Book: Дневник профессора Гаргульи



Дневник профессора Гаргульи
Дневник профессора Гаргульи

Чарльз Гилман

Дневник профессора Гаргульи

Эта книга — для Сэма

Глава 1


Дневник профессора Гаргульи

Роберта Артура окружали незнакомые люди.

Он стоял у входа в школу имени Говарда Лавкрафта и смотрел на проходящих мимо учеников. Роберту хотелось найти кого-нибудь знакомого. Все болтали друг с другом. Дети шутили, смеялись, дурачились. Роберт не видел ни одного родного лица.

В начале этого лета правительство пересмотрело границы районов города. Так говорили взрослые. На самом деле это значило вот что: все старые друзья Роберта пошли в среднюю школу имени Бенджамина Франклина в северной части города, а Роберта почему-то отправили в среднюю школу имени Говарда Лавкрафта — в южной части города.

Мама сказала, что в этом никто не виноват, так уж сложилось, вот и все.

— Но тебе там понравится, — заверила мама Роберта. — Власти потратили миллионы долларов на эту школу. Там все совершенно новое. Не школа, а настоящее произведение искусства. Бассейн, цифровые доски и все такое. Потрясающая возможность!

Роберт не был полностью уверен в этом. Он с удовольствием отказался бы и от бассейна, и от цифровых досок, если бы это позволило остаться со старыми друзьями. Сотни вопросов тревожили Роберта. Кто сядет рядом за обедом? Что, если Роберт не сможет сам открыть свой шкафчик? Что, если тут будет кто-то из старой школы?

На большом цифровом щите у главного входа светилось объявление:

Добро пожаловать, ученики!

Пожалуйста, пройдите на школьный стадион,

где состоится торжественная церемония открытия!

Надпись загоралась и гасла вновь.

Наверное, быстрее было бы пройти к стадиону через здание, но Роберт не торопился. Он без лишней спешки обошел школу, размышляя о том, как быстро ее построили.

Всего полгода назад здесь еще был поросший сорняками и терном пустырь. Теперь же на месте пустыря появилось четырехэтажное здание школы, теннисные корты, бейсбольное поле. А еще тут выросла ярко-зеленая трава.

Когда Роберт появился на стадионе, на трибунах было полно зрителей. Ученики, учителя, родители, журналисты — все пришли посмотреть на церемонию открытия новой школы. Все, кроме мамы Роберта.

Миссис Артур была медсестрой в Мемориальной больнице города Данвич и работала на первой смене. Утром она уходила еще до того, как Роберт просыпался. Мама редко посещала школьные мероприятия и почти никогда не принимала участия в школьных поездках. Иногда это огорчало Роберта, но сегодня он был только рад. Он знал, что сидеть в одиночестве на церемонии открытия в своей новой школе и без того довольно унизительно. Что может быть хуже? Только заявиться сюда за ручку с мамочкой. Все остальные ребята сидели со своими друзьями.

Роберт поднялся на трибуны и устроился между двумя стайками хихикающих девчонок.

Он попробовал улыбнуться им. Ни одна не улыбнулась в ответ.

А церемония открытия уже шла полным ходом. Вначале мэр выразил благодарность губернатору. Потом поднялся губернатор и выразил благодарность профсоюзу учителей. Потом поднялись несколько учителей и выразили благодарность родительскому комитету. Потом родители, разразившись бурными аплодисментами, поднялись и выразили благодарность директрисе школы, госпоже Слейтер. И наконец, поднялась госпожа Слейтер и огромными ножницами разрезала длинную зеленую ленточку.

В это самое мгновение небо затянуло серыми тучами. И грянул гром.

Как странно, подумал Роберт. Всего минуту назад в небе сияло яркое солнце. И вдруг погода так резко изменилась. Собирался дождь.

К счастью, церемония почти закончилась. Финалом представления стало выступление оркестра данвичского колледжа — с трубами и барабанами. И знаменосцем. Ученики прошагали по полю, играя национальный марш «Звезды и полосы».

Роберт оглянулся, обводя взглядом трибуны и всматриваясь в лица. На стадионе было около четырехсот ребят, и мальчик предполагал, что рано или поздно кого-нибудь узнает.

Так и получилось.

Лучше бы он вообще никого не узнал.

«О, нет…»

Роберт немедленно отвернулся.

Но было уже поздно. Его заметили.

— Эй, Роберт! Это ты? Роберт Артур?

Роберт поверить не мог в то, что ему настолько не повезло. Гленн Торкельс? Единственный человек, которого он узнал в школе Лавкрафта, — и это Гленн Торкельс? Тот самый мальчишка, который мучил его все эти годы?

— Роберт! Я с тобой разговариваю!

Да, это точно Гленн Торкельс.

Роберт постарался не обращать на знакомого внимания. Мама говорила, что если не обращать внимания на хулиганов, то они рано или поздно оставят в покое. «Ага, конечно».

— Я знаю, что это ты, Роберт. У меня очень хорошая память. Я не забываю лица.

Что-то склизкое шлепнулось Роберту в затылок.

Роберт поднял руку и отлепил от шеи полупережеванного мармеладного червяка.

— Повернись и посмотри на меня.

Роберт знал, что Гленн добьется своего. Рано или поздно. Гленн всегда добивался своего. Роберт повернулся, и очередная мармеладка угодила ему прямо в лоб.

— В яблочко! — Гленн оглушительно расхохотался.

Он сидел на два ряда выше Роберта. Торкельс выглядел точно так же, как и в начальной школе, — только больше. На Гленне была та же камуфляжная куртка и те же потрепанные синие джинсы. Темно-русые волосы по-прежнему липли ко лбу, и все так же казалось, что Гленн стрижет их сам — тупыми ножницами. Торкельса дважды оставляли на второй год — в первом и в третьем классе, поэтому он всегда был самым крупным среди одноклассников.

— Что тебе? — спросил Роберт.

Гленн бросил еще одну конфету в рот и принялся сосредоточенно работать челюстями.

— Налог на сопляков, — заявил он. — Плати.

Роберт вздохнул. Гленн собирал свой «налог на сопляков» во втором полугодии пятого класса и весь шестой. Он брал у Роберта по доллару за каждое «нарушение» — когда тот спотыкался, или запинался, или приходил в школу в дурацких штанах, или совершал еще какое-то выдуманное Гленном «преступление».

Роберт оглянулся, надеясь, что неподалеку окажется кто-нибудь из учителей. Кто-нибудь, кто вмешается в происходящее. В старой школе такого никогда не случалось, но он подумал, может, в школе Лавкрафта все будет иначе.

Но Роберту не повезло.

Все смотрели на оркестр, топающий по полю. Девчонки, сидевшие рядом, о чем-то болтали.

— Быстрее, Задроберт, — сказал Гленн. — Мне еще нужно кое-куда сходить и кое с кем повидаться.

Сегодня утром мама дала Роберту целых пять долларов, чтобы он отпраздновал первый день в средней школе.

Роберт достал один и протянул его Гленну. Мучитель покачал головой и улыбнулся. В зубах у него застряли кусочки мармелада.

— Тут, в средней школе, ты будешь платить мне по два доллара, — процедил он. — Мы уже не маленькие дети.

Глава 2

Когда оркестр доиграл марш, директриса предложила ученикам оставить вещи в шкафчиках и разойтись по классам.

Трибуны постепенно опустели.

Роберт поспешно шел вперед, стараясь держаться в нескольких шагах от Торкельса.

А потом он заметил, что рядом с ним идет какая-то девочка.

И смотрит на него.

Девочка была невысокой и худощавой. Одета она была в белую футболку и голубые джинсы, а под мышкой несла видавший виды скейт. Волосы у девочки были темно-каштановыми, короткими на висках, а вот челка закрывала пол-лица. Девочка улыбнулась. У нее был полон рот металлических брекетов.

— У тебя червяки в волосах, — сказала девчонка.

— Прости, что?

— Мармеладные червяки. В волосах.

Роберт поднял руку и стряхнул их.

— Спасибо.

— Тебе нужно дать ему отпор.

— Кому?

— Сам знаешь кому.

Роберт покраснел. Симпатичная девушка советует ему, как избавиться от хулигана! Какой позор…

— Мы с Гленном друзья, — поспешно объяснил он. — Это игра такая глупая, понимаешь? Я просто был должен ему два доллара. Занял накануне.

— Он назвал это налогом на сопляков.

— Ну да, это все часть игры.

Девочка не поверила, Роберт сразу это понял.

— Я Карина, — представилась она. — Карина Ортис.

— Роберт Артур.

— Я знаю. Я слышала, как он дразнил тебя.

— Он меня не дразнил.

— Друг не стал бы бросать тебе в голову полупережеванных мармеладных червей, — заявила Карина. — Я была там. И все видела.

— Ну, может, в другой раз тебе стоит не совать нос не в свое дело! — Эти слова прозвучали громче, чем Роберту хотелось бы.

— Эй, делай что хочешь. — Карина подняла руки, словно он только что набросился на нее с кулаками. — Просто у тебя был такой вид, будто тебе не помешал бы друг, вот и все.

Она бросила скейт на асфальт, оттолкнулась одной ногой и быстро поехала прочь, с удивительной ловкостью огибая других учеников.

Роберту сразу же захотелось извиниться перед ней. Захотелось взять свои слова обратно. Но было уже поздно. Карина была первой в школе Лавкрафта, кто отнесся к Роберту по-дружески, а он умудрился ее оттолкнуть.

Артур поплелся в толпе учеников вверх по лестнице и оказался в центральном коридоре школы, среди буйства цветов и звуков. Тут царила суматоха.

Вместо обычных досок объявлений стены здесь были увешаны большими жидкокристаллическими мониторами высокого разрешения. На них мигали объявления о наборе в футбольную команду и школьный хор. Роберт заметил ряд блестящих металлических шкафчиков. Вместо старомодных кодовых замков на дверцах светились сенсорные панели. Ребята как раз раскладывали по местам свои рюкзаки и завтраки.

Роберт подошел к своему шкафчику — А199 — и ввел код, который ему прислали по электронной почте. Сенсорный экран успокаивающе попискивал после каждого прикосновения. Дверца шкафчика распахнулась, издав тихий звук «вуууффф».

В дальнем конце коридора завизжала какая-то девочка, но Роберт не придал этому никакого значения. Девчонки шестого или седьмого класса вечно визжат — не из-за того, так из-за другого.

Металлическая полка разделяла его новый шкафчик на верхнюю часть, куда можно было повесить куртку, и небольшую полочку внизу, у вентиляции. Роберт собрался было засунуть туда бумажный пакет с завтраком, когда заметил что-то на верхней полке.

Артур моргнул.

На полке сидела огромная белая крыса. Она напряженно принюхивалась.

В коридоре завизжала еще одна девчонка. Потом еще одна. И еще.

— Отойдите! — крикнул кто-то из учителей.

Роберт почувствовал, как что-то прошмыгнуло у его ноги. Он отшатнулся от шкафчика, и тут белая крыса прыгнула ему на грудь. Она молниеносно вскарабкалась ему на плечо, а затем плюхнулась на пол.

— Снимите ее с меня! — завопил кто-то.

— Вон еще одна!

— Она у меня в волосах!

Все больше крыс проносилось мимо Роберта. Теперь их были десятки. Они мелькали у его кроссовок и мчались дальше по коридору.

Среди всего этого хаоса Роберт оставался невозмутимым. Он понимал, что паниковать, как другие ребята, не стоит, лучше не шевелиться и стоять спокойно, надеясь, что зверьки побегут к ближайшему выходу.

Дневник профессора Гаргульи

Именно так и случилось. Крысы доцокали до конца коридора и бросились врассыпную по поросшей сочной травой лужайке у школы. Ученики изумленно проводили их взглядом.

— Поверить не могу, — сказал мальчик, стоявший рядом с Робертом. — Они потратили миллионы долларов на это здание, а тут уже полно крыс? Как такое может быть?

Отличный вопрос, подумалось Артуру.

Он присел на корточки и заглянул в шкафчик. Металлические стенки и днище были очень прочными, к тому же мальчик не увидел в них ни дырок, ни щелей, ни трещин.

Роберт ожидал, что учиться в средней школе будет поначалу немного непривычно, но не до такой же степени!

Дневник профессора Гаргульи


Глава 3

Удивительно, но на крысах странности в первый день не закончились.

Большинство учителей были очень милыми. Историк обещал отвезти класс на экскурсию в Филадельфию, в интереснейший музей — Национальный центр Конституции. Математик показал, как складывать большие числа без калькулятора и даже без карандаша. И все учителя расхваливали потрясающее новое здание и оборудование. По их словам, школа Лавкрафта была самой экологически ответственной школой на Восточном побережье. Большую часть здания построили из переработанных материалов.

Похоже, все они были отличными учителями, которые гордились тем, что работают в такой хорошей школе.

А потом Роберт отправился на урок естествознания.

Войдя в аудиторию, он заметил за задней партой Гленна Торкельса. Пригнувшись, Роберт поспешно уселся за первый попавшийся стол неподалеку от двери.

Учитель не появлялся, но скучать ученикам не пришлось. В классе было на что посмотреть. Тут стояло столько колб, мензурок и пробирок, что их хватило бы на лабораторию какого-нибудь безумного ученого. Рядом с учительским столом возвышалась модель человеческого скелета в натуральную величину. Сзади располагалось с десяток аквариумов, террариумов и клеток. В аквариумах плавали тропические рыбки, а в террариумах и клетках копошились ящерицы, хомяки и другие мелкие животные.

Прозвенел звонок на седьмой урок, но учитель так и не пришел. Одноклассники Роберта продолжали болтать, но настроение в классе изменилось. Что-то было не так.

Мальчик заглянул в свое расписание.

«Урок 7 — Естествознание — Миссис Кински — Ауд. 213»

Роберт был в правильной аудитории. И время не перепутал. Но где же миссис Кински?

— Я думаю, тебе нужно пойти к директрисе, — заявила девочка, сидевшая слева от Роберта. — Скажи ей, что мы ждем учителя.

— Мне? — опешил Роберт.

— Не слушай ее, — вмешалась девочка, сидевшая справа от Роберта. — Ей нравится командовать.

— А вот и нет!

— А вот и да!

Роберт закрутил головой, глядя то вправо, то влево. У обеих девочек была белоснежная кожа и длинные рыжие волосы.

Они настолько походили друг на друга, что могли бы быть сестрами. Собственно, они выглядели совершенно одинаково.

— Секундочку, — протянул Роберт. — Вы же…

— Близнецы, — хором выдохнули девочки, будто им уже надоело отвечать на этот вопрос.

— Круто. — Ничего другого ему в голову не пришло. — Я Роберт.

Но девочки не представились.

И вдруг дверь распахнулась. Роберт повернулся, ожидая увидеть миссис Кински.

Но на пороге стоял высокий пожилой мужчина в пиджаке и при галстуке. Вид у мужчины был суровый. Казалось, он не ожидал увидеть аудиторию, полную учеников. Холодный взгляд голубых глаз скользнул по партам. Мужчина не моргал.

— Добрый день, — наконец произнес он. Голос у него был низкий, басовитый и немного вкрадчивый. — Пожалуйста, простите меня за опоздание.

Тяжело ступая, мужчина прошел к учительскому креслу и опустил на стол потрепанную кожаную сумку. Не говоря ни слова, он повернулся к доске, взял мел и принялся писать:

Rattus norvegicus

Царство: Животные

Тип: Хордовые

Класс: Млекопитающие

Отряд: Грызуны

Роберт, как и все остальные в классе, ошеломленно наблюдал за его действиями.

— Извините…

Мужчина резко развернулся к нему.

— Да, молодой человек?

Роберт тут же пожалел о том, что вообще открыл рот, но кто-то должен был задать этот очевидный вопрос.

— А как же миссис Кински?

— Кински? — Кустистые брови мужчины сошлись на переносице. Он пристально рассматривал Роберта. — Кински, Кински… Почему это имя кажется мне знакомым?

Роберт протянул ему расписание.

— Тут написано, что она преподает естествознание. И ее занятие будет на седьмом уроке. Прямо тут. В аудитории 213.

— А, вы имеете в виду учительницу на замену! Ну конечно! Миссис Кински — одна из наших прекрасных учителей. Она выполняла мои обязанности, пока я… э-э-э… не выздоровел. Я болел. Но, как вы видите, я чувствую себя прекрасно, поэтому в ее услугах больше нет необходимости. Я профессор Гарфилд Гулья, и это я буду вашим преподавателем естествознания.

Роберту за годы учебы в школе приходилось сталкиваться с чудаковатыми преподавателями, но этот тип был самым странным из всех. Профессор Гулья даже не потрудился отметить отсутствующих. Он просто повернулся к доске и принялся рисовать скелет крысы. Изображение было очень подробным, и у профессора ушло на это около десяти минут урока. Он порывисто выводил все детали рисунка. Пару раз мелок ломался в его руке.

Когда схема строения крысы была готова, профессор принялся по очереди подписывать кости: грудная кость, лопатка, большеберцовая кость, грудные позвонки…

Одна из близняшек подняла руку.

— Простите, мистер Гулья…

— Профессор Гулья. — Он даже не повернулся.

Дневник профессора Гаргульи

— Профессор Гулья, это будет в контрольной?

— Я не понимаю вопрос. — Учитель перешел к крысиной голове: резцы, нижняя челюсть, верхняя челюсть.

— Я имею в виду, нам это перерисовывать? Или нет?

И вновь мелок в пальцах профессора Гульи не выдержал. Отломанные кусочки посыпались на пол.

Учитель повернулся к классу. После всей этой остервенелой писанины он казался утомленным.

— Я понимаю, — сказал профессор, — что многие из вас обеспокоены тем, что случилось утром. Это вполне объяснимо. Человечество с давних пор связывает крыс с грязью и болезнями. В Европе четырнадцатого века крысы были переносчиками наводившей на всех людей страх чумы, так называемой черной смерти. Она лишила жизни более сотни миллионов людей. — Гулья вдруг рассмеялся. — Представляете, дети? Сто миллионов людей! Стерты с лица земли горсткой мелких грызунов! Вот уж вправду смертоносные создания! Намного опаснее, чем кажется!

Класс в изумлении смотрел на учителя. «Если Гулья пытался успокоить нас, — подумал Роберт, — то у него не очень-то получилось».

Профессор подошел к окну и выглянул на улицу.

— Вам не следует забывать о том, что всего полгода назад здесь были сельскохозяйственные угодья. Деревья. Ручьи. Сотни природных экосистем, невидимых человеческому глазу. Наверное, крысам очень хорошо жилось здесь, — он помрачнел, — пока сюда не заявились люди и не снесли все их подземные норки. Этим созданиям нужно было где-то устроиться. Результатом стало сегодняшнее досадное происшествие.

Одноклассники кивали, будто слова учителя все объясняли, но Роберта это заявление не убедило. Он по-прежнему не понимал, как крыса могла оказаться внутри его шкафчика. Но мальчик стеснялся задать еще один вопрос, поэтому промолчал. Наверное, это не важно, решил Артур. Раз остальные в классе приняли объяснение учителя, то, наверное…

— Э-э-э, профессор Гулья? — по неуверенности в тоне Гленна было ясно, что этот мальчик нечасто поднимает руку на занятиях. — Я понимаю, вы правы, но я обнаружил одну из этих крыс внутри моего шкафчика. Она была там… э-э-э… еще до того, как я открыл дверцу.

Профессор кивнул.

— Взрослая крыса может прогрызть дыру в костях, кирпичной или бетонной стене, даже в свинцовой трубе. Ваши школьные шкафчики сделаны из намного менее прочного материала — жести толщиной в шестнадцать сотых миллиметра. Листовому железу не выстоять против зубов грызуна.

— Да, но я проверил шкафчик, — настаивал Гленн. — В нем не было дыр.

— Как вас зовут, молодой человек? — Профессор, казалось, рассердился.

— Э-э-э… Гленн…

— Гленн? А дальше? У вас есть фамилия?

— Гленн Торкельс.

— Мистер Торкельс, вы уверены в том, что в вашем шкафчике не было дыр? Вы в этом абсолютно уверены?

— Ага. Я его весь осмотрел. Никаких дыр. Только решетка в дверце.

— «Только решетка в дверце!» — воскликнул Гулья. — Вот как мы теперь заговорили! Скажите мне, мистер Торкельс, как бы вы описали ширину отверстий в решетке? Вы случайно не обратили на это внимания?

— Может, сантиметра полтора…

— «Может, сантиметра полтора». — Губы профессора расплылись в самодовольной улыбке. — А известно ли вам, мистер Торкельс, что крыса — это единственное известное науке создание, способное по желанию изменять форму своего скелета, что позволяет ей протискиваться в отверстия шириной в полтора сантиметра?

— Этого я не знал, — пробормотал Гленн.

Все в классе рассмеялись.

— Конечно, не знали! Откуда вам это знать, если вы все время тратите на то, чтобы задавать мне глупые вопросы?!

Роберт охнул. Впервые в жизни он услышал, чтобы кто-то из учителей назвал вопрос глупым.

— Могу ли я предложить вам, — продолжил профессор, — молча выслушать мою лекцию, как поступают все ваши одноклассники? Тогда, возможно, вы чему-то научитесь. Как вы считаете, вы способны справиться с такой задачей?

Гленн кивнул. Его щеки заливала густая краска. Смутившись, он ссутулился и тихонько опустился на стул.

Гулья повернулся к доске и продолжил надписывать кости крысы.

Роберт поверить не мог в то, что только что произошло. На мгновение — всего одно крохотное мгновение — ему даже стало жаль Гленна Торкельса.

Вот что было самым странным, что приключилось с Робертом в этот день.

Глава 4

Когда Роберт вернулся домой, мама засыпала его вопросами о первом дне в школе Лавкрафта. Миссис Артур очень жалела о том, что пришлось пропустить торжественную церемонию открытия. Она попросила Роберта описать ей все как можно подробнее. Он рассказал маме о мэре, о губернаторе и о школьном оркестре. О Гленне и мармеладных червяках Роберт упоминать не стал.

— Ой, как здорово! — воскликнула миссис Артур. — Просто чудесно! — Она села напротив Роберта за кухонный стол, поставив перед сыном миску с нарезанной морковкой. — Мы это заслужили, Роберт. Ты понимаешь, о чем я?

— Конечно, — сказал он.

— Я знаю, эти последние несколько лет были нелегкими для тебя. Я ухожу в половине седьмого каждое утро. Я не могу готовить тебе горячие завтраки. Не могу ездить с тобой на экскурсии. Да, было тяжело. — Мама потянулась через стол и взяла Роберта за руку. — Но теперь все изменится. Ты у меня умница. Ты учишься в отличной школе. Если ты будешь стараться, то все у нас будет хорошо.

Роберт не помнил, когда в последний раз видел маму такой счастливой. Он решил не говорить о крысах. По крайней мере сейчас. Не стоило портить такой момент.

В течение пары следующих дней все шло своим чередом. Крысы в шкафчики не забирались, а расписание Роберта позволяло ему большую часть занятий держаться подальше от Гленна. В обед Роберт сидел за столом один. Но что тут такого? Он всегда брал с собой книжку, чтобы казалось, будто он сам решил ни с кем не разговаривать.

Роберт очень любил книги, но больше всего ему нравились научная фантастика, фэнтези и ужасы. Особенно его увлекали рассказы о детях, обладающих странными способностями. Детях, которые были волшебниками, оборотнями или киборгами. Роберт часто мечтал о том, что однажды и в нем проснутся сверхъестественные способности и уж тогда-то он больше не будет таким заурядным. Но пока этого не произошло, он каждую неделю ходил в городскую библиотеку и возвращался оттуда с кипой книг.

Роберт слышал, что в школе Лавкрафта большая библиотека, но сам он ее не видел до начала второй недели в школе. В тот день учитель английского, мистер Лумис, сказал ученикам собрать вещи и следовать за ним.

— Сегодня вас ожидает настоящее развлечение, — пообещал он. — Вы увидите одну из лучших школьных библиотек во всем штате.

— Ну наконец-то, — пробормотал Роберт.

Мистер Лумис подмигнул ему — должно быть, услышал его слова.

— Я тоже очень рад, — улыбнулся учитель. — Подождите, и скоро сами все увидите.

Библиотека школы Лавкрафта была не меньше спортзала. Потолок из стекла и стали куполом возвышался над рядами книжных шкафов. Помещение заливал теплый дневной свет. Книжные шкафы были огромны, они тянулись через зал, чем-то напоминая стены лабиринта. «Наверное, тут можно потеряться и блуждать среди всех этих книг несколько часов», — подумал Роберт. Кое-где между полками виднелись изваяния в полный рост. Они изображали знаменитых авторов: Марка Твена, Эдгара Аллана По, Мэри Шелли, Луизу Мей Олкотт…

— Сюда, Роберт! — позвал мистер Лумис. — Не отставай от одноклассников, ладно?

А одноклассники уже расселись в медиа-центре. Это была комната в комнате, отгороженная от зала огромными щитами из акрилового стекла. Сквозь стекло была видна вся библиотека. В медиа-центре стояли компьютеры, стенд с наушниками и коробка с электронными книгами.

Какая-то полная женщина показывала ученикам, как пользоваться электронными книгами. На носу у женщины поблескивали очки в узкой модной оправе.

— Вы можете записывать на них скачанные тексты и забирать эти книги домой. Конечно, вам нужно очень осторожно с ними обращаться. Правда, сама я немного старомодна. Мне нравится держать в руках настоящую книгу с настоящими страницами. По-моему, это замечательно. Но нужно идти в ногу со временем, верно, дети?

Мистер Лумис кашлянул.

— Класс! Я хочу представить вам госпожу Лавинию. Она главный библиотекарь в школе Лавкрафта.

Госпожа Лавиния отложила электронную книгу, которую демонстрировала классу, и прошла по медиа-центру, раздавая каждому ученику по цветной карте на глянцевой бумаге. На карте были обозначены разные отделы библиотеки: биографии, исторические романы, научная фантастика, детективы и тому подобное.

— Сегодня мы с вами научимся находить в библиотеке книги, чтобы брать их домой. Как видите, я написала на каждой карте название какой-то книги. Ваше задание — отыскать эту книгу и выписать ее на свое имя. Вы можете помогать одноклассникам, так что давайте работать вместе, ладно?

Роберт взглянул на свою карту. Там было написано:

М. Дж. Хеттер

Приключения клыкастого ковбоя Данжери, мальчика-вампира

Часть 1. Дело о пылающей подкове


Отдел библиотеки: Художественная литература — Детективы — Мистика

Роберт поднял руку.

— А можно мне выбрать другую книгу?

— Извини, — сказала госпожа Лавиния. — Других заданий у меня нет.

Роберт поверить не мог в то, что ему настолько не повезло. Да, он любил книги о ребятах со сверхъестественными способностями, но это уж слишком. «Приключения клыкастого ковбоя Данжери»! Судя по названию, это самая дурацкая книга в мире.

— Но если не по душе произведение, которое тебе досталось, — продолжила госпожа Лавиния, — то ты можешь выбрать еще парочку. Ученикам можно брать домой до пяти книг.

Одноклассникам Роберта, похоже, понравились названия предложенных им произведений. Все разбрелись по библиотеке. Роберт решил, что быстренько найдет этого «Клыкастого ковбоя», а оставшееся время потратит на поиск книг, которые действительно его порадуют.

Следуя карте, Артур нырнул в лабиринт полок и шкафов. Вскоре он очутился в отделе с большой табличкой «Художественная литература». Болтовня одноклассников постепенно утихла. Свернув три раза налево и два раза направо, Роберт дошел до надписи «Художественная литература — Детективы». Еще пара шагов — и впереди замаячила табличка «Художественная литература — Детективы — Мистика».

Подняв голову, Роберт вдруг заметил, что книжные шкафы словно бы стали выше. Наверное, все дело было в том, как падал свет, но ему показалось, что верхние полки шкафов нависают над ним, будто ветки деревьев, закрывающие солнце.

Ведя указательным пальцем по книжным корешкам, Роберт изучал фамилии авторов. Книги размещались в алфавитном порядке, и он медленно передвигался от А к Б, от Б к В и так далее. Путь был неблизким, и Роберту постоянно приходилось куда-то сворачивать. Оказывается, в библиотеке было намного больше книг, чем он мог предположить.

К тому времени как Роберт добрался до буквы Х, ему казалось, что он перешел целое футбольное поле. В нужном шкафу он обнаружил все семнадцать книг Хеттера из цикла о «клыкастом Данжери». Вытащил первый том — «Дело о пылающей подкове», спрятал книгу в рюкзак и развернулся, собираясь покинуть отдел… И тут понял, что не помнит, как попал сюда.

Это было странно. Роберт собирался пройти по алфавиту обратно — от Х к Ф, от Ф к У — и в конце концов добраться туда, откуда начал. Но, видимо, где-то он свернул не в ту сторону. Книги на полках казались ему совершенно незнакомыми. Роберт двинулся налево, потом направо, потом снова налево. Корешки книг сливались в яркое пятно, все шкафы выглядели совершенно одинаково. Он попытался свериться с картой, но так и не понял, где находится. Каким-то образом ему удалось заблудиться.

В очередной раз подняв взгляд от карты, Роберт заметил какое-то движение. Девочка в белой футболке свернула за угол неподалеку от него.

— Эй! — позвал ее Роберт.

Девочка не остановилась. И даже не обернулась.

Роберт пошел за ней.

— Извини… Эй…

Девочка ускорила шаг и вновь исчезла за углом. Роберт побежал, все глубже погружаясь в бесконечные коридоры.



В нос мальчику ударил резкий запах нафталина. Такая вонь казалась неуместной в школе Лавкрафта, где все было блестящим, стерильно-чистым и совершенно новым.

— Погоди! — крикнул Роберт.

Следуя за белой футболкой, он свернул в проход и оказался в тупике.

Девочки не было.

— Ау?

Ни ответа. Ни звука шагов. Вокруг царила тишина.

Роберт добрался до конца коридора. В тени между двумя книжными шкафами он обнаружил высокую, необычайно узкую дверь. Ему пришлось бы протискиваться в нее боком. Дверной проем обрамляли темные деревянные панели с выжженными на них загадочными письменами. Такие символы можно увидеть разве что на экране компьютера, если тот собирается ломаться.

У Роберта мурашки побежали по спине. Разило нафталином. Чувствуя, как гулко ухает сердце в груди, Артур глубоко вздохнул, поудобнее перехватил рюкзак и шагнул в царство теней.

Глава 5

Роберт всего лишь сделал шаг в узкий дверной проем, ведущий из одного отдела библиотеки в другой, но ощущения при этом были такими, словно он соскочил с движущегося эскалатора в метро. Мальчик споткнулся и чуть не упал.

Впереди тянулась длинная шаткая лестница. Роберт начал подниматься, и деревянные ступени заскрипели у него под ногами. Перила покрывал тонкий слой пыли. Лестница венчалась еще одним дверным проемом, занавешенным лоскутным пологом. Это рукодельное «чудо» словно сшили из сотни мелких обрывков ткани. Войдя в проем, Роберт очутился в какой-то большой пыльной комнате, похожей на чердак.

К стенам были приколочены одеяла и пледы — наверное, таким необычным образом тут боролись со сквозняками. Правда, это не очень помогало. Все равно было холодно.

В комнате на полу валялось около десятка разнокалиберных книжных полок. Похоже, их разложили, не придерживаясь какого-либо порядка. Сами книги были в кожаных переплетах, их страницы пожелтели. Мебель в комнате была из темного дерева.

Но удивительнее всего было то, что не наблюдалось ни окон, ни пожарного выхода, ни всяких новомодных цифровых устройств, которыми так гордилась школа Лавкрафта. Этот чердак словно переместился сюда прямиком из девятнадцатого века.

Роберт подошел к круглому деревянному столу в центре комнаты. Там обложкой вверх лежала открытая книга. На мгновение Роберт похолодел. Корешок книги казался позвоночником крысиного или змеиного скелета — Артур явственно видел ярко-белые позвонки.

На обложке не было названия, а на страницах попадались какие-то странные слова.

Одна глава называлась «Ноф-ке». Другая — «Йаа-йотн». Картинки тоже были диковинными — черно-белые изображения удивительных созданий, пылающих черепов, пейзажи с вулканами.

— Жуть какая, — пробормотал Роберт.

Расстегнув рюкзак, он спрятал странную книгу.

— Если ты искал что-то обычное, а вовсе не жуткое, то ты попал не туда, куда хотел.

Роберт резко повернулся. За его спиной стояла Карина Ортис. Она была одета в белую футболку и голубые джинсы.

— Что это за место такое?

— Чердак. — Карина пожала плечами. — Тут классно, правда?

Роберт уставился на карту библиотеки, которую ему вручила госпожа Лавиния. Там были отметки «Прикладная литература» и «Медиа-центр», а вот надписи «Чердак» он там так и не увидел.

— Эта карта бесполезна, Роберт.

— Именно поэтому я тебя и звал. Я потерялся.

— Ну, теперь ты нашелся. Я тебя нашла. — Карина улыбнулась, ее брекеты сверкнули. — А я точно знаю, где мы. Может, посидишь тут со мной немного?

— У меня сейчас урок английского, — напомнил ей Роберт. — Я должен искать книги.

— Этот парень, Гленн, он все еще пристает к тебе?

Роберт почувствовал, как его лицо заливает краска.

— Знаешь, извини, что накричал на тебя тогда. Но я правда не хочу говорить о Гленне.

— Ты должен дать ему отпор. Я знаю, ты его боишься. Но лучший способ избавиться от своих страхов — это взглянуть им в глаза.

Роберту этот совет не показался хорошим. Он знал, что если попытается дать Гленну отпор, то окажется головой в унитазе.

— А ты чего боишься? — поинтересовался он.

— Пауков.

— Нет, я имею в виду твой худший страх. Чего ты боишься больше всего на свете?

— Правда, пауков. Меня все в них пугает. Их волосатые лапы, вздрагивающие тела, серебристая жидкость на их задах, которая потом превращается в паутину… Они отвратительны.

Роберт задумчиво обвел взглядом комнату.

— Мне кажется, тебе стоит подыскать другое место для отдыха. Судя по виду этого чердака, пауков тут полно.

Карина покачала головой.

— Тут мне никто не мешает. Это место непросто найти. Но ты можешь оставаться здесь сколько захочешь. Тут полно классных штук.

На чердаке действительно можно было найти то, что обычно не ожидаешь увидеть в школьной библиотеке: манекен, виолончель без половины струн, обшарпанную шлюпку с алюминиевым каркасом. Но самым странным в этой комнате была огромная деревянная дверь в противоположной стене. Эта дверь была забита тремя толстыми деревянными досками. Доски покосились, словно их прибивали в спешке.

— Что это? — спросил Роберт.

— Аварийный выход.

Эта дверь нисколько не напоминала Роберту аварийный выход.

— А почему он забит?

— Потому что открывать его нужно только в крайнем случае.

Приглядываясь к двери, Роберт вдруг понял, что с другой ее стороны доносятся какие-то звуки. Кто-то скребся там, за дверью.

— Я, пожалуй, пойду, — сказал он. — Может, нарисуешь мне, как пройти?

— Ты не заблудишься, когда будешь возвращаться в библиотеку, Роберт. — Карина улыбнулась. — Я обещаю. Просто спустись по лестнице, а дальше ты найдешь дорогу.

Роберт не очень-то поверил, но он не собирался торчать тут и спорить с ней. Что-то с этим чердаком было не так. Очень уж он напоминал такое место, куда ученикам лучше не соваться. Роберт волновался, что кто-то из учителей их тут застукает. Из-за этого и он сам, и Карина могли схлопотать неприятности.

Роберт застегнул молнию на рюкзаке и перебросил его через плечо. Теперь, когда внутри лежала старинная книга, сумка казалась намного тяжелее.

— И вот еще что, Роберт… — окликнула его Карина.

— Да?

— Я тут мало с кем знакома. Если тебе захочется поболтать или просто посидеть здесь, приходи, ладно?

Дневник профессора Гаргульи

Роберт вышел за занавеску, спустился по шатким ступеням и протиснулся в узкий дверной проем. И вновь у него возникло это странное ощущение — на этот раз пол будто дернулся под ногами, унося его вперед.

Глава 6

Карина оказалась права — не пройдя и пары шкафов, Роберт повернул за угол и наткнулся на своего учителя английского.

— Вот ты где! — воскликнул мистер Лумис. — Я уже пол-урока тебя ищу.

— Извините. Я заблудился.

— Да, я понимаю. — Учитель широко улыбнулся. — Это отличная библиотека, я и сам готов блуждать здесь часами.

Роберту нравился мистер Лумис. Он носил свитера пастельных тонов, любил книги и никогда не повышал голос. А еще он не заставлял учеников называть себя «профессор», как кое-какие сумасшедшие учителя естествознания.

— Нашел что-нибудь хорошее? — спросил мистер Лумис.

— Да. — Роберт похлопал по рюкзаку.

— Следует выписать книгу, прежде чем уйти. У выхода стоят терминалы. Просто введи номер ученического билета, а дальше все высветится на экране. Поторопись, тебе нужно успеть до звонка.

Роберт подошел к терминалам выдачи, похожим на автоматы в супермаркетах. Он расстегнул рюкзак, потянулся за книгой… и вдруг его руку пронзила острая боль.

Что-то укусило его!

Роберт выронил рюкзак, и боль прекратилась. Он посмотрел на ладонь. У основания большого пальца виднелись две красные отметины. Укус был не настолько сильным, чтобы пробить кожу, но это явно был отпечаток зубов.

Отпечаток зубов?

Роберт обвел взглядом библиотеку. Никто на него не смотрел. Его одноклассники были заняты своими делами, а мистер Лумис болтал с госпожой Лавинией в медиа-центре.

Роберт закрыл рюкзак, выскочил из библиотеки и прошмыгнул по коридору к ближайшему туалету. Опустив рюкзак на один из умывальников, он едва успел приоткрыть застежку, как из сумки высунулась коричневая, покрытая шерстью голова.

Коричневая, покрытая шерстью голова крысы!

Черные глазки блестели. Усики подергивались. Зверек удивленно озирался. В отличие от крыс, увиденных Робертом в первый день, эта казалась вполне дружелюбной. Даже игривой.

Роберт еще немного потянул за змейку, и из сумки выглянула вторая голова. Такая же коричневая шерстка, такие же черные глаза.

«Близнецы, — подумал Роберт. — Как те рыжие девчонки на уроке естествознания».

Каким-то образом эти крысы забрались в его рюкзак, пока он говорил с Кариной. Роберт полностью открыл сумку, собираясь выпустить зверьков наружу. И только тогда понял, что ошибся.

Это были не близнецы.

Это была одна крыса с двумя головами.

— Ух ты, — прошептал Роберт. — Да что вы такое, ребята?

Существо подняло головы и издало звук, напоминавший поскрипывание. У коричневого создания было одно тело, по паре задних и передних лап, один хвост. Только голов было две. Одна из них потерлась щекой о запястье Роберта. Она хотела, чтобы ее погладили!

— Ладно. — Роберт почесал у нее за ухом. — Нравится? Приятно тебе?

Существо было в восторге. Обе головы зажмурились и замурлыкали, словно котята.

— Может, тебе воды дать? Пить хочешь?

Он повернул кран и набрал пригоршню воды. Крыса — крысы? — выбралась на умывальник, мягко перебирая лапками, и принялась лакать воду. Шероховатые языки щекотали Роберту ладонь.

— Ну вот, — прошептал он. — Не торопись, попей. Вот молодец… э-э-э… молодцы.

И тут дверь в туалет распахнулась.

Крыса скользнула в рюкзак, и Роберт поспешно застегнул «молнию».

В дверном проеме стоял Гленн Торкельс. И усмехался.

— Налог на сопляков, Задроберт. — Гленн протянул руку. — Ты же знаешь, тебе нельзя пользоваться туалетом по пятницам.

Таким было еще одно из дурацких правил Гленна.

Дневник профессора Гаргульи

— Ладно. — Роберт осторожно спрятал за спину рюкзак и вытащил из кармана два доллара. — Вот. Без проблем. Хорошо?

Гленн убрал деньги, не переставая смотреть на Роберта. Он продолжал скалить зубы.

— Ты чего такой нервный?

— Ничего. — Роберт покосился на рюкзак.

К счастью, крыса не двигалась. Наверное, поняла, что нужно сидеть тихо.

— Ты сегодня сам не свой, Задроберт. Я тебе точно говорю. У меня очень хорошая память.

— Я уплатил твой дурацкий налог, верно? Оставь меня в покое!

Роберт схватил рюкзак и попытался выйти из туалета, но Гленн преградил ему дорогу.

— Что в сумке?

— Ничего. Книги.

— Дай посмотрю.

Торкельс потянулся к рюкзаку. Роберт попытался увернуться, но он двигался недостаточно быстро. Гленн схватился за лямку и дернул рюкзак на себя.

— Осторожно! — завопил Роберт.

— Почему это? — осведомился Торкельс.

— Не твое дело! Оставь меня в покое!

В такие моменты Роберт вспоминал персонажей своих любимых книг — якобы обычных ребят, которые, впрочем, обладали сверхъестественными способностями. Ему хотелось выпустить из глаз лазерные лучи, которые испепелили бы Гленна. Или призвать огромное чудовище, которое утащило бы хулигана. А тот бы кричал и отбивался…

Но, к сожалению, Артур не был персонажем книги. Все происходило в реальности.

Торкельс схватил Роберта за запястье, заломил руку и прижал щекой к стене.

— Вот что сейчас будет, Задроберт. Я буду выворачивать твою руку, пока ты не отпустишь рюкзак. Ты меня понял?

— А ну перестань!

Роберт повернулся к двери. В туалет ворвался мистер Лумис.

Гленн ослабил хватку.

— В кабинет директора! — рявкнул Лумис. — Немедленно!

— Но мы просто играли…

— Немедленно! — Крик мистера Лумиса эхом отразился от стен.

Он никогда не повышал голос на уроках, но тут было ясно, что учитель настроен решительно.

Гленн выразительно посмотрел на Роберта.

— У меня отличная память, — предупредил он, выходя за дверь.

Мистер Лумис присел на корточки перед Робертом.

— Ты как, в порядке?

— Да, все нормально. — Роберт потряс рукой, разгоняя кровь.

— Гленн часто к тебе пристает?

— Нет…

— Так это случилось впервые? — Мистер Лумис нахмурился.

— Ага. — Роберт пожал плечами.

Зазвонил звонок. Было 12:30. Обычно в это время школьники отправлялись на обед, но сегодня всех отпустили пораньше. За дверью загалдели ученики, обсуждавшие планы на выходные. Захлопали дверцы шкафчиков.

— Можно я пойду? — спросил Роберт.

Мистер Лумис всмотрелся в его лицо, пытаясь понять, говорит ли он правду.

— Роберт, тебе нужно сосредоточиться на учебе, а не беспокоиться о каких-то хулиганах. Я могу решить эту проблему, но ты должен рассказать мне, что происходит.

Это была та самая возможность, которой Роберт так долго дожидался. Перед ним стоял учитель, готовый помочь и способный навсегда избавить его от нападок Гленна. И все же Роберту было стыдно рассказывать правду.

Мальчишки должны сами давать отпор обидчикам. Если бы Роберт все рассказал мистеру Лумису — и про мармеладных червяков, и про «налог на сопляков», и про обидные прозвища, — то выглядел бы жалко. Это было бы слишком унизительно.

Роберт почувствовал, как крыса завозилась в его сумке.

— У меня нет никаких проблем. Можно я пойду?

Глава 7

Роберт примчался домой, влетел в свою комнату, сбросил кроссовки, запрыгнул на кровать и осторожно расстегнул рюкзак.

Две головы выглянули наружу — сперва одна, потом вторая. Два носа с любопытством принюхались.

— Выбирайтесь, ребята. Здесь вы в безопасности. Это моя комната. Сюда никакие хулиганы не заберутся.

Существо осторожно перебралось на одеяло. Роберт потрепал его по шеям, и вскоре создание вновь замурлыкало, уютно устроившись на кровати.

— Начнем с главного, — сказал Роберт. — Вам нужно имя.

Он думал об этом, пока мчался домой. Конечно, прикольнее всего была бы кличка «Двойной Малый», но Роберт решил, что ему нужно подобрать два имени, одно для левой головы, а второе для правой.

Марио и Луиджи?

Чип и Дейл?

Страх и Риск?

Нет, все эти имена не подходили такому малышу. И тут Роберта озарило.

— Знаю! Ты будешь Писк, — сказал он левой голове. — А ты Скрип. — Он почесал правую голову за ухом. — А вместе ты будешь Пискрип!

Похоже, существу выбор понравился. Скрип даже издал тихое поскрипывание, словно показывая, что понимает и поддерживает решение Роберта.

— Мне тоже нравится. Посидите тут, пока я принесу еду.

Роберт побежал на кухню. Мама стояла у плиты, перемешивая суп в кастрюле.

— Вот ты где! — воскликнула она. — Как прошел день, милый?

— Хорошо.

— Чем занят?

Роберт, открыв холодильник, схватил пару яблок, кусок сыра, горсть латука и пакет с морковкой.

— Так, собираюсь перекусить. Позови, когда обед будет готов, ладно? Спасибо, мам.

Он побежал обратно в комнату, запрыгнул на кровать и принялся кормить своих новых питомцев. Писк и Скрип явно были голодны. Они схватили яблоко, зажали его в лапах и принялись с аппетитом есть. Роберт зачарованно наблюдал за ними. Каждая голова двигалась независимо от второй. Временами Писк ел, а Скрип отдыхал, и наоборот.

Через десять минут от принесенного Робертом не осталось и следа. Писк и Скрип умоляюще уставились на мальчика.

— Я принесу еще после обеда, — пообещал он. — Если я второй раз приду на кухню, мама может что-то заподозрить.

Роберт знал, что в доме крысу не потерпят, не говоря уже о двухголовой крысе-мутанте.

Он нашел в шкафу картонную коробку, набросал туда листки из старой тетради, соорудив из них что-то вроде гнезда. В угол коробки Роберт поставил маленькую мисочку с водой.

— Тут вы будете спать ночью, — объяснил он.

Писк и Скрип мгновенно поняли, что он имеет в виду. Зверьки забрались в коробку, уселись в углу, улыбнулись Роберту и застучали зубами. Похоже, этот странноватый мерный стук означал, что они довольны.

— Вам, ребята, тут будет уютно и удобно, — пообещал Роберт. — А еще сегодня пятница, значит, у нас впереди все выходные. Можем поиграть. Завтра выберемся во двор, как думаете?

И тут в дверь постучали.

— Роберт, можно зайти?

Он схватил коробку и сунул ее под кровать.

— Открыто!

Мама появилась в дверях.

— Ты по телефону говорил?

Роберт покачал головой.

— Мне показалось, что ты с кем-то разговаривал.

— Наверное, это просто радио.

Было ясно, что миссис Артур не поверила.

Усевшись на кровать рядом с сыном, она приобняла его за плечи.

— Все в порядке?

— Ага.

— Тебе нравится новая школа?

— Ага.

— У тебя какие-то проблемы?

— Ага. То есть нет.

Мама заглянула сыну в глаза.

— Я пытаюсь поговорить с тобой, Роберт. Понимаешь? Но у меня ничего не получится, если ты не будешь слушать меня и отвечать.

— Извини, — пробормотал он.

Роберту стало стыдно. У мамы и так много проблем, она работает в три смены в больнице, готовит, убирает, стирает. У нее не остается времени на то, чтобы сходить куда-то и развлечься. Меньшее, что он может сделать, так это подбодрить ее немного.

— В школе просто здорово, — принялся рассказывать он. — Сегодня мы ходили в библиотеку. В первый раз. И, мам, ты не поверишь! Библиотека настолько огромна, что я там заблудился!

— Серьезно? — Мама улыбнулась.

— Ага, а еще мой учитель английского, мистер Лумис… Он очень хороший. Сегодня он показал мне, как выписывать книги в библиотеке. О, а еще сегодня у меня появился новый друг!

— Правда? Это же прекрасно!

— Даже два новых друга. — Роберт улыбнулся, думая о том, что Писк и Скрип сидят сейчас под кроватью и их усатые мордашки всего в паре сантиметров от маминых ног.

Дневник профессора Гаргульи

Глава 8

Большую часть выходных Роберт провел, играя с новыми друзьями. Днем он выносил Писка и Скрипа в парк, расположенный по соседству. Ночью он забирался с ними под одеяло и кормил их при свете фонарика. Писку больше нравилось шоколадное печенье с белой глазурью. Скрип же предпочитал печенье с арахисовым маслом. И оба обожали соленые крендельки. Из-за этого вся простыня была усыпана крошками.

Писк и Скрип оказались потрясающе умными созданиями. Всего за пару часов Роберту удалось научить их простым командам: «сидеть», «лежать», «перевернуться». К вечеру субботы они выполняли и более сложные задания.

— Принесите мне комикс, — говорил Роберт.

Писк и Скрип послушно подходили к книжной полке, доставали комикс и приносили его хозяину, зажав в зубах.

В награду Роберт давал им крендель.

— Одна голова — хорошо, а две — лучше, это уж точно, — говорил он, гладя Пискрипа по спине и шеям. — Вы, ребята, вдвое умнее обычной крысы.

Он почитал в Интернете о двухголовых животных. Они встречались намного чаще, чем Роберт полагал. Он нашел фотографии двухголовых коров и свиней, даже двухголового крокодила. В науке такое явление называлось «полицефалия». Роберт просмотрел несколько статей о полицефалии в медицинских журналах, но они были написаны слишком уж мудрено, и он ничего не понял. Тем не менее одна статья привлекла его внимание, потому что ее автор, Кроуфорд Тиллингаст, жил в штате Массачусетс, более того, он жил прямо здесь, в Данвиче, всего в миле от дома Артуров.

Роберт спустился вниз, в гостиную. Мама аккуратно складывала на диване чистое белье.

— Мам, ты когда-нибудь слышала о человеке по имени Кроуфорд Тиллингаст?

— Конечно. Помнишь огромный особняк на улице Ист-Честнат? Ну, тот, который снесли в прошлом году? Там он и жил. Он был каким-то ученым.

— Он до сих пор живет в Данвиче?

— Нет, солнышко. Он умер тридцать лет назад. В его доме случился пожар, кажется. А почему ты спрашиваешь?

— Просто так. — Роберт пожал плечами.

— Знаешь, когда я была маленькой, мы с друзьями говорили, что в этом доме водятся привидения. — Мама рассмеялась. — Если подойти к особняку ночью, можно было увидеть, как в окнах вспыхивали какие-то странные огоньки. Мы частенько подначивали друг друга и на спор подбегали к двери, звонили и убегали. Бедный старик…

Наверху что-то с грохотом обрушилось. Похоже, Писк и Скрип пробрались в шкаф Роберта.

— Что это? — вскинулась мама.

— Ничего, — заверил ее Роберт. — Просто книжки упали с кровати. Я все уберу.

Когда он вернулся в комнату, Писк и Скрип прятались в своей коробке, зарывшись головами в обрывки бумаги.

Дневник профессора Гаргульи

— Вы должны сидеть тихо, когда меня тут нет, — предупредил их Роберт. — Вы меня поняли? Если вас найдет моя мама, будет скандал.

Скрип пискнул, а Писк быстро кивнул. Роберт пожелал им спокойной ночи и засунул коробку под кровать.

Проснувшись на следующее утро, он обнаружил, что коробка пуста.

Роберт выпрыгнул из-под одеяла. Заглянул под кровать. Посмотрел в шкафу. Даже в ящиках стола. Мама уже ушла на работу, поэтому Роберт смог оббежать весь дом, зовя своих любимцев.

— Пискрип! Писк! Скрип!

Но их нигде не было.

Роберт вспомнил слова профессора Гульи о том, что крыса может прогрызть дыру в кирпичной или бетонной стене и в свинцовой трубе и способна протискиваться в отверстия шириной в полтора сантиметра. Значит, Писку и Скрипу будет несложно сбежать из дома. Может, Роберт обидел их вчера, отчитав за шум? Может, они решили поселиться в каком-нибудь другом месте?

Сидя в тишине, Роберт проглотил завтрак. Затем почистил зубы и подхватил рюкзак, собираясь отправляться в школу. И тут он почувствовал знакомое копошение в сумке. Мальчик расстегнул молнию. Писк и Скрип радостно улыбнулись ему.

— Вы хотите пойти со мной? — удивился Роберт. — В школу?

Писк кивнул. Скрип застучал зубами.

Роберту эта идея не понравилась. Он не думал о Гленне Торкельсе все выходные — новые любимцы отвлекли его от горестных мыслей, — но знал, что мучитель захочет отомстить ему.

— Вы должны пообещать мне, что будете вести себя тихо, — сказал он. — Не пищите. Если кто-нибудь заметит что-то подозрительное, я не смогу вас защитить.

Писка и Скрипа такие условия, кажется, устроили. Роберт застегнул рюкзак и вышел за дверь.

Школа Лавкрафта находилась в восьми кварталах от его дома. Когда Роберт подошел к школьному двору, то сразу понял, что что-то не так. На парковке стояло пять полицейских машин и два фургона отдела новостей. Рядом со стойкой для велосипедов тележурналист с микрофоном в руках что-то говорил об «ужасной трагедии, всколыхнувшей этот тихий район». Оператор снимал его.

Роберт ускорил шаг, направляясь к входной двери. На цифровом щите у главного входа в школу светилось новое объявление:

Пропала ученица!

Ученица седьмого класса Сильвия Прайс объявлена в розыск.

Если у вас есть какие-то сведения о ее местонахождении,

пожалуйста, сообщите учителю или позвоните 911.

Рядом находилась фотография девочки с длинными рыжими волосами. Роберт узнал одну из близняшек, которых он видел на уроке профессора Гульи.

Весь оставшийся день Роберт не мог думать ни о чем другом. В коридорах только и делали, что сплетничали и распускали глупые слухи. Говорили, что Сильвия сбежала из дому и уехала в Нью-Йорк. Говорили, что ее похитил какой-то заезжий тип. Говорили, что ее видели в лесу за школой Лавкрафта. Но что произошло на самом деле, никто не знал.

Большинство учителей Роберта были очень огорчены из-за того, что случилось. А мистер Лумис — сегодня он был в желтовато-зеленом вязаном жилете — даже казался рассерженным.

— Вам, дети, нужно прислушиваться к голосу здравого смысла! — говорил он, расхаживая туда-сюда по аудитории. — Не разговаривайте с незнакомцами! Будьте внимательны, если вам приходится куда-то идти вечером! Будьте осторожны в незнакомых местах! Берегитесь новых людей!

Роберт и так все это знал. С тех самых пор, как ему исполнилось пять лет, воспитатели и учителя предупреждали его об опасности, которая может исходить от незнакомцев. Но все в классе внимательно слушали мистера Лумиса. Они понимали, что он просто расстроен и хочет предотвратить повторение трагедии.

В полдень Роберт вышел на стадион и разделил с Писком и Скрипом бутерброд с ветчиной. Его любимцы с удовольствием выбрались из рюкзака. Они резвились на трибунах, бегая вверх-вниз. Роберт охранял малышей, следя за тем, чтобы их не увидел кто-то из учителей или учеников.

— Вы сегодня очень хорошо вели себя, ребята, — сказал он Писку и Скрипу. — Сидите так же тихо, и все будет в порядке.

Когда Роберт пришел на естествознание, парты слева и справа от него были пусты. По словам одноклассников, Сара Прайс решила остаться дома с семьей и помочь полиции расследовать исчезновение Сильвии.

В классе воцарилась непривычная тишина. Даже животные в клетках не издавали ни звука.

Профессор Гулья вошел как ни в чем не бывало. Бросив кожаную сумку на стол, он повернулся к доске.

— Мы продолжим с того места, на котором остановились в пятницу, — заявил он, рисуя на доске человеческий череп. — В черепе восемь разных костей, и любой, кто хочет сдать этот предмет, должен выучить их названия.

И вдруг он повернулся к классу и сморщил нос.

— Что это за омерзительное зловоние?

Роберт и его одноклассники переглянулись. О чем он говорил? В классе пахло точно так же, как обычно.

Линн Скотт, одна из девочек, сидевших за первыми партами, подняла руку.

— Профессор Гулья, вы расскажете что-нибудь о Сильвии Прайс?

Профессор удивленно вскинул брови.

— О ком?

Линн указала на пустой стул.

— О девочке, которая пропала вчера ночью.

— Ах, да. Одна из монозиготных близнецов.

Гулья уселся на стол и сложил руки на коленях, будто собирался рассказать классу сказочку на ночь.

— Я понимаю, что многие из вас расстроены. Прискорбно, что ребенок исчез, ученики. Но мы должны помнить, что на все есть своя причина. Есть силы в этом мире, которые вы не можете понять. Великие Древние обладают разумом, сравнимым с умом десяти тысяч человек, вместе взятых. Мы не должны ставить под сомнение их действия… Но что же это за чудовищная вонь?

Профессор прошел по рядам между партами в классе, принюхиваясь, точно ищейка, напавшая на след.

— Это отвратительно! — воскликнул он. — Поверить не могу, что кто-то из вас может сосредоточиться, чувствуя столь мерзостное зловоние!

Гулья остановился у стола Роберта, присел — сейчас он чем-то напоминал огромное насекомое — и прижался лицом к рюкзаку.

— Что в этой сумке, мистер Артур?

— Н-н-ничего, — пробормотал Роберт. — Спортивная форма…

— Очень в этом сомневаюсь, — заявил Гулья.

Он открыл рюкзак, сунул руку внутрь и вытащил Пискрипа, схватив существо за загривок. Обе головы беспомощно запищали. Лапки трепыхались в воздухе. Ученики в классе ахнули.

— Грызун с полицефалией? Где вы нашли этого ужасного двухголового мутанта?

Одноклассники Роберта подались вперед, стараясь получше рассмотреть Пискрипа.

— Э-э-э… В библиотеке… — с трудом выдавил Роберт.

— Где именно в библиотеке?

— На чердаке, над библиотекой…

Глаза Гульи расширились.

— На чердаке над библиотекой? — Казалось, слова Роберта стали для профессора потрясением. — Очень интересно, мистер Артур. Но в средней школе имени Говарда Лавкрафта очень строгие правила, запрещающие приносить в классы домашних животных. Если бы вы ознакомились с брошюрой, посвященной школьным правилам, то знали бы об этом!

— Простите, пожалуйста, профессор. Я отнесу их домой после занятий и больше не буду приносить в школу, обещаю.

Гулья покачал головой.

— Это небезопасно. Мы уже обсуждали то, какой вред могут причинить крысы. Вы помните лекцию о черной смерти? Или вы не слушали?

— Писк и Скрип не такие. Они очень дружелюбные.

— Они разносят болезни! Они отвратительны! А двухголовый мутант опасен вдвойне. Я не позволю вам забрать это чудовище домой, мистер Артур.

Гулья прошел в заднюю часть комнаты, держа Пискрипа в вытянутой руке, словно любое прикосновение к мутанту было связано с риском для здоровья.

Одноклассники Роберта завороженно наблюдали, как профессор бросил Писка и Скрипа в небольшой террариум, устланный можжевеловыми опилками. Затем Гулья накрыл его тяжелой металлической крышкой.

— Им не выбраться отсюда. Позже я избавлюсь от них.

Остальные ученики зааплодировали, будто Гулья совершил какой-то подвиг. Одолел мерзкое чудовище…

Профессор продолжил урок, но Роберт не мог сосредоточиться. Все занятие он просидел как в тумане.

Когда прозвенел звонок, Роберт уныло побрел к своему шкафчику. Он не торопился домой. Он вообще никуда не торопился. Сейчас все его мысли были о Писке и Скрипе, запертых в террариуме в классе профессора Гульи.

Как Гулья собирался «избавиться» от них?

Неужели он имел в виду то, о чем думал Роберт?

Роберту хотелось обратиться к маме или даже к мистеру Лумису за помощью, но он знал, что взрослые его не поймут. Правила есть правила. На территорию школы нельзя приносить животных. Дикие двухголовые крысы могут быть опасны. Если бы мама увидела Писка и Скрипа, она не стала бы помогать. Она бы завизжала.

Закрыв дверцу шкафчика, Роберт увидел, что рядом стоит Карина. Девочка прижимала к груди скейт и жевала жвачку.

— Лажа с твоей крысой, — сказала Карина. — Гулья такая скотина.

— Откуда ты знаешь?

— Слухи распространяются быстро.

— Они очень мирные животные, клянусь, — принялся оправдываться Роберт. — Я играл с ними все выходные. Они спали в коробке у меня под кроватью. Писк и Скрип никому не навредят, я уверен. — Его голос дрогнул.

Роберт был так огорчен, что боялся расплакаться. Прямо здесь, в коридоре. Перед девчонкой.

— Я тебе верю, Роберт.

— Гулья сказал, что собирается избавиться от них. Как ты думаешь, что это значит? «Избавиться»?

— Думаю, это значит, что нам нужно украсть твоих питомцев, — улыбнулась Карина.

Глава 9

Вечером после ужина мама Роберта сделала то, чего не делала уже очень давно. Она поднялась на второй этаж, надела нарядное платье и приготовилась выйти в город. Сегодня должна была состояться встреча родителей и учителей. Мама ждала этого всю неделю.

— Как я выгляжу? — спросила она.

На миссис Артур было модное черное платье. На шею она надела ожерелье из искусственного жемчуга. И даже накрасилась.

Роберт сидел на диване и смотрел телевизор.

— Ты ведь знаешь, что президент не придет на эту встречу, верно? — спросил он.

— Я полагала, мне идет. — Мамины плечи поникли.

— Так и есть. Ты прекрасно выглядишь, — быстро поправился Роберт. — Прости меня.

— Ну что ж, мне пора. Не хочу опоздать. Я думаю, что вернусь часов в девять, может, чуть позже. Не сиди весь вечер перед телевизором, ладно?

«Вот как раз с этим проблем не будет», — подумал Роберт.

Как только мама уехала, он схватил рюкзак и выскочил на улицу.

В тот день после уроков Карина сказала, мол, сегодня самое подходящее время для освобождения Писка и Скрипа. Гулья собирался «избавиться» от них, стало быть, нельзя было терять ни минуты. А из-за родительского собрания все двери в школе будут открыты до поздней ночи. Это редкая возможность пробраться в классную комнату незамеченными.

Роберт пробежал восемь кварталов до школы всего за пару минут. Нужно было действовать стремительно. Он хотел спасти Писка и Скрипа и вернуться до того, как мама заметит его отсутствие.

Подобравшись к школе, Роберт увидел десятки родителей, входивших в здание. Общее собрание должно было пройти в актовом зале, далеко от восточного крыла, где находился кабинет профессора Гульи.

Они с Кариной договорились встретиться за дверью восточного крыла. В коридоре царил полумрак, свет во всех аудиториях был выключен.

— Ты готов? — Карина уже ждала его.

— Думаю, да, — ответил Роберт. — Ты кого-нибудь видела?

— Все чисто. Пошли.

Он последовал за подругой.

«И как только девчонка, которая, по ее же словам, боится пауков, не испытывает и тени страха, пробираясь в кабинет учителя?» — подумал Роберт. Он еще не встречал таких людей, как Карина Ортис.

Они поднялись по лестнице на второй этаж и подошли к аудитории 213. На мгновение Роберт испугался, подумав, что дверь может оказаться заперта. Но когда он потянул ручку вниз, та легко провернулась.

В темноте комната казалась жутковатой. Все эти пустые парты… И ухмыляющийся скелет рядом с учительским столом. Но Роберт не рискнул включить свет.

— Где они? — спросила Карина.

Роберт провел ее в заднюю часть аудитории. Вдоль стен тянулись аквариумы с тропическими рыбками и террариумы с ящерицами. Наконец они дошли до террариума, в котором сидел Пискрип. Зверек радостно засуетился, прижимаясь лапками к стеклу. Роберт попытался сдвинуть крышку, но она не шелохнулась.

— Заперто?

— По-моему, ее заело, — ответил Артур.

Роберт заглянул под крышку, пытаясь найти что-то вроде кнопки или задвижки. Но металлическая поверхность была гладкой, а ее края — ровными. Мальчик схватился за край и потянул изо всех сил. Но он будто пытался открыть консервную банку голыми руками. Ничего не получалось.

Роберт попробовал снять террариум с полки. Эта громадина весила килограммов десять. Если понадобится, Артур сумеет вынести ее из школы. Можно попытаться снять крышку, когда он будет дома. А если взять отвертку…

— Слушай! — прошептала Карина. — Кто-то идет!

Роберт тоже услышал шаги. Они доносились из коридора. Кто-то шел сюда. И этот человек приближался довольно быстро. Роберт и Карина забегали по комнате, пытаясь найти место, где можно было бы спрятаться. Под учительским столом? За скелетом?

— Подсобка! — осенило Карину.

Роберт подбежал к открытой двери в боковой стене кабинета. Тут Гулья хранил мензурки, пробирки и наборы химических реактивов. Карина забралась туда первой. Судя по всему, Роберту места уже не хватало.

— Я не помещусь, — сказал он.

— Да залезай уже! — шикнула на него Карина.

Он прикрыл дверь в тот самый момент, когда в аудитории загорелся свет. Каким-то образом Роберту удалось проникнуть в подсобку.

— Ш-ш-ш! Не двигайся, — прошептала девочка.

Роберт был слишком напуган, чтобы ответить ей. Он слышал, что на вечеринках иногда играли в «Семь минут в раю». В этой игре мальчик и девочка запирались в шкафу на семь минут и… Ну, Роберт не знал, что именно они там делали. Обнимались? Целовались? Может быть, те ребята в шкафу чувствовали то же самое, что и он сейчас?

Дверь подсобки была слегка приоткрыта, поэтому можно было краем глаза увидеть, что происходит в классе.

Профессор Гулья принес бутылку воды и пакет корма. Поставив все это на одну из парт, он принялся кормить животных. При этом он напевал какую-то странную мелодию.

Добравшись до террариума, в котором сидели Писк и Скрип, Гулья остановился.

— А вы что? Тоже есть хотите? — Профессор мрачно хохотнул. — Вы наказаны за то, что пытались сбежать. За то, что забрались в рюкзак того мальчишки. Что, если бы вас увидел кто-то из взрослых? Вы представляете себе последствия? Весь план Повелителя, все, что он задумал, могло бы пойти прахом! Шуб-ниггурат! К'хала дорсат фа!

Роберт не был уверен в том, что услышал последнюю часть фразы правильно. Что же такое сказал Гулья? Слова вроде бы прозвучали отчетливо, но этот язык был Роберту совершенно незнаком.

— Повелитель хочет увидеть вас обоих завтра. А пока что он приказал мне передать вам послание.

Профессор сунул руку в соседний террариум и вытащил оттуда белого хомяка с коричневыми пятнышками.

— Смотрите внимательно, — сказал он Писку и Скрипу. — Вот что будет с вами, если вы еще раз попытаетесь сбежать.

Гулья поднял хомяка над головой. Зверек отчаянно засучил лапками, пытаясь вырваться, но у профессора была крепкая хватка. Преподаватель естествознания открыл рот, словно собираясь съесть несчастное создание.

«Какая глупая и жестокая шутка», — подумал Роберт. Такие подлые выходки обожал Гленн Торкельс. Профессор Гулья ничем не отличался от обычного хулигана.

В этот момент в комнате раздался кошмарный скрежет. Нижняя челюсть профессора резко выдвинулась вперед. Его рот распахнулся, как у куклы-чревовещателя. Роберт увидел острые белые клыки и черную бездонную глотку. Гулья сунул хомяка в рот и проглотил целиком.

У Роберта закружилась голова. Он чуть не потерял сознание. Стены подсобки поплыли у него перед глазами.

Дневник профессора Гаргульи

Мальчик схватился за полку, пытаясь устоять на ногах.

— Успокойся, — шепнула Карина. — Не издавай ни звука.

Профессор похлопал себя по груди. Было видно, как хомяк продвигается по его пищеводу.

Гулья открыл бутылку воды, сделал глоток и отрыгнул.

— Пусть это будет вам предупреждением, — сказал он Писку и Скрипу. — Завтра утром я отнесу вас Повелителю.

Через минуту в комнате вновь стало темно. Роберт услышал, как Гулья вышел из аудитории и закрыл за собой дверь.

— Что только что произошло? — выдохнул Роберт.

— Нас чуть было не поймали, вот что только что произошло, — ответила Карина. — Нам повезло.

— Как ты думаешь, он и правда ушел?

— Все в порядке. Давай выбираться отсюда.

Роберт открыл дверь. Ему отчаянно хотелось убежать, но он не мог уйти без Писка и Скрипа. Особенно после того, что он только что увидел.

— Почему бы тебе не унести террариум? — предложила Карина.

— Он слишком тяжелый. И что, если Гулья увидит? И погонится за нами? Не получится.

Артур понимал, что нужно принять более решительные меры. Открыв дверь, Роберт выглянул в коридор. Там было пусто — ни Гульи, ни учителей, ни родителей. Все были в актовом зале в другом конце школы.

Мальчик вернулся в заднюю часть аудитории и расстегнул рюкзак.

— Приготовься бежать, — сказал он Карине.

— Что ты собираешься делать?

Роберт постучал по стенке террариума. Писк и Скрип прижались к стеклу, словно принюхиваясь к пальцам друга.

— Держитесь, ребята. Есть только один способ вытащить вас отсюда, но вы можете немного испугаться.

Роберт накренил террариум и сбросил его с полки. Тот с грохотом свалился. Осколки стекла и можжевеловая стружка полетели во все стороны. Пискрип отпрыгнул, а затем шмыгнул к Роберту в рюкзак.

— Бежим! — крикнула Карина.

Выскочив из класса, они прикрыли дверь и понеслись к выходу. За ними никто не гнался, но Роберту не хотелось рисковать. Сломя голову он пролетел по коридору, вниз по лестнице, за дверь восточного входа. Оглянувшись, мальчик увидел, что подружка замялась на пороге школы.

— Что ты делаешь? — опешил он. — Бежим скорей!

— Я побегу в другую сторону. — Девочка указала на коридор, ведущий в западное крыло. — Я живу в той части города.

— Что делать с Гульей?

— Завтра поговорим. Встретимся на чердаке.

— Будь осторожна, — напомнил Роберт. — Убедись, что тебя никто не видел.

Всю дорогу домой Артур бежал без оглядки. О многом нужно было подумать. Многого он не понимал. Почему профессор Гулья говорил с Писком и Скрипом так, словно они действительно могли понять его? Откуда они сбежали? Что это за Повелитель, о котором твердил Гулья? Этому не было разумного объяснения.

Вернувшись домой, Роберт попотчевал Писка и Скрипа роскошным ужином — поджаренной ветчиной, пшеничными хлопьями с изюмом, сельдереем, виноградом и кренделями. Они слопали все в считаные минуты. Затем Роберт уложил их в коробку, чтобы малыши отоспались.

Через десять минут к дому подъехала мамина машина. Миссис Артур была в отличном настроении, словно только что вернулась с лучшей вечеринки в своей жизни.

— Невероятно! — воскликнула она. — А ты знал, что в восьмом классе можешь начать учить китайский язык? А ты знал, что мистер Лумис закончил магистратуру в Йельском университете? А ты знал, что вся школа построена из переработанных материалов?

— Тебе понравилось родительское собрание?

— Я в восторге, милый. — Мама заключила его в объятия. — У тебя такая замечательная школа! Я так рада за тебя. Рада за нас. — Ее улыбка померкла. — Хотя мне очень жаль ту пропавшую девочку, Сильвию Прайс. Родители говорили о том, как продвигается расследование. Ты был с ней знаком?

— Нет, видел мельком.

— Надеюсь, ее скоро найдут. Я даже представить себе не могу, что сейчас переживает ее семья. Ваш учитель естествознания… кажется, его зовут мистер Гулья, да? Он сказал, что всем нам не нужно беспокоиться. Мол, он уверен в том, что Сильвия вернется домой.

Когда мама упомянула о Гулье, Роберт вспомнил, как его учитель, словно удав, распахнул рот и проглотил живого хомячка.

— Он показался мне очень милым, — добавила мама.

Глава 10

Когда Роберт проснулся на следующее утро, Писк и Скрип уже сидели в рюкзаке. По всей видимости, им не терпелось вернуться в школу Лавкрафта.

— Вы что, шутите? — возмутился Роберт. — Вы слышали хоть слово из того, что сказал вчера Гулья? Помните, как он учуял вас? Помните, что случилось с хомяком?

Писк и Скрип закивали, словно соглашаясь со всеми доводами Роберта. Но когда он сунул руку в рюкзак, они вывернулись, не желая выбираться наружу.

— Ребята, это безумие. Вам опасно появляться в школе. Вы должны остаться здесь, пока я не пойму, что происходит.

Писк и Скрип покачали головами. Они были исполнены решимости отправиться в школу и следовать за Робертом, куда бы тот ни пошел. И мальчик не понимал почему.

— Ладно, как хотите. — Он застегнул рюкзак и забросил его на плечо. — Но на уроке естествознания будете сидеть в шкафчике.

Когда Роберт пришел в школу, заморосил мелкий дождик. Уроки тянулись часами, а Артур не мог ни на чем сосредоточиться. В голову навязчиво лезли мысли о вчерашнем дне. Роберт помнил, что именно сказал Гулья Писку и Скрипу: «Что, если бы вас увидел кто-то из взрослых? Вы представляете себе последствия? Весь план Повелителя, все, что он задумал, могло бы пойти прахом! Шуб-ниггурат! К'хала дорсат фа!»

Что же, будь оно неладно, это все означает?

После того как прошла, казалось, сотня миллионов часов, зазвонил звонок. Урок английского закончился, и Роберт направился к выходу из класса.

— Роберт! — окликнул его мистер Лумис. — Есть минутка?

— Да…

— У тебя все в порядке? Я заметил, что ты сегодня не очень внимательно меня слушал. Мне показалось, тебя что-то беспокоит.

Роберт представил себе, что будет, если он скажет правду: «Вчера вечером я пробрался в школу, когда на улице уже стемнело. И я видел, как профессор Гулья проглотил хомяка».

Об этом и думать было нечего.

— Все в порядке, мистер Лумис. Я просто немного устал.

— А что с тем мальчиком, Гленном? Он все еще пристает к тебе?

— Нет, он оставил меня в покое. Можно я пойду?

— Да, конечно. — Мистер Лумис кивнул. — Я просто решил уточнить.

Пройдя мимо столовой, Роберт сразу повернул к библиотеке. Придется пропустить обед, но добраться до чердака и поговорить с Кариной о том, что случилось вчера, — намного важнее.

Оказавшись в отделе художественной литературы, Артур попытался повторить проделанный в прошлый раз путь. Роберт нашел секцию детективов, но никак не мог разглядеть проход на чердак. «Вот тут я повернул налево, потом направо, потом еще раз направо. Или налево?» Мальчик искал темный угол. Он помнил, что в прошлый раз едва заметил дверь. Но теперь он вообще ничего подобного не видел.

Отчаявшись, Роберт подошел к госпоже Лавинии, сидевшей за столом выдачи заказов.

— Здравствуйте, юноша. Я могу вам помочь? — Госпожа Лавиния провела книгой в мягкой обложке под сканером. По штрих-коду пробежал красный луч.

— Я пытаюсь найти комнату со старыми книгами, знаете? Ну, ту, в которую ведет лестница?

Госпожа Лавиния посмотрела на него поверх очков.

— Вы что-то сказали о старых книгах?

— Да, там были большие книги в кожаных переплетах. Судя по виду, некоторым из них лет двести.

— Наверное, вы говорите о книгах в городской библиотеке, юноша. Все наши книги совершенно новые. Мы получили очень щедрый взнос от одной благотворительной организации.

Роберт покачал головой.

— Я уверен, эта комната где-то здесь. — Он махнул рукой в сторону отдела художественной литературы. — Она похожа на чердак. Ну, там видны потолочные балки и все такое. И еще одна из дверей забита досками.

Госпожа Лавиния изумленно уставилась на него.

— Юноша, я понятия не имею, о чем вы говорите.

Глава 11

На перемене между шестым и седьмым уроком Роберт оставил Писка и Скрипа на верхней полке шкафчика.

— Сидите тихо, — предупредил он. — Сегодня у меня последний урок — естествознание. А потом я вернусь за вами.

Роберт готовился к худшему. Он знал, что профессор Гулья будет в ярости. Учитель будет искать того, кто разбил террариум. Того, кто освободил Писка и Скрипа. И подозрение сразу падет на Роберта. Конечно, мальчик не думал, что Гулья станет угрожать ему при одноклассниках. Но что, если профессор скажет ему задержаться после урока? Что тогда?

Конечно, заманчиво было бы вообще пропустить естествознание. Но поступить так — все равно что признать свою вину. Роберт решил пойти на урок и сделать вид, что не имеет к происшедшему никакого отношения. Может быть, крысы сами перевернули террариум. Это ведь тоже возможно, верно?

Роберт пришел в класс одним из последних. Кто-то убрал разбитое стекло и опилки. Не осталось никаких следов случившегося. Но кое-кто все-таки заметил, что Писк и Скрип пропали.

— Эй, Задроберт! — окликнул его Гленн. — Похоже, Гулья избавился от твоего зверька!

Не обращая на Торкельса внимания, Роберт плюхнулся за парту. Он достал тетрадь и начал переписывать конспект с прошлого занятия, старательно выводя каждую буковку. Роберт хотел чем-то заниматься, когда Гулья войдет в аудиторию. Так у него будет повод не смотреть профессору в глаза.

Но звонок уже прозвенел, а учителя все не было.

Скелет пустыми глазницами пялился на дверь. Он будто ожидал прихода Гульи, как и все остальные. Роберт вспомнил о первом дне в школе. Тогда Сара Прайс предложила ему сходить к директору и выяснить, что случилось. Это было всего две недели назад, но казалось, что это произошло в древние времена.

Когда дверь в класс наконец отворилась, в аудиторию вошла низенькая полная женщина. У нее были черные курчавые волосы, а на носу поблескивали очки с толстыми стеклами. Ребята с недоумением наблюдали, как она подходит к столу профессора Гульи.

— Добрый день. — Женщина опустила на стол какие-то папки. — Меня зовут миссис Кински, сегодня я заменяю профессора Гулью. Ваш учитель немного приболел, у него расстройство желудка.

Роберт вспомнил, как Гулья запихнул себе в рот живого хомяка.

— А теперь слушайте внимательно. У меня для вас потрясающие новости, — продолжила миссис Кински. — Сегодня вам предстоит познакомиться с удивительнейшим миром, полным тысячи причудливых видов. Поразительно, но этот мир находится за дверью нашей школы, он так близко, что можно добраться пешком. — Миссис Кински закрыла доску экраном проектора. На полотне появилось изображение голубых волн. — Конечно же, я говорю об океане. Сегодня мы посмотрим документальный фильм о захватывающих исследованиях в области морской биологии!

Пара ребят захлопала в ладоши, но остальные уже начали обмениваться записочками и заниматься своими делами. Роберт еще никогда так не радовался замене на уроке. Он надеялся, что миссис Кински будет вести естествознание вместо Гульи всю неделю.

В 14:45 прозвонил последний звонок, и Артур вернулся в библиотеку. Он еще минут двадцать потратил на поиски входа на чердак. Без толку. Госпожа Лавиния скептически наблюдала за ним из-за стола выдачи заказов.

— Мы закрываемся через десять минут, — сообщила она. — Если тебе нужно больше времени, ты можешь пойти в городскую библиотеку.

Роберт вернулся к своему шкафчику. Все одноклассники уже разошлись. В коридорах было пусто, цифровые щиты были выключены.

Его шаги эхом отдавались от кафельного пола.

Роберт остановился перед шкафчиком, ввел нужную комбинацию цифр и открыл дверцу.

— Писк? Скрип? Где вы, ребята?

Верхняя полка оказалась пуста, там лежали только книги — «Дело о пылающей подкове» и большой фолиант в кожаном переплете, который Роберт взял на чердаке. Не было и следа его питомцев. Запаниковав, Роберт перебрал книги на дне шкафчика и тут заметил, что капюшон его куртки двигается. Заглянув внутрь, он обнаружил Писка и Скрипа, уютно свернувшихся клубочком, словно в гамаке.

— Вот вы где! — воскликнул Роберт. — Ну вы, ребята, и напугали меня!

— Кто это тебя напугал? — осведомился Гленн Торкельс.

Он появился словно из ниоткуда. Роберт попытался захлопнуть дверцу, но не успел. Гленн заблокировал ее своим огромным грязным ботинком.

— Я задал тебе вопрос, Задроберт. Кто тебя напугал? — Гленн заглянул в шкафчик, но Писк и Скрип зарылись глубже в капюшон.

— Никто. Я разговаривал сам с собой.

— Так это ты сам себя напугал? — расхохотался Гленн. — Ты такой трус, что сам себя боишься? За такое мне придется взять с тебя двойной налог на сопляков.

Роберт поспешно сунул куртку под мышку.

— Мне пора.

— Погоди-ка. — Гленн схватил с полки книгу в кожаном переплете. — Где ты откопал такую штуку? В одном из тех магазинов, где продают приколы на Хэллоуин?

Он открыл книгу. Со страниц на пол посыпалась пыль.

— А это кто? — Гленн ткнул грязным ногтем в изображение старика с рогом в центре лба. — Твой папочка?

— Очень смешно, — фыркнул Роберт. — Отдай.

— Погоди немного, я тебе сказочку почитаю. — Он пролистал до середины. — Деф-фа. Цтзельзог. Эноргула-ту. — Гленн запинался на каждом слове, произнести это было невозможно. — Это что, по-французски? Кто вообще так разговаривает?

— Просто отдай, — настаивал Роберт.

— Эй, да ты только послушай. Кьяло Йог-Сотот ф'ах. Кьяло Йог-Сотот ф'ах. — Гленн затряс головой, словно читая рэп. — Кь-кь-кьяло. Йо-Йо-Йог-Сотот.

Роберт почувствовал, как из шкафчика потянуло холодом. Это было странно. Словно температура в коридоре резко понизилась — градусов на тридцать. А еще в воздухе разлился знакомый, но столь неуместный здесь запах. Запах нафталина. Сквозняк усилился, из шкафчика ударил порыв ветра… Но как такое возможно?

— Кь-кь-кьяло…

— Гленн! — оборвал его Роберт.

— Йо-Йо-Йог-Сотот…

— Гленн, я думаю, тебе лучше помолчать. — С губ слетело облачко пара, словно сейчас была середина января и они находились на улице, а не в помещении.

Края страниц заиндевели. Книга с невероятной скоростью покрылась коркой льда.

— Ух ты! — От неожиданности Гленн выронил фолиант. — Да что с этой штукой такое?

— По-моему, тебе не следовало читать это.

Роберт попытался поднять книгу, но она была настолько холодной, что обожгла ему пальцы. Он отдернул руку.

Из шкафчика дул сильный ветер, и казалось, что металлические стенки растягиваются, изгибаясь. Задняя стенка шкафчика исчезла, вместо нее там зияла черная дыра. И тьма в этой дыре будто бы вращалась, образуя что-то вроде спирали. Роберт уставился в центр воронки. Кружение теней завораживало его, гипнотизировало. Он не отвел бы взгляд, если бы Гленн не дернул его за руку, возвращая к реальности.

— Эй, что это?

И тут Роберт увидел, как из шкафчика выдвинулось пурпурное, с желтыми пятнами щупальце. Оно молниеносно обвило лодыжку Гленна. Щупальце напоминало ногу гигантского спрута, только без присосок. Его поверхность была покрыта слизью.

Щупальце дернуло Торкельса за ногу.

— Ай! — вскрикнул Гленн. — Какого черта, чувак?! Сними это с меня!

От неожиданности Торкельс чуть не упал, но сумел вовремя перенести вес на свободную ногу.

Роберт попытался освободить Гленна, но никак не мог ухватиться за щупальце — оно было слишком скользким.

— Я позову кого-нибудь из учителей.

— Нет! — завопил Гленн.

Щупальце дернуло снова, подтягивая к дыре. Левая нога Торкельса была уже внутри шкафчика.

— Не оставляй меня, Роберт!

Гленн схватился за боковые стенки шкафчика, стараясь устоять, но из дыры высовывалось все больше щупалец. Они оплели руки и талию Торкельса.

— Помоги! Мне не удержаться!

Роберт ненавидел Гленна больше всех на свете, но что еще ему оставалось делать? Никто не заслуживал такого. Чем бы это ни было! Артур изо всех сил пнул одно из щупалец, но оно не поддалось.

Из шкафчика выдвинулось еще одно щупальце. Оно схватило Гленна за правую лодыжку и потащило в черную воронку. Гленн висел над полом, упираясь в стенки шкафчика. Его уже почти затянуло. Роберт сцепил пальцы на запястьях Гленна, стараясь вытащить одноклассника, но что он мог противопоставить чудовищу с той стороны воронки?

— Не отпускай меня! — надсаживался Торкельс. — Пожалуйста, Роберт, не отпус…

И тут тонкое пурпурное щупальце обернулось вокруг его головы, затыкая рот.

Роберт чувствовал, как запястья Гленна выскальзывают. Было уже слишком поздно. Его хватка слабела, и Торкельс вот-вот исчезнет в черной вращающейся воронке…

Дневник профессора Гаргульи

В это мгновение крохотные лапки пробежали по спине Роберта. Писк и Скрип шлепнулись на самое большое щупальце и вонзили в него зубы. Из глубины шкафчика донеслось низкое гулкое рычание. Писк и Скрип кусали щупальце вновь и вновь. Из ранок, пенясь, текла вязкая зеленая жидкость, похожая на странную ядовитую тину. Щупальца ослабили хватку и одно за другим втянулись в шкафчик. Роберт дернул Гленна за запястья, вытаскивая в коридор. Мальчишки кубарем покатились по полу и замерли. Очень долго, не меньше минуты, они лежали не шевелясь. Они были слишком напуганы, измучены и обессилены, чтобы что-нибудь делать.

Когда Роберт заглянул-таки в свой шкафчик, там не было ничего необычного. Шкафчик себе и шкафчик, с прочными металлическими стенками и крючком для верхней одежды. Писк и Скрип с довольным видом отдыхали на верхней полке.

— Что только что произошло? — наконец спросил Гленн.

— Мы спасли тебе жизнь. Ты должен сказать спасибо.

Глава 12

— Мам, ты тут? — войдя в дом, позвал Роберт.

— Я на кухне, — откликнулась миссис Артур.

— Я привел в гости друга, он с нами пообедает, ладно?

— Ты привел… кого???

Гленн переминался с ноги на ногу в дверном проеме, словно никак не мог решить, уйти ему или остаться.

— Наверное, я пойду, — прошептал он. — Мы можем и завтра поговорить…

Миссис Артур вышла в гостиную, вытирая руки полотенцем.

— Заходите, заходите, — сердечно воскликнула она, будто ее почтил визитом сам губернатор штата Массачусетс.

— Мам, это Гленн.

— Ты одноклассник Роберта? Тоже учишься в школе Лавкрафта?

— Типа того. — Гленн пожал плечами.

— Я очень, очень рада познакомиться с тобой. И, конечно, будет очень здорово, если ты останешься на обед. Твоя мама знает, что ты здесь? Хочешь, я ей позвоню?

— Она живет в Аризоне.

— О… — осеклась мама Роберта. — А твой папа?

— Никому не надо звонить, миссис Артур.

— Ну что ж, обед будет готов в пять. А пока что я дам вам что-нибудь перекусить.

Мальчики получили от мамы Роберта крендели и чипсы и поднялись на второй этаж. Закрыв дверь своей комнаты, Роберт расстегнул рюкзак. Пискрип выпрыгнул на ковер.

— Это Писк и Скрип. За обедом нужно будет припрятать для них еды. Постарайся распихать что-нибудь по карманам, чтобы мама не заметила. Они едят почти все.

Гленн восторженно уставился на двухголовое существо. Писк и Скрип, казалось, наслаждались его вниманием. Они улыбались, клацали зубами и урчали.

— Которая из голов контролирует тело?

— Не знаю. Может быть, они делают это по очереди.

— Я думал, профессор Гулья избавился от них.

— Он и собирался, но вчера вечером я пробрался в его класс и забрал их.

— Быть этого не может!..

— Еще и как может. И это не все.

Роберт рассказал Гленну о странных событиях. О Карине. О чердаке над библиотекой. О том, как они с подружкой спрятались в подсобке. Как Гулья проглотил хомяка. Как он пытался вернуться на чердак, но так и не нашел проход.

— Мне так хотелось поговорить об этом! Но кто поверит в то, что мы видели? Как из моего шкафчика вылезает гигантский кальмар? Кто вообще во все это поверит?

— Никто. — Гленн задумчиво жевал чипсы.

Мальчики сидели на полу друг напротив друга. Писк и Скрип копошились между ними, грызя коробку от игры в «Монополию». Роберт не останавливал их, он был слишком увлечен происходящим. Гленн Торкельс, его злейший враг, сидел у него в комнате. Проводил с ним время. Хрустел чипсами. Словно они с Робертом были закадычными друзьями.

— И, кстати, когда эти щупальца схватили тебя… Я чуть было не позволил им утащить тебя. Просто хочу, чтобы ты знал.

Гленн опустил голову, и грязный светлый локон закрыл его лицо.

— Я знаю.

— И это все, что ты мне скажешь?

— А что ты хочешь, чтобы я тебе сказал?

— Ты вел себя со мной, как последняя скотина, Гленн. Обзывал, толкал, пихал, бросался мармеладом. Знаешь, я, бывало, мечтал о том, что откуда ни возьмись перед тобой появится огромное чудовище и проглотит тебя. Но я никогда не думал, что такое и вправду может случиться.

Гленн не ответил. Он просто сидел, глядя, как Писк и Скрип сосредоточенно прогрызают дыру в коробке из-под «Монополии». Наконец Торкельс сунул руку в карман и вытащил пригоршню смятых купюр.

— Вот.

Роберт сосчитал деньги.

— Три бакса? И это твои извинения? Три жалких бакса?

— Это налог на сопляков, — объяснил Гленн. — Сколько я взял у тебя с тех пор, как это началось? Сотню? Две сотни?

— Скорее сотен пять.

— Значит, верну тебе пятьсот долларов, — невольно содрогнувшись, пообещал Гленн. — Наверное, на это уйдет какое-то время. Но я буду отдавать тебе понемногу каждую неделю. Клянусь, я верну тебе все эти пятьсот баксов, ладно?

На самом деле Роберту всего лишь было нужно, чтобы Гленн извинился перед ним, но он был готов и деньги принять. Наверное, для такого мальчишки, как Гленн, заплатить пятьсот баксов — все равно что попросить прощения.

— Извинения приняты, — сказал Артур.

— И что теперь? — спросил Торкельс. — Что будет, когда мы завтра придем в школу?

Роберт не знал ответа. Ему хотелось найти какого-нибудь взрослого, которому можно довериться, например мистера Лумиса, и рассказать ему обо всем. Но мальчик знал, что это невозможно. В реальной жизни щупальца не высовываются из школьных шкафчиков. В реальной жизни учителя естествознания не пожирают школьных животных. Как кто-то поверит в такой бред?

А что, если профессор Гулья действует не один? Что, если в школе Лавкрафта есть и другие такие учителя, как он? Что, если директриса каждое утро ест на завтрак живых хомяков? Если Роберт расскажет правду не тому, кому надо, все может привести к еще большим проблемам, чем сейчас.

— Нам нужно найти Карину, — заявил Роберт. — Она смотрела, как Гулья сожрал того хомяка, и глазом не моргнула. Я думаю, что она знает о школе Лавкрафта больше, чем говорит.

— Но как же нам найти ее?

Прежде чем Роберт успел ответить, с первого этажа донесся мамин голос:

— Мальчики, идите сюда, скорее! Вы должны это увидеть!

Роберт и Гленн побежали в гостиную.

Миссис Артур смотрела по телевизору вечерний выпуск новостей. На экране журналист с микрофоном в руках стоял перед главным входом в школу Лавкрафта.

— …в прямом эфире. Тревожные события в новой школе, построенной в городе Данвич, штат Массачусетс. Еще вчера утром мы сообщали об исчезновении Сильвии Прайс, ученицы седьмого класса средней школы имени Говарда Филлипса Лавкрафта. Ее местонахождение до сих пор неизвестно. Сегодня вечером мы узнали, что сестру-близнеца Сильвии, Сару, тоже не могут отыскать. За сорок восемь часов пропало без вести двое детей. Следует ли нам готовиться к новым исчезновениям?

Далее в новостях показали интервью с шефом полиции Данвича. Он говорил о том, что следует избегать незнакомцев и нельзя садиться в чужие машины.

Роберт и Гленн мрачно переглянулись. Они оба понимали, что чуть было не стали третьей и четвертой жертвой похищения из школы Лавкрафта.

И на этом исчезновения почти наверняка не прекратятся.

Глава 13

На следующее утро Роберт чистил зубы, когда раздался звонок в дверь. Он спустился на первый этаж. На крыльце стоял Гленн.

— Что случилось?

— Я прохожу мимо твоего дома, когда иду в школу. Подумал, мы могли бы пойти вместе.

— Ладно.

Роберт подозвал Писка и Скрипа, упрятал крыс в рюкзак и запер входную дверь.

— Пойдем.

Стояло серое холодное утро. Ночью отбушевала гроза, и в выбоинах на дороге блестела дождевая вода.

— Какой у тебя хороший квартал, — отметил Гленн.

— Думаешь?

Роберт никогда не слышал, чтобы кто-то называл их улицу хорошей. У большинства его соседей даже не росла трава на лужайке перед домом.

— Тут тихо.

Каждую пару шагов мальчики натыкались на дождевых червей, которых грозой вынесло на мостовую. И всякий раз Гленн наклонялся и сбрасывал червяка на лужайку. Роберту такое поведение показалось странным, но он не проронил ни слова. В последнее время он узнал много странного о Гленне Торкельсе.

— Я думал о том, что случилось вчера, — говорил тем временем Гленн. — Наверное, в нашей школе завелись привидения.

— Чьи привидения? Гигантских кальмаров?

— Однажды я видел фильм о доме с привидениями, — пояснил Гленн. — Снаружи это был совершенно нормальный дом, но внутри происходили всякие жуткие вещи. Чучела животных летали по комнатам. Дочь хозяина дома засосало в телевизор. В конце герои выяснили, что дом построен на старом кладбище индейцев. Души мертвых оказались заперты под домом, поэтому вернулись из потустороннего мира, чтобы мстить.

— Думаешь, школу Лавкрафта построили на старом кладбище?

— Но такое же возможно, верно?

Роберт пожал плечами.

— Когда из шкафчиков вылезают огромные осьминоги, все возможно.

Они договорились встретиться в обеденный перерыв и проверить свою теорию, но Роберт не мог ждать три часа. Первым уроком была физкультура. Он притворился, будто плохо себя чувствует, и отпросился, сказав, что пойдет в библиотеку заниматься.

Там Роберт попросил госпожу Лавинию провести его в отдел старых газет. Ему понадобилась всего пара минут, чтобы найти выпуск местной газеты новостей «Данвич Кроникл» от седьмого сентября. Статья о торжественном открытии школы Лавкрафта была на первой полосе. Просмотрев текст, Роберт обнаружил кое-что важное:

«Новая средняя школа расположена на пяти акрах земли неподалеку от перекрестка Гроув-авеню и Кливхиллс-роуд. Старожилы Данвича знают эти земли как ферму под названием „Ягоды семьи Клемсон“, вот уже сто двадцать лет приносящую своим владельцам урожаи. Пять лет назад, отойдя от дел, Ангус Клемсон передал эти земли в дар городу».

«Этого достаточно для того, чтобы опровергнуть теорию Гленна», — решил Роберт. Он уже собирался отложить газету, когда абзац в самом низу страницы привлек его внимание.

«Средняя школа им. Г. Ф. Лавкрафта — одна из самых экологически безвредных школ во всех Соединенных Штатах. Девяносто процентов своей энергии она получает от солнечных батарей, установленных на крыше. Школа почти полностью построена из переработанных материалов. Большинство дверей, оконных рам, кафеля и кирпичей поступили сюда из старого особняка семьи Тиллингаст, который был снесен в начале этого года».

Это имя показалось Роберту знакомым. Кажется, мама упоминала особняк Тиллингаста пару дней назад… У входа в библиотеку был установлен телефон-автомат. Роберт приложил к сканеру ученический билет и набрал номер больницы, где работала мама.

— Роберт, что случилось? — запыхавшись, выдохнула миссис Артур, когда ей передали трубку.

— Ничего.

— Ты где?

— В школе.

— Почему ты звонишь мне?

— У меня тут один вопрос…

Мама глубоко вздохнула.

— Ох, Роберт, я уже думала, тебя похитили, как тех девочек! Ты понимаешь, как ты меня напугал?

— Я в порядке, мам. Все в порядке. Слушай, ты помнишь, пару дней назад мы с тобой говорили о Кроуфорде Тиллингасте? Почему твои друзья считали, что в его доме водятся привидения?

Последовала долгая пауза.

— Я не понимаю. Ты звонишь мне на работу, чтобы спросить о Кроуфорде Тиллингасте?

— Это для одного школьного проекта.

— А это не может подождать?

— Мам, это важно. Мне просто нужно узнать, почему вы считали, что в доме Кроуфорда Тиллингаста водятся привидения.

— Боже, милый, я уже не помню подробностей. Кажется, Тиллингаст занимался исследованиями в области физики. У него в подвале была лаборатория. Там работала целая команда ученых. И если верить слухам, то Тиллингаст вызывал злых духов. Призывал в свой дом древних демонов и чудовищ. В общем, всякая суеверная чушь, чертовщина и мумба-юмба, ты понимаешь, о чем я?

— Ты что-то говорила о пожаре в том особняке. Когда здание сгорело?

— Ой, это было очень давно. Я сама тогда училась в средней школе. И все тридцать лет после пожара в Данвиче ходили слухи, будто в том особняке водилась нечистая сила. Некоторые мои друзья до сих пор клянутся, что видели, как в окнах дома Тиллингаста мелькали какие-то фигуры. Еще они говорят, что из особняка доносились странные звуки. Каждую неделю туда приезжала полиция — то из-за одного, то из-за другого. Уверена, все не очень расстроились, когда этот дом наконец разрушили.

Ага, подумал Роберт, вот только он не был полностью разрушен. Большую часть материалов использовали при постройке школы Лавкрафта.

Что, если с переработанными материалами в школу попали какие-то злые силы? Что, если вся эта «чертовщина и мумба-юмба» перешла на новое здание?

Дневник профессора Гаргульи

— Это поможет тебе в подготовке проекта, милый? А то у нас тут много работы и мне действительно нужно возвращаться к своим обязанностям.

— Еще один вопрос. Ты сказала, что Тиллингаст призывал демонов. Ты не знаешь, как они выглядели?

Краем глаза Роберт заметил, что госпожа Лавиния смотрит на него.

Библиотекарь поспешно отвернулась.

— Милый, давай сразу внесем ясность. Демонов и чудовищ не существует. Кроуфорд Тиллингаст был сумасшедшим. И ты тоже сумасшедший, раз отрываешь меня от работы с такой чепухой, ясно?

Роберту хотелось все объяснить маме, но он не решился рассказывать ей о случившемся, когда госпожа Лавиния следила за ним. Может, она дружит с профессором Гульей и они постоянно болтают в учительской.

Он поблагодарил маму за помощь и повесил трубку.

Глава 14

Когда прозвонил звонок на обеденный перерыв, Роберт отправился не в столовую, а в школьный компьютерный центр. Нужно было продолжить расследование. Конечно, здесь был первоклассный медиа-центр с десятками новеньких компьютеров, принтеров, сканеров и планшетов. Учитель информатики, мистер Падаполус, попросил Роберта зарегистрироваться. Это можно было сделать, используя цифровой сенсорный экран.

Роберт выбрал компьютер в дальнем углу комнаты, где никто не увидел бы, чем он занят. Усевшись за монитор, мальчик принялся искать в Интернете информацию о Кроуфорде Тиллингасте и нашел много странных статей в научных журналах. У них были такие названия, как «Экология гифалозавров» или «Медитация: дыра в пространственно-временном континууме?». Понять эти статьи было невозможно.

Через некоторое время Роберту попалась статья, напечатанная в 1983 году в выпуске «Данвич газетт». Статья называлась:

«Взрыв в особняке Тиллингаста. ПОГИБЛО восемнадцать человек».

В статье говорилось, мол, особняк построил в начале двадцатого века дед Кроуфорда Тиллингаста. Дом был огромен: пятнадцать жилых комнат, десять ванных, три кухни, бальный зал, комната для музицирования и обсерватория. Тиллингаст работал с тремя учеными, и все они жили в особняке со своими семьями. Внизу страницы в газете была опубликована фотография обитателей дома.

Вначале Роберт посмотрел на Кроуфорда Тиллингаста. Высокий худой мужчина, одетый в белый костюм, сидел в огромном кресле в окружении своих сотрудников, их жен и детей. Он был похож на дедушку большой счастливой семьи.

В статье не описывалась суть научных экспериментов, которыми занимался Тиллингаст. Там просто говорилось, что устройство в лаборатории дало сбой и от этого произошел мощный взрыв. В результате погибло восемнадцать человек, включая самого Тиллингаста. Большая часть здания не пострадала, но тела погибших так и не были найдены.

— Вот ты где. — Гленн шлепнулся на стул рядом с Робертом. — Я думал, мы встретимся в библиотеке.

Странно, но всего сутки назад внезапное появление Торкельса напугало бы Роберта, теперь же он жалел, что Гленн не пришел раньше.

— Мне не понравилось, как на меня смотрела госпожа Лавиния. Я начал подозревать, что она в этом тоже замешана.

— Замешана в чем?

— Во всем этом. Профессор Гулья, близнецы Прайс, Писк и Скрип — все это как-то связано, Гленн. Тут происходит что-то действительно важное.

Роберт поделился с другом всем, о чем узнал. По новой теории Артура, призраки из особняка Тиллингаста попали в школу Лавкрафта с переработанными материалами — дверьми, кирпичами и кафелем.

— Это невозможно! — заявил Гленн.

— Все это невозможно, — возразил Роберт. — Щупальца чудовища не могут затягивать тебя в школьный шкафчик. Но это случилось, Гленн. Мы это видели.

Сам не замечая этого, Роберт говорил все громче. Мистер Падаполус встал из-за своего стола и подошел к ученикам. Гленн развернул монитор, чтобы учитель не увидел, чем они занимаются.

— Эти компьютеры предназначены только для выполнения школьных заданий. — Мистер Падаполус нахмурился. — Если вы хотите поиграть в видеоигры, то приходите в три часа, тогда тут собирается компьютерный клуб.

— Да, мы понимаем, — ответил Роберт. — Но мы просто ищем в Интернете статьи про историю города.

Учитель, шаркая, поплелся к столу. А Роберт подумал о том, дружит ли мистер Падаполус с профессором Гульей. И дружит ли мистер Падаполус с госпожой Лавинией. Может быть, мистер Падаполус тоже замешан во всем этом?

Гленн ткнул пальцем в экран.

— Так что ты выяснил об этом типе, Тиллингасте?

Роберт задумчиво посмотрел на фотографию, на непокорную седую шевелюру Тиллингаста.

— Когда я следил за Гульей, он упомянул какого-то Повелителя. Того, кто что-то задумал. Мне кажется, этот Повелитель и есть Тиллингаст. Он каким-то образом выжил и теперь контролирует все эти странные силы.

Гленн тоже всмотрелся в снимок в газете.

— Да, этот тип точно похож на отъявленного психа. Но, наверное, в 1983 году многие так выглядели. А кто все эти остальные люди на фото?

— Ученые. Его сотрудники. И их семьи. Они вместе жили в особняке Тиллингаста.

— Вот эта ничего, прикольная. — Гленн указал на девочку на снимке. Волосы у нее были темно-каштановыми, пол-лица закрывала челка. — А остальные похожи на маньяков.

Роберт присмотрелся и, опешив, моргнул.

Девочка, на которую показывал Гленн… Это была Карина Ортис.

Глава 15

— Карина? Что это значит?

Роберт не знал, что это значит. Но, рассказав обо всем Гленну, мальчик понял, что все это неспроста. Роберт никогда не видел Карину ни в одном из классов. Он ни разу не встречал ее за пределами школы Лавкрафта. И они как-то ухитрились забраться в крошечную подсобку, даже не коснувшись друг друга.

— О чем ты говоришь? — недоверчиво осведомился Гленн. — По-твоему, она привидение, что ли?

— Я говорю о том, что знаком с этой девочкой. — Роберт ткнул пальцем в фотографию на экране. — Я разговаривал с ней. А этому снимку в газете лет тридцать. У тебя есть другое объяснение?

— Все удивительнее и удивительнее, Роберт. — Гленн откинулся на спинку стула. — Я начинаю думать, что было бы не так уж и плохо, если бы ты позволил тем щупальцам утащить меня.

— Нужно найти ее. Нужно вернуться на чердак.

— Я думал, ты уже пытался. Ты же сказал, что не смог найти вход.

— Да, — согласился Роберт. — Но я думаю, что знаю того, кто сможет.

Он посмотрел на часы. До конца обеденного перерыва оставалось пятнадцать минут. Потом состоится собрание, посвященное исчезновению близнецов Прайс. Все ученики должны прийти в актовый зал. Наверное, какой-нибудь полицейский расскажет им о том, что нужно быть осторожными с незнакомцами.

— Нам лучше поторопиться.

Мальчики подобрали рюкзаки и выскочили из компьютерного класса. В коридоре о чем-то шептались два учителя. Когда Гленн и Роберт приблизились к ним, те замолчали. Роберту показалось, что взрослые смотрят на них подозрительно. Один из учителей достал мобильный телефон и принялся набирать какой-то номер.

— Не паникуй, — шепнул Гленн, хлопнув Роберта по плечу, словно они просто болтали о какой-то ерунде. — Двигай вперед.

И вдруг, словно из ниоткуда, между ними возник мистер Лумис и растолкал мальчиков в стороны.

— Гленн Торкельс! — воскликнул он. — Что я говорил тебе о Роберте?

— Мне? — удивился Гленн. — Что?

— Я запретил тебе приставать к нему! В прошлый раз ты отделался предупреждением. Теперь же ты вылетишь с занятий! Марш к директору!

— Мистер Лумис, все в порядке, — вступился за друга Роберт. — Мы с Гленном подружились.

— Прекрати защищать его, Роберт! — возмутился учитель. — Если его не наказать, он никогда не оставит тебя в покое.

— Но я не вру, мы действительно подружились, честно!

— Ну ладно. Хорошо. — Мистер Лумис скрестил руки на груди. — Вы подружились? Докажи это.

Доказать? Роберт не знал, как такое можно доказать. Чего от него хочет мистер Лумис? Чтобы он пожал Гленну руку? Или обнял его?

— Э-э-э. — Гленн смущенно кашлянул. — Я вчера вечером был у Роберта дома. Его мама угостила меня ужином. Миссис Артур все еще ломает макароны на мелкие кусочки, прежде чем варить их. Как будто Роберту четыре года и он не может съесть целую макаронину. Но я не смеялся над ним, потому что мы теперь дружим.

Роберту его слова показались очень странными. Разве не все ломают спагетти, прежде чем варить их? Так ведь их проще есть.

— Да и о Гленне вы кое-что еще не знаете, — заявил Артур мистеру Лумису. — Сегодня по дороге в школу он спас десяток тысяч дождевых червей! Он поднимал их с тротуара и пересаживал на траву, чтобы они не погибли на солнце. Это показалось мне странным, но я ничего не сказал, потому что мы теперь дружим.

Мистер Лумис ошеломленно уставился на ребят.

— Так вы и правда подружились? Но как же это произошло?

— Можно мы с вами потом об этом поговорим? — взмолился Роберт. — Нам нужно еще заскочить в библиотеку, до того как начнется собрание.

— Ладно. — Мистер Лумис перестал преграждать им дорогу. — Надеюсь, вы найдете там хорошие книги. Развлекайтесь.

Мальчики поспешно направились в библиотеку.

Когда они пришли туда, госпожа Лавиния сидела на своем привычном месте за столом выдачи заказов. Увидев ребят, она взяла телефон, что-то прошептала и повесила трубку.

Роберту и Гленну пришлось пройти мимо нее, чтобы попасть в отдел художественной литературы.

— Я могу вам помочь? — осведомилась госпожа Лавиния.

— Нет, мы просто посмотрим книжки, — ответил Роберт.

Он свернул в ближайший проход, скрываясь от взора библиотекаря.

— И что теперь? — прошептал Гленн.

Роберт опустился на колено и расстегнул рюкзак. Писк и Скрип выбрались наружу.

— Ребята, помогите. Мне нужно, чтобы вы провели нас на чердак. Сможете?

Писк и Скрип испуганно отпрянули. Сбежав с чердака в рюкзаке Роберта, они не горели желанием возвращаться.

— Пожалуйста, ребята, — настаивал Роберт. — Я знаю, там страшно, но ведь и тут нам грозит опасность. Нам нужно вернуться.

Писк и Скрип попищали друг на друга, будто и вправду обсуждая решение. Казалось, Писк готов был подняться на чердак, а вот Скрипа пришлось еще поуговаривать. Наконец они повернулись и засеменили по проходу между книжными шкафами.

— Пойдем, — сказал Роберт. — Они отведут нас.

Пискрип двигался по тому же пути, который Роберт проделал в прошлый раз: отдел художественной литературы — детективы — мистика. Полки будто вытянулись наверх, корешки книг плыли перед глазами. Писк и Скрип перешли на рысь, и Гленн с Робертом последовали за ними.

— Ты уверен, что мы идем правильно?

— Абсолютно. Мы почти уже на месте.

В воздухе резко запахло нафталином.

Через минуту ребята оказались в тупике. В углу виднелась едва приметная деревянная дверь, ведущая на чердак. Писк и Скрип остановились перед ней.

— Спасибо, ребята. — Роберт расстегнул рюкзак, чтобы они могли забраться внутрь.

Но Писк и Скрип покачали головами. Может быть, они и были готовы провести Роберта на чердак, но дальше идти не собирались.

— Ладно. — Роберт кивнул. — Ждите здесь. Мы вернемся через пять минут.

— Может быть, мне подождать вместе с ними? — замялся Гленн.

— Пойдем.

Он опять споткнулся на входе.

Роберт хотел предупредить Гленна о том, что нужно идти осторожнее, но было поздно. Гленн упал.

— Что это было? — удивленно спросил он, поднимаясь.

Роберт подумал, что знает ответ. Но говорить ничего не собирался. Если бы Гленн узнал правду, он бы, скорее всего, сбежал.

Осторожно ступая по расшатанной лестнице, мальчики поднялись на чердак. Отодвинув лоскутную занавеску, Роберт увидел Карину. Она сидела за круглым деревянным столом и читала книгу.

— Что ты тут делаешь? И почему он тут? — Она ошарашенно уставилась на Гленна.

— Мы искали тебя.

— Я знаю твою тайну, Карина. — Роберт сел за стол рядом с ней. — Мне понадобилось какое-то время, чтобы понять, но теперь я знаю. — Он протянул руку, и его пальцы прошли сквозь ее запястье. — Ты погибла при взрыве, верно? Как и твои родители.

— Тебе не следовало приходить сюда, — грустно сказала Карина.

— Нам нужна твоя помощь.

— Вы угодили прямиком в его ловушку. — Девочка покачала головой.

— Какую ловушку?

Лоскутный полог отодвинулся вновь. В дверном проеме стоял профессор Гулья.

— Спасибо за то, что пришли сюда, джентльмены. Я полагаю, у вас есть кое-что, что принадлежит мне.

Глава 16

— Я знал, что рано или поздно вы придете, — сказал Роберту профессор Гулья. Он заставил мальчиков сесть за стол рядом с Кариной. — Вы сами сообщили мне о том, что бываете в доме моего Повелителя.

— Я никогда такого не говорил. — Роберт резко мотнул головой.

— Конечно, говорили! Разве вы не помните? Когда я обнаружил у вас крысу-мутанта, вы сказали, что нашли ее на чердаке над библиотекой. Вот только над школьной библиотекой нет чердака! Единственный логический вывод, к которому я мог прийти, состоит в том, что вы нашли проход.

— Проход куда? — Гленн явно был ошеломлен этим разговором.

— На чердак особняка Тиллингаста, — сказала Карина. — Я жила здесь в 1983 году. И, думаю, живу до сих пор. Мои родители были учеными, работавшими с Кроуфордом Тиллингастом. — Она с отвращением посмотрела на Гулью. — Пока им не открылась истинная природа его исследований.

— Твои родители были трусами! — заявил профессор. — Повелитель дал им возможность изменить мир!

— Мои родители хотели помочь человечеству, а не уничтожить его!

— Что ж, теперь все это в прошлом. — Гулья пожал плечами. — Их души принадлежат Повелителю. Как и ваши. — Он повернулся к Роберту и Гленну. — Вы, юноши, не вернетесь в школу Лавкрафта, как и ваш маленький дружок, страдающий полицефалией. Отдайте мне рюкзак.

Роберт стряхнул с плеча сумку и перебросил ее Гулье, зная, что профессор найдет там только пару тетрадей.

Гулья внимательно осмотрел все карманы рюкзака.

— Странно, — протянул он. — Я уверен, что чую запах крысиной шерсти. — Гулья вернулся к лоскутной занавеске, напряженно принюхиваясь. — Это создание настояло на том, чтобы остаться снаружи? Оно побоялось совершить переход вместе с вами?

Роберт промолчал. Гулья был прав. Пискрип остался у подножия лестницы, и профессор сразу увидит его, если выйдет на ступени.

— Что ж, значит, придется мне сходить за ним, — заявил учитель. — А вы, мальчики, пока посидите здесь. Я скоро вернусь.

Как только Гулья скрылся за пологом, Роберт повернулся к Карине.

— Не волнуйся. Его не будет минуты две, за это время мы выберемся отсюда.

Но Карина не сдвинулась с места.

— Это бесполезно.

— О чем ты говоришь? Нам нельзя оставаться здесь.

— Серьезно. — Гленн встал. — Я тут и секунды не пробуду.

Он прошел по комнате, отдернул занавеску и чуть не стукнулся лбом о кирпичную стену.

— Куда подевалась лестница?

— Он закрыл портал, — сказала Карина. — Гулья может открывать и закрывать порталы по своему желанию. Вот почему вы меня не видели с понедельника. Он держал меня взаперти. А теперь мы все в ловушке.

Роберт прошелся по комнате, выискивая окна, выход на крышу или что-то в этом роде. Что угодно. Наткнувшись на старый фонарик, он направил слабый луч света на стены. Большую часть комнаты занимали книжные шкафы, уставленные старыми фолиантами. В углу Роберт заметил стопку потрепанных одеял, подушку и несколько маленьких фотографий в рамочках. Только теперь он понял, что этот чердак был на самом деле комнатой маленькой девочки. Очень одинокой девочки.

Гленн потарабанил кончиками пальцев по столу.

— Слушай, Карина, мне нужно, чтобы ты рассказала мне все с самого начала. Если мы находимся сейчас в особняке Тиллингаста, то что случилось со школой Лавкрафта?

— Школа все еще рядом с нами. Вернее, мы рядом с ней, — пояснила Карина. — План Тиллингаста состоял в том, чтобы создать параллельное измерение, где он сможет править вечно.

— Погоди, — остановил ее Гленн. — Я уже запутался. Я думал, ты погибла в том взрыве, нет?

Карина покачала головой.

— Когда лаборатория взорвалась, мы на самом деле не умерли. Мы просто покинули ваше измерение и переместились в другое. — Она нахмурилась. — Мои родители, как и я, заперты здесь. Они вынуждены помогать Тиллингасту собирать армию демонов и чудовищ. В этом измерении особняк Тиллингаста не взорвался. И тут всегда 1983 год.

— Но в моем измерении его дом взорвался. — Гленн сжал виски руками, словно пытаясь удержать мысли в голове. — И этот особняк превратили в школу Лавкрафта.

— Ну да. — Карина кивнула. — В том-то и дело. Каким-то образом во время трансформации пространства между двумя измерениями сформировались проходы. Я называю их порталами. Сквозь портал можно попасть из одного мира в другой. Они есть по всему особняку. Как и по всей школе.

Карина рассказала мальчикам, что настоящий профессор Гулья был очень добрым пожилым учителем естествознания. Однажды он случайно прошел в портал, и теперь душа Гульи находилась в особняке, а в его тело вселился древний демон по имени Задох, управляемый Тиллингастом.

— Древний демон? — переспросил Гленн. — То есть на самом деле он чудовище?

— Именно. Всякий раз, когда кто-нибудь случайно проходит в портал, его душа остается здесь, попадая в ловушку, а одно из чудовищ Тиллингаста вселяется в освободившееся тело. И вы, ребята, следующие, кого ждет такая участь.

— О чем ты вообще говоришь? Какое-то чудовище будет носить мое тело, будто дешевую резиновую маску?

— Что-то в этом роде. — Карина кивнула.

— А что будет со мной?

— Твоя душа застрянет здесь. Она будет заперта в особняке вместе с душами Гульи и всех прочих. Навсегда.

Роберт знал, что оказаться запертым здесь навсегда — это еще не самое худшее. Самое страшное во всем этом то, что сегодня его тело займет какое-то существо. Существо, которое будет выглядеть в точности как Роберт. Существо, которое будет говорить в точности как Роберт. Но это определенно будет не Роберт. Это существо придет к нему домой, будет говорить с его мамой и спать в его кровати. В доме Роберта поселится чудовище, а мама ничего не будет знать об этом.

Гленн указал на забитую дверь в противоположном конце комнаты.

— Может, нам сорвать эти доски?

— Не стоит.

— Почему?

— Во-первых, дверь ведет не в ту сторону. Так мы только заберемся еще глубже в особняк.

— Да, но ты ведь сказала, что в особняке есть и другие порталы. Что, если мы найдем проход в школу?

— Там, с той стороны двери… кое-что есть.

— Что?

Карина промолчала. Она только что объяснила мальчикам довольно сложные вещи, но теперь, когда нужно было описать то, что поджидало их за дверью, ей не хватало слов. Наверное, там было что-то очень страшное.

— Там летающие чудовища? — спросил Гленн. — Огнедышащие?

— Большие? Ростом метра два? Три?

Карина покачала головой. Опустив глаза, она уставилась на свои руки.

— Там пауки, — едва слышно прошептала она.

— Пауки? — рассмеялся Роберт.

— В этом нет ничего смешного.

— Карина, не обижайся, но ты ведь привидение. Это пауки должны тебя бояться, а не наоборот.

— Их там очень много, Роберт. Тиллингаст знает, что я боюсь пауков, поэтому держит их за этой дверью.

— Значит, тебе нужно встретиться с ними. Лучший способ избавиться от своих страхов — это взглянуть им в глаза. Не помнишь, кто мне это советовал?

— Помню. Но легче сказать, чем сделать.

На чердаке воцарилась тишина. Ребята обдумывали дальнейшие действия.

— Мы можем сидеть здесь, дожидаясь Гулью, — наконец заявил Гленн. — Или мы можем растоптать парочку жутковатых пауков. — Он поднял ноги в массивных ботинках на стол. — А у меня очень большой размер лапы.

Глава 17

В углу чердака Гленн отыскал старый молоток и тут же принялся за работу. Пока он отдирал доски от двери, гвозди издавали пронзительный скрип, словно пытаясь предупредить мальчика о том, что он совершает страшную ошибку. На пол полетела первая доска, затем вторая. Гленн уже почти закончил отдирать третью доску, когда в голову ему пришла одна мысль.

— А эти порталы… — спросил он. — На что они похожи?

— Представь себе темную воронку, кружащую перед тобой в воздухе. Как будто ты смываешь черную воду в унитазе. И нужно нырнуть в самый центр воронки.

— А что, если чудовища последуют за нами?

— Тиллингаст запрещает им это делать, — объяснила Карина. — Никому нельзя проникать в ваше измерение, не замаскировавшись. Любого, кто откроет свою истинную форму, ждет смерть.

— Мы можем обсудить это и позже, — поторопил друга Роберт. — Давайте выбираться отсюда, пока не вернулся Задох.

Гленн оторвал последнюю доску.

— Так, все готовы?

Роберт повернул ручку, и дверь с громким скрипом отворилась. Серые клочья паутины повисли в дверном проеме. Роберт направил луч фонаря во тьму.

Впереди вниз уходила узкая лестница. В темноте казалось, что она оплетена тонким белым шелком. Роберт поставил ногу на первую ступеньку, осторожно коснувшись паутины кончиками пальцев.

— Липкая? — спросил Гленн.

— Нет, все в порядке. Пойдем.

Двигаясь друг за дружкой, они зашагали вниз по лестнице: Роберт впереди, за ним Карина, потом Гленн. Казалось, что они двигаются по ступеням, сотканным из сладкой ваты. Роберт прижал ладони к бокам, стараясь не касаться паутины.

Дневник профессора Гаргульи

Он сумел разглядеть какие-то белые комки, спрятанные в волокнах. Проходя мимо, он заметил, что некоторые из этих комков шевелились.

— Там яйца, — шепнула Карина. — Самка паука может отложить за один раз до трех тысяч яиц.

Самих пауков Роберт не видел, но он и не присматривался. Не стоило пугать Карину. Луч фонарика освещал только ступени — до самого пола.

Спустившись, они оказались в конце длинного коридора. По обе стороны прохода на расстоянии пяти метров друг от друга тянулись двери. На стенах висели светильники. Вообще все это было бы похоже на дорогую старую гостиницу — если бы не белая паутина, стелившаяся по полу, словно туман.

Роберт выключил фонарик.

— Что ж, думаю, худшее позади. — Гленн стряхнул с одежды пару белых нитей. — Все было не так уж и плохо.

— Ты прав. — Карина вздохнула. — Прости, что была такой трусихой.

— Не думай об этом, — ответил Роберт. — Как нам найти портал?

— Сейчас мы на четвертом этаже особняка Тиллингаста, — объяснила девочка. — Эти двери ведут в комнаты для гостей или туалеты. Портал может быть в любом из этих помещений. Проблема в том, что там может быть и кое-что другое.

Гленн посмотрел на Роберта.

— Хочешь зайти первым? Или мне идти вперед?

Роберт протянул руку к ближайшей двери и открыл ее. В комнате было пыльно, все затянула паутина. Тут стояла большая кровать с балдахином, комод и подзеркальник. За столом спиной к двери сидела пожилая женщина. Она неторопливо расчесывала седые волосы, а второй рукой красила губы. В третьей и четвертой руках женщина сжимала книгу.

Роберт осторожно прикрыл дверь.

— Я больше в эти комнаты заходить не собираюсь.

Гленн хотел заглянуть туда, чтобы увидеть все собственными глазами, но Роберт остановил его:

— Посмотри, что в следующей комнате. Нам нужно найти портал.

Торкельс открыл следующую дверь. Роберт не видел, что внутри, но прекрасно заметил, как кровь отлила от лица товарища.

— Я тоже туда больше ни ногой, — прошептал он. — Давайте просто пойдем по коридору и посмотрим, куда он ведет.

Метров через пятнадцать коридор свернул налево, но ничего не изменилось: такие же двери и столько же паутины.

Зато рядом вращалась черная воронка, такая же как была в шкафчике Роберта.

— Это он! — воскликнула Карина. — Это портал!

— Отлично! — сказал Гленн. — Пойдем.

И тут Роберт понял, что двигаться вперед все труднее. Ноги словно стали тяжелее.

— Чувствуете, ребята? — спросил он. — Тут будто сила притяжения стала больше.

Даже на то, чтобы просто поднять ногу, уходило много сил.

Гленн попытался, но паутина пристала к подошве его ботинка. Он не сумел оторвать ногу и на пару сантиметров.

— Дело не в силе притяжения. Мы застряли в паутине. Тут она липкая. — Торкельс принялся срывать нити со своего ботинка, но они цеплялись к руке. Теперь паутина тянулась от обуви к ладони. По виду она чем-то напоминала ириску. — Помогите выбраться, а? — Гленн увяз по уши.

Но Роберт и сам запутался. Нити клеились ко всему — к одежде, коже, кроссовкам. И чем отчаяннее он пытался выбраться, тем больше запутывался.

И только Карина не попала в сети. С тем же успехом она могла бы идти по пустынному пляжу.

— Э-э-э, ребята… — испуганно сказала она.

Роберт оглянулся. В дальнем конце коридора по стенам и потолку протянулась какая-то тень. А за ней, перегораживая проход, высился огромный темный силуэт. С восемью волосатыми лапками. Роберт не сразу понял, что это паучиха, а тень на стене — тысячи маленьких паучков, устремившихся вслед за мамочкой к своему ужину.

— Это еще что такое? — завопил Гленн.

— Я вас предупреждала! — отрезала Карина.

— Ты говорила нам о страшных пауках. Ты не говорила, что они огромные!

— А в чем разница?

Роберт посмотрел на портал. Он был всего в полутора метрах впереди, но с тем же успехом до него мог быть и километр. Роберт застрял. Безнадежно застрял.

— Вытащи меня! — взмолился он.

— Не могу. — Карина потянулась к его запястьям, и ее пальцы прошли сквозь его руку. — Я хотела бы помочь тебе, Роберт, но я не могу.

Дневник профессора Гаргульи

Каким-то образом Гленну удалось продвинуться вперед. Поравнявшись с Робертом, Торкельс выдернул его ногу из паутины, позволив ему сделать шаг вперед.

— Поторопитесь! — крикнула Карина.

— Задержи их! — завопил Роберт.

— Как, по-твоему, я могу их задержать? Я к ним даже прикоснуться не могу.

— А они не могут прикоснуться к тебе, Карина. Помни об этом. А теперь сделай что-нибудь!

Гленн шагнул к порталу, увлекая Артура за собой. Мальчиков окружили паучата.

Восьминогие создания покрывали стены и потолок — тысячи пауков разных форм и расцветок. Отличались они и размером — были тут пауки не больше монетки и другие, с кулак Роберта. Но все они, очевидно, были готовы наброситься на мальчиков.

Карина развернулась к гигантской паучихе. Огромная тварь медленно двигалась вперед по паутине, осторожно перебирая лапищами. Похоже, паучиха знала, на какие нити можно наступать.

— Держись от нас подальше! — предупредила ее Карина.

Паучиха защелкала похожими на клыки хелицерами и зашипела. Карина завопила от страха, а чудовище поднялось на задние лапы, точно конь, и ударило девочку передними. Карина замерла на месте, и лапы паучихи прошли сквозь нее. Осознав, что не может навредить девочке, монстр рассердился. Шипение сменилось громким фырканьем.

— Что ты делаешь? Почему ты фыркаешь?

Карина догадалась, что это сигнал, но было уже слишком поздно. Паучата прыгнули на нее со стен и потолка. Их были сотни. Маленькие волосатые тельца сыпались Карине на лицо и волосы. Зажмурившись, девочка завопила.

В какой-то момент Карина услышала, что ее зовет Роберт.

— Мы справились! — крикнул он. — Давай, скорей!

Когда Карина открыла глаза, Роберт и Гленн уже стояли возле портала. Девочка метнулась к ним, и они все вместе прыгнули в черную воронку.

Роберт падал, падал, а когда наконец приземлился куда-то, первое, что он увидел, был ухмыляющийся череп. Роберт лежал на скелете. Вскрикнув, мальчик откатился в сторону, отшвыривая кости.

Только через мгновение Роберт понял, что уже выбрался из особняка Тиллингаста. Каким-то образом он очутился в кабинете профессора Гульи. Как и Гленн с Кариной. Портал открылся на месте доски, но сейчас исчезал, растворяясь в воздухе тающим водоворотом. От него остался только тонкий след белой изморози.

Гленн помог Роберту выбраться из-под скелета.

— Мы справились! — воскликнул он. — Нам удалось выбраться оттуда.

— Вы видели ту паучиху? — выдохнула Карина. — Видели, какая она была большущая?

— Ты вела себя потрясающе, — сказал Роберт. — Это был самый храбрый поступок, который я когда-либо видел. Ты спасла нас. Серьезно.

В центре комнаты кто-то захлопал в ладоши.

— Да-да, поздравляю.

Ребята оглянулись. За одной из парт сидел Задох.

— Вам удалось спастись от мелких беспозвоночных. Посмотрим, сумеете ли вы противопоставить что-либо мне.

Он поднялся, и ребята увидели, что сейчас он уже не похож на старого профессора Гулью. Он стал выше, больше, мускулистее. Изо лба вытянулись два длинных рога. Лицо стало ярко-красным, словно обваренное кипятком. Уши удлинились и заострились, сейчас они были как у летучей мыши.

Роберт побежал к двери, но она была заперта. Он выглянул в коридор. Там было пусто.

Где же все?

А потом он вспомнил. Собрание на шестом уроке! Учителя и ученики были в актовом зале на первом этаже. В другом конце здания.

Задох прошелся вдоль окон, опуская жалюзи. Теперь никто не увидит, что здесь произойдет.

— А вы думаете, мне легко? — заявил он. — Я заперт в этой оболочке зловонной человеческой плоти. Я ем вашу мерзкую человеческую пищу. Я вынужден целый день вести уроки, работая с тупыми человеческими детишками. Мы все приносим жертвы ради великой цели. Так угодно Повелителю. Но иногда мне хочется сбросить эту маску и просто… подышать.

С этими словами Задох полностью преобразился. Острые когти разорвали пиджак и рубашку с галстуком. Из-за спины взметнулись два кожистых перепончатых крыла. На них поблескивала слизь.

— Трепещите пред моею истинною формой, человеческие детеныши! Таким меня создали Великие Древние!

— Тебе нельзя так поступать! — крикнула Карина. — Узнай об этом Тиллингаст…

— Молчать! — Задох медленно провел острыми когтями по доске. Мерзкий скрип пробрал Роберта до мозга костей. — Никто не видит нас, дитя человеческое! Портал запечатан!

Роберт оглянулся на Гленна в поисках поддержки. Но, видимо, это было уже слишком и для товарища. Торкельс, что-то бормоча, забился в угол комнаты и прикрыл голову руками.

— Что ж, прежде чем отвести вас к Повелителю, я хочу, чтобы вы кое-что увидели. — Задох прошел вглубь аудитории. Сзади, стуча по партам и стульям, мерно покачивался длинный красный хвост.

Задох распахнул один из террариумов и вытащил за хвост Пискрипа.

— Я нашел твоих маленьких друзей, Роберт! И Повелитель позволил мне оставить их себе!

Дневник профессора Гаргульи

Он расправил блестящие крылья. Перепонки на них задрожали, забрызгивая комнату слизью. Задох поднял Писка и Скрипа над головой. Двухголовое создание отчаянно сучило лапками. И вновь челюсть Задоха, издав отвратительный щелкающий звук, резко дернулась вниз, как у куклы чревовещателя.

— Нет! — завопил Роберт.

Он бросился к демону.

Но Артур был слишком маленьким и двигался слишком медленно. Задох хлестнул хвостом, словно хлыстом, и Роберта отбросило на пол. Он упал в угол, где сидел Гленн. Тот бормотал что-то. Вначале Роберт подумал, что друг сошел с ума.

Но потом Артур сумел разобрать его слова:


Кьяло Йог-Сотот ф'ах!

Кьяло Йог-Сотот ф'ах!

Кьяло Йог-Сотот ф'ах!


Это было заклинание из того самого фолианта! Но Торкельс не читал эти строки в книге. Он произносил заклинание по памяти. Его глаза были закрыты, руки сжаты в кулаки. Гленн старался изо всех сил.

— Глядите! — крикнула Карина.

Повернувшись, Роберт увидел огромное щупальце, протянувшееся по комнате. За первым щупальцем последовало второе, потом третье. Они высовывались из портала, который Гленн открыл на поверхности доски.

Щупальца обвились вокруг живота демона.

— Что происходит? Отпустите меня! — крикнул Задох.

Писк и Скрип высвободились и отпрыгнули в угол. Демон схватился за щупальца, но его силы не хватало на то, чтобы разжать их.

— Во имя Повелителя, я требую, чтобы вы отпустили меня!

Но все больше и больше щупалец выдвигались из портала. Их было несколько десятков.

Щупальца душили Задоха. Демон оказался полностью обездвижен.

— Это несправедливо! — крикнул преподаватель естествознания. — Я вышел из человеческого тела всего на минуту. На минуту!

Но существо, схватившее демона, не обращало внимания на его мольбы. Щупальца втянулись обратно в портал, утаскивая Задоха. Последним, что увидел Роберт, были рога крылатого монстра, исчезающие в иссиня-черной воронке.

Еще мгновение портал оставался открытым, а потом схлопнулся. Исчез.

Подбежав к Гленну, Роберт помог ему подняться на ноги.

— Ты в порядке?

— Да, все хорошо. Его больше нет? — спросил Гленн.

— Как тебе удалось это сделать?

Гленн устало посмотрел на товарища.

— Роберт, я же тебе сотню раз уже говорил. У меня действительно хорошая память.

Глава 18

На следующий день Роберт, Гленн и Карина встретились в столовке во время обеденного перерыва. На улице стоял прекрасный день, яркие лучи солнца били в окно.

Вокруг сидели ученики седьмых и восьмых классов. Сотни мальчишек и девчонок жевали пиццу, хот-доги и чипсы, даже не подозревая о диковинном мире, существовавшем рядом с ними. Столовая полнилась смехом и болтовней. Это был обычный четверг в школе Лавкрафта.

Гленн сунул Роберту под нос пакет с мармеладными червяками.

— Хочешь?

— Конечно.

Взяв пару конфет, Роберт забросил их себе в рюкзак. Писк и Скрип уже доедали гренку с сыром.

— Я вот о чем вас хотел спросить, ребята, — начал Гленн. — Как вы думаете, зачем этому Задоху понадобились Писк и Скрип? Я имею в виду, зачем поднимать такой шум из-за двухголовой крысы?

— Наверное, все дело в том, что они прекрасны. — Ухмыльнувшись, Роберт сунул руку в рюкзак и почесал любимцев за ушками.

Писк и Скрип все еще настаивали на том, чтобы следовать за Робертом, куда бы тот ни пошел. Каждый день они сопровождали мальчика в школу, а ночью спали в его комнате. Словно охраняли.

— А как же настоящий профессор Гулья? — Гленн повернулся к Карине. — Он все еще заперт в особняке?

— Да.

— Он сможет вернуться в наш мир?

— Это невозможно. — Девочка покачала головой. — Разве что кто-то победит Кроуфорда Тиллингаста. А это — смотри пункт первый — невозможно.

Но Роберт не был уверен в этом. Три недели назад он сказал бы, что невозможно болтать с призраками. Что невозможно держать дома двухголовую крысу. Что невозможно подружиться с Гленном Торкельсом.

Если Роберт чему-то и научился за эти три недели в школе Лавкрафта, так это тому, что нет в мире ничего невозможного.

— Может, кто-то просто должен дать ему отпор. — Роберт улыбнулся Карине. — Что ты знаешь об этом типе?

— Чувак, да ты послушай себя! — воскликнул Гленн. — Вчера нас чуть не сожрал заживо миллион паучат, а сегодня ты говоришь о том, что нужно войти в портал и сразиться с Тиллингастом? Может, нам расслабиться на пару недель и заняться обычными школьными делами для разнообразия? Знаешь, школьные деньки, уроки, домашка, «Торкельс, вон из класса!».

Роберт улыбнулся.

— Я не против. Давайте ближайший месяц заниматься «обычными школьными делами». Никаких порталов, никакой слежки за учителями, никаких лабиринтов в библиотеке.

— И никаких щупалец, — добавила Карина.

— Спасибо, — кивнул Гленн.

Они все рассмеялись.

Несмотря на ужасные, умопомрачительные события, Роберт был доволен. Конечно, он никогда не станет таким, как персонажи его любимых книг. Как те ребята со сверхъестественными способностями, помогавшими им найти выход из любой ситуации. Но это ничего. Когда Роберт перевелся в школу Лавкрафта, у него не было ни одного друга. Теперь же их трое — или четверо, в зависимости от того, как считать Писка и Скрипа.

Роберт знал, что ему не придется решать проблемы в одиночку.

Его мысли прервало шипение микрофона. Директриса, госпожа Слейтер, забралась на помост, установленный в конце столовой.

— Добрый день, — сказала она. — Не могли бы вы пару минут соблюдать тишину? У меня для вас несколько важных объявлений. — Госпожа Слейтер подкрутила микрофон, настраивая звук. — Во-первых, к моему глубокому сожалению, я вынуждена сообщить вам о том, что один из наших учителей, профессор Гарфилд Гулья, на неопределенное время покинул школу. Профессор Гулья проработал учителем в Данвиче около тридцати лет, и нам всем будет его не хватать. Я уверена, у многих из вас есть вопросы по этому поводу, но сейчас у меня нет ответов на них. Сегодня утром я нашла у себя на столе его заявление об уходе, поэтому до сих пор сама пытаюсь разобраться в ситуации. Надеюсь, вы поддержите меня, пожелав профессору Гулье всего самого лучшего.

Ученики вежливо похлопали в ладоши.

— Теперь перейдем к хорошим новостям, — продолжила директриса. — С радостью хочу сообщить вам о том, что Сара и Сильвия Прайс вчера вечером вернулись домой! С девочками все в порядке, поэтому вы можете больше не волноваться об их судьбе. Давайте же вновь поприветствуем их в школе Лавкрафта!

Сара и Сильвия поднялись по ступеням на помост. Вся столовая разразилась бурными аплодисментами.

Девочки выглядели точно так же, как и в прошлый раз, когда Роберт говорил с ними. Они улыбнулись и помахали одноклассникам.

— Я знаю, вам всем любопытно, что же случилось, но я прошу вас уважать право Сары и Сильвии на личную жизнь. Они расскажут вам обо всем, когда будут готовы. — Слейтер повернулась к близнецам. — А пока что, может быть, вы хотели бы что-нибудь сказать своим соученикам, девочки?

Сара взяла микрофон.

— Хорошо, что мы снова в школе Лавкрафта, — ровным монотонным голосом произнесла она. — Мы должны помнить, что все имеет свою причину, одноклассники. — Сара передала микрофон сестре.

— Именно так. — Голос Сильвии был таким же унылым и безжизненным. — Есть силы в этом мире, понять которые мы не способны. Не следует ставить под сомнение мудрость Великих Древних.

Директриса кивнула и вежливо улыбнулась.

— Ну… да, — сказала она. — Я не вполне уверена в том, что это значит, но мы очень рады, что вы вернулись. Давайте еще раз похлопаем Саре и Сильвии Прайс!

Столовая наполнилась аплодисментами и радостными возгласами. Сестры снова помахали всем и улыбнулись. Спустившись с помоста, они взяли свои подносы с обедом и двинулись по столовой. Многие ребята уступали им дорогу, пропускали вперед, звали присесть за свой столик.

Но Сара и Сильвия не обращали на них внимания. Близняшки протопали по залу, огибая девичьи компании и столики, за которыми сидели мальчишки. Они даже взглядом не удостоили свободные места. Похоже, сестры знали, куда идут.

— Ох, я поверить в это не могу, — пробормотал Гленн.

— А придется, — ухмыльнулась Карина.

— Вот тебе и обычные милые школьные деньки, — вздохнул Роберт.

Наконец Сара и Сильвия Прайс дошли до столика, за которым Роберт обедал вместе со своими новыми друзьями.

Сестры одинаковым жестом указали на свободные стулья.

И хором спросили:

— Можно присесть?

Об авторе

Чарльз Гилман — это псевдоним Джейсона Рекулака. Джейсон живет с женой и детьми в Филадельфии и работает редактором. Когда он не придумывает новую книгу о школе Лавкрафта, то катается на велосипеде по берегу реки Скулкил в поисках двухголовых крыс и других чудовищ.

Об иллюстраторе

Юджин Смит с самого детства мечтал рисовать чудовищ, порождения хаоса и безумия. Сейчас он воплощает свою мечту в Чикаго, штат Иллинойс, где живет с женой Мэри и дочерьми Одри и Вивьен.


Мы чудовищно благодарны:

Дуги Хорнеру, Джону МакГурку, Рону Флэдвуду, Джейн Морли, Джейсону Хеллеру, Дженнифер Джексон, Марии Фредерикс, Стиву Хокенсмиту, Йену Адамсу, Николь де Жакмо, Эрику Смиту, Дэвиду Боргенихту, Бретту Коэну, Монике Хьюлетт, Мэри Эллен Уилсон, Джулии Скотт и Мэри Флак.


Школа Лавкрафта собирает учеников онлайн!

— Загляните на авторскую кухню Чарльза Гилмана!

— Прочитайте интервью с иллюстратором Юджином Смитом!

— Изучите интерактивную карту школы Лавкрафта!

— Узнайте, как ухаживать за двухголовой крысой!

— И многое, многое другое!


Загляните на страничку проекта

lovecraftmiddleschool.com


home | my bookshelf | | Дневник профессора Гаргульи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу