.

— Пожалуйста, Керри. А я не буду осуждать тебя за то, что вы с Кейт вчера утром прятались наверху за черной лестницей.

Керри густо покраснел.

— Ну, вы твердый орешек. А мой хозяин знает, во что он вляпался?

— Я, Керри, как и ты, выросла в трущобе. Я научилась быть твердой.

— Но не такой, как я, прошу прощения, миссис. Может, мы оба и жили в трущобах, но вы не оттуда. Вы другого качества, миледи, потому что ваша мама была дочерью джентльмена. Вы никогда не были и не будете такой, как я.

— Прости меня, Керри, я не хотела быть высокомерной.

Он с усмешкой посмотрел на нее.

— Правильно. Только вот это не должно повториться. — Он стал серьезным. — О-ох, но он же убьет меня.

— Я позабочусь об этом, — сказала Бет. — Ты только сделай, что я просила.

Спустя две недели после выздоровления Бет Йен открыл дверь ее спальни и отступил в сторону, уступая дорогу выбегавшему из нее Керри. Последние несколько дней Йен видел, как Керри вбегает в спальню или выбегает из спальни, исподтишка поглядывая на Йена. Сейчас он тоже бросил хитрый взгляд на Йена.

— Куда это ты, черт побери, бежишь?

Керри не остановился.

— Дела, дела!

Он выбежал в нижний холл и исчез из виду.

В спальне Бет прилегла на кушетке. Щеки у нее порозовели, и она тяжело дышала. Йен подошел к ней, прикоснулся к ее лбу, но жара не было. Он сел на кушетку рядом с ее кроватью, наслаждаясь близостью ее тела.

— На следующей неделе мы едем в Шотландию. К тому времени ты уже сможешь путешествовать.

— Это приказание, муж мой?

Йен погладил ее по волосам. Он хотел ее, но решил отложить удовольствие собственного удовлетворения, чтобы не навредить ей.

— Тебе понравится мой дом в Шотландии. Там мы и поженимся.

— Мы уже женаты.

— У тебя может быть настоящая свадьба с белым платьем, как ты говорила тогда в опере.

Она удивленно подняла брови.

— Ты это помнишь? Ну конечно, помнишь. Это просто восхитительно!

Йен встал.

— А пока отдыхай.

Бет взяла его руку. Ее прикосновение согрело его кровь, он уже желал ее.

— Йен, не уходи.

Он отпустил ее руку, но Бет не хотела отпускать его.

— Пожалуйста, останься. Мы можем просто… поговорить?

— Лучше не надо.

— Пожалуйста.

Ее глаза наполнились слезами. Она подумала, что он отвергает ее. Йен наклонился над ней, опираясь сжатыми в кулаки руками.

— Если я останусь, жена моя, то я не стану просто разговаривать. Я не смогу остановиться, делая с тобой то, что я хочу.

Ее глаза потемнели.

— Я бы не возражала.

Йен погладил ее по щеке.

— Я могу защитить тебя от всех, но кто защитит тебя от меня?

У Бет дрожали губы, когда она пыталась поймать его взгляд. Йен быстро отвел глаза. Бет воспользовалась минутой, когда он отвлекся, и, обняв его за шею, поцеловала в губы.

Коварная женщина. Она умело проделывала языком и теплыми губами все, чему он научил ее. Она снова отвлекла его, покусывая его нижнюю губу, а ее рука потянулась к его возбужденному жезлу.

— Нет… — простонал он.

Бет ухватилась за ширинку на его брюках и одну за другой расстегнула пуговицы.

— Клянусь, я поговорю с теми, кто придумал нижнее белье для мужчин, и скажу им, что при определенных обстоятельствах его чертовски трудно снимать.

Возбуждение Йена вызывало боль. А она уже более уверенно ласкала его, поглаживая пальцем кончик его жезла. Сцепив зубы, он терпел, когда она касалась его чувствительной кожи. Йен не заметил, как он распустил ее волосы. Он положил руку на ее плечо, впиваясь пальцами в плотную парчовую ткань платья.

— Тебе так нравится? — шепотом спросила она.

Йен не мог ответить. Его бедра требовательно напряглись в ожидании продолжения.

— Мне это нравится, — сказала Бет. — Мне нравится, когда он твердый… и в то же время кожа шелковистая. Я помню это ощущение на языке.

Она, должно быть, старалась убить его. Йен закрыл глаза и стиснул зубы, заставляя себя помешать ей.

— Он на вкус теплый и немного солоноватый, — продолжала Бет. — Я вспоминаю, что сравнивала тебя с густыми сливками. — Она сдержанно рассмеялась. — Когда я взяла твое семя в рот, я это делала впервые в жизни, мне хотелось проглотить по кусочкам всего тебя.

В ее голосе были одновременно смущение и страсть, ее пальцы были умелы, как у куртизанки. Лучше, чем у куртизанки, ибо Бет делала это не по его указаниям, а потому, что ей этого хотелось.

— Я пытаюсь научиться говорить непристойности, — сказала она. — У меня получается?

— Да.

Сказав это, Йен наклонился к ее лицу и поцеловал жену долгим, глубоким поцелуем. Бет улыбнулась и раскрыла губы.

— А ты не нашепчешь мне непристойности? — попросила она. — Кажется, мне они нравятся.

Йен приложил губы к ее уху и рассказал самыми понятными терминами, что он собирается с ней делать, где, когда, как и чем. Бет густо покраснела, но ее глаза сияли как звезды.

— Как обидно, что я так слаба, — сказала она. — Мы должны отложить столько прекрасных дел до того времени, пока я не поправлюсь окончательно.

Йен лизнул ее ухо и не произнес больше ни слова.

Бет сжала его сильные пальцы. Очень скоро она будет совсем здорова, и тогда он уложит ее и сделает все, что обещал.

Она гладила его вверх и вниз, быстрее и все быстрее горячими, обжигавшими его пальцами. Теперь он уже не мог остановиться. Он накрыл ладонью ее руку и помогал ей сжимать его жезл.

Йен запрокинул голову назад, комната поплыла у него перед глазами, его горячее семя пролилось на ее и его руки.

— Бет, — сказал он ей на ухо. — Моя Бет…

Бет потянулась к его губам, и их языки сплелись. Йен запустил руку в ее прекрасные волосы и не переставал целовать ее.

— Я вижу, тебе это понравилось, — поддразнивая его, сказала Бет.

Йен почти не мог говорить. Сердце у него стучало, дыхание было частым, но он не испытывал никакого удовлетворения. Однако это было прекрасно. Он поцеловал ее еще раз, затем достал для обоих полотенца.

— Спасибо тебе, — прошептал он.

Кто-то нетерпеливо постучал в дверь. Бет ахнула, но Йен спокойно отбросил в сторону полотенце, застегнул брюки и сказал:

— Войдите.

В комнату вошел Мак. Лицо Бет вспыхнуло, но Йен нисколько не стыдился того, что его застали в расстегнутой рубашке и с сидевшей у него на коленях женой.

— Этот чертов инспектор пришел, — сказал Мак. — Я пытался вытолкать его за дверь, но он настаивал, что вы посылали за ним.

Йен заворчал, но Бет поспешила вмешаться:

— Все верно. Я пригласила его.

Она чувствовала на себе тяжелый взгляд Йена, а Мак спросил:

— Разве нам все еще не хватает его общества?

— Я хотела спросить его кое о чем, а поскольку вы не позволяете мне выходить из дома, я была вынуждена позвать его сюда.

Йен прищурился.

— Тебе помог Керри.

Бет начала сползать с его колен.

— Спустимся вместе вниз, — быстро сказала она. — Мы оба поговорим с ним.

Йен крепко обнял ее за талию.

— Пришлите его сюда.

— У нас не вполне приличный вид.

— Ему придется смириться с тем, как мы принимаем его. Ты еще не вполне здорова, чтобы одеваться ради него.

Бет подчинилась, зная, что если Йен прикажет лакеям выбросить Феллоуза на дорогу, они послушаются его, а не ее. Мак пожал плечами и отошел в сторону. Бет пыталась пригладить волосы, выбившиеся из косы.

— Я, должно быть, выгляжу как куртизанка, только что принимавшая своего любовника.

— Ты прекрасна, — сказал Йен.

Он лишь слегка придерживал ее, но она знала, что его руки сомкнутся как клещи, если она попытается встать и уйти.

Дверь снова распахнулась, и она услышала, как Феллоуз перевел дыхание.

— Действительно, это просто невероятно.

Феллоуз держал за спиной руки со шляпой. Рядом с ним стоял Мак, сложив на груди руки, как будто не хотел выпускать из поля зрения Феллоуза.

— Прошу прощения, инспектор, но мой муж не позволил мне встать и принять вас так, как и положено хорошей хозяйке дома.

— Да ничего. — Феллоуз чувствовал себя неловко, стоя посередине комнаты, отводя глаза. — Вам уже лучше, миледи? Я очень огорчился, узнав, что вы тяжело больны.

Несмотря на произнесенные инспектором слова, в тоне его не было сожаления.

— Спасибо, — сказала Бет, смягчая свой тон. — Итак?

— Я слышал все о вашей теории. Относительно Лили Мартин, — сообщил Феллоуз. — Я обыскал комнаты миссис Палмер и нашел фотографию Салли Тейт, которую хранила Лили. На обратной стороне было написано «от Салли с любовью». Еще нашлось письмо от Салли, адресованное Лили, спрятанное за рамкой фотографии.

— Письмо? Что в нем говорилось?

— Это было любовное письмо, написанное неграмотно, но смысл его был ясен. Лили перечеркнула написанное и сверху написала: «Ты это получишь».

— И этого достаточно? — спросил Йен.

Феллоуз потер лоб.

— Это должно было произойти, не так ли? Скотленд-Ярду нравится такое решение, потому что оно отрицает всякую связь с вами, властными и гордыми лордами. Но ваши имена есть в моем отчете, который может прочесть любой.

Мак усмехнулся:

— Как будто так уж интересно копаться в полицейских досье.

— Журналисты сумеют использовать вас, — сказал Феллоуз.

— Они обычно так и делают, — спокойно произнес Йен. — Они не остановились и никогда не остановятся.

— Когда в газетах пишут о властных и гордых, они лучше раскупаются, — сказала Бет. — Я ничего не имею против, когда люди знают правду, инспектор. Йен не совершал этого, как не совершал этого и Харт. Вы все время лаяли не на то дерево.

Она одарила инспектора ослепительной улыбкой, он в ответ сердито посмотрел на нее. Находясь в этой комнате, он чувствовал себя весьма некомфортно, но Бет не сочувствовала ему. Он заслужил это тем, что по его вине Йену пришлось много страдать.

Феллоуз не мог заставить себя посмотреть в глаза Бет и Йену, поэтому не сводил глаз с Мака.

— Вы, Маккензи, может быть, не совершали убийств своими руками, но вы по горло увязли в этом деле. В следующий раз вы перейдете грань, я буду ждать и поймаю вас. Обещаю, что на следующий раз я перехитрю вас и посажу в тюрьму.

Его лицо побагровело, под тугим воротником пульсировала вена. Мак удивленно поднял брови, а Йен, уткнувшийся в волосы Бет, не обратил на него никакого внимания.

Бет высвободилась из объятий Йена и опустила ноги на пол. Она все еще немного пошатывалась, но оперлась о крепкое плечо мужа, чтобы твердо стоять на ногах.

— Вы оба должны отнестись к нему серьезно, — указала она пальцем на Феллоуза. — А вы не арестуете их всех. Вы оставите их в покое и найдете настоящих преступников.

Наконец Феллоуз взглянул на нее, его гнев оказался сильнее смущения.

— Это я-то?

— Вашей одержимости пришел конец.

— Миссис Экерли…

— Мое имя леди Йен Маккензи. — Бет протянула руку за спину Йена и дернула сонетку. — И с этих пор вы будете делать все так, как я вам скажу.

Феллоуз побагровел.

— Я понимаю, вопреки моим наилучшим усилиям они одурачили вас. Но скажите, почему мне нельзя разоблачить их неправедные поступки, их безответственную эксплуатацию, злоупотребление властью и манипуляции с самыми высокопоставленными в стране, рассказать, как они…

— Достаточно. Я вас поняла, но вы должны остановиться, инспектор.

— Почему?

Бет улыбнулась ему:

— Потому что я знаю вашу тайну.

— Какую тайну?

Феллоуз прищурился.

— Глубоко скрытую тайну. Кейт, принеси тот самый сверток, то, что ты купила на днях, будь добра.

Глава 23

Феллоуз смотрел на нее, Йен выпрямился и тоже смотрел на Бет.

— Какую тайну? — потребовал ответа Йен.

— Ничего вы не знаете, — заявил Феллоуз, он говорил, как и Керри, с примесью кокни.

В комнату танцующей походкой вошла Кейт со свертком в руках, который Бет ей велела держать наготове. Она умирала от любопытства. Бет не посвятила ее в эту тайну, и Кейт очень обиделась.

— Вы говорите об этом? — сказала она. — Вы собираетесь на маскарад, или как?

Бет взяла у нее сверток и, положив его на столик рядом с кушеткой, развернула его. Йен встал и с таким же любопытством, как и Кейт, подошел к ней.

Бет снова повернулась, держа в руке содержимое свертка.

— Не сделаете ли мне одолжение, инспектор? Примерьте их.

Феллоуз побледнел.

— Нет! — отрезал он.

— Думаю, вам лучше это сделать, — тихо произнес Мак.

Он сложил руки на своей широкой груди и стоял позади Феллоуза.

Бет направилась прямо к инспектору. Феллоуз попятился, но натолкнулся на стоявшего позади него Мака. Йен встал рядом с ним, отрезая все пути к отступлению.

— Делай, что она тебе говорит, — сказал Йен.

Феллоуз застыл на месте, его била дрожь. Бет подняла накладные бакенбарды и бороду, которые купила ей Кейт, и приложила их к лицу Феллоуза.

— Кто он? — спросила она.

В комнате наступила тишина, все были потрясены.

— Сукин сын… — прошептал Мак.

— Да, это он, — сказала Кейт. — Он так похож на тот проклятый ужасный портрет волосатого мужчины, который висит в Килморгане на лестнице. У меня от него мурашки бегают. А глаза следят за вами.

— Итак, сходство есть, — сказал Феллоуз, обращаясь к Бет. — Ну и что?

Бет опустила накладные волосы. Феллоуза прошиб пот.

— Может быть, вам следует им сказать? — предложила Бет. — Или скажу я. Моя приятельница Молли знает вашу маму.

— Моя мать не имеет никакого отношения к продажным женщинам.

— Тогда откуда вы знаете, что Молли проститутка?

Феллоуз разъярился:

— Я полицейский!

— Вы сыщик, а Молли никогда не работала на вашем участке, когда вы были констеблем. Она мне рассказала.

— А кто ваша мать? — суровым тоном спросил Мак.

— Вы хотите сказать, что не знаете этого? — Феллоуз обвел взглядом всех братьев. — После того как все эти годы вы насмехались надо мной, тыча мне в лицо свое богатство и привилегии? Я чуть не потерял из-за вас должность, будьте вы прокляты, единственный источник моих средств существования. Но вам было наплевать. Вас это не беспокоило. Да и почему вас должно беспокоить то, что я единственный, кто заботится о моей матери?

— Они и вправду не знают, инспектор, — вздохнула Бет. Она сложила фальшивую бороду и отдала сверток Кейт, явно довольной собой. — Мужчины часто не видят, что происходит у них под носом.

— Я художник, — вмешался Мак. — Предполагается, что я чрезвычайно наблюдателен, но я никогда не замечал сходства.

— Но ты пишешь портреты женщин, — сказала Бет. — Я видела твои картины, и если на них есть мужчины, то они где-то на заднем плане.

Мак с ней согласился:

— Прекрасный пол всегда намного интереснее.

— Когда я увидела портрет вашего отца в Килморгане, сходство поразило меня. — Она улыбнулась. — Инспектор Феллоуз — ваш единокровный брат.


Гостиную Харта заполнили Маккензи. Там же был Керри, а еще трое слуг толкались в дверях, на их лицах было выражение беспокойства и любопытства.

Бет после того, как спустилась с лестницы, запыхалась, и Йен устроил ее рядом с собой на диване. Почему он верил, что сможет уберечь Бет от беды, он не знал. Она была настойчива и обладала силой воли, твердой как сталь. Его родная мать стала жертвой его отца и была им запугана. Мать Бет тоже была жертвой, но Бет как-то удавалось переносить ужасы своего детства. Ее беды делали ее храброй и решительной. Качества, напрасно растраченные на этого идиота Мейтера. Бет заслуживала спасения, заслуживала защиты, как заслуживал ее редчайший фарфор.

Последним вошел Харт и окинул взглядом своих братьев, Бет и Феллоуза. Феллоуз стоял, глядя на высокий потолок над их головами.

— Кто твоя мать? — холодно и высокомерно спросил его Харт.

Вместо инспектора ему ответила Бет:

— Ее зовут Кэтрин Феллоуз, она снимает комнаты в доме около церковного двора при соборе Святого Павла.

Харт перевел взгляд на Феллоуза, оглядывая его с ног до головы, как будто видел впервые.

— Ее следует перевезти в квартиру получше.

— Какого черта, почему она должна переезжать? Потому что вам будет стыдно, если кто-то об этом узнает?

— Нет, — ответил Харт. — Потому что она заслуживает лучшего. Если мой отец использовал ее, а потом бросил, она вправе жить во дворце.

— Нам должно принадлежать все: ваши дома, ваши кареты, ваш проклятый замок Килморган! Она стерла кожу на пальцах, работая, чтобы накормить меня, в то время как вы ели с золотых тарелок…

— В нашей детской не было никаких золотых тарелок, — мягко перебил его Кэмерон. — Там была фарфоровая кружка, которая мне очень нравилась, но у нее был отбит кусочек.

— Вы понимаете, что я имею в виду, — проворчал Феллоуз. — Вам принадлежит все, что должны были иметь мы.

— А если бы я знал, что мой отец оставил женщину голодать и растить его ребенка, я бы сделал что-то намного скорее, — сказал Харт. — Тебе следовало рассказать мне.

— И на коленях приползти к одному из Маккензи?

— Это избавило бы всех нас от множества хлопот.

— У меня была работа, должность, заработанная тяжелым трудом, а вы сделали все, чтобы отнять ее у меня. Я на два года старше тебя, Харт Маккензи. Титул герцога должен принадлежать мне.

Харт подошел к столу, стоявшему позади дивана, и открыл ящичек с сигарами.

— Я бы не помешал тебе радоваться этому, но законы Англии не позволяют. Мой отец вступил в законный брак с моей матерью за четыре года до моего рождения. Незаконнорожденные дети могут наследовать деньги, но не могут наследовать титул.

— Тебе его и не захотелось бы, — вставил Кэмерон. — Столько хлопот, и мало толку. И пожалуйста, ради Бога, не убивай Харта, а то я стану следующим.

Феллоуз сжал кулаки. Он оглядел комнату, потолок высотой в пятнадцать футов, портреты членов семьи Маккензи и картину Мака с пятью собаками, которые получились у него как живые. Йену казалось, что они вот-вот спрыгнут с картины и опорожнятся на сапоги Мака.

— Я не принадлежу к вам… — начал Феллоуз.

— Принадлежишь, — сказал Йен. Бет так чудесно пахла, ее волосы рассыпались по плечам, и их темные волны образовывали узоры на золоте ее халата. — Ты не хочешь, потому что это значит, что ты такой же безумец, как и каждый из нас.

— Я не безумец, — возразил Феллоуз. — В этой комнате сейчас находится только один сумасшедший, мой лорд.

— Все мы немножко сумасшедшие, — сказал Йен. — У меня в памяти хранится все до мелочей. Харт одержим политикой и деньгами. Кэмерон — гений, когда дело касается лошадей. Мак — бог в живописи. А ты отыскиваешь в судебных делах мелочи, которые не замечают другие. Ты одержим справедливостью и желанием обладать всем, что, как ты думаешь, принадлежит нам. Каждый из нас по-своему безумен. И мое безумие самое очевидное.

Все находившиеся в комнате, включая Бет, смотрели на Йена. Их пристальное внимание смущало его, поэтому он спрятал лицо в волосах Бет.

После некоторого молчания Мак сказал:

— Это доказывает, что нам всегда следует прислушиваться к мудрости Йена.

Феллоуз терял терпение.

— Значит, теперь мы большая счастливая семья? Вы объявите об этом в газетах, используете меня, сделаете из меня объект благотворительности? Герцог обнимает давно потерянного брата? Нет уж, спасибо!

Харт выбрал черуту, чиркнул спичкой и закурил ее.

— Нет. Газеты не знают, что в действительности происходит в нашей личной жизни, потому что их больше интересует, что мы делаем публично. Но если мы семья, мы заботимся о своих близких.

— Так, значит, вы собираетесь от меня откупиться? Когда я должен был бы получить ваше воспитание и ваши деньги, вы собираетесь потрясти перед моим носом некоторой роскошью, лишь бы я помалкивал?

— О, Бога ради, инспектор! — не выдержала Бет. — Если их отец причинил вам зло, они хотят возместить все. Они не предлагают вам притворную симпатию, они только хотят поступить правильно.

— Мы ненавидим нашего отца гораздо сильнее, чем ты можешь себе представить, — сказал Мак. — Он бросил тебя, а мы были вынуждены жить с ним.

— И вам хочется отомстить ему, — сказала Бет. — Я не обвиняю вас. Мне бы хотелось поговорить с ним самой и наедине.

— Нет, этого нельзя делать, — возразил Кэмерон. Он тоже подошел к ящичку с сигарами. — Доверься мне.

— Он умер и ушел туда, где он уже никому не может причинить зла, — сказала Бет. — Зачем брать на себя его наследство?

— Вы пытаетесь обвести меня вокруг пальца, миледи. Вы связали свою судьбу с ними. Почему я должен быть вам благодарен?

Йен поднял голову.

— Потому что она права. Наш отец умер, и его больше нет. Он сделал нас всех несчастными, и мы не должны с этим мириться. У нас с Бет через несколько недель в Шотландии в моем доме состоится другая свадебная церемония. Мы все соберемся там, и впредь с нашим отцом будет покончено.

Когда Бет посмотрела на него, глаза ее сияли.

— Ты понимаешь, как я тебя люблю, Йен Маккензи?!

Йен не понимал, почему это имеет отношение к данному моменту, и ничего не ответил. Остальные заговорили все сразу. Йен не обращал на них внимания и не отходил от Бет. Ему так хотелось не беспокоить ее, не навредить ей, но тепло и ее аромат были сильнее. Она была ему нужна.

— Черт побери! — сказал Феллоуз. — Вы все сумасшедшие…

— А ты один из нас, — мрачно заметил Харт. — Будь осторожнее со своими желаниями.

Кэмерон расхохотался.

— Дайте человеку выпить. Похоже, он сейчас упадет в обморок.

— Ты и оглянуться не успеешь, как заговоришь с шотландским акцентом, — сказал Мак. — Женщинам он нравится, Феллоуз.

— Бог мой, нет…

Дэниел усмехнулся:

— Вы хотите сказать: ох, нох.

Мак и Кэмерон расхохотались.

— Думаю, нам надо это отпраздновать! — крикнул Дэниел. — И много, много виски. Ты так не думаешь, папа?


Спустя неделю карета Харта доставила Йена и Бет, Керри и Кейт на вокзал Юстон, где их ждал поезд, отправлявшийся обратно на север. Братья и Изабелла сказали, что приедут следом за ними в нужное время, и пообещали присутствовать на роскошной свадьбе, которую Йен устраивал для Бет в благодарность за ее согласие быть его женой.

Погода становилась дождливой, и Йен спешил вернуться в дикие просторы Шотландии. На вокзале, пока Керри побежал покупать билеты, Йен усадил Бет в вагон первого класса. Затем, обернувшись, увидел, как из вагона вышел Харт и направился к нему.

Туман расступился перед широкими плечами его брата, как расступался остальной мир. Пассажиры обернулись, узнав знаменитого и богатого герцога.

— Я хотел поговорить с тобой до твоего отъезда, — сдержанно сказал Харт. — Ты избегал меня.

— Да.

Йену не нравилось, что в нем закипает гнев каждый раз, когда он оказывается наедине с Хартом, поэтому находил способ не оставаться с ним наедине. Харт потянул Йена в сторону, но Йен упорно продолжал стоять на середине платформы, толпа окружала их.

Харт раздраженно вздохнул.

— Ты прав, когда называешь меня жестоким негодяем. Признаюсь, я не понимал, что уже пять лет ты старался защищать меня. — Он заколебался и отвел глаза, как это всегда делал Йен. — Мне очень жаль.

Йен смотрел на облако пара, выпущенного паровозом на платформу.

— Я сожалею, что умерла миссис Палмер. — Он смотрел, как вылетает и рассеивается облако пара. — Она любила тебя, но ты не любил ее.

— О чем ты говоришь? Она была моей любовницей несколько лет. Ты думаешь, ее смерть ничего для меня не значит?

— Ты будешь скучать по ней, да, и ты заботился о ней, но ты не любил ее. — Йен посмотрел на Харта, и на какую-то долю минуты их взгляды встретились. — А теперь я знаю различие.

На скуле Харта дрогнул мускул.

— Черт бы тебя побрал, Йен! Нет, я не любил ее. Да, я заботился о ней. Но — да! Я использовал ее, и, как ты напоминаешь мне, да, я использовал свою жену, и они обе заплатили за это смертью. И как ты думаешь, каково теперь мне?

— Не знаю.

Йен пристально посмотрел на брата, ибо впервые видел в нем другого человека, а не суровый стальной монумент Харта Маккензи. Харта, человека с янтарными глазами, и Харта, измученного и страдающего.

Йен положил руку на плечо Харта.

— Я думаю, ты должен был жениться на Элинор. Твоя жизнь сложилась бы в десять раз лучше.

— Мой мудрый братик, Элинор бросила меня, если помнишь. Жестоко.

Йен пожал плечами.

— Тебе следовало проявить настойчивость, так было бы лучше для вас обоих.

— Я мог справиться с королевой Англии, могу вытерпеть Гладстона и даже палату лордов могу заставить плясать под мою дудку. — Харт покачал головой. — Но не леди Элинор Рамзи.

Йен снова пожал плечами и убрал руку. Его мысли перешли с Харта и его бед на Бет, ожидавшую его в теплом купе.

— Мне надо успеть на поезд.

— Подожди.

Харт встал перед ним. Они были одного роста и смотрели в лицо друг другу, однако Йен вынужден был перевести взгляд на скулу Харта.

— Еще одно, Бет тоже была абсолютно права, говоря обо мне. Я бессовестно использовал тебя. Но есть одно различие. — Харт положил руки на плечи Йена. — Я люблю тебя, если это и не по-мужски признаваться в этом. Я забрал тебя из сумасшедшего дома не для того, чтобы ты помогал мне в моих делах. Я сделал это, потому что хотел дать тебе шанс жить нормальной жизнью.

— Знаю, — сказал Йен. — Я не помогаю тебе, потому что ты распоряжаешься мной.

Он увидел в глазах Харта слезы, и неожиданно брат заключил его в свои медвежьи объятия.

— Забирай Бет домой и будь счастлив. Все кончилось.

Он увидел, как Керри открыл дверь зала ожидания и вышла Бет. Она посмотрела на Йена и улыбнулась.

— Может быть, для тебя и кончилось, а для меня все только начинается.

Харт удивился, но затем кивнул с понимающим видом, глядя, как Бет, распахнув объятия, с нежной улыбкой подошла к Йену. Бет обернулась и поцеловала изумленного Харта в щеку, затем подала Йену руку, и он повел ее к поезду.

В купе суетился Керри, проверяя, все ли готово к долгому путешествию на север, пока Йен не отослал его. От дождя и сгущавшихся сумерек темнело небо. Бет погрузилась в подушки и смотрела, как Йен задвигает занавески, ограждая их от темноты.

Раздался свисток, шипение пара, и поезд тронулся. Пока поезд отъезжал от вокзала, Йен стоял, прислонившись к полированной стене. Бет, усталая, откинулась на подушки.

— А не мог бы Керри найти для меня книгу или еще что-нибудь? — поинтересовалась она. — Или не могли бы мы остановиться и взять что-нибудь для рукоделия?

— Зачем?

— Затем, что когда ты будешь бродить туда-сюда по вагонам, мне надо будет чем-то заняться.

— Я не собираюсь бродить по поезду. — Йен обиделся и запер дверной замок. — Ты же здесь.

— Ты хочешь сказать, что останешься наедине со мной? Без присутствия дуэньи?

Несмотря на их развлечения в ее спальне, которые они себе позволили в тот день, когда раскрылась тайна Феллоуза, Йен снова держался на расстоянии.

— Хочу кое о чем тебя спросить.

Бет раскинулась на сиденье, положив руку на его спинку, и надеялась, что выглядит соблазнительно.

— Что же это за вопрос, муж мой?

Йен наклонился и лег рядом с ней. Его большие кулаки упирались в спинку сиденья.

— А я люблю тебя?

Ее сердце взволнованно забилось.

— Вот это вопрос!

— Когда ты была больна, когда миссис Палмер ударила тебя ножом, я понял, что умру, если умрешь ты. В груди у меня пустота, только пустота там, где должна была быть ты.

— Именно так чувствовала бы и я, если бы инспектор Феллоуз отправил тебя на виселицу или обратно в сумасшедший дом, — едва слышно сказала Бет.

— Я никогда раньше не понимал. Это как страх и надежда, вместе тепло и холод. Все вместе.

— Я знаю.

Он обхватил ладонями ее лицо.

— Но я не хотел причинять тебе боль. Я никогда, никогда не захочу обидеть тебя.

— Йен, ты совсем не такой, каким был твой отец. Из того, что ты и твои братья рассказали мне, ясно, что ты ничем не похож на него. Ты предпочел оставить Салли, но не причинять ей зла. Ты защищал Харта от Феллоуза и думал, что защищаешь Лили.

Он стоял молча, как будто не решаясь поверить ей.

— Во мне кипит гнев.

— Ты знаешь, как загасить его. Он не знал. В этом есть разница.

— Смогу ли я когда-нибудь быть уверенным в себе?

— Я помогу тебе обрести эту уверенность. Ты сам говорил, что он заставлял тебя слишком много страдать… и что тебе с братьями надо сделать с ним. Пожалуйста, Йен. Пусть он уйдет.

Йен закрыл глаза. Бет видела, как меняется выражение его лица в зависимости от того, что он в тот или иной момент переживал.

Медленно открыв глаза, Йен сразу же взглянул на Бет, и их взгляды встретились. Его глаза сияли.

— Я люблю тебя, — сказал Йен.

Бет затаила дыхание.

— Люблю тебя, — повторил Йен. Его взгляд впился в нее с силой, на которую Харт не мог и рассчитывать. — Люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя…

— Йен! — рассмеялась Бет.

— Люблю тебя, — шептал он, прижимаясь к ее губам, лицу, ямочке на ее шее. — Люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя. Ты собираешься повторять это всю ночь?

— Я буду повторять это, пока моя страсть не лишит меня сил говорить.

— Видимо, мне придется смириться с этим. Может быть, будет нелегко, но я хотела бы это выяснить.

Он остановился.

— Ты шутишь?

Бет смеялась, пока не сползла на пол и не обнаружила рядом с собой Йена.

— Да, шучу. — Она ухватилась за Йена. — Я убеждена, страсть определенно требует внимания. Может, нам послать за Керри, чтобы он выдвинул кровать?

Йен поднялся на ноги, отбросил подушки на другое сиденье и отстегнул крючки, при помощи которых оно превращалось в кровать.

— Мне не нужен Керри.

— Вижу.

Йен подвинул кровать на место, затем взял Бет на руки и уложил на постель. Он быстро расшнуровал ее сапожки, расстегнул пряжки и расстегнул всю ее одежду, купленную специально для путешествия.

Несколько минут, и она снова лежала, обнаженная, в холодном купе. Бет закинула за голову руку, отчего ее груди приподнялись, взгляд Йена согревал ее не хуже одеяла. Согнув в колене ногу, она положила ступню на бедро, чтобы он мог видеть ее наготу. Ощущение было восхитительным и возбуждающим. Она лежала на спине, и Йен Маккензи смотрел на нее, сколько ему хотелось.

— Ты все еще любишь меня? — спросила она. — Или это просто желание?

— И то и другое.

Несколькими легкими движениями Йен сбросил сюртук, воротничок и жилет. Она и глазом не успела моргнуть, как он расстегнул рубашку. Она наблюдала, как обнажается его грудь, а затем, когда он сбросил брюки и нижнее белье, смотрела на его сильные бедра. Последней была сброшена рубашка. Его грудь была покрыта темными волосами, и под ними вздувались мускулы.

Он не дал ей времени оценить то, что она видела. Он взобрался на кровать и лег над ней, опираясь на локти и колени.

— Желание? — повторил он.

Ее врожденный инстинкт прибегать к шуткам изменил ей.

— Да. Сейчас. Пожалуйста.

Йен, ощутив горячую влажность между ее ног, спросил:

— Любишь меня?

— Люблю! Люблю тебя, Йен.

Он поднес к лицу свои блестевшие от влажности пальцы и облизнул один из них.

— Никогда не пробовал ничего вкуснее.

— Вкуснее, чем чистое виски из винокурни Маккензи?

— Я бы лучше выпил тебя, а не виски.

— И ты шотландец? Ты должен быть влюблен!

— Перестань…

Бет плотно сжала губы, чтобы они не дрожали, а Йен, склонившись над ней, покрывал поцелуями ее тело. Он ласкал ее и поддавался ритму движения поезда. Голова у него кружилась.

— Йен, пожалуйста…

Он снова приподнялся на локтях и коленях. Он ничего не ждал, он спешил. Сильной рукой он приподнял ее бедра и вошел в нее.

Поезд катился по мосту, задавая ритм движениям Йена. Опираясь на кулаки, он напрягал мышцы, и его тело блестело от пота.

— Люблю тебя, — сказал он, не выбиваясь из ритма. — Люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя…

— Йен…

Она принимала его в себя, горячая, влажная, скользкая.

Его слова переходили в стоны, и скоро издаваемые ею звуки стали совершенно неразборчивы, движения его бедер становились все быстрее.

Он упал на нее, и жар его груди смешался с жаром ее тела. Он стиснул зубы и заставил себя взглянуть ей в глаза.

— Люблю. Тебя.

Человек, который не мог посмотреть в глаза другому человеку, заставлял себя делать это, какую бы боль это ни вызывало. Он делал ей подарок, самый дорогой, какой только мог, подарок от всего сердца.

Слезы хлынули из глаз Бет, в то время как ее тело погружалось в жаркие волны наслаждения.

— Я люблю тебя, Йен Маккензи.

Еще толчок, второй, и он, напрягая жилы на шее, откинул голову. Его семя наполнило ее, и их тела слились. Их руки, их ноги, губы и языки…

— Моя Бет, — прошептал он, обдавая ее припухшие губы своим горячим дыханием. — Благодарю тебя.

— За что?

Бет улыбнулась сквозь слезы, преодолевая боль.

— За то, что сделала меня свободным.

Бет понимала, что он не подразумевает сумасшедший дом. Он снова поцеловал ее, грубо, страстно, и опустился на нее. Их тела, разгоряченные и опустошенные, слились в одно, а их руки ласкали, гладили и прикасались друг к другу.

— Всегда тебе рада, — произнесла Бет.

Эпилог

Прошел месяц


Йен и Бет устроили вторую свадьбу в Шотландии в доме Йена, находившемся в десяти милях севернее Килморгана у подножия горы. Йен назвал его «скромным» домом, но, по мнению Бет, это был дворец, хотя занимал площадь, равную только четверти Килморгана. Церемония состоялась в деревенской церкви, во время которой Йен положил в левую руку Бет широкое кольцо, усыпанное сапфирами. Целуя ее, он торжествующе улыбался.

Невеста, жених и вся семья вернулись в дом, где в саду был подготовлен свадебный пир, подготовкой к которому Керри занимался несколько недель. Все было сделано точно по правилам, начиная с цветов, украшавших деревянные стены, и кончая паштетом, шампанским и виски, которыми щедро угощали всех гостей.

Приехали друзья из Эдинбурга и Лондона, хотя Бет заметила, что это были друзья Харта, Мака и Кэмерона, но не Йена. Однако Бет пригласила молодого человека по имени Арден Уэстон, с которым познакомилась в игорном доме в Париже. Он приехал в сопровождении своего друга Грейвса и мисс Уэстон, его сестры. Они веселились, пили, находили новых друзей, несмотря на то, что Грейвс бросал ревнивые взгляды на джентльменов, с которыми разговаривал Арден.

Инспектор Феллоуз приехал со своей матерью. Они были смущены тем, как их встретила семья, словно одичавшие кошки, слишком долгое время жившие вдали от людей. Но они ели и пили вместе с другими гостями, и пропасть между Феллоузами и Маккензи начинала сужаться.

Семья — Харт, Кэмерон и Дэниел, Мак и Изабелла с таким жаром обнимали Бет, что она боялась, что ее корсет согнется, и она больше не сможет дышать. Она заметила, что Мак пил только лимонад, а Изабелла старалась не оставаться с ним в одной комнате. Бет следила за ними, а в ее голове зрели планы.

Йен взял Бет за руку, когда она смотрела, как Изабелла выходит из комнаты, в которую только что вошел Мак. Йен вывел жену из дома, и они быстрым шагом направились к беседке, стоявшей на небольшом холме.

— Оставь их в покое, — сказал Йен.

— Кого?

Бет притворилась, будто ничего не понимает.

— Мака и Изабеллу. Они должны сделать это сами.

— Может быть, осторожно подтолкнуть?

— Нет.

Йен прислонился к перилам и повернул Бет лицом к себе. Ее белое платье из тафты помялось о его парадный черный костюм. Костюм не мог скрыть его великолепного тела, силу его плеч и крепкую грудь под белой рубашкой. Йен в любой одежде прекрасно выглядел: и в безупречном вечернем костюме, и в поношенном килте с рубашкой, в которых ходил на рыбалку.

— Оставь их, Бет, — ласково повторил Йен.

Она вздохнула.

— Мне хочется, чтобы все были такими же счастливыми, как и я.

Бет обняла Йена и поверх его плеча смотрела на кирпичный дом и зеленую лужайку, на которой собрались семья и ее друзья. Ей нравилось, как утренние лучи света пробираются в галерею. Она полюбила маленькую комнату, которую Йен сделал своей спальней, а теперь она была и ее спальней. Ей нравилось, как скрипят ступени лестницы и как отдаются эхом шаги по каменным плитам коридора, ведущего в кухню, и как открывается дверь в тесный садик, где было множество птиц, цветов и там были две собаки Йена, теперь жившие у них.

Здесь она узнала счастье, на которое только взглянула при Томасе. Томас заставил поверить одинокую, жившую в страхе Бет Вильер в то, что и она имеет право быть счастливой. Йен же позволил ей вкусить столько счастья, сколько ей хотелось.

— Тебе нравится здесь? — спросил Йен. — Здесь, в этих пустынных просторах со мной?

— Конечно. По-моему, ты слышал, как я мечтала увидеть горы и почувствовать приятный холодок сыроварни.

— Здесь очень холодно зимой.

— Я привыкну. Я быстро привыкаю. Кроме того, миссис Баррингтон всегда экономила на угле для камина. Жить с ней — это все равно что выживать в шотландскую зиму.

Он пристально посмотрел на нее, затем решил не вникать в смысл того, что она сказала. Он поднял глаза и посмотрел на ближайшую рощицу, из которой доносился запах сосны, и веяло прохладой.

— А как же мое безумие? Даже если ты права, и я могу сдерживать свой гнев, я всегда буду сумасшедшим. Я не излечусь.

— Я знаю. — Бет прижалась к его груди. — Это часть очень интересного явления, которое являет собой Йен Маккензи.

— Оно приходит и уходит. Иногда я абсолютно здоров. А затем возникает такая путаница…

— И снова уходит. Керри помогает тебе. Я буду тебе помогать.

Он взял ее за подбородок и повернул лицом к себе. Затем сделал то, что постоянно делал после той ночи в поезде, — посмотрел ей в глаза.

Это у него не всегда получалось — иногда глаза просто не подчинялись ему, и он со стоном отворачивал голову. Но ему все чаще и чаще удавалось смотреть прямо на нее.

У Йена были красивые глаза, которые становились еще красивее, когда зрачки расширялись от страсти.

— А сегодня я говорил, что люблю тебя? — спросил он.

— Десятки раз. Но я не против.

Будучи молодой женщиной, истосковавшейся за многие годы по любви, Бет радовалась щедрому потоку слов, которые изливал на нее Йен. Он удивлял ее, когда, неожиданно проходя по холлу, хватал ее и, тяжело дыша, прижимал к стене: «Я люблю тебя».

Или он не давал ей спать, говоря, что любит ее, а она пыталась ударить его подушкой. Лучше всего было, когда он лежал в темноте, прижавшись к ней, и его пальцы бродили по ее телу. Она радовалась этим шепотом сказанным словам: «Люблю тебя».

— Мне надо что-то сказать тебе, Йен.

Йен посмотрел на нее, его взгляд пытался ускользнуть в сторону, но он решительно вернул его на место.

— Я не хотела говорить, пока не была совершенно уверена, но я была у доктора. — Она набрала в грудь воздуха. — Йен! Ты станешь отцом.

Йен, не переставая смотреть ей в глаза, не шевельнулся. Затем потер висок.

— Что ты сказала?

— Ты будешь отцом. — Бет ухватилась, за его пальцы и опустила его руку. — У меня будет ребенок. Ты меня слышишь?

— Да. — Йен разгладил ее платье и оставил руку на ее животе. — Ребенок? — Он удивленно раскрыл глаза. — О Боже. Он будет похож на меня?

— Надеюсь.

— Почему? — Он сжал пальцами тафту, сминая ее. — Почему ты надеешься, что он будет похож на меня?

— Ну, видишь ли, это может быть не он, а она. И я думаю, нет ничего лучше, чем когда ребенок очень похож на отца. — В ее голосе появились соблазняющие нотки. — Особенно когда отец — это ты.

Йена это, видимо, не успокоило.

— Он будет Маккензи. Он будет безумным.

— Но у него будет преимущество. У него будет отец и дяди, которые все понимают. — Она улыбнулась. — Или у нее. Если это девочка, конечно, она будет совершенством.

— Я согласен, — серьезным тоном заявил Йен.

Бет начала объяснять свою шутку, затем с удивлением посмотрела на него.

— А это была шутка, Йен Маккензи?

— Ты учишь меня, — он наклонился к ней, — своим острым язычком.

Бет показала обсуждаемый язык.

— Разве у него острый вкус?

— Да. — Он провел большим пальцем по ее нижней губе. — Но дай мне попробовать еще раз.

Он прижал ее к себе, поддерживая за ягодицы. Внизу у подножия холма рассмеялась Изабелла, а братья Маккензи с Дэниелом разразились приветственными криками.

Затем крики смешались и стали неразборчивыми, Йен прижался губами к ее губам, и даже сквозь все одежды она чувствовала его возбуждение, сердце неожиданно забилось сильнее, и ее бросило в жар.

Чувственное наслаждение предлагалось безумным лордом Йеном Маккензи.

Бет приняла предложение.


home | my bookshelf | | Без ума от любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 12
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу